Ландышева Ксения: другие произведения.

Сказка о потерянном короле. Часть 2. Глава 7.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Понемногу обо всем. Пока даже названия нет.


   Глава 7.
  
   Неделя выдалась бурная. Как-то все сразу навалилось. Начало экзаменов. Неудачные попытки пройти в ДаанЭлию. Мучения из-за взаимного вроде, но несбыточного чувства, которое усугублялось моей ревностью в отношении библиотекарши Ниночки. Дэн вновь зачастил в библиотеку. О подробностях он благоразумно умалчивал, а я благоразумно не спрашивала. И так в голове крутились такие картины, от которых в животе все скручивалось в один твердый болезненный комок. Приходилось себя одергивать, глубокими вдохами-выдохами выравнивать пульс и с головой погружаться в очередную книгу.
   Помимо этого было еще кое-что, накалявшее атмосферу. Сны пикантного содержания теперь снились нам еженощно. Утром я открывала глаза, встречалась взглядом с Дэном, и все становилось ясно и без слов. Опять этот сон. Яркий, насыщенный, который запоминался мне во всех подробностях. Ему тоже, судя по всему. Когда это случилось во второй раз, утром вместо приветствия он тревожно поинтересовался:
   - Ты тоже его видела?
   Я лишь смущенно кивнула. Откуда бы мне, девушке, не знавшей мужчины, ощущать то, что я ощущала во сне? Там я была нереально счастлива - с ним. Мы тонули в океане нежности, любви и страсти, я принадлежала ему, а он - мне. Там мы засыпали, тесно прижавшись друг к другу, сплетя ноги и руки. И просыпались здесь - через меч.
   Дэн каждое утро хватался за голову, сканировал меня, внимательно смотрел на мои руки, особенно кончики пальцев, и совершенно обескуражено качал головой.
   - Не понимаю. Я пытаюсь отследить возникновение этих снов, обнаружить канал, по которому идет сила, и ничего не нахожу. В моем накопителе силы не убавляется, в твоем жизненном резерве тоже. Откуда же тогда они берутся?
   Один раз утром мы проснулись совсем-совсем рядом, по обе стороны от меча. Сонный Дэн с улыбкой потянулся ко мне и тут же, шипя от боли, отдернул руку, подскочив на постели.
   - Что с тобой?! - вскочила я следом.
   - Все правильно. Защита сработала. Сейчас пройдет, - парень встряхивал рукой, сжимал и разжимал пальцы, угрюмо сидя на постели.
   - Какая защита?
   - Та самая, которая сработает и с твоей стороны, если нарушишь границу ты.
   Это что-то новенькое. Просто железный занавес какой-то. Я осторожно отодвинулась от меча подальше, покосилась на него и решила уточнить:
   - А если случайно или во сне?
   - Защита срабатывает на определенный настрой и мысли.
   - А пожалеть можно? Тебе же больно.
   - Зная тебя, я бы сказал - можно, зная себя, скажу - нет.
   Из-за этих снов ломалось хрупкое равновесие, которое устанавливалось между нами по вечерам. По утрам Дэн стал дерганый и раздражительный. Движения его в такие моменты были резкими, фразы - отрывистыми, а глаза... лучше в них было не заглядывать. Иногда мне становилось страшно, было ощущение, что он изо всех сил сдерживается, чтобы не устроить погром или... не знаю, способен ли он ударить женщину - меня. А большую часть времени просто было тоскливо, и сердце болело почти физически.
   Я заметила тенденцию - со временем реалистичность видений стала угасать. Если первые пару-тройку снов я не могла вспомнить, не покраснев, то дальше стало легче, подробности уже стирались, оставляя лишь ощущение невероятного счастья и правильности происходящего там. Когда двое любят, все так и должно быть. Наверное.
   Общаться на людях было не легче. Приходилось изображать равнодушие. А поскольку моих актерских данных для этого было явно недостаточно, приходилось прикладывать просто титанические усилия, чтобы на переменах усидеть на месте и не отправиться бродить по коридорам в поисках его. Чтобы просто увидеть, ощутить, что он рядом. Мне было мало, катастрофически мало тех утренних и редких вечерних часов, что удавалось провести в его обществе.
   Когда мы были дома, не могли оторвать друг от друга взглядов. Едва мы расставались, на меня обрушивался шквал черной тоски и депрессии. Каждый раз мне казалось, что он не вернется, и при встрече я не могла наглядеться на него. Хотелось просто прижаться, застыть в его объятиях, вдыхать запах, чувствовать тепло крепкого тела. Мне безумно нравились его плечи, руки - сильные, надежные. Очень красивые. Я во всех деталях помнила его лицо, когда закрывала глаза. Я любила его голос, когда он рассказывал о своих делах, где побывал, что узнал. Я ловила на себе его взгляд, и в груди разливалось теплое чувство, которое временами становилось таким горячим, что хотелось выплеснуть его толи в крике, толи в песне. Мы вместе склонялись над его картой, и сердце сладко замирало, когда соприкасались наши руки или головы. Большую часть дня, после пар, я проводила за книгами, которые пачками таскала из факультетской библиотеки. Дэн помогал мне довезти очередную порцию книг, накладывал заклинание и уезжал. А я читала. Экзаменационные вопросы уже кончились, но я задалась целью получить от абсолютной памяти по-максимуму. А вечером, когда Дэн возвращался, я ужинала, и мы подолгу сидели у камина, делясь впечатлениями дня или просто молча держась за руки. Это было мое маленькое счастье. Большего он все равно нам не позволял, вообще старался не касаться лишний раз.
   На карте области постепенно появлялись красные значки - места, обозначенные Дэном, как потенциальные места силы. Их пока было немного, и он прикидывал примерный маршрут следования, чтобы за день-два объехать как можно больше. Не все они располагались вдоль дорог, некоторые на большом удалении, и добраться туда в зимнее время представлялось непростой задачей. Отдельно были выделены значительные площади - места экспедиций профессора Кротова.
   Дэн упорно ездил на истфак, просиживал в читальном зале с его трудами и сборниками статей кафедры этнографии, где публиковались материалы и отчеты по экспедициям Кротова и его коллег. Более того, он неожиданно объявился на спецкурсах самого профессора, которые тот читал у старшекурсников. Как уж он договорился, тайна за семью печатями, но бомба была та еще. После "геноцида" второго курса, как шепотом обзывали ту историю студенты, в лицо его знали почти все, а мои одногруппники побаивались. Пашка, так тот вообще щемился по углам, лишь бы не встретиться с ним в коридоре, а при встрече со мной смотрел умоляющими глазами и все норовил снова поговорить. Такое его поведение вызвало новые толки, что Звонок влюбился в меня, но не был одобрен моей семьей в лице брата и огреб по полной программе. И откуда берутся такие идиотские слухи?
   Когда Дэн объявил мне, что собирается сесть на студенческую скамью, я только рот открыла от изумления. Он, король, собирается ходить на лекции вместе со студентами?! Чего-то я в этой жизни не понимаю.
   - Что ты так удивляешься? - поинтересовался он. - Учиться чему бы то ни было не зазорно и королям. А я сейчас был бы студентом второй ступени Университета магии, второкурсником, по-вашему, как и ты. Если бы не убили моего брата. Между прочим, я не оставляю надежды поучиться там, это значительно подняло бы мой уровень, как мага. И потом, другого варианта я не вижу. Дело в том, что я неоднократно беседовал с профессором, пытаясь получить от него нужную мне информацию, но он замкнутый и подозрительный человек, чрезвычайно озабочен авторскими правами. В результате дал мне лишь список своих опубликованных трудов, а там кое-что есть, конечно, но я уверен, что он знает больше. И вот тут самое интересное. Я попытался ментально воздействовать на него и уперся в щит, грубый, кустарный, но просто непробиваемый. Как дубовая колода. Так что ваш профессор, судя по всему, обладает некими магическими способностями, которые, возможно, сам не осознает. И способности эти весьма выдающиеся, судя по тому, что пробить я его так и не смог. Это наталкивает на интересные мысли относительно вашего мира. Сколько же у вас людей со спящими способностями? Причем способностями неслабыми, но не получающими реализации из-за отсутствия магии. Подозреваю, что этот профессор потому и занимается темой шаманизма, что интуитивно что-то чувствует. Вопрос в том, насколько он осознает свой дар. Если он был в действующем месте силы, мог набрать хороший запас магии. Не знаю... Мне важно заслужить его доверие. Если Владимир Андреевич Кротов способен привести меня к месту силы, я согласен ходить на лекции, семинары, конференции, быть его лаборантом - все, что угодно, лишь бы он раскрылся. Я почти уверен, что он нашел то, что ищу я.
   Я даже сам готов ему раскрыться, но пока рано. Его отношение к магии неясно. Как только у меня появится уверенность в его лояльности... со столь сильным магом можно горы свернуть, не то, что магические врата открыть.
   Наташка, с которой мы встретились на лекциях, вцепилась в меня как клещ и потащила в столовую перекусить и выведать новости. Я упиралась руками и ногами. Во-первых, вовсе не горела желанием бередить свои раны, а во-вторых, Дэн где-то неподалеку, если увидит, что я в столовке ем, начнет выговаривать. Но подруга была непреклонна и сказала, что ее голодная смерть будет на моей совести. Уговорила, в-общем. Мы взяли по кофе и паре пирожков. Я хотела спрятаться в уголок, но уголки были заняты шумными компаниями, пришлось пристраиваться на середине. А дверь в читальный зал практически напротив столовой. Рискую, однако.
   - Ну как?! Рассказывай! Что у вас? Вы признались друг другу?
   Я огляделась вокруг, опустила глаза:
   - Наташ, у нас все по-прежнему.
   - Не может быть! - не поверила подруга. - Я же видела вас на свадьбе! И на второй день не приехали. Я вообще думала, что вы... Маша, ничего не случилось? - встревожилась она. - Надеюсь, ты не спасовала в последний момент? Еще второго Эдьки не хватало.
   - Нет, все было не так. Я уже была готова, а он...
   - Ну? - поторопила она меня.
   - Это не я спасовала, а он.
   - Ушам своим не верю. Почему?
   - Он сказал, что не может жениться, а значит, ничего быть не может. Это против его моральных устоев.
   - Вот те раз! - изумилась Наташка. - Да откуда ж он такой взялся?
   - Потише ори.
   - И как далеко вы зашли?
   - Далеко, Наташа, далеко. До самой кровати.
   - Разделись сильно?
   - Совсем. Я почти ничего не помню, такой вихрь был!
   - Охренеть! Машка, он нормальный?! - выдохнула подруга. Я угрюмо молчала. - Ладно, это был риторический вопрос. И что теперь?
   - Ничего. Все как было.
   - Я бы на твоем месте озверела. Выгнала его нафиг!
   - Вот когда будешь на моем месте, тогда я посмотрю, что ты запоешь.
   - Любишь и простила?
   - Люблю. Сейчас, когда осознала, насколько все безнадежно, поняла, как сильно люблю.
   - А он-то любит?
   - Любит.
   - Сказал?
   - Да.
   - Вот дурак!
   - Наташа!
   - Что Наташа? Не дурак, что ли? Что за идиотские понятия? Жениться - это вон где, а тут у вас кровать двуспальная, одна на двоих. И потом, что значит, жениться не может, мы что, в девятнадцатом веке? Маменька с папенькой не разрешат?
   - У него нет родителей. Отец умер, а мать... считай, что нет ее.
   - Тем более! Что ему мешает? Погоди-ка. Он что, все-таки женат?
   - Нет, не женат.
   - Врет! Какие еще могут быть причины? Вера не позволяет?
   - Считай, что да.
   - Так, глянь-ка на меня. Маша, он кто такой?! Я же хорошенько посмотрела на него, понаблюдала. Эти его манеры, жесты, сама речь. А взгляд! Таких мужиков в природе не водится. А это его обращение к водителю: "Трогай!" Это что, откуда?!
   - Наташка, угомонись. Кончай играть в мисс Марпл. Хватит факты собирать. Я не могу тебе о нем рассказать. Может быть когда-нибудь, потом, когда он уедет.
   - Он все-таки уедет?
   - Да, при первой возможности.
   - А ты?
   - А я ему буду помогать, чтобы эта возможность представилась как можно скорее.
   - Вот дурочка!
   - Наташа, у него страна на грани войны. Ты себе такое можешь представить? Не понарошку, не в кино, а по правде. Настоящая война, - взглянула я на подругу. Та задумалась, и я даже знаю, о чем: прикидывает по карте мира, где у нас горячие точки.
   - А он тут причем?
   - Он там нужен.
   - Да кто же он? Военный? Дипломат? Погоди, а шаманы эти тут причем?
   - Это его основная забота сейчас.
   - Блин, Джеймс Бонд какой-то. Агент ноль-ноль-семь, а не парень.
   Я только фыркнула. Куда там Бонду до короля Даанэля. Ему бы эльфы с дроу в страшном сне не приснились, и магия тем более. Хоть бы вновь в ДаанЭлию попасть, узнать новости. А то силу понемногу тратить приходится, на поиски, а толку - чуть. Походим-полетаем, расстроимся и на боковую. Смотреть эротические сны, на которые силы, по словам Дэна, никто из нас не тратит. И потом отводить глаза, чтобы не вспоминать, что было во сне.
   - О, легок на помине! - неприязненно покосилась Наташка мне за спину. Я вздрогнула от прикосновения руки к плечу. Черт, все-таки попалась. Подняла взгляд. Дэн оглядел пестрое студенчество, поздоровался с Наташкой, изъял из-за соседнего столика стул и сел рядом.
   - Проголодалась? Стоило потерпеть. После лекций я бы сводил тебя пообедать. Угостишь? - показал он на второй пирожок, лежащий на картонной подложке. Первый я почти доела. Парень разломил пирожок надвое, внимательно осмотрел разлом, потом отщипнул крошечный кусочек и положил его в рот. - Редкостная дрянь!
   Дэн пристально взглянул мне в глаза, и я "услышала" его мысли:
   "Больше ты сюда не придешь. Если перерыв между завтраком и обедом для тебя велик, будешь брать пищу с собой. Что - придумаем".
   "Дэн, что ты меня как ребенка пасешь?"
   "Ты считаешь, что я ограничиваю твою свободу? Давай расскажу, что за мясо в этом пирожке. Его в течение нескольких месяцев то размораживали, то замораживали. Примерно с лета. Из какой части тела, и какого животного оно взято, боюсь предположить. И боюсь даже представить, как оно выглядело перед тем, как из него сделали фарш. Про муку, использованную в тесте, рассказать?"
   Я сглотнула. Не дожеванный пирожок встал комом в горле. Наташка с интересом поглядывала на то, как мы без слов уставились друг на друга.
   - Пойдем, Наташ, - начала я вставать.
   - Машка, в кого ты превратилась? Как собачка комнатная, - зашипела она мне в ухо, а вслух громко высказала. - Я еще не доела. Пирожки сегодня вкусные.
   - Послушайтесь доброго совета, последуйте Машиному примеру, - Дэн поднялся, протянул мне сумочку. - Иди, у тебя пара через две минуты начинается.
   Я страдальчески сморщилась. Подруга покосилась на мое выражение лица:
   - Иди-иди, а я доем, потом приду, - Наташка демонстративно жевала пирожок. - У меня же здесь нет "братьев". Слава Богу.
   Блин, идиотская ситуация. Если Наташка пошла на принцип, кричи караул. Я направилась к выходу, а Дэн с ледяным лицом развернулся в сторону буфетчицы. Ну все, что-то здесь сейчас будет.
   Дойдя до аудитории, я обнаружила в своей сумочке бумажный пакетик с орехами. Ох, Дэн.
   Назавтра столовая оказалась закрыта. На запертой двери красовалась табличка "Сан. день". Впрочем, она не открылась ни через два, ни через три дня. Весть о том, что в ней побывала какая-то комиссия, обнаружившая кучу нарушений санитарных норм, разлетелась по всему факультету. Голодные и злые студенты костерили "доброго человека", который устроил им эту подлянку. Мало кто догадывался, чьих рук это дело, но я-то знала. Наташка, впрочем, тоже. На Дэна при встречах она теперь смотрела очень задумчиво. Студенты приспособились бегать в столовку гелогоуправления, которое находилось по соседству за углом. А в нашей затеяли ремонт. Декан радостно потирал руки, а один раз я наткнулась на них с Дэном посреди коридора. Игорь Васильевич уважительно пожимал руку королю, а тот, усмехаясь, от чего-то отказывался:
   - Нет, благодарю. Вот в лабораторию к Кротову пошел бы. Я, знаете, больше наукой интересуюсь.
   - Жаль, жаль.
   Когда мы с Дэном отошли, он сказал, что походя дал пару советов, как добиваться лучшего финансирования факультета. А благодарный декан, который в этих делах полный профан, но вынужден заниматься, поскольку должность обязывает, звал его в хозяйственную часть университета, мол, побольше бы таких людей.
   - Система распределения средств в разных странах принципиально не отличается, и уж мне-то хорошо известна. Кто громче и убедительнее крикнет, того и будут слушать. И учитывать его интересы при планировании государственных расходов.
   Среди студентов знакомство и дружбу король ни с кем не заводил. А все попытки заигрывания со стороны девушек встречал с такой презрительно-скучающей миной, что пыл "прекрасных дев" проходил мигом.
   Один раз ко мне подошли две девчонки с четвертого курса, осведомились, я ли Соколова Маша, чей брат ходит в их группу на спецкурсы. Я кивнула, одновременно пытаясь не покраснеть. А потом они высказали свою просьбу, и мне стало не до смущения. Захотелось прибить обеих нафиг. Они меня просили... познакомить их с братом. Дескать, он с не представленными ему девушками даже не разговаривает. Я! Должна знакомить этих вертихвосток! С Дэном! Если бы рядом не было Наташки, честное слово, проводила бы их на матах. Подружка же сжала мой локоть, напомнив о конспирации, я посверкала глазами... и пошла знакомить. А что мне еще оставалось? Откажусь - начнутся долгие уговоры, которых я терпеть не могу. Откажусь категорически - прослыву гордячкой и упертой дурой. А так хоть его лишний раз увижу - легальный повод есть. И заодно посмотрю на морально устойчивого короля. Или не устойчивого - а вдруг не откажется от знакомства? Девушки-то ничего себе так, смазливые. Вот только обе с крашеными волосами, а королевское отношение к покраске волос мы уже знаем, плавали.
   Дэн, заметивший меня, вскинул брови, и я едва не убежала восвояси, стыдно стало. Тоже мне, проверяльщица. Но девицы, подпирающие меня с двух сторон и с вызовом глядящие на одногруппников, такой возможности мне не оставили. Вздохнула и решительно направилась к своему "братцу".
   - Что-то случилось? - посмотрел он на меня. На девиц - ноль внимания. Что ж, это радует.
   - Данил, познакомься. Это Ира и Лариса, - ткнула я в девиц. Обе сморщились, кажется, я их имена перепутала. - Они с тобой хотят пообщаться.
   "Маша", - пробилась мысль Дэна. "Зачем ты их мне представляешь?"
   Я лишь пожала плечами. Тоже мысленно.
   "Они ко мне подошли, попросили. Что в этом такого? Ты им понравился, обычно у нас обходятся без церемоний, но к тебе же так просто не подступишься".
   "А ты была столь любезна, что согласилась им помочь?" - мысленная усмешка вышла добродушной. "Понятно".
   "Зато тебя увидела", - улыбнулась я.
   "Соблюдение своих интересов за чужой счет - признак интригана. Далеко пойдешь, моя любимая... сестренка".
   "Это комплимент?"
   "Да".
   "Спасибо, мой любимый... братишка".
   Перекидываться неслышимыми для всех фразами в таком теплом дружеском тоне было невыразимо приятно. Я себя чувствовала на голову выше всех присутствующих.
   "Возвращайся в свою аудиторию, я бы рад продемонстрировать тебе, что будет дальше, но сейчас будет звонок".
   И уже вслух:
   - Рад знакомству, Ира и Лариса.
   Лицо у него при этом было такое, что можно было подумать все что угодно, кроме того, что он действительно рад. Целования рук не последовало.
   - Лариса, это я, - представилась "Ира". - Можно я сяду с тобой?
   Так, девушка времени зря не теряет.
   - Спасибо, Маша, ты иди, перерыв заканчивается. После занятий встречаемся внизу, как договаривались, - Дэн улыбнулся мне и повернулся к девушкам. - А мы с вами на "ты" не переходили. И сесть со мной нельзя. У меня обоняние чувствительное, а у вас духи очень... терпкие.
   Какой добрый и любезный король! Смешки, прокатившиеся по аудитории, я услышала, уже закрывая за собой дверь.
   - А ты знаешь, что Мишка не уехал? - пара уже началась, но Наташке не терпелось поделиться новостью.
   - Как не уехал?
   - Вот так. Приходил вчера, что-то у Ольги он оставил, забрать хотел. Рожа опухшая, глаза красные, небритый. Они там, кажись, подрались даже. Ну, пару пощечин я точно слышала. А уж орали!
   - И ты не вмешалась?
   - Э, нет. Сами со своими мужиками разбирайтесь. Они сегодня дерутся, а завтра опять сойдутся. Влезешь - потом еще виновата останешься.
   - Как она?
   - Хреново. Сама понимаешь. Учебу совсем забросила, с какими-то компаниями шляется. Правда, домой никого не водит, но у меня прямо сердце не на месте. Про тебя и про Мишку даже слышать не хочет.
   У меня дыхание перехватило. Господи, ну почему жизнь такая?! Почему было Мишке не влюбиться в Ольгу, и быть с ней счастливым? А теперь все, все же страдают и ломают друг другу жизнь. Хорошо хоть Наташка от этой истории не пострадала, а то мне бы впору было вешаться.
   И все же без прощального аккорда не обошлось. Мишка таки не смог уйти по-английски.
   Мы с Наташкой спустились в гардероб, и я тянула время, выжидая, когда появится Дэн. А его все не было. Зато появился тот, кого я совсем не ждала. Вошедший с улицы парень с высоты своего роста оглядывал толпу. Наткнулся взглядом на меня, на секунду замер, но решительно двинулся навстречу.
   - О, какие люди! - заметила его Наташка. - Мне уйти или остаться?
   - Наташа, - эк мы с ним дружно. Только, сдается, что просьбы, которые мы с Мишкой хотели высказать, были диаметрально противоположны.
   - Ладно, я пошла, - подруга все же решила ретироваться. Предательница! - Да не дрейфь, тут куча народу. К тому же Данил твой сейчас придет, - шепнула она мне.
   - Этого я и боюсь.
   - Ну прости, здесь я тебе не помощница.
   - Здравствуй, Маша, - парень пристально разглядывал меня.
   - Я думала, ты уехал.
   - Проспал, вот и не уехал, билет поменял.
   - Понятно. Какими судьбами?
   - Вот пришел, на тебя посмотреть. Попрощаться. Что-то не вижу счастья в глазах. Я думал, ты вся сияешь.
   - Пришел, увидел. Все? - изливать ему душу я не собиралась.
   - У вас что-то случилось? Все нормально? - Мишка пытался поймать мой взгляд. - А. Вижу, что да, - вдруг сник он. Я оглянулась - в гардероб вошел Дэн. Ну за что мне это? Король скользнул по нам с Мишкой взглядом, подобрался и вопросительно взглянул на меня:
   - Мне вмешаться?
   "Конечно, вмешаться! Дэн!" - хотелось закричать мне. Но он, почему-то услышал другое.
   - Вот и я думаю, что не стоит, - Дэн развернулся и ушел. Я беспомощно взглянула на Мишку.
   - У тебя с ним ничего не получится. Он тебе голову дурит! - зло посмотрел тот вслед королю.
   - Не хочу тебя слушать.
   - Вы, девчонки, сами виноваты. Сначала свяжетесь с кем попало и ничего вокруг не видите, а потом слезы льете.
   - Ольга тоже слезы льет, - вызывающе уставилась я на Мишку.
   - Какое тебе дело до нее?
   - А тебе до меня какое дело?
   - Маша, - потер парень лоб. - Я ж не это сказать хотел.
   - А что?
   - Я только... если вдруг что случится, просто позвони мне. Ладно? Навязываться не буду, но помогу всегда. По старой дружбе.
   Я не могла говорить. Горло перехватило. Он все правильно понял. А мне его прозорливость, как нож по сердцу. Дэн уйдет. Уйдет! И я останусь совсем одна. Боюсь, что тогда мне Мишкино сочувствие будет просто противно. Хорошо, что он не в нашем городе учится.
   Домой в тот день я вернулась в самом скверном расположении духа. Даже билеты не открыла, хотя на следующий день меня ждал экзамен. Вечером старалась не смотреть на Дэна, а утром мы оба старались не смотреть друг на друга.
   Сдавала я на полном автомате, без каких-либо намеков на волнение. Одногруппникии мне потом рассказывали, что удивлению препода не было границ. Я отказалась от времени на подготовку, отбарабанила, как робот, ответила на дополнительные вопросы, и все с самой мрачной миной на лице и остановившимся взглядом. И в зачетку даже не глянула. В коридоре ее у меня отобрали и всей группой дружно выдохнули: "отлично". Дэн, попавшийся навстречу, поздравил меня с отличной отметкой, улыбнулся своей неповторимой улыбкой... и моя депрессия растаяла как дым. Когда читаешь во взгляде любимого: "Люблю. Горжусь", сердце радостно подпрыгивает и поет. А что я могу сказать ему наперекор?
   Как-то, сидя у камина, Дэн завел разговор о моем приближающемся Дне рождения. Он уже понял, что предлагать мне дорогие подарки бесполезно. Я отказывалась наотрез, что не мудрено. Стоило мне представить лица родителей, когда они увидят такой "подарочек", и всякое желание покрасоваться сверкающими брильянтами пропадало начисто. Я никогда не смогу объяснить им, от кого и за какие заслуги получила целое состояние в качестве подарка. Король задумался. Потом лицо его прояснилось:
   - Я знаю, что тебе подарить.
   - Что? - полюбопытствовала я.
   - Не скажу, - завредничал он.
   - Учти, если это будет нечто из ряда вон, не возьму. Уж не обижайся.
   - Конечно, это будет не обычный подарок. Но ты его примешь. Более того, ты с ним не расстанешься!
   - Откуда такая уверенность? - его тон меня насторожил.
   - Это то, что тебе просто необходимо. В вашем мире таких подарков не водится, а у нас - довольно распространенная вещь. Я таких, правда, сам не делал, но, думаю, справлюсь.
   Да уж, заинтриговал по самое нехочу.
   - Ну скажи! - я попыталась придать взгляду максимальную умильность, на какую только способна. М-да. Разжалобить короля - задачка не из простых. Он усмехнулся и перевел тему:
   - Слушай, а что за великий праздник, к которому повально все готовятся? Только об этом и речь. Город украшается. На центральной площади возвели что-то очень красивое. Изо льда.
   - Новый год скоро. Главный праздник в стране. Все его любят.
   - Новый год? Это народный или государственный праздник?
   - Народный, государственный, всемирный! Везде встречают Новый год. Ну, может, не совсем везде, но в половине стран точно. Как можно его не отмечать? Это же повальное веселье. Карнавалы. Дед Мороз - единственное чудо, в которое верят все дети. Подарки утром под елкой. Когда родители еще спят, а ты крадешься в пижаме к своему валенку, поставленному с вечера, и ждешь чуда. Ох, как я люблю Новый год! - начала я рассказывать взахлеб.
   - Подарки под елкой? Подожди. Что-то я не улавливаю. Дерево - дома? Или это на улице? Как же тогда в пижаме? И оставлять на ночь обувь... не пропадет?
   - Дома, Дэн, - засмеялась я. Ставят елку, наряжают стеклянными игрушками, гирляндами, мишурой, дождиком. Все это сверкает и переливается. Для детей настоящее волшебство и сказка. Да и взрослые все становятся немножко детьми.
   - Ты меня опять удивила. Приносить домой дерево и украшать его - совсем не вяжется с вашей цивилизацией. Из какого это культа?
   - Понятия не имею. Какая разница? Это так здорово!
   - У тебя прямо глаза горят. Ты очень любишь этот праздник, да?
   - Очень! Давай поставим елку?
   - Здесь?
   - Ну да. Хоть маленькую. Я в прошлом году без елки справляла. Совсем не то настроение. А в этом году, к тому же, не обычный Новый год, - я хлопнула себя по лбу. - Дэн, слушай, ты же в историческое событие попал!
   - Вот обрадовала! Мне дома таких событий хватает. Что ни сделаешь - все событие общекоролевского масштаба. Его Величество король нанес визит графу N, запишем в скрижали истории, - скрипучим голосом произнес он. Явно кого-то спародировал. Я прыснула и торжественно заявила:
   - Бьюсь об заклад, таких событий на твоем веку еще не было!
   - Очень интересно, расскажи.
   - А ты сам догадайся. Год у нас какой?
   - Двухтысячный, вроде, - машинально отозвался Дэн. - О-о! Кажется, догадываюсь. Смена тысячелетия? Действительно, выдающееся событие. А от чего идет отсчет?
   - От Рождества Христова. У меня День рождения как раз на Рождество, только не наше, православное, а католическое - двадцать пятого декабря.
   - Христианство, одна из мировых религий. За эту тему я еще не брался, - задумчиво протянул Дэн. - А ведь у вас множество христианских храмов. Надо бы заняться. Места для культовых сооружений часто выбирают необычные. Хотя... в городе у вас пусто, это точно, но внутри побывать не помешает. Ох, сколько мест нужно посетить! Не хватает ни рук, ни ног. И, главное, в помощь никого не возьмешь.
   - Почему? Я бы могла...
   - И толку? Ты что, почувствуешь магию?
   - Ой, верно, - смутилась я. - Не подумала. А знаешь, что я вспомнила? В церквях часто хранятся священные реликвии, которым сотни лет. Это не может быть как-то связано с магией?
   - Запросто. В культах разных народов я встречал мощные артефакты, которые часто несут серьезную религиозную нагрузку.
   - А у нас в городе хранятся мощи одного святого. Говорят, они нетленны вот уже больше двухсот лет.
   - Интересная информация. Нетленность останков - серьезный признак. Где эти мощи находятся? Возможно ли на них взглянуть?
   - В монастыре. Старом, почти ровеснике города. Поэтому он находится в черте города, так что можно съездить в любой день. Правда, я не знаю, что там и как. Честно говоря, в церкви не была ни разу, я не крещеная, - мне отчего-то стало неудобно. Как вроде его могло задеть мое безбожие. А потом я вспомнила, что ему ни до христианства, ни до других наших религий нет никакого дела. - Мы в прошлом году рефераты писали про памятники города, я взяла тему про этот монастырь.
   Весь остаток вечера я рассказывала про историю монастыря и епископа, который после смерти был канонизирован, а его мощи по сей день оставались нетленными. Дэн внимательно слушал, переспрашивал некоторые детали из жизни святого, а в конце объявил, что мы непременно съездим в этот монастырь, как будет время.
   Среди недели я выловила Лешку, который месяц назад торжественно сообщил всей группе, что в нашем корпусе появился интернет (к которому мне как заочнице, доступа все равно не было), и попросила устроить мне и Данилу пару сеансов общения со всемирной сетью. Чтобы парень сильно не удивлялся тому, что мы будем искать с его помощью (сама-то я с этим делом на "вы", в нашей школе интернета не было), сказала, что это нужно для исследования по теме Данила. А что, по-моему, вполне логично. Раз он работает над шаманскими обрядами, значит, интерес к магии вполне легитимен, и места силы покатят в тему. Лешка обещал, что будет мне доступ к сети, он сообщит, когда можно будет поработать. Радуясь, что хоть чем-то могу помочь, я сообщила об этом Дэну. Особого энтузиазма он не проявил, пожал плечами и сказал, что если я считаю, что там можно получить какую-то информацию, конечно, надо попытаться.
   Эпопея с золотом была в разгаре. Меня Дэн теперь близко не подпускал к этому делу, говорил, что больно уж мутные личности занимаются скупкой золота, и мне там делать нечего. Он попросил лишь мои серьги, чтобы рассмотреть клеймо и взять их за образец.
   - Сложно, очень сложно, - качал парень головой. - Ювелирным делом я никогда особо не интересовался. Такая изящная была комбинация. Чего проще - изобразить прямоугольной формы слиток. А оказалось... - Дэн досадливо взмахнул рукой. - Едва ли не самая сложная сделка с золотом, которая у вас вообще возможна. Я логики не понимаю. Слитки монополизировало государство. Зачем, спрашивается, они нужны, если их в обращение не выпускают? Какая-то странная финансовая система у вас, разобраться бы в ней, но времени и так не хватает.
   Монеты золотые только коллекционеры и собирают, остаются ювелирные украшения. Так ведь попробуй сделать что-то. Ювелирное дело у вас все-таки на высоком уровне. Мало того, еще и пробы странные какие-то. Вот ты говоришь, что это клеймо - обозначение пробы. Пятьсот восемьдесят три доли из тысячи. Что за издевательство над здравым смыслом? А половину сделать нельзя было? Еще с примесями возиться.
   Что-то вертелось у меня в голове насчет происхождения проб, но я так и не вспомнила, а потому вынесла другое предложение:
   - А ты не возись, какое есть золото, из такого и делай.
   - Выдавать чистое золото за сплав? Это получится фальшивомонетчик наоборот. Я буду продавать свое золото за половину стоимости. Меня не устраивает такой курс. Да и глаз у них наметан. Ювелиры сразу определят, что дело нечисто - оно же по цвету отличается.
   - Ну, тогда иллюзии наводи, - рискнула я посоветовать.
   - Да? Чтобы потом они начали развеиваться, и у сотни людей оказалась сотня моих портретов? А если учесть, что за контингент занимается скупкой золота, немалая их часть может оказаться в руках милиции. Да даже если я просто обращу их в куски золота, а поверх наведу иллюзию. В любом случае эффект будет потрясающий. Как думаешь, сколько времени им понадобится, чтобы поймать с поличным продавца таких интересных украшений? И крупными партиями не продашь. Большие деньги всегда несут большие проблемы. Просто кусками тоже не продашь - опять же нездоровый интерес гарантирован. Мне только вашего криминала и не хватает для полного счастья. Я теперь понимаю, что с твоим знакомым коллекционером мне нереально повезло. Хотя, еще неизвестно, не аукнется ли моя беспечность.
   - Дэн, а знаешь, какое самое простое ювелирное изделие? Вообще без наворотов, только клеймо.
   - Не знаю.
   - Ты только не смейся - обручальное кольцо.
   - Я видел обручальные кольца на свадьбе. Не назвал бы их простыми, - насторожился Дэн.
   - У Маринки с Андреем кольца были затейливые. А ты бы к людям присмотрелся, большинство носит простые гладкие кольца. По толщине только различаются, бывают совсем тоненькие, а бывают широкие, чуть не с фалангу.
   - Это правда?
   - Конечно. Зачем мне врать?
   - Извини. Просто кольцо - это символ, - он отвернулся, и выражения его лица я не видела. Знала бы, на что обрекаю себя, в жизни не стала советовать ему. Видеть впоследствии Дэна в окружении обручальных колец оказалось тяжко. - Где бы посмотреть на такое кольцо?
   - Купи, - буркнула я. - Тонкое недорого стоит, наверное.
   - Купить? Нет! - запротестовал он. - Я Льва на это дело подряжу. Вот он пусть и купит.
   - Смотри, стащит чего-нибудь в ювелирном. Оба загремите.
   - Пусть только попробует. На месте прибью. Но он знает, что второго шанса не будет, так что демонстрирует образцовое поведение. Я к нему даже в гости хочу наведаться, посмотреть на сестер. Присяга на верность подразумевает обратную связь. Пока он мне служит, я его защищаю. Будет возможность, и помогу кое-чем. Он ведь аттестат об образовании по глупости не получил.
   - Он тебе... присягнул? - недоверчиво поинтересовалась я.
   - А как бы иначе я его удерживал? В его душе столько всего накопилось - и злобы и недоверия. А магическая клятва ему не даст ни сбежать, ни навредить мне.
   - Я тебе поражаюсь. Слугой ты обзавелся. Профессора Кротова в соратники намечаешь. Что дальше? Соберешь армию?
   - Была бы такая возможность - и армию бы нанял. Снаряженную по последнему слову техники. Да платить нечем. А воевать за идеалы другого мира желающих не найдешь. У вас своих-то идеалов не сыщешь, что уж о чужих говорить.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"