Ласковин Андрей Михайлович: другие произведения.

Анклав "Витязи"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.26*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ненормативная лексика

  
   ГЛАВА 1
  ... Блин, как же болит башка, да, выпивали вчера по случаю рождения сына приятеля, но не так же сильно как она сегодня раскалывается... да и вообще... где же жена, с ее подковырками, а повод-то хороший, ну не могла она его упустить??? Блин!!! Так... решено, встаю, иду на кухню, делаю себе крепкого чая... дальше по обсканоновке... эээ... обстановке... Да где же они? Неужто не добудились и уехали к теще? Как-никак уже около 11 часов. все, решено, встаю!
   Содрав в себя одеяло я попробовал встать, но, как-то, что-то получилось только с третьей попытки. Ерунда. Разберемся.
   Пересиливая дикую головную боль, не-ет, даже с очень жестокого похмелья так не бывает, доковылял до туалета.
   Ну вот те здрасте! Что с лампочкой? Опять перегорела? Ладно, позже заменю, а тока и так не промахнусь, надеюсь... гы...
   "Справившись" с одной задачей, я решил выполнить еще одну "непосильную" задачу: попить кофе, да-да, прямо как в анекдоте про 1-е января и открытие века. Но и тут меня поджидала "птица Обломинго", даже две: отсутствие воды в кране и отсутствие газа. Если с водой можно еще было что-то решить, на подобные случаи, всегда если 3-4 пятилитровые бутылки, то с газом вряд ли. М-дя... интересно день начинается...
   Кое-как приведя себя с порядок, насколько позволило отсутствие света и наличие воды в пятилитровке, проглотив горсть таблеток (головная боль ну ни как не хотела униматься), решил попробовать слегка привести мысли в порядок. Первым делом надо позвонить супруге, узнать что этот прикол означает, если это прикол конечно. блин, да что же это такое?! И мобильник в сговоре что ли? А городской? Тоже "не алле"! Ё-моё!!! Что за нафиг? Вот ведь... даже матерных выражений не осталось... Так, спокойно... дышим глубже... так-так-так, раз такое дело, надо собраться и ехать к теще с тестем. Бр-р-р, а в квартире-то холодно. Я потрогал рукой батарею, ну да, точно - холодные... еще одна "странность" за сегодняшнее утро. да уж, не много ли странностей для одного утра?
   Но кто ж тогда мог предполагать, что странности и не думали заканчиваться, по сути они только-только начались. Но обо всем по порядку.
   Приняв решение ехать, я подошел к зеркалу. Ничего странного, вроде, то же лицо, которое я вижу в зеркале уже три с половиной десятка лет, та же трехдневная небритость, та же "растущая" лысина, вот только глаза от обычного состояния отличаются нездоровой краснотой. ну не красавец, не Аполлон, но и не обезьян. Как там, у Филатова было: "Был Федот ни красавец, ни урод, ни румян, ни бледен, ни богат, ни беден, ни в парше, ни в парче, а так, вообче". Вот это как раз про меня. Внешне ни чем не примечательный, эдакий среднестатистический городской житель, каких миллионы. Ну да ладно, хватит собой любоваться, пора в путь-дорогу.
   Выйдя на улицу, закурил, завел машину, пусть погреется немного, хоть на улице и не так уж и холодно всего градусов 5-7 мороза, вполне нормальная погода для 19 февраля. "Утро красит нежным светом..." Хм, и с чего это вдруг вспомнилось? Уже не совсем утро, да и не до особых красок, ветер, сырость, снежок еще лежит, но уже какой-то слишком уж "весенний": грязный и рыхлый. Деревья, и те своим видом мрачности добавляют. а впрочем, деревья, как деревья, какими еще могут быть деревья в это время года. что еще? детский сад, котельная, дома, стройка, парковка... все точно такое же , каким было и вчера, и позавчера, и неделю назад, и даже две, ну пусть с маленькими изменения, но все равно. все, вроде так, да что-то не так... а вот что?.. пока не понятно. ну да ладно "по ходу пьесы разберемся", как говаривал один известный театрал.
   Уже на выезде со двора я решил купить еще сигарет. Благо магазинчик был рядышком. Один из немногих оставшихся в "живых", в связи с огромным количеством появившихся и появляющихся супермаркетов, магазин-павильон. Где тетенька-продавец обслуживает тебя лично и может подсказать, что привезли сегодня, что вчера, в каких сосисках присутствует мясо и т.д. В общем любимое место бабушек, можно языками с себе подобными почесать, помимо околоподъездных лавочек и поликлиники, и спешащих домой, можно приобрести необходимое к ужину, не тратя время на обход огромного пространства супермаркета. Плюс еще и в удачном расположении, как раз по дорожке, ведущей от остановки общественного транспорта к жилым домам. Но почему-то продавца на месте не оказалось, видать сегодня молодая барышня, любительница помиловаться со своим парнем в подсобке, пока нет посетителей. Решив не портить людям романтическое настроение, я отсчитал необходимую на пару пачек сумму, забрал то, зачем заходил и двинулся дальше к намеченной цели.
  А жили мои родственники по линии жены буквально в 20 минутах езды, в "сиротском" поселке, которые как грибы выросли в 90-х годах вокруг самого города. Хотя тесть не был ни "акулой" местного бизнеса, ни чиновником. С его слов: когда выделяли землю в этом месте под ИЖС, она стоила копейки, а особо отличившимся на производстве так и вообще даром доставалась. Вот и ему, в числе 5-6 счастливчиков, среди них есть даже обычный школьный учитель, досталось за выдающиеся заслуги перед родиной и человечеством. Зато сейчас участок в этом поселке стоит ого сколько.
  Расположился "сиротский поселок", в котором находилось "имение" тестя, в непосредственной близости, через суходол, от так называемого поселка-спутника самого города. Когда-то, не так уж и давно, в этом поселке находился какой-то НИИ фруктов-овощей. Пространство вокруг было занято экспериментальными садами, полями, теплицами и пр. С началом перестройки НИИ стал нафиг никому не нужен и постепенно развалился. Поля выкупили колхозы, КФХ и прочие фермеры, а сады вырубили, разделили на участки и отдали под застройку. Вот на месте одного из садов, расположенных метрах в 50 от трассы, отделенного от нее лесополосой и начали обживаться "сиротки". Имея почтовый адрес поселка-спутника, само поселении имело в простонародии название "горка нищих", т.к. находился на возвышенности, ограниченной дорогой, вышеупомянутым суходолом, небольшой речушкой и заросшим, труднопроходимым оврагом. Имела "горка" три въезда с дороги, по форме представляла собой почти идеальный прямоугольник и занимала площадь примерно 50 гектаров.
  Вот где-то посредине этого прямоугольника и находился участок в 15 соток, принадлежащий тестю. Половину участка занимал огород, на котором выращивалась, картошка, морковка, лук, чеснок и все что можно было вырастить (люди старой закалки -- не хотели они тратить деньги на то, что можно сделать, в данном случае - вырастить своими руками, да и без дела не умели сидеть) и всякие фруктово-ягодные деревья и кустарники. На второй половине расположился сам дом, сарайчик две теплички и баня. Лет за семь с момента торжественного вручения ему полагающихся бумаг на право собственности, он построил довольно не плохой кирпичный двухэтажный домик с мансардой. На первом этаже располагались гараж-мастерская, кухня, гостиная и холл; на втором - три спальни (одну, с балконом занимала теща) и зал, а в мансарде -- рабочий кабинет тестя его спальня и еще одна комнатка, которая использовалась как подобие "мужского клуба". Был еще и подвал, который мы с шурином переделали в спортзал (это с большущей натяжкой), вернее часть подвала под гаражом оставили для хранения огородной продукции, в оставшейся части поставили теннисный стол, собрали пару шведских стенок и натасками немного металлолома в форте гирей, гантелей и штанг. Изначальное назначение сарайчика для меня осталось тайной покрытой мраком, сколько себя помню, там находился различный строительный хлам: доски, старые оконные рамы, еще не нашедший своего применения кирпич и прочий мусор. А вот баня, м-м-м... плод совестных усилий тестя, шурина и меня. Идея построить баню возникла практически на ровном месте. Во время очередного семейного праздника теща посетовала, что мы редко стали к ним приезжать, на что шурин выдал фразу, прозвучавшую как призыв к действию: "Вот была бы у вас баня, мы бы чаще приезжали". Спустя какое-то время тесть позвонил и заявил: "Я тут присмотрел хороший сруб для бани, так что с тебя треть его стоимости -- вези денежку!" дальше пошло-поехало: решил я что баня может и должна существовать автономно, т.е. обеспечиваться водой из скважины, а энергией от ветряка. Мою идею поддержали. И в результате появилась баня, нет - БАНЯ, на полном самообеспечении, вот уже третий год радующая нас своим парком.
  Но это все лирика.
  Так что два перекрестка, три светофора, километров семь от города и я на месте.
  Уже подъезжая к поселку, по свободной дороге, помимо не успокаивающейся головной боли, появилось еще одно непонятное чувство, смесь тревоги, страха и какой-то невероятной, необъяснимой безысходности. Вроде как, что-то должно произойти, причем что-то очень не хорошее. Вот только что?
  Вот, блин, и дверь закрыта. И дверь, ведущая со двора тоже. Вот так "здрасте". Не похоже что бы еще спали, время-то уже к обеду. Ушли, что ли куда? Хорошо, что есть ключ, сейчас войдем и разберемся что? где? когда?
  - Ау, кто в теремочке живет? - входя, выкрикнул я. А в ответ тишина. И ощущение запустения данного места. Так. Беспокойство нарастало подобно горной лавине. Вроде все на месте. Шкаф, диванчик... на кухне все тоже в норме... Стоп!!! под холодильником и морозильником огромные лужи. Да что за... ежики пушистые, ну точно: электричества нет, воды нет, в домике прохладно. Да что все это значит?!
  Итак, по порядку, проснулся - дома творится непонятная хрень, приехал сюда - такая же хрень. Ну, сейчас башка точно лопнет. За весь сегодняшний день (или утро, а может уже совсем вечер, хотя нет-на вечер не похоже) я не встретил ни кого, т.е. АБСОЛЮТНО НИКОГО, ни во дворе, ни в магазине, ни по СОВЕРШЕННО СВОБОДНОЙ дороге. Даже светофоры не работали. Вот сейчас как начнется паника, тоже мне "я-легенда" местного масштаба. Мы так не договаривались! Ага, судя по всему с мной не только не договорились, не дав почитать сценарий, так еще и вообще не предупредили, устроив эту ситуёвину.
  Выскочив на улицу, подкурив дрожащими руками сигарету, попробовал собрать мысли, которые прыгали-скакали, подобно... ну вот снова мысль ускакала. Сидя на ступеньках "заднего" выхода из дома, подкуривая очередную, толи третью, толи четвертую подряд сигарету, я, тихонько поскуливая, точно собачонка, начинал сходить с ума. На сон это не похоже -- факт, тогда что это? Стоп! Собачонка, собачка, собаченька... помимо отсутствия людей, отсутствует и прочая живность! Ни кошек, ни собак, хотя в поселке и того и другого не мало, у тещи тоже есть: кот и кошка. Блин! Ё-мое!! еперный театр!!! тоже мне хорошее открытие. Надо срочно выпить и... трезво все обдумать.
  Осушив почти бутылку коньяка из тестевых стратегических запасов, я реально "поплыл" и вырубился прямо за столом на кухне...
  Пробуждение в этот раз уже не сопровождалось такой дикой головной болью, нет, боль присутствовала, но уже похмельная, а не та, что утром. По ощущениям проспал я чуть ли не сутки, но часы на мобильнике показывали начало пятого вечера все еще этого дня. Получается "вырубился" я на 2,5 -- 3 часа. Прислушался, все та же гнетущая тишина, ни шума, ни шороха, не считая звуков ветра за окном, но от этого как-то настроение лучше не становилось, скорее наоборот. Плюс еще чувство холода и голода. Перво-наперво нужно разжечь камин, чем я и занялся. Желания куда-то отсюда ехать не возникало, поэтому нужно было как-то обустраиваться на ночлег. С едой все тоже оказалось просто: у тестя с тещей всегда имелось в наличие несколько банок тушенки, всяких консервов типа кильки-минтая-бычков, даже каши с мясом в жестяных баночках аккуратненько стояли в шкафчике на кухне. И это не говоря уже о запасах овощей с подвале. Так что голодная или холодная смерть мне не грозит, по крайней мере пока.
  Разогрев банку с тушенкой прямо возле камина, прихватив еще банку бычков в томате и довершив этот натюрморт еще одной бутылкой коньяка, я устроился на диване и приступил к приему пищи, сопровождая этот процесс осмыслением происходящего.
  Итак, я самый обычный человек из числа миллионов, населяющих нашу необъятную родину. Самой обычной внешности, самой обычной профессии -- механик, работающий начальником цеха на заводе по производству сельскохозяйственной техники в родном городе, ни супер-пупер герой, ни ветеран различных боевых действий, человек, не обладающий какими-то выдающимися качествами, типа из пистолета, с двухсот метров, с завязанными глазами попасть с рублевую монету. Нет, никаких таких качеств, как у героев разных романов про попаданцев и прочих, у меня нет. Хотя и послужил я в армии, но опять же, в самой обычной мотострелковой части, хоть и в звании лейтенанта (спасибо военной кафедре, сохранившийся еще в годы моего обучения в родном ВУЗе). Правда пострелять мне все же удалось из различного оружия: пистолет, автомат, снайперская винтовка (вот в нее я просто влюбился в свое время), даже пару выстрелов и гранатомета сделал. Но все это не наделяет меня качествами супер-выживальщика в экстремальных условиях, хотя и в многодневные походы хаживал. И тем не менее, самый-самый обычный среднестатистический человек. И вот этот самый человек оказался в этой самой заднице. М-дя... Будем надеется, что завтра все встанет на свои места. А если нет? Тогда что? Хороший вопрос. И ответа на него пока нет. Грустно.
  Пока я совмещал процесс насыщения и процессом анализа за окном уже начало смеркаться. Надо было "соплю" от ветряка в дом завести. Эх... если завтра ничего не прояснить, то первым делом надо будет это сделать. А пока спать, денек сегодня просто ну очень уж "веселенький" получился.
  
  
   ГЛАВА 2
  
  Проснулся я довольно-таки рано, за окном только-только начало рассветать. К моему огорчению, со вчерашнего дня ничего не изменилось: то же самое отсутствие какого-либо присутствия. Уж если оказался в этой заднице, надо тут обустраиваться. Значит надо что-либо делать, например, сделать какое-нибудь освещение. Тем более, вчера планировал. Умывшись в бане, набрал в чайник воды, поставил его на огонь, разведенный в мангале. Не знаю кто как, а я кофемен заядлый, так что кофейку испить надо. Да и каждое великое дело начинается с маленькой чашки кофе.
  После кофе занялся проводкой освещения в дом, и тут же столкнулся с первой трудностью: имеющихся в наличии проводов хватило только лишь на то, что бы завести их в дом, сделать разводку на кухню-прихожую-гостиную-и пр. уже было не из чего. Ковырять стены дома не вариант вообще, ибо нечего гадить там, где живешь, поэтому оставалось два варианта: полазить по соседям или съездить в поселок, к которому пристроилась "сиротская горка", там точно есть магазин строительных и электротоваров. Вариант номер один тоже мне не очень нравился по той же причине, что и нежелание разбирать проводку в доме тестя. Остается вариант два. Ха, и снова очередная загвоздка -- бензин. Сейчас-то в баке моей "жужочки" горючки почти полный бак (на днях заливал), но, а дальше как быть, пешком сильно не находишься. Вот тебя бабушка и ильин день. Само собой выходило, что ехать надо, только уже не только за проводами. Еще бы и маркет поселковый (поселковый только потому, что расположен в поселке, а так по некоторым позициям и городскому фору может дать) освободить от избытка скоропортящихся продуктов не мешало. Запасы тушенки и овощей тоже не безграничны. Так что получается, что надо ехать. Ну ехать, так ехать, вот только кофейку еще попью и в путь.
  Визит на заправку оказался очень даже удачным. Понятное дело что колонки не работали, ввиду отсутствия электричества, но во-первых: крышки емкостей для хранения оказались открытыми; во-вторых: на заправке находилось аж три бензовоза, судя по маркировке опасных грузов два с бензином, один с соляркой. На удивление все три были полными. Так, надо как-то будет доставить их к месту моей дислокации. Как -- придумаю. А пока из емкости для хранения, ведром залил четыре тридцатилитровых, найденных тут же на заправке канистры, бензином и две соляркой. Так, что дальше? Отвести домой или поехать наводить ревизию в магазины? Если загружать продукты, то места в машине мало, да и соседство продуктов с бензином, может негативно на качестве первых отразиться. Ну тогда остается только отвезти бензин и снова вернуться, хотя, за проводами заехать можно. Значит так и поступим.
  Так, подождите, не спешите, практически через дорогу находится газовая заправка, мне сначала туда. Уж если заниматься мародерством, то в особо крупных размерах. И снова удача -- баллоны с пропаном. Надо брать, пока никто не видит. Переставив канистры в салон, закинул три баллона в багажник, ну не вместилось больше. Вот почему у меня не Tundra или Silverado? Хотя, думаю, сейчас можно себе позволить хоть танк, если только найти где его взять.
   Вторая поездка, которая была в магазин стройматериалов, пополнила мое место обитания кучей всяких розеток-выключателей-тройников-переходников, несколькими бобинами проводов различного сечения и двумя дизель-генераторами. К одному из которых будут сразу же подключены холодильник с морозильником.
  А самое главное, что я встретил первое в этой реальности живое существо, кроме себя конечно. Я уже собирался отъезжать от магазина, докуривал сигарету, как вдруг из-за угла, с потерянным видом, вышел пес. Самый обычный двортерьер, большой, гладкошерстный и вислоухий. Остановился в нескольких метрах от меня и преданно уставился мне в глаза. Вот что тут было делать? Сказать, что я охренел, значит ничего не сказать.
  - Ты откуда, друг? Тебя-то как угораздило сюда попасть? - немного опешив от увиденного, вернее от осознания того, что я тут не один, спросил я.
  Пес лег, положил свою голову на лапы, заскулил, при этом продолжая смотреть мне в глаза.
  - Ну что, предлагаешь тебя с собой взять?
  На что он сел, гавкнул и завилял хвостом. Вот как его можно было оставить?
  Я открыл дверку машины, собакевич сразу вскочил на лапы и запрыгнул в салон. Толи обучен ездить в машинах, толи прочувствовал ситуацию. Так что приехали мы вдвоем.
  Самое время подключить газовую плиту, сделать свет в необходимых помещениях, перекусить чего-нибудь, а потом можно ехать за продуктами. После всех приготовлений, расположились мы с Кабыздохом прямо на крылечке, с тарелками в которых плавал один мега-пельмень, поделенный по-братски. Все ж лучше чем каша из баночки. Какая-никакая деятельность заставила чуть отойти на задний план панику и тревогу. Теперь еще собака. Ну теперь уже ясно, что если эта свистопляска не закончится, то по крайней меря я не пропаду. А если и пропаду, то не сразу.
  Сейчас бы немного поваляться на диване с какой-нибудь интересной книжицей. Но... не то время и не то место, как говориться, хотя место, возможно то, но время явно не соответствующее. Так что... нужно срочно решать вопрос с продуктами питания, пока его не решили за меня, то же самое время и возможные вредители.
   Фантом (он же Фантик, он же прибившийся ко мне пес) ни в какую не захотел оставаться, как я его не уговаривал. Ну не смог я объяснить ему, что на его посадочное место можно загрузить кучу всяких вкусностей. Но может оно и к лучшему, вдвоем веселее.
  Разобрав одну из направляющих, на которых крепились роль ставни, закрывающие окна и вход в магазин, я разбил окно и проник внутрь. Через заднюю дверь начал вытаскивать из магазина продукты. Эх, маловата машинка.
  - Что скажешь, Фантик? А не поискать ли нам другой транспорт, побольше? А то так мы провозимся очень долго.
  Пес, с оценивающим видом обошел вокруг вынесенных мною коробок, свертков и пакетов, затем вокруг машины, посмотрел на меня, словно говоря: "ну и дурак же ты, не знал, что ли зачем ехал". Затем как-то резко напрягся, словно прислушиваясь, гавкнул и сорвался с места куда-то в жилой массив. Вот, блин, что делать? Идти за псом или продолжать заниматься погрузочно-разгрузочными работами? Ладно, пойду за собакой, думаю не просто так он сорвался, заодно поищу машинку повместительнее.
  Идти по следу Фантика не составило большого труда, он видимо специально бежал по дороге, оставляя на свежевыпавшем ночью снеге отчетливые следы. Помимо всего прочего я не забывал рассматривать припаркованные то тут, то там автомобили. Не понятно, по какой причине, мое внимание привлек светлый жигуленок, с синей полоской и буквами "ОВО" на капоте. И что же меня словно магнитом потянуло к этой машине? Расчистив снег на окнах, я попытался заглянуть во внутрь, ай, блин, стекла покрыты льдом -- не видать ни фига. Подергал ручку замка -- не заперто, хм... Ага... вот оно что, на заднем сидении лежали... два бронежилета, две АКСУшки и два шлема. Ежки-матрешки!!! Вот тебе и акт номер один с ружьем на стене. М-дя... во что же я вляпался? И как отсюда выбраться? Вот так задачка с кучей неизвестных. Так... коль пошла такая пьянка -- режь последний огурец, отказываться от того, что само просто напрашивается к тебе в руки, по меньшей мере, глупо. Да и кто сказал, что сегодня-завтра я не встречу еще одного "потеряшку". И если оружие не заберу я, то может забрать он. И не факт, что при нашей встрече, он не захочет его применить. Решено -- берем! Заверните, пожалуйста.
  Помимо всего прочего еще и ключи были в замке зажигания. О-о, она еще и завелась. Теперь проще будет искать Фантома, поеду по следам на машине. Чего я сразу-то не поехал?
  Напялив под куртку броник, водрузив на голову шлем, я отправился за собакой. Должно же быть объяснение, куда и зачем он убежал. Автоматы, оба, расположились на пассажирском сидении рядышком.
  Немного попетляв по следам Фантика, я понял, куда и зачем он удрал. Прямо на снегу, обливаясь слезами и мало что замечая вокруг, сидела барышня. А мой, с недавнего времени, друг и соратник истово вылизывал ей лицо, жалобно поскуливая. Ну вот, еще один, вернее одна "потеряшка". И как поступить? Брать с собой, взваливая на себя определенную ответственность. Или оставить? По-моему, кто-то когда-то сказал, что выживать нужно поодиночке. Но еще кто-то говорил что, человек - животное стадное. Взвесив все "за" и "против", решил что вдвоем веселее, как ни крути. Да и пес свой выбор уже сделал. Эх чует моя... сердце: хоть и первый это, встреченный мною человек, но не последний.
   Подъехал я почти вплотную, но на меня даже не обратили ни малейшего внимания.
  - Фантик, Фантом, расскажи-ка, кого ты нашел? - задал я вопрос, обращаясь скорее к девушке, чем к псу.
  Слегка приподняв на меня затуманенные слезами глаза, девушка зарыдала еще сильнее. Да у леди точно истерика приключилась. Да еще и меня дернуло прихватить автомат, Рэмбо, ёпрст. Надо срочно выводить ее из этого состояния. Только как? Бить по щекам -- не вариант; тогда или нашатырь, или водка. По-моему так.
  - Фантом, барышню от себя далеко не отпускать, я мигом!
  Значится так. Срочно до магазина за спиртным и также срочно, даже еще быстрее обратно. Захватив еще пару яблок, бутылку минералки и небольшой кусочек сыра, я пересел в свою машинку (ну не могу я без нее -- это единственное что меня связывало с моей прошлой жизнью). Моего отсутствия никто не заметил. Девушка все также ревела в три ручья, не поменяв даже позы, а Фантик -- все также пытался ее по-своему утешить.
  Теперь ваш выход, сударь. Главное не испугать, хотя это уже было. Пока я наливал в стакан водку, Фантом слегка отступил, видимо понял мой замысел. Я присел на корточки и протянул стакан. Скорее машинально она взяла стакан и сделала два глотка. Тут же закашляла, выплюнула все и замахала ручкой. Ага, хоть какая-то реакция, отличная от размазывания соплей по физиономии. Я тут же протянул бутылку с минералкой. Жадно припав к горлышку, девушка осушила почти треть. Также машинально, продолжая реветь, отставила ее в сторону. Все, теперь не мешать. Я присел в машину, включил музыку , закурил и стал ждать развязки.
  
  
  Чудится мне Дикое поле
  Батькино слово, правдивая речь
  Пращуров слава, крылатая доля
  Небо держать, да землю беречь
  
  Эй, на Дону да на Дону
  Как на Волге, да на Дону
  Народиться атаман, нарекут его Степан
  В небе серьгой казачье солнышко
  Матушка Злата, отец Коляда
  Братская чаша по кругу до донышка
  Если мы вместе, беда не беда
  Эй, на Дону, да на Дону
  Как на Волге, да на Дону
  Да народиться атаман,
  Нарекут его Степан
  
  Сарынь на кичку!
  Песню затянем, Луна наполниться
  Плясом пойдем, и степь задрожит
  В памяти нашей Разина вольница
  Жили, живем и еще будем жить!
  
  Эй, на Дону да на Дону
  Как на Волге, да на Дону
  Да народиться атаман,
  Нарекут его Степан * (* Н. Емелин "Народится атаман")
  
  
   О, кажется, процесс пошел. Всхлипывания стали реже, взгляд осмысленнее. Девушка повертела головой из стороны в сторону, надо же, похоже меня заметили. Она засмущалась, отвернулась в сторону, видимо оценивая, в каком нелепом положении находится. Ну что ж, если мы хотим поужинать засветло, то пора собираться.
  - Привет, красавица. Как тебя звать-величать? - попробовал я ее разговорить. Надо же с чего начинать. А в ответ тишина, вернее непонятный набор звуков, выделяющихся на фоне шмыганья носом.
  - Фантик, берем барышню с собой? Будет кому тебе за ухом почесать и вкусными косточками угостить.
  Фантом сразу же подбежал к ней, радостно пролаял, завилял, не то что хвостом, все своей задней частью и уткнулся носом в ее коленки.
  - Вот, видишь, Фантик - "за"! Дело за тобой. Если ты с нами, то поехали. Не бойся - не обидим. Крышу над головой, ужин, и уютную кровать в теплом помещении гарантируем. Итак, каков будет твой положительный ответ?
  - Таня,- кое-как выдавила из себя девушка.
  - А я Федя, - ответил я, фразой из "джентльменов удачи", но шутка юмора осталась не замеченной, - В путь.
  Фантом нырнул на пассажирское место спереди, оставив для Тани заднее сидение, тоже мне джентльмен, мог бы место и уступить.
  Вопрос как переправить домой продукты оставался открытым, поэтому немного поколесив по дворам, я всё же отыскал то, что нам подходило: грузопассажирская "ГАЗель". Вот облом, закрыто, но ничего страшного. Провозившись минут 15 дверь все-таки удалось открыть. Теперь самое интересное: как заводить? Какие проводочки скручивать надо? На выяснение этого вопроса ушло еще с полчаса. Переложил в "газельку" все амуницию, взятую из машины охраны, двинулись мы к магазину.
  - Ты что ее угонишь? - робко, толи спрашивая, толи утверждая проговорили наша леди.
  - Да. Сейчас еще и магазин грабить будем. Других вариантов выживания я пока не вижу.
  Такого ответа барышня явно не ожидала услышать, поэтому замолчала и снова начала всхлипывать. Но все же, хоть и молча, хоть и со слезами помогла загрузить машину уже приготовленными коробками и пакетами.
  Оставив, Татьяну, в компании с Фантомом, осваиваться и приводить себя в порядок, пока не начало темнеть, я еще раз сгонял до магазина, перевез немного коробок и мешков с крупами, сахаром, солью, консервами, словом, все то, что не требовало очень бережного отношения к хранению. Потом обязательно выделю день и перевезу все, а это так, на первое время.
  Ладно, завтра разгружу газельку, сейчас нет времени, да и желания. Умаялся я что-то. Хочу есть и спать -- остальное потом. Я вошел в дом. Ого!!! Как все изменилось-то за пару часов. В доме пахло едой. Чувствовалось тепло и уют. Надо отдать Тане должное. Не убежала, не забилась в уголок с рыданиями, а нашла в себе силы, собралась и занялась общественно-полезной деятельностью. Хоть и общество состояло из двух человек и собаки. Верно говорят, что лучшее лекарство от всякой там хандры - активная деятельность.
  Проходя на кухню, я так и застыл на пороге с отвисшей челюстью. Таня хлопотала на кухне. На плите в кастрюльках и сковородках что-то булькало и шкварчало. Фантик крутился рядышком, радостно повизгивая. Идиллия, ек-макарек. На меня даже внимания не обратили, может, просто не услышали. Стараясь не потревожить и выдать себя, я невольно засмотрелся.
  А посмотреть было на что. На вид барышне было лет 25-30. Светлые волосы, заплетенные в косу, доходили почти до середины спины. Фигурка - мечта скульптора. Венера, которая Милосская, от зависти повесилась бы. А вот лица я не мог оценить, пока, поскольку любовался со спины. Помимо внешности, была еще и грация, с которой она занималась приготовлением еды. Ни одного лишнего движения, если можно такое сравнение применить к кухарский деятельности.
  Неизвестно сколько бы я так стоял, наслаждаясь "картинкой", если бы не собачевич. Ну, Фантик, ну "предатель". Пес с радостным лаем бросился ко мне. Девушка, конечно же обернулась и сразу же засмущалась и покраснела. Ну вылитая Настенька из сказки моего детства*. (* "Морозко", реж. А. Роу) Да и внешне чем-то похожа. Даже не понятно как из нечто, напоминающего гибрид кикиморы, бабы яги и водяного, ревущего посреди улицы, получалась эдакая Василиса Прекрасная.
  - Что у нас на ужин, красавица? - спросил я, - Помощь нужна?
  - Я тут похозяйничала немного, извини, - еле слышно ответила она.
  - Хм... хозяйничай на здоровье. Неизвестно еще куда и насколько мы попали. И что за хрень вообще творится.
  - Думаешь... - Таня запнулась, словно боясь произнести это слово, - это надолго?
  - Ой, не знаю... не знаю... Будем надеется на лучшее и готовиться... - тут уже я задумался, как лучше сказать, - ко всему. А сейчас, может уже поужинаем? А то кушать хочется, аж переночевать негде.
  - Да-да, еще пару минут и все будет готово. Вон, в кастрюльке вода теплая, мой пока руки и к столу.
  "Опять "косяк", дружище! - сказал я сам себе, - про баньку-то ты ничего гостье не рассказал." Но что бы получить горячую воду, баню надо было топить. А кто бы этим занимался? Домовой, что ли? Ничего, со временем все устроится. Ладно, сейчас разведем огонь в камине и оценим кулинарные способности Татьяны. Что-то мне подсказывает, что будет вкусненько.
  Какое-то время ужинали мы молча. После небольшого диалога, состоявшегося по моему приезду, каждый думал о чем-то своем. Тишину нарушила Таня.
  - Что вообще произошло? Где мы? Что будет дальше? Когда все это закончится? - ее словно "прорвало", вопросы сыпались с такой частотой, что если ее не остановить, с ней могла снова случится истерика. Этого мне только не хватало. Не умею я истеричек успокаивать -- не доводилось как-то. Сегодняшнее отпаивание водкой не в счет. Может мне тоже хочется поистерить, волком повыть на луну или еще что-нибудь эдакое учудить, вплоть до "напиться и забыться". Так что поток вопросов надо прекращать, и прекращать срочно!
  - Стоп! Стоп! Стоп! Давай-ка по порядку. Кто мы? Ты да я. Таня и Федя. Где мы? Тут. А вот дальше интереснее, давай вместе выяснять. Только без истерик. Хорошо?
  - Хорошо. - чуть успокоившись, согласилась она.
  - Итак, что произошло? Не знаю! Вчера утром проснулся -- нет никого. Куда все делись, не имею ни малейшего представления. Может, ты знаешь?
  - Нет. - в голосе снова зазвучало всхлипывание.
  - Э, нет! Так не пойдет -- договаривались без истерик! А с тобой что произошло?
  - Да тоже самое. Вечером легла спать, как обычно... утром проснулась -- голова жутко болит и... нет никого...
  Блин, ну просил же без истерик. Накапав в стакан лошадиную дозу настойки пустырника, протянул, начинающей реветь девушке. Она выпила, слегка поперхнувшись, поседела немного, уставившись, немигающим взглядом в стол и продолжила
  - Весь день просидела дома, периодически засыпала и просыпалась... но ничего не происходило. Сегодня утром проснулась от холода. Хотела чая попить, но воды не было. В квартире тоже были холодно. На улицу выходить я испугалась... так и проревела, пока под окошком собака не загавкала. Тогда я вышла. Потом ты приехал. Я еще больше испугалась, ты был в каске и с автоматом. Дальше ты знаешь.
  - Вот и разобрались с вопросом "что произошло?". Со мной то же самое было. Следующий вопрос. Что будет дальше? Честно: а хрен его знает! - тут уже задумался я. - Думаю, пока надо как- то обустроится. С жильем вроде все понятно -- жить будем здесь, т. к. тут нет проблем с электричеством, водой, газом и отоплением. Остается вопрос с едой. Пока есть магазины, и пока там все не испортилось и не вытащили такие же "потеряшки" как мы -- какое-то время протянем.
  - Т. е. Ты предлагаешь грабить магазины? - перебила меня Таня.
  - Да! Уж если выбирать между голодной смертью и грабежом, то я выберу второе. И потом, если все-таки мы вернемся в наш, привычный мир, ты же за меня словечко замолвишь? Так, мол и так, не со зла он, от голода это?
  Ответа не последовало. Таня только еще больше помрачнела и насупилась, видимо обдумывая сказанное мною. Впрочем, на ответ я и не рассчитывал, и продолжил.
  - Так вот. Если есть еще такие же как мы -- их надо найти. Далее, если захотят, пусть присоединяются, а нет -- и фиг с ними, меньше народа - больше кислорода. Вот как-то так. Вопросы есть? Предложения, пожелания? Может идеи какие-то свои?
  - Я пока не задумывалась над этим. - еле слышно проговорила девушка., - а автомат тебе зачем?
  - А ты уверена, что не найдется такого, кто не захочет просто воспользоваться тем, что есть у нас, при этом не спросив нашего согласия? Вот это как раз-то и контр-аргумент. И кстати, для тебя есть такой же. Хочешь ты или нет, а придется научится с ним обращаться, и, если понадобится, даже применять. Вдруг меня рядом не будет, когда появится этот самый Кто-то.
  Татьяна хотела еще что-то спросить, но я, видя это, ее остановил.
  - Хватит, наверное, вопросов для одного вечера. Пойдем спать. - Ого! Какой взгляд я на себе поймал после этих слов, успокойся, красавица, не то пока время. Может, когда все начнет прояснятся, ты и заинтересуешь меня как девушка, а пока... - Ты спишь на втором этаже, я -- внизу, возле камина, да и к выходу поближе. Буду совмещать сон и охрану.
  Определил я Таню в спальню с балконом. Свет я сюда пока не проводил, за ненадобностью. Пока и с фонариком разберется, а там все сделаем. Будем решать проблемы по мере их поступления, нечего сразу голову всем забивать -- может не выдержать, да и все сразу не предусмотришь.
  - А ты женат? - ошарашила она меня вопросом на сон грядущий.
  - Да -- еле выдавил я, испытав при этом целую гамму чувств и эмоций. Теперь вряд ли усну.
  - А у меня через две недели свадьба... должна была быть.
  Девушка сидела на кровати. Похоже у нее снова началась истерика. Все, хватит с меня на сегодня соплей, самому бы кому в жилетку пореветь. Ничего не сказав, я спустился вниз.
  Улегся. Попробовал уснуть. Да вот только сон не шел. Сказались и беспокойство, и неопределенность, и Татьяна еще со своим вопросом... Мысли "что же все-таки происходит?", "как быть?", "что делать?" и прочие отстали от меня только под утро. И, как следствие, проспал я почти до обеда.
  
  Проснулся я от ароматов, доносящихся с кухни. Похоже Таня всерьез решила осваиваться. Ничего не имею против, только за, всеми своими конечностями, да и желудок был того же мнения.
  - Привет, хозяюшка, - сказал я, войдя на кухню, - Как спалось?
  - Привет. Нормально.
  Ага, нормально, рассказывай. Глазки-то красные. Видать проревела всю ночь. Но, молодец, держится. Правильно. Жалость к себе -- причина поражения. Но это озвучивать я не стал. Вместо этого спросил.
  - Как осваиваешься? Чем-то помочь? Что-то подсказать?
  - Да. Вода почти закончилась. Что было в бутылках, я уже почти использовала.
  Точно. Надо было еще вчера "провести экскурсию" по своим "владениям", показать где что лежит и откуда что брать. Но и сегодня не поздно, так что отложив на время завтракообед, пришлось сводить Татьяну в баню, показать подвал. Пользуюсь случаем, я заправил дизель-генератор и растопил баню, вы как хотите, а сегодня я попарюсь. Да и теплая вода не помешает, хотя бы посуду помыть.
  Наскоро перекусив, я отправился на поиски "приключений". Перед отъездом решил показать девушке как пользоваться автоматом. Заставил надеть броник. Фантик снова решил остаться, тоже мне друг. Таня, в свою очередь, тоже озадачила просьбой заехать в аптеку, за какими-нибудь средствами от головной боли.
  Газелька так и осталась не разгруженной, поэтому пришлось вытащить из гаража машину тестя. Сегодня путь мой лежал в город. Сам еще не решил, что же я хочу найти, первым делом заехал в облГАИ. Думаю что-то ценное и необходимое здесь найдется. Хотя бы оружейку их почищу, если таковая имеется. Да и рации очень могут пригодится.
  Обшарив два этажа здания ГАИ-ГИБДД, так ничего интересного не обнаружив, я уже направился во внутренний двор, на парковку. Вот тут-то мне на глаза попалась приоткрытая металлическая дверь, ведущая в подвал. Значит мне туда. Но внезапно меня охватило какое-то чувство беспокойства. Как-то я уже привык доверять своим ощущениям за эти дни. Поэтому взяв автомат в руки, я вошел в дверь. И сразу же мне в грудь уперся точно такой ствол. Здрасте - приехали. И что прикажите делать? Убегать? Как-то не интересно. Не для того я здесь. Стрелять? Не готов я к этому, не думал что так может обернуться. А если он выстрелит? Под курткой броник -- авось выдержит. Но похоже противник тоже не собирался стрелять -- иначе уже выстрелил бы. Немного успокоившись, я стал разглядывать того, кто залез сюда раньше меня. Да... видок впечатляет. "Рожа не брита, сапоги не чищены", - как говорил один прапорщик. А ведь практически про него. Одежда грязная, рукав куртки наполовину оторван. Недельная щетина. Волосы взъерошены и торчат в разные стороны. Глаза как у бешеной селедки. Но самый венец всей этой картины -- огромный наливающийся синяк на половину лица.
  Еще минуты две мы рассматривали друг друга. В конце концов я не выдержал.
  - Кто ты чудо-юдо?
  - Александр,- ого, оно еще и разговаривает, - А ты сам кто?
  - А я Федя! Ты, это, ствол-то убери. Шурик, это же не наш метод. Проделаешь дырку, потом не запломбируешь.
  Словно сговорившись, мы заржали. Именно заржали, а не засмеялись. Сколько это продолжалось, может минуту, может две, а может и больше, не представляю. Уже сидя на полу, опершись о дверной косяк, вытирая слезы, я проговорил:
  - У тебя, кстати, предохранитель не снят.
  - Хм... точно. А ты на свой посмотри.
  Ха... на моем автомате предохранитель тоже находился в положении блокировки.
  - Шурик, а ты бы вообще выстрелил?
  - Не знаю, как-то не думал об этом.
  - А о чем думал, если не секрет?
  - Думал, как через тебя на улицу прорываться.
  Мы снова заржали. На этот раз не надолго.
  - Ну и что будем дальше делать, - поинтересовался Шурик.
  - Это смотря до чего договоримся. Раз уж никто из нас стрелять в другого не собирается можно поделить арсенал и разбежаться в разные стороны, а можно и вместе путь держать. Тебе какой вариант больше нравится?
  - Смотря куда путь держать предложишь.
  - Куда-куда, в светлое, чтоб его, будущее. Если б я знал куда и за что его держать. Разобраться бы во всей этой хреновине, для начала, а уж потом пути-дорожки выбирать.
  - А вот такой ответ мне нравится, - Шурик даже заулыбался, - держи "пять"!
  Мы пожали друг другу руки.
  - Ну что, вперед, орлы, а я за вами! - скомандовал я, - Первым делом осмотрим, что у нас тут имеется, затем будем грузиться. Ты, кстати, на машине?
  - Есть, мой генерал! Разрешите выполнять, мой генерал? - попытался съязвить, Саня.
  Даже руку к виску вскинул в воинском приветствии. От этих действий его лицо перекосило от боли, он схватился за бок, заохал и осел на пол.
  - Эк, тебя скрутило. Рассказывай -- где тебя угораздило?
  - А что тут рассказывать. Вид мой оценил уже? Оценил-оценил, по глазам вижу. Так вот. Выбрался сегодня до магазина, набрал полный багажник всякой всячины: тушняка, килек всяких в томате и без. Торчу, значит, в багажнике, укладываю, как тут подкрались сзади трое. Отоварили по башке чем-то, типа биты, потом поваляли по земле, попинали. Суки! Сами бы в магаз зашли, да набрали что надо. Вот нафига было так делать? Потом сели в мою тачку и уехали. Вот я и решил ствол достать и пострелять гаденышей.
  - А почему именно сюда подался? - задал я вопрос.
  - Элементарно, Ватсон. Работаю, я здесь. Знаю, где ключи от оружейки хранятся. Да и "колес" вон, целый гараж.
  - Ясно. Ну и где ты своих обидчиков искать собирался? Просто колесить по городу? А теперь представь сколько бы ты их так искал? Ну хорошо, нашел. Что дальше? Просто пострелял бы? Да и "La vendetta Х un piatto che si serve freddo" - месть это блюдо, которое подается холодным.
  - Да ладно-ладно, командир, осознал. Хватил уже топтаться по больному мозолю. Помоги, лучше подняться.
  "Ого, командир, хм... это что получается? Мне место лидера уступают. Забавно."
  Интересно события развиваются. Вот уже и группа отморозков "нарисовалась". Значит в верном направлении движемся. А пока...
  - Итак, раз уж назвал командиром, то слушай мою команду, - с улыбкой проговорил я, помогая Шурику встать. - Сейчас выносим на улицу весь арсенал, загружаем в машины и едем в еще одно очень интересное место, пока туда раньше нас кто-нибудь не добрался. Шевелится-то можешь?
  - Могу. Если резких движений не делать.
  - Вот и не делай. По хорошему тебя осмотреть- перевязать- да спать уложить надо, но видимо придётся тебе потерпеть. Сдюжишь?
  - А то! Вот только бы переодеться не мешало бы. А то выгляжу как леший, - проговорил Шурик.
  - Если есть во что - переодевайся, Леший, - я нарочно подчеркнул последнее слово., - А если нет, то потерпи, доедем до еще одного места, там точно найдешь себе одежку по душе. Да и я гардеробчик обновлю.
  - Леший, значит, - Шурик оценил, мой подход к выбору для него позывного, - Ну Леший, так Леший -- мне нравится. А что это за загадочное место? Говори уже, не наводи тумана.
  - Тут не далече. Где наши местные "вованы"*(ВВ -- внутренние войска) с ОМОНовцами обитают знаешь? - Шурик кивнул, - Вот нам туда. Думаю, интересная экскурсия получится.
  Саня на минуту "завис". Наверное, осмысливал услышанное.
  - Хм... шаришь, командир. Чего я сам-то не додумался?
  - Ладно, разговоры разговаривать можно до утра. Дело делать надо. Я сейчас загоню свою машинку во двор, а ты пока поищи у "гайцов" что-нибудь повместительнее. Будем грузиться.
  Пока я ходил за своей машиной, Шурик уже подогнал к выходу "Соболь" и потихоньку начал перетаскивать оружие. Вдвоем мы справились довольно быстро. Да и было бы на что много времени тратить: 26 автоматов АКС74У, 49 пистолетов ПМ, а также немного ружейной смазки и РЧС* (*раствор чистки стволов).
  - Все, Федор, едем? - поинтересовался Шурик.
  - Погоди, Саня... дай минутку подумать. А броники? В вашей конторе броники же есть? А рации? Давай-ка еще посмотрим, должно же быть еще что-то нужное.
  Хороший парень этот Шурик, вот только слишком уж шустрый. Есть цель -- надо к ней двигаться. Кусты ли , болото ли на пути, так и попрет по прямой, не обратив внимания на то, что кусты можно обойти, а через болото -- деревце перекинуть. Интересно, он всегда такой, или только после того как по голове получил? В любой случае - не бестолковый, что радует.
  Потравив еще примерно час, наша "добыча" пополнилась пятью десятками бронежилетов, кучей различных радиостанций: портативных и автомобильных и, даже, четырьмя ручными гидравлическими разжим-ножницами. Вот не думал, что у "дэпсов" они тоже имеются, не только у МЧСников.
  - Федь, давай-ка еще бензин со всего, чего можно сольем и аккумуляторы вытащим, чтоб "врагам" не досталось -- предложил Шурик., - Только я аккумуляторы таскать не смогу -- бочина болит, но клеммы раскрутить-то сумею.
  Ого, а кто-то недавно думал, что слишком прямолинейный. Нет, определенно, повезло нам друг с другом.
  У ОМОНовцев нам пришлось применять свою находку: разжим-ножницы. Но усилия были не напрасны, за воротами ангара нас ожидал супер-приз, в виде шести "тигров"* (*СТС ГАЗ-233014 "Тигр") и трех "волков"* (*ВПК-3927 "Волк"). Были еще и автобусы, и "уралы", и "зилки", но они уже как-то не смотрелись на фоне "зверей".
  - Охренеть - не встать, - присвистнул Шурик, - я такие только на картинках видел.
  - Не поверишь, я тоже. Ладно, позакрывали варежки, налюбуемся еще. Не знаю, как у тебя, а у меня как-то нет желания этот "зверинец" оставлять здесь, иначе мое земноводное меня задушит.
  - Ты про жабу?
  - Про нее, родимую... Давай пока так: ты ищи арсенал, а я осмотрю технику и присоединюсь к тебе. А пока подумаем, как этих красавцев отсюда забирать.
  - Заметано!
  Саня скрылся в лабиринтах сооружений этой "базы", а я занялся осмотром машинок. Вся техника тыла под завязку заправлена и на ходу, ну по крайней мере, все что пытался завести, завелось. Поэтому выгнав из ангара два "тигра" я начал перегружать в них все имеющиеся в "соболе" и машине. Блин, уже вторую машину бросать придётся, на этот раз тестевскую, жалко конечно, но на этот раз обмен очень даже в мою пользу.
  Я уже почти закончил погрузочно-разгрузочные работы, осталось несколько аккумуляторов перегрузить и канистры с бензином, как рация, висевшая у меня на поясе, веселым голосом Шурика прохрипела:
  - Первый, первый, я второй. Как слышишь меня? Прием!
  Хорошо хоть не "Волга, Волга, я Донец. Танки справа- нам конец"
  - Какой нафиг второй? А Леший где? - ответил я с подковыркой
  - В лес ушел да заблудился. Хватай ножницы и давай сюда. Я нашел то, за чем приехали, только закрыто все.
  - Ага, щаз. Что-то не охота мне вслед за Лешим заблудится. Лучше ты иди сюда, а потом Сусаниным поработаешь, а я пока закончу.
  Появился Саня минуты через три, сияя как начищенный медный таз. Ого! Да еще и в обновках. Новенькие берцы, камуфляж, поверх него бронежилет, автомат на шее, а на сгибе руки висел шлем-сфера. Если бы не "фонарь"... вот как тут не рассмеяться
  - Отставить смех, боец. А тебя научу как родину любить, - тоже с улыбкой проговорил Шурик. - Что тут смешного?
  - Ты себя в зеркало видел, чудище лесное?
  - А что, очень даже ничего, симпотиШненько... если бы не "бланш" жАнился бы, - красуясь возле зеркала "соболя", бубнил Саня.
  - Ну что, ты-то готов? - обратился он ко мне
  - Еще пару-тройку минут и идем. Далеко идти-то?
  - Вон за тем зданием, - он указал рукой на здание в глубине двора, - там в полуподвале тир, а рядом оружейка.
  - А "комок" где взял? Есть там мой размерчик?
  - Рядом с тиром, на первом этаже, там комплектов 200-250 камуфляжей, разных цветов. Ты же вроде тоже хотел прибарахлиться?
  - Заводи второго "тигра", загружай разжимы, поехали.
  Пока Шурик дошел до "тигра" и подъехал ко мне, я как раз перегрузил из "соболя" последнюю канистру.
  Что ж посмотрим, что он отыскал.
  Дверка действительно была добротная, даже через чур. Провозились мы с ней довольно долго. Даже вспотели оба. Но с помощью разжима, лебедки "тигра" и какой-то матери, мы ее все же вскрыли. А там, мама дорогая, чего там только не было! Различные пистолеты, автоматы, пулеметы, даже несколько гранатометов и снайперских винтовок имелось, ну и конечно же большущее количество патронов и гранат. В общем: глаза разбежались, челюсти отвисли, даже слюни потекли. Как теперь это все вывозить?
  - Значит так, Шурик, - решил озвучить свое решение я, - сейчас по возможности оперативно грузим все стволы и гранаты. Входы в тир и гараж блокируем "уралами", как говорится: "береженого ствол бережет". Отвозим все на место. Аккумуляторы все снимаем и увозим с собой, потом привезем и поставим, так спокойнее. Если успеваем до темноты, приедем еще раз, а нет, значит ты останешься, а я вернусь и переночую здесь.
  - А почему ты здесь ночевать останешься, почему не я?
  - А потому что. Кто из нас "раненый"? То-то же. Давай тогда так: ты - на загрузку, я -- в гараж.
  - Как скажешь -- помчали! - согласился Шурик.
  Справившись со своей частью задачи и загрузив в "свой тигр" снятые, в том числе и блокирующего ворота ангара "урала" аккумуляторы, я подкатил к Сане. Он как раз заканчивал погрузку оружия. Загрузив еще несколько ящиков с гранатами, также заблокировав вход в это "заведение" , мы двинулись к месте нашего обитания.
  - По пути нам еще надо заскочить в аптеку и еще кое за чем, так что смотри какой-нибудь магазинчик с аптекой, - перед выездом предупредил я Шурика.
  Магазин нашел практически сразу. В аптеке, помимо бинтов, йода, зеленки и и таблеток с знакомыми названиями, набрали кучу всего. Эх, был бы у нас медицинский работник, было бы легче, а так по инструкции определим что от чего помогает.
  На улице нас ожидал еще один сюрприз. Возле машин околачивался мужичек лет 50-55, явно нас поджидая. Одет он был простенько, но со вкусом. И самое главное чисто выбрит.
  - Молодые люди, а я вас вот жду. Как хорошо, что вы появились. Что произошло? Война какая что ли?
  - Стоп! Давай по порядку. Меня зовут Федор, это Александр, - я кивнул в сторону Шурика, - Мы никакие не военные, а такие же как и ты. С нами произошло то же самое, что, скорее всего, и с тобой.
  - А как же?.. - мужичек указал на наши автомобили.
  - А все просто -- вот ограбили вояк немного, чтоб от любителей легкой наживы отбиваться, - сказал Саня и демонстративно потер свой синяк.
  - А если хозяева объявятся?
   - А если не объявятся?
  - Если объявятся -- тогда и будем думать, - сказал я, - а пока пусть лучше у нас полежит -- нам так спокойнее.
  - Так-то да, так-то да... А я вот второй день хожу по улице, не знаю куда податься. В доме холодно, на улице теплее.
  - Так может с нами подашься? - предложил я. Мужичек-то явно напрашивался, да и я не против. Шурик, думаю, тоже
  - Это смотря куда вы едите.
  - А туда где тепло, светло и даже кормят.
  - Если возьмете, то конечно поеду. Может, что помогу, да подскажу. Только тут это... котик ко мне вчера прибился, можно?
  - Можно, конечно -- разрешил я.
  Вот он чего сразу на предложение не согласился, за котика хлопотал.
  - Меня Виктор Иваныч звать. Я сейчас, я мигом!
  - Командир, а может, Иваныча тоже напряжем? Да и рядом пока.
  - Хорошая идея, Саня, сейчас вернется - озадачим.
  Иваныч не заставил себя долго ждать, буквально через минуту снова появился возле машин, уже с котиком на руках.
  - Виктор Иваныч, ты машину водить умеешь? - спросил я
  - Конечно, могу даже права показать - все категории.
  - Да мне-то без надобности, если только Саня по привычке проверит, но сегодня он вроде добрый, даже у меня не спросил.
  - Я бы спросил, - отшутился Шурик, - если б у тебя автомата не было.
  - Тогда Иваныч, давай садись в любую машину, мы сейчас ненадолго вернемся, загрузим еще одну такую же машинку и поедем ужинать.
  Что бы не терять много времени в третий "тигр" мы погрузили всю амуницию.
  Подъехали уже в сумерках, Таня встретила нас на улице.
  - Ой, вас трое, а я как чувствовала, побольше наготовила, - затараторила она. - Заходите скорее.
  Но когда она увидела, что именно мы стали выгружать из машин, настроение ее резко переменилось.
  - Вы что, мальчики, в войнушку в детстве не наигрались? Зачем вы этого хлама набрали? Людей надо искать! Людей!!!
  Ну, началось... Как же я "люблю" это женское нытье. Еще и сразу не найдешься что ответить. А может рассказать ей, что я вообще не планировал никого искать. Что хотел просто "отсидеться". Рассказать, что геройствовать вообще не входило в мои планы. И то, что сейчас вокруг меня собирается какая-то команда, это не результат моих хотелок, а всего лишь стечение обстоятельств.
  А может прямо сейчас разогнать их на все четыре стороны? Полагаю плотность населения несколько уменьшилась -- каждый сможет найти свой уютный уголок. И пусть делают, что хотят. Заходят -- пусть вместе занимаются поисками уцелевших; захотят разбежаться в разные сторону -- тоже пожалуйста; а захотят, да что угодно пусть делают - флаг им в руки. Но вот ведь какая ерундовина - так я тоже не поступлю. Остается только пересмотреть планы. Особенно если вспомнить их лица в момент первой встречи... Да уж... Шурик, тот вообще начальником кличет, и похоже не просто в шутку.
   -Э-эх, тяжела ты, шапка Мономаха., - выдохнул я, - ладно, Танечка, ты только не злись сильно, исправимся. А пока может, уже накормишь нас. Это, кстати Виктор Иваныч, - кивок в сторону Иваныча, - а это Александр.
  - Да-да, конечно, - Таня снова стала "белой и пушистой", - очень приятно, проходите.
  Уже за столом Иваныч решил вернуться к теме, затронутой во дворе:
  - Вы, Танечка, конечно правы, на счет поиска людей. Но и не правы одновременно. Сейчас растолкую. Людей, конечно надо искать. А дальше? Допустим, нашли Вы кого, что с ним станете делать? Куда пойдете, где укроетесь? А Федор сразу начал, как я понял, обустраивать место, где будет тепло, светло и сытно. Далее. Нашли Вы, допустим, меня. А я не хочу с Вами идти. Как Вы меня уговаривать будешь? Молчите? Это ничего, я и сам-то еще не знаю. Кто захочет, тот и сам дорогу найдет, а не захочет -- ни чем не удержишь. Или такой вариант: встретили Вы Александра, уговорили, а он посмотрел-посмотрел и решил что ему лишняя обуза ни к чему, да и выгнал Вас. Сказку, надеюсь, про лисичку и зайчика помните? Вот тебе и объяснение оружия. А что так много, тут я с Федором согласен: пусть лучше у меня без дела лежит, чем где-то и у кого-то - так мне спокойнее.
  Ай да Иваныч, ай да сукин сын, ну молодец. Словно мои мысли причитал. А изложил-то как красиво!!! Я бы так не смог.
  - Вот и чудненько, думаю, Иваныч дело говорит, - заговорил я, - сперва обустроится надо, а после народ собирать. Точнее, одно другому не мешает, но место для маневра быть должно. Так что, Иваныч, с утра и займись осмотром территории -- будем соседские домики занимать, это сейчас нас четверо, а сколько будет через неделю, а через месяц?
  - Хорошо, - согласился он, - инструменты есть какие?
  - Да. В кладовке под лестницей и в мастерской в гараже.
  - Шурик!
  - Да, командир.
  - Ты с утра приедешь за мной. Доделаем начатое сегодня, заодно и по городу покатаемся.
  - Есть шеф!- козырнул Саня и его снова перекосило от боли.
  - Таня, Иваныч, осмотрите этого героя, перевязку, там, компресс, а если что, добейте чтоб не мучился, - я подмигнул Шурику.
  - Ха! Не дождетесь! - улыбнулся он.
  - Нам бы врача, какого толкового, - заметил Иваныч.
  - Вообще-то я хирург-травматолог, - отозвалась девушка.
  Вот уж никогда бы не подумал, что такая, хрупая девушка, может иметь такую специальность.
  - А чего молчала? - спросил я
  - А никто и не спрашивал,- ответила она таким тоном, что для полноты картины нужно было язык показать и сказать "бе-э-э-э".
  Вот еще одно мое упущение: нужно сразу расспрашивать, кто чем занимался в той, прошлой жизни.
  Ого! Я уже делю жизнь на "ту" и "эту". Что бы это значило? Привыкаю что ли?
  
   ГЛАВА 3
  
  Затарившись бутербродами и термосом с кофе, я реквизировал машину у соседа, что б не гонять попусту, уже ставшим своим автопарк, а эту и бросить не жалко -- не свое и отправился на ночное бдение. Фантик на этот раз почти добровольно отправился со мной.
  Спать не хотелось, поэтому я решил заняться погрузкой ящиков и прочего. Заодно и обдумать все как следует. Поэтому я включил фары, для освещения, музычку, для поднятия настроения и принялся за работу.
  
  На вершине удалой звонко песня льется,
  Из сердец больших костров нежно пламя бьется.
  Над долиною седой ведьмы закружили
   И в округе весь народ переполошили.
  
  На горе старик-шаман в бубен ударяет,
  Сто ветров своей рукой в стаю собирает.
  Дунет в рог второй шаман - скалы разойдутся,
  Станут в миг живой водой, в реки обернутся.
  
  Вышел третий из горы, молнией сверкая,
  Ярче вспыхнули костры, небо обжигая.
  Расстелив костер земли, брат четвертый вышел,
  Как гуляли сто ветров, Черный Вождь услышал.
  
  Черный Вождь привел орду и убил шаманов.
  Ведьмы скрыли их тела в пелене тумана.
  Вековой ледник хранит сыновей стихии,
  Но недолго братьям спать в ледяной могиле.
  Разошлась сыра земля, пламя извергая,
  Билась в панике орда, заживо сгорая.
  Жизнь вторую обрели сыновья стихии,
  Четырех шаманов злых ведьмы оживили.
  На вершине удалой звонко песня льется,
  Из сердец больших костров кровь ворожья льется.
  За погубленных отцов ведьмы отомстили,
  Над долиною седой кровь врагов пролили.*
  (*Волколак "Долина ведьм")
  
  Музыка, все же немного настроение подняла.
  И что же все-таки мы имеем на самом деле? Разберемся по порядку.
  Таня хочет заняться поиском и спасение людей. Что ж, гуманно и вполне предсказуемо для нее. Что же еще, в данной ситуации, может хотеть девушка да еще с ее профессией.
  Иваныч, тоже за то, чтобы заняться поисками. Но в отличая от Татьяны, он считает, что поиск нужно вести параллельно с обустройством. Иначе негде размещать найденных "потеряшек".
  Если с эти двумя было все более-менее понятно, то с Шуриком пока были неясности. Кроме как желания повоевать с кем-нибудь, других желаний у него не было. По крайней мере, пока не наблюдается.
  Значит, выходило что, как ни крути, а поиском заниматься нужно. Вот этим и займемся в ближайшее время. Иванычу нужны помощники для обустройства, Шурику -- армия для защиты, Таня просто будем рада, да и помощь сможет оказать, при необходимости.
  Как за размышлениями и работой время быстро пролетело. На улице только начало светать, как приехали Саня с Иванычем.
  Иваныч, как это ни странно, тоже нацепил бронежилет и вооружился двумя пистолетами.
  - Здравы будьте, люди добрые, - поприветствовал я, - Иваныч, тебе шляпы не хватает, зубочистки и лошади.
  - Зря иронизируете, Федор. Мы сегодня ночью долго беседовали с Татьяной и Александром. И знаете, я согласился с Александром: - он похлопал себя по кобурам, висевшим на поясе, - "добро должно быть с кулаками". Да и предосторожность лишней не бывает.
  - Что ж, хорошо... раз уж вы оба приехали, быстрее со всем тут справимся.
  - Я бы еще хотел посмотреть что здесь есть. - отозвался Иваныч, - вдруг найду что интересное, что вы не углядели или посчитали не нужным. Ведь оно как бывает: затеваешь большую стройку, а про мелочь какую не всегда упомнишь.
  - Тогда за дело, други! Шурик,- обратился я к молчавшему пока Сане, - тебя-то "подлатали" немного?
  - А то! Сначала Танюшка "пошаманила", потом, вон, Иваныч в баньке попарил. Так что я сейчас как младенец!
  - То есть мычишь, ползаешь и писаешься? - не удержался от колкости я.
  Мы втроем засмеялись. Хороший все же Шурик парень. Вот и на "подковырки" почти не реагирует. Но надо прекращать подшучивать над ним, по крайней мере, прилюдно, а то авторитет можно ему так подорвать, что никаким домкратом потом не поднять.
   Разобравшись со своими делами, мы с Шуриком отправились на поиски Иваныча. Он нашелся почти сразу, и уже почти заканчивал загрузку одного из "волков".
  - Нашел что-нибудь ценного? - спросил Иваныча Саня.
  - Нашел много чего интересного, но, насколько это окажется ценным покажет время - ответил он.
  - Ну, стало быть, грузим все и в путь, - распорядился я, - Кстати, Фантома видел кто?
  - Вроде, пока мы здесь, не видно было.
  - Вот где его сейчас искать? - посетовал я, - Что ж, пока будем грузиться и если Фанатик не появится, кому-то придётся остаться. Вы как хотите, а песика я не оставлю.
  И песик не заставил себя долго ждать, появившись буквально через пару минут в сопровождении двух молодых человек, вернее одного молодого человека и девушки. Вот кого надо на поиски отправлять. По крайней мере, если не отправлять, то с собой на поиски брать надо обязательно.
  Вид, конечно у парочки оставлял желать лучшего. Лица осунувшиеся, взгляды отрешенные. Впрочем, все попавшие в этот мир имели примерно одинаковый вид, как показала практика.
  Мужчина, на вид лет 30, представившийся Ильей, походил на типичного "ботаника": высокий, худой, бледный да еще и в очках с роговой оправой. Да и профессия у него была под стать внешнему виду -- программист. Да уж... без программистов нам сейчас ну просто не обойтись.
  Девушки оказалась полной противоположностью Илье. Годиков 23-25, небольшого роста, слегка "в теле", да еще и "боевая", даже через чур. Сразу же накинулась на Иваныча с претензиями, что он ее не пытался искать и даже не извинился за это. Звали эту фурию Ольга.
  Мы с Шуриков тихонько похихитывали в сторонке, глядя на то, как Иваныч то краснея, то бледнея оправдывается. Илья же оставался молчаливым, спокойно наблюдая за этой сценой, в конце концов выдал:
  - Оль, мне кажется, что ты не на того напала.
  - С чего ты это взял? И кто тебя вообще спрашивал, говори спасибо, что я тебя с собой взяла, бродил бы до сих пор по городу как лунатик, - еще больше распаляясь почти прокричала барышня.
  - Сударыня, Ваш спутник прав. Ваши претензии не по адресу, - пользуюсь тем, что от него немного отвлеклись сказал Иваныч.
  Надо срочно брать ситуацию с свои руки, а то добром все не закончится. Да и время терять на скандалы очень не хотелось. Поэтому пришлось рявкнуть так, что бы желания продолжать ни у кого не осталось:
  - Значит так дамы и господа! Все претензии оставляем на потом! А сейчас у меня к вам один вопрос, который я задаю всем: вы хотите поехать с нами туда где есть тепло и даже кормят?
  - А где это? Это разве не здесь? Это ты что ли за главного? - снова затараторила Ольга.
  - Тихо! - перебил ее я, - ответы на свои вопросы получишь только после того как ответишь на мой. Итак, что решаем?
  - А что будет если откажемся? - спросил Илья.
  - Мы уедем, а вы займетесь тем, чем занимались до нашей встречи. Кстати, а чем вы занимались до нашей встречи? Уж очень интересно, что свело вместе такие две противоположности?
  - Да если бы не я, ходил бы до сих пор по городу как сомнамбула, - снова "завелась" Ольга.
  - Стоп! Помолчи пока. Пусть Илья расскажет.
  - Да собственно так и было, - начал он, - ходил вчера по городу... не знаю, что рассказывать... потом она появилась... потом набрали сарделек всяких... потом в парке костер палили, сардельки жарили... потом собака прибежала... потом... ну не знаю, что еще рассказывать.
  - Все ясно, - подъитожил я, - что ничего не ясно. Что решили с главным моим вопросом? Что скажите? С нами или снова в парк сардельки жарить? Мы и занятие вам найдем, что бы меньше о глупостях думалось
  - А какое занятие? И вообще сколько вас? Объяснит кто-нибудь?
  Опять! Да уймите ее кто-нибудь, наконец!!!
  - Я с вами, - робко произнес Илья, словно извиняясь.
  - Вот и отлично! - чуть ли бросившись обниматься, сказал молчавший все это время Саня, - я уж начал думать, что это не закончится.
  Ольге уже ничего не оставалось делать, как тоже согласиться.
  Вот и чудненько, можно и в путь.
  Я хотел уже было тоже посадить девушку за руль, но не тут-то было
  - Э-э-э... а я водить не умею, - еле слышно произнесла она. И куда девался ее задор?
  - Шурик, бери к себе в машину, у меня Фантик, Ильюхе, думаю, тоже не мешает отдохнуть от нее.
  - А можно мне тогда с Иванычем, - попросилась Ольга. На что Иваныч как-то насторожился, видимо припоминая знакомство, а Шурик облегченно выдохнул.
  Уже практически на выезде их города , чуть ли не бросившись под колеса нашей колоны, на дорогу выскочили две девицы. Пришлось останавливаться и снова выслушивать кучу вопросов из серии что произошло и как быть дальше. Перебивая друг друга девицы, а это оказались студентками одного из местных ВУЗа рассказали, что они решили устроить вечеринку по какому-то случаю и собрались на квартире одного из своих товарищей. Проснувшись утром в неполном составе, решив, что остальные просто разошлись по домам, продолжили праздник. Когда же до них дошло, что что-то не так, впали в ступор, проще говоря, ребята, а их оказалось четверо, меланхолично продолжили пьянку, а девушки, в количестве трех человек снабжали их зельем и съестным, т. е. просто ходили в магазин. Но сегодня девушек разбудил звук автомобиля (скорее всего это Иваныч с Шуриком за мной ехали) и они выскочили на улицу, надеясь его дождаться. И дождались.
  - Ну что, други, - спросил я Шурика и Иваныча, - как поступим?
  - Как? Надо забирать с собой, как же еще, - ответил Саня.
  - Это понятно. Только как? В машинах мест нет. Может оставить здесь кого, пока мы не вернемся? Только кого?
  Но все оказалось несколько проще. Одна из девиц, оказывается, умела водить машину, поэтому они с Шуриком съездили еще за одним "волком".
  Двоих их четырех парней пришлось загружать в прямом смысле слова, уж очень нетранспортабельные они были.
  В общем, когда мы добрались до дома, я уже просто валился с ног, и от бессонной ночи, и от кучи впечатлений от встреч. Поэтому попив кофейку, я просто выключился.
  Проспал я практически до самого вечера. Разбудил меня шум, доносившийся с кухни. Интересно кто там с кем что не поделил? Пристроившись за дверью, я решил послушать что происходит. Интересно же. Да и узнать что по чем, о чем простой люд судачит на кухне в свободное время тоже интересно.
  Впрочем, ничего удивительного и нового в этих спорах не было. Спорили начавшие "приходить в себя" студенты с только что вернувшимися с "очередного задания" Иванычем, Шуриком и Ильей. Конечно же предмет спора можно было бы сразу определить: что происходит, кто вы, где мы, что будет дальше. В общем: кто виноват и что делать применительно к нашему положению. Можно было и не подслушивать.
  Хотя интересное все же было. Один из студентов, высокий, крепкий паренек со смазливой мордашкой и кучей амбиций, по имени Егор, кажется, пытался заявить права на лидерство, мотивируя тем, что его папочка супер-пупер бизнесмен и шишка на ровном месте. Был... забыл, однако, добавить. Эх, знаем мы такой тип людишек -- пересекались. Гонору много -- толку чуть. Что ж, хочешь быть лидером, флаг тебе в руки, барабан на шею и попутного ветра в горбатую спину. Устроим специально для тебя выборы. Не жалко.
  - Чего кричим? - я вошел на кухню.
  - Да тут, такое дело, командир, "новобранцы" бунт поднимают, - то ли пошутил, то ли серьезно начал Шурик.
  - Вот и "командир" нарисовался, - выдал Егор, - это почему же ты "командир"? Почему не Иваныч, например?
  - А только потому, друг мой, что в данный момент вы все находитесь в гостях у МЕНЯ, - я специально выделил последнее слово для компании студентов, - и поэтому, как радушный хозяин предлагаю вам то, что есть у меня в данный момент, т. е. тепло, крышу над головой и еду. Чем богаты, как говорится. А пока всем желающим предлагаю сходить в баню, а то от некоторых разит так, что были бы мухи, передохли бы в радиусе метров пятьдесят.
  Как не странно, но на предложения попариться студенты отреагировали воодушевленно, словно это было именно то, о чем они мечтали всю свою жизнь, даже колкость на счет мух как-то не заметили.
  Пусть идут - приведут себя в порядок, а нам пока нужно подумать что и как делать дальше, в том числе и с Егором. Я подмигнул Илье, чтоб остался, потом с ним сходим, если время будет. Во-первых: он пока здесь нужен; во-вторых: мне веселее будет.
  Что бы ни мешать девушкам с приготовлением ужина, мы вчетвером поднялись в "мужской клуб". Хотя, по-хорошему, нужно было пригласить Татьяну с Ольгой, я уже придумал, чем их озадачивать, нужно было бы обсудить. Но оставался вопрос со студентами, их пока посвящать вовсе не стоило, покуда не разберемся с "папенькиным сынком". А разделять девушек уж больно подозрительно было бы.
  - Итак, я собрал вас здесь, что бы сообщить принеприянейшее известие, - начал я
  - ... к нам едет ревизор? - перебил Шурик
  - Ага, щаз, - в его манере ответил я, чем вызвал улыбки на лицах присутствующих,- приехал, блин, уже. Не перебивай. Итак, давайте-ка подумаем, как жить дальше. В общем, на повестке дня первая фигня: поиск "потеряшек". Я думаю, что с завтрашнего дня нужно запускать патрули: все необходимое для этого у нас есть. За одним исключение, но это уже вторая фигня на повестке дня. Что думаете вы?
  - Устраивать поиски, конечно надо, - согласился Иваныч, - только как вы планируете это делать?
  - Думаю пока два патруля: я и Саня, лучше по два человека в патруль, но... пока со студентами не определились, сложно спланировать. Кстати, Шурик, признавайся как на исповеди, чем занимался в "прошлой" жизни? Главы "родился", "учился" и "милостыню на дорогах города просил" можешь пропустить за ненадобностью.
  - Да нечего особо рассказывать... После школы поступил в универ, на юриста, с третьего курса выгнали, пошел в армию, после армии по контракту послужил еще два года, ну а после в гайцы подался, вот и все. Ничего интересного.
  - Это тебе так кажется, - возразил я, - а служил где?
  - В разведке, ни в каких заварушках не участвовал, если ты про это.
  - Про это и не только про это. Есть мысль поручить тебе формирование патрулей и обучение, как ты выразился "новобранцев". В общем, быть тебе министром обороны.
  Шутка мгновенно было оценена дружным смехом. Но и никто не возражал.
  - Иваныч, давай теперь про твою "участь" поговорим. Ты, вроде, собирался заняться обустройством. Если не передумал, то надо уже начинать, народ-то прибывает, куда его размещать? Сегодня, допустим, еще тут переночуем. А если народу соберется хотя бы пару десятков? Поэтому я предлагаю начать расселение по спирали, начиная от этого домика. Еще бы не мешало выделить какой-нибудь дом под штаб, он же медпункт, он же столовая (не знаю как вы, а мне как-то лень самому готовить, да и некогда особо будет, полагаю). Вот смотрите, что я надумал.
  Я взял листок бумаги и нарисовал прямоугольник, разделенный на восемь частей.
  - Это квартал, в котором находится участок, где мы с вами расположились, - я заштриховал второй прямоугольничек в нижней строчке, - далее, справа от него находится прямо-таки "замок", который занимает целых два участка, - я обвел весь крайний правый столбик, - а на нем помимо самого трехэтажного "замка", целых четыре постройки, вот в них можно расместить склад, арсенал, мастерскую какую-либо и еще что-нибудь, что потом придумаем, а в самом замке как раз штаб, медпункт и столовую. Так что туда нужно будет подвести освещение и воду. Что скажите, други?
  - Пока складно получается, - сказал Шурик.
  - Я согласен с Александром, вот только, как Вы понимаете, Федор, одному сложно будет с этой задачей справится.
  - Так он у тебя уже есть, вот он,- я указал на Илью, - сидит, молчит пока. Илья, будешь пока замом министра строительства и развития? Потом и тебе министерскую должность придумаем.
  Мы снова посмеялись, обменявшись колкостями на счет министерских портфелей и "золотых" парашютов.
  - Остаются девушки. Что касается наших, т. е. Тани и Оли, - уточнил я, - то тут пока понятно и нет одновременно. Ольгу, с ее боевым характером, можно пока посадить на рацию в штабе, что бы если что, быстренько здесь приготовила все необходимое. Фиг знает, что нас ожидает в дальнейшем. А Ольга, как мне кажется, сможет сообразить, что надо делать: то ли помощь кому организовывать, то ли подкрепление патрулю присылать, то ли еще что, и кого озадачивать этими вопросами. Что касается Татьяны, то все министерство здравоохранения полностью на ней, помимо этого еще и комендантская деятельность. А если студенты и студентки не захотят с нами оставаться, то на них еще и кухня. Но в любом случае, этот вопрос с ними еще надо будет обсудить, вдруг у них есть свои планы и взгляды на этот счет.
  Я отошел к окошку и закурил. Неужели никто ничего и не спросит? Что все со всем согласны? Быть такого не может. Что-то и Шурик молчит. Но вопрос, который я ожидал от Сани, задал-таки Илья:
  - А ты себе это... какое министерство возьмешь?
  - А зачем ему министерство? - с улыбкой ответил за меня Шурик, - он сразу княжеский титул возьмет, делов-то.
  Ага, значит все-таки, решили. А то я уже думал-гадал. Если честно, то я опасался немного такого поворота событий. Это в той, прошлой жизни, ошибки руководителя можно списать на подчиненных. Здесь же такое не "прокатило бы". Здесь же может получиться с точностью до наоборот: за ошибки подчиненного, может ответить руководитель.
  - А на кой мне княжеский титул? Я к тебе в подчиненные пойду обычным бойцом. - полушутя полусерьезно ответил я, - Тем более у нас уже есть претендент на княжий престол.
  - Да гнать их в шею, делов-то куча, - разошелся Шурик
  - Не стоит пока горячиться, Александр, - вступился Иваныч, - выгнать завсегда можно. Да и негоже вот так сразу с плеча рубить. Может пока присмотреться -- может толк из них и выйдет. Да и негоже обо всей компании по одному представителю судить.
  - А что если... ну... что-нибудь на подобии каст сделать? - Ба! Немой заговорил. Давай-ка продолжай Ильюша, - типа... как в игрушках компьютерных, набрал определенное количество очков - можешь перейти в другую касту.
  Программист и есть программист, ясно чем он занимался в свободное от основного занятия время -- в игры игрался. Но, как ни странно, в его предложении есть разумное зерно.
  - Вот и чудненько, - подвел я итог, - решат остаться - пусть остаются, но на испытательном сроке. Кстати, Саня, раз уж ты министр обороны, завтра же устроишь оружейку, Иваныч присмотрит тебе помещение, запрешь ее на семьдесят восемь замков и будешь оружие выдавать чуть ли не под роспись кровью. Утром выдал патрульным -- вечером принял обратно. Пока, я подчеркиваю, пока, свободно стволы носить можем только мы вчетвером. Вот такая у нас привилегированная каста получается. А сейчас закругляемся, на сегодня хватит планировать, тем более нас сейчас ждет вторая часть марлезонского балета, вон уже главные действующие лица и исполнители подтягиваются.
  На кухне девушки уже как раз накрывали на стол. Хм... а Таня-то уже похоже почувствовала себя полной хозяйкой, умело раздавала указания остальным, и, похоже никто и не думал возразить и ослушаться.
  Двое из четверых студентов Глеб и Никита, вроде... уже что-то уплетали за обе щеки. Егора с ... (надо бы имена всех выучить, а то как-то некрасивенько может получится) еще не было. Ну да ладно, не беда. Как там, в сказках: сначала накормить, напоить, в баньке попарить, а уж потом можно и на фиг посылать.
  Кое-как разместившись за столом, поужинали мы все толпой. Ужинали почти в полной тишине, даже Шурик не пытался балагурить, видимо все обдумывали ситуацию с Егором, который, впрочем, весь ужин о чем-то перешептывался с Артемом (во, точно, Артем его зовут), видимо уже состряпали какой-то план. Что ж мы тоже не вчера родились. Надо будет, если они останутся, как-то разделить эту парочку. И Шурику с Иванычем шепнуть, что б присматривались получше. Но это потом, а пока послушаем все-таки, что же они придумали.
  Расположившись после ужина в гостиной, опять же все вместе, мы приступили к обсуждению сложившийся ситуации.
  - Что ж, начнем, пожалуй, - начал я, - Тут у нас кое-какие непонятки сложились, поэтому расставим сейчас все точки над i. Все мы оказались в весьма интересном положении. Что ожидает нас завтра. Именно поэтому я и предлагаю объединяться, а не "сраться" из-за ерунды. Все согласны?
  - А на кой мне с тобой объединяться? - Егорка-то решил на самом деле "войнушку" со мной устроить. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не руками. Хочешь "войнушку" - давай "повоюем", мне же тоже поразвлекаться хочется, - я же тебя не просил меня сюда привозить!
  - Действительно, нафига мы тебя сюда привезли. Может для того, что бы ты нам ботинки чистил? Нет? А может для того, что бы ты не загнулся от "синьки" или холода? Не думал? Ты конечно не просил, просто не в состоянии был, попросили за тебя. Но если ты не хочешь оставаться -- тебя держать насильно никто не будет.
  - Дай нам пару машин и автоматов с десяток, и мы поедем отсюда.
  Ого себе, вот так заявочки. Что тебе еще дать?
  - А это с какого перепуга я тебе должен что-то давать? Решил уйти -- уходи, но только с тем, с чем пришел.
  - А не боишься, если я останусь, я у тебя власть отберу? - перевел Егор разговор в другое русло.
  - Нет, не боюсь. Как ты можешь отобрать у меня то, чего у меня нет, - сказал я, будто и не было у меня разговора с "товарищами" за некоторое время до этого, - хочешь, можем хоть сейчас голосование устроить? Только давай для начала выясним, кто хочет остаться, кто уехать? Хорошо? Желающих уехать можем сразу отвезти, куда попросят в приделах города.
  - Валяй-выясняй, только что это даст?
  - Как что? А вдруг все захотят уехать? Если честно, я и не планировал никаких общин собирать. Ну что, начнем?
  Егор махнул рукой, словно говоря, делай что хочешь, все равно у тебя не выйдет ничего.
  - Начнем тогда с девушек. Таня, ты как? Остаешься или уезжаешь?
  - А я-то чего, ты и так мое мнение знаешь.
  - Я может и знаю, а другие еще нет. Как раз сейчас у всех и узнаем, а вдруг я вас насильно, под дулом автомата удерживаю. Итак?
  - Остаюсь.
  - Оля?
  - Я с вами.
  Дальше у меня вышла небольшая заминка, но Таня выручила.
  - Наташа?, - начала она спрашивать у девушек
  - Да.
  - Что "да"?
  - Остаюсь.
  - Лена?
  - Я как все.
  - А если все вешаться пойдут? - вмешался Шурик
  - Не-е... не пойду. Вешаться в смысле. А так - остаюсь
  - Ксюша?
  - Мне здесь понравилось.
  - То есть остаешься? - переспросила Таня.
  - Ага.
  - Ну а теперь мужская часть собравшихся, - я снова взял инициативу в свои руки, - Виктор Иванович?
  - То, что сейчас здесь складывается, - начал Иваныч, - имеется ввиду общая картина с формирование общины, меня вполне устраивает. Следовательно, я с вами.
  - Шурик?
  - А я за любой кипишь, кроме голодовки! Конечно же, остаюсь.
  - Илья!
  - А что я?.. ну... я устаюсь, в общем.
  Ну, сейчас начнется самое интересное. Я уже тихонечко злорадствовал, если не лукавить.
  - Глеб?
  - Ну... не знаю... - начал он, - ты пойми Егор, здесь нам лучше будет. Вот что мы делали? Водяру "жрали" лошадиными дозами. А в чем прикол? Ребята правы, ну загнулись бы мы от водовки рано или поздно. А так, хоть какая-то реальная движуха у них. Думаю, лучше остаться. Я так точно останусь, если никто не против.
  - Предатель, - еле слышно прошипел Егор.
  При этом он одарил Глеба таким взглядом, словно хотел испепелить. Вот и лопнул твой авторитет, как мыльный пузырь, стоило только остаться без поддержки и денежек папочки. Что и требовалось доказать. Первый пошел. Идем дальше.
  - Никита, ты что скажешь?
  - Я согласен с Глебом. Ничего личного, Егор. Ребята, я с вами.
  Ну а теперь самое интересное.
  - Артем, ты как?
  - Не знаю. Если я скажу, что не хочу оставаться, что будет?
  - Я же уже говорил: отвезем, куда скажешь в пределах города.
  - А если я потом передумаю - обратно возьмете?
  - А это вряд ли. Поэтому и нужно определиться здесь и сейчас.
  - Хм... - похоже, Артем крепко задумался, - а чем тут заниматься будем?
  - Ездить патрулировать город, в поисках таких же, как мы. Т.е. тех, кто волею судеб оказался в одинаковой с нами ситуации, - ответил на вопрос Иваныч, - заниматься обустройством данной территории и, если потребуется, ее охраной.
  - И что даже автомат дадите?
  - Дадим, - подтвердил Саня, - но не сразу, а через какое-то время.
  - А до утра подумать можно? - все клиент созрел. Надо брать пока тепленький.
  - К сожалению, нет, - сказал я, - время подумать у вас было. Да и этого разговора могло бы не быть, если бы... не одно обстоятельство. Так что решай скорее.
  - Раз такой расклад - я остаюсь, - принял-таки решение Артем.
  На этот раз реакции со стороны Егора не последовало, видимо он уже понял, что к чему.
  - Ну а ты, Егорушка, что скажешь?
  - Какой я тебе, нафиг, Егорушка? А что тут скажешь, я тоже остаюсь.
  О как... что бы это значило. Хотя понятно уже что. Егор попытался вывернуть ситуацию так, будто это не он, а Артем все эту бучу затеял. Ну знал бы я хорошо таких людей, возможно и поверил бы. А так...
  - Ну что? Перейдем сразу ко второму вопросу на сегодняшней, так сказать, повестке дня. Выборы, так называемого, главы нашего всего этого общества. Ну что проведем самые честные в мире выборы? Давайте так же поименно, каждый проголосует за кого угодно, даже за себя можно, если есть желание.
  - А как вообще называется наше вот это самое общество? Или что тут у нас? - поинтересовался Глеб, - община, республика или может вообще империя?
  Надо же: "наше", "у нас". Интересненнько получается, он уже "наш"? Если так, я только "за". Тем более не похоже, что парень глупый, даже мнение собственное имеет и может его отстоять, не смотря ни на какие авторитеты.
  - Анклав, - выдал Иваныч.
  - Что анклав? - переспросил Глеб.
  - У нас получается анклав. Государство в государстве.
  - Пусть анклав, название-то быть должно, - вот парня прорвала-то.
  Что тут началось. Со всех сторон посыпались всякие возможные и невозможные названия для нашего, пока маленького, образования, с легкой руки Иваныча, получившего статус анклава. Причем в желании предложить свой вариант девушки ни чуть не уступали молодым людям. Каких только вариантов названий не прозвучало, от названий нашего города и поселка в котором мы расположились до самых-самых экзотических. Не предлагали ничего, наверное только мы с Иванычем. Наконец, минут через 20 споров, Иваныч не выдержал и перекрикивая эту гомонящую толпу произнес:
  - Да не о том вы, славные витязи и красные девицы спорите! Если я ничего не путаю, то мы немного другой вопрос обсудить хотели. Давайте уже решим его, да спать пойдем. А то так бесконечно долго спорить можно и так к консенсусу не прийти.
  Все немного угомонились.
  А, кстати, Иваныч-то только что придумал название. Надо бы его озвучить и посмотреть на реакцию.
  - Тем более Виктор Иванович только что и назвал наше поселение.
  - Как? Что? Что за название?- снова понеслось со всех сторон.
  - Ну как же... Анклав "Витязи". Чем не название?
  Под всеобщие вопли одобрения почти единогласно было принято это название.
  Пора вернуться к нашим баранам, вернее кандидатам на пост главы, князя, герцога или какой там может быть правителем анклава. Да по сути кто угодно: хоть князь, хоть президент, хоть генеральный секретарь.
  - Ну и наконец-то выборы главы. Давайте что бы не зазывать снова всех поименно, каждый будет произносить два имени, вначале свое, затем того за кого голосуешь. Например: Федор, голосую за Иваныча. Поехали? Таня начинай.
  - Татьяна. Я за Федора, мне кажется, он лучше справится с этой ролью
  - Ольга. А я за Виктора Иваныча. Он старше и опытнее.
  - Наташа. Даже не знаю. Пусть будет Федор.
  - Лена. А я за Глеба проголосую. Давно с ним знакомы, еще со школы, надеюсь справится с этой ролью
  - Ксения. А я за Александра проголосую. - при этом девушка немного покраснела. Видимо у Сани уже поклонница появилась, когда только успевают. Хи-хи.
  - Виктор Иванович, он же просто Иваныч. Мой голос будет за Федора. На мой взгляд задатки лидера в нем есть, в отличие от меня. Да и пока он не принял ни одного неверного решения. Так что, Федор, я за Вас.
  Не понял, это что сейчас было? Иваныч так только самоотвод взял и, заодно, мне рекламную компанию устроил? Весело.
  - Саша. Однозначно Мономах.
  - Не понял, - сказал я, - откуда у нас Мономах взялся?
  - Как же? Ты сам себя Мономахом назвал вчера. Забыл уже что ли?
  - Вчера? А, вчера... Только я не называл себя Мономахом, а сказал, что тяжела шапка Мономаха.
  - В любом случае, то тебе ответка за Лешего, - с улыбочкой проговорил Шурик, - Кушайте на здоровье. И не благодарите, не стоит.
  Вот подковырнул, так подковырнул. Что ж пусть будет так.
  - Принимается! И голос и позывной. Давайте дальше.
  - Илья. Ну... пусть будет... наверное... Иваныч.
  - Глеб. Выбираю самого старшего. За Виктора Ивановича.
  - Никита голосует за Глеба, - произнес Никита, чем вызвал всеобщие смешки и улыбки.
  - Артем. За Егора, - было видно, что это не было его искреннее решение, но " за Егора", так "за Егора", нам не жалко.
  - Егор. А я за себя проголосую, раз можно. Почему бы и нет.
  - Подведем итоги, - начал было я.
  - А сам-то чего не голосовал? - прервал меня Саня.
  - А сам-то как раз в самом начале проголосовал, когда пример приводил. За Иваныч я.
  - Тогда подведем, что ли, итоги самого демократичного в мире голосования: один голос у Шурика, по два -- у Егора и Глеба, и по четыре -- у Федора и у Виктора Иваныча. Вот такая вот картинка вырисовывается. Как поступать будем? Устроим второй тур?
  - Не будет второго тура, Федор. Я свои голоса вам отдаю. Так ведь по-честному будет? Согласны? - спросил Иваныч.
  - Нет, конечно, не согласны, - начал возмущаться Егор, - а вдруг за меня проголосовали бы.
  - Вы уж, извините, Егор, но это вряд ли, если бы спор был между Вами и Федором, тогда смысл был бы во втором туре, а так... - Иваныч сегодня снова "в ударе".
   Его поддержали практически все, Егор и Артем, конечно же исключения.
  Ну спасибо тебе Виктор Иванович, выручил. Сочтемся как-нибудь.
  А что касается Егора, то похоже злобу он затаил. Да не похоже, а так и есть. Ну и хрен с ним. Думаю, проживу с его злобой, ничего не случится. Да и по большему счету такие люди сильно напакостить не в состоянии - кишка тонка, но подговнить могут. Но это ерунда все.
  - И в завершении сегодняшнего увлекательнейшего вечера, - я уже начал откровенно ерничать, - слушать мою команду на завтра. Итак, завтра выезжают в город два патруля: первый возглавляю я, со мой едет Егор. Да-да, Егор именно ты, возражения не принимаются; второй - Шурик. Саня, обратился я непосредственно к Шурику, - выбирай себе напарника сам.
  - Глеб, - выбрал Шурик, практически не раздумывая.
  - Что ж, патруль сформирован, - я продолжал, - Остальные представители мужского населения переходит в распоряжение Иваныча. Что кому делать он расскажет и покажет завтра. Ольга, ты "садишься на рацию", будешь выполнять роль диспетчера, т.е. принимать сообщения от нас с Шуриком и, в соответствии с информацией, бежать или к Татьяне, или к Иванычу. Татьяна, ты берешь "под свое крылышко" оставшихся девушек и занимаетесь обустройством столовой, ночлега для вновь прибывающих и, конечно же, лазарета. Где, что и как обустраивать расскажет и покажет с утра Иваныч. Всем все ясно?
  Судя по возгласам всем было все, ну или почти все понятно. Это хорошо.
  - Тогда "вольно", - пошутил в окончании я, - можно закурить и оправиться.
  
   ГЛАВА 4
  
  С утра все собрались на кухне. Наскоро еще раз обсудили то, о чем говорили с вечера. Осталось только согласовать маршруты с Шуриком и можно выдвигаться. Чем мы, собственно, в данный момент и занимались, покуривая возле машин, пока к нам не подошла, вернее даже, подбежали Татьяна.
  - Федь, всеми делами с лазаретом я же заниматься буду? Я правильно поняла?
  - Конечно. А что случилось-то? Ты против?
  - Нет, что ты. Просто... Вот...
  Она протянула Шурику несколько листов бумаги, исписанных ровным женским почерком. Странно. Почему не мне? Ладно, разберемся. Но что-то мне подсказывает, что Александр заимел себе еще одну поклонницу. Вчера - Ксюха, сегодня - Татьяна. Главное, чтоб не передрались. Не знаю как там дела будут складываться дальше, но сейчас настроение у меня просто поднялось.
  Саня, видимо, думал примерно о том же, что и я , только вид у него был уж очень растерянный.
  - Пусть прокатится по аптекам и наберет всего, согласно списку, - еле слышно продолжила Таня, наверное тоже осознав уже складывающуюся щекотливую для нашего "разукрашенного" соратника ситуацию, - еще пусть в больницу какую-нибудь заедет. Я там все написала.
  Проговорив это она, еще больше засмущавшись, убежала в дом.
  - Блин, командир, ну и как тут быть? Что скажешь?
  - Как что? - сделав вид, что не понял о чем речь, ответил я, - Тебе поручение дали -- выполняй. Ладненько, поехали, вечерком еще поговорим.
  Я сел в машину и поехал. Нет, ребятушки, в делах любовных я вам не советчик. Разбирайтесь сами. Мне и так предстояла сегодня душещипательная беседа с Егором, собственно именно для этого я и взял его в напарники.
  Егор же сидел с хмурым видом на пассажирском сидении, выражая тем самым явное нежелании вести разговор касательно его особы. Ну и ладно, я пока не настаиваю.
  Покатавшись примерно часа два по своему маршруту, мы так ничего и ни кого не отыскали.
  Надо сказать, что маршруты мы наметили себе в пределах одного района нашего города, в котором было их аж четыре: Центральный, Промышленный и еще два района, носивших названия, в честь широко известных в узких кругах, т. е. только в нашем городе, революционеров, но все их называли не иначе как Нижний Город и Привокзальный. Вот мы сейчас и прочесывали под "частую гребенку" Центральный район, как раз самый ближайший к месту нашей обитания.
  Когда тишина в салоне уже начала окончательно угнетать, не дождавшись инициативы от Егора, я решил начать разговор.
  - Егор, поговорить не хочешь?
  - Не-а, - ответил он, - пива хочу. Пойду возьму себе пару бутылочек.
  - Стоять, - осадил я его, - сначала давай-ка все обсудим, а потом катись куда хочешь!
  Разговор начал складываться как-то не так, как я предполагал. Как, да и о чем разговаривать с человеком, до которого до сих пор не дошла вся "жопошность" происходящего. Нет, я не ждал от него извинений, они мне и даром не нужны были. Просто он до сих пор еще живет в том мире, где любая проблема решается с помощью звонка папе. У меня уже возникло реальное желание обматерить его с ног до головы и, выписав волшебного пенделя ускорения послать в пеший эротический тур. Видимо он тоже это почувствовал, так как оставил дверную ручку в покое и уставился на меня с обреченным видом.
  - Значит так, друг мой, хотя какой ты мне друг, - начал я разнос по полной программе, - так прыщ на ровном месте, возомнивший себя пупом земли. Как ты думаешь, почему ты еще здесь, а не был послан еще вчера на все четыре стороны? Могу объяснить, даже если не хочешь. Только потому, что тебя, дурака жалко стало. Сдохнешь же сразу. Папы-то здесь нет, с его связями и бабосами.
  А действительно, чего я с ним вожусь-то? Послать его ко все возможным и невозможным матерям да и дело с концом. Но, как не крути, перегнул я все же палку, Егорка уже готов был расплакаться как девчонка, надо сбавлять обороты, не для того я затеял все это.
  - Дай мне ствол, и я уйду, - проговорил он.
  - Тебе не то, что оружие, тебе ножик-то давать нельзя -- порежешься еще. Пойми же ты наконец, дурья твоя башка, я не для того тебя сегодня взял с собой, что бы унижать, это лучше было сделать прилюдно - так эффективнее. И даже не для того, что бы лекции тебе о прописных истинах читать. А для того, что бы поговорить с тобой как с взрослым, здравомыслящим человеком. Но видно не судьба. Хочешь автомат и свалить? Да пожалуйста. Только что ты станешь дальше делать? Застрелишься? Вряд ли. Потому что ты трус.
  - А я тебя застрелю!
  - Ха, три раза. И кому ты хуже сделаешь? Мне? Нет, не сделаешь. А вот лучше сделать сможешь. Потому что, то дерьмо, в которое мы все вляпались, это не мой выбор. А застрелив меня, ты просто избавишь меня от этого всего кошмара. Но ты не сможешь этого сделать по двум причинам: во-первых, как я уже говорил, ты -- трус; а во-вторых, автомат я тебе не дам. А то попадешься ты на глаза с автоматом каким-нибудь "злым дяденькам", и автомат отберут, и по шапке еще настучат. Так что, у тебя только два пути: захочешь валить -- вали как есть; захочешь остаться -- принимай те правила, которые есть, а не устанавливай свои.
  Фух, утомился я. Дошли ли мои слова или нет, до сознания этого чудика было не понять. Реакции с его стороны не было никакой, он все так же сидел насупившись, тупо уставившись в одну точку. Главное, чтобы он не сломался и не стал делать глупости. А я-то уж размечтался, что сразу вправлю человеку мозги в нужное место, и в свете мастерски проведенной мною разъяснительно-воспитательной работы, открою центр психологической поддержки погорельцам при потопе. Вот как тут определить вышел ли какой-либо толк из нашей "беседы". По реакции, вернее по ее полному отсутствию ничего не скажешь. Ладненько, вскрытие покажет, что да как, лишь бы не показало, что пациент умер от вскрытия.
  Проехав в полнейшей тишине еще пару кружков по нашему маршруту, я снова остановился у того же магазинчика.
  - Ну что? Иди, - сказал я.
  - Куда? - спросил Егорка испуганным голосом.
  Все-таки дошли мои слова до адресата, раз испугался. Но это не означает, что и дальше я буду продолжать изображать из себя его папу, маму и прочих родственников.
  - Ты же пива хотел -- уже можно, - разрешил я, - Или передумал уже?
  Он сорвался с места со скоростью реактивного самолета, видимо не передумал.
  - Рацию возьми на всякий случай. Да и мне парочку бутылочек захвати, - успел добавить я.
  Так-с с Егором разобрались, вроде, а вот с поисками пока как-то не клеилось, может что-то не так делаем. Да и Фантика не взяли с собой, от него толку было бы гораздо больше. Может у Шурика поинтересоваться как их успехи.
  - Леший Мономаху, - проговорил я в рацию.
  - Леший на связи, - ответ пришел практически сразу.
  - Сань, как у тебя дела?
  - Двоих отыскали, сидим сейчас в машине чай с плюшками пьем. У тебя как?
  - Как в танке после взрыва. Тихо.
  Едва я закончил говорить, как в рации послышался голос Егора.
  - Это... Федь... Тут человек, в общем...
  - Так веди его к машине.
  - Не могу... Он это... Сам посмотри, в общем...
  - Иду. Конец связи.
  Я отправился вслед за Егором. Интересно, что там с человеком, которого он нашел, почему он не может его привести.
  То, что я увидел, меня несколько поставило в тупик. На полу, на животе лежал человек, глядя на которого не скажешь, жив он или же наоборот. Рядом с бледным видом сидел Егорка. Так, и что же прикажите делать. Надо Таню озадачить, что бы провела среди нас лекцию на тему "оказание первой помощи". А пока... как там меня когда-то учили. Крови не видно -- хороший знак. Пульс, вроде прощупывается, хотя очень слабенький. Осталось определить, что же с ним произошло, а потом... а что потом, вызывать самого главного министра здравоохранения, пусть решает.
  Я прошелся вдоль стеллажей. Вот оно что. Один из стеллажей оказался опрокинут. Тут же на полу валялись разные банки-склянки с соками. Картина более-менее вырисовывалась: человечек зачем-то полез на стеллаж и не совсем удачно с него десантировался. А высота-то примерно метров пять, не слабо. Что может быть с ним в этом случае? Ушибы, переломы, сотрясение мозга. Судя по тому, что он какое-то расстояние прошёл или прополз - перелом позвоночника исключается. Уже хорошо. Следовательно, остаются руки, ноги, голова. Вот сейчас займется осмотром. Первым делом я принялся за ноги. Т.е. попросту прощупывал их через штанины. Когда щупал голеностоп правой ноги, "клиент" зашевелился и замычал. Ну, значит все не так уж и плохо. Надо как-то доставить его на базу и отдать в добрые руки Танечки -- пусть она с ним занимается. А как доставить? Надо бы разыскать носилки, кто знает можно ли его тормошить.
  За все это время мой напарник так и не поменял позу. Надо бы и его понапрягать, он же не просто так сюда приехал.
  - Егор, слушай. Егор!!! Да очнись ты уже.
  Он поднял на меня глаза.
  - Слушай, Егорушка, сейчас на парковке возьмешь какую-нибудь машину и поедешь до станции скорой помощи, знаешь же где она? - Егор кивнул и я продолжил, - оттуда пригонишь сюда машину "скорой", в которой будет каталка. Все ясно?
  Он снова кивнул.
  - Тогда, вперед, а я пока буду этого дядечку в чувство приводить. Давай не подведи.
  Егорка поплелся к выходу, а я направился разорять имеющийся здесь аптечный пункт. А пока не мешало бы с Татьяной проконсультироваться, да и Иваныча поторопить с обустройством больнички при "замке".
  - База, ответь Мономаху.
  - Слушаю тебя, - отозвалась Ольга.
  - Оленька, отыщи Иваныча и Татьяну. Дело срочное и важное. Нужно, что они как можно быстрее связались со мной!
  - Иваныч на связи. Вы же сами настояли, что бы у меня всегда при себе была рация, так что я всегда на связи. Что-то случилось? - прозвучал в эфире голос Иваныча.
  - Случилось! Оля, тогда беги только за Татьяной, - ответил я.
  - Все. Уже убежала.
  - Иваныч, нужно ускорить работы по госпиталю, у нас раненый. Нашли уже помещение?
  - Да, помещение нашли. Как раз на территории "замка", как Вы его назвали, есть двухэтажное строение, видимо домик для гостей. Татьяна, когда его увидела, сразу же для этих нужд и определила.
  - Хорошо, тогда переключайтесь на него. Отопление, освещение, вода... словом все то, что нужно для нормального функционирования. Лишнее - убрать, нужное найти и установить. Думаю, сам все знаешь и понимаешь, что нужно. С Татьяной согласуйте как все лучше устроить, что ей удобнее было. Она же там будет
  - Да-да, конечно, прямо сейчас и займемся. Сколько у нас есть времени?
  - Час, полтора максимум.
  - Эх, маловато конечно, но постараемся успеть.
  - Вы уж постарайтесь, Иваныч. От вас с Татьяной сейчас многое зависит. Тогда не будем терять время. Конец связи.
  - Федь, ты меня искал? - раздался сразу же голос Тани.
  - Искал. Разговор с Иванычем слышала?
  - Не весь, но суть уже поняла.
  - Поэтому проконсультируй-ка меня что нужно делать в первую очередь.
  Я описал ей результаты моего осмотра пострадавшего, мои действия и дальнейшие планы. Оказалось, что мои действия, чисто интуитивные надо отметить, оказались верными. Вот такой я молодец!
  Набрав, под "диктовку" Татьяны, разных лекарств, я вернулся к ее будущему пациенту. Тот все так же находился без сознания. Что ж будем "приводить в чувства и устраивать опрос", как велели.
  Нанюхавшись нашатыря, мужчина застонал и начал приходить в себя. Я с трудом помог ему сесть, стараясь не делать резких движений. Тяжелый он, однако.
  Сидя, опершись о стеллаж, он мутным взглядом посмотрел на меня и попросил попить.
  - Ну рассказывай, - сказал я.
  - А что рассказывать, - говорил он хоть и с трудом, но вполне внятно, - после того, как ЭТО случилось, обосновался здесь... Еда, вода под рукой... На стеллажах лежку себе устроил...
  Он отхлебнул воды, прокашлялся и продолжил.
  - А сегодня услышал, что машина подъехала... начал спускаться... зацепился за какую-то банку... ну и... навернулся, а тут еще и сверху по голове "прилетело"... до выхода, как видишь, не поковылял -- отключился... Меня, кстати, Валерой кличут.
  - А я на имя Федор откликаюсь, а это Егор, - я махнул рукой в сторону уже маячившему неподалеку с каталкой Егора, - Сейчас мы тебя аккуратненько погрузим и с нежностью доставим к тете-доктору.
  - Доктор -- это конечно очень хорошо... Только винтовочку мою помоги достать...
  - Какую винтовочку - переспросил я.
  - Мою... Я когда понял, что сознание теряю... ее вон под тот поддон засунул... - Валера указал на какой-то ящик метрах в трех от нас.
  А винтовочка-то оказалась карабином "Сайга", да еще и с оптикой.
  - Охотник я... - видя мое удивление уточнил он.
  - Что ж, поехали... охотник.
  К нашему появлению почти все уже было готово.
   Мы закатили Валерия в госпиталь, немного помучавшись на ступеньках (надо бы пандус сделать) Татьяна сразу принялась за дело, не дав как следует осмотреться в этом "храме медицины". А беглый осмотр показал что, на первом этаже Татьяна устроили две палаты для возможных пациентов и что-то на подобие операционной; второй, по площади вдвое меньше первого, где было всего две комнатки и санузел, определила под жилые помещения для себя и возможных помощников.
  С госпиталем все понятно, за исключением мелочей, все в порядке. Снова ехать в город не хотелось, да и надо было как следует обдумать сегодняшнее патрулирование, что-то надо было менять, что бы повысить эффективность. Вот только что? Хороший вопрос! Вот этим и займусь в ближайшее время, а пока посмотреть что ли что еще Иваныч успел сделать?
  Первое, сам "замок", как и предполагалось занял "штаб": на первом этаже которого расположились: кухня, столовая и зал для совещаний; второй планировалось обустроить как жилые помещения; на третьем расположилась наша "радистка Кэт" - Ольга.
  Второе здание занял госпиталь, в третьем была баня, четвертое одноэтажное небольшое здание пока было не занято ни чем. А в пятом, находившемся тут же на участке с "замком", видимо раньше находился гараж, разделенный на две половины.
  Вот тут-то и нашелся "мастер от скуки на все руки" Иваныч. Он сидел в одной из половинок этого гаража и что-то увлеченно собирал.
  - Привет Иваныч! Чем занят? Можно тебя поотвлекать? - начал я.
  - А! Добрый день, Федор! Вы нисколько не отвлекаете, я тут ветрогенераторы собираю. С утра ваш разобрал, принцип действия посмотреть, но не волнуйтесь, все уже на месте, я немного его усовершенствовал, теперь мощность немного выше, чем была. Вот пятый уже собираю, если вы заметили, три уже установил: один на госпитале, два на штабе. - начал рассказ о проделанной работе Иваныч.
  - Увидел уже. А помощники твои где?
  - Вы имеете ввиду Никиту с Артемом? Так они уехали. Когда Вы поставили вопрос с водоснабжением, оказалось, что одной скважины маловато. Вот я их и отправил на поиски бурильной установки. Как раз по дороге к этому поселку, я где-то на заборе заметил объявление "бурение скважин на воду", а за забором техника какая-то находилась, вот туда они и отправились, может то, что нам нужно отыщут.
  - Это, конечно, хорошо. Вот только не кажется ли тебе, Иваныч, что все мы делаем "задним числом" что ли. То есть: появился раненый -- сделали госпиталь, появилась потребность в воде -- поехали искать бурилку. По мне так это не совсем правильно. Может попробовать что-то просчитать и спланировать?
  - Вы правы, конечно, Федор. Но не Вы ли говорили, что решать проблемы проще по мере их возникновения? Да и как можно все просчитать? Присказку-то наверняка знаете: знать бы где упасть, так соломки подстелить.
  - Знаю, - выдохнул с сожалением я, - А может все соломой застелить, тогда и падать везде можно?
  - А если все соломой застилать -- может соломы не хватить. В конце 80-х годов я был директором довольно крупного в нашем городе предприятия, а в 90-е не смог все просчитать, как раз-то соломки-то и не хватило. Даже чуть было в БОМЖи не "подался". Но обошлось. Кем только я не работал, чем не занимался: и подсобником, и сторожем, и торговал на рынке. А Вы говорите, спланировать... - Иваныч замолчал и задумался о чем-то своем.
  - Но и на самотек все пускать не стоит, иначе все что мы задумали ни копейки не стоит, - не унимался я.
  - Опять не могу не согласиться, но как всегда есть свои "но"...
  Ох уж эти "но". Хочется как лучше, а получается как всегда.
  - И тем не менее, Иваныч, - продолжал я, - сам же только сказал, что был директором, значит должен понимать, что любой просчет может грозить, в лучшем случае, разбитой физиономией. А мне моя рожица милее в нетронутом виде.
  - Да-да... Я это прекрасно понимаю. Но пока не могу ничего определенного предложить. Во-первых, не ясно до конца, что же мы все хотим? Во-вторых, на что и на кого и в чем можно рассчитывать? В-третьих, самое главное, кто знает что может ожидать нас завтра?
  - В том-то и дело, Иваныч, если бы я сам знал точные ответы на все эти вопросы, то у нас был бы совсем другой разговор. И если по порядку ответить на твои вопросы (как я это себе представляю), то получается следующее: первое -- все хотят жить, а не выживать, т. е. жить с максимальным комфортом; второе -- рассчитывать можно на тех, кто понял в какой заднице мы оказались и готов приложить все усилия для достижения пункта один; и третье -- а хрен его знает, что будет завтра, но хотелось бы быть к этому готовым. А так... раз уж ты самый главный министр развития, а по совместительству еще и консультант, то с кем, как не с тобой это обсуждать?
  - Так-то да, так-то да... - Иваныч снова задумался.
  Ладно не стоит его сильно пока "нагружать". Надо переводить тему на что-то более реальное.
  - Фиг с ним с этим стратегическим планированием, расскажи пока, что ты уже сделал и что еще задумал.
  - Да вот... как я уже говорил ранее, пятый ветрогенератор собираю. Еще есть задумка немного усовершенствовать рацию, что бы Ольга вручную каналы не переключала, а сделать что-то вроде сканера, по принципу укв-приемника, - Иваныч снова оживился, рассказывая о полезных задумках - если он засечет, что на какой-то волне осуществляется передача, то подаст сигнал. Но пока, к сожалению, я им не занялся - отвлекся на госпиталь и ветрогенераторы. Как только с этим ветряком закончу, сразу же подумаю как такой сканер собрать.
  - Хорошая идея, даже очень, - согласился я, - А где Илья? Что-то его не видно.
  - Это не Илья, а какая-то беда ходячая. За что бы не взялся -- все из рук валится. Заносил кровати в госпиталь -- умудрился на ногу себе опустить, полез ставить ветрогенератор -- едва не упал, девушки попросили на кухне помочь -- так он порезаться умудрился. Так я его, что бы не натворил еще чего, отправил осмотреть поселок и карту-схему составить. Сделает-не сделает -- вопрос не принципиальный, главное не поранится и не сломает чего-нибудь.
  Я рассмеялся, представив себе все произошедшее с Ильей. Иванычу же, было не до смеха, он еще минут пять распалялся о Илье и его тридцати трех несчастьях.
  - Ох и рассмешил, Иваныч, неужто все так запущено? Разберемся с Ильей, не переживай. Найдется и ему занятие, по душе и без увечий. Пойду я тоже посмотрю, где и что можно устроить. Заодно поищу Илью-Бедоносца. Да и тебя отвлекать не стоит.
  Я вышел их мастерской Иваныча. Нужно было действительно еще раз все обдумать. Ситуация на самом деле складывалась как-то сама по себе, это мы уже подстраивались под обстоятельства, а хочется как раз наоборот. Или, все-таки прав Иваныч, не стоит пока бежать впереди паровоза. А получается ерунда какая-то: все при деле, один я "не пришей кобыле хвостик". Хотя почему один? Есть еще Илья.
  Что-то отвлечься от грустных мыслей, я решил осмотреть все постройки на территории "замка". В смежном с мастерской помещении был гараж, в котором находилось четыре квадроцикла, два снегохода, и даже два гидроцикла. Ну от снегоходов сейчас уже пользы не так много, квадроциклы -- вещь хорошая и очень даже могут пригодиться, а вот наличие гидроциклов натолкнуло на мысль: а кто нам мешает запрудить речушку, ограничивавшую наше поселение. Глядишь и рыбка там заведется. Надо этим в ближайшее время заняться, пока речка подо льдом. В любом случае сегодня вечером это на всеобщее рассмотрение вынести надо.
  А пока всю эту технику можно куда-нибудь перевезти, а помещение использовать как продуктовый склад, тем более тут и подвал имеется. Значит быть тут складу.
  Оставшееся строение прямоугольной формы не имело окон, и его изначальное значение так и останется тайной, но сейчас оно как нельзя кстати подходило под оружейку, только двери помощнее поставить. Значит завтра с Шуриком и займемся переносом нашего арсенала, а то до сих пор валяется все в гараже, не дело это.
  А пока я решил что делать с патрулированием. Ясно одно, что оставлять все как сегодня, глупо и бессмысленно. Поэтому у меня появилась мысль распечатать объявления содержанием вроде: "Вниманию всех! Если вы читаете это объявление, знайте -- вы не одиноки. Мы - анклав "витязи", хотим предложить вам присоединиться к нам. Ваша помощь в создании крепкой, независимой от обстоятельств, общины может быть бесценна. Наши патрули ежедневно будут курсировать по этому маршруту и, в случае вашего желания помочь таким же как и вы, оказавшимся в этом очень неприятном положении, доставят вас к месту, уже ставшему для нас новым домом. Если вам необходима помощь -- укажите адрес, где нуждаются в помощи или повесьте на окно яркую тряпицу, как только наш патруль ее заметит, он сразу же поспешит к вам на выручку". Афишировать свое место расположения пока в мои планы не входило, поэтому желающих, после небольшой беседы, будем забирать от торговых точек, где и расклеим объявления. Как показывает сегодняшний опыт, народ как раз и "находится" около магазинов. Но как быть с тем, кто не может прийти к магазину и прочитать объявление? Тогда надо записать голосовое сообщение и транслировать через громкоговорители в патрульных машинах. Остается только доработать текст объявления, распечатать и записать его и можно запускать патрули по новой.
  Вспомнив, что за сегодня я еще не ел, ничего, кроме кофе с бутербродами утром, я решил забрать ноутбук с принтером в штаб и там заняться объявлением, заодно и перекушу, да и текст помогут откорректировать.
  На кухне, в штабе девчонки во всю эксплуатировали оставшегося без дела Егора, гоняя его то за дровами для камина, то за водой. Не очень желая составит ему компанию, прихватив кофе, я решил "спрятаться" в "зале совещаний". Но и тут было уже занято. Разложив на столе лист ватмана (где он его нашел только), Илья что-то увлеченно на нем вырисовывал.
  - Привет, Илья, - поприветствовал я, - чем занят? Чем Иванычу не угодил?
  - Привет... так я тут это... Иваныч поручил карту нарисовать... так я и рисую, в общем...
  - Хм... и как же ты рисуешь? "От балды" что ли?
  - Нет... я прошелся по поселку... в общем... запомнил что, где... теперь вот... рисую...
  - И что? Все запомнил? Быть не может. Можно взглянуть?
  Надо же. Схема, вернее пока еще наброски, сделанные Ильей очень даже соответствовали действительности. Даже масштаб выдержан. Вот дорога, вот речушка, здесь овраг, здесь суходол.
  - А это что у тебя за обозначения? - спросил я, гладя на разную штриховку участков.
  - Так это... тут пустые участки,- начал объяснять Илья, - тут участки с огородами, тут -- полностью застроенные, как этот участок... т. е. полностью застроенные, где даже огородов нет... в общем...
  Ничего себе, вот это память у человека, один раз прошелся по поселку и сразу схему смог нарисовать. Зря Иваныч на него "бочку катил". Что ж схема - это очень даже хорошо, в случае чего на пальцах не придется объяснять.
   Тем временем вернулись ребята с бурилкой, видимо объявление пока придется отложить. Первым делом сейчас надо пробурить скважину и, желательно, наладить водоснабжение штаба с госпиталем.
  - А вы, ребятушки, не догадались заехать за насосом, - спросил я Никиту с Артемом.
  - Обижаешь, шеф, - ответил Никита, - там где бурилку раздобыли, там еще три насоса нашли, решили взять все, может какой-нибудь пригодится, еще и две емкости кубовых прихватили, чего зря пропадать добру.
  Пока мы с Артемом бурили скважину, Иваныч с Никитой и Егором затащили в подвал емкости, установили насос, подключив его к емкостям, оборудовав те поплавковым механизмом по принципу унитаза, что бы не гонять все время насос. Когда емкости наполнены насос воду не качает, как только емкости пустеют -- насос включается и наполняет их. Интересно, что бы мы делали без Иваныча с его идеями?
  Как бы все просто не казалось на первый взгляд, а провозились мы до темноты. Пришлось даже, приехавшим с патрулирования, Шурику с Глебом принимать участие в нашем нелегком деле.
  В отличие от нас с Егором, Шурик с Глебом смогли отыскать четверых человек: трех мужчин и женщину, которые первым делом были направлены к Татьяне в госпиталь, а затем на кухню.
  После ужина все вместе, включая "новеньких": Алексея, Романа, Николая и Ирину, как обычно провели вечерний 'разбор полетов'. Танюша даже разрешила поприсутствовать Валерию, но не вставая с кресла-каталки и под ее контролем.
  Практику массовых сборищ надо было менять, с чего собственно и начались наши сегодняшние "посиделки".
  На завтра снова было решено отправить два патруля. Первый - Глеб и Никита, второй - Рома с Артемом. Принимая во внимание сегодняшний опыт, Таня настояла на том, что каждый патруль должен был иметь носилки и аптечку первой помощи.
  - А почему только мальчики ездят, я может, тоже хочу покататься, - заявила Лена.
  Надо же. А почему бы и нет, на самом деле. Надо подумать над этим, что я и пообещал. Может на самом деле и девушек к этому делу привлекать. Но это точно не сейчас, пока все оставим как есть.
  Мое предложение по поводу объявления было встречено, если не "на ура", то с некоторым воодушевлением. После корректировки самого текста, девушки сразу же занялись записью голосового варианта, убедив всех, что женский голос будет меньше отпугивать людей. Собственно особо против никто и не был.
  Но больше всего восторженных возгласов собрала, конечно же, карта-схема Ильи. Все сразу же принялись выбирать себе участки, забыв, конечно, о том, что сначала необходимо сделать дома пригодными для жизни. Это занятие с шутками - прибаутками, спорами (хорошо по мордобоя не дошло) и взаимными подковырками рисковало затянуться на очень долгое время, поэтому пришлось его прерывать.
  - Итак, други мои, успеете еще найти себе жилплощадь по душе. Давайте подведем итог. Всеми вопросами, связанными с патрулированием заниматься будет Шурик, со строительством -- Иваныч, главная по мед. части -- конечно же, Татьяна. Вот как-то так, пока. Все просьбы, предложения, пожелания можно высказывать им, ну или мне, если не боитесь, - я сделал грозное лицо. Но судя по реакции, вышло как раз-то наоборот -- все засмеялись. Ну и ладно, - Или в посменном виде. Да хватит вам смеяться уже. Сейчас я вполне серьезно. Возникла какая-то интересная мысль, как улучшить наше житие-бытие, а никого из названных товарищей нет. Что тогда делать? А вдруг мысль убежит? Поэтому пришли сюда, взяли листок бумаги, записали идею и оставили на этом столе. А мы же будем каждый день смотреть, может что интересное у кого возникнет.
  Ну наконец-то это "заседание" закончилось. Оставалось только расселить народ. А пусть этим делом Таня с Ольгой займутся, не все же мне делать. Снова всех оставлять у себя как-то не хотелось, тем более второй этаж штаба, состоящий из шести, после сегодняшних перестановок, спален, был как раз для ночлега и приспособлен. Так что вы как хотите, а я в баню.
  От души попарившись, мы: я, Иваныч, Шурик, Илья и Глеб, попивая чай в предбаннике, снова вернулись к разговору о нашем, о насущном.
  - Шурик, - начал я, - завтра мы с тобой первым делом оружейку обустраиваем, народ пребывает, а оружие до сих пор валяется в гараже, не пойми как. Как бы не вышло чего. Иваныч, думаю, продолжит с ветряками работу, надо бы еще домика два-три обжить. Илья схему свою усовершенствует. Ну а Глеб на завтра старший патрульный. Как-то так. Ни чего не забыл?
  - Все верно, - сказал Иваныч, - вот только материалов на ветрогенераторы у нас уже не осталось, я хотел бы взять машину и проехаться поискать где-нибудь, еще не знаю где, правда, подходящие асинхронные двигатели.
  - Иваныч, конечно бери, даже и спрашивать не стоило, в твоем распоряжении целый "волк" из нашего автопарка. Ты, кстати, сканер собрал?
  - Да-да, конечно. С утра настрою и подключу.
  - Ну хорошо, перенесем мы оружейку, дальше-то что делать будем?- спросил Шурик.
  - А ты не думай, что быстро управимся. Там еще дверь поставить надо будет, да и таскать-то не мало, - ответил я, - ты еще на досуге подумай, как и где что-то типа тренировочного лагеря организовать. Ну, там пострелять, ножички пометать, рукопашкой позаниматься, опять же турники-тренажеры всякие... Ох, чует моя ж... сердце мое чует, в общем, не может быть все так гладко...
  Я тяжело вздохнул. Все тоже помрачнели, видимо, так же как и я понимали, что всякое может случиться. И не факт, что все оказавшиеся в этом мире (или этой реальности, или еще где, называйте, как хотите) заходят с нами "дружить".
  - У Ильи спроси, - продолжил я после паузы, - где есть пустующие подходящие участки, может с недостроенным домом. Кстати, Илья, давай о тебе поговорим. Раз уж ты помимо способности притягивать неприятности, обладаешь еще и феноменальной памятью. Пробегись по периметру поселка, посмотри, где что расположено, потом с Валерием-охотником пообщаемся, где дозоры лучше располагать.
  Илья кивнул, а я продолжал.
  - Блин, на красиво как-то получается, не узнали мы как там Валера. Что Таня по этому поводу говорит.
  - Ну кто и не узнал, а кто и узнал, - Саня по этом сделал важный вид,- я когда все оборудование ей заносил, она и рассказала. У него вывих ступни и серьезное сотрясение, так что неделю она его от себя не отпустит.
  - А ты ревновать не будешь, - пошутил я.
  - Не-а, не буду. Если что сам же говорил, что еще Ксюша, на меня глаз положила.
  - Хорошо, что глаз, а могла и что-нибудь другое, - не удержался от подковырки Глеб.
  - Кстати, шутник, - переводя разговор снова в нужное русло, прервал я, - давай-ка мы и тебе косточки перемоем. Неплохо было бы, если бы ты взял завтра с собой Фантома. Он, между прочем, по количеству найденных лидирует. Что-то я его сегодня не видел, не знаете где он?
  - Он незадолго до Вашего, Федор, приезда куда-то убежал, - сказал Иваныч, - и к ужину не возвращался...
  - Блин!!! - прервал речь Иваныча крик Шурика, - Ильюха, ты не беда, а БЕДА!!!
  Саня прыгал около стола смахивая со своем простыни, в которую был завернут, пролитый Ильей чай. Зрелище еще то.
  - Так я это... не специально... прости...
  - Не специально он, - не унимался Шурик, - мне как-то не легче от этого.
  - Вот видишь, как все здорово складывается. Теперь тебе тоже в госпиталь надо, - снова подковырнул Саню Глеб, - там и ревновать ни к кому не надо будет...
  - Помолчал бы, Шарапов, не тебя кипятком окатили.
  Не известно, чем бы все это закончилось, если бы в баню не ворвалась Ольга. Словно не замечая никого, кроме, она "накинулась" на Илью.
  - Вот ты где. А я тебя уже искать замучалась. Давай скорее закругляйся, я нам уже комнату приготовила, на третьем этаже в штабе..
  - Оль, а ничего что мы тут не совсем одеты, - прервал ее Глеб.
  - Да что я там не видела, тем более вы в простынях все, - отмахнулась она и, снова обращаясь к Илье, продолжила, - тебя подождать или сам дорогу найдешь?
  - Сам найдет, Оль, - ответил я за Илью, - иди уже. Если минут через 20 не появится - объявляй в международный розыск. Только, Оленька, зачем он тебе?
  - Так пропадет же без меня, - ответила она, выходя за дверь.
  - Вот видите, - выдал Саня, забыв уже, что его ошпарили, - а вы все Шурик, Шурик. Ильюха-то всех опередил.
  Ни о каком серьезном продолжении разговора уже не могло идти речи. Поэтому, сделав еще один заход в парилку, ополоснувшись и собравшись, мы отправились спать ко мне в дом, за исключением Ильи, конечно, хоть он и желал остаться. А вот фигушки ему, только он может укротить ураган по имени Ольга. Гы...
  
  На следующее утро, едва я только вышел на улицу как ко мне на встречу кинулся Фантик, а с ним еще... четыре собаки. Ясно где он пропадал все это время.
  - Молодец, Фантом! - похвалил я его, - вот только отдохнуть тебе не получится - поедешь на новые поиски. Хорошо?
  Позавтракав и отправив патрули, мы с Шуриков все же занялись оружейкой. Иваныч укатил на поиски деталей для вертяков. Илья, с очень уж загадочным видом, ушел бродить по окрестностям поселка.
  - Слушай, шеф, босс, так тебя называть, - обратился ко мне Алексей, из вчерашних найденышей.
  - Федором называй -- не ошибешься.
  - Тут такое дело. Я в автомастерской работаю...э-э-э... работал... Ну и аэрографией увлекаюсь немного. Разреши до моей мастерской сгонять, аэрограф и краску привести. Я тут кой-чего интересного задумал. Сделаю -- покажу.
  - А почему бы и нет, сгоняй. У нас вроде не казарменное положение. Надеюсь то, что ты задумал действительно интересно.
  - Тебе понравится, обещаю, - сказал он, убегая, - спасибо.
  Хм. Заинтриговал, однако.
  Егорку взялась нещадно эксплуатировать Ирина, решившая навести порядок на нашем продуктовом складе. Вот и хорошо, и складом кто-то занимается и все при деле.
  Даже Николай. Он в это время устанавливал ветряк над еще одним домом. Такими темпами сегодня один-два дома можно будет "вводить в эксплуатацию".
  Вот так за работой и приятными мыслями мы с Шуриком перетаскали треть нашего арсенала, когда моя рация возбужденным Ольгиным голосом завопила:
  - Федор! Ты где есть? Срочно ко мне поднимись!!!
  Ого, ничего себе. Видать что-то действительно серьезное.
  Поднявшись в радио-точку, я застал Ольгу с кем-то увлеченно беседующую по рации, явно не из наших, это я бы слышал.
  - ... уже подошел. Все передаю ему. - Ольга протянула мне переговорное устройство рации
  - В эфире, - произнес я, - Кто здесь?
  - Юриком, меня звать. Водила я. Ехал с грузом по маршруту, остановился на ночевку, а утром проснулся - непонятка какая-то приключилась. Который день на всех частотах в эфир выхожу, только сегодня мне ответили.
  - А я Федор. Где ты сейчас Юрик?
  Он подробно мне рассказал, где находится, оказалось, что километрах в пятидесяти от нас.
  - А что у тебя за груз?
  - Да цыплят вез на птицефабрику. Из трех сотен, может десятка 3-4 осталось, остальные пропали куда-то, как и все живое вокруг.
  - Слушай, Юр, я могу предложить тебе к нашей общине присоединиться. Что скажешь? Да и груз твой у себя пристроим, пригодиться. А там глядишь и яйца с мясцом.
  - Да мне все равно как-то, куда цыплята денутся. Самому бы не пропасть. Мне тут ваша барышня рассказала кто вы есть, вроде не бандюки. Если возьмете, так я рад только буду.
  - Ну, тогда подъезжай. Слушай, а как ты цыплят-то перевозишь, что они не померзли у тебя.
  - Во-первых, цыплята не совсем мелкие, а во-вторых, у меня полуприцеп с подогревом, как раз под это дело оборудован, всю зиму вожу, не один еще не замерз.
  - Ну, раз такое дело...
  Я подробно рассказал Юрику как нас найти.
  Вот уж какая интересность получается. Как-то занимаясь поисками людей, мы и не подумали, что можно еще и живность всякую искать. Надо бы задание патрулям дать, что бы частный сектор с особой тщательностью прочесывали.
  - Внимание патрулям! Здесь Мономах. Ответьте. - вызвал я патрули на своей волне.
  - Жеглов на связи.
  - Роман на связи.
  - Где вы сейчас?
  - Мы почти в центре, - отозвался Рома.
  - Мы в районе телецентра, - сказал Глеб.
  Вот, значит, Глеба и снимем с маршрута, он как раз почти на окраине города.
  - Рома продолжаешь по маршруту. Глеб я для тебя есть особое задание. Сейчас оставляешь маршрут и едешь в поселок, который между объездной и городом, знаешь о чем речь. Там прочесываешь каждый двор. КАЖДЫЙ, Глеб. Помимо людей ищешь живность разную, разумеется, не мышей и тараканов, ну ты понимаешь. Тем более у тебя сегодня Фантик. Если что сразу на связь выходи.
  - Понятно, конец связи.
  Дальше. А что же дальше. Вот, блин, опять все по факту делать надо. И народ разбежался кто куда.
  - Иваныч, - вызвал я
  - Слушаю, Вас, Федор.
  - Подскажи, как нам птичник с обогревом устроить?
  - Птичник? А откуда у нас уже птицы взялись?
  - Еще не взялись. Часа через полтора-два подъедут, а пока надо домик им приготовить.
  - Ясно. Пока могу только порекомендовать установить ветрогенератор над нужным помещением. Я как раз планирую примерно через это же время вернуться и покумекаю, как создать в нем нужный микроклимат. Я уже кое- что нашел нужное, сейчас еще посмотрю обогреватели и лампы, какие-нибудь, что от ветряка могли питаться.
  - Принял, Иваныч, ждем тебя. Отбой.
  Осталось поторопить Леху и можно приниматься за устройство курятника.
  - Леха, Леонардо не Довинченный, который, ты на связи.
  - Да, шеф, - отозвался он, - все слышал, уже подъезжаю.
  Ну, вот и чудненько.
  Кстати, помниться соседи через дорогу из той, прошлой жизни, как раз держали птиц, значит, помещение приспособленное есть. Уже лучше. Берем Колю и идем готовить его к встрече гостей.
  Пока мы с Николаем устанавливали ветряк, подъехал Леха. Втроем мы обнесли сеткой участок вокруг будущего птичника. Ну, красота, сам бы жил, будь я курицей.
  Тем временем приехал Иваныч. И все вместе, пришлось даже с боем отбивать у Ирины Егора, принялись за монтаж систем отопления и освещения куриного дворца.
  Мы как раз успели все сделать и даже уже попивали чай, когда подъехал Юрик. Так что новоселье у пернатых друзей прошло в лучшем виде.
  Мы же, перекусив, снова отправились заниматься своими делами.
  Юра с Егором пригнали три бензовоза, наконец-то (как-то не очень удобно каждый день бензин и солярку в канистрах возить) и даже полуприцеп с газом.
  Когда мы с Шуриком уже заканчивали с арсеналом, прибежал Леха и сообщил, что обещанная интересность готова. Заинтриговал, однако, причем так, что мы с Шуриком задвигались еще быстрее, да и интригана припахали.
  Ух ты, вот это действительно интересная интересность. Алексей на одном из "тигров" изобразил герб: на красном каплевидном щите в золоченой окантовке был изображен белый лебедь, за щитом располагались перекрещенные меч и палица, а свержу полукругом шла надпись "витязи", причем это слово было написано не иначе как "вит??и". М-дя... вот у нас уже и герб свой появился.
  А тем временем уже приехали Рома с Артемом, где-то по дороге прихватившие два инкассаторских броневичка, а с ними еще одиннадцать человек. Эффект от объявления оказался очень даже не плохим.
  Осталось дождаться Глеба с Никитой и можно ужинать. А вот с Глебом, помимо двух женщин, приехали еще 6 кроликов и, даже 4 гуся (гусак и три гусыни). Да-а... где все это размещать -- найдем, а вот кто за этим будет следить и ухаживать. Думаю, разберемся, до этого же со всем как-то разбирались.
  
  
  
  
  ГЛАВА 5
  
  Прошел почти месяц. За это время наш анклав увеличился до, без малого, двухсот семидесяти человек. Хотя за прошедшее время наши патрули практически и не выезжали за пределы ближайшего к нашему поселению района. Только дня три-четыре, как мы начали ездить во второй по удаленности от нас район - промышленный. Зато сейчас каждый патруль состоял из трех человек, одна из них была девушка, с легкой руки, уже не помню кого именно, пожелавшей 'тоже покататься', да и Таня поддержала: что бы с патрулями ездили девушки, получившие у нее квалификацию фельдшера и ее ободрение. Да и должность главного патрульного перешла к Глебу.
  Шурик 'ушел' на должность воеводы. Обустроил на двух участках целую базу для подготовки. На одном из участков он расположил учебное здание, тир и полосу препятствий; на другом же, с недостроенными строениями, был целый полигон для отрабатывания боев в режиме городской застройки и пересеченной местности. Он немного посерьезнел и, с большим энтузиазмом занялся подготовкой 'бойцов'. Все свободные от патрулирования, хозяйственных и строительных дел просто обязаны были посещать его 'школу'. Нам с Иванычем , кстати, тоже 'доставалось' от него: не раз он заставлял нас проходить полосу препятствий на время, не смотря на все былые 'заслуги'. Несколько раз мы, ну я точно, хотели его убить, или сильно попинать... но... 'поблажек нет никому, а почему вам должны быть? Иваныч же меня тоже частенько использует как подсобного рабочего, а ты, так вообще... Шурик то, Леший се... так что... терпите' и вот как тут возразишь? А с другой-то стороны - он как-то прав... ну вот... не хотел же признавать, а пришлось... эх...
  Благодаря же Иванычу поселок наш рос и развивался. Все наши поселенцы были пристроены по домикам, правда, не 'каждой семье отдельную квартиру', но все же по 6-8 человек в доме, по-моему, очень даже ничего, принимая во внимание сложившуюся обстакановку. Он, по-прежнему занимался всяческим обустройством. Стоило только подкинуть ему какую-нибудь идею, как он сразу же начинал воплощать ее в жизнь, как это случилось с ветряками, водяными скважинами и прочим. В последнее время, с моей же подачи, у него появилась навязчивая идея получения биогаза из отходов жизнедеятельности, проще говоря, из навоза. Иваныч прямо таки с головой ушел в изготовление 'реактора'. Даже предложил организовать экспедицию в ближайшие фермерские хозяйства и агрофирмы за коровами и свиньями, т.к. 'продуктов' жизнедеятельности человека, даже двух сотен, было маловато для получения необходимого количества биогаза.
  Хорошо, что был еще Николай, который практически сразу 'прилип' к Иванычу. Вместе они уже столько дел 'наворотили', что не словом сказать, ни матом сформулировать. Но все, что они сделали и делают, шло только на пользу. Так Коля решил, что нужно запрудить речушку, дабы можно было в ближайшем будущем полакомиться свежей рыбкой. Для этого он собрал со всей округи все тяжелую строительную технику и, оп-па, дамба готова. После этого с его энергией и техникой, при помощи меня, Шурика, Ильи, Валерия и других наших 'товарищей', вокруг поселка начала расти самая настоящая крепость. О как! Идея, конечно хорошая, но когда так много советчиков и 'специалистов', то работы в этом направлении продвигались не так быстро как хотелось и могло бы быть. Не смотря на то, что идея по устройству 'форта' принадлежала ему, Коля наотрез отказался принимать участие в патрулировании и занятиях в 'школах' Шурика и Ильи с Валерой, сказал, что пацифист до кончиков волос под мышками, и никакие доводы и уговоры тут не помогли. И от него отстали с этим вопросом.
  А что касается 'школы', которой заведовали Илья с Валерой, два диаметрально противоположных человека, так это что-то с чем-то. И тем не менее, им это удалось. Илья со своим уникальным умением все замечать и запоминать и Валера с его охотничьим опытом устройства засад и прочего, создали нечто похожее на разведывательно- диверсионные курсы, которые пользовались особой популярностью. Надо сказать, что и армейский опыт Шурика пришелся как нельзя кстати. Так, что у нас уже был десяток самых настоящих диверсантов.
  Что же касается личных отношений, то помимо Ольги и Ильи у нас образовалась уже не одна пара. Шурик метался-метался между Татьяной и Ксюшкой, в конце концов, переехал жить на второй этаж госпиталя. Ксюшка, глядя на все это, психанула сильно и 'ушла к Глебу... гы... вот такие вот повороты судьбы, но вроде все пока довольны и конфликтов на почве ревности не наблюдается... В общем и целом жизнь била ключом . Народ пытался налаживать сою жизнь как мог. Что же касается меня, то единственным изменением в моей, так сказать личной жизни было то, что к нам подселилась очень милая и тихая девушка по имени Светлана. Причем подселилась как-то не заметно, просто в один прекрасный вечер, придя на ночевку, мы с Иванычем обнаружили накрытый стол, убранные комнаты и прочие атрибуты присутствия женщины в доме. Как-то так.
  И вот в один прекрасный вечер, я чуть пораньше сбежал от всех. Света как раз уже приготовила ужин. Поэтому уютно устроившись у камина, включив музычку, вооружившись блокнотом и ручкой, я собрался уже поужинать, параллельно расписывая умные мысли, которые меня должны, нет, просто обязаны были посетить, но не тут-то было! Кто вам сказал, что мои друзья-товарищи-соратники дадут вот просто так скоротать вечер.
  - Вот он где прячется, - радостно, будто нашел клад, закричал Шурик, первым заметивший меня возле камина, - неплохо устроился, чтоб я так жил.
  - Чтоб все мы так жили, - ответил ему я, - чего раскричался? Не видишь, человек ужинает и думы думает.
  - Приятного аппетита, Федор! Мы не вовремя? - спросил появившийся за Саниной спиной Иваныч.
  - Да нет, Иваныч, вы всегда вовремя. Раз уж не даете в одиночку подумать. Будем устраивать мозговой штурм - сами напросились!
  Я демонстративно встал и с тарелкой и блокнотом отправился на кухню. Иваныч с Шуриком пошли за мной. Вот сейчас я вам, блин, устрою... изверги, поужинать спокойно не дали. Я вас научу родину любить ;).
  - Итак, Шурик, для тебя особое поручение. Собери-ка сюда все наше 'дворянское собрание' в составе: Татьяны, Ильи, Ольги, Глеба, Ирины, не забудь Колю, Юрика и Валеру подключить. Действуй!
  - Ничего себе, вот это распоряжение, - без злобы огрызнулся Шурик, - и почему все самое лучшее мне достается?
  - А что бы в следующий раз думал, прежде чем ужин портить, - так же с улыбкой ответил ему я, - давай живее. Туда, обратно и назад. И что бы без лишнего шума и пыли. А мы с Иванычем пока тезисы предстоящего совещания составим.
  Шурик со смехом исчез за порогом.
  Честно сказать, я еще сам смутно представлял, о чем хочу поговорить и поэтому очень рассчитывал на поддержку Иваныча.
  - Иваныч, пока Шурик отсутствует, не принять ли нам с тобой граммов по 50 тезисов, - предложил я, доставая бутылку коньяка.
  - А почему бы и не принять. Если я Вас правильно понимаю, Федор, разговор предстоит долгий и не очень простой. Не просто так же Александр был изгнан, - произнес Иваныч с хитрым прищуром.
  - Правильно понимаешь, Иваныч, за что и дорог, - улыбнулся я ему в ответ, - а если серьезно, то разговор действительно предстоит серьезный. Все то, что мы сделали - это, конечно, здорово... а вот то, что еще предстоит сделать... вот и хочу обсудить ЧТО еще предстоит сделать, КТО это будет делать, вернее, отвечать за это, и главное: КАК это будем делать. Изначально я хотел один все обдумать, а потом вынести, так сказать, на суд общественности. На, чтоб его, 'всенародный референдум'. Но раз вышло так, как вышло, то будем думать вместе.
  - Иваныч, а ты случайно не обратил внимания на то, что всем 'потеряшкам' от 20 до 40 лет?
  - Обратил, Федор. Но, а как же я? Мне-то почти 60.
  - А ты, Иваныч, как раз то исключение, которое лишь подтверждает правило. Вот, что бы мы все без тебя делали? Ты ж нам всем как отец родной.
  - Хм. Вот интересно, какой я вам отец? 'Отец Русской демократии'? Или может 'Отец народов'? а может, все же папа? Папа римский, например?
  Пока мы с Иванычем тихонечко посмеивались, на кухню, с глазами бешеной селедки, влетел Шурик.
  - Командир, а для чего...., - начал он, но увидев бутылку и две рюмки, резко прервался, - Ага, все ясно...
  - Вот видишь, Иваныч, человек быстро учится, нельзя его не поощрить.
  При этих словах я достал третью рюмку. Теперь мы засмеялись втроем.
  - А чего ты вообще вернулся-то? Ты вроде что-то начал говорить, да не договорил.
  - Да я, как сказать, уже Глеба отыскал, сказал ему, что шеф собирает, что б он собрал остальных. Он и спросил: а чего не по рации, на что я ответил: дело секретное, надо лично и лучше шепотом. Глеб за остальным пошел, а я сюда. Вот как-то так...
  - Нет, Иваныч, ты посмотри какой находчивый и сообразительный. Перепоручил все другому. И с заданием вроде справился, и 'рук при этом не испачкал'
  Мы снова засмеялись. А я налил еще по рюмочке.
  Нет, хорош, надо с этим делом заканчивать. Во-первых, предстоял серьезный разговор; во-вторых, если всем наливать, то и коньяка не хватит, да и авторитет подорвется. Тем более, что скоро все должны собраться.
  Светлана, поняла, что намечается 'сходняк', поэтому быстренько собрала кое- что из закусок на стол и, как-то незаметно удалилась. Вот уж умение у человека. Да и вообще приятная и внешне, и в общении девушка. Просто мечта любого мужчины.
  - Ну вот все и собрались, - начал я 'совещанию свою', как только все приглашенные заинтересованные лица были в сборе, - первым делом давайте-ка проясним текущую ситуацию. Ирина, первый вопрос к тебе. Все ли вновь прибывшие расселены?
  - Пока жилья хватает, расселяем всех по два-три человека в комнату, в 'общежитии'. Далее, через неделю примерно народ по домам расселяется. Но с подачи некоторых товарищей, не буду показывать пальцем, многие, разбившиеся по парам, хотят, если не отдельный дом, то, хотя бы отдельную комнату, - при этих словах Илья почему-то густо покраснел, но зато Ольга не растерялась.
  - Вообще то, мы с Ильей тоже не в хоромах белокаменных живем, а в комнатушке над штабом, рядом с моей радиоточкой, Таня с Сашкой тоже - в комнатушке над госпиталем.
  Да-да... Шурик все же 'сбежал' Татьяне, и вот уже пару дней, точнее ночей проводит в Таниной 'келье' в госпитале. А вот Ксюшка, имевшая некоторые виды на нашего воеводу, психанула сильно и 'ушла к Глебу... гы... вот такие вот повороты судьбы, но вроде все пока довольны и конфликтов на почве ревности не наблюдается...
  - Это только Федор с Иванычем вдвоем целый дом занимают, - продолжала Ольга, - но, думаю это тоже ненадолго, хи-хи... ой....
  Так, блин, что еще за 'хи-хи' и 'ой'? позже разберемся. Я глянул на Иваныча - судя по всему, он понял что к чему. Ладно, позже разберемся, а пока продолжим.
  - Ольга! Стоп!, - прервал я, - к Ире еще вопросы есть, ты еще успеешь высказаться. Но, только по делу! Ирина, продолжай.
  - Ага. Продолжаю. Если коротко - все накормлены, пристроены, а если есть недовольные, то от переизбытка чувств. В хорошем смысле этого слова. Каждый день Иваныч передает один-два дома - они сразу же заселяются. 'Семейные' отдельно, холостые отдельно. Пока так. Теперь в каждом доме своя кухня, мальчишки, кстати, тоже принимают очень активное участие, порой даже девчонок с кухни выгоняют. Это же здорово! В штабе дежурные готовят только для новеньких, - она немного осеклась, - Федь, а если между нами девочками, может присмотришься к кому-нибудь из девчонок, к Свете, например, а то на кухне только и разговоров что о тебе...
  - Я бы к тебе присмотрелся, да только ты все в сторону Пикассо, который НедоВинченный засматриваешься, - отшутился я, чем заставил Ирину густо покраснеть.
  - Да ну тебя! Мне больше не чего сказать.
  - Вот и чудненько. Вопросы к Ирине есть? Нет? Хорошо. Теперь послушаем начальника транспортного цеха, Иваныч, тебе отдуваться. Ты же говорил, что не один-два дома в день будешь ставать 'новоселам', а три-четыре. Понимаю, что Николай сейчас на строительстве ферм, и 'форта', так найди другого помощника, люди же каждый день прибавляются. Вот отдам твою комнату Ирине с Алексеем...
  - Все так, Федор, правильно Вы говорите, обещал. Сейчас пока много времени уходит на установку для получения биогаза. Опять же предстоящая поездка по агрофирмам, надо под ферму что-нибудь подготовить. И там и там я просто не успеваю.
  - Так я о чем и говорю. Воспитай еще одного помощника. Иваныч, но не мне же, сопляку, тебя учить.
  - Не переживайте, Федор, сделаем.
  - Отлично! Таня, ты когда Валеру из-под своей опеки выпустишь? Месяц уже под твоим присмотром. А ведь он у нас руководитель 'экспедиции' по ближайшим колхозам, агрофирмам и т.п. смотри, а то Шурик ревновать начнет, - не удержался я от колкости.
  - Да хоть сейчас забирай, - огрызнулась Татьяна, - у меня и без него хватает головной боли.
   - Вот-вот... тебя, как и Иваныча тоже касается, хватит все самой делать - ищи помощников или помощниц!
  - Да нашла уже двоих, с мед. образованием, да только ... хочешь что-то сделать хорошо - сделай это сам.
  - Ну тогда и мне надо все самому делать, - перебил я, - только ни тебя, ни меня, ни Иваныча ( ты же слышала, что он говорил) на все не хватит.
  - Ладно! Валера, слышал? С завтрашнего дня ты 'на свободе'! что с подготовкой к 'экскурсии'?
  - Да все готово уже неделю назад. Со мной Юрик- водила и еще пять-семь человек, поедем на трех фурах и двух длинномерах и еще две газельки возьмем, думаю управимся.
  - Добро, как совместный с Ильей проект?
  - Прошли весь периметр поселка, Ильюха все расписал на бумаге, есть все же польза от компьютерных игрушек. Да и сам он парень наблюдательный. Если смотрел его записи - должен понять, да и на самом деле, перекопать нафиг все въезды, оставить один, посадить на нем круглосуточную охрану и геморроя меньше. Ну это мое мнение. Может у Ильи или кого еще другое.
  - А ты, Илья, что скажешь?
  - Так это... ну... Валера все уже сказал... вроде...
  - Понятно, тебе лучше писать, чем говорить.
  Все заулыбались и немного расслабились. И только Ольга окинула присутствующих взглядом волчицы, да так, что смеяться и подкалывать Илью желание отпало напрочь.
  - Что у нас с запасами продуктов, газа, топлива? Особенно топлива, на носу же экспедиция.
  - Продуктов, пока хватает, но в основном это крупы и консервы. Свежего нет ничего, - ответила Ирина.
  - По газу и горючке ситуация пока не критическая, но уже близка к ней, - отчитался Саня, - но если газом Иваныч занимается, то с топливом пока не понятно что делать - ближайшие заправки мы уже почти все осушили.
  - Ясно, - сказал я, - если ничего не произойдет из ряда вон выходящего, то после возвращения 'мясо-молочной' экспедиции, организуем операцию 'солярка', в Нижнем городе и в привокзальном районе нефтеналивные же какие-то были.
  - Точно - были, чего это мы раньше про них не вспомнили. Хорошо, что ты хоть сейчас про них напомнил, командир.
  - Вот был бы ты, Саня, князем вспомнил бы, а так всего лишь воевода, - не удержался я от колкости.
  Все снова засмеялись и, похоже, совсем расслабились, поэтому надо было заканчивать посиделки.
  - Ладненько, утро вечера мудренее. На сегодня, пожалуй, закончим. Завтра все в дежурном режиме, за исключением Валеры. Валера, - обратился я непосредственно к нему, - послезавтра надо выехать. Успеете за завтра все, что не подготовлено собрать?
  - Успеем! - ответил Охотник, - должны, нет, просто обязаны, успеть.
  - Вот и чудненько.
  Весь следующий день мы в авральном режиме собирали Валеру и компанию в 'командировку'. Нужно было предусмотреть почти все. Кроме этого тщательно просчитать маршрут. Мало ли что может случиться по дороге. В конце концов решили, что еще три человека будут в состоянии 'полной боевой готовности' и в случае чего смогут экстренно выехать на помощь, отпустили всех 'командированных' отдыхать, чтоб с утра пораньше они смогли выехать. С Валерой мы, конечно же, договорились, что он каждый вечер будет выходить на связь, если все в порядке, а если нет- то в любое время.
  Ждать вечера не пришлось, Валера вышел на связь спустя часов пять после выезда.
  - Федор, здесь Охотник. У нам небольшое ЧП. Не успели мы въехать в какой-то поселок, как нас атаковали.
  -Здесь Мономах. Серьезно атаковали?
  - Да как сказать...
  - Говори как есть, не тяни резину за хвост в долгий ящик!
  - Да только мы в этом поселке 'нарисовались', как в баррикаду уперлись, а из-за заборов нас палками и камнями закидали. Мы тут немножко постреляли, в основном в воздух, народец вроде прекратил кидаться. Но вылезти завалы разобрать не дают. Можно, конечно, поохотится малость...
  - Я те поохочусь! На поражение стрелять будете, когда совсем горячо станет. А так, подумаешь, камешков в него кинули. Ты лучше разберись, кто кидался и зачем кидался. Кто они такие и чего вообще хотят. Матюгальник есть?
  - Как не быть. Есть, конечно.
  - Вот и хорошо. Действуй! Если нужно, то сам выйди и поговори с глазу на глаз. Помогает, говорят, вести переговоры, когда собеседник перед тобой, а не в броневике прячется. Максимум через час жду доклада. Отбой.
  - Сделаем, шеф, не переживай!
  Да уж... неужто началось то, чего я опасался. Хотя, с другой-то стороны, оружия у 'агрессоров' нет, судя по всему. Но все равно, как-то не очень приятно. Да и наша с Шуриком встреча не с обнимашек-целовашек началась. Главное, чтоб Валера дров не наломал. Да вреде не должен, человек он вроде выдержанный. Опять эти 'вроде', 'если бы да кабы'. Что будет, если Валера договорится с нападавшими? А если не договорится? Да и кто они? Что такие же 'потеряшки' как и мы все тут это понятно. Тоже стараются как-то выжить. Блин... больше всего напрягает именно неопределенность. Надо было самому ехать. А если бы здесь что-нибудь случилось? Опять это 'если'...
  Вот так вот, за не очень веселыми мыслями и мега литрами кофе я коротал время в ожидании сообщения от Валеры.
  - Алло, шеф. Тут Охотник. Ты на связи.
  - А как ты думаешь? Извелся уже весь, пока жду. Ладно, в сторону лирику. Что у тебя?
  - Как ты и говорил, я сначала в громкоговоритель объяснил, кто мы и что здесь делаем, потом предложил пообщаться лично, так сказать 'без галстуков'. Ну, ребята оказались не такими уж и агрессивными, как пытались показаться. Тут их около тридцати человек. За старшего Игорь, он сейчас рядом со мной. Так вот. Игорь местный, у него тут ферма, кое какие животные остались даже. Потом поля, техника и все такое. Они как бы не против к нашему анклаву присоединиться, но очень уж Игорь не хочет уезжать отсюда, говорит, здесь все родное и знакомое. Вот как-то так если коротко.
  - Понял тебя, Валера. Передай-ка рацию Игорю, хочу с ним пообщаться немного.
  - Понял, сейчас.
  - На связи, - послышался из динамиков голос, явно не Валеры.
  - Игорь? - спросил я, - Меня Федором зовут. Рад приветствовать.
  - Тоже очень приятно.
  - Не знаю, что тебе рассказал Валера, поэтому спрашивай - рассажу обо всем, что интересует. Я так понимаю, он уже предлагал тебе передраться в наше поселение.
  - Да, предлагал. Но как-то мне не хочется бросать здесь все. А если мы будем, так сказать, сотрудничать, оставаясь при этом на своих местах?
  - Это возможно, но как всегда есть свои 'но'. Например, если у вас что случится, а мы просто не успеем с помощью добраться? Так что соглашайся. Если не захотите вместе с нами в поселке жить, рядом есть еще поселок, даже с фермой, правда полуразрушенной, но отремонтировать можно. Опять же полей в округе много, часть, как мне кажется, даже под зиму засеяна. Что скажешь?
  - Хм... даже не знаю. Не думал я об этом. Надо все как следует обдумать с своими пообщаться. А мы нам дайте оружия и рацию оставьте, что б на связи всегда были. А там, глядишь и разберемся как-нибудь.
  - Э, нет. Чего-чего, а оружия я вам оставить не могу, не потому что жалко, а потому, что неизвестно против кого вы его примените. О! вот, что. У меня мысль возникла. Может, ты к нам в гости приедешь? Можно не одному. Сами все посмотрите. А потом решите что для вас лучше.
  - А это мысль! Почему бы и нет.
  - Ну тогда с Валерой решите когда приедете, мы как раз успеем подготовиться. И если ты не против несколько моих людей у тебя пока погостят.
  - Я-то не против, вот что люди скажут.
  - Ну тогда решите все с Валерой что да как, а потом или он, или вы вдвоем со мной свяжитесь - детали обсудим.
  - Приемлемо, - отозвался Игорь.
  - Валера, ты все слышал, решайте, как лучше все организовать и со мной свяжитесь.
  - Принял, отбой!
  - Отбой.
  Да уж, можно ли считать это удачей или нет, пока не понятно, но то, что Игорь явно нужный нам человек - это факт. До сих пор у нас не было никого того, кто бы хоть немного разбирался в сельском хозяйстве и зоотехнике. Значит надо всеми правдами и неправдами переманивать его к нам. Осталось только придумать как? Ничего, придумаем. А пока надо готовиться к встрече.
  Делегация прибыла к вечеру следующего дня. Помимо Игоря приехало еще четыре человека в сопровождении двоих наших. В фермерском поселке остались еще двое наших, а остальные, во главе с Валерой и примкнувшими к ним шестью 'фермерами' отправились дальше выполнять поставленную задачу. В общем, все складывалось хорошо. Надеюсь, Валера сможет провести среди 'местного населения профилактически-разъяснительную беседу'.
  
  - А расскажи-ка мне, Федор, а для чего вы такую мощную оборону выстраиваете, или боитесь кого? - спросил меня Игорь, когда, мы, третий день к ряду, показывали нашим гостям свои владения, - вроде бы все и так очень не плохо, как я посмотрю, а это 'Берлинская стена' на мой взгляд, смотрится как на корове седло.
  - Ну, как ты выразился, 'Берлинская стена' еще строится и будет сделано все, как некоторые любят говорить, по искусству украшения кладбищ, то бишь по фен-шую, - ответил я, - как говорили древние римляне: 'хочешь мира - готовься к войне', как-то так. Предосторожность лишней не бывает. И вообще, тебе виднее как на корове седло смотрится. Надеюсь, покажешь.
  - Шутка зачтена, но, как говориться: 'пожуем-увидим', - хм, колкостью на колкость? А парень-то за словом в карман не лезет, это не может не нравится.
  Так за шутками-прибаутками, взаимными колкостями мы осмотрели практически все более-менее подходящие для устройства полноценной фермы постройки. Но Игоря всегда что-то не устраивало. То то не так, то это не эдак. В общем: 'то член короткий, то рубаха длинная'. В конце концов, уже за ужином, я все же решился задать вопрос напрямую.
  - А вот скажи мне, Игорь, что же тебе мешает принять наше предложение? Что именно тебя не устраивает? Не буду лукавить, что ты нам не нужен. Нужен. Но если откажешься ты - найдется кто-нибудь кто не откажется. Ты и сам это понимаешь. Шансов выжить у вас больше с нами, чем без нас. Это ты тоже понимаешь. Так в чем дело-то? Цену себе набиваешь?
  - Федь, вот давай только на психику давить не будем. Все я понимаю. Все ты правильно сказал. Но что именно не так я и сам не знаю. Вроде все устраивает, да что-то все-таки не то. Знаешь небось, если душа не лежит, трудно что-то сделать. А если и заставляешь себя, то хрень несусветная получается. Вот это именно тот случай.
  - А вы бы, Игорь, пока не торопились бы с ответом, - вставил свои пять копеек Иваныч, - погостите еще, осмотритесь получше, может что и изменится.
  - Вот уж не думал что вы меня уже выгоняете. Я и планировал погостить у вас недельку-другую. Все равно за пару дней ничего не решишь.
  - Да и никто и не думал тебя выгонять, - я одарил его самой, какой только смог, добродушной улыбкой, - Иваныч просто хотел сказать, что не стоит принимать скороспелых решений, следует все как следует взвесить и обдумать.
  - Да я-то понял, - не менее добродушной улыбкой ответил Игорь нам с Иванычем, - просто состояние какое-то странное: вроде все хорошо, но для полноты картины чего-то не хватает, причем чего-то, без чего и рай не рай, а там только картинка. Надеюсь, вы меня поняли.
  Но развить тему нам не дали. Висевшая у меня на поясе рация пропищала голосом дежурившей радистки и поведала нам, что Охотник вышел на связь и очень хотел бы пообщаться со мной и, по возможности, с Игорем. Интересненнько, что от такого нашел. Вот сейчас и узнаем.
  - Привет, Охотник. Что там у тебя. Думаю, что-то интересное, раз 'вытащил' пообщаться.
  - Здорово, Мономах, - раздался из рации веселый голос Валеры, - да я так, решил за здоровье твое поинтересоваться. Ну а если серьезно... Игорь-фермер рядом?
  - Тут он. Поговорить хочешь?
  - Нет, просто информация для вас двоих. Мы тут нашли почти не 'тронутый' нашей непонятной бедой колхоз. В плане живности, нетронутый. Тут десятка три коров, больше десятка лошадей, свиньи, козы, овцы, гуси и прочие. Техники пригодной много. Людей, правда, никого не обнаружили. Только по дороге человек десять подобрали. Короче, вот мы и решили узнать, что со всем этим хозяйством делать? Игорек-то решил с нами оставаться или нет. Просто ребята, которые с нами, из их поселка очень уж интересуются. И к нам охота, и с Игорем отношения не хотят портить. Поэтому-то и вытащили вам двоих на связь.
  После слов Валеры в радио-коморке зависла такая тишина, что даже было слышно, как у Игорька скрипят мозги, переваривая полученную информацию. Из сложившегося оцепенения всех вывел вновь раздавшийся в эфире голос Охотника.
  - Ау! Вы там уснули, что ли? Что скажите-то?
  - Даже не знаю, что пока и сказать, - начал было я, но Игорь буквально выхватил у меня рацию
  - Валера, Мишка далеко от тебя?
  - Нет, рядом, все слышит.
  - Это хорошо, - видимо у Игоря созрело какое-то решение, - как быть с нашим переселением я еще не решил, поэтому поступайте, как хотите. Хотите оставаться со мной - хорошо, нет - тоже держать не стану. Вроде все взрослые люди, вправе поступать как считают нужным. А что по поводу находок, то это Федору решать, он тут генералиссимус. Я все сказал.
  С этими словами он протянул мне переговорное устройство. Да уж вот так поворот, не ожидал, если честно, такого. Поэтому в рубке снова повисла тишина. Тут уже тишину нарушал скрип, да что там скрип, просто грохот, моих работающих мозгов.
  - Валера, ты еще здесь?
  -Туточки, Федь, говори.
  - Думаю, что поиски можно сворачивать, по крайней мере пока, миссия выполнена в общем. Собирайте все живность и технику, что на ходу и готовьтесь к возвращению. Свяжитесь с фермерским поселком, пусть тоже готовятся к приему животных и техники. Прикинь сразу какая помощь с нашей стороны понадобится, пришлем что надо. А по поводу дележки: делите все на три части, две мы заберем, одну фермерам.
  Игорь буквально вырвал переговорное у меня из рук
  - На четыре части делите, нам и одной четвертой хватит, если все же решим в своем поселке остаться. Миша, все понял? Валера - на четыре части. Это мое крайнее слово.
  Он снова вернул мне рацию. На четыре, так на четыре. Дело хозяйское.
  - Валера все понял? - проговорил я.
  - Яснее ясного, шеф. Вон Мишкин тоже одобрительно кивает. Он все понимает так сказать, он все понимает* (немного измененная цитата из песни В. Высоцкого)
  - Ну раз всем все понятно - можете приступать к выполнению поставленной задачи!
  - Что прямо сейчас? - недоуменно отозвался эфир голосом Валеры.
  - Да расслабься ты. С утра, конечно. Энтузиаст, блин.
  - Все понял, разрешите выполнять поставленную задачу? Но с утра, - поведала рация уже повеселевшим голосом.
  - Все, Валерик, отбой на сегодня. Если, что сразу в эфир выходи. Ты знаешь, что делать, в общем.
  - Все сделаем в лучшем виде, шеф. Отбой.
  Вот и что прикажите делать? Грустить или радоваться? Радоваться удачному (а он несомненно удачный) исходу экспедиции или грустить по поводу Игоря и его решения. Хотя окончательного решения он так и не принял, что пока было нам на руку. Ну как говориться: 'утро вечера мудренее'. Пора и, на самом деле, спать расходится.
  С утра, мы как обычно продолжили уже порядком поднадоевший осмотр ближайших пустующих владений с какими-то двоякими чувствами. С одной стороны у нашей половины данной делегации настроение было приподнято, а вот у фермеров, особенно у Игоря, настроеньице было еще то. Вот там мы и дробили, каждый в своих мыслях, пока радиоэфир не нарушил вопль кого-то из патрульных.
  - Внимание всем!!! Нападение на патруль!!! По нам стреляют из автоматов!!! Что нам делать? Прием!!! Что делать?!
  Вот так дела. Ни себе фига! Я сорвал, висевшую на поясе рацию.
  - Здесь Мономах. Для начала отставить панику! На кого напали, где напали, сколько нападающих?
  - Здесь Скороход, - раздалось из рации более спокойным голосом, - мы в промышленном, почти на самом въезде в район. Все шло как обычно, потихоньку катились по дороге, шарманку включили, все как всегда, в общем. Вот только минут две назад по нам начали стрелять.
  Скороход, скороход,... а вспомнил. Вроде толковый паренек, с нами недели три уже. Вот только запаниковал, не хорошо это, будем надеется, что это секундное помешательство, не более.
  - Сколько стреляющих? Видишь?
  - Стреляют с двух сторон, из окон домов. Сколько стреляющих не вижу, похоже, из 4-5 мест стреляют.
  - Выбраться можете оттуда?
  - Уже нет, колесо пробили. Он 'тигр' держится, даже стекла пока целы.
  - Тогда так, сидите в машине, не высовывайтесь, а мы сейчас подмогу организуем. Главное без паники.
  - Понял, ждем.
  - Шурик, Глеб все слышали, - переключился я на другую волну, - организуйте общий сбор через 10 минут возле оружейки, отберите десятка четыре 'стариков' в полной 'сбруе'. Сейчас и я к вам присоединюсь.
  - Здесь Леший. Услышал тебя Мономах, уже делаем. Глеб со мной.
  - Ну что ж, господа экскурсанты, - обратился я уже к нашей группе, - увеселительная экскурсия по местным достопримечательностям окончена. Добро пожаловать снова на борт нашего авиалайнера, мы летим в гараж.
  Пока все загружались в машину, ко мне подошел Игорь.
  - Федор, можно и мне с вами на ЧП. Может, пригожусь чем, - из глаз его исчезла тоска, и они начали светиться каким-то пока непонятным светом.
  - Если очень хочется, то, пожалуйста, но, уверен, ситуевина не из развлекательных намечается.
  - Это я понимаю, не вчера родился, поэтому и напрашиваюсь. Ну что, берешь?
  - Беру, - ответил я, - а сейчас по матрешкам и на базу!
  Уже сидя в машине, Игорь снова завел разговор на тему присоединения к нашему анклаву
  - Знаешь, что, Федь, а вот именно этого мне и не хватало для принятия окончательного решения по поводу вливания к вам.
  - Чего этого? - не понял я.
  - Именно этой движухи. Выплеска адреналина, что ли. Думал у нас болото аморфное и в такое же ты меня затянуть пытаешься. Я же спрашивал и про полигон и про стену, а ты так и не рассказал что у вас тут боевые действия.
  - Не рассказал, потому что ничего до сегодняшнего дня и не было. Посмотрим что там вообще произошло, может пара перепивших мужичков из пневматики палит, а наши и в штаны наложили.
  - Это вряд ли, - сказал Игорь, как будто все уже знал о произошедшем, - главное я решил, я остаюсь с вами. Мне уже здесь нравится. Тем более в паре километров, через речку, есть неплохой хуторок дворов в пятьдесят, с почти целой фермой, вот так самое-то поселить всех наших аграриев.
  Вот так поворот: 'наших аграриев'. Уже наших? А сам-то не аграрий? Игоря уже и так все не иначе как 'фермер' называли. И когда он уже успел рассмотреть тот хуторок, мы же туда не ездили, не иначе как с Ильей пообщался.
  Хуторок, о котором шла речь, находился не далеко от нашего поселка. Практически, со всех сторон он был окружен лесочком, через него протекала речушка. С 'цивилизацией' его связывала одна-единственная дорога, идущая практически через наше поселение. Были, конечно, еще дороги, но они выходили в поля и там благополучно терялись. Не знающий о существовании этого хуторка человек, вряд ли бы его нашел без посторонней помощи, что делало его местоположение очень привлекательным с точки зрения безопасности.
  В прошлом, в том недалеком прошлом, из которого явились мы, здесь жил какой-то фермер. Причем фермер из толковых и небедных, помимо фермы, на которой он разводил всякую живность, у него было несколько полей, на которых выращивались всякие овощи. Кроме этого были здесь и ангар для сельхозтехники, и мастерские для ее ремонта и обслуживания.
  Тем не менее, Игорь продолжал.
  - Так что, разместить скотину, что привезут Валера с Мишкой, есть где. Потом, поля, с наступление тепла, их можно засеять, только посадочным материалом обзавестись. Опять же речушка, можно еще одну запруду соорудить. Расположен он очень даже хорошо, не далеко от станицы, в случае необходимости добраться можно быстро. Как тебе такой расклад?
  - Как мне этот расклад? Звучит красиво, а что выйдет в действительности? То есть, все производство продуктов питания переносим на хутор. Ты, конечно же, становишься во главе этого поселения. При таком положении дел ты запросто сможешь диктовать свои условия.
  - А вот здесь, ты немного не прав. Мое предложение, старостой хуторским поставить Мишку, он человек толковый и не сильно амбициозный, в отличие он меня. А что касается меня, то мне бы хотелось войти в КРУГ, но если это пока не реально, то можно и простым бойцом пока пойти, уверен, что через пару месяцев дослужусь до сотника. Эх... не всегда же я был фермером...
  Игорь замолчал, с его лица не сходила загадочная улыбка. Интересный он все же человек. Как-то все складно у него получается. Да и не договаривает малость, но как не странно, по крайней мере у меня, его недоговоренность не вызывает опасений, толи бдительности притупилась, толи, действительно, опасаться нечего. Надо будет с еще одним таким же 'мутным типом' - с Иванычем по этому поводу посовещаться. Что он скажет. Еще надо будет с Валерой связаться, сообщить ему о грядущих перспективах для 'фермеров', вдруг они не заходят переселятся. В общем, как обычно, как только что-то предпринимаешь, то получаешь больше вопросов, чем ответов.
  - Решай, атаман. При любом раскладе от меня будет польза - не сомневайся.
  Ого, атаман, он сейчас мне булаву преподнес что ли? Однако... То что будет польза от Игоря, я понял уже давно, только пока еще не понял как эту пользу использовать во благо нам.
  Я ничего пока не ответил Игорю, тем более мы уже приехали.
  
  ГЛАВА 6
  К нашему приезду почти все были уже в сборе. Надо отметить, что десятки были уже давно сформированы, благодаря Шурику и Глебу, поэтому сейчас и не наблюдалось какой-либо ненужной суеты. Шурик выдавал оружие, щиты и полусферы. Глеб выстраивал получивших вооружение по десяткам. Невдалеке толпились женщины и не принимающие в данном мероприятии участие ребята, не до конца понимающие что происходит.
  - Саня, гранат шумовых и дымовых прихватите на всякий, - распорядился я.
  - Понял, будет сделано, - козырнул Шурик.
  - Федь, мне с вами можно? Не передумал? - подошел ко мне Игорь
  - Не передумал пока. Поехали, посмотрим, что же все-таки там приключилось. А то, может, и сам передумаешь оставаться.
  - Не боись - не передумаю, - он исчез, так же как и появился до этого, т.е. тихо и незаметно.
  А пока стоило еще раз связаться со Скороходом.
  - Скороход, ответь Мономаху. Что у вас нового?
  - Скороход на связи. Нового, почти ничего, за исключением того, что стрелять прекратили. Минут пять постреляли, теперь тишина. Сидим-ждем.
  - Ясно. Может, просто попугали и убежали? Попробуй-ка по-тихому выехать оттуда.
  - Так, говорю же, колесо пробито.
  - На ободах выезжай, блин, и не задавай глупых вопросов. Давай, родной, пробуй.
  На некоторое время в эфире наступила тишина, я уже хотел облегченно вздохнуть, но не тут-то было.
  - Мономах, ответь Скороходу.
  - Мономах на связи.
  - А вот фигушки вам, а не выехать. Только мы тронулись, как сразу снова начали стрелять, но не показываются. Может 'вдарить по тапочке', может проскочим, а?
  Пока Скороход говорил, я и сам отчетливо слышал в рации звуки выстрелов. Не пневматика, явно. Да уж, дела.
  - Погодите, не рыпайтесь. Стоите там, где стоите. Мы уже выезжаем к вам. Минут через 15 будем.
  - Хорошо, Мономах, понял.
  К этому моменту десятки уже построились в полной боевой готовности. Ого, а десятники-то из самых 'стариков': Никита, Леха, Артем, и Рома. Нормально. Зная, как Шурик всех по полигону гонял, будем надеяться, что ребята не подкачают, как и их десятки.
  - Что ж, ребятушки, слушайте внимательно. Наши товарищи, патруль Скорохода попал в переделку, насколько это серьезно, пока не понятно. Но вытаскивать их в любом случае нам надо. Поэтому, задача такая: десятки Лехи и Ромы под 'предводительством' Шурика эвакуацию наших товарищей, десятки Никиты и Артема, во главе с Глебом сидят на базе в полной боевой готовности, что бы в случае чего, оказать поддержку . Более подробная информация по положению дел на месте. Общее руководство за мной, Леший с Жегловым по своим десяткам. Все понятно? Тогда седлаем двух 'Уралов' и двух 'тигров'. Еще два 'Урала' и 'тигр' в распоряжении Глеба. На базе режим ЧС, никого не впускать и не выпускать, свободное перемещение по территории только людям Глеба и медикам. Все поняли? Тогда вперед.
  Народ резвенько разбежался по своим местам, никому не пришлось по нескольку раз объяснять, кому в какую машину садиться и кому что делать. Уже хорошо. Не прошли даром уроки воеводы, радует.
  Картинка, представшая перед нашими глазами по прибытии на место ЧП, напоминали сцену из какого-то пост апокалиптического фильма. Последи не широкой улицы, с почти вплотную подступившими к проезжей части, домами, стоял одинокий слегка пошарпанный автомобиль. Через дорогу ветер гонял обрывки бумаг, пустые бутылки и прочий мусор. Ощущение такое, что вот-вот из-за угла выползут толпы обезумевших зомби. В общем, ощущеньице еще то... бр-р-р-р... аж мурашки по коже. Вот только реалистичности в это пейзаж добавляло, то, что автомобильчик-то был наш, и люди, которые в нем находились, были наши друзья и товарищи, можно даже сказать наши родные.
  По моей коже пробежал нехороший такой холодок, толи от страха, толи, скорее всего, от неопределенности. Не очень-то похоже на нападение потерявших, от навалившихся событий, рассудок людей. Скорее перед нами какая-то хитро расставленная ловушка. Вот только, на сколько все серьезно? Думаю, в скорости, узнаем, а пока нужно узнать как там наши, поставить на ход машинку и выбраться отсюда. Анализировать можно и потом.
  Словно прочитав мои мысли, сидевший рядом и молчавший до сих пор Игорь проговорил.
  - А ты говоришь, у вас не весело, ж... носом чую, весело будет. Ты как? Поплыл что ли?
  - Не дождешься, я думаю, - и в подтверждение своих слов я отдал распоряжения в рацию, - первый, десяток закрываем 'тигра' справа; второй - слева; Леший - твой броневик сзади; я - спереди. Берем в коробочку, далее по намеченному плану. Работаем.
  - Леший. Принял.
  - Да Винчи приняли.
  - Казанова(Рома) с вами. Потанцуем? - ох, уж этот Рома, ни как не хотел быть как все, вечно ему выделиться надо, посмотрим, как он себя в этой ситуации поведет, шутник, блин.
  Как только мы закрыли со всех сторон пострадавший 'тигр', снова началась стрельба. Но не похоже было, что бы стреляли на поражение, скорее, просто попугать. Бойцы на удивление, действовали слажено, пусть и с небольшими заминками, но все же, были похожи на единое целое. Десяток Казановы, расположился за машинами и постреливали по окнам из которых пытались стрелять наши противники; семь человек из десятка Да Винчи, подняв щиты над головой, устроили коридор для эвакуации патруля Скорохода, пока оставшиеся трое принялись менять колеса на патрульной машине, к нашему приезду пробитыми оказались уже три колеса. Леший находился около своих десятков, изредка что-то выкрикивая и делая какие-то манипуляции руками.
  Я же первым делом, подбежал к пострадавшему 'тигру', надо же было узнать как там наши. Ого, оказывается сегодня в этом патруле, в качестве санинструктора Светлана, вот так поворот. Мне почему-то казалось, что это моя домашняя феечка не выезжает на патрулирование, а занимается только поддержанием быта в нашем домике. Да, похоже, я много чего не знаю про моих соратников. Ну да ладно. Недолго думая, я взял ее на руки и понес в своей машине. Над нами тут же сомкнулись щиты троих бойцов. Во как, даже так.
  - Ты как? - спросил я Светлану, усаживая ее в машину.
  - Я нормально, - ответила она и еще крепче прижалась ко мне и сильнее сомкнула руки, не желая отпускать. Или это мне просто показалось.
  Усадив кое так Свету в машину, я вернулся к четвертому десятку, который занимался заменой колес на 'подбитом' автомобиле. Тут же ко мне подошел Игорь.
  - Федь, мне одному показалось, что это тщательно спланированная засада?
  - Нет, не одному, Игорек... не одному... будь она не ладна... думаю, нас еще ждет тут какой-нибудь сюрпризец.
  Только я успел это сказать, как, сквозь нечастые выстрелы, раздался голос, усиленный рупором
  - Эй, красноперые. Кто у вас за старшего? Побазарить надо.
  Вот так поворотец, сказать, что я офигел - значит, ничего не сказать. Даже, наверное, немного впал в ступор. Но ко мне подбежал Шурик и вывел меня из этого состояния.
  - Ну что, шеф, побазарим? - заглянул он мне в глаза.
  - Вопрос в том, надо ли нам это? Можно просто свалить, пальнув из 'мухи'* (РПГ-18 - ручной противотанковый гранатомет) пару раз, или чего у нас подобного есть. Но с другой стороны, надо бы знать с кем имеем дело.
  - Даем вам пять минут подумать, потом снова шмалять начинаем, - раздался то же самый голос, - и без резких движений, народ у нас нервный, может и 'зажигалочками' закидать.
  - А ты сам кто таков-то? - проговорил я в громкоговоритель, - может, представишься для начала, пугать уже потом будешь.
  - Мое имя тебе ни о чем не скажет, мент. Что решили, будем договариваться или нет?
  - О чем договариваться? Хочешь поговорить, выходи, поговорим.
  - Ты что, меня за лоха держишь? Хе-хе-хе... Да и кто ты, вообще такой, чтоб я к тебе выходил? Сам иди сюда. Хе-хе-хе...
  Дело принимало все более интересный оборот. Если судить по голосу и интонации, наш собеседник был явно под кайфом. Но, что самое интересное, он просто тянул время, занимая нас ненужными разговорами. Непонятно пока для чего. Значит просто перестрелять нас они, кем бы они ни были, не собирались. Тогда к чему весь этот цирк? Чего же они все-таки хотят?
  - Казанова, есть сканер с собой? Просканируй-ка эфир, не может быть, что бы этот клоун был у этих беспредельщиков за старшего. Шурик, снайперку взял? Посмотри по окнам, может, разглядишь что интересного. Внимание всем! Судя по всему, придется отсюда прорываться с боем, как именно я еще не придумал, но в любом случае, не сильно геройствуйте, вы нужны нам целыми и, по возможности, невредимыми.
  М-да... вот так так... Я оглядел наших бойцов, почти все, впрочем как и я, находились в состоянии полу ступора. Ехали-то, почти на увеселительную прогулку, а попали в переплет. И, блин, от меня зависит, выпутаемся мы или нет. Вот уж действительно как героями становятся: в определенный момент принять правильное решение. И подсказать-то не кому.
  - Ох, ты ж ё-моё... - вырвал меня из размышлений голос Шурика, - старый знакомый!
  Упс, кого это там Саня разглядел?
  - Командир, помнишь, когда мы познакомились, я рассказывал, что меня немного по башке отоварили? - не отрываясь от прицела винтовки, продолжал Шурик, - Так вот один из них только что в окошке маячил. А так, на крышах человек шесть-восемь, на этажах точно не знаю, но десятка полтора-два точно есть. Могу поснимать пару-тройку человек.
  - Шеф, наши на базе волнуются, Ольга уже на всех наших частотах пытается с нами связаться. А в остальном - тишина, - отчитался Рома.
  - Шурик, отставить, пока, стрелять! Рома, нашим пока ни слова, не чего раньше времени волновать, тем более еще сами не поняли, во что вляпались.
  - Как вы там, мусора, чё притихли? Хе-хе-хе...- наш 'товарищ' похоже, решил озвучить свои условия, что ж послушаем,- Если хотите свалить отсюда живыми, то оставляйте стволы, тачки и валите. Хе-хе-хе.... И еще вы будете должны нам каждую неделю хавку привозить, тогда вы вас трогать не будем. Хе-хе-хе...
  - Ну, во-первых, кто тебе сказал, что мы менты, - тут уже я решил потянуть время, чтоб обдумать дальнейшие действия, - а во-вторых, у нас и самих еды почти нет.
  - Хе-хе-хе... ты гонишь, есть у вас хавка, я даже знаю, сколько и где хранится. Хе-хе-хе...
  Вот это да. Если он не блефует, то, получается, у нас есть стукачек, а может и не один. М-да. Хотя все может быть, мы же принимаем народ без всякого отбора, даже особо не расспрашивая. Весело, блин, обхохочешься. Задачка... и ее тоже придется как-то решать. Но не сейчас, это уж точно, сейчас бы из этой передряги выбраться.
  - Ну что, хе-хе-хе... дать вам еще время подумать или сразу согласитесь? - наезд, тем временем, продолжался.
  - Конечно подумать надо, давай мы съездим к себе, переговорим со старшими, а потом ответим, - попытка мирно уехать отсюда, конечно, так себе, но я все же попытался
  - Ты, чего, фраер, совсем попутал. Хе-хе-хе.... Дам еще пять минут, на подумать, и все. Хе-хе-хе... Время пошло.
  Думай, голова думай!!! Блин, это только в книжках и кино у героев есть на все ответ и решение всех проблем. А тут, как-то не весело получается.
  - Что думаете, народ?- спросил я у находящихся неподалеку воевод.
  - Однозначно, прорываться, Федь, - первым ответил Шурик.
  - Я того же мнения, - отозвался Рома.
  - Сидеть не вариант, они нас просто коктейлями Молотова закидают и хана ослику, сваливать надо, - высказал свое мнение Леха.
  - Федор, ребята правы, надо прорываться, - и Игорь туда же, сам знаю, что надо, вопрос как.
  - И так понятно, что прорываться. Есть предложения как?- я нервно закурил, хотя уже не недели две воздерживался от этой привычки.
  - Закидаем гранатами и вперед, - Шурик как всегда в своем репертуаре.
  - Пока начнем закидывать, нас перещелкаю всех, мы же, как в тире, на самом виду, - неужто у меня паника началась, этого сейчас только не хватало.
  - У меня есть мыслишка, если не возражаете, - Игорь, почесал бороду и продолжил, - Федор прав, что мы как на витрине в супермаркете, но пока 'Уралы' стоят, как стоят, есть шанс выбраться, правда ими придется пожертвовать. Смотрите, 'Уралы' немного сокращают угол обзора, даже с крыш. Если быстро загрузиться в броневики, то можно попытаться выскочить. А если сделать вид, что приняли их условия, то можно попробовать часть людей отправить на безопасное расстояние и прорваться небольшим числом. Что-то мне подсказывает, что это всего лишь отвлекающий маневр...
  Не дав Игорю договорить, я резко схватил свою рацию, переключил ее на особый канал, которым пользовались только мы с Иванычем.
  - Иваныч, слушай внимательно!!! Не уверен, что на этом канале нет 'лишних ушей', поэтому готовность номер раз. Глебу срочно собрать еще хотя бы десяток, брать только 'стариков', тех, кто присоединился к нам за последние две недели под особый контроль!!! Далее сами по ходу разберетесь. В эфире сохраняем тишину до особых распоряжений!!! Как принял?
  - Понял Вас, Федор, отбой, - лаконично выдала рация.
  Догадка, осенившая меня с подачи Игоря, никак не веселила. Получается, что пока мы занимаемся болтовней, на нашу базу может совершиться нападение, если уже не совершается в данный момент. И тот, якобы, заводила в этой 'стае', всего лишь 'шестерка', выполняющая чьи-то очень даже хорошо продуманные распоряжения. Дальше 'торговаться' с ним, не было ни какого смысла, это могло только усугубить наше положение, как здесь, так и на базе. Кажется, это начало доходить и до окружающих меня бойцов. Даже Игорь, как мне кажется, просто расписывал возможность нашего выхода из этой неприятной ситуации, только начал осознавать, в какую именно 'задницу' мы угодили.
  - Итак, все всё поняли, - скорее утвердил, нежели спросил я, - Леший, покумекай как сжечь 'Уралы', только так что бы мы не пострадали. Рома рассаживай свой десяток по броневикам, брониками укроем колеса, на то, что бы придумать, как это сделать и сделать у тебя не более трех минут. Твой десяток ведет огонь из автомобильных бойниц, не чего зря рисковать. За водителей я, Шурик и Игорь (а что, пусть тоже поучаствует, раз напросился, заодно и посмотрим его в деле и на 'вшивость'). Леха со своим десятком обеспечивает отвлекающий маневр и прикрытие. Гранаты из подствольников - на крыши, свето-шумовые в окна, 'дым' по периметру. Работаем на счет 'три'.
  Я нацепил на себя шлем-сферу, хотя и не особо его жаловал, но в данной ситуации 'не до жиру, быть бы живу'. Еще раз окинул ребят. Они уже занимали свои позиции. Наши противники тоже не спали, и, заметив наши перемещения, тут же начали стрельбу.
  - Три!!! - выкрикнул я и послал гранату на ближайшую ко мне крышу.
  Вот и началось 'веселье'. Ото всюду слышались хлопки подствольных гранатометов и автоматные очереди. Нас пытались закидать бутылками с зажигательной смесью, но к нашему счастью, прицельно бросить коктейли под нашим огнем у них не получилось, да и плохо они подготовились, т.к. бутылок метнули не более десятка, и не одна из них не попала по нашим автомобилям.
  Я оглянулся посмотреть на 'тигров', ребята Казановы, прикрывая друг друга, приделывали к аркам броневиков свои бронежилеты. На 'горках' некоторых из них уже виднелись пятна проступающей крови. Вот вам и боевое крещение, и первые боевые потери, будем надеяться, что не серьезные.
  - 'Дымы' пошли! - проорал где-то неподалеку Шурик.
  И практически сразу совсем рядом со мной раздался вскрик боли. Машинально повернув голову в том направлении, я увидел корчащегося на земле Леху. К нему уже полу бежал, полу полз, не знаю, как можно назвать эту манеру перемещения, Шурик. Я сам рванул на выручку. Дымовая завеса уже начала окутывать нас, и тот ее покровом мы с Саней подхватили Алексея под руки и, продолжая пригибаться как можно ниже, дым дымом, а от шальной пули поберечься все же надо, поволокли его к моей машине. Едва мы затащили Леху вовнутрь через десантный люк, как к нему тут же метнулась Света. Про нее-то я и забыл уже, и как же ее все же угораздило оказаться в ненужное время в ненужном месте. Жаль девушку. Но нет худа без добра, санитар, хоть и с минимумом навыков, нам сейчас очень даже кстати.
  - Раненых ко мне в машину! Отходим! - скомандовал я.
  Теперь предстояло решить еще одну задачу: выехать. Две из трех машин стояли задом по направлению нашего отступления это моя и патрульная, причем моя была первой по ходу движения. Как только в моем 'тигре' закрылись все двери и люки я надавил педаль газа. Решив, что под обстрелом разворачиваться слишком дорогое, в плане времени, удовольствие я вдавил педаль в самый пол, продолжая ехать задом. Игорь же решит-таки развернуться, тем самым немного замешкался и пропустил Шурика, выезжающего из-под обстрела последним. Как только броневик Шурика обогнал Игоря, сзади раздался взрыв, бабахнули оставленные нами 'Уралы'. Нечего врагам оставлять что-либо, хорошо сработал Шурик - молодец.
  Через пару кварталов я все же развернул свой 'тигр', таким образом, оказавшись позади колоны, которую теперь возглавлял Саня.
  - Внимание всем! - решил отдать я распоряжение, - закрепить пулеметы на турелях. Дистанция метров 75-100. Леший бери командование на себя. Не исключаем возможности еще какой-нибудь подлянки.
  - Понял тебя, Мономах! Всем: едем через 'Красный' мост, далее через водозабор к двору. Там по обстановке, - не успел Шурик отдать сое распоряжение, как в люке его 'тигра' появился боец и начал закреплять пулемет. Что сразу повторили на двух оставшихся машинах.
  Надо сказать, что к нашему поселку, или, как его уже успел наречь Игорь, к нашей станице, из 'промки' вело несколько дорог. Самая короткая из них шла как раз через 'Красный' мост. Далее можно было добраться двумя путями: или через водозабор, как и хотел Шурик, или через центральное кладбище. По длине, оба пути были примерно одинаковые, разница только в том, что через водозабор заезд в поселок был со стороны области, а через кладбище - со стороны города. Вторая по протяженности дорога шла через Егорьевский мост, названный так по улице на которую он выходил - Егорьевская, далее через почти через центр Центрального района и, на выезде из города, выходила на дорогу, которая вела к поселку от кладбища. Можно было еще поехать через привокзальный район, но тогда пришлось бы проехать целых два района. Была еще дорога по объездной, для этого нужно было пересечь весь Промышленный район, выехать за город и примерно через 30 километров выехать к поселку со стороны области.
  Как я и предполагал, на мосту нас ждала засада. Въезд и выезд с моста были перекрыты фурами. Из Шурикого броневика тут же выскочили три бойца, он видимо решил отогнать фуры. Как только они приблизились к ним метров на пятьдесят, в нас сразу полетели бутылки с зажигательной смесью и начался обстрел. На этот раз несколько 'зажигалок' нашли-таки цели в 'лице' первых двух 'тигров', и, думаю, не сладко нам бы пришлось, не будь мы на броневиках. Я сразу же рванул к бойцам, которые уже бежали по направлению к машинам.
  - Шурик, Игорь сваливайте к Егорьевскому. Я сейчас ребят заберу и за вами, - выкрикнул я в рацию.
  Оба 'тигра' тут же сорвались с места по направлению к Егорьевскому мосту. Я же подрулил к лежавшим на асфальте бойцам, похоже стреляли по ногам и стреляли точно, черт бы их побрал. Кое-как ребята, находившиеся в моей машине, все же затащили их внутрь, где за них принялась Света, не без помощи остальных. Продолжая обстреливать прилегающую к мосту территорию мой 'хищник' рванул вслед за своими собратьями, на которых подручными средствами пытались сбить пламя.
  - Нападение на поселок со стороны сада НИИ - тем временем раздался из рации голос Глеба, - периметр держать под контролем. Всем действовать согласно разработанному плану. Удачи, братцы!
  Ну вот, началось. Теперь все стало на свои места. И нападение на патруль, и затягивание времени на так называемые переговоры, и попытка, если не вывести нашу группу из строя, то уж точно сделать все возможное, что бы как можно дольше мы не смогли бы прийти на помощь в поселок.
  Сдается мне, что в станице сейчас будет намного 'повеселее', чем у нас сейчас. Поэтому стоило бы поторопиться.
  Приближаясь к мосту, мы снова нарвались на такую же засаду, за исключение того, что фуры еще не успели перекрыть дорогу, а были так сказать в процессе.
  - Саня, давай из гранатометов по фурам, твоя дальняя, моя ближняя, и на прорыв, иначе застрянем надолго, - Игорь решил проявить инициативу, надо сказать, верную в этот момент.
  Из люков их машин высунулись бойцы с гранатометами и почти одновременно дали зал по пытающимся перекрыть дорогу фурам. Две дорожки от гранатометных выстрелов прочертили в воздухе след, понеслись с прощальным приветом к своим целям. Ближняя к нам фура, спустя пару мгновений, превратилась в груду пылающих обломков. Выстрел же из Саниного 'тигра' оказался менее удачным, снаряд не долетел несколько метров до своей цели. Но тем не менее грузовик остановился не доехав до своей цели, то ли с перепугу, толи еще по какой-то причине. Это был очень даже нам на руку.
  Шурик отдал команду 'на прорыв', и почти сразу же по обшивке наших машин защелками пули. Одна шальная пула разнесла ветровое стекло моего 'тигра'. Несколько осколков впились мне в лицо. Больно же! Ветер, который сразу же ударил в лицо, тоже сыграл свою негативную роль. На несколько мгновений я потерял управление, и чуть было не съехал в кювет. Опустив забрало шлема, я кое-как выровнял свой автомобиль и направил еще через мост. Будем надеяться, что больше сюрпризов здесь не будет. Самое интересное нас ждало уже на ближайших подступах к месту нашего обитания. А то что там будет интересно, сомневаться не приходилось. Поэтому стоило прибавить газу, итак уже подзадержались.
  Как только мы проскочили мост, на пассажирское сидение пробралась Света.
  - Дай посмотрю, как ты, - еле слышно проговорила она, лицо у нее самой бы белым как полотно, но она держалась очень даже стойко, - у тебя все лицо в крови, и на рукаве тоже.
  - Лучше ребятами займись, - кивнул я внутрь салона, - им нужнее.
  - С ними уже все в порядке, перевязала, обезболила, кровотечение остановила, дальше только Таня поможет. Давай тебе посмотрю.
  Я вытер рукой кровь с лица, посмотрел на Свету, нет, она точно не успокоится, пока не окажет помощь. Хотя ей самой помощь психологическую надо оказывать, после того, что она пережила за какой-то час-полтора. Не думаю, что с момента начала заварушки прошло больше времени. Но и возможности останавливаться сейчас, что бы кто-то занял мое место за рулем, тоже не было.
  - Не волнуйся, со мной все в порядке, подумаешь морду лица чуть поцарапало, не смертельно же это. Да и шрамы только украшают лицо мужчины, - попытался я отшутиться, - а на рукаве, то не моя кровь.
  - Твоя, вон рукав разорван выше локтя и кровь капает.
  Я взглянул на свою руку, а ведь она права, действительно выше локтя красовалась немаленькая рана, из которой струилась кровь. И когда это меня угораздило? Видимо в перестрелке еще на улице, в этой суматохе, да еще и с такой порцией адреналина, и не обратил внимания. Ну, раз не заметил, значит ничего серьезного. И все же, как я не отнекивался, прямо на ходу, Света кое-как осмотрела и перевязала мне руку.
  - Ну как, жить буду? - спросил я
  - Дурак... - выговорила она, - все тебе шуточки, я же за тебя переживаю.
  - Что там у ребят, - переживает она, ого, только ли за меня, после разберемся, - насколько все серьезно?
  - В основном царапины, но у нескольких человек кости задеты, у двоих на ногах. Федя, что же творится-то? - казалось, что еще чуть и она разрыдается, нельзя этого допускать ни к коем случае.
   - Сон, Света, просто такой не хороший сон. Скоро мы все проснемся у себя дома, в своих теплых уютных постельках и не вспомним даже о том, что видели во сне, - утешение, конечно так себе, на тройку с минусом, но лучше ничего в голову не пришло.
  Но этого оказалось пока достаточно, видимо ей очень хотелось верить в то, что это всего лишь сон.
  Тем временем мы уже подъезжали к нашему поселку, ставшему для нас даже не просто домом, а ДОМОМ. И этому дому сейчас угрожала опасность, значит надо приложить максимум усилий, что бы нейтрализовать эту опасность.
  - Внимание всем! - выдал я в эфир, когда до поселка уже совсем не много - остановка на 2 минуты.
  Очень не хотелось, что-то сообщать в эфир о наших планах. В том, что нас слушают, я уже не сомневался. И то что сообщение Глеба было по большей части адресовано нам, тоже не вызывало сомнений. Ребята, прекрасно меня поняли. Спустя некоторое время наши машинки уже стояли на обочине, а мы с Игорем, Саней и десятниками, место, временно, будем надеяться не надолго, выбывшего из строя Да Винчи, занял Скороход, отошли чуть в сторонку, дабы разработать план действий. Не далеко от нас вовсю шел бой, о чем свидетельствовали, доносившиеся выстрелы и взрывы. На чьей стороне преимущество было не ясно, что не придавало оптимизма, скорее наоборот. Следовательно, нужно было действовать, и действовать как можно быстрее.
  - Ну что думаете? - я окинул взглядом собравшихся, - как наших выручать будем?
  - А чего думать - вдарить по ним с тыла, - Шурик в своем репертуаре: 'чего думать-действовать надо', - мы же знаем где они, Глеб зря, что ли сообщил.
  - Саня, ты забываешь, что эфир слушают, - встрял Игорь, - Глеб, конечно, сообщил, но где гарантия, что после этого они план не поменяли. Мы не знаем где они, сколько их, какая у них техника и вооружение.
  Десятники, молча стояли чуть в сторонке, потупив взор. Если даже у них и были какие-либо соображения, то рассказывать о них они явно не собирались, целиком полагаясь на наше решение. Это не есть хорошо, но сейчас не время проводить среди них разъяснительные работы. Получается снова решение принимать мне. Разжалую всех в рядовые к едрене фене, тоже мне помощники!
  - Значит так, помощники, блин. Действуем следующим образом: заходим с трех сторон, Шурик - от города, Игорь - со стороны сада НИИ, я - из области. Саня найди одного-двух толковых, что б поселок пробрались, надо нашим весточку передать, чтоб присоединились к нашей атаке, да и нас ненароком не постреляли. По сигналу, пусть Глеб какую-либо чушь в эфир пустит, так и мы поймем, что в поселке знают, что мы рядом, атакуем с четырех направлений. Как только выходим на свои позиции, осматриваемся, определяем приоритетные цели: техника, большое скопление народа и ждем сигнала. В эфир выходим только в крайнем случае. Если удастся кого-либо захватить в плен - будет очень хорошо, хоть проясниться немного с кем имеем дело. Оружие проверить и перезарядить. Зря боеприпасы не расходовать, бить наверняка. Все ясно? Просьбы-предложения-пожелания есть? Тогда по коням!!!
  - Почему тебе всегда все самое лучшее достается? Давай лучше я из области пойду, - Шурику явно не терпелось в бой, да и после моего разноса, думаю, ему хотелось показать свою значимость, - у тебя половина раненых.
  - Именно потому, что у меня много раненых, я и иду из области, иначе бы пошел по центру. А так все лавры Игорю перепадут. А тебе отдельное спецзадание, хорошенько осмотреться на своей позиции, времени у тебя на это больше всех, чтоб дров не наломал. Все ясно?
  - Ясно, - Саня был ясно не очень доволен таким решением, но ничего - переживет, в следующий раз будем думать, прежде чем бросаться голой задницей на танки.
  Как я и думал, добровольцами, что бы пробраться в поселок вызвались Казанова и Скороход. И правильно, пусть реабилитируются. Хотя, что-то я сильно придираюсь к парням, сам-то не на много лучше. И ребят по-глупому под обстрел подставил, и поселок почти 'оголил', утащив с собой два десятка, самых лучших на данный момент бойцов, да еще не сразу понял, что может случиться. Ладно, позже самобичеванием заниматься будем и разбор полетов устраивать, а сейчас есть дела поважнее. Так что, за дело!!!
  Кое-как, 'огородами', мы добрались до места своей дислокации, теперь надо бы как следует осмотреться. Выяснить где противник, наметить для себя основные цели. При всей своей 'мягкости', у меня пропало желание кого-либо жалеть, они-то нас жалеть явно не собирались, о чем просто 'кричали' все их действия. Плохо то, что мы до сих пор ничего не узнали о наших противниках ничего; ни о их численности, ни о вооружении. Не думаю, что нам противостояло много народа, будем считать, что по количеству бойцов силы у нас примерно равные. Что же касается вооружения, из того, с чем мы уже столкнулись, следует то, что у них имелось автоматическое оружие, но основу их вооружения все же составляли охотничьи ружья, если сделать выводы по выстрелам из засады, да и сейчас слышались в основном выстрелы именно охотничьих винтовок. Гранат явно они не имели, или берегли, так как до сих пор 'засветились' только 'зажигалки'. Вот такой расклад. И что из этого следует? А следует то, что какое-никакое преимущество все же на нашей стороне. Немного утешает, если, конечно, можно найти утешение в бойне, происходящей здесь и сейчас.
  Первым делом: 'по порядку номеров рассчитайсь'... если считать вместе со мной и Светой, то нас было девять человек, но Свету сразу исключаем, какой из нее воин, выходит восемь. Не густо, особенно если учесть, что трое тоже выпадают из общей обоймы то причине ранений в ноги, то вообще выходит пять человек. Но будем надеяться, что 'и один в поле воин, если он по-русски скроен'.
  Загнав машину, в какой-то переулок в поселке-спутнике, так что бы его, с одной сторону не было видно, а с другой - что бы можно было в любой момент выскочить к нашему поселку, я решил, как следует разведать территорию около нашей станицы, так сказать, 'в нашей зоне ответственности'.
  Холодом дышит вода,
  Плещет о камни волна,
  Высечен в памяти фьордов
  Тот день навсегда!
  Гордый уверенный взгляд,
  Руки сжимают приклад,
  Грозные боги войны
  За спиною стоят!
  
  Палец на спуск - и взревут небеса,
  Ему придавая сил!
  Новую цель ищут глаза -
  Отмщения час наступил!
  
  Льется свинец словно град,
  Выстрел - как грома раскат,
  Жаркими углями гильзы
  На землю летят.
  Кровью кропя берега,
  Как предки в былые века,
  Пусть он один -
  Но победа уж недалека!
  
  Палец на спуск - и взревут небеса,
  Ему придавая сил!
  Новую цель ищут глаза -
  Отмщения час наступил!
  Палец на спуск - первозданный огонь
  Пусть тишину разорвёт!
  Маршем единым стук наших сердец
  Новую эру зовёт!
  
  Палец на спуск - и взревут небеса
  Ему придавая сил!
  Новую цель ищут глаза,
  Отмщения час наступил!
  Палец на спуск - с неба сойдет
  Битв повелитель седой
  Рухнут колоссы, на прахе империй
  Мир возродится другой! (*GjeldRune - Палец на спуск)
  - Значит так, ребятушки, у нас есть минут десять - не больше. Надо бы определиться, что и как делать будем. Как нашим помогать. Есть предложение тихонечко разведать местность, на подступах к станице, вдруг сюзпризец очередной нам приготовили, - анализируя то, с чем мы уже столкнулись, я уже смело мог предположить что-то подобное, - если все чисто, выезжаем на дорогу и по сигналу фигачим по этим полудуркам, что рискнули с нами тягаться.
  Моя 'проникновенная' речь вызвала бурю восторженных эмоций, собственно на это и был расчет. Развернувшись импровизированной цепью, стараясь на шуметь и не высовываться мы двинулись к оврагу, оставив Леху в машине за старшего с четкими инструкциями, в случае чего мчать на помощь.
  Ну вот, что и требовалось доказать. За какой-то сараюшкой, метрах в пятидесяти от нашей недостроенной стены, сидело примерно пятнадцать человек, вооруженных, как я и предполагал, по большей части охотничьими ружьями. Ага, а вот и гранаты. Какой из этого можно сделать вывод? Твою ж дивизию, а ребятки-то всерьез решили захватить наш поселок. Вон как подготовились. Едрена кочерыжка!!! Мысли в моей голове начали лихорадочно скакать, перегоняя одна другую. Что делать? Надо дать знать об этом Глебу, надо сообщить Шурику, что бы уделил ОСОБОЕ внимание лесополосе ограничивающую нашу станицу с противоположной от меня стороны, надо сказать Игорю обо всем этом... Надо. Надо! Надо!!!! Куча всяких 'надо', с чего начать?
  К счастью для меня, раздавшийся в этот момент в эфире голос Артема, кажется, решил все.
  - Ребята, где вы? Силы на исходе еще минута-две и мы сдадимся. Нужна срочно помощь!!!
  Вот и сигнал! Оригинальненький такой сигнал.
  Практически сразу после сообщения Жеглова, наши подопечные, сидящие за сараем начал потихоньку перемещаться в сторону стены. Ну и куда же вы, 'погодите не спешите, я вас чаем угощу'. Отдав команду, моему отряду начать огонь, я буквально сорвал рацию с пояса, плевать уже на все условности.
  - Леший, Жеглов!!! Особое внимание на лесок слева от поселка, там возможна диверсия!!!
  - Мы уже в курсе, командир, атакуем их. Скороход с Казановой чуть не нарвались, когда в поселок пробирались, - сообщил Леший.
  Фу-ух, пронесло.
  Под нашим обстрелом, товарищи, которые нам совсем не товарищи дрогнули. Видно было, что у них началась паник. И не о каком захвате уже не шло речи. Часть еще пытались подобраться поближе к стене, а часть уже попыталась бегством выйти из боя. Ну что, не ожидали такого поворота событий? Так-то, ибо не фиг! В пытавшихся бежать, стреляли свои же. Блин. Вот что за люди ...
  Со стороны главного въезда в станицу раздалось два мощных взрыва. Ежкин дрын!!! Что там такое? Надо по-быстрому заканчивать здесь и туда спешить, мало ли.
  Я обернулся на звук из-за наших спин, к нам уже несся на полной скорости мой 'тигренок', поливая огнем поверх наших голов. Как это Леха со своей ногой смог за руль сесть? Да Винчи как раз-то высовывался из люка и палил из пулемета. Ого, а за рулем-то Светланка. Тоже мне амазонка-сарматка-поляница, получишь еще у меня. Но это позже, а сейчас...
  Быстро загрузившись в машину, оставив разборки с убитыми и ранеными беспредельщикими на потом, мы рванули в гущу разворачивающихся возле въезда в поселок событий. Но видимо уже опоздали. Бой уже почти закончился. На месте, не до конца достроенных ворот, зиял огромный проем, вот что означали взрывы. Из проема уже выезжали два наших броневика, метрах в пятидесяти стоял без стекол автомобиль, на котором уехал Игорь, Шурик на своем тоже уже был почти здесь, как раз выезжал из лесочка.
  Похоже победа за нами. Первая, и поэтому очень важная. Остается определить, не получилась ли она пирровой.
  А пока, надо собрать раненых и своих и чужих, убрать трупы... подвести итоги. В общем, все как обычно - расслабляться некогда.
  
  ГЛАВА 7
  
  Какое-то время ушло на 'наведение порядка'. Территория вокруг станицы прочесывалась с особым тщанием. Не очень хотелось, вернее, очень не хотелось, получить каких-либо притаившихся диверсантов или просто обиженных, желающих поквитаться. Итоги чистки, мягко сказать, шокировали: полтора десятка трупов со стороны нападавших, два десятка раненых. Ё-мое, сколько же их было всего? О наших потерях убитыми и ранеными думать вообще не хотелось. Очень уж сюрреалистичным казалось все происходящее. Сначала исчез привычный мир, со своей тихой и размеренной жизнью, пришлось создавать новый, сталкиваясь с определенного рода трудностями. Теперь и этот мирок приходится защищать с оружием в руках.
  Сколько точно времени ушло на 'зачистку' трудно сказать. Для меня все это 'мероприятие' прошло в некой прострации. Все было словно во сне, все действия выполнились на автомате, не осознавая, что именно делается. Когда пелена спала, и я более-менее вернулся к реальности, решил осмотреться, что твориться вокруг. Мать честная! Сваленные в кучу около дороги трупы, уже горели, видимо, что бы ни возиться с похоронами и для устрашения. Сновавшие повсюду люди, в большинстве своем походили на зомби, а кто-то, сидя прямо на земле или прислонившись к чему-либо, ревел в голос, кого-то рвало. Вот такие дела. Меня же покинули остатки сил и начало колотить как в лихорадке, видимо 'отходняк' от чрезмерного выплеска адреналина. Опершись спиной о стоящее рядом дерево, я опустился на корточки. Уставившись себе под ноги, я выкуривал одну сигарету за другой, все же для меня, как для большинства обитателей нашего поселка, это был первый бой. Мысли в голове танцевали невероятную джигу-дрыгу, от чего голова раскалывалась на тысячи кусков. Еще до меня стало доходить, что меня плохо слушается, да еще и очень сильно болит левая рука. Я не без труда перевел свой замутненный взгляд на руку, рукав ниже локтя был похож на лохмотья, густо пропитанные кровь. Похоже меня опять зацепило, теперь уже дробью, судя по остаткам, того что раньше было рукавом. Правой рукой я раздвинул ошметки и взглянул на руку, так и есть, кашица из плоти, крови и кусочков ткани. Надо добраться до лазарета, может Татьяна подлатает малость. Закинув на плечо автомат, нетвердой походкой изрядно выпившего человека, я поплелся вглубь поселка.
  Около госпиталя уже стоял мой 'хищник', значит кто-то в этой суматохе, пока я был занят 'уборкой' все же позаботился о раненых. Молодцы, похвально.
  Что творилось в самом госпитале, описать можно было только матерными словами. По всюду носились девушки в белых халатах, их каждого угла и закоулка раздавались стоны, крики и ругань, пахло кровью и лекарствами. В общем жуть полнейшая. И как же тут отыскать Татьяну? Да и будет ли у нее немного времени для меня. В общем-то, у меня серьезного не было ничего, так немного дроби в одной руке, пару царапин на второй, и чутка битого стекла на морде лица (по другому назвать свою физиономию у меня не поворачивался язык). Сейчас некоторым куда нужнее ее внимание, как врача. С этой мыслью я уже собрался уходить, как меня окликнула, та, кого я и искал.
  - Федор, постой, куда собрался? Давай-ка посмотрю.
  - Да ладно, Тань, перебьюсь пока, у тебя вон и так дел выше крыши, - я кивнул вглубь госпиталя, - расскажи-ка лучше, сколько у нас раненых.
   - Серьезных около пятнадцати, пятерых вы привезли, остальные со стены, - осматривая меня, ответила она, - плюс еще 'эти'...
  Похоже, под словом 'эти' она имела в виду, напавших на нас. Блин, им же тоже какая-никакая медицинская помощь нужна. А может расстрелять их к едрене фене?!
  - А?.. - слово застряло в горле и никак не хотело вырываться наружу.
  Но, кажется, Таня меня поняла, ее взгляд погрустнел. Казалось, что сейчас у нее снова начнется истерика. Но профессионал и есть профессионал, тем более на рабочем месте. Она сдержалась, но стараясь не смотреть мне в глаза, она тихо ответила.
  - Девять... пока девять...
  Вот что означает ее 'пока девять'? Будет еще? Вот как тут не завыть? Что я и сделал, но как следует отвести душу воем, мне не дали. Таня чем-то уколола меня, возвращая к реальности, и профессионально-сухим тоном выдала диагноз.
  - Значит так, Рембо не доделанный, жить будешь. Сейчас передам тебя твоему персональному лечащему врачу, все ее рекомендации выполнять беспрекословно, - неожиданно она даже улыбнулась и продолжила заговорческим тоном, - уж очень она просила, что бы тебя ей на лечение отдали, ой смотри, Федь, охомутает тебя девка.
  Опять заговоры. Кто охомутает? Я, что, единственный, кто не в курсе происходящего?
  - Иди, забирай своего... - позвала кого-то Татьяна.
  Ну, конечно же, Света, мог бы и догадаться.
  - Значит, смотри, из ран все лишнее убрать, промыть, обработать и перевязать, - Таня отдавала последние инструкции Светланке, - не будет слушаться, можешь применить наркоз - чем-либо тяжелым по голове. Все, идите уже.
  На выходе меня поджидали Шурик, Иваныч и Игорь.
  - Как ты, шеф, - первым подскочил Саня.
  - Жить буду, если не залечат, - попытка пошутить закончилась оплеухой со стороны Светы, не особо обратив на это внимания, я продолжил, - часика через два, собираем Большой КРУГ, будем выводы из сегодняшнего происшествия делать. А выводы, я вам скажу, напрашиваются очень даже не хорошие, как что... приятностей не ждите. А пока займитесь-ка патрулями по периметру, охрану к штабу, продскладу, арсеналу, складу ГСМ и автопарку. Шурик, 'молодых' отсекай сразу. Действуйте, ночь скоро.
  Но не успели мы разойтись, как к нам подбежал запыхавшийся Илья.
  - Командир.... Там это... в общем... Оля зовет... - вот вечно он так разговаривает, блин, раздражает порой, а сейчас тем более.
  - Короче, - рявкнул я, так что Илья подпрыгнул на месте в прямом смысле этого слова.
  - Валера на связи, поговорить хочет, - вот так бы сразу, а то развел, понимаешь ли.
  Вот, а про Валеру мы и забыли. Ё-мое, как же все не вовремя. Теперь как быть с затеей переселения 'фермеров'? Да и вообще, надоело как-то все решения самому принимать, пусть на этот раз Игорь 'отдувается', тем более это его люди, и тащить или не тащить их сюда, пусть решает он.
  - Пойдем, Игорек, побеседуем.
  Света, попыталась было меня остановить, да какой там, дела поважнее образовались, тем более я ей пообещал, что не успеет она приготовить все необходимое, для моей 'операции', как я уже приду. На этом и разошлись.
  - Погодь, Федь, не торопись сильно, разговор есть, - притормозил Илья, - понимаю, что сейчас ты никому не можешь доверять, особенно 'новеньким'...
  - Это точно, как в анекдоте: никому верить нельзя даже себе, вот вчера хотел пукнуть и обделался, - перебил я.
  - ... я же до фермерства, опером по особо важным проработал, - словно не замечая моей реплики, продолжил он, - могу контрразведкой заняться. Подумай, атаман, я ведь реально могу в этом помочь.
  - Хорошо, подумаю, - я даже не лукавил, подумать надо, тем паче, что именно внутренняя разведка нам сейчас очень даже нужна, - на совете скажу решение. А сейчас пойдем, пообщаемся с Валерой и Мишкой твоим, может и не стоит их сюда пока тянуть.
  - А я как раз, думаю, что наоборот, стоит, и как можно быстрее. Наши недруги местоположения нашего поселения знают, что им мешает напасть? Задумался? Вот то-то же оно. Вот только как Мишкину с Валерой об этом сообщить, пока загадка.
  - Хм... как сообщить, как раз не загадка. Ладно, идем, а то заждались уже поди.
  Ольга, пока ждала нас, уже успела рассказать Валере о том, что у нас произошло. Ох уж эти женщины, порой мне кажется легче корову научить на коньках кататься, чем женщину держать язык за зубами. И это при том, что женоненавистником я никогда не был, но это их качество раздражало очень сильно.
  - Привет, Валера, - первым взял рацию Игорь, значит вы в курсе всего, что тут произошло, тем лучше, время тратить не придется. Мишка рядом?
  - Здоров, Игорь. Рядом, слушает как обычно.
  - Хорошо, раз слышит. Миш, помнишь, мы с тобой обсуждали план 'Б'? Так вот сейчас именно тот случай. Вы сейчас где?
  В эфире послышалась какая-то возня, видимо Михаил, что-то пытался сказать Валере. Игорь подмигнул мне, мол, все в порядке, не беспокойся.
  - В двух-трех днях пути до 'фермеров', - ответил спустя минуту Валера.
  - Хорошо, передаю Федору, он еще кое-что хотел сказать, - с этими словами им передал мне переговорное устройство.
  - Привет, Охотник, послезавтра к вам выедет человек с дальнейшей инструкцией, - теперь настала моя очередь подмигивать Игорю, - а пока сидите и не высовывайтесь особо. Как понял?
  - Понял, Мономах, конец связи.
  Вот и весь разговор. Мы переглянулись с Игорем, что у него, что у меня на лице была загадочная улыбка.
  - Пойдем, покурим, что ли, - предложил я.
  - Айда.
  - Ну, рассказывай, что за план 'Б'? - спросил я, как только мы вышли на улицу.
  - Во-первых, догадался ты или нет, но они уже на месте, т.е. в нашем поселении. А план 'Б', заключается в том, что на случай такой вот, неординарной, ситуации, километрах в десяти, в лесочке, мы приготовили запасной лагерь. Вот туда они сейчас и отправятся.
  Да уж, они-то предусмотрели все, в отличие от нас. Меня снова начала разбирать злость по отношению к себе и своей недальновидности.
  - Ну а теперь ты рассказывай, - Игорь положил руку мне на плечо, явно видя нарастающую во мне бурю и пытаясь ее остановить, - когда ты говоришь, человечек выезжает? Не верю, что послезавтра.
  - Правильно и делаешь. Конечно не послезавтра, а завтра с утра, и не человечек, а человека четыре с полным арсеналом. Мы с Валерой тоже кое-что перед его отъездом обсуждали, так сказать, на случай 'ядерной войны'.
  - Вот видишь, атаман, не все так плохо, как кажется, - Игорь с улыбкой похлопал меня по плечу, - ладно, пойдем, перед советом надо еще шнурки нагладить и галстук подобрать по случаю.
  - Давай-давай, - в тон ему отметил я, - не забудь труселя в тон галстуку подобрать. И проставу захвати.
  Теперь можно отдаваться в руки Светы, тем более что боль усиливалась, а силы начинали покидать. Процедура извлечения из моего организма лишнего свинца и стекла, происходила прямо на кухне нашего домика.
  - Ай, больно же, - вскрикнул я, когда из моего лица вынимали очередной кусочек стекла, - и так на чудо-юдо похож, а ты сейчас еще расковыряешь. Вот кто меня потом полюбит?
  - Кто надо, тот и полюбит, - ответила она тихо и тут же казенным тоном добавили, - не шевелись, а то точно что-нибудь не то сделаю.
  - Делай то, а то, как я потом женихаться то буду. Ай, - она снова с силой выдернула очередное инородное тело из моей физиономии, на этот раз, похоже, специально так сделала.
  - Сиди смирно, жених. Кому ты только такой нужен?
  - Что, даже тебе не нужен?
  Вот это я, похоже, зря сказал. Что тут началось.
  - Да кому ты вообще нужен, да никому! Индюк надутый! Сухарь слепой! Да я же, да я же... да ну тебя.
  Света повернулась ко мне боком, шмыгая своим носиком, готовая вот-вот разреветься.
  Да что ж такое-то? Что я такого сказал? Мозги начали лихорадочно прокручивать все события с момента ее появления в нашем доме, вплоть до этого момента. Блин... а ведь действительно болван, индюк и сухарь. И не только слепой, но и глухой.
  Вспомни-ка, Федор, как она прижималась к тебе, когда ты ее на руках нес к своей машине. А как она смотрела тебе в глаза, когда ты ее успокаивал, говоря про сон. А кто не побоялся сесть за руль 'тигра' и примчаться на помощь именно в тот момент, когда помощь была необходима. А теперь признайся, неужели все это не вызвало никаких чувств? А вот, в том-то и дело, что вызвало, еще как вызвало. Причем самые, что ни наесть трепетные. Идиот, какой же я идиот. Срочно исправлять положение.
  Я нежно, как только мог, взял ее за руку.
  - Прости меня, Светочка. Я действительно безмозглый, слепой кретин.
  - Да ну тебя... - немного сменила гнев на милость она, - давай уже... Руку давай, с лицом все уже.
  Больше мы не проронили ни слова. Я думал о Свете, причем ни о чем другом думать не хотелось. А она... 'а что подумал кролик, об этом никто не узнал. Потому что он был очень воспитанный'* (*фраза из м/фильма 'Винни-пух идет в гости')
  Самое большое наше заблуждение в том, что у нас много времени.
  Вот и сейчас, не успел я привести себя в порядок, умыться, переодеться, как потихоньку начал собираться народ. У всех на лицах висело выражение озабоченности и недопонимания. Вот и попробуем сейчас решить все наши проблемы, главное новых не создать.
  В гостиной моего домика, где мы проводили собрание Большого Круга, было немного душно, то ли от того, что некоторые из собравшихся курили, то и от того, что здесь и сейчас произойдет переломный момент в истории нашего анклава. На лицах все присутствующих, читалось нечто среднее между озабоченностью и растерянностью. Еще бы, думаю, что каждый из десяти присутствующих, осознавал, что принятое сегодня решение обратной силы уже иметь не будет. И от этого решения будет зависеть очень многое. Плохо, что не хватало, то вполне объяснимым причинам, Валерия и Михаила. Их мы тоже ввели в Большой Круг: Михаила в должности хуторского старосты, а Валерия очень хотелось бы видеть главой внешней разведки, мне, по крайней мере.
  Собравшиеся робко шушукались между собой, что-то обсуждая. Все прекрасно понимали, какой повод вынудил собрать этот совет, но никто не хотел начинать разговор на эту тему. Что ж, снова придется начинать мне.
  - Ну что, дамы и господа. Сегодняшние события показали, что мы с вами облажались, причем облажались по-крупному. В первую очередь, конечно, я. Не предусмотрел, не просчитал. А вы тогда на кой? А? Для галочки? Девять трупов, девять наших товарищей!!! Девять на нашей с вами совести, - похоже я начал заводится, - Что скажешь, воевода, почему так вышло?
  - Шеф, да я... не знаю я... - замямлил он, словно школьник, не подготовивший домашнее задание, - не стравился я, в общем... Давай попрем меня с этом должности.
  Вон оно как. И куда девалась твоя бесшабашность и прыть. Если я только заводился, то сейчас слова Шурика меня просто взбесили.
  - Попрем, говоришь, а давай!!! Я тоже не справился - давай и меня попрем!!! Всех попрем к чертовой бабушке!!!
  - Погодите, Федор, не горячитесь, - попытка меня успокоить у Иваныча не получилась, только еще больше распалила.
  - Что, Иваныч, тебя тоже надо попереть? А давай!!! И что останется? А не вы ли принимали участие в разговоре, как сказать, на заре всего этого? - обратился я к Иванычу и Шурику, да пожалуй, ко всем кто тогда присутствовал, - И о чем же мы там договаривались? Не вспомните? Правильно, давайте разбежимся по сторонам, да и гори оно все синим пламенем!!!
  Так, стоп! Меня уже сильно несло. Надо срочно успокоиться. Налив до половины в стакан коньяку, я залпом его осушил, и закурил.
  Пока я курил и успокаивался, никто так и не произнес ни звука.
  - Уж не думаете ли вы, что все это надо мне одному? Хочется верить, что нет... я так точно не хочу разбегаться на все стороны. То, что МЫ С ВАМИ, создали - я выделил последние слова и обвел всех присутствующих взглядом,- мне стало очень и очень дорого. И это я никому не собираюсь отдавать!!! Буду зубами грызть, если понадобиться, но не отдам! Если же кто-то все же решит покинуть НАШ анклав, то держать не буду, хотя не спорю, буду переживать и грустить. Но, зато те, кто останется, смогут собраться в единый кулак и сделать много полезного для себя и нашего общества. Надеюсь, все помните притчу про прутик и веник*?
  *) речь идет о этой притче:
  В избе у мужика росли три сына:
  Три крепкие, здоровые детины.
  От ссор и драк устал уже родитель,
  И как-то раз позвал:
  - Ко мне идите!
  Признаюсь вам сыны, что я старею.
  Хочу проверить, кто из вас сильнее.
  Сломайте веник, что стоит у двери!
  Что, не по силам? Вам я не поверю!
  Сюда подайте!
  Он порвал бечёвку,
  Сломал по прутику весь веник ловко
  И кинул вон.
  - Когда вы вместе, братья,
  Не страшен враг и все его заклятья.
  Поодиночке вас легко надломят.
  Надеюсь, что урок мой вами понят.
  
  
  - Пока, что у нас получаются только одни прутики. Так что давайте-ка решим, как жить дальше. Будем выживать поодиночке или все же соберемся в кулак. Как решите - так и будет, сегодня решения принимаете вы, а я вынужден буду подчиниться.
  За столом по-прежнему сохранялось молчание. Интересно, сколько оно продлиться и кто не выдержит первым.
  А первым не выдержал Игорь, вот уж воистину странно.
  - Раз никто не хочет, тогда я начну. Я человек новый, поэтому многого не знаю и пока не понимаю. Но Федор прав, как ни крути. Вы - молодцы! Вон как вы все устроили, все и всё по своим местам. Что будет без Татьяны и ее 'золотых' рук в медицине? Я без Иваныча, не было бы ни электричества, ни водопровода. Ирина здорово управляется со всеми хозяйственными делами. Да всех кого не возьми, даже тебя Шурик, - он обернулся в сторону Сани, - вот скажи, кто учебный полигон отгрохал?
  - Ну... , - начал Саня,- все это командира идеи и реально без него ничего бы не было... а мы всего лишь...
  - Не важно, чьи идеи,- перебил его Игорь, - реализация чья? Молчите? Вот именно даже самые-самые идеи без вас не воплотились бы? Так что... не стоит приуменьшать свои заслуги. А вы сидите тут, головы повесили. Да - не ожидали сегодняшних событий, но, как ни странно вы БЫЛИ ГОТОВЫ к этому: оружие, стена, тренировки. Так что, это не повод убиваться от горя, и тем более не повод: ' давайте меня попрем', - Игорек мастерски передразнил Шурика, - а повод задуматься и, как сказал Федор, принять решение стать стеной или остаться кирпичиками. А, ну да, о главном, если никто не против - я с вами, как я уже Федору говорил: мне у вас нравится, надеюсь, буду полезен.
  Игорь сел на свое место за столом. Как ни странно остальные немного оживились, но все равно еще были похожи на сонных мух. И снова возникла пауза. На этот раз, к слову, она надолго не затянулась. Из-за стола, как мне показалось, с некоторым трудом и неохотой поднялся Иваныч.
  - Федор, Вы же знаете, я всегда Вас поддерживал, да и буду поддерживать. Впрочем, как и всех присутствующих и не только. Да и куда мне, старику податься, с вами я снова помолодел и чувствую прилив сил, - Иваныч как всегда был 'немногословен', но его степенность и рассудительность были только на пользу, как сейчас, так и всегда, - опять же, Александр прав, все, что здесь делается, делается с подачи, как сказать, Федора. Но и Игорь прав, мы же не только реализуем эти идеи, но и, так сказать, дополняем, улучшаем. А по существу вопроса: если не прогоните, то останусь и постараюсь сделать все от меня зависящее во благо...
  - Раз уж все высказываются, то я тоже скажу, - не дав Иванычу поговорить, вскочила Ольга, - да что вы здесь цирк-то развели, прогоните - не прогоните, останусь - не останусь, всем же и так понятно, что никто никуда уходить не собирается. Мы так с Ильей точно не собираемся. Правильно я говорю? - обратилась она к сидевшему рядом и изучающему стены Илье, на что тот встрепенулся, видимо, хотел что-то ответить, но Ольга не дала и продолжила, - вместо этого 'бла-бла-бла' лучше давайте решим, что дальше делать? Федь, - перекинулась уже на меня, - давай-ка к столу, решать будем, как жить дальше. Да и моего оболтуса, - она снова кивнула на Илью, - задействуйте по полной, а то ходит туда-сюда, и пользы от него не видно.
  Ну, Ольга, ай да молодец, разрядила-таки остановку. За столом, не сказать, что воцарился хаос, но даже у сидевшей тихонько и немного всхлипывающей Таня, появился огонек в глазах. Шурик тоже вышел из своего транса и активно начал принимать участие в общем балагане.
  Видимо пришло время присоединяться к общей дискуссии на тему: как жить дальше. Запушив окурок в пепельнице, я подошел к столу.
  - Ну что ж, господа-товарищи, с одним вопросом, похоже, разобрались. Оль, низкий тебе поклон, что не дала этим гаврикам окончательно скиснуть и угробить себя самобичеванием. Будем считать, что решение ВСЕМ ВМЕСТЕ двигаться дальше принято единогласно. Или есть еще сомневающиеся?
  Судя по снова начавшемуся гулу, таковых не нашлось. Вот и славненько. Выждав какое-то время, пока все угомонятся, я продолжил.
  - Тогда, с вашего позволения перейдем ко второму вопросу: у нас есть ДЕВЯТЬ наших погибших соратников. Надо бы им последние почести оказать. Если честно, просто похоронить, пусть даже с помпой, как-то не хочется. Может идеи какие есть у кого?
  И опять, в который раз, за столов оживились. Каких только предложений не поступало. Вплоть до создания аллеи героев и погребения под нашей 'крепостной' стеной, по аналогии с кремлевской. Но предложение Николая, заставило всех замолчать и задуматься.
  - А что если предать их огню? Слева от платины на пригорке, есть подходящая поляна, окруженная леском. Вот там можно и устроить обряд погребения.
  - Ты еще язычество предложи возродить, - Глеб, похоже, был против такого предложения, но они и хорошо, в споре рождается истина, лишь бы не передрались на религиозной почве.
  - Ну, во-первых, не язычество, а ведичество или родноверие, - Коля, видимо, оседлал любимого конька, - а во-вторых, почему бы нет. Христианству на Руси сколько лет? Правильно чуть больше тысячи, а, как ты выразился, язычеству в разы больше. Да и потом, сколько праздников христиане позаимствовали у родноверов? Взять хотя бы масленицу или купало. Да и название у нас, какое? 'Витязи'. А витязи как раз-то ближе к родноверам, а не христианам.
  - Ага... еще скажи, что такие витязи как, например, Евпатий Коловрат и Пересвет были язычниками, - Глеб, явно не хотел уступать
  - А и скажу, если верить легенде, Евпатий, после разорения Рязани, отрекся от христианства и на капище Велеса, получил из его рук небывалую силу и имя Коловрат. А что касается Пересвета, тут тоже нестыковочка - нам всегда говорили, что Пересвет-монах-схимник, но схимникам категорически запрещено брать в руки оружие, - Коля тоже был не промах, умел отстоять свою точку зрения, - Федь, ну ты хоть скажи.
  - А что сказать-то? - раз уж просят, надо 'вставить и свои 5 копеек', - могу сказать только за себя. Мне, как незаконченному атеисту, больше по нраву идея Николая. И с погребальным костром, и с возрождением язычества.
  - Не... ну а что, - окончательно 'проснулся' Шурик и все больше начал походить на себя прежнего, - я тоже не особо горю желанием быть чьим-то рабом. А вот внуком богов себя ощутить - вот это дело.
  - Нет, браты, ну вы даете. Мне у вас все больше и больше нравится, - Игорь просто сиял, - нет, правда, любо мне тут. Вот где реальная жизнь, не то, что у нас было - аморфное болото. Как казак - я за погребение по всем христианским канонам, а как человек - скажу так, могилки кто копать будет? Опять же место под кладбище отводить надо, так что мое слово за сожжение, и места много не надо, да и проще. А что касается памяти, то никакие памятники и мемориалы не помогут, если сами забудем.
  Что тут началось. Снова споры, шум, гам. Глеб, с некоторой злобой, косился на Николая. Ирина о чем-то оживленно спорила с Таней. Ольга успевала всюду. Спокойствие сохранял, наверное, только Иваныч. Надо срочно вмешиваться, а то точно, до мордобоя не далеко. Этого только не хватало.
  - Тихо! Будем считать, что и второй вопрос решен, - право решающего голоса у меня еще никто не отнимал, значит надо этим воспользоваться, - значит так, Коля готовь поляну для обряда. Будешь, помимо всего прочего, еще и роль волхва исполнять. А что касается религии, да хоть Великому Чебурашке поклоняйтесь, только без разбитых морд. Теологи недоделанные. Вот спроси сейчас того же Глеба или Колю, насколько глубоки их познания в их религии? То-то же... вот и нефиг блистать здесь своим невежеством. Тем более что церковь и вера - разные вещи. Церковь это, прежде всего институт по выкачиванию денег из народа, место, где те, кто никогда не был в раю, рассказывают о нем людям, которые никогда туда не попадут. А вера - это вера. Вот и будем верить в наше с вами светлое будущее. Надеюсь, никто не против такого расклада? - я выдержал небольшую театральную паузу и продолжил,- ну а теперь перейдем к поименному 'разносу'. Сань, не знаешь с кого начнем?
  - Да понятно, Шурик как всегда крайний, - мне показалось или Саня действительно насупился, - давай уж... не тяни, быстрее отмучаюсь...
  - Да ладно, расслабься, пока... начну, пожалуй с того что представлю новых членов Большого Круга, и да... будет еще Малый Круг, но о нем позже. А пока, Игорь,- я указал на него, - очень хотел быть нам полезен. Вот пусть-ка займется контрразведкой. Ты же не против, Игорек, шпиёнов половить, с твоим-то опытом.
  - Любо мне твое предложение, атаман, ох любо... - начал было он, но я его перебил, чтобы не затягивать совет, да и дифирамбы сейчас явно ни к чему.
  - Вот заладил 'любо' да 'любо'... будет тебе и Люда и Клава, а пока, прямо с утра займешься поиском крысы, уж больно хочется этому гаду в глаза посмотреть. Насчет людей, к Шурику обратишься. Шурик, подберете вместе людей из 'стариков'. Много не давай, - я улыбнулся Сане и Игорю, - нечего кадрами разбрасываться.
  - Сделаем, шеф, - отсалютовал, окончательно пришедший в себя воевода.
  - Валера, которого сейчас здесь нет, займется внешней разведкой. А то нехорошо получается: враги о нас знают, а мы о них ни ухом, ни рылом. Ну и Михаил, тоже войдет в совет на правах старосты хутора, фермерского.
  - А что еще за хутор? - наконец-то подала голос Таня.
  - Да мы тут решили поселить фермеров чуть в стороне от станицы, - ответил вместо меня Игорь, - в целях безопасности, но с полным подчинением решениям Большого Круга.
  Так, что Танечка, готовь себе помощницу, что бы постоянно на хуторе обитала, - продолжил я, - Оля, Иваныч, постоянная, бесперебойная связь с хутором на вашей совести. Ирина, на тебе будут, как и прежде, все хозяйственные дела, включая хутор. Сама будешь управляться или тоже помощницу найдешь, решай сама. Но если вопрос с жизнеобеспечением хутора, не 'горит', то со связью - полная ... ну вы поняли. Так что, Иваныч, делай что хочешь, но придумай что-нибудь. Зашифруй, найди каналы никому не доступные, так что бы мы друг друга слышали и понимали, а со стороны никто не мог. Подключай кого хочешь, но чтоб втихаря, чтоб ни одна падла не узнала. За три дня управишься?
  - Федор, Вы видимо издеваетесь, - ого, таким Иваныча я еще не видел ни разу, похоже он серьезно разозлился, но быстренько взял себя в руки, - простите, понимаю, дело серьезное - сделаю все, что в моих силах, если что не взыщите строго.
  - Хорошо, Иваныч, очень уж сильно мы все на тебя надеемся.
  Остались двое 'нетронутых' пока: Шурик и Илья. С кого начать? Недолго думая, начал я с Ильи.
  - Оль, как и просила, для твоего оболтуса дело придумал, - улыбнувшись Ольге, я повернулся к Илье, посмотрим, как Илья 'выдержит удар', - Ильюх, зная твои способности, пробегись с утра по окрестностям, присмотри все возможные места для засад, как наших, так и не наших. Со стороны прикинь наиболее уязвимые места в нашей обороне. В общем, все, что посчитаешь нужным, примечай, потом схемку сделаешь, как ты со станицей делал. Я ясно выражаюсь?
  - Так это... в общем... ну... - блин, интересно мне одному его в такие моменты стукнуть охота, - я уже сделал, - он с головой залез под стол и с минуту там копошился, пока не выудил оттуда сложенный лист ватмана, который с опаской развернул на столе, - красненьким... это... слабые места... в стене. Зеленые... как сказать... места, где можно спрятаться... и это... ну... к нам подобраться. Синие точки... как это...
  - Блин, Ильюх, нет сил тебя слушать. Ты уж прости. Когда ты это уже успел сделать? Если неделю назад - прибью!
  - Ну...нет... это... сегодня уже... ну, как сказать... за пару часов ... до совещания...
  Вот, что не говори, единственный человек, от которого сегодня реальная польза. Хоть и с речью проблема. Попросить Ольгу, что ли чтоб занялась репетиторством. Подумать надо над этим.
   - Берешь с утра Саню и Пронина, который Игорь, показываешь, где и что, - если Илью не перебить, сколь долго он так мямлить сможет,- Затем вместе решите, как исправлять положение в нашу пользу. Эх, жаль, Валерика нет, пригодился бы его охотничий опыт в плане засад и ловушек.
  Действительно, опыт Валеры сейчас бы очень пригодился, будем надеяться, что до его возвращения не произойдет ничего из ряда вот выходящего, и он успеет принять участие в обустройстве обороны станицы и хутора. Ну а пока остался Шурик, сейчас и по нему пройдемся и спать с чувством выполненного долга.
  - Шурик, ну вот и до тебя добрались. Ты рад, - Саня чуть не подпрыгнул на стеле, как от электрического разряда, - да расслабься ты. Страшно не будет. Делаешь, то что и раньше делал. Берешь Глеба в замы, гоняете всех до седьмого пота. Срабатываете десятки. Расставляете посты, на сегодняшнюю ночь, кстати тоже. Меня не забудьте в наряды ставить. Особое внимание штабу, складам, хотя я это уже говорил. С Ильей все осмотреть, определиться по месту, что и где нужно сделать. Николая подключайте, пусть огрехи в стене устраняет.
  - Уже все сделали, командир, патрули и дозоры расставлены. За твоим домом парни из десятка Глеба присматривать будут, - не понял, вот это сейчас Шурик пошутил или серьезно.
  - А за моим домом на кой? - ну и зачем из меня особо важную персону делать.
  - А как еще, командир, - вступился Глеб, - вот сам, прикинь, сидит у нас... э-э-э-э... в станице шпион, и задумал он тебя порешить, а тут, бац и облом, в виде моих парней...
  - Так, блин, благодетели, срочно убрать от меня охрану, - я снова начал заводиться, - вы еще, вашу дивизия, ко мне телохранителей приставьте. Все!!! Больше к этому не возвращаемся!!! Да и пора заканчивать на сегодня, думаю. Днем еще Малым Кругом соберемся. А сейчас давайте-ка расходиться. Вопросы есть?
  - Федор, у меня есть что еще сказать. Позволите? - Иваныч нерешительно встал из-за стола.
  - Иваныч, тебя, конечно, послушаем, ты всегда все в тему говоришь.
  - Тогда я сейчас, - он чуть ли не бегом удалился в сторону гаража, где уже давно оборудовал себе мастерскую.
  Отсутствовал, наш самый старший и самый уважаемый всеми соратник минут десять. И когда он появился, то в его рукам был не маленький сверток. Он тут же, с горящими, как у ребенка, только что получившему в подарок новую игрушку, о которой долго мечтал, глазами, развернул его на столе. А в свертке... мама дорогая... лук, что-то похожее на арбалет, что-то еще на лук похожее, но с какими-то приспособами, стрелы и болты с разными наконечниками. На лицах присутствующих читался неподдельный интерес, кое-кто, вроде Игорь, даже присвистнул.
  - Ого, Иваныч, а где копья и мечи? Мы же в каменный век собрались?
  - Вы, все иронизируете, Александр, - тут же парировал Иваныч, реплику Шурика, - послушайте сначала, а выводы уж потом сделаете. Тем более, как Вы, наверное, понимаете, запасы патронов не безграничны. Вот я и позволил себе заняться альтернативой огнестрельному оружию.
  Он принялся раскладывать на столе свои поделки, параллельно комментируя.
  - Начнем, пожалуй, - первым он взял в руки лук, - это конечно не лук-трехдревка, как у наших прославленных предков, сделан всего лишь из куска ПВХ трубы, но по качествам, я надеюсь, не сильно будет ему уступать. От легкий и разборный. Для большей прочности плечей лука, он обернут тканью, пропитанной эпоксидной смолой. Тетива - обычная нейлоновая нить, пропитанная смесь парафина и битума.
  Иваныч разобрал лук, разбирался, но, кстати, довольно легло. Интересно, а собирался он так же быстро? Затем он взял в руки 'арбалет'. Как ни странно все слушали 'лекцию' Иваныча затаив дыхание и приоткрыв рты.
  - А вот это самострел, напоминающий арбалет. Не нашел нигде, к сожалению точного описания конструкции арбалета, поэтому делал его по картинкам, да и как сам представлял. Вот что-то и получилось. Плечи здесь из полосок металла, тетива, та же нить, что и на луке, ложе, цевье и приклад из дерева, - он, опять же с легкостью, передернул затвор, напоминающий затвор помпового ружья, и арбалет оказался взведен. О как, мне всегда казалось, что арбалет не так-то легко взвести, а тут Иваныч одним движением доказал обратное, - Хотелось еще сделать его многозарядным, но пака это всего лишь идея.
  Следующей в руки Иваныча попала хитрая конструкция. Небольшой лук, тоже из ПФХ, но раза в четыре меньше, с приделанными к нему парочками и реечками.
  - А вот эту конструкцию, но базе лука, можно использовать как растяжку, правду сказать, поразить можно только одного неприятеля, но если вместо обычной стрелы использовать сигнальную...
  - Ага, как в анекдоте, - и снова неугомонный Шурик, не выдержал, перебил, - '...стреляй еще! - не могу - стрелы кончились'.
  - Терпения, мой юный друг, немного терпения, - Иваныч был настолько увлечен рассказом о своих чудо-изобретениях, что казалось, колкости нашего воеводы и не заметил, - А теперь, с вашего позволения перейду к стрелам. Пока их только четыре вида: обычные, такие разве что для охоты годятся или легко одетого человека. С усиленным, четырехгранным наконечником - пробивает наши бронежилеты с 15 шагов, простите, Федор, пару жилетов испортил, пока стендовые испытания проводил. С разрывным наконечником - при контакте взрывается, но это пока только в теории, также как и последний тип, хотелось сначала немного доработать, да и с полигонными испытаниями, как я понимаю, пока сложно. И, наконец, последний тип - сигнальные, этот тип еще недоработан, так как пока требует постороннего вмешательства - зажечь фитиль, но уже кое-какие идеи, для устранения этого недостатка есть. Опять же, повторюсь, не испытано в полевых условиях.
  - Иваныч, сукин ты сын, - чуть ли не закричал я, когда тот уже опустился на стул, - ладно наш тихоня Илья, он у нас птица гордая, пока не пнешь, не полетит, - Ильюха, после моих слов о нем, аж перестал ковыряться с бумажками, и насторожился, - Но ты-то, ты чего затихорился? Блин, нет слов, одни тихушники вокруг.
  Все это я выпалил почти на одном дыхании, с нескрываемым восторгом в голосе, и улыбкой от уха до уха. Мое настроение передалось всем, и Иванычу в том числе. Но ответил он с присущим ему степенством и уверенностью в голосе.
  - Да знаете, Федор, хотелось все как следует доработать и испытать. Да и случая, показать все свои игрушки не представлялось.
  - Шурик, тебе понятно, надеюсь, что у тебя с Глебом еще одна задача на ближайшее обозримое время нарисовалась? - я повернулся к Шурику, тот уже вертел в руках изобретения Иваныча, - Игоря подключайте, но только тогда, когда шпионов всех переловит. Полигон подальше от станицы устраивайте, что не слышно не видно было. Уяснил?
  Саня только что-то мурлыкнул себе под нос, не отрываясь от нового вооружения, за что и заработал от меня дружескую затрещину.
  - Да понял я, понял, командир, - пробурчал он и снова вернулся к своему занятию.
  - Нет, ну вы блин, даете, - не менее восторженно, чем получилось у меня, заявил Игорек, - с каждым днем, да каким там днем часом, даже минутой, влюбляюсь в вас всех все больше и больше. Теперь гнать будете - не уйду никуда.
  - А можно и мне вопрос? Федь, ты как-то обещал подумать, чтоб девушек тоже привлекать к патрулированию и 'в армию призывать', - Оленька, похоже, решила воспользоваться всеобщей эйфорией, после 'выступления' Иваныча, надо сказать у нее это почти получилось, - Подумал? И какой будет твой положительный ответ.
  - Оля, ну я же не Илья, со мной твои штучки так просто не пройдут, - все так же с улыбкой ответил я, - Раз уж ты претендуешь на роль Кожиной-Бочкаревой* (*Василиса Кожина - героиня отечественной войны 1918 года, принимала активное участие в партизанском движении; Мария Бочкарева - героиня первой мировой войны, командир 'женского батальона), то тебе к воеводе первым телом надо. Полоса препятствий, огневая подготовка, а там уж, что Шурик скажет. Ясно?
  - Куда уж яснее, - конечно же, мой ответ не мог не разочаровать Ольгу, - против, так и скажи. И не надо тень на плетень наводить.
  Ну вот что с ней делать? Раз так поступим так же, как и с Бочкаревой в свое время.
  - Значит так!!! Оля, собираешь десяток 'амазонок' и к Шурику на полигон. Через две недели будет слаженный десяток с соответствующими показателями - быть поляницам в рядах наших 'вооруженных сил', нет - не обессудь. Довольна?
  - Еще бы!!! Спасибо, Феденька, - она просто сияла, но сгребла с охапки и расцеловала почему-то Илью, - не подведем, расстараемся, еще и ребятам носы утрем.
  - На этой оптимистической ноте, позвольте отдать последнее на сегодня распоряжение! Всем спать, - нет, ну правда, засиделись уже, думаю не только мой израненный организм требовал отдыха.
  Народ быстренько потянулся к выходу. Иваныч тоже засобирался куда-то, вот уж странно, так странно. Вроде делили с ним дом, никто никого не притеснял, не мешал. Интересно куда это он.
  - Иваныч, а ты куда на ночь глядя?
  - Да вот, Федор, решил прогуляться на сон грядущий.
  - Нет, Иваныч, не убедил, врать не умеешь. Так что давай колись! - вот так дела, опять я чего-то не знаю или не понимаю.
  - Странно, Федор, я считал, что все уже давно в курсе, в том числе и Вы, - Иваныч чуть ли не покраснел, но быстро перевел тему, заговорщицки - думаю, сегодня лучше спаться будет без моего присутствия в доме.
  - У-у-у, атаман, ни черта ты не знаешь о жизни своих станичников, - появился, как всегда ни неоткуда Игорь, и, дождавшись пока Иваныч скроется за дверью, добавил, - роман у него с Ириной, причем самый настоящий, причем, как я понял, давно уже. Старик-то просто преобращается рядом с ней. Неужели не знал? Удивляюсь тебе, атаман. И вот еще что, - он лукаво прищурился и заглянул мне в глаза, - если ты очередную вспышку проморгаешь - я приударю. Я уж точно такого счастья не упущу. Так что... задумайся, атаман, крепко задумайся. А пока - будь здрав!
  Он засмеялся, хлопнул меня по плечу и скрылся за дверью, последним, как оказалось.
  Да что ж такое, все явно сговорились. Сегодня все кому ни лень, пытаются показать, что Света буквально создана для меня, или я для нее. Вот почему всех так резко озаботила моя личная жизнь? А Игорь, что он хотел добиться своей последней фразой? Вызвать у меня приступ ревности? Если да, то сказать по правде, ему это удалось. Сидя на кухне, попивая холодный чай, мне пришлось еще раз прокрутить все сегодняшние события, связанные со Светланой. Что тут сказать в свое оправдание, чем дольше я предавался этим воспоминания, тем больше чувствовал нежность, симпатию, да что там говорить, желание быть рядом с этим милым созданием не смотря ни на что. Только вот... по всему выходило, что я умудрился-таки обидеть ее при крайнем разговоре. Вот такие дела Федор, хочешь, не хочешь, а надо тебе набираться смелости и идти извиняться. Только вот как? Как-как... под предлогом перевязки, надеюсь, не откажет.
  Уже стоя перед дверью в комнату, где обитала Светлана, пытаясь унять, бешено колотящееся в груди сердце, я никак не решался постучать. А может ну его, пустить все это на самотек и будь что будет. Нет уж, начал - доводи все до конца. С этой мыслью, я все же робко постучал.
  - Да-да. Заходи уж, коль пришел, - сразу же раздалось из-за двери, словно она ждала визита.
  - Свет, еще не спишь? Я это... мне... перевяжешь меня, - растерянно произнес я входя.
  Светлана не спала. Она сидела, облачившись в длинную, с довольно глубоким вырезом на груди, ночную рубашку, на кровати, забравшись на нее с ногами. В руках у нее был клубок ниток и крючок, да она еще и рукодельница. Это вызвало во мне еще больший прилив нежности к ней.
  - Проходи, присаживайся, - она жестом указала на стул возле столика, на котором было уже все приготовлено для перевязки, как будто она знала, что я зайду с просьбой заняться моими ранами.
  Она встала, отложив рукоделие, немного потянулась, окончательно лишив меня дара речи, и заставив все внутри меня трепетать с утроенной силой.
  По этой ли причине, или потому что я боялся снова сморозить что-либо лишнее, вся процедура перевязки прошла в полной тишине. Лишь ее нежные пальчики, касаясь моего тела, заставляли мое сердце просто оглушительно, на мой взгляд, барабанить чуть ли не на всю округу.
  И только ближе к завершению, я решился заговорить
  - Светочка, ты это... прости меня, вел себя как болван. Не хотел, да и не хочу тебя обидеть.
  - Ну то, что ты чурбан неотесанный, я почти сразу поняла, - она улыбнулась такой лучезарной улыбкой, что сразу же забылось, все на свете, - но все равно... - она немного запнулась и покраснела, - но и таких чурбанов тоже кто-то может любить.
  - Да что же это такое? Вы что, сговорились сегодня все? Все так и талдычат, присмотрись, обрати внимание, - кажется, я начал злиться, и снова понес что-то не то, - Игорь так вообще выдал: если не хочешь сам, то готов он попросить твоей руки. А ты только и обзываешься и издеваешься.
  Света мгновенно посерьезнела. Нежность ее рук исчезла, в голове появились ледяные нотки.
  - И что ты? Вот так запросто отдашь меня... мою руку какому-то Игорю?
  - Ну вот, началось. Отдашь - не отдашь. Я вам, что мать, или отец, или то и другое вместе? Хотите - сходитесь, хотите - расходитесь.
  - Все! - Света уже не просто злилась, она кипела... с силой, на которую только способна, она затянула последний узел на повязке, - перевязка окончена. Вы свободны, пациент.
  Нет, так не пойдет. Уже сидя у себя в комнате, обхватив голову руками, я пытался привести мысли в порядок. Да какой там. Хотел извиниться, а сделал все с точностью до наоборот. Надо засунуть поглубже свою гордость и повторить попытку, пока еще не поздно. С этой мыслью я пулей выскочил в коридор. Как же сильно я удивился, когда увидел Свету около двери в мою комнату.
  - Я так и знала, что ты обязательно выйдешь, - прошептала она.
  - Света, я совсем не то хотел сказать. Я старый солдат и не знаю слов любви... - начал было я оправдываться.
  - Да замолчи ты...
  Она закрыла мне рот сначала своей ладошкой. С минуту мы простояли в таком положении, глядя в глаза друг другу. Затем я робко попытался поцеловать, то, что закрывало мне рот. В ответ на это, она ласково обила свои руки вокруг моей шеи и жадно впилась своими губами в мои.
  Трудно сказать, сколько длился этот поцелуй, еще труднее ответить на вопрос как мы оказались в моей спальне полностью обнаженными. Но пусть кто-нибудь мне попробует сказать что 'заниматься сексом' и 'заниматься любовью' это одно и то же. То, что произошло между нами, было именно любовью, даже Любовью с большой буквы.
  - А ты знаешь, как долго я выпрашивала у Ирины, что бы она поселила меня к тебе? - заговорила Света, когда мы успокоились, положив свою голову мен на плечо, - пока Иваныч, за меня словечко не замолвил. А сегодня, когда по нам начали стрелять, я знала что ты обязательно придешь и меня спасешь, я даже была уверена, что именно так и будет. А ты знаешь, как я испугалась, когда вы пошли в овраг? Леша долго не хотел меня за руль пускать. Таня тоже не сразу согласилась, что бы тебя именно я лечила. Ты же мне сразу понравился, как только я в поселке появилась, весь такой серьезный, деловой, властный, но какой-то одинокий...
  Вот оно как, оказывается, а я-то действительно, как не крути, слепец, да еще какой. Вместо ответа я покрепче прижал ее к себе и начал покрывать все ее тело страстными поцелуями. И снова мы вместе понеслись к вершинам блаженства, и снова одновременно испытали то самое чудо-чудное и диво-дивное...
  Уже под утро, прижавшись к тихонечко посапывающей Свете, и засыпая, я понял, что не отдам ее никому и не за что.
  - Я знаю, - произнесла она сквозь сон, неужели я сказал все это вслух, - теперь ты мой, и только мой, я тебя тоже никому-никому не отдам.
  
  ГЛАВА 8
  Однако насладиться свалившемся на меня счастьем в полной мере мне, конечно же, не дали. Еда только расцвело, как ко мне в комнату, в буквальном смысле слова ввалился Шурик.
  - Командир! - заорал он, но увидев, что я не один тут же попятился обратно, - ой... прошу прощения.
  Так что запущенная мною подушка, не нашла своей цели в виде головы Сани, а ударившись о уже закрытую им дверь, шмякнулась на пол.
  - Командир, я это... прости, конечно, - понеслось уже из-за двери, - но тут такое дело, ты срочно нужен, по ходу шпионов упустили...
  Ого, повод-то действительно не шуточный. Надо идти, посмотреть, что все-таки произошло, и как умудрились проворонить.
  Минут десять-пятнадцать спустя, я уже был в штабе, где в отдельном небольшом кабинетике, уже собрался Малый Круг, в лице Иваныча, Шурика, Игоря и Николая, похоже, ожидали только меня.
  -Ну, рассказывайте, ясны соколы. В очередной раз облажались? Или есть еще надежда, что не так все плохо? - как я не старался выглядеть грозным и суровым, сегодня у меня это никак не получалось, что не могли не заметить собравшиеся, напряженность с их лиц слетела, уступив место озадаченности и желанию действовать.
  - Значит так, командир, - начал воевода, - рассказываю, ночью произошло ЧП, вернее даже не одно, но все обошлось, - голос его поник, перешел чуть ли не на шепот, - более или менее...
  - Так, Саня, с этого места подробнее!!! - вот теперь я снова стал собой, суровым и требовательным, готовым разнести все к едрене фене, - что опять произошло, к чему МЫ не были готовы? Только давай сразу к делу, без размазывания соплей. Четко, по пунктам. Потом думать станем, как косяки исправлять.
  - Да, собственно и рассказывать особо нечего, - начал Шурик, но был грубо мною остановлен.
  - Если ты хочешь как в старой песне, про околевшую кобылу* (* речь о песне 'все хорошо, прекрасная маркиза'), то не стоит! Сказано же тебе, по существу.
  - Атаман, давай лучше я, - Игорь поднялся со своего места и заходил взад-вперед по комнате, - тем более, с недавних времен, это моя вотчина, значит, мне и отдуваться.
  - Ну давай, Пронин, поведай, что прошляпили?!
  - Я бы не сказал, что совсем все так плохо, - вот и Игорь туда же, неужели это раздолбайство так заразно, - итак, по делу: благодаря патрулям, выставленным Шуриком, удалось предотвратить несколько диверсий. Была попытка залить соляркой склад продовольствия, попытка поджога склада ГСМ, и, самое интересное, попытка напасть на тебя, атаман. Во всех случаях, горе-диверсантов удалось спугнуть, и они вынуждены были сбежать. Вот тут все сложнее: похоже, помог сбежать твой, командир, знакомец - Егор, он как раз на посту был. Его напарника серьезно ранили, он сейчас под Татьяниным присмотром в лазарете. Сам Егорка сбежал вместе со злоумышленниками.
  - Ну вы, блин, даете, - неужели они на самом деле считают это все успехом, кажется, я серьезно разозлился, - вот, скажите, по какой причине вы сейчас улыбаетесь? Не произошло ничего серьезного?! Кто дежурил у складов? Наказать!!! Прилюдно!!!
  - Притормози, атаман, за что наказать-то? Ребята же не допустили никаких происшествий.
  - А что, Игорек, давай наградим. Так получается? Диверсантов упустили? Упустили! Еще один соратник выбыл из строя! Это успех? Нет уж. Это провал! Причем полный!!! Хорошо, соглашусь, что с прилюдным наказанием я, скорее всего, погорячился, но это не означает, что вообще никакого наказания не будет. Мне нужны сейчас подробности ночного происшествия. Кто стоял на посту? Как спугнули? И почему вообще Егор оказался на стене?! - и снова я позволил себе повысить тон, что никак не могло считаться хорошим признаком, но видимо факт того, что в патруле мог оказаться Егор, больше всего не давал мне покоя.
  - Можно и по порядку,- на лице Шурика застыло серьезное выражение, даже венки на висках проступили, - примерно около трех часов ночи около твоего дома, командир, ребята Глеба спугнули троих человек. Сначала они решили, что это смена, но когда они их окликнули, те пробормотали, что-то вроде: 'мы вообще не к вам, подзаблудились малость' и скрылись. Ребята, конечно, сильно этому значения не предали. Далее примерно по тому же сценарию они объявлялись у склада продуктов и склада ГСМ. И там и там их окликнули, но они не подали никаких знаков, а просто ретировались. Тревогу подняли уже около шести, когда меняли караулы на стене и нашли напарника Егора с разбитой головой. Прочесали весь поселок. Около продуктового склада нашли канистры с соляркой, видимо склад хотели залить. Около одной из емкостей дизтоплива слишком много разных следов, из чего можно сделать вывод, что солярку оттуда сливали. Ну а на счет Егора... ты же сам распорядился, что в патрули только 'стариков' отправлять, а он-то как раз из 'стариков'... кто ж знал, что он за это время так и не успокоился.
  - Так! С этим пока ясно. Блин-блин-блин.... Егор же навечно 'прикомандировал' к складу продуктов, как же вы его в патруль-то отправили?! - вот и вышло то, чего я опасался относительно Егора, подложил-таки свинью, - Что еще выяснили? Кто исчез еще, кроме Егорки? С кем он общался в последнее время?
  - Выяснили! - похоже, наш контрразведчик серьезно включился в дело, что не могло не радовать,- Егор все время проводил на продуктовом складе, в последнее время, с ним там крутился еще один 'товарищ' по имени Стасик, как раз не так давно его патруль из Промышленного привез. Вроде паренек тихий, спокойный, постоянно с шутками-прибаутками. Вроде всегда чем-то занят, то тут, то там, всем помогал...
  - Да-да, подтверждаю, - вклинился в разговор Иваныч, - помню этого Стасика, впечатление хорошее производил, всегда подойдет, спросит, чем помочь. Я ему несколько раз разные поручения давал.
  - Надеюсь, в мастерскую свою не пускал? - перебил Иваныча я, - а то очень весело получится.
  - Я хоть и старый маразматик, но не до такой же степени, - оскорбился тот, - я, Федор, никого в мастерскую не пускал и даже как Вы уже поняли и не говорил о ней и своих увлечениях никому.
  - Прости Иваныч, вся эта хрень выбила из привычной колеи, - я чуть ли не покраснел от стыда, но быстро взял себя в руки, - продолжай Игорь, вижу, есть еще, что сказать по поводу этого Стасика.
  - Как догадался? Конечно, есть. И самое интересное, на мой взгляд. Вот весь он такой милый белый и пушистый, все успел понравиться, даже Татьяне с Ириной. Всем да не всем, - Игорь выдержал театральную паузу, оглядел собравшихся, мол, угадаете или нет и продолжил, - Фантом его сразу как-то не возлюбил, как только Стасик появлялся в поле видимости Фантика, как Фантома словно меняли: он начинал рычать, лаять и, так и норовил ухватить вышеупомянутого товарища за мягкое место.
  Вот как! Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд. Фантик же никогда не отличался агрессией. Чего он так реагировал на этого Стасика. Явно не просто так. А что если привлекать Фантома для обнаружения шпионов и диверсантов? Идея вроде хорошая. Надо будет все обдумать. Но пока я только обдумывал эту идею, Шурик ее обозначил.
  - Слушайте, а может тогда Фантику всех новеньких 'представлять', глядишь, и получится с его помощью всяких шпиёнов вычислять?
  - Я тоже об этом подумал как-то. Вот только получится ли из этого что? - похоже, идея не только меня с Шуриком посетила, вот и Игорь про это же, - но попробовать стоит.
  - Ладно, попробуем, только мы отвлеклись от темы. Кто третий был? И что они вообще успели натворить? Кто-нибудь выяснял? Что с продуктами, что в топливом и машинами? Может где еще есть какие следы деятельности, помимо того что мы знаем?
  В комнате снова наступила тишина. На лицах присутствующих читались различные эмоции. Вот уж, все как обычно. Спугнули диверсантов и успокоились, а оценить, что они могли натворить или натворили не подумали. Шурик сидел с очень сосредоточенным и одновременно растерянным лицом, явно пытаясь понять, что необходимо делать. Вот уж действительно надо навтыкать всем 'командирам' по первое число, может тогда мозги и встанут на место.
  Да уж, мирная, беззаботная жизнь до попадания в этот мир, как ни крути, не отпускала, и не позволяла вот так сразу перестроиться на новый, не совсем мирный лад. Все оговорки типа 'со временем все устаканится' летели ко всем чертям - не было у нас времени!
  Игорь расхаживал по комнате, периодически поглядывая на всех присутствующих. Иваныч уставился в одну точку на середине стола и, словно выключился из реальности.
  - Что приумолкли? Снова не додумали? У меня одного какое-то чувство не понятное. Вроде делаем все верно, но что-то постоянно не доделываем?
  - Да, есть такое ощущение, сам с ним не первый день пытаюсь бороться, но, пока тоже нет ответа, - ответил Игорек.
  - И что же нам, прикажешь, делать в этой ситуации? Снова пустить все на самотек? Или все же попытаться строить долгоиграющие планы?
  Игорь в задумчивости снова заходил по комнате. Я же тем временем налил себе кофе, даже не пытаясь его торопить, все-таки очень интересно было, что же он думает по поводу всего этого.
  - А знаешь, - Игорек перестал ходить по комнате, тоже налил себе кофе и подсел к столу, - мы, вроде и не пускаем все на самотек. Худо-бедно, но движемся. Уже и фермерское хозяйство замутили. Хотя... тут правильнее сказать вы, а не мы, мы-то вроде пока еще не с вами. Вернее с вами, но еще не полноценные члены анклава. В общем, получается, что вроде в верном направлении идем... идете...
  - Ты это чего раскис, как барышня на смотринах. Мы не вы, вы не мы. Не считал бы тебя частью нашей команды не сидел бы сейчас с тобой и не говорил бы по душам. Так что прекращай это, никому не нужную лирику. Лучше скажи, как думаешь, скоро ли нам следующего нападения ждать? И каким оно это нападение может быть на этот раз?
  - Хм... благодарю за теплые слова, запомню и постараюсь оправдать, - он отхлебнул кофе в задумчивости и продолжил, - а мыслю я так, атаман, уверен, что времени на все, про все у нас очень не много. Я бы, по крайней мере, точно медлить бы не стал, так что... как там люди говорят: хочешь мира - готовься к войне, так вроде. Вот и надо готовиться, но и о насущном не забывать.
  - Вот и я так же думаю, не сегодня, так завтра надо снова ждать незваных гостей, и не этот раз подготовиться к встрече в лучших, так сказать, традициях.
  Последняя фраза вызвала дружный смех всех собравшихся, видимо представивших эти самые 'лучшие традиции'. Но этот смех не был искренним, а скорее нервно-натянутым, каким только может быть смех в подобной, не совсем приятной ситуации. Пока ясно одно, надо очень хорошо прочесать поселок на предмет возможных 'сюрпризов', возможно оставленных ночными 'деятелями', вот этим мы и порешили заняться с Шуриком, сразу после нашего Круга.
  А что касается Николая, то он единственный кто все это время сидел молча. Вот значит надо его и растормошить.
  - Что скажешь, Николай? Может, ты чего подскажешь. Что все-таки делать с патрульными, которые только спугнули, а не задержали шпионов? Оставлять все просто так и, тем более поощрять нельзя никак. Какие мысли по этому поводу есть?
  - А что я могу подсказать? Могу только высказать свое мнение. То, что произошло ночью, конечно нельзя назвать успехом, но и полным провалом, как это ты, Федя, считаешь тоже назвать нельзя. Однозначно не хорошо, что дали уйти этим... м-м-м... ну пусть пока будут шпионами, хотя я бы как-нибудь по-другому бы их назвал. Но! Представьте, что могло бы случиться, если бы наши ребята их бы не спугнули? Вывод напрашивается такой, опять же оговорюсь - это всего лишь мое мнение, строго наказывать никак нельзя, но ни обратить на это внимание всех тоже нельзя. А что если послушать, что они сами скажут по этому поводу? Все равно ведь однозначного решения мы принять не сможем, так как не знаем, что они сами думали и думают на этот счет.
  - А ведь верно, - Игорь оживился еще больше, перестал расхаживать и замер над столом опираясь об него двумя руками, - надо самих послушать, но только сделать это надо у всех на виду, скажем, устроив что-то похожее на казачий сход.
  - А давайте вечером, когда краду зажигать будем тогда и послушаем их заодно. Чтоб и перед людьми и перед Богами ответ держали.
  - Коль, опять ты со своим язычеством? - судя по улыбающийся физиономии Шурика, он-то как раз не был против, скорее, даже за такое решение, но все же не мог не высказаться, - и как ты себе это представляешь? 'О, мудрые Боги, подскажите-расскажите...'?
  - А вот вечером и увидишь все, если такое решение всех устраивает.
  - Устраивает, - действительно, почему бы и нет, меня это идея вполне устраивала, и даже немного развеселила - хорошо, что Глеба нет, а то снова бы сцепились, теологи новоявленные, - Ладно, дел еще на сегодня намечено много, поэтому хватит болтовни - идем делами заниматься.
  А значит именно этим и предстояло сейчас заняться, т.е. подготовкой, как практической ее стороной: разведка, оповещение, моральная подготовка бойцов; так и теоритической частью: как-то надо узнать, с кем же мы все-таки имеем дело.
  Расставшись, мы поспешили как раз заняться этими составляющими. Я, с трудом переборов желание вернуться домой и еще немного поваляться в постельке, как и планировал, с Шуриком отправился оценить возможный ущерб от ночного происшествия, так сказать, лично засунуть свой нос во все возможные и не возможные щели. А то как-то интересно получается, вроде и глава, а о делах знаю только от кого-то. Вот и надо исправлять эту оплошность.
  Да уж, мирная, беззаботная жизнь до попадания в этот мир, как ни крути, не отпускала, и не позволяла вот так сразу перестроиться на новый, не совсем мирный лад. Все оговорки типа: 'со временем все устаканится' летели ко всем чертям - не было у нас времени!
   Игорь умчал допрашивать пленных, прихватив с собой Фантома, так, на всякий случай, а вдруг и правда есть толк от Фантика, в чем я почти не сомневался. Оставалось надеяться, что он добудет какую-либо интересную информацию в общении с этим контингентом, а если уж сыщется какой-нибудь 'интересный' собеседник, то и пригасить на беседу не забудет, о чем мы, конечно же, с ним договорились.
  Иваныч пошел разыскивать Глеба и Ильюху. В их совместную задачу входило определение мест возможных засад, секретов, дозоров, а так же мест, где можно было применить новинки иванычевского военпрома, в частности, если уж можно как назвать, луки-растяжки. Тем более Иваныч заверил, что они очень просты в изготовлении, и к обеду, возможно, изготовить и установить штук 20-25 этих устройств, как сигнальных, так и простых.
  По дороге к продуктовому складу я выяснил у Шурика по поводу отряда сопровождения для доставки 'фермеров'. Хоть тут все было довольно не плохо. Отряд на трех 'волках' выехал пару часов назад, так что при удачном стечении обстоятельств пополнение можно было ожидать уже к послезавтрашнему вечеру. Значит, времени на подготовку хутора тоже не много, надо успеть до их появления. Вот и еще одна задача для Николая, так что тоже пусть суетится. Тем более что дефицита помощников не было, и не только у него; желание как можно быстрее построить все, что бы можно было тихо спокойно жить, а не пробовать выживать, как это есть на текущий момент, у всех было просто огромным.
  И одно из условий этого самого выживания было именно 'наведение порядка' в обороне, в том числе и ее материальной составляющей, такой как склады. Так что организовать их безопасность и сохранность было чуть ли не первостепенной задачей. Тем более что этой ночью была попытка покушения на эту 'святыню'. Вот нам с Саней и предстояло сейчас выяснить возможный ущерб и то, какие уроки из ночного происшествия были сделаны.
   'Экскурсия' по складам, к моему глубочайшему разочарованию, снова обнажила весь наш пофигизм по отношению к происходящему. Ворота на склад были открыты чуть ли не нараспашку. Видимо ночное происшествие никого ничему не научило и не навело на соответствующие мысли. Или это снова тупая надежда на русский 'авось'? Впрочем чем бы это не было, это не могло не вызвать у меня новый приступ бешенства.
  - Командир, так слад под постоянной круглосуточной охраной наших ребят, чего волноваться зря,- начал оправдываться Шурик.
  - Так и склад не закрывается потому, что всем всегда что-либо надо из съестного, вот и заходят и берут что надо и когда надо, - Ирина попыталась оправдаться, но как-то не убедительно все это звучало, тем более ее аргументы были-то как раз не на пользу.
  - Вот именно!!! То, что заходи кто хочешь - бери что хочешь, как раз-то и хуже всего! Именно это и плохо! Вот ночью как раз и попытались зайти, видимо кушать сильно захотели, да вот незадача - закрыто оказалось! Вот ребятки и обиделись, и решили совсем от нас уйти, раз мы такие злые! Вы сами-то хоть поняли хоть сейчас, что именно может произойти?! Блин!!!
  Видимо до Шурика и Ирины дошло, что я хотел сказать. Лица их посерьезнели. Ира тут же умчалась за ключами от склада.
  - В общем, у нас как ни как военное положение!!! Ира, придумай часа выдачи продуктов утром и вечером, и что бы на складе пара-тройка шуриковых ребят была! Да и... чутка, ограничь выдачу... военное положение как-никак, да и скоро еще и 'фермеры' прибудут, харчи поэкономить бы не мешало!
  Ладно, с одним складом худо-бедно разобрались, пора и на втором, топливный который волшебных пенделей раздать, для профилактики.
  Недалеко от входа нас встретил Казанова, как будто ожидал нашего визита. Он сразу же поспешил к нам на встречу и коротко по-военному отчитался:
  - Проверка на складе показала, что ночью поникшие на склад диверсанты, помимо того, что слили солярки, все же успели нагадить. В емкость, из которой сливали, успели закинуть песка и залить воды. Вот сколько песка и воды пока трудно судить, нужна дополнительная проверка. Собственно песок и вода сильно испортить солярку не смогут. Песок на дне осядет, а воду, если ее не много, а ее не может быть много, судя по всему, литров сто на 30 кубов солярки - мелочь. Так что, можно сказать, что попытка навредить не совсем удалась.
  - Ясно, Рома, выясняйте все до конца. И, если что, надеюсь, знаешь что делать!
  - Так точно! Не переживай, шеф, все будет как в лучших домах Лондона и предместьях Жмеринки.
  - Сань, а как у нас вообще охрана организована? - решил я поинтересоваться, как только мы ушли от складов - сколько человек задействовано и где?
  - Сейчас полтора десятка на стене, десяток по станице раскидан, так что сектора у всех пересекаются. Ночью будем усиливать и на стене и в станице.
  - Это хорошо! Действуй, меня не забывай в патрули включать. И еще... подумай как бы еще патрули за периметр запустить. Мало ли... понимаю, что сейчас народа не так уж и много, но надо что-то придумать обязательно. 'Фермеры' приедут - тогда и народ добавится и Валера к этому подключится. А пока можешь с Игорем и Глебом что-нибудь придумать по этому поводу.
  - Это тоже уже как само собой... сейчас Иваныч и Ильей по окрестностям гуляют. После порешим, где дозоры и секреты устраивать. Кстати, шеф, ты серьезно на счет женского подразделения говорил или просто, чтоб отстали?
  - Серьезно, Саня, даже очень серьезно! Пока у нас реальный дефицит кадров. Сколько вчера навскидку человек учувствовало в нападении, включая нападение на патруль? Молчишь? То-то же... Вот и я не знаю... но, явно раза в три больше чем есть у нас... Пока мы их, скажем так, одолели... но это пока. Пока мы одержали победу, но только лишь потому, что у нас немного лучше вооружение, не более того. А что нужно для того что бы и малыми силами побеждать? Как товарищ Суворов в свое время говорил: 'воюй не числом, а умением'. Так вроде? Вот и нам надо свое умение оттачивать. А что нам для этого надо?
  - Тренировки, подготовка, да и много еще чего!
  - Ты, прав, дружище! ... и много еще чего! Но тренировки и срабатывание звеньев, десятков и прочих в первую очередь! Вот и займись этим! Составьте графики дежурств, отдыха и тренировок, так, что бы все это чуть ли не круглосуточно. Да чего я тебе-то все это объясняю-то, ты и сам получше меня все знаешь. С этим, я имею в виду тренировки у тебя все на высшем уровне! Но как обычно всегда чего-то не хватает или всегда можно еще чего-то большего. Но это мне уже просто мнится, наверное, что вечно мы где-то и в чем-то не доделываем или не до конца все просчитываем. Хотя... вот где-то, когда-то читал или отцы-командиры в армейке рассказывали, что около 80% всех участвующих в вооруженном противостоянии попросту не стреляют на поражение. То есть стреляют куда угодно, в воздух, в землю, просто палят веером, но не прицельно по людям. А вот как можно реагировать, когда стреляют в тебя? Причем попался именно тот, из оставшихся 20%... времени выяснять, что у него за оружие, газовое ли, травматическое ли, просто ли пугач, попросту нет! Вот тогда-то и остается, что единственный выход - стрелять первому! С агрессивным подонком, при виде направленного на него оружия, метаморфозы происходят просто удивительные. Сознание, что игрища и забавы могут закончиться для него раз и навсегда, отрезвляет даже пьяных и обкуренных. Хотя как говорил один мериканьский гангстер: 'Прощать - дело Господа Бога. Наше дело - обеспечить эту встречу'* (*фразу приписывают Аль Капоне). Так что, в случае каких-либо проблем нужно рассчитывать только на себя. Важно, чтобы в случае нападения мы были бы готовы переломить ситуацию в свою пользу, играть по своим правилам, не следовать навязанному нам сценарию. Реагировать на осознанную угрозу надо решительно и быстро... С детства нам внушали, что Родину надо защищать 'до последней капли крови и ни шагу назад!' а чем этот маленький мирок, этот поселок не Родина? А напавшие, ни кто иной, как супостат. А супостат, вступивший на скользкий путь войны, должен быть уничтожен. Пожалев нападающего, мы рискуем получить в виде благодарности пулю. Нельзя только забывать о том, что самое страшное в любой схватке - сомнение и неуверенность, вот что ведет к поражению.
  - Что-то тебя, командир, пробрало. Слова, вроде знакомые, но их так много, что общий смысл потерялся.
  - Действительно, что-то расфилософствовался... Хотя... будет тебе и общим смысл, и даже всех того. Вот сам посуди, в древности, те же римляне, греки, да и русичи воспитывали своих мальчиков воинами с самого рождения. А что имеем мы? В нашей реальности мальчишек как воспитывали? 'Котик, туда не ходи, там злые дядьки тебе бо-бо сделают' или 'не лез, поранишься'. Так? Вот и получились не мужчины, а тряпки, которые в случае опасности, даже за себя постоять не смогут, не говоря уже о ком-то еще.
  - Кажись, я начинаю понимать к чему ты это все. Уж не хочешь ли ты сказать, что нам нужно в ближайшее время сделать эдаких киборгов.
  - Именно!!! Именно это я и говорю. И на тебе в первую очередь создание этих самых киборгов, не в прямом смысле слова, не надо нам терминаторов, да и уровень науки у нас не тот, а таких, чтобы могли и стрелять и прятаться и прочие премудрости вытворять... Раз уж девчонки хотят повоевать, то мы-то никак не можем упасть мордой в грязь! Так, что на все про все у тебя,... сколько я там нашей Кожиной времени дал... вот ровно столько минус один день!
  - Кому дал? И почему это минус день?
  - Кому-кому? Кожиной, ну или Бочкаревой... Ольге, которая у нас на роль главы женского подразделения наших доблестных вооруженных сил претендует. Почему минус день? Потому что она со вчерашнего дня начала свой десяток формировать - вот тебе минус день. Хотя, действительно, почему у тебя минус всего один день - минус два дня, Саша! Ты на день, хотя бы на день, раньше подготовить своих должен! Бери в помощники кого угодно: Иваныча, Игоря, Глеба, Ильюху не забудь - у него есть чему поучится, и вперед! Понял задачу?
  - Яснее ясного, командир! Разрешите выполнять? - вот сейчас не понял, это он серьезно отчеканил или типа пошутил?
  Судя по лицу очень даже серьезно, даже стоит по стойке смирно и ждет дальнейших указаний.
  - Вольно! И вообще это не ты передо мной должен во фрунт тянуться, а я перед тобой. И то что сейчас я тебе говорил - ты мне должен был сказать, а лучше сделать и представить. Как-то так, - я ответил уже с улыбкой, негоже воеводу обижать.
  - Да все я понял Федь, еще вчера, и даже уже график накрапали, с тренировками, патрулям и прочими 'радостями' армейской жизни. Плюс два десятка, так сказать, по особой программе пойдут. Все как ты говорил и разведки и контрразведки и огнестрел, и ножи, и Иванычевы штучки-дрючки. Ильюха еще вчера сам вызвался рассказать свои секреты, как он так быстро и четко все запоминает.
  - Вот и чудненько! Только учти, Ильюха может быть засланный казачек, - я на секунду представил, как Ольга будет его уговаривать помочь девчонкам в этом деле, от этого улыбка на моем лице расползлась прямо-таки по всему лицу, - думаешь, Оля его тебе вот так просто отдаст? А, кстати, Таня попроси, что бы пару-тройку занятий по оказанию первой медицинской помощи провела.
  -Точно, - Шурик стукнул себя ладонью по лбу, - Семен Семеныч... все, командир, помчал я тогда заниматься этим вопросом. Может, тоже на полигон сходишь?
  - Конечно схожу, тем более надо с луками и арбалетами поупражняться, но сначала Игоря навещу, как у него с допросами дела обстоят гляну.
  Тем более идти далеко и не надо было. Пока мы с Шуриком беседовали и прогуливались по Станице, мы как раз подошли к тренировочной базе, вот на ее территории, а точнее в подвале учебного центра и разместился наш изолятор временного содержания. Это было как раз наиболее приспособленное для этих целей здание, ну не в жилых же домах пленных размещать. А тут, так сказать, было созданы все условия для "комфортного" пребывания наших "отдыхающих". Просторный подвал с монолитными железобетонными стенами был разделен на несколько комнатушек, каждая из которых имела одно-два небольших застекленных и зарешеченных окошка и массивные металлические двери на входе. В одной из комнатушек Игорек уже устроил себе рабочий кабинет, а в остальных разместились, теперь уже его подопечные. В общем и целом "подвалы НКВД" в классическом их понимании людей насмотревшихся фильмов про события 20-30-х годов XX века. Даже охрана из двух вооруженных человек тоже присутствовала.
  - Нет, Игорь, ты не Пронин, ты Дзержинский, - с улыбкой заметил я, входя в его кабинет, - вот только очечков не хватает и бородки козлиной.
  Игорь встал из-за стола, которым сидел и что-то писал, прошелся по комнате, прошелся мимо стоявшего в углу стеллажа к окошку, открыл его и закурил. Фантик, лежавший до этого у стола, положив голову на передние лапы, поднял голову и навострил ушки.
  - Как, Игорь, оперативный сотрудник Фантом с заданием справляется?
  - Проходи, атаман, присаживайся, - словно не услышав моих реплик, проговорил Игорь, снова усаживаясь за стол, - тут такое, значит, дело... Я тебе сейчас коротко обрисую. Пока толком не понятно с кем мы имеем дело, походу дела, вчера все те, что участвовали в нападении на нас были под кайфом, помнишь же того переговорщик и его 'хе-хе-хе'. Вот и эти гаврики тоже все как один обдолбанные. Сейчас они как раз в себя приходить начинают. Но есть среди них три замечательных экземпляра. Они как бы особнячком от других, да и оперативный сотрудник Фантом, - надо же он все же меня слышал, - их особо выделил.
  Фантик, услышав, что его нахваливают, подошел ко мне, положил свою голову мне на колени, явно требуя, что бы его погладили, что я и сделал - заслужил как-никак. А Игорь тем временем продолжал:
  - Вот и думаю с них беседу душеспасительную начать. Ты же тоже поприсутствуешь, - он скорее утвердил, нежели спросил, да и мне было интересно посмотреть на Игоря за работой, да и послушать о чем будут говорить эти 'граждане заключенные'
  - Конечно, поприсутствую, интересно же. Может и расскажут что-нибудь ценного.
  - Расскажут, еще как расскажут, куда они, нафиг, денутся. Ну, что, начнем?
  - Погоди, разогнался. А "познакомить" с этим контингентом? - мне хотелось, конечно же знать с кем имеем дело, но у нашего Пронина, видимо, были свои планы.
  - Э, нет, - он сложил исписанные листочки в стопку и прикрыл их рукой, - то, что я тут накорябал, - он кивнул на листочки, - это мои мысли по этому поводу, не совсем правильно будет тебе это показывать сейчас, что бы мое, - он сделал ударение на последнем слове, - мнение ни коем образом не повлияло на твое. Но кое-что сказать, и даже показать, все же стоит. Идем?
  Он снова встал из-за стола и закурил, ожидая моего решения.
  - Далеко ли пойдем?
  - Да нет, не долече, - в тон мне ответил Игорек, - ты хотел познакомиться, вот и устроим знакомство, для начала визуальное.
  - Вон, смотри, в дальнем углу сидит троица, - сказал Игорек, открывая смотровое окошко одной из камер, - делают вид, что байки травят.
  В дальнем углу, на который указывал наш сыскарь, на распложенных прямо на полу тюфяках, действительно сидело трое человек, резко отличающиеся от остальных обитателей, которые в большинстве своем либо лежали, либо сидели с отрешенным выражениями на лицах. Эти трое были относительно адекватными и о чем-то тихо беседовали. И хотя, время от времени из их угла доносился смех, но было ясно, даже без подсказок, что это просто для отвода глаз. Даже внешне они отличались от своих сокамерников. В отличие от них лица у этой троицы были напряжены, и на них читалась некая злоба и неприязнь. На теле одного из них имелись даже татуировки, ясно полученные в местах не столь отдаленных. Судя по его поведению и хищному взгляду, он был явным лидером в этой троице. Второй, отличался более щуплым сложением, и отсутствием татуировок, но по повадкам, видимо, так или иначе тоже имел отношение к уголовному миру. Одним словом дрищ, косящий под матерого уголовника. Третий же, кроме атлетического сложения и придурковатого вида не чем не был примечателен. Эдакий вышибала в дешевом ночном заведении. Видимо и роль его в этой троице и была именно такой.
  Еще несколько минут понаблюдав за военнопленными, которые с огромным трудом пытались сохранять как можно более непринужденный вид, я кивком головы предложил Игорю пройти в его кабинет.
  - Ну что скажешь? Какие первые впечатления? - поинтересовался Игорь, - сравним для интереса?
  - Скажу, что кабинет у тебя хороший, и стол себе приволок, и шкаф, и практически все необходимое здесь есть, а вот чайника я что-то не наблюдаю. Как можно говорить о чем-то серьезном без чашки кофе или чая?
  - Обижаешь, - Игорь нырнул под стол и извлек из-под него чайник и баклажку воды, - Не могу, не согласится - без чашки кофе такие вопросы сложно обсуждать.
  Пока кипятился чайник, я коротенечко изложил свое мнение по поводу арестантов. Похоже, мое мнение совпало с мнением Игоря, что собственно, не удивительно.
  - Вот и старший оперуполномоченный Фантик тоже так считает, - Игорь погладил пса, вертевшегося тут же, по голове и продолжил, - как предлагаешь их допрашивать?
  - Как считаешь нужным, это твой хлеб вот и отрабатывай! А я, если позволишь, тихо, скромно посижу в уголочке и послушаю, тем более у тебя и задумки уже есть, вон, сколько листочков испортил своей писаниной. Единственное что точно надо, так это разводить их по разным камерам после допроса, хотя это ты и без меня знаешь.
  - Да-да, знаю. Уже целых четыре камеры готово плюс карцер, но он еще не готов.
  - Ого! Еще и карцер. Да-а... Ты в серьез занялся...
  - А как иначе? Если что-то делать, то делать серьезно и по-взрослому, иначе не стоит и браться. По-моему так.
  Мы немного помолчали, допивая кофе и думая о чем-то своем.
  - Ладно. Попили-поели - пора и честь знать, - Игорь убрал чашки на стеллаж, чайник снова исчез где-то под столом, а на столе снова появились листы бумаги - Начнем, пожалуй. Не поделишься соображениями с кого начать?
  - Нет, Игорек сам, все сам. Раз взял на себя этот груз - тащи. Помнишь, как один киногерой говорил? "Хочешь сделать что- либо хорошо - сделай это сам"* (* мистер Зорг "Пятый элемент"), - все это я говорил с такой иронией, что Игорек, настроившейся на серьезный лад, "расстроился" и заулыбался во все своих акульи тысячу зубов, - А если серьезно, то я бы начал с самого авторитетного. Это ты хотел услышать? Могу поспорить, ты тоже так считаешь. А впрочем, решать тебе, я буду молчать. Но если очень сильно понадобится, то что-нибудь скажу, не сомневайся.
  - На том и порешим. Ну да ладно... болтать можно час-два-три, но никак не пятнадцать минут. За дело!
  
  Сказав это, Игорь вышел из кабинета. Минуты через две-три, он и один из бойцов охраны завели в кабинет первого 'подопечного', закованного в наручники. Усадив его за столом, напротив Игоря, боец занял место за его спиной и чуть сбоку, взяв пленного на мушку. Игорь же выложил на стол два пистолета стволами от себя. Глядя на них, я тоже положил свой пистолет на колени.
  Несколько минут Игорь со своим оппонентом играли в 'гляделки', проверяя у того нервы крепче. Первым не выдержал наш 'гость':
  
  - Ну что, будем глазки друг другу строить или побазарим уже?
  
  - Можно и побазарить если есть желание. Ты кто такой будешь? Что за фрукт?
  
  - А что тебе мое имя даст? Хотя, можешь Ханом называть, если тебе так проще.
  
  - Вот и расскажи нам Хлам...
  
  - Хан!
  
  - Да мне все равно. Расскажи-ка лучше, что вам от нас надо? Какого лешего напали? И что нам с вами делать?
  
  - А ты кто такой, что бы я тебе что-то рассказывал? А это что за фраер сидит у меня за спиной? Типа сейчас будете играть в хорошего и плохого? Ха... проходили мы такое, вот только не выйдет у тебя ничего с этого. Ты лучше вертухая со стволом убери и браслеты сними, а потом потолкуем раз на раз. Очкуешь? Вижу, что очкуешь, правильно делаешь.
  
  - Я? Очкую? Что-то ты путаешь, Жбан...
  
  - Я - Хан!
  
  - А мне плевать! Единственное чего мне сейчас действительно хочется - это пустить тебе пулю между глаз. И я не знаю, почему я еще этого не сделал. С такими как ты вообще разговаривать не стоит - в расход сразу пускать надо. А жив ты только потому, что от тебя нужна кое-какая информация. Кто за тобой стоит? И какого лешего вы на нас напали? Если будешь хорошим мальчиком, то, может и поживешь еще немного, а нет, так нет - отведу сейчас подальше и прикопаю где-нибудь, что б даже не знал никто. Чего молчишь?
  
  - Я что мне тебе сказать? Хочешь, что бы я ссучился? Тогда уж лучше пулю.
  
  - Какой ты отважный, Хрен. Уверен, твои кореша оценят это. Но скорее всего посмертно, вот только вряд ли твоя смерть будет такой легкой! - Игорь слегка приподнялся над столом и без размаха ударил этого Хана внизу в челюсть, - После того, что сделал ты со своими друзьями, не думаю, что у нас мало будет желающих использовать тебя в качестве манекена для отработки ударов. У тебя есть еще минута подумать и рассказать мне все, что меня интересует.
  
  Похоже, Игорь затеял какую-то, пока мне непонятную игру, уж очень он был любезен. А как же иголки под ногти, утюг с паяльником? Не то время и не то место чтобы так любезничать. Видимо Игорь что-то задумал и следует этому курсу. Что ж, ему виднее.
  
  Подобный обмен любезностями, разбавленный щедрыми зуботычинами от Игоря. Пару раз Хама даже пришлось поднимать, вместе с опрокинувшемся стулом. Сколько бы это еще продолжалось, неизвестно, пока из приоткрывшейся двери не показался второй охранник, находившейся в подвале. Охранник, находящийся с нами в кабинете тут же вышел и, практически сразу вернулся. При этом он показал оттопыренный вверх большой палец, Игорь еле заметно кивнул.
  
  - А знаешь, Кран, что я сделаю? Я тебя отпущу. Да-да, ты не ослышался, именно отпущу. Инсценирую твой побег и дело с концом. А твоим корефанам слушок закину, что ты к нам переметнулся. Как думаешь, что они с тобой сделают?
  
  - Ты этого не сделаешь, - похоже, Хан испугался, впервые с начала допроса.
  
  - Отчего же. Кто мне помешает? Ты что ли? Нет, мой недалекий друг, именно это я и собираюсь сделать. Зачем мне самому убивать тебя и делать из тебя эдакого мученика. Уж лучше сделать это руками твоих же друзей.
  
  - Я тя ща зубами рвать буду, - Хан вскочил из-за стола и хотел, по все видимости, дотянуться до Игоря.
  Но стоявший рядом боец во время среагировал и отправил Хана в нокаут ударом приклада в висок. Затем он оседлал его, достал из кармана шприц и вкачал его содержимое в руку бандюку. Тот совсем отмяк, и валялся на полу, словно мешок с навозом, и по запаху тоже, скорее всего то, что ему вкололи, и освободило его кишечник и мочевой пузырь. Охранник, вместе с появившимся напарником, выволокли его за ноги из комнаты и куда-то уволокли.
  
  Я же все это время сохранял спокойствие и пытался понять, что за игру затеял Игорек. Но пока что-то до меня не доходил смысл всего этого представления. Видимо, как в хорошем триллере, самое 'вкусное' будет только в финале, осталось только его дождаться. Так следует переварить допрос первого из наших заключенных, не получилось, так как охранник притащил упирающего Дрыща.
  
  Не успели его усадить к столу, как Игорь начал свое 'выступление':
  
  - Ты нафига его сюда притащил? Я ж тебе говорил, тащи сразу за стену и прокапай его там живьем. Только ямку себе пусть сам роет. И лопату ему самую хреновую, чтоб задолбался не по-детски!!! Все, уводи его с глаз долой!!!
  
  Охранник потащил, было, зека к выходу, но тот стал еще больше упираться и сопротивляться.
  
  - Э-э-э-э... погоди, начальник, че так сразу-то, и даже договариваться не будешь?
  
  - Да я уже с Ханом договорился. Думаешь, у тебя есть еще что мне предложить? - Игорь с полминуты смотрел на Дрыща, затем кивнул охраннику, - уводи его.
  
  Пленный вырвался из рук охранника и чуть ли не на колени рухнул перед столом.
  
  - Начальник, может сперва послушаешь. Вдруг что скажу, что Хан не сказал.
  
  Игорь состроил такую гримасу, словно очень серьезно задумался. Причем играл он так убедительно, что даже мне стало казаться, что Хан ему действительно что-то рассказал, а я это как-то упустил.
  
  - Ну давай, поговорим, только учти, будешь юлить - сразу на выход. Парни, - он кивнул в сторону меня и охранника, - у нас злые. Пулю меж глаз пустят не раздумывая. Тем более показания твоего подельника у меня уже есть, - Игорек демонстративно покрутил перед лицом Дрыща исписанными листками, - так что в твоих интересах петь складно и по существу. Усек?
  
  - Да я понятливый, начальник, не боись.
  
  - Ну давай, рассказывай, - Игорь положил перед собой чистые листы бумаги, - только внятно и медленно, я записывать буду. Потом с показаниями Хана сравню и решу, кого из вас первым закапывать, а кто поживет еще.
  
  - Да понял я, понял, начальник. Можно и не повторять. С чего начинать-то?
  
  - А с начала начни! Где у вас база, сколько у вас народа, кто верховодит? И т.д и т.п...
  
  - С начала, так с начала, записывай, начальник. Значит так, за главного у нас Француз, ну погоняло такое, говорят он из авторитетных, из воров, стало быть. Сам-то я его в глаза не видел, он редко куда выходит из своих апартаментов. У него несколько консультантов, ну и охрана человек десять.
  В общем, человек реально серьезный. Его даже Хан не видел, все указания ему передает... э-э-э... передавал Грач, а он уже мне и еще одному бригадиру.
  
  - а Хан, стало быть у вас за старшего, то есть за прораба?
  
  - Называй как хочешь, но суть такая.
  
  - Ладно с вашей структурой все понятно, дальше давай! Про людей, количество, где обитаете -все рассказывай. если что... ну ты помнишь.
  
  - Начальник, а это... можно сигаретку, уши в трубочку уже совсем скрутились, спасу нет.
  
  - Ага. Дайте попить, а то кушать хотца, аж переночевать негде. Ладно, мы не звери, на сигарету заработал.
  
  Игорь сунул ему в рот сигарету и поднес зажигалку, после чего закурил сам. Дав Дрыщу с минуту 'насладиться' сигаретой, Игорек велел ему продолжить.
  
  - Так вот, сколько точно у нас народу, я не знаю. Мужиков где-то в районе пяти сотен плюс несколько десятков блатных, ну и бабы... - тут он получил от Игоря хорошую оплеуху,- понял-понял... женщины. Не знаю, сколько их, они все в отдельном бараке живут, их оттуда не выпускают почти. Там же и жратву готовят. Там же и... комнаты отдыха, в общем. Особо отличившимся свиданки с женским полом устраивать.
  
  - Уже интересно, - прервал Игорь повествование Дрыща, - как говориться, ближе к телу, а то расчувствовался, женский пол вспомнив. По теме давай, по теме.
  
  - Можно и по теме. Находится все это на территории завода, ну знаешь на Промке заводец, то ли силикатный, то ли еще какой кирпич делали. И так территория не кислая, да и на отшибе он, так просто хрен подберешься. Плюс еще по периметру типа охрана дежурит постоянно. Да и бараки где все в глубине завода находятся. Так что думай сам, начальник, тут мне сказать особо нечего. Что еще рассказать, спрашивай, - Дрыщ, прямо-таки заливался соловьем, спасая свою шкуру, но и пусть, пока нам это и надо.
  
  - А расскажи-ка, отчего мужики ваши, - Игорек кивнул в сторону камер, - таки все вареные и заторможенные.
  
  - А, так это, наркотой их каждый день накачивают, чтоб как зомби были, только приказы выполняли и не думали ни о чем.
  
  Вот так поворот. Вот оказывается от чего вчера все нападавшие такие бесстрашные были. Да и предположение Игоря подтвердилось.
  
  - А скажи-ка еще вот что, мил дружок. Сколько твоих корешей у нас в поселке пасутся?
  - Знаю, только что человека 3-4 точно есть, кто такое не спрашивай, начальник, не имею понятия. Это только один из приближенных Француза знает, он лично этим занимался.
  
  - Все с тобой ясно, ни чего ценного не рассказал, - Игорь едва заметно подмигнул охраннику, - давай выводи его.
  
  - Начальник, але... Как так выводи, ты же обещал...
  
  - Я тебе пока что ничего не обещал! - Игорь грозно навис над столом, оперевшись о край обеими руками, несколько секунд смотрел Дрыщу прямо в глаза, затем снова уселся на стул и продолжил, - не переживай пока, пока только до камеры прогуляешься, может что еще вспомнишь. Только смотри, лучше вспоминай, это в твоих же интересах. Будешь плохо вспоминать или надумаешь врать, прогуляешься на воздух, на рытье траншей. Ты меня хорошо понял?
  
  - Да понял, начальник, понял. Не совсем дурак еще.
  
  - Вот и чудно, - и охраннику, - выводи, и тащите следующего.
  
  Спустя пару минут за столом все так же, со скованными наручниками за спиной руками, сидел Вышибала. И наш, доморощенный комиссар Каттани, продолжил свой спектакль.
  
  - Я не понял, а чего он еще в наручниках? - он кивнул охраннику, тот практически мгновенно освободил руки Вышибалы, - чай, кофе, сигарету? - предложил Игорь громиле.
  
  - Я не курю, - пробасил тот.
  
  - Это хорошо. А что на счет чай скажешь?
  
  - Чая можно. И даже печеньем угостите?
  
  - И даже печеньем можем угостить, - Игорь поставил чайник и пересел на край стола, рядом с Вышибалой, - вот я никак понять не могу, как такой человек, как ты, с твоими данными оказался не в той компании?
  
  - С чем с моими? А в какой компании я оказался?
  
  - С твоими данными, а в прочем не важно. Как такой сильный, здоровый и умный, - Игорек особо выделил последнее слово, - до сих пор не с нами? Не в нашей команде.
  
  - Да я как-то... Хан говорил, что у них классно. Вот и я пошел к ним. А что не так-то?
  
  - Да все так. Просто хочу тебе предложить перейти к нам, - Игорь разлил чай по чашкам, давая время Вышибале осмыслить полученное предложение, - вон, видишь, наших ребят, - он кивком указал в сторону охранника и меня. Вот будешь таким же как эти ребята, даже 'костюмчик' такой же тебе сварганим. Что скажешь?
  
  - Ну... как бы не плохо. А что нужно будет делать?
  - Ну ты же пока не ответил с нами ты или с Ханом. Если с Ханом, то зачем мне тебе что-то рассказывать. А если с нами, тогда другое дело.
  
  - Ну... так мне подумать надо... посовещаться. А где Хан и Дохлый, - оказывается Дрыщ - это Дохлый, как мы почти угадали с кличкой данного товарища.
  
  - Они уже согласились с нами сотрудничать, сейчас уже отдыхают. Так что ты скажешь?
  
  - Ну... я еще не знаю...
  
  - Ладненько, тогда сейчас тебя отведут в камеру, - увидев, что Вышибала как-то занервничал, Игорь продолжил более мягким и спокойным тоном, - да не переживай ты так. Просто, как только ты скажешь свое положительное решения, так тебя сразу отпустят, а пока побудешь в отдельной камере, даже с кроватью. Да и чай с печеньем тебе постоянно приносить будут, и кормить, конечно же. Вот что ты любишь больше всего есть?
  
  - Картошку жареную, - лицо громилы расплылось от счастья, в предвкушении вожделенной жареной картошки, - с лучком.
  
  - Значит, будет тебе картошка, - и в сторону охранника, - Слышал? Организуйте дорогому гостю ужин по первому классу, - и снова Вышибале, - ну все, доволен? Иди теперь подумай, как надумаешь - сразу позови. Все, иди-иди.
  
  Охранник вывел вышибалу и в скорости привел следующего.
  
  Допрос этого и еще трех следующих был уже менее интересен. Тем более, что показания у них были практически идентичны: где был и что делал толком не помню, каждое утро поили каким-то не вкусным чаем и все в том же духе. Поэтому я прервал шоу Игоря и решил прояснить для себя, какие у него идеи на счет использования первой троицы в наших интересах.
  
  - Браво, маэстро, аплодирую стоя! Спектакль, то, что надо! В какой-то момент я даже тебе поверил, и чуть было не расчувствовался. Ну а теперь рассказывай, как додумался до такого?
  
  - Да как-как? Да никак, - лесть, она такая штука, она даже кошке приятна, вот и Игорь сиял, как начищенный самовар, - у меня-то побольше времени было, чтоб с познакомиться с этими гавриками. Да и помнишь, надеюсь, где и кем я когда-то работал. Так я за годы работы в органах, знаешь сколько насмотрелся на подобный контингент. Так что, вот так.
  
  - Ну я делать с ними дальше что думаешь?
  
  - А вот это уже надо, как раз серьезно с тобой обсудить. Есть у меня конечно идейки на этот счет. Пока-то ни с кем из этой троица до конца ничего не понятно. Вот знаешь, что мыслю: Вышибалу отпустить, предварительно как следует обработав, сам же видел что за кекс. Устроим ему побег- пусть бежит к беспредельщикам, но не просто так бежит, а периодически с нами информацией о них делиться. Как тебе такая идея.
  
  - Идея хорошая, только почему Вышибала, а не Дрыщ например?
  - Ты чего, атаман, забыл истину что ли: предавший раз - предаст снова. Нет, на счет Дрыща другая думка: вытащить как можно больше информации и сделать на одну дырку в его башке больше.
  
  - Понятно. А с Хреном, то есть с Ханом что?
  
  - с Ханом пока еще не решил, пусть пока посидит, может и разговориться. Пустить в расход всегда успеем.
  
  - А что ты ему вколол-то? И где взял?
  
  - А я перед тем как сюда идти, заскочил к Татьяне в больничку. Вот у нее и попросил дать мне что-нибудь такое-эдакое, что бы человечка на время в овощ превращало. Вот она несколько ампул и подогнала. А что именно это не спрашивай - сам не знаю.
  
  - Ясно. А остальными что делать думаешь?
  
  - А вот что делать с остальными, тут я вообще пас. По законам военного времени... без суда и следствия, в общем. Но видишь, как получается...
  
  - А что тут думать. Раз такое дело, предлагай: или с нами или на все четыре стороны. Если с нами, то на принудительные работы, Иванычу с Колей рабочая сила не помешает. А там будем посмотреть. Кого в расход, кого в агенты, кого 'на свободу с чистой совестью', глядишь и на УДО кто-нибудь настарается.
  
  Еще немного посидев с Игорем, поговорив обо всем и не о чем, я отправился гулять по поселку. Хотелось бы еще узнать как дела у Иваныча с Глебом и Ильей. Но больше хотелось отыскать Светланку, во-первых, перевязку сделать; во-вторых, просто хотелось ее увидеть. Даже скорее наоборот, просто хотелось ее увидеть, а перевязка только предлог, ее можно и в госпитале сделать. Но, как назло, она куда-то запропастилась и никак не хотела попадаться на глаза. Зато попался Николай.
  
  - О, шеф, тебя-то я и ищу. У меня почти все готово к обряду. Через час где-то можно начинать.
  
  Так, стоп, к какому обряду? А, точно, на сегодня же мы намечали сожжение на костре наших павших друзей.
  
  - Ну раз готово, давай начнем. Что тебе для этого еще надо?
  
  - Да все уже есть, осталось только народ собрать и начинаем. Нужно твое веское слово.
  
  - Раз дело только в моем слове, то давай начинать.
  
  Спустя какое-то время мы все, почти в полном составе стояли на пригорке, выбранном Николаем, вернее Всеславом, как оказалось, для проведения обряда и, как я понял, для капища в дальнейшем.
  
  Всеслав, имел весьма колоритный вид: на нем была льняная рубаха, с вышивкой, пояс, а на голове очелье. Вооружен он был деревянным посохом.
  
  Начал с обрядов освещения капища и славления Богов. Только после того как он все закончил он пустил все в священный круг. В кругу уже стояло несколько свежевырезанных кумиров и была сложена крада - священный костер.
  
  Погребальный костер был сложен из дубового дерева. Дуб - дерево мужчин, его пламя очищает душу воина. А в том, что погибшие были воинами, не сомневался никто. Несколько мужчин стали выносить тела погибших и укладывать их на костер. Как того требовали обычаи предков рядом укладывали оружие, ставили пищу. Когда тело последнего павшего нашло свое место на костре, всех разом укрыли покрывалом.
  
  В наступившей тишине были слышны всхлипы женщин и тяжелое дыхание мужчин. Тишина продлилась несколько минут, всем нужно было мысленно проститься с соратниками.
  
  Вот и пришло время зажечь краду. Всеслав хотел было наделить меня этой честью, но я сославших на отсутствие знаний об обычаях и обрядах наших предков оказался. Поэтому он взял все в свои руки.
  
  По обычаям, костер должна быть зажжен от искры, высеченной огнивом. Каково же было мое удивление, когда огниво с трутом вынесла Света. Она держала трут, а Николай-Всеслав ударял железом по кремню, пока огниво не занялось. Потом Светлана раздула трут и положила его под костерок сложенный рядом из стружек женского дерева - березы. Именно от этого костерка и предстояло зажечь краду.
  
  По знаку Всеслава мужчины-станичники разбирали заготовленные сосновые лапы, брали пламя от костерка. Крада разгоралась кругом, унося на небеса души погибших. Не только люди, но и казалось все вокруг замолчало, провожая их в последний путь.
  Пока жаровище горело, все преподносили богам требу- дар и тут же устроили страву-пир для поминания усопших.
  Как только пламя крады начало угасать ее начали собирать. Аккуратно с краев, стараясь не ступить в костер, из почтения к праху, начали насыпать курган. Каждый станичник бросил в костер хотя бы горсть земли, даже те, кто был на посту, подменились ради этого дела.
  Когда костер был засыпан, на его месте образовалась маленькая, неприметная горочка. Но кто сказал, что это первый и последний погребальный костер в нашей жизни? И кто даст гарантию, что маленькая горочка не вырастит в огромный курган?
  Когда курган был насыпан, Всеслав взодрался на него и произнес, начиная тем самым тризну:
   - Имеем мы обычаи свои,
   завет отцов и вечные преданья.
   И вещий сон в тени родных лесов,
   и шепот наших трав в лугах и на полянах,
   и шелест наших злаков в бороздах,
   возделанных руками русских,
   и гик коней,
   и топот стад,
   и грай воздушных птиц. -
   все наше здесь.
   Могилы предков хранят границы,
   стоя на междупутьях, наблюдают
   порядок смены лет и череду
   сменяющихся поколений рода.
   А толпы душ, носясь в вихрях
   между землей и вышней твердью,
   где обитать придется нам,
   когда настанет тайный срок
   блаженства вечности, -
   те души совершают нам подмогу
   в день трудных испытаний.
   Подобно богу света, который гаснет,
   умирая каждый вечер,
   подобно травам и листве древесной,
   светильники дыханья в человеке,
   зажегшись при рождении,
   потухнут...
   Но человек - он не исчезнет,
   он умер - как закат.
   Он - успокоен.
  После его речи не удержался и я:
  - Друзья, соратники, не побоюсь даже этого: братья и сестры. Сегодня мы проводили в последний путь наших друзей, наших братьев. Их души, вместе с дымом священного костра вознеслись на небо. Это первые наши проводы в другой мир наших товарищей. И именно здесь, и именно сейчас я хочу сказать следующее: я хочу пообещать, что приложу все свои силы и умения, что бы подобные костры зажигались как можно реже, что бы у нас было как можно больше радостных поводов собраться, хотя бы здесь, на капище. Я обещаю, что любой ценой буду защищать нас от всяческих напастей. Никакого страха, только холодная голова, и горячее сердце! Ни о каком страхе не должно идти и речи, когда стоит вопрос о защите интересов родных, близких и своего народа. А мы с вами как раз-то и стали тем самым своим народом! Только смелость и отвага в совокупности с огнем в глазах могут привести тебя к бесстрашию! Борьба за свои идеалы это есть самая великая честь в нашей жизни! Никакой пощады тем, кто затеял эту войну! Только вперед и только до полной победы! Клянусь!
   Тризна свершилась, все стали потихоньку расходится.
  Всеслав отозвал меня чуть в сторонку и произнес:
  - Ты знаешь, что именно ты сейчас сделал? Ты дал клятву, но ты ее дал не людям, ты ее дал Богам. Понимаешь, надеюсь, что тебе никак нельзя ее нарушить?
  - Понимаю! Иначе не давал бы!!!
  
  ГЛАВА 9
  
  Следующий день прошел относительно спокойно. Имеется в виду, что никаких незваных гостей в этот день не наблюдалось. Зато Станица просто 'кипела'. Все были до предела загружены всевозможными делами и заботами. Устанавливали различные мины и ловушки на подступах в станице. На стене, и у ее внешней стороны были размещены манекены, так сказать, специально для снайперов врага, уж лучше пусть манекен получит пулю, нежели живой человек. Очень многие бойцы проводили свободное время на полигоне и в тире. Иваныч с Николаем-Всеславом с самого утра уехали на хутор. Шурик, Глеб и Илья весь день провели за периметром. Ну а я осваивал новые разработки Иваныча, так сказать отрабатывал мастерство во владении луком и арбалетом.
  Зато, уже на следующий день, не успело еще рассвести, как над Станицей раздался сигнал тревоги.
  Я так ошпаренный выскочил из дома, едва успев одеться, и побежал на стену, на заранее оговоренное место в рядах обороны на лицевой ее части.
  Едва я его занял, как рядом появился Саня.
  - Что произошло? - решил я у него узнать обстановку.
  - Примерно 15 минут назад сработали наши ловушки, сразу со всех четырех сторон Станицы. Весь личный состав поднят по тревоге. И уже занял свои места согласно штатному расписанию, - отчеканил он, - А если не по уставу, то ситуация следующая: со всех четырех сторон, примерно в одно и то же время взорвались растяжки и сработали сигнальные самострелы Иваныча. Блин, они все-таки работают, - Шурик не скрывал восторга этим фактом, - далее, сразу же подняли тревогу по коду 4, т.е., нападение с четырех сторон. Все бойцы уже на местах по всему периметру, за исключением тех, кто занят эвакуацией женщин и раненых.
  - С этим ясно. Только вот что-то я не пойму, сигналки сработали, а где же гости? - действительно, за все это время они себя еще не обозначили ни выстрелами, ни визуально, - странно, как-то все это.
  - Может, ложная тревога? - Шурик спросил это так робко и неуверенно, что было ясно - он и сам не верит в то, что говорит, а спросил просто так, для вида.
  - Ты и сам-то веришь в такую случайность? И сколько сигналок сработало? А сколько растяжек?
  - Да уж... на случайность, явно не похоже. Тогда как это понимать?
  - Вот и думаю...
  А то еще как понимать? Вот так здравствуй, о-па, новый год! К нам на стену забралась Светлана в полном обмундировании, вооруженная арбалетом и СВД и заняла позицию недалеко от моей.
  - Ты что здесь делаешь? - спросил я ее, - и чего в таком виде? Воевать, что ли собралась?
  - А в каком мне виде быть? Мы же на войне, вот наряд соответствующий, будем в спальне - оденусь по-другому, - она еще и шутит, нашла место и время.
  - Света, что за шуточки? Тут стреляют, между прочим. А иногда на войне еще и убить могут!
  - Я знаю, - тихо ответила она, веселость в ее голосе сразу улетучилась, - именно поэтому я и здесь. Не хочу, что бы с тобой что-то случилось. Я должна быть рядом с тобой!
  - А неужели ты думаешь, что я хочу, что бы с тобой что-то случилось? Как думаешь, я это переживу? Брысь отсюда!!! Дома позже поговорим!!!
  - Ты не понимаешь - я должна быть здесь. Так что никуда я не пойду.
  Так поступить с ней дальше я не представлял. Поэтому пришлось обращаться за помощью к Шурику.
  - Воевода! Это что у нас за боец такой? Кто ей "горку" и оружие выдал? Сей час же забрать у нее все!!! И наказать! И ее и того, кто вооружил!
  - Саша не при чем... - начала, было Света, но договорить я ей не дал.
  - Помолчи, женщина, когда мужчины разговаривают, - и Шурку, - Выполняй!!!
  - Шеф, я это... при всем уважении... избавь меня от семейных разборок, пожалуйста!
  - Ты где тут семейные разборки увидел?! Шурик действуй!! Чтоб через минуту ее здесь не было!!!
  - Я не пойду никуда. Федя, миленький, я просто обязана быть с тобой...
  - Шеф, ну правда... не могу я с баб... с женщинами "воевать"... Не мое это. Делай что хочешь, но не могу...
  Продолжению этих "разборок" не суждено было состояться. К нам, согнувшись в три погибели, прибежал Артем.
  - Командир, - начал он, обращаясь к воеводе, но заметив меня как- то растерялся, - э-э-э... шеф, командир... да как к вам обращаться-то?
  - Не важно, особенно сейчас, - ответил я, - по делу говори!!!
  - Понял! Снайперы неприятеля работать начали. Пока что по манекенам стреляют. Некоторых... манекенов уже раза по два-три "сняли". Из наших потерь нет!
  Я посмотрел на Шурика и кивнул, мол, принимай решение воевода. Саня сразу же оживился.
  - Так... - пару-тройку секунд у него ушло на осознание полученной информации, - Удалось выяснить, откуда стреляют?
  - Пока нет. Стреляют из безшумок, но ребята сейчас входные отверстия изучают, может, по ним сможем что определить.
  - Правильно делают, - Шурик даже просиял, - не зря я вам, по ходу, все это на занятиях рассказывал. Передай всем - не высовываться! Вести наблюдение. И еще сделайте так, чтоб манекены чуть "ожили". Потаскайте их по стене туда-сюда, что бы подумали, что это живые бойцы, а не куклы, пусть еще эти черти поупражняются в стрельбе. А когда гнезда снайперов найдете, пусть наши дуэль устроят. Ну или... из гранатометов по этим секторам можно, по обстановке смотрите.
  - Понял, - козырнул Артем, - разрешите выполнять?
  - Да! Действуй! Докладывать через каждые 15 минут, в особых случаях - сразу!!!
  - Так точно!
  - Стой! - окликнул я Артема, готового уже сорваться с места, - где именно стреляли по манекенам? Сектора какие?
  - Если ворота из Станицы 12 часов, то по секторам 3 часа, 6, 8 и 10 в основном.
  - Понятно. Свободен.
  Артем еще раз козырнул и в той же позе, в которой появился, убежал по стене разносить приказ воеводы.
  - Шурик, ты так и не рассказал, где и сколько чего сработало? Я имею в виду сигналки.
  - Да я понял, о чем ты. Три со стороны поселка, 2 - от дороги, 2 - от речки, и 6 со стороны оврага.
  - Ни фига себе! Сколько ж вы их наставили, свои-то не нарвутся? - я и сам еще не понял, чему я больше удивился, количеству 'сюрпризов' или тому, что они сработали со всех сторон, - Шурик, ты хоть понимаешь, что нас окружили? Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Дела, однако...
  - Прорвемся, командир!!!
  - А куда мы денемся! Конечно, прорвемся! Только какой ценой? И еще, знаешь, что меня смущает? Чего они не атакуют? Чего ждут? Как-то не по себе от этого!
  - Это точно. Может, хотели по-тихому напасть - не вышло, вот и думают, что делать дальше.
  - Получается так. Но не уверен, что они будут долго сидеть. Рано или поздно полезут на штурм.
  - Что предлагаешь?
  - Пока что сам не знаю. Мне бы кто чего подсказал в данной ситуации. Хотя... предлагаю пока прогуляться по стене и посмотреть, что в тех секторах твориться, про которые Артем говорил.
   - Давай прогуляемся! Куда пойдем?
  - Я налево, ты направо. Если что встретимся со сторону реки. А если заварушка начнется, тогда по месту разберемся.
  На этом мы разошлись в разные стороны по стене. Шурик пошел в сторону оврага, а я, предварительно отобрав у Светланки СВД, в сторону поселка. Света, ни под каким видом так и не собиралась уходить со стены, пока я здесь, как я не ругался и не уговаривал. И винтовкой рассталась крайне неохотно, поэтому пришлось передать ей свой автомат, что бы она хоть как-то смогла защитить себя в случае необходимости.
  "Прогулка" по стене оказалась очень даже интересной. С одной стороны посмотреть, как будут вести себя нападающие, накаченные какой-то наркотой; с другой - как отреагируют наши бойцы на осаду, с кем им предстояло иметь дело, они уже знали - Шурик вчера на полигоне уделил этому особое внимание. Даже была, так сказать не гласная установка - стрелять, по возможности не на поражение. Как бы там ни было, но наши парни оказались выше всяких похвал. Сказались и ежедневные занятия в нашем учебном центре, и недавний боевой опыт. Были, конечно, случаи проявления малодушия и трусости, выражавшиеся в попытках отсидеться в безопасных укрытиях, но эти случаи были единичными и быстро пресекались, находившись находившимися рядом соратниками, путем внушений, затрещин и зуботычин. Но больше радовало другое: ни одного случая дезертирства или предательства.
  Периодически слышались выстрелы из винтовок, очереди из автоматов, как с одной, так и с другой стороны, а так же залпы из гранатометов, только со стены, что не могло ни радовать. Радовал тот факт, что гранатометов у противника не было
  Проходя по относительно не защищенному участку стены, практически в сантиметрах от меня, выстрелом, скорее всего, из снайперки, в плите ограждения, откололо кусок бетона. Едва я успел схватить Свету, которая так и "преследовала" меня не смотри ни на что, накрывая собой, как у меня место чуть пониже лопатки тут же пронзило дикой болью. Если бы не броник... Пока я приходил в себя, моя спутница схватила выпавшую СВДешку и подползла к маленькой бойнице в стене. С двух сторон к нам уже спешили на подмогу. Я ж подполз к Светлане и хотел уже отобрать винтовку, как она спокойным голосом произнесла:
  - Вижу. Елка над оврагом. Примерно в 3-4 метрах над землей.
  Слышавшие это пришедшие на подмогу бойцы, тут же заняли боевые позиции около нас, пристально всматриваясь в указанном Светой направлении. Я взял у одного из бойцов снайперку и тоже попытался разглядеть то, что увидела она. И точно, на елке, прячась в ее лапах сидел человек, облаченный в "комок" непонятной расцветки, видимо из одного из магазинов для охотников и рыболовов или любителей стрит и пейнтбола. Едва я успел взять его на мушку, как Света выстрелила... дважды. Стрелок, широко раскинув руки и выронив винтовку, полетел на землю.
  Сразу же из прилежащих кустов началась стрельба из автоматов. Хм... неужто огорчились потерей снайпера? Наши парни в долгу не остались и тут же начали палить по кустам. Пока я в оптику выискивал себе цель, по направлению к кустам уже неслись два выстрела из гранатомета, неся на своем основании неминуемую смерть.
  Самое время снова набросится на Свету, снова отругать ее за то, что ввязалась в эту переделку, рассказать ей как тут страшно и не безопасно, но увидев, как ее трясет мелкой дрожью, передумал.
  - Как ты, душа моя, испугалась? - спросил я вместо нотаций.
  - Я... я... я уби-и-и-ла его? - проговорила она еле слышно, сильно заикаясь, - я... я... же... в ногу и руку... це-е-е-лилась...
  Мы еще продолжали лежать возле бойницы. Я слегка подтащил ее к себе, спрятав, таким образом, за выступ стены, слегка приобнял, поглаживая по голове.
  - Не переживай. Куда стреляла - туда и попала. Значит, все с ним будет в порядке, пока он мне в руки не попадется. Вот тогда-то я с ним серьезно поговорю. Как это он посмел стрелять в самое дорогое, что у меня есть.
  - А я у тебя с-с-самое дорогое? - все еще заикаясь, но уже без ужаса в голосе произнесла она.
  - Ну, вообще-то я собственную задницу имел в виду, но ты мне тоже дорога...
  - Дурак! - она шлепнула меня ладошкой по руке, не с силой, но угадила как раз по раненой руке.
  - С-с-с-с.... - вырвалось у меня.
  - Больно? Да? Больно? Дай посмотрю.
  - Давай позже, - я указал глазами на находящихся рядом бойцов, которые только делали вид, что наблюдают за окрестностями, на самом деле очень внимательно наблюдали за разыгравшейся мелодраматической сценой - когда еще такое увидишь, тем более на войне.
  - Как скажешь, - хихикнула Света, оценив весь колорит ситуации.
  Бойцы, поняв, что "кина" больше не будет, снова заняли позиции и принялись осматривать подступы к поселку. Я же, пользуясь моментом, позволил Свете заняться моей рукой.
  - А расскажи-ка, где ты стрелять так научилась?
  - А-а-а это... понимаешь, у меня папа охотник. У моих родителей четверо детей и все девочки, а я старшая. Папа очень мальчика хотел, но не судьба, - вспоминая о семье, она погрустнела, и чуть было не расплакалась, но взяла себя в руки, продолжила, - поэтому мне вся его отцовская любовь и досталась. Он меня лет до семнадцати с собой на охоту таскал. Я даже патроны начинять умею и знаю, какая начинка на какую дичь. А еще он меня на разные секции записывал, явно не совсем для девочек: бокс, борьба, стрельба из лука и даже футбол. Но надолго меня ни где не хватало, кроме лука - это мне нравилось...
  Как она не крепилась, все же голос ее дрогнул... и она, прижавшись ко мне, уткнулась лицом в мое плечо. Свободной рукой я обнял ее и еще крепче прижал к себе...
  - Ты не подумай - я не плачу...- всхлипывая, произнесла она, не отрываясь от плеча...
  Спустя какое-то время она отстранилась от меня. О том, что сейчас произошло, явно не вписывающееся в картину стрельбы, смерти и полного хаоса, говорили только ее опухшие красные глаза. Но что это были за глаза!!! Огромные, бездонно голубые глаза на светлом, по-детски наивном личике... Да и вообще... Как можно вписать в эту обстановку это маленькое хрупкое нежное создание... место которого, где угодно, только не здесь... Я быстренько взял себя в руки. Ведь война - есть война... Это не место для сантиментов... И это понимал не только я. Надо было продолжать путь по стене: изучать, наблюдать, оценивать и... убивать. И мы двинули дальше. Света наотрез отказалась возвращать мне СВД, аргументируя тем, что у меня ранена рука, и я не смогу с нею справится.
  Задерживаясь около каждого отделения защитников Станицы, еще немного попринимав непосредственное участие в боевых действиях, мы добрались до задней части стены уже далеко за полдень. Шурик уже был тут, и как выяснилось довольно давно.
  - Ну, что у нас тут? Докладывай, воевода.
  - Товарищ верховный главнокомандующий...- начал было он, но был грубо мною прерван.
  - Саня, давай без твоих хиханек-хаханек! После похохмим!
  - Да я и так на полном серьезе...- говорят взглядом можно испепелить, так это или нет Шурик, похоже только что должен был прочувствовать, - Значит так, имеют место быть отдельные перестрелки, потерь среди нашего состава вроде нет - информация не точная, так как связь отсутствует. Есть трехсотые* (*раненые), все легкие и все "в строю". Кое-где изредка срабатывают оставшиеся сигналки и растяжки. Эти сектора сразу же зачищаются.
  - Ясно, - ответил я, - что со снайперами?
  - При мне обнаружили и убрали одного.
  - И одного вот эта вот Амазонка, - я кивнул в сторону Светланы, стараясь говорить как можно обыденнее, что бы скрыть свой восторг.
  - Ого, а ты говорил... - воевода аж присвистнул, он-то скрывать своего восхищения и не собирался, но снова испытав на себе мой недобрый взгляд, замолчал.
  Просидев в относительной тишине и бездействии - кое-где еще изредка постреливали - у меня родилась идея.
  - Сань, нет желания прогуляться за стенку? Ненадолго, минут на 40-60.
  - Хорошая мысль! Вдвоем пойдем?
  - Думаю, нет. Формируй 3-4 тройки, одну я поведу, одну ты, если хочешь, - заметив, что присутствующая здесь воительница оживилась, я добавил, обращаясь к ней, - ты остаешься наверху и прикрываешь с оптикой. Ясно?
  Странно, но возражений не последовало.
  Подойдя к размещенному в стене выходу, устроенному специально так, что его можно было открыть только изнутри, мы обнаружили его не запертым. Твою ж дивизию!!! Что могло произойти, не сработай сигналки или окажись у врага точные схемы их расположения. И биться сердце перестало!!! Это наводило на мысль, что шпион у нас точно имеется, и что он не из последних лиц Анклава. Вот это номер!!! Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд... Маленький пушной зверек подкрался не заметно... Видимо придется подозревать всех.
  Отправив Шурика, с его тройкой в срочном порядке проверить все подобные выходы, я с двумя оставшимися тройками вышел за стену. То, что нам удалось обнаружить, тоже не радовало. Метрах в 100-150 с трех сторон Станицы была серьезная движуха: формировались ударные отряды, человек из ста каждый. Плюс к этому со стороны реки притаилось еще человек 15-20, видимо в их задачу входило ворваться в Станицу, как раз через открытую дверь. М-дя... выводы тут напрашивались ой, какие не веселые. Но пока такое дело, надо срочно принимать меры.
  Подав условный сигнал, для того, что бы нас впустили, мы вернулись в осажденную Станицу. Мысли лихорадочно вертелись в голове. Шурик, видя мой озадачено-растерянный вид, застыл с огромным знаком вопроса на лице.
  - Готовьтесь к масштабной атаке, причем со всех сторон! Шурик, среди нас крыса, причем очень жирная!!! Верить ни кому нельзя! Даже мне!
  - Как это, даже тебе? Не понял... Если даже тебе нельзя верить, то кому можно? Я-то тебе верю...
  - А я теперь никому не верю, и тебе в том числе...
  Я пристально посмотрел в глаза воеводы, надеясь, что он поймет меня правильно. Сказав, что я не верю никому и ему тоже, я лукавил. Вернее, очень надеялся, что Саня не тот самый шпион. Если уж не верить совершенно никому, то как жить дальше.
  - Кажись я начинаю понимать, - ответил он после паузы, - ты хочешь сказать, что... да ну на...
  - Вот и я о том же...
  - И? что теперь делать?
  Ответить мне не дали. К нам подбежал взмыленный Скороход. Виду него был такой, словно произошло землетрясение, извержение вулкана, цунами, торнадо... причем все сразу. Словом катастрофа галактического масштаба.
  - Атаман, шеф... короче, еле тебя отыскал, - выпалил он, обращаясь ко мне, на одном дыхании, - тут такое дело, короче... срочно... Ольга велела тебе передать... кто-то на связь вышел...
  - В общем, готовьтесь к глобальному нападению, подробности у бойцов узнаешь... - повторил я указания воеводе, уже убегая.
  Интересно, что же все-таки произошло, раз такая спешка. Очень интересно. Думаю, скоро выяснится.
  Первое, что бросилось в глаза, когда я вошел в радиоточку, была сама хранительница электромагнитных волн и королева колебаний, сидящая в углу с очень бледным видом. Это действительно настораживало, так как от Ольгиной бойкости и прыти не осталось и следа. Разница была примерно такая же, как если бы надеясь на встречу со львом, ты встречаешь мышь, причем, только что вырвавшуюся из лап кота и, в довесок, попавшую под ливень.
  Ольга, не говоря ни слова, с растерянным видом показала на рацию.
  - На связи, - взяв переговорное устройство, произнес я.
  - Рад приветствовать тебя, Мономах! Здесь Француз.
  Хорошенькое дело. Действительно неожиданный поворот. Теперь понятно, почему такая реакция у той же Ольги. Но мне такая роскошь не позволительна, поэтому быстренько взяв себя в руки, я произнес в рацию:
  - Не могу ответить тем же. Типа рад и все такое. Чем обязан?
  - Хм... Да вот познакомиться хотел, прошу прощения, что не лично. Вдруг сможем быть друг другу полезны.
  - В этом я очень сомневаюсь. Да и хороший ты способ знакомства выбрал, около четырехсот вооруженных парламентеров даже для этого прислал...
  - Ты уже в курсе? - в его голосе не слышалось ни удивления, ни разочарования, это не было даже похоже не вопрос, скорее констатация факта, - Знаешь, я не удивлен, и даже хочу высказать тебе восхищение. За неполных полтора месяца создал жизнеспособное поселение.
  Вот уже и лесть пошла. Глупым и не образованным моего собеседника никак нельзя было назвать. Скорее, наоборот, в добавок еще и хитрым. Да и что означает этот его, так сказать, "звонок". Совсем не тянуло это, на желание просто познакомится и "поговорить с приятным собеседником".
  - Не думаю, что ты решился выйти на связь, для того, что бы пропеть мне дефирамбы. Да я смотрю, не только я успел общество "сколотить", вот только у нас наркотой не накачивают.
  - Ты и это знаешь. Впрочем, не удивительно. Ну а, как ты выразился наркота, вовсе не наркота, но и не витаминки, конечно. Так, всего лишь препарат, позволяющий держать все под контролем. В наше смутное и нестабильное время - лишняя страховка.
  - Ясно, Француз. Но ты так на основной вопрос не ответил: зачем ты решил со мной связаться?
  - Куда ты так торопишься? Может просто, как ты выразился, хочется поговорить с умным человеком,- не похоже, что бы он просто издевался и тянул время, тогда что это было, - а вдруг у меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Не думал об этом, Мономах?
  Предложение у него? Забавно. Какое может быть предложение в подобной ситуации? Какое бы оно не было, ничем хорошим от него не пахло. Так что нужно держать ухо востро. Впрочем, это надо делать всегда, а в беседе с подобным человеком, тем более.
  - Уже интересно. Что же такое за предложение. Тем более, от которого я не смогу отказаться. Прости, но на дона Карлеоне ты как-то не тянешь - рылом не вышел.
  - Куда ты так торопишься? Хорошо же беседуем. Понимаю, что куда приятнее было бы беседовать лично за чашечкой кофе или рюмочкой коньячку. Ты же эти напитки предпочитаешь? А лучше всего в баньке... да с веничком березово-можжевеловым. Так? Видишь, я кое-что о тебе знаю. Не хочешь, что бы я немного о себе рассказал?
  - Да как-то не горю желанием. Мне больше интересно, почему ты решил со мной поговорит? Что тебе надо? И что за предложение?
  Но мой собеседник никак не торопился что-то предлагать, ограничиваясь пустой болтовней. При всем при этом главное правило всех киношных боевиков: чем больше главный злодей разглагольствует, тем больше у него шансов самому получить пулю - тут не действовало.
  - И почему ты такой нетерпеливый, всему свое время. Почему ты считаешь, что я не могу просто набрать тебя, что бы поговорить? Право слово, обидно, Мономах.
  Как нельзя кстати, в комнате появился Шурик, и сразу же застыл в дверях статуей. Раз противник дает время, глупо было бы им не воспользоваться. Поэтому я жестом подозвал его к столу, на клочке бумаги нацарапал: "Уже скоро! Готовьтесь!"; потом немного подумал и добавил: "Задняя стена. Человек 20. Зачистить. По возможности тихо!"
  Саня отобрал у меня карандаш, подчеркнул последнюю фразу, улыбнулся и написал: "Уже!!!"; даже пририсовал улыбающуюся рожицу-смайлик. После чего вывел на листочке: "Бабы вооружаются!"; и, показав на первую часть моего послания добавил: "Готовы. Ждем". Я показал Шурику кулак, указывая на "Баб", затем оттопыренный вверх большой палец. Саня, на первый мой жест лишь глупо улыбнулся и пожал плечами, мол, исправлюсь, по поводу второго - ответил знаком "ОК", и так же, как и появился - молча и бесшумно удалился.
  - Да как-то не подходящее время, что бы вести подобные светские беседы. Тем более у меня несколько невыгодное положение. Трудновато как-то это делать с пистолетом у виска. Сам-то ты окапался на кирпичном заводе, выгнал всех под стены нашей Станицы и, видимо заскучал. А тут, знаете ли, не до скуки.
  - О! Ты про завод узнал! Браво! - и снова в голосе не было ни грамма удивления, - Не ошибся я в тебе! Я это понял еще когда ты приехал на помощь своему патрулю и быстро сообразил, что это отвлекающий маневр. Задержись вы еще минут на 10-15, и все было бы решено. Даже сегодня, все могло бы закончиться еще утром, но... ты меня снова удивил. Не скрою, приятно удивил, как бы абсурдно это не звучало. Вот поэтому я и решил с тобой связаться. Как ты смотришь на то, что бы объединиться? Вместе мы сможем таких дел натворить. Как тебе предложение?
  Да уж... к этому моменту нашей беседы, я уже начал догадываться о его предложении.
  - Ха... три раза! Как ты себе это представляешь?
  - Еще сам до конца не продумал... Но, как говорили древние: не можешь победить врага - подружись с ним.
  - Ну да, накачаем всех наркотой и будем заставлять делать то, что нужно тебе... Как-то я против такого.
  - А чем плохо-то? По-моему нормально.
  - Нет, не нормально... Во-первых, что я людям скажу... во-вторых, я не вижу себя в твоем плане, те же самые древние говорили: держи друзей близко, а врагов еще ближе; ну и в-третьих, я уже пообещал, что никаких сделок с тобой у меня не будет. Как-то так. Извини, если разочаровал.
  - Это твое крайнее слово?
  - Самое крайнее, другого не будет.
  - Жаль. Действительно жаль. Даже больше, чем тех людишек, которых твои бойцы вырезали несколько минут назад у реки. По большому счету, для меня эти люди, всего лишь расходный материал. А вот с таким напарником, как ты, мы могли бы, если не править миром, то владеть какой-то его частью точно.
  - А где гарантия того, что через некоторое время, я не стану для тебя расходным материалом? Да и как-то получилось, что для меня люди не средство, для достижения цели. Не расходный материал, а соратники и даже, друзья. Так что... предавать их я точно не хочу и не буду!
  - В этом как раз и есть твоя проблема. Ты слишком привязываешься к людям. Но не все такие идеалисты как ты, у многих есть свои пороки и слабости. Некоторые могут и устроить подлянку и предать. Поэтому-то мне и не составило труда подослать к тебе шпионов.
  - Не волнуйся, и с твоими шпионами рано или поздно разберемся. И вообще, меня начала утомлять наша беседа. Так что, давай ее уже заканчивать. Что скажешь?
  - Это значит война?
  - Это значит война!
  - Что ж пусть будет так! Мне искренне жаль, что не смогли договориться. Но и повоевать я не против, так может быть даже лучше. Рад, нет, действительно, очень рад был с тобой поговорить. Удачи, Мономах! Отбой!
  Отвечать я уже не стал. Посмотрел на Ольгу, которая всю нашу беседу так и просидела с бледным видом на стуле, подобрав под себя ноги и вжавшись в спинку.
  - Оленька, срочно! Сигнал по коду "красный-1"!!!
  - Ага... сейчас...
  Ольга кое-как сползла со стула и начала переключать какие-то тумблера и нажимать кнопки. Я же пулей вылетел из рубки и помчался на выход.
  Едва я успел выскочить на улицу под оглушительный рев сирены, как со всех сторон началась самая настоящая канонада. Надо срочно спешить на стену!!! Но дорогу мне перегородили двое бойцов, еле сдерживающие какую-то барышню. Едва я попал в ее поле зрения, как она начала вырываться еще активнее и заорала:
  - Федор! Федор!!! Надо срочно поговорить! Я знаю кто шпион!
  М-да... вечер окончательно перестал быть томным! Мало того, что началась самая настоящая бойня, так еще и возможность отловить шпиона. Поэтому запершись с Катей, а девушку звали Катя, в одном из кабинетов штаба, я решил выяснить этот вопрос, для начала.
  - Так кто же шпион?
  - Я... - еле слышно выдавила она, - но есть еще один...
  Что тут сказать? Я хренею, дорогая редакция! Шпион сам сознается, что он шпион, да еще и готов "сдать" подельника. С чего бы это вдруг? Надо выяснить, главное не спугнуть ни ее, ни второго. Я налил Кате стакан воды, она с жадностью ее выпила и продолжила:
  - Нас сначала трое было... но потом Стас еще двоих к нам переманил... - слова явно давались ей с трудом, но она все же продолжала, периодически отхлебывая воду, - потом трое, вместе со Стасом сбежали... и мы остались вдвоем... я не знала кто он, пока он вчера не передал мне это...
  Перед ней на столе появился обычный полиэтиленовый пакет с серым порошком внутри, о составе и назначении которого пока можно было только догадываться. Но в скором времени это так или иначе узнается. Как не велико было желание поторопить ее с рассказом, но я решил запастись терпением и не торопить Катю, дабы не спугнуть. Ведь судьба Анклава решалась сейчас не только на стене, но и здесь, в этой комнате.
  - Он сказал, что это надо в воду насыпать... В бачки... В которые ее набирают, а потом на кухню и по домам разносят... сказал, что нужно всего по щепотке... Я спросила, что это - он ответил, что ничего страшного... Сказал, что это вызовет только рвоту и понос... Но я испугалась... Подумала... Что там... У ... Них... Вроде тоже его, - она кивнула на пакет, - в воду добавляют... Люди потом дурнеют... Я испугалась... А когда... Увидела здесь Пашу... Пообещайте, что с Пашей ничего не сделаете? - она посмотрела на меня вопросительно и навернувшимися на глазах слезами, я молча кивнул, после чего Катя продолжила, - Решила сознаться...
  - Так кто же передал тебе это? Ты его знаешь?
  - Да... Это... Это... Глеб... - и она разрыдалась самым, что ни на есть настоящим образом.
  Что?! Глеб?! Как так-то! Не может быть. Если это так, то дело намного серьезнее, чем можно было предположить. Надо срочно его отыскать и нейтрализовать!
  Я выскочил на улицу, в надежде найти кого-нибудь из бойцов и отправить на поиски воеводы и нашего сыскаря. Но никого, похоже, не было - все были на стене. За исключением Светы, та сегодня практически не отходила от меня. Но оно и к лучшему, не придется Таню отрывать, у той сегодня тоже забот будет выше крыши. А у Светланы в сумке, висевшей на плече, точно должно быть то, что сейчас необходимо.
  - Срочно! Успокоительное! - заорал я, - потом Шурика и Игоря сюда! Бегом!!!
  Света быстренько что- то вколола Кате и так же шустро убежала, снова оставив меня наедине с начинающей приходить в себя несостоявшейся диверсанткой.
  - Что с Пашей сделаете? Вы же его не убьете? - вот женщины, никогда мне их не понять, нет что б о себе беспокоиться, так она за какого-то Пашу переживает.
  - Нет, не убьем, - заверил я, - я же пообещал. Только расскажи, кто этот Паша? Ты его у нас, в Станице видела? И чем же он тебе так дорог?
  - Да... В станице... В тюрьме он сейчас... Ты не думай, он хороший... Я его давно знаю... Мы с ним еще в школе учились... Даже пожениться хотели... А он добрый, только связался не с теми... Я ему тогда еще говорила... А потом, мой папа меня в другой город учиться отправил, подальше от него... Он даже приезжал ко мне несколько раз... Потом мы потерялись... А я его, когда на заводе встретила - обрадовалась сначала... Это он меня уговорил у вам поехать и шпионить... Я сначала и не хотела... Даже предлагала убежать и жить вдвоем... Но...
  - Ясно! А как твой Паша выглядит-то?
  - Ну... Высокий такой... Красивый... Сильный... Он в школе боксом занимался и в тренажерку ходил - штангу тягал...
  Все теперь стало ясно. Вышибалу оказывается, Пашей зовут.
  - А чего же ты не спрашиваешь, что с тобой-то дальше будет? Или тебе все равно?
  - Ой... А я и не подумала... Я как Пашу увидела...
  Она снова разрыдалась, но на этот раз Света, которая уже было здесь вместе с Шуриком, сразу дала ей несколько таблеток.
  - Света, берешь ее и тащишь в госпиталь! И не отходишь от нее ни на шаг!!! Нельзя допустить, что бы с ней что-либо случилось! Ясно?
  - Ясно. В госпиталь отведу, а оставаться там не буду. К тебе вернусь... Ясно? - в тон мне ответила Света, скрываясь за дверью, оставив, таким образом, за собой последнее слово, блин, вот что мне с ней делать?
  Как раз в этот момент в комнату ввалился запыхавшийся Игорь.
  - Что за кипишь, атаман?
  - Значит так, орлы. Сейчас вы вдвоем резво отправляетесь на поиски Глеба. Он и есть самый главный шпион!!!
  - Да ну на... - глаза Шурика округлились и заняли чуть ли не все лицо, челюсть с характерным звуком брякнулась на пол.
  - Атаман, ты уверен? Дров бы не наломать.
  - Нет, Игорь, не уверен. Но лучше перебдеть, чем не добдеть! Кстати, кто-нибудь из вас его сегодня видел? - все отрицательно покачали головами, - вот и я не видел. Хотя мы с тобой, Шурик, почти весь день на стене. Уверен, что он в Станице. Зашкерился где-нибудь как крыса... Все! Действуйте!
  Время, действительно было очень дорого и не стоило терять его напрасно.
  Ребята умчались на поиски Глеба, а я забрался на стену. То, что я там увидел не внушало оптимизма, как я узнал чуть позже наши бойцы, только что отбыли три атаки. То тут, то там стонали раненые, между которыми сновали санитары. Те, кто еще был в состоянии держать оружие, занимался его осмотром и перезарядкой. Лица у всех были красные от напряжения и грязные от копоти. Не смотря на самое начало апреля, по ним градом катился пот. Некоторые бойцы были только в брониках на голое тело, несколько самых отважных или безбашенных были вообще в одних рубашках.
  На самой стене в нескольких местах бушевало пламя. На месте ворот торчал грузовик, вернее его догорающий остов. У подножья стены, с ее внешней стороны, метров на 50 было просто выжженная земля, на которой валялись трупы нападавших.
  Противник же, похоже, перегруппировывался для новой атаки. Не было ни видно, ни слышно ничего и ни кого. Только ветер гулял по растущим рядом, изрешеченным пулями и осколками, деревьям и кустам.
  Обстановка угнетала не на шутку. Казалось, что не надо никакой атаки, достаточно продержать нас в таких условиях еще пару-тройку часов и можно брать тепленькими. Но атака не заставила себя ждать. За стеной раздался какой-то непонятный вой и сразу же к стене устремилось три грузовика, судя по торчащему в воротах их собрату, начиненным то ли взрывчаткой, то ли какой-то зажигательной смесью. Следом за ними выступили пешие, тащившие перед собой нечто смутно напоминающее "гуляй-поле", собранные из всего, что попалось под руку: борта самосвалов, мусорные баки, деревья и прочий хлам, поставленный на колеса.
  Сразу же со стены грянуло несколько гранатометных выстрелов. Почти сразу все три грузовика с оглушительным грохотом взлетели на воздух, не доехав до стены считанные метры.
  Спустя, каких-то несколько секунд со стороны поселка раздался еще один громкий сигнал. И со стороны области из-за поворота на полном ходу выскочило три БТРа. Выстроившись клином, они мчались к Станице.
  Все участники этой атаки, как нападавшие, так и защищающиеся впали в какой-то ступор, пытаясь определить, что это за третья сила появилась на поле боя. И на чьей стороне она выступает. Если вообще примет чью-то сторону.
  Этот вопрос разрешился, едва только БТРы пересекли мостик разделяющий поселок и Станицу. Они сломали свой походный строй и начали пальбу по нападавшим. В одном из них открылся люк, и оттуда в воздух взметнулась ракета. По этому сигналу со стороны города появились "звери" - наши "волки" и "тигры", а в поле за рекой показались несколько "УАЗиков", развернувшихся цепью.
  По рядам наших бойцов прокатилась волна непередаваемого восторга. Многие готовы были чуть не прыгать со стены вниз, на встречу с неприятелем. Многие уже выбежали из-за стены и ринулись в контратаку. БТРы, с диким ревом, носились вдоль стены, утюжа каждым метр пространства, выгоняя на открытое пространство засевших во всех возможных щелях бандюков. Из их десантных люков выскочило десятка два человек, и выстроились позади машин, помогая машинам, добираясь до самых укромных и труднодоступных схронов. 'Звери' же, изредка постреливая, разбившись на пары, растянули сети, с виду обыкновенные рыбацкие, в которые отлавливали пытавшихся сбежать. УАЗики же не давали беспредельщикам уйти по полю за речкой.
  Не сказать, что нападающие были полностью деморализованы подобным поворотом событий, наверное, сказывалось действие препарата. В целом сражение было ими проиграно. Но, то тут, то там вспыхивали локальные столкновения, которые не без помощи броневиков, быстро затухали.
  Для меня же бой, судя по всему, закончился. Так же как и после первого боя, я опустился на пятую точку, прислонившись спиной, на этот раз к стене, сжимая в руках дуло автомата. Но на этот раз выпасть из реальности мне не дала Света. Она так же тихо и бесшумно, как она делала раньше, присела рядышком. Одной рукой она приобняла меня за плечи, другой - попыталась забрать у меня автомат, а после того как это не вышло, просто положила ее на мои руки.
  - Как ты, - спросила она, пытаясь заглянуть мне в глаза.
  С трудом подняв голову, я посмотрел на нее. На ее светлое лицо, немного по-детски наивные глаза... никак не вписывающиеся в этот хаос. Как могло такое создание оказаться здесь?
  - Я-то нормально, - как не старался я ответить по возможности мягче, вышло все равно несколько грубо, то ли охрипший голос был виной, то ли еще что-то, но вышло так, как вышло, - Что мне с тобой делать? Как уберечь тебя от всего этого?
  - Ты опять?.. Не надо со мной ничего делать. И оберегать меня не надо. Я сама смогу уберечь нас двоих, - последнюю фразу она произнесла с таким вызовом уверенностью, что стало немного не по себе.
  - Ты? Уберечь нас двоих? Как ты себе это представляешь? Запрешь нас дома и никуда не выпустишь? - кажется, я начал расходится, видимо "отходняк" после боя начался или она меня все же разозлила, - Тоже мне ангел-телохранитель. Посмотри на себя, какая из тебя воительница? Твое место дома у плиты, рядом с детишками. Вот что мне с тобой делать?
  - Женись на мне, - ровным и спокойным голосом ответила она.
  - Что? Простите.. - я просто опешил от услышанного.
  - Женись на мне, - так же спокойно повторила она.
  - Я... Да ты... Как ты себе это представляешь? Нашла время шутки шутить. И потом... кто нас с тобой поженит?..
  - Как кто? Ты сам и поженишь. Ты же здесь главный - значит, имеешь право. Или хочешь, Всеслав обряд проведет? По языческим традициям.
  Света загнала меня в такой тупик, выбраться из которого казалось не возможно. За стеной еще звучали выстрелы, еще не был ясен итог ботвы... да и вообще, не была ясна наша дальнейшая судьба, как каждого в отдельности, так и Анклава в целом... А тут такое заявление: "женись". Тут кто угодно потерял бы дар речи.
  - Какая, нафиг, женитьба? Ты в своем уме? Оглянись вокруг. Что ты видишь? Война идет. А это как-то не самое лучшее время для свадьбы.
  - А когда война была этому помехой? Вспомни, и во время войн люди женились. И даже иногда из-под алтаря сразу на войну. Так что... Ну если не хочешь, так и скажи...
  - Кто не хочет? Я? - мне кажется, или меня только что поймали на слабо, - Решено! Завтра же поженимся.
  Вместо криков радости, хлопанья в ладоши и прыжков от счастья, Света отстранилась от меня, посмотрела вниз и произнесла:
  - Пойдем вниз, кажется, все уже у штаба собрались - только тебя ждут.
  
  
  
  ГЛАВА 10
  Улица перед штабом была заполнена людьми. Все собрались посмотреть на тех, кто же так вовремя прибыл на подмогу. Станичники буквально облепили подъехавшие сюда БТРы, из которых уже вылазили, не знакомые вооруженные люди. То что они не были еще одними из налетчиков, и то, что появились как нельзя, кстати, вызвало еще больший приступ эйфории к собравшихся. Многие уже догадались, кто именно эти неожиданные помощники, что еще больше радовало. И когда из подъехавших к штабу "Тигров" вышли Охотник и Водила, их буквально подняли на руки и несколько минут подбрасывали в воздух под всеобщее ликование.
  Как раз к этому моменты и подошли мы со Светой. Валера сразу же спустился с рук качающей его толпы и поспешил к нам на встречу.
  - Привет, шеф. Говорят, мы самое интересное пропустили.
  - Кто тебе такое сказал, - сам я тоже еле сдерживал восторга и желание крепко по-мужски его обнять, - вы-то как раз на самое интересное успели, иначе бы фиг его знает, кто бы вас вот так вот встречал.
  - Ну, тут уж извини, торопились, как могли. Еще бы немного задержались - вы бы всех перебили, а нам бы ничего не досталось.
  Мы дружно рассмеялись и, наконец-таки обнялись, как будто не виделись тысячу лет. Видя эту сцену, собравшийся люд еще больше загомонил. По Станице пронеслось раскатистое "Ура!"
  - Валер, расскажи, где откапал этих красавцев, - спросил я, указывая на бронетранспортеры, - да и "фермеров" по моим прикидкам меньше вроде должно быть.
  - Не гони волну, шеф, все расскажу, только дайте что-нибудь пожрать, со вчерашнего вечера голодные.
  - Так чего молчишь? Живенько в столовую. Сами с утра не евши, все воюем.
  - Вот это по-нашему! Только погоди, пять сек, - Валера подозвал двух пареньков, стоявших неподалеку, - знакомься, шеф, это Костик-Десантура, - он положил руку на плечо высокому коренастому мужику с короткой стрижкой. Затем указал рукой на второго, невысокого, но такого, же крепкого с длинными волосами, собранными в хвостик, - а это Серый, просто Серый. Замечательные ребята, если уж на то пошло, просто не мог их сразу не представить.
  Замечательные ребята, чуть было не раскраснелись, как красны девицы, но решили этого не делать, а вместо этого мы крепко пожали друг другу руки.
  - Ну что, ребята, - обратился я к ним, - раз Валера говорит, что замечательные, будем думать, что так и есть. Как-то Валерику я верю, надеюсь, что и вы не подведете!
  Все это я говорил, внимательно разглядывая представленных 'товарищей'. Они же только улыбались и молча пожимали плечами. А Валера вился вокруг нас с видом ребенка, которому недавно подарили новую игру и он впервые вынес ее во двор и хвастался друзьям.
  - Не подведут, Федь - будь уверен. Ручаюсь как за самого себя! А пока пусть сгоняют за остальными. Мы их в километрах четырех оставили со всеми пожитками и животными. Всех сюда пока везти?
  - Пока сюда, - ответил я, - перекусим, пообщаемся, а там и порешим, кого, где размещать.
  Ребята, молча, убежали к "Тиграм" и сразу же выехали на пределы Станицы.
  - Ну рассказывай, - потребовал я, когда мы уже сидели в общей столовой, запихивая в себя съестное.
  - Так рассказ долгим будет, дай пожрать-то спокойно, - улыбка так и не сходила с его лица, - а если коротенько, то мне пришлось немного самоуправством позаниматься. Пока по заданию партии и правительства вынужден был отсутствовать, так сказать на родине, сколотил небольшое бандформирование из пятидесяти человек, вот Костян и Серый его десятники, а я, стало быть, до полусотника себя повысил.
  Валера посмотрел на меня, видимо проверяя реакцию, и засмеялся таким искренним и заразительным смехом, что все сидевшие вокруг, не исключая меня, тоже не удержались и расхохотались.
  - Но все они как один дали присягу на верность Анклаву - лично принимал, - еле выговорил Охотник сквозь смех, - за это можешь не переживать.
  - Правда некоторых пришлось запугивать, пообещав отрезать тупыми ножницами кое-какие жизненно важные органы... - добавил сидевший рядом с Охотником Мишкин, отчего смех за нашим столом стал еще громче и продолжался еще минут пять, не меньше.
  Так с шутками-прибаутками мы рассказали вновь прибывшим о творящихся у нас тут делах. Выяснили, что население нашего Анклава выросло в одночасье более чем на три сотни человек, которые уже начали появляться в столовой. Откуда именно набралось такое количество, порешили, что Валера поведает на Большом кругу, сразу после их размещения. Помимо людей, Анклав приобрел коров, свиней, гусей, кур, уток и даже с десяток лошадей. Ну и автопарк неплохо пополнился: помимо уже увиденных нами БТРов и УАЗиков, в наше так сказать безвозмездное пользование переходила куча единиц сельхоз и другой техники. В общем, ребята гребли практически все, что попадалось на глаза. Даже хорошо, наверное, что так недолго отсутствовали, а то кто знает, что бы они еще "нарыли". А в том, что по любому бы что-нибудь интересное нашли бы, как-то сомневаться уже не приходилось.
  - Слышь, полусотенный, это конечно все хорошо, но вот как ты умудрился из трех сотен человек, всего пять десятков сформировать, - спросил я, отодвигая от себя тарелки и возвращаясь к началу беседы, - сейчас я тебя за такую оплошность и самоуправство разжаловать буду.
  - О, как! Вот тебе и здрасте пожалуйста, - Валера сделал вид что напрягся и даже обиделся, - я тут можно сказать не доедаю, недосыпаю, а он меня разжаловать. Был бы, где поблизости монастырь... женский, ушел бы уже.
  - Ну а если серьезно, Валер, - как только мы в очередной раз отсмеялись, я продолжил, - мы тут посовещались и я решил разжаловать тебя до начальника службы внешней разведки. И твои собранные десятки будут очень даже в тему. Потянешь? Что скажешь?
  - Партия сказала: "надо!"; комсомол ответил: "есть!", - Охотник чуть призадумался, - потяну, куда я денусь. Но, думаю, пока мне пять десятков на эту службу многовато, оставлю пока два. Так что как ни крути, а получается, на самом деле разжаловал.
  Все снова заулыбались, но этот раз веселье долго не продлилось.
  - А размещать где всех будем? У нас и народу много, и техники, да и скотины не мало, - спросил Михаил.
  - Не переживай, Мишкин, все уже практически готово, - вместо меня ответил Игорь, - сейчас Иваныч и Коля, - он жестом руки указал на них, представляя, - все покажут и расскажут. И я может, подскачу, если не на заселение, то на новоселье точно. Мишань, ты же своей фирменной самогоночки захватил?
  - А то как же, обижаешь, литров тридцать есть, - Михаил хитро прищурился и продолжил, - ладно, надо наших идти встречать, да размещаться.
  - Да, действительно, надо, - я встал из-за стола, - часика через два собираем Большой круг и еще раз все подробно обсудим.
  Я уже направился было к выходу, но меня практически в дверях догнал Валерик.
  - Кстати, шеф, чуть не забыл. У нас вроде как временные трудности со связью, так вот Серый еще тот Кулибин, он нам в походе, так рации перенастроил, что ни один сканер не вычислил. Что скажешь?
  - Блин, Валер, суперская новость, а то, как новорожденные котята. Сведи его с Иванычем, пусть пошаманят со всеми рациями.
  - Сделаем, - ответил он и пошел в сторону Иваныча.
  Я же решил отправиться в госпиталь, каким бы хорошим не было настроение по случаю приезда "фермеров", но были сегодня другие события с противоположным знаком. Едва успел догореть один погребальный костер, как уже на подходе следующий. Скольких на этот раз унесла от нас эта бестолковая заварушка? Вот что за люди эти люди? Даже в сложившихся условиях готовы рвать друг другу глотки. Убивать себе подобных? Ради чего? Ради какой-то призрачной идеи. Убивать других только потому, что их взгляды не совпадают с твоими. М-дя... грустно как-то... Не сходишься во мнениях с кем-то, да и фиг с ним, пусть строит свой мирок, ты - стой свой. А там видно будет, не факт, что кто-то вообще в состоянии построить что-то идеальное. А так, есть шанс, что может получиться что-то близкое к идеальному. Один, делает упор, скажем на промышленность, другой - на сельское хозяйство... В результате, поделились тем что у кого есть и отлично получилось. Да даже если каждый идет по одному и тому же пути, тоже хорошо -здоровая конкуренция. Так нет же, обязательно надо именно отобрать что-то у кого-то, только потому, чтобы самому ни фига не делать. Одно дело, в том, другом, кажущемся уже нереальным, мире, там, где войны были элементом политики. Но здесь же...
  Едва я вышел на улицу, как меня тут же окружила небольшая группа, человек в десять-пятнадцать, как мужчины, так и женщины, до этого кучковавшаяся неподалеку и о чем, и чем-то очень жарко спорившая. Они обступили меня плотным кольцом, явно с не очень хорошими намерениями, по крайней мере, ощущение было именно таким. Нет, не то что бы было ощущение, что 'сейчас будут бить, и возможно больно', а скорее что-то ощущение чего-то из ряда вон выходящего...
  Из общей массы в этой толпе как-то сразу выделились два человека: один высокий и худой, серьезный, спокойный и рассудительный: второй, полная его противоположность, разве что кроме роста, отличался крепостью сложения и суетным, беспокойным норовов. Он-то как раз и начал разговор:
  - Слышь, шеф, босс или как тебя называть лучше... Тут такое дело: ты вроде говорил, что можно запросто выйти из твоего этого 'царства-государства'? Как бы это сделать?
  - Угу... Берсерк, если не ошибаюсь, - по-моему именно такое был у него позывной, и он вроде был одним из тех, 'наказанных' не так давно дозорных, которые упустили диверсантов, - Значит выйти решили? Что ж, никто никого не держит, сам же знаешь это. Надумали уйти - идете, вот только что именно вас заставило принять такое решение? Ну тебя, понятно, обиделся, что пожурили прилюдно. Так? Остальные-то как? Что привело вас к такому решению?
  - Чего сразу обиделся-то? Не обижался я! Просто...
  - Погоди, дай я объясню, - перебил его худой, - дело в том, Федор, что решение это пришло не сразу. И не Берсерк это затеял, а я скорее... Понимаешь, дело в том, что все мы, - он обвел рукой собравшихся, - скорее мирные люди, и к военным действиям душа не лежит, вот и решили податься куда-нибудь. Найти тихое местечко, скорее где-нибудь вдалеке от всего и попробовать там обосноваться.
  - А чем все-таки здесь не нравится? Вон у нас Николай есть, который тоже не желает принимать участие в 'войнушке', и ничего, нормально себя чувствует.
  - Я знаю, как раз в его команде и трудился, но дело скорее не в том, что бы принимать или не принимать участие. А, скорее, вообще попытаться избежать этого...
  - Да что ты с ними разговариваешь, командир. Собрались уходить - скатертью дорожка, - встрял в разговор воевода, который крутился поблизости, а увидев окружившую меня толпу, решил поприсутствовать на 'митинге'.
  - Спокойно Шурик, тебе не кажется, что все не так-то и просто. Можно, конечно и отправить на все четыре стороны, но, что-то мне подсказывает, что надо как следует разобраться, хотя бы для того, что бы понять, что происходит и почему. Так что, предлагаю выслушать и принять правильное решение. Просто отпустить, так сказать, в голой жопой, мы всегда успеем, - осадил я его и снова переключился на оратора, - Продолжай...
  - Я знал, что ты выслушаешь и, если не поймешь, то, по крайней мере, попытаешься. Тем более ссорится, очень не хочется.
  - То есть, вы твердо решили уйти? - собравшиеся оживились и загалдели, кивая головами, словно отвечая на мой вопрос, - Понятно, что ж, удерживать насильно никто не будет. Счастливого пути!
  - Э! Погодите! Ну чего ты молчишь, - снова всполошился Бесреск, обращаясь к моему собеседнику, при этом сильно выпучив глаза и отчаянно жестикулируя, - только что же говорили, или забыл уже? Нельзя нам вот так просто уйти. Пусть дадут нам пару-тройку машин и еще чего-нибудь, ну и оружие по возможности.
  - Ау, Боря, - всполошился Шурик, - пока ты еще в моем подчинении, ты со мной согласовал свою отставку? А то, как ща впаяю суток пятнадцать 'губы', будет тебе и продовольствие, и машины, и оружие... в сортирах, которые ты драить пойдешь! Ишь, раздухарился, дезертир, хренов!
  Все немного опешили от такого заявления воеводы, а Берсерк вообще опустил взгляд на землю. Молодец, Шурик! И добавить нечего. Зная, как он ведет свои занятия на полигоне, сомневаться в том, что он воплотит в реальность свои угрозы, не приходилось.
  - Значит так, друзья-соратники, - продолжил он, обращаясь уже ко всем, - изначально всем было ясно сказано, что держать вас тут насильно никто не станет. Условия вы тоже знаете: с чем пришли, с тем и уйдете. Хотя исключения возможны только за особые заслуги перед Родиной, партией и человечеством. И вы об этом прекрасно знаете! А какие у вас заслуги? Бежите как крысы с тонущего корабля. Окончательное решение все равно за Федором.
  - А сделаем мы вот как, - пока беглецы не опомнились, я решил действовать, хотя понимал, что своим решением даю время на раздумье, это сейчас было нам на руку, тем более после 'триумфальной' речи воеводы, - Через час примерно у нас состоится совет, на котором и решим ваш вопрос самым первым. Время подумать, собраться с мыслями и подготовить аргументы за то, что бы снабдить вас необходимым, хотя бы на первое время, у вас есть. Вы двое, - я обратился к Берсерку и его более разумному товарищу, желающему 'податься на вольные хлеба', - тоже в числе приглашенных на совет. Думаю, прийти в ваших же интересах. Так что, до встречи.
  На этом мы временно распрощались. Толпа, похоже, и не собиралась расходиться, а как раз наоборот, они еще активнее принялись обсуждать свои вопросы, а мы с Шуриком отправились по своим делам.
  Время до начала Совета пролетело как-то не заметно, впрочем, как обычно у нас и было, не успеешь оглядеться, а уже вечер. Так что к началу Большого круга практически все были изрядно вымотаны, и не удивительно, принимая во внимание события сегодняшнего дня, но, тем не менее, полны решимости и энергии.
  - Что ж, начнем, пожалуй, - как обычно начал я, - давайте сначала о грустном и неприятном, потом к 'веселостям' перейдем. Что у нас со сводкой по событиям сегодняшнего утра?
  - Сегодня у нас убитых 16 человек, - первой начала Таня, - причем 10 из них девушки... Федь ну как так можно-то? Зачем ты девчонкам воевать разрешил?
  Таня чуть было не разрыдалась. Благо рядом сидели Ирина с Ольгой, они-то и не дали ей впасть в истерику.
  - Таня, Федор почти не причем, это больше моя идея была...
   'Заступилась' Ольга, блин, лучше бы она этого не делала, Тане от ее заявления лучше не стало, скорее наоборот. Но благо, Танечка могла быстро брать себя в руки, когда дело касалось чего-то серьезного, поэтому отхлебнув водички, она продолжила:
  - Раненых сегодня тоже много, аж 28 человек, вы уж простите, но не могу я их на 'своих' и 'чужих' делить... Все они для меня равны, хотя большинство из них не из Анклава... Вот как-то так... серьезно раненых 11, остальные скоро поправятся...
  - Ясно. Таня, у тебя как со свободным пространством? Где ты из всех размещаешь-то? Короче, перебираетесь с Шуриком ко мне, - Таня попыталась было что-то возразить, но я ее остановил, - да-да, не обсуждается. И место для нуждающихся в госпитале появится - второй этаж освободиться, да и нам со Светой веселее будет. Иваныч-то съехал от меня, так что его апартаменты в вашем с Шуриком полном распоряжении.
  Не дав ни ей, ни Шурику что-либо сказать по этому вопросу я переключился на Игоря.
  - У тебя что?
  - А в моем 'ведомстве' тоже работки прибавилось - сегодня 'улов', 42 пленных. Но проблемы с размещением контингента нет, решено все сразу - целых дом под это дело 'застолбил', - Игорек перехватил мой вопросительный взгляд, - Не волнуйся, атаман, с согласования всех заинтересованных лиц.
  - Федя, у меня вот еще какой вопрос есть, - Таня недоверчиво покосилась на присутствующих здесь желающих независимости, но получив мой ободрительный кивок, продолжила, выложив на стол несколько шприцев и флакон и какой-то жидкостью, - Вот. Я, кажется, придумала, как пленных из их состояния выводить. Они же все 'накаченные' каким-то наркотиком, вот это помогает, я уже на некоторых особо буйных опробовала. Может всем вколоть? Проще может станет?
  - Молодец, Танечка! Умничка просто! Хуже точно не будет, даже если и окочурятся несколько человек, - Игорек широко, как только мог, улыбнулся и забрал себе все эти шприцы и бутылочку, - А по сколько колоть надо? Я же могу и все сразу вкатить, чтоб, так сказать наверняка.
  - 'Кубиков' по 5 для начала, а там можно еще столько же через часик, больше не надо, - пояснила Татьяна.
  - Хорошо! Вот и еще одной проблемой меньше стало - радует, не будут просто так место занимать и харчи проедать, - подытожил я, - Теперь вопрос к 'заинтересованным' лицам: как разместили вновь прибывших?
  - Вроде как разместили, но тут у нас возникли кое-какие трудности, - Ирина ненадолго замолчала, оглядывая окружающих, словно ища поддержки, - некоторые не хотят селиться на хуторе, дома в станице им подавай, а где на всех домов набрать? Страница же не резиновая, итак во многих домах чуть ли не по десять человек живут. Да и не готовы мы были к такому количеству людей, максимум человек на шестьдесят рассчитывали.
  - Фффффуууууу, - я с шумом выдохнул, - ну ё-моё... тут-то чего не разобрались? Или в первый раз такое? И вообще, кто у нас 'комендант общежития'? Что значит, не хотят? Мишкин, Коля, Иваныч, на помощь Ирине, и что бы завтра же этой проблемы не было!!! Ясно?
  - Не волнуйтесь, Федор, сделаем все, что сможем, - ответил за всех Иваныч.
  - Вы уж постарайтесь, а то можно и вот с этими 'товарищами' отправить, - я кивнул в сторону предводителя 'беглецов', - давайте с вами, что ли разберемся, да отправим восвояси.
  Все дружно переключили внимание на 'гостей' нашего совета. Они же, в свою очередь, слегка напряглись, но судя по выражению лиц, были уже немного более подготовленными, нежели при встрече на улице, около столовой.
  - В общем, для тех, кто не в курсе, у нас появились желающие покинуть Анклав и организовать независимое поселение. Мое мнение по этому поводу почти не изменилось: с чем пожаловал - с тем и уходи, но принимая во внимание некоторые нюансы, ни с чем никак нельзя отпускать. Да и, если честно, не хочется мне никого отпускать. Скорее всего, потому что, не поверите, привязался я ко всем, и буду немного переживать. Именно поэтому и решать этот вопрос один не хочу. Так что... придется поделиться этой 'радостью' со всеми. Что скажите по этому поводу?
  - А че тут говорить? Хотят - пусть валят, попутного ветра в горбатую спину, - Шурик был не приклонен, но это не плохо с одной стороны.
  Остальные же как-то задумались и не особо торопились высказывать свое мнение. И неизвестно как долго продолжалось бы это, если бы ситуацию не 'разрулил' Иваныч с присущим ему тактом и рассудительностью:
  - Я так полагаю, Федор не просто так вынес этот вопрос на совет. Он бы мог и сам запросто все решить, тем более, это полностью в его полномочиях. А вы, Александр, как всегда торопитесь, так ведь можно всех разогнать. Может для начала выслушать их аргументы? Потом уже решение принимать, а то как-то не совсем ясно, какого именно решения от нас требуется.
  Возражений не последовало. Всем очень хотелось знать, почему же все-таки некоторые решили отделиться и что они хотят от нас и какие цели преследуют отделившись.
  - Я за то, что бы выслушать. Нельзя вот так просто взять и отпустить, кого бы то ни было, даже не выслушав, а вдруг удастся отговорить от этого. Хотя, если честно я не совсем понимаю. Вот ты же не глупый мужик, Ванька, - высказался Николай, - и голова, и руки на месте, вроде, вместе же трудились, что не так-то?
  - Спасибо, Коль, за теплые слова. Раз уж решили выслушать, тогда начну, - он достал из кармана сложенный листок и положил перед собой, - для начала отвечу на вопрос 'почему?'. Я уже Федору говорил, но повторюсь, раз уж он не озвучил. Дело все в том, что нам у вас нравится, я уж буду говорить от лица всех моих единомышленников, и даже очень нравится, но дело в том, что я категорически не приемлю любое насилие. И если Николаю удалось как-то 'устроиться' в этих условиях, я имею в виду, что он непосредственно не участвует в вооруженных столкновениях, но косвенно все же имеет к ним отношение. Взять для примера хотя бы сооружение той же стены и прочих сооружений, явно не совсем мирного характера.
  - Ты что, буддист что ли? И хиппи какой-нибудь? - перебил Шурик.
  - Да нет, вроде, не был таким никогда, да и среди знакомых таких не было. Просто... как это правильно сказать... даже не знаю... воспитали, что ли так. В общем... и в целом... по каким-то своим морально-этическим соображениям не хочу я участвовать в войне, и во всем, что с ней так или иначе связано.
  - Может тебе в священники податься? А чего, нормальный выйдет из тебя поп, будешь всем про 'не убей' и 'не укради' рассказывать, - не понятно то ли с подковыркой, то ли на полном серьезе спросил Игорь, - тем более у тебя и последователи уже есть. Вон один даже рядом сидит.
  - Не поверишь, - ответил Ваня, но скорее обращаясь не к Игорю, а ко всем собравшимся, - тоже не мое, хотя и об этом думал. Мне больше по душе сейчас было бы какое-нибудь тихое местечко. Максимально удаленное от всего этого. Такое где можно спокойно жить, выращивать еду, разводить животных... в общем и целом, жить в любви и гармонии...
  - Не ну точно хиппи, - снова вмешался Саня, - Ладно, с тобой все понятно, блаженный ты наш. А вот с твоим товарищем как раз-то наоборот. Да-да, Берсерк, с тобой вообще ничего не понятно. Вот скажи, ты какого лешего вместе с ними собрался? Прозрел? Не поверю. А вот то что немного получил на орехи и разобиделся, а тут как раз Ваня со своем паствой, очень даже может быть. Чего молчишь? Давай, говори все как на духу. Чего это ты 'на лыжи вставать' собрался?
  - А чего ты считаешь, что я не могу тоже быть против войнушки? - начал огрызаться Берсерк, - может я как раз тоже за мир во все мире...
  - Ой ли? Не смеши мои седые... волосы. Не видел бы я тебя ни на полигоне, ни в реальном бою не говорил бы ничего, а так... ерунда получается.
  - Да при чем тут вообще пожурили или не пожурили. Получили мы все как раз-то за дело. И вообще суть не в этом.
  - А в чем же тогда? Объясни нам неразумным, думаю все интересно. А как Ивану должно быть интересно. Надо же ему знать какого он антимилитариста в свои ряды принял.
  Берсерк, казалось, растерялся и не знал, что отвечать на уколы Шурика. Собственно и как с самого начала было ясно, что с его участием в отсоединении не все гладко, и держать рядом с собой подобный 'элемент' было бы несколько глупо и не безопасно.
  - Ну и ладненько. Вроде разодрались в причинах, - я встал и начал прохаживаться по комнате, так думалось несколько легче, кровь к точке опоры не приливала, - перейдем к условиям. Что вы хотите попросить у Анклава, - это я выделил нарочно, что бы дать всем, что решения я не собираюсь принимать единолично.
  - Вот, - Ваня протянул мне лежавший все это время перед ним листочек, исписанный ровным мелким почерком, - мы тут посовещались и решили, что на первое время нам этого будет достаточно.
  - Так, ну хорошо, кое с чем все понятно, а кое с чем не очень, - продолжил я.
  Прочитав написанное и пустив листочек по кругу, что бы все тоже могли увидеть что именно хотят от нас Ваня со товарищами.
  - Ну, допустим с семенами, медикаментами и провиантом вопросов особых не должно возникнуть, разве что только в их количестве. Да и то, Ваня, а что тебе помешает самому организовать поиски этого по сохранившимся магазинам? Ладно-ладно, - не дав ему сказать, я продолжил свою мысль, - время прошло, много испортилось, многое уже растащили. Решим как-нибудь этот вопрос, не в ущерб себе, разумеется. А вот с некоторыми пунктами твоей записки я бы очень сильно не согласился.
  - Какими, например, - Ваня, несколько оживился, видно было то его реакции, что он вообще ни на что не рассчитывал.
  - Оружие и техника. Ты же сам только что говорил, что против любого насилия, тем более вооруженного. Так? Тогда на кой вы простите аж 15 автоматов?
  - Ну. Понимаешь, это Берсек настоял, что бы мы этот пункт включили. Вдруг отбиваться придется от кого-либо.
  - Берсерк, говоришь, тогда понятно, откуда уши растут, - снова влез воевода, - говорил же не так все просто. А, Берсерк? Зачем тебе оружие? Тем более столько.
  - Так Ванька же ясно сказал, вдруг нападет кто-то...
  - Ну да, ну да... Свежо питание, да сереться с трудом. Нет, Берсерк, не переубедишь ты меня, что-то ты явно затеял. Только что, пока никак понять не могу, - Саня не унимался, а посмотрев список, разошелся еще больше, - Командир, не давать им ничего и точка. Захотят - сами добудут, нам же никто ничего просто так не дает. А чем они лучше? Может еще и задницу им после посещения туалета вытирать? Мое мнение такое. И оно не поменяется.
  - Провизии и так у нас не очень много. Поэтому я тоже за то что бы ничего не давать, - высказала свое мнение Ирина.
  - Ну как же так. Так можно вот так запросто взять и ни с чем отпустить? Я - против. То есть я вообще против отпускать. Но если уж твердо решили уйти, то дать все что просят. Не знаю, как вы, а я переживать буду, как они там, - чего-чего, а гуманизма Татьяне было не занимать.
  - А я так за то, что пусть идут с миром. Меньше народа - больше кислорода! А у нас и так сейчас проблема с перенаселением, как Ира сказала. Опять же все взрослые люди, что значит не пускать? Как это? Привязать? Нет, решили - пусть валят. Правда, дорогой?
  Ольга проговорила все это буквально на одном дыхании, при этом положив руки Илье на плечо. От чего тот чувствовал себя немного неудобно.
  - Ну а чего... даже не знаю... мне вообще все равно, как-то... ну... это... не знаю что сказать...
  Речь Ильи как всегда вызвала бурю эмоций, кто-то откровенно смеялся, кто-то пытался сдерживать смех, а у кого-то подобные 'пламенные' речи Ильи вызывали приступ бешенства. В любом случае, обстановка резко поменялась на несерьезную. И какое-то время нужно было, что бы вернуть ее в прежнее русло.
  - Вот что я хочу сказать по этому поводу, - как всегда спокойно и рассудительно подошел к вопросу Иваныч, - то, что кто-то собрался выйти из нашего Анклава, само по себе не есть хорошо, так как может повлечь за собой ряд негативных последствий. Но и держать насильно тоже не имеет смысла, не известно еще к каким это последствия может привести. Мое мнение все же такое: отпустить, раз уж есть на то особое желание, при этом снабдив необходимым на первую неделю-две. Это позволит сохранить дружеские отношения от чего обе стороны окажутся только в выигрыше. В кой то веке, не могу не согласиться с Александром. Но это касается лишь оружия. И, Федор, позвольте Вам напомнить некогда сказанное Вами же: если дать просто так кому-то оружие, неизвестно, как и против кого, он его применит. Но и не дать, тоже слишком сурово с нашей стороны, особенно принимая во внимание неспокойную обстановку. Если честно, то по большему счету, с вопросом об оружии, я теряюсь: и так и так выходит не правильно.
  После высказывания Иваныча, желающих что-либо добавить не было, поэтому оставалось только подытожить все услышанное и озвучить решение.
  - Я так понимаю, крайнее слово остается за мной. Так вот, значит, решение будет таково: снабдить 'раскольников' необходимым на две недели провиантом, медикаментами, первой необходимости, посадочным материалом, опять же в небольшом количестве. Что касается техники и оружия, тут сложнее. Сколько вас, говорите? Около пятнадцати человек? Тогда берите один инкассаторский бронивичок и какую-либо ГАЗельку. Хватит же вам? - а ответ на это мое предложение Ваня часто закивал головой, словно это было мечтой всей его жизни, и она только что осуществилась, - ну а с оружием... хрен с вами... Шурик выдашь им три автомата и патронов десятка по четыре на каждый. Да не криви морду лица, самому жалко, но ни как то другому. для чего-то глобального все равно не хватит, а отбиться от желающих на халявы что-либо получить должно хватить. Вот как-то так. Предлагаю проголосовать, кто за, кто против.
  И хотя само по себе это голосование ничего не решало, было просто для 'порядка' тем не менее, все проголосовали почти единогласно, за исключением, конечно же, Шурика, и примкнувшего к нему Игоря. И хотя был еще один недовольный итогом голосования - Берсерк, но это меня уже как бы меньше всего заботило.
  - Ну что, - окинул я взглядом оставшихся, после того как Ваня с Берсерком удалились собираться, обсудив предварительно планируемое время их отъезда, - есть еще какие-нибудь вопросы, просьбы, предложения, пожелания?
  - А можно мне спросить, - Мишкин встал из-за стола, как школьник на уроке, - я вот чего хотел узнать: как тут у вас все устроено? В смысле, законы, правила, распорядки? Структура, наконец, кто кому подчиняется, и кто за что отвечает?
  - Думаю, с иерархией у тебя особых вопросов нет. Ты вот у нас официально являешься хуторским старостой со всеми вытекающими отсюда полномочиями. Надеюсь, в этом вопросе тебя Валера и Игорь просветили. То есть все, что происходит на хуторе 'на твоей совести', разве что только ополчение и, я так думаю, еще и регулярных дозоров и патрулей, это уже вотчина Шурика. Учти, что все, не важно, кто и чем занят, в свободное время обязаны посещать занятия на полигоне у Шурика и Валеры. А, и еще, внимательно присмотрись и к тем, кто прибыл с тобой и к тем, кто уже здесь обитает. Мали ли может кто из станичников на хутор, ближе к земле, так сказать, передраться захочет. На счет построек и перестроек, тут тебе с Николаем надо дружбу водить надо, или к Иванычу мчать. А вообще, если что надо, то к любому из присутствующих здесь обращайся - помогут. И пусть только попробуют не помочь. Ну, как-то так в первом приближении.
  - С этим понятно и не понятно одновременно. А ты сам какую, так сказать должность занимаешь? Это я к тому, как тебя называть-то? А то я слышал что тебя и босс, и шеф, и командир, и даже атаман кличут.
  - Да я и сам не знаю, - попробовал отшутиться я, - вроде и не нужный совсем элемент, но почему-то чуть что, все сразу ко мне бегут. А если серьезно, то, как бы это сказать, один из основателей этого Анклава. Ну а на счет шефа, босса и так далее, мне самому больше нравится Глава, если никто не возражает, хотя как назовете, хоть горшком, лишь бы в печь не ставили.
  Кажется, только что мы все-таки определись с официальным названием моей должности в нашем 'государстве', чему свидетельствовали всеобщее одобрительное галдение.
  - А что касается, как ты выразился законов, правил, и прочего, то у нас как таковых этого нет. Разве что только основной закон - веди себя как человек, наверное...
  - А разве это правильно, атаман... ээээ... прошу прощения Глава. - Игорек 'попробовал на вкус' новое слово, видимо оно ему не очень-то понравилось, - может стоит все же как-то обозначить, что и кто обязан, что и кому за что полагается и т.д., а то так и до анархии не далеко.
  - Что ты предлагаешь? Вот прямо сейчас взять и учредить свод законов? Вот только дело в том, что закон закону рознь. И не факт, что какой-либо 'шедевр' крючкотворства может реально пойти на пользу. И еще, не мною сказано, но, чем ближе государство к провалу, тем многочисленнее его законы.
  - Федор, Вы не совсем правы, взять хотя бы сегодняшний случай с Иваном, надо четко дать понять всем, что можно и чего нельзя, а то на самом деле можем погрузиться в полный хаос.
  - И ты туда же, Иваныч? Вы, еще налоги ввести предложите, - я уже хотел было вспылить, но вовремя одумался, - хотя, вы правы в данном случае. Вот уж не думал, что в ближайшее время так резко может встать вопрос о правом регулировании внутри нашего сообщества. Хотя, чего тут лукавить, все именно к тому и шло. Надо как-то обозначить правила и свободы, что бы ни повадно было делать глупости, да и стимул какой-то должен быть. Вот только как? Что взять за основу? Есть у кого идеи? Игорь? Иваныч? Вы предложили вы и начинайте развивать тему.
  - Ну, пожалуй, могу начать, с вашего позволения. Вот мы тут уже взяли за основу проведение погребальных обрядов по примеру наших далеких предков. А что если и в законодательстве взять их опыт за основу? Я сейчас про, так называемую Русскую Правду говорю. Копное право, вече, что-то в этом есть, что скажите?
  - Браво, Иваныч, - Игорек буквально вскочил со своего места, подбежал к Иванычу и с нескрываемым восторгом тряс ему руку, - я хотел предложить 'построить' все по примеру 'вольных людей', по примеру той же Запорожской сечи. А что? Почему нет-то? Казачьи законы во многом схожи с Русской Правдой.
  - Так, стоп, погодите. Иваныч, ты что предлагаешь, что бы, скажем за вырванный клок бороды или за оторванный ус плату кровью взымать? А ты, Игорек, за то что бы большинство вопросов за кружкой горилки решалось? Так я вас понял?
  - Федор, не утрируйте, Вы же прекрасно все поняли, как мне кажется. Хотя и с усами и бородой тоже стоит разобраться, - Иваныч нежно погладил свою бородку, - мы к тому, что все решения необходимо принимать на всеобщем сходе. За развитие таких качеств как взаимовыручка, братство, стойкость, презрение к трусам и предателям. За то, что бы чтить и уважать предков, и так далее и тому подобное.
  - Вот значит, вам с Игорем и подготовить свод законов и правил, и да, сначала мы его рассмотрим здесь на совете. А затем вынесем на вселенский сход.
  - Слушай, Федь, я вот что еще спросить хотел. Так что-то в голову пришло, - Шурик, выглядел слегка растерянным, и было даже слышно как в его голове идет мыслительный процесс, - что ты думаешь по поводу гражданства?
  - Сань, не понял вопроса, - теперь как-то растерялся я, - что значит по поводу гражданства - уточни.
  - Ну, как это сказать... Всем направо-налево раздавать гражданство или за определенные заслуги... Ну вот, как пример, кто имеет право участвовать в сходе, когда решается какой-то вопрос, только граждане Анклава или все подряд, у нам вон пленных вагон и маленькая тележка. Опять же... есть такие, которые реальной пользы никакой не приносят. Просто тупо ни хрена не делают, только продукты на них переводим. Вот как с ними быть?
  - Хороший вопрос, Шурик. Нет, правда, очень хороший. Давай, предлагай, что нужно делать, развивай мысль, так сказать.
  - А что тут предлагать, либо пусть трудятся во имя и на благо... Ну там, армия; у Мишкина, на хуторе; у Коли на строительстве... Да мало ли где можно быть полезным... Либо сами себя пусть обеспечивают, а лучше валят на все стороны...
  - Э, братец, так ты всех разгонишь...
  - А как иначе-то? Толку-тот от таких все равно нет, а продукты всем раздаем. Опять же Таня со своими девчонками тоже всем помощь оказывает. А от них 'выхлопа' нет никакого, только место занимают.
  - А что если... - Иваныч, кажется, сильно задумался, таким его видеть еще не приходилось, казалось что у него всегда и на все есть готовые ответы, - не стоит никого пока разгонять, но если, как говорит Александр, есть некоторые, кто живет, прямо скажем за счет других... С такими надо что-то делать. Но вот если такой человек, скажем, искусный гончар, к примеру, и не хочет принимать участие ни в каких событиях Анклава: ни в политических, ни в военных, ни в прочих - так пусть часть своих "поделок" отдает на благо нашего общества. Так сказать, меняет на необходимые ему блага. Как вам такое предложение?
  - А что. Нормальное приложение. В целом мне нравится, - Саня, с облегчением откинулся на своем стуле.
  - Вот и учти это, Иваныч, когда законотворчеством заниматься с Игорем будете. Ну все? С государственным устройством разобрались более или менее? Есть еще какие-то вопросы?
  - Есть. У меня, - сказал Игрек, - слушай, атаман... блин... Глава... да ну его на фиг, буду атаманом называть, мне так привычнее. Так вот вопрос: а что если в станице церквушку поставить? Или все окончательно и бесповоротно за языческие традиции?
  - Кто тебе такое сказал? Хочешь церквушку - ставь, только не церковь, а скорее часовенку, ты уж прости, но у меня с детства аллергия на разного рода служителей культа. Да-да, Коля-Всеслав, не смотри на меня так, и на языческих, в том числе. И вообще, я считаю, что пара рук, занятая делом, принесет намного больше пользы, чем сотни сложенные в молитве. И не важно, кому эта молитва адресована, то ли Велесу, то ли Христу, то ли Великому Макаронному Монстру и Преподобному Чебурашке. Хотите жечь свечи и праздновать православные праздники - да, пожалуйста, так же как и языческие. Вот только, чтобы не было промывания мозгов и стычек на религиозной почве. Идет?
  - Идет, - хором ответили Игорь и Николай.
  - А, говорят, Глава, ты жениться собрался? - спросил Шурик, - Вот мне интересно, а по каким-таким обычаям и традициям ты свадьбу устраивать собираешься?
  Ну вот так всегда, не успеешь... чихнуть, в общем, а тебе уже со всех сторон "будь здоров" кричат. Прошло не так и много времени с момента решения о женитьбе, а тут уже все всё знают. Вот что значит жить в относительно небольшом замкнутом коллективе, когда все друг у друга на виду.
  - А вот как-то не решил еще. Скорее всего просто, во время погребального обряда объявим о своем решении, без какого-то официоза. И вообще, не понятно, с чего такой повышенный интерес к моей, да и не только к моей личной жизни? Своих забот не хватает? Так можно и добавить, что б времени на глупости не оставалось.
  Но не смотря на серьезность ситуации и грозный тон, которым была произнесена последняя фраза, атмосферу за столом уже никак нельзя было назвать соответствующей. Еще бы, не каждый день случается какое-либо из ряда вон выходящее событие. А тут как раз праздник намечается, да еще и в разгар войны. Вдвойне приятно, значит не все еще потеряно, значит есть еще надежда на светлое будущее. А что еще нужно, что бы выстоять и победить? Конечно же вера, надежда, и конечно же еще и любовь. Однако, как иногда мало надо человеку для полного счастья - именно эти три составляющие.
  Все дружно принялись обсуждать детали предстоящей свадьбы, давать советы, как и что лучше сделать, что бы всем запомнилось. Пока, впрочем уже как обычно, не влезла в обсуждения Оленька и не навела тем самым самого грандиозного "шороха":
  - Нет. Ну я как-то не совсем поняла, - чуть ли не кричала она, обращаясь к своему благоверному, но так что слышали не только собравшиеся, но и очевидно половина Станицы, - Глава, вон, гляди жениться собрался, а ты что же. Сам-то не хочешь на мне жениться или мне снова все в свои хрупкие женские руки брать надо?
  - Оль... ну что ты... так я ж это... - начал было Илья, но ну тут-то было.
  - Нет, ты скажи, будешь на мне жениться или как. Если да, то вот прямо здесь и сейчас проси моей руки, а нет, так вали на все четыре стороны.
  - Так я это... ну... а просить у кого?..
  - Вот, блин, мужики-то пошли. Все за них делать решать надо. Не могут без нас, без женщин и шага ступить. У меня проси, раз не у кого больше!
  - Ну так это... как его... прошу, что ли...
  - Вот так бы сразу. Хорошо, я согласна! Только учти, Ильюша, свадьба у нас должна быть особенной! Не такой как у Главы, а намного лучше! И не в один день с ними - самое главное.
  На это Илья только опустил голову и тихонько промычал что-то совсем уж не понятное, на ведомом только ему одному языке. Шурик же, сидевший после своего вопроса с совсем уж потерянным видом, видимо до него дошел весь смысл того, что за бурю в кружке воды он устроил, задав вопрос относительно женитьбы, как-то встрепенулся и не смело проговорил:
  - Ну, раз пошла такая пьянка - режь последний огурец... Таня, а ты за меня замуж пойдешь? Официально...
  Вот вам и подтверждение того, что "дурной пример заразителен". Получается как в детстве: пока игрушка лежит - она никому не нужна, а стоит только одному взять ее в руки, как выясняется, что все только и мечтали с ней поиграть. Так и с предстоящей свадьбой, вернее уже сразу несколькими...
  Таня, сидевшая во время обсуждения этой темы с отстраненным видом, как будто все, что происходило ее никак не касалось, оживилась. На щеках у нее зарделся румянец, глаза увлажнились, а ее ослепительная улыбка растянулась от уха до уха. Не даром же говорят, что женщине мало что бы рядом с ней был мужчина, не менее важно что бы он официально имел статут ЕЕ мужчины. И неважно как это будет выглядеть: штамп ли это в паспорте, или запись в венчальной книге, или еще как, но что бы это был, так сказать зарегистрированный факт. Да и то, что каждая женщина мечтает примереть свадебное платье и быть главным действующим лицом на торжестве в честь создания новой семьи, вряд ли оспоришь.
  - Саша, это так неожиданно, - ответила она, - может быть, стоит подумать... Хотя... я согласна...
  Ага, как же неожиданно, не на эту ли тему только что шел разговор.
  - Вот и хорошо! Значит, мы с Таней тоже женимся! и приглашаем вас на нашу свадьбу. Когда и где будет сообщено дополнительно, - заключил Шурик.
  Надеюсь, на этом сватовство на сегодня закончилось. Но как бы там не было, даже если и есть еще желающие заявить о своей предстоящей свадьбе, то точно не сегодня.
  Поэтому я прервал поток поздравлений и комментариев по этому поводу.
  - Так! - резким тоном сказал я, - Давайте-ка отложим на потом эти приятные моменты личной жизни и вернемся к жизни общественной! Глеба нашли?
  - Никак нет, атаман, - козырнул Игорь, все еще находящийся под впечатлением всеобщего приподнятого настроения, - ищем еще. Не мог он далеко сбежать, палец на отсечение даю. Заныкался где-нибудь и выжидает. К беспредельщикам не сунется - не нужен он им, с проваленным заданием. К нам тоже вряд ли покажется на глаза, поэтому и будет где-нибудь неподалеку ошиваться - жрать-то охота. Так что найдем, вопрос времени. Уж я бы с ним от души потолковал бы...
  - Тогда у меня еще один вопрос, по сегодняшним событиям. Что думаете делать дальше с нашей войной с беспредельщиками? Вроде как бы сегодня мы их изрядно потрепали, самое время самим переходить к активным действиям. Или так и будем сидеть и ждать у моря погоды?
  Предложение перейти к активным действиям было встречено чуть ли не с ликованием со стороны всех, одна только Таня погрустнела и на ее глазах снова навернулись слезы. Понятно, что это придавит ей забот, но, не разбив яйцо, яичницу не приготовить. Но события как раз требовали от нас именно решительных действий, а не пассивного наблюдения и обороны.
  - Так что Валера, вот и для тебя задание нашлось - продумать и организовать разведку в тылу противника. А пока уж очень хочется послушать рассказ о ваших увлекательных приключениях, как сказать, вдали от родного дома.
  - Сделаем! Впервой что ли? Прорвемся, едрена кочерыжка. Ну а рассказ... Будет вам и рассказ...
  *** Рассказ Охотника***
  Ну, что ж начну, пожалуй! Только сразу говорю, рассказчик из меня никакой, да и некоторые и так все уже знают, а один так вообще принимал во всем этом безобразии самое непосредственное участие. Так что...
  Выехали мы, значит, со товарищами из нашей станицы восьмого дня. Весна, птички поют, солнышко светит - благодать! На дороге вообще сказка: ни встречных, ни попутных - рули в свое удовольствие. Вот мы и порулили на запад. Решили, махнем километров на сто-сто пятьдесят, а оттуда под мелкую гребенку к дому все прочешем, пошукаем то, не знаю что.
  Как там, в сказках сказывается? Долго ли, коротко ли... но преградило нам путь нечто. Ну не чудо-юдо, конечно заморское, а баррикада какая-то. Парни из машин повыскакивали в непонятках, откуда такой архитектурный шедевр: ветром надуло или дело рук непризнанного гения. Не успели мы собраться на совет, как из-за заборов в нас полетели палки, камни и прочий хлам. Ну мы, стало быть, автоматы на изготовку и на сеанс экстренной связи с "центром" : так мол и так, имеет место быть несанкционированное столкновение с местными аборигенами, бусы и зеркала здесь не котируются, свинцом угощать тоже нет особого желания. Хорошо хоть и не пришлось этого делать. По согласованию с "центром" провели переговоры по "матюгальнику", встретились с руководством энтого поселения.
   Оказалось то, что ребятки-то очень даже ничего: тихие, мирные и приветливые. Ну и решили мы у них чутка погостить, до утра для начала. Поседели мы, значится, в баньке (не, ну а где еще такие дела обговаривать, как не в парной) с главами местного самоуправления за чашечкой Мишкиной самогоночки, за жизнь, так сказать покалякали: они про себя рассказали, мы про Анклав - перезнакомились в общем.
  Ребятишки эти оказались как раз теми, кого мы и искали, т.е. фермерами и пытались выживать, строив что-то типа аграрной общины. Вот и повели мы, значится, разговоры согласно полученной сверху директиве, стали уговаривать присоединиться к нам. Решали долго, кажется литра три, не меньше, пока, наконец не осенило: надо кого-нибудь к нам в Анклав отправить, что бы, так сказать изнутри на наше житие-бытие глянул. Тут же, не откладывая резину на потом в долгий ящик и выбрали кто к нам в гости отправится: глава фермерского поселения Игорек и с ним еще двух фермером, ну и двоих наших в сопровождение, что бы не заблудились по дороге, так сказать. На этом, уже почти под утро, разбрелись спать.
  Но все это вы и без меня знали.
  Самое интересное началось со следующего утра.
  С самого раннего утра, как только проснулись и пришли в себя, часика эдак в 3 дня, собрались в путь-дорожку. Игорек, как и планировалось, с группой поддержки и сопровождения, двинулись к нам в поселение, а мы: оставшиеся анклавовские, плюс с десяток фермеров во главе с Мишкиным - на поиски того нового, неизведанного хрен знает чего, а именно чего-либо выжившего.
  По сему посудили-порядили, и решили двигаться по спирали от фермерского поселения, чтоб, так сказать продуктивно прочесать местность. Воды-еды было вдоволь, плюс еще полный бензовоз прихватизировали километрах в десяти от селения, поэтому путешествие не казалось очень уж сложным. Вот так вот стройной колонной: авангард, арьергард, дозор и основная часть, и двигались, заглядывая по пути в попадающиеся "под ноги" поселения. А вокруг красотища! Тихо, спокойно... солнышко светит...птички поют... Да вот только с птичками как-то напряг вышел - не поют, заразы - ибо не было птичек. Все вроде так, да как-то совсем не так... Эдакий сюр, чтоб его, реализм... Не ну а как еще... весна же... ну там, отходняк... эээ... прошу прощения - отход от зимней спячки, период обновления и все такое прочее... А тут... травка пробивается, листочки на деревьях распускаются, а вот птичек, нет, черт побери, да какой там птичек, мух и тех не наблюдается. Несколько раз, на привалах, мы даже специально пытались отыскать хоть какую-нибудь букашку-таракашку... да все безрезультатно.
  Вот так вот и двигались мы почти до самой темноты, заглядывая в каждое селение, что на пути попадалось, отыскали за день ни много, ни мало - человек пятнадцать. Что уже не плохо. Один из них, кстати, Костян был. Вот он и рассказал интересную историю, что, оказывается, не все так уж и плохо, как представлялось незадолго до этого, зверь-то, оказывается, в лесу есть, не весь исчез, Костик, как раз таки и пытался охотой выживать. Вот мы его и подобрали, обогрели и на свежатинку-то и раскулачили, впрочем, он не сильно и возражал.
  И вот уже ночью, сидя у костра и поедая свежее мясо, подумалось, если не все зверье в лесах испарились, значит и домашняя скотина должна быть, тем более у "фермером" кое-что из живности осталось. А это означает что и цель нашей миссии не такая уж и несбыточная. И как-то легко на душе от этого стало. И, значит, выжить в этом перевернувшемся с ног на голову мире, очень даже возможно. И пусть это как-то меркантильно и не так возвышенно, как хотелось бы, но на сытый желудок о высоком думается как-то легче, а то, что желудки со временем будут набиты всякими вкусностями, выращенными своими руками, сомневаться уже не приходилось.
  Утром, за завтраком, один из стоявших ночью в дозоре, обмолвился, что вроде видел вдалеке отблески от костра. Но не стал никого будить, потому как видел вдалеке, и видел, вроде как. первой реакцией, конечно, было всыпать по первое число за раздолбайство. Но делать этого мы, конечно не стали, ограничившись небольшой, часика на полтора лекцией на тему: "... в наше смутное и неспокойное время...", "... в единстве наша сила..." и "...только так мы сможем не только выжить, но и чего-то добиться".
  С этим и выдвинулись в путь. Слегка подумав, насколько умели, все же отправили небольшую группу к месту указанному дозорным, ну мало ли, вдруг не померещилось и там действительно кто-то есть, договорившись к ночи, на стоянке встретиться. Да и потом, двигаться вот так, стройной колонной, тоже не имело большого смысла. Как не хотелось нам разделять наш небольшой поисковой отряд, но все же, отправили два боковых дозора, которые должны были двигаться параллельными курсами.
  Пока мы мародерствовали в каком-то селе, ну а как еще по-другому наши действия назвать можно, на связь поисковики вышли. Оказывается, не приглючилось ночью дозорному, нашли они стоянку, так сказать, новобытных людей, потеряшек то есть. Со слов Костяна, который возглавлял эту самую поисковую группу: кострище свежее, засыпанное песком, но не особо тщательно, рядом ямочка, куда были закапаны остатки продуктов жизнедеятельности - банки-склянки, пакеты разные и прочий мусор. Такое поведение наводило на мысль. И мысль эта была матерная. Что же получается: кто-то, в условиях нашей реальности, пытается скрыть следы. Внимание вопрос - зачем? Тут может быть только два варианта: либо кто-то всегда так делает, так сказать, дело привычки, либо кто-то явно не хочет, что бы его обнаружили. При любом раскладе - это явно подготовленный человек. А если верить докладу Костика, то на этой стоянке обитали не меньше пяти человек. А из этого следовало... А вот что из этого следовало, пока не совсем понятно. В любом случае мы решили, что усилить охрану и увеличить бдительность лишним не будет. Хочешь - не хочешь, следит ли кто за нами или нет, все же лучше будет, если перестрахуемся, даже если и на параноидальный бред смахивает. Вот такой вот коленкор, ежкин дрын.
  Как ни странно, опасения по поводу того, что нас пасут, оправдались спустя какое-то время. Несколько раз боковые патрули и арьергард замечал отблески от стекла. Но, сколько раз не пытались найти этих провожатых, ни разу этого так и не получилось. Хотя пару раз счастье было так возможно, так возможно и вот так возможно. Ребятушки устраивали самую настоящую охоту, и пытались брать в клещи, и организовывали засады на предполагаемом пути супостатов, только вот толку пока не было. Вот тогда-то зародилось еще одно подозрение - нас прослушивали. А вот это было уже совсем не хорошо. В центр по этому поводу не докладывали - решили, что сперва надо самим разобраться, кто есть ху, а потом уже рапортовать, да и если нас слушают, то и выходить в эфир надо как можно реже.
  Так и передвигались весь оставшийся день, медленно, но верно, с заходом в каждое селение - основную задачу миссии никто же не отменял. Несколько раз меняли маршрут, то петляя, запутываю следы, то наоборот, старались сами выследить и поймать провожатых. Но не та, ни другая затея так и не увенчалась успехом. Думаю, нет смысла описывать все в мельчайших подробностях, типа повернули направо - увидели дерево, просто скажу - вымотались мы изрядно. И вот уже когда начало совсем темнеть, расположились мы на постой в одном из сел и решили перво-наперво обсудить тактику-стратегию на следующий день. Как нам быть с "хвостом".
  Прикидывали мы, значит и так и эдак. Да вот толку что-то не выходило: ни драться они не хотят, ни оторваться не дают. Решили мы, что надо-таки их на честный бой все-таки как-то вызвать. Только как? Оставлять группы прикрытия? Так с ними связь нужна. А как ее осуществлять, когда тебя постоянно "слушают"? Вот тут-то и оказалось, что среди новеньких "потеряшек", присоединившихся к нам за эти дни, есть один умелец-радиолюбитель по имени Серый. Он-то и пообещал перенастроить нам рации.
  А еще мы подумали и решили, что коли уж нас так упорно "ведут", то и для оставшихся в поселении не спокойно. Оказалось, что у фермеров на этот случай заготовлено тайное местечко, где можно спрятаться и отсидеться. Значит им надо как-то передать, что бы уходили туда, до нашего возвращения. Осталось решить как. Отправлять кого-то пешком - не вариант. Если на машине, то слишком много шума.
  Единственным мудрым решением было сняться со стоянки всем вместе, а потом уж разделиться. Так мы и поступили. Вот тут мы от души оторвались - пошумели на славу, не один десяток раз просто тупо переезжали с места на место, что бы хоть как-то заглушить мотор отделившегося от нас одного 'волчонка', направившегося передать весточку о срочной эвакуации в поселение аграриев.
  Пока мы так переезжали, умудрились вляпаться в пару историй. В первом случае вляпались в прямом смысле этого слов: попали в самое настоящее болот. Не знаю как, но загнали в него три машины, одну из них 'по самую хряпку'. Хотели уже бросить, пока не рассвело, но немного поорав друг на друга, с помощью всех матерей, которых только вспомнили, чуть ли не на руках все-таки выволокли наши машинки на сушу. Потом, права, очень долго отмывались и дико ржали, припоминая особо забавные моменты 'спасения бегемотов из болота'.
  А вот вторая ночная история приключилась почти перед рассветом. Запутывали мы следы, запутывали и дозапутывались. Нарвались-таки на наших 'опекунов'. В буквальном смысле слова протаранили их УАЗик, стоявший в какой-то ложбинке. Что тут началось: все изрядно перетрухалии кинулись в россыпную, а темень еще, кто где, хрен поймешь. В воздух постреляли, пока кто-то не додумался фары включить. Тут вообще все забегали как тараканы, эти придурки, а их, кстати, оказалось семеро, на двух УАЗиках (третий мы покоцали не слабо) - в одну сторону. Мы - в другую. Улепетывали мы знатно. Как там говориться: у страха глаза велики. Когда опомнились решили догнать этих самых... как представлю сейчас что это было за зрелище - смех одолевает: по голому полю носятся УАЗики, за ним изредка постреливающие броневики, а за ними весь наш остальной автопарк, состоящих из грузовиков, длинномеров и бензовоза. Из-за них нормальная погоня не получилась, часто приходилось тормозить, что бы вытащить из очередной лужи кого-нибудь или просто собрать всех в кучу.
  Так и гонялись половину дня, то теряя, то снова нападая на след этих самых, фиг знает, как их назвать-то. Гоняли-гоняли... и когда в очередной раз их искали, наткнулись на деревеньку, внешне ничем не примечательную. Поначалу хотели продолжить погоню, да вот заехали все-таки. А там... мама дорогая... на окраине, ближе к лесу, типа ферма, да довольно большая и с виду ухоженная. Присмотрелись, огляделись, провели рекогносцировку... и поняли, что вот оно то, не знаю что... Вот она цель нашего похода - живность в хозяйстве имелась разная, да еще и не по одному экземпляру, так сказать. Само собой, радости полные штаны, можно и к дому возвращаться. А пока пересчитать все и все, описать, загрузить и в Центр доложиться. Чем мы и занялись. Ну, об энтом моменте мы докладали ужо.
  Следующим утром, мы с чувством выполненного долга, повернули в обратный путь. Проехав почти до вечера, мы поняли, что заплутали. Вернее сказать, мы знали, на какую дорогу нам нужно попасть, но сделать этого почему-то не могли. Вот так и плутали, пока не выехали к бывшей воинской части, где-то в лесу. Как в последствии оказалось, здесь проводили ремонт и пристрелку разного артиллеристского вооружения.
  Еще одна офигенская удача. Но не тут-то было, часть уже была 'занята' кем-то. Причем эти кто-то ни на какой диалог не хотели идти, а на все предложения поболтать 'за жизнь' начинали палить из всего, что было у них под рукой. А было у них немало всяких всякостей. Хорошо, что люди эти оказались самыми обычными людьми, а не артиллеристами, а то бы сейчас мы бы уже на атомы расщеплены были бы. Ну так вот, и не договориться было никак, и уходить, отказавшись от такого тоже как то глупо было бы, тем более мы уже знали, что у вас какая-то войнушка там завертелась. Также глупо было бы идти на штурм.
  Поэтому решили дождаться темноты и попытаться продраться на территорию. Еще немного постреляв, больше для видимости мы сделали вид что ушли, а сами отъехали на несколько километром и начали готовиться. Десяток Костяна должен был забраться слева, десяток Серого - справа, я с двумя десятками с тыла, остальные должны были как можно громче шуметь и изображать штурм перед центральным входом. Собственно так мы и поступили, едва окончательно стемнело.
  Как только начался кипиш у ворот, мы полезли через стену. Основная задача была не пострелять всех к едрене фене, а деморализовать, что нам удалось в полной мере. Те пару сотен защитников, что прятались в этой части, просто не ожидали подобного поворота и быстро сдались. Не обошлось, к сожалению, без раненых, и даже убитых, как с одной, так и с другой стороны. Некоторые наши ребята еле сдерживались, что бы как следует не накостылять этим горе-защитникам, когда мы всех пособрали и попытались вразумить. Собственно они оказались очень понятливыми и быстро сообразили, что с ними ничего страшного делать не будут, и они добровольно-принудительно переезжают. И что бы 'новенькие' были спокойнее и сговорчивее, пришлось срочно выдумать присягу Анклава и заставить их присягнуть на верность.
  С утра оценив количество приобретенных ништяков многие слегка офигели: и как все это теперь доставить до пункта назначения? Пришлось часть прятать в логу в лесу, на что ушел весь день. Тщательно все замаскировав и скрыв следы, мы не откладывая срочно помчали сначала до фермерского поселения, что бы затем всей толпой двинуться к дому.
  До фермеров мы двигались уже без крупных остановок и отклонений от прямого маршрута. Не доезжая до поселения с десяток километром, мы попали-таки в засаду. Дорога проходила через выемку, и именно в этом месте нас и обстреляли с обеих сторон. Вернее обстреляли авангард, что позволило нам немного сориентироваться и зайти нападавшим в тыл, но и от этого никак не легче: потери оказались значительными, плюсом еще угрохали уйму времени на расчистку дороги от сгоревших машин. Но самое обидное было в том, что мы так и не поймали никого их нападавших, они словно растворились при нашем приближении. Вот такая вот фигня. Лоханулись по полной.
  Благо что все фермеры загодя перебрались в другое место. Так что на месте их поселка мы застали лишь остывающие головешки и почерневшие силуэты, когда-то бывшие вполне жилыми домами.
  Сначала мы хотели сразу же стартовать до станицы, но все же остались до утра передохнуть и перегруппироваться. Всю ночь, меняя друг друга, что бы хоть немного поспать, мы что-то куда-то грузили и перегружали. Так что едва только расцвело, на всех парах ударная группа понеслась по направлению к станице. Основная же колонна, разбившись на три группы с вооруженным сопровождением, двинулась следом.
  Ну вот собственно и все. Гнали, как могли... и видимо успели как раз вовремя...
  
  ГЛАВА 11
  - Все! Кончай балаган!!! - почти закричал я, когда уже не первый час мы Малым кругом пытались расставить приоритеты дальнейших действий
  Гаврики, до этого пытавшиеся о чем-то спорить и что-то друг другу доказывать, резко притихли, как школьники перед строгим учителем. Но, ничего, так-то лучше. Ибо нефиг... Подрасслабились не в меру, ну это мы сейчас быстро поправим. Сейчас будем их учить Родину любить.
   - Третий час уже переливаем из пустого в порожнее! - продолжал я, - Значит так: первым делом -Валера, ты срочно организуй доставку сюда всего, что с той части не вывезли, о которой вчера рассказывал.
  - Сделаем, командир. Так, ежкин дрын, мы и так все знатно заховали - сами без компаса не сыщем.
  - Валера! Включи мозги! - рявкнул я, кажется уже окончательно вжившись в роль верховного главнокомандующего, от чего Валера притих и даже, как мне показалось, насупился, - Ты же сам вчера рассказывал, как за вами плотненько следили. Так что, собирайся, братец, в путь... и привези все, что оставили сюда - лишним точно не будет. Пусть лучше на виду полежит, но под нашим присмотром, чем где-то там, пусть даже знатно спрятанное. Хотя, нет, ты пока нужнее здесь. Кто как не ты лучше подготовит разведку в стане Беспредельщиков? Так, что выходит, назначай ответственным Костяна или Серого - ну это сам лучше меня решишь. На все про все у них три дня! У тебя и того меньше - сегодня к вечеру предварительные выкладки по поводу разведки: кто, как, сколько человек и т.п. Если надо, привлекай Шурика, Игоря, Иваныча, меня.... да кого посчитаешь нужным. Понял?
  - Так точно, командир! - отчеканил он, вот теперь точно ясно и понятно, что до него дошло и все будет выполнено точно и быстро.
  - С Валерой все понятно. Игорь, давай с тобой разберемся, - переключился я с разведки на контрразведку. - Что у тебя есть нас поведать?
  Игорек, сидел, откинувшись на стуле, скрестив руки на груди, для полноты картины не хватало закинуть ноги на стол и надвинуть широкополую шляпу на глаза. Когда все собравшиеся переключили на него свое внимание, он как бы нехотя все же сменим позу: сложил руки на столе и опершись на них наклонился над столом.
  - Начнем по порядку, - он громко выдохнул, - у меня есть предложение по поводу разведки: у нас есть некие сограждане, которые нам еще не сограждане, так вот - предлагаю их использовать. Устроить Вышибале с Катей "побег", разумеется с нашего одобрения и под нашим чутким контролем. Лучше, конечно, что бы они еще кого с собой прихватили, для достоверности картины. Есть кое-какие наметки по этому поводу, но одному точно не решить.
  - Ну а на кой мы тогда здесь собрались? Да и вообще, зачем Совет нужен, если не за тем, что бы как раз подобные вопросы решать?
  С этими словами я посмотрел на всех собравшихся, заглядывая им в глаза и пытаясь понять их чувства и эмоции. В этот раз лица, хотя и были слегка напряженные, но на них читалось выражение некой уверенности. Глаза просто светились. Не то, что раньше, полная растерянность и неуверенность... Вот! Уже то, что надо!!!
  - Ну, тогда давайте посоветуемся, - Игорь снова сменил позу за столом, на этот раз на позу прилежного ученика, отвечающего на вопросы учителя, - Есть предложение использовать Вышибалу и Катю в качестве глаз и ушей в стане Беспредельщиков. Вот как это лучше сделать, пока не пойму.
  - У меня есть идейка, - Валера здорово оживился, даже вскочил с места и заходил по комнатушке, - так это, ежкин кот, у нас же есть этот, как его... ну овощ который, что если, " в бега", Вышибалу, да? с этим овощем отправить - для лучшей легенды?
  - Слушай, Валер, а ты голова! - Игорек тоже встал, и даже похлопал Валеру по плечу, - верно, ведь! Так ему больше поверят, только тогда надо Хана из овощного состояния вывести, чтоб соображал. Тогда сможет за этого Пашу словечко замолвить, мол так и так, да, действительно, он помог с побегом...
  Контрразведчик снова вернулся за стол и начал делать себе какие-то записи. Пока он что-то записывал, в комнате стояла такая тишина, что казалось, было слышно, как у некоторых скрипят мозги. Все были полностью погружены в обдумывание идеи с "побегом". Сколько времени Игорек писал, черкал, снова что-то записывал, может минуту, может пять, но, в конце концов, когда он оторвался от своих записей, все взгляды были устремлены на него, а у него, похоже был готов план внедрения Вышибалы:
  - Стало быть, вот что выходит, други. Основная роль в этой затее отводится, как ни странно, Кате, даже не Вышибале. Поэтому первым делом надо позаботиться, что бы она не попала в этот, так называемый 'женский дом'. Для этого придется выводить понемногу Хана из овощного состояния, что бы маленько соображал, но, при этом не мог предпринять никаких действий. Паша-Вышибала все это время будет находиться рядом, и постоянно нашептывать ему, что надо бежать, и что именно Катя способна организовать этот побег, и именно поэтому у нее должны быть определенного рода привилегии, да и просто если, Катю отправят ко всем женщинам, то, он Паша не согласен на такие условия. Вот такие предварительные выкладки. Подробнее уже обсудим с основными действующими лицами, может, что еще подскажут, им-то виднее какая петрушка твориться в стане врага.
  Вопросов и предложений, после высказывания Игоря ни у кого не было, по крайней мере, пока. В целом план выглядел очень даже выполнимым, если бы не одно 'но'...
  - А вы не забыли об одном факте? Глебом называет... - произнося это, Шурик со спокойным, невозмутимым видом смотрел куда-то в сторону, затем перевел взгляд на Игоря и продолжил, - Если он каким-то образом добрался до Беспредельщиков, то весь ваш гениальный план летит ко всем чертям.
  - Что у нас этим вопросом, Игорек? Как ни крути, а Саня прав в данном случае.
  - Пока ни как, к сожалению. Но точно могу сказать, что он где-то неподалеку ошивается. Патрули и дозоры, что стоят на всех подступах к Промышленному району, его не видели, зато ближние дозоры обратили внимание на некое пребывание человека в поселке... Так что должны в ближайшее время отловить этого кадра.
  - Может уже пора заканчивать с гуманизмом, и в случае обнаружения Глеба, сразу на поражение огонь открывать? В общем, Игорек, расшибись в лепешку, но сделай так, что бы Глеб не добрался до лагеря Беспредельщиков. Все ясно?
  - Все яснее ясного, командир! Не боись - не подведем!
  - Не сомневаюсь, - я снова окинул взглядом всех присутствующих, как сразу появилась интересная мысль, которую я тут же озвучил, - О! Валерик, вот тебе и связной в стане неприятеля, срочно впрягайся вместе с Игорьком в разработку Вышибалы и Кати! Как там, в шпионских фильмах: отработайте все, что возможно - пароли, знаки, адреса, явки и т.п. И это... подумай, может стоит нашего доблестного Бедоносца-Илью прихватить? С его-то способностями все моментально срисовывать. Сам ведь с ним план ловушек вокруг Станицы составлял, знаешь на что способен.
  - Все понятно, командир, - Валерик почесал затылок, улыбнулся своей лучезарной улыбкой, во все 32 зуба и продолжил, - ты хотел к вечеру мыслишки по поводу разведки услышать, так вот, я тут прикинул кой-чего к ... ну, к носу, одним словом, и вот чего намозговал. Пойдем тремя группами по 4-5 человек - две основных, одна на подстраховке, связь держать будем раз в сутки; Серый, как раз к завтрашнему дню обещал все рации перенастроить, так чтобы ни одна... ни один деятель не догадался, обещал высочайший уровень защиты. Если что, мыслю так: раз в три дня одну из групп менять; во-первых: и отдохнуть бойцам надо; во-вторых: свежие силы не помешают, и взгляды не замыленные и сил и энергии полные карманы. Опять же... разработать систему сигналов на экстренные случаи и можно выдвигаться.
  - Шеф, вот я сейчас что-то не понял, какие такие раз в три дня? - Саня не на шутку разволновался, - Валера, ты что, там вечную засаду устраивать собрался? Они и так уже хорошо потрепаны, а мы сейчас еще и время им перегруппироваться хотим дать! Как там мой тезка Македонский говорил: пришел, увидел, всех убил. Мы что так и собираемся сидеть на пятой точке ровно и только отбиваться. Вы как хотите, но по мне так дело не пойдет!
  - Александр, вы снова хотите все нахрапом решить? - молчавший до сих пор Иваныч, даже встал из-за стола, - и Вы снова не правы. Во-первых: veni, vidi, vici - фраза принадлежит Цезарю; во-вторых: хотя, нельзя с Вами не согласиться, что Беспредельщики изрядно потеряли и в численности и преимущество уже не на их стороне, все равно нельзя вот так вот, как Вы предлагаете, голой задницей на танки...
  - Погоди, Иваныч, - грубо прервал я, - а скажи-ка нам, Шурик, как воевода скажи, какой у тебя план атаки логова Беспредельщиков? Разведка и контрразведка, как ты только что слышал, предоставила нам все выкладки по организации мероприятий их ведомств. А ты что на это можешь сказать? Кто с какой стороны и как атаковать будет? Куда основные удары направим, какие пути для отступления, в случае чего?
  - Шеф, ну я это... Да не думал я пока...
  - А коль не думал пока, так подумай! Времени у тебя неделя, от силы полторы! И что бы все вплоть до мелочей продумал!!! Ты у нас воевода или где?! Вот что бы все, что Валера передавать будет, все по полочкам разложил, продумал, и как минимум три варианта развития событий предложил!!! Ясно?!
  - Да что тут думать да гадать. Обложили со всех сторон, да и вдарили разом! Так что бы только пыль осталась!!! Чего еще и ними политесы разводить! Они с нами что-то особо церемониться не собирались!
  Меня уже просто несло. Мало того, что сегодняшнее собрание началось как посиделки закадычных друзей в пивнушке, так еще и воевода, человек, который просто обязан просчитывать все события, касаемые военных действий на много шагов вперед, просто 'ну это... не думал'.
  - Саня!!! Ты сам-то понял, что сказал?! А теперь прикинь, солдат, сколько трупов наваляешь с таким подходом?! Об этом ты не подумал?!
  Все притихли, и, казалось, вжались в свои стулья, боясь сказать что-либо, и тем самым тоже попасть под раздачу. Воевода же, напротив, с ослиным упрямством продолжал гнуть свою линию.
  - Какие трупы, шеф? Там же почти все зомби безмозговые. Было бы из-за кого переживать...
  - Вот я сейчас вообще не понял!!! Александр Батькович, ты издеваешься?! Как какие трупы?! Наших с тобой друзей и соратников, хотя бы! Или тебе мало тех, что у нас уже есть?! Да и, как ты говоришь, зомби безмозглые, по-твоему, не люди что ли?! Взять хотя бы то, что не все по своей воле в Безпредельщиков оказались! И не факт, что среди этих самых зомби нет тех же врачей, толковых инженеров, да и просто хороших людей!!! А ведь они, как не странно могут нам еще как пригодиться. Или ты тоже так не считаешь? Значит так!!! Всех касается! Что бы подобной херни я больше не слышал!!! И так, вроде стараемся не наломать дров, и свести жертвы к минимуму, так нет же, найдется какой-нибудь Шурик, которому пофиг на все, лишь бы вперед, в атаку, а там по ходу разберемся. Так, Саня, получается? Чего сразу притих?
  Притих не только Шурик, притихли все! В комнате нависла такая звенящая и давящая тишина, что, казалось, вот-вот все взорвется... в прямом и переносном смысле.
   Что бы выпустить пар и просто перекурить мы решили сделать небольшой перерыв.
  Выйдя на улицу, все, в своих мыслях разбрелись. Кто-то просто курил, отойдя в сторонку, кто-то, усевшись на пенек, погрузился в свои мысли, а кто-то просто прохаживался туда-сюда опустив голову. Напряжение чувствовалось повсюду. Оно словно витало в воздухе вокруг нас. И все это в той или иной мере чувствовали.
  Особенно Шурик. Он отошел подальше ото всех и сидел на корточках, опершись спиной о стену нашей оружейки, уставившись в одну точку, и нервно курил одну сигарету за другой. Изредка к нему подходил кто-то из наших, то ли пытаясь как-то вывести его из этого состояния, то ли просто подбодрить и поговорить. Но, видимо, у них мало что получалось, так как Саня только что-то односложно отвечал или просто махал рукой, при этом не меняя ни позы, ни взгляда.
  Я же, пытаясь проанализировать все произошедшее до этого, прогуливался недалеко от входа в штаб, при этом пытаясь угадать мысли и настрой всех присутствующих при случившемся.
  У самого настроение было настолько паршивое и подавленное, что подошедшего ко мне Иваныча, я заметил только когда он заговорил:
  - Знаете, Федор...
  - Да знаю, Иваныч, сам считаю, что перегнул сейчас палку с Шуриком... - перебил я его.
  - Я как раз-то не об этом хотел с Вами переговорить. С Александром, да, несколько грубо вышло. Но... в данном случае по-другому может быть и нельзя было, с его, простите, играющим в заднице юношеским максимализмом. Да чего там греха таить, всем, и даже мне порой необходима подобная взбучка, дабы чуть мозги на место поставить и не забывать где мы сейчас находимся. Что ЭТОТ, - он особо подчеркнул последнее слово, - ЭТОТ мир, еще долее злой и жестокий, что тот, из которого мы сюда попали. Здесь нет и быть не может компромиссов. Тут либо ты, либо тебя... Сдается, не спроста мы все тут оказались... быть может кому-то это наказание за прошлые прегрешения, кому-то урок, а для кого-то испытания... Но раз мы все уже здесь, то и надо сделать этот мир максимально комфортным для себя... в первую очередь! Снять наконец-то розовые очки и вытереть сопли. Вы так не считаете?
  Иваныч задумался, его что-то тоже откровенно несло... То ли уже давно накипело, и он решил выговориться, то ли последствия произошедшего... то ли и то и другое вместе.
  - Федор, дайте, что ли закурить, - проговорил Иваныч, спустя какое-то время, видимо приходя в себя.
  - Ты же не куришь, Иваныч...
  Я все же протянул ему сигарету, и поднес зажигалку. Трясущимися руками он принял сигарету и долго не мог попасть ее кончиком в пламя зажигалки, что бы прикурить. В конце концов, когда ему это удалось, он затянулся, закашлял, отбросил от себя сигарету, отплевываясь, пробормотал что-то вроде: 'и так дерьма вокруг полно, а вы еще и курите...' и пошел прочь.
  - Иваныч, так что ты сказать-то хотел, - окликнул я его, тоже выбрасывая недокуренную сигарету.
  Он обернулся. Постоял с пару секунд, снова превращаясь в известного всем НАШЕГО Иваныча, и ответил:
  - Ааа... Да уже и сам не помню, Федор, наверное, ничего серьезного, раз не могу вспомнить... Видимо так оно и к лучшему...
  Он улыбнулся, подмигнул мне, развернулся и пошел быстрым шагом по направлению к входу в штаб.
  Я же, еще с минуту потоптавшись на месте, решил подойти к воеводе. И хотя чувствовал себя не совсем правым по отношению к нему, решился расставить все точки, так сказать с глазу на глаз. Тем более, что настроение после разговора с Иванычем несколько поменялось на более спокойное и позитивное, или это просто погода повлияла - начало апреля все же...
  Саня так и сидел, правда уже не курил, а разглядывал что-то у себя под ногами, когда я подошел, он все же поднял голову, заглянул мне в глаза и снова вернулся в ту же позу.
  - Командир, ты это... прости меня...
  - Сань, я извиниться хотел...
  Начали мы практически одновременно. Шурик снова глянул на меня, улыбнулся слегка натянутой улыбкой и снова уставился себе под ноги. Я присел рядом, копирую позу воеводы, достал из пачки две сигареты - одну отправил себе в рот, вторую протянул Шурику. Он молча взял сигарету и протянул мне зажженную зажигалку. Мы молча покурили.
  - Шурик, ты извини... реально я что-то перегнул...
  - Да нет, Федь... все в порядке... это ты меня прости... я сам не прав... не подумав начал... в ведь в самом деле... - Шурик несколько оживился и уже не выглядел таким потерянным, - сколько могли дров наломать... а что если они нас там уже ждут, и ждут основательно. Я бы точно ждал и как следует приготовился бы. Так что выходит, что не прав как раз я, а не ты. Слушай, командир, может правда не тяну на воеводу? А? Не-не, не смотри так... Я сейчас говорю без истерики, спокойно. Я тут трезво все обдумал... смотри что выходит... Пока что у меня не было ни одного нормального решения проблемы - все только голой задницей на танки... Так? Вот и получается, что не свое место занимаю, чем только хуже всем делаю...
  - Шурик! Ты снова решил меня довести до белого каления? Так вот слушай и внимай! Это наш последний разговор на эту тему. Заметь, не крайний, а именно последний. Ты именно на том месте, где и должен находится! Перечислять все твои заслуги на этой, так сказать, должности, я не хочу и не буду. Да времени много займет перечисление этих самых достижений перед родиной, партией и человечеством, так что оставим в покое дифирамбы. А на счет промахов - не ошибается тот, кто ничего не делает. Вот ты сам уже признаешь, что где-то не прав, даже сам говоришь где, а что это означает? А это означает только то, что в следующий раз ты уже хорошенько подумаешь, прежде чем что-либо сделать. Как говорил кто-то из древних: признание болезней - первый шаг на пути к выздоровлению! Трудно изменить то, чего не хочешь и не можешь принять, перемены возможны, только тогда, когда спокойно посмотришь на проблему, тогда и разберешься с ней. Никак иначе. Всякий раз, когда собираешься принять какое-либо решение, никогда не выбирай то, что кажется самым простым, это, как правило оказывается самым не верным решением, выбирай то, что подсказывает тебе твое сердце - оно-то не правильно точно не подскажет. Это-то тебе понятно?
  - Ну ты и загнул... в целом-то все верно... И что дальше делать будем?
  - Что-что? Жить, Саня, жить, а не выживать! Будем устраивать нашу жизнь до тех пор, пока она не начнет устраивать нас.Тем более у нас планов огроменное количество. И без тебя многие из планов не так-то просто осуществить.
  - Ага, - Шурик улыбнулся, так искренне и радостно, что стало понятно, что он снова "в седле", значит все просто отлично, - Тем более, что я твой дружка на свадьбе. Не забыл еще? Ты сегодня женишься. Надеюсь не передумал? А то душа праздника хочет, надоело воевать уже...
  Блин, а ведь точно, за всей этой суматохой и стратегическим планированием как-то вылетело из головы предстоящее мероприятие. Некоторые, со Светой во главе к нему уже со вчерашнего дня готовятся, а я ни ухом, ни рылом. Но сначала доделать текущие дела и можно под венец отправляться. Поэтому я встал, подал руку Шурику, помогая ему тоже подняться, и показал по направления к штабу:
  - Не забыл, не забыл, с вами забудешь, блин - не дадите же... Душа у него, понимаешь ли, праздника захотела, главное чтоб ж... - я театрально откашлялся, - ну ты понял, приключений не начала искать. Но, как говорится: делу время, а под лежачий камень мы всегда успеем. Идем закончим совещанию свою и можно к свадьбе готовиться.
  - Смотри сам. Тебе видней, - он лукаво улыбнулся.
  - Вот здесь я уж точно как-нибудь без твоих советов обойдусь. Тоже мне нашелся советчик. Тебе между прочим тоже в скором будущем через это придется пройти.
  Мы посмотрели друг на друга, встретившись взглядами, уже не в силах сдерживаться рассмеялись в голос. Причем смеялись буквально до слез. Народ, который до этого бродил неподалеку, по дворику штаба, пытаясь делать вид что увлечен своими делами и мыслями, а тем временем пристально наблюдавший за нашей с Шуриком беседой, начал подтягиваться ближе к нам, дабы тоже, если не принять участие в веселье, то хотя бы понять что происходит. Нет уж, граждане хорошие, кто-кто а мы-то точно не собирались друг другу морды бить, даже после того, что произошло до этого. Да они это уже и сами поняли, судя по тому как заливисто и громко мы смеялись, периодически сопровождая смех похлопываниями и приятельскими ударами друг друга по плечу.
  Снова расположившись за столом в штабе, мы все же продолжили обсуждение текущих дел. И хотя настрой уже был несколько не тот, тем не менее все отнеслись к этому довольно серьезно, от части побаиваясь моего гнева , отчасти отдавая себе отчет в том, что чем серьезнее подойти к вопросу, тем меньше вероятности получить какой-нибудь непредсказуемый результат.
  - Итак, получается с силовыми министерствами и ведомствами маленько разодрались, давайте разберемся с мирными делами.
  Я выразительно посмотрел на Мишку. И хотя изначально Малый круг планировался только как военный совет, сегодня было решено позвать на него и новоиспеченного хуторского старосту. Человек он новый, так что лучше сразу пусть вникает как тут у нас все устроено, что бы не было лишних вопросов.
  - Я так понимаю, дело до меня дошло? - Мишкин встал из-за стола, окинул всех взглядом, шумно выдохнул и продолжил, - С чего начать? Пожалуй с начала: сразу по прибытию, у нас кое-какие трудности с расселением были, так вот вопрос кое-как решен - все расселены, но сразу наметилось кое-какое напряжение между старожилами и вновь прибывшими. Как-то, не по что бы враждебно или негативно они друг к другу относятся, но и искренней дружбы и взаимопонимания я не заметил.
  - Ясно, Мишкин. Сам-то что думаешь по этому поводу? Какие есть варианты решения данной задачи?
  - Ну я не думал еще... да и не знаю пока...
  - Миш, - перебил я его довольно резко, - наверное повторюсь, но тем не менее. У нас тут заведено так: никогда не озвучивай проблему не имея вариантов ее решения. Мы тут не для того что бы жаловаться, а для того что бы думать и принимать решения. Итак, какие предложения будут?
  - Командир, можно? - Саня подскочил со своего места, заняв позицию как раз между мной и Мишаней, - А что если, например переформировать некоторые десятки, так что бы и хуторские и станичники в одном десятке были? Опять же патрули и ополчение подобным образом комплектовать. Строительные бригады таким же образом устраивать... да и своих архаровцев, свободных от тягот и лишений на помощь подшефному колхозу могу отправлять. Помните наверное, были такие мероприятия, как сбор картошки, стройотряды? Вот по тому же принципу и сделать. Ничто так не сплачивает коллектив, как совместный общественно-полезный труд на свежем воздухе, как любил говорить мой прапорщик.
  - Ну что скажешь, староста? - лукаво улыбаясь, я глянул на Мишку, - как тебе идея воеводы? Учись.
  - Идея хорошая. А если, чего доброго, передерутся?
  - Не передерутся, - ответил Саня, - нарезать задачу от забора до обеда, так чтобы времени выяснять отношения не было, глядишь и в скором времени лепшими друганами станут.
  - Вот и помоги Михаилу решить эту проблемку. Особо недовольных среди хуторских в отдельные воспитательные десятки. Слишком борзых из станичников на исправительные сельхозработы. Уверен, справитесь с этим. Миш, как в целом хутор? - спросил я уже непосредственно у Мишкина, -Тебе самому-то нравится? Может что переделать? Изменить? Какие дальнейшие планы по развитию, обустройству и функционированию хутора?
  - Ну, давай тогда по порядку, - Мишка достал из кармана несколько сложенных листков бумаги, видимо привычку все записывать Игорек привил, бегло пробежался по ним взглядом и продолжил, - В целом сам Хутор лично мне нравится: и расположение, и постройки, и все прочее. список необходимых материалов я уже передал Николаю - будем фермы и ангары для техники реконструировать. С водой и светом тоже пока все в относительном порядке. Есть, конечно, кое-какие трудности с электричеством - не хватает немного мощности. Но тут уже Иваныч обещался помочь в ближайшее время. Так что все практически в ажуре. Что же касается развития, то мыслю следующее: нужно прокатится по окрестностям, по всяким хозяйствам я имею ввиду, пособирать все что у них есть из семян и всего, что годно на посадку. Опять же есть желание сад разбить - деревца надо пересаживать. По технике, не то, что бы у нас полный швах, но можно бы и еще раздобыть тракторочков-комбайнов-сеелок-веелок. Можно тоже по хозяйствам поискать.
  - Погоди, Мишкин, - Шурик снова решил перебить и поучаствовать, - На выезде из города же есть какая-то конторка, торговала всякой сельхозтехникой. Мы там, когда в патрули ездили, видели: стоит родимая... и трактора разные, и комбайны, и еще много чего... единиц по пять-семь. Думаю, раз никому не надо - можем национализировать, на нужды нашего колхоза. И вообще, я когда-то заставлял патрули отчеты писать: где были, что видели - вот надо их полистать, вдруг где-то что-то бесхозное лежит, а мы это самое давно ищем.
  Саня сидел, улыбаясь во весь рот, явно довольный собой. Да собственно есть с чего, идеи из него просто били фонтаном. Вот может же, когда захочет, вернее, когда получит волшебного пендаля ускорения.
  - Вот, Саня и займись этим: и отчетами и доставкой техники. Хочешь сам, хочешь поручи кому-нибудь...
  - С чего сам-то? - Шурик не дал мне договорить, заулыбался еще шире и, даже подмигнул - вон, у меня куча "орлов" "копытом бьют" - дело им подавай. Вот и пусть занимаются.
  - У меня не все еще, - Мишкин как-то разволновался, наверное решил, что с его проблемами закончили, - Тут еще, как бы... есть один вопросик... немаловажный. Если сейчас... ну это... техники еще понавезем, пахать сеять начнем... как с топливом дела обстоят? На что можно рассчитывать?
  Действительно, хороший вопрос! И главное вовремя. Игорек даже скорчил какую-то гримасу и показал Мишке поднятый вверх большой палец руки. Остальные тоже оживились, зашушукались, зашептались. Еще бы, тема топлива пока оставалось одной из главных. И, хотя для производства электроэнергии солярки шло все меньше и меньше (дизельгенераторы, кое-где еще использующиеся, полним ходом вытесняли ветряки и гидротурбина, которую Иваныч смастерил на нашей речушке, сразу за дамбой) все равно ее требовалось много.
  - Позвольте я отвечу на этот вопрос, - вызвался Иваныч, - У нас в данный момент три цистерны с дизельным топливом, содержимое одной цистерны все же оказалось негодным, из-за случившийся недавно диверсии, таким образом, у нас сейчас в распоряжении около пятидесяти тонн. Учитывая то, что в среднем в день на машины и всевозможные механизмы мы тратим около тонны. А если добавить сюда еще и сельхозтехнику, то и расход соответственно возрастет. Делаем выводы: надо искать либо альтернативные пути, либо топливо. С альтернативой пока еще рано, что-нибудь говорить, а вот с запасами - есть вариант. Насколько я знаю, в Нижнем городе и на Промке есть нефтеперекачивающие предприятия. Можно было бы туда наведаться. Но про Промышленный район я молчу, сами понимаете почему, а вот в Нижний можно было бы наведаться.
  - Верно мыслишь, Иваныч! Недаром ты у нас мозговой центр, - сказал я и, обращаясь к воеводе, продолжил, - Слышал? Старейшина предсказывает нам с тобой увеселительную поездку в Нижний город.
  - Не вопрос, - отозвался Шурик, - хоть завтра с самого утра и отправимся. Группа сопровождения в количестве трех десятков лучших бойцов только ждет команды.
  - Вот и замечательно, а сегодня может всем составом прокатимся на Хутор? Посмотрим как Михаил там обустроился. Можно еще и Николая с собой захватить, что бы, как самый главный министр строительства оценил всю глубину глубин и высоту высот... Что скажите? Кстати, где Коля сегодня, чем занят?
  - А можно я за всех отвечу? - Шурик аж подскочил со своего места и встал рядом со мной, слегка приобняв за плечи - Думаю, что поезда на хутор сегодня отменяется, так как кто-то видимо забыл, что сегодня женится. И Коля, он же Всеслав, как раз сейчас, в том числе и за него между прочим, готовится к этому мероприятию. Так что, я как дружка жениха, предлагаю закончить на сегодня это унылое, но полезное мероприятие, и тоже начать готовится к предстоящей свадьбе. Что скажите?
  Предложение Шурика было встречено всеобщим ликованием. Обстановка разрядилась полностью. И даже если и было желание продолжить что-то обсуждать и планировать, то оно мгновенно улетучилось, сменившись предвкушением предстоящей гулянки. Все дружно повыскакивали из-за стола, подходили к нам с Шуриком, поздравляли меня и тут же старались как можно быстрее покинуть комнату.
  Когда же мы остались одни, Саня коротенечно попытался ввести меня в курс дела, а именно в программу сегодняшнего торжества.
  - Смотри, Федь. Дело такое. Коля со Светой уже почти все распланировали -утром с ними говорил по этому поводу. Так что тебе остается только покорно всему подчиниться. На сколько я знаю все венчание будет проходить в духе языческих традиций. Ты же вроде не против был? По крайней мере Света сказала, что не против.
  - Да нет, не против. Всяко лучше чем заунывный голов раскрашенной тетки в Загсе слушать... Да и интересно все-таки. Ты так не считаешь?
  - Вот и мне интересно на это посмотреть, а тем более даже поучаствовать. Поэтому и вызвался дружкой быть. Хотя меня, если честно, просто назначили на эту роль. Сказали, мол ты не только не против будешь, а даже за.
  - Конечно за. Я ты еще сомневаешься в этом? Хотя... лучше я Иваныча возьму на эту должность, он-то точно дров сгоряча не наломает.
  Я рассмеялся, глядя Шурику прямо в глаза. Мне вдруг подумалось, как так этот совершенно противоположным мне человек по темпераменту, по складу характера, да и по все остальным критериям, за такой, относительно небольшой период времени смог стать для меня не просто товарищем и соратником, а самым настоящим другом. Другом с большой буквы. И пусть не всегда у нас с ним совпадают взгляды, путь даже мы иногда и выясняем отношения на повышенных тонах, но... как говориться: "мой брат не всегда бывает прав, но он всегда будет мне братом", так и с Шуриком... Он всегда будет для меня другом, что бы не случилось.
  Саня, наверное, почувствовал мое настроение, рассмеялся в ответ. Мы пожали друг другу руки и обнявшись пошли к выходу. Уже на улице он продолжил:
  - Не, Федь, не получится у тебя Иваныча на мою должность взять. Во-первых: он уже на другую роль задействован, а во-вторых: это мое место быть рядом с тобой в любой ситуации, тем более в такой. И это место я никому не отдам, даже драться буду...
  Мы снова рассмеялись. Вот так смеясь и подошли к дому, где квартировался Николай.
  - Командир, ты же понимаешь, что видеться с невестой сейчас никак нельзя, по всем обычаям и поверьям, так что... сейчас передам тебя временно в руки Всеслава, он тебе поподробнее расскажет что и когда делать, а чего не делать, а я тем временем сметнусь к нам домой, там как раз Света с Таней и другими девчонками готовятся и нас ждут.
  С этими словами он умчался, передав право проводить дальнейший свадебный ликбез среди меня Всеславу.
  - Ну что, Федор, готов сочетаться священными узами?
  - Да как тебе сказать... Я еще, скорее всего не до конца понимаю, если честно, что происходит. Сам же видишь какая сумятица вокруг творится. Не успеешь одно закончить, второе начинается. Порой даже в туалет некогда сходить... а ты говоришь... готов - не готов... Не знаю толком... Как-то так.
  - Ничего, сейчас я тебя подготовлю, как успею, постараюсь кратко но емко...
  - Слушай, Коль, - перебил я его, - мысль возникла. Вот прямо только что. А что если тебе еще одну должность подогнать, по-дружески? Ты как раз больше всего на это подходишь: и о традициях и обычаях знаешь, и говоришь складно... а у нас как раз придворного летописца, так сказать, нет. Что скажешь? Возьмешь на себя еще и этот груз ответственности?
  - Можно подумать, - Николай немного замялся и даже растерялся, но быстро пришел в себя, - вернемся к твоему предложению чуть позже, а пока поговорим о венчании. Сам обряд состоит из нескольких этапов или действ: сватовство, смотрины, рукобитие, обручение, 'великая неделя', девичник, свадебный обряд, свадебный пир. Как ты понимаешь, практически все действа мы профукали, поэтому будем постараться как можно больше запихать именно в свадебный обряд. Что представляют из себя перечисленные этапы объяснять надо?
  - Почти со всеми все понятно. А что за "великая неделя"? И куда девался мальчишник?
  - Могу и рассказать, коли интересно. Только постараюсь коротко, времени у нас не так уж и много. Итак, после обручения начиналась та самая "великая неделя" о которой ты спрашивал. Между прочим, обручение было именно как обряд, а не в том смысле слова, в котором сейчас обручаются: сделал предложение - значит обручился. Обручение тоже проводилось волхвом на капище. После него назначался день свадьбы. Вот период от обручения до венчания и есть "великая неделя", и нечего что это "неделя" до нескольких месяцев могла растянуться. как говаривали наши предки: свадьбу сыграть - не лапти обуть. Так что вот как-то так.
  - Слушай, Коль, а на кой все эти заморочки? Я имею ввиду ритуалы, обряды, прочие действа. По мне так захотели жить вместе - взяли просто сошлись да и живут. Главное, что бы ОН четко знал, что она ЕГО женщина, а ОНА - что он ЕЕ мужчина, а все остальные мужчины и женщины в их жизни всего лишь друзья, товарищи и знакомые... не более. Тогда все будет просто отлично. А у нас же как получается: главное штамп в паспорт поставить, устроить представление с пьянкой на сто тыщ миллионов, а потом, глядишь и "налево" побежали, что один, что вторая. А не понравилось что-то - так и развестись не долго.
  - Так-то оно так. Вот, наверно, поэтому и существуют все эти обряды и таинства, что бы союз мужчины и женщины закрепить не только в мире Яви (мире людей), но и мире Прави (мире Богов и Предков)...
  - Ладно, проехали... пока... Давай что там дальше по плану? Девичник?
  - Есть такое, - Николай продолжил все повествование все тем же ровным и спокойным голосом, словно лектор на лекции, - Вот ты спрашивал про мальчишник, и он был... и девичник был и молодешник был... Примерно то же самое, что и сейчас, т.е. прощание с холостой жизнью, только без бурных пьянок и оргий со стриптизершами, но с обязательным посещением капища и поминальным угощением предкам и просьбой об их благословении. Такая поездка - хороший способ поощущать происходящее наедине, настроиться на общение со своим Родовым Древом, живой частью которого ты являешься. Вот и тебе как раз-то бы и не мешало посетить капище и требу Богам и Предкам преподнести, попросить их покровительства в грядущей совместной жизни. Но делая скидку на твой атеизм и полную безграмотность в этом вопросе, обойдемся без оного.
  Пока Всеслав проводил со мной курс молодого жениха, в дверь дома постучали и в дом буквально ввалился запыхавшийся воевода. Выглядел он очень даже необычно и одновременно празднично: на нем была красная льняная рубаха с вышивкой, такой же красный с вышивкой пояс с висящими на нем платочками, через плечо перекинуто белое расшитое полотенце, а в руках была плеть.
  - Ну что, готовы? - заорал Шурик буквально с порога, а увидев меня немного опешил, но собрался, и не сбавляя оборотов, так же с улыбкой продолжил, - Невеста уже готова, столы накрыты, только жениха не хватает, а он еще даже не переоделся. Николай, что за ерунда? Чем вы тут все это время занимались? Народ вон уже у порога толпится, все есть-пить хотят. Давайте-ка быстренько собираем этого доброго молодца и под венец его!
  - Кстати, на счет поесть, - я тут вспомнил, что питался в последний раз только вчера в обед, - может по-быстрому перекусим чего-нибудь?
  - Я вот это тебе пока не светит, - подмигнул Коля, - ты пока поголодаешь. Так того обычаи требуют: до завершения обряда венчания ни жених, ни невеста ничего не должны есть.
  Дальше они с Саней не смотря на все сопротивления, чуть ли не силой вытряхнули меня из моего любимого "комка", напялили на меня почти такую же рубаху, что была воеводе, с тем лишь исключением, что на мне была она белая и расшита побогаче. Заставили опоясаться и надеть очелье. И довершали этот "натюрморт" кожаные наручи. В общем сделали их меня этакого древнерусского витязя на отдыхе.
  - Ну все, Сашка, дальше ты один отдуваться будешь, а я на капище вас встречать буду.
  С этими словами Всеслав буквально вытолкал меня с Шуриком за дверь, где нас уже поджидала довольно внушительная толпа, как я успел заметить, в основном мужского пола. Нас тут же отступили со всех сторон: каждый хотел пожать нам руки и поздравить меня с днем свадьбы, но Саня быстро взял бразды правления в свои руки.
  - Тихо всем!!! Все успеют поздравить, не переживайте. А пока... все помнят кому что делать? - заорал он и дождавшись положительной возгласов, скомандовал, - Тогда в путь!!!
  У нашего дома, Саня постучал в ворота. Ворота чуть приоткрылись и их них показалась Таня. Увидев ее у многих, включая меня, отвалилась челюсть, некоторые даже присвистнули. Обета она дала под стать нам с Шуриком: красное, с вышивкой платье, пояс, очелье, довершали эту композицию заплетенные в косу волосы, покоящееся на ее плече.
  Саня окинул всех наигранно-грозным взглядом, пригрозил всем плетью и начал само свадебное представление. При этом строго-настрого наказал мне рта вообще не раскрывать, а только после его жестов молча отслюнивать купюры или вытаскивать мелочь.
  - Доброго здравия, красавица. Мы тут с ребятами на зайцев охотились: одного споймали, а второй к вам во двор шмыганул. Позволь поискать.
  - Поискать-то можно, - в тон ему проговорила Татьяна, - да вот только вход во двор у нас не за просто так. Вы песней, али танцем, али частушкой какой потешьте нас - да и ищите на здоровье. А не можете петь и плясать, так монетой звонкой расплатитесь.
  Далее шла известная всем процедура выкупа невесты с шутками-прибаутками, кучей конкурсов и загадок, пока мы наконец не добрались до спальни, в которой пряталась Светлана.
  Увидев ее, я практически лишился дара речи. Яркий бело-красный, почти по самой земли, сарафан "калинка", расшитый всевозможными символами плодородия и знаками солнца, смотрелся на ней очень выразительно и грациозно; пояс еще больше подчеркивал ее тонкую талию; волосы были заплетены в косичку, с вплетенной в нее яркой ленточкой, и только челочка кокетливо свисала на лоб, прикрывая часть очелья. Словом, ни дать, ни взять Василиса Прекрасная.
  Я уже хотел было ринуться к ней, что бы заключить в своих объятьях, но не тут-то было. Откуда ни возьмись на моем пути возник Иваныч.
  - Куда так торопишься, добрый молодец? А косу девичью кто выкупать будет?
  Как позже оказалось, за неимением у Светы младшего брата, да и вообще за отсутствие молодых людей лет до двадцати, Иваныч выполнял роль и отца невесты и "косника" (продавца девичьей косы)
  а Иваныч еще тот жук оказался, как говорится в таких случаях: "оставил меня без штанов" -заломил в оконцовке такую огроменную цену за косу, словно это не шуточный торг, а самый настоящий. Зато народ потешил на славу.
  Когда же торг был окончен, девушки расплели Светлане косу и вынули оттуда ленточку, именуемую "волей". Ленточку ту нужно было передать незамужней подружке, что Света с улыбкой на лице и сделала - вручив ленточку, конечно же Татьяне.
  После всего этого Иваныч торжественно передал мне из рук в руки - в прямом смысле этого слова - Светлану, как бы благословляя на долгую семейную жизнь. И мы все дружно двинулись в сторону рощицы, где было расположено капище. Впереди процессии шел воевода и еще несколько вооруженным ребят. Следом на ними двигались несколько девушек, которые на рушниках несли свадебный коровай и братину с питным медом. В центре, впрочем как и положено жениху с невестой, чинно вышагивали мы со Светланой, с веточками рябины, символом плодородия, листики которой только-только начали проклевываться.
  Со времени нашего первого посещения этого места оно несколько изменилось. Хотя и был зажжен костер, но он был не в том же месте и не так сложен. На входе на саму полянку появилось какое-то подобие ворот. В довершении ко всему немного в стороне, на меньшей по площади полянке, окруженной практически со всех сторон растительностью, за исключением маленького прохода, словно спрятавшись от посторонних взглядов горел еще один небольшой костер.
   Когда наша процессия подошла к воротам, меня оттеснили в сторону несколько десятков молодцев во главе с Шуриком. Саня успел прошептать мне что-то вроде: " не боись -так надо! сейчас еще один обряд будет, Света очень просила его провести" и увлек в сторону полянки с небольшим костром, на которой нас поджидал Всеслав-Николай.
  Меня усадили на колени на какую-то колоду спиной к костру, предварительно раздев до пояса. Как только я занял место на колоде, как тут же все место действия плотным кольцом окружили те самые добрые молодцы, держа в руках что-то похожее на мечи. В центр этого круга вышел Всеслав с топором в руках, которым очертил вокруг колоды замкнутый круг и встал за моей спиной.
  - Витязи, - начал он данное действо, обращаясь к "воинам", - достоин ли этот славный витязь быть нареченным славянским именем и перейти под покровительство наших предков?
  - Достоин! - хором ответили волхву.
  - Спросим еще и у Предков.
  С этими словами Всеслав трижды взмахнул топором, слегка касаясь моих волос. Затем, но об этом я узнал уже позднее, бросил топор на землю, себе за спину. И поскольку он продолжил обряд далее, то выходило, что лезвие топора указало в мою сторону. Как ни пытался я выведать у него, что бы он стал делать, если бы этого не случилось - он так и не ответил.
  Далее он чуть-чуть смочил мне голову водой, обошел вокруг меня три раза, держа в руке горящий факел и осыпая при этом зерном и проводя какие-то манипуляции руками у меня над головой Каждый раз пройдя круг полностью, он восклицал "Гой!", дружина каждый раз вторила ему. На третьем круге он успел прошептать: "Выбирай: Ратибор, Властимир или Буревой?" пока я собирался с мыслями и соображал что это означает он закончил круг, встал передо мной шепотом произнеся: "поздно" и тут же, вскинув руки к небу во всеуслышание:
  - Нарцемо имя тебе Властимир!
  Тоже произнеся это три раза. Затем повелел:
  - Встань Властимир!
  Догадавшись, что обращаются ко мне, я поднялся с колоды и встал рядом с Всеславом, который продолжал:
  - Слава Властимиру!
  - Слава! - повторил за ним "почетный караул"
  - Слава Богам и Предкам нашим!
  - Слава!
  Все это так же произносилось по три раза.
  Затем мне разрешили выйти из круга, вручили горсть зерна - для требы Предкам, которую я тут же отправил в костер, как и требовалось; и ковш с медом, дабы испить из него, принимая их покровительство.
  На этом обряд имянаречения был окончен и можно было снова вернуться к тому самому главному действию, ради которого все сегодня здесь и собрались.
  Всеслав уже поджидал нас около ворот, со стороны капища, дождавшись когда все соберутся он пригласил всех пройти через ворота:
  - Гой ты Свароже, Сварог, наш великий Бог! Скуй нам свадебку крепко-накрепко, вечно-навечно. До седой головушки, до белой бородушки!
  Гости расположились вокруг костра так же, как и до этого, на другой полянке стояли дружинники, т.е. плотным кольцом, оставив нас со Светой перед волхвом, за спиной которого ярко горел костер. Освещая своим пламенем капище и главный обряд этого дня, а для кого-то и все его жизни.
  - Како всяка ветвь от ствола, како всяк ствол от корня, тако и всяк Род земной от Рода Небесного. Тако было, тако есть, тако и будет. Будем же, други, путь свой торить, как предки наши деяли, как нам деять заповедали, - начал действо Всеслав.
  Затем обошел вдоль выстроившихся гостей, снова встал между нами и костром и продолжил:
  - По доброй ли воле князь Властимир берет на себя княгиню Светлану?
  - По доброй, - ответил я.
  -По доброй ли воле княгиня Светлана выходит замуж за князя Властимира?
  - Да, - чуть слышно произнесла Света.
  - Любят ли молодые друг друга?
  - Да, - уже хором и не сговариваясь ответили мы со Светланой.
  - Клянутся ли хранить верность и заботится друг о друге?
  - Да! - снова вместе ответили мы.
  - Катились-величалися, по имени называлися: как одно сладко яблочко - удалой добрый молодец Властимир, а другое-то яблочко - душа красна девица Светлана. Они с нею повстречалися, перстенечком обменялися.
  С этими словами волхв связал мою левую руку и правую руку Светы рушником и повел нас вокруг костра, при этом связанными руками нужно было держаться за его посох, ни в коем случае не выпуская, что бы но не делал и как бы не хотел, что бы один из нас не смог его удержать. По завершении первого круга он осыпал нас хмелем, на втором - зерном, и наконец, после третьего - монетами, типа златом-серебром. После этого он протянул нам чашу с медом, из которой нам двоим нужно было сделать по три глотка, держа ее свободными руками. Остатки меда мы вылили в костер - первая наша совместна треба. Когда чаша осталась только у меняв руке, я бросил ее под ноги, произнося заранее мне подсказанную "речь":
  - Пусть так под ногами будут потоптаны те, кто будет сеять меж нами раздоры.
  Гости, затаив дыхание смотрели кто же из нас первым наступил на эту самую чашу, ведь кто первый встал - того и тапки, вернее, кто первым наступил на нее - тот и главный в семье. Я посмотрел на Свету, она заглянула мне в глаза и кивком указала, мол наступай - я не против. Мы дружно рассмеялись, после чего я все же наступил на эту посудину. После чего накрыл ее плащом, который только что накинул мне на плечи Шурик, как бы взяв ее под свою защиту и опеку.
  На этом как бы все - свершилось! Мы стали мужем и женой. Руки нам пока так и не развязали, но разрешили поцеловаться, что не могло не обрадовать. причем не только нас. Можно смело идти пировать, тем более против никто и не был.
  По дороге к дому мы со Светой крепко держались за руки, а кто-то из гостей периодически пытался заставить нас разжать руки или снять рушник - тоже, между прочим часть свадебной церемонии, что-то вроде того как украсть невесту или ее туфлю. Но Шурик был на высоте - он всячески пресекал подобные попытки, как и подобает дружке, чем только потешил публику.
  В доме нас уже ожидали богато уставленные столы. Куча всевозможных блюд не могла не радовать глаз. Как оказалось почти каждая из наших женщин старалась блеснуть своим кулинарным мастерством. И пусть блюда были самые простецкие, они были приготовлены с душой.
  На входе в "банкетный зал" нас снова "притормозили" хлебом-солью. Тут же в знак нашего союза вручили куклу-"неразлучников", изображающих нас со Светой. Еще кукол Бабы и Деда, олицетворяющих Предков, усадили за наш стол, вернее даже на наш стол, лицом к нам.
  Пока мы все стояли за столом, по кругу была пущена братина. и каждый кто брал ее в руки должен был произнести коротенечко поздравительную речь. Учитывая, сколько было народа, уселись мы довольно не скоро.
  Наконец-то, усевшись за стол, я собирался было начать наедаться, но не тут-то было. Как оказалось на этом всем обряд далеко не закончен, а только в самом разгаре.
  После третьего тоста "за здоровье молодых" нас отправили в спальню со словами: "Кунью шубу топтать! Друг дружку толкать! Здоровенько спать! Веселенько встать!"
  Оставшись один на один в спальне, я уже было намерялся насладится ласками со своей новоиспеченной женой, но опять меня ждал облом.
  - Не торопись. Успеется еще, - остановила меня Светлана, - давай лучше посидим, на будущую совместную жизнь загадаем.
  С этими словами она зажгла свечу и поставила ее между нами. Так мы и просидели, глядя друг на друга сквозь пламя свечи, думаю только о хорошем. что нас ожидает в совместном будущем, пока в дверь не постучали.
  - В добром ли вы здравии, - из-за двери послышался голос Шурика
  - В добром, - ответил я.
  - В добром!!!, - заорал Саня, видимо оповещая гостей.
  Ну теперь-то нам разрешили присесть к столу и, наконец-то поесть.
  Гулянка была в самом разгаре, Саня периодически выкрикивая что-то вроде:
  "Еста, добрые люди!
  Гости полюбовные,
  Званые и незваные,
  Усатые и бородатые,
  Холостые неженатые.
  У ворот приворотнички,
  У дверей притворнички.
  По полу ходючи,
  По середе стоючи.
  Из кута по лавке
  По кривой, по скамейке!
  Благословляйте!"
  Таким образом развлекал гостей.
  Мы же со Светланой, немного подкрепившись, улучшили момент и, наконец-то уединились в спальне.
  А гулянка продолжалась еще очень долго, судя по шуму и крикам, но нам было уже не до этого. Пусть развлекаются, у нас есть дела поважнее.
  
  ГЛАВА 12
  
  "ВНИМАНИЕ! Вы въезжаете на территорию СОБР. Вы уверены, что хотите ехать дальше?" - гласил плакат на въезде в Нижний город, куда мы отправились с Шуриком с самого утра. Ну как с самого, как только проснулись, а проснулись мы довольно поздно.
  Двигались мы по всей ширине дороги, а как еще можно было двигаться в условиях полного отсутствия какого-либо движения. А даже если бы оно и было, не уверен, что нашелся бы какой-нибудь отчаянный, что бы чинить препятствия трем "тиграм" и двум БТРам, клином несшихся по дороге, оглушая окрестности ревом своих двигателей. Просто, учитывая плачевный опыт поездок в другой район города, мы посчитали такое сопровождение наиболее разумным. В каждом автомобиле находилось по десятку до зубов вооруженный бойцов, плюс на турелях "тигров" покоились пулеметы, также боекомплект БТРов был укомплектован примерно на две третьи.
  - Сань, ты глянь, у нас еще оказывается, соседи есть, - по рации вызвал я воеводу, - а мы ни ухом, ни рылом. И как эту хрень понимать?
  - Шеф, так не добрались мы до Нижнего города еще... Сам же в курсе какая ситуевина с Безпредельщиками закрутилась, не до исследовательской деятельности...
  - Знаю, но все равно выпишу я вам, вместе с разведкой и контрразведкой, волшебного лекарства 'звездюлин', что б впредь неповадно было.
  Шурик ничего не ответил. Да и, собственно, и не нужно было. И так все понятно: снова прощелкали. И упущение в этом не только Шурика, Валеры или Игоря, а всех вместе и мое в первую очередь. Но сейчас точно не время для самобичевания, а самое время посмотреть на новых 'соседей', что за люди такие? Будем надеяться, что хорошие люди и будут добрыми соседями, тем более у них имелось то, что нам очень необходимо, за чем мы, собственно и отправились в эту 'экспедицию'. Так что надо всеми правдами и неправдами наладить теплые, дружеские связи, иметь еще одних безпредельщиков по соседству было бы перебором.
  Тем временем мы уже подъехали к мосту через железную дорогу. Нижний город на всем пути нашего следования, от реки до железной дороги ничем не отличался от Центрального района: такая же тоска, запустение и полное отсутствие признаков какой-либо жизни. Все такие же, практически однотипные многоэтажки, пустые и безжизненные, отчего выглядевшие еще более серыми и пугающими. Все такие же пустынные улицы, с нанесенными ветром кучами мусора. В общем, ощущенье еще то... Не привычно и неуютно как-то... Словно картинку по телевизору смотришь, с той лишь разницей, что это ни фига не картинка... вернее картинка все же есть, даже есть запахи, ветер есть, черт бы его побрал... звуков нет! Ни единого, казалось бы, уже такого привычного звука города... кроме, разве что тех, что мы тут производили, отчего, даже самые тихие из них, казались просто раскатом грома. В общем... ни словом сказать, ни матом сформулировать... И даже теплое апрельское солнце не могло полностью развеять ощущение жути и безысходности.
  Возле самого же моста нас 'встречал' самый настоящий блокпост. Нагромождённые друг на друга фундаментные блоки перекрывали почти всю дорогу, ведущую на мост, оставив только маленький проезд, в аккурат для проезда не более чем одной машины, перегороженный в данный момент темно-зеленым армейским тентованным КамАЗом. В узеньких отверстиях бойниц первого 'этажа' блокпоста без труда можно было разглядеть автоматные стволы. На втором ярусе, накрытом от непогоды легким навесом из поликарбоната, в точно таких же бойницах уже просматривались стволы 'посерьезнее', что похожее на ручные пулеметы. Помимо всего, на крышах близлежащих домов можно было разглядеть засевших там снайперов. Да уж, что ни говори, впечатляло, ребята подготовились основательно. Даже как-то возникала мыслишка не связываться и повернуть обратно. Но... никак нельзя в сложившейся ситуации.
  На самом блокпосту, с одной стороны красовалась надпись, аккуратно написанная большими буквами красной краской: 'СОБР. Зона пограничного и таможенного досмотра'. С другой стороны от проезда надпись чуть шрифтом чуть поменьше гласила: 'Осторожно! Злая охрана. Оставь надежду всяк сюда входящий!'. Вот такая вот 'божественная комедия'. Даже как-то сразу улыбнуло, стало быть, не все уже так драматично, как кажется на первый взгляд.
  - Ну что, воевода, впечатляет?
  Мы стояли около наших автомобилей метрах в двухстах от блокпоста, решая, что делать дальше.
  - Да уж... - выдавил из себя воевода.
  - Ну и? Пойдем, что ли, знакомиться? - предложил я.
  - Да как-то, что-то я очкую... - Саня явно нервничал, хотя и пытался это всячески скрывать.
  - Да ладно. Что, правда? - не подковырнуть Шурика в данной ситуации, просто было нельзя, чем я и воспользовался, - как же так? Грозный воевода 'Витязей', гроза всех безпредельщиков испугался какого-то СОБРа?
  - Блин... шеф... вечно бы со своими подковырочками... реально побаиваюсь я.
  - Саня, не боись - они и сами нас боятся. Вон видишь, сидят и даже не высовываются , только стволами из бойниц ощетинились. Вдруг это всего лишь палки, раскрашенные под боевые 'пушки'? (вот кто ж знал, как я был недалек от истины в этот момент)
  - Ладно, идем, чем дольше отсвечиваем на открытом место, тем больше шансов, что у кого-то могут нервишки сдать, - Шурик вроде пришел в себя.
  Отыскав у нас в машинах какую-то белую тряпицу, закинув за спины автоматы (совсем оставлять их мы как-то не решились, мало ли что у этих собровцев на уме) мы с Шуриком, в сопровождении десятка вооруженных бойцов направились в сторону блокпоста. Остальные расположились за техникой, пытаясь взять под контроль как можно больший сектор прилегающей к мосту территории.
  - Стойте, где стоите! - раздался со стороны блокпоста голос, усиленный громкоговорителем, когда до него оставалось не более пятидесяти шагов, - Кто вы такие? Что вам надо на территории СОБР?
  Мы остановились. Сопровождавшие нас бойцы тут же выстроились вокруг нас с Саней полукругом, внимательно озираясь вокруг, готовые в любой момент применить оружие. Мы с Шуриком переглянулись, определяясь с правом вести переговоры.
  - Мы представители свободного анклава 'Витязи', - ответил Шурик, - хотели бы познакомиться с соседями, так сказать и обсудить возможность и перспективы длительного взаимовыгодного сотрудничества.
  - Охренеть, знакомиться они прибыли, - снова раздалось из-за укрытия, - а БТРы для того, что бы сделать нам предложение, от которого мы не сможем отказаться? Или это типа прогулочной кареты у вас, для вип-особ?
  - А ты никак завидуешь? Выходи, пообщаемся, а если хорошо попросишь, то, может быть даже и на нашей 'карете' покатаем, шутник, блин, - Саня, как обычно не упускал случая позубоскалить.
  - У нас другое предложение есть: давайте вы свои самокаты оставите как есть и уберетесь восвояси, а мы, так уж и быть их утилизируем или в музей рухляди сдадим, да и вас не тронем. А то у нас тут людишки нервные, могут и ненароком выстрелить. Как вам такое предложение?
  Со стороны блокпоста раздался взрыв хохота, видимо кому-то шутка показалась очень уж смешной.
  - А ты выйди сюда, я тебе самокаты торжественно вручу, заодно и покажу как на них педалить надо, что бы ты не утруждал себя и не толкал их до своего музея, а то вдруг пупок развяжется, острить не сможешь.
  - А зачем мне выходить, мне и тут не плохо. Лучше ты сам к нам заходи, посидим, чайку попьем, заодно и посмотрим какой ты бесстрашный без БТРов, и какого цвета у тебя кровушка.
  - Отчего ж не зайти, конечно, зайду, раз приглашаешь. Только, как сам понимаешь, я не один приду, я кузнеца с собой приведу.
  С этими словами Шурик махнул рукой и ожидавшие в относительном отдалении бойцы, прикрываюсь бортами наших авто, медленно двинулись в сторону блокпоста.
  То ту сторону сразу началась суета: послышалось лязганье затворов, топот ног, какая-то ругань. Создавалось впечатление, что, не смотря на весь грозный вид 'встречающей' стороны они не были готовы к такому повороту событий и явно не рассчитывали на силовое решение вопроса.
  - Э! Алле! Как тебя там? Витязь, - раздался от оппонентов совсем другой голос, - ты вроде поговорить хотел, так давай поговорим. Повоевать мы завсегда успеем.
  - Так давай поговорим, - ответил уже я, - вот только так разговаривать не очень удобно. Ты либо нас к себе впусти, либо сам выходи.
  Ответа на это предложение мы так и не дождались. Вместо этого за стенами укрепления послышался звук подъехавшего автомобиля.
  - Таащ полковник, - послышалось из-за стены, - вот, как вы и приказывали, сдерживаем, как можем. Пока вроде успешно. Ну, вы и сами гляньте.
  Спустя какое-то время все тот же властный голос, обладателя которого назвали полковником, произнес, уже совсем другим тоном.
  - Вы че, блин, не разглядели, с кем дело имеете? А ну срочно освободить проезд!
  - Но, товарищ полковник...
  - Живо, я сказал!!! Это же ребята из Анклава.
  - Не понял так это те самые, которые приблатненных в блин раскатали?
  - А ты как думал? Конечно те самые - других здесь просто нет. Или ты сразу эмблемы на дверках броневиков не разглядел?
  Интересное дело получается, эти о нас уже наслышаны. И снова возникает вопрос: как и откуда они о нас знают? Снова шпионов вылавливать у себя в станице? Или все же они нас просто 'слушали', на что была очень большая надежда. Но пока, все то, что происходило с момента нашего прибытия к блокпосту, внушало оптимизм и уверенность в том, что даже если и есть у нас собровский шпион, то такого явного вреда, как от безпредельщиков, от него не будет.
  Тем временем КамАЗ перекрывавший въезд, рыча и пыхтя дымом выхлопных газов, отъехал в сторону, и в проеме показалось несколько фигур в армейской полевой форме.
  Немного посовещавшись, в нашу сторону двинулись трое из них, один с полковничьими знаками отличия. Все трое были как на подбор: высокие, плотного телосложения с серьезными выражениями на гладковыбритых лицах. У каждого на поясе висела кобура, с выглядывающими оттуда пистолетами. Помимо пистолетов, у сопровождающих полковника за спинами покоились автоматы. Судя по всему, ребятки явно умели ими пользоваться и готовы были применить в случае необходимости.
  - Здравия желаю, господа, - подойдя к нам на расстояние пары шагов, первым поприветствовал нас полковник, вскинув руку в воинском приветствии, попутно представив своих коллег, - позвольте представиться... Полковник. Можете меня так и называть, тем более я уже и сам привык и начал забывать свое настоящее имя. Это, - он указал на офицера справа от него, - майор Кривошеев, мой зам. А это, - кивок влево, - капитан Агеев, наш глава СВБ - службы внешней безопасности. С кем имею честь?
  Инициативу представить нас взял на себя Шурик, начав представление нашего коллектива почему-то с сопровождающего нас Романа.
  - А мы представители анклава 'витязи', если я не ошибаюсь, о нас вы уже каким-то чудным образом наслышаны. Это наш полусотенный Роман, позывной Казанова. Я - Александр, можно просто Шурик, позывной Леший. По совместительству воевода Анклава. Ну а это, - Саня попытался выдержать паузу, прежде чем назвать меня, может просто сочинял как это лучше сделать, может...
  - А позвольте я угадаю? - Полковник не позволил паузе сильно затянуться, - это, наверное, и есть уже легендарный Мономах? Я прав?
  - То, что я и есть Мономах, тут вы правы, господин... или все же товарищ полковник. А вот на счет легендарного, тут видимо какая-то хрень. Когда это моя скромная персона уже успела обрасти легендами?
  - Да не скромничайте Вы так, - мы тут очень пристально следили за вашей военной компанией против приблатненных.
  - Мы их безпредельщиками называем, - перебил его я, - только позвольте уточнить, каким образом вы за ней следили? У нас в Станице ваш шпион?
  - Слушайте... а давайте на 'ты', а то коробит аж почему-то... Идет? И на счет шпиона не переживайте - нет его. А как следили - расскажу чуть попозже, если позволите.
  Блин... сама галантность и учтивость.. как он там выразился... аж коробит. Ну да ладно, будем надеяться, все скоро встанет на свои места.
  - А чего мы собственно здесь разговоры разговариваем? Может к нам на базу поедем? Там за чашкой чая можно обо всем и потолковать. Что скажите? Вот только всех пригласить не сможем, а пару-тройку человек, вполне можем в гости позвать. Что скажите?
  Вот она и учтивость. И почему именно пару-тройку человек. Что этот полковник задумал? На ловушку, вроде не похоже. Хотя... А, может действительно сам перестраховывается? Кто же знает, что мы задумали? А с такими бойцами, да на пяти единицах техники, можно изрядного шухеру у них на 'базе' навести...
  - Нет, так не пойдет, - твердо заявил я, - уж если всех не можешь или не хочешь приглашать, то... - я ненадолго задумался, как сделать, так что бы и не напугать сильно, и показать слабину, - десяток человек, думаю, сможешь временно принять, тем более мы не надолго к вас собираемся, а всего лишь о делах поговорить. Что скажешь?
  - Десяток? А не многовато ли? Всего лишь для разговоров.
  - Не... В самый раз. Сам же понимаешь, времена нынче не совсем спокойные, даже порой в туалет без ствола выйти страшно...
  - Эт точно...
  - Ты не переживай, Полковник, ребята у нас тихие, - заверил Шурик, - зря на рожон лезть не станут.
  - Ну... поверю на слово, - сдался Полковник, - тем более и мои ребятушки не пальцем деланы, - десяток так десяток.
  - И едем мы на своей машине, - наглеть, так наглеть решил я, пока дают, - просто привыкли мы к ней.
  - Не ну я догадывался, что вам, анлавовским палец в рот не клади, - в голосе Полковника, как ни странно не было насторожённости или тревоги, скорее наоборот, юмор и добродушие вперемешку с ободрением, - но что бы до такой степени. А хрен с вами, пусть будет десяток и на вашей машине, надеюсь не на Бэтэре? И я еду с вами, в вашем лимузине!
  - По рукам, - мы с Полковником пожали друг другу руки.
  - Жду вас на КПП, - сказал он, разворачиваясь в сторону блокпоста.
  Сопровождающий Полковника офицер, которого представили как майора Агеева, поднял голову вверх и рявкнул что было мочи:
  - Отбой тревоги! Всем заняться выполнением повседневных задач в штатном режиме
  Проследив за взглядом майора, мы осмотрели крыши ближайших домов, на который сразу в полный рост показались несколько силуэтов с пулеметами и снайперскими винтовками. Ну, так и есть, мы не ошиблись, снайперы действительно были, только несколько меньшим числом, чем показалось. Видимо и СОБРовцы вовсю используют манекены. Даже как-то забавно стало.
  На лице Шурика 'нарисовалась' ухмылочка, и тоном, подражая тону майора, он выдал:
  - Скороход! Ты и пятеро бойцов на командирском 'тигре' сопровождают нас с Мономахом в 'гости' к СОБРовцам. Остальные вольно! Желтый код! Выполнять!
  - Есть! - отчеканил Скороход и умчал в сторону нашей техники, оставив пятерых бойцов с нами, дожидаться его на 'карете'.
  Офицеры СОБРа даже обернулись, что ни могло не вызвать на лице Сани самодовольную улыбку.
  - Ну что, Шурик, решил посоревноваться в отдаче приказов? Но учти, счет пока 1:1, майор-то тоже не зря свой хлеб ест.
  После моей колкости, Саня посерьезнел до нельзя, но отступать явно не собирался.
  - Это мы еще посмотрим кто кого...
  Тем временем Скороход уже подогнал моего 'тигренка' и пятеро бойцов уже находились у него на борту. Сам же Скороход шустро выпрыгнул из-за руля, освобождая место, на которое тут же забрался Саня, тонко намекнув, что не мое это дело самому в данной ситуации вести машину.
  Проехав блокпост, прихватив с собой Полковника мы двинулись в сторону их базы. Капитан и майор, вместе с десятком бойцов на двух крузаках двинулись следом. Как удалось выяснить путь наш лежал как раз туда, куда мы и направлялись изначально: на нефтеперекачивающую станцию, располагающуюся недалеко от выезда из города, в промышленной зоне, на границе двух районов города.
  - Я смотрю, Полковник, мы не плохо тут живете, на крузаках катаетесь, - решил я начать разговор из далека, дабы расположить собеседника к себе.
  - Да куда нам до вас, у вас вот какие броневечки, наши крузаки и в подметки не годятся. Да и положение обязывает - сам понимаешь. Не на жигулях же рассекать. Тем более после всех этих произошедших в мире непоняток, столько всего бесхозного осталось, что грех не воспользоваться.
  - И то верно. Слушай, а название СОБР откуда? Ты реально полковник быстрого реагирования?
  - Да какой там. Я был обычным старлеем железнодорожных войск. Знаешь же, была у нас такая часть, в промзоне между Нижним городом и Привокзальным районом. Да-да, почти туда мы и едем. Вот там я и служил, пока не началось. А когда все случилось, я как раз на дежурстве в части был. Перетрухал сперва изрядно, три дня ликеро-водочные запасы командира части и его зама в одну харю уничтожал. Все боялся в себя приходить от этого...
  Он замолчал, уставившись в окно. Мимо проплывал все такой же унылый городской пейзаж: серость, холод и запустение.
  - Я закурю, - то ли спросил, то ли поставил в известность Полковник, приоткрыв окошко, и тут же закурив, - так вот, когда пришел в себя окончательно и понял, что это не 'белочка' в гости пришла, решил как-то обустраиваться. Для солидности вырядился в форму командира части - и вот я уже Полковник. А СОБР, к силовикам никакого отношения не имеет, это типа аббревиатура наша: Свободная ОБособленная Республика. Только и всего. Но согласитесь, звучит впечатляюще.
  Невозможно было не согласиться. Действительно звучало солидно, и даже немного угрожающе, зная, что скрывалось под этой аббревиатурой в той жизни.
  Тем временем мы уже приехали на место.
  База СОБРовцев располагалась как раз на территории воинской части, о которой говорил Полковник, в непосредственной близости от нефтеперекачивающей станции. Помимо забора самой части, с внешней его стороны, был насыпан еще и земляной вал, примерно на треть высоты забора. Помимо прочего в заборе появились элементы, не предусмотренные изначальной архитектурой и его функциональным назначением, такие как бойницы, зарешеченные арматурной сеткой. По периметру 'базы' были установлены наблюдательные вышки. И перед забором даже имелся самый настоящий ров, заполненный водой, шириной не менее трех метров, с мостиком из железобетонных плит, ведущему к въезду на территорию. Что ни говори, внешний вид впечатлял. Эдакий гибрид 'зоны' и средневекового замка.
  Кое-как оторвавшись от созерцания этого творения передовых зодчих нового мира, я перевел взгляд на нефтеперекачивающую базу. М-да... снаружи ее внешний вид мало чем отличался от 'базы' СОБРовцев. Такой же усиленный железобетонный забор с амбразурами, ряды колючей проволоки поверх забора , так же вышки по периметру, все такой же ров, может только чуть шире. Вот только один элемент отличал одну базу от другой: перед въездом на мостик, ведущий к нефтяной базе, подобно египетским сфинксам расположились два дота, сложенных из железобетонных блоков.
  - Да-а... - я аж присвистнул, - не хило замуровались.
  - А ты как хотел? Все по-взрослому. У вас, между прочим, научились.
  - Кстати, Полковник, ты обещал рассказать, откуда и что именно ты про нас знаешь. А то меня прямо-таки распирает изнутри любопытство. Да и уши пооткручивать воеводам и контрразведчикам, ой, как руки чешутся.
  - Обещал - значит расскажу. Слово офицера. И не кому ничего откручивать точно не придется, я уверен. А пока экскурсию по территории нашего пристанища не желаете? Потом официальный обед, так сказать первых лиц 'соседних государств' и только потом обсуждение предстоящего взаимовыгодного сотрудничества. Идет?
  - А можно подумать у нас выбор очень огромный, - пробурчал Шурик, видимо уже осознав, что оборона, по крайней мере, с виду у СОБРовцев организована получше, чем у нас.
  - Ну как тут можно отказаться, Полковник, - проговорил я, пригрозив при этом кулаком Шурику, - мы в гостях, так что вся культурно-массовая программа целиком на плечах принимающей стороны, т.е. на ваших. Так что веди, показывай свои владения.
  Внутри все выглядело точно так же как и в обычной армейской части: штаб, казармы, гаражи, мастерские, столовая, плац, даже хоздвор имелся. Вот только забор, вернее стена и с внутренней стороны имела несколько необходимых в этой реальности надстроек и пристроек, для удобного размещения бойцов и путей подходов к бойницам.
  - А мы тут тоже, как и в армии, асфальт и траву красите к приезду высоких гостей? - не удержался Саня.
  На эту колкость, как ни странно Полковник нисколько не обиделся, даже наоборот, только рассмеялся.
  - Никак нет, господин главный воевода! Это у них в армии такой фигней страдают, а в нашей республике, - он подчеркнул последнее слово, давая понять, что никак не ассоциирует нынешний СОБР с каким-либо военизированным формированием прошлой жизни.
  - Слушай, Мономах, отпустил бы свой почетный караул - никто здесь нападать или еще чего подобного вытворять с вами не собирается, чес слово. А то как-то не по себе даже.
  И действительно, пока мы прогуливались по территории, нас сопровождали Скороход и его пятерка бойцов, вдобавок к этому, за ними по пятам следовал десяток СОБРовцев. Вот такой вот эскорт получился.
  - Не переживай, найдем чем их занять на время нашего совещания: шары на биллиарде погоняют, байки из жизни потравят, да мало ли чем еще можно заняться. Ну а пока сейчас все вместе перекусим, как говориться: чем богаты и можно делами заниматься. И, кстати, я уже распорядился, что бы и ваших бойцов накормили, которые у КПП остались. Сейчас как раз туда полевая кухня выдвигается.
  Переглянувшись с Шуриком, мы решили, что ничем не рискуем, оказавшись от сопровождения, тем более рации у нас включены и в случае чего и Скороход и ребята у блокпоста смогут среагировать.
  на официальном приеме к столу подавали борщ, макароны по-флотски, что-то типа импровизации на тему винегрета и конечно же компот из сухофруктов, ну куда же в офицерской столовой без него.
  - Блин, как же меня задолбала еда из тушенки, - впервые за все время в голосе Полковника послышалось недовольство, - как же я за эти месяцы по свежатинке истосковался. Сырым, наверное, умял бы и слона, попадись от мне под ноги...
  - Хм... а у нас есть немного, но можем поделиться, не безвозмездно, конечно, - ответил Шурик, за что был удостоен грозного взгляда с моей стороны.
  Полковник сначала вроде просиял от возможной перспективы, но, увидев как я посмотрел на Саню, быстро взял себя в руки.
  - Так, решили же, что о делах позже. А то если о делах за обедом разговаривать, несварение желудка получить можно. Так что - приятного аппетита.
  Обедали мы впятером: мы с Шуриком и 'офицеры' СОБРа в полной тишине, не считая разговором и периодических взрывов смеха за соседними столами, где вперемешку расположился наш почетный караул - все шестнадцать человек, видимо у 'хозяев' изначально и была задумка с какой-то целью разбавить наших бойцов своими.
  Чуть насытившись, мы перекочевали в кабинет Полковника, ранее принадлежавший, конечно же, командиру части. Рассевшись за столом для совещаний, все замерли в ожидании и нетерпении.
  - Вы же против, если я фоном музычку включу?
  Не дождавшись согласия, Полковник открыл шкаф, в котором находился видавший виды музыкальный центр. После ряда манипуляций из его динамиков послышалось песенка из какого-то сериала.
  Когда моя душа порвётся от натуги,
  Истрёпана вконец об острые углы,
  Дай, Господи, сложить мне голову за други,
  Влетев на всём скаку в безмолвие серой мглы.
  
  Мы жили заодно, мы были воедино,
  Ив жизни, как один, стояли на своём,
  Деля весь мир на две неравных половины -
  Всех тех, кто против нас, и тех, кто ни при чём.
  
  Взрослея не по дням в пожаре русской смуты,
  Нам рано довелось искать себя в бою,
  Меняя целый век на краткую минуту,
  В которую мы все стояли на краю.
  
  Без веры, без вины, без племени, без роду,
  Как дикая трава на пепелище дней,
  Мы выросли в свою особую породу -
  Кто честен, тот и прав, кто прав, тот и сильней.
  
  Припев:
  Кем мы были для Отчизны,
  Не ответит нам ни один судья.
  Жаль, что меру нашей жизни
  Мы поймём, из жизни уходя.
  
  Когда-нибудь потом наступит Божье время
  И мудрая Любовь взойдёт на царский трон.
  И кто-то вроде нас закинет ногу в стремя,
  Чтоб ехать не на брань, а к Богу на поклон.
  
  Но нынче целый мир идёт на нас войною,
  Он чует нашу кровь - тем хуже для него.
  Душа моя чиста, друзья мои со мною,
  И значит, мы ещё посмотрим, кто кого.* (*С. Трофимов сериал 'Платина-2')
  - Ну вот, под душевные песенки и разговоры разговаривать приятнее. Что скажите? Приступим к нашим делам?
  - Может по рюмочке? Так сказать, что бы разговор лучше складывался, - потирая руки предложил майор, видимо у них тут был почти сухой закон, а тут такой реальный повод употребить.
  - Можно и по рюмочке, - согласился Полковник, уже направляясь в еще одному шкафу в кабинете, - все за?
  - Я против, - остановил его я, - давай сначала делами займемся, а после можно и по рюмочке, а особо страждущим, - я посмотрел на майора, причитав в его глазах разочарование, - можно и по две.
  - Полностью поддерживаю! - согласился Полковник, - Напиться мы завсегда сможем - сначала дела! Ну от чая или кофе вы точно не откажитесь.
  Полковник снова переместился по своему кабинету, на этот раз к тумбочке в другом углу, на которой покоился электрический чайник, и щелкнул кнопочкой на нем кнопочкой.
  - А теперь о делах, - напивая кофе, сказал Полковник, - с чего начнем?
  - Конечно, с начала, - высказал Шурик.
  - Так ты уже, вроде начал, - проговорил я, - еще в машине, пока сюда ехали. Так что продолжай пока свой рассказ. А там и мы подключимся, может тоже, чего интересного расскажем, чего вы еще не успели о нас нарыть. А там, глядишь, и найдем точки соприкосновения для плодотворного взаимовыгодного сотрудничества. Так тебе такое предложение?
  - Предложение принимается. На чем я там остановился? Надел, я значит полковничью форму и задумался, а что дальше. Подумал-подумал, вспомнились почему-то фильмы про конец света, толпы зомби и мародеров. Вот и решил почистить для начала оружейку, затем оседлал УАЗика и поехал колесит по округе. Пристанище свое решил тут же, на территории части обустроить, во-первых: какая-никакая защита, в виде забора; во-вторых: тут были аварийные генераторы, на случай отключения электричества; ну и в-третьих: стратегические запасы тушенки-сгущенки имелись, не смотря н то, что часть всего лишь желдорбата; ну и наконец, близость нефтебазы - кто владеет энергоносителями, тот владеет миром - вот такая вот аксиома.
  Ну а далее закрутилось-завертелось: потихоньку начала подбираться 'команда единомышленников'. Тут надо оговориться, то, что вы видите сейчас, результат небольшой 'эволюции', если можно так выразиться. Но об этом позже.
  Он немного прервался, налил себе еще кофе, внимательно посмотрел на нас с Шуриком - слушаем ли мы и продолжил.
  - Шли месяцы, мы так же ездили по районы, собирали людей, еду, медикаменты и прочее необходимое для нормального существования, проще сказать гребли все, что видели (так я УАЗика не глядя на крузака махнул), пока не добрались до Центрального района. И в первую нашу вылазку туда наткнулись на ваш патруль. Сперва решили просто присмотреть кто такие, да что делают, чем и как живут.
  - Проще говоря, внедрить шпиона, - съязвил Шурик.
  - Да не было и нет никакого шпиона, я тебя уверяю, Леший. Мономах, ты то хоть веришь?
  - Не решил еще, - ответил я, - ты продолжай, рассказывай, выводы позже сделаем. А пока твой рассказ уж очень на наш смахивает, - я попытался улыбнуться как можно дружелюбнее, а ведь действительно очень похоже.
  - Надо думать, что похож, - Полковник улыбнулся в ответ, - Еще чайку-кофейку?
  - Минералка есть? - попросил Саня.
  - Найдем и минералки, - отозвался, молчавший все это время капитан, открыл очередную дверцу шкафа, за которой прятался холодильник, извлек оттуда бутылку холодной минералки и протянул ее Шурику.
  - Благодарю, - пробурчал он, тон его по-прежнему оставался не довольным, - а если не шпион, то как вы про нас все знаете?
  - Ну, на счет все, ты погорячился, так кое-чего знаем, и то чуть-чуть. Если никто не против, я продолжу.
  Он немного походил по кабинету, выхлебал еще одну чашку кофе, видимо собираясь с мыслями и продолжил:
  - Вы правы, была, конечно, идея внедрить к вам нашего соглядатая, но она так и не осуществилась: сначала не могли определиться как внедрять, кого внедрять, как информацию передавать, а потом у вас вся это круговерть с отморозками закрутилась - не до агента стало. Ну а по-первости, мы тупо эфир просканировали, и слушали все, что у вас происходит. И да, надо сказать вас спасибо за многие идеи: за ветряки, например. Только наши умельцы не стали их собирать, а посняли со знаков вдоль дорог солнечные панели, так что мы тоже потихоньку отходим от того, что бы уголь с соляркой просто так жечь. Да и так много чего интересного у вас позаимствовали по мелочам. Хотели даже такую же поездку замутить, ближайшие колхозы разграбить, если осталось еще что. Да вот не вышло - у нас тут, в 'нашем королевстве' тоже смутные времена настали.
  - Погоди, так вы нас просто слушаете и все? - Шурик вроде даже как-то повеселел, угроза еще раз получить по шапке, кажется, обходила стороной.
  - Слушали, если быть точным - несколько дней уже как 'оглохли', как ни крутили, ни вертели, так и не нашли вас в эфире, видимо мы все же нашли способ 'спрятаться' от прослушки. И еще... мы вас не только слушали, - Полковник посмотрел на Саню и весело ему подмигнул, - мы еще на вас смотрели.
  - То есть? Не понял, - тут уже мне стало как-то не по себе.
  - Элементарно, Ватсон. Я же говорил, наши умельцы, солнечные батареи поскрутили отовсюду, как вот, часть из них мы подключили к камерам, которые недалеко от вашего убежища расставили. Не переживайте, - он поймал наши с Саней озадаченные взгляды, - на территории вашей Станицы наших камер нет. Их нет, даже на ближайших подступах к Станице, самая ближайшая из них где-то в сотне метров от вашего периметра. Как что... не думаю, что у вас есть повод о чем-то сильно переживать. Да и как видите, мы от вас не скрываем ничего, прошу учесть этот факт при вынесении окончательного приговора о сотрудничестве.
  Блин... камеры, система видеонаблюдения... Воевода уж замычал, услышав это. Все так просто, и все так сложно: просто когда используешь ты против кого-то, а сложно... Твою ж дивизию, а ларчик-то просто открывался. Это дело не мешало бы обкурить и заодно переговорить с Шуриком с глазу на глаз.
  - Ну что, Сань, что скажешь?
  - А что тут сказать, шеф, - выбрасывая очередной окурок, ответил Шурик, после десятиминутного молчания и нервного уничтожения сигарет, - только то что, дебилы, блин. Какие же мы дебилы!!! А я-то хорош, хоть и гаец в прошлом, но как ни крути мент, не догадался до камер. Это вообще ни в какие рамки... в общем - трындец!!!
  Воевода снова замолчал, закурив еще одну сигарету. Действительно он прав: самые что ни на есть дебилы. Надо, стало быть, исправляться, раз уж и так понятно, что снова лоханулись.
  - Ладно, пойдем, что ли послушаем еще какую-нибудь душещипательную историю из жизни одного отдельно взятого поселения, - предложил Шурик, - сдается мне мы еще много чего интересного сегодня услышим.
  - Что ты там про не спокойные времена начал говорить, - после нашего возвращения и небольшой беседы на отвлеченные темы напомнил я, - давай уже покончим с событиями новейшей истории и перейдем к делам.
  - А... Ну да... значит так... Как только мы начали обустраиваться и 'познакомились' с вами, тут, можно сказать, самое интересное и началось. Мы уже стали прикидывать, как с вами на контакт пойти, даже обсуждалась возможность объединения. Как тут нарисовалась некая секта, точнее фанатики. Как они там себя называют... м-м-м-м... что-то вроде 'Новая церковь свидетелей апокалипсиса преподобного Как-Его-Там-Хрена-С-Горы'. Короче, капитан, - Полковник строго посмотрел на притихшего Агеева, - чего это только я тут распинаюсь. Давай-ка подключайся, вводи гостей в курс дела.
  - Можно и рассказать, - нехотя ответил капитан.
  - Да уж, будь как любезен, это же твоя разработка, и ты об этих сектантах больше моего знаешь.
  - А чего тут рассказывать, - капитан подошел к шкафу, и мы даже ничуть не удивились, когда увидели монитор, - можно рассказ совместить с показом.
  С этими словами включит воспроизведение. На экране появилась какая-то фигура с ядовито-зеленом балахоне с капюшоном, надвинутом практически на глаза.
  'Покайтесь! - заговорила она, - только тот, кто придет в лоно истиной церкви преподобного Амвросия Священного, тот познает суть мироздания и сможет уцелеть в этом греховном мире. Бог уже наказал нас за неверие, ниспослав нам всадников апокалипсиса. Но преподобный Амвросий поможет вам спастись. Амвросий денно и нощно разговаривает с Богом, ибо это есть отец его, а Амвросий наш новый мессия. Он молит отца своего спасти ваши заблудшие души и вместе идти к свету, в царствие Его. Покайтесь! Примите новую веру, признайте Амвросия посланником и сыном создателя и спасетесь!!!'
  'Петруха, я не понял! Ты когда это уверовать успел? - голос за кадром обращался явно к этому созданию в балахоне, - еще третьего дня как мы тут с тобой анекдоты пошные травили и ханку втихаря бухали. Ау, Петруха, очнись!!!'
  'Не Петруха я тебе, грешник. Я - брат в вере второго уровня, червь! Покайся, и прибудет тебе счастье; смирись - и обретешь покой; прими новую веру, стань братом моим в вере истинной - и вместе пойдем к свету по пути смирения...'
  На этом капитан выключил телевизор, вернулся на свое место и заговорил:
  - Где-то с месяц назад у нас появился первый 'зеленый человечек'. Поначалу нас даже веселили подобные гости, других-то развлекух нет. Ну пришли, ну потрындели что-то, сначала они безобидные были: тихо появлялись, тихо исчезали. Пока в один прекрасный момент у нас люди пропадать не стали: придет какое чудо, что-то там про своего 'бесподобного' наплетет, а на утро глядишь двух-трех-пяти человек нет.
  - Что-то мне это напомнило что-то типа 'белого братства' или аум синрикё, - перебил Шурик, - даже я такие застал, когда еще шнурком был, гипнозом вроде в свои секты заманивали.
  - Ага, были такие, - согласился капитан, сам тоже застал. Вот и эти один-в-один на тех похожи. Только за маленьким исключением. Мы когда опомнились, около сотни наших они уже успели переманить, ну мы и прикрыли им дорожку к нашему двору. Так эти черти зеленые начали по трое-четверо приходить, сначала просто молитвы свои выли под забором. А когда мы начали их из автоматов пугать, тупо под ноги стрелять, так и они тактику поменяли: начали по одному наших отлавливать и тупо воровать. Как раз Петруха, которого вы на видео видели, таким образом исчез. Ну, мы уже начали этих говнюков отстреливать, когда на глаза попадались. Так что вы думаете, и они где-то стволы раздобыли... и теперь у нас, такая вот вялотекущая войнушка. Периодически появляются человек по 10-15, постреляем в сторону друг друга минут пятнадцать, затем они отходят. Вот так вот и живем последние две недели.
  Да уж. У ребят-то тоже жизнь не скучная получается. У нас Безпредельщики, у них - Фанатики, скучать некогда.
  Еще раз перекурив, напившись кофе под самую завязку, настала наша очередь рассказывать о нашем житие-бытие. Поскольку СОБРовцы отчасти были в курсе происходящих у нас событий, то все повествование ограничилось рассказом о событиях, произошедших с момента прибытия экспедиции Валерика. Плюс еще несколько вопросов о противостоянии с Безпредельщиками.
  Прошло еще около часа, прежде мы смогли приступить к обсуждению вопросов сотрудничества. Само по себе это обсуждение обещало быть жарким и интересным. Что собственно и получилось: каждая сторона хотела поиметь максимум, при минимуме вложений.
  - Ну, то что вам от нас солярка нужна, это я и сразу догадался, - заявил Полковник, - но вот только почему ты отказываешься ее на оружие поменять - не понятно. У вас его и так уже на две мировых войны.
  - Да пойми ты, наконец, Полковник, кто даст гарантию, что это оружие против нас же и не будет применено. Я же тебе предлагаю нормальный вариант: собираем еще одну совместную экспедицию по воинским частям, что добудем, то наше.
  - Да услышал я тебя по этому поводу. Вот только условия, на каких ты это все предлагаешь, не совсем устраивают. То, что найдем, ты предлагаешь делить один к пяти, т.е. одну часть нам, пять вам. Вот где тут справедливость.
  - А как ты хотел? Поровну? так поровну не означает справедливо. У нас и населения больше и боевые действия не в пример вашим. Так в довесок к этому мы еще готовы передать тебе немного имеющийся у нас живности и семян, что вы были в этом плане независимы ни от чего. Сам же жаловался, что тушенка надоела, вот и получишь свежие продукты.
  - Продукты продуктами, а если Фанатики по всему фронту атаковать начнут и не по десятку человек, а сотнями, не сосисками с пирожками от них отбиваться. Даже если ты, Мономах и пришлешь подкрепление нам, вдруг оно запоздает чуть, тогда пиши пропало.
  Не известно, сколько бы еще длился этот словестный пинг-понг, но влезший в разговор майор разрядил-таки обстановку.
  - Господа, я так понимаю, наступило то самое время, что бы выпить и трезво все еще раз обсудить.
  - Давай Майор, начисляй уже, и правда уже башню сносит от всех этих обсуждений.
  Полковник посмотрел в нашу с Шуриком сторону. Я просто ободрительно махнул головой и пожал плечами, мол, не против, а Саня воздержался от каких-либо комментариев.
  После третьей... бутылки разговор плавно перешел совсем в другую сторону.
  - Мужики, - спросил изрядно повеселевший Полковник, - а как на счет футбольца замутить? А то скука порой просто хоть волком вой. Раньше хоть экшн из вашей жизни смотрели, теперь вообще развлекух не предвидится.
  - А как же Фанатики? Ты новый боевичок замути: 'охота на Фанатов'. Как тебе идейка? - Саня сидел на стуле полностью откинувшись на его спинку, ясно был доволен своим выпадом в сторону СОБРовцев, затер резко принял нормальную позу, явно что-то придумав, - Шеф, у нас же через неделю типа военно-полевых игр что-то намечается, давай еще и пацанов подтянем?
  Полковник тоже оживился, даже инфантильный майор сделал заинтересованное лицо.
  - Ну-ка, с этого места подробнее.
  - Значится так, - Шурик принял поцу докладчика, даже поправил воображаемый галстук и заговорил, - У нас тут дамочки изъявили желание тоже повоевать, ну вот шеф и придумал поступить с ними, как в свое время с женским батальоном: полоса препятствий, стрельбы и все такое прочее. Ну а что бы было веселее еще и команды мужиков решили выставить, пусть тоже себя покажут. Вот сейчас активно тренируемся, а через неделю зачет. Можем и ваших на эту полосу запустить. Команда - десять человек плюс десятник, итого одиннадцать, в программе: полоса препятствий, переправа через водное препятствие, стрельба из пистолета, автомата, лука и арбалета, оказание первой медицинской помощи ну и так далее.
  - Блин, и вы молчали? - Полковник аж подскочил со своего места, выхватил у Кривошеева бутылку, сам разлил по рюмкам ее содержимое и произнес, - Ну, считайте, договорились, и на счет солярки, и на счет совместного разграбления воинских частей в округе, даже на условиях один к четырем...
  - Один к пяти,- поправил я.
  - Мономах, ну будь человеком, давай хотя бы один к четырем?
  Я только махнул рукой, пусть будет так. И Полковник продолжил:
  - При условии участия в этой вашей 'зарнице' двух наших десятков... - он слегка задумался, - и футбольного матча между командами СОБР и Витязи. Договорились?
  - По рукам!!!
  Я подошел к полковнику и пожал ему руку. После чего наше 'подписание договора о мире и любви' продолжилось с новой силой.
  
  
  
  
Оценка: 5.26*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"