Лап Лю Ив: другие произведения.

Тамара.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказала Тамара, часто умолкая в процессе рассказа, как бы раздумывая над тем, о чём говорила. А иногда покачиваясь, глядя никуда, как если бы разглядывала внутреннюю картину. (Этот рассказ - Вторая часть целого, состоящего из трёх расссказов. Читать лучше после Первой части "ТОЛЬКО ВЧЕРА БОЛТАЛИ", она в разделе "РАССКАЗЫ")

   ТАМАРА.
  
  Здравствуйте.
  Я Тамара. Всегда была Ивановна... А сейчас...
  Кто я сейчас? Сейчас я никто.
  Меня вроде нет.
  А боль во мне - вроде есть.
  Такое уплотнение в груди, где должно быть сердце - там боль.
  А сердце, кажется, я потеряла. Раньше много говорила о сердце, призывала к "голосу сердца"... И всё такое. Но... - тогда его не было. А сейчас его УЖЕ нету. В том месте, где привыкла его искать, есть только боль - море, которое качается - не выходя наружу, не находя исхода, ни на минуту не прекращая свой... мерный ритм.
  Мой сын погиб.
  ........................................................
  Тихий спокойный мальчик. Ничего никогда не просил, не жаловался. Вроде...
  ........................................................
  А вот взял, да ничего не говоря - шагнул с балкона... Вниз. С десятого этажа.
  А я осталась.
  И что теперь делать - не знаю.
  ..............................................
  Люди говорят разное - займи себя работой, иди в церковь... Плачь... Разное говорят, но...
  Они на той стороне, а я - на этой. И между нами Пропасть. Разлом в Земной тверди.
  И им нечего оттуда сказать.
  А мне, вроде, уже и не нужно. Эти разговоры - эхо, которое звучит в телевизоре. Да ещё - из позапрошлого месяца - зачем теперь эти телевизионные "чувства" и "сожаления"?
  А вот что не звучит, а как раз очень нужен - последний разговор и сыном.
  И вот именно его - получить никак невозможно.
  Я бы поняла, даже простила - если он хотел умереть, то... что ж - значит, хотел... Но...
  Но как же мне с ним поговорить?
  Как мне теперь быть?
  Я не знаю, как мне жить и потому, кажется, больше не живу...
  ..........................................................
  Ему было девятнадцать. Учился. ... А что ещё? Больше ничего не знаю.
  Ничего! Это был МОЙ мальчик, а я НИЧЕГО О НЁМ НЕ ЗНАЮ.
  И как дальше жить? За 19 лет я не разглядела погибающего мальчика, который к тому же жил в одном доме, в соседних комнатах... И к тому же был моим сыном - единственным ребёнком, любимым. Это так? ... ???
  Я работала.
  Больше я не могу выйти на работу. Не могу.
  ..........................................................
  Вообще больше ничего не могу. Не понимаю, зачем что-то делать. Зато теперь я лучше поняла сына. Вероятно, он догадался об этом раньше меня. Зачем всё?
  Наверно, искать квартиру необходимо с другим балконом - чтобы выйти на него самой. Мальчик оказался смелее меня. Пока мама убегала от трудностей и вопросов в работу - он сумел посмотреть правде в лицо. И принял правду.
  А я ничего не могу принять.
  Ни того, что сына больше нет. Ни того, что никогда больше не будет - даже малейшего шанса - поговорить, обнять, пожалеть, поплакать... Ни того, что... он не захотел дождаться меня, или хотя бы дать знать, что ЖДЁТ.
  Почему он ничего не сказал? Почему я не дала ему возможности поговорить откровенно?
  Он заходил к другу перед смертью, тот рассказал, что они "просто болтали"... И "Славик жаловался, что ему плохо". А мне никогда не жаловался. Наверно, жалел. Всё больше молчал. Иногда уходил к себе в комнату и было тихо. И мама радовалась, что "мальчик учится"... Учится...
  Почему я не входила в его комнату? Почему не пыталась войти в его внутренний мир? Охраняла чужое private? Значит, сама отделила его, сделав чужим? Интеллигентная современная мама?
  Эти "почему" толпятся в голове и не дают сделать никакого шага. Просто плетями опутали ноги и осталась только одна возможность: сидеть и думать над ответами, которые - в принципе - ОТ НЕГО нельзя получить. И вот сижу. Думаю. А ничто не отвечается и ничего не проходит. Боль не уменьшается... Совсем.
  Я растила сына одна. Его отец оказался плохой поддержкой - его не хватило ни на меня, ни на сына. Мы никогда так и не поженились. Я не возражала - остался Славик, я могла сама работать и поставить сына на ноги. Только вот... этого оказалось НЕ ДОСТАТОЧНО. ... Как оказалось.
  Славик учился, никаких особых хлопот не доставлял - рос мальчиком спокойным, задумчивым... В компаниях особенно не бывал, дружил только с Серёжей с третьего этажа. Девушки у него тоже, кажется, не было. А почему - я стеснялась спросить... Всё боялась в душу лезть без приглашения. Сейчас бы всю её вытрясла, лишь бы не дать ему молчать - а уже поздно - нечего больше трясти... Свою только что, если...
  Не пил... вроде. Не курил. Пусть бы уже напивался хоть свиньёй, ползком полз - пусть бы что хотел делал!... Только бы... был. Госсподи, я сама бы напилась с ним вместе и упала рядом - на пол, мордой в унитаз - куда угодно! Я и без него готова утопиться в унитазе...
  Но что теперь сделать... Теперь я по эту сторону экрана - а всё кино - по другую.
  Я бы даже марихуану стала с ним курить, сидя на полу в ванной... Я выпила бы всё пиво, на сколько у меня хватило бы заработанных денег. И ... НЕ ПОШЛА бы больше на работу. Никуда не пошла - легла бы на полу, протянув ноги: курила и беседовала... О папе его, обо мне... О моей маме, которой давно нет... О его вкусах и интересах. Может, тогда бы он расслабился, убаюкался и рассказал мне, почему ему плохо? Рассказал мне, а не Серёже? Который даже услыхать не сумел - "друга", зашедшего перед смертью хоть с кем-то поговорить - ждал, наверно, что его отговорят - образумят или хоть услышат, что ему БОЛЬНО. Но... Разве в этом мире кто-то может услышать другого, если - родная мать не слышит плача собственного ребёнка?! Теперь пусть слушает собственный плач. У ней для этого времени - вечность! Ох... И где только люди берут эти поганые наркотики - кому-то в самую пору начинать... Самое время... Мне.
  Славик тогда говорил, что на него постоянно накатывают неудержимые приступы желания причинить себе боль... Серёже говорил.
  Наверно, я поэтому боялась к нему приближаться? Оправдывалась тем, что нельзя "лезть в душу" - боялась отголосков боли, боялась принять их причину на свой счёт... Ведь это я выбрала сыну отца, я нуждалась в человеке, которому больно... Отец Славика был из того же материала. Потом намучилась и рассталась. А сын-то остался...
  И тогда я закрыла глаза. Не смогла бороться с сыном в его потребности чувствовать боль. Не заметила. Засунула голову в песок. А может не пожелала замечать свою потребность - может даже хуже, чем потребность... Наверно, я жила за счёт чужой боли. Вблизи её... улавливая и соглашаясь...
  ..........................................................
  А теперь мне жить не за что - на счету ничего нет - пусто.
  ..........................................................
  Теперь я САМА хочу и жажду БОЛИ. И ненавижу себя за это.
  Если бы можно отрезать от себя по маленькому кусочку, наслаждаясь болью, отрывая тело с кровью - я бы отрезала каждый день! Каждый час...
  Значит, это я вынудила Славу - сыночку моего? Шагнуть с балкона - уставшего от боли, износившегося, как когда-то я "устала" от его отца, найдя ему замену... Нашла маленького человечка, который не вынес моей нечеловеческой жажды ... крови.
  ..........................................................
  Я немного покачаюсь... Если вы не возражаете?
  Мне так лучше. Быстрее проходит головокружение и мутность в голове.
  ..........................................................
  Нет, я не курю. ... И не пью. Пока.
  Лучше бы я пила и валялась под заборами, чем делать то, что я делала... всю жизнь.
  ................................
  Тогда по крайней мере - это касалось бы только меня самой. Свою жизнь каждый вправе расходовать как умеет и хочет. А вот... покушаться на чужую? .....................
  ..........................................................
  Наверно, я не в себе... Мне даже не страшно это говорить. Ничего больше не страшно. Если бы можно пойти на виселицу, как воровке за преступления - я бы с облегчением пошла, улыбаясь.
  А когда-то было страшно даже спросить сына, почему он молчит, почему не отвечает на телефонные звонки сокурсников. Страшно спросить, почему не заводит девочку. Единственное, что спрашивала мама, кушал ли сын, и как дела в институте - всегда с одинаковым результатом: ответом было уныло-печальное, что "всё нормально". Меня это устраивало, глубже я не лезла... Дитя не плакало - можно было убегать от себя и дальше - на работе было ещё много-много денег, которые прямо ждали, когда мама их заработает и приголубит... А сын... Да чего уж... раз "кто-то" ставил его по значимости - После работы?... Отнимать у мальчика мать, чтобы ему деньги давала чужая тётка...
  А ему, выходит, брать у чужой - может, не захотелось?
  ......................................
  Да, я бы выпила воды... Спасибо!
  Нет... Всё в порядке. Просто рассказываю.
  Кому ещё и рассказывать, как не здесь? Если меня осудят - это как раз то, чего можно принять вместо воды... А больше что? Мне вообще-то яду хочется. Постоянно. Я очень благодарна, что вы меня слушаете. Никто ещё не побежал за палачом. И виселицей никто не грозит...
  А меж тем - перед вами простенько разговаривая, сидит убийца собственного единственного сына. И плачет, что её кормушка накрылась медным тазом.
  Более того, она сама готова себе перерезать горло, потому что не знает, как жить без этой кормушки. Всю жалость к мальчику она уже выплакала. Теперь её жалость распостраняется только на себя. Только на себя...
  Спасибо. Сейчас пройдёт... Я попила уже...
  ..........................................................
  "Я живу, как кукушка на часах - не завидую птицам в лесах:
  Заведут и кукую - знаешь долю такую
  Лишь врагу пожелать я могу."
  Стихи помогают...
  Повторяю вслух, и пока не вешаюсь. А на балкон выходить не могу - тошнит меня от одного направления взгляда в сторону балкона. Гроза была недавно, и так злорадно оказалось следить за собой в том, как желание разрастается, чтобы балкон затопило, чтобы отваливался, рушился... исчезал в преисподней.
  ...Ищу обмен квартиры.
  И к Серёже отвращение побороть не могу. Когда он, проходя мимо, здоровается. Тому самому "другу", к которому Славик заходил "поболтать" в последний вечер.
  Может этот Серёжа такой самый, как я? Слышал, что больно человеку, да не стал вникать? Кому колышет чужое горе? Уж не друзьям же? С друзьями хорошо пиво пить, да за девками гоняться. А когда проблема... Да ещё такая... - тут любой Серёжа сразу в кусты сгинёт - "переведёт всё в шутку".
  Это он следователю рассказывал: в тот вечер Славик ему говорил, что просто с трудом себя удерживает, чтобы не ткнуть самому себе в сердце ножом или не сигануть с балкона - так ему Плохо. А Серёжа заюморил, что, мол, "кому счас хорошо" - ему, мол, тоже "плохо": девка ему не дала, хотя, вроде как по сценарию - должна была дать, вот это, мол, страдания - не чета твоим.
  Вот так "друзья" принимают проблемы: "кому сейчас хорошо?"...
  Меж тем Серёжа ещё тыщу лет будет свои сценарии осуществлять, а Славику всё это уже "отговорило"... Надеюсь, что ему хотя бы сейчас не больно.
  ..........................................................
  Только... ...
  ..........................................................
  Только как бы это могло быть?
  Не больно, когда рана заживёт... А он-то - ЖИЗНЬ ПРЕРВАЛ.
  Как же она ТЕПЕРЬ заживёт?
  Теперь наши рыдания и боль так и будут болтаться в вечности, не находя успокоения - будут ходить по вселенной Каином, не умеющим умереть.
  Каин-сын и Каин-мать...
  Мы будем брести в пыли Вечного осознавания, что совершили преступление, за которое осуждены никогда не умереть... И испытывая жажду забвения, мы - ЕГО НЕ ПОЛУЧИМ. Никак не получим. В веках.
  И нашими стонами будет питаться вся мутная братия - упырей и вурдалаков, которых тьма-тьмущая вокруг Света... кружится. Все чёрные тени.
  Будем тащить свои кресты, гремя кандалами... уныло и безжалостно в безбрежной нескончаемой ночи - сквозь века: мой сын Славик и его мать Тамара.
  
   Декабрь 18. 06.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"