Лавриненко Галина Николаевна: другие произведения.

Боль в помощь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    galinalavrinenko.ru - мой сайт Премьера состоялась в Осло, 31 мая 2015 года.


   Г. Лавриненко
   УСПЕШНАЯ ОПЕРАЦИЯ
   ПО РАССКАЗАМ ВИКТОРИИ ТОКАРЕВОЙ
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
   История первая:
   СЕРГЕЙ
   АЛИНА
   История вторая:
   ЕЛЕНА
   НЕ ОНИСИМОВ
   АЛЛА
   МУЖ АЛЛЫ
  
   Сцена поделена на два мира. Таких разных и таких схожих...
   С одной стороны мелькают мгновения Сергея и Алины. С другой - Лены и Не Онисимова. Судорожный поиск личного счастья... Минуты отчаяния и пустоты... Сотворение личной Вселенной...
   СЕРГЕЙ И АЛИНА
   Маленький провинциальный город. Гостиничный номер. На кровати раскрытый чемодан Сергея Тишкина. Сам он сидит в кресле у стола и набирает номер.
   СЕРГЕЙ (в трубку): Алло, родная? Температура спала? Ну, крепись! Твоя инициатива. Мне даром не дался этот грёбанный фестиваль! Ошибаешься. Знаменитым он меня точно не сделает. Лучше бы я остался с тобой и дочерью. Твоя мама - это твоя мама! Дочери нужен отец. Всегда. Каждую минуту. Всё она понимает - ей уже месяц. Смеётся. Открытие? Было. Банкет... Говорят всякую хрень. Самоутверждаются. Не знаю. Мне скучно. Постараюсь.
   Стук в дверь.
   Войдите! Хорошо дорогая!
   В номер заходит технический работник фестиваля Алина. Сергей жестом просит подождать.
   (в трубку) Поправляйся! И держи меня в курсе дел. Звони хоть ночью. Да. Ну, всё пока! Целую! (Алине) Что Вам?
   АЛИНА: Извините! Тут такое дело... Можно я подселю к Вам актера Гурина?
   СЕРГЕЙ: Он же голубой...
   АЛИНА: Что?
   СЕРГЕЙ: Гомосек. Гей.
   АЛИНА: Да Вы что?!
   СЕРГЕЙ: Это Вы "что". Не буду я с ним селиться.
   АЛИНА: А куда же мне его девать?
   СЕРГЕЙ: Не знаю. Куда хотите.
   АЛИНА: Я могу его только к Вам, потому что Вы молодой и начинающий.
   СЕРГЕЙ: Значит, селите ко мне.
   АЛИНА: А Вы?
   СЕРГЕЙ: А я буду ночевать у Вас.
   АЛИНА (не заметив иронии): У меня?
   СЕРГЕЙ: А что такого? Вы ведь, одна живёте?..
   АЛИНА: Да... Вообще-то... Ну, если Вы согласны...
   СЕРГЕЙ: Я согласен.
   АЛИНА: Хорошо. Я заберу Вас к себе. Но у меня один ключ. Нам придется уехать вместе.
   СЕРГЕЙ: Нормально. Будете уезжать, возьмите меня с собой!
   Несколько секунд Алина стоит в нерешительности, затем выходит из номера. Тишкин начинает закрывать чемодан. Эта сторона сцены становится темной. На другой появляется Елена.
   ЕЛЕНА И НЕ ОНИСИМОВ
   Елена сидит за столом перед ноутбуком. Закрывает лицо руками. Потом резко встает. Берёт со стола диктофон, начинает говорить в него.
   ЕЛЕНА: Сегодня 5 января, 2015 года. Оля, если ты это слушаешь, значит, меня больше нет. По причине, о которой мне не хотелось бы распространяться, я решила покончить с собой. Только не пугайся и не удивляйся. Простите меня! Маме привет.
   Лена снова садится за ноутбук.
   Так... Эмма Бовари отравилась. Насколько я помню, у Флобера -- это долго, мучительно и, учитывая состояние современной медицины, -- не наверняка. Спасут, а потом напишут письмо на производство. Так что травиться - не подходит, стреляться - нереально, вешаться - не эстетично. Бросаться из окна - страшно.
   Пауза.
   (читает) Замёрзнуть. Очевидцы говорят, что в начале бывает холодно, потом тепло, потом тебя посещают блаженные сны.
   Лена встает, идет в ванную, через секунду мы слышим звук льющейся из крана воды. Через некоторое время она появляется, мокрая, завернутая в простыню. Открывает балкон, выходит на него. Стоит какое-то время. Вдруг, на балкон Елены залазит высокий мужчина в джинсах и свитере. Лена кричит. Мгновение они смотрят друг на друга.
   МУЖЧИНА: Что Вы здесь делаете?
   ЕЛЕНА: А Вы?
   МУЖЧИНА: Я хотел бы пройти через вашу квартиру на лестницу. Это возможно?
   ЕЛЕНА: Идите.
   МУЖЧИНА: А Вы?
   ЕЛЕНА: Что я?
   МУЖЧИНА: Вы меня не проводите? Я не знаю ваших замков.
   ЕЛЕНА: Пошли! (уходят с балкона)
   МУЖЧИНА: Что Вы там делали?
   ЕЛЕНА: Жарко стало.
   МУЖЧИНА: Вы йог?
   ЕЛЕНА: Йог.
   МУЖЧИНА: А Вам не холодно?
   ЕЛЕНА: Нет. Я привыкла. А Вы случайно не Онисимов? Очень похожи.
   МУЖЧИНА: Нет, а это кто?
   ЕЛЕНА: Да так... Один... Моя первая любовь. У него были светлые волосы, овальное лицо и большие руки. Он не знал о моей любви.
   МУЖЧИНА: Нет. Я не Онисимов. Но меня всегда с кем-то путают. Я всегда бываю на кого-то похож. До свидания! Извините, пожалуйста! (уходит)
   Темно.
   СЕРГЕЙ И АЛИНА
   Квартира Алины. С пола на диван, пытаясь отдышаться, заползают Алина и Сергей. Смеются.
   АЛИНА: Упала.
   СЕРГЕЙ: Бывает. Прости.
   Лежат в обнимку на диване. Пауза.
   СЕРГЕЙ: Друг у тебя есть?
   АЛИНА: Так, чтобы одного - нет. А много - сколько угодно.
   СЕРГЕЙ: И ты со всеми спишь?
   АЛИНА: Почему со всеми? Вовсе не со всеми...
   Пауза.
   СЕРГЕЙ: Каков твой отбор?
   АЛИНА: Ну... если нравится...
   СЕРГЕЙ: А я тебе нравлюсь?
   АЛИНА: Ужасно. С первого взгляда. Я тебя ещё на вокзале приметила. Подумала: что-то будет...
   СЕРГЕЙ (гладит Алину по волосам): Аля... Аля.
   АЛИНА: Вообще-то меня Линой зовут.
   СЕРГЕЙ: Пусть все зовут как хотят. Для меня ты - Аля.
   Пауза.
   СЕРГЕЙ: Те, с кем спишь, деньгами помогают?
   АЛИНА: Помогают. Я ведь мало зарабатываю.
   СЕРГЕЙ: Значит, ты продаешься?
   АЛИНА: Почему продаюсь? Благодарю. А как я ещё могу отблагодарить?
   СЕРГЕЙ: У меня нет денег.
   АЛИНА: А я и не возьму.
   СЕРГЕЙ: Почему?
   АЛИНА: Потому что ты красивый. И талантливый.
   СЕРГЕЙ: Откуда ты знаешь?
   АЛИНА: Говорили.
   СЕРГЕЙ: Кто?
   АЛИНА: Все говорят. Да это и так видно.
   СЕРГЕЙ: Что именно?
   АЛИНА: То, что ты талантливый. Я, например, вижу.
   СЕРГЕЙ: Как?
   АЛИНА: Ты светишься. Вот входишь в помещение и светишься. А от остальных погребом воняет.
   Тишкин крепче обнимает Алину.
   АЛИНА: Ты женат:
   СЕРГЕЙ: Женат.
   АЛИНА: Сильно или чуть-чуть?
   СЕРГЕЙ: Сильно.
   АЛИНА: Ты любишь жену?
   СЕРГЕЙ: И не только.
   АЛИНА: А что ещё?
   СЕРГЕЙ: Я хорошо к ней отношусь.
   АЛИНА: Но ведь любить - это и значит хорошо относиться.
   СЕРГЕЙ: Не совсем. Любовь - это зыбко. Может прийти, уйти... А хорошее отношение - навсегда.
   АЛИНА: А тебе не стыдно изменять?
   СЕРГЕЙ: Нет.
   АЛИНА: Почему?
   СЕРГЕЙ: Потому что это не измена.
   АЛИНА: А что?
   СЕРГЕЙ: Это счастье.
   АЛИНА: А у нас будет продолжение?
   СЕРГЕЙ: Нет.
   АЛИНА: Почему?
   СЕРГЕЙ: Потому что я должен снимать новое кино.
   АЛИНА: Одно другому не мешает...
   СЕРГЕЙ: Мешает. Если по-настоящему, надо делать что-то одно. И я выбираю работу.
   АЛИНА: Странно...
   СЕРГЕЙ: Я в туалет. (уходит)
   Алина садится на кровати. Прячет лицо в ладони.
   СЕРГЕЙ (из туалета): Ты что, не любишь Антонова?
   АЛИНА: Почему?
   СЕРГЕЙ: А что же ты его в туалет повесила?
   АЛИНА: Там штукатурка облупилась. Я, конечно, наклеила обои. Но это бесполезно. Всё равно, что наряжать трупака.
   СЕРГЕЙ: Кого?
   АЛИНА: Покойника... Этот дом надо сбрить, а на его месте новый построить. А ещё лучше взорвать тротилом...
   СЕРГЕЙ (заходит): Что ты злишься? (залез под одеяло)
   АЛИНА: Я у подруги была в Германии, город Саарбюкен. Она туда уехала на постоянное проживание. Замуж вышла. Так там всё для человека. Всё здорово. Жить можно.
   СЕРГЕЙ: Ты хочешь в Германию?
   АЛИНА: Куда угодно. Только отсюда. Я больше не могу это видеть. Кран вечно течет... В раковине след от ржавой воды. И так будет всегда.
   СЕРГЕЙ: Перестань. Всё хорошо.
   АЛИНА: Что хорошего?
   СЕРГЕЙ: Вон какая ты красивая... Молодая. У тебя всё впереди.
   АЛИНА: Ну, да... Когда мне было пятнадцать - всё было впереди. Сейчас двадцать пять - тоже впереди. Потом стукнет пятьдесят - молодая старуха. И что впереди? Старость и смерть? Чем так жить, лучше не жить вообще...
   СЕРГЕЙ: Дура! (нежно обнимает Алину)
   Темнота.
   ЕЛЕНА И НЕ ОНИСИМОВ
   Из ванной появляется Елена. Она в свадебном платье. Идет на кухню, открывает бутылку шампанского, наливает в бокал, пьет. Включает газ, садится, закрывает глаза.
   Раздается звонок в дверь. Елена открывает. На пороге - Не Онисимов. С секунду он смотрит на Елену, потом решительно идет на кухню, закрывает газ, открывает окна.
   НЕ ОНИСИМОВ: Зачем вы открыли газ?
   ЕЛЕНА: Грелась.
   НЕ ОНИСИМОВ: То вам жарко, то вам холодно
   ЕЛЕНА: А ваше, какое дело? Что вы шастаете туда и обратно? То в окно, то в дверь?
   НЕ ОНИСИМОВ: Потому что вы мне не нравитесь. Ну почему вы так себя ведете? Вас обидели?
   ЕЛЕНА: Я же не задаю вам вопросов.
   НЕ ОНИСИМОВ: Можете задавать.
   ЕЛЕНА: Почему вы удрали через балкон? Муж пришел?
   НЕ ОНИСИМОВ: Да. А вы откуда знаете?
   ЕЛЕНА: Из анекдотов. Типичная ситуация. Он пришел -- и не вовремя.
   НЕ ОНИСИМОВ: Да. Мы не договаривались.
   ЕЛЕНА: Это понятно. Это можно не объяснять.
   НЕ ОНИСИМОВ: Я не хотел его видеть. Дело в том, что я убил его жену.
   Пауза. Елена одевает очки, долго смотрит на Не Онисимова.
   ЕЛЕНА: Из ревности?
   НЕ ОНИСИМОВ: Я врач. Хирург. Я сделал ей операцию.
   ЕЛЕНА: Ах, вот что... Неудачная работа. Брак. Ну что ж... Это бывает во всяком деле.
   НЕ ОНИСИМОВ: Неудачная работа? Это операция века! Такую операцию делал только Дебейки! Вы слышали это имя?
   ЕЛЕНА: Нет.
   НЕ ОНИСИМОВ: Дебейки -- первый хирург в мире, который предложил вшивать в сердце клапан из тефлона. Знаете, что такое тефлон?
   ЕЛЕНА: Нет.
   НЕ ОНИСИМОВ: Вы ничего не знаете. Это сверхпрочный синтетический материал, из него делают сковородки, на которых можно жарить без масла. Тефлоновый клапан практически не изнашивается.
   ЕЛЕНА: Вы вшили такой же клапан?
   НЕ ОНИСИМОВ: Не вшил. Вклеил. Я пошел дальше Дебейки. Я пять лет вместе с учеными разрабатывал органический клей, который потом постепенно рассасывается. Клапан вживляется без единого шва, без травмы сердечной мышцы. А главное -- время. Раньше такая операция шла пять часов. А теперь сорок минут. Как при удалении аппендикса. Я шагнул на сто лет вперед. Я практически избавил людей от страха перед сердечными заболеваниями. Сердца можно будет ремонтировать, как моторы в ремонтных мастерских. Я звонил Дебейки. Он меня ждет вместе с моей больной. А она не выздоравливает.
   ЕЛЕНА: Почему?
   НЕ ОНИСИМОВ: Не борется. Говорит, что устала. А когда человек не хочет жить -- это смертельно опасно. Потому что все в голове. У меня был случай: я оперировал очень тяжелую язву, совершенно не верил в успех. Больной -- шофер грузовика, обслуживал рыбный холодильник. Ел одну рыбу, как кот. И пил, по-моему... Но это не важно. Я боялся, что он умрет на столе. Но обошлось. Довел операцию до конца. Через час пошел посмотреть его в реанимации, а койка пуста. Я заглянул под койку: думал, упал. Никого нет. Побежали искать. Я захожу в туалет, смотрю -- он сидит и курит. Мозг не принял тяжести агрессии. И, представляете, он выздоровел... А здесь... Такая операция в Америке стоила бы полтора миллиона долларов. (наливает шампанское, пьет) Хотите?
   ЕЛЕНА: Спасибо. (пьют) Но ведь Вы не причем, Вы сделали всё, что от Вас зависело. А как она... это уже её дело.
   НЕ ОНИСИМОВ: Операция сама по себе, в отрыве от больного, не существует. Лучше пусть он выживет после плохой операции, чем умрет после хорошей... А тут еще муж пришел "спасибо" говорить. Коньяк принес. Французский.
   ЕЛЕНА: Значит, это ваша квартира?
   НЕ ОНИСИМОВ: Конечно. Я живу в соседнем подъезде.
   ЕЛЕНА: Я вас никогда не видела.
   НЕ ОНИСИМОВ: И я тоже никогда вас не видел.
   ЕЛЕНА: А муж, значит, у вас сидит?
   НЕ ОНИСИМОВ: Не знаю. Наверное.
   ЕЛЕНА: А почему нельзя было уйти через дверь?
   НЕ ОНИСИМОВ: Неудобно уходить, когда к тебе пришел человек. А так я просто исчез. Без объяснений.
   ЕЛЕНА: И все-таки неудобно. Вы должны вернуться.
   НЕ ОНИСИМОВ: Я должен быть в больнице.
   ЕЛЕНА: А который час?
   НЕ ОНИСИМОВ: Это не важно. Я должен быть возле нее. Вернее, не должен. Я просто не могу быть ни в каком другом месте.
   ЕЛЕНА: Так идите...
   НЕ ОНИСИМОВ: Я не могу вас бросить.
   ЕЛЕНА: Почему?
   НЕ ОНИСИМОВ: Я уже сказал: вы мне не нравитесь.
   ЕЛЕНА: Но вы же не можете быть сразу в двух местах.
   НЕ ОНИСИМОВ: Пойдемте со мной.
   Елена обувает валенки и дубленку поверх платья.
   ЕЛЕНА: А Вы? Так пойдете? В одном свитере? Дать Вам что-нибудь?
   НЕ ОНИСИМОВ: А что у Вас есть?
   ЕЛЕНА: Ничего. У меня нет мужских вещей.
   НЕ ОНИСИМОВ: Тогда одеяло. Одеяло у Вас есть?
   Елена выносит из комнаты одеяло. Не Онисимов укутывается. Уходят.
   Темнота...
   СЕРГЕЙ И АЛИНА
   В своей комнате на кровати, укрывшись с головой одеялом, лежит Алина. На улице, у её дома (авансцена) стоит Сергей и набирает номер. В комнате Алины раздается звонок, она берёт трубку. Весь последующий разговор мы видим только её руку и часть лица.
   АЛИНА: Аллё?
   СЕРГЕЙ: Привет! Ты меня узнаёшь? Хотя вряд ли. Четыре года прошло после того фестиваля. Часто вспоминал. Хотел позвонить, но... что я скажу? "Привет!", "Пока"...
   АЛИНА (равнодушно): Ты откуда?
   СЕРГЕЙ: Из Америки.
   АЛИНА: А слышно хорошо, как будто ты рядом.
   СЕРГЕЙ: Ты вышла замуж?
   АЛИНА: За кого?
   СЕРГЕЙ: За шефа, например.
   АЛИНА: А... Нет. Я одна.
   СЕРГЕЙ: Хорошо.
   АЛИНА: Очень...
   СЕРГЕЙ: Ладно, я приду, поговорим. (кладет трубку, уходит)
   АЛИНА: Стой! Нет! Не приходи.
   Алина снова укрывается одеялом с головой. Через мгновение раздается звонок в дверь. Она лежит. Звонок раздается снова... И снова... Алина встает. Она очень бледна, на голове косынка. Идет, открывает дверь. В квартиру заходит Сергей. Долго смотрят друг на друга.
   АЛИНА: Изменилась?
   СЕРГЕЙ: Есть немного.
   АЛИНА: Меня химили и лучили. Все волосы выпали. Но они вырастут. Врачи обещают.
   СЕРГЕЙ: Вырастут, куда денутся...
   АЛИНА: Проходи, если не боишься.
   СЕРГЕЙ (раздевается): А чего мне бояться?
   АЛИНА: Ну... рак все-таки. Некоторые боятся заразиться. Ко мне никто не ходит, да я никого и не зову. В таком-то виде...
   Алина и Сергей сели друг напротив друга.
   СЕРГЕЙ: Рассказывай.
   АЛИНА: А чего рассказывать? Я оформлялась в поездку. Во Францию. Заодно решила пройти диспансеризацию. Врач сказал: "Никуда не поедите у Вас рак". А я ему: "Фиг с им, с раком". Очень хотелось в Париж.
   СЕРГЕЙ: Раньше ты хотела в Германию.
   АЛИНА: Сейчас уже никуда не хочу. Операция была ужасная. Я думала, грудь срежут и все дела. А они соскоблили половину тулова, под мышкой и везде. Теперь руку не поднять.
   СЕРГЕЙ: Это пройдет.
   АЛИНА: Ага... Пройдет вместе со мной. Я договорилась с Маринкой: когда умру, пусть придет ресницы мне покрасит. На меня ненакрашенную смотреть страшно.
   СЕРГЕЙ: Не умрешь.
   АЛИНА: Ага... У меня мать от этого померла. И бабка. Почему это они умерли, а я нет?
   СЕРГЕЙ: Потому что медицина сейчас сильно продвинулась вперёд. Сейчас другие препараты. Выживаемость девяносто процентов.
   АЛИНА: А ты откуда знаешь?
   СЕРГЕЙ: Это известно. Наука движется вперёд.
   Пауза. Сергей берёт руку Алины и начинает целовать её пальцы.
   АЛИНА: Тебе не противно? Ты не боишься, что рак на тебя переползет?
   СЕРГЕЙ: Он не переползет. И потом его нет. Его же отрезали...
   АЛИНА: Да? Действительно. Пауза. Хочешь поесть что-нибудь? Если не боишься, конечно.
   Сергей берёт пакет с которым пришел, выкладывает на стол коньяк, фрукты, ветчину, шоколад.
   АЛИНА: А у меня курица вареная есть.
   Алина одной рукой пытается накрыть на стол.
   СЕРГЕЙ: Не трогай ничего. Я сам за тобой поухаживаю. Начинает расставлять посуду. Что у тебя в жизни ещё?
   АЛИНА: Рак.
   СЕРГЕЙ: А кроме?
   АЛИНА: Ты говоришь как дилетант. Кроме - ничего не бывает.
   СЕРГЕЙ: Ну всё-таки... Какая-то мечта.
   АЛИНА: Сейчас у меня мечта - выжить. И всё. Каждый прожитый день - счастье. Если бы меня поставили на подоконник десятого этажа, сказали: "Стой, зато будешь жить", - я бы согласилась.
   СЕРГЕЙ: Не говори ерунды.
   АЛИНА: Это не ерунда. Я утром просыпаюсь, слышу, как капает вода из крана. Это жизнь. В раковине желтое пятно от ржавчины. Я и ему рада. За окном зима. Люди куда-то торопятся. Я их вижу из окна. Какое счастье... Я согласилась бы жить на полустанке, смотреть, как мимо бегут поезда, спать на лавке, накрываться пальто. Только бы видеть, слышать, дышать...
   СЕРГЕЙ: Садись за стол. То на подоконнике, то на полустанке...
   АЛИНА: Ты не понимаешь. Говорят, что душа бессмертна. Но мне жаль именно тела. Как оно без меня? Как я без него?
   СЕРГЕЙ: Всё будет нормально. И ты с телом. И тело с тобой. Давай выпьем.
   АЛИНА: Мне немножко можно. Даже полезно.
   Пьют... Едят... Не отрываясь смотрят друг на друга.
   СЕРГЕЙ: Как же ты одна? Почему возле тебя нет близких?
   АЛИНА: А где я их возьму? Я сирота. Да мне и не надо никого. Одной лучше. Что толку от подруг? Всем до болтов. Будут рады, что рак не у них, а у меня.
   СЕРГЕЙ: Хорошие у тебя подруги.
   АЛИНА: Умирать легче с посторонними. Нервы не мотают.
   СЕРГЕЙ: А деньги у тебя есть?
   АЛИНА: Пока есть. Шеф дал.
   СЕРГЕЙ: Молодец. Хороший человек.
   АЛИНА: У города спер, мне дал. Считай, социальная поддержка.
   СЕРГЕЙ: Мог бы спереть и не дать.
   Пауза.
   СЕРГЕЙ: Ты меня помнила?
   АЛИНА: А как ты думаешь?
   СЕРГЕЙ: Не знаю.
   АЛИНА: Ты единственный человек, с кем мне было бы не страшно умереть. Я легла бы возле тебя и ничего бы не боялась.
   Сергей поднимается, Алина встает ему навстречу. Обнялись.
   СЕРГЕЙ: Давай ляжем...
   АЛИНА: Одетыми. Хорошо?
   СЕРГЕЙ: Как хочешь.
   АЛИНА: Да. Так хочу. Чтобы рак не переполз.
   СЕРГЕЙ: Он не ползет. Он пятится.
   Легли. Сергей нежно гладит лицо, плечи, руки Алины.
   Я тебя не брошу.
   АЛИНА: Я тебя брошу.
   СЕРГЕЙ: Почему?
   АЛИНА: Потому что я умру.
   СЕРГЕЙ: Этого не будет. Я этого не хочу.
   АЛИНА: Дело не в тебе.
   СЕРГЕЙ: Во мне. Ты меня мало знаешь. Ты никогда не умрешь. Ты будешь жить дольше всех и лучше всех. Ты будешь здоровая счастливая и богатая.
   Целует Алину. Темнота.
   ЕЛЕНА И НЕ ОНИСИМОВ
   Больничная палата. На кровати лежит Алла и смотрит в потолок. В палату заходят Елена и Не Онисимов. Стоят у двери.
   НЕ ОНИСИМОВ (Елене): Как Вы думаете, каждый врач должен быть психологом?
   ЕЛЕНА: Нет. Вы должны только лечить сердца.
   НЕ ОНИСИМОВ (подходит к кровати): Алла! (Молчание. Не Онисимов берёт руку Аллы, слушает пульс) Алла! Ну, пожалуйста!
   Пауза. Не Онисимов, опустив голову, выходит из палаты. Елена садится на край кровати Аллы.
   ЕЛЕНА: Я понимаю вас. Понимаю... Вы так долго мучились... Непонятно, как вы вообще жили. Вы устали и хотите отдохнуть любой ценой. Пусть даже вечным сном. Вы хотите отдохнуть от боли, от людей, от всего, что есть жизнь. Невозможно так давно и так долго страдать. Вы надорвались. В вас лопнула пружина. Я понимаю. Но, Алла... Вы же не одна. За вами стоит ваш врач, который вас починил. За вами сотни, тысячи больных людей, для которых необходимо ваше выздоровление как гарантия. За вами Дебейки, который вас ждет, и вся Америка. Там ведь тоже люди болеют. Там, между прочим, такая операция стоит полтора миллиона долларов. Ее может позволить себе только миллионер, да и то не каждый. А вам сделали бесплатно. А вы еще... кочевряжитесь. Ну хорошо, вам, может быть, наплевать на человечество, и на Америку, и на Дебейки, вы их не знаете. Но ведь за вами близкие люди. Ваш муж сидит сейчас, не спит, с ума сходит. Да вы просто не имеете права... Вы меня слышите?
   АЛЛА: Кто Вы?
   ЕЛЕНА: Никто.
   АЛЛА: Вы мне не кажитесь?
   ЕЛЕНА: Нет, я есть.
   Елена низко склонилась над Аллой. Её очки упали на лицо Аллы. Алла одела эти очки, разглядывает Елену.
   АЛЛА: Действительно. Вот теперь я вас вижу.
   ЕЛЕНА: Нельзя думать только о себе... Только себя любить. Только себя жалеть. Иначе нарушится центровка.
   АЛЛА: Что нарушится?
   ЕЛЕНА: Все нарушится. Во всей Солнечной системе. Вы не имеете права!
   АЛЛА: Что Вы от меня хотите?
   ЕЛЕНА: Чтобы Вы пошли в туалет.
   АЛЛА: Зачем?
   ЕЛЕНА: Покурить.
   АЛЛА: Мне не хочется. И я не могу.
   ЕЛЕНА: А вы не знаете: можете вы или нет. Человек не знает своих возможностей.
   Елена начинает приподнимать Аллу за плечи, та, ухватившись за шею Елены, потихоньку поднимается.
   АЛЛА: У меня клапан не оторвется?
   ЕЛЕНА: Не оторвется. Но удивится.
   АЛЛА: Вы говорите мой муж...
   ЕЛЕНА: Сейчас в квартире вашего хирурга.
   АЛЛА: Ого!
   ЕЛЕНА: Да. А ваш хирург не в силах смотреть ему в глаза. Операцию ведь нельзя назвать успешной если пациент не хочет жить. И он перелез на мой балкон.
   АЛЛА: Ой!
   ЕЛЕНА: А я на этом балконе как раз собиралась умереть.
   Пауза.
   АЛЛА: Почему?
   ЕЛЕНА: Потому что я чокнутая эгоистка, которой наплевать на весь мир, кроме себя.
   АЛЛА: Получается нас теперь двое?
   ЕЛЕНА: Получается. Но я передумала. Я не буду больше совершать идиотские поступки. Благодаря вашему хирургу. Я его вторая успешная операция.
   АЛЛА: Как Вас зовут?
   ЕЛЕНА: Лена.
   АЛЛА: Лена, я хочу в туалет. Покурить...
   ЕЛЕНА: Это здорово! А когда совсем поправитесь, мы ещё и напьемся. Обещаете?
   АЛЛА: Обещаю! В дрова.
   Женщины, обнявшись, направляются в коридор. Заходит Не Онисимов.
   НЕ ОНИСИМОВ: Что вы делаете?
   ЕЛЕНА: Покурить идем.
   Не Онисимов бросается к Алле, щупает её пульс.
   НЕ ОНИСИМОВ Елене: Что Вы сделали? Как Вы это сделали?!
   ЕЛЕНА: Не знаю.
   НЕ ОНИСИМОВ: Я позову медсестру. Хорошо?
   АЛЛА: Хорошо. А туалет далеко?
   НЕ ОНИСИМОВ: В конце коридора.
   АЛЛА: Это лучше. Пройдусь.
   НЕ ОНИСИМОВ (за дверь): Аня, помогите! (выводит Аллу)
   Возвращается, садится рядом с Еленой.
   ЕЛЕНА: Ну, теперь-то всё хорошо?
   НЕ ОНИСИМОВ: Да. Спать хочу. Пятые сутки не сплю. Сейчас приду и засну как убитый.
   ЕЛЕНА: Мне домой надо.
   НЕ ОНИСИМОВ(берёт Елену за плечи): Вы пойдете ко мне.
   ЕЛЕНА: Но вы же ляжете спать.
   НЕ ОНИСИМОВ: Ну и что? И вы ляжете спать. У вас даже одеяло с собой. Под свое одеяло и ляжете.
   ЕЛЕНА: Я не могу спать без ночной рубашки.
   НЕ ОНИСИМОВ: Ничем не могу помочь. У меня нет женских вещей. Ляжете в платье.
   ЕЛЕНА: О как!
   НЕ ОНИСИМОВ: Да. Идемте.
   Уходят. Темнота.
   АЛИНА И СЕРГЕЙ
   В голубом кресле сидит Сергей. Набирает номер, звонит.
   СЕРГЕЙ: Алло, Миш? Привет! Слушай... я в самолете сейчас сижу, вот звоню пока не взлетели. Да в Израиль. Лечиться на Мертвое Море. Жена уверяет, что соль высасывает все воспаления. (Смеётся) Я вот по какому делу: помнишь тот городок, где мы тринадцать лет назад в первый раз фестивалили? Да... Да-да-да... Там была Алина, технический работник. Ну, селила в номер тебя она? Я слышал ты туда скоро опять едешь. Узнай мне про эту Алину. Где она? Как можно найти. Хорошо? Её адрес смс-кой скину. Я по старому номеру звонил, долго никто не отвечал, потом взяли трубку, сказали: "Здесь такая не живет" Узнай, пожалуйста! Очень прошу. Хорошо. Удачи тебе. Пока!
   Кладет трубку. Темнота.
   ЕЛЕНА И НЕ ОНИСИМОВ
   Квартира Не Онисимова. Сидя за столом спит супруг Аллы. Входят Елена и Не Онисимов. Муж Аллы вскакивает.
   МУЖ АЛЛЫ: Ой!
   НЕ ОНИСИМОВ (без удивления): Вы еще здесь?
   МУЖ АЛЛЫ: А где же мне быть? ДОЛГАЯ ПАУЗА Вы проходите, раздевайтесь.
   Елена и Не Онисимов раздеваются.
   НЕ ОНИСИМОВ: Доставайте свой коньяк. Теперь можем его выпить. Имеем право. Заработали.
   МУЖ АЛЛЫ: Так я уже выпил. Вы бы еще дольше гуляли.
   НЕ ОНИСИМОВ: Весь?
   МУЖ АЛЛЫ: Ну, конечно весь. Я ждал, ждал...
   НЕ ОНИСИМОВ: Тогда идите домой. (потирает руки) Идите домой.
   МУЖ АЛЛЫ: Я?
   НЕ ОНИСИМОВ: Оба. (Елене) И вы тоже. Нормально разденетесь и будете спать нормально. Все-таки одетой спать неудобно.
   ЕЛЕНА: А почему вы меня прогоняете?
   НЕ ОНИСИМОВ: Потому что вы мне не нравитесь.
   Не Онисимов подошел к Елене. Снял очки. Стал рассматривать её лицо.
   По-моему, я вас уже где-то видел...
   ЕЛЕНА: Конечно, видели. Мы же соседи...
   НЕ ОНИСИМОВ: Нет. Раньше.
   ЕЛЕНА: Может быть, тогда, за спинами. Я смотрела на свою первую любовь. И это были Вы - Онисимов.
   НЕ ОНИСИМОВ: Я никогда не был Онисимовым.
   Пауза.
   ЕЛЕНА: Мне не хочется спускаться и подниматься. Можно, я уйду через балкон?
   НЕ ОНИСИМОВ: Можно. Но я вам помогу.
   Идут на балкон.
   МУЖ АЛЛЫ: А вы так всегда делаете?
   НЕ ОНИСИМОВ: Нет. Но теперь будем.
   Уходят. Елена перелазит на свой балкон. Муж Аллы надевает куртку. Не Онисимов возвращается.
   МУЖ АЛЛЫ: Вы были в больнице всё это время?
   НЕ ОНИСИМОВ: Да.
   МУЖ АЛЛЫ: Как дела... у Аллы?
   НЕ ОНИСИМОВ: Гораздо лучше. Мы уговорили её покурить в туалете.
   МУЖ АЛЛЫ: Но она никогда не курила.
   НЕ ОНИСИМОВ: Значит, забыла об этом. Не переживайте. Теперь точно всё будет хорошо. Как только я выпишу вашу супругу приходите в кафе на встречу. Отпразднуем.
   МУЖ АЛЛЫ: Обязательно. С удовольствием. А Вы придете со своей девушкой?
   НЕ ОНИСИМОВ: С кем? А... С этой чокнутой в свадебном платье? Да. Думаю с ней.
   МУЖ АЛЛЫ: Ну, тогда до встречи?
   НЕ ОНИСИМОВ: До встречи!
   Темнота.
   АЛИНА И СЕРГЕЙ
   Израиль. У столика в уличном кафе стоит кресло с высокой спинкой. Из-за спинки мы не видим, сидит кто-то в этом кресле или нет. За соседний столик в такое же кресло садится Сергей. Набирает номер по телефону.
   СЕРГЕЙ: (в трубку) Алло, Миш! Да-да уже на месте. Ты нашел? Я, говорю, же в порядке. Гораздо лучше себя чувствую. Вот только Куприн мозг сверлит. Снимать по нему хочу, уже сценарий написал. Кинематографичен он до ужаса. Вот только деньги мне не выбить... Ты мне скажи, ты нашел? Алину. Её номер может быть. (слушает) Совсем? Нигде? Жаль... Невероятно жаль! Хорошо. Пока!
   Из-за спинки кресла появляется Алина. Выглядит она шикарно. Одета в белое. Волосы золотые. Из украшений только золотой браслет.
   АЛИНА: Ты не меня ищешь?
   Сергей долго смотрит на Алину.
   СЕРГЕЙ: Это невероятно!
   АЛИНА: Что именно?
   СЕРГЕЙ: Всё. То, что я тебя здесь встретил. То, как ты выглядишь...
   АЛИНА: То, что я жива (улыбается)
   СЕРГЕЙ: В этом я не сомневался. Ты здесь живешь?
   АЛИНА: Нет. Отдыхаю.
   СЕРГЕЙ: А живешь в Германии?
   АЛИНА: И там тоже.
   СЕРГЕЙ: А где ещё?
   АЛИНА: Где хочу.
   СЕРГЕЙ: Ты вышла замуж за миллионера?
   АЛИНА: За шефа.
   СЕРГЕЙ: В самом деле?
   АЛИНА: А что тут такого?
   СЕРГЕЙ: Ты же его не любила.
   АЛИНА: Правильно. Я тебя любила. Но ты был где-то, а шеф рядом.
   СЕРГЕЙ: Справедливо... пауза Ты выглядишь шикарно. Ты здорова?
   АЛИНА: Да.
   СЕРГЕЙ: Значит та операция, после которой ты не могла поднять руку, была успешной.
   АЛИНА: Скажи как ты?
   СЕРГЕЙ: Я - плохо. Не снимаю. Просто сижу и старею. Приехал сюда тормозить процесс. Всё болит, особенно душа.
   АЛИНА: А почему ты не снимаешь?
   СЕРГЕЙ: Денег нет. Государство дает треть. А остальные надо где-то доставать. Никто не дает.
   АЛИНА: А сколько тебе надо?
   СЕРГЕЙ: Полтора миллиона... долларов.
   АЛИНА: Я тебе дам.
   СЕРГЕЙ: У тебя есть полтора миллиона?
   АЛИНА: У меня есть гораздо больше.
   СЕРГЕЙ: Это деньги шефа?
   АЛИНА: Почему? У меня свой бизнес.
   СЕРГЕЙ: Какой?
   АЛИНА: Не бойся. Не наркота.
   СЕРГЕЙ: А где же можно так заработать?
   АЛИНА: Я умею находить деньги под ногами.
   СЕРГЕЙ: У тебя мусороперерабатывающий завод? Под ногами только мусор.
   АЛИНА: Не вникай. Ты не поймешь. В каждом деле свой талант. Ты снимаешь кино, а я бизнесмен.
   СЕРГЕЙ: Тебя шеф раскрутил?
   АЛИНА: Он дал мне первоначальный капитал. А раскрутилась я сама.
   СЕРГЕЙ: Я не дал бы тебе первоначальный капитал. Я дал бы тебе только головную боль.
   АЛИНА: Ты дал мне больше.
   СЕРГЕЙ: Не понял...
   АЛИНА: Помнишь ты лег со мной... Тебе не было противно... После этого со мной что-то случилось. Я тоже перестала быть себе противна. Я себя полюбила... Если бы не это я бы умерла. Дело не только в успешной операции. ТЫ дал мне жизнь. Это больше чем полтора миллиона.
   Долгая пауза.
   СЕРГЕЙ: Эти деньги не вернутся. Кино денег не возвращает. Ты их просто потеряешь и всё.
   АЛИНА: Ну, и фиг с ими! Эти не вернутся, другие подгребут.
   СЕРГЕЙ: Ты меня ещё любишь?
   АЛИНА (испуганно): Нет, нет... Вернее, да. Но нет.
   СЕРГЕЙ: Понял. Ты вспоминаешь прошлое? Или хочешь забыть.
   Алина закурила.
   АЛИНА: Прежде чем дарить, Господь испытывает. Без испытаний не было бы наград.
   СЕРГЕЙ: Ты в это веришь?
   АЛИНА: А как не верить. Ты же сам мне всё это говорил.
   СЕРГЕЙ: Но я не Бог.
   АЛИНА: Мне пора. Оставишь мне на рецепции номер твоего счета?
   СЕРГЕЙ: Потрать на меня ещё пол часа. Идем к морю.
   АЛИНА: Зачем?
   СЕРГЕЙ: Я хочу взять тебя за руку и запомнить твой запах. Потом это будет стоить больше, чем полтора миллиона.
   Сергей берёт Алину за руку и уводит к морю...
   Темнота.
   ЭПИЛОГ
   Небольшой ресторан, каких в России много. За четырехугольным столом сидят Не Онисимов, Елена, Алла и муж Аллы. Не Онисимов разливает шампанское. Весело смеются. В ресторан заходят Алина и Сергей. Садятся за соседний столик. Алина, увидев Не Онисимова пристально смотрит на него. Сергей перестал листать меню, оборачивается на Не Онисимова, потом вопросительно смотрит на Алину. Наконец, Алина поднимается, подходит к Не Онисимову.
   АЛИНА: Простите, пожалуйста! Вы меня не помните.
   Не Онисимов пристально смотрит на Алину.
   НЕ ОНИСИМОВ: Нет, простите. Вы моя пациентка?
   АЛИНА: Не Ваша. Девять лет назад Иван Францевич лечил меня от рака.
   НЕ ОНИСИМОВ: С Иваном Францевичем мы дружим до сих пор.
   АЛИНА: Вы и тогда к нему приходили. Я помню, как ревела у окна, а Вы сказали, что если я захочу жить, Иван Францевич и все остальные доктора будут бессильны.
   Все смеются.
   НЕ ОНИСИМОВ: Это старая шутка, но она работает. У Вас цветущий вид. Получается, я был прав.
   АЛИНА: Получается так.
   ЕЛЕНА: Послушайте! Присоединяйтесь к нам. Мы, как раз, празднуем выздоровление. (Сергею) Идите сюда!
   Алина и Сергей садятся за стол. Не Онисимов наливает им шампанского.
   НЕ ОНИСИМОВ: Ну! За успешную операцию?
   ВСЕ: За успешную! Ура!!!
   Герои разговаривают, смеются. Музыка заглушает их. Эта музыка о жажде жизни. О радости каждого момента. О том, что смерть это всего лишь переход, а любовь - вечность.
  
  
  
  
  
  
  
  
   БОЛЬ В ПОМОЩЬ
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
   Первая история:
   Варвара
   Управдом Шура
   Милиционер Костя
   Женщина
   Девушка
   Мужчина
   Врач
   Соня
   Вторая история:
   Нина
   Ее дочь Машка
   Подруга
   Школьная подруга
   Подруга-врач
   Лия
   Гомонов
   Подруга-предатель
   Две жизни, двух женщин. Разные эпохи, разные судьбы. Одна часть сцены - мир Варвары. Другая - мир Нины. А между этими мирами стоит стол, на котором находится телефон. По этому телефону и одна и вторая получают известия о переломах в своей судьбе. Словно это не телефон, а излучатель негативной энергии. Но иногда наоборот...
   ВАРВАРА
   Деревня Сюхино. Воскресное гуляние у мелкого оврага. Сергей играет на баяне. Девчонки и парни кругом стоят. По очереди каждый выходит в этот круг и поет свою частушку. И вот туда врывается Валентина, танцует.
   ВАЛЕНТИНА: Как один платок на шее, а другой на голову,
   Как один любовник сдаден, а другой на череду...
   Сергей с восхищением смотрит на Валентину. В стороне стоит его жена Соня... наблюдает за происходящим. Валентина натанцевавшись, вырывает баян у Сергея и садится к нему на колени. Смех.
   СОНЯ кричит: Серёжа!
   Валентина вскакивает с колен Сергея, начинает петь и танцевать. Сергей хватает баян, играет. По лицу Сони катятся слёзы.
   Остальные девушки и парни начинают отплясывать. Соня подбегает к Валентине, хватает её за локоть, выводит из круга.
   СОНЯ: Ты что ж, мужа от живой жены увела?
   ВАРВАРА:  В Советском Союзе десять миллионов одиноких. Две Москвы можно поставить. Ты пожила, а теперь моя очередь.
   СОНЯ: Так у него ж ребенок. Он же переживает. Плачет.
   ВАРВАРА: Привыкнет.
   СОНЯ: Ну, погоди. С тебя бог спросит.
   Соня поворачивается, делает несколько шагов прочь, потом в секунду бросается на Валентину, валит на землю, бьет руками по лицу. Валентина хватает Соню за волосы. Драка. Танцующие не сразу понимают, что случилось, но опомнившись, пытаются разнять девушек. Сергей стоит в стороне.
   Наконец Соня и Варвара поднимаются с земли.
   СОНЯ: Будь ты проклята, стерва! Смерти тебе желаю!
   ВАРВАРА: И я тебе.
   СЕРГЕЙ: Идём, Варя! Уходят.
   Соня уходит в другую сторону.
   ДЕВУШКА: А чего это они?
   ДЕВУШКА ПОСТАРШЕ: Варька у Сони мужа законного увела. Вся деревня усмешку ладонью прикрывает.
   Темнота. В темноте мы слышим знаменитый голос Левитана. Объявление о начале Великой Отечественной Войны.
  
  
   НИНА
   Уютная квартирка в центре Москвы. Нина накрывает на стол. К телефону (к тому, что на столе) подходит Старая Подруга, набирает номер. В квартире Нины раздается звонок, она снимает трубку.
   НИНА: Алло?
   ПОДРУГА: Привет! Это я!
   НИНА: А...привет!
   ПОДРУГА: Мужа ждешь?
   НИНА: Ну, да. Сегодня из командировки возвращается.
   ПОДРУГА: Не жди. Не вернётся. Он в командировке не был. Он от тебя к твоей близкой подруге, к Алке ушел.
   Надежда медленно опускается на стул.
   НИНА: Ты откуда знаешь?
   ПОДРУГА: Они только что из моей квартиры удалились. Исповедовались. Прямо не просили, но я поняла, что они сами тебе боятся говорить, и эта миссия негласно возложена на меня.
   НИНА: Какая честь.
   ПОДРУГА: Что?
   НИНА: Ни чего... Просто ты с огромным удовольствием выполняешь возложенную на тебя миссию.
   ПОДРУГА: Глупости! Просто я...
   Надежда кладет трубку.
   Алло?! Алло?!
   Подруга пожимая плечами уходит. Надежда какое-то время сидит молча.
   НИНА: Вот так. Без Мужа и без Близкой Подруги. Единомоментно. Пауза. Плачет.
   Затем она вскакивает, идет на балкон, залазит на парапет, стоит какое-то время. Затем спускается, заходит в комнату и забирается на кровать под одеяло. Дверь своим ключом открывает дочь Нины Машка Кудрявцева. Она на цыпочках проходит в комнату, начинает звонить по городскому. Нина выглядывает из-под одеяла.
   НИНА:  У тебя совесть есть?
   МАШКА: Он же волнуется!
   НИНА: Если он так волнуется, пусть провожает...
   МАШКА: А откуда у него деньги на такси?
   НИНА: И действительно, откуда деньги у двадцатилетнего студента Кости?
   МАШКА (кладет трубку): Не подначивай! Тебе мои ухажеры никогда не нравились.
   НИНА: Только предыдущие три. Объясню. Первый претендент по имени Митя был алкоголик или наркоман. А может быть, и то, и другое. По утрам, просыпаясь в своем доме, он вместо чашки кофе пил портвейн. И я боялась, что он к этому же приучит и тебя.
   Второй Петя был с диагнозом. Раз в год он ложился в психиатрическую больницу, и его там лечили инсулиновыми шоками. Третий Витя, оказался взрослый, тридцатипятилетний мужик, который вообще поначалу не мог определиться, за кем ему ухаживать - за тобой или за мной.
   Последний, Костя, удачнее тех троих.
   МАШКА: Ну, хотя бы это ты признаешь.
   НИНА: Да. Только он язвенник.
   Звонит телефон.
   МАШКА (в трубку нежно): Та?
   НИНА: Фу! (прячется по одеяло)
   МАШКА: Та, люблю! Я кое-что купила. Та, подарок. Кое-что клетчатое... удобное.
   НИНА: И пищит.
   МАШКА: И пищит... Тфьу ты! Мам!!! (в трубку) Да, не обращай внимания! Целую сладкий носик!
   НИНА: Кончай трепаться!
   МАШКА: Утром созвонимся. Пока-пока! (кладет трубку)
   НИНА: Ляг сегодня со мной.
   МАШКА: Ага!
   Снимает свитер, джинсы, устраивается возле матери. Смотрит на неё.
   МАШКА: Ты плакала? Чего это?
   НИНА: Я разошлась с Подругой. Она меня предала.
   Пауза.
   МАШКА: Ты видела, что у моих белых сапог отлетел каблук?
   НИНА: Ты хочешь провести аналогию? Куда следует девать сапог без каблука? Отнести в починку. А если починить уже нельзя, то надо выбросить такой сапог на помойку, забыть. И так же поступить с предавшим нас человеком. Сначала попытаться починить отношения. А если это невозможно - выкинуть на помойку памяти. И обзавестись другой обувью.
   Правильно я тебя поняла?
   МАШКА: Нет. Мне просто нечего надеть.
   НИНА: У тебя красные есть.
   МАШКА: Они теплые. А скоро весна. Я совершенно, совершенно без обуви. Какая-то ты, мама...
   НИНА: Ты что, не слышала, что я тебе сказала?
   МАШКА: Про что?
   НИНА: Про Подругу.
   МАШКА: Ну и что? А зачем она тебе? Вы же, по-моему, давно разругались.
   НИНА: Мы не ругались.
   МАШКА: А тогда чего она перестала ходить? То ходила, а то перестала...
   НИНА: Точно! Она действительно перестала звонить и появляться. Но я была так занята, что не обратила внимания... Ладно. Иди к себе.
   Машка делает вид, что усыпает.
   Иди-иди! Не выспимся обе.
   Нина пытается столкнуть дочь с кровати, та упирается. Обе смеются. Наконец Машка собрала свои вещи и ушла в свою комнату. Нина обняла подушку.
   Темнота.
  
   ВАРВАРА
  
   Наши дни. Варвара уже не просто Варвара, а Варвара Тимофеевна. Постаревшая на тридцать лет. Она заходит в свою московскую квартиру, выкладывает из сумки половинку хлеба, печенье чай. И, вдруг, створки окон распахнулись, потом распахнулись дверцы кухонной полки. Чашки стали подскакивать на блюдцах, потом попадали. Стены затрясло. Варвара встала в дверной проем. Переждала "озноб" своей квартиры. Ушла. Мы слышим звонок, потом разговор с соседями.
   ВАРВАРА: Здравствуйте! Не знаете, чё происходит-то?
   СОСЕДКА: А что происходит?
   ВАРВАРА: Как что? Землетрясение. На прошлой неделе. Сегодня опять.
   СОСЕДКА: Не знаем. У нас тихо.
   ВАРВАРА: Как тихо?! Совсем не трясло?
   СОСЕДКА: Совсем не трясло.
   ВАРВАРА: Ну, извиняйте...
   Варвара возвращается домой, звонит по телефону.
   ВАРВАРА: Алло? Пришлите мне участкового, пожалуйста! А где он? Так это недалеко от нашего дома. Пусть к Варваре Тимофеевне зайдет. Он меня знает. Позвоните? Хорошо.
   Кладет трубку, по пояс вылезает в окно.
   ВАРВАРА (кричит): У, паралич! Дьявол не нашего бога! Мяч в свежую рассаду шмякнулся! Вот я щас выйду, вот я тебя поймаю...
   ДЕТСКИЙ ГОЛОС: Это детская площадка, а не огород. Вы бы еще свиней развели...
   Ответить Варвара не успела, потому что за её спиной на пол упала люстра.
   ВАРВАРА: Ой, батюшки! Ты посмотри, чё творится! Снова звонит по телефону. К телефону, что на столе подходит управдом Шура.
   Аллё, это домоуправление?
   ШУРА: Да, я Вас слушаю?
   ВАРВАРА: Шура?
   ШУРА: Да.
   ВАРВАРА: Это тебя Варвара Тимофеевна опять беспокоит. Ну, что... На прошлой неделе я звонила, а сегодня опять трясет. И только мою квартиру.
   ШУРА: А что Вы нам звоните? Вам в милицию. В Москве индивидуальных землетрясений быть не может. Кто-нибудь из соседей подрался наверное.
   ВАРВАРА: Да кто? Наверху мать одиночка живет. А внизу две сестры-близняшки.
   ШУРА: Так вот они и дерутся.
   ВАРВАРА: Им по восемьдесят лет. Даже если они подерутся - чашки не расколотят. А у меня люстра с потолка упала.
   ШУРА: Значит, у Вас мамаша домовые завелись.
   ВАРВАРА: Тьфу, ты! Бросает трубку. Кобыла!
   Шура кладет трубку, уходит. Раздается звонок в дверь. Варвара открывает. На пороге стоит участковый милиционер Костя.
   КОСТЯ: Здравствуйте, Варвара Тимофеевна!
   ВАРВАРА: Здравствуй, Костя! Проходи.
   КОСТЯ: А почему у вас все на полу валяется?
   ВАРВАРА: А зачем подбирать? Все равно упадет.
   КОСТЯ: Так все время и падает?
   ВАРВАРА: Так и падает.
   КОСТЯ: А как же вы живете?
   ВАРВАРА: Человек не собака. Ко всему привыкает.
   КОСТЯ: Понятно...
   КОСТЯ: А вчера-позавчера падало?
   ВАРВАРА: Нет. Суббота, воскресенье выходные у них.
   КОСТЯ: У кого?
   ВАРВАРА: А я знаю?
   КОСТЯ:  Мистика, фантастика, детектив...
   ВАРВАРА: Чего?
   КОСТЯ:  А вы давно эту квартиру получили?
   ВАРВАРА: С месяц.
   КОСТЯ:А раньше где жили?
   ВАРВАРА: В Тупиковом переулке. Нас снесли. Знаешь, небось... А до войны в деревне жила. В Сюхине.
   КОСТЯ: А где это Сюхино?
   ВАРВАРА: Сейчас нигде. Старики померли, молодые в город подались. На месте деревни одни печины стоят. Дикие свиньи развелись, рыси, волки.
   КОСТЯ: Печины - это печи?
   ВАРВАРА: Нет, это печины...
   КОСТЯ: А ночью тоже трясет?
   ВАРВАРА: Нет. Ночью не работают. Спят.
   КОСТЯ: Ну, я пошел.
   ВАРВАРА: Может, завтра зайдешь? У них-с восьми смена.
   КОСТЯ: У меня тоже с восьми. У них своя работа, а у меня своя. До свидания!
   ВАРВАРА: Всего доброго! Закрывает за Костей дверь. Идет, наливает себе чай. Раздается звонок в дверь.
   (громко) Костя, забыл чего? Открывает дверь, на пороге - Шура. Протягивает Варваре листок.
   Чего это?
   ШУРА: Направление. В психоневрологический диспансер.
   ТЕМНОТА.
  
   НИНА
   Второй день после черного известия. Нина на работе. Вокруг неё колбы, реторты, сама она смотрит в микроскоп. Потом, вдруг, откидывается на стуле, смотрит в потолок... из груди вырывается предательский стон. Заходит аспирант Гомонов. Нина в секунду оказывается у рабочего стола, прямая как струна.
   ГОМОНОВ: Здравствуйте!
   НИНА: Здравствуйте! Вы принесли главу?
   ГОМОНОВ: Нет. Я забыл.
   НИНА: А зачем вы пришли? Сказать, что забыли?
   Гомонов мнется. Что вы стоите?
   ГОМОНОВ: А что делать?
   НИНА: Идите домой и принесите.
   ГОМОНОВ: Ладно. Уходит.
   К "телефону судьбы" подходит Школьная Подруга. Особа яркая, но нервная. Она набирает номер, Нина в своем кабинете снимает трубку.
  
   ШКОЛЬНАЯ ПОДРУГА (кричит): Ты знаешь, что Славка ушел от тебя к какой-то шмаре?
   НИНА: Ну, неужели ты думаешь, что ты знаешь, а я нет?
   ШКОЛЬНАЯ ПОДРУГА: Он меня обманул! Я от него не ожидала! Он что, совсем с ума сошел?
   НИНА: Почему?
   ШКОЛЬНАЯ ПОДРУГА: Ну разве можно сравнить ее с тобой?
   НИНА: Сравнить, безусловно, можно. Объективно лучше я. Но ЕМУ лучше ОНА. А как ремонт?
   ШКОЛЬНАЯ ПОДРУГА: Что?
   НИНА: Как твой ремонт?
   ШКОЛЬНАЯ ПОДРУГА: А.. Плотника до сих пор достать не могу! Поразительное дело! Никто не хочет работать. Им не нужны деньги. Им нужно только два рубля на портвейн. И все! Представляешь, я три месяца не могу найти человека, чтобы он сделал мне палку во встроенный шкаф.
   НИНА:  А зачем палка?
   ШКОЛЬНАЯ ПОДРУГА:  Пальто вешать! Я не могу въехать в квартиру, потому что мне некуда вешать пальто. Но это не важно. Я в тебя верю! Ты сильная!
   НИНА: Правильно. Я сильная. На мне можно воду возить.
   ШКОЛЬНАЯ ПОДРУГА: Когда мы увидимся?
   НИНА: Когда хочешь.
   ШКОЛЬНАЯ ПОДРУГА: Давай в конце недели.
   НИНА: Давай.
   Школьная Подруга кладет трубку и напевая уходит.
   НИНА (телефону): Мы всегда договариваемся, но никогда не встречаемся.
   Возвращается Гомонов.
   ГОМОНОВ: Я не написал главу.
   НИНА: Это и ежу понятно.
   ГОМОНОВ: Вы меня презираете?
   НИНА: Нет. Садись, пиши.
   Гомонов усаживается за стол, начинает работать.
   К телефону подходит Подруга - врач, в белом соответственно халате. Набирает номер.
   НИНА (звонящему телефону): Кто на этот раз? Снимает трубку.
   Алло?
   ПОДРУГА-ВРАЧ: Возненавидь!
   НИНА: Кто это?
   ПОДРУГА-ВРАЧ: Твой доктор.
   НИНА: А. Привет.
   ПОДРУГА: Возненавидь!
   НИНА: Зачем?
   ПОДРУГА-ВРАЧ: Энергия ненависти. Очень помогает.
   НИНА: Выпиши рецепт.
   ПОДРУГА-ВРАЧ: На что?
   НИНА: На ненависть, на что же еще...
   ПОДРУГА-ВРАЧ: Хочешь, пообедаем вместе?
   НИНА: Не могу. Не глотается.
   ПОДРУГА-ВРАЧ: Может быть, тебе лечь в стационар?
   НИНА: В какой стационар? В дурдом?
   ПОДРУГА-ВРАЧ: Там тебя растормозят. А лучше всего поменяй обстановку. Поезжай куда-нибудь.
   НИНА: Я подумаю.
   ПОДРУГА-ВРАЧ: Думай. А я побегу. У меня операция. У меня больной на столе. (кладет трубку быстро уходит)
   НИНА (телефону): Ничего себе, больной на столе, а она треплется на посторонние темы. Вот и доверяйся после этого врачам.
   ГОМОНОВ: Я никогда не доверял.
   НИНА: Вы работайте, работайте...
   К телефону подходит Подруга, с которой мы уже знакомы.
   ПОДРУГА: Как ты?
   НИНА: Что ты имеешь в виду?
   ПОДРУГА: Ну, вообще...
   НИНА: Индира Ганди в Москву приехала. На отца похожа.
   ПОДРУГА: На какого отца?
   НИНА: На своего. На Джавахарлала Неру.
   ПОДРУГА: А-а... А зачем она приехала?
   НИНА: По делам. А час назад произошла стыковка грузового корабля.
   ПОДРУГА: Где?
   НИНА: В космосе.
   ПОДРУГА: А ты откуда знаешь?
   НИНА: В газете прочитала. Ты газеты получаешь?
   ПОДРУГА:  Ты-то как?
   НИНА: А что тебя интересует?
   ПОДРУГА: Ну так... в принципе.
   НИНА:  В принципе, неудобно сидеть на двух базарах одним задом, если даже он такой большой, как у тебя.
   ПОДРУГА: Ты что обиделась?
   НИНА: Нет. Что ты. Расскажи тебе, как я себя чувствую, ты потом в деталях этой сучке, что у меня мужа увела и передашь! (Бросает трубку)
   Подруга уходит от телефона. Надежа садится за стол, опускает голову.
   ГОМОНОВ: Нина Алексеевна, Вам очень плохо?
   НИНА: Почему мне должно быть плохо?
   ГОМОНОВ: Ну, от Вас же муж ушел.
   НИНА: А Вы уже знаете?
   ГОМОНОВ: Все знают. Эта же... женщина здесь тоже работает.
   НИНА (устало садится на стул): Да. Мне плохо. Когда узнала... словно шаровая молния в грудь. Хочется не жить.
   ГОМОНОВ: Умереть?
   НАДЕЖДА: Нет. Это другое. Именно не жить. Просто вычеркнуть себя из времени. Все нутро как будто вычерпали половником для супа, а туда ведрами залили густую шизофрению. Болит голова.
   ГОМОНОВ: Я Вас понимаю. Меня в прошлом году девушка бросила. Было тяжко. А тут... муж.
   НИНА: Гомонов, я ведь без пяти минут доктор биологических наук и почетный член французского города Нура. И знаете, чем я много лет занимаюсь?
   ГОМОНОВ: Чем?
   НИНА: Я пытаюсь создать искусственное счастье.
   ГОМОНОВ: А что это такое?
   НИНА: Объясняю: когда человек испытывает стресс или средней силы неприятность, в кровь выбрасывается гормон под названием адреналин. Это всем известно. Адреналин состоит из аминопептидов, белков, но не будем вдаваться в подробности, мы не на симпозиуме. Далее, когда человек испытывает счастье, в его кровь тоже выбрасывается гормон. Но вот - какой? Неизвестно. Я занимаюсь тем, что пытаюсь выделить этот гормон счастья. Когда его формула будет найдена, то станет возможным создать аналог химическим путем, и тогда Счастье будет продаваться в аптеках в таблетках и ампулах, сто двадцать рублей упаковка. О! Если бы я успела ко вчерашнему дню! Такая таблетка вместо шаровой молнии в грудь... Ушел муж к подруге, и слава Богу!
   ПАУЗА
   ГОМОНОВ: Нина Алексеевна, что я могу для Вас сделать?
   НИНА: Гомонов, принесите мне, пожалуйста, кофе.
   ГОМОНОВ: Сейчас. Сию минуту. (уходит)
   Надежда ходит по кабинету, подходит к зеркалу, долго смотрит на себя.
   НИНА: Господи! Я похожа на птицу, которой очень хочется пить, а ей не дают.
  
   К телефону на столике подходит Лия. Набирает номер. В кабинете Нина неохотно берёт трубку.
   НИНА: Да?
   ЛИЯ: Здравствуй, милая!
   НИНА: Лия?! Ты в Москве?
   ЛИЯ: Нет, милая, я дома. В Узбекистане.
   НИНА: Значит, ничего не знаешь.
   ЛИЯ: Что?
   НИНА: Я очень рада тебя слышать. Тебя всегда Бог посылает. И всегда вовремя.
   ЛИЯ: Ниночка, мне очень, нужен твой совет.
   НИНА: А мне твоя энергия.
   ЛИЯ: Ты сейчас можешь говорить? Или я перезвоню домой?
   НИНА: А давай не по телефону?
   ЛИЯ (растерянно): Мне приехать?
   НИНА: А можно я к тебе?
   ЛИЯ: Конечно!!! Боже мой, конечно! Я очень тебя жду!
   НИНА: Мне нужно сменить обстановку.
  
   В кабинет забегает Гомонов, с чашкой кофе. Растерявшись, остается стоять на месте.
  
   ЛИЯ: Я куплю тебе билет.
   НИНА: Не надо, я сама. Завтра же вылетаю! Жди!
   ЛИЯ: Обнимаю тебя крепко! И очень жду!
   Надежда, замечает Гомонова, кладет трубку. Лия уходит.
   ГОМОНОВ: Простите! Вы уезжаете?
   НИНА: В Узбекистан. К подруге. Мы познакомились с ней пять лет назад в скоропомощной больнице. Обе с аппендицитом. Потом поняли, что наши души идентичны как однояйцовые близнецы. Мне нужно к ней поехать. Она вакцина от моего недуга.
   ГОМОНОВ: О, я понимаю... Ваш кофе.
   НИНА: Спасибо большое!
   ГОМОНОВ: А... И Вы прям завтра уедете?
   НИНА: Да.
   ГОМОНОВ: А сегодня пойдемте со мной на концерт знаменитого певца.
   НИНА: Какого именно?
   ГОМОНОВ: Не помню. Вот билеты.
   ПАУЗА
   Вы, наверное, думаете, зачем я вас пригласил?
   НИНА: Нет. Не думаю, просто лишний билет и свободный вечер.
   ГОМОНОВ:  Нет. Не просто. У меня к вам очень важный разговор. Ну, раз я начал, я не буду ждать концерта... Нина Алексеевна, я хочу у вас спросить: стоит мне оставаться в науке?
   НИНА: Но ведь вы уже пишете диссертацию...
   ГОМОНОВ: Ну и что? Все пишут. Но, может быть, я бездарен...
   НИНА: Кто вам это сказал?
   ГОМОНОВ: Ваш муж. Бывший... Востриков.
   НИНА: Он так и сказал?
   ГОМОНОВ: По форме иначе, но по существу так...
   НИНА:  А зачем вы верите? У вас должно быть свое мнение на свой счет...
   ГОМОНОВ: У меня его нет. Я про себя ничего не понимаю...
   НИНА: Я давно заметила, что талантливые люди про себя ничего не понимают. Вы правы. Пишут все, но вы - настоящий ученый. Пауза. Теплее: Ваша диссертация похожа на комнату моей дочери Маши - несобранная, хламная, но в ней есть нечто такое, будто в эту же самую комнату через разбитое окно хлещет летний грибной дождь. А все статьи Вострикова вылизаны и причесаны, но ни дождя, ни солнца там нет. Там просто нечем дышать. И ваши ошибки для меня дороже, чем успехи Вострикова.
   ПАУЗА Гомонов сжимает руку Нины.
   ГОМОНОВ: Спасибо... Огромное спасибо!!! Нина Алексеевна идемте на концерт. Пожалуйста!
   НИНА: Ну, не в халатах же!
   Смеются. Снимают халаты. Уходят.
   Темнота.
  
   ВАРВАРА
   Варвара Тимофеевна в психоневрологическом диспансере перед кабинетом врача. Рядом на стульях сидят Женщина, Девушка и Мужчина с печальными глазами. Девушка читает книгу.
   ВАРВАРА (девушке): Вас сюда вызывали?
   ДЕВУШКА (сухо): Мне нужно заключение.
   ПАУЗА
   ВАРВАРА (женщине):  А у вас что?
   ЖЕНЩИНА: У меня обратные реакции.
   ВАРВАРА: А как это?
   ЖЕНЩИНА: Когда все плачут, я смеюсь. И наоборот. Все смеются, а я плачу. Например, человек на улице поскользнулся и упал. Всем смешно, а мне грустно. Или кто-нибудь из знакомых совершит подлость, муж возмущается, а я смеюсь.  А последнее время я перепутала день с ночью. Днем я сплю, а ночью читаю, гуляю...
   ВАРВАРА: А почему так получилось?
   ЖЕНЩИНА: Понимаете, у меня квартира возле Курского вокзала, и окна выходят на Садовое кольцо. Днем там очень шумно и угарно, а ночью тихо и воздух свежий. Я уже привыкла. И собаку свою приучила.
   ДЕВУШКА: А зачем вы лечитесь?
   ЖЕНЩИНА: Это же ненормально.
   ДЕВУШКА: А разве человек не может сам себе устанавливать нормы?
   ЖЕНЩИНА: Нет. Муж говорит, что не может. Человек живет в обществе и должен подчиняться его законам.
   ДЕВУШКА: А я почему-то все время плачу. У меня есть все, что нужно человеку для счастья, но я все равно плачу.
   ЖЕНЩИНА: Это хорошо. Человеку для нормального развития психики необходимы отрицательные эмоции.
   ВАРВАРА (мужчине): А вы от чего лечитесь?
   МУЖЧИНА: Я убираю память.  Я ничего не хочу помнить.
   ВАРВАРА: Почему?
   МУЖЧИНА:  Потому что есть такие воспоминания, с которыми не хочется дальше жить.
   ДЕВУШКА: А разве можно убрать память?
   МУЖЧИНА: Конечно. Новокаиновая блокада центра памяти.
   ВАРВАРА: А разве человек может жить без прошлого?
   МУЖЧИНА: Нет. Не может. Но у него есть близкое прошлое - это прошлое его жизни. А есть далекое, это память предков. И потомков. Она обязательно присутствует в каждом человеке с рождения. Эту память можно вызвать к жизни.
   ЖЕНЩИНА: Каким образом?
   МУЖЧИНА: Надо пройти курс электролечения. Пятнадцать сеансов через день.
   ДЕВУШКА: А что значит: память потомков?
   МУЖЧИНА: Иначе ее называют предчувствием.
   ДЕВУШКА: Я всегда предчувствую моду.
   ВАРВАРА:  А у меня квартира трясется. В стены все время стучит и мебель падает.
   Девушка засмеялась, а глаза женщины наполнились слезами. Варвара заметила это.
   ВАРВАРА (женщине): Да пусть трясется, бог с ним! Хотя... Не знаю, помогут здесь или нет...
   МУЖЧИНА: Это память стучит.
   ПАУЗА
   ВАРВАРА: А может и самом-то деле...
   ГОЛОС ИЗ КАБИНЕТА: Следующий!
   Варвара заходит в кабинет, садится у докторского стола.
   ВРАЧ: Ну? Что у нас случилось?
   ВАРВАРА: У нас? У нас стены трясутся. У соседей тихо, а у меня землетрясение каждый день. Кроме субботы и воскресенья.
   ВРАЧ: Только у вас?
   ВАРВАРА: Только у меня. Архитекторы района приезжали.
   ВРАЧ: Что сказали?
   ВАРВАРА: Мне ничего. Нашей управдомше Шуре, что-то сказали. Вот она направление к Вам и принесла.
   Доктор понимающе кивает.
   ВРАЧ: А какой у нас сейчас месяц?
   ВАРВАРА: Май. А как же Вы не знаете?
   ВРАЧ: А раньше какой был?
   ВАРВАРА: Апрель.
   ВРАЧ: Правильно. Скажите, а вас никто не преследует?
   ВАРВАРА: Как это?
   ВРАЧ: Ну, ходит кто-то следом.
   ВАРВАРА: Соседка ходит, Лида. Я ее вязать учу на спицах. Племянница приходит, инженер. Деньги в долг просит. А так нет. Никто не преследует. А зачем?
   Врач не ответила. Взяла бумажку, что-то начала писать.
   ВРАЧ: А голоса слышите?
   Вдруг, мы слышим голос Сони: "Серёжа! Что ж ты мужа от живой жены увела? У него же ребёнок. Он плачет!"
   ВАРВАРА: Нет. Не слышу.
   ВРАЧ: А вы когда-нибудь видели домовых?
   ВАРВАРА: Домовых не видела. А оборотня однажды видела. В детстве. 
   Врач внимательно посмотрела на Варвару.
   Я девчонкой бежала мимо Игнашова хутора. Возле избы дед Игнаш стоял. Вдруг смотрю, по небу огненный шар летит. Об дерево как даст! И рассыпался. А вместо Игнаша кот.
   ВРАЧ: А при чем тут оборотень?
   ВАРВАРА: Так дед Игнаш в кота оборотился.
   ВРАЧ: А как вы это поняли?
   ВАРВАРА: Кот здоровый, с ягненка. Усы, как у Игнаша, и смотрит так же, из-подо лба.
   ВРАЧ: А может быть, пока вы смотрели на шаровую молнию, дед ушел в избу, а кот вышел. Дед сам по себе, а кот сам по себе.
   ПАУЗА
   ВАРВАРА: А очень может быть. Огненный дух - это шаровая молния, Игнаш - это Игнаш, а кот - просто Игнашов кот. Очень может быть.
   ВРАЧ: Вот Вам.
   ВАРВАРА: Что это?
   ВРАЧ: Рецепт. Купите это лекарство, пропьете две недели, а там посмотрим.
   ВАРВАРА: До свидания! (идет к двери)
   ВРАЧ: Всего доброго! Двадцать второго на прием.
   ВАРВАРА (выходя из кабинета): Куда уж там.
   ДЕВУШКА: Ну, что?
   ВАРВАРА: Да, ничего. С вами интереснее было. Я пока у врачихи сидела вот, что поняла (Мужчине) нельзя нам без памяти. Она же центр.
   МУЖЧИНА: Она прошлое. А прошлого нет.
   ВАРВАРА: Есть. Там ошибки наши. Их исправлять нужно. Я вот знаю, куда теперь ехать, перед кем каяться. А там и озноб в моей квартире-то прекратится. А врачиха - "Таблетки - таблетки!" Ну! Бывайте!
   ЖЕНЩИНА: Удачи Вам!
   Варвара уходит.
   Темнота.
  
   НИНА
   Дом Лии в Самарканде. Нина во дворе в узбекском халате лежит на ярких подушках. Лает собака. Появляется Лия.
   ЛИЯ: Карай, фу! (собака замолкает) Ты знаешь, он дурак. Но Саша его любит. По-моему, он любит собаку больше, чем меня. Правда.
   Садится возле Нины, пьет из пиалы чай. Нина тоже берёт пиалу.
   Отдохнула после дороги?
   НИНА: Я не устала. Пара часов на самолете не утомляет. Рассказывай.
   ЛИЯ: О чем?
   НИНА: Тебе нужен был мой совет. Я хочу его дать.
   ЛИЯ: А... Такая история. Знаешь, в нашем театре работает... Прима одна (так буду её называть) Она все роли всегда играла. А пару лет назад, когда я в театр пришла, половину ролей мне отдали.
   НИНА: То, что она тебя возненавидела, понятно сразу.
   ЛИЯ: Ну, и ненавидела бы себе потихоньку. Но она мужа своего подговорила. А тот мой партнер почти везде. И в одной из сцен, где я монолог читаю, он наклоняется надо мной и матами кроет. Самыми отборными. И так три спектакля.
   НИНА: Вот это сволочь! Омерзительная парочка!
   ЛИЯ: Я выбиваюсь. Текст забываю. Долго потом собраться не могу.
   НИНА: А ты бы пожаловалась!
   ЛИЯ: Буду я жаловаться! Что я, ябеда? Я решила обойтись собственными силами. Догнала его на лестнице за кулисами, дала пощечину. Я же не знала что он ответит.
   НИНА: Ответит?!!
   ЛИЯ: Врезал. Я с лестницы слетела. В больницу с сотрясением мозга отвезли.
   НИНА: Ой! Какой кошмар!
   ЛИЯ: Я ждала, что они ко мне в больницу придут. Но нет... не появились.
   НИНА: Я в шоке просто. И всё им с рук сошло?
   ЛИЯ: В дело муж вмешался. Мой. Сашка просто пришел на спектакль, в котором артистыч играл Д'Артаньяна, а Прима - Констанцию, поднялся на поклоне на сцену, поднял руку, и, когда зал затих, сказал: " Этот актер, которому вы все хлопаете, три дня назад ударил женщину, и она сейчас лежит в больнице с сотрясением мозга"
   НИНА: Умница! Твой мужик - умница!
   ЛИЯ: Да! Только скандал, на город перекинулся. Узнали все и все начальство. И вот тогда они ко мне с фруктами и виноватыми лицами явились. И теперь от меня зависит: останутся они в театре и вообще в городе или нет.
   Скажи, что мне делать? ПАУЗА
   НИНА:  Ничего не делать. Твое великодушие достанет их больше, чем твоя злобность.
   ЛИЯ: Их ничего не достанет. Знаешь, что такое бессовестные люди? Это люди, у которых нет совести. Вот у них ее и нет.
   НИНА: У них нет, а у тебя есть.
   ЛИЯ: Но если я спущу, другой спустит, они же разрастутся, как пенициллиновые грибы.
   НИНА: Не надо кончать с собой и с ними. Они сами с собой покончат. Умереть не умрут, но будут носить пустое тело, без души. Переориентируйся. Месть - плохая советчица в делах.
   ЛИЯ: А помнишь: "Но сохранил я третий клад, последний клад, святую месть. Ее готовлюсь богу снесть".
   НИНА: Вот богу и снеси. Сама этим не занимайся.
   В доме что-то падает, слышен детский смех. Лия убегает. Через минуту возвращается.
   ЛИЯ: Отдала Диану маме, теперь можем дальше спокойно болтать.
   НИНА: Как ты любишь дочь!
   ЛИЯ: Очень! Ты знаешь, она, ведь у меня чуть не умерла. У нее от пенициллина в кишках грибы выросли.
   НИНА: Какое несчастье...
   ЛИЯ:  Слушай, а вот нас растили наши матери... Столько же времени тратили? Так же уродовались?
   НИНА: Наверное. А как же еще?
   ЛИЯ: В таком случае мы не имеем права на свою жизнь.
   НИНА: Как это?
   ЛИЯ: Ну вот, я трачу на нее столько сил, только ею и занимаюсь. Значит, она - моя собственность. А я - мамина. И если я, к примеру, захочу отравиться, значит, я покушаюсь на чужую собственность. Пока живы родители, мы обязаны жить.
   НИНА: Резонно. То есть ты бы травиться не стала? Или стоять на парапете?
   ЛИЯ: Ни в коем случае.
   НИНА: А если бы Сашка тебя бросил?
   ЛИЯ: Я бы ещё больше любила Диану.
   НИНА: Да куда уж больше? (смеются)
   ЛИЯ: Я пять лет назад, в театральном училась. Меня в Ташкенте в общежитие поселили с одной девушкой. Мы даже сразу не познакомились, потому что она плакала пять дней.
   НИНА: Ого! А в чем дело было?
   ЛИЯ: Она призналась, что она беременна от некоего Рустама, которого полюбила на Великой стройке. А Рустам ничего не знает, так как вернулся в свой родной кишлак. Это не особенно далеко от Ташкента, но Анна боялась ехать к нему одна.
   НИНА: И ты поехала!
   ЛИЯ: Конечно! Мы застали его на его же собственной свадьбе. Я пригрозила, что опозорю его перед гостями, если он не решит свою проблему с Анной.
   НИНА: С Анной?
   ЛИЯ: Ну, да. Так звали девушку из общаги.
   НИНА: Ясно. И чем же дело кончилось?
   ЛИЯ: Он дал откуп. Очень, много денег.
   НИНА: Она взяла?
   ЛИЯ: Не хотела. Для неё это было унизительно. Но я заставила. На что бы она воспитывала ребёнка?
   НИНА: Ты умница!
   ЛИЯ: Неделю назад я была в Ташкенте на гастролях. Встретила там Аню. Сын у неё прехорошенький. Светлый с темными глазками. Замуж она не вышла. То есть, мужа у неё нет, и не было никогда. Но ты не представляешь, какая она счастливая рядом со своим чадом. Смотрит на сына и светится изнутри. А ты говоришь "Сашка бросит!" Да и Бог с ним!
   Нина роняет голову в ладони .
   ЛИЯ (испуганно): Я что-то не так сказала? Прости, пожалуйста! Прости! Милая тебе плохо?!
   НИНА: Нет! Нет и нет! Мне невероятно хорошо! Ты даже не представляешь как. Словно моя плоть возвращается ко мне после конфликта.
   Снова залаял Карай.
   ЛИЯ: Я на минутку. (уходит, тут же возвращается) Там пришел гид Игорь. Я специально заказала. Программа: Регистан, Гур Эмир, Биби Ханым, обсерватория Улугбека. Надо взять такси.
   НИНА: А можно я никуда не пойду? Я хочу твой плов.
   ЛИЯ: Ну, плов в любом случае будет. Хорошо, тогда отпускаю.
   Уходит. Нина делает глубокий вдох, улыбается. Лия возвращается.
   ЛИЯ: А, может, зря не пошли?
   НИНА:  Я бы все равно ничего не увидела. Я перегружена предыдущими впечатлениями своей жизни.
   ЛИЯ: Ой! Мы всё обо мне да обо мне! У тебя-то как дела? Всё хорошо?
   НИНА: Теперь хорошо.
   ЛИЯ: У тебя всегда всё будет хорошо. У тебя не может быть плохо.
   НИНА: Почему?
   ЛИЯ: Потому что ты самая красивая и самая умная. Все остальные - стебли в сравненье с тобой.
   НИНА: Может быть, кому-то кажется иначе...
   ЛИЯ: Дуракам.
   Нина опускает голову на плечо Лии. Они смотрят на звёзды.
   Темнота.
  
   ВАРВАРА
  
   В своей комнате в коммунальной квартире на кровати сидит Соня. Как и Варвара постаревшая на тридцать лет. Она в телогрейке, надетой поверх халата. На ногах шерстяные носки и галоши. Раздается стук в дверь. Соня открывает. На пороге Варвара.
   ВАРВАРА: Узнаешь?
   СОНЯ: Узнаю.
   ПАУЗА
   ВАРВАРА: Дело у меня к тебе.
   СОНЯ: Ну, проходи...Садись.
   ВАРВРА: Тесно у тебя.
   СОНЯ: Тут раньше кладовка была. Чего пришла?
   ВАРВАРА: Совесть пригнала.
   СОНЯ: А раньше где твоя совесть была? Тридцать лет назад?
   ВАРВАРА: Так там любовь была. А поперек любви, какая совесть устоит?
   СОНЯ:  А чего ты от меня хочешь?
   ВАРВАРА: Не знаю.
   СОНЯ: А чего пришла?
   ВАРВАРА: Да вот... Пришла. Прощения просить.
   СОНЯ: Чего там. Старухи уже...
   ПАУЗА
   Возле двери затрезвонил телефон. Соня вышла и сказала: "Его нету дома". Потом вернулась, бранясь.
   В квартире студент живет, который какие-то магнитофонные записи собирает, и к нему звонит весь город. А я как в справочном бюро.
   ВАРВАРА: Пойдем ко мне жить?
   СОНЯ: А что я у тебя забыла?
   ВАРВАРА:  У меня квартира отдельная. Без телефона. Дом возле леса стоит. Там раньше зона отдыха была. Пруд с лодками. У меня пенсия шестьдесят рублей.
   СОНЯ: И у меня пенсия.
   Зазвонил телефон.
   Соня опять вышла, сказала: "Его нету дома". И опять вернулась.
   ВАРВАРА: А Сережа тебя жалел. Мне простить тебя не мог. Не было у меня с ним счастья. Лучше бы он у тебя остался.
   СОНЯ: А у меня б остался, меня б ненавидел, что к тебе не отпустила. Он по тебе прямо трясся, как тигра в клетке.
   ВАРВАРА: Электричество.
   СОНЯ: Чего?
   ВАРВАРА: Любовь, она от людей не зависит. Это электричество. ПАУЗА.  Никого у него, кроме нас с тобой, не было. Молодой совсем пропал.
   СОНЯ: Со мной не пропал бы. Это у него душа разошлась.
   Соня заплакала.
   Варвара подумала и тоже заплакала.
    Я после него никого не любила.
   ВАРВАРА: Все же мы не чужие. У нас общая память. Будем помогать друг дружке в старости. Мало ли чего... Ты заболеешь - я в аптеку сбегаю.
   СОНЯ: Я подумаю.
   ВАРВАРА: Подумай, подумай. А я тебе подробный адрес запишу. Берет ручку, бумагу, пишет.
   Зазвонил телефон.
    Да отлай ты их! А хочешь, я отлаю?
   СОНЯ: Хочу.
   ВАРВАРА (в трубку, громко):  Его нету дома. И не звоните сюда больше.
   Возвращается. Ну, я пойду. Поезд скоро.
   СОНЯ: Это очень хорошо, Варвара, что ты пришла все-таки.
   ВАРВАРА: Раньше должна была придти. Старость смолоду готовить надо. Тогда стены трястись не будут.
   СОНЯ: Что?
   ВАРВАРА: Да ни че... не обращай внимания. Как сын?
   СОНЯ: Хорошо. Женился, работает.
   ВАРВАРА: Ну и славно. До встречи, Соня!
   СОНЯ: Хорошей дороги!
   ТЕМНОТА.
  
   НИНА
   Нина заходит в свой рабочий кабинет, снимает плащ, надевает белый халат. Почти следом за ней вбегает её дочь Машка Кудрявцева.
   НИНА: О! Ты чего здесь делаешь? Вечера дождаться не могла?
   МАШКА: Папа звонил.
   НИНА: Кому звонил, тебе или мне?
   МАШКА: Разве это не одно и то же?
   НИНА: Конечно, нет. Ты - это ты. А я - это я.
   МАШКА:  Глупости. Я - это ты. А ты - это я.
   НИНА: Послушай родная... папа это такой человек, что если, вдруг, я останусь без него... ты без него не останешься никогда...
   МАШКА: Да Бог с ним! Я к тебе по другому вопросу.
   НИНА: Нормально, блин!
   МАШКА: Мама, у меня к тебе очень, очень важное дело. Я хочу поехать с Костей на каникулы к ним на дачу.
   НИНА: Хочешь, так поезжай.
   МАШКА: Ну, ни фига се! Я думала будет скандал.
   НИНА: Аргументы заготовила. Обидно, что не пригодились?
   МАШКА:  К тебе хочет зайти Костина мама. Выразить ответственность.
   НИНА: Какую еще ответственность?
   МАШКА: За меня. Вообще...
   НИНА: А зачем? Хотя глупый вопрос. Это, пожалуй, самое главное в жизни - ответственность друг за друга.
   МАШКА: Да! Я побежала! Я тебя очень люблю мамочка!
   НИНА: И я тебя!
   Машка убегает. Нина садится на стул, долго о чем-то думает. Потом подскакивает, хватает колбы, реторты. Выливает их содержимое в раковину. Заходит Гомонов.
   ГОМОНОВ: Нина Алексеевна, что Вы делаете?! Зачем?! Остановитесь!
   НИНА: Гомонов, я - нормальный научный сотрудник, работающий над очередной биологической проблемой. Я уже знаю, что гормон счастья анти-адреналин в значительной степени состоит из белка, поэтому толстые люди более добродушны, чем худые. И еще я знаю, что никакого переворота в науке я не сделаю и искусственного счастья не создам, ибо не бывает искусственного счастья. Так же, как не может быть искусственного хлеба.
   ГОМОНОВ: Боже мой!
   НИНА закончив выливать жидкость : Я больше не старший научный сотрудник. Я больше здесь не работаю.
   ГОМОНОВ: Но, Вы же вернулись...
   НИНА: Нет. Не вернулась. Меня нет. Я покончила с собой. С прежней. А новая еще не началась. Так что меня действительно нет.
   ГОМОНОВ: Но этот гормон счастья - дело всей вашей жизни.
   НИНА: Сама жизнь! Вот дело моей жизни. Я так боялась страданий, а они и есть жизнь! Они чертовски, помогают расти, Гомонов. Это захватывает. Я переместилась в другую цивилизацию. И если бы не страстная неделя, неделя страстей, - я не попала бы в эту сегодняшнюю жизнь, потому что сюда можно въехать только на билет, купленный ценою страданий. Только страдания заставляют душу трудиться и созидать, извините за пышное слово. И если страдания не превышают предел и не переламывают человека пополам, то они укрупняют его. Так что не надо бояться страданий. Надо бояться прожить гладенькую благополучную жизнь. И к черту гормоны!
  
   Нина снимает халат. Дверь в кабинет открывается и заходит Подруга, та самая, что увела мужа. Долгая пауза.
  
   ПОДРУГА-ПРЕДАТЕЛЬ:  Все могло быть так и по-другому. Но ты должна была узнать это от меня.
   НИНА: Само собой. Но это уже не имеет значения...
   Нина взяла пальто и ушла из лаборатории.
   ТЕМНОТА
  
   ВАРВАРА
   Варвара Тимофеевна у себя дома наводит порядок. Что-то слышит за окном, высовывается по пояс.
   ВАРВАРА: Играй-играй сынок! Бог не ней с рассадой.
   В дверь постучали, она открывает. На пороге милиционер Костя.
   КОСТЯ: А я к вам.
   ВАРВАРА:  А у меня не стучит.
   КОСТЯ: Я знаю. Я все выяснил.
   ВАРВАРА:  Что выяснил?
   КОСТЯ: В километре от вашего дома строили АТС, телефонную станцию. И ваша квартира явилась экраном вибрации этой стройки.
   ВАРВАРА:  Чего ты сказал? Какая еще вибрация?
   КОСТЯ: Стройка и ваша квартира находились на одной звуковой волне. Поэтому, когда там вбивали под фундамент сваи, у вас все падало со стен.
   ВАРВАРА: Почему?
   КОСТЯ: По физическим законам. Явление резонанса.
   ВАРВАРА: А почему именно моя квартира?
   КОСТЯ: Случайность. Совпадение.
   ВАРВАРА: Какое совпадение?
   КОСТЯ: Ну... как любовь.
   ВАРВАРА: А при чем тут любовь?
   КОСТЯ: Когда душа одного человека - экран вибрации другого. Когда их души на одной звуковой волне. Это тоже очень редкое совпадение и совершенная случайность.
   ВАРВАРА: А больше стучать не будет?
   КОСТЯ: Больше не будет. Позавчера был последний день строительных работ.
   ВАРВАРА: А вдруг опять строить начнут?
   КОСТЯ: На этом месте уже не начнут. Ну, я пошел.
   ВАРВАРА: Иди, Костя. На чай заходи.
   КОСТЯ: Хорошо. Ой! К Вам тут женщина.
   В комнату заходит Соня с чемоданом. Костя закрывает за собой дверь.
   ВАРВАРА: Соня! Ой, Сонечка, радость-то какая!
   Обнимаются.
   СОНЯ: Не ждала?
   ВАРВАРА: Очень ждала! Я ж теперь буду заботиться о тебе. Вину искупать за все страдания, что принесла.
   СОНЯ: Варя, да какая же жизнь без страданий? Скукотища! Вспомнить бы нечего было. А боль, она в помощь.
   ВАРВАРА: И то, правда. И то, правда - боль в помощь. Раздевайся, располагайся.
   СОНЯ: Я вот тебе огурчиков домашних привезла. Сама солила.
   Женщины хлопочут. Свет медленно гаснет.
   ТЕМНОТА.
   P.S
   Вокзал. Дежурный объявляет о прибытии поезда. Соня вглядывается в лица людей. Подбегает Варвара.
   ВАРВАРА: Успела?
   СОНЯ: Да, вот только поезд прибыл.
   ВАРВАРА: Дык, кого встречаем?
   СОНЯ: Внучку с невесткой. Из Самарканда возвращаются.
   ВАРВАРА: А чего поездом?
   СОНЯ: Внучка летать боится. Она мне по телефону сказала сумок много. Помочь хочу.
   ВАРВАРА: А сын чего?
   СОНЯ: Бросил он их Варенька. А Нина мне как дочь. Очень люблю её. И внучку.
   ВАРВАРА: Бросил, говоришь? Ты глянь-ка? Весь в отца.
   СОНЯ: Ой! Вон они!
   Появляются Нина и Машка, действительно с большим количеством сумок.
   МАШКА: Бабуля!
   СОНЯ: Ой! Родненькая моя!
   Обнимаются.
   НИНА: Мам, Вы зачем пришли?
   СОНЯ: С сумками помочь.
   НИНА: Мы бы людей наняли.
   СОНЯ: Вот ещё деньги платить. Ниночка, мне в мои годы так хочется полезной быть. Ты уж не отказывай.
   Нина обнимает Соню.
   НИНА: Вот сумка. Держите.
   СОНЯ: И Варваре Тимофеевне дайте.
   Варвара берёт сумку.
   НИНА: Тогда к нам идемте. Сейчас узбекский плов сделаю, будем есть.
   МАШКА: Ура!
   СОНЯ (смотрит на внучку): Счастье ты моё!
   Женщины, переговариваясь уходят.
   А на столике, совершенно неожиданно начинает звонить "телефон судьбы"
   ТЕМНОТА
  
   galina-lavrinenko@yandex.ru
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

26

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"