Ландышева Ксения: другие произведения.

Сказка о потерянном короле. Глава 8. Визит короля

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Надеюсь, вам понравится читать эту главу так же как мне понравилось ее писать)


Глава 8. Визит короля

   Когда я проснулась, вокруг стояла полная темнота. Повернула голову - Дэна на постели нет. А вот с кухни доносятся странные звуки - звон металла и приглушенные возгласы. Прислушалась - вроде голос Дэна, но... их как минимум два! Голоса. Вообще ничего не понимаю. Встала и на цыпочках стала пробираться в ту сторону. Ааа! Опять я про ледяной пол забыла! Еле удержалась от вскрика. В конце коридорчика меня ожидал сюрприз - дверь. Которой тут отродясь не было - ни в квартире, ни в королевских покоях. Прислушалась - звуки стали отчетливей. Что за?.. Потихоньку толкнула дверь - очень умно, да? Всем известно, что двери имеют обыкновение жутко скрипеть. Эта не оказалась исключением. Протяжный скрип отозвался мурашками на коже. Моя попытка войти незаметно провалилась. Дверь распахнулась, а за ней... в общем, кухни там больше не было, не было стола, мебели - ни старой, ни новой, самих стен тоже не было. Было лишь пространство, освещенное мягким светом, границы которого терялись в дымке. А под ногами каменный пол. На скрип двери обернулась пара бойцов с мечами в руках. Мама моя, два Дэна! Оба в одинаковых штанах, голые по пояс, покрыты потом и тяжело дышат. Лишь одно отличало их друг от друга - тот, что справа, пострижен, а слева - длинноволосый. От такой картины я замерла на пороге, не решаясь ступить дальше.
   - Ты уже проснулась? - произнес один из Дэнов.
   - Саттаррэн, леи хооннарр! Она опять в таком виде, - эхом откликнулся другой и поднял лицо к потолку.
   Я только хлопала глазами. Парни церемонно поклонились друг другу. Потом стриженый Дэн вздохнул, махнул рукой, и его двойник медленно растворился в воздухе. Вместе с тем сквозь туман проступили стены кухни и вся обстановка.
   - С добрым утром, Маша. У меня к тебе просьба: не ходи в этой пижаме по дому. Хотя... я сейчас одет не лучше, - парень посмотрел на себя, скривился, увидев порез на предплечье.
   - А... что это тут было? - я махнула рукой, как бы обводя всю картину в целом.
   - Немного потренировался, а то скоро забуду, как меч в руке держать. Создал для этого нейтральное пространство. Иди, одевайся, а я в ванную, он ухитрился меня порезать.
   - А кто он?
   - Фантом. Специально для тренировки.
   - Как же он мог тебя поранить?
   - Я для того и создал копию себя самого, чтобы быть на равных с противником. Он знает все, что знаю я, и имеет такую же реакцию. И можно понаблюдать свои ошибки со стороны.
   - Да я не об этом. Он же фантом? Его нет, это воздух.
   - Стал бы я рубиться с воздухом. Пока действует заклинание, он столь же реален, как ты и я, - парень прошел мимо меня в комнату, я за ним, залезла на кровать, обняла себя за коленки и искоса посматривала на голый торс парня. Врет он все про свою тайную страсть к сладостям. Мало кто из мужиков в двадцать семь лет может похвастать такой фигурой. У всех через одного пивные животики свисают. Дэн обтер меч, осмотрел его со всех сторон и размашистым движением вогнал в невидимые ножны, где-то в районе между стеной и кроватью. Потом осмотрел свою рану, остановил кровь, проведя сверху рукой.
   - Давно хочу спросить: а куда ты подевал все оружие, я как-то убиралась, ничего не нашла.
   - Оружие в тайнике.
   - Тайнике? У меня нет здесь тайника.
   - Зато у меня есть. Обычный человек никогда его не найдет. Ты одеваться собираешься или и дальше будешь валяться на постели?
   - Позволь спросить, чем тебе не нравится эта пижама? Я специально выбрала именно такую, потому что она вполне приличная.
   - Это с твоей точки зрения она приличная. А вот мне так не кажется, - я открыла рот, чтобы напомнить, кто хозяин в этом доме, и что я буду одеваться как хочу. Но сдулась под пристальным взглядом черных глаз. И вспомнила, что сообщила мне вчера мама. Дэн уже накинул халат, и с полотенцем в руке пошел в ванную. На выходе обернулся:
   - Может, для разнообразия, сегодня ты приготовишь завтрак?
   - Запросто. Овсянка сгодится? - ехидно поинтересовалась я.
   - Вполне. Обожаю овсяную кашу, - я невольно скривилась. Терпеть не могу овсянку, и никогда не встречала человека, который бы ее любил. Однако парень был абсолютно серьезен.
   - А как я буду варить, плиты-то нет? Не представляю, как можно что-то приготовить в камине. Ты учти, что я вообще впервые вижу подобный шедевр печного искусства.
   - На месте твоя плита. Присмотрись внимательнее, увидишь.
   Плиту я разглядела не сразу, но оказалось это забавным: смотришь вокруг - дворцовая обстановка, а прищуришься на что-то - и проступает старая мебель, которая, кстати сказать, значительно ближе к середине. Моя-то кухня теснее была. Получается, мы ходим сквозь мебель и стены квартиры? А сквозь нынешнюю обстановку я могу ходить? Провела опыт - прищурившись, попыталась пройти через обеденный дворцовый стол. Нифига! Потерла ушибленное бедро. Потом четко зафиксировала местоположение плиты, задней стенкой "вросшей" в камин, и осторожно потрогала ее рукой - на месте. Пройти сквозь нее тоже не смогла. Бред какой-то. Это я теперь постоянно буду натыкаться на старую-новую мебель? Зона повышенного травматизма, а не квартира! Но за время варки овсянки я забыла об этом, потому что мучительно раздумывала над своими проблемами. Как быть - ума не приложу. Двигалась по кухне на автомате и ни разу ни на что не налетела.
   Во-первых, мне предстоит появиться на учебе после трех дней отсутствия. Представляю, что все подумают на этот счет. А во-вторых, по здравом размышлении, я решила не посвящать короля в намечающуюся проблему с подругой. Не сомневаюсь, какова будет его реакция - соберет вещички и поминай, как звали. А я просто не могу его так отпустить - в неизвестность. С ума сойду. И потом, кого я дурю? Не хочу я его отпускать - привыкла уже к его присутствию в доме, привыкла к его чудесам... и вообще, не хочу, и все!
   За завтраком нервничала. Вообще бы не стала есть, но Дэн так глянул, что я молча положила себе порцию и взялась за ложку. Жевала геркулес, не чувствуя вкуса, и волновалась, как перед экзаменом.
   - Дэн, какие у тебя планы на сегодня? - поинтересовалась я осторожно.
   - Мы, кажется, договорились ехать в университет.
   - А потом?
   - Почему тебя это интересует?
   - Мне надо знать. Днем ты будешь дома? - парень заинтересованно приподнял брови:
   - Ты кого-то ждешь в гости? - вот ведь зараза, мысли мои, что ли, читает. Впрочем, не удивлюсь, если так и есть. С него станется. Маг хренов. Только этого мне и не хватало.
   - Да, подругу, - не буду врать без необходимости.
   - Нет, меня не будет. Собираюсь продолжить объезд адресов.
   - Что за адреса? Ты вчера сказал, я ничего не поняла.
   - Проверяю объявления о магических услугах, которые публикуют в ваших газетах.
   Я медленно прожевала кашу, и начала осторожно говорить:
   - Ты всерьез полагаешь что-то найти по этим адресам? По-моему, все так называемые маги - сплошные шарлатаны.
   - Может, и я шарлатан?
   - Не о тебе речь. Но я бы на твоем месте не рассчитывала найти у нас чудеса.
   - А чем же, по-твоему, мне заниматься в вашем мире, как не поиском чудес? Может, смириться с невозможностью оных и устраиваться потихоньку на жительство? Этого не будет! Я вернусь домой, чего бы это ни стоило! Сломаю эту чертову блокировку на перстне и залью его магической силой до краев! Пусть мне для этого понадобится выпить силу тысячи человек! - при этих словах у парня было такое лицо, что мне стало страшно. - И я не теряю надежды найти хоть слабенькое место силы. Не может быть, чтобы на всей планете не было ни одного. Очень жаль, что сейчас зима, причем зима суровая. Для начала стоило бы поездить по окрестностям. Если не найду точных указаний в книгах, придется ждать тепла.
   - Ты очень скучаешь по дому?
   - Скучаю? - наклонил голову Дэн. - Это очень неточный термин. Все мои мысли - там. Ты не представляешь, какая сложная обстановка в моем королевстве. К нам едет эльфийское посольство - впервые за двадцать лет! Разведка донесла, что в подземных пещерах дроу необычное оживление. Есть сильное подозрение, что они готовят вторжение на наши земли. А что это такое, тебе лучше не знать. Дроу безжалостны! Там, где они побывали, остается только кровь и смерть! Они никогда никого не щадят! И они невероятно сильны. Союз с эльфами - единственное, что может нам помочь удержать их под землей. Ну, не считая этого, - показал он на свою руку с перстнем на пальце. - А я здесь! Из всей правящей семьи осталась только моя сестра. Ей семнадцать. И я знаю, что сделают мои враги, благодаря которым я оказался в вашем ненормальном мире. Первым делом они попытаются выдать принцессу замуж - за своего ставленника. Конечно, им не удастся сломать ее так сразу. Силы воли Элианели не занимать. К тому же она маг, о чем никому не известно. Отец, а потом и я скрывали этот факт так же тщательно, как и мои способности к магии. Но рано или поздно ее склонят к замужеству. В одиночку со всеми ей не справиться.
   Я тихонько сидела, забыв о своих проблемах. Страстная речь короля меня поразила. Сейчас я хорошо прочувствовала всю разницу между нами - в возрасте, опыте, социальном положении. Беда у человека, страшная беда. Как бы я стремилась домой, попади в неизвестный мир? Наверное, так же. Только сил и знаний у меня не в пример меньше. И я не несу такой ответственности за судьбу целой страны, как он. А если честно, вообще ни перед кем не несу ответственности. И терять мне особо нечего. Исчезни я из нашего мира сейчас, оплакивать меня будут только родители. Подружки прослезятся и вскоре забудут.
   - Но ведь тебя должны искать.
   - Разумеется. Только все не так просто. Те, кто отправили меня сюда, постараются максимально осложнить поиски. А если это кто-то из ближайшего к трону окружения, а я думаю, что это так, то поиски вообще могут стать чисто номинальными. По-настоящему преданных мне людей очень мало. Слишком недолго я правил. А друзей так и вообще, считай, что нет. Точнее, друг у меня один. И он не маг. А сестре просто не дадут возможности искать меня. Так что на помощь оттуда рассчитывать не приходится. И не вздумай меня жалеть! Я это не для того говорил. Просто знай, между чем и чем стоит мой выбор. Там меня ждет жизнь, полная до краев, во всех своих проявлениях, здесь - лишь прозябание. Как ты думаешь, стоит мне ради возвращения прикладывать все усилия?
   - Да я уже поняла, что, по твоему мнению, наш мир яйца выеденного не стоит.
   - Отнюдь. Он меня очень интересует. Ваши технические достижения удивительны. В перспективе я бы хотел здесь многое позаимствовать. Только одно меня удивляет - как низко пало ваше общество в духовном плане, достигнув невиданных высот. Возможно, это плата за успех. Об этом стоит задуматься.
   - Кстати, о плате, - парень встал и сходил в комнату. - Возвращаю свой долг, - на стол легло несколько крупных купюр. Я опасливо покосилась в их сторону.
   - Дэн, это много. Я сейчас покажу свои подсчеты, и надо вычесть то, что...
   - Маша, не унижай меня этой мелочью, - остановил он меня. - Не буду я разбираться в твоих записях. Просто возьми. Считай, что проценты набежали.
   - Но я не могу так! - попыталась протестовать я.
   -.Ты не можешь, а я должен мочь?! Сумма покрывает твои расходы?
   - Более чем, - кивнула я.
   - Прекрасно! А остаток... пусть это будет моя доля по оплате квартиры. Этот пункт ведь ты не посчитала? - с торжествующей улыбкой закончил парень.
   - Нет, - отозвалась я и закончила шепотом. - Только за нее уже было заплачено. И купюры большие.
   - Тебе помельче дать?
   - Если можешь. А то у меня даже на автобус нет.
   - Мы поедем на такси, - Дэн заменил деньги на более мелкие. - Выезжаем через полчаса.
   Я угрюмо кивнула. За время завтрака он очень хорошо дал мне почувствовать пропасть между нами. А между тем, сейчас мы приедем на факультет вместе, и меня съедят живьем. И возразить против его посещения мне нечего. Он ведь едет по делу. Пожалуй, самым мудрым будет просто игнорировать все разговорчики и подколки. Вот только легко сказать. А еще надо поговорить с девчонками, нет ли у кого в общаге свободной койки. Тем и буду себя уговаривать: разговоры побоку, главное, пристроить Наташку, иначе это будет фатально.
   Решившись, пошла собираться. Когда я увидела Дэна, готового к выезду, смогла только восхищенно охнуть. Никогда у меня не было такого элегантного и представительного брата. Он одел темно-серый деловой костюм, потрясающе ему идущий. Белая рубашка, темно-бордовый галстук. Не иначе, решил произвести впечатление на весь мой факультет. Да, с таким серьезным человеком и профессора поговорить не откажутся. Впрочем, огоньки восхищения в глазах мне пришлось спрятать, чтобы не нарваться снова на проповедь из разряда "вы, милая девушка, ждете других отношений...". Даже комплимент сказать нельзя. Но я решила отомстить ему. Выбрала короткую юбку, открытую блузу и цвета загара капроновые колготки. А что? Езжу я теперь исключительно на такси, так что не замерзну. И почему это в угоду человеку, которому на меня плевать с верхней полочки, я должна одеваться, как он считает приличным? Тщательно, чтобы хоть немного скрыть следы болезни, накрасилась. Когда я в свой черед предстала перед парнем, он оглядел меня сузившимися глазами, и уже открыл рот, чтобы разразиться тирадой, но я выпалила, опередив его:
   - Не хочу слушать, что ты думаешь об этой одежде. В нашем обществе она прилична, и я поеду на учебу в ней. Мне надоело, что ты командуешь мной по любому поводу. Никаких прав на это у тебя нет. Если не нравится, можешь ехать отдельно. Я притворюсь, что мы не знакомы. Думаю, что в таком виде, - я махнула рукой в его сторону, - даже Танька тебя не узнает. А разбираться в моих отношениях с группой тебя никто не заставляет.
   - Если тебе нравится одеваться, как гулящей женщине, это твое право. Я не буду вмешиваться, - с холодной усмешкой ответил Дэн.
   - Сейчас же забери свои слова обратно! - я приблизилась к парню, уперев руки в бока. - Ты не имеешь права оскорблять меня!
   - Я бы ничего и не говорил, но ты ведь сама напрашиваешься.
   - Дэн, извинись!
   - Извините, сударыня. Беру свои слова обратно. Вы прекрасно выглядите, - с полупоклоном произнес он. - Так лучше?
   Я кинула на него оскорбленный взгляд, и села, закрыв лицо руками:
   - Тебе нравится издеваться надо мной.
   - Машенька, - я почувствовала, что Дэн сел рядом. - Ты прекрасная девушка, нетипичная для своего времени: искренняя, заботливая, замечательный друг. Зачем ты хочешь показаться хуже, чем есть на самом деле?
   - Дэн, ты заставляешь меня вредничать. Когда ограничивают мою свободу, я начинаю упираться. В конце концов, в такой одежде ходит половина студенток. Чем я хуже? Тем, что у меня появился внеплановый брат? Который запрещает мне элементарные вещи, о которых с настоящим братом я бы и не задумалась.
   - Например?
   - Например, поплакаться в жилетку. Чтобы меня обняли, по-братски, и пожалели. Ты же никогда этого не сделаешь.
   - Хочешь поведать свои печали? Ну вот тебе моя жилетка, можешь плакать, я высушу пятна, - парень оттянул лацкан пиджака, под которым и впрямь оказалась жилетка. Я невольно улыбнулась - как буквально поняли мои слова. Однако воспользоваться приглашением не решилась. Дэн, видя мои сомнения, осторожно обнял меня одной рукой и притянул себе на грудь. - Рассказывай, что случилось, девочка. Ты с утра сама не своя. Уткнувшись в его плечо, шмыгнула носом:
   - Я ужасно нервничаю.
   - Оттого, что я еду на твой факультет?
   - Да. Боюсь, что реакция на твое вмешательство окажется прямо противоположной той, что ты ожидаешь. Все лишь убедятся, что, по крайней мере, часть слухов оказалась правдой. А начнешь оправдываться, только хуже будет.
   - Маша. Я даю тебе свое королевское слово, что ситуация после моего визита исправится. Ты мне веришь? - я подняла голову и взглянула в его глаза:
   - Верю. Только не представляю, как ты этого добьешься.
   - Обещаю, что те, кто порочил твое имя и разносил слухи, по меньшей мере, замолкнут, а кто-то даже станет поборником твоей репутации. Если не помогут простые слова, я прибегну к магии.
   Данное слово немного приободрило меня. Чтобы закрепить успех, я хотела попросить, чтобы Дэн ни в коем случае не приезжал домой днем, но тут запиликал мой телефон. Наверное, Ольга. Вот еще с репетицией надо что-то делать.
   Помедлив минутку, я с сожалением освободилась из уютных братских объятий и побежала на зов телефона. Звонила не Ольга. Мужской голос сообщил, что у подъезда нас ожидает машина. Дэн извинился, что дал мой номер в службу такси, когда договаривался вчера. И пообещал сегодня же приобрести телефон себе. Вместе с часами. И помощь в этом деле ему уже не нужна. Он гораздо увереннее чувствует себя в нашем городе и лучше разбирается в технических диковинках, чем неделю назад. Интересовался вопросом. Да-да, прошла всего неделя, а мне она показалась целым годом.
   Я подхватилась было бегом собираться, но Дэн остановил меня:
   - Десять минут мы тебя подождем. Если тебе нравится эта одежда, и ты в ней себя увереннее чувствуешь, можешь в ней и ехать, но поверх, все же, одень что потеплее, не слишком умно после болезни щеголять в мороз с голыми ногами. Возразить было нечего.
  

***

   И вот мой родной факультет. Я попросила таксиста остановиться за углом здания, потому что на крыльце обычно курит толпа студентов. Мое явление из такси в сопровождении мужчины будет увесистой плюшкой на весы сплетников. Хотя... толку-то теперь скрываться. Если этот мужчина сейчас войдет вместе со мной. Прежде чем выйти из машины, Дэн сжал мою руку, и пристально посмотрел в глаза:
   - Все будет хорошо, - как ни странно, эта избитая фраза придала мне уверенности. Теперь он уже не требовал от таксиста распахивать перед ним дверь. Открыл сам, и подал мне руку. А я почему-то подумала, что тогда он так разъярился оттого, что попросту не знал, как ее открыть, эту машинную дверцу.
   И все же меня застукали как раз в момент выхода из такси. Я, значит, такая выползаю, крепко уцепившись за руку Дэна, потому как красиво выходить из машины не умею, и тут из-за угла кучка девчонок с сигаретами в руках, среди которых две моих одногруппницы. Чего они сюда приперлись перед началом занятий? Дома не накурились, что ли? Досадно. Пришлось поздороваться, игнорируя многозначительные взгляды. Дэн же брезгливо сморщился при виде прикуривающих девчонок и сразу отвернулся.
   В гардеробе, конечно, давка. Парень увел меня в угол, закрыв своей спиной от других, скинул свою куртку, принял мою шубу, и сказал, что сам сдаст.
   - А номерок?
   - Потом отдам. Ты точно продержишься первые пары?
   - Думаю, да. Семинар же.
   - Значит договорились. Иди.
   Тут у меня запиликал телефон, и, взглянув на экран, я сама поспешила выйти из гардероба. Ольга звонит.
   - Привет. Как здоровье? - сразу начала она атаку.
   - Нормально.
   - Приедешь?
   - У меня проблемы. Наташка сегодня приезжает, надо куда-то ее пристроить, - черт, получается как очередная отговорка.
   - Какая Наташка? Суворова?
   - Да. Мы же учимся вместе. У нас сессия с понедельника. Вот она и едет. А мне ее деть некуда.
   - Перекантуется у тебя пару дней, да найдет что-нибудь.
   - Невозможно у меня, - замялась я. - Никак.
   - Почему?
   - Долго рассказывать. У тебя нет вариантов, случайно?
   - М-мм. Надо подумать. Может, и есть. Во сколько она будет?
   - Около трех часов.
   - Тогда позже созвонимся, я поговорю с народом.
   - Только учти, что ей насовсем надо, после сессии она остается.
   - Так что ж ты сразу не сказала?! Е-мое! Это ж меняет дело!
   - Да? Есть вариант? - обрадовалась я.
   - Возможно, - туманно ответила подруга. - Как встретитесь - звоните.
   - Оль! Ты меня спасла!
   - Погоди благодарить, это еще неточно. На всякий случай, у себя тоже поспрашивай.
   - Конечно!
   - Ну уж если утрясется это дело, тогда-то ты приедешь?
   - Обязательно, Оль!
   - Ну все, пока. У меня до пары куча дел еще.
   - Да я тоже на учебу приехала. До связи.
   Настроение немного улучшилось. Какая-никакая, а все-таки надежда.
   Я поднялась на третий этаж. Дошла до заочного отделения, ознакомилась с вывешенным расписанием сессии. Контрольную методистка не взяла, сердито объяснив, что поздно, и договаривайся теперь с преподавателем, как хочешь. Вот черт! Сходила к стенду с общим расписанием. Дмитрий Алексеевич будет только к третьей паре. Вот тогда и занесу ему контрольную. Перед входом в аудиторию выдохнула, сказав себе: "Дэн слов на ветер не бросает. Значит, морду тяпкой - и вперед".
   Половины народа еще не было. Поздоровалась с присутствующими, отметив, что народ перед семинаром явно трясется. Кто-то что-то читает, обложившись книгами. Я тоже выложила пару книг и тетрадку, а то совсем без всего на семинаре будет как-то подозрительно. Вошедшие Танька с Юлькой сразу узрели меня:
   - Машка! Пришла, наконец. Мы уж думали, ты со своими делами совсем учебу забросила.
   - Я болела.
   - Ну да? - недоверчиво воскликнула Танька.
   - Посмотри на меня. Что, не видно?
   - Есть немного. Так может, ты того.
   - Чего - того? - я внимательно смотрела ей в глаза.
   - Да влюбленные первое время вообще из постели не вылезают, ни днем, ни ночью, - откликнулась Юлька. - Будет тут утомленный вид.
   - Мы не влюбленные, Юля. И я кому-то уже говорила, что у нас ничего нет. Так что больше не хочу слушать от вас грязные намеки. Танька, ты меня поняла?
   - Маш, да я ничего. Ты обиделась?
   - Что ты. Мне очень нравится, когда весь истфак на ушах стоит, перемывая мне кости. Тебе бы тоже такое понравилось, верно? - Танька не успела ответить, потому что вошли наши курильщицы.
   - Что, Маш, твой бойфренд приехал тебя пасти? Весь из себя такой. Богатый мальчик? Ты теперь крутая, с утра - уже на такси.
   - Машка? На такси? Что вы брешете?! - Танька с Юлькой изумились.
   - А что нам врать? Пусть сама скажет, - девчонки уставились на меня. Вновь прибывающие на ходу ловили последние новости.
   - Да, на такси! И что? Я болела, мне мерзнуть нельзя.
   - А кто это с тобой приехал, дядя доктор?
   - Кто со мной приехал, вас никаким боком не касается. Ему на кафедру надо.
   Вокруг поднялся гвалт. Ну как им всем рты заткнуть? Я привстала:
   - Группа! Баста! Вы меня достали! Если не угомонитесь к третьей паре, пеняйте на себя! Я не шучу.
   В ответ раздались смешки, кто-то присвистнул. И это еще не все подошли. Главного заводилы Звонникова нет.
   - Что за шум, а драки нет, - Лешка пришел.
   - Да вот, Машка угрожает нас всех урыть после семинара.
   - По поводу?
   - Три дня прогуливала, сегодня на такси прикатила и дружка с собой притащила, а все еще отпирается. Вон, девчонки видели, - Лешка хмыкнул:
   - Маш, правда? А где он?
   - И ты туда же? Что, вообще нормальных людей нет?
   - Маш, да что ты с ними разговариваешь, с дураками. Успокойся, - ко мне подошла Люда, как всегда спокойная и рассудительная. - Не обращай на них внимания. Девчонкам завидно - их-то никто на такси не катает.
   - Я и не собираюсь с ними разговаривать. А уж оправдываться - тем более. Думайте, что хотите, только меня не трогайте. Не знаю как у вас, а у меня сейчас семинар, - я демонстративно уткнулась в книгу, больше не слушая, что говорят вокруг. Мне бы про Наташку надо спросить, но как теперь это сделать? Это же все по новой выслушивать придется. Народ погалдел и разбрелся по своим местам, а Танька села рядом:
   - А он, правда, приехал?
   - Да, по делам.
   - По каким делам?
   - По своим. На кафедру истории России.
   - Он что, историк?! - Танькины глаза округлились.
   - Можно и так сказать. Попросил меня помочь в исследовании.
   - Интересно. А ты, правда, болела?
   - Да.
   - А чего не позвонила? Мы бы хоть приехали. Помогли чем.
   - Таня. Дэн обо всем позаботился не хуже вас.
   - Да брось. Мужики с больными возиться не любят.
   - Значит, он - исключение.
   - А говоришь, ничего у вас нет.
   - Таня! - прорычала я. - У нас ничего нет! Нет! Нет! И еще раз нет!
   Мимо проплыла Наташа-фотомодель. Кинула на меня ехидный взгляд.
   - Тогда ничего не понимаю. Возиться с больной девчонкой мужик может только от большой любви.
   - Ты ошибаешься. Я ведь говорила, он считает меня сестрой.
   - Да плевать им на сестер! - Еще немножко, и я краснеть начну.
   - Слушай, отстань уже. Иди к семинару готовься.
   - Толку-то. Перед смертью не надышишься. Сейчас ты как? Помню, как ты в прошлом году с температурой на пары ходила, ненормальная.
   - Сейчас хорошо.
   - А то так выглядишь... ну, видно, что болела. Похудела, хотя куда тебе худеть-то.
   - О! Соколова пришла. - Блин, Паша явился. - Здравствуй, Маша, - преувеличенно вежливо обратился он ко мне.
   - И тебе не хворать, - мрачно отозвалась я, предчувствуя, что будет дальше.
   - Чем же это ты была так занята с понедельника? Наверное...
   Но Звонников не успел досказать свою "умную" мысль, потому что зашел декан и с ходу парой фраз настроил всех на серьезный лад. Народ быстро разбежался по своим местам, и начался семинар.
   К концу первой пары большая часть группы уже выдохлась. Ручеек знаний начал истощаться. Диалог с профессором поддерживали самые стойкие, среди которых уверенно держалась и я. А впереди была еще целая пара, на которую остался один вопрос и выводы по теме. Общим голосованием было решено не прерываться, а лучше пораньше закончить. Продолжили. За три часа семинара я по достоинству оценила, что такое абсолютная память! Это вам, ребята, не хухры-мухры! Если я с этим заклинанием и дальше буду готовиться к экзаменам, о сессии можно вообще не беспокоиться. Нужные сведения послушно всплывали в моей голове по первому требованию. При этом я помнила не только то, что читала, но и что думала в тот момент, на чем акцентировала свое внимание. На меня смотрели изумленными глазами все - и студенты, и декан. Я одинаково свободно рассуждала о раздроблении Японии в "эпоху воюющих провинций" и кодексе чести "бусидо" японских самураев. По окончании семинара состоялась традиционная "раздача слонов". Автомат получили три человека, но я в их число не вошла. Моему разочарованию не было границ. Декан снял очки, потер переносицу и устремил свой взор на меня:
   - По поводу вас, Соколова. Я не могу поставить вам зачет автоматом, потому что вы из заочной группы, а здесь присутствуете вроде как вольнослушателем, - по аудитории пронесся возмущенно-злорадный ропот. - Но, скажу честно, вы меня удивили. Это ваша любимая тема?
   - Просто я хорошо подготовилась, - в ответ декан крякнул. Побарабанил ладонью по столу. - Вы еще не думали, на какую кафедру пойти на диплом?
   - Эээ, нет.
   - Контрольную по моему предмету сдали, так?
   - Да. - Чего он резину тянет?
   - Тогда разрешите вас на разговор, ненадолго. Все остальные могут быть свободны.
   Я вздохнула и подошла к преподавательскому столу.
   - Пойдемте в деканат, там тише. Можно спокойно поговорить.
   Я шла вслед за деканом и тревожно вглядывалась в коридоры. Где-то здесь ходит Дэн. Он должен подойти на этой перемене. До нее еще минут десять, конечно, но вдруг. И что он, интересно, делал тут две пары - три часа все-таки. Кабинет декана оказался довольно скромным. Раньше мне тут бывать не доводилось, только в приемной. Секретарша глянула на меня из-за компьютера и хмыкнула.
   - Садитесь, - профессор устроился за своим столом, повертел в руках ручку с золотым пером - свою гордость, о которой среди студентов ходили легенды. - Вы меня сегодня порадовали. Подобных семинаров у меня не случалось уже лет десять. Да что там десять - лет пятнадцать точно. А уж девушки военную историю вообще недолюбливают. В понедельник мне показалось, что вы как заочница решили не участвовать в семинаре. Не хотите развить эту тему на диплом? - я изумленно уставилась на декана:
   - Игорь Васильевич, я как-то... даже не знаю.
   - А вы подумайте. У вас явный талант. С прошлого года запомнил. Как мы с вами тогда поспорили на экзамене! Ох, вы отстаивали свою точку зрения! - улыбнулся профессор. Я лихорадочно обдумывала предложение. Это шикарный шанс. Декан кого попало в дипломники не берет. Защищаться у него - да это круто! Потом и с аспирантурой проблем не будет. Но тема... - Вот только вы заочница, а у меня к заочникам предубеждение. Но я подумаю, что можно сделать. Есть подозрение, что кое-кто из вашей группы отсеется после сессии. У меня ведь давно лежит ваше заявление о переводе на дневное отделение. Сдадите сессию хорошо, подумаем об этом. - Я замерла. Перевестись на дневное. Да это моя мечта! Как я ревела в прошлом году, когда не прошла по баллам. Пришлось сдавать на заочку. Платить за учебу у родителей денег не было. У отца последние годы проблемы на работе. - А с зачетом... вы уж походите во время сессии на мои лекции. Потом приготовите один вопросик, на свой выбор. И на тему контрольной побеседуем. Как вам такое предложение? Не откажите мне в удовольствии пообщаться с умным человеком. Сейчас такие студенты редкость.
   - Игорь Васильевич. Тут Владимир Андреевич с каким-то молодым человеком. Поговорить хотят, - заглянула секретарша.
   - Ну, пусть заходит. Чего ему надо? Утром же виделись. Так вы подумайте, Соколова. И сдавайте сессию, желательно, на "отлично".
   В дверях я столкнулась со щупленьким профессором Кротовым, которого раньше видела только мельком. С порога он начал что-то говорить о спецкурсах и научных статьях, но я его не слышала, потому за ним шел Дэн. Сердце замерло. Мы приостановились и перекинулись парой фраз. Он поинтересовался, не утихли ли разговоры. Получив отрицательный ответ, сказал, что не успевает зайти ко мне сейчас, но в следующий перерыв обещал быть непременно.
   - Держись, - сказал он мне на прощанье и обернулся к двум профессорам. И зачем он пришел к декану, интересно.
   Я сбегала в свою аудиторию за контрольной, и пулей вылетела в коридор, потому что Паша тут же начал спрашивать меня о лунных ночках.
   На кафедре международных отношений я разыскала Дмитрия Алексеевича, и с извинениями попыталась отдать ему контрольную, которую он не взял, а ехидно поинтересовался:
   - Что-то вы припозднились, чем всю неделю заняты были?
   - Я болела.
   - Да ну? Наверное, и экзамен будете сдавать не в состоянии.
   - Дмитрий Алексеевич, ну я же до сессии успела. Извините меня, я тогда ляпнула глупость, потому что голова раскалывалась, а к вечеру вообще с температурой слегла.
   Преподаватели с интересом прислушивались к нашему диалогу:
   - Дмитрий Алексеевич, ну смилуйся над девушкой. Может, правда, болел человек, - вступился за меня кто-то.
   - Болела она, как же, - отозвался тот. - Ладно, давайте свою контрольную. Посмотрю, что вы там написали, в бреду. Ой, да еще от руки. - Преподаватель, недовольно сморщившись, изволил, наконец, принять мою работу. Я облегченно выдохнула:
   - Спасибо, - и хотела выйти, но меня догнал его голос:
   - Про третий вопрос я не забыл. И вы, будьте добры, не забыть. Готовьтесь, - и мерзко так усмехнулся.
   В аудиторию я возвращалась вся в мрачных думах. Историю средних веков придется штудировать под заклинанием, и самым тщательным образом. Похоже, мой длинный язык в понедельник оказал мне медвежью услугу.
   Едва я опустилась за свою парту, Звонок тут же уселся напротив и с ужимками, над которыми и я бы посмеялась, если бы дело не касалось меня, начал допытываться, до какой страницы Камасутры можно добраться за три дня. А проходила ли я вот такую позу? А такую? Я отмалчивалась минуты три. Потом не выдержала:
   - Звонок, заткнись!
   - А правду говорят, что ты своего дружка с собой притащила, чтобы на переменах время зря не терять? И где он тебя ждет? В туалете? - народ вокруг уже бурлил, кто-то хихикал. Девчонки попытались вступиться, но Звонок и в их адрес отпустил пару подобных комментариев. Явно в ударе сегодня. Сальные шуточки сыпались со всех сторон. Меня уже трясло, щеки горели.
   - Считай, что ты нарвался, - процедила сквозь зубы.
   - Правда? Как интересно. И где же твой защитничек? Говорят, ты уже обещала предъявить его на этой перемене. Не вижу, - Пашка, приставив ладонь ко лбу, тревожно огляделся.
   - Я тебя предупредила по-хорошему. Когда ты его увидишь на следующей перемене, не обрадуешься. Это касается всех.
   - Пашка, опять ты к ней пристал. Язык, как поганое помело, - пришел Лешка, которого не было всю перемену.
   Слава Богу, наконец, началась пара. Я далеко не сразу въехала, о чем нам рассказывают. Но к середине все же взялась за конспект. Так хоть отвлечься можно. Приближался перерыв, я поглядывала на часы каждую минуту, и отчаянно молилась, хоть бы Дэн сразу пришел. Еще несколько минут в обществе Паши Звонникова я не вынесу. И не сбежишь. Когда Звонок входит в раж, может ходить за человеком по коридорам и донимать его, куда бы тот ни пошел.
   Преподаватель, подхватив портфель, удалился. Народ потягивался, кто-то собрался в столовую.
   - Эй, не расходиться, - Паша Звонников вышел к доске, злорадно поглядывая в мою сторону. - Сейчас на наши головы упадет кара небесная, как предрекала нам непутевая подруга наша Мария Соколова. А пока мы ее (кару) ожидаем, Машка поведает нам, каково в постели с длинноволосатыми мужиками.
   - Маша ничего не поведает, зато я расскажу интересную историю, - в дверях возникла фигура в темно-сером костюме. Король. Глаза недобро прищурены. Окинул взглядом затихших сразу студентов. - Значит, вы и есть историки второго курса, с которыми имеет несчастье общаться моя сестра. Похоже, дело серьезнее, чем я ожидал. Маша, иди сюда. Остальные остаются на своих местах! - в голосе короля звучал металл и неприкрытая угроза. Я неуверенно подошла к нему. - Вы, молодой человек, тоже присядьте, с вами я буду беседовать отдельно, - многообещающе кинул он Звонникову. Пашка дернулся ответить, но буквально захлебнулся воздухом. С задних парт раздались голоса:
   - Вот с ним и разбирайся, а мы пошли.
   - Перемена короткая. Не собираемся мы тут сидеть.
   - Молчать! Я никому не давал слова! Маша, - обратился король ко мне и зачем-то внимательно осмотрел потолок в центре аудитории. - Забирай тех, к кому у тебя нет претензий, и выходите в коридор. С остальными я поговорю.
   Группа смотрела на меня изумленными и немного испуганными глазами.
   - Ни хрена себе! - раздался чей-то голос в тишине.
   Я назвала полтора десятка человек, двое их которых все же остались. Таньку вернул Дэн, заявив, что ей как главной виновнице не помешает послушать то, что он скажет. А Лешка остался сам, пояснив, что как староста не может бросить свою группу. Вдруг тут сейчас произойдет массовый геноцид историков.
   - Благородно с вашей стороны, - усмехнулся Дэн. - Что ж, оставайтесь. А вы идите, - кивнул он мне и ободряюще улыбнулся.
   Едва мы вышли в коридор, дверь за нами со стуком захлопнулась, и щелкнул замок. Вышедшие вместе со мной настороженно и с любопытством посматривали на меня, ожидая объяснений.
   - Маша, это он и есть? - не выдержала Люда.
   - Да, - мрачно отозвалась я. Боюсь представить, что он там делать собрался. Явно не разговоры разговаривать.
   - Серьезный человек. От одного взгляда мурашки по коже.
   - Да-а, Соколова, и где ты такого мужика взяла?
   - А я думала, врут девчонки, оказалось, не совсем.
   - Молчи, дурочка, присоединиться захотела? - тихонько переговаривались одногруппники. Кто-то из парней предложил пойти - перекурить, но большинство осталось, посмотреть на результат воспитательного процесса.
   К нам подходил народ из других групп, интересовался, чего это мы тут толчемся, вроде для экзаменов рано. Ребята немного нервно шутили на тему полиции нравов. Кто-то пытался толкнуться в дверь, но безрезультатно. Внутри стояла полная тишина.
   - Они там изнутри закрылись, что ли? Что происходит-то?
   Глядя на мое нахмуренное лицо, девчонки и парни сплавляли особо ретивых. Перемена показалась мне бесконечной. Никто не выходил. И никто из вышедших со мной так и не ушел от двери. Любопытство на лицах сменилось откровенной тревогой.
   - Второй курс! Чего это вы тут стоите? - от звонкого голоса Светланы Николаевны, которая вела следующую пару, все вздрогнули. Ожидание к тому моменту достигло наивысшей точки. Все растерянно посмотрели на меня. Тут дверь без шума распахнулась, а за ней оказался Пашка Звонников, которого вел Дэн, ухватив за шею сзади. На лбу короля проступила испарина, плечи вздрагивали, а, заглянув ему в глаза, я отшатнулась. Это были глаза голодного хищника, предвкушающего сытный пир.
   - Простите, надеюсь, я вас не задержал. Можете заходить, - кивнул он ничего не понимающей преподавательнице и потащил Пашку по коридору. Тот практически не сопротивлялся.
   - Что тут происходит? - спросила она у нас. Молчание. - Молодой человек, вы куда моего студента тащите?
   - Ему необходимо преподать урок хороших манер, - приостановившись на мгновение, пояснил Дэн. - Не переживайте, он скоро вернется, живой, и почти невредимый.
   - Кто это? - вновь попыталась прояснить ситуацию Светлана Николаевна, пытливо вглядываясь по очереди в наши лица. - Соколова, почему все смотрят на вас?
   - Давайте зайдем? - довольно нервно предложила я. - Это мой... брат был. Воспитывал мою группу.
   Аудитория встретила нас гробовой тишиной. Я в страхе взглянула на парты, ожидая увидеть горы трупов. Да нет, все живые. Только сидят тихо-тихо. И на меня никто не смеет поднять глаз. Преподавательница удивленно оглядела притихших студентов, повеселела, хмыкнула чему-то и начала лекцию. Я дрожащей рукой стала записывать. Минут через десять дверь распахнулась. Вошел Паша, на скуле которого красовался свежий кровоподтек. За ним Дэн:
   - Прошу прощения, разрешите прервать вас на минутку. Давай! - подтолкнул он Пашку. Тот неуверенно приблизился ко мне, остановился, переминаясь с ноги на ногу. В аудитории стояла абсолютная тишина, хуже, чем даже на экзаменах. - Начинай, что молчишь?
   - Маша, извини меня, пожалуйста. Я больше никогда не буду такое говорить. - Я, приоткрыв рот, переводила взгляд с одного парня на другого. В глазах Дэна было холодное спокойствие, а во взгляде Пашки плескался откровенный ужас и жгучий стыд.
   - Все слышали? Советую каждому из вас подойти к Маше в перерыве, и повторить эти слова. В ближайшее время я буду появляться на вашем факультете по своим делам. Если услышу хоть одно слово на известную вам тему, с тем человеком побеседую, как с Павлом. Предупредите всех! - король кивнул в сторону Светланы Николаевны, стоящей с круглыми глазами. - Еще раз прошу прощения, что отнял ваше учебное время.
   Дэн направился к дверям, резко развернулся, и пошел обратно:
   - Маша, твой номерок, - он достал из кармана два номерка, закрыл глаза на секунду, выбрал один. - Вот этот. До вечера. - Парень вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   Преподавательница весело усмехнулась, глядя на группу:
   - Что, получили? Поделом вам.
   После пары, вместо того, чтобы отправиться по домам, все выстроились в очередь для извинений передо мной. Я, представив этот кошмар, громко объявила:
   - Слушайте, я уже поняла, что вы всё осознали. Извинения приняты. Можете проваливать по своим делам. Свободны. - С облегчением выдохнув, народ стал расходиться, кидая на меня благодарные взгляды. Пашка все так же сидел на своем месте, не поднимая взгляда. Его со страхом обходили остальные. Я подошла с Лешке, который показался мне самым вменяемым из тех, кто "прослушал лекцию" короля:
   - Леша, скажи, что тут было? - парень поднял на меня крайне задумчивый взгляд:
   - Маш, извини меня.
   - А ты-то за что извиняешься?
   - Даже не знаю, как выразить это словами. Просто чувствую, что все мы были не правы, когда подозревали тебя в порочной связи с Данилом. Он доступно объяснил нам, что кроме братских отношений между вами ничего нет. - Я ошарашено внимала парню:
   - Лешка, что с тобой? Объясни, что тут случилось, а то я с ума сойду.
   - Твой брат с нами поговорил, пристыдил. Я плохо помню, но что-то про мораль вроде, еще про твою болезнь. А потом нам всем стало невыносимо стыдно. Вот и все. Маш, больше никто тебе ни слова не скажет.
   Я поняла, что разговаривать дальше нет смысла. Видимо, мои одногруппники находятся под действием какого-то заклинания. Вот это да! Дэн ни словом не обманул меня.
   Черт! Времени-то сколько! Бегом домой, сейчас же Наташка приедет!
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"