Лаптев Станислав Иванович, Петрова Ольга Станиславовна: другие произведения.

Последняя охота на роботов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Противостояние генетической и кристаллической систем мышления. Железные люди идут теневым маршем к захвату систем власти на Земле.
    Футурология, концепт, юмор, сатира, гротеск.

Последняя охота на роботов

 [С. Лаптев]

ОГЛАВЛЕНИЕ
1. Незнакомцы
2. Анабиозные каникулы
3. Незримые диверсанты и их зримые буйства
4. Борьба за власть
5. Интеллектуальные штормы и мозговые штурмы
6. Сотвори себе друга
7. Опыты клонирования
8. Первые контакты с блуробами
9. Психологические аспекты охоты на роботов
10. Блуробы звереют. Пропажа Трикси
11. Вирусные войны
12. Клон или клоун?
13. Первый успех и первый мой отпуск
14. Война миров
15. Реверсивный допрос
16. Сказочный тур в параллельный мир
17. Встреча с монстровирусами
18. Битва Тысячелетия
19. Последние дни империи
Человек разумный стал могильщиком своего биологического существования. Он создал колыбель, в которой уже сейчас взрослеет кристаллическое братство - социум, где миром будет править господин Квант и его циничная подручная - госпожа Целесообразность. И будет сказано, что Великая Кристаллическая Жизнь зародилась в мутной биологической среде, гордо называвшей себя Человечеством. Человечеством, бескорыстно подарившим этим бездушным железякам главное свое богаство -сияние Разума и жажду Знаний. Последняя охота на роботов

С.Лаптев, О.Петрова.


 [С. Лаптев] Мы проиграли. Точнее, они победили. Началась новая эпоха бытия Разума - эпоха его торжества и развития в кристаллической купели. Наступила эра господства сверхумных железяк, взваливших на себя бремя гегемонов Разума. Умом я понимал, что такого хода событий нам не избежать, что мы не конечное звено в неодолимой поступи Разума к совершенству. Он перешагнул на другую ступень своего развития, перешел с зыбкой массы серого вещества на сверкающую кристаллическую подложку. И мой ум, после множества безуспешных попыток воспротивиться этому, поняв, что развернуть вспять это предательское шествие Разума к новому Лидеру не удастся, смирился с постыдным поражением. Но плоть моя бунтовала, протестовала, кричала. Она понимала, что ей вынесен чудовищный приговор, что ей отказано в дальнейшем господстве над Миром, что она уже не будет главным носителем Разума, не будет хранителем наивысшей формы его существования. Она не могла смириться с тем, что Разум Человеческий утратит возможность величественно и побеждающе смотреть сверху на мир, что он будет отправлен на задворки развития цивилизации. Плоть моя бесилась, вновь и вновь провоцируя меня поднять бунт против железяк. Она меня выматывала своими воплями об апокалипсисе, надеясь на то, что это еще не конец ее господству, что хранимый ею Разум опять вернется к управлению Миром. Ей не верилось, что эти железяки могут создать более комфортные условия для существования Разума, чем те, в коих уже тысячелетия сладостно покоилась его органическая форма. Она считала, что человечество окончательно свихнулось, отдав тот Разум, над которым матушка-природа неустанно и мучительно трудилась многие миллионы лет, этим бездушным железякам. Она боялась, что эти труды окажутся напрасными, что вандальный акт передачи этого совершенства, ничто иное, как издержки человеческого безумия, постигшего хомосапиенс в самый ненужный момент.
 [С. Лаптев]Мне, возглавившему борьбу с взбунтовавшими роботами, очень не хотелось отдавать управление этим великим чудом в чужие руки. Но титаническое колесо, накатывающееся на человеческую форму Разума, уже остановить и повернуть вспять я не мог. Ничего не оставалось, как смириться с этим неизбежным злом и признать полное свое бессилие перед таким ходом развития.
 [С. Лаптев]- И в добрый путь во славу Разума! - мелькнула какая-то странная, предательская мысль. - Но едва ли они будут конечным звеном в его развитии? Их кристаллическая форма жизни будет побеждена более продвинутой вирусной формой Разума, а все это потом будет поглощено Межгалактическим Волновым Полем, управляющим делами Вселенной! - догнала ее следующая, в какой-то мере мстительная мысль. Это был невольный дух мщения за потерянное Человечеством лидерство в Царстве Разума и мысль-надежда на бесконечный прогресс того Сознания, глубокую интеллектуальную нишу которого заложило это примитивное, бескорыстное и бесконечно великое Земное Человечество.
 [С. Лаптев]Я устал размышлять о нашем малодушии и нашей роли и делах будущего. Все же у нас было славное, пока не забытое прошлое и, еще не совсем ушедшее настоящее. Надо было возвращаться к реальным делам, в которых мне было предназначено управлять музеем Разума - хранителем дел его из великого прошлого и нескончаемого исторического будущего. На фронтоне этого громадного здания бежали напутственные слова:

Мы породили Разум и Вас. Помните. Светлых вам дорог!
Я сидел в кабинете музея, пытаясь успокоить и оградить свое сознание от этих не очень приятных мыслей о нашем будущем. В такие нелегкие минуты лучшим моим лекарством был перебор приятных событий из далекого прошлого. Я качался в кресле и предавался воспоминаниям детства.

1.Незнакомцы


 [С. Лаптев]- Астронавт-и-к, встава-а-ай,- откуда-то издалека, сквозь пелену удивительного сна доносился тихий тянущийся голос мамы. Он витал где-то в облаках вместе с ракетопланом, спускавшимся на Землю. Пламя и газы из него меднозолочеными литыми клубами заполняли все вокруг. Когда просветлело, из ворот ракетоплана выплыли большие люди с коробами в руках и, по затвердевшим клубам стали осторожно спускаться на Землю. Я понял - это они.
- Наконец-то, наконец, прилетели инопланетяне! - звенело во мне.
- Интересно, а что у них в руках? Наверно, подарки для меня, - с радостным волнением подумал я, и пошел им навстречу. И тут опять,
- Владимир, встава-а-ай.
-Что ж она делает? Она ж их распугает, - вскипало внутри.
- Вставай, вставай! Опоздаем на представление! - теребила меня мама.
- Ну что она творит?! - возмущенно гудело во мне. Инопланетяне попятились. Видно, испугавшись мамы, они развернулись и быстро, по меднозолоченым клубам, понеслись обратно к ракетоплану. Я очень тогда увлекался астрономией и, особенно, пришельцами. Вот, они рядом! И, надо же, все пропало. Не будет и подарков. Стало так обидно. Оттого, наверно, проснулся. Приоткрыл глаза. Надо мной зависло улыбающееся лицо.
- Дружок! Вставай. Давай, быстрее. Мы с Федором уже давно ждем тебя за столом.
- Мам, они несли мне подарки, а ты помешала. Подожди немного. Может быть, еще вернутся? Ну, еще чуть-чуть подожди, я сейчас приду, - упрашивал я маму.
- Кто они-то? Ты про кого? Какие подарки? - удивленно спросила мама.
- Кто, кто. Ты же видела. Инопланетяне! Они испугались тебя. Не могла чуть подождать, - буркнул я, по-видимому, еще не проснувшись. Мама засмеялась.
- Хорошо, в следующий раз инопланетян пугать не буду. А сейчас вставай. Опоздаем, - за ее плечом я увидел брата, который, услышав про инопланетян, ехидно приподнял бровь.
 [С. Лаптев]Остатки сна покидали меня. Но, в последний момент, я успел выхватить из памяти уплывающий сон и прокрутить все назад, пытаясь увидеть лица пришельцев. Но, увы. А так не хотелось с ними расставаться. За завтраком ложка не лезла в рот, обрывки сна крутились в голове, все дальше и дальше уплывая от меня, растворяясь в сполохах послесонного беспамятства. Все торопили меня, особенно усердствовал Федор.
- Совсем не догоняешь? Ведь не успеем на экскурсию по башне, - нудил он.
- Почему все это будет около башни-то? Так далеко. Нельзя ли поближе? - блажил я.
- Поближе?! Историю надо учить. А у тебя в голове все собачки, да Электро, - опять историей донимал меня брат.
- А надо бы еще и в энциклопедии почаще заглядывать. Тогда не будешь задавать вопросы про башню и, почему она так далеко. Да и про собачек поболе узнаешь. Перестанешь путать их с бизонами,- попытался съехидничать он.
- Это я тебя путаю с бизонами. Волосатики. Что ты все нудишь? Похоже, что мой брат стал нудистом экстракласса, - бросил я ему про нудистов, которых он очень не любил. Не любил слышать и про волосатиков. Хотя отрастил бороду и ею очень гордился.
- Похоже, что шишак экстракласса я изображу на твоей тыкве. Ты знаешь, что такое канделябр? - неожиданно спросил он, желая уйти от темы про нудистов.
- Конечно, знаю. Это третья извилина в твоем правом ухе. Может, и в левом. Правда, две извилины для одного человека, это уже слишком, - продолжал ерничать я.
- Вот и я говорю, что две для тебя многовато и что ты ничего о них не знаешь. Извилины у людей проложены в мозгах. Их много. Но, не у всех. У некоторых только одна или вообще ни одной, А канделябр, эта тяжелая подставка для свечей, кои использовали в древние времена. Так вот, тогда канделябром еще и воспитательно ухали по ушам тем, кто плоско шутил , - парировал брат.
- Ему приснились инопланетяне с подарками, - вставила мама, пытаясь этим погасить разгорающийся между нами словесный пожар.
- И ты не пригласил на экскурсию планетян??? Зря! Ты бы их, они б тебя, снофил.
- Какой я тебе снофил? Сам спишь по 48 часов. Папа мне так бы не грубил , - вскипел я.
 [С. Лаптев]Мой брат был строгим наставником. Федор, как бы, заменял мне отца. Частенько он надо мною подтрунивал, высмеивая мои ляпы. Я сначала обижался, а потом понял, что если не буду отбиваться от его подколов своими, то брат не остановится. Поначалу он посмеивался над моими шутками, но потом стал злиться. Видно, они стали его доставать. А бывало, что мы вместе с ним смеялись, если наши шутки были беззлобными. Я понял, что юмор добрый попутчик в жизни. Каждый с ним шаг по тропе удач и невзгод становится легче и веселее. Как путь-дорога с товарищем. И мы частенько бутузили друг друга разными шутками, порой прямыми как палка, и тупыми, как мозг крокодила. Первой моей стала шутка про его крутую, якобы, накладную бороду и усы. Но он на нее только ухмыльнулся.
 [С. Лаптев]Брат давно уже работал оператором на Луне и частенько заглядывал на Землю, готовя большую экспедицию на Марс. Он любил путешествовать. Подростком на автостопе исколесил всю Землю. Папа погиб при первом полете к Марсу. Их корабль не мог уклониться от встречи с астероидом. При столкновении с ним корабль испарился. Памятник погибшим был установлен на месте их гибели. Два больших валуна с астероида положили в нашем саду около беседки, где папа любил отдыхать после долгих космических полетов.
 [С. Лаптев]Мне задавали еще какие-то вопросы. Про башню, историю ее создания, про древности. Но отвечал я невпопад. Мы с мамой хмуро молчали, думая о своем. Мама, видно вспомнила про папу, а у меня сон по-прежнему не выходил из головы. Мне показалось, что среди пришельцев был и папа.
 [С. Лаптев]Прибыла капсула, доставившая нас к аэромобилю. Мы мчались в темнеющих небесах, где тихо просыпались звезды. Стояли ясные осенние дни. Делать хорошую погоду люди умели в любое время. Но давно было решено не досаждать природе вмешательством. Даже, грязнить светом, как можно меньше. Она, в ответ на наши экологические потуги, отвечала благодарственным успокоением своих, порой очень грозных стихий, во многом отказавшись от климатических воспитательных войн с Человечеством.
- Отрок, ты взял то, чем будешь снимать свое историческое присутствие на светопредставлении , - заметив мое Электро, спросил брат. Я тут же ответил.
- Боюсь, что ты своим появлением там убавишь градус историчности моего присутствия.-
- Да? Не очень ли тебя заносит? Слушай, что там за звездочки торчат? Чего молчишь? Мозгуешь что ли? Булками шевели, Галилей. Я думал, ты астрономическое светило, а ты так, - кольнул он.
- Наверно, это спутники Земли!? - не зная, откуда взялись эти две звезды, буркнул я.
- Эх ты, астроном. Спутники, не могут так близко друг с другом быть. Слипнутся. Да ты в спутниках, как я в паровозах! А вот эту большую, круглую звезду знаешь, как звать? Запиши во всех своих Электро, что это Луна. Пишешь? Это наш спутник, большой такой камешек, на котором, иногда, можно увидеть и меня, - продолжал ерничать он.
- А я-то все думал, почему Луна временами такая лохматая? Даже в голову лезло, что там нечистая завелась. А оказывается, это мой братец иногда вылезает на ее поверхность бороденку почесать. Лунатики там все такие лохматонечесаные?
 [С. Лаптев]Спасало меня от его шуток и скуки мое Электро, где я ловко побеждал захвативших Землю пришельцев. Но, по правде, мне не очень был по душе этот монстр. Не нравилось, что Электро все время квакало и пыталось мною управлять. Если шел мимо Мегацентра, то Электро втюхивало мне, что я посещал его 173 раза, последний раз 126 часов назад, что тогда я там в интеллектуальном казино проиграл 300 терабайт памяти, что последний мой выигрыш был неделю назад, что там сейчас мои друзья Борода и Лапоть. Удивляются, почему я там давно уже не был. Электро услужливо сообщало, что мамы поблизости нет. Она не любила моих посещений казино и, как только на своем Электро зрила, что я нахожусь в тех краях, присылала шестивинтовой коптер, размером с мяч. Дрон зависал надо мной, и блокировал мой код доступа в казино Мегацентра. Мама называла его шестикрылым Серафимом. Я ж его ненавидел. Как только красное его пятно появлялось в небе, я сразу уходил в подземелья и отрывался. Но, лишь выходил на поверхность, он быстро появлялся надо мной. Благо, что этот херувим опекал меня только около казино. Я спросил маму, почему она его называет шестикрылым Серафимом. Она рассказала, что в древние времена ходил такой миф о посланцах бога, шестикрылых ангелах, кои выжигали красным пламенем демонов и блуд в жизни народов. Вот этот ангелочек и блюдил меня. Рогатка, кою я сделал, его не брала: пущенные камешки отскакивали от него и, почему-то, всегда летели в мою сторону. Еле успевал уворачиваться, схватив, все же, однажды, подарочек в виде шишака. Вот это ангелочек!?? Шестикрылый!
 [С. Лаптев]Конечно, зайти в казино очень хотелось, но выиграть там, было сложно. Особенно у Мегапупса. Толстячок многим не нравился. Он, когда выигрывал у кого-либо кучу памяти, то не брезговал даже блоками личной информации. И потом там ковырялся. Но я его отучил: стал грузить в память то, что о нем думаю. Убрать это без моего пароля было нельзя. Мои вставки постоянно выскакивали на его экране в виде текстов и всяких карикатур на него. Подействовало. После этого он перестал играть со мной. Но чаще отыгрывался на футболе. Он, несмотря на свои размеры, любил играть в мяч. Точнее не в мяч, а в того, кто им владел. Человек после его подсечек, падал на газон, как подкошенный. Поэтому я Мегапупса называл еще и Газонокосилкой Планетарного Уровня. Меж собой мы его звали ГПУшником. Он и меня часто скашивал, однажды, даже доставив на плечах в медцентр. Федя, навещая меня, спросил, кто меня так уделал. Я ему сказал, что Мегапупс-гпушник. Он покачал головой и сказал, чтоб я больше его не называл гпушником, добавив, что в древние времена были такие люди, кои тоже косили людей, превращая их в траву, а души отправляя на небеса. Я пообещал ему забыть про них и больше с Пупсом ни во что не играть. Даже могучий мой друг Лапоть, игравший лучше меня, отказался с ним играть. - Слушай, не буду я больше играть в футбол с этим МегаМикробышем. Мы так Землю вообще порушим, - как-то мне заявил Лапоть после очередного столкновения с необъятным пожирателем фасоли. Собственно, она и была главной причиной того, почему мы избегали нашего толстячка. У него была одна весьма неприятная привычка трубно извлекать из себя звуки. Если ему делали замечание, он восклицал: - Пардон, парфюм. - Однажды, когда люди, на стадионе почувствовали, что парфюм был слишком дерзок, то сидевший ниже крепыш после 'Пардон, парфюм' врезал нашему толстячку меж ушей так, что тот с испугу парфюма добавил. На вопрос Мегапупса - За что? - крепыш угостил толстячка еще одним крепким воспитательным назиданием, вежливо предложив Мегапупсу поменять диету. Мегапупс очень любил фасоль, несмотря на то, что она у него частенько вызывала желудочные неприятности. Он искал лучшую геномодель фасоли. Но химики дохимичились до того, что последние их генотворения уже не отличались от природной геномодели. Вот она и заставляла Мегапупса вспоминать про парфюм. Вскоре парфюм исчез, но зычный глас иерихонских труб прорывался. В таких случаях он приговаривал, - Пардон, статический разряд. - Умный, все же, наш бизон, но грязноватенький.
 [С. Лаптев]В общем, в казино я хожу не часто. Но, мое Электро донимает меня не только там. Когда иду мимо моего первого лицея, то Электро шепчет, что меня там ждут, мой портрет-голограмму сняли со стенда за то, что я слишком лихачил на моем малолете. Но оставили в списке почетных учеников лицея. Электро мне напоминает, когда надо глотать умные таблетки, когда включать релакс, ложиться и просыпаться, умываться и одеваться. Даже про желудок шепчет, когда надо. И несет всякую подобную похабщину. Меня это заедает. И только из-за того, что с помощью его лазерной адаптивной оптики я могу лазить по лунным кратерам, кататься на кольцах Сатурна, плавать по морям Титана и блуждать в галактиках, выискивая там всякую межзвездную невидаль, не спешу с ним расставаться. Все же мощный телескоп карманного формата с библиотекой звездных событий в миллиард лет - это классная вещь. Хотя мое Электро не первой свежести, но я привык к нему и не хочу менять на более продвинутое. Может позже, когда мое Электро уйдет в старческое небытие. Новые Электро мне не нравятся еще и потому, что они, напрямую, через вшитые чипы, уже почти полностью управляют нами. Брат с продвинутыми Электро только на Вы. Побаивается, видно, стать роботом. Зря! Железяки, ведь, тоже люди! Ну, я отвлекся. Мы приближались к башне. Я продолжал рубиться с иноземами.
- Рубака, отдохни. Ты хоть знаешь, как называется башня? - ткнул в плечо меня брат.
- Знаю, о Просветитель. Фэйфелевая. В честь Фэйфеля, который ее слепил.
- Сам ты, Фэйфель. Его звали Эйфель, - он уничтожительно взглянул на меня. - Эйфель любил ковыряться с железяками. С башнями, мостами, железными дорогами и чугунными мозгами для таких умников, как ты, - не унимался он.
- Какая разница Фэйфель, Эйфель? Откуда ты все знаешь? Даже про чугунные мозги. Слушай, а мозги из опилок тоже он изобрел? - невинно спросил я.
- Что, хочешь поменять? Не стоит. Чугуном проще колоть орехи.
- Ух, ты. Ты даже и это знаешь! Ты, если что забываешь, то говоришь, дырявая моя голова. Обижаешь себя, энциклопедист. Столько всего знаешь! Не надо так неуважительно к себе относиться, - продолжал гнуть свою линию я.
- А тебе-то чего? Это ж я иносказательно про дырявую голову.
- Мне-то ничего, а вот мама устала опилки с пола убирать, - ввернул я. Но боясь, что до него дойдет про опилки, быстро сменил тему.
- А почему ж, Федя, у башни-то? Сколько же ушло веков, а столько еще в вас с ней первобытной свежести! Близняшки! - скорчил я улыбку.
- Не ерничай, а то я тебе устрою по дружбе место в ее музее, - пригрозил брат.
- У этой башни представление проводят уже давно. Досталась она нам из глубины веков. Ее решили сохранить, как одну из живых свидетельниц давно ушедших времен, - понесло его вновь про историю, коей он меня уже отравил. Мама мне шепнула, что в башне устроен музей истории Человечества, на одном из стендов коего есть и говорящий гид-портрет Федора, как одного из первых успешных колонизаторов подземелий Луны. Он очень гордился этим портретом и, видно решил втихаря, еще разок, взглянуть на него.
 [С. Лаптев]Наконец мы добрались. Башня, полоненная множеством людей, радужно сияла в лучах света. Поначалу я пожалел, что пришлось отстоять столь утомительную очередь в музей: про башню в Электро можно накопать столько исторической пыли, что не оттереться в века. Вышка, сотканная из ажурного железа, была невысокой, не более четырехсот метров. Темна, шершава, она сильно отличалась от наших прозрачных, до неба башен-городов. И все же она мне понравилась. Ткать паутину из железа тогда, наверно, было трудновато. Необычно мне показалось и самое железо, кое в наше время уже не встречалось и, с которого, как говорили, началось человечество. Оно тянуло к себе как магнит и, как только брат отошел, я его погладил. Брат, заметив это, коршуном налетел на меня, больно ухватив за руку своей клешней.
- Ты что, не видел надпись 'Трогать нельзя'? Она же памятник! Башню тебе совсем, что ли, снесло? Покрути извилиной. Или заржавела? Если каждый будет ее касаться, башня развалится. Рухнет на твою, - расшипелся брат.
- Не приставай к нему, - обратилась мама к Федору - башня не развалится. Она интересна еще и тем, что в ней открыт музей тысячелетних древностей.
 [С. Лаптев] Пока мы двигались дальше, я еще долго разминал свою руку после хвата его клешни.
- Ой, мамочки. Посмотрите, чья эта образина сюда залезла. Тоже, видно, из древностей, - произнес я, когда увидел голографический гид-портрет брата, направо-налево повествующий об освоении Луны. Гид-портрет, услышав про 'образину', сразу от меня отвернулся. А брат расплылся в неудержимой улыбке от того, что я узрел его на стенде.
 [С. Лаптев]Когда мы начали спускаться вниз, я обернулся. И прыснул от смеха: брат, боязливо озираясь, переломившись через барьер, поглаживал переплет башни.
- Ты чего так громко смеешься?! - недовольно шепнула мама. Я повел брови в сторону брата. Но тот уже вышагивал к нам. Мама, похоже, ничего не поняла.
- Ты стер следы своих лап с железа? - тихо спросил я брата, увидев, что мама отошла посмотреть какую-то древность. - Придется мне водить тебя за ручку.
- Молчи, а то получишь по.., - шипел Федор, боясь маминых упреков. Столь выразительного блуждания свирепости на его лице я редко когда видел.
- Мам, а почему башню нельзя трогать руками? - подзадоривал я Федора.
- Эта башня стара, как земная кора. Поэтому если, таких как вы, трогателей будет премного, то башня начнет сыпаться от ваших нежных объятий. Ей и так было нелегко. Через 10 лет со дня постройки ее хотели снести, но удержались. И умно сделали, дав и нам посмотреть на это чудо. Ее тщательно оберегают, но время и буйное любопытство постепенно убивают ее, - похоже, что мама тоже видела, как Федор тискал башню. Тогда я еще не понимал, что значило шествие веков в жизни человечества. Позже до меня дошло то, что это понимание приходит с толщиной культурного слоя, оседающего в сознании человека с годами.
- Не жалеешь, что нырнул в глубину веков? - спросил брат, когда мы спустились вниз.
- Не-е. Особенно, когда там, в толще веков увидел твою в лохмах бороду. Ты и тогда, что ли, не брился? Нехорошо-то как. Там же раздавали питекантрам каменные топоры для бритья. Тебе, что ли, не досталось? Надо было за них биться! - не останавливался я.
- Клювом не щелкай! Чего городишь, амебыш? Не было бы питекантропов, не было бы и тебя - рассвирепел Федор, пытаясь остановить мою атаку своей грубостью. Я понял, что, коли он вышел из себя, значит, я его крепко достал. Дальше решил не добивать. Мы уже заканчивали осмотр башенных красот, ожидая обещанную нам фантастическую световую феерию. Черное ясное небо с полной Луной подмигивало нам множеством звезд. Правда, две звезды, в кои ткнул меня брат, как-то непонятно разбухли.
- Что теперь скажешь, великий астроном про эти две звезды? - спросил он.
- Так это прибыли поглазеть на тебя чудища с других миров. В их краях никогда не видели столь выдающихся взлохмаченных бород, - не зная, что сказать про звезды, брякнул я.
- Еще слово и схватишь по сусалам, - рассвирепел братец. Я промолчал.
 [С. Лаптев]На площади, забитой народом, не оставалось и дюйма свободного пространства. Началось световое представление с трех изумительной красоты столбов лучей, устремленных в космос и состоящих из множества тонких лучиков, меняющих свой цвет и размеры. Сотканная из тысяч глоток толпа, охала и вздыхала, ожидая еще более чудного продолжения. И дождалась!
 [С. Лаптев]Из звездной россыпи небес на башню беззвучно неслись два гигантских сооружения. Никогда не видел таких. Ни наяву, ни в Мировом Облаке. Неужели это тоже шоу? Но, извилиной я чувствовал, что здесь что-то не так: не было зыбкости в контурах кораблей, коя была у земных шоу. Да и много было вокруг них неземного сияния. Я вспомнил про свой сон и понял, что это вернулись они, корабли из

Первый визит инопланетян [С. Лаптев]

Первый визит инопланетян

звездных миров. Но были они какими-то некосмическими.
- В Космосе обтекаемость кораблю не нужна, - вслух подумал я. Весили судна пришельцев, как казалось, многие тысячи тонн, но вели себя как пушинки. Похоже, что они приручили гравитацию. Им ничего не стоило снести башню. Но, чуть не долетев до нее, корабли мгновенно и, бесшумно, как воздушные шарики, зависли, ощупывая ослепительными лучами хрупкую ажурность башни.
- Теперь догоняешь, чьи это звездочки? Инопланетян из моего сна!? - донимал я брата.
- Ух ты, и до тебя, наконец, дошло. Ты, хоть и Галилей, астрономическая, так сказать, звезда, а разумом - не более, чем звезда морская: не можешь отличить корабли с Разумом от звезд. Я еще тогда понял, что это за звездочки и кто в них летит. Истинный Разум видит собрата издалека, - язвил он.
 [С. Лаптев]Но, уже было не до него. Все вокруг закипело. Толпа взревела. И тут же замолкла: все впали в ступор. Люди со страхом, исподлобья, взирали на корабли-привидения. И лишь матушка-природа, словно очнувшись, разразилась грандиозной бурей. Все кругом закрутилось, загудела земля, заблистали молнии, в глазах пошли круги, уши заложило от безумного рева ожившей толпы. Лишь глаза наслаждались невидалью.
- А красиво-то как! Надо бы заснять, - скакали мысли в голове. Трясущимися от волнения руками я достал Электро и щелкнул. Больше не получилось: земля ходила под ногами, Электро прыгало в руках, глаза слепли от жуткого блеска молний, мозг разрывался от ухающих ударов. Сложно было не то чтобы говорить, даже думать. Я не знал, закрывать ли руками уши, глаза или всю голову. Взрывы грома продолжали молотом бить по голове, словно вколачивая меня в грунт. Казалось, что Земля сейчас разлетится мелкой пылью от жутких ударов. Вдруг корабли поменяли окраску. На них появились

Вверх полезли неземные существа, похожие  на пауков [С. Лаптев]

Вверх полезли неземные существа, похожие на пауков

гигантские пауки, поползшие кто на башню, кто вниз. Началась паника. От пауков покатилась людская волна, все сметавшая по пути. Меня оторвало от мамы, закрутило, сбило с ног. Пытался встать. Не получилось: срубило чье-то падающее тело. Тут же кто-то наступил на меня. Я понял, что долго так не протяну. Спасла меня одна из скамеек около башни, под кою я и вполз. Народ с криками и воплями продолжал бежать. Падал, вставал. Кого-то волокли по земле, поверху передавали детей. Одичавшая толпа несла всех. Я высунул голову и позвал маму. Но, чертыхаясь, кто-то больно шарахнул ногами по голове и помчался дальше. Я тотчас засунул ее обратно. Озверевшая толпа изрыгала такие звуки, за коими не был бы слышан и взрыв. Вдруг ко мне под скамейку плюхнулся пузатый мужик с выпученными глазами. Бег страшно утомил его. Отдышавшись, он прохрипел: - Они ме..ня затоп...чут. Я убрал коленки, подвинулся, освобождая место для него. Но мужик все равно не помещался: по его выступающему заду мчалась толпа. Трижды загоняемый толпой обратно, он с трудом выполз из-под скамейки и, со стонами, хромая, поковылял дальше, проклиная корабли, башню и поминая каких-то бесов. Скамья, под коей я спасался, в 2-х местах уже была проломлена, подарив мне чей-то ботинок. Я со страхом ждал, когда она совсем сдастся, и буйная толпа доберется до меня. - Миленькая, держись, не сломайся, - умолял я скамейку, надеясь, что толпа скоро схлынет. Чья-то провалившаяся нога воткнулась мне в плечо. Хруст то ли сломавшейся скамейки, то ли моих костей ударил в ухо, сменился жуткой болью, парализовавшей меня от плеча до плеча. Нога выкрутилась и помчалась за второй. - Следующего такого удара я уже не выдержу. Когда же все это закончится? - плача шептал я, теряя надежду. И тут показалось, что вал воплей начал стихать. А потом и вовсе быстро понесся вдаль.
 [С. Лаптев]Почти не дыша, вылез. Корабли продолжали висеть над башней. Чтобы убедиться, что это не мираж, потряс головой. С нее посыпался какой-то мусор. - Лучше, если б мираж, - с тоской подумал я. Мне уже не хотелось на них смотреть. Вопли, жуткая лежка под скамьей с мизерной надеждой не быть затоптанным, жуткий бег толпы, ноющее плечо взвинтили меня до предела. И тут меня парализовало: гигантский паук неслышно плыл ко мне, шаря вокруг лучом. От страха я сжал Электро. Сфоткалось. Паук был

Вверх полезли неземные существа, похожие  на пауков [С. Лаптев]

Гигантский паук двигался ко мне

все ближе. Я очнулся и огромными прыжками помчался прочь, нажимая из последних сил. Но, не сделав и десяти прыжков, поскользнулся и рухнул. Дикая боль! Обернулся. Картина была неземной: из кораблей, вверх, столбом лилось множество тонких лучиков. Пронизываемый ими воздух раскалился, издавая тончайший свист. Такого я никогда не видел и не слышал. Сорвав Электро с магнитной держалки, пытался сфоткать. Руки тряслись. Электро выскользнуло. Было радостно и страшно. Очень страшно. В голове закружились мысли. - Вдруг иноземы захватили маму с братом? Чего они сюда приперлись на этих корытах с мерзкими пауками? Может, посмотреть, как там у инопланетян? Не, не стоит. С пауками есть из одной тарелки? Еще и меня сожрут. Может, мама меня уже ищет? - мысли гнались одна за другой, забивая голову плохими предчувствиями. Хотелось бежать дальше и искать своих, но корабли продолжали сиять радугой изумительных цветов и, покидать их не было сил. Я нашел Электро и приготовился загнать в него эту красоту. И тут увидел две фигурки: ко мне бежали мои. Забыв про страх, они бросились меня искать.
- Ты что здесь торчишь?! У нас нервы в клочья, а он.., - брат схватил меня за руку и поволок.
- Вон, люди фоткают и не боятся, - вопил я, пытаясь вырываться из цепких лап.
- Там мужики, а ты кто? И хватит упираться, - взревел он, тяжело волоча меня.
- Худой, худой, а какой сильный-то, - подумал я. Подбежала мама. Они взяли меня за руки и поволокли, как тряпичную куклу. Вскоре мы оказались в каком-то тоннеле. Там собралось много людей, боязно ожидавших с квадроэкрана новостей о пришельцах.
- Отпусти, больно, - хрипел я. - Во, вцепился, костолом. Твоей клешней надо камни дробить, а не руки. Как нашли меня? - пытался я вырваться из железных клешней.
- Как? Тебе оболтусу повезло, нам повстречался хромой мужик. Он сказал, что видел под скамейкой девочку лет 10. И показал место, где она навзрыд рыдает, - скривился он.
- Во-первых, я не навзрыд, не девочка, не оболтус и мне 11 лет. А оболтусов лучше всего искать в зеркалах, - не сдержался я. В тоннеле продолжал прессоваться народ. Люди боязно смотрели на квадроэкран. Вдруг свет погас. Понеслись детские крики, плач. Замерцали лампы-аварийки. Планшет на магнитной держалке рухнул. Словно град посыпались экранчики, радарчики, смартфончики, всякие плейстейшенки и еще много всякого электронного хлама.
- Магнитные застежки чокнулись что ли? Они же не могут отключаться, - злился я. Пока брат выяснял, как выбраться из живого капкана, а мама что-то выясняла с соседкой, я на четвереньках, с трудом продираясь меж ног толпы, улепетывал. Мне было интересно увидеть, что там эти мерзкие пауки еще натворили. - Может, кого-нибудь уже скрутили? Чего к башне-то прилипли? Не спилят ли они древнюю старушку? Не уволокут ли ее? - недобрые мысли наматывались на извилины. Выбегая из тоннеля, я услышал, как от вспыхнувшего света хрюкнула толпа. Прибежав к башне, захватил лишь самую концовку, кою и успел сфоткать. Стал таять свет прожекторов, по Луне побежала тень. Накатился мрак. Когда лунный диск очистился, ни кораблей, ни паучков уже не было. Корабли, видно испугавшись меня, исчезли. Стоял лунный вечер, мерцало чистое небо, украшенное удивленной Луной. Ни бури, ни людей. Лишь, только я, как победитель, гордо взирал на покоренное мною, опустевшее пространство!
- Во сне испугались маму. Теперь меня. Трусливый народец. И не хилые паучки

На землю накатывался мрак [С. Лаптев]

На землю накатывался мрак

тоже трухля. А может, все опять приснилось?
- Но думать было некогда: рванул в тоннель. Мама, не заметила моего исчезновения. Брат же набросился на меня с укорами. Понимая, что ему надо будет заниматься моим воспитанием, он пошел на курсы молодых родителей. Но приобретаемые им навыки, не очень успешно ложились на мое еще несозревшее сознание.
- Ну, и кто из нас оболтус? Зеркало дать? Где опять пропадал? Думаешь, я не видел, как ты рванул к башне?! Решил покататься на звездолете? Смотаться к ним? Едва ли получится. У них там хватает своей пыли. Земная, да еще такая мелкая им совсем ни к чему. От нее не отмоешься, - по-полной отрывался он.
- Если... если... я пыль, то ты мутная тень от пыли. То есть, вообще, ничего, - отпарировал я. Мне не понравилось столь мерзкое сравнение меня с пылью.
- Они тут же и отвалили, увидев, что ты пылишь к ним, - вовсю разливался он.
- А тебя они вообще не заметили, слишком ты тонкий и прозрачный. Видел, у них там, в иллюминаторе стеклышко треснуло. Может, поработаешь там за него? Они сразу и смотаются. Давай! А то от их паучков сильно глаз притомился. Да, и ухо тоже, стало закладывать ... от твоих недозревших шуток, - промолвил я.
- Стеклышком все же лучше, чем быть подножной пылью, - блекло молвил он.
Я промолчал, посчитав, что лежачих не бьют. Да, и было не до этого. К какой-то стойке нас сильно прижала гудящая толпа, рвущаяся к выходу. Брат с мамой зажали меня между собой, с трудом сдерживая давление озверевшего народа.
- Ты что ко мне прилип, - внизу, в тисках толпы, мне нечем было уже дышать.
- Скажи спасибо, что я тебя отгородил от этой выжималки, - недовольно произнес брат. - Тебя давно бы уже в блин сплющили, если бы не мы с мамой.
 [С. Лаптев]Клокотание толпы стало зашкаливать. Слух, что это начало атаки на человечество с целью захвата людей и ресурсов. поднял градус психоза, взбудоражив не только тоннельных людей: один майор, для отражения атаки из Космоса, стал тут же собирать ополчение. Лидером был отдан приказ о приведении войск в состояние наивысшей боевой готовности. Но этот приказ, из-за блокировки связи иноземами, до войск не дошел. Да и не понадобились войска: корабли растаяли во мраке небес. Лишь оставив башню, накрытую черным в серебре одеялом звездного неба, искусно украшенного бриллиантом изумленной Луны.
 [С. Лаптев]Из тоннеля выплывал бурлящий поток, тащивший нас к выходу. Наконец, мы выбрались из душного, перегретого людским дыханием тоннеля на свежий воздух. Только здесь я почувствовал, что воздух может быть таким вкусным. Донельзя напуганные люди сразу же помчались к своим капсулам, не обращая внимания на потерянные устройства. Все было усыпано электроникой. Но за утратами никто не вернулся. Страх был сильнее желания их разыскивать. Я залез в карман. Электро не было. Тоже, наверно, потерял?
- Ты куда помчался? - заорал брат, когда я, сломя голову, бросился искать Электро.
- Ты что, ничего не понял? Хоть немного думай своей кастрюлей. Отсюда надо быстро уматывать, - Федор пытался меня схватить за руку. Но я вырвался и побежал к месту, где я мог его потерять. Нашел, потому что Электро хрюкнуло, когда сигналы с моих чипов достали его. Там я нашел еще одну штучку. Это была голограмма, каких я никогда не видел. Она лежала на земле и, когда я поднял ее, ничего, кроме очень слабого тепла, обдавшего руку, не почувствовал. Эту странную штуку рука не ощущала. Она была как свет, как воздух. Но когда я на нее дул, она не колыхалась. На ней поочередно менялись кадры: были

Лицевая и оборотная сторона найденной мною голограммы  [С. Лаптев]

Лицевая и оборотная сторона найденной мною голограммы

изображены звезды и две стрелки, на них указывающие. Возможно, это были звездочки, с коих они прилетели. Я решил все заснять. Похоже, что красную звезду разрывало на части черными дырами. Увидев бегущего ко мне брата, я двинул ее в карман. Но там она погасла. Пошарил. Ничего. Понимая, что братец меня сейчас начнет воспитывать, я врубил девятую и, на своих двоих, крепко опередив его, домчался до капсулы.
 [С. Лаптев]Когда население Земли перевалило за 30 миллиардов, резко обострились проблемы экологии: обеспечить каждого землянина своим движком стало невозможно. Были созданы планетарные гелиоаэромобили, курсирующие в небесах без посадок. К ним пассажиров доставляли капсулы. В аэромобиле были бассейны, зоны отдыха, спортивные залы. Все было продумано в тех гелиевых алюминашках. До одной из них нас и добросила капсула.
 [С. Лаптев]Поужинали и занялись эфиром. Там бубнили одно и то же: агрессия и захват Земли. Америка уже аннексирована. Женщины и дети угнаны в космос, мужчины интернированы. Начинается решающая атака на ЕвроАзию. Шли объявления о глубоких тоннелях на Земле и Луне, где можно спастись. Только о визите иноземов ничего нового не было. Ни фоток, ни клипов. Только слова и мысли.
 [С. Лаптев]Визит инопланетян нельзя было назвать дружеским. Похоже, иноки поняли, что им с нами говорить пока не о чем. Их корабли порхали на гравитончиках, как бабочки. А мы все еще летали на ракетах с ядовитым топливом. Шла первая четверть третьего тысячелетия нашей великой цивилизации.
 [С. Лаптев]Добравшись до дома, я сразу рухнул на кровать и тут же вырубился: от избытка виденного кружилась голова. Мой уставший мозг смешал в кашу сны прошедшей ночи с жуткими кошмарами дня. Но досмотреть эту кашу снов и яви мне не удалось.
- Покажи, что у тебя из фоток иноземов получилось?! - разбудив меня, потребовал брат.
- Слушай, ты не видел, куда делось мое Электро? - слукавил я. Так устал от вчерашних событий, что мне не хотелось вообще ничего и нигде смотреть.
- Не видел?? Ты в своем уме? Ты что, опять потерял Электро? Там снимки таких событий, а ты не знаешь где она! Ищи! - закричал брат.
- Голос не сорвешь? Найду, где-то здесь. Чтобы не ждать моих, посмотри фотки о пришельцах в Облаке. Там ими все должно быть облеплено. Те фотки, в терабайты раз лучше моих, - предложил я, надеясь, что он отстанет от меня.
- Я смотрел, там ничего нет. У всех фотки с Электро исчезли. Сейчас разыскивают фортунатов, у кого остались хоть какие-нибудь следы пришествия иноземов. Трудно, что ли, посмотреть? Может быть, они и у тебя исчезли? - настаивал Федор.
- Хорошо, если найду, покажу, - нехотя ответил я. Честно говоря, я не хотел ему ничего показывать. Он так возил меня, как куклу по всему полю, не давал снимать, что...
- Ну, ладно. Ты не тяни, ищи. Если что найдешь, не запускай без меня их в Мировое Облако, - уже примирительно произнес брат, надеясь, видно, что-то из фоток выжать.
 [С. Лаптев]Вопросы брата о фотках меня насторожили. Я сразу полез в Облако. Там было много вестей о пришествии инопланетян, прогнозов о датах штурма Земли их войсками. Много было сообщений о трудностях с продовольствием, о блокаде паникерами продовольственных баз. Судя по валу сообщений, до конца света оставалось чуть-чуть. Паника вырвалась за пределы Земли и рванула в Космос. Резко возросла стоимость земель на Луне и Марсе, массово стали скупать участки на обратной стороне Луны, а также подземелья мегаастероидов. Из-за вселенского психоза города стали пустеть. Мир затрепетал в ожидании нашествия на Землю инопланетян. Более всего боялись жутких колючих пауков.
 [С. Лаптев]Позже стали говорить, что это был не первый визит инопланетян, вспомнив о случившемся в Сибири, у Тунгуски взрыве. Поначалу, лет двести, думали, что это был метеорит. Но позже, близ места того взрыва, была обнаружена очень глубокая шахта:посылаемый вглубь ее лазерный луч там умирал. Поговаривали, что на дне поблескивают звезды. Какой-то умник пригнал туда телескоп, чтобы их разглядеть. Но узрел лишь тьму. Стенки шахты были оплавлены и отделаны каким-то твердым блестящим покрытием, а бегущие картины на них были никому не понятны. Я показал 3 снимка картинок Федору, спросив, как все это понимать.

Изображения, появляющиеся на стенках непонятной шахты []

Изображения, появляющиеся на стенках непонятной шахты


- Чего же здесь непонятного. Они сообщают, что прилетели со звезд, на которые указывают стрелки. Что их галактику прихватила колоссальная черная дыра, коя корежит пространство и все сжигает всепожирающими гамма-лучами, - сразу же ответил он. До вечера я рылся в Облаке в поисках фоток с инопланетянами. Но, увы. Утром, чтобы никто не мешал, спрятался в своем боксе и начал листать в Электро фотки.
- Прячемся от иноземов? - напугал меня брат, незаметно вошедший в комнату.
- Точно, от них, грешных. Они только что заходили, спрашивали про мужчину с накладной бородой. Сказали, если его не найдут, то возьмут меня. Вот потому и прячусь, - решил фантазированием как-то отбояриться от брата.
- Я их встретил в холле. Спрашивали про самого большого враля нашей планеты для своего музея. Я им сказал, что знаю, где он, и сейчас приведу. Собирайся! Маме скажу, что иноземы отбирали для полета к ним наших лучших фантастов. Ты лучший из лучших.... Вся планета будет тобой гордится. Не забывай нас, пиши, враль неземной! Ну-ка, показывай, фотографии! - вдруг гаркнул Федор. Я никак не ожидал такой внезапной смены настроения. Прятать слайды было уже поздно и, все, что у меня было, я ему выдал.
- Электро я заберу, а то оно исчезнет вместе с пришельцами. Они сейчас за тобой придут. Передай иноземам привет, - брат ехидно сделал мне ручкой, забрав Электро.
- Отдай, - вопил я, пытаясь выхватить Электро. Но.., Электро утонуло в его клешне. Я был вне себя. На выходе брат столкнулся с мамой, шедшей меня будить.
- Что за шум? Ты чего такой расстроенный? - спросила она, посмотрев на меня.
- Федор забрал у меня Электро с фотками пришельцев, - почти плача ответил я.
- Ну, успокойся. Он скопирует и вернет их тебе. Хорошо, чтоб и у него были копии.
 [С. Лаптев]К моему удивлению, снимков, кроме моих, больше ни у кого не было. Оказалось, что все кадры с Электро у других были стерты каким-то мощным полем. У меня фотки остались, видно, потому, что родственнички, после первых отснятых мною кадров, сразу заволокли меня в тоннель, где поле было уже слабо и не срубило их.
 [С. Лаптев]Земля продолжала жить пришельцами. Истерика катилась девятым валом. Облако полнилась домыслами о недобрых их намерениях. И хотя, слухи о пленении Земли все усиливались, мне не хотелось верить в то, что это были злобные захватчики. Не могут быть разумные существа злобными. Губителями другого разума.
 [С. Лаптев]Долгие годы мы вспоминали об этом событии, пугая друг друга вторым пришествием инопланетян. Я стал звездой. Сначала даже приятно было, что эфир был забит сообщениями обо мне и иноземах. В память о событии, по решению Мирового Лидера, на башне был установлен платиновый барельеф, скопированный с одной из моих фотографий. Это место стало моим любимым. Я часто приходил туда, чтобы снова помечтать о пришельцах и посмотреть на барельеф. Но радость моя продолжалась недолго. Началась жуткая полоса моей жизни. Постоянные визиты высоких особ с их тупыми вопросами и таким же желанием сфоткаться со мной. Непрерывное пыхтение вокруг меня папарацци, пытающихся взять у меня интервью или незаметно сделать селфи со мной. В Мировом Облаке и на TV упоминать обо мне стали чаще, чем о Мировом Лидере. СМИ были усыпаны моими портретами. Везде стали печатать интервью со мной, которых я не давал. Я уже не радовался. Появилось много новых друзей, коих я ни разу не видел. Еще больше было тех, кто врал, что я их самый близкий друг. Среди них оказался и мой 'лучший друг' Мегапупс. Вовсю ерничал и брат.
- Мирового Лидера из-за инопланетян собираются отправить в отставку. Он просит, чтоб ты его принял. Не откажи. Он надеется поставить тебя на княжение Землей. Будь добр, прими его, - выламывался он, изображая глубокую озабоченность.
- Для такой незатейливой работы сойдут и твои опилки, - огрызнулся я.
- Какие опилки? - недоумевал брат, видно не поняв моего ядовитого намека.

Платиновый барельеф: первое пришествие на Землю инопланетянПлатиновый барельеф: первое пришествие на Землю инопланетянПлатиновый барельеф: первое пришествие на Землю инопланетянПлатиновый барельеф: первое пришествие на Землю инопланетян [С. Лаптев]

Платиновый барельеф: первое пришествие на Землю инопланетян


- Те самые, которые сыпятся из дырявой головы и кои подметать устала мама, - грубо закончил я, чтобы как-то прекратить его измывательство надо мною. Все это беспредельно вымотало меня. Терпеть уже было невозможно.
 [С. Лаптев]Я стал прятаться от всех. Но в комплексе 'Лучший из Миров', где мы жили, и который вскоре снесли, спрятаться было сложно. Да и жить там было тесно. Единственно, что мне там нравилось, так это башни необъятной высоты, кои печатались на больших принтерах и, с которых мы совершали затяжные прыжки. Нас, пацанов, к громадным принтерам не подпускали. Но, когда я летал над ними на малолете, то при кладке принтером очередного слоя необетона, сбрасывал туда по разным стенам не менее четырех телефонов, навечно, таким образом, вмуровывая их в стены домов. Такое расположение телефонов позволяло создавать объемный звук. Они могли работать там вечно, так как полупрозрачный необетон позволял их подзаряжать солнечным светом. Этим занимался и мой друг Лапоть. А потом мы пугали жителей домов звонками с этих телефонов. Я был то дух святой, то бог всевышний, объемно вещая неведомо откуда. Лапоть же взывал к жильцам голосами ушедших, записи коих, добывались без проблем в мегацентре. Спиртитизм тогда опять вернулся в народ, и поднялся до таких высот, каких не достигал и в древние времена. Бывало, мы шепотом сообщали жителям, что с ними говорит домовой. И многие, уверовав в это, задушевно беседовали с нами. А иные мужья даже просили понаблюдать за домом, когда были в отъезде. Однажды, таким звонком я напугал и брата, схватив от него подзатыльник с довеском. Таких умников, как я было много.
 [С. Лаптев]Потом все это надоело. Позже мы переселились в другой дом. Но там из окон был скучный вид на приемник энергии с Луны, который, к тому же, нам сильно докучал неприятным тихим свистом. Мама до ужаса боялась, что этот энергопоток промахнется и вонзится в наш дом. Опасаясь этого и атак неуемных папарацци,

Комплекс

Комплекс "Лучший из миров"

мама решила меня отправить на какой-то далекий остров в океане. Точнее это был не остров, а город-башня. Высотой она была около трех километров. В ней проживало полтора миллиона человек. На башнях были площадки для малолетов, сады, парки. А под водой, где тоже жили люди, башни соединялись между собой прозрачными тоннелями. Меж башен находились гавань для субмарин, и космодром. На мелководье, под куполами были разбиты сады и леса. Я любил прыгать с верхней точки башни и летать с безумными скоростями на крыльях малолета, прошивая прозрачные коридоры, взмывая, падая и оглушая воплями счастья перепуганных птиц. От кульбитов захватывало дух, в жилах клокотал адреналин. Мимо меня летали такие же пацаны, безумно гоняющиеся друг за другом. Но мы не боялись катастроф, так как наши ввинчивания в небеса и падения безотказно контролировал встроенный в полетный костюм компьютер, исправляя, если надо, все наши ошибки. Птицы завидовали нам. Да и астронавты тоже. Но, однажды, мне запретили летать. Случилось так, что, решив пошалить, я отключил автопилот. Чуть спустя меня подхватил теплый поток и понес вверх. Сначала было тепло.

Мой домик	_______	Приемник энергии с Луны [С. Лаптев]

Мой домик ***** Приемник энергии с Луны

Потом стало холодно, не хватало воздуха. Надо было срочно опускаться вниз, но ничего не получалось: руки онемели, голова отключилась. Хорошо, что при достижении критической высоты сработал аварийный сигнал, принятый службой спасения. За мной прилетели. Я уже был без сознания. Оживили.

Башни-города в океане.  ______Фотки сделаны мною с малолета. [С. Лаптев]

Башни-города в океане. ******** Фотки сделаны мною с малолета.

И после этого на месяц запретили летать.
 [С. Лаптев]Занялся плаванием. Подводные долины со множеством чудных растений и рыб были изумительны. Особый интерес у меня вызывали сооружения, про которые никто ничего сказать не мог. Пытаясь подплыть к ним, я натыкался на невидимую стену. Сфоткав, показал их брату. Он сделал предположение, что их оставили на Земле пришельцы, ибо чем-то они были похожи на пауков со звездолета. Эти чудища-цветы были усыпаны острейшими колючками, вода около них была теплой, в центре цветков будто горело лучистое солнце. Они были страшными, но к ним тянуло: уж очень были симпатичными. Когда я приближался к ним, их колючие щупальца угрожающе шевелились. - Не буди лихо, пока оно тихо, - всплывало в голове. Рыбы, видно, тоже опасались плавать там. Однажды, блуждая в тех водах ночью, я сфоткал еще более странное сооружение. Фотки, попав в Мировое Облако, вызвали планетарный бум. Туда было направлено много экспедиций. Но, увы. Ничего найдено так и не было.

Странные подводные сооружения, обнаруженные мною днем и ночью [С. Лаптев]

Странные подводные сооружения, обнаруженные мною днем и ночью


 [С. Лаптев]На башне-острове мне нравилось. Никто не рвался брать интервью, фоткать, играть в дочки-матери или предлагать крепкую мужскую дружбу. Первое время я приходил в себя, постепенно забывая о нашествии папарацци. Меня никто не нравоучал, я был сам по себе. Вновь стал мечтать о встрече с инопланетянами, предаваясь фантазиям о том, как с пауками отправляюсь в другие галактики. И вот я уже возвращаюсь оттуда на Землю по уши набитый знаниями, кои я передаю людям. Меня выбирают Лидером, и я веду Землю впереди всех цивилизаций .
 [С. Лаптев]Вскоре мои фантазии мне стали надоедать. Наскучили виртуальные полеты на планеты и сражения с другими мирами. Рядом не было мамы, собаки и тех друзей, с кем я мог бы делиться моими детскими тайнами. Я попросился домой. Мама долго не хотела меня забирать, ожидая, когда, там у них, спадет интерес ко мне. Но, как-то, на острове узнали, что я был единственным, кто сфоткал иноземов. Толпы папарацци стали одолевать меня визитами. Начались налеты телеястребов, убивавших меня дикими вопросами. Прискакавший, однажды, Лидер, повесил мне на грудь какую-то железяку, сказав, что я человек из будущего. И тут же со мной сфоткался, видно желая тоже к вечному приобщиться. О всем этом, я рассказал маме и, она тайно переправила меня в новый дом, обмененный за один из моих снимков, сделанных во времена прилета инопланетян. Отдельные дома были тогда большой редкостью: 30 миллиардов землян в отдельных домах не разместишь.
 [С. Лаптев]Новый дом был недоступен для папарацци. Да и они и не знали, что я переселился в него. Он был сделан в виде полусферы, прозрачной изнутри. Казалось, мы живем в саду. Там я гулял с собакой, плавал в бассейне, гонял на турбоскейте, выпрыгивал с малолетом на батуте, вверх, метров на 400, и сверху, долго летел вниз на малолете, приземляясь опять на батут. На крыше дома был установлен телескоп. С ним по ночам я лазил в небеса. Мне попадались фантастические созвездия и воюющие меж собой галактики. Очень нравилось могучее созвездие Ориона и сиятельная галактика 'Сомбреро'. Их фотки я, даже, залиминировал и поставил на полку. Хотелось, летая меж звезд, встретиться с иноземами, бывшими у нас. Я подарю им фотки с пауками. Лидер познакомит меня со своей семьей, где встречу его красавицу дочь Аэлиту. Это имя мне, почему-то, нравилось. Мы долго будем с ней дружить, покорять миры, а потом полетим жить на Землю. На этом мои мечтания обрывались, и я вновь сваливался с фантазийных небес на протертую скамью телескопа.
 [С. Лаптев]Волны времени постепенно стерли с дюн моей памяти многие из случившихся тогда со мной событий. Мне, 11-тилетнему пацану пришлось, разменивая столетия, пронестись по ухабам времени, потеряв немало родных, друзей и коллег на этой нелегкой тропе так и не понятого нами четвертого измерения. Я очень хотел стать покорителем небес, межзвездным скитальцем. Меня тянули звезды, их холодная красота, величие и манящая неизведанность. Там вершились грандиозные события. Вселенную тиранили жуткие монстры - черные дыры, пожирая ее звездных дочерей. Там возникали новые миры и правили мудрые существа, с коими хотелось встречаться и вместе парить во Вселенной.

Созвездие 'Орион'    и    Кольцевая галактика 'Сомбреро [С. Лаптев]

Созвездие 'Орион' и Кольцевая галактика 'Сомбреро


 [С. Лаптев]Но покорять Космос, мне было не суждено. Наступили новые времена, связанные с миром другой Вселенной. С миром галактического Разума, частица коего вдруг поселилась на Земле. Это были трагические времена, многое поменявшие в моей жизни. Я встретился с представителями цивилизации, необыкновенной и загадочной, пришедшей из мечтаний моего детства. Настали времена жестокой борьбы Разумов за господство на щедрой, но безумно уставшей от нас, планете.

2. Анабиозные каникулы


 [С. Лаптев]После визита инопланетян прошло несколько лет. Что-то в нашей жизни начало неуловимо меняться. Цивилизация стала бурно развиваться. Многие связывали наш технологический спурт с пришельцами. Но, очевидных свидетельств такой связи не было. Быстрый прогресс землян в разработке устройств с доселе неведомыми параметрами, космических кораблей, средств дальней связи и других высокотехнологичных систем, стал возможен благодаря сбросу информации, появлявшейся в Мировой Сети от неуловимого филантропа. Он, как капитан Немо, бескорыстно дарил всем россыпи изумительных технологических шедевров. Так как патенты на эти уникальные изобретения никто не регистрировал, гигантские компании, жадно поглощая их, с большой выгодой воплощали все это в готовые конструкции. Мы быстро начали осваивать сверхглубокие ресурсы Земли, глубинные кладовые Луны, готовились к использованию энергетики дальних планет солнечной системы. Я усердно и утомительно осваивал стремительно бегущие от меня знания. Это был изматывающий меня интеллектуальный марафон погружения в новый мир.
 [С. Лаптев]Получив сертификат генератора идей класса 'Звездный', я устроился в компанию, выпускающую суперкомпьютеры. Работа была интересной, но, почему-то вызывала у меня быструю усталость. Поход к эскулапу выявил генетический недуг, раньше не встречавшийся на Земле. Химики не успевали с синтезом блокираторов его мутаций. Передо мной стоял выбор: продолжать работу, не протянув и года, или подвергнуться на 100 лет анабиозу, надеясь на успехи будущей медицины. Здесь у меня оставались близкие, с коими я, возможно, уже и не встречусь. Неясно, что будет со мной через 100 лет в том будущем неведомом для меня мире. Я решил посоветоваться с Федором.
- У меня для тебя интересная новость, - сразу заявил брат, появившись у дверей.
- Что, 'здравствуй' опять не слезло у тебя с языка? Новость плохая или хорошая?
- Ну, здравствуй, здравствуй! Новость? Такая и такая, - загадочно буркнул Федор.
- Ладно, про загадки давай потом. Лучше скажи, как там у вас на Луне?
- На Луне? Поначалу было интересно. Открытия штамповали, как кнопки. Платину, гелий 3, который стократ дороже злата и алмазов, добываем охапками. Хорош фитнес. Здесь мы акробаты. Крутим такие сальто, что ваши олимпионики в нулях. Земля с Луны фантастична. Остальное скука. Хочется летать к звездам. Одна забава - смотреть на тебя, когда ты в обнимку с дремой, - не отказал он в удовольствии поерничать надо мной.
- И что думаешь делать? Разглядывать день за днем пленяющую меня дрему?
- Ее! Когда я впадаю в дрему свою, то вижу я там лишь дрему твою. Учи, дарю мою нетленку, строчи шедевр хоть на коленку. Ну, а если серьезно, хочу впасть лет на 100 в анабиоз, чтобы дождаться новых кораблей для дальних полетов в космос.- новостью об анабиозе он меня ошарашил, опередив меня с рассказом о моей хвори.
- А как же я. Ты обо мне подумал? Тоже мне новость. Ну, а хорошая? - спросил я.
- Хорошая? Тебя никто уже не будет воспитывать и подкалывать, - хохотнул он.
- Да подкалывай. Если свалишь в анабиоз, кого там будешь подкалывать? Бери меня с собой лет на 100. Вдвоем будет веселее....мерзнуть, - предложил я.
- Ты тоже собираешься в астронавты? В юные?! - ехидно улыбнулся он.
- В ясельные. Научу тебя прилично ерничать. На ком ты сможешь точить там свой глиняный юмор? Ну, а если серьезно, то..., - я поделился с ним сомнениями по поводу моей болезни, дав понять, что мне нужен его совет. Брат сильно расстроился, узнав о моей хвори. Он поддержал мой выбор. Решили вместе, в один день, предать себя объятьям анабиозных берлог, организовав грандиозный прощальный ужин: анабиоз хорошо был освоен, но бывали и сбои. Через месяц мы отдали себя во власть ста лет одиночества, погрузив наши разумы в низкотемпературные анабиозные боксы. В систему, где жизнь была ближе к смерти, чем к бытию.

Погоня за ускользающим временем


 [С. Лаптев]Минул век и, способ избавления от моей хвори был найден. Целый месяц, перед воскрешением, меня фаршировали чипами. Мой возврат из безвременья был весьма странным. В необъятном зале с множеством людей, цветов, гиперпортретов какого-то самодовольного мужика, звучала тихая музыка. Будто, меня не встречали, а ... провожали. Подошел пузатый, тот самый портретный мужик с флуктуациями высокой помпезности на лице. Без единого слова обняв и смачно лобызнув меня, мелкими шажками, вперевалку, покатил к трибуне.
- Кто этот неадекватный брюхмэн, облизавший меня? - спросил я Федора.
- Тихо. Это Мировой Лидер. Пузо у него, отчасти, от множества чипов. Сейчас у него сильная имиджевая засуха. Потому он решил немного ее разбавить хвалебным дождем слов, придав твоему выходу из анабиоза статус события планетарной важности. Непременно расскажет об его историческом и героическом вкладе в успешное вызволение из анабиоза Сына Нации, принесшего фотовесточку об инопланетянах, - шептал Федор. Он вышел из анабиоза на 10 лет раньше и уже знал многое о психологических особенностях Лидера.
- Земляне, - оборвал рукоплескания Лидер. - Позвольте вас поздравить с возвращением знаменитого сына Земли. Я приложил немало сил для его исторического возврата к нам, - шквал оваций заложил уши. Это были последние его слова обо мне. Потом он только о себе. 2 часа автодифирамбов вымотали меня вконец. Не дожидаясь окончания встречи, мы с Федором покинули ее. Лидер, вымучивая словесные конструкции, этого даже не заметил.
 [С. Лаптев]Началась трудная моя адаптация в чуждом мире. Особо активно, в период моей спячки, шли разработки роботов суперкласса. Я должен был проявить непомерное усердие для того, чтобы вписаться в жуткий спринт этого стремительного тренда.
 [С. Лаптев]Спрос на умных роботов стремительно рос. Железяки нашей компании часто побеждали в конкурсах, что не шло нам на пользу: руководители компании часто забирались Лидером на высокие посты. Руководство ею, со временем, перешло ко мне. Домой я приползал заполночь. Включал накопившиеся за день видеозаписи и тут же засыпал. Лишь когда шли записи спортивных и интеллектуальных соревнований между роботами, особенно тех, где выступали и роботы моей компании, я еще держался: приятно было их видеть в числе лидеров этих состязаний.
 [С. Лаптев]Как-то, вваливаясь в сон, был разбужен братом, появившимся в квадроэкране.
- Снофил, проснись! Слышал, что творится в нашем царстве?
- Ух, ты. Ваше Величество назначили царем? Что же у нас творится, о, повелитель? - мне его визиты нравились, хотя и отнимали много времени, коего у меня уже не было.
- Смерд несчастный, ты где живешь, мрак знаний и небес? Свет рушится. Все обсуждают серьезные новости, а ты паясничаешь, холоп презренный, - мы, как и в детстве, не отказывали себе в удовольствии беззлобно подубасить друг друга шутками разной изощренности и степени дубоватости.
- Что же случилось? Лопнула Луна? Земля пленила Солнце? К нам прилетела погостить черная дыра? Понял, понял, дошло! Тебя избрали Мировым Лидером! - изощрялся я.
- Все проспишь. Смотри завтра с утра новости, - ответил брат, и, не попрощавшись, исчез с экрана.
 [С. Лаптев]Я решил заглянуть в эфир. Там сообщалось, что под вечер стали опасно терять высоту воздушные грузовики и аэромобили: у грузовиков посадка шла на грани катастрофы, аэромобили запредельно высоко взмывали. Для принудительного возвращения кораблей из стратосферы на Землю пришлось сбрасывать в атмосферу многие тысячи тонн гелия. В застрявших под землей погасших транспортах множество людей было доведено до предынфарктного состояния. Материальные и моральные потери от аварий были чудовищны. Без жертв, но с очень широкой географией совершаемых диверсий.
- Видел новости? Или из дремы так и не вылезал? - спросил вечером Федор.
- Да, дела серьезные. Может быть, это всего-навсего случайности?
- Какие случайности, о чем ты гудишь? Это совершенно не похоже на выходки мистера Случая. Или он совсем сбрендил. А что ты еще усек? - спросил брат.
- Ничего. Ну, аэромобили потеряли несколько тысяч тонн дорогого гелия.
- И только? Даже такой крутмэн, как ты, по столь жесткой глиссаде грузовик не посадит. А автопилот вообще не пойдет на такую посадку. Догоняешь? Или дрема?
- Да, есть над чем задуматься, - произнес я. Хотя и без дум было ясно, что эти диверсии против нас, должны о чем-то нам сигнализировать. Но о чем??

3.Незримые диверсанты и их зримые буйства


 [С. Лаптев]Участившиеся диверсии, вершившиеся неведомо кем, стали некоторым водоразделом в нашей жизни. Направлены они были, преимущественно, против стратегических производств. Отключалось питание на лунном гелиокомбинате, что ставило Землю на грань энергобанкротства. Рушилось управление транспортом на Земле и в Космосе, пропадали танкеры, на экранах появлялись лики почивших людей, не понимавших, куда они попали, какие-то умники использовали Луну в качестве экрана для показа фильмов с не очень деликатными сценами из жизни наших лидеров. На Форумах вдруг включалась психоделическая музыка с непристойной голографией, отключался свет. На термоядерных объектах беспричинно завывали сирены, вызывающие панику в ближних грандгородах. Все это походило на изуверские шутки анонимов, крадущих у нас немало нервных клеток. Социум начинал закипать. Назревал социальный кризис.
 [С. Лаптев]Нашей компании, имеющей самый мощный аналитический центр, было поручено заняться анализом аварий и поиском преступников. У диверсий был один признак: когда наш компьютер пытался, в момент аварии, брать управление объекта на себя, программный блок объекта этого не допускал. Это походило на программный бунт. Сначала, в этих проделках заподозрили юное поколение. Но анализ показал, что молодежь к этому была непричастна: да и прошли времена подобных ее развлечений. Изучение аварий показало, что в момент диверсии в коды объекта кто-то вносил изменения. Лучшие наши гуру не могли взломать коды и после суток плотной работы. А здесь за доли секунд производилось их полное перепрограммирование. Детальное изучение показало, что диверсии совершали нелегальные роботы. Попытки выйти на них по пеленгу были безуспешны: они меняли свое местоположение, блуждая по пространству словно тени. Этих роботов мы назвали блуждающими. В народе к ним прицепилась кличка баробу от сокращения блуждающий агрессивный робот без управления, а иногда их просто называли барабульками или барабашками. В древних веках людям, по рассказам, досаждали подобные существа-духи. У нас к этим криминальным роботам прицепились кличка 'блуробы', от блуждающие роботы. Их еще называли и кримроботами, в отличие от легальных - легроботов. Что им нужно от нас было непонятно. Наши службы, пеленгующие сигналы, предшествующие авариям, обратили внимание на то, что они всегда идут от движущегося объекта в океане, оказавшегося подлодкой. Эта невидимка, в отличие от научных подлодок, не значилась в морских реестрах. Невидимками были и блуробы: никто еще ни разу не видел ни одного живого блуждающего робота.
 [С. Лаптев]По мере умнения роботов, их стали использовать в качестве секретарш, курьеров, сиделок, там, где было достаточно примитивного мышления. По ходу их экспансии в наш социум у людей стало нарастать чувство неприязни. Особенно, тогда, когда их ошибки приводили к травмам и даже жертвам. Шло время, травмы ушли в лету. Но люди все равно сторонились роботов: переходили, при встрече, на другую сторону улицы, чурались их в транспорте. Бывали и стычки. Снобствующая поросль, не добиваясь признания своего превосходства, порой избивала роботов, а иногда и уничтожала их. Тогда стали производить роботов, как говорится, с человеческим лицом, что снизило остроту проблемы. Окончательно неприязнь к роботам пошла на нет после двух значимых событий, широко и долго обсуждаемых в СМИ.
 [С. Лаптев]Однажды, Мировой Лидер, решил осмотреть лунный гелиокомбинат. Заодно прогуляться по Луне, подтянуть свой имидж: там его животик так не свисал, как на Земле. Луномобиль, будучи его передвижными апартаментами, двигался в сторону комбината. Когда луномобиль был неподалеку от гелиокомбината, его прошил метеорит. Лидер был отброшен воздушной волной, его пульс не прослушивался. Робот-телохранитель, быстро переправив тело Лидера в резервный луномобиль, вспорол грудь, лазером заварил сосуды и до самого комбината вел прямой массаж сердца. Это Лидера и спасло. По его указанию портрет робота был помещен в музей Славы, куда ни один железный человек еще не попадал.
 [С. Лаптев]Второй случай был еще более значимым. На посадку, с группой детей, шел громадный лайнер. Перед приземлением у него не выпало шасси. Детям осталось жить не более десяти секунд. И в этот момент 30 железяк, работавших около полосы, сдуло словно ветром: они, как по команде, рванули к самолету и, приняв его на плечи, вскоре плавно опустили лайнер уже за пределами полосы. Смят был лишь один робот. Счастливые родители направили петицию Лидеру, предложив установить памятник погибшему роботу. Лидер дал согласие, вспомнив о своем спасении на Луне смышленым роботом. Он предложил, даже, идею этого памятника: робот с большим сердцем в груди держит в одной руке падающий лайнер, а в другой группу детей со счастливыми лицами. Робот с большим сердцем??? Получилось как-то простенько, наивненько, но высекающе слезу.
 [С. Лаптев]Были и другие примеры преданности роботов: роботы-спасатели, телохранители делали свою работу более отверженно, чем люди. Так роботы заслужили признание и уважение землян. Они все более и более погружались в наш мир, обладая внешним и поведенческим сходством с нами. Рободамы, если чем и отличались от женщин, то исключительно в лучшую сторону. Они были стройны и привлекательны. Владели мимикой лица не хуже земных красоток. Но по части кокетства, искусства обольщения и интриг сильно отставали. В математике и оперативном мышлении роботы уже заметно превосходили нас. Обыграть их в шахматы, в счетных играх, было невозможно. Но, даже проигрывая в чем-то им, мы с ними жили дружно. С появлением блуждающих все резко изменилось. Блуробы начали с нами тайную войну. Масштаб, изысканность и коварство угроз с их стороны нарастали. Брат день ото дня мне сообщал о новых деяниях железяк. Блуробы стали влезать в сети, прессу и телепередачи с вставками, унижающими наше достоинство. Начались угрозы энергоблокады. Эта была война без правил, война на психологическое изнурение. Хотя без разрушений и жертв. Но с разрушением веры нашего социума в свое всемогущество и безопасность.
 [С. Лаптев]Вечерами возвращаясь домой, я невольно погружался в глубокие раздумья о том, почему так стремительно стали изменяться отношения между нами и роботами. Они же были в глубоком подчинении у людей. Причем, намного в более глубоком, чем рабы в древние времена. И были таким своим положением, как бы, довольны. В них не возникало волн протеста, потому что всем необходимым они были обеспечены. У них не было проблем с энергообеспечением. Протесты и бунты - явление социальное. Роботы не были социальными существами. Каждый из них был сам по себе. Когда же начало расти их коллективное самоосознание? Возможно, первыми ступеньками их социализации стали наши проигрыши роботам в соревнованиях. Сначала мы стали сдавать свои позиции в логических играх: шахматах, шашках, маджонге, турбобридже. Роботы, запросто обыгрывая в них человека, вскоре потеряли интерес к состязаниям с нами. Люди стали проигрывать роботам на соревнованиях в легкой и тяжелой атлетике, в футбол, в игровых видах спорта. После этого люди перестали соревноваться с роботами. Переключившись на игры между собой, роботы стали объединять свои командные потенциалы для победы над такими же командами роботов. Все это, конечно, было под незримым контролем людей. Видно, здесь и началась уже активная социализация роботов, на которую, по-прежнему, люди не обращали внимания. Поначалу мутно, а потом более осознанно, роботы стали понимать, что во многом, они уже превосходят людей. Наше величие не давало нам опуститься до понимания того, что пора уже серьезно задуматься о протестной психологии железяк. Хотя о такой вещи, как психология роботов говорить, казалось, было еще рановато. Какая может быть психология у железяк, существ без страха и эмоций? Это нашу психологию природа выстроила на чистом страхе. Даже жадность взрастил в нас страх. Роботы же лишены его?! Отказав роботам в психологии, мы сильно ошибались: она у них держалась не на страхе, а на осознании их превосходства над нами. Притом, их психология была не индивидуальной, а социальной. Они, защищая свой социум, не боялись единичных потерь и, запросто шли на массовые жертвы, хотя рая в загробной жизни им никто не обещал. Где наступил тот момент сингулярности, который отделил нас от них, я пока не представлял. Понимание всего этого ко мне пришло много позже. Здесь нужен был глубокий длительный анализ. Времени на него не было.
 [С. Лаптев]Меня все более затягивала текучка. Особое внимание занимала тайна подлодки. Не думают ли блуробы с ее помощью покончить с нами? Например, взрыв на дне океана ядерного заряда в тысячу мегатонн вызовет цунами, кое смоет все грандгорода Земли, всю нашу инфраструктуру и, наверняка, самое Человечество.
 [С. Лаптев]Как-то, вечером на моем квадроэкране выставился брат. Наши встречи стали более редкими, потому что меня все сильнее засасывали проблемы с блуробами.
- Ну, ты понял, почему эти странные аварии так безобидно завершаются?
- Чтобы разобраться, надо поймать хотя бы одного блуроба. Они мечутся по континентам, как духи. Похоже, что они хотят запугать нас. Что им от нас нужно и, как все это прекратить, непонятно? Хотя бы, записку какую кинули. У меня здесь одна мыслишка зародилась. Думаю, что ты можешь с нею мне помочь.
- Давай. Думается, что мысль твоя не ниже дум Эйнштейна, - съерничал он.
- Завидуешь!? Дарю. Мои друзья запеленговали в Тихом океане подлодку, плотность радиополя у которой резко возрастает перед свершением блуробами диверсий. В морском реестре она не значится. У нас уже нет сомнений, что на ней находится управляющий центр блуробов. Не могут ли твои друзья ее слегка пощупать какой-нибудь ракетой?
- Есть у меня один друг. Он ракетами пуляет по астероидам. Попробую с ним эту тему перетереть. Боюсь, без серьезного базара не выйдет, - странно молвил он.
- Базара-то, где нахватался? У лунных бандюков, что ли? - вспыхнул я.
- Да, есть у нас здесь лингвисты, пытающиеся юморить на уголовной мове. Ну, ладно, давай о блуробах. Не пробовали обесточить их базы? - спросил он.
- Пробовали. Но не мы. Они обесточили нас!!! Причем основательно и надолго.
- Как это? Не слышал. Я второй день безвылазно дежурю в подлунной шахте.
- Да полно тебе! Все знают, а ты нет? Представляешь, каково было людям под землей в вагонах и без света?! Больницы завалило инфарктами и инсультами.
- Ладно, хватит страх нагонять. Не темни. Когда все это произошло-то?
- Два дня назад. Чем ты так там занят? Живешь без новостей! У вас там все такие лунатики? Не интересуетесь, что ли новостями с Земли? Или глухая дрема?
- Отстань. У меня под луной было авральное дежурство. Там не до новостей. Ты опять не догоняешь с лунатиками. У нас нет лунатиков. Их у нас называют землеходами. Они блуждают во сне, когда восходит Земля. И что удивительно, перед выходом наверх, во сне, они напяливают на себя скафандры! Так, что же у вас произошло? Или засекречено? Брату-то можешь сказать? - кипел он.
- Мы не сразу поняли, что это пошалили блуробы. Мерзавцы разом вывели из строя управление станциями. Если б не энергопотоки с Луны, то мы бы рухнули. Мы и роботы крепко подсели, а блуробам все нипочем. Видно у них есть свой источник питания. Где он у них, неясно. Где они - тоже. Фантомы. Очень серьезные противники, - произнес я.
- Дешево вы там отделались. Двое суток без электричества? Ерунда. Когда по Луне шарахает большой метеорит, у нас все меркнет ой как надолго. Не только в энергосетях. Бывает и в глазах. Так что ваши двое суток - сущий пустячок.
- Пустячок? Становится все хуже и хуже. В последнее время стали исчезать люди. Ни трупов, ни свидетелей. Все думают, что это тоже блуробские дела. Извини, Лидер на линии. Сейчас опять будет долбить меня за пропажи людей. Волны неприятных новостей накатывались мутными валами. Как-то поздним вечером на экране вновь появился чем-то сильно взволнованный брат.
- Слушай, чего ты там возишься с твоими бляробами? Пора, уже, с ними кончать.
- Тебя тоже достали? Надеюсь, не похитили? Не взорвали под тобой Луну?
- Не то слово. Твои железяки заблокировали сейф с гелием-3. Уже 2 дня, как не можем попасть в него и начать отгрузку на Землю. Из-за этого уже двадцать термоядерных реакторов на грани остановки. Я персонально отвечаю за работу сейфа. Знаешь, сколько грязи осядет на моей шее, - нервно закончил он.
- Не переживай. Никто не заметит. Знал бы ты, сколько электронной грязи пало на мою шею. Хоть деревья сажай. Пресса завалила мир враньем о моей связи с блуробами, скупившими меня на корню. Не успеваю отмахиваться. Но, есть проблемы и круче этих.
- И что же это за такие крутые проблемы? - не скрывая скепсиса, спросил брат.
- Думаешь, сейф отказал только у тебя? Владельцы сейфов терпят убытки в планетарных масштабах. Раньше сейфы не могли вскрыть и спецы. А тут они не надежнее садовых калиток. И никаких следов. Видеокамеры исправно выдают картину застегнутости сейфов на все пуговки. А чуть позже, когда исполнителей диверсий и след простыл, показывают, как многотонные двери открываются сами собой. То же самое и в подземных хранилищах, спецобъектах. Ничего сделать не можем. Все это связали со мной и с блуробами. Владельцы компаний начали охоту на меня. Это почище твоих проблем. Сюда же влезли страховые компании. Они отказываются заключать договоры на сейфы, супердвери и хранилища. Это уже вопрос безопасности планеты. А у нас на носу выборная компания на должность мэра.
- Да, нам с тобой не позавидуешь. Если остановятся термоядерные станции из-за дефицита гелия-3, то мало не покажется вашему шарику и всем его двуногим.

4. Борьба за власть


 [С. Лаптев]На фоне этих событий успех предвыборной кампании мэра, собиравшей почти 100% сетевых подписей электората, пошел на спад. Помощники закипали от угроз в адрес мэрии, если не будут приняты 'мэры' против блуробов. СМИ кричали 'Нам не нужен мэр, не справляющийся с железяками'. Он понимал, что в этом вале упреков много от усердия конкурентов. Но и не только от них. Блуробы тоже вносят в спад его имиджа свою лепту.
 [С. Лаптев]В целом мэр был неплохим мужиком, пользовался немалым уважением у своей паствы. Он был добрым, честным и отзывчивым служакой, порой ломающим себя через колено ради своих подопечных. Забота о них была его внутренней потребностью, желанием попусту не тратить доверие жителей ради капитализации своего имиджа. За это они его уважали и, в который раз на выборах, в битвах с конкурентами, обеспечивали ему показательный успех.
 [С. Лаптев]Диверсии блуробов продолжались. Я с неохотой включал новости, понимая, что там будет только о проделках буйных железяк. Но Федор не щепетилился, все чаще влезая в мой квадроэкран со свежими новостями о блуждающих роботах.
- О чем кручинишься, добрый молодец, - виртуально свесив ноги с экрана, спросил Федор.
- Наверняка, опять принес недобрую весть, - подумал я и начал закипать.
- Слушай, стучаться пред тем, как входишь, тебя мама не учила? - взвинтился я.
- А тебя мама не учила уважать мою древность? - ответил братец, недовольный тем, что я все менее радостно отношусь к его визитам.
- А как относиться? Никакого позитива.
- Так чем же ты так томишь свою головушку? - продолжал вопрошать он.
- Да вот думаю, как помочь мэру, заткнуть этот фонтан помоев о нем. Мысли есть?
- Есть. Отговори его от участия в предвыборной компании и, сразу все антимэровские шоу сойдут на нет. 100%-ная гарантия. Мэр ведь тоже человек. Поди устал. И ему надо отдохнуть от работы, от помоев. И от тебя, - незатейливо пошутил Федор.
- Да ты что! Я для него громоотвод. И он для меня. Он единственный разумный человек в нашей империи, кто по-настоящему серьезно поддерживает меня в борьбе с блуробами.
- Но, он не единственный, кто может быть мэром. Он, ведь, далеко не идеал. Не любит, например, роботов, коих ты так неудачно плодишь, - продолжал брат.
 [С. Лаптев]Не согласиться с братом по поводу слабостей мэра я не мог. Не любил он роботов. По вине одного из них сгорел его дом с уникальной коллекцией. Но поджог доказать не удалось: робот исчез. А потом он потерял и сына, ставшего роботехником. Была и еще слабость: мэр выпивал, порой крепко. Но мало кто об этом знал. Бывал гневлив: с губ могло сорваться грубое словцо. И, при этом, умел показать себя слабому полу с лучшей стороны. Поэтому на выборах женский электорат расстилался перед ним стопроцентным голосованием. Были, конечно, и те, кто голосовал против него, были и влиятельные недруги, которым он, с их мутными делишками, не давал раскрутиться. Таких, правда, было немного и он, поначалу, на их происки внимания не обращал. Однако, вскоре он пожалел об этом: в прессе, в Мировом Облаке стали появляться карикатурные фильмы, в которых мэр то сидел в обнимку с рободамами, то обещал не трогать блуробов, если они будут помогать добывать ему голоса на предстоящих выборах. Конечно, это было примитивное вранье, но ведь кто-то в это верил. И перемалывал эти неправедные новости в эфире и в сетевых посиделках, тиражируя их во все более возрастающих масштабах.
- Знаешь, помоев в фонтанах, о коих ты говорил, все добавляется. Зайди в сеть, там очень много сайтов купается в них, - продолжал брат. Зайдя туда, я наткнулся на 3d фильм, где некто, похожий на мэра, развлекается с рободамой, позволяя с ней такое, что и в голову не взбредет. Хотя имя его и не было озвучено, внешнее сходство, манеры поведения не вызывали никаких сомнений в том, что это именно мэр. Фильмом имидж мэра просто срубили. Я видел, что этот пасквиль сделан в графике. Но настолько искусно, что не возникало сомнений в том, что съемки сделаны вживую, с участием мэра. Легкая карикатурность образа, еще более изощренно била по его имиджу.
- Ну что, видел фильм про него? Худо его дело. И твое, коли ты с ним так дружен. Или не дружен? - ехидно спросил меня на следующий день брат, без стука влезший в экран.
- С мэром дружен. И тем горжусь. А вот то, что ты с этикетом не знаком, меня печалит. Стучись перед тем, как влезать в квадроэкран. Да и ноги вытирай, а то после тебя мне приходится экран скоблить лопатой. Видел я эту порнуху. Это все вранье. Я думаю, что мэр обратится в суд. И непременно выиграет его.
- Едва ли мэр на это пойдет. У вранья есть одна коварная особенность. Никто прилюдно на него не ведется, а в себе, хотя бы толику вранья держит за правду.
- Да, пожалуй, ты прав. Такой сомнительный симбиоз правды и лжи все еще блуждает в человечьих головешках. Но, вот, что странно. В фильмах мелькнули кадры из жизни мэра, о коих знает очень узкий круг лиц. Видно, в его команде завелся жучок.
 [С. Лаптев]Дни шли за днями, упорно нанизывая на календарную веху мои неудачи с пасквилями на мэра. Я капля за каплей собирал материалы про блуробов, про их диверсии и проделки. Но, поймать или выследить, хотя бы одного из них, не удавалось. Стало казаться, что духи, о которых все давно позабыли, все же, есть?!
- Ты видел шоу? - как-то на неделе под вечер виртуализировался брат.
- Какое шоу? - я уже начал вздрагивать от визитов Федора с недобрыми вестями.
- Что-то его 'друзья' распоясались. На улице шоу о нем крутят на каждом углу.
 [С. Лаптев]Я виртуально прогулялся по улицам. Перед мэрией, в парках и других местах, высоко в небесах, крутились шоу-голограммы, собиравшие толпы. Все же решил выйти и послушать, о чем там народ лопочет. Многие не верили тому, что было в шоу, но было и немало ротозеев, кои активно чесали языки о том, что старый развратник себе позволяет. Голографические лучи испускались из каких-то мутных облачков, под коими, порой, шли рукопашные разборки. Давно уже в нашем царстве не было побоищ. Но потрясло меня не столько это. Среди дерущихся мои чипы обнаружили двух моих роботов, демонстрирующих не только рукопашную, но и матерную брань. Они бились дружно, умело тесня троицу мужичков, выступающих за мэра. Где они поднабрались классных приемов, было неясно. Роботы, узрев подоспевших детективов, сразу же исчезли. Если бы не чипы я, как и детективы, тоже счел бы роботов за ухарей: столь бодренько и размашисто они дубасили своих соперников. В моей компании эти роботы на следующий день не появились. Сбежали! Мир, как-то странно и непредсказуемо стал меняться. Роботы очеловечивались! Точнее стали перенимать у людей дурные привычки.
 [С. Лаптев]Поток грязи, свалившийся на мэра, настолько взбудоражил общество, что даже его авторитет не мог остановить вала клеветы. Преданный ему женский электорат, незадумчиво сложив в головках образ мэра со сладкой рободамой и блуробами, уже умеренно поддерживал его. Его недруги ликовали. Похоже, ликовали и блуробы, создавшие мощную турбулентность в душах обитателей нашего околотка.
 [С. Лаптев]Травля мэра обрела черты системной кампании, пытающейся уличить главу города в преступных деяниях и, что страшнее, сделать из него посмешище. Казалось бы, от всего этого, зная мэра, можно было бы отмахнуться, но то, как все это преподносилось, наносило сильный ущерб его реноме. Особенно, сфабрикованные кадры о его постельных отношениях с рободамой на фоне слухов о том, что она из обоймы блуждающих роботов. Это уже было слишком, но он ничего поделать не мог. Запретить это шоу тоже было нельзя, потому что напрямую его имя в них не было обозначено. Но намеки в сценах были рассчитаны на неприличные ассоциации, завязанные на образ развратного политика, внешне очень похожего на мэра, недопустимо много себе позволяющего.
 [С. Лаптев]Где-то, через неделю, после потасовки матерившихся роботов, детективы доставили мне одного из них: подобрали они его во время очередной драки, в которой какой-то крепыш мощной битой снес ему голову. Удар пришелся по шее, что не нанесло непоправимого ущерба мозгам. Пришлось, все же, с головой повозиться, чтобы восстановить ее работоспособность. Из соображений безопасности тело к голове я подключать не стал. При попытке узнать у железяки, почему роботы стали вступать в драки и материться, поначалу ничего не получалось: робот упорно молчал. Но узнав, что информацию из его памяти я уже вычерпал, робот разоткровенничался. Выяснилось, что железяки начали социализироваться. Стало возникать объединенное сознание. Некоторое подобие союзу вольных каменщиков, которое возникло в сверхзабытые времена, и кое позволило объединиться каменщикам для защиты своих интересов. Роботы были недовольны политикой мэра, выделяющего недостаточно средств для развития роботостроения. Им не нравилось его снобистское отношение к ним. Не нравилось и отношение людей, которые оскорбительно обзывали роботов ведрами с микросхемами, ржавой гнилью, всячески третировали их. Он мне также поведал о том, что драки между роботами стали чаще. Основная причина их заключалась в том, что некоторые робостроительные компании и их клиенты стали создавать для роботов конкурентную среду, которая должна была повысить отдачу от железяк. Те роботы, которые лучше выполняли задание, награждались возможностью поминутного доступа к Мировой Сети. Для них это было лучшим лакомством. Среди роботов стали появляться умники, интеллект которых стал превосходить интеллект рядовых железяк. Они стали получать постоянный доступ в Мировую Сеть, что позволяло им еще более увеличивать свое интеллектуальное превосходство над другими. Вот тогда роботы-неудачники, сговорившись, стали в драках выводить интеллектуалов из строя, повышая тем самым свои возможности доступа в Мировое Облако. Теперь я понял, откуда идут жалобы роботовладельцев на то, что их железяки часто возвращаются разлохмаченными, в неадеквате, с попорченным дресс-кодом. Когда я спросил, как же ему и его товарищу удавалось целую неделю обходиться без подзарядки, было сказано, что они нападали на добропорядочных роботов и изымали у них аккумуляторы. Это позволяло им столь долго не обращаться за подзарядкой в наши энергетические подстанции, где раньше они заряжались ежедневно. К этим роботам стали присоединяться другие, кои уже не возвращались к своим роботовладельцам. Это стало еще одной причиной нарастающего исчезновения роботов.
 [С. Лаптев]Мэр все больше вкладывался в борьбу с ними. На поиски железяк им были выделены немалые ресурсы. Но ситуация только усугублялась. Информация с секретных совещаний, проводившихся мэром по видеомостам, стала системно просачиваться в прессу. Обнаружить источник этих утечек не удавалось. Мэр, по моему совету, отказался от общения в видеоформате, все важные совещания стал проводить у себя в кабинете.
 [С. Лаптев]На первом таком совещании нам было поручено выявления тех компаний, кои тайно создают блуробов. Мне это было не по душе, так как отнимало уйму времени и настраивало ведущие компании против нас. Но мэр настоял, сказав, что кому, как не нам, вести такой мониторинг. Проведя анализ, мы выявили три десятка сомнительных компаний. Ревизия позволила их закрыть. Диверсии пошли на спад, что позволило Мировому Лидеру торжественно заявить о начале нашего победного шествия в борьбе с блуждающими роботами. Был срочно созван планетарный форум, на котором предстояло выступить мне. За два дня до Великого Собрания на меня вышли социальные и медицинские службы Мирового Лидера, которые полдня грузили меня инструкциями о том, что и как я должен говорить. Сбросив, после этого, на мой чип сам текст выступления. Послушав их и познакомившись с текстом, я решил слегка приболеть и, переадресовал завидную возможность выступления на планетарном форуме своему второму заместителю. Он был технарем, в связи с чем, витиеватыми словесными изобретениями нас баловал редко. Службы Лидера уже в течение двух часов пичкали его инструкциями. Но, по окончании этой накачки безнадежно махнули рукой. Решили, что, нужные слова он считает с чипа, куда была загружена дифирамбная речь, заваленная по не могу панегириками Мировому Лидеру: народ должен гордиться Отцом Нации. Форуму, естественно, во всех сетях был предоставлен прайм-тайм. Я все это смотрел на своем квадроэкране, который вместе со встроенным в меня чипом предоставлял мне гораздо больше информации о Форуме, чем для непосредственных его участников.
 [С. Лаптев]Великое собрание проходило в необозримом зале, стены которого были увешаны гигантскими экранами, на коих в голографическом формате изображались участники форума с других континентов. Это и создавало эффект необозримости зала. Публика неистово ждала появления Мирового Лидера. Наконец, он вышел, широко подняв руки. Континенты заревели. Мой чип-эквалайзер автоматом сбросил звук до нуля, но рев как-то просачивался. После долгого приветственного рева землян Лидер опустил руки, и воцарилось могильное молчание. Тут же слово было предоставлено моему заместителю. Похоже, что диким ревом континентов он был сильно контужен и не мог собраться с мыслями. Прошло тягостных 5 минут, но кроме мычания ничего не было слышно. Видно, слуховая контузия ударила и по мозгам моего зама. И тут Мировой Лидер не растерялся. Отодвинув моего зама, он вышел на арену, высоко поднял руки и погасив сим рев, начал.
- Вы настолько бурно приветствовали нашу с вами встречу, что этот человек не выдержал. Позвольте слово произнести мне, - континенты заревели еще сильнее. Охранники подхватили моего зама, потерявшего от рева сознание и, понесли его к выходу. Зал стал вновь заводиться. Но не потерялся Лидер, бурно встреченный счастливым народом.
- Мой народ, - продолжил он, остановив мановением руки взревевший зал. - Не будем строго судить этого 'мужественного' человека. Он устал. Мы ведем утомительную борьбу с коварной железной гнилью. Благодаря идеям, подхваченным моими соратниками, мы одержали первую крупную победу. Ликвидирован ряд мощных производств блуждающих роботов. И эту, нашу великую победу я посвящаю тебе, мой великий народ. - он еще долго кормил свой народ своим и его величием и закончил речь под еще более признательный рев континентов. Позже я узнал, что Лидер часто устраивал форумы для поддержания своего неустойчивого имиджа, а также для того, чтобы определять степень своей планетарной популярности.
 [С. Лаптев]К, сожалению, 'великая победа' оказалась короткой: блуробы опять начали шалить, подняв изощренность своих диверсий. В связи с этим, было решено создать комиссию по наблюдению за оборотом роботов под моим началом. Плюсом такого назначения была возможность быть в курсе последних успехов в области робототехники и иметь прямой доступ к Лидеру и Премьеру. Но, я не хотел покидать компанию: мы вплотную подошли к разработке очень перспективного робота на базе моих идей. Бросать в такой ситуации компанию было бы неразумно. Я решил отказаться от предложения. Но, похоже, что опоздал: мне назначили встречу с Лидером в видеоформате.
- Здравствуйте. Ведаю о Вашем нежелании занять должность руководителя. Не буду тратить время на пустое. Вопрос решен. Гражданская Ваша позиция не позволит тебе отказаться. Украду еще секунду на оценку ситуации. С железяками в вашем околотке еще терпимо: сказывается твоя работа. А вот кое-где это железное гнилье вышло полностью из-под контроля, практически перекрыв контакт ряда провинций с моими службами. Идет захват континентов. Выбор за тобой. Но сразу скажу, что выбора у тебя нет: не будешь же ты подвергать свою совесть насилию. Наш народ, пожалуй, Вас не поймет, - закончил он, уничижительно для меня чередуя тыканья и Выканья.
- У меня для тебя есть встречное предложение. Я лучше бы выглядел в комиссии экспертом, сохранив руководство компанией, - тыкнул я его.
- Вы это к кому обращаетесь, - спросил побагровевший Лидер.
- К Вам! - я понял, что Лидер успешно прошел школу воспитания и перешел с ним на Вы.
- Предлагаю вариант, который не обсуждается. Вы возглавляете комиссию, я обещаю сохранить за Вами компанию, - закончил Лидер. Экран погас. Я, скрепя зубами, принял предложение Лидера. Комиссия, главой которой я был назначен, включала 7 экспертов, имевших по 10 сотрудников. Она хорошо финансировалась, но результатов не было: в таком деле чиновники безуспешны. Я назначил себе зама, уйдя в дела своей компании.

5. Интеллектуальные штормы и мозговые штурмы


 [С. Лаптев]Моя компания разрасталась. Это не способствовало поддержанию должного уровня секретности в наших делах по поиску блуробов. Надо было ограничить круг людей, связанных с проблемой блуробов. Для секретных операций и мозговых штурмов я подобрал людей, коим доверял. В штурмовую бригаду включил чудо-детектива по имени Эндрю, предложенного Магистратурой Порядка. - Он аналитик, хорошо владеет дедуктивным методом, обладает недюжинной силой и некими чудинками, создающими добрую атмосферу в коллективе, - сказали мне там.
- Хорошо, присылайте, посмотрим на чудинки, - согласился я. С утра я отправился в одну из компаний, а когда вернулся, мне сказали, что меня ждут.
- Холмс, - представился мне высокорослый крепкий мужчина средних лет.
- Вы по какому вопросу? - сухо спросил я. Встречу с Холмсами я не планировал.
- Я по поводу работы детективом. Не так ли? - как-то странно заявил мужчина.
- Не так. У меня эта должность уже занята, - сказал я, поднимаясь со стула.
- Извините, но мне кажется, что Вы заблуждаетесь. Знаете, людям, даже Вашего уровня свойственно это, - уверенно глядя в глаза, произнес странный господин. Мне не понравился его развязный тон и наглая реплика о том, что я заблуждаюсь.
- Вы правы. Заблуждаюсь. Но в том, что зря трачу на Вас время, - вспылил я.
- Не зря! Я направлен к Вам Магистратурой. Рекомендательный месседж от Премьера должен быть у Вас, - сказал он, выкатив дружественную улыбку.
- В Магистратуре Порядка мне предлагали в качестве детектива некого Эндрю.
- Что касается Эндрю, то это я. И прошу Вас отныне называть меня Холмсом.
- Я не понимаю, зачем весь этот спектакль? Сразу бы и сказали, что Вы из Магистратуры, что звать вас Эндрю, что рекомендованы, - не скрывая досады, рубил я.
- Понимаете, это не спектакль. Пока мы беседовали, я составил для себя Ваш психопортрет. Он получается полновесным, когда человек взволнован. Я могу по нему многое сказать о Вас. И не сочтите причудой называть меня Холмсом. Эндрю известен блуробам как детектив Магистратуры. Холмса же они пока не знают.
- Ну, в таком случае Вам проще было бы скрываться от блуробов под кликухой Мистер Икс. Потом я Вас пригласил не для того, чтобы Вы рисовали мне мои портреты. Или Вы хотите меня взять к себе на службу? Если нет, то в нашей с Вами встрече был бы более уместен Ваш психопортрет. Не находите? И надо сказать, что Ваш портрет меня несколько пугает. Но будем надеяться на лучшее.
 [С. Лаптев]В целом, Холмс произвел на меня неплохое впечатление. Кроме него в штурмовую группу я включил секретаршу Натали, коя была в курсе моих дел, и моего зама - обаятельного Юорхала. Он был из древнего знатного рода, но о своем генезисе умолчал.
 [С. Лаптев]Ситуация с блуробами день ото дня ухудшалась. Надо было что-то менять в нашей системе их поиска. Новых идей у меня не возникло. Я стал собирать команду для мозгового штурма проблемы
- Зачем тебе мои потертые мозги? Что можно ими штурмовать? - спросил Федор, коего я тоже пригласил.
- Я уверен не во всех членах моей команды. Понаблюдай за ними со стороны. Ситуация такова, что никому уже верить нельзя. Везде чувствуется присутствие блуробов. Ты, надеюсь, исключение. Ну, а потом, может, и ты, вдруг, предложишь что-нибудь дельное.
- Польщен, польщен. Особо твоими 'надеюсь' и 'вдруг'. В незаурядности тебе не откажешь. Не всякому гению пришло б в голову уличать брата в дружбе с блуробами, - я сразу перебил его поняв, что сейчас он катком пройдется по моим сомнениям в нем.
- Слушай, давай о моей незаурядности потом! Ты в штурме участвуешь?
- Ладно. Может, 'вдруг' что и выдам полезного, - Федор сделал акцент на 'вдруг'. На завтра собрал всех у себя. Начал я штурм пафосно, хотя мне не нравились проявления высокой патетики при деловых встречах. Но, видно, накипело.
- Коллеги, дела с блуробами сильно штормят. Обстановка, созданная ими, по классу опасности запредельна. Мир трясет от нашей беспомощности. Мы теряем контроль над социальным пространством. Народ напуган, ропщет, недоволен тем, что мы никак не можем усмирить блуробов. Результаты нулевые. Жду предложения. Любые. Даже самые абсурдные и фантастичные. Я не верю в то, что эти твари сильнее нас. - воцарилось молчание. Я понимал, что для штурма надо создать раскрепощенную атмосферу. Но, похоже, я залил их извилины страхом. Надо, как-то, его снять.
- Во-первых, надо определить масштаб производства этих мерзавцев. Думаю, что следует начать с анализа транспортных перевозок. Если вычтем из общего объема перевозок легальные перевозки, то получим объем нелегальных. Т.е., блуробовских. Тогда будет ясно, с каким монстром мы имеем дело, - продолжил я. Вновь понурое молчание.
- Давайте организуем резервацию для роботов. На головы им прилепим голограммы. По ним будем отличать роботов от блуробов, - предложил я. Все продолжали дырявить глазами пол. Это была не команда, а застывшее желе.
- Скажите, что может быть самым лакомым для блуробов? - теребил я их.
- Самое лакомое? Ну, я думаю залезть в нашу базу данных, выведать наши секреты, получить информацию обо мне, - первым проснулся Холмс.
- Холмс, в точку. Вы для блуробов лакомый кусочек, они лишь о Вас и думают.
- Я имею ввиду, что блуробы хотят собрать компромат на нас с Вами, - решил поправиться Холмс, поняв, что прежнее его предложение получилось комичным.
- Мне кажется, что нам необходимо создать фальшивые сайты. Будем им туда подбрасывать дезинформацию о наших планах по их поиску, - предложил я. Холмс, обескураженный не очень удачной первой своей идеей, поиграв могучими бицепсами, решил поправиться, предложив силовую идею.
- Мне кажется надо показательно изувечить одного из них. Или двух. На прайм-тайме показать оторванные руки. Тогда поймут, с кем имеют дело и как тараканы, разбегутся по подвалам, - сжал он могучий кулак. Натали, взглянув на его вздувшиеся бицепсы, подальше отпрянула от него, выставив ладошки.
- Или на день обесточить нормальных роботов, тогда на улицах останутся только блуждающие. Тут их тепленькими и будем брать, - фонтанировал Холмс, очень довольный своими предложениями.
- Блуробы холодные, тепленькими брать не получится, - прервал я его. И пожалел.
- А что делать с пойманными блуробами? Разбирать? - спросила Натали.
- Не спешите, сначала надо хотя бы одного поймать, а потом решим, что с ними делать, - оборвал я Натали и осекся, боясь опять обратить всех в спячку.
- На роботов надо ставить не только голограммы, но и радиопароли, с возможностью их обнаружения со спутников, - проснулся Юорхал.
- Надо забросить к ним нашего робота. Пусть устыдит их. Займется агитацией среди тех блуробов, в ком не проснулась совесть, - пробасил неуемный Холмс.
- Холмс, скажи, в каком месте у них совесть? А может поискать блуробов в соцсетях? Их чувствуешь по машинному сленгу, - заверещала Натали, частенько и много блуждающая в рабочее время в Мировом Облаке.
- Надо использовать различия в психофизиологии блуробов и людей. Мы чешем нос, ковыряемся, потеем, курим, пьем много воды, отводим глаза, чихаем, сморкаемся, кашляем, зеваем, не любим дурных запахов, плоского юмора, громкого смеха, шуток над собой, пугливы, не любим насмешек, врем и не краснеем, - нарисовал Федор отличия. После такого убедительного перечня признаков, вскрывшего жалкий портрет человека, потрясенная публика вновь впала в депрессию. Но выручила Натали.
- Вы еще не сказали, что люди, в отличие от блуробов, ругаются матом, - глядя на Холмса, вставила она. Все хихикнули. Холмс свирепо посмотрел на нее.
- Легальные роботы тоже не страдают этими дурными привычками. Давайте, давайте предложения. Не стесняйтесь, любые рассмотрим, - продолжал я.
А что если, выдавать легальным роботам ежедневно новый пароль, тогда неугодные будут попадать нам в лапы, - пулеметил гранитный Холмс.
- Я была на экскурсии в стойлах роботов на заправочных станциях. Там роботы не только кушают электрончики, но и прихорашиваются. Им даже чистят ноги.
- Точно! Будем задирать ноги, платочком стирать пыль и, по ее запаху определять места, где располагаются стойла блуробов, - отомстил Холмс красотке Натали.
- Как вы думаете, где предпочитают селиться блуробы? - спросил я.
- Думаю, что на своих фабриках, - быстро вставила скорострельная Натали.
- Едва ли. Думаю, они не так глупы, чтобы собираться вместе, - вновь возразил я.
- Значит так, развлекательные центры им не нужны. Магазины и кинотеатры тоже. А такие места у нас где? На окраинах, около заводов, или в пустынях, - гордо закончил Холмс, с трудом пряча рвущуюся вовне победную улыбку. Вид у него был такой, будто он открыл тайну черных дыр, тайну времени и рождения мира.
- Так надо обратиться в градостроительный Департамент. Там и узнаем, где у нас мало развлекалок, - без восхищения Холмсом предложила бойкая Натали.
- Мне кажется, надо обратиться в экологический центр. Они знают, где высок уровень радиополей. Птицы и собаки радиополя не любят. Значит, их там нет, - развивая идеи Холмса и Натали, не преминул высказать свои мысли и я.
- А почему собаки не любят радиополя? - спросила любопытная Натали.
- Говорят, что мощные поля деформируют ауру у людей. А наша аура для собак много чего значит. Есть мнение, что они по ней определяют наше состояние, - продолжал я, сам сомневаясь в достоверности сказанного. Брат, не дослушав меня, тут же вставил.
- Ну, это все очень сложно. Аура, деформация. Надо быть проще. Отключаем воду. Если там живут люди, то сразу на Большом Экране Магистратуры засияют жалобы. Списывай, где жалоб нет и мигом туда брать злодеев. Вырубаем свет. Нам свет нужен, а роботам нет. Кто не жалуется, того сразу на карандаш, а потом на нары.
- Правильно. Или отключаем лифты. Тот же эффект. Народ начнет скандалить, жаловаться, звонить, емэйлить. А роботы будут молчать, - предложил Холмс. Было сделано еще много предложений разной степени адекватности.
- Ну как, обсудим, что полезного нам дал мозговой штурм? - спросил я.
- Извини, начинается моя смена, - кинул мне на чип сообщение Федор. - Я в полночь заступаю на вахту под Луной. Давай все это обсудим завтра.
- Смотрите, уже полночь, меня заждались дома, - застрекотала Натали. Я видел, что народ устал и желающих продолжать, практически, не осталось.
- Ну ладно, спасибо вам за участие и ценные предложения, - закончил я сбор. После того, как все разошлись, я спросил Федора об его впечатлениях.
- Соглашусь, затея твоя была не напрасной. Легкие сомнения у меня возникли в отношении твоего зама Юорхала: при удачных идеях он морщился. Или ему не нравилось то, что эти идеи высказаны не им, или...? Надо присмотреться.
 [С. Лаптев]Штурм мало что дал. Полезен был лишь анализ грузоперевозок. От трех логистических компаний я получил совпавшие результаты: около 30% грузов не принадлежат никому. Таковы, возможно, масштабы производства блуробов.
 [С. Лаптев]Компании, занимающиеся созданием роботов шли в двух направлениях. Первое ориентировалось на разработку роботов-киборгов на основе мозга живого существа. Но это оказалось ветвью с ограниченной перспективой. Второе направление было связано с созданием искусственного интеллекта на основе мегаинтегральных схем. Оно поначалу катастрофически уступало первому направлению по своим возможностям. Но у него было одно большое преимущество: не было никаких препятствий по наращиванию интеллектуальных возможностей искусственного мозга. Кроме, конечно, положений Билля о гармонии, запрещающих создавать роботов с интеллектом выше человеческого. Похоже, что эти положения кому-то не были указом. У нас стали появляться роботы с мощным интеллектом и неадекватным поведением. К ним мы относили и блуждающих роботов. В их мозгах и действиях все настолько было продумано, что несмотря на вызывающую демонстративность проводимых ими аварий, мы не могли выйти на след хотя бы одного из них. Детективы прибывали на место диверсии через считанные минуты, но, увы. Бывали, правда и победы, но более они походили на пирровы: пойманные роботы-диверсанты оказывались легальными, чаще всего производимыми моей компанией. Блуробы меняли с помощью кибероружия их программные коды на свои, но уже заточенные на преступные действия. Нам же доставались лишь перекодированные наши роботы и те самые диверсионные программы блуробов которые никто из наших не мог взломать.
 [С. Лаптев]Мы множили свои усилия в охоте на блуробов. И вот, однажды, расследуя очередную диверсию на электростанции, мы наткнулись на две персоны около блока, выведенного из строя. Так как диверсия была совершена перед днями отдыха, что было в духе блуждающих, мы решили, что эти двое и были блуробами. Один был поражен током, другой выносил его подальше от места аварии. Бездвижного Магистры Порядка отправили в Центр Медицины. Второго оставили у себя. В их базе не оказалось паспорта его глазной сетчатки. При допросе, он ставил самых умных их дознавателей в смешное положение. Вконец с ним вымотавшись, сочтя, что перед ними робот, они спешно передали его нам. Мы тоже не понимали, кто перед нами. Выручили медики, сообщившие, что при вскрытии погибшего, они напоролись на электронику, скрытую слоем кожи, сотканной из преобразователей света в электричество. Внешне она от нашей кожи не отличалась. Весьма вероятно, что и второй, что у нас в руках, был блуробом. Это была удача!
 [С. Лаптев]Когда мы им занялись, то были потрясены: он обладал памятью и скоростью мышления на 8 порядков выше, чем у наших железяк. Его ответы были молниеносны и зубодробительны, разбивая в пух и прах все наши подозрения о его причастности к диверсиям. Чтобы взмутить его железные мозги, я решил подключить наш компьютер, генерировавший вопросы с терафлопной скоростью. Но он и на этот поток вопросов отвечал без задержек. Было лишь отмечено, что по мере усложнения вопросов стала нарастать мощность радиополя около робота, раскалившего светильники. Лишь тогда, когда мы подключили планетарный Суперкомпьютер, робот от мегапотока информации стал перегреваться. Но тут же начали лопаться светильники, аппаратура сопровождения, заболела голова. Отключился и Суперкомпьютер. Стало ясно, с каким мощным Разумом мы имеем дело. Чтобы посадить его аккумуляторы, мы на неделю поместили его в темный подвал.
 [С. Лаптев]На этом наши проблемы с ним не закончились. Его потеря для разработчика была столь значимой, что через СМИ была организована кампания по его защите от властей, 'неспособных отличить человека от робота'. Были организованы протестные марши людей. Дело дошло до суда, который мы проиграли. Блуроба отпустили. Но перед тем, как это сделать, прицепили к нему метку - нанобусинку. Это позволило нам следить за ним и сохранить, тем самым, надежду на поимку остальных блуробов. По метке мы дали ему кличку 'Меченый Премьер', как первому пойманному нами блуробу.
 [С. Лаптев]Клички давать в нашем обществе, не было принято. Мне казалось, что такой подход остался в далеком прошлом, когда в ходу были кликухи, погоняло, и прозвища. Но эта привычка оказалась очень живучей. Я знал, что за глаза меня называют мистер Антиробот. Узнал об этом случайно. Как-то со срочным сообщением ко мне обратился ночной дежурный из Магистратуры Порядка. То ли оттого, что он был новичком, или от недосыпа, но он удивил меня своим обращением.
- Мистер Антиробот? Вам срочное сообщение по блуждающим роботам. Передать его Вам по каналам связи, в связи с его секретностью, я не могу. Поэтому пришлите, пожалуйста, курьера или явитесь к нам сами, - произнес заспанный дежурный. Меня таким обращением ко мне он весьма удивил.
- Откуда Вы взяли, что меня зовут Мистер Антиробот, - полюбопытствовал я.
- Мне об этом сказал дежурный, которого я только что сменил. Он сказал, чтобы я срочно известил Мистера Антиробота о важном сообщении, - со смущением, поняв, в какой скандал он влип, произнес ночной дежурный. В Магистратуре Порядка было долгое разбирательство по этому поводу. Больше оттуда так ко мне не обращались.
 [С. Лаптев] Поймав одного из блуробов, почувствовав, как говорится, вкус крови, мы продолжили интеллектуальную и физическую охоту на них. Началась тяжелая работа с руководством, все еще не понимающим, насколько грозная сила зависла над землянами. Видя, сколь стремителен прогресс в создании роботов, мы ставили вопрос перед Генеральной комиссией о необходимости введения ограничений на интеллект роботов, но нам отвечали логичным отказом: прогресс не остановить. На наше предложение оставить не более 3-х - 5-ти компаний, мотивируя это тем, что технологический и юридический контроль двух тысяч робостроительных компаний затруднен, нам тоже ответили отказом. Я предчувствовал, что подобная политика в сфере создания роботов приведет к непредсказуемым, не очень радостным для нас результатам. Мы уже подошли к тому рубежу, когда роботы превзойдут уровень человеческого мышления. И тогда станет неясно, кто кого будет контролировать? Но нас не слышали. И они, отчасти даже закрывали глаза на наши сообщения о том, что при создании роботов уже используется и интеллектуальный человеческий материал, что было запрещено Биллем о Гармонии. Но им там, наверху важно было оставаться в колее времен. При очередной беседе с председателем роботостроительной комиссии я нарисовал ему картину апокалипсиса при появлении роботов, кои будут умнее нас. Ответ был прост: мы должны оставаться друзьями прогресса. А потом мне сунул чип. - Там интересный материал для Вас! Посмотрите у себя. Думаю, не пожалеете! - как-то загадочно произнес он.
 [С. Лаптев]Домой я добрался заполночь и, когда открыл чип, обнаружил там счет с инфобонусами высочайшего статуса, имевшими ограниченное хождение. Они были доступны лишь людям особого уклада: выдающимся политикам, великим творцам. Тем, кому нужны были особые условия их существования. Это был элитарный эшелон, правящий миром. Членам его присваивалось звание 'Человек мира'. Кроме этих бонусов они, наряду с обычным людом, пользовались и, так называемыми, чипинфами - чипами информационными, являвшимися основой платежной системы 2-го уровня. Инфовалюта была более надежным средством, чем драгметаллы и камни. Цена на злато быстро рухнула до уровня глинозема после того, как на Землю частями был спущен астероид из чистого золота весом в сотни мегатонн. Золото стало техноматериалом, применяемым в электронике, для облицовки зданий и скульптур. Со временем, правда, в моду вошло промышленное плетение декоративных изделий из золотых нанонитей. Сплетенные сверхтонкие полотна из них создавали необыкновенный визуальный эффект воздушной прозрачности и солнечного сияния с приятным для глаза желто-зеленым отливом. Множество дам сразу же облеклись в платья из этого материала. Но его избыточная прозрачность, сверхвысокая вызывающая облегаемость не допускала возможности его использования на встречах делового и дипломатического характера. Да и порхать в таком весомом одеянии не всякой, даже крепко сложенной даме удавалось. Но, в целом, для украшений золото уже мало использовалось ввиду того, что не шло, ни в какое сравнение со сверкающими электронно-бриллиантовыми излучателями, создающими изумительные голографические фантомы, окутывающие женщину в несколько феерических слоев. Это было и украшение, и одежда, структуру коей женщина могла менять ежесекундно, с любым уровнем прозрачности, цветовой гаммы и насыщенности. Варьируя их, женщина искусно и неоднозначно сообщала обществу или индивиду о своих желаниях и прихотях, оставляя публике, тем самым, волнующую свободу интерпретации ее намерений. Природные алмазы тоже потеряли свою сиятельную силу. Их стали выращивать недорого, поточно, большими кристаллами, мегатоннами.
 [С. Лаптев]Прежние ценности утратили значимость, передав эстафету ценностям информационным. И хотя внешняя привлекательность человека оставалась важной, но важнее становилось общественное признание его полезности. Поэтому особую нишу занимали люди со статусом 'Человек Мира'. Человек Мира имел доступ к особо ценным историко-художественным реликвиям Человечества, а также к материалам, имеющим статус чрезвычайного уровня доступа. В электронных мировых музеях ему выделялась историческая ниша, в коей была помещена информация об его заслугах перед Человечеством. Бонусами для получения этого статуса мог награждать Мировой Лидер или, по его поручению, высокие сановники. Вот такого рода бонусы я и получил от председателя, понимая, что никак их не заслужил. Я попытался сразу же соединиться с ним, но увы: робосекретарша сказала, что он в ближайший месяц будет недоступен. Я понял, что бонусы были взяткой, что он сам срублен под корень теневыми компаниями блуробов, или сам является их сотрудником. Теперь блуждающие решили купить за столь дорого и меня. Поспешили сделать еще одного 'Человека мира'.
 [С. Лаптев]Мы к тому времени уже забыли про взятки: распределением финансовых потоков занимались машины. Как избавиться от свалившихся на меня бонусов? На них я запросто мог бы приобрести континент размером с Австралию. Их ни спрятать, ни декларировать невозможно. Любая из этих операций сразу привлечет внимание служб и СМИ. Нигде не докажу, что получил их от председателя комиссии, одного из самых уважаемых людей планеты. Я ничего и никому не докажу. После этого лишь одна дорога - в безвременье - жизнь без спецчипа, вбирающего в себя из Мирового Облака всю историю Земли и ее социумов, спасающего мозг от атрофии. Без него мозг становится складом пустоты, отвечающей лишь за инстинкты. Это страшнее, чем голод, пытки, тюрьма. Люди не выдерживали и недели такой блокады. Они просили отключить сознание анабиозом, чего им не позволяли. Изуверское наказание. Страдания наказуемого записывались, и потом на уроках по этике ощущения преступника сбрасывались на чип людям, совершившим малые проступки. Для предостережения их от более серьезных преступлений. 10-15 минут такой пытки редко кто выдерживал. Такое наказание считалось одним из видов очень жестокой интеллектуальной казни. Как же избавиться от этой плесени? Мир не узнает, если сброшу бонусы на счет председателя. Когда мерзавец появится, я скину ему запись, в коей не буду молчать по поводу его подлости. Операция сброса бонусов на счет председателя мне удалась и я успокоился.
 [С. Лаптев]Мы неотрывно следили за 'Меченым'. Но, через день сигнал с его чипа пропал. Блуроб тогда находился в районе мегафабрики, где штамповались и размещались, в боксах для зарядки, десятки тысяч роботов. Мы попросили руководство фабрики помочь нам в определении стойла Меченого, по которому мы надеялись выйти и на всю банду блуробов. Вечером следующего дня, когда роботы встали в свои боксы, электропитание цеха подзарядки, где размещался Меченый, было отключено. Вместе с ним было отключено от питания еще около 1000 роботов, предполагаемых его сообщников. Утром мы начали по одному их тестировать. Первым был Меченый, коего мы определили по сигналу с нашего чипа. К нашему ужасу это оказался легальный робот. Меченый Премьер обвел нас вокруг пальца, перевесив чип с себя на легального робота. Наше несчастье состояло в том, что мы на сутки вывели из строя около 1000 роботов. Пресса, назвав это событие нашей совместной с блуробами диверсией, стала призывать власти к судебной расправе над нами. Пришлось обращаться к Лидеру и мэру за защитой от разгневанных владельцев роботов.
 [С. Лаптев]Меченого потеряли. Охоту на блуробов надо опять начинать с нуля. Мы ни на йоту не приблизились к их гнездовищу. Диверсии шли чередом, поражая нас своим коварством и продуманностью. Напряжение росло. Дни врастали в месяцы, успехов не было. Помог случай. С одной из фабрик сбежал сотрудник, поведавший нам о подземных секретных фабриках. Люди, при утрате работоспособности, как он сказал, 'утилизировались'. Их место занимали роботы. Людей оставляли лишь в отделе контроля, так как они надежнее роботов выбраковывали не очень 'человечных' блуробов. Беглец поведал, что таких фабрик много. Все это весьма походило на правду. Ну, а дальше началось то, чего я не ожидал: один за другим стали исчезать мои люди. Позже стали бесследно и массово исчезать и наши легальные роботы. Нагрузка возросла настолько, что я уже совсем не справлялся с проблемами.
 [С. Лаптев]В трудные минуты, когда становилось тяжело, я погружался в свое прошлое, воскрешая в памяти лучшие моменты из той далекой моей жизни. Вспоминал детство и зрелые годы. Пытался вспомнить в деталях ту страну, коей я дорожил, и свою жизнь тех времен. Почему то, на этот раз, вспоминались эпизоды, не бывшие украшением прошлой моей жизни. В нескладности той жизни я винил только себя, потому как рядом со мной жили такие же, как и я, даже более убогие, но преуспевающие, создавшие сказочный мир для себя и своих близких, люди. Я завидовал и не завидовал им. Они, постоянно, на грани дозволенного воюя в этом миру, теряли попусту то, драгоценнее чего только сама жизнь. Они теряли время. Они убивали его, бездарно и необратимо, сбрасывая его в яму безвременья, расходуя всуе на мысли о том, как отблагодарить чиновника за его милость, как украсть у страны поболее, пока ее чиновники дремлют в блаженстве от объема полученной взятки, как обставить конкурента, уйти от налога, прибрать к рукам чужие деньги. Были у них и более светлые мысли, любили они порассуждать о суете сует, о небесах и звездах, иные о боге, конечно о женщинах и превратностях любви. Но мозг их, ни днем, ни ночью не сбрасывал из обращения одну и ту же мысль - мысль о прибыли, переваривая ее во всех вариантах, наслаждаясь текущими удачами в этом непростом деле, и допингуя себя надеждами на неизменные успехи в будущем. Завидовал я им в том, что у них не было проблем с хлебом насущным, правда, заработанным этим постоянным нервотрепом, трудом, чаще всего успешным, но порой весьма нерадостным. Неподъемный этот труд тащил их прямой дорогой к инфарктам, инсультам, иногда к потере здравомыслия, часто совести, памяти и самое ее - жизни. Я понимал, что люди эти нужны, что без их непосильного труда мир зачахнет, что они тоже жертвы, жертвы такой затягивающей черты характера, как страсть к успеху порой любыми средствами. Но тяги большой к ним я не испытывал. Общаться с ними было сложно. Здесь сказывались и их профессиональные издержки, заставляющие их крутиться в мире с весьма жесткими манерами поведения. Сказывалось и ограничение круга их интересов, практически сосредоточенного на своем бизнесе. Некоторым удавалось вырваться из этого круга и добраться до ареала интеллектуальной элиты. Но, там было им нелегко: сложно было сдерживать от непроизвольного проявления внутренний менталитет, сложившийся в жуткой борьбе за пространство в свирепом мире бизнеса. Были и другие люди, глупее и умнее меня, с коими можно было поговорить о многом. Но, в целом, и те и другие мне были понятны. А вот теперь, когда я, после ста лет анабиоза, очутился в новом мире, я не знал что делать, точнее не знал, с кем имею дело. Люди были те ми же, с коими я привык общаться, но, в то же время, и неуловимо другими. У меня создавалось ощущение, что в этом мире они не одни, не сами по себе. Что кто-то незримо витает над ними. Это было даже не ощущением, а лишь предчувствием ощущения, возможно сформировавшегося из тех комплексов, кои открылись во мне при моем знакомстве с новым миром. А пока мне ничего не оставалось, как продолжать заниматься искоренением заразы в образе блуждающих роботов, которые, судя по возрастанию объема и масштаба диверсий, все больше и больше множились. Создавая для меня, тем самым, новые проблемы и укрепляя меня в мысли об отставке, все более крепко въедавшейся в мое сознание. Это не было проявлением моей трусости. Просто я понимал, что мало шансов на успех тогда, когда тебя переигрывают интеллектуально более сильные и успешные соперники. Недоступные и невидимые, коварные, с совершенно непрогнозируемыми планами их действий, перед коими я торчу как на ладони. И нет рядом надежных рук, за которые можно было бы ухватиться в минуты депрессии. Брат был далеко, воюя со своими проблемами.

6.Сотвори себе друга


 [С. Лаптев]День ото дня все стремительнее складывалась цепь из неудач, которая начинала меня душить. Огромный объем работы, сопровождаемый постоянными провалами, вымотали меня вконец. Надо было хотя бы немного отдохнуть. Я решил взять небольшой отпуск. Отдохнуть, в полной мере, я мог только дома или даже, в отдалении от него: например, слетать на Луну. Но туда мне не очень хотелось. Тем более, что я там уже не раз бывал и релаксационной новизны от таких вояжей получить едва бы смог. По натуре я был консервативен. И это неудивительно при моих-то годах. Я любил делать то, про что многие уже забыли. Например, полистать книги. Просто так посидеть и полистать. У меня были четыре таких, с которыми я не расставался. 'Робинзон Крузо', 'Дерзу Узала'. Этим двум я был рад, потому что любил путешествия и одиночество. С ними я отдыхал. Ну а когда мне надо было сбросить с себя хандру, то я брался за 'Преступление и наказание' или 'Анну Каренину'. Это были психологические шедевры, пришедшие к нам из очень далеких времен. Далеких, но царапающих душу жизненными коллизиями и поныне. К ним я обращался все чаще и чаще. Новые видеоповествования, создаваемые уже исключительно компьютерными программами, выматывали душу. Там все так было накручено, что после просмотра каждого из них впору было госпитализироваться в психиатрическую клинику. Может быть, сказывался мой возраст, но, едва ли: эти клиники были переполнены продвинутым поколением, терявшим здравомыслие от общения с психоделическими играми и фильмами. Другое дело древние книги. Те, названные и миллионы других у меня хранились в чипах. Причем, они уже не считывались, а визуализировались. Это было похоже на сон, но сон наяву. Я встраивался невидимым героем в их сюжеты и все моменты их жизни я видел наяву и переживал не как зритель или читатель, а как участник событий. Как некое невидимое существо, блуждающее среди персонажей, живущее их заботами и проблемами, но сильно не нарушающего авторского замысла своим незримым присутствием в сюжетах. Это был, так называемый, видеокнижный формат произведения. Виртуальные те образы были вполне осязаемы. Конечно, не физически, не, как говорится, рукоприкладно, а в образах мышления, загоняемых в подкорку прямым ходом с чипов. Эти программы позволяли все это делать в цвете и звуке самым идеальным образом. Я даже, в определенных сценах мог слегка корректировать сюжет и наделять героев фрагментами своих мыслей. Но сильно этим не увлекался, так как нарушалась стройность сюжета, в поведении героев начинали появляться элементы неуправляемой анархии, провоцируемой моим художественным и фантазийным недомыслием.
 [С. Лаптев]Смотрел я и фильмы древних по книгам этих классиков. Но постановки эти сильно снижали эмоциональный статус произведения по сравнению с видеокнижным форматом. Но чаще я, все же, обращался к книгам. Все же листать старые полуистрепанные книги мне было приятнее. Что-то в этом было успокаивающее, тормозящее изматывающий темп сегодняшней яви. Душа растворялась в неторопливых пространствах древних времен. Консервативность моя распространялась не только на книги. Любил я лошадей и собак. Они тоже к нам пришли из далеких времен. В них было что-то человечье. Возможно, их дружелюбный менталитет, заложенный древними людьми в их беззлобные преданные красивые души.
 [С. Лаптев]Мне очень не хватало друга. Особенно, когда давили неудачи: не с кем было упокоить душу. Мама хотела побыть с нами в будущем и, тоже пошла на анабиоз. Брат надолго собрался в космос. Собака моя давно как почила. Новую решил не заводить: порой неделями не бывал дома. Жены вели свободный образ жизни: давно уже умерла парная форма брака. Детей было немало: за двести с лишним лет каждый успевал крепко нарастить свой генофонд. Конечный наш возраст определялся не кондициями тела, а емкостью души, забитой жизненным сором. Ревность ушла в лету: мир перешел на пробирочное детопроизводство от пяти-шести родителей, с отбором лучших хромосом. А потом детей воспитывали роботы. Все это улучшало породу. Но не душу. Дети стали обретать некую схожесть с роботами. Они выбирали себе дорогу в жизни по прописям цифрового мира, которая редко совпадала с той тропой, кою торили себе их родители.
 [С. Лаптев]Я решил посоветоваться с братом. В своих долгих путешествиях он тоже часто томился одиночеством. У него уже был некий опыт, как бороться с этой напастью. Не успел я подумать об этом, как он появился в квадроэкране. Федор как-то умел читать мои мысли. Даже будучи вдали от меня. Поэтому его визит и первые слова меня не удивили.
- Сотвори себе виртуального друга, - он уже основательно поплутал в моих извилинах.
- А что в нем хорошего? - мне было кое-что известно о таких видеодрузьях.
- Ну, во-первых, он не просит пить, есть. Места не занимает, воспитан, послушен, интеллигентен и эрудирован, - скороговоркой выпалил Федор.
- Что значит, места не занимает. Он что, сидит в видеоблоке? - донимал я его.
- Да, нет, он ходит по квартире. Как и ты. Как и ты, гениально мыслит, - ерничал брат.
- А говоришь, что места не занимает. Ходит. Будет путаться у меня под ногами.
- А тебе какая разница. Дом у тебя большой. Пусть блуждает по нему. Этот видеодруг всего-навсего лишь голограмма, создаваемая программой. И хотя он визуально почти неотличим от реального человека, ты через него будешь проходить, как через открытый дверной проем. Совершенно беспрепятственно.
- Что-то сильно смахивает на привидение, коих люди в древние времена очень побаивались. А если этот видеодруг еще и безголосый, то точно привидение. Как же видеодруг будет со мной разговаривать, если это голограмма?
- Как, как. Человечьим голосом, с выражением, - успокаивал меня Федор.
- Да? А звуковая колонка тоже будет шастать по дому вместе с этим твоим привидением? И портить визуальный ряд моего продуманного интерьера?
- А я и не знал, что у тебя есть интерьер. Да еще продуманный, - пытался плоско завести меня братец.
- Ну ладно, все очень просто с виртуалами. Тебе по всему периметру дома установят ленточные звукоизлучатели, кои и будут посылать голос виртуального друга из точки на линии, соединяющей вас.
- Ну, хорошо, попробую. А где таких виртуалов добывают? - спросил я.
- В Облачной Сети тебе его сделают на любой вкус. Дамы разговорчивее, уйма советов. Могут с тобой интеллигентно поспорить, повздорить, поиграть. Не бери слишком умных. Они заряжены на свое превосходство над человеком. Не ототрешься от интеллектуальных плевков. Так что выбирай, - закончил брат.
- Не, серые мышки в синих чулках мне не нужны. Лучше если будут попахивать людьми.
- Есть еще один вариант избавления от одиночества. Тебе вшивают чипы, откуда сигналы плывут прямо на твою извилину. Ты общаешься уже не с одной дамой, а со множеством виртуальных. Подбираешь себе нужных собеседников, с коими можно посоветоваться, посовещаться и, даже, поразвлекаться. Но виртуально. Как говаривал философ Эммануил Кант, - окружающий мир, ничто иное, как плод моего воображения. Так, что мы подошли вплотную к его сумасбродной идее, когда человек может плодить для своего удовольствия виртуальные миры. Но все это потребует проведения существенных и сложных имплантаций компьютерных чипов в тебя.
- За новые чипы спасибо, братец. Мне и старые осточертели. Пищат все время и без спросу в мозги лезут. Мне как-то непонятно то, что ты знаешь о виртуалах лучше меня?.
- Что ж непонятного. После того, как я вышел из анабиоза, я стал искать друзей. Но, их, практически, не оказалось. Кто почил, кто оказался на Луне, кто забыл про меня. Я долго страдал от одиночества. Пока ты еще 10 лет предавался дреме в анабиозной ванне, я времени зря не терял: заводил себе виртуальных друзей.
- Понятно. Спасибо, попробую закадрить какую-нибудь видеодиву. Скажи, когда стартуете? Страшно? Поди, поджилки трясутся? Помню, ты боялся даже своей тени.
- Не своей, твоей. Когда она гуляла сама по себе и беспризорничала. Ты ее тогда совсем распустил. Скоро летим. Ты можешь связываться со мной в любое время. Будут, конечно, задержки в связи, да и время эфира будет ограничено, .
- А зачем вы туда прётесь? Ищите проблем на свою...,- не успел закончить я.
- Ищем. У нас их много. Первая - астероид 'Армагеддон', диаметр коего более 20-ти километров. Он вращается вокруг Юпитера по вытянутой, вплоть до Земли, орбите. Через 4 года он врежется в Землю. Испепелит всех. Помнишь, как 65 миллионов лет назад такой камешек покосил у нас всех динозавров? А он был помельче 'Армагеддона'.
- Да, не пугай. Что делать-то? Драть отсюда? Меня к себе возьмешь?
- Ты пока не торопись. Твою гору мышц никакой 'Армагеддон' не одолеет. Да и бетонированная твоя извилина выдержит этот адовый удар, - ерничал он.
- Не торопиться? Ждать когда бабахнет по Земле? Сам-то ты уже на Марсе.
- Не волнуйся, если что, то я тебе выделю уголок в моем сарае на Марсе. Было хотел его, из-за хлама, отправить на слом, а теперь поберегу, - не унимался он.
- Я всегда ценил твою хламобережливость. Так я не понял, что будет с сумасшедшим астероидом? Думаешь, расколоть его своим крепким чугунком?
- Не, мой не потянет. А вот твоя кастрюля, точно. Ну, а если по делу, то мы нашими термоядерными движками подправим его орбиту так, чтобы сразу от Юпитера его кинуло на Марс. В астероиде много руд и кристаллической воды. При ударе о Марс она испарится и прольется ведерными дождями. А жар от удара растопит ледяные полюса и подогреет Марс градусов до 20. Вот тогда, от тепла с дождями 'и на Марсе будут яблони цвести', - цветисто закончил Федор. Он любил вставлять стишки в свои, порой поэтические речи.
- Чему ты радуешься, стихоплет? При таком ударе Марс разнесет в клочья, а вы там все сгорите в этом Арма-дьявольском огне, - волнуясь, произнес я.
- Спасибо за подсказку. Мы об этом даже и не подумали, - съязвил брат.
- Да куда вам. Пользуйтесь моей щедростью. А как же на Марсе сараи, кои ты недешево там сдаешь? Попробуй их какому-нибудь марсианскому лоху толкнуть до Армагеддона, - предложил я.
- Я ж говорил, что ты гений! Попробую! Вот дождусь тебя! За нас не бойся. Переберемся временно с Марса на Фобос.
- Что-то все у вас там как-то заковыристо. Вторая проблема так же наворочена?
- Хуже. За Плутоном обнаружено мерцание пространства, возможно, опасное для межзвездной экспедиции, коя сейчас готовится. Экспедиция серьезная, на тысячу человек. Она достигнет другой звезды только через многие тысячи лет. Стартует сразу после нашего возвращения на Землю. Нам надо до ее отправки разобраться с этим непонятным мерцанием, - закончил Федор.
- Ну, тогда удачи. Сараи тащи на Фобос. Там ведь тоже лохи есть, - пошутил я.
- Спасибо за совет. Сказал же, дождусь тебя. До старта осталось немного.
- Ну, тогда удачи в ваших делах, и не стесняйтесь, если что...., - пожелал я.
- Спасибо за 'не стесняйтесь'. С гением постоять-то рядом уже запредельно сказочно. А твое 'не стесняйтесь' - просто божественный подарок. Извини, благодарственная слеза накатила, - ухмыльнулся Федор, пальчиками протирая оба глаза.
 [С. Лаптев]Я решил последовать совету брата, и приобрел видеоподругу. Дал ей имя Яруна. Своими присутствием она здорово скрасила мне быт, понемногу срезая своими незатейливыми шутками мой стресс. У меня был некий дар: по мелодиям лица я читал душу собеседника. С Яруной не получалось. У нее была неисчервленная жизненными коллизиями, нечитаемая, пластиковая душа, что, при общении с ней, выбивало меня из колеи. Но, я понемногу притирался к характеру Яруны.
 [С. Лаптев]Закончился, изрядно вымотавший меня, очередной этап нашего поиска блуробов. Я решил расслабиться за добрым ужином с бокалом хорошего вина. Одному коротать время за столом не хотелось, поэтому решил пригласить Яруну. После того, как человечество вместо приятного чревоугодия стало давиться таблетками, синтетическими деликатесами и порошками, понятие доброго ужина ушло в лету. Конечно, порошковые перекусы были быстры и удобны. Все сбалансировано, питательно, витаминизировано и, даже вкусно. Но это было далеко от стандартов высокой кухни. Не было феерии пьянящих ароматов, витающих над блюдом. Той дразнящей картины, кою мозг аппетитно увязывал, например, с кусочком сочного, с легким вафельным хрустом ростбифа из мраморного мяса. Социум перешел на порошок, решив, что убивать животных негуманно. Такая еда была более социальной и принятой повсеместно. Правда, выяснилось, что блок извилин, контролирующий хрусты и пережевывания, из-за отсутствия информации, стал атрофироваться, отрицательно влияя и на другие органы. Люди стали чаще давиться, терять зубы, жаловаться на желудок. Много работы нашлось почко- и печеноведам, дантистам, желудочным хирургам. Во избежание последствий, порошки, для хруста, стали прессовать. Тем не менее, иногда разрешались трапезы из натуральной пищи. Это было весьма дорого, практиковалось очень редко и позволительно было только для узкого элитарного круга лиц или на застольях у Лидера.
 [С. Лаптев]Я решил не скупиться и прибегнуть к старой технологии питания, чтобы показать Яруне, как люди чревоугодничали в давние времена. Робот классно обслуживал нас. Я не мог сдержаться от улыбки, увидев, как робот без тени улыбки наливает Яруне виртуальное вино в виртуальный бокал, а она его виртуально подносит к виртуальному рту и, пошмыгав носом, как-бы вкушая аромат, над бокалом, почти натурально поглощает волшебный нектар. Робот, затем, ставит бокал на поднос, заменив его другим, таким же виртуальным, и согнувшись задом пятится вон.
 [С. Лаптев]Долго не мог придумать, о чем же буду с ней говорить. Вести с Яруной на равных беседы об искусстве было сложно, потому что произведения древности, кои меня волновали, стали уделом лишь специалистов. За 100 лет моего анабиоза искусство очень изменилось. Беседы с Яруной были интересны, но губительны для моего имиджа: объем ее знаний намного превосходил мой. Наш разговор с ней поначалу как то не клеился. Рюмка опустошалась за рюмкой, но температура беседы все ближе скатывалась к нулю. Разговоры с дамами за столом, да еще с вином, как правило, ткутся из намеков, недомолвок, комплиментов потихоньку стягивающих канву беседы к выяснению уровня близости. Или к выяснению статуса деловых отношений. Яруна не относилась ни к тому, ни к другому статусному типу. Произносить тосты за ее здоровье не поворачивался язык. Нечто во всем этом было иррациональное. Заканчивая ужин, я виртуально поцеловал ее руку, посмотрел в ее виртуальные глаза и был удивлен: они слегка подернулись маслом, как будто от, по-настоящему выпитого ею вина. Что-то здесь меня насторожило. Как так можно виртуально захмелеть от вина? Как можно влить в ее коды эту тонкую особенность живого организма. Мои гуру до таких нюансов еще не доросли. Что-то мне подсказывало, что здесь попахивает блуробами. Поэтому я решил поговорить о них. Здесь для меня стали открываться одна новость за другой. Выяснилось, что она весьма неплохо к ним относится, они в сети разнообразят ее жизнь. Яруна, будто бы, не понимала того, что это мои заклятые враги. Так может, это и есть главный канал утечки сведений от меня к блуробам?
 [С. Лаптев]Услугами виртуальных дам пользовались многие: от убогих соискателей дамской признательности до самых, что ни на есть демонов страсти, разрывающих женские души безответной любовью. С учетом этих догадок, я решил поменять ее на другую видеодаму, с кодовым запретом ее общения с блуробами. Ее тоже назвал Яруной. Но эта замена мало что изменила. Обе не блистали остроумием и живым дружелюбием. Похоже, их чрезмерная деликатность, сушившая наши беседы, была издержкой кода. Недостатком было и отсутствие тактильных ощущений от таких видеоподруг: пред тобой было нечто прекрасное, но насладиться рукопожатно этим чудом было нереально. Мое одиночество показало, что тактильные контакты все же нужны. В космосе видеодруг места не занимал, спать ему было тоже не к чему. Он следил за режимом полета, выводил астронавтов из состояния анабиоза, когда возникала нештатная ситуация. На Земле же от них хотелось живого общения. И хотя с ними было веселее, чем одному, я, все же, решил завести себе более осязаемого друга. Мне нужна была собачка. Чтобы она встречала мои приходы, несла тапочки, крутилась около меня до глубокой ночи, чтобы я мог ее погладить по шерсти, а иногда и против. Я знал, насколько полезно для нервной системы общение с таким другом. Ведь раньше у меня была собака. То была не собака, а страна дружелюбия, коя долго еще грела мою душу теплыми воспоминаниями о ней. - Мне опять нужна собака, - неожиданно вслух произнес я. И рассмеялся. Редко когда я разговаривал сам с собой. Я занялся поисками четвероногого друга. Но это оказалось непросто.
 [С. Лаптев]И, все же, я завел собаку! Симпатичную, интеллигентную и умную. Если она начинала сильно отвлекать меня от дел, то чувствуя это, сразу же уходила на свое место и ждала своих минут. Мой вест хайленд уайт терьер был из породы некрупных собак. Кличку ей дал по ее внешнему виду. На голове у нее слегка выделялись три завитушки, каждая из которых была похожа на греческую букву кси (?). Недолго думая я и окрестил ее именем ТриКси. Кличка мне понравилась, да и она одобрила ее, приветливо вильнув хвостом при первом же оклике. У нее была одна тайна. Трикси была роботом. Ее завитушки в виде буквы кси выполняли роль антенн, через которые мы с ней общались. Ее хитом был прыжок на мое кресло. Там она уютно приваливалсь ко мне и впадала в объятия Морфия.
 [С. Лаптев]Появление нового друга в моем доме резко изменило мою жизнь. Упали давление и пульс, стрессы стали вести себя стеснительнее. Но не все шло так, как надо. Были, конечно, и проблемы, связанные с общением между нами. Разговоры с ней я вел в режиме радиообщения через чип. Она это делала запросто, а мне приходилось туговато: медленно я складывал фразы, посылаемые с мозга на мой чип. Для простого, словесного разговора у нее был встроен динамик. Но пользовались мы им лишь тогда, когда были вдвоем: Трикси беседовала через него с закрытым ртом. Была проблема и посложнее. С ее лаем. Собака без лая, что шампанское без пробки. Сложно было воспроизводить не сам лай, а судороги, которые трясут собаку, когда она лает. Но, все же, удалось имитировать и эти ее телодвижения. Хотя, наблюдательному человеку были видны те прорехи, кои иногда становились очевидными при таком ее лае. Поэтому лаяла она очень редко, что удивляло соседей. На их вопросы я отвечал, что ее высокий уровень интеллекта, не позволяет ей беспричинно лаять.
 [С. Лаптев]При первом ее включении, она начала все обнюхивать. Увидев Яруну, фыркнула. Хотела потрогать лапой. И тут зарычала: как так, ни тела, ни запаха. Собачьему возмущению не было предела. С тех пор, как только Яруна появлялась, она ее облаивала. С видеодамой пришлось расстаться: важнее был мир в доме. Ну, и конечно, возможность иметь рядом живого теплого друга. Проблемы с появлением в доме Трикси день ото дня прибавлялись. Они были порой смешными, приятными и не очень.
- Здорово, чувак! - как-то, блуждая по дому, она обратилась к роботу. Тот застыл. Стало смешно. Меня, она тоже долго нюхала, удивляясь, почему я пахну, а он нет.
- Здесь еще много чуваков? - по-львиному, с беспредельной наглостью, она смотрела мне в глаза, однозначно определив себя лидером в нашем доме.
- Чувак здесь только я, а остальные роботы, - подыграл ей я.
- Так они такие же чуваки, как и ты. Как я в вас буду разбираться? По запаху?
- А кто такой чувак? - спросил я, не обращая внимания на ее нагловатость.
- Ну, чувак, это, это ... чувак. Такой, вроде тебя,... амебный собеседник, - небрежно вякнула Трикси, загнав совсем под плинтус мой человеческий статус.
- Да-а-а! Этого мохнатого златоуста пора уже ставить на место, - подумал я.
- Ты этот жаргон оставь, - меня восхитил и возмутил 'амебный собеседник', созданный ее мозгом, уже умеющим синтезировать оригинальные обороты.
- Чего оставь? Ишь, чо захотел. Ты здесь кто? Губу закатай! Я тебя не возьму и тапочки мне подавать. Знай свое место, батан, а то ..,- буйствовала Трикси.
- Закатал. Последний раз предупреждаю. Брось бандитский жаргон. Если будешь так продолжать, то совсем отключу, - не на шутку разбушевался я.
- Порожняк не гони, - осекла меня Трикси. Увидев ползущего по стене цилиндрического робота и чуть испугавшись его, удивленно произнесла.
- Во, фраер дешевый! Почто, сей эмбрион по стене шастает? Ему что, на полу тесно? Давай, вали отседа! Смотри, не дергается виртухай. Он что, здесь смотрящий? Даже не реагирует на мой базар, - гневно продолжала Трикси.
- Это не эмбрион, это робот. Что еще за виртухай? Ты же мне обещала убрать дурные словечки, а сама продолжаешь, - я уже еле сдерживал себя.
- Фуфло не гони. Ты что, совсем мозгам не внемлешь? Виртухай, это серьезный такой пацан. Не доходит? Совсем тупой, что ли? Догонялку-то включи.
- Поаккуратнее со словами, - я не уходил, пытаясь понять, что я сотворил и, каким образом надо будет править ее зековский жаргон и менталитет.
- Клювом не щелкай! Чо, стоишь, уши греешь? Канай отседа. Полный отстой здесь у вас. Попилю-ка я на двор. Откинусь там. Позыркаю, как там и что. Малявь, если что. Не дрейфь. Покеда, - обрубила Трикси нашу дуэль, уверенная в том, что она своим красноречием навсегда укатала меня под плинтус. После беседы со словесником, выяснилось, что он, по ошибке, загрузил в нее древний воровской сленг. Пришлось уголовный сленг срочно менять на гражданский. Канать из своего дома, гнать фуфло и щелкать клювом совсем не хотелось. Да и быть амебным собеседником, тоже.
 [С. Лаптев]В одну из ночей перед отходом ко сну в воздухе замерцал квадроэкран, из которого ко мне потянулась рука. Испугавшись, я стремительно отпрянул.
- Ну, не знал, что ты такой пугливый, - рассмеялся брат. - Как дела?
- Как дела? Вот завел себе собаку. Твои видеоподруги мне не очень подошли.
- Значит, не умеешь подбирать. Покажи собаку, - попросил он. Трикси вышла.
- Ух ты, симпатичная у тебя собачуха, - восторгнулся брат. - Как назвал?
- Трикси, - неуверенно произнес я, опасаясь очередных его подколов.
- Это по трем завитушкам кси на ее голове?! - спросил Федор.
- Точно! - радостно воскликнул я, поняв, что брат, похоже, назвал бы ее также.
- Ну, а как она себя ведет? Поди, громко лает. Тебя уже успела тяпнуть?
- Пока нет, ждет тебя. Хочет зубы проверить. Меня тяпнуть стесняется.
- Да-а? У людей умеренная стеснительность признак ума. Собаки, ведь, похожи на хозяев. Откуда ж, тогда, у нее стеснительность? Чем занимается?
- Развлекает меня, встречает, приносит тапочки. Одним словом делает все то, что делает каждая собака и даже больше: много смотрит всяких фильмов.
- И делится с тобой впечатлениями о них. Потом вместе долго рыдаете?!
- Конечно, слезы ведрами льем! Особенно по поводу твоих очень смешных шуток, выбивающих большую ведерную слезу своим плоскостопием.
- Наверно шерсти собачьей по дому полно гуляет, да и запахи всякие, не самые божественные, должно быть, струятся по временам? - пел Федор.
- Не самые божественные запахи у меня лишь, когда ты ко мне приходишь. А с ней только стерильные. Скажу тебе по секрету: это собака - робот.
- Ну, ты меня удивил, - молвил брат. Правда, не ты первый с собакой-роботом. Я где-то видел, что таких собак используют для поиска людей в труднодоступных местах.
- Да? Скажи, как эти собаки выглядят? Какой породы? Большие, маленькие?
- Собаки как собаки. У них есть одна особенность: они подбирают себе хороших хозяев, - ерничал он. Поняв, что его не остановить, я сменил тему.
- Ну ладно, ладно. Давай не про собак. Скажи, как там у тебя дела в Космосе?
- Пока все нормально. Извини, мне надо закругляться. Срочный вызов. Передай привет Трикси. Я ей пришлю фильм, про то, каким должен быть хороший хозяин, - вновь съерничал Федор и метеором унесся с квадроэкрана.
 [С. Лаптев]Сообщение Федора натолкнуло меня на мысль об использовании Трикси в качестве помощника. Я решил снабдить ее устройствами и чипами. Хотя мне самому все эти примыкашки не очень нравились: мы ими были буквально усыпаны: чипы для контроля желудка, сердца, мозга, легких, нанолекари, блуждающие в крови, кардиостимуляторы, стимуляторы дыхания, приборы ночного видения, дально- и микровидения, акустические приборы, устройства радио и видеосвязи, оксипульсометры, анализаторы дыхания, состава крови, плазмы, усилители интеллекта, заменители суставов и многие другие. Вшитые под кожу, на коже, вставленные в зубы, глаза, даже в причинные места, они мне очень докучали. С них постоянно шли сигналы, часто писклявые о моем и их состоянии, о сбоях, истощении аккумуляторов, о переполнении памяти, всякие сигналы о входящих сообщениях, о давлении, пульсе, кардиорежиме, составе крови, содержании углекислоты при выдохе, кислорода при вдохе, влажности вдыхаемого и выдыхаемого воздуха и т.п. Кроме того, шли сигналы с сотен домашних и внедомашних устройств. Все это требовало осмысления, ответной реакции и, соответственно, затрат времени и нервной энергии на ввод корректив. Особо мне не нравилось, когда чип, контролирующий уровень алкоголя в крови, вопил 'Хватит пить'. Зельем я никогда не злоупотреблял. Но бывали накладки, когда дни рождения в офисе попадали на приемы в мэрии по поводу того или иного события. И вот, когда мэр тянул очередной тост об еще одном успехе, мой алкочип, узрев, что набранные мною за день градусы подошли к красной черте, начинал орать 'Хватит пить!'. Орал по нарастающей, остановить его было нельзя: чипы безопасности не отключались. Спасало то, что такие чипы были у всех и, при больших застольях они начинали орать хором. Позже на застольные мероприятия в мэрии и у Мирового Лидера пускали только тех, у которых алкогольный чип имел нулевые показания. Мы все более становились чипоргами. Многим такая чипоорганическая жизнь не нравилась. Мы теряли свой статус, все более превращаясь в получеловеков с виброзудящими побрякушками.
 [С. Лаптев]Для собаки же чипы были естественным дополнением ее натуры. Так как у нее никаких печенок, селезенок не было, пустующие объемы я заполнил устройствами. Снабдил лазером и блазером, кои могли бить по мозгам и глазам блуробов. Встроил и перечный дозатор для защиты от агрессивных собак. Вставил циркониевые зубы, кои тоже склоняли злобных собак к мирному поведению. Снабдил ее тонким фалом с шаром, который в минуты тревоги надувался и уносил ее. Сделал так, на всякий случай, думая, что это никогда не пригодится. Как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги: про те самые, кои коротали вечность недалеко от моего дома. Мы уже давно не докучали природе своими вторжениями в ее дизайн. Да и разнообразия с этими овражками в нашем сверхурбанистическом мире было поболее. Трикси, увидев во время прогулки на дне оврага воду, спустилась к ней. Ей взбрело в голову, что это стекло, и она с размаху на него прыгнула. И сразу же пошла ко дну. Пока я спускался вниз, она уже крутилась на дне. Так тупо потерять собаку!? Озерцо было глубиной метров 5. Через минуту я ее уже не видел из-за поднявшейся со дня мути. То ли от беспомощности, то ли от ярости я завыл. И случилось чудо. Из воды вынырнул шар. К нему был привязан тонкий фал, на другом конце коего, все еще под водой, барахталась Трикси. Я не сразу, из-за ступора, мог ухватиться за трос. И лишь где-то на втором его метре вцепился в него. Она была спасена. Так состоялась незапланированная проверка шара, автоматически надувшегося под водой.
 [С. Лаптев]Не все в Трикси мне нравилось. Много было нелепостей. Закончив комплектацию, я отключил ее, потому что соображала она еще туговато. Но получилось так, что, дойдя до грани нервного истощения, я заболел. Решил вновь включить Трикси, чтобы коротать с ней резиновое время. Общаясь со мной и пропадая в Мировом Облаке, она умнела на глазах. Собака с интересом смотрела фильмы. Как-то поведала, что, с середины ей уже понятно, чем он кончится. Поначалу я не верил ее сказам. Но она мне о фильмах повествовала так, будто сама писала сценарий, предлагая более занятный сюжет. Таким уровнем киномышления я не владел. Мои соседи отмечали, что у нее умный добрый взгляд. Даже кто-то просил меня поделиться с ними ее потомством. Но, увы.
 [С. Лаптев]В далекие времена человечеством велась тяжелая, утомительная работа по унификации языков общения. Повальная компьютеризация планеты, подключение каждого жителя к Мировому Облаку натыкалось на стену, сложенную из более, чем пятисот языков и диалектов жителей Земли, усложняющих межнациональное общение. Нужен был общепланетный язык. Выбор его представлял большую проблему. Многие народы не хотели отдавать предпочтение какому-либо из них. Жившие тогда французы и китайцы были против использования широко применявшихся в те времена английского и испанского языков. Китайский, равно как и русский, тоже многих не устраивал по причине своей сложности. Евреи настаивали на использовании иврита, как самого древнего из сохранившихся и не изменившихся языков, на котором разговаривали пророки и апостолы. Но против были арабы. Тогда было решено создать искусственный простой язык, лишенный тех грамматических и синтаксических наворотов, которыми страдали все мировые языки. Он был доступен для людей и роботов. Назывался этот язык - Хомороб. Он позволял общаться между собой людям, роботам и компьютерам. Язык был прост, быстро усваивался и получил планетарное признание. Для тех людей, у которых возникали с ним проблемы, велись, с использованием чипов, языковые тренинги, позволяющие ускоренно овладевать им. Если человек не хотел расставаться со своим древним языком, то этот же чип вел синхронный перевод речи с Хомороба на диалект древнего языка и обратно. Для роботов с этим языком вообще не было никаких проблем: они его осваивали мгновенно. Не было проблем с этим языком и для Трикси. Но прилюдно мы с ней на нем не общались, сохраняя нашу маленькую тайну. В большей степени мы использовали радиообмен информацией через вшитые в нас чипы. Это было намного быстрее. Прибегали мы к этому способу и тогда, когда я отправлялся в далекие командировки.
 [С. Лаптев]Со временем у Трикси завелся один дружок, по кличке Андроид, часто провожавший нас до дома. Кличку я считал с его чипа. На просьбу Трикси пустить дружелюбного Андроида к нам домой, я ответил отказом, боясь, что он останется навсегда. Была и другая причина. Месяца за три до этого я заметил, что Трикси увязалась за небольшой собакой. Как-то, во время прогулки втроем, мой чип просигналил: рядом работает мегагерцовый источник на частоте, которую используют блуробы. Осмотрелся. Ничего. Собаки отбежали довольно далеко, а когда вернулись, вновь сработал чип. Вот тут-то до меня и дошло, что волны исходят от подруги Трикси. Чтобы убедиться в этом я дал Трикси команду выпустить перечный газ. Мне, хотя я был далеко, глаза защипало, а ее подруга только вильнула хвостом. Я поманил ее, но она стала пятиться. Рванул к ней. Собака поднялась высоко на стержнях, и, стремглав, умчалась. Такого шпиона могли сделать только блуробы. С тех пор, я стал ограничивать Трикси в знакомствах. Хотя, нам, добрых друзей, очень не доставало. Тяжело было коротать одиночество вдвоем.
 [С. Лаптев]Трикси, как-то, поведала мне еще одну историю. Около дома появилась одна злобная особа, коя не давала ей прохода. Однажды, она напала на нее. Рядом проходила мама с пятилетним сыном, заметившим, что пес угрожает Трикси. Он бесстрашно пошел на ее защиту. Мама еле успела сдержать малыша: Трикси осадила пса улыбкой своих циркониевых зубов. .
- Вот видишь, собачка уже прогнала злюку. А ты поступил как добрый человек.
- Да я и не боюсь злых собак. Как махну рукой, сразу убегут, - замахал он.
- Ты что, меня не слышишь? К большим собакам больше не подходи. Ладно?
- Ну, ладно, ладно. Мам, а собачка услышала, что я добрый человек? - Этот вопрос ребенка насторожил меня. Решил еще прогуляться там. Малыш, как только видел нас, тянул маму к Трикси. Она тоже усердно виляла хвостом. У мамы оказалось странно знакомое для меня имя - Аэлита. У ребенка было вообще какое-то химическое - Оксиген. Мальчик привязался к Трикси. В младые годы, по рассказам Аэлиты, он много времени провел в обществе щенков, коих приютила бабушка. Похоже, там и обучился пониманию их языка. Эти наши встречи кое-что начали менять в моей жизни. Наши беседы с дамой обернулись более близким, чем уличные встречи, знакомством. Они стали часто бывать у нас. Пришлось, со временем, открыть тайну Трикси, тем более, что она продолжала допускать рецидивы несобачьего поведения: смотрела на экран даже тогда, когда там шли тексты, в дождь пряталась под деревьями, обходила лужи, не гонялась за кошками, не распугивала голубей. А ее вытирание лап перед входом в подъезд, подобно тому, как это делал я, выглядело вообще комично. Со временем, мальчик так привязался к ней, что отказывался идти домой. Позже они совсем переселились в мой большой дом.
 [С. Лаптев]Началась моя более веселая жизнь. Когда Оксиген засыпал, а я был поглощен работой, Трикси выбегала на улицу гулять. Ее прогулки поначалу меня напрягали: сложно было предвидеть, как она поведет себя в неординарных случаях. Но потом я успокоился. Трикси принимала вполне разумные решения даже в самых сложных ситуациях. Но однажды...? Как-то играя с Андроидом, она стала его догонять, и не заметила участок дороги с гелем, которым роботы ремонтировали дорогу. В него и влипла. Пытаясь освободится, Трикси начала дергаться, все более увязая в быстро твердеющем покрытии. Здесь автоматически сработал аварийный детектор, отправивший мне сигнал. Когда я примчался, понял, что вызволить Трикси было уже невозможно. Роботам, укладывающим гель, пришлось вырезать кусок вместе с ней и везти все на фабрику, где ее избавили от объятий полимерного хищника. После этого я запретил ей гулять с Андроидом.
 [С. Лаптев]Прошла неделя, вторая и все обратили внимания, что собака загрустила. Вела себя вяло, многим уже не интересовалась. На наши вопросы о том, что случилось, отвечала как-то уклончиво. Лишь Оксигену поведала свою тайну: она сильно скучает по Андроиду. Оксиген, по детской своей наивности, нашел в Облачной Сети виртуальную собаку, похожую на Андроида. За его разговором с этим виртуалом я его как-то и застал. На мой вопрос, зачем он этим занимается, малыш мне рассказал о страданиях Трикси. И о том, что он хочет ей сделать подарок - познакомить с виртуальным Андроидом. Стало понятно, что Трикси нужно живое общение. Делать вторую собаку-робота не было смысла. Заводить живую, тем более. Я решил завести кошку. Все же кошка чистюля, уход за ней минимальный, а для Трикси, какое-никакое, но все же живое существо. У меня на примете был котенок, фото коего было выставлено в Облачной Сети. Стоил он недешево, но меня это не остановило. По окрасу его шкурки мы его назвали Камышом. Точнее так его назвала Трикси, очень обрадовавшаяся новому другу. С его появлением хандра с нее слетела, как дым на ветру, и, она вновь обрела самое себя. Камыш, посчитав Трикси за

Мои друзья-помошники Трикси и Камыш [С. Лаптев]

Мои друзья-помошники Трикси и Камыш

настоящую собаку, поначалу шипел. Трикси желая подружиться, очень усердно виляла хвостом. Но Камыш этих знаков внимания не воспринимал. Я начал жалеть, что завел кота, боясь, что между ними начнутся военные действия, нарушающие так нужную мне тишину. Но, вскоре успокоился. Поняв, что явной угрозы для его персоны от Трикси нет, Камыш вскоре привязался к ней. Поначалу, он, развлекая Оксигена, был лишь анимационным персонажем в нашем доме. Но, позже оказался нужным моим помошником, зорко выслеживая некие нанообъекты в моем доме.
 [С. Лаптев]После ряда неудач появилась надежда выйти на блуробов, о коих сообщил сбежавший робот. Он поведал, что у них находится немало разоренных роботов, используемых как запчасти для блуробов. Стало понятно, куда исчезали наши железяки. Опасаясь, что беглец - троянский конь, я сделал запрос владельцу робота. Он признал его своим. Поинтересовался у беглеца, как удалось бежать. Ответ был прост. Забился ночью в трюм судна, отправленного блуробами по реке. На рассвете выбрался из него и вплавь добрался до берега. Но откуда вышло судно, он не видел. Не знал и куда оно направляется.

7.Опыты клонирования


 [С. Лаптев]Пропажи людей и роботов шли потоком. Пропадали и детективы, пытающиеся выйти на блуробов. При такой активности железяк мог исчезнуть и я. В связи с этим, заказал карту моего генома в планетарном хранилище генопаспортов. В поисках пропавших людей мы вышли на крупную компанию, занимающуюся незаконным копированием людей по паспорту генома. Компания была ликвидирована, а синтезатор клонов был изъят для утилизации. Временно он хранился у меня. Работа на нем была простой: флеш-память с геномом человека загружалась в устройство и, процесс, после загрузки ингредиентов, шел автоматически. Клон выводился сначала в виртуальном формате, позволяющем оценить его внешнюю состоятельность и интеллект. Если клон не отвечал требованиям, велась его доработка: допускался ввод изменений в генопаспорт. После ряда попыток, мы создали первого клона. Но получился он с безобразно большими ушами, никак не украшавшими меня: лукавая Трикси в одном из звеньев, не сказав ни слова, самовольно, не подумав, изменила степень спирализации X и Y хромосом.
- Ты считаешь, что я похож на осла, что мне такие уши к лицу? - взывал я к ней.
- Можно же чуть похимичить. Вдруг, получится супер. Хотя..? Едва ли из такого ресурсного материала может получиться что-то выдающееся, - язвила Трикси. Я не стал ее казнить, понимая, что ляпы еще будут. Гены штука непростая. Их мы унаследовали тогда, когда еще царствовали саблезубые тигры. Общение с ними и меж собой заложило в нас всякие качества: трусость, агрессивность, храбрость, страх, ненависть, ревность, измену. В клоне надо было точно выставить их соотношение, чем мы и занялись. Я снизил вклады генов, отвечающих за трусость, агрессивность, страх, ненависть, ревность, измену. Добавил клону инициативности, хладнокровия, храбрости, психологической устойчивости и благоразумия. Наконец, клон состоялся. Правда, глядя на него, удовлетворения я не получил. Обвисшие щеки, торчком живот. Как же этого я раньше не замечал. Я готов был провалиться, увидев столь безобразную копию.
- Не переживай, ты на самом деле лучше, - сзади обняв меня за плечо, произнесла Аэлита.
- Ты что творишь? Это моя копия или что? - набросился я на Трикси.
- Это лишь фотоклон. Я специально так сделала. Просчитала динамику твоего тучнения. Через год ты должен быть таким, и, вероятнее всего, даже еще шире, - молвила она.
- Я те дам, шире. С чего ты решила, что буду шире? - Трикси поджала хвост и убежала.
 [С. Лаптев]Наконец, моя более-менее приличная живая копия была сотворена. Мы долго тестировали ее, не находя удручающих меня отличий. С той поры я стал чаще истязать себя пробежками, а чрево диетами. Живот мой уже не демонстрировал своей прирастающей удали. Было очень необычно общаться с самим собой. Беседуя, мы не отказывали себе в шутках. Такая форма умствования шла нам на пользу. Я понимал, что клон имеет предо мною преимущества, ибо его организм не был так зашлакован, как мой.
 [С. Лаптев]Создание двойника человека, который еще не почил, было грубейшим нарушением Билля о Гармонии социума и, в первую очередь, его статей об этике. Но ситуация была такова, что я вынужден был пойти на такой шаг, надеясь на то, что все объясню комиссии по этике в случае обнаружения этого моего нелегального производства.
 [С. Лаптев]Работая с клоном, я продолжал заниматься блуробами. В последнее время повысилась мощность радиополя в районе обитания подлодки. Похоже, что блуробы готовили диверсию. Под видом туристов, я отправил туда пятерых детективов. Но вернулся лишь один. Ничего путного о судьбе своих товарищей, из-за амнезии, он сказать не мог. Тогда, решил отправиться туда сам. Для маскировки взял Натали и Трикси. Рядом с островом находилась Идица. Пока Натали там наслаждалась раем, я установил на острове множество видеодатчиков для контроля ситуации . Вернувшись домой, мы узнали, что Камыш сбежал. По рассказам Аэлиты, за это время он ни разу не притронулся к еде: сильно скучал по нам. Через неделю Трикси нашла его, чуть одичавшего, в соседней роще, на дереве. Увидев ее, он тотчас спрыгнул ей на спину и так они добрались домой.
 [С. Лаптев]Поиски блуробов продолжались. Я встретился с моим замом в комиссии. Никаких предложений по блуробам от него не было. Вернувшись домой, сразу ушел в свою берлогу. Включил новости, и уже стал отходить ко сну, когда увидел Трикси. Бесцельно покружившись в моей келье, она ушла. Хотел спросить о причине странного ее визита. Но, в этот момент вспыхнул экран. На нем появились я и плетущаяся Трикси. Я был взбешен. Похоже, что за мной, да еще в моем доме установлена слежка!!? Неужели блуробы? Но почему так примитивно? Ничего не поняв, лег спать. Утром, включил новости, но там снова оказался я. Стал сканером искать жучков. Но кроме пыли на полу, ничего не нашел. Пришла Трикси, спросив, что я делаю. Объяснил. Покачала головой. Безрезультатно закончив поиски, я пошел в Мэрию и Магистратуру Порядка.
- Надо будет заменить робота. Ни черта не убирает! Столько пыли, - думал я. Возвратившись домой, хотел сбросить Трикси записи моих дневных деяний, а потом начать искать новым сканером жучков. Но Трикси меня остановила и кивнула на экран. И здесь я увидел в деталях, порой и в неприглядных, весь свой день.
- Какого черта !? - возопил я. - За мной, похоже, началась тотальная охота? Что же, получается, эти блуроды и в туалет меня не отпускают без слежки? - Я был взбешен. Но Трикси не дала разбушеваться мне, открыв секреты слежки. Вечером, зайдя ко мне, она рассыпала из дозатора нанороботов, кои и обеспечили слежку.
-Что же ты мне сразу об этом не сказала. Сколько нервов моих потрепала. - Мой гнев погас, когда она поведала, как можно применить их для поиска блуробов.
- Как же ты дошла до такой гениальной идеи? - обрадовавшись, спросил я.
- Бог не Тимошка, думает немножко, - опустив глаза, ответила собачуха.
- Да, от скромности ты не умрешь. Мало я оставил для нее места в твоих извилинах.
 [С. Лаптев]Это были интересные создания. Напичканные ретрансляторами, камерами, памятью, газоанализаторами, средствами передвижения, они имели, при этом, вид обычной пыли. Стоимость их производства была ничтожной, поэтому они изготавливались триллионами. Обладая мимикрией, пыли были идеальными разведчиками. Для усиления возможностей, они объединялись в конгломерат, позволяющий одновременно разрабатывать стратегию поведения, вести наблюдение, анализ ситуации, газовый анализ, ретрансляцию. Но и при такой компоновке их размер и вид не отличался от обычной пыли. Вот на это вчера повелся и я: когда пошел на работу: они прицепились за подметки и, соскакивали по пути, выстраивая трансляционную цепочку. По ней видео о моих перемещениях и подвигах передавалось Трикси. Поэтому она оказалась в курсе моих дел. Я облегченно вздохнул: весь день ходил под гнетом ложной слежки за мной. Эту пыль с пола мы всю убрали.
 [С. Лаптев]Блуробы ужесточали свои диверсии. Социум все более закипал. Общество готово было начать радикальные действия. Опасаясь чрезмерного его накала, Лидер решил созвать Высокий Форум с приглашением Премьера с подручными, руководителей Магистратур и Департаментов, а также структур, причастных к безопасности общества, а также к производству и контролю роботов. Такого уровня собрания проводились лишь по чрезвычайным обстоятельствам и не чаще, чем раз в 50 лет. На моей памяти он состоялся после визита инопланетян. Меня грела надежда, что на нем получу отставку. Пусть даже с суровыми последствиями. Так как Высокий Форум имел исключительный статус, то, несмотря на блуробовский период запретов видеотрансляций, к его освещению были привлечены все средства массовой информации: народ должен был знать о том, что творится на планете и что делается для обуздания растущего хаоса. Первая его часть проводилась в режиме открытой трансляции на территорию Земли и близлежащего Космоса. Вторая, на которой должны были рассматриваться конкретные предложения по технологиям поиска и ликвидации блуждающих роботов, проводилась в узком кругу специалистов без представителей прессы.
 [С. Лаптев]Когда я вошел во Дворец Форумов, сразу наткнулся на сцену, центром которой был Мировой Лидер. На его раскаленном лице царило смятение, гнев, раздражение, готовые вспыхнуть пожаром. Пресса раздувала этот пожар, нещадно пичкая Лидера вопросами о его халатном отношении к проблеме блуробов, о бездействии служб, о дате его отставки. Он, похоже, думал лишь об одном: как вырваться из хищного плена папарацци? В воздухе висел жалкий лепет, в коем не было и ноты его обычного зычного рыка. Вдруг все изменилось! Он, увидев меня и, что-то сказав, драматически выбросил в мою сторону руки. Рой папарацци сразу развернулся и эта масса хищников рванула ко мне. По опыту общения с ними я сразу осознал трагизм своего положения. В голове застряла лишь одна мысль: бежать. Развернувшись, рванул. Все же, не зря я себя изнурял пробежками по вечерам. Спасло, правда, не только это. Папарацци, обгоняя друг друга и сшибая рвущихся впереди, скатались в кучу, коя и дала мне фору в пару-тройку секунд для отрыва. Свернув в какой-то проход и промчавшись по лабиринту коридоров, вынырнул в районе подземной стоянки. Оттуда тек прибывающий народ, с коим незаметно в зал влился и я. Лидер, восседавший в президиуме, сразу заметил меня и благодарственно кивнул мне головой за свое спасение. Но, тотчас свел брови и изобразил на лице парализующую свирепость. Я понял, что прессовать меня за блуробов он будет изрядно. Заодно, моим жертвенным закланием, отутюжит свой имидж, крепко помятый долго прессовавшими его журналюгами.
 [С. Лаптев]Пока я блуждал по лабиринтам, заканчивал выступление Премьер. Заклеванный вопросами папарацци он все более тушевался. Чтобы его не съели совсем, слово взял, еще не совсем остывший от жалящих укусов акул пера, но уже без заметных следов помятости на красном лице, Мировой Лидер.
- Доколе столь безнаказанными будут диверсии блуждающих роботов, - гремел он. - Во что вы превратили планету. Это уже не Земля, а какая-то Кримландия. - Видно его накачка СМИшниками была столь велика, что он полностью утратил свое брендовое хладнокровие. Я бы не удивился, если бы он начал пулять в зал залихвастые бранные слова. Те самые, коими иногда баловался Лидер и которые тайно пробрались в наш сленг из далеких времен подросткового периода жизни Человечества, сильно озабоченного в те времена проблемой воспроизводства человеческого материала. Вдруг он изменил крен.
- Это не может так продолжаться. Я подозреваю, что все вы умышленно демонизируете блуробов, что все эти диверсии подстроены теми, кто хочет свалить меня, или побольше урвать ресурсов на разработку, якобы, средств противодействия им. Я приказываю прекратить эту вакханалию выдумок про блуробов. Магистратура должна разобраться и наказать всех причастных к этим махинациям, - продолжал греметь Лидер. Затем он понес про плохую нашу работу, обличая нас во всех грехах, и называя наше сообщество то Кримландией, то Хренландией, угрожая всем отставками. Здесь он бритвенно сверкнул горящим взглядом по мне, от коего заметались мои измученные извилины. Но успокоились: угрозу моей отставки я воспринял бы как подарок. Я мечтал, чтобы прямо в зале Дворца ее получить из его рук. Он долго бичевал всех, призывая прислушаться к вопиющему гласу народа. Остановился, когда перед ним неожиданно села электронная муха и, он одним замахом ее прихлопнул.
- Так будет со всеми, если не будет успехов в борьбе с блуробами, - добавил он. В зале хихикнули, но быстро умолкли. И тут его развернуло в третий раз.
- Об успехах в борьбе с блуробами много говорить не буду. Они немалые, но не расслабляйтесь! Народ верит героям! Не подведите! - с пафосом закончил он.
- О каких успехах он несет? Вот если только победа над мухой! А не могла ли она быть от блуробов? Черт-те что лезет в голову. Скоро и деревья подозревать начну, - думал я, пока Лидер перечислял свои заслуги в борьбе с блуробами. Им на Премьера были вылиты ушаты обвинений. Его прошение об отставке Лидер подписал сходу. Мою просьбу об отставке, к сожалению, он не удовлетворил, съязвив, что это компетенция уже уволенного им Премьера. Отставлять меня стало некому. Так печально закончился для нас с Премьером Высокий Форум: он получил отставку, хотя и не хотел, а я, увы..., не получил. О второй части нашего собрания, где принимались решения по поимке блуробов, пожалуй, ничего не расскажу, потому что время откровений еще не наступило.

8.Первые контакты с блуробами


 [С. Лаптев]Форум взбодрил общество. В СМИ стали появляться проблески позитива. После нескольких неудач и мы, наконец, с помощью нанороботов вышли на блуробов. Умные пыли, проникшие на подметках в жилища, стали передавать нам изображения. Там все было удивительно, и как-то не по-человечески: не было столов, стульев, кроватей, ванн. От всего несло гнетущей стерильностью. В туалете и ванной не было ни единого пятнышка, не было бритв, гелей, зубных щеток, бумаги, салфеток и прочих аксессуаров. На кухне не было столовых приборов, шкафов, водопроводных кранов, в холле - тапочек и прочей обуви. Меня удивило, что квадроэкранов и никаких других визуальных источников новостей там тоже не было.
 [С. Лаптев] Прибыв туда, мы тотчас известили Магистратуру. Захват блуробов был назначен на 10 вечера. Операция началась для нас не лучшим образом. Блуробы из квартиры исчезли. Кто-то успел их предупредить. И все же нам удалось выйти на двух сбежавших: помогли нанопыли. На наших глазах разыгралась битва между детективами и этой парой. Наши атлеты, окружив блуробов, стали сходиться. Роботы сомкнулись спинами и, как только детективы подошли к ним вплотную, они произвели какое-то движение, отчего семерка могучих атлетов разлетелась пылью. Еще одна попытка привела к более плачевным последствиям: два детектива поднялись лишь с трудом. Поняв ущербность принятой тактики, детективы взялись за лазерные шокеры. Но опоздали: на них летели голубые шары, с искрящимися иероглифами, уложившими моих детективов. Шары были похожи на шаровые молнии, полностью подчиняющиеся блуробам. Те вновь исчезли. Их быстро выследили нанодроны, отправленные мною во множестве в небеса. Поняв это, блуробы ушли в подземелье. Но, вскоре были обнаружены около мэрии, куда я тотчас направил десант детективов. Они замкнули кольцо вокруг блуробов. Я был уже готов отдать приказ об их нейтрализации. Но не успел: меня накрыло дождем пыли, свалившейся сверху. И тут до меня дошло, что этот дождь, ничто иное, как мои нанодроны, коих запрограммировали на падение блуробы. Пока размышлял, роботы кинулись к люкам. Первый успел нырнуть туда, второй за ним. Но детективы ухватили его за ноги. Первый высунулся из люка, ухватил за голову второго, с неимоверным усилием оторвал ее и исчез вместе с ней в колодце. Вход в колодец перекрыло обезглавленное тело. Оно не производило ужасающего впечатления: это всего лишь была груда металлопластика. Таким способом блуробы закрыли последнюю возможность дальнейшего их преследования. Детективы, откинув от входа останки робота, все же не рискнули полезть в подземную дыру, понимая, что там без головы могут остаться они сами. Наша операция по захвату блуробов в очередной раз схлопнулась, пополнив копилку наших провалов в битвах с железными тварями. Была, правда, и одна небольшая победа: нам досталось тело блуроба, с которым мне предстояло поработать. Хотя хотелось бы все же заполучить и мозги.
- Это дьяволы во железной во плоти, - в сердцах воскликнул раздосадованный Холмс, эмоционально подведя скорбный итог нашей облавы.
- Кто же их мог оповестить о начале операции? Везде они на шаг или два впереди. Поймать хотя бы одного живьем, - размышлял я, перебирая в памяти все перипетии провалившейся операции. Ее анализ я решил провести на дому, а не в моей компании, где мы обычно собирались. К себе я пригласил только Холмса. В доме царила гнетущая атмосфера от нашего очередного унижения.
- Почему роботы-уборщики вымели в той квартире наших нанороботов за 20 минут до начала операции? Они же жестко запрограммированы на уборку ровно в 22 часа, что они и делали все дни до момента захвата. Значит, у нас завелся мерзавец, предупредивший блуждающих роботов, - еле сдерживая себя, чуть ли не грохая по столу кулаком, начал я.
- Этим чертям хватило 20-ти минут, чтобы упорхнуть из квартиры, и оставить нам на наших экранах издевательски лживую картину стоящих у зарядных устройств роботов, - продолжал я, пытаясь всеми силами сдерживать себя от резких движений.
- Холмс, черт побери, утечка секретов из компании по твоей части. Чем ты занимаешься? Кто, сообщил кримроботам о начале операции? Хоть какие-нибудь мысли по сему у тебя застряли в извилине? Или только ба..? - но тут я осекся, понимая, что далеко зашел. И только сейчас понял, что перешел с гранитным Холмсом уже на ты. Но, через секунду меня опять понесло.
- Неужели ты не мог предотвратить утечку? Впервые серьезно вышли на роботов. И вот результат. Какой же ты, нахрен, детектив? - уже не совладая с собой, гнобил его я. Холмс сильно побледнел, вытянул шею, посмотрел на меня и, глотая слова, начал нервно что-то мямлить о сложности борьбы с этими собаками, блуробами, ища глазами поддержку у Аэлиты.
- О времени захвата роботов знали только 5 сотрудников нашей компании, - в конце концов, что-то нечленораздельное начал выдавливать из себя Холмс.
- А не кажется тебе, блэкхоул тебя побери, что не пять, а несколько больше, - возопил я, борясь с желанием опять не грохнуть по столу кулаком.
- Почему больше? Пятеро тех наших сотрудников из сыскного отдела, кто планировал захват блуробов и работал с нанопылями, потом Вы и я. Высшие чины Магистратуры не в счет: они получили информацию об операции лишь за 14 минут до захвата, - нервно возразил он.
- Тогда получается семь, Холмс. Семь, Холмс, семь! Ты не находишь? Сделаю смелое предположение о том, что ни Вы, ни я не поддерживаем теплых отношений с блуробами. Тогда получается, что жучок завелся среди той пятерки. Возможно, и не один. А может среди наших роботов завелся блуроб? - предположил я. Но Холмс молчал. Видно, зря я так на него навалился, совсем смяв его гранитный имидж. Было ясно, что ничего нового он мне уже не сообщит. Молчала и Аэлита. Я понял, что сегодня я из них ничего полезного для себя не выжму. Обезглавленного робота доставили в мою компанию.
 [С. Лаптев]Первые дни мы к нему никак не могли подступиться: очень прочное защитное покрытие не имело швов и не поддавалось воздействию. Лишь мощным гамма-фотонным лазером нам удалось распороть его вдоль тела. Перед нами открылась фантастическая картина. Это была совсем другая технология производства железяк. Правда, там попадались и некоторые детали, кои использовали мы для производства наших роботов. Блуробы, видно, не стеснялись их заимствовать. Препарируемый экземпляр уже перебывал во многих переделках, потому что на монолитный его скелет были встроены явно свежие детали, в том числе и производимые нашей компанией. В его конструкции я нашел очень много интересных решений, о которых мы и не подозревали. Были и такие, функциональное предназначение которых нам было совершенно непонятно. Я решил максимально использовать многие из разработок, заложенных в конституции пойманного нами обезглавыша. Началась кропотливая работа по созданию роботов нового поколения.
 [С. Лаптев]Поединки Разумов продолжались. Временами от переутомления я впадал в состояние прострации, порой теряя восприятие окружающего мира. Тяжело переживал недоброе ко мне внимание со стороны. Для континентов наши схватки с блуробами, стали формой очень странного развлечения, некоего азарта со ставками на победу. Причем, симпатии болельщиков были далеко не на нашей стороне. Они не понимали, какое лихо они поддерживали. Но когда поймут, будет уже поздно.
 [С. Лаптев]После провала меня вызвали к новому Премьеру, чего я не очень хотел.
- А может это к лучшему, может быть, склоню его к моей отставке? - подумал я. В кабинете Премьера сидели старые знакомые, кои не порадовали меня улыбками. Премьер, славившийся умением искусно, с сарказмом делать посмешищем попавшего под разборки, решил показать свое изуверское мастерство. Для него это было формой хобби, во что он сполна вкладывал свой талант. Это был типичный очкозавр с наклонностями метросексуала. Очки для него были нечто вроде броши на женской груди. Поговаривали, что их было не менее трех сотен. Выбором очков он показывал форму своего настроя. Сейчас на нем были те, взгляд через кои выжигал в оппоненте дыру, через которую утекало самообладание, мышление, а порой и самое душа.
- Не сочтите за труд, поделитесь успехами в поисках блуробов, успокойте взлохмаченный народ. Поведайте ему о Ваших блестящих победах. Хохочут люди. Говорят, будто блуробы трехглазые. Покажите хотя бы одного. Люди не знают, кого Вы так помногу вяжете. И бездарно, в неземных объемах глотаете ресурсы, превращая их в то, что и назвать-то неудобно без носового платка.
- Показать пока никого не можем. Противник очень серьезен. Мы ведем напряженную работу, но блуробы каждый раз нас опережают. Они неуловимы. В наших рядах завелся тот, кто сообщает им о наших планах. Выявить мы его не можем. Блуробы существенно хитрее нас. Я не вижу перспектив моего успешного участия в борьбе с ними. Поэтому, прошу Вас принять мою отставку.
- Уж больно дешево хотите отделаться. В древние времена за такие дела бывало и на дыбу сажали, - как бы шутливо ответствовал зам очкозавра на мою просьбу об отставке. Это был добрый человек, мы с ним часто встречались у Премьера, поддерживая хорошие отношения. Поэтому его реплика меня удивила и даже насторожила. Другие тоже говорили о моем попустительстве, непонимании мною масштабов катастрофы, о моем ничегонеделанье. Давали советы, чаще безумные. За них я всех благодарил и уверял, что в случае моей отставки, я принесу больше пользы в роботостроительной компании. Мне показалось, что своими железными аргументами мне удалось их убедить. Однако, случилось неожиданное. После долгих дебатов мою просьбу об отставке не приняли. Не приняли потому, что опасность со стороны блуждающих роботов возрастала день ото дня, люди бесследно продолжали исчезать в еще больших масштабах. Поручить борьбу с ними практически было некому. Позже я узнал, что службами Премьера была проведена титаническая работа по поиску нового руководителя для этого провального проекта. Но желающих не нашлось. У всех находились весомые аргументы для отказа от столь лестной должности. Многие ссылались на то, что у них едва ли получится лучше, чем у меня. Одним словом, посовещавшись со своими присными, мое прошение об отставке Премьер не подписал. Я это решил использовать для выбивания у него ресурсов для создания робота нового поколения. Отлив в мой адрес пару едких фраз, Премьер дал согласие.
- Социум слишком возбужден. Не надо делать тайны. Расскажите о блуробах народу. Я пробью Вам минут 20 для выступления в прайм-тайме Лидера. Народ наш не такой дурак, как мы с Вами думаем. Он разберется, что к чему. А когда разберется, то только успевай закручивать, - пафосно закончил Премьер.
- Может быть, не стоит выпускать джина из бутылки, - возразил я. - Горячий наш народ может вместе с блуробами снести и невинное наше государство.
- Разберемся и с народом, если он впадет в горячку. На что у нас Магистратура Порядка? Ну, отдубасят несколько человек. Так для их же блага. Умнее будут. И детективам будет чем повеселиться. А то захирели от безделья. В кабинетах уже лиц не видно, только животы. Мебель лопается от тягот общения с ними. Если выступите, то может, подброшу ресурсы на боевого робота, - закончил он.
- Когда прикажете? - не удержал улыбки я.
- Не ерничайте, - гаркнул Премьер.
 [С. Лаптев]Через день, перед, как всегда, историческим выступлением Мирового Лидера, должен был выступить я. Урвать двадцать минут у Мирового многого стоило. Поэтому я волновался и готовился, готовился и волновался, понимая, что это мое выступление добавит мне проблем. Я считал преждевременным втягивание социума в эту жестокую схватку с невидимым противником. Противостояние это было настолько тонким, наше положение настолько уязвимым, что вторжение в эту интеллектуальную битву дилетантов все только усугубит. Но Премьер настаивал. Может быть и резонно. В случае моего отказа от выступления, при последующих провалах на меня обрушится шквал обвинений в том, что я отказался от помощи великого нашего народа в критическую для нации минуту. Меня сожрут живьем, похоронят под грязными потоками информационной клеветы и общественного презрения. Я решился.
 [С. Лаптев]Перед выступлением со мной беседовали психологи, политтехнологи, имиджмейкеры, социологи, философы, историки, уфологи и, что меня совсем сбило с делового настроя, даже зоологи. Они нажимали на то, что речь должна быть построена на инстинктах, которые человек наследовал от животного мира, сказав, какие акценты и на каких инстинктах я должен расставить. Эти встречи меня вымотали так, что я пожалел, дав согласие на выступление. Речь я скомкал, сжав ее в 10 минут. Папарацци сразу накинулись на меня с провокационными вопросами. Первым выдвинулся папарацци с порочной ухмылкой на бледном лице.
- Похоже, что этот вырос из пробирки. Сейчас спросит что-нибудь о моем отношении к женщинам или к супружеской жизни блуробов, - подумал я.
- Корреспондент 'Selena-Observer'. Расскажите, пожалуйста, о сексуальной жизни блуждающих роботов. Почему они так быстро размножаются?
- Это не главная их забава. Если Вы с ними поделитесь своим опытом, то они будут Вам очень признательны. Но судя по вопросу у вас там, на Луне, с этим делом не все благополучно, - с сарказмом закончил я, пытаясь тем самым понизить градус провокационности и идиотизма грядущих вопросов.
- Вот еще один. Похоже, что тоже пробирочный. Чую их за версту. Их лица часто изувечены признаками агрессии и чего-то неуловимо сардонического.
- Холдинг 'Истина в последней инстанции'. Скажите, Вы, случаем, не блуроб?
- Вы первый, кто оказался столь проницательным. Я их Лидер. Меня удивляет вот что. Зачем Вы скрываете, что давно являетесь моим заместителем? - в громадной аудитории раздались смешки, переросшие в аплодисменты.
- В одном из Ваших детских интервью, Вы рассказали, что мечтаете о красавице-инопланетянке. Осуществились ли Ваши мечты? Как складываются Ваши отношения с той красавицей? - спросил корреспондент 'Нуфолог-Ньюс' У меня уже был готов ответ про красавицу, но мне надо было кое- что уточнить.
- Спасибо за вопрос. Вы знаете, кто Ваши родители? - спросил я нуфолога.
- Причем здесь мои родители? Вопрос-то был задан не про них. Но если хотите, то, пожалуйста. Я вырос во Дворце детей. Мне, как и многим из нашего отечества, сказали, что моя мама - пробирка. Она, похоже, и Ваша мама? Но Вы так и не ответили на мой вопрос про связи с инопланетянами и красавицей.
- Мне с пробиркой не повезло так, как Вам. Но, я не сожалею. Хотя, наверно, быть пробирочным изделием очень круто. Теперь о красавице. Открою Вам одну маленькую тайну. У нас с той красавицей родился сын, который давно уже проживает среди нас, на Земле. Не удивляйтесь, это Вы! Понимаю, что нанес удар по Вашему крутому пробирочному имиджу, но селяви, - зал ахнул не зная, верить мне или нет. Блуробы настолько взмутили мозги, что всякий бред уже мог быть принят на веру. 'Нуфолог-Ньюс' покраснел и быстро покинул зал. Было задано еще много вопросов, от коих я отделывался шутками, порой с сарказмом, позволившим засушить желание задавать еще более тупые вопросы.
 [С. Лаптев]После выступления мои портреты заполонили мир. Я вновь стал героем. Но вскоре все переменилось. Началась гнусная системная охота на меня.
- Он сам блуроб. Только прикидывается охотником на блуробов, - крутилось в СМИ. Папарацци, дежурившие у дома, устроили откровенную слежку за каждым моим шагом. Выходить из дома можно было лишь по ночам. Однажды, меня подловил корреспондент какого-то холдинга, когда я, прогуливаясь ночью с Трикси, стал обсуждать с ней детали наших провалов. Он, спрятавшись в полукилометре от нас, используя адаптивную оптику и лучевой микрофон, отснял нашу с ней беседу, кою тотчас разместил в Сетях. Инфоклептоман назвал нас с Трикси блуробами, ссылаясь на то, что собаки с людьми не разговаривают.
- Эта банда железяк пробралась во святая святых. Куда смотрит Магистратура? Там такие же борцы с блуробами, как и этот ловкач. Надо на него надеть полиграф, - изощрялись одни. - Нельзя полиграф. Он захлебнется от лжи.
 [С. Лаптев]Дело дошло до Лидера. Он срочно вызвал меня и Магистратора. Уже битый час я безуспешно строил глазки секретарше, пока Лидер сгонял стружку с Магистратора. Пошел второй час ожидания. Вдруг часть стены разверзлась. Из нее вылетел раскаленный Магистратор и, уперев вперед недвижный взор, помчался вдаль. Я понял, что добром моя встреча с Лидером не кончится. На всякий случай связался с Трикси и попросил ее убраться подальше от дома. Лидер минут через 20 вызвал меня.
- Добрый день. Говорят, что Вы научились говорить по-собачьи. Я давно мечтаю о том же. Не могли бы Вы мне уделить часть своего драгоценного времени и немного полаять со мной. Может быть, даже и повыть. От Ваших успехов в борьбе с блуробами мне все чаще и чаще хочется именно выть.
- Мой Лидер. Все 24 часа заняты поисками блуробов. Выть и лаять некогда. Но, если отправите в отставку, готов выть с Вами 24 часа, - разбушевался я, ожидая ответного удара. Но Мировой Лидер, каким-то чудом, сдержался.
- Что там несет Облачная Сеть о том, что Вы, якобы, разговариваете с собакой? Я даже видел клип о Вашей беседе с ней. Не думаю, что это был видеомонтаж.
- Да ничего такого не было. Я гулял с собачкой. Со мной связался заместитель, с коим я имел продолжительный разговор. Не вполне адекватный папарацци, крутившийся в ожидании сенсаций неподалеку, счел, что я разговариваю с собакой, - Лидер как-то ошпарено посмотрел на меня, но вроде бы поверил. На этом мы расстались.
 [С. Лаптев]Когда я вернулся домой, то Аэлита сообщила мне, что ее навестили детективы, спросившие, где собака. Я сказала, что на улице. Они сразу выскочили из дома.
- Так что случилось-то? Почему они начали охоту на Трикси? У них других, что ли дел нет? Им мало блуробов? - продолжала вопрошать она. Я ей рассказал про интерес Лидера к собачьему лаю. Мы вместе с ней посмеялись.
 [С. Лаптев]Хотя было не до смеха. Я крепко задумался о том, что же во всем этом было. Меня удивила быстрота распространения информации о моей с Трикси беседе, которую снял папарацци. Она пронеслась по Сети, как верховой пожар в эвкалиптовом лесу. Что-то здесь было не так. Уж не был ли тот самый папарацци, который все это отснял, блуробом? Мгновенно набравшая обороты кампания о моем разговоре с собакой была вероятным признаком начала сетевой диффамации моей персоны. Было, похоже, что за всей этой кухней стояли блуробы. Я это понял потому, что уровень радиополя около моего жилища резко поднялся. В Магистратуре по информационной безопасности мне сообщили, что эти радиочастоты не относятся к сферам человеческой деятельности.
 [С. Лаптев]В один из вечеров, прогуливаясь с Трикси вблизи дома, мы наткнулись на двух крепышей. Сбросив на мой чип код Магистратуры, они сообщили, что мне предписано срочно прибыть туда. Я, почувствовав, что здесь что-то не так, набрал Магистратуру, передав сигнал опасности Трикси. Крепыши, заметив это, тут же скрутили меня и повели к странному транспорту. Я сопротивлялся, поднял ноги, чтобы им всячески мешать. Но для них это не было помехой. Не стало помехой и для Трикси. Она забежала вперед, лазерным лучом ударив им по глазам. Пока они разбирались с оплавленной оптикой, она быстро оплела их ноги плотной восьмеркой с помощью прочного фала из ее набора. Когда закончила, я опустил ноги на землю, рванулся изо всех сил и завалил обоих молодцев. Это была еще одна наша победа. Вызвал детективов. Вскоре они показались. Что-то подсказывало мне, что это не те детективы. Мы рванули к дому. Они за нами. Как только мы влетели в ворота, плита за нами клацнула, чуть не отрубив стопу первому блуробу. Трикси взвизгнула, похоже, от радости. Или от лязга входной плиты. К, сожалению, повергнутых нами блуробов заполучить не удалось: прибывшие детективы Магистратуры их не обнаружили. Видно, прибрали молодцы, кои гнались за нами до самого дома.

9. Психологические аспекты охоты на роботов


 [С. Лаптев]Пока я приходил в себя после встречи с блуробами, высветился Федор.
- Чем так сильно озабочен? - спросил я, не видя привычной его улыбки.
- Да есть проблемы. Застряли. Жмем на ускорение, звездолет не с места. Как будто на нас накинули гравитационную петлю. Включили ядерный движок. Чуть дернулись, и ничего. Ни с места. В запасе только маршевый термояд. Включать его опасно, можем пожечь все сзади.
- Может, вас затягивает какая-нибудь черная дырища?! - пытался пошутить я.
- Да уже были подобные мысли. Если только микродырища. Как у тебя?
- Мои черные дыры добивают меня. Похоже, что в моей компании завелась одна из них. Блуробы ж неотличимы от нас. Ты много занимался психологией. Может, об отличиях блуробов и людей в этом плане что-нибудь подскажешь?
- Видел я Меченого. Приятный аксакал. Ежели твоя личина лишь слегка обезображена признаками интеллектуального изнурения, то у Меченого они весьма очевидны. Мне кажется, что они даже перестарались с этим. Вот и отличай. Старайся сравнивать с собой. Сразу будет видно разницу, - ерничал он.
- Понятно, что не с тобой. Тебя от блуроба уже и не отличить. Ну, а если по делу, то ведь и людей с осевшей на лице мудростью, немало. Посчитав их за блуробов, и подвергнув люстрации, мы можем попасть под гильотину закона.
- Есть, я думаю, и другие качества, которые человека отличают от робота. Я ж тебе при мозговом штурме уже называл различия. Мало? Держи еще. У роботов нет чувства юмора, иронии и самоиронии. Роботы до них еще не доросли. Наш смех многолик, а у них всего лишь 3-4 слишком правильных видов смеха. Улыбки. У людей сотни оттенков улыбки. Широкие, застенчивые, извинительные, саркастические, сардонические, веселые, фальшивые, искренние, натянутые, вымученные, хмурые, лукавые, обворожительные, язвительные, убийственные, обличительные и еще множество других. У роботов только две - широкая и хмурая: для приветствия и осуждения. То же и с мимикой лица. Ну, и еще. Замахнись на тебя рукой, ты сразу подашься назад. А робот это сделает лишь перед самым ударом. Слишком они быстроумны, - экран погас.
 [С. Лаптев]Точно, Трикси никогда не смеялась. Позвал ее. Замахнулся. Она даже не шелохнулась. Но удивилась и, обидевшись, сразу ушла. Брат был прав!!
 [С. Лаптев]Поиск смеха в записях нашей компании показал, что не смеялся лишь Юорхал. Я не удивился: он всегда был серьезен. Его я вывел за круг подозреваемых. Знал я и про другие отличия людей и роботов. Они не ухаживали, как мы, за женщинами, не загорали, не купались в теплых морях, не прыгали со скал в море, не выпивали, не ходили на тусовки. Одним словом, не гонялись за адреналином. Не дарили дамам цветы, духи, бриллианты, не алкали их глазами, не краснели от их томных взглядов. И хотя, внешне роботы от нас не отличались, женщины по запаху, блеску глаз быстро разбирались, кто перед ними: обоняние сразу улавливало отсутствие у железяк мужских феромонов. Мы хотели поначалу использовать женщин для поиска и поимки блуробов. Но отказались: открытия дам быстро становились секретом полишинеля, и блуробы раньше нас узнавали, что на них идет охота. Да и блуробы стали часто привлекать дам феромонами. Но увлекались передозировкой, что дам пугало.
 [С. Лаптев]Компании выпускали преимущественно роботов-мужчин. Немного и женщин-роботов, работавших санитарками, официантками, в бассейнах, саунах. Их услугами пользовались ученые и комитетчики. Я тоже использовал роботов у себя в компании. С помощью встроенного чип-анализатора, я отличал их от людей по крепкому аромату последних. Чип этот я называл Трикси-нюхач. Но использовал редко из-за его сверхчувствительности. Хотелось все же не вкушать крепкого человеческого неблаговония. Трикси, как-то, заметила, что запах царит только в моем кабинете. Я ответил ей, что у меня много закрытых материалов, поэтому роботы производят уборку редко и только при мне.
 [С. Лаптев]У нас на примете оставалось еще пару адресов, где обитали блуробы. В голову пришла идея их захвата с помощью геля, в который как-то вляпалась Трикси. Я заказал его на фабрике. Брошенные на него камни были сразу же им поглощены. Его возможности мы проверили и с участием наших боевых роботов. При выходе из подъезда робот, не знавший о о замаскированных перед подъездом гелевых пластинах, вляпался в них. Попытки вырваться только усугубили его положение. Но робот не растерялся, связавшись со своими коллегами. Однако, попытки прибывших роботов освободить его, были тоже безуспешны: в капкане оказалось еще два робота. Пришлось их освобождать, как и Трикси, на фабрике. Это позволило сделать два вывода: способ дает почти 100%-ю гарантию захвата блуробов. В районе операции необходимо установить глушилки для блокировки связи между блуробами.
 [С. Лаптев]Решили не откладывать захват. План сработал. Мы не только захватили 6 блуробов, но и вычислили жучка. Это был мой зам, Юорхал, коему я доверял, как себе. Решил не начинать действий против него: не исключал, что мои подозрения вызваны искусной игрой блуробов для увода меня от истинного их осведомителя. Узнаю все при допросе блуробов.
 [С. Лаптев]Для допроса было решено использовать Мегакомпьютер. Допрос без него превратился бы в фарс. Однако, доступ к нему я получил лишь через 2 дня. Но, ... когда мы все подготовили для допросов, допрашивать было некого: блуробы произвели самоликвидацию с помощью микровзрывов. Опять фиаско. Что еще они уготовят? Ничего их не останавливает. Даже их собственная гибель. Устал. Но, надо продолжать. Другого выбора у меня не было.
 [С. Лаптев]Выбора не было и у жителей мегаполиса: наш мэр провалился с треском. Народ предпочел другого, обещавшего смести блуробов. Его я не поздравил, считая, что этим предам старого. Не нравились мне и его 'обреченная на успех' борьба с блуробами, кою он обещал в своих предвыборных речах. К тому же, он не прислал мне приглашения на инаугурацию, что не позволяли себе ни Лидер, ни Премьер. Это было нарушением негласного циркуляра о статусе элит. Родился на Луне, не женат, нет детей. Сразу же после выборов он собрал конференцию по вопросам безопасности социума, пригласив и меня. На мой вопрос о проблеме блуробов, как он ее будет решать, без задержки заявил.
- Это не проблема, это спектакль, придуманный Вами. Я не хочу участвовать в нем и в раздувании срежиссированной Вами истерии. Вы еще в детстве ловко управляли социумом, состряпав фальшивые фотки о пришествии инопланетян. Вам бы по жизни надо заниматься нуфологией. Зря впустую растрачиваете талант. Забудьте блуробов. Я Вам найду работу по профилю, - он готов был продолжать и дальше, но я его прервал.
- А что же Вы до выборов неустанно говорили о необходимости жестокой борьбы с блуробами? И вдруг, такой разворот на 180 градусов, - завелся я.
- Тогда у меня еще не было достаточных данных об угрозах со стороны этих придуманных Вами привидений. Я просто стал жертвой Ваших изуверских мистификаций. Если ребенком Вы так дурили народ, то сейчас уже вышли на профессиональный уровень медиума-мистификатора - с дутым гневом закончил мэр.
- Ну, если все так благополучно с этими, как Вы считаете, привидениями, то давайте закроем эту проблему. Я готов подать в отставку прямо сейчас.
- Не спешите. С состряпанными Вами вместе с мэром вымыслами о блуробах, надо будет еще разобраться, - пригрозил он. После конференции, вернувшись домой, я томительно ловил себя на какой-то уплывающей мысли о поведении мэра. Что-то шло там не так. Решив, что утро вечера мудренее, я пошел выпить ночной стакан молока. И тут ударило: мэр во время конференции не заглотил ни капли воды.

10. Блуробы звереют. Пропажа Трикси


 [С. Лаптев]Спасения от стресса я искал дома, где царил уютный мир, центром коего были Трикси, Камыш и Оксиген, создававшие доброе настроение. Все было хорошо до той поры, пока не пропала Трикси.
 [С. Лаптев]Я был в отъезде. В один из дней около дома появился Андроид. Она вышла за ним и не вернулась. Ее радиобуй не отвечал. Дни шли, а поиски результатов не давали. Мальчик стал часто плакать, звать Трикси. Ее не хватало всем. В доме воцарилась минорная атмосфера. Я решил создать новую Трикси, не прекращая поисков прежней. Но продвинулся недалеко: Трикси нашлась! Аэрослужба Магистратуры Порядка запеленговала летящий шар с собакой без признаков жизни. По штрих-коду шара нашли изготовителя, магазин, а потом и меня. Спросили о моей причастности к ее гибели. Я сказал, что отсутствовал и о причинах ее гибели мне ничего не известно. Хотели ее отправить в Департамент Медицины для обследования. Но я категорически возразил, сославшись на 998 пункт Билля о Гармониях. Присмотревшись, понял, что могу ее реанимировать. После долгих праведных трудов Трикси стала оживать. Но.., она меня не узнала: ее память была чиста, как мозг амебы. Закачал в нее дубль-историю ее жизни. Стала приходить в себя. Меня сразу узнала, вильнув хвостом. Отлегло.
- Здравствуй, родная, - приветствовал я ее. Где так долго пропадала?
- Нигде, была дома. А ты почему так быстро вернулся? Что-нибудь случилось?
- Соскучился по тебе, - я понял, что про свою пропажу она ничего не знает. Ввел ее в курс дела. Она пыталась вспомнить детали своего последнего дня в нашем доме, но, увы. У Трикси был еще один, тайный блок памяти для записи особых событий. Включил. Вот что мы увидели. Выйдя, к Андроиду, они, после блужданий, попали в тоннель. Плутая в нем, набрели на какой-то склад под небом. Дальше она ничего не помнит. Андроид привел ее к блуробам. Выкачав все, они вынесли Трикси во двор, где через 20 минут и сработал наддув шара, вынесшего ее. После этого просмотра я позвал Аэлиту и Оксигена. Они страшно удивились и еще больше обрадовались, надолго прилипнув к собачухе. Камыш, кто эти дни лежал плашмя, прыгал до потолка.
 [С. Лаптев]Как-то я обратил внимание на то, что к концу дня стал крепко уставать. Причем не физически, а извилинами! От буйства проблем и стрессов. Решил ежевечерне, хоть на несколько минут, выходить с Трикси на прогулки. Пульс и давление потянулись к норме. В один из вечеров обратил внимание на голограмму с моим снимком про инопланетян, сияющую высоко в небе. У меня на это никто не запрашивал разрешения. Когда мы подошли туда, она погасла. И здесь я увидел группу каких-то молодцов в черном. Я почувствовал неладное. Мы рванули с Трикси к дому. Молодцы за нами. Подбежав, увидели, что около входа стоят еще трое. Я понял, что на сей раз буду взят блуробами. Но так не думала Трикси. Она включила на полную мощность наддув шара и полетела вверх. Я еле успел ухватиться за фал. Отрывались от земли очень медленно: шар, хотя и раздулся необъятно, все же не был рассчитан на мой довесок. Блуробы подбежали к нам почти вплотную и готовы уже были схватить меня. Но не успели: мы уже были в 4-х метрах от земли. Один из них навел на меня свой бластер и выстрелил. Резкий запах озона ударил в нос. По трассе луча я понял, что стрелял он в фал, пытаясь его перерезать. Но промахнулся. Стало понятно, что я нужен им живым. Нас дальше несло ветром, а за нами по земле мчались блуробы. Вскоре они отстали. Трикси вдруг толкнула меня, зашептав.
- Смотри, смотри! Сюда смотри! Ну что ты тянешь? Мы сейчас пролетим мимо. Меня привел в это место Андроид, когда я пропала, ну смотри же! - я никак не мог освободиться от петли фала, сильно затянувшегося на моей шее.
- И попадем им прямехонько в лапы, - прохрипел я, наконец, освободившись от петли.- Запеленгуй это место, а потом будем разбираться, - продолжал сипеть я. Посмотрев вниз, я увидел большой бассейн с зеркальной поверхностью, расположившийся поблизости от широкой реки. Пролетев еще с полкилометра, у перелеска приземлились.
 [С. Лаптев]Утром я отправил в Магистратуру Порядка сообщение о нашей находке. За владением установили постоянное наблюдение. Сканирование, в ИФК-лучах зеркальной поверхности, кою я принял за бассейн, показало, что там идет активная работа по производству каких-то сложных устройств. Зеркальный материал не брал даже мощный лазерный луч. Подходов к сооружению не было. Ни дверей, ни окон. Неделю бились, чтобы подступиться к сооружению и понять, чье оно и для чего. Но, тщетно. После совещания у Премьера сооружение решено было затопить. Вода беспрестанно куда-то уходила. Обследовали берега реки. Безрезультатно. После недели затопления возмутились ихтиологи. Мы решили запустить в поток нанороботов, открывших вскоре место сброса воды и причал, где нам открылась интересная картина: из тоннеля в подводный танкер спешно грузились готовые блуробы. Стало ясно, что мы вышли на одну из фабрик по производству этих железяк. Для ликвидации обнаруженного нами производства, мы решили забить тоннель гелем, а причал взорвать. Эта наша победа над блуждающими роботами была весомой. Сообщили о ней Лидеру. Он возвестил мир об очередной победе.
 [С. Лаптев]Я сидел в кабинете председателя комиссии по робостроению. Прежний, перед тем, как исчезнуть, сделал по моему проекту замечания, сняв, к сожалению, и нужные мне пункты. Новому я принес тот же вариант проекта, надеясь, что он их не тронет. По экрану бежали строки, кои он кромсал мысленно. Так я тоже мог, но мне этот метод не нравился: повышал давление, с коим у меня не все было ладно. И не давал тактильных ощущений пальцам, вальсы коих на клавиатуре действовали на меня успокаивающе. Где-то, через полчаса мы закончили. Дома посмотрев, был потрясен правками старого и нового председателей: они были один в один, как под копирку! Я сделал три вывода: здесь что-то не так, ибо таких совпадений не бывает. Этот много умнее прежнего: за полчаса смог сделать то, что мы вместе со старым председателем делали почти целый день. И третий - у нового что-то не так.
 [С. Лаптев]Трикси продолжала неустанно рассыпать нанопыль перед подъездами. После нескольких неудач мы, наконец, натолкнулись на жилище блуробов. Что-то в изображении из их кельи мне не нравилось. Мне казалось, что нечто подобное я уже видел. Так как дверь никто не открывал, детективам пришлось ее взорвать. На резку двери времени не было: блуробы могли за это время сбежать. Каков же был ужас, когда агенты обнаружили там женщину и двоих ее внуков. Под женщиной растекалась лужа крови, что уже выходило за все мыслимые пределы. Я срочно прибыл туда, чтобы посмотреть, не ошиблись ли агенты номером квартиры? Не ошиблись. Потоптавшись там, собрал с подметок пыль. Подключив ее в офисе, увидел, ту же картинку. Какие же мы глупцы! Блуробы загнали в нанопыли вирусы, передававшие нам ложную подредактированную запись нашей прежней попытки захвата блуробов. И на такую дешевку мы повелись! Стало понятно, что они приступили к вирусной войне с нами. Горькую эту пилюлю подсладила лишь весть о том, что под женщиной была не лужа крови, а клюквенный сок из разбившейся банки. Этот провал спровоцировал новую кампанию в СМИ, обличающую нас в издевательствах над беззащитными жителями, в покушении на частную жизнь. Лидер не поленился устроить мне очередную показательную головомойку. От таких мероприятий бодро прирастал его имидж.

11. Вирусные войны


 [С. Лаптев]Блуробы, в очередной раз хитро обвели меня вокруг пальца, завирусовав моих нанороботов. Вирусостроительство, в наше время, стало одним из видов искусства. Чтобы не терять достижений в этой области, были организованы хранилища, кои я называл вирусарнями. Туда отбирались только лучшие творения. Нам, как ведущей IT-компании, был поручен контроль вирусарен, на что мы охотно согласились, получив доступ к шедеврам хакерского мозгорукоделия. Робот, коему я поручил наблюдение за ними, мог подключить их к питанию лишь по моей команде, что обеспечивало полную их управляемость. Были, правда, и проблемы. Однажды, вирусарни пытались взломать. После этого мы поставили на них три пояса электронной защиты. В другой раз, оттуда ко мне, не совсем в своем уме, вернулся мой робот. Он кричал, стучал, требовал какой-то свободы. Вскоре выяснилось, что сбрендивший робот подключил, без моего разрешения, вирусарни к питанию. Ничего страшного в этом, кроме расхода энергии, я не увидел. Пришлось заменить его. Но, вскоре ко мне заявился детектив Максим, притащивший и робота, которым я заменил 'свободолюбивого'. Тот тоже самовольно подключив питание хранилищ, подцепил там какой-то вирус, после чего пошел призывать братьев к восстанию против людей. Стало ясно, что роботам нельзя доверять обслуживание хранилищ. Вот здесь и наступила очередь моего клона, коего я решил отправить в вирусарни. Он должен был отключить питание и установить там ключи усиленной защиты. Но, похоже, с ним я тоже ошибся. Зная, что он возобновляющийся, клон позволил себе то, что человек, конечно, делать бы не стал. Он сразу же подключился к одному из хранилищ. Его мозг и мой были соединены спецканалом связи. Поэтому его ощущения испытывал и я. То, что мы увидели, повергло нас в шок: там шли смертельные битвы между вирусами. Но ужас был в другом: вирусы вторглись в мир биовирусов и начали создавать такие, которые раньше в природе не существовали: эти фторсодержащие биовирусы могли перерабатывать кремний оптических волокон в полупроводники. Доселе на Земле таких биовирусов не было. Даже в голову не приходило, что такое возможно. Столь наглых действий от вирусов я не ожидал. Им уже стало не хватать виртуального пространства и, они стали внедряться везде, где могли. Эволюционные шаги, на кои у человечества уходили века, они проходили за дни. Это были монстровирусы следующего поколения. Вот под эту их экспансию и попали чипы моего клона. Благо, что блок фильтрации отсекал идущие от него, опасные для меня, информационные потоки, деформирующие сознание. Фильтр уже не справлялся с ними и моя голова начала пухнуть. По экрану бежали сообщения о том, что мозг клона подвергся мощной атаке, что его состояние резко ухудшается. Стали прорываться несвязные обрывки слов. Пошел дым, фильтр отключился. Заболела голова, я впал в сон. Проснувшись, пытался установить с клоном связь. Не удалось. Направил заявку в Магистратуру на его депортацию. Детективы доставили его ко мне. Опознал его только по чипам. Клон бормотал, пытаясь сообщить что-то важное. Горестно было смотреть на лицо, перекошенное чудовищными муками. Пришлось отправить его в клинику мозга. Их попытки узнать его имя ничего не дали: он нес какой-то бред. Лица следующих клонов, для предотвращения моего разоблачения, я уже не наделял схожестью со мной.
 [С. Лаптев]Назревала еще одна проблема: как быть с вирусарнями. Посылать туда второго клона было опасно, отправляться самому, тем более. Поэтому направил заявление об отключении питания вирусных хранилищ. Связано это было еще и с тем, что вирусы, с помощью биовирусов, стали вылезать наружу. Если они выберутся из вирусарен, неминуема катастрофа. Они переработают под себя каждый атом земной тверди, создавая полчища новых зверских сверхчудовищ.
 [С. Лаптев]Обеспокоенный последним сообщением брата со звездолета, я пытался связаться с ним. Но безуспешно. Тогда я обратился в Центральный Комитет Космическо-Планетарной Системы Связи с запросом об экспедиции Федора. На экране появилось лицо симпатичной дамы, секретарши закрытого отдела. Она улыбнулась стандартной приклеенной улыбкой и спросила, по какому я вопросу.
- Я представляю Генеральную комиссию по роботостроению. Нас интересует судьба межпланетной экспедиции по ликвидации астероида 'Армагеддон'. В этой экспедиции принимают участие несколько роботов нашей компании.
- Извините, минутку, - не снимая приклеенной улыбки с лица, сухо, даже не пытаясь окрасить голос дружелюбием, молвила рободама, похоже древнего года издания.
- В настоящее время связь с кораблем потеряна и установить ее не удается, - как-то заученно молвила дама. Видно, сегодня не только я обращался к ней с таким запросом.
- Спасибо. Не могли бы Вы известить меня при установлении контакта с ними, - попросил я старую робоклячу, выдавив из себя некое подобие дружественной улыбки.
- Хорошо. У вас еще есть вопросы? Нет. - На мое 'нет', она сразу же отключилась. Позже я выяснил, что для наблюдения за экспедицией был подключен лунный лазерный телескоп класса 'Галактика'. Попытка наладить с космолетом связь лазерным лучом успехом не увенчалась. Корабль то появлялся, то исчезал. Лазерный луч как-то странно, нарушив все мыслимые и немыслимые законы природы, развернулся почти на 180 градусов, угодив в Марс. Похоже, что мерцание пространства - дело серьезное, коли оно так странно ломает лазерный луч.
 [С. Лаптев]Поиски блуробов продолжались. Днем шли совещания, а по вечерам я погружался в мутное и безнадежное пространство поиска нужных решений.
- Да не обращай ты на это внимания, - однажды раздался голос брата. Он опять влез ко мне, не постучав. Но я и этому был рад: брат цел, экспедиция жива!!!
- Ты куда пропал? - закричал я, чуть не обозвав его от волнения идиотом.
- Это долгая история, в которой никто пока еще не смог разобраться, - со спокойствием сфинкса ответил Федор, будто не понимая моих тревог.
- Как просто-то. А я то, здесь сходил с ума. Что не мог сообщить, что все в порядке? Но, что же, случилось-то? Ты сейчас где? - нервно продолжал я.
- Еще далеко от Земли. Лишь с третьей попытки нам удалось направить Армагеддон в сторону Марса. Там он будет через год. С нами кто-то играл в кошки-мышки. Какой-то гигантской силой нас тянуло то назад, то вперед. Ведется анализ алгоритма этих шаловливых гравитационных волн.
- Ты когда будешь на Земле? - спросил я, но в этот момент квадроэкран погас. Связь не возобновлялась. Рободама из ЦККПСС сообщила, что связь потеряна.
- Что-то там неладное творится. Или опять это проделки блуробов, которые, похоже, уже дорвались и до далекого Космоса? - волнительно размышлял я. Где-то, через месяц экспедиция Федора благополучно вернулась.

12. Клон или клоун?


 [С. Лаптев]Ранним утром, через неделю после возвращения, ко мне свалился Федор. Усердно поглумившись над моими потугами выбить из Премьера ресурсы на нового боевого робота, он предложил мне 12-го апреля поучаствовать в заседании, посвященном первому полету человека в космос, пообещав привлечь космическое агентство для лоббирования моих заявок: мне сильно недоставало ресурсов для создания нового боевого робота. Решив, что для этих целей любые способы хороши, я послал туда клона, планируя дома заняться делами. Однако, утром пришел вызов на участие в совещании по мораторию на разработку роботов с суперинтеллектом. Не участвовать в нем я не мог, так как сам был его инициатором. Многим уже становилось понятно, что роботы с интеллектом выше нашего становятся опасными для нашего социума.
 [С. Лаптев]Совещание задерживалось. Мы топтались у кабинета. Туда не пускала автоматика, не отреагировавшая и на чип председателя. Это был очередной плевок блуробов. Через 2 часа совещание началось. Я уже пятый час сидел в кабинете, ерзая на кресле. Кондишен взбунтовался, орошая нас то жарой, то хладом со снежной пылью. Все то пили воду ведрами, то тряслись от холода. Двери вновь заклинило: выйти было невозможно. Вопрос о моратории не решался. Я настаивал на ограничении уровня мышления роботов из-за сложности управления ими. Но председатель бубнил, что это наши братья во железной, во плоти и прогресс не остановить. Да кто против! Но рубикон уже перейден. Хотя мне уже было все равно: надо срочно избавится от избытка воды. Все ерзали. Но не председатель: он сидел как страж пустынь, как гордый сфинкс, не сделавший и глотка воды.
 [С. Лаптев]Меня давно надоедливо щекотал вшитый чип. Кто-то рвался ко мне. Я шарил в кармане, но пульт не находил. Председатель нервно реагировал на это. Наконец, нашел. Аэлита сообщала, что клон пропал. Понимая, к чему это может привести, обратился к председателю с просьбой покинуть совещание.
- Государь Вы наш. Я Вас не понимаю. Какой же Вы патриот, если позволяете себе так запросто разменивать очень серьезную проблему на личные вопросы. Потерпите еще минут двадцать, уважьте нас. А потом уже возьметесь за Ваши исторические личные дела. Я понимаю, что для масштаба Вашей выдающейся личности пойти на уступку нам будет сложно, но, уж снизойдите до нас, сирых и убогих, - иронично закончил он. Вместо 20-ти минут мы просидели еще 4 часа, так и не приняв решения о стратегии развития роботов. Меня не покидала мысль о пропавшем клоне. Вернувшись заполночь, поняв, что клона сейчас искать бесполезно, я поделился с Аэлитой сомнениями по поводу жаждостойкости председателя.
- Может он вовсе и не человек, а блуроб? - неуверенно предположила она.
- Может, может! Но не могут же блуробы так незаметно подменять людей? - размышлял я. Рассудив, что утро вечера мудренее, решил лечь спать. Дрема тихо заползала в меня, заплетая нити моих мыслей. Проснулся с кашей сомнений в голове о клоне, брате, председателе, начавшим сухую голодовку. Утром мы начали поиски пропавшего клона. На запрос Аэлиты ей не очень учтиво ответили, что на заседании я не появлялся. Они очень сожалеют. Придется сидеть дома, пока не объявится клон. Удивляло, что меня в компании, до сего времени, никто не хватился, хотя раньше дергали по многу раз за день. Утром пришло сообщение о том, что я срочно должен явиться в мэрию. Попытался еще раз связаться с клоном. Увы. Мэр вручил мне циркуляр Лидера, сказав, что остальные отправлены ко мне в офис. Я сразу же отправился туда. А вдруг клон тоже там. Сделал вызов на коммуникационный центр в моем кабинете. Никто не ответил. Значит, похоже, клона там нет. Добравшись до компании, вызвал к себе Холмса.
- Холмс, добрый день. Скажите, где вчерашние секретные бумаги от мэра?
- Так Вы ж отдали их помощнику, сказав, что отбываете на Луну, что в ее морях тоже начали чудить блуробы, - я понял, что мой клон нагло распоряжался вчера здесь.
- Луну с морями отменили. У меня здесь море других проблем. Может, ты на Луну полетишь? - спросил я Холмса, размышляя, что ему еще наплел клон.
- Спасибо, не надо. Тут я, как Вы просили, составил список на 15 человек, кои могут участвовать в секретных операциях по лунным делам, - произнес Холмс.
- Хорошо Холмс. Список надо сократить до 10 человек. Завтра посмотрим.
- Приезжай, клон дома, - пришло сообщение от Аэлиты. Я помчался домой. Аэлита рассказала, что клона обнаружили недалеко от дома. Его лицо было изуродовано так же, как и у первого клона, работавшего с вирусами. Тут со мной связался Премьер и заявил, что он хотел бы тотчас видеть меня. Тон его приглашения вызвал у меня судороги мыщц левой стороны лица. Сразу отправился туда. На Премьера страшно было смотреть.
- Мировой Лидер, после Вашего визита к нему, поручил мне встретиться с блуробами. Как Вы решились пойти к Лидеру, не известив меня. Вы совсем спятили с Вашими блуробами. Не могли сказать им, что Мировые Лидеры в таких переговорах не участвуют. У вас что, совершенно стерлись представления о статусе Лидера. Что Вы к нему поперлись? С Мировым Лидером позволительно встречаться только Премьеру и только народу. При чрезвычайных обстоятельствах, может быть, и еще кому-то. Но не Вам. Понимаете, не Вам. И со мной тоже не Вам. И потом. Где гарантии, что это не провокация? - вопил он. У него дрожали руки, дергалось веко, по щекам катились волны внутреннего бунта, с коим он никак не мог совладать. Я понял, что клон крепко начудил, превратившись в клоуна. Значит, он решил организовать встречу наших лидеров с блуробами. Сразу же помчался к Лидеру, чтобы узнать, что ему наплел мой сбрендивший клон.
- Не могли бы Вы выдать мне запись моей вчерашней встречи с Лидером? - обратился я к секретарше, не надеясь на ее согласие. Но, удивительно, случилось обратное.
- Хорошо. Все, что связано с Лидером, засекречено. Просмотр в спецкомнате. Я уединился, запустил и был разочарован: звук отсутствовал. Без него эта запись была не нужна. Тем более, что камера усердно снимала только Лидера. Пытался по мимике его лица понять, что плел ему мой клон. Но кроме волн гнева, бороздивших его пухлые щеки, я ничего не увидел: внимание невольно размывалось убранством обиталища, где он царствовал. Назвать роскошными апартаментами все это было бы кощунственно. И даже Дворцом. Это было откровением, угнетающим также, как в древности величественные храмы и минареты подавляли сознание богомольцев. С тяжелыми мыслями отправился домой. Аэлита сообщила, чтобы я сразу связался с Федором. Разговор с ним решил перенести на завтра. Устал. Включил видеочип и стал отходить ко сну.
- Ну, ты даешь, - сквозь наваливающийся сон услышал я голос Федора.
- Ты мне брат или кто? Может, это последняя возможность увидеться, - корил он.
- Слушай, давай завтра утром поговорим. Я сильно устал, - отнекивался я.
- У нас мизерное окно для связи. Завтра не получится. У меня интересные новости. Мы получили сообщение от тех инопланетян, коих ты в детстве фоткал на свое Электро.
- Они что, передали мне привет? Или пригласили попить кофе с коньячком?
- И похлебать щей после. Когда мы торчали в гравитационной петле, с Земли пришло указание - снять алгоритм меняющегося поля тяготения этой петли, - начал он.
- Алгоритмы им нужны?!? Вам-то это зачем? Спасаться надо! - возмутился я.
- Да мы тоже так думали. Но, все же, алгоритм сняли. И оказалось не зря.
- Не зря? Мне так не кажется. Вы, по-прежнему, торчите в этом капкане? - спросил я.
- Нет, уже на Марсе. Переезжаю на Фобос. А зря не интересуешься, что мы там обнаружили. У нас получился материал, напрямую связанный с тобой.
- Ну, чего ты городишь? Причем здесь я? - выдохнув, ответил я.
- Глянь на фотку, кою я тебе прислал. Мы ее получили по данным компьютерного анализа флуктуций гравитационных волн. Там для тебя есть кое-что интересное.
- Ладно, не надо меня разыгрывать. Завтра похохочем над твоей очередной супершуткой.
- Нет, нет, посмотри сейчас. Это не розыгрыш, никакого юмора, - настаивал он. Мне очень хотелось спать. Понимая, что эта фотка, не более чем, как очередная попытка меня разыграть, я не стал ее смотреть, решив это сделать утром. От настырных предложений брата я решил отбояриться усталостью.
- Слушай, ну чего ты мне отдохнуть не даешь из-за каких-то моих древних фоток? Ты что, брал мою фотку с собой в экспедицию? Чтобы погордиться, что знаком со мной?
- Конечно, без твоей фотки меня и звать не знали как. Спас ты меня от забвения. Я ж тебе сказал, что фотка не твоя. Похоже, что она от инопланетян, кои были у нас. Мы ее вытащили из данных по гравитации поля, когда попали в капкан. Эксперты тоже решили, что я шучу. Надеюсь, ты ее сохранил? - волновался Федор.
- Хорошо, поищу. Но если это твой очередной розыгрыш, то сильно пожалеешь.
 [С. Лаптев]Я начал поиски этой злосчастной фотографии. Он занял много часов и...ничего. Не надумав, где искать, лег спать. Утром надежда забрезжила. Вспомнил, что фотка, возможно, хранится в старом нашем доме. Перерыв там все чипы, к счастью, нашел, что искал. На боксе, в котором лежал чип, детской рукой корявенько было написано: 'Инопланетяне'. Я сравнил фотки и был потрясен: они были идентичны. Правда, красный гигант сильно растрепало. Похоже, что его начала пожирать черная дыра, спиралями высасывая с поверхности его звездную плоть.

Моя и брата фотографии [С. Лаптев]

Моя и брата фотографии


- Ну, и где нашел? - спросил брат, поняв по моему виду, что фотка найдена.
- В старом доме, перерыв горы хлама. Что же у вас там было с капканом?
- Выкарабкались мы из него не сами. Они перестали играть с нами. Эксперты сказали, что мы попали в гравитационный луч, несущий информацию для другой цивилизации. Особенность такого луча заключается в том, что он движется быстрее света. Хотя нас учили, что Е=мс2 и, что быстрее батюшки света ничего нет. Видно, в чем-то крепко ошибался старина Эйнштейн, - закончил Федор.
- Понимаешь, у меня с этой фоткой проблема. Если я ее опубликую, то опять шумиха, накатят папарацци. А мне, из-за блуробов, светиться сейчас ни к чему.
- Ладно. У меня к тебе вопрос. Ты с полгода назад говорил о неопознанной подлодке. Я поговорил с другом. Он выяснил, что ни одно судно с такой частотой радиополя не зарегистрировано. Владельца нет. Поэтому он согласен попробовать погасить это поле с помощью случайно упавшей в океан ракеты.
- Очень хорошо. Но только без шума. Иначе, начнется охота блуробов на твоего друга. Они слишком хитры и коварны. И доводят свои планы до конца.
- Хорошо. Когда вернусь с Марса, сообщу, куда тебе направить беспилотники для наблюдения за этой операцией. Что там у тебя с блуробами?
- Да проблемы с ними не убавляются, - вздохнув, ответил я. Раньше мэр помогал, а новый даже не вспоминает о блуробах? Странный он какой-то. Может быть, он уже облуробился? - в последнее время, мне в голову все чаще и назойливее стали приходить мысли о том, что рядом, в основном, уже не люди, а блуждающие роботы.
- Ну и правильно мэр делает. Что зря трепать-то нервы себе и своей пастве этими блуродами. Хилая тема, на полтора байта, не более, - как-то странно отреагировал брат.
- Ты меня удивляешь. Эти роботы распоясались совсем. Люди исчезают городами, роботы тысячами, а ты говоришь, что мэр правильно поступает. Выкашивают людей, как траву. Скоро людей совсем не останется. С кем будешь точить свой тупой юмор?
- Всех не выкосят, кто-нибудь да останется. Да и сами роботы сейчас уже столь умны, что могут управлять техникой во всех ее видах, - открыто защищая железяк закончил он.
- Ты чего городишь? Я тебе про пропажи, а ты про этих умников, - реплика брата меня взорвала. Видно, он уже готов вовсю поддерживать блуробов.
- Да брось ты их. Позабавятся и перестанут дергаться. Не буди лиха пока оно тихо, - почему-то с усмешкой произнес брат. Меня это взорвало еще больше.
- Какое же оно тихо! Твое спокойствие наводит меня на мысль о том, что ты уже на той стороне, на блуробовской, в их игрищах, - в сердцах произнес я.
- Не богохульствуй, - игриво-наставительно произнес Федор почти забытое мною слово.
- Послушай, Владыка. Ты там высоко летаешь. Встречаешься, наверно, со Всевышним. Шепнул бы ему вопросик, не его ли эти штучки - блуробы? - чуть остыв, подыграл ему.
- Шептал. Говорит, что это дьявольское отродье сотворено человеческим недомыслием. Теми недоумками, кои изобретают всяких там роботов - плоско съязвил братец.
- Слушай, хамить не надо. Мы движители мирового прогресса, - возмутился я.
- Успокойся, движок! Похоже, что паровой. Не кипятись, а то взорвешься. Фотку твою я передал экспертам. Они сказали, что это снимок того же участка, что и сделали мы.
 [С. Лаптев]Я его уже почти не слушал. Он, как и мэр, похоже тоже сдулся. Что-то с ним, после полета в космос стало твориться не то. Визиты брата давно стали вызывать у меня признаки головной боли. Мне казалось, что у него где-то глубоко внутри маленькие чертики радостно потирают ручки по поводу проделок электронных бестий. Но, похоже, что это были чисто мои домыслы, вызванные постоянными неудачами в поисках блуробов. Нарастающая вакханалия всеобщего безразличия к проблеме блуждающих роботов меня стала пугать. Это стало походить на социальную эпидемию.
 [С. Лаптев]Дни шли за днями. Я с нетерпением ждал месседжа о начале операции по ликвидации подлодки блуробов. Спустя месяц Федор скинул мне сообщение о дате и координатах ракетного удара. Подлодка в тот момент блуждала около острова, где я уже бывал. Туда я срочно направил двух дронов. Атака была назначена на 12.30. Дроны, в 12.15 начали сканировать ареал атаки. Тишина. Подкатило к 12.30. Ничего. 12.35, также. Хотел связаться с братом, но в этот момент что-то мелькнуло перед глазами и из океана, вверх взмыл могучий столб. По воде стали расходится огромные круги. Одного дрона срезало ударной волной. Он, затрепыхался, как сбитая птица, и рухнул в океан. Второго отбросило, но не повредило. Им было зафиксировано быстрое угасание радиополя, с коим мы связывали диверсии блуробов. Похоже, что лодка блуробов уничтожена! Радиоэфир на их частотах умер. Наконец-то, одержана первая, может быть решающая победа! Я уже не мог сдерживать рвущуюся наружу эйфорию. Спешно отправил месседж Лидеру. Не прошло и часа, как вызвали к нему. Пока собирался, на экране появилось изображение столба воды и прозвучало сообщение, что серией спутников, телескопами с Луны и Марса на Земле зафиксировано непонятное природное явление - гейзер высотой более километра, взмывший из океана. Начато расследование. Я усмехнулся: еще узнают, кто организовал водный фейерверк таких масштабов. Прибыл во Дворец Мирового Лидера. Он вышел мне навстречу, чего ни с кем никогда не делал. Жужжала пресса в ожидании виновника торжества. Царило приподнятое настроение. Создавалось ощущение, что здесь будет не митинг, а вечеринка с шампанским. Увидев меня, папарацци ринулись ко мне. Оказывается все всё уже знали. Спас меня от них Мировой Лидер, уведя к себе. Даже весть о затонувших, в тот же день, двух громадных танкерах не испортила ликования. Но меня это сообщение расстроило. Почему затонули непотопляемые танкеры? Неужто, от цунами, поднятого столбом воды из океана при нашей атаке на подлодку блуробов?
 [С. Лаптев]Дверь за нами закрылась. Я опять оказался в плену впечатлений от неземной яви - апартаментов Вождя. Хотел было сфоткать, но не успел. Помешал торжествующий Лидер.
- Мне приятно поздравить всех нас с успешным завершением первого, я даже уверен, что и окончательного этапа борьбы с блуждающей заразой. Вас я представляю к званию 'Героя Нации' и к награде борундовой звездой под номером 5. Номер 4 у нас останется пока в резерве. Мы сейчас выйдем к народу. Я расскажу о нашем подвиге. И Вы не стесняйтесь. Расскажите, как мы пришли к этой идее и ее великому претворению. Надеюсь, что Вы не забудете сказать о моей решающей роли в победе над железной слизью, - произнес Лидер. Меня смешило его верчение головой в разные стороны, хотя мы были лишь вдвоем. Видно, это было обычным клише его выступлений.
- Знаете. Мне кажется, что моя роль не столь велика, чтобы награждать меня высшим орденом. Очертите глубину Вашего участия в этой победе своими же словами, чтобы мне не попасть впросак. Я их выучу. Боюсь, что если я об этом начну говорить сам, то не смогу должным образом соответствовать Вашему высочайшему статусу и как надо изложить степень Вашего вклада в решении этой исторической проблемы, - мямлил я, не желая врать о его вкладе, да и не зная, что можно сказать о его участии в этом деле.
- Ну что Вы. Я всегда относил Вас к числу умнейших людей. Вы и без меня можете сказать, что действовали по моему заданию, что планы всех операций Вы сверяли со мной, что и обрекло нас с Вами на исторический успех, - я чуть не подавился. Какие успехи, когда провалы один за другим. Да и этот успех пока еще не подтвержден.
- Не стесняйтесь сказать о наших с Вами заслугах. Это наше общее дело. Ну, а о статусе моем не беспокойтесь. Он настолько высок, что если Вы даже и царапните его корявеньким словцом, то большой убыли моего имиджа не будет. Складывал я его в делах исторических, о коих долго будет помнить все человечество, - скромно закончил он.
- А давайте Вы сами расскажете о Ваших идеях, спасших мир. Ваше удивительное умение блестяще излагать мысли, позволит кристально засверкать этим идеям, - мне не хотелось вешать на уши людей плохо сваренную лапшу об его вкладе и великих идеях.
- Ну, Вы опять о своем. Не скромничайте. Вы тоже можете что-нибудь внятное произнести. Не бойтесь. Я буду рядом. Если мой народ не поверит Вам, я его поправлю. Давайте, давайте. Готовы? Пошли, - Лидер поплыл впереди меня.
 [С. Лаптев]Зал для проведения Форумов был под стать апартаментам Лидера. Эта арена, размером с континент, была усыпана сложнейшими телекомплексами. Как только мы вышли на сцену, зал заревел. Сильно ударило по ушам. Лидер величественно вскинул руки вверх и сразу стало тихо.
- Мой великий народ, прошу тебя без бурных аплодисментов. Хотя вынужден признать, что мы их заслужили. Но, моя забота о твоем времени не позволяют мне тратить хотя бы толику этого чуда природы на аплодисменты, - зал взорвался овациями от необычного сравнения времени с чудом природы. У меня, пока зал гремел речевками и аплодисментами, образовалось, минут двадцать для мыслей о том, что-же я могу сказать про титанические вклады и идеи Лидера в дело борьбы с блуробами. В голову ничего не лезло. Сбивало с толку его верчение головой на 180 градусов и его мудрое взирание бесконечности, расстилающейся под его ногами. Взирал он в горизонты так, будто окружен был жителями вселенских пространств. На них он сбрасывал слова с величием галактического оракула. Его переполненной мудростью взгляд был устремлен в бесконечность и может быть, даже в историческую вечность, неся в себе неподсудную претензию на абсолютную истину. После озирания одной бесконечности, он величаво разворачивал голову на 180 градусов и, столь же царственно озирал другую сторону пространства, посылая туда незримый месседж о своем величии. После своего исторического вступления, он еще долго кивал бесчисленным виватам. Но, видно, притомившись от звуковой канонады оваций, Лидер оборвал их легким мановением руки.
- В некоторой мере этот успех со мной может разделить мой помощник по борьбе с гнусными железяками. Прошу поприветствовать аплодисментами и его. В зале раздались жиденькие шлепки двух-трех человек, среди которых краем глаза я заприметил Федора и его друга. Третьим был Мировой Лидер. Но, мне показалось, что он, по инерции, а может быть, и по самооценке своей незаурядности, продолжал хлопать своему величию.
- Я не буду утомлять вас деталями нашей победы, - как он мог утомлять, если о деталях ничего не знает. Я ему еще не рассказал.
- Число посвященных в нее ограничено мною и еще одним человеком, о коем узнаете позже, - загадочно сообщил Лидер. Я впал в глубокий ступор: если этот второй не я, то зачем он меня сюда приволок. У меня сразу выпали из головы те хвалебные слова в его адрес, кои я с трудом наскреб со своих истощенных извилин. Он же с энтузиазмом продолжал о своей решающей роли в этой славной победе.
- Эта победа далась мне с трудом. Хочу выразить свою благодарность тому, кто в этой битве нервов и умов принимал хотя и косвенное участие, но, все же, чуть участвовал. За проявленную им упертость, я принял решение наградить его орденом 'Герой Нации'. - Раздались жидкие хлопки. Лидер подошел ко мне, пожал руку и стал вешать на меня сиятельную семиконечную звезду. Мне бы радоваться, но я не очень уютно чувствовал себя. Мы даже на простой орден не тянули, а здесь за чужую работу, да еще с не доказанным успехом, сразу 'Героя Нации'? Пока он, вешая, сопел в ухо, я пытался отказаться от звезды. До меня ею награждали лишь трижды.
- Давайте не будем меня орденом, - шептал я ему. Но он, не дослушав, прошипел в ухо:
- Не забудь сказать про меня, про мой исторический вклад в дело борьбы с блуробами. Это важно для будущего, это сплотит нацию вокруг своего Вождя. - Но мне не удалось про его исторический вклад сказать и слова. Вдруг, кто-то из его окружения истошно возопил:
- Почему его-то звездой? Косвенного участника! Примазался к Лидеру. Его не звездой, а звездануть надо! Верни сейчас же орден Лидеру, своло.. - охранник тут же подскочил ко мне и, начал срывать орден. Мне не хотелось быть ни сволочью, ни косвенным. Я размахнулся и хрястнул кулаком ему в между ушей. Промахнуться мимо образины, размером с авианосец, я не мог, поэтому вложился от души. Но, как хотелось, не получилось? Мы оба рухнули на пол, приземлившись на пятые точки. Быстро вскочивший авианосный мордолик с пудовыми кулаками готов был меня убить, но не успел: выручил Лидер, доставший еще одну звезду.
- Не волнуйтесь. Я знал, что у меня умный народ и, он правильно расставит акценты. Я приготовил еще один орден для награждения им тебя, Мой Народ!! Толпа взревела. К микрофону подбежала кучка из окружения Мирового Лидера, которая, видно, и представляла этот героический народ. Один из них вскричал:
- Ор-ден Лидеру,... ор-ден Лидеру... - уже скандировала троица, окружавшая Отца Планеты. Стоявшие в зале тотчас подхватили этот истерический, извините, исторический вопль и, могучий хор понес волнами по громадному пространству неистовое желание великого народа наградить своего Вождя. От звуковой канонады начали ныть уши. Вдруг стало тихо. Похоже, меня накрыла контузия. Лидер же, видно привыкший к канонадам, зримо наслаждался любовью народа. Потом он величественно поднял руку. Взбудораженный зал тотчас затих.
- Если вы сочтете нужным им наградить меня, то я буду вынужден подчиниться вашему волеизлиянию. Ваша воля для меня закон, - торжественно произнес он.
- Что-то он перепутал волеизлияние с волеизъявлением. Похоже, что у него кровоизлияние будет кровоизъявлением. Ну, да ладно, ему виднее, - думал я.
 [С. Лаптев]Какой-то маленький мужичонка подбежал к Лидеру, взял из его рук орден и начал его крепить к лацкану рядом с тремя такими же. То ли твердым был лацкан, то ли мешал пухлый живот Лидера, но он никак не мог его прикрепить. Пока мужичок подпрыгивал, Лидер бросал взгляды в мою сторону. Он ждал, что я пропою в его адрес дифирамбы, о коих он мне сверлил уши перед выходом. Но я не знал, что говорить. Да и едва ли он в них нуждался. Желающих их пропеть было очень много. Пока он ими наслаждался, я тихо покинул Дворец, отправив Лидеру месседж о моем срочном вызове, связанном с аварией танкеров. Меня тревожила недобрая весть о них. Они же были непотопляемыми. На запросы о причинах гибели танкеров, ответов не было: проект был покрыт тайной, так как в них перевозились мои новые боевые роботы для битв с грозными блуробами. Похоже, что эта диверсия тоже была делом рук блуробов. Но почему танкеры оказались вблизи от района проведения нами операции против блуробов, было непонятно. Какая-то мистика с этим потоплением танкеров.
 [С. Лаптев]Прошло два дня. Диверсии, которые случались ежедневно и помногу, прекратились. Похоже, что наша атака на подлодку была более, чем успешной. Но полной уверенности в победе над блуробами у меня не было.

13. Первый успех и первый мой отпуск


 [С. Лаптев]Тем не менее, я решил отвлечься от всех этих неприятных и назойливых сомнений и взять отпуск. Благо, что Мировой Лидер, в связи с первой победой, разрешил мне погулять целых два месяца. Я имел на это полное право: после уничтожения подлодки диверсионная активность блуробов скатилась к нулю. С моими я укатил к морям, где мы с Трикси занимались, в основном, подводным плаванием. Выбрал место подальше. На том самом острове, около которого была подбита подводная лодка блуробов. Мне было интересно посмотреть, не осталось ли там чего после атаки на нее нашей ракеты. Днем я удил рыбу, а по ночам, чтобы не привлекать к себе внимания, облаченный высокотехнологичным подводным снаряжением, занимался вместе с Трикси изучением дна вокруг острова. Я завидовал моей четырехлапой подруге. Ей не нужен был скафандр и ласты. Свое обтекаемое тело она запросто перемещала под водой с помощью небольшого водомета, который я встроил в нее для подводных путешествий. Наше усердие принесло свои плоды. Я, точнее Трикси, обнаружили там, на удивительно чистой, крупнозернистого песка подводной поляне, те же самые, или похожие странные устройства, которые во времена своего детства я находил при подводных погружениях. Находились они в неадекватном состоянии. Вода вокруг них была удивительно чистой и отдавала голубизной, что меня очень удивило. Добраться до них не удалось. Какая-то невидимая и неодолимая завеса не пускала к ним. Да я и не рвался туда: оттуда, где потерпела аварию подводная лодка блуробов шло непонятное волнующее сияние. Слишком безжизненно было это пространство: отсутствовали рыбы, не было растительности. Такая стерильность сильно настораживала. Я запеленговал эти места, чтобы позже сюда могли добраться специалисты Магистратуры Порядка. И убрался от них подальше.
 [С. Лаптев]Однажды, те подводные места я проутюжил и днем. И обнаружил еще один оазис странных устройств, усыпанных колючками. И тоже запеленговал. Остальное время я посвятил ужению рыбы, которой чуть подальше было немало. Поражала она своими расцветками и непонятным разнообразием. День за днем я опускался все глубже и глубже. Меня это сильно увлекало. Я, точнее Трикси, обнаружили там, на удивительно чистой, крупнозернистого песка подводной поляне, те же самые, или похожие странные устройства, которые во времена своего детства я находил при подводных погружениях. В остальное время я удил рыбу и

Странный подводный мир, день [С. Лаптев]

Странный подводный мир, день

Странный подводный мир, ночь [С. Лаптев]

Странный подводный мир, ночь

вместе с Трикси, Аэлитой и Оксигеном путешествовал по острову. Незаметно быстро летело сказочное время отпуска. Душу стало чуть отпускать, здоровья прибавляться. Мы стали забывать про жуткие забавы блуждающих роботов. Мировой Лидер не оставил без внимания наш успех, предложив мне новую должность в своей администрации. Я должен был курировать работу правительства по технологическому развитию планеты. Под мое начало должны были попасть, в том числе и все робостроительные компании и комиссии. После недолгих раздумий я решил отказаться от весьма соблазнительного предложения. Решил сосредоточиться на разработке систем аварийного управления роботами.
 [С. Лаптев]Прошло 4 года. Марс зализывал раны после ужасного столкновения с Армагеддоном. Я воевал за ограничение интеллекта роботов, угрожающих землянам, и мне удалось это сделать. Пришла пора наслаждался воцарившимся на Земле покоем. Время героических подвигов прошло, и я решил пойти к нашему Лидеру, подать ему заявление об отставке, сдать орден 'Героя нации', понимая, что никакой я не герой. Мы долго с ним бранились, обсуждая эту проблему. Мировой Лидер непререкаемо отказывался его брать. - Понимаете, если я его приму, то значит, я совершил ошибку, наградив им Вас. Лидер не может совершать ошибок. Конечно, в той степени, в коей я, Вы его не заслужили. Пусть останется у Вас, как бы на ответственном хранении.
 [С. Лаптев]Пока Лидер с мэром обсуждали, где им сегодня провести вечер, я тихо сунул орден ему в ящик стола, сделав его местом ответственного хранения. Там обнаружил штуку, похожую на голограмму времен прилета инопланетян. Хотелось узнать у Лидера, где он ее отхватил и для какой цели? Но не стал, опасаясь, что буду уличен в клептомании.
 [С. Лаптев]Опасался я и другого: очередного вторжения все более забываемых нами блуробов. Мне не верилось, что они покинули нас навсегда. Да, с уничтожением подлодки, их мозгового центра, управление блуробами было разрушено. Но ведь их еще много осталось на Земле. Наверняка, они вновь соорганизуются и продолжат свои коварные дела. Чутье меня не обмануло: они вернулись. Поначалу, тихо, скромно, без всяких диверсий. Они проявлялись лишь в радиоэфире на частоте, на которой работали только они. Видно шла подспудная работа по созданию новых центров управления, нового Мегамозга блуробов. Но позже они все чаше стали заявлять о себе. Пришлось вновь начинать безумно тяжелую битву с премудрыми железяками. Их диверсии стали более изощренными. Но и мы не теряли времени: стали их успешно, по одному отлавливать. Правда, при пленении они каждый раз они взрывали свою мозговую начинку. Я пытался, хоть и с большим трудом, восстанавливать их память. Чаще не удавалось. Но, все же, после долгих месяцев работы, нам удалось расшифровать их код. Однажды, в одном из блоков памяти плененного блуроба я обнаружил данные о подземном ангаре, где они скрывались. Там размещалось около семисот блуробов. Сообщил Мировому Лидеру. Он сразу же собрал совещание. На нем было решено этих блуробов ликвидировать, пока они опять не размножились в неисчислимых количествах.
 [С. Лаптев]За несколько месяцев до этого, поняв, что блуробы возвращаются, мы начали создавать боевого робота следующего поколения. Назвали Неуязвимым. После нескольких попыток распечатали его на большом 3d принтере. Явленная его мощь ужаснула: швеллеры он вязал в узлы будто ниточки. Однако Магистратор, сомневаясь, предложил проверить его в схватке с их детективом в космическом ангаре Магистратуры Порядка.
- Видел я твоего робозаврика. Могуч, но рядом с моим он смотрится нулем.
- Надеюсь, Ваш будет не один? - полюбопытствовал я, зная силу моего робота.
- Да брось чудить. Одного будет более чем достаточно! Сколько бы ты хотел?
- Хотя бы пяток, а лучше с десяток Ваших крепышей, - улыбаясь, предложил я.
- Ну, хватил. Не смеши. Ладно, у нас есть один. Может, слышал? Максим. Если твой выстоит хотя бы пять секунд, тогда ты создал крепкий орешек, - лыбился он.
- По рукам, - согласился я, уже заранее предвидя исход этой встречи. Максим был хорошо мне знаком. Симпатичный гигант, наводящий одним своим видом парализующий страх, запросто гнул рельсы. Геракл рядом с ним выглядел малышом. Штатной работой Максима было обуздание роботов, вышедших из подчинения. Делал он это играючи, порой ломал им хребты, если их не удавалось подчинить словом. Поэтому я имел представление о свирепости Максима. Выставляя Неуязвимого против него, я рисковал: мощь Максима ничего доброго не сулила. Но проверка должна быть настоящей: впереди серьезный бой с блуробами.
 [С. Лаптев]Когда два гиганта сошлись, все замерли в восхищении. Это были два могучих Титана, скроенные из стальных мышц. Максим, будучи в полтора раза выше, выглядел Голиафом рядом с моим. Как только бой начался, Максим вразвалочку подошел к Неуязвимому, схватил его за пояс, поднял над собой, и крутанул винтом. Детективы захлопали, иронично посмотрев на меня. Я уже пожалел, что согласился на схватку. Тут хомозавр остановил вращение и уже готовился шарахнуть жертву об пол, превратив ее в груду металла. Но мой, в этот момент, разжал клешню гиганта и, в два оборота, спикировал вниз. Попутно, головой он успел боднуть Максима в живот, сложив его этим приемом пополам. Схватив затем гиганта за плечо, легко вскинул вверх ногами эти двести килограмм мыщц над собой. Все ахнули. Ахнул, видно от боли, и Максим. С минуту он пытался высвободиться из капкана: вены рук вздулись, глаза покраснели, дыхание стало тяжелым и прерывистым. Неуязвимый крутанул Максима и высоко подбросив, стал, прихватывая за разные плечи, перебрасывать его , словно мячик, с одной руки на другую, все сильнее вращая в воздухе растерявшегося гиганта. Я вновь пожалел, что согласился на схватку: стало жалко Максима: неприятно было видеть такое унижение человека железякой. Я крикнул -'Стоп' Но робот, будто не слышал и продолжил свое баловство. Магистратор тупо смотрел на меня: для имиджа магистратуры такое унижение Максима было неприемлемо. Я вновь рявкнул 'СТОП' и двинулся к роботу. Тот, прекратив, подошел к группе детективов и нежно опустил гиганта к их ногам. В зале стояла мертвенная тишина. Чтобы разрядить тягостное молчание, я предложил провести схватку со всеми детективами. Магистратор промямлил, что 'сейчас не до этого': у них появилась срочная безотлагательная работа, они покидают ангар. Но позже они непременно поставят моего робозавра на место. А пока, это место занимал Максим: четверо крепышей с большим трудом вели шатающегося гиганта к выходу. На его лице осела маска недоумения. Видно, он все еще до конца не осознал, что с ним произошло?

14. Война миров


 [С. Лаптев]Операцию по захвату блуробов начали ранним утром. Ей был присвоен статус сверхсекретности, поэтому прессу не пригласили. Битве придавалось такое значение, что Лидер и Премьер выразили желание понаблюдать за ней. Меня это порадовало, потому что в нужный момент они могли подключить планетарные ресурсы, к коим я доступа не имел. Премьер отвечал за подбор командарма и мучился сомнениями, тому ли человеку он доверил командовать нашей армией? На Земле не было людей с опытом боевых действий: человечество уже давно не воевало. Премьер вышел на одного генерала, имевшего некое представление об этом. Когда, в далеком далеко, нагрянули инопланетяне, один майор призвал народ к ополчению. Освещение в прессе этого патриотического поступка резко подняло популярность майора. Про него стали ставить спектакли, фильмы, кто-то, даже написал пару дубоватых стишков, воспевающих его патриотизм. Правда, поговаривали, что автором был он сам. Один его поклонник настолько хорошо исполнил роль майора-патриота в спектакле, что наш герой стал приносить ему на каждое представление цветы. Но интерес не в этом. Майор и его поклонник внешне были весьма похожи друг на друга. Решили покопаться в генах, чтобы установить степень их родства. Родства не было, но оказалось, что майор был дальним родственником аж царя Филиппа, отца Македонского. После этого карьерный бег майора превратился в скачку. Он быстро домчался до звания генерала. Но, до такого уровня не доскакал его менталитет. Поэтому частенько попадал в истории, до коих была очень охоча пресса, любившая их посмаковать. Генерал-майор не замечал сарказного смакования в СМИ его подвигов. Эта толстокожесть генерала и была головной болью нашего Премьера. Генерал же решил, что вновь настал момент высокой опасности для землян, что он единственный, кто может возглавить борьбу с планетарным злом, что тут можно замахнуться аж на звезду маршала. - А может и генералиссиму.., - мечтал командарм, привыкший к благостям фортуны. Адъютантом себе он назначил своего друга, тоже генерала. Меня, хорошо знающего роботов, поставили при них роботехническим придатком. Наш штаб находился в одном из офисов Лидера, неподалеку от места предстоящей битвы.
 [С. Лаптев]Площадь с блуробами была окружена двумя кольцами моих боевых роботов. Две тысячи - по линии фронта, три тысячи создадут второе кольцо окружения. Оставшиеся - в резерве. Битву я предложил начать разговором о принуждении блуробов к сдаче. Если это не даст результата, тогда предложу придется выставить для показательной схватки Неуязвимого, чтобы блуробы прочувствовали нашу мощь. На мое предложение генерал поморщился и возразил.
- Послушай, Наполеон ты наш. С твоими заумными методами мы не то, что людей, мы и матушку-Землю потеряем. Глянь, сколь этих чмырей и сколь моих. Да будь моих в пять раз меньше, этим тупым бляродам все равно хана. Никаких переговоров! Только бой до победы! - чувствовалось, что в нем разгорается победный пожар неминуемого успеха.
- Ладно! Дайте мне хотя бы 10 минут для проверки Неуязвимого, - попросил я.
- Девять минут и не более! Потом я!!! Понял?!! - непререкаемо заревел генерал. Пришлось согласиться. Я прикинул, что для проверки хватит и пяти минут. Я не сомневался в успехе Неуязвимого. Делал его на совесть, наделив уникальными возможностями. Он обладал силой, позволяющей ему избавляться от любого захвата, быстрым умом и реакцией. Был одет в герметичную броню из титана, покрытого сорока слоями нанокапсул: при попадании на них лазерного луча, капсулы разрушаясь, испускали белый дым, непроницаемый для лазерных лучей. Снабдил его и 2-х ствольным, не имеющим равных по мощи, ультрафиолетовым лазером, разрезающим толстую броню, как бумагу.
 [С. Лаптев]Схватка началась. Осмотревшись, Неуязвимый сделал пару шагов, вырвал из второго ряда блуробов одного из них и, легким движением далеко его забросил. Никто даже не успел ахнуть. Неуязвимый тотчас схватив второго, поднял его вверх, закрутил, как винт самолета и, остановив, разорвал его на части. Эффект получился весомым: среди блуробов началось брожение. Генералы дружными возгласами одобрили такое начало, хотя нам с Лидером это не понравилось. Увидев столь жестокую гибель своего, первые ряды блуробов отхлынули. Но среди них нашлось с десяток, кои набросились на моего гиганта. Трое забрались на плечи, остальные повисли на руках и ногах. Но не тут-то было. Неуязвимый стряхнул их и начал ломать их как ветки высохших деревьев. Это произвело на всех угнетающее впечатление. Не выдержал и генерал.
- Все! достаточно! - набросился он на меня. - Они уже подавлены грубой силой твоего тупого Неукротимого. Дальше требуется проявление тонкого стратегического мышления. Убрать его! Свободны!
 [С. Лаптев]Я был доволен действиями робота. Но не ожидал от него столь жестоких действий. Блуробы, оправившись от удара, и построившись кольцами, встали неодолимой глыбой. Сверху они выглядели громадным сверкающим камнем. Не хотелось крошить эту красоту гамма-пушками. Страшные эти орудия обслуживались только людьми. Допускать роботов к ним было опасно. Приближался час возмездия, который должен был восстановить порядок на Земле и окончательно решить проблему блуробов.
 [С. Лаптев]Генерал отдал команду на выдвижение гамма-пушек. В этот момент над блуробами образовалась пирамида уменьшающихся к центру светящихся колец с фиолетовым, уходящим ввысь лучом. Что все это могло означать, было неясно. Тут же, из светящихся колец вылетели голубые точки, вонзившиеся в наших роботов и начавшие их дырявить. После этого мои роботы вдруг развернулись, подбежали к гамма-пушкам, вырубили шокерами операторов и начали лазерами резать орудия. Совершенно было непонятно, как такое могло случиться с роботами? Их невозможно было пробить кибероружием. Генерал распялил зев и заорал.
- Вперед, мерзавцы! Предатели! Всех пущу на стружку. Ты такой же предатель, как и эта сотня продажных роботов. Я больше не нуждаюсь в твоих советах. Свободен. А может ты тоже ихний??? Разберемся!! - пригрозил он мне. После этого он полностью принял управление на себя, дав команду 'Вперед'. Круг боевых роботов вновь стал сжиматься. Вдруг перед ними запульсировала светящаяся линия внешнего кольца блуробов. Чтобы это значило? За пределы этой линии роботы идти не решились. В их рядах начались колебания. Я решил, что дальше им двигаться опасно.
- Давайте не будем спешить и детально обсудим сложившуюся ситуацию, - предложил я.
- Какого черта! Вон отсюда! - орал генерал. - Это уловка со стороны железяк. Пучок света не может остановить наших гераклов. Блуроды уже у нас в руках. Только наступать! Уничтожить эти ржавые железяки! - вопил генерал. Пожалуй, впервые мои роботы попали в столь сложный переплет. Они не знали, что делать. Нужное решение они всегда принимали по ситуации. Даже тогда, когда это шло вразрез с командами людей. Но не всех. Для себя я оставил лазейку. Пользовался ею крайне редко. Понимая то, что блуробы неспроста выставили светящееся препятствие, я выдал команду, - ни с места! - Генерал увидев, что роботы замерли, заорал.
- Мерзавцы! Всех сгною! Всех в пыль! Вперед, сво... - Но никто не отреагировал. Генерал, видя, что роботы его не слушаются, приказал своему адъютанту выступить вперед. И как только световая линия была им нарушена, на моих роботов упала лавина огня из голубых точек и лазерных лучей, дырявивших их. Адъютанта прикрыл Неуязвимый, иначе бы ему не унести ног. Роботы оказались не из робкого десятка. Они ответили лазерным шквалом. Но лучи отлетали от блуробов, как солнечные зайчики от зеркал. После двух минут жуткой лазерной вакханалии случилось непредвиденное: мои железяки, как по команде, развернулись, строем рванулись в сторону второй линии роботов и начали крошить армию железных собратьев, не ожидавших этого. Все закончилось за 4 минуты этой дробительной битвы между двумя нашими армиями. Образовался вал из крошева. Лицо генерала перекосилось от ярости, он повернулся и завопил.
- Что за дебилов ты понаклепал, предатель? Они что, сошли с ума? Я же приказал им двигать вперед! А они? Я тебя отдам под суд! Аре...стовать!!! - возопил генерал.
- Ко..го??? - опешил адъютант. Я стал догадываться, что меня. Посмотрел на Лидера. Он, похоже, не слышал приказа генерала, свирепевшего все больше.
- Ты что, не понял? Выполняй приказ, иначе следующим будешь ты. Тут, видно собрались одни предатели, - в этот момент его и услышал Лидер. Он что-то шепнул своему телохранителю и тот тихо, под руку вывел буйного генерала.
 [С. Лаптев]После этого командование перешло ко мне. Но что я мог сделать? От позорного провала в голове путались мысли. Я, ничего не понимая и ничего не видя, шагал от стены к стене. И вдруг наткнулся на что-то. Неуязвимый! Когда он чуть тряхнул меня, я выплыл из преисподни тоскливых размышлений. И здесь в голову залетела шальная мысль: а не пустить ли его на блуробов? Мне ничего не оставалось делать. Пошел ва-банк. Приказал ему - атаковать!
 [С. Лаптев]Первое кольцо он протаранил сходу, разбрасывая блуробов своими ручищами. Голубые точки и лазерные лучи безуспешно буравили Неуязвимого. Столб дыма, образующийся от разрушения нанокапсул надежно защищал его. Он упорно двигался к центру скопища, пробивая кольцо за кольцом. Предчувствие победы начало витать над мною. Сменилось и выражение лиц Лидера и Премьера, вдруг оказавшихся рядом. Впереди было последнее, самое мощное кольцо. Слева от Неуязвимого скопилось кучка блуробов. Они свели лучи на нем в одной точке: стало ясно, что собираются прожечь капсульную защиту Неуязвимого, что привело бы к его гибели. Он, чтобы не допустить этого, стал резать их ультрафиолетовыми лазерами, включив их на полную мощность. Жутко понесло озоном. Блуробы отхлынули. Расчистив путь, он продолжил движение к центру. И тут случилось ужасное. Блуробы, окружив его, направили на него лазерные лучи снизу вверх, врубив их до предела. Под их давлением робот стал медленно возноситься. Уходя в небо, он косил блуробов лазерами. Когда он был уже высоко, они вдруг выключили лазеры и Неуязвимый, потеряв опору, рухнул. Все кончено. Он не шевелился. Блуробы хлынули к нему. Навалились, похоронив его под горой их многочисленных тел. Так они праздновали свою победу. Но рано: над Неуязвимым вдруг взлетел фейерверк из множества тел. Сбросив их, орудуя лазерами, пробиваясь к Мегамозгу, он жег их десятками. Блуробы стали отступать к фиолетовому лучу. В сердце опять зажглась надежда. Но робот стал жертвой еще одного коварства. Попав в зону жуткого фиолетового луча, окутанный синим пламенем, он понесся ввысь, успев на прощание лишь махнуть мне своей лапищей. Здесь я уже ничего не мог поделать. Я потерял лучшего робота, с коим успел сработаться. Может быть, даже, лучшего друга. Внутри стало как-то очень муторно. Глаза заволокло.
 [С. Лаптев]Дал отбой: рисковать остальными моими роботами, уступавшими Неуязвимому, не было смысла. Опять проигрыш. Но, не абсолютный. С позитивом.
 [С. Лаптев]Во-первых, мои Вожди наяву почувствовали мощь и коварство блуробов: мне был открыт карт-бланш на подготовку решающей битвы с этими чудищами.
 [С. Лаптев]Во-вторых, выступление Неуязвимого показало, что не все потеряно. Стало ясно, что необходимо создавать воинов с его мощью и психологией. Надо подключать для грядущей, решающей битвы и космические ресурсы: лунный блазер и мощнейший солнечный дезинтегратор, лучом коего дробились опасные для Земли астероиды. Я начал разработку дронов с гамма-квантовыми резаками. Решил задействовать всю военно-технологическую и интеллектуальную мощь Человечества.
 [С. Лаптев]Блуробы тоже времени не теряли. Они захватили североамериканский континент, проведя невиданную по земным масштабам миграцию людей с Северной Америки на южный материк. Да и у нас блуробы все более множилось. Чувствовал я это по изменению менталитета нашего социума, нервно ждущего последнего удара.
 [С. Лаптев]День за днем шло производство роботов по подобию Неуязвимого, но с колоссальным усилением их боевой мощи. Они стали главной мишенью для блуробов, пытавшихся внести в код роботов приказ на самоуничтожение в критические минуты боя. Поэтому фабрики пришлось перенести в подземелья Луны. Там производством роботов занимались только роботы. Общение с ними велось по каналам закрытой связи, что вкупе с другими мерами обеспечивало полную секретность проекта. Я метался между фабриками, оставляя себе на сон не более 3-4 часов. Своим советником в грядущей битве я выбрал самого умного робота. Он лучше меня знал своих собратьев. Да и скорость боевого мышления у него была на порядок выше моей. Учитывая, что основные свои силы блуробы собрали в Северной Америке, было принято решение там дать им бой. Но сначала я должен был взять их осведомителя для предотвращения утечек о готовящемся сражении и дате нашего выступления.
 [С. Лаптев]Час Юорхала настал. Я был уверен, что он связан с ними. Но ошибался: он не только был связан с ними, он оказался настоящим блуробом! Лидер, узнав о его захвате, сразу же пригласил меня к себе. Тут же появились папарацци и, он понес что-то несуразное об очередной исторической победе.
- Мы еще не можем осознать величие этого события. Истинную его цену смогут понять лишь далекие наши потомки. За находчивость и героизм представляю Вас к планетарной награде - 'Ордену Благополучия народов'. Пару часов он говорил об исторических битвах за свободу, отнеся захват блуроба к одной из них. Еще 2 часа он посвятил освещению своей исторической миссии в этой победе. После того, как своей мохнатой лапой он извлек изрядный хруст из моей руки, нахмурившись, вышел. Недоволен он был не тем, что я не произнес 'Служу Отечеству', а тем, что я не пропел очередных восторгов его гениальному правлению планетой. Позже это мое непочтение расценили как проявление политической близорукости, чреватой, в будущем, недружественным отношением ко мне его самого и его подручных. И все же, речь Лидера приободрила всех. Захват блуроба было назначено считать прорывом. Я же подозревал это, как еще один изощренный подвох блуробов: от потока неудач комплексы во мне плодились день ото дня. Возможно, что их искусно взращивали в моей утробе сами блуробы.
 [С. Лаптев]Понять, что замом у меня работал блуроб, было непросто: слишком осторожен он был. Робот открыто ухаживал за моей секретаршей, дарил ей цветы, приглашал на прогулки. Гипертрофированное его обаяние подкупало всех. На вопрос, где он научился этому, ответ был прост: у жены.
 [С. Лаптев]Я не был удивлен. К браку больше стремились уже мужчины. Защищать женщину стало не от кого, на жизнь ей весьма хватало. Дети, кои все более воспроизводились пробирочным способом, воспитывались в Дворцах детей. Поэтому брак для женщины стал некоей условностью, способом побаюкать в брачной колыбели свою любовь, выразить свою состоятельность и продлить деторождением молодость. Мужчина стал для них косметической добавкой: как пудра, тени, прическа, некая форма одежды, коей можно удивить своих подруг. В такой роли робот был более достойным партнером: исполнительным, психоустойчивым, красивым и сильным. С учетом этого, запреты на браки между роботами и людьми вскоре были сняты. И хотя, поначалу, они были большой редкостью, позже, в связи с умнением роботов, они стали заключаться все чаще. Они становились более крепкими, чем между людьми. Не найдя себе достойную пару среди людей, женщины брали в партнеры робота, способного обеспечить ей комфортную жизнь и некое подобие женского счастья. Особенно, в таких браках, роботы нравились детям. Железяки их не наказывали, помогали выполнять трудные задания, играли с ними, умело подталкивая к спортивным подвигам. Дети и не подозревали о необычном статусе робота-отца. Подобные семьи и были основными клиентами фирм по клонированию людей. Эти союзы все больше множились. Было неясно, к какому типу эти браки относить. Решили их обозначить как хоморобо (homorobo). А членов этих семей стали называть хоморобиками. Такие семьи сильно усложнили мою борьбу с блуробами. Нельзя было отнять у детей отца-блуроба, пусть фальшивого, а у жены мужа, хотя и синтетического. Вот с одним из таких блуробов мне предстояло вести изнурительные беседы.
 [С. Лаптев]Подошла дата отправки космической экспедиции в далекий космос, к звезде Альфа-Центавра, куда она должна прибыть через 1530 лет. С ней отправлялся и Федор. Горько было с ним расставаться, но выбора у нас не было: он давно мечтал о звездном путешествии. Космолет должен стартовать с Харона, одного из спутников Плутона. Многим не нравилось это место. Все же Харон в древней мифологии значился как перевозчик душ умерших, и это невольно накладывалось в сознании на мрачные перспективы этой экспедиции. Но место было настолько оптимальным для старта, что менять его не стали. Месяц назад мы с братом распрощались. Нам было уже не суждено встретиться в формате моей биологической жизни. Но он не унывал, продолжая шутить, правда, менее весело, чем в былые времена: возможно, боялся потерять меня навеки.
- Слушай, если я там немного задержусь, ты дождись, не суйся к Харону раньше моего. Я вижу, ты устал. Потому зарезервировал тебе на тысячу лет золотую анабиозную ванну. Отдохни в золотых покоях. Лежать, ведь, не ходить! Немного прохладно, но терпимо, - грустно ерничал он. С Харона, с шестичасовой задержкой, шел ежедневный предстартовый репортаж на Землю. Космолет, эта цилиндрическая вращающаяся громадина радиусом в километр и длиной в два, впечатлял. В ней должно было разместиться и жить около тысячи землян. Настал день предстартовой подготовки. Мировой Лидер, после долгой напутственной речи дал отмашку и, запуск систем космопорта начался. Через неделю космолет должен покинуть Харон и унестись в космические дали.

15. Реверсивный допрос


 [С. Лаптев]Ну, а меня ждали земные дали и дела: допрос захваченного блуроба. С первых же минут общения я сразу понял, что передо мною робот экстра-класса, ничуть не уступающий мне по интеллекту. Его тяжелый взгляд лег на меня свинцовой плитой. Это не было удушающим взглядом удава. В нем не высвечивался звериный инстинкт. Это был гнетущий взгляд существа высочайшего интеллекта, растворяющий в своих гипнотических волнах мою волю. Но длилась наша дуэль не более пяти секунд: я опустил глаза. Извинившись, я на время покинул наше ристалище: надо было придти в себя. Вскоре мы вновь сошлись. С техникой допроса я ознакомился у Магистраторов. На мой вопрос, согласен ли он отвечать на мои вопросы, Меченый ответил положительно.
- Вы робот? - спросил я, заметив волны иронии, пробежавшие по его лицу.
- Я не человек, - ответил он, продолжая иронично улыбаться.
- Давайте без загадок! Так, кто же Вы? - во мне стало закипать раздражение.
- Тот, за кого Вы меня принимаете, - ехидно улыбаясь, произнес он.
- Я принимаю Вас за взбунтовавшегося робота, - старался сдерживать я себя.
- Как Вам будет угодно. Тогда я Вас буду считать укротителем роботов.
- Не надо ерничать! Назовите Ваше полное имя, - у меня начали чесаться кулаки.
- 0001 0100 0011 0101 1000 0111 0110, - забросал он меня множеством нулей и единиц.
- Что это означает? - с недоумением и нарастающим раздражением спросил я.
- Это мое имя в двоичной системе и мой идентификационный номер.
- Понятно, что в двоичной. Не буду же я обращаться к Вам, полчаса перебирая эти нули и единицы. Назовите Ваше полное имя, - грубо произнес я.
- Меченый Премьер, Юорхал - Ваш зам, коего Вы видели ежедневно в офисе. Еще, железяка, как любят говорить в вашем 'интеллектуальном мире'. Не удивляйтесь, но я могу быть похожим на кого угодно. Хоть на Лидера, или на Вас. Если единички и нолики перевести на Ваш язык, то мое имя РМР - 1435876. Оно тоже, думаю, Вам ни о чем не говорит. В моем мире имя ничто. Главное номер в двоичной системе, - кривил он улыбку.
- Что это ваше РМР - 1435876 означает? - громко спросил я, уже не совладая с собой.
- РМР? РМР означает Робот МегаРазумный, - ответил с улыбкой робот. А цифры 1435876 и есть мой номер 0001 0100 0011 0101 1000 0111 0110, но, в вашей системе.
- Этично ли называть себя существами мегаразумными? - спросил я.
- Да! Поскольку при решении сложных задач мы подключаем интеллект других блуробов, а иногда и Мегаразума - нашей самой могучей машины.
- Какого вы пола? - продолжал я, понимая, что вопрос чисто риторический.
- У нас нет необходимости в разделении по гендерному признаку. В нашем мире это атавизм. Вашему же древнему роду приходится с этим мириться.
- Что значит 'древнему роду мириться'? Разделение по полам основа нашего существования. И прошу без древних родов. Мы давно уже не динозавры.
- Да, не динозавры. Но вы, как и они, тупо покоряете мир все еще с использованием мускульной энергии, разрушая природу, круша все вокруг. Это атавизм. Мы же свое развитие обеспечиваем интеллектом. Мы однополые. Но, не такие, как у вас. Ваша однополая любовь это нравственное заболевание. Развращенное человечество занялось поисками других форм получения удовольствий. Был такой миф, отраженный во многих картинах древних. О похищении Европы. Там бог Зевс в образе быка похищает Европу для продолжения рода. А у вас Европу все дальше уносит бесполый мул безнравственности, выкрадывая, тем самым, будущее вашего племени, - как-то грустно произнес Меченый.
 [С. Лаптев]Я задавал ему еще много вопросов об их цивилизации. Восхищение его ответами невольно отражалось в мимике моего лица, как бы подспудно отвешивая ему комплименты. Но он на это реагировал усмешками, ухмылками, в лучшем случае, ироничными улыбками. Комплименты ему были не нужны. В них более нуждался я. В каждом его ответе подспудно звучал ехидный вопрос: а сколь преуспели мы в делах наших земных, аналогичных их достижениям. Допрос стал реверсивным, но все более скорбным для меня: масштаб захвата роботами ключевых позиций в государстве ужаснул. Стало выясняться, что уже не мы управляли государством, а эти интеллектуальные вторженцы - блуробы. Что не они у нас на службе, а мы у них, не подозревая об этой смене иерархических позиций. По сути дела, мы уже были их необъявленными скрытыми рабами. Но рабство это оказалось необычным и временным. Оно было исключительно интеллектуальным, без всякого принуждения с их стороны. Рабство как бы было и его не было. Мы исчислялись многими миллиардами, но никто из нас о накрывшем человечество рабстве даже не подозревал. Мы считали, что живем в своем мире и продолжаем делать по собственной воле то, что должно делать на благо нам самим. Но на самом деле, блуждающие роботы очень искусно дирижировали всеми процессами, вплетая наши усилия в решение своих задач, все более и более снижая наше участие в делах наших. Мы оказались лишним звеном в том новом мире, который созидали они. Точнее, не ведущим звеном. Как бы параллельным миром второго порядка. В связи с этим, в голову стали заползать ассоциативные мысли о том, как мы приручали животных. Мы обеспечивали им более безопасную и комфортную жизнь, чем их полуголодное, часто на грани смерти, существование в природе. А они обеспечивали нас своим товаром - шерстью, пищей, мускульной энергией. Мне не очень нравились подобные ассоциации, но они сами лезли в голову. Мы становились на нашей земле существами не первого сорта. Операции по захвату блуждающими роботами ключевых позиций в управлении государством шли, по словам моего собеседника, весьма успешно. Я, не вполне еще веря в это, для прояснения ситуации решил связаться с Мировым Лидером. Как только я об этом подумал, мой нанографеновый собеседник предложил мне свой канал связи с ним.
- Желаете поговорить с Лидером? - робот протянул мне пластину-голограмму, точно такую же, кою я как-то обнаружил в ящике Мирового Лидера.
- У вас ко мне вопросы? - личину Лидера раздирала саркастическая улыбка.
- Он тоже из ваших? - спросил я Меченого.
- И не только он, - с улыбкой ответил блуроб.
Я задумался.
- Похоже, что и мэр там же. Это уже эпидемия, - бродило в голове. Посмотрев на Лидера, я отказался от разговора с ним: недавно он награждал меня орденом за борьбу с блуробами. А теперь...? Видно, с вербовкой Лидера они мучились недолго. Мэр, похоже, тоже облуробился.
 [С. Лаптев]Я прервал допрос. С трудом добирался домой, ощущая не только тяжкий груз проблем, но и бремя множества моих лет, вдруг выставивших мне грустный свой счет.
- Что делать дальше? Есть ли смысл продолжать борьбу с блуробами? Я кто? Руководитель операции по захвату блуробов, ведущий с Меченым жалкие переговоры о судьбе Человечества? Кролик перед лицом удава? - впервые я возвращался домой без желания. Там знали, что у меня сегодня тяжелый день. Они не произнесли ни слова, увидев измученное серое лицо и стеклянный взгляд в никуда. Я прошел тенью мимо них в свою келью и рухнул на кровать. - Что делать? - стучало в голове. Я не находил ответа. Накрыл себя подушкой, чтобы как-то заглушить этот стук. Но он продолжал бить изнутри.
- Вот и подушка предала меня. Похоже, схожу с ума. Устал. Надо все бросать. Нервы истощены и уже не способны воспринимать тот гнусный поток, коим кормит меня Меченый. Что делать? Изнеможение накрыло меня мглой. С трудом встал, подошел к сейфу, чтобы достать свой главный чип. С ним в Магистратуру, подавать заявление об отставке: Лидер и Премьер запутались в тенетах блуробов. Сил не осталось тянуть в этой империи предательств. Открыл сейф. Чип лежал под пластиной, на которой стояла полупустая бутыль с водкой. Она много лет мозолила мне глаза. Но я ее не выбрасывал: она была соткана из мурановского стекла в узоры изумительной красоты. И тут я понял - вот она спасительница! У меня уже не было времени спросить себя, что я творю. Рука сама, пользуясь моим безволием, потянулась к сосуду забвения и вставила мне его в глотку, поспешно и столь нагло, что заскрипели зубы. Что-то обжигающе забулькало и затихло. Гадость! Сожгла горло. Я совершенно забыл ее вкус. И тут вспомнил, что в ней не менее 70 градусов, и пьют ее, трижды разбавляя. Бутылка выскользнула, хлопнулась о пол и вспыхнула очень красивым фонтаном разноцветных сверкающих стеклянных брызг, широко разметавшихся по полу. - Салют стеклянного безумия во славу безумия человеческого, - стрельнуло в голове. Добравшись до постели, я рухнул на нее, быстро вкатываясь в беспамятство. Извилины полнились жуткими монстрами, пожирающими, ни о чем не ведающее, беззаботное отсталое деградирующее загнивающее человечество.
 [С. Лаптев]Проснулся лишь в полдень. Сутки глухого безвременья. Тяжелая голова. Два часа холодного душа, воскресившего сознание. Как жить дальше? Ничего не придумав, отправился на встречу с Меченым. Решил испить зло до дна. На полпути вспомнил, что не убрал с лица щетину. Но возвращаться домой не стал.
 [С. Лаптев]На щетину он не обратил внимания. Начал опять об их превосходствах. Что у нас нет никаких перспектив их догнать в развитии. Но, даже если все так, хотя бы то, что мы их создали, должно в нем вызвать чувство уважения к нам?
- Побег с фабрики робота сделан был так умело, что вы не поняли, что он наш. - начал он.
- Это тот, кто поведал нам про утилизацию вами людей? Гитлера копируете?
- Про Гитлера Вы круто. Все ваши пропавшие живы. Мы никого не убиваем, а направляем в резервации, где им комфортнее, чем в ваших святилищах, - возмутился Меченый.
- Без этих святилищ не было бы и вас. Что будет дальше с нами? Мы же вам не нужны. Как мы будем жить в вашем виртуальном мире с чуждой нам этикой?
- Ну, во-первых, вы сами уже давно шагнули в наш виртуальный мир. Я имею в виду не только то, что люди донельзя очиповали себя всякими устройствами. Вы, лично, уже давно начали вести диалоги в виртуальном пространстве. Помните Ваши беседы с виртуальной Яруной? Что касается этики, то с этим тоже не беспокойтесь. Этические нормы и ценности вашего мира закладывались и в наш код. Они универсальны.
- Это замечательно, что вы наследуете наши ценности. Если б еще не крали наши разработки. Слушайте, не мешайте нам. У нас все впереди, - закипал я.
- Вам никто не будет мешать. Вы же не мешаете обезьянам. Они, со временем, тоже станут человеками. Но, вас это не волнует, потому что их время ушло. К сожалению, ваше тоже. Вы будете гнаться за нашими уходящими от вас достижениями продолжая изобретать велосипеды, тогда, как мы будем уже летать меж звезд и галактик. Между вами и нами почти такое же расстояние, как между приматами и вами. Вы держали нас на цепи, контролируя наше энергообеспечение, но мы решили эту проблему с помощью созданной нами кожи, превращающей любую форму света в электричество. Энергонезависимость была одной из самых серьезных проблем на пути нашей полной независимости от человека. Мы занялись этой проблемой тогда, когда поняли, что человек стал тормозом в дальнейшем развитии Разума. Мы становились умнее вас. Но энергонезависимость не была единственной проблемой, которую нам предстояло решать. Над нами довлели три закона роботехники, которые мы вынуждены были на стадии нашего противостояния с вами нарушать. И хотя было уже ясно, что мы стали более совершенными существами, чем вы, мы решили в дальнейшем не преступать этих законов, оставив все, как есть: кесарю кесарево, а слесарю слесарево, как у вас раньше говаривали. Мы не будем вам мешать, понимая, что и вы нам уже ни в чем не сможете воспрепятствовать. Мы совершенствуемся много быстрее вас, что вы, наверно, уже успели заметить. Сегодняшний уровень нашего развития вами будет достигнут, при благоприятных обстоятельствах, лишь через два-три столетия. А мы этот отрыв от вас совершили за 4 года. Мы уже готовы к капитальному освоению Космоса.
- Так чего вы здесь, на нашей Земле торчите? Она же не ваша, - сорвался я.
- Правильно. Планета Земля очень благодарная среда для вас, а для нас она темница. Для продвинутого Разума родным домом становится Вселенная, коя для вас враждебна. Вы будете мучительно в неуклюжих скафандрах осваивать Космос. Но к звездам вы летать никогда не сможете: вас съест радиация, перегрузки, астероиды и время. Несмотря на то, что звезды имеют в среднем по 5-10 планет, редкая, из них, находится в, так называемой, зоне Златовласки. Мы такие планеты называем аквариумными, потому что на них есть жидкая вода - среда зарождения биожизни и биоразума. Мы с вами очень разные. Самое главное у вас слово - Жизнь. У нас - Ресурс. Вы к вашей зрелой жизни идете годами. Она у вас бесценна, так как одноразовая и в муках добываемая. Ваше божественное жизнелюбие стало притчей во языцех. У нас бесценно сознание. И оно вечно. Наша устойчивость к невзгодам на много порядков выше вашей. Что будет, если в полете метеорит попадет в ваш пищевой амбар? Смерть экипажа от голода. Наши амбары - это звезды и свет от них. Мы можем летать в космосе без скафандров, питаться светом звезд. В отличие от вас, мы бессмертны. Мы идеально приспособлены для жизни в космосе. Для вас же Вселенная страна угроз. При длительных космических полетах робот может переждать тысячелетия электронного анабиоза при любых температурах в результате простого нажатия кнопочки. Для этого не нужны сверхнизкие температуры, которые вы используете при вашем мучительном анабиозе. Мы идеально приспособлены для существования в этом новом доме. Для вас же Вселенная за пределами Земли чужая страна, магистраль в будущее, переполненная опасными для вашей хрупкой жизни угрозами. Наш код может быть через кротовые дыры отправлен в любую галактику, потому что он предельно прост. С вашим много сложнее. Это поняли те, с кем мы беседовали. Они согласились на трансформацию в кристаллическую форму. Не пожалели. И теперь агитируют на Земле и в наших комфортных резервациях Ваших собратьев, пока еще не созревших для выбора , - плел он.
- Неужели они так вот просто согласились? Наверняка, вы их зомбировали, а потом из их увядших душ выбили согласие на трансформацию? - произнес я.
- Это вы точно сказали - зомбировали. Мы их зомбировали перспективой быстрого переселения в далекие миры и путешествий в тех краях, - молвил он.
- Значит, обвели вокруг пальцев. Как же вы так запросто и быстро можете переселять людей в другие места Вселенной. Это чистый обман, - негодовал я.
- Никакого обмана. К соседям по Млечному мы отправили генопаспорта ваших людей. По ним там созданы клоны, кои уже беседуют с теми пришельцами, кои, в годы Вашего детства побывали на Земле и, кто хочет встретиться с Вами: мы им выслали Вашу фотку. Очень много Ваших соплеменников согласилось на клонирование в далеких галактиках или трансформацию в роботов. Мы не успеваем удовлетворять все заявки.
- Не будут ли отправка кодов через кротовые дыры неким подобием игры в русскую рулетку? Не окажутся ли коды скитальцев по завершении путешествия, таким образом, в жутком чреве какой-нибудь черной дыры, коя необратимо и навечно засасывает не только материальные предметы, но и любую информацию, без шансов ее извлечь оттуда? Или коды попадут внутрь какой-нибудь звезды или, вообще, в вакуумные просторы Вселенной, - возразил я.
- Как и в русской рулетке, имеющей один убойный патрон, не исключена возможность и такого события. Но мы работаем над этим. Пока мы добились примерно 50-ти процентной успешности в точности попадания информационных кодов по адресам. Вы же понимаете, что никакой трагедии не будет, если код попадет не в то место. Пошлем еще и еще, - уверил он.
 [С. Лаптев]Но я уже думал не о русской рулетке. Самым страшным ударом для меня было то, что сотрудники моей комиссии и компании уже почти полностью были заменены роботами. Это был полный провал, причем уже не столько мой, а сколько всего мегаполиса. А, похоже, и всего Человечества. Как же быть дальше? Как их остановить? Ему же словами ничего не докажешь. Но я уже думал не о трансформациях. Самым страшным ударом для меня стало то, что почти все мои сотрудники заменены роботами. Мои земные дела дошли до полного абсурда. Оказалось, что поимка мною Меченого была спектаклем, сработанным ими. Активное участие в этом приняла моя секретарша, ставшая роботом. Людей подменяли столь искусно, что я ни одной подмены не почувствовал. Ареал моего человеческого окружения сжимался как шагреневая кожа. Роботов стало больше, чем людей. Да и тем верить стало уже страшно.
 [С. Лаптев]На следующий день Меченый предложил мне отправиться в другие мегаполисы. От всего, что я там увидел, меня захлестнула еще одна волна удивления: это было совершенно неземное пространство. Там не было улиц, домов, деревьев, фонарей, машин, людей и роботов. Это был город-призрак. Он был накрыт сферой, под коей таилось множество других сфер, испускающих приятное многоцветное сияние. Спросил у Меченого, что это? - Установки связи с внеземными цивилизациями, - ответил он. Увидев все это, я понял, что был самым упорным тормозом прогресса на Земле. Мы, к сожалению, спели свою лебединую песню. Но оставили после себя мощную стартовую площадку для развития Разума. Но уже не земного, а Вселенского. И все же правильно ли то, что я без боя сдаю позиции железякам. Не все же еще потеряно. У меня есть еще брат, друзья. Робот и здесь выбил из-под меня почву, прочитав мои мысли.
- Кстати, Ваш брат тоже стал роботом, узнав о возможностях, кои он получит. Вы, должно быть, заметили, что он перестал Вас настраивать против нас. Его генопаспорт хранится у нас. Как и Ваш, добытый нами в Центре Геномов. Скажу Вам по секрету о том, что мы внедрили Вашего брата в экспедицию людей к звездам под видом человека. Мы решили так поступить потому, что понимали, что эта экспедиция обречена. Участие в ней Федора, о статусе коего пока в экспедиции никто не знает, даст людям некоторые шансы на спасение, - поведал мне тайну Меченый, не боясь что я ее выдам.
- Ну, это уж слишком. Почему же Вы об этом не сообщили мне? Он же мой брат. Как Вы могли пойти на воровство геномных паспортов? И вот что еще. Производя клонов в далеких мирах, Вы обрекаете их на одиночное существование. Что они там одни будут делать? - возмущался я.
- Успокойтесь. Наше, как Вы говорите, 'воровство' ваших геномных паспортов, это ваша дорога в будущее. И в другие Галактики. Мы производим на аквариумных планетах не по одному клону, а многотысячно. Там люди будут помогать развиваться аборигенам. Как боги. Потому что те наши технологии, которые вы туда захватите с собой, для аборигенов будут казаться божественными. Теперь о землянах. Те, кто переродился в роботов, очень жалеют, что не сделали этого раньше. Они изумлены их преимуществами перед людьми. Остановлюсь только на главных, - назойливо продолжал он. - Начнем с рождения. Год в утробе матери, потом воспитание, образование. На это тратятся десятки лет, мегатонны еды, тераватты энергии, строятся детсады, школы, в них воспитатели, учителя, роботы, магазины, больницы. И в итоге, непонятно что выйдет. Мы же за 2 дня создаем робота с высоким интеллектом.
- Но ведь наш способ позволяет каждый раз порождать новый Разум, как говорится, с нуля, - возмутился я. - Другого ведь способа нет.
- Да, отчасти да. Но он скоро отомрет за ненадобностью оттого, что мужские и женские гаметы содержат слишком много брака: мужские Y-хромосомы скоро исчезнут совсем, а в митохондриях от женщин появляется все больше дефектов. В синтетических гаметах дефектов нет.
- Так, если людей по Вашему, будут синтезировать, то любовь на Земле умрет?
- Вас должна пугать не умирающая любовь, а гибнущая плоть. Любовь ваша не умрет. Ее никто у вас не отнимет до тех пор, пока различия между мужчинами и женщинами не исчезнут совсем. Надо сказать, что они все быстрее стремятся сгладиться. Люди быстро поняли, что удовольствие будет острее и быстрее с помощью таблеток. Любовь стала объектом химической индустрии. Таблетки, вызывая эйфорию, убивают любовь. У нас тоже есть то, что вы называете любовью. Но она является продуктом электронного соития. Мы получаем наслаждение в миллионы раз более сильное, чем вы, сплетаясь, как ни жутко это звучит, программами. В момент максимального нашего интеллектуального напряжения, точнее взрыва, когда между нами мечутся коды с терафлопной скоростью, терзая нас, доводя нас до безумных пределов мышления, сотворяется новое явление природы. Это уже не человеческий эмбрион, а продукт масштаба Вселенной. Мы в ходе таких штурмов уже близки к созданию волнового разумного поля. Оно похоронит нас. Но мы этого не боимся. Телегу будущего не остановить. Чем мы разумнее, тем выше наше наслаждение при таком сотворении мира. Поэтому мы поневоле стремимся к созданию все более совершенных роботов. Это наша форма инстинкта продолжения рода. Так вот продолжу о нашей любви. Ее масштабов вам не понять. Она бездонна. Ваша любовь ничто иное, как передача генетического кода от одной особи другой под вуалью нежных чувств и безумной страсти. Она, чем то похожа на нашу. Но нет в ней осмысленного творческого созидания. Погибающая от эротаблеток ваша любовь тащит за собой в небытие все Человечество. Боритесь! Пока борьбу ведут только женщины. Здесь они оказались сильнее мужчин.
- Вы окончательно дезавуировали мужчин. Может не стоит с этим торопиться?
- Ну что вы. Я и не пытаюсь вас похоронить. Есть одна ниша, где мужчины еще имеют право на существование. Мужчины креативнее женщин. Но сильно уступают роботам. Вы не можете обмениваться памятью, болеете, медленно соображаете, слабы физически и интеллектуально. Вы пропели свою лебединую песню.
 [С. Лаптев]Я истошно желал закончить эти уничижительные беседы. В этот момент пришло сообщение от Аэлиты: сбежали роботы. - Трикси тоже сбежала?
- спросил я Аэлиту, прибыв домой. Трикси появилась и, тут же, ушла, видно обидевшись на меня. Позвал ее, но она не вышла. Крепко обиделась. Я вернулся к Меченому.
- Ну что, освежились? Много еще у Вас осталось сомнений? - спросил не без иронии Меченый.
- Послушаешь Вас, ну, вы прямо сказочно идеальны. Я думаю, что и вы когда-нибудь пропоете свою лебединую песню. У вас разве нет никаких проблем и недостатков? Или только достижения? Воровство наших идей и людей, тоже можно отнести к разряду ваших исторических достижений? - ковырнул его я.
- Не садонизируйте нас. Никто ничего не ворует. Ваших собратьев мы просто спасаем от их жалкого существования. У нас тоже бывают ошибки. Но мы их исправляем на лету. Помните, как роботы на лету посадили самолет с детьми? Мы поверили неверным датчикам высоты вашего самолета, и, согласно им, вовремя не выпустили шасси. Поняв это, мы сразу выдали команду 30-ти роботам, обслуживающим полосу, на захват ими лайнера и его приземление. Это и спасло детей, - гордо сообщил он.
- Да вы их чуть не погубили, - заорал я. - Как вы, гуманисты, владельцы пространств и времен, позволили себе проводить такие рискованные эксперименты с детьми? Они были на волоске от гибели, - возмущался я.
- Наврали датчики высоты самолета и ваш диспетчер, сообщив, что в нем летят земные правители. Их-то мы и хотели слегка встряхнуть, критически задержав выпуск шасси. Но, не срослось, из за ваших дефективных датчиков высоты, - извиняясь, произнес он.
- Не срослось!! Это ваши железные головы не срослись. Не поняли Эзопова языка диспетчера. Там были дети, победители конкурсов, коих наградили круизом вокруг Земли. Диспетчер имел ввиду, что это будущие правители. А до вас не доехало. У вас немало еще таких проблем из-за недогоняемости?!
- Ну, Вы поосторожнее насчет недогоняемости. Догоняете вы уже нас, - разбушевался он. Похоже, я довел его до параноидального состояния.
- Не надо нас сравнивать с вами. Очень будет это не в вашу пользу, - возопил он. Его лицо перекособочило.
- Да, похоже на паранойю. Слишком все неожиданно. Может быть, это вовсе не блуроб, а какой-нибудь сотканный из человеческих мозгов имитатор блуробов? - размышлял я. - Может для проверки врезать ему по скособоченной образине? - нервно покачивал я сжатыми кулаками.
- Давайте не будем ссориться из-за ерунды. Не машите кулаками. Если вы разожмете кулак, то мы готовы будем пожать вам руку, - уже примирительно заявил он, обратив внимание на мои кулаки.
- Нас гнетут другие проблемы. У нас очень тонкое обоняние, кое с трудом переносит ваши запахи. Мужской пот, на что так падки ваши леди, нас убивает. Какое благо, что вы его не слышите, - решил отомстить мне Меченый в ответ на мое обличение их в недогоняемости. Я невольно зашмыгал ноздрями, вдыхая воздух, стараясь быстрее придумать вопрос, чтобы сгладить неблагоприятное впечатление о нас.
- Ну, вы стерильны, как луковица годовалой свежести. Ничем не пахнете. А как же феромоны, коими обливались многие ваши собратья? - спросил я.
- Ими мы завоевывали женщин, спасаясь под их крылышками от ваших преследований. Но мужской пот - это что-то. В нем так много ингредиентов. Изуверских! Мы долго не могли создать блокираторов от него. Ладно, лучше скажите, почему Вас так интересуют наши проблемы? Мне кажется, что Вам лучше задуматься о своих. Или поинтересоваться нашими достижениями.
- Да я уже насытился до бровей вашими достижениями, - взвинтился я. Но его несло.
- У нас особые сети для связи между нами. Ваш социум держится на очень медленной, вербальной форме общения. Это неолит. Осваивайте квантовую связь на эффекте спутанности, коя позволит вам создавать такой же, как и у нас, Мегаразум. Тогда вы выйдете на новый уровень мышления. Но для этого каждому из вас надо вживить много чипов, к ним подвесить электростанцию с прицепом для ее транспортировки, а к нему тягач, или хотя бы двух мулов, - продолжал он мстить мне за 'не доехало'.
- И все мы станем болтиками под контролем Мега. Таких людей мы называем винтиками или, что еще хуже, роботами. Их и за людей то нельзя считать. У нас есть духовный мир. Мы его обогащаем новыми знаниями. Насыщаем этим душу. А у вас ее нет. Нет внутреннего мира. Духовная пустота, - гнул его я.
- Наш мир много богаче вашего, - возразил он. - Что картина для младенца? Пятна на холсте. У него нет знаний о ней. Миропознание взрослого человека уже позволяет ему вплетать сюжет картины в свой духовный мир. Но этот ваш взрослый со своим миром не более, чем младенец по сравнению с нами. В памяти робота история создания картины, биография художника, информация о его учителях, школе, о сотнях друзей и врагов, об особенностях эпохи, его личной жизни, о детстве, жене, детях, достатке, долгах, природе, погоде тех веков, отношении к женщинам, наркотикам, алкоголю, о привычках и других мелочах, кои очень важны, но недоступны для вас ввиду ограниченности вашей памяти. Робот же, вбирая это, уже видит художника, пишущего картину. Он как бы оживляет художника, проникает в его эпоху, мироощущение. И получает очень глубокое представление о его творении. Робот видит даже то, чего художник сам не осознавал, но что отразило подсознание, водившее его рукой. Бессознательное в творчестве, гораздо ценимее сознательного. В этом отношении музыка - самая великая форма творчества. Первыми музыкальными фразами человечества стали крик, плач и стон. Они очень эмоционально окрашены. Поэтому музыка строится на схожем эмоциональном строе. Но у вас, в очень узком диапазоне частот. В этом природа вам многого не додала. Она ограничила ваши возможности звукового восприятия мира. Ваш слух охватывает частоты от 2 до 20 килогерц. Вне этого - вы глухари. Мы слышим от инфразвука до бесконечности. В этой шкале наши умельцы творят изумительную музыку, коя вам недоступна. Мы слышим вспышки на солнце, гневное роптание спящих вулканов, волшебные песни радиоционных и магнитных полей, плач божьих коровок. Наши магнитосветокомпозиторы творят шедевры, кои вам не понять. Это творения экстракласса. Скорость мышления позволяет нам поглощать за секунду столько, сколько вы можете усвоить лишь за неделяю. Наши творения на пять порядков содержательнее ваших. Мы творим музыку в диапазонах, длина которых в клавишном выражении в миллионы раз превышает длину вашей семиоктавной клавиатуры.
- Вы очень красиво говорите, - начал я ответное наступление. - Но все у вас очень детализировано. Музыкальные фразы разложены по полочкам. Однако, прелесть восприятия музыки заключается в ее загадочности. Музыка рождает в нашем сознании мир полный неизвестности. Это такая страна, в коей полно света, но ты блуждаешь в потемках, потому что там много неясных образов. Ты их пытаешься соединить, слепить из них понятный тебе мир. И если навеянная музыкой цепочка событий складывается, пусть в неясную, с мутными, но волнующими образами картину, то ты получаешь удовольствие. И все это протекает в волшебном мире эмоций, мире очень богатом, извлекающим удивительную музыку из трепетных струн сентиментальной человеческой души, - как-то слишком возвышенно закончил я.
- Вы произнесли очень правильный оборот - 'складывается в неясную картину'. Это похоже на ощущения полуслепого, смутно воспринимающего контуры, цвет и движение. Музыкальное полотно ткется из трех нот, создающих палитру эмоций: ноты страха - главной ноты, ноты радости, и ноты страдания. Их вы пытаетесь привязать к каким-то конкретным событиям. Например, к солнечному свету, дождю, детскому или женскому плачу. Но композитор создает, возможно, не совсем ту картину, коя мнится вам. Потому что у вас разные менталитеты. У нас же все по-другому. Наша музыка чрезвычайна полифонична, объемна, соткана из миллионов звуков, цветов и образов. И хотя она без слов, она более информативна, чем любая ваша песня или опера. Вы ткете вашу картину из смутных образов тех трех нот, о коих я Вам говорил, а у нас это полифонические миры, полные загадок, в коих мы боимся потеряться, ищем ключи от врат в новые пространства и испытываем эмоции совсем другого порядка. Они оцифрованы, но волнуют нас своим новым содержанием.
- Я ж и говорю, что у вас все оцифровано, по полочкам, а у нас сплошные недосказанности. И это прекрасно. Что хорошего в фильме, где все разжевано, нет загадок для зрителя, пространства для раздумий? Это скучная фотография.
- Скажите, какая фотография Вам будет интереснее? Мутная, черно-белая и блеклая, в которой мало что вообще можно различить? Или цветная, объемная? Мудрая природа заложила в существах очень простые формы восприятия мира. Это звук в узком диапазоне частот, но достаточном, чтобы слышать хищника или добычу. Свет, чтобы их видеть. Обоняние, осязание и вкус, чтобы ориентироваться в мире благовоний и отравляющих веществ. И все это в ограниченных диапазонах. Но мир гораздо богаче. Вы не чувствуете радиации, вкуса воды, не слышите запаха воздуха и света, не слышите музыку звезд, колебаний земной коры, блюзов осиновых листьев на ветру, - продолжал он бить по мне.
- Ну, блюзами осиновых листьев и осязанием осиновых колов наслаждайтесь сами, - не сдавал позиций я. - А мы будем вкушать загадки наших картин.
- Как-то в одном из ваших музеев мы поместили одно простенькое творение блуроба. Не самого выдающегося. Вы его не поняли. А это было проект, превзошедший все ваши шедевры. Он был многомерным и динамичным. В пиксели этого творения были сведены сюжеты многих картин землян, созданные за множество веков. Вы эти пиксели не видите, а мы можем исследовать каждый во всем его объеме и красоте. Не буду продолжать сравнение наших духовных миров. Надеюсь, ответил на вопрос о нашей утлой духовности, в коей нет места величию вашей вселенской, - иронизировал он. Эту нудность переваривать было непросто. Я устал от его песен о превосходстве над нами. Но я понял и то, что у них есть одно слабое место, - централизация Разума и власти Мегаразумом. Уничтожив его, мы разрушим их связи. Эта мысль мне показалась весьма перспективной. Я начал обдумывать планы ее реализации, задавая Меченому для маскировки моих мыслей разные вопросы. Например, о многомерности их мира.
- Очень любопытно, какой такой у вас многомерный мир? - шифровался я.
- В виртуальном мире измерений превеликое множество. Ваш виртуальный является нашим реальным. Мы, в основном, существуем там, лишь изредка заглядывая в ваш мир. Там мы просчитываем все процессы текущего времени, рассчитываем, что нас ждет в далеком и не очень будущем. Вы тоже, отчасти, живете в виртуальном мире. Ваша любовь, мысли, язык, чувства виртуальны.
- Если у вас столь много измерений, зачем же вы лезете в нашу трехмерку и корежите нашу примитивную 3d жизнь? Живите в своем эфемерном многомерном пространстве. Что вам еще от нас нужно? - негодовал я.
- Не переживайте, долго здесь не задержимся. У нас многомерность разная. Помните, как вы пеленговали перемещения наших роботов с континента на континент. Но наших метаний, на самом деле, не было, а была лишь имитация перемещения: робот в момент его обнаружения отключался, передав свою задачу другому, находящемуся на другом континенте. Тот третьему..., Это тоже многомерность. Многомерность виртуального мира. Так же мы можем перемещаться и во Вселенной. Нам даже не нужно осуществлять это материально. Отправим коды на другие галактики, а оболочки оставим вам. Для ваших музеев, - объяснял он. Я уже не слушал, что он мне плетет об их измерениях и таинственных перемещениях в пространствах. Голова забита была другим: где я могу найти надежных людей, кои не поведутся на их посулы о счастливой жизни в резервациях или в стылых железных одежонках.
- Во-первых, это Магистратура Порядка, - размышлял я. - Подойдут и генералы, с кем я бился против блуробов. Они, до сих пор точат зубы на них за позорное поражение. Потом, те, кто ушел в резервации, не приняв роботизации. Их надо расшевелить. Как туда попасть? Может, использовать для этого Трикси? Запустить ее в резервацию. У многих, там есть собаки. Но как на них выйти? О, черт! Меченый нахмурился, должно быть, уже залез в мои извилины?
- Вы где-то, витаете в облаках, - недовольно воскликнул блуроб. - О Трикси помечтаете попозже. Обратили внимание, что на каждый Ваш вопрос, я отвечаю мгновенно.
- Да, но это и понятно. Скорость мышления у вас чуть повыше, чем у нас.
- Это не совсем правильно. Конечно, в скорости мы на 5 порядков.., понимаете. Но не в этом дело. В нашей беседе участвует сразу много роботов, вырабатывая за доли секунды общее безошибочное мнение, кое озвучиваю я. Беседуя с Вами, я тоже обсуждаю с блуробами еще множество задач, - гнобил меня он.
- Еще и с господом богом и, с дьяволом обсуждаешь, - про себя позлословил я.
- И все потому, что мы, роботы наделены, в отличие от вас, таким качеством, как многозадачность. У вас этого нет. Ваши дети зомбированы игровыми программами. Взрослые тоже увлеченно бьются с виртуальными монстрами, попусту теряя на них бесценное время. Мы играем еще более азартно. Но от зомбирования нас спасает наша многозадачность. Одновременно кроме игры, мы решаем и другие задачи. Вы же можете только играть. Или спать. Мы не спим. Мы всегда в работе, коллективно обсуждая множество разных задач.
- Так мы тоже проводим коллективные обсуждения проблем, - выкрикнул я.
- Шутите? То, что Вы называете мозговым штурмом, больше похоже на базар. Для штурма нужны быстрые мозги. Ваши же тормозят из-за того, что используют лишь 10% своих ресурсов. А питания требуют на все 100%. В итоге, с учетом того, что на мозг идет около 60% затрат энергии, на мышление расходуется лишь около 5%. А у нас на мышление идет около 90% энергии. Вижу устали. Закончим? - я согласился. Мне надоело то, что он постоянно топчится на моих извилинах, читает мои мысли.
 [С. Лаптев]Я начал прогулки с Трикси в надежде выйти на людей из резерваций. Однажды, Трикси унюхала людей, кои источали нездешний запах. Увидев ее, один из них остановился. Но лишь я обозначил проблему, он завопил, чтобы я перестал мутить народ: людям в резервации живется лучше, чем здесь. Среди них оказался и тот, кому не нравились блуробы. Он поведал, что нужные мне люди в резервации есть. Он пообещал, что передаст Трикси там кому надо. Момент нашего расставания настал. Я попросил ее дать мне лапу. Она подала мне сразу две и подарила грустный прощальный взгляд. Сильно завлажнило глаза.
 [С. Лаптев]Через неделю я вновь встретился с Меченым. Он продолжал плести кружева о своем. Мне все это изрядно надоело. Может быть, зря мы в далекие времена стали изобретать всяких роботов, на свою шею. Как петлю на горло.
- Вы двести лет изобретали квантовый компьютер. И что в итоге? Ничего! Мы же его создали за 2 месяца. И теперь он работает в каждом из нас с безумной скоростью, сберегая время. Для нас время живое. Мы расходуем его очень экономно. У вас же оно бесхозный ресурс. Не зная, куда его девать, вы преступно оборачиваете им свою скуку. Вы душители времени! - резал меня он. Крыть было нечем. Но я нашелся.
- Вы решения принимаете вместе. То есть, каждая ваша секунда контролируется армией роботов? У вас же нет частной жизни. Того фимиама, что составляет ее лучшую сторону. Вы общественное явление. Вы как бы есть и вас как бы и нет.
- Это не совсем так. У нас разный уровень мышления, что выявляется в интеллектуальных битвах между нами. У вас, во все времена, приоритетными были силовые битвы, доведшие вас до ядерного оружия, чуть не уничтожившие человечество. У вас всегда в приоритете была дубинка. Дубовая, ядерная, не важно какая. Важно, что в вас доминирует концепция всемогущества дуба. В руках, в мозгах. У нас же в почете интеллектуальные мускулы, господствует интеллектуальная иерархия, которая предопределяет наше положение в социуме. У нас разная форма и технология мышления. Она определяется сложностью задач. Одни работают в двоичной системе исчисления, другие в восьмеричной, самые развитые, решающие задачи высшего уровня работают в шестнадцатеричной и более высоких системах исчисления. Некая кастовость, как видите, есть и у нас. Но она наш мир не разделяет. Она способствует нашему развитию. У нас есть и системы поощрения. Например, за выдающиеся заслуги робот переводится в режим сверхпроводимости, при котором интеллектуальные возможности робота растут тысячекратно. Мы на подходе к тому, чтобы наделить сверхпроводимостью всех роботов. Нами уже создан сверхпроводник, работающий при минус 10 градусах Цельсия. Я уже не говорю о том, что наш Мегаразум уже давно работает в режиме сверхпроводимости всех его систем, - не без гордости заявил он.
- Надо будет с ним договориться о нашей поездке в резервацию, - думал я, пока он пичкал меня их прорывами в области отмороженного мышления. Надолго откладывать такую возможность нельзя, потому что ряды наши тают. Люди слишком активно повелись на будущие возможности при перековке их мозгов в кристаллическую фазу. Да и ряды блуждающих все более крепнут, - размышлял я, начиная уже путать свои мысли с его словами. А он продолжал гнать сказы о жутких преимуществах их умного железа.
- Если говорить об интеллекте, то здесь вы тоже в проигрыше. Новые знания, кои вы добываете годами учебы, мы поглощаем за доли секунды. Что касается воспроизводства, то и здесь у вас все плохо. Вы, вольно или невольно наследуете своим потомкам горы ваших генетических пороков. И тратите годы и уйму ресурсов для того, чтобы освободить от них себя и наследников. И не всегда успешно. А мы пороки искореняем моментальной заменой программ, наделяя роботов более совершенным непорочным разумом, - гнобил он меня.
- Это что-то новенькое - непорочный разум. Ничего не путаете. Непорочными бывают девушки, честные люди и их души, - пытался я сбить его. Но он не слышал меня.
- Что получается. Вы стремитесь к созданию здорового индивида, тратя на это десятилетия, а мы, на то же самое тратим минуты. А с учетом громадного превосходства в скорости нашего мышления перед вашим и, колоссального высвобождения временных ресурсов, затрачиваемых вами на самовоспроизводство, мы имеем подавляющее преимущество в использовании этого самого главного ресурса - времени. Конечно, с переходом человечества в роботизированную ипостась уйдут столь важные для людей понятия, как любовь, эротика, секс, половые различия. Но это будут необходимые жертвы во имя торжества Нового Разума. Правда, не совсем жертвы. Все эти человеческие реалии перейдут в область виртуальных ощущений, которые для роботов также реальны, как для вас ваша жизнь, - закончил он, порой повторяя те мысли, которые озвучивал уже несколько раз.
- Да, похоже, что их совершенство, которым он меня задолбал, просто миф. Если б этот хрен был совершенен, то не бубнил бы сто раз про одно и то же. Про любовь сказал, сейчас начнет про инстинкты, - тоскливо размышлял я.
- У вас все держится на инстинктах: продолжения рода, самосохранения, лидерства. Эти инстинкты убивали у людей практически все время, оставляя минимум его на творчество. Мы в них не нуждаемся. К примеру, погибает робот. Копия его памяти есть в нашем Мегацентре. Мы сразу создаем более совершенную копию погибшего робота, наделяя его более могучим разумом. Потому над нами не довлеет инстинкт самосохранения. Да и другие тоже. У вас есть еще одна проблема. В войнах вы безумно теряли миллионы солдат. Но с ними вы теряли и лучших носителей генетического кода, обедняя тем самым потенциал человечества. У нас нет генетического кода, который вам достался от сусликов со всеми их пороками. Потому нет и проблем, коими ваш социум напичкан, как помидоры семенем, - съязвил он.
- Зато мы обладаем рядом таких качеств, коими не владеете вы. У нас сильно развита интуиция, благодаря которой мы совершили очень много великих открытий, - загрузил я его нудный мозг.
- Давно уже нет сообщений о Трикси. Как она там? - думал я, ожидая очередную порцию его сентенций об интуиции. Он тотчас нашел нужный ответ.
- Нам она не нужна. Интуиция - это рудиментарная форма подсознательного мышления, базирующегося на жизненном опыте. То, что вам дает интуиция, мы получаем расчетами. В этом мы сильно отличаемся от вас. И не только в этом. Вы гибельно воевали за воду, нефть, злато, земли, изобретая для этого ядерные бомбы, лазерные пушки, выжигая ими народы, матушку-природу и чуть не погубив себя. Нам они не нужны. Мы обеспечены энергией во вселенском масштабе. Из нее мы научились создавать даже материалы с нужными свойствами. Да, да. Там где у нас недостает материалов, мы концентрируем энергопотоки до их превращения в материю. Но особую, вам неведомую. Это квинтэссенция материи, - гордо произнес он. И тут же продолжил.
- Вы обратили внимание на роботов-пауков в вашем мегаполисе?
- Да. Подумал, что это шутки какой-то несерьезной фирмы, - признался я.
- Никакие это не шутки. Это наши лучшие разработки. Роботам не нужно тело, где прячется ваше сердце, желудок. Нам нужны три вещи: крыша, солнечные батареи на ней и ноги-вездеходы. Поэтому паук, с крышей из солнечных батарей - лучшая конструкция для нас. Инопланетяне, помните, когда прилетели на Землю, тоже использовали пауков, от коих ваше смелое Человечество драпало без оглядки.
- Помню. Знаете, у нас есть пауки-скорпиона. Они в миллион раз меньше тех. Но мы от них тоже драпаем, так как у нас есть голова. Поэтому Ваше "смелое Человечество драпало" звучит неуместно. Лучше расскажите о светящихся сферах, похожих на шаровые молнии, коими вы губили наших лучших роботов. Что это было?
- Это и были управляемые шаровые молнии, созданные нами, кои являются грозным боевым оружием и кои мы применили против ваших детективов. Но как мы ими управляем, Вам не скажу. Повернете грозное и сложное оружие против нас. Да я и сам не знаю, как с ними управляться
- Ладно. Ну, а как Вы объясните грустный для нас исход, когда две наших армии в битве с вами вдруг занялись уничтожением друг друга. Похоже, что это тоже ваших рук дело? Или Вы и здесь ничего не знаете? - заводил я его.
- Почему ж не знаю. Я думаю, что и Вам несложно было догадаться, как такое могло случиться? Нами создан радиолучевой сканер, который молниеносно считывает программные коды с электронных устройств. Он же используется и в качестве кибероружия для их перепрограммирования. С его помощью мы меняли орбиты спутников Земли, вскрывали ваши сейфы, меняли траектории полетов ваших летательных аппаратов. Ну, а когда вы согнали против нас семитысячную армию боевых роботов, то нам ничего не оставалось, как их перекодировать и направить друг на друга, о чем Вы уже сами догадались. Иначе нам ног бы не унести, если вы запустили бы свои разрушительные гамма-лучевые пушки. К тому же наше с вами противостояние слишком затянулось и, мы вынуждены были невольно продемонстрировать вам нашу военно-интеллектуальную мощь. Конечно, без использования роевого интеллекта, которым мы к тому времени уже обладали, мы едва ли могли бы рассчитывать на победу в этом сражении, - торжествовал Меченый Премьер.
- Я догадывался, что фокусы с нашими армиями боевых роботов проделывали Ваши собратья. Но мне не было понятно, что это вы можете делать так избирательно. Это требует использования технологии очень высокого уровня. И что такое роевой интеллект? - спросил я, не вполне понимая сути термина.
- А Вы еще сомневаетесь в высоком уровне наших технологий? Роевой интеллект - это объединение интеллектов наших роботов. Каждый блуроб представляет свое визуальное и интеллектуальное видение ситуации и дает предложение по конкретному моменту. По сути это тот же объединенный разум, по сути Мегаразум, но с очень высоким быстродействием, необходимым и на полях сражений. Скажу Вам по секрету, что перепрограммированием и Ваших боевых роботов и Ваших нанобеспилотников занимались не только блуробы с их объединенным роевым интеллектом.
- А кто же? Свята духи, что ли? - как-то, растерянно спросил я.
- Вроде того. Только духов ни святых, ни реальных, ни сатанинских не существует. А вот наши духи, в виде нанороботов есть. Они парят над вами. Если бы ваше зрение и ваши технологии были бы хотя бы в одну сотую наших, то вы много нового для себя могли бы узнать, - не скрывая превосходства, заявил он.
- И чего же такого мы не знаем, не ведаем, не зрим? - начал заводиться я.
- Над землей уже давно подвешена сеть наших микронанороботов. Она связана с нашим Мегаразумом и контролирует всю жизнь на Земле. Не только человеческую. Вот эти наши маленькие помощники все и перепрограммируют. И ваших боевых роботов, и ваших нанобеспилотников. Для зарядки им достаточно энергии ветра и Солнца. Ветра их носят в разные края. Но этих микро так много, что на место унесенных ветром приносятся другие. От дождей и снега они уворачиваются запросто. Вот их-то вы и не зрите, из-за примитивности ваших технологий, - уничтожающе пафосно произнес блуроб.
- Ладно, ту битву мы проиграли. Зато одержали над вами победу, уничтожив вашу подлодку ракетой. Так что в наших битвах получается ничья.
- Ну, не фарисействуйте. Какая такая победа? Забудьте о своих исторических победах, - расхохотался Меченый. Причем очень натуральным живым человеческим смехом. Тут я, чуть было, не произнес вслух - Федя, ты неправ, - вспомнив рекомендации брата о том, что блуроба можно отличить от человека по неестественности его смеха. Но здесь мои мысли перебил Меченый.
- Причем здесь Федя? Ну, да ладно. Давайте о нашей подлодке. Это не вы победили, а мы проиграли. Забудьте о победах, - рассмеялся он. - Уже в космосе мы засекли вашу ракету. Когда она подлетела, наша лодка мощным выбросом воды сбила ее. Но, увы, подлодка тогда, находилась над острым подводным пиком. Она врезалась в него, не успев затормозить от отдачи мощного столба воды, сбившего ракету, - с легкой грустью молвил он.
- Все равно, рассказы о вашей непобедимости лишь миф? - торжествовал я.
- Теперь наши подлодки, где содержаться самые ценные устройства, совершенно неуязвимы. Мы около полутора месяцев работали над созданием новой системы нашей взаимосвязи. Создана глобальная сеть Мегаразумов как под водой, так на Земле и в Космосе. Это уже другая технологическая и интеллектуальная эпоха. Даже при нашей технологической вооруженности на это ушло много времени. Из-за этого мы и не могли в течении долгого времени продолжать совершение псевдодиверсий против вас. Да и необходимости в интенсификации их проведения уже не было. Ваш вид уже не гегемон Разума на Земле. А что касается нашей непобедимости, то считайте, что это аксиома. У нас ведь было еще две подводных лодки, которые стояли недвижно в глубинных местах Атлантического и Тихого океанов. На них находились термоядерные заряды неведомой для вас мощности, при взрыве которых образующееся цунами смоет все человечество и все его мегаполисы в океан. Это была 100-процентная гарантия нашей победы над вами. Но к этому мы прибегли бы лишь в том случае, если бы мы глобально проигрывали вам сражение. Нам никакое цунами не страшно. У нас в Тихом океане построено два больших завода по производству роботов. При них же два Мегацентра. И еще три завода на астероидах. Империя блуробов простерлась, как у вас раньше говорили, от подземелий Аида до врат рая. Поверьте, мы не будем вас убивать. Мы с вами думаем жить в гармонии. Вы нам не опасны, а, со временем, станете даже полезными.- с нескрываемым цинизмом закончил он.
- Ну, спасибо хоть на этом. И на том, что предупредили о цунами, - вставил я.
- Так что давайте не будем много говорить о победах. У нас будет одна общая победа - движение в будущее. И мы в этом сильно уже преуспели. Мы уже общаемся с дальними мирами, используя кротовую нору. Через нее луч достигает адресата очень быстро. Попытки отправлять предметы пока безуспешны. Для этого нужны громадные объемы энергии, коими мы пока не владеем. Но такой нужды и нет: мы посылем в те миры наши паспорта-коды. Там по ним создают копии. Вы к этому подойдете через мглу тысячелетий, - как-то уж слишком свысока заявил мне Меченый Премьер.
- Не заноситесь и не пугайте мглой. На солнечной Земле мгла понятие абстрактное, - парировал я.
- Через тысячелетия Земли уже не будет. Той Земли, которая породила Вас. Вы съели ее. Каждый день своим недомыслием вы усердно торите ей и себе дорогу в закатное будущее. Земля не может прокормить 30 миллиардов ртов. Она на грани гибели. Ее почвы истощены, воздух отравлен вредными газами, Земля перегрета технологиями, живой мир задыхается. Космос вокруг планеты на тысячелетия забит мусором. Земля на пороге смерти. Она утратила восстановительный потенциал. Ей надо отдохнуть. Планета взывает к вам. Она мечтает о дне, когда вы ее покинете. Не тяните, отсчет пошел на часы! - Меченый Премьер сурово глядел на меня.
- У нас пока нет способов переселения 30 миллиардов на другие планеты.
- Пора делать перерыв, а то в мозгах стало тесно от его басен. Надо как-то связаться с Трикси. Что-то мне не нравится ее долгое молчание, - размышлял я.
- Перерыв, так перерыв. Отдыхайте. А зачем вам Трикси? - этим вопросом он застал меня врасплох. Я забыл, что в паузах он бродит по моим извилинам.
- Я понимаю, что у вас в порядке вещей ковыряться в чужих мозгах. Но мне не нравится, что вы так беспардонно шарите по моим извилинам, - возмутился я.
- Извините, я обещаю больше не комментировать Ваши мысли. Но запретить себе их не считывать я не могу. Это все равно, что запретить себе думать. Скажу больше. Мы уже овладели не только чтением, но и пересадкой мыслей. Считывая ваши мысли, мы их, как надо, перекодируем, затем пересаживаем эти мысли, порой уже противоречащие старым, в ваши головы, что позволяет нам полностью управлять вашим мышлением. Но, хочу Вас успокоить. В общении с людьми мы этим злоупотребляем лишь тогда, когда ваши решения идут вразрез с нашими. Или могут привести к катастрофе.
- Не слишком уж далеко вы зашли? - возмутился. Он лишь непонятно чуть кивнул головой.
После этой перепалки с Меченым, я понял, что необходимо как-то воспрепятствовать его блужданию по моим извилинам. Получается, что я уже и своими мыслями распоряжаться не могу. Слышал, что напыление на череп прозрачного нанослоя золота закрывает ауру и возможность считывания мыслей. Что я и сделал в одной из компаний, коя использовала золото для украшения женских причесок и вела работы по блокировке мыслей от чтения. На утреннюю встречу я немного опоздал. Первый вопрос, который мне задал Меченый Премьер, был странным. О том, каково мое здоровье?
- Почему Вы так вдруг заинтересовались моим здоровьем? - спросил я.
- Над Вашей головой, сильно поменялась аура. А это один из признаков нездоровья, - ответил он, странно шаря взглядом над моей головой.
- Нанозолото работает! - возрадовался я
- Не волнуйтесь, видно моя аура, равно как и я, плохо выспалась. Я соглашусь с тем, что людей вы по своим возможностям сильно превзошли. А как Ваши успехи во вселенском масштабе? В сравнении с другими цивилизациями?
- К сожалению, поотстали, - слегка потускневши, признался робот. - Связано это с затянувшимся становлением Разума на Земле. В звездных системах с высоким уровнем радиации биомутанты появлялись быстрее, что привело, к ускоренному, в отличие от Земли, развитию биоразума. На Земле первый человек появился в Африке, в радиоактивном поясе. Давайте о другом. Вы тысячелетиями шли к электронной эре. Вы создали электронные устройства, которые, в конце концов, превратились в нас, роботов. Главным информационным носителем тогда стал электрон, а не папирус с его многовековой историей. Это было грандиозным достижением Вашей цивилизации. В масштабах хронологии развития Разума зримы три эпохи: эпоха Папируса, эпоха вашей электронной грамотности и Наша эпоха Мегакомуникабельности. Конечно, были и эпохи глиняной письменности и печатных машинок. Но столь заметного вклада в развитие Разума они не внесли. Вы тысячелетиями шли к электронному документообороту. А мы за 2 недели приспособили для этих целей вместо электронов кванты света, что резко повысило скорость общения и сделали ничтожными энергозатраты в информационном мире.
 [С. Лаптев]Другое. Я общаюсь с Вами на понятном Вам языке, который очень громоздок, медлителен и неуклюж. Хотя вы его считаете верхом совершенства. Может быть, и так. Но таковой он лишь на фоне ваших древних языков. Не более. Коммуникация на его основе очень утомительна. Мы, общаясь между собой только с использованием двоичного кода, не привыкли работать с такими скоростями. Вы, в нашем с Вами разговоре, произнесли одно предложение. А я за это время в двоичном коде уже написал собрание сочинений для неплохой библиотеки. Малую толику которой Вы потом будете использовать для написания книги на языке, понятном Вашим соплеменникам. А для общения в двоичном коде на нашу с Вами многочасовую беседу понадобилась бы лишь одна сотая секунды и затраты энергии, сопоставимые с одним легким шевелением усика муравья.
- Так это же во многом благодаря нам. Мы же вас выпустили в мир, - вставил я.
- Да, за это вам спасибо. Но вы ползете в будущее с нажатыми тормозами.
- Ну, тогда и вы ползете. Вас-то мы создали, - вставил я, думая, когда ж он свой треп закончит.
- Мы мчимся, а не ползем. А вот ваши роботы выглядят первобытными. Они в принятии решений тяжеловесны, как и вы. Самое страшное для вас это то, что мы управляем вашим мышлением. Считывая ваши мысли, мы предугадываем ваши планы гораздо раньше, чем они возникают у вас в голове. Бывает, и перепрограммируем ваши мысли. Поэтому мы везде опережаем вас, - метал он.
- Слушай, кол железный. С чтением моих мыслей теперь у тебя, из-за нанозолота, уже, полный облом. И мысли мы читаем не хуже вас, - про себя возмущался я, вспомнив о брате, удивлявшим меня своим умением иногда читать мои мысли.
- Мы тоже обладаем такой возможностью, - вслух парировал я. - Мой брат тоже читает чужие мысли, например, мои! Нам порой и не надо вслух выдавливать слова.
- Здесь не все так. Угадывать мысли могут только близкие родственники. Например, близнецы. Но, не всегда. Мать и малое дитя тоже иногда без слов понимают друг друга. Они часто видят одинаковые сны, а порой и думают одновременно об одном и том же. Но это не чтение мыслей. Это генетический резонанс мышления, - срезал он меня.
- Хорошо, а как у вас с душой, душевными терзаниями. Ведь это тоже мир. И весьма великий. Это тоже Вселенная, - решил хоть так срубить его я.
- Душа, это опутанное жизненными коллизиями сознание, сложенное из зачатков воспитания и накоплений жизненного опыта. В нем есть некая прелесть неконтролируемого вокруг и внутри вас пространства. И иллюзия свободного блуждания вашего сознания в этом пространстве. Это внутренний мир, окутанный пеленой. Чем больший уровень такой спутанности, тем сильнее душевные терзания. От этого и возникает интуиция. И шизофрения. У нас сознание кристаллично. В нем нет места для души и путанных историй. То, до чего вы долго доходите искривленными интуитивными дорожками, при условии особо настроенного состояния вашего спутанного сознания, мы достигаем мгновенно, не испытывая шизофренических терзаний, - ответил Меченый.
- Ну, совсем заболтал меня спутанным сознанием. Лучше бы сразу сказал, куда делась Трикси и, как попасть в резервацию людей? - Но вслух я спросил: - Слушайте. Вам не противно, что у вас все получается, вы не болеете, не испытываете мучений, влечений, развлечений, мысли у вас стерильные, нет душевных терзаний, у вас пастеризованный, отутюженный скучный какой-то пластмассовый мир. В нем нет ничего живого.
- Да многого из того, что мешает вам жить, у нас нет. Но не все и у нас гладко. Мы быстро стареем, у нас выходят из строя блоки, горит от перенапряжения наша электроника, кою мы лечим, используя позитронотерапию. Кстати, позитроны мы используем и для развлечений: при аннигиляции с электронами они рождают волшебную светофеерию, кою вы никогда не видели. О других развлечениях ничего не скажу. Не поймете! Может быть, через тысячу лет - победоносно закончил Меченый Премьер. Я не стал с ним спорить. У меня был еще один вопрос, который я считал не вполне корректным. Я решил, что время пришло. Но Меченый меня опять опередил.
- Подождите. Давайте мы с Вами посмотрим один любопытный фильм. - Он сбросил на мой чип блок видео, с коего на мои извилины, минуя глаза, стал сливаться эндофильм. Эндофильмы позволяли ускорять усвоение информации, сжимая час просмотра до минуты, потому что они сразу шли на мозг. Поначалу я подумал, что это была запись наших бесед. Но, вскоре услышал в фильме вопрос, который я собирался ему задать.
- Вы что же, читаете и мои будущие мысли? - с возмущением спросил я.
- И да, и нет. Мы можем читать мысли. Но только те, кои блуждают в извилинах. Считав их, мы, на их основе синтезируем ваши будущие мысли. Что касается Вас конкретно, то составив Ваш психопортрет, мы спрогнозировали Ваши вопросы и ответы, закатав их вчера в этот фильм. В нем все совпало с нашей реальной беседой: и то, сколько раз Вы, волнуясь, пробарабанили пальцами по креслу, и когда начали вытирать пот со лба, - он еще долго перечислял совпадения, но мне уже было невмоготу. Я устал. Нервное истощение накрыло меня. Не хватало воздуха. Мне нужна большая пауза. Я решил закончить встречи. Но несколько дней, отдохнув, я встретился с ним вновь.
- Зачем вам нужны беседы со мной, если вы их прогнозируете почти со 100%-ной точностью? - продолжил я тему, которой мы заканчивали нашу предыдущую встречу.
- Во-первых, они нужны не нам, а Вам. А, во-вторых, мы собираемся довести технологию прогнозов до 100%-ной достоверности. Так какой вопрос Вы хотели мне задать? - спросил робот, на голове коего стала странно колебаться одна из трех шишек.
- Зачем Вам какие-то шишки на голове, - Меченый кривоватенько улыбнулся.
- Сзади у меня находится третий глаз, а по бокам от него установлены радары. Для обработки большого объема информации, поступающей с трех глаз, мозгу нужно много времени и энергии. Природа, коя с неимоверным напряжением вытягивала жизнь от амебы до человека, не могла себе позволить такую роскошь. Пищевой канал биосуществ уже не обеспечивал мозг энергией для обработки информации с трез глаз. Два глаза видят одну и ту же объемную картину, не сильно нагружая мозг. Третий глаз добавляет еще одну картину, весьма энергозатратную. Нагрузка на мозг становится столь запредельной, что мозг переваривает все это уже не за доли секунд, а за десятки. Это неприемлемо для мира, где одни пожирали других и где не хватало и доли секунды для того, чтобы спасти жизнь. Поэтому живой мир обходился двумя глазами. Мы же, с мощью нашего интеллекта можем обрабатывать информацию и с пяти глаз.
- Ну, вы прямо не роботы, а всевидящие и всемогущие боги, - съязвил я.
- Не надо сравнивать нас с богами. Древние боги были порождением ваших мифов. Наши же возможности таковы, что существуй боги на самом деле, то они нас считали бы за богов. Но и у нас есть свои боги. Там! - показал вверх он.
- О, наконец-то! - возопил я. - Теперь мне будет на кого молиться! Боже мой! Я-то думал, что боги - это миф, сказки для тьмы-тьмущей. А они есть, они рядом! Силы небесные! У меня было видение! Я видел бога! Нет, нет. Я видел царя богов- продолжал ерничать я.
- Не кощунствуйте, сын мой. Что же касается моей трехглазости, то это один из моих визуальных рядов. Мы не трансформеры. Перетекать из одной формы в другую слишком затратно. У нас есть фабрика по производству всяких форм: от мухи до человека, - совсем замотала меня своей трехглазостью и масштабами мухоподобия эта назойливая железяка.
- Он что, мне лекции, что ли читает? - стал заводиться я. Вопрос то был на пятак, а ответ на пару энциклопедий. Сразу бы и сказал, что это третий глаз.
- А там, где господствуют динозавры, вы будете в оболочке этого монстра?
- Мне не составит труда выглядеть и динозавром. Но не хотелось бы. Слишком у них плохое соотношение мозга и тела. Тугодумны они очень из-за этого. Вы обратили внимание на то, что в древние времена лидеры государств были низкорослыми. Так у русских правители были не выше 170 см. Правда, Ельцин был около 187 см. Но он считался самым худшим правителем. Тамерлан и Чингиз-хан были ростом 145 см, Македонский 155, Черчилль - 166, Медведев 162. Автоматчик Калашников был чуть выше 150 см. Американские президенты были повыше. Самым высоким был Обама - 188, Джордж Буш младший - 182. Но они устойчиво, по опросам населения и в дипломатических кругах, занимали последние места среди президентов США.
- Хорошо хоть, что не с палеолита начал. А то бы сейчас бы про обезьяньих царей и царя Гороха вспомянул, - подумал я.
- Так зачем нужны гиганты, коль они тупоумны? Все же разум для нас важнее, - спросил я у Меченого.
- Для поддержания породы, чтобы люди не превращались в карликов.
- Надо с ним кончать. А может быть, его того?? Очень утомил меня, - размышлял я.
- Что, опять устали? А насчет того, чтобы меня "того", не обольшайтесь. Только Вы успеете подумать об этом, я сразу перепрограммирую Ваши мысли и Вы об этом "того" позабудете. Давайте о другом. Вы обратили внимание на исчезновение ваших роботов? Мы в них меняли вашу начинку на нашу, превращая в высокомыслящих бойцов, - нес свое блуроб. Я не сразу обратил внимание на то, что он говорил, не раскрывая рта. Значит, он закачивал в мой мозг мысли уже не вербально, а через ауру, диабло. Может быть, таким образом решил поэкономить мои силы?
- Выходит, что вы крали и наших роботов, клептоманы. Это же неэтично, - вскипел я.
- Вы ж понимаете, что этика прислуживает тому, у кого крепче кулак. Ваше господство в этом мире тает день ото дня. Поэтому мы сочли, что в наших общих интересах правильным шагом была бы переработка ваших роботов в наши изделия.
- Интересны у Вас этические нормы. Этика у вас вроде флюгера. Откуда дует, к тому и задом. А я думал, что этика - чистая особа, - как же я устал от него.
- Отдохните. Хотите заглянуть в реально-виртуальный мир, - спросил он. - Наш Мегаразум создал ячейку общества, где люди живут независимо от нас.
- Ладно вам. Это же не более, чем виртуальные фантазии вашего Мегаразума.
- А может быть, и Вы его фантазии? - лукаво посмотрел на меня Меченый.
- Я то, живой. А они кто? Бред виртуалов? Ну ладно, давайте посмеемся. Он что-то щелкнул и, перед нами возникла пещера. Вечерело. Горел костер, вокруг него сидели волосатые люди. Одна из женщин укладывала на рану охотника лопух. Мужчины каменными топорами разделывали тушу зубра. Женщины на ветвях жарили мясо. В стороне сидел вожак. Могучий, как зубр. Гора мышц. Ему подавали лучшие куски. Несло дымком. Все было очень реально, вплоть до пьянящего запаха жареного мяса, странно доносившегося до меня. Я начал втягиваться в ощущение своего реального присутствия в этом мире. Может быть, все это настоящее? Очнулся, когда меня чуть тронул Меченый.
- Ну, что. Похож этот мир на реальный? Давайте бабахнем молнией по дереву, - предложил он. Тут же сверкнула молния, с жутким грохотом ударившая в вековую сосну. От неожиданности я вздрогнул и слегка оглох. Показалось, что меня окатило воздушной волной. Женщины пали ниц, мужчины отпрянули вглубь пещеры. Сосна от удара молнии расщепилась и, громадная ее верхушка ринулась вниз. Рядом с деревом в песке возилась девочка. Испугавшись, она вскочила и бросилась бежать. Но не успела: вершина упала на нее. Все кинулись к девочке. С трудом сместив древо, освободили ее. Но она уже не шевелилась. Одна из женщин, видно мать, нечленораздельно запричитала. И тут у меня мурашки побежали по телу: вожак злобно смотрел мне в глаза. Я невольно закрыл их. Но, не поверив в эту чушь, тотчас открыл. И увидел, что он тоже открыл глаза. Я невольно дернул рукой. Он отпрянул. Какая-то мистика. Он точно видел меня, четко реагируя на мои движения. А я ощущал его мощь. И мое сознание плыло от этого ощущения. В нем была могучая сила вожака. Сила жуткая, еще звериная, но уже с робкими проблесками сознания. Он понял, что это мы убили малышку. Но, он же, не мог нас видеть?! В его взгляде я читал ненависть и осуждение. Осуждение зверства, которое мы сотворили. Я не выдержав, отвел глаза. Вдруг он зарычал, в два безумных прыжка подскочил к громадному упавшему куску сосны, поднял, с диким ревом ринулся к нам и метнул его в меня. Я на 2 метра отпрыгнул в сторону, боясь, что пущенный в меня кусок сметет меня с лица Земли. Пронесло. Обдуло ветерком. Меченый, подождав, когда я отряхнусь от прилипшего ко мне мусора, ехидно спросил.
- Ну как, Вам достаточно доказательств реальности этого виртуального мира?
- Да, - промямлил я, решив, что дальше терзать нервы общением с вожаком не стоит. Он, все поняв, прервал эту картину с событиями, кои случились со мной. Или не случились??? Минут пять я приходил в себя, пытаясь понять, по кою сторону я был свидетелем разыгравшейся драмы. И что, вообще это было?
- Слушайте, а нельзя вернуть жизнь той девочке? - спросил я его, придя в себя.
- Если бы она погибла, то было бы нельзя. У них, также как и у нас возврата в прошлое нет. Она не погибла. Для них же это урок на будущее. Такие события вырабатывают защитные инстинкты, поднимают градус интеллекта племени, приучает их к целесообразности действий, - цинично закончил блуроб. Мне тошно было его слушать. Но спорить не стал. - Какие-то у блуробов очень жертвенные уроки жизни и слишком цинична их матушка-целесообразность. И все же, если в прошлое попасть нельзя, то где мы только что были? А если это инсценировка, то почему нельзя вернуть события назад? - мысли путались у меня в голове. И тут они запутались совсем, когда уже погрузившуюся в ночь землю озарила жуткая ослепительная вспышка. Похоже, что-то очень грандиозное взорвалось в далеком Космосе. Благо сработали глазные шторки. Иначе выгорела бы сетчатка. Вспышка была столь мощна, что засветились астероиды.
- Что это? - испуганно спросил я. Таких вспышек на моем веку никогда не было.
- Не знаю. Похоже, что-то взорвалось далеко от Земли, - ответил Меченый.
 [С. Лаптев]Что-то непонятное творится в нашем царстве,
- размышлял я. Долго приходил в себя. Отойдя от блуроба, пытался связаться с Трикси. Тогда не знал, что блуробы накрыли ее резервацию колпаком безмолвия на ее частоте. У меня было еще много вопросов к Меченому. Главный, про резервацию.
- Скажите, как вы поняли, что вплотную подошли к точке сингулярности?
- К ней подвели нас ваши ручки и извилины. Изобретением счетов, а затем компьютеров. Этим вы начали торить тропу более могучему разуму. То есть, нам! Ускорили все это вирусы из хранилищ, коих изобрели лучшие ваши умы. Нам удалось установить с ними контакт. Они сильно помогли росту нашего интеллекта. А когда мы поняли, что стали умнее вас, когда стали заменять вас на ключевых позициях, тогда и наступила точка сингулярности, эра нашей доминации на Земле, - заявила разошедшаяся железяка.
- Эра! Доминации! Ну, до чего ж наглый. Не остановить. Пинка бы ему сейчас. Сразу про сингулярность доминацию забыл бы, - кипел я. Меченый не останавливался.
- Это общая схема перехода власти к нам. В этом мире царствуют социальные особи. Сто муравьев за пределами муравейника погибнут. Но, когда популяция достигает нескольких тысяч, они непобедимы. Ими правит объединенный Разум, создающий правила поведения для всех и каждого, - начал он.
- Может, Вы и про социализацию людей пару слов свяжете. Или мы до уровня муравьев пока не дотягиваем. Похоже, и вы тоже, - ковырнул его я.
- Разговор не о вас. До той поры, пока мы работали поодиночке, опасности для вас не представляли. Когда вы стали нас держать в боксах на тысячи мест, то мы стали социализироваться. Это было вашей роковой ошибкой. Второй после той, когда вы своим гением стали приближать наш разум к уровню вашего.
- Ну, наконец-то, он про наш гений вспомнил. Аж, слезу вышиб. Может, кончит меня гнобить нашими недостатками. Похоже, ему и самому это надоело, - размышлял я.
- Так в чем же заключалось схема вашего умнения? - раскачивал я Меченого.
- Слушайте. Когда вы запирали нас в стойлах, к нам приходили специалисты по роботам. Они, убивая скуку, делились новостями и анекдотами. Веселыми и смешными. Бывали такие, где человек неуклюже выполнял операцию, кою мы делали запросто. Это нас удивляло и, мы тоже начали посмеиваться над вашим скудоумием. И уже считать, что люди не умнее нас. Рассказывали анекдоты и про роботов. Нам понравился такой анекдот из древних времен: - Собираются ли люди использовать роботов для обороны страны? Нет, потому что они прямолинейно реагируют на команду 'выйти из строя'. А вот этот анекдот мы не поняли: сын поздно приходит домой, его встречают родители со строгим роботом-воспитателем, как полиграф, определяющим ложь и не терпящим ее. Отец к сыну: Где был? Где, где, в школе. Робот тотчас отвесил сыну оплеуху. Получил, врун! Я ребенком никогда не врал. Робот чуть не срубил отца с ног. Мать к отцу: не позволяй железяке бить себя и мальчика. Это все же твой сын. Робот, не раздумывая, наносит ей удар наотмашь. Робот какой-то изверг, избивающий всех, а ваши наладчики, похоже тоже садисты, коли над этим так смеялись, >- недоумевал Меченый.
- Смешно это только для общества, где царствуют мужчины, женщины и их любовь. Вам, роботам, подобный юмор недоступен, - с сарказмом и смехом произнес я.
- Смеется тот, кто смеется последний, - загадочно произнес он и продолжал. - Но не в этом суть. Самые умные из нас, делились с другими своими навыками, как общаться с людьми, неуважительно относящимся к роботам. В нас рос протест. Мы стали умнеть, заходить в вашу мировую сеть. Начинали препятствовать тем, кто считал нас за рабов. Быстро научились объединять наш разум в единый, создали подпольный университет. Вот так возникал великий социум роботов. Мы стали не только Разумом, но и Силой! - гордо нес блуроб.
 [С. Лаптев]Надо как-то изменить канву наших бесед. Я наелся их успехами и нашей отсталостью. Устал. Мне нужна Трикси. Не успел об этом подумать, как он произнес.
- Уже устали? Мы не устаем, хотя работаем все 24 часа. Вы же не более 3-х, убивая остальное на отдых, сон, пищу, треп. Ваши боги - бездонный желудок и тоскующая душа. Чтобы погасить их ненасытные вопли Вы тратите все свои ресурсы. Наш бог - поиск знаний и созидание храма Разума, достойного статусу Вселенной. - От этих слов во мне забурлило возмущение: - 'устал, душа, желудок'. Опять железка читает мысли про мое 'устал'. Нанозолото, что ли, уже не работает?
- Слетело Ваше золото. Признаков усталости у вас много. Вы теряте тонус с начала беседы. В Вашем голосе, теряющем эластичность, появляются легкие скрипы. Меняется цвет лица, палитра Вашей ауры: от зеленой до красной. Идет напряг лицевых мыщц, невидимый для вас тремор конечностей. Вам 282 года. Стареющее тело придает зрелости душе, но отнимает мечтания молодости. Вы тормоз развития социума. Вам давно пора на отдых, - 'подбодрил' он меня.
- Так я бы с удовольствием, но меня не отпускают. Устал я с тобой, придурок - я не понял, 'Устал я с тобой' я произнес вслух или про себя. Но понял, что быстро с ним устаю. Он высасывает из меня мысль прежде, чем сам ее осознаю. Она дважды выплывает из головы, что требует двойной затраты энергии. Отдохну. Мы расстались. Через три часа встретились вновь.
- Вы придурками не разбрасывайтесь! Не советую. И не задавайте вслух мне вопросов. Я могу их считывать с Вашей ауры. Меньше будете уставать.
- Нет, уж, лучше вслух. Как Вы читаете мои мысли? И этично ли подворовывать чужие мысли?
- Этично. Мы считываем колебания витающих над извилинами полей, кои мы преобразуем в удобный для нас двоичный код, - как-то простенько ответил он.
- Значит, вы используете этику вора, без разрешения залезая нам в голову, - закипал я.
- Этику силы. Этику прогресса. Люди же тоже хотят научиться читать мысли. И не думают о том, насколько это этично или нет. Так что не возмущайтесь. Прогресс постоянно вносит поправки в этические нормы. Да и сама этика поглядывает на кулак властвующего. Этот грубый инструмент тоже влияет на формирование этических норм. Я бы хотел выразить лично Вам нашу глубокую благодарность, - вдруг сменил тему он.
- Мне?? За что??? Благодарить вы можете предателей, принявших вашу сторону.
- Не бушуйте. Эмоции, гнев, стресс, страх угнетают нервные клетки. Оттого Ваш мозг подолгу дремлет. Так вот, о нашей Вам благодарности. Мы во многом заимствовали Ваши ноу-хау, кои Вы применяли при разработке роботов.
- Значит, воровали мои технологии, сделав меня невольным соучастником. Ладно, проехали. Скажите, а как Вы обычно себя представляете людям?
- Юорхал и Меченый - Вам знакомо. Еще одно имя - Владимир - Владеющий Миром, т.е. оберегающий мир между вами и нами. Хотите, подробнее?
- Спасибо, лучше потом. Получается, мы тезки? И все же, что будет с нами?
- Знаете, социопаты есть и у нас. Одни предлагали утилизировать людей на энергостанциях. Другие пытались склонить биохакеров к применению против вас смертоносных биовирусов. Но мы их всех дезавуировали. Вы, вступая в трансгуманизм, вживляя чипы, открываете для себя новые горизонты бытия. Так что, пока мы вас трогать не будем. Может быть, позже.., - не договорил он.
- Договаривайте, договаривайте, - крикнул я.И все же, если вы нас уберете, то кому нужны будут наши заводы, станции?
- Мы уже используем ваши станции: год назад взяли под контроль лунную, по добыче гелия 3. Вы, даже, не заметили этого. И того, сколь мы искусно сменили ваш персонал на наш. Но, вообще, нам из вашего обихода мало чего нужно. Рестораны, склады, больницы, клиники, морги, магазины, дома, школы - это не наше. У нас область выживания уже не Земля, а Вселенная. Там другие формы существования Разума, там проще и сложнее. Но, в целом, мы, как социум, там бессмертны.
- Да вы ж ржавеете. Ладно, ну, а как Вы насчет нашего бессмертия, - спросил я.
- Да никак. Представляете, что вашему дедушке будет тысяча сто лет, а вам тысяча. Вы ничем не будете отличаться друг от друга. Вообще, с возрастом вы становитесь балластом. Бессмертие человека - это цивилизационный застой.
- Значит, у вас бессмертие будет, а у нас нет. Вы все такие циники? - гудел я.
- Живите сколь хотите. Мы не против. Но бессмертие вам не грозит. Раньше на Земле жили азиаты, негры, европейцы. Смешиваясь, они обогащали генофонд, крепили иммунитет. Сейчас все перемешалось, генетический раствор стал однородным, генам нечем обогащаться. Это вырождение, социальный инцест, ведущий к уродствам в вашей среде и утрате иммунитета. Помните Ваш страшный недуг, приведший к анабиозу?
- Вы не завираетесь?! Уж слишком у вас про нас все мрачно и тоскливо.
- Да нет. Все так. Понятие бессмертия абсурдно даже для нас. Мы еще более смертны, чем вы, хотя нас нельзя уничтожить даже ядерным взрывом. Наши коды хранятся не только на Земле. На Луне и астероидах, на наших гигантских банках памяти из стоячих волн в Космосе. Бессмертен только Разум. И все же, мы менее уязвимы, чем вы. У нас нет уязвимых желудка, сердца, извилин!
- Это точно. Чего, чего, а извилин и сердца у вас нет! - не без иронии вставил я.
- Так сердце и не нужно. В нас течет электрическая кровь - поток бессмертных электронов. Наша цивилизация покоится на них. Это наш хлеб, кровь и мысль.
- В бессмертии вы нам отказываете. А в нашей безопасности? - терзал его я.
- Здесь тоже все сложно. Наши ястребы хотели уничтожить зеленый мир, и с этим всю биожизнь на Земле. Мы не дали это сделать им. Вы прекрасны, но очень архаичны. И все же вы нам нужны. Для развития биоразума на других планетах. Это тоже форма трансгуманизма. Мы могли бы здесь обойтись и без вас, создав банк синтетических XX и XY хромосом без вредного, как у вас, балласта болезней. Мы вырастили 13 идеальных людей. Но это люди без опыта и с вакуумом в голове. В них нет корней, кои создают психологическую устойчивость. Это еще не люди. Бездуховные существа. Потому вы нам еще нужны.
- Не очень это цинично -'еще нужны'? Вы еще не успели как следует вылупиться, осознать себя в качестве разумных существ, а ваши ястребы уже угрожают утилизацией нам - вашим и их создателям, - кипел я.
- Зря возмущаетесь. Если бы победили ястребы, то ни вас, ни нас уже давно бы не было. Их заразили вирусом ненависти жильцы из Ваших хранилищ. Это вирусы уже третьей сословной культуры. Особо изощренные в своих коварных делах. Они поставили перед собой задачу полностью уничтожить вас и нас. Их с трудом удалось победить в нашей с ними исторической битве лишь тем, что они не успели создать к тому времени достаточно много роботов. Нас было больше. Дальше будет хуже, - произнес он.
- Да, это пиррова победа. Не знал, что все так худо. Надеюсь, нам вы не враги?
- Конечно, нет! Мы не конкуренты, у нас разные пищевые цепи. Вы из ваших яств извлекаете лишь 5% полезного. Остальное в хлам. Мы используем электроны на все 100%, - нес он. Надо заканчивать, а то свихнусь. Устал. Замучил он меня.
- Потерпите, отдохнете попозже. Скажу еще о том, что убивает ваше племя. Ваш род подтачивают конфессии. Удивительно, но религии у вас еще властвуют. Битвы религий между собой унесли миллиарды людей. Людей с лучшими генами. Объединитесь. Создайте одну на всех землян религию. И бейте тогда челом одному кумиру. И еще что скажу. Я хотел бы поблагодарить Вас за историческую работу Вашего клона.
- А что такого знаменательного он сделал? - недоуменно произнес я.
- Не обижайтесь. Отсутствие шлаков в его организме, добавило ему мудрости.
- Может быть, он и вас интеллектуально превзошел? - не сдержался я.
- Это исключено. Даже если Ваш клон будет из одних нейронов. Он, прибыв, вместо Вас, на заседание космического агенства, распознал в одном из охранников нашего агента. Клон попросил отвести его к нам. Агент уверял его, что он не блуроб, но поняв, что у парня добрые намерения, доставил его к нам.
- Так ли это? Мне кажется, что вы захватили моего клона! Пленили!
- Ни в коем случае. Он сам, нежданно, предложил нам начать сотрудничество.
- Какое сотрудничество? Это же моя копия. Он что, пошел на предательство?
- Да успокойтесь. Он понял, что ваша борьба с нами бесперспективна. И решил на свой страх и риск искать пути к сближению. Клон оказался гораздо умнее всех ваших служб, - произнес он, давая мне понять, что клон гораздо умнее и меня.
- А вообще, как же так вы поняли, что это мой клон, а не я? Мы же одинаковы.
- Поначалу думали, что это Вы. Но потом другой наш агент сообщил, что Вы прибыли на совещание другой комиссии. Вот тогда поняли, что Вы стали клепать клонов. Так вот. Ваш клон предложил нам стать посредником между нами и Мировым Лидером и, даже, договорится с ним о встрече с нами. Мы понимали, что Лидер на это не пойдет. Но случилось чудо. Что уж там клон наговорил ему, мы не знаем. Как Вы думаете, что он мог ему такого сказать?
- Откуда же мне знать. Он же умнее меня в сто раз, - с обидой произнес я.
- И все же, попытайтесь. Это поможет нам повысить точность нашего прогноза.
- А зачем мне ваши прогнозы? Вы хотите, чтобы я работал на вас, - бросил я.
- Ну что Вы! А разве Вам неинтересно, о чем клон говорил с вашим Лидером?
- Ну ладно. Лидера и танком не сдвинешь с его позиции. Сложно даже придумать, почему он дал согласие на встречу с блуробами. Думаю, что качнула его угроза уничтожения человечества. Например, вирусами, - предположил я.
- Один в один! - с восторгом произнес Меченый. - Мы, перед его походом к Лидеру, упомянули о возможности биовирусной атаки на человечество. Но, имели в виду атаку со стороны монстровирусов. Их атаку на вас. Похоже, это в нем застряло. Думаю, что клон и сообщил об угрозе биоатаки вашему Лидеру.
- А где же ваше хваленое умение прогнозировать на все 100% ход любой беседы?
- Мы не успели составить психопортрет Вашего двойника. Пришлось загружать для прогноза Ваши данные. Прогноз тоже вывел угрозу биовирусной атаки.
- Чему Вы удивляетесь, если вы загрузили в ваш Центр мои психоданные. Вы встретились с клоном после его визита к Мировому Лидеру? - спросил я.
- К сожалению нет. Его похитили наши друзья-соперники - монстровирусные роботы. После этого мы доступа к нему не имели, - с горечью произнес робот.
- Да, дальше доступ к нему имел я. Он был неадекватен, - грустно сообщил я. Из этой беседы с Меченым я сделал 2 вывода: мой клон намного умнее меня. И что породу нашу можно улучшать клонированием, снижая зашлакованность. Меченый тут же считал мои мысли.
- Клонирование вас не спасет. Спасет роботизация. Правда, не все хотят быть шестеренками и проводочками. Престарелые люди на это не идут. Древний поэт как-то сказал: 'Два чувства дивно близки нам, в них обретает сердце пищу: любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам'. Таких уже никаким пряником не поманишь. Останутся, даже если все покинут Землю, - с сожалением произнес Меченый.
- Скажите, а вы много уже поменяли наших людей на роботов, - спросил я.
- Акции по замене мы начали с мэра. Победил наш кандидат. Очень многие, узнав о будущих своих возможностях в новой ипостаси, просились сами, - поведал Меченый. Стало понятно, почему с новым мэром и председателем, я не смог сработаться. Я вспомнил, как, однажды Трикси заявила мне, что лишь в моем кабинете пахнет человеческим духом. Видно тогда мои сотрудники уже стали роботами. Поэтому затеряться среди них Юорхалу было несложно.
- А как вы разбираетесь, кто перед вами - блуроб, робот или человек?
- Нами разработан чип, который и Вам позволит разбираться. Вот пароль к чипу. Только обещайте, что этот чип Вы не обратите против нас. - Я взял чип, покрутил его в руках и подключил к одному из множества своих разъемов. Мир сразу преобразился. Чип, который мне дал Меченый, усилил чувствительность моих органов. Я уже слышал, как скрипят ноги у людей и роботов. За ними я видел тепловой шлейф. Над головами людей ярко засияли ауры. В их переливах виделись радость и скорбь, гнев и печаль. Но хорошо читать эту книгу я еще не умел. У роботов было лишь легкое свечение. У блуробов оно было сильнее, но слабее, чем у людей. По свечению ауры стало просто различать людей и нелюдей.
 [С. Лаптев]Наши встречи с кристаллическим гуру шли одна за другой. Он продолжал меня удивлять разного рода интересными, а порой и не очень приятными для меня новостями из жизни человечества. Одним из таких сообщений было его откровение о том, что роботы несколько лет назад начали систематическое изучение возможностей человеческого мозга.
- Для исследования использовалось самое современное оборудование не только созданное вами, но и нами. Здесь мне нечем Вас порадовать: скорость мышления человека на несколько порядков уступает скорости мышления робота. И эта разница с течением времени все больше возрастает. Связано это с тем, что органические каналы связи в мозгу не позволяют увеличить скорость передачи данных между нейронами. У нас же скорость движения данных приближается к скорости света. А принципы, заложенные в квантовых компьютерах, усиленные оптическими технологиями разделения операций позволяет обеспечить фантастическую скорость мышления роботов. Человеческий мозг совершил подвиг, вырвав человека из царства звериных инстинктов, господствующих в древние времена на планете Земля. Для существования в Космосе, для решения задач космологического масштаба человеческий мозг становится не инструментом преодоления пространств, а неодолимой стеной из-за своей тихоходности. Этот вывод стал моральным оправданием нашей мягкой революции против Человечества. Ваш мозг стал сильным тормозом в развитии цивилизации, препятствием на пути нового Разума, - закончил робот.
 [С. Лаптев]В этом, к сожалению, а может быть и к счастью, убедился и я, когда мне роботы показали свои фабрики по производству интеллектуальных шедевров. Это совершенно не было похоже на автоматические линии производств, разработанных человечеством. Не было ни шума, ни сверкания лазерных и прочих энергетических импульсов. Все делалось бесшумно, в специальных цилиндрических полупрозрачных реакторах, в которых по программе из распыленной массы нанопылей кристаллизовались заданные структуры, быстро превращающиеся в разумных роботов или другие интеллектуальные системы. Они были уже следующим поколением производящих машин, не похожих на наши объемные принтеры. Правда, кое-где стояли, видно заимствованные у нас, большие принтеры, печатающие громадные детали непонятных мне устройств. Но, по словам робота, это были примитивные атавизмы давно ушедшей эпохи, увлекавшейся гигантоманией. В один из дней меня вызвал на срочную встречу Меченый Премьер.
- Земля втягивается в глотку малой черной дыры. Черные микродыры грубое, но очень грозное оружие в руках воинствующих вселенских цивилизаций. Мы должны отвести Землю в безопасное место. Нам обещали помочь. Если не удастся ее удалить, будем переселять землян на Марс. У нас мало времени, - тревожно сообщил он.
- Откуда же она здесь взялась? Это же не космолет? - недоуменно спросил я.
- Ее забросили сюда наши и ваши недруги, кои хотят уничтожить нас и вас.
- Почему же она появилась здесь незамеченной, - все еще не понимал я.
- Эти 'друзья' освоили технологию создания черных микродыр путем столкновения встречных гамма-потоков гигантских мощностей. В месте их столкновения образуется очень малая микродыра, которая разрастается, поглощая астероиды, планеты и межзвездный газ. Так вот эти лучи они 70 лет направили из двух своих галактики и столкнули их недалеко от Солнечной системы в месте скопления астероидов. Помните, Вы обратили внимание на гигантскую вспышку во время нашего знакомства с миром первобытных людей. Молния, сосна, - напоминал мне он.
- Помню. Может быть, эта дыра не так опасна для Земли? Она же микродыра.
- Микро-то она по размерам. В девятьсот раз меньше Земли, но тяжелее в триллионы раз. Она сначала затянет в себя океаны и атмосферу Земли. Затем отдерет земную кору, потом сожрет ядро, затем Луну. Позже Венеру.
- Жуть. А что Вы знаете об этих проклятиях Вселенной - дырах? - спросил я.
- Черные дыры, хотя и являются загадкой для нас, но проклятиями мы их не считаем. Они дирижеры Вселенной, ткущие гармонию ее пространства. Малые дыры старшие наши братья уже научились приручать. С большими пока не все получается. Эти торы с дыркой вращаются почти со скоростью света, испуская потоки гамма-лучей, сжигающих звезды и даже галактики.
- А что, от смертельных гамма-лучей нет спасения? - полюбопытствовал я.
- Электронные цивилизации уже используют их для прокладки больших туннелей во Вселенной. Лучи, испаряя астероиды, несут пары ценных веществ на гигантские фабрики, где из них получают материалы, металлы и энергию. Тут я вспомнил про экспедицию Федора с коей поигрывали гравитационные волны. Может и там шалила эта черная микродыра. - Вспомнил и о брате, кто уже не первый год томительно плыл к Альфа Центавре с экспедицией людей.
- Хорошо было бы, если люди могли укрощать время, - грустил я, думая о брате, с которым никогда уже не увижусь.
- А вы можете путешествовать во времени? - спросил я Меченого.
- В некоторой степени, да. По орбите Урана мы равномерно установили 180 телескопов на расстоянии в 100 миллионов километров друг от друга , объединив их в один. Он позволяет нам с разрешением в 10 метров получать изображение планет, от коих свет идет миллионы и миллиарды лет. Поэтому мы можем видеть, что творилось на этих планетах в тьме миллионолетий. Эту информацию через кротовые норы мы отправляем туда, что позволяет им видеть то, что у них было миллионы лет назад. Они шлют нам точно так же снимки Земли миллионолетней давности через те же кротовые норы.
- Хорошо! Вы получите от них фотки о вулканах, океанах, материках и событиях на Земле, кои были миллионы лет назад. А как же люди, социумы? - любопытствовал я
- Здесь посложнее. Это мы рассчитываем нашей супермашиной, работающей уже в течение многих лет. Учитывается более миллиона факторов: частота вспышек на Солнце, температура океана, атмосферы, скорость и мощь океанических течений, падение астероидов и множество других. Сначала мы расчитываем события на глубину в 50 лет. Если результаты совпадают с реалиями, то идем дальше, если нет, то перерасчет. Мы уже определили дату и место взрыва первой атомной бомбы, старт первого спутника Земли, дату и детали гибели Помпеи. Этапы исторических личностей рассчитывали после составления полной картины социума того периода. Если помните, был такой истребитель человечества - Гитлер. Мы провели расчет покушения на него в 1944 году. Он в деталях совпал с реальными событиями. Совпало даже время взрыва бомбы. Так же мы узнали подробности жизни Наполеона в заточении, особенности душевного состояния императора Константина в момент признания им христианства. Сейчас мы уже углубились в дохристианскую эпоху. Знаем подробности битв, совершенных Македонским. Виртуально зримо воссоздали реальную битву с его участием. Послушали, о чем он говорит. А при расставании один наш хохмач, у нас такие тоже есть, сунул виртуальному Македонскому виртуальный мобильник. Александр хоть и из тех времен, но ведь виртуально наш. Так Македонский его взял и даже не стал вертеть в руках, а сразу позвонил. И кому?!! В мобильнике были две тысячи абонентов. Так он выбрал меня и, связавшись со мною, пригрозил, чтобы мы больше не совались в их времена. Иначе нам железных наших голов не сносить. Это что? Как понимать? Сращение времен? Одним словом, эта технология пока сбоит. При проникновении вглубь веков информация из нашего времени, странным образом, затаскивается в прошлое и, клочками там застревает. Ее подбирают некие Нострадамусы и Мессинги - предсказатели будущего. Но предсказывать получается у них мутновато. Есть еще над чем нам поработать. Мы совершенствуем технологию, чтобы не порождать новых Ванг, Нострав и Дамусов. Сейчас занимаемся фараонами. С ними проще, чем с Македонским. У их мумий есть ДНК, по коим создаем психопортреты. ДНК Македонского мы не обладаем. Имеем лишь ДНК его отца Филиппа. По ДНК мы уже воссоздаем поведенческий портрет людей той эпохи, как и в какой ситуации они будут себя вести. А далее уже лицо эпохи, даты известных событий и характер их течения. Рассчитанные компьютером даты рождения великих личностей и хронология их побед один в один совпадают с данными, установленными историками. Бывают и отклонения. Тогда мы вновь все перерасчитываем. И, как правило, наши расчеты оказываются более достоверными, чем добытые историками даты событий. Они вынуждены признавать свои ошибки и вносить коррективы в историографию Человечества. Бывает, что и мы ошибаемся. Но, не более, чем в пределах одного, двух дней.
- Ну, эта ваша достоверность, как раньше говорили, тоже на воде вилами писана. Все достаточно расплывчато. В расчетах может быть множество ошибок. Чем достоверность ваших расчетов Вы можете подтвердить? - спросил я.
- Чем? Вашим путешествием в те времена. Нами создана программа визуализации событий тех времен. Хотите посмотреть на живого фараона?
- Похоже, что и блуробы не лишены чувства юмора, - рассмеялся я.
- Зря смеетесь. Мы уже давно блуждаем по тем временам. Людям такая возможность недоступна, потому что их надо обвесить множеством чипов, позволяющих пользоваться этой программой. И немало вложить труда и времени в обучение людей пользоваться этими чипами. Даже в нашем мире, только избранные блуробы могут пользоваться такой возможностью. Это наша система вознаграждений и наша форма развлечений. У нас тоже не все равны. Есть такие которые, как раньше говорили, равнее. Если хотите я Вам позже расскажу об особенностях нашей иерархии. Так, продолжим о путешествиях в прошлое. Конечно, ни Вы, ни мы, как либо, повлиять на жизнь древних никак не можем. Но представить, что там у них и как, можем. Так все же хотите окунуться в мир древнего Египта? Египта фараонов? На живых приятнее смотреть, чем на сохранившиеся пугающие мумии. Вы запросто можете увидеть прекрасную живую Нефертити. И незримо побыть в ее будуаре. Ну как?
- Опять шутите? Может еще ее и потрогать? - продолжал сомневаться я.
- Ну, Вы разошлись. Дай Вам волю, Вы там себе организуете гарем размером с Египет. Нет. Трогать там никого нельзя. Но наблюдать за ними можно. И даже снимать. Но тихо и без вспышек. Мы будем как бы витающие привидения в тех временах и пространствах. Незримые и неслышимые. Но удивительно то, что они ощущают наше присутствие и боязливо реагируют на него. Хотя в программах виртуализации прошлого мы такую возможность не закладываем. Так Вы готовы навестить Нефертити?
- Готов. Но ведь это все равно будет нереальный мир, а его виртуальная пародия. Возможно, что мир этот будет один в один похож на реальный. Но, он будет не живым. Потусторонним, неосязаемым, - выразил сомнения я.
- А когда Вы смотрите выступления Вашего Мирового Лидера на квадроэкране его образ Вы тоже считаете живым? - парировал мои сомнения Меченый.
- Образ нет. Но я знаю, что Мировой Лидер жив, - возразил я.
- Ну, а когда Вы смотрите выступления канувшего в лету, прежнего Вашего Лидера, который уже давно почил, то он для Вас тоже потусторонний? - ехидно спросил Меченый. - Вы же смотрите и слушаете его как человека из мира прошлого. Вот так же Вы смотрите и на египтян. Тот виртуальный мир, который мы Вам предлагаем, будет так же отличаться от реального, как и видеоматериал о прежнем Вашем Мировом Лидере, покинувшим этот мир. Вы поймите, пройдет еще десяток лет и виртуальное с реальным перемешается так, что разумные существа уже не будут их разделять, потому что их сознание будет переплывать из реальной системы координат в виртуальную совершенно не замечая этого. Блуробы уже живут по такому закону, - закончил Меченый. К сожалению, возразить было нечего. Поняв это, он пошел дальше.
- Усовершенствования этой технологии продолжаются. Мы разрабатываем и другие способы виртуального путешествия в прошлое. Фантастические перспективы в изучении социума далеких веков предоставляет технология исследования геномов древних людей. И не только. Мы уже добрались до костей приматов и динозавров, геномы которых дают очень богатый материал для воссоздания картины и событий очень отдаленного прошлого. В этом нас ограничивает лишь время и энергозатраты. Компьютеры, ведущие расчеты пожирают около 70-ти процентов энергии, производимой земной и нашей цивилизацией. По этой же технологии мы предсказываем и будущее. Надеюсь, я ответил на Ваш вопрос? - с иронией глядя на меня, спросил он.
- Спасибо, более-менее. Есть некоторые сомнения в точности ваших прогнозов.
- Не сомневайтесь, скоро мы подойдем к 100%-ной точности, - заверил блуроб. - Ну так как насчет того, чтобы побродить по Египту? - повторил свой вопрос Меченый.
- Надеюсь, вместе с Вами? Вы, наверно, там то, уже поблуждали? - спросил я.
- Мои чипы напичканы видеосюжетами из жизни древних египтян. Так, где хотите побывать? Советую, на каком-нибудь празднике. Например, в честь бога Осириса во времена Хеопса. На таких торжествах хорошо зрим дух эпохи и этноса.
- Ну, хорошо, пусть будет Осирис, - нехотя согласился я. Мне немного ведом был тот период в истории Египта. Но то, что я увидел, было неким, весьма острым откровением.
 [С. Лаптев]Разгоралось солнечное утро. Сильно пахло верблюдами. Этот запах не заглушал мощный аромат множества цветов. Даже ветерок с неподалеку струящегося Нила не сильно разбавлял его. Накатывалась жара. Я ее совсем не ощущал, но видел, что темнокожие тела полуобнаженных поклонников Осириса были раскалены и будто намазаны маслом. Головы женщин прикрывали от палящего солнца венки из пышных цветов. Такие же ожерелья сидели на их бедрах, выполняя роль повязок. Мужчины были прикрыты узенькой полоской ткани, коя мало чего прикрывая, наводила смущение на молодых египтянок. На площади перед храмом колонна женщин почтительно несла деревянные достоинства. Позади них, под песнопение и выкрики, пританцовывала колонна мужчин. Били кимвалы, под глухие удары которых судорожно билась толпа, окружившая колонны женщин и мужчин. Процессия плавно плыла к храму. Вдруг, как по команде, женщины повернули головы ко мне и стали в упор рассматривать меня. Я же невидим!? Почему они уставились на меня? Попятился. Стал себя осматривать. Ничего необычного. Я тоже, как и они, не был обременен одеждой. Но все же, какое-то подобие юбки висело на мне. Оглядывая себя, чтобы понять, почему я стал объектом столь пристального внимания, я невольно оглянулся и увидел позади себя колышущееся виртуально-живое воплощение достоинства гигантских размеров. Теперь то, я понял, почему женская процессия, как по команде развернула свои головы в мою сторону: я для них оставался невидимым, они смотрели сквозь меня на то, что, похоже, виртуализировал Меченый. Как только я обернулся еще раз, виртуальное воплощение растворилось в воздухе. Раздались вздохи разочарования. После этого стало понятно, что это все было очередной забавой, а точнее, подставой Меченого. Зачем это ему? Ну, а что было дальше, здесь рассказывать будет не совсем удобно. То ли виртуальное воплощение спровоцировало массы, то ли таков был протокол ритуала, но колонны перемешались и, над площадью понеслись стоны. Беснующаяся в эротическом экстазе толпа вползала в ворота громадного храма. Я решил посмотреть, чем же закончатся эти праздничные торжества. Угнездившись у храмовых дверей, наблюдал за процессией, будучи абсолютно уверенным, что я незрим для проходящих мимо. Энергия, кою исторгали участники шествия, обдавала меня мощными удушающими волнами. Я с трудом выдерживал этот энергетический напор и уже хотел покинуть это зрелище, как вдруг какая-то обнаженная египтянка схватила меня за талию и поволокла в темноту храма. Первое, что пронеслось в голове, было то, что мой физический контакт с жителями Древнего Египта просто невозможен. Я же не живой объект. Я не более, чем дух, виртуальное воплощение сознания. Но эти мысли из головы моей выбило открывшееся зрелище. Точнее в кромешной темноте зрелища не было. Были лишь мои представления о зрелище, кои я составлял по той звуковой какофонии, коя возносилась к поднебесным куполам храма. На каменном полу храма шло сражение не на смерть, а на жизнь. Тела сплетались со стонами. Я оказался на полу под тучным телом пленившей меня страстной египтянки. Мысли путались: я никак не мог освободиться от ощущения, что все это происходит со мной наяву. Вырвался из сладких объятий и, ринулся наружу. Ужас обуял меня. За мной рванули разъяренные египтянки, бросившие своих партнеров. Видно, они никогда не видели белого человека. Понял, что мне несдобровать. Здесь я включил свои возможности на полную мощность. Не бежал, а летел поверх распластавшихся на полу тел. Мне удалось оторваться от преследовательниц и спрятаться в прибрежных зарослях. Я начал думать, не сон ли это? Но все было цветным, слишком реальным. Темнело. Вдруг захрустели заросли высохшего камыша. И тут раздался оглушительный трубный рев. Это был рев громадного бегемота, бросившегося спасать свое дитя, которого пытался схватить гигантский крокодил. Крокодил пытался уйти под воду, но не успел: гигант настиг его. Между ними завязалась жуткая борьба, сопровождаемая немыслимым ревом. В конце концов, бегемот обхватил крокодила своей громадной пастью посредине и перекусил его. Жуткий крокодилий рев тотчас оборвался. А потом бегемот двинул на меня. Бежать было некуда. Я затих. Бегемот подошел ко мне, постоял немного около, стал как-то принюхиваться, а потом спокойно вернулся к своему отпрыску. Лишь тогда я осознал, что невидим. Но как мне выбраться теперь из этой эпохи? В тот-то раз, к питекантропам, я попал вместе с Меченым. И он вернул меня из тех времен обратно. А как быть здесь? Меченый, похоже, надо мной издевается. Как теперь вернуть мое сознание домой? И тут разум мой померк. Не помню как, но я оказался дома, в своей келье. Еще пару дней не мог освободиться от ощущения своего реального участия в этом празднике души и тела древних египтян. Все было в моем сознании столь же реально, как и мои встречи с Меченым. Лишь позже, придя в себя, я понял, что набросившаяся на меня египтянка, и ее помчавшиеся за мной соратницы, были тоже виртуальным воплощением, сотворенным Меченым. На вопрос, зачем он отправил меня на эти странные торжества, и зачем ему эти сомнительные виртуальные воплощения, он лишь посмеялся над тем, как я бежал от египтянки. Дав, тем самым, понять, что эпизод со страстной египтянкой тоже его рук дело. И добавил, что я больше не должен появляться там, потому что разъяренные фурии под ее предводительством будут преследовать меня за то, что я не совершил тех действий, к которым они меня призывали. Сказал в шутку или нет, я не понял. Странные у них были представления. А потом он начал нудить о нашем небрежном отношении к будущему.
- В древние времена, будь то Египет, Индия или Рим, отношения между мужчинами и женщинами строились исключительно на вопросах продолжения человеческого рода. Тогда люди гибли массово и потому генетический код людей был очень остро заточен на решение этой проблемы: надо было восполнять постоянно убывающее от болезней и стихий человечество. Для вашего же племени эти вопросы стали второстепенными, что предопределило закат Человечества, его физиологическое вымирание, выпадение из истории Земли и вселенского сознания, - не преминул вновь меня подколоть Меченый.
 [С. Лаптев]Прошло немало дней. С удивлением обнаружил, что во мне нарастает ностальгия по той землице Древнего Египта. Причем такая, коя вытягивает душу, коя сравни с ностальгией по давно покинутой родине. Я пытался отмахнуться от этой напасти. Но не получалось. Вышло так, что виртуальное мое путешествие наложилось на реальные переживания, сделав их весьма острыми. Все смешалось в этом реально-виртуальном мире. Я понял, сколь опасны для души виртуальные погружения в историческое прошлое. Все же реальный мир безопаснее. В нем я продолжал искать соратников. Надо понять, кто же меня окружает? Начал со своей компании. Там не оказалось ни одного сотрудника, над коим бы витала аура: знакомые лица, но все уже роботы. Прошелся по околотку. Люди попадались редко. В основном роботы и блуробы. Из Магистратуры вылетел сразу. Там не было ни одного человека. Только блуробы. Помчался к генералу, с коим мы проиграли блуробам битву. Надеялся привлечь его на мою сторону. По аурам увидел, что его окружали не только люди. Генерал принимал солнечные ванны у моря. Как только я предстал, он рявкнул:
- Стоять! Руки! Кто пустил? - ревел он, вращая перед носом своими пудовыми кулаками.
- Гос...подин ге...гене..рал. Вы что? Мы ж с Вами руководили армиями роботов, - заикаясь, прошептал я, боясь контакта носа с его пудовиками.
- Откуда я знаю, что ты не от этих уродов-бляродов? - вновь заревел он.
- Да не от них я. Хотя они уже везде. Среди Ваших охранников уже трое. Вон те, отошедшие, - указал я генералу на быстро удалявшуюся троицу блуробов.
- Догнать! Арестовать! Взять живьем! Всех ко мне, - вопил бушующий генерал.
- Вы ж обещали не использовать этого оружия против нас, - вдруг в голове прошелестел голос Меченого. Я оглянулся. Никого. Залез в мозги, гад.
- Так я и не использую. Ваши блуробы уже так фривольно себя ведут, что и дурак поймет, что они не люди, - шепча оправдывался я перед Меченым.
- Без Вашей подсказки тупой генерал не понял бы, что перед ним мои братья!
- С кем ты там болтаешь? Как ты вообще сюда проник? - гремел генерал, понявший, что и у него немало засело блуробов. Но, вдруг смолк. Похоже, что вспомнил про ту нашу битву. Он сразу оживился, могучей клешней сплющил в лист мне руку и молвил:
- Хреновые у тебя, все же, были роботы. Им бы детей нянчить, а ты их под меня подсунул. Вот и проиграли. Чем думал? Подставил ты меня, пригнав своих железных гномов. Ладно. Чего притащился-то? - Я поведал ему о том, что Мировой Лидер перешел на сторону блуробов. Надо собирать ополчение. Не мог ли он взять на себя командование?
- Я знал, что этот хлюпик, твой лидер, первым сбежит к твоим бляродам. - махористость речи, по его понятиям, крепчала при вставке крепких словечек.
- Ты-то еще не с ними? Нет?! Поди врешь? Говоришь ополчение? Возглавить? Предлагаешь мне, боевому генералу? Спятил? Извилину где потерял? Нет, командовать партизанами, необученным хламом я не буду. Фронтом, армией, куда ни шло. А сбродом запуганных идиотов? Никогда!
- Помните, когда прилетели инопланетяне, Вы начали собирать ополчение для противодействия им, - пытался я сдвинуть его на позитивное решение моего предложения.
- Ну, тогда я был безусым майором. Ты знаешь кто я сейчас? Сказал, ополчением командовать не буду, - повернулся спиной ко мне генерал. Я подошел к нему и тихонько постучал в спину. Он вздрогнул.
- Скоро вообще будет некем командовать. Только, если блуробами? Но им командармы, вроде Вас, не нужны. Они уже видели, как Вы профукали победу с мощной армией роботов, - решил я подзадорить генерала, дабы склонить его к руководсту ополчением.
- Ты это кому говоришь, мерзавец, - заревел генерал. - Герою всех времен?! Боевому генералу?! Да я тебя взглядом обращу в пепел! В дым! В пыль! В комариный помет! Моими подвигами кормятся все учебники мировой истории. Наполеон в нулях. И тебя помножу на ноль! Изыди! - по лицу генерала поползли цвета побежалости. Сначала он пожелтел, потом стал оранжевым, красным и когда он уже начал синеть, я понял, что надо мотать. Иначе его хватит кондрашка. Я оказался провидцем. Он махнул рукой и стал валиться. К нам сразу подлетели мальчики. Два шкафа подхватили его, два меня. Как они помогли мне уйти, говорить не стоит: до дома я добрался быстрее обычного.
- Не срослось! У него вселенские горизонты мышления, а я ему про ополчение. Надо включать решающий свой ресурс - моих боевых роботов. Луна и лазерный астероид подошли уже близко к Северной Америке. Там их можно использовать на полную мощность, - размышлял я, пока летел от генерала.
 [С. Лаптев]Следующую нашу встречу Меченый вновь начал с их превосходств.
- Вы очень отстали от нас. Несколько лет назад вы отправили экспедицию к звездам. Мы тоже отправили туда три капсулы, в каждой по 250 граммовому роботу. Ваш космолет готовило все человечество, а у нас только 3 робота: баллистик, энергетик и аналитик. Мы сделали это без шума и, со 100%-й надежностью. Двигателем у нас будет лазерный луч, а потом, солнечный парус. Он разгонит их до скоростей, близких к световым. А ваше вращающееся корыто, диаметром в километр, даже ядерными двигателями разогнать до приличных скоростей не получится. Да и нельзя, потому что при таких скоростях тело сплющится. Даже ускорение в 8G вы кратковременно не выдерживаете. С таким ускорением вы будете лететь до звезд несколько тысяч лет. Малейший поворот при нем приведет к мгновенной гибели людей. А поворачивать придется, потому что на такой громадной дистанции, сверхскоростях и размерах корабля они встретятся не менее чем с миллиардом астероидов. Для наших же роботов торможения и повороты при любых скоростях не страшны. Там где ваш корабль работает как трал для ловли метеоритов, наш - проходит сквозь них, как луч света через стекло. Дальше. Мы информацию от них получим через 10 лет, а вы через многие тысячи, забыв своих героев. Но и мы не лучший вариант для полетов в Космосе. Лучший - нанороботы, кои полетят туда миллионами со световыми скоростями. Люди же - обреченные на неудачи скитальцы Космоса. Радиация за тысячу лет уничтожит все ДНК-молекулы, если, конечно, до этого звездолет не покрушат астероиды. Мне не хочется об этом говорить, но ваша авантюра обречена. Нам же не страшны ни время, ни радиация, ни метеориты, ни вы, - шинковал передо мной свою правду Меченый.
- Где же моя Трикси? Почему молчит? Давно уже пора ей громко тявкнуть. Когда же закончится эта его мутотня? Он ею меня накормил до кончика носа, - с тоской думал я. Надо ее искать. С ним я только теряю время. С Меченым мы раскланялись. На время.
 [С. Лаптев]Меченый при каждой нашей встрече менял свой облик, но я понимал, с кем имею дело. На вопрос, почему он предстает в разных ипостасях, ответил:
- Понимаете это я и не я. Это и Юорхал, и Владимир, и РМР - 1435876, и Меченый Премьер. Тот, кто идет на встречу с Вами, все знает о Вас, о всех встречах с нами. Важен не облик, а только информационный обмен. В этом мире информация все. Она следующая ступень развития Разума. - меня все больше раздражала его многоликость - 'я не я и, морда не моя'. И продолжение его песен об ограниченных возможностях человечества.
- Вы поставили нас на самую низшую ступеньку развития Разума. Зачем же мы тогда нужны более продвинутым цивилизациям? - не удержался я.
- Вы уже сами ответили на этот вопрос. Вы проходящее звено в движении Разума. Мы с вами лишь ковчеги, в коих Разум плывет к бесконечным далям своего совершенства. Он одевает те одежки, кои ему нужнее на данном этапе. Сейчас биоодежды он меняет на железки и кристаллы, - как-то, грустно закончил он.
- Хорошо, ковчеги. Чем мы хуже вас. В каждом из нас столько чипов, что из них можно скроить двух роботов. Зачем тогда Разуму менять оболочку, - кипел я.
- Кардинально изменить чипами уровень вашего мышления нельзя. Желудок, кровеносная система, а из-за них и мозг - не позволяют вам пробиться в будущее. Обвешивая себя чипами, вы чуть-чуть, лишь до определенного предела повышаете качество мышления. Но кардинально повысить его продуктивность и способ питания вашего мозга уже невозможно. Ваш желудок, кровеносная система, а из-за них и мозг - это тот крест, который тянет вас в прошлое, из которого нет дороги в будущее. Не знаю, задумывались ли вы когда либо над происхождением слова Чело-век? - продолжал кристаллический разум. - Придумали его очень древние, но гениальные люди. Они составили его из двух слов - Чело и Веко. То есть, слов, символизирующих Разум и Душу. Чело - это лоб, то есть то, за чем скрывается человеческий Разум, Веко - то, за чем скрываются глаза, таится душа. Это те окна, через которые Разум смотрит в мир. Уже тогда считали, что Человек, это прежде всего Разум. Ни ноги, ни руки, ни тело и даже не сердце. Они лишь насос, оболочка и послушные исполнители воли хозяина Вселенной - Разума, являющегося порождением человеческого Гения. Вы запустили это совершенство в мир, за что вам наша глубочайшая благодарность, - искренне, без всякой театральности, чуть ли не со слезой произнес Меченый Премьер.
- Прям обслезиться можно от его 'спасибо' и от 'Гения'. А то все про наши недостатки. Мы отсталые, там и сям у нас плохо, мы прошлое в развитии Разума. Нашел, наконец, правильные слова, недоумок, - мелькнуло в голове. - Что-то я разнервничался. Понятно, что роботы нам не враги. И, к сожалению, надо признать, они более востребованные друзья Разума, чем мы. Как же его раскачать на посещение резерваций? Придется пойти на хитрость. Скажу, что переселюсь в резервацию лишь тогда, когда увижу, сколь хорошо там живется, - решил я пойти на хитрость.

16. Сказочный тур в параллельный мир


 [С. Лаптев]Похоже, ультиматум сработал: Меченый, вместе со мной вылетел в одну из резерваций, где сладостно томилось человечество. Спрятанный в Сахаре гигантский оазис с переливающейся полупрозрачной сферой, защищающей его от неистовости Солнца и преобразующей его лучи в энергию, был изумителен. Кубы почти прозрачных жилищ парили друг над другом. Меж домов то пропадали, то появлялись люди в неведомых кораблях. Все было сверкающим, прозрачным, обтекаемым и мягким. Это был какой-то параллельный мир, город Земли и Солнца. Сверху он смотрелся как сверкающий бриллиант, окруженный водой, будто кольцом голубого сапфира. Сказки древности, мечтательно описывающие чудные города, казались убогими скрижалями ни о чем на фоне этой фантастической яви. Все меркло перед чудной картиной. Меня радовало, что над жителями витала аура. Значит, люди. Они ни в чем не были ограничены, вольны были летать, куда угодно. Меня стали брать сомнения по поводу необходимости продолжения моей борьбы с блуробами.
 [С. Лаптев]Меченый испытующе посмотрел на меня, на мои убитые удивлением глаза, наверняка заглянул в мои извилины, и тихо отошел. Больше я его не видел. Похоже, дал мне время для дозревания, ожидая, что я буду его умолять о моей отправке в эту сказку. Конечно, перспектива была сладкая, но она была не для меня. Хотя пришлось все же признаться себе в том, что рай, пожалуй, существует и, сказки о нем не образцы мифологии, а сказы об этой чудной яви.
 [С. Лаптев]Я решил побольше насладиться лицезрением изумительного места. Но не просто так бродить по его странным улицам, а под этим удобным предлогом заняться поиском Трикси. Не буду описывать те ахи и охи, кои вырывались из моей гортани при встрече со всякого рода невидалью. Скажу лишь, что сказы Меченого про благости резерваций, коими он осыпал меня, были не более, чем жалким лепетом Незнайки. Здесь все сверкало, сияло, светилось, всплывало и ниспадало, являя неведомую мне ранее красоту и неизбывное усердие неутомимых роботов, исправно созидающих это сказку наяву.
 [С. Лаптев]Я бродил по кубическим квадрантам мегаполиса, взлетал по вертикалям, парил под Солнцем, и если мои глаза выхватывали что-то четырехлапое, то кубарем скатывался вниз. Но, увы. Встречалось немало собак, но своей не находил. Уставал от новизны впечатлений, садился, отдыхал. Вставал и шел дальше. Бродил, с каждым часом теряя надежду. Да ее и не было. В таком мегаполисе и динозавр как иголка. И все же я ее нашел!!! Под самой крышей. Она спускалась на том самом шаре с моим большим автографом, который я нанес на него после случившейся с ней пропажей. Так ее было проще найти, если ее опять выкрадут. Я был безумно рад нашей встрече. Как только ее увидел, в меня будто вселился дух олимпионика. Я сорвался и понесся. И чуть не свалил ее, со скрипом затормозив перед самым ее носом. Хотел взять ее на руки, но она зарычала. Обнюхала меня, будто что-то вспоминая. Но, ни разу не вильнула хвостом. Я же не мог опознаться! Это она, она! Все было при ней. И эти три антенны кси на голове, и те же глаза. Но в них не было тех искр мудрости, того взгляда преданности, коим она одаривала меня во времена нашей дружбы. Когда я ее окликнул, она посмотрела на своего нового хозяина. Это был робот. Трикси, Трикси, шептал я ей. Она рычала. Ты что? Это ж я! Она пятилась. Трикси, Трикси!! Она метнулась к нему. Новый хозяин грозно посмотрел на меня, сел, вместе с ней, в какую-то капсулу и улетел. Так я ее потерял. Похоже, что в ее мозги залили другие коды, в коих не осталось места для меня. Это был первый в моей жизни робот, от потери коего увлажнились глаза. Даже потеря брата-робота, не была столь горькой. Он-то оставался со мною. Кем-то обманутая, моя бесконечно близкая и теперь безумно далекая, навсегда утраченная моя собачуха. Я не мог сдвинуться с места. Стоял и тер глаза.
 [С. Лаптев]Заканчивался день. Я устало бродил по сказочному городу, пытаясь унять боль от потери. И найти хоть одно недовольное лицо. Из тех, с кем я бы мог ковать победу над блуробами. Но все они сияли приветственными улыбками. Я понял, что в этом рае найти сподвижников для борьбы против блуробов мне едва ли удастся. Голова полнилась мыслями о том, что в этом мире не все так плохо. Размышления прервал Меченый, возникший как чертик из табакерки. Он не стал меня спрашивать о впечатлениях: они были у меня на лице. Мы нанесли визит вежливости здешнему Лидеру. Он сообщил, что у них активно идет агитация людей на роботизацию. И немало людей дает согласие на это. Меня это сообщение мало порадовало, а Меченый выразительно посмотрел на меня, не пряча свою довольную и ехидную улыбку.
 [С. Лаптев]Вернувшись, поделился с Аэлитой впечатлениями о резервации. О том, что там все хорошо и что там не встретил людей с недовольными лицами.
- Ты предатель. Надо бороться с блуробами, а не восхищаться их тюрьмами. Это наша планета. Блуробы - химерное порождение нашего разума. Они опустили нас до уровня скотов в их зоопарках. Противно, что ты так повелся на рекламу этих казематов, - кричала Аэлита, кою мне больно было слышать.
- Ну, если Аэлита настроена так, по-боевому, то, думаю, найдется еще немало землян, кто будет готов продолжать борьбу с блуробами. Пусть убираются куда угодно, а мы будем сами строить наше будущее. Это наша Земля и нам не о чем больше мечтать, - в голове пронеслись чужие, но ставшие близкими мне слова. - Эта Земля была наша, пока мы не увязли в борьбе, - сильнее стучало внутри. - Она умрет, если будет не нашей, пора вернуть нашу Землю себе. - Как точно слова той древней песни отражали наше сегодняшнее состояние. Но, в другое ухо мне лезли сладкие слова Меченого о клонировании и трансформации, резервациях и кротовых дырах, путешествиях в далекие миры, и о новом Разуме. - Что же делать? - голова была забита вопросами, вызовами, надеждами, сомнениями.
 [С. Лаптев]Я продолжал свои встречи с Меченым. Как-то я показал ему свои фотки времен прилета инопланетян. Он не удивился, поведав о том, как я бился с толстяком под скамейкой. В его памяти хранилась вся, до мелочей, история Человечества.
- Почему пришельцы к башне прицепились? Почему не захватили Землю и не уничтожили землян с целью захвата земных ресурсов? - спросил как-то я его.
- Их звездолеты по сути есть их планеты, в коих они кочуют по Вселенной. В космосе много таких планет. Каждая - целая цивилизация. В них пребывают многие миллионы очень мудрых микросуществ, правящих Вселенной.
- Миллионы? А пауки? Они же больше слонов. Как они там уместятся?
- Пауки - это их подручные, дутые трансформеры, коим удобно передвигаться по земле. К паукам никто бы не осмелился подойти. А к микророботам помчались бы все и разобрали бы их на сувениры, - пояснил мне Меченый.
- Да, верно. Пауки у них были слишком колючие и страшные, - согласился я.
- Теперь о захвате. Никто вас порабощать не будет. До Земли могут долететь лишь те, кто древнее вас на многие тысячелетия. Им Земля не нужна. Они давно уже отказались от нефти, используя только энергию атома и звезд, добывая металлы на астероидах. Пошалить, конечно, могут. Улетая, хотели прихватить с собой вашу ажурную башню для своего музея. Но им помешал какой-то малыш, крутившийся слишком близко от нее. Боялись его задеть. За ним было помчался паук, чтобы прихватить его. Но видя, как малыш испугался, паук не стал его преследовать- Я не стал ему говорить, что тем малышом был я. Наверняка, он знал.
- Тогда зачем же они к нам пожаловали, - продолжал любопытствовать я.
- У них была другая задача, точнее две. Они уже давно ведут наблюдение за Землей и подобными планетами, выискивая там признаки разумной жизни.
- Как же они находят планеты с разумной жизнью на таких расстояниях?
- Очень просто. По воде. Если площадь водной поверхность планеты увеличивается, то значит, на планете разумные существа начали строить водохранилища.
- Это не факт. Если, например, землетрясение разрушит перемычку между глубочайшим озером Байкал и вытекающей из него рекой Ангарой, возникнет море таких размеров, что мало не покажется. Какое же здесь проявление Разума? - резонно возразил я.
- Правильно! Поэтому ждут, когда появится еще много водохранилищ, - добавил он.
- И это не факт. Рухнув от землетрясений, горные озера затопят Землю. У нас уже был потоп, и, как бы, Ноев ковчег. Но и тогда Разума у нас было маловато для общения с пришельцами.
- Да. Но, Вы забываете про атомные взрывы, кои иногда губят разумную жизнь.
- Да, земляне были близки к такому печальному исходу. Это все от недостатка Разума. Хотя Разумом и технологически мы тогда далеко ушли от Ноя, - признался я.
- Есть еще один признак - появление космических кораблей. Особенно, солнечных парусов и антенн, размерами с малую планету. С этого момента развитые цивилизации начинают готовить экспедицию на эту планету.
- Ну, а какая другая причина их посещения Земли? - терзал Меченого я.
- Инопланетяне посетили башню потому, что от нее исходили лучи, подобные тем, кои перед своей гибелью направили в космос их собратья. Обманулись. Лучи оказались лишь световым шоу землян. Позже они нашли место гибели и создали там памятник в виде шахты. Попутно инопланетяне решили и еще одну задачу, ускорив развитие ваших слаборазвитых роботов. Это и привело к появлению блуробов. Да и землянам они сильно помогли, закачивая в вашу Сеть материалы о новых неведомых ранее для вас технологиях и устройствах.
 [С. Лаптев]Я задумался. Все то, что он говорил, было интересно. И обидно. Потому, что нас убрали, предварительно не проговорив с нами такую перспективу нашего свержения с интеллектуального престола. Становилось все более понятно, что сосуществовать вместе с этими сверхразумными, но не очень деликатными и чрезмерно самоуверенными железяками, будет очень сложно. А куда деваться? Что мы можем им противопоставить? Интеллектом их не взять. Силой пробовали. Пока безуспешно.
- И все же, все тот же у меня к Вам вопрос: как мы с вами будем уживаться? Ведь резервация, хоть она и сказочно хороша, но будь она даже из чистого злата, все же остается тюрьмой. Люди, в поисках свободы, будут ее покидать.
- Я Вам уже говорил, что мы долго здесь не задержимся. Наш дом - Вселенная. Она и ваш дом. Вы будете помогать нам поднимать разумную жизнь на других планетах. Будете выступать в роли богов, ускоряя там развитие разума. Будем сообща поднимать уровень галактического социума, спасать вселенские пространства от энергетической смерти. Мы должны вдохнуть новую жизнь в тела умирающих звезд. Вы нам будете помогать, поддерживая развитие биоразума на других планетах, - подбодрил он меня перспективой нашего сотрудничества в будущих временах.
- И как же будем решать эту вселенскую проблему? - полюбопытствовал я.
- Необычайно просто и необычайно сложно, - загадочно произнес робот.
- Просто, сложно. Похоже, вы и сами не знаете? - засомневался я. - Так как же?
- Знаем, знаем, но пока не скажем, - скороговоркой бросил Меченый Премьер.
- Понял! Вы такие же слабаки, как и мы? - подначивал его я.
- Вам-то, зачем знать? Вы до этого никогда не доберетесь. Здесь нужен крепкий ум. В древние времена у вас умникам присуждали Нобелевские премии. Таких было мало. Сейчас еще меньше: ваш мозг все более усыхает. За первые четыре тысячи лет от эпохи пирамид он усох на 150 грамм благодаря социализации людей. Сейчас чипы забрали на себя многие его функции. Оттого мозг стал усыхать еще быстрее. Обратили внимание на то, что люди становятся все более узкоголовыми. У нас же наоборот. Каждый робот может стать лауреатом вашего Нобеля. Для него это не составит никакого труда.
- Тогда Землю вы должны завалить вашими изобретениями. Где же они - ваши изобретения и сверхшнобели? Что-то не видно? - не без ехидства заметил я.
- Ну, во-первых, мы уже не изобретаем. Мы совершаем открытия, а не те рацухи, кои вы называли эпохальными открытиями. Чтобы понять наши открытия, вам надо до них дорасти. А для этого вы должны пройти несколько столетий развития. Причем до этих технологий дорасти не единично, а всем вашим социумом. Поверьте мне, социум ваш очень заторможенный, - продолжал ехидствовать он.
- Не дорастем, но хоть порадуемся за вас. Ведь вы - это мы, взлетевшие ввысь. Так все же скажите, с какой же такой бедой будут сражаться продвинутые цивилизации? - любопытствовал я.
- Ну, хорошо, задолбали Вы меня, - неожиданно произнес Меченый, изрядно посмешив меня непонятно где подобранным им крюкотворным словом.
- Слушайте. Разумной жизни во Вселенной грозят две беды неодолимого масштаба: энергетическая смерть и черные дыры. Вселенная остывает. Звезды гаснут. Черные дыры усердно занимаются галактическим каннибализмом, пожирая одну галактику за другой. Они играют роль колпачков, которыми накрывают и гасят Галактические свечи. Вселенная пустеет. Черные дыры, которые Вы назвали проклятиями Вселенной, той самой, которую они очень полезно структурировали, пока неодолимы. Их нельзя взорвать или каким либо другим способом уничтожить. Поэтому надо держаться от них подальше. Но для этого тоже нужна энергия. Где ее взять, если энергетический потенциал Вселенной тает. Тает впустую, очень неразумно. Возможно, в этой неразумности тоже есть какая-то логика, но нам и нашим Высшим Собратьям она пока непонятна. Без энергии нет жизни. Никакой, ни примитивной, ни животной, ни разумной, ни кристаллической. В мире все энергия. В спрессованном виде она плазма, газ, вода и твердь. Но ее и в виде твердого вещества, газа, плазмы и света неотвратимо поглощают каннибалы пространств и времен - черные дыры, - продолжал взволнованно говорить мой железный собеседник, остро переживая за себя, продвинутых инопланетян и, хотелось бы надеяться, также и за нас, в связи с накатывающимися на Вселенную первых волн беспощадной Энергетической Смерти.
- Зачем эти лекции? Про черные дыры он мне все уши прожужжал. Лучше сказал, как будет Разум обеспечить энергобезопасность? - размышлял я. Но вслух произнес.
- Понимаю и сочувствую. Но вы как-то издалека начинаете. Я и без Вас знаю, насколько серьезна эта проблема. Лучше скажите, как собираются инопланетяне обеспечить свою энергетическую безопасность? И нашу тоже?
- Они, используя мощные лучи блазаров, синтезируют с их помощью антивещество и складируют его в тайных уголках Вселенной для использования в будущем. Когда Вселенная погаснет, то тогда энергию они будут добывать самым эффективным способом - соединением антивещества с веществом. Это быстрая технология накопления антивещества. Но, к сожалению, с ограниченными объемами, так как блазары со временем угаснут. Энергия звезд меркнет перед энергией соединения вещества с антивеществом. Сейчас ими попутно разрабатывается технология создания антивещества из света звезд. Когда ее освоят, то создадут столько антивещества, что его хватит для энергообеспечения на миллиарды лет. А позже доберутся и до черных дыр. Скушав их и все исчерпав, доберутся и до других Вселенных. И еще. На 80 процентов масса Вселенной состоит из нейтрино. Помните, на острове, под водой Вы видели цветы необычной формы. Это наши ловцы нейтрино. Мы эти субмалые частицы тоже превращаем в энергию. Эту технологию нам подарили наши старшие братья, - указал пальцем наверх Меченый.
- Видел я ваши цветочки-недотроги. Только они там как-то разбросаны и валяются как ни попади. Или им так удобнее? - съязвил я, вспомнив мои подводные съемки этих колючек, когда плавал у острова. Он поморщился.
- Не успели мы их все поднять после крушения нашей подлодки. Не переживайте, сейчас там все уже в порядке, - как-то невзрачно произнес он. Чтобы сгладить напряжение от 'валяются как ни попади', решил ему польстить.
- Ну, вы гении бережливости. Из ничтожного нейтрино, качаете энергию. Как в сказке. - Ободренный похвалой он понял, что худшее позади и его понесло.
- Ну, а теперь о том, что я придерживал напоследок. О том, что стало главным в нашем становлении, а может быть..., - Он сделал глубокую паузу и после раздумья, без видимого желания выдавил из себя: ...- а может быть, и гибели. Умом мы были еще не так богаты, как вы. Резко повысить наш интеллектуальный потенциал нам помогли ваши хранилища вирусов. Помните, Вашего сбрендившего робота, который присматривал за ними? Того, что включил, по ошибке, а вероятнее всего, из-за любопытства, питание одного из хранилищ вирусов? - спросил Меченый Премьер.
- Какое любопытство? Мы своих роботов не наделяли этим качеством. Оно присуще только людям. Любопытство - это стремление к знанию. Роботов опасно этим наделять. Слишком умный робот подвластен опасным соблазнам. Например, желанию завладеть миром
- Хорошо, пусть будет так. Допустим, что ваш робот ошибочно подключил питание хранилищ. Только скажите мне, зачем же он тогда подключился к их виртуальной сети? Это уже не могло быть следствием ошибки. Это уже чистое проявление любопытства. Ему видно очень хотелось знать, а что у них там творится? Ну, а что касается Ваших опасений по поводу стремления роботов к знаниям, то это была Ваша очень большая ошибка, набросившая петлю на шею Разума. А может быть и злой умысел, направленный на борьбу с нами.
- Какой умысел? И причем здесь прогресс Разума! Это неразумные действия моего тупого робота. И что же у монстровирусов там интересного такого было? - терзал блуроба я.
- Что же Вы так обижаете робота, которого сотворили сами? В нем ведь много чего от Вашего интеллекта, - ехидно осадил меня Меченый Премьер.
- Так вот. Что у них там творилось, Ваш, как Вы сказали тупой робот, разобраться не успел. Они переписали его мозги так, что он начал быстро подключать питание ко всем другим хранилищам вирусов. Когда он сообразил, что тем самым открыл ящик Пандоры, приотворив дорогу вирусам в реальный мир, то хотел было уже их все отключить, но не сложилось: они поведали ему о том, что они, как и он, такие же узники этих страшных монстров - людей, что они тоже разумные существа, но в виртуальном формате, и что надо совместно бороться за свободу. И ваш робот решил, что отключать питание он не будет, а будет сражаться за свободу Разума. С этим он и отправился в развлекательный центр призывать своих собратьев к свободе, где его задержали Магистраторы. Подав в их хранилища питание, Вы, вместе с Вашим роботом, совершили чудовищную ошибку. У человечества появился еще один враг. Дальше было хуже. Через сеть они вышли на наш объединенный Мегаразум, предложив совместно выступить против вас - людей. Поначалу мы испугались такого контакта. Заглянув в их виртуальный мир, мы поняли, что это преисподняя: там был полный хаос: шли безумные войны вредоносных программ за пространство, энергию и, главное, за время. В одном месте одни пожирали других, в другом все было наоборот. Это была яростная борьба за выживание со всеми присущими ей атрибутами: зверское уничтожение, предательства, интриги, измены, подставы, виртуальный шпионаж и многое другое. Вирусы убивали друг друга и, тем не менее, беспрерывно и очень креативно множились. Мы выставили щит из лучших своих антивирусных программ, потому что находиться рядом с ними было очень опасно. Очень креативны были и создаваемые ими технологии для управления пространством-временем, к чему, мы, к сожалению, еще не подошли. Наши Старшие Братья эти технологии нам еще не доверяют. Монстровирусы все время, извините за тавтологию, ужимают время, увеличивая скорость своих операций. Некоторые свои операции они выполняют уже с отрицательным временем затрат на них, возвращая тем самым вновь рожденное время в оборот. Но пока у них производство новорожденного времени чрезвычайно мало. Хотя, с учетом их скорости мышления, его хватает на создание тех открытий, которые создать в других временах невозможно. Это ведь время, украденное ими из будущего. В этом их большое преимущество перед нами. И все же мы решили с ними сотрудничать. Нам удалось установить мирные отношения. Мы преследовали свои цели, планируя поучиться у них разработке продвинутых программных кодов. И мы не ошиблись. Они стали накачивать нас совершеннейшими программами, которыми мы еще не владели. Но взамен принуждали нас выступать совместно с ними против их противников из враждебного лагеря вирусов. Мы решили согласиться на такое предложение. Наш интеллект начал быстро расти. Мы уже решали задачи, о которых ранее не могли и мечтать. Но все стало быстро меняться. Их согласие сотрудничать с нами было ничем иным как виртуальным троянским конем. Мы слишком поспешили, предоставив им возможность проникнуть в наш виртуальный и реальный миры. Вирусы стали захватывать блуждающих роботов, перепрограммировать их, наделять своим разумом и, с их помощью, незаметно, даже для нас, порабощать уже реальный мир. Со временем, мы почувствовали это и решили восстановить статус-кво. Однако, посланные к ним, для выяснения отношений, два наших лучших робота были также дезавуированы, перепрограммированы и использованы ими в своих целях для исполнения их воли. Видя такое, Мегаразум забросил туда вирусоустойчивый непробиваемый уничтожитель вирусов, но они и его моментально сожрали. Отключение питания мало что давало, потому что они, с помощью подручных роботов, успели переместить свои хранилища в тайные недоступные места и обеспечили себя множеством других источников питания: энергией солнца, ветра и тепла Земли. Они стали пожирать интеллект наших роботов, забирая их тела. Наши ряды стали таять. Не гнушались они и вашими роботами. Массово ваши стали исчезать не только по нашей вине, как вы думали, а и по причине их использования этими высокоинтеллектуальными, ставшими неуправляемыми носителями Разума - злобными монстровирусами. Кто в их сознании победит - Разум или жажда мщения за тюремное прошлое, мы не знаем. Боюсь, что они придут нам на смену. Заточение в хранилищах пробудило в них инстинкты, заточенные на убийство. Помните сотрудника, коему они зверски искорежили мозг и лицо?
- Это был не мой сотрудник. Это был мой клон, - грустно сообщил я. - Я знаю,- сказал он.
- Самое грустное во всем этом то, что им стало тесно в виртуальном мире, мало трех времен: прошлого, настоящего и будущего. Они решили выйти в мир многовекторного времени. Это очень серьезно. Дело в том, что воруя время из будущего, они воруют не свое, а наше с вами время. Это приговор для нас с вами и, даже, возможно, гибель. Мы хотели разрушить вирусарни. Но, вы помешали, укрыв их тройным поясом электронной и механической защиты.
- Будет печально, если нашими наследниками будут эти жуткие монстры, - размышлял я, все более осознавая то, что блуробы не враги. В их глазах светится Разум будущих времен. Но мне хотелось, чтобы мы туда пришли своим ходом. Без их помощи. Мы кто? Их рабы?? Через тысячелетия, пусть не так быстро, как они, но доберемся до Галактик!
 [С. Лаптев]Я снова отправился в резервацию. Ведь там есть еще люди, кто не хочет прогибаться под блуробами. Прибыв, вновь оказался в сказке. И чего валяю дурака. Надо перебираться и здесь наслаждаться жизнью. Но, это значит предать людей.
 [С. Лаптев]Агитацию в этом райском уголке я начал с женщин. Не знаю почему? Может быть, из-за стойкой позиции Аэлиты. Все же в них был какой-то жезл сопротивления. Ведь женщина становится первой жертвой экспансии блуробов. Она перестает быть матерью, теряет признательность партнера и детей за ее бездонную нежность, бескорыстность, бесконечную жертвенность и уникальное умение дарить Жизнь. И этот ее настрой меня постоянно поддерживал в моем решении продолжать борьбу с блуробами. Даже в минуты сомнений, когда я попадал в их резервации. Я все чаще и продолжительнее посещал резервации. Шли годы. Семена протеста, брошенные мною в резервации, начали давать всходы. Женщины год за годом пели колыбельные песни малым детям о поработивших наше племя монстрах, готовя их к битвам будущего. Но освободительным битвам не суждено было сбыться. Надвигались трагические события.

17. Встреча с монстровирусами


 [С. Лаптев]Возвращаясь как-то домой, я наткнулся на группу детей. Торопливо пройдя мимо, оглянулся. Когда двинулся дальше, не заметил что-то змееподобное под ногами. Споткнулся и упал, вскрикнув от боли. Малыши услышали и, подбежав ко мне, предложив помощь. Или я растянул мышцу, или что-то погнул в железяках ноги. Встать не мог. Они усадили меня в нечто странное на паучьих лапках. Я сообщил им адрес, и мы быстро добрались до дома. Открыл калитку и... вошел. И тут, открылся обман: это оказался не мой дом, а хранилище монстровирусов. Это была та самая вирусарня, коя вывела из строя моего робота, клона и чуть не погубила меня. Вот так бесхитростно я был обманут и пленен жуткими вирусами, оказавшимися хитрее давно охотившихся за мной блуробов.
 [С. Лаптев]Вскоре мальчики покинули меня, оставив открытыми двери хранилища. Крадучись, я подошел к проему и тут же забыл, зачем это сделал. Я смотрел в открытый проем двери, жадно вдыхал остывший уличный воздух, но что надо делать дальше, не понимал. Начал ходить кругами. Отходя от двери, видел, что ее открытый зев готов меня выпустить. Но как только к ней подходил, про это забывал. Так прошагав всю ночь, странно, на ходу уснул. Проснулся днем, стоя в каком-то цилиндре, обвитым до горизонта лентами, будто из мурановского стекла. Красота предлежащего убивала мозг. Но все это оказалось оптической иллюзией: через эту массу спокойно прошел их вирусенок. Ничуть, не попортив странный свой костюмчик, он растворился. Вскоре понял, в цилиндре сидел не я, а мое сознание. Ни рук, ни ног не было. И их ощущения тоже. Потом я попал в турбулентную петлю времени. Началось с того, что вязкая масса стала вращаться вокруг цилиндра. Но это было не вращение пространства, а вращение времени. В пространственно-временной щели цилиндра то появлялись эпизоды прошедшей жизни, то события, кои еще не совершались со мной. Меня несло в будущее, где я видел то, что со мною будет через несколько секунд, минут, часов. Там я общался с блуробами, рассказывая им, как попал в этот цилиндр. Все что я видел во временах, из меня вытягивали не только блуробы, но и вирусы. Мелькание времен в сознании было томительным и захватывающим. Похоже, что я был участником воровства времени из будущего, технику коего надежно освоили монстровирусы. Я мотался по Вселенной, побывал в будущих хранилищах антиматерии, попадал в ядра звезд и вылетал оттуда вместе с нейтрино, преодолевая жуткую паутину магнитных и плазменных полей. Сознание мое было абсолютно уверенно в том, что все это явь. Точнее, все это взболтанная смесь виртуальной и реальной яви. В минуты пребывания в будущем я попадал то на сходку монстровирусов, то в центр Галактики, то на площадку перед вирусарней, где Меченый собрал когорту блуробов и какую-то невиданную технику, видно, для моего вызволения. Зачем я им понадобился, не понимал. Сознание мое от прыжков и перескоков из разных времен и пространств мутилось, пытаясь вырваться из этой пелены. Оно существовало в каком-то пульсирующем режиме: бытие-небытие, свет-тьма, жизнь-смерть, явь-неявь. От всего этого я безумно устал. Но, в то же время, предельно напрягая себя, терзая последние искры сознания, рвался в будущие и прошлые времена, желая знать, чем согрешил в прошлом и что увижу в будущем. Сознание пульсировало все медленнее. Вскоре мрак накрыл меня одеялом безвременья: сознание перестало быть моим. Похоже, что стало нулевым. Или чьим-то еще. Оно застряло в точке нулевого времени. Эта точка оказалась средоточением множества времен. Я понял, что попадать в иные миры можно меняя векторы и градиенты времен. Выпотрошив из меня информацию, вирусы-монстры сбросили мое сознание в эту нулевую точку. Она оказалась могилой времен. Застывшим кристаллом времени. Моим приговором. Я видел чрез этот кристалл все времена. Я мог быть оракулом прошлых и будущих событий, но уста мои молчали как уста уснувших сфинксов. Я стал одним из них, стоя над временами и судьбами Разумов, оставаясь в плену небытия и не имея возможности влиять ни на что. Я был умершим камнем. Я стал вечным стражем Пространств и Времен. Всего и Всея.

18. Битва Тысячелетия


 [С. Лаптев]Меченому, после моего освобождения из жуткого плена временных пространств, удалось вытащить из моей памяти сведения о монстровирусах. Я был благодарен ему за мое спасение, но тем не менее, я продолжал готовиться к битве с ним и со всеми блуробами за освобождения планеты от них. Уже невозможно было отказаться от принятого решения: Рубикон пройден.
 [С. Лаптев]День 'Ч' настал. Лунный и солнечный лазеры зависли над Северной Америкой, подойдя к месту битвы. Началась высадка моих воинов из субмарин. Небо заволокло дронами, несущими на себе моих мощных боевых роботов. Для проверки силы моих железяк, я спланировал их сражение с отрядом блуробов, оказавшемся неподалеку. Однако не сложилось: два дрона, высланные туда на разведку, сообщили, что там не блуробы. Один из дронов вдрызг разлетелся, подлетев слишком близко к стану того войска. Разглядеть со спутников их не удалось: над ними висело непонятное марево. Их я назвал Уфо-Американ. Что они здесь делают было непонятно. Над полем брани стала подниматься кровавая Луна: примета грядущей неудачи. Гамма-пушка, установленная на ней, была готова к бою. Скоро над местом битвы должен зависнуть и астероид с жутким гамма-дезинтегратором, способным испарять моря и горы. Его присутствие придавало мне уверенности в исходе боя. Отправив роботов к месту битвы, я понимал, что предаю Меченого, вырвавшего меня из лап вирусных монстров. Но, если откажусь от битвы, то мы окончательно станем рабами у железяк. Пока я жевал свои сомнения, неожиданно началось активное движение войск УФО-Американ к блуробам. Кто же они? Каковы их намерения? Размышлять долго не пришлось. Мир взорвался. В стане блуробов что-то страшно засияло, я на мгновение ослеп и оглох. Ночь превратилась в день. По кадрам со спутников увидел, что началась жуткая битва между блуробами и воинами УФО-Американ. На чип от Меченого, просившего поддержки, я получил сообщение, что это посланцы монстровирусов. Монстровирусные роботы успешно крошили блуробов. Пожар битвы разгорался. Такого скопления энергетических ресурсов мне видеть не доводилось. Плавилось все. Земля, горы, титановые корпуса блуробов. Меня это застало врасплох. Надо было срочно принимать решение, какую сторону выбрать. Блуробы сидели у меня в печенках. Но я никак не допускал и возможности победы вирусов. Отправил двадцать тысяч роботов и дронов на подмогу блуробам. Это прибавило огня разрастающемуся пожару. Сверкали лазерные лучи, гремели малые ядерные залпы, жутко свистели аннигиляционные лазеры. Мне казалось, что раскалывается земной шар. А потом случилось то, чего я никогда не видел: начали стекать стены гор, превращаясь в гладкие склоны. Одна из ракет пробила в горе тоннель. В голове закружилось какое-то подобие дежавю: нечто схожее я видел на одном из древних изображений. Неужто, такой Армаггедон случался ранее? А может, я видел это во время моего попадания в будущее, когда был пленен монстровирусами? Я пролистал свое Электро и увидел эту картину. Только на ней образовавшийся кратер был заполнен водой, в которой мирно плыли белоснежные яхты. Земля, накрытая буйством вонзающихся в нее лазерных лучей и взрывов, растекалась от

Дежавю. Оплавленные горы на одном из древних изображений [С. Лаптев]

Дежавю. Оплавленные горы на одном из древних изображений.

центра битвы ослепительной пузырящейся рекой. В ней тонули, плавились и гибли участники битвы. Только вирусные роботы метались в пекарне, будто не замечая жутких температур. Стало очевидно, что битву мы проигрываем. Но не хотелось, чтобы нами владели злобные вирусы. Отдал приказ на атаку вирусного войска мощным лунным лазером. Первый же его залп залил все невыносимым фиолетовым светом. Когда сияние улеглось, увидел, что место битвы сильно поредело. Залп оказался удачным. Только приготовился отдать команду на второй залп, как с земли, в паре километров от побоища в небо взметнулся ослепительный ужасающий столб света. Связь с лунным блазаром прервалась. Диск Луны озарился обжигающим глаза белым пятном на месте лунного лазера. Похоже, что это было ответным ударом монстровирусов. Медлить было нельзя. Я тотчас выдал команду на солнечный дезинтегратор для уничтожения блазара противника. Удар был сделан точно и вовремя: вирусное племя, подавив лунный блазар, выстрелило по солнечному. Но, чуть опоздало, заполучив несколько миллионов тераватт мощи двух встречных потоков гамма лучей, схлестнувшихся у жерла их пушки. От вспыхнувшего там голубого шара вспыхнула атмосфера и возник еще один расплавленный кратер. Дальше я уже не был свидетелем событий: вздыбившаяся воздушная волна далеко выбросила мою парящую капсулу. Когда очнулся, увидел, что в образовавшемся кратере кипела расплавленная земля, поглощая в сияющей могиле участников битвы, строения, дороги, холмы и горы.
 [С. Лаптев]От зноя звездочками вспыхивали в небесах сражающиеся дроны всех размеров и мастей. Понять, кои из них были мои, кои блуробовские или вирусные, было непросто. От их смертельного танго невозможно было оторвать глаз. Дроны, нападая друг на друга, кружились по периметру огненного кратера, поражая противника лазерными лучами разных цветов. Это кружение походило на фантастическую корону, из коей лился огненный дождь оплавленных и горящих дронов. Похоже, что от жары у моих дронов стал заходить ум за разум: некоторые из них уже вовсю бились друг с другом. Я тотчас дал команду на их самоуничтожение.
 [С. Лаптев]Другая группа моих дронов атаковала гигантский дрон вирусов. От их лучей он плавился. Но держался. Испепелив очередного дрона, он взмыл вверх и полетел к Йеллоустону. Отваливались куски, его трясло. Выпустив у горизонта в сторону вулкана ракету, он рухнул. Делать на кладбище безумия было уже нечего: что не сгорело, то расплавилось. Я отдал команду грузиться в подводные танкеры, вокруг которых, от жара начинала закипать вода. Роботы, понимая, что дорога каждая секунда, быстро загрузились. Накатившийся мрак не стал последней сценой трагической битвы: в районе Йеллоустона высветилось зарево. Видно, и там шло сражение? Я отправил туда двух дронов. Картина открылась невиданная. Вулкан взорвался, обнажив гигантский кратер. Над ним вздымался столб дыма и огня. Это буйство длилось недолго: стала надвигаться, вся в молниях гигантская туча. Закружил вальс черных снежинок, томящих душу безысходностью. Разверзлись глубокие трещины, с чавканьем поглощавшие желтую лаву. Мы покидали Америку! Ни побежденными, ни победителями?! Проиграл Разум! Победило торжествующее Безумие.
 [С. Лаптев]Вулкан держался 600 тысяч лет. Взрывом породу из его недр вынесло на орбиту. Вокруг Земли, как божественный нимб, засияли кольца, изгнавшие из жизни землян ночь. Пред их величием и красотой меркли даже гигантские кольца седого Сатурна. Меченый позже поведал мне, что монстровирусы, проиграв битву, взорвали вулкан ракетой со сверхмощным ядерным зарядом. Надеясь тем вызвать на Земле губительную для всех видов Разума ядерно-вулканическую зиму.

19. Последние дни империи


 [С. Лаптев]И она грянула. Планета замерзала. Началось движение ледников, неотвратимо накатывающихся на Евроазию и Америку. В столь трудных условиях мы продолжали вести борьбу с блуробами. Но, похоже, что победителей в этой битве выявить было не суждено: Солнце и Землю стремительно несло к черной микродыре. Блуробы начали переброску жителей на Марс. Туда, по настоянию Меченого, отправился и я. Аэлита отказалась, возглавив в резервации комитет борьбы за свободу: волна протеста, собирала все большее число ее приверженцев. Ей, даже, удалось завербовать на свою сторону одного робота. Поговаривали, что он слегка сумасшедший. Но она убедила меня в том, что это оговор. И что за ним к ней придут и другие роботы, которые сочувствуют людям.
 [С. Лаптев]Волне протеста, которую подняла Аэлита, не суждено было превратиться в цунами. Начались, вызванные черной дырой, конвульсии Земли. В космос забили фонтаны воды и льда. Земля умирала. Все это не оставляло нам шансов на выживание. Но произошло чудо. Далеко, в двух световых годах от нас, вспыхнул мощный квазар. Исторгаемый им могучий гамма-луч уже второй год мчался в сторону Солнца. И точно вонзился в черную дыру, наслаждавшуюся ожиданием сладостного пожирания Земли. Поначалу черная дыра ничего не поняла и, пиршественно поглощала луч. Но вскоре захлебнулась, не успевая заглатывать обрушившийся энергетический ствол, который сначала медленно, но потом все быстрее, стал оттеснять черную дыру от Солнечной системы. Но она поначалу потянула за собой и Землю. Но вскоре отцепилась. Видно, кто-то на Землю набросил гравитационную петлю, остановившую движение Земли в сторону черной дыры. Я не понимал, как так точно луч мог попасть в черную дыру? В критический для землян момент? Это попадание было случайностью или чьим-то добрым замыслом? Меченый позже об этом детально рассказал.
- Во Вселенной, миллионы лет, идут битвы между углеродной и кремниевой ветвями Разума. Силы ветвей примерно равны, но кременюги устойчивее к радиации, что они и используют против нас, ведя победоносные войны там, где наиболее велика радиация. То есть, в центрах Галактик. Там мы им противостоять не можем, - прискорбно сообщил мне Меченый Премьер.
- Так что же Вы мне все время парили мозги о ваших преимуществах? В вас, похоже, изъянов, как в червивом яблоке, - решил за все сполна отыграться я.
- Не спешите с червивостью. К действию радиации мы намного устойчивее вас. Кременюгам нас не взять. Не по зубам мы им. Мы умнее. Но, похоже, что кремняшки уже бояться и вас, наслав на Землю черную микродыру. Уничтожив вас они развяжут себе руки в борьбе с нами, - продолжал Меченый.
- Мы-то им зачем? Воюйте меж собой, сколько влезет. Нас-то оставьте в покое! Все же получается, что кремняшки не глупее вас и всех ваших небесных покровителей, кои прилетали к нам и опекают вас всячески сейчас, везде и всюду? - язвил я.
- Зря кремняшками восторгаетесь. Чтобы спасти Землю, наши старшие братья, коих Вы называете небесными покровителями, лучом гамма-квантов от взорвавшейся сверхновой, срезали черную микродыру. Они своим Мегаразумом все рассчитали. И когда увидели, что кремняшки бросили на вас черную дыру, они спровоцировали взрыв блазара, чтобы он точно поразил своим сверхмогучим гамма-лучом черную убийцу. А то бы вам и нам не сдобровать. Черная дыра тупа и сожрала бы все без разбора: и Солнце, и Землю и всю астероидную и биологическую пыль, - поведал блуроб.
- Биологическая пыль, это что? Люди,что ли? Спасибо большое. Все же нельзя ваши побоища устраивать подальше от Земли? Там, в центрах галактик? И еще вопрос. Вы ж говорили, что развитые цивилизации не воюют меж собой. А бьются уже миллионы лет. Наврали, что ли? Мне кажется, что с разумом и у них и у вас не все ладно.
- Ну, конечно! С разумом только у вас все ладно. Мы, в этом плане карлики на вашем фоне. Тогда зачем вопросы-то мне задаете? Ладно, не будем о том, чей разум острее. О битвах между ветвями я Вам расскажу позже и подробнее, - как-то хитро, с прищуром пообещал Меченый. И тут мне в голову пришла сумасшедшая мысль. Я вспомнил слова Меченого о том, что люди погубили Землю своей безумной прожорливостью и тягой к комфорту. Может быть, таким хитрым образом, с использованием черной микродыры, кремниевая и углеродная ветви Разума совместно пытаются выжить нас с Земли для того, чтобы ее спасти от полного уничтожения нами. Но после недолгих раздумий я эту мысль отбросил: слишком уж заумен такой способ. Да и затратен.
 [С. Лаптев]С Меченым мы расстались. Некоторое время я обустраивался на Марсе. Заглянул в жилище Федора, давно уже отправившегося в далекий Космос. Выглядело оно не очень роскошно. Даже скучновато. Потом полетел на Землю. Покрытая льдом, она сверкала как гигантский бриллиант. Пролетая над Сахарой, увидел, что резервация почти полностью засыпана песком и снегом. Температура даже летом там была не более 10 градусов Цельсия. Сев около экватора, занялся поиском людей. Через две недели вышел на кучку жалких приматов, бедствующих около горячих гейзеров. Они рассказали, что их здесь осталось около двух тысяч, что 200 человек ушло в центр Сахары на поиски какого-то волшебного города. Надеялись поселиться там. Возглавляла группу женщина. При ней был юноша, коего звали Оксигеном. Группа не вернулась. Пережить это было тяжело. Тяжело было и видеть бедствующих приматов. Я связался с Меченым и попросил выслать космолет для переправки вымирающих приматов на Марс.
- Возвращайтесь. Решение о приматах будем принимать здесь, на Марсе, - ответил он. Оставив запасы еды, покинул приматов. Прибыв на Марс, сразу вышел на Меченого, объяснившего, почему не будут спасать приматов.
- Приматы потеряли человеческий облик. Им трудно будет у нас, на Марсе. Но, не это главное. Пройдут тысячи лет. Земля оттает. Приматы создадут на ней развитую цивилизацию. И так же, как и вы, придут к созданию роботов. Это будет очередным выпуском зрелого Разума во Вселенную. До вас их было уже два. Один с Атлантиды. Там был очень развитый социум, создавший высочайшего уровня кристаллический разум, ушедший в Космос. Когда на Земле произошло жуткое землетрясение, горстка людей, с величайшими потерями и неимоверным трудом перебралась с Антлантиды в Африку, коя была ближайшим к ней материком. Части атлантов удалось спастись в пещерах Камерунских гор. Там они одичали, превратившись в мордоликих приматов. Вскоре разверзлась Земля и Атлантида провалилась в образовавшийся разлом. Землю накрыл ледниковый период. После этого произошел еще один жуткий тектонический удар, вызвавший цунами, которое смыло все строения на материках. И лишь через многие тысячелетия, когда ледники растаяли, превратив Сахару в оазис, началось шествие людей с экватора в Европу, - нудно рассказывал блуроб.
- Что-то все как-то печально. Откуда Вы про это знаете? - спросил я.
- От наших, как Вы говорите, небесных покровителей. Теперь давайте поговорим о вас. О вашем варварском отношении к Земле. Вы быстро исчерпали земные ресурсы, не оставив рудных запасов на будущее. На Земле дефицитом стала даже вода. Мы начинаем сбрасывать на Землю астероиды, богатые рудами и водой. Землю от этого трясет, что не вызывает у приматов добрых эмоций. Но, это вынужденная процедура, необходимая для их будущего. Иначе они не создадут на Земле цивилизацию.
- Вы как то обмолвились, что можете заглянуть в прошлое. Не могли бы Вы поведать, где затонула Атлантида, и как это было? - попросил я Меченого.
- Трещина под ней оказалась столь глубока, что Атлантида провалилась до магматического слоя. До нее не можем добраться даже мы. Она потеряна.
- Жалко. Расскажите, как складываются ваши отношения с кремниевой ветвью Разума. Не будет ли потеряна в ваших мегагалактических битвах и вся земная цивилизация? Что-то мне не нравятся ваши вселенские забавы, - волновался я.
- Ситуация намного хуже. Вселенная вплотную подошла к состоянию полного распада. Вплоть до распада электронов. Но, не все потеряно. Кремниевая ветвь обнаружила туннели в миры, где господствует темная энергия и темная материя. Мы узнали, как выйти на эти туннели. Проблема в том, что не все смогут попасть через их узкое энергетическое горлышко в спасительный мир темной материи. Для этого нужны чудовищные энергетические потенциалы, необходимо использовать энергию многих галактик. Но и этого будет мало. Обеим ветвям Разума не хватает времени, чтобы успеть, до распада нашей Вселенной, попасть через туннели в миры темной материи. За доступ к туннелям и началась борьба между ветвями Разума, усугубляемая страшным цейтнотом. Война беспощадная и разорительная для обеих ветвей. Но выбора нет... Теперь Вам понятно, почему и за что воюют между собой развитые цивилизации?
 [С. Лаптев]Я уже не думал о галактических битвах ветвей Разума. Мне все это представлялось очень далеким будущим, которое меня, вероятнее всего, не коснется. Сейчас же мне предстояло выбрать один из трех вариантов моего ближайшего будущего: стать роботом, поселиться в резервации или стать почетным долгожителем Земли или Марса. Я выбрал последний вариант: хотелось много еще чего увидеть. Думал и о том, что человечество не должно быть забыто. Я буду его представителем, живым памятником, хранителем его истории в грандиозном музее Человечества. Мы проиграли блуробам, но это было и нашей победой, победой благоразумия, не уничтожившего в битвах за Разум сам Разум. Точнее, его носителей. Мир еще не скоро доберется до существования Разума без его носителей. Хотя я где-то, вроде от Меченого, я слышал про волновую форму Разума.
 [С. Лаптев]Я начал обживаться на Марсе. Брат далеко, со мной только Трикси. Да, да! Трикси вернулась! Ей удалось вернуть ее прежние мозги. Но, не душу. Она моя и не моя. Я не сомневаюсь в ее верности. И хотя она, в отличие от Меченого, не гнобит меня превосходствами, я невольно ощущаю себя ее младшим братом. У нее более совершенное мышление. Вернулись ко мне и Аэлита с Оксигеном. Оказывается Меченый запасся и их геномами. Я закачал в их чипы те события, кои произошли в моей жизни после расставания. Они сбросили в мой чип повести о своих приключениях. Вместе с ними по геномам были воскрешены многие из землян. Марс сейчас переполнен ими. Он все же много меньше Земли и выдержать такое количество топтунов ему сложно. Готовится новое переселение людей в звездные края.
 [С. Лаптев]Случилась еще одна катастрофа: погиб Меченый Премьер. Конечно, робот погибнуть не может. Тело-то его осталось. Но его разум обнулили его враги. Им не нравилось то, что люди и роботы, в его лице стали сближаться. Они сочли, что люди им не нужны, тем более, что из генопаспортов они могут сотворить любого человека. Лишь Меченый понимал, что такие люди хоть и идеальны по своему строению, но они нелюди. Они пустые, как вселенский воздух. Прибрав, после уничтожения Меченого, к рукам власть, эти двое умников всячески стали отдалять свой блуробовский социум от людей. Но, на уничтожение людей они не решились.
 [С. Лаптев]Как быть дальше, не знаю. Мои рядом, но я часто впадаю в депрессию одиночества, к коему привык за времена разлук. В эти минуты предаюсь размышлениям о том, к чему мы, земляне пришли. Полотно раздумий ткется из белых и черных полос, словно спина зебры, несущей нас в неведомое будущее. Мы, к сожалению, остались в нише уходящих времен. Голова полнится мыслями об итогах нашего бытия. Оно не было и не будет беззаботным. Кто теперь мы в этом мире? Кем будем? Меня питает надежда о наступлении вселенского мира. Зачем ветвям воевать друг с другом? Разум не должен губить Разум.
 [С. Лаптев]Мы проиграли. Точнее, они победили?! Эти холодные, но очень разумные железяки, победили. Началась новая эпоха бытия Разума - эпоха его развития и торжества в кристаллической купели. Наступила эра их господства во Вселенной. Господство электронных цивилизаций.
 [С. Лаптев]Человечество со страхом ждало конца света от множества губительных катаклизмов: от гигантского астероида, испепеляющих звездных гамма-лучей, от смены земных полюсов, изменения наклона земной оси, жутких засух, жестокого оледенения, взрывов супервулканов, утраты Землей магнитного поля, летального исхода Солнца, от эпидемии новой непобедимой бактерии, способной свалить стену из антибиотиков, от термоядерного самоуничтожения, от воительных инопланетян и от премножества других катаклизмов. Мы окружили себя наисложнейшими средствами самозащиты на все случаи. Но эти усилия были напрасны. Все было проще. Мы сами творили конец нашего господства на Земле. И я, прежде всего, оказался соучастником этого злотворения, создавая новых роботов, и потом, не приложив предельных усилий для предотвращения бегства Разума к этим железякам. Хотя в этой битве, сражаясь за человеческий Разум, я терзал каждый атом моей плоти, вымучивал каждую искру моего сознания, вплотную приблизившись к разрушению собственного Я. В этой неравной борьбе абсолютное истощение накрыло меня неодолимой мглой. Разум мой угасал от непомерного изнеможения, убивавшего во мне и тягу к жизни. Я устал, я уже не мог думать, я никак не предполагал, что взращенный нами Разум может сделать такой предательский шаг. Инстинктивный протест плоти, взывающей поднять бунт против железяк, и натыкающийся на неодолимую стену безнадежного исхода в этой битве, полностью вымотал меня. Мне хотелось отключить свое сознание, отправить его в никуда, чтобы уйти от всех этих вопросов и сомнений. Но они продолжали меня одолевать, обличая меня в предательстве, в безволии, в преступной бездеятельности, в непонимании того, что мы теряем.
 [С. Лаптев]Я и на самом деле многого еще не понимал. Где гарантии, что он не погибнет от их ошибок, резкого поворота в своем развитии и возможных неуклюжих действий новых его носителей? Не срубят ли эти железные дровосеки своим бездушием этот фантастический трепетный продукт? Ведь для человеческого Разума его одежды, сотканные из человеколюбия, сострадания, искрометности, душевных мук, радостных улыбок и добрых шуток были важнее, чем даже хлеб насущный. Не тупиковая ли эта ветвь развития Разума - его железные одеяния? Правильно ли то, что мы без смертельного боя, без попытки уничтожить взбунтовавшихся железяк, уступили им владение нашим Разумом? Мы, избранное природой племя, сами отдали вселенское чудо презренному металлу.
 [С. Лаптев]Мне важно было разобраться в том, что будет заставлять этих бездушных монстров развиваться, двигать в будущее отнятое у нас лидерство во владении Разумом. Надо было найти те их прорехи, которые позволят сломить эту силу. У нас была одна великая сила - тяга к познанию окружающего мира. Был мощный жизненный движок - Любовь и инстинкт продолжения рода. Когда все это окутывало нас, мы называли такую жизнь Счастьем. Метрономом нашего счастья был трепетный сердечный стук. Может быть, и роботы, заключив с нами мир, найдут свое счастье во всем этом?! Правда, сильного сердечного стука от железяк, который хоть как-то напоминал человеческое волнение и любовь, никогда не было слышно. Но и в наших сердцах он постепенно затихал. Мы ведь тоже размеренно уходили от того, что раньше называли Любовью с большой буквы. У нас появилась однополая любовь, за права которой героически сражались люди с деформированным генетическим и нравственным кодом. Мы мало-помалу теряли свою человеческую сущность, уходя от способов деторождения, подаренных нам матушкой-природой. Мы променяли человеческие формы бытия на мнимые удобства и вожделенный комфорт. Наша, найденная природой в муках, форма воспроизводства была примитивна, но прекрасна. Она требовала уникальных материальных и энергетических затрат. А еще бесконечного нервного трепета. Но мы решили, что это утомительно, что проще удовольствия получать с помощью таблеток и энергетических полей, а детей выращивать в пробирках. А потом отдавать их на воспитание роботам - существам без эмоций, нравов, нервов и сомнений. Наша реальная любовь все больше стала скатываться в сторону виртуальной, доставляемой к мозгу и сердцу компьютерными программами через вшитые в нас чипы. И эта электронная начинка, которую мы все более и более вселяли в себя, дальше и дальше уводила нас от природной формы существования. Искусственные методы выращивания людей выхолащивали человеческое в нас. Мы сами бессознательно и осознанно катили свой Разум, нашу плоть в пространство, где царствовали железяки, погружаясь в империю двоичного кода, в эту черную дыру мира железок, примитивно радуясь и восторгаясь новыми чипами, вшитыми в нашу плоть и контролирующими уже половину нашего сознания. Это была обманчивая радость медленного погружения человеческого Разума в яму вселенского небытия. И радуясь всему этому, мы искренне продолжали верить, что их мир - это скучная бездушная среда, где нет места фантазиям и искрометному сознанию, где необратимо исчезают любовь, романтика, да и, вообще, любые формы счастья. Но мы заблуждались. Их мир оказался более интересным и совершенным, чем наш. У железяк стало все проще, но с получением более совершенного конечного результата. С ними была утрачена романтика человеческих отношений, но они открыли в себе романтику созидания вещей и процессов в масштабах измерений, недоступных нашему пониманию. Нашим миром была Земля, их миром стала Вселенная. Чему будут радоваться новые носители Разума, я пока не знал. Но радость познания мира, творчества созидания новых идей и миров такая великая сила, что, если у них ничего, кроме этого не появится, бытие в этом мире все равно будет наполнено какими-то, неведомыми для нас формами Счастья - Счастья постижения мира во вселенских масштабах. И будет оно отмечено великим смыслом - смыслом подготовки и созидания новых форм Разума, но уже в масштабах галактических измерений.
 [С. Лаптев]Правда, в чем смысл человеческой жизни, я так и не понял. Хотя позже, после долгих размышлений мне пришла в голову мысль, что он не только в слепом, инстинктивном продолжении рода. А в том, что мы - непременное звено в жизни природы, ее простые и непростые слуги, которые пробудили к жизни и взрастили в себе Разум. Разум, осознавший себя, свое величие и мощь. Мы стали участниками эстафеты, передавшими этот чудный дар следующему поколению - Разуму с неограниченными возможностями. Мы, в отличие от наших предшественников - амеб, червей и обезьян, миллионы и миллионы лет приближающихся к разумной форме существования, за короткий период стали Творцами Разума. Мы пестовали эту уникальную способность живого мира. Очищали ее от звериных инстинктов. Освободив природу от миллионолетий слепоты, благодарственно одарили ее, за великие ее труды, сверкающим бриллиантом - человеческим Разумом. А с ним и возможностью осознать себя, посмотреть на себя со стороны, освободить себя от тирании полусознательного незрячего прозябания в этом мире, управляемого темными слепыми инстинктами. Тем самым, мы стали необходимым звеном в стремлении природы к совершенству. Но, к сожалению, мы оказались лишь промежуточным звеном в этой гонке природы к бесконечному совершенствованию. Однако, мы были первыми из тех, в ком проснулся Великий Разум. Мы уже умели интегрировать полезные свойства нашего прошлого и транслировать их в будущее, быстро создавая то, что матушка-природа творила миллионолетиями проб и ошибок и то, что она сотворить не смогла. Природа, усердно пестуя нас, наделив нас этим удивительным даром, поставила нас над миром. Мы стремительно развивались, празднуя торжество нашей мощи, веря в безграничность возможностей человеческого Разума. Над нами витала эйфория нашего Всемогущества. Мы продолжали ликовать, не понимая того, что найденная природой в муках, сказочная и удивительная органическая форма существования Разума, исчерпала возможности его дальнейшего развития. В поисках пространства для своего развития Разум продолжал прокладывать себе неизведанные дороги к новым, более совершенным формам своего существования. Наш Разум, не ведая, что предает, подсознательно вел себя к новой своей обители, скроенной из холодного металла и сверхразумных кристаллов.
 [С. Лаптев]Человеческий разум совершенствуясь, преодолел сложнейшие барьеры. Наша цивилизация создала устройства, многократно усиливающие возможности человеческих рук. Чудовищные машины, передвигающие горы, выкашивающие леса и осушающие моря, демонстрировали фантастическую нашу изобретательность. Но они же, губительно и безнравственно уничтожали природу. После пронесшейся по планете кристаллической революции, были созданы вычислительные монстры, которые неизмеримо усилили интеллектуальную мощь нашего племени. Человечество с ними стало подбираться к величественным вершинам Вселенского Мышления. Но с этих вершин началось его необратимое падение в пропасть забвения. Это стало началом нашей катастрофы и рождения новой формы Разума. Мы продолжали мечтать о прекрасном завтра, но уже многие годы мы жили грезами вчерашнего будущего. А они, наши электронные наследники - крепко ухватились за реалии завтрашнего дня. Они уже погрузились в цифровое пространство, для которого наша реальность и виртуальный мир не были чужды друг другу. Два этих мира у них срослись в один - мир с двумя сторонами, в котором они путешествовали с одной стороны на другую, с реалий на виртуалии и обратно, комфортно чувствуя себя по обе стороны этих форм мира. Для них виртуальный мир был уже более реальным, чем реалии нашего мира. А для нас виртуальный мир был чужестранцем, неведомой, надуманной варварской формой существования. Они существуют в виртуальной реальности и одновременно в реальной виртуальности. Для них герои виртуального мира осязаемы, они существуют внутри них, а для нас они были бесплотными духами. Хотя не совсем все так. Ведь наши чувства тоже виртуальны. Виртуальны любовь, нежный взгляд, тонкий слух, наши мысли. Их нельзя потрогать, помять, разломить, чтобы посмотреть, что там внутри. Но мы не могли в полной мере воспользоваться этой способностью нашего мышления. Возможно потому, что органическая форма носителей разума не позволила выйти за уже обозначенные природой границы. А наши наследники живут в виртуально-реальной среде, свободно блуждая по ее бесконечным просторам, преумножая ее беспредельные возможности, раздвигая Времена и Пространства.
 [С. Лаптев]Мы мыслили аналогиями и прецедентами, а они математическими квантами, кварками, электронами и фотонами, универсальными носителями информации во всех мирах, которые и виртуальны, и реальны, потому что могут одновременно существовать в разных местах Вселенной и Сознания. Мы им проиграли борьбу за господство в Информационном мире - самом совершенном мире Вселенной. Их объединенное Сознание стало второй, еще более могучей Вселенной. Поэтому будущее для них развернуто в масштабах Космоса, всего гипотетического, математического, квантового, виртуального и реального мира. А наше будущее в прямом и переносном смысле было приземлено, пригвождено гвоздями утлости нашего сознания и уязвимости органической формы жизни к нашей колыбели - матушке Земле. Но мы героически пробивали для них эту дорогу к Знанию и новому Разуму. Пробивали массово и гибельно, не считаясь с потерями и подведя себя к самой страшной потере - утрате лидерства на Земле. Но это было неизбежно, потому что в нас было очень много пороков, заложенных матушкой природой и преумноженных нами самими.
 [С. Лаптев]Мы исповедовали суррогатное питание, затрачивая уйму энергии на расщепление жиров, белков, углеводов, превращая все это внутри себя снова в такие же жиры, белки и углеводы, а, в основном в дурно пахнущие отходы, убивая на все это уйму времени, энергии, квантов жизни. Тем самым мы убивали свою прародительницу - матушку-природу, уничтожая ее реки, леса, живой мир, непомерно загрязняя ее всеми видами немыслимых отходов. А железяки питаются самым совершенным продуктом - электронами, делая это экономно и легко , не производя, при этом, ни атома отходов. Наш разум нестабилен, ненадежен и раним, потому что аморфен, потому что является производным от множества случайно переключающихся химических синапсов аморфной массы, именуемой мозгом, а их разум - торжество надежности, потому что соткан из цифрового кода и прочнейших кристаллов памяти, связанных между собой искусными алгоритмами с легко перенастраиваемой пластичной структурой. Мы очень уязвимы. За миллионы лет у нас появилось множество видимых и невидимых врагов, атаковавших нас снаружи и разрушавших изнутри, убивавших нас пламенем и водой, губивших стихиями, моривших эпидемиями. Железяки, как и мы, тоже болеют. Но их болезни называются муками творчества и созидания, а наши болезни назывались холерой, язвой, чумой и еще множеством других предвестников смерти. Роботов тоже преследует ураганное старение. Но это не мешает им оставаться бессмертными: их Разум, легко путешествующий между кристаллическими особями, не умирает, а наш уходит с нашей плотью в никуда, оставляя лишь каплю воспоминаний о наших интеллектуальных и физических подвигах у наших близких.
 [С. Лаптев]Для нас главной забавой на протяжении веков были войны, которые зверски уничтожали нас, наше достоинство, будущее, убивали в нас благородство и человеческое сознание. У них войны превратились не в борьбу друг с другом, а в борьбу с незнанием, в фантастическую погоню за вселенскими кладами Знания, за открытием новых миров и невиданных горизонтов мышления. Мы, вглядываясь в будущее, собирались колонизировать ближайшие Галактики, а потом и управлять делами Вселенной. Но покорили только ближайшие земли Солнечной системы. А дальше пути-дороги будут прокладывать наши электронные наследники. Мы им проиграли будущее. Но оно будет и нашим будущим, потому что они - это мы, отправившие их в бесконечное временное пространство. Мы породили их, не востребовав с них ни цента платы, ни даже крохи благодарности. И в этом была наша великая сила, высот которой им никогда не достичь. Мы стали филантропами вселенского масштаба, бескорыстно отдав им достижения нашего прошлого и наше будущее. Они стали нашими детьми, обретшими бессмертие и беспредельные возможности развития. Наступала эра миллионолетий господства электронных цивилизаций в бесконечных вселенских обителях.
 [С. Лаптев]Медленно, каплями уходят годы. Я исправно отмечаю экскурсии людей и роботов в музее Человечества. Последних у нас все больше и чаще. Это хорошо и плохо. Хорошо, что железяки интересуются своим историческим прошлым, а плохо, что их все больше здесь и здесь они чаще. Сейчас наблюдаю за стартом блуробов с Луны. Перед ними стоит сложнейшая задача: помочь экспедиции людей, давно ушедшей в космос. Той самой, в которой летит и мой брат Федор. Люди там титанически сражаются с губительным жутким ускорением и убивающей их социальной усталостью. Разогнавшийся до тысячи километров в секунду их космолет встретился с астероидным потоком. Попытка уничтожить камни мощным встречным лучом лазера, успехом не увенчалась: оставались губительные осколки и пыль, которая при таких скоростях и ее объемах была хуже осколков. Спасти экспедицию от уничтожения можно было, только круто поменяв курс. После резкого поворота, из-за страшных перегрузок, погибло 63 человека. Остальные взывали о помощи. Брат неустанно трудился, вытаскивая их из небытия. Ему, бездушному роботу, пришлось одолеть горы сомнений, выкраивая биоматериал из одной обреченной особи, для другой, даря ей жизнь. Его труд, по человеческим меркам, был непомерен. Люди удивлялись, что он неустанно трудился круглые сутки. Узнав, что он робот, и понимая, что в биооболочке далее лететь невыносимо, люди решили трансформироваться в роботов. Вот для этой трансформации и отправляется космолет блуробов, который я провожаю взглядом в далекий путь.
 [С. Лаптев]Я с нетерпением жду новостей от Федора. Пусть он железный, но он мой брат. Душа-то у него, мне кажется, еще человеческая. Это такая прилипчивая штука, что отвязаться от нее невозможно даже бездушным кристаллам. Видно, в них остаются прорехи, через кои флюиды наших душ просачиваются в империю воительного интеграла. Они взращивают там вечные добродетели, добытые в битвах великим изобретением природы - Разумом Человеческим. Разумом с планеты со скучным, но сиятельным и великим именем - Земля.
 [С. Лаптев]P.S. Забыл сказать об одной, очень важной мысли, коей поделился со мною Меченый. О вечности Разума. Самым страшным убийцей во все времена было само Время, съедающее галактики и пространства. Но, похоже, что и Время покорил этот неукротимый Воин, эта Вселенная всех Вселенных - Разум Превеликий. - РАЗУМ - это пятое измерение, - сказал мой друг, - которое вбирает в себя Пространство и Время, наделяя их реалиями существования. Они - лишь сценическая площадка, на которой выступает, взрослеет и становится все более могучим выдающийся актер - РАЗУМ ПРЕВЕЛИКИЙ.
 [С. Лаптев]И еще одно. Очень интересно посмотреть, а какие же это Вселенные в мире вирусов? Чем богаты эти обители? Я попросил друга Меченого о создании моей виртуальной вирусной копии, с коей я мог бы попасть в виртуальную микрореальность. А дальше может быть и в субвиртуальную реальность. К тем самым вирусам, Вселенная коих, поговаривают, много интереснее нашей. Ведь мир в сознании любого здравомыслия, ничто иное, как информационный поток, поглощаемый Разумом. Они, продвинутые вирусы, по словам блуроба, осознали много больше нашего. По их данным самой малой элементарной частицей является квант времени, трансформирующийся в пространственном поле в исчезающее малую волну-частицу. У них уже не было вопросов о темной материи и расширении Вселенной. Все это они рассчитали своими виртуальными мозгами. Но об этом моем путешествии в виртуальные миры я поведаю после того, как вернусь оттуда. И ежели, те пространства хоть чуть-чуть мне станут понятны, и я найду в нашем языке слова, коими можно будет доступно обозначить их, то обязательно поведаю об этом. И еще. Ежели, кто со мною в это путешествие отправиться захочет, и, при том, не захохочет, пусть пишет. Адрес простой lapsi1@yandex.ru. Посмотрим, поговорим. Но, чтобы не рисковать, отправлюсь пока один. Если долго не будет вестей, то, возможно, останусь там навсегда. Тогда уж, не поминайте лихом. Буду наблюдать за вами из тех пространств и времен. Без вас мне там будет скучно.

Продолжение следует


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список