Ландышева Ксения: другие произведения.

Сказка о потерянном короле. Часть 2. Глава 5. Долгие разговоры на ночь.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мелиоранской Наталье в подарок на День Рождения))))


   Глава 5. Долгие разговоры на ночь.
  
   В машине Дэн отгородил нас от водителя, и, сводя с ума своими улыбками, нежно проводил ладонью по шерстке моей шубы. Под его пальцами пощелкивали разряды статического электричества, и в полумраке салона сверкали искры. Он поднял ладонь, и оказалось, что она вся покрыта такими искрами. Я протянула свою руку навстречу, желая прикоснуться и ожидая, что сейчас щелкнет электричеством. Вопреки ожиданиям, током меня не ударило, а искры заплясали меж наших ладоней, щекоча теплом и мягко отталкивая, не давая сомкнуть пальцы. Ласково и озорно глядя на меня, Дэн сдул их, и они разлетелись по салону, прикасаясь временами к коже и щекоча, как пушинки одуванчика. Завладев моей ладонью, он принялся за свое излюбленное занятие - перебирание моих пальцев. Одновременно начал медленно, как будто вспоминая, декламировать стихи:
  
   Твое простое обаянье,
   Взор мимолетный, милый образ.
   Смятенье мыслей, чувств, желаний -
   Меня пленил твой нежный голос.
  
   Глаза твои, как звезды в небе,
   Твои уста - зовут и манят.
   Так счастлив я доселе не был,
   Любовь мне голову туманит.
  
   - Чьи это стихи? - изумилась я. - Твои?
   - Что ты, я не поэт.
   - Дэн, сознавайся, ты их так читал, будто сочинял на ходу, - не отставала я. Ну так хочется, чтобы это были стихи специально для меня и про меня.
   - Я их... переводил. На русский, - загадочно улыбнулся он.
   - Тогда прочти еще что-нибудь.
   - Всенепременно, - пообещал он, но вместо стихов притянул меня к себе и со вкусом поцеловал. Охх! На такое поэтическое продолжение я согласна. И чтобы побольше, и подольше. Чуть отстранившись, еще легко касаясь моих губ, шепотом спросил:
   - На чем мы там остановились?
   - На стихах. Кажется.
   - Ах, да, - на его губах появилась лукавая улыбка:
  
   В твоем дыханье запах вишен,
   Его я пью, себя губя,
   Пушистый локон твой острижен,
   Но все же я люблю тебя.
  
   - Правда? - а стрижку он мне так и не простил.
   - Разве я могу обманывать девушку с таким взглядом? Твои глаза, Маша - целый мир. Иногда в них бушуют бури гнева или плещет океан боли. Тогда мне становится плохо от одного твоего мимолетного взгляда. Когда в них лучится радость - будто солнце выглядывает, согревая и даря тепло. А сейчас в твоих глазах волны нежности и любви. Я в них тону...
   Мы смотрели друг другу прямо в глаза и наш мысленный диалог, честное слово, не был плодом моего воображения:
   - Любишь?
   - Люблю.
   - И я люблю, очень-очень.
   - Знаю это и без слов. Ты счастлива?
   - Да. Ведь мое сегодняшнее желание исполнилось.
   - Значит, я правильно догадался, - улыбка в глазах. - И счастлив, что смог его исполнить.
   - А мы, правда, разговариваем? Мысленно?
   - Конечно.
   - Но ты говорил, что это очень сложно.
   - Сложно, да. Но когда между двоими появляется сильная эмоциональная связь, это получается само собой. Волшебство любви - самое прекрасное и удивительное чудо в Большом мире.
   Так мы и доехали, не отрываясь друг от друга. Я выслушала комплиментов больше, чем за всю предыдущую жизнь. Вот это и называется - на седьмом небе от счастья!
   - Не хочу подниматься на лифте. Пойдем по лестнице? - предложил Дэн в подъезде. При мысли о перспективе тащиться пешком на 9 этаж у меня вырвался невольный стон:
   - Дэээн! Я не дойду!
   - Устала?
   - Устала - не то слово! На ногах еле держусь, - подозреваю, что выпитое вино еще действовало, как анестезия, а вот завтра, кроме похмелья мне будут обеспечены больные мышцы ног. Все-таки, высокие каблуки - издевательство над живыми существами (читай, женщинами). Это еще, спасибо Дэну, я почти не танцевала, а девчонки под конец веселья поснимали туфли и, поставив их внутрь круга, так и отплясывали босиком. - Лучше на лифте. Ну что такого? Полминуты, и мы дома.
   - Тогда я тебя понесу.
   - Наверх?! С ума сошел! Мы упадем на лестнице.
   - С тобой я не упаду, - Дэн подступил ко мне, намереваясь подхватить. Я со смехом отбивалась:
   - Нет-нет. Тяжело же. Не надо.
   - Это ты-то тяжелая? Да в тебе живого весу вполовину моего, не больше. Легкая, как перышко, - Дэн сломил мое шутливое сопротивление и уже наклонился, чтобы ухватить поудобнее, как мы услышали наверху чьи-то голоса и смех.
   - Там кто-то есть. Нас увидят.
   Парень заколебался.
   - Хорошо, твоя взяла. Поехали на лифте.
   - Ты его так боишься?
   - Не доверяю. Разумная предосторожность. Но с тебя компенсация.
   - Какая?
   - Вот такая, - Дэн поднял руку, нажимая кнопку этажа и одновременно склоняясь ко мне для поцелуя. - Для успокоения моей души.
   Как жалко, что ехать нам всего ничего, до 9 этажа. И почему мы не во Всемирном торговом центре? Поцелуй длиной в 100 этажей. Вот это я понимаю!
   С сожалением оторвавшись друг от друга, мы чинно-благородно прошли до дверей, вошли в квартиру...
   Ход дальнейших событий я запомнила лишь отрывками. Целоваться мы начали прямо в прихожей, даже не сняв верхнюю одежду. Потом я почувствовала, что шуба соскальзывает с меня, поднялась на цыпочки, перешагивая через нее и одновременно избавляясь от пыточного сооружения под названием "шпильки". Блаженный стон каторжника, наконец избавившегося от своих кандалов, невольно вырвался из горла. Пальто Дэна удобно пристроилось по соседству с моей шубой. Охватив меня сильной рукой за талию, вторую он запустил мне в волосы, крепче прижимаясь в поцелуе. В голове мелькнула мысль, что подобных чувств я еще никогда не испытывала. Ни с кем. Обычно попытка любого парня прижать меня к себе вызывала отторжение, а если переходила в более активную фазу - панический страх. Сейчас даже намека на такие ощущения не было. Наоборот. Я подалась ему навстречу, потянулась и душой и телом, чувствуя, что внутри разгорается пожар, имя которому - страсть!
   Пуговицы на пиджаке Дэна были гладкие, удобно ложились в ладонь и легко проскакивали в петли. Всего четыре штуки - долой пиджак. Мы стали ближе на одну ступень. Теперь жилетка. Хочу чувствовать его тело под моими руками без всяких преград. Парень тряхнул плечами - жилетка полетела на пол. Оторвавшись от губ, он приник к ложбинке на моей шее, потом к плечу. Лихорадочное желание, как можно скорее избавиться от одежды, охватило нас обоих. Мелкие крючки на спине моего платья легко расстегивались под руками Дэна, давая мне возможность вздохнуть поглубже. Тихим, хриплым голосом он что-то говорил на своем языке. Может быть, это были стихи? Мне они слышались волшебным заклинанием - заклинанием любви и счастья. А может, это оно и было - наше любовное заклинание? Последнее, что я помню, как на пороге комнаты от легкого синхронного движения его пальцев с моих плеч слетели бретельки платья. Гладкий шелк скользнул по телу, к ногам.
   - Божественно прекрасна, - услышала я, и мир перевернулся в горизонталь. Дальше я улавливала только сильный стук сердца, свои глубокие вздохи, его шумное дыхание, его губы и руки. Такие нежные, такие настойчивые. Прохладный шелк под спиной, горячее тело, прижавшееся сверху. Вот тут-то и пригодился кружевной голубенький комплект, тот самый, что покупала я еще в первый наш совместный выход в город! Точнее, не пригодился, но снимал он его с такой предвкушающей улыбкой! Последняя деталь одежды покинула меня. Теперь меж нами нет преград. Он на миг отстранился, окинул меня сияющими глазами, выдохнул:
   - Как я тебя люблю! - охватил руками и...
   Все кончилось внезапно, в один миг. Я выждала несколько секунд, открыла глаза. Что случилось? Надо мной - лицо Дэна, на котором написано выражение полного ужаса. Смотрит куда-то в сторону. Я проследила за его взглядом. Ох! Дыша, как загнанная лошадь, он медленно поднял глаза от постели на свою руку, с которой падали черные капли: кап, кап, кап. Что это? Кровь? Почему, откуда? Посмотрев на меня абсолютно диким, невменяемым взглядом, он хрипло простонал:
   - Что же мы делаем?! Нет, что Я делаю?! - вскочил, резко накинул на меня край покрывала и кинулся из комнаты.
   - Дэн! Ты куда? Дэн! - только тут я почувствовала, что под боком у меня что-то металлически-холодное. Резко отодвинулась. Его меч! Проклятая железяка! Как я тебя ненавижу! Подхватив его одной рукой, я голышом, как была, кинулась к балкону, рванула на себя примерзшую дверь и швырнула его в темноту. Разделавшись с мечом, размашистым шагом прошла в коридор. Из ванной доносился шум воды. Наверное, промывает рану. Сильно порезался? Он же маг, сейчас залечит. И вернется ко мне. Я стукнула в дверь:
   - Дэн. С тобой все в порядке? Открой мне.
   - Маша, нет. Пожалуйста, не надо. Прошу тебя - оденься!
   Он сказал - оденься? Посмотрела вниз. В голове начал проясняться идиотизм ситуации. Я стою посреди коридора абсолютно голая. И скребусь в ванную, где от меня скрылся мужчина. Закрылся изнутри. От меня! Тот самый, с которым мы две минуты назад были на постели. Которому я была готова отдаться без колебаний. О-о-о! Соколова Маша, ты даешь!
   Вспыхнув запоздалым стыдом, я метнулась в комнату, накинула на себя халат и круглыми, как у совы, глазами, уставилась в одну точку. Что это было только что? Мы с ним собирались заняться любовью?! И занялись бы, если бы не этот треклятый меч! Но он! Он сбежал от меня в последний миг! А говорил, что любит!
   Нет, он порезался! Наверное, ему было очень больно.
   Ерунда! Он маг, залечивал на себе куда более страшные раны, даже переломы. Оглядев интерьер, живописно украшенный нашей одеждой, решила, что подбирать ничего не буду. Я не собираюсь спускать на тормозах происшествие, имевшее место быть. Это уже будет чересчур. Закрыв лицо руками, терпеливо ждала на краешке постели, когда он вернется. А что мне еще остается?
   Тихие, практически бесшумные шаги. Долгий тяжелый вздох надо мной. Отняла руки от лица. Бледный Дэн, со смертельной тоской на лице опустился передо мной на пол, уткнувшись головой в мои колени:
   - Прости меня, моя девочка. Знаю, мне нет оправдания, - я вздрогнула от холодного прикосновения мокрых волос. Да он весь просто ледяной! Холодные руки крепко охватили меня. - Ты вскружила мне голову. Я забыл обо всем на свете: кто мы, где и почему.
   - Дэн, что ты говоришь? Зачем убежал? Ты сильно поранился, да? - я отняла его руки, повернула их ладонями к себе. Поперек левой протянулся длинный глубокий порез. Едва свернувшаяся кровь вдоль кромки говорила о том, что заживлением тут и не пахло. - Ты же можешь вылечить его.
   - Я не буду этого делать, пусть остается мне в назидание. Для человека, едва не сгубившего себя и самое дорогое ему существо, это еще очень слабое наказание, - парень поднял голову и взглянул мне в глаза. Во взгляде бесконечная боль. - Тот, кто презрел законы чести, ввергаясь в пучину преступной страсти, заслуживает более страшной кары.
   - Дэн, не говори так. Ведь мы любим друг друга.
   - Любовь, не освященная узами брака - преступна. Лишить девственности свою любимую, зная, что не женишься на ней - преступно вдвойне. Ты полюбила подлеца, Маша. Я скажу тебе сейчас все, что должен, давно должен был объяснить, может, после этого ты изменишь свое отношение ко мне. Ты не простишь и будешь права. Но лучше тебе ненавидеть меня, чем страдать, любя, - он закрыл глаза и опустил голову. А когда снова поднял ее, это был уже не Дэн, но король Даанэль. Изменилось лицо, изменился голос. - Маша, мы никогда не будем вместе. Я не могу на тебе жениться.
   Мир вокруг меня рухнул. Мне показалось, что я куда-то провалилась, а сверху на мои плечи опустился потолок, придавливая тяжестью бетона. "Мы никогда не будем вместе" - эхом металось в голове. Все слова застряли в горле. Все возмущение, протесты, обиды - отступили перед ледяным холодом этих слов. Сегодня был самый счастливый день в моей жизни. Он обернулся самой несчастной ночью. Мы. Не будем. Вместе. Никогда. Страшные слова. Навстречу им устремился лишь один вопрос:
   - Почему?!
   - А ты не понимаешь? Я король. Короли не женятся на простых смертных. Ведь ты умная девочка, изучаешь историю, должна знать это не хуже меня.
   - Ты просто не любишь меня. Так и скажи.
   - Я бы не стал говорить о любви, если бы ее не было. Но в данном случае она не значит ничего.
   - Если бы любил - искал возможности, боролся!
   - Я искал возможности. Перебрал множество вариантов. Ни один из них не осуществим в реальности.
   - Твоя корона тебе дороже меня. Ее ты любишь больше.
   - Неправда. Я ее вовсе не люблю. На мне много грехов, но властолюбие к ним не относится. Ненавижу тех, кто убил моего брата. Сейчас бы он был королем, а у меня были развязаны руки. И клянусь - мы с тобой были бы вместе! Я бы добился от него разрешения на брак с тобой, любой ценой - верной ли службой, лестью, угрозами или шантажом. А если нет - ушел без сожаления. Увы, это лишь мечты.
   - Что же тебе мешает уйти сейчас? Даже уходить не надо, ты и так здесь. Однако прикладываешь все усилия, чтобы вернуться в свой мир и на свой трон.
   - Причин множество. Первая и основная - это, - ткнул он в свой перстень. - Пока на мне Раэл Танн - я король, хочу того или нет. Без короля, носящего этот знак, его королевство беззащитно. Даже отсюда я чувствую, что над моими землями нависла угроза. Если я не вернусь, мой народ будет порабощен. Погибнут сотни тысяч людей. Ты согласна, чтобы я оплатил наше счастье такой ценой? - испытующе взглянул он на меня.
   - Я... не знаю. Даже не думала о таком.
   - Конечно, не думала. Ты живешь в своем мире. И над твоей родиной не висит призрак страшной войны. Сегодня ты рассказывала о подвиге солдат, защитивших страну более полувека тому назад. Я не ожидал от тебя подобного патриотизма, потому что до этого момента вообще не видел его у вас. А ведь та война случилась еще до рождения твоих родителей. Представь, что ты одна могла предотвратить ее, спасти всех этих людей. А ты ушла. По зову сердца, вслед за своей любовью, - взгляд пронзительных черных глаз прожигал мою душу насквозь. - Как ощущения? Кровь и слезы людей - и все на тебе. Не слишком приятно, правда? Вот это я и чувствую. Есть такое понятие - долг. А ты обвиняешь меня в любви к блеску золотой короны и аромату власти. Мое сердце кровоточит и разрывается на две части. Я не могу оставить свою страну, но как мне больно отказаться от тебя! Ночи напролет я смотрел на твой спокойный, тихий сон. Глядел на твои черты и не смел даже прикоснуться. Видел, что ты мучаешься своими чувствами, ощущал волны твоих страданий, но держался на расстоянии. Потому что не считал себя вправе давать тебе напрасную надежду. И думал, думал... какой найти выход? Рассматривал разные варианты и отбрасывал их один за другим, как совершенно нереальные. Остаться в вашем мире? Даже не будь я королем, не смог бы жить здесь. Не хочу здесь жить, если уж быть откровенным. Кем я здесь стану, не понимая и не принимая смысла вашей жизни? Жажда денег правит у вас бал. Мне это не просто безразлично, но противно. Богатство должно быть средством для достижения какой-то цели. К чему мне стремиться в вашем мире? И это не говоря уж об отсутствии магии. Через пару лет той жизни, что я веду сейчас, во мне не останется ничего человеческого. Ты сама возненавидишь меня. Черная магия затягивает, засасывает в себя. Мне страшно, что когда-нибудь я могу стать Истинным Черным магом и получать от этого удовольствие. Нет, Маша. Будь ваш мир как все остальные, я бы принял эту версию в разработку и думал над ней наравне с остальными. Но так! Нет. Только не это.
   - И ты не возьмешь меня с собой, - прошептала я. Это был не вопрос - утверждение.
   - А ты бы ушла? - наклонив голову, прищурился король. - Давай рассмотрим этот вариант. Не умозрительно, где счастливые влюбленные уходят в сияющую даль, а применимо к реалиям жизни. Как ты представляешь себе мой мир? Сказочным королевством, где царит справедливость и доброта? Должен разочаровать тебя - во всех мирах правит человеческая сущность. А она почти всегда грязна и несправедлива. А королевский двор - квинтэссенция всего этого. Злоба, зависть, клевета, грязные сплетни и грызня за место поближе к трону. Вот, что ожидает тебя во дворце. Разве могу я отдать тебя - тебя, такую ранимую и искреннюю, на растерзание этой своре шакалов и лицемеров? Ты не выдержишь даже одного приема. Неважно, в какой роли ты там появишься. Если тебя заметят рядом со мной - накинутся всей толпой, забыв на время о собственных разногласиях и распрях. И я ничего не смогу сделать, чтобы защитить тебя от колкостей и язвительных реплик, скрытых под маской благожелательности и доброты. Даже если ты будешь сидеть на троне рядом со мной. Всю свою сознательную жизнь я прожил в подобной атмосфере и видел, что бывало с моей матерью после каждого приема. А ведь она родилась в моем мире, была воспитана в его традициях. Ты же совершенно иная.
   Или, может, ты предложишь прятать тебя от общества? Это, кстати, осуществимо. У тебя будет целое крыло дворца, где ты будешь полноправной хозяйкой. Или можно поселить тебя в замке, который отец подарил мне на совершеннолетие. Но нужна ли она тебе - красивая роскошная клетка? А это будет именно она - золотая клетка одиночества, куда я смогу приходить лишь тайком. Мы не сможем проводить вместе столько времени, сколько бы нам хотелось. Я в свои-то покои порой захожу лишь для того, чтобы вымыться и переодеться. И так сутками.
   Но это еще далеко не все жертвы, на которые тебе придется пойти. Не смотри на то, что я спокойно принимаю ваш мир. Я пытаюсь приспособиться к окружающей действительности, не более того. Меня учили воспринимать чужую культуру, какова бы она ни была. Король должен быть дипломатом, которому приходится общаться с представителями самых разных народов и рас. И то мне тяжело, очень тяжело. А как воспримешь другие традиции ты? Тебе придется отказаться от всех благ твоего мира, от своих привычек, манеры речи и жестов. У тебя не будет друзей и подруг, все твои близкие останутся здесь. Ты не сможешь позвонить по телефону матери и включить телевизор, чтобы узнать последние новости с родины. Тебе придется ездить на лошадях, носить другую одежду и прическу, и подстраивать свое поведение под окружающих. Улыбаться, когда хочется кричать в голос или расплакаться от обиды. Ты сможешь забыть об электричестве и автомобилях, магазинах, полных товаров, бытовой технике, привычной косметике, белье, о своей учебе, наконец? Ты это сможешь?!
   Теперь о твоем социальном статусе. Допустим, я вернусь с тобой и заявлю о намерении жениться. Ты можешь себе представить, какую бурю вызовет эта новость? Мой отец женился на любимой женщине, да. Он смог продавить свою волю. Но все же ты - не моя мать, а я - не мой отец. К моменту свадьбы моих родителей отец правил почти десять лет и уже имел наследника. Я же на троне пробыл всего четыре месяца. Моя реальная власть крайне слаба. Я прекрасно сознаю это. Пока был послушен и верен традициям, все делали вид, что моя власть не ограничена никакими рамками. Но стоило мне подать голос против Государственного совета, как они вставали стеной. Одному против матерых политиков мне не выстоять. На данный момент это факт. И потом, даже отец не обрел счастья в браке с любимой женщиной. Бесконечная печаль, вина друг перед другом... они так много не договаривали. Я был тому свидетелем. И не хочу повторить судьбу своих родителей.
   И последний вариант - взять тебя любовницей. Думаю, тут даже обсуждать нечего. Вечный позор и презрение. И наши дети - бастарды?! - парень затряс головой. - Нет! На подобное я никогда не обреку тебя. Рано или поздно мне придется жениться, на этом даже призрак нашего счастья растает.
   Я сидела, сжавшись в комок. Уничтожена, раздавлена и растоптана. Перед лицом огромного страшного мира сама себе показалась ничтожной мухой, жужжащей на своем пыльном окошке. Внутри зияла пустота. Хотелось умереть здесь и сейчас, чтобы никакого будущего не было. Чтобы не наступило завтра.
   - Прости, мы дети разных миров, и этого не изменить. - Дэн замолк, сидя рядом со мной. Я боялась даже шелохнуться, повернуть голову и взглянуть на него. Неужели он думал обо всем этом в последние дни?
   В звенящей тишине раздался звонок телефона. Я закрыла уши, чтобы ничего не слышать. Пиликает и пиликает. Сколько можно? Уфф, перестал. Только выдохнула, как снова заиграл "Полет шмеля". Да что же это такое?! Кому понадобилось трезвонить мне посреди ночи? Соскочила, перепрыгивая через нашу раскиданную одежду, опустилась на корточки перед валяющейся шубой, принялась шарить по карманам.
   - Да?! - рявкнула в трубку, даже не взглянув на номер.
   - Маша, прости, что так поздно. Я тут возле твоего дома... - Мишка. Можно сказать, трезвым голосом. - Можно я зайду? Хочу извиниться.
   - Нет.
   - Ты сильно сердишься? Прости меня, пожалуйста. Я напился, как свинья. Мне очень стыдно перед тобой. Ты меня пустишь? Пожалуйста. Ненадолго. Мы поговорим, и я уйду. Честное слово, приставать не буду.
   - Миша, это невозможно.
   - Маша, очень прошу тебя. У меня билет на послезавтра. Я не хочу уезжать, не помирившись с тобой. Пожалуйста, - я кусала губы, пытаясь не расплакаться. - Маша. Не молчи.
   - Ты не понимаешь. Я... не одна.
   - Я... не подумал... все понятно... извини, - пробормотал он в трубку и соединение прервалось.
   - Мишка? Миша! - слезы все-таки полились из глаз. Мой журавль улетел, а синицу я прогнала поганой метлой. Вот она - правда жизни. Это тебе не сказки про все побеждающую любовь и Золушку с ее прекрасным принцем.
   - Маша, - тихий голос за спиной. Я и не услышала, как он подошел. Быстро начала смахивать слезы с глаз, не церемонясь, вытирая их двумя руками. - Ты жалеешь о том, что выбрала не его? Мне нельзя было вмешиваться в ваши отношения. Хочешь, я помирю вас?
   - Что?! - я забыла о своих слезах и развернулась к нему. Дэн серьезно смотрел на меня.
   - Я хочу сказать... мне больно видеть твои страдания. Чтобы искупить свою вину, я бы мог помочь тебе... и ему. Получив мое благословение, вы обретете счастье. Ведь ты не совсем равнодушна к нему. Этого достаточно.
   - Ты... это серьезно?
   - Да. Подумай над этим.
   - И ты это сделаешь? Своими руками? Благословишь нас?
   - Я... готов на это, - сглотнул он. - Если ты будешь счастлива, моя тяжесть станет наполовину легче.
   - Да любишь ли ты меня?! - представила, что я добровольно отдаю Дэна другой женщине. Невольно вырвался истерический смешок. Маша, похоже, тобой играют, а ты принимаешь все на веру. Ничего не изменилось. Как он плевал на меня, так и плюет. А я-то, дура, навоображала себе черти что. Мужик душевно выпил на свадьбе, расслабился, его потянуло в постель, а я просто оказалась под рукой. Вот и вся история. А его трагические россказни о том, что счастье невозможно, увы и ах! - лапша мне на уши. Как и сладкие речи в машине. Дура! Не слыхала, что ли, от подружек, о том, чего только не говорят парни ради того, чтобы затащить девчонку в постель. Согласна, его истории гораздо интереснее и правдоподобнее, так ведь и он не студент. Может, это такие развлечения у королей? Играть окружающими, как куклами. Одно только царапает: из постели-то сбежал он, не я.
   - Ты разозлилась. Пусть так, все же лучше, чем я буду бессильно наблюдать, как ты страдаешь и теряешь при этом силу рекордными темпами.
   Я совершенно обескуражено взглянула на него. Ну что за человек?!
   Высказаться я не успела. Опять зазвонил телефон. Молча взяла его, не отрывая взгляда от Дэна, нажала на прием вызова.
   - Алло.
   - Машка, скажи честно, он у тебя? - Ольга. Эта комедия когда-нибудь кончится?
   - Кто конкретно тебя интересует? А то скажу "нет", а вдруг совру, - я решила не церемониться. Они все мне надоели.
   - Значит, у тебя. Ну, ты бессовестная, Машка, - голос отдалился, с кем-то она там говорит, с Наташкой, наверное. - Слыхала? А ты говорила, что не у нее, - и снова мне. - Дай-ка ему трубочку, а то он на звонки не отвечает.
   - На! - я протянула трубку Дэну. - С тобой Ольга поговорить хочет.
   - Со мной? - удивился он. - О чем?
   - Не знаю! Сам спроси, - я прошла мимо него, в ванную. Но сразу воду не включила, а решила послушать интересный разговор.
   - Доброй ночи (пауза). Нет, это не он (долгая пауза). Да (пауза). Нет (пауза). С чего вы так решили? (еще одна длинная пауза) А вы как думаете? (раздраженная пауза) Да! Всего хорошего!
   Я слушала разговор двух идиотов и тихо истерично всхлипывала, перемежая слезы со смехом. Когда раздраженный Дэн повернулся в мою сторону, прихлопнула дверь, еще постояла, выплескивая нервное напряжение в истерике, и принялась умываться. А когда вышла, королевские покои были идеально убраны. Ничего не напоминало о кипевших здесь страстях. Интересно, с каким лицом он собирал мое белье? Наверное, магически. Кстати, колготки-то он мне все же порвал. В порыве страсти.
   - Где меч? - была встречена я вопросом. Ох, черт, я ж про него совсем забыла.
   - Выбросила, - буркнула я исподлобья. Подозреваю, что эта новость короля не обрадует. Он застыл на полушаге:
   - Как выбросила?
   - Так. Открыла балкон и кинула.
   - Ты... ты!
   - Знаю. Глупая невежественная простолюдинка. Которая не оценила благородства помыслов и поступков короля.
   - Я никогда такого не говорил и не думал на твой счет, - Дэн метнул на меня оскорбленный взгляд и вышел на балкон. Сейчас он еще оденется и побежит шариться под окнами в поисках своей драгоценной железяки. Как говорится, Бог в помощь. А я буду спать. Как ни странно, он вернулся через пару минут, неся в руках свой меч. Даже обидно стало. Наверное, заклинание какое-нибудь. Призыва оружия. Так не честно. Умела бы я колдовать - зашвырнула его на край земли. Или на дно океана. - Что, нашел?
   - Да. Это было несложно. Ты, когда в следующий раз будешь выбрасывать королевское фамильное оружие, хоть убедись, что оно упало с балкона. Гардой за прутья зацепился.
   - Я была малость... неодета. Сам понимаешь, бродить в таком виде по балкону, в мороз, как-то неинтересно.
   - Маша, этот меч сегодня спас нас обоих от страшного бесчестья. Ты должна быть благодарна ему.
   - Я благодарна.
   - Если бы не порез, я бы не остановился, - Дэн поднял свою руку и взглянул на нее. - Вот только... как он попал на постель? - видя мое недоумение, парень пояснил. - Это не я его туда положил. Когда собирался утром, и не предполагал, чем закончится день.
   - Что ты хочешь сказать? - насторожилась я. - Ты уезжал последним. Меня сегодня с утра не было. Кто ж его мог положить, если не ты?
   - У меня есть одно предположение. И оно мне не нравится.
   - У нас проблемы?
   - Если случилось то, о чем я думаю, то теперь нет, - Дэн окинул свой меч уважительным взглядом и бережно уложил на середину кровати. При этом, почему-то, заметно повеселел. - Знаешь, что? Давай ложиться спать, иначе завтра проспим пол дня, а у меня планы на завтрашний день. И я тебе, наверное, что-то расскажу. Не уверен, что ты должна это знать. Зато точно знаю, что это немного утешит и ободрит тебя.
   Такое обещание меня заинтриговало, поэтому я безропотно улеглась под одеяло, честно отвернулась и зажмурилась, пока раздевался и ложился Дэн. В комнате осталась зажженной лишь одна свеча, создавая уютный полумрак. Самое то для очередной сказки на ночь.
   - Несколько дней назад я совершил некрасивый поступок. Из добрых побуждений, но все же... - парень замолк, поэтому я рискнула взглянуть в его сторону. Он с сомнением смотрел на меня. Заметив, что я повернулась, вытащил свою руку, ту, на которой был порез, и протянул ко мне. - Дай, пожалуйста, свою ладонь, я тебе что-то покажу.
   Я робко коснулась его. Сердце жалобно дрогнуло, когда наши руки соприкоснулись. Пришлось безжалостно топтать любые сантименты, потому что иначе я расплачусь. Ведь в памяти еще свежи наши объятия и нежные взгляды. Его слова, его губы, светящиеся любовью и счастьем глаза. Нет, не могу.
   - Извини, - я выдернула свою ладонь и отвернулась. Напряженная тишина за спиной.
   - Два дня назад я стер тебе память, - слеза, катившаяся по щеке, замерла, не добежав до подушки.
   - Что?
   - Я стер тебе память о посещении гадалки. Потому что ее предсказание слишком сильно ударило по твоему душевному равновесию. Ты несколько дней ходила сама не своя, истекая силой, но так и не призналась, что она нагадала тебе. Единственное, что я знаю, там что-то было обо мне, и мы выяснили тогда одну вещь. Смотри, - Дэн сел, взял свободной рукой подсвечник, поднося его поближе. - Дай руку, я не буду ее касаться.
   Я тоже села, вытянула руку к нему.
   - Что ты видишь? - спросил он.
   - Глубокий порез.
   - Не то. Смотри линии на руках.
   - И что там? - мне пришлось наклониться ближе, чтобы разглядеть, на что он показывал. - Ой! Одинаковые, что ли? Двойные линии жизни.
   - Да. Практически идентичны.
   - И... что это значит?
   - Это значит, есть вероятность того, что мы с тобой будем вместе.
   - Как? Ты сам говорил... - сердце взволнованно зачастило.
   - Не знаю. Я почти неделю задаюсь этим вопросом. А сегодня получил лишнее подтверждение. Обрати внимание, что край пореза угодил как раз в начало раздвоения. Двойная жизнь, Маша. Началась для нас сегодня. Мне это не очень нравится. Но это единственная наша надежда.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"