Латова Светлана Александровна: другие произведения.

Приключения Генри-Генриетты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказочная повесть о девушке Генриетте, которая с детства носит мужское платье и представляется "Генри". Однажды она узнает, что на территории их страны поселился дракон. Девушка решается на отчаянный шаг: идет к дракону в надежде убедить его покинуть ущелье. Между ними завязывается дружба. Вдвоем они придумывают хитрый план, после чего дракон покидает страну, а король в благодарность за это назначает Генри одним из своих советников. Во дворце для неё начинается совершенно новая жизнь: совещания, праздники, интриги, путешествия, появляются верные друзья и коварные враги. Генриетта так хорошо играет свою роль, что, сама того не желая, привлекает к себе поклонниц и становится завидным женихом Генриетта скучает по своим родным, а иногда и по прежней простой жизни, но рада появившейся возможности сделать что-то действительно важное, улучшить жизнь обычных людей. Она с достоинством преодолевает жизненные препятствия и из любой сложной ситуации находит выход.


Приключения Генри-Генриетты

Глава 1

   Денек выдался жаркий. Солнце нещадно палило, и под его безжалостными лучами плавился окружающий мир. Само собой разумеется, торговля шла плохо. Немногочисленные покупатели лениво бродили по торговой площади, даже не глядя в сторону лавочки Ганса. Несколько раз в месяц он приезжал в город на рынок и всегда садился на одно и то же место. Клиентов обычно было немного, к тому же скромный мастер был плохим торговцем и зачастую продавал хорошие вещи почти за бесценок. А между тем сегодня ему надо было заработать деньжат, чтобы купить круп, муки и овощей, иначе семью кормить будет нечем.
   "Кусок мяса бы прикупить", - мечтательно подумал Ганс, сглотнул слюну и принялся обмахиваться потрепанной шляпой, разглядывая безделицы, которые привез на продажу: вот резная шкатулка, вот гребешки для волос, расчески и зеркальца с ручками диковинной формы, рамки для картин и много других вещиц. Он был хорошим мастером и провел много дней, трудясь не покладая рук, но какой от этого толк, если он не может ничего продать. Как растить детей, если он едва сводит концы с концами?
   От грустных мыслей его отвлек звонкий голосок:
   - Папа, посмотри, как сверкает весь наш товар! Как будто из золота, а не из дерева!
   - Молодчина! Я и не знал, что можно так до блеска натереть эти шкатулки, - Ганс с улыбкой наблюдал, как детские ручонки заботливо протирают каждый деревянный цветок, каждый резной листик.
   Неожиданно у прилавка появился один из постоянных клиентов - знатный вельможа, но, увидев его, мастер ни капли не обрадовался. Этот богатей был известен своей скупостью: он всегда старался доторговаться до самой низкой цены, хотя денег у него в кошельке было больше, чем Ганс заработал за всю свою жизнь. Бедняков от нисколько не жалел.
   Вельможа уже присмотрел красивую резную рамку для картины.
   - Я куплю эту безделицу за два гроша, - сказал он тоном, не терпящим возражений.
   Ганс вздохнул и уже собирался отдать наглецу прекрасное изделие, над которым он работал не один день, как детский голосок неожиданно нарушил его планы:
   - Господин, эта рамка стоит два золотых! Посмотрите, какие прекрасные резные цветы! А какие листья! А как переливается на солнце лак! Обойдите хоть весь рынок, вы не найдете ничего более прекрасного.
   - Рамка за два золотых? Это же уму непостижимо! Послушай, Ганс, я дам тебе десять грошей, хорошо?
   - Отец, ты слышишь? Нашу работу оценили всего в десять грошей! У Вас, сеньор, хороший вкус, раз Вы обратили внимание на это произведение искусства. Но мне кажется, что такая картинная рамка могла бы украсить даже покои короля, так она хороша! Милостивый господин, при всем уважении к Вам мы не можем продать ее за десять грошей. Одного только дерева тут почти на золотой, оно особенное, посмотрите, какой приятный цвет! А ведь еще лак и работа!
   - Неужели ты работу отца оцениваешь в золотой? - удивился вельможа.
   - Конечно, нет! Пол золотого - за его работу, а пол золотого - за мою!
   Покупатель усмехнулся, вытер пот с лица, немного подумал, потом махнул рукой и достал из туго набитого кошелька два золотых.
   - Ладно, держи, - он протянул мастеру сверкающие монеты. - Ну, и повезло тебе, Ганс, с сынишкой! Как малого зовут?
   Торговец только открыл рот, но не успел ничего сказать.
   - Генри! Меня зовут Генри!
   - Рад был познакомиться, Генри! - ухмыльнулся господин.
   - И я рад. Приходите еще!
   Покупатель ушел, а Ганс с изумлением переводил взгляд то на два золотых, то на малолетнюю дочь Генриетту. В своих штанишках, подшитой старой рубахе отца и кепке она и вправду была больше похожа на мальчишку, чем на девочку. Да и не брали с собой торговцы дочерей на рынок.
   Наконец, мастер спрятал деньги в карман и погладил помощницу по голове.
   - Ума не приложу, откуда у тебя такая хватка? Ну, главное денег заработали, с голоду не помрем. Домой поедем, устала, наверно?
   - Нет, папа, что ты! Тут так интересно! У меня к тому же предчувствие, что нам сегодня еще повезет.
   Ганс послушал дочь и не прогадал: никогда раньше он столько не зарабатывал. По дороге домой они купили не только овощей, но и мяса, и сладостей, и даже чудесное ожерелье, которое мастер давно присмотрел в подарок для своей жены Матильды, но у него никогда не было денег.
   - А тебе что подарить? - спросил он у дочки. - Проси все, что хочешь, сегодня ты мне очень помогла!
   Девочка задумалась, а потом радостно воскликнула:
   - Хочу большую книгу со сказками! Я буду читать ее Клариссе.
   Ганс, конечно, согласился. Генриетта недавно научилась читать, и он этим очень гордился. Но еще больше его радовало то, что девочка души не чаяла в своей младшей сестренке.
   Они заехали в книжную лавку и купили там самую большую и красивую книгу со сказками. Она была очень дорогой, но бедный мастер, не раздумывая, потратил на покупку все оставшиеся деньги. Он очень любил своих дочек, и ему хотелось хоть раз в жизни подарить им что-то действительно стоящее.
   Домой они вернулись поздно.
   За ужином Ганс рассказал Матильде о том, как маленькая Генриетта торговала на рынке.
   С тех пор он никогда не ездил в город без маленькой помощницы. Все разговоры с клиентами вела только она, а покупатели и торговцы только дивились, откуда у тихого мастера появился такой бойкий и находчивый сынишка.
  

Глава 2

  
   Ганс и Матильда нарадоваться не могли на своих дочерей.
   Малышка Кларисса была чудо как хороша: светлые вьющиеся волосы, белоснежная кожа, небесного цвета глаза и пухлые с ямочками щечки - ну, просто ангелочек. Матильда души в ней не чаяла. Девочка росла доброй и трудолюбивой. Большую часть времени она проводила с матерью, помогая ей по дому. Кларисса восхищалась своей старшей сестрой, которая носила мужское платье, помогала отцу в мастерской и на рынке, а из города никогда не возвращалась без гостинцев.
   Генриетта сама научила ее читать, и девочки по вечерам читали большую книгу сказок всей семье.
   Больше всего Клариссе нравилась сказка про Золушку. Как-то раз она сказала, что хотела бы стать похожей на нее, ведь сказочная красавица нашла свое счастье благодаря доброте и трудолюбию.
   -Нет, - рассмеялась Генриетта. - Золушка встретила принца потому, что ей помогла фея-крестная. А у тебя, глупышка, ее нет.
   - Зато у меня есть ты, - ответила, улыбнувшись, Кларисса.
   Так проходили дни, месяцы, годы.
   Генриетта стала почти взрослой. Она прятала свои длинные темные волосы под шляпой и появлялась на людях только в мужском платье. Иногда она подрисовывала себе усики и бородку, чтобы еще больше походить на мужчину. У девушки было всего одно женское платье, и то она носила его только дома.
   - Что же мы натворили,- говорила Матильда своему мужу. - Как Генриетта найдет свое счастье? Как выдать замуж девицу, если все считают ее парнем?
   - Так за кого ее выдавать-то? - пожимал плечами Ганс. - Достойных женихов во всей округе не найти.
   - Достойных? А кого ей надо? Принца что ли?
   - Не каждый принц достоин нашей девочки, - отвечал мастер.
   - Ну, это ты виноват, - качала головой женщина. - Зачем обучил ее всему? Зачем брал с собой в город? И я-то не помешала!
   - Не волнуйся, - утешал Ганс жену.- Наша дочка не пропадет. Она найдет свое счастье, вот увидишь.
   Матильда соглашалась, но через какое-то время вновь начинала этот разговор. На ее глазах дочери соседок одна за другой выходили замуж, и ей тоже хотелось выдать свою девочку за достойного кавалера. Она пыталась поговорить с дочерью, но та только смеялась и старалась успокоить мать. Женщина просила мужа не брать Генриетту в город, но девушка каждый раз находила предлог, чтобы поехать с отцом. Да и, честно говоря, Ганс боялся ехать на рынок один, ведь он хорошо помнил те времена, когда сам стоял у прилавка и возвращался домой с парой грошей в кармане.
   Однако Матильда во что бы то ни стало решила устроить личное счастье дочери. Она навела справки о холостых сыновьях своих знакомых и задумала пригласить их с родителями в свой дом, чтобы представить им Генриетту. Конечно, по такому случаю девушку нужно было нарядить как настоящую даму, а у нее не было ничего подходящего в гардеробе. Ну, не показывать же ее людям в штанах да широкой рубахе! Матильда решила сама отправиться с мужем в город, чтобы купить дочери красивое платье, туфли и все необходимое.
   Ганс одобрил затею жены. Он устал от ее постоянных упреков, да и сам чувствовал себя немного виноватым перед Генриеттой: будь он хорошим торговцем, ей не нужно было бы помогать ему на рынке и, возможно, она была бы уже замужем.
   Не посвящая дочерей в свои планы, родители отправились в город, пообещав вернуться засветло. Сестры прождали их до поздней ночи, но так и не дождались. Мать с отцом не появились ни на следующий день, ни через неделю. Никто не знал, что с ними случилось, они как в воду канули.
  

Глава 3

   Время шло, а Матильда и Ганс не объявлялись. Кто-то считал, что на них напали бандиты, другие говорили про обрушившийся мост через реку, но все сходились во мнении, что мастер и его жена уже никогда не вернутся. Только их дочери еще верили в то, что родители живы, но с каждым днем надежда угасала.
   Через пару месяцев к ним в дом приехала сестра Ганса, тетя Эн. Это была пожилая и очень властная женщина. Детей у нее не было, и она считала своим долгом позаботиться о дочерях пропавшего брата. Раньше она нечасто навещала их, но сейчас решила временно тут поселиться. Тетя Эн рассудила так: если в течение года Ганс и Матильда не появятся, она поможет девочкам правильно распорядиться имуществом. Она не была жадной до чужих денег и не собиралась обирать сестер, напротив, тетушка боялась, как бы злые и завистливые люди не оставили племянниц в нищете.
   Тетя Эн занималась рукоделием. Она плела кружевные скатерти, салфетки, шали и даже ткала покрывала и ковры. Она пробовала и девочек научить всему, что умела сама. Скоро Кларисса так навострилась работать с пряжей и нитками, что даже тетушка дивилась, глядя на ее кружева. А вот у Генриетты ничего не получалось, ведь ей не нравилась такая работа.
   Проходили дни, недели и, наконец, настал момент, когда дома закончились все припасы, да и денег почти не осталось. Нужно было ехать в город. Генриетта упрашивала тетушку позволить ей поехать на рынок, чтобы продать кружева Клариссы и оставшиеся работы отца. Но тетя Эн, как благопристойная дама, была категорически против того, чтобы ее племянница переодевалась парнем и в таком виде торговала на рыночной площади. Они долго спорили, и тетушке все-таки пришлось согласиться, что они должны поехать на рынок, иначе умрут с голода. Однако тетя Эн поставила условие, что она сама поедет вместе с Генриеттой в город.
   Также тетушка настояла на том, чтобы племянница надела женское платье, но ни одного порядочного наряда у девушки не оказалось. Тогда Кларисса одолжила сестре одно из своих платьев, которое той пришлось впору.
   На следующий день рано утром тетушка и Генриетта приехали на рынок, где раньше Ганс продавал свои поделки. Никто не узнал в молоденькой девушке бойкого парня, не так давно торговавшего с отцом разными интересными вещицами.
   Торговля шла плохо. Генриетта старалась, как могла, но добилась только того, что ее бранили за плохое воспитание. Ее не хотели воспринимать всерьез и то и дело ей говорили, что приличная девушка не должна себя так нагло вести.
   - А приличная девушка должна умереть с голоду, только чтобы никто не подумал, будто она плохо воспитана? - возражала Генриетта.
   В полдень она встала и сказала:
   - Все, довольно! Тетушка, я сделала так, как Вы просили. Сами видите, толку от такой торговли никакого, как мы ни стараемся. Позвольте мне показать, что я умею, а потом Вы решите, в каком платье мне ходить.
   Тетя Эн вздохнула, но согласилась. Выбора-то у нее не оставалось: либо произойдет чудо, либо им придется голодать.
   Генриетта взяла сумку с мужской одеждой, которую захватила с собой в тайне от тетушки, и ускользнула с рынка. Недалеко был парк, где она нашла укромное место и быстро переоделась. Волосы она заплела в тугую косу и спрятала под шляпой. Припасенным угольком нарисовала себе тоненькие усики и бородку. Она взглянула на себя в зеркальце и ухмыльнулась.
   - Генри вернулся, - тихонько прошептала она самой себе.
   В таком виде Генриетта направилась на рынок. Она шла неторопливо, здороваясь со всеми знакомыми торговцами, пожимала руки, кланялась, рассказывала, что после исчезновения отца пришлось ненадолго уехать, а теперь она ищет свою тетку и кузину, которые должны были приехать сегодня. Она говорила, что давно не видела своих родственниц, но слышала, что они плетут чудесные кружева.
   - Я сам не видел, но говорят, что кружево такое тонкое, почти как паутина. Если это действительно так, выкуплю у тетки всю партию, - говорила Генриетта, - а потом продам во дворец на королевские платья. Уж там-то заплатят раз в десять дороже, чем я куплю их тут.
   Другие торговцы сразу смекнули, о какой тетке идет речь. Многие решили опередить Генри и бросились к тетке скупать ее товар, даже не торгуясь. Кружево и вправду было тонкое и очень изящное.
   Тетя Эн только удивлялась: почти целый день простояла она на рынке и продала всего несколько воротничков, а сейчас вдруг налетела целая толпа покупателей, которые вырывали кружевные манжеты и салфетки друг у друга из рук. Меньше чем за полчаса она продала все кружева и покрывала. К тому моменту, как Генриетта дошла до тетки, на прилавке не осталось ничего.
   - Здравствуйте, тетушка! - воскликнула она. - А где же все кружева? Неужели Вы все продали?
   - Здравствуй ... Генри, - добавила тетя Эн после небольшой паузы. Она была очень умна и сразу сообразила, что это Генриетта раззадорила остальных торговцев, чтобы они скупили весь товар. И, хотя раньше она была против всех этих переодеваний, сейчас решила подыграть своей изобретательной племяннице. - Да, ничего не осталось. Все раскупили до твоего прихода.
   - Ах, как жаль, но раз Вы уже закончили, приглашаю Вас к себе в гости. Без родителей в моем доме стало очень одиноко.
   Тетушка, конечно, согласилась, и они уехали с рынка.
   С тех пор тетя Эн перестала заставлять Генриетту плести кружева и разрешила ей делать все, что она пожелает. Девушка работала в мастерской отца, а несколько раз в месяц они с тетушкой ездили в город. Не считая того, что отца и матери больше не было рядом, жизнь в их доме стала принимать обычный оборот.
  

Глава 4

   Как-то раз Генриетта и тетушка приехали на рынок, и были поражены суматохой, которая там стояла. Видимо, в королевстве стряслось что-то серьезное. Между прилавками то и дело сновали королевские слуги, а покупатели и торговцы бурно обсуждали какое-то происшествие. До слуха несколько раз донеслось слово "дракон", но Генриетта всегда думала, что они бывают только в сказках, поэтому не придала значения услышанному.
   Один из королевских слуг подошел к их прилавку.
   - Что это у вас здесь? - высокомерным тоном поинтересовался он. - А, кружева нам не нужны. Сегодня мы закупаем только продукты.
   Развернувшись, он уже собирался уйти, но Генриетта окликнула его.
   - Господин, постойте! Я не мог не заметить, что сегодня все охвачены тревогой и беспокойством. Расскажите, пожалуйста, что случилось? Мне бы хотелось помочь, если смогу.
   - Да чем же ты можешь помочь? - воскликнул слуга, но остановился. - Вчера на обоз, который вез продукты и разные товары во дворец, напал дракон. Спаслись только несколько охранников, все остальные погибли в огне. Весь груз остался там, у дракона, а до королевского бала, на который приедут зарубежные гости, осталось совсем немного времени, поэтому нужно закупить кучу всего, - слуга громко вздохнул.
   - А дракон?
   - Дракон остался в ущелье. Вот съет все, что отнял, и пойдет дальше по королевству бесчинствовать. И попробуй его останови!
   - Господин, - сказала Генриетта,- я очень сочувствую и прошу принять от меня в дар этот прекрасный воротник. Пусть он хоть немного поднимет Вам настроение.
   Слуга взял в руки воротник и залюбовался его узором. Он подумал, что такая вещица может украсить его форму балу или может снискать ему расположение кого-нибудь из знати, если он преподнесет воротник в качестве подарка. Но тогда к воротнику нужны такие же манжеты.
   - Очень недурной воротник, - произнес слуга. Он не хотел слишком расхвалить кружево, чтобы торговец не зазнался и не повысил на него цену. - А нет ли у вас манжет с таким же узором?
   - Конечно, конечно, - тетушка Эн протянула манжеты. - Золотой, пожалуйста.
   - Дороговато, ну да ладно.
   Забрав кружева, слуга удалился.
   - Ловко ты с подарком придумала, - похвалила тетушка Генриетту. - Во дворце такие штучки по одной не носят, взял воротник - покупай и манжеты.
   - А еще он покажет наши кружева во дворце, и могу поспорить, скоро у нас будет куча знатных и богатых клиентов, - улыбнулась Генриетта.
   Торговля шла неплохо, и, когда почти все уже было продано, Генриетта оставила тетушку за прилавком, а сама пошла поболтать с другими торговцами. Она всегда старалась быть в курсе последних событий.
   На другом конце рынка она увидела большую толпу. Все обсуждали дракона.
   - Огромный он, говорят, как дом!
   - Да больше, больше!
   - И весь панцирем покрыт и жаром пышет, а кто приблизится - заживо сгорит.
   - Да не приблизишься ты к дракону, он тебя издалека почует и зажарит, а потом слопает и косточек не оставит!
   - Какая нам разница, насколько большой этот дракон? Думайте вот о чем: он все королевские припасы уничтожил и сейчас придворные вынуждены все заново закупать. А мы с вами хорошую выручку на этом получим.
   - А ведь и то верно, - согласились остальные.
   - Слава дракону! - крикнул кто-то из молодых.
   - Ну и дураки вы! - послышался тихий старческий голос, и все в удивлении обернулись на старого торговца рыбой.
   - Это почему?
   - Сегодня вы радуетесь однодневной выручке, а потом ежемесячно будете платить новые налоги в счет казны, - сказал, усмехнувшись, старик. - Никогда, никогда король и знать не останутся в проигрыше! Пусть дракон съел королевские запасы, пусть сегодня им пришлось закупать все заново и изрядно потратиться, но завтра казначей подсчитает убытки, расскажет о них королю, а король даст задание своим министрам придумать новый налог, чтобы пополнить казну. Неужели вы думаете, что король откажется от дорогого вина? Или кто-нибудь из знати не будет есть икру и трюфели? Нееет, во дворце останется все, как было. Платить за все будет народ.
   - А что с драконом?- спросил кто-то.
   - Дракон... Вы же слышали, что пока зовут добровольцев, которым за изгнание дракона обещают богатство и высокие должности. А потом наберут армию из наших сыновей, возьмут с нас деньги на их обучение и отправят их воевать с драконом, который всех без труда зажарит, как кухарка поджаривает курапаток.
   - Эй, ты, старикашка, - послышался громкий и грубый голос. Торговцы расступились перед неизвестно откуда взявшимся начальником стражи. - Ты чего тут болтаешь? За твою дерзость я мог бы отрубить тебе голову прямо на месте! Но сегодня я ограничусь тем, что заберу весь твой товар, чтобы впредь не смел нести такой бред и морочить головы людям. А теперь все быстро разошлись! - рявкнул он.
   Генриетте стало жаль старика, и она решила ему помочь. Она подмигнула ему, а вслух крикнула:
   - Правильно, так ему и надо! Заболтал меня совсем, я чуть было и свои покупки не забыл, уши-то развесил, а ведь уже отдал этому подлецу деньги за рыбу!
   - Правда, отдал, - вздохнул старик.
   Генриетта схватила с прилавка старика две самые большие рыбины и быстро ушла.
   Начальник стражи посмотрел ей вслед, но если рыбу уже купили, не мог же он отобрать ее у покупателя? Это бы все сочли произволом. Совсем другое дело наказать болтливого старикашку. Вздохнув, он сгреб всю остальную рыбу в большую корзину и удалился.
   Когда наконец все стражники и придворные покинули рынок, Генриетта вернулась к старику и отдала ему обе рыбины. Старый торговец в благодарность хотел подарить одну ей, но девушка отказалась.
   - Я сегодня хорошо наторговал, а Вы понесли убытки из-за своей мудрости.
   - Из-за глупости, - поправил ее старик. - Показывать не тем людям свою мудрость- это тоже глупость, запомни это. Дернул же черт меня за язык! Вот я старый осел!
   - Вы людям правду сказали.
   - Правду... Только большинство людей правду не могут оценить и применить, да и вообще не знают, что с этой правдой делать. Лучше притворяться, что не понимаешь истинного хода вещей, если все равно ничего изменить не можешь.
   - Может, Вы и правы, - сказала Генриетта подумав. - А что Вы про дракона думаете?
   - Про дракона я не думаю, про дракона я знаю. Я дракона собственными глазами видел. Но если хочешь об этом услышать, приходи вечером в мою хижину. Она стоит поодаль от остальных вон по той дороге, - и старик показал в сторону. - А сейчас полно болтать. После того, что произошло, и у тебя могут быть неприятности из-за разговора со мной.
   - Я не боюсь всяких сплетен..., - начала было Генриетта, но старик ее прервал:
   - Сплетни иногда наносят раны глубже, чем острый нож. А храбрость - это хорошо, но иногда она может навредить. Ты храбро меня поддержишь и получишь за это наказание. Тебе будет плохо, мне - тоже, что хорошего человека подвел. Иногда осторожность лучше храбрости. Ты смышленый малый, но еще слишком молодой и неопытный. Послушай старого человека, мне есть чему тебя поучить.
   Генриетта поблагодарила старика и обещала навестить его вечером.
   Она вернулась к тетушке и постаралась уговорить ее вернуться домой одну. Но тетя Эн и слышать ничего не желала о том, чтобы поехать обратно без племянницы. Она сказала, что заедет к своей старой знакомой, а потом вернется и заберет ее из хижины старика. Девушке пришлось согласиться.
   Дождавшись вечера, Генриетта отправилась к старому торговцу рыбой. Ей повезло: по дороге ее никто не видел.
   Дойдя до избушки, на стене которой сушилась сеть, она громко постучала и, услышав "Входите", толкнула дверь.
   Хижина старого торговца была такая ветхая, что снаружи казалось, будто она вот-вот развалится. Но внутри оказалось очень уютно и чисто. Старик жил небогато, но и не бедно. У него было все, что нужно, без излишеств. На стене висела рамка с портретом. Генриетта узнала работу своего отца и подошла поближе, разглядывая знакомую вещь.
   - Да, рамку я купил у твоего отца,- сказал старик, угадав мысли Генриетты, - замечательный был мастер, да и человек хороший, очень жалко, что пропал.
   Девушка кивнула.
   -А портрет чей?
   -Это моя жена. Такой она была в молодости, - улыбнулся старик.
   - Красивая, - сказала Генриетта, рассматривая лицо улыбавшейся ей с картины незнакомки. - Вы мне про дракона хотели рассказать, но у меня мало времени, скоро тетушка меня заберет.
   - Тогда садись и слушай. Эту историю я никому не рассказывал, кроме жены, - старик кивнул в сторону портрета. - Мне бы все равно никто не поверил. Давно, очень давно, когда я был еще молод, пришлось мне ехать из одного города в другой через ущелье. В тот раз я вез с собой кучу всякого добра на продажу. По пути на меня напали разбойники, их было много, и отбиться я не мог. Меня стащили с повозки, но мне чудом удалось вырваться. Разбойники бросились за мной, но страх перед смертью заставлял меня бежать очень быстро. Пот застилал мне глаза, я почти не видел, куда бегу. Ущелье было извилистым, и за одним из поворотов я вдруг понял, что за мной больше никто не гонится. Я обернулся и увидел, как разбойники застыли на месте, они перешептывались и смотрели куда-то выше меня. В воздухе засвистела стрела, и в тот же миг я услышал что-то похожее на громкий выдох. Меня обожгло жаром, но не огнем. Я повернулся, и мое сердце остановилось от страха. Надо мной нависала огромная голова дракона, который смотрел прямо на меня. Когда я взглянул в сторону разбойников, то увидел только кучки пепла. Меня трясло как осиновый лист. Я не мог бежать, да это было бесполезно, дракон легко бы поджарил меня. Я просто стоял и смотрел на дракона, а дракон смотрел на меня. Так продолжалось несколько минут. Потом дракону, видимо, наскучило мое присутствие, и я услышал громовой голос: "Иди куда шел, человек". Я раскрыл от удивления рот и продолжал стоять, уставясь на дракона. Он сощурил глаза и головой качнул в сторону города, в который я направлялся, а потом убрал лапу с дороги. Лапа, скажу я тебе, огромная, с острыми как мечи когтями. Я пошел по дороге. Ноги едва меня слушались, я пару раз запнулся и упал, и могу поспорить, дракон ухмыльнулся. Я прошел так близко к нему, что видел, как чешуйки покрывают его кожу, видел обломанный коготь на лапе, чувствовал тепло, исходившее от его тела. Вот так я повстречался с драконом.
   -А почему Вы думаете, что никто не поверит в эту историю?
   - Генри, ты же слышал, дракона все считают гигантским кровожадным животным, которое не знает ни жалости, ни сострадания и уж тем более не имеет чувства юмора. В них видят только врагов, безмозглых монстров, которые просто нападают, сжигают, сжирают все, что им попадется. Никто не хочет верить, что дракон - это древнее и очень мудрое существо. Мудрее людей.
   - Неужели драконы умеют разговаривать?
   - Тот, которого я встретил, умел. Про остальных ничего сказать не могу.
   - Значит, драконы разумные и с ними можно поговорить!
   - О чем? - удивился старик.
   - Например, убедить того дракона улететь из нашей страны!
   - О, Боже! - засмеялся торговец. - Генри, ты с ума сошел? Ты, конечно, можешь попробовать с ним поговорить, но зачем дракону с тобой разговаривать? Может, он и разговаривать не умеет на нашем языке! Не вздумай даже!
   Тут в дверь настойчиво постучали. Генриетта вскочила и стала прощаться.
   - Мне пора! Спасибо Вам за интересную историю!
   Попрощавшись со стариком, она ушла.
   Почти всю дорогу девушка молчала и о чем-то думала. Домой приехали уже за полночь и сразу легли спать.
  

Глава 5

   На следующий день Генриетта заявила, что у нее есть срочное дело в городе.
   - Я старая женщина, - ворчала тетушка. - Мы вчера целый день провели на рынке. Хорошо поторговали, зачем сегодня снова ехать? У нас и товара-то совсем немного! Неужели это твое дело не подождет недельку- другую? Это и правда так срочно?
   - Я пока не могу вам сказать, - ответила Генриетта. - Но, боюсь, что это дело не подождет. Потом может быть уже поздно.
   - Да что же это! Свидание что ли у тебя?
   Генриетта отвернулась и подавила смешок, но тетя Эн восприняла ее поступок как смущение.
   "Ах, - подумала она. - Ну, наконец-то жениха себе нашла. Раз такое дело, нужно племяннице помочь".
   Без дальнейших разговоров тетушка начала собираться в город. Она очень обрадовалась и в мыслях уже поздравляла Генриетту на ее свадьбе, поэтому не заметила, что девушка намного дольше, чем обычно, обняла на прощание сестру. Задумчивость племянницы тетушка списала на влюбленность.
   На рынке тетя Эн осталась продавать кружева, а Генриетта отправилась по своим делам.
   Пошла она не куда-нибудь, а прямиком во дворец.
   Стража преградила ей дорогу.
   - К кому идешь?
   - Иду к королю Вильгельму, хочу вызваться добровольцем на битву с драконом.
   Видимо добровольцы приходили нечасто, потому что лица у стражников стали очень удивленные.
   - Жди здесь.
   Вскоре за Генриеттой пришел маленький щупленький человек, весь увешанный орденами и медалями.
   - Генерал Арчино, - представился он. - Иди за мной.
   Они прошли многочисленные коридоры и лестницы дворца, прежде чем попали в тронный зал. На троне, как и полагалось, сидел король.
   Генриетта низко поклонилась и приподняла шляпу, но так, чтобы никто не заметил ее длинные волосы.
   - Так ты и есть доброволец? - удивился король. Хотя скорее его удивление было больше разочарованием. - Сколько тебе лет, мальчик?
   - Ваше Величество, - начала Генриетта. - Мой возраст не имеет значения, когда речь идет о благополучии нашего королевства. Я хочу прогнать дракона и уверен, что смогу это сделать.
   - А на чем строится твоя уверенность? Владеешь боевыми искусствами?
   Генриетта отрицательно покачала головой.
   - Магией?
   И снова нет.
   - У тебя есть друзья, которые пойдут с тобой?
   Ответ опять отрицательный.
   - Я сдаюсь. Почему же ты, мальчик, решил, что справишься с драконом?
   Генриетта вспомнила все, что говорил ей старик, и решила соврать.
   - Мне приснился сон, что я прогоняю дракона. Я верю, что в нашей жизни иногда происходят чудеса. Это был знак мне, и я пришел сюда.
   - Ну, если хочешь рискнуть своей жизнью, дело, конечно, твое, - пожал плечами король. - Генерал, что Вы думаете?
   - Я думаю, что возраст здесь и, правда, ни при чем. В любом возрасте выходить один на один с драконом - это самоубийство. Очень глупое самоубийство, но геройская смерть. Чтобы победить дракона, нужен либо хороший план, либо большое войско, либо чудо. Я так понял, Вы надеетесь только на чудо? - спросил он, обращаясь к Генриетте.
   - В общем, да.
   - И Вам не нужно ни войско, ни приманка из золота, ничего? Может быть, хотя бы доспехи?
   Генриетте с детства нравились рассказы про доблестных рыцарей, но она понимала, что доспехи ее от дракона не спасут.
   - Нет, этого ничего не нужно. Если можно, я бы попросила, чтобы меня проводили к месту, где видели дракона, и дали с собой меч и повозку продуктов: мяса, рыбы, хлеба и всего прочего.
   - Хотите накормить дракона? - от удивления брови генерала поползли вверх. - Это молодой человек очень оригинально!
   - Я просто не хочу, чтобы дракон меня съел еще на подходе.
   Генерал с королем переглянулись, и король громко хлопнул в ладоши.
   - Ну, а что? - воскликнул он. - Повозка продуктов - это не много. Это мы можем себе позволить. Тем более что дракон все равно скоро проголодается и что-нибудь да съест в нашем королевстве. Пусть лучше кушает то, что мы сами ему отдадим. А раз других добровольцев все равно нет- хоть этот попробует. Генерал, проследите, чтобы повозку набили продуктами и положите туда бочку вина. Не знаю, как драконы реагируют на алкоголь, но вдруг поможет?
   Генерал и Генриетта поклонились королю и вышли из зала.
   - Да уж, - пробормотал генерал, - пьяный дракон - это интересно. Главное, чтобы не буйным оказался, а то спалит нам полкоролевства и не вспомнит потом.
   Генриетта улыбнулась, но ничего не сказала.
   - У Вас есть еще просьбы перед тем, как Вы отправитесь спасать наш маленький мир?
   В голосе генерала чувствовалась жалость и ирония.
   - Да, попросите, пожалуйста, кого-нибудь из слуг передать эту записку пожилой женщине, торгующей кружевами на рынке. Ее зовут тетя Эн.
   Генерал пообещал, что записка будет передана сегодня же.
   Генриетте дали повозку с едой и вином, лошадей и одного из стражников, которому удалось сбежать от дракона. Он был крайне горд, что видел дракона, а тот его не съел. Хотя после долгих расспросов выяснилось, что дракона он видел издалека и разглядеть толком ничего не успел, потому что очень быстро убегал.
   - А кто бы поступил иначе? - оправдывался он. - Это же дракон. Надо быть полным идиотом, чтобы надеяться победить его.
   Тут стражник вспомнил, что везет как раз такого идиота, и прикусил язык.
   Остаток пути прошел в молчании.
   Наконец они достигли ущелья.
   - Вон там в конце дороги на нас и напал дракон, - сказал стражник. - Дальше я не пойду.
   С этими словами он отвязал одну из лошадей, сел верхом, пожелал Генриетте удачи и галопом поскакал в обратную сторону.
   Генриетта вздохнула и огляделась. Пейзаж вокруг был не самый живописный. Солнце уже почти село, и девушка неторопливо погнала лошадь с повозкой по дороге на дне ущелья.
   В это время рынок уже почти опустел. Тетушка места себе не находила от беспокойства. Она пыталась расспрашивать других торговцев, не видел ли кто Генри, но никто не знал, куда тот ушел.
   Тут к ней подошел королевский слуга.
   -Тетя Эн? - спросил он.
   Дурное предчувствие так сжало сердце бедной тетушки, что она едва смогла кивнуть головой.
   - Эта записка Вам, - слуга протянул ей небольшой обрывок бумаги, свернутый в трубочку.
   Тетушка Эн развернула записку и прочла: "Дорогая тетушка, я вызвался добровольцем на битву с драконом. Не ждите меня сегодня, отправляйтесь домой. Не волнуйтесь за меня, все будет хорошо, я Вам обещаю. Крепко обнимите от меня сестру. Ваш Генри".
   Бумажка выпала из трясущихся рук тети Эн, а из глаз ручьем побежали слезы.
   - Да как же...? Когда...? - бессвязно лепетала она.
   Слуга посмотрел на пожилую торговку с сочувствием.
   - Я сам не видел, но во дворце говорят, что сегодня объявился молоденький парень, который вызвался добровольцем. Он взял только меч, повозку продуктов и отправился один в ущелье к дракону. Сочувствую Вам, - добавил слуга, развернулся и ушел.
   Тетушка вернулась домой вся в слезах. Она ругала себя за то, что отвезла Генриетту в город, что не догадалась о ее планах.
   Когда она все рассказала Клариссе, та, к огромному удивлению тетушки, не стала плакать. Напротив, она принялась утешать тетю Эн.
   - Дорогая тетушка, - говорила она, - не переживайте! Я верю, что моя сестра вернется целой и невредимой. Вот увидите. Еще не родился тот дракон, который сможет съесть нашу Генриетту.
  

Глава 6

  
   Генриетта стегнула лошадь и пустила ее вперед, а сама пошла сзади. Вдруг лошадь испугалась чего-то и начала пятиться. Никого не было видно, дорога была пуста, но животное чувствовало опасность.
   Девушка огляделась, и ничего не заметила. Она подошла к лошади и взяла ее под уздцы, та дрожала и озиралась по сторонам.
   - Ну, тише, тише, - успокаивала она животное.
   Вдруг по ущелью скользнула тень. Генриетта подняла голову и увидела дракона, который наблюдал за ней со скалы. Лошадь тоже его заметила, стала брыкаться, вставать на дыбы и громко ржать. Девушка ее отпустила, и в одно мгновение лошадь скрылась из виду.
   - Раз он сразу меня не зажарил и пока не съел, это уже хорошо, - подумала Генриетта. - Надо попробовать поговорить с ним, обратного пути уже нет.
   - Господин дракон, - крикнула она. - Вот повозка с едой и вином. Тут мясо, рыба, хлеб, даже сладости есть.
   Дракон продолжал смотреть на нее со скалы и даже не пошевелился.
   "Может он нашего языка не знает", - подумала Генриетта.
   Она открыла повозку, стала доставать еду и показывать дракону, что тут есть. Она протягивала в его сторону окорок и приговаривала: "Это Вам, это вкусно, это ... ням-ням".
   Девушка подумала, не бросить ли окорок дракону, но решила, что тот может обидеться. В самом деле, если бы это была просто большая собака, он бы поймал окорок на лету и проглотил его, но если дракон разумный, как человек, за такую дерзость можно и в пепел превратиться. Кому понравится, когда в лоб летит огромная кость с куском мяса?
   Она уже показала почти все, что было в повозке. Прошло минут двадцать, с тех пор, как она заметила дракона, а он заметил ее еще раньше и до сих пор просто разглядывал. Страх уже почти отступил. Генриетта ожидала, что дракон будет пытаться убить ее, придется его уговаривать, прятаться, убегать и всеми способами бороться за свою жизнь. Предприятие-то героическое - встреча с драконом. А на деле получается, как со скалой общаться.
   -Ну, я не знаю, - всплеснула руками Генриетта. - В общем, все это тебе, кушай, ням-ням, вкусно. Меня только не ешь, я невкусная, бе, невкусно, - добавила она, похлопывая себе по груди.
   Несколько минут они смотрели друг на друга.
   -Как хочешь,- сказала девушка. - Может ты глухой или разговаривать не умеешь. Есть захочешь - поешь. Да и я, пожалуй, тоже поем.
   Она залезла в повозку, достала бублик, села на землю и принялась есть.
   Неожиданно дракон начал сползать со скалы и приближаться к ней.
   У Генриетты кусок застрял в горле, но она не шевельнулась.
   Дракон был все ближе и ближе, но девушка оставалась на месте. Вскоре его огромная голова оказалась метрах в трех от повозки.
   - Сейчас поджарю тебя так, что никто не узнает!- прорычал дракон грозным голосом.
   - Меня и так никто не узнает, - ответила Генриетта.
   С этими словами она стерла с лица нарисованные усики, сняла шляпу и распустила волосы.
   Дракон казался удивленным, хотя в мимике драконов разобраться было сложно.
   - У тебя тут что, пикник-маскарад? - спросил он. - А где твое оружие? Ты меня вот этим ножичком хочешь защекотать до смерти?
   - Нет, я к Вам поговорить пришла, господин дракон.
   - Поговорить пришла? Одна пришла поговорить со мной, с драконом?
   Вот теперь Генриетта была уверена, что именно так выглядят очень удивленные драконы.
   - Да, господин дракон, поговорить. Меч просто для виду с собой взяла. Я понимаю, что здесь он бесполезен. Хотя можно им хлеб порезать. Я оружием пользоваться вообще не умею. Давайте посидим, поедим, поговорим. Вино, кстати есть. Но только... Вы после вина не буйный? Не спалите меня и всю нашу страну? А то нехорошо как-то получится.
   - Я? Не знаю, я не пробовал, никто как-то не предлагал. Обычно все кричат: "Аааа, дракон, аааа!" и убегают. Это нормальные люди. А у тебя с головой, видимо, что-то не так. Или ты самоубийца?
   - Что вы все заладили: "Самоубийца, самоубийца!" Я тут уже почти час и до сих пор жива. И даже с Вами разговариваю. А это доказывает, что идея моя не такая уж и дурацкая.
   - Ишь ты, смелая какая! Я тебя в любую секунду поджарить могу. Как вообще решилась сюда прийти? Сама или подсказал кто? Наверно, кто-то, кто тебя не очень любит.
   - Мне один старый и умный человек рассказал, что драконы очень мудрые и совсем не такие жестокие, какими их все считают.
   Генриетта пересказала историю старого торговца рыбой.
   - Обычное дело, - ответил дракон. - Конечно, если в тебя из лука стреляют, это не смертельно, но неприятно. В глаз ведь могут попасть, больно будет. Поэтому разбойников он и спалил. А того, кто не опасен, драконы обычно не трогают.
   - А это не Вы были? - поинтересовалась девушка.
   - Не я, - ответил дракон. - Думаешь, я один что ли остался?
   - До недавнего времени я считала, что драконы вообще только в сказках бывают, - честно призналась Генриетта.
   - Ну ладно. О чем поговорить хотела?
   Дракон взял несколько окороков из повозки и проглотил их.
   Генриетте стало жутковато, когда она увидела огромные острые клыки. Она сглотнула и постаралась взять себя в руки.
   - Я пришла уговорить Вас покинуть наше королевство, господин дракон.
   - Что? Покинуть королевство? Наглая ты девчонка, как я посмотрю. Стоило тебя оставить в живых, так ты меня же выгоняешь с насиженного места! Я начинаю сожалеть о своем решении.
   - Послушайте, господин дракон, я Вас не выгоняю. Лично мне Вы вообще не мешаете, но люди Вас боятся после того, как Вы напали на королевский обоз. На самом деле для всех будет лучше, если Вы отсюда улетите. Люди в королевстве вздохнут спокойно, король будет рад, а Вам не придется сражаться с войском, которое непременно скоро соберут и отправят сюда. А мне дадут должность при дворе.
   - Так-то оно так, но куда же я полечу? Мне тут нравилось. Я тут вообще несколько лет живу, и никто про меня не знал.
   - Зачем же Вы на обоз тогда напали?
   - Не нападал я на обоз. Недоразумение это. В тот день я как обычно лежал на скале и смотрел вниз на вереницу повозок. Мне стало любопытно, что они везут. У драконов, знаешь ли, очень хорошо развито чувство обоняния. Мне достаточно потянуть носом воздух, почувствовать запах, и я могу сказать, свежее ли мясо везет мясник, говядина это или баранина и сколько ее. Я часто так забавлялся. Тут повозок было очень много, и я постарался вдохнуть побольше воздуха. Как раз в этот момент мимо пролетала птичка, и я нечаянно занюхнул ее. Неприятное чувство, очень неприятное. Она попала в нос, потом в горло и щекотала там все своими крылышками. Я не выдержал и чихнул несколько раз. А чихают драконы с огоньком, если ты не знала. Огонь попал в несколько повозок, люди перепугались, началась паника, все побежали, расталкивали друг друга. Даже несколько человек погибло. В итоге через пару минут тут никого не было. Повозки остались мне. Получилось, конечно, неудобно, но я ничего не мог поделать.
   - Так Вы никого не убивали?
   - Нет, я их просто напугал, а они от страха сами: кто в огонь прыгнул, кто под лошадь попал, а кого убегавшие товарищи насмерть затоптали. Паника- очень вредная штука, - подытожил дракон.
   - А давайте за знакомство выпьем!- предложили вдруг Генриетта.
   - Ну, давай! Только мы с тобой еще не познакомились.
   - Меня зовут Генриетта. Но большинство людей думают, что я - парень и знают меня как Генри.
   - Генри - Генриетта, значит. А есть у тебя семья? И чем ты обычно занимаешься? Или доставать драконов - это твое хобби?
   - Нет, - засмеялась девушка. Она открыла бочку вина, достала кружку и налила ее до краев. Дракон взял лапой бочку, они чокнулись и каждый отпил из своей посуды.
   Генриетта рассказала дракону историю своей небольшой жизни.
   - Так ты теперь сирота, значит? - покачал головой дракон.
   - Я надеюсь, что родители живы и вернуться к нам,- вздохнула Генриетта.
   - Я тебя понимаю, сам такой. У меня мама пропала много лет назад, но я до сих пор верю, что смогу ее найти.
   - А что произошло?
   - Однажды в горах на нас напало большое войско. Они отбили меня от мамы, я испугался и улетел дальше в горы. Думал, когда мама с людьми разберется, то найдет меня. Но она так и не нашла. Я долго ждал, потом сам полетел на поиски, а ее нигде не было. Ее тела тоже не нашел, поэтому решил, что она жива. Я не знаю, что случилось. Мне кажется, она испугалась за меня и улетела на поиски. Может быть, мы просто разминулись.
   - А давно это было?
   - Около ста лет назад.
   - Вы такой старый? - удивилась Генриетта.
   - Я старый?- удивился в свою очередь дракон. - Я еще даже не взрослый, расту еще.
   - Взрослые драконы еще больше?
   - Конечно. Видела бы ты мою маму! Вот она была большой. Нет, она была просто огромной! Мне еще расти и расти до нее. Я по ней так скучаю! - пожаловался дракон.- Мне и поговорить-то обычно не с кем. Скукота! Ты первая не испугалась. Давай еще выпьем!
   - Давайте, господин дракон! - согласилась Генриетта.
   Они отпили каждый по глотку, и в голове приятно зашумело.
   - Ладно, - сказал дракон, - разрешаю тебе меня по имени называть. Давай уже на "ты" перейдем. А то это твое "господин дракон" мне уже порядком надоело.
   - Хорошо. А как Вас, то есть, как тебя зовут?
   - Мама звала меня Золотко.
   - Тогда и я буду звать тебя Золотко.
   Дракон кивнул. Он отпил еще из своей бочки и вдруг громко икнул, пламя вырвалось из его пасти и попало прямо в повозку. Она мгновенно загорелась и вскоре от нее остались только угольки.
   Генриетта вовремя успела отскочить подальше.
   - Ой, Золотко, вина тебе на сегодня уже хватит, а то и меня так спалишь, - покачала головой она.
   - И то правда, - согласился дракон. - Не зря говорят, что алкоголь и до гибели довести может. До моей, конечно, вряд ли, но тебя нечаянно поджарить могу. Ты, кстати, ночевать тут будешь?
   - А у меня выбора нет, - ответила девушка.
   - Хорошо. Как моему другу, я разрешаю тебе спать у меня на хвосте, чтобы ты не замерзла. Температура моего тела намного выше, чем твоего, так что тебе даже укрываться не надо будет. Но сначала спой мне колыбельную и расскажи сказку.
   - А я совсем не знаю колыбельных.
   - Ладно, я тебя научу, а ты мне споешь. Мне мама всегда пела перед сном про золотого дракона.
   Золотко запел:
  
   "Золотой дракон
   Стережет твой сон,
   Спи дитя мое, усни!
  
   В небе слышен звон,
   Золотой дракон
   К нам скорее прилети.
  
   Страха больше нет,
   После стольких лет
   Все зажглось святым огнем.
  
   Золотой дракон
   Защитит наш дом,
   Глазки, Золотко, сомкни!"
   - Красивая песенка. А кто это, золотой дракон?
   - Ну вот, хотел колыбельную и сказку послушать, а в итоге сам и песенку спел, и легенду рассказать придется про золотого дракона.
  

Легенда о золотом драконе.

   В древние времена миром правили драконы. Не было ни войн, ни насилия. Драконы были мудры и все земные проблемы решали сообща. Каждый дракон жил на своей горе, у каждого было достаточно золота. Драконы были мирными и приветливыми существами, тело их не было покрыто толстой чешуйчатой кожей, а изо рта не вырывался огонь. Это был золотой драконий век.
   Позже появились люди. Драконы наблюдали за тем, как люди постепенно осваивают этот мир, как из пещерных обитателей они превращаются в строителей огромных городов. Драконы никогда без веской причины не уничтожали живых существ и не вмешивались в ход истории, поэтому драконы не трогали и людей.
   Но люди первыми напали на драконов, потому что были жадными до золота. Страх перед драконами еще больше побуждал их расправится с нами. Они считали, если не убить драконов, драконы могут убить их. Люди объединялись в огромные войска и шли в горы на битву с драконами, которые всегда жили по одному. Несколько драконов было убито, прежде чем остальные узнали, что происходит. Они собрались на совет у самого старого и мудрого из них. Драконы попросили у него дать им защиту и оружие, чтобы сражаться с людьми.
   Старый дракон сказал, что ему нужно подумать и велел остальным прилететь через неделю и принести с собой все свое золото.
   Драконы согласились. Золото было им дорого, но что в нем толку, когда тебя уже нет в живых?
   Через неделю все снова собрались у самого старого и мудрого дракона. Они принесли с собой все свое золото и сложили в огромную кучу.
   - Я много думал о том, как нам защититься от людей. Думал, какое оружие поможет нам в борьбе с ними. Чего боятся люди? Мы плохо знаем их привычки и плохо знаем их страхи. Но есть на свете то, чего боятся все живые существа, что вселяет первобытный страх и в сердца львов и в сердца людей. Это огонь, дикая бушующая стихия, пожирающая все вокруг. Я помогу нам обрести власть над огнем и сделаю нас мощными и страшными противниками. Драконы, мы изменим свою природу и изменим ход истории. Берите свое золото и летите за мной, я приведу вас к новой жизни.
   Старый дракон взял свое золото и взлетел. Остальные последовали его примеру. Они долго летели и, наконец, достигли огромной горы. Из ее недр вырывался огонь, вся гора дрожала, а внутри клокотала расплавленная лава. Это был вулкан, и он готовился извергнуть пламя и пепел на землю.
   - Скорее! - крикнул старый дракон. - Бросайте свое золото в жерло вулкана!
   Он первый подлетел и бросил золото в лаву. Вскоре все золото драконов плавилось в огромной горной топке.
   Вожак драконов кружил прямо над центром вулкана и читал древнее заклинание, дающее власть над огнем. Его опаляли искры и пламя, вырывавшие из горы, он задыхался от дыма и пепла, но не отступал. Когда заклинание было прочитано, старый дракон вдруг сложил крылья, и камнем упал в жерло вулкана. На глазах своих собратьев он нырнул в бурлящий сплав золота и лавы. В тот же миг вулкан задрожал и изверг свою огненную ярость. Земля пылала от лавы, а небо стало черным от пепла. Но сквозь густую черноту показалось золотое сияние. Оно становилось все ярче, все больше, а когда небо немного расчистилось, все увидели парящего над горой золотого дракона. Все его тело ярко сияло и переливалось, как солнце, а из пасти вырывался огонь. Золотой дракон подлетел к каждому из своих сородичей и каждому вдохнул пламя в уста. После того, как был зажжен огонь в груди всех драконов, золотой дракон опалил их всех своим пламенем. Их тела в тот же миг покрылись толстой чешуйчатой кожей, непробиваемой как броня. Это было чудесное превращение драконов.
   Золотой дракон взмыл вверх, и раздался его громовой голос:
   - Братья мои! Теперь вы сильны и готовы к битве с любым врагом. Я подарил вам власть над самой мощной и разрушительной из стихий. Берегите этот дар! Но старайтесь сдерживать свою мощь и избегать пути разрушения. Не забывайте, кто вы на самом деле. Пусть мудрость ведет вас по жизни, а сила огня будет вам в помощь. Я же отправляюсь в неизведанные далекие земли в самые высокие горы. Но я неустанно буду следить за вами с высоты, буду оберегать наш род от бед. Помните о том, что я вам сказал. Помните этот миг перерождения.
   С этими словами золотой дракон исчез, и больше его никто не видел. Но время от времени где-то в вышине можно заметить золотое сияние. Это золотой дракон облетает землю и с высоты наблюдает за порядком.
  
   Генриетта завороженно слушала легенду. Когда Золотко закончил рассказывать, они оба какое-то время молчали. Потом Генриетта сказала:
   - Красивая легенда. А ты веришь в золотого дракона?
   - Конечно. Все драконы в него верят.
   - Знаешь, у меня все время было ощущение, что ты как будто бы читал эту историю по книге, а не просто рассказывал ее мне.
   - Эта легенда передается драконами из поколения в поколение. Мне мама несчетное количество раз ее рассказывала и точно такими же словами. Никто не поменял ни слова в этой истории. А сейчас твоя очередь. Рассказывай мне сказку.
   Генриетта подумала и рассказала дракону сказку про Золушку, которую так любила ее младшая сестра.
   - Хорошая сказка, - сказал Золотко.
   - Знаешь, моя сестра ее очень любит. Она верит, что Золушка нашла любовь в награду за свою доброту и трудолюбие.
   - А ты как думаешь?
   - А я думаю, что ей повезло. У нее была фея-крестная.
   - Знаешь, Генри-Генриетта, я больше согласен с твоей сестрой. Ей, может, и повезло, но так просто в этом мире никому не везет. Удачу тоже нужно заработать. Ну ладно, поздно уже. Давай, залазь мне на хвост и спать будем. Завтра продолжишь меня из ущелья выгонять.
  

Глава 7

   На следующее утро Генриетта открыла глаза и увидела, что Золотко пристально на нее смотрит.
   - Ну, наконец-то! - сказал он. - Я давно проснулся, но ты на моем хвосте спала, и я даже не двигался, чтобы тебя не разбудить.
   Девушка была удивлена и тронута такой заботой.
   - Какой ты добрый и милый!
   - Ой, ну давай без этих нежностей. Я уже начинаю жалеть, что вчера предложил по имени меня называть. "Господин дракон" солидно звучало.
   Генриетта засмеялась.
   - Они правда собираются войско сюда послать? - спросил дракон.
   - Говорят, что всегда этим заканчивается.
   - Это так. Значит, придется поменять свое место жительства. Опять.
   - Тебя уже войском прогоняли?
   Золотко посмотрел на нее с иронией.
   - Если я не захочу улетать, меня никаким войском отсюда не выживешь. Просто, понимаешь, не люблю я эти шум, гам, возню, все кричат, бегут, ползут, стреляют... На что надеются? Не знаю. Только всех перебьешь, опять новая толпа набежит. Как муравьи. Житья никакого от них нет. Я предпочитаю заранее место менять и жить инкогнито.
   - Куда полетишь?
   - Вернусь в соседнее королевство. Там горы высокие есть, я там жил, потом меня крестьяне заметили, и я на время в ваше королевство улетел. Мне здесь понравилось, вот и жил тут до этого несчастного случая с королевским обозом.
   - Жаль, что люди не понимают, какие вы, драконы, на самом деле.
   - Мы слишком сильные. Это инстинкт самосохранения заставляет людей бояться и поэтому ненавидеть нас. А вот у тебя этого инстинкта нет совсем. Пришла ко мне с ножичком одним, даже без доспехов! Никогда такого не видел и даже не слышал о таких случаях.
   - Так доспехи все равно не помогут.
   - Это верно,- согласился Золотко. - Знаешь, как драконы консервы заготавливают?
   Генриетта покачала головой.
   - Для того, чтобы приготовить консервы, нужно выбрать замок, напасть на него, выманить всех рыцарей наружу, полить маслом и поджарить. Все! Консервы готовы! Тушеное мясо в жестянках получается.
   Дракон задорно рассмеялся, потом посмотрел на серьезную девушку и сказал:
   - Это шутка такая. Чувства юмора у тебя совсем нет.
   Генриетта не стала возражать.
   - Давай прощаться,- сказала она. - Мне до города долго идти придется, надо выходить. С тобой, конечно, весело, но если я не вернусь, мои тетушка и сестра решат, что ты меня убил, а я не хочу их расстраивать.
   - Понятно. Могу подкинуть.
   Генриетта подумала и отказалась.
   - Боюсь, не так могут понять. Подумают, что я колдунья или с драконами заодно, тогда не награду, а путевку на костер получу.
   - И то верно. Вы, люди, такие мнительные. А что ты им скажешь? Как тебе меня выгнать удалось?
   Девушка задумалась.
   - Придумал! - воскликнул дракон. - Скажи, что я откуп попросил, мешок золота. Все довольны останутся.
   Генриетта вспомнила слова торговца рыбой и сказала:
   - Народ в проигрыше будет. С обычных людей деньги на откуп тебе собирать будут.
   Они снова задумались.
   -Придумал!- снова крикнул дракон. - Где-то в королевском замке хранится меч, которым в давние времена один рыцарь якобы убил дракона. Скажи им, пусть отдадут тот меч мне, и я улечу.
   - Я про такой меч слышала! Только историю целиком не знаю. Расскажи?
   - В давние-давние времена, - начал Золотко,- пришел к королю рыцарь и сказал, что убил дракона. Он показал окровавленный и местами оплавленный меч. Его провозгласили героем, а меч до сих пор хранится как символ человеческого мужества и силы. А я бы сказал, как символ хитрости и лжи.
   - Короткая вышла история.
   - Это не ко мне претензии, а к тому рыцарю. Если бы он сначала хоть дракона найти попытался, получилось бы длиннее.
   Золотко посмотрел вверх. Небо затягивало темными тучами, все громче слышались раскаты грома. Собиралась гроза.
   - Дождь нам на руку. Могу подбросить до города, в такую погоду никто не заметит. За лесочком высажу, там дойдешь. Хотя...,- дракон задумчиво почесал подбородок, - могу и до дворца довезти. А чтоб никто не догадался, что мы подружились, я тебя с высоты на дворцовую площадь швырну. Сломаешь пару костей, зато эффектно получится.
   - Что-то не хочется. Я лучше прогуляюсь, - улыбнулась Генриетта.
   Дракон подхватил девушку, закинул себе на спину и взлетел. Недалеко от города он приземлился, и они попрощались. Дракон вернулся к себе в ущелье дожидаться, когда Генриетта принесет ему меч, а девушка пошла во дворец.
  

Глава 8

   Генерал Арчино и король Вильгельм были очень удивлены, увидев странного молодого парня, вызвавшегося добровольцем, живым и невредимым. Никто не ожидал его возвращения. Они попросили рассказать о встрече с драконом все, не пропуская ни одной мелочи, ведь нечасто кому-либо удавалось пообщаться с человеком, видевшим это огромное чудище.
   Генриетта сказала, что дракон выслушал ее и согласился покинуть их королевство, но поставил свои условия. Он потребовал, чтобы ему отдали меч, которым в давние времена рыцарь убил его предка.
   - Меч? - удивился генерал. - Зачем ему этот меч?
   - Не знаю, дракон об этом умолчал, - ответила девушка.
   - Надо собрать совет, - сказал король. - На совете Генри повторит все, что рассказал нам, и мы решим, что предпринять.
   Совет собрали в срочном порядке. Советников у короля было много, и почти все они были люди в возрасте.
   Сначала выслушали рассказ Генриетты. Когда он был закончен, советники начали перешептываться и переглядываться.
   - Я считаю, - сказал один из них, - нельзя идти на уступки дракону. Мы всегда можем послать туда войско и выгнать дракона. Генри нужно вернуться, и в жесткой форме велеть ему убраться восвояси.
   - О, господин, - отвечала Генриетта,- я еще молод и у меня не получается выражаться так жестко, как Вы. Для осуществления Вашего мудрого плана Вам самому надо поехать к дракону.
   Воцарилась мертвая тишина.
   - Я...я не могу, - запротестовал советник. - Нужно отправить этого юношу.
   - Я настолько жестко выразил требование освободить территорию насколько мог, и насколько это позволяли обстоятельства,- сказала Генриетта, глядя в глаза советнику. -Дракон меня выслушал, не съел и согласился с одним небольшим условием. Почему же мы не можем отдать дракону меч? Почему Вы не можете поехать к дракону, если считаете, что с ним я не так разговаривал, как надо? Если Вы можете сделать это лучше, то нужно попробовать, а я сделал все, что мог.
   Генерал хитро посмотрел на Генриетту и подмигнул ей.
   - Действительно, Дагд, мальчик уже был у дракона, а если Вас не устраивают результаты, Вам и ехать в ущелье. Может, дракон побоится отравиться и не съест Вас.
   Советник стал пунцовый, как помидор, и уже собирался ответить что-то генералу, но его остановил король.
   - Вы поедете к дракону?
   - Нет, Ваше величество, но ...
   - Вы высказались, мы все поняли, у кого еще будут умные мысли?
   Советник Дагд, казалось, вот-вот лопнет от злости, но он ничего не мог сделать.
   - Я считаю, нужно понять, зачем дракону понадобился меч сэра Ланпелла, - проговорил самый старый из советников. - Может, отдав меч, мы лишимся его защиты.
   - Какой еще защиты? - спросил генерал.
   - Вы разве не знаете? Когда рыцарь Ланпелл принес меч, которым убил дракона, он сказал, что это оружие с кровью нужно сохранить. Пока этот меч хранится в нашем королевстве, ни один дракон не нападет на нас.
   - Отдав меч, мы лишим наше королевство его защиты, и драконы смогут снова нападать на нас! - поддержал старца кто-то из советников.
   Все остальные советники, казалось, тоже собирались поддержать эту глупую теорию.
   Генриетта посмотрела на генерала. Он, видимо, был единственным разумным человеком среди приближенных короля.
   Девушка решила исправить ситуацию, пока она полностью не вышла из под контроля.
   - Подождите, - сказала она. - Давайте рассуждать логически. Как часто драконы нападали на королевство до того, как некий сэр Ланпелл принес окровавленный меч?
   Никто не мог ответить на этот вопрос.
   - Видимо не часто, а скорее всего совсем не нападали,- подытожила Генриетта. - Иначе у нас сохранились бы легенды или какие-то свидетельства об этих нападениях. То есть и до появления меча в нашем королевстве было спокойно. А сейчас у нас есть этот меч, но дракон напал на королевский обоз и преспокойно посиживает в ущелье. Значит, меч не работает.
   - Но сэр Ланпелл сказал ..., - пытался возразить старый советник, но его прервали.
   - Нам нужны факты, а не кто что сказал, - резко возразил генерал. - Продолжай, Генри.
   Генриетта, ободренная поддержкой генерала Арчино, стала рассуждать дальше:
   - Теперь давайте вернемся к нашей сегодняшней проблеме. Если мы отдадим меч, даже и волшебный, дракон улетит, а когда-нибудь на наше королевство сможет напасть другой дракон. Как показывает история, происходит это нечасто. А вот если мы меч не отдадим, нам придется с драконом воевать, и даже в случае победы наше королевство понесет огромные убытки. И победа эта будет стоить нам больших человеческих жертв.
   - Генри разумно говорит, - одобрил король.
   Советникам было неприятно, что король больше прислушивается к какому-то бедному мальчишке, но они не знали, что придумать.
   - Если на нас потом нападут драконы, разбираться с ними мы отправим Генри,- прошипел, наконец, советник Дагд.
   - Я согласен, - ответила Генриетта, глядя ему прямо в глаза.
   Советникам ничего не оставалось делать, как согласиться отдать меч.
   "Убедить этих титулованных баранов оказалось труднее, чем дракона", - подумала девушка.
   Через несколько минут они с генералом уже шли по длинным коридорам в тайник, где хранился меч сэра Ланпелла. В тайнике было много ящиков, коробок, корзин с разными вещами. У каждой из них была своя история, иначе они сюда бы не попали. Посреди комнаты стоял стол, к которому направился генерал. Генриетта увидела там меч, лежавший на подушке из красного сукна без ножен.
   Генерал взял меч, осмотрел его и отдал девушке.
   Генриетта взяла в руки оружие, из-за которого она так долго спорила с советниками короля. Меч как меч. В некоторых местах он был немного оплавлен, лезвие было в чем-то, похожем на засохшую кровь, и почти полностью покрыто ржавчиной.
   "Да уж, волшебное оружие, ничего не скажешь!" - подумала девушка.
   Генерал, как будто прочитав ее мысли, сказал:
   - Эту штуку давно надо на помойку выбросить. Ума не приложу, зачем он дракону понадобился.
   Генриетта пожала плечами:
   - Зато советники не хотели расставаться с ним.
   - Эта толпа трусливых, глупых и жадных стервятников? - генерал грустно усмехнулся. - Они ничего не понимают. Я не могу представить, что дракон настолько же туп, как они.
   Генриетта улыбнулась.
   - Генерал Арчино, спасибо Вам, что поддержали меня.
   - Не за что. Я рад, что тут появился хоть один разумный человек.
   Генерал проводил Генриетту обратно в тронный зал. Королю тоже хотелось взглянуть на легендарный меч, но, увидев его, он был крайне разочарован.
   - Это он? Из-за ржавой железяки столько споров? Генри, забери его, передай дракону и пусть летит подальше от нас. Но в путь отправишься завтра, а сегодня отдохни, для тебя уже приготовили комнату.
   Генриетта поблагодарила короля. Генерал проводил её на королевскую кухню, где они вместе поужинали, а потом отвел в комнату, которая была небольшой, но очень уютной.
   - Отдыхай, - сказал генерал на прощание. - Завтра снова в дорогу. Утром я зайду за тобой. Приятных снов, Генри.
  

Глава 9

  
   На следующий день Генриетта проснулась очень рано. Только она успела умыться, одеться и спрятать свои длинные, растрепавшиеся волосы, как в дверь постучали.
   Генерал Арчино, верный своему обещанию, пришел за ней. Он поинтересовался, хорошо ли гостю спалось, а потом проводил добровольца до ворот. Там уже ждала лошадь. Генриетте не часто приходилось ездить верхом. Честно говоря, она давным-давно не упражнялась в верховой езде, но, желая произвести впечатление на немногочисленных зрителей, постаралась лихо вскочить в седло, и чуть не выпала обратно. Впечатление своим трюком она, безусловно, произвела, да только не то, на которое рассчитывала. Генерал Арчино, подавив смешок, подал ей сумку, в которой лежал завернутый в сукно меч, и пожелал удачи. Генриетта поблагодарила его за все и хотела стегнуть лошадь, чтобы галопом ускакать на встречу с драконом, как бравый герой, но вовремя одумалась. Она дернула поводья, и ее лихой скакун неторопливо поплелся по дороге.
   "Хоть из седла не выпала и то хорошо",- утешала она сама себя.
   Королевские слуги, пришедшие посмотреть на добровольца, проводили ее взглядом, а потом отправились по делам. Поварята еще какое-то время посмеивались над незадачливым ездоком, но вскоре все это забылось в обычной суматохе рабочего дня.
   К вечеру Генриетта наконец-то добралась до ущелья. Она спешилась и привязала лошадь. По собственному опыту она уже знала, что животное испугается и постарается убежать, а возвращаться в город пешком или верхом на драконе ей не хотелось.
   Сама она без страха пошла вперед, напевая под нос песенку. Скоро она увидела Золотко. Он, как и в прошлый раз, разглядывал ее сверху.
   - Принесла ли ты то, что я просил? - громким голосом спросил дракон.
   - Господин дракон, вот меч, о котором Вы говорили, - Генриетта достала его из сумки и показала дракону.
   Золотко сполз в ущелье и приблизился к ней.
   - Фу, гадость какая! - сказал он. Потом потянул носом воздух около меча и заявил: Я же говорил, вранье все это. Тут козья кровь, а не драконья. К тому же огонь дракона расплавил бы этот меч совсем, а его вон как аккуратненько по краям подплавили.
   - Неужели? Совсем бы расплавил?
   - Положи меч на камни и отойди подальше, - велел дракон.
   Генриетта так и сделала. Золотко дыхнул пламенем, и на камнях осталась расплавленная лужа металла.
   - Вот и легендарный меч! - воскликнула Генриетта. - А знал бы ты, каких трудов мне стоило уговорить свору советников отдать его тебе.
   - Бюрократия! Даже ржавую железяку отдать не могут! А тебе теперь придется каждый день с ними дело иметь.
   Золотко посмотрел на девушку и сказал:
   - Кстати, Генри-Генриетта, не слишком ли у тебя шикарная коса для молодого парня?
   - Ох, я про нее почти забыла! Я все время ее прячу.
   - Сейчас от того, раскусят тебя или нет, зависит твоя репутация, а может даже и жизнь. Лучше тут отрежь, пока никто не видит.
   - Ты прав, - сказала Генриетта, достала ножик, которым обычно резала хлеб, и перерезала им косу.
   Она держала косу в руках и думала, что отрезала не волосы, а возможность жить другой жизнью. Она и раньше думала постричься, но мать была против. Матильда хотела выдать дочь замуж, а как же без волос? Теперь родителей не было, и нужно было выбирать, какой дорогой идти. Назад пути нет.
   Золотко как будто понял, о чем она думает.
   - Жалеешь, что не сможешь как другие девушки на бал в платье и с прической пойти?
   Генриетта тряхнула головой.
   - Знаешь, Золотко, моя коса дает не только возможность пойти на бал, но и возможность пойти на виселицу за обман. Ты прав, если кто-нибудь бы увидел меня с такой шевелюрой, все было бы напрасно. Давай сожжем и ее.
   Генриетта положила косу туда, где когда-то лежал легендарный меч, и от огня волосы мгновенно обратились в пепел.
   - Спой мне еще раз песенку про золотого дракона, попросила Генриетта. - Хочу ее запомнить и спеть сестре. Ей понравится.
   Золотко спел песню, потом они немного помолчали и пришла пора расставаться.
   - Куда ты улетишь? - спросила девушка. - Как тебя найти, если мне понадобится твоя помощь?
   - Я буду на самой высокой горе в соседнем королевстве. Если пойдешь ко мне, пой песенку про золотого дракона, я пойму, что это ты. Обычно я прячусь от людей.
   - Хорошо, спасибо тебе, Золотко! Если я буду нужна тебе, ты знаешь, где меня найти.
   Она обняла дракона на прощанье и пошла туда, где оставила свою лошадь. Она не оглядывалась, но почувствовала движение воздуха от крыльев дракона. Золотко сдержал свое слово и покидал ущелье.
   За изгнание дракона король наградил Генриетту мешочком золота и предложил остаться во дворце в качестве королевского советника. Девушка, конечно, согласилась, ведь именно на это она и рассчитывала.
   Генерал провел ее по дворцу, рассказал, когда обычно проходят совещания и где что находится.
   - Кстати, - сказал он, - пока тебя не было, король созывал совещание по поводу того, какое вознаграждение тебе дать.
   - Это из-за такой-то мелочи? - усмехнулась Генриетта, взвешивая в руке мешочек с золотом, подаренный королем.
   - Не удивляйся, совещания здесь проходят и по гораздо менее значительным поводам. Завтра будет собрание по поводу бала. Тебя со всеми познакомят, но эти знакомства ничего тебе не дадут. А пока у тебя есть свободное время. Можешь выйти в город, если хочешь.
   - Да, мне нужно предупредить родственников, что жить я с этого момента буду тут, во дворце.
   - Тогда иди,- кивнул генерал.
  

Глава 10

   Тетя Эн сидела на рынке на своем обычном месте. С тех пор, как Генриетта вызвалась добровольцем, тетушка каждый день приезжала в город. Весь рынок знал, что Генри ушел прогонять дракона, но никто не расспрашивал тетушку об этом. По одному виду бедной женщины было понятно, что у нее нет никаких вестей. Перед тетушкой лежала всего пара воротников. Она приезжала на рынок не для торговли, а чтобы дождаться вестей о своей племяннице. Под прилавком у нее был приготовлен черный кружевной платок, связанный втайне от Клариссы, которая даже заикаться о трауре не позволяла. Она всем сердцем верила в сестру, а вот тетушка уже не надеялась увидеть свою племянницу живой. Рядом с черным платком лежали чудесный белый кружевной воротничок и манжеты. Их сделала Кларисса и велела отдать сестре, когда та вернется.
   Тетушка сидела с печальным лицом и разглядывала черные кружева. Она даже не подняла голову, когда услышала шум и веселые крики торговцев. Наконец, до ее слуха донеслось имя "Генри". Тетя Эн подняла глаза, и слезы побежали по ее щекам.
   - Девочка моя, - прошептала она.
   Никто, кроме Генриетты, не расслышал слов пожилой торговки.
   - Я вернулся, тетушка, - крикнула девушка, чтобы привести тетю в чувства.- Что же ты плачешь?
   Тетя Эн уже пришла в себя и поняла свою ошибку. Она выбежала из-за прилавка и крепко прижала племянницу к себе.
   - Генри, Генри, ты вернулся,- повторяла она. - Как же так? А что дракон?
   - А дракон, тетушка, улетел,- громко сказала Генриетта, чтобы остальные торговцы тоже ее слышали. - Но история очень длинная, не могу сейчас рассказать, времени нет. Давай за прилавок зайдем, подальше от чужих глаз.
   Они сели рядом, и Генриетта продолжала уже шепотом:
   - Тетушка, я остаюсь во дворце королевским советником. Домой приеду, как только смогу. Вы занимайтесь своими делами, как и раньше, а когда будете приезжать в город, передавайте во дворец для меня записку с королевскими слугами, покупающими еду для короля. Я постараюсь прийти, чтобы повидаться с Вами. Клариссу обнимите и поцелуйте от меня. А пока вот, купите себе и ей гостинцев, - Генриетта протянула тете мешочек с золотом.
   Тетушка заглянула в него и покачала головой.
   - Зачем нам двоим столько денег? Ты бы себе оставила, тебе и одежду новую купить надо, и обустроиться на новом месте. А мы как-нибудь проживем.
   - Тетушка, я не хочу, чтобы Вы с Клариссой жили как-нибудь. Берите-берите, дом родительский отремонтируете, я уверена, Вы придумаете, как правильно распорядиться этими деньгами. А мне хватит.
   Генриетта достала из кармана горсть золотых монет, которые предварительно отложила на свои нужды.
   Тетушка приблизилась к ней вплотную и прошептала:
   - Девочка моя, а вдруг кто догадается? Что же тогда? Я бы с радостью отдала все это золото и вернула нашу прежнюю жизнь, только бы тебе ничего не угрожало.
   Генриетта обняла ее и прошептала в ответ:
   - Та жизнь мне наскучила, тетушка. И о Вас с сестрой мне позаботиться хочется, но это не все. Я хочу приносить пользу людям, для народа жизнь улучшить. Не волнуйтесь за меня, никто ни о чем не догадается.
   Девушка сняла шляпу, и тетушка ахнула, увидев новую прическу.
   - Ох, чуть не забыла! - воскликнула тетя Эн. - Кларисса просила тебе передать!
   С этими словами тетушка протянула воротничок и манжеты.
   - Какие они красивые! - восхитилась Генриетта. - Завтра же на совещание надену их. Тетушка, мне нужно возвращаться во дворец. Вам тоже пора уже собираться домой. Но подождите минутку, я кое-что куплю для вашего ужина.
   С этими словами она направилась к лавке старого торговца рыбой.
   Старик очень обрадовался, увидев Генри живым и невредимым.
   - Как хорошо, что ты вернулся! А я себя, старого дурака, ругал на чем свет стоит, что тебе, Генри, про дракона рассказал и надоумил добровольцем вызваться. Хотел уж и тетке твоей покаяться, что я во всем виноват. Но решил сегодня до вечера подождать. А тут ты! Так, значит, справился с драконом?
   - Справился, - улыбнулась Генриетта. - Дракон очень разумный и рассудительный попался. Только Вы никому не говорите.
   - Не скажу. Мне и некому. На рынок вернешься или во дворец пригласили работать?
   - Королевским советником буду. Я знаю, какие у народа проблемы, постараюсь простым людям помочь, жизнь облегчить. От богачей не убудет!
   - Ох, Генри! Богачи каждой копейкой не меньше дорожат, чем нищие. Они привыкли к роскоши, а привычка - вторая натура. Ты с их деньгами поосторожней, а то недолго тебе советником быть.
   - Что же тогда делать?
   - Заведи себе друзей, соратников, которые тебя поддержат. Против всех нельзя идти, у тебя ни сил пока не хватит, ни денег, ни власти. И королевскую казну не трогай. Если казне короля ничего угрожать не будет, он может тебя поддержать. Ему-то все равно у кого из подданных деньги брать, у богатых или у бедных. Главное - спокойствие в королевстве.
   - Спасибо! Вы всегда можете ценный совет дать. А теперь дайте мне, пожалуйста, самую хорошую рыбу.
   Старик выбрал самую свежую и большую рыбину и дал Генриетте. Она положила в ладонь старика два золотых.
   - Генри, это слишком много!
   - За рыбу - может и много, но если ваши советы учесть, так я еще и должен останусь.
   Генриетта отнесла покупку своей тетушке и попрощалась с ней. Потом она зашла к портным и заказала новый костюм.
   Поздно вечером Генриетта вернулась во дворец в свою комнату и легла спать.
   "Завтра начнется новая жизнь", - подумала она и уснула.
  

Глава 11

   На совещание собрались те же советники, что и в прошлый раз. Но сейчас все изменилось. Тогда Генриетта была просто отчаянным простолюдином - добровольцем, ее ни с кем не знакомили, мнение никто не спрашивал, хотя она его все-таки высказала. А сейчас она стала королевским советником. В новом костюме с чудесным кружевным воротничком Генриетта была совсем не похожа на простолюдина.
   Король Вильгельм начал совещание с того, что представил ее всем присутствующим, а ей представил своих советников. Все ей любезно улыбались, но Генриетта поняла, что у нее уже появились тут враги. Она вспомнила совет торговца и решила вести себя осторожно.
   Король объявил, что на повестку дня ставится вопрос о подготовке к балу и передал слово самому расфуфыренному советнику.
   Уфиций был здесь одним из самых молодых. У него был новомодный костюм, парик, напудренное лицо и чересчур изящные манеры. Он был назначен ответственным за бал.
   Из его объяснений Генриетта поняла, что скоро состоится пышное празднество, на которое были приглашены главы соседних королевств. Именно поэтому балу уделялось такое значение. Королю очень не хотелось ударить в грязь лицом. Закупалось огромное количество продуктов, украшались залы, приглашались самые известные музыканты, певцы, танцовщицы. Был приглашен даже какой-то маг, но единственное, на что он был способен, - это показывать фокусы.
   В общем, бал планировался грандиозный. И главной его задачей было утереть носы зарубежным гостям. Денег на это дело король не жалел, но и оставаться ни с чем ему тоже не хотелось. Поэтому постепенно совещание подошло к вопросу: а где взять еще денег?
   Советники показали поразительное единодушие, когда почти хором предложили ввести новый налог для народа. Ну, конечно, не отказываться же от лишних килограммов икры или от нескольких десятков живых роз!
   Тут Генриетта забыла о всякой осторожности, и если до этого момента она только слушала, что говорили другие, то тут промолчать просто не могла.
   - Ваше Величество!- громко сказала она. - Этот бал имеет для нашего королевства огромное значение. Мы должны поддержать престиж отечества, сохранить свое лицо перед зарубежными державами. Но брать деньги у народа сейчас очень опасно. Я сам недавно жил среди обычных людей и знаю, о чем говорю. Видите ли, Ваше Величество, год был не очень урожайным, народу живется довольно туго. Есть голодающие, бездомные, больные, безработные. Когда люди доходят до точки, им ничего не страшно, потому что им нечего терять. Пока таких немного, но после введения нового налога, еще больше окажется в нищете. Вы же не хотите, чтобы во время бала на дворец напала толпа голодных оборванцев? А это вполне может случиться, ведь все будут знать, что здесь полно еды и богатств.
   - О Боже, что же делать? - воскликнул король.
   - Что за чушь! - советник Дагд встал со своего места. - Пусть и нападут, у нас отличная охрана! Мы мигом перебьем этих мятежников. Они пойдут на верную смерть.
   - Я с Вами согласен,- ответила Генриетта.- Но у этих людей небольшой выбор: мучительная смерть от голода или смерть от меча. А в последнем случае у них будет надежда на спасение, поэтому мысль о возможной смерти их не остановит. Охрана их, конечно, перебьет. НО! - она сделала театральную паузу. - Праздник будет испорчен. Такой позор нам не залить самым дорогим шампанским. Приглашенные короли навсегда запомнят наш провал.
   Генриетта видела, что добилась своего: у короля был очень испуганный вид. Советники перешептывались между собой.
   - Но что же делать? - спросил, наконец, король.
   - Я не знаю, - пожала плечами Генриетта. - Я думаю, надо посчитать, сколько денег нам нужно. Зная точную сумму, придумаем, где найти деньги.
   - Тогда приказываю Уфицию и королевскому казначею составить смету и подсчитать расходы на бал. Совещание откладывается до завтра, а сейчас можно немного повеселиться.
   Король хлопнул в ладоши три раза, и в зал вбежали карлики. Они были одеты в шутовские платья, а один из них был в маске дракона.
   Карлик-дракон подбежал к Генриетте и начал скакать вокруг нее, размахивая ярко-красными бумажными крыльями. В руках у него были горящие факелы, и, когда он дул на них, огонь вырывался далеко вперед. Он оббежал всю залу и снова вернулся к Генриетте. Ей не понравилась эта шутовская постановка ее встречи с драконом, и она придумала, что делать. Она взяла кувшин с водой, стоявший неподалеку на подоконнике и спрятала за спиной. Когда карликовый дракон приблизился к ней и поднес факел к губам, собираясь пыхнуть пламенем, она плеснула на него из кувшина и воскликнула:
   - Вот тебе, дракон! Не захотел улететь, как договаривались, захлебнись водой и собственной яростью. А кувшин можно хранить вместо меча сэра Ланпелла. Это будет кувшин Генри, ведь с его помощью я только что одержал победу над драконом.
   Все присутствующие рты раскрыли от наглости нового советника, но король громко засмеялся и захлопал в ладоши. Вскоре все последовали его примеру.
   - Очень находчиво и уморительно! - сказал король, все еще смеясь. - Шуты, заберите кувшин Генри и найдите ему достойное место.
   Карлики, изображая великое почтение, приблизились к Генриетте и забрали кувшин из ее рук. Подняв его высоко над своими головами, они удалились. Карлик-дракон погрозил своему обидчику кулаком и поплелся следом за остальными.
   - Браво! Браво! - советники хлопали в ладоши, а Генриетта им поклонилась.
   На этом совещание закончилось, и все разошлись.
   Вечером девушка сидела в своей комнате и думала, где же взять деньги на бал, как вдруг раздался громкий настойчивый стук.
   - Войдите, - сказала она.
   Дверь отворилась, и в комнату проскользнул карлик. Он был без грима, маски и в обычной одежде, но девушка узнала в нем дракона, которого облила водой.
   - Добрый вечер! Я пришел познакомиться с Вами. Меня зовут Карл.
   - Генри.
   - Я вижу в Ваших глазах недоумение, но позвольте, я все объясню. Я один из самых приближенных слуг короля. Пусть я не участвую в совещаниях, но я тоже имею голос. На меня произвело большое впечатление, когда я узнал, что из народа вызвался доброволец, чтобы изгнать дракона. Но Ваш сегодняшний поступок, пожалуй, не менее храбрый и достойный.
   - То, что я плеснул Вам в лицо водой? Это нисколько не храбро..., - пожала плечами Генриетта.
   - Нет, я о том, что Вы заступились за народ. Тут никто не думает о простых людях. Мне это очень понравилось, я сам был почти нищим. Я хочу помочь Вам.
   - Чем Вы можете мне помочь? - удивилась девушка. - Не обижайтесь, но ведь Вы - просто шут.
   - Я не обижаюсь, но в моих руках находится довольно сильное оружие. Боязнь показаться смешным - слабая сторона сильных мира сего. Чем солиднее человек, тем больше он боится, что над ним посмеются. Иногда страх стать посмешищем заставляет людей делать вещи, на которые они казались не способны.
   Генриетта подумала, и пришла к выводу, что карлик прав.
   - Как Вы планируете найти деньги на бал? Что Вы предложите королю? - спросил шут.
   - А почему Вы решили, что я хочу что-то предложить?
   - Генри, я знаю, что у Вас есть план. Не бойтесь, расскажите мне. Я предлагаю Вам свою дружбу.
   Генриетта подумала и согласилась. Они долго разговаривали и продумали все до мелочей.
   На следующее утро в тронном зале собралось несколько больше народа: кроме советников тут присутствовали и шуты. Король заявил, что так веселее и лучше будет думаться. Карлики дурачились, живо реагировали на все новости и предложения, осмеивали и освистывали тех, кто им не нравился. Уфиций и казначей подготовили смету для бала. Ох, и длинным был список расходов! Итоговая сумма получилась очень впечатляющей.
   - Что ж, - начал король, вот мы и подсчитали расходы на бал. Теперь нужно придумать, откуда эти деньги взять. Какие будут предложения, мои мудрые советники?
   Предложения от мудрых советников поступали самые разные, по глупости одно лучше другого. Кто-то предлагал развязать войну, быстро захватить новые земли и получить выкуп за их освобождение, кто-то предлагал с помощью мага искать древние клады, кто-то - взять у народа, ну а кто-то додумался даже сделать вход на бал платным. Генриетта ничего пока не говорила. Она молча выслушивала эти предложения и их опровержения. Генерал сразу заявил, что война - это дело затратное, а не доходное, и на нее у королевства нет ни денег, ни сил. Идея о магах и кладах была почти всеми осмеяна, ведь и те, и другие здесь давно перевелись. Про народ сам король высказался против, он очень боялся восстаний и мятежей, особенно во время бала. Наконец, начали обсуждать предложение сделать платным вход. Изначально это означало брать плату с приезжих королей, и идея эта, несомненно, также была обречена на провал, но Генриетта всех опередила.
   - Неплохая идея, - сказала она, и на лицах большинства присутствующих можно было прочитать изумление, - просто не совсем верная. Мы не можем брать плату с приезжих королей, иначе рискуем остаться без гостей, и репутацию нашу это тоже испортит. Но Вы, - она посмотрела на советника, который предложил плату за вход, - верно заметили, что платить за бал должен тот, кто на этом балу будет развлекаться. Я Вас поддержу! Я, как и Вы, хочу пожертвовать свои сбережения в пользу бала! У меня их не много, но я отдам все! Вот, держите!
   С этими словами она достала из кармана мешочек, в котором были все ее оставшиеся сбережения, и отдала его казначею. Все смотрели на нее с открытыми ртами.
   Карлики, которые все предыдущие предложения поднимали на смех, и карикатурно изображали то войну, то мага, ищущего клад, громко зааплодировали, но не Генриетте, а советнику, заикнувшемуся про платный вход. Они подбежали к нему и с почтением подвели, точнее, подтащили к казначею, и советник сам не заметил, как отдал свой мешок, туго набитый золотом. Снова раздались аплодисменты и похвалы, а карлики уже тащили следующего советника. Никто не успел опомниться, как все присутствующие пожертвовали свои мешочки на бал. Дагд, самый хитрый и жадный из присутствующих, пытался возражать, но карлики подняли шум, а из советников его тоже никто не поддержал, ведь все уже лишились своего золота, и он ничего не мог поделать. Он бросил свой кошелек казначею и с ненавистью посмотрел на Генриетту и незадачливого советника.
   Король был крайне удивлен, но и обрадован. Когда казначей пересчитал все эти добровольные пожертвования, оказалось, что нужная сумма была почти собрана.
   - О, мои верные подданные! - король чуть не плакал от умиления.- Вы настоящие патриоты! Я так благодарен Вам за такой благородный поступок! Остаток суммы возьмем из казны, это не страшно. Я всех Вас награжу почетными грамотами!
   Советники чувствовали, что остались в дураках, но не хотели в этом признаваться. Они пытались изображать радость, но их натянутые улыбки выдавали недоумение и сожаление об отданных деньгах.
   После окончания совещания советник Дагд догнал Генриетту в коридоре.
   - Ты,- прошипел он,- это все ты подстроил!
   - О чем это Вы? - Генриетта в недоумении подняла брови. - Это была даже не моя идея! Я просто ее поддержал.
   - Я вижу, какую игру ты ведешь. Меня не обманет какой-то простолюдин. Не знаю, как у тебя это получилось, но знай, в следующий раз подобные фокусы тебе с рук не сойдут!
   С этими словами Дагд развернулся на каблуках и быстро пошел прочь.
   Генриетта посмотрела ему в след, пожала плечами и направилась к себе в комнату. По пути она обогнала группу советников, которые хвалились друг перед другом своей щедростью и каждый говорил, что сам хотел предложить пожертвовать деньги.
   "Ага, конечно. Так бы и пожертвовали!"- думала девушкаа, смеясь.
   Вечером к ней пришел Карл. Он принес бутылку дорогого вина.
   - Нужно отметить нашу маленькую победу, о которой никто не знает, - сказал он.
   Генриетта согласилась.
   - А интересно, этот толстяк сам додумался предложить плату за вход или его кто надоумил? - спросила она.
   Карл ухмыльнулся.
   - Сегодня я встретил его рано утром, сделал ему пару комплиментов, он разговорился, пожаловался, что не может ничего придумать насчет денег. А я ему и говорю: "Когда я в трактире работал, мы туда иногда танцовщиц или факиров приглашали. Так чтобы эти мероприятия окупались, вход в трактир хозяева платным делали". Вот он и сказал про платный вход на бал. Да ведь еще и наверняка решил, что сам до этого додумался. Люди часто выдают чужие идеи за свои, даже и не подозревая об этом.
   - Спасибо! Я бы один не справился. Меня бы никто не поддержал и не пожертвовал бы денег на бал.
   - Я же обещал помочь. Этих туповатых и жадных советников нетрудно ввести в состояние шока, а потом надо сразу их хватать и ощипывать, как гусаков. Главное быстро, чтобы опомниться не успели. А когда дело уже сделано, они сами радость изображают. Никому не хочется дураком выглядеть, чтобы над ним смеялись, проще сказать, что сам так и хотел поступить.
   - Дагд все понял. Почти все. Он мне после совещания угрожал.
   - С ним осторожнее будь. Этот жмот за золото на все готов пойти. Но пока его бояться не стоит. А лицо-то у него какое было! - карлик залился смехом. - Я думал, глаза лопнут от злости и зубы в порошок сотрутся, так он ими скрежетал!
   Заговорщики весело рассмеялись.
   Так началась новая жизнь Генриетты в качестве королевского советника.
  

Глава 12

   Время пролетало быстро. Почти каждый день устраивались совещания даже по самым незначительным поводам. Основной темой для обсуждения был, конечно, бал. Кого пригласить, что есть, что пить, как одеться, как украсить залы и сад, где разместить гостей, чем развлечь и много-много других вопросов.
   Однажды Уфиций сказал:
   - Мы пригласили на бал огромное количество зарубежных гостей. Я узнал, что все представители других стран будут иметь отличительные знаки. Так у гостей с юга в костюмах и прическах будут цветы, у гостей с севера - меха, гости с востока будут увешаны золотом и драгоценностями. Нам тоже нужно придумать что-то, чтобы отличаться от всех.
   Разгорелись жаркие споры. Кто-то предлагал шляпы, другие - парики, третьи - накидки и шпаги, четвертые - шелка, пятые - костюмы одного для всех цвета. Но все это было совсем не то.
   Генриетта сидела на своем месте, не ввязываясь в спор, и как бы невзначай поправляла кружевной воротник и манжеты, подаренные Клариссой. Уфиций был очень внимательным и сразу обратил на это внимание. Он присмотрелся к узору и был восхищен изяществом кружева.
   - Генри, - воскликнул он, - где ты купил такой чудный воротник? Я никогда не видел кружева тоньше.
   - У меня есть знакомая торговка кружевом. Она и ее работницы делают самые красивые воротники, манжеты и платки.
   - У меня возникла гениальная мысль! - Уфиций от радости даже хлопнул в ладоши.- Я предлагаю всем нам украсить свои костюмы чудесными кружевными воротничками и манжетами. Тем самым мы покажем, что у нас цивилизованная страна. Мы не просто повесим на себя звериные шкурки или цветочки, как эти дикари с севера и юга, и не нацепим десятки золотых цепей, как хвастуны с востока, мы оденемся красиво и со вкусом.
   - Дайте мне скорее посмотреть этот воротничок! - воскликнул король.
   Он тоже пришел в восторг от кружева и согласился с Уфицием.
   - Генри, приказываю тебе как можно скорее найти эту торговку и купить у нее столько воротничков, чтобы хватило всем, - приказал король. - Это дело государственной важности!
   Генриетта поклонилась и сказала, что для нее честь исполнить это важное поручение.
   Она была очень рада, что кружево Клариссы так высоко оценили при дворе и наконец-то появился повод навестить тетушку и сестру. Она сказала королю, что торговка живет далеко за городом. Ей предоставили лошадь и отпустили на несколько дней. Но Генриетта не хотела приезжать к сестре без подарка. Она долго ломала голову над тем, что подарить, потом хлопнула себя ладонью по лбу и вскочила.
   - И как я сразу об этом не подумала! Это будет лучший подарок.
   Она отправилась к Уфицию и попросила у него приглашение на бал для своей знакомой, но тот ответил, что на балу будут только представители высшего света, поэтому простолюдинам там не место. Генриетта заверила его, что новая знакомая - представительница знатного рода, и получила приглашение. На самом деле Кларисса была так хорошо образована и имела такие изящные манеры, что никто никогда не догадался бы, что она дочь обычного деревенского мастера.
   Потом Генриетта пошла к портным и велела им сшить платье, голубое, как небо. Она сама выбрала ткань, кружево, шелковые цветы для украшения. Вскоре платье было готово. Оно было прекрасно! Вот наряд для настоящей принцессы.
   Генриетта взяла свой подарок и отправилась в родную деревню.
   Была уже ночь, когда она постучала в дверь старого дома, в котором выросла. Боже, как же сильно она, оказывается, соскучилась по сестре, тетушке, по этим шорохам и запахам, по непростой, но милой сердцу деревенской жизни.
   - Кто там? - раздался голос тети Эн.
   - Тетушка, открывайте, - крикнула Генриетта.
   - О, Господи! Сейчас, милая, сейчас.
   Тетушка открыла дверь и обняла племянницу, как только та переступила через порог.
   - Проходи на кухню, чайку попьем. Твоя сестра уже спит давно.
   Тетушка поставила чайник, и они сели за столом на кухне. Генриетта еще не успела ничего сказать, как в дверях появилась Кларисса. Поверх ее ночной рубашки была накинута длинная шаль. Увидев сестру, она бросилась к ней и крепко-крепко ее обняла.
   - О, как я рада! Я так по тебе соскучилась! У меня предчувствие было, что ты приедешь. Я даже толком и не спала, все ворочалась, а потом услышала, как тетушка встала.
   Генриетта рассмеялась.
   - Я тоже очень-очень по вас соскучилась. Я часто вспоминаю, как мы вместе жили. Счастливые были времена!
   - Как у тебя дела? Что ты во дворце делаешь? А историю про дракона расскажешь?- Клариссе не терпелось узнать все.
   - Подожди с расспросами, дорогая, сначала, Генриетта скажи, насколько к нам приехала и по делу или просто в гости? - спросила рассудительная тетушка.
   - Я к вам на пару дней. За это время все успею рассказать. Давно хотела вас навестить, но не получалось, а тут дело как раз возникло. Так что я к вам с предложением от короля приехала.
   - Ох, никогда не слышала, чтобы короли обычным людям что-нибудь предлагали. Приказывают, повелевают, заставляют, это да, - покачала головой тетушка. - Ну, говори, что там за предложение.
   - Скоро во дворце большой бал состоится, и у всех подданных короля на нем должны быть кружевные воротнички и манжеты.
   - Как здорово! - воскликнула Кларисса.
   - Да чего ж хорошего? - всплеснула руками тетя Эн. - Это ж столько работы, мы никак не успеем!
   - Успеете, тетушка, - сказала Генриетта. - У вас наверняка есть готовые кружева, а остальное сплетете. Король хорошо заплатит, вы можете работниц нанять. У нас в деревне рукодельниц немало.
   - Если помощниц нанять, то успеем, - кивнула тетушка. - А что за бал будет?
   - Планируется грандиозный праздник, на который много зарубежных гостей приглашено, в том числе и короли. У меня, кстати, подарок есть для тебя, Кларисса.
   Генриетта протянула сестре конверт и большой сверток.
   Кларисса раскрыла конверт и достала приглашение. Прочитав, она чуть не запрыгала от радости и сразу бросилась обнимать и целовать сестру.
   - Да это не все еще! - смеялась Генриетта.
   Кларисса развернула сверток и замерла, увидев платье.
   - Что стоишь? Примеряй скорее! Мы хотим на тебя посмотреть! - воскликнула тетушка.
   Кларисса не заставила долго упрашивать себя надеть платье. Когда она вернулась, то выглядела, как настоящая принцесса. Она даже сделала реверанс.
   - Чудесно, просто чудесно! - повторяла тетушка. - Ты похожа на Золушку.
   - Точно, - засмеялась Генриетта. - Только в полночь в одной туфельке домой бежать не надо будет.
   - Спасибо тебе! - Кларисса еще раз обняла сестру.
   Генриетта осторожно ее отстранила и, улыбаясь, сказала:
   - Осторожнее, не помни платье.
   Кларисса переоделась в свой домашний наряд, тетушка сделала чай, и они просидели на кухне до рассвета. Столько хотелось рассказать, столько накопилось разных историй! Одной ночи было явно недостаточно.
   - Так, барышни, - сказала, зевая, тетушка, - а ну бегом спать! У вас еще будет пара дней, чтобы наболтаться.
   Девушки согласились и разошлись по спальням. Генриетта уснула, едва ее голова коснулась подушки.
   На следующий день она проснулась только к обеду. Тетушка и Кларисса уже давно встали. Кларисса занялась воротничками, а тетя Эн пошла искать помощниц для плетения кружева. Деревня была небольшая, все знали друг друга в лицо, и про каждого было известно, кто к чему пригоден. Вот тетушка и решила навестить девушек, которые славились своим рукоделием и проверить, правдивые ли про них ходят слухи.
   Генриетта, пока тетки не было дома, рассказала Клариссе про дракона и даже спела песенку, которой он ее научил. Она просила сестру сохранить эту историю в тайне, и та обещала никому не говорить про Золотко.
   Они разговаривали и не могли наговориться. Генриетта хотела помочь сестре в плетении кружева, но у нее ничего не получалось.
   К вечеру пришла тетушка. Она сказала, что договорилась с тремя девушками, и завтра утром они придут им помогать.
   Следующий день пролетел незаметно. Пришла пора прощаться.
   Тетушка пообещала, что за два дня до бала она привезет воротнички и манжеты во дворец. Генриетта научила ее, к кому лучше обратиться, как торговаться и какую сумму можно получить.
   Наутро она отправилась во дворец. Там ее ждали ежедневные совещания, вечерние беседы с карликом и другие дворцовые дела. Чем ближе приближался день бала, тем более нервным и несобранным становился король. Советники тоже переживали.
   "Дракона так не боялись, как этого бала",- думала Генриетта.
   И вот до назначенной даты осталось всего несколько дней.
   Во дворец начали прибывать зарубежные гости, повара и слуги носились как угорелые, Уфиций каждый день, бегал туда и сюда, проверяя, все ли подготовлено. В общем, суматоха стояла неописуемая.
   Тетушка, как и обещала, за два дня до праздника привезла кружевные воротнички и манжеты, которые продала Уфицию с большой выгодой для себя, ведь тот совсем не умел торговаться, да и времени на это у него не было. Генриетта смогла выйти к тете всего на пару минут. Она попросила ее привезти Клариссу утром в день бала к дворцовым воротам. На этом они расстались.
  

Глава 13

   Наконец, долгожданный день наступил.
   Утром перед дворцовыми воротами скопилась огромная толпа людей. Слуги сновали туда-сюда, торговцы привезли свежие продукты, прибывали артисты и музыканты, запоздавшие зарубежные гости торопились попасть во дворец и привести себя в порядок. Стража не успевала проверять всех подходивших и выходивших, поэтому было решено открыть ворота на час. В это время карлики во главе с Карлом по просьбе Генриетты отыскали тетушку с Клариссой и провели девушку во дворец. Они проводили ее до комнаты Генри.
   - Как я рад, что ты здесь! - обняла Генриетта свою сестру. - Спасибо вам!
   Карлики поклонились и разбежались по своим делам.
   - А они знают, кто я? - спросила Кларисса.
   - Нет, я сказала, что ты - близкий мне человек. Карл, главный шут, мой друг. Он ничего не стал расспрашивать, просто помог мне. Ну, давай сюда платье, а пока мы займемся приготовлениями.
   Генриетта отправила Клариссу в ванну, снабдив ее всякими ароматическими маслами и шампунями. Потом сделала ей прическу, как у придворной дамы, украсила ее красивой заколкой с жемчугом, которую ей одолжил генерал, помогла одеть платье, затянула корсет, и достала еще один подарок.
   - Вот, - сказала она, открывая коробку,- для настоящей Золушки.
   В коробке лежали красивые туфельки. Конечно, они были не из хрусталя, а из кожи, но красивее их Кларисса еще не видела.
   - Ты моя фея! - Кларисса бросилась на шею сестре. - Спасибо! Тысячу раз спасибо!
   - Да, пожалуйста! Только на балу поосторожнее. Принцы там тоже будут, и даже не один, так что не теряй голову.
   - Если я свою потеряю, не беда, нам твоего ума на двоих хватит, - отшутилась Кларисса.- А ты со мной не пойдешь?
   - Нет, я приду позже, и лучше, чтобы никто не знал, что мы родственники.
   - Хорошо, - кивнула Кларисса.
   Генриетта не хотела показывать придворным своих родных, и вовсе не потому, что ей было стыдно или она чуралась своего происхождения. Она боялась, что это может привести к ее разоблачению. Но еще больше ее страшила мысль о том, что ее враги могут навредить ее семье.
   Карл, как и обещал, зашел за Клариссой и проводил ее в бальную залу.
   Как там было красиво! Хрустальные люстры сверкали и переливались, со всех сторон струился свет, стены были украшены живыми цветами, которые благоухали прекрасными ароматами, и все пространство было наполнено музыкой. Музыка лилась и заполняла собой все вокруг. На секунду Кларисса чуть было не потеряла сознание, но ее подхватили чьи-то руки.
   Она подняла глаза и увидела перед собой прекрасного принца. У него были светлые волосы, голубые глаза, правильные черты лица. Одним словом, это был сказочный прекрасный принц. На голове у него красовалась корона, а дорогой парчовый костюм был отделан мехом.
   - Спасибо, - пролепетала Кларисса, не в силах оторвать взгляда от его глаз.
   - Могу я пригласить Вас на танец, прекрасная незнакомка? - спросил он.
   - Конечно, - тихо ответила девушка, опустив глаза.
   Оркестр как раз заиграл новую мелодию. Кавалеры подхватили своих партнерш и бросились кружить их по начищенному до блеска паркету
   Кларисса даже не заметила, как оказалась в центре зала. Она кружилась и порхала, как бабочка, на нее смотрели тысячи глаз, и все ей восхищались.
   После танца принц пригласил ее пройтись. Двери бальной залы были распахнуты и выходили прямо в сад. Все деревья и кусты в саду имели причудливые формы. Не один день потратили садовники, чтобы постричь королевские деревья, и теперь они выглядели как драконы, домики на курьих ножках, замки, слоны, морские чудовища и разные сказочные персонажи. Все вокруг было украшено цветными фонариками, гирляндами, флажками и свечами. Под деревьями стояли столики и стулья, где можно было передохнуть. На белоснежных скатертях стояли графины с водой и соком, а на больших фарфоровых тарелках лежали всевозможные фрукты, булочки, пирожные, и, конечно, разные сладости. Музыка тут была тише, и можно было наслаждаться приятной беседой в этом поистине сказочном месте.
   Принц подвинул стул и пригласил Клариссу присесть. Он налил сока и протянул ей наполненный бокал.
   - Меня зовут Вильям. Я принц Северного Королевства. Мой отец, король Моррис, слишком занят в настоящее время войной. Он не смог прибыть на бал, но отправил меня, чтобы засвидетельствовать почтение Вашему королю. А кто Вы? Или мне до конца вечера звать Вас прекрасной незнакомкой?
   - Меня зовут Кларисса.
   - И все?
   -Пока все, - улыбнулась девушка.
   - Вы правы, - сказал принц. - В этот волшебный вечер нам ни к чему должности, звания и происхождение. Давайте, будем просто наслаждаться общением друг с другом и балом. Я слышал, что нас ждет немало приятных сюрпризов.
   Как будто в подтверждение его слов музыка вдруг стихла, и всех гостей пригласили пройти в бальную залу. Там в центре плотным кольцом стояли танцовщицы. Все они были укрыты длинным шелковым покрывалом. Музыка вновь заиграла, покрывало слетело, и прекрасные девушки закружились в вихре буйной мелодии. У каждой в руках была корзинка с цветами, которые они, танцуя, разбрасывали вокруг себя. Они разбегались все дальше и дальше, вовлекая в свой неистовый танец всех присутствующих, пока в зале не осталось ни одного стоящего человека. Музыка звенела, а толпа танцующих сотрясала стены дворца. Когда танец закончился, танцовщиц в зале уже не было, и все гости рассмеялись, так это было чудно и забавно.
   Церемониймейстер объявил о прибытии короля Южного Королевства Юдовика Второго.
   Все поклонились, а Юдовик Второй прошествовал со своей свитой к трону короля Вильгельма. Короли поприветствовали друг друга, и король Южного королевства расположился по правую руку от гостеприимного хозяина.
   Наступал вечер, и свет солнца постепенно угасал. В центре зала неожиданно появился человек в длинном синем балахоне со звездами. В руках его был посох. Он стукнул им три раза об пол, и наступила полная темнота. Затем раздались еще три стука, и вокруг загорелись свечи, фонарики и гирлянды, а волшебник стоял уже в синем шелковом костюме с палочкой в руках. Он взмахнул ей, и цветы в вазах и на стенах начали увядать. Через несколько секунд они совсем завяли, а на их месте появились бутоны, которые на глазах изумленных гостей распустились. Новые цветы были больше и красивее предыдущих, а аромат, наполнивший бальный зал, был ни с чем несравним. Он был сладкий, но не приторный, умиротворяющий, но не усыпляющий, сильный, но не надоедающий. Гости наслаждались созерцанием цветов и вдыханием чудесного запаха, но маг был уже в саду и звал всех последовать за собой.
   Когда все собрались у мраморного фонтана, волшебник взмахнул своей палочкой, и вода вдруг зашипела, запузырилась, запенилась, а у всех присутствующих в руках оказались фужеры.
   - Шампанское подано!- воскликнул маг, наполнил свой бокал до краев, выпил и бросил его себе под ноги.
   Раздалось громкое "Дзинь", волшебника окутало белым туманом, а когда туман рассеялся, на его месте никого не было. Не осталось даже стеклянок.
   Гости тотчас бросились наполнять свои фужеры пенящейся жидкостью. На вкус шампанское оказалось восхитительным.
   Кларисса и принц Вильям сидели в саду под большим апельсиновым деревом в форме дракона, который светился и переливался в темноте от огромного количества фонариков и гирлянд. В руках у них были фужеры, и молодые люди наслаждались общением и игристым напитком.
   - Как здесь чудесно! - сказала Кларисса. - Как в сказке!
   Принц не мог с ней не согласиться.
   - Вы любите сказки? - спросил он.
   - Да, люблю.
   - А стихи?
   - Стихи очень люблю, но, к сожалению, я их знаю совсем немного.
   - А я сам пишу. Хотите послушать?
   - Конечно!
   Принц откашлялся и с выражением прочел:
  
   - Вы прекраснее солнца,
   Вы прекрасней луны,
   Мне без Вас, незнакомка,
   Жизни нет от тоски.
  
   - А почему так грустно? - спросила Кларисса.
   - Сейчас еще раз попробую. Вот:
  
   Вы меня покорили
   Нравом и красотой.
   Вы - само совершенство,
   Ангел мой неземной!
  
   - Очень красиво! - сказала Кларисса.
   - Нет, я не могу придумать стихи, которые смогли бы передать мое восхищение и хоть немного отразить Вашу красоту, - вздохнул принц.
   На какое-то время они замолчали, но потом он прочитал еще несколько стихов, посвященных Клариссе. Они разговаривали, а кругом мерцали огоньки, лилась музыка, слышались голоса, и все было прекрасно. Кларисса почувствовала, что в этот вечер сказка стала явью, все невзгоды и беды остались далеко позади и невозможное стало возможно.

Глава 14

   Генриетта, проводив сестру, сама стала собираться на бал. Она помылась, прибрала волосы и одела приготовленный костюм. Она не стала расфуфыриваться, как остальные советники. На балу она хотела быть как можно менее заметной и по возможности не привлекать к себе внимания. Костюм, конечно, был украшен белым кружевным воротничком и манжетами.
   Генриетта придирчиво осмотрела себя в зеркало. Она подрисовала себе тоненькие усики и сделала брови пошире, чтобы вид был более мужественным, но выглядела она все равно как хлюпенький подросток.
   - Куда уж мужественнее!- грустно усмехнулась она.
   В эту минуту в дверь постучали. По стуку Генриетта поняла, что это Карл. Он часто заходил, и ей не нужно было открывать дверь, чтобы понять, кто это.
   - Твою тайную гостью проводил, ее там какой-то принц уже обхаживает, - доложил карлик.
   - Быстро! - удивилась Генриетта. - Ты сам-то на бал идешь?
   - Конечно, только переоденусь.
   - Номер будете показывать?
   - Нет, что ты. Там лучшие артисты выступают, а мы же так, для веселия в обычные серые будни.
   - Понятно. Тогда увидимся.
   - До скорого, - крикнул карлик и убежал.
   Передвигался он всегда очень быстро и почти бесшумно.
   "Разведчиком бы ему быть", - думала иногда Генриетта про своего единственного друга. Ей был очень симпатичен генерал, но карлик предупредил, что не нужно к нему лезть первым.
   - Вот заслужишь его уважение и доверие, он сам тогда дружбу предложит. Генерал не очень общителен, он держится в стороне от всех интриг, заговоров, тайных обществ и не любит, когда его пытаются во что-то втянуть, - говорил Карл.
   Генриетта послушала его совета. С генералом Арчино они общались как добрые знакомые, и ей этого было пока вполне достаточно.
   Она направилась в бальный зал и проникла туда через вход для слуг и артистов, чтобы никто не заметил ее появления. Но все присутствующие и без того были слишком заняты неистовым танцем с цветами.
   "Танцовщицы Южного королевства", - подумала Генриетта и сама вдруг оказалась вовлеченной в веселую пляску.
   Потом музыка кончилась, объявили прибытие Юдовика Второго.
   Король Южного королевства был мужчиной в возрасте с окладистой седой бородой, крепким телосложением и суровым выражением лица. Король Вильгельм рядом с ним казался сказочным толстяком, круглым и беззащитным. Недаром он так хотел добиться расположения и уважения Юдовика Второго.
   Генриетта наблюдала за всем происходящим, стараясь быть в тени.
   Представление мага ей понравилось, да и обстановка вокруг была волшебной. Только Генриетта никак не могла выкинуть из головы сумму, в которую этот бал обошелся королю и его советникам.
   "Билет в сказку, видимо, можно купить", - думала она.
   Ее мысли прервал Уфиций. Он подбежал поздороваться и поинтересовался, нравится ли ей бал.
   - Все просто великолепно! - ответила Генриетта.
   Ей стало немножко жаль этого расфуфыренного франта. Он постарался на славу, чтобы праздник удался и всем было весело, но самому ему было не до веселья. Он должен был следить, чтобы все прошло без сучка без задоринки, а пожинать плоды своих трудов ему предстояло намного позже. Генриетта знала, что программа расписана по минутам, продумана каждая мелочь, и все должно пройти точно по расписанию.
   -Уфиций, Вы хорошо потрудились!- похвалила она его.
   - Спасибо, Генри! Мне предстоит еще много работы. Вот когда бал закончится, тогда можешь еще раз меня похвалить, - ответил он и убежал.
   До окончания бала он появлялся то тут, то там, любезничал с гостями и давал нагоняй слугам, решал возникающие проблемы, проверял и перепроверял, неустанно за всем следил, не ел, не пил, в общем, он был главнокомандующим этого бала, но никто об этом не знал.
   - Чудесное шампанское, не правда ли? - звонкий женский голос отвлек Генриетту от ее мыслей.
   Она повернулась и увидела молодую особу в пышном золотом платье. Ее можно было бы назвать симпатичной, но крючковатый нос и хищные глаза портили общее впечатление и кроме того выдавали ее родство с Дагдом.
   - Чудесное, - ответила Генриетта. - А Вы, простите, случайно не дочь советника Дагда?
   - Да, - ответила особа, - он мой отец. Меня зовут Элла, а Вы можете не представляться. Я Вас сразу узнала. Вы - Генри, молодой герой, прогнавший дракона. Мой отец часто о Вас рассказывает.
   Генриетта была удивлена.
   - Неужели рассказывает что-то хорошее?
   - Нет, - Элла засмеялась, - нет, он считает Вас выскочкой, хитрым простолюдином, парнем без кола, без двора.
   - А мне Вы зачем это все рассказываете? - поинтересовалась Генриетта.
   - Вы сами спросили. А я взрослая девушка и считаю, что уже сама могу решать с кем мне общаться и каких друзей заводить, - Элла подошла почти вплотную. - Вам нравится эта мелодия? Ноги сами так и идут в пляс, не правда ли?
   - Хорошая музыка, - ответила сбитая с толку Генриетта. - Очень танцевальная.
   - О, я принимаю Ваше приглашение, Генри, - воскликнула Элла.
   С этими словами она поставила свой фужер, схватила Генриетту и потащила танцевать.
   Танцевала Генриетта не очень хорошо. Учиться танцам и музыке было некогда, а природного таланта, как у Клариссы, у нее не было. Но Элла так цепко ее держала, что Генриетта и шагу свободно ступить не могла. Ей казалось, что огромная хищная птица схватила ее и таскает по залу. Мимолетно Генриетта заметила советника Дагда с поджатыми от злости губами. Как только танец кончился, он подлетел к ним и отстранил свою дочь от Генриетты.
   - Элла, оставь нас, мне нужно поговорить с Генри, - проговорил он, стараясь держать себя в руках.
   - Отец, Вы слишком строги, это всего лишь танец.
   - Элла! - прикрикнул на нее Дагд, и Элла удалилась, подмигнув на прощание Генриетте.
   - Ты не пара моей дочери! Не смей даже близко к ней подходить! Я не хочу, чтобы мой зять был нищим! - шипел он и брызгал от злости слюной.
   - Не волнуйтесь, - ответила Генриетта, - Вашим зятем я быть не собираюсь.
   Эти слова, как ни странно, разозлили Дагда еще больше.
   - Как ты смеешь! - он задыхался от ярости. - Моя дочь недостаточно хороша для тебя? Наглец, за такие слова, я тебя в порошок сотру!
   - Успокойтесь! Я имел в виду только то, что не претендую на руку Вашей дочери из уважения к Вам. Вы же сами только что запретили мне даже приближаться к ней.
   На помощь Генриетте пришел генерал, случайно оказавшийся рядом.
   - Дагд, успокойтесь. У Вас очень милая дочь, и Генри никоим образом не оскорбил ее. Чтобы Вам было спокойней, я могу проследить, чтобы Генри и Элла сегодня не общались, - сказал он.
   - Я буду Вам крайне признателен, - ответил советник и, бросив испепеляющий взгляд на Генриетту, удалился.
   - Как тебя угораздило пригласить его дочь? - спросил генерал Арчино.
   - Она сама себя пригласила, - честно ответила Генриетта. - А я потом за это от ее отца получил.
   Генерал расхохотался.
   - Та еще семейка! Но тут я могу помочь. Если увижу ее рядом с тобой, скажу ей, что ее отец не разрешает вам общаться. Думаю, Генри, сегодня у тебя и без нее отбоя от девушек не будет.
   - Это почему? - удивилась Генриетта. - Я беден, очень молод и происхожу из крестьянского рода. Какой из меня жених?
   - Ты все верно говоришь, и для родителей такой зять как ты - это катастрофа. Но для молодых романтичных барышень ты - герой, победивший дракона. Храбрый, решительный, молодой. Твоя бедность и незнатное происхождение делают тебя похожим на персонажа любовного романа. Кто же тут устоит?
   - Я вообще не готов к серьезным отношениям, да и к любым подобным отношениям!
   - А кто тебя спрашивать будет? Вон Элла сама себя на танец пригласила и утащила тебя плясать, а потом она или другая красавица также замуж себя за тебя пригласит, и не успеешь опомниться, как выйдешь из церкви с кольцом на пальце под руку с молодой женой. Ты, Генри, мастер всякие хитрости придумывать, но в этом деле светские дамы поизобретательнее тебя будут.
   Генриетта была растеряна.
   "Этого еще не хватало!" - думала она.
   - Кстати, видел заколку моей покойной супруги, которую я Вам одолжил, на голове у одной прекрасной молоденькой девушки. Могу я полюбопытствовать, кто она?
   - Да, это моя кузина. Я ей приглашение подарил, очень она хотела на балу побывать.
   - Почему же Вы не подходите к ней?
   - Видите ли, я никому не говорил, что она моя близкая родственница. Я опасаюсь, что подобное родство может ей навредить, ведь у меня здесь уже появились враги. Я признался только Вам, и прошу не разглашать мой секрет.
   - Можете на меня положиться, - кивнул генерал. - Ваши опасения вполне оправданы.
   На этом они расстались. Генриетта была спокойна: генерал был человек слова, и если он пообещал хранить тайну, ни одна живая душа от него ничего не узнает.
   Генриетта оглянулась по сторонам. Ее бывший собеседник был прав: со всех сторон ей строили глазки и посылали воздушные поцелуи.
   Она не успела придумать, что делать со всем этим вниманием, как попалась какой-то придворной даме с двумя дочками.
   - О, Генри, мы так рады с Вами познакомиться! - начала она, а ее дочери встали по сторонам, отрезав все пути к отступлению.
   Дама распиналась в комплиментах, представила себя и своих "птенчиков", и в довершение сказала:
   - Вы очень храбрый и находчивый юноша. Может, кто-то будет смеяться над Вашим происхождением, но я женщина современных взглядов и считаю, что то, как Вы преодолели свою судьбу, достойно восхищения. Вы любому дому сделаете честь, породнившись с ним. Кстати ... - тут она рассказала полную родословную, заверив, что при дворе едва ли найдется другая семья с такой блестящей репутацией.
   И опять каким-то чудесным образом она отправила Генриетту танцевать с ее старшей дочкой.
   Весь оставшийся вечер Генриетте приходилось знакомиться с потенциальными невестами и танцевать с ними. Сбежав от одной, она тут же оказывалась в цепких руках следующей и так до тех пор, пока она не покинула бал, воспользовавшись танцевальным представлением. Танцоры были в красивых разноцветных костюмах, мужчины подбрасывали своих партнерш, девушки крутились волчком и было много разных акробатических элементов. В другое время Генриетта с удовольствием посмотрела бы этот танец, но сейчас боялась, что промедление может стоить ей свободы.
   Войдя в свою комнату, Генриетта без сил рухнула на кровать. Вскоре пришла Кларисса, сопровождаемая Карлом. Шут попрощался с Генриеттой и сразу ушел.
   Кларисса совсем не выглядела уставшей. Она напевала понравившиеся ей бальные мелодии и кружилась по комнате.
   - Ах, какой чудесный бал! Просто волшебный вечер!
   Она села на кровать Генриетты и теребила ее волосы.
   - Ну что ты лежишь! Ты была там? Я тебя не видела.
   - Была. Это было...ужасно.
   - Как такой праздник мог не понравится? Может, тебе было скучно или одиноко?
   - О, нет, как раз наоборот. Веселья, общения и романтики было через край.
   Генриетта села на кровати и рассказала сестре, как с ней пытались завести знакомство, как заставляли танцевать и приглашали погулять в саду, "где не так много любопытных глаз". Она передразнивала придворных дам, карикатурно изображая их вычурные манеры.
   Кларисса хохотала до слез.
   - Тебе смешно, - подытожила Генриетта, - а меня не сегодня, так завтра попытаются под венец затащить. Да еще и в качестве жениха.
   - Бал закончится, и ты их больше не увидишь, ведь так?
   - Если бы. Бал еще два дня продолжаться будет, но это не самое страшное. Мне почти все мои новые знакомые намекнули, что вскоре мы увидимся, да и не раз. А одна особо резвая мамашка уже пригласила меня на воскресный обед.
   - Пойдешь?
   - Я сказала, что Генри занят и никак не может, но она решительно настроена затащить меня к ним домой. Ну да ладно. Это все было бы очень смешно, если бы не создавало мне столько проблем. Ноги отваливаются. Давай-ка лучше ты расскажи, как повеселилась на балу.
   Кларисса рассказала сестре все, что с ней произошло: как она встретила принца, о чем они разговаривали, какие стихи он ей читал. Она сказала, что принц хотел ее проводить и ей пришлось спрятаться от него в толпе. Потом ее нашел Карл и отвел сюда.
   - Очень романтичная история, - сказала Генриетта, зевая. - А теперь давай спать. Нам предстоит еще два дня танцев и веселья.
  

Глава 15

   Второй день бала ничем не уступал первому. Были и факиры, и фокусники, и акробаты, и даже дрессировщики с тиграми и пантерами. И, конечно, танцы, танцы, танцы.
   Кларисса наслаждалась обществом прекрасного принца, а Генриетта пряталась среди слуг. Она видела все представления, наблюдала за гостями, присматривала за сестрой и ее кавалером. Время от времени она даже помогала слугам подносить что-нибудь к столам. На этот раз ее заметил только Уфиций. Он был крайне удивлен, увидев Генри в накидке слуги, а когда Генриетта ему все рассказала, он чуть не лопнул от смеха.
   - Это самое смешное, что я слышал в своей жизни,- сказал он. - Кстати, Элла мечется туда-сюда по залу как хищный коршун. Видимо тебя ищет. Но не волнуйся, вряд ли кому придет в голову искать тебя среди слуг. Я тебя не выдам.
   В конце вечера объявили, что прибыл подарок от Северного королевства. Слуги внесли большие тяжелые ящики. Внутри оказались цветные шарики, похожие на снежки. Всем раздали тарелочки, и каждый отведал настоящего мороженого.
   Принц Вильям принес Клариссе тарелочку, заполненную мороженым всех цветов.
   - Попробуйте, - предложил он. - Это очень вкусно.
   Мороженого было много, хватило всем, даже слугам и еще немного осталось. Гости были в восторге.
   Третий день бала начал уже знакомый волшебник. Он снова заставил цветы увядать, а новые расцветать. Из каждого цветка вылетела блестящая пыльца, и все пространство как будто наполнилось переливающимся туманом. В центре зала он рассеивался и сгущался по углам. Потом он предложил музыкантам отдохнуть, а их инструменты сами заиграли красивую мелодию. И, наконец, из сада в зал влетела целая стая птиц, которые несли в клювах брошки с камушками. Все присутствующие получили украшения на память об этом бале. Все брошки были разные, но одинаково изящные. Кларисса получила бабочку с хрустальными крылышками от голубки, а к Генриетте подлетел дрозд, который сел ей на руку. В клюве он держал что-то золотистое. Когда птица положила свою ношу на ладонь Генриетте, девушка глазам своим не поверила: ей досталась золотая брошь в форме дракона. Дрозд смотрел на нее умными, как будто все знающими глазами. Он поклонился, взмахнул крыльями и улетел вместе с остальными.
   Генриетта рассматривала памятный подарок. Конечно, может это совпадение? Или так было запланировано, раз она прогнала дракона? Она решила не ломать голову над этим вопросом, а при встрече спросить Уфиция. В любом случае это была очень приятная неожиданность. Подарок напомнил ей о Золотке. Где он интересно?
   Генриетта так задумалась, что не заметила, как к ней подошел генерал.
   - Генри! - крикнул он ей в ухо. - Я тебя зову, зову, а ты не слышишь. О, забавная вещица, - сказал он, увидев брошку-дракона. - А мне вот досталась.
   Он раскрыл ладонь и показал брошь в форме двух перекрещенных сабель. Видимо подарки все-таки были подобраны индивидуально каждому.
   - А что случилось? - спросила Генриетта.
   - Тебя уже давно все ищут. Король Вильгельм рассказал Юдовику Второму про то, как ты ходил прогонять дракона, и король Южного Королевства изъявил желание познакомиться с храбрым юношей. Я с ног сбился, разыскивая тебя. Хорошо, Уфиций подсказал, где ты прячешься. Пойдем.
   Они прошли через весь зал и предстали перед королями. Генриетта поклонилась.
   - Вот наш храбрый Генри, - представил ее король Вильгельм.
   - Я бы сказал безрассудный, - поправил его Юдовик Второй, - и неуловимый. Вас никто не мог найти. Где Вы прятались?
   - Наш Генри боится барышень гораздо больше, чем драконов, - улыбнулся генерал.
   - О, Вы разумный молодой человек, - засмеялся король Южного Королевства. - Юноша, присядьте рядом с нами и расскажите мне про Вашу встречу с драконом.
   Генриетта присела на поданный ей стул и в сотый раз изложила историю про меч сэра Ланпелла, которую они придумали с драконом.
   - Очень интересно, - сказал Юдовик Второй. - А с чего Вы решили, что дракон будет с Вами договариваться?
   - Я не знал точно, но решил попробовать, - пожала плечами Генриетта.
   - Ну что ж, Вильгельм, я предлагаю взять этого юношу с собой. Пусть позабавит моих подданных этой дивной историей. Тем более Вам нужны сопровождающие.
   - Хорошо, - ответил король Вильгельм. - Генри, иди, развлекись, как следует, а через пару дней ты отправишься со мной в Южное Королевство.
   Генриетта поклонилась и удалилась.
   Она вновь оказалась в центре внимания романтичных барышень, но на этот раз сумела избежать танцев, сославшись на то, что в первый день бала подвернула ногу.
   Кларисса напротив танцевала без устали. Это был последний день, когда она могла наслаждаться ролью принцессы, и она пользовалась моментом.
   Когда она, наконец, утомилась, они вышли с принцем прогуляться в сад, который сегодня был наполнен щебетаньем птиц и мерцанием светлячков. Они шли молча. За два дня молодые люди успели поговорить о многом, прочесть немало стихов, рассказать не одну историю. Кларисса ничего не рассказывала о себе и своей семье, для принца она так и осталась прекрасной незнакомкой.
   - Как жаль, что Вы не принцесса, - нарушил молчание Вильям.
   - Почему? - спросила Кларисса.
   - Потому что Вы мне очень понравились, но я, как будущий король, не имею права на брак по любви.
   "На этом сказка заканчивается, и начинается реальность",- подумала Кларисса. Но она поймала себя на мысли, что сердце ее не разбилось, мир вокруг не рухнул, просто стало чуточку грустно.
   - А мне жаль, что Вы не обычный юноша, с которым я могла бы познакомиться в моей повседневной жизни,- сказала она. - Но прошу Вас, давайте не будем предаваться грусти, до конца бала у нас еще есть время повеселиться.
   Принц согласился, и они вновь закружились в танце под звуки чудесной мелодии в этот волшебный вечер.
   В завершении бала всех гостей позвали в сад. Там ждал подарок Восточного Королевства - грандиозный фейерверк. Все небо словно расцвело огненными цветами, которые с грохотом распускались над головами людей. Это был заключительный аккорд бала.
   Кларисса незаметно ускользнула от принца, пока тот восхищался ярким зрелищем, и по пустым коридорам добралась до комнаты Генриетты. Надо сказать, сделала она это очень вовремя, потому что через несколько минут люди начали толпами возвращаться с бала, и зайти в комнату Генри без свидетелей было бы невозможно. Вскоре появилась и Генриетта.
   У входа в свою комнату она с кем-то по-дружески распрощалась. Войдя внутрь, Генриетта плотно закрыла дверь.
   - Вот и все! - сказала она. - Как твой принц?
   Кларисса все ей рассказала.
   - Правильно, что не расстроилась, - похвалила ее Генриетта. - С принцами только в сказках все просто, а на самом деле проблем не оберешься.
   - А ты с Карлом прощалась перед тем, как вошла? Я его даже поблагодарить не успела за помощь.
   - Успеешь еще. Но я не с ним разговаривала, а с Уфицием. Он был назначен ответственным за бал. Во дворце не было человека, который ждал бы этого события больше него, но и нет человека, который бы больше радовался окончанию бала.
   - Почему?
   - Бедняга весь бал провел, все проверяя и за всем наблюдая, чтобы праздник прошел строго, как было запланировано. Он на ногах еле держится от усталости. Я раньше думала, что он просто избалованный любитель повеселиться, но сейчас мне его искренне жаль. Я уважаю и восхищаюсь людьми, которые умеют вкладывать душу в то, чем занимаются.
   Кларисса была согласна с сестрой, она хотела что-то сказать, но вдруг заметила на ее костюме брошь в форме дракона.
   - У тебя есть собственный золотой дракон, - засмеялась она. - А мне вот что подарили!
   Она показала сестре свою бабочку с хрустальными крылышками.
   - Очень здорово придумано с этими подарками, - сказала Кларисса, - так и передай Уфицию. Бал прошел просто великолепно, но эти три дня так отличались от моей обычной жизни, что кажутся мне волшебным сном. И я рада, что у меня останется эта бабочка как напоминание и доказательство того, что я действительно была на балу, танцевала с принцем и видела много разных чудес.
  

Глава 16

   На следующий день Кларисса уехала домой, а Генриетта целый день бездельничала. Совещаний не было, идти в город не хотелось.
   Вечером к ней неожиданно зашел генерал Арчино.
   Она вернула ему заколку с жемчугом, но его волновало другое.
   - Генри,- начал он, - ты уже знаешь, что король Южного Королевства пригласил нашего короля Вильгельма к себе в гости якобы в признательность за восхитительный бал. Но тебе нужно знать еще несколько вещей. Во-первых, ущелье, где ты встретила дракона, находится на территории, раньше принадлежавшей Южному Королевству. За эту землю не раз разгорались жаркие споры между королями, иногда даже войны. Во-вторых, про Юдовика Второго ходят слухи, что он суровый и коварный король. К тому же он очень воинственный и не раз объявлял войны соседям, а в войнах он обычно выигрывал и существенно расширил территорию своего государства. В-третьих, наш король Вильгельм...,- генерал замешкался, подбирая нужное слово, - он очень доверчивый и миролюбивый.
   - Вы думаете, Юдовик Второй пригласил нашего короля, чтобы завладеть новыми землями? Но как ему поможет то, что король Вильгельм будет у него в гостях? В плен его возьмет?
   - Нет, Генри, это, конечно, было бы чересчур даже для Юдовика Второго. Я думаю, он просто выведает у нашего короля все военные тайны, разузнает всю обстановку, расспросит про слабые места. Армия у нас слабая, и, если враг будет полностью осведомлен обо всем, что мы можем ему противопоставить, нам не победить.
   - Почему Вы так думаете про Юдовика Второго?
   - Видишь ли, я сам слышал, как он несколько раз пытался поговорить с королем Вильгельмом на подобные темы. Наш король отмахивался и предлагал наслаждаться балом, а когда он пытался что-то рассказать, я встревал в разговор и мешал ему. Говорил, что это военная тайна. А в Южном Королевстве Юдовику никто не помешает узнать все, что он хочет.
   - Вы хотите, чтобы я помешал нашему королю рассказать военные секреты? Может, Вам лучше самому поговорить с королем?
   - Я пытался, но он не хочет меня слушать. Он очень уважает Юдовика Второго и не допускает мысли, что тот может ему навредить. Кроме того, он разозлился, что я указываю ему, как нужно поступать. Я чуть не лишился своей должности. Не повторяй моей ошибки. Старайся, чтобы король Вильгельм как можно меньше болтал про нашу военную обстановку, но делай это хитро. Если не получится, ты хотя бы расскажешь мне, о чем они говорили.
   - Я постараюсь, - пообещала Генриетта. - А кто еще едет с королем?
   - Юдовик сам как бы ненароком предложил нашему королю сопровождающих: тебя, Уфиция и еще пару молодых и неопытных советников.
   - А почему Вильгельм согласился?
   - Потому что король Южного Королевства всегда предлагает так, что отказать ему практически невозможно. Он нашел веские доводы для каждого из вас. Ты- победитель дракона и хороший рассказчик, Уфиций устроил замечательный бал и Юдовик хочет его поблагодарить, еще один - хорошо рассказывает анекдоты, с ним нескучно будет в дороге. В общем, он все сделал верно, молодые советники не имеют влияния на короля и не смогут помешать ему, он ошибся только в тебе.
   - Но я тоже не имею влияния на короля...
   - Сделай, что сможешь, о большем я тебя не прошу. И никому не говори о нашем разговоре. Если король узнает, что я распускаю сплетни, я лишусь звания, а может и головы. Да и тебе это может выйти боком.
   - Я все понял, никто не узнает, о чем мы с Вами разговаривали.
   - Кстати, есть официальная версия причины моего визита к тебе. Я пришел сообщить, что завтра утром ты должен явиться к королю со всеми необходимыми вещами. Вы должны отъехать в Южное Королевство до обеда.
   - Надолго?
   - Дней на пять. Не буду больше тебя задерживать. Генри, будь осторожен, - сказал генерал на прощание.
  

Глава 17

   До границы Южного Королевства добрались достаточно быстро. Она находилась почти сразу за ущельем. Потом дорога петляла среди гор, оврагов, проходила по лесам и полям, и лишь вдали виднелись какие-то постройки. Короли ехали в карете впереди, все остальные-верхом на лошадях за ними. Ночью добрались до какого-то городка. Здесь находился один из дворцов короля Юдовика Второго. Постоянно он здесь не жил, но часто использовал это место, чтобы переночевать или отдохнуть во время своих путешествий. Дворец был небольшим, но богатым, так что места хватило всем. После изнурительной дороги ни у кого не хватило сил даже на ужин. По-быстрому перекусив, люди разбрелись по комнатам и погрузились в сон.
   Наутро король Южного Королевства провел небольшую экскурсию по дворцу. Он показал свою коллекцию трофейного оружия гостям.
   - Какая впечатляющая коллекция!- удивился король Вильгельм.
   - Ну что вы! Это оружие, которое я поленился привезти в столицу в свой основной дворец. Вот там вы поистине восхититесь моей невероятной коллекцией, - ответил Юдовик.
   Дворецкий пригласил всех в столовую на завтрак. Кушанья отличались от тех, что подавали в их родном королевстве, но продукты были в основном теми же. Подкрепившись и отдохнув, короли продолжили путешествие.
   К исходу второго дня их процессия, наконец, достигла столицы. Было уже темно, поэтому гостям не довелось посмотреть город, который они проезжали.
   На следующий день король Юдовик Второй представил королю Вильгельму и его советникам своих министров. Король Южного Королевства даже созвал совет, и министры докладывали, как в их стране всем хорошо живется. Король Вильгельм был впечатлен, а Генриетте показалось, что это всего лишь фарс, чтобы пустить пыль в глаза приезжим. Так или иначе, она и сама заслушалась о том, как живут люди в соседнем государстве. Юдовик Второй между тем распорядился, чтобы для гостей подготовили праздничный ужин и пригласили музыкантов и артистов.
   - Я прошу прощения, что в моем королевстве Вам оказан столь скромный прием, - обратился он к королю Вильгельму. - Мои подданные не знали, да и не могли знать, что со мной прибудут высокие гости. Но даю слово, я покажу Вам настоящее южное гостеприимство.
   День пролетел незаметно. Юдовик Второй представлял своих подданных, показывал дворец, сад, винный погреб, и, конечно, коллекцию оружия. Она и правда была очень впечатляющей. Здесь были всевозможные мечи, сабли, палицы, пушки, щиты, доспехи и много всего такого, чего Генриетта никогда не видела и не знала, как это называется. Юдовик Второй увлеченно показывал наиболее ценные образцы из своего собрания. Некоторые из них были сделаны полностью из драгоценных металлов, другие - усыпаны бриллиантами, третьи - были изящны, как настоящие произведения искусства, четвертые - принадлежали раньше знаменитым полководцам или королям. Юдовик показывал, как нужно пользоваться некоторым оружием. У него были ножи с хитроумным складным механизмом, вращающаяся сама собой палица и много других смертельных диковинок. Видно было, что королю Южного Королевства по душе оружие, убийство и войны. Генриетта подумала, что генерал, возможно, был прав. От этой мысли ей стало не по себе. К тому же они уже больше часа слушали истории Юдовика о его военных походах.
   К счастью в дверях вдруг появился слуга, который известил, что все готово к торжественному приему гостей.
   Их проводили в тронный зал, где для короля Вильгельма был приготовлен трон рядом с местом Юдовика Второго, а для советников оставлены почетные места.
   На ужин было подано около сотни блюд, причем ни одно из них Генриетта раньше не пробовала. Здесь уже пища была совсем другой. Было много фруктов и ягод, овощей и зелени. Среди дичи было немало птиц, которые встречались только в Южном королевстве. Главным блюдом стал фаршированный крокодил. Королевский повар представил свое произведение и рассказал, как его готовят: сначала ловят крокодила и дают ему проглотить несколько кроликов, которых только что накормили сладкой морковью и пряной зеленью. Затем крокодила убивают и целиком жарят на вертеле. Готовый крокодил пахнет пряностями и получается очень вкусным. Король Вильгельм и его советники смотрели на это чудо кулинарии, вытаращив глаза. Чтобы не ставить гостей в неловкое положение, Юдовик Второй велел поварам разделать крокодила и всем приезжим положить по куску крольчатины. Позже король Вильгельм и его свита все же решились попробовать по небольшому кусочку зарубежного деликатеса, но окончательный выбор был сделан в пользу привычных на вкус кроликов.
   В конце ужина снова вышел главный повар и, поклонившись, сказал, что постарался превзойти себя, готовя десерт. Генриетту и ее земляков это немного насторожило. После истории с крокодилом они уже ожидали и на десерт увидеть какое-нибудь чудо-юдо. Все вздохнули с облегчением, когда слуги внесли огромный фруктово-ягодный торт с карамельной начинкой. Вкус у него был бесподобный!
   Пока короли и их приближенные ели, их развлекали игрой на арфе и флейте. А потом музыканты исполнили зажигательные мелодии на барабанах, бубнах и балалайках. Прекрасные юные танцовщицы, похожие друг на друга как капли воды, танцевали так виртуозно, что казалось, ноги их не касаются пола, а девушки летают в воздухе.
   После приятного вечера все разошлись по комнатам.
   "Вроде бы все хорошо,- думала Генриетта.- Может, генерал ошибся, и Юдовик Второй вовсе на собирается выведывать никакие тайны?"
   Но мудрый генерал оказался прав. Пару дней король Южного Королевства развлекал гостей, показывал им городские достопримечательности и разные диковинки, но на третий день он завел разговор про армию. Он рассказывал, какие у него сильные воины, как они тренируются, а потом спросил, как обстоит дело с войском в их королевстве.
   Генриетта опередила своего короля и заявила, что генерал не разрешает обсуждать подобные темы.
   Королю Южного Королевства такой ответ молоденького советника не понравился.
   - Мой юный друг, - начал он, обращаясь к Генриетте, - это похвально, что Вы так стараетесь выполнять поручения тех, кто выше по званию. Но здесь генерала нет, и, я думаю, его распоряжение на короля не распространяется, ведь так?
   Король Вильгельм кивнул и с негодованием посмотрел на Генриетту.
   - Кроме того, я рассказал вам о своей армии, и было бы просто невежливо ответить отказом на мой вопрос. Или я не прав, Вильгельм?
   Генриетта прикусила язык. Юдовик Второй выставлял себя в очень выгодном свете, а король Вильгельм был раздосадован, что из-за ее слов король Южного Королевства усомнился в его авторитете. Юдовик Второй изобразил обиду и, чтобы замять неприятную ситуацию, король Вильгельм выложил ему все, что знал о своем войске. Он пожаловался, что нормальной армии в королевстве давно нет, оружие пришло в негодность, но это все не беда, подытожил король, ведь войн не предвидится. Рассказал он и про то, где на границе есть охрана, а где нет.
   На этом король Южного королевства его остановил:
   - Ну, хватит, Вильгельм, а то Ваши подданные думают, что я выведываю военные тайны,- сказал он, с ухмылкой глядя на Генриетту.
   Король Вильгельм сердито посмотрел на нее, но король Южного королевства похлопал Генриетту по спине, говоря:
   - Я не обижаюсь. Нет, своего министра, который вздумал бы мне указывать, я, пожалуй, посадил бы на кол. Но у меня нет таких, которые вызывались бы добровольцами к дракону сходить. А ты, Генри, храбрый парень, я таких уважаю и понимаю, что ты привык говорить правду, даже и королям. Кстати, мои подданные вас развлекали, не развлечешь ли ты их историей про дракона?
   Генриетта уже поняла, что Юдовик Второй узнает все, что ему нужно, вплоть до мелочей и сделает это постепенно и незаметно. Никто не сможет ему в этом помешать, пока их король так свято верит в дружбу с ним. А верить он будет до тех пор, пока своими глазами не увидит предательство. Но тогда, как это ни печально, будет уже слишком поздно.
   А сейчас нужно было не злить своего короля и примириться с королем Южного Королевства.
   - Конечно, Ваше Величество, мне это только в радость. И Вы преувеличиваете мою храбрость. Я всего лишь сказал, что у нас все военные вопросы считаются военной тайной, но мне бы и в голову не пришло советовать или тем более запрещать своему королю что-то говорить. Я прошу прощения, если обидел Вас.
   Юдовик Второй был доволен и сказал, что он не в обиде.
   Вечером Генриетта в очередной раз повторила историю про дракона. Слушателей на этот раз было много: пришли все министры и приближенные короля, а также придворные артисты и шуты. Когда рассказ кончился, посыпались вопросы: насколько большой был дракон, плевался ли он пламенем, сколько голов у него и даже насколько длинные когти у него на лапах. Кто-то даже спросил, а были ли свидетели, что Генри разговаривал с драконом, на что Генриетта ответила:
   - Нет, свидетелей не было. Но в следующий раз, когда соберусь к дракону, обязательно прихвачу Вас с собой, чтобы Вы собственными глазами все увидели. А то ведь Вы и свидетелям не поверите, если уж на то пошло.
   Все присутствующие так и грохнули со смеху.
   В этот момент в зал ворвался огромный черный дракон с золотистыми узорами и усами. Это шуты соорудили костюм из покрывал, и все вместе изображали страшное чудовище. Под бой барабанов дракон исполнил танец, в конце которого из его пасти показался огонь.
   Остальные дни пребывания в Южном Королевстве прошли в празднестве и развлечениях.
  

Глава 18

   За день до отъезда Генриетта решила побродить по городу, посмотреть, как тут живут простые люди. Она понимала, что есть огромная разница между тем, что говорят министры королю и что можно увидеть на главных улицах из окон кареты, и тем, что происходит на окраинах и во дворах. А видела она то же, что и в своем королевстве: бедность и притеснение обычного народа. Но здесь это не так бросалось в глаза: всюду были цветы, фруктовые деревья, люди в ярких одеждах, кругом буйство красок и праздник жизни. От голодной смерти тут, конечно, умереть было почти невозможно: фрукты и съедобные плоды росли прямо у дороги.
   Генриетта шла-шла и набрела на городской базар. Шум тут стоял неописуемый! Вся площадь гудела, как будто огромный пчелиный рой, и даже думать было тяжело. Торговцы громко предлагали товары и зазывали посетителей, покупатели выбирали товар, оценивали, пробовали, спрашивали, советовали друг другу. Люди хаотично бегали от прилавка к прилавку, что-то покупали, выменивали, перепродавали. Генриетта вспомнила рынок, на котором она торговала с отцом, и он ей показался таким тихим и уютным, как дом. Здесь все было по-другому. Торговцы предлагали попробовать мед, разные сладости, выпечку, фрукты. Генриетта положила в рот кусочек пастилы и взяла немного цукатов в сахаре. Она шла, разглядывая длинные шелковые платья всех цветов радуги, острые изогнутые сабли, ковры с волшебными узорами, ремни и сумки из змеиной кожи. Вдруг она увидела прилавок, который словно переливался и искрился на солнце от обилия бус из самоцветов, янтаря, жемчугов, блестящих браслетов, заколок, гребней и прочих украшений.
   "Вот подарок для моей любимой сестры", - подумала она, разглядывая ожерелье в несколько нитей. Оно не было пестрым или кричащим, как другие бусы, светлые полупрозрачные камни мерцали и переливались при свете солнца, а жемчужинки и маленькие белые ракушки, нанизанные между камнями, придавали изысканность и оригинальность.
   - Сколько стоит? - спросила она у худощавого мужчины средних лет с крючковатым носом и хитрыми глазками.
   - О, у господина есть вкус! - похвалил торговец. - Это самое дорогое ожерелье! Но если подарок для любимой девушки, то цена Вас не испугает, не так ли?
   - Сколько стоит? - настойчиво повторила Генриетта.
   - Другого такого ожерелья Вы не найдете ни на этом рынке, ни на каком другом, - продолжал хитрый торговец.- Посмотрите на эти ракушки! Они из самого соленого моря. Как они сверкают на солнце! А камушки из...
   - Сколько? - перебила его Генриетта.
   - Десять золотых.
   - Ну и наглец же ты! - засмеялась девушка. - Ты что же, увидел, что на мне дорогой костюм чужеземца и решил меня обобрать как липку?
   - Что Вы такое говорите, господин? Это ожерелье стоит десять золотых для всех. Я и не заметил Ваш костюм. Теперь-то я все понял: Вы - почетный гость нашего короля. Поэтому специально для Вас я сделаю скидку и отдам Вам это украшение всего за девять золотых.
   - Вот же хитрец! - воскликнула Генриетта. - Да ты любого рыночного торговца из моего города за пояс заткнешь. Так мы с тобой до вечера проторгуемся.
   - Зачем же торговаться? Я понимаю, что Вы занятой человек и Вам некогда стоять тут со мной и болтать. Ладно, чтобы Вы больше не раздумывали - восемь золотых! Только для Вас!
   - Да я уж вижу, что ты только для меня цену в три раза взвинтил!
   - Вы меня обижаете! - торговец театрально надул щеки и выпятил нижнюю губу. - Я легко продам это ожерелье за десять золотых другому покупателю, потом локти будете кусать, что не купили его за восемь.
   - Что ж, не буду же я тебя в убытки вгонять? Продавай за десять другому, а я пошел.
   Генриетта важно развернулась и стала медленно удаляться от лавки торговца украшениями.
   - Стойте! - крикнул тот. - Зачем же так горячиться? Я могу еще уступить! Семь золотых!
   - Ладно, я и правда ограничен во времени, поэтому сделаем так: я куплю у тебя это ожерелье за один золотой.
   У торговца от такой наглости выкатились глаза, и рот несколько раз беззвучно открылся и закрылся. Наконец он пришел в себя.
   - За один? Один? Мне это не послышалось? Ожерелье, которое стоит десять продать за один золотой?
   Генриетта сделала ему знак замолчать и спокойно сказала:
   - Хватит разыгрывать этот цирк, ты меня изрядно повеселил, но довольно. Ты сразу взвинтил цену раза в три, значит, ожерелье стоит приметно три золотых. Оно из редких камней, очень изящное и красивое, это я вижу, но это не драгоценные камни и не золото, значит, ты, хитрец, купил его у какого-нибудь деревенского мастера за гроши. Я не могу себе представить, чтобы такой жмот, как ты, заплатил за эту милую безделушку больше одного золотого. Конечно, у тебя должна быть выручка с этого ожерелья, и я куплю его у тебя за два золотых.
   Торговец мрачно разглядывал Генриетту и обдумывал ее слова. Видно было, что она попала в точку.
   - Три золотых, - наконец проговорил торговец. - Вы сами сказали, что ожерелье стоит примерно три золотых, так что давайте деньги и забирайте эту безделицу.
   - Я дам тебе четыре, но ты мне скажешь, где живет мастер, который сделал это украшение.
   Торговец колебался и с опаской косился на конкурентов.
   - Я скоро уеду и никому не расскажу, не бойся. Ты в убытке не будешь, - сказала Генриетта.
   - Ладно,- согласился продавец, взял деньги и подробно объяснил, как добраться до хижины мастера.
   Генриетта собиралась идти, но торговец проворчал:
   - Никогда не видел, чтобы порядочные господа так торговались.
   - А я не из господ, - ухмыльнулась Генриетта. - Я сам торговцем на рынке был.
   - Не может быть! - удивился торговец. - Чего же ты в дорогом костюме разъезжаешь с королем по свету?
   - Долгая история. Если коротко, однажды дракона из нашего королевства прогнал и стал королевским советником.
   - Сказки какие-то! - не верил тот.
   Но тут вмешался другой торговец, который слышал их разговор:
   - Я слышал, к нашему королю приехал какой-то герой, победивший дракона. Только тот должен быть храбрым и сильным, а этот, - он указал на Генриетту, - совсем юный и щупленький.
   - Такой живым от дракона сможет уйти, только если между зубов проскользнет, - подхватили другие.
   Торговцы потешались и громко смеялись, но тут к ним подскочил Уфиций и закричал:
   - Как вы смеете! Генри наш герой! Его молодость и ... эээ.. не очень атлетическое телосложение делают его поступок еще более самоотверженным! Вот, смотрите, это знак победы над драконом.
   С этими словами Уфиций ткнул пальцем в золотую брошь Генриетты у нее на груди.
   Торговцы замолчали и открыли рты от изумления.
   - Пойдем, Генри!
   Уфиций схватил Генриетту за руку и потащил за собой.
   - Всем доброго дня! - крикнула на прощание торговцам Генриетта.
   - Ты разве на них не обиделся? - удивился Уфиций.
   - Нет, а на что обижаться? Если бы ко мне на рынок пришел какой-то замухрышка и начал хвастать победой над драконом, я бы еще не так над ним потешался!
   Они уже покинули рынок, а Уфиций все продолжал тащить Генриетту в сторону дворца.
   - Погоди, у меня есть одно дело, - девушка высвободила свою руку из цепких пальцев своего защитника. - Хочу к мастеру наведаться, который такие вещицы делает, - она показала Уфицию ожерелье.
   - Оно чудесное! А зачем тебе мастер?
   - Я ... Я хочу еще купить, а у него намного дешевле будет, чем на рынке, - соврала Генриетта.
   На самом деле вся эта ситуация заставила ее вспомнить про отца, который тоже был замечательным мастером, но довольствовался малым. Она вспомнила, как они были бедны и сколько времени отец проводил в своей мастерской, получая гроши за свою работу, и ей очень захотелось как-то помочь неизвестному ремесленнику.
   - Я с тобой пойду, - заявил вдруг Уфиций.
   Генриетта не стала возражать. Никому хуже от этого не станет, а идти на окраину незнакомого города одной ей было страшновато.
   - А здорово ты торговался! Я так не умею, - сказал Уфиций.
   - А тебе и не надо, - ответила Генриетта. - У тебя деньги есть, а для меня и грош раньше в радость был.
   - Так сейчас-то ты тоже при деньгах.
   - Верно, но я лучше свои деньги отдам честному мастеру, чем наглому перекупщику.
   Беседуя, они дошли до окраины города. Хижины здесь были бедные, а на улице играли детишки, кто голышом, кто в платьях, наскоро сшитых из мешковины. Они были такие худые, что кожа, обтягивающая их кости, казалось, вот-вот порвется. Уфиций смотрел на них с удивлением и жалостью. Потом он подозвал к себе детишек, и каждому дал по золотой монете. Дети с недоверием смотрели то на странно одетого господина, то на монеты, которые даже самые маленькие крепко зажали в своих кулачках.
   - А теперь бегите на рынок и купите себе поесть или отдайте деньги родителям, чтобы они вас накормили, - сказала им Генриетта.
   Детишки пролепетали слова благодарности и разбежались, кто домой, а кто на рынок.
   - Жаль, некоторые глупыши побежали к торговцам. Их же там обманут! Почему ты не велел им всем разойтись по домам?
   Генриетта вздохнула.
   - Некоторым из них не повезло с родителями. Деньги у них могут отнять и купить выпивку, а они так и останутся голодными. Дети сами знают, как для них будет лучше. Не переживай, таких малышей обмануть гораздо сложнее, чем тебя.
   - Как же так!- воскликнул Уфиций. - Король Южного Королевства, наверно, не знает, что в его стране есть голодающие дети!
   Генриетта пристально посмотрела на него. Уфиций оказался хорошим молодым человеком: он был старательным, честным, добрым, щедрым, умным. Но он как будто жил в какой-то другой реальности.
   - Не хочу тебя разочаровывать, дружище, но в нашем королевстве голодающих детей не меньше.
   Он хотел что-то возразить, но они дошли до хижины мастера.
   Генриетта постучала, и женский голос ответил: "Войдите!"
   Внутри оказалось очень чисто и уютно. За столом сидела молодая женщина и нанизывала ракушки на нитку. Перед ней грудами лежали камешки, ракушки, жемчуг, в которых она уже успела проделать дырки. В углу стояла люлька с мирно спящим младенцем, а рядом сидел маленький мальчик, который держал в руках золотую монету.
   - Это он мне дал, - прошептал малыш, указав на Уфиция пальчиком.
   Женщина с удивлением разглядывала непрошенных гостей. Опомнившись, она вдруг вскочила, поклонилась и спросила, чего господа изволят.
   - Мы к Вам пришли ожерелья посмотреть,- сказала Генриетта.
   Женщина удивилась еще больше, но достала шкатулку и разложила перед гостями много разных браслетов, бус, подвесок и прочих украшений.
   Уфиций выбрал несколько штук в подарок матери и сестрам. Генриетта тоже присмотрела украшения для тетушки, сестры, для матери, в возвращение которой она не переставала верить, и даже для себя. Потом, переглянувшись, они забрали все, что показала им женщина.
   - Сколько с нас? - спросил Уфиций.
   Мальчишка, видя, что его мать совсем оробела, сказал:
   - Все это мама хотела продать за три золотых торговцу. Вы мне один дали, - он показал свою монетку, - так что с вас еще два.
   - Нет, это твоя монетка, - засмеялась Генриетта. - А маме твоей мы дадим девять золотых!
   - Это слишком много, - шепотом проговорила женщина.
   Тогда Генриетта рассказала ей, как торговец продает ее украшения по десять золотых и даже показала купленное у него ожерелье.
   - Он сказал, что оно стоит десять золотых, а получил четыре. Значит, шесть - Вам за ожерелье и ещё три за то, что мы взяли сейчас, - подытожила девушка.
   Она посоветовала бедной женщине не занижать цену, а пригрозить торговцу, что украшения могут быть проданы его конкурентам.
   - Это Вы ему одолжение делаете, а не он Вам.
   - Господин правильно говорит, мам, - вставил свое слово малыш.
   - Поможешь своей маме получить хорошие деньги у торговца? - спросила его Генриетта.
   Мальчик кивнул.
   Женщина перебирала в руках золотые монеты и неустанно благодарила щедрых покупателей. Потом она сунула деньги в карман фартука и почти насильно усадила своих гостей за стол, с которого быстро смела все камушки в разные коробочки. Она извинилась, что угощение у нее скромное, но отпустить их голодных она не могла.
   Генриетта на самом деле почувствовала, что проголодалась.
   Женщина налила им похлебки из овощей, поставила на стол ржаные лепешки, корзинку с фруктами и сделала чай.
   Она рассказала, что ее мужа забрали в армию, и она осталась одна с двумя детьми. Вернется муж или нет, она не знала.
   Они разговаривали допоздна и так засиделись, что на улице стало совсем темно.
   - Нам пора,- сказал Уфиций.
   Женщина пыталась отговорить их идти обратно вдвоем в темноте, но они должны были вернуться во дворец.
   Они шли очень осторожно, прислушиваясь к каждому шороху. Проходя мимо рынка, они услышали шепот и топот ног, и вдруг на них напали. Нападавших было трое, один из них, судя по голосу, был торговцем украшениями. Друзьям пришлось бы несладко, ведь драться оба совсем не умели. Неожиданно откуда-то выскочил здоровенный детина, который без труда раскидал трех разбойников, и те убежали так быстро, что даже вещи свои забыли.
   - Кто Вы? - спросил Уфиций у спасителя.
   - Меня зовут Грегор. Я сосед Клары, которая вам украшения продала. Она после вашего ухода ко мне зашла и просила вас догнать и проводить. Даже золотой давала, но я отказался. Вы и так сынишке моему золотую монетку дали. Я за вами пошел, но догнать никак не получалось, очень уж вы спешили. Хорошо, что здесь подоспел, то потрепали бы вас неслабо.
   - Грегор, спасибо Вам огромное! За наше спасение примите небольшое вознаграждение,- сказал Уфиций и потянулся к своему карману, но Грегор его остановил.
   - А вот этого не надо. Я вас не за деньги спас. У вас я ничего брать не буду, а вот это, пожалуй, заберу. Честно заработанные, можно сказать.
   Грегор собрал вещи, оставленные нападавшими. Один из них потерял сумку, в которой оказался кошелек, туго набитый золотыми монетами. Грегор высыпал добычу на свою огромную ладонь и почесал голову.
   - Вот это да! Этак можно с семьей в хороший дом переехать, - прошептал он сам себе, потом спрятал кошель в карман, а сумку выкинул. - Вас я провожу до дворца, - сказал он Генриетте и Уфицию, - но вы никому не говорите, что на вас кто-то напал, а я этого кого-то прогнал. Благодарность свою я уже получил, - богатырь хлопнул себя по карману, - иначе у меня проблемы могут быть. Разбойники-то из богатеньких были, как узнают, что я их добро прихватил, да тумаков им наставил, со свету меня сживут.
   Уфиций начал было говорить, что король не допустит, чтобы разбойники честных горожан обижали, но Генриетта велела ему замолчать и дала слово, что про эту историю в здесь никто не узнает. Грегор кивнул и проводил их до дворца.
   На прощанье Генриетта обняла Грегора и дала ему еще несколько монет для Клары.
   - Если бы она Вас не послала за нами, мы бы своих кошельков точно лишились, а может и жизней, - сказала она.
   На этом они попрощались и разошлись.
   Короли давно уже спали, но дворецкий дожидался пропавших гостей.
   - Где вы были? - напал он на них с расспросами.- Я уже хотел на ваши поиски стражников отправить. Что случилось?
   - Заблудились, - ответила Генриетта. - Гуляли, гуляли и заплутали. Никак дорогу ко дворцу найти не могли.
   Дворецкий немного отчитал их за беспечность: гулять по чужому городу ночью небезопасно, говорил он.
   Когда дворецкий удалился, Генриетта выразительно посмотрела на Уфиция, прижала указательный палец к губам и прошептала:
   - Тсссс! Никому!
   Он вздохнул и так же шепотом ответил:
   - Даю слово!
   Они разошлись по своим комнатам и легли спать. Но оба долго не могли заснуть: Генриетта думала о Кларе, ее детях и вспоминала своих родителей, а Уфиций впервые в своей жизни увидел бедность и никак не мог забыть глаза детей с окраины этого города.
  

Глава 19

   Наконец, настал последний день пребывания в Южном Королевстве.
   Гостей провожали с размахом: главный повар старался поразить воображение гостей разными деликатесами, артисты подготовили новое представление, в котором, конечно, был дракон, музыканты не жалея рук барабанили, стучали, бренчали, в общем, весь день был похож на непрекращающийся праздник.
   После обеда Юдовик Второй повел гостей в королевский зоопарк. Это был огромный сад с просторными вольерами. Зоопарк был не совсем обычный: здесь были тигры, барсы, пантеры, медведи, огромные питоны, волки и другие опасные животные, преимущественно хищники, но не было зайчиков, пони, голубей, в общем, милых зверюшек, которые в изобилии водятся в любом другом подобном месте.
   - Мой дед начал строить этот зоопарк, - рассказывал Юдовик Второй, - он покупал и привозил из других стран хищных зверей, их лечили, откармливали, а потом устраивали между ними бои. Отец тоже увлекался подобными зрелищами, но мне не доставляет особой радости смотреть, как звери рвут друг друга на части. Кстати, тут есть огромная огороженная территория, где планировалось держать дракона.
   - Дракон в зоопарке? - удивился король Вильгельм. - Но это невозможно!
   - Дед мечтал заполучить дракона. Как-то местные жители сообщили, что в горах видели двух драконов, огромного и небольшого, видно мать с детенышем. Туда была отправлена целая армия, целью был маленький дракончик. Его смогли отбить от матери, но он улетел и пропал среди гор. Мать, видимо, тоже не смогла найти своего детеныша. Она металась среди вершин, заглядывала в каждое ущелье, но тщетно: то ли испуганный дракончик очень хорошо спрятался, то ли погиб. Дракониха была в ярости: она не только уничтожила всю армию, но и сожгла дотла несколько близлежащих деревень. Потом она направилась сюда, в столицу, и сожгла дворец. Вместе с дедом. Отца, к счастью, не было в городе, дед отправил его на войну, хотя тот был еще совсем юным. Дракониха улетела, и никто больше не видел ни ее, ни маленького дракончика.
   Все были поражены услышанной историей, особенно Генриетта.
   "Золотко и есть тот пропавший детеныш! Его мать жива!" - думала она. Девушка решила навестить своего необычного друга, как только представится такая возможность, и рассказать ему эту историю.
   Генриетта так задумалась, что не сразу заметила, что все на нее смотрят, а Король Южного Королевства повторяет: "Генри! Генри, ты меня слышишь?"
   Она встрепенулась и извинилась, сказав, что эта история напомнила ей про встречу с драконом.
   - Вот я как раз и говорю, возможно, дракон, поселившийся в вашем ущелье, улетел из нашего королевства? А куда он направился, покинув вашу территорию? - спрашивал Юдовик Второй.
   - Я не знаю, Ваше Величество, - пожала плечами Генриетта.- Дракон мне свою родословную не рассказывал и о планах тоже не сообщал.
   Все присутствующие усмехнулись.
   - А ваш отец не пытался выследить тех драконов и отомстить? - спросил король Вильгельм.
   - Нет, отец был мудрее деда, он оставил вольер для дракона в память о гибели деда, но никогда даже не помышлял искать этих чудищ. Рассказывая мне эту историю, отец сказал: "Невозможно поймать дракона. Невозможно держать его в неволе или заставить делать то, что ты хочешь. Лучше, чтобы в твоем королевстве драконов не было, иначе с ними придется считаться. Но когда твои желания совпадают с желаниями дракона - такой возможностью нужно пользоваться. Дракон-союзник обеспечит победу в любой войне, в любом деле."
   - Что он имел в виду? Как дракон может стать союзником?- удивился король Вильгельм.
   - Что ж, расскажу вам еще одну необычную историю. Мой отец много воевал и значительно расширил свою территорию. Но он никак не мог подчинить себе государство на Дымящемся острове. Остров так назывался из-за расположенного на нем вулкана. Было известно, что там обитал дракон. Местные постоянно пытались выгнать его оттуда, но, конечно, безрезультатно. Драконы не любят, чтобы их тревожили. Однажды дракон так разозлился из-за непрошенных гостей, что сжег пол острова. Отец воспользовался ситуацией и захватил Дымящийся остров. Он сказал местным, что дракон устроил пожар по его просьбе, и остров снова заполыхает, если кто-нибудь вздумает устроить восстание. Тревожить дракона на вулкане было строго-настрого запрещено. Перед вулканом даже была выставлена стража, чтобы местные по старой привычке не вздумали туда идти. Так отец воспользовался стечением обстоятельств и гневом дракона в своих интересах, то есть дракон действовал как его союзник, даже не подозревая об этом.
   - Ваш отец был очень мудрым человеком. А он не пробовал договориться с драконом, чтобы тот смотрел за порядком на острове?
   - Я тоже задавал этот вопрос отцу, - кивнул Юдовик Второй. - Но он ответил, что в этом нет необходимости. Местные и так поверили, что дракон действует в наших интересах. Посылать к дракону переговорщиков было вообще опасно: он мог спалить их на подходе и снова разозлиться и напасть на поселения. Отец проявил военную хитрость и получил желаемое, а дракон остался доволен, что в его владения больше не заходят люди.
   - А дракон до сих пор живет на том острове? - спросил кто-то.
   - Никто точно не знает. Я оставил в силе приказ отца не тревожить дракона. Перед вулканом по сей день стоит стража и никого не пускает. Однако, мы совсем забыли про время! Пойдемте, нас ждет шикарный ужин и великолепное представление.
   Юдовик Второй не преувеличивал: вечер прошел замечательно. Гости восхищались едой, напитками, танцами, факирами и заклинателями змей, но Генриетта не могла перестать думать о драконах. Она тихо сидела и теребила свою брошку. В ее голове снова и снова прокручивались услышанные истории, и вдруг ей пришла замечательная мысль. Она поняла, что должна сделать, чтобы спасти свое государство.
   "Спасибо, король Южного Королевства, Вы сами научили меня, как победить Вас в будущей войне",- подумала Генриетта.
   Она, наконец, смогла успокоиться и насладиться остатком вечера вместе с остальными.
  

Глава 20

   Дорога в родное королевство прошла спокойно и ничем не примечательно. В городке, где они останавливались переночевать, Генриетта купила карту гор Южного Королевства. На вопрос короля, зачем она ей нужна, девушка ответила, что любит горы, и эту карту она увезет с собой в качестве сувенира.
   Вернувшись во дворец, все сразу разошлись по своим комнатам. Приезжать домой всегда приятно, как бы хорошо не было в гостях.
   Было не очень поздно и, хотя Генриетта очень устала и с радостью бы легла спать, она стала ждать гостей. Предчувствие ее не подвело. Прошло меньше часа после ее возвращения, как в дверь осторожно постучали.
   - Войдите,- сказала она.
   - Генри, с приездом! Ты не спишь? Я могу зайти завтра, - сказал генерал, приоткрыв дверь.
   - Входите же, я как раз Вас жду.
   Генриетта рассказала генералу про путешествие, описала Южное Королевство и его народ, упомянула свою неудачную попытку остановить короля Вильгельма от разглашения военных секретов. Она старалась быть краткой и рассказывать только то, что генералу может пригодиться, но все равно они засиделись допоздна. Ей становилось все труднее сдерживать зевоту, а глаза ее закрывались сами собой.
   Генерал, заметив это, встал и сказал, прощаясь:
   - Спасибо, Генри. Прости, что из-за меня ты попал в неприятную ситуацию. Может, я ошибаюсь, и нашему королевству ничего не грозит. А теперь, ложись спать. Ты и так борешься со сном из последних сил.
   Генерал ушел, а Генриетта рухнула на кровать и проспала до утра.
   Ее разбудил стук в дверь. Это Карл пришел поприветствовать ее после возвращения. Он сообщил, что совещание назначено на вторую половину дня. Король хотел узнать у советников, как в его государстве идут дела и заодно рассказать о путешествии в Южное Королевство.
   Карл предупредил Генриетту, что, пока короля не было, Дагд почти убедил оставшихся советников ввести новые налоги.
   - Я думал, что смог уговорить их оставить народ в покое, - вздохнула Генриетта.
   - Генри, они никогда не оставят народ в покое. Они боятся мятежа, но это далекая и призрачная угроза, они никогда с ней не сталкивались и думают, что не столкнуться. А вот деньги - это другое дело. Они знают, сколько могут содрать с простых людей, они делали это тысячу раз и уже почувствовали запах легкой наживы.
   - Тогда есть еще один метод убеждения - наглядный.
   Генриетта рассказала Карлу, как был удивлен Уфиций, увидев бедность и нищету.
   - Я верю, что большинство советников - хорошие люди. По крайней мере, неплохие. Они просто на самом деле не представляют себе, что значит быть голодным или ночевать на улице. Можно организовать экскурсию по самым бедным районам города, - предложила Генриетта.
   - Неплохая идея. Только если вы заранее обговорите маршрут, такие негодяи, как Дагд, могут принарядить местных или согнать туда актеров, которые будут нахваливать свою жизнь.
   Карл был прав. На этом разговор пришлось прервать, потому что до совещания оставалась всего пара часов, а Генриетта до сих пор не позавтракала и даже не переоделась после поездки.
   Совещание началось с того, что советники наперебой целовали королю руки и говорили, как они соскучились. Потом начались расспросы о путешествии, на которые король охотно отвечал или передавал слово тем, кто его сопровождал. Генриетте, как она и ожидала, досталось счастье пересказать истории про драконов. Вопросов о жизни в Южном Королевстве было так много, что до обсуждения дел государства они так и не дошли.
   Советники заявили, что приготовили торжественный ужин в честь возвращения короля. Король был обрадован и отпустил всех готовиться к вечеру. На этом совещание закончилось.
   Генриетта вздохнула с облегчением. Сегодня она не чувствовала в себе достаточно сил, чтобы противостоять напору Дагда и его единомышленников. Кроме того, ей нужно было подумать, как лучше показать советникам тяжелую жизнь народа. Она была уверена, что это сработает.
   Торжественный ужин показался Генриетте не таким уж торжественным. Наверно, она просто устала от всех этих праздников. С гораздо большей охотой она бы провела этот вечер у себя в комнате за беседой с Карлом или генералом. А больше всего она мечтала поехать домой и рассказать обо всем Клариссе и тетушке, попивая на кухне чай из старого, но начищенного до блеска чайника.
   Генриетта покинула зал, в котором проходил ужин, как только представилась такая возможность. Она собиралась пораньше лечь спать, но в дверь неожиданно постучали. Она устала, и видеть никого не хотелось.
   - Генри, это я, - раздался из-за двери голос Уфиция.
   - Входи, - ответила Генриетта.
   За последнее время ее мнение об этом молодом человеке сильно поменялось. Сначала она считала его напыщенным самолюбивым снобом, но он поразил ее тем, как подготовил бал, как старательно проследил, чтобы все прошло безупречно, как вступил в спор с торговцами, когда они смеялись над историей с драконом, но больше всего ее поразило его стремление помочь бедным людям. Уфиций заставил Генриетту поверить в людей.
   - Рано ты ушел, - сказал он.
   - Ты тоже, - ответила Генриетта.
   - Я хотел поговорить с тобой. После нашей прогулки на окраину города нам так и не удалось все обсудить.
   - О чем хочешь поговорить? О бедности? Есть ли она в нашем королевстве? Есть. Я сам так жил. Я могу показать тебе, если хочешь, но зрелище малоприятное, честно говорю.
   - Хочу! - с жаром ответил Уфиций.
   Генриетта посмотрела на него с удивлением. Видимо грустные детские глаза не выходили у него из головы. Она поняла, что у нее появился верный соратник в борьбе за права народа. Генриетта хотела рассказать Уфицию о замысле Дагда и обсудить с ним план действий, но в дверь опять постучали.
   Уфиций удивленно посмотрел на дверь. Генриетта была удивлена больше его, потому что понятия не имела, кто еще мог к ней зайти.
   - Кто там? - спросила она.
   - О, Генри, откройте скорее, пока меня никто не увидел, - сказал женский голос, в котором Генриетта узнала Эллу.
   Уфиций ухмыльнулся, встал и собрался уходить.
   - Ну, счастливо, дружище, я пойду.
   - Куда? - Генриетта схватила его руку и с силой дернула так, что тот снова сел. - Останься, я не хочу ее пускать.
   - Генри, ты слишком боишься барышень, они не кусаются, - засмеялся Уфиций.
   Генриетта тем временем приоткрыла дверь так, чтобы Элла видела, что в комнате кто-то есть, но не смогла прорваться внутрь.
   - Добрый вечер, Элла. Я бы с радостью впустил Вас, но я не один. У меня очень важный разговор.
   Лицо девушки стало разочарованным.
   - Как жаль, я не думала, что у Вас кто-то есть. Зайду как-нибудь в следующий раз.
   - Буду с нетерпением ждать, - ответила с улыбкой Генриетта и захлопнула дверь.
   Уфиций давился от смеха.
   - Что же ты, Генри, Элла - завидная невеста. А уж тесть-то у тебя будет какой! Мечта просто! - подначивал он друга.
   - Вот сам на ней и женись, - ответила Генриетта. - Не смешно, между прочим. Дагд меня вообще терпеть не может. Думаю, он меня убьет скорее, чем позволит стать его зятем.
   - Вполне возможно. Но с другой стороны всем известно, что Элла из отца веревки вьет. Он ей разрешает все, что она захочет, любые игрушки, украшения, платья, духи покупает. Так что она и тут отца может уговорить. Любить тебя он не станет, конечно, но убивать и лишать дочку любимой игрушки не будет.
   Генриетта представила себя у алтаря с Эллой и невольно расхохоталась.
   Снова раздался стук в дверь.
   - Проходной двор какой-то, - заметил Уфиций.
   - Кто там?
   - Генри, откройте, это графиня де Помпур, мы с Вами на балу познакомились.
   "Боже, да когда же это закончится?!" - подумала Генриетта.
   Уфиций снова собрался уйти, но она его не пустила.
   - Ну, теперь-то ты точно не уйдешь. Неужели хочешь бросить друга на растерзание этим гарпиям?
   Генриетта приоткрыла дверь и сказала, что она не одна. Графиня оказалась менее тактичной, чем Элла и заявила, что она не против компании. Она чуть не просочилась в комнату через щель, но Генриетта еще плотнее прижала дверь и сообщила, что у нее очень важный разговор. И очень деликатного характера, добавила она. Графиня понимающе кивнула, хотя сама в это время пыталась разглядеть, кто же находится в комнате. Наконец, она сдалась.
   - На самом деле я зашла просто поприветствовать Вас после возвращения и пригласить на обед в следующее воскресение, - с улыбкой сказала она.
   Генриетта хотела возразить, но графиня приказным тоном добавила: "Приходите в три", развернулась и ушла.
   - Даже обидно немного, - проговорил Уфиций с улыбкой, - тебе столько внимания, а вот меня ни одна собака на воскресный обед не позвала.
   - Иди вместо меня. Графиня так хочет выдать свою старшую дочку замуж, что ей все равно за кого. Она мне в прошлый раз что-то про свободные взгляды рассказывала, но я в это не верю. Скорее всего, дочурка просто в девках засиделась. Она даже обрадуется, что жених более знатный подвернулся.
   - Генри, ты совсем не веришь людям, так нельзя. Может, ты им очень понравился.
   Генриетта не обращала внимания на подтрунивание Уфиция.
   - Лучше бы помог придумать, как мне этого обеда избежать, - сказала она.
   - Не торопись, еще может подвернуться хороший повод отказаться. Целая неделя впереди.
   Из-за непрошенных гостей Генриетте в этот вечер так и не удалось поговорить с Уфицием о том, что Дагд задумал ввести новые налоги для населения. Она решила сделать это при случае. Впрочем, она была уверена, что и без ее просьбы Уфиций встанет на сторону простого народа, и ей было даже интересно посмотреть, как ее друг сделает этот непростой для себя и неожиданный для других выбор.

Глава 21

   Жизнь входила в привычное русло. Совещания проходили каждый день, обсуждались разные вопросы государства, но Дагд пока молчал. То ли он ждал подходящего случая, то ли хотел заручиться поддержкой всех советников в этом вопросе, то ли была какая-то иная причина, Генриетта не знала.
   Однажды она со скучающим видом сидела на совещании и делала вид, что слушает доклад одного из советников о реконструкции памятников и статуй в честь королевской семьи. Советник огласил необходимую сумму, которая была немаленькой, но и не огромной. Король спросил мнение казначея, но тот ответил, что на это нет денег.
   "Ага, - подумала Генриетта, - вот вам и повод ввести новый налог".
   - Как это - "Нет денег"? - встрепенулся король.
   Казначей достал свои записи и рассказал, как часть денег ушла на бал, другая - на гостей, третья - на путешествие, четвертая - на праздник в честь возвращения короля, остальное - на бытовые расходы.
   - Казна нуждается в пополнении, - подытожил казначей.
   Генриетта выжидающе смотрела на Дагда. Он, словно почувствовав ее взгляд, поднял глаза и презрительно на нее посмотрел.
   - Какие будут предложения? - спросил король.
   Дагд встал, откашлялся и произнес:
   - Ваше Величество, я считаю, нельзя допускать, чтобы королевская казна пустела. Необходимо ее пополнить как можно скорее. Самый быстрый и эффективный способ- это введение новых налогов для населения. Мы и так уже сами оплатили бал, - Дагд бросил злой взгляд на Генриетту, - но заполнить брешь в казне мы не в состоянии. Пока Ваше Величество было в отъезде, я взял на себя смелость и проверил, настолько ли плохо живет народ, как это нам рассказывали, - Дагд небрежно махнул рукой в сторону Генриетты. - Народ живет хорошо, радуется жизни, хвалит короля, ни у кого нет никаких мыслей о возможном мятеже. Я даже могу распорядиться, и толпу крестьян приведут сюда, чтобы они подтвердили мои слова. Новые налоги пойдут на пользу нашему королевству.
   - Какие же налоги Вы планируете ввести? - спросил король.
   - Я думаю на муку, сахар, соль. Это необходимые товары, их покупают и продают везде. Так мы быстрее решим проблему с казной.
   - Какие будут еще предложения? - король оглядел присутствующих.
   - Не реставрировать статуи и не вводить налоги, - раздался громкий голос Уфиция.
   Все с удивлением посмотрели на молодого советника.
   - Ваше Величество, - продолжал он невозмутимо, - я был рожден в семье знатного дворянина и всю жизнь провел при дворце. Я, как и почти все присутствующие здесь, не испытывал ни голода, ни холода, ни нужды в чем-либо. Но недавно я столкнулся с бедностью и горем. В нашем королевстве, как это ни прискорбно, простым людям живется несладко. Господин Дагд предлагает привести во дворец отобранных им крестьян, которые, за вознаграждение или под действием угроз, подтвердят нам, что у них все хорошо. Если мы действительно хотим узнать, как живет простой народ, мы должны выйти в город и прогуляться по его окраинам, заглянуть в самые дальние уголки. Я, Ваше Величество, так и сделал. Я и еще двое советников, которые были поражены увиденным.
   Генриетта, глядя на него, думала, блефует он или говорит правду. Ее сомнения развеяли друзья Уфиция, которые в красках рассказали, как живет простой народ. Все присутствующие были шокированы услышанным.
   - Это невозможно... Вы лжете! - вскричал Дагд.
   - Если не верите, выйдите сами в город и посмотрите. Только будьте готовы к тому, что довольные жизнью люди могут напасть на Вас и ограбить,- ответил Уфиций.
   Для Генриетты все происходящее было приятным сюрпризом. Она подумала, что у нее бы так не получилось спорить с Дагдом. К тому же она была человеком из простого народа и к ее словам относились с гораздо меньшим доверием, чем к словам кого-нибудь из знати.
   Разгорелся жаркий спор: Дагд и часть его единомышленников не хотели сдаваться, но большая часть советников была на стороне народа то ли потому, что их задел рассказ Уфиция, то ли потому, что их пугала перспектива самим идти в народ и проверять его слова.
   Даже генерал Арчино, который почти никогда не высказывался по вопросам, не связанным с войной или внешней опасностью, на этот раз поддержал тех, кто был на стороне простых людей. Генриетта, конечно, высказалась за них же.
   Дошло до того, что даже король изъявил желание покинуть дворец и прогуляться по окрестностям.
   Тут дверь распахнулась, и в зал вбежал запыхавшийся полковник.
   Он пытался что-то сказать, но никак не мог отдышаться. Его посадили на стул и дали воды. Придя в себя, он тут же вскочил и выпалил:
   - Беда, Ваше Величество! На нас напали!
   - Кто?
   - Король Южного Королевства с огромным войском пересек нашу границу. Они прошли там, где мы их не ожидали, как будто знали расположение наших постов. Поэтому мы не смогли предупредить Вас заранее. Юдовик Второй захватил тех, кто охранял границу и сам прислал нам переговорщика, который выдвинул жесткие условия.
   Король Вильгельм был шокирован такой новостью. Генерал и Генриетта переглянулись.
   "Ну вот, началось", - подумали оба.
   Пока король собирался с мыслями, генерал спросил:
   - И какие же условия они выдвигают?
   - Они требуют вернуть им территорию ущелья, а также отдать несколько близлежащих поселений. Кроме того, требуют откуп золотом на возмещение их затрат. Юдовик Второй ждет ответ через два дня. Если мы не согласимся, он грозится пойти на столицу и захватить дворец.
   - Что же я наделал! - простонал король. - Вы, генерал Арчино, оказались правы, зря я Вас не послушал.
   - Ваше Величество, сейчас не время казнить себя. Нужно придумать, что мы можем сделать.
   Совещание резко поменяло свое русло. Советники наперебой предлагали первое, что пришло им на ум: выполнить все условия, набрать народных ополченцев и выставить их с вилами против хорошо обученной армии, найти союзников, пригласить наемников. Король не хотел выполнять условия Юдовика Второго. Генриетта отмела идею о народном ополчении: обучать таких солдат времени не было, вооружить их толком тоже было нечем, их перебили бы за несколько часов. Насчет наемников генерал сказал, что денег они потребуют больше, чем Юдовик Второй, а вот драться до смерти такие солдаты не будут. Увидят, что проигрывают, и только пятки засверкают.
   Идея насчет союзников была неплохой, но только где их найти? У союзников либо должны быть общие интересы, либо их нужно как-то заинтересовать участвовать в войне, предложить им что-нибудь. Самыми близкими соседями были Северное Королевство, которое уже было втянуто войну, и Восточное Королевство, король которого был очень жадным и хитрым.
   Получалась безвыходная ситуация.
   Вдруг Генриетта встала и сказала:
   - Ваше Величество, позвольте мне поговорить с Вами и генералом Арчино наедине.
   Советники в гневе зашептали: "Неслыханно", "какой нахал", король смотрел на Генриетту широко раскрытыми глазами, но генерал согласился.
   - Ваше Величество,- обратился он к королю, - выслушав Генри, мы ничего не потеряем.
   Король испытывал чувство вины перед генералом, поэтому не стал возражать, хотя такая просьба и показалась ему странной.
   Когда в зале остались только трое, Генриетта сказала:
   - Ваше Величество, помните ли Вы истории про драконов, которыми так щедро потчевал нас Юдовик Второй?
   Король кивнул, не понимая, к чему это все.
   - Помните, он сказал, что дракон-союзник поможет победить в любой войне? Это наш единственный шанс!
   - Постой, Генри, - остановил ее генерал, - я правильно понял, ты предлагаешь нам позвать в союзники дракона?
   Генриетта кивнула. Генерал и король переглянулись, не веря своим ушам.
   - Дракона? - переспросил король.
   - Да, дракона, того, которого я прогнал из ущелья. Я, кажется, знаю, куда он улетел и смогу его найти.
   Воцарилось молчание. Идея казалась настолько бредовой, что даже говорить о ней было странно.
   - Генри, в прошлый раз ты попросил дракона улететь, принес ему то, чего тот хотел и дракон улетел. Но сейчас совсем другая ситуация. Ты хочешь просить дракона воевать с нашим врагом. Ты это понимаешь? Даже если ты найдешь дракона, в чем я сомневаюсь, если он тебя не поджарит и снова выслушает, зачем ему помогать нам?
   - Мы можем предложить ему золото. Драконы его любят. Это лучше, чем платить наемникам или союзникам-королям, которые могут предать в любой момент.
   Король и генерал снова переглянулись. Генриетта видела, что ее предложение не воспринимают всерьез.
   - Я вижу, вы не верите, что я смогу это сделать, - сказала она.- Но вспомните, так было и в первый раз, когда я вызвался добровольцем. Я прошу только дать мне разрешение попробовать. Мне нужен будет какой-нибудь проводник к границе с Южным Королевством. Если я отправлюсь прямо сейчас, то успею привести дракона через два дня, когда Юдовик Второй ждет от нас ответ. Вы ничем не рискуете, только мной. Только никому не говорите, куда я отправляюсь. А вы в это же время можете искать другие пути выхода из сложившейся ситуации.
   - Тебе нужен только проводник и разрешение уйти? - спросил король.
   - И, может, еще золото, но это потом, когда дракон прилетит.
   - Для дракона-союзника я найду золото,- ответил король, ни на минуту не сомневаясь, что Генри сошел с ума. - Я даю тебе позволение идти к дракону. Пока тебя не будет, никто не узнает, куда ты ушел, даю слово. Генерал, найдите Генри проводника и соберите его в дорогу.
   Генриетта поклонилась и направилась к выходу. До того, как она успела закрыть дверь, до ее слуха донеслись слова короля: "Бедный мальчик! Бедный мальчик!"
  

Глава 22

   Генерал зашел в комнату Генриетты, чтобы сообщить, что проводник ждет, лошади готовы. Он смотрел на нее с сожалением, но ничего не говорил.
   - Генерал, - не выдержала, наконец, Генриетта, - не надо меня жалеть. Я не сошел с ума. Мои мысли вполне ясные. Я знаю, куда и зачем еду.
   Генерал молчал.
   - Хорошо, дайте слово, что наш разговор останется только между нами.
   Генерал Арчино пообещал.
   - В прошлый раз я не рассказал всей правды о встрече с драконом. Мы как бы... подружились.
   Подобное заявление еще больше упрочило мысль о сумасшествии Генри.
   - Дракон сам мне рассказал, что улетит в горы Южного Королевства. Он покинул ущелье, чтобы его не беспокоили.
   - А как же меч? - поинтересовался генерал.
   - Меч, - усмехнулась Генриетта. - А никак! Он его для отвода глаз попросил, мы с ним вместе это придумали. Вспомните, Вы ведь тоже удивлялись, зачем дракону старая ржавая штуковина. Ладно, можете не верить, я понимаю, что звучит это все абсурдно. Просто не говорите никому, что я Вам рассказал, и ждите меня через два дня. Давайте так: чтобы не терять времени, я приведу дракона к лагерю Юдовка Второго, Вы тоже там будете, ведь через два дня нужно дать ответ. Постарайтесь задержать его, тянуть время, если я буду опаздывать, хорошо?
   Генерал пообещал, что сделает все, что сможет.
   Генриетта взяла мешок с необходимыми вещами и пошла во двор. Там ее ждал полковник Филипп, который принес новость о нападении. Генерал представил ее полковнику и объяснил тому, что нужно проводить Генриетту до границы с Южным Королевством так, чтобы никто из войска Юдовика Второго об этом не узнал.
   - Не волнуйтесь, - ответил полковник,- я там все тропинки знаю. Провожу, никто не увидит.
   Они сели на лошадей и поскакали по направлению к ущелью.
   Полковник оказался веселым и разговорчивым человеком. Всю дорогу он травил байки о своей военной службе. Потом пришла очередь Генриетты рассказывать истории. Полковник очень обрадовался, узнав, что его спутник и есть знаменитый герой Генри. Оказалось, в народе уже ходила легенда о битве Генри и дракона.
   Генриетта не стала говорить полковнику, что как раз к дракону-то она и едет.
   Ночь застала их в ущелье. Полковник нашел хорошую пещеру, где они и заночевали. Разводить костер не стали, чтобы не выдавать своего присутствия, только потеплее укутались и уснули.
   На рассвете полковник разбудил Генриетту. Они наскоро перекусили припасенной едой и отправились в путь. Вскоре они добрались до границы с Южным Королевством.
   - Куда дальше? - спросил полковник.
   - Вы приказ выполнили, доставили меня до границы. А дальше я поеду в горы, а Вы - домой.
   Полковник никак не отреагировал на последние слова Генриетты. Он стегнул лошадь и поскакал к подножию гор.
   - Подождите, куда же Вы? - Генриетта бросилась догонять полковника.
   - Генри,- сказал тот,- Вы меня обижаете, если думаете, что я оставлю Вас здесь одного. Приказ я выполнил, а теперь я поеду с Вами не потому, что мне приказали, а потому, что хочу помочь Вам. Так куда мы направляемся?
   Генриетта достала карту гор Южного Королевства и показала на самую высокую гору. К счастью, она была недалеко.
   - Нам нужно на вершину, - пояснила она.
   Полковник не стал расспрашивать, зачем Генри туда едет. Он уже бывал в горах Южного Королевства, и с его помощью они вскоре очутились у подножия самой высокой горы. Подъем был достаточно крутой, поэтому лошадей они оставили внизу. Генриетта никогда раньше не ходила в горы, без опытного спутника ей пришлось бы туго. Полковник выбирал менее опасный путь, предпочитал обходить препятствия, а не лезть на них. Так было медленнее, но быстрый подъем без всякого снаряжения был невозможен.
   - Эх, - сетовал полковник,- если бы мне сразу сказали, что нужно будет в горы лезть, я бы прихватил кое-что с собой. Уже на вершине бы сидели.
   Ночь застала их на середине горы. Полковник приметил углубление в скале, где было тихо и безветренно. Он разложил костер, и язычки огня принялись весело обгладывать сухой хворост.
   - А если нас заметят? - спросила Генриетта.
   - Кто? Лагерь Юдовика расположен вон в той стороне, - полковник показал рукой, - видишь, мы от него заслонены горой. Он не заметит. А если дым от костра увидят местные крестьяне - ничего страшного. Тем более что скоро нас тут уже не будет, ведь так?
   - Так. Давайте перекусим и спать.
   На следующее утро они продолжили подъем на гору. Генриетта хотела отпустить полковника, чтобы не пугать его драконом, но с другой стороны она не была уверена, что Золотко тут. Чем выше они поднимались, тем более необитаемой казалась скала.
   До вершины оставалось совсем немного. Полковник повернулся к Генриетте и сказал:
   - Почти добрались. Что мы тут ищем?
   В этот миг Генриетта увидела, как за спиной полковника гора начала двигаться. Она поднималась и поднималась и вдруг оказалась головой дракона. Полковник заметил, что Генриетта смотрит куда-то за него.
   - Что там Генри? - спросил он, разворачиваясь, и обмер. Прямо на него смотрели два огромных драконьих глаза. Ноздри дракона были от полковника на расстоянии вытянутой руки, так, что тот мог чувствовать теплое дыхание хозяина горы.
   Полковник быстро взял себя в руки, выхватил саблю и крикнул:
   - Генри, беги!
   Видимо, старый солдат перед лицом опасности забыл, что с ним герой, изгнавший дракона, зато не забыл, что он старый вояка, и уже готовился ринуться в бой, но Генриетта крепко схватила его за руку.
   - Здравствуйте, господин дракон, - перед полковником она решила использовать официальный тон. - Я снова к Вам. На этот раз с просьбой.
   Полковник повернулся и уставился на нее.
   - Так мы пришли сюда к дракону? - изумленно воскликнул он.
   - Да. Спасибо Вам, что проводили, но дальше я сам. Вам лучше спуститься вниз, забрать лошадей и вернуться в королевство.
   - А как же ты, Генри?
   - За меня не волнуйтесь. К назначенному времени я прибуду в лагерь Юдовика Второго.
   Полковник хотел что-то сказать, но потом вздохнул, взглянул еще раз на дракона и отправился назад.
   Дракон подождал, пока полковник не пропадет из виду.
   - Лошадей полковнику велела забрать? А как сама обратно добираться будешь? Опять на мне? Вот все вы, люди, такие: один раз поможешь, так потом на шею сядете и ножки свесите,- возмутился Золотко.
   - Я к тебе в такую даль пришла, а ты так меня встречаешь? Не по-дружески это! - Генриетта приняла обиженный вид.
   - Сама сказала, пришла по делу. Если бы в гости - так другой разговор. Что случилось?
   - Гостей так не встречают. Вообще по правилам этикета сначала нужно поинтересоваться, как у меня самочувствие, поговорить на общие темы, а уже потом о делах.
   - Самочувствие у тебя хорошее, раз на вершину горы залезла, - ответил дракон. - Давай без этих глупостей. Сначала о делах, а потом уже о разном. А то я все равно с тобой болтать о пустяках не смогу, все буду думать, что ты мне зубы заговариваешь, чтобы заставить что-нибудь сделать.
   - Да когда я тебя заставляла что-то делать?
   - В прошлый раз, например. Он же, кстати, и единственный. Другими словами, еще не было случая, чтобы ты просто так со мной общалась, не заставляя меня ничего делать.
   Генриетта вздохнула и промолчала. Золотко смотрел на нее, наклонив голову, и было непонятно, на самом деле он обижается или просто шутит. Чувство юмора у этого дракона было странное.
   Наконец, Золотко закатил глаза и сказал:
   - Ну ладно, давай, выкладывай, что у тебя за важное дело ко мне?
   - Как скажешь. Только без предыстории все равно не обойтись.
   - А ты попробуй, - не унимался дракон.
   - Ну, ты и вредина! Ладно. Мне очень нужно, чтобы завтра ты со мной прилетел в наше королевство в лагерь Юдовика Второго и напугал его солдат. Иначе будет большая война.
   - Это почему? И что Король Южного Королевства делает у вас? И при чем здесь я?
   - Вот видишь?! Без предыстории ничего не понятно. Давай, усаживайся поудобнее, мне нужно тебе о многом рассказать.
   Генриетта начала с того, как Юдовик Второй пригласил короля Вильгельма и его советников в Южное королевство, чтобы выведать военные тайны. Она рассказала о путешествии, как ее король разболтал все королю Южного Королевства, как они вернулись, а Юдовик Второй пришел с войском и требует земли и выкуп.
   - У нас нет войска, недостаточно денег, чтобы заинтересовать союзников или нанять хороших солдат из других королевств. Чтобы отбить первые атаки, советники предложили набрать крестьян, но их всех убьют на поле боя за считанные часы. Мы проиграем эту войну, потеряем земли и понесем огромные убытки, которые, как всегда, лягут на плечи обычных людей. Ты - наш единственный шанс. Ты -чудо, которое сделает нашу победу возможной. Кстати, король Вильгельм обещал выкуп отдать тебе, если ты согласишься, - закончила Генриетта.
   Дракон поморщился.
   - После того, как ты мне про тяжелую жизнь обычных людей рассказала, не смогу я с Вашего короля выкуп взять. Стыдно мне будет. Буду смотреть на золото и думать, что у сироток и старушек его отнял.
   - А поможешь?
   - Подумаю. Ты мне сейчас поподробнее все расскажешь, а я решу. Кстати, брошка у тебя очень красивая! Во дворце подарили как победителю дракона, и ты ей теперь перед всеми хвастаешься?
   - Не совсем так.
   Генриетта рассказала о том, как получила брошь от птицы на балу, а потом сказала:
   - Я не знаю, наверно, эта брошь действительно задумывалась, как знак отличия героя, изгнавшего дракона. Но я ношу ее не поэтому. Когда я смотрю на нее, то вспоминаю о нашей встрече и думаю о том, что где-то у меня есть друг, которому все по силам.
   - Очень трогательно, - Золотко кивнул. - Я даже чуть не прослезился.
   Генриетта улыбнулась.
   - Я по тебе очень скучала, - сказала она.
   - А что, у тебя во дворце друзей нет?
   - Есть, только ты- единственный друг, который знает мою тайну.
   Эта новость дракону понравилась.
   - Единственный, говоришь?
   Генриетта кивнула.
   - Ладно, помогу тебе, так и быть. Раз я твой самый близкий друг, которому известны все страшные тайны, отказаться с моей стороны было бы некрасиво.
   - Я знала, что ты не откажешь!
   - Конечно, не откажу, - дракон вздохнул, - я же интеллигент. Да и скучно тут! Не то, что поговорить не с кем, просто никого нет. Никого! Тоска зеленая.
   - Значит, ты тоже меня вспоминал?
   - Конечно, каждый день по несколько раз. Из-за тебя ведь сюда перебрался.
   - Ну вот. Прости меня, я не хотела тебе жизнь портить.
   - Да не переживай, это уж я так, по-дружески тебе жалуюсь. Вообще драконы обычно по одному живут, и от одиночества никто еще не умер. Но я еще не привык все время один быть.
   - По маме скучаешь?
   - А ты по своей?
   Генриетта кивнула.
   - Ну и я тоже. А как иначе? Это же мама. А я даже не знаю, жива ли она...
   Золотко загрустил, но Генриетта вдруг вскочила и хлопнула себя по лбу.
   - Я самое главное-то тебе не рассказала! Хотела на десерт эту историю оставить и заболталась, чуть не забыла. Жива твоя мама! Жива!
   Она рассказала дракону историю про дракониху с детенышем, которую услышала от Юдовика Второго. Золотко слушал, затаив дыхание. Он очень обрадовался, узнав, что его мама не погибла.
   - Значит, она жива, - мечтательно повторил дракон.
   - Отправишься на поиски? - спросила Генриетта.
   - Отправлюсь, только пока не знаю куда.
   - Может, еще кто-нибудь про нее знает. Люди долго хранят в памяти истории про встречу с драконом. Я как про двух драконов услышала, сразу подумала про тебя и решила обязательно к тебе в гости наведаться, как только случай представиться. А случая и ждать долго не пришлось. Кстати, Юдовик Второй нам еще одну историю про дракона рассказывал. Тот на Дымящемся острове живет.
   - А я его знаю! - обрадовался Золотко.- Там очень старый дракон живет. Ну, давай, не тяни, очень приятно получать весточки о своих собратьях.
   Генриетта пересказала историю о Дымящемся острове. Когда она замолчала, Золотко закрыл глаза и ничего не говорил. Какое-то время они посидели в тишине.
   - Сегодня хороший день, - сказал, наконец, дракон. - Понимаешь, когда долго один живешь и никого из своего рода не видишь, ощущение какой-то пустоты возникает. А когда такие истории слышишь, понимаешь, что не один в этом мире, что драконы живут своей жизнью, что ничего не изменилось. Пусть они далеко, но знать, что они живы, для меня очень важно.
   - Я тебя понимаю, - ответила Генриетта. - То есть, почти понимаю. Я всего несколько недель своих родных не видела, но страшно по ним тоскую. А когда я получаю от них весточки, у меня праздник на душе.
   Золотко кивнул.
   - Как сама-то живешь? - спросил он.
   - Нормально. Друзья, враги, секреты, заговоры, интриги - непривычно после простой деревенской жизни.
   - Не жалеешь, что ввязалась во все это?
   - Нет, что ты. Я чувствую, что это моя судьба. Я стараюсь пользу людям приносить. Но у меня никогда ничего бы не вышло, если бы не ты. Я часто нашу встречу вспоминаю. Мне сначала страшно было до жути! Думала, а вдруг говорить со мной не захочешь? А вдруг языка не знаешь? Кстати, хотела спросить, а ты только на нашем языке говоришь? Или ты полиглот?
   - Полиглот. Я знаю почти все современные языки и некоторые исчезнувшие. Ну и, конечно, язык драконов.
   - Здорово! А зачем тебе это?
   - Моя мама всегда говорила, что дракон, не знающий языков, - это большое горе. Вот жил на одной горе дракон, который не знал человеческих языков. Пришли к нему люди из одной страны, говорят что-то, а он их не понял и сжег. Пришли послы из другой страны - та же история. Потом подступили к горе два войска из обеих стран, кричат что-то, надрываются, а он их не понимает.
   - И что дальше?
   - Понятно что: всех, кто пришел, сжег. И близлежащие поселения тоже спалил, чтобы не ходили больше к нему.
   - А почему же незнание языков- большое горе для дракона?
   Золотко с удивлением посмотрел на Генриетту.
   - Я такого не говорил. Я сказал: "Дракон, не знающий языков, - это большое горе". Большое горе для людей.
   - Ужасная история!- покачала головой девушка.
   - Для тебя, наверно, - согласился дракон. - Ты же человек. Я с тобой иногда как с драконом разговариваю, поэтому такие истории рассказываю. Можешь гордиться этим.
   - Хорошо, буду гордиться, - усмехнулась Генриетта. - Кстати, мой друг дракон, я подумала, что ты прав: я каждый раз тебя прошу о помощи. Я тоже хочу тебе в чем-нибудь помочь.
   - И чем же ты можешь мне помочь? - поинтересовался Золотко с некоторой иронией в голосе.
   - Я могу помочь тебе в поисках мамы! Давай, когда вся эта дворцовая кутерьма немного уляжется, мы вместе полетим на поиски. Я буду расспрашивать людей, и, может быть, мы нападем на ее след. Постепенно доберемся и до нее. Познакомишь меня со своей мамой, - улыбнулась Генриетта.
   - Не самая хорошая мысль, - покачал головой дракон. - На поиски - давай, может что-то и получится, но знакомит тебя с ней, думаю, не стоит.
   - Это почему?
   - Как тебе сказать... Мама людей не очень любила. А уж после того, как меня потеряла, ее отношение ко всему человечеству, думаю, еще ухудшилось.
   - Почему она нас не любит? - удивилась Генриетта.
   - А за что вас любить? - в свою очередь удивился Золотко. - Вы же драконам только неприятности устраиваете. Обычно несмертельные и мелкие, но все же неприятно. Вот ты змей любишь?
   - Ну, ты сравнил! - покачала головой Генриетта.
   - Ты права, такое сравнение не подходит, змеи- очень опасные, - проговорил Золотко и задумался. - Придумал! Вас лучше с комарами сравнить! Вот ты комаров любишь?
   - Я так и обидеться могу.
   - А это зря. Я людскому роду даже польстил таким сравнением: если комаров слишком много или есть аллергия на их укусы, человек и умереть может. А вот чтобы люди дракона до смерти довели, это всем ныне живущим людям надо одновременно навалиться.
   - Ладно, я поняла, что драконы людей не любят. Но неужели твоя мама мне что-то плохое сделает, когда увидит, как мы вместе прилетели?
   - А это как посмотреть.
   - Что это значит?
   - Быть сожженной заживо - это плохое?
   - Она меня сожжет? Почему?
   - Почему, почему... Вот ты, когда маленькая была, мышей, крыс или другую гадость домой таскала?
   - Было дело, а при чем тут это?
   - При том! Что твоя мама в таком случае делала?
   - Выкидывала, конечно, то, что я притащила. Ты хочешь сказать, что я гадость? - Генриетта не на шутку разозлилась.
   - Успокойся, ты - не гадость. Но мама об этом не знает. Конечно, потом, когда я ей расскажу про нашу дружбу и про то, как ты мне помогала ее искать, она, может быть, пожалеет, что погорячилась, но тебе это уже не поможет.
   - Понятно,- пробурчала Генриетта.
   - Ты что обиделась?
   - Нет, я же всего лишь человек, что мне обижаться?
   - Вот и правильно, - кивнул Золотко. - Зато потом мама бы мне разрешила с человечками играть.
   - Это чтобы меня заменить? Но таких больше нет! Люди-то все разные.
   - Знаешь, вы сами придумали поговорку: "Незаменимых людей не бывает". Вас слишком много. Одинаковых, конечно, нет, но можно подобрать несколько человечков с такими же качествами, как у тебя: один будет веселый, другой - умный, третий...
   - Довольно! - прервала Генриетта дракона. - Я тебе маму предложила найти, а ты мне гадостей наговорил.
   - Ты слишком близко к сердцу все воспринимаешь. Прости, не хотел тебя обидеть. Я бы все равно по тебе скучал, ведь ты - мой друг. Ты это хотела услышать?
   - Да!
   - Вот и хорошо. Закроем пока эту тему. Расскажи мне лучше про бал. Какие еще чудеса там были?
   Генриетта рассказала дракону обо всем: о подготовке к балу, о Клариссе и принце, о танцах, волшебнике, мороженом, фейерверках, а также о том, что, сама того не желая, стала завидным женихом.
   - Ну и как, выбрала себе невесту? - смеялся над ней Золотко.
   - Нет, но вместо воскресного обеда с семейкой одной из потенциальных невест, я предпочла отправиться к тебе, - улыбнулась Генриетта.
   - Странные у тебя вкусы! Хотя я же такой красивый, сильный и умный, не так ли?
   Они оба засмеялись.
   Потом Генриетта рассказала про жизнь во дворце, про своих друзей и врагов, а Золотко с интересом слушал обо всем, лишь иногда вставляя короткие реплики.
   - А Дагда завтра у лагеря Юдовика Второго не будет? - поинтересовался он.
   - Нет, а зачем он тебе?
   - Премерзкий тип, как я посмотрю. Заодно его бы поджарил.
   Генриетта рассмеялась.
   - Кстати, насчет Юдовика Второго. Я помогу тебе справиться с этим коварным королем. Зажарить, может, его? Или его армию?
   Генриетта подумала и вдруг вспомнила Клару, продававшую бусы. Ее муж тоже, наверно, среди солдат был.
   - Нет, не надо. В армии у него много крестьян, а они ни в чем не виноваты. Напугать Юдовика Второго будет достаточно, чтобы понял, что у нас есть союзник, с которым он не справится. Он ответ от короля Вильгельма завтра ждет, вот и нам завтра надо к нему, пока мой король и свора его советников каких-нибудь глупостей не наделала.
   - Слушай, а раз я сохраню территорию с ущельем для вашего королевства, думаю, справедливо будет, если я там снова поселюсь? В ущелье веселее было, а тут скучно.
   - Думаю, справедливо,- ответила Генриетта. - Я как вернусь, у короля разрешение спрошу...
   - Да не нужно мне его разрешение! Я все-таки дракон, где хочу, там и живу! Тем более я не хочу, чтобы кто-то знал, что я в ущелье вернулся. Прибуду туда инкогнито, никто не узнает, буду спокойно там жить.
   - Пока птичка в нос не залетит, - хихикнула Генриетта.
   Дракон неодобрительно на нее посмотрел.
   - Зря я тебе рассказал, - покачал он головой. - Как-то это несолидно. Никому больше не рассказывай, пусть лучше думают, что я страшный и жестокий. Уважать больше будут.
   Генриетта пообещала.
   Они проболтали почти всю ночь. Потом девушка пристроилась спать на хвосте дракона, как в прошлый раз.
   Утром Золотко посадил Генриетту себе на спину и полетел в направлении лагеря Юдовика Второго.
  

Глава 23

   Юдовик Второй разглядывал в подзорную трубу войско короля Вильгельма.
   - Какой позор! Хуже солдат я, пожалуй, не видел, - проговорил он с легкой усмешкой.
   Войско состояло из крестьян, набранных из близлежащих окрестностей и вооруженных чем попало. Кто стоял с вилами, кто - с дубинами, кто- с палками. Был даже элитный отряд, вооруженный настоящим оружием. Новобранцы переминались с ноги на ногу, перешептывались, оглядывались назад, видимо уже продумывая пути отступления. Всем было понятно, что такое войско против огромной хорошо подготовленной армии Южного Королевства не выстоит и часа, а может и нескольких минут.
   Король Вильгельм стоял перед своими солдатами и тоже разглядывал своего врага в подзорную трубу. Он негодовал от обиды, злости и мыслей о грядущем поражении. Генерал Арчино стоял рядом с ним.
   - Ваше Величество, - утешал он своего короля, - быть может, у Генри получится и ...
   - Генерал, Вы в своем уме? Бедный мальчик сошел с ума и Вы тоже? Это было бы чудо, если бы прилетел дракон и разнес армию этого напыщенного негодяя в пух и прах! Но чудес не бывает. Сегодня наша армия понесет сокрушительное поражение, и улыбка этого злодея станет еще шире.
   Король Вильгельм вздохнул и снова принялся рассматривать армию противника, как будто это могло ему чем-то помочь.
   Наконец, королям надоело любоваться друг на друга. Юдовик Второй вскочил на коня и выехал на середину поля. Король Вильгельм поехал навстречу ему.
   - Добрый день, король Вильгельм!
   - День совсем недобрый! И Вам, Юдовик, об этом прекрасно известно!
   - Ну что же, Вы можете принять мои условия, и мы избежим Вашего позорного поражения, - Юдовик небрежно махнул рукой в сторону армии короля Вильгельма. - Мои требования не так уж и велики. Видите ли, территория ущелья раньше принадлежала Южному Королевству. Я требую лишь свое. А выкуп только для того, чтобы возместить расходы на сбор такой огромной армии, ее подготовку, вооружение и переход сюда. Вильгельм, Вы мне очень симпатичны и мне хотелось бы сохранить добрососедские отношения.
   - Как это возможно? Вы обманули меня! Вы воспользовались моей доверчивостью и расположением к Вам, чтобы выведать все военные тайны, а теперь используете эти сведения против меня! О каких добрососедских отношениях Вы говорите?
   - Не кипятитесь! Действительно, я не был с Вами до конца честен, но я еще раз повторяю, что требования очень гуманны. Другой бы на моем месте, не задумываясь, напал на Вашу столицу и захватил все королевство, я же готов довольствоваться малым. Я не хочу лишать Вас короны, мне нужен просто клочок земли и немного золота. Подумайте, Вильгельм, это не так уж и много. За излишнюю доверчивость всегда приходится платить, а в Вашем случае плата ничтожно мала.
   - Вы не получите ничего от меня!
   - Подумайте, пока еще есть время. Выдвинутые условия достаточно мягкие, но в процессе войны я могу изменить свои требования. Вы можете лишиться короны или, скажем, того, на чем эту корону носят.
   - Вы мне угрожаете? Вы хотите меня убить?
   - Вильгельм, Вы как маленький! Война - это всегда убийство. Если Вы хотите ввязаться в это, я должен Вас предупредить о том, что Вас ждет. Поэтому, давайте, садитесь на коня, едьте к своему генералу, а через час я жду от Вас окончательный ответ. Обычно я не настолько добрый, так что пользуйтесь моим расположением, пока есть такая возможность.
   С этими словами Юдовик Второй вскочил на коня и поскакал в сторону своего лагеря. В седле он держался легко и грациозно, чего нельзя было сказать о короле Вильгельме. Последний с трудом взобрался на коня и направился к своему войску. По дороге казалось, что он вот-вот свалится с лошади. Генерал помог королю спуститься на землю.
   - Что случилось, Ваше Величество? Вы стали еще мрачнее.
   Король передал своему генералу весь разговор. Если еще утром до встречи с Юдовиком Вторым он собирался рискнуть и отправить свой народ на верную гибель в погоне за призрачной надеждой сохранить всю территорию своего королевства, то сейчас он был готов выполнить все требования своего врага. Перспектива потерять трон или жизнь была вполне реальной и пугала короля Вильгельма до дрожи в коленях.
   Генерал молчал, обдумывая услышанное. Он не был удивлен, скорее подтвердились его ожидания. Он тоже считал, что Юдовик Второй выдвинул достаточно гуманные требования. Обычно тот отбирал все королевство и казнил местного короля, а сейчас требовал часть земли и золото. Генерал уже собирался сказать королю, что единственный выход - выполнить все условия короля Южного Королевства, потому что он не видел возможности победить. Но тут он ее увидел.
   На горизонте показалась точка, которая постепенно приобрела очертания дракона. Дракон быстро приближался. Теперь оба войска и их короли смотрели не друг на друга, а только на небо. Солдаты переминались с ноги на ногу и не знали, куда бежать. Дракон подлетел уже достаточно близко, и кто-то из солдат закричал: "Смотрите! У дракона на спине человек!" Страх уступил место удивлению. Дракон пролетел мимо войска короля Вильгельма. Генерал Арчино успел разглядеть храбреца на спине чудища.
   - Это Генри, - сказал он королю.
   Солдаты, услышав слова генерала, передавали новость друг другу, пока в войске не осталось ни одного человека, который бы не знал, что герой Генри снова явился спасти страну.
   Дракон между тем облетал стан Юдовика Второго. По пути он спалил несколько палаток и обозов с провиантом. Солдаты даже не двинулись с места, чтобы начать тушить разгоравшийся пожар, пока их король не прикрикнул на них и тем самым не вывел из ступора.
   Дракон приземлился в центре поля. Генриетта слезла с его спины и твердым шагом направилась к Юдовику Второму. Он вышел навстречу.
   - Генри... Какая неожиданность...
   - Да уж, чего нельзя сказать о нападении на нашу страну, - ответила Генриетта. - Я думаю, Вы сами все поняли? Дракон продемонстрировал, как он расправится с вашим войском, если Вы не покинете нашу территорию до захода солнца, - она показала на полыхавший пожар.
   - Дракон... Как тебе удалось?
   - Не буду раскрывать Вам свои секреты. Однажды это чуть не стоило нашей стране войны. Скажу только одно: Вы сами натолкнули меня на мысль позвать дракона в союзники.
   - С таким союзником и врагов не надо, - Юдовик Второй натянуто улыбнулся. - Неужели плата дракону меньше, чем потребовал я? Стоит ли пользоваться таким оружием в нашем мелком споре за небольшую территорию?
   - Стоит, стоит. А Вы хорошо умеете убеждать. Я даже на секунду задумался, а не прогнать ли дракона и не выполнить ли Ваши условия. Шучу, конечно, - Генриетта улыбнулась.- Наверно, стоило взять с Вас выкуп золотом за вторжение, но я пока не буду. Убирайтесь с наших земель. Но времени у Вас только до захода солнца.
   Король Юдовик Второй наклонил голову и пристально посмотрел на Генриетту.
   - Знаешь, Генри, сегодня ты заслужил мое уважение и даже восхищение. Очень немногие люди могут этим похвастаться. Я жалею только об одной вещи...
   - Что напали на нас?
   - Нет, это предприятие завершилось бы успехом, если бы не ты и не твой союзник. Я жалею, что не отрубил тебе голову, когда у меня была такая возможность. Помнишь, в Южном Королевстве ты запрещал своему королю разглашать военные секреты? Он настолько на тебя разозлился, что я с легкостью мог бы уговорить казнить тебя. Но я посчитал, что ты не можешь быть опасен для меня. Ты всего лишь советник. Я тебя недооценил и поплатился за это.
   - Хотите сказать, если бы Вы меня оценили по достоинству, я был бы уже мертв?
   Юдовик Второй пожал плечами и кивнул.
   - Вот такой парадокс. Кстати, за твои заслуги перед страной ты совсем скоро можешь лишиться должности или головы.
   - Вы это о чем?
   - Это тебе информация к размышлению. Можешь считать ее прощальным подарком. Ты очень молод, Генри. Ты умен, но тебе не хватает жизненного опыта, а еще ты слишком честен. Ты опасен.
   - Для кого? - искренне удивилась Генриетта. - Дракон...
   - Он тут ни при чем. Просто подумай о своей жизни. Кстати, могу тебя взять советником к себе. Создам для тебя особенные условия.
   - Вы меня только что казнить хотели, а теперь в советники зовете. Нет, уж спасибо!
   - Как знаешь. Я был с тобой честен. Ладно, прощай, мы отступаем.
   - Прощайте!
   Генриетта развернулась и пошла к своим. Дракон остался посреди поля. Они заранее договорились, что он проследит, чтобы войско Южного Королевства вернулось восвояси, а потом Золотко собирался обосноваться в ущелье. Генриетта обещала навестить своего друга, как только сможет.
   Когда она подходила к войску короля Вильгельма, солдаты начали скандировать: "Генри! Генри! Спаситель Генри!" Они подбежали, окружили ее, подняли на руки и с громкими криками донесли до короля. Король Вильгельм выглядел счастливым, а на лице генерала Арчино сияла широкая улыбка.
   - Генри, спасибо! Ты снова нас спас! - король пожал ее руку.
   Генерал обнял ее, потом взял за плечи и посмотрел ей в глаза.
   - Генри, - сказал он, - а я уж на самом деле поверил, что ты спятил! Как я рад, видеть тебя живым и невредимым! Тебя и твоего союзника.
   - Нашего союзника, - поправила генерала Генриетта.
   - А что наш союзник потребовал за помощь?- спросил король.
   - Пока ничего. Но мы не должны препятствовать ему передвигаться по нашей стране. Возможно, потом он потребует золото. А сейчас оно ему не нужно.
   - Это хорошо! - воскликнул король. - Это просто замечательно! Тогда возвращаемся во дворец праздновать. Генри, ты, конечно, получишь щедрую награду за свой подвиг.
   - Спасибо, - Генриетта поклонилась.
   Генерал распустил войско, и несостоявшиеся бойцы вернулись в свои деревни. Они в красках рассказывали о чуде, которое видели своими глазами. Всего за несколько дней история о храбреце Генри, прилетевшем на драконе и спасшем целую страну, обошла все королевство. Про Генри сочиняли песни, сказки, легенды, а излюбленной игрой мальчишек стала игра в Генри и дракона.
   Кларисса и тетушка узнали о приключениях Генри от соседей. Им так хотелось повидать Генриетту и расспросить ее обо всем, но она не появлялась ни дома, ни на рынке, куда тетушка все так же ездила продавать кружева. Однако вскоре после того случая к тете Эн на рынке подошел старый торговец рыбой. Он долго рассматривал товар, потом выбрал одно покрывало и вместо платы отдал большой туго набитый мешок.
   - Вот, - сказал он громко, - мешок красивых ракушек на бусы.
   - Ракушек мало, - ответила тетушка.
   - Тогда вот еще один мешок украшений из камушков.
   Тетушка хотела возмутиться, но торговец быстро прошептал:
   - Берите быстрей, это от Генри. Дома посмотрите, тут не открывайте.
   Тетя Эн взяла мешочки, отдала покрывало, но громко обругала старого торговца, чтобы больше не приносил ей всякий хлам.
   - Мне деньги нужны, а не камешки, - прикрикнула она напоследок.
   Дома она открыла подаренные мешочки. В одном оказались дивные ожерелья и браслетики, а второй был полон золота. На дне мешочка лежала записка:
   "Мои дорогие сестра и тетушка! Я очень скучаю, но пока не могу навестить вас. Примите от меня небольшие подарки. Я привезла эти украшения из Южного Королевства. Золото используйте сами и помогайте тем, кто нуждается. Любящая вас Генриетта".
  
  
  

Глава 24

   Во дворце несколько дней бурно праздновали победу. Генриетта была главной персоной на торжественных вечерах. Ее чествовали, восхваляли, щедро наградили, и ей приходилось изображать радость. Конечно, она была рада, что все так быстро разрешилось с королем Южного Королевства, что никто не погиб, не надо платить дань и отдавать земли. Просто она уже устала от этой праздной жизни, от притворных улыбок, слащавых речей и невест, ищущих ее расположения. Сначала ее все это забавляло, но теперь уже порядком надоело. Она тосковала по дому, по своим родным, даже по рынку, где она была обычным торговцем. Единственным спасением для нее стали друзья. Шут Карл, молодой советник Уфиций и генерал Арчино были абсолютно непохожи друг на друга. Но пару раз столкнувшись нос к носу в комнате Генриетты они быстро подружились, и у них образовалась своя маленькая компания. Порой они засиживались до ночи, развлекая друг друга разными историями или перемывая косточки другим обитателям дворца.
   Однако Генриетта порой все равно чувствовала себя одиноко. О ее тайне, о том, что она девушка, никто из ее друзей даже не догадывался. Иногда ей хотелось с кем-нибудь поделиться, но она всегда останавливала себя.
   Как-то раз друзья весело проводили время в комнате Генриетты, и она вдруг вспомнила предостережение Юдовика Второго.
   - Представляете,- сказала она, - из меня тут героя сделали, а король Южного Королевства пророчил мне потерю должности и головы за мои заслуги перед родиной.
   Она пересказала свой последний разговор с Юдовиком Вторым.
   - Какая чушь!- воскликнул Уфиций. - Ты защитил свою страну. Никто и не подумает тебя даже пальцем тронуть.
   Генерал и карлик переглянулись, и их лица вдруг стали очень серьезными.
   Карл подошел к двери и проверил, не подслушивает ли кто там.
   - Есть серьезный разговор, Генри, - сказал генерал.- Ты, конечно, герой, и никто не оспаривает, что ты сделал очень много для своей родной страны. Но Юдовик Второй прав. Тебя считают опасным.
   Генриетта не верила своим ушам.
   - О чем это Вы?
   - Ты показал, что можешь договориться с самим драконом. Твои враги говорят так: "Сегодня Генри договорился с драконом, чтобы спасти нас, а завтра договорится с ним, чтобы нас уничтожить".
   - Но это глупо! Я никогда не старался кого-то уничтожить...
   - Генри, генерал прав, - сказал Карл. - По дворцу ползут слухи, что ты замышляешь переворот. Королю уже несколько раз намекали на то, что ты можешь легко лишить его власти. Король Вильгельм боится, он считает тебя опасным. А это делает его опасным для тебя.
   - Да вы с ума сошли, - воскликнул Уфиций. - Генри - герой! Даже если предположить, что вы правы, неужели король казнит Генри из-за каких-то слухов?
   - Конечно, нет, - ответил генерал. - В таком случае люди взбунтуются, ведь Генри стал народным любимцем. Но король может попытаться избавиться от него, как только представиться такая возможность.
   - Что же мне делать?
   - Лучший способ избежать неприятностей- это покинуть службу во дворце, - ответил Карл. - Ты уже заработал на безбедную старость себе и своим детям и сделал для своей страны намного больше, чем многие из придворных за всю свою жизнь. Ты можешь с чистой совестью отдыхать.
   - Это и правда лучший способ, - кивнул генерал.- Так ты докажешь королю, что не претендуешь на трон и тебя не интересует власть, а для своих врагов ты просто перестанешь существовать, ведь ты больше не будешь мешать им.
   - Вот именно! - Генриетта тряхнула головой. - Не смогу мешать тем, кто притесняет народ. У меня еще было много планов, я еще столько не успел сделать!
   - Генри, - Уфиций положил ей на плечо свою руку, - ты сделал больше, чем достаточно. Теперь я продолжу твое дело.
   Несколько минут все молчали.
   - И все-таки я не понимаю, - простонала Генриетта, - что же я сделал неправильно?
   - У этого вопроса нет ответа, - покачал головой генерал. - Ты все сделал так, как должен был. Просто иногда правильные поступки ведут вот к таким неправильным последствиям. Ты показал силу врагам, но этой силы испугались и те, кого ты пугать не хотел. А люди всегда стараются избавится от того, что их страшит. Не понять, а избавиться. Такова людская природа.
   - Но кто распускает слухи о перевороте? - спросил Уфиций.
   - Похоже, я могу угадать с одной попытки, - невесело усмехнулась Генриетта. - Дагд.
   - Дагд, - подтвердил Карл.
   - А остальные что же, верят ему?- не унимался Уфиций.
   - Они тоже боятся. Генри завел себе больше врагов, чем друзей.
   - Да что я такого им всем сделал?
   - Ты заставил советников оплатить бал, ты не дал ввести новые налоги, ты первый рассказал о том, как на самом деле плохо живут обычные люди. Ты показал советникам нищету, заставил их думать о судьбах других людей.
   - Но ведь в последний раз я ни слова не сказал насчет новых налогов! За меня все сделали Уфиций и его друзья.
   - Да, но, Генри, ты это начал, - сказал генерал. Ты изменил представления Уфиция о жизни простого народа, а он - представления других молодых советников. Это как снежный ком. Но остальные советники не хотят меняться и не хотят ничего менять в своей жизни. Им было гораздо лучше, пока тебя не было. Пока не начались все эти изменения. Да, что там далеко ходить! Вот ты, Уфиций, разве ты не был счастливее, пока думал, что за стенами дворца народ живет в довольстве и процветании? Только ответь честно.
   Уфиций подумал и согласился.
   - Генри, ты разрушил иллюзию счастливой жизни в королевстве. Кто-то знал, что это просто самообман, кто-то искренне верил, что все хорошо, но все были счастливы, пока не появился ты. За это они тебя и ненавидят.
   Генриетта молчала. Она попрощалась с друзьями и легла спать, но сон так и не пришел к ней. Она думала о своей короткой, но яркой жизни.
   "Я все сделала правильно, - решила она, наконец. - Жизнь - сложная штука, но представься мне шанс что-то изменить, я бы не стала. И убегать я пока не буду. Еще слишком рано, слишком много еще не сделано".

Глава 25

   Жизнь снова шла своим чередом. Совещания проходили каждый день. Про нападение забыли, про дракона - тоже, налоги вводить никто не предлагал, и Генриетта начала надеяться, что опасность миновала.
   Однажды на совещание пришел начальник тюрем.
   - Ваше Величество, - сказал он, - темницы переполнены. На заключенных не хватает еды и питья, охранников и докторов. Если ситуацию не изменить, они перемрут, как мухи.
   - Ну и пусть мрут, - фыркнул кто-то из советников, - они же преступники!
   - Подождите-ка, - сказала Генриетта, - почему темницы оказались переполненными? У нас так много убийц или разбойников?
   - Нет, что Вы. В основном это люди, которые не смогли рассчитаться по долгам. Не можешь заплатить - сиди в тюрьме, пусть платит кто-то другой. Никто за тебя не заплатил - сгниешь в грязной камере. Вот таких и накопилось.
   Генриетта и Уфиций переглянулись.
   -Ваше Величество, - сказала она, - предлагаю для таких людей объявить амнистию.
   Со всех сторон раздались возгласы осуждения и возмущения.
   - Что?
   - Да как можно!
   - Преступников выпустить на свободу!
   - Ужас! К чему мы катимся!
   - Я поддерживаю Генри, - громко сказал Уфиций. - Подумайте, в чем польза держать таких бедолаг за решеткой? Их нужно худо-бедно кормить, поить, смотреть за ними, а пользы они никакой принести не могут. Если дать им свободу, они снова начнут работать, платить налоги, то есть на них не нужно будет тратить деньги, к тому же они будут пополнять казну. А вреда никакого они никому не причиняли и не причинят. Эти люди просто попали в тяжелое положение.
   Молодые советники поддержали Уфиция.
   - Я считаю, Ваше Величество, это очень разумное предложение, - вставил свое слово генерал.
   - Что Вы такое говорите! С каких это пор наш вояка-генерал начал высказываться по социальным вопросам? - съязвил Дагд.
   - Это вопрос о тюрьмах и их охране, то есть неким образом он касается и меня, - нашелся генерал.
   Спор разгорелся нешуточный. С одной стороны, большинство советников не могли найти разумные доводы против амнистии, с другой - они не хотели давать свободу людям в темницах. Совещание затянулось, но решение так и не было принято.
   Король предложил перенести совещание на другой день, и советники согласились.
   Вечером к Генриетте пришли Карл и генерал.
   - Генри, - сказал карлик, - у меня плохие новости. После сегодняшнего совещания появились новые слухи. Говорят, что ты требуешь выпустить людей из тюрем, чтобы собрать из них войско и напасть на дворец.
   - Это совсем нелепо! - воскликнула Генриетта. - Какое войско из обессиленных людей?
   - Конечно, это глупо. Но твои враги ищут любую возможность, чтобы напугать короля и свести с тобой счеты.
   - Но у них нет никаких доказательств! Вы же сами говорили, что только из-за слухов казнить меня не могут.
   - Генри, пришло время отступить. Просто эта ситуация показывает, что тебя решено убрать любыми средствами. Если сейчас не уйдешь, потом может быть поздно. Любой человек совершает проступки, у любого есть тайны, любого в конечном счете можно подставить, - вздохнул генерал.
   Генриетта молчала.
   - А если я уйду из дворца, где гарантия, что они оставят меня в покое? Ведь я смогу вернуться. Очень просто нанять какого-нибудь разбойника, чтобы он зарезал меня в грязном закоулке.
   Генерал и карлик переглянулись. Эта мысль почему-то им в головы не приходила. Они не нашли, что ответить.
   - Вот и решено, - воскликнула Генриетта. - Я остаюсь, мне некуда идти. Я боюсь вернуться к родным, потому что могу подвергнуть их опасности. Если мне суждено погибнуть, пусть лучше здесь, одному и во имя служения народу, а не вместе со своими близкими. Там, за стенами дворца, о моей гибели никто не узнает, а здесь даже моя смерть может принести пользу, обличит кровожадных врагов, покажет, что люди могут быть хуже чудовищ.
   Карлу и генералу Арчино пришлось согласиться.
   - Я надеюсь, Вы мне поможете, если будет такая необходимость, - сказала Генриетта.
   - Генри, мы, конечно, постараемся, но какая от нас польза? - простонал генерал. - Я - старый вояка и король слушает меня только по военным вопросам, о чем Дагд напомнил на последнем совещании. Карл - шут, он вообще не имеет права голоса. Он потом, после твоей казни, может восхвалять твой поступок в своих номерах и спектаклях, но защитить тебя в нужный час он не сможет. Уфиций? Он молодой советник, не имеющий влияния на короля и других членов совета. К тому же он пошел по твоим стопам и, как и ты, начал быстро заводить врагов. Так что в скором времени он может оказаться в похожей опасной ситуации.
   Карлик грустно кивал, показывая свое полное согласие со словами генерала.
   Настойчивый стук в дверь прервал разговор.
   - Кто там? - спросила Генриетта.
   - Генри, открой, мне нужно с тобой поговорить, - раздался голос Эллы.
   Генерал улыбнулся и подмигнул карлику.
   - А Генри-то у нас ловелас, оказывается. Не впускай ее, лучше, чтобы нас не видели вместе, - добавил генерал, обращаясь к Генриетте.
   - Хорошо, - шепотом ответила она. - Пойду прогуляюсь, узнаю, что ей нужно.
   Генриетта выскользнула в дверь, оставив карлика и генерала внутри. Ключ она предварительно отдала Карлу, чтобы закрыл ее комнату, когда они уйдут.
   В коридоре она лицом к лицу столкнулась с Эллой.
   - Предлагаю прогуляться по саду, - сказала Генриетта.
   Элла согласилась. До сада они дошли быстро и молча. Дочь Дагда периодически оглядывалась по сторонам, как будто боялась, что ее могут увидеть. Когда они ушли достаточно далеко от дворца, Элла повернулась к Генриетте и тихо, но настойчиво проговорила:
   - Генри, Вы должны жениться на мне. Так будет лучше для всех, в первую очередь для Вас.
   Генриетта ожидала всего, но не этого. Глаза у нее широко открылись, рот тоже, но она только хватала им воздух, не в силах ничего сказать. Ситуация была и сложной и смешной одновременно. Предложение было настолько неожиданным, абсурдным, наглым и глупым, что казалось нереальным.
   - Это шутка? - сказала, наконец, Генриетта.
   - Нет, - ответила Элла. - Генри, Вы мне симпатичны, поэтому я хочу Вас спасти.
   - От чего?
   - От Вашей будущей судьбы, - Элла пристально посмотрела на Генриетту. - Я вижу, что Вы меня не любите, но я Вас тоже. Однако, мы могли бы стать хорошей парой.
   Генриетта окончательно запуталась.
   - Что? Зачем? Почему мы должны жениться, если не любим друг друга?
   - Я понимаю, мое предложение кажется очень странным. Видите ли, Генри, недавно я невольно стала свидетельницей одного разговора... Не вдаваясь в подробности, скажу, что Ваша жизнь в опасности. Женитьба на мне помогла бы Вам. Мой отец имеет очень большое влияние на совет и на короля. Он бы не позволил, чтобы с любимым мужем его дочери что-то случилось.
   - А как же Вы? Вы готовы всю жизнь прожить с нелюбимым мужем только для того, чтобы уберечь его от смерти?
   - Генри, Вы - герой, мечта любой девушки. Я даже сначала думала, что и моя мечта. Потом я поняла, что не люблю Вас. Но повторюсь, Вы мне симпатичны, а это уже много в моем мире, где замуж выходят из-за титулов и денег.
   Элла пристально смотрела на Генриетту и ждала ответа. Она не была смущена, не заискивала, даже не волновалась, как будто говорили они не о ее жизни, а о чьей-то чужой. Это было деловой предложение, без чувств, без эмоций. Генриетта была в растерянности, но в любом случае она не могла принять предложение Эллы и жениться на ней.
   - Элла, я Вам очень благодарен, но я не могу... Я очень ценю то, что Вы пытаетесь для меня сделать, но обстоятельства не позволяют мне ответить согласием. Простите меня...
   Элла пожала плечами.
   - Нет, так нет. Я не обижаюсь. Удачи Вам, Генри.
   Она развернулась и пошла быстрым шагом. Генриетта удивленно смотрела ей в след. Потом тряхнула головой и направилась в сторону дворца.
   Когда она вернулась в комнату, генерал и карлик были еще там и что-то оживленно обсуждали.
   - Что-то ты быстро расправился со своей подружкой, - ухмыльнулся Карл.
   - Она... Она удивительная девушка. Она хотела мне помочь.
   - О чем ты, Генри? - удивился генерал.
   - Она подслушала разговор своего отца с кем-то из советников, и узнала, что против меня зреет заговор. Чтобы спасти мне жизнь, она предложила жениться на ней.
   Генерал и карлик были крайне удивлены услышанным. Наконец, генерал сказал:
   - Генри... гм... это очень неплохая идея. Надеюсь, ты еще не успел разбить сердце бедной девушке?
   Генриетта покачала головой:
   - Я отказался. Я не буду ни на ком жениться ради спасения собственной шкуры. И не надо со мной спорить! Это все равно бы не помогло.
   - Почему?
   - Я не могу объяснить сейчас, но просто не помогло бы. Наоборот, стало бы только хуже. Поверьте мне.
   - Дело твое, - ответил генерал.
  

Глава 26

   Совещания по поводу тюрем проходили несколько раз, но совет никак не мог прийти к единому мнению. Генриетта и другие молодые советники отстаивали необходимость амнистии, остальные говорили, что нельзя выпускать преступников на свободу. Наконец, советники пришли к компромиссу: заключенным было решено предложить отработать долги перед государством. Как только долг будет отработан, человек станет свободным.
   Вариант казался приемлемым для всех и справедливым, но когда дело дошло до обсуждения вопросов о том, сколько времени каждый заключенный будет отрабатывать свой долг и на каких работах, споры разгорелись с новой силой. Старые советники во главе с Дагдом требовали чуть ли не пожизненной отработки даже самых незначительных долгов на шахтах, стройках, опасных производствах и других местах, где требовался тяжелый труд. При этом они не хотели делать никаких поблажек ни детям, ни женщинам, ни старикам.
   - Да что Вы за люди такие! - в сердцах воскликнула Генриетта.- У вас у всех есть семьи, почти у всех есть жены и дети. Как можете Вы приравнивать труд ребенка и взрослого мужчины? Это не по-человечески и не по-мужски!
   - Можем приравнивать, если они совершили одинаковое преступление - прошипел Дагд.- А ты, Генри, вместо того, чтобы болтать о том, каким должен быть настоящий мужчина, отрастил бы лучше бороду!
   Все присутствующие были удивлены таким ответом, и только Генриетта подумала, что Дагд, возможно, узнал ее тайну, или догадывается о ней. Она прикусила язык и до конца совещания не сказала больше ни слова.
   Вечером у себя в комнате она обдумывала разные варианты своего будущего.
   "Бежать? А знает ли Дагд? Если он так меня ненавидит и узнал мою тайну, почему до сих пор не рассказал всем? Может, про бороду- это намек на молодость, а не на пол? Наверно, так и есть... Наверно, я слишком близко приняла к сердцу обычную злую шутку", - успокоила себя Генриетта и легла спать.
   На следующий день она как обычно встала и направилась на совещание. Когда она вощла в зал, ей почудилось, что большинство советников подозрительно на нее смотрят. Она села на свое место и стала ждать начала совещания. Ей было не по себе, но она никак не могла понять, в чем же дело.
   Наконец, все собрались, вошел король и объявил совещание открытым. Но вопреки ожиданиям, первым встал Дагд и трагично произнес:
   - Ваше Величество, коллеги советники! Сегодня грустный день! Нам придется отложить обсуждение вопроса о тюрьмах, потому что появилась гораздо более важная тема для обсуждения. Я хочу открыть вам глаза на человека, которого мы все почитали, которого приняли, как родного, удостоили всяческих похвал и наград, а он нас нагло водил за нос, цинично обманывал и смеялся за нашими спинами. Вернее смеялась!
   Генриетта почувствовала на себе ядовитый пристальный взгляд Дагда. Все присутствующие также удивленно смотрели на нее.
   - Я узнал о предательстве недавно, но не хотел пустословить без доказательств. Введите!- громко крикнул советник.
   Двери залы распахнулись, и Генриетта увидела, как стражники ведут под руки ее родителей. Они были в грязной одежде, похудевшие, постаревшие, осунувшиеся, но она их сразу узнала. Она вскочила со своего места и кинулась к ним. Родители боязливо озирались по сторонам, но, увидев ее, прослезились и распахнули свои объятия. Они обнимали и целовали ее, а мать чуть слышно шептала: "Генриетта, девочка моя, Генриетта!"
   Никто, кроме девушки не слышал слова обрадованной матери.
   Дагд между тем дал всем присутствующим полюбоваться душещипательной сценой, а потом продолжил:
   - Господа, мы наблюдаем воссоединение семьи. Но семья эта не совсем обычная. Мои люди провели небольшое расследование, и выяснили очень интересную вещь. Они опросили торговцев на рынке, и узнали, откуда был родом наш Генри, который, по словам очевидцев, с детства приезжал с отцом Гансом в город. Но вот незадача: в родной деревне Генри, о нем никто не слышал. Зато много рассказывали о дочери Ганса Генриетте, которая пропала как раз в то время, когда появился доблестный доброволец Генри.
   Дагд сделал паузу, давая всем время обдумать услышанное.
   - В деревне также рассказали, что родители Генриетты, Ганс и Матильда, тоже пропали. Никто их не видел. Я дал распоряжение, проверить в тюрьмах, и их нашли в одной из камер. Получилось так, что, когда они ехали в город, их лошадь наехала на багаж одного богача, который собрался в путешествие. Было испорчено столько вещей, что бедняки не смогли расплатиться, и богач сдал их подошедшим стражникам. Такая вот грустная история. Но сейчас они рады, потому что нашли свою дочь. Так ведь, Генриетта? Или будешь упорствовать в своей лжи дальше?
   Генриетта обвела присутствующих взглядом и, опустив глаза, ответила:
   - Это правда. Меня зовут Генриетта. Я дочь Ганса и Матильды.
   Король, советники и стражники не верили своим ушам. Храбрец Генри, защитник народа и укротитель драконов, оказался девчонкой?! Девчонкой, которой удавалось обманывать всех столько времени?! Это не укладывалось в голове!
   Дагд, не давая никому опомниться, продолжал:
   - Ваше Величество, она сделала из Вас дурака, морочила Вам голову, обманывала весь совет! За обман и предательство Генриетта приговаривается к смертной казни! За то, что с детства выдавали дочь за сына, обманывали обычных граждан, Ганс и Матильда приговариваются к смертной казни! Увести всех троих в тюрьму! Генриетту в отдельную камеру!
   Дагд отдавал распоряжения за короля, но тот молчал. С одной стороны, он был слишком шокирован происходящим, с другой - не хотел, чтобы его считали дураком, а с третьей - он давно боялся Генри и хотел от него избавиться.
   Стражники схватили Генриетту и ее родителей и потащили к дверям.
   - Ваше Величество! - закричала Генриетта.- Какая разница, какое на мне платье, мужское или женское? Я же неоднократно спасала наше королевство! Проявите милосердии, помилуйте хотя бы моих родителей!
   Король Вильгельм отвел глаза в сторону и ничего не сказал. Крик Генриетты остался без ответа. Все молча наблюдали, как стражники уводят Генри- Генриетту и ее родителей. И только Дагд злобно улыбался и от радости потирал руки.

Глава 27

   Генриетта сидела в камере на куче соломы, прижавшись спиной к каменной стене. Она вертела в руках свою брошку-дракона, рассматривала ее и грустно улыбалась, вспоминая свою первую встречу с Золотком. Она потерла рукой уставшие заплаканные глаза. Она хотела отыскать родителей. Они нашлись. Но теперь из-за нее им грозит смерть. Она так хотела уберечь своих родных, но не смогла. Самые близкие ей люди будут прилюдно казнены вместе с ней. Только бы Кларисса узнала об этом уже после казни! Генриетте была невыносима мысль, что младшая сестра будет наблюдать, как убивают всю ее семью. Хотя бы Кларисса должна остаться в живых, хотя бы ее не должны трогать.
   Грустные размышления Генриетты прервал генерал Арчино. Когда она заметила его, он уже стоял у самой решетки.
   - Генри... Генриетта... Не знаю, как сейчас к тебе обращаться, - генерал был растерян. - Я просто пришел сказать, что не считаю тебя предателем или обманщиком... обманщицей. Прости, мне нужно время, чтобы привыкнуть, что ты Генриетта, а не Генри. И еще... Прости меня, я не попытался тебя сегодня защитить. Все произошло так быстро, так неожиданно... Я не знал, что делать, верить происходящему или нет. Дагд воспользовался всеобщим замешательством и отправил тебя на казнь от имени короля. Прости меня, если сможешь...
   Генерал развернулся и побрел прочь, но Генриетта его окликнула.
   - Я не виню Вас, - сказала она.- Вы меня предупреждали, я не послушала. Но мои родители... они тут ни при чем... генерал, прошу Вас, во имя нашей дружбы, попытайтесь спасти их от казни. Меня король не пощадит, но они не сделали ничего дурного.
   - Я постараюсь, - ответил генерал и ушел.
   Следующим посетителем был Уфиций. Он не знал, как себя вести, не знал, что сказать, но был явно встревожен и зол.
   - Вы... Ты... Я думал, нашел настоящего друга, а ты меня обманывал...а... Нужно было сказать... Я бы...
   Не договорив, он развернулся, чертыхнулся и ушел.
   Через некоторое время пришел Карл. Карлик подошел к решетке и просунул голову между прутьями.
   - Да, комнатка-то поменьше будет. Я тут, пожалуй, не хочу каждый вечер зависать. Может, переедешь куда?
   Генриетта слабо улыбнулась.
   - Может и перееду... на кладбище...
   - Ужас! Что за мрачные мысли? Ой, а что у тебя с лицом? Фу, какая гадость! Сопли, слюни, глаза опухшие и красные от слез... А ну, прекращай, а то не буду с тобой разговаривать!
   - Да уж давно прекратила, - ответила Генриетта, похлопав себя по лицу.
   - Генри, я тебя так буду звать, у тебя нелегкий период в жизни, но не раскисай. Что ты как кисель? Пусть они увидят храброго повелителя драконов, а не заплаканную бедную овечку. Я тебе хочу сказать, что долго не верил в эти россказни про тебя, поэтому и пришел поздно. Думал, надо мной подшутить хотят. Поверил только, когда генерала встретил, мрачного, как туча.
   - Да, он заходил. Карл, ты единственный ведешь себя так же, как раньше. Как будто ничего не изменилось. Почему?
   - Так на самом деле ничего и не изменилось. Мы с тобой были друзьями, друзьями и остались. Ты же не вдруг стала девушкой! Нет, ты ей была, просто я об этом не знал. Хотя, знаешь, наверно, в глубине души догадывался. Генри, ты мне всегда казался очень женственным. Просто я себе даже мыслей таких не позволял и ни о чем тебя не спрашивал, боялся обидеть. Думал, что бедный мальчик и так переживает: и усы у него не растут, подрисовывать приходится.
   Генриетта засмеялась.
   - Спасибо, Карл, а то и, правда, я совсем расклеилась. Как тряпка. Нужно взять себя в руки. Просто история с родителями выбила меня из колеи.
   - Понимаю. Но погрустила и хватит. Ты всегда выходила из самых сложных ситуаций с помощью своего мозга, а не слезных желез. Я тебе тоже открою секрет: я стал тобой еще больше восхищаться, когда узнал, что ты - девушка.
   - А вот Уфиций наоборот разозлился, - вздохнула Генриетта.
   - Генри, дай ему время. Он скоро поймет, что злится не на тебя, а на себя, за то, что не сумел тебя спасти.
   - Откуда тебе-то знать?
   - Я - шут и большой знаток человеческой натуры. А с Уфицием мы общались довольно много благодаря тебе. Ты для него всегда была примером для подражания. Он все поймет. Скоро.
   - Главное, чтобы до этого момента у меня голова еще на плечах осталась.
   - Еще осталась, - внезапно раздался голос Уфиция.
   Он подошел к решетке и протянул Генриетте мешок с едой и питьем:
   - Вот, возьми. Тут, я слышал, повара не очень хорошие, так что придется тебе пока перебиваться подачками.
   Генриетта взяла еду. Она с утра ничего не ела, но не была голодна. Однако подумала, что поесть следует. Ей нужны были силы, чтобы справиться с навалившимися на нее проблемами и попробовать исправить все. Она всегда считала, что из любой ситуации есть выход. Сейчас вера в себя ей была нужна как никогда.
   - Спасибо, Уфиций, - сказала она.- Ты меня немного напугал своим предыдущим появлением.
   - Дааа... Прости, я действительно был не в себе. Но поговорил с генералом, все обдумал и понял, что ты не сделала ничего дурного. Хотя нам ты должна была рассказать. Мы бы попытались защитить тебя сегодня, а не стояли как истуканы. Дагд ловко все подстроил.
   Уфиций вдруг рассмеялся. Генриетта и Карл удивленно смотрели на него.
   - Вспомнил вдруг, как тебя, Генри, дочурка Дагда обхаживала. Я все понять не мог, почему ты так от женщин бегаешь, а теперь понимаю. Вот умора бы была, если бы вы с Эллой поженились.
   Генриетта и Карл захохотали.
   - У вас тут праздник? Какой повод для веселья вы нашли в темнице? - голос Дагда был еще более противным и резким, чем всегда. К счастью, он слышал только смех, а не разговор, который стал его причиной.
   Дагд подошел к камере с надменным видом.
   - Шут, Уфиций и советник в юбке, - каждого он одарил взглядом, которым можно было бы заморозить воду. - Веселитесь? Правильно. Тем более что недолго осталось. Я вот тебе принес одежду, которая больше тебе подойдет. Переодевайся!
   Дагд швырнул в камеру серое платье из грубого материала.
   - Ты хочешь отправить Генриетту на казнь за то, что она носит мужской костюм, а сам принес ей женское платье? Нелогично как-то.
   - Она уже совершила преступление и должна выглядеть, как заключенная! Переодевайся!
   - А то что? Голову еще раз отрубишь? - сказала Генриетта и швырнула платье в Дагда.- Проваливай, негодяй! Ты - жалкий трус, из-за своего страха передо мной придумал весь этот план и отправил меня в тюрьму. Но ты еще пожалеешь!
   Генриетта подошла вплотную к решетке и посмотрела Дагду прямо в глаза. Он отшатнулся, оступился, чуть не упал и быстро ушел прочь.
   - Молодец, здорово ты его отделала!- восхитился Уфиций.
   - Мужик! Хоть и борода не растет, - пошутил Карл и друзья снова засмеялись.
   Карл и Уфиций простояли у камеры Генриетты больше часа. Они развлекали ее историями, шутили, всячески старались развеселить и поддержать. Они не хотели оставлять ее одну. Генриетта поняла, что они боятся за нее.
   - Идите уже, - сказала она. - Со мной все будет хорошо. По крайней мере, до казни. Я пришла в себя, вы мне очень помогли. А теперь я хочу остаться одна и подумать. Придете завтра и расскажете мне, что говорят король и свора его пустоголовых болванчиков.
   Карл и Уфиций попрощались и ушли.
   Тут к камере подошли двое стражников. Один из них держал в руках платье, которое приносил Дагд.
   "Только не это", - устало подумала Генриетта.
   - Эй, ты, героиня, япона-мать, давай, живо переодевайся. Не положено заключенным в таких роскошных одеждах, как у тебя сидеть, - пробасил один из них.
   - Отстаньте от меня! Я не буду это одевать!- закричала на них Генриетта.
   - Что за шум? - раздался хриплый, но громкий голос.
   Генриетта узнала в появившемся старике начальника тюрьмы. Он был известен своей строгостью. Генриетта уже приготовилась отбивать нападки старика, но тот, выслушав своих подчиненных, отобрал у них платье и отхлестал им обоих.
   - Вы, пеньки дубовые! Сколько раз мне повторять: главный в этой тюрьме-я! Слушаться- меня, а не какого-то там советничка! Раз сидит в своей одежде, значит так надо! Еще раз увижу, что к ней пристаете - уволю без разговоров, ясно?
   - Ясно, - ответили стражники.
   - Ничего вам не ясно! Все разжевывать приходится. Ответьте-ка мне, вы на войне были?
   - Нет.
   - Правильно, не были, а все благодаря ей, - старик ткнул пальцем в сторону Генриетты. - А советник, которого вы слушаетесь, не задумываясь, отправил бы всех нас на поле брани. Так что могли бы проявить сострадание к жертве дворцовых интриг.
   Стражники почесали голову, извинились и ушли.
   - Спасибо, - сказала Генриетта старику.
   - Да не за что, - ответил тот. - Я этого Дагда сам терпеть не могу. Из-за него много хороших людей пострадало. К сожалению, ничем больше помочь тебе не смогу. Есть, может, хочешь?
   - Нет, мне принесли.
   Начальник стражи кивнул и пошел дальше на обход своих владений.
   Генриетта устало опустилась на солому и закрыла глаза.
   "Такой вот крутой поворот судьбы", - подумала она про себя.
   Она взяла в руку брошь и снова принялась ее рассматривать. Вид маленького золотого дракона ее успокаивал. Она вспомнила про Золотко, который сейчас прятался где-нибудь в ущелье. Она дважды отводила беды от своей страны с его помощью, а ей он помочь не может. Он даже не знает, что она сидит в темнице и ждет своей казни. И тут Генриетте пришла мысль. Она, наконец, увидела слабый луч надежды на спасение, который разгорался тем ярче, чем больше она обдумывала детали своего плана.
   Генриетта уснула под утро и проспала половину следующего дня. Ее разбудил генерал.
   - Генриетта, - позвал он.
   Она вздрогнула, села, потянулась, разминая затекшие косточки. Все тело ломило, на теле отпечатались следы соломы.
   - Генерал, доброе утро, - прохрипела Генриетта.
   - Ты больна?
   - Нет, немного, может, простыла, да и голос хрипит спросонья. Спать на каменном полу, покрытом соломой, это все-таки испытание для тех, кто привык к мягким постелям.
   Генриетта потерла глаза и огляделась.
   - Я все еще тут, - констатировала она. - А во сне я была свободна и торговала на рынке.
   - Генриетта, насчет твоей вчерашней просьбы, король согласился помиловать твоих родителей в благодарность за твои заслуги перед отечеством. Их после твоей казни отпустят домой.
   - Почему после казни?
   - Король опасается, что они могут подговорить крестьян и попытаться освободить тебя.
   - Ну, конечно. Я же самый опасный преступник во всем королевстве.
   Генерал улыбнулся.
   - Генриетта, король действительно тебя боится, и не напрасно. Вчера по городу прокатился слух о твоем аресте, народ пришел в негодование. Бунт сдерживается только тем, что тебя поливают грязью, называют ведьмой, рассказывают всякие небылицы. Люди не знают, чему верить, - генерал сделал большую паузу. - Поэтому король торопится казнить тебя.
   - Когда?
   - Послезавтра.
   Генриетта сглотнула.
   Генерал вдруг оглянулся, прижался вплотную к решетке и зашептал:
   - Мы попробуем тебя освободить и вывести из дворца. Пока не получится, везде охрана, но мы придумаем как...
   - Не нужно, генерал, - остановила его Генриетта. - У них мои родные, они знают, как заставить меня вернуться. У меня к Вам будет просьба: принесите мне клочок бумаги и перо с чернилами.
   Генерал удивился, но пообещал в скором времени вернуться и принести все, что нужно.
   Не прошло и половины часа, как он передал Генриетте бумагу и перо.
   Она взяла и что-то написала, потом отдала записку генералу.
   - Прочитайте, - сказала она.
   Генерал прочитал, кивнул, сложил записку и сказал:
   - Я постараюсь, чтобы она попала точно в руки, и никто об этом не узнал.
   - Нет, генерал, как раз наоборот, - засмеялась Генриетта. - Соберите срочное совещание, скажите, что я дала Вам эту записку как другу, но Вы в доказательство верности королю и своей стране решили показать ее совету. Далее следите за совещанием и при возможности направляйте его ход так, чтобы за моей сестрой послали как можно скорее и отправили ее в путь с провожатыми сегодня же или завтра с утра.
   Генерал еще раз посмотрел на записку, потом на Генриетту и сказал:
   - Хорошо. Раз ты этого просишь, значит, так надо. Я доверяю тебе и ни о чем не буду спрашивать.
   - Спасибо, генерал.
  

Глава 28

  
   Советники собрались очень быстро.
   - Что за срочность, генерал? - спросил король.
   - Ваше Величество! Сегодня я навещал Генриетту в тюрьме, и она передала мне записку,- генерал помахал в воздухе клочком бумаги. - Она просила передать ее точно в руки адресату, но, учитывая обстоятельства, я решил вынести этот вопрос на обсуждение совета.
   - Мудрое решение, - сказал король. - Прочитайте, что в записке.
   Генерал откашлялся и прочел:
   "Дорогая Кларисса! Я в тюрьме ожидаю своей казни, которая состоится послезавтра, в понедельник. Я больше не смогу заботиться о тебе, но я накопила приличное состояние. Прошу тебя немедленно отправиться в ущелье и найти там золотко. Когда будешь искать, вспоминай обо мне и пой мою любимую колыбельную. Твоя Генриетта".
   Советники удивленно переглянулись. Уфиций ненавидящим взглядом сверлил генерала.
   - Очень интересно, - медленно произнес Дагд. - Действительно, когда обыскивали комнату Генриетты, там не нашли ни гроша, а ведь она не раз получала королевские награды и жалование. Значит, она спрятала золото где-то в ущелье.
   - А кто такая Кларисса? - поинтересовался король.
   - Это ее младшая сестра, - ответил Дагд, до мелочей изучивший родственные связи Генриетты.
   - А что за колыбельная? И зачем она просит ее петь? - спросил кто-то.
   - Чушь это! - отмахнулся Дагд. - Сентиментальные глупости. Единственное, что важно- отправиться в ущелье и забрать золото.
   - Можно отправить людей на поиски сразу после ее казни.
   - Интересно, а где искать? - спросил генерал.- Указаний на место в записке нет. Значит, либо ее сестра знает тайное место, либо она должна догадаться, где искать.
   - Без Клариссы нам не обойтись, - рассуждал Дагд вслух. - Может и она не знает, где ее шустрая сестричка зарыла клад. Я думаю, нужно отправиться в ущелье, пока Генриетта жива. Если Кларисса не сможет отыскать золото, мы заставим обманщицу признаться, куда она спрятала свои сбережения.
   - Так может сразу узнать у Генриетты? - спросил король.
   - Думаю, не стоит, - ответил генерал. - Лучше отправить проверенных людей, они заберут Клариссу и попытаются найти золото. Если у них получится, деньги пойдут в казну, а Генриетта - на казнь, спокойная, что обеспечила будущее сестре. Если сразу прийти к ней с этим вопросом, она может перед казнью рассказать людям, что ее обокрал король, ведь она имеет право на последнее слово. К тому же, я хочу, чтобы она до смерти верила в мою дружбу, возможно, она откроет мне еще какой-нибудь секрет.
   Уфиций весь побагровел от гнева, но не мог ничего сказать.
   - А Вы очень умны, генерал, - похвалил Дагд. - Я думал, Вы встанете на сторону девчонки, но Вы сделали правильный выбор.
   - Я тоже уверен, что выбрал более сильную сторону, - ответил генерал, глядя в глаза советнику.
   Дагд вызвался сам возглавить поиски золота Генриетты. То ли ему хотелось забрать часть себе, то ли просто доставляло удовольствие думать, что он может помешать осуществиться последней воле своего врага.
   Было решено выехать немедленно, чтобы забрать Клариссу из ее дома и направиться в ущелье. На этом совещание закончили.
   Уфиций дождался, когда генерал будет один, подлетел к нему и, кипя от гнева, прошипел:
   - Генерал! Как Вы могли! Вы предали ее! Я все ей расскажу!
   - Рассказывай! Сам-то промолчал все совещание! Мог бы и вступиться, раз ты такой верный друг!
   - Я не мог ничего сделать один, но то, что сделали Вы - это подло!
   - Это было необходимо, - ответил генерал и ушел.
   Уфиций пошел навестить Генриетту, с грустью думая, как расскажет ей о том, что ее последнее желание не было исполнено.
   Карл был уже там.
   Уфиций поведал им о совещании, но ожидаемой реакции не увидел. Генриетта была очень спокойна.
   - Они не нашли в моей комнате ни гроша? - удивленно спросила она.
   - Может, после твоего ареста кто-то проник в твою комнату и забрал все твои деньги, украшения и прочие ценности на ответственное хранение, - ответил карлик шепотом с довольной улыбкой.
   - А как этот кто-то попал в мою комнату?
   - Может, кто-то раньше был воришкой и легко открывает замки любой сложности, - прошептал карлик, продолжая мило улыбаться.
   Генриетта засмеялась.
   - Ты радуешься? Но твое золото? Как же Кларисса? А генерал-предатель? - удивился Уфиций.
   - Слишком много вопросов, мой друг, - ответила она с улыбкой. - Я верю, что все будет хорошо. А больше меня ни о чем не спрашивайте.
  

Глава 29

   В дверь настойчиво постучали. Через несколько секунд стук повторился.
   "Да кто же там такой нетерпеливый?" - подумала тетушка, подходя к двери.
   - Именем короля, откройте! - раздался резкий голос.
   Как только тетя Эн отперла дверь, в дом проскользнул худощавый немолодой человек в черном плаще. Он осмотрел все вокруг хищным взглядом.
   - Так, значит, тут росла Генриетта? - спросил он, но ответ был ему известен.
   - А Вы кто? - ответила вопросом на вопрос тетушка.
   - А где Кларисса? - спросил незнакомец, игнорируя вопрос тетушки и даже само ее присутствие.
   - Тетушка, с кем Вы разговариваете? - Кларисса, услышав голоса, сама вышла к незваному гостю.
   Мужчина, наконец, решил удостоить разговором юную красавицу.
   - Меня зовут Дагд, я советник короля. У меня для Вас записка от Вашей сестры.
   Он передал в руки девушки исписанный клочок бумаги. Прочитав записку, Кларисса побледнела и широко раскрытыми глазами посмотрела на советника. Тетушка ловким движением выхватила из опустившихся рук племянницы записку и, прочитав, закричала: "Не отдам!", обняв Клариссу за плечи.
   Дагд поднял брови и презрительно произнес:
   - Это, сударыня, не обсуждается. Приказ короля. Кларисса поедет со мной.
   Тетушка принялась спорить, но девушка ее остановила:
   - Тетушка, я поеду. Если Генриетта написала, что я должна поехать, я это сделаю.
   - Зачем нам какое-то золото, дорогая? Ты - самое ценное, что у меня осталось.
   - Тетушка, верьте мне и Генриетте. Я вернусь, обещаю.
   Тетя Эн всхлипнула, но отпустила племянницу.
   - Может быть, Вы хотите попить чай? - предложила девушка.
   Дагд фыркнул и отрицательно покачал головой. "Не хватило еще распивать чаи с какими-то деревенщинами",- подумал он.
   В его голове промелькнула мысль, не рассказать ли этой нервной пожилой женщине, что Ганс и Матильда томятся в темнице. Ему, несомненно, доставило бы это удовольствие, но он побоялся, что потом сестра Генриетты расстроится и откажется помогать искать клад. Дагд решил оставить это сообщение на потом.
   Кларисса собралась за несколько минут. Перед домом ждала карета, в которую они и сели. Позади кареты ехала стража.
   Девушка взяла записку с собой и несколько раз ее перечитывала. Она поняла, что должна найти совсем не то, что ожидали советники. Ее пробирала дрожь от одной мысли о встрече с драконом, но мысль о том, что сестра в тюрьме и может быть казнена, была ей невыносима.
   Дагд прикрыл глаза и дремал, не обращая на юную спутницу никакого внимания. Они ехали всю ночь и только к обеду следующего дня добрались до ущелья.
   -Ну, куда теперь? - спросил Дагд.
   - Я точно не знаю, - честно ответила девушка, - но я постараюсь найти. Нам нужно идти пешком.
   Они оставили карету, стражники спешились и, оставив одного для охраны кареты и лошадей, толпой двинулись вперед.
   Кларисса шла чуть впереди. В горле пересохло, она попросила воды, немного попила и дрожащим голосом начала петь:
   - Золотой дракон
   Стережет твой сон,
   Спи дитя мое, усни!
  
   В небе слышен звон,
   Золотой дракон
   К нам скорее прилети.
  
   Песня ее успокоила и с каждой секундой она старалась петь громче. Вдруг впереди мелькнула тень.
   - Что это было? - спросил кто-то из стражников испуганным голосом.
   - Какая тебе разница! Вперед! - заорал Дагд.
   Кларисса продолжала:
   -Страха больше нет,
   После стольких лет
   Все зажглось святым огнем.
  
   Золотой дракон
   Защитит наш дом,
   Глазки, Золотко, сомкни!
  
   И тут он появился. Вернее только его голова. Она была огромной и нависала над ними, как гора. Дагд и охрана замерли на месте. Кларисса сделала над собой усилие, закрыла глаза и пошла прямо к дракону, продолжая петь.
   - Куда? Там Дракон!- вскричал Дагд. - Вперед, убейте его! - кричал он, пятясь назад.
   Девушка почувствовала дуновение горячего воздуха, и в тот же миг крики, топот, клацанье оружия резко прекратилось. Она приоткрыла глаза. Дракон смотрел прямо на нее, а она не могла оторвать взгляда от его огромных клыков и чуть дышала от страха.
   - Зачем пришла? - спросил дракон.
   Кларисса пыталась что-то сказать, но голос словно пропал.
   - Ну и трусливая ты! Совсем не такая, как твоя сестра!
   Воспоминание о Генриетте помогло Клариссе взять себя в руки.
   - А Вы знаете кто я, господин дракон?
   - Вариантов немного. Колыбельную, которую ты распевала, я пел только Генриетте. Поэтому или ты Кларисса, ее сестра, или песня о золотом драконе стала народным достоянием.
   - Я Кларисса.
   На этом она замолчала. Страх перед драконом не позволял ей собраться.
   - Тогда повторяю вопрос: зачем пришла? И кто был с тобой? - спросил дракон, глазами указав на кучку пепла.
   - Вы их сожгли, господин дракон? - с ужасом воскликнула девушка.
   - Да ладно, можешь не благодарить. Думаю, я сделал тебе одолжение, избавив от этой ужасной компании. Извини, если ошибся. Они мне не понравились. Но ты мне так и не сказала, что ты здесь делаешь?
   Кларисса, наконец, достала записку и прочитала ее дракону.
   - В темнице? - удивился дракон. - Ждет казни? Я думал, она герой...
   Они помолчали.
   - Понятно, - сказал Золотко.- Значит, завтра мы должны прилететь и спасти ее.
   - Завтра? А, может, сегодня полетим?
   Золотко посмотрел на нее и покачал головой:
   - Ты еще маленькая и глупенькая, так что слушай, что тебе говорит умудренный опытом дракон. Сегодня Генриетта в темнице. Я не знаю в какой, и ты не знаешь. Мы там над городом кружиться будем и пугать народ? А если король и советники испугаются и решат твою сестру поскорее убить, чтобы я не смог ей помочь? Они не отличаются большой сообразительностью, это я уже понял. А глупый человек в опасной ситуации ведет себя непредсказуемо. Поэтому полетим завтра на казнь и спасем Генриетту.
   Кларисса кивнула. Она была согласна с драконом, но ей было страшновато провести с ним остаток дня и целую ночь.
   Угадав ее мысли, Золотко сказал:
   - Не бойся. Тебе нужно было опасаться своих провожатых, а не меня. Я - друг Генриетты, а значит и твой.
   Дракон помолчал, посмотрел на нее, а потом добавил:
   - Хотя, знаешь, завтра у меня куча дел. Не знаю, смогу ли время найти на казнь? Да и сестра у тебя слишком уж головастая, может, ей это только на пользу пойдет. Не такая умная будет.
   Кларисса побледнела и растерялась.
   Золотко закатил глаза и сказал:
   -Ну ладно, ладно, полечу. Только в обморок тут не падай. Нет у тебя чувства юмора. Совсем нет. Что с тобой делать? Кстати, кто был с тобой?
   - Дагд, советник короля, и его стража.
   - Дагд? Удачно получилось, - обрадовался дракон.
   - О чем Вы?
   - Это же был злейший враг Генриетты. Она мне про него рассказывала. Я ей еще в прошлый раз предлагал его испепелить, но она сказала, что этот негодяй обычно никуда из дворца не выходит. А тут сам ко мне пришел. Золотко он искал! - дракон широко улыбнулся.- А ловко Генриетта использовала мое имя, чтобы послать тебя за мной и обвести советников вокруг пальца.
   Кларисса кивнула. Она немножко осмелела и даже решилась задать дракону вопрос.
   - Господин дракон, а почему Вас Золотко зовут?
   - А почему тебя Кларисса зовут?
   - Не знаю, - растерялась девушка. - Мама говорила, что это ее любимое имя.
   - А Генриетту что ж так не назвали? Она же раньше родилась? Имечко для тебя берегли?
   - А ее отец назвал. Он хотел, чтобы дочку Генриетта звали, а если сын потом родится - Генри его назвать. А родилась потом я.
   - Это ничего, что вторая дочка. Зато первая: не то сын, а не то дочь, без труда не разберешь, - усмехнулся дракон.
   - Стихи получились. Да вы поэт!
   - Ага, он самый. Генриетта рассказывала, что на балу тебе какой-то принц стихи читал. Помнишь?
   - Конечно, помню.
   - Прочитай мне что-нибудь, я так давно не слышал стихов.
   - Это личное, - прошептала девушка.
   - А тут - мое личное пространство и ты тратишь мое личное время. Так что не выделывайся.
   Кларисса вздохнула и с выражением прочла:
  
   Ты прекрасный цветок,
   Я тобой восхищен!
   Вспоминать тебя буду
   Каждой ночью и днем!
  
   - Нравится? - спросила она дракона.
   - Нет. Я такие приторные стихи не люблю, а у меня аж уши слиплись.
   - Это же чувства! - возразила Кларисса.
   - Правда что ли? Я тоже так могу. Вот, слушай:
  
   Ты красива, как роза,
   Я колюч, как крапива,
   Но ты тоже в колючках,
   Вот такая сатира!
  
   - Совсем не так! - возмутилась девушка.
   - Давай, еще раз попробую:
  
   Твоя кожа как мрамор,
   А глаза - сине море!
   Но с тобой мы не вместе,
   Горе, милая, горе!
  
   Золотко не удержался и захохотал.
   Кларисса молча смотрела на дракона. Ей было немного обидно за принца, но дракон рассмешил и ее.
   - Хватит стихов на сегодня, - сказала она, перестав смеяться. - Вы мне так и не ответили, почему Вас Золотко зовут.
   - Какая у тебя память хорошая! Я тебя заболтал совсем, над принцем твоим посмеялся, а тебя до сих пор мое имя интересует?
   - Да. Так почему?
   - Почему, почему... Мама говорила, что я для нее дороже всего золота мира, а еще я такой же желтенький и блестящий.
   - Ой, как мило!
   - Давай только без этих телячьих нежностей. Поэтому и не хотел рассказывать. Я дракон все-таки, жестокий и опасный, а не миленький и желтенький, как цыпленок.
   - Хорошо, господин дракон, как скажете.
   - Значит, договорились. И про имя мое никому не говори, поняла?
   - Никому не скажу, только Генриетте.
   - Вот, что ты за человек такой? Я сказал - никому, а ты - Генриетте. Я ей сам, если надо будет, расскажу. Никому значит никому. Вообще никому: ни папе, ни маме, ни любимой кукле. Понятно?
   - Понятно.
   Золотко довольно кивнул.
   - Ладно, времени у нас еще много, хоть про бал мне расскажи, все равно заняться больше нечем.
   Кларисса очень удивилась просьбе дракона, но принялась рассказывать. Вскоре приятные воспоминания полностью захватили ее мысли, и она даже напела несколько танцевальных мелодий.
   - Ты хорошо поешь, - похвалил Золотко. - А можешь показать мне, как танцуют на балу?
   Девушка закрыла глаза и, напевая себе под нос услышанную во дворце мелодию, закружилась в вальсе. Потом она остановилась и рассмеялась.
   - Так-то лучше, - сказал Золотко. - Видишь, я совсем не страшный.
   Кларисса кивнула. Потом дракон рассказал ей о последней встрече с Генриеттой, о ее путешествии в Южное Королевство и о том, как они прогнали Юдовика Второго из страны. Гостья слушала, затаив дыхание. Приключения сестры казались ей совершенно фантастическими, к тому же и самая обычная история покажется волшебной, если ее вам расскажет дракон.
   За беседой девушка не заметила, как село солнце, а потом снова поднялось. За ночь они не сомкнули глаз, но спать совершенно не хотелось.
   - Пора, - сказал Золотко, посадил Клариссу себе на спину, и они полетели в город.
  

Глава 30

   Генриетта сидела, прислонившись спиной к каменной стене и крутила в руках свою брошку. Это был ее последний вечер перед казнью. Как там Кларисса? Справится ли она? Спасение Генриетты было целиком в руках сестры.
   От мыслей ее отвлек звук шагов. Вскоре знакомый голос ехидно произнес:
   - Здравствуй, женишок.
   "Элла. Видимо пришла позлорадствовать. Вся в папочку," - подумала Генриетта.
   - Здравствуй. Поиздеваться пришла?
   - Посмотреть на тебя. На живую. А то, боюсь, скоро такой возможности уже не будет.
   - Смотри сколько хочешь, - Генриетта даже не встала и принялась дальше рассматривать брошь.
   - Какая вещичка! После казни скажу отцу, чтобы твою брошку мне отдали. На память.
   - Чего ты от меня хочешь?
   - Ты обманывала меня! Подумать только, я ведь хотела выйти за тебя замуж, чтобы отец тебя не убил!
   - Я обманывала тебя не больше, чем остальных.
   - Безродная выскочка! Нищая врунья! Самонадеянная дурочка!
   Генриетта молчала, стараясь не обращать внимания на Эллу. Та тоже замолчала, но не уходила. Терпение Генриетты уже подходило к концу, но Элла вдруг сказала:
   - Когда я узнала, что ты не парень, я думала, что это шутка. Потом я жутко разозлилась, потому что чувствовала себя глупо. Я решила прийти сюда и высказать тебе все, что думаю. Я несколько дней собиралась с мыслями, а сегодня, чтобы разозлиться и похлеще тебя отругать, стала вспоминать все наши встречи. Я думала, что от злости сама захочу тебя придушить, но вместо этого мне стало смешно. Я вспомнила, как ты пыталась отделаться от меня на балу, с каким ужасом убегала от настойчивых претенденток на сердце Генри, как потом не хотела пускать к себе в комнату. Теперь, зная твой секрет, все это выглядит совсем по-другому. Я так и не смогла разозлиться, напротив, я так расхохоталась, что долго не могла успокоиться. А потом мне вдруг стало грустно, потому что я вспомнила про казнь. Да, я пришла поиздеваться, но вместо этого скажу, что восхищаюсь тобой.
   Генриетта с изумлением смотрела на Эллу. Эта девушка, дочь ее злейшего врага, уже не первый раз удивляла ее своими поступками и словами. Она не знала, что сказать и молчала.
   - А как же твой отец? - спросила она, наконец.
   - Отец... Он ужасный человек, ужасный отец и был ужасным мужем. Мама заболела и умерла, когда я была еще маленькой. Я всегда винила его в ее смерти. Он постоянно придирался, не давал ей спокойно жить, все время напоминал ей, что он из более знатного рода. Когда матери не стало, мне наняли няню, потом еще одну. Отец всю жизнь откупался от меня игрушками и платьями. Он и сейчас так делает. За всю мою жизнь я не помню, чтобы наш разговор продлился больше десяти минут. Я его презираю. Его жадность и эгоистичность. Я даже пыталась отговорить его ехать в ущелье за твоим золотом, но это было бесполезно.
   - Так он сам поехал? - спросила Генриетта.
   - Да, он и куча стражников, чтобы ничего с ним не случилось.
   Генриетте стало искренне жаль Эллу. Хоть она и говорила, что презирает Дагда, тем не менее, он был ее отцом, а кровное родство - очень сильная вещь. Элла все поняла по взгляду Генриетты.
   - Он уже не вернется?- вздрогнув, спросила она.
   Генриетта пожала плечами. На самом деле она была уверена, что в живых его Золотко не оставил.
   Дочка советника развернулась и пошла к выходу.
   - Элла,- крикнула ей вслед Генриетта, - мне очень жаль.
   - Мне тоже, - ответила Элла и быстро покинула тюрьму.
  

Глава 31

   Тетя Эн собралась в город, как только рассвело. Она во что бы то ни стало, хотела увидеть Генриетту в последний раз. Всю ночь она проплакала, жалея своих племянниц.
   "Генриетта, почему ты меня не послушалась? Я ведь тебя предупреждала, что все это может плохо закончиться. Теперь и Клариссу забрали, вернется ли она?" - думала тетушка.
   С восходом солнца она взяла себя в руки и решила действовать. Сначала нужно было проститься с одной племянницей, а потом можно наведаться к королю, чтобы забрать Клариссу домой. Так думала она по пути в город.
   Тетушка заехала на рынок, чтобы рассказать о Генриетте торговцам. Она думала, что те наверняка захотят попрощаться с Генри.
   Однако, обитатели рынка знали о казни, но посмеивались. Они говорили, что так этой обманщице и надо.
   - Совести у вас нет! - вскричала тетушка. - Кто изгнал дракона из ущелья и не допустил, чтобы король отправил на дракона войско, набранное из народа? Кто не дал ввести новые налоги для оплаты королевского бала, а заставил раскошелиться богачей? Кто изгнал Юдовика Второго из нашей страны и не допустил войны, в которой мы все могли погибнуть? Генриетта! А вас волнует только то, в какое платье она была одета!
   Тетушка в сердцах растолкала окруживших ее торговцев и хотела покинуть рынок, но ее остановил старый торговец рыбой.
   - Постойте,- сказал он. - Я пойду с Вами. Кстати, - добавил он, обращаясь к собравшейся публике, - подумайте, что будет, когда "эту обманщицу", как вы говорите, казнят? Некому будет заступиться за простых людей, некому будет протестовать против новых пошлин и податей. Вы опять поверили всему, что вам говорят богачи и власть имущие. А следовало бы подумать, почему это король и его приближенные так быстро хотят казнить Генри только за то, что он оказался Генриеттой? При ее заслугах, ее могли бы простить или просто лишить должности. Но она мешала им! Потому что стремилась помогать обычным людям, нам всем. Я вижу, что вы задумались и улыбки пропали с ваших лиц. Давайте, собирайтесь, мы должны поддержать Генриетту в последние мгновения ее жизни, чтобы она видела, что ее труды не напрасны! Идите к себе домой, к родным, друзьям, рассказывайте всем, что сейчас услышали, и возвращайтесь на площадь, где мы вас будем ждать.
   - Старик прав! - раздалось из толпы.- Генри, Генриетта - какая разница? Главное то, что у нас был защитник, а теперь его не будет, если мы это допустим. Но мы можем встать на ее защиту!
   - Как? Нам не справиться со стражей!
   - Если весь народ поднимется, мы справимся!
   - Скорее, нужно обойти все дома и всех собрать на площади!
   Торговцы мигом разбежались кто по родным, кто по знакомым, так сильно задели всех слова старика. Действительно, какая разница, Генри или Генриетта, мужское или женское платье она носила, была ли ведьмой, как про нее болтали, если людям под ее защитой было где жить, что есть и можно было не опасаться, что король и богачи попытаются отнять все до последней копейки у народа, как бывало уже не раз. Король и его советники нарочно старались сделать из Генриетты врага и предателя, чтобы отвлечь внимание от правды. Народ падок на всякие байки и любит участвовать в наказании виновных, чем власть частенько пользуется и дает людям такую возможность. А пока простачки наслаждаются зрелищем, их обдирают до нитки.
   Но в этот раз такой трюк не удался. На самом деле все сочувствовали Генриетте, а старик лишь подтолкнул их к верному решению.
   Уже за час до назначенного времени казни на площади яблоку было некуда упасть, а люди все прибывали. Они толпились на ближайших улочках, сидели на балконах, крышах домов, на деревьях, в общем, были повсюду.
   Прибывшие советники поежились от такого зрелища. Но собравшиеся смирно стояли, у них не было оружия, и богачи решили, что им снова все сойдет с рук.
   Казнь должна была вот-вот начаться. Король занял свое место. Он с удивлением и некоторой нервозностью осматривал собравшуюся толпу.
   Наконец, появилась повозка с Генриеттой. Она была в своем обычном костюме, в котором ее привыкли видеть, только ее руки и ноги были в оковах. Она высоко держала голову и выглядела очень уверенной и гордой, как будто ее везли не на казнь, а на коронацию.
   Люди тянули к ней руки, кто плакал, кто благодарил, кто громко кричал ее имя. Генриетта была очень растрогана таким приемом, и ей стоило немалых усилий сдержаться и самой не расплакаться. Около помоста, на котором уже ждал палач с топором, Генриетте помогли спуститься с повозки. Гул людских голосов усилился, но среди тысячи других, она смогла отличить голос тетушки, которая, надрываясь, кричала: "Генриетта, девочка моя, я здесь!"
   Генриетту подвели к плахе и сняли оковы.
   - Последнее слово осужденной, - прокричал глашатай, и гул сразу прекратился. Воцарилась полная тишина, и только слышно было, как бьются тысячи людских сердец.
   Генриетта осмотрела толпу и взглянула на небо. Золотко пока не появился.
   "Только бы он не опоздал," -думала она.
   Выход был один: толкать речь, пока дракон не появится. Генриетта заметила, что генерал подает ей странные знаки, а все его солдаты до зубов вооружены. Она краем глаза взглянула на Уфиция, у него тоже с собой был меч, хотя он никогда не появлялся с оружием.
   "Значит, они все-таки решились", - поняла она. Но ей не хотелось подвергать друзей опасности. Появление Золотко решило бы все проблемы быстро и без кровопролития.
   - Друзья мои, соотечественники, - начала Генриетта. - Я хочу поблагодарить вас за то, что все вы пришли сегодня поддержать меня в последние минуты моей жизни. И пусть я прожила короткую жизнь, но я успела совершить много хороших поступков. Мне есть чем гордиться, чего многие не могут о себе сказать, - Генриетта выразительно посмотрела на советников, и им стало не по себе. - Я всегда стремилась сделать жизнь лучше, защищать слабых, помогать бедным, делать все, чтобы избежать жертв. Я прожила свою жизнь не зря и жалею только, что больше не смогу ничего для вас сделать...
   - Время вышло! Казнить немедленно! - закричал король, боясь, что речь Генриетты может спровоцировать народ на активные действия. Но было уже поздно.
   - Генриетту в королевы! - раздалось из толпы. Крик быстро подхватили остальные и люди начали напирать.
   - Генерал, усмирите мятежников! - кричал король.
   - Простите, Ваше Величество, - ответил генерал,- но мы за Генриетту. Предлагаем Вам добровольно сдаться и сложить свои полномочия.
   - Предатели! Кругом предатели,- визжал король, пока солдаты окружали его и советников.
   Поднялся такой переполох, что никто и не заметил, как подлетел дракон. Когда его огромная тень накрыла площадь, все остановились и затихли.
   - Освободите площадь, чтобы дракон мог сесть, - громко крикнула Генриетта.
   Народ, повинуясь, отступил, освобождая пространство для огромного гостя.
   Дракон приземлился и спустил со своей спины юную девушку. Все так и ахнули.
   Прилетевшая на драконе красавица бросилась на шею Генриетте. Сестры обнялись, потом Генриетта мягко отстранила Клариссу.
   - Здравствуй, Золотко! - поприветствовала она дракона.
   - Золотко?! - почти хором переспросили советники и генерал. До них начал доходить настоящий смысл записки, написанный Генриеттой в тюрьме.
   - Убери своего ручного дракона! - крикнул кто-то из советников, и в следующую секунду на его месте осталась кучка пепла. Золотко был против бессмысленных убийств, но терпеть в свой адрес оскорбления был не намерен. Он медленно обвел взглядом короля, оставшихся советников, солдат, народ.
   - Здравствуй, Генриетта, - ответил он. - Мы немножко припозднились.
   - Ничего страшного. Голова, как видишь, у меня еще на месте.
   - Дракон разговаривает, - шептали сотни голосов.
   - Разговаривает, - ответил Золотко.- А еще отлично умею обращать в пепел других разговаривающих.
   Сразу стало тихо.
   - Ну, садись на спину, унесу тебя, куда захочешь, - предложил дракон.
   - Нет, она... она не может улететь, - запинаясь произнес Уфиций.
   - Это почему же? - поинтересовался дракон, разглядывая выскочку.
   - Генриетта должна стать королевой. Так решил народ, - уже смелее ответил юноша.
   Золотко был удивлен.
   - Вот, значит как? Что ты думаешь по этому поводу? - спросил дракон у Генриетты.
   - Я... я... Это очень неожиданно, но я согласна. Я постараюсь быть хорошей королевой и не подвести людей, которые поверили в меня.
   - Хорошо, тогда не будем терять время. Эй, ты, - обратился он к королю Вильгельму, - передавай свои полномочия вместе с короной Генриетте. Давай, давай, - торопил он короля, видя, что тот мешкает.- Весь народ здесь, я тоже тут, лучшего времени и места не найти.
   Король Вильгельм снял корону и на трясущихся ногах подошел к Генриетте.
   - Генриетта, передаю тебе королевскую власть вместе с этой короной, - он возложил корону на голову девушки.- Я отказываюсь от любых дальнейших притязаний на титул, полномочия и имущество короля. Прошу сохранить мне жизнь, - добавил он тихо.
   - Да здравствует королева Генриетта! - громко крикнул дракон. За ним крик повторили сначала Уфиций, генерал и еще несколько человек, а потом присоединился весь народ.
   - Подданные, преклоните колени перед королевой Генриеттой!- прогремел голос дракона над площадью.
   Все люди в едином порыве встали на колени и склонили головы.
   - Можете встать, - сказала Генриетта.
   - Ну, королева, приказывай, - подсказал дракон.
   - Своим первым приказом я объявляю территорию ущелья землей дракона. Каждый может пользоваться дорогой на дне ущелья, но дракона тревожить запрещено. Пусть это место так и называется - Ущелье Дракона. Спасибо, Золотко, за все, что ты сделал для меня и для моего королевства, - Генриетта низко поклонилась.
   - Первый приказ неплохой, мне нравится, - кивнул дракон. - Хорошей королевой будешь. А с бывшим королем и его болванчиками что делать? Может, спалить их, раз уж я тут?
   - Не надо. Своим вторым приказом я распускаю совет и изгоняю из королевства короля и советников, за исключением Уфиция, генерала Арчино, Тима и Берия, - последние из названных были друзьями Уфиция, ратовавшими за права народа. - Даю вам два дня на то, чтобы собраться и покинуть нашу страну.
   Советники вздохнули, но побоялись перечить в страхе перед драконом.
   - Своим третьим приказом я объявляю амнистию для всех заключенных, находящихся в темницах королевства по обвинению в неуплате долгов. Все долги считаются с сегодняшнего дня аннулированными, а люди- свободными.
   В толпе раздались возгласы ликования. Очень многие люди уже не надеялись увидеть своих родных, томившихся в тюрьмах.
   - Своими главными помощниками я объявляю генерала Арчино, Уфиция и Карла. - добавила Генриетта, вызвав среди придворных немалое удивление тем, что включила в этот список придворного шута.
   - У кого-нибудь есть замечания? Может быть, есть несогласные? - спросил дракон, обводя всех взглядом.
   Замечаний не было, несогласных тоже.
   - Тогда я полетел к себе, - сказал Золотко. - Не прощаюсь, уверен, что мы еще не раз встретимся.
   - Конечно,- ответила Генриетта.
   Дракон взмахнул крыльями и взлетел. Вдруг кто-то из толпы крикнул:
   - Слава дракону!
   Крик поддержали еще несколько голосов и вскоре вся площадь скандировала: "Слава дракону!"
   Золотко сделал над городом круг и полетел в ущелье. Тысячи глаз провожали его взглядом, пока он не скрылся за горизонтом.
  

Глава 32

   Утром следующего дня в зале для совещаний сидели четверо: Генриетта, Уфиций, генерал Арчино и бывший придворный шут Карл.
   - Эти апартаменты мне больше нравятся, чем твои предыдущие, - сказал карлик.
   Генриетта усмехнулась. Остальные сохраняли почтительное молчание, как будто корона сделала из нее другого человека. Карл в любых обстоятельствах вел себя непринужденно, и за это она его особенно ценила.
   - Сегодня я вас надолго не задержу. Выберем новых советников и разойдемся. Мне еще родителей провожать.
   - А они разве не останутся во дворце? - удивился генерал.
   - Нет, они хотят вернуться в свой родной дом. Кларисса и тетушка Эн поедут с ними, но потом сестра будет жить во дворце, рядом со мной.
   - Тогда не будем терять время. Предлагаю Тима и Берия, - сказал Уфиций.
   - Принято, - ответила Генриетта. - Генерал?
   - Полковник Филипп, мой друг, уже стар для ратных подвигов, но всегда может дать мудрый совет.
   - Согласна. Карл, твое предложение?
   - Все, кого я мог предложить, уже и так в совете, - ответил шут.
   - Хорошо. Тогда остались кандидатуры, выбранные мной. Во-первых, Уфиций, прошу тебя пойти сегодня на рынок и найти там старого торговца рыбой. Попроси его прийти во дворец и занять место в совете. Второй будет тетя Эн, которая умеет вести счет деньгам лучше всех, кого я знаю. Она уже согласилась и после того, как погостит у моих родителей, вернется сюда. В-третьих, Карл, иди к Элле и предложи ей занять место в совете, пока она не уехала.
   Последнее предложение вызвало изумление всех троих.
   - Кого? Эллу? - переспросил Карл.
   - Она же дочь Дагда! - напомнил Уфиций.
   - Генриетта, ты уверена? Дагд погиб, попав в твою ловушку. Что, если она захочет отомстить?
   - Значит, буду держать с ней ухо востро, - улыбнулась королева. - Она прямая, наглая, самоуверенная, хитрая, меня недолюбливает. Значит, не будет делать мне никаких поблажек. Нам нужен такой человек в совете, чтобы во всем мог найти недостатки. Иди, Карл, я все решила насчет нее.
   Через некоторое время карлик вернулся вместе с Эллой. Она недоверчиво посмотрела на Генриетту.
   - Шут сказал, что мне предложено быть советником. Это что, его очередной розыгрыш?
   - Нет, Элла, я действительно предлагаю тебе стать членом совета, если ты этого захочешь. Ты знаешь, что с твоим отцом мы были врагами, но я не хотела его гибели. Так получилось. Но ты - совсем другое дело. Ты не один раз смогла удивить меня. Теперь моя очередь. Решай.
   Элла помолчала, потом ответила:
   - Я согласна. Меня всегда раздражало, что я не могу войти в совет только потому, что я девушка. Мой отец постоянно говорил мне: "Все, что ты можешь сделать - это удачно выйти замуж!". Кстати, за Генри я начала охотиться именно для того, чтобы насолить папочке. Хотя сейчас мне немного стыдно перед ним, ведь он все-таки был моим отцом. Когда я могу приступить?
   Генриетта осмотрела своих новоиспеченных советников. У каждого были идеи, каждый хотел что-то сделать для страны, у каждого были свои причины для недовольства старой властью и каждый ждал перемен.
   - Завтра. Завтра совет впервые соберется в новом составе. Завтра мы вместе откроем новую главу в истории нашего королевства. Завтра у нас начнутся новые приключения. До завтра, друзья мои, до завтра!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"