Ландышева Ксения: другие произведения.

Сказка о потерянном короле. Часть 2. Глава 4. А в ресторане...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну, вот и мы. Сама не знаю, что получилось. Возможно, чересчур, но уж как есть. Позже буду смотреть новым взглядом, а пока ничего ни прибавить, ни убавить не могу.
    В приложении к файлу - подборка песен, которые упоминаются в главе.
    07.02. - появились две новые композиции: одна - тот самый вальс из Ромео и Джульетты, вторая - композиция для медленного танца. Приятного прослушивания :)


Глава 4. А в ресторане...

Ах, эта свадьба, свадьба

свадьба пела

и плясала!

   На крыльце ресторана уже ждала делегация встречающих. Начиналась та часть праздника, где распоряжалась Ольга. Долго молодых (и всех нас вместе с ними) мурыжить не стали. Холодно на улице, поэтому первые испытания новобрачные легко и быстро преодолели, а внутри женщины во главе с невестой первым делом отправились приводить себя в порядок. Я с завистью покосилась на Дэна - его белоснежный костюм ничуть не пострадал от прогулок по сугробам, да и вообще он не растерял ни капли своей красоты. О себе я этого сказать не могла, потому мы разделились - он отправился узнавать насчет распределения гостей за столами, а мне требовалось подправить макияж и прическу и настроиться перед выступлением. Ох, сейчас с Мишкой встречаться! За весь день я ни разу не вспомнила о нем, опьяненная вниманием короля. Однако пора спускаться на грешную землю. Уфф, чувствую, что будет непросто. С этого обормота станется что-нибудь выкинуть. Я же его знаю. А к тамаде надо подойти, уточнить время нашего выступления в общем сценарии. Так, значит, сейчас найти Дэна, осмотреться, и к Ольге.
   Наташка, подкрашивавшаяся рядом со мной, пожаловалась на задеревеневшие ноги, и мне стало стыдно. Я-то в ажуре. Она попросилась подержаться за мое бесценное ожерелье и посоветовала далеко от Дэна не отходить, тем более на улицу, а то мало ли. Незнакомых гостей много.
   - Отоварят по голове в темном углу, будет тебе небо в алмазах. Не разочтетесь потом. Сам надел, вот пусть и охраняет теперь. - Насчет не разочтетесь, я как раз была спокойна. Думаю, что эта иллюзия быстро развеется в чужих руках, а вот мое здоровье мне дорого, как память. - Ох, Машка, непрост твой Данил. Сдается мне, что у себя он не последний человек. Дорогую одежду носить умеет. Смотри, все помятые из машин повылазили, а на нем даже ни пятнышка. На белом-то костюме! Опять же ожерелье это. И каким он голосом разговаривает порой! Один вопрос - что он в твоей квартирешке забыл? Что ж вы там за тайны развели? - Так-так-так, а вот эти разговоры нам совершенно ни к чему.
   - Наташ, не хочу я сейчас об этом думать и говорить. Лучше скажи, как мы вместе смотримся?
   - Хорошо смотритесь, даже отлично, не переживай. Неравнодушен парень, только... как будто его что-то держит. Он точно не женат? А то смотри...
   - Да не женат. Точно. Я вот боюсь, не играет ли он со мной. Никак не пойму, когда он серьезен, а когда шутит. Вот сегодня откровенно ухаживает, у меня уже сердце непонятно где бьется - в животе. Ты видела, как он меня на руках тащил? Я уж думала, поцелует, а он меня скорее в машину загнал.
   - Еще бы не видела! Меня девчонки задергали, кто, да откуда. Честно говоря, все подумали, что вы в машину затем и полезли, чтобы нацеловаться от души. И в тепле. А вы - нет?
   - А мы, как всегда - нет. Он меня за водку распекал.
   - Мда. Какое-то у него к тебе отношение... родительское.
   - Не родительское, а братское, я ж рассказывала.
   - Ну, ничего, еще не вечер. А как тебе свидетель показался?
   - Свидетель? Э-э, что-то я его не разглядела. А что?
   - Да уж, нашла, кого спросить. Мимо тебя сейчас президент пройдет - не заметишь. Посматривает он на меня. А я не знаю, какие у него со свидетельницей отношения.
   - У Маринки спроси.
   - Где мне ее теперь поймать, не подступишься. Ты заметила, странная она сегодня какая-то? Вроде и не рада.
   - Это нервное, пройдет. Она ведь беременная.
   - Да все уж об этом шепчутся. Странные люди, и чего теперь скрывать? Женятся же, что еще надо?
   - Мы говорили с ней, во время выкупа. Переживает она, что не выучится толком. И вообще, без настроения. Ничего, после сегодняшней свадьбы все наладится. Они будут очень счастливы, вот увидишь, - в силе королевского благословения я не сомневалась.
   Мы вышли из дамской комнаты и пошли искать своих. Дэн у входа в зал разговаривал с каким-то мужиком из ресторанных служащих. Он показал наш стол, за которым я, кажется, узрела знакомое лицо. Наташка, радостно ойкнув, пулей полетела туда, под неодобрительное покачивание венценосной головы. Мне Дэн торжественно предложил руку, но я сразу предупредила, что сейчас пойду отметиться у тамады, поэтому мы лишь вошли вместе, а внутри я отправилась на поиски Ольги. Народу было туча. Ой, чую, трудновато нам будет молодых от общества увести для благословения. Их самих еще не было видно, а тамада, кажется, мелькнула среди родственников. Дойти я до нее не успела - меня перехватил Мишка. Загородил дорогу, и стоит - молчит. Смотрит сверху вниз и сглатывает. А в костюме он выглядит старше и солиднее. И даже видно, что ходить в нем для него - не редкость. Вот сейчас они с Дэном примерно на один возраст тянут.
   - Привет, - решилась я нарушить молчание.
   - Привет. Ух, классно выглядишь! Ты одна? - с надеждой поинтересовался он.
   - Нет, я же говорила.
   - Жалко. Но ты хоть потанцуешь со мной?
   - Не знаю, Миш, как получится, - обещать мне не хотелось и обижать его тоже. Вспомнилось, как мы танцевали раньше, оттаптывая друг другу ноги. Он ведь медведь еще тот был. Нас даже одно время Машей и медведем звали. Нам обоим такое прозвище жутко не нравилось, что только распаляло остряков местного пошиба.
   - А я тебя искал, там Ольга нас ждет, "цэ у" дать. - Мы прошли к небольшому подиуму, где расположилась тамада со своим хозяйством. В черном платье до колен, она выглядела официально и нарядно в то же время. Подруга заглянула в сценарий, сказала, когда нам готовиться на первую песню, а дальше будем действовать по реакции народа. Потом спросила, где я буду сидеть, чтобы не терять меня из виду. Я указала ей на противоположную сторону зала:
   - Вон, видишь, парень в белом костюме? Рядом с ним и буду сидеть.
   - Это Данил? А губа у тебя не дура.
   Мишка тоже посмотрел, куда я указываю, скривился, как будто отведал лимона и процедил сквозь зубы:
   - Пижон! - мы с Ольгой недобро посмотрели на него. Он перевел взгляд с одной на другую. - Что вы на меня так уставились, как сестры-близнецы? Как есть, так и сказал. Прости, Маша, но вырядился он... хм, вот тот самый и есть.
   - Знаешь что, Миша. Сдается мне, что хрен тебе сегодня будет, а не танцы, - я развернулась и пошла к своему столу.
   - Стой, Маша! - парень догнал меня в три шага. - Ты обиделась? Я не хотел. Само вырвалось.
   - Миша, вернись, пожалуйста. Я тебе что-то сказать хочу, - от ледяного Ольгиного голоса Мишка прикусил губу.
   - Иди. Слышишь - зовут, - я повернулась к Ольге. - Надавай-ка ему по шее, и от меня тоже.
   - Сговорились, да? - усмехнулся он и пошел обратно.
   А я направилась к своему столику. И тут засада! Около сидящего Дэна стояли две великовозрастные девицы годов так по тридцати, попытавшиеся замаскироваться под подростков, безуспешно. Смотрели они такими откровенными взглядами, что мне аж поплохело! С постной миной король отправлял их куда подальше:
   - ...вы ошиблись. За этим столом места распределены. Обратитесь к церем... персоналу, вам укажут ваше место, - махнул он на вход в зал. Правильно-правильно, пусть трясут своими обтянутыми телесами подальше отсюда. Девицы смерили меня оценивающими взглядами, ухмыльнулись, и, проходя мимо, одна громко шепнула другой:
   - И что такой мужик в этой пигалице нашел?
   Шпилька, впрочем, не достигла цели, потому что я увидела улыбку Дэна, и тут же забыла обо всем. Век бы любовалась. Он чинно усадил меня, сел рядом, снова встал, потому что откуда-то примчалась сияющая Наташка, в сопровождении кавалера, спокойно прошедшего на свое место. Значит, не померещилось мне на входе. Дэн покосился на него, отодвинул для нее стул по другую сторону от меня, а тут подтянулись и остальные гости с нашего стола. В соседях у нас оказались двое наших одноклассников, один из них с девушкой, а второй тот самый кавалер, и я даже знаю, почему его посадили вместе с нами. В школе они с Наташкой симпатизировали друг другу, но отношения их за рамки школы не выходили. Они часто болтали на переменах, а иногда дружно сбегали с физкультуры под благовидными предлогами, но не более того. В общем, дружили, вроде нас с Мишкой, но у нас еще было общее увлечение музыкой и пением, а они встречались только в школе и спокойно расставались после уроков.
   Кроме одноклассников были две пары постарше, видимо, из родственников. Одна чета сразу напомнила мне моих соседей - так же вызывающе себя держат, демонстрируя окружающим свое недовольство соседством с зеленой молодежью. Но при этом мужчина сразу окинул взглядом присутствующих девушек, как вроде приценился, есть ли шанс кого склеить (и как это возможно при жене?), а дамочка, сверкающая, как новогодняя елка, уставилась на Дэна. Не обнаружив ответной реакции, она принялась сверлить взглядом меня. И чего ей надо? Потом уже я поняла, что пялится она на мои драгоценности. Ну да, на ней-то тоже что-то там поблескивает. Вот только вся красота украшений теряется на фоне блестящего платья, блеска на волосах и чересчур яркого макияжа.
   Как-то так получилось, что все сразу начали знакомиться. Началось с того, что Вовка, наш одноклассник, представил свою девушку, которая и вовсе оказалась женой. Мы с Наташкой праведно возмутились, почему это нам неизвестно о сем факте. Вот тихушник! Женился, а никто даже не знает. Потом я представила Дэна, а потом все пошли знакомиться по кругу. При этом Дэн склонился ко мне и выразился в том смысле, что этикет у нас ни к черту. Оказывается, представляться друг другу люди должны в определенном порядке. Я ответила ему, что обиженных, кажется, нет, а значит, все нормально Его пострадавшее королевское достоинство, увы, не в счет, потому как он здесь инкогнито.
   Ресторанная кухня не вызвала нареканий со стороны короля, а вот на вино он поморщился. Так что я временами замечала, как он якобы невзначай проводит пальцем по краю своего бокала - наверняка, улучшает вкусовые качества вина. Но этот жест, почему-то, каждый раз вызывал судорожное сглатывание дамочки, сидящей напротив. Я пить пока отказалась, по крайней мере, до своего выступления. Не хватало еще на сцене шататься. Выпила только шампанского при первом тосте. Открывать бутылку Дэн категорически отказался, честно заявив, что никогда этого не делал и не желает залить всех окружающих фонтанирующим шампанским. Мужики поухмылялись, а потом сами же и проделали то, чего опасался король. Хлопнули две пробки, из одной плеснуло слегка, так что почти успели поймать, а из второй игристое брызнуло в стороны, так что все дружно шарахнулись от стола.
   - Головы бы пооткручивал, - вполголоса прокомментировал Дэн, наблюдая, как официантка вытирает пятна на столе.
   Свадебная программа шла своим чередом. Один за другим провозглашались тосты, напутствия, прочувствованные (и не очень) речи. Надо отдать должное Ольге, подготовилась она, как настоящий профессионал. В ходе праздника не повисало лишних пауз, и в то же время не было неразберихи и чехарды. Собственно, это была ее стихия. Еще в школе она вела классные вечера, а в старших классах - и школьные мероприятия, часто выступала ведущей в музыкалке и всегда бралась за такие дела с охотой, а воплощала - с выдумкой.
   Сейчас, не дав особо засидеться, Ольга объявила первый танец молодых. Маринка и Андрей с обреченно-решительным видом вышли в центр круга, образованного гостями. Что-то они мнутся? Поругались, что ли? Заиграла музыка из фильма "Мой ласковый и нежный зверь", и я поняла, в чем дело. Вальс же. Не знаю, как жених, а Маринка точно его раньше не танцевала. Впрочем, они же знали, наверное, тренировались хоть как-то. Рядом встрепенулся Дэн:
   - Этот танец мне знаком. Его танцуют на три доли, верно? Правда, у нас он... не принят в высшем обществе, но я его знаю. Выйдем?
   - А? Нет.
   - Ты не хочешь танцевать?
   - Ну-у, это танец для молодых. Видишь, никто не танцует, кроме них.
   - Жаль. Просто я слышал вашу музыку, и, честно говоря, в замешательстве. Даже не могу представить, как под нее двигаться. А тут - что-то близкое. Этот танец у вас популярен?
   - Вальс - из прошлого. Он просто оказался самым живучим из всех бальных танцев. Поэтому его можно видеть на подобных мероприятиях. А просто так его и не танцуют. Я бы не рискнула сейчас выйти хотя бы потому, что практически не умею.
   - Практически не умеешь или не умеешь?
   - А есть разница?
   - Есть. Если ты знаешь основные движения, я бы тебя повел. И у нас все бы замечательно получилось. Пойдем? Смотри, люди начали выходить. - По краям круга, действительно, начали пристраиваться пары, в основном, пожилые.
   - Не думаю, что смогу, - я вспомнила головокружение во время венского вальса, и что центробежной силой партнеров так и норовит оторвать друг от друга. Соблазн выйти с ним на танец сразу пропал. Не-не-не! Вот так, без тренировки, в неизвестность? Позориться не буду. Те два года, что я ходила на бальные танцы в младшей школе, за опыт считать нельзя. Так что стоим дальше. Я упорно игнорировала руку, тянущую меня в круг танцующих, разрываясь от желания потанцевать с Дэном и боязни опозориться перед всеми, и в первую очередь - перед ним самим.
   Отзвучали последние аккорды вальса, и все зааплодировали молодым. Андрей и Марина улыбались окружающим. Все-таки молодцы! Пусть не очень умело, но старательно довели свой танец до конца.
   В следующие пятнадцать минут я крупно пожалела, что не вышла на вальс с королем. Потому что, когда Ольга объявила небольшой танцевальный блок... уже через пару песен стало ясно, что я попала. Первую композицию он наблюдал со снисходительно-скучным выражением лица.
   - Забавно, - был его комментарий.
   На второй в глазах у него появились смешинки, а уголки рта начали подрагивать в тщетной попытке скрыть веселье. На третьей, ультрамодной мелодии, которую танцевала в основном молодежь, его прорвало...
   Я была готова провалиться под землю. От злости, стыда и жгучего желания поубивать всех вокруг. А первого - Дэна. Он смеялся! Схватив со стола салфетку и прикрывшись ею, не мог совладать с собой. Я-то боялась, что извивающиеся девчонки повергнут его в шок и смущение. Что он начнет говорить о приличиях. А он, выдавливая слова сквозь смех, рассказал, что однажды побывал в далекой отсталой стране и наблюдал там пляски полудиких кочевников.
   - Так вот это, - махнул он рукой в сторону танцующих, - больше всего похоже на те пляски. И это у вас! Людей, которые так гордятся высотами своей цивилизации!
   Я моментально вспыхнула и возблагодарила господа, что не пошла сейчас танцевать с девчонками, хотя Наташка звала, да и сам он меня отправлял с ними:
   - Ну что ты будешь сидеть? Ведь тебе хочется пойти, я же вижу. А мне хочется посмотреть на тебя в танце.
   О, как же мудро я поступила! У меня были подозрения, что вид танцующей молодежи короля не вдохновит. Потому и решила подождать его реакции. Ну вот, дождалась. Теперь я точно знала, что танцевать сегодня не буду. Настроение моментально упало.
   Дэн извинился и почти бегом выскочил из зала, якобы подышать свежим воздухом. Я сидела в самом мрачном расположении духа, глядя на изгибающихся девчонок и парней, и думала, что по большому-то счету, он прав. Какой же это танец, если танцуется он на чистых инстинктах? Дикари и есть. Но было обидно, и я даже придумала, что скажу ему, когда он вернется. Предложу станцевать какой-нибудь придворный танец, а мы дружно посмеемся над ним. Уверена, что реакция народа будет именно такой - все от хохота просто загнутся.
   Следующим был медляк. Оглянувшись по сторонам, ко мне подошел Мишка и неуверенно пригласил на танец. А я подумала... и согласилась. Дэну было очень смешно смотреть на наши танцы? Вот теперь пусть посмеется, глядя на нас с Мишкой. Мой друг, довольный неожиданным успехом, повел меня за собой. Среди пар я заметила Наташку со свидетелем, которые оживленно разговаривали. Она многозначительно приподняла брови, узрев меня с Мишкой. Поскольку все были еще практически трезвые, то танцевали довольно прилично, а то ближе к концу гулянок народ не столько танцует, сколько целуется под музыку. Правда, Миша решил развить свой успех и положил, было, обе руки мне на талию, но я вежливо так одну его ручку отлепила от себя и предложила с этой стороны держаться за руку. Мы поговорили о том, о сем. Парень интересовался, чего это мы не выходим танцевать, и чего это меня бросили в одиночестве. Я сердито пояснила, что Дэн такие танцы не танцует.
   - А какие же он танцует?
   - Бальные. Вот какие.
   - Хм. Долго вам ждать следующего вальса. А можно, тогда я тебя приглашать буду на медленные? Или не отпустит?
   - Не знаю, пойду ли я сама. Погляжу на ваше поведение. Обоих двух. Кстати, не вздумай напиться. А то я с тобой петь не выйду.
   Музыка закончилась, и Мишка ушел на свое место. А я повернулась к нашему столу и сразу наткнулась на взгляд Дэна. Веселым он не выглядел.
   - Маша, я должен извиниться за свое поведение, - встал он мне навстречу. - Это недостойно, и... я тебя обидел. Прости. Хваленая королевская выдержка меня подвела. Я вообще стал замечать за собой много новых, не самых лучших черт. Ты можешь танцевать сколько угодно, я не буду смеяться.
   - А как тебе наши медленные танцы? Смешно смотрится?
   - Нет. Откровенно и очень... чувственно. Куда там вальсу, который у нас в приличном обществе не принят из-за слишком близкого соседства партнеров.
   - Да? У вас вальс считается неприличным? Хм. А королю вменяется в обязанность уметь танцевать все танцы, и приличные и нет? - разговаривая, я рефлекторно поближе наклонялась к нему, чтобы окружающие не услышали, о чем таком интересном мы тут беседуем. Хотя Дэн сразу заявил, что говорить мы можем спокойно, заклинание незначительности - наше все. А шептаться за общим столом - неприлично.
   - Что ты? Король - оплот нравственности своего государства, пример для подданных. Не то, что танцевать, даже знать не положено. Ну, это в теории. На практике же король когда-то был младшим принцем, и со своими приятелями бывал и на крестьянских гуляниях, и на мещанских праздниках. Вольная жизнь учит чему угодно, только не придворному этикету.
   Тем временем началась дарительно-поздравительная часть. Гости задвигались, спеша преподнести свои подарки. Первым на полу был расстелен красивый ковер - подарок от коллег Андрея. На него встали молодые, и вокруг них складывались и ставились остальные подарки. Когда дошла очередь до нас, Мишка поспешил подхватить коробку, чтобы Дэн, не дай бог, не опередил его. Король на это лишь снисходительно усмехнулся и сказал, чтобы мы шли без него.
   - Но это подарок и от тебя, - попыталась я восстановить справедливость. Ведь почти половина суммы была вложена им. - Так будет не честно.
   - Маша, не смеши меня, пожалуйста. Ты знаешь, каков будет мой подарок. А это так - дань вашим традициям.
   Я прикусила губу, радуясь втайне, что на открытке были подписаны все, от кого мы вручали подарок. И Дэна я заставила там расписаться тоже. Широким жестом он начертал одно слово на своем языке. Я уже знала, что это его имя - подпись, которой он скреплял королевские указы. Что автоматически возводило наше поздравление в ранг государственного документа, хи-хи. А-ля дипломатическая нота от Королевства Лаэнтер.
   Дэн терпеливо дождался, когда отзвучит последнее поздравление и начал действовать. Народ уже был готов разойтись по своим местам, родители спешно упаковывали конвертики с валютой, молодые, переглянувшись, собрались за свой стол. В этот краткий момент зыбкой тишины раздался его голос:
   - Я бы хотел красиво завершить церемонию дарения подарков. - Новобрачные подняли заинтересованные взгляды. Маринка напряженно замерла, Андрей тоже. Судя по его виду, она рассказала ему, что хочет делать Дэн. - Вам преподнесли множество разнообразных подарков. Я уверен, все они пригодятся в семейной жизни и будут верой и правдой служить долгие годы. Но материальные блага не вечны. Я хочу преподнести молодым то, что будет сопровождать их всю жизнь, даря радость и помогая преодолевать невзгоды, - народ после такого предисловия ждал оригинального подарка, который можно будет принять с веселым смехом. - Увы, показать его всем я не могу, он предназначен лишь для молодых. А потому предлагаю нам пройти в соседнее помещение, где и состоится торжественная его передача, - Ольга принахмурилась, гадая, не пьяная ли это выходка и не пора ли прервать оратора. Я просигналила ей, что все нормально. - Особо любопытные по нашем возвращении могут осведомиться, понравился ли мой подарок новобрачным.
   Я еще колебалась, проситься ли мне с ними, как вдруг увидела... Спешно приблизившись, встала так, чтобы заслонить от людей его левую руку:
   - Дэн, закрой перстень, он у тебя светится.
   - Спасибо за предупреждение. Трудно сдерживать выброс силы, который сейчас произойдет, - парень повернул печатку камнем внутрь.
   - А мне можно? Я не помешаю? Очень хочется посмотреть.
   - Разумеется, тебе можно. Да всем было бы можно, если бы ваш мир был нормальным.
   К нам подошла Наташка:
   - Я тоже хочу с вами. Что за секретный подарок?
   - Извините, Наташа, нет. Может быть, позже вы узнаете, что это было. Простите, сейчас у нас мало времени, - Дэн обернулся к молодым. - Нам нужно поспешить.
   Мы протиснулись сквозь толпу. На выходе из зала король обратился к тому самому мужику, с которым я его уже видела. Тот заговорщически взглянул на нашу четверку:
   - Новый обычай придумали? Похищение обоих молодых сразу?
   - Давайте скорее, мы торопимся, - Дэн сунул ему в руку свернутую купюру.
   Нам открыли небольшую комнату, похоже, гримерную или что-то в этом роде. Дэн оттеснил мужика и прихлопнул дверь. Я заметила, что уже вся ладонь у него окутана мягким серебристым свечением.
   - А что?.. - начал было Андрей, но был остановлен властным жестом.
   - Сейчас я все сделаю, а поговорим после. Едва успели. Простите, я не в состоянии контролировать этот процесс. Он уже запущен. Если потом у вас останутся вопросы, постараюсь на них ответить, - молодые в ответ удивленно заморгали. А потом их удивление стало еще больше, потому что Дэн поднял левую руку, светящуюся уже по локоть, повернул перстень в нормальное положение и начал колдовать. Я тихо пристроилась у стеночки так, чтобы был виден весь процесс. Король что-то напевно произносил на своем языке, свечение перстня становилось все шире и ярче и вскоре охватило уже всю фигуру. Из всей его речи я выхватила лишь знакомые слова "Сатта-Раэнн", которые частенько проскакивали среди его ругательств. Молодые стояли, не в силах пошевелиться и круглыми неверящими глазами наблюдали за разворачивающимся действом. Один раз только Маринка кинула изумленный взгляд на меня, я в ответ приподняла брови и улыбнулась. Свет из просто серебристого стал искрящимся разноцветными огоньками, как снег в яркий солнечный день. Господи, красота необыкновенная! Потом свечение стало концентрироваться в левой руке короля, он свел ладони вместе, и на каждой из них оказался ослепительно яркий шарик света.
   - Склоните ваши головы, - приказал он, приподнял руки повыше, и искрящиеся шарики легко слетели с них, коснулись фигур жениха и невесты, свет разлился по поверхности тел, стал расширяться, пока две светящиеся фигуры не слились в одну. - Протяните руки, те, на которые надеты обручальные кольца, - Дэн коснулся вытянутых вперед рук, свет вновь разделился на две части, и стал спиралью завиваться вокруг колец. Свечение фигур становилось все слабее и, наконец, погасло. Лишь в глазах молодых остался отблеск, придавая лицам выражение какого-то неземного счастья и восторга.
   - Отныне пред Создателем вы - единое целое. Берегите и храните друг друга. Будьте счастливы.
   - Что... что это было? - наконец, смог произнести жених.
   - Андрей, ты тоже это чувствуешь? - повернулась к нему Маринка. На лице ее цвела замечательная улыбка.
   - Это благословение - дар моей семьи, который передается из поколения в поколение. Большего, к сожалению, сказать не могу. Благословение лежит на вас, но его сила привязана к вашим кольцам. Помните об этом и берегите их. Мера, увы, вынужденная, обычно этого не требуется. Ваш первенец во чреве матери также осенен Светом. Это будет талантливый человек, удача будет сопутствовать ему в жизни.
   - Боже мой, Маша, Данил, как мне благодарить вас?! - невеста порывисто кинулась к нам, обняв по очереди каждого.
   - Э-э, по-моему, обнимать вы должны своего супруга, - слегка опешил Дэн.
   - Извините, это я от избытка чувств, - невеста со счастливым смехом кинулась к жениху, тот раскрыл свои объятия, и молодые слились в страстном поцелуе, кружась по комнате. Маринка, не замечая нас, шептала:
   - Прости, прости меня, любимый. Как я могла забыть? Как могла усомниться? - с трудом оторвавшись друг от друга, счастливые влюбленные переглянулись и низко склонились перед королем. Честно говоря, меня это малость смутило, а Дэн ничего, спокойно подождал, пока они выпрямятся, и заговорил снова:
   - Вашей лучшей благодарностью мне будет молчание обо всем, что здесь произошло. Сами понимаете, что непосвященным этого лучше не знать. Особенно это касается вас, юная леди. Ни подругам, ни матери. Если совсем невмоготу будет, можете поговорить об этом с Машей. За нее я спокоен. Чужие тайны она хранить умеет, - Дэн с улыбкой взглянул на меня, потом вновь обратился к молодым. - Я могу рассчитывать на вас?
   - Не знаю, что это было, и как такое возможно, но наша вечная благодарность с вами. То, что мы сейчас чувствуем, словами не описать. Если вам когда-нибудь понадобится помощь, можете рассчитывать на нас, - Андрей был серьезен. Сбоку к нему прильнула Маринка, которую он бережно обнимал за плечи. Лица обоих сияли.
   - Благодарю. Вряд ли вы чем-то сможете мне помочь, но отказываться не буду. Жизнь человеческая очень сложна. Никогда не знаешь, к чему придешь завтра. Сейчас нам пора вернуться к гостям, чтобы не возбудить ненужных подозрений.
   В зале на молодых напали с вопросами, и они серьезно отвечали, что лучшего свадебного подарка и пожелать нельзя. Мы потихоньку выбрались из общей суматохи и направились к своему столу. Дэн оглянулся и вздохнул:
   - Каждый раз завидую им - получившим королевское благословение. Король дарит счастье простым смертным, а кто подарит счастье ему? - он окинул меня испытующим взглядом, и мы уселись, игнорируя вопросительные намеки. За столом он первым делом налил себе стопку водки, залпом выпил ее, закинул в рот ломтик огурца, и откинулся на стуле:
   - Вот теперь можно расслабиться. И отдохнуть.
   - Что вы там с ними сделали? - подсела Наташка. - Маринку прямо не узнать. Вся светится, - ага, видела бы ты, как она перед тем светилась.
   - Будешь замуж выходить, может, и тебе перепадет такой же подарок. Тогда узнаешь, - а что я еще ей могу сказать?
   Наконец я услышала тот самый наказ молодым, после которого Ольга велела мне подтягиваться для исполнения нашей программы. Ух, что сейчас будет! Захотелось тоже тяпнуть водки - для храбрости. Все-таки давно я не выступала перед таким количеством народа.
   - Час пробил. Мне пора! - объявила я. Наташка подбодрила меня взглядом, а Дэн начал устраиваться поудобнее:
   - Жду с нетерпением.
   Остальные за столом не поняли смысла наших действий. Хотя парни-одноклассники, Вовка и Славик, кажется, догадались.
   Я пробралась между столами к месту тамады, где меня встретил сияющий Мишка (ой, не к добру он так предвкушающе улыбается) и хмурая Ольга:
   - Начинаем с Алсу, смотрим на реакцию, если все, как задумано - продолжаем по порядку.
   - Да не дергайся ты, Оля, мы помним, о чем договаривались, - влез Мишка.
   Свидетельница тем временем зачитывала какой-то длинный список с перечнем прав и обязанностей новобрачных. Наверное, это было смешно, потому что все вокруг смеялись. Я же от волнения смысла совершенно не улавливала. Ой, руки дрожат. Микрофон же трястись будет. И, что хуже всего - голос.
   - Маш, ты чего, боишься? - приблизился ко мне Мишка. - Ну, ты даешь! Совсем квалификацию растеряла. Да ты вспомни только, перед сколькими людьми мы выступали. Здешняя аудитория же просто тьфу!
   - Я не аудитории боюсь. Здесь Дэн сидит. Сейчас он будет на меня смотреть и слушать.
   - Ах, Дэн! И чего ты его боишься? Помаши ему, вот так, - Мишка обернулся в сторону нашего стола, сделал ручкой и склонился ко мне, совершенно закрыв обзор. - Не трясись. Мы споем, как всегда, на отлично. По-другому просто не может быть, - он взял меня за руки. - Ну-ка, вспомни, что нам говорил Алексей Михалыч? "Нет никого и ничего. Только вы и песни". Все, прошел мандраж? - я кивнула, хотя ничего у меня не прошло. - Тогда вперед, уже нас объявляют.
   И впрямь, о нас:
   - ...свадебный подарок. Для всех, кто помнит! Наш любимый дуэт: Мария Соколова и Михаил Орлов! - ну да, фамилии у нас обоих птичьи. И за это мы тоже в школе страдали.
   Дружные аплодисменты были ответом. И правда, помнят земляки. Приятно. От этой теплой мысли мне полегчало, и на сцену под первые аккорды я вышла уже спокойно.
   Кинула взгляд на Дэна - непроницаемая маска на лице. Отчего? Неужели так плохо смотрюсь? При первых спетых мной строках его лицо начало проясняться. Ага, песня-то у нас подходящая:
   Ты видишь сны о чудесах
   И грезишь ими наяву...
   Я улыбнулась шире - весь первый куплет с припевом - мои, могу смотреть на него. Знаю, что это неправильно, песня, прежде всего - подарок жениху с невестой, но ничего не могу с собой поделать. Вот вступит Мишка, тогда буду честно делить внимание между ним и молодоженами. Так, Машка, кончай уже пялиться, Мишка вышел.
   ...взгляд - досада - улыбка. Мы - сработанный дуэт!
   ...Маринка и Андрей, такие красивые в этот миг, держатся за руки и прижимаются друг к другу щеками. Глаза все еще сияют тем самым, божественным блеском. Неужели, это счастье им - навсегда? Как я завидую!
   ...поем в два голоса, и Мишка невзначай ловит мою руку. Это вне сценария, но приходится делать вид, что так и было задумано. И его глаза...
   ...мелодия завораживает...
   ...зал, улыбаясь, смотрит на нас. Или нравится, или сейчас будут смеяться. Мои каблуки не смогли сгладить разницу в росте.
   ...ловлю взгляд Дэна. Не пойму выражения лица. Вроде улыбается?
   Дотягиваю последние ноты. Зал взрывается аплодисментами. Ольга делает знак - поем дальше. На следующей песне я не успеваю отступить, и Миша обнимает меня нежною рукою. И Дэн на это смотрит! В краткий миг, когда мы отворачиваемся от зрительного зала, я делаю страшные глаза и сжимаю кулак, а он в ответ расплывается в довольной улыбке. Поворот на сто восемьдесят градусов, и улыбающиеся Маша и Миша, как ни в чем не бывало, поют друг другу о любви.
   Зрители в полном восторге.
   Третья песня была шуточная, но все на ту же тему. "Зайка моя" была нашим хитом, еще когда мне было тринадцать лет. В конце, когда Киркоров пел: "Я для тебя сверну горы, ты Пугачева, но я ведь Киркоров", для нас придумали другую строку: "Я для тебя сверну горы, чтоб не завяли любви помидоры". Мы дружно угорали над этой композицией, и оба ее любили. Сейчас этот паразит самовольно видоизменил концовку, и сияя, как начищенный самовар, пропел: "Я для тебя - принц из книжки. Ты моя Машка, а я ведь твой Мишка. Машка моя". А на последнем аккорде наклонился и быстрым движением поцеловал. В губы! Как я удержалась и не врезала ему микрофоном в лоб, сама не знаю. В зале аплодировали и свистели. Орали - "Браво!" и "Бис!"
   Взгляд в сторону Дэна. Лицо - каменное. Наташка что-то жарко ему говорит.
   С пылающими щеками я подскочила к Ольге. Громы и молнии! В смысле, это мы так друг на друга посмотрели.
   - Вы что устроили, вашу мать?! Обнаглели вконец! - начала, было, она. Я ее перебила:
   - Разбирайтесь сами, как хотите! Включай мою! Остальные я с ним петь не буду! Достал до самых печенок! - резко развернувшись, улыбнулась зрителям и вежливым жестом показала, чтобы Миша проваливал со сцены. Несколько раз вздохнула и выдохнула. Честно говоря, не ожидала от него такой подлости. Ведь все продумал. Прекрасно знал, что бегать от него по сцене я не буду и прилюдно вырываться тоже. Выступление на публике подразумевает, что личные отношения остаются вне сцены. Нам уже случалось выступать, разругавшись предварительно вдрызг. И никто этого даже не замечал. Потому что худрук хорошо вбил в наши головы, что звание профессионала накладывает серьезные обязательства.
   Зазвучала нежная скрипка, и я выбросила из головы всю злость.
   Эту песню, которую в фильме "Чародеи" исполнял Абдулов, мы раньше тоже пели дуэтом. Но сегодня она - только моя. И только для Дэна. Я нашла его глаза и взглядом попросила: "Послушай, что я хочу тебе сказать".
  
   Представь себе весь этот мир, огромный весь,
   Таким каким он есть, на самом деле есть,
   С полями, птицами, цветами и людьми,
   Но без любви, ты представляешь, без любви.
   Есть океаны, облака и города,
   Лишь о любви никто не слышал никогда.
  
  
   Так же синей ночью звезды в небе кружат,
   Так же утром солнце светит с вышины.
   Только для чего он, и кому он нужен -
   Мир, в котором люди друг другу не нужны?
  
   Так же гаснет лето, и приходит стужа,
   И земля под снегом новой ждет весны.
   Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен
   Мир, где мы с тобой друг другу не нужны.
  
   В каждую песню я всегда вкладываю частичку своей души. В этой песне сейчас была вся моя душа. Я верила каждому слову, мне действительно не нужен мир без него. И он поверил в мою песню. Это было в его глазах.
  
   Представь себе весь этот мир, огромный весь,
   Таким, каким он есть, и что любовь в нем есть.
   Когда наполнен он дыханием весны
   И напролет ему цветные снятся сны.
   И если что-нибудь не ладится в судьбе,
   Тот мир, где нет любви, опять представь себе.
  
  
   Так же синей ночью звезды в небе кружат,
   Так же утром солнце светит с вышины.
   Только для чего он, и кому он нужен -
   Мир, в котором люди друг другу не нужны?
  
   Так же гаснет лето, и приходит стужа,
   И земля под снегом новой ждет весны.
   Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен
   Мир, где мы с тобой друг другу не нужны.
  
   По окончании музыки я хотела поспешить к нему, пока не рассеялись чары, навеянные песней. Пока в его глазах я могу увидеть то, что постоянно жду.
   Грубый и бессовестный облом! Народ затребовал спеть на бис. Я кинула взгляд на переругивающихся Ольгу с Мишкой. Похоже, у них конкретный семейный скандал. Спустилась со сцены, проходя мимо, хлопнула Ольгу по плечу:
   - Иди, тамада, объяви, что кина больше не будет. Хватит с них живой музыки, - и пошла своей дорогой. Ага, разбежалась. К нам с разных сторон с изъявлениями восторга направлялся добрый десяток старых знакомых. А за ними и не очень знакомые подтягивались на огонек. Довольный Мишка придержал меня:
   - Улыбаемся и машем. Видишь, людям понравилось. Дай высказаться.
   - Маша, Миша, да вы такие молодцы! Так и поете вместе? А как вы вместе смотритесь! Да вам жениться надо! Давайте-ка, чтобы следующую свадьбу вашу гуляли, - налетели на нас поклонники таланта и просто "доброжелатели".
   - Спасибо, спасибо, посмотрим, - раскланивался Мишка, попытавшись прихватить меня рукой. А вот фиг-то тебе, друг ситный. Ты сегодня лимит обниманий на пять лет вперед исчерпал.
   - Это вряд ли, - вставила я свои пять копеек.
   - А ты, Машенька, присмотрись получше, какой парень! - подошла Маринкина бабуля.
   - Вам, ребята, надо в артисты податься. Сколько сейчас бездарей, а тут такие таланты пропадают! - угу, в артисты, цирковые.
   - Спойте еще, у вас же столько песен было!
   - Маш, ну что ты дуешься, - прошипел мне на ухо Мишка. - Я же так, пошутил. Импровизировал. Ну что, первый раз, что ли? - целоваться на сцене? По-моему, первый. И уж точно, последний.
   Ответом я его не удостоила, высматривая возможность сбежать. Среди людей мелькнул белый костюм. Дэн! Спаси меня отсюда!
   - Позвольте и мне выразить восхищение замечательным талантом, - тяжелый взгляд уперся в Мишку, потом переместился ко мне, губы парня тронула улыбка:
   - Маша, я восхищен! И ты скрывала такой голос?! - Дэн склонился, целуя мне руку. Я шагнула навстречу:
   - Спасибо, Дэн. Я так рада, что тебе понравилось! - он выпрямился и, глядя в глаза, тихо спросил:
   - Мне вмешаться и поставить его на место? - прикусив губу, я покачала головой:
   - Не надо. Здесь куча народу. Пойдем? - обернувшись, заметила, как сразу поскучнел Мишка. Народ, видя, что я твердо намерена уйти, зашумел, но расступился. Последняя услышанная мной фраза, принадлежала добросердечной бабуле:
   - Эх, Мишаня, что ж ты смотришь? Из-под носа увели.
   Едва мы отошли, я встревожено заглянула в лицо короля:
   - Дэн, ты не думай. Это совершенно вне сценария! Я сама не ожидала от него. Честное слово, на репетициях даже разговора о таком не было!
   - Я так и понял.
   - Правда? Ты не будешь ругаться?
   - Маша, я уже хорошо знаю, когда и отчего ты краснеешь. Если бы заранее знала, то не убежала бы с таким лицом со сцены. Что касается его... похоже, вчера он тебя плохо понял. А способ, которым он решил добиться взаимности... у меня нет слов, - Дэн взмахнул рукой, будто и впрямь все слова у него кончились. Мы помолчали, потом взглянули друг другу в глаза. - Пойдем куда-нибудь, где народу поменьше?
   Крепко ухватившись за руку Дэна, я пыталась так же легко и непринужденно обходить препятствия в виде встречных людей. Получалось, почему-то хуже. Вопрос: почему перед ним народ расступается, а передо мной как будто нарочно смыкается, образуя стену из локтей, плеч и... других выступающих частей тела?
   - Почему ты отстаешь? - нетерпеливо оглянулся на меня Дэн. А я как раз пыталась проскользнуть мимо двух теток, стоящих полу... хм, задом. - Уважаемые дамы! Разрешите нам пройти? - обратился к ним Дэн. Те от удивления отшатнулись, и я шмыгнула в образовавшийся проход. Ой, мама!
   - Теть Люба, теть Вера. Здрасьте! - две тетки, родные сестры Маринкиной матери, расплылись в улыбках:
   - Машенька! Какая ты сегодня красавица! А спела-то! И как у вас с Мишей все естественно выходит. Вы с ним так смотритесь! - словоизвержение разговорчивой тети Любы было прекращено тычком могучего локтя сестры.
   - Маша. Ты нам своего кавалера не представишь?
   - Знакомьтесь, это Данил, мой... друг. Данил, это Любовь... м-мм... Ивановна и Вера Ивановна (с трудом сообразила, как их по отчеству, никогда же так не называла), родные тети нашей невесты, - я правильно соблюла порядок знакомства? Кого тут надо первым-то представлять?
   - Рад знакомству, - склонился над ручками "дам" король. Ой, зря это он. Как ни странно, тетушки не выразили безмерного изумления, весело так переглянулись и все.
   - Какой галантный молодой человек. Что ж вы молодоженам такое подарили особое? Марину нашу прямо как подменили.
   - Простите, я не могу сказать. Да и разве это важно? Главное - они счастливы.
   - Да, это главное. Маша, матери привет-то передать? - подмигнула мне тетя Люба и многозначительно кивнула в сторону Дэна, - я совершенно растерялась и в замешательстве опустила глаза.
   - Люба! Что ты ее смущаешь? Вижу, мы вас задерживаем? Так идите, ребятки.
   Выбравшись, наконец, из толпы, Дэн потянул меня к выходу из зала.
   - Мы куда?
   - Там свободнее, можно спокойно поговорить. Ты не против?
   - Пить очень хочется. Всегда после пения на полную мощность горло пересыхает.
   - Прости, не подумал. Не хочу возвращаться к столу, можно в баре купить, - мы вышли в предбанник, Дэн взял мне стакан сока, который я жадно выпила, не отходя от кассы:
   - Спасибо, спас от обезвоживания, но все равно скажу - ты транжира и мот! Покупать сок втридорога, когда на столе бесплатный стоит, только ты и можешь.
   - Какой есть, - рассмеялся Дэн, потом оглянулся вокруг. - Пойдем, там посидим.
   В углах холла стояли диванчики, на один из которых мы и сели. За раскидистой пальмой.
   - Маша, твоя песня, откуда она?
   - Из одного фильма, под названием "Чародеи".
   - Чародеи? - удивился он.
   - Ага, так и называется, - улыбнулась я. - Там героиню околдовали, и она забыла своего жениха, а он хотел расколдовать ее и пел эту песню.
   - У тебя потрясающий голос! Чистый, сильный, очень красивый! У меня просьба: споешь мне дома? - спеть дома? Вот так, наедине?
   - Дэн, я... не пою дома. Ну, могу напеть мелодию за работой, но не во весь же голос.
   - Маша, очень прошу. Я впечатлен! Твои песни задели меня за живое. Ты знаешь, я и так очень хорошо к тебе отношусь, но это... - парень нежно провел ладонью по моей щеке, а потом медленно склонился ко мне, близко-близко...
   - Ой! Тут занято, - раздался над нами голос. - Извините.
   Дэн резко отпрянул от меня и выпрямился, глаза полыхнули синим огнем. Перед нами стояла парочка. Наверняка подумали, что мы тут... то самое. А мы и есть то самое! Он хотел меня поцеловать, а эти!!! Мои глаза, наверное, полыхнули не хуже Дэновых. Парочка поспешила ретироваться. Но момент был упущен! Парень дернул щекой и вновь повернулся ко мне:
   - Ну так, споешь мне дома?
   - Спою! Только в обмен.
   - На что?
   - На портрет, - склонила я голову. - Это будет честно, я тебе свой талант, ты мне - свой. Идет?
   - Нужны краски, кисти, холст, мольберт - целое дело!
   - Мне карандашного хватит, - настаивала я.
   Дэн помедлил, прежде чем ответить, потом рассмеялся:
   - В тебе есть деловая хватка. Обмен равноценный. Согласен. Но как тебя рисовать, я выберу сам, - Дэн протянул руку для скрепления договора, я неуверенно подала свою в ответ:
   - Э-э, только чтобы все прилично.
   Парень вцепился в мою ладонь, сжал пальцы:
   - Настоящее искусство, Маша, неприличным не бывает! - и поднес к своим губам. Ой, и на что я сейчас подписалась?
   Дэн уже встал и потянул меня за руку:
   - Вернемся за стол.
   Едва открыв двери зала, мы услышали, как Ольга выкликает добровольцев, видимо, на игру. Попытались незаметно пробраться на свои места, но тут нас настиг ее голос:
   - Вот и первые желающие. Маша, Данил, прошу! Аплодисменты самым смелым! - мы испуганно обернулись в сторону тамады, я замотала головой и замахала руками, но она уже подходила к нам, приглашая следовать за собой.
   - Оля, Оля, мы не пойдем! - зашептала я.
   - Давай, нечего отлынивать. Как раз Миша полюбуется, ему полезно, скотине!
   - Ты не понимаешь! Данил, он...
   - А что Данил? - кинула она насмешливый взгляд на Дэна. - Очень скромный и боязливый? Мне он таким не показался.
   - Дамы, может, хватит обсуждать меня в третьем лице? - недовольно скривился король. - Пойдем, Маша, - и наша процессия двинулась в центр зала. Удовлетворенная Ольга отправилась искать следующих жертв, а я развернулась к Дэну:
   - Зачем ты согласился?! Кто ее знает, что она задумала?
   - Ну, ты же сама говорила, что страшного ничего у вас не бывает. А играть я люблю.
   Тамада нашла еще одну пару, и начала объяснять правила. Все просто, как пять копеек: парням завязывают глаза, и в таком виде, на ощупь, они должны снять с девушек прищепки.
   Не самая худшая игра, но как ее воспримет король? Я покосилась в его сторону. Дэн прикрыл глаза и сглотнул, когда услышал, что надо делать, но спокойно дал завязать себе платок на затылке, а потом криво улыбнулся. Ольга тем временем поставила меня на стул и под хихиканье зала цепляла прищепки. Волосы, бретелька на плече, грудь, спина, бок, зад, на подоле штуки три. Последнюю, под мое возмущенное шипение, приладила на ноге сзади, повыше коленки. Ага, под юбкой.
   - Так нечестно! Как он ее найдет? - попыталась я возразить.
   - Ниче-ниче, пусть старается.
   - Ты мне колготки порвешь!
   - Не порву, прищепки гладкие.
   - Ну он порвет, когда снимать будет.
   - Не бухти, порвет, скинемся тебе на новые колготки.
   - Но это нечестно! У нее, - кивнула я на свою соперницу, - платье короткое.
   - Не боись! Ей тоже прицеплю, радуйся, что оно у тебя длинное!
   Ой! И впрямь надо радоваться. Потому что ей она приладила прищепку на заду, как и мне, только под юбкой.
   На старт, внимание, марш! Дэн в секунду оказался рядом.
   - Это ведь игра? - осведомился он с озорной улыбкой.
   - Игра, - буркнула я.
   - Ну, тогда извини, - жестом опытного мужчины он провел руками по моему телу. Наткнувшись на первую прищепку, ощупал ее. - Так, размер искомых предметов теперь известен, - после этого прикосновения стали более легкими, почти невесомыми. Разговаривать с партнером Ольга строго запретила, так что приходилось молча ждать и терпеть.
   Под хохот и поощрительные выкрики из зала парни активно лапали нас. Надо сказать, ощущения те еще. Мурашки бегают во всех направлениях - вслед за руками Дэна. Вот снято шесть, семь, восемь прищепок. Девятая, с попы, бережно передана мне в руки. На десятой оба парня споткнулись. Когда до Дэна дошло, что прищепка находится ПОД юбкой, он прикусил губу, но, не колеблясь, запустил руку мне под подол. Ползущая вверх по ноге рука вызвала у меня приступ тахикардии. Не дойдя до коленки, она остановилась, Дэн отпустил ногу и звонко щелкнул пальцами. Оп! И последняя прищепка продемонстрирована тамаде.
   Бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овации. Народ-то готовенький. Это я трезвая, как стекло, а все уже душевно приняли не по разу и не по два.
   Возвращаясь к столу, я сказала Дэну, что заметила, как он смухлевал в конце.
   - Это не очень честно.
   - Нечестно, это когда правила объясняют после того, как вызвали на игру. Радуйся, что я магическое зрение не включил. Иначе бы там вообще делать было нечего, подошел и молча снял. Но это же прежде всего забава для гостей, я решил, что не стоит ее портить. А у тебя тонкие чулки, не хотелось их повредить.
   - Это не чулки, колготки.
   - А, да, забыл.
   - И как общие впечатления? Очень неприлично?
   - Так, средне.
   - Да?! - изумилась я. Думала, он скажет - стыд, срам и позор на венценосную голову до конца жизни.
   - Ну, как король я бы это не одобрил, но как мужчина скажу, что у моего народа есть гораздо более неприличные забавы. Я их видел и даже участвовал.
   - Как интересно! И что за забавы?
   - Например, игры с раздеванием. Прилюдные, вот так же, на празднике. Говорят, переняли их от эльфов. Только у перворожденных это возведено в ранг высокого искусства, а люди, сама понимаешь, опошлили донельзя.
   - И сильно раздеваются?
   - Это как получится. Иногда донага.
   - Ничего себе. А правила какие?
   - Я тебе потом расскажу. Когда-нибудь. Может быть.
   Свадебное веселье вокруг шло полным ходом. За столами звучали взрывы смеха, за нашим тоже дружно над чем-то угорали. Крики "горько" то и дело перекатывались по залу.
   - Хорошо выступили, - встретили нас.
   - Так эротично, - выразительно приподняв брови, поведала Наташка. Уже хорошенькая. - Где вы были-то?
   - Господа, да с нами за столом сидит звезда! А мы и не знали. За это надо выпить! - в общем, понеслось. Меня укорили, что я еще трезвая, и срочно велели догонять. Дэн, приметив, что на столе практически нет вина, стребовал оное с официанта, а когда принесли пару бутылок, покрутил обе в руках. Угу, значит, пить можно. Никого не допуская до ответственного дела, он сам подливал мне в бокал. Атмосфера была раскованная, и король, как ни странно, легко влился в компанию. Если какую-то шутку не понимал, то спрашивал у меня. В общем, было весело. Мы понаблюдали еще несколько игр, угорая над несчастными, попавшимися на коварство тамады. Запомнился мужской стриптиз со сниманием резинок под музыку. Жених, также танцевавший его, перещеголял всех, танцуя исключительно для своей невесты, за что удостоился особого одобрения и похвалы со стороны гостей. Потом несколько пар танцевали разные танцы, каждая в одних огромных семейных трусах. Чего стоило одно влезание в эти трусы! От смеха все лежали. Дэн стряхивал слезы с глаз. Потом наши парни-одноклассники, перемигнувшись, пошли похищать туфлю невесты. Собрав несколько человек для отвлечения внимания, Вовка нырнул под стол. Ойкнула мать невесты, видимо, попавшаяся на его извилистом пути среди ног гостей, еле сдержала улыбку Маринка. Але-гоп! Дело сделано. Выкуп туфли женихом стал отдельной комедией. А невесту так и не похитили. Жених не отходил от нее ни на шаг, а на все претензии, что так нечестно, заявлял, что никому ее отдавать не собирается. Кто сильно смелый и шустрый, пусть попробует сунуться.
   Вернувшись из уборной, куда мы сопровождали Маринку (бедные невесты, доложу я вам, оказалось, это целое дело. А жених, не доверяя никому, караулил за дверью), я обнаружила за нашим столом напротив Дэна коренастого мужика лет под пятьдесят, с седым ежиком волос. Насмешливо глядя друг на друга, они откупоривали бутылку водки.
   - Откажись, пока не поздно, - весело говорил дядька. - А то твоя девчуха тебя до дому не дотащит, - кивок в мою сторону.
   - Ну, ваша супруга могучей фигурой тоже не наделена, так что, то же самое могу сказать и вам, - парировал Дэн. Из-за соседнего стола за приготовлениями тревожно поглядывала аккуратная женщина средних лет. Парни расчищали на столе место. Дэн снял пиджак, повесил его на спинку стула, улыбнулся мне.
   - Что происходит? Что вы собираетесь делать? - я и сама встревожилась.
   - Этот человек работает в военкомате. Разговорились, все начали хвастать воинским званиями, он поинтересовался моим званием и припиской к военному округу. Ситуация понятна? Пришлось принимать меры. Я спровоцировал его на спор. Не бойся, перепить мага невозможно в принципе, - Дэн поцеловал мне руку и вернулся к столу. Полюбоваться на пари подтянулась добрая половина гостей мужского пола. Меня вежливо оттерли от стола, и, отчаявшись что-то разглядеть из-за плотного ряда спин, я плюнула и решила воспользоваться ситуацией, сходить потанцевать. Раз он сказал, что вусмерть не упьется, значит, я спокойна. Танцы на полупьяную голову пошли на "ура". А потом подошел Мишка и испортил мне всю малину. Он пристроился танцевать неподалеку, а, дождавшись медляка, попытался пригласить меня на него. Я сказала "нет" и оглянулась на наш стол. Толпа вокруг, по-моему, только поплотнела. И сбежать-то некуда. Молодые танцуют, Наташка тоже, на этот раз со Славиком. Я отошла в сторонку, Мишка - следом.
   - Кончай за мной ходить. Иди, Ольгу пригласи.
   - А мы разругались. Так что я теперь свободен от обязательств.
   - И не стыдно? Зачем ты устроил это на сцене?
   - Слушай, чего мы будет тут стоять как дураки. Пошли танцевать, а ты меня будешь ругать? Так сказать, совместим приятное с полезным.
   - Ну ты, Миша, нахал!
   Так мы и стояли у стеночки. Мишка скалился, а я вяло отбивалась. Ну вот как на него всерьез сердиться? Когда я ему говорю открытым текстом:
   - Ты скотина, знать тебя не знаю, - а он, улыбаясь во весь рот, соглашается:
   - Ага, скотина. А не знаешь, давай снова познакомимся. Здравствуйте, девушка. Меня зовут Миша, а как ваше имя? - процедура "знакомства" прервалась неожиданным образом. Парень кинул взгляд через мое плечо, сказал. - Ну, я пошел, - и сбежал. Я оглянулась, кого он там увидел, неужто Дэна? Нет. Через ряд танцующих протискивалась Ольга. Сжав губы, подошла ко мне:
   - Что, смылся? Я ж его все равно выловлю, гада. А ты чего тут с ним стояла? - напустилась она на меня. - Так мило чирикали! Твой куда смотрит?! - я показала ей на толпу вокруг нашего стола, где как раз происходило какое-то оживление:
   - Занят слегка.
   - Какого черта вы сидите, даже танцевать ни разу не вышли? - Ольга была злая. Очень злая.
   - А его твоя музыка не устраивает, - язвительно ввернула я. Чего это, ей можно на меня наезжать, а мне нет?
   - Да ну? А что его устроит?
   - Вальс, - брякнула я.
   - Ха! Ну, сейчас я на вас посмотрю, - Ольга круто развернулась и ушла к микрофону. Через пару минут раздался ее голос. - По просьбам трудящихся. Специально для Данила Иванова. Вальс! - я испуганно оглянулась. Ничего себе, подстава!
   - Это ты попросила? - светло улыбаясь, подошел Дэн. От стола двое мужиков уносили практически бесчувственное тело. Вот и свяжись с королем.
   - Да я не хотела. Мы тут повздорили слегка, и она нарочно решила припозорить меня и тебя заодно.
   - Ну, если этот танец специально для меня, - легкий полупоклон в сторону тамады, ехидно наблюдающей за нами. - Имею честь пригласить вас, сударыня, - уже полный, очень красивый поклон мне. Зазвучали первые звуки мелодии из великолепной экранизации "Ромео и Джульетты" Франко Дзеферелли.
   - Дэн, я же не смогу, - взмолилась я.
   - Доверься мне. Просто расслабься и слушайся моих движений, - мы встали в закрытую позицию: его правая рука под моей лопаткой, моя рука на его плече, а левой рукой он просто создал опору для моих пальцев. Я попыталась покрепче ухватиться за него, но была остановлена движением головы. - Не напрягайся. Этот танец нужно танцевать легко. Тем более, это медленный вариант вальса.
   И мы поплыли вслед за музыкой. Мои страхи обернулись восторгом, стоило мне перестать считать про себя такт. Боже, что это был за танец!
   Поскольку на танцполе мы были не одни, другим парам пришлось потесниться, освобождая нам место. Медленные, тягучие движения и стремительные, точные повороты. Я растворилась в этих глазах, пропала в бережных и нежных руках и даже не сразу поняла, что музыка кончилась, когда Дэн склонился, целуя мне руку и благодаря за чудесный танец. Так мало! А я только вошла во вкус.
   - Ну и что ты наговаривала на себя? Прекрасно движешься, тонко чувствуешь партнера.
   - Так это с тобой, Дэн. Никогда ни с кем я так не танцевала. Ты так хорошо ведешь. Нет слов, одни эмоции, - улыбалась я.
   Эмоции были не только у меня. Окружающие тоже прибалдели над нашим танцем. Даже мужики, которые вначале были свидетелями алкогольного соревнования, а потом полюбовались на наш танец, качали головами, перемежая, по русской традиции, восторги с матами:
   - Во дает! Сначала бутылку водки на грудь принял, а потом еще вальсировать ушел (ну, это если литературно обработать их речи. На самом деле, тут через каждое слово надо бы "пи" вставлять). Вот это я понимаю - настоящий русский мужик!
   - Дэн, - хихикнула я, не удержавшись. - Можешь начинать вербовать армию. Они все твои с потрохами.
   - С чего ты так решила?
   - Ну, если уж тебя настоящим русским мужиком признали, это комплимент в высшей степени.
   - Да уж. Комплименты у вас тоже весьма оригинальные. Велика заслуга - споить противника. Подойдем? - кивнул он на тамаду. - Я хочу выразить свою благодарность.
   - Не нужна ей твоя благодарность. Она же хотела поиздеваться.
   - Это не отменяет прекрасного танца, который ты подарила мне, во-первых. А во-вторых, для девочки будет урок: нельзя недооценивать людей.
   Я все же отказалась идти к Ольге, а Дэн сходил, принес горячий привет и кивнул на Мишку, угрюмо сидящего в компании бутылки.
   - Она удовлетворена, что он увидел наш танец. Думаю, сегодня он больше к тебе не подойдет.
   После нашего вальса мы просто тихо сидели за опустевшим столом. Народ куда-то разбежался, так что мы получили несколько минут относительного уединения. Вроде ничего такого и не случилось за это время, но когда за стол вернулись наши соседи, задумчивый взгляд короля с таким сожалением оторвался от меня...
   До конца вечера Дэн умудрился еще раз поучаствовать в игре. На этот раз он вызвался сам, добровольно, поведясь на слова тамады:
   - Мне нужны двое настоящих мужчин!
   Поскольку настоящим мужчиной он себя считал однозначно, а голос разума, видимо, был приглушен алкогольными парами, король смело шагнул вперед. Коварная улыбка тамады - и он провозглашен султаном. Брови Дэна взметнулись, запоздалое сожаление мелькнуло на лице, но отступать уже было поздно. Итак, игра состояла в том, что два султана должны были набрать себе как можно больший гарем, принеся каждую "жену" на руках. Мужики горячо поддержали новое начинание "настоящего вот такого (большой палец вверх) мужика".
   - Давай, Данил! Тащи баб, да побольше! - а кто-то еще добавил. - Можешь наших забирать, - после чего раздалась звонкая затрещина, вызвавшая дружный хохот.
   Его соперником оказался здоровый такой мужичина, который с видом превосходства окинул хлипкую, по сравнению с ним самим, фигуру короля:
   - Я тебя сделаю, парень! - король сверкнул глазами на фамильярное похлопывание по плечу, но ничего не ответил, а уточнил у тамады, имеет ли значение качество или важно лишь количество?
   Зазвучала знойная восточная музыка, и "братья во Аллахе" кинулись собирать себе гаремы. Первой Дэн подхватил кого? Правильно - меня. Донеся до условленного места, еще поцеловал кончики пальцев, скинул пиджак мне на руки, и ринулся к ближайшему столу. Я быстро обрастала хихикающими соседками разных возрастов и комплекции. Король набирал себе гарем, абсолютно невзирая на внешность кандидаток.
   - Дэн, Наташку принеси, - крикнула я ему после очередного пополнения. Уж быть в гареме, так пусть хоть подруга будет рядом. "Жены" горячо болели за своих новоиспеченных "мужей".
   Соперничающий гарем содержал в себе кого помоложе, а мужик и впрямь был сильный и довольно шустрый. В его ручищах девчонки смотрелись куклами.
   Наташка была предпоследней, кого принес Дэн. А последней он доставил, бережно опустив на пол, бабушку, божьего одуванчика, судя по восторженным воплям Андрея, его родственницу. Зал просто лежал под столами.
   Придирчивая тамада подсчитала улов обоих "султанов". Численность нашего гарема оказалась на одного человека больше. Но тут возмутился наш соперник, заявив, что последняя "жена" Дэна защитана быть не может, потому как проку с нее сами понимаете. Король спокойно переждал издевательский ржач окружающих и пояснил, что достойная и мудрая женщина в гареме будет управлять и учить уму-разуму остальных жен. Тогда гогочужий мужик, приобняв каждой рукой сразу по две девчонки, заявил, что управлять своим гаремом, так же как и учить своих жен всевозможным премудростям (плотоядный взгляд) будет сам. Ольга ехидно ухмыляясь, не вмешивалась, а, стоя в сторонке, наблюдала, чем кончится спор.
   - Значит, ты все свое время собираешься проводить в гареме? - усмехнулся Дэн.
   - Я ж султан. Чем мне еще заниматься? - изумился тот.
   - Государственными делами, например, - как малому ребенку пояснил король.
   - Ну их к черту, дела! Когда такой цветник рядом!
   - В таком случае, - окинул его презрительным взглядом Дэн. - Я завоюю твой султанат за неделю! - театральная пауза. - Ты отправишься на эшафот, а твой гарем присоединится к моему. - Зал просто грохнул. Под шквал аплодисментов и свист из зала, Дэн был объявлен победителем.
   - Игра удалась? - поинтересовался он, когда мы возвращались к столу.
   - О, да! - со смехом ответила я. - Подобного никто не ожидал. Всем понравился твой государственный подход.
   - Вот беда, - почти серьезно посетовал он, - главную жену я назначил, а любимую объявить забыл.
   - Кого? - встряла Наташка.
   - Ту, которая была первой, - лукаво улыбнулся наш "султан".
   Когда мы проходили мимо сидящего Мишки, тот даже не повернулся. Сидя за столом, я поглядывала в его сторону время от времени. По-моему, он тупо методично напивался. И вроде жалко его, но что я могу сделать? Ольга уже не подходила к нему, и его это, видимо, полностью устраивало.
   В зале царила атмосфера разбитного веселья. Гости то и дело курсировали, пересаживаясь уже в произвольном порядке. К нам тоже несколько раз подходили новые "друзья" и знакомые короля, каждый из которых непременно желал выпить в нашей компании. Наверное, поэтому мы не сразу заметили и оценили потенциальную угрозу. Все соседи в очередной раз разбежались, кто танцевать, кто покурить. Слегка пошатываясь, к нам подошел Мишка и пригласил меня на танец.
   - Извини, Миша, с пьяными не танцую, - отказалась я.
   - Какая жалость, - цокнул он языком, огляделся и плюхнулся по другую сторону от Дэна. - Ну, тогда давайте выпьем. За всеобщую дружбу и любовь, - Мишка взял первый попавшийся под руку бокал, плеснул в него красного вина и потянулся чокнуться. Ко мне потянулся. Через Дэна. Я поняла, что сейчас произойдет...
   Сжавшись от предчувствия, я наблюдала сцену, будто в замедленной съемке: тянущаяся Мишкина рука, оказавшись над королем, дрогнула и выплеснула содержимое бокала на белоснежный костюм...
   - Ай-яй-яй, какая неприятность! - преувеличенно заботливо засуетился Мишка и попытался салфеточкой промокнуть пролитое, только развозя расплывающиеся кроваво-красные пятна. Дэн отодвинулся от него и медленно начал вставать.
   - Мишка, ты что натворил! Ты же это нарочно! - схватила я его за рукав.
   - Он, конечно, случайно! - с пугающей улыбкой поднялся король. Вытащил из наружного кармана кружевной шелковый платок, встряхнул его, разворачивая, и медленными движениями начал стирать пятна. Вот прямо так - провел по пятну, оно исчезло. Сразу, без следа. Мишка от такого зрелища, по-моему, даже протрезвел. Как и я. От ужаса, что Дэн себя выдал с головой и что сейчас последует. - Ты что-то хотел сказать? Может, извиниться? - последнее пятно он стер, пристально глядя в глаза противнику.
   - Ты... ик... я...
   - Продолжай, я весь внимание, - поединок взглядов накалил атмосферу до взрывоопасного состояния. Я быстро шагнула и встала между ними:
   - Дэн, не надо. Инцидент исчерпан. Пойдем, лучше потанцуем. Хорошая музыка.
   - Ты знаешь, я такое не танцую.
   - Отойди-ка, Маша, - сдвинул меня Мишка в сторону. - Что-то сказать я хотел.
   - Миша, уходи, - развернулась я в его сторону. - Хуже будет.
   - Нет уж, сначала я выскажусь. И еще неизвестно, кому тут будет хуже.
   - Дэн, он пьяный, не трогай его, - взгляд в глаза. - Пожалуйста, не отказывай мне. Ведь я вышла на танец с тобой?
   - Хорошо. Топтаться на месте под музыку, много умения не надо. Давай попробуем.
   - Что, сбегаешь? Решил спрятаться за красивую Машкину юбку? Трус!
   - Мишка, прекрати! - мой взгляд метнулся от одного к другому.
   - Что ты знаешь о настоящей трусости и храбрости, чтобы бросаться такими словами?! Если думал, что своими выходками способен задеть меня, крупно ошибся, - король спокойно развернулся к нему спиной и, не оглядываясь, повел меня на танцпол.
   - Дэн, ты раскрыл себя!
   - Нас никто не видел.
   - Но Мишка!
   - Он уже сомневается, не привиделось ли это ему, а завтра решит, что перепил. Если вообще вспомнит, в чем я лично сомневаюсь. Так что выкинь из головы и забудь.
   - Спасибо, что не поддался на провокацию.
   - Ты за него так переживаешь?
   - Дэн, он был моим другом много лет. И я знаю, что ты его сильнее.
   - Спасибо и тебе, за веру в меня. Не будем об этом больше. Ну что, учи меня! - сверкнул улыбкой Дэн.
   - Тут и учиться нечему. Ты же видишь, как все танцуют, кто во что горазд. Главное, в ритм попадать.
   - А позиция?
   - Исключительно по желанию партнеров, - неподалеку девушка вообще прижалась к парню спиной, закинув руки ему на шею.
   Сначала мы встали в стандартную закрытую позицию, но постепенно она как-то незаметно перетекла в не совсем стандартную, а потом и совсем нестандартную. Мне захотелось тесно-тесно прижаться к Дэну и даже закрыть глаза, отдаваясь сладким, будоражащим кровь звукам музыки. Моя рука с плеча парня переместилась ему на шею, так что я могла коснуться его волос. Пальцы второй переплелись с его пальцами, потом он прижал ее к своей щеке и закрыл глаза. Склонившись ко мне, заговорил щекотным шепотом:
   - Ох, Маша, что ж ты со мной делаешь? Твои глаза, как звезды в ночном небе. Смотрю в них и уже ни о чем не хочу думать, только о тебе.
   Один медляк сменился другим, а народ вокруг куда-то засобирался. Площадка стремительно пустела. Вот и хорошо, мы будем здесь одни. Дэн отпустил мою руку и коснулся подбородка:
   - Пойдем?
   - Куда? Я никуда не хочу! Давай еще потанцуем.
   - Всех пригласили на фейерверк. Идем! - ну вот, опять рушится тот хрупкий мостик, что протянулся между нами. - Пойдем, Маша, хочу взглянуть на ваше огненное искусство.
   Парень почти силой тянул меня на улицу. Бегом накинув на меня шубу, поспешил на выход, ведя за собой на буксире.
   Небо, расцвеченное огненными росчерками, радостно орущая толпа народа, счастливые молодые...
   - Как убого! - изрек король, взглянув наверх. - Ничего, сейчас мы сделаем красивее.
   Следующий залп был выше и, кроме красных звездочек взметнул золотой дождь, осыпавшийся, казалось, прямо на нас. Народ ахнул от восторга. Потом были распускающиеся цветы нескольких разновидностей, потом в небе танцевали две искрящиеся бабочки, потом раскрылся павлиний хвост в полнеба...
   Обалдевший народ оглушительно орал, свистел и прыгал. Восторг был поистине детским. Молодожены кинули на нас быстрый взгляд и вновь обратили внимание на небо. Улыбающийся король, охвативший меня сзади руками, поднял вверх палец и начал что-то как будто писать, и спустя мгновение в небе начали проявляться огромные буквы: "Л ю б л ю т е б я М а"... Я поймала взгляд Дэна, надпись в воздухе дрогнула и быстро завершилась: "р и н а "!
   Уши просто заглохли от того рева, который производила бушующая толпа. Я повернулась и приникла к Дэну, а он склонился ко мне и поцеловал. Долгим томным поцелуем.
   - Ничего сейчас не говори. Поехали домой, - шепнул он мне. Я согласно кивнула, и он тут же вытащил телефон и начал набирать номер такси.
   Народ обступил молодых, интересуясь, где и почем купили такой шикарный фейерверк? И как сделать надписи в небе, на заказ?
   Пока мы ждали такси, Наташка силком оторвала меня от Дэна, заявив, что дело государственной важности - невеста собралась бросать букет. Мы едва успели. Маринка кинула на меня заговорщический взгляд, отвернулась и кинула букет в мою сторону. А я его не поймала. Точнее почти поймала, но соседка справа перехватила его на долю секунды раньше. Я взглянула на нее - да это та самая, из парочки, что спугнула нас с Дэном в холле, на диванчике за пальмой. Счастливо взвизгнувшая девица умчалась со своим трофеем, а я, пожав плечами на укоризненный взгляд невесты, поспешила к Дэну. Мне не нужны никакие букеты, мое счастье уже со мной.
   Прибыло наше такси. Я предложила Наташке закинуть ее домой по пути, но она отказалась, сказав, что поедет с Ольгой и поделившись важными новостями, что и Славик и Игорь - свидетель, пригласили ее на свидание. Теперь она в раздрае. Молодые, с которыми мы столкнулись в холле и которые тоже собрались уезжать, еще раз горячо поблагодарили Дэна, и за фейерверк в том числе. И пожелали, чтобы наше счастье стало столь же реальным, как и их. На улице мы помахали друг другу и разъехались в разные стороны.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"