Ландышева Ксения: другие произведения.

Сказка о потерянном короле. Глава 6. В болезни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Название главы говорит само за себя.Уважаемые читатели! Глава перезалита 24.09.10 в связи с правками по тексту. См. Машин сон


Глава 6. В болезни

   Холодно... Боже, как мне холодно...
   Морозная дрожь сотрясает тело, заставляя стучать зубами. Сколько же градусов сейчас? Минус пятьдесят? Странно, мороз не обжигает, но пробирает до костей. Руки никак не согреются, и ноги тоже. Ну, долго там еще этот автобус ждать? Я запихиваю руки в пушистые рукава шубы, но тепла не чувствую. Меня трясет, все сильнее и сильнее. А что это я здесь-то стою, остановка же вон где. Блин, вот потому и автобуса нет. Я иду к остановке, но она, почему-то, не приближается, а, скорее, даже отдаляется. Сколько еще идти, я вся замерзла. Холодно...
   Безудержная дрожь сотрясает тело. Я дома. На кровати. Почему же мне холодно? Дверь на балкон, что ли, открыта? А-а, знаю, это все Сашка, паразит мелкий. Наверное, все пошли пускать салюты, и он, как всегда, убегая, хлопнул дверью. А она от этого отходит. Погодите, как салюты?! А я?! Я тоже хочу! Новый год же! Или нет? Нет, День Рождения у меня. 16 лет. А я болею. Вот вечно что-нибудь да случается со мной в собственный День Рождения. У-у, предатели! Все ушли, даже мама. А мне и встать нельзя, мама ругается, говорит, с такой температурой вообще в больнице лежать надо. Вчера скорую вызывали, потому что таблетки не помогают уже. Вкололи мне укольчик в мягкое место, да еще врач мужчина. Стыдно-то как! Но температура упала. А вот сегодня опять! Мама, ты тут? Дай мне одеяло теплое. Холодно...
   Нет никого. Бросили помирать именинницу. Ладно-ладно, я вам припомню! Сейчас вот соберу силы, встану, и сама схожу за вторым одеялом. Высунула руку. Бр-р-р! Кожа сразу покрылась пупырышками. Как холодно-то. Зубы снова начали стучать. Нет, не пойду за одеялом, лучше в свое завернусь. Я начала шарить вокруг. Где же край? А-а, без разницы, сжала в кулаке середину и стала тянуть. Не тянется. Да что же это такое? Совсем я слабосильная, что ли? Одеяло не могу натянуть. Наконец что-то притянула, никак рассмотреть не могу. Кое-как накинула на себя, поджала ноги и обняла себя за плечи. Ничего не помогает. Дрожу. Из глаз на подушку закапали слезы, слезы отчаяния и одиночества...
   В голове пожар. Во рту тоже. Пить. Мамочка, дай попить! Я это сказала или нет? Вечно с этими снами так - кажется, что уже десятый раз повторила, а оказывается, что все еще спишь. Надо проснуться, наконец. Я попыталась открыть глаза. Веки тяжелые, больно, будто песку насыпали. Красноватая пелена перед глазами. Приподняла голову с подушки и тут же бессильно уронила ее обратно. Мама на работе, наверное. А я так хочу пить! Морсика брусничного, кисленького. А Сашка, гаденыш, даже в комнату не заглянет никогда.
   - Сашка. Дай попить, - сиплым шепотом выдавила я. Нет ответа, и никого нет. Я одна. Слезы горячим ручейком текут куда-то под ухо...
   Стук входной двери. Шаги. Мама пришла! Сейчас она все сделает. Не подходит. Странно. Она же знает, что я болею, всегда первым делом ко мне. А, не знает, она ж на работе была, когда я заболела. Надо позвать:
   - Мама, - голос слабый и хриплый. Пить хочу.
   Холодная ладонь на лбу. Мама пришла. Мамочка! Как мне плохо. С трудом фокусирую взгляд. Надо мной мама. Ее самые родные глаза, тревожные и озабоченные. Только почему-то они черные. Мерещится.
   - Пить, - с трудом облизнула сухие шершавые губы.
   Чашка у губ. Вода!!! Жадно выпила все в три глотка. Перевела дух. Еще хочу. В следующей чашке не вода. Что-то чуть горьковатое, отвар. Бабушка приехала? Это она поила всех травами, не признавая лекарств. Нет, что это я. Тьфу, дура. Бабушка умерла, уже три года прошло. В голове все путается.
   Кажется, кто-то приподнимает и поворачивает меня. Одежду снимают. Зачем? Не надо, пожалуйста! Прикосновения к коже неприятны и болезненны. Это ОН, снова мой кошмар. Только на этот раз у меня нет сил сопротивляться, и он одолеет меня. Случится что-то страшное! Не надо, Эдька, я тебя прошу! Пожалуйста, Эдя! Ничего не могу сделать. Остается только тихо плакать... Ушел, он ушел, оставил меня в покое... Уплываю на мягких волнах тепла. Наконец-то мне стало тепло. Как хорошо...
   Приоткрываю глаза. Надо мной что-то бордовое с золотыми кистями. Где я? Скашиваю глаза вбок. Из кровати растут резные столбики. Расписные стены с богатой лепниной. Дальше какая-то причудливая темного дерева мебель. Ничего не понимаю. Наверное, бред. Я болею, кажется. Прислушалась к себе. Дышится тяжело, нос забит, голова чугунная. Шевельнула рукой - страшная слабость прокатилась волной по телу. Зато ощутила, что под пальцами гладкая шелковистая поверхность. С трудом повернула голову в другую сторону. Рядом с постелью роскошное кресло, в котором сидит человек. Кажется, спит. Кто это?
   А я кто? На миг испугалась: не помню! Потом лениво всплыл ответ: я Маша Соколова, студентка истфака, почти восемнадцати годов. И откуда я здесь? Никогда не видела подобного места. Хотя что-то странно знакомое здесь есть. Но что? Мысли вялые. От умственных усилий потянуло в сон, глаза сами собой закрылись.
   Во сне мне мерещился за спиной острый меч, который все норовил приблизиться и порезать меня. Я поджимала ноги, отодвигалась к краю, но он подвигался вслед за мной. Украшенная драгоценностями рукоятка, хищно поблескивающее лезвие. Еще чуть-чуть, и спину обожжет резкой болью.
   - Нет! - я закричала и попыталась соскочить с кровати. Сердце бешено колотилось, отдаваясь в ушах громовыми раскатами. Что-то удержало меня на месте. Я попыталась вырваться, но сильные руки надежно прижимали меня к постели. - Отпустите, там меч!
   - Тшш! Спокойно, Маша. Нет никакого меча. - Мужской голос, смутно знакомый. Я окончательно проснулась, приоткрыла глаза:
   - Где я? Где мама?
   - Маша, ты болеешь. Мамы здесь нет. Только я.
   - А вы кто? - парень надо мной удивленно приподнял брови:
   - Я Даанэль. Дэн. Не помнишь? - имя всколыхнуло в памяти какие-то смутные воспоминания, что-то важное связано с этим именем. - Лежи, тебе нельзя вставать.
   - Почему?
   - У тебя был жар. Очень сильный. На грани сворачивания крови, - он приложил руку к моему лбу. - Сейчас поменьше, но все равно вставать нельзя. Давай я тебя подвину, ты чуть с кровати не упала. Все время бредишь и мечешься. Пить хочешь?
   - Да, - во рту сухо и неприятно. Увидев поднесенную чашку, я попыталась приподняться.
   - Не напрягайся, я тебя подниму, - одной рукой парень приподнял меня за плечи, а другой дал питье. Какая-то трава. Я поморщилась, но выпила. Закрыла глаза, почувствовала, что меня отпустили. Вспомнила кошмарный сон. Меч! В испуге открыла глаза, посмотрела на середину постели. Нет никакого меча. Откуда этот бред?
   МЕЧ?! Воспоминания нахлынули потоком. Дэн! Король!
   - Дэн. А где мы? В твоем мире? - я рассматривала складки ткани над кроватью. Шикарная обстановка никуда не делась. Судя по всему, надо мной балдахин. А постельное белье шелковое. Потому что ничем иным то, на чем я лежу, быть не может.
   - Нет. Мы все там же. В твоей квартире, - надо мной показалось знакомое лицо.
   - А откуда тогда все это? Или мне мерещится?
   - Можно и так сказать. Это сложное пространственное заклинание, на основе имеющегося помещения и его обстановки. Мне вновь не удалось поместить силу в накопитель. Я решил подкорректировать обстановку, раз уж вынужден проводить здесь дни и ночи.
   - А ты тоже это видишь?
   - Конечно. Это качественная иллюзия. Она действует даже на чувства мага.
   - А если кто-нибудь зайдет?
   - Эту иллюзию можем видеть и находиться в ней только ты и я. Для остальных все по-прежнему. Ты много говоришь. Побереги силы.
   Я замолчала и закрыла глаза. Шелковая простыня приятно ласкала тело. Спать не хочется, видимо, выспалась. Сколько времени? Я стала вытаскивать руку из-под одеяла, и тут до меня дошло: я что, голышом??? Ощущаю шелк всей поверхностью тела! Коснулась рукой живота, груди: так и есть.
   - Дээн!
   - Что?
   - Это ты меня раздел?
   - Ну, больше было некому, - я повернула голову на звук голоса. Щеки запылали.
   - Зачем?
   - Маша, когда я пришел, ты спала полностью одетой, как была вчера, не разобрав постель, только попытавшись прикрыться покрывалом. Уже в бреду и со страшной температурой. С тебя необходимо было снять твою тесную и неудобную одежду.
   - И ты смотрел на меня голую?!!!
   - Нет, я раздевал тебя с закрытыми глазами, на ощупь! - ехидно ответил парень. Я в ужасе натянула одеяло на голову. Сейчас сгорю со стыда.
   - Маша, не будь ребенком. Тебе нечего стыдиться. Никто не станет смотреть на больного человека как на сексуальный объект. Я же не виноват, что вы не носите нижней сорочки. Да мне и не до созерцания твоих прелестей было в тот момент. Так что не глупи, и вылезай из-под одеяла. А то задохнешься. У тебя и так дыхание очень тяжелое.
   Я почувствовала, что Дэн тянет одеяло с моего лица.
   - Вот так лучше. Ты хочешь поесть?
   - Не знаю.
   - Я тебе сделаю что-нибудь, а ты съешь то, что захочется, хорошо? Отдыхай. - Парень вышел, а я попыталась спросить у своего организма, как он насчет поесть. И поняла. Что поесть я не очень, а вот другие потребности очень даже! Огляделась в поисках хоть какой-нибудь одежды. О, вон мое платье. Придется встать, так не дотянусь. Откинула одеяло, спустила ноги. О, трусики на мне. И за то спасибо. Правда, простора для воображения они почти не оставляют, но хоть что-то. Меня обдало волной жара, когда я представила себе картинку "Даанэль, раздевающий меня". Пошатываясь, встала на ноги, схватила платье и дрожащими слабыми руками принялась надевать его. Поминутно останавливаясь, чтобы отдышаться, кое-как застегнулась, и, придерживаясь за попадающиеся на пути предметы, двинулась в коридор. Окружающее затянуто красноватой пеленой и диковинная обстановка уже не так меня интересует. Тапочки я не нашла, но ноги утопают в ворсистом мягком ковре. Шагнула в коридор. А-а! Холодный каменный пол обжег ступни. Я глянула вниз - крупные мраморные (или это не мрамор, может, малахит или нефрит?) плиты темно- и светло-зеленого цвета покрывают пол. Ах, да, и освещение: везде изящные подсвечники с горящими свечами. Стены тоже каменные. Причем, коридорчик стал шире и длиннее, или это у меня глюки. С кухни доносятся звуки: что-то там магичит король.
   Я с трудом догадалась, что вход в туалет находится за тяжелой бархатной портьерой, которая неожиданно легко откинулась, явив за собой узорчатую дверь. Посетив королевскую уборную (хм, хм, ну что сказать? Шикарно!), я поняла, что сил на обратное возвращение в постель у меня уже нет. До кухни ближе, а там хоть стул есть, посижу, передохну. У портьеры меня поджидал недовольный Даанэль:
   - Ты зачем встала?
   - За надом. Мне что, под себя ходить?
   - Могла бы позвать меня. Я с таким трудом сбил тебе температуру, хоть в себя пришла. И тут же вскочила. Ты же еле стоишь, и пол холодный! - Ну чисто моя мама, ее слова один в один. Об этом я и сказала королю.
   - Мама, не мама, а будешь своевольничать - накажу! - С этими словами Дэн легко подхватил меня на руки и потащил в спальню. Я замерла в немом восторге: никто никогда не носил меня на руках. Пусть больную, всклокоченную и горячую как печка, но сам факт! Волшебное ощущение! Как жаль, что оно так быстро кончилось. Через секунду меня аккуратно сгрузили на середину кровати, тут же накрыв до подбородка одеялом и погрозив пальцем.
   - Чтобы больше никаких вставаний! А не то вызывай своих врачей и лечись у них, поняла? - я кивнула. Парень тут же развернулся, чтобы уйти.
   - Дэн, - поспешно окликнула я его. - Подожди минутку.
   - Чего тебе? - недовольно обернулся он.
   - Дай, пожалуйста, мою пижаму. Я хочу переодеться. - Дождавшись, когда одежда ляжет рядом со мной, я нерешительно подняла глаза на парня. - И... спасибо тебе. Что не бросил. После того, что было... прости меня.
   - Ты вспомнила?
   - Да. Мне очень стыдно.
   - Мы поговорим обо всем позже, когда тебе станет лучше, а пока не думай об этом. - Дэн вышел, а я взялась за пижаму. На переодевание ушло до безобразия много времени, и все мои оставшиеся силы. Я изнеможенно откинулась на подушку и погрузилась в дрему.
   Кажется, приходил Дэн, пытался меня чем-то накормить, я вяло отбивалась. Потом проснулась от собственного сухого кашля. Пить хочу. Сознание прояснилось, и я обнаружила, что Дэн в комнате, расположился за резным столом на витых ножках, что-то сосредоточенно читает и записывает. Я встретила взгляд парня, который озабоченно и задумчиво посмотрел на меня:
   - Пить хочешь? - я кивнула.
   Дэн приблизился, приподнял меня и дал напиться.
   - Тебе надо поесть.
   - Не хочется.
   - Маша, последний раз ты полноценно ела почти двое суток назад, в том кафе. - Я с трудом соображала, о чем он говорит:
   - Двое суток?! Какой сегодня день?
   - Уже среда, скоро рассвет.
   - Как среда? А вторник?
   - А вчера ты весь день провела в забытьи. Только ночью пришла в себя.
   - О-о. Мне надо готовиться. Сессия...
   - Забудь об этом на ближайшие дни. К тому же... я снял заклинание. Знаю, что ты против, но иначе было нельзя, организм бы не выдержал нагрузки.
   Я расстроилась. Все-таки снял. Что я успела взять от заклинания? Две лекции и один семинар. Негусто.
   - Ты сердишься?
   - Не говори ерунды. Как я могу сердиться на тебя? В таком состоянии. - Дэн присел на краешек постели, потрогал лоб, потом взял меня за запястье. - Слабая как котенок. Исхудала, одни глаза остались. Большие грустные глаза, - парень погладил меня по щеке. - Будь хорошей девочкой. Поешь, хоть немного.
   - Я, правда, не хочу. Сил нет.
   - Маша... ну ради меня, - в глазах парня плясала тревога. Я, было, хотела ответить согласием, но приступ кашля сотряс меня, отняв все силы. Закрыла глаза, вновь уплывая в дрему. И тут почувствовала прикосновение к губам чего-то теплого. Я приоткрыла глаза и в изумлении обнаружила, что это Дэн... целует меня. В голове прозвучала четкая команда: "Не закрывай глаза. Смотри на меня". Одновременно с этим поцелуй стал более жестким, парень языком раздвинул мои губы, а потом резко выдохнул мне в рот. Не успела я удивиться на это, как он тут же отстранился.
   - Надеюсь, я не напугал тебя. - Широко распахнутыми глазами я смотрела на него: что это было? Сонливость как рукой сняло. Я почувствовала, что в голове проясняется. - Пришлось влить в тебя немного жизненной силы. Болезнь слишком далеко зашла. Еще немного, и ты бы перешла грань. Не думай, что здесь было что-то личное, со своей сестрой я бы поступил так же. Правда... с ней мне бы не пришлось это делать, ведь она маг, как и я. И силу могла бы взять другим способом. Сейчас ты поешь, ведь поешь, правда? А потом я буду лечить тебя дальше.
   Дождавшись моего кивка, парень деловито осведомился:
   - Может, ты чего-то хочешь?
   Я кивнула:
   - Морса. Брусничного.
   - Что это?
   - Напиток из ягод.
   - У тебя есть такие? - Я грустно помотала головой. - Ну да, зима же.
   - Да не, их продают, замороженные. Их и свежими можно хранить всю зиму, и ничего им не будет, не бродят и не портятся.
   - Ты меня заинтересовала. Что же за ягоды?
   - Обычная брусника. Наша, таежная. Вкусная и полезная.
   - Я найду тебе бруснику, а сейчас - салат будешь, из свежих овощей?
   Я подумала, кивнула.
   - А чего-нибудь мясного? - Представила себе вкус и запах мяса, и волна тошноты подкатила к горлу.
   - Неет! Не надо!
   - Сыр?
   - Нет.
   - Омлет?
   - Нет-нет-нет!
   - Птица, рыба?
   - Рыбки бы, жареной.
   - Договорились: рыба и салат. Подожди, сейчас все будет. - Подбодрив меня улыбкой, Дэн вышел.
   А я принялась лихорадочно раздумывать над произошедшим. Мне явно полегчало. Значит, не обманывает, и впрямь, вдохнул в меня силу. Так это был поцелуй, или нет? И что, не было другого способа? Он мог это сделать, пока я спала. А если вспомнить все, что произошло за вчерашний день... Тьфу ты, позавчерашний. Слишком много событий, и все несется независимо от моей воли. А еще Мишка. Черт. Что же мне с ним делать? С ними двоими, если быть точной. И с собой тоже. Что-то я запуталась.
   Додумать и прийти к какому-нибудь выводу я не успела, потому что вошел Дэн, несущий на руках небольшой поднос, вроде как серебряный, и аккуратно опустил его рядом со мной. Только не на постель, а прямо в воздух. Тот так и завис, ожидая команды хозяина.
   - Приподняться можешь? По идее должна. - Я смущенно кивнула, и начала подниматься. Под спину мне тут же ткнулась подушка. - Устраивайся удобнее, ешь.
   Первым делом я принюхалась: вроде ничего не вызывает протест моего организма. Ну-с, попробуем. Я взялась за приборы, попутно отметив, что посуда тоже начисто изменилась. Пара тяжелых вилок с какой-то инкрустацией и гравировкой на ручке, одна с двумя, другая с тремя зубцами, тарелки тоненькие (как та, что была в холодильнике вчера, нет, позавчера), аж страшно, что стукнешь и разобьешь невзначай. А сам поднос, украшенный изображением то ли змея, то ли дракона, так и висел передо мной все время, пока я ела. Я покосилась в сторону короля и неуверенно взялась за трезубую вилку, наверное, это для салата, потому что с двумя зубцами, кажется, для рыбы. Только я все равно не знаю, как ей пользоваться. Всю жизнь ела рыбу руками.
   Дэн, убедившись, что я приступила к трапезе, вновь уселся что-то писать. Я немного обиженно посмотрела в его сторону. Ну вот, то хлопочет надо мной, как наседка, а то сел и равнодушно отвернулся. И не поймешь, все это искренне или просто считает себя обязанным.
   К концу своего завтрака я заметила, что из-за плотных штор пробивается дневной свет. Глянула на часы - так и есть, девятый час.
   - Поела? О, молодец, почти со всем справилась. - Я уже вытирала руки об украшенную каким-то гербом салфетку, соображая, что чего-то мне еще хочется, не пойми чего. - Дэн подошел, и крутанул пальцем, отчего поднос тут же растаял в воздухе. Внимательно взглянул на меня и утверждающе спросил:
   - Чего-то еще хочешь? - Я помялась. - Ну, смелее.
   - Смеяться будешь, но я бы погрызла корочку черного хлеба, натертую чесноком с солью. - В ответ на удивленно вытянувшееся лицо я неуверенно улыбнулась и пожала плечами.
   - А-а, это, наверное, чтобы я уж точно не захотел больше тебя целовать, - задумчиво протянул парень, а потом добавил. - Не понравилось?
   Я смущенно потупила глаза:
   - Ну что ты, Дэн.
   - Да шучу я, Маша, - со вздохом отозвался тот. - Какой же это был поцелуй? Обратная сторона Черной магии. Заклинание под названием "Поцелуй милосердия". Погоди, вот съешь сейчас свою корочку, еще не то будем делать. Мне в руку ткнулся кучек хлеба. - Жуй, и слушай. Я не знаю, что за болезнь свалила тебя. Подозреваю, что тут все вместе повлияло: и заклинание, наложенное на слабый организм, и, прости уж, та пьянка, после которой я едва узнал тебя, и какая-то болезнь, принадлежащая конкретно вашему миру. Мне незнакомая. Заклинание я снял, но сил у организма оно отняло до безобразия много. Да ты еще сверху добавила алкоголем. Наверняка ведь чувствовала себя неважно, зачем же пила, да еще что-то высокоградусное. Девушкам такое вообще нельзя употреблять. Но теперь поздно сокрушаться. Ну и сама болезнь. Ты не знаешь, что бы это могло быть?
   Я прокашлялась:
   - Подозреваю, что это грипп. Как раз сезон начался. Ну, похоже, все симптомы налицо: высокая температура, головная боль, ломота в костях, поражение дыхательных органов, - уверенно перечислила я, вспомнив свою медкарту. И осложнения после него бывают, на разные органы.
   - Чем вызывается этот грипп, и как его у вас лечат?
   - Вирус, кажется. А лечат таблетками, как еще?
   - Вот такими? - Дэн откуда-то вытащил недавно купленный мной анальгин.
   - Ну, таблеток много, конкретно эти от боли.
   - Интересным путем у вас пошла медицина, в отсутствие магии. И ведь, главное, добилась неплохих успехов.
   - Откуда ты знаешь об успехах нашей медицины?
   - Да по людям вижу. У вас столько людей, страдающих какими-либо хроническими заболеваниями, что я поразился. А потом понял, откуда это. Медицина, поддерживающая нежизнеспособных индивидов, сослужила плохую службу. Природа мудра - выживают сильнейшие, а с вашими возможностями вы наплодили кучу ослабленных, не приносящих обществу ощутимой пользы людей. И они передают свои болезни следующим поколениям.
   - А у вас не так?
   - У нас, Маша, никто не станет спасать при рождении слабого младенца.
   - Даже если может? Это жестоко.
   - Жестоко этому младенцу потом жить и мучиться. Но что-то мы отвлеклись от темы. Значит, у тебя грипп. И я уже вижу осложнение, которое он вызвал. Если сейчас не принять меры, у тебя разовьется пневмония. Лечить я ее не смогу. Поэтому действовать будем прямо сейчас.
   - А почему ты грипп не вылечил?
   В ответ парень возмущенно уставился на меня:
   - Я сутки только этим и занимаюсь! Ты была на грани жизни и смерти! Мне не даны способности лекаря, но я делаю, что могу. Снимай свою пижаму!
   - Что?! - Еще раз предстать перед ним голышом? Такого издевательства я не вынесу, и точно умру - от стыда.
   - Что слышала. Поработаем с твоими легкими. Через ткань не получится.
   - Дэн, - я жалобно взглянула на парня. - Вот прямо так взять и снять, да?
   - Ладно. Поскольку ты у нас девушка в некоторых вещах стеснительная, что иногда трудно бывает предположить, я отвернусь, а ты сними тунику и ложись на живот. Буду лечить со спины... хотя, со стороны груди, конечно, интереснее, - пробормотал он себе под нос, отворачиваясь. Думает, не слышу, да? Я покосилась в его сторону и, скинув тунику быстрым движением, улеглась плашмя на живот, уткнувшись носом в подушку и притянув кулаки к подбородку.
   - Можно повернуться? - раздалось у меня за спиной.
   - Угу, - промычала я, поеживаясь от холода.
   - Потерпи, сейчас будет тепло. И ничего не бойся. Это как массаж. У вас массаж делают? Хм. Ну, это я так спросил. Извини, если это неприличный вопрос.
   - Почему неприличный? Делают массаж.
   - Ну, это вопрос отношения. И потом, массаж бывает разный. Ладно, замяли тему, как у вас говорят.
   Я почувствовала прикосновение рук на голой спине и невольно вздрогнула.
   - Что вздрагиваешь?
   - У тебя руки холодные.
   - Нет, Машенька, руки у меня нормальные, это ты горячая. Постарайся расслабиться, можешь поспать.
   Где уж тут спать. Когда тебя гладят мужские руки, нежными и осторожными движениями, так, что аж мурашки по всему телу. По-моему, король и сам это понял, потому что я неожиданно провалилась в сон, а проснулась уже накрытой одеялом. Лежа на спине. Дэн сидел рядом, устало глядя на меня.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Хорошо, я бы даже сказала, очень хорошо. - Я хотела сесть, но вовремя вспомнила, что туники на мне нет. Король на мою попытку только скептически хмыкнул:
   - Не терпится встать? Подожди хотя бы, пока я не уйду.
   - Ты уходишь? - сердце екнуло.
   - У меня дела. Забыла? Сделка с золотом.
   - Точно. И впрямь забыла. Ой, Дэн, мы же фотографию не сделали! - спохватилась я в ужасе. - И с паспортом не все закончили.
   - Ну, что теперь. Придется обойтись тем, что есть. Я сделал несколько фотографий.
   - Сделал?
   - Иллюзии на основе бумаги, должно на год-два хватить. Смотри. - Парень пересел поближе и продемонстрировал мне великолепного качества цветные фото. На одной он был в той одежде, что купил на днях. А вот остальные меня восхитили. Дэн в полном королевском облачении с короной на голове. В костюме, похожем на тот, в котором он был при нашей первой встрече - с натянутым луком в руках среди леса. Поединок на мечах с человеком, одетым не хуже самого короля. Группа людей с красивыми отстраненными лицами в развевающихся одеждах. Приглядевшись, я ахнула - да это же эльфы! Эта фотография единственная была не очень хорошего качества. Я осторожно вытянула руки из-под одеяла:
   - Можно, я поближе посмотрю? Это эльфы? Настоящие?
   - Они. Не знаю, какими они представляются вам, но я запомнил их такими - гордое племя, не интересующееся делами людей. Давно это было, еще в детстве. Потому и изображение не очень. Как думаешь - пойдет?
   - Знаешь, - задумчиво протянула я. - Наверное, эльфов лучше убрать. Столько красавцев вместе - где бы ты их набрал? И потом, они явно отличаются от людей, что-то такое... не знаю, трудно сразу сообразить. И раз уж на то пошло, грим там наносили или чего еще, ты должен быть таким же, ведь по легенде ты был их правителем.
   - А остальные?
   - Просто класс! Но одежда явно дорогая. Может, попроще?
   - Если у меня были деньги на чеканку золотых монет, то уж на одежду-то тем более хватало!
   - Ага, а вот эти пуговки? Не брильянты, часом? И цепь с вот таким кулоном на груди. Хе-хе, на нового русского похож, - я похихикала, а потом взгрустнула. Подняла глаза на сидящего совсем близко парня. - Вот смотрю я на тебя, Дэн, и совсем не представляю таким. - Кивнула на фотографии. - Король. На троне, с золотой короной на голове. Дворец. Придворные. Слуги. Лесть. Почести. Интриги. Балы. Власть над людьми. И огромная ответственность за судьбу страны. Совсем другая жизнь. Совсем другой мир. Наверное, тебе очень тяжело. Да еще я тут... зачем ты со мной возишься? Королевское ли это дело - ухаживать за больными?
   - Все это верно. И мне действительно очень тяжело. Даже тяжелее, чем нести бремя власти. Но здесь и сейчас я вовсе не король, а лишь старший брат маленькой больной девочки. Которую, к слову сказать, я никак не могу разгадать и понять. Вот и все, - просто закончил он. - Сейчас мне пора идти. Но вечером мы еще поговорим.
   - Ты вернешься только вечером?
   - Да, кроме финансовых дел у меня есть и другие.
   - Пойдешь в библиотеку? - я отвела взгляд.
   - Да, - тихо ответил Дэн. - Маша, так нужно. К тому же я обещал вернуть книги, - он кивнул на старые тома, лежащие на столе. - Эта девушка - мой пропуск в редкий фонд. И если понадобится встречаться с ней, я буду это делать.
   - Зачем ты мне это говоришь?
   - Чтобы развеять твои иллюзии на мой счет. Я не тот благородный рыцарь, которого девушки часто рисуют в своем воображении. Волею судьбы я король. А королю часто приходится поступать не по велению своего сердца, а по необходимости. - Мы помолчали. Потом я собралась с духом:
   - Иди, опоздаешь. Передавай Сан Санычу от меня привет. И будь осторожнее, вся эта операция на грани. Остерегайся расспросов. Постарайся ничего не придумывать из биографии, лучше расскажи ему какие-нибудь военные тонкости, фехтование там, тактика, как из лука стрелять. По-моему, ролевики это любят. Хотя, я не сильно в курсе, но, думаю, Саныч тоже. А вот если он паспорт начнет рассматривать... У тебя там со штампами не все в порядке.
   - Если он попросит мой паспорт, я попрошу паспорт у него, и посмотрю его первым. И военную обязанность скопирую сразу, только изменю названия.
   - Жалко, что я не могу пойти.
   - Маша, ты удивительная девушка. Сейчас я чувствую твою искреннюю заботу и тревогу. Не волнуйся. Вести переговоры с людьми, даже на темы, о которых имеешь весьма смутное представление - главное умение короля. Наравне с лицемерием и самообладанием в любой ситуации. Так что подумай о себе. Не вставай без лишней необходимости. Я оставил тебе готовую пищу, не сиди голодной.
   Дэн на секунду сжал мою руку и вышел из комнаты. Я слышала, как он одевается в прихожей. Потом заглянул в дверь, придерживая рукой портьеру:
   - Вот еще. Я уже знаю твой любопытный нрав, поэтому на время своего отсутствия сниму иллюзию с квартиры. А то ты же пойдешь все рассматривать, а тут и сквозняки могут быть.
   - Не надо, мне здесь так нравится, - робко заикнулась я. - Я не буду...
   - Ну да, рассказывай. Успеешь рассмотреть, потом.
   Вслед за этим шикарная обстановка подернулась рябью и растаяла как дым. Я вновь оказалась в своей квартире. И постельное белье стало обычным, хлопчатобумажным. Разочарованно вздохнула: ну вот, подразнил красивой игрушкой и отнял.
   - Удачи, Дэн. Возвращайся скорее.
   - До вечера, Маша. Выздоравливай.
   Дэн вышел, а я первым делом оделась. До чего же неуютно чувствовать себя нагой в присутствии мужчины. Даже если знаешь, что он уже имел прекрасную возможность рассмотреть тебя и потрогать тоже. А может именно поэтому, что ты знаешь, и он знает.
   Я составила для себя план действий на день. Тупо лежать и пялиться в потолок я не смогу, совесть заест. Даже если ей сказать, что действительно болею, и мне на самом деле плохо. Сессию-то никто не отменит. Ой, блин. И две контрольные не сданы. Одна недописанная лежит, а за вторую я еще не принималась. Как жалко заклинания. И как не вовремя моя болезнь.
   Потом я вспомнила, что на сегодня мы еще договаривались о репетиции, и с каким-то злорадным чувством поняла, что с радостью откажусь от участия в свадебных песнопениях. Уважительная причина, не прикопаешься. Воспоминания о понедельнике остались не из приятных, хотя петь с Мишкой мне понравилось, что греха таить. А вот что было потом... Как стыдно, как неудобно! Лучше не буду с ним встречаться. Позвоню Ольге, и откажусь. Ой, я же у нее деньги занимала, кажется. Даже не помню, сколько. Пить меньше надо! Придя к такому выводу, мне стало только хуже. Потому что я вспомнила, что везла Мишку к себе домой. А если бы Дэн меня не встречал? Что тогда? Во рту аж пересохло, когда я представила, что бывает после распития вина наедине с парнем. Это тебе не король, который даже намека не кинет, и рук не распускает. Хотя... зеленый змий и с ним сыграл злую шутку. Но ведь удержал себя в руках, и извинялся еще потом. А как он со мной больной обращается, это вообще нечто. Никогда бы представить себе не смогла, что мужчина способен заменить мне мать во время болезни. И это не иллюзии о благородном рыцаре, что бы он ни говорил. Вот только, похоже, что во мне он видит то, что и говорит - маленькую больную девочку, не больше. А мне обидно. Я не ребенок. Ох, что-то я сама себе противоречу. Когда во мне видят женщину - пугаюсь, называют маленькой - обижаюсь. Чего мне надо-то? А черт его знает. Загадка.
   Я решилась встать, немного поразмяться. Все же лежать больше суток в постели - тяжело, устаешь. С опаской подошла к зеркалу - мама моя! И как он на меня такую смотрел? Волосы спутаны, все кости на лице заострились, под глазами круги, и сами глаза не серые с темным ободком, а какие-то мутно-грязно-серо-голубые, белки с красными прожилками, и веки воспаленные. Щеки провалились, на их месте темные тени. Вот уж точно, искусство лицемерия и самообладание - главная добродетель короля. Смотреть на такое пугало и не морщиться, а даже улыбаться - не каждому под силу. Я яростно принялась причесываться, но тут же умерила свой пыл - больно волосы дергать, кожа чувствительная, даже просто касаться неприятно. Причесавшись, постаралась заплести косу потуже, чтоб надолго хватило, вдруг мне опять поплохеет. Какая ж у меня температура? Дэну градусник, видимо, не требуется, да у меня его и нет. По ощущениям больше тридцати восьми. Значит, пойду лежать, как велено. Захвачу учебник, почитаю.
   Только я устроилась в постели, раздался звонок в дверь. Черт, кого там принесло еще. С кряхтением вылезла из-под одеяла и поплелась к двери.
   - Кто там?
   - Маша, ты дома? Открывай. - Та-да-да-дам! Хозяйка. Хорошо, что Дэна нет.
   - Входите, - открыла я дверь. - Здравствуйте, Анна Николаевна.
   - А ты почему дома? Не на учебе? - ласково поинтересовалась она. Только ее тон меня не обманет. Раз пришла в такое время, значит, хотела без меня тут все осмотреть, а вот, облом. Все-таки соседи нажаловались.
   - Заболела. Гриппом. Так что вы сильно не приближайтесь, заразитесь, - предупредила я, и для большей убедительности покашляла. Не очень натурально вышло. Все-таки Дэн - настоящий волшебник.
   - Да? Сильно болеешь?
   - Ага, видите, лежу, - я махнула в сторону постели. Анна Николаевна преувеличенно заботливо всмотрелась в мое лицо и протянула руку ко лбу:
   - Ого! Температура, что ли?
   - Что же я вам, врать буду? Вчера совсем плохо было, сейчас получше немного.
   - Ты себе в пару кого-то нашла?
   - Чего?! Никого я... - возмущенно начала я оправдываться, но осеклась, поняв, что хозяйка спрашивает о другом - нашла ли я кого из девчонок для совестного съема квартиры. - Нет пока, но найду, не беспокойтесь. - Переезжать среди зимы мне жутко не хотелось.
   - Смотри, до середины декабря определись, а то нам надо знать. И заплатить не забудь до конца месяца - за квартал вперед, как с родителями договаривались.
   - Конечно, я помню.
   - Ну ладно, вижу, порядок у тебя, молодец. - Хозяйка без сапог, но, не раздеваясь, прошла по комнате и в кухню, явно высматривая следы пребывания в квартире "гостей". Я возблагодарила небеса, что Дэн оказался настолько аккуратным - его вещей нигде было не видно. Ну, если не заглядывать в шкафы. Но при мне хозяйка не станет этого делать. Вот, кстати, надо сказать об этом королю, может, придумает чего на случай нашего отсутствия. - А это что, бокалы никак? - донеслось из кухни. Я на слабых ногах подошла к хозяйке. Она указывала на коробку с бокалами.
   - А-а, это я в подарок купила, подруге на свадьбу, - не моргнув глазом, соврала я.
   - М-м, на свадьбу идешь?
   - Пригласили. Хотя сессия будет, некогда совсем. Но такое дело, сами понимаете. Первая наша одноклассница замуж выходит, как не пойти. - Я нервничала. Вдруг сейчас откроет коробочку, а там не все бокалы-то, как минимум пара в шкафу стоит. Аж пот прошибло.
   - Ну, пойду я, смотрю, нехорошо тебе, вся вспотела. Иди, ложись, сама закрою ключом.
   - Спасибо, - пробормотала я, но все же решила проводить гостью, чтоб она никуда не заглянула по дороге. Например, в полку с обувью, где тапочки Дэна стоят.
   - До свидания.
   - Не болей, Маша, да ищи скорее себе кого-нибудь.
   Хозяйка ушла, а я отправилась прямиком в постель, где долго отходила от пережитого ужаса. Потом все же достала экзаменационные вопросы по истории Сибири, открыла учебник и мужественно стала его штудировать. Уснула незаметно. А проснулась вся мокрая настолько, что чуть ли не хлюпает подо мной. Одежда влажная, волосы прилипли. В голове - легкость и пустота, а в теле - слабость, которая всегда бывает после болезни. Температура, кажется, упала. И проснулся зверский аппетит. Я с трудом стянула мокрую пижаму, нашла полотенце и принялась обтираться им. Помыться бы, но нельзя пока. Придется одеть свою старую ночнушку, другого ничего нет. И надо перестелить постель, белье тоже влажное. За окном уже смеркалось - ничего себе, вздремнула, называется.
   Убрала все с кровати, и пошла на кухню. Заглянула в холодильник в поисках съестного. О, как я люблю магию! На полочке стояло несколько тарелок с горячими (!) блюдами. Я вытащила все и принялась уминать за обе щеки. Наевшись до отвала, налила чаю. С чем бы его попить. В шкафчике, где я хранила конфеты, печенье и всякую лапшу-пюре быстрого приготовления, обнаружила значительное опустошение. Так, король провел ревизию. Что осталось? Крекеры и что-то еще, в накрытой салфеткой тарелке. М-м, какие-то пироженки, наверняка тоже магические. Свежие, вкусные, во рту просто тают! Ну до чего же славно иметь в доме короля, имеющего хороший вкус и магический дар! Надо будет сказать ему спасибо. Я еще раз заглянула в холодильник. Ага, и здесь ревизия проведена. Все полуфабрикаты исчезли, вместе с колбасой, бульонными кубиками, кетчупом и майонезом. Только натуральные продукты. Но я даже не расстроилась. От блаженной сытости настроение стремительно поднималось. Самочувствие отличное, болезни почти и не чувствуется. Надо этим пользоваться.
   Я убрала со стола, принесла на кухню свою недописанную контрольную и впряглась в работу. Дмитрий Алексеевич не шутил, когда говорил, что не допустит меня до экзамена, если контрольной до сессии не будет. Надо к пятнице закончить. От дела меня отвлек звонок телефона, пищащего где-то в сумке. Вот черт. Это же Ольга, наверное. Совсем забыла ей позвонить. Я кинулась в прихожую, достала телефон, глянула на экран: так и есть. Подумала минутку, потом нажала на прием вызова.
   - Алло, Маша?
   - Здравствуй, Оля. Ты прости меня, я заболела, проспала весь день, забыла тебе позвонить.
   - Маша, ты смерти моей хочешь? Мы с Мишкой тебя тут ждем.
   - Оль, не могла я приехать, у меня с утра температура была. Сейчас только оклемалась.
   - Ты, правда, заболела?
   - Конечно, правда. С чего мне врать?
   - Может, это из-за Мишки? Этот оболтус тебя не обидел, надеюсь? Вы так загадочно исчезли, что у меня прямо возникли нехорошие подозрения. А он потом вернулся, дерганый какой-то, сказал, что все в порядке, довез тебя до дому.
   - Так и было, спасибо ему большое, я такая пьяная была.
   - Да все там пьяные были, - хихикнула Ольга. - Вот погуляли-то. Я вчера на пары еле встала. Весь день маялась. Так ты не приедешь? Маш, я надеюсь, что до пятницы-то ты выздоровеешь. Без тебя никак.
   - Оля. - Я хотела сразу сказать, что передумала петь, и здоровье не позволяет, но стало неудобно. - Давай утром в пятницу созвонимся, если поправлюсь, то приеду. Но на всякий случай держи в уме запасной вариант, мало ли, вдруг у меня чего с голосом приключится.
   - А чем болеешь?
   - ОРЗ. - Про грипп я не стала говорить, а то потом заинтересуются, как это я так быстро оклемалась.
   - Температура сильная?
   - Да так, средняя.
   - Ты выздоравливай, береги себя, горло лечи, главное.
   - Я у тебя деньги занимала, кажется? Даже не помню, сколько.
   - Это вопрос к Мишке. У меня денег не было, он тебя за свой счет отвозил.
   - Передай ему, пожалуйста, что я верну при встрече.
   - Передам. Ну ладно, тогда до пятницы.
   Мы распрощались. Я нажала отбой и задумалась. Не хватило смелости сразу отказаться от песенной затеи. И долг теперь у меня перед Мишкой. Видимо, придется с ним все-таки встретиться. Как неохота! Что я ему говорить буду? И короля он видел. А еще я зачем-то им с Ольгой похвасталась своей феноменальной памятью. Вот натворила дел. Теперь расхлебывать придется. Может и правильно Дэн снял с меня это заклинание. А то неизвестно, чего бы я еще вытворила. Хотя, конечно, обидно. Вот конкретно сейчас, как бы оно мне пригодилось! Помечтав еще о несбыточном, все же взялась за работу. Думать о Дэне, где-то и с кем-то проводящем свое время, я себе решительно запретила. Иначе я и без заклинания сейчас заведусь.
   Когда в двери щелкнул замок, я написала уже больше половины. Удовлетворенно оглядела плоды своей деятельности, потерла затекшую шею. Ну вот, еще завтра посидеть, и успею вовремя сдать.
   - Ты почему здесь, а не в постели? - раздался из прихожей голос короля. Вокруг меня произошли мгновенные метаморфозы, стены кухни раздвинулись, и я оказалась сидящей в удобном полукресле, за столом, покрытым красивейшей белоснежной, вышитой серебром, скатертью. На месте плиты образовался камин, в котором по мановению руки короля зажглись дрова, а кухонные шкафы, тумбочки и холодильник превратились в изящную мебель. Потолок стал выше как минимум на метр, и с него свисала люстра из переливающегося всеми цветами радуги стекла, в которой горели несколько десятков свечей. Я восторженно разглядывала окружающее пространство. Вот это да! Но насладиться волшебным преображением мне не дали. Передо мной предстал нахмуренный король. Взгляд его был не просто укоризненным, а прямо-таки обвиняющим.
   - Маша, что ты здесь делаешь? - выделяя каждое слово, изрек он.
   - Мне лучше. Я устала лежать и немножко поработала, - оправдывалась я.
   - То, что у тебя упала температура, не значит, что можно забыть о болезни. Я не всемогущий. И мне вовсе не улыбается тратить последние силы на твое лечение. - Вид у него был и впрямь усталый. - Марш в постель!
   - Дэн, не ругайся, пожалуйста! Но мне кровь из носу надо к пятнице сдать контрольную. За один день я бы не успела ее написать.
   - На лечение твоей болезни у меня ушло очень много магии. Теперь придется снова идти искать каких-нибудь подонков, чтобы получить магическую силу от них. А благодарности с твоей стороны я не вижу. Вместо того чтобы слушаться меня и лежать в постели, ты вскочила и уселась "поработать". После болезни организм слаб, нужно беречь свои силы. Если тебе плевать на меня, хоть бы о себе подумала.
   - Дэн, прости меня, - я приблизилась к парню. - Я очень тебе благодарна, правда. И сейчас пойду, лягу. Но как мне быть? Меня до экзамена не допустят, если не будет этой контрольной, а остался всего один день.
   - С людьми всегда можно договориться. Объяснить про болезнь. Это уважительная причина.
   - Можно БЫЛО договориться. До понедельника. Я поцапалась с преподом, теперь он не станет делать мне поблажек. Наоборот, будет придираться, - угрюмо отозвалась я. - А про самочувствие он сказал, что это мои проблемы.
   - Что значит, поцапалась с преподом? Ты нагрубила своему учителю?
   - Дэн, он начал поздравлять меня с медовым месяцем! Я должна была промолчать, скромно опустив глазки? - не выдержала я.
   - Ваше общество! Это... это немыслимо! Разве можно обсуждать со студентом его личную жизнь?! Это неэтично!
   - Именно это я ему и сказала. И настроение у меня было... сам знаешь.
   - Видимо, придется мне вмешаться.
   - Не надо! - испугалась я.
   - Что значит, не надо? Ведь моя персона в этих обсуждениях фигурирует наравне с твоей. Я имею полное право защищать свою честь!
   - Дэн, нельзя у нас устраивать дуэли! - Я представила себе короля, бросающего в лицо преподавателю перчатку. Тот от удивления с ума сойдет: живой средневековый король с мечом наперевес.
   - Дуэли? Что ты. Я уже понял, что дуэльный кодекс у вас неприменим. Но заткнуть пару говорливых ртов не помешает. Раз уж это отражается на твоей учебе. И потом, мне все равно надо на ваш факультет. В библиотеке я узнал, что у вас есть профессор, который занимается изучением религиозных обрядов местного коренного населения. Информация меня заинтересовала. Шаманизм обычно основан на магии. Это значит, что места магических сил могут быть где-то неподалеку. Это не тот самый, с которым у тебя вышел конфликт? Собственно, был бы удобный повод поговорить с ним.
   - Не он, по любому. Этот по истории средних веков. Совсем другое. А фамилия как?
   - Кротов. Ты его знаешь?
   - Лично не знакома, но слышала, конечно. Он историю Сибири ведет, а у старших курсов читает спецкурсы. По-моему, как раз про шаманизм и прочее.
   - Так, давай-ка в постель. Я перекушу и тоже приду. Там и продолжим беседу. Ну... в смысле... ты меня поняла, - вдруг смутился парень. Отвернулся и полез в изящный шкафчик на невысоких ножках, стоящий на месте бывшего холодильника. Я послушно стала собирать свои листочки и книги. Дэн начал что-то выставлять на стол, а я пошла в комнату.
   - Ты обедала? - донеслось мне вслед.
   - Можно сказать, ужинала, аппетит проснулся, наелась за два прошедших дня. - Я покрутилась по комнате, соображая, где тут должен быть книжный шкаф, нашла в углу стеллаж и выложила свои книги туда. И тут вспомнила, что Дэн даже не рассказал, удачно ли съездил к Санычу. Вернулась на кухню. Король расположился за накрытым столом и уже приступил к трапезе, запивая ее, как всегда, вином, но при виде меня тут же отложил приборы.
   - Дэн, как все прошло с золотом? - Парень дожевал и проглотил то, что было у него во рту, промокнул губы салфеткой, и только после этого поднял на меня непроницаемое лицо:
   - Нормально. Могу вернуть свой долг прямо сейчас. - Чего это он? - У тебя еще вопросы?
   - Деньги мне сейчас ни к чему, как ты сам понимаешь. Я просто хотела поблагодарить тебя за заботу. Обед был очень вкусным. И пирожные тоже. Ты ведь их для меня сделал? - На лице короля появилась улыбка:
   - Почему ты решила, что пирожные предназначались тебе? Может, сладкое - моя слабость?
   - Что?! Ты шутишь?! Не заметила в тебе любви к сладостям.
   - Значит, я хорошо скрываю этот порок. - Я изумленно уставилась на него. Дэн! Сладкоежка?! - Или ты считаешь, что у меня не может быть пороков? - наклонив голову, он наблюдал за моей реакцией.
   Я растерянно пожала плечами:
   - Не знаю. Может, наверное. У каждого есть недостатки.
   - Хорошо, что ты это понимаешь. А теперь, удались, пожалуйста, в комнату! - я встала на месте. - Терпеть не могу, когда кто-то смотрит, как я ем. - Меня резанула жгучая обида. Опять! Он опять меня прогоняет! Что я такого сделала?
   Я плюхнулась на шикарную кровать, чувствуя себя несчастнейшим человеком. И тут увидела на столике рядом с кроватью высокий стакан матового стекла с зеленоватой жидкостью, к которому была прислонена записка "Маша, пей отвар!" Раньше я его как-то не заметила. Ну и черт с ним. Скинула платье и осталась в ночнушке, передернув плечами. Чего уж мне теперь стесняться, после того как он ворочал меня голой, пока я была в горячечном бреду. Закуталась в одеяло - что-то меня опять слегка морозит, и отвернулась от дверей. Минут через десять услышала, что Дэн прошел в прихожую и чем-то там зашуршал. Потом вернулся на кухню, и, наконец, зашел в комнату. Я крепко закрыла глаза - пусть думает, что сплю.
   - Почему не пила лекарство? - Я промолчала. - Маша, не притворяйся, я знаю, что ты не спишь. - Пришлось открыть глаза. Прямо перед моим лицом находилась рука Дэна со стаканом гадкой на вид жидкости. - Пей. - Перевела взгляд выше: вот смотрит!
   - А если не хочу? - Парень вздохнул и присел на край постели:
   - Ты обиделась? Извини, резковато вышло. Это была претензия не конкретно к тебе. Просто есть у нас одна традиция - публичный обед короля. На него в качестве зрителей допускаются все желающие из благородного сословия. Вот и представь себе, что король в гордом одиночестве вынужден вкушать блюда, под внимательными взглядами сотен глаз. Как это терпел отец, ума не приложу. Я ведь видел эти обеды в его исполнении: он невозмутимо ел, совершенно не обращая внимания на присутствующих и их перешептывания и комментарии. Лично мне хватило пары таких представлений с моим участием, чтобы навсегда отказаться от обедов и ужинов в пользу очень ранних завтраков, желательно в постель, и чтобы рядом не было ни одной живой души. А когда советники мягко намекнули мне, что не стоит ломать вековые традиции, я предложил им по очереди занимать королевское кресло за обеденным столом на потеху публике. Думается, зеваки не будут прочь понаблюдать и за обедом министра или канцлера. Почему-то желающих не нашлось.
   После такого признания короля от сердца у меня отлегло:
   - Я читала о чем-то подобном. В нашем мире тоже была такая традиция. Это ужасно, я бы ложку до рта не донесла, наверное, на твоем месте. Извини, больше никогда не буду тебе мешать.
   - Выпей отвар. - Я села, и Дэн подал мне в руку стакан, покосившись при этом на мои голые плечи с тонкими бретельками. Наверное, в этот момент у нас промелькнула одна и та же мысль: ну и зачем нужна эта полупрозрачная тряпочка, если в любой момент опять придется снимать ее по состоянию здоровья? - Я купил бруснику, если расскажешь, как приготовить морс, будет тебе любимый напиток. Действительно, стоящая ягода, столько всего содержит.
   Пока я маленькими глотками пила траву, добросовестно исполняя долг больной, плечи покрылись гусиной кожей. Брр! Отдав стакан, я поскорее нырнула под пуховое одеяло, укрывшись до самого носа.
   - О-о! Опять морозит? - Я кивнула, пытаясь не дрожать. - Ну, говорил же я тебе! - досадливо воскликнул Дэн. - Что за болезнь такая? Вроде все сделал, магические повреждения исправил, алкогольную интоксикацию вычистил, очаги воспаления залечил, вот ведь... зараза! - Парень лихорадочно скинул через голову свитер, закатал рукава рубашки. Достал из шкафа еще одно одеяло, накинул его на меня и принялся подтыкать края. - Тепло? - Я кивнула и спрятала нос в складках ткани, а Дэн приложил ладонь к моему лбу, щеке - Но как у тебя поднимается температура! Просто феномен!
   - У меня всегда так. Мама тоже была в ужасе, если я болела. - Я постаралась не стучать зубами, когда говорила это.
   - Расскажи про морс, пока сознание не путается, - велел Дэн. Похоже, он не сомневается, что у меня опять будет бред. Я объяснила, что все просто - ягоды, вода, сахар. Кипятишь, и готово. Дэн ушел на кухню, а я подтянула руки и коленки к груди, стараясь улечься покомпактнее. Голова стала наливаться тяжестью и болью.
   Дэн вернулся со стаканом рубиновой жидкости, внимательно всмотрелся в мое лицо:
   - Попробуешь, что получилось? - Я вяло кивнула. Пить не хотелось абсолютно, но не хотелось и обижать парня. Осторожно глотнула - горячо ведь, наверное - и улыбнулась: все было именно так, как и должно быть - сахара в меру и совсем не горячо.
   - Просто здорово! Настоящий таежный морс. Такой, как я люблю.
   Дэн поставил стакан на столик и решительно протянул ладони к моей голове:
   - Я остановлю процесс. Хотя это неправильно. Если поднимается температура, значит, организм борется. Но мне необходимо уйти, чтобы пополнить силы. А оставить тебя одну с высокой температурой я не рискну - уже видел, до какой степени она может подняться.
   Пальцы осторожно коснулись моих висков и начали массировать их медленными круговыми движениями. Я почувствовала, что меня перестало трясти, а руки и ноги потеплели. Мышцы расслабились, и меня потянуло в сон.
   - Что бы ты хотела сейчас больше всего?
   - Лето. Хочу лето.
   - Лето? - немного удивленно переспросил Дэн. - Это хорошее желание. Будет тебе лето.
   Засыпая, я видела, как он с утомленным видом отстранился от меня, посмотрел долгим взглядом и ушел.
   ***Ощущение полета. Перекресток. Мне туда, где лето. Путеводная нить указывает дорогу. Почему сюда? Я не хочу. Хочу вон туда, там есть что-то близкое, знакомое. Отпускаю нить и лечу в другую сторону. Хм, закрыто. Обидно, там за дверью мне будет хорошо, я же знаю. А если попробовать сквозь стену? Это же сон, а я уже ходила во сне сквозь стены. Это непросто, но если сильно захотеть...
   Чудесный, чудесный сон! Я попала в настоящую Волшебную страну, где было лето, зеленая трава под босыми ногами и много цветов. Пели птицы, и журчал ручей. На мне было длинное белое платье из какой-то легкой ткани, волосы распущены по плечам. Я вдыхала ароматный воздух, напоенный запахами зелени и цветов. Потом по звуку нашла прозрачный ручей, в котором плескались серебристые рыбки. Я опустила в воду руку, но рыбки не расплылись, а собрались в стайку и провожали мои движения любопытными, как мне показалось, взглядами. "Как будто дрессированные", - подумала я, зачерпнула воды и выпила ее. Мм, какая вкусная! Чуть сладковатая, похожа на березовый сок. Я дошла до ближайшего дерева, и обнаружила, что на нем висят крупные спелые персики, источающие головокружительный аромат. Ух ты! Я сорвала ближайший и впилась зубами в нежный, покрытый пушком бок. Как вкусно!
   Набегавшись по цветущему лугу, и нарвав охапку разных цветов, названия которых даже не знала, села на коленки и стала плести венок. Вышло очень красиво. Я надела венок себе на голову, опустилась в траву и так лежала, глядя в ярко-синее небо. А когда закрыла глаза, что-то стало щекотать мое лицо. Я попыталась убрать надоедливую травинку, но мне это никак не удавалось. Тогда я открыла глаза. Увиденная картина изумила меня - надо мной сидел озорно улыбающийся Дэн, и щекотал меня сорванной пушистой метелкой на длинном стебельке. Его юное лицо, не искаженное маской короля, было просто прекрасным, и я открыто, не смущаясь, любовалась им. Одет он был в белую рубашку и темно-синие бриджи. И, как и я, босой.
   - Привет, - просто сказал он.
   - Привет, - отозвалась я.
   - Тебе очень идет этот наряд, - он отвел волосы с моего лица. - И венок тебе к лицу.
   - Хочешь, и тебе сплету? - спросила я, садясь.
   - Хочу, - все так же улыбаясь, ответил Дэн. Я потянулась к ближайшим цветам, и по одному стала вплетать их в новый венок. Парень опустился рядом в траву и наблюдал за мной, покусывая травинку. Когда венок был готов, я потянулась к Дэну и водрузила свое творение ему на голову. А он вдруг поймал мои руки и по очереди поцеловал каждую.
   - Мне очень хорошо рядом с тобой. Я рад, что ты сюда пришла.
   - И мне хорошо. Хочу, чтобы этот сон никогда не кончался.
   - Увы, сейчас твое время здесь на исходе, но я буду ждать твоего следующего посещения.
   - На исходе?! Но я не хочу уходить!
   - Тебе пора. Но ты можешь вернуться.
   - А ты здесь будешь?
   - Если ты этого захочешь - буду. Ведь это твой сон, сон твоих желаний.
   - И все исполнится, что бы я ни захотела?
   - Да.
   - Тогда обними меня. Мне очень этого хочется.
   - Знаю. Все знаю, можешь ничего не говорить, - парень притянул меня к себе, и бережно взял за плечи. - Ты такая хрупкая и юная, девочка Маша. Твои глаза, губы, волосы - мне все в тебе нравится. - Иллюстрируя слова Дэна, его руки пришли в движение - одна скользнула вниз по моей спине на талию, прижимая крепче, а вторая вверх по шее, волосам, потом по щеке. Пальцы пробежались по моему лицу, губам и, наконец, приподняли мой подбородок. Я взволнованно дышала, впитывая ощущения. В груди теснилось чувство, которое я бы не смогла выразить словами. Руки сами поднялись и обвили шею парня. Его лицо оказалось совсем близко, и губы, наконец, коснулись моих губ - нежно, осторожно. Боже мой! Какое ощущение! Чистый восторг!
   - Маша, твои губы пахнут персиками! - тихий шепот. И вдруг Дэн куда-то отдалился, ощущение тепла и нежности пропало. Осталась лишь одна рука - на лбу.***
   Я заморгала. Полутьма. На меня смотрят черные глаза, ласково и немного грустно:
   - Прости, я тебя разбудил? Хотел проверить температуру. На твоем лице блуждала такая улыбка, что я просто залюбовался.
   - Дэн, что с тобой? - На щеке парня был свежий длинный порез.
   - Ничего страшного, к утру затянется, даже следов не останется.
   Я прикрыла глаза и вздохнула: сон, это был всего лишь сон. Но какой яркий! Из тех, которыми потом можно грезить наяву несколько дней. Сквозь ресницы глянула на Дэна: одет в ту самую черную толстовку с капюшоном и спортивные штаны, в которых в воскресенье ходил на встречу с таксистом, волосы опять же убраны в хвост. Кстати, ему идет.
   - Ты уходил на улицу?
   - Да. Только что вернулся.
   - Удачно?
   - Если не считать этого, - показал на свою щеку. - То вполне. А тебе снилось что-то хорошее?
   Я смутилась при мысли о своем сне. Вот он, Дэн, сидит рядом, но как он отличается от того, во сне. А я еще не потеряла ощущение полной реальности произошедшего там. И еще чувствую прикосновение его губ. И сердце продолжает сладко сжиматься и замирать. Закрыть бы глаза, и вернуться туда.
   - Да, Дэн, - я прямо посмотрела на него. - Такой замечательный сон! Только жаль, что это мне лишь приснилось. - На лице парня появилась чуть насмешливая улыбка:
   - А почему ты решила, что это был всего лишь сон?
   - Что-о?! - я аж подскочила от пришедшей в голову догадки. - Не сон? Но тогда... ты... - мои щеки начали предательски наливаться румянцем.
   - Что, я? - натурально удивился он.
   - Сам знаешь, что! - я пристально смотрела в его глаза. - Это был ты?
   - Я там был? - не менее пристально уставился на меня Дэн.
   - А не был?
   - Что тебе приснилось?
   - Ты надо мной издеваешься? Если ты там был, то знаешь сам! А если не был, то и знать не положено!
   - Вот так интересно. С чего такая реакция?
   - А кто только что сказал, что это был не сон?
   - Подожди, что ж такое тебе приснилось, что ты так кричишь?
   - Скажи честно, это был сон или нет?
   - Хм, было лето?
   - Да, было лето.
   - Значит, не сон, - уверенно ответил Дэн. - Я же не зря тебе обещал лето.
   - И ты там был, - я решила уж прояснить вопрос до конца. - Это сон?
   - Вполне допускаю такую мысль, что нет.
   И это он так спокойно говорит? Я смотрела в его глаза, пытаясь найти там насмешку или то, что увидела в них во сне. Ни того, и не другого. Обида и горькое разочарование затопили меня. Ему все равно. Похоже, для него это лишь игра.
   Я отвела взгляд и легла, отвернувшись от парня.
   - Маша, - плеча коснулась рука и мягко повернула меня на спину. - Ты опять обиделась? Я не понимаю, с чего. Ну, трудно тебе, не магу, объяснить принципы магического сна. Здесь такие дебри, что их нужно чувствовать, словами не передать. Что бы тебе ни приснилось, это было только для тебя.
   - Значит, ты не помнишь, что там было?
   - Не помню. Но если хочешь, есть средства, чтобы вспомнить.
   - Лучше уж не надо. Если это было для меня, пусть так и останется. Вот только... ты обещал, что я туда вернусь.
   - Обещал?
   - Там, во сне.
   - Ну, если обещал, значит вернешься. Королевское слово дорогого стоит.
   - Да... только там ты совсем не был королем. - Я попыталась найти сейчас в его лице того Дэна, из сна. Попытка была напрасной.
   - Знаешь, Маша, - по лицу парня вдруг скользнул лучик искренней радости. - Что бы там ни приключилось во сне, а тебе это пошло на пользу. Торжественно объявляю - ты пошла на поправку! Сама-то чувствуешь?
   Я и впрямь почувствовала, что мне не только не холодно, но наоборот, жарко. Лоб покрыт испариной, а головной боли как не бывало.
   - Ложись, закрывайся одеялом, - Дэн деловито укутывал меня. - И лежи, пока не пропотеешь, как следует. Я практически на сто процентов уверен, что температуры у тебя больше не будет. Пей свой морс. Организм сейчас теряет много жидкости. Лежи, спи, а как проснешься, можно будет уже встать и помыться. К обеду будешь на ногах.
   Дэн встал, чтобы уйти, но я попросила его:
   - Не уходи, посиди со мной еще немного.
   Чувство острой тоски, когда все уходят, а ты вынужден лежать - самое неприятное для меня в болезни. Он опустился обратно:
   - Я хотел пойти в ванную, смыть с себя следы Черной магии.
   - Следы?
   - Глазом их, конечно, не видно, но ощущение грязи на всем теле не оставляет меня. Я же тебе рассказывал.
   - Помню. Иди, мойся. А утром пойду мыться я. Ощущение грязи на всем теле меня тоже не покидает.
   Дэн ушел, а я осталась честно лежать и выдавливать из себя через потовые железы болезнь. Если он сказал, что я выздоравливаю, значит, так и есть. И меня это радует.
   А тот поцелуй... Ну что же, пусть останется в мире грез. Я облизнула губы, и сквозь солоноватый привкус пота почувствовала слабый аромат персика. Я его все-таки ела! Черт! Так было это или нет?!!!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"