Ламкин Павел: другие произведения.

Халява

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    При встречах с авторитетными людьми науки постоянно натыкаюсь на недоосмысление мифотворчества - творят мифы на горе отечеству!

  Ламкин Павел
  
  
  
  ХАЛЯВА
  или
  сопоставление сказочного материала по теме: "получение бесплатного сыра" у представителей разных народов
  
  Содержание:
  1) Типологический разбор сказок - стр. 1
  2) Некий итог - стр. 31
  3) Приложение: - стр. 33
  
   Стр Стр
  Русские сказки (2) 33 Хантыйская сказка 78
  Армянская сказка 40 Мансийские сказки (2) 79
  Индийская сказка 43 Сказки индейцев Тлинкит (2) 84
  Эстонская сказка 45 Сказка индейцев Цимшиан 92
  Австрийская сказка 46 Сказка Фиджийцев 98
  Английская сказка 48 Нубийская сказка 116
  Сказка из Бирмы 51 Сказка Динко (Нилоты) 120
  Болгарская сказка 53 Японская сказка 121
  Индонезийская сказка 55 Молдавская сказка 123
  Корейская сказка 59 Цыганские сказки (4) 126
  Французская сказка 60 Бурятская сказка 137
  Югославская сказка 62 Сказка горного Алтая 137
  Курдская сказка 64 Якутская сказка 141
  Иракская сказка 68 Долганская сказка 142
  Сказка горных таджиков 72 Ингушская сказка 143
  Афганские сказки (2) 74 Чеченская сказка 148
  Киргизская сказка 76 Карельская сказка 153
  
  
  
  
  Санкт-Петербург 2006 г.
  
  
  
  
  ХАЛЯВА
  или
  сопоставление сказочного материала по теме: "получение бесплатного сыра" у представителей разных народов
  
  02.12.05. на лекции по "Социальной психологии" профессора Анатолия Леонидовича Свентицкого зашел спор о понимании русского счастья, а точнее, о сказочной халяве*, которую мы впитываем с молоком наших матерей. Таким незамысловатым образом Ваш покорный слуга взял на себя непомерный труд разобраться в этом вопросе на базе личной библиотеки и собственной ментальности. Не обессудьте за интроспективный метод повествования. Хочу так же уточнить, что данная статья не является в полном смысле наукообразной.
  Перетрясаемые сказки будут помещены в приложении к данному пальценажимательному труду с соответствующими ссылками.
  Ерема был крив, а Фома з бельмом,
  Ерёма был плешив, а Фома шелудив.
  (Повесть о Фоме и Ерёме)
  
  Вся эта кутерьма началась с обсуждения Русской народной сказки "По щучьему велению", с неё и продолжим (образец взят с "русских народных сказок" серии "Энциклопедия детской литературы" издательства "Тригон" составитель Г.Александрова, отпечатано в 1995 году ОАО "Иван Федоров").
  У некого старика было два умных сына и один дурак, который делать ничего не хочет и обычно отдыхает на печке.
  Смысловой ряд - два обыкновенных персонажа в быту и один отстраненный, не желающий брать на себя ответственность.
  Вот братья уехали на базар, и невесткам удаётся уговорить его сходить за водой посредством обещания вознаграждения. И тут Емеля показывает свою компетентность - он обулся, оделся, взял ведра да топор и пошел на речку. Но когда он зачерпнул вёдра, решил ещё поглядеть, что там в проруби.
  
  Другой бы на его месте просто ушёл по своим делам, а Емеля бытом не загружен, он решил посмотреть не от надобности, а просто из любопытства. И не просто заглянул, а увидев щуку, сразу её поймал - то есть совершил акт свободного мышления, подкрепив его недюжиным навыком ловкости. Кто думает, что я шучу - тот не разу не ловил сам щук, и не снимал их с блесны или крючка, и не выпутывал из сети. Удержать живую щуку сложно, а её поймать голой рукой - кажется, что он не только лежал на печи, а явно что-то ещё делал, такой навык может быть далеко не у каждого. Подтверждается выше уже обозначенная версия - он не брал на себя ответственности как самый младший сын (опять таки матери не обозначено, когда умерла - не сказано).
  И тут случается чудо - щука заговорила человеческим голосом. А Емеле все равно, как будто бы и ничего не случилось, он хочет её сварить как обыкновенную рыбу. А она ему обещает опять подарки (у невесток так получилось его отправить за водой), и Емеля соглашается, но предварительно требует продемонстрировать щучьи возможности. И таким образом получает "наговор" - "по щучьему велению, по моему хотению". Кстати, держит слово и отпускает щуку без всякого удивления, когда ведра сами пошли в гору.
  Что мы тут видим: для него чудеса - это прямо обыденная жизнь, он в них нисколько не сомневается, да и с логикой всё в порядке, на слово не верит, требует продемонстрировать. В чём же он дурак? К тому же он честен - что обещал - то сделал. Интересно, что встречный народ дивится, но не пугается да и злобно не завидует.
  Невесткам ещё нужны дрова, и опять они обещают ему гостинцев от братьев.
  У Емели уже есть "чудо", он, сколько хочет, может их достать, если пожелает, но нет, он соглашается с невестками. Ещё интересно поставить вопрос "про дрова". Как же к нему относились братья? Колоть дрова дело конечно не сложное, но хлопотное. Почему они не нарублены? Невестки тоже уверены, что Емеля с этим справится. Ощущение такое, что этот дурак вполне может справляться и с трудными задачами, но его обычный паттерн поведения - лениться, слыть дураком, он уверен в будущем и о нём не заботится.
  Тут он вспоминает о "чуде" и не пробует получить сразу вознаграждение через оное, а посылает топор за дровами, ему самому неохота.
  Интересно здесь прочувствовать, что происходящее не удивляет невесток, да и отца нигде нет. Но важно услышать другое - Много ли, мало ли времени прошло, а невестки опять просят дров и уже его посылают в лес. И вот тут то он ссылается на них, что это их дело. Но они, похоже, указывают на то, что это не бабское занятие. И опять сулят подарки.
  Где братья? Сколько времени прошло? Перцепция* нереальности.
  Емеля же тем временем садится в сани и требует отворить ему ворота. Невестки удивлены, что он не взял лошадь, но слушают его.
  Тут выясняется, что наш герой городской житель, и проезжая по улицам он давит много народу, который не пугается его безлошадной повозки, а собирается его побить. Но Емеля хоть и дурак, а оказывается это-то и предвидел и на обратном пути захватывает с собой дубинку.
  Что бы сделал деревенский житель - спалил бы избу колдуна (до сих пор такое происходит), а здесь нет. В городе удивляются и злятся, и не более. Встаёт вопрос - когда была составлена эта русская народная сказка? Можно, конечно, и перекрестится, надеюсь, не затрону этим Анатолия Леонидовича, но мне кажется, речь идет о неком техническом прогрессе и его народном осмыслении. Тогда Емеля - дурак - не кто иной как изобретатель, и сидение на печи - не более как аллегория - он занимается тем, что другие считают пустым делом. Выйдите в народ - да вы и сейчас услышите, что большинство наших академиков дураки и ничем путным не занимаются. Чем Вы занимаетесь, Анатолий Леонидович?
  Ах, как интересно взглянуть и вслушаться в это понятие - "сидеть на печи"! Уклад до революции был строгий, на печи лежали старики - главы семьи или болезные (особо опекаемые). Прочувствуйте это. А Емелю просят заниматься делами, которые болящий сделать не способен, да и отец у него есть (старик), и старшие братья. Но для хоть какой-то объективизации стоит упомянуть известного оппонента (в конкретном случае) - В.Я. Проппа. В своей диссертации "Исторические корни волшебных сказок" выше указанный гражданин достаточно обоснованно приводит к тому, что аллегория сидения на печи - не что иное как умирание, и "печь" тогда - это могила. При таком ракурсе этот "миф" (сказка, более тесно связанная с социальной организацией народа - В.Я.Пропп) может раскручиваться и осмысливаться несколько по - другому. Но Д.К.Зеленин в своих трудах и критике других сказкоосмыслителей, с моей точки зрения, правильно указывает на то влияние при мифообразовании социальной истории и обстановки. Поэтому, уважаемые, мы продолжим в той же манере.
  
  
  Долго ли коротко ли, а прознал царь об Емеле. И шлёт за ним офицера, которого тот отдубасил за эгоцентрическое и авторитарное поведение.
  Вот вам и здрасте! Время царя и офицерского звания! Так это время зарождения капитализма как минимум. Часть непоняток отлетает как шелуха от ядрышка семечка. Это время появления необычных изобретений в городе. А в каком городе жил царь во времена офицерства? Не Москва - уже точно. Петербург - батюшка! Да так мы можем и прототип этой сказки найти. Ах ты, моя технически-историческая необразованность...
  А далее царь посылает наибольшего вельможу. А тот-то хитер - всё у невестушек выспросил. И уговорил - таки Емелюшку, да за красный кафтан, за сапоги и шапочку посетить государя.
  Вы слышите? Царь не решает проблему силой. Вы чувствуете? Емеле нет дела до царя. Вы видите? Красный кафтан, шапка, сапоги - это некое признание на самом высоком уровне. Ну конечно, ещё можно решить, что дурак никак не может додуматься, что он уже давно самодостаточен, ему просто нужно пожелать.
  Емеля подумал-подумал и выехал на печи до государя, развалив при этом свой дом. Царь смотрит - дивится, кто же это такой? Но, узнав кто, говорит: так, мол и сяк, "много жалоб на тебя, Емеля". А оный оправдывается, сами, таво, под повозку лезли, и ему это сходит с рук.
  Какой-то дурак не дурак, показал себя во всей красе, дал ощутить свою мощь правителю, аж треск слышался. Ведь не пошел обыкновенным способом, когда его смогли бы и запросто так в застенок отправить, хотя для него это всё равно не страшно. Царь - народный судья, поделать ничего не может, или внутри себя оправдывает. Но про кафтан и сапоги ничего не говорится. Что же для людей того времени наивысшие признание?
  Но увидал наш молодой гражданин во дворце Марью - царскую дочку, и, как следствие, по щучьему велению она в него влюбилась. Дочь государя в любовной истерии - хочет за Емелю замуж. А царь ведь тоже человек, от любви к дочери забедовал. И уже требует Емелю у вельможи живого или мертвого.
  Вы чувствуете - это развенчание царя - он такой же как мы, хоть и наделён властью. Да ещё к тому же слаб. По любви браки в то время почти не совершались, как отец сказал, так и будет. А здесь наивысшая власть ничего со своей дочерью поделать не может. И опять таки не самостоятельно, а через кого-то пробует разрешить проблему.
  Наибольший вельможа споил нашего героя и в пьяном состоянии доставил к царю.
  Ну вот, не любим мы чиновников - не вельможа, а змий - искуситель, портивший всё, к чему прикасается. Каким человек бывает, когда он не живой и не мёртвый? Пьяным! Какое мудрое указание - мы живём в стране не живых и не мертвых людей. Пьянство - это ведь уход от реальности.
  Царь тотчас велел посадить Емелю и Марью-царевну в бочку и бросить в море.
  Ну, опять царь даже в своей любви к дочери несостоятелен. Аффективный тип личности. Хотя не убил же Емелю - другими словами, он инкогнито выставил из страны свою дочь с её возлюбленным, без каких бы-то средств к существованию. Вообще, этот поворот библейский - образ испытания "героев" - Моисей в младенчестве отправлен в корзиночке по реке, король Артур убирает своего старшего сына во избежании гибели Британии, Пушкинская сказка о короле Салтане. В традиционном православном восприятии это как избиение младенцев Иродом - акт чрезмерной несправедливости.
  Очнулся Емелюшка, спрашивает: "Где я?". А Марьюшка - то отвечает: "Скучно здесь и тошно! Нас в бочку засадили". А Емеля: "А ты-то кто?".
  Видеть, слышать или ощущать, что вы предпочитаете? А вот царевна чувствует скуку, и ей не страшно, а тошно рядом с возлюбленным. Кого-то мне это из недавне живущих напоминает. Да и Емеля себя воспринимает обманутым - по пьянке обженили.
  По щучьему велению они оказываются на солнечном пляже. Но Марьюшке этого недостаточно, она жить привычным способом хочет и видит, что это возможно уговаривая Емелю. Тут возникает собственный дворец, а Марье этого мало - она хочет красивого мужа - Емеля им становится, что ни в сказке сказать, ни пером описать.
  Марьюшка оказалась умнее старухи из сказки "о золотой рыбке"*, умнее принцессы Ди, она кузнец своего счастья - полюбила дурака, да сделала умником и красавцем всем на зависть. Да и Емеля не чувствует себя несчастливо. Вывод - в этой сказке женщины формируют мужчину: невестки манили подарками (краткосрочная мотивация), а царевна формировала Емелину мотивацию в привязке на будущую жизнь. Тут бы и сказке конец, да существует страшный эпилог, почти точно указывающий на дату возникновения этой сказки и на то почему она нам настолько известна и распространена.
  
  Это чуть ли не литературная сказка с высокообразованным автором, который удачно подстроился под народный стиль. Только вот не знаем имени, хотя уже понятно, кто.
  Как-то ехал царь по бережку на охоту и видит дворец.
  - Это что за невежа без дозволения, на моей земле такую дачу отгрохал?
  Послы побежали, а Емеля желает видеть лично Царя.
  Для нашего "горожанина" царь - уже ровня, и посредники ему не нужны.
  Царь ест, пьёт в гостях, да всё удивляется, как здесь всё схвачено. Кто же это перед ним? Тут Емеля открывается и говорит: Захочу - всё твоё царство пожгу и разорю.
  Не знаю как другие, а я смело могу утверждать с большой долей вероятности, что эта сказка написана перед революцией. Сложили и запустили её в народ люди, склонные к вооружённому восстанию, возможно также, что в период появления автомобиля, например, разночинцы. После семнадцатого года её содержание приобрело новую актуальность, и часто стало цитироваться. Вообще, издаваемый в то время подбор сказок весьма однозначен, и говорит о том, что к этому очень внимательно относились, не то, что сейчас (имеется в виду период примерно с тридцатых до семидесятых годов).
  К тому же, большинство чекистов любили брать жен из дворянок. Эта сказка лингвистическое оружие наших прадедушек или прабабушек, в ней очень много эмансипированных подвижек сознания, в доступной и корректной форме.
  Вывод: содержание указывает, что всё возможно, надо только верить в своё будущее, быть внимательным и открытым для "удобного" случая и уметь желать. Оно явно направлено на интернальный* тип мышления и возможно, формирует его. Деревенскому ребенку понятно - лежание на печи и нежелание чего-либо делать - это не значит не умение.
  В городском же сознании ловить рыбу руками, колоть и рубить дрова - это лишь некий знак, например, как "бить баклуши". Если кто думает, что это как зажигать электрическую плиту, пускай из берёзы попробует выстругать заготовку для ложки - баклушу, это не тоже самое, что сидеть перед телевизором. Да и сказка выдумана для деревенского жителя.
  
  
  
  А имена? Марья - понятно, положительный образ, хоть не святая. Емеля - "мели Емеля твоя неделя" - смутьян, да ещё какой, надо же, вздумал пугать царя. Не Пугачёв ли? Конечно, Пугачёв не прототип, но вероятней всего, герой назван в честь него.
  Уважаемые, если после всего прочитанного у вас есть хоть какая-то доля согласия с повествуемым, то вам будет понятно моё мнение, что в этой сказке разбирается не сама обыденная лень, а нежелание брать инициативу в свои руки и отвечать за своё будущее. Рассматривается индивид со слабой невыстроенной мотивацией, но тонкочувствующий и умеющий выявлять ситуации и время, когда он может наиболее интенсивно проявить себя для своего дальнейшего благополучия. И если просчитывать Емелю в свете концепции акцентуаций*, то его можно отнести к стероидному демонстрирующему типу, у которого нестабильная самооценка, постоянно стремящаяся к нулю - "дурак", но он любит показать себя, правда, только при определённой мотивации - посула подарков или при ситуации угрозы. Ему государство не нужно, но чтобы "фраернуться" на людях и перед царём, он хвастает: "захочу - погромлю и разорю", и ведь по заданным условиям повествования может, а далее становится "царём". Эта сказка-провокация для бунтарей при царском режиме. Думается, что такие сказки придумывались осознанно, и возможно, обсуждались в революционных кружках, тогда становится понятным, почему за политические анекдоты в сталинские времена давали десять лет ссылки.
  Ударившись в чтение фольклорного материала, для выяснения вопроса получения "задарма" у русского народа, я натолкнулся на огромнейший дореволюционный пласт сказок-легенд, который основывается на религиозном восприятии мира, ничего общего почти не имеющий со сказками издаваемыми для детей, во время советского периода. Интересно разобрать признаки, за что даётся вознаграждение в этих сказках, ведь они, в общем-то, похожи друг на друга. Кроме того, это будет справедливо по отношению к русскому этносу, который так часто принижается западными сказковедами. Материал мы возьмём из сборника "Народные русские легенды А.Н.Афанасьева", Новосибирск, "Наука" Сибирское отделение, 1990 год - самое первое повествование с откровенным названием - "Кто меньше желает, тому больше даётся".
  
  Каждое предложение разбирать не будем, чтобы не тратить драгоценного времени, а пройдёмся галопом по Европам, в ключевых позициях сказки, по данному вопросу, благо, Европа по размеру как наша (ещё) Якутия. Текст сказания, как водится, помещён в приложении.
  Опять братское триединство, и ничего - то они не имели кроме грушёвого дерева (интересно, что не яблочного - уход от мифа о грехопадении), которое по очереди сторожили, а когда не были этим заняты - шли на заработки. И вот Бог посылает своего Ангела узнать, как живут братья.
  Здесь - ключ этих сказок, почему они и зовутся легендами. Бог и Ангелы среди нас, так М.Н. Спиранский определяет подобные легенды как "рассказ народно-религиозного содержания". Такая частая трактовка христиан - и не является национальной особенностью русских, в данном сборнике имеется масса ссылок на немецких авторов собирателей своего фольклора по аналогиям сюжета.
  Ангелу не важно, в каких условиях живут его подопечные, он их проверяет на сострадание и доброту (скорее щедрость) - просит у каждого одну грушу. Каждый из братьев дает плод из своей доли и ссылается на то, что из чужого давать не имеет право. Интересно отметить, что он приходит в виде нищего, от которого вещественной благодарности ждать не приходится. Далее, уже монахом, ангел как бы награждает братьев по их желаниям вином, овцами, женою.
  Скорее, это испытание ближайшими потребностями. Большой бурливый поток - это иносказание часто под собой обозначающее истины, важные жизненные события, то, чем наполнена суть нашей жизни, а старший брат из него делает вино, которое употребляет сам и продаёт, по-видимому, другим. Здесь спрятана матрёшка смыслов для "продвинутых", так как символы кочуют по народам. Старший - феодал упивается жизнью и других опьяняет тем, что далось ему свыше. Средний - капиталист - из вестей (голубь символ светлой надежды, известия) делает овец для заклания и снимает сливки, производя сыр и масло. Младший же достатка не желает, а хочет только соединится с праведной христианской кровью. Мини - сюжет, как бедняку опять досталась царская (от Бога) дочка, разбирать не будем, хоть он достоин этого, но не по взятой нами теме (интересно, как эта сказка перекликается с произведением Дэна Брауна "Код Давинчи"). Младший сын в русской традиции - это, с одной стороны, не приемственик, но, с другой, более близкий к родовым корням - "истинный", чаще оберегаемый персонаж.
  И вот Господь по истечению года, опять отправляет Ангела на проверку сирот - нужна ли им помощь (а дальше внимательно следите в чём оказалась эта помощь). И снова "нищий" - Ангел просит подаяния от того, что у тех есть. Старший чарки не дает, "А то ещё иссохнет ручей", и, как следствие, все теряет. Средний под тем же предлогом отказывает в сыре, и оба они вновь оказываются под старой отцовской грушею. Младший пускает в свою бедную хижину переночевать и готовит для гостя хлеб из коры, который чудесным образом превращается в настоящий хлеб, и обыкновенная вода, предложенная гостю, становится вином. После чего сей сын в награду получает дворец с избытком и живет до конца дней своих счастливо.
  То есть - вывод - "бесплатное вознаграждение" дается, по этой русской сказке, за бескорыстную чуткость к ближнему и доброту. Типажность подобных сказок велика. Они не призывают к бурной деятельности, но выводят главный критерий этой жизни - "добросердечие". В наш прогмастический век это многим не кажется актуальным. Углубляться в эту тему - значит, уподобится теологам, мы же взялись совсем за другое. Но интересно мнение Эриха Фрома, что характеры - типичны. По его раскладке характеров старшие братья сначала имели "Рецептивную" ориентацию своего поведения, а далее перешли на "Стяжательскую". А младший с "Рецептивной" оринтации своей жизни сразу перешел на "Плодотворную"*.
  Посыл написания этого труда состоял в том, что я не согласен был с заявленным, что только у русского народа есть понятие сказочной дармовщинки. Спорили бегло, навскидку вытаскивая из заоблачного детства героев затрёпанных книжек. Об "Мане Небесной" из Библии даже не вспоминали. Перебирая по-быстрому доступную литературу, нашел "Книгу кладов" СПб "Северо-запад" Республиканское издательство детской и юношеской литературы "Лицей" 1995 - это сборник сказок, преданий, легенд разных народов составленный А. Тихомировой. Углубился в чтение. И вот армянская сказка "О лентяе".
  Вводная - лентяй из лентяев, ради любопытства, отправляется на тягловом животным с отцом на пахоту. А когда папа уходит за едой, ради интереса начинает погонять волов, которые цепляют лемехом за что-то. Сыночку захотелось узнать, за что именно, и он находит сорок кувшинов с золотом и четырьмя разновесами. Парень понимает, что если рассказать о кладе родителю, то придётся начать работать.
  
  Так этот детина почище Емели будет, но имеется одно яркое общее качество - любопытство, которое Емеля использовал всего единожды, а армянчик - трижды. Но акцент не на этом, а на сохранении найденного. То есть на "Стяжательском типе характера".
  Сначала он дважды хотел отдать всё старосте, но в последний момент передумывал. Далее, как самое ценное, четыре разновеса он захотел подарить царю (почему и намёка нет), но мать подменила их черепками.
  Этот молодой армянин, в критической ситуации сообразителен и зачатки "Рецептивных" желаний имеет. Но мать его откровенно подставила, не задумываясь, под плаху. И превращается это всё в то, что он взялся за обыденный "ум", это уже можно рассматривать как "Рыночную" ориентацию характера. Женился и завёл хозяйство. С неба упало три яблока: одно рассказчику два слушателям.
  Ну, вот и мы что-то поимели, прочтя эту сказку. Итог - делиться ни с кем ничем не надо, особенно с властью.
  Вывод: повествование говорит о сохранении найденного, и любопытстве, а для вознаграждения никаких заслуг не требуется. Узнавай, что откуда - и получишь своё, только ни с кем не делись, а то всё потеряешь. Сорок и четыре - для меня символика не ясна, находил ссылки на магическое число. На востоке, в арабском мире в сказках всё считается сороковниками (клинопись имела сорок букв, не оттуда ли?). У нас шубу шили именно из сорока куниц, не думаю что это случайно. Когда говорят о покойнике - "сорок дней" - это понятно - мистический ряд представлений о жизнедеятельности души после смерти. Но костанедчину надстраивать в смыслах не будем (не всегда легко вяжется). Здесь же ни о каких навыках, ни о добродетелях основного героя не говорится (Емеля, в общем-то, ими тоже обделён, хотя он покладист). Это позволяет сделать ещё одно заключение, что это повествование несёт на себе элементы дохристианского мировоззрения. Д.К. Зеленин в своей статье о "Религиозно - магической функции фольклорных сказок" в пятой главе указывает на признак поклонения демонам, который, впрочем, может находиться и в более поздних народных и даже литературных повествованиях. Сам признак - это - окончание сказки благопожеланием рассказчику и слушателям. Зеленин исходит из того, что сказка - это дань духам - "Выслушав сказку, демоны должны быть в добром расположении и будут реагировать на просьбу". Если заинтересовались, читайте сами, мне было интересно.
  А вот индийская сказка "За чужим счастьем не гонись, или счастье счастливому" - это уже сказка о чисто дармовом благополучии, и "халява" как слово здесь не очень уместно, так как частично несёт на себе негативный оттенок, скорее уместно говорить о "манне небесной".
  Два брамина - один богатый, другой бедный. Ничем больше не отличаются. Богатый делал всё, чтобы было хорошо, но это не увенчалось успехом. Бедный делал то, что мог, и был вознаграждён, и потом поделился с богатым.
  Читайте в приложении, всё в названии. Как любое религиозное мышление (опираюсь, в основном, на информацию из пяти основных духовных концепций) характер этих героев можно отнести к "Рецептивной" форме, но в этом рассказе нет жестких нравоучений, типа был добр, за это и получил.
  Эстонское оружие, в виде сказки, полностью тянет на "халяву" со всеми его негативными признаками. "Говорящее дерево" - это не только повествование о найденных сокровищах, это законспектированный принцип эстонской политики. Более того, хотя сама сказка маленькая, она может быть вполне исторической и описывать революционные события уже нашей родины.
  Итак, некий вооруженный охотник, пошёл добывать себе пропитание и заблудился у какого-то огромного озера. Вот интересно у какого? У меня ощущение, что оно расположено в Европе, у Финского залива. Оттуда вылез дракон и просит не убивать его, а стрелять в другого - большего, который может съесть уже вылезшего, а также рассказывает как убить - "целься в белое пятно на груди".
  Даже признак белых и красных почти указан! Сколько уже копий сломано в предположениях - кто такие латышские стрелки? Думаю, что есть документы, хранящие эту информацию. Но в разных книгах об этом периоде говорят не только об латышах, но и обо всех прибалтах и немцах, иногда даже включают финнов. Ну да ладно, вернёмся к сказке.
  Дракон вдувает в рот убийце (и в тоже время его спасителю) некую мудрость, после которой тот идет в свой лес и под огромным деревом вырывает золотое блюдо с монетами.
  Вся прибалтика поклонялась, несмотря на христианство, дубам как святым древам и оставляла под ними свои дары. Этот охотник нарушил табу, и забрал ранее оставленное, может, даже им самим и его предками. А его братья вообще срубили это дерево и сделали из него косяк двери.
  В перестройку меня поразила логика эстонцев, когда я был у них в гостях, они говорили о проклятых русских коммунистах, порубивших все их святые дубы "на гробы" (шутка из Высоцкого). Думаю, коммунисты большей частью были эстонские. Почему-то, когда я говорил о порушенных храмах, на молодых эстонцев это не производило никакого впечатления, хотя аналогия вполне определённая.
  Дуб в Прибалтике - это некий символ родины. Они из родины сделали "двери" и хозяйство их размножилось. Конечно, "Рыночная" ориентация
  Австрийское отношение к незаслуженному богатству резко отрицательное и характерно выражено в сказке "Кобольд". Что удивляет, даже труд шахтера, пускай незатейливого, не считается работой так таковой. Самое наказуемое действие в этой повести, это случайный рассказ постороннему технологии получения достатка. Фактически, это повествование противоположное, сказке "По щучьему велению", не то что царская дочь влюбилась, а даже самая бедная девушка не захотела за Кобольда замуж - апокалипсис личности.
  Что пропагандируется? Труд, сообразительность, и умение сохранить полученное - некий винегрет неплодотворных ориентаций характера. А то, что некий металл, месторождения которого быстро исчерпались в Австрии, носит название одного из основных персонажей - по моему, говорит о некой исторической основе.
  Английский вариант "халявы" поведан в сказке о "Пещере короля Артура": Ничем не примечательный юноша, решил податься на заработки. По дороге он встречает прохожего старичка, который указывает путь к сокровищу, взамен ничего не требуя (по-видимому, Мерлин). И первый раз сокровища были вынесены - несколько горстей золотых монет. Вторая попытка набрать побольше оказывается неудачной, но заканчивается только лишь крутыми побоями и нежеланием пробовать ещё раз, так как он остался калекой.
  Выделяемые особенности юноши отсутствуют. Необходимость, чтоб заметили - посох из орешника - лещина характеризует воду, а противоположности черт характера это великодушность и способность обмануть. Эти древне-британские символы мне почти не добавляют информации. Порочное качество - жадность и, как её следствие, невнимательность к заговору. Эта сказка больше напоминание об аксиоме бритов "Король Артур жив" с элементами друидического учения, и уже разрозненными остатками, некого, знания, которое рассказчики уже сами позабыли. Важно вспомнить, что сказание у бритов несли историческую и инициирующую информацию, но по хроникам барды (низшая ступень друидического звания распространяющие легенды) были уничтожены англосаксами на уровне шестнадцатого века. Аналогизируя, легко вспомнить преследование скоморохов в России. Что важно, в тексте проповедуется (из того, что доступно пониманию) стремление быть аккуратным и внимательным, не жадным, стараться использовать все свои возможности - второго раза может и не быть. Вы способны разглядеть "ориентацию" характера по Фрому? "Эксплуататорская", но как-то очень не выразительно.
  Сказку "Чудесный петух" (Бирма) взял из своего детства, из очень затрепанной и протертой почти до дыр книжки "Волшебная кисть - сказки зарубежных стран" под редакцией Виктора Вадаева, изданной Государственным Издательством Детской Литературы Министерства просвещения РСФСР в Москве в 1962 году.
  Два родственника - один богатый, другой бедный. Бедный восхищается богатым, и надеется на его помощь. А тот пользуется незнанием и находками бедного для своего обогащения, презирая своего "благодетеля". Дармовое богатство, уже отданное богатому, возвращается случайным образом к сыновьям бедного. И бедный понимает, что его дальний родственник - жулик, и можно вполне обойтись без него. Дети бедного начинают учиться и достигают какого-то благополучия.
  Очень актуальная сказка для наших нерусских гостарбайтеров. Указывает на то, что надо учиться, быть сведущим. Особых признаков для получения "халявы" не выделено, хотя отмечается вежливость детей бедного. Касаться характеров не будем во избежание повторений.
  В болгарском разделе нашёл даже два текста, годных для разбора и расставляющих несколько разные акценты в повествовании. Решил выбрать тот, что наименее знаком широкой публике (Удача), кроме того, эта сказка мне нравится соотношением интернальности и экстернальности пропагандируемого образа мышления, наверно, это мне просто свойственно.
  Два богача решили выяснить, насколько деньги влияют на удачливость и благополучие. Выбрали беднейшего мужичишку в одной из деревушек и два раза на халяву ему давали денег, один раз меньше другой раз больше. Он проявил всего лишь одну стратегию - часть потратить на необходимое, другую спрятать на будущее. Оба раза он потерял оставшийся капитал, явно по глупости, но всё-таки не предсказуемо. Тогда ему дали две пули, намекая, что жить ему как неудачнику нечего. И вот тут то мужик проявил инициативу, удача не сразу далась ему в руки, кроме того, он протратился на средства труда, необходимые для получения достатка. А найденное, в данном случае камень, не просто продал, а с его помощью стал царём.
  Это - капиталистически революционная сказка, хотя призывает не воевать, а брать счастье в свои руки. Символы - пули для ловли рыбы в сети (вместо отвесов) на это явно указывают. Составили сказку и пустили в народ явно образованные и интеллигентные люди, не желающие кровопролития. Сказка замечательная, актуальная и доходчивая. Читайте.
  Индонезийская глава привела меня в сущий восторг, так как я нашел сказку настоящего суфийского мастера (и в этом смысле её трудно назвать народной) - "Пара домашних туфель" - полностью отвечающую необходимым для отбора требованиям. Она в одном образе включает в себя сразу два мировоззрения - мусульманское и, более заувалированное, буддийское. Кроме того, её образы созвучны "сказке о золотой рыбке", но без тех акцентов которые не позволили бы нам её рассмотреть. По Спиранскому вообще, это - легенда, но, прочитав её, вы поймете, насколько абсурдно так называть подобный текст. Определения все-таки бывают ограничивающими условностями. И это произведение как нельзя более кстати оправдывает рассмотрение второго мною уже обсужденного шедевра русской народной классики. Требований для выполнения желаний персонажей, вообще никаких, вера в Бога подразумевается сама собой.
  Для атеистов, от психологии, этот текст тоже должен считаться весьма продвинутым, так как в нём, за задником повествования, рассматриваются варианты возможных поведенческих стратегий, а именно интернального и экстернального типов мышления на определённом месте, при определенных обстоятельствах. Экстернальности, то есть взятия на себя ответственности за свою жизнь, главные герои не берут никакой, даже в самых благоприятных условиях, когда муж становится раджой. Но сказка, хоть и не откровенно, содержит упрёк главным персонажам за это. Отношение жены к мужу - ну, это вообще смысловой многогранник, блистающий на всех уровнях осмысления (во всяком случае, доступных мне), пусть меня не осудят желающие доминировать эмансипированные особы. Жену можно рассматривать как "душу" а мужа как "тело" - и это при изложении исламской традиции. Невероятно! (крик восхищения) Но мы здесь не занимаемся религиоведеньем. А аналогии с жизненными стратегиями по Эриху Фрому не прослеживаются или выглядят весьма натянутыми.
  Почему её трудно назвать многоавторской - то есть народной - ощущается продвинутая индивидуальность автора или рассказчика. Продолжим...
  Корейское счастье превращается из-за жадности героя в трагедию. В сказке "Жадный Пак" персонаж, получая богатство, умирает от голода. Нечего было быть стяжателем.
  Но вот Французкая сказище "Весёлый Жанно и волшебная флейта" тянет на революционный аналог "По щучьему велению", но написанный раньше. В чём разница? Здесь не щука, а старушка, не недоверчивость, а просто щедрость и ленью даже не пахнет, но вот наглостью Жанно превосходит Емелю во сто крат. В этом повествовании можно найти даже намёк на гильотину, правда, очень дальний. Вероятно, что и про Емелю могли сочинить опираясь на похожие варианты народотворчества. Жанно, в отличии от Емельяна, служит, даже опрокидывая виселицу.
  Про "волшебную лампу и Аладдина" вспоминали ещё на лекции, поэтому здесь её перетрясывать не будем, тем более, что существуют югославский отдаленный аналог (по ключевым моментам сказания) - "Мальчик с девятью подсвечниками". Страны уже нет, а сказки приписываемые ей вошли в историю. Дармовое счастье описывается там? - Несомненно. Какие черты характера позволили это получить - тщательность - "не получилось что-то, так попробуем другое". Причем такая стратегия - не опускание рук при неудаче - подчеркивается не единожды. Что ещё интересно - все действия не приводят к смене власти, но не дают ей погубить своё счастье. Конечно, можно найти намёки на рабство в отдалённых краях главного персонажа, но это не основное, важен успешный исход.
  Бихеварийский подход к воспитанию ленивых взят из серии "сказки и мифы народов востока" "Курдские сказки, легенды и предания" издательство "Наука" главная редакция восточной литературы. Москва 1989г. текст под номером 87 - "Лентяи из Багдада". Очаровательно! Блистательно! Восхитительно! Какие эпитеты ещё можно придумать? И почти без чудес. Концовка правильная, без бунта, и опрокидывания власти. Вах! И лентяй то переучился, отец дочь признал. Но жене лентяя не тянет как-то завидовать. Всётаки есть элементы похожести на Емелю. Халява для лентяя, особенно в начале, к концу халявщик стал человеком с большой буквы (и не через силовой захват власти) - вот так. Армянский вариант грубее. Правда? "Ориентации характера Фрома" - не работают.
  "Восток - дело тонкое" - эту цитату как нельзя лучше подтверждает текст из не так давно вышедшей книжки "Сказки и предания Ирака" издательство "Наука" Главная редакция восточной литературы, Москва 1990 год - сказка под номером 27 - "Хамхум". Ну просто хамская халява, всё, что было до этого, точно переплюнули. Следует уточнить, что национальный состав Ирака не однороден (армяне, курды, арабы, туркмены, турки, ассирийцы), кроме того, там существует наравне с телевизором (во всяком случае, в семидесятых годах прошлого века, когда происходил сбор текстов) живая традиция рассказывать сказки.
  Главный персонаж вообще ничего, кроме как кушать не может, он совершенно неадекватен - глуп и любопытства нет, но удача преследует его. За что? Какие черты мы можем выявить у сына бедной старухи? Он радушно принимает свою судьбу, и ждет от неё только хорошее, он верит окружающим людям, и если его упрашивают - идёт навстречу, он визуаливизирует свои положительные мечты, при этом ещё в меру злобен. На этом фоне его безумно любит мать и поддерживает во всём.
  Когда возникла эта сказка? Не могу точно предположить, но это чистая психология, пришедшая к нам из Америки. Технология положительного или позитивистского мышления. На чём же ломается "герой" - на низкой самооценке - он, мол, недостоин такой невесты. Но змея-психолог разубеждает его в этом и он одномоментно на следующее утро становится по настоящему "крутым". И на "халяву" женится на принцесе, а через восемь дней вспоминает маму, которая его не узнаёт, но он её забирает в свой дворец.
  Вывод - сказка, вероятнее всего, недавно возникшая, с атавистическими элементами езидов, проповедующих смесь язычества, зороастризма, христианства и ислама. Да, в ней полно положительных моментов! Конечно, по поводу религии - это как пальцем указать в небо, диаметрально ошибиться трудно. Но доказывать эту позицию не будем. Интересна перекличка сюжетного оборота со змеями в сравнении с эстонской сказкой (там были драконы). И после всего этого - случайна ли - смена власти в Ираке?
  В сборнике "Сказки и легенды горных таджиков" из серии "Сказки и мифы народов востока" ("Наука", Главная редакция восточной литературы, Москва, 1990 год) чистой изолированной или откровенной халявности я не нашёл. Всё время акценты другие, то на хитрости, то на наследстве, то на красоте главного персонажа. Размышляя о доступных вариантах, все-таки решил обсудить один. Сюжетный ряд, похоже, заимствован из европейской сказки "храбрый портняжка повелитель великанов", но ярко переосмыслен в местной традиции. "Ишмахмад-богатырь", текст под номером 19, повествует о персонаже, который бахвалится сам перед собой о псевдоподвигах и записывает их на своём посохе. В результате его пугаются "настоящие" дивы и дают ему выкуп (халява), а вот дальше он проявляет массу сообразительности, чтобы удержать это сокровище и остаться в живых. В результате избавляется и от рэкетира своего дома.
  Перелопачивая подобный предыдущему сборник под заглавием "Афганские сказки и легенды" ("Наука", Главная редакция восточной литературы, Москва, 1972 год) я сначала тоже разочаровался, ну, нехалявные сказки - и всё тут. Насилие кругом, если и есть описание халявы, то как невразумительная мелочь на заднике картины, её представлять - это всё равно что натягивать статистику. Но тут, проговаривая рассуждения в голове, я словил инсайт. Сказка под номером 28 "Будь милосерден" - явно суфийская история, описывающая отношение к дармовому, не заслуженному вознаграждению.
  Некому обречённому больному врач порекомендовал делать всё, что он пожелает. Ну, тот и дал тумака шейху. Шейх побоялся отреагировать адекватно, так как понял, что перед ним нездоровый человек, и он решил отвести его в суд. Судья рассудил - ответчик заслуживает снисхождения, так как ущербный, и потерпевший должен отдать ему три золотых. А в это время болезный наносит удар по голове судье и требует увеличения поощрения. Далее идет разбор между шейхом и судьей - следствие - ответчик получает желанные, халявные шесть золотых.
  Чтобы ощутить смысловые грани данного повествования, необходимо знать что "шейх" - это некое духовное звание, позволяющее судить от имени Аллаха. Тогда в этом небольшом рассказе мы как в матрешке начинаем находить неожиданные подтексты. Нам же в этом шедевре необходимо выловить отношение к незаслуженному, а оно лежит на поверхности: только ущербный достоин халявы ради милостыни. Этот вывод меня очень удивил, так как история Афганистана не может подтвердить, что там бытует повсеместно это мнение. Так сказка за номером 31 "О нахальном верблюде" оказалась в этом моём скромном повествовании. Её контекст прост - сильный всегда прав. Верблюд же поел на халяву, и это приветствуется как должное. Для меня интересно то, что первый текст не перечит второму, и даже более, в первом существует объяснение, почему к этому можно относиться спокойно и рационально - "Если не будет камня, то никто не сможет найти жемчужину". Фактически применяя эту философию можно сделать вывод - тот, кто полагается только на силу - ущербен, его надо жалеть, целее будешь. Становится понятно, почему считают, что на незагосударственных территориях существуют суфийские продвинутые секты. Там нет ограничивающих поведение законов (не путайте с нормами) - "хочешь убивать - убивай, над тобой только Бог, он рассудит и воздаст, и меня не суди, когда я убью тебя в отместку". С возражающими спорить не буду, но выслушаю их мнение.
  "Киргизские народные сказки", "Киргизское Государственное Учебно-педагогическое издательство", Фрунзе, 1963 год - эта книжка дала мне сказку "Богатство, счастье и ум". В этом народном осмыслении утверждается, что дармовое богатство без ума далеко не благо. А счастье, свойственное олигофренам (слабоумным), не вызывает зависти.
  Читая сборники сказок разных народов, я вновь и вновь приходил к мысли, что понятия "дармавщинки" людям в тяжелых окружающих условиях не свойственно. Какая "халява", если необходимо что-то уметь, а полученное как-то реализовать? Остап Бендер - халявщик или нет? Между тем, это современная "сказка", реализуемая в действии многочисленными "предпринимателями" нашей страны. Только лишь нашей? Ведь всё-таки его пути заработка - это легкие деньги, объём денежной массы не сопоставим с затратами. Где та грань, что отделяет "халяву" от вознаграждения по заслугам?
  Халява или дармовщинка - это получение чего-то значительного без сопоставимых с этой значимостью затрат на право пользования. Выигрыш в лотерею или "однорукого бандита" - несомненно халява. Но если день за днём "гражданин" спускает и деньги и время на занятие этим, то под определение "халява" уже подпадает заработок владельца "лотереи" или аппарата Джекпота.
  Следующий сказочный сборник из серии "Сказки и мифы народов востока" - "Мифы, предания, сказки хантов и манси" ("Наука", Главная редакция восточной литературы, Москва. 1990 год). Думаю, некое предисловие желательно. С живым хантом я был знаком, работая монтажником в Сургуте в восемнадцать лет. Какая характеристика этого человека - держится отчужденно, на контакты чаще не идет, логика разорванная - не было понятно, из чего он исходит при том или ином действии. Вот так и в сказках этого издания. У манси еще, куда ни шло, а у хантов - непонятно. То есть мне часто не ясна логика повествования в их сказках и легендах, или она прослеживается пунктиром. Вам известно, что ханты снимали скальпы со своих врагов? Нет, они не агрессивны, как и манси. Но по сказкам этого не скажешь - они охотники. В параллелизмы размышлений (об американских индейцах) пока залезать не буду, по языку они родственники финнов и венгров. Что важно помнить об уграх и вогулах, это старое название хантов и манси: в 1484 году установилась вассальная зависимость сибирских князей от российского государства; эти немногочисленные народы живут, часто и до сих пор, в трудных условиях тайги отдельными семьями охотой и рыболовством; институт шаманства развит слабо; ханты - промышляют в более северных районах, манси в южных. Как хантов, так и манси сибиряки (обрусевшее население - винегрет национальностей) считают ленивыми, кроме того, манси заслужили репутацию хитрованов (в сказках это подтверждается). Браки между этими национальностями часты, но внешне - среднестатистически фенотипически они различны. Манси более округлы и ускоглазы, менее высокорослы. Средний рост хантов около 160 см. Следует отметить особенность "содержания" младенцев у этих народов: их помещают в специальный берестяной кузовок с насыпанными гнилушками, для испражнений, кормят и периодически меняют "насыпку". В таких кузовках, по слухам, детишки проводят до двух - трёх лет, насколько точны эти сведения, судить не берусь. Также рассказывают, что детей часто оставляют одних в этих колыбельках, а сами идут рыбачить или собирать ягоды. В 1970 году, такие семьи встречались, проходил рядом вместе с охотниками в районе Ханто-Мансийска и Сургута.
  Работающие ханты обычно жили в балках (небольшой примитивный сруб) на окраине поселков, их семьи было трудно отличить от бомжей. В жены хантаек брало "русское" население, далее происходило по двум вариантам жену или перетаскивали в цивилизацию или вместе с ней уходили в тайгу. Сейчас по рассказам "корреспондентов" положение несколько изменилось - стало выгодно писаться хантами или мансями (денежная поддержка правительства). "Русские" женщины в условиях среды хантов не выживали, но бытовые рассказы об этом в семидесятых годах присутствовали.
  Итак, сказка хантов о лентяе - "Охотник и Менк-ики". Необходимо знать кто такой менк - это сверхестественное существо, его часто идентифицируют со снежным человеком, также интересны параллелизмы с образом "чуди" в "Преданиях русского севера" Н.А. Криничной, но в данной сказке этого не прослеживается. Менк опасен для человека - он не только человекояден, но и обладает магическими свойствами, обычно глупее людей.
  Лентяй всё-таки идет на охоту, а вечером прибивается к костру Менка. Менк, несмотря на агрессию охотника, делает ему подарок, убивая кучу оленей.
  Нравоучения в тексте нет, только констатация, что паренёк ленив и несведущ, при этом, этот абориген в темноте попал в глаз менка. Можно сказать о нём, что достаточно смел - ел вместе с менком, и что-то умеет делать - разделал туши и свез их домой, хоть и недалеко. Повествования типа "и такое бывает". Этому вторит одна из поздних сказок народа манси "Глупый зять".
  Очень глупый зять (возможно русский) пошёл к озеру, куда его послал старик, и нарушил все запреты, тем самым обнаружив двух менквов. Подслушав их разговор, напугал их с помощью берестяной маски и тем самым стал обладателем их добычи.
  Наоборот вроде умный, если не читать других сказок про менков. Само повествование говорит, что риск был огромен, и полученная добыча явно не стоила того.
  Мне же интересно было влияние неродных сказок, на менталитет манси. Сказка "Охеар-ойка и Король-ойка" - это слияние двух сказочных мифомодулей из "Али-бабы и сорока разбойников" и "Кота в сапогах". Тем более, последнее европейское повествование мы не разбирали, хотя под наши условия оно и может подпадать. Мне кажется, действия двух главных героев по понятиям уголовного кодекса определяются как денежные махинации и грабёж. Но халява, однако, налицо, хотя некоторый читатель может определить это как продвинутые технологии коммерческого мышления. По Фрому -эксплуататорская ориентация главного персонажа.
  Начав читать очередной сборник "Сказки и мифы народов востока", а именно "Мифы, сказки и легенды индейцев северо-западного побережья северной Америки" (Москва, издательская фирма "Восточная литература", РАН, 1997 год), я наткнулся на корневые сюжеты мифов и сказаний хантов и манси. Часто некоторые сказки почти добавляют друг друга. Это послужило появлению ощущения, что некогда был единый этнос, который расползся по различным материкам. Фактически получается, что финнов и венгров можно считать дальними родственниками индейцев этого региона, хотя не слышал, чтобы языковые группы этих народностей были близки (но к этому делу лучше подходить научно и более обосновано). Собственно, некоторые "чудесные" мифологемы индейцев присущи и русским сказкам, кто на кого повлиял - трудно сказать, и было ли вообще это влияние. И конечно же очень сложно избавится от ненаучного мнения Карлоса Кастанеды, читая этот фольклор (русские Бабки-Ёжки, Кащеи, чудь тоже может попасть под его осмысление). Но это не бихеваристкий подход, мы подобным артефактам вообще научно не верим, пока не сталкиваемся лично нос к носу, но тогда уже нам не верят, или мы сами себе. Ну и вообще это не та тема, о которой хочется дискутировать - читаем дальше.
  Так как мы уже затрагивали "халяву" как выигрыш я всё таки решил поместить сказку индейцев Тлинкит из поселка Врангеля ("История игрока Коналгиша") в приложение.
  Некий проигравшийся игрок получает совет от божества совершить определённые процедуры. Выполняя их, он становится удачлив в игре и обыгрывает разорившего его во время предыдущих игр вождя. Далее в тексте нравоучение о том, что благородного происхождения люди никогда не играют.
  В самом тексте выделено, что такая игра - это жульничество, но подчеркивается заслуженность получаемого каждым из игроков.
  Когда нас кормят в детстве, например грудью, заслуженно ли это вообще? В чём заслуга? В рождении? В работе губами и органами пищеварения? В орании-призывании? Думаю, что многие родители (животным это тоже свойственно) даже не надеются, что их дети в старости будут содержать их. Этот период жизни мы явно проживаем задарма. Все ли отдают долг хотя бы следующему поколению? Оставим это, дальше, дальше...
  В сказке народа индейцев Тлинкит мы находим "вознаграждения" за страдание плоти и некоторую настойчивость духа с признаками логики и любопытства. По существу - ни за что. Ничего такого необычного сделано не было - вот сказка "Джийин".
  Девочка сирота добивается, чтобы её взяли на сбор съедобного растения. В племени голод. Она отбивается (отстаёт) от собирательниц и остаётся одна и натыкается на спрятанные продовольственные припасы непонятно кого. Но есть сиротка почему-то не может и от голода приобретает паронормальные способности, таким образом становясь шаманом. А далее её обратно принимают в племя, и она приобретает статус, за успехи в лечении "ближних", доброуважаемой высокообеспеченной гражданки своего маленького селения.
  В этом повествовании мы даже находим сопоставление главной героини с другими такими же девочками сиротами, но они не становятся в этом рассказе шаманками.
  Следующее племя - индейцы Цимшиан и опять сирота, только мальчик. Сказка - "Масемчсемчкул".
  Подросток с низкой начальной мотивацией выходит на берег помочиться, пока другие соревнуется за невесту - дочь вождя. К нему подходит некто и уговаривает тоже посостязаться, давая ему особые камни для метания. Как следствие он выигрывает, для других совершенно неожиданно (что говорит о том, что до этого "герой" подобным образом никогда себя не проявлял). На повторное состязание его тоже уговаривают, он выигрывает, не демонстрируя это. И далее племя откачёвывает, оставляя ему невесту, которая не хочет его признавать (к тому же он ей двоюродный брат). Тогда, побуждаемый условиями, он побеждает чудовище, и в его шкуре начинает добывать пищу под водой. Кончается тем, что он перестаёт возвращаться домой, но продолжает добывать для детей пищу, выкидывая её на берег.
  Халява тогда, когда дают камни и помогают догнать медведя (при повторном состязании). Но, кроме того - халява его детям, когда он платит алименты, выкидывая пищу на берег. Разбирать сакральный смысл повествования не будем, достаточно профанного. Был никем - помочился - стал значимым - совершил подвиги - обеспечил семью. Какая желательная схема для многих адептов нашей культуры! Только не все становятся значимыми и совершают подвиги, хотя большинство, всё-таки, худо - бедно обеспечивают семьи.
  Халява ли охотнику случайно набрести на дичь рядом с домом? Или найти съедобные грибы на своём садовом участке, не сажая их? Ведь это задарма, и затрат почти не надо, не всегда необходимо умение. Если это так, - то легенда о рае - это легенда о халяве! Вах! Почему же слово "халява" имеет такие негативные оттенки? Ну с женщинами понятно - это нравственная оценка - легкий контакт с любым обезглавливает чувства и приносит только физиологическое удовлетворение, собственно, это и приводится как причина изгнания пары с божьих земель. Но "дармовоё счастье" часто имеет негативный смысл, не потому ли, что человечество в дальнейшем своём развитии осмыслило прочно - без труда даже бананы в рот не падают, а если падают - то не всегда, бывают и трудные времена.
  Острова Фиджи в тихом океане, где Кука съели в знак уважения (шутка, его съели на Гавайях) - это иногда почти кормовой рай. Книжка из любимой серии "Сказки и мифы народов востока" - "Мифы, предания и сказки Фиджийцев" ("Наука", М., 1989 год). Нет, чисто дармового счастия не нашёл, но при собирательстве кому легче даётся - тому и "халява". Приключенческий роман-сказка о благодати от родителя, который уже умер - "Мата-Ндуа" под номером 118. Повествование очень показательное и почти вводит в историю Фиджийцев. Герой очень положительный, достоин всяческого уважения, но везёт ему вовсе не из-за этого.
  В "Сказках народа Судана" Издательства "Художественная литература" (М., 1968 год) есть примечательная нубийская "история" поразившая меня лет в десять - "Счастье и Разум".
  Красивый, но больше ничем не примечательный бедный юноша оказывается замешанным в спор Счастья и Разума, которые на нём поставили эксперимент. Красавчик, как в большинстве своём любое юное поколение, выбирает в друзья Счастье, как следствие, оказывается в невероятно выигрышном положении, но - кандидатом в покойники. Осознав это, он призывает в компаньоны Разум и не только становится царским зятем, но и правителем большого прекрасного города. Отец его жены пытается всё о нём узнать, так как считает его представителем некой богатой царской династии, но не находя о нём и его предках никакой информации, спрашивает его об этом намереваясь с ним воевать, если он самозванец. И здесь молодой муж решает быть честным, и всё ему рассказывает. С тех пор на воротах прекрасного города высечена надпись - "Когда человек в дружбе со Счастьем и Разумом и к тому же честен, он может стать владыкой всех городов мира!".
  Можно сравнить этот текст с представленными уже сказками: болгарской "Удача", и киргизкой "Богатство, счастье и ум". Нет, это не повтор, общая мифологема. Тональности только разные, что может указывать на независимость возникновения сюжетов.
  В той же книжке находим в текстах негритянских народностей Нилот сказку племени Динка - "Почему черным было хуже, чем розовым". "Халява" там представлена в виде наследства неправильно распределённого между белыми и чёрными. И такая трактовка позволяет относится к частной собственности "розовых" как к потенциально своему. Последствия просчитывайте сами, по-моему это не сложно. Считаю текст очень показательным с точки зрения "дармовщины", хотя впрямую о ней не говорится, но за текстом просто слышится "глас народа".
  Анатолий Леонидович, со всем уважением к Вам, но я осознаю перерастание моего доказательства распространенности понятия "на халяву" или "за дарма" в нечто всеохватывающее изначально свойственное человечеству. Мы прошлись с читателями мною напечатанных буковок по Европе, Азии, Северной Америке, Африке, Фиджийским островам, думаю желательно заскочить и в Японию, что касается Австралии, то у меня в библиотеке сказок их аборигенов нет. Но я, просмотрев около двадцати (к настоящему моменту) сборников, смею предполагать, что понятие "за дарма" на этом континенте может быть только в скрытой форме, так как жизнь в условиях пустыни невероятна трудна и даже не сопоставима с трудной жизнью индейцев тихоокеанского побережья. Если ты ленишься найти воду, то к вечеру умрёшь. Молодежь, выросшая в резервациях, вполне, может, уже освоила эти понятия цивилизации. Ну, а сейчас в Японию - Банзай!!!
  Серия "Череда" "Японские Народные Сказки" (издательство "Знак", Москва, 1994 год) - сказка "Замок повелителя муравьёв". В ней профанный смысл явно уступает сакральному значению мифомодулей, собранных под крышей храма повествования. Пересказывать нет необходимости, но основа мифологемы - делай добро не ожидая за это вознаграждения, и тогда тебе сторицей воздастся - настолько распространена в мире под разными соусами, что её можно назвать основой всех волшебных сказок. Наверное, надо указать неосведомлённым, что японские айны (малая народность островов) считают умерщвление муравья - настоящим убийством, и раньше было принято ходить по тропкам (у этой народности) со специальным веником, которым сметали насекомых с пути (в противоположность самураям, которые убийство не считают преступлением).
  Вернёмся почти на нашу родину, а точнее, на территорию бывшего СССР - "Молдавские сказки" издательства "Лумина" (Кишинёв, 1968 год) - сказка "Кошелёк с двумя денежками". Я бы этот текст определил как получение "халявы" по понятиям доперестроечных воров в законе. Петух - символ восстания, но он здесь не делает революции, а отбирает у обнаглевшего боярина его имущество и отдает своему хозяину, под крышей которого живёт.
  С точки зрения бытового мнения нашего общего социума, у кого - кого, а у цыган - "халява" должна быть на первом месте. Книжка - "Сказки цыган СССР" (Москва, Главная редакция восточной литературы, 1991 год). Сказка русских цыган под номером 9 - "Как цыган счастье искал". Этических принципов у главного персонажа нет, обманывает как своих, так и чужих, но при этом ему даётся халява, которую он успешно, раз за разом проматывает. Нравоучение - как стальной толстый гвоздь - не важно, какой ты, но надо уметь удерживать своё счастье, если оно тебе даётся. Ярко выраженный экстернальный акцент на бытовом поведении. Нравственных оценок, кроме этой, собственно, нет. Но мы на этом не успокоимся - цыгане Кэлдэрары - текст под номером 68 - "Комара". Бытовое мнение оказалось верным, "за дарма" - это мечта не только цыган, как это я ощущаю. Комара - это знак, где зарыт клад - сказка расставляет всё по своим местам, кому это награда, а кому - наказание - в общем, инструкцию я поместил в приложении.
   Цыганами кого мы только не называем - а сами они далеко не однородная группа, хотя общие языковые корни находятся. Далее мы перейдём к крымским цыганам. В своё время я читал исследование по этой группе народностей в Крыму - их четыре популяции, и они друг друга не признают (к сожалению, не могу дать ссылку, не думал, что она пригодится, а саму книжку в Крыму в библиотеку вернул - было местное издание, хоть и академическое). В этом же манускрипте указывается что сказка "Ружица" записана от цыган балканской группы, которые являются мусульманами. "Халява" к цыгану приходит посредством женитьбы на некой рогатой девице и исчезает вместе с нею, когда он случайно нарушил её запрет. Дальнейшее развитие сюжета, для нашего исследования не столь важно.
  Характерную перекличку с русской сказкой "Кто меньше желает, тому больше даётся" находим в сказке венгерских цыган из сборника Йожефа Векерди "Наложи денег" под номером 121. Похожесть только в том, что Господь Бог наделяет старика ни за что богатством. В отличие от русского варианта, старику надо было быть только очень бедным.
  И вот следующий сборник: "Сказание о просторе" (Сказки народов Бурятии, Горного Алтая, Калмыкии, Тувы, Хакасии, Якутии и малых народов Сибири - долган, тофаларов и шорцев (Лениздат, 1988 год)). Мои предположения о том, что понятие "халявы" не свойственно народам в суровой среде обитания, где необходимо что-то делать для выживания, этот сборник полностью подтверждает. Тем не менее и в нём я нашёл четыре сказки, которые все-таки можно прилепить к этой теме.
  Бурятские сказки - "Крестьянин Тархас" - описывает сейчас распространённое получение не "дармовой" "халявы". Что я имею в виду? Получение выигрыша за сообразительность. От скуки Хан предложил тому, кто сумеет его обмануть так, чтобы он поверил, чашку золота. Тархас выиграл. Это отнюдь не "халява" с точки зрения образованных - пришёл, вникнул, решил задачу, получил гонорар. Но для крестьянина это халява - не надо трудится, приехал болтанул - и вот тебе золото - попробуй его на своём участке руками заработать.
  Сказка горного Алтая - "Серый воробушек" - воробей, ни с того, ни с чего, взялся помогать сначала собаке, а потом её хозяевам - нищим старикам, и тем самым совершил революцию, уничтожив бая и отдав старику его добро.
  Якутская сказка "Находчивый Савва" продолжает тему бурятской. Савву награждает богатый сосед за образную логику, как говорится - и овцы целы, и волки сыты.
  Долганская сказка "Заря" награждает своего героя за правильный выбор в ключевой момент. Он принял сторону света и убил тьму, за это его наделили оленями и возвратили на землю. Конечно, и эту сказку можно рассматривать как переосмысление революции.
  Ну, вот и моё отечество, где прошла моя юность, и желанные для Вас, Анатолий Леонидович, сказки Чечено-Ингушетии. Их я разберу более тщательно (как про Емелю) по ряду причин.
  1) Профессор Свентицкий желал, чтобы я принёс сборники ему, я же боюсь расставаться с текстами (они для меня значимы как моё детство), а от профессора как от преподавателя ученик зависим.
  2) Отдать должное народу, в среде которого я вырос, не важно, что его влияние, скорее, негативное - "у природы нет плохой погоды".
  3) Говорят, в сказках живет душа народа, надо знать личностные особенности своих братьев. Наш же российский социум предпочитает одевать по отношению к малым народам цветные очки (не важно черные они или розовые, и от Гудвина зелённых не возьму, чем Бог наградил, то и ношу).
  Ингуши и Чеченцы - родственные народы, в среде ингушей образование котируется, они чаще более интеллигентны. Их сказки сложней по структуре, сюжетные линии витиеваты, акценты тоньше, но те же, что и у чеченцев. Сказки и тех и других могут очаровывать, пока не наткнешься на то, что их кровопролитность реальна. Хотя, жестокость сказок любых народов удивляет. С этими же сопоставимы (из прочитанного) только афганские. Ибрагим Далькильгов и Ахмет Мальсаров, составители одного из сборников, не беспочвенно намекают, что прототипами сюжетов "Конька-Горбунка" Ершова могут быть сказки обсуждаемых народов. Но я прибавлю к этому - как сказки Ирака и Фиджийских островов (хотя те территориально дальше), бурятские и мансийские сказки уже, скорее всего, отталкивались от "Конька-Горбунка", а там - кто его знает.
  - Сказку! Сказку!
  Будет вам сказка. Сборник "Золотые листья - чеченские и ингушские народные сказки" Грозный, Чечено-Ингушское книжное издательство 1989 год, ингушская сказка "Сын вдовы Жосарко и князь Тепсырко". Собственно княжеский титул в полном значении этого слово приобрел некий чеченец только в 1908 году (или около того) ранее эта группа народностей деление на родовитость в таком понимании не имела, здесь же имеется в виду под княжеством некая зажиточность - наследное благосостояние.
  Сын бедной вдовы Жосарко и спесивый князь Тепсырко посватались к одной девушке. Девушке, конечно, нравился Жосарко, но при этих обстоятельствах она сделать выбор не могла.
  О чем это говорит - или о жадности девушки (что скорей всего по повествованию не так), либо об ответственности её перед некими условностями существования в их социуме. Например, традиции - "сильнейший всегда прав": если она даст согласие не обосновано слабому, то станет рабой сильного по смерти мужа, и тогда не только она, но и её род будет втянут в войну. Деление на родовитость как у чеченцев, так и ингушей присутствует в виде "тейпов", можно ассоциировать с фамилиями.
  Девушка подумала и дала им такой ответ:
  - Кто из вас угонит у морских чудищ их табуны, за того я и выйду замуж.
  Вах, морские чудища ничего не делали плохого ни девушке, ни её народу. Ни в одной сказке про это не рассказывается. Но она требует их обокрасть. За что? Просто так, ей, надо - Жосарко может при этом заработать и стать равным Тепсырко, а если нет, то придётся от него отказываться. По другому, в их социуме, не заработаешь, или не принято зарабатывать, а богатый всегда прав. В эти тонкости меня посвятил в поезде чеченец в 1990 году, когда мы разговаривали за жизнь. Он говорил:
  - Пойми, если я работаю под началом у какого-нибудь председателя, чеченца или ингуша, в колхозе, строю ему телятник, а он не из моего тейпа - то я, для него и моих родных, раб. А в России я делаю тоже самое у кого угодно, а возвращаюсь, как из набега - героем с деньгами.
  Получается, назови чудищем, и всё - его можно грабить. Чем не лозунг "бей жидов - спасай Россию", смешно, по некоторым версиям, этот слоган выдвинули полуевреи. Ну, так о России - кто такие Рюриковичи? Варяги! Кто они викинги или балтийские славяне не важно, но это морские воины, и наша царская династия вела происхождение от них.
  -Поедем вместе, - предложил князь Тепсырко. - Если один из нас погибнет в пути, табуны пригонит другой.
  Жосарко согласился.
  Жосарко знает, что князь спесив, и, как следствие, ненадёжен, но он согласен с ним ехать в военный поход. У нас подобное согласие - фактически признание другого другом, или, по меньшей мере, надёжным человеком, а здесь нет. Кроме того - они заранее враги, так как претендуют на одну и ту же девушку, и уступать друг другу не хотят. Ингуши и чечены исстари враждуют, чаще всего здесь замешана кровная месть. Они сами считают своих архипредков братьями (хоть сказок, по утверждениям собирателей, на эту тему нет). Но исторически сложилось так, что стоит в их вражду вмешаться третьей стороне, например, русским, как всю ненависть к друг другу они обращают против этой стороны, хоть она к ним миролюбива. Такой треугольник - в конфликт двоих вовлекается третий как арбитр, но заранее конфликтующие стороны взваливают всю ответственность на него и за это пытаются побить. После рестимуляции на невиновной стороне вражда всё равно продолжает существовать. То есть, традиционно имеется недоверие к своим союзникам. И их ненадёжность считается нормой.
  Вернулся Жосарко грустный домой, и жалуется матери, что не знает где взять оружие, коня, и того, кто научит как отнять имущество у чудовищ. На что мать отвечает, что пусть он возьмёт лошадку, что осталась от отца. Она уже возила того за море и на дно морское, научит она, мол, как табуны из моря вывести. А если придётся сразиться с чудовищами - первым поединка не начинай.
  И что за лошадка такая, которая может научить? Почувствуйте - это нечто большее, нежели просто тягловое животное. И прям кодекс внутренних школ боя - первым не начинать. Вот Руцкой объявил, не введя войска, что он чеченцев силой в бараний рог скрутит и что? Со всего Кавказа съехались помогать - "Наших бьют!". Необходимая причина для союзничества была найдена.
  Обрадовался Жосарко, вывел отцовского коня. А мать ему принесла оружие и крепкий кнут с узловатым кнутовищем.
  - Без него с табунами тебе не справиться. Если от табуна отделится вожак, ударь его покрепче.
  И ещё на прощанье она сказала, что если что случится, и он не сможет вернуться, пусть просит князя передать слова: "Кого отец мой не осилил - победил я".
  Выходит, отец Жосарко промышлял подобным. И в наших сказках конь Добрыни Никитича сам воюет с татарвою. А европейские средневековые источники полны рассказами, как один рыцарь с двумя копьями что-то там захватил, только вот копья действовали самостоятельно. Ряд авторов считает (не полезу их искать, но подобное не раз читал у разного рода историков, признанных и нет) - это не только гипербола, но и название - "копьё" - это некое воинское соединение при рыцаре. А здесь кони разговаривают и принимают самостоятельно решения, но под руководством. То есть конь - это некое обозначение чего-то, к примеру - воровской шайки, а табуны могут быть вообще людьми, которых надо считать рабами. Кто раб по определению? Мифологема, бродящая по этому региону, следующая - чтобы отличить нож раба от ножа обычного человека, надо их накалить на костре, с ножа раба потечет жир, а нож свободного человека накалится. То есть раб при определённых испытаниях откажется от борьбы на любых условиях, а свободный человек только станет ещё горячее и опасней. Любая уступка при подобном мышлении может рассматриваться как проявление слабости и разрешение насилия по отношению к уступившему.
  По-моему, доказательств выше написанному в нашей современной истории предостаточно.
  И вот герои покинули родной аул и приехали к краю моря. Жасарко спросил князя, хочет ли он сам пойти за табунами либо останется в засаде, чтобы помогать гнать табуны. Тепсырко решил остаться, но ему наказали, если что- прийти на помощь. Он этого не сделал, но сын вдовы пригнал большой табун коней из пучины, и они погнали его домой.
  Ну здесь тактическое распределение ролей, которые нормально не срабатывают в необходимый момент. Кавказцам свойственна, не смотря на пыл, предосторожность, они стремятся иметь всегда запасной ход. Поэтому понятий честной драки у них почти не существует (в понимании русской традиции). Они готовы драться честно пока побеждают и пока у них есть силовое преимущество, и если их сотоварищ не поможет в ключевой момент, то это считается позором для сотоварища (невмешательство при честном, но проигрышном раскладе не поощряется, в противоположность традиции викингов).
  Из табуна вырываются вожаки и скачут обратно зовя своих хозяев, при этом Жосарко их осаживает ударом кнутовища в лоб, но им удаётся вырваться через Тепсырко.
  Удар узловатого кнутовища в лоб - это лучше рассматривать как удар, лишающий разума, но не жизни. Так мать советовала - фактически очень жестокое подавление личности, в данном случаи коня, а если за ним увидеть человека... В сказках этих народов есть понятие "Гарбаш" - невольница, рабыня, позднее приобрело значения кровожадного существа. То есть можно легко предположить - своих рабынь этот кавказский социум доводил до последней крайности - до неподавляемой кровожадности. Этот образ что-то напоминает мне из телевизионной ленты новостей по освобождению заложников.
  В общем, хозяева появляются по одному. Тепсырко гонит дальше коней, а Жосарко принимает бой. Как мать рекомендовала, он выводит противника из себя, а потом только отвечает. И геройски побеждает каждого, хотя, по всем приметам, противник явно многократно сильнее. Только самому старшему, более многомудрому удаётся ранить героя. В поединке интересно то, что Жасарко до последнего избегает ответного удара ловкостью.
  В последний раз Тепсырко тихо возвращается обратно к месту побоища. И Жосарко говорит заветные слова про отца, которым научила его мать и отказывается от невесты в пользу сотоварища, из-за ранения. Соратник не помогает, но и не убивает Жосарко (тот же отказался и вроде бы умер). И по возвращении всем говорит, что сам добыл табун.
  Высокий прыжок от стрелы, в сказке, можно рассматривать как мобильность - спрятался в горах, а потом снова вернулся. Отказ от невесты - он же за неё бороться уже не может - ранен, Тепсырко в данный момент сильнее, смиренность в слабости (ниже понятно будет, о чём я).
  Мать, по возвращении Тепсырко, догадывается о коварстве князя, и делится своими подозрениями с невестой. После чего та отправляется на поиски Жосарко и оживляет его слезами. Князь же от стыда боялся людям на глаза показаться.
  Невеста не бездеятельна и куёт свою судьбу, помогая избраннику стать вновь сильным, и богатство с известность находят своего героя. Ну, вот и вся сказка. Жду вопроса, а где же халява? Тепсырко получает табун от раненого "на халяву" в соответствии со значением этого слова на "зоне". Он не заслужил его и у него "навар" отбирается, а сам халявщик осуждается (только морально). Но встаёт другой вопрос - бандит получает задарма или это его работа? Жасарко - ратоборец, и его действия признаются героическими, достойными подражания. Выводы делайте сами, можно сравнить со сказками других этносов.
  Теперя, чеченская сказка "Тимар" из более серьёзного сборника "Сказки, сказания и предания чеченцев и ингушей" (Грозный, Чечено-Ингушское книжное издательство, 1986 год).
  На поиски лекарства для отца отправляются сыновья по старшинству. Старший привёз красный снег, средний белую траву, но это всё не является лекарством. Собирается младший сын, но ему говорят, что сначала он должен перепрыгнуть на коне через каменную ограду.
  Сам прыжок это доказательство взрослости. Кроме того, следует отметить, что наследование у чеченцев было принято не равномерное (сейчас не знаю), старшие получали хозяйства отца, младшие ничего не получали - традиционно они становились абреками (грабителями), обычно добычей делились со старшими братьями, а те их прикрывали.
  Красный снег образуется там, где воюют, белая трава - стройте предположения сами.
  Отец отпустил младшего, но наказал не подбирать ничего в дороге. Младший ослушался, и, увидев на дороге золотое перо и золотой клубок, подобрал их, несмотря на предостережения своего конька. Доехав до князя, который принял его как гостя, он случайно продемонстрировал наличие пера. После чего князь сказал если он не достанет птицу, которой принадлежит это перо, он умрёт. Паренёк достаёт с помощью своего конька, но потом демонстрирует клубок, и его опять отправляют, но теперь за девицей. Он возвращается с успехом. Девица требует, чтобы князь искупался в молоке морской кобылицы, иначе она за него не выйдет. Конёк говорит, что это самое трудное и опасное задание, и к нему следует готовиться. И вот они поехали, и конь надевает доспехи и вызывает из моря жеребца, три раза подряд, а сам при этом прячется.
  На третий раз открыто вступает в бой. Жеребец рвёт на нём доспехи из кожи, а конёк вырывает куски мяса. В общем, побеждает.
  "Конёк-горбунок" - конечно более романтичен, и сложнее по сюжету, но в целом здесь тот же мифомодуль. Тактические уловки конька объяснимы, особенно если за ним увидишь шайку, вплоть до того, что некоторые боевые действия в Чечне во время последних войн можно вписать в этот образ. Не буду нагнетать страсти, ведь браня конька сделана из кожи других коней и чем-то склеена (а это можно рассматривать не только как технологию).
  Конёк угрожает следующим образом: - Если всех кобылиц не выдашь, всё море расплескаю. И заключают они соглашения с жеребцом, который оказался владыкой моря.
  Собственно, создается впечатление, что юноша служит у какого-то князя. А угрозы его тягловой силы мы не единожды слышали перед двумя чеченскими кампаниями. Вот так, ни много - ни мало - всех женщин надо отдать этим копытным (конёк то - копытное животное). Молоко у кобылиц бывает только с жеребятами. Что же там дальше?
  Князь потребовал, чтобы перед ним искупался мальчик. Молодой человек выдвинул условие, чтобы его конь стоял рядом с котлом. Ну, дальше большинство помнит. Что же с болезнью папы? Лекарство для отца нашлось в виде пера золотой птицы. Вылечился дада (папка), оборачивается и видит птицу, которую не смог поймать, девушку на которой не смог жениться, и кобылиц, о которых мечтал.
  Сын выдал девушку за отца!
  Великолепно. Но что для нас важно - мечта и вера в то, что сыновьям удастся то, что не удалось отцам. А о чем мечтали аксакалы всех времён у чеченцев? Не знаете? О мечтах можно судить по предпринимаемым действиям.
  А наша тема! Как халяву поднял юноша перо и клубок - пришлось отрабатывать, и отец об этом предупреждал. Вывод: любая халява даром не даётся. Очень конструктивно, правда? Слышал слухи, что в Чечне живут суфии. В моём понимании суфийских сказок не нашёл.
  Ну, вот на закуску последнее сказание, из ещё одной книги, которая входит в доступную домашнюю библиотеку - "Карельские сказки" (Карельское книжное издательство, Петрозаводск, 1967 год) - "Почему вода в море соленая".
  Бедный брат попросил у богатого на праздник мяса, для детей, богатый дал, но послал его в сердцах - нет, не к черту, а к Хийси. Скорее всего, это бывший местный божок, ну бедный брат и пошёл. А коровью ногу отдал ему в подарок, за что и получил чудо жерновок, который давал всё, что пожелаешь. Старший брат его выпросил на время, а потом не вернул. Ну и поплатился, взяв его на промысел селёдки. Соль потопила лодку, и сделало море солённым.
  Для бедного халява была не долговечная, как и для богатого, только богатый погиб, надо думать, от жадности.
  Некий итог
  Ну, что ж, немножко незамысловатой математики не повредит. В сорок одной сказке мы рассмотрели тридцать шесть ярко отличимых этносов и выяснили, что "дармовщинка" или "халява" понятие весьма растяжимое, и если спорить об этом, необходимо выставить и четко обозначить термины, что под чем мы понимаем.
  С точки зрения моих представлений об этих понятиях, получается, что в собранном материале "халява" даётся: "ни за что" - безпричинно - двадцать один раз; четыре раза за силу (захват, в тот или иной момент - грабёж); три раза за находчивость или добросердечие; по два раза за любознательность, выбор, плутовство; и по разу за смелость, за нестандартное действие, за упорство в переборе альтернативных вариантов действия, за хвастовство, за болезнь. При этом двадцать четыре раза получение "халявы" рассматривается: как положительное приобретение; восемь раз отношение к дармовщинке нейтральное; шесть раз как отрицательное явление; пять раз предлагается к "халяве" относиться конструктивно (в зависимости от этого она становится или положительной или отрицательной); и один раз как милосердие к больным.
  В исследовании я не ставил задачу показать, как какая национальность, или этнос, относится к этому явлению (тогда бы пришлось перебирать все доступные сказки, я же, как только натыкался на текст, мне подходящий для примера, переходил к следующей этнографической территории, конечно, были исключения), но эта случайная выборка всё-таки отдалённо характеризует тот или иной народ.
  Поэтому я считаю, что мой изначальный постулат, о том что "дармовщинка", в разной степени свойственна всем народам - подтвердился.
  Конечно, акценты расставлены не одинаково. Но утверждать, что "халява" - это исключительно русское явление - в корне неправильно.
  Если допустить, что народы находятся на одной лестнице, но на разных ступенях развития (в терминах онтогенеза), то можно сказать, что понятие "халявы" эволюционирует по мере развития производственных сил внутри сообщества, и свою окончательность приобретает в городских условиях. Дальнейшее уточнение приведёт к упрощению ситуации.
  Но прочитанное наталкивает на сравнение выделяемых моделей мироустройства (у разных народов в сказках). Модель мира - это упорядоченность сведений о нём. Тогда мировосприятие будет трактоваться посредством этого порядка. При этом ассоциативно можно выделить три группы: охотники-собиратели - принимают мир непосредственно, почти не трактуя (что вижу то пою); уравновешенная группа - рассматривают своё окружение, исходя из общих ко всем принципов; хищники-паразиты - лозунгируют нравственность однобоко, к своим или к себе по правилам, чужие или не имеют прав, или к ним более жёсткое отношение. Последняя группа может распадаться на агрессоров - хищников, и приживал - паразитов. Эта группа по Эриху Фрому имеет яркий эксплуататорский оттенок. Столкновение моделей мироустройства будет приводить к конфликтам, при этом каждая сторона будет считать себя правой.
  Что, собственно, и происходит.
  К "халяве" или "дармовщине" отношение можно обобщить до двоякости: конструктивное - наличие деятельного стремления; иррациональное - будь открыт и верь - и всё получишь, и стремиться никуда не надо. Этого и следовало ожидать, исходя из позиций интернальности и экстернальности. Иррациональное же отношение часто стимулирует смуту и смену миропорядка в социуме.
  И последнее, я уверен, что сказки, прочитанные в детстве, формируют построение в детском сознании упорядоченного видения мира. Сейчас, всё-таки слушанье или чтение сказок почти отошли на второй план, и их место постепенно, а где и просто откровенно, занимает телевизор, а в нём - рекламные ролики. Вы можете представить, какое миропонимание может возникнуть на этой платформе?
  А между тем оно уже встречается, и бродит в наших подворотнях...
  
  
  
  Приложение
  
  Русские сказки
  По щучьему веленью
  Жил-был старик. У него было три сына: двое умных, третий - дурачок Емеля.
  Те братья работают, а Емеля целый день леќжит на печке, знать ничего не хочет. Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, давай посылать его:
  - Сходи, Емеля, за водой.
  А он им с печки:
  - Неохота...
  - Сходи, Емеля, а то братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.
  - Ну ладно.
  Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял ведра Да топор и пошел на речку. Прорубил лед, зачерпнул ведра и поставил их, а сам глядит в прорубь. И увидел Емеля в проруби щуку. Изловчился и ухватил щуку в руку:
  - Вот уха будет сладка!
  Вдруг щука говорит ему человечьим голосом:
  - Емеля, отпусти меня в воду, я тебе пригожусь.
  А Емеля смеется:
  - На что ты мне пригодишься?.. Нет, понесу тебя домой, велю невесткам уху сварить. Будет уха сладка!
  Щука взмолилась опять:
  - Емеля, Емеля, отпусти меня в воду, я тебе сделаю все, что ни пожелаешь.
  - Ладно. Только покажи сначала, что не обманываешь меня, тогда отпущу.
  Щука его спрашивает:
  - Емеля, Емеля, скажи - чего ты сейчас хочешь?
  - Хочу, чтобы ведра сами пошли домой и вода бы не расќплескалась...
  Щука ему говорит:
  - Запомни мои слова: когда что тебе захочется - скажи только:
  По щучьему веленью, По моему хотенью.
  Емеля и говорит:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - ступайте, ведра, сами домой...
  Только сказал - ведра сами и пошли в гору. Емеля пустил щуку в прорубь, а сам пошел за ведрами.
  Идут ведра по деревне, народ дивится, а Емеля идет сзади, посмеивается... Зашли ведра в избу и сами стали на лавку, а Емеля полез на печь.
  Прошло много ли, мало ли времени - невестки; говорят ему:
  - Емеля, что ты лежишь? Пошел бы дров нарубил.
  - Неохота...
  - Не нарубишь дров, братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.
  Емеле неохота слезать с печи. Вспомнил он про щуку и потихоньку говорит:
  - По щучьему веленью, По моему хотенью - поди, топор, наколи дров, а дрова сами в избу ступайте и в печь кладитесь.
  Топор выскочил из-под лавки - и на двор, и давай дрова колоть, а дрова сами в избу идут и в печь лезут.
  Много ли, мало ли времени прошло - невестки опять говоќрят:
  - Емеля, дров у нас больше нет. Съезди в лес, наруби.
  А он им с печки:
  - Да вы-то на что?
  - Как - мы на что?.. Разве наше дело в лес за дровами ездить?
  - Мне неохота...
  - Ну, не будет тебе подарков.
  Делать нечего. Слез Емеля с печи, обулся, оделся. Взял веревку и топор, вышел на двор и сел в сани:
  - Бабы, отворяйте ворота!
  Невестки ему говорят:
  - Что ж ты, дурень, сел в сани, а лошадь не запряг?
  - Не надо мне лошади.
  Невестки отворили ворота, а Емеля говорит потихоньку:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - ступайте, сани, в лес...
  Сани сами и поехали в ворота, да так быстро - на лошади не догнать. А в лес-то пришлось ехать через город, и тут он много народу помял, подавил. Народ кричит: "Держи его! Лови его!" А он знай сани погоняет. Приехал в лес:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - топор, наруби дровишек посуше, а вы, дровишки, сами валитесь в сани, сами свяжитесь.
  Топор начал рубить, колоть сухие дерева, а дровишки сами в сани валятся и веревкой вяжутся. Потом Емеля велел топору вырубить себе дубинку - такую, чтобы насилу поднять. Сел на воз:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью поезжайте, сани, домой.
  Сани помчались домой. Опять проезжает Емеля по тому городу, где давеча помял, подавил много народу, а там его уж дожидаются. Ухватили Емелю и тащат с возу, ругают и бьют. Видит он, что плохо дело, и потихоньку:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - ну-ка, дубинка, обломай им бока.
  Дубинка выскочила - и давай колотить. Народ кинулся прочь, а Емеля приехал домой и залез на печь.
  Долго ли, коротко ли - услышал царь об Емелиных проќделках и посылает за ним офицера: его найти, привезти во дворец. Приезжает офицер в ту деревню, входит в ту избу, где Емеля живет, и спрашивает:
  - Ты дурак Емеля?
  А он с печи:
  - А тебе на что?
  - Одевайся скорее, я повезу тебя к царю.
  - А мне неохота...
  Рассердился офицер и ударил его по щеке. А Емеля говорит потихоньку:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - дубинка, обломай ему бока...
  Дубинка выскочила - и давай колотить офицера, насилу он ноги унес. Царь удивился, что его офицер не мог справиться с Емелей, и своего самого набольшего вельможу послал:
  - Привези ко мне во дворец дурака Емелю, а то голову с плеч сниму.
  Накупил набольший вельможа изюму, черносливу, пряниќков, приехал в ту деревню, вошел в ту избу и стал спрашивать у невесток, что любит Емеля.
  - Наш Емеля любит, когда его ласково попросят да красный кафтан посулят, - тогда он все сделает, что ни попросишь.
  Набольший вельможа дал Емеле изюму, черносливу, пряниќков и говорит:
  - Емеля, Емеля, что ты лежишь на печи? Поедем к царю.
  - Мне и тут тепло...
  - Емеля, Емеля, у царя тебя будут хорошо кормить-поить,
  пожалуйста, поедем!
  - А мне неохота...
  - Емеля, Емеля, царь тебе красный кафтан подарит, шапку и сапоги.
  Емеля подумал-поломал:
  - Ну ладно, ступай ты вперед, а я за тобой вслед буду.
  Уехал вельможа, а Емеля полежал еще и говорит:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью ну-ка, печь, поезжай к царю.
  Тут в избе углы затрещали, крыша зашаталась, стена вылеќтела, и печь сама пошла по улице, по дороге, прямо к царю. Царь глядит в окно, дивится:
  - Это что за чудо?
  Набольший вельможа ему отвечает:
  - А это Емеля на печи к тебе едет.
  Вышел царь на крыльцо:
  - Что-то, Емеля, на тебя много жалоб. Ты много народу подавил.
  - А зачем они под сани лезли?
  В это время в окно на него глядела царская дочь - Марья-царевна. Емеля увидал ее в окошке и говорит потихоньку:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - пускай царская дочь меня полюбит.
  И сказал еще:
  - Ступай, печь, домой...
  Печь повернулась и пошла домой, вошла в избу и стала на прежнее место. Емеля опять лежит-полеживает. А у царя во дворце крик да слезы. Марья-царевна по Емеле скучает, не может жить без него, просит отца, чтобы выдал он ее за Емелю замуж. Тут царь забедовал, затужил и говорит опять набольшему вельможе:
  - Ступай приведи ко мне Емелю живого или мертвого, а то голову с плеч сниму.
  Накупил набольший вельможа вин сладких да разных закусок; поехал в ту деревню, вошел в ту избу и начал Емелю потчевать. Емеля напился, наелся, захмелел и лег спать. А вельможа положил его в повозку и повез к царю. Царь тотчас велел прикатить большую бочку с железными обручами. В нее посадили Емелю и Марью-царевну, засмолили и бочку в море бросили.
  Долго ли, коротко ли, проснулся Емеля, видит - темно, тесќно:
  - Где же это я?
  А ему отвечают:
  - Скучно и тошно, Емелюшка! Нас в бочку засмолили, бросили в синее море.
  - А ты кто?
  - Я - Марья-царевна.
  Емеля говорит:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - ветры буйные, выкатите бочку на сухой берег, на желтый песок.
  Ветры буйные подули, море взволновалось, бочку выкинуло на сухой берег, на желтый песок. Емеля и Марья-царевна вышќли из нее.
  - Емелюшка, где же мы будем жить? Построй какую ни на есть избушку.
  - А мне неохота...
  Тут она стала его еще пуще просить, он и говорит:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - выстройся каменный дворец с золотой крышей.
  Только он сказал - появился каменный дворец с золотой крышей. Кругом - зеленый сад: цветы цветут, и птицы поют. Марья-царевна с Емелей вошли во дворец, сели у окошка.
  - Емелюшка, а нельзя тебе красавчиком стать?
  Тут Емеля недолго думал:
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - стать мне добрым молодцем, писаным красавцем.
  И стал Емеля таким, что ни в сказке сказать, ни пером опиќсать.
  А в ту пору царь ехал на охоту и видит - стоит дворец, где раньше ничего не было.
  - Это что за невежа без моего дозволения на моей земле
  дворец поставил?
  И послал узнать-спросить, кто такие.
  Послы побежали, стали под окошком, спрашивают.
  Емеля им отвечает:
  - Просите царя ко мне в гости, я сам ему скажу.
  Царь приехал к нему в гости. Емеля его встречает, ведет во дворец, сажает за стол. Начинают они пировать. Царь ест, пьет и не надивится:
  - Кто же ты такой, добрый молодец?
  - А помнишь дурачка Емелю - как приезжал к тебе на печи, а ты велел его со своей дочерью в бочку засмолить, в море бросить? Я - тот самый Емеля. Захочу - все твое царство пожгу и разорю.
  Царь сильно испугался, стал прощения просить:
  - Женись на моей дочери, Емелюшка, бери мое царство, тольќко не губи меня!
  Тут устроили пир на весь мир. Емеля женился на Марье-царевне и стал править царством.
  Тут и сказке конец, а кто слушал - молодец.
  
  КТО МЕНЬШЕ ЖЕЛАЕТ, ТОМУ БОЛЬШЕ ДАЕТСЯ
  Было три брата; ничего больше не имели они на беќлом свете, кроме одного грушевого дерева, и стерегли то дерево по очереди; один оставался подле груши, а двое других уходили на поденщину. Однажды Бог послал ангела посмотреть, как живут братья, и если плохо - то наделить их лучшим пропитанием. Ангел Божий сошел на землю, обратился в нищего и, подойдя к тому, котоќрый оберегал дерево, попросил у него одну грушу. Этот сорвал из своей доли, подал ему и говорит: "Вот тебе из моей доли; из братниных не могу тебе дать". Ангел поблагодарил его и удалился. На следующий день остался друќгой брат стеречь дерево; опять пришел ангел и попросил одну грушу. И этот сорвал ему из своей доли, подал и говорит: "Вот тебе из моей доли; из братниных не могу тебе дать". Ангел поблагодарил и ушел. Когда настал черед третьему брату оберегать дерево, опять подошел анќгел и попросил уделить ему одну грушу. И третий брат сорвал из своей доли, подал ему и говорит: "Вот тебе из моей доли; из братниных не могу тебе дать". Когда настал четвертый день, ангел сделался монахом, пришел рано поќутру и застал всех троих братьев подле избы. "Идите за мною, сказал им ангел; я наделю вас лучшим пропитаниќем". Они пошли за ним, не говоря ни слова. Приходят к большому бурливому потоку: "Чего бы ты желал?"- спроќсил ангел старшего брата. А он в ответ: "Чтобы из этой воды сделалось вино и досталось бы мне". Ангел перекреќстил посохом ручей - и вместо воды потекло вино: тут приќготовляют бочки, тут вино наливают... "Вот тебе по твоему желанию!"- сказал ангел старшему брату и оставил его на том месте, а с двумя другими пошел дальше. Вышли они на поляну - всю поляну голуби прикрыли. Тогда спросил ангел среднего брата: "Чего ты желаешь?" - "Чтобы все это были овцы, и принадлежали бы мне". - Ангел Божий перекрестил поле своим посохом - и намесќто голубей явились овцы: откуда взялись овчарни, одни бабы доят, другие молоко разливают, третьи снимают сливки, иные сыр делают, иные масло топят... "Вот тебе по твоему желанию!" - сказал ангел. Взял с собой младќшего брата, пошел с ним по полю и спросил: "А тебе чего б хотелось?" - "Мне ничего другого не надо, только бы дал мне Господь жену от праведной христианской крови". Тогда сказал ангел: "О, это нелегко достать; во всем свеќте только и есть три такие: две замужем, а одна девица, и за ту двое сватаются". Идучи долго, пришли они в один город, в котором был царь, а у него дочь от праведной христианской крови. Как пришли в город - сейчас к цаќрю просить у него невесту, а там уже сватаются за нее два царя. Стали и они свататься. Когда увидел их царь, сказал своим приближенным: "Как же быть теперь: эти - цари, а эти - словно нищие перед ними?" - "А знаете ли что? - сказал ангел,- сделаем-ка так: пускай невеста возьмет три лозы и посадит их в саду, назначив каждому из женихов какую хочет; на чьей лозе будет поутру гроздье, за того пускай и выйдет замуж". Все на то соглаќсились; царевна посадила в саду три лозы и каждому назначила свою. Глянули поутру, а на лозе бедняка гроздье. Тогда царь, нечего делать, отдал дочь свою младќшему брату, и обвенчали их в церкви. После венца отвел их ангел в лес и оставил там; здесь жили они целый год. А когда исполнился год, сказал Господь ангелу опять: "Пойди, посмотри, как живут те сироты; если в нужде, надели их больше". Ангел спустился на землю, обратился опять в нищего; пришел к тому брату, у которого поток лился вином, и попросил у него чашу вина. Но тот откаќзал ему, говоря: "Если всякому давать по чаше, так и вина не достанет!" Когда услышал это ангел, тотчас переќкрестил посохом - и полился поток, как прежде, водою. "Нет же тебе ничего,- сказал он старшему брату,- стуќпай под свою грушу, стереги ее!" Затем удалился оттуда ангел; пришел к другому брату, у которого все поле овцы прикрыли, и попросил у него кусок сыра. Но тот отказал ему, говоря: "Если всякому давать по куску, так и сыра не достанет!" Когда услышал это ангел, тотчас перекресќтил посохом поле - и наместо овец вспорхнули голуби. "Нет же тебе ничего,- сказал он среднему брату,- стуќпай под свою грушу, стереги ее!" После того пошел ангел к младшему брату посмотреть, как он живет; приходит - а он с своей женою живут в лесу бедно, в хижине. Ангел попросился к ним переночевать; они охотно, от всего сердќца, его приняли, и стали упрашивать не поставить им того в вину, что не могут угостить его так, как бы желали: "Мы люди бедные!"-говорили они. "Ничего,- отвечал ангел,- я доволен и тем, что есть". Что будешь 'делать? Муки у них не было, чтобы замесить настоящий хлеб; так они толкли древесную кору и из той приготовляли хлеб. Такой-то хлеб замесила теперь хозяйка для своего гостя и посадила в печь. Стали они разговаривать; после глядь - готово ли? А перед ними настоящий хлеб, и такой славный, так поднялся высоко... Увидя то, муж с женой возблагодарили Бога: "Слава тебе, Господи, что можем угостить странника!" Подали хлеб гостю, принесли кувшин с водою, и только стали пить - а в кувшине вино. В то время ангел перекрестил своим посохом хижину, и на том самом месте стал царский дворец, а в нем всего много. Ангел благословил их и оставил там, и прожили они счастливо весь свой век.
  
  Армянская сказка
  СКАЗКА О ЛЕНТЯЕ
  Жил на свете один крестьянин, и был у него сын. Парень слыл таким лентяем, что даже встать напиться воды ему было лень.
  Как-то раз мимо их дома гнали скотину. Лентяй спраќшивает:
  - Отец, куда это гонят скотину?
  - На пахоту, сынок, - отвечает отец.
  Лентяй говорит:
  -Отец, посади меня завтра на вола, свези в поле, но только чур не погоняй сильно вола.
  - Ладно.
  Наутро повез он сына в поле. Когда подошло время полдника, лентяй сказал:
  - Я есть хочу.
  - Ну, раз так, сынок, слезай с вола, пусть он покаќ отдохнет, а я пойду принесу еду.
  - Нет, я не слезу.
  Отец оставил его одного и ушел. Лентяй видит, что кругом нет ни души, давай погонять волов. "Посмотрим, пойдут они или нет", - думает он.
  Вот волы сдвинулись с места и остановились. Лентяй бьет их хворостиной, они ни с места. Слез с ярма.
  - Посмотрю, за что зацепился лемех, почему волы стали, - говорит он.
  Разгреб землю руками, глядь, стоят в яме сорок медных кувшинов, полных золота. Поверх золота сложены четыре золотые разновеса. Парень уселся на этот клад, а четыре разновеса закопал в землю.
  Немного погодя видит он, идут мимо деревенский стаќроста и рассыльный. Парень подумал: "Коли я отдам золото отцу, он купит волов, овец, впряжет меня в работу. Дай-ка лучше я позову старосту и отдам ему золото", и крикнул:
  - Эй, староста, поди-ка сюда!
  Рассыльный говорит:
  - Староста, пойдем узнаем, что нужно этому ленивцу.
  - Да ну его, бездельника, - отвечает староста, - пойдем своей дорогой.
  Лентяй не унимается:
  - Поди, поди сюда, староста!
  Староста послушался, подошел, а лентяй тем временем раздумал отдавать ему золото и говорит:
  - Ты, староста, первый человек в деревне, а ну-ка скажи, кем приходится наш черный вол рыжему волу?
  Староста вздул лентяя хорошенько и ушел. Парень думает: "Хлебну я горя с этими деньгами. Не отдал золото старосте, он меня угостил кулаками. Лучше позвать его и отдать золото". И опять крикнул:
  - Староста, иди-ка сюда!
  Рассыльный говорит:
  - Староста, пойдем, видно, он неспроста зовет.
  Воротились они, подошли, но лентяй опять раздумал. "Зачем отдавать, какой дурак отдает золото?"
  - Что тебе, дурень? - спрашивает староста.
  - Хоть ты и староста, - говорит лентяй, - а ума у тебя не хватило догадаться, что наш черный вол прихоќдится дядей рыжему волу. Тут староста еще пуще рассердился и опять поколотил лентяя, сел на лошадь и вместе с рассыльным уехал. Лентяй видит - отец идет. Вытер слезы. Отец подошел и говорит:
  - Сынок, поди сюда, перекусим.
  Я отсюда не уйду, ты сам подойди.
  - Там пашня, - говорит отец, - как же мы будем есть?
  - Как хочешь, я отсюда не уйду.
  Отец подошел к сыну, видит, сидит он на кочке и огребает вокруг себя землю. Стали они есть. Когда поели, отец сказал:
  - Ну вставай, сынок, пойдем вспашем вторую половиќну поля.
  Тот говорит:
  - Иди сам, я с этого места не сдвинусь.
  Отец пошел, вспахал вторую половину поля, пришел и говорит:
  - Стемнело, вставай, пойдем домой.
  - Ступай один, я не пойду.
  - Не хочешь - не ходи, придут волки и разорвут тебя.
  Лентяй испугался.
  - Отец, - говорит он, - послушай, я тебе кое-что скажу. А ну-ка подними меня. Видишь кувшины, они полны золота. Бери их себе, только эти четыре золотых разновеса я отнесу царю. Ступай, приведи арбу и забирай золото домой.
  Отец привел арбу, нагрузил ее золотом, а лентяй снял исподнее, завернул в него четыре золотые разновеса, и они отправились домой. Муж и жена упрятали золото.
  Видит жена, муж невеселый, спрашивает:
  - Эй, муженек, чего ты нос повесил, ведь у нас сеќгодня счастливый денек такой выдался.
  - Эх, - отвечает муж, - были там четыре золотые разновеса, а наш лежебока завернул их в исподнее, хочет отнести царю. Увидит царь, явится сюда, отнимет у нас все золото.
  - Не горюй, я заберу у сына разновесы. Ступай, ложись спать.
  Лентяй заснул, а женщина принесла кувшин, расколоќла его и насыпала черепки в исподнее ленивцу, а золотые разновесы унесла и спрятала. Утром лентяй проснулся и, неумытый, необутый, неќодетый, предстал перед царем.
  Царь спросил:
  - Чего тебе надо, лентяй?
  - Я принес тебе подарок.- И, обращаясь к назиру, говорит:- Развяжи-ка этот узелок.
  Назир развязал узелок, а в нем лежат черепки, спраќшивает:
  - Лентяй, для чего ты это принес?
  - Для того, чтобы у тебя были точные разновесы: фунт, полфунта, пол-лидра, лидр.
  Царь разгневался, сказал:
  - Уведите его.
  Лентяя увели, засадили в тюрьму. Потом царь говорит слугам:
  - Кто-то над ним подшутил, сходите поглядите, что он делает там.
  Пошли в тюрьму, увидели, что лентяй взвешивает на руках черепки. Царь велел привести его. Привели лентяя, поставили перед царем.
  - Почему ты взвешивал черепки? - спрашивает царь.
  А парень ломал в тюрьме голову, почему разновесы, что были такими большими, вдруг так уменьшились, и раздумал говорить царю, что принес ему золотые разноќвесы.
  - Царь, диву даюсь я: голова у тебя во какая больќшущая, как это ты вылез из чрева матери?
  - Уведите прочь этого полоумного, - рассердился царь, - бросьте его на сеновал и подожгите. Увели лентяя, бросили на сеновал и подожгли. Парень едва не задохнулся, взмолился:
  - Царь, прикажи вытащить меня, скажу тебе всю правду.
  - Вытащите его, - приказал царь.
  Вытащили лентяя, привели, поставили перед царем.
  - Ну, говори правду.
  - Парень раздумал говорить правду.
  - Царь, нельзя душить человека дымом, не делай этого никогда, - сказал лентяй.
  Тут царские советники сказали:
  - Полоумного грешно наказывать, отпусти его на все четыре стороны.
  Царь послушался их.
  - Убирайся, - сказал он лентяю.
  Дорогой парень одумался, пришел домой, говорит отцу:
  - Пора нам заводить хозяйство, купи корову, быка, овец, будем ходить за ними.
  Отец видит, что парень взялся за ум, женил его, сыграл свадьбу. Они достигли своих желаний, да сбудутся и наши. С неба упало три яблока: одно рассказчику, два слуќшателям.
  
  Индийская сказка
  ЗА ЧУЖИМ СЧАСТЬЕМ НЕ ГОНИСЬ, ИЛИ СЧАСТЬЕ СЧАСТЛИВОМУ
  Жил в одном городе богатый брамин. Надумал он однажды строить себе новый дом, более обширный и поместительный, чем его старое жилище. Приступил он к этому делу обдуманно и крайне осторожно: созвал знаюќщих людей и сообразно их указаниям выбрал место для постройки; тщательно избегал при работе тех дней и часов, которые считаются в Индии неблагоприятными для всякого дела. Таким образом строил он дом свой в проќдолжение десяти лет. Когда настало время переезжать в дом, он и тут решил соблюсти все обряды, установленные обычаем: истратил крупную сумму денег на чествование богов, высших и низших, и вступил под своды нового жилища под звуки оглушительной музыки.
  Весь день прошел в церемониях и празднествах; накоќнец, к ночи, гости разошлись по домам, а усталый хозяин лег отдохнуть. Не успел он, однако, заснуть, как его разбудил грозный оклик. "Падать, что ли? Падать, что ли?" - звучало где-то над его головою. Брамин застыл от ужаса. "Верно, злой дух поселился в доме!" - подумал он. Снова прозвучал зловещий голос... Несчастному домоќвладельцу представилось, что крыша грозит обрушиться на него. Живо разбудил он домашних и тут же, ночью, поспешил выбраться из злополучного дома обратно в стаќрое жилище.
  Весть о происшедшем быстро облетела окрестность. Все заговорили о заколдованном доме и рассказывали всякие чудеса. Прачки клялись, что, идя поутру к реке, видели целую толпу демонов вокруг среднего столба злополучного дома; одна даже уверяла, что заметила в ту ночь какой-то зловещий свет, исходящий от стен новой постройки.
  Несчастному домовладельцу ничего более не оставаќлось, как с сокрушенным сердцем запереть дом, стоивший долгих трудов и больших денег, и окончательно поселитьќся в старом своем жилище. Так прошло около полугода.
  Жил в том же селении нищий брамин. У него была огромная семья, и он выбивался из сил, чтоб как-нибудь прокормить ее. Часто принужден он был ходить из дома в дом, выпрашивая подаяние, и чувствовал себя глубоко несчастным. У него не было даже дома, чтоб приютить семью; теснились они в маленькой лачуге на краю деревќни, да и та уже разваливалась, а между тем приближаќлась зима. Несчастный дошел до такого состояния, что решил покончить с собой, только у него не хватало духа сделать это собственными руками. Прослышав про заколќдованный дом, он нашел, что самое лучшее забраться туда с семьей и отдать себя на растерзание демонам. Намереќние это держал он в тайне от всех. Он пошел к богатому брамину и так сказал ему:
  - Благородный господин! Зима приближается, а крыќша моей хижины совсем обвалилась. Дозволь провести дождливое время в твоем новом доме. Богач был рад случаю, что хоть кто-нибудь поселится в его злополучном доме, и, не колеблясь, отвечал:
  - Святой отец! Пользуйся домом моим, сколько пожеќлаешь. Засвети там светильник свой, и да хранят тебя боги! Я выстроил здание, но не судьба мне жить там. Иди и попытай счастья.
  С этими словами богатый домовладелец отдал бедняку ключ от дома. На следующий день нищий брамин переселился туда со всею семьею. День прошел благополучно; когда же стемнело, все легли спать; один брамин не спал и ждал, что будет. Ровно в полночь раздался голос:
  - Падать, что ли? Падать, что ли?
  Твердо решившись погибнуть с женою и детьми и убежденный, что это должна упасть на него крыша, бра-мин воскликнул: "Падай, о падай скорее!" - и вдруг - каскадом полился с потолка шумный поток золотых монет. Они падали, падали, звеня и сталкиваясь, все шире и шире рассыпаясь по комнате. Брамин сидел на полу, выпучив глаза, и ничего не понимал. Наконец он стал опасаться, что золотая волна зальет его, и крикнул:
  - Довольно, остановись! - Надо сказать, что вид золотого моря тотчас же отогнал от него мысль о самоќ убийстве. - Остановись! - повторил он, и поток тотчас же остановился. Шум золотого водопада разбудил всю семью. Брамин рассказал им, в чем дело, и все вместе они
  стали сгребать деньги в кучи и сносить в отдельную комнату, восхваляя добродушие того злого или доброго духа, который овладел домом и наградил их таким богатством. Решено было держать дело в тайне, и, к чести семьи бедного брамина, никто не проговорился.
  С того дня брамин стал каждое утро разменивать по золотой монете и покупать все необходимое для семьи. Это не могло не возбудить внимания, и скоро прошел слух, что нищий брамин нашел клад в заброшенном доме. Дошли эти слухи до богача. Тот сам пошел к собрату расспросить его о кладе. Бедный брамин добросовестно рассказал все без утайки. Тогда домовладелец пожелал лично убедиться в его словах и даже остался ночевать с ним в доме: так соблазнял его золотой поток!
  Около полуночи снова раздался оклик:
  - Падать, что ли?
  - Падай! - сказал брамин, и мигом полились водоќпадом золотые монеты.
  Бедняк бросился сгребать их в кучу, а богатый домовладелец, дрожа, отступил в самый дальний угол: он видел не поток золота, а поток блестяќщих скорпионов. Бедняк бесстрашно собирал их руками, а богачу казалось, что скорпионы ползут к нему со всех сторон, готовые ужалить.
  - Остановись! - крикнул брамин, и поток остановился.
  - Это - твое, - обратился к домовладельцу бедный брамин, указывая на золотую кучу. Домовладелец горько заплакал:
  - О счастливый смертный! Недаром говаривал мой старик отец: "Счастье летит к счастливому!" Только теќперь понял я значение его слов. Я выстроил дом и бежал из него без оглядки, как только услышал странные слова. И, конечно, хорошо сделал, не то поток скорпионов живо поглотил бы меня! Знай же, о более счастливый друг, что все твои золотые монеты для меня лишь отвратительные скорпионы. Мне не дано видеть их монетами. А у тебя есть этот дар. С этой минуты дом твой. Если ты пожелаешь поделиться со мною своим богатством, когда уже обратишь его в другую монету, - я приму с благодарќностью и буду благословлять тебя, но теперь я не смею прикоснуться к нему.
  С этими словами домовладелец вышел из дома, боязќливо оглядываясь: он все еще страшился скорпионов. Бедняк таким образом сделался счастливым обладатеќлем клада и стал уже не бедняком, а богатейшим челоќвеком всего государства. Он не забывал, однако, что боќгатством своим обязан бывшему хозяину дома и ежегодно делился с ним своим достоянием. Так оправдалась пословица: "Счастье летит к счастлиќвому".
  
  Эстонская сказка
  Говорящее дерево
  Жил-был охотник, отправился он однажды в лес. Заќблудился и пришел к огромному озеру. Из озера выплыл большой дракон и сказал охотнику:
  - Не стреляй в меня!
  - Отчего же мне не убивать тебя, ведь ты меня съешь! - ответил охотник.
  - Я не сделаю этого; позволь мне подойти ближе к тебе. Увидишь, за мной идет другой дракон, который хочет меня съесть. Целься в белое пятно у него на груди и убей его!
  Появился с шумом другой дракон. Охотник выстрелил в белое пятно и убил дракона. Тогда первый дракон приблизился и съел убитого. Затем он предложил охотќку сесть к нему на спину, но тот не доверял ему.
  - Садись, садись, - я увезу тебя! И он сел.
  - До твоей деревни всего пять верст, - сказал драќкон, когда они пролетели немного, - дай, я дуну тебе в рот!
  Охотник испугался, упал на колени и стал плакать, но дракон сказал:
  - Не плачь, я хочу сделать тебя мудрым.
  Тогда охотник позволил дракону дунуть себе в рот и стал мудрым. Он отправился домой и сказал своим братьям:
  - Закладывайте коней, поедем в лес за золотым блюдом. Они отправились в лес, шли полдня, и братья спросили:
  -Зачем ты, дурак, заманил нас сюда?
  Тут большое дерево прошелестело:
  - Здесь, под моими корнями, стоит золотое блюдо.
  Они выкопали золотое блюдо, отвезли его домой и, когда открыли крышку, то увидели, что блюдо полно бесчисленных золотых монет. После этого братья снова отправились в лес и срубили дерево.
  - Сделайте из меня дверной косяк! - сказало оно им.
  Так они и сделали. После этого у них в хозяйстве размножились лошади и коровы, а хлеб в амбарах никогќда не переводился.
  
  Австрийская сказка
  КОБОЛЬД
  На постоялом дворе в Альпах служил один работник, бездельник и гуляка. Послал его однажды хозяин в деќревню, овец пригнать. Идет тот, вдруг - глядь: лежит на дороге блестящий овечий колокольчик. Стал работник в колокольчик изо всех сил звонить. И такой переливчаќтый, серебряный звон услыхал! Тут из-за скалы седой горный человечек, кобольд, явился и печально так спраќшивает:
  - Чего тебе надо? Чего ты меня вызваниваешь, глупец ты этакий?
  Но парень не из робкого десятка был. Он тут же и отвечает:
  - Ступай откуда пришел, а меня оставь в покое! Я тебя не звал и ничего мне от тебя не надо!
  Однако кобольд от него не отставал; он все бежал и бежал за ним следом. Наконец устал и говорит:
  - Знаешь что? Подари мне твой колокольчик!
  Не хотелось работнику колокольчик старичку даром отдавать.
  - А что я за него получу?
  - Я тебе клад покажу, сокровища несметные! - обеќщает кобольд.
  - Только покажешь? Ну нет! И отдашь тоже! - поќтребовал парень.
  - Ладно! - согласился кобольд и повел его в глубь гор.
  Видит парень - шахта, а рядом с ней - другая. В шахте - камни какие-то лежат.
  - Одна шахта - моя, другая - твоя! Из твоей можешь унести домой камней сколько захочется. Но никому ни слова об этом, - велит Кобольд.
  - Да это ж обыкновенные камни! - заартачился работник.
  Кобольд ему в ответ:
  - Камни эти с серебряными прожилками; покажи их сведущим людям, по-другому заговоришь!
  Набил парень карманы камнями и пошел в плавильню. А там говорят:
  - Вовсе это не камни, а руда, богатая серебром!
  И отсчитали ему за камни двадцать гульденов. Вороќтился работник к шахте и отдал кобольду колокольчик, а тот, не долго думая, колокольчик в шахту бросил. Услыхал работник серебряный звон, подивился, что хоќзяин шахты так колокольчиком распорядился, и спрашиќвает его:
  - Отчего же ты такой драгоценный колокольчик в шахту бросил? Ведь ты мне за него дорого заплатил.
  Кобольд ему в ответ:
  - Чтоб дурак и бездельник, вроде тебя, его не нашел. У кого в руках этот колокольчик, тому я должен служить. Так что радуйся награде; тебе она даром досталась. Мои камни тебя обогатят. Но только запомни поговорку: "Ешь пироги с грибами, да держи язык за зубами!"
  Вымолвил кобольд эти слова и исчез в шахте.
  Стал работник украдкой камни из своей шахты тасќкать. Таскал, таскал, пока не сделался самым богатым человеком в округе. Но никогда никому не рассказывал, откуда его богатство взялось. Крепко-накрепко запомнил он поговорку кобольда.
  Оттого что богатство работнику легко досталось, не пошло оно впрок. Пуще прежнего стал он разгульную жизнь вести, бражничал, дебоширил, и понеслась о нем дурная слава. Когда же он жениться надумал, ни одна, даже самая бедная, девушка не захотела за него замуж выйти.
  Напился он однажды с горя и выболтал все одному дружку: и про колокольчик, и про кобольда из горной шахты. Вдруг слышит - где-то вроде серебряный колоќкольчик звенит. Да так чисто, так звонко! Испугался работник, хмель с него будто рукой сняло. Побежал он к своей шахте, но там и крошки руды с серебряными проќжилками нет. И шахта кобольда тоже исчезла.
  Неоткуда было больше парню драгоценные камни брать. Работать он не умел и вскоре в нищету впал. И то сказать: редко бывает, чтоб незаслуженное богатство счастье приносило.
  
  Английская сказка
  ПЕЩЕРА КОРОЛЯ АРТУРА
  В глухой валлийской деревушке жил молодой человек по имени Эван. Зарабатывал он на пропитание тем, что помогал деревенскому пекарю. Но пекарь очень мало ему платил. И решил Эван покинуть родную деревню и пойти в Лондон - там-то он наверняка разбогатеет.
  Ранним утром попрощался он с пекарем и пустился в дорогу. Был у него с собой каравай еще теплого хлеба да несколько шиллингов в кармане. Шел он все утро, шел ходко, устал, проголодался и сел поесть хлеба в тени большой скалы у дороги. У самого подножия скалы рос молодой орех; срезал Эван с него крепкую, ровную ветку для посоха и пошел дальше.
  С посохом идти стало легче. Шагает Эван по дороге, весело насвистывает и дошагал наконец до Лондона. Воќшел через городские ворота, каких много вокруг Лондона, и сразу двинулся к реке. Стоит на берегу, глазеет на корабли и лодки. Подходит к нему старичок, маленький, сгорбленный, с густой белой бородой почти до пояса.
  Остановился и смотрит пристально на него. Дивится парень, что это старик вздумал его разгляќдывать, и решил с ним заговорить.
  - По-моему, Лондон - очень хороший город, - скаќзал он.
  - Есть такие, кто так думает, есть, - ответил старик, покачивая головой. - А тебя что привело в этот очень хороший город?
  - Я иду счастье искать. В Лондоне, говорят, можно разбогатеть.
  Повернулся старик и вперился в него взглядом. Да так странно смотрит, Эвану даже не по себе стало. Поќмолчал старичок немного и говорит:
  - Если хочешь разбогатеть, зачем так далеко шел. Возвращайся к тому месту, где эту палку срезал, что у тебя в руке.
  - Палку? А палка тут при чем?
  - Палка при чем? Ты где ее взял?
  - А тебе какое дело? - буркнул Эван и пошел было прочь: старик-то, верно, спятил.
  - А такое, - медленно произнес старик, - что спряќтаны в том месте груды золота и серебра, чаши и блюда всякие, самоцветами выложенные.
  - Золото, самоцветы! И я могу их найти?
  - Можешь, конечно, если вернешься туда, где срезал палку. Помнишь ореховый куст?
  - Что растет у подножия высокой скалы? Помню.
  - Это не простая скала. Про короля Артура слыхал?
  - Конечно, слыхал. Многое рассказывают о великом короле и его рыцарях. Жили они когда-то в Уэльсе, да давно умерли.
  - Не умерли, а спят. Уже сотни лет спят они в недрах этой скалы. А вокруг них - несметные сокровища.
  У Эвана даже глаза полезли на лоб.
  - Вот бы добраться до этих сокровищ! Скажи скорее, добрый старик, может ли простой смертный войти в ту скалу, где спит король Артур со своими рыцарями?
  Старик ответил еще медленнее:
  - Может-то может, но не так это просто. Пожалуй, я сам пойду с тобой. Без меня тебе ни за что до сокровищ не добраться.
  Обратная дорога в Уэльс показалась Эвану очень дол гой. Старик шел молча, не отвечая на расспросы, так что Эван больше ничего не узнал. Пришли наконец на место, где Эван остановился перќвый, раз по пути в Лондон.
  - Вот он, куст, - сказал Эван и показал старику молодой орех. - Видишь, срез еще свежий. Здесь я и срезал палку. Поглядел он на скалу - гладкая, ни щели, ни треќщины.
  - Ступай за мной, - приказал старик. - И делай все точно, как я велю, не то будет худо. Дело это опасное.
  Раздвинул он ореховый куст, а там - расщелина. Вошли в нее и очутились в узком проходе. Посредине растопырился огромный серебряный колокол, на длинной цепи подвешен.
  - Осторожно, - предупредил старик. - Смотри не задень.
  Проскользнули благополучно; узкий ход привел их в огромную залу. У Эвана даже дух захватило - такое странное открылось зрелище.
  Зала была полна спящих рыцарей; в блестящих доспеќхах, опоясанные мечами, сидели они вокруг длинного стола и, казалось, были погружены в глубокий сон. Одни спали, уронив голову на стол, другие - откинувшись на спинку стула, два или три рыцаря почивали прямо на полу; в зале ясно слышалось их мерное дыхание. Эван стал высматривать среди них короля Артура; во главе стола в большом кресле с высокой спинкой восседал рыцарь, у которого и во сне был королевский вид. На столе поблескивали золотые кубки, чаши, на мечах переќливались изумруды и рубины.
  - Можно, я возьму что-нибудь? - прошептал Эван.
  - Нет, нет! К этим сокровищам нельзя прикасаться. Они должны оставаться здесь, покуда король Артур спит. Но взгляни, - махнул рукой старик, - здесь есть еще кое-что. Это ты можешь взять.
  И Эван увидел целую гору золотых и серебряных монет. Он так и ринулся к ним, но старик удержал его:
  - Рыцари сейчас спят, но могут проснуться. И тогда тебе несдобровать. Пойдем обратно, смотри не задень колокол. Услышат рыцари, проснутся, и живым не выйќдешь.
  - Не бойся, не задену.
  - Не заденешь, если жадность не одолеет. А заденешь - загудит колокол, разбудит рыцарей, и они спроќсят: "Уже день?" - ты им бесстрашно отвечай: "Спите, еще ночь". И они опять погрузятся в сон. А теперь прощай. Пора мне. Смотри не забывай, что я тебе сказал.
  И старик исчез, как будто его и не было. Эван не мог понять, куда он делся, но не стал ломать голову - чего зря время терять? Приблизился он к груде монет, взял пригоршню, полюќбовался. Набил карманы - больше сыпать было некуќда, - зачерпнул еще две пригоршни и с досадой отверќнулся: груда золота не уменьшилась. Пошел он назад через залы, оглядывается на спящих рыцарей: боится выронить хоть монету, боится споткнуться и упасть, а пуще всего сокрушается, что так мало захватил золотых монет. Наконец вышел из залы, рыцари все продолжали спать. Двинулся, осторожно ступая, мимо колокола, тут одна монетка возьми и выскользни сквозь пальцы. Эван наќгнулся за ней и задел плечом колокол.
  Глубокий, чистый звук наполнил пещеру. Два рыцаря подняли головы. Эван с ужасом увидел, как они медленно поднимаются со своих стульев.
  - Уже день? - спросил один сонным голосом.
  - Спите, еще ночь, - быстро промолвил Эван.
  Рыцари сейчас же опустились на стулья, и веки у них опять смежились. Гул колокола затих, Эван слышал только мерное дыќхание спящих рыцарей и громкий стук собственного серд ца. Наконец добрался он до выхода из пещеры и не помня себя выскочил наружу. Разжал ладони, и на землю упали тяжелые круглые монеты. Вывернул карманы и как завоќроженный смотрел на рассыпанное золото.
  - Вот оно, богатство! Здесь столько, что хватит жить в довольстве до конца дней.
  Выстроил Эван на золото короля Артура большой, крепкий дом и стал жить припеваючи, не отказывая себе ни в чем. Золото быстро таяло, но он утешал себя тем, что всегда может вернуться в пещеру короля Артура и набрать золота сколько душе угодно.
  Прошло года три; половины монет не стало, и Эвану все чаще мерещилась золотая гора у ног короля Артура.
  - Ах, как мало золота взял я тогда! - попрекал он себя. - Но ведь некуда было сыпать, кроме карманов. Надо вернуться туда с целым мешком, нет, даже с двумя мешками.
  Так манила его пещера короля Артура, что решил он не ждать, пока иссякнет все золото. Сел утром на коня, взял с собой два больших мешка, много всякой снеди и поскакал к той скале. Скачет он на вороном коне и вспоминает тот дальний день, когда отправился пешком в Лондон на поиски счастья: был у него с собой каравай еще теплого хлеба да несколько шиллингов в кармане.
  Прискакал он к скале, нашел вход в расщелину, остоќрожно, бочком проскользнул мимо колокола и опять очуќтился в огромной зале. Там все было как три года назад. Король Артур и его рыцари все так же спали богатырским сном, а гора золота и серебра ничуть не уменьшилась.
  Сунул Эван руку в эту гору тяжелых холодных монет и стал горстями сыпать их в свои мешки. Вот счастье-то - богаче его теперь никого не будет во всем свете. Наконец наполнил мешки, а они такие тяжелые, что от пола не оторвешь, - волоком тащить и то трудно. Делать, однако, нечего - выволок Эван мешки из залы, присел на минутќку отдохнуть, отдышаться не может. Вдруг почудилось ему - один рыцарь шевельнулся.
  "Скорей надо ноги отсюда уносить", - подумал Эван. И опять поволок мешки. Осталось только колокол миноќвать. Так и эдак пытался Эван просунуться и задел все-таки одним мешком серебряный колокол.
  Громко загудел колокол, сильнее, чем в прошлый раз. Казалось, вся скала наполнилась гулом. Сразу десять рыцарей подняли головы.
  - Уже день? - вскричали они.
  - Нет, нет, - закричал Эван, - еще не день!
  Позабыл от страха, какие слова надо сказать. Бросились на него рыцари и давай бить. Били, били, ни одной целой косточки не оставили. А потом взяли и выбросили из пещеры. Сколько времени Эван лежал без сознания, не помнит. Очнулся, рад, что жив остался, сел кое-как на коня и поскакал домой.
  С тех пор и стала у него одна нога короче другой. Скоро все деньги вышли, и пришлось ему опять браться за работу. Никогда больше не наведывался Эван в пещеру короля Артура.
  Мирно спят в ней рыцари и по сей день, а вместе с ними спят их несметные сокровища.
  
  
  
  Сказка из Бирмы
  ЧУДЕСНЫЙ ПЕТУХ
  Жили когда-то два дальних родственника. Один был беден и жил в лесу, в маленькой хижине. Другой был богат и жил в городе, в больќшом красивом доме.
  Как-то раз шёл бедняк по лесу и вдруг видит: леќжит под деревом сверкающее золотое перо. Посмоќтрел он вверх - а на дереве сидит петух с золотым хвостом. Подобрал бедняк золотое перо и понёс его в город, прямо в дом к богачу.
  Посмотрел богач на золотое перо и говорит:
  - Красивая штука! Только стоит она немного. Я тебе за это перо дам одну серебряную монетку.
  А бедняк в жизни золота в руках не держал и не знал, что перо это - настоящее золотое. Думал, про сто блестящая диковинка. Поэтому он и решил, что серебряная монетка - хорошая цена за его находку.
  На другой день бедняк снова отправился в лес и снова под тем же деревом нашёл золотое перо. Отнёс его к богачу и опять получил одну серебряную монетќку. И так было много дней подряд.
  Но вот однажды пришёл бедняк, как обычно, к тоќму дереву и услышал, как петух с золотым хвостом громко кричит:
  - Кто моё сердце съест, тот каждый день у себя под подушкой будет находить по два золотых яйца! Кто моё сердце съест, тот каждый день у себя под поќдушкой будет находить по два золотых яйца!
  Удивился бедняк, побежал в город и обо всём расќсказал своему богатому и жадному родственнику. А тот ему и говорит:
  - Если ты мне поймаешь этого петуха, я тебе дам за него тысячу серебряных монет!
  Но бедняк ответил:
  - Не нужно мне твоих денег! Ты лучше возьми к себе в дом двух моих сыновей, чтобы они жили у тебя, как твой родные дети. Я хочу, чтобы они выросли умными и учёными.
  Богач тут же пообещал, что возьмёт сыновей бедќняка к себе в дом и отдаст их учиться. А за это бедняк обещал богачу поймать петуха с золотым хвостом.
  Рано утром пошёл бедняк в лес к знакомому дереќву. Чудесный петух молча смотрел на него с высоты. Бедняк прицелился и сбил стрелой петуха с золоќтым хвостом. Отдал он петуха сыновьям и послал их в город к своему богатому родственнику.
  Увидев петуха с золотым хвостом, богач запрыгал от радости. Он сам выщипал все золотые перья, а поќдом отдал петуха братьям и приказал сварить его и подать ему на обед. Про себя он решил, что учить сыќновей бедняка не станет: пусть лучше работают у него слугами!
  Пошли братья на кухню и принялись за дело. Они от души старались сварить обед повкуснее, чтобы боќгатый родственник остался доволен. Но вот беда: когда петух совсем уже сварился, бульон в котле вдруг закипел и петушиное сердце выплеснулось пряќмо на пол!
  - Ой, несчастье! - сказал старший брат. - Придётся теперь выбросить петушиное сердце. Смотри: оно упало прямо на грязный пол. Теперь мы не сможем подать его нашему хозяину...
  Но младший брат попросил:
  - Не выбрасывай петушиное сердце! Я с утра ничего не ел. Давай лучше вымоем его и съедим сами.
  Так они и сделали: вымыли петушиное сердце, разрезали на две части, и каждый съел свою половинќку. А потом они отнесли петуха своему богатому родќственнику. Начал богач копаться в горшке, искать петушиное сердце. Искал, искал, всего петуха съел, а сердце так и не нашёл. Стал он тогда спрашивать братьев:
  - Где петушиное сердце? Куда вы его дели?
  Тут братья ему во всём и признались.
  Жадный богач так на них обозлился, что схватил палку и выгнал обоих из дому. Со слезами на глазах вернулись братья в лес, в свою бедную маленькую хижину. И никак они в толк взять не могли, почему богач на них так накинулся из-за какого-то петушиноќго сердца.
  Но вот прошла ночь, а наутро каждый брат нашёл у себя под подушкой по золотому яйцу. Отнесли они свою находку отцу и рассказали, как дело было.
  Отец им и говорит:
  - Обидел меня мой богатый родственник! За то, что он вас прогнал, я эти блестящие яйца кому угодно продам, только не ему!
  Как раз проходил неподалёку бродячий торговец. Принёс к нему бедняк чудесные яйца. А торговец и говорит:
  - О, да ведь эти яйца из чистого золота! Я тебе за них хорошую цену дам.
  И он отсыпал бедняку столько денег, сколько тот за всю свою жизнь не видал. Лишь теперь понял бедняк, что богатый родственќник всё время его обманывал - за золотые перья платил ему серебряными монетками. "Нуда ладно! - решил бедняк, - Говорят: "Кто других обманывает, сам обманут будет!" Так и вышло.
  С тех пор братья каждый день находили у себя под подушкой по золотому яйцу. Отец продавал их за хоќрошую цену, и жили они в полном достатке. А главќное, мечта отца сбылась: оба сына теперь учились и многого достигли в науках.
  
  Болгарская сказка
  УДАЧА.
  Были два богатых брата. Вот раз младќший говорит старшему:
  - На деньгах весь свет держится. Удачи без денег не бывает.
  - Наоборот, - говорит старший брат, - это Удача приносит деньги.
  - Нет, ты мне денег дай, денег! Тогда Удача сама придёт.
  - Неправда. Нет Удачи - не будет и денег.
  Заспорили братья. Один говорит так, другой - этак. Наконец порешили узнать, кто прав. Взяли с соќбой денег и тронулись в путь. Шли, шли, пришли в одну деревню. Расспросили, кто тут самый бедный крестьянин, позвали его, дали ему пятьдесят золотых и говорят:
  - Возьми деньги и подкупи Удачу. Она тебя добќру научит.
  Обрадовался бедняк, пошёл домой. И видит - идёт ему навстречу русоволосая женщина и спрашиќвает:
  - Куда ты путь держишь?
  - Иду подкупать Удачу, - отвечает бедняк. - Несу ей пятьдесят золотых.
  - Удачу деньгами не подкупишь, - говорит женщина. - Лучше на них купи что-нибудь своим детям. А что останется, спрячь в шапку.
  Бедняк купил говяжье лёгкое на обед, а остальные деньги засунул за подкладку шапки. Идёт бедняк своей дорогой. Вдруг, откуда ни возьмись, прилетел ворон, стал виться у него над гоќловой.
  - Кар-кар-кар! - каркает ворон.
  Бедняк ему:
  - Это лёгкое не про тебя! - и спрятал лёгкое за пазуху.
  А ворон спустился, сорвал у него шапку с головы и улетел - только его и видели!
  Долго ли, коротко ли, опять пришли богатые братья в эту деревню: хотелось им узнать, что сделал бедняк с их деньгами. Бедняк им рассказал, что ворон сорвал у него шапку с головы и унёс деньги.
  Братья дали ему сто золотых и сказали:
  - Бери деньги и подкупи Удачу.
  Взял бедняк деньги, пошёл домой. И вот опять идёт ему навстречу русоволосая женщина и спрашивает:
  - Что это ты так крепко в руке держишь?
  - Золотые, - отвечает бедняк.
  - На что тебе золотые?
  - Мне их дали люди, чтобы подкупить Удачу.
  - Эх, неразумный ты человек! Или ты не знаешь, что Удачу деньгами не подкупить! Спрячь деньги у себя в доме. А потом я тебя научу, как найти Удачу.
  Отнёс бедняк деньги к себе домой и спрятал их в горшке с отрубями. И вот раз пошёл бедняк на базар. А в это время, мимо его дома проходил разносчик.
  - Я-а-блоки! Я-а-блоки! - кричал он.
  Услышали его ребятишки бедняка, попросили мать купить яблок. Мать взяла горшок с отрубями и, променяла его на яблоки. Пришёл бедняк домой, стал искать горшок - нет его!
  - Жена, где горшок?
  - Я его отдала торговцу. Променяла на яблоки детям.
  - А где торговец?
  - Ушёл.
  Заохал бедняк, застонал, побежал искать разносќчика: "Где разносчик, где разносчик?" Нету нигде. Как сквозь землю провалился. И вот опять пришли в ту деревню богатые братья. Рассказал им бедняк, куда девались деньги. Тогда братья дали ему две пули и говорят:
  - Вот тебе две пули. Одна тебе, другая Удаче.
  Взял бедняк пули. Тронулся в путь. Опять идёт ему навстречу русоволосая женщина и спрашивает:
  - Что ты несёшь в руке?
  - Пули.
  - На что они тебе?
  - Мне их люди дали. Одна пуля мне, другая Удаче.
  - Пулей Удачу не добыть, - говорит женщиќна, - и о смерти думать не смей! Ты послушай меня, я тебя научу, как найти Удачу. Отлей ещё сто пуль. Свяжи длинную сеть. Прикрепи пули к сети вместо грузил. Девять дней забрасывай сеть в море. На десяќтый день добудешь Удачу.
  Нанялся бедняк на работу. Заработал немного деќнег. Купил олова и ниток. Из олова стал лить пули, а из ниток связал сеть. Прикрепил к сети пули вместо грузил и пошёл на берег моря. Девять дней забрасыќвал сеть, и ничего в неё не попадалось. На десятый день вечером забросил сеть в последний раз. Вытаќщил её - и что же он увидел? Золотую рыбку!
  Принёс бедняк рыбку жене. Жена принялась её потрошить и нашла у неё внутри камень. Сиял каќмень, как солнце, а когда стал его бедняк рассматриќвать, то так и откинулся назад: из камня глянуло на него лицо той русоволосой женщины, что учила, как добыть Удачу. И вот камень заговорил человеческим голосом:
  - Не пугайся меня, друг! Удача у тебя в руках. Неси меня к царю.
  Бедняк принёс драгоценный камень-самоцвет во дворец и говорит:
  - Царь-гоеударь, прими от меня драгоценный камень! Девять дней я забрасывал в море сеть. На десятый поймал золотую рыбку. А в рыбке нашёл, этот камень.
  Царь взял камень и спрашивает бедняка:
  - Что просишь за него?
  - Что пожалуешь, царь-государь!
  Тогда царь ему сказал:
  - Даю тебе сроку девять дней. Сколько земли за девять дней обойдёшь - вся твоя будет. И станешь на ней царём. Как сказал царь, так бедняк сделал. Всё исполниќлось, и бедняк стал царём. И вот опять пришли богатые братья посмотреть. Что поделывает бедняк. Подошли ко дворцу нового царя. Царь завидел их в окошко, приказал позвать к себе в гости. Обомлели братья, когда узнали, что бедняк стал царём. А он усмехнулся и говорит:
  - Чему дивитесь? Что я царём стал? Это моя Удача.
  - А как ты её подкупил, Удачу-то? - спрашиваќет младший брат. - Нашими деньгами?
  - Нет, - ответил тот, - своим трудом.
  
  Индонезийская сказка
  ПАРА ДОМАШНИХ ТУФЕЛЬ
  Жила-была пара стоптанных домашних туфель: туфля-муж и туфля-жена. Если бы вы взглянули на них повнимательней, то сразу заќметили бы разницу между ними; туфля с правой ноги была побольше и потолще, чем туфля с левой ноги. Это и понятно: ведь левая туфля была жена, а праќвая - муж. Сделаны они были из буйволовой кожи и принадќлежали радже, который правил страной Сасак, что на острове Ломбок. Раджа очень, любил свой туфли и ноќсил их каждый день - с раннего утра и до позднего вечера. А когда ложился спать, то всегда ставил их на полочку - он очень любил чистоту и порядок.
  Но стоило радже заснуть, как из-под пола вылезаќли мыши. Сверкая, круглыми чёрными глазками, они обшаривали всю комнату в поисках пищи. Но в спальќне раджи поживиться было нечем, и мыши стали поќглядывать на туфли. Буйволова кожа пахла до того вкусно, что у бедных мышей текли слюнки!
  Обе туфли трусили не на шутку, но, чтобы отпугќнуть мышей, принимали свирепый вид и грозно поќсматривали на них. Мышам и в самом деле становиќлось не по себе. Однако запах буйволовой кожи был настолько привлекателен, что с каждой ночью мыши подкрадывались к туфлям всё ближе и ближе. А туфќли тряслись от страха.И вот однажды ночью мыши подобрались к ним совсем близко и обнюхали их со всех сторон. На расќсвете туфля-муж сказал своей жене:
  - Похоже на то, что мыши всерьёз задумали нас съесть. Сейчас-то они забились в свой норки, потому что начало светать, а когда опять стемнеет, они снова вылезут и...
  Муж тяжело вздохнул, и жена тоже вздохнула. После недолгого раздумья муж сказал:
  - Мыши, конечно, сильнее, чем беззащитные доќмашние туфли, которые даже не могут спастись бегќством. Эх,.как было бы хорошо, если бы мы стали мышами! Не попросить ли нам аллаха, чтобы он преќвратил нас в мышей?
  Туфля-жена ответила:
  - Я - твоя жена, и мы с тобой всегда вместе. Я пойду за тобой, куда бы ты ни пошёл и кем бы ты ни был - туфлей или мышью; это мне всё равно!
  Тогда муж стал просить аллаха, чтобы он разреќшил им стать мышами. Аллах не остался глухим к этой просьбе. Они тотчас же превратились в мышей, спрыгнули с полочки, где стояли по ночам, и спрятаќлись в мышиной норе. А когда раджа проснулся и захотел надеть свой любимые туфли, то нигде не мог найти их - они бесќследно исчезли. Раджа очень рассердился на своих стражников - они, конечно, заснули и не заметили, как во дворец забрался вор. Те клялись, что ни на сеќкунду не смыкали глаз и не подпускали ни одного чеќловека. Но раджа не поверил. Куда же, в таком слуќчае, могли подеваться туфли?
  А туфли, превратившись в мышей, жили теперь под полом. Им было всё-таки немного грустно: больќше они уже не могли сопровождать раджу во время его прогулок. Но зато, когда наступала ночь, они быќли счастливы - ведь теперь они не боялись, что их съедят мыши.
  Вместе с другими мышами они бегали по комнаќтам дворца в поисках пищи. Но вот как-то раз на них ринулась огромная кошка. К счастью, мужу и жене удалось вовремя юркнуть в норку и избежать верной смерти. Ах, как у них коќлотилось от страха сердце, когда они услышали жаќлобный писк мыши, попавшей в кошачьи когти! До чего же страшно быть мышью!
  Муж тяжело вздохнул, и жена тоже вздохнула. Муж и говорит:
  - Такая большая кошка, конечно, гораздо сильќнее, чем мы - бедные мыши. Вот было бы хорошо, если бы мы стали кошками!
  Мышь-жена ответила:
  - Я - твоя жена, и мы с тобой всегда вместе. Я пойду за тобой, куда бы ты ни пошёл и кем бы ты ни был - туфлей, мышью или кошкой; мне это всё равно!
  И тогда муж стал просить, чтобы аллах превратил его в кота, а жену его - в кошку. И вот они стали кошками. По ночам они ловили мышей, а днём отсыпались и грелись на солнышке. Однажды за ними погналась большая, страшная собака. Но они успели вскарабкаться на дерево и, прижавшись к ветке, зафыркали и зашипели. Собака продолжала лаять, а кот и кошка дрожали от страха, уцепившись за ветку. Где уж тут нежиться на солнышке!
  Кот глубоко вздохнул, и кошка тоже вздохнула:
  - Видно, собака сильнее, чем мы - несчастные кошки, - сказал кот.- До чего же хорошо быть соќбакой!
  Кошка ответила:
  - Я - твоя жена, и мы с тобой всегда вместе. Я пойду за тобой, куда бы ты ни пошёл и кем бы ты ни был - туфлей или мышью, котом или псом; мне это всё равно!
  И тогда кот снова обратился к аллаху и попросил, чтобы он превратил их в собак. И вот они стали собаќками. Как им было весело! Весь день напролёт они резвились. Хорошо быть собакой!
  А в это время во дворе крестьяне толкли рис. Соќбаки очень любят играть с человеком, вот они и подоќшли поближе, виляя хвостами. Но не тут-то было! Люди побили их палками. Поджав хвосты, обе собаки с жалобным воем бросились наутёк. Теперь они уже совсем не были рады тому, что стали собаками.
  - Человек, видно, гораздо сильнее, чем мы - бедные собаки, - сказал пёс с глубоким вздохом.
  Жена его тоже вздохнула.
  - Что, если нам попросить аллаха, чтобы он превратил нас в людей? Тогда уже мы никого не будем бояться, - сказал пёс.
  - Я - твоя жена, и мы с тобой всегда вместе. Я пойду за тобой, куда бы ты ни пошёл и кем бы ты ни был - туфлей или мышью, котом или псом, или человеком.
  И тогда пёс стал просить аллаха, чтобы он превраќтил их в людей. И они стали крестьянами. До чего же они были рады! Теперь они могли изќбить любую собаку палкой, крикнуть "брысь" любой кошке. Ну, а если в мышеловку попадалась мышь, то они топили её в ведре. А по праздничным дням они разгуливали повсюду в туфлях. Очень приятно было быть человеком! Но хорошей жизни скоро пришёл конец. Сельский староста созвал всех жителей деревни и приказал им прокладывать новую дорогу. От зари до зари крестьянин трудился теперь не разгибая спины, под палящими лучами солнца. Его жена таскала тяжёлые камни, а он раскалывал их моќлотком. От усталости он едва дышал, и пот катился с него градом. Так прошёл первый день, второй день, третий день, четвёртый день - тяжёлой работе не было конца.
  Они изнывали от жары и выбивались из сил, а к ним то и дело подъезжал верхом на лошади сельский староста и покрикивал на них и ругал за нерасторопность. Крестьянин тяжело вздохнул, и жена его тоже вздохнула.
  - Хорошо живётся сельскому старосте! - сказал муж - Знай себе разъезжает на лошади, да и тольќко! Ему небось не приходится гнуть спину в такую жару. А что, если мы попросим аллаха, чтобы он преќвратил меня в сельского старосту?
  - Я - твоя жена, и мы с тобой всегда вместе. Я пойду за тобой, куда бы ты ни пошёл и кем бы ты ни был - туфлей или мышью, котом или псом, крестьяќнином или сельским старостой, - ответила верная жена.
  И тогда муж стал просить аллаха, чтобы он преќвратил его в сельского старосту, потому что жить так дальше им уже было совсем невмоготу. И в тот же день крестьянин стал старостой. Теперь он поживёт в своё удовольствие! К его услугам - быстроногий конь, на котором он может разъезжать с утра до ночи. А когда он возвращается домой, заботливая жена угощает его сладким кофе и вкусными пирогами. Вечером, ложась спать, супруги совсем размечтались: не жизнь теперь пойдет, а сплошной праздник.
  Но не успели они заснуть, как раздался стук в дверь. Вошёл посланник раджи и сказал:
  - Всем сельским старостам велено срочно явитьќся во дворец.
  Быстро одевшись, сельский староста оседлал своќего коня и всю ночь провёл в пути, чтобы к утру предќстать перед раджой. Несколько часов подряд простоќял он в тронном зале, почтительно склонившись, выќслушивая гневные речи раджи и робко оправдываясь. Он страшно устал, и его охватила тоска. Домой он вернулся поздно ночью, расстроенный и огорчённый. И так повторялось много раз... Сельский староста тяжело вздыхал, и жена его тоже вздохнула. Сладќкий кофе и вкусные пироги их уже не радовали.
  - Да, видно, раджа сильнее, чем все сельские стаќросты, - сказал муж. - Я думаю, мы должны попросить аллаха, чтобы он превратил меня в раджу.
  Вот тогда мы достигнем вершины блаженства!
  А жена его тихо ответила:
  - Я - твоя жена, и мы с тобой всегда вместе. И я пойду за тобой, куда бы ты ни пошёл и кем бы ты ни был - туфлей или мышью, котом или псом, крестьянином, или сельским старостой, или раджой.
  И тогда сельский староста стал просить аллаха, чтобы он превратил его в раджу, потому что жить по-прёжнему они уже были не в состоянии. Муж с женой легли спать, а когда проснулись - смотрят: они уже во дворце. До чего же хорошо жиќть радже с его супругой! Едят и пьют самое вкусное, ни в чём себе не отказывают. "Теперь нам никто не помешает!" - думают они.
  Да не тут-то было!
  На острове Ломбок, кроме этого раджи, были ещё и другие. И, когда разразилась война с соседним госуќдарством, наш раджа потерпел поражение. Ведь он только кутил да развлекался, а об армии своей ни сколько не думал. Вот его солдаты и разбежались врассыпную во время первого же сражения.
  И, когда вражеское войско окружило со всех стоќрон его дворец, он понял, что рассчитывать ему не на что. Вот-вот его вместе с женой возьмут в плен, и тоќгда - в лучшем случае - он станет служить конюхом у своего врага. Но это было бы ужасно!
  - Во всём мире нет существа, которое было бы избавлено от чувства страха, - сказал раджа и тяќжело вздохнул.
  Жена его тоже вздохнула.
  - Один только аллах никого не боится, - продолжал раджа. - А не попросить ли нам, чтобы я превратился в аллаха?
  Но не успел он выговорить эти слова, как муж с женой превратились... в стоптанные домашние туфли. В это мгновение раджа-победйтель вошёл во двоќрец, увидел пару туфель и тотчас же надел их.
  - А ведь эти туфли очень похожи на те, что у меќня украли! - воскликнул он и начал горделиво проќхаживаться по комнате, как и подобает радже, выигравшему войну.
  И, разумеется, он даже не услышал, как туфля на его левой ноге говорила, обращаясь к туфле с правой ноги:
  - Я - твоя жена, и мы с тобой всегда вместе. И я пойду за тобой, куда бы ты ни пошёл....
  
  Корейская сказка
  ЖАДНЫЙ ПАК
  В давние времена жил в Алмазных горах жадный Пак. На что ни взглянет - всё себе хочет взять, и всё ему кажется мало.
  Попался раз в его капкан бурундук, да не простой, а с серебряной шерстью. Обрадовался Пак. Хотел убить бурундука. Вдруг тот заговорил человеческим голосом:
  - Не убивай, выпусти меня! Дам тебе взамен серебра, сколько ты попросишь.
  - Сколько попрошу? Сделай так, чтобы всё, к чему я притронусь, становилось серебром, и чтобы никто, кроме меня, не мог это серебро взять, - тогда отпущу, - сказал жадный Пак.
  - Будет по-твоему, - ответил бурундук.
  Жадный Пак схватил капкан - стал капкан сеќребряным. Выпустил тогда. Пак бурундука, домой поќспешил. Бежит - себя не помнит от радости. К двери дома притронулся - перед ним зазвенела серебряная дверь. В дом вошёл, ковшик для воды схватил - стал и он серебряный. Снял башмаки, хоќтел их поставить у порога - и башмаки стали сеќребряные. Циновка на полу - и та под рукой Пака в серебро превратилась. Жадный Пак совсем с ума сошёл от такого богатства. Бегает по дому, по двору да всё трогает. Бегал, бегал - устал, есть захотел. Да вот беда: вся еда в серебро превратилась. Чашечќку с рисом взял - и чашечка, и рис, и палочки для еды сразу серебряными стали. Хочет Пак есть, да не может. "Как-нибудь потерплю, - думает жадный Пак, - зато богатство-то у меня какое! Все мне теќперь завидовать будут".
  И верно - нашлись такие люди, что Паку завидовали, но только недолго. Стали все замечать, что толстый Пак превращаетќся в Пака тонкого: день за днём всё тоньше да тоньќше становится. Скоро совсем отощал. Слёг жадный Пак в свою холодную, жёсткую серебряную постель да и умер от голода и холода.
  
  
  Французская сказка
  ВЕСЁЛЫЙ ЖАННО И ВОЛШЕБНАЯ ФЛЕЙТА
  Добрая крестьянка замесила однажды хлеб. На самом дне квашни остался у нее маленький кусочек теста. Она и подумала: "Дайќка я испеку пирожок для сынка моего, Жанно!"
  И вот взяла добрая женщина немного масла, полоќжила его в тесто, прибавила два яйца и испекла для сынка своего Жанно расчудесный пирожок - весь руќмяный, золотистый. И, когда пирожок был готов, поќзвала она своего сына, отдала ему пирожок и послала его на улицу играть с ребятишками.
  Вышел Жанно на дорогу, уселся на краю и сидит, жуёт пирожок. А как раз в это время проходила мимо дряхлая старушка.
  - Добрый день, Жанно! - говорит старушка. - Ой, какой у тебя чудесный пирожок! Не дашь ли мне кусочек попробовать?
  - О чём тут говорить! Берите весь, если вам так хочется! Вот, держите!
  - Спасибо, Жанно, у тебя доброе сердце! Только весь пирожок мне не нужен - хватит и половины!
  Съела добрая старушка свою половину, а потом достала из котомки кольцо и флейту и подала Жанно.
  - Не хочу я быть в долгу перед тобой! - сказала старушка. - Ты мне дал половину своего пирожка - вот тебе взамен кольцо и чудесная флейта. Смотри береги их! Они тебе в жизни не раз пригодятся!
  Поблагодарил Жанно добрую старушку, а когда она ушла, захотелось ему узнать, какая же польза от этого кольца и чудесной флейты. Надел Жанно кольцо на палец и в тот же миг сдеќлался маленький-маленький! "Неужели я теперь таким и останусь и никогда не вырасту?" - подумал Жанно.
  Но едва он это подумал, как сразу начал расти, расти... Стал выше самого высокого стога сена, а поќтом выше ветряной мельницы. Тут снял Жанно кольцо с пальца и тотчас сделалќся такого же роста, как был прежде.
  После этого взял Жанно волшебную флейту и за: играл. И вдруг всё вокруг него пустилось в пляс, всё запрыгало, заскакало, завертелось быстрей и быќстрей! "Ну, теперь я знаю всё, что мне нужно знать! - подумал Жаннб. - Теперь я могу весь свет обойти!"
  К вечеру дорога привела Жанно в лес. Увидели его разбойники и пустились за ним в погоню. Но Жанќно надел на палец волшебное кольцо и сразу стал таќким маленьким, что спрятался под обломком яичной скорлупки. Разбойники его и не заметили.
  Жанно снял кольцо, снова сделался таким же, какой был и прежде, и свернул на окольную дорогу. Но тут другая шайка разбойников пустилась за ним слеќдом. Пришлось Жанно снова стать маленьким и спряќтаться под капустным листком. Там он и заночевал. Наутро подошёл юный путник к замку и попросил принять его как гостя. Слуги повели его к хозяину замка. А хозяином был сам король соседнего короќлевства.
  - Тебе что здесь понадобилось, малый? - спроќсил король.
  - Я хочу есть, пить и спать, нравится это вам или не нравится, - ответил Жанно.
  - Ах ты, наглец, невежа! Я вот сейчас прикажу вздуть тебя по заслугам!
  - Не боюсь я ни вас, ни ваших слуг! Я сильнее всех карликов и всех великанов! Вот, смотрите!
  И у всех на глазах Жанно сделался вдруг совсем маленьким, как комар. Король подумал, что Жанно может сделаться невидимкой, и весь гнев у него про пал. Он приказал накормить Жанно хорошим обедом, отвёл ему комнату во дворце и приставил к нему слуг.
  А у этого короля была дочь невиданной красоты. Увидел её Жанно и полюбил. И решился он просить, чтобы король отдал свою дочь ему в жёны. В ответ на это король сказал, что должен подуќмать, и потребовал три дня отсрочки. А когда прошли три дня, король вызвал к себе юного смельчака и скаќзал:
  - Я дал клятву, Жанно, что моя дочь выйдет заќмуж за того, кто на деле докажет свою ловкость. Вот тебе задача: завтра возьми двенадцать белых кролиќ
  ков и двенадцать чёрных и проведи их по полям и леќсам без всякой привязи. Если до захода солнца ты приведёшь обратно в замок всех кроликов, то бери
  мою дочь себе в жёны. Принимаешь моё условие?
  - Принимаю! - ответил Жанно. - Попробую с этой задачей справиться!
  И вот взял Жанно двенадцать белых и двенадцать чёрных кроликов и вывел их в поле. Они уж хотели было разбежаться, но Жанно вынул флейту и заиграл. Пришлось кроликам поплясать! Целый день плясали. А вечером Жанно их всех привёл в замок.
  Тогда король решил испытать его ещё раз.
  - Завтра придёт за тобой палач, а ты попробуй попасть к нему в руки и не умереть. Выдержишь и это испытание, - сказал он, - отдам тебе дочь в жёны.
  На другое утро и вправду поставили на широком дворе замка виселицу. Но, когда палач хотел накиќнуть осуждённому на шею петлю, Жанно стал расти всё выше, выше, пока не стал таким высоким, что смог сесть на перекладину виселицы, словно на скаќмейку, так что ноги его касались земли. Бедняга палач, задрав голову, смотрел на Жанно, а тот всё рос, рос, пока не стал вровень с самой высоќкой башней королёвского замка. Тут Жанно оперся о её крышу локтем, а виселицу, словно щепку, отбросил ногой в сторону.
  Но Жанно был хороший юноша, и он любил короќлёвскую дочь. Поэтому он снова сделался таким, как был прежде, и спросил короля:
  - Ну, в самом деле, ваше величество, почему бы мне не жениться на вашей дочери? Оба ваши желаќния я исполнил.
  Что мог ответить король? Он согласился. Ведь это совсем неплохо, когда зять то вырастет с башню, то уменьшится до размеќров комара! Для жизни при королёвском дворе это кое-что значит! Жанно послал за своей матерью. Она приехала ко дню свадьбы и с тех пор осталась жить во дворце. А когда король умер, вместо него стал править страной весёлый Жанно.
  
  Югославская сказка
  МАЛЬЧИК С ДЕВЯТЬЮ ПОДСВЕЧНИКАМИ
  Жил-был один мастер, и был у него мальчик-слуга. Они вместе ходили в лес за дровами. Однажды, бродя по лесу, увидали они в земле открытую дверь. Хозяин не решился в неё войќти и сказал мальчику:
  - Иди, слуга, спустись туда, и всё, что ты там найдёшь, разделим пополам.
  Мальчик сразу же, без колебаний, вошёл в эту дверь и ощупью добрался в темноте до большого подвала. В подвале лежали три глыбы золота, и всё подземелье сверкало от него. На одной золотой глыбе сидел орёл, на другой извивалась трёхглавая змея, а на третьей скорчился чёрт и скалил зубы на мальчиќка. Но в сердце мальчика не было страха. Он схваќтился было за одну из золотых глыб - никак не взять её; схватился за другую - опять не взять; ухватился он и за третью - и та не поддаётся. Так ничего он и не смог отнять у чудовищ; поднял только с пола каќкую-то шкатулочку и спрятал её за пазуху. Но едва он успел её спрятать, как подул сильный ветер, закруќжил мальчика и унёс его в горы, в густой и дремучий лес. Долго блуждал мальчик по лесу, пока наконец не выбрался из него и не вышел к морю. По другую сторону моря смутно виднелся какой-то город. Но как же туда попасть? Долго думал мальчик, пока не придумал: он нашёл несколько поваленных деревьев, связал их вместе и сделал плот. И поплыл, поплыл через море в далёкий город. Переплыл он на тот берег и думает: "Куда мне теперь идти? Ведь я ниќкого в этом городе не знаю". Вошёл он в одну харќчевню и нанялся там рубить дрова за обед и за ужин. Но на другой день позвал его хозяин и говорит:
  - Дал я тебе вчера и пообедать и поужинать, а теперь ступай, ищи себе другое место. Мне ты больше не нужен.
  Пошёл тогда мальчик на базар и остановился, пригорюнившись, у какой-то лавки. Вышел из лавки хозяин и спрашивает:
  - Чего тебе надо, малыш?
  А мальчик отвечает, что он очень голоден. Пожаќлел его лавочник и дал ему немного денег. На следующий вечер, когда мальчик опять подошёл к лавке, хозяин сказал:
  - Иди, сынок, попроси теперь где-нибудь в друќгом месте, я тебе больше ничего не могу дать.
  Стал мальчик думать, что же ему дальше делать, и вспомнил про шкатулку. Открыл он её и нашёл в ней девять подсвечников. И подумал тогда мальчик: "Для этих подсвечников нужно девять свечей; вставить бы их и зажечь - пускай горят!" Пошёл он тогда к одному хозяину и сказал:
  - Дай мне, господин, девять грошей, буду рабоќтать у тебя девять дней.
  Прослужил он положенный срок и получил деньќги. Купил мальчик девять свечей, вставил их в подќсвечники и зажёг. И вдруг прилетели девять девушек. Стали они петь, плясать и играть на тамбуре до самой полночи. А в полночь каждая из них дала ему по коќшельку с золотом и сказала:
  - Вот тебе, господин, на расходы.
  И все улетели. На следующий вечер пришёл мальчик в гостиниќцу и заказал себе богатый ужин. Хозяин засмеялся и говорит:
  - Где тебе взять денег на хороший ужин?
  А мальчик отвечает:
  - У меня столько денег, что я мог бы купить всю эту харчевню.
  Тогда хозяин удивился и испугался:
  - Милый мой сынок, откуда у тебя столько деќнег? Не обокрал ли ты кого и не будет ли от этого беды?
  Услышав это, мальќчик сказал:
  - Глазами отца моќего клянусь - не крадеќные эти деньги! Прихоќди вечером ко мне и приќнеси девять свечей - чудо увидишь, какого никогда не видывал!
  Вечером принёс ему хозяин девять свечей и хороший ужин, а сам уселся возле мальчика - посмотреть, что будет. Мальчик с аппетитом съел всё, что ему принёс хозяин, а потом зажёг девять, свечей в девяти подсвечниках, И сразу же явились девять девушек и стали петь, играть на тамбуре и плясать, а в полночь опять каждая из них дала мальчику по кошельку с золоќтом. И так было каждую ночь, пока мальчик не разбоќгател. Широко разнеслась молва об этом чуде; прослыќшал о нём и царь. Призвал к себе мальчика и спраќшивает:
  - Что это у тебя такое есть, что к тебе прилетают девять девушек и дарят тебе золото?
  А мальчик отвечает:
  - Подожди, царь, пока стемнеет, и я покажу теќбе это чудо.
  Как только смёрклось, пришёл царь. Зажёг мальќчик свечи - и сразу же явились девушки. Они пели, били в тамбур и плясали, а когда наступила полночь и девушки собрались улетать, каждая из них подариќла мальчику кошелёк с золотом. Всё это царю очень понравилось, и он задумал отобрать у мальчика его шкатулку. С этой мыслью собрал он у себя городскую знать, и все они отправиќлись к мальчику.
  Когда царь и его свита уселись на подушки, мальќчик зажёг девять свечей. Но едва он успел их зажечь, как раздался страшный шум и грохот, а вместо девушек вдруг влетели девять арапов, каждый из них - с дубинкой, и все они набросились на царя и его свиќту. Поднялся тут крик и визг, а когда сам царь попроќбовал дубинки, принялся он умолять мальчика, чтобы тот избавил его от арапов, и обещал никогда не отниќмать у него волшебной шкатулки. Тогда мальчик заќдул свечи, и арапы тотчас исчезли. После этого вернулся мальчик в свой город у моќря, где и сейчас живёт, если не умер.
  
  Курдская сказка
  Лентяи из Багдада
  Однажды падишах с женой и дочерью вышел в город погуќлять, поглядеть, как живет народ, как цветут сады. Шли они, шли и видят - лежит под деревом юноша. Сорветќся с дерева плод, шлепнется рядом - он протянет руку и съест его, а упадет подальше - он и не шелохнется. Жена падишаха и говорит:
  - Ну и бездельник, ему лень даже шевельнуться!
  Муж и объясняет:
  -Это лентяй из лентяев Багдада. Он настолько ленив, что не шевельнет и пальцем, даже чтобы позаботиться о еде для себя.
  - А знаете, почему он такой лентяй? - сказала дочь.- Поќтому что нет никого, кто бы за ним присматривал. Имел бы он хозяйку, не был бы таким.
  - А разве у него нет хозяйки? - спросил отец.
  - Нет, отец.
  - Хорошо, вернемся домой, велю тебя выдать за него замуж. Посмотрим, чем ты ему поможешь.
  Вернулись они во дворец. Позвал падишах двух слуг и велел:
  - Отведите мою дочь в дом лентяя и выдайте за него замуж.
  Горько заплакала мать, упрашивая падишаха смилостивиться над дочерью. Но падишах стоял на своем:
  - Или я велю отрубить ей голову, или отдам ее тому лентяю. Она говорит, что вся беда в том, что у него нет хозяйки, так пусть она и будет его хозяйкой.
  Привели слуги дочь падишаха в дом лентяя. А у лентяя одна старушка-мать па всем белом свете. Утром лентяй ложился под дерево и только поздно вечером возвращался домой.
  - Матушка, - сказал один из слуг, - падишах отдает свою дочь в жены твоему сыну. Оставляем ее у тебя в доме.
  Испугалась старушка:
  - Дом-то наш - конура, падишах, верно, смеется над нами. И хочет отрубить нам головы.
  - Успокойся, матушка. Падишах по своей воле вручил вам свою дочь. Никто вас не тронет.
  Вернулся вечером сын, мать и говорит ему: - Падишах прислал тебе свою дочь.
  - Я очень благодарен падишаху, что ж, поживем вместе.
  А наутро дочь падишаха обратилась к лентяю с такими словами:
  - Куро, возьми этот золотой, сходи в город, погуляй, а веќчером возвращайся.
  Гулял лентяй по городу и все ощупывал деньги в кармане, думал, на что бы такое их истратить. Вечером, возвращаясь домой, встретил он старика. Тот сиќдел на земле и кричал:
  - Советы продаю, продаю советы!
  Подошел лентяй поближе, спросил:
  - Сколько стоят твои советы?
  - Один совет стоит золотой.
  Вынул лентяй золотой, отдал старику.
  - Сыпок, необдуманно не берись за дело, - посоветовал старик.
  Вернулся лентяй домой, жена спрашивает:
  - Ну, скажи, что ты сегодня делал?
  - Я не тратил деньги, но на обратном пути купил на них совет.
  - Ну и хорошо, - сказала дочь падишаха.
  На другое утро она снова дала ему золотой. Пошел лентяй в город. Вечером опять он встретил продавца советов. Отдал лентяй золотой, и старик сказал:
  - Божий дом терпением строился.
  Вернулся лентяй домой и рассказал жене, что снова купил совет. На следующий день он в третий раз встретил старца и куќпил третий совет:
  - "Любят не за красоту, а за щедрость сердца".
  Вернулся он домой и рассказал жене о третьем совете.
  - Э, дорогой, так не пойдет, - решила жена, - завтра с утра иди на базар и подыщи себе работу.
  Пошел муж утром на базар и встал в сторонке. Увидел его базэрган-баши и спрашивает:
  - Юноша, не хотел бы ты служить у меня?
  - А почему бы и не служить? А какая будет плата?
  - В день по золотой монете.
  Договорились они. Вернулся лентяй домой. Говорит жене:
  - Нанялся я слугой к базэрган-баши, завтра отправлюсь в путь.
  А жена его уже ждала ребенка. Собрала она мужа в дорогу, попрощались. Долго ли шли, коротко ли, дошел караван до колодца. Скольќко людей ни спускалось в него, обратно никто живым не возќвращался. Много слуг сгубил базэрган-баши. И в этот раз нужќно было напоить верблюдов, вот он и велел лентяю спуститься в колодец за водой. Спустился юноша в колодец, помог поднять много ведер воды, но только дернул за веревку, чтобы его подќняли, как кто-то обрубил веревку саблей, и лентяй очутился в богато убранной комнате. Видит - сидит юноша необыкновенќной красоты, а рядом с ним безобразная лягушка.
  Юноша спрашивает лентяя:
  - Куро, кто из нас красивее - я или эта лягушка?
  Лентяй задумался: сказать "лягушка", от юноши не поздоќровится, сказать "юноша", от лягушки всего ждать можно, И тут он вспомнил о словах старика:
  - Любят не за красоту, а за щедрость сердца.
  Только он это сказал, как лягушка тут же превратилась в девушку неописуемой красоты. Поцеловал юноша лентяя в лоб и спросил:
  - Что-нибудь у тебя с собой есть?
  - Мешок, - ответил лентяй.
  Наполнил юноша мешок лентяя драгоценными камнями и вывел его наверх. Огляделся лентяй по сторонам - далеко ушел караван. Но тут он случайно встретил путника, направляющегося в их края, и обратился к нему:
  - Друг, будь добр, отвези моей жене этот мешок.
  - Привяжи мешок к седлу, так и быть, отвезу, - ответил сосед.
  Лентяй тем временем догнал караван. Увидел его базэрган-баши, удивился.
  - Да разрушится твой дом, что ж вы бросили меня, а сами ушли? - упрекнул его лентяй.
  - Дорогой, мы потянули за веревку, но она оборвалась, вот мы и подумали, что ты погиб.
  Тем временем тот путник доехал до дома лентяя. Вручил он мешок его матери и сказал:
  - Это сын твой прислал.
  Развязала старуха мешок, а там камни.
  Стала она ругать сына на чем свет стоит. Тут вышла жена лентяя, увидела драгоценные камни. Но она-то, дочь падишаха, знала им цену. И сказала она старухе:
  - Завтра сходи к падишаху и попроси у него клочок земли величиной с воловью шкуру.
  На другой день пошла старуха к падишаху:
  - Будь в здравии, падишах, дан нам земли величиной с воќловью шкуру.
  Падишах приказал дать старухе клочок земли величиной с воловью шкуру. И та, довольная, вернулась к невестке.
  А что сделала дочь падишаха? Попросила она старушку куќпить воловью шкуру и нанять двух работников. Велела дочь падишаха слугам разрезать шкуру на тонкие ремни, соединить их и окружить кусок земли. А потом на драгоценности, приќсланные лентяем, построила на этой земле дворец. Он был больќше и лучше, чем у падишаха. Теперь мать, сын и жена лентяя живут по дворце, а мы вернемся к самому лентяю.
  Прошли годы. Решил лентяй вернуться домой.
  - Почтенный, выдай мне плату за мои труды, хочу вернутьќся домой, - обратился он к базэргав-баши.
  Со страхом выслушал эти его слова караванщик, да ничего ему не оставалось делать. Пришлось отдать лентяю весь свой караван, ведь уговор был платить в день по золотому. Подъехал: лентяй к своему дому, видит - стоит дворец. И тут он вспомнил о драгоценных камнях и подумал:
  "Зачем я доверил те камни соседу, может быть, они были дорогие, построил и я бы себе такой дворец. Эх. Что же я наќтворил? Но что толку сокрушаться о том, что уже сделано?"
  Подошел он к стражнику, спросил:
  - Любезный, чей это дворец?
  - Дворец лентяя.
  - Так это я - лентяй.
  - Значит, это твой дворец, - говорит стражник.
  Заглянул лентяй в окно, а там жена с незнакомым юношей спит. Не знал он, что, пока его не было, у него родился сын и вырос большим. "Это - любовник жены", - подумал лентяй и хотел убить их обоих. Но тут он вспомнил совет старика: "Божий дом терпением строился". Увидел он мать и спрашивает:
  - Что это за юноша у моей жены?
  - Это же твои сын! Хорошо, что ты пожаловал, сынок, - обрадовалась мать.
  Радостно встретились муж и жена. Жена и говорит лентяю:
  - Сходи на базар, купи десять золотых стаканов, десять зоќлотых столов и стульев. И пригласи завтра падишаха, везира, векиля, казн и других знатных людей в гости.
  Пришли гости, расселись за столами. Изумились они богатќству лентяя.
  Вышла дочь падишаха и говорит:
  - Отец, помнишь, когда я тебе сказала, что лентяю нужна хозяйка, ты рассердился на мои слова и велел выдать меня за него замуж. Это - дом лентяя, я - твоя дочь, это - сын мой, а это - мой муж и тот самый лентяй.
  - Ну. Если так, будьте счастливы. Ты, дочь моя, и зять, и внук. Ты переубедила меня, - ответил падишах и обнял свою дочь.
  На прощание дочь подарила отцу, везнру, векилю и кази по золотому столу, золотому стулу и золотому стакану.
  Все получили то, что хотели, а наш рассказ подошел к концу.
  
  Иракская сказка
  Хамхум
  Когда-то в одном городе жила бедная старуха с единственным внуком, которого звали Хамхум. И был он лыс: голова его сверкала, как вывернутый бараний желудок, и говорил он всегда в нос, и никто не мог поќнять его невнятную речь. Но главное - парень не люќбил заниматься делом. И бабушка пыталась отдать его работать к кузнецу, но он сразу же разбил себе пальцы молотком и не проќявил никакого старания! И договорилась бабушка с портным, но и здесь ничего не получилось - он не мог даже вдеть нитку в иголку! Одним словом, работать Хамхум не хотел, но проявлял большую страсть к еде; и единственное, что он умел и хотел, - это поглощать лепешку за лепешкой, где бы он ни был и куда бы ни шел.
  И старуха решила испытать судьбу еще раз и выќучить внука какому-нибудь ремеслу. И пошла с ним к строителям, и начала просить у старосты, чтобы взял парня и дал ему подходящее дело. И он спросил: "Что ты можешь делать?" И Хамхум сразу же ответил гнуќсавым басом: "Есть и кушать!" Рассмеялся староста и послал парня к колодцу и велел ему носить воду для рабочих. И старуха обрадовалась, что внук ее наконец-то при деле, поблагодарила доброго старосту и ушла домой.
  А Хамхум с кучей лепешек подошел к колодцу, поќложил их рядом и начал работать: поднимет ведро с водой, радушно улыбнется, возьмет его и произнесет: "Здравствуй и добро пожаловать!", затем поднесет его ко рту и большими глотками выпьет, заедая лепешкой. И так с завидным аппетитом выпивал он ведро воды и съедал лепешку, пока весь хлеб не кончился. И после этого пошел он к старосте и доложил ему, что вся раќбота сделана. И тот посмотрел, поблагодарил и наказал прийти завтра с еще большим количеством лепешек.
  И к утру следующего дня старуха испекла пятьдеќсят лепешек вместо обычных двадцати. И взял их Хамќхум, и побежал на работу веселым и в приподнятом настроении. И трудился не покладая рук, пока все пятьќдесят лепешек не съел. Потом подошел к старосте и стал требовать плату за свою работу. Засмеялся тот и сказал: "Я заплачу тебе за все в конце недели!" И обќрадовался Хамхум такому обещанию, и стал работать еще старательней, съедая еще больше лепешек и выпиќ азо еще больше воды. И к концу недели он заметно прибавил в весе. Однако бабушка его оказалась в бедќственном положении; она похудела и сгорбилась от неќдосыпания - ведь ночи напролет она пекла лепешки для внука!
  И когда неделя подошла к концу, прибежал Хамхум к старосте и начал требовать обещанную ему плату. И тот вначале растерялся: "За что же давать ему деньќги, ведь он ничего не делал?!", но потом посмотрел по сторонам и заметил неподалеку заброшенный курятник и сказал: "Видишь вон тот старенький домик? Там жиќвут куры и гуси, зайди внутрь и возьми одно яйцо, - и будет оно тебе платой за твою работу!" - "Только одно яйцо?!" - в недоумении переспросил парень. "Да, только одно! И на следующей педеле можешь не приќходить сюда!" - "Ты даешь мне отпуск?" - "Да! Да! Даю!" - ответил староста. "А в конце той недели заќплатишь?!" - "Да! Да! Все заплачу!" - произнес челоќвек, терпение которого явно истощилось.
  И улыбнулся Хамхум, и побежал к домику, на коќторый показал староста, в надежде набрать там яиц и прихватить нескольких кур. Но тут он обнаружил, что курятник пуст. И стал он осматривать все углы, но так и не смог ничего найти. И взял он палку, и стал рыться в помете и грязи, и нашел какое-то странное яйцо, желќтого цвета, побольше и потяжелей обычного. Поднял он его и побежал к бабушке, крича по дороге во все горло: "Я получил плату за свою работу!"
  И старушка очень обрадовалась, так как это был первый заработок ее единственного внука. Но когда тот показал желтое яйцо, радость ее сразу же померкла и надежды не оправдались. И сказала она внуку, не скрывая своего огорчения, что яйцо это тухлое и лучше всего бросить его подальше от дома. И, услышав это, Хамхум рассердился, выбежал из дома и направился к самому царю, чтобы пожаловаться ему. И подбежал он ко дворцу и уже хотел войти внутрь, как стража преќградила дорогу. И начал он кричать, плакать и звать на помощь. И в это время царь посмотрел из окна, увиќдел рыдающего парня и приказал пропустить его.
  И поведал Хамхум царю всю свою историю и покаќзал "протухшее яйцо". И царь застыл от удивления и радостно улыбнулся: это было одно из трех золотых яиц - два хранилось у него, а одно когда-то загадочно исчезло! И схватил он его обеими руками и в пылу воќсторга закричал: "Сколько ты хочешь за него денег?" И Хамхум с присущей ему наивностью ответил: "Не хочу я денег!" - "Тогда требуй и проси, для тебя я все сделаю!"
  И Хамхум сразу же сказал: "Хочу пекарню, колоќдец и дом!" Удивился царь и спросил: "Зачем тебе это?!" И парень ответил: "Пекарню - печь хлеб, коло дец - черпать воду, а дом - спать и отдыхать!" Заќсмеялся царь и приказал своим воинам и слугам сдеќлать то, что попросил Хамхум.
  И за два дня построили они на окраине города боль-тую пекарню и высокий дом, а рядом выкопали колоќдец. И все это обнесли расписным забором и передали Хамхуму. И начал он ходить от пекарни к колодцу, есть лепешки и запивать прохладной водой. И был очень рад, что жизнь подарила ему такое благо.
  И прошло много дней: и не было у Хамхума друќгого занятия, кроме как есть лепешки, пить воду и беќгать в укромное место. И однажды все это ему надоело, и решил он проветриться и подышать свежим воздухом подальше от дома. И наказал хлебопекам сделать поќбольше лепешек. И ранним утром сложил их в мешок, привязал его к спине ишака, сам прыгнул на него и поќгнал к одной из близлежащих рек. И начал поглощать лепешки с большим аппетитом, чувствуя радость и наќслаждение от перемены мест. И вскоре лепешки конќчились, и вошел он в реку, и попил воды, и решил возќвратиться домой, но почувствовал сильную усталость и тяжесть во всем теле. И с трудом забрался на ишака, но тот сразу же упал на колени, так как спина его прогнулась от непомерной тяжести. И Хамхум медленќно поплелся пешком, обливаясь потом.
  А где-то в середине пути повстречалась ему змея: она попросила, чтобы парень спрятал ее. И он растеќрялся и удивился, а змея все просила спрятать ее, поќтому что ее преследует большой змей. Задумался Хамќхум, не зная, что предпринять, но потом широко расќкрыл рот и закричал: "Давай быстрей, входи!"
  И так он проглотил змею. И вскоре рядом с собой увидел разъяренного змея, который страшно шипел. Змей подполз к парню и спросил, не видал ли он змею. И парень ответил, что видал, и показал, в каком наќправлении она уползла. И змей поверил ему и скрылся в густой траве.
  А Хамхум постучал по своему животу и велел змее выходить. И она тут же выползла и спросила, чего он желает. И парень рассмеялся, услышав, эти слова, но потом сказал, не скрывая своего пренебрежения: "Что ты можешь, бедная и беспомощная?" Но змея ничего не ответила, а только повторила свои прежние слова. И тогда Хамхум запальчиво произнес: "Я хочу, чтобы ты отнесла меня домой!" И змея сразу же заползла под парня, подняла его и понесла к высокому дому на окќраине города, и он сидел и воображал, что едет в паланќкине на спине породистого верблюда!
  А в это время дочь царя разгуливала в саду, разќвлекая свою молодую душу. И заметила она Хамхума на спине змеи, и разразилась издевательским смехом, и бросила в него огрызком яблока, который держала в руке. И парень страшно рассердился и начал проклиќнать ее на чем свет стоит и желать ей внебрачного реќбенка!
  И прошло время, и живот у царской дочери начал округляться, и все говорило, что она беременна. И деќвушка сразу же поняла, что пожелание того дуќрачка сбылось, и побежала к матери и поведала ей обо всем.
  И та растерялась, услышав рассказ дочери, но все же была уверена, что она невинна. И долго она думала и все же раскрыла тайну царю, и тот пришел в ярость, но жена поспешила успокоить его и сумела доказать, что их единственное дитя невинно. И тогда он приказал выдать дочь за Хамхума, и как можно скорее.
  И послали за ним. И посмотрел на него царь издали, и сразу же велел отвести его в баню и хорошенько вымыть, а уж потом вводить во дворец. И схватили его слуги и невольники, и затащили в баню, и начали отќмывать вросшую в его тело грязь, а он на все лады криќчит и шарахается от теплой воды и мыла! Потом стали надевать на него самые дорогие и красивые одежды, а он стесняется и пугается их. И в конце концов предќставили его царю, и Хамхум задрожал от страха, не зная, чего от него хотят и что будет с ним дальше, и начал он просить, чтобы его освободили и спасли. А когќда царь сказал, что хочет женить его на единственной дочери, то он бросился к двери и побежал к своему дому так быстро, что никто из царских слуг не смог догнать его. И по дороге Хамхум разорвал в клочья все дорогие царские одежды!
  И когда достиг он дома, почувствовал большое обќлегчение, хотя все его лицо было покрыто пылью и черќной грязью. И вошел он в комнату и радостно вздохќнул. Но тут же остановился и замер: что-то необычное, мягкое и липкое, лежало под ногами. Он присмотрелся и заметил, что стоит на голове того громадного змея, от которого недавно прятал его подругу-змею! Он очень испугался и попятился назад, предчувствуя близкий конец и верную гибель. Однако змей два-три раза вздрогнул, и смерть навечно охладила его пыл.
  И тут же появилась змея и стала приветствовать Хамхума и благодарить за смелый поступок, ведь он помог ей избавиться от коварного и хитрого злодея, коќторый хотел насильно взять ее в жены. И она снова спросила у парня, чего он хочет. Но он только улыбнулќся и сказал гнусавым голосом: "Я - как и ты! Предќставляешь, хотели женить на царской дочери! А я не хочу!" И змея расхохоталась, а потом молвила: "Да! У тебя нет ума, это точно! И почему ты отказался?!"
  И он сказал: "Я грязный, лысый и бедный, а она - царевна!" - "Оставь это дело на моей совести!" - отќветила змея и наказала парню ложиться спать, а утром они пойдут во дворец сватать богатую невесту.
  Такой разговор очень удивил Хамхума, и он растеќрянно произнес: "Я - вонючий, и сватать дочь царя! Как?! Тем более, я сегодня убежал от нее!" Но змея сказала, чтобы он ни о чем не думал и ложился побыстќрей отдыхать. И Хамхум отошел в сторону, лег, как обычно, па глиняный пол, вытянул ноги и уснул.
  А утром он проснулся и увидел перед собой слугу. Огляделся и понял, что находится в большом дворце и сидит на золотой кровати, покрытой одеялом, осыпанќным жемчугом. И на стене висит широкое, излучающее блеск зеркало. И подошел он к зеркалу и увидел, что он - в дорогой позолоченной одежде, а на голове - пышные черные локоны, свисающие па лоб. И позвал Хамхум слугу, и в тот же миг почувствовал в своем гоќлосе силу, строгость и величие. Одним словом, он ниќчем не уступал самому мужественному и властному мужчине! И слуга сразу же поставил перед ним завтќрак, все кушанья отличались невиданным вкусом и ароматом.
  Затем в комнату вбежал посыльный, приветствовал парня и сообщил, что кареты уже поданы и царь ждет его. И Хамхум спустился по широкой лестнице, и торќжественное шествие направилось к царскому дворцу. И когда он прибыл, царь гостеприимно принял его и выделил для отдыха отдельную комнату. И прошло три дня, и сыграли шумную свадьбу, которая длилась семь дней и ночей. И понравилась Хамхуму царская дочь, и забыл он про лысину и свои былые мучения.
  Но наутро восьмого дня на его лице появились грусть и озабоченность. И жена спросила, что с ним случилось. И он ответил, что вспомнил свою бабушку, и соскучился по пей, и хочет ее навестить. И жена его сказала, что лучше всего привезти ее сюда и жить всем вместе. И Хамхум направился в свой прежний дом, и встретила его старуха настороженно и подозрительно. И тогда он все рассказал ей, посадил рядом с собой, привез во дворец, выделил ей светлую и просторную комнату и приставил к ней слугу. И прожила бабушка оставшиеся годы в покое и радости. И, умирая, благоќдарила Аллаха за то, что дал ее внуку такое счастье и достаток!
  
  
  Сказка горных таджиков
  Ишмахмад-богатырь
  Однажды Ишмахмад-богатырь шел по дороге. Он увиќдел, что в одной луже копошатся головастики. Он бросил в них свой посох, потом посмотрел в лужу, пересчитал убитых головастиков и закричал:
  - Одним ударом посоха я победил триста дивов!
  Потом он пошел дальше и увидел, что в другой луже копошится множество букашек. Бросил он в них свой посох, подошел ближе, пересчитал убитых букашек и закричал:
  - Одним ударом посоха я убил четыреста дивов!
  Ишмахмад-богатырь увидел на дороге пруд и улегся на берегу спать. В это время появился див, взял посох Ипшахмада-богатыря, а на посохе написано: "Ишмахмад-богатырь одним ударом посоха убил триста дивов, а потом еще победил четыреста дивов". Див взял у спящего Ишќмахмада-богатыря его посох и принес шаху. Шах тоже прочитал, что было написано на посохе, и приказал:
  - Приведите ко мне Ишмахмада-богатыря!
  Слуги шаха пришли к пруду, разбудили Ишмахмада-богатыря и привели его к шаху. Шах спросил:
  - Ты Ишмахмад-богатырь?
  Ишмахмад-богатырь от страха не смог произнести ни слова. А шах и его приближенные решили, что спесь и зазнайство заставляют его молчать. Сколько его ни спраќшивали, он не сказал ни слова. Шах велел принести мешок золота и денег. Приказание шаха тотчас исполнили, и шах отдал этот мешок Ишмахмаду-богатырю. Ишмахќмад-богатырь стал взвешивать мешок. Шах спросил:
  - Что ты делаешь? Почему взвешиваешь мешок?
   Ишмахмад-богатырь ответил:
  - Хочу узнать, смогу, ли я дотащить этот мешок до дома.
  Шах сказал:
  - Об этом ты не беспокойся, можно погрузить мешок на черного дива, он отнесет его к тебе домой.
  Мешок с золотом и деньгами взвалили на дива, он притащил мешок к дому Ишмахмада-богатыря. Ишмахмад-богатырь сказал диву:
  - Подожди-ка здесь, я велю вскипятить чай, подќ мести двор, потом позову тебя.
   Ишмахмад-богатырь пошел во двор и спросил жену:
  - Лиса сегодня Приходила?
  - Нет, - ответила жена, лиса еще не появлялась.
  - Я взвалил мешок золотом и деньгами на дива, и он принес мешок сюда, но я ему велел подождать, пока мы приготовим чай. Если я тебе скажу: "Свари суп", ты отвечай: "Мяса нет". Тогда я спрошу: "А где те десять дивов, которых я принес вчера?" А ты отвечай: "Они уже готовы".
  Ишмахмад-богатырь внес мешок в дом. Див хотел уйќти, но Ишмахмад-богатырь остановил его:
  - Поедим супа, тогда иди.
  Потом он спросил жену:
  - Эй, жена, куда ты дела мясо тех десяти дивов, коќторых я принес вчера?
  Див как услышал эти слова, пустился наутек. По доќроге он встретил лису. Она спросила:
  - Эй, див, где ты был? Куда так бежишь?
  Див ответил:
  - Я принес мешок с золотом и деньгами Ипшахмаду-богатырю и ушел.
  - А ты, оказывается, дурак! - сказала лиса. - Ведь я каждый день прихожу к Ишмахмаду-богатырю и полуќчаю свою долго мяса. Зачем же ты отдал ему мешок зоќлота и Денег? Пошли назад.
  Лиса с дивом вернулись назад. Ишмахмад-богатырь увидел их издали и сказал жене:
  - Клянусь богом, лиса ведет дива назад, что же делать?
  Когда лиса и див подошли к дому, Ишмахмад-богаќтырь закричал:
  - Эй, лиса, ты каждый день приносишь по два дива, а почему сегодня ведешь только одного?
  Див это услышал и говорит лисе:
  - Эй, лиса, ты привела меня сюда, чтоб убить?
  Лиса спросила Ипшахмада-богатыря:
  - Эй, Ишмахмад-богатырь, ты хочешь меня проќвести? Разве я не забираю каждый день у тебя по курице?
  Див не стал слушать лису дальше, он схватил ее за хвост и бросил на землю, лиса тут же сдохла. Ишмахмад-богатырв сказал жене:
  - Эй, жена, вознагради меня за добрую весть. Див убил лису, а сам убежал. Наконец-то мы избавились от лисы!
  Так они разбогатели и стали жить и поживать.
  
  Афганские сказки
  Будь милосерден
  Рассказывают, что пришел к одному врачу больной и сказал:
  - Я болен. Дай мне какое-нибудь лекарство. Тебе за это воздастся.
  Врач взял его за руку, пощупал пульс и убедился, что челоќвек действительно болен. Тогда он попросил больного показать язык. Больной показал язык, и врачу стало совершенно ясно, что тот болен очень серьезно.
  - А что ты ощущаешь во рту? - спросил врач.
  - Иногда горечь, иногда; сладость, а иногда вообще не ощуќщаю вкуса. Бывает по-разному.
  - Ну, а как живот?
  - Живот у меня вздулся. Зерно переваривает, внутри жжет, изо рта горечь идет.
  - А чего тебе хочется? - спросил врач.
  - Ни на что меня не тянет, ничего мне не хочется.
  Врач понял, что человек тяжело болен и уже не поправится, но он не должен знать об этом. И если у него нет надежды на выздоровление, то пусть хоть немного потешит себя на этом свете. И он сказал больному:
  - Юноша, вот твое лекарство: ешь, ходи куда хочешь, делай, что хочешь, и не расстраивайся.
  Услыхал это больной, обрадовался, поблагодарил врача и сказал:
  - Мне хочется побродить по берегу арыка.
  Пришел он к арыку. Смотрит, на берегу сидит шейх, соверќшает омовение. Посмотрел на него юноша и подумал: "Уж очень у него затылок подходящий. Дам я ему хорошую затреќщину, вот здорово будет!" Припомнил он и врача, и его совет - делать все, что захочется. Подошел юноша к шейху и ударил его. Тот обернулся, поќсмотрел на юношу и сказал:
  - Не дерись, несчастный! За что ты меня бьешь?
  Хотел было ударить юношу по лицу, чтобы тот больше ниќкогда так не делал, но подумал, что тот болен; как бы не умер от побоев - наживешь себе беду. Тогда шейх схватил юношу за руку и потащил его к судье. Сказал:
  - Господин судья, этот человек ударил меня по затылку. Накажи его. Или посади его верхом на осла, вычерни ему лицо и поводи по площади, или придумай еще какое-нибудь наказание.
  Судья говорит:
  - Не сердись, шейх. Есть такая поговорка "Сделай потолок, а меня пригласи его расписать". Ты посмотри, какой спрос с этого бедного, больного человека? Если можешь, сделай ему что-нибудь хорошее, потому что человечность и величие души в том и состоят, чтобы платить добром за зло.
  - У меня с собой всего шесть золотых, больше нет, - скаќзал шейх.
  Судья решил:
  - Отдай ему три золотых, а три оставь себе.
  Пока они разговаривали, юноша поглядел на затылок судьи и ему пришла в голову мысль. Он подошел к судье, а тот подуќмал, что юноша что-то хочет шепнуть ему, но юноша ударил его но затылку и сказал:
  - Отдайте мне все шесть золотых и отпустите меня. Я болен и не могу стоять так долго.
  Судья рассердился. Наступила очередь шейха увещевать:
  - Странная у тебя справедливость: мне приказываешь, а когда то же самое произошло с тобой, ты нахмурился и рассерќдился. Дай ему свои три золотых. Пусть он порадуется.
  Судья сказал:
  - А я очень рад, что он ударил меня.
  - Твои глаза говорят другое, - возразил шейх.- А что у тебя на сердце, мне неизвестно.
  Судья сказал:
  -Считай глаза облаком, а сердце садом. Когда облако плаќчет, оно освежает сад.
  - Господин судья, бог велик. Он может и огонь превратить в цветник, но ведь человек может радоваться и без слез. Поќ чему ты настаиваешь, что без слез сердце не может радоваться?
  - Шейх, - сказал судья, - разве ты не знаешь, что если не будет бездельников, то и дельного человека никто не замеnbn; если не будет камня, то никто не сможет найти жемчуќжину; если не будет воинов, то никто и не вспомнит о сабле; а если не будет невежества, то не нужны будут наука и мудќрость. И если сейчас мы не простим этого юношу, то чем же мы будем отличаться от простых людей?
  Замолчал шейх и дал больному три рупии. То же самое сдеќлал судья. И сказали они ему на прощание:
  -Да хранит тебя Аллах и пошлет он тебе скорейшее выќздоровление.
  Больной ушел умиротворенный.
  
  О нахальном верблюде
  Верблюд, бык и ягненок шли по дороге и вдруг увидели охапку травы. Ягненок сказал:
  - Нам нужно посоветоваться: ведь нас трое, а травы мало. Если мы поделим траву, то каждому достанется очень мало, только нутро раздразним. А если отдать траву кому-нибудь одному, то ему будет что пожевать и чем наполнить желудок. Если вы не возражаете, пусть съест траву тот, кто старше всех, потому что старшим следует оказывать уважение.
  Затем ягненок сказал:
  - Старший же тот, кто помнит свой возраст. Наш род веќдет свое начало со времен царя Ибрагима, значит, эта трава - моя.
  - Нет, - возразил бык, - ты еще молод. Я происхожу от тех быков, которых впряг в ярмо Адам - первый человек, и ясно, что самый старший - я. Эту траву следует отдать мне.
  В это время верблюд перестал кричать, набил рот травой и сказал:
  - Нет никакой необходимости устанавливать мой возраст и выяснять родословную. Всем видно, что я большой, а значит, и лет мне много. Был бы здесь кто-нибудь, подобный мне, он бы мог соперничать со мной и считать годы, - и с этими слоќвами верблюд съел всю траву.
  У кого в руках есть сила, Нет нужды считать!
  
  Киргизская сказка
  БОГАТСТВО счастье И УМ
  Когда-то в давние времена богатство, счастье и ум подружились и решили никогда не расставаться друг c другом. Но однажды они заспорили: кто из них сильнее? Богатство твердило:
  - Я сильнее всех. Богатство дает человеку ум и счастье.
  Но ум настаивал:
  - Без ума не может быть ни богатства, ни счастья.
  Стояло на своем и счастье:
  - Если нет счастья, то ни ум, ни богатство не помоќгут.
  Так они спорили, пока не встретили дехканина, раќботавшего на своем клочке земли. Подбежало к нему боќгатство, взяло дехканина за руки, погладило его бороду и сказало:
  - Пусть на твоем поле взойдет золото и серебро!
  В тот же миг на поле дехканина появились слитки зоќлота и серебра. Но тут ум решил показать свою силу и лишил дехканина ума. Дехканин пошел к баю и сказал ему:
  - На моем поле вместо хлеба выросли желтые и беќлые камни.
  Пришел бай на поле дехканина, увидел, что все оно покрыто золотом и серебром, сразу предложил:
  - Я дам тебе вдвое больше земли, а ты дай мне свое каменистое поле.
  Дехканин обрадовался, отдал свою землю. Так хитќрый бай завладел золотом и серебром. Пожалело счастье дехканина и решило ему помочь. Как только пришло к бедняку счастье, встретил он караванщиков. Один из них предложил своим товариќщам:
  - Давайте возьмем его с собой. Он хоть и бедный, но счастливый человек. Пусть будет нашим аксакалом.
  Одели они дехканина в дорогую шубу, посадили на белого иноходца и повезли с собой. Долго ехали они, наконец добрались до одного аила и остановились на отдых. Когда солнце закатилось, караван-баши вошел в юрту бая и сказал:
  - Дорогой бай, мы заметили, что у вас есть красиќвая дочь. Не отдадите ли ее за нашего аксакала?
  - Если вашему аксакалу понравилась моя дочь, то я этому очень рад,- ответил бай.
  После этого караван-баши привел дехканина в юрту бая. Бай поставил для него белую юрту и устроил большой той. Пришли молодицы и девушки, окружили юрту жеќниха и каждой захотелось посмотреть на него. А жених, хоть и был хорошо одет, но все время молќчал, как немой, потому что был лишен ума и не знал, что сказать. Невеста и ее родные шептались между собой:
  - Неужели жених немой? Или он не любит свою неќвесту?
  Сам бай злился и думал:
  - Неужели он не любит мою дочь? Ведь вот сидит, как немой!
  Наступило утро, а будущий зять все еще не промолќвил ни слова. Возмутился бай таким оскорбительным поќведением жениха и объявил:
  - Моя дочь достойна лучшего жениха!
  Собрал он своих близких и решил убить обидчика. Как раз в это время явились богатство, счастье и ум. Они узнали, что бай собирается убить дехканина, и богатќство и счастье начали просить ум:
  - Спаси его. Мы признаем себя побежденными.
  Согласился ум и сделал дехканина гораздо умнее, чем он был раньше. Опомнился дехканин, осмотрелся, замеќтил, что замышляют против него недоброе и заговорил:
  - Мой бай, разреши сказать.
  - Пусть говорит! - закричал народ.
  - Когда я еще был молод, - начал дехканин, - на наш аил напали враги. Они разорили нас. Тогда одна деќвушка из нашего аила подобрала свои косы, надела колќпак, взяла оружие, села на лучшего коня, выехала на встречу врагу и в бою победила его. Со вчерашнего дня я сидел возле вашей дочери и все раздумывал: будет ли она такая же храбрая, как та девушка?
  - А я думал, что ты не любишь мою дочь и хочешь посмеяться надо мной, - обрадовался бай. - Теперь я соќгласен отдать ее тебе в жены.
  Бай устроил большой той. Так дехканин женился на красавице, стал виднейшим среди купцов и умно вел торговлю. При этом он любил приговаривать: "Без ума не бывает ни богатства, ни счастья".
  
  
  
  
  Хантайская сказка
  Охотник и Менк-ики
  Однажды муж с, женой жили. У них сын был лентяй. На охоту никуда не ходит, все дома. А у других сыновья, сразу как снег выпал, на охоту ушли в урман. А он все дома. Родители ему говорят:
  - Ты что, в урман-то не хочешь идти? Сходил бы хоть раз. Видишь, у других сыновья ушли уже, а ты не идешь.
  Ладно, подумал, подумал, собрался.
  - Ладно уж, пойду.
  Собрался, пошел. Все загрузил в нарточки. Пошел. Шел-шел однажды, стемнело вроде. Целый день топал. А не знает, куда в урман идти-то. Думает: "Ладно, стемнело, надо место подысќкать где-то, переночевать. Завтра уже где-нибудь пристроюсь". И только что думал про это, смотрит: костер вдали горит, свет увидел. Думает: "Ну, где-то живая душа есть, видать. Надо к нему поближе сходить. Раз там костер, дров меньше таскать надо будет".
  Подошел поближе, видит: у костра сидит Менк-ики. Тут он испугался. Думает: "Вот ничего себе товарища встретил. Уж с ним шутки плохие встретиться". Ну, обратно уж не пойдешь, он все равно заметит ведь, а к нему ближе - так опасен он, съест сразу же. Смотрит, каќкой он лицом? А у костра хорошо видно. Сидит около костра, греется. Такой большой костер развел. И сидит, главное. А глаз у него один прямо на лбу. Сидит, и возле него мясо кучами лежит, лосиное. Берет тушку мяса, через себя кидает. Он дуќмает: "Ничего себе, что он через себя кидает?" Раз кинет кусок и сидит. Он стал замечать: он ест это мясо. Берет кусочек и через себя кидает, а у него рот, оказывается. Сзади. Вот поэтому он назад кидает. Он думает: "Ничего себе! Дай-ка я выстрелю. У него же один глаз. Этот глаз лопнет, так и хорошо, тогда не увидит меня". Берет и стреляет. Тот что-то говорит:
  - Какая-то соринка попала в глаз.
  Менк-ики говорит:
  - Что за соринка?
  Вытащил и говорит:
  - А, это ты! Что ты кидаешь соринки сюда? Иди сюда, чё там прячешься?
  Он думает: "Ничего себе. Сейчас подойдешь, он тоже меня через себя кинет. И не будет меня".
  - Да не бойся, - говорит, - поближе айда.
  Подошел к нему.
  - Ну, садись. Вот мяса сколько угодно, ешь.
  "Ничего себе, - про себя думает, - это же он нарочно меня уговаривает, чтобы я не боялся, пристроился, а потом он чтобы съел меня".
  -Да не бойся, - говорит, - я тебя есть не буду. Вон у меня сколько мяса. Мало, так еще убью, сколько надо. Вари! Ну, тут он сварил себе мяса и давай есть.
  - Ты, - говорит, - не бойся, я людей не ем. У меня мяса хватает. Завтра на охоту вместе пойдем, и тебе добуду, сколько надо, вези их. Тут поели, поболтали они. А этот сидит на костре, Менк-ики, берет мясо и через себя... Черт его знает, может, шесть или семь лосей было в одной куче, все разделанное на куски специально, чтобы ел всю ночь. И под утро уж там мало осталось. Этот муќжик уже не стал бояться, улегся. Утром просыпается, а этот сидит возле костра, дремлет тоже.
  - Что-то не спится, - говорит. - Уже рассвет.
  Он опять снова мяса спарил себе, поел.
  - Ну, - говорит, - пойдем на охоту теперь. Я тебе лосей добуду, если увидим, вези их домой себе. Идут однажды, что-то под вечер, смотрят: стадо лосей стоит там.
  - Ну, вот, - говорит, - эти лоси, там шесть ли, семь ли штук стоят вместе, в куче. Сейчас у меня камень в руке, я его кину, и все твои будут.
  - Да ну!
  - Правда. Ты своей штукой вчера кидал, это что! Я думал, это соринка мне в глаз попала. Оказывается, ты в меня стрелял. Вот увидишь, как я сейчас стрелять буду. Вот эти лоси все сейчас упадут.
  Берет камень и кидает. И прямо как будто все как в один улеглись, упали, в общем, в кучу их завалил.
  -Вот видел, бери их, разделывай и вези домой. А я себе других подыщу.
  Менк-ики ушел. Он их там разделал, там переночевал. На следующий день - что у него - дом близко - он их домой вывез, рассказал все.
  - Вот, - говорит, - я так и не ходил на охоту.
  Ему и на зиму хватит этих лосей. Так их домой вывез, так и сейчас, наверно, живет.
  
  Мансийские сказки
  Глупый зять
  У одного старика есть зять. Зять очень глупый. Однажды стаќрик послал сто в лес:
  - Пойдешь - придешь к большому озеру. Сюда не оглядыќвайся, туда не оглядывайся.
  Зять пошел. Пришел к тому озеру, остановился. Расхаживает, осматривается. Оглянулся в сторону озерного берега - огонь гоќ аз. Около костра с голыми руками и голыми ногами два меиква сидят. Обдирают они черного зверя, обдирают они красного звеќря. Обдирая, один из них сказал:
  - Чего мы боимся?
  Другой говорит:
  - Чего мы боимся? Разве есть на этой земле кто-нибудь больше нас?
  Первый говорит:
  - Когда я хожу в лесу, что-то больно сильно березы скрипят.
  - Не говори, сердце у меня лопнет. Ну-ка, еще скажи.
  - Что-то больно сильно березы скрипят.
  - Не говори, сердце у меня лопнет.
  Глупый зять срубил березу. Отодрал от бересты плёнку. Сдеќлал берестяной нос. Подкрадывается к углу менквов. Подошел туда. Неожиданно сунул его промеж них, крикнул:
  - Большой нос берестяной маски. У-гу-гу-у-у!
  Менквы в разные стороны убежали. Он взял шкурки. Побеќжал по дороге вслед за ними. Оказывается, менквы отошли неќмного и грохнулись. Шкурки домой снес. И теперь живет счастќливо и благополучно.
  
  Охеар-ойка и Король-ойка
  В одном месте, в одной деревне жили двое мужчин. Одного звали Охсар-ойка, другого - Король-ойка. Живут они в доме высотой в три бревна. Хорошо живут, во здравии. Охсар-ойка говорит однажды:
  - Сегодня мы сходим к царю и попросим у него весы для взвешивания золотых денег. Король-ойка говорит:
  - Послушай! Откуда у нас деньги, чтобы просить весы для взвешивания денег? Царь наши шеи перерубит.
  Не послушал его Охсар-ойка. Пошел к царю. Пришел, отќкрыл двери царского дома, до середины дошел, на пол лег. Поќтом он трижды сходил к лесу и снова пошел к царю. Царь за столом сидит. Царь руку вверх приподнял, говорит:
  - Охсар-ойка, что за нужда у тебя?
  - Маленькие весы я прошу у тебя - деньги взвесить.
  - Вон там висят, возьми.
  Охсар-ойка взял весы, домой понес. По дороге к дому он нашел одну золотую монету. Весы монетой тер, тер, они стали как золотые деньги. Охсар-ойка весы обратно царю отнес. Весы, как золотые деньги, на доску повесил. Сам вышел на улицу. В это время весы упали. Царь спросил:
  - Что упало?
  - Что упало, то твое счастье.
  Царь рассматривает свои весы, размышляет:
  - Я на этих весах золотые деньги взвешивал, они такими не были. Теперь весы как золотые деньги стали. Сколько же денег у него?
  На другой день Охсар-ойка снова стал собираться к царю, чтобы попросить весы для взвешивания серебряных денег. Коќроль-ойка сказал:
  - У нас нет денег, что будем взвешивать?
  Охсар-ойка не слушает его. Пошел к царю. Вошел в дом цаќря, лег на пол, па самую середину пола лег. Царь руку вверх приподнял, спрашивает:
  - Охсар-ойка, какая тебя нужда ко мне привела?
  Охсар-ойка говорит:
  - Мне нужны весы для взвешивания серебряных денег.
  Царь говорит:
  - Вон они висят, возьми!
  Охсар-ойка схватил весы, вышел па улицу, понес их домой. По пути к дому он нашел одну серебряную монету. Его весы трет, трет. Весы стали как серебряные деньги. Охсар-ойка весы •обратно к царю отнес и повесил их наверху на гвоздь. Сам домой пошел. Тут весы упали. Царь сказал:
  - Что там упало?
  - Что упало, го твое счастье.
  Царь рассматривает весы, размышляет:
  - Я серебряные деньги взвешивал, весы такими не были. Теперь они как серебро. Сколько же у него денег?!
  Охсар-ойка вернулся в свой дом высотой в три бревна. В доќме живет. Но прошло три или четыре дня, он говорит:
  - Схожу-ка я еще к царю за весами для взвешивания медных денег.
  Король-ойка ему говорит:
  - Где у нас с тобой такие деньги?
  Охсар-ойка не слушает его. Снова в дорогу отправился. К цаќрю пришел, на середину пола лег. Тут царь свою руку приподќнял, спрашивает его:
  - Охсар-ойка, что за нужда у тебя?
  Охсар-ойка ему отвечает:
  - Я прошу у тебя весы для взвешивания медиых денег.
  Царь говорит:
  - Вон там они висят, возьми!
  Охсар-ойка весы взял, домой направился. На обратном пути он нашел одну медную монету. Ею весы трет, трет. Весы совсем как медные деньги стали. Охсар-ойка весы отнес в дом царя. Повесил их на место, где они всегда висят, сказал:
  - Спасибо! Ты весы мне давал, теперь у меня деньги есть!
  Охсар-ойка домой вернулся, говорит своему другу:
  - Король-ойка, сегодня мы вместе с тобой к царю сходим свататься.
  Король-ойка говорит:
  - У меня одежды нет. Что я надену на себя, как пойду свататься? Мою шею царь все равно перерубит.
  Они хорошенько умылись, оделись в лучшую одежду и вместе пошли. Пришли к царскому дому, настежь раскрыли двери дома царя, вошли в него и легли на пол. Затем встали, дошли до сереќдины пола и снова легли.
  - Охсар-ойка, - царь говорит, - какая нужда, какая забота у тебя?
  - Есть у меня нужда, есть и забота. Мы пришли к тебе сватать твою дочь.
  Царь сидит опустив голову. Потом голову поднял и говорит:
  - Дочь моя далеко. Так что я ничего не могу сделать. Но если ты дашь мне тридцать полных саней золотых, серебряных и медных денег, то я свою дочь за тебя отдам.
  Охсар-ойка говорит:
  - О, такое дело! Разве это много денег? Скажи своему наќроду, чтобы через эту реку, по которой ездят на лодках с веслаќми, к утру мост был бы готов. Нам дай мешок, чтобы в него положить груз с тридцати саней.
  Царь дал им такой мешок. Они пошли. Пришли к своему дому высотой в три бревна. Король-ойка сказал:
  - Разве мы можем наполнить деньгами такой мешок? Где возьмем деньги? Царь отрубит наши головы.
  Они вышли из дома. Охсар-ойка идет верхом по берегу, а Король-ойка - низом. Они нашли маленький камень, в мешок его положили. Мешок зашили и принесли домой. К утру мост через реку уже был готов. Король-ойка и Охсар-ойка пришли туда тайком, до середины моста дошли. Тут они подпилили нижние столбы моста, чтобы мост обвалился, когда по нему пойдут лошади с грузом. Лошади пришли в обед. Охсар-ойка мешок с маленьким камќнем погрузил по тридцать саней. Все тридцать саней поехали по мосту одновременно. Доехали до середины реки Оби и мост обвалился. Все тридцать лошадей, тридцать саней в воду Свалиќлись, утонули. Король-ойка и Охсар-ойка к царю пошли. Приќшли, спрашивают царя:
  - Почему твои люди даже один мост не могли хорошо поќстроить? Тридцать лошадей с санями, полными золотых, сереќбряных и медных денег, и тридцать человек с ними утонули. Кого сейчас винить? Ты виноват! Теперь ты отдашь нам спою дочь. Тридцать саней золотых, серебряных и медных денег в твои руки шли, ты не смог их получить. Теперь нас не суди!
  Ничего другого делать царю не оставалось. Царь стал созыќвать всех, живущих в этих местах. Свадьбу делать стал. Три или четыре дня пили и ели. Но однажды Охсар-ойка царю сказал:
  - Нам ехать пора.
  Дочь царя в путь собралась. У мужчин был неводник. Приќшли на берег. Сам Охсар-ойка сел на корме, чтобы лодкой упќравлять, жена - па середину лодки, а Король-ойка - в гребях. Поплыли. Долго плыли, коротко плыли. Вот уже их дом позади оставаться стал. Король-ойка говорит:
  - Наш дом сзади остается!
  Охсар-ойка ему отвечает:
  - Молчи! Если ты ничего не знаешь, так сиди споќкойно!
  Дом их остался позади. Они все едут, едут вдоль Оби. Смотќрят: лошади пасутся. К берегу пристали. Охсар-ойка на берег поднялся, спрашивает:
  - Чьих лошадей пасешь?
  - Это лошади Ялиьш-ойки и Ялнын-эквы.
  - Так не говори. Иначе царь завтра все огнем спалит. Гоќвори, что это лошади Охсар-ойки и Король-ойки.
  Спустился Охсар-ойка к реке. Дальше поплыли, смотрят: овќцы пасутся. К берегу пристали. Охсар-ойка идет на берег, спраќшивает пастуха:
  - Чьих овец пасешь?
  - Ялпын-ойки и Ялпын-эквы овцы.
  - Так не говори, иначе завтра царь огнем все сожжет. Говори, что это овцы Охсар-ойки и Король-ойки.
  Спустился к реке Охсар-ойка, и дальше поплыли. Немного отъехали, смотрят: дойные коровы пасутся. Пристали к берегу. Охсар-ойка говорит:
  - Вы посидите тут. И на берег схожу.
  Поднялся он в гору, спрашивает:
  - Чьи коровы?
  - Это Ялпын-ойки и Ялпыя-эквы коровы.
  - Так не говори. Говори, что это коровы Охсар-ойки и Король-ойки.
  Охсар-ойка спустился к реке. Они дальше поплыли. Долго плыли, коротко плыли. Однажды показался красивый город. Они подъехали туда, смотрят: стоит огромный дом, велиќчиной с город, величиной с деревню. К берегу пристали. Охсар-ойка говорит:
  - Вы здесь посидите, я поднимусь на берег.
  Поднялся он в гору, вошел в дом. А в доме из людей никого пет. Только в большой денежной чашке на столе сидят, скорчивќшись, Ялпын-ойка и Ялиын-эква. Охсар-ойка говорит им:
  - Дедушка, бабушка, сидите?
  - Да, сидим.
  - Такой огненный царь едет, что все на пути огнем сжигает! Мы скрылись от него, вот тут и едем.
  - Ялпын-ойка и Ялпын-эква говорят:
  - Мы не можем скрыться. У нас нет силы.
  Охсар-ойка взял их вместе с денежной чашкой, унес в лес и большой палкой проткнул их сердца. Сам пошел к реке, к споќим. Говорит:
  - Идите! Двери дома настежь открыты!
  Его жена и Король-ойка поднялись на берег. Все в дом воќшли. Красиво и богато оделись в новые пальто, сапоги. Наќелись. Легли спать. Стол с едой не убран, так и стоит.
  На другой день корабль показался. Охсар-ойка смотрит: это царь со своим народом в гости едет. Охсар-ойка был одет в тол-кие сукна, в тонкие шелка. Корабль к берегу причалил. Царь поднялся на берег, думает: "Какой богатый мужчина! Поэтому он и просил весы. Какой счастливый зять!" Едят гости, а еда не кончается. Гостят, пьют. Охсар-ойка во время угощения говорит гостям:
  - Здесь, в нашем поселке, есть очень плохой зверь. Он постоянно кричит, даже спать нельзя. У нас пороха нет. Если ты дашь нам пороха, мы застрелим его.
  Царь отвечает:
  - Порох у меня есть, дам.
  Закончилось угощение. Царь уплыл домой. Охсар-ойка и Коќроль-ойка съездили к царю, порох привезли. Приехали домой. Пошли к тому месту, где лежат проткнутые палкой Ялпын-ойка и Ялпын-эква. Они вырыли под ними яму, положили туда поќроха и подожгли. Порох взорвался, все вместе взорвалось, и вот Ялпын-ойки нет, Ялпын-эквы нет. Охсар-ойка и Король-ойка вернулись домой. Их дом, коровы, овцы, лошади - все остались живы, И теперь они живут, и теперь здравствуют.
  
  Сказки индейцев Тлинкит
  История игрока Коналгиша.
  Странствуя по свету, Ворон пришел в Тан-луту и встретил там человека по имени Коналгиш.
  - Что ты тут делаешь? - спросил Ворон.
  - Я люблю играть, - ответил тот. - Я игрок.
  - Ты игрок, - ответил ему Ворон, - но ты никогда ничего не выигрываешь. Если ты съешь сорок веток заманихи и будешь поќститься много дней, ты станешь великим игроком. Ты сможешь выќиграть все что пожелаешь2. Но зачем ты хочешь научиться играть?
  - Я все время играю, - ответил человек, - и никогда не выќигрываю. Один человек выиграл у меня всю одежду моей жены, все запасы пищи и все вещи. Я не вынес такого позора и бежал из своего поселка. А сюда я пришел, чтобы умереть.
  - Играть дурно, - сказал Ворон. - Играющие всегда злятся друг на друга; и все же я научу тебя. На одной из игральных палочек есть красный ободок. Пусть ее имя будет Нак, Рыба-Бычок. Если Бычок у тебя, тебе повезет. Пока он не пришел к тебе - удачи не будет. Пойди, построй хижину из веток колючего кустарќника. В ней ты должен прожить четыре дня и ничего не есть, и тогда к тебе придет Алка-сати, Великий Игрок.
  Три дня мужчина держал пост, питаясь только колючками, а потом отправился на поиски колючего кустарника. Скоро он нашел куст заманихи со стволом толстым, как у дерева, и покрытым шраќмами. Он содрал с него кору в восьми местах. Когда он лег спать, ему приснилось, что к нему явился человек и сказал:
  - Знаешь ли ты, кто я? Я - Великий Игрок! Ты содрал с меќня кожу в восьми местах! Тем кустом был я! Когда ты уйдешь отќсюда, - продолжал Великий Игрок, - оглядись вокруг себя там, на берегу, и ты кое-что найдешь. Когда дойдешь до своего поселка - снова оглядись, и ты еще кое-что найдешь.
  Наутро к нему пришел еще один человек и сказал:
  - Покажи мне свои игральные палочки.
  Тот показал их ему, и человек дал им имена. Каждую палочку он назвал своим именем. На каждой палочке был какой-нибудь знак. Одна называлась Бычок, и остальные тоже имели названия по всяким животным и рыбам. Сейчас эти названия общие у тлин-китов и цимшиан. Кроме Бычка есть еще две основные палочки, они называются Тук и Аншаджи.
  Так Великий Игрок научил человека, и тот отправился к своему племени. Собравшись в путь, он огляделся и увидел лежащую на берегу морскую выдру. А когда он дошел до места своей первой ночевки, где он останавливался на пути туда, он вновь остановился там на ночь и, оглядевшись, как ему было велено, увидел на берегу нерпу. Он содрал обе шкуры и высушил их. Это заняло у него целый день. Когда он наконец пришел в селение, все стали над ним потеќшаться, говоря:
  - Айао, Коналгиш!
  А Коналгиш сделал рубаху из шкурки морской выдры и одеяло из шкуры нерпы, поэтому все хотели сесть с ним играть, чтобы выиграть эти вещи. Когда он заговорил об игре, они стали смеяться над ним, потому что думали выиграть у него, как раньше. Тот, кто до этого обыгрывал его и выиграл у него все его имущество, уселся напротив. Это был хороший игрок, и поэтому он был очень богат. Они стали играть. Тут бедняк Коналгиш стал вдруг прыгать перед своим соперником, бегать туда-сюда, смешить его, так что тот сбился и ничего не мог сосчитать. Бедняк стал выигрывать. Когда он выигрывал табак, он угощал всех, кто собрался вокруг. Наконец бедняк Коналгиш сказал:
  - Хватит. Я кончил.
  Но богач ответил:
  - Нет, давай играть еще! - надеясь отыграть все свое добро.
  - Хватит, - повторил бедняк. - Завтра продолжим, если хочешь.
  И он ушел, оставив соперника в большом расстройстве. Но соперник не утерпел и в тот же день подошел к нему, прося продолжить игру.
  - Давай все-таки подождем до завтра, - уговаривал его Коналгиш, но тот настоял, и они сели играть.
  Все слова, которые во время игры Коналгиш говорил своему соќпернику, люди используют по сей день.
  - Теперь, - сказал ему Коналгиш, - давай играть на пищу. Я хочу накормить своих людей!
  Богач очень рассердился, сел, и они стали играть на пищу. Коќналгиш все выиграл и сказал:
  - Довольно. Мы еще успеем вдоволь наиграться. Поиграем как-нибудь после.
  И они кончили играть, хотя богатый вождь был не прочь проќдолжить. А бедняк пригласил всех своих друзей, чтобы накормить их той едой, которую выиграл. На следующий день вождь снова принес свои игральные палочќки, и они начали опять. Когда бедняк видел, что удача отворачиќвается от него, он вскакивал, обегал вокруг людей, которые собиќрались следить за игрой, добегал до небольшого ручья невдалеке, мыл в нем руки чисто-чисто и возвращался обратно. Он снова и снова проделывал это во время игры. Иногда он отбегал и закусыќвал кусочком лосося. Тогда он гораздо лучше различал дымок Бычка. На этот раз они играли на рабов, и Коналгиш выиграл их доќвольно много. Выиграв, он вскочил и сказал, что больше играть не будет. Вождь уговаривал его продолжать, но он ответил:
  - Нет, мы играем уже достаточно долго. Я готов играть с тоќбой хоть каждый день, раз ты хочешь, но на сегодня хватит.
  На другое утро они снова сели играть. Коналгиша всегда сопроќвождала большая толпа, когда он шел играть, потому что он вел себя необычно. Он вскакивал, называл по имени те игральные паќлочки, которые приносили ему удачу, и говорил:
  - А ну-ка, теперь ты выходи!
  Перед началом игры он как следует перемешивал свои палочки и говорил:
  - Сейчас выпадут палочки Аншаджи!
  И они выпадали, летали вокруг его головы и снова ложились среди остальных палочек. Никто, кроме него, этого не видел. К этому времени вождь, его соперник, уже совершенно потерял голову. У него не осталось ничего, кроме дома, детей его сестры, жены и его самого. Он решил поставить на кон детей своей сестры, но Коналгиш ответил, что на людей играть не станет. Но вождь вцепился в него и стал его умолять, да и друзья сгрудились вокруг и спрашивали:
  - Почему ты не хочешь сыграть с ним и выиграть у него этих его родственников? Очень глупо с твоей стороны!
  - Не хочу играть, когда нечего выигрывать, - отвечал он.- Какой мне прок от этих людей? Я ничего не смогу с ними сделать, когда выиграю их.
  - У тебя останется слава, что ты их выиграл, - отвечали друзья. - Вспомни, что этот вождь сделал с тобой. Он тебя не поќжалел. Разве он отдал тебе одежду твоей жены, когда выиграл ее?
  Тогда бедняк стал двигать кусочек крашеной лосиной шкуры, который называется шкутэ, перед носом вождя. Тот рассердился, но не посмел ничего сказать. Вождь проиграл своих племянников, дом и одежду своей жены и готов уже был поставить на кон свою жену, но его соперник не согласился. Тогда его двоюродный брат сказал:
  - Давай выиграй у него все, что у него есть. Если они тебе не нужны, ты сможешь потом вернуть их ему.
  И Коналгиш выиграл у вождя и его жену тоже и затем отлоќжил палочки: на самого вождя он отказался играть, зная, что игра всегда может обернуться бедой. Но его друзья сказали:
  - Если он настолько глуп, чтобы ставить на кон себя и свою жену, - играй! Скоро ему станет стыдно.
  Тогда Коналгиш сел играть и выиграл своего соперника тоже. Потом он сказал:
  - Ну вот, ты поставил все, что имел, и я выиграл. Теперь, я думаю, конец. Помнишь ли ты, как ты выиграл у меня все, что у меня было? Ты был очень жесток ко мне. Ты выиграл у меня даже одежду моей жены и ничего не вернул мне. Ты оставил меня ниќ щим, у меня ничего не осталось ни для себя, ни для жены. Теперь ты знаешь, что я выиграл тебя. Ты принадлежишь мне. Я мог бы сделать тебя своим рабом, но я не буду таким жестоким. Я выигќрал тебя и твою жену, но я не потребую этот выигрыш. Твоя жена принадлежит тебе, и ее я тоже не возьму.
  С тех пор люди благородного происхождения никогда не играќют, потому что помнят эти слова. Они учат своих детей, что игќра - это занятие для простого люда и честному человеку не слеќдует участвовать в игре. Из-за того, что тогда произошло, игрок чаќсто теряет голову во время игры и думает, ставя на кон последнее: "Сейчас-то я наверняка отыграюсь. Возможно, я все отыграю назад на этот последний грош". И он все играет и играет, пока не проиграется вконец. Все сеќление знает, что этот человек потерял голову, играя, но ему-то кажется, что он ведет себя правильно. Когда же какой-нибудь игрок много выиграет у кого-нибудь, он вспоминает Коналгиша и возвраќщает часть выигрыша. Он не ведет себя так безжалостно, как тот вождь повел себя с бедняком Коналгишем.
  Коналгишу мы обязаны и тем, что все игральные палочки имеќют свои названия и что бывают разные палочки Нак и разные паќлочки Шишт. Шишт - это счастливые игральные палочки, но этим же именем называют и чудесный талисман, который обретает игрок. Чтобы обрести его, он должен поститься, не приближаться к своей жене и держать в секрете то, что он все это проделывает. В это время он загадывает свое желание. Этот талисман делает такќже человека храбрым: к нему прибегают, когда готовятся к какому-либо важному предприятию. Говорят, что название Шишт проќизошло от одного волка, у которого что-то застряло в зубах. Один человек помог ему это вынуть, и волк сказал:
  - Я покажу тебе Шишт. И я расскажу тебе, что это такое.
  Люди, которые играют нечестно, владеют игральными палочкаќми, которые могут летать, как птицы, но они никому не выдают их имен. С того первого раза повелось также, что люди обычно говорят выигравшему:
  - Почему бы тебе не устроить угощение из той пищи, котоќрую ты выиграл?
  Игроки говорят, что, когда палочки ложатся определенным обќразом, это означает смерть в доме. Если они следуют указаниям своих Шишт, они узнают, какого зверя они добудут на охоте.
  
  ДЖИЙИН
  В те времена, когда тлинкиты еще жили в Тлинкване, однажќды случился голод. Там жила девочка-сирота по имени Джийин, которая сама заботилась о своем пропитании. Изредка сестра ее отца подкармливала ее, но все они голодали, так как сестра ее отќца тоже жила очень бедно.
  Однажды несколько женщин отправились копать съедобные корни тсет. Девочка-сиротка хотела пойти с ними, но они не браќли ее. Они говорили, что она нечиста и не принесет им удачи. Деќвочка вцепилась в борт каноэ; женщины стали бить ее по пальцам, чтобы она выпустила борт, но она была очень голодна и цеплялась изо всех сил, и в конце концов сестра ее отца все-таки взяла ее с собой. К вечеру они собрались на ночлег, но девочки среди них не оказалось. Было непонятно, что она ест. Женщины, сердившиеся на нее, спрашивали:
  - Где эта девочка? Почему она не пришла поесть?
  Они собрались уезжать домой, а девочки все не было. Тогда они уехали, бросив ее одну. Костер залили водой. Но тетка этой девочки все-таки тайно стащила одну головешку и бросила ее в хижину, сделанную из веток кустарника, в которой они ночевали, и туда же бросила кусок сушеного лосося. Она сдеќлала это так, что другие не заметили, а потом вернулась и спросиќла девочку:
  - Ты едешь с нами?
  - Нет, - ответила девочка, - они не хотят меня брать, я лучќше останусь здесь.
  Тогда тетка сказала:
  - Вон в той хижине я оставила тебе горящую головешку и куќсок вяленого лосося.
  Когда все уехали, Джийин разожгла большой костер и приготоќвила свои корешки и лосося. Но есть она не хотела. Поэтому она пошла и накопала еще корешков. Вечером она снова пришла к хиќжине, решив, что теперь она сможет поесть, но снова не почувстќвовала никакого аппетита. Тогда она легла и уснула. Рано утром она проснулась от страшного шума. Выглянув, она увидела, что шум исходит от стаи черных казарок, слетевшихся к хижине. Но девочка так устала, что снова улеглась и уснула. Когда она проснулась во второй раз, она решила снова пойти покопать корешки. Спустившись в низину, где росли эти корешки, она увидела черных казарок, которые поедали их. Увидев девочку, птицы улетели прочь.
  Девочка стала расчищать место, где она копала корешки, от сухой травы и, к своему изумлению, наткнулась на несколько больших каноэ, которые были закопаны. Каноэ были наполнены вяленой рыбой - алашой, палтусом и лососем - и жиром алаши. Девочка страшно обрадовалась. "Как же мне повезло, - думала она, - что я осталась здесь, когда все они там в селении гоќлодают!"
  Собравшись как следует поесть, сиротка взяла одного лосося и связку палтусов и отнесла их в хижину. Но, поджарив кусок лосоќся, она обнаружила, что не может есть. Она не могла понять, что на нее такое нашло, что она не может заставить себя проглотить ни кусочка. Она испугалась и пожалела, что с ней нет ее тетки. Но на другое утро она узнала, что это духи не подпускают ее к пище, потому что она обрела шаманский дар. Ее духами стали черные казарки. К людям Ворона всегда приходят казарки.
  Так девочка стала могущественным шаманом, и каждый день к ней являлись духи, а чайки, вороны и всяческие морские и лесные птицы пели для нее. Так продолжалось изо дня в день. По неќскольку раз в день она ходила взглянуть на присыпанные землей каноэ, но есть ничего не могла. Копать корешки она тоже перестаќла, потому что ей нечем было заострять палочки. А все в селении были уверены, что она умерла.
  Через какое-то время девочке захотелось, чтобы кто-нибудь из селения приехал к ней, и вскоре она увидела каноэ, в котором, когда оно подошло поближе, она увидела сидячих ее односельчан. Она позвала их к своей хижине и накормила их едой из закопанных каноэ. Они гостили у нее два или три дня и ходили вокруг, добывая еду. Скоро она сказаќла, что им пора уезжать, и, когда они уже собрались отчалить, наказала:
  - Не берите ни куска той еды, которую я вам дала. Оставьте ее всю здесь. Расскажите людям в нашем селении, что Джийин еще жива и чувствует себя прекрасно. А моей тетке передайте, чтобы она приехала сюда как можно скорее.
  Когда люди вернулись в селение и рассказали, что произошло с сироткой, сколько у нее еды и как ей повезло, все жители селения, умиравшие с голоду, устремились туда, где она жила. Когда они приблизились к берегу, они увидели над крышей хижины множестќво птиц, заполнивших все пространство до самого неба. Их было так много, что вокруг ничего не было видно. Слышно было только пение мужчин и женщин и выкрики шамана. Но, когда люди подъќехали поближе к берегу, птицы разом улетели. Услышав, что ее люди приехали, шаманка вышла из хижины и спросила:
  - В каком каноэ моя тетка? Пусть ступит на берег.
  Всю еду из одного из своих каноэ она отдала тетке, а потом сказала:
  - Пусть две женщины выйдут на берег и помогут мне петь.
  Тут женщины благородного происхождения с раскрашенными лицами стали подниматься в каноэ одна за другой, но шаманка отвергла их и выбрала двух девушек, таких же сироток, как и она, с которыми все обращались очень плохо. Тут все остальные тоже стали высаживаться на берег, и Джийин показала им, где они моќгут заночевать. У нее в хижине хватило места только для двух деќвушек и для ее тетки. Богатые люди привезли с собой рабов, которых Джийин обмеќняла у них на еду. Она велела построить три хижины, чтобы вмеќстить всех рабов. Двух девушек-сироток она одела в очень красиќвую одежду. Через какое-то время люди оставили ее и вернулись в селение. А когда прошло еще много дней, Джийин послала своих духов, и вождь селения заболел. Тогда люди призвали ее, чтобы она его вылечила.
  Джийин принадлежала когда-то к очень богатому роду, но все ее родные умерли и оставили ее в бедности. От дома ее дяди не осќталось ничего, кроме столбов. Внутри дома росла трава, и, когда шаманка подплыла к селению, она увидела столбы дома своего дяќди и очень опечалилась. Она велела слугам пристать к берегу в этом месте. Подняв гоќлову, она взмахнула рукой, в которой был орлиный хвост, дунула на него и стала махать им вверх и вниз перед столбами. Когда она взмахнула четвертый раз, появился прекрасный дом. Все ее вещи перенесли в этот дом, и она стала жить там. Рабы, которых она получила, работали на нее, а девушки, жившие с ней, теперь считалась благородного происхождения.
  В это время дочь больного вождя тоже заболела. Но духи отќвратили мысли жителей селения от этой шаманки, и они стали призывать к больным других шаманов. С каждым днем больным становилось все хуже и хуже, пока семья вождя не вспомнила о девочке и не послала за ней. Посланный пришел, и одна из сирот спросила:
  - Сколько они собираются заплатить шаманке?
  - Двух рабов, - ответил посланный.
  Шаманка решила, что этого мало, и посланный отправился наќзад. Но скоро он вернулся, и сирота снова спросила:
  - Сколько они собираются заплатить шаманке?
  - Двух рабов и еще кое-какие вещи.
  Она согласилась. Посланный ушел, а Джийин сказала девушќкам:
  - Собирайтесь. Мы должны идти.
  Войдя в дом вождя, шаманка тут же уселась между больными и стала исцелять их. Ее духи сразу увидели, в чем дело. Дом был набит людьми; свободное пространство оставалось только вокруг огня, где и танцевала шаманка. Обойдя огонь, Джийин сказала:
  - Колдунья, которая хочет вас убить, еще не пришла.
  Тогда люди собрали всех, кто еще оставался по домам, и застаќвили их занять место предыдущих людей в доме вождя. Но Джийќин, осмотрев их, снова сказала:
  - Той колдуньи здесь еще нет.
  Но скоро ее духи сказали ей:
  - Путь той колдуньи теперь чист. Путь той колдуньи ведет прямо к этому дому.
  Скоро духи сказали:
  - Колдунья приближается.
  Вскоре люди услышали, как в лесу позади дома свистит какая-то птица, и шаманка сказала:
  - Слушайте! Это она!
  Когда посвист приблизился к двери, шаманка сказала:
  - Откройте дверь, пусть она войдет.
  Люди открыли дверь и увидели на пороге лесную канарейку. Шаманка велела ей сесть между двумя больными, и птичка повиќновалась. Она очень громко пела, и шаманка сказала людям:
  - Свяжите ей крылья за спиной.
  Скоро люди услышали снаружи шум, подобный грому, который приближался.
  - Это ее дети, - сказала шаманка. - Они оскорблены и летят сюда. Замкните все щели, чтобы они не могли влететь в дом.
  Но шум становился все громче и громче, и наконец птицы наќчали влетать в дом прямо сквозь доски. Скоро весь дом был набит ими, так что почти нечем было дышать. Многие люди получили увечья: каждый, на кого налетала птица, получал синяк или цараќпину. Но вдруг дом снова опустел, и в нем не осталось ни одной птицы, кроме той, которая сидела связанная между больными. К этому времени уже наступило утро; люди просидели в доме всю ночь, а птица все еще пела очень громко.
  - Она уже рассказывает, - сказала шаманка. - Она хочет пойти туда, где у нее спрятаны кусочки пищи и волосы, при помоќщи которых она вас заколдовала.
  Птичке развязали крылья, и она вышла на порог, но не полетеќла, а пошла, а за ней пошли четверо мужчин. Она пошла в лес по той дороге, по которой спустилась в селение, и там, в лесу, стала скрестись у корней кустарника. Скоро она откопала череп, в котоќром были сложены в определенном порядке волосы, пища, кусочки одежды вместе с различными листьями. Птичка взяла все это, пеќренесла на берег и бросила в море в разные стороны. После этого она пошла обратно в дом, а четверо мужчин вернулись тоже.
  Вскоре птичка снова запела, и шаманка, которая одна понимаќла ее, объяснила, что она хочет отправиться обратно. Она не желаќла возвращаться назад, к другим птицам, потому что знала, что они будут стыдить ее. Поэтому она попросила людей отвезти ее в селение, которое называется Иенкасесийи-ан или Ближнее селеќние. Люди спустили на воду каноэ, чтобы отвезти ее, и она впорхќнула прямо в каноэ. Шаманка сказала:
  - Когда довезете ее до места, где она захочет вылезти, высаќдите ее на берег и сразу же возвращайтесь.
  Люди отплыли. Через некоторое время птичка начала очень громко петь, и один из них сказал:
  - Давайте высадим ее здесь. Наверное, это и есть то самое место.
  Едва они приблизились к берегу, птичка перелетела на берег и устремилась вверх, в сторону деревьев. Один из людей пошел за ней следом, чтобы посмотреть, куда она пойдет, и увидел, как она юркнула под выступающие корни дерева. Это и было селение, о котором она говорила. Едва колдунья бросила в воду череп с тем, что в нем лежало, вождь и его дочь выздоровели. До того как случилось все, о чем здесь рассказано, люди ничего не знали о колдовстве. Древние люќди говорили, что колдовству они научились много лет назад от этой самой птички.
  
  Сказка индейцев Цимшиан
  МАСЕМЧСЕЧКУЛ
  Жил однажды мальчик. Отец и мать его умерли, и остался у него только один родственник, брат его матери, который был вождем того селения. Этот вождь решил устроить потлач. Готовясь к нему, он несколько лет пил отвар заманихи.
  Однажды вечером вождь пошел на берег, сел там и стал смотќреть на небо. Вдруг он увидел, как с неба падает огонек - как будто испражнения звезды. Рядом с домом вождя стояло дерево, от которого отходила длинная ветка. На этой ветке и повис огонек. А вождь это видел. Он пошел в селение и созвал всех жителей. Когда все пришли, вождь сказал:
  - На ветке вон того дерева висит медный котел. Сбейте его на землю. Тот из молодых мужчин, кто сбросит его вниз, получит в жены мою дочь.
  Когда настал день, все собрались под деревом за домом вождя, и сам вождь тоже пришел посмотреть. Молодые мужчины, запасќшись камнями, стали бросать их и бросали целый день, пока у них не разболелись руки. Тогда они сделали перерыв, чтобы поесть. Подкрепившись, они снова принялись бросать камни. Но никто не мог сбить котел.
  Наступил вечер. Тут из дома вышел тот бедный мальчик-сироќта. Он пошел на берег, где стояли каноэ, и стал мочиться. Тут к нему подошел какой-то человек и спросил:
  - О чем говорят все эти люди?
  Мальчик ответил:
  - На дереве висит медный котел. Люди пытаются сбить его камнями, но не могут.
  - Попытайся и ты, - сказал мужчина.
  Он взял камень и дал его мальчику. Потом взял еще один камень и снова дал мальчику, потом еще и еще. Потом сказал:
  - Пойди, брось эти камни! Первым брось вот этот белый каќмень, потом вот этот черный камень, потом вот этот синий камень и вот этот последний, красный камень.
  Мальчик взял камни, а мужчина сказал:
  - Только никому не показывай эти камни.
  На следующее утро люди снова собрались под деревом и начаќли бросать камни. И мальчик-сирота пришел и сказал:
  - Я тоже буду бросать.
  Тут все юноши повскакали и стали толкать и гнать сироту, но старейшины становили их, говоря:
  - Хорошо, пусть он тоже побросает!
  Юноши отпустили сироту и снова уселись в круг. А мальќчик встал, вышел на середину и взял первый камень. Замахќнувшись, он свистнул четыре раза и бросил. Черный камень проќлетел близко от котла. Мальчик бросил белый камень - и тоже едва не попал. Он бросил синий камень - и тоже чуть-чуть не попал. Наконец он бросил последний, красный камень - и попал! Он попал в самый краешек, и котел свалился вниз. Тут все юноши бросились к котлу, каждый хотел схватить его первым, каждый хотел его заполучить. А мальчик не обращал на них вниќмания. Юноши вынесли медный котел из леса и принесли его в дом вождя. Каждый хотел жениться на его дочери. А тот, кто сбил коќтел, стоял позади всех. Тогда вождь сказал:
  - Подождем.
  И вот настал вечер. Вдруг вождь услыхал позади дома рычание белого медведя. Вождь снова созвал людей и сказал:
  - Тот, кто убьет медведя, получит в жены мою дочь.
  Люди побежали по селению и всем рассказали, что вождь обеќщал отдать свою дочь в жены тому, кто убьет медведя. Всю ночь юноши в селении не спали, готовились к охоте на беќлого медведя. А вечером мальчик-сирота снова пошел на берег и сел там. Тут опять подошел к нему вчерашний человек и спросил:
  - О чем это разговаривают люди?
  - О белом медведе, - сказал мальчик. - Кто его поймает, тот женится на дочери вождя.
  Тогда человек сказал:
  - Попроси, пусть тебе тоже дадут лук со стрелами, попытайся его убить.
  Наступил вечер, и все собрались в доме вождя. Вождь вынес на середину большой колчан с луками и стрелами. Каждый юноша подходил к нему и получал лук и две стрелы. А следом за ними на середину вышел мальчик, сын сестры вождя. Его отец и мать умерќли, и он был очень беден. Вождь был его родной дядя. Кроме него, у него была только бабушка, которая его растила. Мальчик тоже потребовал себе лук и две стрелы. Тут все юноќши стали над ним потешаться, но старейшины сказали вождю:
  - Ладно, дай лук и этому сироте.
  И вождь дал мальчику лук и две стрелы. Прошла ночь. На рассвете за домами в лесу снова послышался рев белого медведя. Все юноши бросились в лес. Мальчик выскочил из дому, когда все уже скрылись. Он превратился в муху и полетел следом. В облике мухи он мог лететь очень быстро. Он умел преќвращаться в муху, потому что оса пожалела его2. Он раньше всех настиг медведя, пустил свои стрелы и убил его. Белый медведь упал. Обе стрелы пронзили его насквозь.
  Мальчик вытащил свои стрелы; обе были испачканы жиром до половины. Взяв стрелы, мальчик вернулся в селение. Тут прибежаќли юноши и увидели, что белый медведь лежит мертвый. Тогда каждый обмакнул свои-стрелы в его кровь, чтобы сказать, что это он убил медведя. Они хотели солгать, чтобы жениться на дочери вождя. Потом они притащили тушу медведя в дом вождя. Один из юношей вышел на середину и сказал:
  - Это я убил медведя! Посмотри на мои стрелы!
  Вождь сказал:
  - Дайте мне все ваши стрелы. Я осмотрю их и увижу, кто на самом деле убил медведя.
  Юноши дали ему стрелы. Вождь осмотрел их и сказал сироте:
  - И ты тоже давай свои стрелы!
  Тот протянул их вождю, и вождь увидел, что медведя убил сиќрота. Тут всем стало очень стыдно. И вождь тоже устыдился: ведь сирота сбил медный котел, висевший на ветке большого дерева за домом вождя, и вот теперь он убил белого медведя. Всем юношам тоже было стыдно, что он один сумел это сделать.
  Тогда вождь принял решение. Вне себя от стыда, он послал слугу передать людям приказ уходить. Слуга побежал по селению, громко крича всем, что нужно покинуть селение. Наутро все люди снялись с места, так что никого в селении не осталось. Они отпраќвились вниз по течению. В селении остались только дочь вождя и мальчик-сирота со своей бабушкой. Так они и остались втроем. У бабушки были сушеные брюшки лосося, но дочь вождя не стала их есть. Отказался есть и мальчик. Дочь вождя легла спать в задней части дома, а мальчик - у очага. Так они и лежали. Мальќчик очень грустил из-за своей бедности.
  Прошла ночь. Утром мальчик поднялся и вышел наружу. За сеќлением из-за леса вытекала большая река. К ней вела тропа, по которой и пошел мальчик. Он долго шел, но наконец лес кончился, и он вышел к большому озеру. Мальчик остановился на берегу на полоске прибрежной травы и закричал. Вода в озере вспучилась, и показалась та, которая владела этим озером. Это была гигантская лягушка. Она увидела мальчика, стоящего на берегу, и быстро поќплыла к берегу, к тому месту, где он стоял. Громадная лягушка! У нее были длинные медные когти, медная пасть, медные глаза и надбровья. Когда она приблизилась к берегу и уже готовилась его схватить, он бросился бежать. Она почти схватила его, но он все-таки убежал, а лягушка вернулась в озеро. Мимо огромного кедра мальчик пошел в лес и через лес вернулся домой, где его ждали дочь вождя и бабушка. Но что он мог дать им поесть?
  Тогда мальчик-сирота пошел по брошенным домам и скоро наќшел каменный топор и топорище. Привязав топор к топорищу, он стал точить его на точильном камне. На другой день он пошел и свалил большое дерево. Он целый день его рубил, и к вечеру оно упало. Тогда он повалил еще одно дерево, поменьше, и сделал из него клинья. Потом нашел каменный молоток и тоже привязал к рукоятке. Топором, молотком и клиньями он расщепил дерево надвое до половины длины и сделал щель, такую, чтобы в нее мог пролезть человек. Это дерево он отнес на тропу, ведущую к озеру. Потом вырезал две короткие толстые палки и вставил их, как распорки, в щель дерева, чтобы сквозь щель можно было пролезть.
  Окончив работу, он отправился домой, к бабушке и дочери вождя. Дома он молчал, не произносил ни слова и ничего не ел. Прошла ночь. Наутро перед рассветом он встал и отправился на озеро. Встав на берегу, он громко крикнул четыре раза. Снова вспучилось озеро, снова появилась громадная лягушка. Медные когти были у нее, медная пасть, медные глаза и медные надбровья. Лягушка кинулась на берег, а мальчик стоял. Когда она уже готоќвилась его схватить, он побежал так, что она едва не расцарапала ему спину. Он побежал, а лягушка кинулась за ним.
  А мальчик добежал до места, где стояло огромное наклоненное дерево, и проскочил через щель. Лягушка тоже попыталась проскоќчить, чтобы поймать его. Но пока она протискивалась, мальчик обернулся, схватил каменный молоток и выбил распорки, вставќленные в ствол. Распорки вылетели, дерево сомкнулось и убило лягушку.
  Когда мальчик убедился, что лягушка мертва, он снова вбил клинья и распорки, разомкнул половинки ствола и вынул мертвую лягушку. Положив ее на спину, он стал сдирать с нее шкуру. Все когти он оставил. Кончив, он оставил себе шкуру, а мясо выбросил прочь. Взяв шкуру, он стал тренироваться: вставил руки и ноги в лягушачьи лапы, завязал шкуру на груди и пошел к воде. Нырнув, он стал ходить по дну большого озера и скоро поймал форель. Тогда он вернулся на берег, принеся с собой форель, совсем небольшую. Сняв шкуру, он повесил ее на сук высокого дерева и пошел домой. Еще не рассвело, дочь вождя еще спала. Мальчик тихонько подоќшел к дому, положил форель на берегу против входа, вошел и лег. Утром дочь вождя проснулась и вдруг услыхала, что на берегу у дома кричит ворон. Она сказала сироте:
  - Пойди посмотри, почему это ворон кричит там, на берегу!
  Мальчик встал, вышел и вскоре вернулся с форелью. Войдя, он сказал дочери вождя:
  - Ворон нашел маленькую форель! - хотя он сам поймал ее на дне озера.
  Но он не хотел, чтобы дочь вождя знала, что он обрел чудесную силу. Настал вечер, и мальчик снова стал собираться. Дочь вождя не захотела есть форель; ели только бабушка и внук. Потом они сноќва легли спать: дочь вождя легла в глубине дома, а мальчик - у самого очага. Ночью он снова поднялся и пошел туда, где висела шкура гигантской лягушки. Надев ее, он пошел к озеру, нырнул и стал ходить по дну. Скоро он опять поймал небольшую форель. Выйдя на берег, он снял шкуру, повесил ее на сук и пошел домой. Придя, он положил форель на песок перед домом, тихонько вошел и лег. Утром у входа снова закричал ворон, и дочь вождя услыхаќла его.
  - Что он кричит, этот ворон, погляди! - сказала она сироте.
  Тот вышел наружу. Хоть он сам поймал эту форель на дне озеќра, но снова сказал ей, что это ворон принес рыбу. Взяв рыбу, он отдал ее своей бабушке. Та разделала ее и поджарила, но дочь вождя снова не стала ее есть. Ели только бабушка и внук. Так повторялось каждую ночь, пока сирота не переловил всю форель в озере. Тогда, надев шкуру лягушки и спустившись на дно, он поймал лосося. Положив его на песок у дома и сняв шкуќру, он снова пришел домой перед рассветом и лег.
  Утром дочь вождя услыхала, что у входа перед домой кричат два ворона. Разбудив сироту, она послала его узнать, что они кричат. Он вышел и вернулся с лососем. Бабушка разделала рыбу и половину поджарила. Потом стала звать дочь вождя поесть - и та согласилась. Часть съели бабушка и сирота, а часть - дочь вождя. Так повторялось каждую ночь. Скоро дочь вождя заметила, что кожа у мальчика стала необыкновенно чистая. Да и сам он был уже не мальчик: он вырос и превратился в юношу. Она решила поќследить за ним. Однажды ночью она притворилась, что спит. Вскоќре она увидела, как юноша встал и вышел наружу. Она лежала и ждала, и через некоторое время он вернулся. А утром снова закриќчал ворон. Дочь вождя поднялась и вышла наружу. Спустившись к реке, она увидела на песке крупного лосося. Взяв его, она вернуќлась в дом, где лежал юноша, и сказала ему:
  - Вставай!
  Юноша встал.
  - Я хочу тебя спросить, - сказала дочь вождя.
  Юноша подсел к ней поближе.
  - Я знаю, что не ворон приносил всех этих форелей и лосоќсей, а ты сам их ловил. Сегодня я вышла на берег и нашла там большого лосося; это не ворон принес! И всех тех лососей, что выќсушила твоя бабушка, тоже ты поймал!
  - Это правда, - ответил юноша. - Твои родичи бросили здесь нас троих, и нам нечего было есть. Тогда я пошел к озеру и стал кричать. Из озера вышла гигантская лягушка и поплыла к беќрегу. Я убил ее, содрал с нее шкуру и надел на себя. В этой шкуре я ловлю форелей и лососей. Поэтому я чистый. Теперь я богат, и ты стала обращать на меня внимание.
  - Теперь ты можешь на мне жениться, - сказала дочь вождя.
  И они стали жить как муж и жена - ведь он уже был взросќлый мужчина, а не мальчик. Он наловил много лососей. Два хранилища были полны. Он хоќдил к морю и ловил там бычков-подкаменщиков, и они насушили их полное хранилище. Он ловил также палтуса и всякую другую рыбу, живущую в море и в озере. Всю рыбу они сушили и складыќвали в хранилище. Уже четыре хранилища были полны доверху. Скоро он стал ловить тюленей, морских свиней и других морских животных. И всех во множестве; для каждого у него было отдельќ аз хранилище. Много хранилищ было забито жиром морских львов - ведь морские львы очень большие. Он стал ловить даже китов!
  У них было уже двое детей. Целое богатство юноша создал своќими руками, но вскоре он стал говорить, что устал. Жена его очень испугалась и сказала:
  - Тогда перестань! Не охоться больше!
  Он поймал к этому времени уже четырех китов. Весь берег вокруг был вымазан китовым жиром, даже стволы деревьев на беќрегу, в том месте, где он втаскивал мясо на берег. Множество косќтей валялось на берегу, и поверхность моря была покрыта пленкой жира.
  А тем временем люди, которые ушли и оставили их, жили впроголодь: они не могли найти богатых рыбой мест. Вождь этого племени, дядя юноши, решил, что те двое и его дочь уже давно погибли от голода, и задумал вернуться на старое место: многие люди его племени умирали от недоедания, особенно маленьќкие дети.
  И вот утром часть людей на четырех каноэ отправилась к тому месту, где оставили юношу, его бабушку и дочь вождя. Задолго до того, как они достигли цели, они заметили на воде жирные пятна. Подплыв к берегу, они увидели множество хранилищ, заполненќных сушеным лососем, палтусом, форелью и всякой другой рыбой, и хранилища, полные жира тюленей, морских львов, китов и друќгих животных.
  Люди вождя высадились на берег и вошли в дом юноши. Он наќчал их кормить, и они ели все, что им давали: сушеного лосося, форель, бычка-подкаменщика, палтуса, тюлений жир, жир морќских львов, морских свиней и китов. Потом люди собрались в обќратный путь. Приплыв обратно, они рассказали вождю и всему племени о сказочном богатстве, которое собрал юноша. Вождь обќрадовался, особенно услыхав, что у его дочери - двое детей.
  - Мы переходим туда! - сказал он.
  И снова главный слуга поќ бежал по селению оповещать всех о готовящемся отъезде. Люди тронулись в путь и скоро приплыли на место. Их встреќтили юноша и его жена (бабушка к этому времени уже умерла) и накормили всех. Люди были очень рады: ведь юноша спас их от гоќлодной смерти. И все решили, что юноша, когда станет постарше, будет их вождем.
  С этих пор юноша стал много охотиться в море и ловить тюлеќней, чтобы кормить свой народ. Скоро он стал жаловаться жене, что ему с каждым разом все труднее снимать лягушачью шкуру. Его жена громко плакала, когда оставалась одна. А люди стали менять сушеную рыбу и жир морских животных на мясо лося и множество рабов. Несколько хранилищ были специќально отведены для лосиного мяса.
  Вскоре юноша устроил потлач. Он пригласил все окрестные сеќления; когда все пришли, он разложил лосиное мясо и другие свои богатства и привел всех рабов. Потом сказал своему дяде:
  - Все это раздай!
  Его дядя сказал:
  - Надень-ка шкуру того белого медведя, которого ты убил когда-то.
  Юноша надел ее. Тогда его дядя надел ему на голову медный котел, сбитый когда-то юношей с ветки дерева, и вывел его на сеќредину. Юноша запел песню, а когда кончил, вождь сказал:
  - Я даю тебе имя.
  И он назвал его Масемчсечкул, что значит Растущий-Как-Буд-то-у-Него-Есть-Бабушка. Кончив, он снял с него шкуру и котел, и юноша роздал гостям мясо, рыбу и рабов. После этого все ушли.
  После потлача юноша снова стал надевать по ночам лягушачью шкуру, чтобы добывать тюленей и кормить людей. Но с каждым разом ему было все труднее снимать эту шкуру. Однажды он скаќзал жене:
  - Следующий раз, когда я надену шкуру, я уже не сумею снять ее.
  Жена заплакала, а он продолжал:
  - Тогда я больше не вернусь. Я буду выбрасывать тюленей на берег перед домом, но сам на берег не выйду. Я буду всегда жить в воде. Но круглый год я буду выбрасывать тайно на берег тюленей, лососей, палтусов, всех морских зверей и китов, чтобы моим детям было что есть.
  Однажды ночью он ушел на охоту и не вернулся. Он больше не вышел из воды и превратился в подводного жителя. Его жена кажќдое утро выходила на берег с детьми и плакала. Однажды она увиќдела на песке двух палтусов. Она подняла их и унесла в дом. На другой день она опять вышла, плача, на берег: ведь ее муж пропал в море. На песке она увидела двух тюленей. Так Масемчсечкул кормил своих детей. Каждое утро его жена выходила на берег опќлакивать его, и каждое утро она находила на песке какую-нибудь еду. Однажды она нашла на берегу кита. Ей пришлось созвать всех людей, чтобы вытащить его.
  - Это отец моих детей посылает нам еду, - говорила она.- Он каждый день посылает нам еду, как он и обещал мне, когда поќследний раз надевал шкуру лягушки, хотя знал, что не сможет ее снять, а навсегда поселится в море.
  Вот и все.
  
  
  Сказка Фиджийцев
  Мата-ндуа
  Был некогда Туи Тонга, свирепый и дикий духом чеќловек. Больше всего он любил воевать и убивать людей, и на всех островах его боялись, а не любил его никто. Даже женщины в его собственном доме не любили его. А женќщин в его доме было очень много. Он никогда не брал себе жен так, как должно вождю брать жену, но зато забирал к себе силой всех красивых девушек, когда покорял края их отцов, А некрасивых убивал. И еще он уводил жен от муќжей, отнимал дочерей от отцов. Ничего и никого он не боќялся - ведь он был высокий и могущественный вождь, и за ним шли многие. При нем были все самые безумные и злые удальцы, они везде были с ним, всегда помогали ему побеждать врагов.
  Однажды случилось такое. Вождь вышел в океан на своей огромной друа, и вдруг в небе показалась страшная туча, а из нее вылетел внезапный и дикий ветер. Ветер бросился прямо на лодку, сорвал с нее парус и унес его. Тут же все успокоилось. Вождь сказал:
  - Ужасный ветер! Хорошо еще, что он нас оставил в живых. Но вот паруса нам не вернуть. Ну, люди, беритесь за весла: возвращаемся к земле.
  Они спустили мачту и стали грести, вычерпывая к тоќму же воду из лодки. Плыли они очень медленно, ведь лодка была огромная, тяжелая, и людей на ней было мноќжество. Ночь пришла, а они все еще были в океане, проќплыли совсем мало. Всю ночь гребли, не останавливаясь, и уже слабость с усталостью принялись их донимать. Утро пришло, а земля все еще была далеко. Тут поутихќли их духи, видя, в какую беду они попали. И люди стали говорить:
  - Мы хотим есть, мы уже совсем без сил. Больше мы не можем грести.
  Подняли весла и сели молча. А лодка медленно покаќчивалась на волнах. И тут вождь сказал:
  - Надо поесть. Что у нас осталось из еды?
  Один юноша сказал:
  - Ничего, мой господин. Вчера, еще до этого страшќного ветра, мы съели наш последний ямс.
  И вождь сказал снова:
  - Мы должны поесть. Никто не может работать без пищи. Идите и посмотрите, не осталось ли на зама банановых черенков.
  Эти слова имели другой смысл. Ведь на зама всегда сиќдят женщины, им не подобает сидеть на ката. И потому, раз вождь сказал: "Идите посмотрите, не осталось ли на зама банановых черенков", - это означало: "Убейте каќкую-нибудь из женщин, и мы ее съедим".
  Один юноша взял палицу и пошел к женщинам. А те уже столпились на зама в ужасе, ведь до них долетели слова вождя. Юноша высмотрел Талинго, дочь Такапе, подозвал ее палицей и сказал:
  - Идем, Талинго, тебя зовет вождь.
  Она встала, прижимая к груди младенца, и медленно-медленно пошла на корму, где сидел вождь. Вот уже подќнялась над ней палица - и тут с громким криком она спрыгнула в океан и скрылась под водой вместе с млаќденцем.
  Вождь приказал:
  - Копье, копье! Подать мне копье! На этот крючок рыбка и попадется! - захохотал дико, потряс копьем и ступил вперед, к самому борту.
  Стал высматривать ее в воде: вот-вот покажется. А она нырнула под лодку, схватилась за крестовину между зама и ката и замерла, скрытая между корпусами лодки. Те в лодке ждали, ждали, а потом решили:
  - Акулы ее съели. И ее, и младенца. Так что она не вынырнет никогда.
  А Талинго решила прятаться до темноты. Из укрытия услышала она свист и стук палицы, слышала последний крик жертвы, слышала, как юноши переговаривались, пока готовили мбокола. А было так. Тот юноша, Фаха, спросил вождя:
  - Что же нам теперь делать, кого еще выбрать? Эту женщину съели акулы, а мы по-прежнему голодны.
  Тут вождь посмотрел на него гневно и закричал:
  - Да, голодны. И съедим мы тебя! Это ты упустил ее, ты дал ей уйти.
  С этими словами он прошил его своим копьем, а потом еще и еще раз вонзил в него острие копья. Тут-то Талинќго и услышала предсмертный крик и удар жуткой паќлицы. Когда стемнело, она неслышно выплыла, поплыла, а с собой взяла балансир лодки. Никто не заметил этого: все были заняты едой. Она положила дитя на балансир, сама уцепилась за его стержень, и вот уже волны понесли ее в темноте неизвестно куда.
  Четыре дня и четыре ночи держалась она на волнах, все время плакала, горевала, но исправно кормила млаќденца. Над ними кружили огромные птицы, она отгоняла их, и все же одна задела клювом ребенка и вырвала ему глаз. Четыре дня и четыре ночи несло их по волнам, а на рассвете пятого дня выбросило на риф у берега Оно. Тут Талинго собрала все силы, поднырнула под буруны и выплыла в лагуне. Проплыла через всю лагуну и выползќла на берег близ Оно-леву. Держа младенца, она рухнула на землю под пальмой.
  А в том поселке жил старик по имени Таусере. У него была жена Се-ни-рева. Дом их стоял пустой: у них не быќло детей. Тем самым утром они сошли на берег, собираќлись спустить на воду лодку и плыть за рыбой и тут увиќдели Талинго: она лежала под деревом и держала у груди младенца. Таусере наклонился над ней, воскликнул: "Кто это?!" - и тут же заплакал, потому что увидел: бедная женщина умерла, а младенец, которого она все прижимаќла к груди, спит себе спокойно.
  - Се-ни-рева, жена, посмотри, как грустно, - плакал Таусере, и жена заплакала вместе с ним. Потом жена скаќзала:
  - Это чужестранцы. С Тонга. Тонганская лодка по гибла, а их вынесло сюда. О горе, горе! Она такая молодая, такая красивая. А ребеночек! Правду ты сказал, муж, грустно. Что делать, надо выкопать могилу и похороќнить их.
  Не успела она договорить, не успели они с мужем до-плакать, как ребенок открыл глаза и улыбнулся им. Тут сердце женщины загорелось счастьем, она радостно вскрикнула, бросилась к ребенку и взяла его. Прижала к груди и засмеялась, а потом опять заплакала. И сказала так:
  - Мой сын, мой сын. Настоящий сын, ты будешь мне настоящим сыном, ведь тебя послали мне духи. Посмотри, муж, на нашего сына. Нам не придется больше горевать, что наш дом пуст. Духи пожалели нас!
  И тут она заплакала от радости. Талинго похоронили на берегу, к которому она стремиќлась до исхода сил и к которому живым доставила свое дитя. А мальчика отнесли в поселок. Все пришли, стали спрашивать, откуда он, чей, а супруги всем отвечали одно:
  - Это наш сын, наш настоящий сын. Духи прислали его нам по волнам,- и больше ничего не говорили.
  Мальчик стал расти, вырос красивый лицом, ловкий на руку, скорый на ногу, добрый духом. С каждым днем он все больше радовал приемных родителей, и они благодаќрили духов за дар, принесенный океаном. Назвали они его Мата-ндуа, что значит Одноглазый; ведь одного глаза у него не было. А Талинго лежала в могиле на берегу, и в сильный прилив волны накрывали ее. Часто по ночам, когда подќнимался северный ветер, жители Оно слышали с берега горький плач и дрожали от страха. Когда этот скорбный звук долетал до дома супругов, мальчик начинал метаться и стонать во сне и по его щекам струились слезы.
  Однажды, когда так было, старуха взяла его за руку и разбудила. Он проснулся в страхе, а плач прекратился. Он посмотрел вокруг в ужасе и закричал:
  - Где же эта госпожа?! Где она?!
  Приемная мать вся задрожала и спросила:
  - Какая госпожа, сынок?
  Он сказал:
  - Матушка, неужели это все был сон? Я ее видел, слышал, как она плачет, и ее слезы лились мне на щеки дождем. Матушка, посмотри, щеки не высохли! Значит, это был не сон!
  И он смахнул слезы со щек. Она сказала, успокаивая его:
  - Это твои слезы, сынок. Ты плакал во сне, вот я теќбя и разбудила. Что за госпожа приснилась тебе?
  Он воскликнул:
  - Она была, я видел ее! Высокая, благородная, самая знатная госпожа, из тех, какие только бывают. У тебя воќлосы каштановые, курчавые, а у нее черные, прямые, гуќстые-густые. И кожа у нее светлее, чем у тебя. Она была вся мокрая, так, как будто долго купалась. Стояла надо мной, заламывала руки и плакала. Матушка, скажи мне, кто эта госпожа. Мне кажется, я ее раньше видел. Как поќдумаю о ее печальных глазах, сердце во мне жжет горем.
  Старуха сказала:
  - Откуда же мне знать, сынок? Откуда мне знать? Во сне мы видим много неизвестных людей. Ложись и спи, мой дорогой, спи и не тревожь себя снами.
  Мальчик лег и заснул. Но когда приемные родители снова взглянули на него, то увидели, как по его щекам опять катятся слезы.
  И старик сказал шепотом:
  - Это была его мать. Это была его мать! Его дух узќнал ее. Смотри, мальчик опять плачет. Давай ему все расќскажем.
  - Молчи, - зашептала сердито жена, - молчи! Он ниќ чего не должен знать. Разве я ему не мать? Что, я не хоќдила за ним день и ночь? Да родная мать не могла бы сделать для него больше, не любила бы его больше, чем я! А ты теперь говоришь: "Давай ему все расскажем", Это слова глупца! Его мать умерла. Теперь я его мать, и он не должен знать никого, кроме меня.
  Так они и решили. Плач по-прежнему поднимался в ночи, но они уже больше никогда не будили мальчика: он стонал и плакал во сне. А наутро забывал свои сны, и днем никогда не было слышно того плача.
  Прошло время, он стал взрослым юношей, высоким, сильным, нужным своим людям. К тому же он был кроќток, добр со всяким и очень любил своих родителей. Они к этому времени одряхлели и ослабли, и им воздалось все добро, что они отдали прежде приемному сыну. Они остаќлись одни из всего своего матангали. Остальные, мужчиќны, женщины, даже дети, погибли в великой войне с людьќми из явусы ндои. Если бы с супругами не было их приќемного сына, им было бы очень плохо, одним среди чуќжих матангали в поселке. Никто не стал бы о них забоќтиться. А вот тамошние молодые люди ненавидели Мата-ндуа. Ненавидели они его за то, что он не ходил с ними, не поќмогал им в их плохих делах. Он всегда говорил так:
  - Ступайте, делайте, как хотите, никто вам не указ. В ваших матангали много людей, за вашими стариками найдется кому ухаживать. А нас очень мало. Все наши погибли, и я один должен присматривать за всем.
  Сначала они все дразнили его. Но он не сердился, смеќялся и повторял только:
  - Ступайте, делайте как хотите. Я же останусь с отцом и с матерью.
  И еще они опасались его: ведь он был силен и искуќсен в делах войны. Однажды Янго-леву, сын Туи Оно, решил рассердить, поддразнить Мата-ндуа. Он ударил отца Мата-ндуа, Тау-сере, палицей прямо по голове, и тогда Мата-ндуа бросилќся на обидчика со страшным криком и свалил его ударом кулака. А потом схватил палицу - она тоже упала на землю, - стал размахивать ею в воздухе и с гневом поќсмотрел на молодых людей. Их там было много.
   - Кто еще хочет ударить?! - закричал он.
  Голос его разнесся над всем островом, в поселке все услышали его и помчались на берег - он стоял там.
  - Я жду! Кто еще хочет ударить? Туи Оно, ты долќжен слышать мои слова! И вы, вожди, услышьте! Он удаќрил моего отца, старого, седого, слабого. Без всякой приќчины ударил старика!
  И Туи Оно сказал:
  - Довольно. Опусти палицу, Мата-ндуа. Послушай, что я скажу. И вы все, юноши, слушайте. Вы разве жажќдете смерти? Мата-ндуа поступил верно. И теперь кто ударит, обидит его - тот ударит, обидит меня. Кто пойдетвойной на него, пойдет войной на меня. Это говорю я, поќвелитель Оно.
  Итак, они боялись его - из-за силы, из-за смелости,. Из-за слов, сказанных Туи Оно. Боялись и ненавидели все больше и больше. И все время думали, как бы хитростью убить его. Они боялись идти против него открыто и все деќлали исподтишка - и они, и разные вожди, любившие их. А Туи Оно был уже старик, ленивый и беспечный, ожиќвавший только, если кто-нибудь ужасно прогневит его. Когда распределяли работы, погибшему матангали, из коќторого был Таусере, задавали делать столько же, сколько всем остальным - а ведь один только Таусере и оставался. И все равно Мата-ндуа раньше всех справлялся с работой. От этого они сердились и буйствовали еще больше. Надо было наловить рыбы для торжественного пира - его садки всегда были полны, у них же в садках было пусто. А это все Талинго помогала сыну: гнала рыбу из их садќков в его. Надо было свалить дерево - огонь, которым он сушил ствол, делал свое дело за одну ночь: ведь этот огонь поддерживала Талинго. А у них уходило но многу дней и ночей. И так случалось с любым делом. Но вот однажды жрец созвал всех людей и сказал, что надо поставить ноќвый мбуре-калоу, лучше и больше прежнего. И тут враги Мата-ндуа возликовали. Они стали говорить:
  - Наконец-то. Наконец-то нашлось то, что ему не под силу.
  Разделили работы, и Таусере досталось построить цеќлую стену. В слезах пошел он к себе, а дома жена как раз причесывала Мата-ндуа, натирала его ароматным маслом. Плача, Таусере рассказал им, что случилось. Старуха тоже стала плакать:
  - Что же это! Целая стена! Они думают, что мы дуќхи, а не люди! Где взять столько бечевы, как дотащить бревна? И кто поможет нам во всем этом?
  - Никто, - ответил Таусере. - Никто. Даже дети не придут нам на помощь.
  Вожди поселка ненавидят нас. Они просто хотят нас погубить. Так уж лучше умрем сразу, и все будет кончено, а вожди останутся довольны. Поќжалей нас, Мата-ндуа, задуши нас обоих. Мы уже стары, слабы, и пользы от нас никакой.
  И жена тоже сказала:
  - Верно, верно. Послушай отца, сынок, задуши нас, дай нам умереть.
  Но Мата-ндуа сказал:
  - Нет! Вы будете жить. Попытаемся исполнить полоќженное, а если увидим, что нам это не под силу, убежим отсюда. Если мы уплывем прочь, то можем утонуть. А в чужом краю нас могут убить тамошние люди. И значит, смерть все равно придет. Но сначала попробуем исполнить положенное.
  И Таусере сказал:
  - Хорошо. Попробуем. Ничего у нас не выйдет, но давайте попробуем еще раз. Идем за кокосовым волокном, пора плести веревку.
  Итак, они уселись в доме и принялись плести веревку. Сплели одно звено - вышла целая сажень плотной веревќки. В изумлении и восторге стали плести они свою бечеќву: было ясно, что им помогает какой-то дух. Ночь еще не сошла на землю, а весь пол в их доме был покрыт кольцами прекрасной веревки, и была она всех цветов.
  Таусере сказал:
  - Довольно, - и они скрутили ее в большой тяжелый моток.
  А когда Мата-ндуа уснул, Таусере шепнул мене:
  - Что за чудо, настоящее чудо! Что это, жена? Ничеќго похожего никогда не было.
  Старуха отвечала:
  - Это его мать. Точно, точно, она. Кто еще из умерќших станет заботиться о нем?
  Муж сказал:
  - Наверное, ты права. Но кто бы это ни был, его мать или кто-нибудь еще, ясно только, что в хороший день мы нашли ребенка на берегу. А сейчас давай спать: уже поздќно, а на завтра у нас еще много работы, и нелегкой.
  Наутро они пошли за лесом для опорных столбов. Нашќли хорошие деревья, только собрались обжигать их у осќнования, как налетел страшный ветер, снес все деревья и бросил к их ногам. В мгновение ока оказались они на земќле, без единой ветки - можно было вытесывать столбы. А когда они подняли их, чтобы нести, изумились еще больше: огромные бревна оказались не тяжелее охапки сучьев. Они отнесли их в поселок и сбросили там, где надќлежало построить мбуре-калоу. Все изумились, стали спраќшивать друг у друга:
  - Что же это за дерево, если даже Таусере может его поднять?
  Решили тоже попробовать, оказалось: даже два силаќча вместе едва могут приподнять за край самый маленьќкий столб. И так было во всем: любая работа была легка для Тауќсере и Мата-ндуа. Они первыми закончили то, что должны были сделать, и еще долго ждали, пока завершат свое все другие матангали. Тут тамошние юноши стали говорить:
  - Все, что мы подстраиваем, все зря. Мы должны саќми убить его.
  Так и решили. Для начала вырыли огромную яму. Яму эту накрыли ветками, дерном, так что ничего не было видќно. Теперь оставалось заманить его туда, он упадет в яму и погибнет. Очень довольные, возбужденные, отправились они назад в поселок. Уже солнце ушло под воду, уже вышќла луна, яркая и светлая. Вдруг на тропинке показалась неизвестная женщина. Она была чудесной красоты и по всему была похожа на тонганку. Кожа у нее была мокрая, как будто она только что купалась, и капли в волосах сверкали, зажженные лунным светом. В руке у нее был большой балансир. Вот какая женщина показалась на троќпинке. Янго-леву прокричал ей:
  - Кто ты?! Кто ты?! Что ты молчишь? - а женщина не произнесла ни слова.
  Янго-леву поспешил к ней, и тут она повернулась и убежала в лес. Сын Туи Оно бросился за ней, крича:
  - Ловите ее, держите! - и все остальные побежали следом с громкими воплями.
  Женщина мчалась по лесу, кружила, путала след, наќконец выскочила на ту же тропу, оказалась у них за спиќной, обогнала их и побежала к яме, что они вырыли. Миќновала ее, словно никакой ямы у нее под ногами и не быќло, а была твердая почва. Они бросились за ней, вот-вот схватят - и забыли про эту яму! И тут по всему лесу разќнесся жуткий смех, громкий, гневный, звенящий - а Янќго-леву и десять его одногодков, значит, всего одиннадќцать юношей, упали, как один, в ужасную яму, ту самую, что они вырыли для Мата-ндуа. Только один из тех, беќжавший последним, уцелел, остался жить и с воплями ужаса бросился назад в поселок.
  Туи Оно узнал, что случилось, и зарыдал:
  - О горе, горе, мой сын умер! Ужасный день, горе, горе!
  Он собрал много своих, и все пошли в лес. Подошли к яме и услышали тягостный стон, услышали предсмертный крик. А случилось так: трое юношей умерли в одночасье, а остальные лежали израненные - ведь на дне ямы они наставили острых кольев, чтобы больнее была смерть Маќта-ндуа. Один из тех кольев так прошил в колене ногу Янго-леву, что тот навсегда охромел. С тех пор люди стали звать его не Янго-леву, Силач, а Локилоки, Хромой.
  В ту ночь много слез было пролито на Оно. А Таусере, когда узнал обо всем, сказал тихонько жене:
  - Это была его мать. Посмотри, как она его охраняет!
  И супруги были довольны. А среди ночи, когда луна заќбралась на самый верх небес, с берега послышалось пение, как будто кто-то пел грозную неукротимую песнь победы, и, кажется, пел по-тонгански. И Мата-ндуа смеялся во сне и тряс кулаком, в котором виделось копье.
  Никто на Оно не знал этой песни, не понимал ее, никто, кроме одного человека. Звали его Латуи, и он был родом с Вавау. На Оно он попал давно, много лет назад, когда могучие волны прибили к здешним берегам большую тон-ганскую лодку; он один уцелел в ту бурю. Тогда он был молод, крепок духом, силен телом, а теперь стал стар, слаб и совсем ослеп. Целыми днями безучастный Латуи сидел в доме Туи Оно, ничего не слышал, ничего не видел, ничего не говорил. А когда первые звуки страшной песни долетели до ночного поселка, он вдруг вскочил, закричал безумно и остался стоять. Слепые глаза его вышли из орќбит, весь он дрожал, и смотреть на него было страшно. И он вскричал глухо:
  - Кто умер в поселке?! Что за смерть, чья кровь проќпилась?! Горе, горе, горе этой земле! Горе, я слышу песнь, приносящую горе! Это ужасная песнь, я знаю ее! Я уже слышал ее, и это было в кровавый день, когда враги взяќли нашу крепость и всех наших погубили. Они пели эту песнь, когда волокли мертвые тела к своим очагам! Слыќшу, это песнь смерти!
  И это были последние слова Латуи, ему не суждено было сказать еще хоть слово. Изо рта у него пошла кровь, он упал на циновки, люди подбежали, а он уже умер! Ужасный страх пришел тут ко всем. Те юноши тоже испугались и не стали больше замышлять зла против Ма-та-ндуа.
  Прошло еще много дней, и вот что случилось. Юноши отправились на За-кау-лала ловить морских черепах к пиќру, на котором вождям Лакемба подносили положенные дары. Вожди Лакемба каждый год прибывали на Оно за этими дарами. Целый день ждали юноши добычи, но пойќ азо всего одну черепаху. Тогда решили поставить лодки у рифа, переночевать там, дождаться утра. В отлив все собрались в лодке Туи Оно, пели и рассказывали о делах прошлого - такой у них был обычай. Один только Мата-ндуа остался у себя и лег спать на палубе своей лодки.
  Совсем стемнело. Хромой Янго-леву со своими одноќгодками пришел к той лодке, увидел, что ненавистный враг спит один на палубе, и возликовал. Тихонько подоќбрался он к якорным кольям, вогнанным в риф, и отпуќстил веревки, а его спутники вытащили из лодки весла и вынули балансир! Лодка тотчас ушла в темноту океаќна - ведь тогда был отлив и к тому же ветер дул от беќрега. Янго-леву дико захохотал и крикнул:
  - Прощай, Мата-ндуа!
  И все захохотали вместе с ним.
  - Прощай, Мата-ндуа! Доброго тебе ветра, счастливоќго плавания!
  Но Мата-ндуа ничего не слышал, он спал крепко. Он спал и видел сон. Снилось ему, что волны несут его в открытый океан и что он не может найти весел - их нет! Смотрит он, и вот - о горе! - земля уже далеко, а вокруг него волны и волны - справа, слева, спереди, сзади. Ему страшно беспредельно, и вдруг он видит: черная точка пляшет на гребне дальней волны. Он смотрит на нее, а она все ближе, ближе, и его дух взволнован, непонятно отчего. Он думает: "Кажется, человек плывет", но тут виќдит еще большее чудо. Он видит во сне: к нему плывет женщина, светлокожая, красивая, как никто,- плывет и толкает перед собой большой балансир, а на балансире леќжит дитя, и лицо у него все в крови, кровь идет из глазниќцы, а глаза нет. Вот уже женщина у самой его лодки, вот нырнула и скрылась. И вдруг откуда-то из-под лодки, словќно бы из самой ее середины слышится громкий плач. Он хочет подняться и заглянуть туда, но чувствует, что не может пошевелиться, старается изо всех сил, до пота - я не может. Так он лежит неподвижно, в испуге и волнении, и вдруг слышит - грустный голос зовет его по имени: "Маќта-ндуа, Мата-ндуа! О мой сын, сын мой, Мата-ндуа!" Изумленный, он спрашивает: "Матушка, Се-ни-рева, это ты?" А голос в ответ: "Нет, сынок, это не Се-ни-рева, это я, мой любимый, твоя настоящая мать - Талинго". Тут он говорит: "Я точно знаю твой голос, я его слышал! Но что это, что ты говоришь! Разве Се-ни-рева мне не мать, а Таусере не отец? Ведь я всю жизнь прожил с ними". И гоќлос отвечает со всей страстью: "Нет, сынок, нет. Я твоя мать. Эти супруги очень хорошие люди, и я люблю их за то, что они так любят тебя. Но твоя мать я, Талинго. Теќперь слушай, я тебе все расскажу". И она начинает с наќчала, с того дня, как ее, молодую девушку, взял силой жеќстокий вождь, тот самый, что убил ее отца, и рассказываќет, как она прыгнула с лодки, когда ее хотели съесть, и как их прибило к берегу Оно, и как она охраняла его день и ночь, помогала ему в работе, берегла от опасности, спаќсала от смерти. Все это узнает во сне Мата-ндуа.
  Потом голос говорит: "Знай, мой сын, что лодку твою нарочно отпустил Янго-леву. Тебе больше нельзя остаќваться там, где он живет. Имя Туи Оно уже произнесено в Земле Духов и уже послано за ним оттуда: гонец в азоб. Когда Туи Оно умрет, новым вождем станет его сын, твой враг. Поэтому послушай слова матери - это слова любви. Последний раз вернись на Оно. Весел у тебя на самом деле нет, но вот тебе балансир. Он поможет тебе достичь берега, и в это время они на своих лодках еще не вернутся с охоты за черепахами. Возвращайся на Oпo, заќбирай тех двоих, что так любят тебя, поднимай парус и возвращайся на землю, где ты родился, на Тонга. Не бойќся ничего. Ветер будет попутный, и никакого худа с тобой не случится: ведь я охраняю тебя. А сейчас просыпайся, сын, просыпайся скорее и не забудь то, что я тебе сказаќла". Тут она берет балансир и стучит им о борт лодки.
  Мата-ндуа тотчас проснулся, потому что услышал громќкий стук. Перегнулся за борт и увидел, что между корпуќсами лодки появился балансир. А больше он не увидел ничего. Тут он стал звать:
  - Матушка, дорогая матушка! Почему ты ушла? Маќтушка, дорогая матушка, позволь мне хотя бы раз загляќнуть в твои глаза!
  Но в ответ не услышал ни голоса, ни звука, только волќны с шорохом подбегали к лодке. Но балансир, за который он ухватился рукой, уже заработал, и так он понял, что Талинго велит ему плыть. Плача, уселся он на корме и стал рулить тяжелым балансиром. Балансир и вправду был большой и тяжелый, но в руках у Мата-ндуа был легќ аз, как маленькое веслышко. Лодка шла по волнам, как при хорошем ветре. Мата-ндуа сказал сам себе: "Это мать помогает мне!"
  Долго придется рассазывать, о чем говорил он со стаќрыми супругами, как поведал им о своей матери, приплывќшей по волнам, чтобы снова спасти его от верной смерти, как плакала Се-ни-рева, сколько просила его не верить снам, как клялась, что он ее сын, что она его носила, она родила его на свет... Так она говорила, пока ее не останоќвил муж. Таусере сказал строго:
  - Довольно, женщина. Не надо больше обманывать мальчика. Сын, Талинго говорит правду, говорит правду. Она твоя мать, она. Но и мы любим тебя. С того дня, как мы нашли тебя на берегу, мы полюбили тебя и всегда быќ ли хороши с тобой. Ты тоже был нам хорошим сыном. Не плачь, жена, да и что плакать? Вот, он знает правду, но любит нас по-прежнему.
  А Мата-ндуа сказал:
  - Я люблю вас еще больше!
  Много еще было сказано слов, но наконец они собрали все необходимое и уселись в лодку. Задул попутный ветер, и три дня они плыли по океану, а затем увидели вдали берега Тонга. В последнюю ночь их плавания юноше приќснился новый сон. Ему снилось, что в лунном свете выќходит к нему мать - не плывет, как прежде, а твердой поступью идет по гребням волн, и только босые ноги сверќкают среди белой пены. Так приходит она к нему, наклоќняется над ним, смотрит на него своими печальными глаќзами и рассказывает ему об обычаях Тонга, о том, как ему надо поступать. И все это им очень нужно - ведь они все трое чужие на Тонга, не знают ни островов, ни рифов, ни проливов, ничего не знают, потому что они чужестранцы, ступающие на чужую землю.
  Когда наутро белой полосой вышли перед ним буруны, с берега полетела к ним навстречу маленькая зеленая птичка, села юноше на голову - а он правил лодкой, - потом поднялась и полетела к другому острову, правее, еле заметному. Прошло немного времени, и птичка верќнулась. И так много раз. Юноша сказал:
  - Отец, приспусти парус. Не будем подходить к этоќму берегу, поплывем за птичкой.
  Таусере приспустил парус, и, когда нос лодки уже смотќрел на нужную землю, маленькая птичка устроилась на макушке Мата-ндуа и заснула. А когда лодка подошла к бурунам, проснулась и полетела перед ними, показывая, каким проходом идти. Юноша повел лодку за птичкой и вот уже прошел риф, вышел в тихие воды лагуны и приќстал к песчаному берегу.
  Остров, на который они прибыли, был Тонга-тамбу, Священный Тонга, и совсем близко от того места, где они пристали к берегу, стоял великий поселок - в нем жили Туи Тонга. Они пошли туда, чтобы явиться к вождю, но вдруг увидели - в поселке пусто и тихо, земляные печи давно остыли, дома вот-вот упадут и все заросло сорной травой. Таусере сказал:
  - Враги всех убили, - и его жена заплакала.
  Но Мата-ндуа сказал:
  - Нет. Где это видано, чтобы враги убивали людей, а дома их не предавали огню? Здесь не было никаких враќгов. Здесь случилось какое-то другое несчастье. А ведь это был край вождей. Посмотрите, какие здесь дома, все больќшие, хорошие, сколько их. Видно, здесь была какая-то хворь, многих погубила, а кто выжил, бежал прочь, остаќвив мертвых..
   Женщина стала просить:
  - Уйдем отсюда за ними вслед. Я не могу оставаться в этом пустом поселке. Страшно оставаться с мертвыми. Смотри, сынок, вот та птичка, что вела нас до сих пор. О дух, мы попали в дурное место. Здесь одни мертвецы. Пожалей нас, дух, прошу тебя, отведи куда-нибудь к жиќвым!
  Так говорила, причитала бедная женщина, вся в слеќзах; подняв голову, смотрела она на птичку, а та кружиќлась над ними, и, когда Се-ни-рева договорила, улетела прочь. Мата-ндуа сказал:
  - Идем за птичкой.
  Они последовали за ней, прошли через поселок, вышли в заросли, прошли через задние ворота в крепостном валу, прошли по могучей горе, спустились в долину - и тут птичка взмыла вверх с громким криком и полетела к гуќстым зарослям деревьев по другую сторону ручья, что беќжал по дну долины. Они перешли поток, подошли к тем зарослям, и тут им открылось ужасное зрелище: там сиќдели люди, убитые голодом и горем, изможденные, несчаќстные. Они сидели кругом на траве и смотрели пустыми глазами на одного из своих - умирающий, он лежал в сеќредине круга. Он был очень-очень старый; он лежал на траве, воздуха ему не хватало, его седые волосы, все в нечистотах, торчали во все стороны.
  Но Мата-ндуа, когда вошел в круг и наклонился над умирающим вождем, смотрел гневно и неумолимо. Он ведь знал, кто это, знал потому, что все ему было поведано во сне в последнюю ночь плавания, когда его мать пришла к нему, ступая по волнам.
  Он смотрел гневно, неумолимо, а старик, с хрипом ужаќса, привстал и испуганно смотрел - только не на самого Мата-ндуа, а на птичку, что уселась у него на макушке. Он закричал в ужасе:
  - Уберите ее! Утащите ее отсюда! Старик весь скрючился, дрожал, и на губах у него выќступила пена.
  - Хватайте ее за руку! Оттащите ее от балансира! Она убьет меня этим балансиром!
  Тут он стал молить о прощении:
  - Почему ты хочешь убить именно меня, а, Талинго? Ведь это был не я. Это был тот юноша, Фаха. И я убил его за это. Я проткнул его копьем. Пожалей, пожалей, меќня, Талинго, я стар, слаб, немощен.
  И опять он захрипел в отчаянии, поднял руку, словно собираясь отвести удар, - и умер.
  Юноша посмотрел на мертвое тело и сказал:
  - Он был мне отцом. Плохим отцом. Я хотел убить его, потому что он погубил мою мать, Талинго, но вот дуќхи увели его от меня.
  Старик с седой бородой спросил:
  - Как, ты - сын Талинго? Талинго, дочери Такапе? Неужели ты ее сын? Когда она утонула, ее единственный сын был грудным младенцем; они оба тогда погибли. Я сам это видел, я, Анга-тону.
  Мата-ндуа ответил:
  - Я и есть единственный сын Талинго, а это лежит мой отец. Послушайте же меня, тонганцы, вы должны знать, что с нами было.
  И он все рассказал им. А когда умолк, старик проговорил:
  - Удивительный рассказ. Удивительный рассказ усќлышали мы сегодня. Мне следовало бы приветствовать вас по нашему обычаю, следовало бы сказать: "Хорошим было ваше плавание", но это будет насмешкой. Ведь ты видишь, земля наша погибла. Нас совсем мало, только те, кто здесь, остались в живых. Вот и вождь наш умер. Ты его сын, ты должен наследовать ему, но зачем? Воины убиты, все съедены, остались одни женщины. Сын Талинго воскликнул:
  - Что ты говоришь?! Что за горестные слова! Почему никого нет в поселке? Почему вы прячетесь здесь в лесу? Где все ваши?
  Старик ответил со вздохом:
  - Погибли, все погибли. Вожди и простолюдины, юноши и старики, - никого не осталось. Остались мы одни, да еще женщины. Но и их увели прочь от нас.
  Тут все, кто там был, зарыдали в голос. Когда плач стих, Анга-тону продолжал:
  - Прошло восемь месяцев, с тех пор как явилась к нам беда. Мы жили здесь в довольстве и достатке, и тут, ступая по океану, к нам пришел ужасный великан. Он пришел по океану и редко где пускался вплавь - все больќше он шел, ступая по океанскому дну, а голова и плечи у него поднимались над волнами. Мы не знаем, откуда он пришел. Лицо у него светлое, он знает наш язык, но говоќрил на нем, как чужестранец. Когда он вышел на берег, мы бросились на него, но он только смеялся над нашими палицами и дротиками, смеялся и отгонял их прочь, как мы отгоняем москитов. Самым сильным из нас удавалось лишь проколоть его шкуру. Он стал убивать наших - дуќшил их одной рукой, растаптывал пятками. Ужасные смерќти! Мы бежали от него. А он взял наших женщин и увел с собой. Построил себе крепость, живет там, а при нем все наши женщины - жены, дочери; все они его наложницы. Каждый день рыщет он по лесу, убивает кого-нибудь из наших и ест. Вот почему мы прячемся здесь. Ты видишь, как нас мало, как мы несчастны. Мы боимся выходить на риф за рыбой, не то великан увидит нас и убьет. Мы едим одни коренья, то, что растет в лесу. И их мы должны есть сырыми: ведь если мы разведем огонь, он заметит дым и найдет нас. И еще у великана живет злой дух, принимаюќщий обличье белой летучей лисицы. Эта лисица тоже люќдоедка. Дух помогает ему, охраняет крепость, пока велиќкана нет, стоит на дозоре ночью, когда великан спит. Сначала мы пытались подкрасться к крепости, звали своќих женщин, но этот дух всегда всех замечал. Многие так погибли. Поэтому беги, беги, пока великан не знает, что ты здесь. Если он узнает, тебе не миновать смерти. Возќвращайся вместе со своими спутниками к лодке, бегите из этого края зла, пока живы. Может, вы сжалитесь и над кем-нибудь из этих несчастных, возьмете и их с собой, возьмете столько, сколько увезет ваша лодка. А я сам уже стар и ни на что не годен. Я останусь здесь. Разве плохо будет, если я последую за своим господином, сегодня ли, завтра или послезавтра?! Я всегда шел за ним, в войне и в мире, в океане и на земле. Мы вместе сражались, вместе сидели на пиру, и смерть пусть возьмет нас вместе. Мы ляжем в одну могилу. Он был грозный человек, жестокий. Но что из того? Он был моим господином, всю жизнь, я служил ему. Я все сказал, я, Анга-тону.
  Все долго молчали, а потом заговорил Мата-ндуа: - Да, печальные, горестные слова. Теперь послушайќте меня. Я решил сразиться с великаном. Если погибну - умру, и на этом все кончится. Но если я останусь жив - будете мне верны, дадите мне то, что со смертью отца приќнадлежит мне по праву? Старик сказал:
  - Мы будем верны тебе, - и все подхватили:
  - Мы будем верны тебе.
  Но Анга-тону спросил:
  - Зачем ты идешь на смерть? Если ты отправишься к великану, смерти не миновать. В тебе одном течет кровь Туи Тонга, ты один остался. Зачем же тебе искать смерти? Отправляйся на какой-нибудь другой остров, пережди тяќжелое время. Великан не вечен, ты сможешь вернуться сюда, привезешь своих детей, заселите эту землю, когда великана не будет. Беги, пока не поздно, прошу тебя, беќги, пока не погас совсем огонь Тонга. Встань, мой сын, Кало-фанга, встань и иди за своим господином. Служи ему так же, как я служил его отцу, будь для него тем же, кем я был для его отца. Возьми его жизнь и охраняй ее. Пусть твои глаза будут его дозором, твоя рука - его палицей, твое тело - его щитом. И вы все, вы тоже идите, идите за своим господином в другой край. Охраняйте его, берегите, а потом, когда великана не станет, возвращайтесь сюда, и ваш господин станет вождем в земле своих отцов. А мои дни прошли, дела мои совершены. Я отправляюсь за своќим вождем, вот он лежит перед вами.
  Так сказал Анга-тону. Кало-фанга поднялся с земли. Склонился перед новым вождем, припал к его руке и скаќзал:
  - Господин мой, я с тобой, отныне и навсегда я буду тебе верен.
  И другие поднялись, всего сорок семь человек, и все поклялись верно следовать за Мата-ндуа повсюду. Одни старики остались сидеть. Они сказали:
  - Мы умрем вместе с Анга-тону.
  Тут заговорил молодой вождь. Он поднял руку, глаза его горели, голос был громким и звенящим, как в тот день, когда он обращался к юношам Оно, когда стоял перед Ян-го-леву, которого сбил ударом кулака с ног.
  Мата-ндуа воскликнул:
  - Я не стану никуда бежать! Разве может сын Туи-Тонга бежать прочь, как последний трус, оставить своих людей в беде?! Даже дети трусливых глупцов будут смеяться надо мной! И зачем вообще слова? Сейчас не до них. Идем, Кало-фанга, веди меня к губителю моих людей.
  И они вдвоем пошли через лес, а те все остались в гуќстой чаще, и Таусере с Се-ни-ревой остались с ними. Мата-ндуа шел молча, ни слова не сказал, пока не увидел вал великановой крепости. Тут он приказал Кало-фанга:
  - Оставайся здесь и жди. Если великан убьет меня, вернешься к отцу и расскажешь ему об этом. Если я убью великана, мы вместе вернемся с победой.
  Он уже собрался идти, но Кало-фанга схватил его за руку и вскричал:
  - Нет, мой господин, нет! Я пойду с тобой. Не откаќзывай мне в этом, мне будет стыдно, если ты пойдешь один.
  Но молодой вождь высвободил руку и приказал:
  - Оставайся здесь, делай, как я говорю. Оставайся здесь и жди исхода схватки.
  Кало-фанга сел под высоким деревом и заплакал:
  - Горе, горе! Он идет на смерть. А я, я никогда не вернусь к отцу. Как можно вернуться и сказать, что мой господин погиб, а я в это время не был с ним рядом?
  А молодой вождь смело подошел к крепостной ограде и вошел в крепость. Тут он увидел на вершине высокой пальмы летучую лисицу, питавшуюся человеческой кроќвью, огромную, совершенно белую. С ужасным криком она взмыла в воздух и полетела к берегу. Тут из домов выќсыпали женщины, множество женщин, и среди них были женщины того острова, их силой увел с собой великан.
  Они увидели в крепости незнакомца и беспредельно изумились. Столпились вокруг него и стали уговаривать его скорее бежать прочь. До того хотелось им спасти неќзнакомца, что они даже не стали спрашивать, откуда он. Одна говорила:
  - Беги, беги, пока еще есть время!
  Другая причитала:
  - Великан тебя убьет!
  Третья говорила:
  - Лисица уже донесла ему, что ты здесь.
  Тут еще одна женщина закричала:
  - Вот он! Идет!
  Тотчас все женщины разбежались, и Мата-ндуа осталќся один посреди крепости.
  Тут показался великан, сердитый и запыхавшийся. Он спешил с берега - там на рифе он охотился за морскими черепахами; земля у него под ногами дрожала.
  - За смертью пришел! - зарычал он и бросился на моќлодого вождя. Великан ринулся на Мата-ндуа, тот отскоќчил в сторону, и тотчас его палица ударила великана по сухожилиям под коленом! Громадный враг упал ничком, а молодой вождь изо всей силы ударил его в это место еще раз, потом еще раз, пока великан не поднялся. А сухожиќлие под коленом было у великана уязвимым местом. Об этом тоже сказала спящему сыну Талинго, когда приходиќла к нему в последнюю ночь плавания.
  Великан зарычал, поднялся наконец на ноги и опять бросился на смельчака. Вдруг раздался страшный крик:
  из леса выскочил Кало-фанга; огромными прыжками приближался он к крепости, размахивая над головой паќлицей, и кричал:
  - Я здесь, я здесь! Я не могу больше оставаться там, мой господин! Мы умрем вместе!
  Мата-ндуа крикнул:
  - Колени! Колени! Бей его под коленом, Кало-фанга, сзади под коленом!
  Так их стало трое. Это была ужасная схватка! Велиќкан рычал и хрипел, бросался то на одного, то на другого. Они же сновали у него между ног и все время били в одно и то же место. Наконец он снова упал на землю, и они исќпустили победный клич, потому что думали - ему настал конец.
  Но великан, падая, схватил большое дерево, пригнул его к земле, пока летел вниз, и вырвал с корнем. Снова суќмел подняться, схватил дерево, как палицу, и одним махом свалил их обоих - они не успели даже отпрянуть. Мата-ндуа и Кало-фанга упали и запутались в ветках дерева.
  Великан захохотал, крикнул:
  - О! Ну, попались оба! - и уже хотел их схватить, но тут на него налетела маленькая зеленая птичка и впилась ему клювом прямо в глаз! Он завопил, закрыл лицо рукаќми, а оба его врага выбрались из силка, проворно подобраќлись к нему, обошли его сзади, пока он топал и хрипел от боли, и еще два раза ударили в уязвимое место. Больше и не надо было, великан свалился поперек ствола того дереќва и уже не поднимался.
  Молодой вождь крикнул:
  - Веревку! Веревку! Веревку принесите!
  Выбежали из домов женщины, приволокли толстый каќнат от сети на черепах, и молодой вождь обвил этим канаќтом шею врага, Великан сопротивлялся, но ничего у него не вышло. Тут уже стало ясно, что схватке конец: Мата-ндуа и Кало-фанга схватились за разные концы каната и задушили великана. Так не стало этого чудовища, губивќшего и пожиравшего людей. А летучая лисица, что следиќла за схваткой с дерева, поднялась в воздух, горестно плаќча, и улетела прочь. Никогда не видели ее на Тонга.
  Тем временем Анга-тону и все другие, а с ними Таусе-ре и Се-ни-рева сидели в зарослях. Всем было страшно, головы они опустили, боялись смотреть друг другу в лицо: каждый знал, что в глазах у него - одно отчаяние. То и дело раздавался какой-то шорох, словно с северо-востока дует ночной ветерок: это они вздыхали - один, другой, третий. Они сидели в тягостном молчании и ждали гибельќных вестей. Вдруг Се-ни-рева подняла голову, прислушаќлась и с радостным криком вскочила.
  - Жив! Жив! Это его голос!
  Издалека, из-за леса, послышалось множество голоќсов. Звук приближался, и вот уже все услышали песнь, известную каждому тонганцу. Анга-тону сказал:
  - Это песнь смерти! Значит, он жив, он победил велиќ азоб!
  Все вскочили и тоже запели. Тут показались Мата-ндуа и Кало-фанга: они шли по гребню холма и высоко над соќбой несли голову великана, насаженную на гарпуны. За ними шли женщины, и лес звенел от их поющих голосов. А над всем этим висел густой дым: он поднимался от сожќженной крепости. В этой крепости, обложенное столќбами из крепостной ограды, горело тело ужасного велиќкана.
  Так на Тонга не стало этого ужасного чудовища. А приќвел его туда гнев духов. В тот же день все вернулись в оставленный поселок, начали поднимать дома, работали день и ночь, неустанно. А потом совершили прекрасные обряды, и молодой вождь был провозглашен Туи Тонга. Так он наследовал своему отцу, а того вождя погребли на выступе скалы, обращенќном к океану.
  Так стал править новый Туи Тонга. В жены он взял Тауки, самую красивую из тамошних девушек. И вскоре уже в самом большом доме поселка на циновках барахтаќлись детишки. У Мата-ндуа так и осталась одна жена. Как-то его приемная мать сказала:
  - Господин мой, тебе надо взять других жен, и тогда
  у тебя будет много хорошей тапы.
  Он же покачал головой, улыбнулся и сказал:
  - Тана - это хорошо, но мир и покой в доме лучше.
  И еще разные женщины родили много детей от того великана. Из этих детей выросли могучие люди, на котоќрых держался тот край.
  Немного лет прошло, и поселок стал тесен для живуќщих в нем. Решили разделиться на три поселка. Тогда-то и построили два новых поселка, Муа и Хихифо.
  А задолго до этого, когда только стало известно, что великана больше нет, люди с Вавау, с Хаапаи, с других островов забыли про рознь и объединились, чтобы пойти войной на Тонга-тамбу, отомстить тамошним воинам за все их прежние дела. И говорили на этих островах так:
  - У них осталось совсем мало людей, мы победим их.
  Страх поселился на Тонга-тамбу, и уже многие готовиќли дары, чтобы купить мир, и собирались склониться пеќред новыми победителями. Но Туи Тонга не слушал их, верил, что его палица сокрушит любого, кто пойдет на него войной, заставит любого просить только пощады. Так утеќшал Туи Тонга своих людей.
  И вот враги высадились. Он напал на них с тыла - они в это время беспечно, разобщено двигались к его поќселку. Они и не думали, что он решится на такое: ведь у него было мало воинов, а у них - множество. Когда задќние ряды пали, поднялся страшный крик, и враги исполќнились беспокойства. Сердца у них стали словно вода. Они побросали оружие и побежали в разные стороны и падали, сраженные воинами Туи Тонга. Даже женщины вышли из поселка, и каждая убила по воину. Те, кто остался жив, бросились к лодкам, но Туи Тонга заранее выволок их на берег. Стало ясно, что им не убежать, и они сели и заплакали в отчаянии, ожидая смерти.
  Он сказал:
  - От живых людей, пока они живы, много пользы. А что за польза от мертвых? Их убьют, съедят, вот и все. Не смейте никого больше убивать.
  Так он остановил дело смерти. Тех, кто остался в жиќвых, он отослал в родной край; остались только те, кто хотел. И он велел из каждой земли приносить ему раз в год дань.
  Прошел год, и нашлись вожди, что восстали против неќго: укрепив свои поселки, они отказались нести ему дань. На таких он повел своих воинов, и непокорные погибли ужасной смертью, укрепления их пали, а поселки сожрал огонь. А покорным он всегда был хорошим вождем, не угнетал никого и не давал угнетать другим. Даже бывшие враги стали его друзьями, и все острова покорились ему. Дважды завоевал он их -• однажды оружием, другой раз мудростью.
  Приемные родители Туи Тонга дожили до глубокой старости. Он по-прежнему любил их, чтил и был им посќлушным сыном. Когда же они умерли, он похоронил их вместе с вождями, и все оплакивали их.
  И старый Анга-тону тоже жил еще долго после смерти великана. В тот день радости он решил не следовать за своим господином, старым Туи Тонга. Он стал потом таќким же слепым и немощным, как Латуи (человек с Вавау, попавший в бурю на Оно), но разум его оставался ясен до смерти. Никогда не уставал он рассказывать молодым о деќлах прошлого, и больше всего он любил рассказ об одноќглазом Мата-ндуа.
  Итак, Туи Тонга жил превосходно. А успех во всех предприятиях шел к нему от советов Талинго; ведь она продолжала приходить к нему во сне, предупреждала об опасности, говорила, как поступить в важном деле.
  И Кало-фанга всегда был с ним, днем и ночью, дома и в чужих краях, на земле и в океане. Он держал клятву, данную в тот день, когда он склонился перед вождем, приќпал к его руке и говорил: "Господин мой, я с тобой! Отныне и навсегда я буду тебе верен". И он всегда помнил наказ отца, данный в тот день: "Пусть твои глаза будут его доќзором, твоя рука - его палицей, твое тело - его щитом". Всегда был он верен этому наказу.
  Так прошло много лет, дети Туи Тонга выросли в прекќрасных мужчин и женщин, и вот к нему пришло великое желание - отправиться на Фиджи, навестить могилу маќтери. Он созвал вождей, рассказал им о своем замысле и поставил править до своего возвращения старшего сына. С собой он взял Кало-фанга, несколько отборных воинов, и они отплыли на Оно.
  Там правил уже младший сын Туи Оно. Янго-леву давќно умер от старой раны в колене: она вновь открылась, загќноилась, и он умер в ужасных мучениях. Три месяца проќбыли тонганцы на Оно и жили в мире с тамошними людьми, заключили с ними союз, который дошел и до наќшего времени. С Оно они отплыли на другие острова и в конце концов достигли На-и-раи. На На-и-раи Туи Тонга велел проверить лодку, потому что решил возвращаться на Тонга. Но духи решили иначе, и он уже никогда больше не увидел Тонга.
  Нет, его не убили враги, не свалило несчастье, не унесќла злая болезнь. Случилось так. Уже все было готово к плаванию, и последнюю ночь он лег спать в большом доќме в На-тау-тоа - это главный поселок на На-и-раи. И снова пришла к нему во сне Талинго. Прежде, когда она приходила к нему, глаза ее были печальны, а в эту ночь она смотрела светло и радостно. Она ничего не сказала ему, а только поманила его рукой.
  Кало-фанга проснулся в испуге и услышал, как Туи Тонга тихо сказал:
  - Прощай, Кало-фанга. Я ухожу. Талинго зовет меня,- и умолк.
  Кало-фанга сказал:
  - Мой господин разговаривает во сне.
  Утром он проснулся и увидел: Туи Тонга лежит на боќку, холодный, мертвый, и на лице у него счастливая улыбка.
  Они не стали погребать его в чужой земле, а решили уложить под палубой лодки; на палубе они собрали груду песка, чтобы сберечь его тело. Когда с громким плачем несли его тело к лодке, Кало-фанга поддерживал его гоќлову. Когда тело уложили, он наклонился, хотел еще раз припасть к руке вождя, и слезы дождем полились на лицо мертвеца. Тут Кало-фанга упал рядом с телом Туи Тонга, без стона, без муки. Так ушел дух этого верного воина, ушел вслед за духом того, кого он так любил. Даже духи их были вместе на пути в Мбулу.
  Оба тела покрыли слоем песка, что лежал на палубе, подняли парус и отплыли на Тонга. Ветер был попутный, и на третий день они уже были дома.
  Туи Тонга похоронили рядом с его отцом, а Кало-фанга положили у ног его господина.
  Так без боли и хвори умер Мата-ндуа, лучший из выќсоких вождей, смелый в войне, мудрый в мире, ужасный для врагов, верный друзьям, любящий и добрый со всеми.
  
  Нубийская сказка
  СЧАСТЬЕ И РАЗУМ
  Однажды Сад (Счастье) и Агель (Разум) шли по доќроге и беседовали,
  - Я лучший друг людей! - сказал Сад.
  - Не думаю,- возразил Агель.- Лучший друг людей это я.
  - Давай проверим! - предложил Сад.
  - Хорошо,- согласился Агель,- только пусть наш спор разрешат сами люди.
  Отправились они дальше и вскоре дошли до поќля, на котором трудился молодой крестьянин. Креќстьянин был красив, но так беден, что не каждый день ел досыта. Сад и Агель подошли к нему и скаќзали:
  - Мы - Счастье и Разум. Кого из нас ты хотел бы назвать своим другом?
  Юноша подумал: "Желудок мой пуст, а голова и так полна мыслей. Для чего мне разум, если нет у меќня счастья, если я постоянно голоден?"
  И сказал он:
  - Предпочитаю, друг Сад, тебя!
  Сад и Агель попрощались с ним и пошли дальше. И сказал Сад:
  - Воистину я стану другом этому человеку.
  Агель же ответил:
  - А я буду держаться от него подальше.
  Юноша долго глядел приятелям вслед, пока те не скрылись из виду, а затем снова взялся за работу. Едва он вонзил лопату в землю, послышался звон. Юноша нагнулся, копнул поглубже и увидел слитки золота.
  Захватив немного золота, он поспешил в город, куќпил красивой одежды, рабов, коней, осла и вернулся в поле. Здесь юноша выкопал остальное золото, поќгрузил на осла, сам сел на коня под красивой попоной и во главе своей свиты направился к городу.
  А в тот же самый час царь этой страны, в окружеќнии своих рабов и приближенных, отправлялся на охоќту. И случилось так, что царь и юноша встретились. Юноша тотчас спешился и подвел в дар царю нагруќженного сокровищами осла. Когда царь увидел преќкрасного юношу, пышную свиту и сокровища, он решил, что перед ним правитель какой-то страны, который приќбыл с дарами, чтобы посвататься к его дочери. Ибо дочь царя славилась необыкновенной красотой.
  Царь тоже сошел с коня, приветствовал юношу и проводил его в город, в свой дворец. Он отвел ему преќкрасный дом и решил отдать юноше дочь в жены.
  Чтобы царский зять мог жить как подобает знатноќму человеку, царь приказал приготовить для него и для своей дочери богатый дом с роскошным убранќством. Вот настал день свадьбы. Юноша вошел в дом, увидел дорогие ковры, украшения из серебра и отпряќнул, смущенный таким великолепием. Сопровождавќшие его царские слуги удивились и тотчас поспешили доложить царю.
  Когда царь услышал, что его красавец зять чем-то смущен, он сказал:
  - Этот юноша, несомненно, привык к большему веќликолепию и большему богатству. Передайте ему, что это лишь временное прибежище для него и моей доќчери.
  И царь приказал как можно скорее построить ноќвый дом больше и богаче прежнего. Когда ввели туда юношу, тот при виде подобной роскоши просто отороќпел. Царю об этом незамедлительно донесли. И вновь он подумал, что не иначе, как и эти покои недостаточќно хороши для зятя.
  Третий дом еще роскошнее и богаче велел построќить царь. Вступив в него, юноша совсем испугался. Ни царь, ни его советники не могли понять причины столь странного поведения. Был построен четвертый дом, и пятый, и шестой, и каждый был богаче предыдуќщего. Но когда царь узнал, что юноша и при осмотре шестого дома вел себя точно так же, он сказал:
  - Этот человек слишком долго испытывает мое терпение. Так и быть, построю ему дворец, великолеќпие которого превзойдет все, что люди видели до сих пор. Если ему и этого будет мало, я прикажу убить его, хотя он сын царя и мой зять!
  И был воздвигнут еще один дворец. Все мыслимые украшения и сокровища были собраны в нем. Царь саќмолично осмотрел его и воскликнул:
  - Ну, если эта красота ему не понравится, поистиќне я прикажу его казнить!
  Узнали обо всем этом Сад и Агель. И Агель сказал:
  - Смотри, завтра убьют твоего друга, хотя ты сдеќлал для него все возможное.
  - Не знаю, что и ответить, - вздохнул Сад. - Пойќдем навестим его.
  В эту ночь юноша долго лежал без сна. Он слышал, что царь грозится его казнить, но не знал за собой ниќкакой вины. Когда юноша увидел Сада и Агеля, он поќдумал: "Мой друг Сад накликал на меня беду. Я наќверняка погибну, если разум не поможет мне найти выход".
  И сказал юноша Саду и Агелю:
  - Я бесконечно счастлив видеть вас. Но теперь я прошу тебя, Агель, тоже стать моим другом.
  - Я посмотрю, чем могу быть тебе полезен,- ответил Агель и вместе с Садом удалился.
  Когда на следующее утро юношу привели в седьќмой дворец, превосходивший великолепием все остальќные, он воскликнул:
  - Вот этот дворец достоин меня! Таким я и представлял себе дом, в котором буду жить у моего тестя. Пойдите и передайте ему мою благодарность.
  Слуги поспешили передать его слова царю. Царь очень обрадовался.
  - Значит, я угадал,- сказал он.- И теперь я вдвойне доволен своим зятем. Если он захочет возвраќтиться в свой родной город, я дам для сопровождения войско и флот.
  Царь сдержал свое слово. Когда через несколько месяцев юноша попросил позволения возвратиться с женой в свой город, царь призвал полководца и повеќлел ему вместе с войском и флотом сопровождать юноќшу. Царь проводил зятя и дочь на великолепное судно и попрощался с ними.
  Они плыли долго и прибыли наконец в большой и красивый город. Жители его носили дорогие одежды и богатые украшения. Увидал это юноша и сказал пол-ководцу:
  - Вот город, который прежде принадлежал моему отцу. Чужеќземцы изгнали нашу семью. Захвати город и верни его мне!
  Слова царского зяќтя - приказ. Полководец с воды и с суши тотчас напал на город и овлаќдел им. Так юноша встуќпил в город, который вблизи оказался еще краќсивее и богаче.
  Когда он въехал в воќрота дворца, пред ним предстала женщина.
  - Кто ты? Что ты здесь делаешь? - спроќсил ее юноша.
  - Я джинна Мариам Куба, - ответила женќщина. - Я всегда служила хозяевам этого дворца.
  - Как же ты им слуќжила?
  - Если мой хозяин хотел куда-нибудь отќ правиться, я в мгновение ока переносила его в люќбое место.
  Юноша был очень доќволен.
  - Ты можешь оставаться у меня, - сказал он.
  Новый царь занялся делами города, назначил полќководцев и судей, распределил богатства страны, а заќтем решил навестить тестя и пригласить его в свои влаќдения.
  Он сел на спину джинны, которая всегда ожидала у ворот его приказаний, и в то же мгновение очутился там, где пожелал.
  - Как ты очутился здесь? Ведь ты был далеко отќсюда,- воскликнул пораженный и изумленный царь при виде зятя.
  - С помощью твоих воинов мне удалось вернуть наш трон, и теперь я хочу пригласить тебя в гости, чтобы ты посмотрел на мои владения и навестил свою дочь, - ответил юноша.
  - Удивительно! - сказал старый царь.- Как же ты сюда добрался?
  - На спине моей джинны Мариам Куба,- ответил юноша.- Она и тебя доставит в мой город. Если желаќешь, пошли суда свои по реке, а сам отправляйся со мной.
  Старый царь недоверчиво покачал головой, однако взобрался на спину джинны Мариам Куба.
  - Доставь нас в мой город, в мой дворец! - прикаќзал юноша.
  И тотчас очутились они во дворце, и красавица цаќрица вышла к ним навстречу. Старый царь был удивќлен богатством и роскошью, в которых жили его дочь и зять. Он осмотрел город, погостил несколько дней и сказал:
  - Я вижу, вы здесь живете счастливо. Я рад за вас. Теперь же мне пора возвращаться.
  Юноша попросил старика сесть на спину джинны Мариам Куба и велел ей доставить старого царя в его город. Джинна мгновенно выполнила приказание и верќнулась.
  Два года старый царь сидел в своем дворце, склоќнившись над древними книгами. И однажды сказал он:
  - Я отдал свою дочь этому юноше, не зная толком, кто были его отец и мать. Ни о нем, ни о роде его я ниќ чего не могу найти в, своих книгах.
  И старый царь весьма опечалился. Печаль его росла изо дня в день. В конце концов он решил пуститься на своих судах в путь и потребовать от зятя ответа. После многих дней плавания добрался старый царь до велиќколепного города своего зятя.
  - Скажи мне, что привело тебя к нам? - радостно встретил его юноша.
  Ответил на это старый царь:
  - Мой друг, я отдал тебе дочь в жены, и ты стал мне сыном. Я просмотрел все древние книги, но ничего не смог найти в них о твоем роде и о твоих владениях. Растолкуй мне это. Завтра я соберу своих вельмож, и ты дашь мне подробный ответ. Иначе не жить нам под одним солнцем!
  С этими словами старый царь отпустил зятя.
  Удрученный юноша возвращался в свои покои и дуќмал: "Подружился я со Счастьем и Разумом, и все же я на краю могилы. Кто же теперь поможет мне, если не помогли ни мой друг Агель, ни мой друг Сад?"
  Опечаленный, он лег спать. И увидел во сне челоќвека, который говорил ему: "Скажи правду!" Юноша открыл глаза и вновь забылся тревожным сном. И опять явился ему во сне тот же человек и произнес: "Скажи правду!" Молодой царь проснулся и вскочил. Человек из сновидения стоял перед его глазами, как живой. И решил юноша: "Хорошо! Завтра я скажу всю правду!"
  Наутро собрал старый царь совет и велел прийти зятю. Зять явился. Он пал пред царем и произнес: "Я скажу тебе всю правду!" И юноша рассказал, как впервые повстречал Сада и Агеля, как стали они друзьќями, и обо всем, что с ним приключилось. Выслушал его старый царь и обрадовался честности зятя. Он отќдал ему в управление обе страны и наделил верховќной властью. А на воротах города повелел высечь надпись:
  "Когда человек в дружбе со Счастьем и Разумом и к тому же честен, он может стать владыкой всех гоќродов мира!"
  
  Сказка Динко (Нилоты)
  ПОЧЕМУ ЧЕРНЫМ БЫЛО ХУЖЕ, ЧЕМ РОЗОВЫМ
  Первой женщиной в этой стране была Абунгдит. Первым мужчиной - Гурундит.
  И вот родила Абунгдит двух близнецов. Один был красавец - с черной блестящей и гладкой кожей. Втоќрой родился сморщенным, красно-розовым и противќным. Прошло положенное число дней, и отец должен был впервые увидеть своих сыновей, чтобы определить их судьбу.
  К тому дню, когда Гурундит собрался прийти в хиќжину Абунгдит, мать всей душой полюбила своего черќнокожего сына и возненавидела розового. При мысли, что отец отберет у нее ее любимца, сердце матери разќрывалось.
  И вот, когда Гурундит пришел, Абунгдит сказала ему, что родился только один ребенок - розовый. Она показала урода отцу, а чернокожего младенца спрятала в своей хижине.
  Гурундит взял к себе розового сына. Он дал ему лучќшие пастбища, дал ему лучшее оружие, превосходные одежды и всякой еды в изобилии. Тем временем чернокожий сын подрастал. И вот он начал спрашивать мать, где его отец и что он получит в наследство. Но мать ничего не могла ему подарить, кроќме копья.
  Понял чернокожий сын, что его мать Абунгдит слишќком бедна, и решил пойти объявиться отцу. Он хоќтел попросить, чтобы тот ему выделил его сыновнюю долю и подарил хорошее оружие, одежду и другие нужные вещи. И он пришел к дому отца. Когда Гурундит увидел второго сыќна и узнал, что его бманули, он приќшел в ярость.
  - Я тебе ничего не дам! - закриќчал он.
  - Если ты ниќ чего мне не дашь, - сказал отцу черќнокожий сын, - я сяду на землю пеќред твоим домом и буду сидеть, пока не умру.
  Он так и сделал. Утром, когда Гуќрундит выходил из дома, он видел у порога своего черноќкожего сына. Вечером, когда Гурундит возвращался домой, он виќдел у порога своего чернокожего сына. И так было много дней, сын его все сидел на том же месте. Наконец не выдержал Гурундит и, чтобы избавитьќся от своего чернокожего сына, подарил ему телку.
  Вот почему до сих пор у динка не было ничего, кроме копья и скота, а у розовых людей - и ружья, и одежда, и еда, и все прочие вещи в изобилии.
  
  Японская сказка
  Замок повелителя муравьёв
  В старину это было, в далекую старину. Один человек торговал рыбой вразнос. Как-то раз полил сильный дождь. Вдруг разносчик заметил, что одного муравья вот-вот унесет потоком воды. Дерќжится он лапками за сосновую иглу, а гибель подќступает к нему все ближе. У разносчика сердце было доброе:
  - Эх ты, бедняга, жаль мне тебя!
  Протянул он муравью конец своего коромысла и вызволил его из беды.
  На другой день опять идет разносчик этой же дороќгой. Вдруг, откуда ни возьмись, вырос перед ним человек огромного роста и говорит:
  - Вчера ты спас муравья. Великое тебе спасибо! Мы хотим тебя отблагодарить. Следуй за мной!
  - А куда идти-то?
  - Я покажу тебе дорогу.
  Пошел великан вперед и вдруг остановился перед крошечной дыркой в земле. Показал он на нее рукой:
  - Полезай туда!
  Разносчик так и оторопел:
  - Куда, в эту махонькую дырку? Да как же в нее влезть?
  - А ты зажмурь глаза покрепче, остальное - не твоя забота.
  Послушался разносчик, зажмурил глаза. А когда открыл их, то показалось ему, что он в райском саду.
  Цветут кругом цветы всех четырех времен года - красные, белые, желтые, лиловые. Над цветами пестрые бабочки летают неќвиданной красоты. В воздухе разлит сладкий аромат. А поодаль сверкает сквозь легкое покрывало весенней дымки великолепный замок. Замер невольно на месте разносчик и спрашивает:
  - Чей это замок?
  - Я тебя провожу туда,- ответил великан.- Это замок Повелителя муравьев.
  В тот же миг очутились они в замке. Ласково принял разносчика Повелитель муравьев. Гостю подали роскошные явства, а девушки-муравьи позабавили его веселыми плясками.
  - Возьми эти дары в благодарность за спасение моего кэрая, - сказал Повелитель муравьев и подарил разносчику великоќлепный наряд из шелка.
  - Стоит только махнуть рукавом этого халата - и получишь все, что пожелаешь. Но смотри, никому его не показывай, не то лишится он своей чудесной силы.
  С той поры уже не надо было разносчику торговать рыбой. Стоило только махнуть рукавом чудесного халата и пожелать чего-нибудь, как все вдруг появлялось: и деньги, и платье, и вкусная еда. Богато зажил разносчик в новом, прекрасном доме.
  Как-то раз, когда муж ушел из дома, стала жена разносчика прибирать в чулане и заметила какой-то ларец. Откуда только он взялся? Открыла она его - а в нем нарядный узорчатый халат. Разобрала жену ревность.
  "Уж наверно, - думает она, - принес муж этот наряд из какоќго-нибудь дурного дома, вот и прячет от меня. Ну погоди же, я проќучу тебя! Узнаешь, как ходить к продажным красоткам!" Бросила она драгоценный наряд в очаг. И тут пламя ярко вспыхнуло и расќстелилось по полу, как циновка. Все сразу занялось, запылало и сгоќрело дотла: новый хороший дом, одежда и утварь.
  Вернулся разносчик, а вместо дома - пепелище. Стоит жена возле дымящихся углей и горько плачет:
  - Большую беду натворила я, муж мой! Нечаянно, сама не знаю как, сожгла весь дом.
  - Как, неужели все сгорело дотла? Но хоть ларчик успела ты вынести из огня? Тот, что стоял в углу чулана?
  - Нет, он сгорел самым первым.
  Разносчик только вздохнул:
  - Ну, тогда все пропало! Не взмахнешь рукавом, которого нет.
  
  
  
  
  Молдавская сказка
  КОШЕЛЕК С ДВУМЯ ДЕНЕЖКАМИ
  Жили-были дед и баба. Была у бабы курица, а у деда пеќтух. Курица каждый день по два яйца несла. Старуха ими сыта была, а деда хоть бы раз попотчевала! Терпел, терпел дед да и говорит:
  - Слушай, баба, у тебя что ни день, то масленица. Дай и мне парочку-другую яичек, очень уж меня охота разбирает.
  А старуха скупа была.
  - Как бы не так! - говорит. - Хочешь яичек, возьми да побей петуха, пусть яйца несет, тогда и ешь себе досыта. Я-то свою курицу побила, так она вишь как несется!
  Старик уж больно разлакомился. По бабиному наущению тут же петуха поймал и давай его лупить.
  - Либо, - говорит, - яйца неси, либо убирайся вон из хаты. Зря хлеб переводишь.
  А петух вырвался с трудом из рук деда, выскочил из хаты и побрел куда глаза глядят. Шел он, шел по дороге, вдруг виќдит - кошелек с двумя денежками лежит. Подхватил его клювом и поворотил назад к дедовой хате. Глядь - катят ему навстречу боярин да боярыни в коляске. Боярин так и вонзилќся глазами в петуха, увидал кошелек и говорит кучеру:
  - Ну-ка слезь, посмотри, что там петух в клюве несет!
  Кучер живо с козел соскочил, изловчился, поймал петуха, отобрал кошелек и подал боярину. Боярин взял его, недолго думая, положил в карман и поехал себе дальше. Обидно стаќло петуху - бежит он за коляской, не отступается и кричит без умолку:
  Эй вы, бояре! Кукареку! Отдайте две денежки петуху!..
  Разозлился боярин и, когда проезжали мимо колодца, гоќворит кучеру:
  - А ну возьми-ка этого нахала-петуха да брось в колодец.
  Кучер немедля соскочил с козел, поймал петуха и швырќнул его в колодец. Видит петух - пришла беда! Что тут деќлать? Давай воду пить! Пил, пил - пока всю воду в колодце не выпил. Потом вылетел наружу, снова за коляской гонится и кричит:
  Эй вы, бояре! Кукареку! Отдайте две денежки петуху!..
  Увидев это, боярин очень удивился и говорит:
  - Чертов петух! Вот задам я тебе жару! Ишь ты, щеголь хохлатый да хвостатый! - И когда приехал домой, велел куќхарке изловить петуха, бросить в печь, полную горячих углей, а
  заслонку камнем привалить. Кухарка, ведьма этакая, сделала, как хозяин велел. Видит петух -новая беда! Начал он колодезќную воду отрыгать, пока весь жар не залил. Огонь погас, и печь
  остыла. А петух полную кухню воды налил, так что старая карга совсем осатанела. Тут петух как даст по заслонке, выќшиб её и вышел из печи цел и невредим. Подлетел он к боярскому окошку, застучал клювом в стекло и закричал:
   Эй вы, бояре! Кукареку! Отдайте две денежки петуху!..
  - Вот нажил я себе беду с этой диковинкой! - сказал боярин, еще больше удивившись. - Эй, кучер! Унеси ты моё горе! Брось петуха в стадо. Авось какой-нибудь бешеный - бык с ним разделается - подымет его на рог, - избавлюсь от этой назолы.
  Кучер тут же петуха схватил да и швырнул в середину стада. А петух тому и рад: давай глотать быков, волов и теќлят, пока все стадо не поглотал. Раздулся он, стал ростом с гору. Подступил опять к боярскому окну, растопырил крылья: солнце заслонил - темно стало. И начал свое:
  Эй вы, бояре! -Кукареку! Отдайте две денежки петуху!..
  Увидал боярин такое чудище - чуть не умер со страху, не знает, что и делать, как спастись от петуха. Думал, думал и придумал, наконец: "Посажу-ка я его в подвал с казной, начнет он червонцы глотать, авось какой-нибудь золотой ему поперек горла стаќнет, он и подавится. Вот я от него и отделаюсь".
  Сказано - сделано: взял петуха за крылья и бросил его в подвал с деньгами. А деньжищ у этого боярина столько быќло, что он ими счету не знал. Бросился петух червонцы клеќвать - все до одного склевал. Потом выбрался из подвала (как - про то ему знать!) да опять к боярину под окно. И завел:
  Эй вы, бояре! Кукареку! Отдайте две денежки петуху!..
  Тут уж видит боярин - делать нечего, и кинул ему кошеќлек. Поднял его петух и пошел своей дорогой, а боярина на радостях оставил в покое. Как увидела домашняя птица на боярском дворе такую храбрость петушиную, вся, сколько было, за ним следом двинулась, - что твоя свадьба! Приуныл боярин, глядя, как петух всю птицу со двора сводит.
  - Ну ладно, - говорит, - ступай себе, проваливай! Еще я дешево отделался. Тут, видать, дело было нечисто!
  А петух идет себе гордо, и вся птица за ним. Шел он, шел, пока не дошел до дедовой хаты, и запел у ворот:
  Кукареку! Кукареку!
  Дед, как услышал петушиный голос, обрадовался, вышел из хаты. Смотрит за Борота - диву дается. На петуха глянуть страшно: против него и слон - блоха. А следом за ним стая птиц несчетная, одна другой красивее, одна другой хохлатее да пышнее. Увидал дед, что петух такой здоровенный, да еще вокруг него такая туча птицы, и кинулся ворота отворять. А петух говорит:
  - Расстели-ка ты, хозяин, рядно вот тут посреди двора.
  Бросился старик опрометью - разостлал рядно.
  Стал петух на рядно и изо всей силы крыльями захлопал. И сразу двор наполнился всякой скотиной и птицей, а на рядќне петух целую кучу золота навалил - так и горит на солнќце, глазам больно! Увидал дед все это богатство - не знает, что делать от радости, целует-милует петуха.
  Тут, откуда ни возьмись, - баба. Увидала она такое, и глаза у нее загорелись, от зависти чуть не лопается.
  - Дед, а дед, - а сама робеет, - дал бы и мне червонќчиков!
  - Держи карман! Ты мне что сказала, когда я у тебя яиц просил? Побей теперь ты свою курицу, чтоб червонцев тебе принесла. Я побил своего петуха- за что, сама знаешь...
  И вот что он мне дал.
  Пошла баба в курятник, поймала курицу, ухватила ее за хвост и давай бить, - кто бы увидел - заплакал! Вырвалась бедняжка у бабы из рук и побежала по дороге. Вот шла она, шла, нашла стеклянную бусинку и проглотила. Потом скорей поворотила домой к бабе и закудахтала от ворот: "Куд-куд-куд-куд-кудах!" Баба обрадовалась, вышла курице навстреќчу. А курица - прыг в ворота, да мимо бабы, да скорей на гнездо! Часу не посидела, соскочила с гнезда и кудахчет. Баба кинулась смотреть - что там курица снесла? Глянула - и что же видит? Курица снесла стеклянную бусинку. Поняла баба - посмеялась над ней курица, и давай ее бить. Била, била, пока до смерти не убила.
  Так и осталась жадная дура-баба ни с чем. Пришлось зубы на полку положить. Поделом ей, а то мучила курицу, ни за что, ни про что убила горемычную!
  А дед разбогател: поставил хату большую, сад развел краќсивый, живет - горя не знает. А бабу из милости в птичниќцы взял. И с тех пор дед петуха всюду за собой возил наряќженного: золотое монисто на шее, желтые сапожки со шпоќрами, ни дать, ни взять - царь Ирод из балагана на ярмарке, а не петух, из которого борщ варят.
  
  
  
  Цыганские сказки
  Сказка русских цыган
  Как цыган счастья искал
  Жил на свете один бедный цыган. Семья у него была больќшая, детишек полно, все грязные, босые и голодные. Сам цыган тоже голодный и грязный. Вот лежит он и думает: "Что мне с ними делать? Пойду-ка я лучше по свету и посмотрю, где что делается. Может, и счастье свое найду". Вышел он на дорогу, видит: сидит старичок маленький - в пиджачке, веревочкой подќпоясан и в лаптях. Говорит старичок:
  - Здравствуй, цыган.
  - Здравствуй.
  - Ты куда идешь?
  - Да вот иду по свету, счастье свое ищу.
  - Эх, милый, счастье-то в самом человеке, оно от человека зависит. Если человек может, он сам себе счастье кует, если же не может, то пусть ему в руки любое счастье придет, все равно у него ничего не получится - сквозь пальцы будет это счастье протекать, как вода.
  Сказал это старичок и исчез. Так цыган ничего и не понял, что ему этот мужичок говорил. Повернулся он и пошел дальше. Вот приходит он в деревню. А там свадьба. Пьют, гуляют мужиќки. Ну, как увидели цыгана, закричали:
  - Эй, иди сюда, морэ, спой нам, станцуй!
  Ну, цыгану что? Вышел, спел, станцевал. Все пляшут, поют, цыгана хвалят и говорят:
  - Ешь, цыган, пей, сколько хочешь! Ты молодец! Ну давай,
  спой еще что-нибудь.
  Цыган еще спел. Чем больше он поет, тем больше его просят спеть. В общем, понравился цыган. Дал ему хозяин два мешќка - и вина, и еды всякой, и окорок, и пироги - всего ему по-надавал. Только он вышел на дорогу и собрался в табор идти, задумался: "Ну что, нашел я свое счастье? Буду теперь по свадьбам ходить". А вдалеке навстречу ему по дороге цыганский табор идет. А он с мешками, как баба. Стыдно ему стало. Спряќтал он мешки под куст и сам туда сел. Только цыгане поравняќлись с ним, он выбегает с палкой и кричит:
  - Стоять!!!
  Испугались цыгане - с дубиной кто-то бежит и кричит. А цыган говорит:
  - Тьфу ты, черт попутал!
  - А что такое? - спрашивают его цыгане.
  - Да вот, погоня за мной!
  - Кто, морэ? За что?
  - Да вот, взял магазин, понабрал там, что попало. За мной погнались. Так двоих я уже убил, а остальные гонятся. Никак я от них отбиться не могу.
  Врет он им, хочет таким молодцом предстать. Цыгане говорят:
  - Давай, морэ, поедем с нами.
  Погрузили мешки на телегу и поехали. Цыгане между собой говорят:
  - Смотрите, ромалэ, какой человек нам попался - молодец!
  А цыган знай им всякие сказки о себе рассказывает.
  - Так ты будь у нас старшим!
  Ладно. Едут они. Расставили цыгане палатки, стали пить да гулять. А цыган-то еще со свадьбы не в себе, а тут его опять угощают. Плохо ему совсем, спать не может - мучается. Пошел он ночью в лес, зашел в кусты, а там какой-то мешок. Закопал он его и пошел обратно. А в этом мешке лежало золото, которой скопил цыган из этого табора. Наутро он просыпается - нет зоќлота. Весь табор переполошился. Взяли цыгане пустое ведро, взяли кость, стали костью по ведру стучать и клясться, как у них испокон веку положено:
  - Клянусь!
  - Да чтоб дети мои поумирали!
  - Что ты говоришь?
  - Я не крал!
  Весь табор поклялся - и маленькие и большие. Доходит очеќредь до нашего цыгана. Встает он, а цыгане говорят:
  - Ты что, морэ, зачем тебе клясться? Ты-то откуда знаешь? Ты вообще не знал про это!
  - Нет, нет, ромалэ, чтоб вы не думали, я тоже поклянусь. Вот, морэ, если только я взял или видел это золото, так чтобы я на двадцать пять лет в тюрьму попал!
  А старики ему кричат:
  - Морэ, ты что? Брось! Пусть уж лучше это золото сгинет, только ты больше таких слов не говори! Такая страшная клятќва! Да сохрани тебя бог!
  Проходит день, другой. Цыган говорит:
  - Нет, ромалэ, не могу я у вас без дела сидеть. Пойду я.
  - Да что ты,- говорят цыгане,- живи с нами, сколько заќхочешь. Не ходи воровать - тебя убьют или в тюрьму посадят!
  - Нет, не могу я. Такой уж у меня характер. Правда, коней я не краду, а вот магазины, лавки - это мое дело. Ведь я - разбойник.
  Ну, пошел он. Что он сделал? Откопал золото, дождался дня, зашел в деревню, нашел мужиков побогаче и продал золото. А те знают, что у цыган золотишко водится, и купили это золоќто. Не все, конечно, а часть. Получил цыган хорошие деньги и понакупил в лавке всяких товаров без разбора: и отрезов накуќпил, и мяса - целые туши. А потом зашел в магазин, видит: леќжит подвенечное платье в коробке. Взял он и его. Вот едет он в табор. Как подъезжать стал, устроил пальбу в лесу: бах! бах! Цыгане слышат. Он подъехал и говорит:
  - Давайте, ребята, прячьте все в лесу. Берите - это все ваше. А мне ничего не надо, я ворую, потому что сердце у меня такое неспокойное.
  А одной молодой цыганке подвенечное платье досталось. Наќдела она его - цыгане только руками развели:
  - Ай, какая красивая! Так тебе надо замуж за этого челоќ
  века идти. Где ты еще такого цыгана найдешь?
  Ну, отдали за него ату цыганку. Когда деньги кончились, снова побежал цыган золото откапывать. Ну, раз он побежал, два, три - золото ведь не вечное, кончилось оно. Что дальше деќлать? Притворился цыган больным. Ну, неделю болеет, другую. А дальше что? Цыгане знают его как молодца. А к тому же доќма жена молодая - надо как-то крутиться! Потихоньку начал цыган отдавать свое добро - коней, вещи. Но и это кончилось. Говорит он жене:
  - Что ж, пойду я, надо что-то подальше высмотреть.
  А сам думает: "Все, скрываться надо. Больше у меня ничего нет". Пошел он по дороге счастья искать. Только от табора отоќшел, видит: опять этот старичок идет.
  - Ну что, морэ, куда собрался?
  - Да вот, я ж тебе говорил, счастье свое иду искать.
  - Морэ, и я опять тебе говорю: счастье в самом человеке. Если может человек себе счастье выковать - будет счастлив, а не может - все бесполезно, протечет это счастье сквозь пальќцы, как вода.
  Опять исчез старичок, а цыган пошел дальше. Далеко ушел он от табора, в другой город зашел. Вдруг видит: какая-то кареќта к городу идет. Он спрятался около дороги. Карета стала мимо него проезжать, тут дверца у нее раскрылась, и на дорогу каќкой-то мешок выпал. Карета не остановилась, из нее даже не выглянул никто. Дверца закрылась, а карета поехала дальше. Подходит цыган, взял этот мешок, спрятал его, а сам за каретой побежал. Ему интересно, как это: мешок выпал, а за ним никто не вышел. Вот видит: проезжают они город, к окраине подъезќжают. Там стоит старый, заброшенный дом. Выходят люди из кареты и тащат какие-то мешки в этот дом. Понял цыган, что здесь что-то нечисто. Пришел он обратно к тому месту, где меќшок спрятал, раскрыл мешок, а там полно денег. Думает: "Знаќчит, в карете грабители были". Взял цыган мешок и привез в табор. Опять напугал он цыган: мол, банк только что ограбил. Но и этих денег надолго не хватило. Собрался опять цыган счастья искать. Вышел он на дорогу, а там опять старичок этот сидит:
  - Ну что, морэ, далеко собрался?
  - Да вот, иду счастья искать.
  - Эх, морэ, сколько раз я тебе говорил, что счастье в самом человеке, а то, что дается само в руки, само же из рук течет, как вода сквозь пальцы. Не умел ты счастье свое удержать. Даќ вал я его тебе, да только не способен ты ни на что. Так что будешь ты век свой маяться.
  Остановился цыган, сел на дороге, задумался над жизнью своей. Да так и остался сидеть тот цыган - превратился он в старый пенек, который по ночам светится. Хоть и светится этот пенек, но никого не греет.
  
  Сказка цыган Кэлдэраров
  Комара
  Что такое комара? Это клад, который приходит к человеку в виде огня. Надо уметь взять этот клад. Ни в коем случае нельзя ругаться, а, поблагодарив бога, надо взять какую-нибудь тряпку и прикрыть этот огонь. И тогда в этом месте клад откроќется. Приходит комара к бедным и добрым людям, к тем, кто никому не желает зла. Если же придет комара к жадному и злому человеку, так только для того, чтобы отомстить ему, чтоќбы позлить, чтобы обжечь ему руки. Жадный человек не станет бога благодарить. Тут его и ждет расплата: обожжет такому человеку пламя лицо и руки, на всю жизнь меты оставит.
  Бывает так, что приходит комара в образе чудовища. Один цыган возвращался ночью домой. Вот идет он и видит: впереди огонек горит. Понял цыган, что это комара. Как стал цыган приближаться, начал огонек расти. Совсем близко подошел цыќган, и огонек вырос в большой огонь. Страшно стало цыгану, захотел он было убежать с этого места, но подумал: "Если я побегу, то комара все равно меня догонит и обожжет. Лучше подойду". Вот стал он тихонько приближаться, и вдруг этот огонь стал каким-то драконом. Понял цыган, что это комара его проверяет. Он знал, что комара никому ничего плохого не сделаќет, если правильно подойти. Вот начал он еще ближе подходить. Пока совсем приблизился, комара несколько раз обличье меняќла - то одним чудовищем, то другим явится. А когда всего-то один шаг остался, разом убавился огонь и стал таким же маќленьким, как был раньше. Снял парень с себя пиджак, сказал нужные слова и бросил пиджак на огонь. А па этом месте отќкрылся ему богатый клад.
  Иногда комара приходит во сне. Поверишь такому сну - боќгатым будешь, а не поверишь - ни с чем останешься.
  Один цыган спал дома, и приснился ему сон: говорит ему во сне какой-то голос: мол, встань, пойди на крыльцо, подними бочку и там найдешь золотую муху, мол, она принесет тебе счастье. Поворочался цыган во сне и прокряхтел:
  - Да ну, тебя, что ты говоришь...
  Так и не встал цыган. За ночь трижды голос поднимал цыќгана, и трижды он отмахивался. Наутро рассказывает матери про этот странный сон. А та кричать на него стала.
  - Что ты наделал? - заругалась она.- Потерял ты свое счастье. Быстрее беги на крыльцо, подними бочку!
  Побежал цыган, поднял бочку, смотрит: под бочкой весь пол прогорел.
  
  Крымские цыгане
  Ружица
  Жил на свете один цыган, по имени Маджяри, и был этот цыган ловким вором. Вот однажды он говорит жене:
  - Устал я от воровской жизни. Клянусь, что не буду больќше воровать.
  Посадил Маджяри семью на телегу и поехал. День едут, друќгой, третий, видит: шатры стоят, у шатров цыгане сидят - едят, пьют. И цыгане смотрят, кто же это к ним едет - так это же вор Маджяри! А среди тех цыган тоже были два известных вора, два брата. Маджяри, как увидел их, забыл о своей клятве. Гоќворит ему один из братьев:
  - Знаю я одну церковь, там столько богатства - золота, деќнег,- что всем хватит. Аида, пойдем и возьмем!
  Маджяри и двое братьев сели на телегу и поехали. Приехаќли к церкви, забрали все золото, все деньги и собрались уез-гкать. Тут один брат смотрит: сторож сидит и спит.
  Говорит он:
  - Смотри-ка - сторожит!
  Подошел и как ударит сторожа! Тот начал кричать. Прибо-жали люди, набросились на цыган и начали их бить. А потом позвали полицию. Полиция забрала их и посадила в тюрьму.
  Вот сидят в камере Маджяри и дна брата. Братья сразу заќснули, а Маджяри не спится, думает он: "Что же я сотворил на свою голову? Зачем я послушал этих братьев и пошел с ниќми?" Прошел час, а может быть, два. Вдруг слышит он, как женќский голос его по имени называет:
  - Маджяри, Маджяри!
  Подумал цыган: "Скорее всего мне послышалось". А кругом снова тихо стало. Вдруг опять этот голос зовет:
  - Маджяри!
  Цыган снова не отвечает. А голос в третий раз:
  - Маджяри!
  "Ну,- думает,- будь что будет!" Говорит ей:
  - Что ты хочешь от меня?
  И слышит такие слова:
  - Если ты меня возьмешь в жены, то я тебя выручу из тюрьмы.
  Говорит она ему:
  - Завтра утром поведут тебя на допрос и скажут тебе: "Найди нам ключ от медной горы. Если найдешь, то мы тебя отпустим". А ты скажи: "Я найду". Когда они тебя выпустят из ворот, перед тобой будет дорожка, которая ведет к лесу. Иди этой дорогой.
  Сказала женщина эти слова, и все стихло. Прошел час, и Маджяри заснул. Наутро он проснулся и думает: "Сон это был или явь?" Слышит - открывается дверь, входят начальники и говорят:
  - Следуйте на допрос!
  Ведут цыган к начальнику тюрьмы. Тот спрашивает:
  - Может ли кто из вас найти ключ от медной горы? Если кто найдет, то я всех троих отпущу.
  Встает цыган Маджяри и говорит:
  - Я найду ключ от медной горы. Отпустите меня на час, а мои товарищи пусть останутся здесь. Вы ведь знаете, что цыќгане своих друзей не бросают.
  - Хорошо,- сказал начальник тюрьмы,- иди, я тебе верю.
  Вот открыли перед Маджяри ворота и выпустили его. Пошел он по дороге, вдруг видит: на дороге большой дуб стоит. Подоќшел он к дубу, а из его дупла рука женская высунулась. Слыќшит Маджяри такие слова:
  - Возьми ключ, Маджяри, отнеси его и обо мне не забудь.
  Берет цыган ключ и несет его к начальству.
  Говорит:
  - Вот вам ключ от медной горы.
  Начальник тюрьмы говорит:
  - Мы сейчас проверим. Если это ключ от медной горы, то вы все трое свободны.
  Приходят они к горе, видят - дверь. Всовывает начальник в дверь ключ - она открывается. Открыли дверь, а там внутќри - золото, серебро, деньги. Говорит им начальник:
  - Теперь вы свободны. Идите на все четыре стороны.
  Разъехались они. Едет Маджяри и видит: стоит телега, в нее
  запряжены три белые лошади, а сбруя на них золотая. В телеге сидит женщина и сияет, как солнце. Говорит ему эта женщина:
  - Садись, Маджяри, трогай!
  Погоняет цыган лошадей, а сам дороги не видит. Только под-пял глаза - перед ним море. Говорит она ему:
  - Ты на каком свете жить хочешь- на белом или на черном?
  Он отвечает:
  - А мне все равно.
  -. Раз так,- говорит женщина,- закрой глаза!
  Закрыл Маджяри глаза, а когда открыл и поднял голову, видит: над ним волны ходят, а впереди - дорога. Поехал он по дороге, видит: на поляне стоит шатер. Подъехал поближе, смотќрит: в шатре сидят шесть братьев, отец и мать. Женщина ему говорит:
  - Это мои братья, мой отец и моя мать.
  Прошла неделя, вторая, третья. Они гуляют, едят-пьют, а он невесел.
  Она говорит:
  - Я вижу, Маджяри, тебе па этом свете скучно. Айда на белый свет!
  Сели они на телегу и поехали. Она говорит ему:
  - Закрой глаза.
  Закрывает Маджяри глаза, а она ему говорит:
  - Теперь открой глаза.
  Видит Маджяри: они снова на том месте, откуда начали свой путь. Вот едут они дальше. Говорит она ему:
  - Когда приедешь в свой табор, со всеми поздоровайся, только своей семье руки не подавай.
  Вот видят они: стоят шатры цыганские. Подходят к шатрам. Навстречу выходят цыгане:
  - Маджяри приехал!
  Выходят отец, мать, братья, жена с детьми. Говорит им Маджяри:
  - Не сердитесь на меня, теперь у меня другая семья. Пойќду я куда глаза глядят.
  Стегнул он лошадей кнутом и уехал.
  Едут они день, едут другой. Думает Маджяри: "Было у меня богатство, была семья, а теперь я один". Говорит ему женщина:
  - Знаешь что, Маджяри, такие две вещи я тебе скажу: ниќ когда не говори, что у нас нет богатства, и никогда не вставай раньше меня.
  Вот ВИДИТ Маджяри десять цыганских шатров - богато жиќвут цыгане, есть у них кони, овцы, парни пляшут, а девушки поют. Говорит ему женщина:
  - Куда ты смотришь, Маджяри, оглянись.
  Оглянулся цыган, видит: за ним идут кони, быки, овцы и го-пят их пастухи. Подошел он к цыганам. А те выбежали ему навстречу. Помогли они Маджяри поставить шатер. Зарезал он двух быков, десять баранов, стол накрыл. Начали все есть, есть.
  Проходит год. У его жены родился мальчик. Говорит она мужу:
  - Собери цыган, чтобы дали мальчику имя.
  Собирает Маджяри всех цыган. Снова режет быков и бараќнов. Говорит цыганам:
  - Приходите, ребята, дадим моему сыну имя. Только пусть старики имя дадут.
  Называют старики разные имена. Ей не понравилось ни одно. Тогда называют имена молодые. И снова ей ни одно не попраќвилось. Тогда говорят все цыгане:
  - Раз наши имена ей не понравились, пусть даст имя отец.
  Называет отец самые красивые имена. Снова ей не нравитќся. Тогда говорит Маджяри:
  - Раз тебе не нравятся наши имена, сама дай имя мальчику.
  - Ладно,- говорит она,- я даю ему имя Ек-опрэ-дюняс. Захлопали все в ладоши, начали есть и пить.
  Берет она, собирает звезды, облака, шьет ему рубашку. Гоќворит она Маджяри:
  - Когда мальчику исполнится восемнадцать лет, дашь ему эту рубаху.
  Проходит год или два - растет мальчик. И вот однажды ночью Маджяри проснулся. Видит, мальчик распеленался, а с головы жены упал платок и волосы видны. Перепеленал он мальчика и хотел покрыть ей голову платком. Задел рукою гоќлову, видит: что - такое? - два рожка. Проснулась жена.
  - Маджяри, я ли тебе не говорила-не вставай раньше меня?
  Только сказала эти слова и превратилась в облако. Слышит Маджяри ее голос издалека:
  - Смотри за мальчиком!
  Взял цыган Маджяри своего сына и пошел искать жену. Где он только ни ходил, у кого он только ни спрашивал - никто ее не видел, никто не слышал об этой женщине. И вернулся Мадќжяри в свою семью. Вырос его сын - тоже искал свою мать, хоќдил год, другой, но не нашел ее.
  Однажды видит он перед собой море. Он подумал: "Может быть, моя мать там?" Перешел через это море, смотрит: нескольќко шатров и возле них цыгане. Опять подумал он: "Может быть, моя мать здесь?" Глядит - родник. Он неподалеку спрятался.
  Приходят несколько цыганок за водой. Он стал высматриќвать среди них мать. Глядит: нет среди них матери. А спросить о ней нельзя. Притворился он нецыганом. Приходит к шатрам, просит, чтобы ему погадали. Выходит одна девушка, Ружица, гадать ему. Он подумал: "Раз у меня матери нет, значит, мне нужно жениться. Мой отец был одинок, и я одинок. А будет жена- сварит и постирает".
  Открылся он Ружице, сказал ей, что он - цыган, что полюќбил ее. И она его полюбила. Договорились они, сели вдвоем на одну лошадь и убежали. А у нее было шестеро братьев. Старќший брат - колдун. Если он проклинал кого - проклятия сбыќвались. Пошли за ними в погоню шесть братьев, но не догнали их, потому что па нем была рубашка, оставленная ему еще маќтерью. Сказал парень такие слова:
  - Если моя мать мертва, она меня и мертвая выручит из беды.
  Приехали к своим, стали играть свадьбу. На другой день являются к ним шестеро братьев Ружицы. Они не стали отниќмать у него девушку, но старший брат ее проклял:
  - При рождении первого ребенка ты умрешь, и муж твой жить не будет.
  Так и случилось. Первый ребенок умер, и от горя Ружица стала загасать. А когда она умерла, взял он нож, повернул к себе клинком, а к ней рукояткой. Схватил он нож двумя руками и вонзил себе в сердце.
  Похоронили обоих в одной могиле, и все цыгане уехали из этого места.
  
  
  Венгерские цыгане
  Наложи денег!
  Добрый вечер, ребята. Расскажу вам ату сказку, которую рассказывали давным-давно. Может, это было, а может, не было. Жил старик-крестьянин с женой, и было у них. двенадцать чеќловек детей. Этот старик был так беден, что па руках и ногах его присохла четырехдневная, четырехнедельная, девятимесячная и двухлетняя грязь. Он был так беден, что каждый день ел только лишь одну кукурузную похлебку и просо - вот и вес. А жена его была стара и больна, ей было шестьдесят пять лет. Каждый день старик ходил в лес за дровами, продавал их и тем самым, ему с трудом удавалось прокормить семью. Совсем не осталось сил у старика. И вот однажды он решил, что пойдет в лес в последний раз. Идет он по лесу, и перед ним является наш дорогой господь бог. Говорит он старику:
  - Да поможет тебе бог, старик!
  - Спасибо тебе, человек! - говорит крестьянин.- Но скажи мне, кто ты?
  - Ну как тебе сказать? Я - тот, кто заботится о бедняках. Я дам тебе, человек, эту белую лошадь. Ведь я слышал, что ты очень беден. Если ты скажешь лошади: "Наложи денег!" - она тотчас отвалит кучу денег.
  Вот так наказал бог крестьянину. Неплохо бы, ребята, и нам с вами иметь такую лошадку, а? Ну, слушайте дальше. Старик как услыхал такие слова, спросил бога:
  - Так я сейчас же скажу лошади, чтобы она дала мне денег!
  - Нет,- говорит бог,- сейчас этого говорить не надо. А куда ты деньги положишь? В чем ты их везти будешь? Ведь денег будет много.
  - Ну раз не надо, так не надо.
  Вернулся бедняк домой. Только он заехал во двор, как сразу же приказал лошади:
  - Наложи денег.
  И лошадь наложила ему посреди двора, целую кучу налоќжила, но не навоза, а золотых талеров. Жаль, ребята, что нас с вами там не было!
  Поехал старик в город, купил там все, что глаза увидели. Теперь он стал богатым человеком, купил себе земли, дети его теперь живут, как графы - ходят в городе на балы, ездят во все стороны света.
  Однажды старик подумал: "Что-то давненько я не пил! Пойду-ка я в корчму". Заходит туда.
  - Здравствуйте!
  - Здравствуйте!
  - Дайте-ка мне паленки.
  Ну, дают ему. Старик выпил, и тут у него так скрутило живот, что он захотел по нужде отлучиться. А перед этим поќдошел он к корчмарю и говорит:
  - Только не вздумайте сказать моей лошади: "Наложи денег!" Если скажете такое, беду наживете.
  Не иначе как из ума выжил этот старик. Пошел он, куда надо, и просидел полчаса, А в это время корчмарь взял большой ящик, подставил его под зад лошади и приказал:
  - Наложи денег!
  И ящик сразу наполнился деньгами. А старик тот в уборной сидит и ничего не ведает. Побей господь этого дурака! Корчмарь спрятал деньги и побежал к соседу. Взял он его белую лошадь и подменил лошадь старика.
  Выходит старик, видит белую лошадь и думает, что она его. Допивает он свою паленку и возвращается домой.
  Проходит день, другой, третий, и деньги кончились. Детей у крестьянина много, они пьют и едят, а за это платить надо. Идет старик к лошади и приказывает:
  - Наложи денег!
  А та - ничего! Чтоб я хлеба не ел - ничего! Говорит он жене своей:
  - Ну что ж, жена, бог дал, бог и взял! Нет больше денег. И опять стали они жить бедно, как и раньше, и вскоре рот у старика стал сухим от голода. Взял он лошадь, убил ее и броќсил в реку.
  Проходит день, другой, третий, один месяц проходит, другой. В доме у старика пусто. Пришлось ему снова в лес идти. Опять он рубит лес, продает в деревне и так сводит концы с концами.
  Однажды, когда старик был в лесу, снова господь бог явился перед ним и спрашивает:
  - Ну что, старик? Почему ты снова обнищал? Что с тобой случилось? Ведь я дал тебе так много, что ты мог бы прожить всю свою жизнь на такие деньги.
  - Ах, человек, ничего я понять не могу. Я сказал лошади, чтобы она наложила денег, но она ничего не сделала. Потому я убил ее и бросил в реку.
  Говорит бог:
  - Бедный человек, дам я тебе эти две палки. Если скаќжешь: "Рогочка-боточка - с конца на конец"- они побьют любого, кого достанут.
  Ну, такова божья воля. Приходит старик домой и говорит жене:
  - Смотри, жена, что я принес! Я ставлю эти две палки в угол. Только никогда не говори этим палкам: "Роточка-боточка - с конца на конец!" Они убьют тебя и причинят нашим деќтям беду.
  - Нет, я не буду так говорить,- сказала жена.
  Потел старик в деревню продавать дрова. Он выручил эй них немного муки, чтобы испечь хлеб. Пока его не было дома, жена подошла к палкам и говорит:
  - Роточка-боточка - с конца на конец!
  И палки стали бить всех, кого ни попадя. Когда старик пришел домой, то палки убили троих его детей и жену забили чуть не до смерти. Он увидел это и закричал:
  - Стойте!
  И палки остановились.
  - Я же сказал тебе, жена, чтобы ты не говорила: "Роточка-боточка - с конца на конец"!
  Что делать? Закопал старик своих убитых детей в навозе. У него их и без того много осталось.
  Взял старик и пошел.в корчму. У него была одна монета. Дает он эту монету и говорит:
  - Дайте мне выпить на эти деньги.
  Ему дают стакан водки. А тут опять понадобилось ему пойти по нужде. Говорит он корчмарю:
  - Корчмарь, не говори моим палкам: "Роточка-боточка - с конца на конец". Скажешь так - с тобой случится большая беда.
  - Что ты, я никогда так не скажу!
  Только старик вышел, а корчмарь подходит к палкам и гоќворит:
  - Роточка-боточка - с конца на конец!
  И тут, друзья, как бросились палки на корчмаря! Все, кто там был, наружу повыбегали, не знают, что делать. Из корчмаря уже кровь хлещет. Входит старик, а корчмарь кричит ему:
  - Скажи им, чтобы прекратили! Я верну тебе твою белую лошадь. Ведь это я ее украл.
  - Черт бы побрал твою мать! Так это ты сделал меня бедќняком? Это ты забрал мою белую лошадь? Где она? Пока не скажешь, палки будут тебя бить.
  - Я велю привести ее тебе, только прикажи палкам остаќновиться!
  Тогда бедняк кричит:
  - Стойте!
  Отдали ему белую лошадь, привел он ее домой и говорит:
  - Наложи денег!
  И снова стал этот старик богатым человеком. Если он не умер, то все еще жив. И вам я тоже желаю здоровья и удачи. Живите долго и хорошо.
  
  
  
  
  Бурятская сказка
  КРЕСТЬЯНИН ТАРХАС
  Давно это было. Как-то узкоглазый хан Олзой от нечего делать издал указ: "Кто сумеет обмануть меќня так, чтобы я поверил, тому отдам полную чашу золота".
  Узнал об этом указе пастух Малаасгай, пришел к узкоглазому хану Олзою и говорит:
  - Хан-батюшка, у моего отца был такой длинный шест, что он мог им перемешивать звезды на небе.
  - Да это ерунда. Вот когда закуривал мой хан-отец свою трубку во дворе, то зажигал ее прямо от солнца. Вот какая была у него длинная трубка.
  Услышал это пастух Малаасгай и молча вышел. Услышал об этом указе портной Олёодой, пришел к узкоглазому хану Олзою и сказал:
  - Хан-батюшка, вчера загремел гром так, что разорвал небесный шов - Млечный Путь. Мне приќшлось до позднего вечера зашивать эти швы.
  - Да, мой портной Олёодой, хорошим делом ты занимался. Но вот плохо ты зашивал, недавно утром прошел дождь,- говорит Олзой-хан, посмеиваясь над Олёодоем.
  Замолчал портной Олёодой и тоже молча выќшел.
  Услышал об указе крестьянин Тархас, который заќсевал просо на вершине оврага Таряата. Он прискакал на телеге с пустой бочкой. Узкоглазый хан Олзой очень удивился этому и спрашивает:
  - О! Крестьянин Тархас, что за пустую бочку с грохотом привез?
  - Приехал за долгами,- отвечает тот.
  - А что за долг? Когда это было? Когда я тебе задолжал? Я об этом не помню,- говорит хан.
  - Ты забыл, как у меня взял вот эту бочку, наќ полненную золотом, - говорит Тархас.
  - Не ври.
  - Если я вру, отдай мне полную чашку золота!
  - Нет, не врешь, это правда!
  - Если правда, то дай бочку золота!
  Так узкоглазый хан Олзой проиграл находчивому крестьянину Тархасу чашку золота, которым дорожил.
  
  Сказка горного Алтая
  СЕРЫЙ ВОРОБУШЕК
  Давным-давно на голубом Алтае жил Байбарак, пребогатый бай. Скота у него в долинах было - как муравьев в муравейнике! Рабам своим Байбарак счеќта не знал. Был он жадный и злой. Если чужая собака к его стойбищу подбегала кость погрызть, он ту собаку на месте убивал. Если путник на его пастбище остаќнавливался коня покормить, он того путника плетьми порол.
  Был у него пастух Кодурлу. Лето и зиму пас отаќру овец. Под дождем и снегом, под ветром и знойным небом пастух постарел - крепкие кости его ослабели, зоркие глаза его притупились, ноги передвигать сил не стало. Заметив старость пастуха, Байбарак позвал его в свою богатую кошемную юрту.
  - Довольно тебе, старик, на моем стойбище без дела жить,- сказал Байбарак.- Удались на покой.
  - Куда мне идти?- сквозь слезы спросил Кодурќлу.- У порога вашего отца я на ногах ходить стал, мальчишкой таскал ему дрова из лесу. Ваш скот всю жизнь пас. Пожалейте меня, старого человека, не гоќните. Долго мешать вам не буду...
  - Ты думаешь, что у меня нет других дел, как только с тобой разговаривать?- закричал Байбарак, черные глаза его кровью налились, толстые губы заќдергались.- Свет широк: куда хочешь, туда и шагай!
  Отошел Кодурлу от хозяйской юрты, взял свою стаќруху за руку и пошагал, сам не зная куда. Верный друг его, черный пес с желтыми пятнами вместо броќвей, жалобно завыл, потом по следу пошел догонять хозяина.
  Сколько времени старик со старухой шли, они саќми не знали. Остановились под мохнатым кедром. Возле кедра текла веселая, светлая речка. Тут старик со старухой поставили шалаш и в нем жить стали. Их верный друг черный пес каждый день ходил на охоту и приносил им то серого зайца, то дикого козла, то краснобрового глухаря. Старик со старухой еще больше полюбили умного пса.
  Проносились месяцы за месяцами, кружась, как веретена. Года за годами ползли, как тяжелые медвеќди. Вот и черный пес постарел, глаза его далеко виќдеть уже не могли, нос его запах зверя учуять не мог, ноги его стали тяжелыми. Старик Кодурлу загоревал: "Видно, ко всем нам троим голодная смерть подходит". Горы расцветали по-весеннему. В лесу пели птицы. Одна серая птичка прилетела к стойбищу старика Коќдурлу, села на кедровую ветку, и умный черный пес услышал:
  - Что ты, четвероногий охотник, пригорюнился?
  Зачем ты унынию поддался? Если ты не можешь теќперь зверя настичь, то я помогу тебе...
  Черный пес поднял голову и увидел на кедровой ветке маленького воробушка.
  - Как ты можешь помочь мне?- удивился умный пес.- Ты даже сорок боишься.
  - Ты ошибся, я сорок не боюсь,- сказал серый воробушек и спрыгнул на нижнюю ветку.- Я научу тебя легкой добычливой охоте. Ты сядешь в засаду, а я полечу с другой стороны горы, в лесу шум подыму, зайцы испугаются и прямо на тебя побегут, только успевай ловить.
  Черный пес улыбнулся, показал свои пожелтевшие, стертые клыки.
  - Попробуем.
  Вот он сел в засаду в густые кусты, а воробушек полетел с другой стороны высокой горы, зачирикал, крыльями захлопал, в лесу шум поднялся, всех зайќцев перепугал. Один заяц набежал на черного пса. Черный пес легко поймал зайца и понес его старику со старухой. Той порой к лесу подъехал Байбарак на быстром как птица вороном коне, увидел собаку с добычей и зарычал по-медвежьему:
  - Кто разрешил тебе моих зверей уничтожать?- схватил свой лук и выпустил стрелу в собаку.
  Падая на шелковую траву, черный пес сказал:
  - Друг мой, серый воробушек, старика со старуќхой не забывай...
  Воробушек слетел к черному псу, а у того уже глаќза затуманились.
  - Подожди, Байбарак, я тебе отплачу за друга,- гневно сказал серый воробушек.
  Байбарак слов его понять не мог, поднял зайца, привязал к своему седлу и поехал домой.
  Рабы увидели приближающегося хозяина, бросиќлись навстречу. Одни подхватили Байбарака под локќти и осторожно спустили на землю, другие повели коќня расседлывать. Байбарак заторопился в юрту покаќзать жене зайца.
  - Меткий стрелок привез тебе подарок.
  Коня Байбарак очень любил и не позволял уводить далеко от юрты, часто выходил полюбоваться им. Раќбы привязали коня на аркан на лужайке возле реки, а сами ушли ячмень толочь, кожи мять, сапоги и шуќбы шить. Вдруг откуда-то прилетел серый воробушек, сел коню между ушей и давай ему голову долбить. Конь головой трясет, катается, а назойливого воробья никак отогнать не может. Байбарак услышал, что воќроной конь, который носил его как на крыльях, от врага не может отбиться, выбежал из теплой юрты и, не задумываясь, выпустил стрелу из тугого лука. Воќробушек вспорхнул невредимый, а любимый конь упал без движения. Байбарак ногами затопал и закричал, чтобы рабы его уничтожили всех воробьев на земле.
  Жена у Байбарака была еще жаднее мужа. Она очень любила есть кровяную колбасу. Увидев коня мертвым, она обо всем позабыла, побежала кровь конќскую в ведро собирать, конские кишки выматывать. Серый воробушек вернулся, сел на голову байской жеќне и давай долбить.
  - Что это за проклятая птица?- взревела байская жена.- Она мою дорогую шапку издолбит, темя проќклюет.
  Байбарак узнал серого воробушка и страшно обраќдовался.
  "Дурак воробей, смерти просит",- подумал он и выпустил стрелу из лука. Стрела просвистела в воздухе, голову байской жене расколола, как скорлупу ореха, а воробушек успел улеќтеть невредимым.
  Байбарак шубу на себе разорвал, обрывки ее в соќседние долины забросил, а сам голый, рыдая, упал на землю. Имя любимого коня он повторял с горечью.
  Серый воробушек снова вернулся на байское стойќбище, сел самому Байбараку на спину и давай клевать острым клювом между лопаток и царапать когтями, как стальными иголками. Байбарак дико заревел, наќчал кататься по земле. А воробушек прилип к его спиќне и такую ямку выдолбил, что раздавить его было невозможно и руками достать нельзя. Байбарак испуќгался, что воробушек, продолбив спину, доберется до сердца, и закричал, чтобы сбежались все рабы, все прислужники. Рабы прибежали и упали перед баем на колени.
  - Подайте мне нож с желтым костяным черенќком, острый, как алмаз,- потребовал Байбарак.- Я убью наконец этого негодяя. Убью проклятую птицу.
  Прислужники поспешили выполнить требование хозяина - принесли ему нож, острый, как алмаз.
  Байбарак схватил нож правой рукой и замахнулся на серую птичку. В это время воробушек перепрыгнул на его левый бок.
  - Уж теперь-то я уничтожу врага!- в гневе вскричал Байбарак, сверкнул глазами и изо всей силы ударил ножом...
  Серый верткий воробушек был уже высоко в возќдухе, а Байбарак хрипел на земле... Черная кровь из него ручьем текла. Умный воробушек, весело чирикая, полетел на пастбище, захватил там байскую отару и пригнал ее к старику Кодурлу.
  - Вот тебе овцы, мой старый друг,- сказал воќробушек, торжествуя победу.- Нет теперь Байбарака на голубом Алтае. Ты - хозяин этих овец. Молоко овечье пей, мясо ешь, из овчин сшей себе и старухе новые шубы. Долго, счастливо живи под ласковым солнцем!
  Старик Кодурлу стоял как столб. Он не знал, что спросить, не знал, что сказать, а когда пришел в себя и понял все, то громко воскликнул:
  - Я умирать собрался, ты меня оживил! В груди моей огонь угасал, ты его раздул, милый серый вороќбушек! Что я могу сделать для тебя хорошего? Чем отблагодарить? Живи со мной, хорошая птичка, свей себе гнездо возле дымового отверстия моей юрты!
  Серый воробушек так и сделал. В юрте со стариком и старухой он прожил всю свою жизнь, много птенцов выкормил. А потомки его и посейчас по юртам гнездятся и дружат с человеком.
  
  
  
  
  Якутская сказка
  НАХОДЧИВЫЙ САВВА
  В старину был бедный человек по имени Савва, заќнимавшийся ружейной охотой. Однажды весной, когќда только начали прилетать птицы, этот человек убил одного гуся. "Какой мне прок от него",- подумал он и отнес этого гуся своему богатому соседу. Хозяин был очень доволен, даже обрадовался.
  Он слышал и раньше, что Савву считают разумным человеком и хорошим охотником. Чтобы самому проќверить это, он сказал: "Принеся этого гуся, ты обраќдовал меня. Ты сам знаешь: у меня есть старуха, двое сыновей, две дочери. Вот нас шестеро человек, а как нам поделить и съесть гуся, чтоб никому не было обидно? Ты бы сам поделил его". И Савва стал делить гуся так: "Ты хозяин дома - глава семьи, ты всегда во главе всех, поэтому тебе полагается голова". Ска зав так, он отрезал и подал ему торчащую голову гуќся. "Старуха постоянно сидит дома, поэтому ей полаќгается то место, на котором сидят",- и, отрезав огуќзок, подал ей. "Сыновья последуют по следам, такие они люди",- говоря так, он каждому парню отрезал по ножке. "Дочери, как известно, сушат свои крылья, чтобы улететь из родного дома",- говоря так, он отќдал им по крылышку. "А круглое туловище должно достаться мне, круглому дураку",- сказал он и оставќшееся положил себе. Хозяин дома был очень доволен, "Вот ты поделил точно так; как я думал, даже обраќдовал и восхитил меня",- сказал он и на радостях щедро одарил его съестными припасами и даже деньќги дал. Савва богатым отправился домой.
  Прослышав про это, один сосед Саввы отнес тому же богачу пять убитых им гусей сваренными и пригоќтовленными, чтобы поскорее получить вознаграждеќние от богача. Богатый господин, догадавшись, что этот пришел из жадности, узнав о полученных Саввой подарках, встретил его не так радостно. Он сказал: "Нас шестеро. Как нам поделить этих пятерых гусей, чтобы никому не было обидно? Ты сам подели их между нами". Что ж делать, тот постарался поделить, но не смог угодить хозяину. Из-за этого хозяин расќсердился, ничего ему не дал, накричал на него: "Ты пришел сюда только из-за жадности!" И выгнал его.
  Потом он вспомнил про Савву и решил посмотќреть, как он разделит, обрадует, развеселит. Велел по-ввать охотника. Савва пришел и поделил гусей вот так: "Хозяину и хозяйке - один гусь, тогда вас вместе с гусем будет трое. Двум парням отдаю одного гуся, тогда вместе с гусем их тоже будет трое. Двум девушќкам тоже отдаю одного гуся, тогда их, считая и гуся, тоже станет трое. Оставшихся двух гусей беру я, тогќда нас с этими гусями тоже будет трое. Нас всех по трое, всех нас стало поровну". Увидев это, хозяин доќма пуще прежнего обрадовался, развеселился и надаќвал Савве так много разных съестных припасов, муки и денег, что тот остался очень доволен.
  С тех пор его стали называть Находчивым Саввой.
  
  Долганская Сказка
  ЗАРЯ
  Жили три брата. Жили в хороших теплых чумах. У них было много оленей. Когда пастухи собирали всех оленей в одно стадо, оно было таким огромным, что не вмещалось на большой моховой лайде.
  Вблизи чумов богатых братьев стоял худой чум их дяди. Дядя был человек старый. Работать много не мог. Оленей у него не было, одежды хорошей сшить было не из чего. Старик жил бедно, только что не умирал с голоду. С ним жила его жена-старуха. У них был сын, которого они кормили и растили.
  Однажды зимой старикам нечего стало есть. Они послали своего сына к богатым племянникам, чтобы он попросил у них мяса.
  Мальчик сходил. Богатые братья вместо мяса дали ему оленью брюшину.
  - Съедите брюшину,- сказали они мальчику,- дадим вам оленьих кишок. Кишки съедите - дадим легкие. Иди.
  Старуха сварила оленью брюшину и накормила старика с сыном, остатки доела сама.
  Прошла ночь. Утром старик вышел из своего чума и испугался. На стойбище не было ни хороших чумов, ни оленей. Богатые племянники ночью куда-то откоќчевали, а пастухи тихонько угнали за ними всех олеќней. Старик в чум вернулся печальный.
  - Ну, старуха,- сказал он,- будем умирать. Боќгатые племянники бросили нас одних. Нам их не доќгнать. Куда мы в такой мороз пойдем пешком? Будем ждать смерти.
  Старухе стало жалко сына. Она заплакала. Заплаќкал и старик.
  Погоревали-погоревали, потом все трое залезли в спальный мешок, завернулись и голодными уснули. Старик проснулся первым. Он вылез из спального мешка и себе не верит. Откуда зимой в худом чуме такое тепло? Старик хотел выйти из чума, приподнял с двери покрывало и от страха уронил его. Он разбуќдил старуху и тихонько сказал ей:
  - Наш чум обогнула большая многоногая гусениќца. Она пришла к нам за данью. Что мы ей дадим? У нас ничего нет. Теперь она нас не выпустит из чуќма и всех съест.
  Гусеница лежала как мертвая, но слышала все, о чем шептались в жилище.
  Старик взял рогатину, отдал сыну и откинул с двери покрывало. Гусеница открыла глаза. Старик стал ей говорить:
  - Знаю, что ты пришла за данью, да нечего тебе дать. Есть у нас со старухой один маленький сын да рогатина. Хочешь, бери их.
  Гусеница схватила ртом мальчика и улетела с ним на небо. Старики остались одни. Они сидели в чуме и горевали о сыне.
  Гусеница летела долго. Наконец прилетела на край неба, села и выпустила изо рта мальчика, который крепко держал в руках отцовскую рогатину. Мальчик увидел перед собой такие же леса, горы, болота, как на земле.
  Мальчик стал жить с гусеницей-великаном. Гусениќца поила его, кормила, а сама о чем-то все думала, печалилась. Мальчик ничего не понимал, он только заметил: когда гусеница лежала на животе, то круќгом была ночь; когда переворачивалась на бок, начиќнался рассвет, когда же показывала живот, то станоќвилось светло, как днем. Живот у гусеницы был красќный и блестел, как огонь.
  Однажды к светлой гусенице прилетела другая, таќкая же огромная, но только вся черная. Она села, и всюду стало темно. Черная гусеница вцепилась в светлую и начала ее душить. Стали они драться. Схватятќся за дерево - дерево вырвут с корнями, уцепятся за сопочку - с землей ее сровняют, зацепятся за каќмень - камень в песок раздавят.
  Гусеницы дрались, а мальчик с рогатиной стоял и смотрел на них. Перед ним мелькали то свет, то мрак. Наконец черная начала одолевать огнебрюхую гусениќцу. Тогда мальчик спохватился.
  - Что же я стою с рогатиной и не помогаю в бою своей светлой гусенице? Попробую. Все равно погиќбать!..
  Мальчик подбежал к черной гусенице и рогатиной проколол ей сердце. Сразу же сделалось светло, как днем.
  Стнебрюхая гусеница схватила мальчика и полетеќла с ним обратно на землю. Прилетела к чуму, выпуќстила мальчика и говорит старикам:
  - Берите своего сына. Он помог мне убить черную гусеницу, которая хотела съесть меня за то, что я свеќчу людям каждое утро. Она хотела сделать так, чтоќ бы на земле была вечная ночь. Теперь этого не будет. Я вернусь на небо, лягу на край и стану медленно пеќреворачиваться. Когда повернусь к вам спиной, у вас будет ночь; когда повернусь боком, вы увидите светќлую зарю; когда открою живот - на земле будет день.
  Огнебрюхая гусеница наделила мальчика оленями и улетела на небо.
  
  Ингушская сказка
  Сын вдовы ЖОСАРКО и князь ТЕПСЫРКО
  Давньм-давно, так давно, что никто и не помќнит, когда это было, к одной девушке посваќтались два молодца: сын одной бедной вдовы Жосарко и спесивый наследный князь Тепсырко.
  Девушке давно нравился Жосарко - удалой молодец, самый веселый и смелый джигит в ауле. А на спесивого князя она смотќреть не хотела. Но раз они посватались вместе, то надо было коќму-то одному отказать. Но это было не так легко. Девушка подуќмала и дала им такой ответ:
  - Кто из вас угонит у морских чудовищ их табуны, за того я и выйду замуж.
  Девушка знала, что только Жосарко способен добыть эти табуќны. Джигиты подумали-подумали и собрались ехать за морскими табунами.
  - Поедем вместе, - предложил князь Тепсырко. - Если один из нас погибнет в пути, табуны пригонит другой.
  Жосаркр согласился. Разошлись они по домам, чтобы приготоќвиться к отъезду. Князь выбрал себе скакуна чистых кровей, заќказал у мастеров дорогое оружие, справил добротную одежду. Множество слуг хлопотало, собирая князя в дорогу.
  А Жосарко вернулся домой и призадумался: где взять коня для похода, во что одеться, как добыть оружие? А его мать, старушка вдова, заметила, что сын невесел.
  - Что сделалось с тобою, Жосарко? Ты ли это, самый веселый джигит в ауле? Чем озабочен ты, в чем причина грусти твоей? - ласково спросила она у сына.
  Жосарко ответил, что дал слово Тепсырко вместе поехать за морскими табунами, но нет у него ни быстрого скакуна, ни оруќжия.
  - И кто мне скажет, где искать морские табуны, как отнять их у страшных чудовищ? - прибавил он, обращаясь к матери.
  - А ты послушай меня, - отвечала вдова. - Совет матери многим джигитам помогал, поможет он и тебе. Не ищи молодого скакуна, возьми лошадку, которая от отца осталась. С виду она старая, но обогнать себя никому не даст. Она возила твоего отца за море и на дно морское и не позабыла еще дороги туда. Научит она тебя, как табуны из моря вывести. А уж дальше - не оплоќшай сам. Если придется сразиться с черными чудовищами морскими, первый поединка не начинай. Пусть они начинают. И заќпомни: от их стрел можно спастись только одним способом - подќпрыгнуть из седла повыше, чтобы стрела над твоим седлом проќлетела, а тебя не задела.
  Обрадовал Жосарко материнский совет. Вывел юноша из коќнюшни отцовского коня, накормил его отборным овсом, напоил ключевой водой, расчесал ему гриву. А вдова отыскала старую одежду, в которой ездил в походы отец Жосарко, его тугой лук. Еще принесла сыну крепкий кнут с узловатым кнутовищем.
  - Без этого кнута с табунами тебе не справиться. Если от таќбуна отделится вожак и полетит на тебя, ударь его кнутовищем покрепче, и никуда он от тебя не уйдет.
  Когда настал день отъезда, вдова проводила Жосарко и скаќзала ему на прощание:
  - Не по душе мне твой спутник, спесивый князь Тепсырко. Богатый он, а где княжеская спесь да богатство, там и без вероќломства не обходится. Слушай меня. Если с тобой что-нибудь слуќчится и ты не сможешь вернуться, попроси князя передать мне таќ
  кие слова: "Кого отец мой не осилил, того победил я".
  Жосарко постарался запомнить материнский наказ. Рано утќром оба всадника - сын вдовы и князь Тепсырко - покинули родќной аул.
  Ехали они долго-долго. И, наконец, где-то на самом краю земли увидели море.
  - Князь Тепсырко, ты спустишься на дно морское или остаќнешься на берегу? - спросил Жосарко.
  - Я подожду на берегу, - ответил князь.
  - Хорошо, только сиди и на волны поглядывай. Если из глуќбины покажется пена краснее меди, знай, что дела мои плохи. Приди мне на помощь. Если же пена будет белее снега, знай, что я возвращаюсь с табуном. Седлай тогда своего коня поскорее - поќ
  гоним табун вместе.
  Жосарко хлестнул плетью коня и исчез в морской пучине. А князь спешился, отпустил коня пастись, а сам устроился поудобнее и стал ждать Жосарко.
  Прошел день, прошел другой. Миновала неделя, за нею другая, но море оставалось спокойным и чистым. В начале третьей недели море заволновалось, забушевало. На воде появилась пена краснее меди: надо было спешить на помощь к сыну вдовы. Но князь Тепсырко побоялся броситься в море. Он решил подождать, что будет дальше. Вот море понемногу стало утихать. А через три дня на воде показалась пена белее снега. Тепсырко оживился, вскочил и оседлал коня. Только успел в седло сесть - из глубины показалќся измученный Жосарко. Впереди себя он гнал большой табун коней. Князь прискакал к табуну, и они с сыном вдовы погнали коней.
  Ехали они много дней. Позади осталось уже немало пути. 'Вдруг жеребец красной масти вырвался из табуна и поскакал на сына вдовы. Жосарко ударил его кнутовищем в лоб и заставил вернуться обратно. Тогда рыжий жеребец рванулся туда, где ехал князь Тепсырко. Князь растерялся. Жеребец легко перемахнул чеќрез него и быстрее молнии умчался к морю.
  Всадники погнали табун дальше. Тепсырко то и дело оглядыќвался. Вдруг он крикнул Жосарко:
  - Погляди, какая-то туча догоняет нас!
  - Это Черный Хожа, хозяин табуна, самый страшный из чудоќвищ. Рыжий жеребец донес ему, что мы табун угоняем. Погонишь коней дальше или поможешь мне биться с морским чудовищем?- крикнул Жосарко, поворачивая своего коня.
  - Лучше я погоню табун! - поспешил ответить князь.
  Он поехал дальше, а Жосарко остался на месте. Черный Хожа подскакал к нему и осадил коня, подняв целую тучу пыли.
  - А, это ты, Жосарко! - вскричал хозяин морского табуна.
  - Раньше твой отец не давал нам покоя, теперь ты за это взялся! Давай биться!
  - Ярость тебя обуяла, покой ты потерял, морского табуна.ты лишился. Тебе и начинать бой, - спокойно ответил Жосарко.
  Черный Хожа натянул свой огромный лук и послал в Жосарко стрелу толще жерди. Но сын вдовы вовремя подпрыгнул и взлетел на семь локтей вверх. Стрела морского чудовища пролетела над седлом, даже не задев джигита; Оказавшись снова в седле, Жосарќко выстрелил из своего лука и попал Черному Хоже прямо в сердќце. Морское чудовище повалилось с коня.
  Жосарко помчался догонять князя. Впереди себя он гнал рыќжего жеребца и пригнал его к табуну.
  Всадники вместе погнали морских коней дальше. Вдруг из та буна вырвался жеребец белой масти и устремился прямо на сына вдовы. Жосарко вспомнил материнский совет, ударил его кнутовиќщем по лбу и отогнал. Тогда белый жеребец бросился к Тепсырко.
  Князь растерялся. Жеребец перескочил через него и стрелой умчался к морю.
  Князь Тепсырко опять стал тревожно оглядываться. Не прошло и часа, как он вскричал в испуге:
  - Жосарко, новая туча надвигается на нас!
  - Не пугайся, - успокоил его сын вдовы. - Это средний брат Черного Хожи, Видать, белый жеребец передал ему, что мы угняли морской табун и убили его брата. Что ты будешь делать: погонишь табун дальше или поможешь мне справиться с чудовищем?'
  - Я погоню табун дальше, - поспешил ответить Тепсырко.
  Сын вдовы остановился и повернул коня. На всем скаку к нему мчался средний брат Черного Хожи. Был он куда страшнее и больќше, чем сам Хожа. Облако пыли поднялось выше гор.
  - Так это ты, Жосарко! - загремел его голос. - Раньше твой отец не давал нам покоя, а теперь ты за это взялся! Давай битьќся, если не трус!
  - Яростью ты охвачен, покой ты потерял, морского табуна и своего младшего брата ты лишился. Тебе и начинать бой, - споќкойно промолвил Жосарко.
  Чудовище натянуло тетиву и выпустило в сына вдовы стрелу толще столетнего дуба. Жосарко вовремя подпрыгнул и взлетел на двадцать семь локтей вверх. Стрела пронеслась под ним, но даќже не задела. Не давая врагу опомниться, Жосарко тоже выстреќлил. Стрела его была небольшой, но поразила чудовище прямо в сердце, и оно свалилось на землю, а Жосарко поехал за князем. Впереди себя он гнал белого жеребца и пригнал его к табуну.
  Всадники вместе двинулись дальше. Целый день ехали спокойќно. А под вечер из табуна вырвался жеребец черной масти. Подобќно вихрю он мчался к сыну вдовы. Но Жосарко был начеку. Что было силы ударил жеребца кнутовищем по голове. Жеребец отќпрянул, но тут же устремился в сторону князя. Тепсырко испуганќно прижался к шее своего коня. Черный жеребец пролетел над ним и сразу скрылся вдали.
  Едет князь, а сам все назад оглядывается.
  - Черная туча настигает нас! - закричал он через некоторое время.
  Сын вдовы Жосарко обернулся и говорит:
  - Не иначе, как самый старший брат Черного Хожи в погоню бросился. Видно, черный жеребец дал ему знать, что мы угнали табун и убили его младших братьев. Боюсь, одному с этим чудоќвищем не справиться. Остался бы ты со мной, князь, и помог мне!
  - Я отгоню подальше табун и сразу подъеду, - ответил хитќрый и трусливый князь.
  Сын вдовы придержал коня и повернул его навстречу врагу. Самый старший из трех чудовищ мчался прямо на Жосарко. Дроќжала под его жеребцом земля, сотрясались горы вокруг. В руках хозяин морского табуна держал огромную каменную глыбу. Подќскочил он к Жосарко и осадил черного коня. Туча пыли поднялась до самого неба.
  - Так это ты угнал наш табун? - грозно сказал он сыну вдоќвы. Голос его гремел сильнее грома. - Раньше твой отец не давал нам покоя, теперь ты за это взялся? Погоди же, последуешь ты за своим отцом. Давай биться!
  - Из нас двоих яростью охвачен ты, табун угнали у вас, братьќ ев своих лишился ты. Кому, как не тебе, начинать бой! - крикнул Жосарко в ответ.
  Старший Хожа метнул в сына вдовы каменную глыбу. Жосарќко подпрыгнул из седла на шестьдесят три локтя. Но глыба все-таки его задела. Он опустился не в седло, а на острые камни. Хоќжа зарычал от радости и бросился добивать сына вдовы. Но встреќтила его меткая стрела Жосарко: падая, джигит не выпустил лука из рук и нашел в себе силы послать стрелу в Хожу. Морское чуќдовище замертво свалилось на землю.
  В это время князь Тепсырко, отъехав подальше, решил останоќвиться и подождать. Ему хотелось знать, чем кончился поединок. Ждал-ждал - не видать ни старшего Хожи, ни сына вдовы. "Моќжет, они оба погибли?" - подумал князь Тепсырко и тихо поехал обратно.
  А Жосарко ждет его, не дождется: подняться и сесть на коня он уже не в силах. Князь подъехал, увидел мертвое чудовище, а рядом, на острых камнях, раненого сына вдовы.
  - Послушай, князь, мне уже не подняться, - промолвил Жоќсарко. - Поезжай дальше один. Покажешь девушке, которая ждет нас, морской табун и скажешь, что пригнал его сам, а сын вдовы Жосарко погиб на морском дне. Пусть она будет твоей жеќной. А я об одном тебя прошу: передай моей матери мои последќние слова: "Кого отец мой не осилил, того я победил". А.теперь поезжай.
  Проговорив эти слова, Жосарко упал замертво. Князь Тепсырќко пригнал табун к девушке и объявил, что добыл его сам, а сын вдовы погиб в море.
  Заехал князь затем к старой вдове, матери Жосарко, передал ей последние слова сына, а сам поспешил домой - готовиться к. свадьбе.
  Услыхала мать Жосарко, что не стало ее единственного сына, начала плакать и убиваться.
  А потом прошел день, второй, она пришла немного в себя и дуќмает: "Если этих чудовищ победил Жосарко, значит, и морской табун добыл он, а не князь Тепсьгрко. Не обошлось-таки без княќжеского коварства". Собралась она с силами, пошла к девушке, на которой князь жениться собрался, и поделилась своей догадќкой.
  А девушке очень нравился храбрый Жосарко, она ждала его с нетерпением.
  - Не бывать свадьбе, пока я не отыщу Жосарко! - воскликќнула девушка. Она села на коня из морского табуна и отправилась искать сына вдовы.
  Много дней мчался конь и примчал ее к тому месту, где лежал Жосарко. Девушка спрыгнула на землю, села рядом и заплакала. Слезы капнули юноше на лицо. Он вздохнул и открыл глаза.
  - Как долго я спал! - произнес он и встал, будто ничего с ним не было. Увидел девушку, бросился к ней, стал расспрашиќвать, каким образом она оказалась около него.
  Девушка рассказала ему обо всем. Потом сели они на коня и, счастливые, поехали домой.
  Обрадовалась мать, увидев сына, обрадовались друзья Жосарќко. Один князь не радовался. Со стыда он боялся людям на глаза показаться.
  
  Чеченская сказка
  ТИМАР
  Постарел один человек, согнулась у него спина и пропало зрение. На поиски лекарств для отца отправился его старший сын. Долго ли, коротко ли шел, дошел он до одного края, где снег был красным. "Вот чудо! Такого никогда не видел", - подуќмал он. Возвратился старший сын с красным снегом домой, надеясь вылечить им отца.
  Отец спрашивает его:
  - Привез ли ты лекарство?
  - Дада, я привез тебе никем не виданный красный снег, - ответил старший сын.
  Отец остался им недоволен.
  Отправился за лекарством второй сын. Долго ли, коротко ли шел, но миновал он места, где выпадал красный снег, и оказался в краю, где растет белая трава. С белой травой возвратился средќний сын домой, думая, что никем не виданной белой травой он вылечит отца.
  Отец спрашивает его:
  - Что ты привез для моего излечения?
  Сын ответил, что привез никем не виданную белую траву.
  Отец и им остался недоволен.
  Тогда стал собираться в дорогу младший сын. Собирался он три дня и три ночи. Отец сказал, что, отправляясь в путь-дорогу, он должен перепрыгнуть на коне через каменную ограду.
  Младший сын разогнал коня и трижды перескочил через каќменную ограду. Отец пожелал ему благополучного пути и наказал ничего в дороге не подбирать, иначе его постигнет беда.
  Наступил день, и день прошел, а за ночь младший сын миновал места, где выпадал красный снег и росла белая трава. Скачет он на белом коне и видит на дороге золотое перо. Остановил он коня и поднял золотое перо. Конь говорит ему:
  - Ты нарушил наказ отца. Он же просил тебя ничего не подќбирать.
  Но сын взял перо и, спрятав его, поскакал дальше.
  Долго ли, коротко ли ехал он, видит на дороге золотой клубок ниток.
  Приостановил он коня и подобрал золотой клубок. А конь ему опять говорит:
  - Ты снова нарушил наказ отца. Он же говорил тебе в дороќге ничего не поднимать. Этот золотой клубок ниток принесет тебе беду.
  Но младший сын взял клубок.
  На закате солнца доехал он до одного шахара и встретил пасќтуха коров. Младший сын спрашивает его:
  - Кто в этом шахаре считается достойным мужчиной и приќнимает гостей?
  Пастух указал на высокие башни, в которых жил князь, поќчитаемый людьми и принимавший гостей. Сын направился к неќму. После расспросов гость стал на вечернюю молитву. Когда он совершал намаз и нагнулся, из-за пазухи у него выпало золотое перо. Князь схватил перо и сказал, что, если юноша не достанет ему птицу, которой принадлежит это перо, он умрет. Юноша отќветил, что ему надо посоветоваться с конем, иначе он ничего не может ответить. Сын рассказал коню о просьбе князя.
  - Поедем посмотрим, - говорит конь. - Пусть князь приго товит нам в дорогу легкую вкусную пищу, сахь проса и курдюк караки.
  Князь приготовил им все необходимое, и на второй день младќший сын отправился в дорогу.
  Долго ли, коротко ли ехал, прибыл он в далекий край. Конь остановился высоко в горах и сказал младшему сыну:
  - Если окинешь вселенную взглядом, то увидишь вдали гроќмадину, упирающуюся в небеса. Видишь ли наверху нечто подобќное папахе?
  - Вижу, - ответил младший сын.
  - Это птица, о которой говарил князь. Я постараюсь незаметќно привести ее сюда, а ты настрой себя на игру с ней. Она спросит тебя: "Из какого ты аула?", а ты отвечай: "Я из аула, где живет Тимар". Она спросит тебя: "Как себя чувствует Тимар?", а ты отвечай: "У Тимара согнулась спина и пропало зрение". Если птица спросит о коне Тимара, ответь, что если хозяин одряхлел, то конь, пропади он пропадом, не стареет и в чаще лесной пасется. Больше ей спрашивать будет неудобно. Она спустится с высоких гор и стаќнет купаться в речке - чистить свое оперение. Тогда ты вылей из курдюка в речку караку, а просо разбросай вокруг себя.
  Все исполнил младший сын. Птица выкупалась в реке, опьянела и подошла ближе к нему поклевать зерно. Юноша бросился и поймал ее. Она трепещет в его руках, но он не отпускает ее. Птица спрашивает его:
  - Это ты, Тимар?
  Юноша ответил, что он - третий сын Тимара.
  - Вечерний намаз мне надо совершить, оперение почистить, отпусти меня, - стала просить птица.
  И юноша отпустил ее. Почистила птица оперение и села ему на плечо.
  Так, с птицей на плече, на закате солнца прибыл младший сын Тимара в аул, в котором жил князь.
  Стал младший сын совершать намаз, а из-за пазухи у него выпал золотой клубок ниток. Князь схватил этот клубок и сказал:
  - Умру, если не привезут девушку, которая смотала этот клубок. Юноша все рассказал коню. Конь сказал ему, чтобы князь приготовил им в дорогу вкусную легкую пищу.
  На второй день юноша на своем коне отправился на поиски деќвушки. Долго ли, коротко ли он ехал и прибыл в далекий край.
  Говорит конь младшему сыну Тимара:
  - Видишь ли высокие горы, а на них башню без входа и выќхода? На верху башни сидит девушка, которая смотала клубок золотых ниток. Клубок неведомым образом начнет разматываться, а ты следуй за ним. Она спросит тебя: "Как себя чувствует Ти мар?", а ты отвечай: "У Тимара согнулась спина и пропало зреќние". Если девушка спросит о коне Тимара, ответь, что если хозяин
  постарел, то конь, пропади он пропадом, не стареет и в чаще лесќной пасется. Для нее это будет радостной вестью. Девушка скаќжет: "Я боялась спуститься с башни из-за Тимара и поэтому состарилась здесь". Еще она скажет: "Я сыграла бы на гармошке на нижнем балкончике, если бы ты, гарцуя, сделал несколько кругов на коне". Ты ответь: "Хоть я и спешу, но, чтобы успокоить твое сердце, прогарцую". Сделай три круга, а на четвертом я пеќредними копытами коснусь балкончика (если я не коснусь - .пусть мои передние ноги оторвутся), а ты хватай ее.
  И сын Тимара отправился к девушке. Та спросила его:
  - Откуда ты родом?
  Он ответил:
  - Я из аула, в котором проживает Тимар. На вопрос девушки о состоянии Тимара юноша ответил: .
  - Тимар тяжело боленя у него согнулась спина и пропало зрение.
  - А как его конь? - спросила девушка.
  - Хозяин постарел, а конь, пропади он пропадом, не стареет и в чаще лесной пасется.
  Девушка обрадовалась этой вести.
  Она сыграла на гармошке на нижнем балкончике и попросила младшего сына, чтобы он сделал на коне пару кругов вокруг башни.
  Три круга прогарцевал юноша, а на четвертом конь коснулся передними копытами балкончика. Младший сын схватил девушку. Она начала биться в его руках, но юноша держал ее крепко.
  - Ты, Тимар? - спросила девушка.
  - Я не Тимар, а его третий сын, - ответил юноша.
  - Я дала клятву быть женой только того, кто снимет меня с
  этого балкончика, - сказала девушка.
  Схватил юноша эту девушку и привез к князю. Князь пришел к девушке, и она сказала ему:
  - Если ты не искупаешься в молоке морской кобылицы, то не имеешь права дотронуться до меня.
  Князь призвал всех ему подвластных и потребовал достать молоко морской кобылицы. Люди не могли достать это молоко и сказали князю, что тот, кто привез птицу и девушку, может доќстать и молоко морской кобылицы.
  Князь попросил младшего сына Тимара достать ему это молоќко. Младший сын ответил, что посоветуется с конем.
  - Вот чего я с самого начала боялся, - сказал конь. - Пусть князь прирежет трех коней. Из их шкур приготовит куски сафьяна и даст меру клея.
  Долго ли, коротко ли они ехали и прибыли на берег моря. Конь -попросил вырыть две ямы, где им обоим можно было бы спряќтаться. Младший сын смазал клеем три куска сафьяна и обмотал ими коня. Затем конь ударил копытами по воде, заржал и спряќтался в яму.
  Выскочил из моря жеребец, заржал, стал носиться по берегу и опять опустился в море.
  Конь спросил юношу:
  - Каков он был, когда выскочил из моря, и каким он стал, когда опускался в море?
  - Когда он выскочил из моря, на нем был аркан с тремя узлаќ ми, а когда опускался в море, один узел развязался.
  Второй раз ударил конь копытами по воде, заржал и спряќтался в яме. Как и прежде, выскочил из моря жеребец; поносился по берегу и, ничего не обнаружив, вновь опустился в море. Конь спросил юношу:
  - Каким был жеребец, когда вышел из моря, и каким стал, когда опускался в море?
  Юноша ответил:
  - Когда он выскочил из моря, два узла развязались, а когда Опускался в море, остался один узел.
  В третий раз ударил конь копытами по воде и спрятался в яму. Выскочил из моря жеребец; поносился по берегу и без единого узла на аркане опустился в море.
  Конь копытами взбурлил море и стал на открытом месте. Выќскочил из моря жеребец и начал драться с конем юноши.
  Морской жеребец срывал с коня куски сафьяна, а конь срывал с морского жеребца куски мяса. Подмял конь морского жеребца.
  - Я владыка этой большой земли и этого моря. Я сделаю все, что ты прикажешь, - взмолился морской жеребец.
  - Выгони всех кобылиц и жеребят из моря, иначе я расплесќкаю его! - сказал конь.
  Жеребец выгнал всех кобылиц, младший сын Тимара оседлал своего коня и прибыл с кобылицами к князю. Вскипятили они в большом котле молоко кобылиц. Князь сказал, что сначала в этом котле должен искупаться младший сын Тимара, а он выкупается лишь после него. Младший сын ответил, что должен посоветоватьќся с конем.
  Конь юноши ответил так:
  - Скажи князю: "Если возле котла поставите моего коня, то я искупаюсь".
  Юноша так и сказал князю.
  Князь приказал поставить коня рядом с кипящим котлом моќлока. Юноша опустился в котел, а конь одним дуновением охладил молоко в котле. Увидев это, князь приказал, чтобы рядом с котќлом, когда купаться будет он, поставили коня юноши. Конь жарќким дуновением убил князя.
  Младший сын Тимара собрался ехать домой. Он взял девушку, золотая птица уселась на его плечо, а жеребец погонял кобылиц. В дороге младший сын стал худеть. Девушка спраќшивает:
  - У тебя золотая птица, какой не видел ни один человек, таќ бун морских коней, да и я в придачу. Почему ты худеешь?
  - Я отправился из дому искать лекарство отцу от его недуќгов. Я не нашел и потому худею.
  Золотая птица, сидевшая на его плече, сказала:
  - Если ты вырвешь из моего правого крыла перо и потрешь им отца, он станет моложе тебя.
  Прибыли они домой. Сын вырвал из правого крыла птицы пера и потер им отцу глаза и спину. Отец стал моложе сына. Оборачиќвается отец и видит птицу, которую не мог поймать, девушку, коќторой не мог добиться, и табун кобылиц, о котором мечтал. И скаќзал отец своему младшему сыну:
  - Ты меня во всем превзошел: ты достиг того, чего я достичь был не в силах.
  Сын выдал девушку за отца.
  Семь дней и семь ночей играли свадьбу. Приготовили такую пищу, которая и зубов не касалась, приготовили такое вино, коќторым и губ не обмочить. Я был там, дал им тума и вернулся домой.
  
  Карельская сказка
  Почему вода в море солённая
  Жили два брата - богатый и бедный. Настал Новый год, а у бедняка в закромах пусто, нечем детей накормить. Пришќлось ему волей-неволей идти к богатому брату просить о поќмощи.
  - Дай мне, брат, ради праздника немного мяса в долг, - говорит бедный брат.
  Ничего не сказал богатый брат, принес коровью ногу и швырнул ее бедняку.
  Поклонился тот, стал благодарить. А богач разозлился, досадно ему, что пришлось мясо отдать, крикнул:
  - Получил и проваливай! Иди с этой коровьей ногой хоть к самому Хийси!
  Взял бедный брат мясо, а сам думает: "Делать нечего, раз брат велел, придется идти к Хийси. Только где я его найду?"
  Идет он, идет по лесной тропинке, слышит - топоры стуќчат. Подошел поближе - дровосеки. Спрашивает их бедный брат:
  - Скажите, дровосеки, не знаете ли вы дороги к Хийси?
  - Знать-то мы знаем, только идти к нему не советуем. А зачем он тебе?
  - Да надо ему вот коровью ногу снести.
  Дровосеки говорят:
  - Иди от поленницы к поленнице - это мы для Хийси дров нарубили - так и дойдешь до его избушки. Только возьми с собой березовое полено. А зайдешь в избу, руки ему не подавай, протяни полено, иначе без руки останешься. А есќли он будет предлагать тебе награду, то не бери ничего, попроси у него только ручной жерновок, который он всегда за спиной носит.
  Поблагодарил бедняк дровосеков за добрый совет и поќшел дальше. Наконец пришел к избушке Хийси. Заходит, смотрит - сидит старый Хийси на печи, за спиной жернов.
  Поздоровался бедный брат, а Хийси руку ему с печи протягиќвает:
  - Здравствуй, гость!
  Бедняк протянул ему полено. Схватил Хийси полено и так сжал, что из полена вода закапала. Бедняк говорит:
  - Вот я тебе коровью ногу в подарок принес. Получай!
  Обрадовался Хийси:
  - Все сулят мне подарки, только никто не приносит. Разве что с собаками что-нибудь пошлют. А собаки, известќное дело, дорогой сами все съедят. А ты сам подарок принес, и за это я тебя награжу. Чего ты хочешь, золота или серебра?
  - Не надо мне ни золота, ни серебра, - говорит бедный брат. - А коли наградить меня хочешь, дай мне этот жерноќвок, что у тебя за спиной висит.
  Закряхтел Хийси, жалко жернова.
  - Не хотел я его никому отдавать, - говорит, - но раз ты пришел ко мне с подарком, так и быть - бери. Только помќни - жернов этот не простой: он намелет всего, что ни прикаќжешь.
  Взял бедняк жернов и пошел домой. Как раз к празднику успел. Зашел в избу и говорит:
  - Ну-ка, жернов, намели нам угощенья к праздничному столу!
  И жернов замолол. Полетели из-под жернова и караваи хлеба и калитки и пироги - столько всякой еды, что на столе не умещается.
  Дети бедняка наелись, повеселели, на улицу побежали. Встречает их богатый брат и спрашивает:
  - Что это вы такие сытые да веселые стали? Еще недавно из дому не выходили, от голода подыхали, а теперь вон как резвитесь.
  - А отец к Хийси ходил и принес от него в подарок такой жернов, который намелет все, что захочешь.
  Пошел богатый брат к бедному брату и спрашивает, правду ли ему дети рассказали. Бедняк и говорит:
  - Помнишь, дал ты мне коровью ногу и велел идти с ней к Хийси? Я и пошел. А Хийси подарил мне этот жернов - всеќ го намелет, что захочешь.
  Позавидовал богатый брат удаче бедняка, говорит:
  - Я тебе мясо дал - так теперь ты дай мне жернов неќ надолго.
  - Возьми, - отвечает бедняк. - У меня теперь всего вдоволь. Мне не жалко.
  Принес богатый брат жернов домой и приказал ему моќлоть. Намолол жернов и муки, и круп, и сахару. Скоро амбары богатого брата стали ломиться от всякого добра - на десять лет хватит, ни сеять, ни пахать не надо.
  А у бедного брата припасы к концу подходят. Пошел он к богатому брату жернов обратно взять. А богач не отќдает:
  - Какой жернов? - удивляется. - Никакого жернова я у тебя не брал. У меня у самого есть, зачем мне твой? - И выгнал бедняка.
  А сам на другой день отправился со своими работниками на море рыбу ловить. "Дай, - думает, - жернов с собой возьќму, пусть соль мелет. Прямо в лодке можно рыбу засолить, на берег не надо возвращаться".
  Целый день ловили они рыбу. Наловили порядком, засоќлили всю рыбу, задремали от усталости: дело было к ночи. А жернов все мелет и мелет соль. Уже целая гора соли посреди лодки выросла, а жернов знай мелет... Некому его останоќвить - все спят. Так и пошла лодка ко дну. И жернов на дно упал, и все продолжает соль молоть. И поныне на дне морском мелет. Вот почему вода в море солеќная.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"