Katie Lary: другие произведения.

My Ultimate Hero Academia

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    AU, в котором Изуку не получает Один За Всех. Действие разворачивается в мире, где восемьдесят процентов населения обладают различными способностями, называемыми причудами. Главный герой, Изуку Мидория, мечтает стать величайшим героем и защищать людей с улыбкой на лице, как его кумир и Символ Мира Всемогущий. Для этого Изуку собирается поступать в самую престижную старшую школу - геройскую академию "Юэй". Но вот незадача, парень родился без способностей, и теперь ему предстоит пройти первое тяжелое испытание на пути становления героем своими собственными силами. Данная работа не требует ознакомления с оригинальным аниме


Огромное спасибо этим людям, без которых существование этого фанфика было бы невозможным:

Kessy Minami

https://ficbook.net/authors/3042446

хочется жить

https://fanfics.me/user219670

Alex Reid

https://ficbook.net/authors/794226

mha []

  
   ПРОЛОГ
  
   - Эй!.. Эй!
   Изуку приоткрыл глаза. Кто-то хлопал его по щекам, пытаясь привести в чувство. Он слабо кашлянул и попробовал пошевелиться.
   - Слава богу, ты живой! - громогласно произнес низкий глубокий голос.
   Изуку окончательно пришел в себя и, рассмотрев того, кто так участливо склонился над ним, громко завопил и отпрянул назад.
   - И какой резвый! - ничуть не смутившись, изрек мускулистый двухметровый здоровяк с необычными, торчащими вверх светлыми прядями волос. - Прошу прощения! Я тут запыхался...
   Изуку слабо вслушивался в то, что говорил тот. Его всего трясло от резко нахлынувшей волны благоговейного трепета, восхищения, безмерного счастья и шока.
   "Всемогущий! Во плоти... Прямо передо мной, - с такими мыслями сердце Изуку окончательно ушло в неистовый пляс. - Совсем не то что смотреть на него в видеозаписи..."
   - Спасибо, с твоей помощью мне удалось его спрятать! - сунув под нос Изуку пластиковую бутылку из-под напитка с мерзким содержимым болотного цвета, Всемогущий развернулся, чтобы уйти.
   - П-п-погодите! Автограф!.. - завопил Изуку, моментально придя в себя, и стал с бешеным видом озираться по сторонам в поисках своей тетради. Она валялась рядом, пыльная, вся в подпалинах и потеках, оставшихся после того, как одноклассник подорвал и выбросил её в окно. Раскрыв тетрадку, Изуку пискнул, не в силах сдержать очередной приступ щенячьей радости. На развороте размашистым почерком красовался автограф Всемогущего.
   - С-с-спасибо, спасибо вам! - вскочив на ноги, Изуку закланялся, как безумный. - Я буду хранить его, как фамильную ценность!
   Всемогущий ухмыльнулся еще шире, хотя, казалось, это было уже физически невозможно.
   - Ну, я пошел, нужно сдать этого бандита властям! Увидимся! - сказал он на прощание и развернулся.
   - Уже? - растерянно произнес Изуку. - Вы не можете остаться?
   - Профессионалы борются не только со злом, но и со временем, - присев на корточки, ответил Всемогущий. - Ну что ж, не забывай и дальше болеть за... МЕНЯ-Я-Я!!! - последние слова стремительно взмыли в воздух вместе с Всемогущим.
   Изуку замешкался буквально на мгновение. Он подпрыгнул так высоко, как только мог, однако его ногти лишь царапнули подошвы ускользнувших ботинок Всемогущего. Мощная воздушная волна бросила в лицо Изуку пригоршню лепестков сакуры, перемешанных с песком. Закашлявшись, он протер красные слезящиеся глаза и поднял лицо вверх. Силуэт величайшего супергероя стремительно уменьшался на глазах, пока не исчез из вида полностью.
   ГЛАВА 1. МЕЧТА - ЭТО ЛИШЬ НАЧАЛО
  

Если я жалуюсь на отсутствие поддержки,

это верное свидетельство того, что я её не заслуживаю.

No Эдмунд Берк

  
   "Ты встретил своего кумира. Он спас твою жизнь. Он даже расписался в твоей тетрадке... Отчего такая кислая физиономия?.. - погруженный в невеселые мысли, Изуку словно отчитывал сам себя. - В конце концов, это действительно эгоистично: задерживать великого Всемогущего. Ведь кто угодно может нуждаться в помощи прямо сейчас..."
   Доводы звучали убедительно, но настроение от этого все равно не улучшалось. Силуэт Изуку - худенького паренька, с огромным рюкзаком и нелепыми красными ботинками - отразился в пыльной треснутой витрине одного из заброшенных магазинов. Из-за низко наклоненной головы лицо его было практически полностью скрыто прядями темных волос, топорщащимися в разные стороны беспорядочными завитками. Отчасти, именно по этой причине Изуку не сразу заметил вынырнувших из подворотни троих парней примерно его возраста. Задев локтем крайнего из них, он пробормотал что-то вроде извинений. Прежде, чем Изуку успел сделать хотя бы шаг, он почувствовал сильный толчок в грудь. Не удержавшись на ногах, Изуку упал на тротуар и ободрал ладони в попытке смягчить приземление.
   - ДЕКУ!!! - проревел хорошо знакомый ему голос. Он принадлежал Кацуки Бакуго, тому самому однокласснику, который подпалил его тетрадь. - Глаза разуй, смотри, куда прешь, задрот!
   - Прости... Каччан... я правда не хотел, - вжав голову в плечи, промямлил Изуку и попытался встать. Кацуки смерил Изуку презрительным взглядом и раздраженно цыкнул. Его светлые волосы торчали в разные стороны острыми колючками, наглядно демонстрируя склочный характер обладателя. Кацуки грубо пихнул Изуку ногой в грудь. Соскользнувший ботинок оставил на щеке грязную полосу. Стукнувшись затылком об асфальт, Изуку зажмурился и инстинктивно прикрыл голову руками.
   - В зад себе засунь свои извинения! - прорычал Кацуки и под одобрительные возгласы парней низко склонился над дрожащим Изуку, наступив ему на живот. Между растопыренными пальцами Кацуки проскочила целая серия едва заметных вспышек, и он угрожающе поднес ладонь к самому лицу Изуку. Тот, ощутив запах гари, поспешил отвернуться. Маленькая, но мощная вспышка пробила дыру в тротуаре. Острые обломки рассекли покрывшуюся сажей щеку Изуку. Дружки Кацуки синхронно заржали, но из-за звона в ушах Изуку ничего не слышал.
   - Вот теперь прощаю, - голос Кацуки донесся словно сквозь вату. Он выпрямился, убрал ногу и, переступив через лежащего Изуку, пошел вперед как ни в чем не бывало. Парни поспешили следом за ним.
   Изуку лежал на тротуаре, уставившись в небо, и не спешил подниматься. Данное место некогда было более оживленным, но местным торговцам пришлось его покинуть из-за частых нападений хулиганов и мародеров. На них у супергероев так и не нашлось свободного времени в своих плотных графиках. Эта улица практически всегда пустовала, поэтому глупо было ожидать, что кто-то его спасет от очередного издевательства Кацуки.
   "Это же ты хочешь стать героем, - весьма некстати проснулся внутренний голос. - Что ж это за герой такой, которого вечно нужно спасать?"
   - Хреновый герой, - произнес вслух Изуку. Грязная щека начала опухать, пульсирующая боль в ссадине только усиливалась. "Нужно вставать, пока заражения не произошло", - с этими мыслями Изуку неуклюже поднялся и, не отряхивая одежду, поплелся в сторону станции.
  

***

   Проскользнув в ванную раньше, чем мать успела выглянуть из кухни на звук открывшейся двери, Изуку скинул грязную одежду в корзину и глянул в зеркало. Левая часть лица, покрытая сажей с кровавыми потеками, заметно опухла. Изуку вздохнул. Неудивительно, что в вагоне все так его сторонились. Многие явно приняли его за хулигана, а остальные так вообще предпочли сделать вид, что он невидим.
   Морщась от боли, Изуку терпеливо промыл ранки. Несколько царапин, пусть местами и глубоких. Если он будет хныкать из-за таких пустяков, то ему точно не стоит даже думать о карьере героя.
   - Изуку, ужин готов, - постучав в дверь ванной, произнесла мама. Шум воды прекратился, а спустя несколько минут Изуку вышел с накинутым на мокрые волосы полотенцем.
   - Сейчас приду, оденусь только, - торопливо буркнул Изуку, но мать ловко поймала его за широкий рукав халата, подтянула к себе и сорвала с головы полотенце.
   - Ты подрался? - охнув при виде перекошенного лица сына, Инко разжала пальцы.
   - Нет, упал в переулке, - машинально прикрывая щеку рукой, соврал Изуку. - Я в порядке, уже не болит даже.
   Развернувшись, он чуть ли не бегом помчался к себе. Когда Изуку вернулся уже в чистой домашней одежде, Инко раскладывала медикаменты в столовой. Молча обработав щеку Изуку, она убрала коробку вниз и лишь потом наконец улыбнулась:
   - Ты всегда был неуклюжим, Изуку. Ешь, пока окончательно не остыло.
   Изуку кивнул и пододвинул к себе тарелку. Аппетита не было совсем, но, чтобы не вызывать лишних вопросов, он через силу пихал в себя рис.
   - Что сегодня было интересного в школе? - нарушила молчание Инко.
   - Заполняли бланки по профориентации, - радуясь возможности прекратить бессмысленный перевод еды, отозвался Изуку. - Мы писали, куда хотим поступить.
   - Ты еще не передумал поступать в "Юэй"? - осторожно поинтересовалась Инко, положив свою мягкую ладонь на его руку.
   - Почему я должен был передумать? - с неподдельным удивлением переспросил Изуку. - Это же моя мечта с самого детства. Если и есть школа, которая выпускает настоящих героев, то это "Юэй"!
   Инко открыла было рот, чтобы что-то сказать, но, наткнувшись на горящий взгляд Изуку, просто вздохнула и, потрепав его второй рукой по сыроватым волосам, произнесла:
   - Я горжусь, что ты у меня такой целеустремленный. Тебе предстоит много готовиться, чтобы поступить, и я, разумеется, поддержу тебя всем, чем смогу.
   - Спасибо, - проговорил Изуку и задумчиво добавил: - Я доем у себя.
   Подхватив тарелку, Изуку выпорхнул из-за стола, и через секунду до Инко донесся хлопок двери.
   Поставив злополучный рис на стол, Изуку плюхнулся на кровать. Пока он не озвучил при матери, что все-таки идет в "Юэй", это не казалось ему настолько реальным. Всегда было ощущение, что это произойдет когда-нибудь. Когда-нибудь в далеком будущем. Но теперь он твердо решил поступать в академию героев. Даже без причуды и без особых физических способностей. До экзаменов было около десяти месяцев.
   Осталось всего десять месяцев! Волна паники накрыла Изуку, отчего он подскочил на ноги и быстро-быстро зашагал по комнате, бубня себе под нос десятки слов в секунду, нервно массируя подбородок указательным пальцем. Всего десять месяцев, а он даже не начинал готовиться. Изуку притормозил у небольшого зеркала, висящего у входа. Оттуда на него смотрел несуразный угловатый подросток с всклокоченной шевелюрой, веснушками и цыплячьей шеей. Да и опухшая щека не добавляла ему товарного вида. Нужно посмотреть правде в глаза: если теорию он еще сможет сдать, то практика явно будет нацелена на проверку способностей. А у Изуку не то что сверхспособностей, у него-то и физических данных совершенно нет.
   - Мне поможет лишь чудо, - пробормотал Изуку и, отойдя от зеркала, сел боком на стул. Локтем он случайно задел клавиатуру, лежащую на столе. Кулер мерно загудел, пробуждая компьютер ото сна. Видимо, мама включала его, пока Изуку был в школе, и забыла выключить.
   Монитор резко вспыхнул и, несмотря на тусклый свет, Изуку на некоторое время ослепило: его глаза уже успели привыкнуть к темноте. Проморгавшись, Изуку, наконец, смог без слез посмотреть на экран. Всемогущий лучезарно улыбался с рабочего стола. Все ярлычки были разбросаны хаотично, но при этом ровно по контуру лица великого героя. Красная иконка непрочитанного письма требовательно мигала в правом нижнем углу. Изуку, недолго думая, щелкнул по ней:
  
   "Уважаемая Мидория-сан.
  
   Благодарю Вас за оказанное доверие к моей технологии тренировки. Заверяю Вас, что спустя уже год Ваш сын изменится до неузнаваемости. Я обдумал Вашу просьбу оплатить мои услуги в рассрочку. Могу предложить вариант с предоплатой в тридцать процентов и дальнейшим погашением в течение полугода. Счет на оплату прикреплен внизу письма. Хорошего Вам дня.

С уважением, тренер Аоки Шуто".

  
   - Что? - растерянно пробормотал Изуку и кликнул по указанной ссылке. Открылся сайт. Вверху красовалось фото, демонстрирующее мужчину в великолепной физической форме, под которым весьма лаконично была изложена его история, как из задохлика он смог преобразиться в гору мышц. Переведя взгляд на сумму к оплате, Изуку побелел. Таких денег у них отродясь не было. Но сам факт, что мама начала поиски подходящего тренера для него, даже не зная о его точных планах на академию, заставил Изуку проникнуться до глубины души. Выходит, она действительно поддерживает его мечту, она хочет ему помочь!
   Изуку сорвался с места и выбежал из комнаты. Инко как раз закончила убирать со стола и уселась на диванчик перед небольшим телевизором с шитьем в руках. Бросившийся ей на шею Изуку застал её врасплох: непроизвольно вскрикнув, она выронила коробку с нитками на пол.
   - Ма-ам, - заикающийся Изуку судорожно всхлипнул. Инко мысленно приготовилась к водопаду слез. - Мам... спасибо тебе... Я найду подработку и с-сам оплачу тренировки!
   Инко просто ласково погладила Изуку по голове и крепче обняла в ответ.
   ГЛАВА 2. ПОДРАБОТКА
  
   Изуку сломя голову мчался по пустому коридору. Звонок уже прозвенел, и он молился про себя, чтобы учитель еще не успел прийти в класс. Затормозив перед кабинетом, Изуку судорожно вздохнул, пытаясь перевести дух, и рванул дверь вбок. Звуки смеха и громких разговоров одноклассников на пару секунд вырвались в коридор, пока он не закрыл за собой дверь. Изуку облегченно вздохнул: в классе царил хаос, а значит, учителя еще не было. Кацуки, сидящий прямо на парте спиной к доске, обернулся на звук. Его глаза сузились, лицо прорезала кривая ехидная усмешка. Недолго думая, Кацуки выбросил вперед кулак и разжал пальцы, целясь в Изуку. Тот среагировал практически мгновенно, и взрыв угодил в рюкзак, однако Изуку все равно отбросило назад.
   Некоторые из учеников начали смеяться, кому-то было все равно, а большинство просто не горело желанием делать замечание взрывоопасному однокласснику.
   - Место! - рявкнул возникший в дверях учитель. Ученики послушно смолкли и расселись по местам. Изуку торопливо подобрал один из выпавших учебников и шмыгнул к своей парте.
   - Тема урока... - учитель повернулся к доске и заскрипел по ней мелом. Изуку пригнулся, спрятавшись за спиной ученика, сидящего впереди, и тихонько вытащил телефон. Объявлений о работе было прилично, но тех, которые подошли бы четырнадцатилетнему школьнику, набралось от силы штук десять.
   Кацуки, очевидно, решив, что на сегодня дневная квота издевательств над Деку выполнена, даже не смотрел в его сторону. Однако после окончания занятий Изуку решил не испытывать судьбу лишний раз и поспешил смыться одним из первых.
   Удобно устроившись на одной из лавочек в сквере, располагавшемся в паре кварталов от школы, Изуку достал телефон, открыл список отобранных объявлений и позвонил по первому из них.
   - Да, служба доставки Накасима, - от хриплого хмурого голоса Изуку прошиб пот. Нервно сглотнув, он выдавил неестественно высоким голосом:
   - Я... Это... Объявление, мне нужна работа!..
   - Мы девушек не нанимаем, - отрезал голос.
   - Я не девушка! - пискнул в момент покрасневший Изуку и выпалил следующие слова пулеметной очередью, словно боясь, что не успеет: - Я-ученик-средней-школы-мидория-изуку-мне-уже-четырнадцать-я-согласен-на-любую-работу!!!
   На том конце провода повисла пауза, после чего собеседник буркнул "нет" и повесил трубку. "Ладно, попробуем дальше", - утерев рукавом пиджака взмокший лоб, Изуку набрал следующий номер в списке.
   - Я Изуку Мидория, я ищу подработку...
   - Мы уже нашли помощника.
   - До сви...
  
   - Здравствуйте! Я Изуку Мидория, вам нужен подсобник?
   - Да, работа простая, но физически тяжелая. Мне нужны крепкие парни не младше хотя бы шестнадцати.
   - Извините...
  
   - Я Изуку Мидория, мне четырнадцать...
   - Прости, парень, я не хочу проблем, позвони кому-нибудь еще.
  
   - Я Изуку Мидория...
   - Хто? Минория?
   - Мидория.
   - Нидория?!
   - Изуку. Мидория...
   - Мизуку Игнория? Странное имя...
  
   Изуку стиснул зубы, но больше поправлять не стал.
  
   - Какая у тебя способность, Мизуку?
   - Но в объявлении про это ничего сказано не было! - воскликнул Изуку.
   - Малыш, быть без причуды в наше время - это то же самое, что быть безногим или безруким. На кой мне в прачечной инвалид?
   Бросили трубку. В очередной раз.
   Изуку вздохнул, стараясь не думать о том, что список неумолимо сокращается, и набрал следующий номер. Трубку долго не поднимали, но Изуку терпеливо ждал до последнего. С третьего раза он, наконец, дозвонился.
   - Да? Это закусочная "Умэ"... Эй, шевелись, еще пять заказов!.. Слушаю!
   - Здравствуйте, я насчет подработки... - факт того, что собеседник явно находился в запарке, вызывал ощущение некоего стыда за то, что приходится отнимать у него время.
   - Отлично! А то у меня тут рук не хватает! Там адрес в объявлении... ДЕРЖИ ФРИТЮР КРЕПЧЕ, БЕЗРУКАЯ ДУБИНА!.. Дорогу сам найдешь?
   - Д-да! - поспешно ответил Изуку и нажал на кнопку сброса, прервав доносящиеся из динамика потоки нелитературных выражений.
   Дорога до закусочной заняла около получаса. Выйдя из автобуса, Изуку повертел головой по сторонам. Вокруг было достаточно многолюдно. Причиной тому послужило скопление в одном месте множества магазинов, кафе, лавочек со всякой мелочью и обычных уличных палаток с едой. Несмотря на это, отыскать "Умэ" не составило труда, к тому же к его окошку выдачи заказов на вынос тянулась приличного размера очередь. Летняя площадка также была полностью заполнена. "Внутри, должно быть, негде яблоку упасть", - предположил Изуку. Протиснувшись в дверь, он в этом убедился. Таким наплывом посетителей средь бела дня, да ещё и в будни, могла похвастаться не каждая закусочная. Сделав попытку пробиться к стойке, Изуку получил лишь удар локтем в лоб и весьма нелестные слова в свой адрес за то, что решил влезть без очереди.
   Потирая ушиб, Изуку вышел на улицу и, обойдя здание, наткнулся на служебный вход. Через открытую дверь до него донесся запах еды. Внутри были слышны звуки суеты, грохот посуды и крики. Решив, что технически его уже приняли на подработку, Изуку переступил порог. В помещении, которое, судя по расположенным вдоль стен шкафчикам, выполняло роль раздевалки, было очень душно. Изуку пересек комнату и осторожно просунул голову в открытую нараспашку дверь, ведущую на кухню. Тут было заметно жарче. Изуку, чувствуя, как взмокла спина и становится трудно дышать, расстегнул пуговицы на форме и робко произнёс:
   - Прошу прощения. Я пришел на подработку. Меня зовут...
   - А-а-а, отлично!!! - мясистая рука ухватила его за галстук и загребла в кухню. От невыносимой жарищи и обилия ароматов у Изуку закружилась голова. Тот, кто тащил его, ловко лавировал в узких проемах между столами и плитами, попутно уворачиваясь от сновавших по кухне поваров с раскаленными сковородками и острыми ножами.
   Они остановились очень резко. Хозяин руки пихнул Изуку вперед и произнёс:
   - Я хозяин "Умэ", Ёсиока-сан. Это твое рабочее место на сегодня. В десять часов можешь быть свободен.
   Изуку окинул взглядом закуток, в который его приволокли: обычная мойка и... огромные кучи грязной посуды. Посуда была везде: во всех раковинах, на столешницах, на полу, на подоконнике и даже у порога. Изуку обернулся: перед ним стоял приземистый, ниже его почти на полголовы, полный краснолицый мужчина в фартуке и колпаке, с огромными седыми усами, за которыми почти не было видно губ. Показав палец вверх, хозяин закусочной развернулся и растворился в заполненной парами кухне.
   Поискав глазами что-нибудь похожее на передник, Изуку нашел лишь дырявое полотенце. Сняв пиджак и закатав рукава, он повязал тряпку вокруг своего тела и приступил к работе.
   ГЛАВА 3. НОВОЕ ПОРУЧЕНИЕ
  
   Нетерпеливо притоптывая ногой и покусывая ноготь, Изуку не сводил взгляд с больших настенных часов чуть выше доски. Время сегодня тянулось особенно медленно, минутная стрелка словно приклеилась к одной точке. Учитель что-то писал на доске, одноклассники в это время откровенно страдали ерундой: кто залипал в смартфоне, кто перебрасывался бумажками, а кто самым наглым образом спал, уткнувшись лицом в конспект, приглушенно похрапывая.
   Едва прозвенел долгожданный звонок, Изуку сгреб все свои вещи с парты и, на ходу засовывая их в рюкзак, пулей вылетел из кабинета.
   - Эй, - вяло окликнул его учитель, когда мимо него табуном пронесся остальной класс. - Ай, ну и ладно, - махнув рукой, он неспешно собрался и тоже покинул аудиторию.
   Изуку прыгнул в автобус в последний момент, когда тот уже успел тронуться с места. Сегодня Ёсиока-сан попросил прийти не позже четырех, но как назло, одно из занятий по истории перенесли с четверга на сегодня и поставили дополнительным уроком.
   Без десяти минут. Второй день и уже опоздание. Изуку оплатил проезд и уставился в окно, пытаясь вытряхнуть из головы навязчивые мысли. Безуспешно. Он и сам не заметил, как начал бормотать себе под нос что-то бессвязное. Двое молодых людей, сидящих позади Изуку, опасливо покосились на странного подростка и пересели на свободные сиденья в конце автобуса.
   - Бегаешь быстро? - Ёсиока-сан возник на пороге так неожиданно, что Изуку, не успев притормозить, врезался в него на полной скорости. Если тот лишь почесал свой круглый живот, то Изуку отскочил от него и, потеряв равновесие, упал. "Где ж я нагрешил-то?" - печально подумал он, поднимаясь на ноги. В арсенал к рассеченной щеке и шишке на лбу добавился еще и ушиб копчика.
   - Пошли, - приказал Ёсиока-сан, полностью игнорируя опоздание почти в двадцать минут. Изуку послушно побрел следом в уже знакомую кухню, на ходу вытаскивая белый фартук, сшитый матерью накануне вечером.
   - Это тебе сегодня не понадобится, - обернувшись, произнес Ёсиока-сан и остановился возле длинного металлического стола, на котором в ряд стояло много больших квадратных черных сумок. - Сегодня будешь разносить заказы.
   Изуку закусил губу. Нет, в принципе он неплохо бегал для своего хилого телосложения. В классе он был даже одним из самых быстрых, не считая Кацуки и еще парочки ребят. Однако носиться по городу до самого вечера? Неужели так сложно было сказать взять с собой хотя бы велосипед?
   - Кстати, ты вчера умчался, даже не забрав свое вознаграждение, - не обращая совершенно никакого внимания на возмущенный вид Изуку, Ёсиока-сан протянул бумажный конверт. Изуку, постеснявшись посмотреть внутрь, просто спрятал свой первый заработок в рюкзак. Тем временем Ёсиока-сан начал инструктаж:
   - В общем, в среднем за час нам поступает около ста заказов. Разумеется, время доставки зависит от удаленности адреса клиента и его статуса в нашей базе. VIP-клиент получит свой заказ вне зависимости от удаленности в течение получаса.
   Глаза у Изуку остекленели, а по виску пробежала струйка пота. Он на мгновение представил, как мчится с узелком в соседнюю префектуру, успевает доставить заказ на последней секунде тридцатой минуты и испускает дух прямо на пороге клиента. Из дверей выходит Кацуки, склоняется над ним, достает из узелка дымящийся рамен и, злобно хохоча, бросает смятые деньги на бездыханное тело Деку, после чего скрывается за дверью.
   - Эй, пс-с-с... парень! - Ёсиока-сан помахал рукой перед носом застывшего Изуку. Тот моргнул и очнулся.
   - Ты будешь разносить только самые ближайшие заказы без горящих сроков доставки, так что расслабься, а то видок у тебя такой стал, словно я тебя в соседнюю префектуру отправлю, - Ёсиока-сан ободряюще похлопал Изуку по плечу. Повернувшись к сумкам позади себя, он вытащил одну из них и протянул Изуку. Тот послушно взялся рукой за лямки, но стоило Ёсиока-сану их отпустить, как сумка ухнула вниз, увлекая за собой Изуку. Стараясь сильно не кряхтеть, Изуку поднял сумку обеими руками на уровень чуть выше лодыжек.
   - В боковом кармане пакетик с разменкой и лист с адресами по маршруту. Заказы в сумке разложены согласно списку, - продолжил объяснение Ёсиока-сан. - Ах да, совсем забыл!..
   Выудив из-под стола слегка запыленный старенький терминал, Ёсиока-сан повесил его на шею Изуку и добавил: - Думаю, трех часов на эти заказы тебе хватит. Рассчитываю на тебя!
   Изуку с трудом поклонился и поплелся к выходу. В раздевалке он перекинул рюкзак наперед, спрятал в него терминал, а сумку поставил на скамейку. Пошарив в боковых карманах, в одном из них он действительно обнаружил листок бумаги. Пробежав глазами по списку адресов, Изуку сложил его вчетверо и спрятал в карман, после чего взвалил сумку себе на спину и покинул здание.
   Первый клиент жил относительно недалеко. Будь Изуку налегке, дорога бы заняла от силы минут двадцать, но попытки бежать с объемной тяжелой сумкой оказались бесполезными: он быстро устал и перешел на шаг.
   Остановившись перед калиткой, Изуку нажал на звонок.
   - Кто там? - прохрипело из изношенного динамика.
   - Доставка "Умэ". Ваш заказ... - тяжело дыша, отозвался Изуку. Он скинул сумку на тротуар и уперся руками в колени, пытаясь восстановить дыхание. Затем осторожно выпрямился, размял онемевшую спину и наконец раскрыл сумку.
   Коробка с номером один лежала сверху. Поспешно достав её, Изуку застегнул молнию, чтобы не остыли остальные заказы. Скрипнула калитка: на улицу высунулся плохо выбритый мужчина с усталым изможденным лицом, на котором отпечатались следы хронического недосыпа. Он выудил из кармана растянутых треников мелочь и выдернул у Изуку коробку. Бросив деньги взамен, клиент захлопнул дверь перед носом курьера. Большинство монет Изуку поймать успел, но несколько штук со звоном упали на тротуар и покатились в разные стороны. Парочка провалилась в люк прежде, чем он среагировал. Вздохнув, Изуку пересчитал монетки, затем достал недостающие до нужной суммы деньги из своего кошелька и спрятал плату за заказ во внутренний карман пиджака. Вычеркнув первый адрес из списка, Изуку снова взвалил на спину сумку и полутрусцой направился к следующему клиенту.
   По мере того, как солнце все больше клонилось к закату, становилось прохладнее, а сумка легчала. Оставалось ещё несколько заказов, однако и время уже было на исходе, поэтому Изуку, несмотря на усталость, бежал из последних сил. Получив оплату, он коротко кивал и срывался с места к следующему клиенту.
   На дне подпрыгивали последние две коробки. Растрепанный и взмокший Изуку несся по улице, чувствуя, что вот-вот выплюнет легкие. Притормозив у нужного дома, он ткнулся лбом в домофон и рухнул на землю.
   - Кто там? - поинтересовался женский голос.
   - Доставка... фу-у-ух... "Умэ"... аргх-х-х... - не в силах отдышаться, прохрипел Изуку.
   Вышла молодая женщина лет двадцати пяти. Она с неодобрением покосилась на потного раскрасневшегося курьера и протянула руку. Изуку с усилием поднялся на ноги и выудил из сумки нужную коробку. Женщина брезгливо взяла её и приоткрыла.
   - Все остыло, - поджав губы, отрезала она и сунула коробку под мышку. - И вообще, уже три с половиной часа прошло, где тебя носило?!
   - П-п-погодите! - окликнул собравшуюся уйти женщину Изуку. - А оплатить?!
   Та только презрительно цыкнула и скрылась за калиткой.
   Изуку сжал зубы, досчитал до десяти и помчался к последнему клиенту.
   На этот раз это был не жилой дом и даже не офис. Еще раз сверившись со списком, Изуку убедился, что пришел, куда нужно: перед ним раскинулась строительная площадка, по которой сновали рабочие под крики бригадира.
   - Извините, - Изуку окликнул проходящего мимо строителя, который нес в руках металлическую панель.
   - А?! - гаркнул тот и остановился.
   - Кто из вас тут Кавамура-сан? Я принес его заказ, я из закусочной...
   - Пошли, малой, - махнул рукой строитель и, перекинув панель на плечо, уверенным шагом направился через площадку. Изуку поспешил за ним, внимательно смотря под ноги.
   Кавамура-сан был жилистым двухметровым великаном. Он методично брал из стопки металлические панели и, крепя их между собой, монтировал форму для будущей перегородки. Остальные строители работали, в основном, парами, но Кавамура-сан неплохо справлялся и в одиночку, несмотря на то, что выглядел значительно старше большинства из них. Из-под каски выглядывали седые виски, а загорелое лицо уже было тронуто морщинами. Завидев гостей, Кавамура-сан прислонил очередную панель к уже возведенному участку стены.
   - Кавамура-сан, к вам тут доставка, - сообщил строитель и, перед тем, как уйти, добавил: - Сегодня что-то поздновато, смена заканчивается через пять минут.
   Изуку достал из сумки коробку и, не поднимая головы, протянул её заказчику.
   - Извините меня, я сегодня первый день, - промямлил он. - Скорее всего, ваша пицца остыла. Если вы решите не платить...
   - Ты о чем, парень, - бодро отозвался Кавамура-сан, и Изуку ощутил, что его рука опустела. - Ты как нельзя вовремя. Все равно я буду есть после работы. А так привезут за три часа до конца смены, только переживай, что с едой станет. В прошлый раз собаки утащили...
   Изуку поднял голову: Кавамура-сан улыбался, протягивая деньги. Изуку забрал монетки и, закинув пустую сумку на плечо, собрался уходить. В этот момент бригадир объявил окончание рабочего дня и поблагодарил всех за работу.
   - Эй, пацан, - окликнул Изуку Кавамура-сан. - Я собираюсь перекусить, тут рядом есть отличное место. Не хочешь ко мне присоединиться?
   - Мне нужно вернуться в закусочную, я и так отстал на час от графика, - начал отнекиваться Изуку, хотя в желудке у него уже знатно подсасывало. "В следующий раз стоит взять с собой хоть бутерброд", - подумал Изуку, пятясь к выходу с площадки.
   - Да я по глазам все вижу. Что ж я за человек такой, если со спокойной душой отпущу голодного ребенка восвояси? Пошли, - Кавамура-сан похлопал Изуку по спине, снял каску и, вытерев вспотевший лоб рукавом, махнул рукой вперед, показывая направление.
   Они прошли совсем немного, как Изуку увидел перед собой реку. Кавамура-сан спустился по пологому склону к самому берегу и, постелив на траву свою куртку, начал выкладывать из рюкзака свои припасы. Изуку нерешительно потоптался на месте и спустился следом. Раздался щелчок и шипение: Кавамура-сан открыл банку пива.
   - Тебе не предлагаю, уж прости, - пожав плечами, Кавамура-сан сделал глоток. - Там у меня есть вода. И бери уже пиццу, я угощаю, если ты вдруг не понял.
   Первый кусок Изуку проглотил, почти не ощутив вкуса, настолько он был голоден. Отхлебнув воды, он почувствовал, как желудок начал успокаиваться. Сдерживая себя, чтобы не уничтожить всю пиццу единолично, Изуку взял второй кусок и отодвинул коробку подальше.
   Кавамура-сан, завидев это, рассмеялся и чуть не поперхнулся пивом.
   - Да расслабься, пацан, если хочется, ешь, - вытерев пиво с подбородка, произнес он. - У меня ж тоже есть сынишка, чуть младше тебя. Нет ничего лучше, чем счастливые дети. Тебя как зовут, кстати?
   Изуку не успел ответить: у него зазвонил телефон.
   - ГДЕ ТЕБЯ ЧЕРТИ НОСЯТ, ПАЦАН?! - чтобы не оглохнуть от криков Ёсиока-сана, Изуку пришлось отвести телефон на расстояние вытянутой руки. - ЧТОБЫ ЧЕРЕЗ ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ ТВОЯ ЗАДНИЦА БЫЛА ТУТ!
   Изуку молча спрятал телефон в карман и вынул пакет с сегодняшней выручкой. Пересчитав монетки, он пометил недостающую сумму на уголочке истрепанного списка с адресами, после чего потянулся за кошельком. Вытряхнув все, что там было, Изуку вздохнул: этого оказалось недостаточно. И тут он вспомнил про конверт. Выудив его из рюкзака, Изуку заглянул внутрь... и застыл.
   - Что там? - участливо спросил Кавамура-сан, про существование которого Изуку уже успел забыть, из-за чего подорвался от неожиданности и выронил конверт. На траву спланировал вылетевший изнутри листок с наклейками в виде дракончиков. Изуку схватил злополучный конверт и потряс его, словно оттуда могло выпасть что-то еще.
   - Вот блин... - Изуку закусил губу, медленно поднялся и спрятал в пиджак пакет с деньгами. Словно в трансе, он кинул пустой кошелёк в рюкзак, который затем накинул на плечо, и взял в свободную руку пустую сумку.
   Кавамура-сан нахмурился, наблюдая, как Изуку взбирается по склону наверх.
   "Умэ", значит..."
   ГЛАВА 4. ВЗРЫВ
  
   На следующий день Изуку снова проспал. Накануне ему пришлось возвращаться пешком, и домой он попал после часа ночи. Ёсиока-сан вначале наорал на Изуку за недобросовестное отношение к поручению, затем извинился за конверт с наклейками, спихнув это недоразумение на косяк своего помощника. После этого Ёсиока-сан что-то считал, потом отнимал, в результате за недостачу Изуку платить не пришлось, но и оплаты за работу он также не получил. Изуку открыл было рот, чтобы попросить денег хотя бы на проезд, но Ёсиока-сан, кинув напоследок: - "Завтра к четырём", - уже захлопнул перед его носом дверь.
   Плеснув себе в лицо водой и быстро одевшись, Изуку схватил рюкзак и вылетел из дома, даже не позавтракав. После вчерашнего марафона болело все тело и конечности, но на первом занятии должна была быть контрольная, опаздывать нельзя. Стиснув зубы, Изуку поднажал.
   "Это уже становится традицией", - мелькнуло у него в голове, когда он вскочил в вагон в последнюю секунду и повис на поручне. Отдышавшись, Изуку вытащил конспект по английскому. Обычно по дороге он читал новости с телефона, но в этот раз надеялся хоть немного повторить материал перед контрольной, к которой совершенно не готовился. Возможно, именно поэтому он был одним из немногих, кто в тот день остался не в курсе произошедшего.
   Лишь на большой перемене Изуку заметил, что одноклассники что-то бурно обсуждают. До его ушей долетело слово "Умэ". Изуку вытащил телефон и хотел было отсортировать в новостях последние происшествия в городе, но этого не понадобилось. В ленте на первом месте была выложена статья "ВЗРЫВ В ЦЕНТРЕ ГОРОДА. НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ. РАЗБОРКИ КОНКУРЕНТОВ, ИЛИ СНОВА ЗЛОДЕИ?" Чуть ниже красовалась фотография с руинами здания. Вывеска частично уцелела, на ней можно было безошибочно распознать слог "...мэ". Остальные фрагменты вместе с режимом работы и логотипом, скорее всего, оказались в груде обугленных обломков.
  
   "...взрыв произошел примерно в три часа ночи. На тот момент, кроме хозяина закусочной, никого в помещении не было. К счастью, Ёсиока-сана успели эвакуировать прежде, чем произошло обрушение. Соседние здания не пострадали. За последние полгода дела в закусочной стремительно пошли в гору, рассматривается версия, что взрыв - дело рук конкурентов. Специалисты работают на месте происшествия с самого утра, проверяется каждый возможный вариант, включая атаку злодеев. По предварительным данным, эксперты признали наиболее вероятной причиной утечку газа..."
  
   Изуку машинально прикрыл рот ладонью, не веря глазам. Разрушения были неотъемлемой частью периодических злодейских атак, люди в каком-то смысле уже привыкли к этому... как правило, ущерб наносился в равной степени и злодеями, и героями. В ходе разборок то и дело страдали здания, машины и даже люди. Видимо, кто-то конкретно точил зуб на владельца "Умэ", что было немудрено, учитывая его характер. Хотя даже такой, как Ёсиока-сан, не заслуживал того, что произошло. Будь поблизости герой, возможно, всего этого можно было бы избежать... но, несмотря на то, что героев становится с каждым разом все больше, такая же динамика прослеживается и среди злодеев. В какой-то степени, они даже превосходят количеством. Да, благодаря таким героям, как Всемогущий, преступность снизилась, но не исчезла. И ночное происшествие - прямое доказательство тому, что невозможно спасти всех.
   После школы Изуку помчался к остановке. Нужный автобус приехал спустя пару минут. Изуку, задевая рюкзаком спинки сидений, неторопливо протискивался вглубь пустого салона. Автобус зарычал, готовясь отъехать.
   - ЭЙ! - от ревущего вскрика снаружи водитель подпрыгнул на месте, бросив сцепление, и двигатель заглох. Изуку испуганно рухнул на пол и скрючился в три погибели между задними сиденьями. Внутрь зашли трое. Изуку даже не нужно было видеть их, чтобы понять, кто это. "Ангельский" голос и топот Кацуки он бы узнал из тысячи.
   "Он видел меня или нет?" - вытаращив глаза, Изуку чувствовал, как по спине потекла струйка пота. Он ожидал, что Кацуки нависнет над ним в любой момент. Однако троица устроилась на передних сиденьях. Изуку практически не дышал и не шевелился. Теоретически они не должны были бы ничего услышать из-за гула двигателя, однако Изуку предпочел не рисковать. Так прошло минут пятнадцать. Автобус еще, как назло, ехал без остановок. Шея начинала затекать, нестерпимо зачесалась левая лодыжка и засвербило в носу от пыли на полу. Автобус резко качнулся, притормозив на светофоре, Изуку сдавленно чихнул, стукнулся носом о пол и обреченно замер.
   Кацуки обернулся и с подозрением окинул взглядом салон. Затем поежился и повернулся обратно:
   - Бр-р-р... пустые автобусы такие жуткие. Вечно кажется, что позади кто-то сидит...
   Изуку совсем перестал дышать, зажав кровоточащий нос ладонями, чтобы не чихнуть повторно. Они проехали перекресток и впервые за все время остановились. В салон, шаркая тростью по ступеньке, пыталась вскарабкаться бабушка - божий одуванчик. Конец палки постоянно соскальзывал, бабушка кряхтела, но не сдавалась. Кацуки, цыкнув, закатил глаза.
   - Эй, - наконец, рявкнул он, отчего бабушка, почти забравшаяся в автобус, шарахнулась назад и выронила трость. - Карга старая, не задерживай автобус!
   Старушка трясущимися руками снова уцепилась за боковой поручень, пытаясь дотянуться до своей палочки. Кацуки сжал зубы и привстал, чтобы втащить уже, наконец, бабушку внутрь, как мимо него что-то быстро прошмыгнуло, мелькнув желтым пятном перед глазами. Кацуки сузил глаза: лохматая голова, нелепый рюкзак...
   - ДЕКУ-У-У! - проревел он, испепеляя убийственным взглядом Изуку, который помог бабушке взобраться в салон. Дверь с шипением закрылась, и автобус покатился дальше. Усадив бабушку спереди у окна, Изуку сел рядом, стараясь не обращать внимания на Кацуки. Их отделял лишь проем между рядами сидений, но почему-то Изуку был уверен, что Кацуки его не тронет. Хотя весь остаток пути чувствовал, как тот прожигает в нем дыру красными от прилившей крови глазами.
   Выскочив наружу, едва двери открылись, Изуку помчался к закусочной, надеясь затеряться там в толпе зевак. Как он и ожидал, Кацуки выскочил следом и погнался за ним. Территория вокруг руин все еще была оцеплена, но людей и прессы стало заметно меньше, однако достаточно, чтобы почувствовать себя в безопасности. Вряд ли Кацуки рискнет и нападет на него при таком количестве свидетелей. Он еще, вроде как, собирался стать героем...
   Пробравшись к самому ограждению, Изуку осмотрелся. Пара приглашенных героев расчищала путь среди обломков для группы экспертов и следователей. За процессом, практически повиснув на ленте и не отрывая взгляда, следил Ёсиока-сан. Если не считать руки на перевязи и нескольких царапин на лице, он был сравнительно цел. Каждый раз, когда герои убирали с пути очередной крупный обломок, Ёсиока-сан жалобно вскрикивал: "Вы нашли сейф?", на что те стойко отмалчивались. Видимо, за все время он уже настолько им осточертел, что его игнорировали.
   Изуку не сильно хотел пересекаться со своим бывшим боссом, поэтому пошел вдоль ограждения в другую сторону.
   - Малой? - окликнул его смутно знакомый голос. Изуку помотал головой в поисках его владельца.
   - Я тут, - над головами зевак взметнулась ладонь, а спустя пару секунд от толпы отделился и её владелец, Кавамура-сан. Без строительной униформы, в темно-синем джемпере с укороченными рукавами и обычных брюках, он выглядел немного иначе, но Изуку узнал его.
   - Смотрю, и ты уже здесь, - Кавамура-сан обеспокоенно посмотрел в сторону развалин. - Хорошо, что никто не пострадал. Но закусочную жалко, отлично готовили...
   - Ну да... - проговорил Изуку. - И мне теперь негде работать.
   - Мне показалось, что твой работодатель - так себе босс, - Кавамура-сан с выражением сомнения на лице повертел ладонью. - Наверное, это знак свыше поискать себе подработку получше.
   - Я бы с радостью, - вздохнул Изуку. - Но Ёсиока-сан - единственный, кто вообще меня принял... Если я не заработаю нужную сумму, то не смогу оплатить тренера. А без тренировок я вряд ли поступлю в старшую школу...
   - Спортсменом, что ли, хочешь быть? - вскинул бровь Кавамура-сан и, не дождавшись ответа, положил руку на плечо Изуку. - Одобряю!
   - А вы, кстати, что тут делаете? - не найдя, что сказать, спросил Изуку. - Разве вы не должны быть на стройке?
   - У меня скользящий график, и сегодня не моя смена. Раз мы уже заговорили о спорте, то по выходным я обучаю детишек боевым искусствам. Вот, освободился недавно, и как узнал новость, ноги сами принесли сюда... - Кавамура-сан с трудом оторвал взгляд от останков закусочной.
   - Вы... учитель? - выдавил Изуку, пропустив мимо ушей все слова после "искусствам".
   - Да, есть такое, - усмехнулся Кавамура-сан и смущенно почесал затылок. Рукав джемпера немного сполз вниз, приоткрыв кусочек татуировки на мускулистой руке. - Кстати... - Кавамура-сан похлопал себя по карманам, пока не нащупал стопочку стянутых резинкой визиток. Вытащив одну из них, он протянул её Изуку:
   - Ты мне нравишься, малой. Говорю как на духу, шансов сделать из тебя Гоку за несколько месяцев маловато, но научить кое-чему я тебя могу. По крайней мере, нормативы любой спортивной школы ты осилишь. Если надумаешь, звони.
   - При всем уважении, Кавамура-сан, - пробормотал Изуку, теребя кусочек картона, - я не знаю ни вас, ни вашу школу. К тому же у меня нет денег, чтобы платить. Спасибо за предложение...
   - Все в порядке, парень, - казалось, Кавамура-сан ничуть не смутился. - Завтра я буду в додзе с девяти утра, приходи посмотреть на мои занятия, ведь у тебя выходной, верно? Родители, разумеется, тоже могут прийти.
   Изуку кивнул и, уловив боковым зрением заметное оживление в толпе, повернул голову. Видимо, эксперт-группа откопала что-то интересное, так как репортеры и зеваки ломанули в одну точку. Полицейские с трудом оттеснили их обратно, однако особо пронырливые журналисты проскользнули, осыпая градом фотовспышек все, что попадалось им на глаза.
   - Если вы немедленно не пройдете обратно за ограждение, мы применим силу! - прозвучал усиленный мегафоном голос одного из офицеров.
   Изуку повернулся к Кавамуре-сану, чтобы попрощаться с ним, а самому посмотреть, что же там все-таки происходит, но тот исчез. Каким-то образом, бесшумно и незаметно, как сквозь землю провалился. Изуку повертел головой по сторонам, но высокой фигуры нигде не наблюдалось. Зато он наткнулся на стоящего неподалеку и смотрящего на него в упор Кацуки. Теперь, когда внимание всех было приковано к месту происшествия, Изуку уже не чувствовал себя в безопасности. Кацуки потер ладони, между которыми сверкнула вспышка, и медленно направился к нему.
   - Каччан, да че ты прицепился? - крикнул Изуку, пятясь и оглядываясь в поисках пути отхода. Кацуки лишь кровожадно ухмыльнулся, а Изуку ощутил, что его схватили за шиворот. Точно, он совсем забыл, что рядом могут быть и его дружки.
   - Пошли прогуляемся, - махнул рукой Кацуки и пошел вперед. Изуку, пытавшемуся вырваться, дали пару подзатыльников и потащили следом. Шли они минут десять, прежде чем Кацуки нашел достаточно неприметную подворотню. Изуку пихнули вперед, он с трудом удержал равновесие, но Кацуки пнул его ногой в живот. Изуку свалился на мусорные мешки. Скрючившись от боли, он замер в ожидании, что его сейчас снова будут бить. Однако ничего не происходило. Изуку осторожно приоткрыл один глаз и покосился на одноклассников. Кацуки просто стоял над ним, его глаза пылали от злобы, но он не спешил пускать в ход кулаки.
   - Деку... - прохрипел он, наконец. - Лишь одна мысль, что существует убожество вроде тебя, приводит меня в ярость...
   "Пока что ничего нового", - мелькнуло в голове у Изуку.
   - Если ты... Если я узнаю, что ты все-таки собрался поступать в эту чертову академию... Я клянусь, что ты сдохнешь... Я не шучу... - последние слова Кацуки произнес полушепотом. - Каждый день, стоит мне увидеть твою рожу, мне хочется взорвать тебя к чертям собачьим... Но я обещаю больше тебя не трогать... Чего бы мне это не стоило... Если ты свалишь с моего пути... Я хочу, чтобы ты понял: это последнее предупреждение. Кускам дерьма там не место! Я единственный, кто достоин стать героем! Я лучший!!! - кулаки Кацуки опасно заискрили. - Чего ты молчишь, задрот гребаный?!
   - Каччан... - пролепетал Изуку. Яркая вспышка пронзила воздух, и стена позади него взорвалась, осыпав его бетонной крошкой.
   - Следующий будет в тебя, - процедил сквозь зубы Кацуки, стиснув дымящуюся руку в кулак. Изуку, отряхнув взлохмаченные волосы, медленно поднялся.
   - Можешь бить меня сколько хочешь... - дрожащим голосом проговорил он, чувствуя, как подкашиваются ноги. - Хоть каждый день... Я выдержу... Но я не собираюсь отказываться от своей мечты! Да, я жалок, я не так силен и быстр, как ты, Каччан. Но я стану героем не хуже тебя... Даже без причуды!!!
   Лицо Кацуки перекосило до неузнаваемости. Взревев, он выбросил кулаки вперед и разжал пальцы. Изуку зажмурился. Раз... два... три... "В чем дело, разве я уже не должен что-то почувствовать?" - Изуку приоткрыл глаза. Кацуки стоял перед ним, тяжело дыша и раскинув руки в стороны. В стенах по бокам от него были огромные выжженные вмятины.
   - СУКА! - заорал Кацуки и, развернувшись, стремительно направился прочь. У самого выхода из переулка он обернулся и прорычал:
   - Чтобы ты сдох, ДЕКУ!
   ГЛАВА 5. ТРЕНИРОВКИ
  
   - Отлично, ты пришел! - высокая массивная фигура тренера возникла словно из ниоткуда, стоило Изуку переступить порог. - Иди за мной, покажу тебе зал... О-о-о, Мидория-сан, вы тоже здесь? - из-за плеча Изуку робко взглянула Инко - пухлая низкая женщина. - Присоединяйтесь.
   Они послушно последовали за тренером по узкому темному коридору, по обеим сторонам которого расположились мужская и женская раздевалки, пока не вышли в зал. Помещение было огромным, а зеркальные стены еще больше визуально увеличивали пространство. Зал был оборудован всевозможными современными тренажёрами, от беговых дорожек до силовых мультистанций. Несмотря на ранний час, двое человек уже усиленно занимались.
   Все это выглядело весьма убедительно, зал Аоки Шуто действительно мог по праву называться одним из лучших. Отличная физическая форма Шуто-сана была лучше любой рекламы. Да и ребята, тягающие железо в углу, не выглядели сопляками. Рука каждого из них была толще самого Изуку. Изуку вздохнул и посмотрел на маму. Еще за завтраком он сказал ей, что хочет съездить к Кавамуре-сану, однако, оказалось, что она уже договорилась сегодня о пробном занятии у Шуто-сана. И пока что Изуку не видел ни единой причины, чтобы не заниматься тут. За исключением разве что отсутствия денег...
   - Мидория, иди переодевайся, и не будем терять времени, - скомандовал тем временем Шуто-сан и повернулся к Инко: - А с вами обсудим основы правильного питания.
   Час пролетел достаточно быстро. Шуто-сан подробно объяснял, как правильно разминаться и выполнять упражнения, какие группы мышц при этом работают. Так как большую часть времени ему приходилось слушать, Изуку даже не устал. Едва закончилось время, Шуто-сан вежливо, но настойчиво проводил их до раздевалки, где щедро раскланялся и поторопился обратно в зал, где уже было человек шесть.
   - Может, всё-таки заедем к Кавамуре-сану? - натягивая чистый носок, спросил Изуку. Инко, немного поразмыслив, кивнула.
   Додзе Кавамуры-сана располагалось на окраине города. Чтобы добраться туда, им пришлось доехать до последней остановки на автобусе, свернуть на дорожку, уложенную булыжниками, между которыми пробивалась трава, и идти еще пешком минут двадцать. По обеим сторонам не было никаких зданий, лишь деревья да кусты. Тут было довольно живописно и непривычно тихо. Из глубины зарослей доносилось пение птиц, где-то тарабанил короткими очередями дятел. Позади зашуршала листва, Изуку обернулся: на дорожку выполз малыш тануки и с любопытством посмотрел на гостей.
   - Изуку, тебе не кажется это место... каким-то заброшенным... - опасливо озираясь по сторонам, произнесла Инко. - А вдруг тут обитают медведи?
   - В нашей округе нет медведей, - поспешил её успокоить Изуку, хотя, по правде говоря, он сам не был в этом уверен. К тому же, на стволах некоторых деревьев были заметны следы когтей. Ощутив подступивший к горлу комок, Изуку решил не думать об их происхождении. Да, звери и птицы чувствуют тут себя, как хозяева, но всё-таки рядом располагается школа. Будь тут опасно, вряд ли бы родители разрешили заниматься в ней своим детям.
   Дорожка, понемногу заворачивая вправо, пошла в гору. Булыжники сменились на плотно уложенные плоские каменные плиты. Они выглядели ухоженно, как и общий ландшафт: кусты и трава были аккуратно пострижены, а кроны деревьев красиво переплелись, образуя над головой своеобразную арку.
   Впереди наконец показался дом. Он был построен из дерева, в традиционном стиле. Широкая площадка возле него была выложена такими же каменными плитами. Вдоль каждого края тянулись невысокие ограждения из столбиков и висящих между ними канатов. За ними, с обеих сторон, ровным слоем лежал гравий, ближе к додзе расположились шарообразные кустики кизильника. Вместо ступеней ко входу в додзе вел деревянный настил под небольшим наклоном. По бокам - во избежание падения - были предусмотрительно установлены дубовые поручни, которые, достигнув помоста, расходились в разные стороны, полностью огибая строение.
   Изуку поднялся первым и задрал голову: над входом висел потрепанный свиток макимоно, однако текст клятвы по-прежнему можно было прочесть:
  
   "Через учение Кудо мы стремимся стать сильными душой и телом, приобщиться к культуре, развить свои интеллектуальные возможности, воспитать личность и внести свой вклад в развитие общества".
  
   "Кудо? - Изуку, нервно закусив губу, по привычке коснулся подбородка двумя пальцами и едва слышно забубнил себе под нос: - Сейчас уже почти все боевые искусства перемешались... да и большее значение имеет физическая подготовка... еще причуда... настоящих мастеров уже не было видно лет тридцать... ну не тридцать, но двадцать точно... весьма странно... действующая школа такого рода в наше время... еще и ученики есть... если я правильно помню, что такое кудо, то такому рохле, как я, это никак не поможет... только кости все переломаю..."
   Инко, поднявшаяся следом, остановилась позади него, не решаясь прервать нескончаемый поток бессвязного, на первый взгляд, бормотания.
   Дверь додзе скрипнула и рывком отъехала в сторону. На пороге появился невысокий парнишка лет одиннадцати в синем кимоно. Покосившись исподлобья на пришедших и шмыгнув носом, он пулей сорвался с места и в мгновение ока скрылся из виду среди деревьев, обрамлявших петляющую дорожку.
   - Пойдем? - спросила Инко. Изуку кивнул и переступил порог. До них донеслись приглушенные вскрики и звуки ударов. Разувшись, они осторожно пошли вперед по коридору. Звуки стали громче. Изуку тихонько отодвинул одну из дверей и просунул голову внутрь: как он и предположил, это был тренировочный зал. На татами барахталось около десяти пар учеников. Еще человек шесть лупили руками и ногами боксерские груши у стены. Среди всего этого в белом кимоно, сложив руки за спиной, прохаживался Кавамура-сан, периодически покрикивая в сторону учеников.
   Не смея прерывать тренировку, Изуку прошмыгнул в проем и сел на пол у самого входа, прислонившись спиной к стене. Инко опустилась рядом на колени, положив на них сумочку. Им пришлось ждать чуть больше часа, пока Кавамура-сан, наконец, не отпустил учеников. Только тогда он заметил гостей, которые сразу суетливо подхватились на ноги.
   - Рад тебя видеть, малой! - хлопнув Изуку по плечу, воскликнул Кавамура-сан.
   - З-здрасти! - клацнув зубами от неожиданности, отозвался Изуку.
   - Хорошо, что ты все же решился. Я ж надеюсь, ты записываться пришел, а не чаю попить?
   - Вообще, я... - начал мямлить Изуку и замолк.
   "Я только посмотреть, - завертелось на языке, и в голове сразу же прозвучал гипотетический ответ: - Ну посмотрел ты, и что теперь?"
   А черт его знает... Понаблюдав за тренировкой, Изуку окончательно растерялся. Детки настолько остервенело дубасили друг друга, что было больно даже просто смотреть.
   "Для самообороны такие навыки, разумеется, были бы полезны, - размышлял Изуку. - Но это при условии, что я тут выживу..."
   - Парень... - Кавамура-сан задумчиво почесал затылок. - Кстати... как там тебя?
   - Изуку Мидория, - отозвался тот.
   - Отлично, Мидория, можешь называть меня Кавамура-сенсей, - пожав Изуку руку, тот посмотрел на часы. - Ко мне сегодня придут еще ученики, но у нас есть время все обсудить.
   Учитель сел в позе сэйдза прямо на татами и выпрямился. Изуку опустился на колени рядом. Следом присела и Инко.
   - Как ты мог заметить, я преподаю боевое искусство кудо. Сейчас многие школы, вроде моей, загнулись. И это логично, ведь против многих причуд лишь врукопашную не выстоять. Каким бы мастером ты не был, а взрывной волне или разрушающему касанию нечего противопоставить, даже со сверхчеловеческой реакцией. А счастливым обладателям способностей не нужны какие-то боевые супертехники, им достаточно натренировать свое тело физически, чтобы лучше контролировать причуду. Вся эта супергеройская индустрия неплохо кормит не только героев, но и разные сопутствующие структуры. Продажи всякого барахла для героев лишь растут с каждым днем. Геройских агентств вообще развелось, как грибов после дождя, ведь нынешние герои популярнее айдолов. В шоколаде и средства массовой информации - от новостей отбоя нет, всегда есть у кого взять интервью либо на кого-то накопать компромат, чтобы раздуть сенсацию... Ну и фитнес-клубы урвали свой кусочек хлебушка, потому что практически каждый, кто хочет геройствовать, должен быть в форме. Ведь ты, чтобы подготовиться к нормативам, тоже в итоге начал искать деньги, чтобы оплатить тренера?
   - Да, но... - начал было Изуку, но Кавамура-сенсей не дал ему договорить:
   - Я же не обвиняю тебя. Даже знай ты о существовании моей школы, у тебя все равно не было бы причин записываться ко мне, ведь тебе не нужно изучать боевые искусства. Твоя цель - только укрепиться физически. Отсюда мы плавно переходим к основной теме. Я помогу тебе подкачать твое дохленькое тельце ровно настолько, сколько требуется, чтобы сдать нормативы даже в академию олимпийского резерва. Я тут набросал вчера перед сном индивидуальную программу конкретно для тебя. Будет тяжело, десять месяцев - не очень много, поэтому работать придётся раза в четыре усерднее. От тебя мне нужно лишь знать ответы на два вопроса: куда именно ты собрался поступать и готов ли ты обучаться у меня?
   Изуку слегка завис, перерабатывая полученную информацию, но молчание нарушила Инко:
   - Кавамура-сан, сколько стоит обучение? Думаю, этот вопрос для нас наиболее важный...
   - Хм, думаю двух часов отработки в день будет достаточно, - ответил тот.
   - От-т-тработки?.. - ошеломленно переспросил Изуку, обретя способность говорить.
   - Да, будешь выполнять мои поручения. В основном, поддержка чистоты в додзе и поездки в город за продуктами либо по другим делам. Разумеется, с согласия твоей матери, - Кавамура-сенсей учтиво поклонился Мидории-сан. - Можешь считать это подработкой, где в качестве оплаты будут тренировки.
   - Я согласен! - выпалил Изуку и глянул на мать. Та вздохнула и, соглашаясь, кивнула.
   - Куда ты поступаешь? - тем временем напомнил про оставшийся вопрос Кавамура-сенсей.
   - В... в... "Юэй..." - едва слышно пробормотал Изуку, заливаясь краской. Кавамура-сенсей явно не питал особой любви к супергероям. Реакция его могла быть неоднозначной.
   Кавамура-сенсей нахмурил брови, а улыбка сползла с его лица. Однако спустя несколько секунд Кавамура-сенсей просветленно улыбнулся и произнес:
   - Что ж, "Юэй" так "Юэй"... Придётся немного пересмотреть программу, но, в целом, подготовить тебя получится. А причуда у тебя хоть какая?
   - У меня её нет... - Изуку уже стал багровый от стыда и вжал голову в плечи, ожидая закономерного вопроса, что беспричудному вообще ловить в геройской академии.
   - Без причуды, без каких-либо физических данных... - задумчиво пробормотал Кавамура-сенсей, пристально рассматривая Изуку.
   "Откажется, - обреченно подумал Изуку. - Любой нормальный человек решил бы на его месте, что это безумие..."
   - Мидория... - начал Кавамура-сенсей.
   "Сейчас скажет, извини, но даже смысла браться нет..." - промелькнуло в голове у Изуку. От виска к подбородку скользнула капелька пота.
   - ...ты меня извини, но... - от этих слов у Изуку сердце ухнуло вниз. "Что... Вот так прямо сразу?.."
   - ...ты должен реально смотреть на вещи... - произнес Кавамура-сенсей.
   "Блин, придется все-таки искать деньги на тренировки Шуто-сана..."
   - Даже с учетом некоторых корректировок в моей программе, - продолжил тем временем Кавамура-сенсей, - шансов поступить у тебя действительно мало. Однако это не значит, что их вообще нет. Это не только проверка меня, как учителя, но и твоей целеустремленности. Работать будем на пределе возможностей, а где-то придется и прыгнуть выше головы...
   - То есть... вы... Так вы все-таки будете меня учить?.. - непонимающе захлопал глазами Изуку.
   - Ты вообще слушал, что я говорил? - закатил глаза Кавамура-сенсей и, поднявшись на ноги, добавил: - Во вторник после школы жду тебя на первой тренировке.
   - Вы не передумаете? - вырвалось у Изуку.
   - Сам не передумай, - довольно-таки кровожадно ухмыльнулся Кавамура-сенсей и, насвистывая песенку, вышел из тренировочного зала.
  

***

   - Вставай! У тебя нет времени лежать! - рядом с Изуку, рухнувшим без сил на татами, с силой опустился бамбуковый шест. Изуку испуганно подорвался и продолжил отжимания. Со счета он давно сбился, но свой школьный рекорд он уже побил раза в три точно. Мышцы с непривычки горели огнем, а тело, казалось, стало весить тонну.
   - Ниже к полу! - гаркнул на ухо Кавамура-сенсей. Изуку затравленно покосился на учителя, в котором невозможно было узнать того доброжелательного строителя. В его глазах плясал демонический огонь без единого намека на сострадание. Кавамура-сенсей нажал рукой на спину Изуку, и тот, не удержавшись на трясущихся лапшеобразных руках, снова плюхнулся на татами. Сделав безуспешную попытку приподняться, Изуку просто перевалился на спину и раскинул руки в стороны.
   - М-да, - изрек Кавамура-сенсей. - Ты еще слабее, чем я мог себе вообразить. Шестьдесят два отжимания, из которых добрая половина халтура чистой воды. Такое ощущение, что ты вообще никогда не занимался спортом.
   - Учитель, возможно вы правы, но я, правда, больше не могу, - выдохнул Изуку.
   - Думаю, ты уже достаточно отдохнул, - Кавамура-сенсей приподнял обмякшего Изуку за шиворот, помогая ему подняться. - Теперь приседай с прыжком.
   - Сколько раз? - обреченно спросил Изуку.
   - Пока не остановлю, - отрезал Кавамура-сенсей. - Вперед!
   Не дожидаясь, пока бамбук прилетит вместо татами по шее, Изуку начал поспешно приседать.
   - Выше прыгай, моя бабушка проворнее тебя!
   "Я облысею раньше, чем пройдут эти десять месяцев..." - с тоской подумал Изуку, подпрыгивая на стремительно слабеющих ногах.
   - ...Сто двенадцать, ты из начальной школы, что ли?.. Если ты не будешь стараться, то кто тогда будет?!
  

Все зависит от меня.

  
   - ...Быстрее! Спину, плечи разрабатываем!..
  

Я смогу... я должен.

  
   - ...Еще два захода по десять метров... куда мешок кинул?! Заново начинай!.. Ты не забыл, что бег на время? Не спи!..
  

Просто мне придется поработать чуток усерднее, чем другим.

  
   - ...Каждую неделю ты должен выходить на одну остановку раньше и дальше бежать до додзе. На обратном пути тоже будешь выходить раньше и бежать до станции. И так, пока не будешь пробегать все расстояние... Не ной, там всего-то километров двадцать...
  

Я выдержу любую боль...

  
   - Наконец-то нормальный удар, и полгода не прошло... а я уже начал переживать, что все-таки придется от тебя отказаться... Да шучу я... Дыши, Мидория, я пошутил! По-твоему, я зря тут с тобой пятый месяц вожусь?..
  

И, несмотря ни на что...

   - Час и сорок три минуты? Да ты явно проехал несколько остановок, маленький жулик! Я понимаю, что экзамен на носу... Ноги в руки и обратно бегом до станции... Я сейчас возьму велосипед, чтобы убедиться в твоей честности... В смысле, зачем мне велосипед? Мне бежать что ли, по-твоему?..
  

Я справлюсь.

  

***

   Кавамура-сенсей уже минут пять задумчиво тер тряпкой и без того чистый до блеска дубовый поручень. Изуку забегал с утра: пакет с покупками и запиской он обнаружил перед дверями. Экзамен должен был вот-вот начаться, но Изуку, скорее всего, уже успел добраться до академии. Оставив в покое поручень, Кавамура-сенсей ощутил, как его охватило небольшое волнение, и вместе с ним захлестнули противоречивые чувства. С одной стороны, он от души желал Изуку успешно пройти экзамен, чтобы оправдать эти тяжелые месяцы. Но при этом Кавамура-сенсей не мог окончательно избавиться от мысли, что все-таки было бы лучше, если бы Изуку провалился. Такому наивному и доброму ребенку, даже с его целеустремленностью, не выжить среди людей, считающих себя лучше лишь из-за наличия у них мутации. Слово "герой" уже давно перестало быть синонимом самоотверженности. Это лишь маска, удобное прикрытие, под которым на самом деле не было ничего, кроме тщеславия, лицемерия и алчности. Кавамура-сенсей терпеть не мог этих героев, которых от злодеев отличала лишь обязанность защищать мирное население за вознаграждение.
   Кавамура-сенсей глянул на часы: экзамен стартовал две минуты назад, а ему самому уже было пора собираться на строительную площадку.
   ГЛАВА 6. ЭКЗАМЕН
  
   Через ворота "Юэй" нескончаемым потоком тянулась вереница желающих поступить. Изуку остановился и задрал голову вверх: огромное здание из стекла и бетона величественно возвышалось над ним, в панорамных окнах отражалось голубое небо с бегущими по нему белоснежными облаками. Он действительно сделал все возможное, чтобы подготовиться, и на экзамене должен выложиться на сто... нет... на двести процентов! Нервно сглотнув, Изуку тряхнул головой и решительно натянул лямки рюкзака.
   - Свали с дороги, Деку! - рявкнул позади знакомый голос.
   - К-Каччан!.. - Изуку испуганно обернулся. Кацуки шел прямо на него, сунув руки в карманы и натянув на лицо одну из самых кислых мин в своем арсенале.
   - Не стой на моем пути, придурок! - презрительно бросил Кацуки, поравнявшись с ним. Изуку, инстинктивно прикрыв лицо руками, залепетал:
   - Д-доброе утро... уд-дач-ч...
   Кацуки, не замедляя шага, прошел мимо. Изуку ошеломленно посмотрел ему вслед.
   "А ведь Каччан с тех пор ни разу меня не тронул, - мелькнуло у него в голове. - Я слишком привык трястись перед ним... Многое изменилось с тех пор, поэтому я просто должен идти вперёд, начать свой путь становления героем..."
   От осознания, что его жизнь скоро может кардинально измениться, ноги вдруг стали ватными и непослушными. Несмотря на онемевшие конечности, Изуку все равно шагнул вперед. Ботинок предательски зацепился за вторую ногу, и Изуку понял, что падает. Тротуар приближался, как в замедленной съемке. Приготовившись встретиться с ним лицом, Изуку вдруг понял, что больше не движется. Он просто парил, зависнув в нескольких сантиметрах от земли.
   - Ты в порядке? - донеслось до Изуку. Чьи-то руки ухватили его за рюкзак и помогли принять вертикальное положение. Изуку ощущал себя, как в невесомости, и просто непонимающе моргал. Его ноги коснулись земли, и в этот же момент Изуку почувствовал, как вес к нему вернулся. Повернув голову, он увидел перед собой невысокую девушку с каштановыми волосами, постриженными под каре. Девушка мило улыбалась и что-то говорила, но до Изуку её слова долетали обрывочно:
   - ...я подумала... будет плохой приметой, если ты споткнешься... я так нервничаю... ты тоже?..
   - А?.. - только и смог выдавить Изуку.
   - Удачи тебе, пока!.. - взмахнув рукой, девушка побежала вперед.
   "А... увидимся... - мысленно отозвался застывший, как истукан, Изуку, и тут его прошиб пот: - Я... я говорил с девушкой!.."
   По понятной причине в школе он не пользовался популярностью. Такое, чтобы девушка сама с ним заговорила, было впервые. Изуку хлопнул себя по щекам, приводя в чувство, и поспешил вперед. Нужно думать об экзамене...
   Огромный конференц-зал был заполнен полностью. На сцену вышел долговязый ведущий с несуразной прической, напоминающей хохолок попугая. Его кожаный костюм с ремнями и заклепками больше подходил для какого-нибудь рок-фестиваля, чем официального выступления. На ведущем были солнечные очки, хотя в помещении было довольно темно. Единственным источником света являлся светодиодный экран позади трибуны. Дополняли образ наушники и закрепленная на груди конструкция с динамиками.
   - Добро пожаловать на мое шоу! - громко поприветствовал поступающих ведущий. - Ну-ка все скажите... хэ-э-эй!
   Тысячи абитуриентов непонимающе уставились на него. В зале повисла гробовая тишина.
   - Ладно, и так сойдёт, - не смутился ведущий. - Тогда я быстренько пробегусь по предстоящему практическому заданию. Вы готовы?! Е-е-е-е!!!
   Ему снова ответили дружным молчанием.
   - Это же герой голоса, Сущий Мик... - по всей видимости, ведущий произвел впечатление лишь на одного только Изуку. - Я постоянно слушаю его по радио... Офигеть просто, преподаватели в "Юэй" - настоящие профессиональные герои!..
   - Захлопни варежку уже, - грубо оборвал водопад восхищения сидящий рядом Кацуки.
   - А теперь внимание! - объявил Сущий Мик. - Вашим испытанием будет десятиминутный забег по точной копии одного из городских районов. С собой можете брать все, что хотите. После презентации все собираемся в указанном месте!
   Позади Сущего Мика на экране высветилась схема с буквами от "А" до "G". Изуку перевел взгляд на свою карточку, где стояла буква "B".
   - Выходит, не получится скооперироваться с одноклассниками или друзьями для прохождения, - проговорил Кацуки.
   - Ты прав, - Изуку покосился в карточку одноклассника. - Даже нас распределили в разные точки...
   - Хватит пялиться, а то втащу, - заметив, огрызнулся Кацуки. - Блин, теперь я не смогу тебя избить.
   У Изуку от нервов задергалось веко, и он поспешил отодвинуться.
   - ...Значит, так, по полю будет разбросано множество злодеев трех разных типов. Чем выше уровень, тем больше баллов! - слова Сущего Мика визуализировались на экране схематичными изображениями. - Ваша задача: набрать как можно больше очков. И нападать на других участников или вести себя по-антигеройски запрещено, усекли?..
   - Извините, у меня вопрос! - вскинул руку темноволосый парень в очках, сидящий ближе к сцене.
   - Внимательно, - разрешающе махнул рукой Сущий Мик. Парень поднялся и, выставив вперед руку с памяткой, произнес:
   - Тут указаны не три, а четыре типа злодеев. Подобная несостыковка непростительна для академии высшего уровня. Как вы сможете обеспечить нам образцовую подготовку, если допускаете такие ошибки? И ты! - парень метнул гневный взгляд в сторону Изуку. - Да, ты, кудрявый! Если ты сюда болтать пришел, то покинь помещение, отвлекаешь!
   - Простите, - пискнул Изуку и попытался слиться со скамьёй. Со сторон донеслись тихие смешки.
   - Ладно, - Сущий Мик был по-прежнему спокоен. - Спасибо за вопрос. Четвертый тип стоит ноль очков, эта здоровенная фигня может появиться в любой момент и впасть в буйство при большом скоплении участников. Это что-то вроде преграды. Самый лучший вариант при встрече с ней - просто вовремя слинять.
   - Спасибо вам большое, прошу прощения за грубость! - парень в очках поклонился и сел на место.
   - Все, дети, урок окончен, все на выход! - возвестил Сущий Мик, и зал наполнился гулом голосов и шарканьем множества ног.
   Насчет того, что поле будет точной копией целого района, Сущий Мик не соврал. Изуку заметно нервничал, однако остальные участники были вполне спокойны. Это было неудивительно, у них у всех были причуды и различные примочки, их усиливающие. Изуку тяжело вздохнул и наткнулся взглядом на знакомый силуэт. Это та девушка, что помогла ему не упасть! Её тоже определили сюда.
   "Нужно её поблагодарить", - подумал Изуку и направился было к ней, как кто-то ухватил его за плечо и развернул.
   - Мешать вздумал? - грозно спросил тот самый дотошный парень в очках. От него у Изуку пробирал мороз по коже.
   - Н-нет-т... я... - начал заикаться Изуку.
   - Она пытается сконцентрироваться. Отвечай, что за подлые приемы ты задумал?
   Их разговор привлёк внимание некоторых других участников. Изуку услышал их тихие переговоры между собой:
   - Тот самый парень, что ведет себя, как псих, только переступил ворота "Юэй"...
   - Посмотрите, он весь дрожит от страха...
   - По-моему, отлично, на одного соперника меньше...
   "Они явно довольны, что я в этой группе", - грустно подумал Изуку.
   - И-И-И!.. СТАРТ!!! - разнесся над всеми площадками многократно усиленный голос Сущего Мика, но никто не шелохнулся. - Эй, что встали?! В настоящем бою отсчета не будет! Вперед!
   Толпа участников рванула с места так стремительно, что Изуку не сразу сообразил, что остался стоять в одиночестве.
   "Блин! Торможу!!! - пытаясь подавить растущую внутри панику, Изуку помчался следом. - Нет времени раскисать, экзамен только начался. Даже толком непонятно, с чем нам придется столкнуться..."
   Прямо перед ним с жутким металлическим лязгом приземлился боевой трехметровый робот. Изуку с трудом увернулся от полетевших в него кусков асфальта. Что-то пикнуло, и безэмоциональный голос, донесшийся изнутри робота, оповестил:
   - Цель захвачена. Убить.
   "Черт! Робот!.." - Изуку ощутил, как его накрыла волна неподдельного страха. Что можно вообще сделать против робота с голыми руками? Машина неотвратимо надвигалась на него, но Изуку стоял как вкопанный, не в силах сдвинуться с места.
   "Я просто жалкий трус..." - от стыда больно кольнуло в груди.
   Робот уже замахнулся для удара, как развалился на части, пораженный ярко-голубым лазерным лучом. Обломки с грохотом осыпались на асфальт перед Изуку, к которому вернулась способность двигаться.
   - Мерси за сотрудничество! - бросил возникший рядом женоподобный блондин в спортивной рубашке с жабо. На нем был пояс с полусферой в центре, из которой исходило голубоватое свечение. Видимо, это устройство предназначалось для лучшего контроля причуды.
   - Надеюсь, больше не встретимся, адью! - странный блондин подмигнул и умчался прочь.
   - Осталось шесть минут! - оповестил голос Сущего Мика.
   "Это плохо! Это очень плохо!!!" - Изуку прошиб пот. Вот теперь паника уже была уместна. Время неумолимо шло вперед, а он даже не предполагал, каким образом ему вывести из строя хотя бы одного робота.
   Неподалеку раздалась целая серия взрывов. Изуку поспешил в ту сторону. Вынырнув из-за угла, он резко притормозил. Перед его глазами развернулось настоящее поле боя: несколько ребят, в числе которых были девочка с каре и заносчивый очкарик, укладывали роботов пачками, перехватывая добычу друг у друга. Счет их очков уже давно перевалил за третий десяток. Изуку с восхищением наблюдал, как девушка применяет свою способность: от одного её прикосновения очередной робот невесомо взмыл вверх, после чего девушка свела пальцы вместе, и он обрушился на землю, развалившись от сильного удара. Судя по измотанному виду девушки, способность отнимала много сил, но она, не медля, рванула к следующей цели.
   Теперь пропасть между собой и своими соперниками с причудами Изуку видел предельно четко. Да, физически он стал немного сильнее, но крушить металл руками и ногами - выше обычных человеческих возможностей. У него по-прежнему не было ни одного очка и ни малейшей надежды их заполучить. Изуку сжал кулаки, задыхаясь от бессильной злости на самого себя.
   Крайнее здание с оглушительным треском обрушилось. Следом затрещало соседнее. Все участники, как по команде, обернулись и замерли: над ними, окутанный клубами поднявшейся пыли, возвышался громадный робот высотой с добрый двадцатиэтажный дом.
   "Это та самая штука, что впадает... в буйство?.." - оторопело подумал Изуку. К слову, выражение ужаса застыло на лице не только у него. Громадина обрушила еще один мощный удар. Это послужило сигналом, по которому все резко бросились наутек. Изуку же просто сбило с ног ударной волной, но он все равно попытался уползти, хоть на четвереньках. Наконец, Изуку кое-как поднялся на ноги и машинально обернулся прежде, чем дать полноценного деру. Что-что, а бегать за это время он научился хорошо. Пыль уже практически рассеялась, и Изуку заметил девушку, придавленную обломками. Она едва шевелилась, не в силах высвободиться. Попытавшись приподнять голову, девушка снова обессиленно обмякла. С растрепанных каштановых волос осыпалась бетонная крошка. Глаза Изуку расширились.
   "...Я подумала... будет плохой приметой, если ты споткнешься..." - в памяти всплыли её слова, произнесенные в тот момент, когда эта девушка не дала ему упасть. В зрачках Изуку отразилась фигура зависшего над ней гигантского робота. Прежде, чем Изуку успел подумать, ноги уже понесли его навстречу убийственной машине.
   "Быстрее!" - отчаянно уговаривал сам себя Изуку. Робот замахнулся для очередного удара. Почти на месте...
   Изуку ухватил обмякшую руку девушки. Еще пара секунд, и их сровняет с землей.
   - Используй причуду!!! - завопил Изуку, прижав ладонь девушки к нижнему из обломков, которыми её завалило. Тень робота накрыла их обоих. Ослабевшая девушка была на грани потери сознания и, потратив на применение способности последние крохи своих сил, уткнулась лбом в землю. Обломки стали невесомыми буквально на мгновение, после чего снова рухнули вниз.
   Огромный металлический кулак обрушился точно в завал. Удар был такой силы, что обломки взмыли в воздух, а огромное пылевое облако полностью заволокло улицу. В ближайших зданиях осыпались последние уцелевшие стекла. Робот снова замахнулся и внезапно деактивировался, так и замерев с поднятой рукой.
   - ВРЕМЯ ВЫШЛО! ТЕСТ ЗАВЕРШЕН! - громогласно объявил Сущий Мик.
   Тем временем пыль осела. Теперь можно было без труда рассмотреть последствия буйства преграды. Большинство зданий получило ощутимые повреждения, некоторые вообще лежали в руинах, взрытый асфальт был практически весь устлан обломками роботов, бетонных перекрытий, кирпичей, дорожного покрытия, металлических ограждений, столбов... В паре метров от замершего робота лежало неподвижное тело девушки. Некоторые из участников побежали к ней, но их опередили четыре сотрудника медицинского центра "Юэй", появившиеся словно из ниоткуда.
   - Все в порядке, она жива, просто без сознания, - показал палец вверх осмотревший её врач. - Из повреждений ушиб ноги, возможен также закрытый перелом. Еще множество мелких царапин. Исцеляющая Девочка вмиг поставит её на ноги.
   Стоило упомянуть это имя, как на площадке возникла невысокая особа неопределенного возраста. Судя по морщинам, которыми было испещрено её лицо, девочкой назвать эту мадам как-то язык не поворачивался, но никого из персонала это не смущало. Исцеляющая Девочка подошла к пострадавшей девушке и, вытянув губы, смачно чмокнула ту в щеку. Царапины начали затягиваться прямо на глазах. Два медработника аккуратно положили её на носилки и унесли с площадки "B".
   - Еще парня нужно найти, - произнес один из оставшихся врачей. - Если он под обломками, придется позвать спасателей.
   - Я нашел его. Да, нужно звать подмогу, сами мы не вытащим, - отозвался второй, склонившись у завала возле самых ступней робота.
   Из кучи обломков торчала окровавленная безжизненная рука в зеленых лохмотьях.
   ГЛАВА 7. РЕЗУЛЬТАТ
  
   В комнате царил полумрак. Всполохи от множества мониторов, закрепленных на стене, освещали нескольких людей, сидящих в креслах напротив. Они внимательно смотрели в экраны, на которые передавалась прямая трансляция с практического экзамена.
   - Сейчас начнется настоящее веселье... - рука в перчатке ткнула в большую кнопку с надписью "Яруки".
   Один из мониторов отобразил, как рухнуло сразу два здания, а из облака пыли выплыл силуэт громадного робота.
   - Надеюсь, это не так опасно, как выглядит? - обеспокоенно спросил кто-то из сидящих. Очередная вспышка выхватила из темноты его худощавый угловатый силуэт с копной взлохмаченных волос.
   - Разумеется, это опасно. Но и наша академия не для всех, - раздался тонкий высокий голосок из крайнего кресла, казавшегося пустым. Видимо, обладатель был весьма маленького роста. - Мы вынуждены ужесточать требования к поступающим чуть ли не каждый год. Число обладателей причуд и желающих построить карьеру героя растет. Но одной силы и хорошего контроля способности недостаточно, чтобы попасть в "Юэй".
   - Директор, вы забыли добавить, что никто не должен погибнуть, - добавил женский голос из соседнего кресла.
   - Ну это само собой, но целыми и невредимыми экзамен закончат не все, - под конец в голосе директора прозвучали едва уловимые нотки коварства.
   - Смотрите, парень, что бестолково носился весь экзамен! - воскликнул еще один наблюдатель. На мониторе крупным планом показали бегущего темноволосого подростка в зеленом спортивном костюме. Причем бежал он в обратную сторону, в отличие от остальных участников. Камера слегка отъехала, и в кадр снова попал тот гигантский робот.
   - У него крыша поехала? - подал голос присутствующий среди наблюдателей Сущий Мик. - Я ж четко сказал на презентации, чтобы при виде преграды - ноги в руки и бегом подальше!..
   - Там девушка среди обломков! - воскликнул лохматый. - Нужно деактивировать робота. Вряд ли она выживет от прямого попадания...
   - Еще рано, - произнес директор, и рука в перчатке замерла над кнопкой. - Этот экзамен рассчитан не только на подсчет, кто больше вынесет роботов.
   Робот, довольно быстрый для своих размеров, смачно влепил кулаком в груду обломков почти сразу же, как парень в зеленом ухватил девушку за руку. Огромное облако пыли заволокло экран.
   - Время! - воскликнул Сущий Мик. Рука в перчатке, наконец, ткнула в кнопку. Тем временем Мик усиленным голосом объявил окончание экзамена. Пыль рассеялась. Девушка, не шевелясь, лежала чуть поодаль от робота. На площадке засуетились медицинские сотрудники. Двое вскоре ушли, забрав с собой вылеченную Исцеляющей Девочкой пациентку. Почти сразу же у директора зазвонил телефон. Выслушав собеседника, директор ответил, что сейчас кого-нибудь пришлет, после чего повесил трубку и сообщил наблюдателям:
   - С детьми все в порядке, только этого мальчика слегка засыпало, нужно...
   Лохматый рывком поднялся из кресла, на глазах становясь шире. В полумраке сверкнули горящие голубые точки вместо глаз.
   - Присядь, пожалуйста, - произнёс директор. - Маиджима, отправляйся в зону "B".
   Невысокая фигура встала с кресла и направилась к выходу.
   - В других секторах тоже есть пострадавшие, - продолжил директор. - Ишияма, Тринадцатый, следуйте в "А" и "G", далее вас проинструктируют.
   Еще двое человек послушно покинуло комнату. Здоровяк грузно опустился обратно в кресло и сдулся, как воздушный шарик, однако его глаза по-прежнему жутко светились и неотрывно следили за происходящим на мониторе.
   Хигари Маиджима был невысоким, но крепким сорокалетним мужчиной. Его лицо почти полностью скрывал огромный желтый шлем, напоминающий ковш экскаватора. Маиджима довольно быстро извлек Изуку из-под завала и, оставив его медикам, отправился в следующую зону.
   Изуку был без сознания. Досталось ему изрядно, однако, вне всякого сомнения, он остался жив. Он избежал прямого удара, в последний момент отпрыгнув в сторону с повисшей у него на руках девушкой. Однако увернуться от рухнувших сверху обломков уже не смог. Изуку лишь успел отбросить спасенную девушку как можно подальше, прежде чем его накрыло. Попади Изуку под механический кулак, уносить то, что от него осталось, пришлось бы в спичечном коробке. А так, несмотря на многочисленные переломы и сотрясение мозга, ни один жизненно важный орган задет не был. Одна из крупных плит приземлилась в нескольких миллиметрах от головы Изуку, упершись в торчащие по сторонам арматуры. При этом она образовала нечто вроде своеобразного щита, выдержав беспощадную бомбардировку оставшихся обломков. Исцеляющая Девочка повторила свой поцелуй. Отсыпав мармеладок одному из топтавшихся поблизости подростков, она с деловым видом осмотрелась и решила уточнить:
   - Раненые еще есть?
   Ей никто не ответил: все пораженно наблюдали за тем, как быстро затягивались довольно тяжёлые раны Изуку. Неестественно вывернутые конечности вправлялись сами собой, в местах, где сломанные кости пробили кожу, не осталось даже шрамов. Было предельно понятно, что он был на волосок от гибели. Его невероятному везению можно было лишь позавидовать.
   - Исцеляющая Девочка, школьная медсестра "Юэй", - пояснил подошедший к ребятам блондин с лазером на поясе. - Её причуда помогает ускорить восстановительные процессы в организме пациента. Лишь поэтому академия может позволить себе такие опасные испытания.
   - ...что и ожидалось от "Юэй"... а я-то думал, кто им позволил... неудивительно... - волна восхищенных перешептываний прокатилась по толпе. Общее настроение не разделял лишь парень в очках. Он молча наблюдал за тем, как Изуку кладут на носилки. Исцеляющая Девочка, убедившись, что у остальных нет ничего серьезнее пары ссадин, покинула площадку.
   - Странный он, конечно... - участники экзамена переключились на обсуждение Изуку. - Казался таким нервозником...
   - Кто-нибудь рассмотрел, какая у него способность?
   - Бросаться так на робота совсем не разумно. Мог бы и дуба дать, тут уже никакая Девочка не помогла бы...
   - Один из спасателей сказал, что его плитой удачно прикрыло, так бы точно помер...
   Очкарик поморщился, услышав краем уха эти разговоры. "Вы слепые вообще?! - его разрывал изнутри немой крик. - Он спас её... несмотря на свой экзамен... на свою сохранность... бросился вперед, не думая... Если бы это произошло не на экзамене, я бы поступил так же..."
   Взгляд его замер в одной точке, словно его осенило.
   А вдруг это тоже было частью экзамена?..
  
   Изуку проснулся в медпункте. За исключением небольшого головокружения, чувствовал он себя неплохо. На стуле около кровати лежала аккуратно сложенная одежда, в которой он пришел в академию, а на спинке висел рюкзак. Изуку, стараясь не делать резких движений, встал. Стянув с себя безнадёжно изорванный спортивный костюм, он оделся, затем запихал грязные лохмотья в рюкзак. Накинув лямку себе на плечо, Изуку покинул медпункт. В академии было непривычно пусто. Судя по всему, остальные поступающие уже ушли домой. Изуку медленно добрел до ворот и, вздохнув, сделал шаг вперед, после чего обернулся. Он так и не набрал ни одного очка на практическом этапе. Скорее всего, он видит здание "Юэй" так близко в последний раз. Узнать бы, что с той девушкой... Он надеялся, что её спасли от разъяренного робота. Странно, что на нем самом ни царапины. С другой стороны - это "Юэй". Вряд ли бы им позволили устраивать такие опасные экзамены, не будь у них плана действий на случай травматизма. Возможно, герой с причудой исцеления. Изуку сомневался, что не получил травмы: его костюм был пропитан кровью. А сейчас все тело целехонько, даже вчерашний синяк на ноге исчез. По крайней мере, это означает, что девушке тоже должны были оказать помощь. Хотя, для собственного спокойствия он бы не отказался её увидеть. Отвернувшись, Изуку побрел к станции.
  

* * *

   На анализ прохождения экзамена каждым участником ушла уйма времени. Все записи были еще раз тщательно пересмотрены, оценивался буквально любой поступок, любой шаг поступающего. Из почти десяти тысяч кандидатов выбрали лишь двести двадцать лучших, причем на геройский факультет попало всего сорок. Четверых зачислили по рекомендациям, на оставшиеся места анкеты были отобраны практически единогласно, за исключением одного кандидата.
   - Изуку Мидория, причуда отсутствует, - из кресла, стоявшего во главе длинного П-образного стола, раздался высокий голос главы академии - директора Незу. Он оказался существом, которое даже не являлось человеком. Нечто, похожее на гуманоидную мышь, но с собачьими лапами и мордочкой медведя, было ростом чуть меньше метра. Все его тельце покрывала белая шелковистая шерстка. На директоре был элегантный костюм, состоящий из рубашки, брюк и жилетки, и оранжевые кроссовки. Длинный хвост свисал с сиденья, практически касаясь пола.
   - Поступило предложение отклонить кандидатуру этого юноши и взять на геройский факультет кого-нибудь из уже зачисленных на другие факультеты, - произнес директор Незу, посмотрев на сидящих за столом судей. Те, как по команде, повернули головы в сторону молодого мужчины с длинными черными волнистыми волосами. Он выглядел уставшим и сонным, под глазами пролегли глубокие чёрные круги. Мужчина без особого энтузиазма кивнул в ответ.
   - Кто еще поддерживает мнение Айзавы-сенсея? - чёрные глаза-бусинки директора Незу смерили пристальным взглядом каждого. Первой вверх взметнулась рука Сущего Мика. Директор кивнул.
   - Парень абсолютно точно заслужил место в академии, - обращаясь преимущественно к Айзаве-сенсею, произнёс Сущий Мик. - У него есть необходимые нам качества. Его поведение на экзамене было истинно геройским.
   - Я согласен, что он поступил по-геройски, - отозвался Айзава-сенсей. Его голос звучал приглушенно из-за большого мотка ленты, скрывавшего всю нижнюю часть лица и шею.
   - Тогда почему нет? - поинтересовалась Каяма Немури, молодая темноволосая женщина в весьма вызывающем костюме: что-то вроде открытого черного купальника, натянутого поверх облегающего боди телесного цвета. Несмотря на свой откровенный вид, она была преподавателем и профессиональной героиней Полночь.
   - Потому что он все равно надолго тут не задержится, - коротко пояснил Айзава-сенсей. - Ученик без причуды просто не потянет нашу программу обучения на геройском факультете.
   - С этого года право на поступление в "Юэй" имеют и беспричудные ученики, - вставил ремарку Сущий Мик.
   - Так я не против его поступления в саму академию, - пожал плечами Айзава-сенсей. - Он хорошо сдал теорию. Уверен, он отлично впишется на общеобразовательном факультете.
   - Мальчик занял восьмое место в практическом испытании, - подал голос Цементос, антропоморфный блок цемента в строгом костюме. - Это при условии, что ты, Айзава-сенсей, поставил всего три балла из возможных десяти.
   - Я бы мог поставить вообще ноль, - Айзава-сенсей задумчиво поскреб плохо выбритую щеку. - Но все-таки учёл его самоотверженность. Хотя, с моей точки зрения, это все равно было крайне неэффективно...
   - Я согласен, - поддержал его Кан Секиджиро, известный как профессиональный герой крови Король Влад. Это был молодой светловолосый мужчина со шрамом на левой щеке и двумя выступающими из нижней челюсти клыками, которые были видны, даже когда рот был закрыт. - Бездумно бросаться в пекло, пусть и с благими намерениями - не самый разумный вариант. Сомневаюсь, что в этот момент он следовал какой-то стратегии. В конечном счете, он сильно пострадал. Мы можем зачислить его, сделав поправку на то, что он неопытен, но кто потом будет нести ответственность, когда он пострадает во время обучения?
   - Когда? - фыркнула Полночь.
   - Если ты полагаешь, что будет как-то иначе, то ты явно оптимистка, - ответил ей Влад. - Нам лучше сейчас подумать, как объяснить подростку, что можно геройствовать не только среди про, можно пойти в полицию, например...
   - Вот и думайте с Айзавой, - Полночь сложила руки на груди. - Покалечиться может любой ученик. Наша задача, как преподавателей, правильно обучить детей, чтобы избежать травматизма, а не ответственности.
   - Непростая ситуация, - подался вперед Эктоплазм, еще один учитель "Юэй". Из-под его плаща выглядывал черный плотный костюм с золотыми полосками, уходившими под шлем, напоминающий больше черный череп. Под большими пустыми глазами без зрачков пролегла тонкая золотистая полоска, а оголенную челюсть обрамляла такого же цвета окантовка. Нос, казалось, отсутствовал вообще. В целом, вид у преподавателя был устрашающий.
   - Так и есть, - отозвался Снайп, преподаватель в красной накидке и с противогазом на лице, частично скрытом широкими полями ковбойской шляпы. - До этого учеников без причуды на геройском отделении не было. Даже не представляю себе, каким образом он будет обучаться наравне с остальными.
   - Тем не менее, мне нужно знать ваше мнение, - произнес директор Незу. - Окончательное решение принимать все равно мне, и ответственность за него нести буду также я.
   - Я - за зачисление, - озвучила Полночь.
   - Я тоже, - поддержал её Сущий Мик. - Отчислить всегда успеем. Нужно дать парнишке шанс.
   - Мое мнение вы знаете, - буркнул Айзава-сенсей.
   - И мое, - отозвался Влад. - Что бы ты не говорила, Полночь, но конкретно за учеников геройского факультета отвечать не тебе, а нам.
   - Лично мне интересно, что выйдет, - произнес Маиджима, учитель, вытащивший Изуку из-под завала. - Тем более, с помощью факультета поддержки мы бы могли компенсировать отсутствие причуды.
   - Я за то, чтобы зачислить его на более безопасный факультет, - высказался Тринадцатый, чей костюм представлял собой полностью закрытый белый скафандр с черным круглым шлемом на голове. - Безопасность учеников превыше всего, тем более, как верно заметил Влад, приносить пользу можно, служа в полиции...
   - Того, что я видел на экзамене, достаточно, чтобы понять, что с правильной подготовкой из него выйдет хороший герой, - проговорил Цементос.
   - Я воздержусь, - произнес Эктоплазм. - Если абстрагироваться от нетипичности ситуации, то парень по баллам проходит. С другой стороны, не пожалеем ли мы потом о таком эксперименте? Все-таки речь идет о подростке... Как преподаватель, я против, но как человек, я бы не хотел демотивировать его отказом. Поэтому, при всем уважении, я не могу принять окончательное решение.
   - Не вижу ничего трагического в том, чтобы зачислить его на любой другой факультет, - пожал плечами Снайп.
   Из дальнего угла стола послышалось рычание. Сидевший там преподаватель имел обычное человеческое тело и полностью собачью морду, обрамленную копной густых светлых волос. Он силился что-то произнести, но в итоге, кроме скулежа и подвываний, смешанных с утробным рычанием, так ничего и не выдал. Полночь опасливо покосилась на него и выудила из-под стола намордник. Она вопросительно посмотрела на Влада, сидящего рядом с собакоголовым. Тот отрицательно покачал головой и произнес, обращаясь ко всем:
   - Инуи-сенсей тоже против. Говорит, что ученику с полным отсутствием инстинкта самосохранения вообще нечего делать в академии.
   - Давайте подождем, пока Гончий Пес придет в себя, - предложил Сущий Мик. - Где гарантия, что он сказал именно это?
   - Мне врать незачем, - Влад демонстративно сложил руки на груди. Гончий Пес утвердительно гавкнул.
   - Подведем итоги, - подал голос директор Незу. - Большинство против, один воздержался. Думаю, я уже могу принять решение...
  

* * *

   Вся последующая неделя прошла для Изуку как в тумане. Ответа из "Юэй" все не приходило. Изуку слонялся по дому словно тень, не реагируя ни на что. На все вопросы обеспокоенной матери отвечал невпопад, часто пугающе уставлялся в одну точку. На днях Кавамура-сенсей написал ему сообщение. Спросил, как экзамен и почему он перестал приходить в додзе. Изуку так ничего не ответил, хотя продолжил исправно тренироваться каждый день самостоятельно. Выматывая себя физически, он избавлял себя от тяжелых размышлений в бессонной ночи и отключался, едва голова касалась подушки.
   Письмо из академии оказалось для Инко не менее долгожданным, чем для Изуку. Чтобы там не прислали, Инко вздохнула с облегчением, потому что смотреть на зомби вместо своего обычно жизнерадостного сына ей уже было невмоготу.
   Изуку минут пять гипнотизировал конверт, лежащий перед ним на столе. Затем резко схватил его и разорвал пополам. На стол выпал маленький проектор, включившийся от удара о столешницу. Комнату наполнило синеватым мягким свечением вспыхнувшего голографического экрана. Вынырнувшая откуда-то сбоку огромная фигура закрыла собой весь кадр. Затем камера дернулась, и появилось лицо Всемогущего крупным планом. У Изуку отпала челюсть от удивления. Письмо было из академии, при чем тут Всемогущий?.. Зачем вообще Всемогущему записывать для него сообщение?..
   "Может, рекламный ролик?.." - в голову Изуку начали лезть самые невероятные теории. Тем временем, Всемогущий прокашлялся и, смотря куда-то в сторону, спросил:
   - Меня видно?.. Отлично, - Всемогущий посмотрел уже в камеру и заговорил: - Приветствую тебя, юный Мидория! Возможно, сейчас ты задаешься вопросом, что я тут делаю?..
   Изуку действительно задавался этим вопросом. Он машинально кивнул, хотя понимал, что это лишь запись.
   - Это не реклама и не ошибка, - Всемогущий многозначительно поднял указательный палец. - Я говорю с тобой от имени "Юэй", и моя задача - сообщить тебе твои результаты...
   Сердце Изуку бешено заколотилось, ладони и лоб мгновенно вспотели. Все мысли, которых он так старательно избегал в течение недели, нахлынули разом.
   - Ты неплохо показал себя в письменном тесте, - голос Всемогущего звучал буднично, но все равно от каждого слова внутри у Изуку все переворачивалось, - однако на практическом экзамене ты заработал ноль очков за уничтожение злодеев...
   Сердце резко оборвалось и ухнуло в бездну. "Разумеется, я завалил... - Изуку, стиснув зубы, опустил голову. - Я понимал это, но..."
   Ему не хотелось признавать, что он надеялся на чудо. От этого еще больнее принимать поражение.
   - Черт!.. - вырвалось у него. Какой же он жалкий! У него даже нет сил посмотреть правде в глаза!.. Пальцы Изуку мертвой хваткой вцепились в колени. Слабые отголоски физической боли с трудом пробивались сквозь густое разочарование, заполнившее его изнутри полностью.
   - Это еще не все... - слова Всемогущего доносились словно издалека. - Взгляни на экран...
   Изуку приподнял голову. Всемогущий махнул рукой, указывая на большой светодиодный экран за его спиной. Камера переключилась на изображение на экране. В кадре крупным планом отобразилось лицо той самой девушки, которую он спас. Она была цела и невредима, но выглядела крайне обеспокоенной.
   - После окончания экзамена эта девушка обратилась напрямую к судьям, - произнес Всемогущий, всунувшись в кадр. - В общем, сам смотри...
   Девушка с нерешительным видом топталась у входа в помещение, напоминавшее учительскую.
   - Эм-м-м... здравствуйте... - она, наконец, перешагнула порог и торопливо поклонилась. Никого из судей, кроме Сущего Мика, видно не было. Тот вопросительно вскинул бровь, обернувшись на голос.
   - Простите за беспокойство... - девушка явно нервничала, - но вы случайно не знаете одного мальчика?.. Он сдавал экзамены в одной группе со мной... кудрявый, с веснушками... у него еще вид такой... обычный... вы понимаете, о ком я?!
   "Это она обо мне, что ли?!" - озадаченно подумал Изуку.
   - Можно мне отдать ему часть моих баллов? Я не знаю, сколько у него было, но это не имеет значения! Из-за того, что ему пришлось спасать меня... - девушка виновато уставилась на свои ноги, - ...он потерял драгоценное время. Прошу вас, отдайте ему столько очков, сколько он упустил из-за меня! Этот мальчик... спас мою жизнь!
   - Твои действия уже затронули сердца людей, - голос Всемогущего помог ошарашенному Изуку прийти в себя. - И судьи смотрели не только на то, кто сколько уничтожил роботов!..
   - Прости, милочка, баллы делить нельзя, - Сущий Мик потрепал девочку по голове и усмехнулся. - Но, думаю, это не понадобится.
   Изуку с недоумением уставился на Мика. У девушки была аналогичная реакция.
   - Неужели ты думаешь, что есть такой геройский департамент, который отфутболит поступающего за то, что он совершил правильный поступок? - лицо Всемогущего снова заняло собой весь экран. - Судьи разглядели в тебе другую фундаментальную черту героя! Поэтому получи свои очки спасения - пятьдесят восемь баллов!
   Изуку ошарашенно обмяк в кресле. Очки спасения. Про них на презентации ничего сказано не было.
   - Урарака Очако, маленькая леди, что перед тобой на экране, заработала сорок пять баллов за спасение. Твое спасение. - Всемогущий выдержал театральную паузу, видимо, предполагая, что Изуку понадобится немного времени, чтобы осмыслить услышанное. И он оказался прав. Последнее, что помнил Изуку: как он отбросил девушку вперед. Изуку даже не был уверен, была ли она в сознании в тот момент. Потом его вырубило рухнувшими обломками.
   - Юная Урарака успела направить одну из крупных плит таким образом, чтобы защитить тебя от большей части обломков, - продолжил Всемогущий. - Благодаря вашей слаженной работе в критической ситуации, вы оба проявили себя, как настоящие герои. И вы оба прошли!
   Всемогущий замер на экране, сияя лучезарной улыбкой и показав большой палец вверх. Запись закончилась, но Изуку не спешил отключать проектор. Не в силах больше сдерживать эмоции, он уткнулся лицом в рукав, и его плечи затряслись.
   То, что произошло, было не иначе, как чудом.
   ГЛАВА 8. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СТАРШУЮ ШКОЛУ
  
   - Изуку, ты салфетки взял?
   - Да, мам...
   - А носовой платок? Нельзя без носового платка!..
   - Да, мам!..
   - А...
   - Я все взял! - натягивая ботинки, отрезал Изуку. - Мне уже пора бежать!
   - Изуку... - услышал он снова голос матери и, обернувшись, недовольно буркнул:
   - Ну что еще?
   Инко, смущённо переминаясь с ноги на ногу, уставилась в пол. Затем она подняла глаза на Изуку и, улыбаясь, произнесла:
   - Ты у меня такой крутой!
   Изуку стало неловко, и он, скомканно бросив: "Скоро увидимся, мам!" - выбежал из дома.
  
   Застыв перед громадной дверью класса 1-А, которая была высотой не меньше шести метров, Изуку нервно сглотнул и зажмурился. "Я среди избранных учеников, что прошли экзамен..." - подумал Изуку, и в голове почему-то возникло два образа: Кацуки и дотошного очкарика. "Пожалуйста, пусть эти двое окажутся в 1-Б..." - взмолился Изуку и осторожно приоткрыл дверь...
   - Убери ноги со стола! - гневно вскрикнул очкарик. - Это неуважение к твоим одноклассникам!
   - Плевал я на них и на тебя! - высокомерно отозвался Кацуки. - Ты из какой школы, умник?
   "Просто шикарно..." - Изуку почувствовал, как задергался правый глаз.
   - Меня зовут Иида Тенья, - с чувством собственного достоинства представился очкарик. - Частная школа "Соумэй"!..
   - О, типа элита? - оживился Кацуки, злорадно оскалившись. - Теперь я просто обязан покончить с тобой!
   - Покончить со мной?! - возмущённо воскликнул Иида. - Какая наглость? Ты точно собираешься стать героем?!
   Кацуки ничего не ответил, но внимание Ииды уже привлек топчущийся в проходе Изуку. Иида, недолго думая, подошел к нему и протянул руку:
   - Привет, я Иида...
   - Да... кхм... я слышал, - прервал его Изуку, косясь на ладонь Ииды, словно она сейчас его укусит. - Меня зовут Мидория. Рад знакомству.
   Иида кивнул и убрал руку, ничуть не смутившись.
   - Мидория, должен сказать тебе... - начал Иида серьезным тоном, от которого Изуку прошиб пот. - Ты осознал истинную суть практического экзамена!
   Изуку непонимающе посмотрел на Ииду, но тот продолжал:
   - А я... был так слеп! Не хочу признавать, но ты оказался лучше меня!
   "О чем он вообще?" - неловкость усилилась. Изуку почувствовал, как все смотрят на него, поймал убийственный взгляд Кацуки, со злостью прошипевшего "Деку", и резко захотел провалиться под землю.
   - О! Кудрявый мальчик! - раздался за спиной девичий голосок. - Я так рада, что смогла тебя найти!
   Изуку обернулся. Перед ним стояла, радостно улыбаясь, милая Очако. "Школьная форма ей очень идет", - отметил он про себя и почувствовал, как лицо начинает гореть.
   - Ты смог! - с воодушевлением воскликнула Очако. - Твоя храбрость была просто невероятной! Я обязана тебя поблагодарить!..
   - Да нет же... это я должен сказать спасибо... ты вступилась за меня... - лицо уже не просто горело, а плавилось.
   - О-о-о, как ты узнал?!
   Кацуки, наблюдая за происходящим, становился все мрачнее. Злость, клокочущая внутри, начинала его переполнять. А при воспоминании их последнего дня в средней школе ладони Кацуки заискрились.
  
   - ...Просто невероятно, двое наших учеников поступили в "Юэй"! - восторженно воскликнул лысеющий директор средней школы "Орудера", где учились Изуку и Кацуки. - А поступление Мидории так вообще на грани фантастики! Кто бы мог подумать...
   Сами ученики стояли перед директором и молчали. Изуку уткнулся глазами в свои ботинки, чувствуя, как Кацуки прожигает в нем дыру одним из своих самых злобных взглядов. Наконец, закончив с дифирамбами, директор их отпустил. Изуку пулей помчался к выходу. Очутившись во дворе школы, он посмотрел по сторонам. Вокруг было ни души. Изуку вздохнул с облегчением и направился к воротам. Кацуки появился неожиданно. Он схватил Изуку за шиворот и затащил его в небольшой закуток за школой, куда выходили только два окна вечно закрытого на ремонт туалета на первом этаже. Кацуки грубо толкнул свою жертву вперед. Изуку впечатался спиной в стену и инстинктивно поднял руки, прикрывая лицо. Кацуки ухватил его за рубашку и разъяренно прорычал:
   - Какого хрена, Деку?! Что за подлые трюки?! Как огрызок вроде тебя смог поступить?!
   Кацуки от злости снова приложил Изуку о стену. Тот ойкнул и зажмурился.
   - Я должен был стать единственным учеником из нашей школы, что поступит в "Юэй"! - продолжил орать Кацуки, параллельно вколачивая Изуку в стену. - Ты разорвал мою славу в клочья и втоптал её в грязь! Я же велел тебе выбрать другую школу, дерьма ты кусок!!!
   Изуку ухватил Кацуки за предплечье обеими руками и, с трудом подавляя дрожь в голосе, произнес:
   - Я тоже заслужил там учиться! И я пойду именно туда, нравится тебе это или нет! Отвяжись от меня!
   Сбросив с себя руку застывшего от неожиданности Кацуки, Изуку поспешил к воротам. Кацуки даже не предпринял попытки его остановить, с бессмысленным видом уставившись в стену перед собой. В его голове никак не укладывалась мысль, что обычно трусливый Деку только что дал ему отпор. Прежде чем Кацуки пришел в себя, Изуку и след простыл.
  
   "Огрызаться вздумал, крысеныш? - продолжая буравить Изуку красными от прилившей крови глазами, яростно думал Кацуки. - Ты еще свое получишь!"
   Изуку тем временем не замечал уже ни одноклассников, ни злого, как черт, Кацуки. Очако стояла совсем близко, и все его мысли были заняты только этим. Пытаясь спрятать свое бордовое лицо, Изуку даже не слушал, что она ему говорила.
   - Если ты собралась заводить друзей, то ты ошиблась местом, - донесся флегматичный мужской голос откуда-то снизу. Изуку и смолкшая Очако обернулись: на полу в коридоре лежал желтый спальный мешок, из которого наружу выглядывало только лицо - бледное, худое, с темными кругами под глазами. Из мешка высунулась рука с пакетиком сока и поднесла его ко рту.
   - Это факультет... - многозначительно произнес мужчина и, шумно втянув сок, закончил, - ...героев.
   Мешок принял вертикальное положение, и из него вылез худощавый мужчина в черной одежде. Его волнистые темные волосы были растрепаны, а на впалых щеках красовалась щетина трехдневной давности, под носом пробивались редкие неухоженные усы. Он переступил порог и обвел класс равнодушным взглядом. Ученики, не понимая, кто это, на всякий случай смолкли.
   - Хм-м-м, понадобилось аж восемь секунд, чтобы вы заткнулись, - посмотрев на часы, произнес мужчина.
   "Это что - учитель?.. - мелькнуло в голове у Изуку. - Значит, он тоже профессиональный герой, но я о нем никогда не слышал... Выглядит таким истощенным..."
   - Я ваш классный руководитель, Айзава Шота, рад знакомству, - представился мужчина. - А теперь переодевайтесь. Жду всех на спортивной площадке.
  
   Двадцать учеников, облаченных в синюю форму "Юэй", сбились в кучку на краю площадки и выжидающе смотрели на Айзаву-сенсея.
   - Проведем начальный тест причуд, - произнес Айзава-сенсей безо всяких предисловий.
   - А как же вступительная церемония или хотя бы речь? - вырвалось у Очако. Айзава-сенсей метнул в неё ледяным взглядом из-под спутанных прядей и произнёс:
   - Если вы хотите стать героями, на такие мелочи времени не будет. Я думал, вы уже осознали, что это за место, - Айзава, к облегчению Очако, переключил свое внимание на остальных. - Система обучения в "Юэй" отличается от стандартной. Раньше при сдаче физических тестов вам было запрещено использовать причуды, школы применяют обычные усредненные нормативы по старой программе. В стране до сих пор не могут установить оптимальные стандарты с учетом способностей из-за бардака в министерствах... Бакуго, - Айзава-сенсей обратился к Кацуки, - как далеко ты забрасывал мяч в средней школе?
   - Шестьдесят семь метров, - буркнул Кацуки. Айзава-сенсей кинул ему мяч и жестом велел стать в центр размеченного на площадке круга.
   - Метни мяч, - приказал учитель. - Можешь использовать причуду. Можешь использовать вообще что угодно, пока ты стоишь в этом круге.
   Кацуки размял руки, плечи и запустил мяч, сопроводив бросок мощным взрывом.
   - СДОХНИ-И-И!!! - истошный вопль Кацуки улетел вслед за исчезнувшим из вида мячом, а учеников накрыло ударной волной. Прибор в руках Айзавы-сенсея издал сигнал.
   - Вы должны знать, на что действительно способны, - ухмыльнулся Айзава-сенсей и повернул прибор к ученикам. - Вполне стандартный геройский результат.
   Семьсот пять метров!.. Изуку ошеломленно застыл на месте. Это было просто чем-то нереальным. Пока остальные радовались возможности показать полную силу своих причуд, Изуку охватила паника. Их восхищённые возгласы и легкомысленная болтовня достигла ушей учителя.
   - Весело вам, я посмотрю, - произнёс Айзава-сенсей, хмуро наблюдая за подопечными. - Думаете, провести тут три года, веселясь? Вы сюда развлекаться пришли или стать героями? Ну ладно... - от вкрадчивого тона Айзавы ученики разом притихли. - В таком случае, кто наберет меньше всех баллов, будет исключён!
   "Что-о-о?! - Изуку обдало жаром. - Серьезно?! И что мне теперь делать?!"
   - Добро пожаловать на геройский факультет! - ехидно произнес Айзава-сенсей, с нескрываемым удовольствием наблюдая за изменившимися в лицах учениками.
   "Неужели мой первый день в школе станет и последним?" - Изуку посмотрел на одноклассников. Несмотря на то, что каждый из них обладал причудой, большинство также впало в смятение. Ученики буквально атаковали Айзаву-сенсея возмущениями:
   - Ученик, набравший меньше всех, будет исключен?..
   - Это же наш первый день!..
   - Да хоть и не первый...
   - Это не благоразумно!..
   - Несправедливо...
   Айзава-сенсей кашлянул, и ученики тут же умолкли.
   - Природные катаклизмы, злодеи, аварии - все это тоже очень несправедливо, - произнес он. - Если вы думали, что будете проводить тут время, как обычные школьники, болтаясь с друзьями, то спешу вас расстроить. С этого дня все, что вам следует ожидать от "Юэй" ближайшие три года, это одно неудобство за другим. Девиз нашей академии "Плюс Ультра" - и не просто так. Чтобы оказаться на самом верху, среди лучших из лучших, вы обязаны преодолеть все неудобства, все препятствия на своем пути, даже если придется превзойти свои собственные силы!
   Айзава-сенсей с удовлетворением отметил, что после его слов почти все ученики заметно воодушевились. Задержав взгляд на Изуку, Айзава слегка нахмурился. Изуку, заметив, что на него смотрят, побагровел и опустил голову.
   "Интересно, Айзава-сенсей вообще в курсе, что у меня нет способностей? - лихорадочно размышлял Изуку, все еще ощущая на себе тяжелый взгляд учителя. - Почему мне кажется, что если я займу последнее место, а скорее всего, так и произойдет, то отсутствие причуды не будет оправданием?.."
   В каждом из восьми испытаний хоть один ученик да показал невероятный результат. Иида, например, преодолел пятидесятиметровку за три секунды. Его причудой являлись двигатели в ногах, позволяющие ему развивать суперскорость. Даже парниша со странными лиловыми шариками, растущими прямо из его головы, заработал максимальное количество баллов в боковых прыжках на выносливость. Он просто вырвал несколько шаров, которые, судя по всему, заменяли ему волосы, прикрепил их по обеим сторонам и начал прыгать с одной кучки на другую. Он пружинил так достаточно долго, пока Айзава-сенсей сам не сказал ему прекратить. При этом шароголовый даже не вспотел. Некоторые, как Кацуки, проявили себя во многих тестах, благодаря универсальности причуды. Тот же забег на короткую дистанцию Кацуки преодолел за четыре секунды, придавая себе ускорение с помощью взрывов.
   Изуку, почти год упорно тренировавшийся под руководством Кавамуры-сенсея, превзошёл все свои школьные результаты, некоторые - почти вдвое. Но этого все равно оказалось недостаточно. Даже при условии, что в части испытаний он сумел обойти кое-кого из менее развитых физически одноклассников, чья причуда не нашла применение в данной ситуации, Изуку все равно тянулся позади всех. Впереди остался еще один тест, метание мяча. Изуку выпало бросать последним, и он был вынужден мучиться, наблюдая, как его одноклассники один за другим отправляют мячи в стратосферу. Очако, обладающая способностью уменьшать силу притяжения предметов к земле до невесомости, вообще запустила мяч в бесконечный полет. Судя по данным прибора, мячик так нигде и не приземлился. Наконец, наступила очередь Изуку. Он без особого энтузиазма взял мяч и встал в круг. Изуку знал, что результат этого теста ничего не изменит. Боковым зрением Изуку уловил на себе презрительный и одновременно торжествующий взгляд Кацуки. "Действительно, с чего б тебе не радоваться? - вяло разминая плечо, думал Изуку. - Еще пять минут позора, и прощай, академия..."
   - У Мидории что-то не очень выходит, - задумчиво произнёс Иида. Стоящая рядом Очако нервно грызла ногти и ничего не ответила. Зато отозвался Кацуки, не скрывая злорадства:
   - Еще бы! Он же тюфяк без причуды!
   - Без причуды?! - в один голос переспросили Иида и Очако.
   - Да, - подтвердил Кацуки. - Бесполезный и бестолковый. До сих пор не понимаю, как его взяли в академию.
   - Он не бесполезный! - яростно вступилась за Изуку Очако. - И в академию попал заслуженно!
   - Пф-ф... - фыркнул Кацуки. - Я еще поверю в везение, но скорее всего, он провернул какой-то подлый трюк...
   - В архиве есть записи сдачи экзамена, - вмешался Иида.
   - Да мне пофигу, - отмахнулся Кацуки. - Все равно этого придурка отчислят через несколько минут.
   Изуку сжал мячик, замахнулся и бросил его вперед. Очако невольно взглянула на Кацуки: тот застыл на месте и, похоже, даже перестал дышать.
   - Семьдесят метров, - беспристрастно объявил Айзава-сенсей. На лице Кацуки расплылась триумфальная улыбка, однако перед этим на одно лишь мгновение на нем промелькнуло разочарование.
   Изуку присоединился обратно к одноклассникам, стараясь не слушать их комментарии по поводу его результатов. Большинство удивлялось, как он вообще попал в академию, некоторые начали строить теорию, что у Изуку настолько редкая способность, что не пригодилась нигде, а на экзамене ему просто повезло. Кто-то назвал Изуку выпендрежником, считая, что он специально не демонстрировал свои возможности. Но никому даже в голову не пришло, что у Изуку нет причуды. Молчали лишь те трое, кто знал правду: Иида, Очако и Кацуки. Последний, видимо, предвкушал, как сейчас выгонят Деку.
   - Итак, разбирать каждый тест будет слишком долго, поэтому, чтобы тут с вами не состариться, сразу озвучу финальный результат. Это совокупность всех ваших показателей, - выудив из кармана планшет, произнес Айзава-сенсей и смахнул содержимое экрана вперед. Перед учениками возникла голографическая таблица с их именами, отсортированными по убыванию набранных баллов.
   Хоть Изуку и предполагал, что займет последнее место, но от вида своего имени на двадцатой строчке, его сердце ёкнуло и провалилось куда-то вниз.
   - Мидория... - голос Айзавы-сенсея доносился откуда-то издалека. Изуку с трудом заставил себя поднять голову.
   - Ты последний, - произнес Айзава с невозмутимым видом. - Есть что сказать?
   "Напоследок, что ли?" - с отчаянием подумал Изуку. В горле пересохло.
   - Давай, Деку, последнее слово и проваливай уже! - словно читая его мысли, крикнул Кацуки. В его голосе, кроме злорадства, послышались нотки злости.
   - Мне... - сипло начал Изуку и, откашлявшись, добавил едва слышно: - Мне нечего сказать.
   - Как насчет того, что у тебя нет причуды? - лицо Айзавы-сенсея было по-прежнему непроницаемым. Изуку застыл. Он, конечно, понимал, что это не секрет, но к такому стремительному разоблачению оказался не готов. По толпе учеников вихрем понеслись шепотки, которые смолкли, едва учитель продолжил говорить:
   - Пропасть между тобой и твоими одноклассниками очевидна. И в будущем она будет только расти. В этом нет твоей вины, но, как я уже говорил ранее, в мире хватает несправедливости. Реальность жестокая, и в твоем случае это означает, что ты не сможешь учиться на геройском факультете. Ты не подходишь.
   Каждое слово Айзавы-сенсея вколачивало очередной гвоздь в гроб самоуважения Изуку и отзывалось раскалённой вспышкой в грудной клетке. В ушах зашумело, к глазам подступили слезы. Нет! Только не сейчас. Не хватало еще разреветься при всех, чтобы опозориться окончательно. Тогда ниже падать будет действительно некуда.
   - Адиос, придурок! - нетерпеливо выкрикнул Кацуки. Айзава-сенсей резко повернулся в его сторону, и не успел Кацуки даже моргнуть, как его опутала лента с шеи учителя и хорошенько приложила о землю.
   - Молчать, пока я говорю, - спокойно проговорил Айзава-сенсей. Лента вернулась на место. Кацуки, кряхтя, поднялся на ноги и встал чуть позади Ииды.
   - Решать, что делать дальше, тебе, - Айзава-сенсей снова обратился к Изуку. - Вся эта речь про отчисление была ложью...
   Весь класс ошалело уставился на Айзаву-сенсея. Но вслух возмутиться никто не осмелился. В их памяти хорошо запечатлелось произошедшее с Кацуки несколькими минутами ранее.
   - Только так вы бы приложили максимум усилий, - словно отвечая на их немой вопрос, произнес Айзава-сенсей. - Я хотел увидеть, на что вы способны...
   - Я... я могу остаться?.. - полушепотом спросил Изуку, до которого только дошел смысл сказанных слов.
   - Да, можешь, - сухо ответил Айзава-сенсей. - Но я хочу, чтобы ты понял свое реальное положение. У тебя есть время подумать до завтра, чтобы решить, остаешься ты на геройском факультете, либо переводишься на другой. С твоими мозгами ты справишься на любом из оставшихся трех...
   - Я остаюсь!.. - негромко, но достаточно уверенно отрезал Изуку.
   - Ты хорошо подумал? Это не тот случай, когда стоит спешить... - Айзава, хоть не подал вида, но был застигнут врасплох столь стремительным решением. - В следующий раз я без промедления вышвырну тебя из академии!
   - Да, я хорошо подумал, - голос Изуку, может, и дрожал, но в глазах светилась непоколебимая решимость.
   - Хорошо, - произнёс Айзава-сенсей и, наклонившись к Изуку, прошептал ему на ухо: - Просто хочу, чтобы ты знал: я был инициатором решения не принимать тебя на геройский факультет. Думаю, сегодня я понятно объяснил свои мотивы. Удачи, - он похлопал его по плечу и велел классу идти переодеваться обратно. Последние слова, конечно, слегка ошеломили Изуку, но отступаться от уже сделанного выбора он не собирался.
   Оставалось еще как-то дотянуть до конца дня. Морально Изуку был вымотан полностью: в первый же день он чуть не вылетел, очутился в одном классе с Кацуки, с ним заговорила девушка, классный руководитель невзлюбил его еще до того, как они успели встретиться... и абсолютно все знают, что он беспричудный аутсайдер. Надежда на нормальную жизнь в старшей школе рассыпалась в прах. Делая вид, что читает, Изуку спрятал лицо за учебником по английскому и впервые с нетерпением ждал звонка на урок. Одноклассники переговаривались между собой, поглядывая в его сторону, но никто, слава богу, так и не подошел. А Кацуки, сидевший впереди Изуку, вообще словно потерял к нему интерес.
  
   Едва волоча ноги, Изуку медленно брел по направлению к воротам. Хлопнувший ему по плечу Иида застал его врасплох:
   - Ты как?
   - О... привет, Иида, нормально... - выдавив улыбку, отозвался Изуку.
   - Должен признать, Айзава-сенсей провел и меня! Я и правда начал думать, что такова жизнь в престижной академии! Оказывается, преподаватели могут воодушевить через обман... - Иида, как обычно, был серьезен. Изуку вдруг осознал, что он вовсе не страшный, а просто честный и усердный парень.
   - Эй там! Вы двое! - раздался голос за спиной. Парни обернулись: их догоняла Очако.
   - Вы же на станцию?.. Подождите меня!.. - попросила она, запыхавшись от быстрого бега, но Изуку и Иида уже и без того остановились.
   - Ты же "девушка-бесконечность"! - воскликнул Иида. Очако смущенно улыбнулась и произнесла:
   - Меня зовут Урарака Очако. Ты... э-э-эм... Иида Тенья? А ты, если не ошибаюсь, Мидория Деку?..
   - Деку?! - переспросил Изуку.
   - Разве не так называл тебя тот психически неуравновешенный мальчик, Бакуго? - задумавшись, проговорила Очако.
   - На самом деле меня зовут Изуку, а Каччан называет меня "Деку", чтобы унизить... - чувствуя себя весьма неловко, пояснил Изуку.
   - Так это оскорбление! - нахмурился Иида.
   - Ой... прости! - смутилась уже Очако. - Но знаешь, мне нравилось называть тебя "Деку"! Такое ощущение, что оно призывает никогда не сдаваться, тебе так не кажется?
   - Зови меня Деку! - машинально выпалил Изуку, моментально став пунцовым.
   - Мидория! - строго окликнул его Иида.
   "Может, сейчас у меня дела и не очень, но как сказала она: я не могу сдаться!" - задумался Изуку, пропустив последующую гневную тираду мимо ушей:
   - Не будь таким слабовольным! Это же оскорбление, забыл?.. Мидория, ты слушаешь, что я говорю?!
   Изуку, цвет лица которого пришел в норму, искренне усмехнулся. Следом расплылась в улыбке Очако. Иида пробовал еще хмурить брови, но тоже не удержался и широко улыбнулся. Втроем они покинули территорию "Юэй". Несмотря на тяжелый и провальный первый день, закончился он весьма неплохо: началом новой настоящей дружбы.
   ГЛАВА 9. ГЕРОЙСКАЯ ТРЕНИРОВКА
  
   Правду говорят: утро вечера мудренее. "Юэй" встретила Изуку обычной школьной суетой: возле ворот кто-то из студентов громогласно зазывал в клуб кендо. Словно из ниоткуда выпорхнули две девочки, одна из которых сунула в руку Изуку флаер с набором в литературный кружок. У самого входа размахивал руками Иида, призывая к порядку проносящихся мимо учеников. Так сразу по нему нельзя было сказать, что он первокурсник - высокий рост, низкий голос и очки придавали ему солидный вид. Некоторые ученики даже решили, что он учитель, и старались осторожно прошмыгнуть мимо, чтобы не привлечь внимания.
   До обеда были вполне обычные занятия: английский, история, математика. Почти весь класс откровенно скучал, оживился лишь Изуку, наконец, ощутивший, что хоть в чем-то может себя проявить. После обеда, приготовленного школьным шеф-поваром Героем Ланч-Рашем, их ожидала первая геройская тренировка. Изуку почти ничего не ел, полностью погрузившись в размышления о том, будет ли другой преподаватель таким же строгим и принципиальным, как Айзава-сенсей. Его бормотание знатно напрягло его новых друзей. Очако обеспокоенно ткнула Изуку в плечо и, не дождавшись реакции, беспомощно посмотрела на Ииду. Тот помахал перед его носом палочками для еды и, тоже не получив никакого ответа, пожал плечами.
   - Так мы его потеряем, - Очако привстала и, слегка наклонившись к Изуку, громко хлопнула ладонью по столешнице перед ним: - ДЕКУ!!!
   Изуку подпрыгнул от неожиданности вместе с тарелкой риса и пришел в себя. Испуганно оглянувшись по сторонам, он переспросил:
   - Что?
   - Ты совсем не ешь и все бормочешь себе под нос, - насупилась Очако. - Тебе понадобятся силы для тренировки!
   Изуку посмотрел в тарелку, и к горлу подкатил ком.
   - Я что-то не голоден, - пробормотал Изуку. - Да и звонок уже скоро...
   - Мидория прав, - глянув на часы, неожиданно поддержал его Иида. - Нам пора идти.
  
   Звонок прозвенел, когда класс уже был весь в сборе. Дверь с грохотом открылась. В проходе показалась массивная фигура в сине-красном костюме, знакомая, наверное, каждому...
   - Я ЗДЕ-Е-ЕСЬ!!! - переступив порог, громко возвестил Всемогущий и добавил уже потише, но не с меньшим пафосом: - Захожу через дверь, как обычный человек!
   - Что-о-о?! Всемогущий будет нас учить?! - охнул худощавый парень с темными волосами до плеч, сидящий справа от Изуку. Остальные же просто застыли с отвисшими челюстями, не в силах произнести ни слова от изумления. Изуку мгновенно забыл обо всех своих тревогах и предстоящей тренировке, восторженно смотря на Всемогущего. Тот, между тем, подошёл к учительскому столу и произнес:
   - Итак, пришло время настоящих геройских тренировок. На этих занятиях мы будем закладывать в вас фундаментальные знания героев с помощью самых разных испытаний! И начнем мы с... - Всемогущий сделал паузу, он явно любил излишнюю театральность, и эпично объявил: - ИСПЫТАНИЯ БИТВОЙ!
   Класс возбужденно загудел. Кацуки довольно потер кулаки. Даже у шароголового парня, который по росту и комплекции больше напоминал восьмилетнего, в глазах заиграли искорки от предвкушения. Изуку выглядел самым неуверенным из всех.
   - Для первой битвы мы подготовили костюмы по вашим запросам с учетом ваших причуд, - произнес Всемогущий, и стена слева от доски ожила. С мягким шипением из неё выехало несколько стеллажей с ячейками, в которых находились небольшие чемоданчики с номерами.
   - Наши боевые костюмы! - радостно воскликнул парень с огненно-рыжей шевелюрой, сидящий за задней партой слева от Ииды.
   - Круто! - восторженные возгласы доносились со всех сторон. Да и сам Изуку ощутил это приятное волнение, когда руки коснулись чемоданчика с его костюмом.
   - Переодевайтесь и приступим! - объявил Всемогущий. - Встречаемся на поле "бета"! Посмотрим, из чего вы сделаны, зародыши!
  
   Стоило отметить, что костюмы одноклассников восхищали. Компания, которая их изготовила, постаралась на славу. На фоне остальных костюм Изуку не выглядел особо крутым. У того же Кацуки он выглядел впечатляюще - удобный черный комбинезон с оранжевыми ремнями и металлическими наколенниками. На предплечьях были массивные наручи в форме гранат, половину лица скрывала черная маска, позади которой торчали черно-оранжевые колючки - взрывоопасность Кацуки подчеркивал каждый элемент. В основе же костюма Изуку был обычный зеленый комбинезон, сшитый мамой. Инко как-то подсмотрела в тетради сына нарисованные им эскизы и сделала нечто похожее. Не считая дополнительных ремней, карманов и защиты на локтях с коленями, особых изменений внесено в костюм не было. Облегающая маска состояла из трех частей: верхняя представляла собой некое подобие торчащих острых ушей; чуть выше переносицы лицо скрывала сетка, закрепленная на затылке, чтобы было чем дышать; нижняя часть была похожа на широкую ухмылку.
   - О, Деку! - воскликнула Очако. - Отличный костюм, выглядит удобным!
   - Урарака... ого! - при виде Очако Изуку снова залился краской, благо маска все скрыла. Черно-розовый костюмчик красиво облегал тело Очако, подчеркивая все достоинства её фигуры, расширяясь чуть ниже коленей. Изящный шлем с прозрачной перегородкой прекрасно дополнял её образ. Очако смущенно покраснела и пробормотала:
   - Надо было точнее сделать эскиз, костюм вышел чересчур... прилегающим...
   - Геройский курс лучше всех! - проходящий мимо "шароголовый" не упустил случая оценить все прелести женских геройских костюмов. Изуку в глубине души был с ним согласен: если костюмы мальчиков были сделаны с упором на удобность и прочность, то девочки предстали совсем в другом свете. Одна из учениц, высокая темноволосая девушка, которая была зачислена по рекомендациям, в обычной школьной форме выглядела, как утонченная аристократка. В то же время её геройский костюм был весьма откровенным: огромный вырез спереди до самого пупка, а пояс, что едва прикрывал ей зад, с трудом можно было назвать юбкой. Внушительным декольте могла похвастаться еще одна одноклассница, одетая в обтягивающий бирюзовый комбинезон и маленькую меховую жилетку, но в её случае куда большее внимание привлекала необычная внешность: склеры девушки были черными, кожа и волосы имели ярко-розовый цвет, а из головы пробивались закрученные рожки.
   - Отлично выглядите! - показав ученикам большой палец, прокомментировал Всемогущий. Его взгляд задержался на Изуку, а точнее - на торчащих из головы "ушах", напоминающих по форме его собственные пряди. "Совпадение?" - мелькнула мысль у Всемогущего, и следом ему бросился в глаза низ маски. Тряхнув головой, Всемогущий жестом приказал всем следовать за ним.
   - Учитель! - окликнул его похожий на трансформера ученик, Изуку сразу узнал голос Ииды. - Мы же в боевом комплексе со вступительных экзаменов. Нам снова предстоит бой в городских условиях?
   - Нет, на этот раз все будет немного сложнее, - ответил Всемогущий. - Испытание пройдет внутри здания. Обычно вы видите сражения со злодеями снаружи, но в закрытых помещениях преступления происходят намного чаще: захват заложников, например. Еще преступники любят забаррикадироваться. Торговля на черном рынке также проходит в подполье, вдали от глаз... Большинство злодеев так или иначе прячутся в тени, выманить и обезвредить их крайне сложно, в отличие от прямого боя в открытой местности.
   Всемогущий остановился посреди улицы. Ученики тоже остановились.
   - Для этого теста вы поделитесь на команды "героев" и команды "злодеев", чтобы провести командный бой два на два, - произнес Всемогущий.
   - И даже объяснения основ не будет? - наклонив голову, поинтересовалась девочка в зеленом костюме, отдаленно напоминающем окраску лягушки из-за черно-желтых вставок. Даже в её внешности было что-то лягушачье - большие круглые глаза и необыкновенно крупные кисти рук, а темные волосы отливали на солнце зеленоватым, как тина, цветом.
   - Эта битва как раз для того, чтобы вы поняли основы! - воскликнул Всемогущий. - На этот раз вашим заданием не будет простое уничтожение роботов!
   - А как будет определяться победитель? - спросила девочка, зачисленная по рекомендации.
   - Отмутузить до полусмерти будет достаточно? - подал голос Кацуки.
   - Если мы провалим испытание, нас исключат? - задала терзающий её вопрос Очако.
   - Если мы делимся на группы, то как лучше всего это сделать? - вскинул руку Иида.
   - Не правда ли, мой плащик божественен? - блондин с лазером на поясе кокетливо хлопнул длинными ресницами из-под полупрозрачной маски со стразами и взмахнул своим фиолетовым сверкающим плащом.
   - А-а-а, я ничего не понимаю, когда вы все тараторите! - схватился за голову Всемогущий от обрушившегося на него шквала вопросов и полез в карман. Ученики притихли.
   - Значит так, - выудив помятую шпаргалку, Всемогущий без зазрения совести начал с неё читать. - Ситуация такая: злодеи спрятали где-то в своем убежище ядерную боеголовку. Герои должны им помешать, пока не поздно. Если герои схватят злодеев или достигнут боеголовки раньше, чем закончится время, то победят. Если злодеи смогут защитить боеголовку до истечения времени или захватят героев, то победят они. Вам будут выданы белые ленты. Для захвата противника достаточно обернуть его лентой. А на команды мы поделимся с помощью жребия!
   - Серьезно?! - возмутился Иида.
   - Ну... профессионалам часто приходится сотрудничать друг с другом без подготовки, - произнёс Изуку. - Наверное, это тоже часть испытания...
   - О-о-о, таким образом, вы нас готовите к будущему! Прошу прощения! - Иида виновато поклонился. Всемогущий примирительно махнул рукой и раздал всем маленькие листочки.
   По результатам жеребьёвки Изуку попал в команду "А" вместе с Очако. Молчаливый светловолосый парень, часть лица которого была скрыта льдом, и его шестирукий напарник в маске составили команду "В". Шароголовый коротышка перешел все рамки приличия и пускал похотливые слюнки, глазея на едва прикрытую грудь попавшей с ним в команду "С" отличницы. Ииде "посчастливилось" объединиться с Кацуки, их определили как команду "D". Остальных учеников также разбили на пары, присвоив каждой из них свою букву. Внимание Изуку привлек разговаривающий сам с собой парень в белом кимоно с массивным мускулистым хвостом позади. Так, по крайней мере, показалось сразу. Лишь потом Изуку заметил парящие в воздухе светлые перчатки и услышал тонкий девичий голос, доносящийся из пустоты. Невидимка? Вот кому точно повезло с напарником, а вот он для Очако - бесполезный груз. Однако сама Очако так не считала.
   - Наверное, это судьба! - чуть ли не пища от радости, запрыгала она. - Я так рада, что мы в команде!
   "Серьезно?!" - Изуку в который раз ощутил жар на лице, но выдавить из себя в ответ так ничего и не смог. Ему явно стоило поработать над общением с девушками.
   Тем временем, Всемогущий сунул руки в две урны, на одной из которых было написано "Герои", а на второй - "Злодеи".
   - И пары, которые начнут испытание, будут... - интригующе начал Всемогущий, копаясь в урнах, и, вытащив на божий свет два шарика с буквами, объявил: - ...Пара героев "А" и пара злодеев "D"!
   Изуку и Кацуки переглянулись, не сговариваясь. На лице Кацуки отразились лишь презрение и желание оторваться как следует. От растерянного вида Деку, который снова трусливо отвел глаза в землю, его начало трясти. "Таким злым я его давно не видел..." - Изуку попытался унять дрожь в коленках. Все будет нормально. Нужно придумать стратегию, нахрапом не получится. Теперь это не только его личный результат. Если он ошибется, то проиграет уже команда. Сжав кулаки, Изуку поднял голову и с вызовом посмотрел на Кацуки в ответ. Того от подобной наглости чуть не разорвало.
   - Вначале заходят злодеи, через пять минут герои, - проинструктировал Всемогущий. - Остальные могут наблюдать за происходящим через камеры. Иида, Бакуго, отныне вы - злодеи, поэтому не стесняйтесь выкладываться на полную! Но, если бой выйдет из-под контроля, то я его, конечно же, прерву!..

* * *

   - Может, это и тренировка, но мне все равно что-то не хочется быть злодеем, - произнес Иида, положив руку на картонный муляж боеголовки в натуральную величину. - Хотя нужно всего-то защитить эту штуку...
   Кацуки, раздраженно рыкнув, направился к выходу из комнаты, в которой они находились.
   - Может, вначале обсудим стратегию? - окликнул его Иида.
   - Мне не нужна стратегия, чтобы прихлопнуть этого ущербного, - буркнул Кацуки. - Сиди тут и смотри в четыре глаза.
   - А как же Урарака? Её причуда... - начал было Иида, но Кацуки уже вышел, громко хлопнув дверью.
   Изуку и Очако, тем временем, ожидали снаружи и изучали план здания. Пять минут подходили к концу, но схема упрямо не хотела укладываться в голове Очако.
   - Хорошо, что Всемогущий в жизни такой же добрый, как по телеку, - оставив свои попытки запомнить, произнесла она. - Не думаю, что он выгонит тех, кто окажется хуже всех, можно расслабиться... Ты чего такой нервный?!
   Изуку действительно выглядел беспокойным и чересчур напряженным. Вцепившись трясущимися руками в листик с планом, Изуку обреченно выдавил:
   - Против нас Каччан... и Иида... Нам придется быть крайне осторожными...
   - Ты имеешь в виду Бакуго, который вечно цепляется к тебе? - лицо Очако стало серьёзным.
   - Вообще, он крутой... - произнёс Изуку. - Я ненавижу его, но уважаю. Он стремится стать самым лучшим героем, превзойти даже Всемогущего... У него есть амбиции и большая сила. У меня ничего такого нет, он лучше, чем я, во сто крат... И так было всегда... - Изуку поправил маску на лице и добавил: - Но я устал проигрывать. Сегодня, если это вообще возможно, я хочу победить.
   - Мы не проиграем! - ободряюще улыбнувшись, воскликнула Очако. - Мы же команда!
   Изуку улыбнулся в ответ. В этот момент над тренировочным комплексом раздался усиленный микрофоном голос Всемогущего:
   - Команды "А" и "D", начать испытание!
   "Понеслось", - промелькнуло в голове у Изуку. План здания хорошо отпечатался в его памяти, поэтому, спрятав листик в карман, Изуку легонько потянул Очако за локоть в сторону одного из окон на первом этаже. Тихо проникнув внутрь, ребята замерли, прислушиваясь к каждому шороху и озираясь по сторонам.
   - Пойдем, - одними губами шепнул Изуку. - Будь осторожна, тут много слепых зон...
   Очако кивнула. Они передвигались короткими перебежками, внимательно осматриваясь на каждом повороте. И все равно вылетевший из-за угла Кацуки умудрился застать их врасплох. Раздался взрыв, и коридор заполнился дымом, который быстро ушел вверх через вытяжку в вентиляции. Очако сидела на полу в паре шагов от выжженного пятна на полу и непонимающе хлопала глазами. Перед ней, кашляя от попавшего в легкие дыма, стоял Изуку. Его маска слабо дымилась и была почти полностью уничтожена. На лбу и левой щеке Изуку виднелись следы сажи.
   - Ты в порядке, Урарака? - не оборачиваясь, спросил он.
   - Да, спасибо, - пискнула та. - Он появился так резко...
   - Офигел, что ли, Деку?! - взревел Кацуки. - Не уворачивайся от меня!!!
   - Я так и знал, что в первую очередь он попытается избить меня, - процедил сквозь зубы Изуку, не отрывая взгляда от Кацуки.
   - Бакуго - читер! - прокомментировал происходящее на экранах рыжий парень. - Засады - это не по-мужски!
   - Это хорошая стратегия! - возразил ему Всемогущий. - Это же симуляция битвы!
   - Мидория, кстати, отлично увернулся! - восхищенно воскликнула розоволосая девушка.
   - ...Я тебя взорву, на хрен! - заорал Кацуки, атакуя. Его движения были молниеносными. Правая рука Кацуки устремилась прямо к лицу Изуку, но прежде, чем Кацуки успел сделать взрыв, он ощутил крепкую хватку, остановившую удар. И через секунду весь мир перед глазами перевернулся, после чего Кацуки услышал глухой удар тела о землю. Своего тела. Дыхание перехватило, из глаз посыпались искры, а в голове мелькнула лишь одна мысль: "Этот кусок дерьма только что предсказал мои движения?.."
   - О-о-о! - восторженно воскликнула Очако. - Ты прямо как мастер дзюдо!
   Сердце Изуку бешено колотилось, в ушах шумело, а в крови кипел адреналин. Тяжело дыша, он наблюдал, как Кацуки неспешно поднимается на ноги, и сжал кулаки.
   - Как?.. - прохрипел Кацуки и яростно обернулся. - Ты же никчемное убожество...
   - Я всю жизнь проводил анализ и делал записи по всем героям, которых считал крутыми! - выкрикнул Изуку. - Включая тебя! Предугадать твой удар справа проще простого! Я больше не Деку, который бесполезный придурок! Я - Деку, что никогда не сдаётся!
   - Ах, вот оно что... - криво ухмыльнулся Кацуки. - А я-то думал... Раньше ты ссался от одного моего вида, а сейчас, вижу, в голову самомнение ударило... что ты можешь стать равным мне... Вот теперь я по-настоящему взбешен!
   - Бакуго, доложи обстановку! - в наушнике раздался голос Ииды. - Что происходит?..
   - Заткнись и сиди там! Я занят! - рявкнул Кацуки и отключился.
   - Какие у тебя там могут быть дела? - возмутился Иида. - Эй?! Вот блин, оборвал связь, зараза...
   А Кацуки действительно был занят. Придав ускорение взрывами, он в один прыжок очутился возле Изуку и, целясь тому в голову, занес ногу для удара. Очако нерешительно топталась на месте, не зная, что делать.
   - БЕГИ!!! - заорал ей Изуку, пригибаясь и закрыв лицо локтями. Удар пришелся по уцелевшему "уху" на маске. Кацуки вдруг ощутил, как что-то тонкое врезалось ему в колено.
   - Захват! - вскрикнул Изуку, рванув на себя концы белой ленты, которую он каким-то образом успел накинуть сопернику на ногу. Боковым зрением он уловил, что Очако благополучно слиняла.
   - Ах ты ж падла!.. - взвыл Кацуки и, наплевав на правила боя, направил в Изуку мощный двойной взрыв. Лента мгновенно обратилась в пепел, а Изуку, снова чудом вывернувшись из-под прямого удара, отскочил в сторону. Позади была стена, впереди - озверевший Кацуки. Между ними вправо уходил спасительный коридор. Не дожидаясь, пока рассеется дым, Изуку достиг его в один прыжок и помчался вперед что есть сил.
   - ДЕКУ!!! - разъяренно ревел где-то позади Кацуки. - Сюда иди, недомерок!
   - У кого-то не слабо подгорает, - хихикнул рыжий парень, толкая в бок стоящего рядом блондина с черной молнией на волосах.
   - Охренеть... - восхищенно присвистнул тот, игнорируя соседа. - Мидория держится с Бакуго на равных, а ведь тот занял первое место на вступительных!..
   Волна одобрительных возгласов прокатилась по толпе. Сегодняшнее выступление Изуку было определенно успешнее предыдущего.
   "Отменная реакция... - отметил про себя Всемогущий. - Этот беспричудный ребенок просто поражает..."
   Изуку затаился перед очередным поворотом.
   "Как и ожидалось, он совершенно забыл об Урараке и сосредоточился на мне, - думал он, напряженно прислушиваясь к окружающим звукам. - Скорее всего, плана совместных действий у них нет. Иида явно остался охранять боеголовку, с его скоростью у него будет преимущество. Но все-таки они с Каччаном действуют раздельно... Если бы они напали на нас вдвоем, то шансов на победу не было бы никаких. Поэтому мне не стоит соваться вслед за Ураракой. В этом случае, Каччан и Иида объединятся и вынесут нас, как котят. Мне остается лишь отвлекать Каччана, пока Урарака не захватит боеголовку".
   Одолеть Кацуки в битве один на один, особенно, когда сейчас он не в себе от злости, было слишком самонадеянно. Но держать его подальше от Очако было вполне по силам Изуку. Главное, следить за его руками и ногами. Один-единственный пропущенный удар может оказаться для него последним.
   Кацуки, даже не пытаясь топать потише, методично осматривал все коридоры. Изуку как под землю провалился. Раздражаясь с каждой секундой в геометрической прогрессии, Кацуки поднялся на четвёртый этаж. Эта игра в прятки уже порядком ему надоела. "Как же ты... бесишь..." - перед мысленным взором Кацуки всплыло круглое детское лицо с веснушками. Еще более дурацкая и бестолковая версия Деку. В детстве он везде шатался за ним с открытым от восхищения ртом. Да что уж говорить о Деку, все соседские ребятишки боготворили Кацуки. Потому что он был лучший везде, за что бы ни брался: лучше всех играл в мяч, дальше всех забрасывал камни. Даже читать он научился первым. Именно Кацуки дал Изуку прозвище "Деку", вырвав из его имени целый слог, который означал "бесполезный". Изуку действительно был полным аутсайдером. И поэтому, несмотря на просьбу не обзывать его Деку, прозвище прочно за ним закрепилось. С проявлением причуды Кацуки только стал более несносным и высокомерным. На Деку, который оказался беспричудным, он смотрел, как на пыль. Все вокруг хвалили Кацуки: и взрослые, и дети. Он искренне не понимал, как может не получаться у Деку то, что у него выходит само собой? И всего в четыре года Кацуки осознал самую важную вещь, в дальнейшем сформировавшую его личность. Он просто лучше!
  
   А Деку - плох во всем.
  
   "Я лучше тебя, придурок!" - яростно подумал Кацуки. Он докажет это прямо сейчас, только отыщет этого труса.
  

* * *

   Очако осторожно выглянула из-за угла. Иида стоял у боеголовки.
   - Бакуго легко, он гнилой изнутри, - донеслось до Очако его задумчивое бормотание. - Мне тоже надо как-то вести себя злобнее. Чтобы стать достойным членом семьи Иида, пора встать на сторону зла! Я - ужас, летящий на крыльях ночи!!! Я - зло, я - страх! Вот теперь я достаточно злой...
   Очако, не удержавшись, сдавленно хрюкнула от смеха. Иида повернул голову и произнес:
   - Я так и знал, что едва Бакуго забудет о тебе, ты придешь сюда, Урарака! Я в курсе твоей причуды, поэтому предусмотрительно очистил этаж от всего лишнего!
   Очако только сейчас обратила внимание, что кроме боеголовки, вокруг больше нет никаких предметов.
   - Тебе не на чем использовать свою способность! Ты просчиталась! - словно читая её мысли, произнес Иида и разразился оглушительным злодейским хохотом.
   - Деку! - в панике прошептала Очако, включив связь.
   - Урарака? - Изуку сразу понял, что что-то пошло не так.
   - Иида меня обнаружил! Прости... - виновато отозвалась Очако. - Он приближается...
   - Где ты? - Изуку, позабыв о бродящем где-то поблизости Кацуки, вскочил на ноги.
   - В центре комнаты на пятом этаже!..
   План послушно всплыл в памяти Изуку. Очако находилась почти над ним. Ситуация сильно изменилась, и не в их сторону. Нужно что-то предпринимать, пока Иида не захватил Очако. Отвлекать Кацуки, чтобы потянуть время, больше не имело смысла. Лестница находилась рядом, если он поторопится, у них с Очако будет пару минут, чтобы одолеть Ииду. Главное, не наткнуться на Кацуки...
   Изуку развернулся и уткнулся носом в провонявшую гарью перчатку.
   - Я делаю взрывы, благодаря поту, выделяющемуся из ладоней, - произнес Кацуки, даже не шелохнув вытянутой вперед рукой. - Если мой костюм устроен так, как я просил, то я могу хранить свой нитро-пот в наручах... - он кровожадно ухмыльнулся. - Удачный момент, чтобы проверить это.
   - Бакуго, немедленно прекрати! - прокричал ему из наушника Всемогущий. - Ты убьешь его...
   - Если его не заденет, то не убьет... - произнес Кацуки и свободной рукой выдернул чеку из наруча. Здание содрогнулось от оглушительного взрыва. Очако едва устояла на ногах из-за мощного толчка. От дальнего угла по обеим стенам пролегли глубокие трещины.
   - Я думал, это урок! - гробовую тишину, повисшую в наблюдательном пункте, первым нарушил рыжий. Всемогущий его не слышал, буквально прилипнув к монитору, изображение на котором стало размытым и дерганым. Некоторые мониторы вообще транслировали белый шум. Видимо, взрывом повредило камеры.
   - Ты совсем рехнулся?! - завопил Изуку, вжавшись в уцелевший кусочек стены. Несколькими сантиметрами левее зияла громадная дыра, через которую наружу лениво уползал дым. Безумный хохот Кацуки больше не оставлял этот вопрос открытым. Он уже себя не контролировал. Изуку, морщась от боли, попробовал подняться. Хоть его и задело лишь вскользь, но вся одежда слева была в подпалинах, кое-где вздулись волдыри от ожогов, а в нос ударил запах паленых волос. Плюс все тело ломило от удара, его хорошенько припечатало о стену взрывной волной. Приняв вертикальное положение, Изуку пошатнулся. Его вело. Пейзаж перед глазами поплыл, а в голове плясали фейерверки. Изуку зажмурился и обхватил голову руками, словно пытаясь остановить происходящее. Всполохи стали реже и бледнее. Изуку осторожно приоткрыл глаза: комната медленно останавливалась, зрение приходило в норму... Картинка стала четкой, словно кто-то повернул ручку настройки резкости. Изуку приподнял голову и застыл на месте: прямо на него летел Кацуки с занесенной для удара рукой.
   ГЛАВА 10. ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ
  
   - Бакуго, чтоб тебя!.. - тряхнуло так, что Иида, сохраняя равновесие, прижался к стене и оставил боеголовку без присмотра.
   "Это мой шанс!" - вспыхнуло в голове у Очако. Сомкнув пальцы, она с силой оттолкнулась от пола и устремилась к цели.
   - Не так быстро! - крикнул Иида, бросаясь ей наперерез, однако Очако взмахнула руками и резко взмыла вверх, оставляя одураченного противника позади. Иида растерянно обернулся. Он знал о её причуде, но не ожидал, что она может делать невесомой и себя.
   - Отменить! - крикнула Очако, почти достигнув боеголовки. Силы инерции должно было хватить, чтобы завершить маневр. Очако сильно мутило, она едва сдерживалась. Сильнейшая тошнота после применения причуды была её слабостью, но сейчас она должна вытерпеть, иначе они проиграют. Достаточно одного лишь касания, и захват будет засчитан... Глаза Очако расширились, она вытянула руки с растопыренными пальцами вперед.
   Внизу что-то пронеслось стремительным вихрем. Прежде чем Очако сообразила, что произошло, её руки обняли пустоту, а она сама, ничем не сдерживаемая, на большой скорости врезалась в стену. Шлем от удара отскочил в сторону, но свою главную функцию выполнить успел - смягчил последствия приземления. Охая, Очако медленно перевернулась, ощупывая себя. Вроде все было целым, не считая пары ушибов.
   - Тебе никогда не обхитрить меня! - произнес Иида, придерживая боеголовку, перехваченную из-под самого носа Очако.
   "Черт! Я не могу подвести Деку!" - с отчаянием подумала Очако.
  
   "Деку..."
  
   У неё внутри вдруг все похолодело. Он же сейчас внизу, где явно что-то произошло. И на связь не выходит... Боже, он хоть жив там?!
   - Бакуго! - над тренировочным комплексом раздался усиленный голос Всемогущего. - Еще один подобный взрыв, и я завершу испытание, засчитав твоей команде проигрыш! Атака с таким радиусом поражения внутри помещения не может расцениваться, как защита убежища! К тому же здание получило серьезные повреждения! Ты всех угробишь!
   Кацуки замер, коснувшись чеки на левом наруче, так и не выдернув её. Изуку, воспользовавшись моментом, откатился в сторону и начал пятиться назад, увеличивая дистанцию между собой и Кацуки.
   - КУДА?! - зарычал тот. Изуку, не сводя с него глаз, остановился. Кацуки выглядел раздосадованным. Он повернул голову к одной из чудом уцелевших камер и, раздражённо цыкнув, сжал кулаки, внутри которых что-то хлопнуло. Две тонкие струйки дыма взмыли вверх. "Черт..." - скривился Кацуки и окинул взглядом полуразрушенный этаж. Возможно, Всемогущий прав, еще одного взрыва здание может и не выдержать, а сдохнуть в кучке мусора в его планы не входило.
   Изуку, пока Кацуки раздражённо топтался на одном месте, томно вздыхая и бомбардируя злобными взглядами камеру, осторожно нащупал приемник и едва слышно прошептал в микрофон:
   - Урарака, ты цела?
   - Что ты там бормочешь, урод?! - Кацуки мгновенно переключил все свое внимание на Изуку. Тот ничего не ответил, прислушиваясь к голосу, прерываемому помехами.
   - Ты охренел меня игнорировать?! - из-за воплей Кацуки Очако вообще не было слышно, но суть Изуку все же уловил. Она попыталась захватить боеголовку, воспользовавшись суматохой из-за взрыва, но потерпела неудачу.
   - Думаешь, раз я не могу взорвать тут все к чертям, то ты в безопасности?! ДА Я И ГОЛЫМИ РУКАМИ ТЕБЯ ОТДЕЛАЮ!!! - заорал Кацуки, закипая из-за полного отсутствия хоть какой-то реакции, и прыгнул вперед. Изуку увернулся от кулака и тут же получил в подбородок летящим следом коленом. Упав на спину, он попробовал отползти, но Кацуки поставил ногу ему на грудь. Совсем как тогда, в переулке. В памяти всплыло то самое чувство беспомощности.
   - Ну и чего ты разлегся?! - Кацуки, низко склонившийся над ним, почему-то не выглядел радостным, хотя это не он сейчас валялся прижатым к земле. В его голосе даже послышалась некая горечь с нотками разочарования. Изуку молчал, что злило его все сильнее. Кацуки неосознанно навалился на ногу почти всем весом и не заметил, как сапог сполз на ключицу, частично надавив на горло.
   - Каччан... мне... мне нечем дышать... - прохрипел Изуку, цепляясь пальцами за его ногу.
   - А мне плевать! - рявкнул Кацуки и врезал Изуку кулаком в лицо. - Борись! Мы сейчас в равных условиях!
   Теплая кровь из разбитого носа побежала вниз. Над передней губой струйка разделилась надвое. Изуку ощутил, как что-то потекло по щеке к уху, неприятно его защекотав. Кацуки снова заехал ему кулаком, но удар пришелся уже в выставленный для защиты локоть. И этим же локтем Кацуки получил сильный удар в переносицу. Перед глазами все вспыхнуло разноцветными искрами. От неожиданности Кацуки откинулся назад и, не удержав равновесия, шлепнулся на спину.
   Изуку вскочил на ноги и рванул к лестнице. Позади раздался взрыв. Еще парочка прогремела над головой, и перед Изуку, преграждая путь, приземлился Кацуки, который тут же выбросил вперед кулак. Изуку успел поставить блок, чтобы избежать удара в лицо. Попытка Кацуки следом врезать вторым кулаком была предсказуема, Изуку приготовился парировать, однако в последний момент вместо прямого удара Кацуки отпрыгнул за спину Изуку, направив себя взрывом, и атаковал оттуда. Изуку почувствовал резкую боль, словно его спину обдало кипятком. Громкий стон непроизвольно сорвался с его губ. Этот взрыв был в разы слабее того, что чуть не разрушил здание, зато был направлен точно в цель. До Изуку вдруг дошло, насколько легко он тогда отделался.
   - ...А вот и твой любимый удар правой! - донесся голос Кацуки. - ЖРИ!
   От сильного удара под ребра у Изуку перехватило дыхание. Не дав ему опомниться, Кацуки схватил Изуку за локоть. Взрыв из свободной руки дал ему необходимый импульс, от которого Кацуки резко развернулся, утаскивая следом противника, после чего он швырнул Изуку на пол со всей силы. Все в этот момент остановилось и исчезло в белой вспышке. Казалось, Изуку вот-вот отключится, но сознание упорно не покидало его тело, заставляя мучительно хватать ртом воздух и хрипеть. Изуку кое-как перевернулся набок. Так стало легче дышать, но Изуку тут же зашелся сильным кашлем, от которого, казалось, был готов выплюнуть легкие. Разрывающая боль в груди скрючила его пополам.
   - Деку, что мне делать?.. - тонкий голос Очако привел его в чувство. Точно, он все еще не придумал план. А есть ли вообще выход из их ситуации, где они оба повержены, а таймер неумолимо стремится к нулю? Выходит, прав был Айзава-сенсей, выступая против его обучения на геройском факультете. В таком положении человеку без способностей никогда не спастись. Не говоря уже о спасении других. Против взбешенного Кацуки даже с причудой не каждый бы выстоял. Вон он с лёгкостью уничтожил почти весь этаж...
   Изуку распахнул глаза. Идея, пришедшая в голову, была безумной, и при любом другом раскладе он бы отказался от такого варианта. Изуку хотелось верить, что сейчас у него действительно нет иного выбора...
   - Урарака, держись... - начал Изуку, и окончание его фразы утонуло в грохоте от взрывов, которыми подбросил себя вверх Кацуки, рассчитывавший окончательно добить противника. Кацуки обрушился на Изуку целой серией ударов, завершившейся мощным взрывом одновременно из обеих рук.
   - И это... кх... кх... все?.. - раздался хриплый голос откуда-то из глубины клубящегося дыма. Кацуки озадаченно почесал голову. Неужели чертов Деку снова увернулся? Плотная дымовая завеса, перекрывшая коридор, быстро рассеивалась, вытекая через дыру в стене. Изуку лежал на спине, раскинув руки в стороны. От его одежды шел дым, правый рукав сгорел полностью, оголив красное обожженное плечо. Свежий ожог красовался и на подбородке, который тоже зацепило. Второй взрыв прошел вскользь чуть ниже ребер. Костюм в этом месте обуглился и намертво приклеился к телу, при малейшем движении причиняя дикую боль. Сомнений не было, все удары угодили точно в цель. Изуку с трудом приподнялся на локтях, закусив нижнюю губу от боли. Кацуки сжал кулаки. Смысла в очередной атаке не было, но его бесило, что Деку еще пробует сопротивляться, хотя шансов на победу нет. Изуку попытался подняться и неуклюже упал вперед, упершись руками и коленями в пол. Его всего трясло. Кацуки разжал пальцы, на его лице на мгновение промелькнуло беспокойство. Он поспешно вернул свой привычный хмурый вид и подошел к Изуку. Присев рядом и положив ему руку на здоровое плечо, Кацуки ощутил, что того бьет неравномерная дрожь по всему телу, сопровождаемая какими-то сдавленными полувсхлипами. Из-за низко наклоненной головы волосы полностью скрыли лицо Изуку. Кацуки коснулся одной из спутанных прядей и ощутил, что ему на руку что-то капнуло.
   - Твою ж мать, Деку! Ты баба, что ли?! - рявкнул Кацуки, брезгливо одергивая руку обратно. Почему-то после этих слов Изуку затрясся еще сильнее. Он странно запыхтел, словно сдерживал что-то изнутри, однако в итоге сдался, и из его груди вырвался громкий смешок. После этого Изуку, уже не скрываясь, откинул голову назад и откровенно от всей души заржал. По его лицу по-прежнему текли слезы, ему было очень больно, но при этом Изуку не мог остановиться, задыхаясь от смеха. Кацуки вначале непонимающе уставился на него, затем его лицо побагровело, а глаза сузились и налились кровью.
   - Заткнись, Деку, - прошипел он сквозь зубы и ухватил того за воротник. - Если ты сейчас же не захлопнешься, я тебя убью!
   Изуку попытался замолчать, но вид красного то ли от гнева, то ли от стыда Кацуки вызвал в нем новый взрыв хохота. Он прекрасно знал, что последнее, что нужно делать в этой жизни, это смеяться над Кацуки, но уже не мог себя контролировать.
   - Ха-ха, - еле слышно произнес Кацуки и разжал руку. Кровь отхлынула от его лица, но в красных глазах плясали демонические огоньки. Никто не имеет права делать из него посмешище. И уж тем более этот кусок дерьма.
  
   Деку смеялся над ним...
  
   Кацуки медленно поднялся и, направив левую руку на Изуку, пальцами правой коснулся чеки в наруче. Всемогущий что-то кричал в наушник, да и Изуку смолк, но Кацуки уже ничего не слышал. Гнев захлестнул его полностью, отключив все органы чувств. Осталась лишь ярость. Он сотрет эту глупую ухмылку вместе с его лицом. Слегка наклонив голову налево, Кацуки наблюдал за Изуку, который, наконец, смог подняться и, спотыкаясь на подкашивающихся ногах, пытался удрать. Бесполезно... Беспричудный урод должен знать свое место.
   Кацуки выдернул чеку, прогремел мощнейший взрыв, и здание лишилось еще одной наружной стены и парочки перегородок. Сверху раздался адский скрежет, и на них обрушился потерявший опору верхний этаж. От сильного удара потолок треснул посередине и оставил глубокие трещины в полу, который начал подозрительно прогибаться. Оставшиеся стены дрожали, осыпая все вокруг кусочками штукатурки, отлетающей с каждой новой прорезавшейся трещиной. Сверху снова что-то оглушительно хлопнуло: крыша медленно складывалась, готовясь ухнуть в провал вслед за пятым этажом.
   Кацуки, отборно матерясь в голос, успел прижаться к стене. Перед его носом повисла огромная плита, одна из частей рухнувшего потолка. Она висела лишь на нескольких искрящих проводах и опасно раскачивалась взад-вперед, провода один за другим обрывались, пока не лопнул последний. Гулко ударившись о пол, плита замерла на несколько секунд, после чего неторопливо накренилась в сторону Кацуки. Взрыв обратил смертельный обломок в пыль. Кацуки тяжело задышал, опуская руки. Мышцы еще не отошли от мощной отдачи предыдущего взрыва. Левая рука больно пульсировала. Под ногами что-то громко треснуло, и Кацуки ощутил, как летит вниз. Он неосознанно зажмурился, в любой момент ожидая удара, смешанного с хрустом своих ломающихся костей, но ничего не происходило. Кацуки осторожно приоткрыл один глаз и через секунду удивленно распахнул оба: он парил в воздухе, а под ногами зиял громадный провал.
   - Бакуго! - окликнул его строгий голос сверху. Кацуки поднял голову и увидел зависшего над ним Ииду с протянутой рукой. В его вторую руку вцепился изрядно помятый Изуку, а на спине сидела зеленоватого цвета Очако. Кацуки крепко сжал ладонь Ииды, и тот, включив свои двигатели, направил их всех прочь из опасного места. До земли оставалось чуть больше метра, когда Очако окончательно выдохлась, и её способность перестала действовать. Из рук Ииды выскользнул вначале Кацуки, затем Изуку. Кацуки приземлился первым, ободрав колени и локти об асфальт в попытке смягчить падение. Изуку грохнулся на него сверху, даже не пытаясь сгруппироваться. От удара у Кацуки выбило дух. Рядом с металлическим лязгом опустился Иида. Очако скатилась с его спины, и её тут же вырвало. Кацуки, пинком сбросив с себя безжизненную тушку Изуку, поднялся на ноги и осторожно ощупал свое тело на наличие переломов. Все было в порядке, за исключением царапин, полученных при посадке. Кацуки перевел взгляд на здание - из пятиэтажного оно стало фактически трехэтажным: от четвертого этажа остались лишь две полуразрушенные стены, упирающиеся в небо. Около фундамента мягко клубилась еще не осевшая пыль. Из соседнего здания к ним торопливо направлялся Всемогущий, а за ним, едва поспевая, семенили одноклассники.
   - Бакуго... - только и произнес Всемогущий, едва подошел. Кацуки лениво отвел взгляд в сторону.
   - Я предупреждал, что это опасно! - редко можно было наблюдать Всемогущего таким серьёзным. - Твоя команда дисквалифицирована. Победа за командой Мидории и Урараки.
   - Тц, - цыкнул Кацуки, злобно покосившись на Изуку. - Будь это реальная схватка, от Деку бы и мокрого места не осталось. Он бесполезный кусок дерьма.
   Все почему-то разом повернулись в сторону Изуку, которого в бессознательном состоянии грузили на носилки два бота-транспортера.
   - В медпункт, - пискнул один из ботов, и носилки мягко покатились прочь.
   - Пора провести анализ схватки, - с трудом отведя взгляд, произнес Всемогущий. - Я считаю, что лучше всех проявил себя Иида. Кто ответит почему?
   Темноволосая девочка-отличница подняла руку первой.
   - Да, Яойорозу, - кивнул Всемогущий, и та начала:
   - Иида - единственный, кто действовал по ситуации. Бакуго явно испытывает какую-то личную неприязнь к Мидории, к тому же его разрушительные атаки подвергли опасности не только противников, но и союзника. Мидория неплохо справлялся с отвлекающими маневрами, план мог бы сработать, но легкомысленное поведение Урараки свело на нет хорошую возможность атаковать неожиданно и захватить боеголовку. А Иида разработал действенную стратегию, чтобы не допустить врага к боеголовке. И, кстати, - Яойорозу повернулась к Кацуки, - если бы это была реальная схватка, то мокрого места не осталось бы от вас всех! Комната с боеголовкой в руинах. Будь оружие настоящим, от твоей дурацкой атаки все бы взлетело на воздух, двумя этажами бы не обошлось!
   - Отлично сказано! - Всемогущий показал Яойорозу большой палец. От ученицы, зачисленной по рекомендации, он меньшего и не ожидал. Кацуки закусил губу и сжал кулаки. Он злился. Но не на одноклассницу за её прямолинейность, а на себя. За то, что потерял контроль. Даже сейчас при одном воспоминании о Деку кровь начинала шуметь в ушах Кацуки, заглушая здравый смысл. Он будет спокоен, лишь когда увидит приказ об отчислении этого недомерка. Глубоко вздохнув, Кацуки расслабил пальцы и облизнул нижнюю губу. Он ощутил привкус крови, маленькая ранка в прокушенной губе защипала. Туман в голове немного рассеялся, но тяжёлых мыслей прибавилось. Деку читал практически каждое его движение. Если бы у него была причуда, неизвестно как бы все закончилось. Врукопашную он явно дал достойный отпор. Более того, Кацуки пришлось использовать причуду, чтобы не проиграть. Нужно пересмотреть свой боевой стиль. Не хватало еще на самом деле быть поверженным Деку. Хоть поражение их с Иидой команды вышло техническим, Кацуки на самом деле ощущал себя проигравшим. Слишком много уязвимых и слабых зон проявилось во время этого боя... Всемогущий положил ему руку на плечо, отвлекая от размышлений, и повел в наблюдательный пункт. Кацуки не сопротивлялся, но, когда они очутились внутри, сбросил руку учителя и отошел подальше от всех.
   Всемогущий тем временем объявил следующих участников, которым предстояло сразиться уже в другом здании. Первыми в здание, как обычно, вошли злодеи. На этот раз ими стали хвостатый парень и девочка-невидимка. Они не успели переступить порог, как перчатки и ботинки девочки, парящие в воздухе сами по себе, упали на пол, от чего её напарника бросило в жар:
   - Хагакуре ...
   - Да, я голая, Оджиро, - Хагакуре хихикнула. - Но думать сейчас нужно не об этом. Против нас Тодороки Шото, второй зачисленный по рекомендации ученик.
   - Засада?.. - неуверенно произнес Оджиро. Не столько напрягало осознание того, что его одноклассница без одежды, сколько неуверенность в том, говорил он сейчас с ней или с пустым местом. Хагакуре угукнула. Оджиро немного расслабился и начал предлагать варианты, как можно одолеть одного из лучших учеников. Однако в итоге выбранная стратегия оказалась бесполезной, и все закончилось быстро. Тодороки, тот самый угрюмый светловолосый парень с ледяной маской на пол-лица и его шестирукий напарник по имени Мезо Шоджи легко обнаружили их убежище. Оказалось, что способностью Шоджи были руки-репликанты, которые могли принимать вид любой части тела. С помощью репликантов, обращенных в уши, он на слух определил местонахождение охраняющего боеголовку Оджиро и невидимой Хагакуре, сидящей в засаде. А дальше Тодороки просто заморозил все здание. Примерзший к полу Оджиро мог лишь бессильно наблюдать за тем, как Тодороки подходит к боеголовке и касается её ладонью. Послышалось шипение, и буквально за несколько секунд весь лед растаял, освобождая Хагакуре и Оджиро из плена.
   - Прости, - сухо произнес Тодороки, бросив высокомерный взгляд через плечо на Оджиро. - Но разница между нами слишком велика.
   Не дожидаясь ответа, Тодороки все с таким же пафосным видом удалился.
   Пары учеников одна за другой проходили испытания. Кацуки хмуро наблюдал за происходящим на мониторах. Никто из одноклассников не осмеливался подойти к нему, хотя некоторые бросали в его сторону обеспокоенные взгляды. Наконец, тренировка закончилась. Всемогущий похвалил всех учеников за хорошую работу, и его взгляд задержался на ссутуленной фигуре позади всех. Кацуки был мрачнее тучи. Всемогущий понимал, что сейчас самое время подойти и поговорить с учеником, чья гордость была серьезно задета. Но именно сейчас у него совершенно не оставалось на это времени. Скомкано попрощавшись со всеми, Всемогущий пулей покинул боевой комплекс. Однако ученики, восхитившись его скоростью, лишь пробормотали "Ух ты" и тоже потянулись к воротам.
  
   Всемогущий дернул в сторону дверь медпункта, заскочил внутрь и, захлопнув дверь обратно, привалился к ней спиной, тяжело дыша.
   - За тобой черти гонятся что ли, Всемогущий? - проворчала Исцеляющая Девочка, даже не оборачиваясь. Она заполняла какие-то бумаги за столом. - У меня тут пациенты вообще-то...
   - Да я знаю, - виновато пробормотал Всемогущий. Его плечи как-то совсем поникли.
   - Тебе стоит подтянуть свои преподавательские навыки, - произнесла Исцеляющая Девочка и безжалостно добавила: - Почитай хотя бы пособие какое-нибудь... что-то вроде "Преподавания для чайников". Ибо так травмировать учеников нельзя. Я, конечно, поставлю его на ноги к вечеру, но так, для справки, воскрешать я не умею.
   Всемогущий прошел через кабинет и слегка отодвинул ширму. На койке с закрытыми глазами лежал Изуку, весь в бинтах и пластырях. Из руки торчала капельница. А ведь он мог закончить тренировочный бой между Мидорией и Бакуго раньше, но так не вовремя вмешавшийся внутренний голос убедил его в том, что им необходимо завершить его самостоятельно. В итоге пострадала самооценка Бакуго и тело Мидории. Также ему не давала покоя еще одна мысль. Всемогущий слышал все переговоры участников между собой. За несколько секунд до второго взрыва Мидория сказал Урараке, чтобы она лишила веса себя и Ииду. Неизвестно, что точно произошло в момент обрушения верхних этажей, оставшиеся камеры были уничтожены, однако чуть позже все увидели, как поддерживаемый Ураракой в невесомом состоянии Иида вылетел из здания. Урарака повисла на его шее, а на руках болтались, как две тряпки, Мидория и Бакуго. Всемогущий мог ошибаться, но это выглядело заранее спланированным. Его глаза снова упали на безмятежное и бледное лицо ученика. Бакуго разозлился во второй раз неожиданно и еще сильнее, чем прежде. Настолько сильнее, что напрочь забыл о дисквалификации и вероятности обрушения здания. Что за отношения у этих двоих, что один готов убить другого? Всплеск подростковых гормонов? Соревнования двух одноклассников? Еще на подведении итогов экзамена Всемогущий обратил внимание, что Бакуго смог поступить в академию, не набрав ни одного очка спасения, в то время, как Мидория не набрал ни одного очка за злодеев. Попытаться объяснить настолько сильный конфликт можно было бы тем, что они совершенно разные, но все равно казалось, что причина кроется гораздо глубже. "Я никудышный учитель, раз не могу понять своих учеников", - пришел к выводу Всемогущий. Пока он задумчиво смотрел куда-то вдаль, Изуку приоткрыл глаза.
   Истошный вопль, раздавшийся из медпункта, эхом пронесся по школе. Несколько учеников, сидящих на подоконнике напротив, опасливо привстали и улизнули прочь.
   Изуку с перекошенным от ужаса лицом смотрел на торчащую из-за ширмы голову. Всклокоченные светлые волосы стояли дыбом, лицо больше напоминало череп, обтянутый кожей, а два ярких глаза сидели глубоко внутри черных глазниц и прожигали насквозь. Изуку не верил в Смерть, но в этот момент ему показалось, что она пришла по его душу.
   - Всемогущий, отстань от пациента! - донесся раздраженный голос Исцеляющей Девочки, и голова тут же исчезла.
   "Всемогущий?" - ошарашенно подумал Изуку, сбитый с толку.
   - Тише, пожалуйста, никто не должен знать, как я на самом деле выгляжу, - голос звучал немного похоже, но интонация была совершенно другой. "Да быть такого не может, наверное, у меня галлюцинации..." - Изуку цеплялся за единственное разумное объяснение.
   - Да он даже не вспомнит, - судя по приближающемуся голосу, Исцеляющая Девочка направилась в его сторону. Ширма отъехала в сторону. Изуку первым делом бросил взгляд за спину медсестры на высокую и неестественно худую фигуру. При виде знакомой красно-синей одежды, висящей на мужчине, как на вешалке, сомнения уступили место осознанию, что он невольно стал свидетелем страшной тайны.
   - В-в-всемогущий?.. - дрожа, спросил Изуку. Тот, немного помедлив, открыл рот, чтобы ответить, но вместо слов из груди вырвался лающий кашель. Всемогущий прикрыл рот костлявой ладонью, между пальцами которой тонкими струйками просочилась кровь и закапала на пол. Вопросов становилось все больше. Изуку вдруг почувствовал, как на него навалилась усталость, веки потяжелели. Он пытался пошевелить непослушными губами, но вместо слов издал невнятное мычание. Силуэт медсестры с зажатым в руке пустым шприцем поплыл куда-то в сторону.
   - Я вколола ему успокоительное... - голос Исцеляющей Девочки звучал словно из другой Вселенной. - Как проснется, решит, что ему приснилось...
   Не в силах больше бороться со сном, Изуку провалился в темноту.
   ГЛАВА 11. КЛАССНЫЙ ЧАС
  
   Изуку шагал по пустому коридору в сторону класса, чтобы забрать свои вещи. Было почти четыре часа, значит, он пропустил все оставшиеся занятия. Несмотря на то, что школа выглядела вымершей, Изуку подозревал, что может столкнуться с Айзавой-сенсеем. Такая перспектива не вызывала у него восторга. Он сильно сомневался, что учитель сочтет причину, по которой он пропустил занятие, достаточно уважительной. Особенно, если учесть, что Изуку почему-то оказался в медпункте, в то время как большинство одноклассников даже одежду не запачкали. Также не следовало забывать, что Айзава-сенсей был против его поступления в академию. От этих мыслей внутри словно поселился тугой клубок холодных змей. Изуку нервно замялся перед дверью. Настроение было хуже некуда, хотя Изуку не сомневался, что если Айзава сейчас находится внутри, то без труда испортит его еще больше.
   На сегодняшней тренировке Изуку не был для Кацуки соперником, скорее, выполнял роль боксерской груши. Технически они с Ураракой победили, хотя на самом деле... Изуку тяжело вздохнул и, коснувшись дверной ручки, сжал её, но открывать не спешил. Вместо этого он просто стукнулся горячим лбом в дверь. Прохладная металлическая поверхность приятно холодила кожу, правда, остудить жар стыда внутри она не могла. Его новое качество, так внезапно проявившееся во время боя, вызывало отвращение и немного пугало. Когда он успел стать похожим на Кацуки, забывающем обо всем ради достижения цели? Изуку прикрыл глаза, словно таким образом он мог спрятаться от сильнейших угрызений совести. Перед глазами вдруг всплыло истощенное лицо с впалыми щеками и горящими голубыми угольками вместо глаз. Откуда этот образ? Где он мог видеть это лицо? Картинка очень яркая... Изуку напрягся, силясь нащупать нужное воспоминание, которое, казалось, было на поверхности. Нужно лишь дотянуться и ухватить...
   "Как ты мог забыть что-то важное, тупой ты Деку?" - слова, произнесенные голосом Кацуки, прозвучали в голове так, будто их прокричали ему на ухо. Изуку непроизвольно вздрогнул, и ниточка, ведущая к воспоминанию, оборвалась. С чего ему вообще вдруг стало важно узнать, что это было за видение? Больше походило на жалкую попытку бессмысленно потянуть время. Какая разница, когда огребать? Не сегодня, так завтра он все равно встретится с Айзавой.
   - Соберись уже, - приказал Изуку сам себе и дернул дверь в сторону. Его накрыло оглушающей волной разноголосого галдежа, вырвавшегося в тихий коридор. Весь класс 1-А находился в сборе. Судя по всему, Айзавы-сенсея в кабинете не было: ученики оживленно болтали между собой. Изуку в ступоре замер на пороге.
   - Эй, Мидория! - окликнул заметивший Изуку рыжий парень. Одноклассники притихли, обернувшись на дверь. Изуку изо всех сил старался не покраснеть от такого пристального внимания к своей персоне.
   - Отлично справился! - рыжий в один прыжок оказался рядом с Изуку и легонько стукнул его по плечу. - Меня зовут Киришима Эйджиро. Мы тут как раз обсуждали сегодняшнюю тренировку! Хоть я не слышал, о чем вы там говорили, но ваша схватка выглядела потрясно!
   - Ты уклонялся, как настоящий мастер! - подскочив к ним, воскликнула девчонка с ярко-розовыми волосами и кожей. - Я - Мина Ашидо!
   - Ваш бой воодушевил всех нас! - добавил подошедший крупный темноволосый парень с полными губами и протянул Изуку свою мускулистую лапищу. - Рикидо Сато, рад знакомству!
   - А?.. - Изуку растерянно озирался по сторонам, наблюдая, как следом за этими троими стали подходить остальные. Каждый порывался сказать ему что-то ободряющее, перебивая соседа, кто-то представлялся, в итоге в голове Изуку все смешалось. Он вежливо кивал каждому, хотя, к своему стыду, осознал, что не запомнил и половины имен. "Потом наверстаю", - подумал Изуку и мило улыбнулся большеглазой девушке по имени Асуи Цую.
   - Зови меня Цу, - уточнила она, словно понимая, что за каша творится в его голове. При этом на её лице не отразилось ни малейшей эмоции, лишь огромные глаза будто заглядывали прямо в душу. Изуку оторвался от гипнотизирующего взгляда Цу с большим трудом. Все-таки что-то лягушачье в ней явно было.
   - Слезь с парты немедленно! - коснулся ушей знакомый строгий голос. Впервые со времен вступительного экзамена Изуку поймал себя на мысли, что очень рад его слышать. Иида воодушевленно отчитывал сидящего на парте парня с головой, напоминающей птичью. Тот не шелохнулся, лишь закатил глаза.
   - Токоями, не смей меня игнорировать! - начал распаляться Иида.
   - Тон сбавь, - голос Токоями был низкий и вкрадчиво-угрожающий.
   "Ох, Иида, тяжело тебе тут будет с твоими взглядами на жизнь..." - сочувствующе подумал Изуку и наткнулся взглядом на Очако. В груди приятно потеплело.
   - Эй, Урарака, может, сходим куда-нибудь перекусим? - парень с черной молнией на светлых волосах, который всего пару минут назад пожимал руку Изуку, представившись как Каминари Денки, уже маячил перед Очако. - Ты какую еду любишь?
   - Рисовые лепешки... - проговорила она и боковым зрением заметила Изуку. Очако тут же поспешила к нему, потеряв к Каминари всякий интерес. Тот проводил её разочарованным взглядом.
   - Деку! - обеспокоенно воскликнула Очако, заметив проглядывающие сквозь пропалины в одежде бинты по всему телу Изуку. - Твои раны! Они до сих пор не зажили?
   - Все в порядке, - Изуку смутился. - Просто тренировка сильно меня вымотала, вот и заживает немного медленнее... К утру буду как новенький!
   Кацуки, с противным скрежетом отодвинув стул, поднялся и демонстративно направился к выходу. Кто-то окликнул его, призывая остаться, но он лишь хмыкнул и, грубо отпихнув Изуку в сторону, покинул кабинет.
   - Каччан!.. - не долго думая, Изуку выскочил следом. Шаги удаляющегося Кацуки гулким эхом уходили куда-то вниз. Видимо, он очень торопился поскорее уйти. Изуку нагнал его только при выходе из школы.
   - Каччан! - громко крикнул Изуку. Кацуки остановился и обернулся.
   - Это... эт-т-то... - от волнения Изуку начал заикаться. Кацуки нахмурился.
   - Не испытывай мое терпение, Деку! - рыкнул он сквозь зубы.
   - Это... было нечестно... - выдохнул Изуку.
   - Что нечестно? - Кацуки медленно закипал. - Жизнь вообще нечестная. Я, например, вынужден учиться в одном классе с придурком вроде тебя! Просто заткнись и не попадайся мне на глаза!
   Он повернулся, намереваясь уйти и заодно скрыть перекошенное от злости лицо.
   - Я не об этом, - тихо произнес Изуку. - Чтобы победить, я поступил нечестно...
   - Что? - Кацуки встал, как вкопанный. Немного помедлив, он крутанулся на месте и быстрым шагом направился в сторону Изуку. Тот едва сдержался, чтобы не отпрыгнуть, потому что Кацуки надвигался, словно танк, у которого отказали тормоза. Однако, приблизившись практически вплотную, он резко остановился. Красноватые глаза Кацуки буравили Изуку насквозь. Говорить правду вот так, лицом к лицу, подавляя трусливое желание отвести взгляд, было тяжело.
   - Я... я специально вывел тебя из себя, - произнес Изуку дрожащим голосом, глаза уже начинали болеть, но Кацуки не спешил прерывать "гляделки". Он лишь молча приподнял одну бровь. Изуку расценил это, как сигнал пояснить этот момент подробнее, и продолжил: - Всемогущий пообещал дисквалифицировать твою команду после того, как ты разнес половину этажа... Я... я подумал, что если спровоцировать тебя, то ты потеряешь голову... и устроишь еще один разрушительный взрыв... и вам засчитают техническое поражение...
   В воздухе повисла длинная неловкая пауза.
   - Скажи мне, что шутишь, Деку... - наконец, выдохнул Кацуки и, сжав кулаки, опустил голову. - Ради победы... невозможно... Те двое могли пострадать!..
   - И это говоришь мне ты?! - вдруг вспыхнул Изуку. - Не я громил там все подряд! Сколько раз ты сам вспомнил, что мы там не одни?..
   Кулак Кацуки врезался ему прямо в скулу. От неожиданного удара Изуку отшатнулся и, споткнувшись, почувствовал, что падает.
   - Не смей равнять себя со мной, Деку!!! - проревел Кацуки, схватив его за воротник и потянув к себе. Ткань жалобно затрещала и, не выдержав, порвалась, оставив в его руках небольшой потрепанный лоскут. Изуку упал, ударившись локтями, но боли не почувствовал.
   - Дебилом меня считаешь?! - Кацуки разъяренно бросил бесполезную тряпку в лицо Изуку, срываясь на крик. - И весь класс так же считает, верно?! И какова тебе на вкус такая победа, Деку?! Ты счастлив?! Нравится принимать поздравления от крутых одноклассников?.. Ведь каждый из них проявил себя! Даже тот ледяной хмырь!.. Я думал, он пустое место... но после его боя... я понял, что не справился бы с ним... Я бы не справился со многими из них... хотя я считал, что они все никчемные... Та занудливая выскочка оказалась права во всем... как же бесит!.. Но... ты... то, что ты... - Кацуки, не договорив, начал задыхаться, в уголках его глаз выступили слезы. Он яростно развернулся, и, утеревшись рукавом, произнес уже более сдержанно:
   - Не думай, что твои подлые приемы сработают в следующий раз!
   Внезапный сильный порыв ветра взъерошил волосы сидящего на земле растерянного Изуку и бросил ему в лицо песок и листья. Протерев слезящиеся глаза, Изуку увидел перед собой Всемогущего, по-отцовски положившего руку на плечо Кацуки.
   - Бакуго, мальчик мой... - произнес Всемогущий. - Я скажу тебе лишь раз: быть в себе уверенным крайне важно! У тебя есть талант, ты обязательно станешь профессионалом! Сейчас ты думаешь, что на дне, но с каждым днем ты будешь подниматься все выше и выше...
   - Отпусти меня, Всемогущий, - тихо процедил сквозь зубы Кацуки и бросил на него злобный взгляд исподлобья. - С чего ты решил, что я нуждаюсь в мотивации? Я собираюсь превзойти всех и без твоих дурацких советов! Я превзойду и тебя! Я заберу звание лучшего героя!
   - А... - оторопело выдохнул Всемогущий и убрал руку. - Ну как скажешь...
   Наблюдая за стремительно удаляющейся спиной Кацуки, он тяжело вздохнул, размышляя, как нелегка ноша учителя и перевел взгляд на Изуку, который поднялся на ноги и отряхивался от пыли. Заметив, что на него смотрят, Изуку густо покраснел и принялся с интересом рассматривать свои кроссовки, словно видел их впервые в жизни. Он не мог себя заставить посмотреть в глаза Всемогущему. Изуку был уверен, что тот знает обо всем. Выдержать разочарованный взгляд своего кумира было выше его сил. Изуку восхищался Всемогущим с самого детства. Ролик, где он спасал десятки человек в одиночку, маленький Изуку мог пересматривать сотни раз подряд. Именно тогда вся Япония заговорила о новом герое, о Символе Мира, о надежде всех людей на безопасное существование. За прошедшие годы преступность действительно заметно упала. Злодеи уже не так открыто вершили свои темные делишки. Всемогущий внушал им ужас, а простым людям - спокойствие и уверенность. Изуку, как и многие мальчишки в округе, мечтал стать таким же великим героем, как Всемогущий.
   Однако жизнь распорядилась иначе. У всех ровесников причуды проявились еще в детском саду. А Изуку неожиданно оказался обычным мальчиком. Врач объяснил, что дело в двойном суставе его мизинца, но все, что понял Изуку: ему никогда не обрести суперсилу. Просто потому, что он родился не таким, как все остальные дети. И чтобы стать героем, ему придётся приложить в десятки раз больше усилий...
   Но разве это дает ему право рисковать чужими жизнями? Оправдывает ли такая цель его поступок?
   От мягкого прикосновения к волосам Изуку вздрогнул и, подняв голову, встретился взглядом со Всемогущим.
   - Айзава-сенсей прав, - нервно сглотнув, выдавил из себя Изуку, поспешно отведя глаза в сторону. - Мне тут не место. Меня зачислили по ошибке. И дело вовсе не в том, есть у меня причуда или нет. Я просто... - он запнулся, слова застряли в горле.
   - Мидория, - произнес Всемогущий. - Для этого мы и учимся, чтобы совершать ошибки и больше их не повторять. Твоих самоотверженности и упорства более чем достаточно, чтобы с уверенностью заявлять о законности нахождения тебя в стенах этой академии.
   Изуку был не в силах выдавить даже слова. Он лишь мотнул головой и уткнулся лицом в бок Всемогущего. Тот ободряюще похлопал его по вздрагивающей спине.
  

* * *

   Следующий день принес с собой неслыханные новости, взбудоражившие весь город. Всемогущий стал преподавателем в "Юэй"! С самого утра академию атаковали толпы журналистов в попытке урвать эксклюзивное интервью, однако Всемогущего нигде не было видно. От безысходности репортеры насели на учеников и преподавателей академии, самым наглым образом не давая им пройти.
   Изуку весьма удивился необычайному ажиотажу около школы. Аккуратно протискиваясь среди журналистов, он практически достиг ворот, пока ему не преградили дорогу сразу несколько человек.
   - Что за уроки ведет Всемогущий?! - объективы камер, наведенных на Изуку с разных сторон, хищно сверкнули на солнце, готовясь запечатлеть каждую секунду, а перед носом возник веер из микрофонов.
   - Э-э-э... - Изуку бросило в пот. - Простите, мне надо на урок!..
   Растолкав журналистов, Изуку побежал, чтобы его еще кто-то не остановил. Мимо промелькнула пышная копна каштановых волос Очако, которая что-то говорила на камеру, разводя руками:
   - ...впечатления? Он мускулистый...
   - ...Благодаря этому я вдвойне убежден, что поступал сюда именно для того, чтобы вплоть до мелочей изучить профессию героя, - голос Ииды звучал тоже где-то рядом, и Изуку остановился, ища его глазами в толпе. - И это не говоря о том, что его слава и вдохновляющая личность не уступают его чувству юмора. Теперь, когда перед глазами есть такой пример для подражания, мы сможем научиться всему, что требуется для того, чтобы стать лучшими героями. И более того...
   Изуку, наконец, увидел Ииду, увлеченно говорившего на камеру. Судя по кислым лицам журналистов, он их уже изрядно утомил переизбытком информации и они искали возможность поскорее от него избавиться. Мимо прошел Кацуки. Кто-то из прессы рванул ему наперерез с вопросами о Всемогущем, но, получив презрительное "Отвалите", переключился на Айзаву-сенсея, который тоже подошел к воротам:
   - Позовите Всемогущего, чтобы он ответил на пару вопросов!..
   - Человек сегодня не на работе! - отмахнулся от репортера Айзава-сенсей. - Все, уходите, не мешайте занятиям!
   - А вы в курсе, что больше похожи на бездомного, чем на учителя? - обиженно запыхтел журналист, подавая знаки своему оператору снять помятого Айзаву покрупнее.
   Айзава-сенсей даже не повел бровью и, развернувшись, скрылся за воротами. Одна из журналисток сунулась было за ним, но заверещала сигнализация. Перед носом испуганной женщины с громким лязгом выехала высокая стальная перегородка, преграждая путь, а через секунду весь школьный комплекс скрылся за неприступной стеной из стали.
   - Приплыли, старый добрый "барьер "Юэй", - буркнул один из репортёров. - Если у тебя нет ученического пропуска или специальной карты доступа, он тут же активируется. По всей школе установлены датчики слежения.
   - К чему такие радикальные меры? - вскипела журналистка, из-за которой произошло срабатывание. - Ответили бы нам на пару вопросов, и мы бы ушли. Торчим тут черт знает сколько, хоть бы уже соврали чего из вежливости...
   Барьер встретил её возмущения также безразлично, как и Айзава-сенсей. Журналистка несколько раз гулко пнула стальную стену, после чего присоединилась к общей толпе.
  

* * *

   - Итак, - Айзава-сенсей обвел усталым взглядом класс, чуть дольше задержавшись на Кацуки и сидящем за ним Изуку. - Я изучил все записи вашей вчерашней тренировки и в целом доволен тем, как вы проявили себя в боевой обстановке. Бакуго, Мидория, - Айзава-сенсей снова посмотрел на них. - О вашем поединке я бы хотел поговорить отдельно.
   Изуку попытался слиться с партой, Кацуки, презрительно фыркнув, буркнул:
   - Можете не утруждать себя. Это полный провал.
   - А ты, оказывается, довольно смышленый парень, Бакуго, - у Айзавы дернулся уголок губ. - Что же ты на тренировке мозгами не воспользовался?
   Кацуки скривился, словно лимонов объелся, но промолчал. Хоть Изуку не видел его лица, он почувствовал, каких усилий ему это стоило.
   - Мидория! - услышав свое имя, Изуку едва не подпрыгнул на месте.
   - Д-да?.. - слабо откликнулся он, робко глянув на Айзаву-сенсея.
   - Более бесполезного поведения в бою в жизни не видел, - Айзава-сенсей говорил обычным голосом, но все равно хотелось спрятаться как можно подальше. - Ты же понимаешь, что если бы Бакуго не уничтожил здание вместе с целью, ваша команда однозначно бы проиграла? Хотя вы и так проиграли. В вашей битве нет победителя. Но, сказать по правде, больше всех меня разочаровал именно ты. Я до последнего надеялся, что ошибся и был слишком строг с тобой тогда, я все ждал, что недостаток силы ты компенсируешь за счет хорошего плана...
   Кацуки не сдержался и снова фыркнул. Айзава-сенсей вопросительно посмотрел на него.
   - Нос зачесался, простите, - отвернувшись в сторону, отозвался Кацуки.
   - На твоем месте я бы не привлекал к себе лишнего внимания, - произнес Айзава-сенсей. - Ты весьма способный, но с твоими антигеройскими замашками у тебя есть реальная перспектива вылететь отсюда. Ведешь себя, как психически неуравновешенный ребенок. Надеюсь, ты проанализировал вчерашний бой самостоятельно и сделал правильные выводы.
   Кацуки коротко кивнул. Изуку снова ощутил на себе тяжелый взгляд Айзавы. Некоторые ученики, включая Очако, искренне сочувствовали Изуку, разнос которого, видимо, еще не был окончен.
   - В общем, Мидория, будь это мой урок, ты бы уже был на пути домой, - на удивление лаконично резюмировал Айзава-сенсей и, хлопнув ладонью по столу, обратился уже к классу: - А теперь займемся делами класса. Не хочу вас расстраивать, но сейчас вам предстоит кое-что не очень приятное...
   - Снова тест?! - с ужасом воскликнул кто-то с задних парт.
   - ...Вам нужно выбрать старосту, - флегматично произнес Айзава-сенсей. Его ушей коснулись облегченные вздохи учеников.
   - Я хочу! - рука угловатой девчонки с иссиня-черными волосами, стрижеными под каре, взметнулась вверх первой. Ассиметричные передние пряди едва прикрывали её уши, мочки которых были странной формы и напоминали провода с аудио-разъёмами на кончиках. Вслед за ней подскочили остальные ученики, наперебой выкрикивая аргументы в свою пользу. Класс за несколько секунд погрузился в хаос. Даже Кацуки, сидевший до этого с нарочито равнодушным видом, чуть ли не выпрыгивал из-за своей парты, вытягивая руку повыше.
   Это было неудивительно. В обычной школе пост старосты, как правило, связан с бесконечной рутиной и массой обязанностей, поэтому желающих всегда было мало. Чаще всего старосту даже приходилось назначать принудительно. Но "Юэй" - не обычная школа. Стать старостой в одном из классов на геройском факультете - означало заложить фундамент героя гораздо быстрее и раскрыть свои лидерские качества. Изуку прекрасно понимал своих одноклассников, но сам поднять руку не решился. Он чувствовал, что кто-кто, а он точно не заслуживает этот пост.
   - Тишина! - громкий возглас Ииды заставил всех умолкнуть. Прокашлявшись, он произнес: - Нельзя стать старостой только потому, что вам хочется! Это большая ответственность и тяжкий груз, который не каждому дано осилить! Староста должен вызывать уважение и доверие окружающих! Только путем голосования можно выбрать настоящего лидера!
   - Мы еще недостаточно друг друга знаем, чтобы голосовать, - резонно заметила Цу.
   - Согласен, - поддержал её Киришима. - К тому же, я уверен, каждый будет голосовать сам за себя.
   - Мы все равно должны проголосовать, - не унимался Иида. - Тот, кто сумеет заработать в этой ситуации несколько голосов, будет наиболее подходящим кандидатом для поста старосты! Что вы скажете, Айзава-сенсей?!
   - Мне по барабану, - равнодушно зевнув, ответил тот. - Главное, управьтесь до конца урока.
   Иида кивнул и, не теряя времени, быстро раздал всем листочки бумаги. Голосование длилось недолго - спустя пять минут на учительском столе возвышалась небольшая стопка бумаги. Айзава-сенсей неохотно её сгреб, всем своим видом выражая нежелание возиться с этим. Повернувшись к доске, он взял свободной рукой мел и принялся писать, периодически заглядывая в листки. Едва ритмичный стук мела прекратился, весь класс затаил дыхание. Айзава-сенсей отошел в сторону, открывая результаты, и все ученики, как один, подались вперед.
   "Два голоса?" - Изуку не мог поверить, что за него кто-то проголосовал, да еще и дважды, ведь даже он сам отдал голос другому ученику. Как и предполагал Киришима, каждый написал свое имя. Лишь у Изуку и Яойорозу было по два голоса. Не только Изуку оказался удивлен результатами.
   - Да вы издеваетесь?! - зарычал Кацуки. - Кто голосовал за Деку?!
   Очако побледнела и сползла под парту.
   - Лучше уж он, чем ты, - хмыкнув, произнес темноволосый парень справа от Изуку, по имени Ханта Серо.
   - Закрой пасть, плоскомордый! - заорал Кацуки, мгновенно выходя из себя.
   Иида, несмотря на то, что он, как большинство, получил лишь один голос, находился в приподнятом настроении.
   - Чему ты радуешься? - непонимающе поинтересовалась Яойорозу. - Ведь ты явно хотел стать старостой больше, чем кто-либо здесь...
   - Да, ты права, - на лицо Ииды на мгновение набежала тень, однако сразу же исчезла, стертая довольной улыбкой. - Я отдал свой голос другому человеку, но при этом кто-то из класса проголосовал за меня.
   - Прокатит, как утешение, но старостой-то все равно выбрали не тебя, - от прямолинейности Цу у Ииды свело скулы. Он посмотрел на Изуку, на Яойорозу, и где-то в глубине души почувствовал растущую зависть. С одной стороны, они оба неплохо проявили себя за время пребывания в академии. Умница Яойорозу была на высоте во время анализа битв, а самопожертвование Мидории во время вступительного экзамена до сих пор отзывалось внутри Ииды волной восхищения при малейшем воспоминании. С другой стороны, он был уверен, что идеально подходит на роль старосты, но хотел получить этот пост за счет признания одноклассников.
   - И тем не менее, у нас ничья, - произнес Киришима, отвлекая Ииду от саморазрушения и депрессии. - Что делать будем?
   - Для начала - прекратите трепаться, - подал голос Айзава-сенсей. - Чёрт, вы даже выбрать старосту не може... - окончание его фразы заглушил звонок, возвещающий окончание урока. - Ладно, все на обед, продолжим после. Хорошо подумайте, кого вы хотите выбрать из этих двоих. Надеюсь, с этим вы справитесь?
  

* * *

   В уютной просторной столовой было многолюдно. Свободных мест практически не осталось, однако Очако высмотрела полупустой столик у окна. Там сидели несколько ребят с факультета поддержки, которые любезно разрешили к ним присоединиться.
   - Говоря по правде, я не гожусь на роль старосты, - без особого энтузиазма ковыряясь палочками в тарелке, произнес Изуку.
   - Конечно, годишься! - воскликнула Очако.
   - У тебя достаточно качеств, присущих лидеру, - Иида был более красноречив. - У тебя есть смелость и умение быстро соображать, когда это действительно нужно. Я голосовал за тебя, потому что уверен, что ты сможешь вести нас.
   - Надо же... - пораженно произнес Изуку. - Совпадение или нет, но я отдал голос тебе. Мне кажется, что из тебя вышел бы идеальный староста.
   - Да-да! - подхватила Очако. - Почему ты вообще голосовал не за себя, ты же хотел это место сильнее любого из нас! С этими очками у тебя даже внешность подходящая!
   "Как бестактно..." - мелькнуло в голове у Изуку, которому почему-то стало немного неловко. Иида мужественно сделал вид, что не заметил, и произнес:
   - Как я уже говорил, одного желания мало. Выбор должен быть честный и объективный. Мои принципы не позволили мне сделать исключение в угоду своему эго.
   - Ты просто сверхправильный... - пробормотал Изуку.
   - И то правда. Слушай... - Очако слегка нахмурила бровки. - А ты, случайно, не из семьи аристократов?
   На этот раз сохранить невозмутимый вид Ииде не удалось, Очако застала его врасплох. Тяжело вздохнув, Иида произнес:
   - Вообще я не люблю болтать об этом, но раз меня раскусили... Я принадлежу к семье, члены которой являются героями вот уже несколько поколений. Я - второй сын семьи Иида...
   - Ого! - не удержался Изуку, словно ему это что-то объясняло. Очако вопросительно посмотрела вначале на него, затем на Ииду. Лично для нее все по-прежнему оставалось непонятным.
   - Ты знаешь, кто такой Турбо-Герой "Ингениум"? - поинтересовался Иида.
   - Конечно же! - воскликнул Изуку. - Он суперпопулярный герой, чей офис в Токио уже нанял более шестидесяти напарников. Неужели ты?..
   - Твоя осведомленность поражает! - удивился Иида и, заметно приосанившись, добавил: - Ингениум - мой старший брат! Он любимый многими герой, который ведет за собой остальных. Однажды я стану таким, как он!
   Очако не удержалась и заулыбалась, глядя, как оживился поникший было Изуку и засветился обычно строгий Иида. Идиллию разорвала мерзким пронзительным звуком громкая сирена.
   - Уровень безопасности три нарушен! - раздался голос из скрытых динамиков. - Просьба всех учеников оперативно эвакуироваться!
   - Что за уровень безопасности три? - непонимающе переспросил Иида.
   - Это значит, что кто-то проник на территорию школы! - рявкнул ему в ответ выскочивший из-за соседнего стола старшеклассник. - Такого не было уже три года! Все на выход!
   Организованной эвакуации не получилось. Напуганные ученики разом ринулись из столовой, в результате в узком коридоре возникла беспорядочная толкучка. Иида, Очако и Изуку пытались держаться вместе, но их троицу все равно расшвыряло по хаотичному потоку из паникующих тел.
   - Деку! - отчаянно крикнула Очако, наблюдая, как её друга уволакивает в другую сторону. Тот лишь беспомощно махал руками, пытаясь сопротивляться, пока его не сбили с ног. Его кудрявая шевелюра, мелькнув напоследок еще раз, окончательно скрылась из виду. Волнуясь, что Изуку сейчас затопчут насмерть, Очако попробовала пробиться к нему, но её, наоборот, отнесло еще дальше.
   Иида налетел щекой на что-то холодное и твердое. Упершись ладонями, он подался слегка назад и осмотрелся: его прижало прямо к панорамному окну. Бросив взгляд вниз, Иида нахмурился. Вход в школу обступили те самые журналисты, что с самого утра топтались перед воротами. Каким-то образом они смогли проникнуть на территорию. Выходит, это из-за них сработала тревога?
   - Ребята! Это прес... - попытался выкрикнуть Иида, но от сильного толчка его снова впечатало в стекло. "Чёрт!" - паника начинала овладевать и Иидой. - "Нужно как-то сообщить всем, что это журналисты... Где же учителя?! Если не остановить панику, то кто-нибудь пострадает..."
   - Погодите!.. - донесся из толпы вопль Киришимы.
   - Люди, успокойтесь!.. - отчаянно орал вместе с ним Каминари. Оба одноклассника барахтались в середине обезумевшей толпы.
   - Кто-то упал! Надо его поднять! - крикнул ученик из другого класса, но никто не обратил на это внимания.
   "Господи, мы же сейчас затопчем друг друга!" - мелькнула мысль в голове Ииды.
   - И-и-ида-а-а-а!.. - голос Очако, полный отчаяния и страха, заставил сердце Ииды сжаться от страха и ухнуть куда-то вниз. Он сделал рывок вперед и лихорадочно осмотрелся. Каштановая макушка мелькнула в паре метров от него.
   "Будь на моем месте Мидория или мой брат, что бы они сделали?!" - крики с разных сторон и вид молящей о помощи Очако мешали сосредоточиться, но все же лицо Ииды просветлело от озарившей его идеи.
   - Урарака! - завопил он, еще одним рывком сократив расстояние между собой и Очако, и выбросил вперед свою широкую ладонь. - Сделай меня невесомым!
   Очако, несколько раз промахнувшись, наконец, звонко хлопнула ладошкой по руке Ииды. Тот, оттолкнувшись от пола, взмыл вверх. Его завертело, перед глазами начало темнеть, однако Иида, подавляя сильнейшую тошноту, кое-как смог замедлиться и занять почти вертикальное положение. Развернувшись, он завел двигатели в ногах и устремился в сторону выхода. Практически неуправляемый полет завершился быстро: Иида шмякнулся боком в стену над дверями и, судорожно вцепившись в трубу под самым потолком, замер. Он балансировал на цыпочках, едва удерживаясь на тонкой кромке таблички с надписью "Выход". С усилием повернув голову к толпе, Иида громко завопил:
   - ВСЕМ УСПОКОИТЬСЯ! ВСЕ В ПОРЯДКЕ! ЭТО ПРОСТО ПРЕССА!..
   Все ученики замерли и уставились на Ииду, который, воспользовавшись установившейся тишиной, продолжил уже чуть потише:
   - Нечего разводить панику! Вы же в "Юэй"! Вот и ведите себя соответственно ученикам престижной школы!
   - А он крут, - восхищенно произнес изрядно помятый Киришима. Каминари кивнул с одобрением и показал Ииде большой палец.
  
   Вломившихся на территорию журналистов арестовала и увезла вызванная учителями полиция. Барьер у ворот был разрушен практически до основания. Директор в окружении персонала задумчиво смотрел на зияющий проем.
   - Как обычные журналисты провернули это? - нарушила молчание Полночь.
   - Не думаю, что это сделали они, - отозвался директор. - Уверен, это дело рук злодеев.
   - Директор, с вашего позволения, я вернусь на урок, - произнес Айзава-сенсей. - Мой класс скоро выдвигается в "Ю-Эс-Джей", а у нас есть еще одно незаконченное дело...
   Директор кивнул, и Айзава поспешил к школе.
   - Интересно, чего они хотели этим добиться? - поинтересовалась Исцеляющая Девочка, ткнув тростью в один из отлетевших кусочков барьера. На удивление, их валялось вокруг крайне мало, несмотря на то, что от стены практически ничего не осталось.
   - Мы можем долго гадать об их мотивах, - медленно проговорил директор. - Но я думаю, что мы должны расценивать это, как объявление войны...
   Он, наконец, оторвал взгляд от ворот и, обернувшись, многозначительно добавил:
   - Советую вам всем быть начеку.
   ГЛАВА 12. СПАСАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ
  
   - Да вы издеваетесь? - Айзава-сенсей, выборочно глянув несколько листков, раздраженно скривился. - Какого черта вы голосуете за кого-то еще, кроме Яойорозу и Мидории?
   Класс дружно промолчал. Вздохнув, Айзава-сенсей повернулся к доске и заскрипел мелом. В повисшей тишине этот звук казался необычайно громким. Все сидели, боясь даже шелохнуться, чтобы лишний раз не злить классного руководителя, который явно был не в восторге. Несколько раз он ударял мелом о доску слишком сильно, отчего хрупкий материал рассыпался прямо в пальцах и оседал на его черных брюках.
   - Все, - наконец, отрезал Айзава-сенсей и выкинул листки в мусорную корзину. - За исключением Аоямы, который почему-то снова написал свое имя, почти все проголосовали единогласно.
   - Неправда, это был не я, просто кто-то не устоял перед моей харизмой... - подал голос тот. Изуку только сейчас обратил внимание, что это тот самый парень, который уничтожил робота на экзамене при помощи лазера на поясе.
   - Да вообще плевать, - бросил Айзава-сенсей и отошел в сторону.
   Изуку получил два голоса, Яойорозу - три. Чуть ниже было нацарапано имя Аоямы с одним баллом. А на первом месте с двенадцатью голосами красовалось имя...
   - Иида! - воскликнула Очако. - Поздравляю!
   - Ты задал там жару в столовой! - подхватил Киришима.
   Класс одобрительно загудел, кое-где раздались робкие аплодисменты. Сам Иида непонимающе хлопал глазами и переводил взгляд с доски на Айзаву-сенсея и обратно.
   - Вы закончили? - буркнул Айзава. - Тут вообще-то никто моложе не становится...
   - А церемония старосты? - несмело пискнул Каминари и сжался под убийственным взглядом классного руководителя.
   - Иида, торжественно объявляю, что ты староста, Яойорозу - заместитель. Ура, теперь к делу, - равнодушно произнес Айзава-сенсей. - Сегодняшние фундаментальные учения героев пройдут под руководством не только Всемогущего, на уроке также будут присутствовать я и еще один преподаватель.
   У Изуку внутри все похолодело. Словно почувствовав это, Айзава вскользь глянул в его сторону.
   - А что мы будем делать? - спросил Серо.
   - Кроме борьбы с преступностью, героям также приходится противостоять и стихиям, - ответил Айзава-сенсей. - Наводнения, пожары, землетрясения и прочие бедствия беспощадны не менее злодеев. Сегодняшняя тренировка будет посвящена спасательным операциям!
   - Звучит так, словно в этот раз так просто не будет... - кисло произнес Каминари.
   "А то, блин, тогда было легко..." - подумал Изуку, но вслух ничего не сказал.
   - Ты что, это же самая основная работа для героев! - воскликнул Киришима. - Я в нетерпении!
   - Вот именно! - подхватила Ашидо.
   - Наводнения - моя стихия... - пробормотала Цу, издав под конец звук, напоминающий кваканье.
   - Будете радоваться после того, как пройдете тренировку, - Айзава-сенсей, как всегда, подобрал необходимые слова, чтобы спустить учеников на землю. - В этот раз брать костюм или нет - решайте сами. Для некоторых заданий они будут бесполезны. Тренировочный комплекс находится далеко, поедем на автобусе. Даю вам двадцать минут на сборы, и выдвигаемся.
   "Это мой последний шанс доказать, что я достоин тут находиться! - чувствуя, как взмокла спина, подумал Изуку. - Если я снова облажаюсь, Айзава-сенсей точно меня выгонит. Я должен подготовиться тщательнее..."
   Все еще погруженный в свои мысли, Изуку поднялся первым и устремился к двери.
   - Деку! - окликнула его Очако. - Подожди нас!
   - Мне нужно кое-куда зайти, - Изуку замялся. - Встретимся у ворот через пятнадцать минут.
   - А... хорошо... - пробормотала Очако, но Изуку уже её не услышал: дверь за ним захлопнулась раньше.
  

* * *

  
   Когда Изуку подбежал к автобусу, все уже собрались. Иида, размахивая руками, словно ветряная мельница, скомандовал всем ученикам построиться в шеренги согласно номерам и занять свои места в салоне.
   - А он неплохо вжился в роль, - шепнул Изуку на ухо Очако.
   - О, Деку, ты вернулся, - вздрогнула от неожиданности та и повернулась. - А ты чего не в костюме?
   Все одноклассники, включая Очако, сделали выбор в пользу геройских костюмов. Один лишь Изуку был одет в синюю спортивную форму академии с налокотниками и наколенниками для дополнительной защиты. На поясе выделялся красный ремень с карманами, а на шее болталась металлическая маска.
   - Мой костюм сильно пострадал после вчерашнего, я отправил его в починку, - отозвался Изуку. -Хотя, честно говоря, особой разницы нет. И зачем я только тратился?
   Очако засмеялась, Изуку не удержался и засмеялся следом.
   - Мидория, Урарака, немедленно встаньте в шеренги, только вас ждем! - прикрикнул на них Иида. Ребята послушно заняли свои места, и все дружным строем начали заходить в автобус. Внутри их ждал сюрприз в виде другого расположения сидений, отличающегося от схемы, из-за чего все построение Ииды оказалось бессмысленным. В итоге ученики расселись, как захотели. Айзава-сенсей зашел в салон последним и, сев около водителя, дал команду отправляться.
   Ехать им было действительно довольно долго. Изуку по привычке залез в телефон полистать последние новости. В глаза сразу же бросилась статья с кричащим заголовком "ВСЕМОГУЩИЙ РАЗОБРАЛСЯ СО ЗЛОДЕЯМИ ЗА ОДИН ЧАС!" В тексте было фото, на котором был запечатлён, собственно, сам Всемогущий, приветственно машущий восторженной толпе. На нем вместо привычного красно-синего геройского одеяния был обычный полосатый костюм, вроде тех, что носят на работу простые менеджеры. Изуку пробежался глазами по статье, в которой говорилось, что Всемогущий по дороге на работу вмешался в три разные происшествия и с легкостью обезвредил преступников. Чуть ниже, ближе к концу, было маленькое интервью и фото Леди Горы, молодой героини, которая дебютировала совсем недавно. Не верилось, что эта хрупкая милая блондинка могла стать размером с десятиэтажный дом, однако именно такой способностью её наградила природа, что не помешало ей быстро завоевать популярность. В интервью Леди Гора благодарила Всемогущего за помощь и при этом сокрушалась, что он оставил их без работы. Дальше её спросили что-то про Полночь, но Изуку не успел дочитать, кто-то деликатно постучал по его плечу. Он обернулся и наткнулся на гипновзгляд вытаращенных круглых глаз Цу. Изуку снова стало не по себе.
   - Эй, Мидория, - начала Цу.
   - Ас-суи?.. - запинаясь, отозвался Изуку.
   - Зови меня Цу, - терпеливо напомнила она и продолжила: - Я всегда говорю то, что у меня на уме... Может, тебе действительно стоит поменять факультет? Мы только начали учиться, а ты уже загремел на больничную койку. Думаю, дальше будет еще сложнее...
   - Я... - начал было Изуку, но его опередил Киришима:
   - Притормози, Асуи! Мидория сможет учиться с нами и без причуды! В конце концов, несмотря на то, что Айзава-сенсей и отчитал его, готов поспорить, на самом деле он считает, что Мидория неплохо держался против Бакуго. Он даже смог его захватить. Правда, Всемогущий почему-то проигнорировал этот факт...
   - Для победы нужно было захватить обоих злодеев, - напомнила Цу.
   - А разве Бакуго не должен был выбыть после захвата? - задумалась Очако.
   - Ну... - протянула Цу. - Это было бы логично, но в правилах такого сказано не было.
   - В любом случае, против Бакуго было бы непросто, наверно, любому из нас, вот, что я хотел сказать, - возвращаясь к своей теме, произнес Киришима. - У Бакуго мощная яркая причуда. Я даже немного ему завидую. Мое тело может становиться суперпрочным, что неплохо подходит для потасовки... однако мне будет непросто привлечь к себе внимание агентств, способность-то не шибко броская...
   - А по-моему, такая защитная причуда - то, что надо для профессионала! - с воодушевлением произнес Изуку.
   - Эх, - вздохнула Ашидо. - Геройство сейчас больше напоминает конкурс популярности...
   - У меня точно не будет проблем, - самодовольно изрек Аояма. - Мой пупочный лазер достаточно силён и при этом весьма бросается в глаза даже для уровня про. Только вот... - он слегка замялся и, получив от Ашидо тычок под ребра, нехотя выдавил: - Если долго использовать мою причуду, у меня начинает болеть животик...
   - Если говорить о броских и сильных способностях, то стоит упомянуть Бакуго и Тодороки, - произнесла Цу. - Правда, Бакуго с его хреновым характером все равно не стать популярным.
   - Ах ты дрянь! - завопил вскочивший с места Кацуки. - Я буду популярным!!!
   - О чем я и говорю, - флегматично подытожила Цу, указав пальцем на багрового от злости Кацуки, мечущего из глаз искры.
   - Прошло всего ничего с момента нашей социализации, и это поразительно, что все уже аподикдически1 осведомлены, какой ты злобный говнюк, - развел руками Каминари.
   - Че ты сказал?! - Кацуки, забыв о Цу, под хохот одноклассников набросился на Каминари. - Тебе мозг там, что ли, жмет?!
   "Охренеть, - изумленно наблюдая за происходящим, подумал Изуку. - Они издеваются над Каччаном..."
   - Сюда иди, скотина! Я тебя сейчас урою, тварь!.. - чем больше злился Кацуки, тем громче становился смех.
   - Фу, как неприлично, - сморщила носик Яойорозу.
   - Но ведь весело! - усмехнулась Очако.
   - Эй, хватит ерундой маяться, - в проходе возник Айзава-сенсей. - Мы почти прибыли, готовьтесь на выход.
   Автобус снизил скорость и свернул с трассы. За окном среди густых крон деревьев показался огромный металлический купол. Вблизи он казался вообще необъятным. Айзава-сенсей терпеливо подождал, пока ученики под руководством Ииды покинут автобус, после чего приказал им не отставать и направился ко входу.
   - Мать моя женщина... - едва переступив порог, восхищенно присвистнул Серо. Остальные также пораженно смотрели на открывшийся перед ними вид. Площадка, на которой они все столпились, находилась на возвышенности, поэтому обзор был отменный. На её краю стояло два массивных прямоугольных столба, между которыми была натянута ткань в большую клетку, образуя своеобразную арку. За ней убегала вниз длинная широкая каменная лестница, у подножия которой расположился круглый фонтан. От него в разные стороны расходились аккуратные утрамбованные дорожки, разделявшие тренировочный комплекс на несколько зон. Некоторые были накрыты куполами, отчего не было видно, что находится внутри. Справа расположился водоем с высокой водной горкой, как в аквапарке. Чуть далее возвышались скалы. Слева было нагромождение из обломков дорог и зданий, перемешанных с останками автомобилей.
   - Приветствую, - раздался откуда-то сбоку приглушённый, с небольшими помехами, словно из динамика, голос. Ребята инстинктивно завертели головами в поисках источника звука.
   - Я здесь, - из-за правой колонны показался хозяин голоса. Он был одет в белый космический скафандр, голову скрывал большой круглый непроницаемый шлем. На фоне массивного костюма торчащие из него ноги были похожи на тонкие палочки и смотрелись комично. Однако никто не смеялся, ученики смотрели на преподавателя с трепетным благоговением.
   - Все знакомы с Тринадцатым? - подал голос возникший рядом Айзава-сенсей.
   - Конечно! - ответила Очако, и одноклассники за её спиной утвердительно закивали. - Он оказывает феноменальную помощь в борьбе со стихийными бедствиями, его все любят!
   - Спасибо, - хоть лица Тринадцатого не было видно, но по голосу стало понятно, что ему очень приятны слова Очако. - Комплекс, что перед вами, я разработал собственноручно для симуляции самых разнообразных катастроф и аварий. Он включает в себя несколько зон, где вы сможете потренироваться в проведении спасательных работ в условиях пожара, оползней, цунами и прочих стихийных бедствий.
   - Эх, - вздохнул Каминари. - А я так надеялся, что это все-таки аттракционы...
   - Многим моя тренировочная зона напоминает парк развлечений, - усмехнулся Тринадцатый. - Поэтому я назвал её "Ю-Эс-Джей"2.
   - Эй, Тринадцатый, а где Всемогущий? - повертев головой по сторонам, поинтересовался Айзава-сенсей.
   - Судя по тому, что я слышал, по дороге он, не переставая, геройствовал, пока его время не закончилось, - ответил Тринадцатый, как бы невзначай показав три пальца. Что означал этот жест, Изуку не понял, но обратил внимание, что лицо Айзавы-сенсея помрачнело.
   - Он позвонил мне буквально перед вашим приездом, - добавил Тринадцатый. - Похоже, сейчас он в комнате отдыха, так что придется проводить занятие без него...
   - Он напрочь лишен здравого смысла... - пробурчал Айзава-сенсей и повернулся к ученикам. - Тогда не будем больше терять времени.
   - Прежде, чем мы начнем тренировку, я бы хотел сказать пару вещей в качестве введения, - заговорил Тринадцатый, обращаясь уже к классу. - Как многие из вас знают, моя причуда - черная дыра. Неважно, что она поглотит, - абсолютно все исчезает бесследно.
   - Идеальная способность для устранения обломков и спасения людей при катастрофах! - не удержался Изуку.
   - Ага, - подтвердил Тринадцатый. - Однако эта причуда может быть использована и для убийства. Этим она не отличается от остальных. Даже любая из ваших способностей может причинить вред другим людям. Именно поэтому и существует Регламент правильного использования причуд. Во время теста Айзавы вы узнали истинный потенциал своей силы, а после испытания битвой у Всемогущего - поняли, какую опасность она несет...
   Все невольно посмотрели на Кацуки, который, ощутив на себе косые взгляды, презрительно цыкнул и отвернулся.
   - На сегодняшнем занятии мы будем изучать, как ваши причуды могут послужить для спасения! Ведь они существуют в первую очередь для помощи людям! - произнес Тринадцатый, не замечая легкого волнения в рядах своих слушателей, и резюмировал: - На этом все, благодарю, что слушали меня так внимательно и терпеливо.
   В знак своей признательности он низко поклонился. Ученики восхищенно зааплодировали, кто-то даже крикнул "Браво!"
   - Ладно, - произнес Айзава-сенсей, прерывая овации. - Для начала...
   Он умолк на полуслове: его ушей коснулся едва слышимый всплеск позади. Айзава-сенсей медленно обернулся, чувствуя, как внутри все холодеет. Внизу, над фонтаном, появилась странная темно-лиловая воронка, стремительно растущая в размерах. Из её центра показались иссохшие желтоватые пальцы с длинными неухоженными ногтями, которые жадно вытянулись вперед, и следом, буквально через мгновение, возникла жуткого вида голова, с которой свисали грязными сосульками длинные нечесаные седые волосы. Помимо спутанных прядей, лицо закрывала мертвенно-бледная ладонь другой руки, между пальцами которой виднелись лишь горящие безумием выпученные глаза.
   - Всем собраться вместе... И НЕ ДВИГАТЬСЯ!!! - в отчаянном вопле Айзавы почувствовался неподдельный страх, мгновенно передавшийся ученикам, которые тут же сбились в кучу. - Тринадцатый, защищай учеников!!!
   Воронка расширилась до громадных размеров, клубясь по краям, словно туман. Обладатель жуткой головы уже показался практически полностью: это был высокий худощавый человек в черной одежде. Кисть на лице оказалась чужой и была обрублена в районе запястья. Несколько таких же бескровных кистей вцепилось ему в затылок, в шею, плечи, руки и ноги. Из разных точек воронки начали материализоваться ещё фигуры. Седой ступил на землю первым, прочие незваные гости, покидая воронку, выстраивались по обеим сторонам от него. Некоторые выглядели, как люди, но большинство напоминало монстров. Не всем повезло с причудой, и многие мутировали до неузнаваемости, сохранив человекоподобный вид лишь отдаленно.
   - Похоже, тренировка пройдет по сценарию вступительного экзамена, - напряженно всматриваясь вниз, произнес Киришима и активировал свою причуду. Его кожа, уплотнившись, стала похожа на камень. Количество прибывающих все увеличивалось.
   - НИ С МЕСТА! - приказал Айзава и, нацепив свои очки, которые до этого были спрятаны у него под лентой, крикнул: - ЭТО НЕ ТЕСТ! ЭТО НАСТОЯЩИЕ ЗЛОДЕИ!
   - Сотриголова, Тринадцатый... Согласно плану, украденному из школы утром, тут должен быть еще и Всемогущий...- низкий утробный голос доносился изнутри туманной воронки, которая начала понемногу сжиматься, пока не приняла форму человеческого силуэта. Два горящих уголька вспыхнули в месте, где обычно располагаются глаза. Айзава-сенсей едва заметно вздрогнул, когда к нему обратились по геройскому имени. Выходит, злодеи знают, кто они такие, а значит велика вероятность, что они в курсе их способностей.
   - Мы догадывались, что утреннее вторжение -дело рук злодеев! - отозвался Айзава-сенсей в попытке потянуть время для оценки их ситуации. Хотя не нужно было быть экспертом, чтобы понять, в какой они сейчас заднице. Злодеев насчитывалось несколько десятков, в то время как преподавателей было всего двое. И двадцать зеленых первогодок.
   - Откуда тут взялись злодеи?! - воскликнула Яойорозу. - Разве тут нет датчиков слежения?
   - Есть, но... - начал было Тринадцатый, как его перебил Тодороки:
   - Скорее всего, датчики не сработали, потому что у кого-то из них есть причуда, позволившая их обойти. Злодеи возникли словно из воздуха, это было похоже на телепортацию... надеюсь, они не появились где-то еще...
   Несмотря на то, что голос Тодороки звучал спокойно, Яойорозу почувствовала, что он тоже напряжен.
   - Они напали вдали от академии, когда здесь по расписанию стоял урок. Нападение выглядит заранее спланированным, - продолжил Тодороки. - И у них должна быть серьезная причина, чтобы так нагло вломиться сюда...
   - Тринадцатый, начинай эвакуацию, - распорядился тем временем Айзава-сенсей. - Кто-то из злодеев блокирует сигнал, не могу вызвать подмогу, поэтому нужно как можно быстрее вывести учеников в безопасную зону...
   - Где он?.. - ушей героев коснулось злобное шипение седого. От его вкрадчиво-угрожающего голоса, в котором проскользнули нотки раздражения, стало жутко.
   - Мы через столько прошли... Мы собрали столько народа... Только не говорите мне, что Всемогущего здесь нет... - мерзкий сипловатый шелест пробирал до мурашек. Седой вскинул голову вверх и шумно втянул воздух, словно ему не хватало кислорода. Их взору открылась шея с дряблой расцарапанной в кровь кожей. Зрелище вызывало отвращение. Седой кровожадно уставился на столпившихся позади Айзавы учеников и медленно проговорил:
   - Интересно, объявится ли он, если мы перебьем всех детей?!
   - Каминари, пробуй связаться с академией своей причудой! - крикнул Айзава и сиганул вниз.
   - А?.. - растерянно переспросил Каминари, на лице которого было написано, что он не готов к такой ответственности.
   - Кто это? - завидев летящего на них Айзаву, спросил один из злодеев. - Я думал, тут будут только Тринадцатый и Всемогущий...
   - Какая разница, если он сейчас станет трупом! - крикнул другой злодей, выбрасывая вперед руку, вместо пальцев которой были стволы пистолетов. Раздалось несколько щелчков... и больше ничего не произошло.
   - Что за фигня? Почему не стреляет? - недоумевающе произнес злодей и ощутил, как его тело стянуло какой-то лентой, лишив возможности двигаться. Прежде, чем он успел понять, что произошло, его швырнуло в сторону, где он столкнулся с кем-то еще и провалился в темноту без сознания.
   - Идиоты, это же Сотриголова! - вперед вышел четырехрукий громила ростом под три метра. Почти все его тело покрывала жесткая бронированная чешуя, а за широкими плечами можно было спрятать небольшой грузовичок.
   - Он стирает причуды одним лишь взглядом! - пояснил здоровяк и, с пренебрежением обратившись к Айзаве, спросил: - Только вот сможешь ли ты стереть такую мутацию, как у меня?
   - Все на выход! - скомандовал Тринадцатый. Изуку, не в силах оторвать взгляда от происходящего, замер на месте.
   - Нам нужно эвакуироваться! - крикнул Иида, хватая его за локоть. - Не время зевать!
   - Разве он справится совсем один?! - воскликнул Изуку, попытавшись освободиться.
   - Конечно! - с трудом удерживаясь, чтобы не отвесить тому затрещину, Иида потянул его за собой к остальным. - Айзава-сенсей специализируется как раз в схватке против большого количества соперников! Из-за того, что очки скрывают его глаза, враги не видят, чью причуду он стер. При помощи ленты на своей шее он может атаковать с расстояния, а в ближнем бою ему вообще нет равных!..
   Словно в доказательство только что произнесенного Иидой, четко поставленный удар Айзавы отбросил напавшего громилу назад. Лента со свистом соскользнула с шеи учителя, обвилась вокруг ноги противника и приложила его о землю. Еще один злодей с коротким ирокезом и в маске атаковал со спины. Айзава с легкостью увернулся от его удара и с силой дернул за ленту, которой до сих пор был опутан лежащий без сознания громила. Его тело взмыло вверх и, врезавшись в злодея с ирокезом, сбило того с ног. Вдвоем они рухнули на землю, зацепив еще нескольких головорезов.
   - Черт... - прошипел седой, наблюдая, как Айзава в одиночку расправляется с его бандой. Его пальцы машинально потянулись к горлу, обломанные ногти с хрустом царапнули сухую кожу. Взгляд переместился чуть выше - где Тринадцатый и класс поспешно направлялись к выходу.
   - Не так быстро... - криво усмехнулся седой и, повернувшись к туманному силуэту, еле заметно кивнул.
   Густая темно-лиловая завеса возникла перед беглецами неожиданно и перекрыла путь. Тринадцатый чуть успел затормозить. Ученики, натыкаясь друг на друга, тоже остановились. Туман снова принял человекоподобный облик, сверкнув яркими зловещими угольками.
   - Приветствую, - прозвучал низкий голос туманного злодея. - Мы - Лига Злодеев. Прошу прощения за наглость, но мы взяли на себя смелость вторгнуться на геройскую базу "Юэй". Нас интересует лишь Всемогущий. Разве он не должен быть тут? Мы вообще-то пришли его убить...
   "Убить... Всемогущего?.. - от накатившего на него ужаса Изуку перестал даже дышать. - Как такое вообще возможно? Неужели они серьезно вздумали уничтожить самого сильного героя планеты?.."
   Неожиданно выскочившие вперед Кацуки и Киришима привели Изуку в чувство, не позволив ему окончательно провалиться в омут размышлений. Оттеснив назад Тринадцатого, парни набросились на злодея, наугад атакуя его своими причудами. Уплотненный кулак Киришимы рассек лишь воздух, взрыв Кацуки разметал туманную дымку в разные стороны. Однако, хоть они не нанесли злодею видимого вреда, тот отшатнулся назад и непроизвольно бросил:
   - Это было опасно... хотя вы же "будущее мира героев"...
   - Бесполезно! - закричал Тринадцатый. - Вы двое!.. БЕГИТЕ!
   Но было уже поздно: туман разросся до невероятных размеров и накрыл собой почти всех учеников. Изуку задрал голову, над ними начали расти воронки, похожие на ту, из которой появились злодеи.
   - Вы будете разделены!.. Вас будут пытать... - голос злодея проникал в голову каждого и звучал словно изнутри. - ...и вас убьют... всех до единого.
   Все погрузилось во тьму. Изуку инстинктивно съежился, прикрывшись руками, и вдруг ощутил, что падает. Причем почему-то головой вниз и набирая скорость. Локти сами собой разъехались в стороны, открывая лицо, и Изуку увидел стремительно приближающуюся водную гладь. Едва успев сгруппироваться, он вошел в воду. Оказавшись на весьма приличной глубине, Изуку наконец остановился. Вода для озера была на удивление прозрачной, где-то далеко внизу даже было видно дно. Изуку, конечно, мог ошибаться, но ему показалось, что между покрытыми илом камнями блеснул кусочек металлической плиты. Решив, что у него начинаются галлюцинации из-за нехватки кислорода, Изуку поспешил обратно к поверхности.
   - Привет, дружочек! - булькнул приглушенный голос, и перед Изуку возникло существо с телом человека и акульей головой. Судя по всему, трудностей с дыханием под водой этот "общительный" монстр не испытывал. Раскрыв пасть с тройным рядом зубов, "акулоголовый" двинулся на Изуку. Тот попытался уклониться, но вода сильно замедляла и стесняла его движения. Сбоку метнулось что-то зеленое и врезалось прямо в злодея, которого завертело и отнесло куда-то в сторону. Это была Цу. С непроницаемым лицом, будто она только что не обезвредила врага, а просто вышла искупнуться, Цу выбросила вперед свой невероятно длинный язык, который, достигнув Изуку, несколько раз обернулся вокруг его тела. Двигаясь легко и изящно, она быстро достигла поверхности и вынырнула около катера, расположившегося в середине водоема. Язык Цу, вырвавшийся из воды следом, прочертил в воздухе небольшую дугу, увлекая за собой почти захлебнувшегося Изуку. Над катером язык разжался, и Изуку шмякнулся на палубу. От удара вода, попавшая в легкие, разом вышла наружу. Закашлявшись и отплевывая её остатки, Изуку неуклюже поднялся на ноги. Перед ним рухнуло еще одно тело, заставив Изуку отпрянуть назад. Тело застонало, дав понять, что оно еще живое. Это был их низкорослый одноклассник с лиловыми шарами на голове. Потирая ушибленный затылок и копчик, карлик поднялся на ноги. Цу выпрыгнула из воды и уцепилась в бортик катера.
   - Спасибо, Асуи... - пробормотал Изуку, помогая ей взобраться.
   - Зови меня Цу, - вновь напомнила она и спрыгнула на мокрые доски. - У нас нехилые проблемы, ребятки...
   - Утренний инцидент с проникновением прессы был явно не случайным, - произнес Изуку. - Тодороки прав, скорее всего, они планировали это заранее и им не хватало лишь информации о точном местонахождении Всемогущего...
   - Не-не-не! - запричитал вдруг "шароголовый". - Они не могут убить Всемогущего! Да едва он появится, то раскатает их одной левой!..
   - Минеда3... - тихо произнесла Цу. - Тебе не кажется, что было бы глупо с их стороны явиться прямиком к Всемогущему, чтобы он их раскатал? Думаю, они не блефуют и на самом деле придумали, как его убить. Наша задача - продержаться до прихода Всемогущего... и надеяться, что с ним тоже будет все в порядке...
   С каждым сказанным ею словом лицо Минеды все больше искажала гримаса неподдельного ужаса.
   - Мидория! - громко завопив, Минеда вцепился в руку Изуку. Тот не шелохнулся. Он размышлял над сказанным Цу и над словами туманного злодея... "Цу права, у них явно есть план, как уничтожить Всемогущего, иначе бы они так открыто сюда не заявились..."
   - Какие бы не были причины этих ублюдков, - начал Изуку севшим голосом, - раз они придумали, как его убить, то у нас нет другого выхода...
   Во рту пересохло. Изуку нервно сглотнул, чувствуя, как горло раздирает изнутри, и покосился за борт. На небольшом расстоянии от них, торча по шею в воде, находилось несколько фигур, одна из которых принадлежала "акулоголовому". За другим бортом расположился еще с десяток злодеев. Образовав вокруг катера своеобразное кольцо, они не спешили атаковать, словно чего-то выжидая.
   - ...Нам придется победить... - выдохнул Изуку и сжал поручень, пытаясь подавить предательскую дрожь. Цу без лишних колебаний кивнула. Минеда в отчаянии смотрел то на своих одноклассников, то на окруживших их злодеев. При одной мысли, что ему придется сражаться, пол начал уходить из-под ног. Сжав оставшуюся волю в кулак, Минеда завопил:
   - Что значит: победить?! Ты совсем сдурел, Мидория?! Они собрались убить Всемогущего!!! Мы должны просто сидеть тихо и ждать помощи!!!
   - Скорее всего, все эти злодеи обладают причудами, дающими преимущество в воде, - произнес Изуку, проигнорировав Минеду, чем довел того до исступления. - Значит, они знали о том, как устроен парк, и разбросали своих людей с учетом этого. Но при этом, ты, Асуи... кхм... Цу, можешь спокойно передвигаться в воде. Тебе не кажется странным, что тебя забросили в зону с идеальной для твоей причуды стихией?
   - Ну, как-то нелогично, - согласилась Цу, не сводя с Изуку своих больших круглых глаз.
   - Думаю, они просто не знают, какие у учеников способности, - подытожил Изуку. - Они надеются победить нас количеством. У нас лишь одно преимущество - их неведение...
   - Я обладаю способностями лягушки, - произнесла Цу. - Я могу высоко прыгать и лазить по стенам. Мой язык растягивается до двадцати метров в длину. Еще я могу сильно раздуть живот. Он покрыт ядовитой слизью, которую я могу выделять... яд не смертелен, но может вызвать временный паралич и сильное отравление...
   - ...Выделять... - словно эхо повторил Минеда.
   - Вообще последние две способности не сильно полезные... - добавила Цу.
   - ...Выделять... - Минеда повторял это слово снова и снова, как зачарованный.
   - Ты довольно сильная, - проговорил Изуку, покосившись на того с опаской. - Чтобы снова не запороть тренировку из-за отсутствия способностей, я заглянул в инженерную мастерскую. Они вручили мне кое-что из разрешенного для урока снаряжения. Возможно, что-нибудь из него пригодится...
   Внимание Цу и Изуку привлек к себе чавкающий звук снизу. Минеда стоял перед ними, держа в руке лиловый шарик, который только что вырвал из своей головы. Заметив, что на него смотрят, Минеда приклеил шарик к бортику. Раздался похожий чавкающий звук.
   - Эта штука очень липкая, - пояснил Минеда. - В зависимости от моего здоровья он может продержаться целый день. На месте вырванных шаров вырастают новые. Если вырвать сильно много, то моя голова начнет кровоточить. К шарам прилипает все, кроме меня, от моих касаний они лишь дергаются и пружинят...
   С этими словами Минеда ткнул пальцем в прилипший шарик, завибрировавший, словно пудинг, и посмотрел на Изуку и Цу. Те смотрели на него в ответ и молчали. На лбу Минеды выступили капельки пота, но одноклассники не спешили что-то говорить.
   - Я же говорил, давайте ждать помощи!!! - не выдержав, завопил Минеда. - Моя причуда - полный отстой и не годится для боя!!!
   - Успокойся! - воскликнул Изуку. - У тебя нормальная причуда, просто нам нужно придумать, как её использовать...
   Что-то с громким треском обрушилось на катер и разрубило его пополам. Изуку и Цу, не сговариваясь, схватились за руки и уцепились за бортики чтобы не упасть. Выпавшего Минеду вовремя подхватила Цу своим длинным языком. Тот, вопя в панике что-то нечленораздельное, принялся вырывать из своей головы шарики и остервенело швырять их в воду, остановившись лишь когда его ноги коснулись палубы. Злодеи, остерегаясь неизвестных им плавающих штуковин, старательно держались от них на расстоянии.
   - Еще минута, и вам конец! - оскалился "акулоголовый".
   - А-А-А!!! НАМ КОНЕ-Е-ЕЦ!!! - истошно завопил Минеда.
   - Минеда, ты точно пришел в "Юэй", чтобы стать героем? - решила уточнить слегка оглушенная Цу.
   - ЗАТКНИСЬ! - чуть не плача, крикнул Минеда. - Вы-то чего такие спокойные?! Еще недавно мы были простыми школьниками! Если бы я знал, что почти сразу после поступления мы окажемся в ситуации, в которой нас могут убить... Боже, дай мне хоть перед смертью пожмякать грудь Яойорозу!.. ГДЕ ТВОЙ ПЛАН, МИДОРИЯ?!
   Изуку почувствовал, как начинает крениться палуба, и покрепче вцепился в холодный металлический бортик.
   ГЛАВА 13. ВРЕМЯ ИМПРОВИЗАЦИЙ
  
   Иида приоткрыл глаза. Он по-прежнему находился на площадке. Обернувшись, он заметил стоявших позади него Тринадцатого и Шоджи. Рядом с ними растерянно озиралась по сторонам Очако. Чуть дальше прямо на земле сидели Ашидо, Серо и Сато. Больше никого из класса видно не было. Туманный злодей, снова уменьшившийся до человеческих размеров, парил неподалеку от входа, преграждая путь для бегства.
   - Шоджи, ты можешь проверить, где остальные?! - крикнул Иида, пытаясь подавить растущий внутри страх.
   - Я чувствую их, - кивнул Шоджи. - Почти всех разбросало, но они все ещё находятся в парке. У этого типа способность искривлять пространство и становиться неосязаемым... опасный противник...
   - Староста! - окликнул Ииду Тринадцатый. - Беги как можно скорее в академию и передай, что на нас напали!
   - Но!.. - заикнулся было Иида, но обычно дружелюбный Сато раздраженно рявкнул:
   - Он же сказал - беги!!!
   - Используй свою причуду, чтобы прорваться к выходу! - поддержал его Серо. - Не думаю, что они погонятся за тобой за пределами парка!
   Иида судорожно втянул воздух, глядя, с какой надеждой на него смотрят одноклассники и учитель. Задержал взгляд на лице Очако, которая, сжав кулачки, с воодушевлением произнесла:
   - Мы будем помогать учителям сдерживать злодеев, сколько потребуется! Обещаем!
   - Мы рассчитываем на тебя, староста! - голос Ашидо прозвучал уже за спиной: Иида что есть мочи рванул с места. Злодей среагировал сразу же: туманная дымка, расширяясь на глазах, устремилась к Ииде в попытке его поглотить. Слева мелькнуло что-то белое. Иида краем глаза увидел, как Тринадцатый кинулся наперерез злодею и, выбросив вперед руку, активировал свою причуду. Туман стало засасывать в перчатку. Иида поспешил запустить двигатели и пронесся мимо злодея раньше, чем тот успел его перехватить.
   - Тринадцатый... все-таки твой боевой опыт явно ниже, чем у твоих товарищей... - в голосе злодея прозвучали нотки превосходства. Прежде, чем герои успели осмыслить услышанное, позади Тринадцатого возникла воронка, и тот почувствовал, что его начинает затягивать вовнутрь с огромной силой. Скафандр, жалобно затрещав, не выдержал и начал распадаться на куски, которые безвозвратно исчезали в воронке. Следом треснул шлем.
   - Повержен... своей же силой... - пафосно изрек туман, наблюдая за тем, как противника разрывает на части. Затем его взгляд обратился к Ииде. С трудом сдерживаясь, чтобы не вопить от боли, Тринадцатый рухнул на землю. Спина, с которой живьем содрало кожу и часть мышц, горела огнем.
   - Боюсь, я не могу позволить тебе убежать! - злодей, потеряв интерес к Тринадцатому, исчез и в ту же секунду возник перед беглецом. Иида осознал, что не успевает затормозить, и, обреченно зажмурившись, приготовился к столкновению.
   - Беги! - голос Шоджи привел его в чувство. Иида, широко распахнув глаза, увидел, как тот прыгнул прямиком на злодея, отчего дымка на некоторое время рассеялась. Путь снова был свободен.
   "Все вы... доверились мне... целый класс!.. - Иида сжал зубы и ускорился, оставляя Шоджи далеко позади. - Умоляю, дождитесь меня!!!"
   Выход был прямо перед ним. Дверь, ведущая наружу, была автоматической. Ииду прошиб пот. "Получится ли её открыть? Или придется проламывать? А вдруг она слишком толстая?.." - мысли хаотично роились в голове, пока ноги несли его вперед.
   - Не торопись, очкарик! - злодей возник сбоку, его клубящиеся дымчатые щупальца потянулись к Ииде. - ИСЧЕЗНИ!..
   - А-а-а! - с боевым кличем на злодея обрушилась Очако.
   - Это бесполезно! Урарака, не лезь! - завопил Иида, однако с изумлением увидел, что та повисла на казавшемся неосязаемым злодее, как на вполне обычном материальном существе. Туман слегка разметало в стороны. На свету блеснул металлический шлем, в который и вцепилась Очако.
   - У него есть тело! - завопила она и зашвырнула ставшего невесомым злодея как можно выше. - Иида, БЕГИ-И-И!!!
   Несмотря на потерю веса, злодей смог изменить траекторию и устремиться обратно вниз. Но цели достигнуть он так и не успел: взявшиеся непонятно откуда липкие ленты обвили его шлем, и злодей почувствовал, как его тащит назад.
   - Я держу его! - завопил Серо, вцепившись в ленты, выпущенные из его локтей. Пока злодей безуспешно пытался их отклеить, Иида достиг дверей и, с усилием разжав створки, покинул парк.
  

* * *

  
   Вжавшись в бортик, Изуку лихорадочно размышлял. Времени оставалось не так уж и много: обе половинки катера уже дали заметный крен и медленно уходили вниз. Вытесняемая вода, громко булькая, закручивалась маленькими водоворотами в месте разлома.
   - Есть мысль, но, возможно, вам не понравится, - нервно потерев подбородок, проговорил Изуку и кинул задумчивый взгляд на берег.
   - Я готов выслушать любые идеи, дающие надежду на спасение! - взвизгнул Минеда, уцепившийся в поручень позади него.
   - Думаю, мне вряд ли не понравится что-то больше, чем наша текущая ситуация, - вполне хладнокровно отреагировала Цу.
   - Ты же высоко прыгаешь? - спросил Изуку, достав из кармана небольшие защитные очки и пластмассовую коробочку.
   - Да, но нас перехватят, едва мы покинем катер... - Цу неотрывно следила за действиями Изуку и, когда тот следом выудил стальную трубку с отверстиями и торчащим из верхушки кольцом, охнула: - Граната?!
   - Светошумовая4, - пояснил Изуку.
   - И тебе разрешили её взять? - недоверчиво спросила Цу.
   - Ну вообще мне разрешили взять только очки и веревку. Гранату с берушами я взял самовольно. На случай, если вдруг у Каччана снова поедет крыша... Не хотелось снова терпеть удары, пока учитель не вмешается... - пряча глаза, пробормотал Изуку и, спохватившись, поспешно добавил: - Разумеется, я бы не стал её использовать без крайней нужды!
   - По правде говоря, мне сложно тебя осуждать, - приложив указательный палец к нижней губе, проговорила Цу. - И даже с гранатой ты все равно безобиднее большинства в классе.
   Обломки катера заняли практически вертикальное положение и неспешно шли ко дну. Однако это не мешало Цу болтаться на одной руке с абсолютно невозмутимым видом.
   - Ребята! Бросайте уже гранату в злодеев и валим!!! - в панике завопил Минеда. Благо, из-за шума воды злодеи его не услышали. По крайней мере, Изуку на это надеялся.
   - Вывести из строя всех не выйдет: повезет, если полностью зацепит хотя бы тех, кто с нашей стороны. И даже при этом их дезориентирует секунд на тридцать, не более, - произнес Изуку, подтягиваясь чуть выше, из-за чего ботинки Минеды уперлись ему прямо в плечи, однако тот даже не подумал подобрать ноги или отодвинуться. - В принципе, нам может хватить этого, чтобы достичь берега, но...
   - Пожалуйста, давайте спасаться без всяких "но"! - чуть не плача, взмолился Минеда.
   - Даже при условии, что те, кого не заденет, не сразу поймут, что произошло, и мы каким-то чудом сможем удрать, это никак не решит саму проблему злодеев, - Изуку нахмурился. - Где-то там сражаются наши одноклассники и учителя. Мне кажется, мы не имеем права перекладывать на их плечи еще и этот груз.
   - И что ты предлагаешь? - спросила Цу. Минеда лишь сдавленно всхлипнул.
   - Эта зона предназначена для симуляции спасательных операций в воде. Не думаю, что все ограничивается лишь спасением утопающих. В будущем нам предстоит спасать людей при серьезных стихийных бедствиях. На дне я видел что-то металлическое. Возможно, какой-то люк или заслонка. Готов поспорить, весь водоем, включая дно и склоны, - это огромный управляемый симулятор. Пункт управления должен быть поблизости, чтобы преподаватель мог непосредственно на месте контролировать процесс. Вряд ли та будка - билетная касса, - Изуку ткнул пальцем на берег чуть правее горки, где стояла неприметная с виду металлическая коробка. - Если у нас получится устроить злодеям мини-шторм...
   - А если ты ошибаешься?! - перебил его Минеда.
   - Убежать мы всегда успеем, - ответил Изуку. - Мы должны использовать даже самый мизерный шанс их обезвредить...
   - Пока мы будем проверять твои теории, они нас заметят и схватят! - категорично заявил Минеда.
   - Можешь тогда вообще тут оставаться, - отрезала Цу, и тот сразу затих.
   - Минеда, - примирительно обратился к нему Изуку. - У нас получится, если мы будем работать сообща. Пока мы будем в прыжке, постарайся набросать в воду как можно больше своих шаров. Это замедлит злодеев и даст нам небольшую фору.
   - Угу, - буркнул тот. Видимо, оставаться он все же не собирался.
   - Как только я брошу гранату, у нас будет четыре секунды до взрыва, - произнес Изуку и протянул Цу очки с берушами. - Бери, ты должна все видеть и слышать.
   - А как же мы? - испуганно проскулил Минеда. - Нас же контузит! У тебя нет еще?
   - Нет, - отозвался Изуку. - Глаза можно прикрыть руками. Сейчас придумаю, чем заткнуть уши...
   Его взгляд задержался на развевающемся на ветру плащике Минеды. Недолго думая, Изуку ухватился за край ткани и с треском оторвал широкую полоску. Помогая себе зубами, он разодрал лоскут на четыре части, две протянул Минеде, а оставшиеся поочередно затолкал себе в уши. Минеда поспешно сделал то же самое.
   Вода бурлила у самых ног, больше тянуть было нельзя. Злодеи, вынужденные держаться на расстоянии из-за дрейфующих вокруг катера фиолетовых шариков, терпеливо ждали. Изуку подтянулся и, выдернув чеку зубами, швырнул гранату.
  

* * *

  
   Каминари с трудом увернулся от летящего в него огромного кулака и, попятившись, уткнулся в кого-то спиной.
   - Аккуратнее, придурок! - рявкнул позади знакомый голос, принадлежавший его однокласснице с мочками-проводами.
   - Джиро, кто все эти люди?! - еще больше вжимаясь в её спину, завопил Каминари. Их окружило штук двадцать головорезов с самыми недвусмысленными намерениями. Кольцо постепенно сжималось, как и желудок Каминари.
   - Злодеи! - услышал он голос Яойорозу.
   - Ты же владеешь электричеством! - раздраженно произнесла Джиро. - Поджарь их уже, блин!
   - Я лишь могу покрываться электричеством! - не горя желанием идти в бой, заартачился Каминари. - Если я атакую с расстояния, то вас тоже заденет, я не могу это контролировать... К тому же у меня важное задание: я пытаюсь связаться с академией... Это я должен рассчитывать на вашу защиту, я...
   - Тц, ну и трепло... Побудешь, значит, нашим электрошокером, - буркнула Джиро и, нисколько не сдерживаясь, зарядила Каминари хорошего пенделя ногой.
   - Дура-а-а!!! - завопил тот, летя прямо на злодеев. Впечатавшись в ближайшего к ним громилу, Каминари пустил мощный разряд по телу, который тут же вывел злодея из строя. Каминари мгновенно преобразился: самодовольно приосанился и произнес уверенным голосом, ничуть не похожим на его скулёж секундной давности:
   - Ого, а я ведь очень силен! Все, девушки, можете на меня рассчитывать!
   - Сильно-то не борзейте, мелочь! - рявкнул еще один злодей и атаковал Каминари. Кисть его правой руки, начиная от запястья, была скрыта в толще огромного камня, который треснул и рассыпался при столкновении со лбом Каминари. Освобожденный кулак злодея ткнулся ему прямо в переносицу. Перед глазами все вспыхнуло, но не только от удара: Каминари снова активировал свою причуду, хорошенько тряхнув злодея током. Следом в того полетела невесть откуда взявшаяся сеть. Запутавшись в ней, злодей рухнул на землю и обреченно замер. Рядом упал без сознания и громила, которому волей случая досталось дважды: при повторном разряде Каминари не успел убрать с него ладони. Переступив через дымящуюся злодейскую тушку, он шагнул было к одноклассницам, но Джиро его остановила:
   - Подожди, у нас есть план!..
   Каминари неуверенно покосился на наступающую толпу злодеев и замер. Тем временем, провода Джиро удлинились, и аудио-разъемы на концах воткнулись в её сапоги со встроенными динамиками. Бегущих злодеев накрыло пульсирующей звуковой волной. Злодеи завопили, зажимая уши, и рухнули на землю.
   - Я готова! - крикнула Яойорозу, из спины которой вырвался огромный кусок ткани. Её способностью было создание любых неживых объектов. Причуду ограничивали лишь знания самой Яойорозу о молекулярном строении создаваемых предметов.
   - Вы от нас под простыней решили спрятаться?! - насмешливо поинтересовался злодей с крюком вместо руки. Как и у остальных, его уши еще не отошли после звуковой атаки, но подняться на ноги он сумел.
   - Каминари, можешь действовать! - крикнула Яойорозу. - Это стомиллиметровая изоляционная ткань!
   - Понял! - утерев кровь с разбитого носа, отозвался Каминари, и тотчас все вокруг заполонило множество электрических разрядов.
   Когда всполохи снаружи утихли, Яойорозу осторожно отвернула край ткани: злодеи лежали на земле и слабо дымились. Сам Каминари стоял на ногах в гордом одиночестве. Он как-то странно улыбался, пустив слюнку, и зачем-то показывал два больших пальца. Его глаза почти не фокусировались, но движение Яойорозу он уловил и, радостно замычав, начал показывать пальцы уже ей.
   - По-моему, если он переборщит с разрядом, его мозги замыкает, и он становится дебилом... - произнесла Джиро. - Я была с ним в паре на испытании битвой, он говорил что-то подобное...
   - Надеюсь, не навсегда? - обеспокоенно спросила Яойорозу, помахав Каминари рукой. Тот лишь пускал пузыри из слюны и лыбился, как умственно отсталый.
   - Нет, он отключается на какое-то время... вроде, - пожала плечами Джиро.
   - Нужно идти к выходу, - произнесла Яойорозу.
   - Ага... о-о-ох!.. - у Джиро резко перехватило дыхание: позади Каминари с громким треском разверзлась земля, и наружу вылез еще один злодей. Его лицо скрывала маска, а правая рука была окутана электричеством, как перчаткой. В левой он держал безвольно обмякшего, но по-прежнему лыбящегося Каминари.
   - Каминари! - в ужасе воскликнула Яойорозу.
   - Блин, мы слишком расслабились... - злясь на саму себя, процедила Джиро. - Нужно было догадаться, что кто-то может прятаться... Значит, вот кто глушил сигнал все это время...
   - Если вам дорог ваш друг, не двигаться, - произнес злодей. - Мне бы не хотелось убивать паренька с такой же электрической причудой, как у меня, но если дернетесь, ему крышка!
   Джиро и Яойорозу, как по команде, подняли руки вверх.
   - Чтоб вас с Каминари... - буркнула вдруг Джиро. - Батарейки ходячие... Не всем так повезло с причудой. Вам-то все дороги открыты, даже необязательно героем становиться...
   Яойорозу уловила краем глаза, как один из проводов Джиро устремился вниз к динамику на её сапоге, и внутренне усмехнулась. Теперь ясно, к чему вся эта внезапная болтовня.
   - Ты думала, я не замечу?! - вдруг рявкнул злодей и выпустил в Каминари небольшой разряд. Раздраженно стиснув зубы, Джиро отдернула провод обратно.
   - Не забывайте, что у меня заложник! - произнес злодей, демонстративно тряхнув Каминари за шиворот. - Если добровольно сдадитесь, то я его отпущу. Ваши жизни против жизни этого недоумка. Что выбираете?
  

* * *

  
   "...Три... Четыре..." - отсчитала про себя Цу. Прогремел взрыв, и ослепительная вспышка на мгновение поглотила все вокруг. Цу, ухватив Минеду за воротник, обвила Изуку языком вокруг торса и, с силой оттолкнувшись от тонущего обломка, прыгнула вперед. Изуку убрал руки от лица и вытащил уже ненужные затычки. В ушах засвистел ветер, заглушая крики злодеев, попавших под действие гранаты. Рядом истерично вопил Минеда, который, не обращая внимания на заливающую лоб кровь, безостановочно швырял вниз свои липкие шары.
   Водная гладь стремительно приближалась. Цу ослабила хватку, и её одноклассники шлепнулись в воду. Она же легко и изящно нырнула следом. Выплыв на поверхность, они торопливо погребли к берегу.
   Вблизи будка оказалась намного больше. Стремясь поскорее убраться с берега, где они были, как на ладони, ребята поспешно спрятались за сооружением. Привалившись спиной к холодному металлу, Изуку слегка сполз вниз. Сердце бешено колотилось. Нужно было спешить. Первая часть плана вроде как удалась, но Изуку было страшно даже выглянуть. Не исключено, что вслед за ними уже отправились.
   - Тут вход, - из-за угла раздался голос Цу. Изуку отошел от стены и осторожно обогнул будку. Цу стояла перед металлической дверью, верхняя часть которой была застеклена. Изуку заглянул в окно: внутри было очень темно, чтобы рассмотреть хоть что-то. Подоспевший Минеда, дернув дверь на себя, угрюмо констатировал:
   - Заперто.
   Изуку осмотрелся: в метрах ста зеленели густые заросли, чуть дальше возвышался купол еще одной зоны, позади была горка, а впереди - Центральная площадь. Везде под ногами был лишь песок, лишь ко входу вела дорожка из брусчатки. Некоторые камни вывалились и валялись по сторонам от неё.
   - Минеда, мне нужен твой плащ, - произнес Изуку.
   - Опять? - недовольно протянул тот, но послушно отстегнул оставшийся обрывок.
   Изуку расстелил ткань на песке и скинул в центр найденные им камни. Достав из кармана веревку, он стянул концы плаща вместе и, хорошенько перевязав получившийся узел, швырнул его в окно. Стекло с жалобным звоном осыпалось на пол. Аккуратно, стараясь не порезаться об острые осколки, торчащие из рамы, Изуку проскользнул в образовавшийся проем и мягко приземлился. Под ногами тихо звякнуло разбитое стекло. Пройдя вперед, Изуку услышал, как за спиной едва слышно спрыгнула Цу и грохнулся Минеда.
   Над головой забрезжил тусклый зеленоватый свет, которого оказалось вполне достаточно, чтобы осмотреться. Перед ними расположилась большая консоль с кучей кнопок и светящихся лампочек. Изуку подошел к ней вплотную. Раздалось тихое жужжание, и часть стены над консолью поползла вверх, открывая обзор на водоем. Злодеи собрались в кучу, но три фигуры отделились и гребли к берегу.
   - Надо торопиться! - побледнев, воскликнул Минеда и ткнул в первую попавшуюся кнопку.
   Из глубины вырвалось несколько мощных гейзеров, один из которых разметал в разные стороны основную массу злодеев. Минеда снова потянулся к консоли, но, получив по пальцам хлесткий удар языком от Цу, отдернул руку.
   - "Водовороты", - прочитал Изуку надпись на кнопке рядом. - Думаю, сойдёт...
   Запустив режим, Изуку перевел взгляд на водоем: злодеев, почти достигнувших берега, отнесло назад внезапно поднявшимся течением. То тут, то там начали возникать воронки, растущие на глазах. Некоторых злодеев затянуло, но основная масса умело справлялась с препятствиями и уверенно приближалась к берегу. Причем целенаправленно в сторону пункта управления.
   - "Цунами... использовать лишь в случае отсутствия людей в радиусе трехсот метров"... "Водный смерч... режим в стадии разработки"... "Колебания"... "Обратное течение"... "Джакузи"... На хрена им тут джакузи?.. Должно же быть хоть что-то эффективное... - взгляд Изуку быстро спускался вниз в поисках подходящего режима. - "Химическая очистка... активировать ТОЛЬКО в пустом парке и в костюмах химзащиты, возможны ядовитые испарения"... "Температурный режим"... "Суперскоростной сброс воды"...
   Изуку поднял голову и повернувшись, наткнулся на необычно загоревшийся взгляд Цу.
   - По-моему, идеально, - произнесла она и хлопнула по кнопке.
  

* * *

  
   Тодороки окинул презрительным взглядом полностью обледеневшую зону обвала, в которую его забросил туман. Чуть более десятка злодеев застыли перед ним ледяными статуями.
   - Значит, решили разделить нас и убить? - вместе со словами изо рта Тодороки вырвалось облачко пара. - Вы просто кучка отморозков, не умеющих пользоваться своими причудами.
   - Ах ты!.. - яростно завопил один из злодеев. Не в силах пошевелить даже головой, он лишь пучил глаза и скалил зубы: - Вот доберусь до тебя...
   Но Тодороки его не слушал, размышляя над словами седого человека. Кроме него, реальную угрозу представляла еще пара человек, не более, основная масса была просто пушечным мясом, что пригнали для численного преимущества. Эти жалкие отбросы только и годились для нападения на неопытных первокурсников. Каким образом они собрались расправиться со Всемогущим, сильнейшим героем в мире, оставалось загадкой.
   - Эй, - небрежно обратился Тодороки к злодеям. - В чем заключается план по убийству Всемогущего?
   Те ответили ему упрямым молчанием.
   - Ладно, - Тодороки пнул попавший под ногу кусочек льда. - Кратко обрисую ваши перспективы: вас ждет медленная смерть от некроза. Хоть я собираюсь стать героем и мне бы не хотелось подобного исхода, если будете молчать, оставлю вас тут подыхать. Мой отец - Старатель. Он способен замять и не такое дело.
   - П-п-пошел к ч-ч-черту, мелкий вонюч-ч-чий з-з-засранец! - стуча зубами, отозвался ближайший к нему злодей. Еще парочка человек промычала что-то нечленораздельное, остальные были на грани потери сознания.
   - Ну, нет, так нет, - пожав плечами, Тодороки повернулся и быстро зашагал прочь.
   - В-в-вот коз-з-зел... - едва двигая посиневшими губами, просипел злодей и, собрав последние силы, крикнул: - П-п-под-д-дожди!..
  

* * *

  
   - Чертовы детишки! - раздраженно зарычал "акулоголовый", начав озираться по сторонам, едва к нему вернулось зрение. Заподозрив страшное, он поспешно рванул к месту крушения, однако рывок вышел не очень изящный, словно его что-то сдерживало. Обломки катера, прощально булькнув напоследок, скрылись под водой. Обернувшись, "акулоголовый" увидел, что к нему приклеилось двое соратников. Всему виной были те самые фиолетовые шарики. Сделав пару тщетных попыток оторвать от себя балласт, "акулоголовый" злобно зарычал. Не только он попался в ловушку секретного оружия Минеды: еще несколько человек беспомощно барахтались, пытаясь отцепиться друг от друга. Те, кто оказался по другую сторону катера, не пострадали ни от гранаты, ни от шаров, но громкий взрыв привлек их внимание. Самые быстрые, обогнув тонущий катер, увидели, как три фигурки выбрались на берег и помчались в сторону какого-то сооружения.
   - Они удрали! - завопил злодей с головой морского конька и первым рванул в погоню. За ним последовали еще двое.
   Несколько мощных выбросов воды взорвало спокойную гладь. "Акулоголовый" почувствовал, как неведомая сила подбрасывает его вместе с вынужденными "соседями" вверх. Взмыв на несколько метров, они камнем рухнули вниз на злодеев, не успевших отплыть. В результате, те тоже прилипли и пополнили коллекцию "акулоголового".
   - Мне или кажется, или появилось какое-то течение? - задумчиво произнес злодей, разрубивший катер. Словно в подтверждение его слов, небольшая волна отшвырнула далеко назад почти достигнувшую суши троицу.
   - Там внизу что-то происходит! - раздался чей-то крик над водоемом.
   Многие тоже ощутили какие-то изменения под водой и, заметив возникающие воронки, торопливо погребли в сторону берега, стараясь их избегать. Часть злодеев все же угодила в ловушки, но большинство уверенно двигалось к цели. Из-за того, что вода вокруг закручивалась в водоворотах и течениях, злодеи не обратили внимание, когда на дне что-то содрогнулось. Лишь чуть позже они почувствовали, что течение заметно усилилось, и ускорились. Однако было уже поздно: их стремительно снесло обратно в центр. Тонны воды с грохотом исчезали в громадном проеме, увлекая за собой истошно вопящих злодеев.
   Ребята пораженно наблюдали за тем, как стремительно падает уровень воды. Когда показалось красноватое металлическое дно, усыпанное камнями и измазанное смесью грязи и водорослей, створки громадного слива, размером с классную комнату, с лязгом закрылись.
   - Да-а-а! Злодеи слиты! - радостно завопил Минеда и бросился к Цу обниматься, однако в последний момент повис на её груди. - Такие мягонькие...
   Мгновенно залившись краской, Цу залепила ему смачную пощечину, от которой он с воплем улетел прочь, прочертив свой путь тонкой струйкой слюны.
   - Кхм... нам пора, - нарушая неловкое молчание, произнес Изуку. - Если повезет, незаметно проскочим мимо Центральной площади к выходу. Нужно позвать на помощь.
   Выбравшись наружу, они спустились в котловину опустевшего водоема и, пригнув головы, побрели вдоль берега. Изуку периодически осторожно выглядывал наружу. Высунувшись в очередной раз, чтобы осмотреться, он замер.
   - В чем дело? - спросила Цу и, не дождавшись ответа, высунулась следом. Чуть поодаль от места, где они прятались, шла ожесточенная схватка: злодеи обрушивались на Айзаву-сенсея нескончаемым потоком. Было заметно, как ему тяжело: некоторые причуды он просто не успевал стирать вовремя и едва уворачивался от смертоносных атак.
   - Он просто их отвлекает... - произнес Изуку и сжал кулаки, не в силах отвести взгляд от схватки. - Дает нам фору и надеется, что помощь все-таки придет, что кто-нибудь из нас сможет её вызвать... Он не одолеет их всех...
   - Мидория, ты же не собираешься?.. - у побледневшего Минеды слова застряли прямо в горле.
   - Нет, конечно, бросаться в бой точно не стоит, мы лишь помешаем, - ответил Изуку, а про себя подумал: "Если есть хоть какая-то возможность помочь Айзаве-сенсею, мы обязаны что-то сделать..."
   Седой человек, до этого стоявший в стороне, вдруг сорвался с места и устремился к Айзаве. Заметив краем глаза приближающегося врага, Айзава вырубил двоих злодеев, расчищая себе тыл, и развернулся.
   - Это ты главный?! - крикнул он и атаковал седого лентой.
   Тот, ничего не ответив, изящно увернулся и ухватил ленту рукой. Айзава дернул её на себя, притянув злодея вплотную, и врезал ему локтем в живот. Седой слабо кашлянул и прохрипел:
   - В некоторые моменты волосы закрывают твои глаза... как, например, сейчас...
   Айзава почувствовал чужую руку на своей, а через мгновение его пронзила невыносимая боль. Кожа на локте начала лопаться, обнажая голые мышцы, которые стали разрушаться следом. Собравшись с силами, Айзава врезал седому в челюсть свободной рукой и отпрыгнул назад. Правая рука, безжизненно повиснув вдоль туловища, онемела полностью. По предплечью обильно струилась кровь. Стараясь не обращать внимания на боль, Айзава снова активировал причуду, чтобы отбиться от еще парочки напавших злодеев. Его волосы взметнулись вверх и спустя несколько секунд безжизненно опали обратно спутанными прядями. Айзава едва успел отразить атаку и тяжело задышал, понимая, что с каждым разом время использования способности заметно сокращается.
   - Массовые драки и атаки в лоб - не твоя стихия, как я погляжу, - донесся насмешливый голос седого. Он неторопливо выпрямился и уставился на Айзаву: - Это тебе не нападать исподтишка... Геройствуешь, чтобы детишек своих спасти? Кстати, главный тут сегодня вовсе не я...
   Что-то громадное молниеносно рвануло к Айзаве. Прежде, чем он успел среагировать, он ощутил стальную хватку на голове, и следом его с размаху впечатали лицом в брусчатку. Очки, сломавшись от удара, отлетели в сторону.
   Изуку, Цу и Минеда замерли на месте, перестав от страха даже дышать. То, что с лёгкостью одолело Айзаву-сенсея, сложно было назвать человеком. Трехметровая гора мускулов, облаченная в некое подобие штанов, венчалась маленькой головой с выпирающим наружу мозгом. Круглые выпуклые глаза располагались по сторонам, как у птицы, а спереди на лице было нечто похожее на клюв. Существо издало мерзкий резкий вопль, обнажая два ряда кривых желтоватых клыков. Нависнув над Айзавой, оно вывернуло его правую руку до упора, пока у того не хрустнуло плечо. Айзава приглушенно застонал.
   - Искусственный человек... Ному... вот кто встретит Всемогущего! - радостно воскликнул седой.
   Айзава из последних сил попробовал применить свою способность на Ному. Однако тот, ничуть не ослабев, сжал в своих лапах другую руку и сломал её с сухим треском, словно ветку. Айзава взвыл во весь голос. Ному ухватил его за волосы и снова сильно ударил лицом о камни. Вскрик Айзавы резко оборвался и звенящим эхом повис в воздухе.
   - М-м-мидория, ты же точно не собираешься туда лезть?.. - заикаясь от ужаса, выдавил Минеда. Изуку ничего не ответил. Он не был в состоянии ни говорить, ни думать, ни двигаться. От вида безжизненного изломанного тела Айзавы-сенсея его словно парализовало.
   Рядом с седым возник туманный злодей:
   - Шигараки Томура...
   - О, Курогири? - перебил его Шигараки. - Значит, Тринадцатый мертв?
   - Я нанес ему сильный урон, но... - Курогири неуверенно замялся. - Один из учеников смог убежать...
   - Что? - ошалело переспросил Шигараки. Его руки взметнулись к шее и с мерзким звуком царапнули дряблую кожу ногтями. Затем еще раз. И еще раз... Остервенело расчесывая шею до крови, Шигараки раздраженно шипел себе под нос что-то невнятное. Наконец, его пальцы замерли, и он проговорил срывающимся голосом:?
   - Курогири, черт, ты все запорол... аргх... - царапнув шею еще раз напоследок, Шигараки поморщился от боли. - Если сюда сейчас примчится целая толпа профессиональных героев, нам нечего ловить. Боюсь, игра окончена, пора сваливать...
   Шигараки, окинув взглядом парк, задержался на троице перепуганных до смерти учеников.
   - Правда, почему бы напоследок не грохнуть парочку сопляков, над которыми так трясется Всемогущий?! - радостно воскликнул Шигараки и устремился к ним.
   Его скорость поражала. За считанные секунды Шигараки навис над Цу. Изуку, словно в замедленной съемке, смотрел, как его ладонь опускается все ниже к её волосам. Перед глазами вспыхнула картинка с раздробленным локтем Айзавы-сенсея. Пальцы Шигараки обхватили лицо Цу... глаза Изуку расширились от ужаса... но ничего не произошло. Напряженную тишину нарушил его горький смешок.
   - А ты крут, Сотриголова... - во вкрадчивом голосе прозвучали нотки непритворного восхищения.
   Айзава-сенсей, с трудом удерживая голову, смотрел на Шигараки немигающим взглядом. Кровь из разбитой головы заливала ему веки, но он лишь сильнее таращил глаза, чтобы не моргнуть. Ному, издав истошный вопль, снова вколотил голову Айзавы в брусчатку. От удара в разные стороны разлетелись мелкие обломки. Из-под волос толчками выплескивалась кровь, собираясь в потрескавшихся выбоинах в лужицы.
   "Давай, делай что-нибудь!" - в отчаянии завопил Изуку внутри себя, не в силах выдавить ни звука. Словно во сне, он пытался шевелиться, но тело его не слушалось. Хорошо бы, если бы это оказался лишь сон...
  
   "Шевелись, или она умрет!.."
  
   Вцепившись онемевшими пальцами в еще влажный обрывистый береговой склон, Изуку нащупал небольшой камень и прежде, чем осознал, что делает, метнул его в голову Шигараки.
   ГЛАВА 14. ПРОТИВОСТОЯНИЕ
  
   Острый край камня рассек дряблую кожу, словно нож масло. Мгновенно выступившая кровь выделилась на бледном лице ярким пятном. Из ранки заструилась алая ниточка, разделившаяся надвое, едва коснувшись мертвенно-белой руки, вцепившейся в лицо Цу. Шигараки зашипел, и его сузившиеся покрасневшие глаза переметнулись к Изуку. Что ж, эта часть плана увенчалась успехом - злодей совершенно позабыл о Цу.
   Шигараки подался вперед и, ухватив Изуку за воротник, рванул его на себя. Бледные растопыренные пальцы второй руки потянулись к горлу. Страх за свою жизнь окончательно разорвал оцепенение, и, чтобы избежать смертельного прикосновения, Изуку врезал Шигараки кулаком наотмашь. От удара мертвая рука оторвалась и упала на землю, а сам Шигараки, непроизвольно отшатнувшись назад, промахнулся, и его пальцы сомкнулись на плече Изуку. Тот взвыл от боли, но Шигараки почти сразу его отпустил, бросаясь к валяющейся в стороне руке. Изуку рухнул на землю, согнувшись в три погибели и зажимая окровавленное плечо.
   - Отец... - на бледном иссохшем лице отразился неподдельный ужас. Подобрав дрожащими пальцами руку, Шигараки водрузил её на место и с нескрываемой ненавистью уставился на скорчившегося Изуку.
   - Ты... - выдохнул он, сжимая кулаки. - Как ты посмел... мразь... - Шигараки, которого от ярости уже заметно колотило, едва слышно добавил: - Ному... убить его...
   Монстр, до этого прижимавший к земле бесчувственное тело Айзавы-сенсея, услышав команду, в один прыжок очутился возле Изуку. Огромная лапа вцепилась тому в горло, с хрустом ломая металлическую маску, словно пластиковую. Обломки упали на землю, и кривые узловатые пальцы впились в кожу, перекрыв доступ к кислороду. Изуку захрипел, ожидая в любой момент услышать еще один хруст, только уже собственной шеи. В голове будто кто-то взорвал фейерверки: яркие искры рассыпались перед глазами и, расцветая, словно пионы, становились крупнее. Они постепенно окрашивались в багровый цвет, который бесследно растворялся в темноте. Изуку дергался и царапался, пытаясь освободиться, но это было скорее инстинктивно. Ему не выбраться, он действительно умрет здесь и сейчас. "Мама так расстроится..." - почему-то мелькнула мысль в потухающем сознании.
   Раздался оглушительный грохот, с которым вылетели герметичные входные двери в парк.
   - НЕ БОЙТЕСЬ!.. - ушей проваливающегося в темноту Изуку коснулся знакомый голос, от которого внутри слабо трепыхнулось что-то теплое. - Я УЖЕ ЗДЕСЬ!
   - Всемогущий!!! - завопил Минеда, устремляя взгляд на массивную фигуру, возникшую в образовавшемся проеме. Не только Минеда, все находящиеся в парке уставились на вход. Всемогущий выглядел несколько иначе: привычная улыбка не озаряла его лицо. Вместо неё была гримаса отвращения, оголившая плотно сжатые белые зубы. Многие из злодеев невольно попятились, испугавшись не на шутку разозленного Всемогущего.
   - Мы ждали тебя... - с неким ликованием в голосе произнес Шигараки и брезгливо сплюнул: - Герой...
   Ному, потеряв интерес к Изуку, отшвырнул его в сторону. Ударившись головой о склон, Изуку окончательно отключился и скатился вниз уже без сознания.
   Момент, когда Всемогущий сорвался с места, не уловил никто. Словно вихрь, он пронесся вниз по лестнице, расшвыривая злодеев, стоящих у него на пути, в разные стороны, пока не достиг Айзавы.
   - Прости... - едва слышно прошептал Всемогущий, ужаснувшись от того, в каком состоянии находился Айзава-сенсей. Однако времени сожалеть не было. Нахмурившись, Всемогущий закинул Айзаву на плечо и выпрямился. Вблизи он внушал злодеям еще больший ужас. Глубоко посаженные глаза горели, как два ярко-синих уголька, и буквально прожигали все насквозь. Ощутив на себе гневный взгляд, Шигараки лишь криво ухмыльнулся и демонстративно сунул руки в карманы. За его спиной мелькнули силуэты двоих испуганных учеников, а через мгновение Шигараки завертело и отбросило назад воздушной волной. Рука, которую он так трепетно называл "отец", снова покатилась по земле.
   - Отец!.. Прости меня, отец!.. - припав к руке, заскулил Шигараки. - Он заплатит за это... Он заплатит за все...
   По мере того, как лицо Шигараки скрывалось под чужой ладонью, его голос становился тише и спокойнее. Выпрямившись, он глянул исподлобья на стоящего метрах в десяти Всемогущего, который держал на втором плече спасенных Цу и Минеду. На лице Шигараки не осталось даже малейшей тени недавней ухмылки.
   - Воспользовался моментом, да, Всемогущий? Видимо, без хитростей уже не геройствуется... - презрительно произнес Шигараки. - Значит, наши источники не врали, ты действительно ослаб...
   - Вы, двое, живо к выходу! - приказал Всемогущий, практически стряхнув с себя учеников. Минеда, неуклюже скатившись, хорошенько пропахал землю носом. Цу приземлилась более грациозно и помогла придержать Айзаву.
   - Всемогущий, там... - начала Цу, но тот её оборвал:
   - Ваш учитель в тяжелом состоянии, вам нужно забрать его и поторопиться к выходу!
   Бросив взгляд на безжизненного окровавленного Айзаву, Цу лишь кивнула и перекинула себе на плечи его руки; Минеда, хлюпая разбитым носом, взял его за ноги. Изуку тоже нуждался в помощи, но Айзава-сенсей был на грани, а Всемогущему предстоял не самый легкий бой со злодеями. Им нужно спасти Изуку своими силами, не вовлекая в это Всемогущего, от которого сейчас зависела судьба всех в парке. Цу покосилась на опустевший водоем. "Дождись нас", - с этими мыслями она покрепче ухватила руки сползающего Айзавы. Почти волоча его по земле, ученики направились к лестнице, путь к которой был расчищен Всемогущим.
   - Пусть бегут, - проводив их взглядом, Шигараки снова посмотрел на Всемогущего. - Когда с тобой будет покончено, я перебью всех ваших щенков по очереди...
   - КАРОЛИНА-КРУШИТЕЛЬ!!! - атака Всемогущего была молниеносной, однако Ному успел закрыть Шигараки своим телом. Мощный удар пришелся прямиком в грудь монстру, который в ответ агрессивно рыкнул и контратаковал. Всемогущий, едва увернувшись, нанес Ному хук в печень и следом припечатал кулаком в открытый мозг. Тот лишь противно чавкнул, а его обладатель, даже не пошатнувшись, выбросил сразу оба кулака вперед, целясь Всемогущему под ребра. Отпрянув назад, чтобы не угодить под удар, Всемогущий пораженно выдохнул:
   - Мои удары на него вообще не действуют...
   - Разумеется, - довольно осклабился Шигараки. - У этого зверя способность поглощать удары. Если хочешь нанести ему хоть какой-то вред, то проще будет выскрести его внутренности. Правда, он вряд ли позволит тебе это сделать...
   - Ах вот значит что! - ухмыльнулся Всемогущий. - Тогда мне всего лишь придется вывернуть его наизнанку!
   Прыгнув за спину Ному, Всемогущий обхватил его руками за торс и, прогнувшись назад, что есть силы приложил противника о землю. От мощного взрыва земля содрогнулась, и вверх взмыли облака пыли, скрыв от глаз Всемогущего и Ному.
   - Это с каких пор от суплекса5 такие взрывы? - остановившись, озадаченно спросил Минеда. - Всемогущий воистину Всемогущий... Нам до него, как до Китая...
   - Возможно, мы поторопились с выводами... Он все же слишком сильный для них, - с робкой надеждой произнесла Цу.
   - Цу! Минеда! - раздался сверху голос Очако. Цу подняла голову и улыбнулась, несмотря на нарастающую боль в плечах. Очако улыбнулась в ответ и перевела взгляд на пылевое облако, которое понемногу рассеивалось, открывая взору не самую приятную картину.
   Возникший из ниоткуда Курогири взял инициативу в свои руки: раскинув портал за мгновение до завершения броска, он поймал Всемогущего в ловушку. Теперь нижняя часть Ному торчала в одной воронке, а из второй виднелись его руки, которые сжимали туловище Всемогущего, частично затащив его в портал. Одна из лапищ Ному особенно сильно сдавила ему левый бок, отчего белоснежная рубашка мгновенно обагрилась пропитавшей её кровью. Всемогущий, с трудом подавив стон от адской боли, попытался освободиться из захвата.
   - Вообще мало приятного держать такой портал, - словно из ниоткуда раздался голос Курогири. - Задачей Ному было обездвижить тебя, лишить преимущества в скорости, чтобы я успел поставить портал. Теперь мне осталось лишь завершить расправу с тобой... И хотя у меня тоже есть органы, да и смешиваться с чужими кишками и кровью я не горю желанием, ради такого случая я готов вытерпеть.
   Всемогущий ощутил, как медленно погружается в портал. Он не мог вырваться, и с каждой попыткой дернуться его тело пронзала мучительная боль слева. Он в ловушке. Неужели действительно все так закончится?

***

   - Пф-ф-ф, ну и слабаки, - фыркнул Кацуки, подрывая последнего из напавших на них злодеев. Тот, не успев даже пискнуть, послушно растянулся поверх горочки "свежепрожареных" соратников и затих. Рядом умело орудовал укрепленными кулаками Киришима, у ног которого возвышалась аналогичная кучка - с разницей лишь в том, что эти злодеи были не красно-коричневого, а иссиня-фиолетового цвета. Киришиму и Кацуки забросило в зону руин, и, активно укладывая врагов штабелями внутри полуразрушенного здания, эти двое рисковали оказаться погребенными заживо под обломками весьма ненадежной конструкции.
   - Нужно спешить к остальным, - произнес Киришима, стукнув для надёжности одного из злодеев, который, как ему показалось, шевельнулся, и, вернув своей коже нормальное состояние, утер со лба пот. - Думаю, всех разбросало по парку. Я волнуюсь за тех, у кого не так много боевых навыков...
   Кацуки скривился. Перед внутренним взором замаячили лица одноклассников, среди которых одна физиономия раздражала особенно. Вынуждать других спасать себя, когда ты должен спасать других, так унизительно. Вот поэтому быть героем - это не право, это привилегия.
   - Мы помешали Тринадцатому своей внезапной атакой, - голос Киришимы вторгся в голову Кацуки, прервав его размышления. - Он не смог воспользоваться своей причудой, чтобы не задеть нас. Мы обязаны взять на себя ответственность...
   - Делай, что хочешь, - буркнул Кацуки. - Я просто пойду и взорву к чертям то тенежопое чучело.
   - Блин, даже в такой ситуации ты все равно ведешь себя, как ребенок! - закатил глаза Киришима. - Да и физические атаки на нем не работают!
   - Сам разберусь, отвали, - отрезал Кацуки. - Без него злодеям отсюда не выбраться, он - их путь наружу. На этот раз подгадаю момент, и хрена с два он от меня удерет. Быть такого не может, чтобы его невозможно было уделать!..
   - А кто вам позволит! - возникший из ниоткуда злодей с оглушительным воплем набросился на Кацуки со спины, целясь зажатым в руке ножом ему в шею. Тот, не оборачиваясь, с лёгкостью увернулся от нападавшего и ухватил его за голову. Раздался мощный взрыв. Дымящийся злодей, покрывшись слоем копоти, влепился лицом в устланный обломками пол и затих.
   - Если они выслали таких слабаков на всех, то остальным наша помощь не нужна, - на удивление ровным и серьёзным голосом произнес Кацуки.
   - Ого, ты такой спокойный, - восхитился Киришима. - Так непривычно...
   - Я всегда спокоен, тупой ты кусок дерьма! - рявкнул Кацуки, чье лицо мгновенно исказила яростная гримаса.
   - А, теперь как обычно, - ничуть не смутившись, отреагировал Киришима.
   - Пошел ты на хрен, - отрезал Кацуки и развернулся.
   - Погодь! - поспешно окликнул того Киришима и коснулся пальцами его плеча. - Ты прав, наши справятся. Я с тобой!
   Тот лишь хмыкнул и дёрнул плечом, сбрасывая чужую руку. Расценив это как согласие, Киришима поспешил следом за стремительно удаляющимся Кацуки. Они вышли из здания и, минуя разбросанные повсюду громадные обломки, покинули зону.
   - Эй! - раздался знакомый голос. Кацуки и Киришима, как по команде, обернулись: к ним быстро приближался Тодороки.
   - О, привет, - в отличие от скривившегося Кацуки, Киришима засветился от радости. - Рад, что ты цел и невредим! Мы...
   - Надо спешить, - оборвал его Тодороки. - Злодеи привели с собой монстра, который по силе не уступает Всемогущему. Если мы тоже атакуем, то дадим шанс на победу.
   - Эй, ты не охренел тут приказывать?! - вскипел Кацуки, но Тодороки, даже не глянув на него, хлопнул по плечу Киришиму и сорвался с места в сторону Центральной площади. Киришима последовал за ним. Кацуки заскрипел зубами, но ему ничего не оставалось, как побежать туда же.
   Впереди что-то взорвалось, и огромный столб пыли взмыл над парком. Парни ускорились. Когда они, наконец, выбежали на площадь, пыль почти осела. Всемогущий частично находился в портале Курогири, зажатый в лапах непонятного жуткого монстра. Его открытый мозг сразу бросался в глаза и был не самым приятным зрелищем.
   - Черт, - прошипел Тодороки. - Мы опоздали!
   - С дороги! - взревел Кацуки и рванул к Курогири, выбросив руку вперед. Сильный взрыв на мгновение сбил клубящийся туман, открыв спрятанный под ним металлический шлем, в который тут же врезалась вторая рука Кацуки, от чего Курогири упал на землю. Кацуки, издав торжествующий рев, прижал его своим весом, чтобы тот не смог подняться.
   Киришима, вдохновленный выпадом Кацуки, атаковал Шигараки. Его укрепленный кулак почти задел цель, однако Шигараки все же увернулся. Киришиму по инерции занесло вперед, и лишь резко развернувшись, он смог остановиться.
   - Черт, почти задел его, - с досадой буркнул Киришима. Левую щеку обдало холодом. Киришима рефлекторно повернул голову и увидел, что Тодороки активировал свою причуду. Широкая дорожка изо льда, протянувшаяся от его правой ноги, упиралась в наполовину замороженного Ному.
   - Отлично! - воскликнул Всемогущий, ощутив, что хватка Ному заметно ослабла, и рывком вырвался на свободу. - Весьма аккуратная работа: заморозить монстра и не задеть меня! Спасибо тебе, юный Тодороки!
   В один прыжок очутившись возле учеников, Всемогущий слегка пошатнулся, но выстоял. Зажимая ужасную рану в боку, он выпрямился и устремил свой взгляд на Шигараки.
   - Всемогущий... - выдохнул Тодороки, слегка растерявшись от увиденного.
   - Ха-ха-ха... - тихо рассмеялся Шигараки. - Думаете, что победили, клоуны? Хотя, признаю, обездвижив наш транспорт, вы меня расстроили... - он недобро покосился на Кацуки.
   - Как я и думал, не так уж ты и крут, - совершенно не замечая на себе прожигающего взгляда, довольно произнес Кацуки. - Ты всего лишь пытался замаскироваться своим туманом, трусливое животное!
   Курогири слабо шевельнулся, и Кацуки немедленно вдавил его в землю еще сильнее.
   - Только дернись еще раз, получишь взрывом прямо в харю, усек? - рявкнул Кацуки. При этом на его лице непроизвольно расплылась кровожадная ухмылка.
   - Чет не очень по-геройски... - нервно заметил Киришима.
   - Нас зажали в угол... Более того, вы почти все целы и невредимы... - Шигараки перестал улыбаться и, заметно посерьезнев, железным тоном приказал: - Ному, уничтожь пацана со взрывчаткой! Нам нужен наш транспорт!
   Верхняя часть туловища Ному полностью скрылась в портале. Нижняя часть заметно задрожала, напрягаясь, и из воронки начало медленно показываться оставшееся тело. Лед, затрещав, рассыпался на куски вместе с замороженной плотью, и Ному выбрался наружу. Оторванные конечности начали быстро восстанавливаться: кости и мышцы формировались на глазах, после чего их обтянула кожа.
   - Какого?.. - озадаченно пробормотал Всемогущий. - Разве его причуда не поглощение ударов?
   - А кто сказал, что у него лишь одна причуда? - злорадно произнес Шигараки. - Как видишь, у него есть способность регенерации. Ному был создан специально для того, чтобы противостоять твоему стопроцентному потенциалу!
   Взревев, Ному бросился прямиком на Кацуки, который лишь успел обернуться и увидеть несущийся ему навстречу здоровенный кулак. Ударная волна, вспахав землю, разбилась о стоящее впереди ограждение. Киришима в шоке застыл на месте: шансов увернуться у Кацуки не было никаких. Боковым зрением он уловил чей-то силуэт сбоку и, покосившись, подпрыгнул от неожиданности, мгновенно обретая способность двигаться. Рядом на земле сидел Кацуки, целый, невредимый и ошарашенный не меньше Киришимы.
   - К-к-как ты увернулся? - запинаясь, воскликнул Киришима.
   - Ты тупой идиот, - процедил Кацуки и поднялся на ноги. Нахмурившись, он посмотрел в сторону ограждения, где, тяжело дыша, стоял Всемогущий. За его спиной зияла громадная брешь. Внешне Всемогущий не сильно пострадал: досталось лишь рукам, которыми он поставил блок.
   - Вам совсем неведомо милосердие? - прохрипел Всемогущий. - Эта атака могла убить мальчика!..
   - У нас не было выбора, нам же нужно было как-то освободить союзника? - медленно произнес Шигараки. - К тому же один из ваших милых учеников не сильно долго размышлял прежде, чем швырнуть мне в голову камень. Даже не знаю, от кого он набрался, что все решается силой... Может, ты мне подскажешь, а, герой?..
   Всемогущий лишь молча стиснул зубы. Встретив его горящий ненавистью взгляд, Шигараки развел руки в стороны, словно приглашая его обняться, и резюмировал:
   - Нас делят на героев и злодеев, но, в конечном счёте, насилие есть насилие. И почему кто-то вправе решать, когда оно праведно, а когда нет? Никчемное общество! Все эти тупые слабые людишки считают тебя своим спасителем, Символом Мира! Да ты самый настоящий тиран! Ты просто любишь убивать, признай это! Насилие порождает лишь большее насилие, и, когда мы убьем тебя, об этом узнают все!
   - Да ты безумен... - пораженно произнес Всемогущий. - Социопату вроде тебя лучше держать свои мыслишки при себе!
   - Быстро же ты меня раскусил... - в глазах Шигараки блеснул нездоровый огонек.
   - Трое против четверых... - задумчиво пробормотал Тодороки. - И, благодаря Бакуго, мы знаем слабое место теневого злодея...
   - Если мы поможем Всемогущему, то отправим этих ребят куда подальше без проблем! - воодушевленно добавил Киришима.
   - Нет! - отрезал Всемогущий и, подойдя к ученикам, демонстративно преградил им путь рукой. - Прошу вас, уходите!
   - Но если бы мы не помогли до этого, все обернулось бы гораздо хуже! - возразил Тодороки.
   - Да, ты прав, мой мальчик, - Всемогущий улыбнулся и, показав ему большой палец, произнес: - Но теперь все хорошо! Вам остается лишь смотреть на работу профессионала!
   - Ному, Курогири, разберитесь с ним, - приказал Шигараки. - А я займусь детьми.
   Злодеи устремились вперед. Всемогущий, сжав кулаки, приготовился к столкновению. Впереди всех мчался Ному, Шигараки скользил следом, практически не касаясь земли.
   - Он приближается! - заорал Киришима, укрепляя руки. - Приготовьтесь!
   Но сразиться с Шигараки им так и не было суждено. Мощнейшая ударная волна при столкновении Ному и Всемогущего разошлась в разные стороны, сметая всех на своем пути. Шигараки и учеников отшвырнуло от друг от друга в разные стороны, словно сухие листья. Извернувшись в воздухе, Шигараки по-кошачьи припал к земле и, вскинув голову, крикнул:
   - Я же говорил - Ному поглощает удары!
   - Я знаю! - рявкнул Всемогущий, нанеся еще удар и следом еще целую серию. - Его поглощение не нейтрализует последствия ударов, а у любой причуды есть предел! Если твой монстр должен противостоять моим ста процентам, я просто приложу усилий больше, чем на сто процентов!!!
   Кулаки Всемогущего мелькали все быстрее, от чего уже было невозможно их рассмотреть - все размазывалось длинными пятнами. Ному, не успевающий за Всемогущим, пытался контратаковать, но каждая его попытка тут же подавлялась десятками мощных ударов в ответ. И хотя кровь от раны уже пропитала почти всю рубашку, а из уголка рта вытекла темно-красная струйка, Всемогущий не сбавлял темп, безжалостно избивая противника.
   - Герой - это тот, кто крушит все препятствия на своем пути, что ставит перед ним жизнь! - взревел Всемогущий, сплевывая кровь, и замахнулся для решающего удара.

***

   Изуку с трудом приоткрыл отяжелевшие веки: по глазам больно ударил свет, и картинка расплылась от выступивших слез. Прищурившись, Изуку сконцентрировался на других ощущениях. Его щека касалась чего-то влажного и холодного. Изуку подтянул к себе непослушную руку и, проведя по поверхности ладонью, ощутил пальцами мокрый песок. Точно. Он в водоеме. Ному швырнул его сюда. Память понемногу возвращалась, и воспоминания обретали четкость. Момент встречи со склоном тоже всплыл у него в голове, особенно это запомнил его ноющий затылок. Осторожно упершись рукой в дно, Изуку медленно приподнялся. Боль усилилась, было ощущение, что каждый удар сердца раскалывает голову пополам. Стиснув зубы, Изуку сел и снова приоткрыл глаза. Пейзаж перед ним словно убегал куда-то в сторону, к горлу подступила тошнота, а в ушах зашумела кровь. Коснувшись затылка, Изуку поднес руку к лицу: пальцы были в чем-то красном. Видимо, удар был приличной силы. Интересно, сколько он тут провалялся? Сверху донеслись какие-то крики и грохот. Что-то взорвалось, и по склону ручейком скатились камешки с песком. Хотя Изуку соображал еще не совсем ясно, он догадался, что там идет бой.
   Пошатываясь, Изуку попробовал встать. Ноги были ватные, он их почти не чувствовал, а колени предательски тряслись и подкашивались, из-за чего Изуку упал раз пять. Да и усилившееся головокружение еще больше усложняло задачу. Наверху стало тихо.
   - Вставай же! - просипел Изуку, злясь на самого себя. Он не думал о том, что обычный человек вряд ли сможет помочь. Он знал лишь то, что пока лежит тут в грязи, он точно бесполезен.
   Жуткий грохот раздался совсем рядом. Сердце Изуку бешено заколотилось, а его самого повело в сторону. Потеряв равновесие, Изуку завалился набок, успев упереться в дно руками, чтобы не поприветствовать лицом покрытый песком металл. Пульсация отдавалась в каждой клеточке его тела, все перед глазами завертелось, смазываясь в одно пятно. Изуку больше не мог сдерживаться, и его вырвало. На глазах выступили слезы, а грудь разрывал кашель из-за повредившей слизистую желчи. Наконец откашлявшись, Изуку судорожно вдохнул воздух и почувствовал, что стало легче. Утерев дрожащими руками слезы, он подполз к склону и, использовав его в качестве опоры, занял вертикальное положение. Подавляя очередные рвотные позывы, Изуку осмотрелся перед собой. Голова еще кружилась, но он смог рассмотреть фигурки на площадке. Киришима, Тодороки и Бакуго. А чуть поодаль...
   - Всемогущий... - прошептал Изуку, и внутри у него что-то екнуло. Смесь радости и тревоги. "Думаю, они не блефуют и на самом деле придумали, как его убить..." - слова Цу так некстати всплыли в памяти. Всемогущий действительно выглядел не очень. На его рубашке расцветало огромное кроваво-красное пятно, сам он тяжело дышал и пытался незаметно сплюнуть заполнившую рот кровь. Напротив Всемогущего стояли злодеи. Единственные, кто из всех атаковавших парк представлял реальную угрозу. Одноклассники что-то кричали, но из-за не прекращающегося шума в ушах, Изуку не мог разобрать слов. Хотя все было понятно и без них. Всемогущий подошел к ребятам и выбросил перед ними руку, словно преграждая дорогу. Он будет драться один. Он не позволит пострадать ученикам.
   Изуку слегка осел и уткнулся горячим лбом в прохладный склон. Трое на одного. На одного раненого, пусть это и Всемогущий. Даже если ребята вмешаются, как первокурсникам выстоять против сильных злодеев?.. В голове постепенно прояснялось, уши, наконец, отложило и стало как-то легче дышать. Пульсирующая боль тоже казалась уже не такой сильной, а может, Изуку просто к ней привык.
   Мощный воздушный импульс пронесся по всей площадке и, задев макушку Изуку, взъерошил ему волосы. Мгновенно позабыв о своих мыслях, Изуку осторожно высунулся обратно и застыл: Всемогущий уверенно наносил Ному десятки быстрых точных ударов. Когда Изуку уже потерял им счет, Всемогущий размахнулся и хорошим апперкотом отправил Ному в полет. Его туша безвольно устремилась вверх и, проломив купол парка, исчезла из вида.
   Едва заметно пошатнувшись, Всемогущий крепко встал на обе ноги и гордо выпрямился. Шигараки смотрел на него с неподдельной яростью и страхом.
   "Осталось еще двое... - Изуку впился пальцами в склон. - Он разнес монстра в два счета... Если Ному был секретным оружием против Всемогущего, значит ли это, что опасность миновала?.."
   Судя по всему, сомнения одолели и Шигараки.
   - Ты сжульничал! - завопил он и, потянувшись к многострадальной шее, остервенело заскреб кожу. - Ты совсем не ослаб! Ты силен как никогда!
   "Всемогущий... ослаб?" - с недоумением подумал Изуку. Это было весьма странно, но такие утверждения не могли взяться с потолка. Кто-то сказал злодеям, что Всемогущий стал более уязвимым, поэтому они сегодня здесь. Однако он по-прежнему стоял на ногах, даже Ному не смог его одолеть. Паника, которая охватила Шигараки, была вполне понятна: он пришел сюда, уверенный, что расправится с ослабевшим Всемогущим, а теперь его план развалился на части.
   - Если бы только Ному был здесь... - скулил Шигараки, оставляя на горле кровавые дорожки от ногтей.
   - Шигараки Томура, прошу тебя, успокойся, - произнёс подплывший к нему Курогири. - Присмотрись получше. Ному нанес Всемогущему существенные повреждения...
   Низкий успокаивающий голос Курогири привел Шигараки в чувство. Оставив шею в покое, он смерил Всемогущего оценивающим взглядом. Курогири был прав: Ному хорошо его потрепал, а последний бой вымотал Всемогущего окончательно. Изуку перевел взгляд на одноклассников: те, неуверенно переглянувшись, направились к лестнице. Выполняли ли они приказ, либо просто не знали, как помочь, а мешаться под ногами им тоже не хотелось, но теперь Всемогущий остался действительно один.
   - Детишки отступают, значит, подмога на подходе, - заметил Курогири. - Если мы сейчас объединим усилия, то успеем его добить. Другого такого шанса не будет.
   - Да, ты прав, - отозвался Шигараки и хищно добавил: - Мы ведь так далеко зашли и как это не станем валить главного босса?..
   Всемогущий по-прежнему стоял неподвижно. Видимо, он собирался принять их атаку в лоб. И если от касаний Шигараки можно было бы увернуться, то порталов Курогири избежать было куда сложнее. Злодеи знают это и нападут одновременно. Один из них по-любому заденет Всемогущего. Только если их не отвлечь...
   Изуку сам не помнил, как вылез наружу. Пошатываясь от слабости, он все же устоял на ногах и, выпрямившись, хрипло крикнул:
   - Эй!
   Шигараки повернул голову на звук. При виде Изуку его глаза сузились, а рот растянулся в кровожадной ухмылке.
   - Я думал, что ты сдох, - прошипел Шигараки, и в его голосе прозвучали явные садистские нотки. - Подожди немного, скоро я займусь и тобой.
   - Мидория, стой, где стоишь! - крикнул Всемогущий.
   - Снова играешь в героя? - презрительно скривился Шигараки и, многозначительно глянув на Курогири, добавил: - Может, тогда спасешь его?
   Туман возник за спиной Изуку раньше, чем Всемогущий успел что-либо произнести. Все снова погрузилось во тьму, затем последовало уже знакомое чувство падения. Изуку распахнул глаза и увидел, что ему навстречу стремительно приближается находящаяся внизу земля. Он успел различить фигурку Всемогущего и несущихся на него злодеев. Затем последовал удар и, уже не услышав хруста собственных костей, Изуку провалился в темноту.

***

   До Всемогущего оставалось всего несколько сантиметров, когда ладонь Шигараки пронзила обжигающая боль от выстрела. Зашипев, Шигараки прижал окровавленную руку к груди и вскинул голову вверх. На входной площадке столпились все преподаватели "Юэй". Позади топтались прибывшие с ними медики.
   - Черт! Снова все планировать заново! - взвыл Шигараки. - Курогири, сваливаем!
   Туман окутал его тело, но герои не собирались ждать, пока злодеи сбегут. Десятки пуль прошили наполовину скрывшегося в портале Шигараки насквозь. Снайп, профессиональный герой, разил без промаха: каждый выстрел попадал в цель. Следом неведомая сила стала затягивать в себя Курогири, а с ним и Шигараки. Это активировал свою причуду пришедший в себя Тринадцатый. Однако воронка уменьшалась в размерах быстрее, чем приближалась к черной дыре.
   - В следующий раз тебе конец, Всемогущий! - прохрипел Шигараки напоследок, после чего портал растворился.
   Тело Всемогущего задымилось, из-за чего все вокруг на некоторое время заволокло сероватыми клубами. В паре метров от него неподвижно лежал Изуку. Его руки и ноги были неестественно изломаны, синяя спортивная форма была в темных пятнах, а повернутая набок голова касалась щекой лужи крови. На негнущихся ногах Всемогущий подошел к Изуку и рухнул перед ним на колени. Его геройский костюм обвис на угловатых ссохшихся плечах, щеки впали, а глаза, казалось, провалились еще глубже и потухли. Дым почти рассеялся, из-за чего его могли увидеть в такой неподобающей форме, что могло бы обернуться скандалом. Для всего мира он был супергерой, а не болезненный инвалид, но в данный момент Всемогущий не думал, что его секрет может раскрыться. Лишь единицы в академии знали, что пять лет назад Всемогущий получил очень серьёзную рану и лишился части внутренних органов, что не могло не отразиться на его здоровье. Его истинный облик с каждым годом все больше походил на живой труп, однако причуда позволяла поддерживать привычную для всех форму. Правда, время, которое Всемогущий мог в ней находиться, неумолимо сокращалось. Сегодняшний бой с Ному сильно его вымотал, и Всемогущий находился на грани перевоплощения. Бог знает, чем бы все закончилось, если бы вдруг не вмешался Мидория, но атаки тех двоих он точно бы не перенес.
   Пока к ним спешила помощь, Всемогущий дрожащими костлявыми пальцами нащупал сонную артерию на шее Изуку. Пульс отсутствовал. Чувствуя, как внутри все обрывается, Всемогущий ухватил его запястье, затем наклонился ухом вплотную к лицу, силясь услышать хотя бы слабое дыхание. Подбежавшие медики оттеснили его назад и засуетились вокруг Изуку. Осознав, что он не в состоянии что-либо сделать, Всемогущий обессиленно опустился на землю.
   ГЛАВА 15. ВЕТРА ПЕРЕМЕН
  
   Темнота. Стоило лишь об этом подумать, как сквозь нее проступили рваные желтеющие пятна. Постепенно добавились еще цвета, но они казались неестественно блеклыми, словно кто-то выкрутил насыщенность почти на минимум. В центре вынырнул грязно-бежевый силуэт и неподвижно замер. Незримая волна пронеслась к нему и взбила все цвета, которые тут же смешались, как гуашь в стакане с водой. Став на несколько мгновений мутным серым облаком, палитра снова послушно рассыпалась на отдельные краски. Светлые пятна разрастались, поглощая тьму, а казавшиеся бессмысленными тусклые кляксы становились ярче и обретали четкие очертания узнаваемых предметов. Зеленого было особенно много, и он успокаивал. От этого осознания ощущение цвета мгновенно исчезло, однако что-то внутри по-прежнему отправляло указания в мозг. Зелёный. Это деревья, разумеется, они зеленые... Откуда-то сверху струился мягкий свет. Точно не с неба, там, скорее, было нечто вроде потолка или купола. Границы размывались у самой кромки, отчего невозможно было понять, где находится сам источник.
   Пейзаж внезапно прорезала темная полоса, почти коснувшаяся светлого силуэта в центре. На кончике уродливого шрама клубился чёрный дым, смешиваясь с красками в безликую массу, из которой потянулись иссохшие серые руки. Когтистые узловатые пальцы устремились к застывшей светлой фигуре. Немой крик пытался вырваться наружу, но из-за невидимой стены не донеслось ни звука. Появилась лишь боль от надорванных связок. Касание - и все обратилось в прах, медленно осевший вниз.
   Перед глазами разошлась рябь, и картина снова собралась воедино. Светлый силуэт не двигался, как и в тот раз. Чернота обратила яркие краски в ничто. Горло еще саднило, а пальцы вновь вцепились в последний символ надежды. Липкое касание ощущалось физически, и голову взорвала дикая боль. Крупные серые хлопья медленно опали на покрытое холодной испариной лицо.
   Очередной взмах, возвративший все на место. Из-за слез картинка была уже не такой четкой, все расплывалось, но тот силуэт по-прежнему выделялся светлым пятном в центре. Сердце замерло в ожидании и все равно чуть не выпрыгнуло, едва на полотне предсказуемо вспыхнул темный рубец. Нельзя было ни крикнуть, ни шевельнуться. "Пожалуйста, не стой!" - слова остались лишь мыслями, намертво застряв в горле. И мир снова осыпался, утонув в боли, слезах и крови.
   В который раз это уже происходило? Одни и те же события ускорялись с каждым новым витком, превратившись в однотонное месиво, из-за чего в определенный момент показалось, что мир остановился. Пространство вытянулось в бесконечную вязкую линию. Исчезло ощущение времени, все чувства растворились, подставив под сомнения собственное существование. Осталось лишь мучительное бесконечное ожидание. Хотя зачем вообще ждать? Так хотелось проснуться, но не выходило. Может, проще перестать сопротивляться и окончательно провалиться в бездну? Нужно лишь расслабиться. Это точно оборвет эту раздражающую нить.
  
   Просто отпустить...
  
   Возникшее впервые за целую вечность ощущение приятно будоражило. Это предвкушение чего-то непредсказуемого, пока падаешь в неизвестность. Вот что значит снова почувствовать. Даже если это лишь иллюзия. Верх и низ неожиданно поменялись местами. Беспомощность из-за потери направления смешалась со страхом, став густой и осязаемой. В висках застучало: нужно делать выбор. Эта мысль еще не успела сформироваться, как вернулось ощущение падения, и тело устремилось вслед за разумом ввысь.
   "Нельзя упасть вверх..." - успел прошептать здравый смысл прежде, чем утонул в потоке мыслей.
   "Все дело в восприятии", - вспыхнуло в голове.
  
   Это ведь не реальность.
  
   Глухой удар грубо прервал размышления, и нить, наконец, оборвалась.
  

* * *

   Шигараки неуклюже вывалился из воронки, образовавшейся посреди небольшого пустого бара. Ударившись о пол, он замер, но все его тело била крупная дрожь. Курогири, приняв свою человекообразную форму, начал поспешно шарить по шкафчикам в поисках аптечки. Шигараки был серьезно ранен: его ноги и руки оказались простреленными в нескольких местах. Просто чудо, что ни одна из пуль не задела жизненно важных органов.
   - Че-е-ерт! - проскулил Шигараки, уткнувшись лицом в окровавленные доски. - Нас тупо размазали! Даже Ному не справился. И еще эти чертовы детишки. Какого хрена они такие сильные? И Всемогущий вовсе не ослаб! Ты ошибся, Учитель!
   - Ничего подобного, - в помещении раздался приглушенный мужской голос, однако больше никого, кроме Курогири и Шигараки, в баре не было. - Хотя, признаю, мы немного недооценили противника и не учли то, что дети тоже вступят в бой.
   Шигараки с трудом приподнял голову и устремил свой взгляд на закрепленный над барной стойкой монитор, который в данный момент транслировал белый шум. Судя по всему, голос доносился оттуда.
   - Тем не менее потрепать героев вам удалось, - продолжал тот же голос, в котором, несмотря на искажение, были прекрасно слышны властные нотки. - Кстати, вы захватили с собой тело Ному?
   - После удара Всемогущего Ному отправило в полет, и место приземления мне не известно, - произнес Курогири. - Боюсь, мы потеряли его. Я не могу телепортироваться за ним без знания точного местоположения.
   - Эх, жаль, - голос тяжело вздохнул. - Я вложил в него столько усилий, чтобы он смог противостоять Всемогущему.
   - У нас почти получилось, - злобно зашипел Шигараки. - Если бы один из молокососов не вмешался, мы бы успели добить Всемогущего. Ненавижу!
   - Успокойся, Томура Шигараки, мальчишка уже поплатился и мертв, - напомнил ему Курогири.
   - Курогири прав, - произнес голос. - Некогда причитать. Победа была рядом, но мы не могли предвидеть такой поворот событий. Нам пора сменить стратегию, и первым делом стоит решить вопрос информации. Когда соберем новую группу, придется действовать более скрытно. Мы больше не будем торопиться и подготовимся для нашей следующей миссии тщательнее. И вот тогда, Томура Шигараки, ты покажешь миру истинный ужас твоего существования!
  

* * *

  
   В "Магнолии", небольшом кафе, расположенном в крупном торговом центре, всегда был большой наплыв посетителей. И сегодняшний пятничный вечер не был исключением. Благодаря вполне лояльным ценам обед в "Магнолии" мог себе позволить даже средненький менеджер. При всем этом кухня была весьма неплохой. Также, из-за близости к некоторым геройским агентствам, частыми посетителями были профессиональные герои, и многие люди приходили сюда поесть ради того, чтобы встретиться со своими кумирами.
   Официанты сновали между столиками, разнося заказы и просто чудом не сталкиваясь друг с другом. Куи, молодой парень с коротко остриженными тёмными волосами, поправил бабочку, мысленно матеря свой глупый вид, и уверенным шагом вышел в зал. Ему срочно нужны были деньги, и лишь поэтому Куи был готов на любую работу, однако устроиться оказалось не так-то просто. Куи пришлось обойти не одно место, получая от ворот поворот, пока его знакомый, работающий в "Магнолии" официантом, не замолвил за него словечко перед управляющим. Тот согласился посмотреть на нового работника, правда, выбрав для стажировки самый насыщенный день, но Куи для новичка пока довольно неплохо справлялся.
   Подойдя к одному из столиков, Куи уже отрепетированно поинтересовался:
   - Здравствуйте, вы готовы сделать заказ?
   Крупный мужчина лет сорока пяти в сине-фиолетовом геройском костюме с длинным золотистым плащом даже не повел ухом, что-то бурно рассказывая своей спутнице - молодой девушке лет двадцати, которая слушала его, хлопая длинными ресницами и восторженно охая в каждой паузе.
   - На самом деле, обладать причудой - это не привилегия, а тяжкий крест, - увлечённо говорил он, упиваясь вниманием благодарной слушательницы. - Порой я так завидую беспричудным. Ни тебе злодеев, ни конкуренции с другими героями... Знаешь, как сложно выгрызть себе место под солнцем? Я в рейтинге даже не вхожу в первую сотню. До таких героев, как Всемогущий, Старатель или Бест Джинс, мне не дотянуться никогда. Но разве это значит, что я хуже? Или та же Увабами? Да она больше в рекламе шампуня снимается, чем людей спасает! То ли дело обычные люди... Вот! - герой, наконец, обратил внимание на стоящего рядом Куи и бесцеремонно ткнул в него пальцем. - Видишь? Никаких забот. Носит себе еду. Такой же, как все тут. Им не нужно конкурировать между собой, соревнуясь в причудах или внешности. Все очень просто - больше работаешь, больше получаешь денег.
   - Извините! - перебил героя Куи, уставший от его болтовни, которой не было видно конца. - Что вы будете заказывать?
   - Два латте, - недовольно бросил герой, вынужденный прервать монолог.
   - Что-нибудь еще? - записав кофе, поинтересовался Куи. - Может, желаете наш фирменный пирог? По пятницам у нас...
   - Заткнись и неси кофе, - грубо оборвал его герой и снова завел свою шарманку про несправедливость геройской жизни.
   "Старый козел", - подумал про себя Куи и направился к стойке. Сунув листик бариста, он облокотился спиной на полированную столешницу и нашел взглядом своего клиента. Тот все так же не затыкался ни на секунду, а его достаточно громкий голос был слышен даже тут. Его спутница, неестественно скаля зубы, кивала скорее на автомате, но уходить почему-то не торопилась. Куи брезгливо скривился.
   - Куки, сделай лицо попроще, клиентов распугаешь, - шепнул ему на ухо бариста.
   - Меня зовут Куи, - холодно отозвался тот, поворачиваясь к нему лицом. - Два латте.
   - На бейдже написано Куки, - пожал плечами бариста и отвернулся, чтобы включить кофе-машину.
   - Там ошибка, - хмуро произнес Куи.
   - Мне по барабану, - произнес бариста и запустил блендер, взбивая молоко.
   - Я хочу, чтобы меня называли по имени! - Куи раздраженно хлопнул по стойке.
   - Еще не факт, что ты тут задержишься, - бариста поставил перед собой два стеклянных бокала с длинными ложками и аккуратно налил в каждый из них взбитое молоко. - Если хорошо себя проявишь, управляющий выдаст тебе правильный бейдж.
   - Вообще-то, это он и ошибся, - ответил Куи.
   - Разумеется, он. А ты думал, у нас тут отдельная должность для выписки бейджей? - бариста хохотнул, чуть не расплескав по столешнице кофе. - Что же ты сразу не указал на ошибку?
   - Я сказал, но управляющий велел мне замолчать и идти работать, - поджав губы, произнес Куи.
   - Привыкай, малыш, или вали, - снисходительно произнес бариста и поставил перед Куи два готовых латте. - Кстати, если хочешь плюнуть, я могу тебя прикрыть.
   - Спасибо, не надо, - отказался Куи, ставя бокалы на поднос.
   - Отнеси еще за десятый столик чашечку эспрессо, - бариста поспешно выудил откуда-то снизу дымящийся напиток. Куи молча кивнул и, поставив кофе рядышком с латте, направился вначале к столику героя.
   - ...каждый день рискуем жизнями... - по мере приближения слова героя становились отчетливее. - ...вот ради таких никчемных, вроде того наглого официантика... Ты видела его морду? Да будь у такого причуда, он точно стал бы злодеем!.. Хорошо, что природа не дает силу всяким убогим бесполезным ничтожествам...
   Куи сам не понял, как его рука подхватила с подноса чашку и вылила горячий кофе прямо на голову герою. Тот, взревев больше от неожиданности, чем от боли, подскочил и тут же рухнул на пол, поскользнувшись на лужице. Его спутница, воровато осмотревшись по сторонам, выскользнула из-за стола и юркнула на выход. На крики выбежал управляющий и, растолкав столпившихся людей, бегло осмотрел пострадавшего. Кипятком ошпарило не только кожу головы - досталось и лицу с плечами. Кое-как усадив здоровенного героя на стул, управляющий велел бариста подать лед и вызвать такси до ближайшего травмпункта. Машина приехала довольно быстро. С трудом удерживая отборно матерящегося в адрес Куи героя, управляющий с бариста вывели его из кафе.
   - Ты уволен, - прошипел вернувшийся управляющий, подойдя к Куи. - И я гарантирую, что ты не найдешь работу в этом городе.
   - Какая трагедия, - презрительно хмыкнул Куи. - Много чести обслуживать этих животных.
   - Проваливай, - отрезал управляющий и, развернувшись, направился к перепуганным клиентам, чтобы успокоить их и принести извинения. Куи же направился к служебному помещению.
   - Вот лучше бы ты плюнул, Куки, - поговорил бариста. Куи, не сбавляя шага, врезал ему кулаком в нос и скрылся за дверями.
   Домой Куи добрался лишь к полуночи. Свои последние деньги он потратил еще с утра на поезд, поэтому обратно ему пришлось идти пешком несколько часов. Свернув с освещённой улицы в узкий темный переулок, Куи достал фонарик. Тот предательски поморгал и выключился. Чертыхнувшись про себя, Куи спрятал бесполезный фонарик в рюкзак и осторожно пошел вперед. Переулок был настолько узкий, что можно было без труда коснуться стоящих друг напротив друга домов. В некоторых окнах, несмотря на поздний час, еще горел свет, слабо освещая поросшую травой каменную тропинку. Споткнувшись о велосипедное колесо, Куи почти упал и выругался уже в голос. Он пинком отшвырнул злополучный велосипед куда-то в сторону и, прихрамывая, продолжил свой путь, пока не уткнулся в потрескавшуюся каменную лестницу, ведущую куда-то наверх. Куи предусмотрительно ухватился на деревянный расшатанный поручень и, внимательно нащупывая ногой каждую ступеньку, начал подъем. Наверху узкая тропинка продолжалась. Единственный на всю округу фонарь освещал тусклым желтым светом ближайшие дома, обшитые ржавыми обшарпанными листами металла и кусками прогнившего дерева. У входа во многие жилища творилась самая настоящая свалка: какие-то горшочки, мешки, тряпки, сломанные игрушки, смятые коробки... Почти все дома были двухэтажные, однако в большинстве случаев было ощущение, словно на один сарай поставили сверху еще один - настолько порой отличался верхний этаж от нижнего.
   Миновав все эти результаты неудачных архитектурных экспериментов, Куи остановился возле невзрачного прямоугольного дома. Он был шире прочих и также имел второй этаж, который, в отличие от соседних строений, выглядел так же, как и первый. Всего в доме было четыре входа: по два на каждом этаже, что указывало на арендный тип жилья. К верхним квартирам позволяла подняться узкая металлическая лестница. Стараясь не шуметь, Куи поднялся по истертым ржавым ступенькам и подошел к двери слева, к которой был прилеплен какой-то листок, но из-за темноты разобрать написанное было сложно. Сорвав бумажку, Куи сунул её в карман, затем отпер хлипкую дверь и зашел.
   Внутри царила кромешная тьма. Свет фонаря был не в силах пробиться сквозь маленькие грязные окна. Куи на ощупь пошарил вдоль стены и, ухватившись за какую-то цепочку, дернул её вниз. Комната тут же озарилась мягким светом от стоящего сбоку торшера. Сбросив туфли на пол прямо у входа, Куи прошел вперед. Обстановка внутри была более чем аскетическая. У стены под окнами стояла кривоногая табуретка с грязной плиткой, на которой стоял замызганный чайник, не видевший щетки со времен сотворения мира. Рядом из стены торчала грязная раковина. Под ней расположилась ветхая двустворчатая тумбочка, одну из ножек которой заменяла стопка книг. В углу валялось скомканное одеяло, а чуть поодаль лежал ноутбук. Единственное, что выглядело опрятно, это большое зеркало на подставке и аккуратно развешанная на металлической стойке одежда. Каждому предмету гардероба даже была выделена отдельная вешалка. Сняв куртку, Куи бережно повесил её на стойку. Выпавший из кармана смятый листок мягко спланировал на пол. "УВЕДОМЛЕНИЕ О ВЫСЕЛЕНИИ..." - различил Куи крупные буквы в самом верху. Этого стоило ожидать: он задолжал своему ленд-лорду уже за четыре месяца. Видимо, у того лопнуло терпение. Куи поднял уведомление и подошел с ним к окну. Не без труда отодвинув дряхлую раму, он скомкал бумажку и запустил её в небо. Тишину нарушил громкий утробный звук, словно зов кита. Куи поморщился: желудок знатно подсасывало, потому что он не ел уже пару дней. Организм настойчиво требовал еды.
   Куи отошел от окна и, склонившись над раковиной, открыл кран. Подождав, пока стечет мутная жижа, он засунул голову в раковину и начал жадно хлебать воду прямо из-под крана, чтобы хоть немного заглушить чувство голода. Вода была мерзкой, воняла химией, а на зубах заскрипел песок, но выбирать не приходилось. Закрутив кран, Куи растянулся на полу и прикрыл глаза. Ему просто необходимо где-то срочно раздобыть денег, иначе он окажется на улице. А там либо сдохнуть, либо перебраться в трущобы Санья6, что, в принципе, не исключало вероятности пункта номер один. Где-то глубоко внутри медленно закипала злость от собственной беспомощности.
   С самого детства его жизнь не задалась. Проявившаяся в детском саду причуда оказалась абсолютно бестолковой - Куи мог отращивать сопла на любом участке тела. Пользы в этом было никакой, одно лишь уродство. Отчасти Куи даже завидовал беспричудным: те хотя бы не обрастали непонятно чем. К моменту перехода в среднюю школу Куи уже научился контролировать способность, но издевательства не прекратились. Более способные одноклассники не давали ему прохода. Им доставляло истинное удовольствие издеваться над замкнутым и необщительным подростком, который оказался одним из немногих беспричудных в школе. И когда разозленный Куи продемонстрировал свою причуду, стало лишь хуже. Травля не только не прекратилась - она стала еще агрессивнее. Почти каждый день Куи возвращался домой в грязной одежде и в синяках. Родители, занятые работой, словно не замечали, что происходит с их сыном. "Меня тоже в детстве били, - ответил как-то за ужином отец на просьбу Куи перевести его в другую школу. - Будь мужчиной и умей постоять за себя".
   Осознав, что поддержки от родителей не предвидится, Куи просто начал отсчитывать дни до выпуска из средней школы. Закончив её с горем пополам, он попал не в самую лучшую старшую школу. Однако тут его уже никто не трогал. Складывалось впечатление, что тем, кто там учился, было вообще на все плевать. Куи это очень устраивало. Ощутив себя немного свободнее и увереннее, он даже записался в театральный кружок, чтобы занять себя хоть чем-то. За три года Куи настолько погрузился в новый для себя мир, что к моменту окончания школы решил, что нашел свое призвание. Ему нравилось перевоплощаться на какое-то время в совершенно разных людей, жить их эмоциями, словно добирая то, чего ему никогда не ощутить в своей обычной серой жизни, и это действительно помогало чувствовать себя счастливым. Куи твёрдо вознамерился стать актером. Родителям подобное заявление оказалось не по нраву. Отказавшись платить за университет искусств, они упорно настаивали на более приземленной специальности вроде менеджера, повара или рабочего. В итоге отец вышел из себя и велел Куи убираться, раз он витает в облаках и не ценит труд обычных работяг.
   Так и началась самостоятельная жизнь Куи. Без специального образования он мог лишь перебиваться съемками в глупой рекламе. Этого едва хватало на аренду комнаты и на скудное питание. В перерывах Куи ходил на различные кастинги в надежде получить хотя бы эпизодическую роль в настоящем кино. По вечерам он часами стоял перед зеркалом и репетировал сцены из различных пьес. Но время шло, кастинги по-прежнему проходили неудачно, а рекламщики все чаще стали привлекать для съемок профессиональных героев, которые из-за нехватки работы по борьбе со злодеями были согласны сниматься в рекламе всякой ерунды. Решив, что пора перестать воротить нос от работы в сфере обслуживания, иначе он помрет с голоду, Куи пошел искать постоянную работу. Оказалось, что там тоже есть конкуренция, да и ничего толком не умеющий Куи подолгу нигде не задерживался. Он успел поработать и промоутером, и курьером, и официантом, и продавцом, и уборщиком, но все заканчивалось одним и тем же - скоропостижным увольнением. Причины были разные: где-то Куи не справлялся с обязанностями, где-то постоянно опаздывал из-за совпавших по времени съемок, а где-то и вовсе показывал свой дурной характер и вылетал, как пробка, за хамство. Например, как сегодня.
   Нужно признать очевидное: ему уже двадцать лет, и он - полный неудачник, застрявший на месте. В погоне за мечтой он пожертвовал возможностью получить образование и постоянную работу. А теперь у него нет никаких перспектив, а мечта так и осталась мечтой.
   Сморгнув выступившие слезы, Куи похлопал себя по карманам джинсов. Вытащив телефон, он быстро набрал номер. После непродолжительного ожидания в динамике щелкнуло, и оттуда раздался мужской голос:
   - Передумал?
   - Мне нужны деньги, - отрезал Куи без особого восторга. - Куда мне подъехать?
   - Я пришлю за тобой машину, жди на выходе из своей помойки, - произнес его собеседник и повесил трубку.
   Куи простоял на улице почти час, прежде чем рядом остановился темно-синий автомобиль. Опасливо открыв заднюю дверцу, Куи обратился к водителю:
   - Вы?..
   - Садись, я от Ловкача, - хмуро оборвал его водитель, и Куи послушно залез на заднее сиденье, громко хлопнув дверцей.
   - Холодильником дома будешь хлопать! - раздраженно буркнул водитель и слишком резко тронулся с места, из-за чего Куи ткнулся лбом в переднее сиденье. В нос ударил сильный табачный запах, от которого скрутило живот и нестерпимо захотелось курить.
   - У меня нет холодильника, - отозвался Куи и откинулся назад, с трудом подавив желание стрельнуть сигарету.
   - Поговори мне там - вообще в багажнике поедешь, щегол, - бросил водитель и злобно зыркнул в зеркало заднего вида.
   - Тяжелый день? - поинтересовался Куи, встретившись с ним взглядом.
   - О себе переживай, - в глазах водителя блеснул недобрый огонек. - А еще лучше - заткнись.
   - Как грубо... - пробормотал Куи и отвернулся к окну.
   Остаток пути они провели в молчании. Дорога оказалась не такой близкой, как Куи предполагал. Мысленно он уже был рад, что Ловкач прислал за ним машину. Они ехали по меньшей мере минут сорок на приличной скорости, а пешком Куи добирался бы бог знает сколько.
   Свернув с ярко освещённой улицы, машина сбавила скорость и покатилась вдоль неширокой улочки. Проехав пару кварталов, она свернула налево и остановилась перед высоким зданием. Ушей Куи коснулись приглушенные биты хауса. Свет от многочисленных разноцветных вывесок выхватывал из темноты топтавшуюся у здания толпу нетрезвой молодежи. Чуть поодаль от них стояли группы людей поменьше: по два-три человека. У многих в темноте вспыхивали едва заметные огоньки, и Куи казалось, что он чувствует табачный дым даже через толстое тонированное стекло автомобиля.
   - Карета прибыла на место, принцесса, можете проваливать, - произнёс водитель, оборачиваясь назад. Куи, показав ему средний палец, вышел из машины и снова громко хлопнул дверью. Направившись к зданию, он притормозил у одной из курящих парочек и попросил сигарету. От первой же затяжки у Куи закружилась голова и заметно поднялось настроение. Кивнув в знак благодарности, он отошел в сторону и, облокотившись на кирпичный забор, примыкающий к зданию, неторопливо затянулся снова. Однако докурить Куи так и не успел: к нему подошел крепко сложенный высокий парень и произнес:
   - Тебя вообще-то Ловкач ждет.
   - Подождет, - затягиваясь, проговорил Куи и медленно выпустил дым перед собой. Дальше все произошло довольно быстро: забор вдруг врезался ему в лицо, а в глазах подозрительно потемнело. Куи почувствовал, что его куда-то поволокли, и решил не сопротивляться. Нос начинал побаливать, и Куи очень надеялся, что он не сломан.
   Они спустились по крутым ступенькам вниз и, пройдя через небольшой коридор, очутились на заполненном до отказа танцполе. Музыка с непривычки оглушающе била по ушам, прыгающие вокруг люди постоянно врезались в Куи, а от стробоскопа хотелось упасть плашмя на пол и не вставать. Странная волна накатила на тело, сделав его одновременно невесомым и тяжёлым, а голова, казалось, вообще отделилась от туловища и устремилась куда-то вверх. "Видимо, это был не табак", - вспотев, догадался Куи, и его впихнули в какое-то темное помещение. Двери закрылись, мгновенно оборвав шум танцпола.
   - Садись, - сидящий за столом Ловкач указал на кожаный диванчик перед собой. Куи послушно сел и осмотрелся. Комната была тесноватой, из-за чего стол занимал половину пространства. Слева стоял большой, на всю стену, аквариум. Исходящий от него холодный слабый свет дрожал неровными волнами, выхватив из темноты стоящий за спиной Ловкача силуэт. На Куи, не мигая, уставились два желтых глаза-уголька.
   - Вытри лицо, - Ловкач бросил ему на колени носовой платок. Куи, оторвавшись гипнотизирующего взгляда, кое-как промокнул онемевшими пальцами слегка подсохшую кровь под разбитым носом и протянул платок обратно.
   - Оставь себе, - произнёс Ловкач. - Давай о деле. Сегодня поедешь вместе с Мангустом...
   - Сегодня? - держась за диван, перебил его Куи: он уже начинал "отъезжать", и сохранять адекватность становилось сложнее. - Я сегодня никак...
   - Ты как с боссом разговариваешь?! - парень, что приволок Куи, рванул его за ворот куртки.
   - Все нормально, - одернул того Ловкач и что-то коротко сказал желтоглазому человеку. Тот вышел из тени и приблизился к Куи, который с ужасом вжался в спинку дивана. Не обращая внимания на конвульсии Куи, желтоглазый положил ему на лицо свою ладонь. В голове словно что-то взорвалось, и, подавившись коротким вскриком, Куи почувствовал, как его отпустило. Желтоглазый убрал ладонь и отошел в сторону.
   - Знакомься, это Мангуст, - произнёс Ловкач, указывая на желтоглазого. - Он может нейтрализовать действие любого препарата. Весьма удобно, когда постоянно имеешь дело с наркоманами.
   - Я не наркоман, - утирая вспотевший лоб, отозвался Куи.
   - Мне до этого нет дела, - Ловкач бросил на стол черный сверток. - Теперь, когда ты пришел в себя, слушай внимательно. Препарат в этом пакете может кратковременно усиливать способности. Для беспричудных типов, вроде тебя, эффект будет нулевой. На первый раз Мангуст съездит с тобой и все объяснит. Твоя задача простая: распродаешь партию - возвращаешься сюда - получаешь деньги. Надумаешь кинуть меня - разберу на органы. Все понятно?
   - Да, - Куи поднялся с дивана и, забрав со стола сверток, спрятал его во внутреннем кармане. Мангуст коротко поклонился Ловкачу и направился к двери. Куи слегка шатающейся походкой последовал за ним. Музыка снова ударила по ушам, но в этот раз сознание было ясным, поэтому грохот не вызывал чувства дискомфорта. Ловко лавируя между потными пьяными телами, Куи не сводил глаз со спины Мангуста.
   На выходе в него на полном ходу врезалась рыжая девушка в розовом платье и упала на пол. Куи остановился и подал ей руку, чтобы помочь подняться. Смущённо улыбнувшись, девушка обхватила его ладонь, и Куи рывком поднял её на ноги.
   - Спасибо, - едва слышно пролепетала она и заложила за ухо выбившуюся прядь. Куи невольно обратил внимание на большое, почти на всю левую щеку, пятно странной формы, отдаленно напоминающей цветок. Он так и не понял, рисунок это, татуировка или родимое пятно, которое неумело пытались замаскировать тональным кремом. Заметив, что на её щёку пялятся, девушка поспешно отстранилась и скрылась в толпе. Куи машинально попробовал отыскать её взглядом, но это было бесполезно. "Эта девушка выглядит довольно мило и невинно для такого клуба, - задумался Куи. - Такие ходят в книжные клубы, смотрят дорамы7 по вечерам и ложатся спать в девять..."
   - Эй, - прервал его размышления просунувшийся в двери Мангуст. - Скоро утро, а у нас еще полно работы. Шевелись.
   Куи отстраненно кивнул, и они покинули клуб.
  

* * *

  
   Вздрогнув, Изуку инстинктивно сжался и попытался нащупать пальцами опору. Цепляясь за что-то рыхлое, он сопротивлялся силе, которая потащила его в непонятном направлении. Ушей коснулись приглушенные звуки, сливающиеся в один неразборчивый гул. Тусклый свет, пробившись из темноты, проник через сомкнутые веки и отозвался слабой болью в переносице. Странная тяжесть навалилась сверху и прижала Изуку к горизонтальной поверхности. От этого сбило дыхание, но зато бесконечное движение, наконец, прекратилось. Гул становился громче, и сквозь него начали пробиваться отголоски посторонних звуков... Шаги. Голоса. Мерный писк. Ноздри уловили слабый медицинский запах.
   "Я в больнице", - понял Изуку, и, словно только и ожидая этого момента, все шумы моментально обрели четкость, окунув его в реальный мир. Изуку машинально открыл глаза, как при пробуждении, но из-за резко ударившего света в уголках моментально скопились слезы. Рефлекторно сморгнув их, Изуку прищурился, пытаясь привыкнуть к освещению через маленькие щелочки. Он повторил попытку открыть глаза, только в этот раз намного медленнее. Боль от переносицы распространилась на лоб и поползла к вискам, но Изуку все же разлепил веки. Из-за слез картинка расплывалась, хотя общие очертания больничной палаты угадывались без труда. Изуку попытался поднять руку, чтобы вытереть лицо. У него получилось лишь слегка шевельнуть пальцами. Что-то сухое и теплое коснулось ладони.
   - Мидория, - тихий низкий голос звучал знакомым. Оставив попытки управлять непослушными конечностями, Изуку повернул голову на звук. Силуэт человека, сидящего у его кровати, казался огромным темным пятном. Изуку несколько раз моргнул, чтобы смахнуть мутную пелену перед глазами.
   - Всемо... - попытался произнести Изуку, но горло издало лишь невнятный хрип.
   - Не разговаривай пока, - мягко произнес Всемогущий. Белый больничный халат, с трудом натянутый на одно плечо, сильно выделялся на фоне темно-синего костюма. Видимо, размера Всемогущего в больничной гардеробной не оказалось.
   Изуку послушно кивнул и перевел взгляд на утыканные капельницами перебинтованные руки, безжизненно лежащие вдоль туловища. Вся эта борьба была лишь в его воображении. Сейчас он даже с трудом мог пошевелить пальцами. Изуку вдруг обожгла жуткая догадка. А что, если?..
   - Это временная слабость. На восстановление уйдет несколько дней, но ты, несомненно, скоро будешь на ногах, - поспешно произнёс Всемогущий, и Изуку ощутил невероятное облегчение.
   Всемогущий замолк, однако, по его напряженному виду было заметно, что он еще не все сказал. Изуку почувствовал пробежавший по его коже холодок: Всемогущий убрал свою ладонь и, сжав руки в кулаки, перевел взгляд куда-то в пол, а его привычная улыбка стала больше походить на вымученный оскал.
   - Мидория, мальчик мой... - наконец, выдавил Всемогущий, не поднимая головы. - Как твой учитель, я дико зол на тебя за то, что произошло в "Ю-Эс-Джей". Это был героический, но до безумия безрассудный поступок. Вы еще не герои, вы ученики. И в тот день наша задача, как учителей, была в том, чтобы спасти вас. Я же велел тебе не подходить. У тебя нет причуды, о чем ты вообще думал?
   Хоть Всемогущий говорил вполголоса, Изуку показалось, что его оглушило. И ведь правда, его выходку нельзя было как-то внятно объяснить. Да, он хотел спасти Всемогущего, но разве стоило для этого так рисковать? Он лишь привлек внимание злодеев, которые прихлопнули его, как муху, отвлекшись на каких-то пару секунд. Неужели он настолько жалок?
   - Твое сердце не билось, - дрогнувшим голосом добавил Всемогущий и сжал кулаки еще сильнее, отчего казалось, что кожа на острых костяшках сейчас лопнет. - Тебя чудом вытащили с того света. Твои действия чуть не стоили тебе жизни, а "Юэй" - репутации. А самое ужасное, что я, Символ Мира, позволил этому произойти. Не суметь спасти собственного ученика - величайший позор, - он, наконец, вскинул голову и устремил свой взгляд на Изуку, от которого тот зажмурился и сжался, однако голос Всемогущего прозвучал с неожиданной теплотой: - Но в то же время я действительно благодарен тебе...
   Изуку, распахнув глаза, озадаченно посмотрел на Всемогущего, смена настроения которого сбила его с толку. Тот, заметив смятение на лице Изуку, окончательно смягчился и произнес:
   - Те несколько секунд спасли мне жизнь. Герои успели атаковать злодеев прежде, чем кто-либо из них коснулся меня. Не знаю, как вообще ты понял, что мне нужна помощь: Исцеляющая Девочка заверяла меня, что воспоминания исчезнут...
   - Ч-ч-что? - хрипло выдохнул Изуку.
   - Что? - переспросил Всемогущий, мгновенно поняв, что ляпнул что-то не то, и поспешил сменить тему: - В любом случае, я не имею права поощрять тебя за твой поступок, так как, объективно говоря, ты пошел на неоправданный риск. Но, как человек, я хочу сказать тебе спасибо. Ты точно заслуженно попал в... академию...
   Запнувшись, Всемогущий отвернулся, но Изуку заметил, что его лицо слегка помрачнело.
   - Что-то я заболтался, - натянув фальшивую улыбку, Всемогущий встал со стула. - Надо же сказать врачам, что ты пришел в себя. Поправляйся, юный Мидория. Кстати, твои одноклассники уже приходили тебя проведать, - он указал пальцем куда-то чуть левее Изуку.
   Тот послушно повернул голову и наткнулся взглядом на невысокую тумбочку, стоявшую между койкой и окном. На ней стояла плетеная корзинка с крышкой. Изуку повернулся обратно, но Всемогущего в палате уже не было.
   В течение последующих нескольких часов Изуку практически не оставался наедине сам с собой: приходили и уходили врачи, медсестры проводили различные процедуры и брали анализы. Приходила даже Исцеляющая Девочка. Пожурив Изуку скорее для проформы, она одарила его своим фирменным поцелуем и порекомендовала после выписки еще недельку поберечь себя. Едва она скрылась за дверью, как в палату влетела запыхавшаяся Очако.
   - Деку! - вскрикнула она и рухнула на стул возле койки, пытаясь перевести дух. Чуть погодя дверь снова открылась, и в помещение зашел Иида. Чинно и неторопливо он прошествовал вдоль стены, взял себе стоящий в углу стул и вместе с ним подошел к Очако.
   - Незачем было так лететь, Урарака, - отчитал её Иида и, сев рядом, обратился к Изуку: - Как ты себя чувствуешь?
   - Вроде нормально, - ответил тот. Ему наконец разрешили попить воды, и говорить стало намного легче, чем с пересохшим горлом.
   - Ты всех напугал, Мидория! - рука Ииды взметнулась вверх, и Изуку отшатнулся, испугавшись, что тот ему сейчас врежет, несмотря на его состояние. Но Иида лишь гневно поправил очки и скрестил руки на груди, всем своим видом демонстрируя недовольство.
   - Иида прав, - произнесла Очако, нервно теребя краешек юбки. - Никто не успел толком ничего понять, такая неразбериха была, а затем выяснилось, что ты сильно пострадал. А знал бы ты, что творилось все эти дни в новостях...
   - Урарака! - одернул её Иида.
   - Да он все равно узнает, когда его выпишут, - заявила Очако, и тот насупился, но промолчал. - Конечно, в открытую на школу никто не наезжал, но многие новостные издания ехидно подмечали, что знаменитая геройская академия с их хваленой системой безопасности подверглась атаке злодеев, да еще и в учебное время.
   - Наверное, Айзаве-сенсею все же стоило тогда позвать Всемогущего для интервью, - слабо улыбнулся Изуку.
   - Тебе... - Очако покосилась на Ииду: тот едва заметно пожал плечами. Очако вздохнула и продолжила: - Тебе там тоже досталось.
   - Мне? - удивился Изуку. - А мне-то за что?
   - Они как-то узнали, что среди пострадавших есть беспричудный ученик, и многие возмущены тем, что академия подвергла твою жизнь опасности. В том плане, что не стоило принимать ученика без способностей на геройский факультет. Также есть те, кто ровно противоположного мнения, так как запрещать людям без способностей обучаться на героя - это снобизм и угнетение прав беспричудных...
   У Изуку зашумело в ушах, и остаток слов Очако он попросту прослушал. Меньше всего ему хотелось оказаться втянутым в скандал. Страшно было подумать, что ожидало его по возвращении в академию. Изуку был бы рад убедить себя в том, что он ни при чем и журналисты просто уцепились за отличную возможность раздуть сенсацию, подмочив репутацию "Юэй", но понимал, что это не так. И теперь вся ответственность за его действия легла на плечи учителей. Откинувшись назад, Изуку потер переносицу - моторика уже практически восстановилась, но вместе с этим появилась и ноющая боль во всем теле.
   - Я предупреждал тебя, чтобы ты молчала, - буркнул Иида, наблюдая за побледневшим Изуку, прикрывшим веки.
   - Нет, все в порядке, - разлепив правый глаз, Изуку показал большой палец свободной рукой. - Кстати, как остальные ребята? Как Айзава-сенсей?
   - Кроме тебя, больше никто из учеников не пострадал, - отозвалась Очако. - Айзава-сенсей получил сильные травмы, однако он уже приступил к работе, хотя из-за бинтов он больше похож на мумию, чем на человека. Еще у Тринадцатого были повреждены спинные мышцы, но и его быстро залатали.
   - Хорошо, что у нас есть Исцеляющая Девочка, - заметил Иида.
   - И хорошие врачи, - добавила Очако. - Именно благодаря их слаженной работе все выжили. Ах да... - Очако стащила с плеч рюкзак и начала рьяно копаться внутри, пока не выудила небольшой кусочек картона. - Возьми, это Джиро передала.
   - Что это? - спросил Изуку, послушно протягивая руку.
   - Билет. В воскресенье у группы Джиро концерт в одном из клубов в центре. Она раздала некоторым ребятам пригласительные, и я попросила один для тебя. Ты же пойдешь?
   - Я не знаю, если меня выпишут, - растерянно ответил Изуку, положив билет на тумбочку.
   - Исцеляющая Девочка сказала, что ты быстро идешь на поправку. Она предположила, что к выходным тебя отпустят домой, - произнесла Очако и, слегка замявшись, добавила: - Я тоже иду. Было бы классно сходить вместе.
   Дверь в палату приоткрылась, и в образовавшийся проем просунулась голова пожилой женщины.
   - Приёмные часы окончены, покиньте палату, - неприятным скрипучим голосом прокаркала она.
   - Извините, сейчас мы уйдем! - подскочивший Иида низко поклонился женщине и, ухватив Очако за шиворот, стащил её со стула. Повернувшись к Изуку, Иида снова поклонился и отчеканил: - До встречи в академии, Мидория! Выздоравливай!
   - Поправляйся! - кое-как извернувшись, Очако помахала Изуку рукой, после чего Иида вытолкал её из палаты. Снова стало тихо. За широким окном мягко шелестели деревья, царапая ветками о стекло. Солнце почти село, и небо окрасилось в оранжево-лиловые оттенки. Немного хотелось спать, чему Изуку весьма удивился, учитывая, сколько он проспал до этого. Его взгляд снова упал на плетеную корзинку, и любопытство взяло над сонливостью верх. Сев на кровати, Изуку положил корзинку себе на колени. Голова слегка кружилась, но в целом чувствовал он себя гораздо лучше, чем после пробуждения. Сняв крышку, Изуку заглянул в корзинку. Внутри, среди вороха открыток, лежали самые разнообразные сладости. К одной из стенок корзинки был прилеплен скотчем листок бумаги, на котором было аккуратно выведено: "Поправляйся и поскорее возвращайся в академию". Ниже была приписка более угловатым почерком: "Не ешь сладости без разрешения врача!" Изуку усмехнулся, сразу представив себе Ииду. Скорее всего, это он и написал. Перебирая открытки одну за другой и читая ободряющие слова одноклассников, Изуку чувствовал, как внутри все теплеет. Он с первого дня так боялся не вписаться в геройском классе, что даже не заметил, насколько отношение к нему этих учеников отличается от средней школы.
   "Ты это заслужил, тупой задрот!" - почерк Кацуки Изуку узнал сразу, но даже без этого можно было догадаться, кто автор. "Как это они заставили Каччана тоже подписать открытку?" - задумался Изуку, закрывая корзинку, чтобы поставить её обратно на тумбочку. Его внимание привлёк лежащий на столешнице телефон. Очевидно, Изуку не заметил его сразу, так как того не было видно за корзинкой. Вначале Изуку решил, что это его телефон, но присмотревшись поближе, понял, что это не так. Взяв его в руки и задумчиво покрутив, Изуку все же нажал на кнопку питания. Почти сразу после включения телефон завибрировал, возвестив о новом сообщении:
  
   "Изуку, это мама. Твой телефон разбился, и я принесла тебе другой. Позвони мне, когда очнешься. Люблю тебя".
  
   Точно. Мама. Вот кому точно было хуже всех эти дни. Изуку захотелось себя треснуть, но вместо этого он просто ткнул в мамин номер и нажал на вызов.
  

* * *

  
   Кьёка Джиро, скрестив ноги, сидела на диване в гостиной и ковыряла свою бас-гитару. Справа у стены стоял высокий басовый стек8, из которого тянулся толстый шнур, подключённый в лежащий на полу педалборд9. Если прислушаться, можно было услышать, как работают нагретые лампы. Среди ворсинок пушистого коврика, разостланного перед диваном, застряло несколько коротких обрезков струн, несмотря на то, что Кьёка пыталась орудовать кусачками аккуратно. Монотонное бормотание стоящего напротив телевизора периодически нарушала мамина возня на кухне. Кьёка натянула последнюю, самую толстую струну и, поднеся кусачки к торчащему из колка хвостику, опасливо отвернулась.
   - Кьёка! - от внезапно прозвучавшего строгого папиного голоса та подпрыгнула на месте и обернулась. Кусачки машинально сомкнулись, отсекая остаток струны, который тут же прилетел Кьёке прямо в глаз.
   - Ай! Черт, - прошипела она, принявшись его остервенело тереть.
   - Сколько раз я повторял - гостиная тебе не мастерская! - папа грозно навис над Кьёкой. - Живо убери весь этот мусор!
   - Хорошо, сейчас уберу, - без особого энтузиазма отозвалась Кьёка, пытаясь открыть покрасневший глаз. Сквозь узкую щелочку между опухшими веками нещадно текли слезы, чем вызывали нестерпимый зуд. Отложив бас в сторону, Кьёка скатилась с дивана и запустила пальцы в длинный ворс, один за другим выуживая металлические обрезки. Четыре кусочка уже были зажаты в её кулаке, но пятый упорно не хотел находиться.
   - Правее посмотри, - подсказал папа, опустившись на диван. Кьёка послушно пошарила рукой справа и, получив ощутимый укол в ладонь, подхватила последний обрезок. Вытряхнув свои трофеи в карман широких домашних шорт, Кьёка вновь забралась на диван и ухватила в руки бас. Папа тем временем взгромоздил ноги на низкий пуфик перед собой и пошарил рукой под подушками, пока не вытащил на свет божий затёртый пульт от телевизора. Полностью игнорируя возмущённый взгляд Кьёки, которая намеревалась отстроить гитару, папа добавил громкость и расслабленно откинулся на спинку дивана.
   - ...вости в геройском сообществе после рекламы, - донесся из телевизора уверенный голос ведущей, который оборвала громкая заставка. Кьёка выхватила пульт из ослабевшей папиной руки и выключила звук.
   - Я же смотрю! - запоздало отозвался папа.
   - Сейчас реклама, я быстро! - Кьёка выкрутила громкость на басу и, топнув ногой по одной из педалей, дёрнула верхнюю струну. От низкого раскатистого звука жалобно задребезжали стекла и посуда, однако мама, привыкшая, что в их семье музыкантов постоянно кто-то чем-то гремит, даже не вздрогнула и продолжила как ни в чем не бывало готовить ужин.
   - Это разве си? - поморщился папа.
   - Ля диез, - не оборачиваясь, буркнула Кьёка и пробежалась пальцами по грифу. Включив тюнер, она еще раз последовательно проверила каждую струну. Подкрутив третий колок, Кьёка обыграла незамысловатую гамму, после чего одобрительно крякнула.
   - Ты решила удариться в метал? - поинтересовался папа. - Низковато звучит, тебе не кажется?
   - Это всего лишь полтона, что за стереотипы, - Кьёка пару раз хлестко ударила слэпом10. Новые струны отозвались приглушенным звоном, разлетевшимся по гостиной.
   - Кётоку, что ты прицепился к ней... - вмешалась мама и, вытерев руки о передник, подошла к педалборду. - Правда, мне кажется, что низкая середина задрана.
   - Вот ты всегда так, Мика, - пробубнил Кётоку. - О каком воспитании правильного музыкального вкуса может идти речь, если ты ей потакаешь?
   Мика сделала вид, что не услышала, и, слегка подкрутив регулятор на одной из педалей, жестом велела Кьёке сыграть. Та кивнула и послушно начала импровизировать. Мика, прислушиваясь к звуку, покрутила еще соседние регуляторы. Правда, толком насладиться результатом им не удалось: реклама закончилась, и Кётоку бесцеремонно включил звук.
   - ...специальный выпуск посвящен недавней атаке Лиги Злодеев на академию "Юэй"... - при упоминании своей школы Кьёка не удержалась и цыкнула. За последние пару дней ей порядком надоело перемывание этой темы во всех новостях. Вдобавок к этому, вчера утром на одном из интернет-порталов появилась информация, что помимо учителей одним из пострадавших был беспричудный. И поутихший было ажиотаж вспыхнул с новой силой. Уже к вечеру об этом не говорил только ленивый. Основная масса неприкрыто критиковала академию за неоправданный рискованный эксперимент, чуть не стоивший жизни ученику. Одновременно откуда-то возникли ярые борцы за равные права людей без способностей. Их было значительно меньше, но их митингующие активисты оккупировали крупнейшие геройские агентства и многие школы, требуя дать шанс стать профессионалами и беспричудным. Их позиция заключалась в том, что героями должны становиться те, кто готов защищать людей, и отсутствие способности не должно быть тому помехой. На некоторых транспарантах красовались схематичные изображения ксеноморфов в красных кругах, перечёркнутых полосками. Ниже на каждом из таких плакатов была кривая надпись маркером: "Долой лжегероев". Когда-то давно, на заре появления причуд, подобные демонстрации проводились повально по всей Японии. Только тогда требования протестующих были намного прямолинейнее: они просто не желали видеть возле себя монстров и открыто об этом заявляли. Но сейчас, когда большинство населения обладало причудами, подобные высказывания смотрелись бы, как минимум, неуместно. Поэтому оставшимся ненавистникам современного мира супергероев и суперзлодеев приходилось довольствоваться лишь акциями в защиту прав беспричудных, пряча под их лозунгами свои истинные мысли.
   Несмотря на разные убеждения, все стороны одинаково давили на академию с целью получить хоть какую-то реакцию на произошедшее. Однако администрация "Юэй" отмалчивалась и не давала никаких комментариев, что лишь подогревало интерес вездесущих репортёров и злило общественность. И все же, раз по телевизору разродились целым спецвыпуском, значит, репортёры что-то накопали.
   - Пап, ты серьёзно собрался это смотреть? - недовольно скривилась Кьёка, нервно дергая верхнюю струну. Звука не было, так как Мика успела выключить стек, но приятные вибрации проходили от грифа к телу и немного успокаивали.
   - Я должен знать все об академии, где учится моя дочь, а теперь тихо, - отрезал Кётоку и уткнулся в экран. Мика вернулась на кухню, однако Кьёка ловила её заинтересованные взгляды, устремленные к телевизору.
   - Мы сейчас находимся неподалеку от "Кецубуцу", еще одной школы, которая готовит юных героев, - щуплый корреспондент, на вид которому было около тридцати лет, топтался на месте, поеживаясь от холода в тонкой рубашке и легких брюках, прилипших к телу из-за дождя. Позади корреспондента стояла большая толпа людей, растянувшаяся вдоль высокого металлического забора, ограждающего академию.
   - Тебе недостаточно того, что рассказываю я? - поморщилась Кьёка, но Кётоку громко шикнул и демонстративно добавил громкость на телевизоре.
   - Позади меня группа людей, которые убеждены: обладание причудой не является поводом ставить себя в обществе на ступеньку выше обычных людей, - бодрый голос корреспондента резко контрастировал с его дрожащим и посиневшим от холода телом. - Они требуют от руководства академии "Кецубуцу" последовать примеру "Юэй" и дать возможность беспричудным поступить на геройский факультет. Мы решили поговорить с демонстрантами, чтобы узнать из их уст, почему они уверены, что люди без способностей смогут противостоять суперзлодеям наравне с профессиональными героями.
   Кадр сменился: корреспондент уже стоял в гуще толпы, которая скандировала: "Мы все равны!" Рядом топтался высокий мужчина в годах. Седина затронула большую часть его редеющих волос, на лбу и у глаз пролегли глубокие морщины. Демонстрант утер краем транспаранта мокрое лицо и, покосившись на камеру, выжидающе уставился на корреспондента.
   - Как вы считаете, способен ли обычный человек пройти специальную подготовку в геройской академии и стать настоящим профессионалом? - едва прозвучал вопрос, камера взяла крупным планом демонстранта и оставила в кадре лишь руку корреспондента с микрофоном.
   - Конечно, нет! - воскликнул Кётоку, заглушая телевизор. - Вот поэтому настоящими профи и становятся единицы!
   - С нынешним развитием технологий это не является проблемой, - демонстрант был совершенно противоположного мнения. - При должной физической подготовке и хорошей экипировке можно сражаться не хуже, чем с причудой. В конечном счете, есть вступительные испытания и экзамены внутри каждой геройской школы, при помощи которых можно отсеять слабых. Но лишать беспричудных даже шанса поступить - дискриминация! Вместо того, чтобы обвинять "Юэй" в том, что они подвергли жизнь беспричудного подростка опасности, следует пересмотреть свои устаревшие взгляды на мир профессиональных героев и открыть набор для всех...
   - Вы уверены, что абитуриент без способностей сможет пройти вступительные испытания? - вклинился корреспондент, ловко направляя разговор в нужное русло. - Я слышал, что они весьма сложные.
   - Ну один же смог пройти, - пожал плечами демонстрант. - Так что, возможно, даже не потребуется особого пересмотра порядка проведения экзаменов.
   - Однако в результате атаки на "Юэй" пострадал именно тот ученик, который единственный из всех не обладал способностями. Что вы скажете на это? - микрофон снова изящно порхнул между собеседниками.
   - Нужно ждать официального заявления "Юэй", - неохотно произнес демонстрант. По его лицу стало заметно, что он был не рад этому вопросу. - Я же придерживаюсь мнения, что это совпадение. На самом деле, вообще чудо, что все ученики остались живы. Масса злодеев выступила против двух преподавателей и горстки первогодок. Вам не кажется, что пресса привлекает внимание немного не к тому аспекту произошедшего?
   - Я лишь говорю то, что в умах большинства, - произнес корреспондент. - Сложно с этим спорить, но будь у этого ученика причуда, возможно, он тоже бы не пострадал.
   - Переливают из пустого в порожнее... Сколько можно мусолить одно и то же? - подала голос Кьёка. - На его месте мог оказаться любой из нас, тут дело вообще не в причуде.
   - Любой из вас смог бы смягчить падение с высоты, так что дело очень даже в причуде, - произнес Кётоку. - Как ни крути, но академия зря приняла такого студента. Я понимаю, что они хотели как лучше, но этот парень обуза и не в состоянии спасти даже себя. Оптимальным выходом будет перевести его в обычную школу. К тому же геройствовать можно не только в плаще и трико. Городу нужны обычные полицейские, врачи и пожарные. Людям угрожают не только суперзлодеи...
   - Папа прав, - вздохнула Мика. - Но больше похоже на то, что случившееся с твоим одноклассником - лишь повод раздуть скандал вокруг "Юэй". Какое бы решение не принял директор, его раскритикуют. Не сказать, что это сильно повредит репутации академии, однако к "Юэй" приковано и так чересчур много внимания.
   - И вы туда же, - поджала губы Кьёка. - Вы судите по тому, что говорят по телевизору, а всю правду знают лишь те, кто там был. Да, сейчас "быть беспричудным" чуть ли не приравнивается к "быть бесполезным". Они относятся к таким людям, словно к неизлечимо больным. Но они тоже часть общества. Среди них, как и среди людей со способностями, есть умные и глупые, сильные и слабые, смелые и трусливые. Отбор должен производиться по личным качествам, а не по наличию причуды. Сегодня мы устанавливаем для них отдельные правила, а завтра загоним в резервации. Просто потому, что они не такие, как большинство.
   - Кьёка, ты, конечно, все красиво говоришь, но в жизни не всё так просто, - Кётоку потер подбородок большим пальцем. - Как ты думаешь, почему на каждой работе есть требования?
   Кьёка раздраженно цокнула и закатила глаза, но Кётоку настойчиво сверлил её взглядом в ожидании ответа.
   - Чтобы отсеять менее подходящих без лишних затрат времени, - устав играть в "гляделки", неохотно отозвалась Кьёка.
   - Вот именно, - подтвердил Кётоку. - Вот возьмём, к примеру, работу фитнес-тренера. Это должен быть, как минимум, подтянутый и физически здоровый человек. На собеседование, скорее всего, придут именно спортивные ребята.
   - Но это не значит, что нельзя прийти устраиваться толстым людям, я поняла к чему ты клонишь, - перебила его Кьёка. - Это не то же самое, пап. Толстого не возьмут в любом случае, потому что он будет антирекламой этого клуба, да и выносливости ему вряд ли хватит на весь день. Однако толстый человек может похудеть и получить работу, а мы говорим о людях без причуды. Они не могут измениться...
   - Ты немного не ту суть уловила, - пробормотал Кётоку. - Я хотел сказал, что к любой профессии есть какие-то общие требования. И я считаю, что в работе современного героя невозможно обойтись без способностей. Это то же самое, что взять тем же тренером безногого. Он может взять костыли или приделать себе протезы, но инвалид никогда не сравнится со здоровым человеком.
   - Вот, - помрачнела Кьёка. - Вот кем считает общество таких людей. Инвалидами. А что делать с теми, у кого бесполезные причуды? Или для них у вас отдельная классификация?!
   Родители опасливо переглянулись: Кьёка никогда до этого времени не проявляла каких-то особых чувств к беспричудным. Такая реакция казалась довольно странной. Можно было, конечно, списать это на переходный возраст, но они все же хотели докопаться до истины.
   - Кьёка, милая, почему... - начал было Кётоку, но та его грубо оборвала:
   - Это я хочу знать, почему вы так узко мыслите? Я отказываюсь верить в то, что вы судите стереотипами! Ты, пап, - Кьёка ткнула в него пальцем. - Ты дал мне силы поверить в то, что девушки могут быть рок-музыкантами! А ты, мама, - Кьёка посмотрела на Мику, и её взгляд немного смягчился. - Ты всегда поддерживала меня. Благодаря тебе я справилась со страхом из-за неудачных попыток и, наконец, попала в настоящую группу, где ко мне относятся, как к равной. И вы оба сейчас говорите мне, что мой одноклассник - обуза?
   - Кьёка, ты сравниваешь немного разные вещи, - произнесла Мика. - Ты талантлива от природы, ты много занимаешься и развиваешь свои навыки. Разумеется, то, что ты попала в группу, было лишь вопросом времени. А тот мальчик... к сожалению, у него нет того, что можно развить.
   - Невероятно, - теперь и Мику прожёг яростный злой взгляд. - Вы вообще меня не слышите. Смотрите свой тупой телек и дальше!
   Поднявшись с дивана, Кьёка гневно крутанулась на пятках и быстрым шагом покинула гостиную. Через несколько секунд где-то наверху громко хлопнула дверь, и почти сразу раздались приглушенные звуки от беспорядочных ударов по барабанам.
   - Что-то она совсем разозлилась, - произнес Кётоку. - Что же там такое произошло?
   - Чтобы ни случилось, когда-нибудь она сама расскажет, - отозвалась Мика. - Просто дай ей время. Кьёка и её одноклассники попали в ситуацию, с которой не каждый взрослый справился бы. Она пока не готова снова это вспоминать.
   - ...У ворот "Юэй" негде мухе пролететь, - повисшую после слов Мики паузу нарушил голос корреспондента. Не сговариваясь, родители уставились в экран. В кадре заметно распогодилось, и корреспондент выглядел более сухим и веселым. Возле школы действительно было не протолкнуться: толпа, раз в пять больше той, что дежурила у ворот в день атаки, обступила академию плотным широким полукругом. Хоть барьер отсутствовал, никто не делал попытки проникнуть на территорию "Юэй". Причина крылась, скорее всего, в страхе перед неизвестностью: пошли слухи, что после атаки Лиги Злодеев академия внесла в свою систему безопасности некие коррективы, и испытывать их на себе никто особо желанием не горел.
   - К счастью, у меня есть пропуск, - помахав перед камерой кусочком пластика, корреспондент довольно ухмыльнулся. - О встрече с директором договориться не вышло, но я уверен, что внутри мы всё равно найдём ответы на некоторые вопросы.
   Оператор снял то, как корреспондент активировал ключ-карту и под завистливые взгляды прошел через ворота. Кадр дернулся и сменился: корреспондент стоял в широком коридоре академии, по которому туда-сюда сновали ученики в одинаковой серо-зеленой форме. Топот ног сливался воедино с их неразборчивой болтовней.
   - За моей спиной располагается учительская, - корреспондент начал пятиться назад, не обращая внимания на ощутимые тычки от врезающихся в него учеников. - Сейчас большая перемена, и это отличный шанс застать преподавателей до того, как они спустятся на обед.
   Поманив оператора за собой, он дёрнул высокую дверь в сторону. Внутри располагалось просторное светлое помещение, заставленное небольшими столами и шкафами, которые были забиты разноцветными папками и книгами. Гул, образованный множеством голосов, шелестом страниц, скрипом стульев и другими офисными звуками, почти мгновенно умолк. Преподаватели озадаченно уставились на незваных гостей.
   - Здравствуйте, - широко улыбнулся корреспондент и перешагнул порог. - Я Сатоши Аиба, четвёртый канал. Пару слов...
   - Как вы сюда попали? - перебил его вышедший вперёд преподаватель с тёмными длинными волосами, которые рассыпались по плечам неряшливыми прядями. Его голос звучал довольно глухо из-за плотных бинтов, полностью скрывавших лицо.
   - Абсолютно легально, - Сатоши выудил из кармана рубашки карточку. - Ответьте на несколько вопросов, и я уйду.
   - Откуда у вас пропуск? - судя по голосу, преподаватель в бинтах не скрывал своего раздражения. - Директор дал ясно понять: никаких интервью до пресс-конференции.
   - Это неважно, - отмахнулся Сатоши. - Наши зрители желают узнать, что произошло. Они устали ждать, пока вы придумаете официальную версию, оправдывающую вашу некомпетентность. Как так вышло, что одна из лучших геройских академий была атакована, и даже есть серьезно пострадавшие?
   Микрофон нацелился на преподавателя в бинтах.
   - Не ваше дело, - отрезал тот. - Уберите камеру и проваливайте.
   - Ваше хамство переходит все границы! - Сатоши перешел в наступление. Камера хищно последовала за ним. - Вы в курсе, что все это увидят сегодня вечером наши зрители?
   - Это вы уже переходите всякие границы. - видимо, терпение преподавателя лопнуло. Край слегка распустившегося бинта вдруг вытянулся вперед и хлестнул Сатоши по груди. Тот инстинктивно сжался, прикрывшись микрофоном.
   - Все вопросы - на пресс-конференции, - преподаватель помахал перед собой пропуском, который каким-то образом перекочевал от Сатоши к нему, и холодно отрезал: - Интервью закончено.
   Камера, резко клюнув вниз, погасла. Начался короткий рекламный блок.
   - Представляю, как их достали журналисты, - преисполнившись сочувствием к "Юэй", произнесла Мика.
   - Сами виноваты, - пожал плечами Кётоку. - Своим молчанием "Юэй" вынуждают всех думать, что они что-то скрывают. Видимо, не все так гладко.
   - Ну они не совсем молчат, - Мика явно не разделяла его подозрений. - О нападении злодеев они же сообщили. Возможно, прежде, чем делать какие-то громкие заявления, они хотят сами разобраться.
   - Ты их адвокат, что ли? - прищурился Кётоку. Мика ответить не успела: реклама закончилась, а возникшее почти на весь экран лицо Сатоши, несмотря на напускную бодрость, заметно помрачнело. Коридоры "Юэй" сменились на зелёные деревья, а сама академия оказалась далеко позади и выглядела крошечной.
   - Еще раз здравствуйте, мои дорогие зрители, - произнес Сатоши, натянуто улыбнувшись. - Как вы видите, в академии по-прежнему не желают с нами разговаривать. А я напомню, что почти все герои из десятки лучших закончили "Юэй". О безопасности этой академии ходят легенды, программу подготовки может выдержать далеко не каждый, не говоря уже о сложности поступления. И тем не менее несколько дней назад "Юэй" была атакована злодеями средь бела дня, прямо на занятии. Пострадали находившиеся на тот момент в комплексе учителя и ученик, не обладающий причудой. Почему это произошло и как академия допустила такое, нам узнать из первых уст не удалось. Вы сами были очевидцами хамского отношения при попытке взять интервью. Однако нам удалось провести собственное расследование и получить эксклюзивный материал, немного приоткрывающий завесу на произошедшее...
   Камера мягко отъехала назад, меняя крупный план на общий. Рядом с Сатоши переминался с ноги на ногу невысокий паренек ростом едва ли больше полутора метров и нервно озирался по сторонам. Его голова была скрыта крупными квадратами, поэтому рассмотреть лицо не представлялось возможным. Одежда на парне сидела мешком и была явно не по размеру. Рукава смешно болтались ниже колен, а брюки сложились к низу складками и волочились по земле.
   - Можно уже говорить? - коротышка робко дернулся к микрофону. Несмотря на то, что его голос был сильно изменён и звучал неестественно низко, все равно в нем слышались нотки неуверенности и страха.
   - Разумеется, - кивнул Сатоши и придвинул микрофон поближе. - Я так понимаю, вы - родственник одного из учеников "Юэй"? А это значит, что вы в курсе некоторых подробностей произошедшей атаки, верно?
   - Д-д-да, - выдохнул коротышка. - Моя... моя д-д-двоюродная сестра уч-ч-чится... в "Юэй".
   - Дышите глубже, не волнуйтесь, - подбодрил его Сатоши и похлопал по плечу, отчего тот чуть не сложился пополам.
   - П-п-простите... я просто впервые в телеке, - смутился коротышка и, сделав глубокий вдох, продолжил, уже не так сильно заикаясь: - Она об-б-бщается с некоторыми ребятами с геройского курса. Они говорили, что злодеи пришли в тот день не просто так. Они искали В-в-всемогущего.
   - Всемогущего?! - встрепенулся Сатоши и в порыве стукнул микрофоном в зубы информатору. Раздался характерный глухой звук и тихое шипение от боли.
   - Да... Флодеи хофели застать ефо врасфлох, - шепеляво отозвался коротышка и, проверив языком целостность зубного ряда, добавил уже с нормальным произношением: - Учителя и ученики вступили в бой.
   Коротышка явно продолжал говорить дальше, но его фигура и Сатоши как-то странно дёрнулись, словно было вырезано несколько кадров.
   - То есть, академия вынудила первокурсников сражаться? - уточнил Сатоши.
   - Да, - растерялся коротышка и шумно вдохнул, чтобы добавить что-то еще, но тот бесцеремонно его перебил:
   - Неудивительно, что есть пострадавшие. Это чудо, что их не больше!
   - Всемогущий не допустил бы этого! Он пришел и всех спас! - воскликнул коротышка.
   - Тем не менее, двое учителей и ученик госпитализированы в критическом состоянии, - напомнил Сатоши и обратился уже к зрителям: - Это наглядный пример, как может погубить излишняя самоуверенность, невзирая на толстые стены и статус лучших среди героев. То, что "Юэй" теряет хватку, стало очевидно с того самого момента, когда они позволили пройти экзамен беспричудным. Кто-то со мной не согласится и обвинит в ущемлении прав простых граждан. Но вы бы доверили свою жизнь человеку, возможности которого столь ограничены?
   - Дело говорит, - одобрительно кивнул Кётоку. - Кричать с плакатами каждый может, а вот по-настоящему довериться.
   - Весь инцидент в "Юэй" лишь подтверждает неумолимую суровую реальность: из двадцати учеников пострадал лишь один и именно тот, у кого нет способности, - тем временем продолжал Сатоши. - Администрация "Юэй" обязана объясниться перед всеми нами за свои действия. Вначале они меняют правила поступления на геройский факультет, затем приглашают на должность преподавателя героя, за головой которого охотятся опасные злодеи. И, как итог, пострадали дети. Вместо того, чтобы взять на себя ответственность, академия отмалчивается, но рано или поздно им придётся признать свои ошибки и предстать перед обществом.
   - Я не думаю, что виновата академия, - встрял коротышка.
   - И кто же виноват? - снисходительно поинтересовался Сатоши. Кадр опять странно прыгнул, как в очередной монтажной склейке
   - Мидория привлек внимание злодеев на себя, хотя у него не было причуды, - картинка дёрнулась, пропуская несколько кадров. - Всемогущий не успел бы их остановить.
   - Еще одна причина, по которой героями должны становиться те, кто в состоянии нести такую ношу, - сделал вывод Сатоши. - Мало геройского духа, нужны еще и умения. Этот парень Мидория может быть трижды смелым и самоотверженным, но это не отменяет того факта, что он не смог защитить даже себя. Еще и добавил груз вины на плечи нашего любимого Всемогущего из-за своей безрассудной выходки.
   Коротышка отчаянно тянулся к микрофону, но Сатоши как бы ненароком выпихнул его из кадра. Оператор сообразил, что это сигнал, и укрупнил план.
   - Мы очень надеемся, что "Юэй", наконец, соизволит дать комментарии, - смотря прямо в камеру, произнес Сатоши. - Злодеи атаковали академию в попытке устранить Всемогущего, которого наняли на работу, не оценив возможные последствия. Первокурсники были вынуждены сражаться с настоящими злодеями, а беспричудный ученик сам влез в разборки, которые оказались ему не по зубам, и никто не смог его остановить. Сейчас мы можем лишь предполагать об истинных причинах произошедшего, пока "Юэй" не даст пресс-конференцию, но кое-какие выводы можно сделать уже сейчас. С вами был Сатоши Аиба, специальный репортаж для четвёртого канала. Спасибо за внимание.
   Сатоши поклонился, и пошла новостная заставка. На экране появилась миловидная девушка, сидящая за столом в студии.
   - Спасибо Сатоши Аиба за очень интересный репортаж, - прощебетала она, стеклянным взглядом уставившись в камеру. - После небольшой рекламы нашу студию посетит специальный гость - глава движения за права беспричудных. Не переключайтесь...
   Начался очередной рекламный блок. Кётоку громко зевнул и с хрустом потянулся.
   - Не так уж много нового они накопали, - произнес он. - И так понятно, что в академии творится какой-то хаос. С организацией там явно совсем туго. Может, нам забрать...
   - Пойду позову Кьёку ужинать, - вытерев руки о передник, перебила его Мика и направилась к лестнице.
   Наверху к этому времени стало тихо. Видимо, Кьёке надоело выколачивать пыль из барабанов. Мика осторожно постучала и, не услышав возражений, медленно приоткрыла дверь. Кьёка лежала на кровати лицом в подушку. Покрывало сбилось и частично сползло на пол, но Мика решила не делать замечание по этому поводу. Вместо этого она присела на краешек кровати и, мягко коснувшись спины Кьёки, произнесла:
   - Ужин готов.
   - У меня аппетита нет, - глухо пробубнила Кьёка.
   - Кьёка, - Мика старалась, чтобы её слова не звучали, как нотации. - Ты же знаешь папу. Он весьма ревностно относится ко всему, что касается тебя. Когда мы узнали о случившемся, он чуть голову не потерял. Папа любит тебя и сильно переживает...
   - Я понимаю, - голос Кьёки стал разборчивее: она повернула лицо к матери. - Но он слишком категоричен. Папа раньше никогда не вешал ярлыки на других. Он совсем не знает, что произошло.
   - Та передача действительно глупая, - Мика откинула с лица Кьёки упавшую ей на глаза прядь волос. - Этот журналист откопал какого-то человека, который рассказал, что злодеи пришли за Всемогущим, а твой беспомощный одноклассник полез в гущу боя, за что поплатился. В итоге виновата академия, так как переоценила свои возможности и напортачила с безопасностью. Папа теперь уверен, что там полный бардак.
   - Еще бы! - фыркнула Кьёка. - Только именно благодаря учителям мы все выжили. Злодеи появились из воздуха, у одного из них способность что-то вроде телепорта. Я бы посмотрела на того, кто бы смог возвести защиту против врага, который может проникнуть куда угодно.
   Мика приложила руки ко рту, побледнев от ужаса, но не проронила ни звука, боясь, что Кьёка прекратит рассказ.
   - Они действительно пришли за Всемогущим. Нас разбросало по всему парку. Они хотели убить всех поодиночке, однако каждый смог выстоять и одолеть врагов, которых было гораздо больше, чем нас. Даже Мидория не струсил. Он и ребята, которых забросило с ним, выбрались из ловушки победителями. Потом пришел Всемогущий, злодеи почти прикончили его, пока Мидория не отвлек их на себя. При этом со мной в команде был парень с сильной электрической причудой, которого буквально пришлось заставить идти в атаку. И там было еще много учеников с разными способностями, но только у беспричудного хватило смелости нарушить приказ учителя и совершить свой дурацкий рывок! А какие-то уроды в ящике после всего этого назвали его бесполезным, - Кьёка сжала кулаки. Злость и обида переполняли её, она с трудом сдерживалась, чтобы не разреветься.
   Хоть Кьёка говорила о своем однокласснике, мысленно она перенеслась на несколько лет назад. В то время она сама неоднократно испытывала на себе, что такое получать отказ лишь потому, что люди судили о ней поверхностно и не давали даже шанс показать свои возможности. Глубоко вдохнув, Кьёка отогнала подальше неприятные воспоминания и, подняв на Мику абсолютно сухие глаза, произнесла:
   - Нельзя жить стереотипами. Мы должны верить в других, даже если кажется, что они не вписываются.
  
   Продолжение следует...
  
   _______________
   1Аподиктический - неопровержимый, неоспоримый
   2U.S.J. - Universal Studios Japan, парк развлечений в Японии.
   3Правильно Mineta, однако, во избежание пошлых аналогий с и без того самым большим извращенцем МГА, я использовала вариант из перевода манги от GLP&KMMT.
   4Имеется в виду безосколочная светошумовая граната, при срабатывании которой происходит громкий звуковой хлопок и яркая световая вспышка без разрыва корпуса.
   5Бросок прогибом в спортивной борьбе. Бросок выполняется в падении, с помощью прогиба атакующим своего туловища назад. Это сложный приём с большой амплитудой полёта и вынужденным падением назад вместе с соперником.
   6Санья - этого района нет ни на одной официальной карте. С юридической точки зрения его вообще не существует. Санья - это обширные трущобы на территории мегаполиса, существование которых власти Японии предпочитают особо не афишировать. Этот район по-настоящему контролируется лишь якудза.
   7Выпускаемые в Восточной Азии ТВ-сериалы в различных жанрах, основой сюжета которых, как правило, являются романтические отношения между героями, хотя встречаются дорамы и без ярко выраженной любовной линии.
   8Оборудование для игры на электрогитарах (в том числе и бас-гитарах), состоит из "головы" - гитарного усилителя, и "кабинета" - акустической системы.
   9Закоммутированные в цепь педали эффектов на жёсткой поверхности.
   10Техника игры, при которой наносится удар фалангой большого пальца о струны. Чаще всего удары наносятся по толстым струнам. Немаловажным элементом слэпа является чередование этих ударов с резкими подцепами более тонких струн первым или вторым пальцами. Струны при этом издают характерные резкие щелчки о металлические лады.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Eo-one "Люди"(Антиутопия) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"