Ландышева Ксения: другие произведения.

Сказка о потерянном короле. Часть 2. Глава 8. День Рождения

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.38*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    *Автор сделал гадость и убежал прятаться в кусты.* Предупреждаю - дальше будет еще хуже. Но поскольку не уверена, насколько хуже, главу закончила на этом. И да, за сцену драки тоже не уверена, может быть, еще перепишу.

  Глава 8. День рождения
  
  Ну, вот и мой праздник. Совершеннолетие.
  Удивительное дело. Лет с тринадцати годы для меня начали лететь один за другим. Не успеешь оглянуться - щелк - и опять циферка сменилась. А вот последний месяц настолько был заполнен событиями, что я еле дождалась, когда же наступит мой День рождения.
  Первоначальные планы по празднованию восемнадцатилетия, с появлением в моей жизни короля Даанэля изменились самым кардинальным образом. Исчезло из них шумное застолье в кругу подружек, а может и друзей. Пропало желание провести ночь на дискотеке в клубе. Хотелось общества лишь одного человека, и слышать поздравления от него одного. Дэн. Моя любовь, моя печаль. Как много ты стал значить для меня. Как много места в моей душе занял за столь короткое время. Разве я смогу жить без тебя?
  Утро началось с таких вот тоскливых мыслей. Впрочем, погрустить вволю мне не удалось. Дэн, уже при параде, заглянул в комнату:
   - С добрым утром. Вставай. Негоже валяться в постели в собственный День рождения, - парень подошел ко мне, за руку стянул с кровати, подал халат, сам завязал пояс, а потом прижал к себе, двумя руками провел по моим волосам, посмотрел прямо в глаза. - С днем рождения, солнышко мое ясное. Собирайся, надевай что-нибудь подходящее случаю, завтрак на столе.
   - Мы куда-то едем? - с надеждой поинтересовалась я.
   - Конечно. Ты же не хочешь опоздать на учебу?
   - На учебу? - энтузиазма в моем голосе не было.
   - Тебе нельзя пропускать занятия перед экзаменами. А после пар будем праздновать. Годится?
   - Годится, - расцвела я в улыбке.
  За завтраком Дэн поинтересовался:
   - Сон видела?
   - Ага.
   - А я нет, - парень сосредоточенно намазывал масло на булочку.
   - Как это? - от удивления я даже жевать перестала.
   - Очень просто. Спать не ложился - работал. Так что первая часть эксперимента удалась. Это не мои сны, - Дэн с аппетитом захрустел золотистой корочкой, пытливо взглянул на меня. - Остается понять, откуда ты тянешь силу. Может быть, я зря бегаю как угорелый в поисках мест силы. Достаточно понаблюдать за одной прелестной девушкой, и секрет будет раскрыт?
   - Дэн, это не может быть моим сном, - я даже приборы отложила. Его взгляд меня нервировал: что он обо мне вообразил? - Ты же понимаешь? - молчание. - Дэн! У меня бы фантазии на такое не хватило!
   - Тише, Машенька, - накрыл он мою ладонь. - Что ты так разволновалась? Никто тебя ни в чем не обвиняет. Но разве тебе самой не интересно, откуда что берется?
   - Ну, вот что! Раз уж мы тут эксперименты ставим. Сегодня я не буду спать. А завтра ты мне поведаешь о красочных сновидениях. Тогда и посмотрим, чьих рук это дело, - надулась я. Ничего себе, это он обо мне думает, что я транслирую порнуху нам обоим?
   - Бессонная ночь не пойдет тебе на пользу. Впрочем, для чистоты эксперимента, так и поступим. Но не сегодня. Сегодня твой праздник, а значит, дела подождут. Подарок, как ты и настаивала, будет скромным, но, надеюсь, тебе понравится. Все после занятий, - поднял он руку, заметив, как я нетерпеливо заерзала.
  Подарок оказался и впрямь скромным, но с начинкой. А уж как он его преподнес, вообще ввело меня в состояние неописуемого восторга. Мы отсидели две пары, а на третью он явился собственной персоной, испросил у Наташки соизволения "украсть меня" и поманил за собой на заднюю парту. Подружка, как ни странно, не возражала, лишь многозначительно подмигнула мне. Пару вел Дмитрий Алексеевич. Моя "любимая" с некоторых пор история Средних веков. Нашего небольшого конфликта преподаватель так и не простил и норовил прицепиться на каждой лекции. Дэн, игнорируя мои вопросительные взгляды, внимательно слушал где-то с полчаса, потом тихим голосом начал комментировать ошибки преподавателя, который, разливаясь соловьем, пел о придворной жизни во Франции времен мушкетеров.
   - Полный бред, - наконец, вынес он вердикт. - Ни один уважающий себя король не допустит... Ладно, я тебе потом расскажу. Следующую пару ведет он же?
   - Да.
   - Можно прогулять. Толку с его лекций.
   - Мне ему экзамен сдавать, он и так придирается.
   - Прекрасно сдашь, ты же все выучила.
  Остаток пары Дэн рисовал. Сначала я не поняла, что он изображает, а потом до меня стало доходить. Он нарисовал деревянную плоскую шкатулку где-то пятнадцать на пятнадцать сантиметров, внутри обитую мягкой ворсистой тканью. Должно быть, бархат. А на этой подложке остро отточенным карандашом начал тщательно выводить что-то мельчайшее. Я от любопытства даже преподавателя слушать забыла. Затаив дыхание, наблюдала, как из-под карандаша звено за звеном появляется изящная цепочка. А потом... она начала материализовываться. Часть ее еще была нарисована, а с конца, который первым появился на рисунке, уже стала самой настоящей - серебряной. Я испуганно оглянулась - никто ли не видит? Но король сел так, что мы оказались в углу, а он сам заслонял свой рисунок от взглядов с соседнего ряда и приподнял мою тетрадь, чтобы соседи спереди не видели, чем интересным он тут занимается. Со стороны могло показаться, что он добросовестно конспектирует лекцию. Дэн закончил круг, изобразил изящный замочек, потом бережно приподнял цепочку, которая уже целиком стала серебряной.
   - Это тебе. Серебро ведь у вас недорого стоит?
   - Спасибо! - я не могла отвести восторженного взгляда от подарка. Мастер он на спецэффекты. А цепочка получилась очень красивая.
   - Это первая часть подарка. А вторая, и главная, будет после этой пары.
  До конца лекции Дэн нарисовал еще два портрета. Первый - мой, в профиль. Сердито шикнув на мою попытку повернуться и подглядеть, он увлеченно чертил на листе. Его лицо преобразилось: глаза сверкали, на губах блуждала улыбка. "А ведь он искренне любит это занятие", - подумалось мне. Наконец, Дэн откинулся назад, разглядывая результат. А похожа.
   - Это мне, да? - протянула я руки. Уже хотела поблагодарить. Но добрый король меня обломал:
   - Нет, это я для себя рисовал. У тебя красивый профиль, - он свернул портрет в трубочку и сунул себе во внутренний карман. Потом покосился на мое разочарованное лицо. - Будет тебе портрет. За песню, как договаривались, - хитрая улыбка и приподнятые брови красноречиво говорили, что король никогда ни о чем не забывает, тем более о договорах. Так нечестно, у меня День рождения, мог бы и простить мне тот договор.
  Буркнув неопределенное, я покосилась на часы: еще десять минут до конца пары. За это время Дэн крупными штрихами изобразил второй портрет. С первого взгляда на фигуру это был какой-то придворный. Себя рисует, что ли? Но когда появилось лицо, я фыркнула так, что соседи начали оборачиваться. Опустив голову и уткнувшись в рукав, я не могла успокоиться. Портрет оказался карикатурой. Вздернув орлиный нос, на ней был изображен наш Дмитрий Алексеевич в столь помпезном наряде, что удержаться от смеха было просто невозможно. Толкнув меня под партой ногой, Дэн показал глазами, мол, угомонись, и начал прорисовывать детали. Кружевные панталоны, меч такой длины, что волочится по полу. Камзол, из-под которого торчат кружевные манжеты ужасающей величины и пышности, металлические наплечники с крупными заклепками, три огромных ордена в ряд поперек груди, а за спиной гордо взметнулся плащ. Соседи спереди, в ответ на мое истерическое хихиканье, откровенно обернулись, посмотреть, отчего мне так весело. Парни вздрогнули от смеха, уткнувшись в свои конспекты. И за кого я теперь прятаться должна? С центрального ряда тоже вытянули шеи. Дэн любезно наклонил листок в их сторону, чтобы лучше было видно. Скоро наш уголок аудитории лежал на партах в полном составе, лишь король с невозмутимым лицом восседал среди этого безобразия. Препод, заметивший неладное, сначала выразительно посмотрел на нас, потом постучал по кафедре. Мы честно пытались успокоиться, но хи-хи, витающее в воздухе, лишь усугубляло эти попытки.
   - Что за веселье? - грозно вопросил Дмитрий Алексеевич. При этом его лицо стало точь-в-точь как на рисунке. Смешки стали громче. Наконец, его терпение лопнуло, и препод направился к нам.
   - Спрячь! - испугалась я. - Увидит же.
  Но король остановил мою руку. Совершенно спокойно он наблюдал приближение мужчины. Тот подошел, смешки стихли. Сообразив, где эпицентр веселья, кинул взгляд на нашу парту. И застыл.
   - Это что такое?! - вспыхнул он.
   - Вы тут так красочно рассказывали о нарядах придворных короля Людовика, какого-то там по счету. Вот, вдохновили. Не похоже, что ли? - притворно огорчился Дэн.
   - Вы! - задохнулся тот, поняв, что над ним издеваются. - По какому праву явились на лекцию, и устроили черти что?!
   - Я в своем праве. У декана поинтересуйтесь. А вот по какому праву вы продолжаете распускать грязные слухи среди преподавательского состава? - Дэн прожег его взглядом. - Знаете, при дворе для такого человека нашлась бы отличная должность. - Одновременно со звонком, он несколькими штрихами дополнил рисунок. Теперь на нем был изображен человек в шутовском колпаке. - Дарю! Об остальном мы еще поговорим, но в другой раз.
  Прозвучало это очень и очень многообещающе. Наш Дмитрий Алексеевич от такого наезда просто онемел. А у меня сердце ухнуло в пятки. Король встал, протянул мне руку и повел к выходу из аудитории. Проходя мимо Наташки, он обратился к ней:
   - Мы вас ждем.
  Гробовая тишина в аудитории сопровождала нас до дверей.
   - Дэн, что ты натворил? - с ужасом вопросила я. - Как я теперь сдавать ему буду?
   - Прости, не сдержался, - покаялся он. - Но случай с этим человеком просто вопиющий. Только не переживай. Ты сдашь. В худшем случае у вас еще двое преподавателей по этому предмету. Но до этого не дойдет, обещаю. Он примет у тебя экзамен как миленький. А в следующем семестре, я так думаю, его в университете уже не будет. Таким людям место не среди наставников молодежи, а среди уголовников в тюрьме. Те слухи, что он продолжает распространять про нас с тобой, самое невинное его деяние. Куда хуже шантаж и связи со студентками. Подозреваю, что повышенное внимание к твоей личной жизни он проявил неспроста. Боюсь, ты бы рано или поздно оказалась в числе тех девушек, которые могут сдать ему экзамен только при некотором условии... Все молчали до поры до времени, но сейчас он не на того нарвался. Так что свое получит. Все. Забыли и выкинули из головы. Бежим за второй частью подарка.
   - А куда? - вяло поинтересовалась я. Переключиться с тревожной темы так просто не удалось.
   - На реку.
   - На реку? Что там? - изумилась я. Страшный призрак беды испарился. Умеет Дэн отвлечь мое внимание.
   - Скоро узнаешь. Цепочку далеко не убирай, понадобится.
  Я мучительно соображала, что же такого он может подарить мне на реке, и почему там? Ведь мороз, ветер, туман, и вообще только сумасшедшему придет в голову в конце декабря прогуливаться у реки, которая наперекор морозам гонит свои холодные, я бы даже сказала, ледяные воды мимо города. Делать нечего - парочка ненормальных почти бегом спустилась на набережную, а потом и к самой воде. Туман проглотил нас, заключив в надежный мягкий плен, мне даже показалось, что здесь, как ни странно, теплее. Мороз уже не обжигал лицо, и дышать можно было ртом, не боясь застудить горло. Градусов десять, я бы сказала, не ниже.
  Выражение лица у Дэна было такое хитрое и озорное, ну точь-в-точь, как у Нэля. Он съехал на ногах на лед, поймал меня в теплые объятия, и за руку потянул к воде:
   - Пойдем.
   - Ты с ума сошел! Провалимся же. Тут, знаешь, течение какое и глубина! Лед неустойчивый совсем, видишь, только забереги, черт их знает, обломятся в любой момент. Не-не-не, не пойду, - запротестовала я.
   - Не провалимся. Ты забыла, кто с тобой? Я же маг. Ну, доверься мне, - протянул Дэн руку, видя мои колебания. Маг-то он маг, но идти навстречу парящей воде, как ежики в тумане... страшно.
   - Ладно, я пойду первый, а ты подойдешь по проверенному льду, хорошо? Я тебя тяжелее, так что шагай мне вслед смело. Вспомни, мы сюда за подарком пришли, а не испытания на храбрость проводить.
  Я кивнула, пытаясь унять свой страх. Может, я бы спокойно поверила ему, ведь он всегда говорит только то, в чем уверен. И моя вера в него сильна, огромна. Если бы не один случай из детства. Мне тогда было лет девять. Я увязалась за ватагой мальчишек, среди которых были и мои братья. А они после катания с горки пошли за реку. А дело было в апреле. На ту сторону мы прошли по проверенному льду, а вот обратно было лень возвращаться на переправу, и мы пошли напрямик... Как трещал тот лед под нами, до сих пор помню, аж сердце холодеет. Я, было, вцепилась в Юрку, но он отпихнул меня: "Дурочка! Я тебя вдвое тяжелее. Вместе провалимся. Иди после меня, где меня лед выдержит, там ты точно пройдешь. А Санек пусть за тобой идет". Юрке уже пятнадцать исполнилось, и нас с семилетним Сашкой он брал у родителей на поруки. На берегу мы, насмерть перепуганные, повалились в подтаявшие почерневшие сугробы. Потные мальчишки неумело крестились трясущимися руками: "Фу ты, Господи, пронесло".
  Вот и сейчас я, с замиранием сердца наблюдала, как Дэн легкими шагами пробежался до края воды, все больше утопая в тумане. Я упрямо сжала губы и двинулась за ним. Долой страхи! Ближе к воде тумана почти не было, здесь он раздавался в стороны и поднимался вверх, оставляя на небе лишь бледный кружок солнца. Парень остановился на самой кромке льда, обернулся убедиться, что я подошла ближе, улыбнулся и наклонился к воде. Дальнейшее волшебство я наблюдала с таким же восторгом, как двухлетний ребенок, которому в руки впервые дали воздушный шар, накачанный гелием. Надо ли говорить, что бояться я напрочь забыла. Дэн голыми руками зачерпнул полную пригоршню воды и подбросил ее вверх. Та разлетелась брызгами, а потом по его щелчку застыла прозрачными ледяными каплями в воздухе. Дэн прищурился, примериваясь, прикоснулся пальцем к одной, другой, отчего они загорались разноцветными бликами. Наконец, уже большая часть их была забракована покачивающим головой королем, когда он сделал выбор. Аккуратно взяв двумя пальцами крупную каплю, размером где-то с ноготь мизинца, он легко окунул ее в снег под ногами, обернулся ко мне:
   - Давай цепочку.
  Я вынула из кармана припасенную цепь:
   - Вот.
  Капля при ближайшем рассмотрении оказалась искусно ограненным камнем, в серебряной оправе там, где касалась снега. Продев в петельку конец цепочки, Дэн протянул ее до середины, сжал покачивающееся украшение в ладони и начал расстегивать на мне шубу:
   - Это не просто украшение. Такие обереги дарят у нас близким и любимым. В мире магии они способны защитить владельца от многих неприятностей: сглаза, приворотов и прочего ментального воздействия. Но сочетание серебра и горного хрусталя имеет еще один эффект: оно надежно удерживает магическую силу человека, не давая ей просачиваться через природную оболочку. То, что тебе нужно больше всего. Не умея сдерживать эмоции, ты постоянно теряешь силу. Мне больно это наблюдать, день за днем. Но прежде чем надеть этот амулет, я хочу наполнить твою магическую оболочку. Ты растеряла уже столько магии, что я не могу быть спокойным за твое будущее. А посему, вот тебе еще один мой подарок, - Дэн склонился ко мне, взял лицо в свои ладони. - Смотри мне в глаза.
  Сколько он вдохнул в меня силы, и сколько времени это продолжалось, не могу сказать. Потому что в какой-то момент я почувствовала, что это уже не магический поцелуй, а самый обыкновенный. Точнее, необыкновенный, потрясающе сладкий и желанный нами обоими! Дэн запустил обе руки мне под шубу и расстегнул куртку на себе, приглашая обнять его. "Чтобы руки не замерзли", - шепнул он мне. Ага, фиг-то с два. Когда оба в зимней одежде, такие объятия крайне неудобны. Плюнув на попытки пристроиться, он обнял меня поверх шубы, а потом аккуратно снял мою шапку, потому что она грозила свалиться в воду, и ерошил волосы. Потом, с сожалением оторвавшись от меня, окинул нежным взглядом:
   - Живи долго, Машенька. Любимая, единственная и неповторимая моя девочка. Пока я не могу дать тебе большего. Но очень надеюсь, что жизнь расставит все по своим местам, - с этими словами он надел на меня цепочку, застегнул ее сзади на шее. - Носи этот оберег, не снимая, и ни одна капля силы не покинет тебя.
   - Спасибо, Дэн. Мне так приятна твоя забота.
   - Как бы я хотел заботиться о тебе всю жизнь, - Дэн со вздохом вернул мне шапку, застегнул обратно пуговицы, поднял воротник шубы. - Пойдем. Долго удерживать тепло окружающей среды достаточно затратно в магическом плане.
  На подъеме с реки я оглядела предстоящее нам веселье (а вы пробовали подниматься под углом в сорок градусов, по снегу, да еще на каблуках?), вопросительно взглянула на Дэна. Тот хмыкнул и пошел вперед. Снег под его ногами формировался в плотные ступени, по которым я уже легко могла подняться. Спрыгнув с парапета набережной, он протянул руки, чтобы спустить меня. Обернувшись, мы напоролись на взгляд. В пяти шагах стоял Пашка Звонников. Как он на нас смотрел, словами не передать.
   - А ты здесь что забыл? - приостановился перед ним Дэн. - А-а! Понятно. С прошением. - Он обернулся ко мне. - Укутайся потеплее, сейчас опять похолодает.
  И впрямь, мороз настиг нас, накинувшись порывами ветра. Я спешно накинула капюшон, натянула рукавички и сунула нос в шарф.
   - Только кто ж с такими мыслями просить ходит?
   - Какими мыслями? - испугался Пашка. - Я вообще ничего.
   - Ну да, ну да, - покивал Дэн.
   - Да мне фиолетово, че вы там делали!
   - Полюбуйся, Маша, каков лицемер. Знаешь, что у него сейчас в голове? Он думает, что застукал нас, какой же я козел, и как ему хочется мне по роже надавать. Жаль, силенок маловато.
  Пашка съежился, глаза его забегали от меня к Дэну и назад.
   - Добавить бы тебе, мил друг, да я сегодня добрый.
   - Ты же говорил, что не можешь читать мысли? - шепнула я.
   - Мысли-то я не читаю, но у него в эмоциональном фоне все это вот такими буквами написано, - показал мне Дэн размер тех самых букв.
   - А че, неправда, что ли? - не выдержал Звонок. - Вы там целовались! И живете вместе. Кто над вами свечку-то держит?
   - Придержи свой поганый язык! Любить и оберегать - совсем не то же самое, что (Маша, закрой уши)... - Дэн взмахнул рукой и следующую фразу я не услышала. - Хочешь снисхождения - научись видеть в людях что-то кроме грязи и пошлости! Это первый вариант досрочного снятия наказания. Второй - если ты сам полюбишь кого-то настолько, что будешь готов находиться рядом совершенно бескорыстно! Если нет - этот мир ничего не потеряет от отсутствия твоих незаконных ублюдков. А сквернословие я отнял у тебя пожизненно. Тысячи людей прекрасно обходятся без этого, обойдешься и ты.
   - По какому праву вы меня судите? - предпринял Пашка последнюю отчаянную попытку.
   - По праву сильного. Разводить с тобой политес у меня нет ни времени, ни желания. Я все сказал. Еще раз побеспокоишь меня или Машу - пеняй на себя! - ткнул последний раз в него пальцем Дэн, и мы прошли мимо.
  Я думала, поздравительная часть уже закончилась, ан нет. Дэн приготовил мне еще один сюрприз. Мы отправились в кафе, хотя я бы скорее назвала его рестораном. Судя по тому, как целенаправленно он вел меня, место было выбрано заранее. Там нас уже ждал стол, накрытый на несколько персон, и количество угощений было таким, что я заподозрила, что откармливать меня будут на год вперед. Ошиблась, слава Богу. Едва мы разместились, появились гости - Маринка и Андрей. Вот уж сюрприз, так сюрприз. Не ожидала. Посмотрев на их счастливые лица, снова по-доброму позавидовала. Похоже, семейная жизнь дарит им только радость.
   - С Днем рождения, солнце! Это тебе, - заключила меня подруга в объятия и протянула небольшой бумажный пакет. - Пригодится. Ты теперь девушка взрослая, тем более, есть кому показаться, - лукаво взглянула она на короля.
  Я заглянула внутрь. Что-то тонкое, кружевное нежно-персикового цвета. Дэн на намеки даже не нахмурился, что само по себе выглядело подозрительно. Чуть позже подошла Наташка, и с ней Лешка Михайлов. А эти-то двое когда успели сговориться?
  Меня многократно поздравили, расцеловали и одарили. Дэн преподнес великолепный букет цветов. Вдвойне прекрасный, потому что это был первый букет в моей жизни. Где и когда он успел его раздобыть? Я счастливо взвизгнула и, не удержавшись, кинулась ему на шею:
   - Спасибо, Дэн!
  Он легко чмокнул меня в щеку и аккуратно отстранился, давая место другим.
  Лешка подарил серебряную монету в капсуле, но мне даже рассмотреть ее было некогда. Он, смущаясь, говорил, что это подарок от группы, которая прознала о моих нумизматических пристрастиях. Хотели золотую купить, но денег не хватило. Народ вообще-то хотел делегировать Таньку - подружка, как-никак. Но, когда она узнала, что будет Дэн, стушевалась (это Танька-то!) и отказалась идти, сказав, что позвонит. Кстати, напомнили мне о выключенном телефоне. Едва я его включила, пришло несколько сообщений о пропущенных звонках. Оказывается, народ уже с утра пытается мне дозвониться. Одновременно пришло поздравление от Юрки. Вот что значит брат - никогда про мой День рождения не забывает.
  Наташка торжественно вручила два билета в музыкальный театр, на сегодняшнее число. "Иисус Христос - суперзвезда". Ну, правильно, сегодня же католическое Рождество. Судя по лицу Дэна, он был в курсе этого подарка. Вау! Мы еще в театр с ним идем? Первый раз у меня такой классный День рождения. Правда рок-опера, неизвестно, как он это воспримет.
  Девчонки, видя, что кавалеры наши мнутся (точнее сказать, это Андрей и Лешка себя неловко чувствовали, Дэн имел вид спокойный и невозмутимый), принялись наперебой рассказывать разные случаи из школьной жизни с моим участием. Я им грозила кулаком из-под стола, но они не подумали уняться. Все смеялись, обстановка, вроде, начала теплеть. Понемножку выпили, все, кроме, само собой, Маринки, и Дэна. Я удивленно взглянула на него, но он лишь качнул головой и рукой прикрыл бокал. Потом плеснул туда минералки, но так и не притронулся, а из закуски съел ровно три маслины, фаршированные лимоном, я специально наблюдала. Ну да, мы же завтракали, так что голодным он себя не чувствует, а просто так набивать желудок никогда не станет. Эх, вот оно, королевское воспитание. Я при виде вкусной еды отказаться просто неспособна.
  Зато я периодически чувствовала на себе его взгляд. Один раз поймала его и попыталась первой наладить мысленную связь. Получилось!
   - Ты что-то хочешь сказать?
   - Нет. Просто любуюсь. Смотрю на тебя в кругу друзей. Ты сейчас такая красивая.
   - Я тоже хочу любоваться тобой, - насмелилась я. И так все время молчу и отвожу глаза, а хочется кричать о своей любви и смотреть только на него.
   - Тебе нельзя. Ты в центре внимания. Здесь твой одногруппник. Заметит.
  Собственно, на этом список приятностей закончился.
  Я уже говорила, что в мой День рождения всегда случается что-нибудь жутко неприятное? С самого детства - то я болею, то что-нибудь теряю или ломаю. Мне подарили часы - я их разбила в тот же день, катаясь на санках. Один раз на елке в школе потеряла сапоги и жутко ревела, пока папа не приехал за мной, привезя мне валенки. В пятнадцать лет меня чуть не изнасиловали, а в шестнадцать - я провалялась в постели с температурой под сорок. Вот в прошлом году глобальной гадости не произошло, но день прошел бездарно. В ночной клуб, как хотели, мы с девчонками не попали, и весь вечер скитались, как неприкаянные, пока не вернулись домой в убитом настроении.
  Сегодняшний День рождения исключением не стал. Видимо, высшие силы решили, что свою бочку меда я уже получила, пора подкинуть ведерко дегтя.
  Дэн, казалось, чего-то ждал. Звонка, как оказалось. Дождался. При этом мне стало так досадно, что захотелось просто взвыть! Когда он доставал пиликающий телефон, из кармана выпало что-то маленькое, блестящее, упало на пол и, прокатившись под ногами, остановилось на самом видном месте. Обручальное кольцо. А-а-а! ЧЕРТ!
  Мы одновременно метнулись поднять: Дэн с трубкой у уха и я, отчаянно молящаяся, чтобы мои друзья не поняли, что это. Надежда была напрасной. Кольцо исчезло в кармане, а девчонки с сияющими глазами расплылись в понимающих улыбках. Только не это! Ну, что вы на нас ТАК уставились?
  И это было только начало. Почетная обязанность объясняться со всеми выпала мне, потому что Дэн спешно покинул нас.
   - Это Лев. Мне необходимо с ним встретиться. Я вернусь за тобой позже, и мы поедем в театр, хорошо? - игнорируя взгляды компании, он начал одеваться.
   - Не уходи, - я торопливо перешла на мысленную речь. - Неужели нельзя отложить дела?
   - Прости, мне действительно нужно идти. К тому же без меня обстановка станет более непринужденной. Я не вписываюсь в вашу компанию, - Дэн оглянулся на недоумевающих ребят и неохотно пояснил. - Вы неправильно истолковали увиденное. Это кольцо не имеет к Маше никакого отношения.
   - Ну пожалуйста, у меня же праздник! - взмолилась я. Он остановился, приложил палец к моим губам и серьезно взглянул в глаза:
   - Я же вернусь. Обещаю. А ты сможешь приятно провести время со своими друзьями.
  Моя попытка удержать его с треском провалилась. Следом ухнуло настроение, будто душу вынули. Какое там приятно?! Я мрачно вернулась к осиротевшему столу и озвучила первую пришедшую в голову версию о происхождении обручального кольца в кармане моего, хм... друга (подозреваю, что таких колец у него там еще горсточка-другая имеется). С моей легкой руки, назавтра Дэн собирался быть свидетелем на свадьбе друга, этого самого Льва, который сейчас звонил. Жених, боясь в спешке забыть кольца, заранее отдал их в надежные (как оказалось, не очень-то и надежные) руки. Андрей понятливо кивнул, а девчонки недовольно нахмурились. Предупреждая их дальнейшие намеки и расспросы, я махнула головой в сторону Лешки и посоветовала поинтересоваться у него, что бывает с теми, кто неправильно истолковывает поступки Дэна. Маринка откровенно растерялась, а Наташка нахмурилась еще больше. Лешка пожал плечами и сказал, что у него нет сомнений в характере наших с Данилом дружеских отношений.
  А дальше - больше. Не успели еще девчонки выдвинуть контраргументы на тему "Маша плюс Данил", раздался звонок. Звонили родители. Шикнув, чтобы народ примолк, я поговорила с мамой и отцом. Оба сокрушались на тему "как быстро дети растут", желали мне счастья, здоровья, ума и головокружительных перспектив. Мама бодренько поинтересовалась, как нам живется с Наташкой. Напрягшись, я сказала, что нормально, вот она, рядом сидит. Нам все еще удавалось скрыть факт ее проживания по совсем другому адресу. Потом она спросила про Мишку. Скрипнув зубами, я сказала, что он уже уехал, на свадьбе виделись и даже пели вместе. Про свадьбу меня начали спрашивать особо дотошно, но я вовремя перевела тему на сессию, похвастала первой пятеркой и пообещала хорошую зачетку, по итогам которой меня даже, может, переведут на дневное отделение. Мама искренне порадовалась и пожелала мне ни пуха, ни пера. А потом трубку взял Сашка. Звонко протарабанил: "С днем рождения, сестричка! Желаю счастья в личной жизни, Пух!", а потом понизил голос:
   - Сейчас я в комнату уйду. - В трубке хлопнула дверь. - Машка, я тебя предупредить хотел. Тут такие разговоры ходят... что ты там на свадьбе с кем-то отсвечивала. И вообще, - Сашка посопел в трубку. - Типа, ты вовсе не с Наташкой живешь, а с каким-то мужиком. И чуть ли не замуж собираешься. Короче, до матери уже дошло.
  Наверное, я изменилась в лице, потому что все вдруг пристально уставились на меня. Я взялась одной рукой за горло и медленно встала из-за стола. Посмотрев сквозь ребят невидящим взглядом, чуть не бегом выскочила на улицу.
   - Сашка, - мой голос осип, пришлось откашляться. - Кто это сказал?
   - А чего ты там охрипла сразу? Правда, что ли? Я думал - так, болтают.
   - Да кто болтает, где? Ты можешь нормально сказать?! - я уже почти кричала. Вечно от него толку не добьешься.
   - Ну, так, от знакомых слышал.
   - И ты матери сказал?! - Он совсем чокнулся?
   - Че, дура? Когда я тебя предкам сдавал? (Можно подумать, никогда). Ей тетки какие-то наговорили. Ты мне зубы не заговаривай, признавайся, это правда?
   - Понимаешь, Саша...
  Ну как по телефону можно объяснить ситуацию?
   - Так-так. Ну, ты даешь. Не ожидал! От кого угодно, только не от тебя, - голос брата был таким ядовитым, что мне прямо вживую представилось его ехидное лицо.
   - Дурак! У меня с ним ничего нет! И вообще, он человек очень порядочный.
   - Машка, ты что, сдурела, на морозе стоять? - в дверях кафе появилась Наташка. - Чего выскочила-то?
   - Ну ладно, пока. Я свое дело сделал - тебя предупредил. Дальше сама разбирайся.
   - Сашка! Погоди, - успела я крикнуть, пока он не отключился. Наташка уже втаскивала меня в кафе. - Ты не сказал, что мама с папой говорят.
   - Ничего не говорят. Ты же батю знаешь. Он скорее этим теткам пойдет рожи начистит, чем в любимой дочке усомнится. Сказал: "Люда, не наводи панику. Не опускайся до бабских сплетен. У них самих девки с тринадцати лет таскаются, вот и остальных судят по своим чадам". Так, все. Мать идет.
  В трубке раздался щелчок отбоя, а я стояла перед подругой, и мне было нестерпимо стыдно. Чувствовала себя двойной предательницей - перед семьей и перед Дэном. Задай мне сейчас родители прямой вопрос, я бы солгала, тем самым отказавшись от своей любви. Слишком разные два мира, между которыми я стояла - мир детства и домашнего тепла и мир моей самостоятельной жизни. Их не свести, как ни старайся. Не поймут, не поверят. И ему - привыкшему повелевать - оправдываться перед моими родителями? Или, по своей привычке, это он поставит их на место? Господи, как все нехорошо получается. Только бы им ничего больше не сказали!
  Победным аккордом прозвучал звонок Мишки. Я сунула телефон Наташке, сказала ей, что меня нет, и убежала в туалет. Что ж все так навалилось-то? Видимо, чтобы сразу добить.
  Какая ж я была наивная, когда так думала. О, жизнь умеет преподносить сюрпризы!
  Дэн, как и обещал, вернулся за мной как раз, чтобы успеть в театр. Но и там нас ждала неприятность. В холле было подозрительно тихо, а бабулька-гардеробщица удивленно вскинулась: "Что ж вы так припозднились-то?" Это при том, что до начала спектакля оставалось еще с полчаса, которые мы хотели посвятить изучению внутреннего убранства театра. А посмотреть там есть на что. Великолепные берестяные картины во всю стену на втором этаже, да еще художественная выставка, которую Дэн загорелся посмотреть, едва увидев афишу у входа. А тут нам - припозднились! Мы переглянулись, король строго поинтересовался:
   - Что значит - припозднились?
  И тут выяснился полный прикол. Оказывается, спектакль-то уже больше часа как идет. Из-за закрытых дверей зрительного зала доносились приглушенные звуки музыки, а мы стояли как полные дураки. С билетами, на которых черным по белому было указано совсем другое время, а я еще с букетом цветов, которые Дэн оберегал на улице от мороза.
   - Ну, знаете! - процедил он сквозь зубы и потребовал начальство. Все, сейчас он этот театр разнесет к чертям свинячьим. Захотелось провалиться, испариться и сердечно поблагодарить Наташку за такой подарочек. Сбежались какие-то тетки-администраторы, вызвали кассира, начали выяснять, почему при штамповке билетов с указанием нового времени спектакля конкретно эти были пропущены. Скажу честно - будь я одна или с подружкой, плюнула бы на них, посоветовала подавиться своими билетами и ушла, сердечно хлопнув дверью. Но король был не таков. Прошипев в лицо старшему администратору:
   - У девушки сегодня День рождения! Эти билеты ей подарили! Вы это понимаете?! - он в категоричной форме потребовал немедленной встречи с директором. Подошел ко мне на минутку, поднял мою руку к своим губам. - Не расстраивайся. Я стрясу с них компенсацию.
  Сказано - сделано! Пока он ходил вытрясать душу из директора, девушка-администратор с виноватым лицом пригласила меня к себе в кабинет, выпить кофе. Я, конечно, отказалась. О чем мне с ней разговаривать? Вместо этого ушла в дамскую комнату, где были огромные зеркала, и принялась наводить марафет. Не, в холле тоже таких зеркал полно, но не буду же я крутиться перед ними на глазах работников театра.
  Подкрасилась, причесалась. Оглядела себя в полный рост. Новая одежда, купленная специально ко Дню рождения, меня несколько изменила. Черная блузка - ажурный верх и рукава, облегающий низ, обтягивающие брючки, на которые Дэн не ругался и даже не морщился. Более того скажу, я ловила на себе его весьма красноречивые взгляды. Ага, нравится! Не так уж плоха наша мода, стало быть. И цепочка с подвеской хорошо вписались в образ. Я даже выглядеть постарше стала, как будто. Выйдя обратно в холл, обнаружила Дэна в компании какого-то солидного мужика. Мне облобызали ручку, приложившись усатым лицом и задержав мою ладонь в потной руке (фу, гадость какая! И вообще, где ему равняться в этом искусстве с королем?), а потом долго и пространно извинялись за досадную ошибку. Оказывается, мне в очередной раз "повезло" на День рождения. Некая солидная организация решила приобщить к высокому искусству своих работников и обратилась к руководству театра с убедительной просьбой сыграть спектакль специально для них. И именно сегодня. Из-за этого и сдвинулось расписание. В общем, нам предлагали лучшие места на этот самый корпоративный спектакль. О! "Юнона и Авось". Не видела, но много слышала о нем.
   - Тебя устроит такая компенсация? - серьезно спросил Дэн. Сменить, что ли, гнев на милость? Я благосклонно кивнула и скользнула к нему поближе. Не нравится мне этот дядя. Зачем-то в кабинет к себе приглашает - время скоротать до начала спектакля. Еще один собрался кофеем поить. А если я кофе не люблю? Мы дружно отказались и все же пошли на второй этаж, посмотреть выставку.
  Едва поднялись, навстречу хлынула волна зрителей. Кто-то сразу направлялся на выход, а кто-то задержался, рассматривая картины. Выставка студентов художественного училища была... пестрой. По большей части мне не понравилось, и было стыдно перед Дэном за такое "искусство". Слишком все кричащее, какое-то модерновое. Напрочь убили инсталляции - набор кусочков из разных материалов - ткань, глина, металл, солома - и все слеплено воедино. Короче - выпендриваются, как могут. Дэн, с непонятным выражением лица переходил от одной работы к другой. Наконец, я не выдержала и поинтересовалась его впечатлением. Он безмерно удивил меня, указав на несколько понравившихся работ - и что он в них увидел? Все какое-то растянутое, краски беспорядочно смешаны.
   - Это мне кое-что напомнило, - изрек он, стоя перед изображением жуткого существа с тоскливыми глазами. Картина называлась "Лень". - Когда я начал учиться магии, пытался изображать ее на бумаге и холсте. Выходило нечто подобное. Похоже, человек ищет себя. Когда найдет, станет неплохим живописцем. - Дэн пошел, указывая на работы. - Этот бездарен, вон тот кого-то копирует, а этот (парень усмехнулся, указав на табличку с ценой в долларах) самонадеян не по годам. А в целом - хорошо отражает дух вашего мира и времени.
  Две берестяные картины в торцах зала, каждая размером в стену, ему понравились настолько, что он долго не хотел уходить. Подходил ближе, прикладывал ладонь к поверхности, потом смотрел издалека.
   - Удивительно теплая энергетика, и радует глаз, - серьезно заметил он. - Эти картины я бы хотел видеть у себя во дворце.
  У меня возникло ощущение, что он приценивается и что-то прикидывает в голове. Ой, мама. Что он задумал?
  Наконец, прозвучал первый звонок, и мы отправились в зрительный зал. На входе нас встретили, в качестве небольшого утешения бесплатно выдали бинокль и программку, проводили на места. Я, правда, полагала, что лучшие - значит, в первом ряду, а нас посадили где-то ряду в восьмом, но Дэн меня убедил, что с первого ряда будут слышны шаги актеров и заметен грим, так что сидим удачно. Хотя он, конечно, предпочел бы ложу, но здесь их нет.
  Я хотела, было, потихоньку наблюдать за реакцией Дэна, как ему покажется наше театральное искусство, тем более, в такой необычной форме, как рок-опера, но сама с головой ушла в спектакль. Музыка и голоса были великолепны. Ария Пресвятой Девы поразила до глубины души. Вот это да, на какой же ноте это поется?! Песня "Белый шиповник", в исполнении замечательного тенора, запала в душу. А говорят, у ленкомовцев ее поет женщина. Нет. Мужчина, и только мужчина! Надо будет найти слова. Эх, Мишке бы ее подсунуть. Но теперь - увы. Я ощутила укол совести за то, что не захотела сегодня поговорить с ним.
  К концу представления в носу у меня свербело, на глаза наворачивались слезы, а в голове опять заворочались тяжелые думы. История, похожая на нашу. Она - совсем девочка, он намного старше - пришелец с другой стороны Земли, можно сказать, из другого мира - холодной пугающей России. Они встретились на краткий миг и расстались - навсегда. "Я тебя никогда не забуду - я тебя никогда не увижу". Вцепившись в руку Дэна, я не смела повернуться и взглянуть ему в глаза. Мне казалось, он думает о том же, о чем и я. Тем неприятнее было обнаружить на его губах саркастическую усмешку, когда герои встретились после своей смерти и вновь танцевали на балу.
   - Вызываем такси? - спросил он, когда отзвучали последние овации. Зал аплодировал стоя.
   - Давай пешком. Тут дойти-то, минут пятнадцать.
  На улице зрители быстро расселись по автобусам, которые один за другим выруливали со стоянки. "Авиазавод" - прочла я на боку ближайшего. Ясно, что за организация смогла наполнить немаленький зрительный зал театра.
  Мне хотелось пройтись под руку с Дэном. Мы с ним практически не гуляем, погода не располагает, да и вообще, как-то не совпадает у нас ритм жизни. Обычно он возвращается поздно, откуда и от кого - я стараюсь не думать. Но хоть сегодня-то я имею право на его внимание?
   - Почему ты молчишь? - поинтересовалась я, когда мы вышли.
   - Что ты хочешь услышать?
   - Твое мнение о спектакле. Ты еще ни слова не сказал.
   - Тебя интересует лестное мнение или честное? - уточнил он. Я только вздохнула:
   - Давай, как есть.
   - Во-первых, громко, - посмотрел он куда-то в сторону. Да, звукоусиливающая аппаратура у них - дай боже.
   - А во-вторых? Договаривай, чего уж там.
   - Во-вторых, пошло.
   - Пошло? А мне понравилось. Хорошо играли и пели, и такой сюжет... мне показалось, что это о нас с тобой.
   - А мне так не показалось, - довольно резко отозвался он. - Я не сорокалетний граф, который ради своей выгоды соблазнил пятнадцатилетнюю девочку. Очень благородно!
  Вот так привет. Я изумленно уставилась на Дэна:
   - Какой выгоды? Они полюбили друг друга!
   - Спорить с девушками о любви бесполезно. Вы везде ее видите, даже там, где ее нет и следа. - Покосившись на меня, он смягчился. - Извини. Поступок этого графа меня покоробил.
   - Но, Дэн! Это история любви. Она ждала его тридцать пять лет!
   - Она - может быть. С его же стороны это политический шаг. Ему был нужен этот брак, для укрепления влияния России на новых землях. Он для того и ехал, разве нет? А любил... любил он свою умершую жену. Все остальное - красивая фантазия, не более.
   - А говорят, что это случилось на самом деле.
   - Вот и узнай, как оно было на самом деле, ты же историк. Бьюсь об заклад, что я пр... - Дэн осекся на полуслове и продолжил напряженным голосом. - Прибавь шаг.
   - Что там? - мне нестерпимо захотелось обернуться.
   - Не оглядывайся. Идем быстрее, - потянул он меня за руку. - Рраэнн! Впереди двое. И, кажется, сзади кто-то есть.
   Навстречу нам, действительно, шли двое. Я почувствовала, что сердце тревожно заколотилось.
   - Эй, ты, дай закурить! - с наездом обратились они к нам. Мама моя! Ну и рожи!
   - Не курю и вам не советую, - спокойно ответил Дэн, смерив их взглядом.
   - А че такой дерзкий?
   - Я вижу здесь одного дерзкого - тебя.
   - Опа-на! Че за наезд? - к нам подступили уже вплотную.
   - Мы идем свои путем, вы - своим. Не будем мешать друг другу. - Дэн пристально взглянул обоим в глаза, шагнул вперед, и - о, чудо! - мужики, загородившие нам дорогу, расступились. И мы бы спокойно ушли, но тут сзади подоспели несколько человек.
   - Вы для чего тут поставлены, лошары, счастливого пути желать?! Чуть не упустили! - накинулись они на своих же. Меня неожиданно схватили, резко разворачивая на сто восемьдесят градусов, так что я еле удержалась на ногах и выпустила руку Дэна. Цветы со сгиба локтя полетели в снег.
   - Далеко собрались? Какая цыпа! Да с цветами! - подпнул их один из нападающих. - Богато живете. С бедными поделитесь? Предлагаем добровольно, глядишь, мордашки целее будут.
   Я стояла, ни жива, ни мертва, совсем близко увидев руку с кастетом. При свете фонаря блеснул шип посередине, и мне явственно представилось, что будет с моим лицом, если по нему прилетит этой штуковиной.
   - Отпусти ее, мразь! - внятно произнес Дэн. Я смотрела на него, поэтому видела, как он снял перчатки, разминая пальцы, а в глазах его зажглись синие огоньки.
   - А то что?! - издевательски поинтересовался главный.
   - Иначе я не гарантирую вам жизнь.
  Вокруг заржали:
   - Смотри-ка, не просто рыпается, он нас приговорил. Отчаянный фраер.
  Вслед за этим все пришло в движение. С меня сорвали шапку и сумочку, Дэну на руки бросились двое, но, неожиданно поскользнувшись, рухнули под ноги остальным. Сам он с разворотом въехал ногой тому, что уже тянулся к моим серьгам. Я не успела даже рук донести до головы, чтобы прикрыть уши. Еще один бросился вперед и тут же сложился пополам, хватая воздух ртом. Оставшиеся трое налетели одновременно. Дэн, который протягивал ко мне руку с сияющим перстнем, не успел на долю секунды. Мое лицо обожгла боль, из глаз посыпались искры, так что я потеряла ориентацию в пространстве. Почувствовала только, что по телу прошла теплая волна, и, схватившись за лицо обеими руками, осела на колени.
  Все произошедшее заняло всего несколько секунд.
  Меж пальцев пробивались теплые струйки, а в голове вертелась мысль, как жалко будет залить кровью светлую шубу. Вокруг слышались сдавленные крики, густо приправленные матом, скрип снега и топот ног. Находиться в центре драки было очень страшно, настолько, что я даже крикнуть не могла - голос не слушался, а в голову не пришло отползти в сторону. Вскоре все стихло, и я услышала приближающиеся шаги. Невольно сжалась, ожидая удара.
   - С тобой все в порядке? - Дэн аккуратно приподнял мое лицо, глухо выругался, сжал кулаки до хруста. - Твари! Убью!
   - Дэн, не надо! Нельзя этого! - глядя в его полыхающие темно-синим пламенем глаза, я испугалась еще больше.
   - Идти можешь? - он торопливо поднял меня, приложил к лицу платок. - Держи так. И бегом домой. Тут совсем близко. Накинь капюшон, твои вещи потом принесу.
   - А ты?
   - Я их так не отпущу. Они заплатят за твою кровь. Убивать не буду, себе дороже, но жить им останется недолго. Тебе не стоит это видеть.
   - Ну все, урод, ты покойник! А телка твоя еще пригодится, обслужит нас по полной программе.
  Нас вновь окружали, только теперь, после первой неудачной атаки, они были злые, как черти.
   - Иди, Маша, - подтолкнул меня Дэн. - Круг забвения тебя пропустит, - он развернулся, закрывая меня от приближающихся отмороженных.
  Бежать пришлось напрямик через сугробы, потому что дорожки были заблокированы.
   - Держи сучку! - раздался мне вслед окрик.
  Я в ужасе обернулась. Две метнувшиеся ко мне фигуры пробежали всего несколько шагов. Снег перед ними вздыбился, и они ухнули в сугроб, скрывшись с моих глаз.
   - Далеко собрались? - поинтересовался Дэн, растирая что-то меж ладоней. Его фигура стала стремительно темнеть. На лице все ярче выделялись горящие глаза. Даже мне от увиденного стало не по себе. - Приказываю. Здесь. Я.
   - Это чо за... ?
   - Шухер, братва!
   Грабители, сообразив, что дело неладно, отшатнулись от мрачной фигуры. Дэн наклонился к ладони, и к ним потянулся плотный, как вата, туман...
  Это было последнее, что я увидела, продолжая пятиться спиной вперед. В тот же миг я краем глаза заметила что-то слабо светящееся и шагнула сквозь него. Звуки со двора моментально отрубило, и сцена драки пропала. Двор был пуст. Ни Дэна, ни грабителей. Он куда-то перенесся вместе с ними или я вышла за границу? Как он там сказал - Круг забвения тебя пропустит? И что теперь мне делать?
  Я попыталась унять дрожь во всем теле (а колотило меня нешуточно) и привести мысли в порядок. Дэн отправил меня домой. Стало быть, моя помощь ему не нужна. Честно говоря, смешно думать, что я бы могла чем-то помочь. Только помешать. Разве что позвать на помощь? Оглянулась назад - ну и куда эту помощь вести? Милиция в данном случае тоже отпадает. Значит, возвращаюсь домой и жду Дэна.
  Быстрым шагом я направилась к дому, на ходу пытаясь понять, свернулась ли кровь и откуда она, собственно, текла. От боли онемела вся правая сторона лица. И морозом еще прихватило, так что без зеркала не разберешься. В голову лезли разные мысли: а если бы я шла одна? Ведь пять минут ходьбы от дома. Я по этому двору сто раз ходила, и вечерами в том числе. Не так уж сейчас и поздно.
  Я сжала края капюшона у подбородка, натягивая его поплотнее, но без шапки все равно было холодно. А могла остаться и без шубы. Что со мной могло еще произойти, додумывать не стала. Вот тебе и восемнадцать лет. Отпраздновала, называется. Цветы жалко до слез. Мой первый букет.
  Уже подходя к подъезду, на автомате стала нашаривать сумочку, чтобы достать ключи. Ох, елки! Сумочка-то там осталась. И еще, мне очень тревожно за Дэна. Я видела, что он применил магию, но все же - их семеро, а он один. Они ни перед чем не остановятся. Таким типам место в тюрьме.
  Я бегом бросилась обратно, не задумываясь, как буду разыскивать место нападения, если оно скрыто с глаз. Пара встреченных прохожих подозрительно покосилась на меня. Представляю, как сейчас выгляжу: вся взъерошенная, местами в снегу, ветер то и дело норовит скинуть капюшон, шапка под которым отсутствует, у лица - окровавленный платок. Бомжа бомжой.
  Подходя к месту, невольно выставила руку, боясь напороться на невидимую стену. Это было где-то здесь. Ага, вот мои следы, появляются, будто из ниоткуда. Осторожно шагнула вперед.
  Увиденная картина вогнала меня в ступор. Живописно раскиданные тела, лежащие в причудливых позах. Один застыл, откинувшись на невидимую стену, слабо светящуюся в местах соприкосновения с телом. Кровь тут и там. Господи, неужели он их убил?! Сбоку что-то шевельнулось, я повернулась. Черная, будто овеянная дымом, человекоподобная фигура низко склонилась над лежащим человеком, придавив ему коленом грудь и запрокинув голову. Это... Дэн? Что он делает? Он... он пьет кровь? К горлу подкатила тошнота, ноги ослабли. Это не он, это не может быть он. Тот, кого я люблю больше жизни.
   - Дэн? - неуверенно позвала я. Фигура дрогнула и медленно обернулась ко мне, глядя горящими глазами. А потом это воплощение кошмара встало и двинулось в мою сторону. Перед глазами все поплыло, и я поняла, что сейчас упаду...
  
  
Оценка: 3.38*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"