Лапидус Николай Николаевич: другие произведения.

Пропажа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    киносценарий 1993 года


   ПРОПАЖА
   литературный сценарий
  
  
   Над центром Скандинавского полуострова, застрявшим своими задними лапами в карельских болотах, висел дерзкий и упрямый антициклон, определяя погоду на юго-востоке Балтики, а значит и в городе Петербурге.
   В одно такое жаркое и ленивое утро сыщик Государственного сыскного агентства Роман Тимофеев выехал на видавшей виды "девятке" из ворот служебного гаража. На улице его машина быстро смешалась с табуном таких же пестрых и активных авто.
   Проезжая по Литейному, Роман приметил на тротуаре справа длинноногую красавицу, шедшую навстречу. Он даже сбросил скорость, решив рассмотреть ее получше. Но красавица, имевшая некую свою определенную цель, неожиданно свернула под арку. Сыщик остановился и тут же дал задний ход, желая не упускать ее из вида.
   Длинноножка была так несовместима с этой грязной подворотней, что показалась Роману миражем в подкове арки, еcли бы не любопытная фраза, сказанная ее пальчиками, как бы выворачивающими лампочку. Фраза эта была брошена ее тонкой кистью для любого зеваки, глазевшего сзади: "Вот такие дела, парень. Знать судьба твоя такая невидная и серая. Привет!"
   Этот маленький немой монолог внимательно прочел сыщик, уставив подбородок на край правой двери, и, посмотрев еще несколько мгновений подобно сеттеру вслед длинноножке, он тяжело вздохнул, перелетел обратно на водительское кресло и бросил руку на рычаг скоростей.
   У Романа Тимофеева оставалось очень мало времени. Он включил мигалку и еще быстрее полетел в направлении дома Елены Викторовны Поповой, стоявшем на Васильевском, у набережной.
  
   В эту минуту Елена Викторовна сладко потягивалась в постели, высвобождая свое тельце из объятий приставучего сна. Солнечный лучик щекотал ей ухо и прикрытое веко. Елене до начала работы оставалось еще почти двадцать пять минут. И потому ее муж внес в спальню поднос с дымящимся кофе, наполненным молочником и свежеподжаренными гренками с сыром. Он ловко сбросил поднос от плеча на прикроватный столик и склонился над Леной.
   - Доброе утро, маленькая. Тебе пора вставать,- сказал ей муж и поправил у Лены прядку волос, скрывавшую лицо.
   - Еще минутку...
  
   Наконец, мужа не стало в комнате. Лена, ахнув, откинулась на подушки и снова закрыла глаза.
   За окном, зычно мыча, с черным дымом, нагло прошла пароходная труба. Лена ойкнула, проснулась и, полуподнявшись, надкусила бутерброд. Она взглянула на часы и пригубила кофе. До работы оставалось совсем мало времени, и Лена, позабыв туфельки под кроватью, босая, полетела вон из спальни.
   Спальня, как ей казалось, была чуть ли ни угловой комнатой Музея, в котором она работала, и потому Лена по утрам вырывалась из спальни прямо в Музей.
   Сегодня она застигла Музей прошитым солнцем, музыкой и ее собственным вихрем. Она напевала:
   В моем музее античные камеи,
   Хрустальные сердечки и медные глаза.
  
   И вот Лена обпрыгивает и обтацовывает все залы, один за другим, и щелкает по носу зазевавшегося мраморного амурчика.
   В итоге, Лена вбегает в умывальник и начинает чистить зубы.
  
   Через некоторое время Лена и ее муж вышли из парадной во двор, в дальнем углу которого тайком двигался автомобиль сыщика Романа Тимофеева. Он ехал очень тихо, опустив стекло и негромко урча мотором. Лена с мужем стояли на дорожке и легонько толкались животами, как молодые козлята - так они прощались перед тем, как идти на работу.
   Потом Роман услышал, как они сказали друг другу: "Пока, пока. До вечера", легко поцеловались и пошли в разные стороны.
   Лена села в автобус, а сыщик Роман покатил за автобусом.
   Когда Лена вышла у Технологического института, сыщик проводил ее взглядом вдоль всей чугунной ограды сквера. Лена вбежала на крыльцо учреждения и скрылась за массивной дверью. Роман выключил двигатель, достал книгу и принялся читать.
  
   На работе Лена разместилась за своим канцелярским столом, а перед ней, за большим стеклянным окном, проносили какие-то пыльные тюки.
   - Раз тюк, два тюк. Тюк-тюк-тюк, - бормотала Лена и прикрывала в задумчивости глаза, - Опять напутала! И что-то упустила! - вскрикнула она и, выскочив из кабинета, бросилась бежать по залам музея.
   Она заглядывала за портьеры, в кладовки, в сундуки. Заглядывала даже за дверцы с надписью " ПК", но ничего не находила.
   Она пробежала по запасникам и заглянула там во все углы, и все равно не обнаружила там того, что искала.
   Внезапно в глубине склада Лена увидела комиссию. Комиссия прошла ей навстречу через все залы, шаркая и цокая обувью по глянцевому паркету. Возглавлял комиссию сыщик Государственного сыскного агентства Роман Тимофеев.
   - Оставьте нас, пожалуйста, одних, - бросил сыщик на ходу, поравнявшись с Еленой Викторовной. Комиссия отстала и растворилась в боковых дверях.
   В кабинете Елены Викторовны сыщик, сидя напротив нее, начал:
   - Мне очень жаль, милая Елена Викторовна, но наша комиссия установила, что у вас пропало несколько единиц хранения, бесценных единиц. И у меня за эти несколько часов работы даже сложилось мнение, что пропали они не сразу, а в течении нескольких лет.
   - Погодите... Я припоминаю... Нет, не помню. Забыла. Господи! Все шло так хорошо! - Лена всплеснула руками и стала вдруг покачиваться из стороны в сторону.
   - Я так хорошо училась в институте. И я по праву получила это место, - Лена была растеряна и подавлена.
   - У Вас никто его не отнимает. Но Елена Викторовна, Вы должны отдавать себе отчет, - и пальцы Сыщика застучали по папке с надписью "Дело".
   - Что я могу сделать, чтобы помочь?- защебетала Елена,- Я не говорю "сгладить вину". Она безмерна.
   - Самый пустяк, Елена Викторовна, - и Сыщик сделал еще более уверенный и равнодушный вид, - Вы красивая молодая женщина. Ну, а я, сами видите, одинокий, робкий, но целеустремленный мужчина. Вы - женщина. Я - мужчина. Вам ясно?
   - Не поняла, - сказала Елена искренно.
   - Что тут непонятного, - засмеялся Сыщик.
   - Вы с ума сошли! - наконец догадалась Елена.
   - Как Вам будет угодно, - проговорил Сыщик и встал со стула,- Либо Вы терпите небольшие моральные издержки, либо дело пойдет в суд.
   - Могу я подумать? - поспешила его остановить Елена, - До завтра. И я, конечно, должна иметь гарантии. В противном случае все теряет смысл.
   - Смысл потерян давно, Елена Викторовна. А мои гарантии просты - возвращение пропажи, и эта папочка Вам в подарок.
   - Мне необходимо посоветоваться с мужем, - тихо выговорила Елена.
   - Валяйте, - небрежно сказал Сыщик и вышел из кабинета.
   Лена с мужем ужинали у себя дома, на кухне. Лицо Димы во все разговора почти не выражало никаких эмоций.
   - Теперь ты понял, что он хочет? - спросила Лена.
   - Он хочет, к сожалению, самых простых и естественных вещей.
   - Но мне-то что делать?! - вскрикнула Лена.
   - Я считаю, необходимо принять это грязное предложение. В противном случае исход непредсказуем. Бороться с этим человеком - глупо и бессмысленно.
   - Да. Я вижу - у него все козыри, у нас одни шестерки. Но я ведь замужем, что ты на это скажешь?
   - Нам надо развестись, - спокойно и уверенно ответил Дима.
  
   Сыщик баз стука вошел в кабинет с надписью "Директор". Лена бы­стро спрятала что-то под стол, так, что он не заметил, что это было.
   - Я принимаю ваше предложение, - сказала Лена, - Мы накануне с мужем развелись.
   Сыщик заморгал от неожиданности.
   - Вот это прыть! Простите, я хотел сказать целеустремленность.
   - Но не подумайте, что страх согнул меня, который мнится вам за счет вашей козырной карты. И потому я прошу вас четко запомнить, выдолбить себе это на лбу, что нет границ для моих желаний, тайный или явных.
   - В пределах закона, конечно? - отреагировал Сыщик.
   Лена подошла к Сыщику и поцеловала его в лоб.
   - В моих пределах, милый. В страсти или в игре ты будешь подчиняться моим законам.
   - Я принимаю этот встречный план, - сказал Сыщик твердо и обнял Лену.
   Грянул гимн бывшего Советского Союза и теперешней России, но распорядительница ЗАГСа замахала руками, и гимн смолк. Зазвучал марш Мендельсона.
   Молодые склонились над столом, затем по команде фотографа склонились еще ниже и расписались в бумагах.
   Домой они поехали на служебной "BMW" Романа. Лена выставила наружу руку с фатой и та стала развиваться лихо и капитулянски.
  
   Сыщик, обжигаясь, глотал утренний кофе. Он накинул пиджак и собрался, было выйти из дома. Но в прихожей появилась Лена.
   Она была в ночной рубашке, однако вид имела совсем не сонный. Это вскипающая в ней злость сбросила ее сон.
   - До свидания Лена. Я сегодня...
   Но Сыщик не успел договорить, потому что получил сильный удар ногой в пах. Он согнулся и повалился на пол в прихожей. Лена ушла в спальню и снова залезла под одеяло.
   Оправившись от удара, Сыщик заглянул в спальню.
   - Что я сделал, чтобы со мной вот так?
   - Я тебе ни какая-нибудь блядь из "Европы", - ответила Лена, не поворачивая к сыщику голову, - Меня необходимо будить так, чтобы я понемногу привыкала к утреннему свету. Чтобы я потихоньку поняла, что для меня начинается новый день, который может оказаться и очень неприятным днем. И потому меня необходимо к этому дню готовить.
   - Я все понял, малыш, - Сыщик наклонился, чтобы поцеловать Лену в плечо, но Лена отпрянула в сторону.
   - И еще, я хочу есть, - сказала она.
   - Но мне...
   - Я хочу есть. Хочу яичко. Теплое, в рубашке. И кофе в голубой чашке. Я жду.
   Сыщик тихо вздохнул, развязал галстук, скинул пиджак и пошел на кухню.
  
   Дима сидел в своем кабинете и сочинял свой очередной сценарий.
   В это время Лена вошла в лифт и нажала верхнюю кнопку. В лифте перед зеркалом поправила волосы.
   В дверь Диминой квартиры позвонили. Дима пошел открывать.
   - Прости меня, Димуля, - с порога поцеловала бывшего мужа Лена, - Мой новый муж, чтоб ему пусто было, совсем не знает, как меня будить.
   Дима принял у Лены плащ. И Лена быстро пробежала в знакомую ей спальню.
  
   -Ты знаешь Лена, - начал Дима, уже бывший в объятиях Елены, - что меня поражает больше всего в последнее время?
   - Предощущение поражения? - говорила Елена, снимая с Димы одежду.
   - Нет. Читаю я в книгах сплошь знакомые слова, составленные из букв, тексты, которые тоже давно известны - и почему-то меняюсь. Становлюсь другим. Удивительно!
   - О! Ты счастливчик. Просто молодец, - уже снимала с себя одежду Лена.
  
   - У меня совсем другое, - говорила Лена, лежа рядом с Димой, - Некий ангел при моем рождении, вероятно по чьему-то указанию, коснулся моего лба - и я все забыла. Забыла, что знала раньше...
   - Милая. Многое забыть просто необходимо.
   - Чтоб быть как умные зверюшки? - прошептала Лена, закрывая глаза.
   - И главное не драться, не наносить друг другу увечья, чтоб не запутаться в своем существовании.
   - И тогда со временем мы наконец-то начнем что-то понимать.
   - Суть закона проникновения друг в друга...
   И они снова стали ласкать друг друга.
  
   - Мир Сыщика печален, - констатировал Дима. - А я лишь косвенно могу помочь тебе с пропажей.
   - Сделаем это еще раз, милый, - застонала Лена под руками Димы.
  
  
  
   СОН ЕЛЕНЫ
   По обшарпанной лестнице, в полутемном подъезде, Лена поднялась на вто­рой этаж и едва нащупала кнопку звонка в стене. Звонок не работал. Лена постучала в дверь. Никто не открывал.
   На Лене были надеты только нижнее белье и чулки.
   Она уже было собиралась уйти, но тут появился какой-то человек.
   - Здесь давно никто не живет,- сказал он.
   - Но я же только вчера была в этой квартире.
   - Вы ошиблись.
   - А кто вы такой?
   - Я дворник.
  
   Они сладко спали на большой кровати.
   Зазвенел будильник, они проснулись.
   - Прощай, мой лучший муж - поцеловала Лена Диму, поднимаясь с кровати, - Рабочий день окончен. Сейчас за мной приедет мой шеф. Нельзя, чтобы он что-то заподозрил.
   - Думаешь, Сыщик не догадывается?
   - Если и догадывается, то не имеет улик... Прости за беспорядок, который я тут тебе устроила.
   - Я уберу за тобой. Мне будет это приятно.
   - По мере наступления Сыщика, возможно, мы станем встречаться реже.
   Лена оделась, еще раз поцеловала Диму и вышла из квартиры.
  
  
   В конторе Государственного сыскного агентства был разгар рабочего дня. Все сыщики сидели за своими столами.
   - Подкинь скрепочек, Витек, - обратился Роман к толстяку, который едва умещался на своем стуле.
   - Они нестандартные, Роман.
   - Какая разница.
   - Начальник не разогнет - разволнуется и обматерит тебя.
   - А я инструкцию подошью.
   Толстый Витек отодвинут верхний ящичек тумбочки стола и достал из него большую упаковку лапши.
   - Похудеть боишься, Витек? - спросил Роман скупого коллегу.
   - Лучше иметь большой живот, чем маленький туберкулез.
   В контору зашел начальник отдела, и все быстренько углубились в работу.
  
   Сыщик и Лена ходили по выставочному залу.
   - Я первый раз попала в эту галерею, мне даже стыдно.
   - Похоже это на твою пропажу?
   - Не притворяйся. Ты ведь должен знать, что - у меня, и что - на этом рынке.
   - Не знаю, но попытаюсь отличить.
   - В палаццо этом тысячи муляжей, а у меня были жизнь и мир.
   - У тебя пропали часть жизни и часть мира?
   - Пропало всё...
   - Что ж ты говоришь: "У меня".
   - Мы сможем все вернуть при благоприятном стечении обстоятельств.
   - Без Димы сможешь?
   - Что случилось с Димой?
   - Он должен исчезнуть.
   - Как жаль. Я его почти разлюбила. Это ты помешал своим вонючим делом.
   - Прости. Мне его, конечно, не заменить...
   - Конечно.
   - Я в сущности тебя совсем не знаю.
   - И никогда не узнаешь.
   - Вот, к примеру, ты сидишь и вяжешь, а у самой плечо болит. А, может, ты хочешь яблоко? А я не могу догадаться.
   - Я изрядно постаралась, чтобы дать тебе это понять. И коли ты помочь мне не в силах, то нам нужно расстаться.
   - Но Лена! Я люблю тебя.
   - Неужто? Бедненький.
   Лена остановилась рядом со статуей обнаженной Венеры и демонстративно стала стягивать с себя свитер. Она тряхнула головой, и волосы ее рассыпались.
   Бабушка-дежурная оторвалась от книги, которую тайком читала и, протерев платком очки, выставилась на странную парочку.
   - Обними меня, - улыбнулась Лена.
   Сыщик на мгновенье задумался, но потом страстно обнял Лену. Редкие посетители заулыбались и стали выходить из зала, дежурная бабушка тоже исчезла.
   - Скажи, как ты любишь меня?
   - Как лев любит лань.
   - Тогда объясни это, - и Лена укусила сыщика за руку так, что появилась кровь.
   Сыщик засмеялся.
   - Конечно, конечно. Как лань - львицу.
   - За твое лицемерие я буду от тебя по дольке отгрызать, пока ты не полюбишь так, как я пожелаю... Учти, мне плевать, как хочешь любить ты. Это я хочу своей любви. Понял?
   - Понял, понял...
  
   Ночью Сыщику приснился страшный сон - толи Лена, толи другая девушка спит у него на плече. Потом она сворачивается калачиком и спит у него на груди, превратившись в маленькую девочку. Потом она становится грудным ребенком и спит на его животе. Потом она исчезает в его животе.
   Далее было еще страшней. Он бежал по апокалипсическому городу с маленькой девочкой на руках. И кого бы он не встречал на пути, были так агрессивны к нему, что норовили или камень бросить или зацепить руками с грязными мерзкими ногтями.
   По комнате летели фрукты-овощи, апельсины-мандарины, груши-яблоки.
   Среди них мелькали домашние туфли и шоколадные конфеты. Это Лена запускала все это в полет.
   Сыщик отбивался от летающих фруктов крайне неловко и при этом случайно задел Лену рукавом по лицу.
   - Прости, прости меня, пожалуйста! - закричал Сыщик.- Я нечаянно.
   - Что?
   - Я слово даю, что этого никогда не повторится.
   - Не верю! - была беспощадна Лена.
   - Умоляю.
   - Ладно, ладно. Но в искупленье этого зверского поступка, - Лена сделала паузу,- почитай свои стихи.
   - Бабочка порхает в пустой комнате.
   Кто-то выключил звук.
  
   - Ты обещал мне про любовь!
   - Ты знаешь, бандитка, когда у тебя зажигается глаз? - продолжал сыщик,- Чем хотел бы я стать в эти несколько страшных секунд?
   - Чем, трусливый шериф? - Лена слабо шлепнула его по щеке перчаткой, - Я, к сожалению, не люблю верлибр.
   - Не ругайся... Лена, рифма - это плоско. Цивилизация, одним словом.
   Лена взяла плеть и ударила Сыщику по физиономии. Тот рассвирепел. Но Лена успела крикнуть:
   - Слово.
   - Ах, да, - рассмеялся Сыщик.
   Лена отшвырнула плеть в сторону.
   - Я не знаю, что со мною. Это пропажа. Я думала, что ты в ней виноват. Может, мне приснилось все, что было с нами?
  
   Две, крайне легко одетые, девушки-двойняшки тискают Сыщика на лужайке, расположенной возле одинокого загородного дома.
   - Ах, Рома. Ведь Вас Роман зовут? - щебетала Оксана.
   - Да. Роман, Роман, - отбивался от них, шутя, Сыщик.
   - Павел Петрович бросил нас на произвол судьбы, - ворковала Галя.
   - Бессердечный, - продолжала Оксана, - Я бы даже сказала бездуховный...
  
  
   Сыщик остановился у светофора и загляделся на пенсионера, стоявшего на бордюре. Тот курил трубку и ее дымок качался возле левого уха старика
   Вечер был тих и прозрачен. Солнце как бы буксовало на горизонте и, казалось, что пешеходы, разглядывая его, замирали прямо на "зебре".
   Сыщик медленно тронулся на зеленый свет и повел машину легко и свободно.
   Через триста метров сыщик увидел на обочине голосующее существо. Оно было худенькое, коротко подстриженное и в очках. Разобрать по одежде - кто это, мальчик или девочка, было невозможно.
   Сыщик из любопытства остановился.
   Когда существо заговорило, то по голосу также было трудно понять - какого оно полу. Только по некоторым характерным манерам Сыщик догадался, что это девочка.
   - Дяденька, подайте на пропитание бедной сироте.
   - Тебе куда?
   - Подальше отсюда.
   - Садись.
   Девочка села на заднее сидение.
   Сыщик, разглядывая ее в зеркало, спросил:
   - Сколько тебе лет?
   - Шестнадцать... Мне нужны деньги. Я за небольшую плату могу кое-что для вас сделать, - проговорила девочка, не очень умело и несколько вульгарно, она старалась выглядеть сексуально.
   - Небольшая, это сколько?
   - Смотря, чего вы захотите... Полтинника баксов мне хватит.
  
   Они поехали в полном молчании, пока не свернули в темный переулок.
   - Ну, что ж, - сказал Сыщик, вздохнув, - Становись на колени.
   - Тут что ли? - не понимая, рассмеялась девушка.
   - Тут, тут...
   - Хорошо...
   - Встала? - он поглядел в зеркало.
   - Да. Я жду.
   - Попку повыше, повыше. Вот так... Трусики опусти. Ага...Умница.
   Над задним сиденьем сверкнули аппетитные ягодицы.
   Сыщик плюнул на ладонь, размахнулся, и насколько позволял салон, шлепнул по этой заднице так, что она мгновенно покраснела. От неожиданности у девочки выступили на глазах слезы, хотя она была достаточно сильным ребенком.
   - Прости старого извращенца, - сказал Сыщик.
   Девочка встревожено и вопросительно на него посмотрела.
   - Продолжения не будет... Держи свой полтинник.
   Сыщик протянул ей зеленую банкноту, а девочка, натянув штаны, робко взяла доллары.
   - Тебя случайно не Елена подослала? - спросил сыщик.
   - Не знаю я никакой Елены, - отвечала девочка, вытирая нос.- Я сама.
   - Долго думала?
   - С детства. Не думайте, за мной никого. Я так... Иногда жалеют. Дают когда наши рубли, когда доллары.
   Сыщик с девочкой вошли в квартиру. В прихожей они услышали приглушенные рыдания Елены. Сыщик показал жестом, чтобы существо разувалось и осталось пока тут.
   Сыщик вошел в комнату.
   - Что с тобой, Леночка? Кто тебя обидел?
   - Ты. Ты обиде... Обещал быть в семь, а уже половина десятого... Я не позволю издеваться надо мной.
   - Но обстоятельства...
   - А ну, дай свой лопатник.
   Сыщик робко протянул портмоне.
   - А это что? Что это? Отвечай! - она швырнула несколько купюр Сыщику в лицо.
   - Женщина... - подала голос девочка.
   Лена вскрикнула от неожиданности.
   - Женщина, Ваш мужчина меня чуть не сбил. Даже почти что сбил.
   Теперь Лена вздрогнула от новой внезапности и стала настороженно разглядывать девочку, вошедшую в комнату.
   - Она говорит, что его зовут Вика, - представил Сыщик девочку, стриженную как пацан.
   - Еду я по Красному проспекту, - рассказывал Сыщик,- и вдруг вижу на обочине - чучело. Ее шатало из стороны в сторону. Поначалу я думал, что она обдолбалась, а потом смотрю, нет... Мне показалось, что она просто голодна...
   - Лена, - потянула Лена руку Вике и смущенно повела плечами, - Привыкла ждать его с секундомером. Сегодня рекорд... А ты? Ушла из дома? Заблудилась?
   - Скорее второе. Знаете район, где сорок сороков скребущих небо темно-серых башен? Так я оттуда родом. Теперь я сирота.
   - Как, черт возьми, похоже на правду, - воскликнул Сыщик
   - Пройди-ка лучше на кухню и приготовь нам ужин, - сказала Лена, обращаясь к Сыщику.
   Лена ласково провела рукой по бобрику Викиной головы.
   - А мы с тобой пойдем в ванну.
  
  
   Сыщик со старанием принялся готовить ужин.
   А в это время в ванной зашумела вода. Там Лена инструктировала Вику, как разумно пользоваться этой ванной.
   - Давай свои шмотки, - сказала Лена, - Я закину их в машинку.
   Вика собрала свою одежду и протянула ее Елене.
   - А ты залезай в ванну и отмокай.
   Лена вышла из ванной, и Вика осталась плескаться одна.
   - Журчи, журчи, водичка, - пела Вика, - умой меня, паршивку. И сделай, боже, так чтоб Рома мне сегодня подмигнул...
   Мочалка гонялась за мыльницей по воде, как в настоящем морском бою.
   После помывки перед зеркалом Вика чуть тронула тушью копчики ресниц, а мизинцем с помадой задела нижнюю губу. Поправив майку-топик и юбку, которые ей дала Лена, она пошла в столовую.
   Сыщик, Лена и Вика сели за отлично сервированный стол и стали ужинать.
   - Ешь, ешь, малышка. Это все тебе, - стала накладывать Лена еды на тарелку Вике.
   - А что, девчата, выпьем за знакомство? - разлив вино в бокалы, произнес тост Сыщик.
   - Вика! - заулыбалась девочка, протягивая бокал.
   - Лена.
   - Рома.
   - Мы тут подумали, и я решила, - начала торжественно Лена, - живи пока у нас и поправляйся.
   -Ты знаешь, что такое антресоли? - спросил Роман.
   - Там держат всякий хлам.
   - Правильно. И ты там будешь жить. Идем.
   - Куда? - испугалась Вика.
   - Я покажу тебе антресоли.
   И они пошли в глубь длинного коридора, в конце которого стола лесенка. Поднявшись по лесенке, Вика увидела небольшую комнатку с окошком.
   - Ха! Мать родная! - выдохнула Вика, - Это же шкатулка.
   - Правильно. Располагайся, - говорил Роман.
   - Ты будешь нашей Дюймовочкой, - радостно вторила Лена, - Спи, сколько захочешь.
   - Тут, похоже, сочинялись сказки и легенды, - восторженно заговорила Вика.
   Когда Лена и Роман ушли из комнаты, Вика подошла к стене и прижалась к ней спиной, а затем стала сначала тихонько, а потом все сильней и сильней бить по стене голыми ступнями.
  
   Сыщик, расстроенный и растрепанный, ворвался домой. Лена быстро что-то спрятала за шкаф.
   - Не приходила?
   - Нет.
   - Не звонила?
- Нет.
   - Ничего не понимаю. Ночь на дворе. На этот раз она, наверно, не придет.
   - Придет... С каким-нибудь бродягой.
   - Лена!
   - Ну что "Лена"? Эта маленькая черная дырка... Я убью ее когда-нибудь.
   - Она не виновата.
   - И ты мне это говоришь? - почти завизжала Лена, - Пусть валится ко всем чертям!
   - Лена, я же ее вытащил от чертей.
   - Тогда пусть идет в монастырь. Во вновь открытую обитель.
   Сыщик на секунду задумался. Кажется, что эта мысль Елены ему понравилась.
   - Тогда нам всем надо в монастырь, - констатировал он.
   - Ты неудачник. Вот и убирайся в монастырь, - продолжала злобствовать Елена.
   - Я философ...
   - Ты философ-неудачник. Голова твоя набита первокласснейшим дерьмом.
   - Философ не может быть неудачником. Либо одно, либо другое.
   - Нет? Тогда я уйду в монастырь, - проговорила Лена, слабея.
   - А как же Дима?
   - Дима - хвост кометы. И нет, а видно. А тебя я не отпущу. О! Горе мне, горе, - зарыдала Лена и опустилась на стул.
   Роман подошел к ней и ласково погладил по волосам и через секунду вдруг почувствовал, как на запястье его левой руки щелкнули наручники.
   Не успел сыщик сообразить, что произошло, как в прихожей появилась Вика.
   Лена поднялась со стула и медленно подошла к Вике. Вика приготовилась к контратаке, но Лена проговорила:
   - Пока ты здесь - мы за тебя в ответе, как говорил Сент-Экзюпери.
   - Мы обзвонили морги и больницы, - заволновался Роман, - Ты, где была?
   - Искала себе дом, квартиру или дачу, - тихо ответила Вика.
   - У тебя жар? - спросила Лена.
   - А так же кровь и шишка. Вот...- и она демонстративно наклонила голову.
  
   Лена и Сыщик переместились на кухню.
   - И что она все ищет непрерывно? - вдруг спросила Лена как бы у самой себя и поставила кофейную чашку на стол.
   - Таится. Загадочная девушка.
   - Обычный сорванец.
   - Она, как ангел, довлеет над тобой и надо мной.
   - Надо мной довлеет пропажа.
   - Ну-ну, успокойся, - заулыбался Сыщик.
  
  
   Лена и Роман спали по супружески в своей постели, когда к ним в комнату вдруг ворвалась Вика. Она была в чем мать родила и почему-то очень громко и задорно свистела. Вика вскочила на супружеское ложе и запрыгала на нем, как на батуте. Свист ее становился все громче и призывнее.
   Лена закрыла лицо руками. Потом, повалившись на бок, она упала с кровати и забилась в истерике.
   Роман кинулся сначала к Вике, а потом к Лене.
   - Лена, не плачь. Милая.
   Лена убрала руки с лица, и стало видно, что она задыхается от смеха.
   - Ты, видно, снова проголодалась, - сказал, сообразив, что надо делать, Сыщик, - Пойдем, я покормлю тебя.
   Он взял Вику за руку и вывел из спальни.
  
   Утром в гостиной Роман делал зарядку, Он бросался вперед, сгруппировавшись, а у самого пола пружинил руками.
   Лена, согнувшись, расчесывала свои длинные волосы, которые почти касались пола.
   - Мне кажется, будто водопад течет из твоей головы, - сказал Роман, - А если смотреть на тебя вниз головой, то будто это куст растет из волос.
   Из-за полупрозрачной двери Вика наблюдала, как Сыщик делает зарядку. Она сидела перед дверью на корточках, стиснув зубы и кулаки. А потом вдруг стала целовать силуэт Сыщика на матовом стекле.
   Роман прошел по коридору мимо Вики, стоящей навытяжку у стекла. Она вдруг схватила его за руку.
   - Сыщик, я не злая, - Вика поцеловала его руку, - Не прогоняй меня.
   - Тебя никто не гонит, - отдернул руку Роман.
   - Я знаю, так случится.
   - Веди себя хорошо и ничего не случится.
   Вика вдруг кокетливо заулыбалась.
   - У меня есть одна знакомая пустая нора...
   - Как тебе не стыдно! - улыбнулся строго Роман.
   - О, что это я. Слово есть такое, хорошее... Забыла. Но главное, что я не кусаюсь, как эта...
   - Не смей! - проговорил гораздо строже Роман. И, заметив выходящую Лену, пошел дальше.
  
   Лена поравнялась с Викой и вдруг накинулась на нее.
   - Кто он тебе?
   - Как это "кто"? - испугалась Вика.
   - Сама знаешь "как"!
   - Да никак. Никто.
   - Девчонка, не виляй. Я вижу, как ты смотришь на него, особенно в последние дни. Ты дикий и неблагодарный приемыш.
   - Уйду я от вас, - вдруг изменила тему разговора Вика. - Злые вы.
   - Скатертью дорога. Кто о тебе заплачет?
   - На ваших антресолях ни встать в полный рост, ни лечь по-человечески.
   - Уходи, уходи! Для таких, как ты, нет нормальной человеческой дороги, только обочина.
   - Лучше жить, с нелюдями, как ты говоришь, чем с такими как вы. Вы, вы и есть настоящие нелюди...
  
   На кухне Вика в спешке мастерила конструкцию для покушения на Лену. Она подпилила винты, держащие гигантский стенной шкаф с посудой, под которым обычно сидела Лена во время обеда. Затем закрепила леску за шкаф, а другой конец вывела на место, где стоял ее стул.
   Лена и Вика сидели на кухне и обедали. Вика отчаянно дергала за шнурок, но шкаф никак не падал. Наконец, она дернула очень сильно, и сама повалилась на пол. И, как только Лена бросилась ее поднимать, как шкаф свалился и придавил их обеих.
   - Ах ты, маленькая блядь, - закричала Лена, увидев в руках у Вики конец веревки.
   Лена вцепилась Вике в уши, так как не могла ухватить ее за волосы. И они стали кататься по полу кухни, как сцепившиеся кошки. Лене под руку попалась мельхиоровая вилка с надписью " Крупп унд Берндорф", с медведем, стоящим на задних лапах. И Лена с размаху воткнула ее Вике в ляжку. Вика закричала, а потом заплакала и заскулила. Она свернулась калачиком и замерла. Лена волоком оттащила Вику в комнату, а сама бросилась в ванну чистить зубы.
   - Чтоб зараза с вилки не попала внутрь этой сучки, - говорила Лена сама себе. - Дурную кровь надо отсосать.
   И она рванулась из ванной снова к Вике.
  
   Опустившись на колени, Лена раскрыла рану и приложилась к ней ртом. Она всасывала и глотала Викину кровь, пока кровь почти не перестала идти. Потом она смазала ранку йодом, перебинтовала и заклеила ее пластырем.
   - Как я ошиблась! - заговорила, очнувшись, Вика. - Думала ты лань, а ты оказалась ядоносной гюрзой... Оставь меня. Я буду умирать, как собака.
   - Не надо! Я "скорую" вызову.
   - Уйди. И дай мне телефон. Мне надо распорядится о моем наследстве.
   Усмехнувшись, Лена подала Вике телефон и та набрала номер.
   - Мама? Это я...
   Лена вздрогнула.
   - Нет, ничего. Информация? Я умираю в одной берлоге... Да, забирай. Теперь мне это ни к чему. Дукат албанский в выемке под кроватью... Нет, никто не виноват. Иск я подавать не буду. Нога подвернулась.
  
   Утром, убедившись, что она в квартире одна, Вика оделась и захлопнула за собой дверь. Затем, хромая, она спустилась по лестнице вниз и бросила ключ в почтовый ящик.
  
   Лена поднялась на лифте на последний этаж к Диме.
   Открыв дверь, Дима впустил Лену и сказал:
   - А я как раз хотел тебе показать баночку со счастливыми билетами.
   - Билетами? - в растерянности переспросила Лена. - Я о них забыла.
   - Мы собирали их с шестого класса. И решили, что съедим, когда наступит самый тяжелый день в нашей жизни.
   - Кажется, этот час пробил.
   - Всегда остается надежда.
   - Дима, я пришла в последний раз.
   - Чьи это слова?
   - Мои.
   - Не лги мне. Не говори так. Стань уродливым чудовищем, стань калекой, но этого не говори.
   - Попробую.
   - Если не получится, то я запру тебя навсегда в подвале.
   - А как же пропажа?
   - Это временное явление.
  
   В ванной у Димы Лена стояла перед зеркалом. Она откинула голову назад и прикрыла глаза. Затем взяла опасную бритву и пощекотала себя по шее.
   В ванну вошел Дима.
   - Прости меня. Мое безумие, - сказала Лена.
   Лена подошла к окну.
   - Вон, человек упал, - сказала она, - Как видно заболел. И почему я делаю поправку на всякое человеческое падение?
   - Ты знаешь, Лена, что меня поражает в этом более всего? - ответил Дима вопросом на вопрос.
   - Что?
   - Начинаем любить от переполненности, а продолжаем от вложенности.
   - Каждому жалко оставить свой вклад.
   - Тебе принести билеты?
   - Очень кстати, я подумала о том, что нет нужды в пятницу совершать самоубийство.
   Дима вышел на кухню и достал с полки баночку со счастливыми билетами. Затем он налил стакан воды.
  
   Лена рисовала что-то на маленьком планшете, когда в комнату вошел Сыщик.
   Лена вздрогнула.
   - Подглядывал! Подглядывал за мной?!
   - Не бойся. Заниматься графикой не преступление.
   - Как странно, - задумчиво проговорила Лена, - На бумаге все в порядке, а пытаешься воплотить в жизнь - ни в какую.
   Лена двигалась по комнате как сомнамбула. Прикоснувшись к какой-нибудь веще, она роняла ее.
   - Вот книга. Я была у тетки, - сказала Лена и тоже уронила книгу на пол.
   - На что сменяла?
   - На перчатку. Левую. Шестой размер.
   - От Кутюр?
   - От прабабки. Перчатка помещается в наперсток.
   - Ты для чего уничтожаешь вещи?
   - Тетка редко дышит. Экономит кислород в квартире. Выращивает фикус и сидит на диете. Мы с ней заговорили о Боге, она сказала, что будет жить вечно.
   - Тетка твоя истинно верующая?
   - Не знаю. Я подумала, что если она "так", то я "вот этак".
   - Бросил в меня свой шар пурпурный златовласый Эрот.
   И зовет позабавиться с девой пестрообутой...
   - Что? Что это такое? - прошептала Лена.
   - Язычество. Лекарство от тоски. Давай-ка прокатимся, дружок.
   - За город! - вскрикнула Елена.
  
   Сыщик и его приятель, врач-психиатр, сидели в медицинском кабинете, и пили кофе.
   - Внезапным может быть любое событие, - продолжал свою мысль доктор, - Но надо помнить, что исход этого события приготовляется всей нашей прошлой жизнью.
   - Прошлой? - спросил рассеянно Сыщик.
   - Прошедшей, если быть точным...Позволь мне каламбур, Роман?
   - Валяй. Ты ведь у вас непревзойденный мастер.
   - Любой роман твой, Роман, романтичен. А этот твой роман - просто смех. Честное слово.
   - Мне уже не смешно.
   - Думать надо, прежде чем что-то делать.
   - Ты хочешь сказать...
   - Именно. Ты идиот. Не предположил, не рассчитал простого хода от женщины.
   - Добро бы только это. Она стала цитировать священные книги. А вчера вдруг начала такой длинный монолог...
   - И чем она закончила свою тираду? - спросил доктор.
   - Она мне сообщила, что мир имеет десять измерений.
   Доктор подбежал к гимнастическим кольцам, подтянулся и стал держать "крест".
   - Проверка формы, Рома. Помогает.
   - Но, Петр, она кусается, бьет меня и не собирается бросать своего бывшего мужа.
   - Кто не перебесится, дружище, добродетель того ненадежна. Так говорил один мой педагог. Заметь пере...бесится...Бабы с бесами в одной связке...Резюме: она, друг мой, нормальная баба. Ты зря заплатил мне столько много денег. Прощай... Следующий!
  
   Роман заглянул в свою записную книжку и вышел под ливень. Он шел без зонта, но даже не поднял воротника. Он шел к дому Димы. Вода стекала с его куртки тонкими струйками. Позади него, на безопасном расстоянии, кралась Вика. Сыщик зашел в телефонную будку и набрал номер.
  -- Алло. Это Дмитрий?
  -- Он самый.
   - Вас Лена просила спуститься вниз, к "булочной".
   - Она же уехала.
   - Приехала и срочно попросила.
   Вика наблюдала за Романом через заливаемое дождем стекло "булочной". Тимофеев повесил трубку и вышел под арку. В глубине двора показался Дима.
   - Вы Дима? - неуверенно сказал Рома, ощупывая в правом кармане рукоятку пистолета.
  -- Кто Вам нужен?
  -- Нельзя мне ошибиться.
  -- Легион - имя мне.
  -- Все ясно.
  -- Что Вам ясно? - вдруг нормальным голосом произнес Дмитрий, - Думаете, я сумасшедший?
  -- А разве нет? - искренне изумился Тимофеев. От неожиданности он даже
забыл про пистолет, спрятанный в его кармане.
   - Ты мент? Что ж, - усмехнулся Дима, - никто не совершенен. Мозги, как я понял, у тебя тоже ментовские. И если такого как ты провести можно, то, что уж про остальных говорить.
   - Постой, постой... я все понял.
   - Да, - решительно заговорил Дмитрий, - Если бы ты тогда не поспешил с женитьбой и моим разводом, то глядишь, у тебя что-нибудь да получилось бы.
   - Лена об этом знает?
   - Она ничего не должна знать.
  
   На шумной улице Вика догнала Сыщика, который шел, шатаясь из стороны в сторону, и распугивал прохожих, пака не присел на скамейку. Вика забросила его левую руку себе на плечи, и они пошли вдвоем уже намного уверенней.
   - Пьяный, ведомый ребенком, шатается и не замечает, куда идет.
   Весь мокрый и в ссадинах Роман вошел домой. Лена тут же набросилась на него.
   - Я то, дура, думала раньше, что это я одна такая умная. Оказывается и Сыщики не прочь покуролесить. Где ты был?
   - Стрелялся с Димой.
   - Убил?
   - Ты же знаешь, что святые не творят. Творит решивший проползти хоть дюйм.
   - А я решила, что опять тебе голосовали на дороге. Прости.
   - Ты запуталась, милая.
   - Я сижу и дрожу вся. Думаю - ты с женщиной. Сижу, сижу. В этой комнате. У меня пульс пропал.
   - И сидишь без пульса целый вечер? Тебе вредно волноваться.
   В конторе государственного сыскного агентства продолжалось обсуждение действий Романа Тимофеева, как самого зарвавшегося сотрудника.
  -- Наш спортсмен совсем оборзел, - произнес Витек, самый здоровый из присутствующих.
  -- Берет, уже не глядя, - подтвердил Борис.
  -- И не помня о коллегах, - внес серьезное дополнение капитан Жмурин.
  -- А ведь Павел Петрович наш рулевой.
  -- Друзья мои, - заговорил Витек, облизывая ложку в сметане, -Пора и дело делать.
  -- Что ты предлагаешь, Витек?
  -- В силу острой, скажем, почти чрезвычайной ситуации, я предлагаю силами нашего отдела...
  -- Конечно, посторонние тут не нужны.
  -- Боря! - одернул нетерпеливого коллегу агент, сидевший на подоконнике.
   - Силами только нашего отдела, продолжил Витек, вывести Романа на чистую воду.
  -- Верно. Мы же профессионалы.
  -- Нам остается только решить: кому начать наблюдение.
  -- Я прошу доверить мне начало этой акции, поднялся с места Николай Антонов.- Как - никак, я его лучший друг.
  -- Прекрасно, - сказал Жмурин. - Думаю, что никто не будет возражать?.. Начнем прямо сегодня вечером.
   Роман непринужденно вел служебный "Мерседес" по загородной трассе. На заднем сиденье щебетали, свободно развалившись, Валя и Галя. Слева от них сидел Николай Антонов.
   Вдруг сзади засигналила "Вольво" темно-зеленого цвета и Роман принял правее.
  -- Подними стекло, Николай, - сказал Тимофеев.
  -- Да ну, Рома. Дышать нечем.
  -- Смотри сам, и Роман поднял стекло на месте водителя.
   Тут из обгоняющей их машины вылетел пухлый сверток и через открытое окно упал прямо на колени Антонову.
  -- Что это? - вздрогнул Николай.
  -- Думаю, что это - старые газеты. Ты разверни.
   Николай остановился и осторожно развернул сверток, из которого вывались пачки долларов.
   Роман свистнул от наигранного удивления. Девочки запели туш. Тимофеев тяжело молчал.
   - Это надо выбросить, Коля. Ведь машина твоя, трасса - твоя, твои девочки и твои баксы.
   - Ах! - девочки откинулись и закатили глазки.
  
   - Впрочем, если хочешь, то оставь себе. Они вроде настоящие. А я могила.
   Роман показывал Николаю красавицы яхты, объясняя особенности управления ими. Тимофеев часто оглядывался в сторону ворот, как будто ожидая кого-то.
   В створе ворот показалась делегация людей, переминающихся с ноги на ногу. Они держали в руках папки с бумагами. Роман с Николаем двинулись им навстречу.
   - Мы пришли, как обещали, господин Тимофеев, - сказал вышедший из группы человек с тоскливыми навыкате глазами, - Павел Петрович, как всем стало известно сегодня, скончался. Он поручил нам распорядиться его имуществом в соответствии разобраться с его завещанием.
   Человек с тоскливыми глазами обернулся к делегации, все поклонились.
   - Он завещал передать Вам, господин Тимофеев, как самому близкому человеку, свою единственную яхту "Виктория".
   Все посмотрели на яхту, стоявшую у причала.
   - Он также наказал Вам пользоваться ею так, как Вы сочтете нужным. Все акты здесь, господин Тимофеев.
   Делегация по очереди передали Роману все папки; А человек с тоскливыми глазами в последнюю очередь передал серебристый кейс.
   В конторе Государственного сыскного агентства стояла изнурительная тишина. И даже Витек перестал есть сметану, когда вошел Николай Антонов.
   - Он издевается над нами! - закричал неожиданно Коля, - Пригласил в яхт- клуб и показал, как он отхватил "Викторию". А главное - все законно. Павел Петрович скончался сегодня утром... От гриппа. И Роме остается только налог заплатить.
   Вика бродила по вокзалу, озираясь по сторонам, пока не увидела одного маменькиного сынка, игравшего в рулетку-автомат. Сынок достал очередную монетку, а кошелек опустил в оттопыренный карман брюк и снова принялся играть.
   - Себастьян! - закричала Вика, подскочив к опешившему парню, и запустила обе руки в карманы его брюк.
   Парень изменился в лице. Он почувствовал, как одна рука девочки цепко схватила его снизу за самое сокровенное и почему-то не думала отпускать. Но он совсем не почувствовал как другая ее рука потащила кошелек.
   - Себастьян! Сейчас моя очередь! Тебя мама зовет, Ты про нее совсем забыл. Вон она сидит в углу и плачет. Иди к ней скорее, - сама чуть не плача, горячо и чувственно бормотала Вика прямо в лицо мальчишке.
   Парень сиганул в сторону, а Вика скрылась за дверью женского туалета. Там она отворила окно и выскочила на улицу.
  
   Лена с Романом сидели и смотрели телевизор. В дверь позвонили. Это был почтальон.
   - Вам телеграмма!
   - Читайте! - сказал Роман.
   - Вышла замуж за бухгалтера. Вика!
  
  
   Роман вынес из дверей почты большой тяжелый ящик, перепоясанный в двух местах стальной лентой.
   Дома они вдвоем с Леной долго открывали его, скрипя гвоздями и лязгая кусачками. Наконец, крышка поддалась, и Роман откинул ее назад. Сверху лежало письмо в незапечатанном конверте, и Лена отложила его в сторону. В самом ящике находились какие-то предметы, упакованные в старые газеты и пуки соломы.
   Упал газетный огрызок, и из-под него, как средних размеров яйцо, вылез, похожий на мигрирующее пятно Юпитера, халцедон. За ним появился небольшой перезревший гнойничок болезненного сардара.
   Роман развернул большую объемную кляксу циркона. Лена бережно отерла отломанную рукоять меча, выложенную грубыми рубинами со стершимися гранями.
   Рома пнул по ящику. Его стенки упали каждая в свою сторону. На дне ящика лежала окаменевшая глыба помета какого-то доисторического животного, а из него торчал и бил в глаза тысячекаратный бриллиант.
   Тимофеев прогремел по крутой железной лестнице кирзовыми ботинками, прошел по тропинке между угольных куч и открыл топку.
   Рома плюнул по очереди в каждую ладонь, ухнул и начал метать уголь в топку, лопата за лопатой. Откидав норму, он воткнул лопату в кучу и присел на край металлического топчана. Роман несколько мгновений смотрел на огонь, затем кивнул по-дружески пламени и прилег на топчан, пристроив голову на почти черную подушку, лоснящуюся как зад бомжа. За те секунды, на которые он прикрыл глаза, Сыщику приснился странный сон: толи Лена, толи Вика спала у него на плече, Потом девушка свернулась и устроилась у него на груди, став совсем маленькой девочкой. Потом она превратилась в грудного ребенка и спала уже на его животе. Потом исчезла в его животе.
   С высоким металлическим гулом в котельную вошла Лена. За руку она тащила маленького пухлого человека, постоянно озирающегося по сторонам.
   - Вот, Тимофеев, конец моей пропажи! И это означает завершение дела с отсутствием состава преступления.
   Рома никак не мог открыть глаза и потому молчал.
  
   - Что же ты молчишь? Вот этот человек, - Лена кивнула на спутника, - Признался мне в совершении преступления. Он произвел проклятую пропажу, когда был экспедитором в музее.
   Человек несколько раз утвердительно кивнул головой. Он хотел, чтобы его кивок был замечен сыщиком. Но тот не заметил человека.
   - Теперь наш договор теряет силу, - продолжала Лена. - Я ухожу. Если бы ты знал, как я устал в эти дни. Скажи мне что-нибудь.
   Но сыщик молчал, и Лена замахнулась на него сумочкой.
   - Пропажа не нашлась и не найдется, у Вас неверная информация, -выговорил Роман. - Я бы от тебя сейчас хотел одного - не уходи так быстро. Я не верю...
   Но Лена с отчаянным криком вскочила с места и бросилась вон. За ней вверх по лестнице суетливо исчез бывший экспедитор.
   Сыщик зашел в спальню, когда Лена уже спала. В пальцах правой руки у него сверкнули полоска неясного металлического блеска.
   - Жизнь до смешного проста, малыш, все остальное - к дьяволу! - тихо сказал Роман в темноту спальни.
   "Чьвя" - сказало лезвие и перерезало сыщику вену левой руки.
   "Чьвя" - сказало лезвие второй раз.
   Сыщик поднял руки вверх и стал как вкопанный.
   Казалось, что чистые белые кисти его, человека голосующего впервые в жизни, торчат как-то некстати из перепачканных кровью волосатых стволов-предплечий.
  -- Прости меня, Лена, я больше не могу.
  -- Бог простит...Бог простит тебя, Рома, - отозвалась с постели Лена, и над ней появился огонек свечи. - А прежде говорил: "Не подниму руки".
  -- Остаться спящей - это лучший шанс.
  -- Как я могу спать, когда ты залил кровью весь ковер, - нервно засмеялась Лена, - Ползи на свечу.
   Лена разорвала пододеяльник и перебинтовала Роману запястья.
   - Главное попробовать полюбить, - проговорил Роман.
   Постель была вся в крови. По ней катались два окровавленных тела. Но все же через некоторое время они уснули.
   А на Неве второй раз за ночь сводили мосты.
  
   1993 год
  
   Старославянское, от слова "блуд".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   31
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"