Ланцетова Анна Юрьевна: другие произведения.

Любовь И Мечта

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  

ЛЮБОВЬ И МЕЧТА

  
   В этот день Люба, как и каждую пятницу, составляла заказ. Она работала в фирме с таинственным названием "Магнум Медиа Про". Вкратце Люба описывала деятельность организации так: "продаем музыку и фильмы".
  
   - Слушай, до чего ж дурацкое занятие, - Люба обращалась к Сергею - начальнику отдела "техника" в магазине, куда ее фирма поставляла продукцию.
   - Каждую неделю одно и то же: пересчитываю эти дурацкие диски, ставлю эти дурацкие "плюсики", "минусики" и циферки в этом дурацком листочке.
   - Ты что-то сегодня не в настроении? - со своей неизменной улыбкой заметил Сергей.
   - А у тебя никогда не возникает ощущения, что жизнь проходит мимо, а ты впустую тратишь свое время?
   - Ну...
   - А меня вот в последнее время это чувство не покидает. Особенно, когда я занимаюсь этой никому не нужной работой.
   - Да что с тобой сегодня? Почему ненужной? - Сергей продолжал улыбаться на зависть звездам Голливуда.
   - Да ладно, Сереж, забей. Не обращай внимания, - махнула Люба рукой, осознав, что этот разговор не менее бессмысленный, чем ее работа.
   - Так... Что у нас дальше? Ага... - Люба снова уткнулась в "дурацкий листочек".
   - Где он тут? А, вот он. Слушай, Сереж, не знаешь, что за фильм? - Люба ткнула пальцем в dvd-диск.
   - Нет, не смотрел. Ты же знаешь, я не очень люблю современное наше кино.
   - Да, но ты же дивидишный маньяк. Вдруг случайно купил. Коробочка-то смотри, какая красивая!
   - Да ладно издеваться-то.
   - Слушай, что-то у нас этот фильм не продается. Странно. Тут же снимается...
   - ...твой любимый Алексей Мечта. Я в курсе. Похоже, только ты его и любишь.
   - Нет. Любят его все. Но с вашей накруткой цена у этого диска неприличная.
   В этот момент Сергея окликнула ревнивая директриса магазина.
   - Могу купить его для тебя с двадцатипроцентной скидкой, - крикнул он, убегая.
   - Ха-ха-ха, - Люба изобразила смех и состроила рожу.
  
   Прошел еще час, прежде чем Люба завершила свою работу. За это время несколько раз подходил Сергей, обменивался с ней парой фраз и снова убегал.
   - Нет, чтоб помочь! - в шутку возмущалась Люба.
  
   В магазине в начале рабочего дня народа было мало, и к Любиному стеллажу редко кто подходил. Временами ей начинало казаться, что они одни во вселенной - она и стеллаж с дисками - и тогда, забывшись, она говорила сама с собой.
   - Что ж ты, Лешка, так плохо продаешься-то? - Люба обращалась к Мечте, смотревшему на нее с дивидишной коробочки.
   - Видишь, Леш, вокруг одни дураки и жадины - пятьсот тридцать шесть рублей им жалко! А я вот возьму и куплю с зарплаты! И даже без скидки! Хочешь?
   - Да нет, девушка, спасибо. Честное слово, я не стою таких жертв.
  
   От неожиданности Люба вздрогнула, и диск выпал у нее из рук. А, обернувшись, она и вовсе чуть не лишилась чувств. Ну, по крайней мере, дара речи - точно.
  
   - Вы... Вы... А-А-Алексей Мечта? - спросила Люба, когда к ней вернулась способность говорить.
   - Мечта, Мечта. А Вы поосторожней с диском-то. Пятьсот тридцать шесть рублей все-таки, - он смотрел на нее и улыбался так, что у Любы темнело в глазах, перехватывало дыхание, и одновременно подкашивались ноги. Пытаясь справиться с этим плачевным состоянием, Люба даже не сразу заметила, что мужчина ее мечты поднял с пола несчастный диск и протягивает его ей.
   - Ах, да, спасибо, - наконец очнулась она.
  
   Люба взяла диск и попыталась поставить его на место, но ей это никак не удавалось - руки все-таки слегка дрожали.
  
   Следующие несколько секунд Люба запомнила на всю оставшуюся жизнь. Эти мгновения, когда он приблизился к ней, коснулся ее, так, словно хотел обнять - на самом деле, просто помочь поставить диск - эти мгновения показались ей часами, и все это время он был рядом с ней, и она слышала, как бьется его сердце...
  
   - Да, помню эти съемки в Черногории. Здорово было, - Алексей снова заставил Любу придти в себя.
   - А что Вам там больше всего понравилось? - с трудом скрывая волнение, Люба решила поддержать беседу.
   - Кормили вкусно, - ответил Алексей и улыбнулся. Его, по-видимому, забавляло Любино состояние.
   - Алексей, а можно нескромный вопрос?
   - Ну, если только не слишком.
   - Да нет. Просто интересно, что Вы здесь делаете? В смысле, какими судьбами в Питере и в этом магазине?
   - У меня кое-какие дела в вашем городе. А сюда зашел совершенно случайно. Время свободное появилось - решил прогуляться
   - Не очень удачное место для прогулок: далековато от центра - ничего интересного.
   - Это уже похоже на допрос.
   - Простите, я просто хотела сказать, что есть места поинтереснее. Гулять - так уж где-нибудь в центре. По Невскому, - в этот момент все тот же диск почему-то вдруг свалился с полки, и Люба, наклонившись его поднять, продолжила, - Можно еще по рекам и каналам на теплоходе покататься или...
  
   - Ты с кем это разговариваешь?
   Люба обернулась. На нее ошарашено смотрел Сергей.
   - Совсем заработалась? Сама с собой разговариваешь?
   - Да я... Да. Задумалась вот, как лучше выходные провести.
   - А хочешь, в кино пойдем?
   - Нет, Сереж. У меня другие планы, извини. В другой раз как-нибудь. Вот. Я заказ составила. Отправь, пожалуйста, как всегда, - Люба протянула Сергею листочек.
   - Я вам тут больше сегодня не понадоблюсь? Тогда я побегу. У меня еще дела есть.
  
   Люба стремилась как можно скорее исчезнуть. "Это ж надо до такого дойти! И правда, заработалась. Галлюцинации начались! Да какие правдоподобные! Так и до психушки недалеко!" - все эти мысли крутились у Любы в голове, пока она почти бегом неслась по залу к выходу из магазина.
  
   "Надо что-то делать. Что-то делать... - думала Люба, выходя на улицу, - Куда-то пойти, успокоиться. Может, кофе с пирожным? Точно".
  
   - Девушка!
   - О нет! только не это! Опять! Я схожу с ума...
   - Девушка! Подождите, - Алексей с трудом догнал устремившуюся прочь Любу.
   - Простите, что так внезапно исчез. Мне показалось, что тот молодой человек - Ваш начальник. Я подумал, ему не понравится, что Вы болтаете, вместо того, чтобы работать, и решил скрыться. Хотел вас спасти, - он опять улыбнулся - контрольный в голову...
   - А я уж было подумала... Если честно, я испугалась, что у меня от переутомления галлюцинации начались. Что Вы смеетесь? Мне не до смеха было, - они вместе рассмеялись.
  
   Следующие два или три часа - Люба не смогла бы точно сказать: время словно остановилось - они провели гуляя по городу. Люба все-таки показала Алексею, где и как нужно гулять в Санкт-Петербурге.
  
   - Странно, - сказала Люба, кусая мороженое, - за все время, что мы гуляем, никто ни разу не пристал к Вам с просьбой дать автограф. И даже просто не крикнул: "Смотрите, Мечта!"
   - Видимо, в толпе я не слишком-то выделяюсь, - как-то грустно усмехнулся Мечта, - И хватит мне "выкать". Пора нам, по-моему, перейти на "ты". Не против?
   - Я только за. А можно я тогда тебя буду Лешей называть? Я, кстати, Люба.
   - Ага. Как там в песне: "Как тебя зовут, родная? Очень своевременный вопрос!"
   - Да, есть такая песня. Ну, лучше поздно, чем никогда.
   - Действительно, странно. Почему я не спросил, как тебя зовут? Может быть, дело в том, что за эти пару часов у меня сложилось полное впечатление, что мы давным-давно знакомы... Прости за пошлость, - он как будто смутился, случайно высказав свои мысли.
   - Нет. Как бы банально это ни звучало, но это факт: у меня точно такое же ощущение. Слушай, а знаешь, о чем я давно мечтаю?
   - Я должен угадать?
   - Нет. Я сама скажу. Видишь, там художники рисуют желающих? Вот я давно хочу, чтобы кто-нибудь нарисовал мой портрет. Пойдем?
   - Пойдем.
   Они направились к тому месту на Невском проспекте, где художники, казалось, издревле рисовали и продавали свои картины.
   Люба выбрала художника, который в качестве образца своего творчества демонстрировал неплохой портрет Жанны Фриске.
   - С натуры, интересно? - хихикнула Люба.
   - Вы что-то хотели, девушка?
   - Да. Я бы хотела, чтобы Вы нас нарисовали.
   - Кого - вас? - удивился художник.
   - Меня и моего... - Люба посмотрела туда, где минуту назад стоял Мечта: он словно сквозь землю провалился. Она завертелась на месте, как волчок, надеясь, что он просто отошел куда-то. Но нет. Мечты и след простыл, будто его и не было. Или его действительно не было?
   Люба покраснела, потом побледнела, сердце бешено заколотилось, стало трудно дышать: ее охватил ужас.
   - Девушка! С Вами все в порядке? - участливо поинтересовался художник.
   - Нет! Нет! Не в порядке! Не в порядке! - кричала Люба, пока ноги стремительно несли ее прочь.
  
   Очнулась она на Дворцовой, обнаружив себя сидящей возле Александрийского столба и сотрясающейся от рыданий.
   - Люба! Вот ты где! Слава Богу, я тебя нашел. Почему ты плачешь? Не плачь, я здесь, - Алексей попытался сесть рядом с ней и обнять ее за плечи.
   - Нет! Нет! Не трогай меня! - Люба в ужасе отшатнулась от лучшего мужчины на свете и, кажется, даже впервые в жизни перекрестилась.
   - Да что с тобой?
   - Валерьянка... Мне нужна валерьянка... Нет, лучше корвалол, - бормотала Люба, безуспешно пытаясь найти что-то в своей сумочке и стараясь не смотреть в сторону Мечты.
   - Это нервы, просто нервы... Мне нужно успокоиться...
   - Люба! Ну прости! Я просто отошел посмотреть картины, пока ты с художником договаривалась. А потом слышу - ты кричишь. Оборачиваюсь - а ты убегаешь куда-то. Еле догнал! Быстро ты все-таки бегаешь. Уже второй марафон за сегодня.
   На этот раз его потрясающая улыбка не сработала.
   - Сгинь! Сгинь! Исчезни, галлюцинация! Не говори со мной! Ты меня больше не обманешь, я знаю, что тебя нет!
   Люба не выдержала и разрыдалась в голос.
   - Девушка! Что с Вами? Что случилось? Вас кто-то обидел?
   - Он! - закричала Люба.
   - Кто?
   Она обернулась. Мечты, конечно, рядом не было. Вернее, его вообще здесь не было - теперь Люба знала это наверняка.
   - Никто! Никто! Оставьте меня в покое! Что вам всем надо? - орала Люба, в третий раз за сегодня спасаясь бегством.
   - Сумасшедшая, - пожал плечами сердобольный прохожий.
   Она бежала не останавливаясь до самого метро. Влетела на станцию "Невский проспект", проскочила турникеты и понеслась по эскалатору.
  
   - Люба! Стой! Подожди!
   Она чуть не полетела вниз, когда кто-то схватил ее за руку. Люба остановилась, повернулась и неожиданно спокойно спросила.
   - Что? Что тебе нужно от меня?
   - Что мне нужно? А кто говорил, что преклоняется перед моим талантом? Кто мечтал со мной познакомиться?
   - Я мечтала познакомиться с Алексеем Мечтой. А ты - не он, - все так же спокойно ответила Люба.
   - Да? А кто я? - в глазах лже-Алексея мелькнула тень усмешки.
   - Ты - никто. Ты галлюцинация.
   - А что ж ты со мной разговариваешь? - он уже открыто усмехался.
   - Действительно.
   Люба развернулась и снова побежала вниз - нервы сдали.
  
   До дома она доехала без приключений. Придя домой, Люба залезла в горячую ванну с пеной и, пролежав там около часа, успокоилась и почти забыла о недавних переживаниях. Выходя из ванной в теплом махровом халате и с полотенцем на голове, она даже что-то напевала, когда раздался звонок в дверь.
   Стоило только Любе открыть дверь, как все события сегодняшнего дня снова стали реальностью, и она поняла: одной ванной тут не отделаться. На пороге стоял Мечта.
   - Можно мне войти?
   - С каких это пор галлюцинации звонят в дверь и просят разрешения войти? - В сложных жизненных ситуациях Люба всегда спасалась иронией.
   Он вошел, и Люба заперла дверь.
   - Да, а я-то, дура, надеялась: приму ванну, успокоюсь и галлюцинации прекратятся, - она продолжала иронизировать.
   - Послушай, почему ты решила, что я - галлюцинация?
   - Хотя бы потому, что ты три или четыре раза за сегодняшний день внезапно появлялся и исчезал. И этого уже достаточно. А если принять во внимание то, что Алексея Мечты просто не может сейчас здесь быть, как не могло его быть сегодня в магазине, и вообще... Никто, кроме меня, тебя не видел - и это уже неопровержимое доказательство.
   - Того, что меня не существует?
   - Да. Абсурд какой-то. Стою тут и убеждаю тебя в том, что тебя нет, - Люба засмеялась.
   Псевдо-Алексей улыбнулся в ответ.
   - Знаешь, у меня есть предложение, - сказал он.
   - Да, и какое же?
   - Не напрягайся. Не нужно все время пытаться во всем разобраться. Совершенно не обязательно все и всегда раскладывать по полочкам. Вспомни, как мы с тобой сегодня гуляли по городу. Вспомни, что ты почувствовала, когда впервые увидела меня. А теперь скажи: тебе хорошо рядом со мной?
   - Да, - честно сказала Люба.
   - Тогда, какая тебе разница: Мечта я или не Мечта, галлюцинация или нет?
   - Ну, я все-таки беспокоюсь о своем психическом здоровье.
  
   Остаток вечера они провели сидя на диване перед телевизором и болтая обо всем, о чем только можно. Любе было так уютно и тепло, в этом махровом халате, рядом с любимым мужчиной: казалось, они давно и счастливо женаты. Она, по совету Алексея, расслабилась и ни о чем не думала - и ей было хорошо. Но только до одиннадцати часов вечера. Потому что в одиннадцать Алексей... Нет, на этот раз, не исчез. Просто ушел. Через дверь. Люба вспомнила, что скоро придет мама.
  
   С тех пор их встречи стали регулярными. Все было точно так же, как в первый день: рядом с ним Любе было хорошо, тепло и уютно, рядом с ним она забывала обо всем и была по-настоящему счастлива. До тех пор, пока он в очередной раз внезапно не исчезал. Да, все было так же, как в день их знакомства: он неожиданно появлялся и незаметно исчезал. И никто - никто! - его не видел, кроме Любы. Так продолжалось неделю. С каждым днем ей было все тяжелее: Люба чувствовала, что на самом деле сходит с ума. Она понимала: еще чуть-чуть - и шизофрения ей обеспечена. Люба все сильнее влюблялась в этого, придуманного ею, Алексея Мечту. И чем счастливее она была рядом с ним, тем сильнее ее мучили угрызения совести, когда она возвращалась к реальности. Она запуталась, она знала, что должна прекратить это безумие, рассказать кому-то обо всем, обратиться к врачу, делать что-то, наконец, чтобы разорвать этот порочный круг.
   И настал тот день, когда она решилась. Была суббота. Любиной мамы не было дома, и Мечта, как обычно, пришел к ней в гости.
   - Привет, - он поцеловал Любу в щеку.
   - Привет. Слушай, Леш, мне нужно с тобой серьезно поговорить.
   - О чем?
   - Ты проходи в комнату, садись.
   После того, как они сели на диван, Люба собралась с духом и продолжила.
   - Я понимаю, что этот разговор - глупость. Но не глупее того, что происходит уже целую неделю.
   - Ты о нас?
   - Да, о нас. Вернее, обо мне. Потому что тебя - нет, а у меня - проблемы.
   - Ты опять? Мы же договорились!
   - Мы договорились! - Люба расхохоталась.
   - В этом-то вся и проблема, Леша! Тебя нет, а я с тобой разговариваю! Это психическое расстройство, и с ним нужно бороться, а не делать вид, что все нормально!
   - И ты решила бороться? И как?
   - Да, решила. Как? Прекратить все это. Отвлечься как-то. А потом... Я найду настоящего Алексея Мечту. Да, я твердо решила его найти. Еще не знаю, как. Но я обязательно это сделаю, и тогда - больше никаких галлюцинаций!
   - Как у тебя все просто! Так ты хочешь, чтобы я ушел?
   - Да! Наконец-то ты это понял!
   - Если ты этого хотела, могла просто сказать, - он посмотрел на Любу, и ей показалось, что в его глазах блеснули слезы.
   - Хорошо, Люба. Прощай, - сказал он, резко поднявшись и направившись к дверям.
   - Стой! - вскочила Люба.
   - Что? - он обернулся.
   Она и сама не знала - что. Просто все в ней переворачивалось, когда она представляла, что он уйдет навсегда. Ей хотелось плакать, кричать, умолять его не уходить.
   - Стой, Леша. Прежде, чем ты уйдешь...
   В два прыжка Люба догнала его, прижалась к нему, и они слились в страстном, таком долгожданном поцелуе.
  
   - Леша, - Люба приподнялась на локте над подушкой и погладила его по голове.
   - Тебе пора.
   - Пора? Ты хочешь сказать...
   - Да. Ты должен уйти.
   - После, того, что было?..
   - Это ничего не меняет. Я все решила, и ты об этом знаешь.
   - Ты уверена? Ты хорошо подумала?
   - Уверена.
   - Тогда - прощай.
   Он встал, быстро оделся и направился к дверям.
   - Леше - привет, - бросил он, выходя.
   Как только за ним захлопнулась дверь, из Любиных глаз, словно по команде, полились слезы. Она вдруг остро почувствовала: он ушел. Действительно ушел. Он не придет ни завтра, ни послезавтра. Она вскочила с кровати, хотела бежать за ним.
   - Стоп, куда это я? За кем я собиралась бежать?
   Она снова села.
  
   Один день был нестерпимо похож на другой. В понедельник она просыпалась с мыслью о выходных, а выходные пролетали бесцельно и слишком быстро. Днем она отвлекалась работой, но по вечерам все Любины мысли сосредотачивались на НЕМ. На улице она постоянно оглядывалась по сторонам, а дома - прислушивалась к шагам соседей. Она ждала его. Каждый день ждала. Но его не было. Он ушел навсегда.
  
   Люба зашла в магазин. С полки на нее взглянул полуторолитровый пакет с молочным коктейлем для взбивания. Она купила его. Открыла прямо на улице и стала пить жирный, невозможно сладкий коктейль жадными глотками. Выпила около трети. Потом пришла домой. Взбила остатки миксером и получившуюся двухлитровую банку коктейля тоже выпила.
   На следующий день она купила банку вареной сгущенки и съела в одиночестве с утра перед работой. Когда после работы она расплачивалась в магазине за два молочных коктейля, Люба подумала: "Что-то здесь не так".
  
   - Не может быть! Не может этого быть! Это же абсурд! - говорила Люба своему отражению в зеркале.
   Она сидела на краешке ванны и держала в руке полосочку теста на беременность, поперек которой красовались две четкие красные линии...
  
   Она искала его. Хотела вернуть. Выходила на улицу и звала. То и дело выбегала из квартиры на лестницу: вдруг он не решается позвонить? Он настоящий! Какая же она была дура! Теперь ничего не исправить.
  
   Люба растила сына одна. На все вопросы родственников, друзей и знакомых отвечала, что у Андрюши нет отца. Самым близким "сознавалась", что это была случайность, одна единственная встреча, и где теперь этот человек - она не знает. Другого отца для своего сына она не искала. Да и не хотела.
   Первые два года после рождения ребенка превратились для Любы в бесконечную борьбу с жизненными обстоятельствами и собственной депрессией. Ночные истерики она чередовала с напряженным поиском выхода из безвыходных ситуаций, которые сыпались на ее голову, как из рога изобилия. Но, как ни странно, каждый раз выход находился: то родственники вовремя помогут, то просто повезет.
   Заботы о ребенке, работа и отчаянные попытки окончить институт (увенчавшиеся, в конце концов, успехом) занимали все ее время. Но однажды ночью Любе приснился странный сон.
   Она шла по городу. Город был чужой и незнакомый. Она не знала, куда и зачем идет. Чувствовала только: ей нужно куда-то успеть. Но она заблудилась, потерялась в толпе равнодушных людей, словно не замечавших ее. В отчаянии, Люба села на тротуар и заплакала. Внезапно она услышала, как рядом с ней остановилась машина, и какой-то очень знакомый мужской голос спросил: "Девушка! Вам помочь?" Она подняла глаза и увидела Алексея Мечту. Он улыбался и протягивал ей руку. Люба очень обрадовалась и бросилась, было, его обнимать, как вдруг за спиной услышала: "Люба! Я здесь!" Она оглянулась и увидела еще одного Мечту. Он подошел и встал рядом с первым. Люба посмотрела на них и увидела: они разные! Похожие, но не одинаковые! Она поняла: первый - действительно Алексей Мечта, а второй - тот, с кем она когда-то провела лучшую неделю в своей жизни. И только она об этом подумала, как он сказал: "Мы всегда вместе. Найди его, и ты найдешь меня".
   Люба вскочила среди ночи и больше не могла уснуть. Она вспомнила о своем обещании, во что бы то ни стало, познакомиться с Алексеем Мечтой. Странный сон явно указывал на то, что от этого зависит ее дальнейшая судьба и ее счастье. "Теперь я не отступлю. Я найду вас обоих, " - шепотом поклялась Люба и уснула за десять минут до звонка будильника.
   Теперь в жизни Любы появился новый смысл, и одновременно стало на одну проблему больше: как достичь своей цели? Почему-то в голову ей пришел только один способ - стать актрисой. Конечно, в "театральный" она поступать и не думала. У нее не было никакой возможности учиться, к тому же ей нужен был более короткий путь. Она была уверена, стоит ей только оказаться на какой-нибудь съемочной площадке, а дальше уж бог ей поможет, и все само собой получится. Теперь все свободное время она проводила, изыскивая возможности где-нибудь сняться. Она часами сидела в Интернете, рассылая свои анкеты и фотографии, куда только можно. Она почувствовала себя почти звездой, когда профессиональный фотограф на Ленфильме снимал ее для актерской базы данных (это стоило уплаченных двух тысяч рублей). А когда она проходила кастинг в молодежный сериал на Петербургском телеканале, то была уже практически уверена в том, что судьба ей, наконец, улыбнулась, и ей представился шанс осуществить свою мечту.
   Но никто не звонил и не приглашал Любу сниматься. Потратив впустую полгода, она на время отложила выполнение своей клятвы и посвятила себя воспитанию ребенка и работе в родном "Магнуме". Кстати, начальство, как ни странно, ценило Любу, и за эти годы она как-то незаметно дослужилась до старшего менеджера.
   Люба, как всегда, куда-то бежала. В сумочке разрывался мобильный. Матерясь и стараясь не уронить папку с бумагами, Люба судорожно пыталась откопать телефон в вечном бардаке своей сумки.
   - Да! - победно воскликнула Люба, нажимая зеленую кнопку.
   - Да, да, уже бегу. А? Что? О чем? Ладно, поняла, буду.
   Оказалось, начальник решил отправить Любу в командировку в Москву. Бизнес расширялся, и требовалось присутствие опытного сотрудника. Предложение было лестное, и она с радостью согласилась.
   Выслушав последние напутствия матери перед поездкой, Люба пулей вылетела из квартиры и понеслась в сторону автобусной остановки - она, как обычно, опаздывала. Не замедляя шаг, Люба влетела в маршрутку. В таком темпе она двигалась до тех пор, пока, наконец, не села в поезд.
   Когда поезд тронулся, Люба ощутила какое-то смутное волнение. Нет, ее не пугала командировка - она была готова к ней и уверена, что все пройдет успешно. Это было похоже на предчувствие. Предчувствие чего-то важного, и, кажется, хорошего.
   Стоило ей ступить на перрон, как волнение улетучилось: Люба была сосредоточена на выполнении поставленных перед ней задач и чувствовала себя так уверенно, как будто всю жизнь только и делала, что ездила по командировкам. А между тем, в свои двадцать три года, она впервые посетила столицу нашей необъятной Родины.
   В Москве Любе предстояло провести пять дней. В первый день работы было очень много, и, выйдя, наконец, на улицу, Люба почувствовала, что сил у нее едва хватит на то, чтобы добраться до гостиницы и рухнуть на кровать. Ни о каких прогулках с целью осмотра столичных достопримечательностей речи уже не шло.
   Люба решила поймать машину. Она подняла руку, голосуя, когда вдруг почувствовала слабость и головокружение - сказался стресс и тот факт, что она не ела с утра. Чтобы не упасть, Люба медленно опустилась на тротуар и обхватила голову руками.
   Пытаясь придти в себя, она не обратила внимания на остановившуюся поблизости машину. И только показавшийся ей смутно знакомым мужской голос вернул ее в норму странным ощущением дежавю. Люба подняла голову и обомлела.
   - Девушка, Вам помочь?
   - А-а... да нет. Все нормально, - мямлила Люба.
   Видимо, это невнятное бормотание не убедило Алексея, и, подняв Любу с тротуара, он повторил вопрос.
   - Вы уверены? Может быть, отвезти Вас к врачу?
   - Нет-нет, со мной действительно все хорошо, мне не нужен врач.
   - Что-то Вы меня не убедили, - он улыбнулся, и Люба поняла: это настоящий Алексей Мечта - сон сбывался!
   - Единственное, что мне нужно - это поесть нормально. Мой организм, видимо, против работы на голодный желудок - вот и дает сбои, - Люба тоже умела обаятельно улыбаться.
   - Вот и отлично. Значит, я все-таки могу Вам помочь. Я как раз собирался поужинать. Составите мне компанию?
   - Неужели Вы действительно думаете, что какая-нибудь девушка может отказаться от ужина с Вами, Алексей?
   - А вот это не честно: вы меня знаете, а я вас - нет.
   - Люба.
   - Очень приятно.
   - И мне.
   Обменявшись любезностями и улыбками, они направились к машине. Алексей открыл перед Любой дверцу, а она не могла поверить, что это не сон.
  
   - Что будете заказывать, Люба?
   - Я даже не знаю.... Если честно, никогда не была в ресторанах, - Люба немного смутилась.
   - Но, вообще, я не привередливая. Главное, чтобы без мяса - я вегетарианка. Можно что-нибудь из рыбы.
   - А я вот наоборот люблю хорошее мясо. И хорошее вино.
   - Настоящий мужчина, - улыбнулась Люба.
   - Кстати, против хорошего вина я тоже ничего не имею, - добавила она, немного подумав.
  
   Этот вечер стал одним из лучших в жизни Любы. Алексей оказался очень интересным человеком. Она невольно сравнивала его с тем псевдоАлексеем, который исчез из ее жизни больше трех лет назад также внезапно, как и появился. И все больше убеждалась в том, что, не смотря на потрясающее внешнее сходство, они очень разные. Настоящий Алексей Мечта производил впечатление гораздо более общительного и открытого человека, чем тот, которого она знала. С ним можно было говорить бесконечно. Люба даже начинала думать, что на самом деле именно он - ее судьба. Особенно, когда в конце вечера, подвозя ее до гостиницы, Алексей предложил ей встретиться снова. Люба честно призналась, что она в командировке и пробудет здесь еще четыре дня. В ответ Алексей решил не терять времени зря и назначил ей свидание на завтра.
   Люба провела с Алексеем Мечтой еще три чудесных вечера. Посетила еще три московских ресторана, сходила в театр и покаталась по ночному городу - Алексей устроил ей полноценную культурную программу. При этом вел он себя исключительно прилично.
   Но вот наступил последний, пятый день.
   - Ну, вот и все. Любая сказка когда-нибудь заканчивается, - сообщила Люба смотревшей на нее из гостиничного зеркала грустной девушке, проснувшись утром.
   - Но, даже если в двенадцать часов ты превратишься в тыкву, до тех пор ты должна выглядеть, как принцесса, - ответила та и улыбнулась.
   Следующие часа два Люба посвятила превращению себя в принцессу. И только осознав, что опаздывает на работу, она вынужденно остановилась на одном образе.
   Вечером, освободившись раньше времени и ожидая Алексея в условленном месте, Люба ощущала смутное волнение, схожее с тем, которое охватило ее по дороге в Москву.
   Предвкушение чего-то судьбоносного ненадолго усилилось, достигнув своего пика - появился Алексей - а затем исчезло, растворившись в волшебстве вечера.
  
   - Ну, вот и все. Мне завтра уезжать. Сейчас отвезешь меня в гостиницу и...
   - Стой... - Алексей взял ее за руку, и они замерли у дверей ресторана.
   - ???
   - Ты очень торопишься? Может быть, хочешь посмотреть, как я живу?..
   - Приглашаешь в гости?
   - Ну, если это можно так назвать...
  
   Они буквально ввалились в двери его дома, страстно целуясь и на ходу скидывая одежду. Алексей поднял Любу на руки и, кажется, взлетел по лестнице на второй этаж, толкнул дверь спальни, не переставая целовать ее, и стремительно достиг кровати...
   Люба проснулась от жажды - видимо, выпитое накануне вино давало о себе знать, осторожно выползла из-под руки обнимавшего ее Алексея, облачилась в небрежно сброшенную им на пол рубашку и спустилась вниз в поисках кухни.
   Поиски довольно быстро увенчались успехом, и вскоре Люба жадно глотала прохладный апельсиновый сок.
   - Жажда мучает?
   Подскочив от неожиданности, Люба чуть было не выронила стакан. Она обернулась и застыла с открытым ртом.
   - Люба? Это действительно ты? Я думал, мне показалось. Что ты... Ты...
   - Что Я? Что ТЫ здесь делаешь, - Люба закончила за него его вопрос.
   - Я? - его губы чуть тронула такая знакомая, такая родная усмешка, - Я здесь живу.
   Люба почувствовала, что ей нехорошо, и медленно опустилась на стул.
   - Ты не появлялся больше трех лет. Не появлялся тогда, когда был мне так нужен. И вот, на тебе, сейчас, когда моя жизнь, казалось, начала налаживаться...
   - О чем ты? Господи, да неужели ты так до сих пор и считаешь меня галлюцинацией?
   - Нет, но... Объясни, в конце-то концов! Я ничего не понимаю!
   - Эх, Люба, Люба. Ты, такая фанатка Алексея Мечты, а до сих пор не знаешь, что у него есть брат.
   - Брат?! Ты его брат? Вы близнецы?
   - Да, я его брат. Мы не близнецы - погодки: я на год старше. Меня, если тебе интересно, зовут, Андрей.
   - Интересно? - Любу трясло от ярости, она вскочила и заорала, - Интересно? Нет, мне уже ни капельки не интересно, как же на самом деле зовут отца моего ребенка! Три года назад, может, и было интересно, а теперь - нет!
   - Ребенка? - ухмылка сменилась растерянным выражением, - Ты сказала: ребенка?
   - Да, да, ребенка! У меня что, проблемы с дикцией?
   - У меня есть ребенок?
   - Да, представь себе, такое иногда случается, - привычка язвить не оставила Любу.
   - Но как... Расскажи... - он побледнел и совершенно лишился дара речи.
   - Ну уж нет, Андрюша, я и рта не раскрою до тех пор, пока ты не расскажешь, что все это значило. Зачем ты прикидывался своим братом и почему исчез. Пора, наконец, мне узнать всю правду - я это заслужила!
   - Ты права. - Он сел рядом с ней на стул, взглянул на нее, потом опустил глаза и продолжил.
   - Ты действительно имеешь право злиться на меня и считать ничтожеством. Моя глупая шутка обернулась мучением для нас обоих, - в этом месте повествования Люба язвительно хмыкнула, - Да-да, обоих. Позволь я все-таки расскажу. Мы с Лешей с детства мечтали стать актерами. Вернее, это я мечтал и поэтому пошел в театральную студию, а что бы не скучно было, решил взять с собой брата. Мы были вместе, неразлучны всегда и во всем. Вместе учились, вместе творили, вместе работали, вместе отдыхали.
   - И девушки у вас, наверное, тоже были общие?
   - Нет. Правда, однажды получилось так, что мы влюбились в одну и ту же девушку. То есть, сначала с ней познакомился я, а потом... Все это уже не важно. Просто я был тогда очень зол, да еще та роль, о которой я так мечтал, масла в огонь подлила... Я наговорил ему тогда много лишнего. Нет, я не говорил, я орал, я был просто в ярости, кричал какие-то дикие вещи. Собрал, наверное, все детские обиды, прибавил к ним свою несчастную любовь и приправил комплексами. - Андрей усмехнулся. - Меня охватило нестерпимое желание бежать, куда глаза глядят, и каким-то непостижимым образом я оказался в Петербурге.
   - И в том магазине?
   - Ну, в общем, да.
   - И что потом?
   - Потом я увидел тебя. Услышал твой разговор с воображаемым Лешей. Все получилось как-то само собой. Наверное, в моем тогдашнем состоянии это было естественно. Это была какая-то нелепая, детская месть брату, понимаешь?
   - Возможно. Но дальше? Ведь это продолжалось неделю, я реально чуть с ума не сошла, а он, видишь ли, мстил брату! - Люба снова срывалась на крик.
   - Да, игра затянулась, и я уже не знал, как закончить ее. Поначалу я относился к происходящему, как к интересной и забавной роли, но потом все осложнилось. Я почувствовал, что ты мне уже не безразлична.
   - Так почему ты просто не признался?
   - Я думал, что тебе нужен Леша. Ты сама мне об этом не раз говорила. Мне казалось, для тебя неважно, галлюцинация я или брат: главное - не он.
   - И ты продолжал молчать до тех пор, пока я не сорвалась, и, решив, что окончательно схожу с ума, не покончила со всем этим?
   - Да.
   - Идиот!
   Люба вскочила и отбежала к окну, скрывая слезы. Все, что было погребено где-то глубоко в сердце, теперь вдруг неожиданно вырвалось, вновь овладевая всем ее существом и, наконец, обрушилось на нее безудержной лавиной, когда Андрей обнял ее и прижал к себе.
   Они целовались, как безумные, так страстно, как никто и никогда не целовался. И уже неясно было, чьими рыданиями прерывались их поцелуи.
  
   - Люба? Андрей? Что это значит?
   - Мы сейчас тебе все объясним!
   - Ну, как тебе?
   - Э-э-э...
   - Ну, Сереж, давай, серьезно, скажи, как тебе мое произведение? Что думаешь?
   - Ну, я, на самом деле, не знаток литературы, но, по-моему, ничего так сказочка.
   - Да ну тебя! Ничего ты не понял!
   - Да нет, прикольно. Честно. И с фамилией ты круто придумала, - Сергей улыбнулся, - Им бы понравилось.
   - Да ну тебя, - снова сказала Люба и, надувшись, демонстративно отвернулась к стеллажу.
  
   - Девушка, а что у Вас есть новенького интересного посмотреть?
   - Вот, пожалуйста, из новинок, - Люба взяла с полки диск и, обернувшись к покупателю, едва не выронила его из рук, - Андрей?!!...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"