Лапин Игорь: другие произведения.

Голубой гибискус

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Красота убивает


ГОЛУБОЙ ГИБИСКУС

1

  
  
   Вечером собиралась заехать за вещами Ольга, и Курин не хотел, чтобы бывшая жена долго задерживалась в квартире.
   Алексей сложил бесконечные коробки с обувью, завернутую в полиэтилен норковую шубу, кухонный комбайн возле входной двери, и присел на кровать, чтобы вспомнить, не осталось ли в доме еще чего-то, однозначно принадлежащего этой женщине. Однокамерный холодильник, электроплита и смеситель кухонной мойки,- в принципе, все перечисленное они покупали вместе, и в какой-то степени Ольга могла на что-то из этого претендовать, но нужно ли ей подобное барахло?
   "Небось, в пентхаусе Жорика техника получше,- подумал Курин,- а мне и это добро пригодится!"
   "А, вот еще что точно трудно назвать моим имуществом ,- он подошел к окну и стал снимать с подоконника горшки с комнатными растениями,- Сто лет мне твои цветочки нужны были. Только и проку с них, что свет загораживают, даже днем приходится люстру включать! И ничего это не ерунда и не старческое ворчание. Нашла старца! Твой Жорик - вот кто настоящий дед. Неужели деньги так сильно молодят его в твоих глазах? "
   С последним горшком пришлось повозиться. Пару месяцев назад, когда растение было молодым и слабым, Ольга понатыкала в землю палочек и прикрепила к ним стебель цветка, а верхушку и ветви привязала веревками к ручкам и шпингалетам окна. Курин оборвал бечевки и бросил на подоконник. Цветок стоял. Кажется, он достаточно окреп, палочки ему теперь не нужны.
   Но что это? Кажется, на одной из палочек появился листок.
   Алексей отодвинул ветку растения и убедился в том, что не ошибся. Остальные же палки-подпорки были сухи и не подавали признаков жизни.
   Он разрыхлил землю карандашом и аккуратно вынул палочку из земли. На той ее части, что находилась раньше в земле, видны были едва наметившиеся отростки, которые вскоре обещались стать корешками. Курин принес из кладовки трехлитровую банку, наполнил водой, опустил в нее палочку и поставил емкость на подоконник.
   "Ольга никакого отношения не имеет к этой палке,- решил Алексей,- кто ее принес в дом? Я. Значит, моя собственность. Может, она станет моей радостью в это непростое время. Человеку свойственно кому-то себя посвящать, о ком-то заботиться. Или о чем-то. Иначе нельзя, иначе плохо кончиться может... А от одного растения особенно темно не будет"
   Ради справедливости заметим, что Алексею и так было о ком заботиться. После развода было решено, что у него останется кот (Ольга звала его Брэдом в честь американского актера, Курин же был холоден к Питту и потому, издеваясь, кликал животное Бредом). Но в тяжкие моменты жизни, когда жалость к себе переполняет иных людей, те, приукрашивая степень своего несчастья, легко - и чуть ли не с радостью!- забывают некоторые положительные моменты, уже сопровождающие их бытие.
   Да и кот был не юн и внимания требовал совсем немного. Новые эмоции не помешали бы.
  
   Осталось только перенести горшки бывшей супруги в коридор. В последний раз Курин ее порадует. Она придет - а тут все собрано уже! "Как здорово!"- захлопает она в ладоши, и амбал, которого пришлет с Ольгой Жора, в минуту погрузит вещи во внедорожник. Так еще в одной истории любви будет поставлена точка.
  
  
  
   Итак, она навсегда покинула его дом.
   Курин разогрел вчерашние макароны, открыл банку кильки в томатном соусе, поужинал, и собирался лечь спать, как вспомнил, что в пятницу порвал брюки. Это случилось, когда он, спеша на работу, решил сэкономить время и прошелся по газону, который был огорожен от дороги полуметровым забором. Штанина зацепилась швом о забор, и вот результат: правая брючина разодрана со внутренней стороны ноги от щиколотки почти до колена. Тогда Алексей скрепил разорванные части булавками, но весь день в таком неприличном виде чувствовал себя будто раздетым.
   Брюки оказались под боком - последнее время Алексей жил на кухне, ибо вначале не мог находиться в одной комнате с женой, а потом - оттого, что комната напоминала об Ольге, да и просто уже по привычке. Жить можно везде, где есть диван, телевизор и еда; на кухне все перечисленное присутствовало. Не было, правда, иголки с ниткой, которые требовались для починки брюк, и Курин сходил за швейными принадлежностями в комнату. Вернувшись на кухню, он плюхнулся на диван и принялся приводить одежду в порядок.
   Однако делу мешал Бред. Забыв про возраст, сообразно которому следовало вести себя солидно и не проказничать, кот тормошил обеими лапами брючину, что висела свободно, пока Курин занимался второй, порванной штаниной. Когда Бред совсем заигрался и повис на невредимой брючине, да чуть своим внушительным весом не порвал ее, Алексей не смог больше мириться с жестокими забавами питомца, схватил его за шкирку, с трудом освободил от когтей одежду, и откинул кота к двери.
   - Не балуй, говорю! Вот порвал бы сейчас - и что мне тогда делать? Папа что, миллионер, новые брюки покупать? Или в джинсах на работу идти?
   Бред вернулся.
   - Нет-нет, не делай этого! Я знаю, что тебе надо.
   Курин достал из шкафа еще одну банку с кильками, открыл и вывалил содержимое в кошачью миску.
   - Иди подкрепись лучше,- постучал он миской по полу.
   Коту определенно больше хотелось зрелищ, нежели хлеба. Нюхнув кильку и не заинтересовавшись рыбой, он вернулся к хозяину и снова ухватился за штанину.
   - Вот дурак-то. Седина в бороду - бес в ребро!
   Курин отодрал Бреда от брюк и запер в комнате. Тот помяукал минут десять, и после этого уже никаким образом не мешал хозяину.
  
  
   Проснувшись, Алексей сварил овсяной каши, наполнил ею тарелку, а остатки вывалил в миску питомца. Открыл комнатную дверь, позвал Бреда. Однако кот не отзывался, он лежал на кровати и даже усами не шевелил.
   Курин почесал кота за ухом:
   - Эй, приятель! Долго будешь спать - еда остынет.
   Он был уверен, что животным, как и людям, гораздо полезнее питаться горячим. Особенно, если животные в возрасте.
   Странно. Бред совершенно не реагировал на почесывания. Алексей просунул руку под живот, чтобы погладить его там, и ужаснулся: тело было холодным!
   Всего семь лет! Неужели кошачий век так короток? Курин перевернул питомца, припал ухом к брюшку и задержал дыхание. Ни стука. Так и есть - приятель мертв.
  
   Курин похоронил кота в парке за домом, под кривой березой. Засыпав могилку Бреда землей, он содрал с дерева кусок коры и на зачищенном месте написал маркером: "20.05.2009". Даты рождения пушистого друга Алексей не знал. Хотел еще написать имя кота, но, решив, что дело серьезное и вряд ли надпись "Бред" хорошо будет смотреться над могилой, поставил под датой кончины только большую букву "Б" с точкой. Подумав некоторое время, Курин добавил к ней и первую букву своей фамилии. Так лучше. В конце концов, они были семьей.
  
   "Эх, Бред, Бред... На кого же ты меня оставил? У Ольги есть Жорик, у тебя на небе будет что захочешь, а у меня-то что осталось? "
   Курин положил совок, которым копал могилку, в пакет, и пошел к дому.
   Пройдя метров двадцать, Курин обернулся, чтобы в последний раз посмотреть на холмик, под которым упокоился мохнатый товарищ.
   В тот момент откуда ни возьмись возле березы вдруг появилась здоровая ободранная дворняга, пару раз копнула холмик, и, вытащив белую пушистую тушку, бросилась с ней наутек.
   Алексей, сам не свой от шока, с матерными криками бросился за собакой, но стоит ли напоминать, что собаки бегают быстрее человека?
   В отчаянии Курин кинул в дворнягу совок, но, к сожалению, промахнулся.
   Вот уж действительно бред! Теперь кот был потерян во всех смыслах этого слова. Можно было походить по парку, поискать тушку - вдруг собака не была голодна, она просто поигралась с котом и бросила Бреда, но парк не так уж мал, а Курину надо спешить на работу. Не хватало еще лишиться и заработка.
  
  

2

  
   На работу Курин ездил на "пятом" автобусе.
   Этот маршрут делал круг по городу, причем всегда в одном направлении - против часовой стрелки; и работал на "пятерке" только один водитель. Чтобы сделать полный круг, требовалось около тридцати минут; следовательно, чаще, чем раз в полчаса, появляться на остановке автобус не мог.
   В часы пик - утром и вечером, когда люди спешили на работу и обратно,- народу в нем бывало так много, что не все желающие порою могли попасть в салон. Но водитель, седовласый мужчина пенсионного возраста Федор Степанович, был лучшим другом покойного отца Алексея, и потому для Курина всегда было занято кресло рядом с водителем . (Такие автобусы, в которых имеется сидение справа от водителя, сразу за рычагом коробки передач, можно встретить только в небольших городках и поселках). И если кто-то из пассажиров позволял себе дерзнуть убрать его старомодную кепку с сиденья, чтобы впоследствии в него плюхнуться, то названому наглецу доводилось услышать немало бранных выражений в свой адрес.
   Федор Степаныч не то чтобы был стариком с расшатанной психикой,- нет, почему же,- при желании он мог контролировать свои эмоции. Правда, этого никогда не делал, осознавая полную свою безнаказанность. Да, в автобусе пятого маршрута он был царь и бог, нравилось ли то его пассажирам или нет, и оттого в своем царстве правил как ему нравилось.
   Был один правдоборец, с которым Степаныч недобро обошелся. Так правдолюб раскричался, что пожалуется на водителя в транспортное агентство. Заодно грозился потребовать, чтобы прибавили автобусов на маршруте, и к тому же пустили машины в обратном направлении, ибо его возмущает, что возвращаться домой приходится двадцать три минуты, в то время как на работу ехать всего семь минут.
   В агентстве же ему заявили, что в городе вообще не зарегистрировано, а значит, и не может существовать пятого маршрута, и потому долго в своих стенах не задержали. А на следующий день Федор Степаныч посмеялся над бедолагой и утвердил для него персональный тариф за проезд - двадцать пять рублей вместо обычных пятнадцати.
  
   Дождавшись автобуса с красной табличкой возле цифры "пять"- "БРИГАДИР МАРШРУТА", Курин стал протискиваться в забаррикадированную человеческими телами дверь. Наверное, так много народу набилось впервые.
   Степаныч приподнялся со своего кресла, и, узрев сына покойного приятеля, обратился к парню, занимающего, по его мнению, слишком много места:
   - Слушай, лохматый! Ну ты, ты, - с сережкой в носу! Не видишь, что ли,- выход так загораживаешь, что людям не войти. Ты двинься там как следует!
   "Лохматый" предпринял неловкую попытку помочь людям, но она не принесла сколько-нибудь заметного результата.
   Водитель собаку съел на улаживании подобных вопросов, и отчаиваться не собирался. Он повернулся посмотреть, как обстоят дела в задней части салона, но ничего не разглядел сквозь сбившуюся за его спиной плотную людскую массу, однако все равно на всякий случай сурово прикрикнул:
   - Почему задняя площадка пустует! Продвигайтесь назад!
   Пара пассажиров на передней площадке толкнулись, но просторнее у двери не стало.
   Не оставлять же Курина на улице. К тому же, терять прибыль было не в традициях Федора Степаныча, - тот факт, что молодой человек являлся сыном хорошего друга водителя, не давал ему права ездить бесплатно. И водитель резюмировал:
   - Как хотите. Значит, будем стоять. Я на работу не опаздываю, могу и покурить.
   Он взял с приборной панели картонную коробку, вынул из нее сигарету и действительно закурил.
   Женщина из середины салона попыталась протестовать:
   - Но товарищ водитель, мы-то чем виноваты? Раз мест больше нет, поедем без них!
   - Что?!- возмутился мужчина с улицы, делающий, как и Курин, попытки проникнуть в салон, - Да что вы говорите такое! Мадам, есть ли у вас совесть вообще?- Он запрыгнул на нижнюю ступеньку и стал неистово толкать волосатого юношу,- Давайте, правда, уже двигайтесь! Сегодня мне на работу никак нельзя опаздывать! Всегда ведь сзади места - хоть танцуй!
   В самом деле - в автобусе потеснились и мужчина оказался в салоне.
   Водитель оживился. Он вынул сигарету изо рта.
   - Во-от! Можете ведь, а то ворчите все! Ну-ка, волосатый, - я тебе что сказал - двигайся же!
   - Куда двигаться-то, раз некуда больше!- рассердился юноша,- Вы вон на сиденье возле себя посадите кого-нибудь, и будет место!
   - Оно занято, умник!
   - Чем - вашей кепкой?
   Лучше бы парень этого не говорил.
   Федор Степаныч сдержался, но прощать подобную дерзость не думал.
   - Вообще-то здесь место того молодого человека, что сейчас у двери мучится. Ты знаешь что: пропусти его поскорее и поедем уже. Выйди наружу, а потом за ним протиснешься.
   Наивный юноша! Вот уж вправду, волос длинен - ум короток.
   Едва Курин оказался в автобусе и стало понятно, что больше никому в салоне не поместиться, Степаныч бросил: "Все, ребята, отходите от двери, следом еще автобус идет!" и тронулся с места.
   Порою Степаныч бывал слишком жесток. Вот и сейчас - деньги с юнца он взял, однако провез парня всего одну остановку, хотя тому еще нескоро было выходить. И насчет позади идущего автобуса шутка не очень добрая вышла, учитывая, что, как помните, на маршруте был только один автобус. Придется бедолаге на перекладных добираться, ведь если он станет дожидаться "пятерки", когда она будет делать новый круг, то порядочно опоздает в училище. К тому же, не сомневайтесь, водитель и на следующем кругу потребует с него пятнадцать рублей.
   Курину совестно было протискиваться к свободному месту: перед ним стоял пожилой мужчина. Наверное, правильнее было позволить присесть ему, но Федор Степаныч так не считал.
   - Давай, Леша, проходи. Что ты еле ползешь-то? Да не стесняешься ли ты? Старикам сидеть вредно, - глянул он дерзко на пенсионера,- у них всех, как у одного, геморрой, им сидеть вредно. Хе-хе. Я и сам бы постоял, но стоя педали не очень-то пожмешь, да и скорость не переключишь. - Дедуля, посторонись же.
   Спорить с царем автобуса - себе дороже. Мужчина не первый раз ехал этим маршрутом, знал местные обычаи, потому потеснился как мог.
  
   - Значит, развелся, - сказал Федор Степаныч, когда Курин оказался наконец возле него.
   - Угу.
   - И хорошо, и слава богу. От баб один только вред в жизни. Неспроста ж говорят: баба с возу - кобыле легче. А нашему брату и подавно легче. Ты даже не думай переживать.
   - Да я не особенно переживаю...
   - Вот и нечего. Я, когда свою-то старуху прогнал, тоже думал: каково теперь жить-то мне будет? Вроде, знаешь, по-накатанному жил раньше, не задумывался, а выгнал эту, и вроде как-то непривычно стало. Бывало, щей своих дрянных наварит, поноет, что немощь новая проняла, - за много лет к такому я привык. А теперича-то: ни щей, ни трепа ее глупого! По уму-то, вроде как и хорошо должно быть - надоела смертельно! - а вместе с тем и как-то не того...
   Ну, пожил немного, а там мне и совсем хорошо стало без нее. С молодой потом познакомился, прямо тут, в автобусе. Лишний раз боженьке спасибо сказал, что с бабкой разбежался. Ведь я с виду только немолодой, а внутри-то у меня кровь юная, жаркая! Старухе-то о любви и вспоминать совестно было, а с этой девчонкой у нас такие дела были!
   - Ну вот, а говорите, что без женщин лучше,- заметил Алексей.
   - Да ты недослушал. Молодую я тоже бросил. Кроме любовных упражнений ничего у нас общего не было, а мне этого хватало. Но вскоре пошел обычный бабий ропот: чего куришь в помещении, почему на девок других засматриваешься. Ага. Вот так я и ее прогнал. И не жалею.
   - Понятно.
   - Вот и ты не жалей.
   - Как скажете.
   - Тьфу, опять "красный"!
   Федор Степаныч вновь зажег сигарету. Зная, что на этом перекрестке "зеленый" придется ждать долго, он вытащил из кармана халата кубик Рубика и принялся вращать его. Движения старика были так скоры и точны, что казалось, будто кубик зависает между образующими вокруг него сферу руками, и вращение происходит не от еле уловимых движений кончиков пальцев Степаныча, а под действием какого-то волшебного, схожего с магнитным, поля.
   - На мой взгляд, слишком много светофоров для такого маленького города. Здесь вообще можно минут пять простоять. У тебя хорошо получается эту штуковину собирать?- обратился водитель к Курину.
   - Неа. За день только одну сторону собрать получалось. Тренироваться надо много, чтобы чего-то поинтересней вышло.
   - Вот-вот... много тренироваться. Я тут пока на светофорах да в пробках стоял, кое-чему научился.
   На светофоре красный круг сменился зеленым и стоящие за автобусом автомобили начали сигналить Степанычу.
   - Ничего, подождете,- пробурчал тот и включил аварийные сигналы,- сейчас все будет.
   Поступок водителя заставил пассажиров волноваться.
   - Да вы посмотрите на него,- воскликнула висевшая на поручне женщина, которой было видно, чем занят Степаныч,- Он издевается, над нами, что ли? Мало того, что весь автобус своим куревом зачадил, так еще и работать не думает! - головоломки решает!
   Вслед за смелой женщиной загудел весь салон:
   - Что за ерунда, в самом деле? Ведь "зеленый" горит! Он что там, не в себе? Помашите у него перед лицом чем-нибудь!
   - Господин водитель! Мы, кажется, не зайцами тут едем. Мы вам бензин оплатили!
   - Давай, дед, жми газ, на работу опаздываем!
   Даже мужчина в годах, которому не позволили занять свободное место, набрался смелости и сердито подытожил:
   - А действительно, долго мы так будем стоять?
   Водитель ни разу не обернулся на негодующих пассажиров. Он сосредоточенно вертел кубик.
   - Все под контролем, товарищи! - вдруг подал он голос,- нет причин для паники! Машина скоро тронется.
   - А почему она прямо сейчас не тронется?!- поинтересовалась крикливая женщина на поручне.
   - Она сломалась, - невозмутимо пропел водитель,- немного... но скоро опять заработает.
   Нервы стали сдавать у самых спокойных. Пассажиры шумели и призывали водителя к совести.
   - Ну и черт с вами, - Степаныч передал Курину кубик с пятью собранными сторонами и включил первую передачу,- едем, едем!
   Однако на светофоре вновь зажегся красный свет.
   - Тише, все, все! Мы починились. Не стоит нервничать, - крикнул он в салон.
   Алексей вернул кубик.
   - Я бы так никогда не собрал!
   - Да я все стороны сейчас сделал бы, если б не эти,- Степаныч мотнул головой в сторону пассажиров,- Но кубик - это прошлое. Я вот на дудуке хочу играть научиться.
   - Что, как и с кубиком, в автобусе будете тренироваться?- удивился Курин.
   - Ну да. Тоже на светофорах и в пробках. Чего скучать-то?
   - Думаете, им понравится слушать гаммы?
   - Должно понравиться. А недовольные будут пешком ходить. До своего электрозавода и обратно. Электрозавод!- громко объявил водитель.
   На этой остановке, как обычно, вышла большая часть пассажиров. Здесь работала чуть не половина города.
   Курину ехать дальше.
   Освобожденное от людей пространство Федор Степаныч решил наполнить музыкой. Он повернул ручку магнитолы.
   Тишину разрезал отчаянный, с жестокими нотками крик мальчишки лет восьми:
   - Трынцы- брынцы бубенцы!
   Курин с водителем испуганно переглянулись.
   Магнитола успокаивающе запела:
  
   Детское радио!
   Радио для детей!
   Детское радио
   Ты включай скорей...
  
   Все понятно. Что там дальше? Водитель переключил станцию.
   Какой-то мужик голосом ленивого, объевшегося сметаны кота, мурлычет довольно:
   - Радио "Джаз"... Для тех, кто понимает...
   Степаныч не понимает. Ему бы что попроще. Наконец он отыскивает блатную песню "про жизнь", исполняемую сипатым доморощенным шансонье и оставляет магнитолу в покое.
   - А вообще,- замечает он вдруг,- и от баб толк бывает... Вот ты, когда бреешься, порезы у тебя на лице остаются?
   - Как же без этого!
   - Ага! Значит, полотенцем уже вытирать подбородок нельзя?
   - Конечно, испортишь ведь кровью. Побреешься и ждешь когда высохнет.
   - Да. Так и ходишь мокрый. А потом еще кровь руками отколупывать...
   А знаешь, как я поступаю? Побрился, значит, рожа вся порезана. Если не вытрешься - столько накапает крови - одежду испортишь. Так я беру рулон туалетной бумаги и прокатываю им, как валиком, по подбородку. И все дела! Мне сухо, комфортно, полотенце не испорчено. В итоге у меня только кусок бумаги -тот, что сверху, запачканный,- на выброс идет. Те слои, что ниже, тоже намокают, но они же чистыми остаются. Через полчаса рулон сухой, пользуйся бумагой на здоровье!
   - Вот как...
   - Последние лет двадцать только так и бреюсь. И главное что: знаешь, кто научил-то меня? Галя - старуха моя. Она так же с подмышками поступала. Эх, и вправду порой неглупые вещи советовала! Вот и подумаешь так иной раз, с бабой лучше или без.
   Он сделал музыку громче и углубился в воспоминания.
  

3

  
  
   Вечером в парке Курин так и не нашел тельца Бреда.
   Зато опять видел псину. Курин сильно пожалел, что не имеет оружия, хотя бы пневматического, и решил, что завтра же приобретет пистолет и наведет здесь порядок. Плюнул в сторону, где видел бродягу, и ушел домой.
  
   Но скоро он передумал тратить деньги на оружие и вообще мстить кошкокраду. Что Курину даст эта месть? Есть ли необходимость превращаться в убийцу? А вдруг собака тем самым поступком спаслась от неминуемой голодной смерти? Такова уж дикая жизнь, что поделаешь, раз так заведено природой.
   Простить оказалось проще, чем чинить месть.
   Быть добрым вообще гораздо проще и выгоднее, чем злым и жестоким, если хорошенько подумать.
  
   О ком же теперь заботиться, с кем дружить? Как жить дальше?
   Следует отвлекаться от подобных мыслей, вряд ли они могут привести к хорошему. Надо чем-то себя занять.
   Курин вспомнил о палочке, пустившей листик, что поставил в банку с водой, и решил проведать растение. Его порадовало бы, если не увял лист, это уже был бы хороший знак, но то, что Алексей увидел, вовсе было похоже на чудо. Мало того, что палочка пустила с десяток приличных корней, на ней появилось несколько ветвей, которые густо были усыпаны молодыми, сочно-зелеными листьями. И это произошло всего за день! Неужели раньше ольгины цветы так мешали ее росту? Каким образом, интересно? Забирая из воздуха необходимые для роста вещества?
   Изумившись увиденным, Курин снова взял совок и отправился в парк. Наполнил прихваченную из дома кастрюлю землей, и дома пересадил в нее растение. Может, в кастрюле оно смотрится и не так хорошо, как смотрелось бы в горшке, но что поделать, если Алексей сам отдал все горшки Ольге. Когда-нибудь он обязательно купит горшок, а сейчас и кастрюля на подоконнике неплохо смотрится.
   Курин открыл форточку, хорошенько полил растение, и попрощавшись с ним как с другом, велел не скучать, быть молодцом вообще и не забывать, в частности, о росте, и удалился на кухню.
  
   Прошел еще один день, минула и неделя, но растение не только не росло ни в высоту, ни в ширь, но даже не пустило ни одного нового листочка. Более того, старые листья увядали и сыпались.
   "Вот так ты, значит, со мной поступаешь?- сердился на палочку расстроенный Курин, - Разве мало тебя поливаю, или не разговариваю с тобой? "
   Он слышал, что с растениями, как и со всеми живыми существами, следует много общаться, тогда они почувствуют обращенную к ним любовь и непременно отблагодарят хорошим ростом.
   Но палочка ничего не отвечала.
   Алексей вспомнил, что бывшая жена прикармливала свои цветы какими-то удобрениями. Раз так, он тоже сходит завтра в цветочный магазин и купит другу нужную жидкость.
   "Ты только не умирай, хорошо? А то как же мне тут одному-то? Одному совсем грустно..."
  
   Но на следующий день Курину было не до подкормок. Вот что произошло.
   После разговора с растением он подкрепился яичницей, и там же, на кухонном диване, лег спать, но только Алексей сомкнул веки, раздался звонок в дверь.
   На пороге стоял товарищ по детскому саду и сосед по подъезду Витя Баранов. Он был нетрезв, что, впрочем, бывало с ним почти каждый вечер, но еще держался на ногах. Да, когда-то, давным-давно он был совершенно другим человеком. В детском саду. Впрочем, Баранов и теперь неплохой малый, просто жизненные обстоятельства изменились, они, видимо, во всем и виноваты.
   Оказалось, что жена не хотела пускать Витю в таком состоянии домой,- то ли боялась, что тот станет шуметь и разбудит детей, то ли потому, что супруг не донес половину зарплаты,- и оттого по старой дружбе Курин должен был выручить и приютить несчастного.
   Алексей предложил соседу располагаться в комнате, но Витя был на взводе и не хотел спать. Пришлось пустить его на кухню. Курин застелил диван, предложил Баранову сесть, и достал из холодильника несколько открытых банок с консервами.
   - Вот,- пригласил он жестом,- угощайся, пожалуйста. Яичницу еще могу состряпать, хочешь?
   Баранов яичницу не хотел. Он вообще не хотел есть, он желал только как следует пошуметь.
   - Леша!- громко вопрошал он,- вот ты ж меня знаешь?
   Курин кивнул.
   - Ведь знаешь, правда? Что ты обо мне знаешь?
   Леша знал о нем то же, что было известно всему подъезду: сосед работал слесарем-сантехником, имел жену, трех малолетних детей, любовницу в соседнем доме (которая, кстати, тоже была замужем), и при этом не забывал регулярно "закладывать за воротник". Но вряд ли именно это Баранов хотел услышать от друга детства, и Курин ответил:
   - Ну, что знаю? Нормальный мужик... Неплохо зарабатываешь, небось. Оклад-то у тебя, полагаю, не очень большой, но ты ж и после смены отдыха не знаешь- халтуришь вон по квартирам...
   - Правильно говоришь. Совершенно правильно. А этой дуре все не так! А что, я не имею права какой-то грош на водочку истратить? Не на свое, что ли, гуляю?
   Не будь у Вити с женой детей, Алексей посоветовал бы знакомому развестись с вредной женщиной, но что сказать человеку с тремя отпрысками-крохами?
   - Ну что же, Витя, крепись. Брак - штука непростая, я, видишь, вот сам недавно развелся...
   Баранов, правда, недолго серчал. Он допил принесенные с собой полбутылки водки, совершенно обмяк, и позволил проводить себя в комнату на ночлег.
  
   Около шести утра Курина разбудил доносящийся из комнаты страшный сип.
   "Что там с Витей на этот раз?!" Он откинул одеяло и быстро оказался возле приятеля. Сосед сидел на кровати и обеими руками держался за горло. Баранов в последний раз с силой выдохнул воздух, закатил глаза вверх, и, будто лишившись сил, принял горизонтальное положение.
   - Витя! Витя! Ты что?
   Алексей приложил ухо к его груди: ни дыхания, ни стука сердца! Курин набрал по телефону "03", назвал адрес. Он открыл настежь окно - может, в комнате недостаточно кислорода,- хлопал Витю по щекам, пытался делать искусственное дыхание.
   Но все было тщетно. Приехавшие врачи констатировали смерть и вызвали милицию.
  

4

  
   - То есть, все выглядело так, будто бы Баранову не хватало воздуха? Он задыхался? - уточнил у Курина сидевший на стуле возле секретера следователь Павел Сергеевич Корытцев.
   - Именно так,- согласился Алексей.
   - А вы не почувствовали какого-то недомогания, когда вошли в комнату? Не показалось, что здесь слишком душно, или, скажем, не услышали постороннего запаха? Ну, может, соседи тараканов травили?
   - Да нет, вроде все было как обычно. Ничего меня не насторожило. Даже... не знаю, впрочем, может, только так показалось, но наоборот, я отметил, что несмотря на то, что всю ночь в комнате находился пьяный, тут было как будто свежее, чем всегда. Как бывает после дождика в лесу. Но я все равно на всякий случай форточку открыл...
   - Да-да, вы говорили уже...
   - Верно. Только вряд ли от того, что я ее открыл, в комнате стало лучше. У самой дороги живу, да еще на первом этаже...
   Корытцев провел рукой по гладко зачесанным назад редким темным волосам.
   - Мда... Остается дожидаться результатов экспертизы,- он встал со стула, застегнул кожаный портфель,- Тогда-то все и разъяснится.
   - Миша, ты уже все?- обратился Павел Сергеевич к фотографу, с которым пришел к Курину.
   Миша просмотрел еще раз на дисплее фотокамеры сделанные снимки, и подтвердил, что все снято.
   - Тогда на сегодня мы с вами прощаемся,- подытожил следователь и прошел в тесную прихожую,- Миш, ты в Управление езжай, а мне тут еще надо соседей опросить.
   - Да,- вспомнил Курин,- вдруг вам это поможет как-то. Вообще что-то странное стало происходить в этой комнате после того, как жена ушла. Неделю назад там, тоже на кровати, умер и мой кот. Я подумал, от старости, он немолодой уж был. А теперь вот не очень в том уверен.
   - Вот как?- заинтересовался Корытцев,- Может, женушкины происки? Перед уходом химвещества токсичные, например, пролила где-то, или еще что-нибудь? Впрочем, что мы сейчас можем выяснить? Вскрытие покажет, чего следует искать. Тогда уже мы со специальными приборами и собаками приедем. А пока посоветовал бы вам поменьше находиться в комнате...
   Да, да, это позже. Однако хорошо, что вы про кота вспомнили. А где, простите, кот?
   Ну и вопрос! Алексей поморщился:
   - Похоронил его.
   - Ну конечно, конечно. Если неделю назад... И еще, чуть не забыл: продиктуйте, пожалуйста, номер своего мобильного,- мало ли, когда нам понадобитесь.
   Курин сообщил номер и попрощался с гостями.
  
  
   "И стоило пускать Витьку к себе! Не открыл бы дверь - и проблем не было. Подумал бы, что меня нет дома и пошел бы к другому соседу. Или, глядишь, жена сжалилась и пустила домой. А теперь я крайний; как ни крути - я виноват. Даже если не сам Баранова прикончил, так все равно он концы отдал в моей квартире. Не смог обеспечить нормальный ночлег. Теперь у меня на несколько врагов больше станет, вначале женушка возненавидит меня, а там и дети. Подрастут, расскажут им, как было...
   А Ольга-то, Ольга! Неужели впрямь без нее не обошлось? Но зачем ей меня-то лишать жизни понадобилось? Вот дела...
   Но нельзя много нервничать. Так и заболеть недолго, а там и...
   Нет, тридцать пять - совершенно не тот возраст, чтобы покидать этот свет. Мало ли чего там впереди может еще хорошего случиться... Определенно нужно отвлечься "
  
   Кажется, были какие-то планы?
   Ах, да - цветку надо удобрение подыскать. Жив ли он еще? Или все в мире сговорились свести Курина с ума?
   Алексей подошел к подоконнику. Отодвинул тюль, мешающий как следует рассмотреть растение, и вновь был удивлен. То, что вчера было тонким стволиком с несколькими ветками и чахнущим на них листками, разрослось в приличный кустик сантиметров пятидесяти в высоту, густо усыпанный крупными резными листьями, среди которых завязалось около десятка бутонов. Некоторые бутоны были того же насышенно-зеленого цвета, что и листья, другие - более развившиеся - выдавали нежно-голубой цвет будущих цветков.
   Чудеса! Как будто растение чувствовало, когда Алексею особенно плохо, и тогда старалось, как могло, поддержать хозяина. Как это мило.
   "Ну и дела! "- вырвалось у Курина. Он принес из кухни кружку с водой, полил растение.
   "Непременно следует купить и удобрение! Мои проблемы, надеюсь, закончились, а ты должен расти не только когда мне плохо!"
   Курин осторожно оторвал листочек - по нему в магазине определят, что это за растение и посоветуют подходящий раствор,- чмокнул свое чудо в ближайший бутон, и попрощался с цветком до вечера.
  
   В цветочный магазин Алексей успел забежать перед работой. Однако там не смогли помочь. Рыжеволосая девчушка у прилавка, видимо, была малоопытна в своей профессии. Повертев в руках плотный глянцевый листок, она затруднилась сказать наверняка, что это за растение, только отметила, что принесенный экземпляр напоминает смородину. И вообще, такие листья имеют сотни растений и посоветовала Курину приобрести универсальную кустовую подкормку. Алексей поблагодарил за совет, но не воспользовался им; питомец слишком своенравен для того, чтобы ставить над ним эксперименты.
   Вечером он посетил большой книжный магазин и провел там несколько часов, пролистывая флористические энциклопедии.
   Курин выяснил, что подобные листья имеют большинство растений из семейства мальвовых, позже уточнил, что, скорее всего, на окне у него растет гибискус, он же китайская роза. Алексей купил пару книг, в которых описывалось большое количество видов гибискуса и давались советы по уходу за чужеземными цветами.
   Теперь он во всеоружии. Зеленый друг не должен пропасть.
  
   Но ни своевременный полив, ни опрыскивание листвы растения из пульверизатора, ни даже минеральные подкормки не вдохновляли цветок на дальнейший рост. Спустя полторы недели после волшебного роста, произошедшего в считанные часы, гибискус сбросил увядшие бутоны.
  
   - Гиби,- переживал Курин, склонившись над кастрюлей, ну почему ты так со мною поступаешь? Разве я в чем-то тебе отказываю? Все же по науке делаю, что тебе еще не хватает-то?
   Несчастный цветовод вновь перелистал купленные книжки, но не нашел в них новых советов. О том, что китайская роза может скидывать цветочные почки при резких колебаниях температуры или при недостатке света, Алексей и раньше читал, но температура в квартире всегда примерно одинаковая, да и не очень-то возле окна и темно.
   Или все-таки темно? Курин поставил на подоконник настольную лампу, стал включать ее ранним утром и гасить в час ночи. Лампа стояла несколько дней, но роста цветка не наблюдалось.
   В другом магазине, где работала женщина в годах, знающая толк в разведении домашних растений, Алексей узнал, что отстал от века, ведь для растений давно используются специальные фитолампы, наследие Ильича в этом деле приносит мало пользы.
   Но и фитоволшебство не помогало. Если б Курин не доверял продавщице, он даже обвинил бы ее, что та сама не знает, что советует - растению этот свет будто пошел во вред. Гибискус чах на глазах. Ветви его ослабли, листья потеряли былой глянец и сохли.
   А как жаль! Ведь это должен быть необычный цветок. Назревавшие бутоны имели голубой оттенок, но, согласно книгам, форма листьев у голубых, австралийских гибискусов должна быть несколько иной. Куринский же Гиби, по науке, мог выпустить цветы желтого или красного цвета, даже, возможно, фиолетового, но никак не голубого.
  
   В их городе каждое лето проводится выставка комнатных растений, говорят, человеку, вырастившему самый красивый цветок, вручают солидную сумму призовых. А уж то, что большой портрет победителя каждый раз помещают на первой полосе местной газеты, Алексей и сам видел.
   Впрочем, в деньгах ли или славе счастье? А все равно Курину хотелось бы попасть на выставку.
   Только Гиби как будто не интересовали планы хозяина. Он медленно, но верно, умирал.
  

5

  
   Вскоре напомнил о себе Корытцев.
   - Так и не установили, значит, причину смерти?- Курин поднес трубку к другому уху.
   - Эксперты в замешательстве. Говорят, быстро наступившая смерть, похоже на гипоксию.
   - Что это?
   - Гипоксия? Кислородное голодание. Внезапно дыхание останавливается - и готово. Вообще, характерная смерть для алкоголиков. Но наши говорят, сложно утверждать, что именно от гипоксии. Тем более что, при этом у него в крови отмечено слишком высокое содержание кислорода. Хм.. Абсурдная картина...
   (Знай бы следователь, что также в витиной крови почти совершенно отсутствовал углекислый газ, и разбирайся к тому же Корытцев в биохимии человека, ему не пришлось так удивляться! Ведь согласно науке, при недостаточной концентрации углекислого газа в крови кислород не может оторваться от несущих его эритроцитов, вследствие чего количество кислорода, проникающего в клетки тканей из крови значительно уменьшается. Патологоанатомы же не устанавливали содержание углекислоты в теле умершего, им просто не пришло в голову этого сделать; оттого они сами пребывали в некотором замешательстве от наблюдаемой картины, и не могли как следует просветить следователя )
   Но помер же! Больше не от чего, казалось бы...
   И вам тоже незачем было соседа лишать жизни,- травить его, или еще каким-то другим способом,- этот момент мы проверили. Вот и записали, что, наиболее вероятно, вследствие злоупотребления, так сказать, скончался.
   - Ну, видимо, и впрямь от злоупотребления. До свидания, тогда, наверное?
   - Тю-тю-тю! Еще минуточку. А все же дело не в водке, по-моему. Вы сами-то не догадались еще?
   - О чем это вы?
   - А вспомните вашего кота, который за неделю до Баранова в той же комнате умер. Он что, тоже у вас алкоголик был?
   - Не очень-то смешно, господин следователь.
   - О, я вовсе не смеюсь, извините, если обидел! Я всерьез спрашиваю: от чего умер кот?
   - Он был старый. Оттого и умер.
   - А как стар он был, простите?
   - Лет семь...
   - О! Разве это возраст! Смею вас убеждать, коты живут обычно в два раза дольше. Мой первый кот умер в пятнадцать, а тому, что сейчас живет, двенадцать лет, и он неплохо себя чувствует.
   - Ну, мало ли, может, у моего что-то с сердцем было, или питался неправильно. Наверное, не следовало кормить его тем же, что сам ел.
   - Нет, полагаю, все это ерунда и вовсе не повод для столь ранней смерти...
   - И что за повод на самом деле, по-вашему?- скептически поинтересовался Алексей.
   Корытцев вздохнул.
   - Думаю, кот умер оттого же, отчего и ваш сосед...
   - Еще раз...
   - Да нет же. Я алкогольную версию только что отбросил. От пресыщения кислородом, подозреваю . Понимаю, что научно такая смерть вряд ли просто объясняется, но чувствую - дело в кислороде. Само по себе чрезмерное содержание кислорода в крови - однозначно ненормальное явление. А что, как всем известно, лучше всего производит кислород?- поинтересовался следователь.
   - Деревья, насаждения там разные...- Алексей все еще ничего не понимал.
   - Совершенно верно! Домашние растения в том числе! Я просматривал снимки, что сделал фотограф и на одном из них увидел что-то зеленеющее на подоконнике за тюлем. Полагаю, дело может быть именно в этом растении..
   - Но... в миллионах домов на подоконниках у людей стоят цветы, и никто от них не умирает. Наоборот даже.
   - Вот-вот. Возможно, ваш цветок особенный.
   - Похоже на бред...
   - Да, и насчет вашего кота...
   - Откуда вы знаете, как звали моего кота?- насторожился Алексей.
   - С чего вы взяли, что я знаю, как его звали!- Корытцев либо хорошо играл, либо и впрямь удивился вопросу.
   - Но ведь когда я сказал слово "бред", вы сразу же вспомнили про кота.
   - Что-то я вас не понимаю, простите. Хотите сказать, что "бред" и "кот" - синонимы? Или эти слова звучат похоже?
   - Да нет же - его звали так - Бред.
   - А-а! Ну так я не знал... Ага, а вы действительно сказали "похоже на бред". Поверьте, это всего лишь случайность. Совпало просто. Так насчет кота: возможно, его вскрытие подтвердит мои догадки?
   - Но я закопал его почти месяц назад. Кислород давно должен был выветриться из внутренностей, да и вообще, представьте, как за это время он изменился. Будет ли что вскрывать?
   Рассказывать печальную историю похищения Бреда дворнягой Алексею совсем не хотелось.
   - Но, думаю, все же стоит заняться этим.
   "Вот дурак! Надо было соврать, что сжег кота"
   - Да я и не вспомню, где закопал. Это в лесу, за городом. И ехать туда долго.
   - Ну хорошо. Оставим животное в покое. Но вот ваше растение нужно непременно исследовать. Я скоро заеду за ним!- безапелляционно заявил Павел Сергеевич.
   - Когда?
   - Да сегодня же. Ну, где-то через часок-другой.
   Какая непорядочность! Через часок будет двадцать три часа, а через два - полночь. Нормальные люди в это время спят, только Корытцева не интересуют подобные пустяки. И вряд ли он захочет зайти в другое время.
   - Хорошо. Только постарайтесь, пожалуйста, все же пораньше приехать, мне на работу завтра.
   - Ну и что?
   - Выспаться хотелось бы.
   - А, ну так выспитесь еще, - даже не видя лица следователя, стало ясно, что он улыбается,- Вы слышали, ученые открыли, что чем меньше человек спит, тем выше его жизненный тонус и все в таком роде? Четырех часов, говорят, вполне достаточно, чтобы чувствовать себя наутро бодрым.
   "Очень меня интересует, что там ученые открыли! Не нравится спать - хоть совсем не спи, меня-то чего учить,- рассердился Курин,- Нашелся просветитель!"
   - Ладно, приезжайте,- Алексей бросил трубку на телефонный аппарат.
  
   Обдумав, что сказал следователь, Курин вынужден был согласиться с предположением Корытцева: выходило, в самом деле во всем мог быть виновен цветок.
   Что необходимо любому растению для хорошего роста, кроме воды, конечно? Углекислый газ. Только поглощая его, растение развивается. Недоставало Гиби его - он чах. Провел кот ночь в комнате - дал возможность подпитаться нужным газом - и пожалуйста, ветка пустила корни и начали рост листья. А что же дальше? Наверное, организм кота не смог переработать кислород, что отдало растение. То же произошло и с соседом.
   "Какой же ты жестокий, оказывается, Гиби! Мало углекислоты (ну правильно, что тебе перепадет, если я чаще на кухне пропадаю, да и окно обычно открыто) - увядаешь, расстраивая хозяина, а есть этот газ - тогда ты сам превращаешься в убийцу. И опять меня печалишь... Однако как же ты должен быть красив, когда зацветешь... Пожалуй, я должен все-таки это увидеть. Впрочем, может, и не один я,- до выставки остается не так уж много времени. Почему, собственно, я должен прожить век, не повидав настоящей красоты и не насладившись ощущением своей уникальности? Каждому выпадает такой шанс и стоит ли его упускать?"
   Следователю Курин решил не выдавать питомца, хотя и мог бы, оставив себе лишь веточку, которая скоро могла вырасти, как случилось с Гиби, - но кто знает, не придет и Павлу Сергеевичу мысль появиться на конкурсе? Или удивить мир тяжко взращенным растением еще раньше?
   Алексей взял у соседа, что жил этажом выше, горшок с "декабристом", поставил его на подоконник, а свой цветок вынес в парк и спрятал в кустах, недалеко от кривой березы.
   Павел Сергеевич как будто и не торопился. Он появился во втором часу ночи, в оправдание пожаловался на загруженность работой и на дорожные пробки, которых, если быть честным, не бывало в городе и в час пик. Быстро взял чужой цветок, и, напомнив, что полезней всего спать только четыре часа в сутки, исчез.
  
   Растение опять потеряло форму. В парке ветки потеряли упругость, листья ссохлись. Но теперь Курин знал, чего не хватало Гиби, и не переживал сильно, как раньше. Совсем кстати на его пути встретилась та ободранная дворняга, что надругалась над трупом Бреда.
   "Вот и замечательно, что не убил тебя тогда,- обрадовался Алексей, наблюдая за старой знакомой,- В самом деле, быть добрым лучше, чем злым. Я тебя, пожалуй, еще и колбаской угощу!"
   Курин занес цветок в дом и вернулся на улицу с палкой сырокопченой колбасы. Чтобы раззадорить собаку, он откусил большущий кусок - запах лакомства стал еще слышней - и протянул колбасу держащейся на расстоянии собаке.
   - Попробуй же, это вкуснее чем дохлые коты!- Алексей выплюнул целлофановую обертку.
   Бродяжка повела носом по воздуху, понюхала, что выплюнул Курин, и дерзнула отведать на вкус. Проглотила обертку, осмелела и сделала шаг к колбасе.
   Благодетель же так просто с едой не хотел прощаться. Он медленно двигался к своему подъезду; собака, плененная соблазнительным ароматом, вынуждена была следовать за ним.
   Но в подъезд дворняга заходить не желала - еда едой, а свобода дороже.
   - Ну что же ты, проходи, у меня дома много еще всяких вкусностей! Ничего для тебя не пожалею, увидишь!
   Животное не спешило верить человеку.
   Курин вышел на шаг из подъезда и позволил вцепиться собаке в колбасу. Изловчившись, он обхватил бродяжку за шею и затащил вовнутрь.
   В квартире дворняга чуть не покусала его. Собака была немалых размеров, весила килограммов тридцать, и, несмотря на то, что была довольно худа, с ней пришлось немало побороться. Алексей соорудил из брючного ремня ошейник, прикрепил к нему электрический провод (веревки не нашлось), надел получившийся поводок на несчастное животное и привязал его к ручке окна в комнате.
   - Ты не думай, что я обманывал,- обратился Курин к пленнице,- хоть, конечно, ты и мерзкое создание - вспомни свой поступок, - но уж раз обещал что - не сомневайся, выполню. Будет тебе еда.
   В одну кастрюльку он вылил пакет молока, в другую, -побольше- кинул все сардельки, что нашел в холодильнике; поставил посуду перед беспокойной гостьей, рядом с кастрюлями положил злосчастную колбасу. Поставил на прежнее место принесенный из парка цветок, плотно закрыл форточку и покинул комнату.
   Собака долго не могла смириться с несвободой, -она даже не имела возможности прогуляться по комнате, так как шнур был короток, всего около полутора метров,- и Курин вынужден был слушать лай, временами перемежающийся отчаянным скулежом, до тех пор, пока не ушел на работу.
   Не молчала она, и когда Алексей вернулся домой.
   Будет неправильным сказать, что к еде несчастная не притронулась, как раз наоборот: обе кастрюли лежали кверху дном, на полу в молоке валялись сардельки с колбасой, но на вкус ничего из оставленных угощений, пленница, похоже, ничего не попробовала. Цветок не прибавил ни листьев, ни бутонов, но зато и не выглядел более вялым, чем утром.
   Курин долго ворочался на диване в кухне - злодейка оказалась довольно выносливой и не собиралась прекращать скуление. В конце концов Алексей заложил уши ватными шариками, после чего смог задремать. Но через некоторое время к привычному скулежу добавились глухие настойчивые удары. Он вытащил вату из ушей: стучали в дверь.
   Пришли соседи со второго этажа. Те самые Валера и Нина, у которых Курин ненадолго попросил "декабриста". Неужели он понадобился им прямо сейчас? Они терпели, терпели, и вот сейчас, в полночь, терпение иссякло, и им стало невмочь более жить без своего цветка?
   Алексей открыл дверь и сыграл на опережение:
   - Вы за своим зигокактусом пришли?
   Заметим, что именно так на страницах флористических изданий в первую очередь именуется всем известное и ставшее чуть ли не родным популярное бразильское растение, которое мы привыкли называть по названию месяца, в котором оно зацветает. Лишь Курину не было известно, как оно зовется у нас в народе, и ради любопытства он отыскал его название в энциклопедии.
   - Что ты несешь такое?- рассерженно спросил Валера.
   - Ну, за рождественским кактусом, который я взял у вас намедни?
   - Он о нашем "декабристе",- помогла мужу стоящая позади Нина.
   - К черту кактусы! Ты вот своей собакой нам порядком надоел. Она весь день тявкала у тебя как ненормальная, и даже сейчас никак ее не уймешь! А мы спать, между прочим, пытаемся.
   - Так и мне она надоела,- не смог сдержаться Курин,- Ну настоящая сволочь! Смотри,- он продемонстрировал ватные заглушки, поднося их к ушам,- видишь, чем сам спасаюсь!
   Выдвинувшаяся на передний план Нина посмотрела на руки соседа, и раскричалась.
   - Ты что это, и нам предлагаешь себе вату в уши пихать?! Знаешь что, твои проблемы, тебе и разбираться с ними. Завел псину, так следи за ней. И чтобы сейчас же стало тихо, не то милицию вызовем разбираться с твоей живностью!
   - Хорошо, хорошо. Я все улажу,- пообещал Алексей,- не надо только кричать. И стучать, кстати, тоже. У меня звонок возле двери есть, - вспомнил он о том, как заявились соседи.
   - Мы запомним про звонок. Но ты уж постарайся тишину устроить.
   - Да-да...
   Курин закрыл входную дверь и вошел в комнату.
   - Ну что, неужели не надоело?- обратился он к дворняге.
   Та тявкнула пару раз и замолчала. Взгляд ее словно вопрошал: чего предложишь?
   - Правда, зачем шуметь? Здесь тебе и еда, и теплый ночлег, что еще-то надо?
   Алексей приблизился к собаке и протянул руку, чтобы погладить ее, но сразу же убрал назад, все-таки дикое животное, как знать, что у него на уме?
   Он поднял с пола колбасу и поднес к носу бунтовщицы:
   - Угощайся, нельзя же совсем без еды...
   Дворняга отвернулась от лакомства.
   Курин бросил колбасу на пол и сел на кровать. Собака как будто не собиралась более подавать голос.
   - Больше нам нечего друг другу сказать, так что ли?
   Он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.
   Через некоторое время непокорная вновь принялась за старое. Алексей снова включил в комнате свет, но на этот раз собака умолкать не собиралась. Чем поможет ей этот человек - он заходил сюда недавно и ничего не сделал. Свирепея от безысходности, дворняга перешла на громкий лай.
   "Боже правый, откуда только силы берутся весь день не умолкать? Как долго может она так протянуть? А отпущу псину - погублю цветок. Нет уж, пожалуй, отыщу способ успокоить ее... "
   Курин достал из секретера аптечку. Опиума, способного успокоить кого хочешь, там, конечно, не нашлось, однако был снотворный порошок. И еще пара одноразовых шприцов - прикупил зимой, чтобы делать прививки от бушующего гриппа. Порошок, смешанный с водой, вскоре оказался в шприце, оставалось только изловчиться и вонзить иглу в неспокойное животное.
   Алексей попытался войти в доверие лаской, и вновь рискнул погладить собаку, но та не желала нежностей и мгновенно среагировала на движение. Несмотря на то, что Курин готов был к такому ходу событий и быстро отвел руку назад, дворняге все же удалось прилично царапнуть зубами запястье "благодетеля". Вне себя от шока и боли, Алексей поднялся и ударил ногой по морде несчастной, и тут же испугался тому, что сотворил. Собака рухнула на пол, будто неживая; из пасти лилась пурпурная кровь.
   "А что мне оставалось делать?"- оправдал он себя.
   "Жива ли она теперь?"
   Как бы там ни было, время терять нельзя: если жива, то сейчас самый подходящий момент для укола, а мертва - что ж, мертвее не станет. Вколов снотворное подмышку, поближе к сердцу - чтобы наверняка сработало, Курин сел на кровать и минут десять наблюдал за животным. Нет, он не убил дворнягу,- холка не переставала приподниматься и опускаться,- теперь ее судьба во власти Гиби. Как знать, чем все кончится? Алексей обработал раненую руку перекисью, замотал бинтом и покинул комнату.
  
   С собакой произошло то же, что с Бредом и Витей: наутро она была мертва.
  
  

6

  
   Теперь не было сомнений в том, что все погибшие в этой комнате являлись именно жертвами кровожадного гибискуса. Выкачав последние миллилитры углекислого газа из легких собаки, он разросся, словно тесто на дрожжах; мало того, что китайская роза выросла в высоту и усыпалась свежей, плотной листвой,- со всех сторон куст обрамляли свежие голубые бутоны.
   Курин открыл форточку,- от свежести воздуха кружилась голова,- и с восторгом принялся рассматривать растение.
   "Вот молодец, красавец! Еще немного, распустятся твои чудесные цветы и, клянусь, мы выиграем любую выставку мира! Ты ведь не подведешь меня?- Курин вздохнул,- Надеюсь, не потребуешь больше от меня ничего такого?" Очень хотелось верить, что растение набрало достаточно сил и далее сможет обойтись без жертв, но рассудок был немилосерден к Алексею и с сожалением возражал хозяину: "Экий же ты мечтатель!"
  
   От тяжких дум отвлек женский голос с улицы.
   - Ой! Прелесть какая! Молодой человек! Слышите, молодой человек?
   Курин присмотрелся: сквозь частый кустарник, росший вдоль дороги, была видна светлая головка.
   - Вы ко мне обращаетесь?- крикнул в форточку Алексей.
   - Ну конечно к вам. Впервые вижу такой замечательный цветок! Это ж красота какая - такая зелень, а посередке - такой цвет - как у шиповника, но еще красивей, потому что голубенький! Впервые вижу такого симпатяшку...
   - Какой цветок, он только бутоны выпустил,- растерянно осмотрел свое чудо Курин.
   - Да вон же, - из кустов появилась рука, которая указывала на цветок,- Сейчас... можно я пролезу?- кусты раздвинулись и из-за живого забора появилась девушка лет двадцати трех в легком цветном платье и с зеленой сумочкой на плече.
   Алексей повернул кастрюлю с растением и тоже увидел цветок.
   - Ага,- вот он!- подтвердила девушка, вмиг оказавшаяся у окна.
   Примерно такими и представлял долгожданные цветы Гиби Курин. Увиденное оказалось даже выше ожиданий: нежное, прозрачно-акварельное голубое соцветие, да еще на фоне темно-зеленых листьев, любого свело бы с ума своей красотой.
   - Действительно хорош....
   - Ой, простите, что я так бесцеремонно пролезла!- опомнилась незнакомка,- Знаете, шла себе на работу, вдруг- чисто случайно- поворачиваю голову в вашу сторону и такое вижу в окне! Он как будто даже светится, может, потому и заметила... Такой красавчик, правда же? А как он называется? Ни разу не встречала такого раньше!
   Курин раскрыл окно.
   - Полагаю, голубой гибискус. Но не тот, австралийский, который так же называют,- у того листья другой формы, да и цвет не голубой совсем... Другой, в общем, голубой гибискус.
   - Простите, а не сочли бы вы наглостью с моей стороны попросить у вас отросточек или веточку - мне тоже хотелось бы такое чудо вырастить?
   - Нет...
   - Ой, как здорово!- казалось, еще мгновение, и девушка запрыгает от восторга.
   - Извините, я не то имел в виду: к сожалению, не смогу поделиться веточкой... Не обижайтесь. Видите ли, это растение я выращиваю нарочно к выставке, так что поймите правильно... Мечтаю удивить публику... а если там еще кто-то кроме меня с таким же цветком окажется, то сами понимаете ...
   Курин с радостью дал бы веточку незнакомке, но не мог этого сделать потому, что либо цветок лишил бы ее жизни, либо пришлось рассказать ей секрет ухода за ним, но разве можно расписаться перед столь романтичным созданием в жестокости, что проявил Алексей этой ночью, и, скорее всего, проявит еще в ближайшем времени? Уж если красота требует жертв, пусть их будет как можно меньше; не женское занятие такое растениеводство.
   - Эх, жаль,- сжала губки и махнула перед собой кулачком девушка,- а я хотела обскакать вас на выставке! - и улыбнулась.
   - Но если желаете, можете заходить ко мне и любоваться цветком; будем вместе радоваться тому как он растет и хорошеет!- предложил Алексей. Веселая девушка была симпатична ему, как знать, -может, они подружатся?
   - Вот как?- смутилась светловолосая,- Ну что же, надо подумать над этим, вдруг через окно его вскоре станет недостаточно хорошо видно?
   - Конечно, заходите. Рассмотрите как следует. Вечерами я всегда дома, так что если надумаете - добро пожаловать!
   - Может, и зайду... Ну, до свидания! Не опоздать бы на работу!
   - До свидания!
  

* * *

  
   Собаку, конечно, жаль.
   Еще вчера это было грязное, дурно пахнущее и никому не нужное, но все-таки живое существо, божье создание. А Курин убил ее. Должна ли была дворняжка так умереть?
   "А нечего было моего кота трогать!"- оправдал себя Алексей и стал искать, во что завернуть тело. Следовало избавиться от собаки, но несмотря на ранний час, на улице уже немало спешащих по делам людей,- нельзя же у них на глазах, прямо так, за лапы, волочить тушу к помойке! Хотя в нынешний бессердечный век никому нет дела до чужой беды, но мало ли,- вдруг найдется защитник зверушек! Нечего им глазеть... Да и не очень хочется пачкаться нечистым трупом.
   Завернув собаку в старый клетчатый пододеяльник, Курин избавился от тела, и, не завтракая (полезет ли после такого кусок в рот!), поехал на работу.
  
  
  
   Ему вообще редко звонили на мобильный. Беспокоил Павел Сергеевич.
   - Ах, Алексей Геннадьевич, Алексей Геннадьевич! Что ни говорите, а все же обманули вы меня!
   - О чем это вы?
   - О чем это я?- с досадой переспросил Корытцев. А вы не знаете! Помните, я приходил за растением, что стояло на подоконнике в те дни, когда погибли кот и ваш сосед?
   - Помню.
   - И что вы мне подсунули? Этот "декабрист" почти не производит кислорода. В лаборатории надо мной чуть не рассмеялись, когда я спросил, не мог ли он выработать столько кислорода за ночь, чтобы в несколько раз повысилось его содержание в крови человека, который находился бы рядом с цветком, как было в случае с вашим соседом. Ведь вы подменили цветок, правда?
   - Да что вы говорите, к чему мне так поступать?
   Корытцев выдержал паузу.
   - Правильно, что вы еще могли ответить! Не прав был я, что предупредил вас о приходе. Нагрянул бы неожиданно и получил что хотел...
   Действительно серьезный промах, удивительно, что матерый профессионал допустил такую ошибку. Видимо, Курин располагал к доверию.
   - Но мне ни к чему вас обманывать,- повторился Алексей.
   - А все же плохо верится... Вы в самом деле ничего не понимаете? Ведь он может убить и вас. И даже не представляете, насколько ценным может оказаться ваш цветок, если правильно его использовать. Но это совсем не телефонный разговор, думаю, нам надо встретиться и обсудить все как следует.
   - Извините, Павел Сергеевич, но кажется, мы толчем воду в ступе...
   - Опять вы... А ведь наше сотрудничество могло бы вас обогатить. Что вы сами сделаете с цветком? Ничего, лишь полюбуетесь, как он цветет, и все. Но стоит ли ради такого мелкого счастья бояться каждую ночь, проснетесь ли наутро? У меня же есть планы по очень выгодной продаже растения и связи, чтобы их реализовать. Деньги поделим поровну. Что скажете?
   Курин молчал.
   - Ясно. Призываю вас как следует подумать; надумаете что-то - мой номер у вас есть. Договорились?
   - Но...
   - Если вы надумали затянуть старую песню, лучше ничего не говорите. Возможно, время вас переубедит. Прощаюсь и верю в ваше благоразумие.
  
   "Зачем ему только цветок нужен- он что, хочет применить его как пыточный аппарат для своих дознавательских целей? Приведут к ним подозреваемого - а он запрет его в камере с гибискусом и через стеклянное окошко будет спрашивать бедолагу, не вспоминает ли тот чего интересного, пока теряет сознание от избытка кислорода или еще там чего? И кто Корытцеву даст много денег за новую пытку - государство? Весьма сомнительно "
   Как бы там ни было, теперь за Гиби нужен особый контроль,- наверняка следователь так просто от своей идеи не откажется. Хоть и странный он- не врывается и силой не отбирает цветок. Может, думает, Курин выкинул растение или отдал кому-то перед прошлым приходом Корытцева, чтобы не оказаться виноватым? А сейчас поможет отыскать гибискус?
   Первым делом нужно убрать красавца-убийцу с подоконника, вдруг Павел Сергеевич подъедет, увидит цветок, и похитит его, разбив окно? "Черт, или он уже это сделал?"
   Алексей отпросился с работы и поехал к себе.
  
  

7

  
   Днем ездить на автобусе, конечно, гораздо приятней.
   Никакой толчеи, все желающие легко разместятся на удобных, подбитых паралоном, сидениях; пассажиры умиротворенны и довольны жизнью. Да и как еще должны чувствовать себя люди, которые в рабочую пору не заняты делом?
  
   Лишь Курин не чувствовал себя умиротворенным и всем довольным.
   Алексей занял привычное место и дал Федору Степановичу десятирублевую бумажку с пятью рублевыми монетами. Отцов приятель сунул десятку в бардачок, а мелочь ссыпал в левый карман халата.
   - Неужто освободился сегодня?- подмигнул водитель.
   - Да, назад вряд ли поеду теперь, нездоровится что-то.
   - Верно, гадость какую-то в столовой съел.
   - Наверняка.
   - В столовых всегда дерьмом кормят. Это я давно для себя уяснил. Ты в ресторан лучше ходи - желудок целее будет.
   - Хорошо вы шутить умеете,- заметил Курин,- а сами-то где питаетесь?
   Много ли зарабатывает водитель автобуса? Небось сам заваривает китайскую лапшу на обед, прямо здесь, в машине.
   - А там и питаюсь. Думаешь, в моем возрасте дело эксперименты над внутренностями ставить? На твоей остановке, кстати, неплохой ресторанчик есть, "Пышечка" называется. Настоятельно рекомендую!
   - Не дороговато ли выходит?- не зная еще, верить ли услышанному, поинтересовался Курин.
   - Да нормально. Борщ - четыреста рублей, макарошки по-флотски - столько же. Ну, винца, там еще возьмешь...
   - Винца? После работы, что ли?
   - И после работы тоже.
   Степаныч посмотрел на Алексея и усмехнулся:
   - Не дрейфь ты, мастеру ж разве во вред лекарство? Я тебя и с закрытыми глазами довезу куда хочешь. Так о ресторане. Конечно, и подешевле есть места, но там я тоже не стал бы рисковать здоровьем. В общем, в твоей округе - лучший вариант.
   - А все ж, дороговато, по-моему,- заметил Курин.
   - Дороговато... дороговато для тех, кто крутиться не умеет. А мне что - я умею. У меня учись.
   Автобус затормозил у остановки, и в салон вошел солидный мужчина в бежевом костюме. Он протянул водителю пятидесятирублевую купюру и стал ждать законной сдачи.
   Федор Степаныч закрыл дверь, тронулся и будто позабыл о мужчине. Тот вежливо о себе напомнил:
   - Извините, проезд стоит пятнадцать рублей?
   - Пятнадцать.
   Пассажир выждал небольшую паузу и, видя, что водитель не ищет сдачу, демонстративно покашлял в кулак.
   Степаныч досадливо повернулся в его сторону.
   - Уважаемый, не надо тут кашлять, чего заразу распространяете! И вообще - проходите в салон, там достаточно свободных мест!
   - Но я дал вам пятьдесят рублей!
   - И что?
   - А проезд-то стоит всего пятнадцать!
   - Так и дайте мне пятнадцать, что же вы суете пятьдесят?
   - У меня нет мельче денег.
   - А у меня вообще никаких нет денег. Я только заступил на смену.
   При этом автобус подпрыгнул на "лежачем полицейском" и в кармане Степаныча предательски звякнули монетки.
   - А эти люди,- рассерженный пассажир указал рукой в салон,- вам что, ничего не заплатили? И, кстати, я слышал: у вас что-то зазвенело в кармане.
   - Вот несносный человек,- сказал Степаныч Курину,- ты-то слышал чего-нибудь?
   Наверное, звон слышал весь автобус, но Алексей не мог заложить отцовского друга и к тому же не хотел ходить на работу и обратно пешком, и потому соврал:
   - Это у меня звякнули в кармане десятикопеечные монетки. К сожалению, - он повернулся к мужчине,- я тоже не смогу разменять вашу купюру.
   - Ну ничего, сейчас еще кто-нибудь войдет, тогда возьму сдачу,- буркнул пассажир и сел на ближайшую лавку.
   Водитель приоткрыл бардачок и скрыл в нем заработанную купюру.
   - А ты говоришь! Обязательно нужно в "Пышечке" питаться! Не то плохо кончить можно.
   "Пожалуй, так и вправду можно в ресторанах обедать и вообще ни в чем себе не отказывать,- понял Курин,- одного только не понять: неужели отец и впрямь дружил с этим человеком?"
   Оторвал Алексея от мыслей раздавшийся за спиной детский вопль. Курин обернулся и взору представилась следующая картина.
   На ноге перепуганного мужчины (того самого, в костюме) висел чумазый цыганенок в лохмотьях лет пяти, и, бессовестно глядя в глаза своей жертве, истошно кричал: "Дяденька! Ну дай копеечку, дай копеечку! Кушать хочу! Ну дай же денежку на пропитание!"
   Дяденька, как назло, не хотел делиться копеечкой, он отчаянно пытался отцепить от себя мальчонку, но тот был цепким, словно клещ, и атакованный пассажир сердито закричал:
   - Господин водитель! Что происходит в вашем автобусе? Если сейчас же не уберете от меня этого нахаленка, то обещаю, вам крепко достанется от начальства!
   Федор Степаныч резко остановил машину, открыл переднюю дверь, пробрался в салон и встал на передней площадке, уперев руки в бока.
   - Вот как, да?
   Цыганенок замолчал, однако продолжал висеть на ноге своей жертвы. Он с любопытством ждал, что же будет.
   - Такие, значит, теперь пошли нравы?- с негодованием смотрел на мужчину водитель,- сами умыты-расчесаны, прилично одеты, дорогой туалетной водой побрызганы, денег мельче пятидесятирублевок в кошельке не имеем, а что там с другими в этом мире происходит, не наше дело, верно?
   - А какое отношение...- попытался что-то возразить пассажир, но водитель не собирался уступать ему слово.
   - Голодный мальчик попросил немного денег на еду- не на баловство какое-нибудь и даже не на одежду, а ее -посмотрите- тоже давно пора сменить,- а именно на пропитание, и он, вместо того чтобы проявить человечность и помочь парню, еще верещит тут!
   - А вот вы мою сдачу ему и отдайте, раз так о гуманности печетесь!- вставил атакованный.
   Но Степаныч его будто не слышал:
   - Куда мы катимся, куда катимся! Что значит в теперешнем веке такие вещи, как отзывчивость и сострадание? Ведь если б мальчонке было, что покушать, стал бы он заниматься тем, чем занимается?
   С задних рядов послышались слова одобрения, кто-то даже подходил к цыганенку, гладил его по смоляным волосам, угощал конфетами или иными сладостями и совал мелочь. (Это несмотря на то, что парнишка в той части автобуса уже собрал дань!) Конфеты тот с неудовольствием складывал в карман, а когда никто не видел, выкидывал их под сидения - чтобы не занимали драгоценное место, предназначенное для более интересных - денежных презентов.
   - А представьте, что вы отказываете в таком пустяке будущему великому человеку,- ну, скажем, такому, как Пушкин, Циолковский или Чайковский!
   - Но Пушкин и Циолковский не висели на ногах пассажиров, клянча милостыню!- заметил человек в костюме,- Как и Чайковский, подозреваю.
   - Правильно. Им повезло, и им было чем питаться, а вот предположим, если б нечем было, что тогда? Либо они с голоду померли, либо стали бандитами - и были бы они тем, кем мы их знаем?
   - Этот парнишка уже точно бандит. Сделайте же с ним, наконец, что-нибудь! Выгоните его из автобуса!
   - Что?- Степаныч смотрел на мужчину как на врага народа,- Вы предлагаете выкинуть мальчика на улицу?
   - А что, он здесь прописан?
   - Мерзок ваш юмор, молодой человек! В конце концов, знаете что? Жалуйтесь на меня куда угодно, но я поступлю, как мне велит сердце. Я вас попрошу к выходу!
   Цыганенок как по команде слез с ноги и отошел в сторону: проходите, пожалуйста!
   - Ну вот еще! Почему я должен выходить? Я же заплатил за проезд! Вот и парнишка отцепился... Отчего мы не едем?
   - Никуда мы не поедем, пока вы не выйдете,- покачал укоризненно головой Федор Степаныч.
   Крепкий малый, сидевший рядом с человеком в костюме, сердито похлопал мужчину по плечу:
   - Слушай, выходи поскорее. Я не хочу домой весь день ехать.
   Сзади его поддержали:
   - В самом деле, не задерживайте остальных! Выходите и дело с концом!
   - Но почему?!
   - Разве не видите, что вы нам неприятны?- пояснил водитель,- С такими людьми нам совестно находиться в одном салоне.
   - Правда? А я думал, чтобы больше не докучал вам своими дурацкими вопросами о сдаче! Верните мне мои деньги!
   - По-вашему, я бесплатно вас возил?
   Мужчина с проклятиями покинул автобус, за ним покинули салон и цыганенок со своим защитником. Возле водительской двери Степаныч пересчитал выручку смугляка, отдал ему несколько десяток, остальное забрал себе.
   Федор Степаныч сел на свое место, хлопнул дверью и тронулся; цыганенок же двинулся к остановившейся сзади маршрутке.
   - Что, он и в "Газели" тем же займется?- тихо спросил Курин водителя.
   - А почему бы и нет?- усмехнулся тот,- Попрошайнинг - довольно мобильный бизнес.
   - Но там же тесно...
   - Ну, не знаю... Может, на обед поедет.
   - В "Пышечку"?
   - Скорее, в столовую. Размах не тот. Вот дед тут один есть, калека на одной ноге, да и та пластмассовая,- так слезу из публики вышибает! Тот-то никогда в столовую не пойдет. Может, увидишь еще...
  
   На следующей остановке вместе с парой пассажиров в автобус вошла бабушка с баяном, пожелала публике доброго пути и зарядила концерт из частушек собственного, судя по обилию в них простонародных слов, сочинения.
   Правда, артистка не принесла хорошего дохода, за что Степаныч не преминул вполголоса, но довольно неприлично выругать женщину и посоветовал ей отточить свое мастерство на вокзале, ибо если так и дальше дело пойдет, то он перестанет пускать нерентабельную музыкантшу на свой борт.
  
  

8

  
   Счастье, что Корытцеву не пришло в голову сделать то, о чем подумал Курин. Возможно, придет еще, но хорошо, что поздно.
   Гибискус стоял теперь на полу, в метре от окна. Учитывая небольшую высоту цветка и что окно возвышалось на два метра от уровня земли, разглядеть Гиби с улицы не имелось никакой возможности. К тому же растение и окно разделял тюль, потому даже в случае, если красавчик неожиданно сильно вырастет, все равно вряд будет понятно, что там находится в комнате.
   Стоило, однако, задуматься об очередном источнике углекислоты. Ведь выставка уже скоро, всего через две недели; Алексей уже и заявку оформил на участие в ней. Определенно, никак нельзя позволить растению погибнуть.
   Если просто открыть окно (рядом дорога: машины тоже порядочно отравляют воздух), этого недостаточно даже для того, чтобы он не умер, не говоря уже о дальнейшем росте; Курин пробовал такой вариант. Да и вообще, после того как Павел Сергеевич положил глаз на растение, опасно держать окно открытым. Что же предложить питомцу еще?
  
   Алексей с утра ничего не ел, все некогда. Он прошел на кухню, взял со стола апельсин, нож, и вернулся в комнату. Сел на кровать, фрукт зажал в левой руке, разрезал пополам. Аккуратно, чуть-чуть не доводя лезвие до ладони; он всегда так делал. Еще один разрез - и тогда получатся четыре равных дольки, которые легко отделятся от плотной кожуры. Ведь редкий апельсин хорошо чистится без ножа - если только он не египетский. Этот не такой - марокканский- кисловатый и плохо очищается. Курин сделал второе движение ножом, но плохо рассчитал силу и лезвием поранил руку. Алексей бросил апельсин с ножом на столешницу секретера и потянулся за аптечкой, но неожиданная идея остановила его. Он посмотрел на руку: кровь быстро наполняла ладонь.
   - Замечательно!- Курин подошел к кастрюле с гибискусом,- А что, если так?
   Он наклонил ладонь и увлажнил листья кровью.
   - Ведь ты маленький кровопийца, так ведь? Мне уже становится хуже, я отдаю тебе здоровье... Может, этого тебя ободрит? Давай же, не подведи меня, прошу! Можешь ты хотя бы не вянуть?
   Но к крови растение оказалось совершенно равнодушным.
   Не помогло даже, что полночи Курин просидел возле коварного цветка, отдавая ему, усердно дыша, свой отработанный воздух до тех пор, пока от дыхательной гимнастики у Алексея не закружилась голова.
   - Страшное ты создание, Гиби!- заметил неудачливый цветовод, поняв, что усилия были напрасными,- растение снова обмякло.
   - Полужертв тебе недостаточно, получается... А разве я много просил? Неужели тебе и впрямь не жить, если кто-то не погибнет?
  
  
   И все же ты мне нужен. Как без тебя-то?
   Всякому человеку нужна реализация. И еще внимание, любовь.
   Хорошо тем, кого по телевизору показывают и о ком в газетах пишут - актерам, звездам телесериалов, музыкантам, художникам, писателям, - и делом любимым заняты, и публика их любит. На улице спасу, поди, от народной любви нет.
   А как я реализуюсь на своей работе?! И кому интересно то, чем там занимаюсь? Мне самому это занятие давно противно.
   Гиби вызывает у меня больше эмоций. Так почему я не должен продолжить свое дело?
  
  
   "Нет, нет! Всему же есть научное объяснение и ко всему должен найтись разумный подход. Что нужно цветку? Гадость: углекислый газ. Много, видимо, газа. Может, если б я еще немножко подышал, ему хватило? Правда, чем могло кончиться, вопрос еще. Рисковать своей жизнью не дело, да и чужие души губить тоже не здорово. Все-таки жалко собаку... И не хочется больше других кончать.
   А с автомобильными выхлопами тоже ведь неплохая идея. Но раз окно для Гиби открыть недостаточно, может, поставить цветок у самой дороги? Нет, не то. Не могу же я не смыкая глаз следить за ним: вдруг он расцветет- его тут же похитят! Или на ночь оставлять там? Только ночью много ли проедет машин? А что, если... "
  
   Хорошо, что суббота.
   Курин сел в маршрутку и вскоре оказался на железнодорожном вокзале. Восемь остановок и вот он уже на даче. После смерти отца дача оказалась брошенной, лишь изредка летом Алексей с женой приезжали туда поваляться на солнышке. Выносили во двор матрацы, Ольга водила ручкой в журнале "Реши без души", а Курин читал газеты, да в бадминтон несколько раз играли. А дом- добротное бревенчатое здание, постепенно оседал и разрушался. Теперь он пребывал совсем в плачевном состоянии.
   Но последнее обстоятельство мало тревожило Алексея, в доме ему и делать нечего. Оказавшись на участке, он сразу же направился в сарай.
   Вот она, чудо-машина мультикультиватор. Отец так ценил и любил ее, что чуть ли не целовался с ней. Наверное, для огорода и впрямь нужная штука.
   Курин не испытывал особой любви к огороду, как, впрочем, и вообще к деревне, и потому не понимал отцовской радости. Лишь теперь, увидев культиватор, сельский гость почувствовал воодушевление.
   Как там папа делал? Курин с силой дернул ручку мотоблока, но тот и не думал заводиться. Оказалось, не было топлива в баке. Алексей отыскал жестяную канистру, вылил из нее все, что оставалось, в резервуар, и снова дернул ручку. Никакого результата. Дернул еще несколько раз. Потряс машину - наверное, что-то застоялось в механизме. Еще попытка. Пустое! Непокорность культиватора разъяряла Курина, он дергал ручку не останавливаясь. Эта штуковина должна наконец сдаться, ведь это так нужно ему! Пнул хорошенько аппарат ногой и так сильно потянул ручку, что та оторвалась от троса и Алексей отлетел с ней в угол.
   И получилось-таки: мотоблок заработал! Затарахтел и поехал, вращая ржавой лопатой-насадкой!
   А копоти сколько! Наверняка Гиби понравится. Только слишком громко работает, Валера с Ниной опять придут. С ними не пошумишь лишний раз. Да еще о "декабристе" вспомнят... Пора, пора им новый цветок купить.
   С шумом можно глушителем бороться. Но это добро можно в городе найти; автомагазины, благо, и в выходные работают. Многие и ночами даже.
   Он погрузил мотоблок на тележку, найденную там же, в сарае, и крепко закрепил веревкой. Тележка старая, местами ржавая, одно колесо немного бьет. Да и культиватор не очень презентабельно смотрится. Такое не то что совестно по городу везти, даже в электричке стыдно поставить. Курин раздобыл в доме чистую простыню и так укутал ею старье, что виднелись лишь колеса тележки.
   "Так-то поприличней будет. Да и ни к чему зевакам знать, что везу" - решил он, и прихватив оторванную ручку и пустую канистру, запер сарай и поспешил к станции.
   Глушитель купил самый дешевый, вазовский. Возле магазина была и бензоколонка; Курин наполнил канистру.
  
   Комната не так уж велика, поэтому мотоблок пришлось расположить возле самой двери. К выхлопной трубе машины с помощью тряпок и алюминиевой проволоки был прикреплен длинный глушитель, его выходное отверстие оказывалось возле самого цветка. Алексей положил на табуретку, которая поддерживала глушитель, еще одну толстую книгу. Теперь самое оно получается. Он немного приоткрыл форточку - не дело, если вся гадость пойдет на кухню. Привязал к тросу оторванную ручку, запустил механизм и ловким движением перевернул культиватор вверх колесами. Поправил глушитель.
   Ну что же, не так уж и шумно работает. Курин мог даже телевизор на кухне смотреть, не особенно увеличивая громкость.
   К вечеру бензин был израсходован. Алексей не собирался в тот день снова запускать машину - все же ночью слышимость значительно выше, стоит ли испытывать соседей,- но решил сходить на заправку еще раз. Пусть будет запас на завтра. Мало ли, вдруг дождик зарядит или еще чего приключится...
   Курин закрыл форточку - радуйся, Гиби!- взял канистру, и, заперев входную дверь на один ключ, пошел к колонке. Спустя двадцать минут он был уже у дома.
  
   Однако зайти в подъезд Алексею не захотелось: возле двери с кодовым замком стоял Корытцев. Не было желания общаться с Павлом Сергеевичем, уж больно навязчивым он становился. Ведь ясно же дали ему понять: цветок не продается и баста, так стоит ли впустую терять время? Он что, не слыхал поговорку про непрошенного гостя?!
   Курин ровным шагом, чтобы не привлечь внимания, прошел мимо своего дома и спрятался за кустами.
   Следователь набирал номера всех квартир по очереди, но у большинства жильцов не было домофонов, поэтому повезло Корытцеву не скоро. Когда наконец какая-то бабушка открыла дверь, следователь исчез в подъезде и не выходил из него так долго, что Курин решил: тот наверняка настроен серьезно и дождется его.
   А может, он к другим пришел? Город хоть и небольшой, а шибко криминальный- не исключено, среди соседей тоже бандитов хватает. Особенно тот подозрителен, с четвертого этажа, со шрамом. Одному лешему известно, чем он занимается...
   Или... Алексей вспомнил, что дверь запер на один замок. Может, следователь давно в квартире роется? С таким контингентом по долгу службы общается - не удивительно, если кое-чему научился.
   Еще немного и Курин выдал бы себя, но к счастью, Корытцев все же вышел из дома. Сел в черную BMW, что стояла у подъезда, махнул водителю рукой, и машина уехала.
  
   В восемь вечера в домофон позвонили. Алексей никого не ждал и пускать в подъезд кого ни попадя не собирался. Жаль, что соседи это сделали.
   Павел Сергеевич не давал умолкнуть дверному звонку. Курин умел пользоваться "глазком" и своего решения не общаться с Корытцевым менять не думал.
   "Пусть считает, что меня нет дома. Кто сказал, что я здесь?"- подумал он и на всякий случай отключил мобильный телефон и вынул из розетки домашний.
   "Вот так. Мобильник разрядился, а городской сломан!"
   Теперь главное свет не включать - в то, что лампы сами по себе включаются и выключаются, вряд ли кто-то поверит. Все: ужин, потом ватные шарики в уши и - спать!
  

9

  
   Но Корытцев явился и следующим вечером.
   - Алексей Геннадьевич, я знаю, что вы дома,- шумел он за дверью,- откройте же, не вынуждайте меня вызывать отряд милиции!
   "Хороший ход на дурачка! "Я знаю, что вы дома!"- хуже не будет, если он так покричит, вдруг я и правда здесь. Глядишь, испугаюсь и открою. А на "нет" и суда нет. Но, может, я не дома..."- посмеялся Курин.
   - Открывайте же наконец! У вас на кухне телевизор работает, глупо притворяться, что вас нет.
   Ничего у него на кухне не работает! Алексей давно перетащил телевизор вместе с антенной в ванную и смотрел его с самым низким уровнем громкости. Как Корытцев разглядел? Неужели все дело в окошке между кухней и ванной? Что- и шторы не помогают?
   Голос из-за двери не давал скучать.
   - Господин Курин!- и опять звонки.
   "Значит, и шторы не помогают,- понял скрывающийся,- И что, я всю жизнь от него прятаться буду?!"
   Алексей выключил телевизор, спрятал цветок в комнатном шкафу. Взъерошил волосы и включил в прихожей свет.
   - Минутку, я сейчас!- объявил он, и приняв заспанный вид, открыл дверь.
   - Здравствуйте,- промямлил как будто спросонья Курин и потер ладонями лицо,- а я вот отсыпался тут, понимаете ли... Телек включил, посмотрел чуток и заснул...
   Корытцеву ничего не оставалось, кроме как сделать вид, что поверил в предложенную версию. Ругаться было не на руку.
   Алексей пригласил следователя на кухню, усадил на диван.
   - Странно, а где же телевизор, собственно?- осмотревшись, удивился Павел Сергеевич.
   - А? Он там - в ванной.
   - Вы смотрели его в ванной?
   - Да, иногда, знаете, такое желание вдруг возникает скрыться ото всего мира, уединиться в каком-то уголке... На кухне не совсем то. Чем теснее, тем уютнее, что ли... И еще звук воды, бульканье это умиротворяет. Нервы в норму приходят.
   - И уснули? Как вам только повезло не захлебнуться?
   - Да нет, когда меня ко сну начало клонить, я сюда пришел спать.
   - Вот оно как,- притворился ребенком Павел Сергеевич.
   - Угу.
   - Впрочем, не станем отвлекаться на пустяки. Так вы не решились еще разбогатеть?
   - То есть?
   - И вновь вы за старое. Я о растении.
   - Разве я не отдал его вам?
   - Нет, конечно. И мы вдвоем об этом знаем. Кстати, хотел вернуть вам "декабрист", он в машине. Но водителя уже отпустил сегодня- с машиной, конечно, -так что отдам в следующий раз, ладно?
   - Хорошо.
   - Так вернемся к вашему цветку. Знаете, не очень хотелось бы распространяться, для каких целей он может быть применен... Я просто хочу предложить вам за него десять тысяч евро. Я даю вам деньги - вы мне растение, и мы навсегда прощаемся, согласны?
   - Ну и ну! Да чем же оно может быть так ценно?- не сдержался Курин.
   - Ага! Так значит, оно у вас!- вскинул руки от радости следователь,- Ни секунды не сомневался!
   - Может, это я так, гипотетически поинтересовался,- опомнился Алексей.
   - Не отпирайтесь, я подловил вас! А чем оно ценно? Какая вам разница? Вот вы, извините за нескромность, сколько в месяц зарабатываете? Триста долларов?
   - Ну, примерно...
   - Так неужели вам мало десяти тысяч (заметьте: не каких-нибудь долларов, -евро!), которые можете заработать сейчас за одну минуту, вам необходимо еще покапризничать, расспрашивая, как именно будет применен цветок? Ну представьте, что я покупаю его для красоты, домой.
   - Но вы же не могли и рассмотреть его толком! Вдруг он некрасив до безобразия?- не унимался Курин.
   - Ведь это неправда, не так ли?
   - Неправда,- Алексей вздохнул,- И все же, зачем вам растение?
   - Не думаю, что вам надо знать... мало ли ... Давайте так: плачу двенадцать тысяч и больше не мучаете меня расспросами?
   - Две тысячи прибавки за пять минут разговора - довольно неплохой результат,- усмехнулся Курин,- еще немного, и начальная сумма удвоится. Нет, правда, что вы хотите с ним сделать? Жутко любопытно!
   - Послушайте, полноте ребятничать! Чтобы ни сделал, деньги не пахнут. Берите их и живите как человек.
   - А что, я могу получить деньги прямо сейчас?
   - Конечно. Решайтесь: двенадцать тысяч евро за какой-то цветок - хорошие деньги!
   - Это не "какой-то" цветок. Он слишком красивый ...
   - Но ведь он же убийца! Неровен час, он сделает с вами то же, что с вашим котом и соседом. Вам правда не страшно находиться с ним в одной квартире?
   - Я привык... Так привык, что и не очень-то хочется расставаться.
   - Хорошо. Четырнадцать тысяч и торг окончен!
   Следователь предлагал немалые деньги, и, как казалось Курину, предлагал почти ни за что, ведь Алексей может отломить от гибискуса веточку, и вскоре из нее получится такое же объемистое растение. Не очень просто его растить, да и времени до выставки осталось немного, но за такие деньги можно как следует напрячься и придумать что-то! Хозяин Гиби решился на сделку, но теперь, подобно грибнику, нашедшему белый гриб, и который не покинет счастливого места находки, прежде чем дотошно не исследует окрестности в надежде отыскать еще несколько боровиков, он хотел нащупать максимальную сумму, что мог получить с Корытцева.
   - Хорошо, я отдам его за двадцать тысяч,- предложил Курин.
   - Ну уж... и аппетит у вас!- Павел Сергеевич сделал обиженное лицо,- Как будто я Рокфеллер. Нет, все-таки четырнадцать. Довольно серьезные деньги.
   - Да. А что, если у меня никакого цветка и нет?
   - Опять вы туда же.
   - Правильно. Я давно отдал вам растение.
   - Надо понимать, оно запрятано как следует? Вряд ли оно спрятано там, под мойкой, правда? Все. Могу надбавить еще одну тысячу сверх названной суммы. Пятнадцать тысяч евро и не больше. Торг окончен.
   Курин хорошо играл: его лицо не выражало особой радости.
   - Как хотите,- вздохнул расстроенный Корытцев,- больше денег у меня нет.
   Выждав минуту и поняв, что названа действительно максимальная цена, Алексей сдался.
   - Уговорили,- расслабился он,- Пятнадцать так пятнадцать! Так деньги при вас?
   Следователь довольно постучал рукой по портфелю.
  
   - Тут у меня беспорядок, правда,- пояснил Курин гостю, когда они прошли в комнату,- Видите ли, мотоблок вот дачный чиню на досуге. Незаменимая вещь в хозяйстве! А глушитель приделал, чтобы соседи не ворчали.. Ведь запускать приходится для пробы.
   Корытцев догадался, для чего культиватор в квартире, глупо было б предположить, что нельзя заняться его починкой на природе. Догадка даже порадовала Павла Сергеевича, и он кивнул в ответ.
   Курин прошел вглубь комнаты и широко открыл дверцы шкафа, из которого выстрелили длинные ветви гибискуса.
   - Вот вы где его храните! А я уж думал, еще как следует придется за ним пройтись.
   - Да, здесь он...
   Хозяин собрал куст, прижав к себе, вытащил кастрюлю из шкафа и поставил на пол.
   При внимательном осмотре растение выглядело скорее мертвым, нежели живым: еще зеленые, но лишенные влаги листья безвольно висели на ветвях, несколько почерневших бутонов довершали печальную картину.
   - Пожалуйста!- бодро сказал Курин,- Это тот самый цветок, за который вы хотите отдать пятнадцать тысяч.
   Следователь несколько расстроился. Ведь если Алексей запускал здесь мотоблок, да наверняка надымил при этом от души, и цветок не выглядит прилично, то один из его планов пристраивания чудо-растения уже отпадает.
  
   План этот заключался в продаже растения озеленителям задыхающихся от автомобильного смога мегаполисов. Не из пустоты же гибискус вырабатывает огромное количество кислорода, видимо, таким образом перерабатывает углекислый газ. Если высадить такие цветы вдоль многочисленных шоссе, они наверняка принесут немало пользы. А Павел Сергеевич не продешевил бы со своим товаром. Он имеет связи с высокими чиновниками, те найдут денег сколько нужно. Государственную казну можно опустошать как угодно бессовестно, лишь бы повод нашелся.
   - А механизм вы уже запускали?- уточнил следователь, указывая на мотоблок.
   - Угу,- подтвердил Курин,- и не один раз.
   Оба понимали, о чем речь.
   - Это непростой цветок,- продолжил Алексей,- Наверное, вы и без меня догадывались. И все-таки хотите купить его?
   - Да, я покупаю.
   - С вашего позволения, только одну веточку от него отломаю?
   - Нет! Зачем она вам?- насторожился Корытцев, открывший портфель, чтобы достать деньги.
   - Так, на память.
   - Нет-нет. Я не позволю. Я плачу за то, чтобы растение было только у меня. А то мало ли... К чему мне конкуренция?
   - Какая конкуренция,- рассердился Курин,- я понятия не имею, для чего вам нужен мой гибискус, и, как видите, даже перестал интересоваться. Вряд ли для красоты, правда? А мне действительно для красоты. У нас разные цели.
   - Что вы говорите,- вскинул брови следователь,- это, по-вашему, красота?!- он направил ладонь в сторону умирающего растения.
   Алексей махнул рукой.
   - Вы ж не видели его в цвету.
   - А вы видели?
   - Видел. Один раз. И непременно хочу еще увидеть. Видели когда-нибудь цветы гибискуса?
   - И названия такого не слышал.
   - Но не может быть, чтоб не видели. Такие цветы еще на конфетах "Rafaello" нарисованы.
   - Красненькие что ли?
   - Вот именно. И представьте такие же цветки на этом кусте,- Алексей обвел руками контур растения,- но только голубого, нет - нежно-голубого окраса. С синими прожилками на лепестках. Красиво?
   Корытцеву было чуждо понимание прекрасного. Он согласился для поддержания разговора.
   - Наверное, красиво. Так купите себе что-нибудь подобное, разве мало в магазине красивых цветов?
   - Вы ничего не поняли. Он один такой, он уникальный. В природе второго такого гибискуса не существует. Есть нечто похожее, в Австралии, но это совершенно не то.
   - Купите австралийский, что вы так упрямствуете? Наверняка все вы преувеличиваете и отличается он от вашего не так сильно!
   - Еще как отличается! Он может стать биологической сенсацией! Представляю его на выставке... Скорее всего, цветок назвали бы моим именем. Гибискус Курина - звучит ведь?
   - Но пятнадцать тысяч евро за него не дадут же?
   - Ну, тысяч пять дадут. И к тому же, разве известность не лучше ваших денег? Меня станут приглашать во всякие телепрограммы (слышал, и за это платят!), а если кто-то из конфетных королей решит на своих упаковках рисовать мой цветок, думаете, мне не перепадет опять же чего-то? Буду рекламировать конфеты, и вообще - все, что только попросят. Мне светит новая, прекрасная жизнь! Так что если вам жалко веточки - растение не продается!
   - Вот как!- рассердился Корытцев,- А вы не боитесь, что я заберу цветок сейчас совершенно бесплатно? И еще привлеку вас к ответственности за то, что ввели следствие в заблуждение, вручив в тот раз мне "декабрист"?
   Алексей смотрел на гостя, не веря тому, что слышит.
   - Да-да, я возьму его с собой, и опять же: вы не имеете права оторвать от цветка ни листочка, ведь это вещественное доказательство!
  

10

  
   "Неужели так все и случится?- вертелось в голове у Курина,- и впрямь, что ему теперь со мной цацкаться, раз я Гиби выдал; невозможно теперь поставить цветок в шкаф, и убедить Корытцева, что ничего не было! И при любом раскладе он заберет растение целиком. Нет, такого никак нельзя допустить!"
   Он метнулся к секретеру и схватил со столешницы кухонный нож - тот самый, которым недавно поранился, разрезая апельсин.
   Следователь тут же запустил руку за пазуху, но Курин остановил его:
   - Не двигайтесь! Только пошевелитесь- и я метну в вас нож, - не сомневайтесь, он попадет точно острием в грудь,- и ваш револьвер, или что там у вас,- уже вряд ли поможет!
   - Хорошо...- Павел Сергеевич терял контроль за обстановкой и уже начинал заметно нервничать,- Только прошу, не надо так замахиваться...
   - Аккуратно, медленно вытаскивайте руку из пиджака,- скомандовал Алексей, но не пытайтесь словчить и обмануть меня. Сделаете резкое движение- пеняйте на себя!
   Следователь послушался.
   - Все-таки ни к чему направлять нож в мою сторону,- несмело напомнил он,- Видите, я совершенно безопасен.
   Лепет Корытцева начинал раздражать рассерженного хозяина квартиры.
   - Право, будет уже плакать,- недовольно сверкнул глазами Курин.
   Он опустил руку с ножом, подошел к гостю и бесцеремонно вынул из-под пиджака пистолет следователя, после чего вернулся к секретеру.
   - И что теперь предложите делать с вами?
   Нож Алексей заткнул за пояс, а пистолет снял с предохранителя.
   - Как что?- удивился, будто дитя, Корытцев,- ничего. То есть, отпустить меня... Разойтись просто... Раз уж так дело пошло, оставьте себе этот цветок!
   - Его вы и не получите. А отпустить вас... Смелые, однако ж, посещают вас идеи! Как вы себе это представляете теперь? Сейчас отпускаю вас, а через час меня арестовывают и сажают в тюрьму за то, что угрожал ножом?
   - Да Бог с вами! Конечно, такого не будет!- с чувством возразил следователь.
   - Чушь. Именно это и произойдет. И цветочек мой умыкнете заодно... Знаете, что? А встаньте-ка с кровати и отойдите к окну. Вон в тот угол.
   Корытцев сделал, что сказали, не переставая при этом лепетать, что он хозяин своего слова и тому подобную ерунду.
   Курин наклонил голову под кровать, резко обернулся- Павел Сергеевич оставался на месте, - и извлек из-под койки бобину нейлоновой веревки.
   - Все, можете садиться обратно. Нет, лучше сядьте на стул.
   - Что вы затеяли?- пугливо спросил Корытцев.
   Алексей направил на говоруна пистолет:
   - Садитесь, я сказал! Так. Теперь руки за спину.
   Он связал следователю руки. Достал нож, отрезал веревку от катушки. Связал ноги.
   Курин отер лоб рукой и сел на кровать.
   - Зачем вы это сделали?- спросил плененный.
   Хозяин взъерошил левой рукой волосы:
   - А... Чтоб спокойней было. Больно шумные вы что-то. Еще кляп сделаю и вообще будет замечательно.
   - Зачем? И когда вы меня отпустите?
   - Я же сказал: никогда!- сердито выпалил Курин. В глазах его вновь сверкнула бесовская искра,- И хватит об этом, договорились? Чем бы вам рот поскорей заткнуть?- он посмотрел по сторонам.
   - Значит, вы хотите меня убить?!
   Следователь содрогнулся, осознав собственные слова, и забыв о всяком достоинстве, по-бабьи заверещал:
   - Но это же глупо, глупо! Что вам за удовольствие от моей смерти, ведь можно же как-то договориться! Я подпишу любую бумагу, обяжусь оставить вас с вашим цветком раз и навсегда! К тому же, вот,- он мотнул головой в сторону кровати, где лежал портфель,- можете забрать мои деньги!
   - Я и так их заберу, -мрачно заметил Курин,- не прикажете же выкинуть вашу сумку в окно!
   - Но я могу дать вам еще денег! Много денег! Вот сколько вы хотите?
   - Остановитесь! В самом деле, надоело слушать чепуху. Не держите меня за глупца. Неужели думаете, я поверю вашему ментовскому брату? Вы мне лучше поведайте, для чего все же понадобился мой Гиби?
   - Кто?
   - Гиби, гибискус - мое растение.
   - Вам это знание, боюсь, без меня никак не пригодится.
   Курин вновь направил оружие на Корытцева.
   - Я требую, рассказывайте!
   - А если расскажу, не убьете меня?- в глазах Павла Сергеевича появилась надежда.
   Что же, хочет эту игру - получит ее.
   - Может быть,- кивнул Алексей,- вдруг ваша идея мне очень понравится?
   - Это действительно хорошая идея,- вдохновился следователь,- Она проста, но, как и говорил, здесь необходимы некоторые связи.
   - Покороче.
   - Да-да. Видите ли, ваше растение - идеальный убийца, не оставляющий следов преступления. Ну, вначале можно обнаружить повышенное содержание кислорода в крови убитого, и что с того? Что это значит, никто и не разберется. А спустя некоторое время кислород выветрится - и все! Концов не сыщешь! В этом, собственно и ценность цветка. Надо разобраться с ненужным человеком - запер его в комнате с гибискусом вашим - и готово! Вывози труп куда хочешь, все одно - никаких следов убийства.
   - Вряд ли у вас лично так много врагов,- предположил Курин,- чтобы ставить дело на поток.
   - Верно, у меня немного. Но вот у некоторых моих знакомых... политиков - предостаточно (еще больше Корытцев имел приятелей в криминальном мире, их тоже заинтересовал бы Гиби, но стоит ли афишировать такие связи?), они заплатят немалые деньги! Большие, чем за традиционные способы устранения!
   - Фу,- подернулся в отвращении Алексей, -вы и раньше убийствами промышляли?
   - Да нет...я - нет... - замялся Павел Сергеевич.
   - Хороши люди, что нас охраняют. Интересно, вы за свою жизнь больше хорошего сделали или плохого? Ладно, это риторический вопрос.
   - Была и еще идея. Но, похоже... Ваш культиватор долго работал?
   - Много часов подряд.
   - И - ничего?
   - Ничегошеньки.
   - Тогда та задумка не сработала б...
   - Вы и из воздуха деньги смогли бы сделать? Из чистого, имею в виду?
   - Смог бы...
   - Молодца! Однако, знаете ли, надоело мне с вами общаться,- картинно зевнул Курин. Он вынул из аптечки плотный сверток ваты и подошел к следователю.
   - Откройте рот пошире!
   - Что вы делаете? Ведь можно договориться!- закричал Корытцев,- Меня будут искать, в конце концов!
   Алексей поднес к виску гостя пистолет:
   - Это всего лишь кляп. Я не буду в вас стрелять, обещаю.
   Он сунул в рот следователю вату и привязал для верности тело к спинке стула.
   - Рад предоставить возможность почувствовать, что чувствовали бы в последние минуты враги ваших друзей-политиков!- Курин погасил свет,- Веселой вам ночи!
   Гость не хотел новых ощущений, и в знак протеста замычал что-то, но Алексей без лишних раздумий закрыл за собой дверь.
  
   О сне и думать не стоило. Каждый ли день вот так осознанно обрекаешь человека на гибель, где уж тут уснуть.
   Курин вернул телевизор на кухню, включил его, и долгое время смотрел в экран, мало понимая, что там происходит. Страшные мысли занимали его голову.
   "У Корытцева кляп во рту,- небось, не будет сипеть, как Витя? Собаки вовсе слышно не было... Жив он еще или в этот самый момент умирает? Долга ли и болезненна подобная смерть? Хочется верить, что не очень мучаться будет...
   А умрет - что с ним делать? Наверное, как с той собакой надо - в простыню и в мусорный бак. Желательно в соседнем дворе. Или вообще в нескольких кварталах отсюда. Не то станут в мусоровозку бак высыпать- порвется простыня и разглядят его. Да и не порвется, ведь полезут смотреть, что там такое громоздкое...
  
   "Определенно, нужно почаще заглядывать в комнату. Как откинет ноги, сразу же вон его из дома. Надеюсь, будет еще темно, и не привлеку ничьего внимания.
   И не станут ли Корытцева искать у меня? Правда ли он ко мне без водителя пожаловал? "
   Возле подъезда не оказалось не только черной "BMW", на которой в предыдущий раз приезжал к нему Павел Сергеевич, -не было вообще посторонних машин. Под окнами стояли только два соседских автомобиля. Алексей обошел дом с другой стороны: ничего подозрительного.
   "Значит, раньше утра его точно никто не хватится. Если только... но нет, кольца на безымянном пальце следователя нет. Такие вещи всегда бросаются в глаза"
   Но подстраховаться не повредит. Курин вошел в комнату, включил свет. Корытцев дышал. Он оставался в том же положении, в котором покинул его Алексей, только теперь дремал - то ли уставши бояться, то ли так расслабляющее действовал Гиби.
   Курин постучал гостя по плечу. Следователь открыл глаза.
   - Где ваш паспорт?
   Корытцев замычал, отчаянно мотая головой. Наверное, вновь призывал о чем-то договориться.
   - Хорошо, сам найду. Вариантов немного. В портфеле?
   Судя по мимике Павла Сергеевича, не там.
   - Значит, в пиджаке.
   Алексей вынул из внутреннего кармана плененного паспорт и принялся листать его. Есть штамп о регистрации брака и ниже штамп о его расторжении. Детей, согласно документу, у него нет. Хотя странно - у всех людей за сорок как правило уже имеется потомство. Стало быть, действительно о нем раньше утра некому вспомнить. А вдруг он живет с любовницей?
   Курин ощупал карманы пиджака Корытцева, вынул мобильный телефон. Не разобравшись, как отключить чудо техники, он снял заднюю панель аппарата и вынул аккумулятор.
   Алексей протер части разобранного телефона платком - чтобы отпечатков не осталось,- положил их вместе с паспортом в пиджак следователя и вернулся на кухню.
  
   Много раз заходил он в комнату, но Павел Сергеевич не спешил умирать. Близился рассвет, а Корытцев был жив.
   "Задушить его что ли, да вынести подальше, пока темно, не то не избежать неприятностей? Но цветку пока с него никакой пользы. Подожду еще немного"
  
   Около шести утра из комнаты донеслось мычание. Алексей не хотел видеть предсмертные судороги гостя, поэтому дождался, пока звуки прекратятся.
   Гиби не подвел. Именно о таких случаях, должно быть, говорят: красота требует жертв. И ненапрасных. Растение не только окрепло и разрослось, появилась пара десятков бутонов, половина из которых раскрыли чудесные голубые лепестки.
   "Что это, если не чудо,- ведь пару часов назад гибискус умирал?"
  
   Корытцева не было жалко. Сам еще тем злодеем, поди, был.
  
  

11

  
   Обидно, что в начале лета около шести на улице уже достаточно светло, и трудно остаться незамеченным, таща на спине такую тушу.
   "Подниму ли вообще его?- прикинул Курин,- если бы прямо так, не оборачивая простыней, то конечно: положил на спину, за руки через плечи ухватил бы и готово дело, а в тряпке... Ведь не четвертовать его. Тогда, конечно, проще было бы. По частям в спортивной сумке вынес бы- никому в жизнь не отыскать. Руку в одну помойку, ногу в другую, голову закопать, тело кинуть в пруд - поди собери потом!
   Но страшно ведь! Каково это - отпиливать человеку, пусть и мертвому, руку, и тем более голову! И крови столько будет, что не отмоешь квартиру. Так и "заметут" легко.
   До ночи здесь тоже не оставить, вдруг начнут искать? Если только в подвале его положить, хотя бы до вечера. Сейчас подвал открыт - заходи кто хочешь,- брошу там и замок повешу. Да и найдут там Корытцева, я-то причем? Не у меня же нашли. Или докажут, что я убил? Ха! На трупе ни единой раны, и в желудке только съедобное! Он вообще сам умер"
   Курин завернул тело в широкое постельное покрывало, открыл дверь квартиры, и, убедившись, что в подъезде не слышно ни шороха, спустил страшную ношу в подвал. Несмотря на немалый вес следователя, Алексей отнес труп довольно далеко от входа. Отыскав самый темный, заваленный ветошью угол, Курин решил: самое подходящее место! Брезгливо морщась, он очистил угол от зловонного хлама, положил на пол мертвеца и вернул тряпье на старое место.
   "В подвале немало таких горок, вряд ли кому-то интересно будет рыться в хламе!"
   Заперев подвал массивным навесным замком (вот уж воистину дома лишних вещей не бывает, все когда-то пригодится!), Алексей спрятал ключ в парке под кривой березой и вернулся в квартиру.
   Ни к чему дома держать и портфель следователя. Курин покопался в нем, ничего интересного, кроме денег, там не оказалось. Вот шельмец: обещал пятнадцать тысяч евро, а у самого только десять было. А врал, все при нем!
   Спрятав пачку банкнот под матрацем, Алексей бросил портфель к двери- не забыть бы прихватить на помойку, как пойдет на работу.
   "Хм... На ра-бо-ту... Убил человека, и как ни в чем не бывало - на работу. Не расхвораться на нервной почве и остаться дома, не кинуться в бега, а именно - на работу"
   Но дело сделано и мало проку жалеть о содеянном. У Курина имелось достаточно времени, чтобы обдумать, на что идет. Ведь Корытцев хотел нагло его ограбить! Отнять единственное, что приносило в жизни какую-то радость, и даже более того: давало шанс изменить всю жизнь! Следователь сам виноват.
  
   Гиби теперь ни к чему от света таиться. Курин поднял кастрюлю с кустиком на подоконник, провел нежно ладонью по ближнему бутону. Определенно, это самое красивое растение в мире! Что еще можно для него сделать? Заботливый хозяин сходил в ванную, и, вернувшись с влажной тряпочкой, начал протирать листья. Сомнительно, чтобы гибискусу необходима была подобная процедура, ведь большая часть листьев появилась только минувшей ночью и не могла за такой короткий срок запылиться, - Курин проявлял заботу, схожую с той, что мать проявляет в отношении с любимым ребенком, когда стряхивает с чада пылинки, незаметные для других людей.
   С улицы заслышались цокающие шаги. Вдруг шаги стали медленнее и вскоре каблуки совсем затихли. Совершенно очевидно, что из-за кустарника с дороги кто-то наблюдает за Куриным.
   "Что там еще?"- Алексей застыл в ожидании.
   Ветви кустов раздвинулись, и Курин узнал светловолосую ценительницу цветов. На этот раз она не знала, с чего начать - красивей картины в ее жизни не встречалось.
   - Ну как?- улыбнулся мужчина,- нравится?
   - Вот это да!- только и вымолвила девушка.
   - А что же вы так и не заходите ко мне, ведь обещали?
   - Да я... как-то все некогда... Ну и цветочек...
   Алексею очень захотелось сорвать одно из соцветий и вручить его девушке- пусть закрепит цветок в волосах, как делают испанские танцовщицы с обычным, красным гибискусом, или просто украсит им сумку, -но страх, не разрастется ли чудо и у нее, заставил забыть о романтическом порыве.
   - Так заходите же, как будет время!
   - Хорошо,- улыбнулась незнакомка,- и в самом деле постараюсь зайти.
   - Как помните, по вечерам я обычно дома.
   Курин чуть не забыл о том, что надобно еще успеть разобраться с трупом Корытцева:
   - Но только не сегодня. А в любой другой день- милости прошу! Рассмотрите цветок как следует, чаю попьем.
   - Тогда я приду с фотоаппаратом, хорошо?
   - Конечно, приходите!
  
   Засиделся Курин без женского внимания. Пора уже, пора что-то менять в этом плане. Неужели Гиби станет его всем, и не только прославит и, возможно, обогатит, но и поможет в любви? Хорошо бы так.
   Алексей протер последний лист и отнес тряпочку в ванную. Посмотрел на часы. Что же, пора выходить.
   "Нет, нет. Лучше все-таки убрать растение с подоконника,- решил он,- Вдруг Корытцев кому-то еще свои догадки про цветок высказал? Чего беду-то накликивать! Неровен час - правда разобьют окно и свиснут. Береженого бог бережет"
   Курин спустил гибискус на пол, и, сунув портфель в черный пакет для мусора, покинул квартиру.
  
  

12

  
   Девушка, сидевшая за перегородкой, отделяющей водителя от салона, привстала и нависла над Федором Степанычем:
   - Мужчина, ну неужели у вас совершенно нет совести? Разве ж можно так смолить, ведь вы, кажется, не один в автобусе,- почему и мы должны вдыхать эту гарь?
   - В самом деле,- поддержали ее несколько пассажиров - вместе протестовать всегда легче,- И так, словно селедки в бочке едем, тут даже без курева задохнуться можно!
   - Ну-у, раскудахтались куры!- пробурчал Степаныч под нос.
   - Вы что, не видите, я ж окно открыл?!- ответил он девушке, не оборачиваясь в ее сторону.
   - А что толку с того, что вы его открыли?! Да посмотрите сами - весь автобус в дыму!
   - И что, не нравится, что ли?
   - Что хорошего-то, конечно нет!
   - А,- махнул рукой водитель,- мне, честно говоря, нет дела до вас. Потерпите, пока докурю. К примеру, мне тоже много чего не нравится. И ничего, молчу.
   - Но какое отношение к нам имеет то, что вам не нравится? Мы-то причем, почему мы должны страдать?
   - Причем, говорит... А притом. Когда вас тут понабивается столько, сколько сейчас, думаете все вместе вы лучше моего курева пахнете? Кто-то немытый, кто-то наоборот. Такими дрянными духами набрызжутся! И половина из вас непременно еще в автобусе "шептунов" пускает. Кстати, с вашей стороны вот недавно приходил. Не поведаете, в чем дело?
   Девушка сначала побледнела, а затем и раскраснелась:
   - Ну, знаете ли, разговоры у вас! Пожилой человек и такой невоспитанный! Я буду жаловаться на вас! Немедленно остановите автобус, я выйду!
   - Да не нервничайте вы так,- спокойно ответил Федор Степаныч, не думая даже останавливать машину,- разве тут вылезете? Через две минуты выйдете на своем "Электрозаводе". Жалуйтесь потом кому хотите.
  
   - А еще вот одна каждый день с пекарни ездит,- повернулся он к Алексею,- Как войдет, пыхнет хлебушком-то свежевыпеченным. Он тогда еще весь будто из аромата теплого состоит. Представляешь, как надавливаешь пальцем на свежую корочку, она с хрустом ломается, и палец утопает в горячем мякише... И где б она ни села, хоть в конце салона, после нее еще несколько часов запах слышится...
   Тут уж совсем другая история, конечно, не то что с "шептунами".
   И хоть питаюсь регулярно, а все равно слюна с такого аромату течет. И снова я должен терпеть.
   - Слышите,- Степаныч повысил голос, чтобы девушка поняла, что обращаются к ней,- и все я должен терпеть! Но молчу. Такова уж моя судьба. А ваша судьба - меня терпеть, понимаете? Электрозавод!
  
   Когда автобус покинули все, кому нужно было выйти, и автобус оказался почти пустым, Федор Степаныч закрыл двери и тронулся. Он бросил в окно окурок, тяжело прокашлялся, и грустно признал:
   - Вообще, конечно, завязывать с этим пора. Не те годы уж, не то здоровье. Но легко сказать, а как завязать-то?
   - Мне знакомый говорил, что ему книжка одна помогла,- вспомнил Алексей,- прочел и совсем теперь не тянет к сигарете. Может, и вам попробовать?
   - Это Аллена Карра, что ли?
   - Именно. А откуда вы знаете?- удивился осведомленности старика Курин.
   - Что ж я, в лесу живу, телевизор не смотрю? Давно купил такую.
   - Ну - и?
   - Ну и ничего. Так и не прочел ее.
   - Руки не доходят?
   - Да не в этом дело. Книжку-то купил, а позже узнал, что этот Карр от рака легких умер.
   - И что?
   - Как что?! Тебя это не настораживает: мужик учит других, как бросить курить, а сам что - и не собирался бросать, потому что дымить все же здорово, или собственный способ ему не помог?
   - Может, он просто поздно уговорил себя не прикасаться к сигаретам?
   - Не знаю, не знаю, но чую, здесь явно попахивает обманом. Ты же современный парень, твои мозги должны лучше моих шевелиться, разве тебя проще обмануть, чем меня?
   - Как-то о Карре не задумывался. Я вот другие книжки видел. Ну, например, "Как стать миллионером", "Стань великим за неделю", "Как подчинить себе весь мир", и чуть ли не "Как управлять галактиками". Такие названия меня всегда веселят. Неужели те, кто их пишет, действительно знает, как стать миллионером, великим, и как подчинить себе вселенную, но сам до сих пор бедный и не бог, просто оттого что эдакий неприхотливый скромняга, но за какие-то двести рублей, что стоит книга, он с радостью обучит нас премудростям, ведущим к большим успехам! Но как все эти авторы могут быть уверены в своих теориях, если не потрудились даже опробовать их на себе?
   - Вот-вот,- согласился водитель,- хоть бросить курить и завоевать мир не одно и то же, однако тот борец с курением чем-то напоминает твоих умников.
   - Угу,- кивнул Курин,- они ж для нас стараются, а самим много ли нужно? Лишь бы мы покупали их писанину и верили, что чудо уже близко... Давайте, обманывайте нас, а мы вам за это и рады платить.
  
  

13

  
   Темнело поздно, спешить некуда, и после работы Алексей зашел в цветочный магазин и купил два горшка с "декабристами". Один вернул соседям, второй оставил себе - как знать, может, еще придется следы путать. Выкопал в парке ключ и стал ждать.
   Когда город окутала тьма, Курин взял фонарь и спустился в подвал.
   Замок спилен. От страшного предположения у Алексея затряслись ноги. "Неужели искали Корытцева? Или сейчас ищут?"
   Решив, что если внутри кто-то есть, то они непременно выдадут себя светом (в потемках наощупь не побродишь!), и тогда он ретируется, -Алексей выключил фонарь и осторожно открыл дверь. Подвал встретил его молчанием и кромешной тьмой. Утром, когда лучи солнечного света проникали сквозь небольшие зарешеченные отверстия, здесь не было так жутко. Никого, похоже. Можно зажигать свет.
   С трудом отыскав тот заваленный вонючими лохмотьями угол, Курин положил фонарь на трубу у стены принялся разгребать кучу. Он скинул одну тряпку, другую, и - о ужас!- горка зашевелилась! Так следователь не умер? И Гиби при этом расцвел? Неужели и такое возможно?
   Алексей поднял старое замасленное пальто, куча зашевелилась отчаянней и как в фильмах с воскресшими мертвецами, из нее привстало тело с взлохмаченной шевелюрой. В ужасе Курин отпрянул в сторону и едва сдержался, чтобы не закричать.
   То, что появилось из тряпичного кургана, молчать не собиралось.
   - Мать твою, ну что за жизнь такая! Ни посрать, ни поспать тебе спокойно! -гневно прогундосило оно.
   Не похоже на Корытцева. Но все равно эффектно вышло.
   - Что вы здесь делаете?- отойдя от испуга, задал пустой вопрос Курин.
   - Сам не видишь?- бомж тяжело прокашлялся и выплюнул мокроту чуть не на себя,- живу я тут, гражданин товарищ.
   - Но вас тут еще утром не было!
   - Ага. Здесь какой-то жмурик лежал... А я... ну, мой подвал - в соседнем доме- закрыли, там нормальный такой замок повесили, не то что здесь... ну, и куда мне деваться...
   - Так это вы замок сбили?
   Бродяга прищурился:
   - А тебе что?
   - Да так... Не бойтесь, я не из этих... не мент я.
   - Очень надо бояться... Не, замок Михай сбил.
   "Да здесь надо быть предельно осторожным, раз он не один,- не то как бы они с Михаем меня за чистые штаны не грохнули!"- подумал Алексей и поинтересовался:
   - А что ты там про жмурика говорил?
   - Про кого? А... Ну, смотрю, вещи валяются. Че,- думаю,- мож мне что подойдет. Роюсь, значит, и - вот он! Еще ничего такой, целенький. Недавно сдох. Интеллигент что ли: в чистую такую тряпку завернулся. Я и понял, что это спальное место. Шмотье-то так себе, а вот для ночлега неплохое местечко.
   - И куда ты дохляка дел?- нетерпеливо спросил Алексей.
   - Да вон валяется,- бомж мотнул головой в сторону дальней стены,- Че, я с ним, что ли, спать буду?
   Может, Курину не придется и мучаться?
   - Он же скоро разложится. Дурной у вас здесь аромат будет. Вынесете его, наверное?
   - Че?!- удивился бродяга,- очень надо таскать бегемота твоего!
   - Разве не мерзко с ним жить-то?
   - Нормально. Газетами прикроем и порядок. А как он вонять будет, я и не почую, носопырка лет десять назад отказала.
   Человек железной воли, однако. Но надо решать проблему.
   - Когда тело разложится, в подъезде запашок будь здоров появится. Приедут менты, вас и прищучат. Скажут, вы и убили.
   Курин ожидал ответа вроде "Пусть докажут", и опережая время, придумывал, как милиция будет доказывать бродяжью вину, только новый знакомый и не собирался защищаться.
   - Вот и пусть в тюрягу садят. Помоемся хоть. И еду нам на блюдечке приносить будут... А то шатаешься, как собака, жрачку- найди, ночлег - тоже поищи. И эти скоты еще всюду шмонают... Пусть приютят нас.
   И еще в тюрьме тепло всегда. Щас-то еще что, а вот зима придет, изгаляйся тогда, ищи тепла.
   И вообще, чего тебя этот жмурик колышет? Он что, твой корешь? Сам и тащи тогда.
   - Какой он мне корешь!- возразил с негодованием Курин,- впервые вижу его.
   - Че тогда... Вообще, мне спать пора...
   - Значит, вам вонь не помешает.
   - Я ж сказал...
   - Хрен с тобой, сам вынесу. В подъезд ведь не войдешь потом.
   - Вот и неси,- бомж принялся накрывать себя тряпками.
   - Так он был в покрывале. Где оно, не понесу же его прямо так, на плече.
   - Нет покрывала. Это моя добыча. Кто первый увидел - тот и взял. Вон, там полно всяких тряпок валяется!
   Отыскав с трудом в мусоре широкую, почти целую, хоть и пропахшую, как и все в подвале, экскрементами, скатерть, Курин последний раз воззвал бродягу к человечности:
   - Хотя бы поможешь обернуть его? В потемках неловко одному это делать.
   - Пошел ты к черту, гражданин товарищ! Я же сказал, он мне и тут не мешает.
   - Вот скотина,- пробормотал Алексей и принялся за работу.
   - Че?
   - Суп харчо.
   - А?
   - Спи давай.
  
   Под покровом темноты труп был отнесен на дальнюю помойку и надежно завален грудой бытового мусора. С Корытцевым наконец покончено.
  
  

14

  
   Федор Степанович последний раз повернул кубик Рубика- на всех шести сторонах были собраны одноцветные квадратики,- и передал головоломку Курину.
   - Вот и все,- сказал он и включил первую передачу, когда на светофоре зажегся "зеленый", - как, видишь, не так и сложно собрать эту штуку.
   - Здорово!- удивился Алексей, проверив, действительно ли собраны все цвета.
   - А вообще надоело мне все в жизни что-то,- вздохнул водитель.
   - То есть?
   - Ну что "то есть"? Каждый день моей жизни похож на любой другой. Знай с утра до вечера баранку крути да с кубиком этим забавляйся. Душа чего-то нового требует, не робот же я. Кубик надоел, если хочешь, забирай его себе...
   На дудуке собирался играть учиться... Слышал, как он звучит?
   - Слышал.
   - То-то! Не инструмент - сказка! Все чаще приходит ко мне настроение такое, что только этой дудочкой и передашь его. Сходил в музыкальный магазин, приобрел дудук. Просыпаюсь, вчера, значит, беру его собой, иду к автобусу.
   - Чтоб в пробках гаммы играть?
   - Ага. Ну, вроде жалко время впустую терять... Вдруг будто переклинило меня, подумал: "Куда несу этот волшебный инструмент, кто сможет оценить его звуки? Сейчас опять сопеть и кряхтеть начнут, мол, шумите вы сильно или еще что-нибудь подобное. Достойны ли эти невежды внимать голосу флейты, которая говорит с Богом?"
   - Нет,- Степаныч покачал головой,- Вряд ли свиньи будут рады бисеру. И еще тоскливее стало. Противны мне все эти людишки. Все противно. Поверишь, руль даже -это- выводить из себя стал. И я понял: "Пора тебе, брат, в отпуск!"
   Если быть честным, Федору Степанычу давно уж пора не в отпуск, а на пенсию уйти, почтенный возраст был весомым тому аргументом, однако не стоит забывать, что он был единственным водителем на круговом маршруте.
   - В отпуск?- не желая верить услышанному, переспросил Курин.
   - Ага. А что такого удивительного?
   - Да ничего, в общем-то. Только... помните, зимой вы проболели неделю - ведь никто вместо вас пятый автобус не водил? Не очень-то удобно было тогда до работы добираться. А теперь что же, целый месяц мучаться придется?
   - Получается,- пожал плечами Степаныч,- А что, прикажешь мне делать - умереть здесь, вас катая?
   Он пожевал губы и продолжил.
   - Последний раз отдыхал три года назад. Помнишь, тогда вместо меня ездил малый один, Петька?
   - Помню. А может, он и сейчас вас подменит?
   - Черта с два! Он без меня тут весь бизнес расстроил. Брал строго по тарифу, не было сдачи - не трогался, пока не разменяет крупную деньгу. Газировки ни одной бутылки не продал. Помнишь, когда жарко было, я предлагал пассажирам воду? Хоть и теплая была (это только теперь у меня для этого дела холодильник появился), а все равно хорошо раскупали.
   Алексей помнил. Когда газировка плохо продавалась, Степаныч просто не пускал людей в салон, прежде чем те не купят по бутылке. "Пейте воду, тогда потеть не будете,- учил он, - потным в моей машине не место"
   Такие фокусы проходили и в откровенно хмурые, холодные дни.
  
   - Кассы не собрал, пассажиров разбаловал; в автобусе он не курил, потому что нигде не курил, впрочем. Люди и привыкли к хорошему. Вдобавок ко всему, Петьку еще несколько раз грабили ближе к ночи. Ну, это он так говорит. А я думаю, что он мои денежки и попер. Словом, плохой из него подменяльщик, не увидишь его больше тут.
   Автобус повернул направо и скоро оказался на перекрестке, где горел красный свет. Степаныч хотел притормозить, но вдруг загорелся "зеленый", и, видя, по сигналам впереди стоявших автомобилей, что их владельцы отпустили уже педали тормоза, Федор Степаныч счел правильным не останавливаться.
   - А знаешь... - сказал водитель, но не продолжил мысли, поскольку автобус врезался в новенький "Мерседес", водитель которого и не думал газовать.
   - Что за идиот!- ругнулся Степаныч и выскочил на улицу. Он злобно заглянул в боковое стекло иномарки, но на водительском месте, как и вообще в салоне, никого не оказалось. Тогда Степаныч отогнал автобус на метр назад и вышел оценить последствия аварии.
   Бампер "Мерседеса" смялся капитально- Курин видел это и из салона,- должно быть, замена его обойдется в кругленькую сумму, а сильно ли пострадал автобус?
   - Мне теперь краски нужно литра три, чтобы все царапины замазать,- недовольно пояснил Степаныч, вернувшись в кабину,- Но с него, думаю,- он мотнул головой на поврежденную машину,- непросто будет получить краску. Он плюнул в окно, закурил сигарету, и завел машину.
   - Просьба сохранять спокойствие!- громко призвал водитель забеспокоившуюся публику,- ничего особенного не произошло, мы продолжаем поездку!
   - А что там с водителем - пьяный что ли?- поинтересовался Курин.
   - Его там вообще нет,- затянувшись, ответил старик.
   Алексея осенило.
   - То есть, он что - припарковался там?
   - По-видимому,- кивнул Степаныч.
   - Ну и ну. А раньше им тротуаров хватало...
   - Дуракам закон не писан. Впрочем, меня здесь и не было. И машину эту мы никогда не видели, верно?
   Курин понимал, что бампер тараненного "Мерседеса" стоит немало, и какие к тому же неприятности светят отцовскому товарищу, если его найдут, за исчезновение с места происшествия до приезда "гибэдэдэшников", и потому согласился.
  
   - А, так самое главное,- отвлекла нас эта колымага,- ты-то не хочешь вместо меня месячишко поработать? Ты производишь впечатление толкового малого.
   Первое, что представилось Алексею после услышанного предложения, была картина, как владелец "Мерседеса" отыскивает этот автобус (здесь столько свидетелей - наверняка кто-то выдаст!), избивает Курина за дерзкий поступок и не менее дерзкое исчезновение, выколачивает из него деньги на ремонт, и заканчивается история тем, что Алексей оказывается в тюрьме.
   - Нет-нет, не хочу, спасибо!- ответил он, очнувшись от тяжких предчувствий.
   - Чего не хочешь-то? Зарплата хорошая, доволен будешь, не сомневайся. Не вспомнишь, что такое столовая, в "Пышечке" питаться станешь, как человек!
   - А как же тогда моя собственная работа?
   - Бросай ее. Мой девиз таков: если и работать, то только за приличные деньги. За копейки только дураки работают. Перенимай мои ценности. Месяц на автобусе поработаешь, а там и другую стоящую работу подыщешь. Или еще как-нибудь разбогатеешь...
   - Это как еще? Клад найду?
   - Ну, например. Или что-то вроде того. Жизнь иногда преподносит нам сюрпризы. Может выйти так, что в тебя влюбится богатая женщина. И зачем тогда работать?
   Что же, и действительно может получиться, что на Курина вдруг свалятся большие деньги, например, если он со своим цветком победит на выставке, или, -как знать- может, что-то получится со светловолосой незнакомкой, восхищающейся Гиби, и она в самом деле окажется, несмотря на подозрительно юный возраст, миллионершей? Хотя зачем в таком случае ей ходить на работу? А если эта самая работа приносит миллионы, тогда почему бы не завести себе автомобиль с личным водителем? Или ей только предстоит на днях стать богатой, а пока еще жива ее престарелая богатая родственница?
   Но полагаться на везение- не в правилах Алексея, как взрослый человек, он предпочитает иметь пусть небольшой, но стабильный доход.
   - Нет, я так не привык жить. Повезет - не повезет, как можно ждать у моря погоды?
   - А, может, тебе взять этот месяц за свой счет или даже уйти с работы в отпуск?
   - У меня даже прав нет нужной категории, чтобы автобусом управлять, так что зря уговариваете.
   Степаныч правда хотел в отпуск и отступать не собирался:
   - Не беспокойся, я свои права тебе оставлю!
   - Но я же совсем на вас не похож!
   - Наденешь кепку - и все будет в норме. Никто разглядывать даже не станет!
   - Да я вообще плохо вожу, даже забыл как это делается. Последний раз я лет десять назад за рулем сидел.
   - Ничего, водить машину - это как на велосипеде ездить. Сел - и сразу все вспомнил! Ну, хочешь сейчас прямо попробовать?
   - Нет. Вы не знаете ведь, чем все кончилось тогда, эти десять лет назад. Я разбил машину.
   - Ну, как хочешь. Насильно мил не будешь... А я все равно в отпуск уйду. В Китай полечу - мне там больше всего понравилось.
   - Так вы уже были в их краях?- удивился Алексей.
   - Не только в их,- горько усмехнулся Степаныч,- каждую субботу "Вокруг света" смотрю. Многое уж повидал. Только не поел их чудных фруктов, не покормил ручных обезьянок, не испробовал на себе слоновий массаж, не пообщался с местным населением, в конце концов.
   - А как вы общаться-то будете? Они, поди, русского языка не знают?
   - Я по-немецки с ними буду. Натюрлих, что, я - зря в школу ходил? Пора, пора, друг мой, свет повидать. Деньжат поднакопил, надолго должно хватить. А понравится за границей - может, и вовсе меня не увидите. Ну, так будешь вместо работать?- не вернусь - машина твоей станет!
  

* *

  
   Павлом Сергеевичем никто и не думал интересоваться. Должно быть, куринское дело давно закрыли, и сослуживцам не приходило в голову, что следователь мог заходить к Алексею. Если бы Корытцев посвятил в свои планы кого-нибудь, события развивались иначе. Жадность Павла Сергеевича сыграла Курину на руку.
  
  

15

   Алевтина плохо училась в школе и нисколько не жаждала, окончив ее, поступать ни в колледж, ни уж, тем более, в университет. После девятого класса девушка три года гуляла без дела, и когда вдруг папиных денег перестало хватать на карманные расходы, Аля всерьез задумалась о работе.
   Родители подыскали дочери несколько приличных мест, на которых достаточно было неполного среднего образования, и при этом обещались приличные деньги. Но мятежное создание имело привычку поступать всегда наперекор маме и папе, и в ущерб собственному доходу и имиджу, устроилась курьером на мусороперерабатывающий завод. Ее девиз был: "если родственники в бешенстве, значит, все делаешь правильно!" А те были в бешенстве.
   Но не только родных возмутить своим выбором хотела девушка, нет,- у нее был и дальний расчет. На заводе, куда она устроилась, курьеру на целый рабочий день предоставлялся в распоряжение автомобиль. Пусть всего лишь отечественные "Жигули" четвертой модели, но все же на ходу и для плана Али вполне подходящие. Права у Алевтины уже имелись, водить машину учил ее школьный приятель Сашка Першин.
   А план был прост: поднакопить денег и дать ходу из этого города, как можно дальше от места, где живут вечно "пилящие" родители. Девушка, конечно, понимала, что они любят ее, но их навязчивая любовь становилась уж совсем невыносимой.
   Хватить уже слушать других, как следует жить. Не нужны ей эти советы, к тому же носящие обычно характер требований. Еще чуть-чуть - и начнется новая, свободная жизнь!
   Аля сядет в служебную машину и уедет... Куда именно уедет, впрочем, мятежница сама точно не знала. Наверное, следует километров за пятьсот от города податься, чтобы при всем желании никто не нашел. Устроиться там на работу, снять комнату в общежитии. А может, и сразу получится купить комнату или квартиру : говорят, в глубинке жилье недорого стоит. Ну, или домик в садовом товариществе, на худой конец. С машиной-то жить легко, на работу откуда угодно добраться можно. В общем, вариантов немало. Остается только подготовиться и выбрать день.
  
   Наконец время пришло.
   Девушка сложила в большую спортивную сумку вещи, в карман сунула тугую пачку пятисотенных купюр. Проверила паспорт и водительское удостоверение. Как будто все собрано.
   Взяла тетрадный лист, гелиевую ручку и написала гневное прощальное письмо. О! В выражениях Аля не постеснялась, вряд ли такое она смогла бы сказать родителям в лицо. Но иначе письмо не складывалось.
   Перечитала, что получилось. Может, порвать листок и спустить в унитаз? -все же слишком жестоко вышло.
   А оставить их в неведении - не менее ли жестокий поступок? Нет, пожалуй, пусть прочтут и примут к сведению, что искать дочь не стоит.
   Чтобы листок случайно не сдуло со стола, Алевтина придавила уголок его вазой с лилией - сашкиным презентом. Влюблен, наверное. Впрочем, не время глупостями голову забивать.
   Захватив со стола плеер, девушка еще раз осмотрела комнату и покинула квартиру.
   Жаль, что за машиной надо еще на работу заезжать, если б можно было оставлять ее у дома, все здорово упростилось.
  
   Из автобуса-"пятерки" вышел Курин - он работал недалеко от остановки, а Аля вошла в салон.
   Она всегда так добиралась до своего завода: доезжала до железнодорожного вокзала, а там - несколько остановок на электричке.
   - Мадам, - остановил заплатившую пятнадцать рублей и собирающуюся пройти вглубь автобуса девушку, водитель,- а багаж кто оплачивать будет?
   Хоть сумка и действительно была велика, в обычном городском автобусе никто и никогда не стал бы требовать ее отдельной оплаты, но бригадир пятого маршрута, как мы знаем, работал не на дядю и к тому же собирался в Китай, и потому не желал упускать прибыль. Тем более, как он помнил, эта пассажирка ни разу не платила сверх положенных пятнадцати рублей,- всегда-то у нее находилась мелочь.
   - Да разве она много места займет?- возразила девушка,- Я сяду, а сумку на колени поставлю. Кому помешает-то?
   Степаныч, уже закрывший дверь и готовый тронуться, вдруг заглушил мотор.
   - Э-э, уважаемая, а вот спорите вы совершенно напрасно. Порядок есть порядок. Раз полагается оплачивать багаж, так и оплачивайте, к чему спорить? Не мной же правила придуманы,- развел водитель руками, - И пока не оплатите, никуда не поедем.
   В салоне было не так уж много народу, но никому из находящихся в автобусе не хотелось терять время. Пассажиры торопили Алевтину.
   - Сколько за багаж-то?- негодуя, спросила она.
   - Как и за проезд - пятнадцать.
   Водитель чуял близкую поживу: должны же кончиться у нее мелкие деньги. Даст хотя бы полтинник. Жаль, нельзя соврать, что первые ее пятнадцать рублей куда-то исчезли, поэтому Степаныч вернет их Але. Скажет, это все, что у него есть, и таким образом заработает еще лишнюю двадцатку. И, чтобы не терять времени, и как бы оправдываясь за планируемое преступление, хитрец предупредил: ищите без сдачи - у него кроме ее денег только пятисотенные.
   Но у девушки купюры мельче пятисот рублей не оказалось.
   Степаныч неслышно отругал себя за дурацкое предупреждение - ведь он мог бы найти сдачу и с полутысячи, и, понимая, что ни один сумасшедший не подарит ему 485 рублей, махнул рукой, и пообещав забрать должок в следующий раз, завел двигатель.
   Мог ли предположить ли Федор Степаныч, что следующего раза может не быть?
   Хочется верить, что мог. И не испугался. Стал гуманнее.
  
  
   Алевтина проверила журнал: все правильно, пока нет никакой работы, только в три часа надо будет отвезти бумаги с отчетами в Контору. Неужели и не появится повода сесть в машину раньше?
   И ладно. Предвкушение грандиозных жизненных перемен - тоже сладкое чувство, почему бы его не посмаковать?
   Девушка села за стол у окна, раскрыла журнал с кроссвордами, и принялась заполнять пустые клеточки. Вначале она добросовестно читала задания по вертикали и горизонтали, напрягала ум и вписывала в нужные места вполне вероятные ответы, однако вскоре мысли о предстоящих приключениях стали отвлекать ее внимание, и, чтобы хотя бы формально завершить начатое дело, курьерша стала наполнять сетку ребуса первыми приходящими на ум словами, что подходили по размеру и не противоречили появившимся ранее буквам. При этом в одной из строчек по горизонтали чудесным образом разместились слова "ПРИВЕТ" и "СВОБОДА", а в ряду по вертикали можно было прочесть "К ЧЕРТУ РОДАКОВ". Она обвела получившиеся лозунги жирным маркером синего цвета, и, довольная проделанной работой, откинулась на спинку стула.
  
   - Аля! - в дверях появился взволнованный замдиректора Ползунов,- Алька, ты здесь? Значит, машина на месте. Давай скорей ключи! Проблемы у нас...
   Девушка открыла ящик стола и достала из него связку с брелоком.
   - Что за проблемы, Игорь Семеныч? Давайте я сама вас подброшу, куда надо!
   - Нет, нет, Аля, зачем тебе связываться. Вон, Федотов сейчас сделает...
   - Сделаю, сделаю,- из коридора послышались приближающиеся шаги начальника сортировочного цеха. Лысоватый, нос картошкой,- Федотов вошел в кабинет и протянул руку к курьерше,- Я поеду. Не бабское это дело с трупами возиться.
   - То есть? -не поняла Аля,- откуда в моей машине труп?
   - Да не в машине... Ключи давай! - потребовал Федотов.
   Девушка растерянно передала связку.
   - Вот так. Что тут понимать: мусор утренний привезли на сортировку и хоп- вот он труп. В покрывало какое-то завернут был. Клавка раскрыла и ну орать. В морг теперь везти надо.
   Но Аля и сама может мертвеца отвезти. Вначале в морг, а потом - свобода!
   - Да зачем вам от работы-то отвлекаться, не переживайте за меня, я смелая!
   - Это ты сейчас смелая, а увидишь его - представляю, что будет.
   - Видишь, о тебе беспокоятся, что ж ты ерепенишься? - поддержал главного по цеху Ползунов,- Отдыхай, пока дают!
   - Смелая она, - усмехнулся Федотов и развернулся, чтобы покинуть кабинет, но зазвонивший в кармане телефон остановил его. Это молодежь может легко разговаривать по мобильному и делать другое дело, у старшего же поколения все серьезно: раз звонят, нужно бросить все дела, остановиться в сторонке и обстоятельно поговорить.
  
   - Бл...! - воскликнул начальник цеха, услышав первую же фразу звонящего,- и что, нельзя обождать часок?!
   В цеху вышло из строя какое-то оборудование, и справиться с проблемой без Федотова не представлялось возможным. И простоя в работе нельзя было допускать - город небольшой, но мусор поставлял в больших количествах и без перебоев.
  
  
   - У нас там все схвачено,- инструктировал Алю Ползунов,- они у себя напишут, что сами нашли его на улице где-нибудь ночью. Еще на заводе нам не хватало всяких там милицейских работников с допросами их. Мы хорошенько его закутали, не бойся, запаха не будет. Главное - правил не нарушай, осторожно машину веди.
   Девушка пообещала, что "все будет выполнено чисто" и, довольная тем, что взрослая жизнь уже началась, села в машину. Выехав за ворота завода, она включила на полную громкость любимую рэперскую песню и с силой вдавила в пол педаль газа. Сво-бо-да!
   Но прежде чем удрать из ненавистного города, обязательно следует попрощаться с лучшей подругой. Настя наверняка сейчас дома, может, даже спит еще. На работу-то ей не надо ходить - ее муж кормит. Вообще везет ей. Живет отдельно от родителей. Але б тоже выйти замуж, но хотелось бы по любви... А любви и нет пока никакой, так что сейчас другие планы.
   Морг подождет. Вот настин дом. Алевтина отключила мобильник (начнут ведь названивать: как там с трупом?) и поднялась на третий этаж.
  
   - И что, даже не решила еще, где остановишься?- удивилась Настя.
   - Неа. И не парюсь особенно. Так даже интересней. Подумаешь, а пока не подыщу ночлега, спать буду в тачке.
   Настя подлила себе вермута.
   - Ну, может, выпьешь чуток?
   - В другой раз. Что-то не хочется ментам все бабки отдавать. Да еще с этим мертвяком попалят.
   - Слушай, а как он - труп-то твой, сильно страшный?
   - Веришь - сама не видела. Может, они там вообще мне мусор завернули.
   - А пойдем посмотрим, а? Никогда покойников живьем не видела. Только по телеку и в газетах.
   - Фу, мерзость! Не, я пас. А впрочем,- Аля серьезно посмотрела на подругу,- хочешь, поднимем его к тебе и делай с ним что хочешь.
   - Ну-у, потом искать, куда его деть из квартиры,- усмехнулась Настя.
   - Вот блин, не удалось скинуть тело... Придется все-таки заезжать в морг. Ну, поеду, наверное. Как бы он вонять там не начал.
   - Уже?- вскинула бровки хозяйка квартиры,- Может, посидим еще? Ничего с ним за часок не случится. А то когда теперь свидимся?
   Алевтина мотнула головой.
   - Я бы правда посидела, но как-то стремно, когда знаешь, что у тебя в тачке мертвяк лежит. Бр-р-р.. поскорей бы от него отделаться...
   - Погоди тогда, сейчас оденусь и проводим тебя с Гуинпленом.
   Так звали пуделька подруги, который всегда ходил с высунутым языком и оттого казалось, что он улыбается.
   Настя открыла шкаф и достала платье, в котором последнее время любила выгуливать собачку.
   - А деньги-то у тебя есть на первое время?- спросила она, снимая домашний халат.
   - Вот,- Аля вытащила из кармана пачку купюр,- как же без них.
   - Они все пятисотенные?
   - Угу.
   - Тогда маловато.
   - Сколько есть. Да думаю, хватит. Какую-нибудь работу найду.
   - Я тебе еще денег дам. Чтоб наверняка хватило.
   - Ты же сама не работаешь, откуда тебе взять?
   - А муж на что? Он вообще все деньги мне отдает. Даже не знает, сколько их в нашей кассе. Да от него и не убудет.
   Настя открыла дверцу серванта и достала изнутри шкатулку.
   - Та-а-ак, что мы тут имеем? Хе... Негусто. Куда ж они все деваются? Черт, могу только пять тысяч дать.
   - Да ну, не надо, неудобно как-то...
   - Неудобно сама знаешь что.
   - ?
   - Сальто мортале под столом крутить. Бери и не разговаривай. Думаю, и этих будет маловато.
   Аля и сама понимала, что деньги сейчас лишними не окажутся, и опустив глаза, взяла банкноты.
   - Я обязательно верну. Заработаю и верну.
   - Ну, это как сможешь. А не сможешь, тоже не умрем.
   - Ты это, поблагодари мужа за меня.
   - Не фига ему даже знать об этом. Меньше знает-крепче нервы. Его дело вкалывать.
   - В общем, как устроюсь, позвоню тебе и отдам долг. Старую "симку" я выкину, чтобы с работы не парили, и родаки тоже. Новую куплю, сразу же звякну тебе - будешь знать мой новый номер.
   - Ладно. Я только говорю, что тебе все равно маловато этих денег. О! Знаю парня, который ни в чем тебе не откажет!
   - Сашка?
   - Да. Тот, что к тебе клеится. Першин. Позвони ему и попроси бабок, скажем, до завтра. Сам прибежит и принесет.
   - Но я ж завтра не верну точно.... А-а-а ...
   - Ага. И не надо. Как он найдет тебя потом?
   - Нехорошо получается.
   - У тебя форс-мажорные обстоятельства. Понимаешь, выбирать не приходится. Хочешь жить- убей другого.
   - Да ладно. Я и вправду постараюсь ему вернуть. Не завтра, конечно. Только как-то неловко просить...
   - Я сама позвоню. У тебя в мобиле его номер есть?
   Аля кивнула и достала телефон.
  
   Першин оказался дома - простудился и сидел на больничном.
   - Все договорено. Пять штук еще может дать,- Настя отдала телефон подруге,- но он хворает там. Порывался к нам приехать, а дышит так тяжко. Ну его, думаю,- не доедет еще. Пообещала, что ты сейчас нагрянешь.
   - Вот спасибки, молодчина!
   - Да я-то что? Мне бы не дал. Он в тебя влюблен. Ну, пошли же, провожу. А то скоро "Комплексы женщин" начнутся по ящику!
   Видимо, зависимость от телевизора современного человека настолько велика, что, оказавшись у машины, Настя забыла даже о том, что очень хотела взглянуть на мертвеца. Скоро попрощавшись с подружкой, она поторопилась к бульвару выгуливать Гуинплена.
  
   Несмотря на то, что Сашке следовало соблюдать постельный режим, он встретил Алевтину в брюках и свежевыглаженной рубашке и пригласил девушку выпить чаю. Хоть девушка и торопилась, она не могла поступить неприлично, быстро взяв обещанные деньги и сразу же исчезнув. Пришлось пройти на кухню и полчаса поддерживать пустой разговор, беспрерывно перемежающийся першинскими предложениями сходить вечером в кино или устроить в выходные знатный пикник. Как будто болезнь вовсе не удерживала его дома.
   На что Але понадобились деньги, он даже не поинтересовался.
  
  

16

  
   Алексей только вернулся с работы, как раздался звонок в дверь. Неужели из милиции? Нет, так жить становится невозможно, скорее бы выставка. А там... А там наверняка что-то переменится. Он распрощается со своим другом-убийцей и не придется больше совершать преступления и каждый день бояться, не наткнулись ли на какой-нибудь из трупов. Почему время нельзя ускорить?
   К счастью, на пороге стояла та самая светловолосая девушка - любительница цветов. Ну конечно! Она же давно обещалась придти!
   - Проходите, пожалуйста!- приветствовал гостью Курин,- я как раз ужинать собирался. Составите мне компанию?
   - Но я не очень голодна...
   - Не обманывайте меня, пожалуйста! Человек после работы всегда голоден. И очень. Ведь вы возвращаетесь с работы, верно?
   Незнакомка хотела еще что-то возразить, но хозяин не позволил ей этого сделать:
   - В конце концов, не покажу цветок, если не согласитесь перекусить!
   Любопытство девушки оказалось сильнее стеснения перед новым знакомым, к тому же Курин показался ей симпатичным, и недолго попрепинавшись для приличия, девушка согласилась на совместный ужин.
   - Меня зовут Алексеем, кстати,- представился Курин, бросая котлеты на шипящую маслом сковородку.
   - Очень приятно, а меня Светланой.
   - Вот и познакомились. В качестве гарнира я решил приготовить гречку. Вы не против?
   - Почему бы нет?
   - Вот и замечательно. Через десять минут ужин будет готов. У нас есть время полюбоваться цветком.
  
   - Какой же он красивый!- в изумлении протянула Света,- бывает же чудо!
   - Совершенно верно,- согласился Алексей,- иначе и не скажешь.
   - Позволите, "щелкну" его?
   - Пожалуйста.
   Девушка сходила в коридор, где оставила сумочку, и вернулась с фотоаппаратом. Снявши чудо природы со всех сторон, она все же решила попытать счастья.
   - Ну малюю-ю-сенькую веточку не можете дать?
   - Вот опять вы. Я ж говорил, что готовлюсь к выставке... извините, я ничего плохого о вас не думаю... Но береженого Бог бережет. Мало ли, у вас веточку еще кто-то похитит... Не хотелось бы остаться с носом.
   - Вы о выставке "Флора-2009" говорите?
   - Да.
   - Так она, если не ошибаюсь, уже скоро - примерно через неделю будет. Чего же вам бояться, разве из веточки может за такой срок приличный цветок вырасти?
   Возможно ли такое? Курин не сомневался, что Гиби и за более короткий срок может как следует разрастись. Если загубить несколько душ... Только Светлане это знать ни к чему.
   - Все равно. За ним нужно уметь ухаживать. Нет, нет, извините, не могу.
   - А после выставки дадите?
   - Хм... там посмотрим... Не так все просто с этим растением. О! Котлеты сейчас сгорят! Пойдемте ужинать.
   Алексей положил в тарелки гречку, по котлете и спросил, не желает ли гостья вина. За знакомство.
   - Э, нет,- улыбнулась девушка, -вдруг вы подсыплете туда чего-нибудь. Или уже подсыпали. Вы мне не доверяете, как я могу доверять вам?
   Однако от чая Света не отказалась. Может, оттого, что чайник вскипел при ней и чашка с напитком все время была в ее поле зрения, а может, потому, что сама не верила, в то, что связалась с отравителем.
   - Обязательно приходите еще, - прощался в дверях Курин с гостьей,- Я человек холостой, скучно одному сидеть дома. Вы приятно разнообразили вечер, спасибо!
   - Хорошо, я навещу еще вас с цветочком!
   Гиби стоил того, чтобы приходить им любоваться. Фотографии, конечно, хороши, но живьем растение смотрится еще лучше. И Светлана стала бывать у Алексея чуть ли не каждый вечер. У них завязывались отношения.
   Однако настало время подыскивать Гиби новую жертву.
  
  
   Пришла суббота. На вечер у Курина запланирован был поход в кино со Светланой, и часов до одиннадцати он собирался спать. Но часов около восьми в дверь позвонили.
   Свет в подъезде уже выключили, в глазок можно было разобрать лишь силуэт незнакомца со всклоченными волосами на голове.
   - Кто там?
   - Это... это я.
   Хм. Как будто Алексей этот шамкающий голос где-то слышал...
   - Кто - я?
   - Ну, Гена. Мы с тобой в подвале разговаривали.
   Все ясно. Видимо, тот бомж, с которым Курин встретился, когда спустился за трупом следователя.
   Алексей накинул халат и открыл дверь.
   - Что ты хотел?
   - Михай сдох.
   - Ну и что? Водка что ль нужна для поминок?
   - Не... ну, и водку тоже... это... можно...
   - Хрен я тебе дам, а не водку. Иди отсюда.
   Курин попытался закрыть дверь, но Гена придержал ее со своей стороны.
   - Э-э.. не... я чего пришел-то: он там вонять сейчас начнет, надо бы убрать его оттудова.
   - Ну и что?
   - Может, вынесешь?
   - Че-го?! Спятил, что ли?! Твой друг, ты и выноси.
   - Так вонять же будет, говорю.
   - Пусть воняет.
   - А-а-а, а чтобы тот малый вонял, ты не хотел! А Михай не меньше тут запаху наделает!
   - Не сомневаюсь. Он, небось, еще живым смердил будь здоров. В общем, тебе надо - сам и выноси.
   - Херушки я его буду тягать. Не вынесешь - ментярам тебя сдам.
   Алексей изменился в лице.
   - Чего?
   - Сто пудов, ты того мужика и замочил. Хочешь в ментовку?
   Курину захотелось выругаться матом и дать Гене в лицо, но рисковать будущим не очень хотелось. Придется подыграть мерзавцу.
   - Не я его грохнул.
   - Ага. Там разберутся... господа начальнички.
   Представьте себе: каково осознавать, что судьба ваша в руках циничного бомжа?
   - Да не я... там долгая история,- Алексей преодолел эстетическое и обонятельное отвращение и предложил: - Ну, проходи, расскажу.
   - А может, Михая сначала вынесешь?- недоверчиво посмотрел на него бездомный.
   - Вынесу, вынесу. Видишь, в халате одном я. Дай одеться-то. Зайди на минуту, чего дверь распахнутой держать.
   Гена клюнул на обманку. Он несмело переступил порог и с интересом осматривал квартиру.
   Алексей торопливо закрыл дверь, схватил с тумбочки телефонный аппарат и что есть силы стукнул им бродягу по затылку. Сработало - Гена отключился, но дышит. Радуйся, Гиби, жертва уже здесь!
  
   Прошло восемь часов, а Гена еще был жив. Курин надеялся, что спрячет тело в подвале перед походом в кино, а после сеанса порадует Свету своим детищем, цветущим как никогда прежде; но плану не суждено было сбыться. Неужели гибискус убивает только ночью? Стало быть, придется найти причину, по которой после культурного мероприятия они не смогут вместе пойти к нему.
   Он просто соврал, что надо позаниматься одним проектом по работе.
  
   В шесть утра все было готово. Бездомный не дышал, Гиби превзошел себя.
   Курин открыл настежь окно - от такого ужасного запаха, что даже на кухню просачивался ночью, непросто будет избавиться,- и стал закутывать тело в заранее купленное черное целлофановое полотно.
   Бомж оказался тяжелым, на вид и не скажешь, что может столько весить. Алексей решил не мучаться и спустил Гену в подвал, к Михаю. Сорвал целлофан - пусть думают, что сам тут помер,- выкинул оберточный материал в мусорный бак и вернулся домой.
  
  

17

  
   В том же подъезде, в котором жил давший Алевтине деньги Саша Першин, бездарно проводил свои годы молодой человек без определенного места работы, которого все называли Кедом. Может, оттого, что круглый год - и зимой и летом - он ходил по улице в кедах, а может, это было его настоящим именем. Никто из соседей и знакомых в паспорт к нему не заглядывал, да и был ли у парня паспорт - тоже еще вопрос. За ним даже из военкомата не приходили. Как будто по документам Кеда и не существовало.
   Квартировал Кед один - отец купил ему "однушку", чтобы сын не мешал его совместной жизни с молодой любовницей,- и вел, говоря честно, довольно маргинальный образ жизни. Друзья у нашего героя были соответствующие.
  
   Кед сел на ковре у стенки, оторвал край от валявшейся на полу газеты, трясущимися руками отсыпал на него из пакетика молотых сухих листьев, и скрутил цигарку. Чиркнул спичкой (зажигалка кончилась, а выходить на улицу было лень), затянулся. Без видимой причины вдруг стало весело, и Кед громко рассмеялся.
  
   Дверь в квартиру молодой человек закрывал, но никогда не запирал на ключ. Вовсе не из тех соображений, что в квартире мало чего сыщешь ценного, просто, как он говорил, придерживался идеологии, что людям надо верить. Вряд ли в этом правда, скорее всего, опять же, ленился. Зачем запирать дверь, если придут друзья и ему все равно придется ее отпирать. Не много ли лишних движений?
  
   Перчиндо для проформы нажал кнопку звонка, который, как и год назад не работал, толкнул дверь и застал Кеда, пытающегося свернуть в узел пищащего хорька.
   - Кед, ты чего? А ну отпусти Фроську!
   Перчиндо бросил на кровать пакет с чипсами, которые ел везде и всегда, и вырвал животное из рук садиста.
   - Э-э! Моя хорь. Дай сюда,- попытался подняться с пола Кед, чтобы отнять Фросю у друга, но упал.
   - Что она тебе сделала, дурак?
   - А че она... я ржу такой, мне весело, а она зырит на меня так серьезно, блин... будто я дурак какой... Я говорю ей: ну весело ж, блин, че бы и тебе не поржать? Вот выкобенивается...
  
   Через несколько минут Кед не верил гостю, что мог так поступить с Фросей.
   - И нефиг одному курить, раз не умеешь,- резюмировал Перчиндо, - ты же шизик по ходу. За тобой присмотр нужен.
   - Да че-то сильный трип вышел, надо разбавлять что ль чем-то. А что ты приперся, собственно?
   - А... - гость достал очередной чипс из пакетика и закинул его в рот. Фрося проводила кусочек картофеля жадным взглядом и пискнула. Перчиндо все понял и протянул хорьку золотистый ломтик.
   - Не кормишь хорчиху что ль?
   Животное быстро умяло чипс и, похоже, ожидало еще еды.
   - Самому жрать нечего. Я б и "Вискаса" съел.
   Добрый друг еще угостил Фроську.
   - Я че зашел-то. Проходил мимо тебя - вижу колымага стоит, четверка. Раньше я ее здесь не видал. Видимо, чья-то из приезжих. Смотрю так, ну, вроде сигнализации на ней не стоит никакой. Механический замок только по ходу. Чуешь к чему я? Есть возможность подзаработать. Твоя отмычка, я сбываю тачилу. Бабки фифти-фифти делим.
   - Хм. И сколько ж, интересно, за этот гроб дадут?
   - Немного, небось, но, думаю, по двадцатке срубим.
   Хозяин квартиры порылся в кладовке, нашел связку отмычек и дал команду на сбор.
   Впрочем, товарищ с самого начала был готов. Скорее, Кед дал эту команду себе. Он быстро натянул малиновые джинсы (может, они и привлекают к себе внимания, но других приличных штанов в доме не было), накинул ветровку, и скоро оказался в коридоре. Перчиндо с чипсами тоже подошел к двери.
   Кед с негодованием посмотрел на товарища, вырвал пакет у него из рук, и, к несдерживаемой хорьковой радости, вытряс жареную картошку в фроськину миску.
   Работа действительно была не из сложных, чтобы открыть "Жигули" и завести их, понадобилось не более минуты. Оставалось только отогнать машину в гараж перекупщиков.
   Кед сидел за рулем, товарищ показывал дорогу.
   - Видишь, как все классно обтяпали,- радовался Перчиндо,- раз-два - и тачка наша! Сейчас направо нужно будет повернуть. А че, та бабка, что у подъезда стояла, тебя не стреманула? Идет такой к тачке, как к своей.
   - Какая бабка? Ты что, дурак?! Там была бабка?! Эй, Перец!
   Кед повернул голову в сторону товарища. Тот еле сдерживался, чтоб не рассмеяться.
   - Ха! Повелся, балда! Шутка. И сколько тебе можно повторять: не Перец, а Перчиндо, мистер Перчиндо, великий и потрясающий.
   На самом деле этого парня вообще звали Петей, но разве серьезно иметь такое простецкое имя, когда один твой друг называет себя Кедом, а еще другие двое -Клаусом и Вендеттой?
   - Очень смешно. Кед нашарил в кармане куртки пачку с сигаретами и закурил.
   - Что-то мне тоже как-то заморочиться захотелось.
   - Как это?
   - Ну, ты вот закурил, вроде как делом занялся, а я чего сижу? (Петя не курил). Давай что ль у магаза тормознем. Там чипсы, небось, продают.
   - Слушай, мы что, на своей тачке катаемся, что ли? Некуда торопиться, да?
   - Ну не могу я без чипсов. Как ты, типа, без сигарет. На хрена ты вот мои хорчихе скормил? Сейчас хавал бы...
   Товарищ остановил машину возле минимаркета.
   - Только побыстрей, хорошо?
   - Ясен пень!
  
   Когда Перчиндо вышел из магазина с большим пакетом вожделенных чипсов, Кед курил возле машины.
   - Слушай, а вот это барахло твоим коммерсантам нужно?
   Он указал на длинный сверток в задней части салона.
   - Да нет, наверное... Им тачка нужна. Действительно, скажут еще, чего мы им с мусором каким-то подогнали. Давай что ль его выбросим где-нибудь?
   - Во-во.
   Возле магазина не нашлось подходящего места, пришлось немного проехаться.
   - Здесь нормально. Вон- кусты видишь? Поперли туда его.
  
   - Что там, цемент, что ли?- поинтересовался Кед, когда товарищи вытащили сверток на улицу.
   - Как будто,- Перчиндо ткнул ношу коленом,- хотя мягковато. Как-то на стройке я пнул мешок с цементом, чуть ногу не отбил.
   - Сюда бросай.
   - Легко.
   - А может, там ценное что? Обидно будет.
   Перчиндо попытался размотать край свертка, но ничего не получилось.
   Кед достал раскладной нож и надрезал ткань.
   Труп был замотан на совесть (именно потому угонщики и не поняли сразу, по очертаниям находки, что же там внутри), попотеть пришлось серьезно. Когда, наконец, оставалась последняя простыня, Кед нащупал под ней ноги и все понял. Он испуганно отпрыгнул от трупа.
   - Что ты сигаешь? Уже скоро небось.
   Петя приблизился к свертку, чтобы довести дело до конца, но товарищ испуганно замахал руками:
   - Т-т-т- там... т-т-т.. т-тр-тр...
   - Ты чего это? Ты чего?!
   Перчиндо сорвал простыню и увидел ноги - в ботинках и брюках.
   - Ни хрена себе! По ходу нам пора драпать! Погнали!
   Однако сообщник не двигался с места и продолжал махать руками:
   - Я н-н-не... м-мм-мм-мо-о..
   - Что? Ты рехнулся что ли?!,- Кед никогда раньше не заикался, ни разу в жизни, -А ну пошли!
   Перчиндо схватил товарища за руки и потащил к машине. Открыл водительскую дверь, посадил в кресло.
   - Ну, заводи тачку!
   - Н-н-н.. не м-м-м... мм-мо-г-г-г-гу,- с трудом выговорил Кед.
   Петя водил машину всего несколько раз в жизни и поэтому очень хотел, чтобы товарищ вернулся в свое нормальное состояние.
   - Ничего себе заявленьице. Ты это. Соберись, в общем... Вот, хочешь, покури,- он раскурил сигарету и протянул Кеду,- Сейчас все пройдет.
   Руки Кеда тряслись, он уронил сигарету и чуть не расплакался от собственной беспомощности.
   Пришлось переместить несчастного на соседнее сидение. Перчиндо сел за руль, неуверенно тронулся, выехал на главную дорогу, разогнался. Через семьсот метров с ним столкнулся вылетевший со встречной полосы внедорожник.
  

* * *

  
   Аля не сразу поняла, что произошло. Куда делась машина? Трудно даже предположить, что кто-то мог позариться на вверенную курьерше развалюху. Возможно, деревенскому жителю и такая машина подошла бы, но богатым горожанам давно несолидно иметь технику позавчерашнего дня. Может, девушка оставила "Жигули" в другом месте и забыла о том, или имеет место неумный розыгрыш?
   Ни Настя, ни Першин не хотели признаваться в том, что причастны к случившемуся.
   Итак, план провален, и уже час дня. Не пришла ли на обед мать и не прочла письмо? Алевтина бросилась домой. Родительница была как раз в комнате девушки. "Этого еще не хватало!"- ужаснулась Аля и приготовилась к неприятному разговору.
   - Дочка, ты?
   - Да, мам. Мимо тут по работе проезжала, зашла поесть.
   - Как непохоже на тебя. Здесь на столике ваза с цветами упала, наверное, я виновата. Дверь открыла и сквозняк получился. Я сейчас воду соберу.
   Аля вошла в комнату.
   - Бумагу какую-то залило. Ничего не разобрать, что тут написано.
   Гелиевые ручки такие: чуть брызнешь водой на лист, где писали ими, и все пропало.
   - Надеюсь, ничего важного?- мама строго посмотрела на дочь.
   - Конечно, ничего. Как обычно.
  
   Теперь следовало спешить к моргу. Когда фельдшеры спустятся за телом, удивиться вместе с ними, где "четверка", и позвонить на работу. Ничего, будет еще машина.
   А может, просто выйти замуж за Сашку?
  
  

18

  
   У Кузьминичны, востроглазой сухонькой старушки, что жила в квартире напротив Курина, не было выходных. Каждое утро, неслышно притворив тяжелую подъездную дверь, покидала она дом, чтобы скрупулезно обследовать самые потаенные уголки двора на предмет наличия в них алкогольной тары после ежевечерних молодежных посиделок. Хотя двор был не очень велик и не являлся единственным местом старушкиной поживы, его дарами пенсионерка никогда не пренебрегала. Главное, опередить дворника, который появлялся не раньше полвосьмого.
   Смяв ногой очередную жестянку из-под коктейля и кинув ее в челночную сумку "Rave Girl", Кузьминична углубилась в кусты. " Совсем люди обнаглели!",- рассердилась она, когда увидела край массивного свертка. "Не могут барахло свое до помойки дотащить!" По глубокому убеждению старушки, сорить в кустах можно было только тем, что ей может пригодиться - бутылками и жестяными банками, к примеру. Впрочем, вдруг там завернут ковер? Может, даже вполне недурственный? Тоже штука в хозяйстве пригодная. Бабушка попыталась развернуть сверток, но тряпки стянуты были слишком туго. Надо бы зайти с другого конца, вдруг там послабее замотано. Кузьминична отодвинула ветку, скрывающую невидимую раньше часть находки, и едва не упала от неожиданности. Без сомнения, это были ноги.
  
  

19

  
   - Он нашел меня,- Федор Степаныч поднял с соседнего сидения кепку.
   - Кто вас нашел? - не понял Алексей.
   - Ну, тот тип, в чей "Мерседес" мы тогда врезались. Подкараулил возле дома. Позавтракал, выхожу к автобусу, а возле него - та самая тачка с бампером мятым. Подхожу, значит, к своей машине, а из "Мерседеса" - с водительского места - мужик вылазит. Ну как мужик - моего возраста дядька; а из другой двери бугай лысый выползает. Оба в костюмах. Идут ко мне. Тот, что первый вышел, с вызовом мне так, знаешь, скрежещет: "Что, дед, попался?" Я: "Чего? В первый раз вас вижу".
   Он: "И машину мою, небось, тоже раньше не видел?"
   Тут ко мне лысый подскакивает, за ворот хватает. "Дай, -говорит,- шеф, ему мозги вправлю, вмиг все вспомнит!"
   Первый осадил его, мол не время еще, погоди чуток.
   Вот тогда я понял, в какую беду попал, представляешь, такое услышать: не просто отпусти, а погоди чуть! Точно бить собирались!
   Первый: "Прямо обидно, что ты старый такой, - поди, и взять-то с тебя нечего. Если только продать твою телегу"
   Продать "телегу"! А ты понимаешь, что это для меня значит. Нет, к такому повороту я не готов. Лучше все-таки ни в чем не сознаваться. Пусть думают, что ошиблись.
   "С чего это вы решили, что я должен вам что-то, -спрашиваю,- разве я одалживал у вас? "
   Второй, тот что покрепче, снова - ко мне: "Да он совсем охамел, старый дурак,- орет,- дай, Владимир Феликсович, ему память верну!"
   "Чего,- думаю,- ну и отчество! Один раз в жизни только встречал человека, которого по батьке так дурацки звали. Лет двадцать назад на заводе с парнем одним работал, его и звали Вовкой!"
   Всматриваюсь внимательней -утром темновато еще: елки-палки! Так он и есть! Постарел, конечно, но все же достаточно благовидно еще смотрится.
   Я сразу: "Вовка! Ты ли это?"
   Смотрит на меня - не припоминает другана будто. Даже злиться начал: "Какой я тебе Вовка!"
   Напомнил тогда: вспомни, мол, электрозавод, слесарный цех, напарник как-то у тебя был, Федька Дверцин!
   Заулыбался сразу, и вижу: те самые бороздки в передних зубах на местах. Семечки больно грызть любил, а кожура-то их словно наждачка, мелкая, но погрызешь с Вовкино - тоже зубы изотрешь. Точно он!
   Ну, руку сразу мне жать, обниматься-целоваться полез.
   Федор Степаныч впустил на остановке еще несколько человек и тронулся.
   - Вниманию тех, кто не привык скучать в дороге! Кроссворды, байки и анекдоты в одном журнале!- громогласно анонсировал свой товар один из вошедших.
   - Слушай, пройди в другой конец салона - там и ори,- попросил торговца водитель, и когда просьба была выполнена, продолжил,- Так меня и пронесло. Но грустно другое.
   - Что же?
   - А то. Порадовались мы встрече; как я устроился после завода, он и сам видит, -рассказал немного о себе. Бизнесом занялся, поставками какого-то барахла из Европы. "Живу,- говорит,- неплохо, видишь, даже охрана имеется". Дачу здоровенную отгрохал за городом, и вообще все у него есть кроме самолета личного. "А давай, -говорит,- с тобой вновь общаться, корефаниться?"
   Вот в этом месте грустное и начинается. Ведь когда люди действительно дружить могут? Когда есть что-то объединяющее их, что постоянно сводит в одном месте. Работа, например. Тогда - верно, встречаться им просто, от них лишь требуется общаться друг с другом. И то, по-честному, часто не из-за того, что так интересны один другому, а потому что невозможно все восемь часов работой заниматься. И начинаются разговоры-шутки. Так со временем люди спеваются, появляется привязанность, чуть не физически чувствуется нужда видеться с товарищем почаще. Ну, оттуда многое проистекает - они могут пиво вместе пить, рыбачить и так далее.
   Но когда что-то разлучает их - все - связь рвется. Они больше не в курсе того, что там происходит в жизни бывшего друга; о чем же им тогда говорить? Если они и встретятся позже, то лишь будут вспоминать "былые счастливые дни", но перебирать одни и те же моменты из прошлого бесконечно невозможно. Так старая дружба уже никогда не возобновится.
   То же случалось и со школьными друзьями, и с прочими. Один раз попьешь с ними пивка, поворошишь прошлое, поймешь, что больше ничего вас не связывает, и прощай, старый товарищ! Никакой ты мне, по-правде, давно уже не друг.
   Не думаю, что Вовка этой грустной штуки не понимает. Тоже ведь немало пожил.
   Пообещал ему, что будем, конечно, встречаться,- на сегодняшний вечер, кстати, уже договорились,- и разбежались по своим делам, прекрасно оба понимая, как мало, по-честному, радостного в нашей встрече.
   И дудки это все, что старый друг лучше новых двух! Если друг настолько стар, что мы успели расстаться двадцать лет назад, то, пожалуй, толку от него совсем мало. В таком случае даже наоборот, два старых приятеля будут хуже одного нового, с которым общаешься последнее время. А может, и целой армии старых друзей невмочь тягаться с новым корешем.
  
   - А помнишь, на днях про заграницу болтали?- повернулся в сторону Курина Федор Степаныч.
   - Помню.
   - Так вот... Вроде как обнадежил я тебя: мол, глядишь-ка, и вовсе не вернусь оттуда. Сможешь тогда автобус мой забрать...
   - Бросьте вы, опять за старое! Ну какой из меня водитель?
   - Да? Ты и не думал? И хорошо. А то,- думаю,- предложил парню, -вдруг он и решится? А я передумал.
   Видишь, какое дело. Вспомнил я, как к шурину в деревню ездил. Все там хорошо да ладно: лес и речка прекрасные, в садах от спелых фруктов ветки ломятся, в парниках - томаты наливные поспевают. Сказка, словом, чего там рассказывать. И принимал меня шурин широко, с душою.
   Недельку пожил, и так что-то домой потянуло - силы нет удержаться. Что в нашем городе-то такого хорошего, спрашивается, чем здесь лучше, чем там, в деревне? А не смог я дольше в том раю оставаться. Назад, назад - чую, надо мне. Дома оказался, все в голове у меня сразу на места свои стало. Успокоился.
   Может, в чужих странах и лучше, чем у шурина, окажется, но боюсь, обратно все же потянет.
   - И замечательно! Нам тоже без вас никак нельзя оставаться. А насчет автобуса будьте уверены - у меня в самом деле никаких планов касательно него не появилось.
   - Ага... К тому же, оказывается, путешествие не такое уж и дешевое дело, долго там продержаться у меня и денег не хватит. За жилье - плати, за еду - опять плати. Вот если можно было без чего-нибудь одного из этого обойтись или хотя бы не платить за это...
   - Некоторые обходятся,- заметил Курин.
   - Бомжи, что ли? Нет уж, спасибо, не очень охота им уподобляться.
   - Отчего же: и без жилья обходятся, и за еду никогда не платят?- рассмеялся Алексей.
   - Очень смешно.
   - Да нет, я не их вовсе имел ввиду. По телевизору дядьку как-то показывали- он говорил, что еда ему совершенно не нужна.
   - Я тоже много чего могу сказать. Жрать втихаря стану, а вам всем буду врать, что духом святым питаюсь. А он как растолковывает, что жив еще?
   - Говорит, от электрической розетки энергией подзаряжается. Проснулся, в каждую руку по гвоздю, и гвозди - в розетку. Прямо показали, как он это делает. Его трясет, бедолагу, из сети искры летят, из ушей чуть не дым валит, а он улыбается: хорошо пошло,- мурлычет. Две минуты такой зарядки - и до обеда как заводной бегает. Чувствует что-то вроде голода - у него особое возникает чувство, он называет его "чувством жажды контакта",- опять к розетке и все в норме.
   - Вот шут,- мотнул головой Степаныч,- здорово, однако, если б так оно и в самом деле было! Электричество, небось, гораздо дешевле еды обходится.
   - Верно. Мужик то же самое говорит. А если учесть, что розетки окружают нас повсюду, то и вовсе жить можно задарма. Проголодался на работе - ткнулся в контакты и сыт, а платит за тебя пусть работодатель. В гостях опять же - хозяин отвернулся, а ты торкнулся быстренько - и хорош! Главное, два гвоздя повсюду с собой таскать.
   - Ну-ну. Думаешь, надо попробовать?
   - Хе... Может, лучше все же по-старинке...
   - Конечно лучше. Знал я дуру одну, она тоже газет начиталась, где новый шельмец хвастал, что вместо обычной еды может потреблять всякий сор - пакеты полиэтиленовые, пружины, битые блюдца... Попробовала. Ей не удалось переварить даже пивную пробку!
   - Пробку вытащили из нее?
   - Вряд ли. Думаю, в морге посмотрели на железяку, да так в кишках и оставили. Кому нужна пробка?
   - М-да...
   - А раз по-старинке.... Тогда вернусь. Потрачусь и непременно вернусь!
  
  

20

   - А вы ничего не путаете?- уточнил у старушки участковый.
   - Не-ет, товарищ милиционер, никак не путаю. Несколько раз к нему, ну, соседу моему, то есть, точно заходил. А теперь вот - в кустах нашли.
   - Подозреваете соседа, значит?
   - Его, его, миленький. А тот раз, - вроде бы вы и приходили, -как Витьку Баранова у него мертвого нашли, помните?
   - Не помню.
   - И еще раз видела его из окна - с большущим пакетом за спиной шел куда-то. Сумерки были, думал, небось, никто не заметит. Подозреваю, и там у него мог быть труп.
   - Эй, эй, постойте. Хватит уже ваших ужасов . Вот назначат следователя, ему и расскажете.
   - И вообще какой-то нелюдимый он. Раз соли зашла спросить. А он мне - нет соли. Да разве ж такое быть может, чтобы дома ни ложки соли не нашлось? Я понимаю там, картошки нет, или гречи...
   - А что, разве соль может только у вас закончиться?
   - Нет, ну чтобы у нас обоих в один день вдруг... Ведь знаете, это ж продукт такой, что всегда у всех должен быть. И все стараются купить новую пачку соли, прежде чем старая кончится...
  

* * *

  
   Через несколько часов, когда ужасный бродяжий запах выветрился, Курин позвонил Светлане и пригласил к себе. Для верности брызнул в комнате освежителем воздуха и стал приводить себя в порядок.
   - Классный-то какой! - воскликнула девушка, увидев цветок,- Он будто бы еще похорошел за тот день, что меня не было!
   - Так и есть,- таинственно ответил Алексей.
   - Что ты с ним сделал? Чем таким подкормил?
   - Э-э! Так я и выложил свои секреты.
   - Что, тебе жалко, да?- сложила губки бантиком Света.
   - Конечно, жалко!- Курин обнял подругу и поцеловал,- Вот расскажу тебе все тайны - и перестану быть самым великим цветоводом.
   - А что, тебе жалко для меня своей славы?
   - Я расскажу позже. Хотя вряд ли тебе понравится, что услышишь...
   - Вот как?
   - Да-а, -произнес Курин пугающе-шутливым голосом,- Ты и представить себе не можешь, что это за цветок! Это страшное растение!
   - Наверное, это цветок-убийца?- подыграла ему девушка.
   - Вот именно! -прошептал Алексей.
   - С ним и в самом деле очень непросто,- добавил он уже обычным голосом,- к нему особый подход нужен. Не то,- Курин провел большим пальцем по горлу,- конец. Думаю, после выставки от него избавлюсь.
   - Ты что, отдай его лучше мне!
   - Не могу. Если б ты была мне безразлична, отдал бы. Поверь, тебе не нужен он.
   - Да почему же? В чем дело?
   - Просто верь мне. Может, и вправду, расскажу об этом позже. Впрочем, хватит о цветке. Посмотри, какая замечательная погода, почему бы нам не прогуляться, и, скажем, не посетить какое-нибудь кафе?
   - Еще стоит подумать, идти ли куда с таким гадким парнишкой!
   - Думай, но только поскорее. Как только я найду расческу, чтобы причесаться перед выходом свет, ты уже должна дать мне единственно правильный ответ.
   Алексей вышел из комнаты, а Света отломила веточку гибискуса и спрятала ее под платьем. Курин скоро вернулся и ждал ответа. Девушка будто нехотя согласилась. Перед самым выходом Света, собранная, зашла в ванную, обернула ветку во влажные салфетки и спрятала растение в сумочке.
  
  
   Прогулкой и походом в кафе молодые люди, впрочем, не ограничились. Были еще: поход в неожиданно нагрянувший в город цирк-шапито, катание на лодках, и под конец дня дискотека с модными приезжими ди-джеями.
   Уставшие, но счастливые, вечером пришли они к Свете домой.
   Перекусив бутербродами с чаем, и посидев минут десять в полной тишине, Курин поблагодарил подругу за еду, и стал прощаться.
   - А разве ты не останешься?- удивилась девушка.
   - А что, можно? То есть, у тебя есть здесь место для меня?
   - У меня кровать большая,- подмигнула Светлана.
   - А... ты одна живешь?
   - Нет, конечно. С одним парнем.
   - Ну правда.
   - Не беспокойся, родителей еще несколько дней не будет дома. Дачный сезон, видишь ли.
  
  
   - Я только одного боюсь, Светочка,- Курин провел рукой по голове приникшей к его груди девушки.
   - Чего, дорогой?
   - Лжи. Обещай, что никогда меня не обманешь.
   - О чем ты говоришь...
   - Ну обо всем,- перебил Курин,- Если вдруг что-то не нравится - во мне или вообще в наших отношениях,- не терпи, скажи, любую проблему можно решить, прежде чем она разрастется и сделает нас врагами. Даже если вдруг разлюбишь, не лги, не прячься, просто скажи мне об этом - поверь, обоим будет проще...
   - Милый, ну что ты...
   - Дослушай, пожалуйста, дорогая. И вообще никогда не обманывай, прошу тебя. Даже в мелочах, хорошо? Не делай ничего у меня за спиной. Ложь убьет нас обоих. Понимаешь?
   Светлана на секунду задумалась. Нет, ничего страшного она не сделала.
   - Конечно, любимый. Я буду у тебя самая честная. Мы с тобой лучшая пара на свете!
  
  
   Светлана работала медсестрой.
   Ночью девушке позвонили из больницы и велели срочно одеваться и выходить к подъезду- внизу ее ожидал шофер с машиной. Какой-то депутат катался по городу пьяным, и теперь готовились спасать ему жизнь, а дежурному хирургу не хватало ассистентов.
  
   - Надеюсь, через пару часиков вернусь, - поцеловала Света Алексея, и зацокала каблуками по ступенькам.
  
   Алексей долго не мог заснуть. Послезавтра выставка, он наверняка станет знаменит, может, даже его покажут по телевизору. Приз денежный солидный обещали. Пусть даже Курин разбогатеет, продав свое детище. А дальше что?
   Гиби начнет вянуть, придут люди, заплатившие за него, и зададут резонный вопрос: что делать-то, мы что, потратились на безнадежно больное растение? Может, вы дадите нам другой экземпляр? Ха-ха. Который тоже скоро загнется. Что, Курин расскажет им, чем действительно нужно кормить цветок? Потом им самим заинтересуются компетентные органы, выяснят, почему пропал следователь Корытцев и умер Витек? Хорошо, если еще бомжа не хватятся, вдруг он тоже где-нибудь числится.
   Или спихнуть гибискус и податься в бега?
   Или вовсе плюнуть на выставку, выкинуть растение, и жить как миллионы других людей? А почему бы и нет? Ведь жизнь налаживается и он теперь не одинок. Но не бросит ли его Света без цветка? Это только говорят так, что любят просто так, ни за что.
   Эх, почему же не продал цветок Корытцеву? Многое сейчас было бы проще.
   Измученный тяжкими мыслями, Курин отключился.
  
  
   Операция оказалось непростой. Депутата буквально собирали из фрагментов в течение семи часов.
   Домой Светлане можно было и не ходить, через пару часов ей предстояло занять пост. Но Алексею ведь тоже нужно на работу, она приготовит ему завтрак, и они вместе выйдут из дома. К тому же у него нет ключей, чтобы закрыть дверь.
  
   Девушка вошла в комнату, наклонилась над кроватью, чтобы поцеловать Алексея. Курин лежал с открытыми глазами и не дышал.
   - Леша, ну зачем ты так шутишь!
   Света подошла к окну, раздвинула шторы и комнату наполнил солнечный свет. В банке на подоконнике цвел пышным цветом еще вчера бывший маленькой веточкой голубой гибискус.
   - Ух ты! Леша, посмотри на это чудо! Э-ге-гей, вставай же!
  

* * *

  
   Кузьминична возвращалась с дела и возле куринской двери столкнулась с участковым.
   - Что, не открывает, злодей?- поинтересовалась старушка.
   - Похоже, нет дома.
   - Ага, это он просто в тюрьму не хочет! Ломайте дверь! А то уйдете, он вылезет да прикончит еще кого-нибудь!
   - Не имею права ломать дверь.
   - И что же вы будете делать?
   - Бабушка, не мешайте уже работать!
   Милиционер еще раз нажал кнопку звонка.
  
  
  

КОНЕЦ

  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"