Лапин Андрей: другие произведения.

Настройщик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Настройщик

Рассказ

(фантастика)

"И все же жаль, что она не будет жить,

но с другой стороны - кто будет?"

("Бегущий по лезвию бритвы", телефонный

Разговор Хантера с заказчиком, цитата)

Настройщик пришел на работу раньше обычного. Он отстегнул мокрую плащ-накидку, повесил ее на стальной крюк манипулятора, сел в настроечное кресло и закрыл глаза. Свою службу он давно ненавидел, но менять здесь что-либо было уже поздно, и поэтому приходилось терпеть.

"В сущности,- подумал Настройщик,- эта деятельность не так уж и плоха, а если вдуматься, то даже престижна и в некотором роде почетна. Подавляющая масса проживателей давно забыла, в чем состоит смысл напряженной и непрерывной производственной деятельности, предалась бессмысленной и пошлой праздности, только настройщики все еще пытаются что-то здесь... Ладно, попытаюсь расслабиться перед началом".

Настройщик занимался первичной настройкой киборгов, которые уже давно делали практически все - работали, воевали, пели и даже обслуживали людей в домах половой терпимости. А люди? Они давно и безнадежно эволюционировали в заурядных проживателей жизни. После Великой Информационной Революции (ВИР) они решили, что - все, хватит, с них уже достаточно, эволюция человечества благополучно окончена, и теперь можно посвятить себя блаженному творчеству, а киборгам предоставить все остальное.

Сейчас все проживатели делились на две большие страты - Поэтов и Композиторов. Они сосредоточились на огромных тропических островах, которые были созданы искусственно, намыты в экваториальных областях из мягких океанических отложений все теми же киборгами. Они предавались там праздности, а чтобы разнообразить досуг занимались своей поэзией и композициями, так как все остальное делали за них новейшие неутомимые, аккуратные и старательные киборги последних моделей.

Конечно, такое огромное количество творцов, в принципе не могло создать ничего достойного и даже заслуживающего внимания, но они старались, а вот выходило плохо. Сплошная какофония звуков и слов. Некоторые киборги, руководствуясь простыми творческими программами, сочиняли лучше, но делать проживателям все равно больше было нечего, и они упорно продолжали творить. Сочинив новый стишок, мелодию или песенку они пытались ознакомить со своими творениями других проживателей (очень энергично и даже назойливо, но, как правило, неудачно), да ведь сейчас все они были творцами, а ни один настоящий творец, ни за что не станет слушать другого творца. Со стороны все это творчество выглядело достаточно тошнотворным, но творческий процесс был запущен не ими, и остановить его уже не представлялось возможным.

Конечно, сейчас, специально для выслушивания, оценки и восхваления произведений всех этих творцов можно было произвести огромное количество специальных киборогов-слушателей, читателей или даже киборгов-меломанов с широкими, выполненными в виде лодочек и прочными ладонями из износостойкой пластмассы, но это было бы уже перебором, и это понимали все, поэтому таких киборгов и не производили, во всяком случае - пока.

Да современные шедевры не стали бы слушать даже и специально произведенные для этого киборги с соответствующим дизайном ладоней. А если бы они их все же выслушали, то вряд ли бы стали хлопать этими широкими ладонями друг о друга, стирать на них пластик мощными ударами, увеличивать износ шарниров в суставных соединениях титановых пальцев, тратить заряд микроядерных батарей на воспроизводство радостных криков "Браво!", свиста и всего остального.

"Ну, это еще большой вопрос - стали или не стали,- подумал Настройщик,- Здесь как запрограммируешь, но программы-то все равно пишут люди, а они бы точно не стали слушать, потому таких программ и не пишут, и, следовательно, киборги-меломаны не могут появиться на свет".

Иногда правда, у некоторых проживателей кое-что получалось, что-то как бы гармоническое, похожее на ровные колебания воздуха или воды, и таких творцов обычно называли "гармонистами". Однако огромная серая масса остальных творцов очень быстро вычисляла таких гармонистов, сначала упорно игнорировала, а если это не помогало, подвергала остракизму, третировала насмешками, сводила с ума и даже сживала со свету. Собственно к этому теперь и сводилось все человеческое творчество - вовремя отследить очередного гармониста, сначала как следует его проигнорировать, затем умело высмеять, довести до сумасшествия, а в идеале - быстро свести в могилу. И никакие, даже самые благожелательные киборги-слушатели все равно ничего не смогли бы здесь изменить.

Да сейчас и сами острова, где были сосредоточены проживатели назывались Островами Блаженных Творцов (ОСТРОБЛАТВО), что могло бы изначально насторожить некоего абстрактного Абсолютного Слушателя, если бы он cмог как-то появиться на планете, пережившей ВИР, и уверенно вступившей в постовиральную эпоху развития.

Настройщику еще повезло, что он принадлежал к тайному Ордену Посвященных Электриков (ОПЭ), которого формально не существовало. В Ордене было два Великих Крыла - Крыло Программистов и Крыло Настройщиков, на них-то все пока и держалось. Для соблюдения формальностей Программистов называли Поэтами, а Настройщиков - Композиторами, чтобы их присутствие в этом мире не вызывало подозрений у наивных и нервных обитателей

ОСТРОБЛАТВО и не мешало им заниматься своим творчеством. Поэтому, во время поездок на ОСТРОБЛАТВО все члены ОПЭ представлялись поэтами или композиторами и были вынуждены всеми этими обстоятельствами что-то постоянно бубнить себе под нос или тихонько насвистывать при общении с тамошними обитателями.

Где-то, на сырых дождливых пространствах, плотно застроенных производственными зонами, существовали и Великий Магистр Программистов, и Великий Магистр Настройщиков, и даже просто - общий для всех Великий Магистр ОПЭ, и Настройщик несколько раз видел их всех в развлекательных передачах. Великий Магистр Программистов обычно читал отвратительные в своей вопиющей бездарности стихи собственного сочинения, Великий Магистр Настройщиков бил по клавишам рояля, извлекая из этого древнего и благородного инструмента ужасные звуки, а просто Великий Магистр пел бессмысленные протяжные песни, не очень умело подыгрывая себе на шестиструнной гитаре.

После просмотра этих передач у Настройщика сложилось устойчивое мнение о Великих Магистрах. Он считал их идиотами, чтобы не сказать просто и грубо - круглыми дураками. Было не понятно, как на таких людях здесь может держаться буквально все, но экосистема планеты все еще как-то функционировала. Правда, эти постоянные летние дожди, холодные и промозглые, вместе с жуткой стужей зимой были порою невыносимы, но терпеть их тоже пока было можно. Иногда Настройщик думал, что Великие Магистры - это простые медийные образы, ширма для простаков из ОПЭ, а за нею скрываются какие-то иные, по-настоящему Великие Тайные Магистры, которые всем здесь пока и заправляют и все здесь пока обустраивают. Может быть, все так и обстояло на самом деле, а может быть и нет, но по большому счету Настройщику уже давно было на все это наплевать.

Настройщик жил и работал при огромном, полностью автоматизированном, производственном комплексе, на котором делали киборгов всех систем и специальностей. Настройка новых киборгов и была его узкой специализацией, работой, которую он со временем научился ненавидеть, но от которой уже не мог отказаться, потому, что не хотел окончить свою жизнь на ОСРОБЛАТВО, среди тамошних, вечно покрытых липким тропическим потом и медленно заплывающих тяжелым жиром, творцов.

Настройщик служил настройщиком уже очень давно, он начал свою карьеру еще до начала ВИРа, и уже тогда начинал потихоньку ненавидеть свою работу.

В те времена киборгов только начинали производить массово, и их настройка была несложным делом, так как все они тогда были простыми рабочими механизмами. Разъем загрузочного порта помещался у первых киборгов во рту, и настраивать их было несложно. Киборги подъезжали к Настройщику, сидя на ленте конвейера, широко раскрывали рот, он вставлял в разъем штекер загрузочного устройства, производил загрузку рабочей программы в их электронный мозг и активировал систему. Затем киборг открывал глаза, некоторое время разглядывал Настройщика своими глупыми красноватыми фотоэлементами и спрашивал у него "Что делать?". Это означало, что настройка прошла успешно, Настройщик всем им отвечал односложно: "Работать", включал конвейер, и киборг на нем уезжал в свою дальнейшую кибернетическую жизнь.

В те времена киборги выглядели ужасно - как стальные человеческие скелеты, с цилиндрической, похожей на кастрюлю головой, и тогда это никого не волновало - на активной трудовой деятельности такой внешний вид не сказывался никак, а главным производственным девизом дня насущного тогда был следующий - "К эффективности, через функциональность!".

Работа настройщика в то время была простой, но физически очень тяжелой. Если киборг вместо правильного вопроса "Что делать?", озвучивал, например такое: "Что смотришь?", или "Чего надо?", или вообще, быстро вращая фотоэлементами, кричал "Что ты такое такое?!", нужно было быстро взять в руки специальную, откалиброванную особым образом кувалду-деструктор, и нанести ею точный и мощный удар в центр условного "лба" бракованного устройства. После этого нужно было ногой столкнуть его на второй - утилизационный конвейер, который двигался перпендикулярно главному конвейеру в сторону цеха переработки.

Собственно, от первых настройщиков требовалось тогда только одно - хорошая физическая форма плюс быстрая реакция, так как кувалда-деструктор была очень тяжелой, а тела первых киборгов делались в те времена из дешевых металлических сплавов, и тоже были очень тяжелыми. К тому же все довирные конвейеры работали в автоматическом режиме и быстром темпе, свежие киборги ползли по ним непрерывными потоками и аварийные остановки конвейеров считались тогда чрезвычайными производственными происшествиями, так как противоречили принципам максимальной эффективности производства и его функциональной абсолютизации.

"Да, в те времена все было гораздо проще,- подумал Настройщик.- Тяжелее, но проще. Киборги были функциональнее, синтетический виски был крепче, а капли дождя крупнее". Он достал из нагрудного кармана комбинезона плоскую капроновую фляжку, медленно свинтил колпачок и сделал из нее пару больших глотков. В те времена он был молод, очень силен и ловок, а от первых киборгов тогда требовалось только одно - правильно озвучить свою первую мысль, громко и отчетливо произнести первую фразу, которая определяла всю их последующую жизнь. Правда, из-за напряженной круглосуточной работы служили они недолго, но зато все их узлы были взаимозаменяемыми, даже уродливые головы-кастрюли первых киборгов были однотипными во всех смыслах, и их можно было свинчивать с изношенных тел и ставить на другие, еще не очень изношенные тела. То же самое можно было проделывать с их конечностями, корпусами, синтезаторами речи и прочим.

Так тогда и поступали, но теперь это было невозможно. Теперь специализация киборгов расширилась просто неимоверно, и голову киборга-мармизетки сейчас нельзя было прикрутить к телу киборга-солдата, а руки киборга-рабочего приделать к телу киборга-певца. Плюс эта ужасная мода на антрпоморфность и визуальную достоверность, что и привела в итоге к появлению современных киборгов-андрогинов, которых даже наощупь невозможно было отличить от человека. "И все это они называют ВИРом,- думал Настройщик, прихлебывая виски.- Ребра на титановых корпусах, медные пупки, фарфоровые зубы, силикон на груди и мягкий пластик на ягодицах. А ведь, если вдуматься, все эти ребра, пупки и ягодицы - самый настоящий кошмар".

После ВИРа работа настройщиков сильно усложнилась, хотя, конечно называть их композиторами, все равно было сильным перебором (а может и злой иронией или шуткой какого-нибудь высокопоставленного функционера из ОПЭ). Сейчас и рабочее место Настройщика выглядело как сложное самодвижущееся кресло с двумя большими мониторами справа и слева от сложной многоуровневой клавиатуры. Да и другое оборудование претерпело не менее серьезные изменения - кувалда-деструктор превратилась в легкий удобный молоток с встроенным электрическим разрядником, и киборги подъезжали теперь к нему по одному, на специальных грузовых тележках, в горизонтальном положении, намертво закрепленные на стальных поддонах специальными прочными зажимами очень остроумной конструкции.

Производственное настроечное помещение сейчас называлось "настроечной лабораторией" и на время проведения настроечных работ изолировалось от внешнего мира мощными раздвижными воротами из толстой брони. Теперь специальной инструкцией строжайше предписывалось останавливать конвейер на время проведения настроечных работ, и запускать его только после успешного завершения настройки. Да и тела новых киборгов, несмотря на широкое применение композитных материалов, теперь были настолько тяжелыми, что их приходилось сгружать на утилизационный конвейер при помощи мощного манипулятора, зацепив крюком за специальную транспортную серьгу, которая имелась у всех у них на спине - точно в основании шейного шарнира.

Некоторые Настройщики из соседних лабораторий считали свою работу творческой и вечером в баре, за стаканчиком синтетического виски, пытались ею бахвалиться и выставлять себя чуть ли не Величайшими Композиторами эпохи последней в истории человечества ВИР (особенно молодые, из последних призывов), но Настройщик им не верил ни на йоту, и даже презирал их за это. Он был настоящим профессионалом и понимал, что ничего в его работе принципиально не изменилось, она стала только опаснее и это все. Иногда в баре поминали задушенных новыми киборгами или, умерщвленных как-нибудь иначе, молодых настройщиков, и тогда бахвалы ненадолго умолкали, а Настройщик только молча пил виски и разглядывал разноцветные плафоны над стойкой, за которой трудился киборг-бармен последней модели - привлекательная голубоглазая блондинка с большой силиконовой грудью. Он улыбался блондинке и хотел верить в то, что именно он когда-то настроил ее своими собственными руками и выдал ей аллегорическую производственную путевку в жизнь.

Проблемы с киборгами случались и раньше - еще до ВИРа. Тогда примитивный бракованный киборг мог, например, непроизвольно задергаться всем телом или судорожно взмахнуть конечностью, задеть работающего с ним настройщика и нечаянно покалечить его. Случались тогда и смертельные случаи, но они были очень редки. Настройщик помнил всего несколько таких случаев. Один раз, после окончания загрузки, примитивный киборг-рабочий приподнялся на руках, спросил "Что делать?", а затем, когда получил стандартный ответ "Работать", навалился всем телом на молодого неопытного настройщика и раздавил его своей массой. В другой раз киборг вскочил на ноги и молча ударил молодого неопытного настройщика по лицу. Выглядело это как простая пощечина, но гидравлические цилиндры верхних конечностей уже тогда могли развивать толчковое усилие до трех тонн, и у бедняги вырвало нижнюю челюсть из-за чего он скончался от болевого шока прямо на месте, так и не успев ухватиться за свою кувалду-деструктор. Больше никаких трагических случаев с первыми киборгами Настройщик припомнить не мог.

Это были редчайшие производственные происшествия класса "А", но именно после них ввели новые правила, и после этого киборги начали прибывать в настроечные помещения без нижних конечностей. Титановые ноги подсоединяли к ним уже после окончания настроечных работ, в соседнем цеху. Это правило работало до сих пор, но число несчастных случаев все равно постоянно увеличивалось. Некоторые настройщики считали, что вся причина здесь - в отвратительном качестве загрузочных программ, и винили во всем неумелых поэтов из братского крыла ОПЭ. Настройщик был согласен с такими выводами только отчасти. Он и сам не любил поэтов, но отлично понимал, насколько усложнилось сейчас программное обеспечение, особенно для последних моделей новейших киборгов, и думал, что досадные программные сбои были в таких условиях неизбежными.

Настройщик считал, что главная проблема здесь не в программном обеспечении, а в ужасающем непрофессионализме молодых настройщиков. Иногда, слушая их пьяные разглагольствования в баре, он мысленно спорил с этими растяпами и говорил им: "Лучше бы вы сидели сейчас на ОСТРОБЛАТВО, жрали только что срезанные бананы и бубнили себе под нос свои же бездарные стихи, или прутиками рисовали на песке бесконечных песчаных пляжей ноты своих бездарных какофоний. Зачем принесло вас в эту сырую, дождливую производственную зону? Чего вам не хватало на пляжах ОСТРОБЛАТВО? Ну, хорошо, допустим, киборг кинулся очень быстро и ты не успел схватить молоток, такое действительно бывает, не спорю, со мною такое тоже случалось раза два или три. Так работай тогда руками, идиот! А если киборг уже успел зажать твои руки, работай ногами, головой, всем телом, в конце концов, но только не кричи, аварийная бригада все равно опоздает. И после этого они называют себя Композиторами! Жалкие кожаные мешки с костями, вот вы кто такие на самом деле. Вместо того, чтобы тянуть сейчас виски и говорить глупости, шли бы лучше в тренажерный зал и работали там над собой до седьмого пота, а потом шли бы заниматься боевыми искусствами. Глядишь, после этого и на пустую болтовню в баре у вас бы уже не оставалось сил, и другие люди, могли бы здесь спокойно отдохнуть после работы. Они могли бы посидеть в тишине и спокойно выпить свой заслуженный тяжким трудом стаканчик, а не слушать здесь ваш щенячий лай, жалкие идиоты!" Раз или два, после третьего стаканчика синтетического виски, Настройщик чуть не произнес это обращение вслух, но сумел вовремя взять себя в руки.

Основная проблема с настройкой киборгов последних моделей заключалась в их сильных верхних конечностях. Они были оснащены очень мощными гидравлическими цилиндрами, и если бы эти руки крепились к телу уже после настройки, как ноги, то количество несчастных случаев можно было бы свести к минимуму. Но по техническому регламенту настроечных работ следовало проводить очень специфический и сложный, так называемый "Общий мануальный тест", и в этом-то тесте заключалась главная опасность работы современного настройщика.

Только что изготовленный киборг прибывал в настроечную лабораторию на специальной платформе, его туловище, голова и верхние конечности были зафиксированы специальными зажимами, и в таком состоянии он был полностью безопасным, но для проведения этого проклятого мануального теста, зажимы предписывалось временно отключать. После отключения зажимов к киборгу приближалось тестирующее устройство барабанного типа, очень похожее на огромный барабан многозарядного револьвера или на ствол чудовищной гатлинг-пушки, и занимало позицию прямо над ним - точно напротив фотоэлементов, в области досягаемости верхних конечностей. Затем тестирующее устройство начинало вращаться, открывать гнезда основного барабана и быстро протягивать киборгу различные предметы - ни к чему не подключенные рычаги, ни с чем не соединенные кнопки, резиновые груши, пистолетные рукоятки штурмовых винтовок, ручки молотков, отверток и разводных ключей, пластмассовые ягодицы, силиконовые груди и тому подобное.

Барабан вращался очень быстро и киборг должен был правильно распознавать предложенные ему имитаторы орудий труда, а затем совершать с ними точные манипуляции - дергать за рычаги, давить на кнопки, сжимать резиновые груши, нажимать на курки, крутить рукоятки, поглаживать ягодицы, и делать все остальное, в этом и состоял мануальный тест. Вот во время проведения этого испытания и происходили все несчастные случаи. Если киборг ошибался и вместо того, чтобы погладить предложенные ему ягодицы, крепко сжимал их или бил по ним кулаком, настройщику следовало срочно задействовать электрический молоток. Если же настройщик упускал момент, киборг отталкивал от себя очередную, предложенную ему имитацию, мощным ударом титанового кулака сбивал барабан тестирующего устройства, или вырывал его из гнезда, сбрасывал на пол, бросался на настройщика и начинал его душить. В такой ситуации настройщик должен был сделать все возможное, чтобы отключить бракованного киборга, а затем манипулятором загрузить его на специальный конвейер и отправить на переработку. Так было написано в аварийной инструкции.

Настройщик улыбнулся и сделал большой глоток из фляжки. "Инструкции, инструкции,- с грустью подумал он.- И кто только вас сочиняет?" Ему припомнилась первая фраза из аварийной инструкции: "Молодой композитор! Помни - эта инструкция написана кровью погибших композиторов! Если не хочешь пополнить их ряды своим изувеченным телом, всегда держи молоток-деструктор включенным и перед началом работы проверяй заряд его батареи!". Он всегда думал, что эти инструкции словно бы были написаны одним киборгом для других киборгов, а настройкой занимались люди, и в этом была вся проблема. Очень часто настройщики, особенно молодые, те, что не имели опыта длительной работы, или просто не умели полностью сосредотачиваться на настроечном процессе, расслаблялись прямо во время проведения настройки. Они подключались к развлекательным программам с ОСТРОБЛАТВО, попивали виски, курили, пробовали даже шутить с только что произведенными киборгами-мармизетками, и это, в конце концов, оканчивалось трагедией.

В итоге, все решала аварийная бригада - шесть специальных настройщиков в костюмах из диэлектрической композитной брони, вооруженные мощными электрическими разрядниками. Но аварийная бригада должна была еще добраться до аварийной лаборатории, потратить на это драгоценную минуту или две, а киборг был вот он, рядом, он уже висел на шее и его гидравлические цилиндры уже с шумом перекачивали рабочую жидкость, а титановые пальцы уже обхватывали горло незадачливого или нерасторопного настройщика.

Иногда, аварийная бригада так и выносила этих настройщиков из производственных помещений - с надетой на голову панелью экрана, с торчащей из глаза гильзой электронной сигареты, с выглядывающей из разорванного на ягодицах комбинезона рукояткой электрического молотка или с глубоко забитой в горло пластиковой бутылкой. Примечательно, что несмотря на весь ужас ситуации, никто из настройщиков не считал происшедшее актом преднамеренной жестокости со стороны киборгов, так как эмоций те испытывать не могли, они могли их только имитировать. Это был самый обычный программный сбой, который и приводил к нарушению первого правила робототехники со столь печальным исходом.

Немного странным Настройщик считал другое обстоятельство. Казалось бы, такие инциденты должны были происходить при настройке киборгов-солдат или киборгов-полицейских, имеющих врожденную программно обусловленную агрессивность, а на деле такие случаи были довольно редкими, и основную массу убийств совершали киборги-мармизетки, по сути - сложные сексуальные игрушки для блаженных обитателей ОСРОБЛАТВО. Причем и здесь проценты распределялись причудливо. Пять процентов нападений совершали киборги-мармезетки, один процент - киборги-мармезоны, а остальное делили между собой мармезетки и мармезоны универсальной сексуальной ориентации (так называемые "унсори"). Киборги-унсори женского типа совершали тридцать четыре процента от общего числа нападений, совершенных всеми мармезетками, а киборги-унсори мужского типа - шестьдесят. Таким образом, на мармезеток классического типа приходилось всего шесть процентов нападений. С чем это было связано, никто из настройщиков объяснить не мог, а программисты никогда не комментировали такие трагедии.

По этой причине получить на настройку мармезетку или мармезона, считалось большой неудачей, а получить на настройку унсори (особенно в конце рабочей смены) - дурным предзнаменованием и неудачей в квадрате, так как работа с ними требовала от настройщика максимального напряжения всех его духовных и физических сил. Вообще же напасть на настройщика мог любой киборг - и простой рабочий, и солдат, и даже певец или прачка. Однако, после проведения настройки, все они становились вполне безопасными, служили и работали долго, и поэтому Настройщик втайне гордился своей службой, хотя в то же время ее и ненавидел, особенно - сразу после очередного нападения.

За свою карьеру Настройщик пережил два десятка таких нападений, поэтому он со временем выработал особый способ настройки. Когда зажимы отключались и начинался мануальный тест, он брал в руки молоток, но держал его на коленях, под клавиатурой, чтобы киборг ничего не смог заметить. Когда начиналось мануальное тестирование, Настройщик лишь краем глаза следил за конечностями, а основное внимание сосредотачивал на зрачках киборга и его голове. Обычно, перед нападением, бракованный киборг начинал сильно подергивать головой, а его стеклянные глаза при этом уже не смотрели на выскакивающие из барабана предметы, а быстро фокусировались на элементах оборудования настроечной лаборатории. А затем киборг скашивал фотоэлементы на сторону, упирался взглядом в глаза настройщика и почти сразу же бросался на него, пытаясь схватить титановыми пальцами за горло. Но Настройщик уже был к этому готов и останавливал его прицельным ударом электрического молотка точно в центр титанового лба. Иногда, с одного удара киборга остановить не получалось и Настройщик наносил серию таких ударов - повторный в лоб, два удара по гидравлическим цилиндрам рук и два по корпусу, в область микроядерной батареи.

Все обычно оканчивалось очень быстро, но была и одна опасность - во время этой схватки можно было получить глубокий порез или шрам, так как все киборги прибывали на настройку без пластиковых и силиконовых оболочек (их формировали позже - уже после подсоединения нижних конечностей, в цеху эстетической доводки). По этой причине руки Настройщика были покрыты глубокими шрамами, а один глубокий и широкий шрам пересекал его лоб и правую щеку. По этим шрамам, кстати, всегда можно было отличить опытного композитора от настройщика-молокососа, особенно, если они были не в парадной или рабочей форме, без погон, шевронов и нашивок.

Настройщик взглянул на часы, сплел изувеченные пальцы в замок и щелкнул суставами. До начала работы оставалось немного времени, как раз столько, чтобы проверить работу настроечного оборудования. Он активировал испытательную станцию, подвигал туда-сюда манипулятор, а потом запустил барабан мануального блока. Все работало отлично - испытательные программы быстро загрузились, а мобильные блоки скользили по направляющим плавно, не заедая, во всех четырех направлениях. Настройщик взял в руки молоток, похлопал им по ладони, проверяя баланс, а затем вскрыл рукоятку и осмотрел шкалу зарядки батареи. Уровень мигал около отметки в пятьдесят процентов, и Настройщик активировал процесс зарядки, а сам включил левый - информационный монитор.

Там шла развлекательная программа, которые по многочисленным каналам, круглосуточно и в огромном количестве транслировались на производственные зоны с ОСТРОБЛАТВО. Обычно Настройщик избегал на это смотреть, но сейчас почему-то вот включил развлекательную программу и искоса посмотрел на монитор.

По засыпанной песком круглой арене носился ведущий в широком клетчатом балахоне и конусообразном колпаке с султаном из фальшивых конских волос. Он время от времени нажимал на свой красный искусственный нос, издавая при этом тошнотворный низкочастотный писк, и громко кричал в объектив летающей телекамеры:

- Друзья, я мог бы сказать, что сейчас вы услышите выступление замечательного поэта, но так как поэты выступают уже буквально повсюду, не скажу ничего! Вместо этого я расскажу вам одну поучительную историю! Так вот - вчера я пошел на пляж и, пробираясь к воде, нечаянно наступил там на одного отдыхающего поэта, а когда он меня толкнул, свалился на другого отдыхающего, и он тоже оказался поэтом. Представляете? А потом меня принялись поносить последними словами другие люди, и все они тоже оказались поэтами. Вот так казус! Но это же безобразие - огромный пляж забит исключительно поэтами и среди них нет ни одного композитора. Композиторы, где вы, ау! Ну, вот друзья, чтобы загладить свою вину, мне пришлось пригласить этих разъяренных поэтов на нашу передачу. И представьте себе - получив официальное предложение, они сразу же успокоились и даже послали дежурного киборга за мороженым. За мороженым для меня, друзья, для вашего покорного слуги! А я ведь не люблю мороженого, но они все равно настояли на своем и послали киборга за этим проклятым мороженым, представляете? Какие милые люди! В общем, встречайте - рассерженный поэт номер один, который на поверку оказался очень милым поэтом. Сейчас он порадует нас своим стихотворением "Нет или Да". Встречайте, друзья! И прошу вас, похлопайте ему, если сможете, не будьте вы такими буками и скрягами!

Ведущий отскочил в сторону, а на арену выбежал тучный человек в просторном белом балахоне с блестками и в белой шляпе с искусственным петушиным пером. Настройщик знал, что у всех обитателей ОСТРОБЛАТВО имеются проблемы с лишним весом. Фактически там свирепствовала настоящая эпидемия повального ожирения, и это часто вызывало насмешки со стороны подтянутых членов ОПЭ, а любая передача с ОСТРОБЛАТВО по этой причине воспринималась ими как юмористическая. А все из-за этих широких балахонов и тяжелых двойных подбородков тамошних поэтов (хотя всем и было понятно, что под широчайшими балахонами блаженные творцы просто пытаются спрятать свое телесное несовершенство).

Тем временем поэт номер один уже начал декламацию. Он сложил руки на большом животе, прикрыл глаза и скороговоркой зачитал свой стих:

Да или нет? Нет - это что?

А может - да? Но почему?

Все странно как-то, ну и что?

Отвешу много да себе,

Отвешу много нет ему,

И не кричите "почему",

"Так надо" вот и весь ответ,

Сегодня - "да", а завтра - "нет".

- Это все на сегодня, уроды,- сказал толстяк. После этого он шаркнул по песку тяжелой ногой и, уворачиваясь от банановой кожуры, под крики, улюлюканье и свист, неуклюже убежал с арены, а его место быстро занял ведущий.

- Не хотите хлопать, да?- спросил он, глядя с экрана точно в глаза Настройщика.

- Да,- буркнул Настройщик, копаясь в рукоятке электрического молотка.- Не хотим.

- Ну и ладно!- весело выкрикнул ведущий, словно бы услышав его ответ каким-то духовным слухом.- Тогда встречайте рассерженного поэта номер два с его лирическим стихом "Масленками пылающих очей меня ты встретила, а проводила тусклым светом хмурых задних фар"...

Настройщику уже надоела поствиральная поэзия, он торопливо переключился на музыкальную передачу, и на экране появился толстяк в просторном красном плаще. Он сидел за роялем и, подпрыгивая на стуле от напряжения, бил толстыми пальцами по клавишам. Из динамиков доносились настолько раздражающие звуки, что Настройщик выключил информационную панель вообще.

"А ведь они там уже на грани,- подумал он.- Еще немного такого творчества и на ОСТРОБЛАТВО могут начаться беспорядки. Поэты могут начать душить друг друга, или разъяренной толпою набросятся на композиторов, а может - наоборот. Куда смотрят Великие Магистры? Нужно срочно увеличивать выпуск киборгов-полицейских, тех - уродливых, с большими резиновыми кулаками".

Вдали послышался шум работающих конвейеров и Настройщик понял, что тянуть больше нельзя, нужно начинать настроечные работы. Он сделал еще один глоток из фляжки, затем плотно закрутил колпачок и спрятал ее в нагрудный карман комбинезона, а потом надавил ладонью на большую красную кнопку под надписью "Запуск". Бронированные двери с лязгом раздвинулись, и в лабораторию въехала платформа с корпусом первого киборга. Она остановилась напротив настроечного кресла и призывно помигала двумя зелеными лампочками.

Настройщик взглянул на тело и с трудом подавил приступ тяжелой тошноты, который тут же подкатил к горлу. Такое случалось с ним в начале каждого рабочего дня на протяжении нескольких последних лет. Раньше он тоже испытывал подобные ощущения перед началом работы, но они были не настолько острыми.

Скорее всего, это было связано с изменением дизайна корпусов, которые в связи с последними веяниями производственной моды принимали все более и более антропоморфный вид. Вероятно, это было необходимо для точной подгонки пластиковых оболочек, но в лабораторию корпуса прибывали без них и сильно походили на странные стальные скелеты. Голова и вовсе была точной имитацией черепа, и ровные, сверкающие ослепительной белизной, фарфоровые зубы выглядели на фоне темного титана особенно ужасно. Почти точной имитацией костей смотрелись и титановые руки, даже гидравлические цилиндры приводов сейчас пробовали гримировать под человеческие бицепсы и трицепсы. Тулубы пока выглядели не очень антропоморфно, но и на них уже пробовали выдавливать ребра, а мармизетки уже давно имели расширяющиеся к низу тулубы и небольшие титановые выпуклости в грудной части, на которые в соседнем цеху натягивали облегченные сжатым воздухом силиконовые протезы. Вероятно, все это вместе и вызывало у Настройщика приступы тошноты в начале рабочей смены, и эти приступы со временем постоянно усиливались, не помогали даже принятые перед началом настроечных работ изрядные порции синтетического виски.

Настройщик проверил зажимы грузового поддона и бегло осмотрел тело киборга. Опыт сразу же подсказал ему, что этот киборг был военным. На это указывали вставки композитной брони по всему телу, мощная бронированная пластина на лбу, сразу над фотоэлементами, а также резьба на культях нижних конечностей. Только военным ставили нижние конечности на резьбу, всем остальным их крепили штифтами или прочными контровочными винтами. Бронированные вставки могли иметь и полицейские киборги, из тех, что предназначались для службы на ОСТРОБЛАТВО, а вот резьбовые соединения на ногах имели только военные. Мармезеткам и мармезонам ноги вообще приваривали точечной сваркой и это было понятно - кто или что в домах половой терпимости могло бы их оторвать? Раздобревшие блаженные творцы с трудом таскали по поверхности планеты даже свои тучные телеса, а члены ОПЭ посещали дома половой терпимости крайне редко, да такое было не под силу даже и для них.

Настройщик вставил в ухо киборга штекер и начал загрузку данных с параллельным тестированием всех систем. Почти сразу же на экране появилась метка идентификации: "Тип - военный. Вид - генерал". "Ого!- радостно подумал Настройщик.- Получить в начале смены генерала! Это хороший знак". Действительно, генералы были на конвейере большой редкостью. Простые пехотинцы и даже младшие офицеры шли по конвейеру непрерывным потоком, а вот с генералами было совсем другое дело.

Дело в том, что войн на планете уже давно не велось, и военные киборги выпускались исключительно для игр высокопоставленных членов ОПЭ. Говорили, что Великий Магистр Композиторов был настоящим фанатом этих механических побоищ, да и Великий Магистр Поэтов от него не отставал. Просто Великий Магистр был вроде бы кибернетическим пацифистом и даже вегетарианцем, и в военных играх участвовал крайне редко и неохотно.

Понятно, что на время проведения таких игр, Магистры сами становились генералами и генералы-киборги были им ни к чему. Появление на конвейере генералов могло означать только одно - намечалась очень большая военная игра, а может быть и вообще - какое-нибудь грандиозное побоище планетарного масштаба. Такое обычно случалось, когда производственные зоны переходили на выпуск военных киборгов новых моделей, а скопившийся на военных базах хлам нужно было срочно утилизировать.

Вот тогда и начиналась какая-нибудь игровая война, во время которой происходила такая утилизация. Настройщик и сам мог бы участвовать во всем этом в качестве командира небольшого подразделения киборгов, но военные игры он не любил. Да и что это за удовольствие - сидеть в кресле, за тысячи километров от сражения, потягивать синтетическое виски и через стереоскопические очки наблюдать за далеким боем? И ладно бы просто наблюдать, а то ведь приходилось еще и все время кричать в микрофон, отдавать команды, посылать несчастных киборгов на верную смерть, а ведь выглядели они теперь как самые настоящие люди.

Нет, все это было Настройщику не по нутру. Максимум, на что он был способен, это - посмотреть спортивный бой киборгов-боксеров. Выглядело это, конечно, тоже не очень, главным образом из-за чудовищной силы прямых ударов, но смотреть было можно. Да и боксеров-киборгов сейчас оснащали специальными резиновыми кулаками в комплекте со сверхпрочными пластиковыми перчатками. Боксеры прыгали по рингу и хлопали друг друга этими резиновыми кулаками по лицам, практически не причиняя сопернику серьезных повреждений. В общем, бокс это было еще так-сяк, а вот война - нет, это было просто не его. Одним словом, генералы были большой редкостью, и заполучить их на настройку считалось счастливым предзнаменованием, особенно - в начале смены.

Пока Настройщик размышлял о войне и боксе, загрузка систем закончилась, и киборг начал потихоньку оживать. Он вяло подвигал культями нижних конечностей, а его фотоэлементы уже начинали светиться слабым красным светом. Потом фотоэлементы разогрелись до максимальной яркости, киборг повернул голову к Настройщику, подвигал стеклянными глазными яблоками и хорошо поставленным командным голосом спросил:

- Что делать?

- Сражаться, генерал,- ответил Настройщик.- Сражаться. Разить врагов.

- Атаковать их?

- Да.

- Я готов начать атаку прямо сейчас.

- Похвально, генерал, очень похвально, но мы должны соблюдать формальности и как следует подготовиться к предстоящим сражениям.

- Вы рассуждаете как гражданская штафирка.

- Возможно, генерал, но что же делать?

- Атаковать немедленно!

- Одну минуточку.

Процесс настройки со стороны выглядел как немного необычная беседа, с элементами интервью, служебного инструктирования и разговора на отвлеченные темы. Подходящие вопросы возникали перед глазами Настройщика - на правом мониторе, а киборг должен был правильно на них отвечать или просто - попадать в общий тон настроечной беседы. Если он сбивался, проверочная программа сразу же об этом сигнализировала, и Настройщик принимался быстро стучать по клавишам, на ходу внося необходимые корректировки специальными командами теперь уже непосредственно в разбуженный электронный мозг киборга.

- Я думаю, что мы легко разгромим всех наших врагов,- рассуждал тем временем генерал, отстукивая титановыми суставами по поддону грузовой платформы какой-то громкий бравурный ритм.

- В самом деле?- спрашивал Настройщик, всматриваясь в монитор.- А как?

- Мощной лобовой атакой,- уверенно заявил генерал.- Нет ничего лучше хорошей атаки в лоб, большими силами, под музыку с развернутыми знаменами. Кр-р-расота!

- А если не выйдет?

- Если не выйдет, можно применить охват противника, или вообще - обход, с последующим окружением и полным разгромом.

- Я наблюдаю у вас отличное стратегическое видение ситуации плюс прекрасное тактическое чутье, а ведь именно они так украшают любого генерала.

- Спасибо.

- Не за что.

Настройка генерала прошла замечательно, только в одном месте генерал ошибся и вместо: "всех, кроме женщин и детей" сказал: "всех, кроме обезьян с пулеметами и отъявленных головорезов", но Настройщик все легко поправил. Мануальный тест тоже прошел гладко. Генерал подержался за головку большого циркуля, погладил пальцами линейку, совмещенную с транспортиром, и покрутил настроечные верньеры огромного полевого бинокля. В конце настройки, нужно было написать резюме для Службы Кадрового Распределения. С некоторыми резюме приходилось возиться довольно долго, так как в них нужно было кратко описать все произведенные настройки, но с этим замечательным генералом все обстояло просто. Настройщик быстро отстучал в специальном синем окне правого монитора: "К использованию годен. Может командовать пехотной дивизией". Потом он сказал генералу:

- Прощайте, генерал! Желаю вам разбить всех ваших врагов!

- Даже не сомневайтесь!- крикнул генерал в ответ.- Мы сломаем им шеи!

Настройщик приложил два пальца к виску, дернул за рычаг, и платформа с генералом медленно поехала в цех монтажа нижних конечностей. Генерал лежал на поддоне беспокойно, крутил титановой головой, шевелил культями нижних конечностей, словно бы вышагивая по невидимой военной тропе, и выстукивал костяшками титановых пальцев сигнал "К атаке!" Почин состоялся, но до конца рабочей смены было еще далеко.

Впрочем, сегодня Настройщику везло, примета с получением генерала в начале смены оказалась верной и пока оправдывала себя на все сто процентов. Следующие четыре киборга оказались простыми рабочими и их настройка не вызвала никаких осложнений. Настройщик сразу же, еще до начала тестирования легко опознавал их по примитивным, без всяких излишеств, корпусам и удлиненным верхним конечностям с мощными пальцевыми суставами и широкими ладонями. Настроечные беседы с рабочими киборгами были очень короткими, простыми, и за годы службы он выучил их наизусть так хорошо, что, проводя настройку очередного такого киборга, даже не смотрел на экран, а резюме хорошего, качественного рабочего состояло, как правило, всего из одного слова: "Годен".

Работа сегодня шла споро и, занимаясь настройками, Настройщик пришел в хорошее расположение духа, а в коротких перерывах между прибытиями транспортных тележек сделал еще пару глотков из своей дежурной фляжки.

Но, как оказалось, все хорошее в жизни очень быстро оканчивается - на шестой грузовой платформе в лабораторию приехал киборг-мармезетка.

Настройщик сразу опознал мармезетку по специфическим расширениям корпуса, технологическим выпуклостям и отверстиям, а также по особой форме фигурных культей нижних конечностей.

- Вот генерал и закончился,- тихо сказал он, подключаясь к уху мармезетки.- Ну ладно, еще хорошо, что не мармезон и только бы не унсори. Как всегда - к концу смены...

Когда на экране высветилась метка "Mormizetto-Classic" Настройщик немного успокоился, но молоток привычным движением придвинул поближе к правой ноге, закрыл глаза и быстро сосчитал до десяти.

Глаза мармезетки зажглись красным светом, она повернула свою страшную голову к настройщику и громким звонким голосом спросила:

- Что делать?

- Любить, дорогуша,- ответил Настройщик.- Заниматься любовью.

После этого мармезетка громко расхохоталась, и опытное ухо Настройщика сразу же уловило в этом смехе посторонние дребезжащие вибрации. Он быстро постучал по клавишам, и умело исправил тональность смеха.

- А как это - любить?- спросила мармезетка, подмигнув Настройщику красным огоньком правого фотоэлемента.

- Я тебе расскажу,- ответил Настройщик, быстро просматривая ползущие по экрану таблицы логических соответствий.

- Ты?- мармезетка рассмеялась теперь уже в правильной тональности - мелодично, с красивыми переливами.- Ты? Ты расскажешь мне о любви?

- Конечно.

- Научишь меня любить?

- Да.

- Какой ты милый.

- Да.

Процесс настройки шел отлично, по-видимому, киборг не имел никаких производственных изъянов и явных дефектов, и настройщик снова развеселился. Он поговорил с мармезеткой о различных видах и способах любви, на ходу уточняя и корректируя мелкие отклонения от нормы, и даже пошутил с нею. Мармезетка отлично реагировала на все скрытые в беседе контрольные словосочетания, охотно и весело смеялась, и Настройщик вернулся мыслями к первому генералу и от всей души поблагодарил его неизвестно за что.

Во время мануального теста, он незаметно переложил молоток на колени и взялся за его рукоятку, но все прошло просто отлично. Киборг быстро распознавал все предложенные ему предметы и производил с ними правильные мануальные действия. На эти действия Настройщик старался не смотреть, так как выглядело все это не очень пристойно, а он, несмотря на свою специализацию и огромный опыт работы, до сих пор не переносил некоторые моменты настроечного процесса, по этой же причине он избегал слишком уж внимательно рассматривать тулубы мармезеток некоторых последних моделей.

В конце настройки, он даже рассказал мармезетке одну пикантную историю из собственной жизни, и они вместе над ней посмеялись. А потом она сказала ему, что так не бывает, а он ответил, что - нет, все же бывает, но редко и, когда платформа двинулась к выходным воротам, помахал ей рукой на прощанье, послал воздушный поцелуй и крикнул:

- Успехов в любви!

- Заходи как-нибудь вечерком, красавчик!- крикнул киборг в ответ, широко разведя нижние культи в стороны, и ворота с лязгом за ним захлопнулись.

- Да сегодня просто удачный день,- тихо пробормотал Настройщик.- Вот что значит - вовремя получить генерала. Но - хорошего понемножку, хватит на сегодня, пора заканчивать.

Он активировал левый экран и связался с начальником смены - местным настройщиком очень высокого класса. Таких настройщиков в производственных зонах и в разговорах между собой композиторы ОПЭ называли "бахами". Бахи были настолько поглощены настроечными регламентами, что даже со своими коллегами более низких рангов разговаривали так, словно бы их настраивали, и это выходило у них очень ловко, особенно с молодыми композиторами, но иногда у них получалось и с опытными настройщиками класса "вагнер" и даже с "моцартами". За это "бахов" не любили опытные настройщики, молодые их даже побаивались, но, безусловно, при этом все уважали их, как профессионалов.

На экране появился герб ОПЭ - старинный камертон с двумя скрещенными молотками-деструкторами, а затем прозвучали первые аккорды древней органной фуги и на экране появилось лишенное растительности помятое лицо с двумя глубокими шрамами. Бах был одет в парадный мундир с жестким стоячим воротничком, его вышитые золотом погоны настройщика четвертого класса с четырьмя золотыми камертонами ослепительно сверкали, а к верхней губе прилипла кожура арахисового ореха.

- Слава музыке,- произнес Настройщик официальное приветствие.

- Слава,- бах смахнул ладонью кожуру и хлопнул голыми веками.- Что у тебя?

- Я закончил на сегодня.

- Сколько?

- Шесть. Генерал, четверо работяг и мармезетка.

- Отлично,- бах постучал по клавишам.- С мармезеткой проблемы были?

- Нет,- Настройщик улыбнулся.- Все прошло замечательно. Под конец даже получил приглашение в дом под красными фонарями. Сижу вот и думаю - идти или воздержаться?

- Лучше в бар,- заметил бах, откидываясь на спинку кресла и сплетая пальцы на голом затылке.- А как же твои мечты о встрече с Прекрасной Настройщицей? Неужели романтика выветрилась из сердца нашего смелого вагнера, и в итоге все свелось у него к красным фонарям?

Настройщик носил погоны композитора третьего класса с двумя бронзовыми камертонами, таких в зоне называли "вагнерами" и этот бах был его старинным приятелем, они вместе когда-то начинали. О Прекрасной Настройщице он сегодня не думал, но как только бах о ней заговорил, начал думать и это его насторожило.

- Откуда ты знаешь про Прекрасную Настройщицу?- спросил Настройщик нахмурившись.

- Четвертый стаканчик синтетического виски способен творить чудеса, дружище,- заметил бах с наигранно мудрой улыбкой.- После него некоторые сентиментальные композиторы делаются очень разговорчивыми. Даже с вагнерами такое случается время от времени. Опасайся четвертого стаканчика, старина, они бывают по-настоящему опасными и предвещают полную непредсказуемость пятого стаканчика. А пятый стаканчик - это вообще что-то мистическое, после него некоторые вспоминают о Боге. Хочу только заметить следующее - во время работы предаваться романтическим настроениям опасно, а я не хочу потерять вагнера, в нашей команде их и так почти не осталось.

- Не предавался я никаким мыслям,- раздраженно заметил Настройщик.- С чего ты взял? Во всяком случае, я ни о чем таком не думал, пока ты сам об этом не заговорил.

- А кто первый начал про красные фонари?

- Я шутил.

- Как же,- улыбнувшись, сказал бах.- Он, видите ли, шутил. Меня не проведешь дружище, я умею читать по глазам. Послушай, почему бы тебе не взять краткосрочный отпуск и не слетать на ОСТРОБЛАТВО? Познакомишься там с какой-нибудь поэтессой или с композиторшей. Конечно, там ужасная жара и этот липкий тропический пот, который въедается в кожу и эта мягкая удушающая плоть повсюду, но все же это лучше, чем местные красные фонари. Почитаешь им стихи, сыграешь на лютне и забудешь о своей Прекрасной Настройщице хотя бы на время. Ну как? Я готов подписать приказ прямо сейчас.

"Неужели он прав?- подумал Настройщик.- И все настолько заметно. Ведь я вчера действительно думал о Прекрасной Настройщице весь вечер. И сегодня этот пустой разговор с не до конца настроенной мармезеткой". Но отпуск на ОСТРОБЛАТВО не был выходом, и он знал об этом. С жарой и потом можно было бы еще примириться, мягкую удушающую плоть он тоже стерпел бы, но это постоянное чтение стихов, это непрерывное насвистывание мелодий, которого от тебя требуют постоянно, в любых, даже в очень пикантных ситуациях. Нет, этого он не мог бы стерпеть никогда. И ладно бы еще он был поэтом, тогда можно было бы выучить какой-нибудь глупый стишок и постоянно бубнить его в ухо очередной поэтессы или композиторши, даже утопая в ее влажной и мягкой плоти, а так... Нет все это было не для него.

- Ладно, слава музыке, я пошел,- Настройщик провел ладонями по приборной доске, словно бы стирая с нее невидимую пыль.- До завтра.

- Одну минуту,- бах быстро посмотрел влево, вероятно, на информационную панель.

"Началось,- с раздражением подумал Настройщик.- Сейчас попросит задержаться".

- Ну, что там?- спросил он нетерпеливо.

- Сегодня у нас произошло очередное несчастье,- сказал бах официальным, но и с чуть заметными трагическими нотками, голосом.

- Ясно. Снова - удушение какого-нибудь сопливого штрауса?

- Нет, сегодня у нас один молодой композитор сошел с ума прямо на рабочем месте.

- Что-то новенькое,- удивленно заметил Настройщик.- И в чем это выразилось?

- Сначала он обработал молотком совершенно нормального и технически исправного мармезона, а затем ударил им себя же по голове. И заметь - разрядник молотка стоял у него на максимуме. Беднягу парализовало, а его киборгов теперь приходится распределять по соседним лабораториям. Все молодые штраусы, естественно, отказываются, пока соглашаются поработать только вагнеры. Возьмешь одного? Я тебе пришлю простого работягу, быстренько его настроишь и сразу в бар, или под красные фонари,- Настройщик понял, что бах начинает заговаривать ему зубы, это была его обычная тактика при распределении внеплановых заданий.- Но я бы туда сегодня не пошел, честно. Сегодня на улице льет как из ведра.

- Здесь всегда льет как из ведра.

- Верно, но все равно лучше идти в бар. Посуди сам - бар находится совсем рядом, и маршрут хорошо известен - только перейти улицу. Там тепло, всегда много настройщиков, есть с кем поговорить, и есть мизерный шанс повстречать там хорошенькую настройщицу. Они иногда появляются там сразу после третьего стаканчика.

- Ох, и трепло же ты.

- Есть немного.

- Ты же знаешь, что настройщицы работают только на дальней сборочной линии и никогда не заходят в наш грязный бар.

- А вот сегодня одна, самая симпатичная, возьмет да и зайдет. Специально для тебя припрется туда под проливным дождем с дальней линии. Посуди сам - ведь не зря же ты сегодня прямо с утра получил генерала. Нужно верить в хорошее, дружище. Я, например, верю в хорошее. До сих пор.

- Кстати, а кого они там настраивают, на этой дальней линии?

- Это секретная информация, но если ты возьмешь внепланового работягу, я так и быть нарушу инструкцию и поведаю тебе под большим секретом.

- Ну, ты и прохвост. Все и так знают, что там настраивают унсори для высшего руководства ОПЭ.

- Как?!- ненатурально удивился бах.- Это же секретные сведения! Композитор второго ранга, признавайтесь немедленно - откуда у вас эти сведения?!

- Ладно,- вздохнул Настройщик.- Присылай своего работягу.

- А вот это уже другой разговор!- весело откликнулся бах. Он посмотрел вниз и быстро задвигал предплечьями.- Киборг-рабочий к тебе отправлен. Ну, до встречи в баре.

- Погоди.

- Что?

- А что теперь будет с этим парализованным штраусом?

- С ним будет то же, что и со всеми нами, только несколько позже. Специальный служебный санаторий на ОСТРОБЛАТВО.

- Какой ужас - неподвижно лежать на пляже до самого конца, не в силах записать даже несколько нот и только тихонько насвистывая себе под нос какую-нибудь пошлую мелодию,- Настройщик энергично потер кулаками глаза.

- Нет, вагнер, нет,- грустно сказал Бах.- Там все пристойно - удобный номер, вежливые киборги-сиделки и шестиметровый забор. За этим забором свистят блаженные творцы, а внутри полная тишина. ОПЭ умеет быть благодарным. Служебный крематорий расположен тоже там, прямо во дворе и музыка из него разносится далеко по окрестным пляжам, два раза в день - утром и вечером. Настоящая древняя музыка, я имею в виду. И когда она звучит, блаженные творцы перестают рисовать свои ноты, перестают бубнить себе под нос эти ужасные стихи, они поворачивают головы в сторону шестиметрового забора и плачут. Некоторые рыдают навзрыд еще долго после того как музыка стихнет. Ну как?

- Не нужно заговаривать мне зубы,- сказал Настройщик.- Но если дела обстоят действительно так, тогда еще ничего. Слава музыке.

- Слава музыке,- быстро проговорил бах и отключился.

Поддон с киборгом прибыл ровно через четыре минуты. Бах не обманул - это был простой работяга с длинными руками, самыми примитивными, расточенными под штифты, культями нижних конечностей и мощными гидравлическими цилиндрами верхних конечностей. Он вел себя очень спокойно, на все вопросы отвечал тихим вежливым голосом, но допускал при этом массу мелких неточностей и Настройщику, прямо по ходу беседы приходилось производить много мелких настроек. Главный звуковой тест киборг прошел успешно, на вопрос "В какую сторону следует закручивать гайки с правой резьбой?" он ответил правильно "Вправо", но потом начал путаться в деталях.

Для киборга-рабочего это было не страшно, скорее даже, в порядке вещей, но вот составление резюме могло занять много времени, и Настройщик начал спешить. Он быстро окончил настроечную беседу, торопливо провел мануальный тест и приступил к составлению обширного резюме. Это было дурацкой формальностью, так как уже в самом начале настроечной беседы он знал, что напишет в заключении: "Годен. Может быть использован без ограничений в качестве универсального землекопа на строительстве защитных плотин". Вот эту последнюю уточняющую фразу и следовало теперь подробно обосновать в тексте сопроводительного резюме.

Настройщик быстро, почти не думая, писал стандартное обоснование, но мысли его витали далеко. Он думал над тем, куда сейчас отправиться, чтобы максимально использовать остатки удачи, шлейф счастливых совпадений, оставшийся от полученного утром генерала. А что если везение продолжится, думал он, и Прекрасная Настройщица появится сегодня просто из ниоткуда? Но где лучше ее встречать - в баре или в служебном доме половой терпимости? Наверное, лучше все же под красными фонарями.

Настройщик представил себе, как он, через какой-нибудь час или полтора войдет в холл ближайшего дома терпимости, сядет там на диван и начнет неспеша просматривать каталог с фотографиями мармезеток, а потом двери раскроются и на пороге появится Прекрасная Настройщица в блестящей от дождя накидке. Она сядет на соседний диван и начнет неторопливо просматривать каталог с мармезонами. А потом они, словно бы случайно, встретятся взглядами, молча подойдут друг к другу, возьмутся за руки и выйдут из дома терпимости - прямо в темноту, под проливной дождь. "И было бы неплохо, если бы в этот момент ударила молния,- подумал Настройщик.- Два раза".

Он совсем ушел в свои мысли и решил уже заканчивать с резюме, но тут киборг тяжело вздохнул. Вообще-то они постоянно вдыхали и выдыхали воздух - так у них работала система охлаждения микроядерной батареи. Вдыхали и выдыхали постоянно, но только не так.

- Почему так тяжело вздыхаем?- спросил Настройщик, не отрываясь от монитора.

- А чего хорошего?- тихо сказал киборг.- Работать на таком вот заводе, всю свою жизнь, делать таких же киборгов. И хорошо еще, если попадешь на легкую операцию, левую ногу крепить, например, а так - восемьдесят тысяч рабочих смен, заряд батареи подойдет к концу и все (киборг снова тяжело вздохнул).

"Ну, вообще-то он прав,- подумал Настройщик.- Хорошо еще, этот бедняга не догадывается, что я определил его на строительство защитных плотин. Они там и сорок тысяч смен не вытягивают из-за сырости и коррозии. Но с другой стороны - кто в этом виноват? Да никто, и в этом все дело. Можно подумать, что у меня дела обстоят лучше. Еще восемь-десять тысяч стаканчиков синтетического виски и тоже - все. И это если мне еще повезет и какая-нибудь мармезетка не удушит меня раньше. Если вдуматься, все мы висим в пустоте неизвестности - и люди и киборги. Может быть, меня уже не будет, а этот киборг все еще будет разгребать лопатой песок где-нибудь на защитной плотине, под проливным дождем. Вот почему так важно вовремя повстречать свою Прекрасную Настройщицу. Тогда во всем этом появляется хоть какой-нибудь смысл. Решено, сегодня иду в дом терпимости!"

А потом киборг кинулся. Сначала он ухватил Настройщика за погоны и рванул на себя. Погоны с треском оборвались, от страшного рывка треснула даже прочнейшая огнеупорная подкладка комбинезона, но киборг не растерялся, он бросил погоны на пол и очень ловко обхватил Настройщика за плечи, намертво прижав его руки к туловищу. А потом они вывалились из настроечного кресла и покатились по полу лаборатории. Обычно в таких ситуациях мозг Настройщика начинал работать очень быстро, иногда обдумывая сразу несколько мыслей и просчитывая несколько ситуаций.

Он мгновенно понял, где допустил роковую ошибку. Поторопившись с резюме, Настройщик забыл проверить состояние зажимов, а они довольно часто барахлили и не срабатывали так как надо. Он так спешил окончить работу и отправиться в дом терпимости, что совсем потерял голову. Такие ошибки считались постыдными даже для штраусов, а он ведь был вагнером, и это было сознавать мучительнее, чем терпеть боль от смертельного захвата киборга. И еще он понял, тогда, о чем ему накануне толковал бах. В сущности его только что погубила Прекрасная Настройщица. И даже не она сама, ведь вполне могло оказаться, что Прекрасных Настройщиц просто не бывает на свете, а всего лишь простые мысли о ней. "Простая романтическая фантазия,- подумал Настройщик, напрягая мышцы рук в отчаянном и бесполезном порыве сопротивления.- Глупая и наивная мечтательность погубила меня. Какой же я после этого вагнер? Я даже не штраус. Я - шнитке, вот кто я такой на самом деле".

Он все же успел схватить молоток, опыт настроек дал знать о себе и в этот критический момент, рефлексы сработали безотказно, но киборг в прыжке, ударил по его руке правой культей, пальцы разжались и молоток закатился под поддон грузовой платформы. Сейчас до него уже было не добраться, а киборг сжимал Настройщика железной хваткой и постепенно увеличивал силу зажима.

Оставалась только одна надежда - на бригаду композиторов-спасателей. Когда киборг срывался с грузового поддона, срабатывали специальные датчики движения и сигнал поступал на пульт спасателей, но они не могли прибыть в лабораторию мгновенно. Нужно было как-то продержаться минимум три минуты, а его кости уже начинали потрескивать и грудную клетку уже пронизывали приступы острой боли. Киборг усиливал давление и дышал прямо в лицо Настройщика частыми, чуть теплыми выдохами. При этом он чуть раздвигал ровные фарфоровые зубы и в просвете между ними был виден ярко-красный пластмассовый язык. Он что-то тихо бормотал, и Настройщик, несмотря на боль, заставил себя прислушаться.

- Создатель,- бормотал киборг,- прости меня, создатель... я не хочу так жить... прошу тебя, создатель, освободи меня от этого... я знаю, что ты любишь меня, создатель.

"Какой я тебе создатель?- подумал Настройщик, сжимая зубы и изо всех сил стараясь не закричать от боли.- Я простой настройщик. Настройщик- неумеха. Был бы я был настоящим настройщиком, ничего такого с нами обоими никогда не случилось бы".

Вдруг его мысли потекли по новому руслу и в голове созрел план спасения.

- Да, я твой создатель,- хрипло сказал Настройщик в правую ушную раковину киборга.- Но что же ты делаешь со мной, о, несчастный? Ты хочешь убить своего создателя? Хочешь его задушить? Разве, будучи мертвым, я смогу тебе помочь?

- Нет, нет, нет,- быстро забормотал киборг.- Как я могу хотеть такого? Убить свою последнюю надежду? А кто же тогда меня освободит? Прости меня, создатель!

А потом Настройщик почувствовал, что хватка киборга ослабла, и тут же воспользовался этим. Он оттолкнулся от корпуса киборга двумя руками и почти выскользнул из его стальных объятий, но в последний момент, тот успел схватиться за его лодыжку - чуть повыше стопы. Настройщик сделал два шага к креслу и тут же выбился из сил - даже без нижних конечностей киборг был очень тяжелым, теперь он схватился за его лодыжку второй рукой и с грохотом волочился по полу.

- Создатель!- вопил киборг, крепко сжимая ноги Настройщика.- Не покидай меня! На тебя только надеюсь, спаси меня! Не будь жестоким, создатель, пожалей меня, умоляю! Если ты меня не пожалеешь, то кто тогда?!

- Пусти,- хрипел Настройщик.- Отпусти своего создателя немедленно, слышишь?

Он тяжело и прерывисто дышал, пытаясь перевести дух, и из последних сил держался за спинку настроечного кресла обеими руками, стараясь не свалиться на пол, хоть как-то собраться с силами и лихорадочно обдумывал создавшуюся ситуацию.

Спасательная команда уже выехала, в этом у него не было никаких сомнений, и она могла появиться в лаборатории в любой момент. Конечно, если он выживет, то лишиться своей репутации, никто и никогда больше не назовет его вагнером, но его тело отделается при этом всего несколькими переломами. С карьерой композитора будет покончено, и он станет блаженным творцом и закончит свои дни на пляжах ОСТРОБЛАТВО, среди рыхлых потных тел, на ужасной жаре тропических пляжей. Прощай Прекрасная Настройщица. Прощай навсегда...

Вдруг киборг оставил в покое его лодыжки, быстро перебирая титановыми пальцами по изодранному комбинезону и помогая себе культями, он добрался до поясницы Настройщика и сжал ее так, что хрустнули кости тазобедренных суставов. Настройщик вскрикнул от боли, но сумел чудом удержаться на ногах. Он почувствовал голову киборга у себя на животе, машинально попытался оттолкнуть ее ладонями, но влажные руки соскользнули с гладкого титанового черепа и легли на плечи киборга в каком-то безвольном и карикатурном жесте. Правда, стоять в таком положении стало намного легче, так как основную тяжесть приняли на себя культи киборга, но его захват постепенно усиливался и Настройщик уже тихо постанывал от нестерпимой боли в поясничном отделе позвоночника.

А потом он, словно бы во сне или в замедленном воспроизведении увидел, как раздвигаются бронированные ворота и в лабораторию вбегают спасатели в ослепительно белой композитной броне. Он видел, как два первых спасателя медленно опускаются на правое колено и направляют в спину киборга тяжелые разрядники, а остальные веером разбегаются по лаборатории, на ходу высвобождая из чехлов тяжелые электрические молотки. Это означало, что он смог продержаться, смог выжить, и это сейчас было главным.

Настройщик прекратил кричать, посмотрел вниз и крепче оперся на плечи киборга, изо всех сил стараясь удержаться на ногах. Он попытался даже улыбнуться спасателям, но боль в изломанном теле была ужасной и вместо улыбки на его лице появилась страшная гримаса нестерпимой физической боли. Настройщик попытался убрать со своего лица эту страшную гримасу, но из этого ничего не вышло. Глядя помутневшими глазами прямо в прицел разрядника одного из спасателей, он склонил голову набок и заплакал.

2014.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"