Лавров Владимир Геннадьевич: другие произведения.

Волд Аскер и блюз дальнего космоса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение вселенной Волда Аскера. Книга 2. Прошло более 100 лет с тех пор, как Аскер стал главой охранителей жизни. Он сидит в пещере - бомбоубежище и рассказывает сказки детям о былых подвигах.


   Название книги:
   "Волд Аскер и блюз дальнего космоса".
   Автор: Лавров В.Г.
   Москва 2011 г.
  

Блюз дальнего космоса

  
   Содержание
   Глава 1. Праздничный ритуал.
   Глава 2. Вар Варуна.
   Глава 3. Четыре благородных сударя и две благородные дамы.
   Глава 4. Храм.
   Глава 5. Лабиринт.
   Глава 6. Дисциплина и пряники.
   Глава 7. Большая охота.
   Глава 8. Враг моего врага.
   Глава 9. Мудрость других миров.
   Глава 10. Самый страшный зверь.
   Глава 11. Большая пещера.
   Глава 12. Плохие новости.
   Глава 13. Побоище.
   Глава 14. Королева машубаст.
   Глава 15. Брошены в джунглях.
   Глава 16. Битва за корабль.
   Глава 17. Франкенштейн с нами.
   Глава 18. Дикари и варвары.
   Глава 19. Белые ленточки.
   Глава 20. Как мы спасали научную станцию.
   Глава 21. Лейла, направительница судеб.
   Глава 22. Тэчки.
   Глава 23. Бродяги.
   Глава 24. В странствиях.
   Глава 25. Как нас послали искоренять язычество.
   Глава 26. Клоуны в подполье.
   Глава 27. Особенности внутреннего устройства.
   Глава 28. Мастер танца, мастер меча, мастер слова.
   Глава 29. Удивление философов.
   Глава 30. Описание планеты.
   Глава 31. Радости Лейлы.
   Глава 32. Мальчишки по вызову.
   Глава 33. Подготовка к восстанию.
   Глава 34. Восточные царства.
   Глава 35. Засада.
   Глава 36. Как стать закалённой сталью.
   Глава 37. Танец мятежа.
   Глава 38. Что делать с человеком, которого ты любишь.
   Глава 39. Знамя восстания.
   Глава 40. Тактика и стратегия.
   Глава 41. Лейла дома.
   Глава 42. Внезапный вызов.
   Глава 43. Иримах плачет от политэкономии.
   Глава 44. Лейла знакомит с родителями.
   Глава 45. Чёрные губители жизни.
   Глава 46. Нитиру прибывают в империю.
   Глава 47. Корабль - Беглец.
   Глава 48. Запечатление.
   Глава 49. Блестящий ошейник для изделия высоких технологий.
   Глава 50. Рабы и слуги.
   Глава 51. Придирки по графику.
   Глава 52. Продвинутая планета.
   Глава 53. Бегом к началу начал и обратно.
   Глава 54. Высшее счастье для раба.
   Глава 55. Ошибка варов.
  
  
  
   Предыстория.
   - Дядя Волд, расскажите нам сказку, только страшную! - попросили дети.
   Ливневый дождь выбивал пузыри на лужах снаружи пещеры. Делать было нечего, кроме как рассказывать сказки. Двадцать висящих на орбите огромных уродливых кораблей решали, уничтожать ли на этой планете всё живое или нет. Было тяжело об этом не думать. Для того, чтобы отвлечься от таких мыслей, согласишься на что угодно, в том числе и на то, чтобы рассказывать сказки.
   - Ладно, дети, расскажу я вам одну сказку. Очень страшную сказку.
   - А чудовища там есть? - спросила маленькая девочка лет шести.
   - Есть, и много...
   - Здорово! - глазки у детей загорелись, они придвинулись поближе.
   - Началось всё с того, что меня с моей командой послали на праздник...
  
   Глава 1. Праздничный ритуал.
   05 сентября 3019 г.
   Они сказали мне: "Волд, возьми своих, слетай к клану Варов, у них там какой-то праздник, они давно нас просили принять участие в их ритуале. Они числят себя нашими союзниками. Мы, конечно, знаем, что на самом деле они такой же буйный и жестокий клан, как и все остальные "Повелители Космоса", но у нас и так немного союзников, так что слетай, поучаствуй в празднике".
   Они сказали мне: "Слетай, посиди во главе стола, всё строго официально и по протоколу, а потом возвращайся, тут есть сложная работёнка - надо защитить научную базу на Д-2515, там очень опасная местная биосфера".
   Что же, если штаб Богини говорит, что надо сходить к союзникам - значит, надо сходить к союзникам. И вот я беру весь свой летающий цирк, беру запас продуктов на пять месяцев и убываю.
   Мы - хранители жизни в космосе. Мы - невидимая и чаще всего никем не знаемая сила, благодаря которой стихийные бедствия не уничтожают жизнь на корню. Только благодаря нам буйные кланы недавно вышедших в космос цивилизаций не уничтожают всех соседей. Только благодаря нам особо страшные болезни незаметно превращаются со временем в лёгкие недомогания. Только благодаря нам культуры на сотнях планет не скатываются в окончательную дикость и имеют хоть какое-то представление о праведности.
   Нашего босса зовут Богиня. Никто не знает, откуда она взялась и как она выглядит. Она всегда является нам в толстом - претолстом защитном поле, из которого иногда появляются то прекрасная рука, то бронированный кулак - смотря по ситуации. Низшие чины и многие планеты верят, что она действительно богиня - одна из создателей жизни. Но все офицеры знают, что она просто очень древнее и очень мудрое существо, которое считает нужным заботиться о жизни просто потому, что это хорошо. Их этому учат на офицерских курсах у Богини. Мы очень уважаем нашу Богиню.
   А вот других слуг Богини уважать не всегда получается - если честно, то вся наша развесёлая банда иногда абсолютно невменяемая, необучаемая и неуправляема. Я бы сказал, что большую часть времени.
   Мой корабль является островком порядка и культуры в этом море носоруких, членистоногих, щупальцевых, аморфных и прочих разгильдяев. Ещё бы: мы проучились в академии космической полиции почти три года! Во всяком случае, большинство из нас. За последнее время в экипаже прибавилось восемь новобранцев из числа рекрутов Богини и команда Илиарсии Сладкая Конфетка. А ещё у нас появились дети, целых трое, точнее, один из них корабль... впрочем, лучше по порядку, иначе я вас совсем запутаю.
   Когда-то я был офицером земного космического флота, служил в подразделении охраны планеты от астероидов. Мне даже повезло обстрелять единственный за добрых две сотни лет астероид, направлявшийся на рандеву с Землёй. За это мне дали капитанские погоны и вышибли в дальний космос, в академию Космической Полиции. Именно там я встретил своих нынешних товарищей - Фиу, Птитра, Грумгора, Виллину, стоунсенса, Бий У, Валли Ургпущу, мыслящую жидкость по имени "код 556781" и Суэви. (Имя "код 556781" мыслящей жидкости дали земляне, его собственное имя выговорить невозможно. Причем код относился не к имени, а к виду и белковой группе, но мыслящая жидкость приняла его как имя. Надо заметить, что мыслящая жидкость - парень, причем насмешник, каких мало). При поступлении на службу к Богине с нами было ещё трое курсантов - Бой Потилак Ту, Бу Пубп и Пшиссусасу Суассиу, но они погибли во время одной заварухи, когда мы сражались с кораблём роботов. Виллина Сутцзутзу теперь работает в штабе у Богини - у неё абсолютная память, она отвечает за снабжение. Штаб на неё не нарадуется.
   Мы проучились вместе целых три года, а потом во время одного из учебных вылетов наш корабль провалился в такой дальний космос, что даже вспоминать страшно. Впрочем, нам, можно сказать, повезло: когда мы кое-как вернулись обратно, оказалось, что база космопола уничтожена. Постарался один из кланов "Повелителей Космоса", они испугались, что земляне смогут создать крупное объединение планет и культур. Удирая от кораблей этого клана, мы и попали к Богине. Получилось так, что мы были приняты к ней на службу. С тех пор мы возим лекарства от всепланетных пандемий, боремся с особо хищными формами жизни, подбрасываем интересные идеи религиозным лидерам и обновляем запасы на тайных складах, рассеянных на тысячах планет.
   Наш первый ребёнок - Иллиан - попал к нам случайно. Его мать погибла на планете, которой не повезло попасть в астероидный поток. Перед гибелью она успела передать нам корзинку с ребёнком. Мы вывозили народ с планеты, чтобы устроить им новую родину, но с этим делом случилась загвоздка - новая планета оказалась не готова принять такое количество переселенцев. Теперь народ Иллиана кружится в сжатом виде на борту кораблей вокруг этой планеты, а заботиться об Иллиане оказалось некому. Передать корзинку с ребёнком оказалось некому, так он и стал нашим приёмным ребёнком. У Иллиана синеватая кожа, большие глаза, острые ушки на макушке, хохолок сигнальных усов на темечке и совершенно несносный нрав, сочетающий повышенную шаловливость с полнейшей необижаемостью. Довести его до слёз невозможно - стоит его отругать за одну шалость, как через секунду он весело начинает следующую. И всё с улыбкой и с радостью.
   Второго нашего ребёнка зовут Один. Он сын Илиарсии. Выглядит он (впрочем, как его мама и вся её команда головорезов) как прямоходящая пчела, причём четырёхногая. Некоторым боком он мне сын, только не спрашивайте, как это произошло, не расскажу, а если расскажу, то не поверите. Скажу только, что у Богини очень странные взгляды на зачатие детей. Один о моём участии в его рождении не знает. Его имя на языке его матери означает "первый". Он очень серьёзный и очень добрый ребёнок, на чужих планетах нужно смотреть во все глаза, чтобы он не протащил на корабль какую-нибудь несчастную зверушку. Почему-то все несчастные зверушки, которых он готов пожалеть, потом пытаются нас слопать.
   Третий наш ребёнок... тут придётся рассказывать долго. Третьим нашим ребёнком является наш корабль, его зовут Аис. Когда мы удрали от клана "Повелителей Космоса", наш космический корабль - по сути, обычный транспортник косморазведки, на который для академии космопола установили учебное оружие - был модифицирован троицей хулиганов, навечно заключённых на одном астероиде за многочисленные злодеяния. В основном их вина была в том, что они создавали слишком хищные или слишком жизнеспособные формы жизни, среди их разработок встречались и такие, когда живые существа превращались в технику - метод, запрещённый во всей Вселенной. Даже "Повелители Космоса" соблюдают этот запрет. В нашем случае они нарушили запрет по просьбе очень авторитетной личности, но эта история не относится к делу. Они взяли наш корабль, увеличили его в несколько раз с помощью живых тканей, а в качестве мозга посадили внутрь какую-то местную мышку. Как они тогда сказали: "Мы просто добавили ей некоторые блоки памяти".
   Через пять лет оказалось, что доставили они отнюдь не только блоки памяти - Аис оказался полноценным разумным существом, человеком во всех смыслах слова. И полнейшим ребёнком, как ему и полагалось по возрасту. За полёт корабля у него отвечают одни части мозга, а за шалости - другие, причем вторых явно больше.
   Аис вполне способен одновременно маневрировать среди астероидов и играть своим дистанционно управляемым телом мальчика - робота. Дистанционно управляемого человекообразного робота ему сделали уже у Богини, а до этого его передвижной "любопытник" выглядел как платформа с камерами, ножками - манипуляторами и винтами - чтобы можно было летать по кораблю в состоянии невесомости. Впрочем, иногда Аис пользуется "любопытником" и сейчас, в основном тогда, когда они втроём играют в охоту на чудовище - в этом случае летающая платформа играет роль чудовища, а троица носится за нею по кораблю с игрушечными пистолетами. Бывает любопытно наблюдать, как Аис, одной частью мозга управляя многотонным космическим кораблём, другой частью бегает по нашим коридорам с игрушечным самолётиком и жужжит. И ещё попробуй отними самолётик.
   Аис очень замкнутый ребёнок. Иногда я его совершенно не понимаю.
   Всем им сейчас по семь лет, и если что-то может сравниться с этой троицей, то только стихийное бедствие. Впрочем, взрослые члены нашей команды ненамного лучше. Дети хотя бы понимают смысл слова "вакуум".
   И вот я беру весь свой летающий цирк, принимаю на борт восьмёрку новичков от Богини (ими будет командовать Фиу), традиционно на борт грузится десантная партия в составе Илиарсии и её охраны (в основном - для того, чтобы Один не разлучался с дружками), и мы отправляемся на праздник к союзному клану "Повелителей Космоса".
  
   Глава 2. Вар Варуна.
   - Я так рад, так рад, что вы согласились поучаствовать в нашем ритуале, - разливался соловьём Вар Варуна, глава праздничной партии, - это так важно для нас, для нашего духа и выживания. Высокий дух истинных варов невозможно поддерживать без ритуалов, и только истинно благородный человек способен участвовать в ритуале без тени сомнения. Я так рад, что вас так много, это огромная поддержка для нашего народа!
   Я молча хрустел засахаренными орешками, которыми снабдил нас клан Варов, и пытался пропустить слова распорядителя охоты мимо ушей. В таком духе он болтал уже добрых полчаса, и за это время успел мне порядком надоесть.
   Проблемы начались сразу с момента встречи. Во-первых, выяснилось, что никакого стола не будет - то есть кормить нас готовы были в любых количествах и чем угодно, но ритуал предполагал не застолье, а охоту.
   Во-вторых, охота должна была проводиться на удалённой планете, на которой был только один небольшой остров посреди огромного океана. К этой планете нас перевезли на огромном грузовом корабле варов - а Аис терпеть не может стоять в чужом трюме и терять ориентацию. В итоге мы вышли в чужой звёздной системе, даже не очень понимая, где мы находимся.
   В-третьих, вары настояли на том, что спуск на планету должен осуществляться только на их корабле. Мы чуть было не развернулись и не отправились домой, но глядя на искреннее сожаление варов, остались.
   В-четвёртых, глава праздничной охоты - Вар Варуна - устроил мне истерику с падучей с криками: "Роботам нельзя! С роботами нельзя!". Он имел в виду мыслящую жидкость и Аиса. Еле-еле ему объяснили, что мыслящая жидкость - живой организм, а Аис - ребёнок, который охоту ему не сорвёт. Когда Вар Варуна узнал, что мыслящая жидкость может погибнуть, если повредится его скафандр - аквариум, то согласился допустить его к охоте. С Аисом было сложнее - Варуна упёрся, что это не по правилам. В итоге договорились, что они сделают для него исключение, "поскольку он будет плакать, если все его друзья попадут на охоту, а он нет". Варуна согласился, но неохотно. Хорошо ещё, что он не знает, что наш говорящий камень - стоунсенс - тоже живой. Стоунсенс ездит за нами на самоходной платформе, мы всем говорим, что это наш передвижной банк данных. Даже слуги Богини не знают, что он живое существо. Мы попытались оставить его на корабле, но он устроил плач не хуже Аиса: "Хочу на охоту!" Пришлось взять и его тоже.
   В-пятых, следом за стоунсенсом мне попортил настроение Грумгор. Он почему-то решил, что если это мероприятие называется "охота", то на него обязательно надо взять его собаку по кличке Суйу, которую он числит охотничьей. На самом деле это не собака, а акула на четырёх ножках, покрытая мехом, и обычно мы - во избежание дополнительных проблем - оставляем её на корабле в компании мыслящей жидкости код 55678.
   Грумгор каждый раз возмущается и говорит, что собака тоскует, но мне, как правило, удаётся настоять на том, чтобы собака осталась на корабле. Попытка взять её на планету почти гарантированно чревата маленьким геноцидом местного населения. Никакой тоски я за ней не замечал, на мой взгляд, она вполне довольна жизнью, если есть, что грызть. Обычно мы привозим из каждого выхода по охапке дров, которые она успешно переводит на опилки. У неё два ряда зубов, которые всё время растут, жуткий аппетит и ужасная привычка писаться от радости, когда мы входим в корабль. Фиу рядом с ней всегда держит оружие наготове. (В скобках стоит заметить, что Суйу очень хорошо отличает своих от чужих и опасна для своих только тем, что слишком навязчиво требует почёса за ушком. Но Фиу это бояться её не мешает). Правды ради надо ещё сказать, что на некоторых планетах с агрессивной биосферой она нас здорово выручала, и в тех случаях, когда нам не грозит наказание за массовый геноцид, я соглашаюсь взять её с собою. Пораздумав, я решил, что сейчас, похоже, именно такой случай, и согласился. На корабле остался только один из наших новичков - практикантов - в наказание за бестолковость.
   И вот теперь, стоя в десантном трюме корабля варов, я вынужден был выслушивать разглагольствования этого почтенного вара, которые он никак не хотел остановить. Надо сказать, что выглядит он ужасно - череп лысый, вокруг рта щупальца, которые мешают ему говорить, приходится прислушиваться. Между собой они общаются свистом, слова вар выучил ради меня. Ради вежливости я спросил:
   - А как давно проводился последний ритуал?
   Распорядитель охоты замолк очень надолго, потом через силу ответил:
   - Двести лет назад. Это большой стыд для нашего народа. Я участвовал только в последнем и предпоследнем ритуалах.
   Динь-динь. Колокольчик тревоги звякнул в моём сознании. Тут что-то не так. Меня захлестнули самые нехорошие предчувствия. А Вар Варуна продолжал:
   - Что поделать... наш народ стар, очень стар. Былой боевой дух пропадает. Совсем немногие вары идут путём предков, и почти никто больше не хочет проводить ритуал. Нет, вы посмотрите на эту молодёжь! Ну что они творят!
   Я послушно перевёл взгляд на группу соратников Варуны. Молодые ребята очень вежливо и спокойно разбирали доспехи, примеривали шлемы, нагрудники странной формы и передавали друг другу то, что им не подходило.
   - Хорошие ребята, - сказал я, - вежливые. Можно только позавидовать.
   - Вот именно! - взвыл Вар Варуна, - Вежливые! Мы в их возрасте дрались за лучшие доспехи смертным боем! Я добыл себе шлем в драке с тремя, а за нагрудники отлупил двоих! А эти тюхи еле шевелятся! Кто будет держать планеты разных ничтожеств в подчинении, когда вымрет старая гвардия?
   Я промолчал. У всех свои представления о том, какой должно быть молодёжи.
   - Вам, кстати, тоже лучше примерить наши доспехи, - предложил распорядитель охоты.
   Я отказался - у Богини доспехи лучшие в мире.
   Через час подобного измывательства мы наконец спустились на планету. Пилот почему-то не стал садиться, завис в воздухе в четырёх метрах над поверхностью. Вары попрыгали на землю, пришлось прыгать и нам. Мальчишек и собаку ловили руками. Шаттл тут же улетел.
   Суйу, понюхав воздух, сразу забилась нам под ноги. Интересно, что могло её так напугать? Обычно с ней возникает другая проблема - как её удержать.
   - Аис, Один, Иллиан! Я хочу увидеть, как вы ставите излучатели на неубивающий режим! И не смейте переставлять его на убивающий! Я не хочу получить дырку в теле из-за вашего баловства! Всем понятно?
   - Пап, а как же охота?
   - На неубивающий!
   Мальчишки заворчали, но подчинились. Моя команда тем временем принялась оглядываться. Пилот высадил нас на полянке перед старинным храмом, вырубленном в скале. Скорее всего, большая его часть скрывалась внутри скалы.
   - Где этот жрец? - рычал Вар Варуна, - Я подвешу за ноги его и весь его народ! Без них никакого ритуала не получится!
   - Мы что, будем охотится на людей? - удивилась Илиарсия.
   - Нет, но люди нужны для ритуала, - снизошел до ответа распорядитель охоты. Тут изнутри храма послышались дикие крики и - чтоб быть мне проклятым - звуки выстрелов огнестрельного оружия. Варуна тут же повеселел.
   - Кажется, охота всё-таки будет, - сказал он.
   - Так на кого охотимся? - спросил я.
   Варуна вытащил из кармана коммуникатор и включил. Появилось трёхмерное изображение объекта охоты.
   - Ай! Чего это вы? - не без ужаса в голосе закричал распорядитель охоты. Его озабоченность была понятна: на него смотрели излучатели всей моей группы, за исключением Аиса и стоунсенса. Точнее, не на него, а на трёхмерное изображение монстра.
   Я подхватил словечко "озабоченность" в штабе Богини. Когда на какой-нибудь планете вымирает всё население от неизлечимой болезни, или когда один клан "Повелителей Космоса" планирует уничтожить всё живое на планете другого клана, штаб вызывает меня и говорит, что "они испытывают озабоченность". Они никогда не говорят "боимся", "считаем нужным срочно вмешаться", они только "испытывают чувство озабоченности". Вот и сейчас, под прицелом двух десятков излучателей, каждый из которых при нужных настройках пробивает метровую броню, Вар Варуна испытывал озабоченность.
   В своё время мы все прошли очень жесткую школу учебных боёв внутри одного из астероидов Богини. Там мы должны были сражаться отряд против отряда внутри трёхмерного лабиринта, но разнообразия ради в укромных уголках были установлены чучела разных милых зверюшек наподобие той, изображение которой сейчас плавало над рукой Вар Варуны. Всех этих милых зверюшек объединяло одно качество: крайняя опасность. Увидев это чучело, надо было не раздумывая стрелять на поражение. Промедлившего ждал очень болезненный удар током. Таким образом в нас вырабатывался условный рефлекс: увидел - убей. За время своей службы я встретил некоторых из них, и с тех пор я убедился, что наши инструктора не были с нами слишком строги: реакции человека на этих тварей не хватает. Одна из них и должна была стать объектом нашей охоты.
   Машубаста, одна из самых смертоносных выдумок Бешеных Конструкторов - тех самых, что создали нам Аиса. При упоминании имени Бешенных Конструкторов все офицеры Богини подпрыгивают, плюются и дрожат мелкой дрожью. Именно из-за таких созданий, как машубаста. Говорят, что именно за машубасту конструктора и попали в своё вечное заточение.
   Машубаста - это не один зверь, это целый комплекс. Главная у них матка - она откладывает яйца. Ещё она умеет стрелять через специальные полые трубки в своей щетине зародышами маток. Попав в любую самку, зародыш начинает двигаться к репродуктивным органам. Там он считывает устройство организма через изучение зародыша и начинает расти как обычный детёныш - матка машубасты. Когда матка вырастает, она не рождается обычным образом, а разрывает носителя, после чего живёт своей жизнью, в основном, откладывает яйца. Из яиц вылупляются ногатики - небольшие, обычно около 30 см, очень быстрые и прыгучие существа. Основная их функция - донести зародыш до любого живого существа. Найдя живое существо, ногатик помещает в него зародыш через любое, какое находит, отверстие в теле. Зародыш за три дня вырастает до рабочего, который затем также разрывает носителя и переходит к самостоятельной жизни.
   Бешеные Конструктора встроили в рабочих систему приспособления к разным формам жизни: когда зародыш развивается в теле носителя, он изучает его устройство через генетику и вырабатывает новые способы борьбы с конкретно данным типом носителя: специальные парализующие токсины, жало, пробивающее броню данного носителя, и многое другое. Рабочие вырастают такого размера, чтобы быть немного крупнее носителя и намного сильнее. Такая приспособляемость позволяет им с лёгкостью переходить на паразитирование с самых маленьких животных на самых больших. Рабочие запрограммированы на обслуживание маток: они защищают свою матку и приносят ей новых носителей. В первые дни после выхода из носителя рабочие растут со страшной скоростью: до нескольких сот килограмм в день. И едят соответствующе. И матки, и рабочие, и яйца при отсутствии носителей способны впадать в летаргию на сотни лет. Для поддержания жизнедеятельности в состоянии летаргии им достаточно только солнечного света.
   Да, у них есть ещё одно премиленькое свойство: для того, чтобы у них в принципе не могло возникнуть естественных врагов, Бешеные Конструктора сделали им кровь из такого едкого вещества, которое разъедает почти все искусственные и живые вещества, за исключением камня и золота. Да и те травит в небольшой степени.
   Машубаста считается особо опасной паразитической формой жизни. Это не самая опасная форма, но одна из самых опасных. Планеты, на которых обнаружены эти существа, положено превращать в запрещённые планеты: то есть ни один корабль, севший на такой планете, ни имеет права взлетать. Считается, что противостоять машубасте практически невозможно и что, попав на планету, машубаста уничтожает все остальные формы жизни. Теперь понятно, почему пилот не стал садиться.
   Когда мне предложили поучаствовать в охоте, почему никто не сказал мне, что это будет охота на нас? Теперь я понимаю нашу псину. Для неё эта охота, скорее всего, станет последней. Доспехи и защитное поле для неё не предусмотрены. Если повесить на неё защитное поле, то она нас сожжет им в ближайшие несколько дней - не прыгать в радостях на грудь мы её так и не научили.
   - Вольно, - сказал я, - оружие убрать. Это всего лишь изображение. И почему вы все смотрите в одну сторону? Давно на тренировках не были? Держать периметр! Всем защитные поля на максимум! Девочки, защитное поле не выключать даже во время еды! Дети, я хочу увидеть, как вы поставите свои излучатели на поражение. Суэви, ты со своими короткими ножками уходи в воздух и не приземляйся до тех пор, пока мы не уничтожим последнюю тварь. Излучатель оставь, с ним ты в воздухе долго не продержишься.
   - А вдруг мы случайно подстрелим друг друга? - опять начал возражать Иллиан, - Пап, а почему у тебя левая щека дёргается?
   - На поражение! - повторил я грозным тоном, - Если даже подстрелите меня, но завалите машубасту, я вас прощу.
   Мальчишки оторопели. Это хорошо: чем раньше они поймут, что дело серьёзно, тем лучше.
   Взрослые за это время успели развернуться для охраны по всем направлениям. Приятно посмотреть! А вот молодежь у Вар Варуны, похоже, даже курса молодого солдата не проходила: стоят кучей и хлопают глазами, перекрывая друг другу сектора обстрела. Да, с такими вояками только с монстрами воевать.
   - Участие в ритуале - это большая честь для воина, - повторил Вар Варуна.
   Прибил бы я его.
   - А кто будет носителем?
   - Обычно мы за три дня посылали сигнал, жрец отбирал десятерых самых сильных из своего племени, и к нашему прилёту тут нас должны были ждать уже вылупившиеся рабочие особи. Жрец должен был оставить для них запас еды, и через день охота начиналась: машубаста начинали пытаться выйти из лабиринта, а нашей задачей было уничтожить их всех.
   - А если охотники проиграют и машубаста съедят всё население острова? Точнее, планеты?
   - Они - наши слуги. Умереть за своих господ - честь для них! А мы потом завезём новых.
   - А они об этом знают?
   Варуна поёжился:
   - За двести лет могли и забыть. Но до этого - знали.
   - Я обязан доложить своим властям и объявить планету запрещённой.
   Осьминожий сын захихикал:
   - Не сможешь. Ты не знаешь, где ты находишься, и твой корабль находится в трюме транспорта. Радиосвязь не действует.
   Я посмотрел на Аиса. Аис кивнул:
   - Уже отправил.
   Варуна подозрительно уставился на человекообразного робота и только тут сообразил, что он действует несмотря ни на какие толстые стенки трюма их транспорта. А координаты звёзд Аису вычислить - как мыслящей жидкости булькнуть. Через четверть часа сюда явится крейсер от Богини, зальёт весь остров защитным полем, нас просветят до молекулы и - может быть - помилуют. При условии месячного карантина.
   - Как вы могли так рисковать? Машубаста с лёгкостью обходят самые сложные системы защиты. Такая агрессивная жизнь способна уничтожать целые планеты, жить на кузнечиках и переходить на слонов!
   - В этом особая прелесть ритуала. Опасность! Либо ты победишь, либо твой мир погибнет. Или как минимум этот остров погибнет. Без опасности нет жизни, нет развития.
   В этот момент вернулась молодёжь, посланная Варуной на осмотр острова. Молодые бойцы использовали небольшие летающие платформы, которые нам скинули с корабля перед отлётом, и за короткое время смогли обойти весь остров. Доклады их были один удивительнее другого: все городки на острове покинуты, ни одного жителя нет, на западной оконечности острова - сразу за горой, в которой вырублен храм с лабиринтом - замечен пароход неизвестного типа, стоит без паров.
   - О! Пароход! - удивлению Вара Варуны не было предела.
   - На этой планете есть другая суша? - я тоже удивился.
   - Очень интересно, может, вулканы подняли новые острова, а мы и не заметили? - с этими словами Варуна запросил с корабля новую карту. Через сорок минут карта пришла. Вар развернул трёхмерную карту планеты для всеобщего обозрения. Никакой новой суши на карте не было - только у полярных областей, за границей вечных снегов виднелось несколько маленьких островков.
   - Скорее всего, несколько искателей приключений из числа жителей острова добрались до островов и сумели там выжить. А потом забыли, откуда пришли, и теперь встречайте в ваших охотничьих угодьях новую промышленную цивилизацию, - не без злорадства заметил я.
   - Ого, - повторно удивился Вар Варуна и услал молодежь следить за пароходом. Из храма опять послышались выстрелы и дикие крики.
   - Охота началась, - удовлетворённо заметил Варуна.
   Тут ему с орбиты передали, что явился крейсер охранителей жизни и готов приступить к стерилизации острова. Варуна посмотрел на меня. Я состроил ему гаденькую улыбочку. Варуна развопился так, что побил все свои предыдущие достижения. К счастью, все эти перлы ораторского искусства предназначались не мне, а командиру крейсера. Не знаю, что он там говорил, но его доводы возымели действие. Торжествующий Варуна жестом показал мне включить связь.
   - Слушай, Волд, ты уж поучаствуй с ними в этой охоте... Для них это так серьёзно, что дальше некуда. Если у них не получится с этой охотой, то они там чуть ли не умрут как цивилизация... А у нас минус один союзник и дипломатический скандал. Просто не мешай, хорошо? - попросил капитан крейсера.
   - Вы осознаёте, что просите меня совершить ритуальное самоубийство вместе со всей моей группой?
   - Если мы вместо союзников получим врагов, то погибнет гораздо больше хороших ребят, - отрезал командир крейсера.
   Они сказали мне: "Поезжай, поучаствуй в ритуале!". Они сказали мне: "Поезжай, посиди во главе стола!". Они сказали мне: "Это ерундовое дело, через несколько дней вернёшься". А теперь мне остаётся идти и участвовать в охоте, причём в качестве дичи... большую часть времени. Ну и влип же я! Придётся лезть в этот проклятый лабиринт, лучше убить машубаст, пока они маленькие.
   У всех у нас - у слуг Богини - есть собственное защитное поле. Его видно как небольшое сияние вокруг каждого из нас. Оно индуцируется небольшой коробочкой на поясе и совершенно безопасно, если только не утирать пот рукавом. Зато ни одно живое существо через поле пройти не сможет. Только благодаря защитным полям мы и выживаем на разных планетах, кишмя кишащих разнообразной хищной жизнью. С такими полями у нас неплохие шансы против машубаста - они не смогут сделать из нас носителей. Можно рискнуть. Вар Варуна и его молодежь защитными полями не располагают. У них зато довольно забавные скафандры, в которых есть режим невидимости. То есть если он включен, то скафандр показывает тебе то, что находится за ним, и так во все стороны. Если издалека, то можно и не заметить, но вблизи всё-таки видно: искажения дают себя знать. С моей точки зрения, несерьёзная техника: против животных и дикарей они излишни, а серьёзные воины обычно смотрят во всех спектрах, и в ультрафиолетовом, и в инфракрасном - не спрячешься.
   Поступили доклады разведчиков: на пароходе видны следы боёв с рабочими особями машубаста. Стены некоторых надстроек зияют дырами от крови тварей. На пароходе только четыре человека, вид совпадает с жителями острова, трое занимаются ремонтом, один охраняет. Оружие похоже на длинную трубку с большим резервуаром.
   - Очень хорошо, это значит, что солдаты вылупились из тех же носителей, что и ранее. - довольно потёр ручки Варуна и отозвал наблюдателей. Как только их гравиплатформы плюхнулись на полянке перед храмом, Варуна скомандовал выступление.
   Тонкая цепочка охотников втянулась внутрь храма.
   У входа Варуна задержался и задумчиво осмотрел входные двери.
   - Он не сломан. И как они смогли его вскрыть? Это сложный шифрованный замок.
   Двоих своих ребят Вар Варуна оставил охранять вход - чтобы ни одна тварь не вырвалась. Те послушно остались. Следующие несколько минут Вар Варуна ворчал на то, что эти ребята остались без возражений и что в его времена настоящие воины пали бы на колени и умоляли взять их с собой, ужасаясь, за что им такое бесчестье - оставаться в тылу.
  
   Глава 3. Четыре благородных сударя и две благородные дамы.
   Двумя годами ранее. (Тысяча четыреста двадцать пять лет от пришествия Спасителя по времени планеты Лёд).
   - Вы посмотрите на эти новые находки! Смотрите, что рыбаки вытащили из сетей! Мне прислали эти находки только сегодня! - глаза Пантарюэля, молодого учёного, горели возбуждением. Он ворвался в залу для курения, как маленький ураган, держа в руке матерчатый свёрток, - Посмотрите! Эти находки в который раз подтверждают наше мнение о том, что и южнее Благословленных Островов есть жизнь!
   Врываться в зал для курения в обществе Благословленных Островов было грубейшим нарушением этикета - послеобеденное время предназначалось для отдыха и неспешной беседы с размышлениями, которые ничто не должно прерывать. Но никто из восьми находившихся в зале человек даже не подумал осудить Пантарюэля. Все присутствующие заинтересованно склонились над свёртком, который Пантарюэль плюхнул на курительный столик. Ради свёртка учёный бесцеремонно переставил на пол дорогие сигары, но на это тоже никто не обратил внимания. Содержимое холстины того стоило. В свёртке лежала соломенная шляпа, раскрашенная очень причудливым образом. Точнее, то, что от неё осталось после долгого путешествия по океану. Любой из присутствующих мог поклясться, что никто никогда на Благословенных Островах никогда так не раскрашивал соломенные шляпы. Мало того, никто никогда не островах не додумался бы делать головные уборы из соломы: каждый ребёнок знал, что даже летом при самом ярком солнце никогда нельзя выходить из дому без меховой шапки. Внезапный снежный заряд мог налететь в любой момент, при этом метель могла продлиться сутки, а то и более.
   - Я мог сказать, что весло необычной формы сделал какой-нибудь весёлый рыбак. Я мог сказать, что необычная кукла, которую выловили рыбаки в прошлый раз, сделана каким-нибудь помешанным на ужасах мастером. Но вот соломенная шляпа... Вы меня убедили. Я тоже готов согласиться, что южнее островов есть жизнь, - произнёс после долго разглядывания шляпы Микано Рапаэль, отец Миро Рапаэль, - и ещё я могу заметить, что там, скорее всего, тепло и как минимум летом можно ходить без меховой одежды.
   Миро Рапаэль, Расо Пантарюэль, Вако Сапаэль были друзьями детства. Уже в университете они близко сошлись с Пало Балэн и двумя прекрасными дамами - Валией Палюэль и Малией Дилель. Общей идеей всей компании было доказать, что южнее Благословленных Островов есть другие острова и другая жизнь. Миро выбрал путь историка и законника, Расо был инженером. Вако стал художником. Пало избрал путь служения государству. Идеей о поиске южной жизни заразил всю компанию Миро. Именно он откопал в старых архивах упоминания о том, что рыбаки периодически находили в южных широтах странные вещи, которые никогда не делали на островах.
   В обществе Благословленных Островов теория существования южных земель считалась ошибкой, в крайнем случае - шуткой. Короли древности посылали несколько экспедиций на юг. Отважные исследователи дошли до таких мест, где лёд становился больше, чем горы, но ничего не нашли. Все эти экспедиции вернулись со значительными потерями в командах, и больше никто терять людей не хотел. Человеческая жизнь очень высоко ценилась на островах - выживание и так было весьма нелёгким делом, чтобы терять людей понапрасну.
   Миро рассказал об истории находок друзьям. Расо Пантарюэль загорелся идеей и поднял архивы древних путешественников. Результатом его изучений стала карта. На карте очень ясно было видно, что в южном океане оставались неисследованными такие площади, на которых уместились бы несколько раз не только Благословленные Острова, но и гораздо большие континенты. С тех пор - со студенческих времён - друзьями овладела идея поисков южной земли. Кто знает, что можно найти там, на юге? Новые земли для народа? Личную резиденцию Спасителя, в которой он вечно проживает после того, как вознёсся на Островах? Дружественный народ, который в благоприятных климатических условиях значительно опередил в развитии народ Остовов? У каждого из друзей были свои мечты на этот счёт.
   Они начали действовать. Они распространили среди рыбаков объявление о том, что покупают любые странные вещи, выловленные в океане. Они читали бесплатные лекции, на которых рассказывали об истории поисков и находок. Большинство над ними смеялось, но были и такие, кто одобрял. Им не хватало какой-нибудь малости, такой, которая раз и навсегда доказала бы существование южной земли. Найденная шляпа могла стать таким доказательством.
   Миро Рапаэль отправился на приём к королю. Каждый из благородных людей островов имел право в крайнем случае обратиться к королю. Миро имел статус благородного человека дважды - как потомственный дворянин и как закончивший университет.
   Король выслушал Миро благожелательно, но в снаряжении экспедиции отказал.
   - Что же, я ожидал такого поворота, - сказал Микано Рапаэль, отец Миро Рапаэль, - теперь вы убедитесь, молодые люди, что старики существуют не только для того, чтобы нудеть. Мне нравится ваша устремлённость к открытиям. Я не верю, что вы найдёте южную землю, но готов помочь вам. Я не только отец, но и крупный промышленник. Недавно на мои верфи попал очень потрёпанный корабль. Мы его отремонтировали, заменили машину - теперь это один из самых экономичных пароходов нашего мира. Он называется "Уточка". С его машиной вы сможете обогнуть весь мир и ещё останется запас топлива. Я дам вам половину суммы, необходимой для снаряжения экспедиции. Остальное ищите сами.
   Они начали искать и нашли. Часть денег дали меценаты, часть денег дали предприниматели, надеющиеся на некоторые доходы - от пристани пароход отвалил, весь исписанный их рекламными слоганами. Капитан нашелся сам - благородный человек Даро Праюрель вызвался вести судно за четверть от обычной ставки капитана. Ему хотелось посмотреть южные моря. Матросов искали долго - рисковать собой в длительной экспедиции охотников не было, но в итоге нашли и матросов.
   Провожать пароход вышел весь город. Правда, это был небольшой городок - на Благословленных Островах все города были небольшими - но всё равно вся набережная была усыпана людьми. Погода как будто чувствовала торжественность момента, и весь день светило солнце - не было ни низких туч, ни внезапных снежных зарядов, так характерных для климата островов.
  
   Малия Дилель, которую все чаще называли Маля, была благородной дамой в третьем поколении, с тех пор, как её дедушка изобрёл специальные микробы для переработки канализационных стоков. Король был так рад исчезновению запаха в прибрежной зоне, что пожаловал потомственное дворянство всей семье Дилель.
   Путешествие оказалось долгим, они безрезультатно разрезали южные моря целых три месяца. Но Малия не отдала бы ни одного из этих восьмидесяти дней. Было невероятно интересно. Иногда они собирались в кают-компании, и капитан рассказывал длинные удивительные истории про рыбаков, унесённых в далёкий океан. В этих историях рыбаки всегда спасались исключительно благодаря своему мужеству и находчивости. Иногда на баке устраивали танцы, и было очень интересно наблюдать, как добрых три десятка мужчин пляшут для двух девушек. Впрочем, они тоже не оставались в стороне - как положено благородным дамам, они и играли на инструментах и пели, и танцевали. И ещё неизвестно, где было веселее - на их корабле или на городском празднике.
   А ещё Малия впервые в жизни увидела места, в которых было жарко. Это само по себе было удивительно и достойно всех тягот путешествия.
   Но интереснее всего было, когда молодой учёный - Расо Пантарюэль схватывался с Вако или Миро в споре.
   - Наш мир на пороге удивительных преобразований, - начинал вещать Расо, - нас ждут великие изменения. До сих пор наш мир жил без благотворного изменения творческого разума, сколь же великие изменения он получит, когда все стороны государственной машины будут изучены и улучшены, как, например, паровая машина! Вспомните первые машины - они потребляли в три раза больше энергии и весили в десять раз больше при той же мощности, что и современные! Стоило творческому человеческому разуму изучить законы, движущие машиной, как она стала во много раз эффективней! Сколь же счастливее мы будем жить, когда наше общество будет превращено в эффективную машину!
   Остальные ребята заводились с пол-оборота. Пало хмыкал и говорил, что природу человека - существа ленивого и эгоистичного - не изменит никакая машина. Миро утверждал, что в южных странах они найдут такие страны, которые в благодатном южном климате ушли далеко вперёд в своём развитии, и что эти передовые страны, несомненно, поделятся своими достижениями с замерзающими ледовыми островами. Надежды Миро не разделял Вако - он считал, что если бы на юге были развитые страны с пароходами и почтой, они бы давно уже приплыли к островам сами. Он надеялся найти на юге новые земли для народа.
   Как-то раз Малия интереса ради спросила, какие именно достижения они надеются получить от передовых стран. Парни замолкли очень надолго. Потом кто-то предположил, что очень хорошо было бы найти средство от кровососущих насекомых - для народа Благословленных Островов насекомые были сущим бедствием, даже обработка одежды паром не помогала. Его обсмеяли. Следующие предположения были не намного выше по уровню - улучшенные паровые машины, способы выращивать растения даже зимой... Эта ситуация почему-то невероятно восхитила Расо.
   - Да вы понимаете, что мы сейчас получили? Это же огромный прорыв! Мы не знали, что нам нужно для счастья! Мы об этом просто никогда не думали, мы никогда не пытались заглянуть за горизонт! - восклицал он, нервно бегая по кают-компании, - Мы не знали того, что мы не думали о том, что нам нужно для счастья! Теперь мы это знаем! Да только ради одного этого стоило плыть за тысячи километров - для того, чтобы получить вопрос благородной дамы! Не знаю, как вы, но я думаю, что наша экспедиция уже окупилась и принесла такие большие плоды, которые мы не смели и ожидать! Это же выход на следующий уровень развития! Раньше мы об этом не думали, и результатов не было, а теперь будем думать - и будут результаты!
   Впрочем, горячность Пантарюэля никто не разделил, и всё закончилось как всегда - общим весельем.
   Слушать споры благородных сударей было и интересно, и забавно. К середине плавания даже матросы прониклись ощущением, что участвуют в чём-то великом.
   А потом они нашли землю.
   Поначалу они нашли только архипелаг скалистых островов. Площадь островов была велика, но это были голые скалы, к которым даже пристать было негде.
   Малия вызвалась высадиться на один из островов. Она была опытной скалолазкой - каждый благородный человек в их мире должен был заниматься каким-нибудь благородным занятием: скалолазанием, парусными гонками, скачками, фехтованием, собиранием моделей кораблей, рисованием картин или ещё чем-нибудь подобным. Малия была завзятой скалолазкой. Маленькая, лёгкая, она могла взлететь по любой скале, если по той хоть раз прошелся ветер, оставляя трещинки и выступы. Она лазила даже лучше, чем многие парни, которые на земле подтягивались на турнике большее число раз, чем Малия. Капитан воспротивился, но Малия настояла.
   Они выбрали день поспокойнее и подошли на шлюпке к скалам. Даже при отсутствии ветра прибой был очень сильным. Малия встала на нос шлюпки и попыталась уцепиться за отвесную скалу, когда шлюпку в очередной раз чуть не разбило прибоем о ту же скалу. Ей почти удалось, и в других условиях она обязательно удержалась бы, но предательские скользкие водоросли уменьшили трение, и она полетела в воду. Следующей волной шлюпку треснуло о скалу с такой силой, что она дала течь, и обратно им пришлось грести по пояс в воде - шлюпка держалась на поверхности только за счёт аварийного запаса плавучести. Капитан распорядился "прекратить весь этот цирк", и на этот раз ему никто не возражал, тем более, что за скалистыми островами лежал остров Машуба.
   Это был небольшой, не более пятнадцати километров, гористый остров. Но зато какие растения росли на нём! Он был весь покрыт буйной, плодоносящей растительностью, такой, которой жители Благословленных островов никогда не видели. А ещё на нём жили люди.
   На острове в ужасной тесноте, но удивительно мирно жило почти десять тысяч человек. Они целый день копались в небольших, но чрезвычайно плодородных огородиках. Жители говорили, что у них бывает три урожая в году. Язык жителей острова практически не отличался от языка северян. Инструменты у них были самыми простыми - мотыги из древесины да каменные топоры. Но в каждой хижине или пещере (часть жителей жила в пещерах) хранились луки и копья с каменными наконечниками. На вопрос о том, против кого это оружие, жители отводили глаза, шептали: "машубаста" и замолкали.
   Жители острова вообще вели себя странно. Поначалу на берегу пришельцев встретили дети. Они - ничуть не удивившись - сразу повели путешественников к вождю, который встретил их очень торжественно и почему-то начал спрашивать, не желают ли путники поохотиться, но на вопросы "на кого?" и "зачем?" ничего не ответил. Зато когда он понял, что пришельцы охотиться не собираются, то почему-то невероятно обрадовался, объявил праздник... а на празднике попросил вывезти его народ на северные острова. Уверений в том, что на севере жизнь не сахар и что там его народу будет хуже, чем на этом безусловно райском острове, вождь слушать не стал и принялся настаивать: вывезите весь народ, иначе мы все тут погибнем, и точка.
   Удивлённые таким приёмом путешественники очень долго обсуждали поведение островитян в кают - компании, просидели до глубокой ночи, но так ни к какому выводу и не пришли. На всякий случай выставили вооруженную охрану, но островитяне даже не думали проявлять враждебность. Похоже, что они смотрели на северян, как на избавителей.
   На следующее утро путешественники отправились на экскурсию по острову. Остров был прекрасен. Труд многих поколений людей превратил каждый его кусочек в произведение искусства, каждая грядка овощей смотрелась так же органично и красиво, как и цветы, и пальмы, и ажурные изгороди. Даже склоны гор были превращены в огороды - террасы тянулись от подножия и до тех мест, где уже начинались скалы. Тем интереснее было встретить удивительный девственный лес, к которому никто из туземцев, похоже, никогда не приближался. Через лес вела тоненькая тропиночка. А посередине леса... Северяне застыли, как вкопанные, увидев огромный храм с десятками колонн, вырубленных прямо из камня. Храм имел несколько ярусов - причём никакой практической пользы в них не было, они были созданы исключительно для украшения. Скульптуры с искаженными от ужаса лицами были вырезаны на барельефах, находящихся между ярусами. Вход в храм - огромные ворота, вырезанные, судя по всему, тоже из камня, охраняли две гигантские скульптуры - и это были не люди! Двурукие и двуногие, они совершенно не были похожи на людей - осанка, абсолютно другой вид головы однозначно свидетельствовали о том, что это были либо фантастические демоны, либо люди другого вида. На барельефах можно было различить, как люди этого вида поражают копьями и топорами каких-то очень странных многолапых существ с непропорционально большими черепами.
   Расо Пантарюэль принялся прикидывать трудоёмкость храма. Получалось, что весь народ Благословленных островов мог бы построить нечто подобное... лет за десять. Как такой храм смогли построить жители маленького острова - оставалось загадкой.
   История, которую рассказал вождь, звучала ещё удивительнее. По его словам, в глубинах храма таилось огромное зло. Когда оно вызревало, с небес прилетали небесные люди, брали с собою десяток лучших воинов и шли воевать со злом. Небесные люди иногда возвращались, воины племени не возвращались никогда. В случаях, когда не возвращались и небесные люди, зло вырывалось на свободу, и тогда все жители острова гибли - кроме тех, которые пережидали это время в море, на лодках. Потом прилетал огромный корабль, заливал весь остров светом, и зло опять пряталось в своё логово - до следующего раза. Иногда небесные люди - когда у них были небольшие потери - возвращали островитянам трупы их воинов. На них было страшно смотреть - зло разрывало их изнутри. Раньше небесные люди прилетали укрощать злые силы каждые двадцать - тридцать лет. Последнее время их не было уже две сотни лет, и вождь боялся, что то, что вырвется на свободу на этот раз, уничтожит всех жителей острова... а может быть, и вообще всё живое.
   - С небес? - удивился Расо.
   Вождь засомневался: может быть, и не с небес, но корабль у них - по преданиям предков - был большим и летал.
   - Никакой жизни на небесах не существует, - убеждённо сказал Расо, - это означает только, что где-то ещё южнее существует другая земля, на которой живут более развитые люди.
   Вождь не стал спорить. Когда Расо стал осматривать запоры храмовой двери и сказал, что это простейший механический шифрованный замок, который он смог бы открыть, вождь преобразился. Он кинулся на Расо, цеплялся за одежду, валялся в ногах, умолял не открывать - по крайней мере, до тех пор, пока на острове будет хоть один человек из их племени. Пораженные такой горячностью, друзья не стали настаивать и ограничились внешним осмотром. На обратном пути вождь вернулся к любимой теме - когда северяне смогут вывезти население острова.
   - Ну, это не просто, - сказал капитан корабля, - у нас маленький пароход, он не предназначен для перевозки большого количества людей. "Уточка" - это не океанский пароход, а для плавания между островами. Для разведывательной миссии он ещё более-менее годится, а вот для перевозок.... Плыть очень далеко, полтора месяца. Нужна еда, вода... Мы сможем взять человек двести, не больше, да и то им придётся лежать в грузовом трюме вповалку. Вот если пригнать большие пассажирские суда, можно было бы взять сразу тысячу на каждое...
   - А сколько можно получить комиссионных от агентов по трудоустройству? - задался вопросом Пало Балэн. Счёты в головах у всех северян заработали с такой скоростью, что казалось, будто слышен стук костяшек. Дееспособные люди очень ценились на Благословенных островах. Жизнь в северных широтах была тяжела, многие простужались, приобретали болезни суставов или лёгких, становились инвалидами и не могли работать. Здесь же были тысячи абсолютно здоровых людей. Даже по предварительным прикидкам выходило, что комиссионные окупят экспедицию и дадут прибыль.
   - Возможно, мы сможем разместить триста человек, - сказал капитан.
   Вождь действовал очень оперативно. Уже через два дня удивлённые северяне увидели организованную группу на берегу. Ещё больше они удивились, увидев состав группы. Вождь включил в группу в основном женщин и детей, только четверть группы составляли мужчины - зато это были самые молодые и сильные мужчины. Запасы еды были просто огромными. Похоже, вождь действительно боялся того, что с островом вот-вот что-то случится.
   - Это хорошие мужчины, они сильные, они смогут прокормить всех этих людей, - суетливо раз за разом повторял вождь.
   Ещё островитяне добавили к группе домашних животных - больших, мохнатых четвероногих зверей. Островитяне утверждали, что это очень полезные звери - их мясо можно есть, а из шерсти делать одежду. Северяне дружно согласились, что это, пожалуй, самая дорогая добыча экспедиции - до этого на Благословленных островах из домашних животных знали только грызунов и насекомых. Меховую одежду делали из морских животных - котиков и выдр.
   Как только группа переселенцев была сформирована, вождь начал торопить с отплытием. Северяне даже не смогли толком осмотреть остальные части острова.
   Путь домой занял почти полтора месяца. Находка путешественников вызвала сенсацию. Мохнатые животные, семена неведомых растений, наконец, сами люди - всё это вызвало бурю восторга у народа. Кроме того, оказалось, что переселенцы знают просто огромное количество песен и мифов, настолько большое, что начинало казаться, будто именно переселенцы являются частью большого народа, а не жители Благословленных островов.
   На этот раз король совсем не возражал против отправки на юг большой эскадры. Полтора десятка крупнейших кораблей через два месяца снялись с якоря и направились к Машубе. На фоне этих громадин "Уточка" просто потерялась. Ранее попасть на борт этих кораблей было мечтой каждого жителя островов - эти огромные, роскошные корабли использовались для дальних круизов к югу - чтобы жители островов могли позагорать на солнышке. Теперь они плыли за переселенцами...
   Из всей компании первооткрывателей во второй экспедиции участвовал только капитан. Экспедиция вернулась через три месяца и вывезла почти всех жителей, за исключением стариков. Со второй экспедицией приплыл и вождь. Когда друзья встретились с ним и сказали, что пойдут на остров с третьей эскадрой для того, чтобы изучить храм и - может быть - найти южную страну "небесных" людей - вождь зарыдал, умолял их не делать этого, во всяком случае, до того, как вся остальная эскадра не отправится на север. Удручённые таким неласковым приёмом друзья обещали.
   - И как можно быть таким нелюбопытным к своей истории, - сказал Расо Пантарюэль, с досадой выходя из пещер переселенцев (на первое время тем выделили старые горные выработки, коим фактом переселенцы были очень довольны).
  
   Глава 4. Храм.
   Вождь не поленился придти к отправлению третьей экспедиции. Он продолжал уговаривать путешественников не открывать храм даже после того, как пароход отвалил от пирса. Не получив ответа, он принялся плакать по отплывающим как по мёртвым. Его плач и вопли надолго засели в ушах у молодых исследователей и испортили всю первую неделю плавания. Потом они вышли из полосы северных туманов, ярко засветило солнце, Расо Пантарюэль принялся строить планы о том, как они найдут южную страну с людьми, которые умеют делать летающие корабли, и все повеселели.
   Храм оставался таким же, каким они увидели его почти два года назад. Каменным. Молчаливым. Неприступным.
   - Вот такую фигурку рыбаки выловили из моря двести лет назад, - сказала Малия, обнаружив знакомый рисунок. Она рассматривала барельефы, пока Расо и Пало пытались вскрыть шифр на двери. Рисунок изображал многоногое существо с непропорционально большим, расширяющимся назад черепом, которое, встав на задние лапы, защищалось от нескольких людей, наступавших на него с копьями. Животное было крупнее людей.
   Подошел Вако Сапаэль, неловко удерживая за спиной ружьё (оружие было у всех членов экспедиции, кроме девушек).
   - У дверей такие же картинки. Возможно, это отголоски мифов с Южного Континента. Только там могли вырасти такие крупные животные. Во всяком случае, если они могли справиться с ними копьями, то для наших ружей они будут лёгкой целью. Мы должны быть восхищены тем, как эпос древних людей был пронесён сквозь века - скорее всего, они уже давно сумели справится с этими зверьми, если сумели построить такой храм... Это говорит о том, что этот народ не чужд любви к истории и легендам.
   - А почему у людей такой странный вид?
   - А почему бы на южном континенте не жить людям другой расы?
   Малия испуганно призадумалась - вид чужих людей пугал.
   В этот момент от входа в храм послышались торжествующие крики - шифр на двери удалось вскрыть.
   - Простенький механический замок. Большой шифр, но примитивное устройство - на контактах щёлкает так, что даже ухом можно было бы вскрыть, - сказал Пало, который целый год брал уроки у лучших медвежатников и очень гордился своим умением.
   Храм был огромен. Его тоннели тянулись под землей так далеко, что казалось, будто они выходят за границы острова. Путешественники зажгли последнее изобретение инженеров - "летучие фонари", это были такие фонари, в которых масло продолжало гореть даже после того, как фонарь переворачивали. Вдобавок эти фонари давали гораздо больше света при намного меньшем расходе масла благодаря специальной сеточке над фитилём - сеточка нагревалась и давала мощный свет.
   Каменные тоннели храма были покрыты резьбой и рисунками, но они были такие длинные, что вскоре все бросили рассматривать рисунки, стремясь обойти как можно больше. Вскоре они поняли, что ходят по кругу - тоннели храма представляли из себя не просто проходы, но настоящий запутанный трёхмерный лабиринт. Проход на нижние уровни обнаружил Пало Балэн. Проходя в очередной раз мимо панели с характерными символами, он вдруг осознал, что они очень похожи на шифр у входа в храм. Пало попросил всех задержаться, принялся искать панель с шифрованным замком и вскоре нашел её. Этот шифр был намного проще, чем на входной двери. Стоило Пало найти нужную комбинацию, как огромная каменная панель вздрогнула и уехала в стенку коридора, освобождая проход куда-то вглубь. Все были потрясены и тем, насколько точно была выполнена огромная дверь - никто не заподозрил наличие щели в панели с рисунками, и тем, насколько легко и тихо она открылась.
   Проход вёл на следующий, более глубокий уровень. На этом уровне кроме всё тех же перепутанных коридоров располагалась какая-то техника. Назначение её не поддавалась определению, но понять, что это были какие-то машины с трубами, в которых текла под давлением неведомая жидкость, труда не составляло по звукам, которые издавали трубы. Теперь путешественники уже знали, что искать, и дверь на следующий уровень обнаружили девушки.
   На третьем уровне их поджидало настоящее открытие. Пройдя по извилистой лестнице серпантином, они через ещё одну дверь с шифром попали в огромную пещеру, в которую сверху падал свет! Очевидно, где-то наверху строителями храма было устроено незаметное отверстие. Удивлённые размерами пещеры, исследователи не сразу заметили, что пол пещеры устилают человеческие скелеты. Их было много, несколько десятков, а может, и сотен. А в центре пещеры... в центре пещеры на цепях висело чучело настоящего дракона! Огромное существо, немного похожее на тех чудовищ, с которыми сражались люди на барельефах у входа в храм, тихо висело на огромных цепях. У этого существа была такая же вытянутая голова с расширяющимся назад черепом, как у фигурок с барельефов, но вдобавок ко всему оно имело намного больше лап и огромный, длинный хвост!
   Повсюду вокруг чудовища стояли камни размером примерно с локоть величиной, особенно много их было около хвоста чудовища. Путешественники, увлечённые разглядыванием экспоната, не обратили на них внимания. Одна только Валия Палюэль решила быть дотошным исследователем и принялась обходить пещеру по периметру, чтобы изучить все подробности здания. Там, где камни стояли на её пути особенно плотно, она решила изучить их и наклонилась над ближайшим. Это оказался не камень.
   Благородные судари и сударыни услышали тихий стон и звук падающего тела. Обернувшись, они обнаружили, что Валия лежит на полу, а к её лицу присосалась какая-то тварь. Парни кинулись на помощь Валии. Снять существо не оказалось никакой возможности. Оно крепко вцепилось в голову и шею девушки когтистыми лапами и длинным хвостом.
   - На корабль, - скомандовал Пало, - там есть инструменты и операционная. У меня в университете был курс анатомии и первой помощи... что-нибудь придумаем.
   Увлечённые спасением девушки, путешественники не заметили того, что чудовище выбралось из яйца, которое они приняли за камень. А ещё они не заметили того, что открытыми оказались четыре яйца: Валия наклонялась над четырьмя камнями, все четыре почувствовали живую кровь и выпустили своё страшное содержимое наружу...
   Что-либо придумывать для снятия паразита путешественникам не пришлось: примерно через десять минут чудовище отвалилось само. Валия в сознание не приходила, и было решено продолжать нести её на корабль.
   На корабле Пало поджидало огорчение: он надеялся хоть что-нибудь узнать об этой форме жизни у Маркосопуста, единственного островитянина, входившего в команду корабля, но оказалось, что именно его капитан услал вместе с тремя другими матросами за овощами на остров.
   Очнулась Валия уже на корабле, через два часа. Она жаловалась на слабость, головную боль и общую вялость. Пало сделал всё, что мог: протёр лицо спиртом, померил температуру, заглянул в горло, выпустил немного крови и измерил давление. Температура была немного повышенная, вздутия живота не прощупывалось, кровь была нормального цвета. Валия немного поела и опять улеглась спать. Пало предположил, что существо с острова заразило её какой-то болезнью, которая пройдёт сама собой... или не пройдёт.
   Всё время, пока Пало работал с Валией, а друзья и подруги томились под дверью, капитан ворчал на мостике: матросы, которые были посланы за остатками овощей с огородов туземцев, всё никак не возвращались.
   Ближе к ночи капитан поднял тревогу и потребовал от Миро Рапэль (он считался главой всего похода) немедленной спасательной экспедиции. Миро подумал и отказался. Он решил, что тварь, которая присосалась к Вали в храме, может быть широко распространена на острове, а у них нет с собою ни одного туземца, чтобы спросить, что это такое и как с этим бороться, зато на острове такой туземец есть. Капитан бушевал и ярился добрый час, но потом согласился.
   Поутру экспедиция, вооруженная ружьями и огнемётами, выступила на поиски четверых моряков. Ружья были новинкой в мире Благословленных Островов - их приобрёл для экспедиции отец Миро. Они били в десять раз дальше, чем старинные огнемёты, в десять раз сильнее и в десять раз точнее. На этот раз все несли оружие не за спинами, а в руках. Вместе с парнями шли девять моряков. Они тоже были вооружены, но только огнемётами. Малия осталась сиделкой при подруге.
   Один из моряков нашелся на выходе из дальней деревни. Его голова была разбита огромным камнем, который валялся тут же, рядом, а тело порублено топором на мелкие кусочки. Рядом стояла корзина с овощами. Ужасающая картина! Моряки сразу сказали, что в паре с этим парнем шел бывший островитянин Маркосопуст. Все удивились: зачем островитянину было убивать своего товарища? За время похода тот показал себя очень добродушным и весёлым парнем.
   Двое оставшихся моряков нашлись на противоположном конце острова, ближе к храму. Их корзины была доверху нагружены разными овощами, в корзинах рылись одичавшие домашние животные островитян. Рядом с матросами валялись уже известные многолапые существа - паразиты. Очевидно, моряки стали жертвами тех же существ, что и Валия. Пока все разглядывали потерявших сознание товарищей, из джунглей показался Маркосопуст. Его обычно приветливое лицо было перекошено страхом так, что узнать его было невозможно. Ещё издалека он начал кричать:
   - Разрубите их на маленькие кусочки и сожгите! Проклятие пришло на наш дом, древний ужас вернулся!
   Один из моряков поудобнее перехватил огнемёт и рванулся к островитянину с явным намерением поджарить его на медленном огне за убийство товарища. Маркосопуст не стал дожидаться расправы и скрылся в джунглях. Догонять его не было никакого смысла - он был дома.
   - Кто-нибудь что-нибудь понял, что он кричал про ужас и про то, что мы должны отплыть и не должны уплывать? - спросил Пало Балэн.
   Никто не ответил: всё произошло так быстро, что никто ничего не понял.
   - Значит, теперь мы имеем ещё и сумасшедшего островитянина, одержимого манией убийства, - резюмировал Пало.
   Моряки срубили носилки и поочерёдно принялись нести товарищей. Благородные люди охраняли процессию и смотрели по сторонам очень, очень внимательно, так внимательно, как не смотрели никогда в жизни. Моряки, в отличие от Валии, в сознание не приходили. Капитан выслушал доклад и запретил спуск с корабля на берег поодиночке.
   Исследование храма на следующий день сорвалось: пришлось весь день охранять моряков, которые пополняли на острове запасы воды и овощей. Капитан на всякий случай готовился к самом худшему. Заболевшие в сознание не приходили, но и ухудшения в их состоянии не было.
   На третий день в благородных господах вновь проснулся дух исследователей, и, оставив корабль под охраной четырёх вооруженных огнемётами матросов (по два на борт), четвёрка друзей отправилась на изучение храма.
   Двери храма стояли раскрытыми, как у харчевни, и выглядел он уже совсем не страшно, а знакомо и буднично. Четвёрка немного поблуждала по первому уровню, поизучала настенную роспись и не нашла в ней ничего интересного. Роспись с сюжетами заканчивалась недалеко от входа, далее шли повторяющиеся изображения странных людей. Они повторялись так часто, что, похоже, их делали по одному шаблону.
   На втором уровне путешественники пробыли намного дольше, даже попытались составить схему труб неизвестных машин. Из этого тоже ничего путного не получилось: трубы шли везде и всюду, но назначение их оставалось загадкой. Устройство машин тоже изучению не поддавалось. У них не было ни выступов, ни соединительных панелей, ни крепежа - как будто их сразу отлили из цельного куска камня! Пало предположил, что в глубине острова есть старый вулкан, тепло которого приводит в действие эти машины. Звучало не очень правдоподобно: на вулкан похоже не было, но и котла с паровой машиной тоже нигде не наблюдалось, а что ещё могло приводить в действие такие большие машины? Только в одном месте путешественники нашли что-то похожее на панель управления. Это была большая горизонтальная плита, огромная, как стол на двенадцать персон. На ней были разные кубики. Случайно выяснилось, что некоторые из них нажимаются. Понажимав разные кубики и не достигнув никакого эффекта, друзья вышли из зала.
   Очевидно, нажимания кубиков произвели некоторый эффект: на третьем уровне, в огромной пещере на чучело дракона сверху падал концентрированный солнечный свет, а под его лапами появилась вода. Впрочем, это могло произойти и не от нажатия кубиков.
   Поразглядывав немного чучело с разных сторон и сделав несколько зарисовок, путешественники начали подниматься наверх. И тут они убедились, что их нажимания на кубики действительно что-то включили: тот путь, которым они пришли, был перекрыт внезапно выехавшими из стен каменными блоками, зато в стенах открылись новые ходы! Друзья уже успели испугаться, что останутся здесь навсегда, когда выяснилось, что эти блоки периодически меняли своё положение. С промежутком в четверть часа блоки уезжали обратно в стены, зато на их место приходили другие, создавая каждый раз новую конфигурацию лабиринта. Через три часа блужданий и вынужденных отсидок в каменных мешках друзья наконец-то вышли на белый свет. Уже темнело.
   - Интересно, зачем кому-то понадобилось строить подземный лабиринт с изменяемым ходами? - пытливая натура учёного заставила Расо Пантарюэля задаваться вопросами даже в такой ситуации. Все остальные настолько устали, что не хотели даже думать.
   - Может, для того, чтобы не дать выйти тем, кто случайно проникнет в лабиринт? - предположил Вако.
   - Но мы же вышли, и это было не так трудно.
   Все замолчали. Единственным ответом, который просился на язык, было: "Для забавы", но рассматривать такую возможность никому не хотелось. Представить себе цивилизацию, способную построить такое гигантское сооружение исключительно для забавы, было не просто трудно - это было страшно.
   На корабле друзей поджидало страшное известие. Неведомые звери, присосавшиеся к головам Вали и матросов, не были просто зверями. Это были носители зародышей. За три дня зародыши вызрели в груди жертв и вырвались на свободу, это произошло всего за несколько минут до прихода благородных сударей.
   Мощь зверей ужасала. Развороченные грудные клетки, порванные нагрудные броневые пластины... Маля Дилель отлучалась на кухню и пропустила тот момент, когда зародыши выходили наружу. Она застала только последний акт драмы, когда три отвратительных хвостатых существа размером в локоть промчались по ещё бьющимся в судорогах телам и исчезли в ходах вентиляции.
   - Значит, они ещё и способны синхронизировать момент выхода, - подвёл итог Расо Пантарюэль, выслушав рассказ дрожащей от ярости Малии.
   На корабле шел обыск: все самые укромные места осматривались и проверялись, осмотренные объёмы герметизировались и опечатывались. Малия принимала в обыске активнейшее участие. Выпалив одной фразу всю историю, она тут же умчалась на нижние палубы. Впрочем, обыск можно было считать полезным лишь отчасти: опустилась ночь, и видимость была такой, что на корабле легко смог бы спрятаться не только маленький зверёк, но и человек.
   Четвёрке исследователей оставалось только отправиться на кухню: после целого дня приключений сил уже не оставалось ни на что. За ужином Пало Балэн сделал героическое усилие и подумал. Результатом размышления стала догадка:
   - Думаю, нам больше не стоит опасаться матроса Маркосопуста. Скорее всего, он что-то знал о зародышах, и, обнаружив на своём товарище зверя, порубил его на части для предотвращения размножения. Остальные благородные судари на секунду оторвались от созерцания столовых приборов и вынуждены были согласиться с Пало.
   Найти зверей в этот вечер не удалось. Зато через три дня они сами нашли людей. Всё это время они прятались в продуктовом складе, за ящиками с провизией, а чтобы не выдавать себя запахом, прогрызли стенку в угольный трюм и ходили гадить туда. За это время они съели половину запасов продуктов и выросли ростом в полтора раза выше людей, а весом, наверное, втрое больше.
   На третий день твари пошли на прорыв. Первая зверюга выскочила ближе к носу и столкнулась с матросом - охранником. Тот не ожидал нападения и принял её за человека, за что и получил тут же парализующий укол хвостом в грудь. Следующая тварь выскочила ближе к корме, но кормовой охранник видел то, что произошло с его товарищем, и угостил чужака порцией огня из огнемёта. Тварь завизжала и прыгнула в воду. За это время первая успела схватить парализованного матроса и прыгнуть с ним за борт. Кормовой охранник, занятый самообороной, ничем помочь товарищу не успел.
   Третья тварь выскочила с другого борта, она не стала связываться с охранниками, а помчалась сразу к открытой двери мостика. Влетев на мостик, она оттолкнула в сторону капитана, схватила рулевого и выскочила вместе с ним с другого борта, после чего спустилась к фальшборту и тоже прыгнула в воду. Кормовой матрос - охранник, занятый разглядыванием в воде следов от первых двух, просто не успел ничего сделать. Всплыли твари через минуту, уже на полпути к берегу (одна из них, раненая, значительно отставала).
   В это время на берегу появились четверо друзей в сопровождении трёх матросов и Маркосопуста. Они ходили искать сбежавшего островитянина, и их поиски увенчались успехом. Они быстро поняли друг друга, Маркосопуст объяснил, что изрубить на кусочки зараженного - это единственный способ спасти остальных. Ему поверили, и конфликт был улажен.
   Увидев подходящих по мелководью к берегу тварей, Маркосопуст завопил: "Машубаста" и уже приготовился повторно задать стрекоча, но бывшие настороже исследователи вздёрнули ружья и открыли огонь. Каждая из тварей получила как минимум по паре пуль в конечности, но даже после этого они продолжали как ни в чём ни бывало двигаться. Машубасты резко свернули к обрывистому склону, быстро достигли его и скрылись в джунглях. Выпущенные матросами струи из огнемётов до них не достали.
   Получасом позже на срочно созванном совещании благородные господа решили, что такие чудовища должны быть уничтожены в зародыше, должен быть уничтожен даже след от них. Маркосопуст ничего толком не знал об этих существах, ни откуда они берутся, ни как живут, знал только, что это как-то связано с храмом и что в прошлом машубасты иногда съедали всё население острова - кроме тех немногих, кому удавалось переждать две недели на плотах или лодках в море. Матросы поддержали господ в их решимости. Они хотели поквитаться за товарищей и погибшую такой страшной смертью молодую благородную даму.
   Ещё часом позже на берег высадилась экспедиция, состоящая из всех членов экипажа, за исключением восьми вахтенных матросов и капитана. Тридцать пять человек, четверо благородных сударей и одна сударыня отправились уничтожать машубаст.
   Наивные! Если бы они знали, с чем столкнулись, они отчалили бы в ту же секунду.
  
   Глава 5. Лабиринт.
   На открытом пространстве казалось, что нас немного, но когда мы втянулись в тоннели храма, сразу стало понятно, что нас очень много. Голова строя охотников сразу затерялась за поворотом, а я чуть не потерял из виду детей.
   - Иллиан! Один! Аис! Держитесь ко мне поближе!
   Мы шли "ромашкой". При таком построении в каждую сторону смотрит как минимум два ствола. Коридор был неширок, и для построения "ромашка" первым членам приходилось пригибаться, что совсем не способствовало повышению скорости ходьбы. Молодежь варов топала как на параде и вскоре значительно оторвалась от нас. Ох, накажут их машубасты за наивность. Вар Варуна предусмотрительно держался поближе к нам. Старый лис почуял, где безопаснее.
   Не более, чем в десяти метрах от входа, на полу тихо ждала свою жертву лужа крови одной из машубаст. Кто-то из местных держал здесь оборону насмерть, скорее всего, это их крики и выстрелы мы слышали с полянки. Тел видно не было, стреляных гильз тоже. Нам повезло - идущие впереди вары предупредили, чтобы мы не вляпались в этот универсальный растворитель. Без них мы могли бы эту лужу и не заметить - основное внимание при построении "ромашка" принадлежит стенам и тому, что выше. Ещё одно упущение в нашей подготовке.
   Не успели мы пройти и двадцати метров, как в стенах что-то зажжужало, и прямо передо мной начал выезжать из стены каменный блок, который вскоре полностью перекрыл проход. Я еле успел вытащить из-под камня оторопевшего от неожиданности Иллиана. Вар Варуна вернулся сам и остался с нашей стороны преграды, его молодежь - с противоположной. Илиарсия и её охранники тоже остались впереди.
   - Это ещё что? Почему храм не впускает нас внутрь? Сработала система безопасности? - накинулся я на распорядителя охоты.
   - Это не система безопасности! - заквакал Вар Варуна. Я был готов поклясться, что старый мерзавец смеётся, - Это чтобы интереснее было. Я забыл вам сказать. В лабиринте есть такая система, она применяется, когда охотников много, а дичи мало, она периодически, раз в четверть часа меняет конфигурацию лабиринта. Её надо специально включить. Мы её не включали, поэтому я вам о ней и не говорил. Скорее всего, её случайно включили те, кто пробудил машубасту. Через четверть часа проход откроется. Кстати, открываются - закрываются не только горизонтальные, но и вертикальные проходы.
   Я посмотрел на потолок. Прямо надо мной красовался ход куда-то вверх. Был бы рядом хоть один зверь, плакала бы наша "ромашка". Психи, как есть психи все эти вары. Мало того, что охотятся на всякую дрянь, которую даже не зажаришь, так ещё и лабиринты делают изменяемыми...
   - "Ёжик"! Опасность сверху проспали, умницы! - рявкнул я. При построении "ёжик" контролируются все направления пространства. Обычно оно применяется только на открытом пространстве, при опасности нападения с воздуха. Моя банда послушно перестроилась.
   - Где ёжик? - удивился Вар Варуна, вытаскивая свою пушку. А пушка у него знатная, почти ровня нашим излучателям. Она может устанавливаться в специальном кронштейне на плече, в этом случае автоматические привода всегда направляют её туда, куда смотрит взгляд.
   Тут стало слышно, как за каменным блоком (метр толщины!) бушует Илиарсия. Судя по интенсивности воя, она впала в панику, потеряв Одина. Я вызвал её по коммуникатору и передал то, что только что узнал от Вара. Илиарсия сразу успокоилась. Надо же, пилот космического штурмовика, закалённый ветеран многих смертельных схваток, а потеряла из виду ребёнка - и сразу забыла про существование коммуникаторов. Ох, повеселимся мы сегодня, я так чувствую.
   Что нам оставалось делать в такой ситуации? Сложить ручки и ждать. Мальчишки уселись в дальнем углу пещеры и принялись играть в какую-то игру с проволочкой. Чтобы хоть как-то скоротать время, я спросил распорядителя охоты:
   - Почему эта охота так важна для вас?
   - Чем человек отличается от животного? Тем, что он способен не убегать от сложностей, а идти им навстречу. Чтобы доказать себе, что мы всё ещё люди, мы ставим себя в такую ситуацию, в которой есть вызов. Раньше можно было заниматься для этого наукой или инженерным делом... но теперь наши ученые открыли всё, что только можно было открыть, а инженеры построили всё, что только можно было построить. Как нам отличать настоящего человека от трусливого ничтожества? Если человек стремится к бою, стремится доказать себе, что он может победить и превозмочь - значит, он настоящее разумное существо. К сожалению, на нашей планете всё меньше таких. Эта молодёжь... она целыми днями только и делает, что сидит в сетевых играх да посасывает лёгкие наркотики. Ладно бы в боевые игры играли, так играют в симуляторы ферм! Овощи посадят, продадут, пристройку к домику сделают - и давай её раскрашивать. И так целый месяц, до следующей пристройки...
   Я посмотрел на старого вара с сожалением. Наверное, мне такая картина тоже не понравилась бы. Но вот про то, что наука исчерпана, он зря - их наука очень отстаёт от технологий Богини.
   Через четверть часа блок отъехал в сторону, а вертикальный ход закрылся. Мы уже собрались двигаться, как Аис признался:
   - А у меня винтик потерялся.
   Я подпрыгнул на месте. Это было худшее, что только можно было придумать в такой ситуации, если это тот винтик, о котором я подумал.
   - Какой винтик?
   Это оказался тот самый винтик. Левая рука Аиса свисала на шарнирах крепления гидроцилиндров, основная ось - та самая, на которой вращался сустав - лежала на полу, а контровочного винта, который удерживал её от прокручивания и выпадения, не было.
   - Иллиан, Один, Аис, опять винтики из Аиса выкручивали на самолётики?
   Мальчишки дружно принялись отнекиваться. Впрочем, они всегда отнекиваются. Они способны разобрать любую технику с помощью монеты и детского упорства. Периодически мы обнаруживаем, что то или иное устройство на корабле не досчитывается винтиков или других частей. Наши мальчишки любят мастерить разные машинки да самолётики, мы сами же и научили. На свою голову.
   Подвижный робот Аиса сделан в мастерских Богини по тем же технологиям, что и вся остальная наша техника, а это значит, что он максимально ремонтопригоден и разбит на множество быстро заменяемых блоков. То есть является кладовой винтиков, контровочных проволочек и прочих полезных деталей, которыми эти быстро сменяемые блоки крепятся. Мальчишки (включая самого Аиса) регулярно пользуются этим изобилием для создания очередного технического шедевра. Конечно, они берут винтики с намерением немедленно поставить их обратно, сразу после испытаний, но в результате все винтики безвозвратно теряются. Вся взрослая часть команды таскает с собой наиболее ходовой набор винтиков из комплекта Аиса. Если снять ограничители, его манипуляторы могут развивать усилие в несколько тонн. Иногда это бывает полезно, и потому его лучше держать в исправности.
   - Что на этот раз делали, машинку или самолётик?
   - Нет, пап, он просто потерялся, - заныл Аис, поднимая и отряхивая ось.
   - Ладно, вы знаете, что делать.
   Вся наша команда (кроме боевого охранения) встала на карачки и принялась искать винтик по полу. Вар Варуна впал в столбняк, из которого вышел спустя пять минут.
   - А что это вы делаете?
   - Пугаем машубаст своими задницами, - прорычал я, - говорят, они когда видят людей, ползущих задом наперёд, теряют ориентировку и впадают в депрессию.
   - Это недоброкачественные сведения, - проговорил Вар Варуна ещё через минуту, - наш народ знает про машубасту почти всё, но такого в их повадках не замечалось.
   - Ага... учтём, - пыхтя, поблагодарил я.
   Винтик нашелся у самого входа в храм, через десять минут, и, конечно, в луже едкой крови машубасты. Двое парней, которых Вар Варуна оставил охранять вход, нас чуть не подстрелили. Их можно понять: они ожидали увидеть всё, что угодно, кроме того, как союзники, сдавленно ругаясь, ползут к ним на карачках.
   Восстановить винтик никакой надежды уже не было. А ещё у него отсутствовали даже следы контровочной проволоки. Следы злодеяния свисали из кармана Одина.
   - Один, почему у тебя в кармане контровочная проволока от сустава Аиса?
   Один запустил руку в карман, вытащил проволоку, недоумённо поглядел на неё:
   - Не знаю... что-то попало под руку, вот я и крутил её и крутил.
   Я поверил - Один у нас славится умением бездумно что-нибудь крутить в руках. Иногда я отбираю у него боевые гранаты. Теперь я понял, какой проволочкой они играли в свою игру.
   - Из-за тебя могли погибнуть мы все. Идём.
   За оставшееся время мы прошли только до следующего поворота. Было слышно, как Илиарсия позади шипит на Одина. Потом опять заворчали механизмы, и камни разрезали нашу группу на две части. Я оказался вместе с мальчишками и командой варов в головной части отряда. Дорога вперёд была открыта, но мы решили подождать. С машубастами лишней осторожности не бывает.
   Мы вытащили все наши запасы винтиков и принялись искать подходящий. Напрасно - контровочный винт была намного больше и длиннее того, что было в наших карманах. Пришлось ставить винт на два диаметра меньше и закреплять его проволокой, чтобы не выпал. Рука у Аиса в итоге ужасно болталась.
   Закончив работу, мы сели ждать. Стало слышно, как за камнем новички из моего экипажа спрашивают Фиу:
   - А наш капитан, он вообще злой?
   -У-у, наш капитан просто зверь. И по устройству, и по характеру. Он всегда всё видит и всё слышит. Если вам кажется, что он спит, то не верьте - этот дракон не спит никогда. У него в голове есть устройство со специальным программным обеспечением, так вот, даже когда явный разум у него спит, это устройство постоянно оценивает всю обстановку вокруг. Вы можете стрелять из пушки, обтачивать напильником лист железа - не проснётся, хоть сутки пройди. Но стоит чему нехорошему произойти: корабельным двигателям замолчать, или стоит вам перестать работать напильником и начать шептаться - он тут как тут. А ещё он командовать способен даже во сне, он сам рассказывал, у него есть такая другая специальная система в голове, которая из всех возможных команд сама подаёт наиболее подходящую, а он продолжает при этом спать...
   Вот тут Фиу загнул: нет у меня такой системы. Был у нас такой случай, когда вся банда играла ночью в карты (им не нужно спать так много, как мне), а мне приснился дурной сон. В общем, я подскочил и закричал: "Становись! Смирно!", а затем уснул дальше. Поутру я обнаружил свой экипаж в строю перед своей кроватью. Все четыре часа они простояли навытяжку. Фиу их построил, сказал, что раз капитан сказал: "Смирно!", значит, надо исполнять. Из моих сбивчивых объяснений про сон и команды во время сна он, похоже, ничего не понял. Он тогда ещё долго спрашивал, как отличить меня спящего от неспящего и какие команды надо выполнять, а какие нет. Я объяснял битый час, а потом устал и сказал, что надо выполнять все. Похоже, Фиу сделал не совсем правильные выводы.
   - А ещё даже не пытайтесь что-нибудь спрятать на корабле или сделать не так, как он сказал. Его ведут потусторонние силы. Вы можете думать, что он в штабе у Богини, вы могли видеть, как он выходил из шлюза, но стоит вам не домыть трап - как вы тут же обнаружите его у себя за спиной. И знаете, что он делает с теми, кто его не слушается? Объясню вам намёком. Знаете, как он размножается? У него есть специальный агрегат, он его прячет под трусами всегда, чтобы народ не пугать, так вот: он им подсаживает своего зародыша в другое тело, в котором тот развивается и выходит наружу, отчего даже их обычный носитель иногда умирает. Но это присказка, сказка в том, что в их языке понятия "подсаживать зародыша" и "сильно ругать подчинённых" выражаются одним и тем же словом "трахать". Всё поняли?
   За стеной установилось долгое и глубокое молчание. Потом кто-то из новобранцев спросил:
   - Так он что, как машубаста?
   - Гораздо хуже! Машубаста подсаживают своего зародыша во что попало, а вид нашего капитана подсаживает своего зародыша только в других разумных существ, похожих на них, но чуть поменьше. Они их специально размножают и держат в домах взаперти по много штук, "гарем" называется, эти менее рослые разумные существа только недавно добились права выходить из дома и ходить куда вздумается, всего полторы тысячи лет назад, и то только после очень долгой и упорной борьбы. А до этого они их держали взаперти и по много маленьких особей - носителей на одного такого, как наш капитан. Я сам читал в его собственной книге по истории. Так что бойтесь прогневить нашего капитана! Меня, впрочем, тоже бойтесь.
   Вары, которые неплохо понимают язык войск Богини, посмотрели на меня с уважением. А может, прикидывали, хороший ли из меня получится объект для охоты. Мне это было безразлично, поскольку я в этот момент катался по полу от смеха.
   - Я и не знала, что на проблему можно посмотреть с такой точки зрения, - сказала Илиарсия, тихо посапывая (это у них аналог смеха). Она сама меня в своё время с удовольствием изнасиловала бы, спасло меня только то, что у нас разъёмы разные. У нас с ней как бы любовь.
   - А почему у них на планете другие разумные существа не построят космические корабли и не вырвутся из рабства? - спросили новобранцы.
   - Раньше вид капитана, более крупный, добывал все средства для пропитания, и они за это соглашались их терпеть, у них там какой-то тип симбиоза, я сам не понял до конца, - со знанием дела ответствовал Фиу.
   Фиу Лаи - мой первый помощник. Он происходит из знатного аристократического рода, был капитаном королевской гвардии на своей планете. Он мастер фехтования и рукопашного боя. В академию Космопола его "ушли" за слишком успешную защиту чести королевы на дуэли, там погиб какой-то королевский родственник. Несмотря на то, что ростом он едва выше моего колена, обычно именно ему достаётся воспитание новобранцев. Я раньше и не знал, какими методами он их воспитывает, только удивлялся, отчего у нас все новобранцы уже через три дня по струнке ходят и если что скажешь, то стрелой летают.
   В этот момент послышались шум, выстрелы и дикие крики. Маркеры прицелов варов заметались по стенам коридора, периодически пропадая в его тёмной дали. У них очень забавные маркеры, выглядят на цели как три красные точки. По-своему разумно, если один и пропадает, то видно остальные два.
   Шум приближался. В просвете коридора далеко впереди промелькнул силуэт человека, а через несколько секунд - машубасты. Всё произошло так быстро, что никто ничего не успел сделать, ни мы, ни вары. А местные люди невысокие, где-то около метра с небольшим. Машубаста выросла почти до моего роста.
   - Это машубаста? - спросил Иллиан. Ответить я ему не смог, поскольку начавший было удаляться шум начал приближаться снова. Ещё через несколько секунд в обратном направлении промелькнул силуэт машубасты, за которым гнались двое людей с ружьями.
   - Чего это ни там друг за другом летают? - удивился Иллиан.
   - Гнездо у них там, - мрачно ответил я.
   На этот раз засмеялись все - и наши, и вары. Фиу за стенкой оценил громкость наших голосов, и из-за камня послышалось:
   - А вообще-то наш капитан - очень выдержанный и добрый человек, всегда корректный с подчинёнными. Он всегда в заботе о том, чтобы у его команды было всё необходимое. Его решения мудры и исполнены дальновидности...
   Вот же старая льстивая придворная лиса! Точнее, старый льстивый придворный кот (Фиу похож то ли на кота, то ли на пса в сапогах).
   Через несколько минут послышалось гудение механизмов, и камень отъехал в сторону. Мы наконец-то смогли выйти на охоту.
  
   Глава 6. Дисциплина и пряники.
   Вары включили свои маскирующие костюмы и стали почти невидимы. Это было сделано не для машубаст - те их видели и чуяли в любом виде, Бешеные Конструктора знали своё дело и снабдили своих чудовищ всеми возможными сигнальными системами. Вар Варуна скомандовал включить невидимость для того, чтобы их в горячке не подстрелил кто-нибудь из аборигенов. Я скомандовал своей группе немного отстать - чтобы никто из ребят не подстрелил варов. Переливающиеся тени охотников исчезли в коридоре впереди, мы видели только Вар Варуну - он шел последним и намеренно не стал включать невидимость.
   Машубаста и её преследователи как сквозь землю провалились. Мы прочесали треть верхнего уровня, но так никого и не встретили. Три раза камни отрезали наши группы и заставляли приостанавливать поиск.
   Первая находка случилась к исходу первого часа. На полу коридора в луже едкой крови лежал труп машубасты. Зверёк был совсем небольшой, сантиметров сорок, что было удивительно. Мы все столпились вокруг падали и начали строить догадки о том, откуда взялась такое мелкое чудовище.
   - Они перешли на местных свиней, - определил Вар Варуна с первого взгляда, - очевидно, им не хватило людей или они получили отпор, и первые машубасты начали таскать к яйцам любых животных, которых смогли найти. Это хорошо! Охота становится более увлекательной. Молодежь, кто помнит параграф А-2315?
   - При переходе на мелкие формы машубасты нападают сразу большими количествами, стараясь уничтожить большинство членов группы и пленить только одного - двух. Этим их тактика отличается от тактики крупных особей, которые стараются сберечь для зародышей всех противников, - оттараторил самый малорослый вар.
   - Умница, - похвалил распорядитель охоты.
   - Благодарю вас, учитель, - сказал вар и - чтоб мне провалиться - сделал (сделала?) книксен. Вар Варуна затрясся мелкой дрожью, но ничего не сказал.
   - Оружие на автоматический огонь, - сказал я.
   Мои бойцы потянулись к переключателям и ослабили внимание. В следующий миг машубасты доказали, что их не зря считают чудовищами. Одна из них высунула морду из-за поворота. Все вары-новички повернулись к ней, и только мои - кому положено - посмотрели в противоположную сторону. Вверх не смотрел никто, а именно оттуда и свалился ударный зверь, прямо на наших новичков. Он действовал тактически грамотно. Толкнув на меня одного из новичков, он вывел из схватки сразу и меня, и всех тех, кто стоял за мной дальше по коридору. Ближайшего к нему новичка машубаста просто убил, полоснув когтем по шее, зато третьего взвалил себе на спину и помчался по коридору, расшвыривая остальных наших новеньких. Никто из них стрелять не стал: слишком велика была вероятность попасть в своих. Я кинулся следом, но споткнулся о Суйу, которая в панике кинулась мне под ноги, и загремел оземь. Не пройдя и пяти шагов, зверь нырнул в какую-то нисходящую вертикальную дыру (проходы между уровнями в этом лабиринте были и вверх, и вниз).
   Боевое построение тут же нарушилось: вслед за машубастой помчались Бий У, Фиу и один из новеньких (а ведь обещали строй не ломать, заразы!). В поступке Бий У и Фиу ещё можно найти какой-то смысл, у них удельная мощность очень высокая - они на равных могут гоняться за машубастой по вертикальным ходам, а вот новичок зря полез - у него ловкость и сила примерно как у человека. Подтягиваются они с трудом по десять раз.
   Из хода послышался вой машубасты - очевидно, защитное поле новобранца обожгло ей шкуру. Жуткие звуки
   За спиной послышалась целая канонада - вары дружно принялись палить по отвлекающей цели. Вар Варуна рычал на них целую вечность - хитрой твари давно уже на этом месте не было. Меня проблемы варов в этот момент не особо беспокоили - надо было спасать нашего новенького, а скорее всего, сразу двух. У меня и так ужасная репутация убийцы новичков. Очень часто мой корабль возвращается из заданий с холодильником, набитом телами новичков, при этом моя старая команда ни разу не понесла потерь.
   Я же не виноват, что нам постоянно достаются самые неожиданные миссии, и что у меня старая команда такая, что может резаться в карты под обстрелом и дискутировать о философии по ходу рукопашной схватки. Плюс ещё постоянные тренировки Фиу... А новички лезут туда, куда их не просят, проявляют героизм и ничуть нас не слушают. В последних выходах мы занимались в основном тем, что спасали новичков, так они всё равно ухитрились погибнуть. Разбирательство штабных меня каждый раз оправдывает и признаёт, что мы действовали наилучшим образом, но репутация... Надо спасать новичков. Бежать за Фиу и Бий У смысла нет - не догоним. Единственный шанс - идти наперерез, к ходу в пещеру матки.
   - Мы идём к ходу, - кратко доложил я Вар Варуне. Тот, занятый втолковыванием своим каких-то истин, не стал отвлекаться и кратко кивнул.
   Новички попытались сбить строй и ринулись по коридору нестройной толпой. Илиарсия на них прикрикнула, и те вернулись в "ёж". Я приказал им забрать труп погибшего. Хоть какой от них толк. К ходу на уровень матки мы подбежали запыхавшейся, но стройной группой. Фиу и Бий У видно не было, хотя маркеры их положения горели на масштабной карте совсем рядом с нами. Маркер второго новобранца - того, который кинулся за ними следом - остался далеко позади. Похоже, ему уже не помочь. Мы замерли. Было тихо. Маркеры Бий У и Фиу не двигались. Я начал вызывать их по коммуникатору - никакой реакции.
   - Скорее всего, они уровнем выше, - предположила Илиарсия. Складывалось очень нехорошее положение - оставить ход мы не могли, разделять группу не хотелось. Из моей команды со мной остались только Грумгор, Валли Ургпущу, мыслящая жидкость, стоунсенс на платформе, дети и Птитр. Он очень сильный, но руки и ноги у него двигаются очень медленно - быстрый шаг для него это предел скорости. Стоунсенса вообще можно не считать.
   - Илиарсия, бери всех своих, иди за Фиу и Бий У.
   Разумные пчёлы снялись с места и исчезли за поворотом (Одина Илиарсия оставила мне). Верх доверия. Через секунду они вернулись:
   - Камни перекрыли проход. Теперь к ним вообще не пройти до следующего цикла. Возможно, они поэтому и не двигаются.
   Пришлось ждать пятнадцать минут. Как только проход освободился, Илиарсия и Одиновы дядьки умчались. Через две минуты последовал доклад:
   - Тут было море этих, мелких. Не нападали, но и не уходили. Фиу и Бий У не могли ответить, поскольку всё время вынуждены были переводить пушки. Второй новобранец убит, мелкие его забили. Первого машубаста утащила с собой, она, её подружка и стая мелких идут к вам. Мы тоже идём. Держитесь!
   Кошмар! Трое новичков, а это ещё только утро!
   - Илиарсия говорит, весь цирк к нам идёт. Будьте готовы.
   Мягкие пальцы легли ко мне на плечи, бархатная ткань приобняла за шею. В следующий миг они исчезли.
   - Пап, смотри, какого я рака поймал! Он к тебе на плечи лез!
   Аис держал ручным манипулятором ногатика машубасты, тот извивался и пытался мощным хвостом перебить ему руку.
   - Кинь на пол и застрели его.
   - Как застрели?
   - Совсем застрели. Это и есть машубаста.
   Аис бросил ногатика на пол, второй рукой навёл на него излучатель. Болтающейся рукой. Разряд излучателя выбил каменную крошку из пола рядом с тварью. В следующую секунду множество разрядов остальной нашей команды проделали в полу огромную яму, но ногатик уже забился в какую-то щель: машубасты второго шанса не дают.
   В коридоре послышались множественные шаги. Народ насторожился, но это оказались вары. Они приблизились со стороны дальнего хода - того, который вёл от логова матки к дальней части лабиринта.
   - Я слышал, к вам идёт большая группа, - пояснил своё появление Вар Варуна.
   Через минуту присоединились и наши с командой Илиарсии.
   - Я вроде не разрешал покидать боевой порядок.
   Фиу попытался объясниться:
   - В первые секунды ещё был шанс их догнать.
   Бий У даже не пыталась ничего объяснить, смотрела на меня и хлопала всеми своими тремя красивыми глазами.
   - Если бы не вы, мы могли бы их заблокировать в коридоре, а теперь они неизвестно где. Больше не покидайте боевой порядок. И где тело новичка?
   - Мы не смогли его вытащить, звери валом валили, несколько машубаст на нём погибли, вокруг него лужа абсолютного растворителя. Раньше, чем через пару часов, пока кровь тварей не прореагирует с камнем, не подойти.
   - А где все машубасты? - задался вопросом Вар Варуна.
   Все принялись вертеть головами (а кто мог - и глазами). Ходу им до нас - десять секунд. Где же они?
   - Если у них есть ногатик, то они могли его повесить жертве и утащить её из храма, но ногатика у них не должно быть, - вслух подумал распорядитель охоты.
   - Есть у них ногатики, - признался я, - только на нашем парне защитное поле, не проникнет ногатик через него.
   Вместо ответа Вар Варуна вызвал по коммуникатору группу у входа. Стража не отвечала добрых десять секунд. Потом послышался усталый голос:
   - Паруба убита, мы их не пропустили.
   Значит, среди них всё-таки есть девочки. Вар Варуна ткнул в троих своих ребят и послал их на усиление последнего дозорного у входа. Потом он повернулся ко мне:
   - Машубасты очень умные твари. Ваше защитное поле можно снять палкой?
   Я был вынужден признать, что можно.
   - Значит, возьмут в лапы палку и снимут. А может, и когтём подцепят. Мы должны найти их как можно скорее, пока они не прицепили к нему зародыша.
   Но машубасты нашли нас первыми: в коридоре послышалось множественное цокание когтей по полу, и с невиданной стремительностью на нас помчалась волна смертоносных тварей. Казалось, что шевелятся все стены пещеры, и отовсюду торчат оскаленные пасти и острые когти. Это было ужасно. И это при том, что нас атаковало от силы два десятка рабочих машубаст - причём не крупных, а мелких, которые вылупились из местных свинок, больше похожих на кроликов.
   Атаку остановили очереди тех, кто был ответственным за сектор, второму эшелону (в который входил я и все вары) даже не пришлось напрягаться. Твари с такой же стремительностью кинулись наутек, оставив на полу трёх мертвых подруг и огромную лужу абсолютного растворителя.
   - Тут что-то не так, - сказала Илиарсия, - я видела в глубине крупных особей, но они не шли в атаку. Такое ощущение, что им надо было просто пройти в соседний коридор, а мелкие отвлекали внимание. Там нет другого прохода в зал?
   - Не должно быть, вход в зал матки делается только один. Мы рисковые люди, но не самоубийцы. - ответствовал Вар Варуна. Потом он немного помолчал и добавил: - Возможно, второй вход местные проделали. Это стоит проверить. Если так, то наше положение сильно осложнится. Я беру своих на проверку.
   Я кивнул, и вары отправились в северное крыло верхнего лабиринта. Мы остались ждать, выставив пушки во все стороны - на случай, если это был обманный ход машубаст.
   - Пап, а машубасты нас не съедят? - спросил Иллиан. Один и Аис тоже вопросительно уставились на меня. Для семилетних детей у них было действительно тяжелое утро.
   - Нет, я же с вами.
   Малыши разулыбались и принялись возиться - конечно, раз дядя Волд так сказал, то так и оно будет, можно ничего не бояться. Мне бы их уверенность... Я посмотрел на часы - мы гуляли по лабиринту уже два часа. А показалось, что только вошли! С момента последнего кормления детей прошло уже четыре часа, и я решил, что сейчас, пока никто на нас не нападает, хорошее время их покормить.
   - Иллиан, Один, доставайте пайки.
   И тут началось самое страшное.
   - Не хочу есть просто так, - сказал Иллиан, - хочу есть, как собачка.
   - А я - как коза, - решил не отставать Один.
   Иногда убить их легче, чем накормить. Еда, которую мы получаем с фабрик Богини, не отличается тонким вкусом, но взрослые её кое-как едят -понимают слово "надо". Но попробуйте впихнуть дневную норму калорий в ребенка, который руководствуется только чувствами "нравится" и "не нравится"! Чтобы хоть как-то ослабить проблему, мы таскаем на всех планетах вещества, которые не вызывают белкового конфликта, и добавляем их в детскую пищу - сахар, соль, делаем всякие эссенции из фруктовых соков. Как назло, все наши запасы закончились, и всё, что было в нашем распоряжении - это лепешки со вкусом опилок. Запихнуть их в детей иногда удаётся, играя с ними в кормление животных - зверюшек наша молодежь любит, и чаще всего этот фокус проходит. Выглядит эта операция следующим образом: мы с Илиарсией изображаем фермеров, а дети - животных, мы их долго зовём, а они потом прибегают и лакают из миски (если угадаешь их кличку). Терпения на это хватает только у меня и Илиарсии, все остальные начинают злиться. Фиу, тот даже наблюдать эту операцию не может - с его точки зрения, тех, кто не выполняет приказы, надо выбрасывать в космос.
   Обычно у меня хватает терпения докормить детей до конца. Но в боевой обстановке...
   - Не выдумывайте. Ешьте, пока звери не нападают, а то сейчас придут машубасты и съедят вас вместе с вашими пряниками. - (Мы называем лепёшки "пряниками").
   - Не хотим! - продолжали упорствовать Иллиан с Одином.
   Фиу зашипел и отвернулся, новички удивлённо уставились на детей (им ещё не приходилось наблюдать процесса кормления). Суйу, наоборот, оживилась: если до этого момента она держалась под нашими ногами, то теперь вылезла поближе к детям. При кормлении они иногда - когда думают, что я не вижу, - кидают ей куски лепёшек.
   - Ну пожалуйста! Как козу! - ноющий Один протянул мне свой пряник. Я внутренне вспылил. Я тоже не люблю, когда не выполняют мои приказы. Но потом я вспомнил то, чему меня учили на философских курсах у Богини: "Баловство детей не всегда есть непослушание, а иногда способ добиться любви и внимания", - и взял пряник.
   - Коза, коза, коза, иди есть....
   Один радостно замахал "лапками" и потянулся губами за пряником. Иллиарсия начала кормить Иллиана, остальная команда тоже достала пайки. У меня мысль о еде вызвала большое неприятие. Я чувствовал, что меня начинало подташнивать. Похоже на то, что зря я налегал на эти орешки у варов. В этот момент на канале связи появился Вар Варуна и доложил:
   - Тут кто-то пробил второй вход в логово. Мы сидели около него в засаде, но машубасты напали сзади. У меня большие потери, осталось в живых только трое, не считая меня. Мы идём к вам.
   Через двадцать минут (идти от нас до северного крыла максимум минут семь) в коридоре показались три тени. Ползли они еле-еле. При приближении оказалось, что это молодёжь варов - они висели друг на друге так, что даже непонятно было, кто из них кого держал. Машубасты обработали их до полной недееспособности. Вар Варуны не было.
   Троица Варов рухнула на пол и потянулась за пакетами первой помощи. Бойцы из команды Илиарсии двинулись им на помощь.
   - Это был славная битва! - рассказывал самый рослый из молодых варов, пока один из союзников доставал и направлял его "жука" - автоматического доктора, - Мы убили всех машубаст, что нападали на нас. Мы ждали прорыва из логова, но они напали сзади. Их было неожиданно много... Особенно опасны маленькие - в них тяжело попасть. И когда они успели расплодиться?
   - Вар Варуна?
   - Он остался сзади, говорил, что будет прикрывать нас.
   Я начал раздумывать над тем, что лучше: всем вместе искать распорядителя охоты или послать только поисковую группу, но тут в отдалении заметался свет - это шел Вар Варуна. Подошел он как-то очень печально и плюхнулся в отдалении, ничего не говоря.
   Несколько минут ничего не происходило. Бойцы из команды Илиарсии бинтовали молодежь, жужжали автоматы первой помощи, ползая по раненным варам и зашивая ткани. Наши - кто не успел - доедали пайки. Я раздумывал над тем, как много рабочих особей убили вары: надежд на то, что они убили всех, было немного, но даже если нам случился такой подарок, то одна матка стоит дюжины машубаст. А может, и сотни. По инструкции, для уничтожения матки требовалось несколько отвлекающих групп помимо одной "убойной" из самых ловких бойцов. Надежд спасти нашего украденного новобранца не оставалось уже никаких.
   Потом дверь в логово матки вдруг начала открываться. Мы быстро перегруппировались, чтобы держать под ударом сразу два направления коридора: в логово и из него. Но это были не машубасты. За порогом открывшейся двери стояли местные жители - те, что пришли с парохода. Вперёд выступил один из местных - кажется, самка, по одежде не понять. В руках она держала наплечную пушку варов. Бесконечно повторяя: "Враг моего врага - мой друг", она с поклоном положила пушку у наших ног и отступила.
   А язык у местных совсем не такой, как у варов - те общаются свистом, а этот язык распространён на нескольких планетах, на нём говорят даже разные разумные виды. Следствие былой экспансии давно пропавших кланов повелителей космоса...
   Мы уставились друг на друга. Никто ничего не предпринимал, только самка продолжала повторять: "Враг моего врага - мой друг".
  
   Глава 7. Большая охота.
   С того момента, как на берег высадилась карательная экспедиция, полная решимости полностью уничтожить странный вид зверей под названием "машубаста", прошло уже семь дней. Все эти семь дней слились в сплошной кошмар для Мали и её четырёх друзей. Машубасты оказались гениями войны.
   Поначалу людям казалось, что они успешно настигают машубаст. Машубасты мелькали между деревьями, уходя к дальнему концу острова, и все были уверены, что вот-вот они возьмут троицу зверей в кольцо. Бега по лесу и джунглям заняли целые сутки. Потом оказалось, что это была всего одна машубаста, та, что была сильнее всех ранена - она ухитрялась мелькать между деревьями так быстро, что все сорок человек думали, что загоняют трёх. Куда делись две другие с украденными матросами, осталось загадкой. К концу первых суток, съев пару местных животных, машубаста практически исцелилась, и в момент, когда люди думали, что прижали её к крайнему скалистому мысу острова, она пошла на прорыв. С лёгкостью перемахнув через тонкую цепочку загонщиков, машубаста походя снесла голову ещё одному матросу и исчезла в джунглях.
   Злые и уставшие, охотники вернулись на корабль, и тут-то выяснилось, куда делась "пропавшая" пара зверей. Бестии никуда не пропадали, они где-то спрятали парализованных матросов и вернулись за следующей партией. На этот раз охранники были настороже и сумели сильно ранить одну из тварей, та потеряла переднюю конечность и много крови. Но машубастам всё равно удалось украсть двоих людей и парализовать ещё троих. Взобравшиеся на борт бестии не стали подставлять бока под огнемёты охранников, а нырнули сразу в машинное отделение, там-то и развернулся бой. Кровь из раненой машубасты оказалось жутко едкой, она разлилась по машине и испортила многие детали, в том числе паропроводы высокого давления. Оказались повреждёнными и многие надстройки, те, на которые попадала кровь машубасты за то время, в которое она выбиралась из машинного и тащила за собой парализованного матроса. Теперь экспедиция не могла вернуться домой! Главный механик обещал исправить повреждения, но даже приблизительно не мог сказать, сколько времени на это потребуется.
   Парализованные матросы пришли в себя только через сутки.
   Благородные судари рвались закончить охоту, но матросы валились с ног и потребовали отдыха. Капитан поддержал их: уставшие люди ни на что не годны, да и ночь не способствовала охоте. Двенадцать часов ушло на сон, еду и латание первоочередных дыр: разыгралась непогода, и поднявшиеся волны грозили захлестнуть корабль через отверстия, оставленные раненой машубастой. Те матросы, которые не были заняты срочным ремонтом, занялись изготовлением различных пик и дротиков.
   Только после этого удалось продолжить охоту. Высадившись на берег (что было непросто, учитывая крупную зыбь), загонщики принялись размышлять над тем, где машубасты спрятали украденных матросов. Укромных мест на острове было предостаточно, даже на то, чтобы заглянуть под каждый кустик, могло уйти несколько недель. Но почему-то все согласились, что искать надо прежде всего в храме: эта загадочная постройка как нельзя лучше подходила для тёмных дел и требовала своего решения. Да и не верилось, что машубасты будут складировать свои жертвы в хижинах фермеров или под пальмами.
   В храм вошли собранно, настороженно и решительно. Первые пятьдесят метров ничего не происходило. Потом из-за углов перекрестка высунули головы сразу две машубасты. Не веря своей удаче, матросы и благородные господа открыли бешеную пальбу: матросы залили тоннель огнем, господа разрядили свои ружья (впрочем, из-за огня не было видно, куда стрелять). Машубасты благополучно убрали головы и отправились восвояси. Как оказалось, это была отвлекающая операция: третья машубаста напала на замыкающего матроса и утащила его настолько быстро и незаметно, что хватились его только через следующие двадцать шагов. Подробный осмотр места происшествия показал, что матрос мог быть утащен только в вертикальный ход, уходящий куда-то в потолок. Все охотники столпились у дыры в потолке и, задрав головы, пытались осознать для себя новую реальность: теперь они не защищены не только с тыла и с фронта, но и сверху.
   - Интересно, а дыры вниз есть? - задалась вопросом Маля Дилель.
   Ответ на её вопрос пришел неожиданно быстро: из какого-то крысиного лаза у пола, который никто даже не подумал бы считать достойным внимания, выскочила машубаста. Первым движением лап она переломала руки ближайшему матросу, вторым движением - ноги. Затем она кинулась обратно, волоча за собой матроса, как ребенок куклу, и скрылась в ходу. При этом плечо матроса хрустнуло, но машубаста этого даже не заметила. Всё это произошло настолько быстро, всё это было настолько невероятно, что никто не успел не то что выстрелить, но даже и не подумал развернуть оружие в сторону машубасты.
   - Вот что я вам скажу! - произнёс Пало Балэн через несколько секунд потрясенного молчания, - Мы должны уничтожить машубаст, даже если никто из нас отсюда не выйдет. А ещё мы должны построиться так, чтобы в каждую из сторон было направлено оружие. И вверх, и в стороны.
   Ответом ему тоже было молчание - но на этот раз это было молчание согласия. Матросы и благородные судари немного посуетились, но в итоге этой суеты их группа приняла вид ежа, ощерившегося во все стороны стволами ружей и огнемётов.
   Полезность этого построения подтвердилась уже через несколько десятков шагов - из вертикального лаза свесилась машубаста с явной целью утащить кого-нибудь ещё, но тут же получила порцию огня. К сожалению, она успела убраться раньше, чем огонь успел до неё дойти.
   Охотники воспрянули духом - оказывается, машубаст можно побеждать! Боевой пыл охладил сам лабиринт - заурчали механизмы, и из стен выехали каменные блоки, отгораживая охотников от дичи.
   - Если машубасты здесь, значит, и наши товарищи где-то здесь. В лоб они нас победить не смогли, значит, сейчас они скорее всего попытаются начать нас отвлекать, уводя от потомства, - размышлял вслух Расо Пантарюэль, - так делают многие птицы. Значит, нам нельзя сейчас идти за ними, а надо будет последовательно обшаривать все уголки подземелья.
   Расо ошибся. Машубасты действительно сменили тактику, но это была отнюдь не тактика отвлечения. Как только лабиринт открыл ход, охотники двинулись по нему дальше и прошли добрых двести шагов без происшествий. Машубасты поджидали их в вертикальном ходу. Матрос, которому было положено смотреть вверх, даже успел заметить зверя и пальнуть из огнемета. Эффект от выстрела был почти нулевым: машубаста отпустила лапы ещё до того, как матрос нажал на курок, и пролетела через только начинавшую воспламеняться горючую смесь без малейших повреждений. Чудовище упало на матроса с огнемётом и своим весом сломало ему голову. Ближайших матросов оно просто толкнуло, и те повалились по ходу и против хода движения, толкая впереди стоящих и создавая неразбериху. Обратным движением передних лап чудовище схватило за шеи матросов, стоящих от него по бокам, и столкнуло их лбами до полного разрушения черепов. В это время хвост зверя тоже не бездействовал: сразу двое матросов, остававшихся стоять на ногах, получили по парализующему удару. Таким образом, уже в первые мгновения, когда не все ещё даже поняли, что отряд атакован, семь матросов были выведены из строя. Но чудовище не останавливалось на достигнутом: оно ринулось по спинам поваленных, чтобы продолжить дело сокрушения и уничтожения.
   Благородные судари с ружьями шли на острие атаки - Миро и Расо впереди, Вако и Пало сзади. Прятаться за спинами матросов они считали недостойным, да и оружие у них было мощнее. В начале схватки они оказались не у дел - Миро и Ресо получили толчки в сипну от матросов и упали на пол, Вако и Пало даже не могли увидеть, что происходит - машубасту от них загородили впереди стоящие матросы, каждый из которых норовил ткнуть машубасту пикой - огнемёты они опасались использовать, боясь повредить своих. Кроме того, необходимо было поглядывать назад - нападение с тыла было более чем возможным, они только что миновали перекресток ходов.
   Пока передние матросы поднимались с пола, а задние бросали огнемёты и перехватывали пики, машубаста оторвала головы ещё троим, а её хвост нанёс три парализующих удара. Машубаста вертелась на месте и наносила удары так быстро, что даже было непонятно, куда тыкать пиками.
   Миро Рапаэль наконец-то выбрался из-под матроса, которого машубаста за это время успела парализовать (уже лежащего), и навёл ружье. Но тут из вертикального хода вывалилась вторая зверюга. Первым делом она схватила тело мёртвого матроса и швырнула его в передние ряды. Миро опять покатился по полу пещеры. Второе тело то ли мёртвого, то ли парализованного матроса полетело в задние ряды, где нападающих было намного больше. Сбив людей, как кегли, машубасты ринулись на тех, кто ещё стоял. Они легко уклонялись от пик, пригибая головы и уходя под удар. Ещё пятеро матросов рухнули на пол с разорванными шеями, двое упали парализованными.
   В этот момент машубасты решили, что цель достигнута. Они схватили по парализованному матросу и помчались в разные стороны - одна попыталась скрыться в вертикальном ходу, удерживая матроса задними лапами и подтягиваясь на передних, вторая помчалась вперёд, к очередному перекрёстку.
   Миро Рапаэль, едва успев подняться на колени, увидел, что мимо него несётся один зверь, а второй уже почти исчез в вертикальном лазе. "Не выйдет!" - подумал Миро и в длинном прыжке ухватился за хвост того зверя, что пытался скрыться в потолке. Он не учел силы машубасты - даже держась только на передних лапах и таща двоих человек, та продолжала двигаться вверх, распираясь в ходу спиной и лапами. Миро навёл ружьё и выстрелил. Машубаста завопила и выпустила парализованного матроса, тот мягко скользнул на пол. Миро тоже отпрыгнул в сторону. Но этот день не был удачным для охотников - один из матросов с огнемётом зачем-то подошел к лазу и заглянул вверх. Капли крови машубасты упали ему прямо на грудь и прожгли её насквозь. Кричал он не дольше десятка секунд.
   В это время Расо Пантарюэль и ещё несколько матросов кинулись вслед машубасте, убегавшей по горизонтальному ходу. Через десять шагов они миновали перекрёсток. Пробегая мимо перектёстка, Расо увидел неподвижно стоявшую третью машубасту. Та просто недвижно стояла в углублении стены у перекрёстка и ничего не делала. Бежавшие впереди матросы миновали её, даже не заметив. Расо застыл, пытаясь понять, скульптура это или живое существо. Бежавший за ним матрос не ожидал остановки и сшиб его с ног. Именно это спасло Расо жизнь. Сокрушительный удар, предназначавшийся ему, снёс голову матросу. Третья машубаста наступила на Расо и ринулась на тех, кто преследовал вторую. Она даже не убивала, ей не хватало для полной мощности передней лапы. Хватая людей, она просто кидала их друг в друга, попутно парализуя всех, до кого дотягивалась. Создав на пути погони затор, она благополучно ускакала на трёх лапах в боковой ход, наступив при этом ещё раз на начинавшего подниматься Расо. Поверх прокатилась горячая волна огнемётного пламени - это Малия Дилель, прятавшаяся во время схватки за упавшими матросами, послала зверю прощальный привет. Машубаста подогнула задние ноги и ускорилась, но видимых повреждений не получила. Расо Пантарюэль был потрясён тем, что на повороте машубаста не остановилась, чтобы завернуть за угол, а побежала по боковой вертикальной стенке, используя центробежную силу. Благородный сударь ухитрился выстрелить ей вслед, но это было всё равно, что кидаться камнями в комаров.
   О преследовании машубаст не могло быть и речи - необходимо было перевязать раненых, отделить парализованных от мёртвых и вообще придти в себя. Через двадцать минут охотники подвели неутешительный итог - из почти четырёх десятков сильных мужчин, которые вошли утром в храм, на ногах осталось менее половины. Шестнадцать человек было убито, шестеро парализовано - и это почти без потерь со стороны машубаст!
   Долго решали, что делать с парализованными - оставлять их тут, даже под охраной, было опасно, кроме того, это дробило и без того небольшие силы охотников. Нести парализованных на корабль было долго, да и убитых оставлять машубастам на ужин не хотелось. В итоге решили похоронить погибших у входа в храм, а парализованных всё-таки отнести на корабль. Пока решали да спорили, лабиринт опять начал менять конфигурацию. Живые оказались в одном каменном мешке, мёртвые - в соседнем открытом коридоре. Все решили, что можно расслабиться, и рухнули на пол. Кто не плакал, тот ругался. Расслабленность обошлась им очень дорого.
   Малия Дилель сидела, смежив веки, когда услышала еле слышное цокание. Когда она открыла глаза, на неё уже летел, растопырив лапы, "паук" машубасты - носитель зародыша. Малия с ходу рубанула по нему ребром ладони. Зародыш попал на лицо сидящего напротив матроса, с благодарностью принял жертву и обвил его шею тугим хвостом. Малия вскочила на ноги. Двое матросов уже катались по полу с прилепившимися паразитами, а изо всех щелей стен лезли новые! И, что хуже всего, почти все товарищи сидели на земле с закрытыми глазами, отдыхая после боя! Малия попыталась крикнуть, но голос отказал ей. Руки действовали сами. Она схватила огнемёт и полоснула струёй огня по горизонтальной щели, из которой лезли паразиты (к счастью, щель была намного выше человеческого роста). Пять или шесть паразитов лопнули от жара, остальные убрались. Однако, шестеро матросов уже лежали на полу с паразитами на лице.
   Воздух в камере выгорел, дышать стало нечем. Высокая температура подействовала не только на бегающих зародышей - у людей обгорели все волосы, кое у кого загорелась одежда. Малия, как и все её товарищи, вынуждены были рухнуть на пол, зажимая носы ладонями - по полу шел хоть какой-то поток воздуха. Дышать стало возможным только через несколько минут.
   Когда все поднялись на ноги, печальная картина разгрома предстала перед охотниками во всей своей печальной красе. Паразиты почему-то проигнорировали парализованных матросов, присосавшись только к тем, кто был в сознании. На ногах осталась всего дюжина человек!
   Миро Рапаэль обвёл всех тяжелым взглядом. Все отвернулись. Тогда он сам взял пику и по очереди тщательно проткнул сначала животы зараженных матросов, а затем и паразитов на их лицах. Пика начала таять уже от первого прикосновения, к шестому паразиту в руках у Миро остался только маленький огрызочек. По полу потекли струйки едкой жидкости - крови паразитов. Люди вынуждены были отступить к стенам, чтобы не попасть в смертельно опасные лужи.
   - Похоже на то, что убитых мы похоронить не сможем, постараемся хотя бы вынести парализованных, - прошептал Миро.
   Механизмы в стенах заурчали, выжившие тут же построились - теперь никому не надо было говорить, что делать и куда вставать, люди занимали место в строю почти автоматически. Боевое построение оказалось более чем кстати - как только каменный блок отъехал в сторону, люди обнаружили, что почти все их погибшие товарищи съедены до костей, а на их скелетах подбирают последние остатки миниатюрные, длиной не более локтя, машубасты. Их было много, очень много. Увидев людей, зверьки попытались было броситься на них, но, встреченные порциями пламени сразу из четырёх огнемётов, откатились назад и скрылись в коридорах. Пять машубаст осталось на полу.
   - Откуда их столько много? И таких маленьких? - удивилась Маля.
   - Наверно, они могут использовать для размножения не только людей, но и тех свинок, которых здесь оставили островитяне, - предположил Расо Пантарюэль. Его натура учёного продолжала строить догадки и предположения даже в такой ситуации.
   Тащить парализованных оказалось очень, очень тяжело. Несли их по очереди, переваливая друг другу на спину. Двигались с максимальной скоростью, стараясь выйти из-под удара. Машубасты не препятствовали - должно быть, они удовлетворились полученной добычей и теперь ждали вылупления новых солдат. Иногда за спинами охотники видели мелькание маленьких зверьков, те сопровождали группу, но не нападали.
   К пароходу подошли уже в сумерках. Капитан и матросы на корабле пытались что-то спрашивать, но все, кто участвовал в охоте, смогли заставить себя только поесть, а затем рухнули спать. Некоторые даже не поели.
   Наутро идти в лабиринт отказался только один матрос. Зато вместо него вызвался капитан. Благородные судари попытались было воспротивиться - кто доведёт корабль до дома, если он погибнет? - но капитан уверил их, что умений штурмана будет более чем достаточно. Штурман - один из тех, кто получил от машубасты парализующий укол ещё в первый набег, - вздохнул с явным облегчением.
   - А ещё покажите-ка мне ваш боевой порядок, - попросил капитан. Охотники построились.
   - Кто из вас проходил курс фехтования?
   - У законников владение мечом - обязательный курс, - ответил Миро, - Мы с Пало его проходили.
   - А я проходил законы фехтования в реальных схватках с угонщиками. Смотрите, я думаю, вы сможете оценить то, что я покажу. Предположим, я - машубаста, - с этими словами капитан взял швабру, поднял её над головой и, изображая ею парализующий хвост, кинулся на охотников. Он присел и "подкатился" под выпад пики впереди стоявшего матроса, мягко отвёл в сторону второй рукой ствол ружья Миро, а затем выпрямился и пару раз ткнул шваброй в людей второго ряда. Скованные первым рядом, те ничего не смогли сделать и даже не заметили атаку. После этого капитан толкнул того матроса, что пытался проткнуть его пикой, и тот повалился на задние ряды, увлекая всех за собой.
   - Тесный порядок нас погубит. У меня была занята вторая рука, и все равно я вас повалил. Предлагаю сделать так: идём по парам, дистанция в шаг. Если первые видят машубасту - сразу приседают, чтобы не мешать задним рядам. Двигаемся быстро, почти бегом - так им тяжелее устроить внезапное нападение. Немного ловкости - и мы победим.
   Поднимающиеся с палубы охотники заулыбались - не признать правоту капитана было невозможно.
   На этот раз перед входом в храм Миро настоял на том, чтобы обследовать ближайшую деревню. Они нашли множество свинок с развороченными внутренностями и мёртвыми паразитами рядом. Просто удивительно, как они не наткнулись на них раньше, когда искали Маркосопуста. Миро попытался было их считать, чтобы хоть приблизительно знать число машубаст, но вскоре понял, что это безнадежная затея - их было слишком много. Живых свинок тоже было много - но они были напуганы и убегали от людей, идея уничтожить их и оставить машубаст без пищи и носителей погибла ещё до того, как появилась.
   Капитан оказался прав. За следующие четыре часа они легко отбили три атаки - стоило машубастам высунуть головы спереди, сверху или снизу, как их тут же встречали выстрелы и дротики, а быстрая скорость движения не позволяла тварям устраивать засады в духе первого дня. К исходу четвёртого часа машубасты решились на массовую атаку - они решили захлестнуть охотников лавиной мелких машубаст.
   Охотники как раз завтракали и решали, какой уголок храма обыскивать следующим, когда из-за поворота вынесло целую волну машубаст. Они бежали не только по полу, но даже и по стенам! Первые ряды были поджарены огнемётом Малии (это были её сектор), но следующие всё равно продолжали наступать. Капитан первым понял, что так их сомнут, и скомандовал: "Бежим и стреляем!". Они помчались так быстро, как не бегали до этого никогда, стреляя и вперёд, и назад. Даже маленькие машубасты бегали быстрее людей, но за счёт движения людям удалось последовательно сжечь четыре волны наступающих. Когда вслед за маленькими зверьками появились большие машубасты, их встретили прицельные выстрелы ружей. Одно из чудовищ рухнуло на пол с простреленным черепом, это оказалось чудовище с оторванной лапой. Его предсмертный рёв оказался сигналом к отступлению. Машубасты исчезли так же внезапно, как и появились.
   Люди ликовали. Убита одна из трёх крупных машубаст! Треть дела, можно считать, сделана!
   - Мы можем найти их логово, если пойдём по следам их крови, многие из них ранены, - выдвинул предположение Расо Пантарюэль.
   Сказать оказалось легче, чем сделать - весь пол был залит едкой жидкостью. Пришлось бежать к выходу, рубить деревья и ветви, затем нести их обратно и набрасывать на те лужи, которые еще не успели прореагировать с камнем лабиринта.
   Следы вели вниз, на нижние уровни. Машубасты отходили через маленькие вертикальные "крысиные лазы", люди спустились вниз через найденные ранее двери и лестницы. Все следы заканчивались на третьем уровне, у закрытой двери - той, что вела в пещеру с чучелом дракона. Люди попытались открыть дверь - дверь не поддавалась. Пало подумал, что сбросил шифр, и попытался подобрать его снова, но вскоре убедился, что шифр открыт. Тогда на дверь навалились все вместе - дверь поддалась на несколько пальцев, потом из-за двери донеслось недовольное рычание машубасты, и дверь опять захлопнулась. Люди попытались навалиться ещё раз, чтобы просунуть в щель огнемёт, но это оказалось им не по силам: машубасты держали дверь с той стороны слишком крепко.
   - Предлагаю закрыть дверь на шифр, а самим пока проделать лаз в их логово в другом месте, - предложил Расо Пантарюэль.
   - Без каменотёсов с молотами? Как ты это сделаешь? - удивился капитан.
   - Ещё в первый визит я составил план. Вот здесь... толщина стены не более метра. Мы сможем пробить камень, закладывая в щели известь и поливая водой. Таким способом у нас иногда пользуются шахтёры, когда встречается слишком твёрдая порода. На северном конце острова есть известковые породы... я видел. Остается только натаскать несколько сотен килограмм и выжечь их.
   Все остальные охотники зашипели - заниматься тяжелым физическим трудом в условиях смертельной опасности не хотелось. Но что делать...
   Два дня они занимались тем, что таскали известняк, строили печь, жгли дрова, рубили выемки в камне, закладывали известь и поливали её водой. За это время они уничтожили десять паразитов и семь маленьких машубаст - должно быть, паразиты продолжали находить своих жертв среди живых свинок. На третий день очередной камень треснул и вывалился не на охотников, как до этого, а в пустоту с той стороны. Малия, которая всё это время сидела рядом с шахтёрами с огнемётом на руках, тут же залила пространство за отверстием огнём - на случай внезапного нападения. Но большая и гулкая пещера, насколько удавалось рассмотреть в свете масляного фонаря, была пуста. Настало время Большой Охоты.
  
   Глава 8. Враг моего врага.
   На расширение отверстия ушло ещё два часа. Периодически охотники прекращали работать и запускали в пещеру порции пламени, чтобы отпугнуть машубаст, но тех по-прежнему не было ни видно, ни слышно. Что было очень странным. Отверстие расширили так, чтобы протиснуться могло сразу двое человек. Миро и Расо спустились по загодя принесёнными с корабля верёвкам первыми. У Расо был огнемёт, у Миро - ружьё. Все посчитали, что так первым десантникам будет легче отбиться от машубаст в случае внезапной атаки. Но чудовища проявляли до обидного постоянное равнодушие к усилиям людей.
   В огромной пещере было пусто. Не было ни камней на полу, ни скелетов, и даже странное чучело дракона исчезло. Группа обошла почти всю пещеру, но не нашла ничего.
   - Неужели они съели всё, даже скелеты? - удивилась Малия.
   Они успели осмотреть многие тёмные закутки, когда дошли до двери. Всем хотелось посмотреть, что такого сделали машубасты с дверью, что люди не смогли её открыть даже общими усилиями. Сюрприз, который их поджидал, заставил забыть об этой загадке. Сбоку от двери торчал из пола ранее незамеченный людьми рычаг. Стоило на него немного нажать, как дверь открылась.
   - А мы-то считали, что дверь надёжно заперта шифром, - обескуражено произнёс Расо. Охотники вздрогнули: теперь всем стало ясно, какой большой опасности они подвергались последние дни, считая, что звери надёжно заперты за дверью. Оказалось, что машубасты потихонечку выскользнули из заточения с новыми вылупившимися зверьками и теперь где-то на воле откармливали их фруктами и свежим мясом. А люди так надеялись, что новые чудовища вымрут от голода... Теперь где-то бродило от трёх до семи новых крупных машубаст.
   - Корабль! - воскликнул капитан.
   Все согласились с тем, что самым логичным ходом со стороны машубаст было бы напасть не на опытную слаженную группу охотников, а на малочисленное охранение корабля. Вернуться имело смысл ещё и потому, что там, наверху, день двигался к вечеру - охотиться на машубаст в джунглях ночью было полнейшим безумием. Да и в храме тоже - все устали после тяжелых каменных работ.
   Бежали к кораблю быстро, но так, чтобы не израсходовать силы совсем. Успели вовремя - машубасты как раз концентрировались для атаки. Девять здоровенных тварей плюс несколько десятков "мелочи" собирались в кустах на крутом склоне, чтобы затем лавиной обрушиться в море с той стороны скалы, которая была не видна с корабля. Недавно родившиеся машубасты были заметно мельче своих более старших сородичей. Ещё до входа в зону поражения огнемётов благородные судари открыли огонь из винтовок. Машубасты боя не приняли и ретировались. Охотники попытались их преследовать, но не догнали. Следы вели в храм. Опускалась темнота, и уставшие охотники отложили охоту до утра. Торопиться было уже некуда.
   В эту ночь все спали очень чутко, двойное охранение сменялось каждые три часа. Машубасты ночью не стали нападать, хотя из леса временами слышалось подозрительное потрескивание.
   Высадились поздним утром - последней смене надо было выспаться после тревожной ночи. Мелкие машубасты сопроводили отряд вплоть до входа в храм и юркнули в него первыми - так, как будто приглашали последовать за ними. На этот раз чудовища не стали ни откладывать схватку, ни прятаться. Первый бой разыгрался прямо у входа - машубасты попытались атаковать сразу и сверху, и с фронта. Люди залили их огнём, одно из раненых чудовищ скрылось в вертикальном ходу, оставив на полу огромную лужу едкой крови. На этот раз никто больше не подходил к вертикальному ходу, чтобы взглянуть на машубасту снизу вверх.
   Схватки следовали одна за другой. Машубасты действовали в целом однообразно - внезапная атака, отход в случае сопротивления, атака сзади с засадой на пути отхода, потом атака сбоку или спереди. Люди вскоре научились предсказывать действия чудовищ. Охотники стали намного опытнее и даже рисковали иногда разделяться на две группы - одна группа сдерживала атаку, а вторая отходила и поджаривала тех машубаст, которые подбирались сзади, чтобы устроить засаду. Так им удалось обжечь трёх машубаст и застрелить одну, не считая полутора десятков мелких.
   Люди двигались быстро, на давая зажимать себя в угол, и перехватывали засады ещё до того, как они могли быть организованы. Машубасты заметно занервничали. Если до этого они вели себя нагло и не боялись людей, то теперь, заслышав быстрые шаги ударной группы, удирали. Охотники ловили себя на мысли, что удивлялись тому, насколько в первые дни они не понимали машубаст и были такими беспомощными. Ведь это так просто - если ты бежишь в строю из шести человек, то даже упавшая сверху машубаста упадёт после шестого человека, если начнет падать в тот момент, когда увидит первого, и сразу получит заряд от двух замыкающих. Если двое смотрят вперёд, двое назад, а двое вверх и в стороны, постоянно переводя взгляд, то прикрытыми будут все стороны, и ты гарантирован от внезапного нападения. Главное - это смотреть в свою сторону и не подводить товарищей.
   Ближе к середине дня люди устали от непрерывного бега и оттянулись ко входу в храм - туда, где все дыры были уже известны. Нехитрый обед сухим пайком уже подходил к концу, когда в проходе со стороны выхода появилась пара маленьких машубаст. Увидев людей, они кинулись обратно. Миро и Ресо, одержимые охотничьим азартом, кинулись за ними вдогонку. Они могли себе позволить такое легкомыслие - ход вёл напрямую к выходу, и других лазеек в нём не было. Вскоре раздались выстрелы. Благородные судари вернулись с вытянувшимися лицами и рухнули рядом с остальной командой. Заговорить они смогли не сразу. Дар речи вернулся сначала к Миро:
   - С неба спустился летающий корабль. Из него высадились такие люди, как на барельефах.
   На лицах охотников отразилось радостное возбуждение.
   - Не радуйтесь. С ними ангелы судного дня, несколько десятков, на всех - золотое сияние.
   Широко раскрытые щёлочки глаз охотников раскрылись ещё больше. Появление ангелов судного дня могло означать только одно - немедленный конец света.
   - А вы хорошо рассмотрели?
   - Да, вокруг всех золотое сияние, как в храмах рисуют. В руках - огромное оружие. А уж по виду... самые разные существа. Один даже крылатый, при нас в небо улетел. И на чудовищ они похожи гораздо больше, чем машубасты. И ещё одно. Они все очень опытные охотники. Вы бы видели, как они спускались: по очереди прыгали с корабля и сразу занимали свой сектор обстрела, с оружием наготове.
   - А корабль у них большой?
   - Огромный, больше нашего, и летает быстро - быстро.
   Миро и Ресо закидали вопросами, молчала только Малия. Через некоторое время она спросила:
   - А зачем ангелам оружие?
   Все задумались. Потом, после короткого спора, все решили отойти поглубже в храм и посмотреть, что будет дальше. Но машубасты не дали им такой возможности. Следующий час пришлось непрерывно бегать, то атакуя, то отходя. Машубасты как взбесились: частота их атак удвоились. Похоже, они хотели разобраться с первой группой для того, чтобы затем заняться второй. Люди не дали им такой возможности, зато подстрелили одну крупную машубасту, отстрелив ей переднюю лапу и хвост. К исходу второго часа атаки вдруг прекратились. Машубасты исчезли.
   Несколько удивлённые такой переменой охотники продолжали двигаться бегом, тщательно осматривать все закоулки... но ни одной твари не было! А потом они нашли на полу очередного хода убитого "ангела". Золотое сияние по-прежнему облегало его, но не было никаких сомнений в том, что его загрызли машубасты, причём мелкие. Пятеро из них до сих пор висели на "ангеле": одна на горле и четыре на конечностях. В тех местах, где они попали в золотое поле, их плоть почернела и рассыпалась. Похоже, что укус был произведен ими уже после смерти, очевидно, золотое сияние убивало. Сам по себе "ангел" был ужасен, страшнее демонов, которых рисуют в храмах: кожа чёрная, лицо с костяными пластинами, череп с выростами.
   - Думаю, что это не ангелы, - высказал общее мнение Пало Балэн, - во всяком случае, не ангелы судного дня.
   Причина исчезновения чудовищ стала ясна: те ушли, чтобы заняться новой группой. Охотники посовещались и решили наведаться на корабль, чтобы сообщить удивительную новость и разведать обстановку. Но у выхода из храма дежурила четвёрка стражей с летающего корабля. Заслышав шум, они открыли ураганный огонь, даже не глядя на то, кто идёт. Стреляли они тепловыми лучами невиданной мощности. Камень в местах попадания лучей испарялся и тёк.
   Пало Балэн был за то, чтобы идти следом за пришельцами, дождаться, пока машубасты на них нападут, а затем эффектно появиться в роли избавителей. Расо Пантарюэль склонял всех к изучению пещеры: он клялся, что все ответы должны быть там. Малия Дилель напомнила о том, какое мощное оружие у пришельцев, и предложила держаться от них ото всех подальше. После недолгого совещания охотники решили проследить за пришельцами, а затем наведаться в большую пещеру и продолжить её изучение.
   Вход в большую пещеру (тот, что с дверью), был перекрыт - там сидели все пришельцы. В воздухе пахло кислой кровью машубаст - очевидно, те попробовали людей с летающего корабля на прочность и получили отпор.
   Охотники уже собрались отойти и проникнуть в пещеру через тот ход, что проделали они сами, как от группы пришельцев отделился отряд и потопал в сторону нижних уровней. Члены этого отряда не имели светящегося сияния ангелов, зато они исчезали в воздухе по мере движения, и только колеблющиеся тени на стенах пещеры выдавали их присутствие! Вделанные в шлемы фонари у них светили ярко и совсем без копоти, в отличие от масляных ламп охотников. Света хватало даже крадущимся в отдалении благородным сударям. О таких возможностях охотники Благословленных Островов не то что не слышали, но даже и не мечтали. Отряд довольно быстро обнаружил пролом, проделанный охранниками, и засел около него в засаде. Охотники Благословленных Островов притаились в ожидании на пределе видимости, на перекрёстке, чтобы было, куда отходить в случае необходимости.
   Примерно через полчаса из параллельного хода потекла лавина машубаст. Одна крупная машубаста тащила за собой "ангела" с сиянием. На секунду они остановились, почуяв охотников, но затем, сочтя их мелкой целью, помчались дальше и обрушились на отряд летающих людей. Те не ожидали нападения сзади и вместо использования своих пушек были вынуждены сразу вступить в рукопашную. Впрочем, пушки кое-кто из них использовал тоже, и, судя по воплям, попал не только в зверей. В следующие секунды из хода летели крики, залпы тепловых пушек и брызги крови машубаст. Благородные судари было подумали принять участие в битве, но в дальнем ходу бушевал такой ад, что всем стало ясно, что они просто не дойдут до места сражения - будут испепелены пушками чужаков и растворены кровью зверей. Затем всё стихло.
   Через пять минут мимо охотников прохромали трое очень сильно израненных чужаков. Ещё через пять минут прошел почти неповреждённый четвертый. В его движениях чувствовались большая ловкость и огромный опыт: он кидал взгляды по сторонам так чётко и так часто, что ни одна машубаста, захоти она напасть, не смогла бы остаться незамеченной. Умение так смотреть по сторонам - не суетливо, но в то же время обозревая все окрестности, - пришло к охотникам только после поражений первых дней. Движения его головы отслеживала пушка, установленная на плече. В руках четвёртый держал несколько таких пушек, очевидно, снятых с убитых товарищей, что объясняло его задержку.
   Охотники посмели вылезти из своего укрытия только через четверть часа после того, как ушел последний из летающих людей. Осторожно пробираясь вперёд (никому не хотелось встать в лужу крови машубаст), охотники вышли к месту схватки. Это место следовало скорее назвать "местом побоища". Разорванные тела примерно двух десятков летающих людей и множества машубаст (в том числе крупных) были раскиданы по пещере в разнообразных позах, некоторые переплетены друг с другом.
   Расо Пантарюэль не смог сдержать любопытство учёного и снял с одного из чужаков наплечную пушку. Орудие снялось на удивление легко. Впрочем, сделать с ним он ничего не смог: пушка не реагировала на нажатие установленных на ней кнопок. Расо уже хотел бросить бесполезную (и довольно тяжелую) пушку, но Малия предложила подобрать все уцелевшие пушки и принести чужакам: похоже, они могли тем пригодиться.
   - Как думаете, это был отряд младших ангелов или люди? - спросила Малия.
   - Возможно, люди, которым ангелы дали специальные возможности, например, исчезать в воздухе, - предположил Расо.
   - Что-то они им не очень помогли в борьбе с машубастами, - ухмыльнулся один из матросов.
   - А может, это младшие ангелы, которых старшие ангелы тренируют на машубастах? - предположил капитан.
   Отряд ненадолго задумался, потом все решили, что это как-то чересчур.
   - А как проходят тяги управления? - удивился Миро Рапаэль, продолжавший рассматривать наплечную пушку "младших ангелов". От его внимания не укрылось то, про что забыл подумать Расо: пушка отслеживала повороты головы чужого воина, а такое могло быть только в том случае, если от головы к пушке шли тяги.
   На осмотр пушек ушло несколько минут, все крутили их и так, и этак, но никаких тяг так и не нашли. Повороты пушки отнесли к числу прочих загадок летающих людей. Трофейные пушки забросили в рюкзаки и двинулись к пролому в пещеру.
   На этот раз в пещере были машубасты. Пущенный в пролом для острастки факел огнемёта высветил на полу пещеры множество мелких зверьков и несколько крупных. Однако, когда второй, более прицельный залп прошелся по полу, то машубаст в пещере уже почти не было, люди еле-еле успели заметить, как мелькают последние хвосты в дыре на высоте примерно двух человеческих ростов. Теперь становилось понятным, почему люди не заметили убежище машубаст во время предыдущих осмотров: дыра была небольшой, находилась высоко, кроме того, перед ней была площадка, закрывавшая её от взоров снизу.
   Пока люди спускались, искали подходы к убежищу машубаст и поднимались на площадку, прошло некоторое время. За это время машубасты успели завалить отверстие костями скелетов, обломками камней и ветками деревьев. Всё это было скреплено какой-то вязкой, но быстро твердеющей массой. Попытка прорезать её не дала успеха - мешали камни, попытка пробить тоже не удалась - преграда растягивалась, но не ломалась.
   - Мы так до завтра провозимся, а они опять нападут сзади, - сказал наконец Миро Рапаэль после очередной неудачной попытки, - пошли к летающим людям, пусть разок стрельнут по преграде. В конце концов, это и их дело тоже.
   Долго искать людей с летающего корабля не пришлось: стоило нажать на рычаг, как за открывающейся дверью обнаружилась вся команда то ли чудовищ, то ли ангелов. Охотники опешили от неожиданности, среагировала только Малия. Она достала пушку и положила к ногам летающих людей, повторяя: "Враг моего врага - мой друг".
   Похоже, люди с летающего корабля тоже не ожидали появления охотников, потому что они тоже молчали и, не двигаясь, глядели на охотников. Но вели себя при этом очень профессионально: от глаз охотников Благословленных Островов не укрылось то, что чужаки сидели несколькими плотными группами, контролируя все направления пространства и не перекрывая друг другу сектора обстрела.
   Так прошло довольно много времени. Охотники удивлённо рассматривали чужаков, те не менее удивлённо рассматривали аборигенов. Надо сказать, что охотники Благословленных Островов могли бы рассматривать чужаков очень, очень долго: среди них было много весьма экзотических созданий. Ближе всего к двери сидело существо, больше всего похожее на человека, но без броневых щитков на лице, с мягкой светло - розовой кожей. Ужасное зрелище! Как будто обычного человека держали без света и еды сотню дней, а затем покрасили белым. Чуть правее виднелось несколько человек с удлинёнными пастями, за ними - о, чудо! - два механических человека, а за ними ещё большее чудо - аквариум на ножках. Чуть левее располагалось небольшое пушистое существо и уже знакомые охотникам сильно потрёпанные "младшие ангелы". В дальней правой части коридора виднелась группа шестиногих созданий, каждое крупнее человека в полтора раза и страшнее в десять, и несколько гигантов. Существа с летающего корабля в свою очередь рассматривали охотников, их оружие и меховые куртки.
   Молчание нарушил тот, что сидел ближе всего к проходу, самый ужасный, с белой кожей (возможно, болезнь?). Он сказал:
   - Враг моего врага - мой друг. Может, зайдёте наконец? Сквозит! И к тому же перестанете машубастам тыл подставлять.
   Охотники Благословленных Островов послушно вдвинулись в пещерку перед дверьми и закрыли проход. От неожиданности они действительно забыли о чудовищах. Молчание продолжалось. Чужаки не стремились болтать, охотники пытались переварить тот факт, что чужаки умеют говорить на их языке.
   - Вы тут откуда взялись? - наконец спросил сидевший в отдалении один из "младших ангелов", тот, что ушел с поля битвы последним, самый опытный.
   - На корабле приплыли, - ответил Расо Пантарюэль.
   - А-а! - сказал чужак.
   - А вы познакомите нас с вашей мудростью, мудростью других миров? - набравшись наглости, спросил наконец Расо.
  
   Глава 9. Мудрость других миров.
   После того, как самка аборигенов, постоянно повторяя: "Враг моего врага - мой друг", с поклоном положила пушку у моих ног, прошло довольно много времени. Я смотрел на аборигенов и думал, что самое лучшее для них сейчас- это провалиться сквозь землю так, чтобы вары навсегда забыли о том, что они здесь были. Иначе увезут они их всех в рабство, и конец самобытной цивилизации... а заодно и всему народу. Ещё я думал о том, что сколько я не видел разумных существ, почти у всех наблюдается одинаковая закономерность: у женщин тело длиннее, а ноги короче. Если бы живые существа развивались самостоятельно, естественным отбором, то было бы наоборот: выжить имела бы большие шансы та семья, в которой женщина могла бы убежать от нелюбимого мужчины и принять любимого. Для этого ноги у женщины должны быть длиннее. Вместо этого всё обстоит с точностью до наоборот: у женщин ноги короче. Это, наверно, должно говорить о том, что Бог (или кто там ещё создавал разумных существ) заранее предполагал, что женщина будет жить в любовном (или как минимум заботливом) окружении. Правда, есть и исключения: не везде женщины выполняют роль хозяйки, у многих рас они рожают детей и отдают на воспитание третьей силе, как наша Бий У, например. Но это скорее исключения.
   На такие мысли меня подвиг тот факт, что у дамы аборигенов ноги были короче, чем у мужчин, чуть ли не вдвое.
   - Из какой земли вы явились? - спросил охотников Вар Варуна. Языком он владеет не очень, и местные его не поняли, ответили, что на корабле приплыли.
   - А вы познакомите нас с вашей мудростью, мудростью других миров? - неожиданно спросил самый любопытный из аборигенов. На его месте я бы спросил, выживем ли мы тут.
   - Это легко, - оживился Фиу, - например, сапоги надо чистить с вечера, чтобы с утра одевать их на свежую голову.
   - Ага, а оружие никогда нельзя направлять на своих людей, потому, что раз в год оно само стреляет, а раз в два года - ещё и незаряженное, - добавил Мыслящая Жидкость Код 556781.
   - Всякая незакреплённая на корабле вещь всегда попадает туда, где она может принести наибольшие неприятности, - припомнил только на днях выученную фразу Иллиан. (Обычно я говорю её тогда, когда они не убирают за собой игрушки).
   Мои могут так часами - у них были лучшие сержанты из добрых трёх десятков различных миров. В области показухи, придуривания и прыжков в сторону им нет равных. Было забавно смотреть, как вертикальные зрачки аборигенов (у этого вида вертикальные зрачки, как у кошек) от удивления расширились и стали почти круглыми.
   - А что-нибудь про добрые законы жизни, или как делать летающие корабли? - попросила дама.
   - Сколько у вас народа в вашем мире? - перебил её Вар Варуна.
   Я сделал ребятам "страшные глаза", пытаясь предупредить от болтливости. Бесполезно! Да и что я мог сделать? Формально это планета варов. Вар Варуна за три минут вытряс из аборигенов информацию о том, что на северных островах живёт около трёх миллионов человек, и что именно северяне вывезли население этого острова. Услышав это, трое младших варов переглянулись так радостно, будто им сообщили, будто сегодня их день рождения и прямо сейчас каждый из них получил по торту. Не надо было быть телепатом, чтобы угадать их мысли: "Если взять вознаграждение за одного раба, умножить на три миллиона и разделить на четверых, то всё равно получится очень, очень большая сумма".
   Теоретически, клан варов - гуманный клан, который является защитником присягнувших ему на верность планет. Их протектораты всего лишь должны отрабатывать определённое количество часов на их производствах. У варов очень хорошие законы про то, сколько должны работать разные расы и сколько должны при этом получать продуктов и ресурсов. Это теоретически. Практически различные наместники и управляющие районами не против, чтобы рабы построили им дворцы в свободное от основной работы время, или создали другие предметы роскоши. В итоге поселение слуг варов неотличимо от любого другого поселения любого из кланов "Повелителей Космоса": это большой рабский лагерь с ужасающими бытовыми условиями и непосильной работой. Отличие от "плохих" кланов только в том, что в лагерях "плохих" кланов бьют и убивают, а у варов - только сажают в холодный каменный мешок. Прирост населения в таких лагерях, как правило, отрицательный, и потому вары вынуждены содержать целую армию охотников, которые скачут по всем подвластным планетам и отлавливают тех, кто уклоняется от индустриального счастья. Вознаграждение за каждого здорового пойманного раба весьма велико. А тут сразу три миллиона людей, да ещё к тому же образованных и знающих математику!
   - Покажите мне ваше оружие, - потребовал Вар Варуна.
   Аборигены пальнули пару раз из ружей и огнемёта. Огнемёты у них ничего, а ружья у плохонькие, пневматические, накачивать надо очень долго. Правда, против машубаст огнемёты почти бесполезны, те способны просто убежать от струи, слишком быстро двигаются. Распорядитель охоты пришел к такому же выводу, отобрал у аборигенов все принесённые ими пушки варов, потыкал в кнопки кодировки и по очереди закодировал их на каждого из охотников. А я и не знал, что у варов оружие способно настраиваться на хозяина. Островитяне были невозможно рады: ещё бы, им доверили такое мощной оружие!
   - Сколько машубаст вы убили?
   - Двух крупных убили, двух покалечили, около трёх десятков мелких положили.
   - Так много таким оружием? - не поверил старый вар.
   Местные только руками развели: не веришь - посчитай по коридорам, до сих пор лежат.
   - Тогда вы заслуживаете ленты ритуала, - торжественно произнёс Вар Варуна и выдал каждому из аборигенов, а заодно и своим ребятам по белой ленточке с красной закорючкой посерединке. Островитяне недоумённо уставились на ленточки, зато молодые вары радостно принялись повязывать их себе на головы.
   - Это великая честь, - пояснил старый вар, - на нашей планете тот, кто носит ленту победителя машубаст, окружен очень большим почётом.
   - А почему вы сразу не уплыли? - спросил я.
   - Машубасты украли несколько наших, мы хотели их вернуть. А потом решили их уничтожить совсем, когда увидели, как они опасны.
   Вся наша компания (включая варов) захихикала на разные лады.
   - Таким простым оружием? Лучше бы вы уплыли сразу.
   - Почему простым? Мы развитая промышленная раса, у нас мощное современное оружие! - воскликнул парнишка, который просил научить его мудрости "других миров".
   - Вы очень примитивная цивилизация, - хмыкнул один из молодых варов.
   - Нет, мы очень развитая!
   - И чем вы развитая?
   - У нас есть корабли!
   - Зато у нас есть летающие корабли, - сказал Фиу.
   - Зато... зато... у нас есть король, и благородные люди, и мы заботимся о каждом нашем человеке, а не едим друг друга поедом, как акулы!
   - Этого мало, - сказал я, - для жизни полноценного общества нужно намного больше систем, начиная от системы внутреннего анализа и постановки цели и заканчивая системами народного контроля за управляющими, включая систему контроля глупости управляющих. Ещё нужна независимая от властей информационная система, способная донести до каждого члена общества правду о реальном состоянии дел с нужной скоростью. У вас есть такие системы?
   Парнишка на секунду замолчал. Очевидно, таких систем в их благородном обществе не было. Этой заминкой воспользовалась дама:
   - Зато у нас есть театр!
   Тут уже замолчали все наши. Чего-чего, а театра в войсках Богини не водилось. В наших условиях мне с трудом удаётся выкраивать несколько часов на срочный ремонт корабля, уборку и отдых: всегда где-то что-то случается, и срочно приходится лететь на спасение Вселенной. В таких условиях не до театра.
   - А что такое театр? И как тебя зовут, малышка? - спросил Фиу. В его устах обращение "малышка" звучало очень смешно: он меньше островитян раза в три.
   - Малия меня зовут. А ты такой пушистый, тебя можно погладить?
   Фиу был в шоке. На него нападали разные существа, но вот погладить не предлагал ещё никто (точнее, никто из чужих, некоторое время назад мы его едва вытащили с одной планеты, где он служил домашней кошкой и не собирался покидать тёплое место). Вообще-то Фиу любит, когда мы чешем его за ухом, а я стараюсь бороться с этой его привычкой - нехорошо, когда молодое пополнение видит, как их лейтенанта чешут за ухом. Мы старательно отвернулись, чтобы малыш не видел наших улыбок - с честолюбием у Фиу всё в порядке. Вообще-то он бывший капитан королевской гвардии со всеми вытекающими.
   - Нет, не надо меня гладить. Сначала защитное поле сожжёт твои руки, а потом я разрублю тебя на кусочки просто по привычке.
   Насчёт "разрублю" Фиу совсем не преувеличивает: совсем недавно мы попали в переплёт на одной планете, где персонально Фиу атаковала рота всадников. Сначала Фиу подрезал животы их скакунам, а когда всадники обнаружили, что ехать на тигролошадях с вываливающимися внутренностями не очень возможно, он начал резать их поодиночке, прыгая между ними со страшной скоростью. Кстати, именно на той планете мы и выучили язык, на котором сейчас болтали с островитянами, хотя живут там люди совсем другого вида.
   Малия вздохнула и начала объяснять про театр. Вскоре наши воскликнули: "А, мы поняли, это как фильмы у Волда, только не так красиво и с живыми людьми!". Малия обиделась на "не так красиво", я, чтобы подсластить пилюлю, сказал: "Если у вас есть театр, значит, вы действительно очень культурная раса".
   - А что такое культура? - сразу спросил парнишка - учёный (как выяснилось, его звали Пантарюэльрасо, я сказал, что это слишком длинно, и что теперь он будет отзываться на кличку "Панта").
   Я, как мог, начал объяснять смысл слова "культура": что это комплекс правил и учреждений, которые позволяют разумным обществам снизить потери от недостатков, связанных с животной натурой разумных существ, а также повысить качество жизни и количество удовольствий.
   - А нас в университете учили, что культура - это всё, что помогает человеку приблизиться к богу, всё, что повышает силу выживания и делает человека разумным. - сказал Панта.
   Вот люблю я эти дальние цивилизации: простачки простачками, а иногда как скажут что-нибудь, так даже не знаешь, что ответить.
   - А про что у вас спектакли в театре? - спросил мыслящая жидкость.
   Девчонка островитян встрепенулась и принялась рассказывать (похоже, это была её любимая тема):
   - Ой, у нас много спектаклей, и про то, как люди встречаются и влюбляются, и даже есть полностью придуманные, и есть просто ради смеха. Вот перед отплытием смотрела постановку про благородную даму, которая была такая красивая, что все встречные мужчины при её виде складывались штабелями на левую сторону, а говорила она так красиво и благородно, что стоило её открыть рот, так они складывались штабелями по правую сторону. Очень смешно было, когда актеры так потешно дрыгая ногами валились то направо, то налево, - девчонка затряслась от воспоминаний.
   Никто из наших даже не шелохнулся, только Илиарсия вздрогнула. В своём мире она была именной такой девчонкой, и счастья ей это не принесло. Вся моя команда об этом знает. Смущённая нашим молчанием Маля продолжила:
   - Ну, это спектакль скорее для смеха. Есть и серьезные, а есть и придуманные. Классический придуманный спектакль - про то, как люди с наших островов приплыли на чужой большой остров, а там был очень такой обманный политический строй, когда группы жадных дельцов стравливали разные группы народа, заставляли народ работать до переутомления, а сами получали от этого сверхприбыли, а весь этот свой строй называли "свобода". Ну, наши там объединили благородных людей, устроили восстание и установили благородную монархию и порядок, как у нас.
   При этих словах вся моя банда посмотрела на меня, а затем разразилась диким хохотом: Грумгор посинел, разумные пчёлы затряслись, остальные заревели как могли. Я в нашей команде известный сторонник народовластия и демократических свобод, компьютеризованного "порядка" я нахлебался на Земле полной ложкой.
   Островитяне испугались, вары удивились и начали вертеть головами, чтобы понять, отчего паника. Мне же было не до смеха: сознание уплывало, похоже, у меня начиналось сильнейшее отравление.
   - Не пугайтесь, это они смеются, - утешил я островитян.
   - Всё это ерунда! Сюжет может быть только один, "Герой и смерть"! - неожиданно прервал общее веселье Вар Варуна, - Если человек способен только сидеть на месте и удовлетворять животные желания, то он не человек, а животное. Настоящий человек - это тот, кто подвергает свою жизнь или комфорт опасности ради чего-то большего. Самое большое дело для человека - это в противоборстве убить того, кто равен тебе по силе или сильнее. Если ты можешь убить врага, то ты чего-то стоишь, а если нет, то и разговаривать не о чем. В театре я показывал бы только постановки про славные битвы, и так, чтобы все видели, благодаря каким приёмам и чьей отваге они были выиграны.
   - А что такое "битва"? - спросил Панта.
   - Это когда перед тобой враг, и либо ты его убьёшь, либо он тебя. Разумное существо только тогда чего-то стоит, если способно охотиться на себе подобных и выходить победителем из схватки. А ещё лучше - если победить тех, кто сильнее или опаснее. А у вас что, не бывает битв?
   - Нет. Иногда у какой-нибудь деревни заканчиваются все запасы еды, такое бывает при ряде неудачных рыбалок, и тогда все жители деревни собираются и идут отбирать еду у соседней. Но такое редко удаётся: обычно приходит королевская гвардия и убивает всех, кроме детей, а детей продают на рудники, там их ещё могут выкормить. У нас очень ограниченные запасы еды. Деревенские обычно не сопротивляются. А у вас часто случаются битвы?
   - Существует очень много миров, каждый из которых готов в любой момент уничтожить наш народ, и только наша сила удерживает их на расстоянии.
   - Что, у них тоже есть летающие корабли?
   - И летающие корабли, и отрава, способная уничтожить весь мир, и ещё много чего.
   В этот момент на Аиса снизошла гениальная мысль.
   - Пап, а у меня в ЗИПе наверно есть болтик как от руки!
   Как же мы могли забыть? Там, где у человека живот, у Аиса есть небольшая емкость с лючком для всяких полезностей. Я же сам клал туда разные болтики!
   Аис открыл люк у себя на животе и принялся копаться в бардачке. Искомый болтик был вскоре найден. Я попросил Валли отремонтировать Аиса, а сам привалился к стенке - мутило меня ужасно. Благодаря этому я смог увидеть глаза, которыми островитяне наблюдали за тем, как Аис копался у себя в запаснике.
   - Это что, механический человек?
   - Нет, это живой корабль. Он находится высоко на орбите, а это только его управляемая кукла.
   - Как же он ею управляет? Без тросов и тростей?
   - Да чем-то вроде света. Долго объяснять.
   - А почему он назвал тебя "Папа"?
   - Он ещё ребёнок, ему всего семь лет. Должен же кто-то быть его папой.
   - И мне семь лет, и он мой папа тоже, - сказал Иллиан.
   - И мне семь, - поддержал Один, - и мы все друзья.
   Островитяне изо всех сил постарались себе представить, как синий человек может дружить с пчелой и огромным кораблём, и, судя по их лицам, не смогли. Моя банда с удовольствием следила за их мучениями.
   - А второй, вот тот, тоже живой, или это механический человек?
   - Кто, мыслящая жидкость? Да, живой, а уж шутник такой, что всем до него далеко. Просто он в родном мире в воде живёт, в виде жидкости, а для перемещений по суше ему сделали такой вот аквариум.
   Мыслящая жидкость помахал изумлённым островитянам манипулятором.
   - А что такое "орбита"?
   Я начал выяснять познания островитян в астрономии и убедился, что они практически нулевые. Они правильно считали свой мир шаром, но были уверены, что вся Вселенная вращается вокруг их мира. Орбита их планеты почти не имела эксцентриситета, и потому все движения звёзд они могли рассчитать по формулам круга. Воспринимать гелиоцентрическую систему они отказались. Мозги не выдержали слишком большого количества удивлений. Я не стал спорить, отложив это дело "на потом", если кто-нибудь выживет. Да и самочувствие не способствовало.
   Вар Варуна решил вернуть всех к действительности:
   - Где вы в последний раз видели машубаст?
   - Они все попрятались в большой пещере, в дыре, и завалили дыру скелетами и разным мусором.
   - А большая машубаста по-прежнему висит в пещере на цепях?
   - Большая машубаста? Там не было больших. Было огромное чучело дракона, но оно исчезло.
   - Ты его видела? - спросил Вар Варуна Малию.
   - Да, давно ещё, в первый раз.
   Распорядитель охоты посмотрел на меня.
   - Заражена? - спросил я свистом на языке варов.
   Вар Варуна пережил небольшой шок от того факта, что я знаю их язык, потом всё-таки ответил:
   - Возможно, и нет. Если машубаста ещё была в коме, она могла в неё и не выстрелить зародышем. В любом случае девчонку с острова раньше чем через три недели выпускать нельзя.
   А для всех он сказал следующее:
   - Если матка спряталась в дыре и они завалили её мусором, значит, она сейчас будет откладывать новые яйца. Или уже отложила. Скоро они пойдут на прорыв. Необходимо уничтожить их как можно быстрее. Надо отозвать пост у входа...
   Вар Варуна начал вызывать постовых. Один из островитян - видный такой, осанистый, спросил у младших варов:
   - А у вас что, доспехи из панцирей машубаст?
   - Да, так меньше вероятность погибнуть от крови зверей, - гордо подтвердили вары. А я подумал, что ужасно сглупил - надо было брать доспехи, мне же Вар Варуна предлагал! Островитяне сразу увидели то, что я не рассмотрел за полдня! Надо срочно вернуться ко входу, там до сих пор лежит пара десятков доспехов.
   Распорядитель взглянул на меня. Его постовые так и не ответили. Я начал выкликать имена тех из своей команды, кто мог двигаться быстро. С ранеными варами остались только Стоунсенс, Птитр, мыслящая жидкость, Аис и новички. С учётом того, что двигаться им не надо, их общей огневой мощи должно хватить на любого врага. Островитян я взял с собою - мне было необходимо кое-что шепнуть им на ушко.
   Мы помчались по коридорам несколькими компактными группами. Было забавно наблюдать, как островитяне передвигаются построением "ёж". Как быстро реальность учит хорошим идеям тех, кто способен учиться!
   На втором уровне я понял, что мне необходимо отстать от строя по физиологическим причинам. Я присмотрел закуток и скомандовал Фиу отвести группу на десять шагов.
   - Ты же выпадешь из строя, - принялся противоречить наш кот в сапогах, - а вдруг машубаста?
   - Ничего со мною не будет, спереди и с боков глухая стена, а если сверху начнет опускаться машубаста, то я быстро кручу головой и её увижу...
   Я продемонстрировал оный быстрый поворот, при котором голова и взгляд ходят скачками через девяносто градусов, и увидел, как сверху бесшумно спускается крупная машубаста.
  
   Глава 10. Самый страшный зверь.
   Да, я её увидел. Но мой излучатель был опущен вниз, и я понял, что я не успею его поднять до того, как буду убит или утащен. Ещё продолжая падать, машубаста протянула ко мне переднюю лапу. Время начало замедляться. Я видел, как лапа тянется ко мне, а мои руки двигались почему-то медленно - медленно. Я успел только приподнять руку с излучателем и поставить излучатель на пути страшной лапы. Машубаста тут же прижала меня к стене вместе с излучателем, прижатой оказалась и правая рука. Ну и силища в ней! Ростом она едва выше меня.
   Мозг тем временем бесстрастно отмечал факты: у машубаст намного больше суставы, и мышцы у них закреплены на большем расстоянии от суставов, чем у человека. Отсюда, наверное, и огромная сила. Бешеные конструктора расстарались на славу. По идее, такая конструкция должна приводить к тому, что машубасты должны двигаться намного медленнее, чем человек, но создатели этих чудовищ, наверное, заложили в мышцы какие-то ускорители... может быть, упругие элементы. Конечности у зверей двигаются даже быстрее, чем у других животных. Я осознавал, что необходимо поставить руку, чтобы отвести неминуемый удар другой лапы, и делал всё возможное, а мысли тем временем текли своим чередом, отмечая закруглённый гладкий череп (защита от колющих ударов), мягкие наросты на позвонках (защита от слома позвоночника) и тысячу других подробностей. Среди всех прочих и удивление оттого, что никто из моей группы не стреляет.
   Бешеные конструктора заложили в машубаст ещё одну систему, повышающую вероятность выживания. Машубасты могут передавать память, точнее, боевое мастерство через гены. Каждая рабочая особь, столкнувшись с каким-нибудь новым приёмом, бежит к матке и передаёт ей информацию, которая оказывается уже в следующей кладке яиц. Это значит, что сейчас против меня сражаются несколько поколений варов и невесть каких ещё существ. Я уже почти труп.
   Наконец-то я увидел, как приближается правая лапа машубасты, но моя рука уже была на месте, и я мягко перенаправил сильнейший удар прямо в стенку. Зверюга крякнула от боли. Ох, ну и вонь же от неё!
   Теперь следует ждать подсечки под ноги, ужаливания ядовитым хвостом или укуса выдвигающейся челюсти - ещё одного гениального изобретения Бешеных Конструкторов. Внутри пасти машубаст есть такое устройство, которое выстреливает кусающуюся пасть, что-то похожее на язык хамелеона. Только хамелеон клеит на язык всякую мошкару, а пасть машубасты перегрызает толстенные кости.
   Пасть зверя начала открываться. Обратным движением левой руки я сбил вылетающую змею с кусалкой на конце, та отлетела за левый разрез рта чудовища. Похоже, я её сломал, машубста затряслась от боли (но мою правую руку не отпустила). Ногой я в это время со всей силы треснул по колену зверя и, кажется, тоже сломал. На пол упал хвост машубасты. Кто-то из моей группы проснулся? Нет, оказалось, что это Суйу, наша отважная собака, ринулась мне на помощь и откусила хвост. Бедняга! Теперь её растворит кровью твари. Правая лапа чудовища вспучилась от попадания разряда излучателя. Кто-то из наших постарался, и очень вовремя: лапа уже двигалась к моей шее, чтобы снести голову.
   Тут мне придётся просить извинения за натуралистичные подробности. Каюсь, я не выдержал. Вонь от зверюги, моё отравление, физическое перенапряжение, духота... одним словом, меня стошнило прямо в открытую пасть машубасты. Тут произошло самое удивительное. Чудовище задымилось, осело на пол, начало дёргаться в конвульсиях и затихло. Из-под трупа начала расплываться огромная лужа едкой крови.
   Какие-то пищеварительные фермента, а может, и едкий желудочный сок (как-то раз я слышал, как наши медики говорили, что там почти сплошная соляная кислота, способная переварить даже резиновый сапог) в сочетании с лакомствами от варов привели к самым фатальным последствиям для машубасты. Вся моя группа стояла с излучателями в руках и удивлённо смотрела на меня и зверя. Даже Суйу, которая почему-то не пострадала.
   - Я же вам говорил, что наш капитан - самый страшный зверь, - сказал Фиу, - сначала набил морду скотине, а потом залил её желудочным соком для внешнего переваривания. Кстати, ты правда собираешься её есть?
   Никто не засмеялся. Похоже, все приняли это за чистую монету. Я обессилено сполз на пол.
   - Я никогда не ем внешнего переваривания. Это я просто отравился. Орешки варов на корабле, скорее всего. И почему вы не стреляли? Кто лапу отстрелил?
   - Мы не успели. Мы ещё даже не поняли, куда стрелять, чтобы тебя не задеть, как ты ей - раз, раз, - и готово, тварь на полу и умирает. Девчонка островитян только успела пальнуть. Жаль, что я на корабле варов орешки не ел, сейчас бы шел и поплёвывал на машубаст, а они шипели бы и растворялись, - помечтал Фиу.
   - Благодарю, Маля.
   - Не за что. Это я испугалась, - призналась Маля.
   - Почаще так пугайся.
   - Эта машубаста не такая, как другие, - сказала Маля.
   Я не обратил на её слова никакого внимания, о чём нам всем потом пришлось сильно пожалеть. Но у меня была причина для беспокойства: едкая лужа крови машубасты отрезала меня от группы. Бий У, умница, сняла с себя бронежилет и бросила мне под ноги. Жилет зашипел, растворяясь, но я успел по нему перепрыгнуть к своим ещё до того, как он расплылся до последних ниток.
   Кое-как мы добежали до выхода. По пути сделали маленький крюк, чтобы забрать тело нашего новобранца, но это опять оказалось невозможным. Едкая кровь убивших его машубаст уже прореагировала с камнем и песком, но на теле бедняги лежало аж три ногатика, лопнувших от контакта с защитным полем. Их едкая кровь ещё окружала труп, и мы ушли ни с чем. Я тащился в середине строя и честно всех предупредил, чтобы на меня не надеялись. У входа мы не обнаружили никаких следов варов, зато от дверей храма к джунглям виднелся чётко различимый след: тут волокли несколько тел.
   - Суэви, Суэви, как слышишь?
   - Я над вами. Два десятка крупных зверей напали на варов сверху, со стен храма, оглушили и утащили в джунгли. Вары не ожидали атаки сзади, смотрели внутрь храма, и даже выстрелить не успели. У меня оружия нет, помешать я им не мог. Под листвой их не вижу.
   - Ищи... Маля, Панта, откуда могло взяться два десятка новых машубаст?
   Островитяне испугались до потери речи. Я напомнил им, что на корабле не было столько народа, да и не успели бы они за это время созреть. После этого островитяне немного отошли от испуга и начали соображать. Общее мнение высказал Панта:
   - У нас в северных морях водятся крупные животные, дышат воздухом, питаются рыбой. Наша одежда сделана из их меха. Возможно, они подплыли к берегу и зародыши как-то их достали. Но мы не видели в южных морях таких животных.
   - Какого они размера?
   Панта показал. Оказалось, что они даже крупнее островитян. Проклятье.
   - Суэви, осмотри побережье, ищи крупных морских животных, возможно - скелеты со следами машубаст.
   Доклад последовал ещё до того, как мы успели подтянуть все ремешки на противмашубастных доспехах варов:
   - Вижу на южном пляже... крупные животные, ластоногие, до трёх - четырёх метров длиной. Три десятка тел имеют следы прорыва зародышей, ещё до сотни съедены до костей.
   - Спасибо. Возвращайся, осмотри храм сверху.
   Проклятье! И ещё раз проклятье. Вздумалось же местным морским котикам устраивать себе пляжные каникулы как раз в тот момент, когда у нас тут случились бега наперегонки со смертью! Неудивительно, что новые крупные машубасты играючи вышибли дух из привратной стражи.
   - У нас до трёх десятков новых машубаст, размер примерно полтора - два моих роста. Преследовать их в джунглях не будем, возвращаемся в храм. Разберёмся сначала с маткой и яйцами, а то вдруг на пляж пожаловала только первая партия отдыхающих морских котиков. Островитяне... мне нужно кое-что рассказать вам о вашей будущей судьбе.
   Пока моя команда по очереди подтягивала ремни новых доспехов и контролировала пространство, я объяснял островитянам, кто такие вары и почему в ближайшее время весь их народ будет перевезен на другую планету. Эти дурачки обрадовались! Я попытался вдолбить в их тупые головы смысл слова "рабство", но они не смогли его понять точно так же, как и гелиоцентрическую систему.
   - Все разумные существа должны понимать, что подвластных слуг надо кормить и развлекать, что их нельзя переутомлять, иначе они не будут преданны и будут плохо работать, это же очевидно, - высказал общее мнение Панта. Насколько я понял, он у них что-то вроде учёного, - и потом, у нас на островах так холодно, что если нам дадут землю получше, то мы будем только рады. Если вары дадут нам новую землю, мы будем преданы новым господам.
   Вот и пойди, попробуй докажи таким, что рабство просвещённым не бывает! Испортила их устойчивая королевская власть с университетами и кодексом благородного человека.
   - Так вы говорите, что вары прилетели охотиться на машубаст? Специально? Для забавы?
   - Да, они их для этого специально содержат и разводят.
   - Но они же с ними не справились? Машубасты их почти убили?
   - В этом они видят особый смысл - победить того, кто сильнее тебя. У разумных существ иногда бывают очень забавные способы организовывать свою культуру, можете мне поверить. Если под правильным углом посмотреть на любую цивилизацию, то окажется, что маньяки просто все, каждая первая.
   - А вы кто тогда?
   - Вот у вас Панта учёный? И мы тоже что-то вроде учёных. Во вселенной есть организация, которая изучает природу и иногда борется с особо опасными её проявлениями. Мы - это что-то вроде боевой группы учёных. Нас пригласили сюда как на праздник, мы не знали, что придётся сражаться с машубастами.
   - Поэтому вы с детьми? - догадалась Маля.
   - И с женщинами.
   Островитяне удивлённо начали вертеть головами, пытаясь определить, кто из нас женщина.
   - А можно мне стать учёным, как вы? - спросил Панта.
   - Возможно. Если выживем.
   Ко мне подошел Фиу, на земном всеобщем прошептал:
   - Мне это всё не нравится. Может, пырнём со спины варов? Они и так уже почти мёртвые. Мы отчалим на корабле островитян, а потом наш крейсер зальёт весь остров смертоносным полем, и прощайте, машубасты.
   Предложение было заманчивым, очень заманчивым.
   - Нет. Это предательство союзников, а охранители жизни так не поступают. Кроме того, вары всё происходящее пишут на видео. Видел у них такие маленькие камеры в шлемах? Они потом эти записи населению продают, задорого.
   - Как знаешь.
   Суэви осмотрел храм и доложил, что на верхних уровнях прячутся до двух десятков мелких машубаст с явным желанием спланировать нам на шею, если мы попробуем войти в храм.
   - Можно тебя попросить спуститься, взять излучатель и прогнать их? А то мы туда будем час карабкаться.
   Через несколько секунд Суэви плюхнулся мне на плечо. Островитяне с перепугу решили, что это летающая машубаста, и чуть было не подстрелили его, пришлось поорать немного. Я отдал Суэви пушку, и он взмыл в небо. У Суэви, Фиу и у наших детей уменьшенные излучатели - они совсем маленькие за счёт того, что в них меньше зарядов. Зато Суэви может брать свою пушку в воздух. Иногда это бывает очень полезно.
   Через несколько секунд на вершине скалы, в которой был вырублен храм, замелькали вспышки, затем наш летающий дракончик вернулся.
   - Ни одной не убил. Скачут как блохи, упрыгали в джунгли по ту сторону скалы. Эти какие-то очень ловкие. Будьте осторожны с ними, - с этими словами Суэви взмыл в воздух и исчез из поля зрения.
   Страшная когтистая рука протянулась к моей шее, набросила на меня ремень, прижала бронежилет варов и ласково убрала волосы со лба. Илиарсия, симпатия моя. Вот кто всегда готов обо мне позаботиться.
   Глаза у островитян стали ещё более круглыми, хотя круглее было уже некуда. Они несколько раз перевели взгляды с меня на Илиарсию, потом на Иллиана, потом на Одина, потом опять на меня. Я не стал ничего объяснять.
  
   Глава 11. Большая пещера.
   На свежем воздухе мне стало намного лучше, и обратно мы прибежали очень бодренько, почти в нормальном состоянии. Вар Варуна уже ждал нас у двери в большую пещеру и открыл её, когда мы были ещё на расстоянии двадцати метров от их группы. Ошибка. Не стоило этого делать.
   Вар Варуна вошел первым и сразу стал стрелять в кого-то на дальней стороне пещеры. Следом за ним влетели его молодые, за ними пошли те из наших, кто оставался с варами. Но наши даже не успели войти, как на варов обрушился целый дождь из ногатиков - носителей зародышей. Хорошая засада.
   Мы открыли ураганный огонь, но на каждом варе уже сидело минимум по два ногатика. Добрый десяток зародышей был расстрелян в воздухе, их едкая кровь пролилась на двух из троих упавших варов. Те дёрнулись в конвульсиях и затихли, огромная лужа универсального растворителя проникла даже за специальные доспехи. Игнорируя Вар Варуну, поток ногатиков рванул к нам, в первую очередь к островитянам. Мы устроили бешеную стрельбу, но их было очень, очень много. Со стороны пещеры их поддерживали взрослые машубасты - все те из наших, кто стоял около дверей и не был занят самообороной, вынуждены были стрелять внутрь пещеры.
   Сзади раздались вопли - это с тыла нас атаковали крупные машубасты, все тридцать. Я оценил обстановку и развернулся назад, сзади было опаснее. Попасть в машубаст было невероятно сложно. Они постоянно прыгали, маневрировали и приседали, чтобы уйти с линии выстрела. На нашем языке это называется "качать". Нас этому учили специально. Суть технологии заключается в том, что прицеливание и выстрел занимают некоторое время, и пока человек нажимает на курок, всегда можно уйти с линии атаки. Только очень опытные профессионалы стреляют не прицеливаясь, с движения, когда линия огня всё время перемещается, а на курок нажимают заранее, так, чтобы выстрел произошел тогда, когда ствол совместиться с целью. Это стрельба на угадывание, на вероятность, и только очень немногие профи умеют попадать при такой стрельбе. Островитяне этого не умели, а именно они защищали наш тыл.
   Впрочем, мои успехи были не лучше. Машубасты прыгали настолько быстро, что стрелять имело смысл в любую точку, кроме той, в которой находился зверь. Из тридцати выстрелов я попал только два раза. Нас спасло только огромное огневое превосходство, а также то, что машубасты мешали друг другу, их было слишком много для маленького коридора. Было бы их меньше, не обошлось бы без жертв с нашей стороны. А так они потеряли пятерых зверей и отошли. Повинуясь неведомой команде, стая ногатиков тоже развернулась и устремилась в боковой коридор - мимо той группы, что стояла у входа, и исчезла за поворотом. Внутри пещеры тоже всё стихло.
   Наши потери насчитывали троих варов и одного островитянина - матроса. Аису кровью ногатиков кое-где прожгло обшивку.
   Я отметил, что во время битвы матросы старались загородить собою тех, кого они считали благородными людьми - капитана, четырёх парней и девчонку. Причём происходило это у них как-то непроизвольно. Надо будет выяснить, почему. Вар Варуна подошел к третьему молодому вару - ещё живому, с ногатиком на лице, - прошептал какую-то молитву и застрелил его из излучателя.
   - Пап, а зачем дядя застрелил своего? - прошептал Иллиан.
   - Он заражен. Из него вскоре получилась бы машубаста.
   Фиу долго и выразительно посмотрел на меня.
   - Что дальше? - спросил я у Вар Варуны.
   - Заходим и убиваем матку. - и старый воин как ни в чём не бывало повернулся и потопал в пещеру, делая вид, что не заметил красноречивого взгляда Фиу.
   Из наших первым зашел Аис, осмотрел потолок и подстрелил пару ногатиков, всё ещё прятавшихся над входом. Только после этого мы вошли.
   Вар Варуна прекрасно знал закутки пещеры. Оказывается, пещера имела несколько пещер - ответвлений, имевших небольшие, почти незаметные входы на разной высоте. Мы поочерёдно зачистили их все. В них пряталось довольно много мелких машубаст. Это было просто - пока основная группа блокировала всё пространство перед очередной норой, Аис с Фиу заходили внутрь и очищали ход.
   Пока мы ждали очистки очередного логова, я спросил у одного из матросов, почему они прикрывают собою благородных? Ответ меня немного удивил:
   - Так их же мало, и они благородные. Мы люди простые, поели, поплясали - и на боковую. А вот с благородными весело, они все такие выдумщики: то новые танцы придумают, то игры какие, то машины паровые... и не ругаются обидными словами никогда. Без них будет хуже.
   Нравятся мне эти ребята, жалко будет, если вары прервут развитее этой цивилизации. Я видел много культур, но только в очень и очень немногих простые люди и знать находились в таких отношениях. Чаще имеет место паразитизм, обман и силовое подавление.
   Наконец дошла очередь до основной дыры, той, что была забаррикадирована костями и камнями. Теперь в ней зиял лаз, из которого, видимо, и выползли все новые ногатики. Несколько выстрелов из излучателей не оставили никаких воспоминаний о баррикаде, и перед нами открылся ход в пещерку, в которой нас ждала сама смерть - матка машубаст.
   - Маля, островитяне... матка машубаст очень опасна. Если мы её не удержим, проследите, чтобы между вашей дамой и маткой всегда кто-нибудь стоял. Ни в коем случае не суйтесь в пещеру. Если мы все погибнем, садитесь на корабль, отходите от берега на десять километров - машубасты плавают только на пять, - ремонтируйтесь там и никогда не возвращайтесь. Возвращайтесь только в том случае, если на борту появится машубаста, но тогда забудьте про свои благословленные острова, иначе занесёте заразу и погибнет весь ваш народ. Всё понятно? Иллиан, Один, вы тоже остаётесь с островитянами.
   Охотники поникли - они уже предвкушали побоище.
   - Не огорчайтесь, будут подвиги и на вашу долю - сзади три десятка крупных машубаст и стадо зародышей.
   - Мне нравится их дух, - сказал Вар Варуна, - наши бы на их месте только обрадовались, что остаются. Нам бы такую молодёжь...
   Аис вырубил исправленной рукой в камне ступени (чем удивил даже Вар Варуну), мы поднялись и вошли в пещеру.
   В руководстве по борьбе с машубастами отмечалось, что матки у них почти разумны и что в ряде случаев отмечались такие действия, которые невозможны без абстрактного мышления. В нашем случае матка машубаст поступила просто: для начала она швырнула в нас огромным камнем. Должно быть, все рабочие особи машубаст всё то время, когда не действовали нам на нервы, рыли эту пещеру и запасали для матки громадные каменюки. Нам повезло, что мы вошли недостаточно далеко. Глядя на то, как мы с Вар Варуной вылетаем из пещеры с ловкостью пробки от игристого вина, островитяне поняли, что мы имели в виду, когда пугали их большой опасностью.
   - Раньше эта пещера была совсем маленькой. - задумчиво сказал Вар Варуна, лёжа на спине и глядя в потолок.
   - Наверное, они отрыли её, пока островитяне спали, - высказал я своё предположения, глядя в потолок рядом с варом. Хорошо, что меня учили группироваться и падать с большой высоты.
   Кое-как мы поднялись с каменного пола и полезли в пещерку снова. Теперь впереди шли Птитр и Бий У (они успели пригнуться или прижаться к стене). Матка машубаст повторила свой фокус с камнем. Птитр перехватил камень в полёте, рука у него спружинила, и камень полетел обратно даже с большей скоростью, чем в начале. В глубине пещеры раздался глухой удар и стон. Машубаста ответила целым потоком небольших камней. Бий У и Фиу (и когда он только успел пробраться под нашими ногами?) поставили излучатели на большую мощность и сожгли камни в воздухе. До нас долетела лишь пыль, зато пыли было много, и она была очень, очень горячей. Дышать и смотреть стало невозможным, пришлось выходить из пещерки, предварительно запустив туда пару гранат. Впрочем, надежд на них не было никаких - машубасты давно научились бороться с такими умниками, как мы с варами, и всегда прячутся в небольших выемках.
   - Фиу, Бий У... отличная стрельба. Только больше, наверно, не надо.
   Через несколько минут мы опять двинулись на штурм. На этот раз на нас обрушились мелкие машубасты и одна крупная - наверное, всё, что осталось в резерве. Как я и ожидал, гранаты не помогли. Но мы были злы, мы были опытны, и вскоре от всех машубаст осталась лишь большая лужа на полу, во всяком случае, нам так казалось. Лужа опять перекрыла нам дорогу к матке. Пришлось ждать добрый час, пока кислота прореагирует с камнем. Птитр и Фиу стояли на страже, мальчишки забавлялись тем, что кидали в лужу остатки скелетов и смотрели, как те с шипением растворяются в кислоте. Все остальные (кроме островитян, которые охраняли нас от вторжения извне) в это время перекусывали.
   Панта не удержался и продолжил выпытывать из нас секреты:
   - А как вы переходите из мира в мир?
   Я не понял вопроса и потребовал уточнений. Оказалось, что все мои слова про другие миры, орбиты и галактики они поняли так, как будто рядом находится много параллельных миров, и все они параллельны их планете. Я, наверное, сам в этом виноват: когда я говорил о быстром перемещении между звёздными системами, я использовал слова "провалились в подпространство". Когда до них дошло, что рядом с ними много других звёзд, до которых даже свет идёт много лет, они были шокированы. Такого они не ожидали, они думали, что мы из какого-то южного царства, располагающегося в параллельном мире.
   - А какие люди там живут?
   Я показал на всю нашу группу. Наша команда достаточно разнообразна, чтобы навести ужас на кого угодно.
   - А как они живут?
   - По-разному. Есть миры, в которых люди что-то умеют, как в вашем, но в большинстве миров все едят то, что само растёт из земли и что можно собрать голыми руками. А если они поднимаются с этого уровня, то прилетают злые космические кланы и уничтожают всех, кого могут найти.
   - Да, ты говорил. Но мы про другое: как они наводят у себя порядок? Чему радуются? Что считают должным, а что недолжным?
   Я задумался. Возможно, у меня очень однобокое представление о Вселенной, поскольку нами обычно гасят разные пожары.
   - Скажу вам кратко: все народы барахтаются в дерьме, которое заливает всё, что только можно, и они едва успевают его разгребать. Вон, посмотри на Иллиана: вся его планета погибла от камней с неба, и только небольшое количество соплеменников ждёт, когда мы подготовим им новый мир. Или на Илиарсию: жизнь в её мире сопряжена с таким большим количеством сделок с совестью, что она предпочла убежать умирать в космос.
   Иллиан помахал островитянам ручкой. Удивлённые островитяне замолкли и сосредоточились на наблюдении.
   - Наверное, он хотел сказать, что в большинстве миров нет канализации, как у нас, и их заливают нечистоты? - шепотом сказал Маля другому благородному сударю спустя несколько минут.
   - Мне кажется, он имел в виду более широкое явление, - подумав, ответил тот.
   Маля помолчала и зашла с другой стороны.
   - Вы говорили, что у вас есть... как это? "Киноу"? А про что у вас бывает киноу?
   Моя команда - уставшая и злая - дружно промолчала. Так бы Маля и осталась без ответа, но тут возбудился стоунсенс. Он смотрит все сериалы и фильмы, которые только есть в памяти нашего корабля, а их там записано очень много ещё со времён Академии Космопола. Кроме того, он везде подбирает театральные постановки или фильмы всех времён и народов, причем записывает их себе прямо в память. Все фильмы он смотрит на повышенной скорости, но даже при этом он просмотрел ещё не все запасы. Иногда до него трудно докричаться. Стоунсенс не придумал ничего лучше, чем прислать свой ответ для озвучивания Фиу (так мы поступаем всегда, когда стоунсенсу хочется задать вопрос при чужих).
   Фиу дёрнулся, скосил глаза на экран лицевого коммуникатора и произнёс далеко не радостным тоном:
   - Кино бывает разное. Мне больше всего нравятся земные фантастические сериалы, где пришельцы прилетают для того, чтобы съесть всех землян или убить их ради освобождения планеты для себя.
   - Ух ты! - восхитилась Маля, - Вот бы посмотреть!
   - А ещё мне нравятся сериалы, где ожившие мертвецы преследуют немногих выживших людей, а те еле-еле успевают от них прятаться или убегать, - продолжал Фиу, грозно обводя нас взглядом и говоря нам всем своим видом: "Засмеётесь - убью". Сам он такое ни за что смотреть бы не стал, он предпочитает упражняться с мечом или рубиться с учебными роботами.
   Кое-кто из наших не выдержал и начал улыбаться. Я понял, что после следующей тирады стоунсенса мне придётся выносить трупы, и переключил Малю на себя, пересказал ей несколько особо интересных сюжетов. Маля оказалась шустрой девчонкой. Ей хватило нескольких секунд, чтобы сделать обобщение:
   - Они у вас все какие-то слишком упрощённые. У вас людей либо съедают, либо планета гибнет от катаклизма, либо от террористов. Гораздо интереснее было бы, если бы плохие пришельцы действовали не грубой силой, а через разрушение связей между людьми, через взаимное озлобление, а хорошие силы им противостояли.
   Этим она проняла даже меня.
   - Хорошая идея. Напиши сценарий, я пропихну тебя сценаристом на телевидение.
   Час спустя мы запустили в пещеру гранату и двинулись на штурм с упорным желанием сделать этот штурм последним. На этот раз нам никто не мешал, и мы смогли дойти до того места, где узкий ход немного расширялся, чтобы войти в более обширную пещеру.
   Весь пол пещеры был уставлен яйцами зародышей. Часть яиц были закрыты. Соваться в такое минное поле было просто опасно. В три ствола мы принялись перемалывать кладку. Когда закончили, пол покрывало сплошное покрывало из скорлупы и слизи.
   - Ты по-прежнему думаешь прыгнуть внутрь первым? - спросил я Фиу (при первоначальным планах предполагалось, что я закину Фиу внутрь, чтобы он мог развернуться и поджарить тех машубаст или ногатиков, которые надумают повторить засаду в духе той, что они устроили варам).
   - И почему нам вечно приходится прыгать в разную грязь по пояс? - заворчал Фиу.
   - Обычная белковая масса, ну, подумаешь, пахнет как дерьмо.
   - Как застарелое дерьмо, - поправил меня Фиу.
   Вар Варуна посмотрел на наш энтузиазм и сиганул в пещеру.
   Проклятие! Я не успел присесть, чтобы открыть сектор обстрела для задних рядов, Фиу вообще смотрел в этот момент в пещеру и не понял, что произошло.
   Старый вар развернулся в воздухе и приземлился лицом к нам. Приземлившись, он сразу начал стрелять, стрелять непрерывно. На пол пещеры посыпались ногатики. Если на входе в большую пещеру на нас пролился водопад ногатиков, то теперь на нас обрушилось цунами. Очевидно, в тот раз мы столкнулись с группой, которая должна была просочиться наружу и не очень настаивала на нашем убийстве. Эти были настроены иначе. Наши выстрелы рвали их на части ещё в процессе падения, но их было очень, очень много. Я присел на пол, чтобы второй и третий ряды могли внести свою лепту в уничтожение заразы, но ногатики всё равно приближались. А потом они начали прыгать.
   Один из зародышей прыгнул мне на грудь. Я подстрелил его в воздухе, капли едкой крови попали на варовский доспех. Как хорошо, что мы одели доспехи. Второй... третий... как хорошо, что мы... четвёртый! Как хо... Пятый! Пятый летел мне прямо на голову. Я закрылся рукой. Ногатик плюхнулся мне на руку, обхватил хвостом. Мне пришлось нагнуться вперёд, чтобы капли едкой крови не пролились мне на лицо, когда ногатик лопнет от прикосновения защитного поля. Так и произошло: ногатик лопнул, и к моим ногам вытекла целая лужа гадости. На это время я был вынужден прекратить стрелять. Этим воспользовалось сразу несколько машубастных зародышей. Один из них долетел до нашего новобранца, стоявшего во втором ряду. Тот инстинктивно отклонился назад. Упавший ему на лицо ногатик лопнул от касания защитного поля. Едкая кровь пролилась прямо на голову и горло бедняги. Он завыл.
   - Срочно эвакуировать! - завопил я растерявшимся новобранцам, стоявшим во втором ряду. Сам я всё продолжал стрелять, отстреливаясь от волн ногатиков. Сколько же их? Впрочем, их не так уж и много, около сотни, может быть, две сотни... просто пещера очень узкая, вот и кажется, что их много.
   За моей спиной возникла суета, я, не оборачиваясь, продолжал стрелять. Через несколько секунд из-за моей спины посыпались намного более точные и обильные выстрелы - сразу видно, что за дело принялась старая гвардия. Через секунду тотального истребления ногатики развернулись и отступили. В пещере стоял Вар Варуна - как это ни странно, совершенно целый, - и продолжал отстреливать отставших.
   - Заходите, тут некоторое время будет безопасно, - спокойно пригласил он.
   Мы вошли. Пещерка была совсем небольшая, размером с хороший автобус. Она изобиловала различными трещинами и нишами - скорее всего, именно в них машубасты и прятались от наших гранат. А ещё все стены пещеры были испещрены дырами и ходами различного диаметра, но большинство были совсем небольшими - локоть в диаметре, не больше. Теперь понятно, куда так быстро делись все ногатики. Из пещеры уходило и несколько больших ходов, где-то в их конце нас ждала ходячая смерть - матка машубаст. Моя команда беззвучно разделилась на несколько групп и принялась прочёсывать пещеру в поисках засады. Приятно посмотреть, великолепная выучка! Не зря мы столько времени провели на нашем тренажере.
   - Когда они успели всё это отрыть? - спросил я у Вар Варуны, становясь к нему спиной, чтобы контролировать свой сектор обстрела, - Неужели они так быстро роют проходы в скалах?
   - Вот в этом и есть вопрос, - пробормотал распорядитель охоты, - мне необходимо осмотреть верх большой пещеры.
   И ушел. Молча. Оголяя мой тыл! И ещё я не успел дать ему группу сопровождения! Зря он так. В этой пещере с любой стороны в любую секунду может вывалить сотня ногатиков, а он ходит, как по проспекту.
   - Обнаружен наш новобранец, - доложила Илиарсия.
   Бедолага лежал в глубокой нише, золотое сияние до сих пор облегало его. Машубасты, видимо, решили, что это очень ценный зверь, которому просто обязательно надо подсадить зародыша, и методично пытались приладить к нему ногатиков. У ног новобранца лежала цела дюжина неудачных попыток. К сожалению, машубасты клали их на него сверху. От его тела почти ничего не осталось.
   - Старпом.
   - Я, - отозвался Фиу с другого конца пещеры.
   - Вычеркнуть новобранца Стасу Зиу из списков команды.
   - Есть, - Фиу потыкал в сенсоры наручного коммуникатора. Где-то наверху, в бездонных глубинах памяти нашего корабля полученное от Фиу сообщение превратилось в список команд, которые даже в случае нашей гибели дойдут до штаба Богини, и родственникам Зиу будет отправлена похоронка с небольшой компенсацией. Ох, не окажемся ли мы все в этом списке к концу сегодняшнего дня?
   На входе послышались шаги. Это были трое наших новобранцев во главе с Вар Варуной. Наши шли правильно, оружие во все стороны, за ними топал Аис, пушка назад. Вар Варуна шел как по проспекту, оружие в пол. Что-то он расслабился.
   - Стаса Збика умер, - доложили новобранцы в ответ на мой вопрошающий взгляд.
   - Старпом...
   - Вычеркнул.
   - У меня плохие новости, - сказал старый вар.
   Сознаюсь честно: этой фразой он меня удивил. Чтобы в нашем положении можно было так сказать о новостях, они должны были быть действительно плохими.
  
   Глава 12. Плохие новости.
   - Мы столкнулись с очень старой и очень мудрой маткой. Она не просто сражается за жизнь, она планирует выбраться отсюда. В прошлый раз машубасты победили охотничью группу и уничтожили население всего острова. Но матка, вместо того, чтобы распустить солдат пастись по острову, заставила их рыть пещеры. Когда прибыла группа зачистки и залила весь остров огнесмесью, она сумела заставить своих солдат не выходить наружу. Как-то ей удалось заставить не выходить их даже тогда, когда пришли островитяне. Она ждала нас. Сейчас в этих пещерах - там, в глубине, - очень много взрослых машубаст. Они хранились всё это время в большой пещере, под солнцем, я нашел их лежбища наверху. Когда прибыли наши пароходные друзья, матка опять загнала своих солдат в дальние пещеры и начала играть с нами в игры. Она ждет, когда мы сочтем себя победителями и вызовем корабль. Тогда-то мы и получим массовую атаку в несколько тысяч взрослых машубаст.
   - Несколько тысяч?
   - По населению острова. Всех ей не удалось сохранить, но как минимум тысяча у неё есть. Я нашел их лежанки на верхнем уровне, там все скалы в следах тел. И ещё у них неведомое количество яиц.
   - А я-то думал, что обсчитался, когда считал убитых машубаст. Что будем делать?
   - Уничтожать их, - легкомысленно ответил Вар Варуна и двинулся в один из крупных ходов. Зря я наделся, что он скажет "зальём всю пещеру нейтронным излучением".
   - Аис, пошли сообщение Иллиану, пусть предупредит островитян о новом повороте дел.
   Из-за пределов хода, из большой пещеры послышался стук электромагнитного пулемёта. Старый, добрый земной пулемёт. Он установлен на платформе стоунсенса, тот способен управлять им дистанционно. Следом пришло сообщение от самого стоунсенкса: "Я подстрелил в дальних ходах двух машубаст". В конце сообщения был смайлик. Я отбил ему ответное: "Почему островитяне не стреляли? Лучше не выдавай себя, пусть они стреляют". "А они не видят так далеко в темноте", - ответил стоунсенс. Иногда он меня удивляет своими возможностями. Если честно, то почти всегда. Впрочем, если в пещерах под нами несколько сотен машубаст, то это уже не важно. Выйдут отсюда только Аис и стоунсенс.
   Я принялся отдавать команды - кто идёт впереди, кто зачищает боковые ответвления. За это время Вар Варуна успел ушлёпать на добрых пятнадцать метров вперёд. Он что, совсем рассудок потерял?
   - Господин распорядитель охоты! Варуна! - я окликнул вара, чтобы вернуть его под защиту сомкнутого строя, но договорить не успел. Ногатики опять решили попробовать нас на прочность. Одного, вылезшего из совсем маленького хода под потолком пещеры, я срубил ещё в полёте. Второго, который прыгнул на меня с другой стороны пещеры почти одновременно с первым, подстрелили новобранцы. Следом за первыми ногатиками последовали атаки ещё десятка - каждый раз с небольшим замедлением и с разных сторон. Поразив одного, надо было сразу разворачиваться, чтобы отразить атаку с противоположной стороны.
   Надо признать, очень эффективная тактика. Если бы мы не стояли сомкнутым порядком, то не отбились бы. Через несколько секунд ногатики перенесли внимание с моей группы на ту, в которой были Фиу и команда Илиарсии. С дальней стороны пещеры понесли звуки проклятий и боевые кличи. Мои новобранцы расслабились, глядя на чужой бой и пытаясь подстрелить дальних врагов, а зря: бегающие зародыши совсем о нас не забыли. Невесть откуда вылетел очередной маленький смертник и обвил хвостом ближайшего ко мне новобранца, Стаса Зви его зовут, кажется. Точнее, звали. Маленькое тело ногатика лопнуло, попав в защитное поле, и поток ядовитой жидкости хлынул прямо на шею бедняги, затекая под жилет варов. Зви даже не кричал. Сам виноват, нечего было пялиться на группу Фиу - ногатик прилетел с направления, которое должен был контролировать именно он.
   Добившись гибели очередной жертвы, ногатики опять забились в глубины своих нор и прекратили атаку. Я скомандовал Фиу вычеркнуть очередного погибшего и послал новобранцев за огнемётами островитян. Огнемёты были вскоре доставлены, и мы попробовали залить огнесмесью мелкие норы, из которых на нас планировали ногатики. Диаметр этих ходов был настолько мал, что в них не пролезал даже Фиу, и этими дырами были испещрены все стены пещеры. Ногатики могли атаковать нас самым удобным для них образом. Оставлять такую западню в тылу я не хотел.
   С огнемётами ничего не получилось: пламя но могло пройти достаточно далеко. Мало того, из-за них мы потеряли ещё одного новобранца: никто не ожидал, что эти ходы могут быть очень короткими и идти по кольцу. Когда Стаса Вик вставил раструб огнемёта в очередную нору и нажал на спуск, поток пламени вырвался из соседней дыры, расположенной на расстоянии не более полуметра, и пережег его пополам. Проклятие! Со стороны казалось, что эти огнемёты не такие уж и мощные. Теперь главной моей целью до конца дня будет охрана нашего последнего новобранца.
   Вар Варуна, который спокойно наблюдал за нашими усилиями из отверстия хода, наконец решил поделиться мудростью:
   - Ничего не получится. Эти норы могут тянуться на много десятков метров, ногатики просто переползут в соседнюю. Заканчивайте, пока все не обожглись. Пойдёмте лучше туда, где есть много крупных врагов.
   Пришлось с ним согласиться. Мы сожгли останки новобранцев, бросили огнемёты и двинулись за старым варом.
  
   Глава 13. Побоище.
   До этих пор мы воевали на территории, построенной варами. Хоть они и психи, но всё-таки люди. Они строят здания с горизонтальными полами, вертикальными стенами и вертикальными ходами со ступеньками. Теперь мы попали на территорию машубаст, и мы сразу это очень остро почувствовали. Больше всего это было похоже на путешествие внутри сыра, прогрызенного мышами. Мало того, что понятия горизонтальности и вертикальности машубастам были незнакомы, они ещё и сделали все хода невероятно кривыми. Кроме того, они наворотили множество горизонтальных и вертикальных пересечений. Представьте себе множество восьмёрок, расположенных в горизонтальных, вертикальных и наклонных плоскостях, пересекающихся друг с другом самым причудливым образом. Мы могли ходить по этим ходам за машубастыми веками и ни разу не встретиться - им достаточно было оставаться на противоположной части восьмёрки и не попадаться нам на пересечениях.
   Это понимание пришло к нам не сразу. Поначалу, когда ход разделился, мы решили, что нас слишком много, и пошли двумя группами - Илиарсия и дюжина её охранников по левому, моя команда и Вар Варуна по правому. Мы едва друг друга не перестреляли. Спасло нас только то, что у нас были фонари, а у машубаст нет. Кроме того, Суйу вовремя сделала стойку. Когда я увидел, что спереди на нас надвигается живая бесформенная масса, среди которой мелькают огоньки, я успел выкрикнуть: "Отставить огонь! Ложись!", и ребята, нервы у которых были на пределе, успели убрать пальцы с курков. В команде Илиарсии не успели вовремя сориентироваться, и потолок за нами получил несколько попаданий разрядов излучателей, а мы - каменную крошку за шиворот.
   Мы - как и договаривались - проигнорировали все правые повороты, команда Илиарсии - все левые, и в итоге обе группы встретились на пересечении "восьмёрки" и чуть было друг друга не перестреляли. Никто этого не ожидал - расходились мы в противоположных направлениях. Маленькое исследование, предпринятое в течение пятнадцати минут, убедило нас в том, что по этим перепутанным ходам мы сможем ходить до бесконечности.
   Вообще-то я очень умный. Если меня поставить лицом к лицу перед правильным решением и дать пинка, я, как правило, всегда могу увидеть, в чём суть дела. Но на этот раз хорошая идея шла до меня слишком долго. Получив отчёты от поисковых групп, я подумал, что за то время, пока мы тут занимались любительской спелеологией, часть машубаст могла просочиться наружу. Я вызвал Иллиана.
   Иллиан ответил не сразу, а когда ответил, то радостно сообщил, что они только что покрошили полсотни машубаст, а ещё полсотни промчались мимо и убежали из пещеры.
   - Зачем машубастам идти наверх? - задался Фиу вопросом. И сам себе ответил: - На корабль.
   - Иллиан! Скажи островитянам, чтобы брали вас и неслись на корабль галопом. Пусть отчаливают как могут - на веслах, на парусах, иначе останутся тут навсегда. Стоунсенса оставить.
   В коммуникаторе воцарилось молчание.
   - Пап, а как же ты? Мы без тебя не пойдём.
   - Если смогу, догоню вас.
   Идею о том, что я ещё могу и не смочь, Иллиан принимать не захотел. В коммуникаторе послышался рёв. Я слишком многого от него требую! Ему всего семь лет!
   - Пап, я без тебя не хочу!
   - Бегом!
   - Пап, я без тебя не хочу!
   - Бегом, или все тут останетесь!
   Было слышно, как Иллиан сквозь слёзы передает приказ. Илиарсия задёргалась.
   - Если ты сейчас уйдёшь и заберешь своих, я тебя пойму.
   Илиарсия дёрнулась ещё пару раз и осталась. У неё свои, очень сложные представления о чести.
   - Эта охота удалась. Я получаю огромное удовольств..., - прокомментировал Вар Варуна. Я подарил ему такой взгляд, что последними звуками он подавился.
   Следующие четверть часа мы взрывали все боковые ответвления. Завалы не были непреодолимыми для зверей - большого количества взрывчатки у нас не было, приходилось пользоваться гранатами и излучателями, но даже такие, слабенькие завалы должны были задержать машубаст на несколько часов. Правда, впереди оставались новые, неизведанные пещеры, в которых машубасты могли бы водить нас за нос сутками, но тут они имели глупость (для них) и счастье (для нас) напасть. Сплошная волна панцирей, лап и клыков потекла на нас по основному ходу. Крупные, откормленные твари, двести лет ждавшие крови. Казалось, ничто не сможет остановить эту волну. Мы встретили их многослойным огнём: стреляли все стволы нашей группы, для чего кое-кому пришлось лечь на пол, а кому-то стрелять поверх голов.
   Излучатели, установленные на максимальную мощность, порвали первые ряды машубаст на куски. Но даже у излучателей есть своё предел, он пробивают где-то десять - двенадцать машубаст в ряд. Вскоре на нас двигался вал мёртвых тел: те из машубаст, до которых не могли дотянуться наши выстрелы, толкали трупы своих одноплеменников на нас. Хуже всего было то, что наклон пещеры был в нашу сторону. Опять пришлось отступать: вал из трупов машубаст с их едкой кровью был непреодолимым препятствием.
   Решение было очевидным. Мы разблокировали боковой ход, зашли по нему в тыл машубастам и ударили прямо по сплошной толпе, натужно толкающей трупы впереди.
   Вы представляете себе, что такое "тысяча машубаст"? Один вагон трамвая при максимальной давке вмещает около сотни человек. Представьте себе десять таких вагонов. Или, что ещё лучше, представьте себе пригородный электропоезд в десять вагонов, который в выходной день высыпал всё своё содержимое на узенькую платформу конечной станции в зоне отдыха. Но если люди стоят на полу, то в нашем случае машубасты были везде, в том числе на стенах и на потолке. Вот такую картину мы и застали, выскочив из бокового хода в тылу у машубаст.
   Деваться им было некуда. Они смотрели вперёд, ожидая момента, когда вал тел их собратьев вытолкнет нас в большую пещеру и они смогут задавить нас массой, и потому даже не сразу нас заметили. Мы успели уничтожить несколько десятков задних зверей, прежде чем передние поняли, что происходит. Они попытались проделать с нами такой же фокус, как и прежде, создав вал из мёртвых тел, но мы уже были опытными и не допустили этого, пустив в ход последние из гранат для подствольников. Кроме того, наклон пещеры теперь был в сторону машубаст, и мы могли не опасаться едкой крови. Да и конфигурация пещеры не помогала машубастам: пещера здесь шла на расширение.
   Пальба продолжалась целую вечность. Машубасты, которым уже нечего было терять, кидались на нас толпами и толпами же сыпались на пол. Несколько раз они оттесняли нас от бокового хода, из которого мы выскочили, вглубь основного тоннеля. Это было нам только на руку: оставшиеся в боковом ходу четверо ребят из команды Илиарсии крошили тварей с фланга, оставаясь для них незамеченными, потом мы взрывали гранатой образовавшийся завал из трупов и шли в наступление. Звери пугались и откатывались, затем соображали, что нас можно только задавить числом, и снова кидались вперёд. Так прошло несколько циклов. Разряды излучателей не видны сбоку, и машубасты, сами так любившие засады, не могли сообразить, почему их товарки, добежав до бокового хода, валятся с лап. А потом стало некого убивать.
   Вся поверхность пещеры была покрыта убитыми машубастами. Кислая вонь крови машубаст стала настолько сильной, что мы едва дышали. Побоище продолжалось восемь минут пятнадцать секунду, если верить часам моего нашлемного коммуникатора. Мне не хотелось ему верить. На мой взгляд, прошла целая вечность, в течение которой я отстреливался от летящих на меня со всех сторон когтей, клыков и кувыркающихся тел.Теперь на месте врага виднелась только большая груда мяса.
   Я несколько увлёкся обозрением результатов в поисках спрятавшихся под телами затаившихся машубаст, и был за это немедленно наказан. Матка машубаст подобралась с тыла и исполнила свой любимый фокус с метанием камней. Старая карга, судя по всему, была здесь уже давно, ещё с тех времён, когда мы боролись с её детьми. Всё это время она примеривалась и любовно расставляла свои каменюки, а теперь принялась их кидать нам в спины.
   Всю битву я держал последнего из наших новобранцев за своей спиной. Я думал, что так я его спасу. В итоге это спасло жизнь мне. Ну почему, почему никто из нас не обернулся сразу после окончания огня? Первый камень, брошенный маткой, проломил позвоночник новобранцу и бросил его на меня. Я упал. Второй камень пробил одного из парней Илиарсии. Третий камень снёс Аиса, и помятый робот отлетел на вершину груды убитых машубаст. Четвёртый камень наша группа не дала шанса бросить, открыв ураганный огонь, но было уже поздно: матка уползла за поворот хода.
   Пока все смотрели в сторону матки, я успел встать и навести оружие на побоище. Я не я буду, если затаившаяся под трупами машубаста не попытается атаковать наших с тыла. Так и вышло: в воздухе мелькнуло распластанное в прыжке тело. Мой излучатель разорвал его пополам.
   Все те, кто смотрел в сторону матки, дружно повернулись в сторону убитых машубаст. Насколько же мы предсказуемо и шаблонно мыслим! Я ожидал этого и повернулся в сторону матки. Та высунула морду из хода, но, увидев мою готовность, сразу спряталась.
   - Интересно, когда вы научитесь не поворачиваться в одну сторону все сразу?
   - Брось, капитан, мы же положили почти тысячу машубаст, дай людям расслабиться, - устало сказал Фиу.
  
   Глава 14. Королева машубаст.
   Сразу трое парней из команды Иллиарсии, а следом за ними Грумгор бросились вслед за маткой.
   - Назад! - дружно рявкнули мы с Вар Варуной.
   Бегущие остановились. В подтверждение наших слов матка, разочарованная отсутствием жертв в её засаде, кинула огромный камень из-за угла, неприцельно, и ни в кого не попала. Сила, с которой камень ударился в потолок хода, произвела впечатление на энтузиастов, и они попятились. К сожалению, у нас уже не было гранат, чтобы послать матке ответный привет.
   Мы собрались в "ёж". Как могли, постреляли по трупам машубаст - чтобы исключить выживание спрятавшихся. Даже одна машубаста при удачном стечении обстоятельств может уничтожить половину команды. За это время Аис успел сползти с вершины кучи трупов. Одна рука у него была погнута и не двигалась, нога также была погнута и двигалась лишь в небольших пределах. Без хорошего пресса или как минимум кувалды починить их не представлялось возможным. Корпус был во многих местах проеден кровью тварей.
   Птитр подошел поближе к повороту хода и бросил за угол огромный камень - судя по всему, с тем же эффектом, что и матка до этого, то есть с никаким. Мы двинулись на добивание. Первым шел Аис - наш единственный козырь в борьбе с маткой. Через тридцать метров показалось отверстие входа в более крупную пещеру. Первым вошел Аис. Его команда была более чем странной:
   - Назад! Вперёд!
   Потолок над нами стал рушиться, и мы решили, что впереди безопаснее. Аис в это время открыл огонь по кому-то над нами. Потолок хода обвалился, перекрывая нам выход обратно. Впрочем, завал был небольшим, мы такой за десять минут разберём. Причина замешательства Аиса стала ясна сразу по входу в пещеру. Оказалось, что матка подкопала породу над потолком входа, и когда мы подошли, обрушилась на тоненькую перемычку, очевидно, предполагая завалить нас камнями и прижать своим весом. Когда затея не удалась, она скрылась в расщелине, перегороженной большим камнем.
   Большая пещера королевы машубаст была размером примерно с четырёхэтажный дом. Сложность была в том, что к расщелине вела только одна более-менее проходимая тропка, и подходить мы могли к матке только по одному, что было равносильно самоубийству. Я припомнил то, что видел в детстве в популярном кино про альпинистов. Эти ребята как-то ухитрялись лазить по отвесным скалам, цепляясь за мельчайшие выступы. Кто у нас может лазить по скалам? Птитр клялся, что в детстве лазил, Фиу тоже любит высоту. Похоже на то, что нам придётся залезть на потолок пещеры и оттуда застрелить матку. Я поделился идеей с Птитром и Фиу. Те не пришли в восторг, но согласились. Птитр немного погудел на то, что лазить по скалам полагается со страховочной верёвкой и крючьями, хотя бы закладными, но быстро успокоился - высота была не такой уж и большой.
   Мы закинули излучатели за спину и полезли, оставив всех остальных прикрывать. Птитр и Фиу шли впереди, показывая мне зацепки. С каждым шагом вперёд я поражался всё больше и больше тому, на каких маленьких выступах может висеть человек! Иногда я сам не понимал, на чём я держусь - и ноги, и руки прислонялись к скале исключительно на трении. Хорошо ещё, что начальный участок был относительно пологим, с большим количеством неровностей - машубасты, которые создавали или расширяли эту пещеру, не утруждались полировкой. Но впереди нависал участок с отрицательным наклоном, и на чём я буду держаться там, я не представлял. Атаковать машубасту предстояло именно с него.
   Мои худшие опасения подтвердились самым печальным образом. На отрицательном участке хвататься было абсолютно не за что. Даже трещины в скале шли только вертикальные. А у меня уже руки устали... Птитр, как ни в чём не бывало, смело полез дальше. Фиу вообще гулял по этим трещинам как по проспекту. Ему хорошо - он в них помещается почти целиком, может распираться всем телом. Я завис на последнем выступе, который ещё прилично было называть "зацепкой", и стал ждать, когда боевые товарищи наконец-то заметят моё бедственное положение. Заодно я дал отдохнуть рукам, держа их на уровне груди. Звать на помощь я не мог - мы соблюдали молчание.
   В этот момент вся группа снизу открыла ураганный огонь. Оказывается, наверху было целое лежбище небольших машубаст, и они решили, что сейчас самое время, чтобы нами пообедать. По трещинам они скакали, как по лестницам. Товарищи стреляли точно и быстро, и ни одна тварь к нам подобраться не смогла, но пришлось пережить несколько неприятных минут, когда на нас сыпались осколки камней, а мимо пролетали клочья тел машубаст. А ноги у меня стояли на очень покатой поверхности... К концу этих двух минут я уже еле держался.
   Птитр, укрываясь одной рукой от камнепада, наконец-то увидел моё затруднение. Подойдя поближе, он торжественно сунул кулак в вертикальную трещину (а пальцев у него то ли десять, то ли двадцать, и все тонкие - тонкие) и сжал его там. Потом он поставил сапог в трещину и расклинил его. Я попробовал повторить и понял, что так я смогу простоять хоть весь день. Трещина держала сапог прекрасно, да и кулак в трещине создавал прекрасную опору при совсем небольших усилиях. И как я сам не догадался? Цеплялся из последних сил за совсем - совсем маленькие зацепки.
   С пола пещеры казалось, что потолок совсем близко. Сколько тут - восемь - девять метров? Третий этаж дома, камнем докинуть можно. А теперь, когда мы висим наверху, люди внизу кажутся маленькими - маленькими. И почему сверху вниз кажется намного выше, чем снизу вверх?
   Камнепад прекратился. Мы двинулись дальше, на столь пугавшую меня отрицательную поверхность. Это оказалось совсем нетрудно. После того, как Птитр показал мне свои приёмы, лезть было не труднее, чем по вертикальной скале. Кроме того, за первыми выступами открылась прекраснейшая горизонтальная трещина - разлом, которую не было видно снизу. Мы очень быстро продвинулись на те несколько метров, которые отделяли нас от входа в зону поражения королевы.
   В эйфории от такого лёгкого передвижения я поторопился и свалил маленький камешек. Провожая его взглядом, я увидел почти прямо под собой матку машубаст. В обеих передних лапах у неё было зажато по прекрасному крупному камню. Судя по всему, она готовила сюрприз тем, кто стоял на полу пещеру. Камешек долетел до скалы, которая закрывала матку от наших товарищей, и отлетел в противоположном направлении. Машубаста его не заметила. Я немного перевёл дух. И тут коммуникатор ожил и голосом Иллиана произнёс: "Пап, островитяне нас бросили, в джунглях!".
   Клянусь, машубаста дёрнулась от удивления. А потом начала поворачиваться, чтобы сыграть с нами в кегельбан. В этом кегельбане мы станем прекрасными, доступными кеглями. Это будет призовая игра для неё - промахнуться на таком расстоянии было невозможно.
   Я понял, что не успею ни снять излучатель с плеча, ни попросить о помощи нижнюю группу. Оставалось только одно - стрелять в бестию из перевёрнутого положения, надеясь попасть, не целясь, нажимая на курок за спиной (я надел излучатель наискосок через себя дулом кверху, чтобы не мешал лазить). Заклинив оба сапога в трещине, я откинулся назад, нащупывая в ходе падения излучатель. Надежд на то, что заклиненные сапоги удержат меня после того, как я со всего размаху хлопнусь спиной о скалу (я сгибал ноги в коленях), не было никаких. Но хоть Птитра с Фиу спасу...
  
   Глава 15. Брошены в джунглях.
   Иллиан не мог представить, что папа отослал его от себя с чужими людьми. Умом он, конечно, понимал, что на пароходе им всем будет безопаснее, но чувства наотрез отказывались представить жизнь в одиночестве. Что он будет делать, если папка и вся его команда погибнут? Они были единственным, что у него было. Даже его народ кружился в сжатом виде где-то на окраинах жизненной зоны космоса. Он был один - одинёшенек во всём космосе! Эти мысли не давали Иллиану успокоиться, и всю дорогу до выхода из храма он непрерывно плакал, не в силах сосредоточиться на войне с машубастами.
   К счастью, островитяне были достаточно внимательны. Когда одинокий ногатик рискнул напасть из высокой трещины, они уничтожили его до того, как он приблизился. Этот случай заставил Иллиана немного собраться, тем более, что плакса Один, как это ни странно, совсем не плакал, хотя находился почти в таком же положении, как и он: в логове машубаст осталась его мама. Именно благодаря Одину они не отстали от островитян: когда те увлекались и начинали удаляться, именно Один окликал их и возвращал обратно. Даже дама островитян - несмотря на свои коротенькие ножки - перебирала ими так быстро, что взрослые значительно опережали детей. Так они дошли до выхода из храма. Другие машубасты им не встретились.
   Перед выходом из храма островитяне устроили привал. После очень быстрого передвижения по коридорам он был необходим всем, тем более, что никто не знал, что их поджидает на пути к кораблю. В джунглях таилось несколько десятков тварей, и один Создатель знал, где они сейчас бродят.
   Иллиан вызвал дядю Суэви. Дядя Суэви кружил где-то над побережьем и обещал быть через несколько минут. Он тоже потерял след основной группы тварей и никого не видел, кроме дозорной пары машубаст на пляже морских зверей.
   Островитяне поднялись и двинулись к джунглям. Поляну перед храмом пересекли спокойно, засады над входом не было. Первые сто метров джунглей преодолели без единого препятствия. Все уже воспрянули духом, появилась надежда, что они дойдут до корабля спокойно, как в чаще справа что-то хрустнуло. Хруст был резким, не оставляющим никаких надежд на случайное происхождение. Тренированные последними днями островитяне сразу выставили во все стороны излучатели и огнемёты, настороженно поводя им по сторонам. Из чащи никто не появился. Хруст повторился, на этот раз слева.
   Замедлившая было ход группа ускорила шаг. Иллиан и Один начали отставать. Один окликнул островитян, но не громко, как в пещере, а потихоньку, чтобы не созвать всех машубаст острова. Шедший в арьергарде матрос даже не повернул головы, только прибавил ходу. Расстояние между взрослыми и детьми всё увеличивалось и увеличивалось, Один и Иллиан уже непрерывно бежали, забросив излучатели на спину и наплевав на всякую осторожность - только бы не отстать! Но группа взрослых всё удалялась, сначала она ещё была немного видна, мелькая между деревьями, но когда дети вылетели на очередную полянку, на которой тропинки расходились в разные стороны, то поняли, что безвозвратно потеряли основную группу.
   В чаще опять раздался хруст. Иллиан и Один встали спиной к спине и выставили излучатели.
   - Что будем делать? - спросил Один.
   - Может, к папе вернемся? - предложил Иллиан.
   Перспектива возвращаться несколько километров по джунглям в кишащую машубастами пещеру им не понравилась.
   - Может, на дерево влезем? - подумал Один.
   - Ты же по деревьям не умеешь лазить, лопух! У тебя передние лапы в разные стороны торчат, ты дерево не обхватишь!
   - Сам ты лопух, как будто ты такое дерево можешь обхватить!
   Они дружно посмотрели на соседние деревья. Огромные стволы как минимум метрового диаметра пропадали где-то в вышине, у основания не было ни единой веточки, за которую можно было бы зацепиться. Если не считать не внушающие доверия лианы, конечно.
   - Можно ступеньки вырезать излучателем.
   Они повторно посмотрели на деревья. Вырезать ступеньки пришлось бы метров пятнадцать, если не все тридцать. В чаще опять что-то хрустнуло.
   - Может, просто маме позвоним?
   Иллиан достал коммуникатор:
   - Пап, островитяне нас бросили, в джунглях!
   Папка не ответил, из коммуникатора доносились только звуки атмосферных помех и какое-то странное сипение. Один позвонил маме, но у той коммуникатор вообще не отвечал.
   - Видимо, они заняты. Ну, давай резать ступеньки. Я режу, ты охраняешь.
   За несколько минут они убедились в том, что даже по ступенькам Один не мог взобраться на дерево. Его космические ботинки с металлическими магнитами (для ходьбы в невесомости), кое-как надетые на лапы с крючками, соскакивали с маслянистой поверхности дерева. Кром того, он просто не мог, как Иллиан, обхватить дерево руками под нужным углом: конечности у Одина торчали в разные стороны под прямым углом от туловища. Да и у Иллиана дела шли не лучше: дерево в местах порезов выделяло какую-то маслянистую жидкость, с которой соскальзывали и перчатки, и ботинки, кроме того, эта жидкость жгла руки. За пять минут они взобрались едва на четыре метра, и то только благодаря тому, что за деревьями иногда слышался хруст. Стало ясно, что если они будут продолжать подъём, то это будет смертным приговором самим себе: кто-нибудь из них обязательно соскользнёт и упадёт.
   - Меня больше руки не держат, - признался к исходу пятой минуты Один и начал слезать.
   Иллиан стоял чуть выше и потому первым успел увидеть машубасту, которая набирала скорость для прыжка. Он собирался прорезать следующую ступеньку, а потому ему оставалось лишь слегка довернуть излучатель. Оружие негромко пискнуло в руке, машубаста взвыла и скрылась за деревьями. Она прыгала настолько быстро и непредсказуемо, что Иллиан лишь немного поджег ей спину.
   - Ты нормально?
   - Нормально, - отозвался снизу Один.
   Из-за этого отвлечения внимания, а также из-за того, что Иллиан вынужден был стрелять поверх второй руки, которой держался за зарубку на дереве, он чуть не проворонил вторую машубасту. Она вылетела из джунглей вслед за первой и бросилась на Одина. Один принял единственно верное решение в этой ситуации - он прыгнул с дерева на лиану. Лиана, как это ни удивительно, выдержала. Бестия с разбега шлёпнулась о ствол дерева чуть ниже того места, где был Один. Иллиан принялся стрелять в машубасту, но только немного повредил хвост: и этот зверь оказался очень ловким и подвижным. Получив отпор, машубаста скрылась в джунглях.
   Один на удивление ловко спустился по лиане - тут его лапы с крючковатыми зацепами пригодились как нельзя лучше. Иллиан слез вслед за ним и предложил:
   - Может, по лианам попробуем взобраться?
   Один оценил расстояние:
   - Нет, такую высоту мне не одолеть. Давай лучше выберемся куда-нибудь на открытое место, к скалам? Там они не смогут неожиданно атаковать, мы их издалека увидим. Потом дядю Суэви позовём, наших...
   При упоминании о взрослых Иллиан ненадолго впал в панику: прошло пять минут, а папа так и не ответил. Возможно, никого из взрослых уже и нет... Потом до мозга дошло имя "Суэви".
   - Дядя Суэви! Дядя Суэви! Вы где?
   Коммуникатор ответил немедленно:
   - Над вами. Сквозь чащу я вижу только пёструю одежду островитян, но я точно над вами. Вам осталось до берега совсем немного.
   - Они нас бросили! Мы на поляне, недалеко от храма! Мы пойдём на восток, к берегу! Ищите нас там! До связи!
   Из коммуникатора раздалось невнятное шипение, похожее на те слова, про которые папа Волд говорил, что они плохие. Коммуникатор отключился. Иллиан и Один собрались идти, но тут возникло неожиданное затруднение. Солнце близилось к заходу, и они никак не могли решить, где же восток.
   - Мама говорила, что если встать лицом к востоку, то правая рука будет смотреть на солнце, вот я и стою правой рукой к солнцу, - настаивал Один, показывая на юг.
   - Дурак ты, - горячился Иллиан, - папа говорил, что если смотреть на солнце, левая рука будет на восток, но сейчас же вечер! Надо спиной к солнцу стоять, тогда левая рука покажет на восток!
   - От дурака и слышу!
   - А ты тормоз!
   - А ты корова рогатая!
   Так они проспорили несколько минут, пока хруст в лесу не напомнил им о действительности. Они дружно решили позвонить дяде Суэви. Дядя Суэви сказал, что Иллиан ближе к истине, но на восток смотрит не рука, а лицо, и что он сам сейчас у храма, забирает свой маленький излучатель из хранилища, скоро будет, просил подождать. Ждать дядю в темнеющем лесу им совсем не хотелось, и они двинулись на восток с намерением выйти к берегу и по песочку дойти до корабля.
  
   Как это ни удивительно, они действительно смогли дойти до берега, точнее, добежать. Хруст веток то слева, то справа от них придавал силы, и они неслись не хуже островитян. Дошли менее чем за полчаса, никто им не встретился, кроме одинокого ногатика, от которого они просто убежали. Выскочив на берег, они поняли, что их первоначальная идея - идти вдоль берега - была не очень реальной. Берег представлялся им в виде длинного пляжа с белым песком и лазурным прибоем. Таким он был в тех местах, куда их команды ненадолго выпускали на отдых. Тут же их глазам предстал высокий, обрывистый, весь изрезанный бухтами и с уходящими далеко в море каменными грядами обломков совершенно непроходимый берег. Идти по нему вдоль острова казалось совершенно невозможным. Дядя Суэви так и не появился.
   Иллиан с Одином выполнили первую часть своего плана - выползли на каменную гряду, уходящую в море, и принялись ждать. Тут машубасты хотя бы не могли застать их врасплох. Сидеть на мокрых и холодных камнях, на сильном морском ветру было не очень приятно. Вызвали дядю Суэви. Тот отозвался сразу, но ничем обрадовать не смог: машубасты сидели на ящиках с оружием, стоявшими перед входом в храм, и он не мог забрать свой излучатель. Дядя Суэви не брал с собою оружие, чтобы как можно дольше продержаться в воздухе, и теперь оказался совершенно беспомощен.
   Они посидели еще пять минут. Стало скучно. От нечего делать они стали разглядывать окрестности и рассмотрели, что противоположная сторона бухты вся иссечена очень даже удобными для восхождения трещинами. На всех планетах, на которых им удавалось побывать, дядя Фиу тренировал их в скалолазании - пока папа Волд не видит. Им это нравилось. Соседняя каменная гряда выглядела вполне проходимой, и они решили перевалить через неё, чтобы посмотреть, не стоит ли корабль в пределах видимости.
   Они вернулись обратно на берег, прошли через бухту по гальке и начали карабкаться на обрыв. Это им удалось без особых сложностей, но зато, взобравшись на очередную скалу, горделиво возвышавшуюся над прибоем, Иллиан и Один обнаружили, что вся соседняя бухта полным - полна машубаст. Некоторые звери вертелись, осторожно выглядывали за гребень следующей гряды, и несомненно готовились к нападению на кого-то в следующей бухте. Очевидно, это был корабль островитян. Остальные занимались тем, что отчаянно лупили друг друга. Побежденные отползали в сторону и застывали в позе животами кверху.
   - Что это они делают? - удивился Иллиан.
  
   Малия Дилель едва успевала за мужчинами, которые неслись к шлюпкам со всех сил, и потому не могла сосредоточиться на внутренних мыслях. Подозрительные потрескивания, раздававшиеся всё ближе слева и справа, тоже не способствовали глубокой задумчивости. Позади неё шло трое матросов, и она была уверена, что они следят за доверенными им детьми. И только уже недалеко от берега, случайно скользнув взглядом по ближайшему матросу, она увидела сжавшиеся в точку зрачки и почувствовала тревогу. Матросы были в состоянии безы! Беза, проклятие их расы! Стоило простым людям сильно испугаться или рассердиться, как они впадали в состояние безы, при котором всеми поступками человека управляют либо страх, либо гнев.
   В состоянии безы простые люди не слышат слов, не воспринимают логических уговоров, единственное, что может на них хоть как-то повлиять - это командирский рык того, кого они привыкли считать вожаком. Всех благородных людей в университете учили издавать такой командирский рык. Малия остановилась и по всем правилам завопила: "Стой!"
   Благородные судари и капитан остановились, матросы, бестолково притаптывая на месте и поводя вокруг бессмысленными взглядами точечных зрачков, полушажками продолжили двигаться к берегу, обтекая благородных сударей, как вода. Миновав последнего из благородных, они припустили к берегу со всех ног. Малия поняла, что их сейчас не остановит ничто: среди деревьев мелькали отблески воды.
   - В чем дело? - удивленно спросил Миро Рапаэль, провожая взглядом матросов: дробление группы ему явно не понравилось.
   - Они в безе. Потеряли детей.
   Благородные судари дружно выдохнули: потеря детей легла бы огромным бесчестием на их рода на много поколений.
   - Давайте проследим, чтобы эти безголовые погрузились в шлюпку и не забыли головы на месте, а потом пойдем искать детей, - предложил капитан, - пока они в безе, могут решить и вплавь до корабля отправиться, вместе с оружием.
   Капитан почти угадал: матросы погрузились в шлюпку и даже не бросили оружие, но не отвязали конец, которым шлюпка была привязана к торчащему из земли корню. Благородные судари застали их бешено работающими веслами. Трос был натянут до предела, шлюпка, разумеется, с места не двигалась, подпрыгивая на волнах в десяти метрах от берега. Никто из матросов не мог сообразить вернуться и развязать трос, паника заставляла их только сильнее налегать на вёсла. Капитан попытался развязать трос, но совместные усилия матросов затянули узел до предела. Тогда капитан просто пережег канат излучателем. Шлюпка помчалась к кораблю.
   - Все, можно уходить, - бросил капитан мрачно молчащим благородным сударям.
   Каждое проявление безы всегда печалило благородных людей, напоминая им о том, насколько близко находится тёмная сторона. Капитан поторопился с выводами. Шлюпка дошла до середины и встала на месте. Матросы в шлюпке растеряно вертели головами и не гребли.
   - Что это с ними? - удивилась Малия.
   Капитан, который чаще встречался с приступами безы, догадался первым:
   - Беза начала проходить, но не прошла. Они испугались, что на корабле их осмеют за бесчестье, но страх не дает им вернуться назад. Так они могут болтаться на середине ещё очень долго. Первая же машубаста их потопит играючи, если они сами с этим не справятся до этого. Что более чем вероятно.
   И, набрав в лёгкие воздуха, капитан изо всех сил заорал:
   - На корабль! Немедленно, мерзавцы, или всем головы поотрываю!
   Матросы дёрнулись, но с места не двинулись. Капитан прыгал на песке и извергал жуткие ругательства, но шлюпка так и болталась на полпути к кораблю. Матросы только ниже пригибали головы. Пришлось сталкивать в воду вторую шлюпку и плыть к матросам. Только после того, как капитан перепрыгнул в первую шлюпку и надавал пощёчин, матросы позволили себя уговорить в том, что им действительно приказали возвращаться на корабль.
   Уставшие и измученные благородные люди вернулись на берег и углубились в джунгли на поиски детей.
  
   Расклиненные в трещине сапоги, как и следовало ожидать, не выдержали. Я успел дотянуться до спускового курка до того, как они вылетели, но стрелять из-за спины в перевернутом положении - не самое приятное дело. Очередь разрядов моего излучателя лишь немного повредила лапу твари. Вторую очередь я дать не успел - сапоги выскочили из трещины, и я спикировал точно под челюсти машубасты. В полете мне удалось оттолкнуться от скалы и перевернуться ногами вниз, но удар все равно был силён, я сильно стукнулся и соскользнул куда-то в сторону. В первые секунды я полностью потерял ориентировку. Когда зрение и чувство пространства восстановились, я увидел нашу милую собачку Суйу, летящую прямо в морду матке машубаст. Никогда не думал, что она умеет летать. Для прыжка это было слишком высоко.
   Суйу шмякнулась о бронированную морду машубасты, сползла к горлу и без долгих раздумий вцепилась в него. Машубаста покачнулась, хлынула едкая кровь. Суйу задымилась и перестала существовать. Крови было так много, что она обуглилась до костяка за какую-то секунду. Следом за Суйу под потолок пещеры воспарил Аис. Сегодня день сюрпризов? Мы вроде не ставили ему антигравитатор. Неужели мальчишки сами поставили? Это смертельно опасно! Выживем - на месяц поставлю в угол.
   Аис описал в воздухе правильную параболическую кривую и еще в воздухе разрезал матку крест - накрест на четыре части. На его счастье, он упал не в лужу крови, а немного сбоку, со страшным металлическим грохотом. Похоже, он не летал, а его просто каким-то образом катапультировали. Тут сознание меня покинуло.
   Когда сознание через некоторое время решило заглянуть обратно и проверить состояние своего тела, я обнаружил вокруг себя своих товарищей, которые отчаянно стреляли во все стороны. Сознание решило, что ему это лучше не видеть, и пошло погулять снова. Окончательно вернулось оно только спустя несколько минут. Я открыл глаза и обнаружил перед собой улыбающегося Фиу (а улыбающийся кот - это, надо сказать, достойное зрелище). Вокруг меня с заботливым видом стояла вся группа, вдалеке виднелся красный от горя Грумгор над останками Суйу.
   - Не бойся, капитан, мы тебя вылечим, - торжественно произнёс Фиу и вытащил из моего медицинского пакета голубую ампулу. Ещё до того, как я успел завопить: "Не смей, она с антибиотиками и снотворным!", он ловко воткнул мне её в руку. Я опять провалился в беспамятство.
   Очнулся я на носилках. Меня куда-то несли. Мимо проплывали стены пещеры. Отовсюду жутко пахло кровью машубаст. Очевидно, мы проходили место недавнего побоища. Первым, кого я увидел, был Валли. Заметив моё пробуждение, он поспешил меня успокоить:
   - После того, как мы уничтожили матку, на нас хлынули все, кто остался. Видимо, она их придерживала для какого-то плана, а после её смерти они решили от нас избавиться самым простым способом: завалить телами. Мы отбились.
   - Остановите, - приказал я, - я себя чувствую прекрасно. Главное - это не дайте Фиу всадить мне второй заряд снотворного.
   Они даже не подумали выполнять.
   - Ты бы видел себя со стороны, - послышался голос Фиу из-под носилок, - весь в крови, а что ты выделывал, пока был без сознания! Метался, кричал, что поставишь детей на месяц в угол...
   Мысль об угле отвлекла меня.
   - Как Аис научился летать?
   - Никак. Когда Бий У увидела, как ты пикируешь на матку, она без долгих раздумий кинула в неё сначала Суйу, а потом Аиса. Хотела и меня, да не пришлось.
   Что-то такое о детях, какая-то мысль продолжала беспокоить меня. Угол... летающий Аис... Всё-таки я здорово приложился головой.
   - Какая у нас теперь задача? Что говорит Вар Варуна? Зачистка всех пещер?
   - Вар Варуна сказал, что охота завершена. Матка убита, мы уходим. Крейсер заливает весь остров защитным полем, и прощайте, машубасты.
   - Да ну? Он такое смог сказать? А я думал, мы отсюда не уйдем до последнего ногатика. Что же, это к лучшему. И остановите проклятые носилки!
   Бий У и Птитр остановились (это они, как самые сильные особи нашего отряда, несли меня). Я спустил ноги на землю. Какая-то мысль всё висела в голове... Дети! Иллиан и Один одни в джунглях!
   - Илиарсию сюда!
   Осторожно, чтобы не вступить в лужу крови машубаст, по проходу приблизилась Илиарсия.
   - На коммуникатор давно смотрела? - прозвучало это не очень вежливо, но меня можно было простить: голова просто раскалывалась.
   Илиарсия посмотрела на руку. Экран её коммуникатора даже не мигал.
   - Выключила случайно. Нашлемная карта включена, потому и не заметила. Тут пять вызовов...
   Наши коммуникаторы имеют такую функцию: даже если их отключить, они фиксируют, если кто-то тебя вызывает, но не отзываются. В различных засадах это необходимая функция.
   - Это Один! - в голосе у Илиарсии начала прорезаться паника.
   - Они в джунглях. Отстали от островитян. Найди их.
   Илиарсия и её разумные пчёлы улетучились так быстро, что мои слова: "Только не убивай островитян" до них, похоже, не долетели.
   Я встал. Голова кружилась.
   - Ты как? - спросил Вар Варуна. И откуда только он взялся? Вроде я его рядом с собою не видел.
   - Идти смогу.
   Позади моих обнаружились ещё одни носилки. На них торжественно возлежал Аис и наслаждался каждым моментом своего наездничества. При падении его нога оказалась погнута так, что исключала самостоятельное движение. Несли его разумные пчёлы, что было абсолютно неразумно. Я подошел к роботу, переключил режим на повышенную силу и скомандовал Аису выпрямить металл ноги руками. В режиме повышенной силы манипуляторы Аиса развивают усилие в несколько тонн. Получилось кривовато, но зато теперь Аис мог идти сам. Ему это не очень понравилось, ковылять на укороченной ноге было совсем не так красиво, как кататься на тёте Илиарсии. Удивительно, как много эмоций я могу прочитать по характерным наклонам и нарочитой медлительности Аиса даже тогда, когда он ничего не говорит.
   - И не хнычь. Мог бы и без меня ногу распрямить.
   - Они мне времени не дали, сказали: "Прыгай и поехали скорее", - принялся оправдываться Аис. Слышали мы эти отговорки.
   - Идём... поможем Илиарсии.
   Про помощь разумным пчёлам я приплёл скорее для красного словца: Птитр вообще быстро двигаться не умеет, а мы с Аисом двигались еле-еле. Тем не менее, мы добрались до входа менее чем за полчаса. По пути мы совершенно случайно загнали в угол пять мелких машубаст. Те даже не пытались нападать, жались к стенкам и закрывали головы лапами. Проклятие, мне было почти жалко их убивать.
   Перед выходом все свалились отдыхать. В джунглях было темно, соваться туда, не отдохнув, было неблагоразумным.
   Вар Варуна достал свой коммуникатор и принялся над ним колдовать.
   - Они выпустили меня из трюма, - вдруг сказал Аис.
   Следом пришел доклад от командира крейсера. Он докладывал, что крейсер варов получил с планеты длиннющую передачу и умчался так, будто за ним черти гнались. Ещё добавил, что они видели все наши приключения: Вар Варуна и его ребята вели постоянную передачу со своих встроенных телекамер.
   Я удивился и подошел к распорядителю охоты, чтобы потребовать объяснений. Вар Варуна тяжело поднял на меня свой взгляд.
   - Я потерял всех своих варов, - сказал он, - а еще вы заслужили белые ленты охотников. Вы все. - и сунул мне комплект белых ленточек. А потом выстрелил себе в сердце. Вот скотина! При ребёнке! Не мог подождать, пока Аис уйдёт! От тела вара почему-то пополз запах убитой машубасты.
   - Пап, а зачем дядя себя застрелил? - спросил шокированный Аис.
   - От стыда. Он потерял всех своих воспитанников.
   Аис о чём-то задумался:
   - А если я потеряю всю свою команду, я тоже должен буду застрелить себя?
   На этот раз в шок впал я. Дети иногда задают очень сложные вопросы.
   - Нет. Просто найдёшь себе новую.
   - А куда их корабль улетел?
   - На свою планету. Продавать запись охоты. Они её на всю планету показывать будут, много денег заработают.
   - А он не от стыда застрелился, - торжествующе проговорил Фиу, что-то высматривая во внутренностях вара.
   Я наклонился. Фиу соорудил импровизированный пинцет и вытащил из живота вара нечто, что могло быть только конечностью машубасты.
   - Наш вар ухитрился где-то поймать себе зародыша, - констатировал Фиу.
   - Стоунсенс, Аис, я могу попросить вас вынести тело нашего новобранца, того, которого мы первым потеряли, пока мы тут отдыхаем? - попросил я (остальные тела - которые удалось - мы вынесли и вывезли на платформе стоунсенса). Аис со стоунсенсом согласились и углубились в коридоры. Они должны были вернуться через десять минут. Когда они не вернулись через пятнадцать, я забеспокоился и вызвал их.
   - Мы... не можем... идти! - еле выговорил Аис. Более ничего от него добиться не удалось.
   Пришлось опять построиться в "ежа" и тащиться обратно. Что могло им помешать? Они же не из плоти оба!
   У тела новобранца сидел пригорюнившийся Аис, рядом торчал мрачным столбом безмолвный стоунсенс. Впрочем, он всегда безмолвен.
   - Что случилось?
   - Я хотел его нести, но тут вспомнил, как он со мной перед вылетом играл в шашки. Он был живой, а теперь больше никогда не сыграет в шашки. Тут со мной что-то случилось, и я понял, что не могу его нести, - сказал Аис.
   - И я, когда он мне это рассказал, - добавил стоунсенс.
   Аис плакал! По его внешнему виду этого понять нельзя, в его робота не заложены возможности показывать эмоции, но сомнений быть не могло: Аис был в истерике. Ну и дурак же я! Послал таскать трупы семилетнего мальчишку и стоунсенса, у которого уровень развития примерно такой же.
   Как мог, я попытался утешить обоих. Это было непросто. Ещё не к месту вмешался Фиу и заявил, что смерть с честью - это почёт для воина. В данной ситуации это было совершенно излишним.
  
   Глава 16. Битва за корабль.
   Иллиан и Один наблюдали за битвой машубаст уже несколько минут. Это было полное ярости и злости, но тем более увлекательное представление.
   - Кажется, я знаю, что они делают, - прошептал Один, приблизившись к Иллиану, - они выбирают вожака! Мне папа Волд рассказывал, некоторые звери так делают! Кто животом вверх перевернулся - тех не трогают.
   - Да ну, - удивился Иллиан, - а зачем тогда драться?
   - Ну, они же злые звери!
   Тут к Иллиану пришла в голову гениальная мысль.
   - А давай с крейсера штурмовик вызовем?
   Один признал мысль гениальной, но проблема была в том, что у них не было доступа к связи с крейсером.
   - Дядя Суэви! Вызовите штурмовик с крейсера!
   - Держитесь, ребята! Машубасты ушли в сторону корабля, я достал оружие и лечу к вам!
   - Не надо к нам! Летите на корабль и скажите им, что на них идут все машубасты! И вызовите штурмовик с крейсера!
   Дядя Суэви отключился на некоторое время, потом перезвонил (Иллиан ждал звонка и включил связь до того, как раздался сигнал, чтобы машубасты не услышали, они были слишком близко):
   - Пара штурмовиков будет только через сорок минут. Они для экономии энергии легли на орбиту и сейчас с другой стороны. Я лечу на корабль.
   Иллиан дал отбой и опустил руку с коммуникатором. И тут завопил коммуникатор на руке у Одина. Из коммуникатора донёсся громкий голос Одиновой мамы: "Один, малыш, ты где?". В это время последняя пара машубаст перестала выяснять отношения, одна из машубаст не стала драться и просто отступила, униженно припадая к земле. Победившая картинно распрямилась и заревела. Голос мамы Одина прозвучал как раз тогда, когда она закончила реветь. Машубаста - новый вожак зверей - повернулась на звук и издала короткий рык. Не нужно было знать язык машубаст, чтобы понять, что это была команда "Взять!". Все валявшиеся до сих пор кверху брюхом машубасты подхватились и ринулись на детей, чтобы угодить новому вожаку.
   Один поднёс наручный коммуникатор ко рту и пробормотал: "Нам хана". Но другой рукой он уже наводил излучатель. Иллиан начал стрелять ещё до того, как Один закончил отвечать. Эффективность его стрельбы была невысокой: большинство машубаст уже были под скалой, в мёртвой зоне, дети их даже не видели. И только царапание когтей по камням говорило о том, что враг приближается.
  
   Несмотря на усталость, благородные люди Благословленных Островов бежали обратно ещё быстрее, чем до этого двигались к кораблю. Поддержание боевого порядка происходило уже автоматически, во все стороны постоянно смотрели стволы излучателей. До полянки, на которой следы детей разошлись с их собственными, они вышли ещё до наступления темноты. Зарубки на стволе дерева, след крови машубасты - всё говорило о том, что дети тут были и ушли совсем недавно вдвоём. Идти по следам было нетрудно, но вскоре наступающая темнота сделала все следы неразличимыми. Впрочем, в следах уже не было особой нужды: всем стало ясно, что дети шли к берегу. Оставалось только выдерживать направление по звёздам.
   Они не учли того, что дети не так точно умели выдерживать направление по небесным светилам, как они, и вышли чуть севернее того места, где Иллиан и Один прятались на каменистой гряде. Они вышли к северному концу бухты, в которой машубасты готовились к нападению, и как раз в тот момент, когда машубасты ринулись на детей. Иллиан и Один неплохо замаскировались, и потому островитяне поначалу не поняли цель машубаст. Не обнаружили они и тех дозорных машубаст, которые были всего в нескольких шагах от них.
   Что-то они начали понимать только тогда, когда с вершины противоположного края бухты вылетел разряд излучателя и снес ветки в джунглях в нескольких метрах от них. Вслед за выстрелом послышался вой умирающей машубасты: дети не промахнулись. Они не могли стрелять по тем машубастам, которые находились в мертвой зоне под ними, но прекрасно видели тех зверей, которые подбирались к островитянам. Тут благородным сударям уже всё стало ясно. Капитан и Миро взяли на себя охрану стрелков, остальные принялись поливать волну машубаст очередями из излучателей. Машубасты потеряли около десятка товарок и дружно попрыгали в море.
   Между волнами увидеть их было почти невозможно: хотя там и тут иногда и выныривали их морды, прицелиться не было никакой возможности. Машубасты, набрав воздуха, тут же ныряли и плыли в сторону корабля. Островитяне и дети, постреляв для очистки совести по морю, поняли, что так они ничего не добьются. Машубасты тем временем покинули бухту. Для сухопутных животных плавали они на удивление быстро.
   Коммуникатор у Одина снова закричал маминым голосом:
   - Один, где ты? Мы идём к тебе!
   - Не надо! Всё хорошо, мам. Островитяне нас спасли. Сейчас все машубасты поплыли на их корабль. Бегите туда. Мы тоже туда пойдём. Там встретимся.
   - Стой на месте! Никуда не ходи! Я сейчас приду! И островитянам повезёт, если они успеют убежать подальше!
   - Они нас спасли! Мы идём вдоль берега на корабль! Не иди к нам, мам! Дядя Суэви скажет, куда идти! А ещё мы штурмовик вызвали!
   Всю эту тираду Один выпалил, пробираясь вместе с Иллианом через джунгли по верхнему берегу бухты. Слова о штурмовике испугали Илиарсию намного больше, чем машубасты, впрочем, когда она поняла, что дети вызвали штурмовик не на себя, а на корабль, то успокоилась и отключилась.
   Островитяне подпрыгивали на месте от нетерпения, но всё-таки дождались детей. Иллиан с Одином не успели отдышаться, как пришлось снова ломиться через джунгли вдоль берега. К удивлению детей, в соседней бухте корабля не оказалось, машубасты несколько перестраховались, устроив место сбора через одну. Это была большая бухта, почти залив в километр шириной. Несколько облегчало дело только то, что она была покрыта ровной галькой, бежать по которой было сплошным удовольствием (не само по себе, а по сравнению с джунглями, конечно).
   Дети выдохлись и переставляли ноги уже еле-еле. Придавало сил понимание того, что они опережают машубаст совсем на чуть-чуть: морды тварей иногда удавалось разглядеть в волнах в нескольких сотнях метров от берега. Островитяне, при всём их нетерпении, от детей не отрывались, наоборот, шли вокруг них кольцом.
   - Война - это полная дрянь, - изрёк совсем уставший Один.
   - Согласен, - поддержал Иллиан, - больше не пойдём.
   Через пару шагов Одину пришла в голову очередная мысль:
   - Зато будет, что рассказать о том, как мы корабль аборигенов спасли от машубаст.
   Иллиан представил, как он рассказывает об этом на базе всем знакомым, и неожиданно для себя прибавил ходу. Один тоже. Островитяне их ускорение отметили весёлыми вскриками. Дети их слова не разобрали, они плохо знали этот язык, но остались уверены, что над ними смеются.
   - Ну и пусть смеются, - сказал Иллиан, - мы ещё посмотрим, кто больше машубаст положит.
   Но мамочка Одина смазала всю забаву. Перевалив через мыс, дети обнаружили на песочке всю её команду. Островитяне, завидев корабль, разразились громкими криками. Поначалу Иллиан с Одином не поняли причину. Потом причина стала ясна: перед кораблём болталась шлюпка. Она двигалась очень странно: матросы в ней делали пару гребков вперёд, а затем передумывали и двигались назад. На корме шлюпки сидел дядя Суэви и что-то вещал матросам, размахивая крыльями. Матросы его игнорировали.
   Островитяне попрыгали в последнюю шлюпку и помчались к первой изо всех сил. Несмотря на то, что это был другой вид, было понятно, что они гребут отчаянно, из последних сил. Вёсла так и мелькали в воздухе. Они не успели.
   Из воды вдруг высунулась конечность машубасты, шлюпка встала вертикально (катапультировав при этом дядю Суэви) и перевернулась. Дядя Суэви благоразумно остался в воздухе.
   На воде начали расплываться пятна крови. Островитяне в уцелевшей шлюпке бросили грести и принялись стрелять по воде. По кому они стреляли, с такого расстояния было не разобрать, но им, очевидно, всё было очень хорошо видно. Видимо, стреляли они не зря и очень удачно: на их шлюпку больше никто не нападал, и они успешно добрались до трапа корабля.
   Прозвучала команда: Илиарсия приказала активировать дальние прицелы и приготовиться к стрельбе по кораблю. Вся команда тёти Илиарсии улеглись на песок, чтобы стрелять с упора. Иллиан, Один и один из дядек получили приказ охранять тыл. Дети принялись ныть: им очень хотелось пострелять на дальнее расстояние. Прицелы у излучателей Богини были великолепными, даже с такого расстояния можно будет выбирать, куда попасть машубасте: в левый глаз или в правый. Нытьё продлилось совсем недолго. Из лесу выбрались два ногатика с очевидной целью найти себе носителя. Дети занялись делом, Илиарсии даже не пришлось на них рычать.
   В такт ружьям детей рявкнули излучатели взрослых, сразу десять: пара машубаст попыталась вскарабкаться на корабль по якорной цепи и трапу. Не переставая наблюдать за лесом, Иллиан на миг скосил глаза на корабль. Разорванные тела машубаст падали в воду, островитяне на борту корабля удивлённо смотрели на их падение. Потом они сообразили, в чём дело, и все, кроме одного, перебежали на другой борт. По трапу спустился один островитянин и погнал шлюпку к берегу. Отчаянная душа! На нос шлюпки сверху спикировал дядя Суэви, достал излучатель и навёл его на воду.
   Повторно Иллиан смог взглянуть на шлюпку только тогда, когда она была уже совсем рядом с берегом.
   - Как тебя приняли островитяне? - спросила Илиарсия у Суэви, не переставая наблюдать за кораблём через прицел.
   - Пытались подстрелить. Никто не из них не знал, кто я такой, кроме тех олухов в шлюпке, а они впали в какой-то ступор, за что и поплатились, бедняги.
   Илиарсия разделили группу пополам. Дети получили приказ грузиться в шлюпку вместе с первой группой. На берегу осталось всего пятеро дядек.
   На корабль они прибыли вовремя. Не успели они перебраться на дальний борт, как подошла основная группа машубаст. Их морды выныривали повсюду вокруг корабля. Машубасты чего-то выжидали. Подстрелить их было невозможно: шумно набрав воздуха, они тут же ныряли. Илиарсия приказала наземной группе оставаться на месте: плыть к кораблю было слишком опасно (шлюпка к этому времени уже была на той стороне).
   Пятерка машубаст попыталась напасть на группу, которая оставалась на берегу. Выстрелы с берега и с корабля порвали эту группу быстрее, чем они успели сделать три шага. Убедившись в неуспехе обходных манёвров, машубасты ринулись на прямой штурм. Их сдерживало то, что на относительно высокий борт корабля (почти три метра) они могли забраться только по пяти путям: двум цепям якорей, трапу, который никто не подумал убрать, и двум кормовым тросам, протянутым к плавучим якорям. Но даже при таких обстоятельствах их штурм был ужасен и свиреп. Стрелки еле успевали сбивать карабкающихся тварей.
   Иллиан с Одином находились посередине корабля, на морской стороне борта. В общей драке нашлось дело и им: их излучатели находили одну цель за другой. Машубасты карабкались друг по другу, маленькие машубасты цеплялись за более медлительных крупных и норовили перепрыгнуть с них на палубу. В самый отчаянный момент дети вдруг обнаружили, что прямо перед ними за борт уцепились огромные когти. Над бортом начала вырастать голова самой крупной машубасты. Видимо, машубасты сумели как-то построить пирамиду под бортом корабля. Все взрослые стояли ближе к оконечностям корабля и этого прорыва не видели.
   С громким криком "Мама!" Один перевёл ствол на новую цель и нажал на спуск. Машубаста оказалась невероятно умной и быстрой. Она просто убрала голову с линии огня. Крик пропал втуне: кричали все вокруг, предупреждая о множестве опасностей, и слабый детский голосок был заглушен множеством взрослых. Иллиан выстрелил вслед за Одином, но машубаста втянула голову, и разряд прошел выше. Один выстрелил ещё раз, а затем ещё и ещё раз. Каждый раз машубаста успевала уклоняться. Сложилась патовая ситуация: машубаста не могла вылезти, дети не могли её подстрелить. Иллиан решил изменить ситуацию и очередной разряд направил на лапу зверя. Машубаста передвинула лапу, и разряд из излучателя только пробил дыру в фальшборту. Один последовал примеру Иллиана, и на этот раз зверю пришлось убрать сразу две лапы. Машубаста рухнула в воду (совершенно невредимая), а в борту появилось ещё две дыры. Дети свесились за борт, чтобы посмотреть, как машубастам удалось достать борта. Никакой пирамиды под бортом не было. Машубасты не строили пирамиду, они просто ныряли поглубже и затем, набрав под водой скорость, выскакивали на высоту борта. И сейчас сразу две машубасты неслись из глубины к кораблю! Им не хватило совсем чуть-чуть, чтобы не уцепиться за борт. Их когти царапнули по корпусу в нескольких сантиметрах от планширя. Дети в испуге отшатнулись и не успели подстрелить их. Но вслед за рухнувшей в воду парой машубаст набирала разгон следующая пара!
   В этот момент послышался такой родной, такой знакомый гул высокооборотных вентиляторов. На ночное море легли отблески габаритных огней. Дети удивились: штурмовик должен был появиться только через десять минут. Но это был не штурмовик. Это заявился Аис своей собственной огромной космической тушей. На этом сражение закончилось.
   Наверное, курсант на Аисе снял предохранители и перевел пушки под управление Аиса (обычно ему не доверяют управление оружием). Первыми Аис снял из электромагнитной пушки тех двух тварей, что уже выскочили из воды. Остальным осталось довольствоваться глубинными бомбами, поверхностными разрядами корабельных излучателей, объёмными шарами защитных полей, напалмом и десятком других, не менее мощных средств уничтожения, что подарили Аису итоги развития сотен промышленных цивилизаций, аккумулированные в просторных оружейных складах Богини.
   Всем стрелкам пришлось пригнуться и спрятаться, пока за бортами буйствовали струи огня и пара. Удивительно, но даже в таком аду нескольким машубастами удалось выжить. Аис продолжал висеть над кораблём и одиночными выстрелами отстреливать кого-то в глубине. Люди на корабле даже не видели его целей. Подошла пара штурмовиков и занялась тем же делом. Работы хватило и им. Потом они усвистали куда-то в сторону центра острова. Как сказала мама Илиарсия, сопровождать группу Аскера. Матросы корабля (и даже благородные судари, которых предупреждали о летающих кораблях) смотрели на эту картину широко раскрытыми глазами, не двигались и не отвечали на вопросы.
  
   Глава 17. Франкенштейн с нами.
   Доклад о событиях на корабле я получил только тогда, когда мы уже вышли из храма и над нами появилась пара штурмовиков. Мы только успели углубиться в джунгли. Штурмовики без долгих раздумий развесили над нами САБы (светящиеся авиабомбы - прим. В. Аскера) и принялись охотиться на всё, что детектор движения определял как подвижную цель. До берега мы дошли без приключений. Штурмовики улетели.
   Шлюпка, на которой нас перевозили на корабль, была наскоро заделана пробками в тех местах, где её пробили излучатели. Видимо, дело было жарким. На корабле мы застали сонное царство: все островитяне и половина наших свалились спать, где стояли. Лишь несколько матросов - тех, что не участвовали в охоте, - с ужасом смотрели на высадку нашего летающего цирка.
   Но расслабляться было рано. Необходимо было отремонтировать корабль и убираться подальше от острова, да и на острове могло оставаться много машубаст и зародышей. Я расставил часовых, а мы с Аисом - роботом отправились в машинное отделение, где пара матросов пытались кувалдами подогнать по месту повреждённые и кое-как залатанные паропроводы высокого давления. Аис поверг их в шок, когда за несколько минут сумел манипуляторами свернуть новые из 10-мм листа и аккуратно сварить их по шву (у него в манипуляторах есть маленькая электросварка). На счастье островитян, их железо оказалось очень мягким и доступным для сварки.
   Я переговорил с главным механиком. Тот обещал поднять пары как можно быстрее - трёх часов, сказал, хватит. Ненавижу эту варварскую технику! Я скрипнул зубами и вызвал командира крейсера.
   - Что? Уничтожить всё живое на острове? Тотальная зачистка? Что, и там даже нет гражданских, которые должны выжить?
   Парень явно издевался, но я серьёзно подтвердил: нет, нету.
   - Может, там и системы ПВО нет? Ни боевых лазеров, ни ракет?
   Я уже смеялся:
   - Нет, нет системы ПВО.
   - Ты просто радуешь моё сердце! Тотальное уничтожение, без тормозов и ограничений - что может быть отраднее для боевого крейсера!
   - Только дайте нам отойти подальше. Часов через пять, не раньше.
   Получилось даже не пять, а семь - мы едва успели отойти на пятьдесят километров. Слишком малое расстояние для удаления от мишени буйного крейсера. Аиса - корабль я услал на орбиту ещё ночью.
   Поутру я обошел всех членов команды, предупредил, чтобы не смотрели на остров, пока всё не закончится. Когда я убедился, что все до последнего идиота поняли, что если взглянут до отмены команды, то останутся навсегда без зрения, командир крейсера получил условный сигнал. И крейсер жахнул. Светопреставление продолжалось четверть часа, после чего я разрешил смотреть на остров. Над островом - который давно уже скрылся из видимости - поднимался огромный ядовитый гриб.
   - Ваши могут такое? - потрясённо спросил капитан (мы все вместе с благородными сударями находились на мостике).
   - Наши могут и не такое. Иногда приходится зачищать от такой заразы обитаемые города, - сказал я и со смыслом посмотрел на Панту. Надеюсь, он хоть после этого сможет поверить в то, что я ему рассказывал про кланы, способные уничтожать целые биосферы. Хотя тут я приврал - зачищать большие города нашей фирме в последние двести лет не приходилось. Панта и ухом не повёл.
   - Предупредите ваших людей. Это ещё не всё. Сейчас нас догонит волна цунами. Пусть держатся, нас немного покачает.
   Капитан вытащил обёрнутую тряпкой затычку из переговорной трубы и деланно высоким голосом принялся кричать предупреждения. Цунами догнало нас, когда он закончил. Мы сначала провалились на десять метров, а затем вознеслись на двадцать. Мелковато здесь, надо было нам подальше уйти. Цунами сумело произвести впечатление на тех из островитян, кого не впечатлил ядерный гриб.
   Капитан и вся команда были извещены о том, что мы проведём на их корабле четыре дня - на случай, если кто-нибудь оказался заражён машубастами. Только после этого мы будем иметь право взойти на борт Аиса и улететь с планеты.
   Первый день почти до самого вечера все были очень заняты. Наши отсыпались, островитяне занимались обслуживанием корабля. Работать пришлось всем, даже благородным - слишком много матросов погибло на острове. Из общей массы я выдернул лишь Панту и заставил его заниматься астрономией. Наших - когда поднялись - я послал изучать корабль в поисках затаившихся машубаст.
   Ближе к вечеру я отпустил несчастного Панту и пошел инспектировать команду. На корме дети - все трое - осваивали развлечение благородных сударей. У островитян было довольно забавное устройство, которое через равные промежутки времени выбрасывало с большой скоростью летающие тарелочки. В них полагалось попадать из пневматического ружья. Ребятня, естественно, палила из излучателей. Тарелочки, что любопытно, были изо льда - их намораживало специальное устройство, работающее от избыточного тепла уходящих паров.
   Показывал им это устройство сударь по имени Миро Рапаэль. Я проверил, чтобы все излучатели стояли на неубивающем режиме (дети с гордостью продемонстрировали мне свою сообразительность - они сами переключили излучатели на неубивающий), и пошел дальше по кораблю. На верхней палубе, за трубой, я обнаружил Малю. Девчонка сидела и быстрым бисерным почерком покрывала листы тетради. Увидев меня, она почему-то смутилась.
   - Дневник заполняешь?
   - Нет. Это я начала ещё до вашего появления писать. Это книга... шуточная книга. Ребята как-то раз принялись говорить, что человек - это просто машина с набором заранее заданных реакций на некоторые раздражители. А я думаю, что всё гораздо сложнее, и что человек - живое существо, совсем не машина. Вот, решила написать шутку... про то, как один безумный учёный создал такое существо - что-то похожее на разумную машину - которая будет убивать всех тех, кто хочет ей помочь. Просто потому, что не умеет понимать суть и не может сочувствовать. Глупо, да?
   Я посмотрел на девчонку с большим уважением. Передо мной сидела местная автор "Франкенштейна". Правда, я самого "Франкенштейна" не читал и фильм не смотрел, только пародию - "племянник Франкенштейна", та смешная была. Но у нас все почему-то считали, что это книга ужасов, а вот ведь как - она была написана, оказывается, в качестве шутки.
   - Нет, малышка, не глупо. Это просто великолепно. Обязательно допиши книгу до конца. А как зовут у тебя это существо?
   - Бурбурук.
   - Сделай мне подарок, назови его "Франкенштейном".
   - Хорошо... Назову. Какое звучное имя! Намного лучше, чем "Бурбурук".
   Девчонка продолжала на меня смотреть, ожидая комментариев и ответов на незаданный вопрос.
   - Ты права. Живые существа - они живые, и никому до сих пор не удалось создать живую машину. И даже мыслящую не удалось. Что двигает живыми существами - загадка для всех. Я сам в детстве был научен считать человека живой машиной... А потом пришлось возить с мест давних боёв в космосе души погибших воинов, чтобы они там не летали миллионами лет, а быстрее ушли на свои планеты и продолжали там своё развитие в новых жизнях.
   - В космосе бывают такие битвы? Люди могут проживать много новых жизней, погибнув в космосе?
   - Да, малышка, тысячи погибших. До сих пор не могу к этому привыкнуть. Вожу их ящиками, а вот в существование душ - не могу поверить. Но про то, что никому не удалось создать живую машину - это можешь быть уверена. Мы знакомы со множеством культур, пробовали все, не получилось ни у кого.
   - А ваш Аис, механический человек?
   - Он живой, сделан на основе живого существа. Его мозг и тело в том корабле, что машубаст вчера остановил.
   - А думающие машины бывают?
   - Не думающие. Считающие. Бывают. Завтра попроси мальчишек показать, что они могут, только сегодня не проси, а то спать их не уложим потом.
   - Как думаете, люди, прочитав мою книгу, поймут, что они живые и нельзя считать себя машиной?
   - Не знаю. Но это уже их проблема. Ты сделала всё, что могла.
   Маля удивилась. С таким подходом к жизни ей ещё не приходилось сталкиваться. Мы помолчали, только машины продолжали петь свою ухающую песню. А машины у них, надо сказать, весьма шумные. Идём со смешной скоростью - наверное, и двадцати километров в час нет, а полнейшее ощущение того, что несёмся с огромной скоростью. Волны за бортом так и пролетают.
   Меня посетило ощущение какой-то театральности происходящего. Как будто я смотрю сцену в кино "встреча двух благородных сударей в космосе и обсуждение перспектив развития разумных существ". Маля продолжала в задумчивости теребить краешек тетрадки. Ох, чувствую, сейчас задаст она мне такой вопрос, что поплыву я, как топор по течению. Красивая она. Точнее, забавная. Интересно, почему мне так подумалось? Она совсем не похожа на мой вид. Впрочем, мне щенки тоже всегда нравились, а они тоже на самок моего вида ну совсем не похожи. Интересно, что заставляет нас считать что-то красивым? Я за время своих приключений в космосе встречал женщин разных видов. Некоторые совсем не похожи на земных, но кажутся красивыми. А некоторых я даже за людей принять не могу.
   Но интересный вопрос задала не Маля, а Панта. Оказалось, что они вместе со вторым парнем - Вако - сидели за трубой и слышали весь разговор.
   - Так вы считаете, что человек не может быть описан просто как результат эволюции, как набор устройств и желаний, необходимых для выживания?
   - Нет, не может. В человеке есть такая часть, которая заставляет его выживать - еда, размножение, стайное поведение. Но двигает это всё что-то другое. Человек является человеком только постольку, поскольку это что-то высшее умеет ограничивать и управлять животными желаниями.
   - Вы говорите прямо как наши хранители слов Спасителя. Только они паровые машины триста лет запрещали.
   Ого! А этот народ живет на севере намного дольше, чем мы думали. Откуда же они там взялись?
   - Да я сам, можно сказать, хранитель слов спасителей. Меня этому много лет учат, но я всё ещё в начале.
   Подошел Пало Балэн.
   - Можно, мы зададим ещё несколько вопросов? У нашего народа мало ресурсов, и если вы скажете, какие направления лучше не развивать, это может сэкономить нам много жизней.
   - Задавай.
   - Горючий газ, который получают из воды?
   - Даже не пытайтесь. Не сможете хранить.
   - Программирование людей словами на определённые раздражители?
   - Реально, многие цивилизации в космосе используют. Но лучше не надо - получите такое ожесточение, что будете не рады.
   - Переселение разума людей в считающие машины для вечной жизни?
   - Нереально.
   - Получение топлива из угля, воды и солнечного света?
   - Реально.
   - Получение тепла из ветра?
   - Более чем реально.
   - Подводные корабли?
   - Реально, но вам они ни к чему.
   - Ещё как к чему. В южных морях много отмелей глубиной менее ста метров. Мы там можем продовольствие выращивать, рыбные фермы разные.
   - Тогда стройте.
   - Выборные системы?
   - Возможно, но не на вашем уровне техники. Простая выборность приводит к возникновению противостоящих группировок и к войне между ними, что заканчивается обычным деспотизмом и беззаконием. Нужно, чтобы люди могли быстро передавать друг другу информацию в случае злого умысла властей, чтобы эти системы были независимы от официальных властей, нужно, чтобы стремящихся к всевластию и произволу чиновников высших уровней сдерживали дружные внутри себя общества промышленников и богатых граждан, нужно, чтобы всё это подпирала достаточно чистая религия и традиция. Всего этого у вас пока нет и создавать вам это ещё несколько тысячелетий. Можете попробовать создать совещательный выборный орган при вашем монархе. Иногда это помогает.
   - Он у нас и так есть.
   - Тем лучше для вас. Тогда не торопитесь ничего менять. У вас природные условия не располагают к радикальным изменениям.
   Благородные судари замолкли, явно боясь задать следующий вопрос и узнать нечто такое, что им не понравится. Пока они выбирали между вопросами о сроке конца света и способом создания философского камня, я вдруг осознал, что давно не слышу высоких детских голосов. Это могло означать только большую беду.
   Наши мальчишки знают, что реакция на любое баловство будет быстрой, жестокой и чрезмерной. Мягкостью нравов моя команда не отличается, да и в воспитании мы используем самые простые средства. Как говорил один сержант в моём училище: "Битиё определяет сознание". Правда, мы детей не бьём, но наказываем весьма строго, да иначе и невозможно в окружении сверхмощной смертоубийственной техники, где одно неверное движение приводит к смерти всей команды. Поэтому в случае разногласий мальчишки замолкают и переходят на агрессивный шепот.
   Я извинился и отправился на корму. Как я был прав! Мальчишки уже готовы были вцепиться друг в друга, что, учитывая наличие на обоих защитного поля, могло привести к самым фатальным последствиям. Удивлённый Миро созерцал эту картину в изумлении.
   Пара хороших рыков привела детей в чувство.
   - А чего он высчитывает траекторию процессором на корабле! - завопил Иллиан, показывая на Аиса. Аис иногда мухлюет во время обучения или игр, решая задачи не своим разумом, а подключая баллистический вычислитель на корабле. Благодаря ему он может бросить камень манипулятором и попасть на сотне метров в цель размером с кулак. Видимо, и тут произошло нечто подобное.
   - А чего он отбирает ружье и стреляет без очереди! - завопил в свою очередь Один, показывая на Иллиана.
   - А вовсе я и не собирался стрелять без очереди, я только у этого обманщика ружье отобрал!
   Я рыкнул на ребят ещё раз, заставил их признаться и помириться. Миро почему-то рассердился и возмущенным тоном спросил:
   - Неужели при такой технике и таком уровне развития необходимо так грубо обходиться с детьми? Даже у нас так грубо с детьми не разговаривают! Неужели нельзя было изобрести какую-нибудь сыворотку правды или порошок спокойствия?
   - Не понял, он нам что, уколы собрался делать? - возмутился Иллиан и перевёл идею Миро дружкам (Иллиан немного знает язык аборигенов, Один не был с нами на том задании и не понимает ни слова, а Аис был зарыт в песке и ничего не слышал).
   - Да пошел он на..., - дружно ответили Аис с Одином (хорошо, хоть на Всеобщем).
   Миро смысла не понял, но тон почувствовал и обиделся.
   На этот раз я пообещал взять палку и отколотить их по-настоящему за оскорбление защищаемых гражданских. Пока Миро задыхался от возмущения (за то, что его назвали "защищаемым гражданским"), я успел привести молодёжь в чувство. Перспектива лишиться стрельбы по тарелочкам на всё время похода им не понравилась, и они извинились. Уходя, я слышал, как Миро причитает: "Варвары, дикари, дикари....". Привлечённая детскими криками, из люка выскочила Илиарсия. А рассерженная разумная пчела - это, надо сказать, зрелище. Миро даже перестал причитать. На счастье детей, я сумел убедить Илиарсию, что все конфликты благополучно улажены.
  
   Глава 18. Дикари и варвары.
   На следующее утро Маля, пользуясь моим разрешением, попросила у детей показать компьютеры. Иллиан и Один везде таскают с собой в заплечных рюкзаках коммуникаторы с большим экраном - на маленьком наручном я им играть не разрешаю, чтобы они глаза не испортили, а без своих компьютерных игр они жить не могут, вот и таскают тяжести. Иногда это бывает полезно и для нас - всегда можно посадить детей в уголок, чтобы они не сунулись в пасть к очередным приключениям. Аис способен выводить любое изображение прямо в мозг, и ему коммуникатор ни к чему.
   Иллиан с Одином радостно достали из рюкзаков коммуникаторы и, желая поразить островитян, сразу включили "Смертельные коридоры". Эта игрушка была написана курсантами земной академии космической полиции целую вечность назад, когда я был еще молодым. Игрушка получилась слишком увлекательной, вторая группа, которую мы подобрали на разрушенной станции, за этой игрушкой не заметила инопланетной агрессии.
   Островитяне удивлённо наблюдали, как Один с Иллианом гоняются друг за другом по коридорам, круша по ходу дела орды всякой нечестии.
   - Так вы точно как вары? Тоже не можете, чтобы с кем-нибудь не воевать? - удивлённо спросила наконец Маля.
   - А и правда, - сказал Один, - после машубаст как-то не хочется больше в "коридоры" играть.
   Иллиан развёл в стороны чувствительные усы, что говорило о глубокой печали - видимо, вспомнил погибших на острове.
   - А что он ещё может? - спросил Панта, - Формулы может считать?
   Дети включили вычислитель, Панта завёл формулу сферической геометрии и чуть не умер от восторга, когда сразу получил результат.
   - А что, эта игра - это вершина того, что могут придумать разумные существа? - опять спросила Маля.
   - Нет, почему же, - можно картинки из кусочков собирать, - вмешалась Илиарсия (ей переводила Бий У), - Один, покажи мою картинку.
   Один открыл программу по сборке пазлов. Должно быть, Илиарсия заразилась от Виллины - та была страстная любительница сборки картинок - пазлов, её приходилось отлавливать по укромным местам и заставлять спать. На экране возник весьма узнаваемый образ капитан корабля, вид героический, вокруг головы сияние. То есть моя обработанная фотография. Картина почти закончена, только небо и облака недособраны. Любой самый тупой инопланетник с первого взгляда понял бы, что картина сделана с большой любовью. А островитяне тупыми не были. Проклятие! Ну Илиарсия учудила! Не могла другую картинку показать! Островитяне дружно хрюкнули, я на секунду отвернулся. Илиарсия не врубилась:
   - Ой, я так люблю красивые картинки собирать, зверюшек разных, виды природы...
   Островитяне дружно хрюкнули ещё раз. Дохрюкаются они у меня. (Моя команда при этом старательно наблюдала облака и демонстрировала безразличие).
   - А зачем картинки сначала разрезать, а потом собирать? - не поняла Маля.
   - Ну так же интереснее, в этом есть некоторый вызов, особенно когда их еще надо вращать, - удивилась Бий У, тоже подверженная этому увлечению.
   Островитяне замолкли и удивлённо уставились на нас, как на чудо природы.
   - Но это же варварство, нельзя ли разработать какие-нибудь развивающие игры? - сказала Маля.
   Я решил, что пора вставить свой комментарий:
   - А вы представьте себе, что у вас цивилизации несколько десятков тысяч лет, и что ваша цивилизация умеет записывать и неограниченно долго хранить записи театральных постановок? Что фильмов и сериалов великолепного качества на две жизни просмотра, хорошего качества - на пять жизней, просто забавных - на двадцать, а и самому что-нибудь хочется сделать, только недолго, чтобы от просмотра готового надолго не отвлекаться? Вот так люди и начинают собирать пазлы. И красиво, и быстро, и творчество.
   Такого поворота благородные судари не ожидали и замолкли, на этот раз уже озадаченно. Перспектива иметь великолепных театральных постановок на пять жизней просмотра ими ещё не осмысливалась. Я добил:
   - А игр у нас много и разных. Некоторые полностью моделируют жизнь человека в придуманном мире - хочешь, дом красотами обставляй, а не хочешь - можешь отправиться на подвиги, чтобы заработать на новый дом и новые красоты, или просто пообщаться с другими игроками. Эти игры настолько увлекательны, что даже взрослые люди не могут освободиться от них по своей воле, приходится в них автоматический таймер встраивать. Я видел цивилизации, которые целиком живут в мире придуманных реальностей, то есть в них люди из игры никогда не выходят, даже в процессе работы.
   Илиарсия возмутилась:
   - И совсем это не обязательно, моделирование всей жизни! Иногда даже от пазлов не оторвешься, сделаешь рядок, а хочется еще рядок!
   - Это для нетренированных, - возразил я, - от пазлов у нас даже дети отрываться умеют.
   Илиарсия обиделась. Она себя примитивом никак не считала. Придётся сегодня посидеть с ней вечером на корме, в качестве компенсации, и повосхищаться закатом или звёздами. Она это любит.
   - Но ведь это дикость, заниматься только тем, что вызывает азарт, или коллекционированием красот! А как же развитие разума, как же прогресс? - не унималась Маля. Пора её остановить.
   - Да вот такие мы дикари. Мы - боевая команда. Летаем между звёздами, взрываем города и ловим разных чудовищ. Иногда ещё учим других чудовищ растить зёрна и мыть руки перед едой. Поэтому мы только и умеем, что стрелять и собирать фотографии из кусочков. По-настоящему продвинутые ребята сидят у нас на базах и никуда не летают, только мировые проблемы обсуждают и планы строят. Вот они всегда заканчивают свой путь там, где начали. Тебе бы они понравились. А мы - только боевая команда. Хочешь, мачту отстрелю с двухсот метров?
   Островитяне намёк уловили, пережили первый шок и прилипли к компьютерам. Я выдернул из толпы Панту и потащил его заниматься социологией. Панте это совсем не понравилось, он бросал страдальческие взгляды на компьютеры и вздыхал.
   - Не страдай, вашей цивилизации до изобретения таких штук осталось совсем немного, лет сто или двести, - утешил я его, - и вот тогда-то и начнутся Большие Проблемы.
   Панта про проблемы мне не поверил.
  
   На третий день ни из кого машубаста не вылупилась, отчего мы все испытали огромное облегчение. Островитяне на нашу радость смотрели удивлённо. Счастливые люди, они не знают, насколько опасны и коварны машубасты. Лично я был уверен, что хоть кто-нибудь да подхватил зародыша. Проверки ради мы остались ждать до четвёртого дня. Время мы провели с пользой - дети носились по кораблю и играли в пиратов, я накачивал Панту разными науками о подпольной подрывной деятельности. На четвёртый день над нами зависла туша Аиса. Островитяне видели Аиса во время боя издалека и не могли осознать его размеры. Теперь же, когда оказалось, что наш корабль длиннее их парохода, благородные судари примолкли и, задрав головы, созерцали космическую технику в немом почтении.
   Нас поднимали на борт Аиса подъёмником, по одному. На борту Аиса нас ждал специалист из числа "серой плесени", который за день до этого перешел на наш корабль с крейсера. Он следил за тем, чтобы ни один из нас и ни один предмет не был внесён на корабль без прохода через защитное поле. Процедура заняла небольшую вечность. После того, как все поднялись на борт Аиса, на корабль островитян был спущен портативный томограф. Вслед за ним спустились я и Фиу.
   Нашей целью была Маля. Мы попросили встать её на корме (единственное более - менее просторное место), остальных островитян поставили ближе к носу. Я включил томограф, Фиу встал лицом к островитянам. Поскольку это был портативный прибор, он не имел дисплея или какого-либо другого похожего устройства, результаты сканирования отображались в виде увеличенной голограммы прямо рядом с объектом. Увидев Малю на просвет, благородные судари принялись хрюкать, как идиоты. Маля чуть не выбросилась за борт с досады. Ошибка. Надо было сначала узнать отношение этой культуры к наготе. Я срочно прибавил увеличение и принялся лазить по разным органам, постепенно приближаясь к репродуктивной системе. Если матка машубаст успела выстрелить в Малю зародышем матки, то он должен быть уже там. Благородные судари за спиной перестали хрюкать. Я разобрал возглас Панты: "Чтоб всем вам было хорошо! Мы думали, что всё работает совсем по-другому!" Впрочем, медицинско - анатомические восторги Панты меня сейчас занимали меньше всего. Самым главным сейчас было не пропустить микроскопического зародыша. Вручную его найти не удалось, и я запустил автоматический поиск. Вообще-то автоматический поиск у этих приборов очень слабенький (по этой причине я и начал с ручного), но в этом случае он всё-таки сработал и нашел зародыша в ноге у Мали. Зародыш отсиживался и ждал своего часа.
   Я аккуратно прицелился и продырявил из излучателя Мале ногу. Повторное сканирование показало, что я выжег нужный кусок плоти. Зародыша больше не было. Всё произошло так быстро, что Маля даже не успела ойкнуть. Я обернулся. Благородные судари дёрнулись. Фиу положил лапку на ручку излучателя. Благородные судари остыли - они видели Фиу в деле.
   - Можете перевязать вашу девчонку. Больше она не опасна. Мы удалили зародыш машубасты.
   Маля начала заваливаться на бок. Благородные судари кинулись ей на помощь. Через пять минут мы упаковали раздетого Панту в УПУ-16 (универсальное подъёмное устройство для грузов средней тяжести), залили его защитным полем и начали поднимать на борт. Перевязанная Маля стояла у борта и провожала его весёлым хрюканием. Насколько я понимаю, маленькая месть за перенесённое унижение. Правды ради надо заметить, что Панта в УПУ (а это такой круглый шарик - мешок) смотрелся очень забавно. Еще через пятнадцать минут мы вышли из атмосферы и передали специалиста на крейсер. Панта при виде крейсера получил новую порцию незабываемых впечатлений. Учитывая то, что крейсер больше нашего корабля в разы, его можно понять.
   Панта никак не хотел поверить в гелиоцентрическую систему. Я решил устроить ему маленькую прогулочку, и мы прыгнули к их звезде, чтобы он оценил размер. Он и тут не поверил! Сказал, что мы просто слишком близко к ней подошли. Я предложил ему выбрать равноудалённое от планеты и звезды место, и мы прыгнули в указанное место. Аис (который живой Аис) веселился вовсю и готов был прыгать для "дяди Панты" сколько угодно. И только оказавшись в нужной точке и сравнив размеры звезды и планеты, Панта наконец поверил. Ещё два часа мы потратили на астрономические вычисления - Панта хотел проверить своё умение вычислять орбиты планет. Еще добрый час мне потребовался для того, чтобы окончательно вбить в голову этому упрямцу смысл понятия "рабство". Он никак не хотел верить в то, что хозяева могут относиться к своим слугам так плохо, не следить за их здоровьем и не снабжать развлечениями! Ох, и измучался же я! И только через пять часов мы начали снижаться над столицей Благословленных Островов.
   - Тебе могут потребоваться некоторые средства для того, чтобы организовать подпольную сеть сопротивления варам - когда они прилетят забрать вас всех на свои рудники. Чтобы подкупить разных болтунов или политиканов, которые будут вставлять палки в колёса по своей тупости. Что в твоём мире имеет ценность?
   - Рыба.
   - Рыбу ловите сами. На других планетах такой нет.
   - Тогда золото.
   - Золото - это не проблема. Тебе сколько тонн надо? -золото действительно для Богини не проблема - его добывают тайные прииски промышленным способом на многих планетах. У нас даже многие детали крейсеров сделаны из золота.
   Панта пережил очередной шок и выдавил:
   - Килограмма полтора, наверно.
   Да, ну и идиот же я. Умею поторговаться, купить по самой низкой цене. Предложил тонны там, где можно обойтись килограммом. Главное - это не показать смущение Панте.
   - Полтора килограмма я тебе из корабельных запасов выдам, как капитан. Ещё один вопрос. У вас на корабле мало матросов осталось. Может, подкинуть капитану народа? Найми в городе несколько матросов.
   Панта согласился, что это хорошая идея. Мы высадили его на дальней окраине столицы, у огромной скалы, под которой притулилась рыбацкая деревушка. Панта, увлечённый огромным количеством планов, быстро двинулся к городу и исчез из виду. Его не было довольно долго. За это время жители деревушки решили, что летающий корабль может быть опасным, и решили закидать нас камнями. Мы наблюдали за этим минут пятнадцать. Потом я сказал:
   - Старпом, мне кажется, я вижу несколько добровольцев, желающих стать матросами на известном нам корабле.
   Фиу такую работу обожает. Он сразу высунулся в шлюз и оценил обстановку.
   - Сделаем, капитан. Бий У, Грумгор... есть работа.
   Рыбаки оказались до ужаса ловкими. Мы получили по несколько камней в разные части тела, прежде чем успели нахватать шестёрку дюжих парней. Лучше бы мы подождали Панту. Но мы разозлились и Панту ждать не стали, пусть сам разбирается со своими аристократами. Через час мы были уже на корабле. Рыбаки сначала окосели от удивления, но когда узнали о размере оплаты, быстро пришли в себя. Капитан и благородные судари были довольны. Работать по две вахту кочегарами никому не нравилось. На этом мы их и оставили.
  
   Глава 19. Белые ленточки.
   Вернувшись на корабль, я обнаружил, что Фиу повязывает себе на голову белую ленточку варов. Вслед за ним собезьянничали и дети, и полкоманды.
   - Что это ты делаешь?
   - Ты ничего не понимаешь! Они - люди чести, способные встать один на один со смертью! Мы заработали эти ленточки! - вскинулся Фиу.
   - Возможно. Мы летим на планету варов. Объявим там подготовку к новому ритуалу.
   Фиу удивился настолько, что потерял дар речи. Я сообразил, что дети уже давно не спали, и решил уложить их, пока мы в полёте. Зайдя в их комнату через пятнадцать минут после отбоя, я обнаружил, что на стенах висят картины "морского боя" - игра по клеточкам десять на десять. При моём появлении картины расплылись и превратились в обычную стену. Аис! Вот зараза малая! Научился изменять свою кожу на стенах, и использовал это умение в первую очередь для того, чтобы играть с дружками в "морской бой"! Ну, я им задам!
   За то время, пока я вопил, мы успел прибыть на планету варов.
   На планете варов нас встречали как кинозвёзд. Даже с визой на границе системы продержали меньше часа, что для варов является абсолютным рекордом. Плюхнувшись в порту, мы обнаружили, что нас встречают многотысячные толпы. Оказалось, что переданная Вар Варуной запись была просмотрена по несколько раз чуть ли не каждым жителем планеты. Мы стали почти национальными героями. Определённую пикантность событию придавал и тот факт, что вары никогда не выходили на машубаст такой толпой: мы оказались самой зрелищной охотой за многие тысячи лет. Каждое наше движение было подробно изучено, проанализировано и выучено. Мало того, они уже успели даже компьютерную игру по мотивам выпустить. Разработчики нам потом её показали - ничего так игрушка, я там даже сам на себя лицом похож.
   Когда я объявил о том, что я набираю новую группу для следующего ритуала, наша популярность зашкалила за все мыслимые пределы. Но никто на обучение так и не записался. Вар Варуна был прав: молодёжь варов предпочитала компьютерные игры, примитивные спортивные забавы и лёгкую выпивку. Мы улетели с планеты варов ни с чем.
   В ходе записи Вар Варуна упустил момент про появление островитян. Возможно, намеренно, припасал для кого-то из своих да потом забыл. Из трансляции могло показаться, что с определённого момента нас, сторонних участников, вдруг стало больше. Никто из варов ничего не понял про островитян. Маленький народ оказался - по крайней мере, временно - в безопасности.
   По возвращении на базу меня - вопреки всем моим ожиданиям - не ругали за потерю новичков. Штаб ожидал, что мы понесем гораздо большие потери, и все были рады, что вернулась хотя бы старая команда. Тем более, что одного стажера я всё-таки привёз обратно. Впервые за много-много лет.
  
   Интермедия 1.
   - Так мы спаслись от ужасных машубаст и вернулись домой,- закончил я сказку.
   - А что было потом с варами? - спросили дети.
   - Вары забыли старый дух и стали мирным народом, - ответил я детям. На самом деле вары изменились и стали ещё более опасными. В истории их культуры существовал очень сильный запрет на секс. Учитывая их долголетие, он имел очень большой смысл. Возможно, именно поэтому они так и лезли на подвиги - эрос с другой стороны так выпирал. Не нарушая запрет на секс, они придумали себе такую забаву: человек мог придти в определённое заведение, где другие такие же должны были его ласкать, гладить, хвалить и всячески доводить до оргазма индустриальными способами (в смысле специальными машинками). Получив оргазм, человек должен был помочь дойти до оргазма пяти другим.
   Поначалу это было не очень приличным удовольствием, но потом начались изменения в сознании, и вары вывели из этого целую философию. С помощью этих заведений - они их называли "загоны терпения" - вары вдруг убедились, что другое существо может быть не только конкурентом, но и источником удовольствия. Постоянная привычка получать удовольствие от других людей привела к тому, что вары вдруг обнаружили, что их общество стало более терпимым, дружелюбным и весёлым. Из этого вары сделали неожиданный вывод: надо распространить это понимание на все окружающие народы, а если какие народы не хотят принимать такую философию - значит, они примитивные, демонические и подлежат уничтожению.
   Сплотившись вокруг идеологии свободного индустриального массового секса, вары с упорством, достойным боевого безумия предков, ринулись покорять космос. Недавно заброшенные верфи были отстроены, и космос наводнили корабли очень упорных, очень умелых и опытных бойцов. Произошло это всё за время жизни одного поколения. Богиня, которая отслеживала изменения, ухитрилась подкинуть планету варов и вообще этот сектор ответственности своему новому ставленнику, новому богу, как сказали солдатам. То есть мне. После передышки длиной не более двадцати лет вары опять стали шилом в заднице. А мы только - только вздохнули свободно, избавившись ненадолго от давления их клана... Именно корабли варов и висели сейчас на орбите, ожидая ответа на ультиматум - либо планета принимает их философию, либо они уничтожают всё живое. Но эта планета никогда не примет такую философию - у местных очень сильна привязанность, которая возникает при первом сексе. Местные однолюбы, они никогда не примут индустриальный секс просто потому, что этого им не позволит их суть.
   Дальше произошло ещё несколько событий, из-за которых я оказался здесь, на планете. В одной из очередных заварушек Богиню пленили на достаточно долгий срок. Точнее, заблокировали около одной планеты. Я оказался единственным офицером, который был в курсе дела. Моему экипажу удалось собрать из остатков боеспособную армию. Мы неслабо потрепали агрессоров и освободили Богиню. Но перед тем, как освобождать Богиню, мы вынуждены были решить целый ряд других, текущих задач. Точнее, смертельно опасных первоочередных задач. В ходе "латания дыр" мы так быстро и так жестко избили такое больше количество плохих мальчиков, что это понравилось некоторым простым умам в высших сферах руководства Богини. (Богиня обычно не даёт избивать самозваные кланы "повелителей космоса", опасаясь отбить у них любопытство к наукам и космической экспансии).
   После того, как мы освободили Богиню, поползли разговоры о том, что Аскер руководил лучше Богини. Я срочно отправился в отшельничество, в результате чего стал дважды бессмертным. Впрочем, история о моей второй бессмертности (как и о первой) к делу не относится. Вернувшись из отшельничества, я обнаружил перевязанный бантиком астероид, набитый крейсерами и готовыми командами, готовыми служить новому богу Волду Аскеру. А через несколько десятков лет попал в то же положение, что и Богиня: молодые ребята в моём руководстве начали поговаривать о том, что Аскер слишком много цацкается с разными агрессивными кланами. А как мне с ними не носиться, если я сам развивал на их планетах культуру и выводил их в космос?
   Когда разведка донесла, что количество разговоров превысило качественный порог, я отправился в Поиск. Формально целью поиска было найти душу погибшего Фиу и подыскать ей тело и культуру получше. В действительности я хотел дать горячим головам попробовать поруководить в моё отсутствие, остыть и проникнуться мудростью. Если фокус удался, то сейчас на орбите должен появиться целый флот и ласково спросить у варов, какого лешего они делают над планетой, которая находится под моей протекцией.
   А если это не так, то через три дня все генералы вдруг обнаружат, что у них нет связи ни с ремонтными заводами, ни с производящими фабриками, ни с носителями технологий, и что всё, что у них есть - это колеблющиеся команды нескольких крейсеров и никаких запчастей к крейсерам. Если им очень повезёт, они смогут стать ещё одним кланом "повелителей космоса".
   А пока я жду и рассказываю сказки детям в пещере.
   - А что стало с вами и тем миром, в котором были опасные виды жизни, в который вы должны были лететь после встречи с варами, научную станцию защищать? - спросил самый старший мальчик. Молодец, внимательный.
   - О, это очень смешная история...
  
   Глава 20. Как мы спасали научную станцию.
   Дверь научной станции была открыта. Типовая постройка, характерная для периферийных организаций Богини. Энергетический забор с проволокой на столбиках по периметру (сейчас прорван в пяти местах), несколько цилиндров разных размеров для жилых и хозяйственных помещений с переходами между ними, общий вход (открыт). И непредставимая, потусторонняя тишина. И это на планете, которая вся покрыта джунглями, в которых если не поёт, то кусается или ползает каждый дюйм поверхности.
   Мы стояли перед станцией и думали, что нам очень не нравятся открытые двери научных станций, которым полагается быть мирными и незаметными. Особенно когда на вызовы с орбиты станция не отвечает.
   На этот раз со мной была только моя команда, без Илиарсии, Одина и всех остальных разумных пчёл. И мы очень, очень не любили открытые двери станций, которым полагается быть закрытыми. Особенно с приправой из абсолютной тишины.
   - Ладно, вы знаете, что делать. Грумгор, Бий У, жидкость, Аис - налево, там переход в жилые блоки. Остальные - со мной.
   Мы вошли "ежом", стволы во все стороны. Никаких следов битв на стенах не видно. Какая же напасть заставила замолчать экипаж станции? Группа Грумгора ушла по переходу в жилые блоки. Мы прикрывали их, пока они не скрылись за поворотом. Тогда двинулись и мы. На складе царил кавардак. Все вещи и запасы лежали где попало, впрочем, было это следствием драки или небрежности хозяев, утверждать было невозможно.
   - Вижу подвижную цель, скорость движения большая, размеры около полуметра, прячется за обстановкой, - доложил Грумгор.
   - Огонь, - приказал я. Обитатели станции должны иметь длину около трёх метров. У них даже дети такими маленькими не бывают. Если здесь такая агрессивная биосфера, то полумерами я ограничиваться не намерен. Особенно после знакомства с машубастами
   - Цель поражена.
   - Передай Аису для опознания.
   - Да... это... у меня излучатель на полной стоял. Нечего опознавать.
   - Ну и ладно. Двигайтесь к пищеблоку.
   К пищеблоку мы подошли почти одновременно, моя группа чуть раньше. Дверь открыта, что однозначно говорит о большой беде. На флоте Богини открытые двери не допускаются. Даже на наземных научных станциях. У всех служащих должна быть выработана раз и навсегда привычка закрывать все люки. И все сержанты из кожи вон лезут, чтобы не дать нам её забыть. Офицеры от них тоже не отстают.
   Сканер показал незначительное повышение температуры в столовой. В рентгеновском режиме стало видно, что там от шести до восьми живых существ. Крупных.
   Мы вошли отработанным на машубастах порядком: сначала я закинул в комнату Фиу, Фиу в полете перевернулся и плюхнулся сразу на лапы, лицом ко мне, готовый поразить всякого, кто стоит у двери и готовит нам засаду. Следом перекатом вошел я - если кто что и замышляет за косяком двери, то он просто не успеет ничего сделать, как я окажусь рядом с Фиу, а меня со стороны проёма будет поддерживать огнём вся моя группа. Всё, что высунется в проём, будет немедленно уничтожено, а мы с Фиу можем заниматься только теми, кто опасен в первую очередь.
   За столом столовой располагалось девять вивов - научных сотрудников станции. Они были совершенно недвижимы. Один из них нёс ко рту пищу, когда его поразила неведомая напасть, да так и остался с конечностью на полпути.
   - Как думаешь, что с ними стало? - спросил Фиу, - Может, неведомое бактериологическое заражение?
   - Вызывающее полную недвижимость? Это нехорошо. Правда, на нас защитные поля... Но это очень нехорошо. Можем застрять тут надолго, - ответил я после некоторого раздумья.
   - Так нам входить или нет? - спросил Валли Ургпщу. Он и вся остальная команда продолжали держать проём входного люка на прицеле.
   Тут один из научных сотрудников решил отмереть и недовольным тоном спросил:
   - Почему вы так внезапно врываетесь на кухню и целитесь в нас? Мы вызывали помощь, а не расстрельную команду!
   Я опустил излучатель и начал дико хохотать. Вивы и так не очень торопливы по жизни, а тут нам попались, судя по всему, особо замедленные экземпляры. Они просто собирались поесть, когда мы ввалились в столовую и привели их в состояние остолбенелого шока. Да, я, кажется, забыл сказать, что вивы - это такие черви, у них конечности маленькие - маленькие, только вокруг рта - чтобы пищу заталкивать. Они настолько неторопливы, что их используют исключительно на вспомогательных работах, и только очень редко в качестве учёных.
   - Почему вы не отвечали на запросы с орбиты? - прошипел Фиу.
   - Потому, что тут снимают почту только по понедельникам, - ответил я одновременно с одним из вивов - очевидно, ответственным за почту. Во Вселенной может быть война, мировые катаклизмы, но ничто не заставит вивов снимать почту чаще, чем раз в неделю. Они так привыкли. Это идёт вразрез со всеми флотскими правилами, но в своём мире вивы получают почту раз в неделю и не намерены изменять привычки. Их можно расстрелять, но невозможно изменить.
   - А потом, мы не ожидали, что вы так быстро прибудете. Мы отправили запрос всего лишь с последней почтой.
   - Почему двери открыты?
   Вивы переглянулись и немного пошипели друг на друга, очевидно, искали виноватого.
   - Мы просто забыли их закрыть.
   - Для чего вы нас вызывали?
   - Местные животные - крупные такие - приладились рвать бивнями защитный периметр. Мы не знаем, почему. Они не нападали на базу.
   Мы оставили вивов обедать и отправились искать "местных крупных животных". Когда мы отошли достаточно далеко, я передал Грумгору просьбу уничтожить все следы стрельбы. Похоже, мы подстрелили кошку хозяев станции. Грумгор обещал, что всё подчистит. Через несколько минут мы встретились у пролома изгороди. У Грумгора был необычно довольный вид. Я подарил ему самый грозный из моих подозрительных взглядов, но тот даже не счёл нужным отреагировать.
   Мы углубились в джунгли. Получасовая экскурсия убедила нас в том, что ориентировка на эту планету была почти правильной. Джунгли были населены огромным количеством крайне опасной флоры и фауны. Если бы вы были жителем этой планеты, то представители и первой, и второй сыпались бы вам на головы, сдавливали бы в смертельных объятиях, кидалась бы на вас мешками с целью переварить немедленно на полдник, опутывали бы вас многочисленными хоботами с целью затащить под землю или как минимум впрыскивали бы в вас яд для немедленного превращения в удобрения. Но всех этих растениеживотных и животнорастений объединяло одно: они были абсолютно равнодушны к нам, к инопланетной жизни. Нас они просто игнорировали. Очевидно, вивов тоже. Оставалось только вернуться за периметр и ждать ночи.
   Ночью появились три громадные твари, все в роговых выростах, на морде несколько то ли бивней, то ли рогов. Потоптавшись перед оградой, они принялись поддевать проволоку заграждения рогами. Когда ограда заискрила, монстры заухали. Потом они перешли к тому участку, который уже был поврежден ранее. Несколько раз они пытались заставить проволоку заискрить, но без успеха - защитное поле было разрушено. Тогда они перешли к целому участку и насладились зрелищем обширного искрения. Поухав вволю, монстры удалились. Всё это время мы держали их на мушке.
   - По-моему, они приходили посмотреть на искорки, - сказал я. Если так, то надо будет сделать им какую-нибудь игрушку на отдалении от ограды, пусть её заставляют искрить, а защитное поле на ограде сменить - чтобы не искрило.
   Оставшуюся часть ночи и часть дня мы мастерили огромный шар из прутьев, на шар мы повесили ослабленный вариант защитного поля. Игрушку мы разместили на ближайшей полянке.
   Мы планировали при появлении животных показать им, как весело искрить шар, если его толкнуть. Но хитрые зверюги на этот раз появились совсем с другой стороны и принялись крушить ограду с противоположной стороны станции. Мы были готовы к такому повороту событий: Фиу и Бий У должны были лёгкими разрядами излучателя погнать зверей в мою сторону. План почти сработал, с той лишь разницей, что звери не побежали от излучателей, а попытались затоптать стреляющих. Фиу и Бий У пришлось пробежаться через всю территорию станции до моей позиции. Хорошо, что Фиу незаметный, а Бий У очень быстрая.
   Увидев шар, так упоительно сияющий переливами защитного поля, звери сразу забыли об обидчиках и попытались напасть на меня, того, кто так нагло дёргал отныне их собственность, их новую любимую игрушку. Но я ретировался с поля боя, оставляя им ценный трофей, и преследование прекратилось.
   Вернувшись на станцию, я посоветовал червям приделать к шару электростанцию - теперь звери будут дёргать его так часто, что можно вырабатывать электроэнергию. Вивы юмора не поняли.
   Мы улетели.
   Вивы накатали на нас жалобу - мы - де убили их кошку, наследили в столовой, забавлялись с дикими зверями на территории станции и при этом разрушили их любимый цветник, а вдобавок ещё и улетели, не починив ограду.
   Последнее было особенно обидно - как только мы прилетели на базу, я тут же отправил заявку на установку им новой ограды. Я же не виноват, что сапёрные подразделения работают так медленно? Вот и спасай после этого учёных.
  
   Интермедия 2.
   - Кошечку жалко, - заплакали дети.
   - Вы бы её видели! Длинная, скользкая, ножки короткие и в стороны, а пасть - как у крокодила. Строго говоря, это и был крокодил... ручной, - соврал я. Слёзы прекратились. Крокодилов в этой местности не любили.
   Больше я в этот день сказок не рассказывал. Детей покормили и уложили спать. Мои корабли так и не появились. Напрасно я вертел в руках коммуникатор до позднего вечера. Сигнал вызова от эскадры не пришел. Генералы решились на военный переворот. Завтра вары начнут бомбардировку планеты термоядерными зарядами. Выживут очень немногие. Возможно, эти дети, благодаря пещере. А может быть, и нет, пещера находится недалеко от столицы. Надеюсь, вары ударят по столице первой. Тогда они сожгут моё тело, и я перенесу душу на их корабли.
   На следующий день дождь опять не выпустил никого наружу.
   - Дядя Волд, расскажите сказку, только длинную - длинную, и чтобы хорошо заканчивалась, - попросили дети.
   Я вспомнил одну из самых первых наших миссий. Мы тогда изрядно наломали дров...
  
   Глава 21. Лейла, направительница судеб.
   Десять дней до празднования Летнего Тэчки.
   Ступенчатые башни - колокольни храмового комплекса Бравы, древней столицы великой империи, тонули в вечерней темноте. Большой город, лежащий за монастырскими стенами, уже засыпал, как и большинство монахов. Но двадцати девочкам десяти лет, отрабатывавшим растяжку в одном из небольших двориков комплекса, было ещё очень далеко до отдыха. Их готовили к празднику, и их танец должен был стать венцом этой церемонии. Точнее, танец одной из них.
   - Делай раз.. делай два... пожилая монахиня - сама в прошлом одна из Девушек Судьбы - монотонно командовала, продолжая тренировку. Девчонки - подруги Лейлы - так же монотонно повторяли давно знакомые, тысячи раз отработанные гимнастические упражнения, находя ещё и время пересмеиваться и поддразнивать друг друга.
   - Лейла, не напрягайся, тебя всё равно не выберут на Танец Судьбы, а предсказывать урожаи для деревень такой растяжки не надо, - поддразнивала Лейлу её соседка, Маро.
   - Да, Маро, ты очень хорошо танцуешь, скорее всего, жрецы выберут тебя, - не стала спорить Лейла. Маро была хорошей подругой, просто иногда ей - как и всем - хотелось побаловаться. Но у Лейлы не было настроения спорить. Во время послеобеденной тренировки по акробатике, прыгая сальто с бревна, она недостаточно широко расставила колени, в результате чего пребольно стукнулась о них подбородком. А ведь сколько раз матушка - инструктор говорила: "Прыгаете с высоты - расставляйте колени, иначе сами себя убьете!". Было очень больно, а ещё больше обидно. Да, совет жрецов наверняка выберет Маро - у неё действительно всё так хорошо получается.
   Маро уже набрала воздуха, чтобы поддразнить другую соседку, но её перебила Дива, ябеда и вредина:
   - Да Лейла даже двойное вращение не сможет открутить, ручками помашет, и всё - и будет жизнь в империи скучная и бедная весь год.
   Стерпеть такое от вредины было никак невозможно, и Лейла выдала ей весь обычный набор обзывательств и дразнилок. Дива ответила, Лейла не осталась в долгу, так что госпоже инструктору пришлось сделать им замечание. Девчонки замолкли и сосредоточились на упражнениях, а Лейла неожиданно вдруг про себя подумала: "Выберут меня - откручу тройное вращение!".
   Двойное вращение у неё получалось прекрасно всегда, тройное - почти всегда, четырёхкратное - очень редко. Но ещё никто и никогда из Девочек Судьбы не исполнял на храмовой сцене тройное вращение. Все боялись запнуться.
   Пятьдесят лет назад Девочка Судьбы Мия Мау запнулась при простом повороте - после этого в империи прошли дожди и погиб весь урожай. Это был очень голодный год. Тридцать лет назад другая девочка всего лишь потеряла равновесие, даже не запнулась - и кочевники вырезали одну из северных провинций. Двадцать лет назад третья девочка перепутала последовательность фигур и на несколько секунд застыла в нерешительности - как следствие, после смерти царя наследники несколько месяцев резали друг друга, довели страну до гражданской войны и только решительность одного из генералов, который стал родоначальником новой династии, спасло положение. Монахини очень постарались, чтобы истории этих девочек и их имена все предсказательницы знали наизусть.
   Каждый год летом, под конец недельного праздника Тэчки, на большую сцену храмового комплекса выходила одна из Девочек Судьбы и танцевал танец - такой, какой хотела сама. Считалось, что движения невинного ребёнка определяют судьбу всего народа на год вперёд. Некоторые утверждали, что это не движения ребёнка определяют судьбу, а Бог через прямое внушение ребёнку показывает людям, что их ждёт в будущем. В любом случае, все знатоки сходились во мнении, что каждое движение что-нибудь да значит, и каждый нюанс танца затем обсуждался неделями. Слишком простой танец означал застой и бедность, огрехи в танце означали нестроения в государстве или стихийные бедствия. Сложный танец, исполненный без ошибок и отставания от музыки, означал богатство и преуспевание.
   По результатам гадания делались долгосрочные прогнозы, закупалось или продавалось продовольствие, объявлялись военные сборы, повышались или понижались кредитные ставки - одним словом, народ Лейлы очень внимательно относился к Танцу Судьбы. Усомниться в этом не посмел бы никто - танец ни разу не обманул. Название "Тэчки" именно это и означало на древнем языке: "Танец, определяющий будущую судьбу".
   По этой причине девочек - предсказательниц тренировали нещадно и неустанно.
   Лейла не знала, что значат слова "невинный ребёнок", с её точки зрения, соседки её временами вели себя так, что ядовитее были только змеи. Но монахини так говорили, и она не противилась тому, чтобы её считали невинной. Хотя сама она прекрасно осознавала, что ничем не лучше своих подруг - временами она бывала очень вспыльчивой и нетерпеливой. Но ей очень хотелось оттанцевать сложный танец без ошибок, и она налегла на упражнения, отчаянно тренируя своё тело.
  
   Глава 22. Тэчки.
   Восемь дней до празднования Летнего Тэчки (один день до начала недели празднования).
   Процессия жрецов Богини - милостивицы, слегка разбавленная жрецами богини изобилия и бога - праведника, спускалась с пением по ступеням во внутренний двор школы. Девочки Судьбы, все в розовых шёлковых плащах, сидели на коленях на мягких подушках и, как положено, смотрели в землю. Монахи прошли вдоль их ровного ряда и выстроились клином напротив.
   - За проявленное усердие... и за успехи в учёбе... совет жрецов постановил выдвинуть на исполнение танца судьбы..., - слова жреца долетали до Лейлы словно сквозь ватное одеяло. Её нипочём не выберут. Маро всё делает намного легче и красивее, даже Дива чётче делает сложные упражнения.
   "Но ничего, - думала про себя Лейла, - у Девочек Судьбы и так хорошее будущее. Буду танцевать на удачу по разным деревням и городкам, или богатым людям на доброе начало больших дел, за это хорошо платят".
   Замечтавшись о красивом будущем, Лейла пропустила тот момент, когда жрец назвал её имя. Смысл сказанного дошел до неё только тогда, когда храмовая стража окружила её и Мару кольцом - теперь есть, тренироваться и жить они будет отдельно. Ни зависть других девочек, ни происки иноземцев не должны помешать им выступить. Она - основной кандидат. Мара - дублёр на случай внезапной болезни.
   Их тут же развели по разным помещениям, каждое со своим маленьким двориком для прогулок и тренировок. Встречные монахи кланялись и стелились под ноги. Это было забавно, но Лейла их почти не видела. Зрение от шока сузилось до небольшого пятнышка.
  
   Тэчки.
   Отгремели последние звуки торжественного марша, под который её бывшие подруги танцевали танец во славу империи. Сопровождаемые бурными аплодисментами, девочки пробегали мимо окруженной стражей Лейлы. Многие шептали на ходу пожелания удачи. Лейла была им безмерно благодарна - девчонки преодолели зависть и желали ей наилучшего, а в её взволнованном состоянии это значило многое.
   Началась барабанная дробь. Лейла сама выбрала эту композицию - ритмичная, с чередованиями быстрых и медленных мотивов, она идеально подходила для задуманного ею танца.
   Медленно, глядя в пол, как учили, Лейла вышла на середину сцены и глянула на публику. Публика глянула на неё огромной тысячной массой глаз. Когда-то Девочек Судьбы специально учили не бояться вот такой, тысячной аудитории. Лейла не боялась.
   Грянули фанфары, и Лейла начала. Двойное вращение, вертикальный шпагат, тройной переход и ласточка. Идеально. Одно это уже было сложнее, чем многие номера предшествующих лет. Тройное па с лёгкими прыжками, вертикальная волна, волна руками. Красота и лёгкость. Знатоки потом скажут, что это символизирует утонченность и приводит к росту искусств. Лейла открутила ещё несколько переходных фигур и выполнила "изюминку" танца - тройное вращение.
   Она лежит на полу. Она лежит на полу? Когда одна девочка запнулась, погибли тысячи. Никто из Девочек Судьбы никогда не падал на сцене. Что же будет теперь? Музыка смолкла, кроме барабанщика, который сидел спиной к сцене, не видел происходящего и продолжал выбивать ритм. Лейла встала, развела руки и выполнила тройное вращение ещё раз, на этот раз успешно.
   В толпе нарастал странный звук - какое-то утробное рычание, негромкий, но бесконечно злобный рык, идущий от самых низов человеческой сути. Лейла продолжала программу - пока не грянули фанфары, танец не закончен. Так их учили - хоть ползи, но заканчивай. Звук становился всё громче, в утробном рычании прорезались вопли ненависти. "Меня, наверное, сейчас порвут на части, - как-то отстранённо подумала Лейла, - наверное, так мне и надо". Краем глаза она заметила, как отдельные энтузиасты уже бросились к лестницам на сцену и смяли храмовую стражу. Она продолжала танцевать.
   В этот момент ласковые, но сильные руки схватили её за талию. Не успев понять, что происходит, Лейла обнаружила, что центральный люк сцены открыт и её кто-то кидает в проём. Из этого люка во время весенних представлений ещё появлялись всякие черти, в него же падала актриса - богиня изобилия, когда разыгрывали схождение Лета в Холод. Лейла плюхнулась на высокую копну сена. Её спаситель спрыгнул следом, сгрёб её в охапку, перекинул через спину и помчался по извилистым ходам храмового комплекса. Позади неистовала толпа, слышались крики преследователей. Лейла даже не успела разглядеть того, кто её спас, всё её внимание было привлечено к тому, чтобы не набить синяки о спину её спасителя - похитителя.
   Бежали они не долго, до крепостной стены. Там Лейла увидела наконец своего спасителя - Иримах, один из монахов бога - праведника, он ещё иногда вёл уроки математики у старших девочек - воспитанниц монастыря. Задавать вопросы монах не позволил - сунул ей в руку верёвку и приказал спускаться со стены. Стена была очень высокой, но Лейла всё-таки была тренированной гимнасткой и осилила спуск без проблем - только кожа на ладонях перегрелась, а местами и содралась.
   Под стеной их ждали два скакуна с полными седельными сумками. На одном из них было женское седло. Вскочив на них, они ринулись к северным воротам. Погоня отстала на несколько минут, но было очевидно, что она быстро догонит.
   Им пришлось скакать всю ночь. Оторвались от погони они только через несколько часов.
  
   Глава 23. Бродяги.
   На следующий день спали почти до полудня, отсыпаясь после дикой скачки. У Лейлы болела каждая мышца, и сон на твёрдой земле это положение отнюдь не улучшил. Позавтракали сухими лепёшками с водой из фляжек.
   - Мы будем скакать сегодня и завтра, чтобы опередить почтовых гонцов. Потом нам придётся начать путать следы, чтобы никто не смог нас узнать. Мы продадим скакунов и поплывём на барке, ты переоденешься в мальчика. Мы слишком узнаваемы - монах и судьбоносная дама в розовых шелках. Пару лет придётся прятаться, пока люди тебя не забудут. Потом будешь танцевать по северным деревням хлеборобам на удачу. Умения остались с тобой, и там тебя никто не узнает. Проживёшь. Твоему отцу я сообщу.
   - Почему ты меня спас? - спросила Лейла, давясь лепёшкой. К такой еде она не привыкла.
   - Эти животные растерзали бы тебя. Ты им натанцевала снижение доходов... как они думают.
   - Ну и пусть. Я этого заслуживаю.
   - Глупая девчонка! - монах сказал это неожиданно ласково, - Во-первых, если верить этой вашей ритуальной магии, то всё, что происходит на сцене, имеет отношение к судьбе империи. Получается, что империя сначала упала, потом поднялась, и тут ворвались враждебные силы и порвали её на части. А так неизвестная помощь со стороны (в моём лице) вдруг появилась ниоткуда и спасла... хи-хи... империю. Во-вторых, я не верю в ритуальную магию. Но я верю, что Бог заботится о каждом человеке и любит их. Если в какой-то стране люди способны порвать маленькую девочку, то Бог вряд ли станет долго поддерживать такую страну. Улавливаешь?
   Лейла удивлённо подняла на монаха свои огромные глаза. С такой стороны она на проблему не смотрела. И людей, не верящих в Танец Судьбы, тоже не видела.
   - Так что постарайся выжить. Твой танец ещё не закончился. Финальных фанфар ещё не было, помнишь? Как-нибудь раз вернёшься в столицу и дотанцуешь до конца так, как считаешь нужным.
   Они продолжили свою скачку. Если в предыдущий день Лейла отбила себе все ноги, то теперь она ещё и стёрла кожу на всех местах, которые касались седла.
   А вот продавать скакунов и сплавляться на барке им не пришлось. На третий день их согнал с дороги скачущий на максимальной скорости отряд северных кочевников. Так же они поступали со всем встречными селянами, везущим грузы в любых направлениях. Все недоумённо крутили головами и спрашивали друг друга о том, что так далеко от северных границ делают кочевники и почему они никого не убивают? Обычно появление кочевников означало только одно: грабёж и убийство. Но это было где-то далеко, более чем за тысячу километров к северу - центральные земли империи уже много сотен лет жили в мире.
   Объяснение явилось довольно быстро: отряд кочевников был лишь передовым разъездом авангарда войска кочевников. В авангарде двигались не привычные по картинкам про кочевников лёгкие всадники, а закованные в сплошные доспехи тяжелые рыцари. Вслед за авангардом двигалось само войско - огромное количество пехоты, посаженной на телеги, и камнемётные машины. Войско шло два дня. Иримах из любопытства остался посмотреть на проходящее войско даже тогда, когда все крестьяне попрятались по соседним деревням. На третий день тыловые части отобрали у них скакунов. Убивать и грабить не стали - они очень спешили на штурм столицы.
   В этот вечер, сидя у костра, Лейла была очень несчастна.
   - Теперь мы знаем, что значит, если происходит падение на сцене, - наконец сказал она.
   Иримах прищурил глаз:
   - И ты думаешь, это ты виновата?
   - А кто же? - вскинулась Лейла.
   - Какая же ты маленькая! Им только идти сюда надо было минимум две недели, это если без отдыха. А собирать припасы - полгода. Так что извини меня, но твоя роль тут минимальна. Точнее, её вообще нет, - Иримах ненадолго замолчал, подбросил веток в огонь и продолжил: - Наша империя старая и демонизированная. Мы говорим, что мы верим в бога - праведника, в других благих богов и живём ради них. Но по сути... наши люди давно потеряли в себе всё человеческое. Мужчины рвутся к власти не для того, чтобы правильно управлять хозяйством, а для того, чтобы покрасоваться на фоне должностей или денег. Женщины выходят замуж не для того, чтобы обеспечить уют мужу и заботу детям, а чтобы разъезжать по городу в колясках, разряженные самым роскошным образом.
   Мужчины не любят своих жен и берут их только для хвастовства - вот, какая красивая собственность есть у меня. Женщины отвечают им тем же и заводят себе друзей на стороне. Военные требуют увеличения количества войск... чтобы иметь как можно большее количество бесправных солдат, из жалования которых они берут себе мзду.
   Ты знала, что солдаты в итоге получают столько, что не хватает даже на еду, не говоря уже о бытовых вещах и о содержании семьи? Они вынуждены в свободное от армии время служить местным бандитам, которые используют их для грабежа или для войн между собой, или возделывать маленькие огородики. Пожарная инспекция, налоговая инспекция, санитарная инспекция... все они не делают ничего полезного, но берут с ремесленников столько, что у тех ничего не остаётся, и почти все ремесленники подрабатывают в городе... впрочем, ты ещё маленькая, не поймёшь, как они подрабатывают.
   Будь ты солдатом, ты бы стала сражаться за такую империю? Вероятно, потому северные войска и разбежались при первых ударах. Никто даже не захотел рисковать собой, чтобы сообщить в столицу весть о нападении.
   Лейла замолкла. Она всё равно считала себя виноватой.
   - Поэтому я и держал скакунов у стены. Я уже не первый год жду чего-то подобного.
   На десятый день пришли вести о взятии столицы. Они были ужасными. Высшие сословия не стали защищать город. Они не стали защищать даже свои семьи. Вся кавалерия - и лёгкая, и колесницы - ускакали в Висинию, горную провинцию, считавшуюся бесполезной в силу низкой плодородности её почв. Но проход в эту провинцию было несложно оборонять. Пешее ополчение вышло на стены, но у него не было командиров, которые ускакали вместе с кавалерией. Понеся тяжелые потери от камнемётных машин кочевников (и где они только их взяли?), не получая никаких команд, мужчины кинулись по домам в надежде увести домашних из города и спрятать у знакомых в соседних деревнях. Кочевники ворвались в город практически без потерь и устроили жуткую резню - говорили, что погибло три четверти всех жителей. Брава, великая столица огромной империи, была взята за один день почти без боя. Говорили, что кочевники вырезали всех монахов и всех обитателей храмового комплекса, всех жрецов и их семьи, запретили старые религии. У кочевников была своя религия, которая отныне становилась обязательной для всех завоёванных провинций.
   Лейла была в шоке. Она не могла представить, что почти все, кого она знала, мертвы. Иримах тоже был подавлен, но он в который раз продемонстрировал своё нестандартное мышление: "Отныне ты - единственная хранительница и мастер Танца Судьбы", - сказал он шокированной Лейле. Та подумала, что, пожалуй, не единственная: в провинциях ещё много других судьбоносиц... но они намного старше и это далеко не лучшие танцовщицы. Лучшие оставались в столице или в ближайших провинциях, все старались приехать на Тэчки. Теперь они все погибли.
   На следующее утро Иримах сказал Лейле:
   - Тебе надо продолжать тренироваться.
   Лейла была не против - мышцы без привычной разминки ныли и болели, но тут встала неожиданное проблема. В храме они тренировались среди женщин, в минимуме одежды. Садиться сейчас на шпагат в мальчиковых брюках - очень грубых - означало порвать последнюю одежду. Раздеваться при мужчинах им запрещалось.
   - Тренируйся без одежды, - решил затруднение Иримах, - а мне будет хоть какое приятное зрелище за мои труды.
   Лейла нашла этот подход логичным. Иримах оказался очень тактичным - обычно он уходил собирать хворост для костра на время её тренировок.
  
   Глава 24. В странствиях.
   Перед беглецами остро встала проблема голода. Иримах, выкрадывая Лейлу, предполагал выживать за счёт подаяния, которое обычно весьма щедро сыпалось в карманы странствующих монахов бога - праведника. Теперь культ бога - праведника был запрещён. Но даже если бы он и не был запрещён, многократно ограбленные кочевниками и мародёрами земледельцы не подали бы ничего. Деньги потеряли всякую ценность, а продовольствие было весьма ценным и для самих крестьян. В обмен на последнее золото Иримах выменял небольшой мешочек крупы. На нём они жили почти месяц, забираясь всё дальше к северу.
   Спасение пришло совершенно неожиданно. Они сидели на террасе харчевни, отдыхая после очередного перехода. Неожиданно проходившая мимо крестьянка наклонилась к Лейле и почтительно прошептала:
   - Госпожа! Ты же не мальчик, верно? У тебя слишком нежная кожа и слишком прямая осанка. Порадуй меня, скажи, что ты умеешь танцевать на счастье?
   Лейла метнула взгляд на Иримаха. Тот был каменно - молчалив. Он частенько отдавал свою порцию Лейле, мотивируя это тем, что привык поститься, будучи монахом. Но Лейла сама видела, что последнюю неделю он еле шел. Дополнительный заработок был им необходим. Она сама готова была за кусок мяса сделать что угодно. Если кочевники поймут, что происходит, сожгут не его, а Лейлу. Поэтому решать ей.
   - Я станцую для вас на счастье.
   Новость пронеслась по небольшому городку, как молния. Лейлу и Иримаха накормили до отвала и отвели им для постоя чистенькую комнатку (выступление должно было состояться на следующий день). С кочевниками дело решилось тоже как нельзя лучше: небольшому гарнизону скормили сказку о том, что приехала танцовщица. Кочевники, как оказалось, были любителями танцев, и не возражали.
   На следующий день Лейла открутила простые, но эффектные фигуры без единой заминки. Но то, что было просто для неё, прежним заезжим танцовщицам было недоступно, даже простое сальто, и селяне были в восторге. Кочевники тоже, потребовали станцевать повторно. Лейла оттанцевала для кочевников не Танец Судьбы, а простые развлекательные танцы, и довела гарнизон до экстаза - такой школы танца живота они в жизни не видели, а сложные фигуры танцев судьбы они не понимали, они им были не нужны. Её продержали на эстраде целый час, пока староста городка не сказал, что ребёнок, наверное, устал. Его послушались даже кочевники.
   Наивные. Лейла только разогрелась, в таком темпе она могла бы продолжать ещё часа два.
   Иримах тоже не остался без дела. В такую глушь редко забредали столичные монахи, и то, что он мог рассказать о нюансах медитации и контроля помыслов, было для многих откровением, даже одно существование таких умений. Пока кочевники пялились на Лейлу, Иримах навербовал столько сторонников, что хватило бы на локальную революцию. Во многом это объяснялось тем, что кочевники принесли с собою очень злой культ, проповедовавший право сильного и поклонение Нечестивому - тому, кто был противником бога - создателя мира. Одной из сторон культа было убеждение в том, что настоящему мужчине лучше погибнуть в бою молодым, чем умереть от старости. Кочевники имели об этом свою точку зрения, но перекрещенные силой крестьяне их позицию не разделяли. Они только теперь начали понимать, о чём им столько лет говорили столь нелюбимые ими жрецы светлых богов.
   На дорогу Иримаха и Лейлу нагрузили так, что они с трудом перепрыгнули сточную канаву на выходе из города. В следующем городке ситуация повторилась. Больше они не голодали.
  
   Глава 25. Как нас послали искоренять язычество.
   Декабрь 3011г.
   Это дело не заладилось с самого начала. Всё началось, как всегда, с того, что меня вызвали в штаб. Я взял Фиу, мы прошли через портал переноса и оказались на астероиде Богини.
   - Мы вас посылаем на планету А-157, система Белая Лыса. До вас на планете работала другая группа от Постигателей Истины, в настоящий момент там имеют место значительные изменения, но мы вынуждены отозвать эту группу на другое задание. Она понесла слишком большие потери на другой планете и отправлена на переформирование. Описание внедрённых изменений и планы по социальному переустройству в документации, - (при этих словах передо мной легла папка с докладными размером со сценарий для любовного сериала), - вы должны быть на планете завтра. Проследите, чтобы изменения сопровождались минимальным количеством жертв.
   Я отсалютовал, забрал литературу и вымелся. С тех пор, как меня взяли в обучение к Постигателям Истины, которых все войска Богини ласково называют "серая плесень" за характерный цвет униформы и неизбывное стремление заткнуть своими правилами каждую дырку, прошло совсем немного времени. Я даже не дочитал ещё до конца краткий вводный курс Молодого Постигателя. При этом мы уже побывали на парочке миссий, и наши действия были оценены как успешные, что повысило наше самомнение до запредельного уровня. Однако, сейчас, получив приказ прибыть на планету на следующий день и дело, которое только читать нужно несколько дней, я начал подозревать неладное. А как же язык, ориентировки по ведущим людям, легенда при личных контактах? Никаких данных. Да ещё и парень, который придумывал все эти изменения, погиб на другой планете.
   Похоже, это блюдо придётся есть горячим. То есть читать историю операции уже на планете.
   Аврал по кораблю я объявил ещё до ухода в штаб. Вызов всегда означает только одно: большие неприятности на долгое время. Наш корабль живой, он чинит сам себя, как человеческая кожа. Но не все системы: некоторые системы корабля достались нам от учебного корабля космопола, и они нуждаются в регулярной разборке и техобслуживании. Мы разобрали большинство из них перед тем, когда последовал вызов, и теперь их надо было собрать.
   Мы с Фиу сняли скафандры - нашу официальную одежду для визитов в штаб, нацепили коробочки с защитными полями и отправились помогать остальной команде. Грумгор чуть не умер с досады от того, что приходится делиться такой интересной работой. Обычно он сам долго и любовно полирует все поверхности, сам перебирает и смазывает всю технику. Попытка отполировать что-нибудь без него в обычных условиях чревата смертоубийством. Но сейчас сроки поджимали, и ему пришлось уступить. Он кружился за нашими спинами и подвывал, что мы недостаточно чисто отскребаем от разных налётов его любимые корпуса до тех пор, пока я на него не рявкнул и не велел заняться своим делом.
   Штаб Богини решил усложнить мне жизнь и прислал троих практикантов из числа недавно принятых на службу солдат. Эта троица не понравилась мне сразу и навсегда. На вид они представляли из себя какую-то переходную модель от крокодила к собаке, причём прямоходящую, а цвет кожи у них был сине - зелёный с тёмным отливом, ну точно жмурики. Это впечатление усиливали крупные, низко опущенные на глаза веки. И говорили они медленно и протяжно. Идеальные персонажи для фильма "Барбекю с семейкой зомби". Я тут же мысленно назвал их "кошмарики".
   Я послал их отмывать в керосине детали кормовой пушки, они потоптались у лотка, вернулись и сообщили, что особенности внутреннего устройства не позволяют им дышать такими парами и работать в положении наклонившись вниз. Тогда я перевёл их в подчинение Валли, тот вместе с Бий У промывали резервную систему охлаждения электроники. Там новички ухитрились уронить гайку в трубопроводы, из-за чего всю систему пришлось снимать, разбирать и промывать. Эта операция заняла четыре часа. Валли вышел из себя и велел новичкам сидеть под стеночкой и ничего не трогать. Те поначалу послушались, но потом, через пару часов, когда наше внимание ослабло, один из них решил обойти корабль. На дальней от нас стороне он зачем-то решил нажать на клапан аварийного слива системы пожаротушения, и его залило раствором кислоты. Я отправил его в медпункт и больше не видел.
   Двое оставшихся честно досидели под стеночкой до самого вылета.
   На планету мы пришли изрядно уставшие после бессонной ночи. Аиса посадили в небольшой горной долинке, в безлюдном высокогорье. Весь экипаж повалился спать. Поначалу я пытался выполнять долг и даже прочитал примерно треть из того, что мне дали. На планете было три материка и несколько крупных островов, размерами примерно с нашу Англию. Один из материков был почти полностью покрыт пустынями и интереса не представлял. На втором материке вызревала полу - промышленная, очень неправедная и очень агрессивная цивилизация, разбитая на пять постоянно враждующих царств.
   На третьем материке (на меньшей, но критически важной его части) царствовала погрязшая в коррупции и ханжестве империя, остальную его часть занимали воинственные и немногочисленные племена почти диких кочевников. На востоке и западе материка прозябали небольшие царства, выживали они только благодаря тому, что кочевники не могли до них добраться через горы или пустыни. Большинство из них не знало ни друг о друге, ни о кочевниках, но об империи. Империя выживала в основном благодаря тому, что занимаемые ею земли отделялись от Дикого Поля кочевников непроходимыми болотами, немногие проходы между которыми были перегорожены стенами и лесными полосами прикрытия. Дикое Поле могло прокормить в десятки раз большее количество людей, чем жило на материке, но кочевники в беспрестанных войнах между собой уничтожали любые осёдлые поселения.
   Острота ситуации была в том, что в империи началось истощение земель, а местные мелиораторы не имели об этом явлении никакого понятия. Необходимо было срочно удобрять земли империи, кроме того, необходимо было дать им отдых на несколько лет. Для того, чтобы население не погибло на это время от голода, необходимо было распахивать земли Дикого Поля. Кроме того, цивилизация со второго материка вот-вот должна была двинуться на порабощение жителей империи и кочевников. Всё это вместе должно было принести огромные страдания всем жителям планеты и потерю многих достижений, поэтому наша контора решила вмешаться.
   Первая группа охранителей жизни попыталась встретиться с императором. Встреча с императором теоретически была доступна для всех граждан, однако, по сути была невозможной, так как подход к императору блокировали чиновники многочисленных противостоящих кланов. Для того, чтобы попасть на приём, необходимо было войти в тот или иной клан, поучаствовать в политической грызне за государственные заказы и тогда - может быть, если чиновники противостоящего клана не подставят подножку, - можно было попасть на приём. За очень большую взятку нашим агентам назначили аудиенцию через месяц, однако, через две недели сообщили, что покровительствовавший им чиновник казнён. (Наша группа действовала через местных, не признаваясь в космическом происхождении). При этом намекнули, что другой клан мог бы помочь, правда, за намного большие деньги.
   Ребята из первой группы вскипели и перелетели к кочевникам. Там их приняли с распростёртыми объятиями и без всяких проволочек. Наши Постигатели Истины представились посланниками от бога кочевников, точнее, от его планетной аватары. Наобещав сразу нескольким вождям противостоящих племён всяческих благ, они добились объединения их в один союз. Десять лет подряд этот союз громил своих противников среди кочевников и добился если не полного контроля над Диким Полем, то как минимум доминирования. Наши силы обеспечивали союз разведывательной информацией, что в условиях огромных пространств было критически важным делом. Союз всегда мог найти своих врагов и разбить поодиночке, зато его никто врасплох застать не мог. Вожди союза были в восторге и почти перестали ненавидеть друг друга.
   Два года назад наступила новая фаза. Кочевникам передали технологию катапульт. С помощью этой технологии объединённые войска союза играючи пробили древние стены северных заслонов империи и покатились на юг, к столице. Обленившаяся разведка империи, абсолютное большинство функционеров которой назначались на эти места наследству, шпионов внутри кочевников не имела и объединение кочевников в единый союз просто проспала. Они не сумели даже предупредить войска столицы, и кочевники объявились под стенами нежданно - негаданно. Столица была взята с ходу, даже камнемётные машины не пригодились.
   Большая часть мужчин - представителей высших классов бросили свой народ и даже свои семьи и укрылись в западной горной стране, бывшей провинции империи. Там они отобрали у местных крестьян женщин и сделали их своими женами. Провинциалы взбунтовались, но не смогли противостоять в открытом бою опытным кавалеристам империи и отступили ещё гористее - туда, где находились все источники руд этой провинции. Для беглых имперцев сложилась патовая ситуация: у них почти не осталось работников - землепашцев, у них не было руд для того, чтобы ковать оружие или орудия труда. Кочевники мириться с ними не желали, но и брать горные проходы ценой больших потерь тоже не стремились. Те из имперцев, кто попроще, стали сами пахать землю, а остальные обложили их огромными налогами, что раскололо общество беглецов надвое. Земледельцы принялись потихоньку подкармливать голодавших в горах провинциалов в обмен на руду.
   Наибольшего уважения заслуживали те из бывших жителей империи, которые вышли во время штурма на стены и, не обнаружив военачальников, сорганизовались сами. Они отступили из столицы, уводя с собою тех из гражданских, кого смогли найти. Увлечённые грабежом кочевники их уход не заметили, за что потом жестоко поплатились: войско успело дойти до ближайшего городка, переделать всё доступное железо на длинные пики и сформировать командование. Плотные легионы пехоты с длинными пиками стали неуязвимы для набегов кавалерии кочевников, а катапульты за войсками на марше не успевали. Войско с обозом гражданских продолжало отступать и дошло до прикрытой с одной стороны морем, а с другой стороны горами восточной провинции, где и закрепилось. Там беглецы накапливали силы и могли в один не очень прекрасный день превратиться в большую проблему.
   В докладе указывались имена военачальников, проявившихся в процессе отступления - Леайон Лесите, Арон Паракахан, Пачита Проуле. Далее в докладе следовали рекомендации ввести на всей территории империи религию кочевников, так как она требует от человека постоянного само - совершенствования, преданности боевым товарищам и общему делу.
   Я подумал, что предыдущая группа действовала очень мягко. В случае, если меня не желают принимать местные царьки, я подгоняю Аиса и взрываю входные ворота дворца. На этой мысли я уснул.
  
   Глава 26. Клоуны в подполье.
   Прошло два года с тех пор, как Лейла и Иримах начали гастролировать по северным провинциям. Иримах оказался неожиданно ловким клоуном: он прекрасно жонглировал и разыгрывал пантомимы. После первого такого выступления на привале удивлённая Лейла спросила, откуда у него такие таланты.
   - Я был оябусу.
   - Ты был оябусу? Так как ты тогда попал в монахи? Оябусу обычно живут богато, и их всех любят.
   Выступления актеров театров оябусу было одним из самых любимых развлечений в империи. Актёры оябусу обычно хорошо пели, отлично танцевали и умели проявлять чудеса ловкости. Театры оябусу ставили и трогательные, печальные пьесы, и комедийные представления. Кандидатов в оябусу отбирали и тренировали с самого детства, их учили и пению, и музыке, и рукопашному бою. Если они кому-то и уступали в подготовке, то только Девочкам Судьбы. А может быть, и не уступали. Зарабатывали актёры очень хорошо, но ещё более приятным моментом их жизни была общая любовь и восторги всего населения. Особенно противоположного пола. Этот момент обсуждался даже среди Девочек Судьбы, за толстыми стенами храмового комплекса.
   - Наверное, мне не хватило любви, - Иримах подкинул дров в костёр и рассмеялся, - мы как-то раз ставили одну очень серьезную постановку. Умную, трогательную. Это животные в зале нас освистали. Они хотели обычную пантомиму, знаешь, одну из тех, где полицейского отделывают, как котлетку. Сразу после выступления я и пошел в монастырь. Меня приняли.
   - Тогда ты, наверное, умеешь больше моего.
   - Да. Кое-что умею.
   Они немного помолчали.
   - И ты не жалеешь?
   - Ни разу. В монастыре я встретил такое, по сравнению с чем театр - лишь детские игрушки.
   - Не могу представить, что могло бы быть более радостным, чем театр.
   - Мастерство в театре - это внешнее совершенство. Гораздо интереснее совершенство внутреннее. Впрочем, к нему можно придти и через внешнее. Ты пока маленькая, чуть подрастёшь, я тебе объясню.
   На следующем привале на них напали дезертиры из числа кочевников. В лесу вдруг послышался треск, и на поляну выступили три мрачных силуэта.
   - Ха, какая сладкая куколка, и старый дурак с нею, - трое кочевников вышли на поляну, держа наготове длинные кривые сабли. Значки принадлежности к племени сорваны, одежда порвана. Изгнанные из племени. Чтобы сейчас - в период, когда кочевники могли вполне официально грабить кого угодно и как угодно, - стать дезертиром, надо было быть действительно очень плохим человеком.
   - Эй, старый, становись на колени, подержишь на шее саблю. Двинешься - умрёшь. А ты, куколка, раздевайся.
   Иримах не торопясь вытащил из костра длинный сук с рогатиной. Двое кочевников ринулись на монаха, один побежал на Лейлу. Лейла прямо из положения сидя ушла в серию сальто назад, а затем покатилась по поляне "колесом". Бежавший за нею разбойник даже не знал, что делать с этим сплошным мельтешением рук и ног, и еле поспевал держаться рядом. В это время Иримах мягко отвёл деревяшкой идущую на него саблю, а затем приложил рукой её владельца, прямо в шею. Когда тот начал оседать на землю, Иримах толкнул его на второго атакующего. Увидев Иримаха, подбирающего с земли сабли недвижных товарищей, третий разбойник счёл за лучшее удрать.
   - Молодец, быстро действуешь и не спишь. Только лучше не делать таких больших движений, а то быстро устанешь. Лучше просто убегать, - похвалил монах Лейлу. Та так дрожала от страха, что еле могла говорить. В конце концов, еле совладав со стучанием зубов, она сказала:
   - Извини, я испугалась и не думала. А зачем они хотели меня раздеть?
   - Извини! Да на твоём месте восемь мужчин из десяти побоялись бы даже с места двинуться! А насчёт того, чего они хотели... пора тебе об этом узнать. Монахини берегли вас от этого знания.
   Иримах кратко обрисовал ей, зачем Бог разделил людей на мужчину и женщину. Сказал, что взрослым иногда хочется этого даже сильнее, чем есть, и поэтому эти кочевники и набросились на неё, и что праведные люди никогда так не делают и умеют сдерживаться. Лейла сообразила, что ни разу не видела мужчину, если не считать маленьких мальчиков в совсем раннем детстве, и потребовала:
   - Покажи.
   Иримах немного посомневался, потом дал ей нож и предложил порезать одежду валявшихся без сознания кочевников и самой увидеть всё, что ей интересно. Лейла так и сделала. Увиденное её не впечатлило. Разбойников они убивать не стали - оставили их на полянке связанными.
   С этого дня Лейла принялась выбивать из Иримаха тайны боевого искусства. Иримах рассказывал неохотно, он считал, что девочке этого лучше не знать. Они продолжали путешествовать от городка к городку, от деревни к деревне. Вскоре Лейла сообразила, что люди рады её видеть не столько ради Танца Судьбы, сколько ради памяти о тех временах, когда добрые ворожеи танцевали для них, и всё было хорошо. Поняв это, она взяла за правило каждый раз уточнять, чего именно хочет поселение - пророчество или потеху. За пророчество она требовала дороже - несмотря на всё то, что говорил Иримах, она считала пророческий танец очень опасным магическим действием. В большинстве случаев люди просили потеху, и Лейла с удовольствием отрабатывала простые, но эффектные танцы. Но были и такие, которые просили пророчество.
   Вторым открытием было то, что Иримах зарабатывал гораздо больше Лейлы и пользовался гораздо большей популярностью. Начинал выступление обычно Иримах, он жонглировал и сыпал народными мудростями, иногда пересыпая их высказываниями мудрецов. Народ смеялся. Потом Иримах уходил куда-нибудь в проулок и уводил с собою часть толпы, а на сцену выходила Лейла. Кочевники - если в поселении был гарнизон - обычно оставались смотреть танцы. Со временем та часть толпы, которую уводил Иримах, стала больше той, которая оставалась смотреть танец. Несколько уязвлённая таким положением дел Лейла спросила у монаха, как ему удаётся привлечь столько народа простым жонглированием. Иримах рассмеялся:
   - Они ходят смотреть не жонглирование. Я рассказываю им о добром учении бога - праведника. Знаешь, если бы этого вторжения кочевников не было, его следовало бы придумать. Сотни лет наши братья проповедовали Учение - и эффект был минимальным. Эти люди жили так, как жили их предки - родился, пахал землю, умер, и никаких сомнений. Теперь, когда кочевники заставили их поклоняться нечестивому, богу жестокости и кровопролития, они начинают думать об отличиях. Мы учим, что человек - это только начальная стадия развития разумного существа, куколка для бабочки, и что счастье возможно только в том случае, если человек захочет выйти на следующую ступень и кое-что сделает для этого, для начала - овладеет беззлобием. Раньше они смеялись над этим, и о том, что конкретно нужно сделать, спрашивали только начинающие монахи. Теперь об этом спрашивают даже простые земледельцы! За три месяца я прочитал больше лекций о внутреннем внимании и самоконтроле, чем за всю предыдущую жизнь!
   - А в чём тут суть? - заинтересовалась Лейла.
   - Суть в том, что человек состоит из двух частей - собственно человеческой и животной. Если человек пытается овладеть полным беззлобием, то животная часть с использованием всех накопленных за жизнь страхов и обид пытается заставить его свернуть с этого пути, придумать такого врага, которого ну никак нельзя не убить. Для этого и нужно внутреннее внимание и глубокое размышление - чтобы переосмыслить все страхи и обиды и заменить их любовью и смирением. Только так человек сможет побороть животное в себе и выйти на новый уровень счастья.
   - А если в реальности встретится страшный враг? Куда тут полное беззлобие?
   - В твоём возрасте это невозможно понять. Подростки никогда не принимают смирение, им кажется, что все проблемы можно и нужно решать только одним путём - силой и хитростью. Это только со временем становится понятно, что мягкое и гибкое сильнее твёрдого и жесткого.
   "Мягкое и гибкое сильнее твёрдого и жесткого" - эти слова Лейла неоднократно слышала от Иримаха во время тренировок, когда слишком сильно зажимала мышцы и её руки становились слишком твёрдыми. Монах при этом лупил её по рукам, оставляя заметные синяки, приговаривая: "А была бы рука мягкая - просто отклонилась бы в сторону". Умом Лейла понимала мудрость этого высказывания, но всё равно было обидно, особенно про подростков.
   - А что произойдёт, если человек не заменит обиды любовью?
   - Тогда животная часть возьмёт верх, и заставит ум служить себе, служить простым желаниям - жаждам еды, женщин и наркотиков - и человек превратится в животное... как те кочевники, которых мы оставили на полянке.
   - И что, крестьяне этим интересуются?
   - Да ещё как! Это нашествие основательно их тряхнуло. Покорённые оружием, они могут считать себя лучше кочевников только в том случае, если они внутренне лучше. Чистота и праведность - они сами по себе являются большой красотой, ценной самой по себе, а сейчас это ещё и то, что объединяет наш народ. Ещё немного - и мы будем иметь целую армию, бесстрашную и отчаянную. А там можно будет подумать и о восстании. Лейла замолкла, глядя на монаха новыми глазами. Того, что он организовывает восстание, она никак предположить не могла.
   - Я сам не ожидал такого, - признался Иримах, - поначалу я хотел только спрятать тебя там, где никто не будет искать. И знаешь, что самое смешное? Ещё триста лет назад эти северные провинции были кочевниками, ещё более страшными и безжалостными, чем современные.
   Тем временем жизнь в империи понемногу налаживалась. Новые власти сумели обуздать племенную вольницу и остановили грабежи. Снова восстановилась денежная торговля. Южным городам, как и прежде, было нужно продовольствие и руды, и на юг потянулись караваны, пока ещё очень маленькие. Значительную часть поклажи возчиков составляли записки - многие люди имели родственников или знакомых в южных городах. Мало того, новые власти ввели много новшеств. Появилась почта - такого не было даже в империи. Теперь любой человек мог послать письмо кому угодно за совсем небольшую плату. Навстречу караванам с рудой и едой на север потянулись переселенцы - новые власти где силой, где обещаниями больших земельных наделов переселяли на северные пустующие земли Дикого Поля всех, кого только можно. Освободившиеся земли распахивать запрещалось - кочевники сказали, что им нужно отдохнуть.
   Все крестьяне севера очень горячо обсуждали эту новость. Северных провинций пока ещё очень слабо коснулось истощение земель, но на юге это было очень большой проблемой. Если бы не религия кочевников, все симпатии земледельцев оказались бы на их стороне. Переселение на север неожиданно больно ударило по планам Иримаха - значительная часть крестьян северных провинций ушла на Дикое Поле. По меркам империи, наделы там давались действительно огромные. Место северных крестьян занимали переселенцы с юга и кочевники. В такой неразберихе многие знакомства терялись, работать стало намного сложнее.
   Как-то раз во время гастролей Лейла встретила другую танцовщицу судьбы - взрослую женщину, которая не росла в храмовой школе, а стала Танцовщиецей Судьбы здесь, на севере. Старшая танцовщица рухнула Лейле в ноги и, называя госпожой, просила простить и помиловать. Лейла удивилась - она не ожидала такого поведения от взрослого человека. Мало того, она даже настояла на том, чтобы выступала старшая - у самой Лейлы средств было с избытком на тот момент, и ей было интересно посмотреть на северную школу. Пожилая женщина отказывалась и говорила, что недостойна выступать, если рядом есть Лейла. Смотреть оказалось не на что - северянка только и делала, что кружилась и поводила плечами. Ни одного вращения, ни одного сальто. Лейла призадумалась: а стоит ли ей так выкладываться? Может, тоже лишь слегка пританцовывать? Потом решила всё-таки танцевать на пределе возможностей.
   Иримах тоже послал на юг кое-какие записочки. Через полгода после падения империи он начал получать первые ответы. Как-то раз, сидя у очередного костра, он спросил Лейлу:
   - Как твоя фамилия?
   Лейла от стыда спрятала голову между коленями:
   - Лесите. Моя мамочка сильно ругалась с папой, он её выгнал. Мама ушла вместе со мной, но всё содержание, что присылал папа, прогуливала с разными дружками, такими же, как и она. Она мне даже часто есть не давала, денег после попоек не оставалось. Тогда папа забрал меня к себе, но мы там сильно ссорились с его новой женой, она меня сильно обижала... Тогда папа устроил меня в храм, в школу Девочек Судьбы. Он добрый, заходил почти каждый выходной и брал меня в разные интересные места, в театр оябусу, на другие представления, часто даже с подругами.
   - И сколько тебе было тогда?
   - Шесть лет.
   - Девочки Судьбы, Повелевающие Судьбами, сердце империи, школа, доступная лишь для аристократов. - вслух подумал Иримах, - Лейла Лесите танцует Танец Судьбы и предупреждает империю, что ей грозит падение, а народ империи за это пытается её убить. А теперь Леайон Лесите - главнокомандующий всеми войсками новой империи, они с друзьями ушли со всеми дееспособными войсками на запад и продолжают удерживать несколько ключевых провинций. Говорят, пользуется любовью войск и народа. Кочевники не смогли их сломить, и они пока держатся и набирают силы. Если его не убьют в каком-нибудь бою, он, скорее всего, станет родоначальником новой династии. А ты тогда - принцесса. Наш Бог иногда такой шутник!
   С этими словами Иримах шутливо поклонился. Лейла на пару секунд потеряла дар речи, потом сказала:
   - Это, наверно, какой-нибудь однофамилец? У папы в подчинении было всего сто солдат.
   - Ты знаешь другого Леайона Лесите, который служил в гвардии?
   - Нет, других не было.
   - Тогда привыкай быть прынцессой, - Иримах со смехом выделил букву "Ы". И ещё одно. Все Девочки Судьбы уничтожены по прямому приказы главы кочевников как "богопротивные ведьмы". Прими моё сочувствие. Танцы Судьбы тоже запрещено танцевать как мерзкое волхвование. Нам придётся быть ещё более осторожными.
   С того разговора прошло полтора года. Связи с заблокированными провинциями не было, и Иримах с Лейлой продолжали кружить по северу, восстанавливая связи и поднимая дух. За Лейлой тянулась слава Управляющей Судьбами, Безошибочной Провидицы, Той, Что Не Ошибается. Её танцы, как правило, сбывались. Один раз она упала - не по своей вине, её толкнул кочевник, недовольный слишком медленным и заумным танцем. Лейла спокойно поднялась и продолжила. Через неделю этот городок смыло наводнением, но людей на тот момент в городке уже почти не было, и никто не пострадал, кроме гарнизона кочевников. Этот случай неожиданно поднял Лейлин рейтинг на новую высоту. Теперь её искали гонцы даже из очень дальних мест, чтобы пригласить предсказать судьбу. Иримах по-прежнему в Танцы Судьбы не верил.
   Когда в одном из городков из-за грабежей управляющего кочевников вспыхнул бунт, разведка кочевников очень быстро вышла на зачинщиков. Проворовавшегося управляющего прибывшие из столицы новые власти торжественно повесили за "подрыв авторитета власти", кое-что из награбленного вернули крестьянам. Но во время пыток были названы кое-какие имена теми, кто сдался, и сказаны кое-какие слова ненависти теми, кто не сдался. Кочевники поняли, что в казавшемся покорённом народе зреет подпольная организация. Они начали внедрять провокаторов и шпионов, благодаря чему вскрыли подполье ещё в трёх городах. К счастью, кочевники не поняли, что сопротивление идёт в основном через религию, их провокаторы и шпионы в основном говорили о "возвращении старых порядков", а потому подпольщики очень быстро научились их вычислять. Однако, условия работы осложнились, и это ещё дальше отодвинуло сроки восстания.
   Как-то раз, сидя у костра, Лейла спросила:
   - Помнишь, ты говорил, что твоё появление на сцене означает неожиданный приход на помощь некой сторонней силы?
   - Говорил, - признал Иримах.
   - Так вот, ей пора бы появиться. А не то кочевники окончательно утвердятся и все к ним привыкнут. А я выйду замуж и стану бесполезной.
   Последнее время Лейле этого очень хотелось. Иримах говорил, что женщины их народа издревле начинали хотеть очень сильно и очень рано, из-за чего в древности их отдавали замуж в двенадцать - тринадцать лет. Во времена империи был изобретён специальный напиток, благодаря которому желание пропадало. Благодаря этому женщины империи могли заканчивать школу и даже учиться в высших учебных заведениях. Этот напиток продавался и сейчас, но стоил очень дорого. Лейла могла позволить его себе по деньгам, но не могла позволить по профессии - от него женщины становились заторможенными и сильно полнели. Желание навалилось на неё всего полгода назад, но за эти полгода она уже устала рвать по ночам зубами одеяло.
   - Могу только посочувствовать, - говорил Иримах, - мужчинам тоже нелегко от этого огня. Зато тот, кто его вытерпит и не станет падшим, соблюдёт чистоту, станет богоугодным человеком.
   В этот момент в круг света, отбрасываемого костром, вошли три престраннейшие фигуры. Если они и были на кого-то похожи, то только на демонов из сказок. Вокруг каждого из них горело лёгкое, едва заметное сияние. Но удивительнее всего было то, что они спросили:
   - Не подскажете, как пройти на ближайшую рыночную площадь?
   Иримах и Лейла удивились до потери дара речи. Ближайшая рыночная площадь находилась в неделе пути, а ближайшее поселение в двух днях пути - они колесили по бывшему Дикому Полю в поисках деревни переселенцев из столицы, в которую их пригласили за очень большое вознаграждение. Иримах на всякий случай обернулся - оценить пути отхода. В высокой степной траве послышалось шуршание, и из неё вышло ещё одно странное существо - мохнатое и невысокое, зато со множеством ножей в перевязях на теле, а вслед за ним - целая гора из мышц, причём трёхглазая. Кто бы ни были эти чужаки, они были профессионалами и ошибок не допускали.
  
   Глава 27. Особенности внутреннего устройства.
   Декабрь 3011г. На следующее утро после прибытия на планету.
   Проснулся я оттого, что какой-то мерзавец трезвонил по коммуникатору. И как не стыдно звонить так рано? Краем глаза отметив двух стоящих навытяжку у моей постели новичков, я нажал кнопку связи. На экране появился кто-то из местных связных.
   - Ну? - не очень вежливо поинтересовался я (честно говоря, звучало это скорее как "Р-ры-у").
   - Виноват, господин, - испугался вызывавший и отключился. С некоторым запоздалым раскаянием я вспомнил, что предыдущая группа общалась с местными только звуком, не показывая себя по видео. И был это не один из местных агентов, а, кажется, верховный правитель кочевников. Интересно, многое он успел увидеть? Ну и нечистый с ним. Моё лицо по местным понятиям может принадлежать только потусторонним силам. Местные круглоголовые, глаза у них шире и уже, чем у людей, а шеи лебединые. Когда они рисуют ангелов с искусственно расширенными глазами, чуть-чуть получается похоже на людей. А если он увидел новичков - то тем более не страшно. Они ему ещё долго будут в кошмарных снах сниться.
   - А вы чего здесь стоите? - обратился я к новичкам.
   - Мы пришли обратиться, сказать, что нас заливает поток с гор. Вы изволили сказать "смирно!" и спать дальше, - отрапортовал один из кошмариков.
   - Нас заливает селевой поток! - я подскочил почти до потолка и, застёгивая АСК, помчался к иллюминаторам.
   Аис стоял на краю пропасти, почти по брюхо занесённый плотной глинистой массой. Пока мы дрыхли, селевой поток протащил нас через всю долину и чуть не сбросил в пропасть. Я запросил у корабля отчёт за последние часы. Аис, умница, даром у него мозги крысы, при появлении потока попытался взлететь, но ему уже залепило посадочные лыжи, и он не смог. Зато он смог уклониться от различных скал и не дал потоку сбросить себя с обрыва. Я похвалили его (у меня как у пилота мысленная связь с кораблём).
   - Вы должны были разбудить меня сразу! - набросился я на новичков.
   - Мы и пытались.
   - Надо было не пытаться, а будить!
   - Но вы проснулись, сказали "Смирно!", а мы исполнили!
   - Хм... у меня спросонья не все части мозга работают. Это особенности моего устройства. Надо было добиться полного просыпания! Как давно это было?
   - Четыре часа назад.
   - И вы ждали четыре часа? Молодцы, теперь идите откапывать посадочные лыжи.
   Вся остальная команда дрыхла сном праведников. Обычно они могут не спать по несколько суток, чем весьма часто мне досаждают. Но срочная сборка - разборка утомила и их. Срочный аврал им понравится.
   Пока команда с помощью лопат, ломов и дистанционно управляемых ремонтных роботов пыталась перекидать несколько кубометров упрочнённой камнями глинистой массы, я принимал доклады местных агентов. Обнаружив своего босса в зоне доступа, они все горели желанием поделиться новостями. Язык на планете был похож на тот, который использовали у Богини - наша банда работала с этой культурой почти с самого начала. Но только похож, и сложности возникали там и тут. Особенно сложно было с теми агентами, которых вербовали "втёмную" и которые считали меня чем-то наподобие демона - соблазнителя. Прощаясь, они всегда прибавляли "нечестивый с тобой", на что я с большим чувством отвечал им тем же. Через час моя голова уже перегрелась от языковых проблем и необходимости изображать того, кем я не был, щёки и лоб горели от перенапряжения.
   Этот момент новички избрали для того, чтобы заявить, что данная работа противоречит особенностям их внутреннего устройства. Я высунулся из шлюза, чтобы оценить ситуацию. Фиу тут же заявил, что эта работа противоречит и особенностям и его внутреннего устройства тоже. В отношении Фиу это было полной правдой: стоило его поставить на пронизанную водой поверхность, как он погружался в пучину. По этой причине он командовал дистанционно управляемым роботом, что не помешало ему заявить протест.
   - А у вас что? - спросил я у пополнения.
   - Эта субстанция отнимает у нас слишком много тепла, - заявили они.
   - Оденьте защитные костюмы. Не откопаем шасси - эта субстанция у нас всё тепло отнимет.
   Тут у меня опять появился вызов от агентуры, и я ушел внутрь корабля. Сразу после вызова с планеты меня вызвал по коммуникатору один из новичков и заявил, что эти условия противоречат его внутреннему устройству. Я на него нарычал и занялся штудированием словаря местного языка. Ещё через пятнадцать минут на канале связи появилась Бий У и доложила, что новичок потерял сознание. Его подняли и перенесли в корабль. Оказалось, что он, одев защитный герметичный костюм, подсоединил к нему не тот баллон с воздухом и банально задохнулся. Ещё десять минут мы его откачивали. Когда закончили, Валли Ургпущу и Грумгор заявили, что эта работа противоречит их внутреннему устройству, поскольку от неё мышцы болят и скука наступает. Я пообещал, что расстреляю первого, кто ещё раз произнесёт слова "особенности внутреннего устройства".
   А потом я взял лопату и начал откапывать шасси вместе с остальными. Стоны и жалобы прекратились. Местный язык я так и не доучил. Мы копались четыре часа - мы не могли применить мощное оборудование, опасаясь повредить шасси и корпус Аиса, а то, что мы откапывали вручную, заливала жижа. Когда мы закончили и Аис наконец-то смог оторваться от липкой массы, прозвучал вызов из штаба. Пока вся команда отдыхала, я докладывал обстановку.
  
   На третий день мы пошли на облёт континента. Войска под управлением Леайона Лесите очень прочно окопались в удерживаемых провинциях, засеяли все дороги шипами для противодействия коннице и создали полосу обороны глубиной в десяток километров. Почти непреодолимая полоса обороны. Работали все, даже священники и монахи. Кочевники, увлечённые проблемами сбора урожая и налаживанием системы управления того, что уже захватили, даже не пытались их атаковать. Эти провинции и засевшие в них войска ещё станут гвоздём в заднице. Горная страна, в которой укрепились представители высших классов, наоборот, разлагалась со всё возрастающей скоростью. Если так пойдёт и дальше, кочевники возьмут их вскоре голыми руками. Окраинные царства жили своей маленькой жизнью и не собирались приносить проблем.
   Зато на островах и промышленном континенте проблемы росли с ужасающей скоростью. На промышленном континенте наступило хрупкое перемирие между враждующими царствами, и теперь они искали новые места добычи ресурсов. Ресурсами для них были еда и рабы. И то, и другое они могли найти только на "нашем" континенте. Все необходимые средства для завоеваний у них были - и огромные деревянные корабли, и портативные огнемёты. До пушек они ещё не додумались, но зато огнемёты у них были очень хороши - и прямого действия, и катапульты, которыми они забрасывали на большие расстояния огнесмесь.
   На островах укрепились очень воинственные кланы, по промышленному развитию они несколько отставали от континента, зато по тактике и боевой выучке превосходили их. И, что немаловажно, они уже бывали в боевом контакте с континентальными десантами и успешно сбрасывали их в море. По этой причине соваться на острова промышленные империи не желали. Зато жители островов знали об империи и имели на неё свои планы.
   По различным оценкам, до момента, когда второй континент начнёт колонизацию бывшей империи и Дикого Поля, оставалось всего несколько лет. При этом первый и второй континенты жили, совершенно не подозревая о существовании друг друга, кроме островитян, которые понемногу начали экспансию в окраинные царства. Пока только торговую. Стоит хоть одному любопытному моряку совершить дальнее плавание, и завоеваний не миновать. Пока велись войны, все суда у пяти царств были наперечёт. Но теперь, после наступления мира на втором континенте...
   Мы вернулись в населённые земли империи. Я озаботился укреплением религии - без единой и уважаемой идеологической власти, способной сплотить народ на борьбу, противостоять вторжению будет невозможно. Я начал вызывать наземных агентов, требовать от них идей и предложений о том, как распространить рекомендованную предыдущей группой религию монотеизма и сделать её полезной. Наземные агенты несли какой-то вздор. Дружно клялись в вечной верности и преданности. С упоением рассказывали о том, сколько неверующих или колеблющихся они замучили до смерти. А вот идей о праведности или о том, как бороться с коррупцией - ни одной. Похоже, проблемы языкового барьера. Единственное, что я смог полезное вынести из этих разговоров - это информацию о том, что в северных провинциях зрело восстание. И агенты, завербованные "втёмную", и те агенты, которые знали, что мы - охранители жизни, дружно сообщали, что на острие распространения угрозы находятся два выдающихся представителя старой духовной элиты - монах и прорицательница. Ничего более точного они сообщить не могли. Говорили, что их можно встретить в больших селениях, что они выступают на рыночных площадях.
   Я понял, что пока не окунусь в местную жизнь и не овладею в достаточной степени языком и языковыми образами, ничего не пойму. Мы отправились в северные провинции, где было малолюдно и можно было найти небольшие группы людей. Местные люди круглоголовые, с большой, выступающей вперёд челюстью, чем немного похожи на собак. На земной взгляд, они уродливы. Но по росту они примерно соответствуют человеку, чуть крупнее, и если меня замотать в тряпки, то можно выдать за местного.
   Пока летели, стемнело. Мы ухитрились заблудиться. Нет, мы прекрасно знали, где находимся, относительно планеты. Но попробуйте найти в бескрайней степи небольшие поселения, если они не используют электричества, а вся привязка к местности укладывается во фразу "от города имярек ехать на север восемь дней, у горы в форме медведя повернуть на северо-запад".
   Когда мы перелетели горы и болота, я понял, что мы вылетели из обжитых земель в Дикое Поле, и уже совсем потерял надежду найти людей. Мы снизились. Внизу обнаружилось множество костров - караван. Я забраковал, слишком многолюдно. Мы пролетели на север ещё с четверть часа, и я уже решил разворачиваться, когда внизу мелькнул одинокий костерок. Детектор жизни показал четыре души - два человека, один скакун, одна собака в повозке. То, что надо. Мы снизились, и на землю ушли Фиу и Бий У. Они отрежут путь путешественникам, если те вздумают бежать. Все остальные высадились на километр севернее, Аис ушел в небо.
   К костру мы подошли одновременно.
   - Простите, не знаете, как найти рыночную площадь? Мы хотели посмотреть выступление, - как можно вежливее поприветствовал я путников.
   Старик и девчонка. То, что надо. Они мне расскажут о своём мире, а я немного подучу язык. Угрозы от них вроде нет.
   Они дружно повернули головы назад - решили дёрнуть. Из зарослей вышла наша засада, и они раздумали.
   - А вы кто такие и чьих будете? - спросил старик. Девчонка даже не пошевелилась, осталась в расслабленной, вальяжной позе. А они наглые. Это хорошо. Если бы они испугались, разговорить их было бы тяжелее.
   - Можно, я пройду к костру?
   - А что, если мы запретим, вы нас съедите?
   - Нет, мы хорошие.
   - Ну тогда проходи, создание божие.
   Я подсел к огню, на брёвнышко. Вся остальная команда отступила в тень, чтобы держать путешественников на мушке. Мало ли что бывает.
   Помолчали.
   - Куда путь держите, ладно ли со скотиной?
   Они назвали деревушку, расположенную очень далеко к северу от того места, которое я себе наметил, одно из новых поселений. За заботу о скакуне поблагодарили, сказали, что везёт двуколку хорошо.
   Однако, мы сильно отклонились к северу.
   - Пожалуй, это очень далеко от рыночной площади, - признал я.
   - Две недели ехать, - подтвердил старик.
   - Жаль. Расскажу о себе. Вы знаете, в мире есть много разных сил. Есть силы, которые забоятся о том, чтобы все жили хорошо и в мире был порядок. Я из таких сил. Меня послали сюда из очень далёкого мира, и я не очень хорошо знаю планету. Поможете мне узнать язык и обычаи? Мне сказали, что в этом мире много непорядка и страданий.
   Они согласились.
   - Говорят, на рыночных площадях иногда выступают очень мудрые люди, учат народ разным полезным вещам. Мне хотелось бы их послушать. Не знаете, как их найти?
   Они дружно замотали головами - нет, не знаем.
   - Мы бедные актёры. Малышка танцует танец живота, я немного умею жонглировать. Раньше на рыночных площадях перед представлениями выступали разные большие люди - жрецы, главы коллегий риторов... только их всех кочевники убили. А мы люди маленькие, куда нам до них.
   Актёры. Теперь понятно, что они делают одни посреди степи.
   - Вы должны будете купить второго скакуна и телегу с фургоном, чтобы я мог ехать в фургоне и не привлекать внимание.
   На лице у старика отразилось неизвестное мне выражение.
   - Золото - не трудность, - (в этом мире среди всяких прочих денег ценилось и золото).
   Лицо у старика сразу разгладилось. Звали его Монка, девчонку - Жуди. У меня появилось убеждение, что это не настоящие имена.
   Вся моя команда ушла на корабль. Со мной остался только Фиу. Если что, он один стоит роты бойцов.
  
   Глава 28. Мастер танца, мастер меча, мастер слова.
   Следующее утро началось с того, что Фиу прокололся. Рано утром, пока я ещё спал, он начал свою обычную разминку, больше похожую на маленькую войну. Девчонка, которая встала второй для выполнения своих упражнений, увидела Фиу во всей красе. После такого зрелища только слепой не понял бы, что мы убийцы по вызову.
   Старик, как мне показалось, тоже остался недоволен поведением танцовщицы. Разминалась она, кстати, совершенно нагая. Насколько я помнил, у этой культуры существовали очень строгие запреты на секс и наготу. Я спросил об этом у старика. Тот подтвердил: запрещено. Предположил, что либо девчонка совсем распустилась, либо это зрелище для нас, чужаков. Фиу оценил девчонку за три секунды: высший класс. Хотя обычно у него такой оценки нет в наборе, его мнение чаще всего выражается словами "очень плохо", "плохо" или "неплохо". Наше с Бий У умения в области рукопашного боя он оценивает как "очень плохо".
   Пока старик готовил еду на костре, мы хрустели пакетами сухпайка. После завтрака двинулись: старик с девчонкой на двуколке, Фиу в небольшом багажнике сзади. Собаку, которая лежала до этого в ящике на разных запасах актёров, взяла на руки Жуди - так старик называл малышку. Собака против нашего присутствия возражала, причём очень долго и очень громко. Я замотался разными тряпками и надел шляпу, издалека меня было не отличить от одного из переселенцев.
   Скакуны у местных больше всего напоминают наших страусов, только голова похожа на собачью и на носу мощный рог - чтобы выкапывать из земли разные вкусности. Нрав у них препакостнейший. Я шел сбоку от тележки, и он несколько раз пытался меня лягнуть, приходилось держаться чуть сзади. Около часа мы занимались моим произношением. Потом я устал и попросил отдыха.
   - А вы правда несёте добро разным людям? - Жуди смогла молчать не более минуты.
   - Правда.
   - А что такое добро?
   Ну и вопросы у этой девчонки! Почти как у наших Постигателей Истины.
   - Разные народы понимают под этим разное. Но в целом мы стараемся, чтобы люди жили счастливо, изучали новое, не убивали друг друга и не останавливались в развитии.
   - А ты что под этим понимаешь, под словом "добро"?
   - Не знаю. Я ещё только учусь. У нас много мудрых людей, они учат меня всякому. Очень много неожиданного, такого, что сначала кажется нереальным, и только потом, когда подумаешь, понимаешь, что это и есть правда.
   - А что конкретно вы делаете?
   - Где-то учим людей добывать воду, где-то учим лечить разные болезни. Иногда уничтожаем таких диких зверей, которых, если не остановить, уничтожат всё живое. Иногда бывают и более сложные задачи. В некоторых больших городах, случается, возникают такие формы организации людей, которые заставляют вымирать народ. И чем беднее становится народ, тем мощнее становятся такие организации. Боюсь, ты не поймёшь. Ты в большем городе бывала?
   - Бывала. Пойму. У нас однажды коллегия водоносов начала завышать цены на воду, а когда император попросил их опустить цены, они наняли убийц и пообещали убить императора. Нам на истории об этом рассказывали.
   При этих словах старик дёрнулся. Интересно, он что, как-то связан с этой историей?
   - И чем закончилось? Император убил всех водоносов?
   - Император провёл бесплатный водопровод. Нам приводили эту историю как пример того, что не всегда следует действовать грубой силой. И что, вы работаете с такими проблемами?
   - Ты очень точно ухватила суть проблемы. Да, работаем. А как давно это было?
   - Двести лет назад. Наверное, твоя жизнь очень интересная.
   - Ну... если постоянное недосыпание с переутомлением в условиях, когда по твоим следам идут твари, желающие тебя как минимум убить, можно назвать "интересной жизнью", то у меня - интересная жизнь.
   - Расскажи мне ещё.
   Я рассказал Жуди сказочку про разумных пчёл, у которых жизнь не клеилась и корабли не строились потому, что у них матка жужжала слишком однообразно. Она охала и восторгалась, как смешливая земная девчонка.
   Разумные существа во Вселенной могут выглядеть самым разным образом. Некоторые из них совершенно не похожи на человека. Но отторжение чувствуешь только до тех пор, пока не взглянешь им глаза. Глаза грустящие, весёлые, улыбающиеся и удивлённые. После этого начинаешь их любить. Только очень у немногих старых существ глаза выглядят отталкивающе - но им, можно сказать, положено по природе, чтобы эрос ни у кого не воспламенялся.
   У человека глаза имеют максимум три изгиба. У жителей планеты линия век имела двойной изгиб, благодаря чему они могли манипулировать сразу пятью изгибами. Это, надо сказать, было зрелище! Глаза у Жуди уже, чем у людей, но зато какая игра выражений! Взгляда не оторвать, особенно когда она удивлённо распахивает глаза на всю ширь. Жители планеты ненамного крупнее людей, в итоге размеры глаз почти соответствуют.
   - Теперь ваша очередь рассказывать истории. Расскажите, что происходит в вашем мире?
   Актёры поникли. Потом нехотя рассказали, что недавно пришли кочевники и порушили всё, что только можно, насаждают везде свой ужасный культ Всесокрушителя, убили всех жрецов добрых богов. Иной реакции я от них и не ждал, жители империи не могут радоваться нападению. Попытался их утешить:
   - Вера в единого бога помогает жить людям во многих мирах. Когда люди чувствуют, что они не одиноки и им не страшно, даже не страшно умирать, они живут спокойнее. Уходит паника, люди могут спокойно размышлять о разных делах, делать подвиги любви. Жизнь становится спокойнее и изобильнее. Мы устраивали религию одного бога во многих мирах.
   Жуди прошипела нечто неразборчивое, старик спокойно ответил:
   - Монахи бога - праведника говорили об этом сотни лет. Но культ единого бога имеет и недостатки - люди по аналогии с единым всемогущим богом пытаются придумать единое всесокрушающее решение, единый способ решать проблемы на все случаи жизни. Люди начинают мечтать о том, как они любят бога и как бог любит только их, впадают в прелесть - в упоение придуманными чувствами. Люди мечтают о том, что бог любит только их, и теряют способность выстраивать отношения с окружающими людьми. Монахи говорили об этом сотни лет, по этой причине они и не настаивали на исключительном внедрении только их истины. Пусть простые люди молятся богине изобилия, это сделает их мягче. Так была устроена империя раньше. Но кочевники... они принесли отнюдь не культ бога - заботника.
   У них культ бога - разрушителя. Что-то такое в духе "мир создал неудачливый ангел, и самое лучшее для человека - это примкнуть к его противнику, великому уничтожителю, который уничтожит мир и все слабые и бесполезные создания". А от людей они требуют быть как можно сильнее, как можно безжалостнее к себе, а лучше всего - пасть в битве, чтобы примкнуть к числу сильных в войске Уничтожителя. Дожить до старости для них - бесчестье. Только их сила - это злость и грубость. Они не имеют никакого понятия о том, что человек, принявший полное беззлобие, может выйти на другой уровень развития и стать намного красивее и дееспособнее, стать сутью земли.
   - Я не знал об этом. Обычно в культ единого бога входит и практика полного беззлобия, - сказал я.
   Так, похоже, предыдущая команда очень серьёзно ошиблась и вместо перспективной религии навязала этому миру один из вариантов крайнего религиозного экстремизма. Мне придётся изучать все местные религии более подробно. Пока я ещё не успел дочитать до этого раздела в описании планеты, застрял на описании географии и политики. А Монка ничего, умный дядька. Мне повезло, что я его встретил. Обычно люди знают о свой религии намного меньше.
   Тут меня принялись вызывать разные агенты. Я приотстал и несколько часов потратил на поддержание стабильности в империи - кочевники до сих пор не везде могли остановить мародёрство. В грабежах участвовали как кочевники, так и дезертиры из имперских войск, не упускали своего и обычные разбойники. Остаток дня старик рассказывал мне о различных учениях своего мира, а я слушал. Хотя он каждый раз прибавлял, что его данные очень поверхностны, он знал о тонкостях различных учений очень много. Во всяком случае, намного больше меня. Чем-то он напоминал мне наших Постигателей Истины, причём тех, что постарше.
   На следующее утро ситуация повторилась. Девчонка с Фиу начали разминаться, искоса поглядывая друг на друга оценивающими взглядами. Мы со стариком собирали топливо для костра. Дров было мало, приходилось таскать сухую траву. Как мне показалось, старик очень удивился, что я стал ему помогать. Но что поделать? Без меня он эту траву до обеда собирал бы.
   К моменту, когда мы уселись у костра, Жуди уже успела уговорить Фиу начать учить её некоторым приёмчикам. Эта парочка уже стояла рядом и отрабатывала стойки - Фиу всегда начинает со стоек. Ветер дул пронизывающий, мне было холодно даже в боевом комбинезоне. Я спросил у старика, не холодно ли девчонке? У аборигенов по телу идёт лёгкий пушок, меньше, чем шерсть у белок. Белки зимой не мёрзнут, вдруг и люди здесь в одежде не нуждаются? Старик предположил, что малышке, скорее всего, очень холодно. Дикие люди, что старик, что Фиу! Сейчас заморозят ребёнка, и что тогда? Я взял её шерстяной плащ, сделал пару шагов и набросил его на плечи со словами: "Фиу всегда начинает с неподвижных стоек, он сейчас тебя совсем заморозит". Потом я вернулся к костру, чтобы продолжить приятную беседу о философии со стариком. Что-то в его взгляде заставило меня обернуться. Девчонка смотрела на меня широко раскрытыми глазами. И чего она так удивляется?
   Насколько я мог видеть, она работает отчаянно, не жалея себя. Так работают только в тех случаях, когда либо хотят чего-то достичь, либо за что-то себя наказать.
  
   Глава 29. Удивление философов.
   Иримах.
   Иримах, монах бога - праведника, был в шоке. Его вера подверглась сильнейшим испытаниям. С того момента, как в круге его костра появились похожие на демонов и ангелов существа, он не успевал удивляться. Сначала он думал, что это демоны - в житиях святых было много таких примеров, когда демоны под видом ангелов или благочестивых людей являлись праведникам и пытались их обмануть. Но для демонов эти ребята были слишком живые. Они, несомненно, обладали огромной властью. Слух у Иримаха был намного лучше, чем думал его неожиданный попутчик, и он слышал, как тот вызывает своих адресатов из разных городов и даже главу кочевников! Пришелец спрашивал, когда кочевники смогут взять те провинции, которые удерживал отец Лейлы. Глава кочевников лебезил и извинялся за то, что нескоро. Пришелец наставлял главу кочевников, кого из аристократов необходимо подкупить в горной стране, чтобы взять её без потерь - глава кочевников обещал приложить все старания. У пришельца была огромная власть, и при этом он носил ветки для костра актёров.
   Поначалу Иримах подумал, что пришелец может вызывать адресатов потому, что они продали ему души. Но пришелец не приказывал. Он спрашивал, советовался, выслушивал мнения и уговаривал - поведение, совершенно неожиданное для демона.
   Иримах предположил, что пришельцы - ангелы. Но для ангелов они были слишком наивными и слишком мало знали об этом мире. Если не притворялись, конечно. В конце концов Иримах решил думать, что они есть те, за кого себя выдавали - сторонняя сила, люди, только очень могучие. Но такой подход полностью ломал устоявшийся мир взглядов старого монаха. Получалось, что все события в мире свершались не по воле Божией, а по прихоти людей или самозваных "улучшателей".
   Иримах удивился тому, что пришелец от них почти не таится и не прячет разговоры. Эта мысль заставила его испугаться - возможно, он собирается убить ненужных свидетелей? Но пришелец не проявлял никакой склонности к уничтожению стариков и детей, и монах понял, что он их просто - напросто игнорирует, как ничтожеств, от которых ничего не зависит.
   Удивительнейшим образом повернулась история с Лейлой. Поначалу Лейла решила, что к ним пожаловали существа иномирного характера, и вышла поутру заниматься в своём обычном виде - нагая. Когда Иримах сказал ей, что их попутчики - мужчины, она чуть не умерла от шока. Однако, весь день продолжала болтать с пришельцами, как со старыми друзьями. Иримах никогда не видел её так много смеющейся. А на следующий день она опять вышла заниматься нагой, хотя при такой холодине даже она обычно одевалась. Когда пришелец набросил ей на плечи плащ - работа, которую имели право делать только слуги низкого уровня - таз у Лейлы непроизвольно дёрнулся вперёд, а причинное отверстие расширилось. Лейла взяла себя в руки за какое-то мгновение, но Иримах достаточно много общался с сумасшедшими поклонницами актёров, чтобы понять, что это значило. Лейла была влюблена в пришельца самой глубокой и искренней любовью.
   Иримах продолжал наблюдать.
  
   Лейла Лесите.
   Пришельцы напугали её до полусмерти. Когда они подошли к костру и оказалось, что актёры окружены, мышцы отказались служить хозяйке. Чтобы не выдать испуга, Лейла оставалась сидеть в той же позе, в какой её и застали - вальяжно откинувшись. Потом, когда пришельцы отвернулись и занялись своими делами, она еле смогла из неё выйти - мышцы одеревенели. На следующее утро она дала себе двойную нагрузку - если это ангелы, то они должны видеть, что она делает всё, чтобы быть хорошей предсказательницей. Особенно заинтересовал её маленький мохнатый пришелец. Несмотря на небольшой размер, в его движениях чувствовалась грация и хорошая школа. А уж как он вращал в воздухе очень острыми мечами и ножами! Лейла позавидовала и дала себе слово вытрясти из этого неожиданного попутчика все знания, какие только можно.
   Весь день они болтали о разных разностях. Тот из пришельцев, что был похож на человека и ангела одновременно, оказался главным, его звали Аскер. Имя "Волд" Лейла не смогла выговорить. Он рассказал Лейле множество забавных историй, и Лейла смеялась столько, сколько не смеялась со времён школы. Он был удивительным. Он умел говорить: "Не знаю". Лейлин отец был добр к ней, но его поучения всегда были короткими и отрывистыми. Это в те времена, когда на неё не орали за непослушание или плохо сделанные уроки. Иримах рассказывал ей множество удивительных и мудрых вещей, но его слова всегда были отлиты в чёткие бронзовые формы, отшлифованные веками, и не допускали ни споров, ни двузначных толкований. Этот же обо всём говорил предположительно и не стеснялся признаваться в том, что не владеет полной мудростью - признание, которое ни один из мужчин её мира не смог бы сделать. Да и из женщин тоже.
   Он замолкал, когда Лейла хотела что-то сказать (обычно замолкать заставляли Лейлу), он удивительным образом кивал головой в такт тому, что рассказывала Лейла, и смеялся, когда смеялась она. А ещё у него были глаза. Огромные, выразительные глаза. В большинство времени - страдающие. Он искал какой-то ответ и не мог найти.
   Монахини всегда учили Девочек Судьбы, что в любом деле второй человек важнее первого. Первый человек - это напор, фантазия, выход на новые рубежи, создание нового. Второй человек - это память о запасах и память о принятых решениях. Второй человек - это контроль за эмоциональным состоянием первого человека, второй человек должен подавать первому нужную информацию тогда, когда тот к этому готов по расположению духа. "Вторым человеком в большом деле может быть и мужчина, и женщина, но вы должны быть готовы к тому, что в семье первый человек - всегда мужчина, а вы - всегда вторые", - учили монахини. Девочки записывали мудрость в тетрадки. "Второй человек должен быть и умнее, и мудрее, чем первый, чтобы сначала принять верное решение, а затем подвести к нему первого человека так, чтобы он думал, будто это его решение", - внушали хитромудрые монахини. Девочки запоминали. "Только твёрдость второго человека не позволит первому развалить дело слишком рискованными операциями", - диктовали монахини правила, отработанные столетиями. Девочки продолжали писать, и Лейла вместе со всеми.
   Лейла хорошо помнила то, чему её учили. Она замолкала тогда, когда мужчина начинал говорить, но Аскер спрашивал её мнение. Она давала ему быть первым, но он умел не давить и давать быть первой ей - так, как будто она была совсем взрослой и самостоятельной. Он был добрым и мягким, мягким не притворной вкрадчивой хитростью, а той мягкостью, которая даётся только от глубокого уважения к чужому мнению и свободе воли. Второй пришелец, маленький, похожий на собаку, не имел этой мягкости, и на фоне Аскера это чувствовалось очень остро. Он был похож на мужчин родного мира Лейлы, и после первых нескольких диалогов Лейла научилась предсказывать все его реакции с абсолютной точностью. С Аскером такого не получалось - он всё время удивлял Лейлу.
   Лейла поинтересовалась, где его дом и есть ли у него женщина. Оказалось, что он был даже ещё более одинок, чем она, что частично объясняло страдающие глаза. Его дом был очень далеко, так далеко, что даже не было смысла лететь, и женщины у него не было. Мало того, его окружали такие существа, которые ему как женщины не подходили по устройству. А ещё он не имел права снимать своё сияние - он сказал, что если он его снимет, то может заразить другие миры разными болезнями, которые могут сделать их безжизненными, и что если он снимет его в таком мире, которому он не опасен, то тогда он не сможет никогда вернуться домой, поскольку станет опасен для своего мира. Какая жестокая плата за возможность вести интересную жизнь! Лейла напрямую спросила, насколько сильно хотят их мужчины женщину. Действительность оказалась именно такой, какой она и ожидала.
   На следующее утро она намеренно вышла заниматься без одежды, хотя ветер был ужасно холодным - пусть пришельцы хотя бы посмотрят. Ей самой от занятий нагишом становилось легче. Пришелец встал и накинул ей на плечи тёплый плащ. Лейла чуть не расплавилась на месте. Он позаботился о ней! Никто и никогда о ней не заботился - все требовали всегда, чтобы они, Девочки Судьбы, всё делали за себя сами, и наказывали за беспорядок или несобранность. Он был заботливым. Он был добрым. Он хотел добра всем живым. За какую-то секунду Лейла поняла, что любит его всем сердцем и всегда любила. В следующий момент она перехватила слишком глубоко всё понимающий взгляд Иримаха и взяла себя в руки. Монаху ни к чему знать об этом. Следовало сосредоточиться на занятиях с Фиу. Тем более, что у Фиу было, чему поучиться. Необходимость совершать точные движения позволила отвлечься и успокоиться.
  
   Волд Аскер.
   Мы болтали с Монка о каких-то нюансах философии культа бога -праведника. Жуди не смогла сдержаться и влезла с подростковой непосредственностью:
   - А я не понимаю, как можно жить с полным беззлобием. А если враг?
   Иримах уже собрался отругать малышку за невежливость, но я решил ответить:
   - В условиях социально - политического прогресса культ полного беззлобия может иметь принципиальное значение для межличностно - социальных связей, а также для организации психологического комфорта индивидуумов. Культ полного беззлобия снижает потери в обществе от излишних конфликтов, обусловленных стремлением существ с преимущественно животным уровнем сознания к доминированию, что позволяет повышать процент выживающей молодёжи и увеличивать процентный состав общества, владеющий сложными профессиями.
   Жуди озадаченно свела брови, пытаясь переварить услышанное. Такой зауми ей ещё слышать не приходилось. Я не виноват - это учебники Постигателей Истины таким языком написаны, я лишь процитировал то, что читал совсем недавно.
   - Какой вздор! - возмутился Монка. - Полное беззлобие позволяет человеку выходить на новый уровень развития! Человек становится совсем другим! Если нет полного беззлобия, то человек никогда не прочувствует в себе разделение на животную и человеческую части! Только когда все страхи и обиды заставляют тебя бороться с придуманными ими образами абсолютных врагов, начинаешь понимать, из насколько разных составляющих состоят... разумные существа, чем животная часть отличается от человеческой. А что насчёт социально - политических изменений... так это просто приятные последствия. Любовь, знаете ли, всё вокруг превращает в цветущий сад!
   Выпалив всю эту тираду на одном дыхании, старик вдруг замолк и подозрительно уставился на меня, будто сболтнул что-то лишнее. Я же вспомнил кое-что из своего недавнего опыта, когда нам дали Вкусную Пищу. Я тогда очень хорошо прочувствовал, как именно животная часть заставляет разумную. С некоторой адаптацией я пересказал эту историю актёрам - историю о пище, которая настолько вкусная, что невозможно перестать её есть. Они смеялись, как сумасшедшие, Фиу тоже подхихикивал из заднего ящика, ещё и реплики подкидывал. Он был активным участником той истории. Мне показалось, что старик больше смеялся не от моей истории, а от облегчения. Что-то с ним не так.
   Мы проехали ещё немного.
   - Кто же вы такие? - спросил вслух старик, - Кто присылает вас, мальчишек, решать судьбы целых миров, в то время, когда вы не знаете даже основ религиозной психологии? Знаешь, что я скажу тебе, Аскер? Вас присылают сюда не помогать мирам. Вас присылают сюда, чтобы дать вам опыт. Чтобы вы изменились. Цель вашего заведения - это получить хотя бы несколько разумных существ со смирением и большим опытом. Если не веришь, по возвращении скажи своему начальству: "Мы в этом мире всё завалили, там умерло три четверти населения, но они справятся". Уверен, что твой начальник скажет: "Молодцы, а теперь летите в мир имярек следующий".
   Я набрал в грудь воздуха, чтобы выдать исчерпывающий, всеуничтожающий, аргументированный ответ, но тут загорелся вызов коммуникатора. И не нашего, а того, который был настроен на местных агентов. Вообще-то я запретил им вызывать меня. Если они осмелились нарушить запрет, значит, что-то произошло. И это что-то имеет такой характер, о котором лучше знать. Тем более, что звонил глава кочевников. Я включил вызов и отстал от тележки.
   Глава кочевников был белым от страха. Он был в шоке. Оказывается, эти энтузиасты, ещё даже не завоевав все провинции империи, разослали во все стороны корабли в поисках соседних островов и континентов. Очень им хотелось завоевать кого-нибудь ещё. Корабли у них не очень, на уровне хорошей галеры с прямым парусом, но человек двести вмещают. Так много людей они брать не стали. Вместо этого они набили разведывательные галеры бочками и запечатанными глиняными амфорами, что придало им непотопляемость, и разослали во все стороны света с минимальной командой и максимальными припасами. Довольно быстро они обнаружили окраинные царства, о которых до этого не подозревали, а затем столкнулись и с островитянами. Островитяне с большим удовольствием препроводили их ко второму континенту, где путешественники были приняты с восторгом.
   Восторг принимающей стороны кочевников не обманул, они очень хорошо поняли и разницу в технологиях, и политическую ситуацию, и понеслись домой изо всех сил. Как раз вчера разведывательная галера вернулась в гавань столицы.
   - Ну молодцы! А у меня не могли разрешения спросить? Я бы вам сказал, что после первого же визита к вам пожалует в гости эскадра в двести - триста вымпелов, тридцать - шестьдесят тысяч человек в бронежилетах, с огнемётами и огромным боевым опытом. Неуязвимые ни для кавалерии, ни для тяжелой пехоты, - выругал я главу кочевников. Тот чуть дуба не дал. Факт того, что я знал о втором континенте и об обстановке на нём, привёл кочевника в должное почтение.
   - Теперь готовьтесь к войне на выживание. Корабли, оббитые железом, портативные многозарядные арбалеты каждому... Лошадей приучайте через огонь скакать. Может, и устоите, - с этими словами я оборвал связь.
   Идиоты! Я думал, у меня ещё есть несколько лет на подготовку. Теперь их нет. Эскадра завоевателей появится у берегов империи максимум через полгода. Продолжая выдыхать пламя, я догнал тележку. Актёры смотрели на меня с побелевшими от страха лицами.
   - Господин! Вы говорили о тридцати - шестидесяти тысячах нитиру? - еле смог спросить старик.
   - Да. И они будут тут через полгода, а может, и через три месяца.
   Актёры побелели ещё больше, хотя больше, казалось, было уже некуда.
   - Это неправда, - попыталась не поверить девчонка, - корабли такие большие не бывают.
   - Бывают. У них некоторые корабли по тысяче человек вмещают. На ваше счастье, таких немного, штук тридцать - сорок. Остальные по триста - пятьсот. И ходят они под парусами, а не на вёслах. И очень быстро.
   Жуди пискнула. Старик покачал головой.
   - Да что вы их так боитесь? Да, у них тело чёрное и кожа местами покрыта панцирем, а у вас мягкая и белая. Просто у вас на континенте возобладал ваш вид разумных существ, хотя нитиру тоже встречаются. А у них преимущество за нитиру, а таких, как вы, там держат в загонах и заставляют работать за еду, а постаревших забивают на мясо. Ну и что? Убивают нитиру точно так же, как людей империи или кочевников. Будете едины - выстоите.
   - Вы не понимаете, господин. Нитиру - они совсем другие. Когда я был мальчишкой, в окрестностях нашей деревни завёлся один нитиру. На него охотились всей деревней, с собаками. Вернулась только половина мужчин, а нитиру и его животные ушли, лишь слегка раненые.
   Теперь понятно, почему глава кочевников так побелел.
   - Ну хорошо. Что, по-вашему, нужно сделать в империи?
   - Выгнать всех кочевников и восстановить порядок.
   - Ответ не принимается. Ваша империя была старой и недееспособной. Вам было необходимо срочно переселять людей на север, поскольку ваши земли истощились и перестали давать урожай. Но ваша империя тихо догнивала себе за высокими стенами и думать не думала осваивать Дикое Поле. Через несколько десятков лет у вас численность населения уменьшилась бы в разы от голода и драк за остатки. Но ещё до этого нитиру взяли бы вас тёпленькими. Если мы сейчас восстановим империю, то ваши аристократы мигом перегрызутся за влияние, и вы ещё двести лет через бюрократические проблемы пробиваться будете.
   - Мы говорили об этом с друзьями... но только говорили, - тихо произнёс старик. Потом сложил в уме два и два и получил четыре.
   - Камнемётные машины у кочевников - это вы?
   - Мы. Но не я. Предыдущие... мальчишки. Они погибли в другом мире, спасали его от хищных существ, способных убить не только людей, но и всё живое.
   Старик помрачнел и насупился. В этот день он больше ничего не сказал. Зато девчонка болтала за десятерых, в основном спрашивала. И как я рос в детстве, и во что играл, и кем был, и что видел. Я в уме пытался найти решение ситуации и отвечал невпопад, за что несколько раз пришлось перед ней извиняться.
   На следующее утро Жуди сказала, что вместо разминки будет танцевать для нас. Мы не возражали - на этот раз мы ночевали в лесочке, и топлива было в избытке. Она танцевала под собственный напев. В свете костра она смотрелась прекрасно, о чём я ей и сказал.
   - Только вот движения очень резкие, если были бы плавные, было бы красивее, - критика полезна молодёжи.
   Старик неожиданно рассмеялся:
   - Тысячу раз ей об этом говорил. Но она ещё ребёнок, мечтает изменить мир силой и жесткостью. Вот и не может танцевать плавно.
   - Мягкое и гибкое жизненнее твёрдого и жесткого, будь мягкой, это красивее, - сказал я танцовщице недавно вычитанную в учебнике у Постигателей Истины мудрость.
   Жуди подскочила чуть не на полметра, старик опять рассмеялся. На этот раз он смеялся очень долго.
   Жуди изобразила очень красивое, плавное движение рукой - прямо как волна.
   - Так, что ли?
   - Да, очень красиво.
   - Ужасно! Никогда так не буду! - на этом концерт был закончен.
   Жуди ринулась в палатку, старик поднялся за ней. Я придержал его за одежду:
   - Извинись за меня. Я не хотел обидеть. Она красиво танцует.
   Старик с девчонкой шипели в палатке несколько минут.
   Ближе к полудню мы достигли деревни. Я остался ждать актёров на опушке леса. Фиу спрятался в багажном ящике. Старика я предупредил не баловать и не пытаться сбежать - Фиу присмотрит.
   - Да куда мы сбежим, - ответил старик, ища в небе глазами точку нашего корабля, а затем тронул скакуна. Хорошо, что он правильно понимает ситуацию.
   Жуди спрыгнула с набирающей скорость тележки и подбежала ко мне:
   - Пожалуйста, не улетай. Дождись нас. Я так тебя люблю, - и убежала.
   Маленькие девочки похожи на деревья. Они любят ту землю, в которую их втыкают. В какую воткнут, такую и любят. Похоже, мне не повезло быть такой землёй. Сначала они любят свою землю. А потом маленькие девочки вырастают, становятся взрослыми женщинами и начинают ненавидеть свою землю за то, что у них только такая земля и никакой другой.
  
   Лейла Лесите.
   Слова Аскера о том, что она танцует слишком угловато, ранили Лейлу в самое сердце. Она кинулась в палатку, чтобы в одиночестве предаться печали и отчаянию. Следом зашел Иримах.
   - Мне не нужны сейчас твои поучения, - буркнула Лейла.
   - Не буду. Может, чем ходить с причинным местом в виде буквы "О", пойдёшь к нему и скажешь, что любишь его?
   Лейла глянула вниз. Какой стыд! Предательские нижние мышцы растянули обычно аккуратную щёлочку в большое, почти круглое отверстие. А она даже не почувствовала. И вот так она танцевала? Лейла скорее прикрылась плащом.
   Иримах улыбнулся.
   - Он передавал тебе извинения. Говорил, ты красиво танцуешь.
   Лейла бросилась к монаху, обняла его и заплакала.
   - Но как я ему скажу? Ведь это верх неприличия. Это невозможно. Женщина должна ждать, а не предлагать себя.
   - Он даже не знает, что ты женщина. Он просто улетит, и всё. Знаешь, ещё два дня назад я бы сказал, что любовь между такими разными существами невозможна в принципе и что надо забить камнями до смерти любого, кто о таком даже подумает. Но сейчас, похоже, все человеческие законы не работают. У нас тут Божий Промысел торчит из-за каждого угла. Вы двое такие забавные дети посреди Вселенной, что ты, что он. Похоже, это всё к чему-то хорошему. Так что иди и возьми его.
   Лейла плакала на груди у монаха ещё пять минут, а он ласково поглаживал её по голове.
  
   Глава 30. Описание планеты.
   Пока актёры располагались в деревне и выступали, я наконец-то дочитал описание планеты и докладные прежних групп. Двое новичков, которых ссадили с Аиса на удалении от деревни, поставили мобильный модуль и разожгли костёр. Было почти уютно.
   С самого начала я сосредоточился на описании политики, экономики и войн, отложив описание систем размножения на потом. А зря. С этого надо было начинать. У местной жизни была очень забавная система размножения. Бог, который создавал этот мир, был большим шутником. Люди в этом мире представляли не один вид существ, а сразу комплекс существ разного уровня разумности и назначения.
   У женщин этого мира было три яичника. Мужской половой орган достигал полуметра и более. Я несколько раз видел, как оправлялся Иримах, но пристально не разглядывал - что-то там торчало небольшим конусом, и пусть его торчит. Оказывается, в рабочем положении эта змея была очень длинной, и продвигалась она во внутренних органах женщины не благодаря твёрдости, как у человека, а проползала, как червяк, опираясь о стенки. На кончике полового органа были специальные мышцы, которые его тащили внутрь, но только в том случае, если женщина этого хотела и делала стенки твёрдыми. Если она не хотела, мужчина оставался на уровне первого яичника. В этом случае у женщины рождались животные: собаки, шерстеносные овцы, четвероногие куры или козы. Беременность продолжалась три месяца, а в случае с курами - один месяц. Если женщина хотела чуть-чуть, то мужчина мог продвинуться до вторых врат, и тогда рождались крупные животные: скакуны, аналог наших коров или что-то типа слоников с хоботами. Беременность во втором случае продолжалось четыре месяца. Все животные имели собственную систему размножения и небольшой разум, на уровне собак. Куры, что забавно, размножались яйцами, все остальные были живородящими и млекопитающими. Но через несколько поколений животные вырождались, мельчали и глупели, и нужна была свежая кровь - животные, рождённые от человека. Для вскармливания детей и скота у женщин имелись груди о четырёх сосках. Собак использовали для охоты и охраны, слоников - для тяжёлых работ и в качестве ломовых лошадей, для перевозки тяжестей, на скакунах ездили или впрягали в повозки. Всех остальных разводили на шерсть и на мясо. Местные ели их совершенно спокойно и роднёй не считали.
   И только при достижении третьих врат рождались люди. Половозрелыми девочки становились в двенадцать лет, мальчики - в шестнадцать. При этом разумной зрелости они достигали, как и земляне, лет в двадцать. У девочек рост внутренних органов продолжался до двадцати. Первые ворота открывались и могли производить животных в двенадцать, вторые - в пятнадцать, третьи - в двадцать лет.
   В описании вида особо подчёркивалось, что женщины имеют очень сильное желание, для подавления которого в нашей конторе было разработана специальная настойка из местных растений. Это позволяло повысить разумность общества и дать женщинам высшее образование, а после свадьбы в двадцать лет рожать людей. Впрочем, настойка стоила дорого и была доступна, в основном, высшим классам. Возможность изнашиваться при тяжелой работе (в этом случае при родах разной домашней живности) высшие классы, как всегда, предоставили простолюдинам. В описании настойки отмечалось, что она вызывает полноту и заторможенность.
   Уровень желания у местных женщин оценивался в 100 - 130 единиц. Уровень желания у земных мужчин оценивался в 65 - 80 единиц. Смертельный страх оценивался в 100 единиц. Изо всех сторон описания этого вида торчала природная рациональность: к тому времени, когда у женщины появится ребёнок, она успеет нарожать стадо полезной домашней живности и избавиться от легкомысленности.
   Я не заметил у Жуди ни полноты, ни заторможенности. Похоже, она на ночь в зубы метровую палку берёт, чтобы грызть и не вопить от желания. На вид ей лет тринадцать. Теперь понятно, отчего она так на меня накинулась.
   На планете были и дикие животные, но они тоже представляли из себя комплексы. Как правило, симбиотические. Некоторые были приручены людьми. Разумными видами были только люди и нитиру.
   Нитиру являлись хищниками. Это был такой же комплекс существ, как и люди, но все они были очень опасными мясоедами. Похоже, что задумывались они как естественный ограничитель размножения диких людей. В комплекс входили такие миленькие существа, как аналог тигра, ядовитый паук, способный за считанные минуты откапывать ямы, в которые мог провалиться любой зверь или человек, ядовитая змея и летающий разведчик, тоже ядовитый. Сам по себе нитиру разумный был немного крупнее человека этого мира, намного сильнее, намного быстрее и ещё и покрыт бронёй. В описании отмечалось, что нитиру быстрее ориентируются в критической обстановке, точнее бьют в цель и кидают предметы, но намного медленнее осваивают абстрактные понятия. При сексуальном контакте между людьми и нитиру всегда рождались нитиру (или одно из животных их комплекса). Ели нитиру разумные только мясо и очень изредка фрукты (обычные люди ели и овощи, и злаки, и корнеплоды, и некоторые виды трав, даже кору некоторых деревьев).
   Я отложил описание и задумался. Люди первого континента давно загнали нитиру в самые пустынные земли, они стали древней страшной легендой - и этого, строго говоря, стоило ожидать. Чего ещё делать с существами, которые едят только дорогое мясо и неспособны жить в обществе? Но как тогда на втором континенте нитиру смогли стать доминирующей расой? На островах жили обычные люди, и теперь становилось понятным, почему их кланы были столь воинственными - с такими соседями научишься воевать. Как в таком случае они смогли устоять?
   Что любопытно, ни одного агента наши ребята среди нитиру найти не смогли. Несколько агентов, которые поставляли мне информацию от нитиру, были завербованы "втёмную" и считали, что работают на разведку соседних царств или на злобных потусторонних демонов.
   Прочитанное я вкратце пересказал заскучавшим новичкам. Те испугались не хуже аборигенов. Один из них сказал: "Вампиры!" Сравнение не очень, но местные их, наверное, так и воспринимают. Что бы сделал король какого-нибудь земного средневекового королевства, если бы узнал, что к нему на побережье вскоре высадятся шестьдесят тысяч вампиров? Впрочем, люди, которые там высаживались, были порой ничуть не лучше. Так что земляне, наверное, в такой ситуации только подняли бы налоги.
   Я углубился в описание цивилизации нитиру. Рабочим - нитиру ещё в детстве отрубали половые органы. Из-за этого они становились менее агрессивными и не вырастали выше полутора метров. Солдат - нитиру с детства пропускали через жесточайшие стрессы, отстающих убивали. И только знать росла почти нормальным образом, который впрочем, тоже тяжело назвать нормальным: военная аристократия всё детство проводила в военизированных лагерях, где главным предметом была дисциплина, а гражданская аристократия росла среди пиров и разврата. Пытки и убийства на пирах были обычным делом. Раз в два года мальчики гражданской аристократии возрастом от десяти до семнадцати должны были сражаться стенка на стенку, правил и ограничений не было. Выживали только представители победившей стороны. Зато те, кто выживал, имели в распоряжении всех самок рабочих, солдат и проигравших аристократов.
   Обычных людей нитиру держали на уровне животных и использовали в качестве рабов, иногда - деликатеса. Математике и письму их не учили, речь также была очень упрощённой.
   Понятно, почему мои предшественники на этой планете отказались от развития цивилизации нитиру, а моей главной задачей при отсылке сюда считалось предотвращение захвата нитиру первого континента.
   Я отложил описание. Недолгое размышление привело меня к очевидному выводу: это варево помешивают несколько поварёшек. Нитиру начинали одновременно с людьми, и вперёд их цивилизация могла вырваться только благодаря вмешательству извне. Я вызвал Валли (он оставался за старшего на Аисе) и попросил провести разведку на предмет инопланетной активности. Аис ушел на орбиту. Валли посадил всех наших прослушивать все частоты эфира. Я в это время попробовал раскрутить клубок с другого конца и расспросить агентов среди нитиру о необычных религиозных явлениях. Бесполезно, они ничего не знали. Впрочем, возможно, я неправильно ставил вопросы. Тяжело спрашивать о том, о чём не знаешь, особенно если ты изображаешь из себя всеведущего злого демона.
   От политической ситуации мои мысли перескочили к нашей танцовщице. Она такая смешная, угловатая девчонка. Но, похоже, искренняя. Это подкупает. На несколько секунд я даже помечтал о сексе, но быстро подавил мечту. Я что, становлюсь педофилом - извращенецем?
   На следующее утро актёры вернулись из селения. Они безмерно удивили поселенцев тем, что собирались выступать в тот же день, что и приехали, а уезжать на следующий. Поселенцы надеялись как минимум на недельку.
   Фургон, который они купили - просторная деревенская телега для перевозки тяжестей, с тканевым верхом - значительно ускорил наше передвижение. Ехать в нём было тряско, но это совсем не то, что шагать в бронежилете, постоянно отставая от лёгкой двуколки актёров. Фургон везла пара низкорослых весёлых слоников. Так мы и двинулись - Монка и Жуди на козлах, мы с Фиу в фургоне, среди завалов соломы и разных полезных вещей. Мобильный модуль, упакованный в небольшую сумочку, я тоже захватил с собою.
   Валли не нашел никаких следов инопланетной деятельности ни в радиоэфире, ни на поверхности.
  
   Глава 31. Радости Лейлы.
   "5011. Если представители жизни на планете говорят, что любят вас, всегда принимайте любовь и обещайте быть небесным ангелом, иногда прилетать и поддерживать морально. От физических контактов воздерживаться.
   5012. Если наземная жизнь настаивает на физическом контакте, использовать бесконтактные переходники".
   Из "Инструкции по общению с представителями различных миров для офицеров Постигателей Истины".
  
   Лейла Лесите.
   Слоники везли фургон по степи, отматывая километр за километром. Лейла продолжала радостно болтать. Аскер внимательно слушал, и это наполняло её счастьем.
   В деревне Лейла пропорхала сложнейшую программу Танца Судьбы и даже не очень заметила, как это всё произошло. Сердце её было на холме, там, где остался Аскер. На следующее утро он оказался там, где они его и оставили. Одно это было причиной для радости, Лейла почему-то была уверена, что он исчезнет, как сон. За это время у пришельца появилась очень красивая палатка из необычного материала. Что удивительно, в ней было тепло, несмотря на холод снаружи. Ещё более удивительным было то, что Аскер сложил палатку в маленькую сумочку одним движением, так, как будто палатка втянулась в сумку сама.
   Перед выходом Аскер отозвал Лейлу в сторонку. Наклоняясь над ней так, будто хотел обнять, Аскер сказал, что Лейла ему очень нравится и что, если она захочет, он будет её небесным ангелом и будет иногда прилетать, чтобы порадовать и расспросить о делах. Лейла не знала, хочет ли она этого. Она вообще не знала, чего она хочет. Она хотела только, чтобы Аскера было больше и чтобы он был рядом. Это было так удивительно - кто-то совсем чужой, и при этом не нападает, не высмеивает и иногда даже заботится. Даже тогда, когда она абсолютно беззащитна и обнажена. Это было так необычно и так приятно. То, что она чувствовала, никак не было связано с тем горячим желанием, которое ранее наполняло низ живота. У Лейлы даже желание пропало. Ей просто было радостно, что Аскер рядом. Так она ему и сказала. Лейле показалось, что он удивился. Потом наступило время выезжать, и они покатили на юг. Она слышала, как Аскер спрашивал у Иримаха, есть ли ей двенадцать лет, - тогда, когда думал, что она не слышит. Зачем ему это?
   На обеденном привале Лейла спросила у Аскера, может ли он как-нибудь её обнять или поцеловать. Аскер повторил прежний ответ: если она приблизиться, защитное поле сожжёт её. Даже погладить Лейлу он не мог: на руках у него было плотные рабочие перчатки, которые защищали его руки без защитного поля, они позволяли брать разные вещи в руки, не разрушая их. Но гладить такими перчатками было невозможно, если только не стояла цель содрать всю кожу.
   - Нет, я не планирую иметь всю кожу содранной, - сказал Лейла и весело засмеялась. В этот день её всё смешило и радовало.
   Аскер пообещал привезти в следующий раз мягкие перчатки, изготовленные специально для того, чтобы ласкать её. Лейла замолкла надолго. Даже одно упоминание о том, что они хоть как-то могут быть близки, переполнило её чувства. Лучше бы он этого не говорил!
   Чуть позже Аскер вдруг спросил Лейлу, как бы она относилась к нему, если бы он был простым фермером. Лейла принялась мечтать вслух о том, какой у неё был бы дом и сколько она нарожала бы Аскеру скота и детей, и размечталась так, что даже самой стало смешно. Внезапно Аскер сказал: "Знаешь, ты такая милая, ради таких, как ты, хочется жить". Эти слова полностью выключили её сознание, переместив его куда-то в области безмятежного счастья. Даже Иримах удивился настолько, что обдумывал своё удивление несколько часов. Аскер этого не заметил, у него зазвонил его волшебный камень, и из него понеслись панические вопли, что-то о нитиру. Ему пришлось отстать от телеги и несколько часов беседовать со своими агентами.
   Во время привала Лейла попыталась заговорить с Аскером, но он от неё просто отмахнулся, переговариваясь то с одним, то с другим адресатом. Так повторилась три раза. На третий раз Лейла смертельно обиделась. Она так его любит, а он от неё отмахивается! Она уселась на козлы телеги и обиженно надулась.
  
   Волд Аскер.
   Сразу после завтрака мы покатили на юг. Жуди радостно щебетала, рассказывала что-то о нюансах танцев. Я ничего не понимал а потому просто любовался изгибами, предоставив планам о судьбе мира течь через фантазию самим по себе. Кое-что даже начало складываться. Через некоторое время мне подумалось, что Жуди на меня обратила внимание только потому, что я имею иномирное происхождение. Будь я простым фермером, она бы, наверное, на меня и не посмотрела. Я спросил об это девчонку напрямую.
   И тут Жуди прорвало. Следующий час она подробно описывала, какие будут занавески в её доме, сколько и какого именно скота она мне родит, как она будет подавать мне молоко утром и творог вечером. Сначала я хихикал в душе, потом перестал. Эта девчонка искренне верила в то, о чём говорила. Она готова была разбиться в лепёшку ради тех, кого любила. Проняло даже старика - мне с моего места было видно, как змея у него под плащом отплясывает джигу. Жуди, наивный ребёнок, ничего не заметила.
   А эта девчонка изменила меня. Всю жизнь мне казалось, что для того, чтобы нравится девчонкам, я должен быть кем-то великолепным и сиятельным, иначе меня никто не полюбит. Мне казалось, что необходимо, как минимум, иметь сияющий мундир пилота космических войск, или уметь в компании блистать остроумием и искриться весельем. Теперь становилось ясно, что всё это было лишним. Я хотел того, чего не стоило хотеть. Меня готовы были любить просто так... как бы это лучше выразить? За то, что я красивая картинка. Нет, не так. Внешняя красота не имела значения. В каком случае я был бы красивой картинкой? Наверное, достаточно не проявлять самовозношение, язвительность и страсть к укорам. Плюс немного заботливости - причем не в материальном плане, всё материальное она готова была мне предоставить даром и в изобильных количествах. Заботливость была нужна на уровне сочувствия - сострадательности. И, наверное, немного мечты об успехах и красоте своего объекта любви. Эта девчонка была такая милая в своей наивной и открытой любви. Наверное, такая немного наивная любовь и есть основа существования. Девчонки любят и им плевать на проблемы перенаселения или неуправляемости иерархических систем.
   - А она милая, - внезапно тихо сказал Фиу, - так её послушаешь - послушаешь и начинаешь мечтать о том, чтобы такие девчонки всегда во всём мире были счастливы.
   - Знаешь, Жуди, ты такая милая, ради таких, как ты, хочется жить.
   Эта фраза заставила нашу даму замолкнуть очень надолго. Она разулыбалась и, уставившись взглядом куда-то за горизонт, застыла на козлах. Что было очень своевременным: меня вызвал глава кочевников. Точнее, его старший сын.
   Дело было в том, что в гавань столицы империи вошла ещё одна галера. На этот раз это была галера островитян. Они решили оказать любезность своим новым как бы союзникам и предупредить их о том, что флот самого агрессивного из государств нитиру подойдёт к столице через две - три недели. Крупные парусные корабли нитиру ходили намного быстрее, чем медлительные разведывательные галеры кочевников, и, пока разведчики возвращались, нитиру успели собрать флот, погрузить армию и пересечь океан. Глава кочевников обдумал ситуацию и решил, что с его стороны самым мудрым делом будет умереть. И умер. К счастью, его старшие сыновья были в курсе дела и умели обращаться с коммуникаторами, замаскированными под волшебные камни.
   В новообразованной империи кочевников тут же началось политическое брожение. На верховную власть претендовали старшие сыновья бывшего главы, но их претензии были не абсолютными: империя кочевников была союзом племён, и пожилые вожди крупнейших племён небезосновательно считали себя более пригодными к управлению крупной империей, чем совсем молодые сыновья былого главы. До вооруженных схваток ещё не дошло, многие вожди ещё не знали о произошедшем, но те вожди, которые располагались около столицы, уже начали стягивать к себе свои племена.
   Следующие несколько часов я визжал и выл в коммуникатор, пытаясь сшить расползающиеся лоскутки империи. Эффект был почти нулевым: вожди кочевников оказались на удивление эгоистичными животными, каждый из них требовал для себя верховенства, обещал мне тысячные жертвоприношения, личные храмы и сундуки с золотом. Уступать не хотел никто. За два часа мне удалось добиться от них только обещания не начинать военные действия немедленно, да и то только под угрозой бросить их в одиночестве на съедение нитиру.
   Изо всей этой банды симпатии вызывали только средний и младший сыновья верховного главы: только они согласились хоть что-то сделать для борьбы с флотом нитиру. Договорились о том, что они соберут несколько галер и обошьют их листами металлов - какие найдут. Внутрь я потребовал установить новые катапульты увеличенной мощности, а для катапульт изготовить полые снаряды. На этом этапе средний сын ушел собирать войска для борьбы за власть, и состав горючей жидкости, которую необходимо залить в снаряды, я объяснял только младшему сыну. Парнишка задал несколько вопросов, которые выдавали знакомство с алхимией старой империи. А он любопытный, надо будет взять его в оборот. Звали его Варшу-дева.
   Тем временем наша группа остановилась на привал. На огне уже закипал чайник. Жуди несколько раз подходила, чтобы поговорить, но я, занятый спасением континента, её прогнал. Она обиделась и ушла совсем. Когда я, истекая потом, рухнул около костра и принял из рук Фиу кружку с кипятком, Монка ехидно заметил, что мы сами виноваты, что привели в империю совершенно неправедных и невменяемых кочевников.
   - Угу, - до предела красноречиво ответил я.
   - Через сколько нитиру будут в столице?
   - Через неделю - две, зависит от погоды.
   - Глава кочевников умер, и они теперь дерутся за власть?
   - Именно так.
   - Нитиру останавливать некому. Кочевники заняты, а силы старой империи заперты в дальней провинции, открытой с моря, но без флота, - пришел к правильному выводу старик.
   - Некому, - мрачно подтвердил я.
   - А ваши ещё одну группу не могут прислать на помощь?
   - Одна ситуация - одна группа. Нас, мальчишек, и так не хватает.
   Старик покачал головой. Как быстро он перестал считать нас мальчишками и стал видеть в нас единственную надежду на спасение.
   - Жуди... Она обиделась. Дамы в таком состоянии очень уязвимы для обид.
   - Я заметил. Но я, между прочим, её мир спасал от уничтожения.
   - Если ты подойдёшь и продемонстрируешь ей заботу, это поможет.
   - Да. Я знаю. Психология женщин как существ зависимых требует постоянных подтверждений того, что её любят безусловно, в любом состоянии и вне зависимости от её проступков. Нас так учили. Сейчас пойду просить прощения.
   Старик крякнул от удивления:
   - Ну хоть чему-то полезному вас научили.
   После этого я встал и пошел просить прощения у Жуди. Жуди немного подулась, но я был ласков и настойчив, и желаемое прощение было мне вскоре охотно дадено. Детский сад, что кочевники, что Жуди. И за что мне это?
   Вечером Жуди танцевала так долго и красиво, что мы устали смотреть. Потом Жуди затребовала, чтобы я разделся. Сказала, что это нечестно - она нам танцует много и нагая, а меня она так и не видела. Я счёл сказанное логичным и снял боевой костюм. Ух, ну и холодина же у них тут!
   - Такой маленький, даже до первых врат не дойдёт, - огорчилась Жуди.
   - Это в сложенном состоянии.
   - А в рабочем?
   Я показал.
   - Тогда до первых врат и чуть дальше, - оценил старик.
   - Можешь не мечтать, защитное поле убьёт тебя, - напомнил я девчонке.
   Когда мы со стариком отпали, девчонку забрал Фиу, и они ещё пару часов разучивали боевые приёмы. У них там внутри, похоже, пружина с подзаводкой от ядерного реактора, у обоих.
   Вечером Жуди пришла к нам в палатку и заявила, что будет спать здесь. Я попытался её выпереть под предлогом того, что мой храп будет ей мешать. Не получилось. В итоге я скатал из бронежилета скатку и положил между нею и собой - чтобы случайно во сне не сжечь её защитным полем. Жуди попыталась болтать, но я провалился в сон на первой же фразе. Отвык я от долгих пеших маршей с полной выкладкой в условиях повышенной силы тяжести.
   Ночью мне снилось, будто Жуди пришла ко мне в облике земной женщины, открыла грудь и принялась меня ею ласкать. Раньше мне такие сны снились, когда я сходился с кем-нибудь из земных девчонок. Похоже, моё тело решило её признать.
   Наутро мы продолжили путь. Я продолжал совершенствовать язык и понемногу выпытывал из старика подробности быта и культуры различных религиозных обществ. Их было так много, что мне, похоже, нескольких месяцев не хватит, даже для беглого знакомства. Через час занятий я спросил у Жуди, как она.
   - Я чувствую себя принцессой из древних сказок. Тех, где демоны похищают принцесс, чтобы затем спрятать их на лунах и захватить царство их отца.
   - Луны! - взвыл я, - Малышка, ты подала мне отличную идею!
   В следующую секунду Валли на Аисе получил приказ обследовать все спутники планеты, особо обращая внимание на небольшие, и задержать всех, кого удастся найти. Голос у Валли был какой-то подозрительно сонный.
   - Они полетели на луны? - Жуди мечтательно посмотрела на небо, - Наверное, это очень забавно.
   - Да. Только ничего хорошего в этом нет. Там пусто и человек погибает без воздуха через несколько мгновений.
   Примерно час мы пересказывали друг другу всякие анекдоты. Милое общение прервал доклад Валли:
   - Обнаружен корабль неизвестной принадлежности. Корабль уничтожен.
   - Я же просил задержать!
   - А мы не только задержали, но и уничтожили! - Валли был счастлив своей инициативой.
   - Ну и как мы теперь о них что-нибудь узнаем? Ты хоть какую-нибудь разницу чувствуешь между разведывательной операцией и тотальным уничтожением?
   - А мы в любом случае о них ничего бы не узнали. По нашей базе данных он не проходит. В следующую секунду они бы прыгнули, и никто бы их не нашел.
   - Ну молодцы. А теперь двигайтесь туда и изучайте всё, что осталось, под микроскопом. Происхождение, технологии, всё, что сможете найти.
   Странно. Если этот корабль не проходит через нашу базу данных... В нашей базе есть всё. Даже земные корабли. Все корабли всех кланов, с которыми встречались все охранители жизни во всех концах Вселенной. Причём наши анализаторы не сбить с толку простым изменением форм - датчики регистрируют все излучаемые поля и выбрасываемые вещества, благодаря чему практически моментально определяют тип технологий и происхождение корабля. Если датчики не смогли опознать корабль, то это значит, что с нами играет игры сила настолько дальняя или настолько древняя, что даже невозможно представить. Кому и зачем понадобилось выращивать на планете цивилизацию нитиру? Она никогда не будет ни промышленной, ни научной цивилизацией. Ни один клан никогда не получит от неё никаких прибылей. Чистое зло ради самого зла.
   Но исследовать обломки нам в этот день не пришлось. С базы пришел вызов на срочную операцию зачистки, и Аису пришлось добрых полчаса продираться к нам с Фиу через атмосферу, а затем обратно.
   - Может, это и к лучшему, - сказал я Жуди перед отлётом, - если повезёт, привезу мягкие перчатки и такую штуку, с помощью которой мы сможем делать то, что тебе так хочется.
   Жуди замерла и - будь я проклят - побелела. Я подарил ей украшение в виде звезды (на самом деле - маяк - маркер) и потопал к кораблю. Второй такой маяк (только в виде камешка) я ещё раньше подбросил в сундучок с вещами актёров.
   Уже поднявшись в шлюз, я вспомнил, что хотел сказать старику, но всё время забывал. Помахивая на прощание ручкой, я прокричал:
   - Никому не говорите о нас, иначе найду и вы умрёте в страшных мучениях!
   - Угу, - ответил старик. Странно, слово "да" здесь звучит обычно как "хай". Меня передразнивает?
   Я припомнил приветствие из учебника, которым местные обменивались при прощании:
   - Желаю вам третьих ворот!
   Только прокричав приветствие, я понял его смысл. Как глупо получилось!
   На корабле был жуткий беспорядок. В моё отсутствие команда беспробудно резалась в компьютерные игры, даже контейнеры из-под пищи от кресел не убирали. Срочная помывка всего корабля пошла им на пользу. Когда я выдохся и перестал орать, ко мне подошел Фиу:
   - Волд, девчонка врёт. Такую растяжку и такую координацию движений обычные танцовщицы не имеют. Либо столичная школа танцев, причём профессиональная, либо столичная или околостоличная школа наёмных убийц. Я её пощупал, она кое-что умеет, и почти на моём уровне. Возможно, тебе это знание пригодится.
  
   Глава 32. Мальчишки по вызову.
   Это была дальняя планета, которая формально принадлежала какому-то там дальнему клану. На планете был высокий уровень промышленного развития. Клан знал, что охранители жизни проводят на поверхности некоторые операции, но были уверены, что они не выходят за пределы медицины и обучения арифметике. В действительности в результате проводимых изменений цивилизация должна была значительно вырасти, выйти на новый уровень социальных отношений, что в свою очередь должно было привести к быстрому росту технологий и выходу из-под власти клана.
   Кто-то из наземных агентов где-то проболтался, в результате чего население целого городка узнало то, что ему было бы лучше не знать. Перед нами поставили задачу: вывезти всех, кого удастся найти в городе и запихнуть в транспортники, остальных перестрелять. Один - единственный беглец означал немедленную войну с кланом - владельцем планеты, что грозило миллионными жертвами и прекращением всех операций охранителей жизни в этой части космоса. Половина населения городка приняла свою судьбу и погрузилась в транспортники. Но добрая половина решила поиграть в героев и разбежалась по окружающим рощам.
   На наше счастье, жители города не знали о том, что в мире бывают инфракрасные датчики. Четверть населения удалось-таки слегка подстрелить, пригнать в город и спасти - вывезти в тайные миры Богини, остальных пришлось отстреливать с лёту. До соседнего города не дошел ни один. Работали сразу десять кораблей, сотни гравиплатформ. Ненавижу такую работу. Перестрелять сразу четверть населения небольшого города - причём совершенно невинных людей - это не так просто, как кажется. После облавы нам всем дали пять дней отпуска и приказали отдыхать. Насколько я понимаю, для того, чтобы те, кто напились, протрезвели, а те, кто не пили, вышли из депрессии. Мои вопли о том, что у меня за это время могут съесть весь континент, были проигнорированы.
   Я использовал полученное время с пользой и навестил экспертов из числа Постигателей Истины. Ашуша Парадиша, один из старейших постигателей, рассказал мне предысторию событий на планете А-157. Одно время он был ведущим по этой планете, потом его заменил тот парень, что был моим предшественником и недавно погиб.
   - Я был против назначения этого умника, - признался Ашуша, - он из такого мира, где все помешаны на культе жестокости. Конечно, он прошел обучение в нашей системе, но то, что заложено в детстве, остаётся на всю жизнь. Ты говоришь, там вместо религии кочевники насаждают сатанизм? Хм, я кочевниками тогда мало занимался, мы больше империю развивали. Да, нехорошо вышло. Скорее всего, и твой предшественник не до конца это понимал. У него на эту планету очень немного времени было. Но ты не отчаивайся, сам знаешь, как превращать сатанизм в добрую религию: сначала вводишь культ "ответственного сатаниста", который всегда верен слову и чести в противовес вечнохнычущим людям - животным, потом, опираясь на культ чести, вводишь культ "разумного хищника", который имеет честь и самому остаться сытым, и стадо умножить, а затем уже вводишь понятие о том, что для разумного существа заботиться о своём мире и своём стаде - это нормально и счастье.
   - Да, это описано в учебнике, - признал я.
   - Меня больше интересует этот актёр, о котором ты рассказывал. Ты говоришь, что он в нескольких словах объяснил тебе, что полное беззлобие выводит разумных существ на новый качественный уровень развития, и что он сказал это лучше, чем написано в наших учебниках?
   - Да, в наших учебниках больше про социально - политические последствия. Думаю, если в них ввести описание теми словами, которыми он говорил, это будет понятнее для наших начинающих постигателей.
   - Хм. Понятнее-то понятнее, но у нас, знаешь ли, свои фокусы. Нам тоже надо понимать, на каком уровне развития находится человек. Поэтому в наших учебниках мы намеренно этого не пишем. Если со временем студент приходит к преподавателю и говорит о том, что попытка всегда вести себя абсолютно беззлобно приводит к конфликту между разумной и животной частями, то мы видим, что человек растёт, что он искренний, умный и что ему можно поручать ответственные дела. А если он этого не пробует, то так и остаётся на уровне болтуна о социально - политических последствиях, и таким мы доверяем только самые простые дела. Вот ты узнал об этом со стороны, и твоё развитие немного сбилось, твои мысли больше не цепляются одна за другую. А мы теперь не можем оценить, на каком уровне развития ты находишься. Нехорошо получилось.
   Ты говоришь, тебе объяснил это простой актёр? Никакой он не актёр. Скорее всего, монах бога - праведника, причём высочайшего уровня, столичный или из их центрального монастыря. С ним, говоришь, девчонка? Танцует? С большим количеством элементов акробатики в танце? Хм... Да... Хм... Это несколько меняет дело... Хм... Да... попытайся влюбить в себя эту девчонку. Наобещай ей всего, что только можешь. Золото, украшения, покатушки на космическом корабле, я скажу в отделе поддержки, чтобы тебе всё обеспечили. Это важно.
   Почему это важно, Ашуша мне так и не объяснил. Все вокруг держат меня за мальчишку - идиота.
   На третий день меня вызвали в штаб и потребовали отчёта об операциях на планете. Повинуясь внезапному приступу озорства, я бодро ответил, что мы там всё провалили и три четверти населения погибло. Начальник штаба удивлённо взглянула на меня и приказала продолжать операции более успешно. Должно быть, Ашуша уже успел пересказать ей свою версию событий. Но из штаба я вышел с абсолютным убеждением в том, что старик то - ли - актёр - то - ли - монах прав.
   За эти пять дней мне ещё успела признаться в любви огромная разумная пчела ростом под два метра по имени Илиарсия Туйина. За спиной у пчелы незримо маячила банда её сородичей - профессиональных головорезов, а заодно и Богиня, у которой Илиарсия была чем-то вроде любимого ребёнка. (О чём мне сразу сообщили доброхоты из числа боевых товарищей). Дальше было ещё веселее. Богиня вызвала меня к себе и начала уговаривать приласкать Илиарсию - при этом-де у той зачнётся великолепный ребёнок, который будет совмещать в чувствах её манеру чувствовать и моё стремление к полной правде. Я не поверил ни одному слову, но понял, что от секса с инопланетными видами мне не отвертеться. После чего пошел заказывать мягкие перчатки (в большом количестве) и бесконтактные переходники для Жуди.
   Вассуни, глава отдела переходников, один из старейших Постигателей Истины, развернул передо мной широчайшую картину теории сексуальной совместимости различных видов. Покачивая многочисленными щупальцами, он рассказывал:
   - Секс необходим всем видам, и мальчикам, и девочкам. При оргазме мальчики и девочки обмениваются энергиями жизни - мальчики получают способность чувствовать ласку и заботливость, девочки получают желание активно двигаться. Сложнее определить, кто какой энергией обладает, у разных видов активная мужская энергия и ласковая женская могут принадлежать разным полам. Для того, чтобы совместить секс у видов с соответствующими энергиями, нужны переходники. Самое простое - это сделать переходник для мальчика и девочки, если у мальчика выдаётся, а у девочки - впадина. У большинства видов именно так. В этом случае мы только подбираем необходимый материал, ставим в нужных местах нужные моторчики - вибраторы, датчики движений - нажатий - сдвига - температуры - и готово. Хотите - контактный переходник, в этом случае он выглядит просто как удлинение ваших органов, что позволяет вам заниматься любовью на безопасном удалении от защитного поля. Хотите - бесконтактный, тогда сигнал передаётся по линии связи, и вы можете заниматься любовью даже на космических расстояниях, в особенности если оденете наши костюмы с датчиками и механизмами поглаживания. Впрочем, мы этого не рекомендуем, поскольку обмена мужской и женской энергиями не происходит, а это может быть вредным.
   - Мне, пожалуйста, бесконтактный, - сказал я.
   - Сложнее, когда у мальчика и у девочки органы одинаково выпуклые или впадины, в этом случае приходится программировать переходники на инверсию движений, - продолжал учёный, делая вид, что не замечает моего вопроса, - но это, на самом деле, тоже просто. Сложнее всего, когда имеет место ещё и расхождение по времени. Одни виды могут заняться за час сексом двадцать раз, доходя до вершины только к концу второго часа, а через три часа захотеть повторения. Другие делают дело за три минуты и теряют к нему интерес на несколько суток. Как прикажете поступать в этом случае? Приходится программировать переходники на замедление, заменяя раздражение сексуальных органов на ласкания, писать сопроводительные инструкции в десятки страниц... которые потом никто не читает. А все потом жалуются, что отдел переходников виноват!
   Но что вы прикажете делать, если системы размножения настолько различны, что у одной стороны органы размножения вообще не имеют физически раздражаемых устройств? Если у них пестики и тычинки, а удовлетворение происходит только тогда, когда на эти органы попадают определённые химические вещества, продуцируемые только другим полом в моменты наивысшего возбуждения? Причём со строго определённой концентрацией и запахом, различить который могут только эти виды или специально обученные собаки? Если концентрации настолько малы, что не различаются искусственным оборудованием? Вам приходится экспериментировать, подбирая нужную химию, а потом монтировать в переходники определённые резервуары, которые при определённых словах - ласковых, заметьте! - выпрыскивают гормоны удовлетворения на нужную поверхность.
   - Да, это нелёгкая проблема. Мне вот никак не могут даже сделать еду со вкусом, - посочувствовал я.
   - Вот именно! - вскричал Вассуни. А затем в заключение убил меня: - Бесконтактных переходников в этом месяце не будет.
   - Как не будет?
   - Никак не будет. Все системы, всю искусственную кожу забрали для отдела разведки. Они там делают дистанционно управляемую куклу - полное подобие людей на планете, и так, чтобы она могла сексом заниматься, и у меня забрали всех людей и все материалы.
   - Хм... а контактный переходник мне можете сделать?
   - Тебе с какого вида на какой?
   - С меня на... на вот такой, - я положил фотографию Жуди.
   - Хм... Хмэ... это можно. Давай я тебе ещё на пару видов сделаю? На разумную пчелу, например?
   Вот досада! Интересно, на этом астероиде хоть кто-нибудь не знает про нас с Илиарсией?
   - Нет - нет, только на этот вид, пожалуйста, - я так и не научился видеть в Илиарсии женщину. Что поделать! В её фасеточных глазах я не вижу ничего. Зато при взгляде на её когти сразу вспоминаю, что самка богомола отрывает самцу голову.
   - Что-то ты перегреваешься. На, остынь, - с этими словами Вассуни направил на меня раструб кондиционера, а сам принялся копаться под прилавком.
   Я почувствовал, что лицо у меня и правда горит, и благодарно подвинулся к потоку прохладного воздуха. Вассуни тем временем грохотал под прилавком какими-то железками. Они эти переходники из стали делают, что ли?
   - Не то... этот подошел бы, но это на другой вид, длинноват... Этот слишком мощный на нагрев, обожгётесь...диаметр маловат..., - после нескольких минут такого монолога Вассуни вылез из-под прилавка и сообщил, что придётся поискать на складе, после чего ухромал за ряд стеллажей.
   Через полчаса он вернулся сияющий с метровой палкой в руках.
   - Вот, смотри, это отверстие для тебя, а это выступ для неё, там внутри встроенный вибратор. Я посмотрел описание ваших видов, вы по времени не очень различаетесь. Так что успеха. Батарейки я вставил, на год хватит. Да, вот ещё контейнер, - с этими словами на стол передо мной легла немного ржавая, похожая на стальную труба. Теперь понятно, откуда у него шел звон стали.
   Я озадаченно повертел в руках палку. На изделие высоких технологий она походила мало. Такую палку я сам мог бы выстругать за часик, имей я хороший нож и сверло большого диаметра.
   - А не длинновата?
   - Длинновата. Это на более крупный вид, я только диаметр поменьше сделал. Но новую для тебя делать - неделя уйдёт.
   - Другие варианты есть?
   - Могу дать переходник полного контакта.
   - Это как?
   Вассуни вытащил из-под прилавка гигантский презерватив в добрый миллиметр толщиной.
   - Но для этого тебе придётся снимать защитное поле. Но если ты решишь снимать защитное поле, то он тебе и не нужен. У вас с этим видом белковая несовместимость - ты не можешь есть их пищу, но вы не ядовиты и не аллергенны друг для друга. Можете заниматься сексом, только семя в неё не изливай, а то раздражение будет.
  
   Через полчаса меня вызвала Богиня.
   - Ты взял переходник полного контакта для планетной жизни А-157, система Белая Лыса.
   - Да.
   - Ты не сможешь после этого вернуться на свою планету и снять там защитное поле. Ты не сможешь быть со своими женщинами.
   - Да.
   Богиня немного помолчала, мне казалось, что я слышу, как она сомневается, спросить или не спросить, почему я не взял переходник для Илиарсии.
   - Иди.
   - Слушаюсь, госпожа.
  
   После разговора с Богиней я завернул обратно к Вассуни и взял у него список запросов на переходники от моего экипажа. Как командир корабля, я имею это право. Бий У просила переходник для неизвестного мне вида, один из солдат Богини (запрос взаимный, удовлетворён). Мыслящая жидкость просил переходники на весь наш экипаж (отказано по причине явного отсутствия симпатии к кому-либо из запрошенных объектов). От этого шутника я ничего другого и не ждал. Фиу просил переходник для дамочки низкого роста, я её знал, дама из службы снабжения (запрос взаимный, удовлетворён) и для меня (зачем ему переходник на меня? В этом переходнике ему отказали). Остальная часть списка была не такой интересной, остальные либо не просили переходники, либо довольствовались одним.
  
   Глава 33. Подготовка к восстанию.
   За те несколько дней, пока нас не было, ничего принципиально не изменилось. Эскадра нитиру упорно продвигалась к столице империи, ей оставалось всего несколько дней. Главы племён кочевников стянули все силы к своим штабам, практически вся земля старой империи осталась без оккупационных войск. Жуди и Монка, если верить маркерам, почти добрались до ближайшего северного города.
   Наибольшую пользу принесли агенты в северных землях империи. Им удалось выйти на глав подполья, планировавших восстание против кочевников. К ним-то я и направился в первую очередь. Пришлось открыться троим из них - зазвав их ночью на открытую местность, мы высадились с Аиса, я, Валли и двое новичков. Только мы четверо хоть как-то походили на местных людей, если замотать нас в тряпки. Почтенных джентльменов чуть удар не хватил, когда они поняли, с кем имеют дело, но когда я подарил им устройства дальней связи и пообещал космическую разведку, они быстренько оттаяли. Взаимопонимание нашлось быстро: я говорил о праведности и необходимости борьбы с коррупцией, они говорили о том же. Я торопил подпольщиков: пока кочевники заняты распрями и войной с нитиру, северные провинции должны восстать и организовать собственное государство.
   Пожилые джентльмены не сразу свыклись с мыслью, что им придётся стать отцами - основателями нового государства. Они по провинциальной привычке всё ждали, что к ним приедут опытные организаторы из числа блокированной в горной стране аристократии. Когда я описал им в красках, как аристократия сама себя съела и какие нравы царят в горной провинции, они потеряли последние надежды. Ну и перепугались же они! Мне пришлось долго уговаривать их в том, что это не измена империи и что управлять государством не так уж и сложно.
   Потом они испугались кавалерии кочевников - общее мнение было таким, что: "С нашими пешими крестьянами нам против кавалерии не выстоять". Пришлось обещать им военных инструкторов и убеждать, что при десятикратном превосходстве в людях пехота очень даже может выстоять против кавалерии. При тотальной войне - а именно такая и намечалась в случае восстания - число крестьян было многократно большим, чем число кочевников. С этого и решили начать - с тренировок пеших ратников в борьбе против кавалерии. Поскольку тренировать первых инструкторов нужно было мне и моему экипажу, я потребовал себе конвой из числа лучших воинов и общую форму одежды для всего конвоя. Это должно было быть полностью закрытое одеяние чёрного цвета. Так, чтобы они не отличались от меня или Валли. Этот конвой нам и был предоставлен через три дня.
   Но до этого мы отлучились для борьбы с флотом нитиру. Младший сын главы кочевников - вот умница - ухитрился подготовить две галеры. Вообще-то мы договаривались о пяти, но старшие браться отобрали у него все ресурсы для подготовки к борьбе за власть. Ну что же, две так две. Двух нам хватит. Я проинспектировал галеры и оснащение, разглядывая их через камеру коммуникатора, который младший сын нёс в руке. Увиденное меня порадовало: корабли целиком укрыты листами металлов, на всех отверстиях затычки, у всех членов команды дыхательные аппараты - простейшие меха, но при попадании в пламя огнемёта ненадолго хватит.
   Я приказал немедленно отослать галеры в море и назначил точку встречи. Сказал, что в этой точке галеры встретит послушное мне морское чудище, которое им поможет. Пока галеры плыли к условленной точке, мы отправились на север, к Монке и Жуди. Увидев спускающийся корабль, Жуди обрадовано кинулась навстречу. Я предупреждающе выставил руки вперёд - с этой девчонки ещё станется броситься на шею.
   - Привет, малышка. Я привёз тебе кое-какие украшения. В нашем мире девчонки такие любят.
   Пока мы шли к фургону старика, я достал из рюкзака ящичек с украшениями. Золотые колье и подвески с искусственными алмазами были сработаны на удивление хорошо - в мастерских у Богини работали мастера экстра-класса. Пожалуй, даже слишком хорошо - для большинства планет хватило бы и простой отливки, главное - золота побольше. Но если в мастерских что-то и делали, то старались на полную. Уже подходя к фургону, я осознал, что Жуди рядом со мной нет. Я обернулся. Она стояла в четырёх шагах позади, удивлённо рассматривая первое колье. У меня в руках оставалось ещё пять, не считая подвесок, она их даже не успела взять.
   - Это... мне?
   - Тебе, тебе. А что, мало?
   - Это... мне?
   - Дай-ка посмотреть, - старик протянул руку за украшениями, повертел их в руках и через секунду отдал обратно.
   - Ты её что, убить хочешь? У нас такие камни в таком количестве только фрейлины императрицы носили, да и то не все. Она либо умрёт от удивления, либо её прибьют при первом же выходе в люди.
   - Это ещё одно, чего я не знаю о вашем мире. На самом деле я прилетел к вам. Надо пошептаться.
   Шептаться мы могли сколько угодно - Жуди застыла там, где и стояла, рассматривая затейливые узоры колье и переливы света в алмазах.
   - Вы человек книжный, учёный, а мне нужен свой человек на земле. Кочевники заняты борьбой за власть, скоро их отвлекут на себя и нитиру. Сейчас наступает самое подходящее время для восстания в северных провинциях. Вы могли бы нести людям слово правды и, не привлекая к себе внимания, развозить вести между городами. Я дам вам некоторое количество камней для дальней связи. Вы должны будете распределить их между участниками восстания. Вы будете организатором и моим глазом. Согласны?
   - Я человек простой, актёр, совсем не князь и не военный. А работа эта опасная...
   - Сколько?
   Старик затребовал много золота. Мы немного поторговались, старик получил много, но намного меньше того, что мне было выделено фондами. Мы сошли с фургона, и я заставил его произнести клятву наземного агента охранителей жизни. Потом мы немного обсудили срочные дела, и под конец я показал Монке контактный переходник, полученный от Вассуни. Старик забраковал его с первого взгляда:
   - Это могло бы сойти для взрослой женщины. Если попробуешь применить его с Жуди - убьёшь её. Порвёшь изнутри, и она истечёт кровью. Длинный слишком. Что, у вас делают такие?
   Я немного порассказал старику о проблемах доктора Вассуни. Старик хмыкал, не останавливаясь:
   - В жизни не слышал ничего более смешного и неприличного. Бывают же чудеса в мире...
   Затем я двинулся к Жуди. На руках у меня была обновка - мягкие защитные перчатки. Жуди всё продолжала любоваться подарком. Я погладил её за ушками - если верить описанию, там находились одни из слабоэрогенных зон этого вида. Жуди вытянулась в струнку и потянулась вслед за рукой.
   - Ты не взяла другие украшения. И даже не смотрела. Не хочешь посмотреть? Я оставил их у Монка. А у меня теперь есть вот что. Перчатки! Теперь я могу тебя гладить. Мне их специально для тебя сделали. А теперь извини - мне необходимо кое-куда слетать, подпортить немного жизнь флоту нитиру.
   Жуди опустила руки, продолжая тереться головой о мою руку. Глаза у неё были закрыты.
   - Прилетай скорее. Я буду ждать. Не привози украшений. А то я чувствую себя продажной.
   - Всё равно буду привозить. Красивая суть нуждается в красивом обрамлении.
   Четыре шага к кораблю.
   - Аскер! Тебя правда нитиру не смогут убить?
   - Мне ничего не угрожает. А вот многие ваши мужчины на галерах могут этот бой не пережить.
  
   К концу дня на траверзе мыса, отделявшего империю кочевников от западных провинций под управлением старых имперцев, мы встретили "наши" галеры. Аис заранее забрался на двадцать метров под воду, и к галерам мы подошли под водой. Я послал новичков на гравиплатформах за буксирными концами. Новички вышли из-под воды в сиянии защитного поля, все из себя такие страшные, и сообщили капитанам, что их повелитель приручил морского левиафана и теперь он будет их буксировать. После этого они передали капитанам устройства дальней связи, замаскированные под волшебные сферы, и ушли под воду с буксирными канатами. Всё прошло неплохо, новички даже не забыли слова. Несколько испортило картину только то, что они постоянно смущались, запинались и заикались. Но кочевники на галерах этого, кажется, не поняли.
   При возвращении на корабль один из новичков потерял дыхательный аппарат и упустил буксирный конец. Пришлось на запасной гравиплатформе гоняться под водой и за первым, и за вторым, что несколько задержало наше отправление. Капитаны на кораблях, наверное, дошли до изумления, слушая через новые коммуникаторы наши вопли и ругательства. Потом мы посоветовали капитанам убрать вёсла и привязаться, после чего наконец-то смогли отправиться.
   Мы сразу взяли хороший темп и держали его целые сутки. Ребята наверху уболтались до зелёного состояния, но мы встретили эскадру нитиру там, где и планировали. Мы дали нашим морякам полчаса на приход в себя, а затем пошли на сближение.
   Капитаны кораблей нитиру, наверное, съели свои галстуки от предвкушения быстрой победы над двумя примитивными галерами. Но галеры оказались не простыми. Подойдя к первому, самому крупному кораблю эскадры на предельное расстояние выстрела, галеры выпустили по одному снаряду из катапульт. Задолго до того, как ответные снаряды взбили воду, галеры были уже вне пределов досягаемости. Зато один из снарядов галер пробил обшивку линейного корабля нитиру и разлился внутри него самовоспламеняющейся жидкостью, погасить которую не было почти никакой возможности. Водой она не смывалась, а песок, которым нитиру забрасывали свои снаряды, был неэффективен.
   Тем временем галеры с непостижимой скоростью обогнули флот и выпустили ещё по одному снаряду. На этот раз не повезло небольшому кораблю в двести человек вместимостью. Пламя охватило его весь целиком, и его даже не пытались тушить. Соседние корабли начали снимать команду. Галеры тем временем усвистали на другую сторону эскадры. Там они выпустили следующие два снаряда, но на этот раз промахнулись. Командующий флотом нитиру почувствовал запах палёного и приказал лёгким боевым кораблям выдвинуться вперёд - на защиту транспортов и линейных кораблей. Странные галеры ушли из-под их удара и сожгли пару ударных кораблей. Сами они получили по десятку попаданий камней из катапульт и сосудов с зажигательным маслом, многие видели, как горящее масло растекалось по их крышам, но критических повреждений им это не нанесло. К наступлению темноты нитиру потеряли один линейный корабль, который так и не удалось потушить, и пять малых кораблей. Странные галеры кружили вокруг флота на удалении, как голодные волки, и высматривали добычу.
   Командующий флотом собрал совещание. На совещании было решено не пытаться более пробиваться к столице империи - если даже авангард смог нанести такие повреждения, чего же ждать от встречи с основными силами? Нитиру поставили чёрные паруса и направились к восточным царствам, которые обещали более лёгкую добычу. Поутру странных галер на горизонте уже не было.
  
   Бой протекал почти так, как планировалось. У меня было очень большее искушение подлететь на Аисе и сжечь весь флот, но оставалась вероятность, что инопланетные силы, играющие за нитиру, испугаются и уйдут в глубокое подполье. Валли утверждал, что уничтоженный им корабль не успел ничего передать. Коммуникаторы Богини техникой кланов не засекались, и потому была надежда, что если мы себя не выдадим, то инопланетные силы в конце концов проявят себя. Потому мне оставалось только таскать за собой галеры и надеяться на то, что катапультёры будут стрелять метко. Моряки не подвели, и к концу дня нитиру повернули к восточным царствам.
   В этот момент с поверхности передали, что одна из галер от попаданий камней и большого напора воды от наших огромных скоростей теряет плавучесть. Потери на "наших" галерах были небольшими, большинство моряков потеряли только брови обгоревшими в те моменты, когда галеры проходили через озёра горящего на поверхности воды масла. Но кое-кому досталось от прямых попаданий камней из катапульт. Мы остановились, чтобы моряки могли перейти на вторую галеру, перенести раненых и провести мелкий ремонт, а затем несколько часов буксировали их домой. В виду берега мы их оставили. Следующим пунктом нашего назначения были восточные царства.
   Информацию о том, что на них идут огромные силы нитиру, царькам восточных королевств уже передали местные агенты. По счастью, мы имели в этих землях кое-какую агентуру, и некоторым из агентов ради такого случая я приказал выйти из подполья. Игрушечные армии этих королевств не могли идти ни в какое сравнение ни с опытными бойцами нитиру, ни даже с кочевниками. Потому изначально я ставил задачу не борьбы с нитиру, а тотальной эвакуации через северные пустыни на земли ныне опустевшего северо - западного Дикого Поля. Однако для того, чтобы перевести такую массу людей, требовалось огромное количество времени и ресурсов, и потому задача сдерживания нитиру хотя бы в арьергардных боях стояла тоже. К моему прибытию уже было введено всеобщее воинское обучение - людей учили стрелять из луков и ходить строем. Сложность заключалась ещё и в том, что одно королевство от другого могло отстоять на несколько сотен километров, и эти километры были отнюдь не мощёной дорогой. Как правило, это были песчаные или каменистые пустыни. Сами королевства представляли из себя, по сути, группы оазисов.
  
   Глава 34. Восточные царства.
   После измывательства над флотом нитиру и краткого ознакомления с ситуацией в восточных царствах - королевствах мы вернулись в северные провинции империи. К этому моменту мне уже подготовили группу телохранителей - группу сопровождения. Все в чёрном, мрачные и суровые, замотанные в плащи и повязки так, что видны были только глаза, мы представляли из себя отличное посмешище для любого настоящего воина. Но мы не были воинами в полном смысле этого слова. Главным нашим оружием была зрелищность. Наши люди должны понять, что противник не неуязвим.
   Я настаивал на немедленном начале восстания. Вожди подполья увиливали, говорили, что ждут самого главного вождя и прорицательницу, которая должна совершить обряд предсказания судьбы восстания. Несколько дней мы тренировали будущих инструкторов ходить строем, воевать с кавалерией в пешем строю и стрелять из луков. Потом, когда их квалификация стала достаточной для обучения крестьян, инструктора отправились по своим местам назначения, а я посадил свою "чёрную" группу в Аиса и отправился в восточные царства. Сидеть и ждать неизвестно кого я не собирался.
   Наше прибытие оказалось более чем своевременным. В восточных царствах мы занялись тем же, что и в северных провинциях. Но только тут готовить крестьян приходилось против куда как более серьёзного врага, против тяжелой пехоты нитиру. И враг этот должен был прибыть буквально через несколько дней. Ситуация осложнялось тем, что крестьяне восточных царств были намного менее развиты. Многие не умели шить и носили только шкуры, повозки они тоже делали кое-как. Колёса были не спицованные, а из сплошных досок, которые было очень тяжело найти в бедных древесиной оазисах. Повозок не хватало.
   День высадки нитиру настал намного раньше, чем нам того хотелось бы. Учитывая то, что приходилось постоянно перелетать от одного оазиса к другому и высаживаться вдали от людных мест, мы успели провести всего по несколько занятий. Однако, даже столь малое обучение принесло свои плоды: десант нитиру сначала получил порцию стрел из дальнобойных луков, а когда боевые корабли подошли поближе, чтобы обрушить на наши боевые порядки камни из катапульт, мы организованно отступили. Это было самое первое царство, занимавшее самый южный, самый крупный оазис, протянувшийся на сотню километров вдоль моря. Я потребовал, чтобы при отступлении жители уничтожали все запасы еды, в особенности мяса, и отравляли воду. У нитиру на кораблях ещё оставались запасы еды и воды, и сильно по ним это не стукнет, но настроение, несомненно, подпортит.
   Переход в двести километров до соседнего царства по пустыне дался этому народу без особых трудностей - на переходе заранее были заготовлены запасы воды, которые удалось завезти на телегах аборигенов.
   Пока нитиру разбирались с обстановкой, народ успел дойти до следующего оазиса. Я боялся, что нитиру посадят воинов обратно на корабли и высадят десант севернее, но те, видимо, решили дождаться очищения водных источников и пополнить припасы. Это было лишь первым сражением - впереди были намного большие переходы, которые необходимо совершать намного большим массам людей.
   Самым страшным был пятисоткилометровый переход по каменистой пустыне от самого северного оазиса до земель Дикого Поля. Все расчеты показывали, что никаких телег и лошадей не хватит, чтобы завезти туда воду и продукты для обеспечения перехода целого народа. Мы начали забрасывать туда продовольствие на Аисе. Потом штаб расщедрился и прислал на один день грузовой транспорт. С ним перевозка воды и продуктов пошла намного веселее. Мои черноплащники ругались последними словами на то, что их, воинов, заставляют работать грузчиками, но работали. Я ничем не мог их утешить: расширять круг посвящённых было опасно. Некоторым утешением им могло служить только то, что командир таскал кувшины с водой и мешки с зерном вместе с ними.
   Пока народ первого царства шел через пустыню, а нитиру лечили понос, мы вернулись в северные провинции, тренировать вторую группу инструкторов. Закончили мы как раз тогда, когда нитиру были готовы высадиться во втором с юга королевстве. Между делом я несколько раз прилетал к актёрам. Они уже проехали первый городок и ехали на юг. Скоро они будут как раз в центре восстания. Старик по пути находил ячейки сопротивления и раздавал коммуникаторы. Я был им доволен. Встречи эти были очень кратковременными, они происходили исключительно по ночам и вдали от населённых пунктов. Я едва успевал погладить Жуди по головке, как пора уже было снова лететь на тренировки или грузить воду для восточных народов. Моя чёрная свита за несколько дней освоилась с полётами и с необычным видом моих коллег. Ещё немного, и они станут одними из нас.
   Во второе царство мы прилетели уже после высадки нитиру. Предупреждённые аборигены основательно потрепали десантников при высадке, но затем были вынуждены отойти под градом камней с боевых кораблей. Нитиру уцепились за берег и высадили тяжелую пехоту. На этот раз сбежать так быстро, как в прежний раз, у народа второго королевства не получилось - людей было намного больше и переход был намного длиннее. Но и воинов с нашей стороны было намного больше. Назревало небольшое арьергардное сражение.
   Место для сражения выбирали мы. Наша пехота закрепилась на склоне небольшого перевала, левым флангом мы упирались в скалы, обрывающиеся к морю, а правым - в покрытые лесом крутые горы. Нитиру наступали по проложенной вдоль берега дороге. В лесочке над ними притаился засадной полк, но нитиру об этом не знали. Воины первого царства стояли в боевых рядах вместе с воинами второго царства - похвальное единодушие, особенно учитывая то, что ещё недавно эти царства были друг для друга чем-то вроде дальней сказки.
   Увидев наши боевые порядки, нитиру обрадовались. За какие-то несколько секунд воины скинули со спин скатки и облачились в бронежилеты. Затем походные колонны авангарда начали выстраиваться в линию фаланги. На наш обстрел из луков они почти не реагировали. Да, выучка у них отменная. Выстроившись в линию и выставив щиты, строй нитиру двинулся вверх по холму. Воины шли уверенно, уверенные в победе, даже несмотря на наше количественное превосходство и на то, что им предстояло наступать в гору. Проклятие, а ведь это всего лишь авангард, около трёх тысяч человек.
   В следующие несколько минут нитиру обнаружили, что наши луки в рост человека очень даже неплохо пробивают их бронежилеты, разработанные для защиты от коротких луков их континента или от ударов мечей. Мне и моим черноплащникам из конвоя было видно, как на поле боя начинают выползать колонны основного войска нитиру. Если они выйдут на полянку перед перевалом, у нас будет хороший шанс сбросить их в море. Я подал сигнал для атаки.
   Жители царств выставили вперёд спрятанные до этого длинные копья. За каждое копьё держалось сразу несколько человек. Строй начал разбег вниз по склону. Через несколько секунд авангард нитиру оказался насаженным на длинные копья или растоптан - со щитом ли ты или в бронежилете, но если на тебя направлено острое копьё, которое толкают несколько мужиков, то у тебя мало шансов устоять на ногах. Мы не дали нитиру шансов перейти в ближний бой, в котором они имели бы преимущество перед нашими слабо обученными крестьянами.
   И тут засадной полк атаковал - намного раньше времени! Он обрушился на только - только начинавшие выходить на поле боя походные колонны и на отступавших бойцов авангарда. Среди командующих нитиру нашелся кто-то головастый, который просто подал команду об отходе. Засадной полк устроил тотальное избиение тем нескольким сотням солдат, которым не повезло идти первыми, но основная масса нитиру даже не начала сражаться. Нитиру отошли немного назад и начали переформирование, очевидно, послали за катапультами и огнемётами. На утро они нас разделают под орех. Я подал команду об отходе. Этим сражением мы выиграли несколько дней для отходящих беженцев. Солдаты армии оазисов радовались так, будто выиграли всю компанию. Их можно понять: до этого они считали нитиру непобедимым ужасом.
   На этом этапе мы оставили войско восточных царств и улетели обратно, в северные провинции империи. Без нас объединённое войско оазисов провело ещё несколько более - менее успешных боёв с нитиру. Об этих сражениях мне докладывали по коммуникаторам мои агенты. Мы в это время тренировали третью группу инструкторов для северных повстанцев и продолжали возить воду и продовольствие для перехода через пустыню. Монк и Жуди были всего в двух неделях пути от города, который оказался столицей будущего восстания. Мне это надоело, и в очередной визит я предложил им продать свою телегу и перелететь к новому месту на Аисе. Через два дня они в ближайшем городке так и поступили. Но полетели мы сначала не в столицу восстания, а в восточные царства, где ситуация осложнилась. Мои черноплащники, увидев Жуди, почему-то сразу назвали её "госпожой" и предложили одеть чёрную униформу. Монка остался как был - в сером плаще.
   Правоту моих ребят из конвоя я оценил сразу, как только мы прибыли в восточные царства. Стоило Жуди снять чёрное одеяние, как местные тут же застывали в изумлении, а затем предлагали выйти замуж. Дело было в том, что Жуди у нас ярко-рыжей масти, которая часта в землях империи, а северные кочевники и жители восточных царств бледно - желтые. Жуди была для восточных людей удивительно красивой экзотикой.
   Сложность ситуации в восточных царствах заключалась в том, что нитиру наконец-то приняли решение, которого я давно боялся - они посадили десантников на корабли и пошли на север, планируя перехватить беженцев в северном оазисе. Многого они там не могли добиться - к этому моменту все гражданские северного царства и половина способных носить оружие мужчин уже шагали через пустыню к Дикому Полю. Но испортить жизнь беженцам из южных восточных царств нитиру могли, и потому я решил, что ситуация требует моего присутствия.
   Нитиру высадились в землях северного царства без помех. Все мужчины - что характерно, добровольцы, - были собраны в наскоро построенных крепостях, сторожащих проходы к Дикому Полю. Для поднятия духа я ещё после первых боёв отправил на север несколько ветеранов боёв из южных царств. Теперь эти ребята дружно покрикивали оскорбления со стен крепостей рыскающим по округе в поисках мяса нитиру. Никакого мяса им, разумеется, никто не оставил. Всё продовольствие было собрано в крепостях. По моим расчётам, на флоте нитиру уже должен был начаться голод. Если у их адмирала ещё сохранилась способность соображать, то он должен в ближайшие дни бросить войско и отправиться домой за едой и новыми солдатами.
   Флот отчалил домой на следующий день. Брошенные на произвол судьбы десантники ускоренным маршем двинулись на юг - бредущие на север беженцы из южных царств были их единственной доступной пищей. Вслед за наземными войсками нитиру на прекрасно откормленных скакунах двинулась кавалерия северного царства - беспокоить тылы десанта. Нитиру удалось захватить небольшой ближайший оазис, из которого мы успели вывести жителей, но не успели вывести скот. Это дало нитиру небольшую передышку - запасов мяса и воды должно было им хватить на несколько дней. Там нитиру и засели, поджидая беженцев с юга. Предупреждённые нами беженцы встали лагерем за двести километров от врага, в крупном оазисе, и стали ждать, пока нитиру ослабеют от голода.
   Во время этой миссии погибли оба наших новичка.
  
   Глава 35. Засада.
   Лейла Лесите.
   После срочного вызова, из которого Аскер вернулся на пять дней позже обещанного, Лейла его едва узнала. И он, и его команда стали совсем другими. Аскер вернулся почти чёрный, его просто трясло, он постоянно дёргался и орал. Раздраженной выглядела и команда. Прежним остался только маленький Фиу. Он и рассказал Лейле, что произошло. Их команду заставили расстреливать невинных людей, чтобы не погибло ещё большее количество невинных людей. По идее, это должно было вызвать у Лейлы отвращение, но почему-то она почувствовала только жалость к Аскеру. Лейла постаралась вести себя ещё более ласково, Аскер каким-то образом это почувствовал и немного оттаял.
   В следующие недели Аскер постоянно куда-то улетал и прилетал. Где-то на востоке шла настоящая война с нитиру, и языки пламени той войны дотягивались даже до костра актёров, когда Аскер, как всегда неожиданно, в сопровождении своих ужасных компаньонов выныривал из тьмы ночи и присаживался у костра. Лейла подавала ему традиционную кружку кипятка, и Аскер, потягивая водичку, рассказывал об успехах и потерях восточных царств. Потом он шептался с Иримахом, поднимался и опять исчезал на несколько дней.
   Актёры тем временем завершали обход западной части северных провинций, которыми до этого немного пренебрегали. Иримах вербовал новых сторонников и раздавал столь неожиданно доставшееся ему богатство - камни связи - главам ячеек повстанцев, Лейла танцевала для кочевников и отвлекала внимание. Впрочем, кочевников стало очень мало, даже в относительно больших городках их осталось почти ничего - главы племён стягивали всех, кого можно, для предстоящей борьбы за власть.
   Когда актёры уже почти закончили намеченную программу, Аскер неожиданно предложил им довезти до нужного города - столицы восстания - на своём корабле. Хотела ли Лейла прокатиться на корабле Аскера? О таком она даже мечтать не смела. Корабль изнутри оказался роскошным - гладкие панели, сияющие поручни, мигающие лампочки приборов - просто сказка! Показывал корабль Фиу, и только благодаря ему Лейла несколько раз удерживалась от воплей ужаса. Некоторые коллеги Аскера оказались ну очень страшными на вид.
   Глава воинов - телохранителей Аскера моментально узнал в Лейле Ту, Что Никогда Не Ошибается, и обратился к ней как к госпоже, со всем почтением. К счастью, Аскер и его друзья этого не заметили, а Лейла потом потихоньку объяснила воину, что пришельцы не знают о её роли. Тогда глава воинов выдал ей униформу телохранителей - чёрные плащ и чёрную повязку на лицо. Униформа Лейле понравилась - в ней она была немного похожа на Аскера. Чувствовать себя частью его команды было лестно.
   Поначалу Аскер направил корабль не к столице восстания, а в восточные царства. Смотреть на мир свысока оказалось очень скучным - внизу плыли облака, наверху горели звёзды, и у Лейлы начала кружиться голова. Весь полёт Лейла провела в закрытой каюте с Фиу - малыш горел желанием попрактиковаться в боевом искусстве.
   Северное восточное царство встретило их жуткой жарой и сильнейшим сухим ветром из пустыни. Аскер со своими коллегами и чёрными телохранителями ушел общаться с генералами в крепостях, Лейла даже не стала выходить из корабля. Через двенадцать часов Аскер вернулся и сообщил, что у них срочное дело в южных царствах - надо остановить беженцев, которые идут прямо на засаду нитиру. На этот раз Лейла вышла вместе со всеми, Иримах тоже пошел пообщаться. До оазиса шли долго, больше часа. Корабль Аскера высаживал их там, где местные не могли его увидеть, предоставляя местным генералам гадать о том, как он может появляться в таком большом количестве мест почти одновременно.
   Лагерь беженцев Лейле не понравился - истощенные животные, уставшие от дальнего похода люди, грязь и беспорядок. Речь у местных людей отличалась, они говорили на другом языке, в котором только некоторые корни были похожи на язык Лейлы. Лейла их не понимала. Пока Аскер болтал в шатре через переводчика с генералами беженцев, Лейла заскучала. Перевод двигался очень медленно, генералы говорили напыщенно, торжественно и очень долго, дело еле продвигалось. Лейла сказала, что хочет станцевать для беженцев. Глава чёрных телохранителей счёл это очень плохой идеей, но Лейла настаивала, и тот не посмел отказать.
   Эстрадой послужила одна крупная телега. Изо всех музыкальных инструментов у беженцев нашлись только барабан (им выбивали сигналы для строевого шага), странная гитара в две струны и горн для побудки. Горн Лейла забраковала. Гитара годилась только для поддержания ритмов. Целый час ушел на то, чтобы научить барабанщиков выбивать хоть сколько-то музыкальные ритмы. Проклятие, они даже о нотах понятия не имели и били только по центру барабана. Когда Лейла показала им, что звук меняется в зависимости от приближения к ободу, это стало для них откровением. За этот час собралась публика - солдаты, которые были свободны от караула, и те из крестьян, которые смогли оторваться от забот о домашних.
   Лейла в некотором припадке озорства сначала станцевала танец живота, потом открутила все известные ей акробатические номера, а затем танец изгибов. Она крутила сальто, стартуя с одного борта телеги и приземляясь на другом. Она застывала в вертикальном шпагате, а затем пускала волны от ладони до противоположной ноги. Мужчины были в восторге, женщины были готовы съесть её на месте. Когда Лейла закончила танец, то обнаружила, что командующие беженцев вышли из своей палатки и тоже смотрят её выступление. Вместе с ними стоял изнывающий от нетерпения Аскер и грозил ей кулаком. Судя по всему, она сорвала какие-то важные переговоры.
   Её выступление имело несколько неожиданных последствий. Некоторые мужчины были в таком восторге, что возжелали жениться на ней, и немедленно. Чёрной гвардии пришлось достать мечи. Чуть позже вернулся Аскер и со смехом сообщил, что беженцы почему-то решили, что он теперь их покровитель и будет не только привозить военных инструкторов, но и развлечения. Оказывается, до сих пор местные культуры таких сложных акробатических фигур и такой музыки не знали.
   - Теперь беженцы готовы идти через горы и пустыни с любыми лишениями, поскольку верят, что в конце их ожидают изобильные земли и толпы танцовщиц типа тебя, малышка. Одно твоё выступление подняло дух войска больше, чем три победы, - смеялся Аскер. Лейла не поняла и переспросила:
   - Так я поступила плохо?
   - Нет, ты очень помогла мне. Но только больше так не делай без разрешения, а то у нас уже пять погибших аристократов на дуэлях за право на тебе жениться. Ещё неизвестно, как мы отсюда выходить будем. Я попросил военный конвой.
   На обратном пути они попали в засаду. Кто-то из нитиру оказался достаточно умным или достаточно дальнозорким, чтобы понять, что все неприятности захватчиков начинаются тогда, когда среди командования беженцев появляется группа странных личностей в чёрном. Нитиру выслали группу захвата. Неизвестно, когда она пришла - возможно, её даже высадили с кораблей задолго до того, как беженцы появились в этом оазисе. Возможно, она пришла через пустыню от тех нитиру, что сейчас сидели в северном оазисе.
   Лейла шла в окружении чёрных бойцов, рядом с Аскером. Они уходили южной дорогой, по пути прошедших на север беженцев. Лейла увидела рядом с дорогой маленького ребёнка. Малыш уже даже не плакал, а только посапывал.
   - Если хочешь заиметь себе раба, то лучше бери не здесь, а на севере, там и выбор больше, и брошенные дети менее истощены. - сказал Аскер, заметив её интерес к малышу, - Родители бросили, когда поняли, что не могут нести одновременно и его, и более старших детей. Или младших.
   Лейла сдержалась и прошла мимо. Как выяснилось в ближайшее время, это спасло многим из них жизнь. В следующую секунду Лейла увидела, как песок рядом с малышом поднимается, и из-под сброшенного щита к ней направляется гигантская фигура нитиру. Нитиру было много, они терпеливо лежали у дороги под плетёными щитами, засыпанные песком, а теперь по сигналу встали и набросились на чёрную команду. Все бойцы уже сражались, каждый со своим врагом, и Лейла поняла, что её защищать некому. Ближайший нитиру замахнулся на неё огромным кривым мечом. Он был быстрым, очень быстрым, но Лейла была быстрее. Тренированные мышцы сработали сами - Лейла ушла грациозным движением по кругу и оказалась за спиной у нитиру. Меч кочевников, который Аскер подарил Лейле перед полётом, как-то сам выпорхнул из ножен и отрубил нитиру руку. Тренировки с дядей Фиу не прошли даром. Нитиру недоумённо поднёс отрубленную фонтанирующую кровью руку к лицу. В спине у нитиру неизвестно отчего появилась огромная дыра. Диверсант - нитиру начал падать.
   В этот момент до Лейлы дошел смысл слов, которые орал один из товарищей Аскера, по имени Валли: "Ложись"! Лейла плюхнулась на землю, и очень вовремя: в следующий миг следовавший за группой конвой конных лучников утыкал нитиру сотней стрел, а в следующую секунду - ещё сотней. Двое самых страшных на вид товарищей Аскера (Волд говорил, что это новички - практиканты, которых дали ему в обучение) команду проигнорировали и оказались утыканными стрелами не хуже нитиру. Впрочем, для них это было уже неважным - нитиру нанесли им смертельные раны ещё до того, как их подстрелили лучники. Новички пытались сражаться с нитиру на мечах - гиблое дело при их умениях. А вот Аскер и Валли сжимали в руках странные устройства, которые они называли "излучателями". Перед ними лежало по несколько нитиру, и ещё одного Аскер ухитрился подстрелить, защищая Лейлу. В следующую минуту Лейла увидела это оружие в действии: Аскер что-то переключил на излучателе и сжег довольно большие тела погибших боевых товарищей до состояния порошка за несколько секунд. Прах он собрал в два разных пакета. В этом оружии заключалась страшная мощь.
   Подошел конный конвой. Командир рассыпался в извинениях за просмотренную засаду и неточную стрельбу. Аскер кратко поблагодарил его и отпустил конвой, посоветовав прочесать окрестности в поисках других групп нитиру. Потом бойцы чёрного конвоя начали стаскивать с нитиру защитные доспехи и подбирать мечи.
  
   Глава 36. Как стать закалённой сталью.
   До корабля они дошли без приключений. Лейла пришла плачущей, несмотря на то, что Аскер всю дорогу держал руку на её плечах. Плакала она не от страха - плакала она от ощущения постоянной неизбежной жестокости. Фиу с ходу взял её в оборот и предложил выполнить обычный комплекс упражнений с мечом. Лейла согласилась. Привычка отрешаться от чувств при выполнении точных движений взяла верх, и к концу комплекса она почти пришла в себя.
   В конце занятия Фиу сказал:
   - Если ты берешь в руки клинок, то ты становишься со временем клинком. Разящим и безжалостным. И ты не сможешь быть ничем другим. Аскер ещё не стал, и вся остальная наша команда ещё не стала. Поэтому они так и переживают при гибели гражданских.
   - А ты?
   - Наши люди живут счастливо. Но иногда города бунтуют, глупо и разрушительно, и тогда погибших считают сотнями, а то и тысячами. Я был чем-то начальника вашей полиции перед тем, как попасть в мир Аскера. Я привык. А когда появляются сомнения в правильности жизни, я беру меч и сливаюсь с ним. Научись и ты этому. Судя по всему, тебе это пригодится.
   - Я не хочу становиться клинком.
   Лейла вышла из каюты Фиу и пошла в пилотскую. Глава чёрного конвоя, увидев её, попытался подскочить и отдать честь, но Лейла остановила его взмахом руки.
   В кабине пилотов находились только Иримах и Аскер. Аскер управлял кораблём, ведя его на совсем небольшой высоте, на высоте полёта птиц. Внизу проплывала пустыня. Через пустыню тянулся чёрный след - они шли над теми местами, где недавно прошли беженцы из северного восточного царства. Лейла подошла к креслу Аскера и прижалась щекой к боковине кресла. Очень хотелось прижаться к руке, но на Аскере горело проклятое защитное поле.
   Смотреть на землю через обзорные окна было неудобно - приходилось вставать на цыпочки, и Лейла стала смотреть на мониторы. Некоторые мониторы отображали обстановку так, будто был яркий день (на самом деле уже наступили сумерки), а некоторые показывали только странные красные пятна.
   - А что показывают эти красные мониторы?
   - Тепловые пятна.
   - А что это за красные пятнышки рядом с тропой?
   Аскер промолчал. Ответил Иримах:
   - Это люди, которые не смогли идти и которых бросили умирать, они ещё не остыли.
   - Может, животные? Их так много, каждые двадцать метров, - Лейле не хотелось в это верить.
   - Нет, животных обычно съедают, скелеты на инфракрасных мониторах не видны, - пояснил Аскер, - а потери у людей не так уж и велики. Пятьдесят человек на километр - двадцать пять тысяч за весь переход. Это небольшой процент, много меньше одной десятой. Тяжелее будет, когда они все дойдут до Дикого Поля. У них очень мало еды и животных. Потому мы и летим туда - надо найти остатки кочевников, те племена, что не ушли, и нашептать их вождям на ушко, что они могут выгодно продать излишки скота и продовольствия беженцам.
   Лейла взглянула на Аскера и вдруг поняла, что за показным равнодушием он прячет боль - ему жалко этих людей.
   - А зачем вообще вы стали спасать восточные царства? Пока нитиру воевали бы с ними и перевозили рабов к себе, в империи всё успокоилось, и мы бы сбросили их в море в следующий раз, - спросила Лейла через несколько минут.
   - Ха, малышка, браво! Ты становишься закалённой сталью, - завопил дядя Фиу, протискиваясь мимо Лейлы во второе пилотское кресло.
   Аскер промолчал. За него опять ответил Иримах:
   - А они и не думали их спасать. Если бы это помогло делу, они бы бросили их на съедение нитиру без малейших сомнений. Дело в том, что постигатель истины Волд Аскер реализует стратегию создания дополнительной политической силы. Лет через сто - триста, когда люди кочевников и старой империи сживутся и возжелают остановиться на достигнутом, им потребуется кто-то, против кого они будут дружить. На них с севера начнут нападать новые кочевники - те люди, которые появятся сейчас после того, как племена восточных беженцев и кочевников смешаются. Беженцы научат кочевников земледелию, кочевники научат их быстрому манёвру и выживанию в суровых условиях Дикого Поля. Эта голодная и спаянная сила начнёт нападать на северные земли новой империи, что не даст кочевникам и нашим землякам остановиться в развитии или заняться друг другом. Я прав, Аскер?
   Аскер опять промолчал, зато Фиу восторженно завопил:
   - Да, они такие, эта "серая плесень", они способны одновременно успешно двигаться сразу в двух направлениях и всегда заканчивать путь там, где и начали!
   - Весть об успешном походе одного из царств на ваш континент привела бы к тому, что и все остальные прислали бы свои флоты и начали рвать континент на части. А так они ещё немного помедлят. Да и жалко людей в восточных царствах было тоже, - ничего не отрицая, ответил Аскер.
   Лейла почувствовала себя очень одинокой. Она думала, что Аскер всецело на её стороне - на стороне её народа и империи. А он, оказывается, создавал такую силу, против которой потомки её народа будут воевать столетиями... Всё это было выше её разумения, и Лейла просто отказалась об этом думать, только крепче прижалась к пилотскому креслу Аскера.
   В следующие сутки они нашли шесть кочевых племён и посоветовали их вождям место, где можно выгодно поторговать. Церемонии встреч - приветствий у кочевников были небыстрыми, и потому Аис высадил шесть отдельных групп, которые через сутки забрал обратно. В высадках пришлось поучаствовать всем, даже Аскеру, Валли и Иримаху, не исключая всех бойцов "чёрного конвоя". Лейла тоже просилась на землю, но её не взяли - сказали, за неё придётся сражаться, чтобы не украли. Кораблём управляли дяди Фиу и Грумгор. Кочевники были в шоке, встретив в голой степи неизвестно откуда взявшихся посланцев, многие подумывали о том, чтобы захватить путешественников и обратить их в рабов, но в итоге всё обошлось без кровопролития. Все группы вернулись на корабль без потерь. И только на следующий день они прибыли в столицу восстания - небольшой и неприметный городок, один из торговых городков северных провинций.
  
   Глава 37. Танец мятежа.
   Волд Аскер.
   Наутро после нашего прибытия мне наконец-то сообщили, что давно ожидаемые глава восстания и прорицательница уже прибыли. Обряд прорицания должен был состояться в полдень в самом крупном трактире городка. Я выразил облегчение и желание приступить к делу поскорее, после чего выгнал гонцов. Было ещё раннее утро, спать хотелось страшно. После долгой операции в восточных царствах, где нас чуть не убили, и ещё более долгих визитов к северным кочевникам, где приходилось с важным видом пить отвары каких-то трав в то время, как нас подумывали убить, я страшно устал. Корабль под управлением Фиу ушел обследовать луны планеты и остатки подбитого корабля. Со мной остались только Валли и чёрные телохранители. Мы с Валли завалились спать и нашли это занятие очень своевременным. Иримах с Лейлой куда-то исчезли, насколько я понимаю, отправились покупать новую телегу.
   Ближе к полудню мы с Валли загрузились походными пайками, облачились в чёрную униформу и потопали в трактир. Точнее, поползли. Мы стараемся днём не ходить, предпочитая темноту или сумерки, чтобы не были видны особенности походки. Валли, бедняге, приходится привязывать палки к конечностям, чтобы он был хоть немного похож на местных. У аборигенов конечности вполне нормальные - с костями, а у Валли они больше похожи на щупальца осьминога. Если не привязать палки, то любой мальчишка с первого взгляда поймёт, что пред ним инопланетянин, а мы старались не расширять круг посвящённых. Эти палки за последние дни ужасно натёрли кожу, а у него даже нужной мази не было. Он шел и тихо ругался.
   Провожатый привёл нас в комнатку для особо важных господ, где заседало руководство восстания. Среди руководства я обнаружил и Монка, тот раздавал связные камни и уточнял адреса для связи с той агентурой, которую он создал по моей просьбе. Все чего-то ждали. Наконец пришел слуга и сообщил, что всё готово. Мы прошли за кулисы небольшой сцены, выстроенной специально к этому случаю. На ней даже были декорации, насколько я понимаю, картины столицы империи.
   Заиграла музыка. Первой на сцену выпустили Жуди, вероятно, для разогрева публики. Из-за угла прохода я глазел на публику и почти не смотрел на сцену - всю эту акробатику я видел уже многократно. Зал был набит битком, все как один - бывалые мужики среднего и старшего возраста. Похоже, здесь находились все сколько-нибудь уважаемые люди этой и трёх соседних провинций. Духота была ужасная, а уж как пахли кожаные пальто этих фермеров... Тем временем Жуди разошлась на полную, откручивая один головоломный номер за другим. Публика только охала.
   Тут я заметил, что верхушка средней декорации, изображавшая купол храма, при каждом прыжке Жуди наклоняется всё больше. Я пихнул соседнего телохранителя и показал на падающую декорацию. Тот завертел головой и ничего не понял. Декорация начала наклоняться всё больше и больше, её загибание превращалось в падение. Пришлось схватить какую-то пародию на швабру, выскочить на сцену утиным шагом (чтобы никто не узнал инопланетянина) и подпереть проклятую доску. Жуди исполнила сальто назад, обернулась и улыбнулась, а затем перешла к следующему элементу.
   Я исполнял роль Атланта, придерживая палку, а сам в это время корчил рожи и шипел на телохранителей, чтобы хоть один умник вышел и заменил меня. Бесполезно: жуткие рожи были не видны за тонкой чёрной вуалью, которой члены моего отряда ради меня прикрывали лицо, а шепот до них не доходил. Левая боковая декорация, сотрясаемая прыжками Жуди, тоже решила покинуть устойчивое состояние. Но у этой декорации падал не кусочек, как у средней, она решила упасть целиком, целясь своей верхушкой точно Жуди по голове. Я отчаянно жестикулировал свободной рукой за спиной телохранителям и руководителям восстания - выйдите, придержите, - но всё бесполезно. Декорация упала. Мне пришлось поймать Жуди в воздухе и убрать из-под падающей доски. Убью плотника, который это строил.
   В следующие несколько секунд мне пришлось уворачиваться от падающих со всех сторон декораций, причём с Жуди на руках. Верхушка средней декорации, освобождённая от швабры, обрадовано загнулась и слетела с гвоздей. Я сделал шаг направо. Правая декорация, потревоженная упавшими левой и средней, рухнула следом. Чтобы увернуться от неё, пришлось перебежать на упавшую левую. Держать Жуди приходилось только ладошками - дальше начиналось смертельное защитное поле. Это было непросто, мышцы заболели.
   - Думаю, теперь ты можешь встать и поклониться, - сказал я Жуди, опуская её на сцену через секунду после того, как улеглась первая пыль.
   Жуди, чем-то невероятно обрадованная, соскользнула с моих рук и исполнила грациозный поклон. Взревели заключительные фанфары. Публика взревела следом, разразившись восхищенными возгласами. Я тихо слинял за кулисы, ругать телохранителей. Те готовы были ползать в ногах, вымаливая прощение, но почему-то говорили, что им на сцену выходить нельзя.
   Поостыв, я вернулся к главам восстания, спрашивать, сколько ещё ждать эту ихнюю прорицательницу. Те сказали, что обряд уже завершился, и что предсказания самые благоприятные. Ну вот, а я всё пропустил, пока ругал своё воинство. Правильно говорят учителя у нас в школе Постигателей Истины, что гнев до добра не доводит. Но хорошее в этом было то, что решение было наконец принято и во все концы понеслись гонцы с призывом к восстанию. Выглянув через минуту в зал, я не нашел ни одной живой души. Все разъехались собирать войска.
  
   Лейла Лесите.
   То, что со сценой что-то не так, Лейла поняла уже в первые секунды, когда при выходе наступила на заострённый гвоздь. Гвоздь торчал из досок и был оставлен тут незагнутым намеренно. Было ужасно больно, но Лейла не подала и виду. Этот танец судьбы на успех восстания против кочевников был для неё где-то даже важнее, чем самое первое выступление - на судьбу империи. В таких условиях ей ещё выступать не приходилось. Ради ней построили настоящую сцену с настоящими декорациями. На неё смотрели самые уважаемые люди северной земли, жадно ловя глазами каждый нюанс каждого движения. Ни одного ребёнка и ни одной женщины.
   Лейла прошла по сцене, кружась и стараясь определить, где ещё находятся возможные опасные места. Четвёртая доска на правой половине была не прибита, по всей площади сцены нашлось ещё с десяток торчащих гвоздей. Лейла запомнила их местоположение и начала акробатику. Она выполняла самые сложные номера, ради которых так долго тренировалась и последние три дня даже не ела ничего мясного. Всё шло идеально.
   Выполняя сальто назад, Лейла вдруг обнаружила, что у задней декорации стоит кто-то из чёрной гвардии и держит декорацию. Как они посмели? Выход на сцену кого бы то ни было во время Танца Судьбы всегда что-то означает. Ноздри уловили знакомый запах. Аскер. Да, он может. Он даже не знает, что это предсказание.
   Лейла продолжила. В некоторый момент, выполняя колесо налево, Лейла вдруг обнаружила себя на руках у Аскера. Вокруг рушились и валились декорации, а Аскер метался между ними, уворачиваясь с цирковой ловкостью. Лейле захотелось рассмеяться. Пусть теперь Иримах сколько угодно говорит, что танец судьбы не имеет силы. Божественные силы привели сейчас Аскера на эту сцену, где он исполняет ту же роль, что и в жизни, спасая Лейлу - судьбу империи. Неизвестно, к будущему это имеет отношение или только описывает настоящие события, но этот Танец Судьбы абсолютно отразил суть происходящего - Аскер появляется внезапно и спасает ситуацию в самых неожиданных местах.
   Декорации прекратили падать.
   - Думаю, теперь ты можешь встать и поклониться, - сказал Аскер.
   Смеющаяся Лейла сползла у него с рук (хотя очень не хотелось) и выполнила поклон. Обалдевшие музыканты сообразили устроить финальные фанфары, и предсказание закончилось. Аскер куда-то исчез. Лейла, сходя со сцены, поймала Лелианте Эласите, главного организатора восстания, и показала на текущую из стопы кровь.
   - Там было много торчащих гвоздей и не прибитых досок. И их так забили намеренно.
   Лелианте побелел и крикнул верных людей. Через пять секунд во все стороны понеслись посланцы - искать плотников, а Лейлу с большим почтением сразу вчетвером отнесли в её комнату в другом трактире. Лейла приказала отнести её в ту комнату, которую занимали Аскер и Валли - это была соседняя комната с той, что занимали они с Иримахом. Через пять минут в комнате появилась огромная бадья с горячей водой, а ещё через минуту - врач с набором мазей. Никого из мужчин не было. Через два часа пришел Аскер. Лейла встретила его в роскошном халате, который получила в подарок только вчера.
  
   Глава 38. Что делать с человеком, которого ты любишь.
   Лейла Лесите.
   - Привет, малышка. Лелианте нашел плотников, которые это всё устроили. Как нога, не болит? Представляешь, у нас тут новая религия трусов. Называется "Путуру". Бред полнейший. Они считают, что весь мир изначально создан предопределённым, что все события раз и навсегда могут развиваться только одним образом, от нашей воли ничего не зависит, а потому ничего делать не надо. Эти трусы решили, что если ты упадешь, а декорации разрушатся, то это будет сочтено как плохое предзнаменование, и мы откажемся от восстания, всё останется по-прежнему, новых страданий не будет, а кочевники всех помилуют.
   - Болит. Но это не важно.
   - Ты права. Это и правда не очень важно. Ты хорошо выступила. Одень-ка защитное поле.
   Аскер одел на Лейлу небольшую коробку и нажал на ней кнопочку. Лейлу окутало едва заметное сияние. Затем Аскер что-то сделал со своим полем. Его защитное поле сначала заполнило всю комнату, затем вернулось к прежнему состоянию. После этого он снял защитное с Лейлы.
   - А что это ты делаешь?
   - Обеззараживаю комнату. И твою одежду заодно. Все наши доблестные коллеги - и твои Элианте с Монкой, и мой Валли надолго заняты построением планов военной компании. Так что у нас есть несколько часов. Я даже думаю, много часов. Смотри, что у меня есть! - с этими словами Аскер достал мягкие защитные перчатки (до этого у него на руках были твёрдые боевые).
   - Это радует, - роскошный халат полетел на стул.
   - Боюсь только, что они нам не понадобятся, - с этими словами Аскер снял своё защитное поле. Совсем выключил.
   Сердце у Лейлы несколько раз стукнуло и провалилось куда-то в самый низ тела, где и замерло. Лейла осела на соломенный матрац, над которым она до этого стояла. Через несколько секунд она смогла сказать:
   - Ты не сможешь после этого встречаться со своими женщинами.
   - Не смогу. Но зачем они мне? У меня уже есть одна.
   Аскер снял чёрную куртку униформы и присел рядом, а затем погладил её в самом низу позвоночника. Нечестный ход. Женщины её вида всегда смеялись, когда их там гладили. Лейла не смогла подавить смешок. И откуда он это узнал?
   Лейла протянула руку и коснулась его лица. Её рука двинулась от щеки вниз, к шее и расстегнутому вороту рубашки.
   - А ты приятный на ощупь. Я думала, ты противный глянцевый, как некоторые наши кошки, те, что без шерсти. А ты мягкий и бархатный.
   - А ты ещё лучше. Ты такая приятная, пушистая.
   На несколько секунд Лейла отключилась от чувства безграничного счастья. Аскер нежно гладил её по всему телу. Он был мягким и ласковым, он гладил её по лицу и по грудям, по всем четырём. Через небольшой промежуток счастливого забытья Лейла взяла себя в руки. Ей не пристало расслабляться там, где ради неё сделали так много. Одежда Аскера полетела в сторону. Она уселась сверху и принялась гладить его с жаром нетерпеливости.
   - Полегче, ты мне кожу сотрешь, - засмеялся Аскер, - у моего народа тоже есть предел прочности.
   После этого он взял её руку и принялся гладить Лейлу её же рукой. Едва касаясь, но это было так приятно... Лейла чуть не застонала. Она перевела взгляд вниз и обнаружила, что тело Аскера признало её. Он не обманывал. Природа наделила его такими размерами, которые позволяли дойти до первых ворот и дальше. Лейла не стала откладывать и использовала дар природы по назначению.
   Ей было очень больно, почти так же больно, как тогда, когда она наступила на гвоздь. Некоторые религиозные общества даже делали статуи богов, у которых в нужном месте был вделан клин с острыми краями. После свадьбы невест посылали на первое соитие с богом, точнее, с его статуей. Острый клин незаметно раздвигал девичьи связки. Об этом девочкам рассказывали ещё в храме. Сейчас у неё не было никаких клинов и никаких способов уменьшить боль, к тому же орган у Аскера был намного твёрже мягких змей их мужчин, которые сами проползали в нужное место. Но Лейла продолжала и продолжала упорно насаживать себя на твёрдый столб. Аскер почуял неладное и забеспокоился.
   - Жуди, у тебя всё хорошо?
   И тут Лейла дошла до конца. Она успела двинуться только три раза, как на неё свалилось счастье. Или небо. Она не поняла. Когда она очнулась, она лежала на широкой груди Аскера, а он нежно поглаживал её за ушками.
   - Меня зовут Лейла. Жуди - псевдоним для сцены, для кочевников.
   - А меня Волд Аскер.
   Лейла засмеялась:
   - Я помню.
   - При таком фонтане восторгов я бы не удивился, если бы ты и забыла.
   - Я что, громко вопила?
   - На весь трактир. Не огорчайся. Тут постоянно такие вопли со всех сторон слышны. Никто тебя не отличит от других.
   Несколько минут Лейла развлекалась тем, что гладила Аскера.
   - У нас не может быть детей, ведь так?
   - Нет. Физически не может. Но зато после такого слияния, как сейчас, у тебя будут рождаться дети, которые будут думать и чувствовать, как мы с тобой. По крайней мере, первые дети. Выглядеть они будут похожими на тебя и на твоего мужа из твоего народа. А думать - как мы с тобой. Я сам об этом только неделю назад узнал. Мне наши учёные рассказали.
   Лейла на секунду задумалась. Если девочки с её талантами никогда не ошибаться в танце... Если мальчики, такие же умные и пытливые, как Аскер... Это стоит попробовать. А вслух она сказала:
   - Не хочу другого мужа. Хочу тебя. А тебе правда не жалко, что ты больше не сможешь любить женщину твоего вида?
   Аскер погладил её по попке:
   - У охранителей жизни очень высокие потери. Боевой состав обновляется в среднем раз в десять лет. Вероятность погибнуть в ближайшие годы у меня гораздо выше, чем вероятность увидеть когда-либо свой мир. А ты рядом и такая милая.
   Лейла возжелала его ещё раз. Потом он возжелал её, а потом ещё раз, и она была рада его радовать. За это время несколько раз звонил коллега Аскера, Валли, и умоляющим тоном просил перевести несколько слов. Аскер смеялся и переводил.
   Когда они выдохлись, Аскер уснул, а Лейла начала размышлять. Если бы он был мужчиной её мира, она бы точно знала, в чём состоит счастье. Дом, много детей, Аскер рядом. Но он не был мужчиной из её мира. В чём тогда её счастье? Выйти замуж за кого-нибудь и знать, что её дети будут частично детьми Аскера? В этом было что-то не то. А если бы Аскер был мужчиной её мира, но не мог заводить детей? Наверное, они взяла бы приёмного ребёнка. Лейла умела быть честной с собой - этому её учили и в школе при храме, и Иримах. Поэтому при мысли о приёмном ребёнке она тут же ухватила за хвост едва заметную идею: "А при чём тут ребёнок"?
   Поразмышляв на эту тему с полчаса, Лейла пришла к выводу, что условие любви - это когда что-то происходит и жизнь продолжается. Возможно, когда родители воспитывают ребёнка. Возможно, когда они вместе работают над чем-то полезным, что даёт жизнь многим и многим. Тут Лейла опять задумалась. Если это что-то полезное даёт жизнь многим и многим, но результат будет известен только через много сотен лет? Что даст силы жить и любить здесь и сейчас?
   Поворачивая эту мысль так и этак, Лейла решила, что счастье - это когда тот, кого ты любишь, рядом, и когда он занимается тем, что считает важным, красивым и полезным. Эта идея показалась ей настолько глубокой, что она рискнула разбудить Аскера, чтобы поделиться с ним этой мыслью. Аскер восхитился глубиной её мысли и, несколько заплетаясь языком спросонья, поведал, что именно такими словами эта мудрость и записана у них в книгах Постигателей, и что именно поэтому он сейчас и держит в объятиях такую восхитительную даму. После чего уснул снова. Вот скотина. Такая милая, ласковая скотинка.
   Лейла прислонилась к Аскеру щекой и попыталась помечтать о том, как она помогала бы ему летать по космосу, но ничего не получилось. Потом она подумала, что из двоих всегда есть тот, кто любит, и тот, кого любят. И что тому, кто любит, не важно, чем именно занимается тот, кого любят, лишь бы он считал это важным и ему можно было помогать. А потом она подумала, что из них двоих она вовсе не та, кто любит, как она думала об этом до сих пор, а та, кого любят. Эта неожиданная идея перевернула её мир и наполнила теплом. На этой мысли она и уснула, даже не успев её как следует обдумать.
  
   Волд Аскер.
   Жуди - то есть Лейла - была очень мужественной девчонкой. Никогда не видел настолько упорных дам. Женщины её вида рожают намного легче, чем земные, но первое соитие у них сопряжено с большой болью. Насколько я понимаю, имена эта боль должна была по природе удерживать маленьких девочек от того, что им ещё рано. Лейле было очень больно, но она упорно продвигалась вперёд. На фоне земных дам, с которыми мне приходилось иметь дело, она просто героиня. Те только и делали, что недовольно пищали и ворчали: "Ой, холодно! Ой, куда ты пихаешься! Ой, ты мне волосы прижал! Ой, ты мне кожу защемил!". Лейла же делала своё дело, и ни одного стона, чем заработала в моих глазах сто очков из ста возможных. Везёт мне в жизни на дам с высоким чувством долга.
   Потом наступила ночь восторгов. Ближе к утру Лейла угомонилась и уснула. Я тоже отрубился. Проснулся я оттого, что в комнату ввалились в доску пьяный Монка и тащивший его Валли. Валли от усталости был не лучше Монки.
   - Праздновали начало восстания, - кратко пояснил Валли, - а почему ты без защитного поля?
   Я погладил спящую Лейлу по носику и тихо скомандовал:
   - Тащи тело в соседнюю.
   - Ага, - сообразил Валли и поволок почтенного подпольщика в соседнюю комнату.
   Я немного поразмышлял. Приставка "Ле" в имени говорила об аристократическом происхождении. Лейла происходила из знатной семьи, при этом с детства работала танцовщицей за гроши. Хотя, по идее, средств на жизнь у таких семей должно было быть более чем достаточно. Нестыковка. Учитывая её уровень умений, она, скорее всего, провела несколько лет в специализированной школе танцовщиц или наёмных убийц. На наёмную убийцу она не похожа, да и не отдал бы никто из аристократов своего ребёнка в такую школу. А вот в школу танцев при центральном храме - очень даже может быть. Была у них там такая, насколько я помнил из описания, это было очень почётно. Воспитанницы этого храма почему-то назывались "Девочки Судьбы".
   Значит, Лейла принадлежит к аристократической семье, скорее всего, из столицы. Что она делает в северных провинциях, по меркам столицы - в местах глухой деревенщины? Почему её сопровождает только старик? Откуда она знает боевые приёмы на уровне хорошего мастера рукопашного боя? Фиу говорил, что она была сильна ещё до его обучения. Старик научил? Тогда кто он? Я тихонько - чтобы не разбудить малышку - достал коммуникатор и развернул схему родственных связей среди высших чинов империи и кочевников. Мы с моими агентами немало времени потратили на её составление.
   В схеме нашлось четыре Лейлы. Одной было пять лет, вторая Лейла двенадцати лет относилась к аристократическому роду, находившемуся в тех провинциях, которые удерживали старые имперцы, третья Лейла восемнадцати лет не подходила по возрасту. Оставалась только одна Лейла - Лейла Лесите, дочь нынешнего командующего восточными провинциями империи, Леайона Лесите. Двое его малолетних сыновей были при нём вместе с его женой. Про дочь была отметка, что она пропала при штурме столицы. Что она делает здесь? Личный агент? Непохоже. Может, это просто совпадение по звукам имени, и она совсем не аристократка? Тогда откуда такая выучка?
   Я уже собрался продолжить отдых, но тут ожил коммуникатор. Ребята на Аисе засекли передачу с возвращавшегося флота, а затем с континента нитиру. Вызывавшему ответили с одной из лун - не с той, где наши ранее сбили корабль, а с другой. Ещё моя команда обследовала обломки корабля и горела желанием поделиться информацией. Вот бодрячки! Я-то надеялся, что они заберутся повыше, включат радиоразведку и будут несколько суток отсыпаться. Я приказал подобраться поближе и наблюдать.
   Из остатков корабля они никакой полезной информации достать не смогли. Устройство корабля оставалось неизвестным, Валли сгоряча поджарил их ракетой с ядерным боезарядом. По химическому составу обломков они определили миры, в которых такой корабль мог быть произведён, но таких миров оказалось слишком много. Ещё моя команда радостно сообщила, что Валли разместил в нашей комнате камеры наблюдения и что качество записи оказалось превосходным. Обещали поднести мне запись с наибольшим почтением. Вот сволочи.
   Пока они болтали, проснулась Лейла. Мы слегка перекусили и по причине раннего утра улеглись валяться снова. Я попросил Лейлу рассказать мне их древние сказки - те, где демоны похищали принцесс. Лейла похихикала, но рассказала.
   Сказки этого народа изобиловали совершенно фантастическими поворотами: боги в них появлялись на земле в качестве простых смертных, а затем строили мосты от земли до неба, чтобы дойти до лун и отобрать у демонов похищенных принцесс. Но из сказок вырисовывалась очень интересная картина. Если отсеять всю фантастику, то получалось, что какие-то силы постоянно мутили воду, устраивали хаос в древних царствах - тех, на месте которых теперь появилась империя, - и препятствовали какому-либо объединению и культурному росту. Убивали святых отшельников и даже учителей грамотности, и только вмешательство богов иногда спасало людей. Всё это происходило много тысяч лет назад - ещё до того, как сюда пришли наши охранители жизни. С приходом нашей команды все безобразия как-то вдруг прекратились, но зато начала расти опережающими темпами цивилизация нитиру.
   Из сказок я выудил такие подробности: богам для того, чтобы пройти в главную резиденцию демонов на лунах, приходилось проходить сначала с боями через несколько дворцов. Как правило, через серебряный, медный и золотой. Это могло иметь смысл: некоторые кланы строили свои тайные базы из металла (у Богини все базы всегда строятся из местных материалов, специально обработанных, разумеется). Я вызвал корабль и посоветовал искать металлические структуры.
   - Что, враги человечества могут до сих пор сидеть на лунах? - удивилась Лейла.
   - Могут.
   - А зачем им это надо? Зачем делать так, чтобы всем было плохо?
   - Вот в этом и есть главный вопрос. Это мы и должны будем выяснить. Это какие-то очень умные силы, которые ухитрились не обнаруживать себя многие сотни лет. Если они смогли сделать это на вашей планете, то они могли поступить так же и на других планетах. Поэтому выяснить, что они тут делают и зачем, очень важно. А вывод будет печальный: мы по-прежнему не имеем права обнаруживать себя.
   Как будто расслышав про печальные выводы, в коридоре загрохотали башмаки новых посланцев судьбы. Гонцы явились сообщить, что правитель провинции от кочевников услыхал о подозрительных сборищах и послал в городок кавалерию для наведения порядка. Я через дверь крикнул им, чтобы они убирались к чертям и шли искать командира восстания Лелианте Эласите. Гонцы мне на это обоснованно возразили, что всё командование после отмечания начала восстания изволит пребывать в отключке, и что в живых и в сознании имеются только Жуди Та Что Никогда Не Ошибается и командир чёрной стражи.
   Я удивлённо взглянул на Лейлу.
   - Это мой сценический псевдоним.
   Пришлось одеваться и опять тащиться спасать мир. Как быстро, однако, наш чёрный спецназ стал легендарной силой.
   На выходе из таверны нас поджидал чёрный эскорт. Командир протянул Лейле переделанный под неё бронежилет нитиру. Его переделали ночью, по моей просьбе.
  
   Глава 39. Знамя восстания.
   Три тысячи подошедших за ночь крестьян и городских ополченцев стояли правильным строем манипул. Над ними торчали длинные алебарды. Сразу за ними, между конными чёрными телохранителями, сидел на рослом скакуне Лелианте Эласите. Всё его внимание было приковано к тому, чтобы удержаться в седле. Внимание половины телохранителей было занято той же задачей - не дать командующему брякнуться на землю. Мне было его жаль, но отпустить его я не мог: войскам был нужен командующий. По бокам от командующего торчали мы с Лейлой, Лейла сидела на скакуне. Сбоку от Лейлы конный знаменосец держал знамя. Это не был старый стяг империи, в северных провинциях империя не пользовалась особенной любовью. Поэтому на общем собрании ещё несколько дней решили поднять новое знамя - мифическую птицу на синем фоне. Теперь этот новый флаг лениво покачивался на ветру.
   Нас было мало, очень мало. Все основные силы должны были подойти намного позже. Если правитель послал хотя бы тысячу, нам конец. У меня, конечно, были припрятаны кое-какие козыри в рукаве, но этого может не хватить...
   На полянку перед лесом начали выезжать кочевники. Их было немного, всего две сотни. Но даже две сотни воинов на скакунах могут растянуться на большое расстояние, и выглядели они очень внушительно. Наша цепочка плотно стоящей пехоты, наоборот, выглядела очень жиденько. Для полицейских функций, для разгона какой-нибудь банды мародёров месяца так два назад двух сотен кавалеристов хватило бы. Но сейчас перед ними стояла армия, на наше счастье, каратели этого ещё не поняли.
   Кочевники выезжали на полянку и застывали в недоумении. Им было непонятно, зачем куча мужиков с топорами на длинных палках решила построиться в линейку на холме ранним утром. Но постепенно строй кочевников принимал вид клиновидной лавы. Их командир решил атаковать. Ошибка с их стороны. Наши воины начали смеяться. Они-то знали, что их строй не пробивается даже сравнимым количеством кавалерии. Их смех привёл к неожиданным последствиям.
   По моему настоянию наших скакунов учили проходить через огонь, учили не реагировать на громкие звуки и дикие вопли. Но никто не учил скакунов выдерживать громоподобный смех нашего воинства. Скакуны принялись волноваться, самые молодые попытались сбросить седоков. Тому, который был под знаменосцем, это удалось.
   Лейла справилась со своей зверюгой и, увидев падающее знамя, подхватила его. Слабенькие ручки не удержали здоровенную орясину в вертикальном положении, и древко знамени упёрлось к корму скакуна. Скакун решил, что это приказ к движению вперёд, и пошел сквозь строй пехоты. Лейтенант городского ополчения оказался парнем с головой и вовремя скомандовал расступиться. Городское ополчение - пожалуй, наиболее тренированная часть нашего войска, - выполнила команду идеально. Скакун прошел сквозь строй, ни на кого не наступив. Строй сомкнулся прямо перед тремя чёрными телохранителями, ринувшимися на помощь Лейле. Капитан центральной манипулы, увидев девчонку впереди войска, проорал:
   - Знамя пошло вперёд, пойдём и мы знаменем. Шагом марш!
   Пехота, не переставая смеяться, двинулась вперёд. Боковые манипулы двинулись следом.
   Я схватился за голову и за излучатель. По плану сражения предполагалось, что центральная часть отступит, завлекая кочевников в ловушку, а боковые манипулы замкнут окружение. Теперь весь план летел в тартарары.
   Лейла наконец-то выпрямила знамя и остановила скакуна. Пехота обтекла её, чтобы сомкнуться прямо перед атакующими кочевниками. Агрессивность командира кочевников пошла им во вред - в следующие секунды кочевники узнали, что атаковать сомкнутый строй алебардистов лёгкой кавалерией без длинных копий - это очень плохая идея. Из леса высыпали засадные сотни лучников - мой зарукавный козырь. Похоже, их капитан испугался, что им не хватит кочевников. Лучники довольно точно спустили на землю всю заднюю часть атакующего войска.
   В следующие минуты я бегал вокруг замкнувшей окружение пехоты и пытался уговорить её оставить мне хоть несколько кочевников живыми. Чуть позже ко мне присоединились другие чёрные воины. Одного кочевника мне всё-таки оставили.
   Выжившего кочевника посадили на скакуна, снабдили письмами самого оскорбительного содержания и послали к главе провинции. В письмах подробно расписывалось, где мы находимся, каково наше число и цель восстания - выкинуть кочевников со всех земель империи.
   Судя по отзывам, глава кочевников в этой провинции по имени Змей Пятихвост был человеком гневливым, порывистым и нетерпеливым. Получив письма, он, скорее всего, ринется в наш городок с теми силами, которые будут у него под рукой, а всем кочевникам, стоящим по городкам, пошлёт приказ собираться в столице провинции. Этих он никогда не дождётся: сегодня их всех вырезали во сне. А когда он со всеми наличными силами - около десяти тысяч всадников - прибудет в наш городок, то найдёт только пустоту. Всё продовольствие, которые не удастся увезти, будет надёжно спрятано в земляных ямах. А все дееспособные мужчины и большая часть гражданских будут в это время двигаться к другому городку, обрастая по пути новыми отрядами. Причём не пешим порядком, а на телегах, которые спешно мастерили всё последнее время по моим рекомендациям.
   Наша армия, конечно, будет уступать кочевникам в скорости передвижения, но ненамного, и им придётся догонять нас очень долго, причём без возможности пополнить запасы продовольствия. А когда они поймут, что мы водим их за нос, они решат вернуться в столицу, где сосредоточены продовольственные склады всего севера. Только там их будет ждать 30-тысячная армия повстанцев, которая сейчас собирается с другой стороны провинции. Наличие коммуникаторов позволяет творить чудеса.
   Таков был план восстания. Примерно так же должны были развиваться события в соседних провинциях. Если не произойдёт ничего чрезвычайного, весь северо-восток империи плюс все северные поселения Дикого Поля в течение недели - двух перейдут под власть повстанцев. В расстановке сил битвы за пост главы кочевников это несколько изменяло соотношения.
   Кочевники пришли в империю, имея около трёхсот тысяч способных носить оружие мужчин. Двести тысяч из них сейчас находились на юге. Примерно по пятьдесят тысяч блокировали силы имперцев: на западе - старых имперцев, на востоке - силы под управлением Леайона Лесите. Однако, эти силы могли быть в любой момент сняты для участия в междоусобице. Западные силы принадлежали вождю северо-западного объединения племён по имени Летящий Орёл. Ему же подчинялись около двадцати пяти тысяч кочевников, стоящих лагерем около столицы империи. Восточные силы входили в то объединение, которое возглавлял почивший глава кочевников, и теперь, с некоторыми оговорками, ориентировались на его сыновей. Точнее, на его младшего сына. Двадцать тысяч кочевников в столице империи готовы были подчиняться старшему сыну бывшего главы империи. Что характерно, это была элита кочевников - наиболее умелая и образованная часть войска. В основном это была тяжелая кавалерия, тяжелая пехота и обслуга катапульт.
   Восточные силы, доставшиеся в управление младшему брату, комплектовались из окраинных племён, и сидевших в столице "аристократов" недолюбливали. В истории кочевников очень часто случалось так, что центральные племена набирали себе рабов и грабили скот у слабых окраинных племён. Вот и сейчас их, как людей второго сорта, послали на войну, пока элита грабила и делила столицу.
   Чуть севернее столицы стояли лагерем пятьдесят пять тысяч кочевников, являвшихся объединением племён центральных областей Дикого Поля - это были наиболее сильные и зажиточные племена. Они подчинялись вождю по имени Громобуй. Севернее столицы они встали совершенно умышленно - это позволяло контролировать всю торговлю продовольствием, большая часть которого шла с севера.
   Ещё севернее срединные земли империи оккупировали двадцать тысяч кочевников, подчинявшихся среднему сыну бывшего главы кочевников, и пятьдесят тысяч кочевников, подчинявшихся вождю восточных кочевников, подчинявшихся вождю по имени Лёгкий Ветер. На северные провинции, которые мы имели удовольствие взбунтовать, приходилось всего тридцать тысяч кочевников, которые подчинялись Летящему Орлу. Победа восстания перемещала Летящего Орла с положения главы самой крупной фракции в положение равноправного участника. Кроме того, подрыв морального авторитета тоже имел значение. Летящий Орёл был самым безбашенным, самым агрессивным и самым жестоким правителем среди всех кочевников. Северные провинции он вытребовал себе с дальним прицелом: в будущем именно власти северных провинций должны были контролировать новообразованные провинции Дикого Поля. Со временем эти провинции должны были стать наиболее многолюдными и изобильными землями. Что автоматически делало Летящего Орла или его наследников наиболее влиятельными фигурами. Изменение баланса сил в пользу сыновей былого главы было в моих интересах.
   Вот с такими мыслями я и начал восстание. Спешно укладываясь вечером на походные телеги, я гадал только об одном: окажется ли Змей Пятихвост настолько опрометчивым, как о нём говорили. Нам с Валли и актёрам выделили телегу с матерчатым верхом наподобие той, на которой мы путешествовали по северу. Но эта телега была намного легче и более приспособленной для движения с большой скоростью. Ещё у неё были наставлены борта для того, чтобы её нельзя было перепрыгнуть на скакуне, связка из таких телег должна была стать походной крепостью. Остальные члены нашего "чёрного отряда" перемещались верхом.
   Мы ехали в середине походной колонны, вместе со штабом. К вечеру первого дня восстания у нас было уже десять тысяч воинов и сравнимое количество гражданских. Уместить даже такое, относительно небольшое количество народа в узкую лесную грунтовую дорогу оказалось достаточно сложно. Колонна растянулась на много километров.
   Змей Пятихвост разыграл свою роль, как по нотам. Четыре дня ему понадобилось, чтобы притащить карательные силы в давно опустевшую столицу восстания. Оттуда он кинулся по остывшему следу за нашей армией. Через пять дней его голодное и изрядно поредевшее воинство нагнало нашу армию. У нас к тому моменту было уже сто тысяч воинов и несколько сотен кавалерии. Битва с карателями оказалось копией первого сражения как по длительности, так и по проценту уцелевших кочевников.
   Я умолял повстанцев не убивать всех кочевников, говорил, что им потребуются работники и специалисты в кавалерийском деле. Меня не выслушали даже в штабе. Кочевники убили слишком многих, а у ещё большего количества забрали жен в свои гаремы.
   Забавно, но перед битвой войска прислали делегацию с требованием, чтобы знамя держала Лейла и так, чтобы войска её видели. Лейле идея понравилась. Штаб пожал плечами и согласился. Специально для малышки сделали облегчённое древко, держать которое было не так тяжело, и специальную подставку в стремени. Так Лейла и проторчала всю битву со знаменем на вершине холма, в окружении безмолвной и загадочной чёрной гвардии. Какие о нас слухи ходили - лучше не пересказывать.
   Все эти девять дней мы с Лейлой находились в состоянии лёгкого счастья. По вечерам Лейла выступала перед приходящими отрядами, поднимала боевой дух. Народ был готов носить её на руках дни напролёт, чем эта девчонка беззастенчиво пользовалась. А ночи принадлежали нам. Монка пропадал в штабе, Валли досталась участь смотрителя очага, которую он, впрочем, вскоре свалил на наёмных слуг.
   В соседних провинциях события развивались аналогичным образом, только кое-где потери были побольше. Так на десятый день власть во всех северных провинциях перешла к повстанцам. Гражданские разбрелись по домам, а посаженная на лёгкие телеги армия по отстроенным кочевниками дорогам покатила на юг.
   Моя команда на Аисе в это время возила воду и еду для беженцев восточных царств. Они отослали перехваченное сообщение на базу, сами расшифровать не смогли. Просканировав луны, они довольно быстро нашли обширные металлические постройки под поверхностью. Через два часа после отсылки сообщения на орбите возник наш крейсер с тремя кораблями сопровождения и взводом постигателей истины, причём самых старых и опытных. До нас довели, что проблема инопланетного влияния на этой планете теперь не наша проблема, и приказали продолжать свои операции, не обнаруживая себя перед местными. Наблюдением за лунами и континентом нитиру занялся крейсер, а мои ребята отправились таскать воду. От меня же теперь каждый день требовали детального отчёта.
  
   Глава 40. Тактика и стратегия.
   На четырнадцатый день армия повстанцев обрушилась на срединные провинции, как снег на голову. Командующие северными провинциями не торопились докладывать своему владыке о проблемах, а тех гонцов, которых посылали командиры рангом пониже, перехватывали наши засады. Поэтому наступление армии повстанцев опережало вести о себе. В некоторых городах гарнизоны кочевников узнавали о том, что город захвачен повстанцами только тогда, когда через город начинала проходить основная масса войск. Большинство гарнизонов выбрало лучшую часть доблести и сдались. Им было обещано помилование и совместная война против нитиру. Некоторые просто разбежались и попытались пробраться на север, к Дикому Полю. Учитывая настроения в северных провинциях, это была не лучшая идея. На семнадцатый день половина войска Лёгкого Ветра перестала существовать.
   Я потребовал от штаба прекратить наступление и заняться тылами. Генералы повстанцев - бывшие фермеры - горели желанием продолжать захватывать города.
   - Поймите же вы, наше наступление больше не секрет. Некоторые подразделения кочевников удирали сотнями! Сейчас Лёгкий Ветер возьмёт свою кавалерию и начнёт бить обозы с продовольствием, которые у вас растянуты на сотню километров. И войска у вас растянуты на сотню километров, рассредоточены по многим городам. Кочевники могут передавить их поодиночке, как мы их гарнизоны только что. Учтите, что у них преимущество в скорости передвижения! Через неделю ваше войско перестанет существовать! А мародёры? А самозахват земель? Ваши крестьяне передерутся и поубивают друг друга, если вы не наладите систему управления! - вещал я.
   Бесполезно. Азарт наступления захватил всех. Тогда я приказал создать ящик с песком и разместить там фигурки наших войск и войск кочевников. Я играл за кочевников, генералы - за повстанцев. Три раза подряд я играючи разгромил их, один раз - даже не вступая в бой, только перебив обозы с продовольствием. Только после этого генералы призадумались и согласились с моей стратегией строительства опорных крепостей и создания стратегических продовольственных складов.
   Вождь Лёгкий Ветер оказался очень умным дядькой, почти таким же умным, как я. Даже без космической разведки он ухитрился нащупать наше самое уязвимое место - коммуникации, и принялся бить в самые слабые точки. Его конные кочевники, не вступая в бой с нашими войсками, принялись разорять обозы. Над армией нависла угроза голода. Несколько помогло ему то, что из соседней провинции к нему на помощь средний сын бывшего главы кочевников прислал десять тысяч бойцов. Наши крестьяне кое-как умели ездить на скакунах, но для создания кавалерии они годились очень слабо. Волей - неволей нам приходилось строить крепости и посылать на сопровождение обозов крупные воинские соединения. Война становилась затяжной, но войска повстанцев всё-таки понемногу продвигались вперёд, выдавливая кочевников к югу.
   Пока наши войска имели подавляющее превосходство в численности, и оно продолжало нарастать. Однако, реши кочевники двинуть на север все армии юга, наши наспех обученные крестьяне не устояли бы. Их ещё только предстояло обучить и превратить в армию. А также сделать доспехи, дать им более - менее эффективное оружие и заготовить прочие военные приспособления. К счастью, занятые приготовлениями к борьбе за власть кочевники не смогли собраться и осознать угрозу.
   Вождь Лёгкий Ветер оказался не только очень умным дядькой, но и большой сволочью. Осознав, что помощи ему ждать неоткуда, он начал вырезать гражданских, справедливо подозревая в каждом мужчине потенциального повстанца. Всех, до кого могли дотянуться его конные рейдеры. Это ещё более распылило наши силы и осложнило ситуацию с продовольствием - народ побежал в города, и эвакуированных гражданских, потерявших свои дома и все запасы, надо было как-то кормить.
   За последние два года кочевники, повинуясь советам моих предшественников, создали довольно большие запасы продовольствия. Почти все эти запасы достались повстанцам, но они были небеспредельны, и долго так продолжаться не могло. Я поставил перед штабом задачу начать мирные переговоры с кочевниками. Это повергло их в шок - они уже видели себя освободителями столицы империи. Впрочем, для переговоров было ещё рановато - Лёгкий Ветер ещё не понял, что его прижали к стенке, а повстанцы ещё не поняли, что потеряют в войне с его войсками больше, чем приобретут.
   В это время в восточных царствах события развивались своим чередом. Нитиру доели остатки еды в своём оазисе, потеряли терпение и двинулись на штурм оазиса беженцев. Руководство беженцев было готово к такому повороту. Стратегию действий мы обсудили заранее. Лазутчикам нитиру дали увидеть, как войско беженцев разделилось. Гражданские и армия направились в пустыню, на северо - запад. Немногочисленные пастухи и вся оставшаяся скотина двинулись на юг. Руководство нитиру встало перед выбором: либо догонять беженцев в пустыне с сомнительным результатом (армия южных беженцев успешно трепала нитиру ещё до этого, а теперь в тылах у нитиру ещё висела и кавалерия северных царств), либо погнаться за пастухами и скотиной. Второе решение делало нитиру надолго привязанными к животным: оазис, имевший необходимы размеры для выпаса такого количества скота, находился намного южнее. Нитиру выбрали выживание. Как и предполагалось. Беженцы южных царств без помех прошли к крепостям северного царства, где были встречены с восторгом.
   На двадцатый день я посадил в Аиса Лейлу, Монка и одного из глав восстания, и отправился на юг. Актёры настолько привыкли доверять мне, что даже не спросили, куда мы летим. Все последние дни мы метались между войсками и завоёванными городами - иногда на повозке, иногда на Аисе. Войска привыкли к тому, что там, где появляется наша чёрная шайка, все события сразу идут на лад. Поскольку мы всегда были закутаны в чёрное, узнаваемой была только Лейла - она ходила с открытым лицом. Так она стала чем-то вроде амулета или даже знамени восстания.
  
   Глава 41. Лейла дома.
   Лейла Лесите.
   Сначала, когда Аскер посадил актёров на свой корабль, Лейла подумала, что предстоит очередной вояж в отдалённое воинское подразделение повстанцев. Однако, летели они слишком долго, и Лейла полюбопытствовала о цели путешествия.
   - Дипломатическая миссия в одно юго-восточное царство, - кратко ответил Аскер.
   Лейла подумала, что это визит в царства, воюющие с нитиру, и пошла отдыхать. Неладное она заподозрила, когда Аскер высадил их на землю. Расстилающиеся вокруг аккуратно возделанные поля и горы на горизонте никак не походили на выжженные зноем оазисы восточных царств. Больше это походило на восточные земли империи.
   Их ждало несколько человек с крытой повозкой и пятью скакунами на поводу. Они были одеты в одежды империи! Один из встречающих, обращаясь к Аскеру, заныл:
   - Господин, простите, что так мало, достать скакунов почти невозможно, ни за какие деньги, только с разрешения командующего.
   Он говорил на языке империи. У Лейлы подкосились ноги. Восточная провинция империи, которой командует её отец и в которой огромное количество выходцев из столицы знает её в лицо. А также они знают о том, что она упала во время Танца Судьбы. Лейлу подсадили в седло скакуна, она кое-как сумела удержаться, и её слабости никто не заметил.
   Через час скачки они прибыли на место встречи. Небольшая группа вооруженных до зубов воинов стояла на вершине холма и поносила последними словами загадочных визитёров, которые невесть ради чего решили встречаться с командующим посреди ночи. Увидев громыхающую телегу и пятёрку скакунов с восседающими на них замотанными во всё чёрное всадниками, они умолкли и выстроились в защитный порядок. В центре стоял человек, которого Лейла узнала сразу. Её отец. Рядом с ним было несколько лиц, которых она ранее видела в отцовской части. Остальных она не знала, очевидно, телохранители. Лейла накинула на лицо вуаль.
   Капитан чёрных телохранителей спешился и помог спуститься Лейле, остальные остались на скакунах. Из телеги вывалились пассажиры. Учитывая то, что телега была перегружена, получилось не очень грациозно, кое-кто даже упал. Начальник чёрных телохранителей выждал паузу и по очереди представил прибывших: глава восстания северных провинций, глава религиозного ордена восставших Иримах (Иримах поклонился), знамя восстания и амулет восстания, Та, Что Никогда Не ошибается, Лейла Лесите. Все взгляды имперцев, до этого ощупывающие северных мужчин и их вооружение, переместились на Лейлу. Лейла сняла чёрную вуаль, и бросила на Аскера беспомощный взгляд. Тот стоял в задних рядах и ухмылялся. Лейла сделала несколько шагов вперёд на негнущихся ногах, после чего поклонилась фирменным поклоном Девочек Судьбы.
   В следующую секунду она оказалась в объятиях отца. Отец презрел все законы безопасности, за мгновение пересёк отделявшие их несколько метров и подхватил Лейлу на руки. Он был рад её возвращению и совсем не сердился за падение на сцене. Охрана издала что-то похожее на звук выдоха.
   - Думаю, что наша дипломатическая миссия имеет некоторый успех, - как всегда бесстрастно заметил Иримах.
  
   Волд Аскер.
   За время этой миссии я узнал много нового. В частности, настоящее имя Монки, а также то, что он был религиозным вождём восстания. Лейла Лесите действительно оказалась дочью командующего восточными силами империи. Получилось так, будто в один прекрасный день к отчаявшимся обитателям осколка империи с неба спустилась дочь командующего и привела с собою пятьдесят легионов северных провинций. И глава восстания, и Иримах оказались отодвинутыми на задний план, поскольку все новости командующий (а затем и всё войско) сначала узнали от дочери. Мы с Валли после первого приветствия вообще прятались в повозке, в которую вскоре вынуждены были вскоре забраться и остальные её пассажиры. Всю дорогу до дворца Лейла с отцом и конной частью чёрного конвоя ехали где-то впереди, а наше посольство с остальными шестью телохранителями тряслось в повозке. Поэтому при прибытии во дворец Леайон Лесите уже знал все основные новости от дочери.
   Весть о восстании северных провинций разнеслась по городу быстрее пожара. Что предприняли ведущие люди непокорённой части империи? Естественно, они сели праздновать. На грандиозном пиру, который начался вскоре после полудня - после того, как все отоспались после бессонной ночи, Лейла сидела возле отца, а Иримаху и второму главе восстания отвели места в самом дальнем краю, да ещё и около прохода, где немилосердно дуло. Мы с Валли стояли за спинами наших дипломатов и изображали охрану.
   Вся остальная чёрная охрана решила изображать из себя личный конвой Лейлы и ни на шаг от неё не отходила, даже стул ей сами придвигали. Охрана командующего начал ревновать - охранять дочь командующего должна охрана командующего. Я заметил несколько трений. Я не я буду, если мы до вечера не насладимся замечательным поединком между лучшим рубакой из охраны и кем-нибудь из наших телохранителей.
   Вообще-то главной целью нашей миссии было договориться о совместных действиях между северными и южными войсками новой империи. Но тут, похоже, происходило нечто более значительное. Приход с севера представителей повстанцев вместе с прекрасной дамой дали людям нечто большее - до сих пор они считали себя в одиночестве. Было и ещё что-то, чего я не мог понять, но радость от появлении Лейлы явно превосходило ожидаемые объёмы. Нам сообщили, что вечером Лейла будет танцевать для всего населения города. Это кое-что прояснило. Похоже, что Лейла оставалась единственной выжившей танцовщицей специальных ритуальных танцев. Её выступление возвращало людям прежние времена - точнее, надежду на то, что они вернутся.
   Услышав про выступление, Иримах буркнул: "Ну конечно! Всё зависит от выступление девчонки!". Я затребовал пояснений, но монах ограничился только бурчанием на тему "они все тут с ума сошли". Тем временем на возвышении разыгралась интересная сцена. Даже не слыша реплик, я мог понять каждую из них:
   Леайон Лесите: - Дочка, а что это у тебя за одежда такая дивная?
   Лейла Лесите: - Это боевые доспехи нитиру.
   Леайон Лесите: - Где же ты их взяла?
   Лейла Лесите: - Сняла с убитого.
   Леайон Лесите: - Вы встречались с ниттиру? Да ещё с такими, которые умеют делать доспехи? А кто же его убил?
   Лейла Лесите: - Я и убила, когда они из засады напали. Они умеют делать не только доспехи, но и такие корабли, которые могут перевозить до тысячи человек, и огнемёты, которые могут за один выстрел сжечь тысячу воинов. Они хотели высадиться в столице, но кочевники (взгляд на меня - рассказывать про мою роль в истории? Нет, не рассказывать) сумели их прогнать, и они высадились в восточных царствах. Там мы с ними и сразились.
   Леайон Лесите: - Дочка, ты рассказываешь такое, во что тяжело поверить.
   Капитан чёрного конвоя: - Господин, позвольте подарить вам меч того нитиру, которого убила Лейла. Я сам видел, как она отрубила ему руку.
   Царственный взмах руки охране - не мешайте. Начальник чёрных телохранителей медленно отстегнул второй меч от пояса и подал командующему. Леайон Лесите вытащил меч из ножен и моментально оценил его вес - для человека великоват. Разговоры в зале смолкли. Леайон взмахнул рукой - продолжайте, мол, и обратился к телохранителю.
   Леайон Лесите: - А ты где был?
   Капитан чёрного конвоя: - Простите, господин, я сражался в этот момент сразу с двумя.
   Леайон Лесите: - И вы их победили?
   Капитан чёрного конвоя: - Нет, господин, их перестреляли сопровождающие нас лучники.
   Леайон Лесите: - Но сколько же всего нитиру высадилось с кораблей?
   Лейла Лесите: - Около пятидесяти тысяч.
   Даже с моего места было видно, как побелел главнокомандующий. Беспомощный взгляд на капитана чёрного конвоя - может, ребёнок врёт? Капитан чёрного конвоя поклонился и отступил за спину Лейлы. Главнокомандующий опять перевёл взгляд на Лейлу. Та беззаботно обсасывала виноградину. Я наслаждался каждой секундой представления.
   Леайон Лесите: - Но как вы попали в такие дали?
   Лейла Лесите: - У нас есть летающий корабль. Плохонький, вмещает всего несколько человек, но летает.
   Леайон Лесите (после долгой паузы): - Вы сами его построили?
   Лейла Лесите (после долгого взгляда на меня): - Нет, нам помогли. Ангелы. Но это большая тайна. Можешь доверить её только двум - трём ближайшим товарищам. Тем, кто полетит со мной на север. Есть и ещё одна тайна. У нас есть камни, благодаря которым ты можешь связываться с нужными тебе людьми на любом удалении. Мне поручили дать тебе десять.
   Лейла махнула рукой конвою, и тот представил главнокомандующему заветный ящичек.
   Леайон Лесите (рассматривая замаскированный коммуникатор): - Ты на север не полетишь. Я не хочу терять тебя снова.
   Лейла Лесите (после ещё более долгого взгляда на меня): - Полечу. Я - знамя северного восстания. Без меня войска просто не станут сражаться или будут делать это в два раза хуже.
   Далее последовал обмен гневными репликами. Судя по выражениям лиц, реплики становились всё более гневными. Я решил, что настала моя очередь вмешаться. Я просочился к столу главнокомандующего, не без труда преодолев сопротивление охраны, и подозвал одного из наших бойцов. Через него я передал Лейле, чтобы не лезла в бутылку и что я за то, чтобы она осталась с отцом. Сообщение дошло до адресата через минуту. Лейла поникла и перестала спорить.
   Глупый и бестолковый пир продолжался до самого вечера. Лейла, бедняга, почти ничего не ела - перед выступлением ей надо было быть налегке. Вечером она открутила свои лучшие акробатические номера. Чуть попроще, чем во время выступления с падающими декорациями, но зато идеально. А ещё в её движениях появились плавность и грация, ласковость женщины. Ради выступления построили огромную сцену - выступление смотрел почти весь город. Публика начала выть от восторга после первых успешных сальто и не прекращала выть до самого конца выступления. Я наблюдал выступление из глубины комнаты, выходящей на площадь.
   И тут нас вызвали по срочной тревоге.
  
   Глава 42. Внезапный вызов.
   Я едва успел собрать наших дипломатов и двоих бойцов чёрного конвоя. Ещё некоторое время ушло на то, чтобы добраться до главнокомандующего и определить людей, которые полетят с нами на север. Лейле я передал записку с поздравлениями и восхищениями. Написал, что нас отправляют на очень опасную миссию, что не знаю, когда вернусь и вернусь ли вообще. Написал, чтобы она связалась с беженцами из восточных царств и начала торговать с ними - еду за их сталь.
   Руководителям переселённых восточных народов я подарил информацию о залежах железной руды в северных частях Дикого Поля. Иримах почти угадал, зачем я затеял переселение восточных народов в области Дикого Поля. Но главная цель была не в создании нового северного народа, а в том, чтобы создать на севере промышленную цивилизацию. Сейчас всем народам "нашего" континента понадобится много железа и стали для борьбы с нитиру - корабли с металлическим покрытием, оружие и прочее. Судя по данным космической разведки, неплохие залежи были на землях империи, но они залегали глубоковато для местных технологий. Очень хорошие залежи были на севере. Кочевники никогда не стали бы их разрабатывать в нужном объёме, а вот для переселенцев с восточных берегов они могут стать единственной надеждой на выживание - сталь в обмен на продовольствие с распаханных земель Дикого Поля и империи.
   Народы восточного побережья будут спаяны памятью об общей беде, памятью о совместной борьбе за выживание. Необходимость постоянно совершенствовать технологии ради выживания и увеличения промышленного производства - северные земли Дикого Поля не очень благоприятствуют земледелию - заставит эту цивилизацию развиваться опережающими темпами. Был и ещё один очень важный момент. Ещё до начала эвакуации я аккуратно списал из учебника Постигателей Истины 40 заповедей праведной жизни, рекомендованные для развиваемых народов. Эти заповеди получили все руководители и все шаманы отходящих племён. Я пригрозил, что мы будем оказывать помощь только до тех пор, пока народы будут следовать заповедям праведности. Царьки кривились, но обещали. Там, на севере, внедрение праведной религии пройдёт легче, чем в землях империи или кочевников, где всё заражено коррупцией или магизмом.
   Скорее всего, именно этот народ будет тем народом, который потащит всю планету вперёд. Но для этого они должны будут сейчас получить первые караваны с зерном с юга. А для этого на юге должен наступить мир. Всё это я вкратце описал Лейле и чуть более развёрнуто объяснил Иримаху, наказав никого в дело, кроме Лейлы и её компаньонов, не брать.
   Через пять часов мы высадили наших дипломатов на севере и помчались по новому вызову, на другую планету. Крейсер, наблюдавший за лунами, ушел ещё раньше. В системе оставили только маленький разведывательный кораблик.
   Прибыли мы с запозданием: неведомые роботообразные существа уже пустили на мясо один город и готовы были приняться за другой. Работало сразу много кораблей и много групп Постигателей. Тут начиналась грандиозная военная операция, и первое время мы никак не могли одержать верх. В дело вмешалась даже Богиня, которая самолично прибыла на планету. Вырваться к Лейле не было никакой возможности. Эта миссия продлилась намного дольше, чем мы ожидали, и закончилась только через четыре месяца. В результате всех приключений я первый раз получил бессмертие - я перестал стареть. На планете А-157 системы Белой Лысы я смог появиться только в начале апреля 3012 года, через три с лишним месяца после отбытия.
  
   Глава 43. Иримах плачет от политэкономии.
   - Я не поеду. Ненавижу кочевников, - уже добрый час отказывался Иримах.
   - Поедешь. Поедешь, и будешь и вежлив, и убедителен, - настаивал я.
   - Не поеду!
   - Ты, кажется, любитель учения бога - праведника? Так вот, теперь ты знаешь, что Бог любит и кочевников. Иди и научи их тому, что я тебе сказал.
   - Они меня убьют ещё на границе, - схватился Иримах за последнюю отговорку.
   - Не убьют. Я им позвонил и сказал, чтобы эскорт ждал тебя в условленном месте. Он уже тебя ждёт. Если захочешь, они тебя на руках понесут.
   Иримах заплакал:
   - Господин, это выше моих сил.
   Ну вот, я уже и господин. Ещё недавно он считал меня глупым мальчишкой.
   Мы прибыли на планету только вчера. Ситуация не особенно изменилась с тех пор, как мы улетели. Флот нитиру возвращался к покинутому десанту с новыми запасами продовольствия, скотом на развод и обычными людьми - тоже на развод, для осваивания опустевших оазисов. Были и дополнительные солдаты. На этот раз нитиру твёрдо намеревались дойти до столицы. Но им требовался ещё месяц ходу, плюс некоторое время для восстановления боеспособности изрядно отощавшего десанта. Вслед за флотом первого государства нитиру двигались флоты двух других, но они отставали ещё на месяц.
   Кочевники ухитрились окончательно рассориться и успели пару раз сразиться. Стычки оказались мелкими, скорее, пограничными конфликтами, чем сражениями. Вовсю работала тайная дипломатия, все соображали, с кем и против кого лучше бы объединиться, и потому пока не доводили дело до больших сражений. Пока что баланс сил оставался прежним, но хуже всего было то, что каждый из братьев (сыновей прежнего главы кочевников) стал самостоятельным игроком. Пока они демонстрировали единство, но каждый воин в их войсках знал, что в любой момент их могут заставить сражаться друг с другом.
   Лучше всего сложилась ситуация у беженцев из восточных царств. Кочевники, которых мы направили к ним торговать продовольствием, пошли на встречу не без тайной мысли заняться грабежом. Однако, когда они увидели плотные организованные порядки пехоты, вышагивавшей перед гражданскими беженцами, эта идея у них отпала. А когда они увидели тела нитиру, их мировоззрение претерпело коренное изменение. Беженцы бросили по дороге многих детей и стариков, но притащили с собою несколько тел нитиру в боевых доспехах. В основном, для того, чтобы испытывать на них новое оружие.
   Когда кочевники взглянули на тела и подумали, что следом за беженцами пустыню могут пересечь и несколько десятков тысяч нитиру, то сразу воспылали любовью к новым соседям и просто подарили им то, что ранее собирались продать. Такого поворота событий даже я не ожидал. Руководители восточных беженцев, впрочем, тоже.
   На волне всеобщей любви между беженцами и теми племенами, что пришли торговать, было заключено соглашение о вечной дружбе и взаимопомощи. Помощь северо - восточным кочевникам была очень даже нужна, и не только против нитиру: в основном, это были племена, которые либо не вошли в союз кочевников из гордости, либо воевали против него и вынуждены были спасаться бегством в северо - восточных малоплодородных краях. Племена союза частенько нападали на них с целью захвата рабов. Интересным нюансом оказалось ещё и то, что эти кочевники не возражали против принятия той религии, которую принесли с собою беженцы. То есть той, что была создана по технологиям Постигателей Истины. На момент нашего возвращения беженцы уже дошли до пещер рядом с рудными залежами и даже произвели пробную выплавку железа (технологию, скажем честно, им заранее предоставили тоже мы). Когда их союзники - кочевники увидели, какие изделия получаются у их соседей, то чуть не умерли от счастья. На севере складывалась новая, сильная цивилизации. Одновременно и промышленная, и земледельческая, и кочевая.
   Лейла находилась в ставке отца. Войска восточной провинции империи - новой империи, как её теперь стали называть - покинули укрепления и начали теснить кочевников, войска младшего брата, Варшу-девы. До решительного сражения дело пока не дошло, Варшу-дева отводил войска, чтобы сберечь их для междоусобных столкновений. На севере генералы повстанцев вняли моим советам и остановили наступление, кинув все силы на укрепление тылов и обучение войск. За эти три месяца необученный сброд претерпел качественное изменение и превратился в отлично организованную и обученную армию, опирающуюся на сеть хорошо оборудованных крепостей. Кочевники этого пока ещё не поняли и не считали угрозу с севера опасной. Только войска вождя Лёгкого Ветра вдруг почувствовали, что каждый их набег на тылы повстанцев больше не приносит никаких результатов, кроме ранений налётчиков. Всё это не могло более продолжаться в том же духе, опасность со стороны нитиру утроилась, если не учетверилась.
   Поэтому я собирался послать Иримаха к кочевникам - предлагать мир. Условия мира были довольно суровыми для кочевников: они должны уйти из большинства занятых провинций, включая столицу, они должны занять три западные провинции, отгороженные от остальных земель империи мощной рекой и горами, они не должны препятствовать бывшим жителям империи переходить на жительство в империю и обратно, они должны отпустить всех рабов.
   - Они никогда не примут таких условий, - засмеялся Иримах, - они и войну-то вели ради того, чтобы за них работали рабы.
   - Примут. Потому что на словах ты передашь им кое-что ещё. Выслушав то, что он должен передать на словах, Иримах помрачнел и отказался ехать. А сказал я ему буквально следующее:
   - В империи всё земледелие велось по крайне отсталому территориально - откупному способу. То есть лендлорд - владелец больших площадей земли - отдавал небольшие районы крупным откупщикам, те отдавали наделы мелким откупщикам, которые в свою очередь позволяли обрабатывать землю мелким земледельцам. При этом земледельцы прикреплены к определённому местожительству и не имеют право переходить с места на место. Так было раньше, скорее всего, такие порядки будут восстановлены и в новой империи. Такой порядок приводил к тому, что откупщики, пользуясь бесправием земледельцев, занижали их доходы ниже всех разумных пределов. Такой порядок приводил также к тому, что появлялся слишком большой многоуровневый слой откупщиков - паразитов и к тому, что земледельцы не могли уходить в город работать ремесленниками. Получалось, что развитие империи остановилось: деньги были только у богатых лендлордов и крупных откупщиков, которые заказывали только предметы роскоши и новые дворцы. Товары, необходимые для большого количества людей, не производились, и потому все улучшения в технологиях были не востребованы. Предметы роскоши и дворцы, как правило, делались вручную.
   - Теперь ты поедешь к кочевникам и скажешь им, чтобы они давали землю в аренду всем желающим, с правом наследования, но без права продажи, за строго фиксированный процент с урожая. Как рассчитывать этот процент, я объясню. Никаких бесплатных дней отработки на владельцев земли. Никаких продаж в рабство за долги, личная свобода всем, кто в землях кочевников. Никаких дополнительных налогов за право состоять в ремесленных коллегиях. Никаких многоуровневых систем откупщиков - только владельцы земли и их административный аппарат. Никаких гонений на религии - пусть все молятся, как хотят.
   - Ты скажешь им, чтобы они отпустили всех, кто захочет уйти, и чтобы они не боялись этого. Те, кто уйдут, вскоре столкнутся на землях империи со свирепствованием откупщиков, и побегут обратно. Пусть держат налоги невысокими, не дают обращать людей в рабство за долги - и работники сами побегут к ним. Ты будешь лить им в уши мёд, ты будешь мазать их сахаром, ты будешь называть их умными волками, умножающими стадо, до тех пор, пока они не поймут, что они действительно могут стать намного богаче и влиятельнее, чем империя, если не будут делать глупостей.
   Иримах оказался умным стариканом. Он сразу понял, что это может сработать, и отказался ехать - он не хотел помогать кочевникам, даже после того, как я сказал, что всё это делается ради империи - империя вынуждена будет перенимать более совершенные формы организации, иначе опять загниёт. Все уговоры в том, что только совместная сила кочевников и империи сможет остановить вторжение нитиру, не помогли. То есть он признавал мудрость сказанного, но предпочитал, чтобы поехал кто-нибудь другой. Вот только не было у меня никого другого. Я применил последний козырь. Посмотрев трёхмерную запись того, как он даёт клятву служить небесным Охранителям Жизни, Иримах сломался. Продолжая плакать, он отправился собирать вещи.
   Из северных провинций мы отправились на разведку в восточные царства (теперь владения десанта нитиру). Нитиру мирно пасли остатки скота и ловили кузнечиков в пустыне. Одного скота им для пропитания не хватало.
   Из восточных царств мы перелетели в империю Лесите. Прибыли к утру, и поспели прямо к началу генерального сражения. Ну, Лейла, ну, зараза! Мы с ней немного поболтали после возвращения на планету через коммуникатор, но она даже полусловом не обмолвилась о том, что сегодня у них решающий день. Мы зависли на такой высоте, где даже самый острый глаз не смог бы отличить нас от птицы, и начали наблюдать.
  
   Глава 44. Лейла знакомит с родителями.
   Лейла Лесите ничего не сказала Волду Аскеру о том, когда должно было начаться генеральное сражение. Для того дела, которое она задумала, присутствие Аскера было излишним. Он ради блага империи бросил её тут, с отцом, который постоянно пытался выдать её за каких-то стариков, и улетел по своим делам. Теперь она планировала сделать то же. Позаботиться о благе империи.
   Накануне вечером Лейла напела отцу о том, какое большое значение кочевники придают ритуальному бою богатырей перед сражением. Отец внял и выслал вызов построенному напротив войску кочевников. Парламентёр ещё на середине поля встретил парламентёра кочевников, который вёз аналогичный вызов. Они переговорили и разъехались к своим повелителям, даже не доехав до противника. Из рядов кочевников сразу вышел гигантский мужик с дубиной. Впрочем, и другого оружия на нём было навешано столько, что хватило бы на взвод.
   Главнокомандующий восточными силами империи Леайон Лесите вызвал к себе своего богатыря, чтобы благословить его на битву. Лейла накануне предлагала одного из своих чёрных телохранителей, но отец сказал, что у него своих богатырей хватает, а её охрана - это её охрана. Другого ответа Лейла и не ожидала.
   Поначалу охрана имперцев пыталась задирать её телохранителей. Однако, после того, как посмотрела на их тренировки, перестала. Особое впечатление на них произвело то, что многим приёмам учили не пожилые дядьки Лейлу, а Лейла их. Охрана главнокомандующего состояла из очень ловких воинов, но это была ловкость воинов, привыкших сражаться в строю и добиваться преимущества силой. Лейла же использовала другой стиль - технику актёров оябусу, усиленную приёмчиками от дяди Фиу. Эта техника использовала силу противника и основное преимущество давала за счёт внимания к нюансам. Иногда это позволяло творить чудеса. После нескольких демонстраций даже самые лихие головы зауважали чёрную гвардию Лейлы. Это было особенно полезно сейчас.
   Два войска удивлённо наблюдали, как маленький воин в странных доспехах с небольшим эскортом выехал на поле между войсками. Во главе своих чёрных телохранителей Лейла проскакала мимо отцовской ставки, мимо строя катапульт, мимо рядов пехоты и подъехала к богатырю кочевников.
   - Что за вздор? - привстал со своего стульчика Варшу-дева, младший сын бывшего главы кочевников, командующий войсками кочевников.
   - Что за вздор? - сердито произнёс Леайон Лесите, которого оторвали от наставлений богатырю.
   - Что за вздор? - завопил на несколько километров выше Волд Аскер, приникнув к монитору дальнего наблюдения, - Фиу, это же Лейла! Если кто двинется, поджарь сразу!
   Лейла подъехала к богатырю кочевников. Дядька превосходил её по росту примерно вдвое.
   - Передай своему господину, что я хочу сразиться с ним или выйти замуж. Я - Лейла Лесите, дочь главнокомандующего.
   Охрана за её спиной шумно выдохнула. Они уговаривали её не делать этого все прошедшие сутки. Богатырь фыркнул, гыгыкнул, вскинул на спину свою огромную дубину и потопал обратно. Через несколько минут со стороны кочевников выехала небольшая кавалькада с Варшу-девой во главе. Глава армии кочевников смерил Лейлину фигуру с ног до головы. Намёк на её маленькие размеры был более чем понятным. Впрочем, и сам Варшу-дева был ненамного старше её, единственное, чем он отличался, так это тем, что успел вырасти до нормальных мужских размеров.
   - И почему я должен брать тебя замуж? У меня таких рыжих, как ты, две сотни, а если я захочу, наберу в столице ещё больше.
   - У меня много других женских достоинств. Например, армия за моей спиной. И ещё пятьдесят легионов на севере, которые сейчас перемалывают на труху войска Лёгкого Ветра и твоего среднего брата. Кроме того, у тебя только три жены. Скачущая Лань, которую ты любишь, и две старые тётки, которых тебе подарили старшие братья для того, чтобы они шпионили за тобой.
   Лейла знала об этом от Аскера, а тому рассказал сам Варшу-дева. На лице парнишки отразилось удивление. Лейла добила:
   - А ещё тот, кто говорит с тобой через камни, тот, кто подарил тебе победу над флотом нитиру, хорошо отзывался о тебе. Говорит, ты единственный вменяемый, который достоин стать главой всех кочевников. Вот тебе моё предложение: я сделаю тебя главой всех кочевников и стану твоей женой и союзницей. А ты в обмен сделаешь вот что...
   Далее Лейла предъявила Варшу-деве весь тот список требований, который ей всю ночь со слезами, жалуясь на жизнь, декламировал Иримах по коммуникатору. Варшу-дева хмыкнул:
   - Такие требования победители предъявляют побеждённым. А вы сейчас скорее побеждённые. Я не смогу объяснить своим людям, почему я согласился.
   - Тогда сражайся со мной. Три раза одержу победу - берёшь меня в жены.
   Охрана Варшу-девы принялась умолять его выставить вместо себя одного из них. Парнишка посмотрел на девчонку и решил, что это дело будет нетрудным. Возможно, подумал, что всё равно возьмёт её в жены, только сначала отмутузит.
   Охрана Варшу-девы и чёрные телохранители вежливо разъехались в стороны, чтобы войска могли наблюдать бой. Кочевники завопили, увидев, как их повелитель слезает со скакуна. Войска империи безмолвствовали, не понимая, что происходит.
   Варшу-дева вытащил саблю и кинулся на Лейлу в глупой силовой манере, норовя сбить с ног или разрубить первым ударом. Вообще-то почти все кочевники неплохо владеют саблей. Они растут с ней в обнимку, постоянные столкновения между племенами - обычное дело, и умение владеть саблей - залог выживания. Но кочевники привыкли сражаться конными, когда возможностей для манёвра не так уж и много. Таких фокусов, которые знала Лейла, кочевники не ведали. Но всё же её противник был почти вдвое тяжелее и намного выше. Он был непростым противником.
   Лейла позволила Варшу-деве ударить по бронежилету нитиру, подставив свой клинок только к лицу - для того, чтобы проконтролировать движение сабли к голове. При этом она отметила, что Варшу-дева бил плашмя - он не хотел её убить. Клинок кочевника сполз по бронежилету, не причинив никакого вреда. Лейла изящно ушла в сторону, дёрнув парнишку за плечо на себя. Варшу-дева полетел в грязь и выронил клинок.
   - Раз, - сказала Лейла, стоя в сторонке и не делая никаких попыток добить. Парнишка подпрыгнул и схватил клинок, после чего ринулся на неё снова. На этот раз он понял, что просто не будет, и принялся кружить вокруг Лейлы, поминутно тыкая саблей то туда, то сюда. Совершенно неопасно, слишком далеко от тела. Лейла даже не реагировала, она даже не поворачивалась вслед за противником. Наконец Варшу-дева сделал шаг вперёд и нанёс опасный удар. Лейла перенесла вес на другую ногу и сопроводила саблю противника в сторону, не отбивая её. Парнишка понял, что опять проваливается вперёд - туда, где он ожидал сопротивления и где его не оказалось, и отпрыгнул назад. Рука у него так и осталась вытянутой вперёд, вместе с саблей. Такую дармовщину пропустить было невозможно. Лейла выполнила накат на ногу, бросила свой клинок и захватила вытянутую вперёд руку в болевой захват. Пока парнишка валился на колени, пытаясь не дать вывихнуть ему локоть, Лейла достала нож и приставила к горлу.
   - А ещё надо бы сделать побольше кораблей, оббитых железом. Через месяц нитиру будут здесь. Я знаю место, где можно взять много дешёвого железа, за еду, - прошептала Лейла в ухо замершего противника. После чего отпрыгнула в сторону и подобрала свой клинок. Войска кочевников взвыли. Когда Варшу-дева поднимался на ноги, он дрожал.
   На трети раз он собрался и изо всех сил постарался не допускать ошибок. Его учили неплохо. Пожалуй, для среднего крестьянина империи он был неуязвим. На этот раз он начал атаку, бешено вращая саблей и заставляя Лейлу отступать. Лейла дала ему возможность немного погонять её, чтобы все войска видели, что битва идёт нешуточная. Она уходила колесом, отбивалась клинком, один раз даже ушла с помощью сальто назад. А потом, когда Варшу-дева наносил вертикальный рубящий удар, круговым шагом зашла ему за спину - как когда-то за спину нитиру. Но на этот раз кочевник был готов к сюрпризам. Он просто сделал шаг назад и снёс её своим весом, после чего бросил свою саблю и обхватил со спины двумя руками, используя своё преимущество в силе. Лейла приставила нож к его животу, но решила не торопиться. Он этого не заметил.
   - Ты побеждена, - промурлыкал он ей в ушко.
   - Не слышу, наклонись вперёд, - ответила Лейла, слегка отклоняясь в сторону. Наивный подал лицо вперёд. Он не учёл того, что у Лейлы идеальная растяжка, в том числе вертикальный шпагат. В следующую секунду он получил ногой по носу и опять оказался в грязи, что позволило ему увидеть нож, который был до этого приставлен к его животу. Лейла слегка присела и приставила нож к ноге. Охрана Варшу-девы схватилась за луки, чёрные телохранители - за арбалеты.
   - Стойте, - скомандовал Варшу-дева, - я женюсь на ней.
   - Позвольте помочь вам встать, мой господин, - сказала Лейла, подавая руку Варшу-деве. Он принял. Им подвели скакунов.
   - Поехали, что ли, с родителями познакомлю, - предложила Лейла.
   - Не получится. Мои войска решат, что это похищение. Сначала проходим вдоль фронта моих войск, потом едем к твоему папе.
   - Да, мой господин.
   Так они и сделали. Кавалькада проскакала от левого фланга войск кочевников к правому. Лейла и её чёрная гвардия - справа, Варшу-дева и его телохранители - слева. Периодически Варшу-дева останавливался и представлял войскам невесту. Войска кочевников, сообразившие, что им не придётся сегодня умирать, разражались криками радости. Радость была тем более сильной, что половину войск Варшу-девы, как успела заметить Лейла, составляли жители столицы. Бывшие подданные империи.
   - Вы их что, насильно мобилизовали? - спросила Лейла.
   - Некоторые наёмники, но большинство - насильно, - признался её будущий муж.
   - Братья отобрали настоящие войска, а тебе подсунули второй сорт? Чтобы ты потерпел поражение и перестал быть конкурентом?
   - Ты очень догадлива, о моя будущая жена. Это было нашим главным секретом.
   - Они пожалеют об этом.
   Потом они поехали к войскам империи. На этот раз они не скакали вдоль строя, а проехали сразу к ставке. Отец Лейлы выслушал новость о появлении новых союзников с каменным лицом и приказал объявить войскам. После чего Лейла попросила разрешения отбыть в ставку её будущего мужа. Но тут воспротивился Варшу-дева:
   - Это не по правилам. По нашим обычаям невеста до свадьбы должна быть в доме отца.
   Леайон Лесите уже заинтересованно взглянул на бывшего противника, так легко отказывавшегося от ключевого заложника:
   - Похоже, ты сделала неплохой выбор.
   - Я обещала сделать его главой всех кочевников, - пояснила Лейла. Отец ничего не понял, но кивнул.
   Варшу-дева откланялся и убыл к своим войскам.
   - У них половина войск - из жителей столицы, - сказала Лейла, выждав несколько секунд.
   - Какая могла бы быть победа, - мечтательно протянул папочка.
   - Это было бы поражение. Три флота нитиру на подходе. Нам нужны кочевники.
   - Ты стала как закалённый клинок, - сказал Леайон Лесите.
   - Да, - сказала Лейла Лесите.
   На пару километров выше над ними некто по имени Фиу вопил:
   - Да не зря я не стрелял! Она же как закалённый клинок, кто съест - тот подавится!
  
   Глава 45. Чёрные губители жизни.
   Крейсер, выделенный для наблюдение за лунами, вернулся в систему намного раньше нас. Он провёл тут очень много времени. Засевшие на лунах пришельцы каким-то образом сумели обнаружить его, внезапно атаковали и сильно повредили. Крейсер не остался в долгу, превратив небольшую луну в подобие сыра. Нас вытребовали на помощь буквально через несколько минут после того, как закончился судьбоносный бой Лейлы с Варшу-девой. Я еле успел выяснить, что произошло, как уже пришлось улетать, причём на вызовы по коммуникатору со стороны Лесите не отвечал никто. Кое-что узнать удалось только от Варшу-девы.
   К моменту нашего прибытия "обмен любезностями" между нашим флотом и обитателями луны уже закончился, начались переговоры. Нас к переговорам не допустили, и следующие несколько часов мы таскали трупы, гасили пожары, ремонтировали повреждённые системы и перевязывали раненых. Многие члены экипажа находились в удалённых изолированных отсеках, до которых было невозможно добраться по разрушенным коридорам, и для их спасения наш небольшой корабль тоже подходил как нельзя лучше.
   Когда мы рухнули от усталости, до нас потрудились довести новости. Здесь, в этой системе, устроили себе базу очень древние и очень злобные существа. Практически бессмертные, они находили силы жить благодаря тому, что наслаждались чужими страданиями и чувством собственного превосходства. Этакие "охранители жизни наоборот". Именно их стараниями на планете выросла цивилизация нитиру и возникла религия Путуру. Под угрозой немедленного уничтожения всего населения планеты биологическим оружием они выторговали себе право продолжать пакостить дальше, но теперь по-мелочи.
   Был заключён договор, по которому и им, и нам было запрещено вмешиваться в ход событий на планете лично, но обе стороны могли влиять на ситуацию через своих агентов. Наши Постигатели Истины даже и не думали бояться биологического оружия пришельцев, договор был заключен для того, чтобы вскрыть все базы губителей жизни в нашей части космоса. Договор включал в себя также условие о том, что народам на планете запрещено передавать какие-либо технологии - пункт, который собирались проигнорировать обе стороны. Был и ещё один пункт, который никто не собирался соблюдать - о том, что запрещено организовывать убийства тех представителей местной жизни, про которых известно, что они принесли клятву верности одной из сторон.
   Всё этой вместе означало также ещё одно: теперь секретность соблюдать не требовалось. Мы могли показывать наши корабли там, где считали нужным. Прямым следствием этого стало то, что следующие несколько суток мы возили с базы на планету и устанавливали "зовущие камни" - устройства, по которым любой желающий мог дозвониться до базы Богини и поступить к ней на службу. Установка этих камней была очень трудоёмким делом: мало того, что они были тяжелыми, на них ещё и надо было написать инструкцию по использованию на нескольких местных языках, а для этого ещё и понять, какие в данной местности используются языки. Нужно было найти хоть каких-нибудь людей рядом с зовущими камнями и объяснить, что это такое. К нашей прежней усталости добавилось много новой. Штаб вовремя понял, что мы на краю, и предоставил нам пару дней отдыха. Вырваться к Лейле не было никакой возможности.
   Между делом я спросил Фиу, зачем он заказал переходник на мой вид. Мохнатый стервец противно захихикал и признался, что вычитал в земных книжках про то, что для землян секс означает нечто большее, чем просто соитие.
   - Правда, хорошая шутка получилась? Я знал, что ты когда-нибудь проверишь списки заказов, - Фиу был безмерно рад своей хохме.
   - У нас на Земле кто-нибудь попроще мог и убить тебя за такое.
   - Волд! Так без риска для жизни это было бы неинтересно.
   Я уже начал придумывать, чем бы таким отомстить хохмачу, но на следующий день Фиу у нас забрали. Его забрали для долгой и важной миссии, о сути которой нам ничего не сказали. Единственное, что мы смогли понять, - это что Фиу будет изображать из себя домашнего кота. Ещё за эти два дня Постигатели Истины решили объявить планету А-157 системы Белой Лысы "запрещённой" из-за наличия "губителей жизни". Когда о решении сообщили соседним кланам, большинство его приняли. Только один клан, который имел на "губителей жизни" большой зуб, решил лично разобраться с обидчиками и заявился в систему Белой Лысы половиной своего флота. Наши силы в драке не участвовали. "Губители жизни" изничтожили весь флот клана почти играючи. После этого на запрещённость планеты больше никто не посягал.
   Я подал рапорт с просьбой периодически навещать определённое лицо на планете. Ничего страшного я в планете не видел. Что удивительно, штаб сразу разрешил. Мало того, мне в обязанности было вменено наблюдать за ситуацией на планете.
   - Ещё бы они не разрешили, мы им все копии записей ваших свиданий предоставили, - захихикал Валли, услышав о решении.
   - Может, расстрелять вас за это два раза? - вслух подумал я.
   - Брось, Волд, ты же знаешь, штаб так и так узнал бы.
   А вот тут он прав. Богиня предоставляет нам, её гончим собакам, очень длинные поводки. Но не настолько, чтобы мы на них могли удавиться. Всякой подглядывающей - подслушивающей - регистрирующей техники на наших устройствах упрятано огромное количество.
  
   Глава 46. Нитиру прибывают в империю.
   Вождь Лёгкий Ветер от предложений Иримаха отказался, даже несмотря на то, что я грозил ему через коммуникатор разными карами. Как и предполагалось. Избиение его войск было произведено быстро, жестоко и показательно. На избиение ставка северных повстанцев по моему совету пригласила наблюдателей ото всех кочевников.
   Братья возлюбленного нами Варшу-девы получили от младшего брата послания с ультиматумом: либо они выполняют требования повстанцев и признают Варшу-деву главой кочевников, либо они будут уничтожены совместными силами империи, повстанцев и Варшу-девы. Средний брат принял предложение повстанцев и переселил всех своих гражданских на указанные земли. Все его воинские силы, слегка подпираемые под зад копьями легионов северных повстанцев, двинулись на юг. Старший брат раздумывал. Пока он думал, Летящий Орёл с помощью Иримаха понял, что его жизнь может стать очень богатой, и тоже принял ультиматум. Его войска тоже двинулись к столице - грозить старшему брату и воевать с нитиру.
   Вождь Громобуй ультиматум принимать не стал, но и воевать тоже не захотел. Его силы отошли на земли, указанные для проживания кочевников, и затаились там в явной надежде дать нитиру убить всех конкурентов. Мы не стали его тревожить. Время работало на нас.
   Мы уже строили планы, как брать столицу штурмом, но брать столицу не пришлось, поскольку нитиру удивили нас и высадились намного ранее ожидаемого срока. Они не стали ждать, пока откормится отощавший десант, посадили на борт кого попало и появились у стен столицы на две недели раньше намеченного срока. Конечно, их приход благодаря нашему экипажу не стал неожиданностью, но объединённые силы кочевников и имперцев не успели построить нужного количества кораблей.
   Накануне высадки нитиру Лейле почему-то вздумалось станцевать для народа столицы. Старший брат не стал мешать и пропустил в город конвой и всех желающих зрителей, закрыв только центральную крепость. Будущий муж Лейлы - церемония бракосочетания ещё не была совершена - тоже не стал возражать, и ясным вечером Лейла вышла на слегка отреставрированную после разрушения и пожара сцену главного храмового комплекса. Мы не видели всех подробностей, поскольку наблюдали выступление сверху, с борта Аиса. Мы висели совсем низко, так, чтобы была возможность освещать сцену посадочными фарами. Теперь можно было не таиться, и мы использовали эту возможность в своё удовольствие. Жители города не знали, на что дивиться - то ли на летающий корабль, то ли на то, что кочевники охраняют ранее запрещённые ритуальные танцы.
   Лейла открутила самое большое количество акробатических номеров за всё то время, что я её видел. Когда взревели финальные фанфары, вопли восторга их почти заглушили. Кажется, Лейла ушла удовлетворённая. Свадьба была назначена на следующий день, но на следующий день высадились нитиру.
   Пять десятков галер, обшитых металлом - всем, каким попался под руку, - основательно попортили нитиру настроение, потопив до пятой части всего десанта. Почти все галеры людей погибли.
   Остальной флот нитиру высадился на побережье столицы и увяз в городских схватках. Старший брат не принял ультиматум, но столицу к обороне подготовил по моим советам неплохо - подземные переходы, засадные ловушки и прочие уловки. После высадки десанта нитиру он пропустил в город войска империи. Бои шли три дня. В тесноте улиц нитиру не могли эффективно использовать свой главный козырь - огнемёты, зато дротики человеческих арбалетов собирали обильную жатву. Но нитиру были очень, очень сильны. В заварухе погибли оба старших брата и многие другие вожди кочевников среднего звена. Говорили, что Варшу-дева выжил только потому, что его отбила и вынесла с поля боя лично Лейла с её чёрным эскортом.
   Когда улеглась пыль, все силы нитиру в столице были уничтожены, а Варшу-дева остался безоговорочным лидером кочевников. Довольно большой отряд нитиру, который сумел прорваться сквозь оборону столицы, мы препровадили к войскам вождя Громобуя - пусть и ему достанется часть потехи. Нитру оказались ребятами сообразительными и не чуждыми дипломатии. Когда им сказали, что их не будут атаковать до тех пор, пока они двигаются в нужном направлении, они припустили к владениям непокорившихся кочевников с такой скоростью, что только кавалерия успевала за ними поспевать.
   Вождь Громобуй подумал отойти через север в Дикое Поле, но дорогу ему преградили те немногие легионы повстанцев, что были оставлены в срединных провинциях для наведения порядка. Тогда вождь Громобуй выбрал лучшую часть доблести и сказал, что будет сражаться с нитиру. Генерал тех войск повстанцев, что преграждал ему дорогу, предложил свою пехоту для усиления войск вождя в сражениях с нитиру. Громобуй преисполнился самомнения и отказался от помощи.
   Нитиру встретились с его войсками через пять дней. За кочевниками было огромное численное превосходство, но они никогда не встречались с тяжелой пехотой нитиру. Почти неуязвимые в своих бронежилетах для любого оружия кочевников, с мощными ручными огнемётами, нитиру прошли через войска Громобуя, как нож сквозь масло. Сам Громобуй был ранен и еле сбежал с поля боя. Говорили, что без сгоревшей одежды. Кавалерия Варшу-девы, следовавшая за нитиру, подбирала разбежавшиеся отряды Громобуя и отправляла их на юг - к тем командирам, которые признали верховенство младшего сына.
   Отряд нитиру основательно проредил поголовье домашнего скота в новых владениях кочевников и был остановлен только легионами северных повстанцев, которые всё-таки вмешались в дело. Но даже после этого нитиру не были уничтожены полностью, а разбежались по округе, попрятались в разных труднодоступных местах и занялись своим обычным делом - разбоем и паразитизмом. Кавалерийским разъездам и кочевников, и империи пришлось гоняться за ними очень долго. Некоторые нитиру дошли даже до Дикого Поля и затерялись там.
   Раненый Громобуй и оставшиеся верными ему войска, шокированные силой захватчиков, без каких-либо обсуждений признали абсолютное верховенство Варшу-девы. Клялись помочь ему всем, чем возможно, в борьбе с нитиру. Капитан кавалерийского отряда, преследовавшего нитиру и принимавший капитуляцию, говорил, что клялись искренне и с чувством.
   Свадьбу Варшу-девы с Лейлой сыграли через две недели после боя. Так Лейла Лесите, девочка - танцовщица, стала императрицей.
  
   Интермедия 3.
   - И что, вы после этого никогда не виделись с Лейлой? - спросили дети (детям я эту историю пересказывал с некоторыми сокращениями).
   - Она сделала всё, что должна, на своей планете, а затем пришла ко мне на службу, и мы вместе работали в космосе, - кратко ответил я. На самом деле всё было намного сложнее.
   Лейла прожила долгую и сложную жизнь, дожила до глубокой старости. Родила пять сыновей и три дочери. Четверых сыновей потеряла на разных войнах. Вместе с мужем они выдержали войны с нитиру - сначала на своём континенте, затем высадились на континент нитиру и очистили его от паразитической формы жизни. Пережили несколько восстаний фанатиков Путуру. По моему совету они установили практически монопольную торговлю с северными производителями стали, наладили хорошие пути подвоза северных изделий. Строго говоря, благодаря этому они и выиграли все войны. К концу её жизни через весь континент проходила дорога с деревянными брусьями - рельсами, по которой скакуны везли разные грузы и пассажиров. Эффективность этого устройства оказалось очень высокой, почти как у железных дорог.
   Мы с Лейлой виделись очень редко, особенно первые годы, когда они с мужем - иногда месте, иногда порознь - мотались по всему континенту и воевали с нитиру и мятежниками. Лейла - в отличие от остальных жен - стала не просто ещё одним обитателем гарема, а женщиной - генералом. Варшу-дева не только не возражал, но даже просил её об этом - надёжных людей у него было мало, особенно таких, которых с радостью слушались бы войска империи и бывшие северные повстанцы. Потом Лейла вытребовала, чтобы для неё построили персональный храм в честь бога - праведника, в который она иногда ездила на богомолье. Храм имел несколько подземных помещений и несколько выходов через тоннели далеко за пределами постройки. Там мы с нею и встречались. Очень редко и в основном для того, чтобы поболтать. У неё появились дети, у нас тоже появился приёмный ребёнок, а потом ещё один. Это очень ограничивало как свободное время, так и желание предаваться буйному сексу. Но иногда гормоны брали своё и я просил её приласкать меня. Она, как правило, не отказывалась.
   Первый раз мы с ней встретились только через три с лишним года после первой высадки нитиру. Лейла била прислугу и орала на неё самым грубым образом. Я сделал ей замечание. Лейла наорала и на меня и попыталась прогнать. Тогда я сказал: "Когда-то я полюбил одну маленькую девочку за самоотверженность, сострадательность и доброту. Не заставляй меня думать, что я ошибся". Лейла долго кричала, что я не представляю, с какими эгоистичными, невнимательными и забывчивыми существами ей приходится иметь дело. Потом поостыла, но всё равно меня прогнала.
   Некоторое время мне не удавалось вырваться к ней на встречу. О нашем присутствии Лейла могла догадываться только по тому, что мы периодически пересылали ей данные космической разведки, о расположении войск и армий нитиру. Иногда работали мы на Аисе, иногда другая группа. Чаще - другая группа. Мы в это время обеспечивали строительство одного очень важного храма на планете, которую лично я назвал бы "Песок". Песок там хрустел на зубах постоянно, и спасения от него не было никакого.
   Следующая наша встреча произошла ещё через два года, и на этот раз она меня уже не прогоняла. Наоборот, повисла на шее и говорила, что только благодаря мне смогла остановиться и задуматься, смогла не превратиться в подобие нитиру и не превратить свою империю в нечто похожее на империю нитиру. Потом монахи бога - праведника проторили дорожку к её сердцу и распропагандировали на милосердие и чуткость. Лейла звенела, как звоночек, рассказывая мне об этом. Она изначально была доброй и очень ответственной девочкой. Смотреть на это превращение было забавно. Лейла была так увлечена красотой чистоты и праведности, что я даже не решился попросить. Это был наш первый раз, когда мы просто поболтали и разлетелись без секса. Потом таких встреч было много.
   Десять лет мы вообще не встречались, это был очень тяжелый период для нас. Богиня попала в плен, и мне приходилось поднимать всё хозяйство. За это время удалось всего пару раз выскочить в системе и поболтать по коммуникатору. Мне пришлось даже оставить её без космической разведки - все корабли были наперечёт и заняты намного более важными миссиями. Но ей это было уже не очень-то и нужно - войска людей, на некоторой время оттеснённые от южного берега океана вглубь материка совместным десантом всех пяти царств нитиру, перешли в наступление и сбросили нитиру в море, а затем и высадились на континенте нитиру.
   Лично встретиться получилось только тогда, когда она уже родила восьмерых детей и стала мудрой императрицей и опытной мамой. После первых радостных приветствий она вдруг сказала:
   - А ведь ты соблазнил маленькую девочку другого вида, сбил её с толку и обаял, и это при том, что всё это не могло иметь никакого продолжения. Зачем ты это сделал? Неужели только ради секса?
   - Всегда любил тебя за неожиданные повороты мысли. Не подскажешь, откуда такая уверенность?
   - Даже мы способны контролировать свои желания, а они у нас сильнее, чем у вас. Ты же знал, что это детская влюблённость, которая быстро проходит и которая никогда не перерастёт во взрослое чувство заботы и партнёрства?
   - Возможно, для того, чтобы маленькая девочка знала, что в космосе бывают те, кто любит её просто так, за красивые глаза и способность нести добро и красоту другим?
   Лейла подавилась следующей репликой и думала очень долго. Мне пришлось нарушить молчание первому:
   - На самом деле меня прельстили ваши красивые глазки. У вас очень красивая игра выражениями глаз. А ещё мне понравилась ваша живость и прыгучесть.
   - Вы врёте, противный, - засмеялась Лейла, - но, похоже, в этой истории вы меня любили всё-таки больше, чем я вас. Я поняла это ещё в первую ночь. Это так?
   Я немедленно принялся уверять Лейлу, что так оно и было с первой минуты. Я всегда так делаю с тех пор, как познакомился с Кораблём - Беглецом (так у нас его всегда и называли: "Корабль - Беглец").
   - И всё-таки не стоило соблазнять маленькую девочку, - сказала Лейла.
   Ага. Кто кого соблазнял. Я промолчал.
   - Ты ничуть не изменился с первого дня знакомства. Ваш вид не стареет?
   - Стареет. Но у меня лично отключён механизм старения. Это повреждение я получил, когда первый раз покинул вас тогда, ещё во время восстания.
   - Значит, мы не сможем умереть вместе?
   - Боюсь, что нет.
   Эта идея почему-то оказалась очень важной для неё, но почему - она мне в тот раз не сказала.
   Потом я пропал ещё на десять лет. Когда я вернулся, я был уже другим существом - с зелёной кожей, другим устройством и другой генетикой. Сохранялось только внешнее сходство. А ещё меня сопровождала очень красивая дама того же вида, как выяснилось позже - концентрированная жизнь целой планеты.
   - Ты ли это, Аскер? - спросила меня Лейла.
   - Только память. Всё остальное другое. Такое бывает. Мне для этого пришлось умереть, а потом прожить весь путь эволюции с самого начала.
   - Она ласкова с тобой?
   - Да.
   - И кто ты теперь?
   - Помнишь, у нас была такая Богиня, у которой я служил на посылках?
   - Помню.
   - Так вот я теперь нечто подобное. У меня много кораблей, слуг и планет, и на каждой из этих планет проблем больше, чем у меня людей. У меня свой кусок космоса, и ответственен за то, чтобы в нём не происходило слишком больших катастроф. Большинство из тех, кто мне служат, считают меня богом. Хотя это, конечно, не так.
   - Я всегда считала тебя таким же человеком, как я. Обычным человеком. А ты всегда был чем-то большим. Я ошибалась. Прости меня, небесный господин.
   Этим заявлением она меня шокировала. Я принялся уверять её, что это не так и я - обычный парень, старый добрый Волд Аскер, но добился лишь повторения фразы: "Да, небесный господин". Лейла ушла в глухую несознанку и не собиралась из неё выходить.
   - Возможно, это для неё способ пережить горечь понимания того, что вы не сможете умереть вместе и встретиться в новой жизни, - предположила позже Зелёная, - на этой планете есть культы, говорящие о множестве перерождений?
   Я припомнил всё, что знал об этой планете, и признал, что Зелёная, скорее всего, права.
   Когда я видел Лейлу в последний раз - незадолго до её смерти - она опять заявила, что не стоило мне обольщать маленькую девочку. А потом предложила познакомить с её внучкой. Где у них логика, у этих женщин? Я отказался, сказал, что её внучка частично наследует моё тело чувств и повторное объединение вызовет остановку в развитии и вырождение. Спросил, были ли её дети похожи на меня. Лейла сказала, что да, особенно старшие сыновья - такие же задумчивые и любопытные. Варшу-дева просто бесился, когда они вместо того, чтобы скакать на подаренных отцом скакунах, прятались по укромным углам дворца с книжками. Лейла сказала, что и вышла-то за кочевника потому, что его было не жалко обманывать. Правда, потом она его не обманывала и стала ему верным другом на всю жизнь. "Ты истинное сокровище", - сказал я тогда Лейле.
   Потом Лейла умерла. А несколько лет назад в результате череды невероятных событий мне на службу попал корабль земной косморазведки. Я был настолько удивлён, что не пожалел сил и заглянул в прошлые жизни офицеров корабля. Обычно я так не делаю, это отнимает столько сил, что потом добрый месяц нет сил даже подумать. Такие возможности мне доступны больше всего в те моменты, когда кто-нибудь убьёт мое тело. Тогда душа, освободившись от тела и оказавшись в мире душ, намного легче ориентируется в такого рода информации. Но на тот момент я был вполне живым, и пришлось сильно сконцентрироваться. В теле 22-летней стажерки косморазведки обнаружилась Лейла. Не знаю, что, как и где она сказала тем, кто плетёт нити судеб, но в своей следующей жизни она всё-таки оказалась рядом со мной. Она ничего не помнила про прошлую жизнь, как и положено землянам.
   Все остальные офицеры корабля оказались немного "варёными" и нелюбопытными, хорошие служаки, и ничего более. А вот Лейла сразу запросилась на обучение к Постигателям Истины, успешно прошла его и стала большим шилом в заднице. Она слишком горячо принимала к сердцу все проблемы всех людей на всех планетах и стремилась всех сделать счастливыми, и немедленно. В нашем деле так нельзя, перед тем, как помогать, нужно предоставить народам возможность получить те шишки, которые они заработали.
   Я имел несколько жестких стычек с Лейлой на эту тему (она благодаря её живости вскоре стала ведущей направления), и я умилялся ею каждую секунду нашего общения. Если счастливая семейная жизнь заключается в том, что супруги ссорятся в заботах о своём огородике, то у нас - счастливая семейная жизнь. Только вместо огородика - о - очень большой кусок космоса. Лейла не приняла участие в заговоре против меня, когда обстановка начала накаляться, я услал её подальше с долгим поручением.
   История про Лейлу Лесите будет неполной, если не вспомнить историю про Корабль - Беглец.
  
   Глава 47. Корабль - Беглец.
   Эта история началась через год после того, как я повстречал Лейлу. Встреча с Кораблём - Беглецом привела нас на самый край обжитой части нашего космоса, на планету ПС-10004. Первую порцию шокирующих впечатлений мы получили во время встречи кораблём, а встречу с породившей его планетой мы с содроганием вспоминали потом до конца жизни (те, у кого он был, конечно).
   Началась эта история, как и многие другие, как мелкое поручение "на пару дней".
  
   Август 3012г. (По внутреннему времени корабля TASPV-0000351 по имени Аис).
   Из штаба нам передали срочное поручение - Семирамиса, одна из планет, находящаяся под нашей протекцией, сообщала, что у них потерпел крушение космический корабль неизвестной конструкции и принадлежности. Это была довольно развитая в промышленном отношении планета - паровые корабли, развитая система общественного транспорта, мегаполисы, всеобщее среднее обучение, значительная доля населения имела высшее образование. Планета принадлежала формально к одному из "мягких" кланов, но считалось находящейся под протекцией Богини.
   "Мягкие" кланы - это цивилизации, которые Богиня выкормила собственной соской, системы, которые выросли от дикости до развитого состояния благодаря усилиям Охранителей Жизни, помнят об этом и стараются Богине не перчить. На практике это означает, что кланы черпают на находящихся под нашей протекцией планетах людские и прочие ресурсы (не задаром), но не лезут во внутреннюю политику и идеологию. Что всех и устраивает.
   Взявшийся неизвестно откуда корабль рухнул около одного из крупнейших мегаполисов и завяз на мелководье, не подавая никаких признаков жизни. Власти Семирамисы оказались достаточно мудрыми, чтобы не лезть на корабль самим. Они через систему зовущих камней вызвали штаб Богини, а штаб нашел нас, гончих собак.
   Через час мы были уже около неведомого гостя. Власти планеты (точнее, местного государства под названием "Республика Арумика") тоже расстарались - подогнали паровой крейсер и грузо-пассажирский корабль большой вместимости.
   Аварийный корабль завяз на глубине около ста метров. Он был большим, намного больше нашего Аиса. Некоторые его конструкции даже возвышались над водой. К сожалению, не основной корпус, жилой блок - если он был - оказался глубоко под водой. Мы немного покружили над местом аварии, взяли пробы. База данных по остаткам химии в воздухе смогла опознать планету, с которой происходил корабль. Планета ПС-10004. Только название, больше в базе ничего не было. Мы отослали сообщение в штаб и начали организовывать спасательную операцию. Если на корабле есть кто-то живой, они могут сейчас погибать от ранений.
   Аис погрузился под воду и выпустил нас из шлюза у носовой части корабля. У большинства разумных видов пилотские кабины расположены в носовой части, если они имеют прозрачные окна, конечно. Многие, кстати, не имеют. У этого корабля они были. Проходя мимо корабля на гравиплатформе, мы нашли их довольно быстро. С собою я взял Бий У - для физической силы, и стоунсенса, если потребуется наводить языковые мосты. Окна пилотской кабины были целы, внутри горела подсветка приборов.
   Нам даже не пришлось долго стучаться. После первых стуков открылась дверь в кабину, к стеклу подскочило нечто человекообразное, в форме. Похоже, пилот. Помахав нам лапкой, пилот отошел и начал рисовать что-то на листе белого материала. Пока он рисовал, мы разглядывали пришельца. Человекообразный, голова чем-то похожа на львиную, в основном такое впечатление даёт грива волос. Немного ниже человека. Продолжение позвоночника - длинный хвост с кисточкой. Непривычно для нас то, что длинные передние и задние конечности у этого вида одинаковой длины - наверное, при желании они могут бегать рысью с большой скоростью, как гепарды. У нас в экипаже так выглядела только Виллина, которая этим здорово злоупотребляла - работала на клавиатуре ногами.
   Пилот дорисовал свои картинки и прислонил к стеклу. Смысл был совершенно очевидным - мы подходим к шлюзу, он закрывает шлюз, откачивает воду, мы входим. Мы рванули к шлюзу ещё до того, как он успел прижать все углы листа к остеклению.
   Люк шлюза был уже открыт. Мы вошли, для чего пришлось оставить гравплатформу привязанной снаружи на тросе. Люк закрылся, началась откачка воды. Скафандры, поддерживающие прежнее высокое давление, стали неподатливо упругими. А у них тут ничего, всё работает. На гибнущих от бедствия они не похожи.
   Вода ушла, открылся люк в грузовой отсек. Мы вошли. В ярко освещённом грузовом отсеке нас встречал уже знакомый пилот и две сотни молодых экземпляров того же вида. Похоже, разных полов, если длина волос зависит от пола. Примерно пополам на пополам. Все в облегающих костюмах одинаковой красно - синей расцветки, у всех длинные хвосты до пят. Странные металлические полоски на лбу у всех пассажиров. У тех, что с длинными волосами, на груди немного выдаются выпуклости. Молочные железы? Всё может быть. Если так, то на поверхность их выпускать опасно - они очень похожи на аборигенов, а те просто помешаны на запрещённой для них обнаженке. И хвостов у местных нет. Головы только другие - у жителей планеты они больше похожи на собачьи, да ещё ноги длиннее рук. Что придаёт ситуации только дополнительную пикантность, все озабоченные мужики на поверхности с ума сойдут. Да и женщины многие тоже.
   В этой части космоса довольно распространены человекообразные существа. Как правило, у них ноги длиннее рук, и они прямоходящие. Но вот лица практически у всех ближе к животным, чем к людям. Таких лиц, как у людей, когда глаза могут смотреть только вперёд, почти нет. Должно быть, создававшие их тела боги шли от уже готовых проектов животных, лень было делать новый проект. Ещё они почти все сексуально совместимы - то есть у них похожие половые органы. Чем вовсю пользуются те слуги Богини, которых набирают с этих планет. Хотя многие при этом размножаются яйцами. Пришельцы не выбиваются из этого ряда, вот только одинаковая длина рук и ног говорит о чуждости вида.
   Я произнёс короткую речь в духе "Охранители жизни приветствуют вас", которая вся пропала втуне. Обитатели корабля не поняли ни слова. Пилот махнул рукой и что-то сказал, все красно - синие покинули "зал приёмов" (строем!), остались только пилот и двое самых крупных из молодых. С этой троицей мы уселись на грузовые балки и принялись наводить мосты - тыкать пальцами, говорить "один", "два", "человек" и так далее. Вскоре стоунсенс уже худо - бедно мог понимать их. У него абсолютная память, и для подобных случаев он просто незаменим.
   Выяснилось, что этот корабль перевозил пассажиров и имел двигатель нового типа, который зашвырнул их в неизвестную им часть космоса, а затем и вовсе вышел из строя. Они не терпели бедствие в полном смысле этого слова - у них были воздух, вода, запасы продовольствия и практически неограниченный источник энергии, позволявший восстанавливать запасы всего необходимого, в том числе и пищи. Однако, они не желали оставаться на корабле вечно, и были бы не против, если бы их выпустили на поверхность, а ещё лучше - вернули домой. А для начала - выпрямили корабль (корабль воткнулся в грунт под заметным наклоном). За время этой весьма долгой беседы (ушло больше пяти часов) несколько раз приходил и уходил второй пилот. Я обратил внимание, что у пилотов на лбу нет полосок с характерным "металлическим" цветом. Мы собрали образцы микрофлоры, обещали помочь чем возможно и откланялись.
   Через несколько минут мы прибыли на Аис, прошли декомпрессию и поднялись на поверхность. Капитан парового крейсера, услышав про то, что на корабле есть люди, почему-то сразу начал настаивать на том, что теперь на них распространяются законы их планеты и мы не имеем права их забирать просто так. Я меланхолично поинтересовался, чего он от них больше ожидает: смертельного вируса, от которого вымрет вся планета, или агрессивную микрофлору, которая вытеснит все их водоросли во всех океанах? Капитан начал горячиться и даже приказал навести орудия на Аиса, чем очень нас насмешил (мы с Валли Ургпущу стояли в это время на мостике крейсера). Аис скрылся под водой, и я спросил капитана, в кого он теперь будет стрелять. Капитан не смог ответить.
   Я посоветовал вояке не дурить и организовать операцию по выравниванию корабля пришельцев для постановки на ровный киль - эта операция при их уровне технологий займёт их месяца на два - три. Потом я передумал и посоветовал лучше организовать оборудование для подъема пассажиров на поверхность, а ещё лучше - постоянно действующую трубу с трапом от поверхности до шлюза. Капитан понял, что мы не враги, и извинился. Оказывается, они тут очень сильно прониклись духом ценности личной свободы, думали, что мы сейчас заберём всех пассажиров в рабство, и готовы были помешать этому. Этим рассказом капитан рассмешил нас ещё больше.
   В это время из штаба пришло распоряжение. Они проанализировали все данные, что мы им переслали, и пришли к выводу, что пришельцы не опасны для этой планеты. Мало того, они даже совместимы по еде и - будь я проклят - по сексу, но без возможности зачатия. При этом известии меня посетили нехорошие предчувствия. Нам было приказано передать операцию в ведение местных властей и лететь на другое задание.
  
   Глава 48. Запечатление.
   Вернулись мы через три дня. Военные Арумики оказались очень быстрыми ребятами - оказывается, большой корабль, который мы приняли за пассажирский, был базой для глубоководных операций. К моменту нашего прибытия они уже приготовили батискаф и присоединили к выходному люку пришельцев свой переходной шлюз. Сдерживал их только языковой барьер. С нашим прибытием никаких препятствия для подъёма не осталось.
   Можете сколько угодно называть меня сентиментальным дураком, но когда батискаф с первой партией появился на поверхности и они начали сходить по сходням на понтон, я прослезился. Надо сказать, вся обстановка этому способствовала: моряки Арумики издают уставные приветственные крики, рядом громада крейсера с флагами расцвечивания, над нами нависает туша Аиса с весёленькими габаритными огоньками, на понтоне стоим мы с Бий У - все такие сияющие, в золотом защитном поле, обеспечиваем перевод, рядом стоунсенс, как украшение. На пассажирском пароходе оркестр. Попробуй тут, не прослезись, когда существа различных разумных видов помогают друг другу. Особенно если учесть то, что мы только вчера из драки с нитиру, где два вида друг друга в капусту рубили.
   Я кратко повторил "спасённым", что сейчас они должны с понтона перейти на пассажирский корабль, который отвезёт их в предоставленное им здание. И тут у одной из девушек - мы уже знали, что длинноволосые - это девушки, - зажглись полоски на лбу. Я почуял неладное и подошел поближе, чтобы узнать, в чём дело.
   - Я чувствую твоё волнение. Ты такой хороший. Позволь мне быть твоей рабыней, - вот что буквально сказало мне это чудо природы. Что удивительно, все остальные пришельцы захлопали ладоши и изобразили радость.
   Ага. Все девственницы Вселенной только и ждут моего появления, чтобы рухнуть мне в объятия и предложить выполнение всех желаний, в том числе самых тайных. Так я и поверил. Особенно после Лейлы. Я попытался объясниться:
   - Сейчас ты боишься и готова обещать всё, что угодно тому, кто спасёт тебя. Но это совершенно необязательно, мы спасём всех вас совершенно задаром, в нашу радость. Сейчас вас перевезут на сушу, а затем мы вернём вас на вашу планету. Мало того, ты мне не нужна.
   Это чудо разулыбалось:
   - Мне не надо на планету. Я знаю, что ты мой господин. Моё счастье - служить господину. Не прогоняй меня, позволь мне служить тебе.
   - А я говорю, что сейчас ты плывёшь на сушу. Ты мне не нужна.
   Все остальные "красно - синие" обиженно заворчали. "Рабыня" поникла так, что растрогала бы и камень.
   - Господин, не бросайте её, она умрёт от огорчения, - пояснила ближайшая к ней девушка.
   Только этих сцен мне тут не хватает!
   - Хорошо, я найду тебя в том месте, где вас поселят, завтра. Не умирай от огорчения. Как тебя зовут?
   - Алуки!
   Всю печаль сразу сдуло ветром. На лице - полный восторг. Да что с ними такое? Дурят нас? Скорее всего.
   Погружение и всплытие батискафа повторялись двенадцать раз. На корабле остались только пилоты и помощники из числа военных Арумики. Всех пассажиров перевезли в их новый дом - какое-то загородное поместье, выкупленное для этих целей правительством.
   Радужное настроение оказалось полностью испорченным, и все остальные группы я встречал "на автомате". Я подозревал заговор. В голову лезли воспоминания о случаях, описанных в учебниках Постигателей Жизни, когда нашими бойцами пытались манипулировать с помощью давления на чувства. Таких случаев было слишком много.
   Ближе к вечеру стоунсенс перевёл судовой журнал аварийного корабля, который мы все уже привыкли называть "беглецом", и прислал мне сообщение: "Груз - двести роботов".
   На следующий день я отправился к пилотам и потребовал объяснений. Пилоты настаивали, что их пассажиры - люди. С этой противоречивой информацией я отправился к "роботам". Я нашел своё "чудо" в выделенном для пришельцев дворце. Да, это был настоящий дворец с небольшой крепостной стеной и огромным количеством жилых комнат для гостей и прислуги, в которых и разместили пришельцев. Вместо облегающей одежды им выдали вполне целомудренные балахончики, которые они к моменту моего появления примеривали, радостно хихикая. Стена у дворца оказалась более чем полезной - толпа любопытных осаждала замок. Пришельцы были редкостью для этого мира, но не диковиной - многие ветераны из числа бывших солдат Богини рассказывали разные истории. Меня, Бий У и стоунсенса в замок доставили в крытой карете, благодаря которой мы избежали излишнего любопытства. Общественный транспорт Арумики был развит очень хорошо - во все стороны шли скоростные магистрали пассажирских поездов, а вот с личным было плоховато. Впрочем, местным хватало.
   Алуки я нашел в группке таких же девушек. Когда я проходил мимо других "спасённых", они замолкали и провожали меня взглядами. Что удивительно, смотрели на меня, а не на Бий У, которая с их точки зрения, насколько я понимаю, является куда большей экзотикой.
   Я не очень ласково подхватил "рабыню" за руку, оттащил в сторону и через стоунсенса приказал выкладывать, с какой такой радости она вдруг решила считать себя моей рабыней. Но первоначально повторил то, что говорил всем ещё на корабле: защитное поле убивает, дотронешься до меня - умрёшь.
   Из речей Алуки стало ясно следующее: она всегда хотела иметь господина, и когда она увидела меня, такого растроганного, такого хорошего, она поняла, что всегда хотела иметь господином именно меня. Всё это она мне сообщила, не переставая улыбаться.
   - Так, давай сначала. Вы умеете чувствовать, что ощущают другие люди рядом?
   - Да, но только чувства и желания господина.
   - Что я сейчас чувствую?
   - Тоску оттого, что тебе недоступен некоторый человек, который был для тебя важен последний год. Плюс досаду оттого, что ты меня не понимаешь. Но не волнуйся, я всё сделаю так, что ты меня поймёшь.
   Я подпрыгнул на полметра, Бий У сказала:
   - Она говорит на интерлингве.
   Алуки действительно ответила на интерлингве - языке войск Богини. Не совсем правильно, так, как говорят те, кто учил язык по словарю, но говорила.
   - Ты что, выучила все слова, что мы вам передали в первый день?
   - Да, Алуки старательная, Алуки взяла копию, - с этими словами мне был продемонстрирован некий камешек, очевидно - носитель информации. Что характерно, вытащила она этот камешек из-за уха. Может, у неё там прямой интерфейс на запоминающие устройства?
   Мы нашли укромную скамеечку, и я принялся расспрашивать Алуки о её доме. Она не знала почти ничего. Любой ветер, залетевший в голову этой девчонки, вылетел бы обратно, не потеряв ни процента в скорости. Да, она ходила в школу. Да, у них на планете есть летающие машины, плавающие машины, думающие машины, есть даже машины, похожие на людей. Да, у них на планете много забавного, но таким, как она, ничего не преподают, кроме арифметики, правописания, основ программирования и основ физики, чтобы их господин мог потом иметь удовольствие самому научить их всему, что посчитает нужным. А заодно чтобы они не спорили с господином и не считали себя умнее. Им не позволяют получать сложные удовольствия, чтобы они не разбаловались, и чтобы все удовольствия, которые им позволит потом иметь господин, были для них новостью.
   - То есть ты из тех, кого с детства обучают быть рабыней?
   - Да. Я буду хорошей рабыней, господин.
   - Так вы что, в детстве не играли в игры?
   - Почему не играли? В мяч, в скакалочку. А вот в компьютерные игры и в виртуальную реальность - только когда господин позволит... у кого он будет.
   - И сколько вас тут таких, на корабле?
   - Все.
   - Все на этом корабле обучены ждать господина?
   - Кроме пилотов. Мне повезло, я уже нашла своего господина.
   Ага. Повезло ей. А мне-то как повезло.
   - Не сердись, хозяин. Алуки может быть полезной. А если я сделаю что-то неправильно, ты можешь наказать меня, - Алуки показала хлыст из веток, который она плела всё время, пока мы сидели на скамеечке.
   - Нравится мне её хлыстик, тебе такого не хватало, - не смогла смолчать Бий У.
   - Не называй меня хозяином. Можешь называть меня "капитан".
   - Да, хо... капитан. Если так будет угодно господину, я буду звать его "капитан".
   В этот момент заверещал коммуникатор. Валли с корабля передавал, что штаб прислал приказ. Нас ждал путь в очень дальние места, на планету, с которой прибыл корабль. Точнее, на одну из её лун. Там мы должны были взять на борт троих человек из числа системы Охранителей Жизни, но не наших, а тех, кто работал с той частью космоса. Такой поворот меня немного испугал - мы никогда ещё не работали с чужими Охранителями Жизни, не подчинёнными нашей Богине. Они должны были помочь нам с этим кораблём - беглецом.
   - Ладно, слушай моё распоряжение. Передай всем своим, чтобы никому не говорили про то, кто вы есть. Пусть местные думают, что вы просто обычные люди. Власти Арумики собирались организовать для вас школу, потребуйте, чтобы вас послали в обычную школу, наравне с местными. Может, это немного повыбьет дурь из ваших голов, они тут в школах очень ценят свободу. Только никого пока не избирайте своими господами.
   - Это не зависит от нас, господин. Если раб увидит своего господина, то он сразу поймёт, что это его господин, даже если никогда его до этого не видел. Это называется "запечатление".
   - Тогда чёрные очки на нос повесьте! Или шоры какие-нибудь! А теперь марш учиться! И тебя это тоже касается.
   Носик сморщился, глаза наполнились слезами. Проклятие, они даже плачут по-человечески.
   - Неужели господин не возьмёт меня с собой?
   - Нет, у тебя нет защитного поля, тебе нельзя. Если удастся, я тебе его позже привезу. А без него на корабль нельзя. Я тебя здесь оставляю... своим представителем. Идёт? У тебя, между прочим, уже две задачи.
   Алуки не очень охотно согласилась остаться. Потом она затребовала знак принадлежности к моей команде. Я подумал, что для того, чтобы я мог передавать через неё сообщения и чтобы она пользовалась хоть каким-нибудь авторитетом среди своих, ей действительно пригодится знак отличия. Пошуровав в карманах, я обнаружил бейджик на верёвочке, тот, что нам выдали местные военные для ношения пропуска. Пропуск я оставил себе, а в бейджик засунул эмблему Охранителей Жизни. Алука приняла бейджик с каким-то двойственным чувством: с одной стороны, она ему обрадовалась, с другой стороны, прикасалась она к нему так, будто это была ядовитая змея.
   Остальные "рабы" смотрели на неё с явной завистью. Алука побежала к остальным коллегам с криком: "Господин назначил меня старшей рабыней!".
   Будь я проклят. Наверное, я уже проклят.
  
   Глава 49. Блестящий ошейник для изделия высоких технологий.
   Планета ПС-10004 находилась очень, очень, очень далеко. Нам пришлось прыгать три раза (обычно нам хватает одного, даже для прыжка до Земли). После каждого такого прыжка нам становилось настолько плохо, что приходилось отдыхать по десять - двадцать часов. В итоге к цели мы прибыли только через трое суток. Комплекс зданий на спутнике планеты открыл для нас шлюз. Шлюз был таких размеров, что хватило бы на вчетверо больший корабль, чем Аис. А они тут широко живут, не скрываются. Находятся прямо на виду у всей планеты. Мы себе такого позволить не можем.
   К нам на борт поднялось трое меланхоличных пожилых мужиков, на хвостах чёрные бантики. На их фоне сразу стало ясно, насколько молодыми и красивыми были "рабы" на корабле, даже пилоты выглядели намного более симпатичными. Мы немало удивили гостей, когда заговорили с ними на их языке. Впрочем, из меланхолии их это не вывело.
   Оказалось, что они не являлись в полном смысле охранителями жизни, как мы. Это был просто очень древний религиозный монашеский орден. Их встретили в незапамятные времена даже не наши разведчики, а соседи соседей наших соседей, и, не разобравшись в сути дела, приняли их за охранителей жизни. Но они были очень похожи: правила их организации требовали полного личного беззлобия и неучастия в делах планет. Они только собирали и хранили информацию. В крайнем случае, они могли помочь советом, но никаких планов они не придумывали и не внедряли, они только находили аналогии в прошлом. Однако, даже в таком, "урезанном" варианте система обеспечила устойчивый гуманитарный рост их планеты. В настоящее время их цивилизация расползлась на три десятка соседних звёздных систем (до этого необитаемых) и длила своё существование без каких-либо серьёзных потрясений, что было само по себе большой редкостью. Все хищные кланы обходили этот участок космоса по большому радиусу.
   Планета на языке аборигенов называлась "Паспаркиулинаяеа". Во всяком случае, после долгих попыток именно такой вариант транскрипции монахи признали наиболее близким. Мы продолжали называть планету "Писа тыща четыре". Между делом монахи спросили, сколько и какого народа было на аварийном корабле. Когда мы сказали, что красно - синие молодые люди, безмятежность с монахов сразу слетела.
   - Ой-ой-ой, - дружно простонали они, а хвосты у них застучали по ногам. Потом старший немного подумал и спросил:
   - А ошейники у них на шее были?
   - Нет.
   - Ой-ой-ой! - опять простонали монахи.
   - А металлические полоски у них на лбу ни у кого не светились?
   Я ответил, что у одной.
   - Ой-ой-ой!
   - А кого она выбрала?
   - Меня.
   - Ой-ой-ой!
   - Они роботы? И почему вы всё время стонете? - спросил я.
   - Нет, они обычные люди, - о причинах своих ой-ой монахи распространяться не стали. Они мужественно выдержали долгий перелёт, но за всё время выучили едва десяток слов на интерлингве, хотя очень старались. Что красноречиво говорило об их способностях и о способностях Алуки.
   За шесть суток нашего отсутствия красно - синие пассажиры уже начали ходить в школы. Правительство Арумики распределило их по приёмным семьям и по разным школам, по десять - пятнадцать особей на школу. Красно-синяя молодёжь уже успела удивить местных тем, что за два дня освоила почти весь словарь местного языка.
   Проблемы начались сразу по прилёту. Двое молодых людей - те, что оставались со мной и с пилотом в первый раз, - притащили Алуки и устроили грандиозный скандал. Они возмущались тем, что Алуки смеет что-то говорить другим рабам в то время, как она является только моей рабыней, и что для управления коллективом есть они, старшие. Алуки дала им высказаться, а затем форменным образом зарычала на них:
   - В отсутствие господ рабы должны подчиняться тому рабу, у которого есть господин! Вы нарушаете все традиции и правила!
   - Мы не дома! Ты не обучена управлять другими рабами! Ты рабыня только этого господина!
   В таком духе они рычали друг на друга некоторое время - очевидно, не в первый раз.
   - Стоп - стоп! Здесь нет никаких хозяев и рабов! Все вы сейчас - свободные люди, которые подчиняются только законам этого государства! Если Алуки вздумала считать себя моей рабыней и я не смог уговорить её в обратном - это проблема, но это ничего не значит. Мне действительно нужен кто-то, кто будет передавать информацию всем пассажирам, и выбрал для этого Алуки просто потому, что она хорошо говорила на моём языке. Всё, что вам нужно - это выбрать руководство вашей колонии. Скорее всего, вам придётся пробыть здесь некоторое время - мы пока не можем перекинуть вас обратно и не знаем, как долгий перелёт отразится на вашем здоровье после первого перелёта.
   - Выборы? - дружно удивилась троица, поджав хвосты. Старшая девушка удивлённо добавила:
   - Но вы же дали ей ошейник.
   Я обратил внимание на то, что при этом она обвила хвостом ноги парня.
   - Я ей что...?
   Старшие "рабы" дружно уставилась на бейджик. Монахи, не проронившие за время всего разговора ни слова, опять повторили свой "ой-ой-ой".
   - Тогда пусть лучше Алука будет старшей, - неожиданно быстро согласились старшие "рабы".
   - Вы проведёте выборы и выберите главного - того, кто будет принимать все решения, связанные с вашей общиной, и троих помощников. В случае разногласий решение будет считаться принятым, если двое из троих помощников проголосуют за него, мнение главного не учитывается. Понятно? Начинайте прямо сейчас, - с этими словами я выгнал старших из класса (беседа происходила в школе, в которую теперь ходили старшие "рабы").
   - Алуки, что там за ерунда про ошейник?
   Алуки разразилась слезами. Сквозь рыдания мне едва удалось расслышать:
   - Я всегда мечтала, что у меня будет господин, которому я смогу с любовью служить, и наконец хоть что-то начнётся. Я мечтала, что господин даст мне бронзовый ошейник, а может быть, даже серебряный, а господин дал мне... верёвочку! - после этого сквозь рыдания уже было невозможно расслышать ничего.
   Монахи сочли нужным пояснить:
   - Господин, купивший раба, должен дать ему ошейник, чтобы все видели, чья это собственность и что этот раб находится при деле. Любимым рабам дают золотой. Для раба, имеющего господина, появиться на людях без ошейника - большой позор. Это как для некоторых людей появиться без одежды. Это может означать, например, что господин наказал раба за плохое поведение и лишил его права служить его дому. Это крайний предел стыда для раба. Верёвочный ошейник дают тем, кого хотят пристыдить.
   - Но я её не покупал! Алуки, неужели ты не хочешь стать свободной? Смотри, здесь есть целая планета, где нет никаких рабов. Ты сможешь стать кем захочешь и делать всё, что захочешь. Может быть, учить детей, а может быть, строить корабли. Местные хорошо к вам относятся, со временем семью заведёшь, детей, дом.
   - Зачем мне семья и дом, если это не служит чему-то большему, чем жизнь, например, славе дома господина?
   - Она не сможет, - решил "расколоться" младший из монахов, - она не сможет перестать быть рабой после того, как её на это запрограммировали. Я знаю, я сам разрабатывал эти системы. Поэтому они и проходят по документам как роботы - людей продавать нельзя, а эти как бы не совсем люди.
   - Её... что? Запрограммировали?
   - У нашего вида все процессы в мозгу имеют электромагнитный характер, а с программированием и электричеством мы знакомы очень давно. Научиться программировать людей было не так уж и сложно.
   - Так ты - создатель рабов?
   - Нет, капитан, вы слишком хорошо обо мне думаете. Над этой технологией работает много организаций, тысячи людей. Знаете, над устройством, которое переносит информацию в мозг - несколько тысяч, над последовательностью команд, которые заставляют хотеть и мечтать...
   - Я знаю, что такое программирование.
   - Над программированием ещё несколько тысяч, над системной увязкой с инстинктами -еще несколько сотен, над сопровождением ошибок в программировании - тоже несколько сотен. Я работал над программированием, недолго. Так вот, рабы после перепрограммирования могут хотеть и мечтать только о том, чтобы услужить господину. Это для них высшее счастье, а похвала господина вызывает выделение гормонов радости и выделение гормонов сексуального удовольствия, в небольших количествах. Если вы её прогоните или не примите услуг, она может затосковать до смерти.
   - Да вы там с ума все посходили, что ли, живых людей программировать? Это же крайняя степень бесчеловечности!
   - Нет, мы не трогаем разумные уровни. Это запрещено нашими законами. У нашей цивилизации высокие моральные принципы. Мы программируем только те уровни, которые и так являются программами. Вы же понимаете, что в человеке действуют многие программы, которые заставляют человека хотеть есть, любить противоположный пол, хотеть высокой общественной оценки и так далее. Вот на этих уровнях мы и вносим изменения. У рабов изменены только инстинкты. Любой из рабов во всех остальных отношениях обычный человек, они могут быть жадными или щедрыми, безжалостными или сострадательными, зависит от человека. Те из них, кто со временем заинтересуются мудростью, могут даже стать монахами, у нас было несколько таких примеров. Но если вы лишите раба возможности служить вам, то это всё равно... всё равно, как если бы обычного человека лишили общества людей. Насовсем. Представляете, чем это может кончиться?
   - У нас это заканчивается сумасшествием, - вынужден был признать я.
   - У нас тоже.
   - А перепрограммировать её никак нельзя, распрограммировать обратно? - помечтал я.
   Волна ужаса, которую я почувствовал, не могла принадлежать мне. Она могла принадлежать только Алуки. Похоже, что не только она чувствовала меня, но и я её. Я прикрикнул:
   - Не пугайся ты так сразу, я не собираюсь ломать твоё сознание, я только изучаю варианты.
   - Перепрограммирование возможно, но это очень болезненная операция, которая заканчивается стиранием личности, а в трети случаев - безумием. Применяется очень редко, как правило, в качестве наказания. А вы что, можете её чувствовать?
   - Похоже, могу. Только что понял.
   - Ой-ой-ой, - прошептали монахи. На этот раз их "ой-ой-ой" имело несколько другую окраску. Если в предыдущие разы их стоны имели оттенок страдания, то теперь в нём был оттенок изумления и, пожалуй, немного восхищения.
   - К кому ещё применяется программирование?
   - Программирование на таком глубоком уровне применяется только к рабам и опасным преступникам. А так... программируют практически всех. Инженеров программируют на любовь к технике и сложным конструкциям со множеством подробностей и мелочей. Горняков - на любовь к пещерам. Программистов - на любовь к точности и логике. Любовниц - на заботливость и преданность. Программирование на разные профессии стоит по-разному. Сколько родители выделят ребёнку на программирование - такую профессию он и сможет потом освоить. Без программирования по профессии на работу не принимают. То есть сначала человек выбирает, к чему у него больше лежит душа, а потом родители смотрят, на какое программирование в этой области хватит денег. Но это программирование на другом уровне - на уровне привязанностей - увлечений - хобби, страстей, не такое глубокое, как у рабов. То есть профессия человека становится его хобби, его любовью. Меня, например, в детстве программировали на конструктора кораблей, поэтому я до сих пор, когда хочу успокоиться, вырезаю из дерева модельки кораблей. У вас, кстати, не найдётся чертежей вашего корабля? - всё это мне объяснял средний монах.
   Остальные двое при этих словах начали его ругать. Мы со стоунсенсом не очень хорошо знаем подробности их языка, но мне показалось, что они его стыдили - якобы увлечение вырезанием моделей есть уступка запрограммированности и страстности, от которых настоящему монаху должно быть свободным.
   - К нам чужие корабли не каждый день прилетают, хоть память будет, - огрызнулся средний монах.
   - Наш корабль делали без чертежей, но у меня где-то есть габаритная схема и фотографии, для ангара делали. Будут вам чертежи. Ответьте мне ещё, как люди становятся рабами? Кто решает, кому стать рабом?
   - Рабами становятся, как правило, те дети, которых не могут или не хотят содержать родители, или те, которые рождены сверх лимита. Дети, у которых родители погибают случайно, рабами не становятся. За воспитанием будущих рабов следят государственные структуры. Дети сверх лимита растут в семьях. Им с детства не покупают игрушек и не водят в дорогие обучающие студии, учат, что их всему научит потом будущий господин и он им все игрушки купит, если они будут себя хорошо вести.
   - Хм... Строго говоря, при таком воспитании даже программирование не нужно. Что значит "дети сверх лимита"?
   - У нас перенаселение - хроническая болезнь. С каждой молодой семьёй заключается контракт на рождение определённого количества детей. Как правило, два или три. Если родители случайно рожают больше, у таких детей велика вероятность попасть в рабы.
   - У рабов бывают дети?
   - Если господа хотят выделенный им лимит на детей распространить на детей, рождённых от рабов, то могут, эти дети потом считаются свободными. Некоторые бесплодные родители для этого рабов и покупают, но это редкость. Если у рабыни случайно появляется ребёнок, его считают "ребёнком сверх лимита".
   - Алуки, ты сверх лимита или из детдома?
   - Сверх лимита и из детдома. Меня растили как рабыню, а потом, когда отец умер, мама не смогла содержать четверых и отдала меня в детдом.
   - Вы сказали, на любовниц программируют? У вас что, есть такая профессия, как "любовница"?
   - Ну да, есть. У них даже свой профсоюз есть, ему больше тысячи лет. Если есть явление, значит, должны быть и законы про него. У нас долго боролись против незаконных жен - содержанок, но это явление оказалось неуничтожимым. Поэтому его решили улучшить, разработали программы для создания верных любовниц, профсоюз разрешили...
   - Почему Алуки выбрала меня? Я её не покупал.
   - Дефекты технологии. Мы не смогли добиться, чтобы раб любил того, кого нужно. Одних они признают, других игнорируют. Это что-то личное, одних людей любишь, другим симпатизируешь, третьих терпеть не можешь. Мы не смогли это преодолеть, это как-то связано с системами любви и секса, знаете ли. Все рабы знают, что им, возможно, придётся ублажать их господ сексом. Поэтому после программирования рабы поступают в специальные закрытые магазины. Человек, желающий купить себе раба, приходит в такой магазин, выбирает нужный пол и идёт вдоль ряда рабов. В начале стоят те, кто внешне понравился покупателю, потом все остальные. Если у кого-нибудь из рабов зажигается индикатор, то это означает, что произошло запечатление и он готов считать покупателя своим хозяином. Если запечатления не происходит, человеку просто возвращают деньги. Пока раб не пройдёт запечатление, он живет в общежитии при магазине и не имеет права выходить. Как правило, покупателю хватает одного - двух визитов.
   - То есть у нас по городу ходят две сотни активированных рабов, которые в любой момент могут выбрать любого из жителей города хозяином?
   - Да.
   Кажется, я зря послал рабов в обычные школы. А может, и не зря. Я припомнил фразу, которую сказала Алуки: "Наконец хоть что-то начнётся". Эта фраза резанула мне по уху, но я отложил её на потом. Теперь стоило к этому вернуться.
   - Алуки, сколько тебе лет?
   Девчонка, хлюпавшая в сторонке всё время разговора, сделала вид, что не слышит.
   - Твой господин спрашивает тебя, сколько тебе лет?
   Еле слышно в ответ:
   - Девятнадцать, - Алуки отвернулась к окну и заплакала. Если в предыдущие разы её плач был рёвом здорового недовольного ребёнка, то теперь она плакала тихо и с отчаянием.
   Монахи дружно издали очередной "ой-ой-ой". На этот раз в нём слышалась печаль и сочувствие. Старший монах произнёс нечто неразборчивое, я знаю в этом языке только основные слова, но первое слово было похоже на "лежалый". "Залежалый товар?"
   - Программирование проводится в четырнадцать, - ответил на мой невысказанный вопрос бывший программист.
   Пять лет в тюрьме. Теперь понятно, почему они так радуются.
   - А остальные?
   - Ещё старше.
   - Не происходило запечатление? - спросил средний монах.
   - Не было покупателей.
   - Каков индекс Пи-Си-А?
   - Минус полтора процента, - моментально ответила Алука.
   - Мы не знали. На планете сильнейшая экономическая депрессия. Даже богатые люди не имеют возможности покупать себе рабов, - пояснил мне монах. Потом немного подумал и опять спросил Алуки:
   - Планета назначения?
   - Дурст.
   - Самая бедная планета, там одни горняки и фермеры. У них никогда денег не было не то что на рабов, но и вообще денег не было. Почти сплошное натуральное хозяйство. Похоже, этих ребят посадили на корабль только с одной целью - чтобы они не возвращались. На планете назначения их, наверное, продали бы за бесценок. Отсюда и экспериментальный двигатель на как бы пассажирском корабле - до сих пор у нас людей перебрасывали из системы в систему на других кораблях, которые используют системы порталов. Надо посмотреть дела пилотов, у них, скорее всего, в прошлом какие-нибудь серьёзные правонарушения.
   - Не понимаю. Если на планете проблемы с экономикой, то почему бы не приставить рабов к делу? Пусть что-нибудь производят.
   - У нашей цивилизации высокие моральные ценности! - (тон среднего монаха не оставлял сомнений в том, что высоту моральных ценностей его цивилизации он оценивал чуть ниже змеиной задницы), - Рабов нельзя заставлять работать ради выгоды. Это запрещено законом. Вы можете купить раба ради забавы, вы можете купить его ради секса. Вы можете взвалить на него всю домашнюю работу, обязанности телохранителя или воспитание детей. Но вы не сможете послать его на такую работу, за которую платят деньги. Вы не имеете права даже заставить его выполнять такую работу у вас дома, которую можно было бы продать - будь это программирование или вырезание статуэток. Конечно, многие пытаются обойти эти запрещения, но это наказуемо. Если вы купили раба, вы должны будете кормить его сами. Зарабатывать имеют право только свободные. Возможно, их потому и послали на планету без денег - кто там разберётся, какую работу взвалит на них фермер или владелец шахты.
   - Осваивать новые планеты?
   - Осваиваем. Но это дорого, за это платят, и этим занимаются высокопрофессиональные свободные люди. Население растёт быстрее, чем осваиваются новые земли.
   Я почесал тыковку и связался с кораблём.
   - Грумгор, можешь сделать ошейник из свайла, с гала-покрытием, с алмазами из шестой коробки? Размер примерно..., - Алуки, дай сюда шею..., - тридцать сантиметров.
   - А подсветку алмазам делать?
   - Алуки, огоньки под драгоценными камнями на ошейнике у вас считаются украшением или признаком дурного вкуса? И сами драгоценные камни?
   - Камни - это роскошь. Подсветка - детство.
   - Не, Грумгор, подсветку не надо.
   - А гравировка?
   Алуки услышала вопрос прямо из коммуникатора и ответила сразу:
   - Гравировка - украшение.
   Грумгор воспламенился идеей и умчался в корабельную мастерскую.
   Монахам и Алуки я сказал:
   - Мне нужно будет узнать намного больше о вашем мире. Эй, продукт высоких технологий, Алуки! Будет тебе завтра красивый ошейник.
   Алуки вышла из класса заплаканной, но счастливой. Монахи проводили её взглядами, средний сказал:
   - Вам потребуется очень, очень много времени, чтобы узнать наш мир.
   А старший монах меня удивил:
   - Наше правительство давно просило, чтобы мы прислали экспертов для улучшения ситуации. Мы отказывались, мы этим не занимаемся. А вот вы могли бы. Считайте это официальным приглашением наших властей.
   - Я доложу в штаб. Последний вопрос. Что означает обхват хвостом ног соседа?
   - Знак неуверенности или подчинённости. Иногда - знак ласкового ободрения. Если вы когда-нибудь окажетесь без защитного поля, Алуки наверняка захочет так сделать с вами, не удивляйтесь и не ругайтесь.
   - Не буду ругаться. Если только о хвост не споткнусь...
   Остаток дня я писал доклад на базу.
   Ночью я заснул не сразу. Попытался представить себя рабом. Всегда выполнять желания господина? Даже самые мерзостные, и считать его похвалу счастьем? Я попытался представить себя в виде раба моего бывшего командира базы TS-12. Тот ещё был мерзавчик, трахал по тёмным углам тех девчонок, что присылали для нас, лётчиков и техников. Всегда его одобрять? Всегда ему служить? Не могу представить.
   Хотя на высших уровнях... когда люди осознают, что от них зависит судьба целого народа, их начинает очень сильно плющить. Как правило, любое государство - это непрерывный кризис, когда всего всегда не хватает, а высшее руководство (или собственный народ) абсолютно не желает слышать о границах реального. Да и конкурирующие кланы всё время готовы сожрать с потрохами... Ситуация там обычно такая - либо прыгни выше головы, либо умри с позором. Очень многие не выдерживают такого напряжения. Некоторые расслабляются наркотиками разной тяжести, некоторые начинают трахать кого попало. В одном мире я видел прокурора, который перед оглашением смертного приговора всегда накрашивался, как женщина. Хотел тем самым смягчить произведенное им негативное впечатление. И это ещё не самый крайний пример безумия. Некоторые маленьких девочек на куски режут.
   В этих условиях хороший начальник - это такой, которые принимает правильные решения, который не даёт истерике влиять на разумность поступков, а выход напряженности даёт на стороне. В такой ситуации хороший раб - это такой, который даёт себя трахать (во всех смыслах) ради того, чтоб вернуть господину устойчивость сознания. Наверное, таким начальникам и необходимы такие, как Алуки. Можно считать, необходимая часть государственного организма...
  
   Глава 50. Рабы и слуги.
   Не успел я проснуться, как пришел приказ с базы. Даже два приказа. Первый требовал ввиду особой ценности планеты ПС-10004 взять на борт рабыню Алуки для наблюдения и изучения, формально присвоить статус стажера. Обучить всем необходимым навыкам, провести курс молодого бойца. В конце приказа было две приписочки. Первая гласила: "Виды Волда Аскера и разумных существ ПС-10004 совместимы сексуально. Семя Аскера не вызывает аллергии у вида ПС-10004. Зачатие невозможно". Прочитав это, я почти наяву увидел, как весь штаб богини (состоящий исключительно из дам) мерзко хихикает, сообщая мне эту новость. Ведь знают, юмористы, как я отношусь к Лейле... с которой мы не виделись почти год.
   Вторая приписочка была переводом сообщения, которое нам прислали соседи соседей наших соседей по системе Охранителей Жизни. В переводе говорилось, что ближайшие к ПС-10004 кланы Повелителей Космоса облетают эту систему по большому радиусу не потому, что боятся их вооруженных сил, а потому, что боятся близко знакомиться с кем-либо из них, ибо они "на всю голову больные". Эту приписочку я разглядывал очень долго. Обычно наш штаб выдаёт приказы очень конкретно. "Полети туда, убей того-то при таких-то условиях, при таких-то условиях ни в коем случае не убивать". Но что могут значить слова "Больные на всю голову"?
   Второй приказ относился к категории "пойди туда не знаю куда принеси то не знаю что". От нас требовалось по готовности отбыть к системе Ас-2946, к месту битвы древних кланов, на месте битвы снять контейнер с информацией с флагманского корабля, контейнер доставить в систему Ас-2922. Ни слова о том, как опознать флагманский корабль, ни слова о том, как из себя может выглядеть оный контейнер.
   Полдня ушло на то, чтобы договориться с властями Арумики об изъятии Алуки. Ругаться пришлось с военным министром. Эти ребята сообразили, что пришельцы - как бы мало они не знали о физике - всё равно знают о ней больше, чем учёные Арумики, и решили оставить их всех у себя. Они настаивали на том, что всем потерпевшим предоставлено гражданство и я не имею права забирать их граждан просто так. Я настаивал, говорил, что у них останется ещё две сотни источников информации, и в итоге сошлись на том, что Алуки будет считаться призванной на службу Богине (Богиню здесь уважали) до тех пор, пока мы не вернём её на Родину. Забирать Алуки пришлось ехать уже во второй половине дня. Путь через весь город занял на фургоне два часа.
   Всей нашей весёлой троицей - я, Бий У и стоунсенс - мы ввалились в класс. Это был последний урок. Алуки сидела у окна и старательно смотрела в окно. Шел урок физики, о которой она могла рассказать местным больше, чем те о ней знали. Местные люди сидят, скрестив ноги, а пишут на маленьких столиках, которые ставятся поверх ног. Получается очень компактно. Алуки и ещё трое её компаньонов сидели по-собачьи и выглядели очень умильно. Трое "рабов" сидели в тёмных очках с закрытыми боковинами. Не представляю, как они в них учатся.
   Класс встал. Поверить не могу. Нас тоже в школе заставляли вставать, когда взрослые входили. Я зачитал приказ о переводе Алуки в состав нашего экипажа, стоунсенс перевёл. Обрадованная малышка встала и двинулась к выходу.
   - Господин разрешил Алуки служить ему? Алуки так рада!
   Хорошо, что она говорила это на интерлингве, которую местные не понимают. Я протянул ей ошейник - красивый, блестящий, переливающийся, с искусственными алмазами и сложной гравировкой. Грумгор расстарался и превзошел сам себя. Что тоже хорошо, а то он так долго полировал наше оружие, что почти протёр его за пределы допусков. А тут он хоть немного на ошейник отвлёкся. Алуки чуть не умерла на месте от восторга. Её товарищи по кораблю захлопали в ладоши. Как мало некоторым нужно для счастья!
   Из школы мы смогли выехать только через час. Алуки упросила подождать окончания урока, чтобы попрощаться с остальными товарищами по школе (по моему мнению - чтобы похвастаться ошейником). Я разрешил. При нашей жизни другого шанса может потом и не быть.
   На корабле я провёл Алуки вводную экскурсию и представил весь наш летающий цирк. При виде нашей пилотской кабины Алуки засмеялась:
   - Ой, какая древность! Кнопочные системы управления!
   - А у вас как информация в компьютер вводится?
   - Голосом, движениями рук и глаз. Специальные системы распознают твои движения.
   - У нас тоже есть такие системы, но мы с их помощью только доклады на базу пишем. Это боевой корабль, и здесь ненадёжные распознающие системы не применяются. Мало того, многие кнопки, как видишь, под специальными предохранительными крышками - чтобы случайно не нажать.
   Алуки прикусила язык и критиковать наши системы больше не пыталась. Неожиданная проблема возникла с её размещением. Она наотрез отказалась спать в десантном отделении, вместе со всей командой Валли. Поначалу там стояли только кресла, но потом мы установили там персональные койки, которые даже задвигаются щитами - получается микро - каюта.
   - Здесь же мужчины!
   - Забудь о том, что ты женщина или мужчина. Тут мы все только бойцы. Можешь ходить совершенно раздетая, мы так и делаем. Всё равно мы все слишком сильно отличаемся. На корабле у тебя только койка. Отдельные помещения у нас только на базе, в нашей пещере.
   - Если хозяин прикажет, я буду танцевать без одежды на главной площади любого города, но по-хорошему я хотела бы закрытое помещение.
   Ага. "Я мягкая, но внутри у меня стальной стержень".
   В конце концов Алуки отдали один из пустующих оружейных шкафов, а барахло из шкафа перевалили на свободную койку Виллины. Алуки была удовлетворена. Потом я отдал её Грумгору - изучать взрывчатые вещества.
   К месту древней битвы мы прибыли через час.
   - Ну, и как мы будем искать в этом хаосе флагман? И как он вообще выглядит? - задался я риторическим вопросом.
   - За такое время обломки должны были разлететься на сотни тысяч километров, - предположил Суэви, исполнявший в левом кресле обязанности второго пилота.
   Но они не разлетелись. Несколько десятков кораблей той и другой стороны до сих пор плыли в боевом строю бок - о - бок, сохраняя в вечности те позиции, на которых их застигла гибель. Судя по всему, эти кланы сражались каким-то энергетическим оружием, что-то типа лазеров, которым они и дырявили друг друга. Корабли были порезаны и оплавлены, но взрывы не раскидали их в разные стороны.
   - Какой ужас, - услышал я за собой тоненький голосок Алуки.
   Потопленные корабли выглядят ужасно. Я знаю, я один раз в детстве выдел судно, которое водолазы подняли со дна моря. Сожженные космические корабли выглядят ещё более ужасно - обугленные надстройки, пустые глазницы люков и иллюминаторов, разводы от высокой температуры там, где до этого были красиво раскрашенные панели... Тут Алуки была права. Вблизи это стадо космических скелетов выглядело ужасно. Особенно если подумать, что за всеми этими панелями искорёженного металла когда-то жили люди.
   - Ты что здесь делаешь, тебе полагается заниматься подрывным делом?
   - Она уже всё выучила, - доложил Грумгор, - у них просто потрясающая способность к запоминанию.
   - Алуки старательная. Нас учили запоминать так, чтобы хозяину не приходилось повторять дважды.
   - Умница. А теперь стой в стороне и не мешайся. Десантная группа, на выход.
   - Хозяин похвалил Алуки! - девчонка чуть не прыгала от счастья. Но уделять внимание её неожиданно бурной реакции времени не было, поскольку Валли, мыслящая жидкость код 556781 и Бий У надели скафандры и отправились на гравиплатформе обследовать тот корабль, который мы сочли флагманом. Он был самым крупным. После самого поверхностного осмотра стало ясно, что мы ошиблись - это был танкер. Мы приняли десант на борт и перелетели к другому, типовому боевому кораблю. Из этого торчало наибольшее число антенн. Через огромный пролом в борту Валли и Бий У вошли внутрь. Следом за ними двигался дистанционно управляемый робот - ремонтник с Аиса, управлял им Грумгор. Гравиплатформа вернулась на Аис. Похоже, на этот раз мы угадали. Судя по богатой отделке коридоров, это был корабль высшего ранга.
   - А что это такое белое, как сосулька? - спросила Алуки, показывая на край монитора (изображение с робота и с камер десанта транслировалось на мониторы в пилотскую кабину).
   - Где?
   - Уже проехали... А вот ещё одна.
   - Грумгор, покажи мне предмет на десять часов у робота, верхняя часть коридора.
   Грумгор сначала повернул не в ту сторону, потом посмотрел вниз, и только потом навёл камеру на странное белое образование на стене коридора. В следующую секунду изображение с робота пропало, а Валли и Бий У доложили, что не могут двигаться, поскольку со всех сторон вдруг начали расти белые иглы и сейчас они со всех сторон удерживаются огромным количеством этих белых то ли игл, то ли нитей.
   Я перевёл взгляд на монитор внешнего обзора. На борту мёртвого крейсера выпучивалось белое пятно с явным намерением дотянуться до Аиса. Я мысленно приказал Аису срочно отойти на пять километров. От неожиданного огромного ускорения Алуки улетела в самый конец коридора, ведущего в пилотскую кабину. А ведь предупреждали: на корабле всегда за что-нибудь держись.
   Белое пятно прорвалось, и в нашу сторону полетел белый ком неведомой заразы. Суэви сжёг его на первых метрах пути. Я запросил с базы информацию и только после этого начал опрашивать Валли, Бий У и Алуки о самочувствии. Все отозвались, что уже было хорошо. Валли и Бий У продолжали висеть неподвижно. Алуки набила пару шишек. Я её выругал за то, что не держалась. Алуки, что удивительно, не стала оправдываться или обвинять меня в том, что я не предупредил, как это сделал бы любой из моего летающего цирка, а кротко сказала: "Простите, хозяин".
   - Я же говорил тебе называть меня "капитаном"!
   - Да, хо... капитан.
   Пришло сообщение с базы. В сообщении говорилось, что появление этой белой заразы - это очень хорошо, что это даже лучше, чем контейнер с информацией, поскольку информацию о ней как раз и собирались искать в базе данных старого крейсера. Говорилось, что этот организм - искусственный, сеть мельчайших роботов по типу живых клеток, которые способны создавать крупные организмы, имеющие рассудок на уровне программируемых систем. Нам было приказано привезти "белую заразу" в любых количествах в контейнере с защитным полем. О том, как выручать наших людей - ни слова, хотя я спрашивал в первую очередь именно об этом.
   - Ладно, слушайте все... приказ по кораблю. Подходим в нашем обычном стиле, стреляем во всё, что можно, ставим на втором роботе защитное поле на большой радиус и запускаем его в коридор крейсера. Следом идём я и Грумгор и пытаемся освободить первую группу. Стоунсенс, выдвигайся в отсек кормовой плазменной пушки, будешь ею работать.
   - Есть, хокапитан! - дружно ответили Суэви, мыслящая жидкость код 556781 и стоунсенс. Вот она, наша команда во всей красе - дело идёт о жизни и смерти, а они думают только о том, как подколоть командира.
   Установленные на поражение большой площади пушки Аиса обработали борт крейсера так, что на нём не должно было остаться ничего движущегося. Под прикрытием постоянной пальбы мы подошли на платформе и запустили робота в коридор. Робот застрял на первых же шагах. Да, его защитное поле выжгло всё живое и неживое в нитях, что теперь заполняли коридор, но нити остались вполне крепкими. Должно быть, эта белая зараза для создания нитей использовала материал конструкций крейсера. Прорубаться сквозь них было примерно то же, что сквозь джунгли, в которых все деревья и лианы выполнены из стали. Я очень рассердился.
   Мы вернулись на платформу и отошли от корабля, после чего пушки Аиса просто вырубили из борта крейсера тот кусок, в котором были наши товарищи, и продолжали кромсать его до тех пор, пока не стало слишком близко. Тогда в дело вступили мы. С помощью защитного поля, излучателя и топоров мы вырубали из нитей Валли и Бий У добрых два часа. Мы здорово устали.
   Теперь надо было набрать порцию живой заразы (в обработанном нами куске она вся была сожжена защитным полем робота).
   - Я устал, не хотите слетать на корабль за заразой? С контейнером? - спросил я только что освобождённых Валли и Бий У. Но те только что пережили ужас навсегда брошенных в космосе и дружно рванули к кораблю, успокаивать нервы. Пришлось тащиться на крейсер капитану вдвоём с Грумгором.
   Получить образец заразы оказалось на удивление просто: при нашем приближении на борту вспух пузырь наподобие того, который плевался заразой в Аиса. Мы выжгли излучателями всё, кроме маленького кусочка в серединке, и его соскребли в контейнер. Когда мы уже заканчивали, с базы пришло сообщение: "Ничего самостоятельно не предпринимать. Вам будет оказана помощь". Вовремя, нечего сказать. По моей просьбе Суэви отбил им ответный привет с докладом о том, что мы уже всё сделали. К нам тут же пришел приказ контейнер с заразой в корабль не заносить, всем кораблём идти на станцию очистки, затем получить на базе скафандр для Алуки и двигаться в изначально заданную систему Ас-2922. Когда мы уже уходили из системы, у крейсеров появился один из наших кораблей зачистки и принялся обрабатывать их защитным полем.
   На станции очистки нас всех прогнали через защитное поле, выгнали из корабля, прогнали защитное поле через весь корабль и только после этого отпустили. Сказали, что мы, на наше счастье, белую заразу не подцепили.
   - У вас что, каждый день такой? - спросила Алуки, когда мы, вконец уставшие и вымотанные, дотащились до своих кресел.
   - Нет, это ещё лёгкий день, - ответили мы хором.
   - Не жалеешь, что связалась с нашей бандой? - ехидно осведомился Суэви.
   В ответ он услышал стандартное: "Служить своему хозяину - счастье для Алуки". Получив такое, Суэви долго переминался с лапы на лапу, с передней левой на заднюю правую, с передней правой на заднюю левую и наоборот, но так ничего сказать и не смог.
   Скафандр для Алуки нам передали прямо в космосе, на внешнем причале, мы даже в ангар не заходили. К нему прилагался бронежилет, защитное поле и излучатель. Алуки смотрела на скафандр так, будто ей подарили личный космический корабль. В каком-то смысле так оно и было: наши скафандры имеют системы маневрирования в космосе, мощные системы связи, набор инструментов мощностью с небольшую фабрику и кое-какое оружие. Я оставил ребят учить Алуки управлению скафандром и ушел в пилотскую кабину.
   В системе Ас-2922 нас ждал корабль Постигателей Истины. Не корабль - целая летающая исследовательская станция. На планете действовал целый флот более мелких судов. Контейнер на входе на станцию у нас тут же отобрали дюжие молодцы и унесли в неизвестном направлении. Мы втроём - я, Бий У и Валли - остались стоять у шлюза, как последние дураки. Наконец к нам соизволил спуститься один из офицеров из числа Постигателей и немного ввёл нас в курс дела.
   Битва, на месте которой мы чуть не подцепили "белую заразу", разыгралась в незапамятные времена. Уже давно не существовало тех кланов, которые выясняли в ней отношения. Тот крейсер, на котором мы имели столько приключений, принадлежал к проигравшей стороне. На тот момент этот клан разработал новое оружие - мельчайших нанороботов. Противостоящий ему соседний клан счёл это угрозой и постарался уничтожить и все вооруженные силы, и народ разработчиков. Ему это почти удалось. Но в глубинах защищённых туннелей поверженной планеты остались те, кто целью своей жизни сделал месть обидчикам. Несколько тысяч лет у них ушло на выживание. Несколько тысяч лет они восстанавливали технологии. Изо всех воспоминаний у них осталось только одно - адрес планеты, которая поступила с ними так жестоко. Потом они сумели построить космический корабль и сбросить нанороботов на бывшую центральную планету обидчиков.
   К этому моменту клан, разгромивший разработчиков нанороботов, давно сошел со сцены. Его владения были поделены между другими кланами, а население их центральной планеты было практически полностью уничтожено в ходе ряда войн. Население обезлюженной планеты впало в варварство и на настоящий момент подвергалось искусственному цивилизационному развитию со стороны наших Постигателей Истины. Наши агенты были немало удивлены, когда в один день обнаружили, что их подопечные кидаются друг на друга в попытке загрызть или съесть.
   Нанороботы были запрограммированы на размножение в телах людей и животных, причём только в телах людей и животных определённого вида - тех, которые принадлежали этой планете. Ещё они должны были проникать в мозг, отключать высшие уровни сознания и возбуждать ярость, голод и отчаяние с одновременным глушением боли. Они также должны были чинить все повреждения в человеке. Человек или животное, подвергшиеся атаке, становились идеальным орудием убийства - все знания мозг использовал только для того, чтобы кого-нибудь убить, а все повреждения очень быстро исцелялись. При этом и сила увеличивалась - отчаяние и безумие заставляли действовать с максимальной силой, а боли зараженные почти не чувствовали. Единственное, что могло остановить такое существо - это чувство переполненности желудка. Наша "белая зараза" была нужна учёным для того, чтобы проследить истоки возникновения заразы и выработать лекарство.
   - И при этом мы получаем приказ с формулировкой "по готовности", а не "немедленно"! - воскликнул я, - Ну, вы даёте! У вас тут целая биосфера в зомби превращается, а вы нам пишите "по готовности".
   - А разве "по готовности" не означает "немедленно"? - удивился офицер. Похоже, именно это чудо природы этот приказ и писало. Пришлось ему немного объяснить, как действуют люди в том и другом случае.
   - Ваш вариант не был основным, поэтому мы вас и не гнали. Мы надеялись получить лекарство от тех, кто произвёл нанороботов. Мы надеялись расшифровать программное обеспечение тех роботов, что действуют на планете. К сожалению, не получилось.
   - А откуда взялась "белая зараза" на крейсерах?
   - Очевидно, у них уже были работающие прототипы. Во время боя они выбрались и затем распространились по всем соседним кораблям. Возможно, их выпустили намеренно. Корабль зачистки сообщил, что эта "белая зараза" сумела протянуть нити между всем кораблями эскадры - и между своими, и между вражескими, и объединила их в единое тело. Поэтому вы и нашли их летящими рядом. При вашем появлении она их убрала, чтобы заманить вас.
   В этот момент у офицера запипикал коммуникатор. Он переговорил и сообщил нам:
   - Одна группа на планете попала в затруднительную ситуацию. Мне некого послать, кроме вас.
   Мы получили ориентировку и откланялись.
   В "затруднительное положение" действующая на планете боевая группа попала исключительно по своей вине. Ребята решили, что запрячь в бронетранспортёр тушу зазомбированного животного из местного зоопарка и начать на ней кататься по улицам города, подгоняя выстрелами из излучателя - это очень весело. Так они и сделали. Каким-то образом им это удалось, но при очередной остановке животное - а это было очень крупное животное, сродни земному носорогу или слону - перевернуло небольшой БТР. Ребята попали в непростое положение - они и не могли выбраться из перевёрнутой машины, и не могли подстрелить "носорога" - тот буйствовал у кормы машины, которая не простреливалась из полуоткрытых люков. Вылезать они боялись - была вероятность погибнуть раньше, чем успеешь открыть огонь.
   Мы зависли на Аисе на высоте полусотни метров над местом трагикомедии. Я решил, что это хороший случай, чтобы потренировать Алуки в стрельбе. Мы открыли шлюз и принялись учиться. Для начала я поставил излучатель на неубивающий режим.
   Алуки научилась довольно быстро. Когда шкура животного покрылась большим количеством ожогов от попаданий, я переставил переключатель на поражение. Алуки положила "носорога" первым же выстрелом, отстрелив ему голову. Наземная команда начала выбираться из машины и столпилась, как последние зелёные новички. Очевидно, рассуждали, как лучше перевернуть БТР обратно. И тут местные жители, прятавшиеся до этого от "носорога", ринулись на них со всех сторон, норовя откусить от наших по кусочку.
   - Огонь! - завопил я. Мой приказ относился к моей старой команде, которая должна была в этот момент сидеть за пушками Аиса. Но Алуки решила, что приказ относится и к ней тоже.
   - По людям? - удивлённо спросила она.
   - Это не люди... пока. Это опасность.
   Алуки открыла огонь очередями и положила всех, кто был уже готов разорвать наших коллег внизу. Пушки молчали. Наземная команда спохватилась и вместо того, чтобы открыть сокрушительный огонь, полезла обратно в БТР. И, конечно, эти лопухи застряли в люках. Откуда такие ловкие? Новички, что ли? Почему практикантов оставили без опытных людей?
   - Носовое, кормовое орудия, пли! Суэви, Бий У, стоунсенс, спите? - (мой излучатель в этот момент бы в руках у Алуки).
   Пушки Аиса наконец-то проснулись и залили всё внизу огнём.
   - Если бы не ты, наземная команда погибла бы, - сказал я Алуки. Та была очень печальной.
   - Я стреляла в людей.
   - Не в людей. В бешеных животных. Ты не виновата. В первый раз всегда тяжело. Моё сочувствие, малышка. Пойду, скажу своей команде "пару ласковых". Закрой шлюз и готовься к высадке на поверхность.
   Через минуту мы с Валли, Грумгором и Алуки высадились с гравиплатформы у перевёрнутого БТРа. Перевернуть его с помощью гравиплатформы было делом одной секунды. Я требовательно постучал в люк. Из люка высунулась неопрятная морда и принялась мычать благодарности. Теперь понятно, почему они так тормозили головой. Вся команда была пьяна в доску.
   Они оправдывались. Оказывается, они охраняли целый район, занятый здоровыми гражданскими, и все гражданские заболели и превратились в зомби, а они расстроились. Я отчитал их и велел отправляться на базу - в место, которое наши силы в районе этого города сделали защищённой базой. На этом наша миссия на этой планете закончилась. Мы получили приказ отдохнуть и вернуться к нашим "беглецам" - рабам на планете Семирамиса. Судя по всему, штаб построил какие-то очень большие планы на Алуки и ПС-10004.
   Мы так устали после долгих приключений, что решили никуда не лететь и начать отдыхать прямо здесь, на планете. Мы перелетели на охраняемую базу, посадили Аиса и улеглись спать. Часовым оставили стоунсенса. Оказалось, что отдыхать на проблемной планете - это очень плохая идея. Не успели мы проспать и десяти часов, как нас разбудила суматоха на базе. По всей базе носились зомбированные местные жители, а за ними гонялись боевые группы с излучателями. Стоунсенс сам себе показывал кино из числа записанных в память земных сериалов и потому проворонил чрезвычайную ситуацию. Дежурный офицер велел нам убираться ко всем чертям, что мы и сделали. Мы перенеслись к Семирамисе. До конца выделенного отдыха оставалось ещё шесть часов, и мы решили сыграть в "мостики".
   Расположились в пилотской кабине. Это не самое просторное место на корабле, но разместиться можно. Алуки, как не знающую правил, оставили стоять на потолке, чтобы она наблюдала за действиями игроков. В невесомости потолок для нас - это тот же пол. "Мостики" - очень тупая игра, там нужно всего лишь строить мостики от дома одного игрока до другого. Забава игры в том, что необходима некоторая и хитрость и стратегия, чтобы в конце игры у тебя была самая большая площадь мостиков. Играли мы на коммуникаторах, которые нам выдали у Богини для боевых целей. Несколько раз нам за это очень серьёзно нагорело.
   Играли все вместе, даже стоунсенс принял участие. Алуки чуть не умерла от удивления, когда до неё дошло, что стоунсенс - не машина для перевода и не самоуправляющийся робот, а живое существо. Играли весело, комментируя каждый удачный ход противников. Постепенно моя банда перешла с игры на воспоминания и стала дразнить меня историями из нашего прошлого. Это они таким образом якобы знакомили Алуки с историей группы.
   - А ведь они все твои рабы, - неожиданно сказала Алуки.
   - У-у! - восторженно взвыла моя компания.
   - С чего это ты взяла? Они мои боевые товарищи. Друзья.
   - Друзей не бывает там, где нужно сделать дело срочно или с риском для жизни. В этом случае тому, кто главный, надо принуждать остальных либо угрозой боли, либо угрозой изменения эмоциональных отношений. В этом случае остальные для него либо слуги, либо рабы.
   - Ну, тогда они мои добровольные слуги, если хочешь.
   - Слуга - этот тот, кого наняли на короткое время, это тот, кто выполняет маленькие поручения, ничего не знает о сути дела и не имеет никаких эмоциональных связей с хозяином. Если слуга долго пробудет с хозяином, у них появляется своя история, привычки и взаимное чувство долга. Такой слуга уже отличается от нового слуги, он уже часть дома хозяина, раб. Со временем уровень зарплаты уже перестаёт иметь значение и большее значение имеют эмоциональные связи.
   - Как-то ты очень упрощенно всё понимаешь.
   - И ещё одно. Для раба умереть ради господина - великая честь и счастье. В случае опасности, кто пойдёт вперёд - ты или они?
   - Они. Но просто потому, что я - командир корабля, меня положено беречь, это часть воинского долга.
   - А что, они чувствуют себя должными кому-нибудь, кроме тебя? Никому они себя должными не чувствуют.
   - Ну, мы давали клятву верности Богине....
   - Ты им платишь что-нибудь?
   - Богиня им платит. Правда, мы до сих пор не знаем, что мы на эти деньги сможем купить.
   - Они шутят так, будто знают, что вы - единое целое. Если ты рассоришься с Богиней, за кем они пойдут?
   Я засмеялся:
   - Хорошо, уговорила. Они все - мои рабы. Народ, кто хочет ошейник на шею?
   Весь мой летающий цирк, за исключением Бий У, поднял руки. Бий У немного подумала и тоже подняла.
   - Да вы с ума здесь все сошли! Какие вы мне рабы? Мы просто товарищи по несчастью, которые вместе решили служить тем, кто делает хорошее дело.
   - Да брось ты, хокапитан. Если ты завтра рассоришься с Богиней, то мы не останемся у неё, а полетим с тобою. Те, кто думал иначе, уже давно в службе снабжения работают. Мы идём за тобой потому, что ты забавный. Всё время затеваешь какие-то дурацкие улучшения, которые чаще всего не проходят, но мы такие даже придумать не смогли бы, и в этом что-то есть. Если мы вернёмся домой, то станем одними из тех, кто боится не получить свои крохи престижа, только страх и мелочные зависти... - тут Валли запнулся, ему не хватило слов, - А здесь мы как бы при деле. Да и дополнительный отличительный знак для нашего экипажа не помешает, Фиу давно об этом говорил. Ты хоть знаешь, какие легенды про тебя на базе рассказывают? Все новички стремятся попасть на практику в твой экипаж, и это при том, что ты ни разу живого практиканта на базу не вернул.
   Я открыл рот да так и застыл на несколько секунд. За это время где-то внутри меня из-под скорлупы Аскера - бесшабашного пилота земного Космофлота успел проклюнуться тот Аскер - философ, которого во мне долго и безуспешно пытались воспитать Постигатели Истины Богини.
   - Значит, я была права, - промурлыкала Алуки, свисая с потолка, как натуральный вампир, - у вас какое-то болезненное отношение к рабам. Хозяином по природе может стать только каждый десятый, а чаще только каждый сотый. Всем остальным лучше быть любящими рабами, которые служат хозяину не за страх, а за совесть. В этом есть красота. А ещё лучше стать со временем любимым рабом. Любовь - ценность сама по себе, ради этого можно много чего сделать.
   - Совсем ты не права! Давайте рассуждать логически. Раб - это тот, кто делает работу по приказу хозяина без оплаты, никак не мотивирован, кроме страха наказания, и которого хозяин может продать любому другому хозяину, как вещь. Вы такими себя считаете? У меня на планете совсем нет рабов, кстати.
   - Бедненькие! Когда хозяину плохо, некому его утешить! - воскликнула Алуки.
   - Семья пусть его утешает!
   - Семья - это не то. В семье человек должен бороться за лидерство, доказывать домашним, что его успехи не хуже, чем успехи других хозяев, семья ничего не знает про его работу, семья посочувствовать и помочь не может. Это может только хороший раб.
   - Ну, если на какой-нибудь планете нам чего-нибудь не будет хватать и ты меня продашь другому хозяину и попросишь служить ему верно, я буду служить ему верно, - сказала Бий У, - а зарплаты мы и так и так не видим.
   Проклятие! Будь я проклят! Точно, я уже проклят.
   - Заканчивайте всю эту ерунду про рабство! Мы - единая команда, и вы идёте за мной потому, что чувствуете это, а не потому, что считаете себя рабами. Так что хватит меня подкалывать!
   - А давайте не будем разговаривать с Аскером, пока он нам ошейники не выдаст? - предложил Суэви.
   - Как вы себе мыслите одевание скафандров на ошейники, умники?
   Эта проблема вызвала горячее обсуждение. Предлагались и тонкие ошейники, и раздвижные ошейники - чтобы можно было одевать поверх скафандров. Пока мой народ не придумал чего-нибудь запредельного, я предложил им нашить картинки на рукава. Предложение было принято с восторгом - все они помнили нарукавные эмблемы различных родов войск у офицеров - землян в Академии, и им было завидно, что у них таких нет. Оставалось только придумать саму эмблему. Я отказался наотрез, сказал, что пусть сами придумывают, старшим назначил Суэви. Эта проблема займёт их надолго. Чем бы они не тешились, лишь бы не плакали.
   Как там говорили в клане - соседе ПС-10004? "Они там больные на всю голову"? Похоже, так оно и есть. И это, похоже, заразно.
  
   Глава 51. Придирки по графику.
   На Семирамисе пришлось решать множество разнообразных проблем, от питания до финансовых, включая политические. Пассажиры корабля - беглеца были совместимы с местными по еде, но для полноценного питания им были нужны другие продукты, а некоторые местные овощи они могли есть только в сочетаниях. Наши исследователи выдали мне обширные рекомендации на эту тему, но их ещё надо было приспособить к реалиям планеты.
   Соседние страны прознали о пришельцах и затребовали доступ к технологиям. Вообще-то государства на Семирамисе нашими стараниями были довольно мирными, но здесь дело запахло прорывным развитием одного из государств, и все остальные всполошились. Пришлось нанести им пару визитов и пообещать уравнивание в технологиях.
   На второй день нашего пребывания я заметил, что Алуки ходит печальная, и спросил у монахов (они оставались на планете) о возможной причине. Монахи сказали, что её, оказывается, надо хвалить не менее пяти раз в день, иначе раб впадает в депрессию. Я начал хвалить Алуки и подсчитывать количество похвал. Потом я распространил эту привычку и на всю команду.
   Я поинтересовался, сколько стоит Алуки. Та точной цифры не знала - это был предмет торга и сезонных колебаний - но ориентировочные цифры назвала. Монахи перевели цифру в золото. Оказалось около трёх килограмм. Я сообщил эту цифру местным властям и в штаб. Если кто-то из них пожелает, рабов можно просто выкупить, например, если произойдёт запечатление.
   Местные власти ответили, что спасённые существа являются терпящими бедствие, подпадают только под действие законов Арумики и платить за них никто не будет. Я переслал это сообщение в штаб. Штаб ничего на это не ответил, но приказал при следующем визите на ПС-10004 узнать о возможности покупки нескольких тысяч рабов.
   В тот же день Алуки стала свидетелем того, как я пытался заставить свою команду помыть корабль. Помывка у нас - больное дело. Как бегать босиком по полу, стенам и потолку - это они все мастера. А как отмывать сало с поверхностей и с выключателей - попробуй заставь. В результате долгого ора я добился только минимальных действий, а затем команда вообще взбунтовалась и отказалась мыть пол до тех пор, пока не будет нарукавной эмблемы. Строго говоря, дело к этому шло - признаки вольницы и неподчинения я наблюдал уже давно, но на прямой отказ они отважились впервые. Я сказал, что иду в город, вернусь через три часа и найду корабль свежевымытым. После чего забрал Алуки и ушел, оставив их в одиночестве бояться неизвестности.
   Мы отправились инспектировать рынок. Компанию нам составлял взвод местной охраны. Пока мы тряслись в закрытом фургоне, Алуки осмелилась посоветовать:
   - Господин, можно, я скажу? Я, конечно, не заканчивала курс управления рабами, как старшие рабы, но основы нам давали. На случай, если мы вдруг станем старшими над другими рабами. Вы слишком мало к ним придираетесь.
   - Слишком мало? Да я сдерживаюсь изо всех сил, чтобы совсем их не замучить!
   - В день к каждому рабу надо придираться по пять - шесть раз минимум, один из которых должен быть обязательно несправедливым.
   - Зачем несправедливым?
   - Чтобы проверить лояльность. Но в конце дня или раньше все негативные ощущения нужно погасить позитивными, пять раз похвалить или рассказать о важности их работы, или рассказать смешные истории. У нас для старших рабов специальные сборники смешных историй продаются. Если вы не придираетесь, то рабы думают, что вы ими недовольны, но не знают, чем именно, и эта неизвестность пугает и может вызвать нервное расстройство и бунт. Если же вы придрались несколько раз, а потом рады жизни и хвалите их, то раб может быть спокоен, поскольку знает, что у вас больше других недовольств нет и вы им довольны.
   Я хотел засмеяться, но потом вспомнил, что Алуки надо хвалить, и сказал:
   - Алуки, ты такая умница, так хорошо советуешь, я так рад, что тебя приобрёл.
   Бедняга чуть сознание не потеряла от радости.
   На рынке я оценивал как наличие необходимых для рабов продуктов, так и общую обстановку. Иногда толщина запоров на лавках и количество охраны может сказать больше, чем любая статистика. В одном месте я ощутил огромный восторг, смешанный со жгучей завистью. Поскольку принадлежать чувства могли только Алуки, я обратил внимание на её предмет вожделения. Алуки смотрела в глубину музыкальной лавки, в которой хозяин наигрывал на одной из гитар.
   - Любишь музыку?
   Алуки сделала вид, что ничего не произошло.
   - Рабов не учат музыке. Это дорого. Только старших рабов и только богатые родители.
   Мы зашли в лавку.
   - Ты забываешь, что я тоже могу тебя чувствовать. Купи себе гитару. Заодно спроси самоучитель, наверняка у них есть. Местный язык ты знаешь, разберёшься.
   Алуки выбрала что-то простенькое, хозяин лавки с негодованием отобрал дешевку и подобрал гитару сам. Самоучитель тоже нашелся. Я не вмешивался - ничего в этом не понимаю. Достать горошину золота из широких штанин нижней части бронежилета было делом секунды. Хозяин лавки и Алуки дружно чуть не умерли от восторга. Алуки потеряла дар речи надолго, только шла за мной следом и поглаживала гитару.
   Корабль я нашел вымытым. Кое-как, но они его помыли. Я расточал похвалы направо и налево. К вечеру я обнаружил, что ошейник стёр Алуки местами кожу до крови, и вызвал Грумгора, попросил подогнать ошейник по форме её шеи. Алуки вцепилась в ошейник двумя руками:
   - Рубцы от ошейника - честь для раба!
   Грумгор отреагировал мгновенно:
   - А плохой ошейник - бесчестье для меня!
   Я попросил отдать. Алуки расслабилась и отдала ошейник, после чего ушла пробовать гитару. Через полчаса примчался Валли:
   - Слушай, хокапитан, мы готовы мыть корабль каждый день по два раза, только не эти звуки!
   - Извини, Валли, были бы мы в развитом промышленном мире - купил бы ей синтезатор с регулятором громкости и с наушниками. А пока скажите ей, чтобы шла в хвост, там вам будет не слышно.
   Через час, осуществляя новую стратегию придирок и похвал, я осознал, что не слышу звуков гитары, и наведался в хвост. Оказалось, что в хвосте Алуки пересеклась со стунсенсом - предметом её давнего интереса, и начала плотно знакомиться. Плотное знакомство закончилось очень результативно - я обнаружил сладкую парочку за просмотром старых земных сериалов. Причём стоунсенс показывал их Алуки так, как привык смотреть сам - в ускоренном виде. Я запретил ему показывать фильмы живым существам в ускоренном виде, чем вызвал целый шквал протестов. Стоунсенс: "Я же всего в полтора раза ей ускорил, я сам на тройном ускорении смотрю!". Алуки: "Но тут же и так всё понятно, а время экономится!" Я подтвердил запрещение и пошел придираться дальше.
   Поздним вечером мы все дружно играли в "смертельные коридоры". Я смеялся, расточал комплименты и вообще всячески изображал радость общения. В прежние времена я бы просто завалился спать. По окончании я спросил у Алуки, как ей понравились наши компьютерные игры. Компьютерные игры - это первое, чему её учит наша банда, даже в ущерб курсу молодого бойца.
   - Очень интересно! Алуки так рада, что господин разрешает ей удовольствия! У нас такие игры были в начале компьютерной эры, до того, как появилась виртуальная реальность.
   Интересно, что она имела в виду?
   Я дал ей доступ к одному из компьютеров в штурманской. Алуке мы сказали, что это доступ в основной компьютер. В действительности это был изолированный компьютер, который имитировал основной. В его памяти лежали отчёты о боевых миссиях (полностью поддельные), описания оружия (намеренно ошибочные) и имитации систем корабля с лёгкими кодами взлома. Этот компьютер мы завели с тех пор, как нам стали давать пополнение из числа недавно принятых на службу. Всегда интересно посмотреть, что будет делать человек, когда поймёт, что может полностью контролировать корабль. Мы допускали вероятность, что Алуки была просто шпионкой. Когда нас не было рядом, Алуки пробежалась по набору игрушек, довольно быстро обнаружила выход на корабельные системы, немного посмотрела их, немного полистала поддельные отчёты о миссиях и вернулась к игрушкам. Если она и была шпионкой, то умной.
   На третий день наше спокойное существование было нарушено приказом срочно подобрать с этой же планеты, но с другого континента пару добровольцев, желающих присоединиться к войскам Богини. Первый доброволец оказался не добровольцем, а беглецом. Когда мы прибыли, он жался к зовущему камню, а вокруг него скакали на странных лошадях пятеро недоброжелателей. Вокруг расстилалась безлюдная степь. В этом мире уважали зовущие камни - тот, кто прибегал к их защите, считался неприкосновенным в радиусе метра от камня. Пятёрка недоброжелателей явно ждала, пока беглец покинет радиус от жажды. Мы не дали им такого шанса.
   При нашем приближении всадники разразились дикими криками. В шлюзе беглеца встречали мы с Алуки и Грумгор. Я стараюсь встречать беглецов в шлюзе - при моей связи с Аисом всегда есть возможность приказать ему дать дёру на случай, если это засада. Я приказал Алуки пострелять под ноги скакунам, никого не убивая. Она точно выполнила приказ. Первое, что спросил беглец, поднявшись на борт, это дадут ли ему такой же красивый ошейник, как у Алуки. Грумгор посинел и сказал, что такой ошейник дают за особые заслуги и его ещё надо заслужить. Алуки изобразила величавую королеву воинов, излучатель вверх упор в бедро, хвост стрункой назад. Но я чувствовал, что у неё внутри всё кипит весельем.
   Двух других добровольцев мы подобрали у следующего зовущего камня без приключений. Судя по вытоптанной траве, они ждали у зовущего камня около недели. Пополнение мы отвезли на астероид, где находилась учебная база. Там нас догнал новый приказ - провести переговоры с кочевым народом на планете Ас-2922, планете, которая подверглась заражению нанороботами.
   Штаб решил разместить часть спасённых людей на другом континенте, который не подвергся заражению. Однако, для начала было необходимо договориться с вождями тех кочевых народов, что контролировали эти места. Переговоры прошли в целом успешно. Вождь крупнейшего из племён запросил довольно большое количество качественной стали в качестве оплаты. Мы были предупреждены о возможности такого поворота событий и отправились на Аис за грузом.
   Пока мы копались в глубинах корабля, часовым у шлюза оставили Алуки. По идее, ничего плохого произойти не могло - вход защищало защитное поле. Алуки расслаблено стояла у входа и любовалась пейзажами, когда из высокой травы вылетело тяжёлое копьё и попало ей прямо в грудь. Бронежилет из мастерских Богини копьё пробить не смогло, но от удара Алуки отлетела к противоположной стене шлюза. Вслед за копьём через вход полезли кочевники, один за другим. Должно быть, они очень долго тренировались брать штурмом корабли. Конечно, защитное поле превращало их в труху, но они так разбежались перед штурмом, что их успело насыпаться в шлюз добрый десяток перед тем, как задние ряды сообразили, что первые не шевелятся. Тут рассерженная Алуки встала и направила на вход излучатель. Небольшая толпа воинов, прятавшаяся до этого в траве и собравшаяся у входа для штурма, мигом исчезла. Они были опытными воинами и поняли, что произойдёт далее.
   Только после этого Алуки сообщила нам о произошедшем. Мы вернулись и обнаружили весь шлюз, засыпанный мусором. Алуки - невзирая на её протесты - я отправил лечиться от ушиба и отдыхать, а мы принялись за уборку. Если кто-то из кочевников наблюдал за тем, как мы выкидывали останки их товарищей из шлюза, то на них должно было произвести впечатление то, что тела при падении на землю рассыпались в прах. После этого я собрал ударную группу и отправился навестить вождя.
   Боевики вождя сидели ровными рядами вдоль широкого прохода к центральному шатру, сабли на вытянутых руках. Жест в духе "если хочешь - можешь убить меня сразу". Фиу как-то показывал пять способов, как из такого положения можно убить наклонившегося за саблей задолго до того, как он за неё схватится. Так что я не верил показухе ни одной секунды.
   - Прости меня, прости меня. Ты сам воин и должен понимать, что воин не может не попробовать захватить всё, что может увеличить его силу, - запел вождь, когда мы зашли в шатёр.
   - Очень глупо. Вы не смогли бы воспользоваться в нашем корабле ничем, а если и смогли бы что-то привести в действие, то это убило бы вас раньше, чем вы в этом разобрались бы. А через несколько часов прилетел бы другой корабль и смешал бы вас с грязью. Чтобы управлять кораблём, у нас учат десять лет в школе и ещё три - в специальном училище. Мне очень жаль тех ваших людей, что так глупо погибли. И ещё вы ранили моего бойца. На, попробуй в меня выстрелить, - с этими словами я протянул вождю свой излучатель. Он попробовал, но целился не в меня, а в сторону. Излучатель его проигнорировал.
   - Они настроены слушаться только нас. А теперь выбирай, что тебе отстрелить - руку или ногу? Мы не прощаем тех, кто обижает наших бойцов.
   - Левую руку, - сразу выбрал кочевник. Я отстрелил ему палец.
   Когда мы уходили, воины кланялись и благодарили за милость. Вся эта комедия была предназначена наполовину для Алуки - я знал, что она сейчас наблюдает за нами через мониторы в кабине. Пусть знает, что принадлежность к команде что-то да значит.
   Мы доложили в штаб о выполнении задания и тут же получили приказ забрать с Семирамисы всех монахов, пилотов, троих рабов и отправляться на ПС-10004 - налаживать контакты с властями и изучать ситуацию. Нас назначили ответственными за улучшение обстановки на планете, постоянными представителями от Охранителей Жизни.
   К приказу было два приложения. В одном в ответ на мой запрос сообщалось, что распрограммирование Алуки возможно, но налаживание технологии потребует нескольких месяцев. Во втором (секретном) говорилось, что особое внимание необходимо обратить на возможность возникновения на планете Абсолютного Ублажителя и подготовить данные для уничтожения всего населения планеты.
   Проклятие! Ненавижу такую работу.
   Троих рабов - тех, кто должен будет вернуться на родную планету - попытались выбрать на общем собрании, но возвращаться никто не хотел, что красноречиво говорило о характере ситуации. В итоге девочка - старший раб вызвалась добровольцем, а на двоих оставшихся кинули жребий. Я подумал - подумал и приказал всем остающимся снять чёрные очки. Они не могли поверить в это добрых пять минут.
   Всё время собрания Алуки стояла у стеночки и изображал скромницу, но я чувствовал, что она просто плавится от счастья. Остальная компания кидала на неё жгуче завистливые взгляды. Знали бы они, чему завидовали.
   Алуки была счастлива. Ещё бы! Она становилась личной рабыней того, кто был назначен Богиней, повелительницей космоса, что выше всех правительств, улучшать её планету! Я попытался пролить на неё холодный душ и сказал, что мы на самом деле не более, чем мальчики на побегушках. Ледяной душ превратился в пар и рассеялся далеко на подлётах к цели - Алуки видела, какие задачи мы решаем, и преисполнилась к системе Охранителей Жизни большого уважения.
  
   Глава 52. Продвинутая планета.
   Ещё трое суток сплошной тошноты. На встречу с властями ПС-10004 мы прибыли немного зелёными. На важных государственных деятелей произвело должное впечатление и то, что среди запрошенных экспертов оказались представители экзотических видов, и то, что мы говорили на их языке, и то, что ошейник Алуки был изготовлен из неведомого им материала. За возвращение троих рабов и пилотов нас поблагодарили, рабов тут же забрали обратно в магазин. Мой запрос о покупке рабов пообещали рассмотреть - отдавать своих людей просто так неизвестно кому они не торопились, даже за большие деньги. Они хотели сначала убедиться, что их людям будет там не хуже, чем в родном мире. Я выразил глубокое уважение и понимание такой позиции. Нам выделили поместье рядом с космопортом и пообещали создать комиссию для совместной работы с нами. Комиссией они меня напугали (обычно я предпочитаю разбираться сам), но вслух я выразил удовлетворение.
   Когда мы уже собирались уходить, старший из государственных деятелей - кажется, что-то в духе премьер-министра - спросил, почему у меня Алуки в качестве рабыни и почему она вооружена. Я ответил, что произошло запечатление и что она зачислена в наш экипаж как свободная. Важные государственные деятели посовещались и пришли к выводу, что это возможно, но в этом случае за рабыню надо заплатить. Бий У тут же выложила из рюкзачка на ковёр специально припасённые для такого случая три кило золота. Государственные деятели засмеялись - не так быстро, мы не торговцы, надо сначала найти владельца этой партии рабов. На этой весёлой ноте мы начали прощаться.
   - Алуки, у почтенных джентльменов наверняка есть много вопросов к тебе. Ответь на все честно. Я буду тебя ждать в поместье.
   Испуганная Алуки осталась болтать с такими людьми, на которых ранее побоялась бы даже поднять глаза, а мы пошли изучать поместье. Насколько я мог видеть, джентльмены оценили мой жест.
   Обширный дом - судя по всему, в недавнем прошлом гостиница - был оборудован всем необходимым, в том числе компьютерами по числу членов экипажа с выходом в общую сеть. От нас не укрылось и то, что дом был герметизирован, а все вытяжные воздуховоды имели обеззараживающие установки на выходе. Зря они не верят нашим защитным полям, надо будет устроить им демонстрацию. Монахи кинулись к сети, презрев обильное угощение, и прилипли к мониторам очень надолго, что не осталось нами неотмеченным.
   Мы, наоборот, пошли тестировать местные блюда. Если верить нашим учёным, то многим из нас можно есть пищу этой планеты. Проблема была в том, что верить нашим учёным в большинстве случаев нельзя - если ты от какой-нибудь пищи не умер, то они считают её подходящей. Того, что она может вызывать понос на три дня, они в расчёт не берут. По этой причине мы таскаем с собою персональные анализаторы, в которые заложены данные о том, какие продукты какие реакции у нас вызывают. В девяти случаях из десяти они дают правильные предсказания.
   Алуки вернулась через три часа, довольная и весёлая, и тоже сразу прилипла к сети. Мне пришлось принести ей угощение прямо к компьютеру. Она была так увлечена, что на автомате промычала "угу" и даже не обратила внимание на то, что её господин ей прислуживает. Насколько я мог понять, она смотрела всего лишь новости и сообщения от друзей. Это развеселило мою команду до предела. Один из монахов намекнул ей посмотреть, кто принёс ей еду. Алуки так испугалась, что моя команда повторно чуть не умерла со смеху.
   Мы так устали после перелёта, что пошли спать сразу после ужина, оставив часовым стоунсенса. Ночью я встал по нужде и прогнал монахов и Алуки от мониторов. Не прогони я их, они, судя по всему, сидели бы до утра.
   Поутру монахи начали учить нас правилам их виртуальной реальности. Я попробовал попросить Алуки быть нашим проводником в этом мире, но она о виртуальной реальности знала только то, что она бывает, и ещё несколько способов вытаскивать хозяина из увлечения виртуалом. Пришлось просить монахов. Монахи согласились с подозрительным энтузиазмом и, перебивая друг друга, начали вещать.
   Рассказать им было чём. Виртуальная реальность Пс-10004 была даже не отдельным миром, а комплексом миров, в каждом из которых можно было жить, не выходя в настоящую реальность. Некоторые из них являлись сросшимися в единое целое телевизионными сериалами, компьютерными играми и спортивными играми со стрельбой (стрельба проводилась в реальности), причём они разворачивались в реальном времени и зависели от действий игроков. Некоторые из них были чисто компьютерными играми, но только они тоже росли в реальном времени. Некоторые из них не имели аналогов в земной истории, поскольку их героями в реальности были человекоподобные роботы, которыми управляли их хозяева. Всё это стоило диких денег, игра там, как правило, шла на деньги, а ставки зачастую превышали размер доходов в реальной жизни. На обеспечение виртуальных реальностей работало до трети экономики планеты.
   Первое, с чем нас познакомили монахи, - это устройство под названием "халобенд". Халобенд, одевавшийся на голову, был похож на очки, в которые были вмонтированы мониторы. Помимо видеоизображения, халобенд мог также передавать носителю ощущения запахов, прикосновений и звук. Что характерно, изображение, передававшееся халобендом, человеком воспринималось как более реальное, чем картинка реальности. Главная песня была в том, что это не были просто очки, в которых валялись на диване в процессе игры. В этих очках ходили по улице. Портативный компьютер считывал информацию со встречных объектов и отображал их так, как они должны были выглядеть в игре (если у них, конечно, было такое изображение). То есть если вы встречали человека, жившего в той же виртуальной реальности, что и вы, то вы видели не его реальное изображение, а компьютерную модель.
   Большинство виртуальных реальностей, использовавших халобенды, были объединены, чтобы их игроки могли видеть друг друга на реальных улицах в игровом виде. При этом существовало множество игр разных стилей, от экономических до сражений. При определённых условиях незнакомые люди на улице могли внезапно вытащить игровые пистолеты и начать пулять друг в друга безопасными лазерными лучами (на одежде были датчики), и все прохожие спокойно проходили мимо, не видя в этом ничего особенного. Были разновидности с мечами и рукопашным боем. Были и упрощённые варианты, которые использовали только для того, чтобы "показаться" в интересном костюме. На планете и во всей цивилизации действовал очень жесткий запрет на обнажение, который, однако, не распространялся на миры виртуальной реальности. Граждане пользовались этим самым широким образом, пририсовывая себе и телеса, и интересные костюмы. Халобенды на улицах носили практически все, а в рабочее время - все работники. Через миры халобендов начальник мог в любую секунду дозвониться до нужных ему сотрудников, где бы они не находились, и устроить производственное совещание.
   В большинстве игр и сражения, и экономическая часть были объединены, причём вовсю использовались реальные деньги. Всё это вместе создавало удивительное переплетение реальности и игры, в котором игра имела, как правило, преимущественное значение. В ней крутилось денег больше. Человек, как правило, поступал на работу в ту фирму, в которой работали его старшие товарищи по игровому клану. Смена игры или стороны в игре приводил, как правило, к смене работы. Многие люди играли сразу в несколько игр в разных реальностях, и довольно часто оказывалось так, что в одной реальности человек оказывался врагом тем, с кем в другой был союзником. Многие путались и забывали, кому они на сегодня враги, а кому друзья. Бывали даже такие случаи (в объединённых реальностях), когда игровой персонаж человека оказывался врагом самому себе в параллельной реальности.
   Разновидностью халобендовых реальностей были сериалы реального времени. Эти сериалы снимали заранее, но с несколькими вариантами развития сюжета. Потом, после запуска сериала, любое количество людей могло присоединиться к нему, и от их действий зависело, куда повернёт сюжет. При некотором везении могло получиться даже так, что главные герои выходили на рядового игрока, он становился одним из главных героев на время одной серии и поворот сюжета зависел от его действий. Такие сериалы были очень популярными, существовали сериалы разных жанров - от фантастики до эротики. Тянулись они иногда по несколько десятков лет - пока не умирали все те, кто помнил, про что было начало.
   Монахи показывали нам эту технологию три часа, и за эти три часа мы смогли познакомиться с миром халобендовых реальностей только описательно, по самым верхам. Вообще-то моя банда привычна к компьютерным играм. Они могут играть несколько суток в полюбившуюся игрушку (а потом несколько суток так же героически спать). Но от такого изобилия информации даже у них поехала крыша, и мы решили, что второй завтрак - это то, что нам сейчас нужно.
   После второго завтрака прибыла целая банда техников и программистов, чтобы приспособить халобенды к нашим головам. Это было очень кстати, так как смотреть через мониторы или через только одно "очко" халобенда было очень неудобно. Техники довольно быстро соорудили халобенды, подходящие по размерам к нашим головам, а вот программистов постигла неудача: им не удалось сделать так, чтобы информация из халобенда передавалась нам прямо в мозг, как у аборигенов. У нас у всех мозги были устроены иначе и для подобных технологий не годились. Надо сказать, что мы этому ничуть не огорчились: кто знает, что там местные решили бы закачать нам в мозг.
   После ухода программистов мы принялись знакомиться с "чистыми" компьютерными играми. Виртуальные реальности компьютерных игр были ещё увлекательнее. Мало того, что в них были объединены в одну систему экономические, боевые, градостроительные и домостроительные симуляторы, в них ещё и присутствовали возможности для творчества, и "живые" персонажи, которые требовали внимания, игры с ними, заботы об их развитии. Они даже тосковали при долгом отсутствии хозяина. То есть игрок мог в игре пойти где-нибудь повоевать или поторговать, на эти деньги купить себе дом, замок или поместье, украсить их разной мебелью или украшениями, а потом ещё и населить разными милыми существами. Этих милых существ можно было обучить разным премудростям: отвечать на звонки, планировать день, напоминать о делах и даже готовить или мыть посуду на кухне в реальности (с помощью кухонных роботов - манипуляторов, разумеется). И, конечно, с ними надо было играть и хвалить - без этого они тосковали.
   Особая притягательность игр заключалась в том, что в них были большие просторы для творчества - все предметы в игре и весь дизайн можно было создавать самому, а потом продавать. Некоторые художники и создатели трёхмерных моделей могли всю жизнь проработать в одной игре, не выходя из неё и занимаясь только дизайном. Создание хорошей трёхмерной модели могло занимать полгода и более.
   К обеду мы начали плавиться, но, к нашему счастью, власти решили устроить нам после обеда обзорную экскурсию. В автобусе с затемнёнными стёклами нас провезли по городу и ближайшему пригороду. Градостроители планеты сумели избежать создания тёмных "ущелий" между небоскрёбами, все крупные здания стояли достаточно далеко друг от друга и были доступны для воздуха и света. Но даже и без этого города на ПС-10004 были кошмаром для любого туриста: несколько уровней движения, каждый для транспорта отдельного вида, витые переходы для пешеходов...
   На побережье нам издалека показали подводную биофабрику. Сверху видно было немного, только уходящие на несколько километров в море разделительные ограждения, но гид сказал, что это комплекс, в котором одновременно выращивают водоросли, мелких животных, питающихся водорослями, и крупных морских животных, питающихся мелкими. Под водой работают сотни людей. Такие морские фабрики расположены вдоль всех побережий. Да, это был мир, в котором всё было сделано ради прокорма как можно большего количества людей.
   Вечером я спросил у своей команды:
   - Ну, кто хочет ознакомиться с философией и хозяйством этой цивилизации?
   Весь летающий цирк, дружно стонавший весь день о чрезмерной сложности виртуальных реальностей, дружно отвёл глаза. Всё понятно, они взяли на себя самую сложную задачу, а всякую мелочь типа философии, финансов и промышленности оставили командиру, пусть отдыхает и бережет себя.
   Я немного послушал лекцию монахов о виртуальных реальностях, основанных на использовании человекоподобных роботов, и пошел на второй этаж, читать местные учебники и обзоры.
   Человекоподобные роботы были развитием технологии "милых существ", которые использовались в компьютерных играх. Они могли выполнять многие простые функции и работы по дому, имитировали тоску по хозяину и необходимость в игре с хозяином. Могли заниматься сексом. Новшеством технологии, отличавшим их от "милых существ" компьютерных игр, было то, что они могли имитировать общение друг с другом и даже определённые чувства дружбы - неприязни друг к другу. Сильно не любящие друг друга роботы могли даже подраться. Кроме того, у них была своя иерархия и возможность продвигаться в ней. Хозяевам роботов доставляло удовольствие устраивать отношения между своими роботами, обсуждать, кто из них как к кому относится и продвигать их в иерархии. И, как и в первых двух случаях, тут было несколько виртуальных реальностей разного жанра - от сражений до любовных интриг, а также были завязаны вполне реальные деньги. Существовало несколько сериалов реального времени с участием человекоподобных роботов.
   Прослушав обзор, я не смог удержаться от реплики: "Вы тут на всю голову больные".
   - Поэтому мы и ушли в монахи, чтобы не участвовать во всём этом, хотя это и лишает нас возможности перерождения, - бодро отбрили монахи. Вот после этой реплики я и пошел изучать экономику, заложив в памяти закладку - спросить у монахов о перерождении.
   Когда я был уже на лестнице, Алуки спросила:
   - Хозяин, а мне можно в виртуал?
   - Нужно. Потом мне покажешь, чему научилась.
   - А сколько я могу денег потратить?
   - Сколько нужно. Нам власти на ознакомление выделили довольно большую сумму игровых денег, используй.
   Ближе к трём ночи Алуки вытащила из-под моей головы учебник экономики. Я заснул примерно на десятой странице.
  
   Глава 53. Бегом к началу начал и обратно.
   Поутру явилась представляться комиссия, которую власти собрали для взаимодействия с нами. Я был приятно удивлён. Я ожидал увидеть пожилых напыщенных сановников, озабоченных только постановкой подножек политическим конкурентам, а увидел неплохой набор специалистов. В основном, довольно молодые люди. Философы, экономисты, финансисты, психологи, инженеры, даже одного программиста прислали. Парень до этого занимался разработкой систем искусственного интеллекта, точнее, "милых зверюшек" нового поколения, и совершенно не понимал, зачем его включили в набор. Впрочем, один пожилой сановник в комиссию всё же вошел, но уже по его первым замечаниям я понял, что дядька обладает острым умом и в команде совсем не лишний. А может быть, даже и лучший.
   Вместе с программистом пришел человекообразный робот, оформленный под низкорослую девушку. Робот сел в сторонке и внимания до конца дня не привлекал.
   Комиссия ввалилась как раз тогда, когда мы завтракали. Всю свою команду (включая монахов) я усадил завтракать приказом. Они пищали и просили "ещё чуть-чуть поработать". Я их "чуть-чуть" знаю прекрасно, оно вполне может растянуться на несколько суток. Всю ночь они "изучали виртуальные реальности", не сомкнув глаз, и теперь едва не сползали на пол со скамеечек (местные сидят по-собачьи на маленьких скамеечках). Комиссия застала нас тёпленькими - я ещё не проснулся, команда уже засыпала.
   После завтрака я услал всю банду спать. Со мной остался Суэви. Он спит разными половинами мозга поочерёдно. Теперь игровую он усыпил, а философскую пробудил. Серьёзные дядьки были удивлены, что я остался общаться один, но возражать не стали. Дракона они сочли экзотической наплечной птицей.
   Власти просили нас помочь по целому ряду направлений. Во-первых, у них свирепствовал затяжной экономический кризис. Целый ряд производств уже остановился, и слишком большой процент людей перешел на минимальное обеспечение за счёт государства. Во-вторых, они наблюдали усталость от жизни и нежелание жить у многих простых людей. В-третьих, их беспокоила ситуация с виртуальными реальностями. Они подозревали, что в результате неправильных решений они разрушают психику. И все эти ответы они хотели получить от нас немедленно.
   Я начал задавать вопросы. Во-первых, я спросил, нельзя ли отменить институт рабов. Пожилой чиновник - теперь его должность именовалась "Глава комиссии по связям с космическим разумом" - довольно мрачно сообщил, что им самим это учреждение не очень нравится, поскольку оно в значительной степени подрывает высокие моральные нормы их цивилизации, но поделать они ничего не могут - в противном случае всех детей "сверх лимита" придётся просто убивать. Как раз пример тех детей, которые попали в рабы, должен удерживать родителей от поспешных поступков.
   Я спросил, нельзя ли отделить игровые деньги от реальных. Чиновник ответил, что они пытались это сделать три тысячи лет назад, но целый ряд предметов и преимуществ в виртуальном мире настолько вожделенны, что люди всё равно находили способы обменять одно на другое. В настоящее время это вообще невозможно - от трети до половины трудовых ресурсов планеты заняты обеспечением виртуальных реальностей, а многие из этих людей получают деньги за услуги прямо в виртуале. При этом услуги могут быть самыми разнообразными - от трёхмерного дизайна до помощи в прохождении некоторых игр способом составления компании, многие зарабатывают тем, что составляют свиту.
   - Составляют свиту? - удивился я.
   - Да. Для подчёркивания важности богатого игрока. Просто ходят следом. Те же рабы, по сути, только их функции выполняют свободные люди, - пояснил чиновник, - рабов для этой цели считается покупать непрестижным, слишком дёшево. Кроме того, некоторые составляют свиту только несколько часов в неделю, а в остальное время занимаются чем-нибудь ещё. Я сам так студентом подрабатывал.
   - А, - сказал я.
   - Не удивляйтесь этому и не думайте, что мы развращённая нация. Мы нация с очень высокими моральными стандартами. Дело в том, что производительность труда у нас слишком высока. Весь тот набор продуктов и изделий, которые необходимы для выживания нашему населению - тому, которое ещё может выдержать планета - могут произвести десять процентов трудоспособного населения. Чтобы не допускать появления большого количества безумных паразитов, мы стараемся привлечь к работе как можно большее число людей. Увеличиваем сроки учёбы до двадцати лет. Уменьшаем рабочее время. Стараемся найти такие промыслы, продукты которых будут востребованы всеми и займут как можно большее количество людей. Виртуальные реальности, человекообразные роботы в этом плане - очень удобное средство. Они позволяют дать многим людям умное занятие, в некоторой степени - обучающее занятие, и при этом не очень нагружают ресурсы планеты. Сидят люди, занимаются друг другом, а за право доступа к забаве мы можем организовывать их на некоторые общеполезные действия. Но этот ресурс небеспределен. Люди перестают покупать и использовать новое тогда, когда у них просто не остаётся времени на новое, а старое всё ещё вызывает восторг.
   - То есть у вас экономический кризис потому, что люди просто не успевают потребить то, что вы произвели?
   - Грубо, но по сути правильно.
   - Падение астероида вам бы помогло. Шутка.
   Комиссия дружно рассмеялась:
   - Да, помогло бы. Подобный вариант - искусственных бедствий - рассматривался, но мы от него отказались по причине избытка страданий.
   - Я за вас рад. Насколько богаты у вас богатые люди?
   - Формально разница в доходах очень сильно ограничена. Высший управленец не имеет права получать зарплату больше, чем в три раза отличающуюся от самого низкооплачиваемого сотрудника. Однако, из-за того, что все жизненно важные товары - из-за перенаселения - стоят слишком дорого, разница в остатке после оплаты еды и других жизненно важных надобностей может составлять многие десятки раз. Кроме того, многое зависит от того, сколько людей в семье работают. В итоге одним еле хватает на жизнь, другие способны купить несколько рабов. Ещё очень многое зависит от успехов в игровых мирах. Люди, которые имеют несколько замков или другой игровой собственности, доставшейся им от предков, могут на несколько порядков быть более богатыми, чем управленцы высшего уровня. Мы пытались с этим бороться, устанавливали налог на наследство, иногда даже просто отбирали, но это только осложняло ситуацию. Тысячу лет назад мы от этого отказались.
   Что у них ни спросишь, всё это у них уже было, и тысячу лет назад.
   Под конец Суэви возбудился и ещё раз вернулся к вопросу о рабстве:
   - Но давайте всё-таки поговорим про рабство! Как можно избавиться от рабства? Для человека очень важна свобода, лишая человека свободы, вы лишаете его даже теоретической возможности думать о таких проблемах, о которых он иначе должен был бы думать - кем стать, какие последствия хочет вызвать в мире своей деятельность, на каких принципах организовывать своё дело. Это тормозит развитие и человека, и - может быть - общества, если этот человек гениален.
   Я насладился видом шокированной комиссии. Они не ожидали, что мой дракон на плече - более, чем украшение. Глава комиссии посмотрел на главного философа. Тот принял пас начальства:
   - Мы иначе относимся к свободе. Человек не свободен от молока, пока он младенец, человек не свободен от обучения и вскармливания, пока он ребёнок, человек не свободен от коллег по работе, чтобы промыслить что-нибудь. Человек не свободен от долга помочь другим детям и людям вырасти и заработать себе на жизнь. Мы понимаем свободу как свободу сделать ещё что-либо, кроме долга и жизненно необходимого, в процессе работы и выживания. А это могут все в любом положении. Всегда ты что-то можешь и чего-то не можешь.
   Суэви не согласился и пустился в рассуждения. Через пару часов подобной болтовни я поблагодарил членов комиссии, попросил остаться тех, кто мог мне рассказать что-либо про религию и идеологию, а остальных отпустил.
   - На слух тяжело воспринимать цифры. Мне нужен кто-то, на примере жизни которого я смогу увидеть, что для обычного человека дорого, а что доступно. "Обычный человек из толпы", так сказать, - попросил я.
   Взгляд главы комиссии упёрся в программиста, который всё время разговора тихо колдовал над своим ноутбуком.
   - Вот он у нас был до недавнего времени обычным сотрудником.
   Так программист остался на сверхурочные.
   С философами и знатоками религий мы общались очень долго. Общение оказалось очень плодотворным и навело нас с Суэви на некоторые мысли, которые мы пока придержали про себя. За это время Алуки, позволившая себе спать не более пяти часов, успела встать и принять на кухню новую порцию продуктов от грузчиков. Ещё час спустя она принесла обед. Я отпустил религиозных знатоков и взялся за программиста. За обедом мы поначалу просто болтали.
   Я спросил у Алуки, почему она посмела вопреки приказу не отдыхать, а встала работать. Алуки ответила, что как хорошая рабыня не может себе позволить спать более пяти часов, если господин работает. Программиста почему-то шокировало то, что у нас с ней смогло случиться запечатление. Когда я сказал, что могу чувствовать её тоже, он впал в ещё больший шок. Интересно, что их так удивляет?
   Пока Алуки сервировала, робот программиста подошла к столу и положила голову на стол, сбоку от приборов. Программист этого даже не отметил, а на автомате запустил руку ей в гриву и начал поглаживать. До чего же они привязаны к свои играм и куклам!
   Мы обсуждали работу программиста, новый вариант обитателей компьютерных игр. Оказалось, что это никакой не новый вариант "милых зверушек", а попытка полностью смоделировать поведение человека. Парень (его звали Лукиранийя Всалиниуйя - у них тут у всех имена были такие длинные, кроме рабов) был очень увлечён этой идеей, болтал без умолку, и из его рассказов я узнал об их мире больше, чем от философов. Я очень заинтересовался проектом. Вероятность получить на дальнем конце космоса "электронных людей", возможно, превосходящих обычных людей по боевым качествам, не могла не заинтересовать боевого офицера Охранителей Жизни.
   - У нас ничего не получается, - жаловался Лукиранийя, - мы вроде как полностью смоделировали все стремления потенциальных существ, включаем симуляцию - а они всё равно ведут себя, как роботы.
   - А что такое "потенциальные существа"?
   - Существа, мыслящие ощущениями. Упрощённо говоря, если вы каждый день будете подкармливать дворовую собаку, то первые дни она будет на вас бросаться, последующие - радоваться, а потом станет считать вас своим. То есть потенциал отрицательных чувств постепенно снижается, а положительных - повышается. Спустя некоторое время собака, глядя на вас, будет вспоминать только ощущение "свой". Так и в человеке постоянно действуют ряд потенциалов - стремление прославиться блокируется ленью, страх перед активными действиями, обусловленный памятью о болях, полученных в детстве, преодолевается любопытством и стремлением получить высокую общественную оценку, и так далее. Мы думали, что заложили все известные нам потенциалы в программу, а включаем - и симуляторы либо ничего не делают, либо ведут себя абсолютно эгоистично, - рыдал вслух Всалиниуйя, размахивая в воздухе фруктом одной рукой и поглаживая робота другой.
   - И не должно ничего получиться, - ответил Суэви, подумав, - если говорить на вашем языке, то живые люди постоянно сравнивают свои ощущения от происходящего с идеальными ощущениями, которые у них имеются потому, что у них есть движущая суть, данная им от Бога - творца. А у ваших роботов таких ощущений нет. Поэтому живые постоянно хотят чего-то нового и всегда всем недовольны. То идеальное, с чем они сравнивают, слишком сильно лучше того, что есть.
   - Гениально! - возопил Лукиранийя, переставая гладить робота, - Как бы теперь смоделировать это положение? Может быть, создать идеальные ощущения производными от ощущений болей, записать их как ощущения "отсутствия ранее запомненных болей"? Правда, потребуется большой период для обучения на собственном опыте, период получения "первых ощущений". Хм, или, может, скопировать их как приятные ощущения от человека?
   Я косо посмотрел на дракона - похоже, мы ненароком натолкнули парня на мысль, которая может помочь ему создать дееспособного искусственного человека. Девчонка - робот подняла голову и потёрлась о руку хозяина, требуя продолжения. Алуки, сидевшая чуть позади меня, положила голову сбоку от меня точно так же, как до этого сделала робот Лукиранийя (мы уже давно умяли свои обеды - Алуки ела мало, я мне можно было есть лишь очень немногое из того, что было на столе, продолжал есть один Лукиранийя). В качестве шутки я протянул руку и погладил её по загривку точно так же, как до этого делал наш гость со своим роботом. Её шерсть на ощупь была очень приятной. Внутри меня шевельнулись однозначно должные к подавлению сладострастные ощущения. Но это было лёгкой рябью на воде по сравнению с тем цунами страсти, которое пришло от Алуки. "Рабыня" слегка приоткрыла глаза и скосила их на меня. Я отвесил девчонке символический подзатыльник:
   - А ну-ка успокойся!
   - Потрясающе! Вы действительно можете её чувствовать! - опять удивился Лукиранийя.
   Проклятие, Алуки замурчала. Продолжая гладить своих как бы девчонок по загривкам, мы продолжили обсуждать проблемы моделирования поведения человека, мотивацию деятельности и жизненные ценности, от которых перешли к стоимости жизни на планете. Прервало нас однажды только падение заснувшего Суэви. Выжав Лукиранийя досуха, я отпустил его домой поздним вечером. Всё это время Алуки мурчала на столе, а моя команда, прокравшаяся на цыпочках к компьютерам, изучала виртуальные реальности. А попросту говоря, безбожно резалась в самые азартные игры. Даже монахи.
   Лукиранийя оставил меня в глубокой задумчивости. Я вышел из размышлений только через два часа после его уходя. Моя команда провела это время с пользой.
  
   Следующие два дня мы мотались по всей столице и встречались с разными экспертами. "Мы" - это я, Алуки и безмерно страдающий Валли Ургпущу. Нас сопровождал взвод охраны в гражданском.
   Ситуация в экономике стала мне ясна довольно быстро - предыдущее поколение правителей в своё время затушило горячие проблемы общества, надавав всем дешёвых кредитов, то есть взяли взаймы, по сути, у будущего. Теперь это будущее настало, средства кончились, всем было пора отдавать долги, но никто ничего не покупал, и началось схлопывание. Нынешнее поколение правителей, происходящее из той же семьи, не желало оглашать данный факт и потому предпочитало делать вид, что паралич в обществе наступил не из-за их плохого управления и тотального самообмана, а из-за каких-то непонятных причин. Теперь, когда все системы общества отключались одна за другой, они ждали, когда станет совсем плохо и всё разрешится само собой, или какого-нибудь чуда.
   Я огласил им длинный список разных грязных трюков, позволяющих выйти из подобной ситуации, - от гиперинфляции до формальной смены политического строя с переходом на распределяющие безденежные системы управления. Оказалось, что и это у них это тоже уже было много тысяч лет назад, и весь этот список был прекрасно известен как властям, так и жаждущим их крови оппозиционным кланам. Попытка применить любой из них моментально вела к политическому кризису.
   В таких случаях наши силы обычно создают агентуру и сносят всех, кто мешает обновлению, но это требовало намного большего количества наших сотрудников, причём из числа Постигателей, и совсем других средств. Я счел доставочным нанести несколько визитов оппозиционным силам и намекнуть им о том, что если они не хотят падения всего и вся, то лучше просто подкупить действующие власти обещанием не мстить за ошибки и дать им спокойно уйти на богатую пенсию, после чего начать глубокие преобразования. Те призадумались. Потом я пошел разбираться с философией, предоставив разбираться с экономикой властям и оппозиции самостоятельно. С философией получилось получше. На третий день мы с Суэви докладывали первые выводы комиссии:
   - Насколько мы смогли понять, современный мир вашей цивилизации создали три направления, выросших из древних религий. Первая религия говорила о том, что мир создан вечным изменяющимся информационным существом, что душа человека переходит из жизни в жизнь неизменной, но, в зависимости от совершенных поступков, попадает в новой жизни в тело людей высшей или низшей касты. Религию создали и поддерживали захватчики - бывшие кочевники, которые создали также теорию о том, что заслуги родителей наследуются детьми, и что дети родителей высших классов - вождей и священников - должны также стать соответственно вождями и священниками. Эта религия в неизменном виде частично существует до сих пор и является основной.
   - Да, это так, - гордо подтвердил один из философов, по совместительству - также жрец этой религии.
   - Я вижу в этом учении три неправды. Во-первых, всё изменяется. Если человек получает новый опыт, то изменяется и он, вся Вселенная, поскольку из-за изменённого человека все процессы уже текут по-другому. Во-вторых, имеется очень сильное духовное поражение и явное враньё в виде учения о наследовании заслуг. Изменения могут идти как в ту, так и в другую сторону. Если человек всю жизнь вёл себя неправедно, то к концу жизни он сам превратится даже не в безответственного человека низших классов, а в животное, а его дети не получат должного образования и будут ещё хуже. В-третьих, учение о том, что дети высших классов должны тоже стать работниками высших классов ведёт к тому, что число людей высших классов будет расти в ущерб людям низших классов и их уровню жизни, что не может не вызвать социального противостояния.
   Получив такую пилюлю, жрец собрался гневно опротестовать мои слова, но я не дал ему такой возможности:
   - Вторая религия появилась около сорока тысяч лет назад в противостояние первому. Она утверждала, что всё раз и навсегда заранее предрешено, что мир неизменен, и что нет смысла делать хорошие поступки, поскольку они ничего не меняют, а единственное, чем стоит заняться - это осознанием своей непринадлежности к миру, своего единства с вечным неизменным существом, создавшим мир. Эта религия также, как и первая, утверждает, что души переходят из жизни в жизнь неизменными. Представители этой религии известны аскетическими подвигами, благодаря им также было разработано учение о том, как различные страхи и животные программы управляют поведением человека. Последнее учение активно используется как в воспитательном процессе, так и в технологии создания человекообразных роботов.
   - Да, это так, - сказал психолог, сторонник этого учения, - и что, в этом учении вы тоже нашли изъяны?
   - Да, всё изменяется. Если человек мечтает о счастье, то он находит к нему пути. А если вы говорите, что ничего делать не надо, то даже учения о счастье не появляется. И счастья тоже.
   - Третье учение возникло позже первых двух, во многом в качестве противостояния первому, и утверждает, что изначальное великое информационное существо создало мир из себя потому, что у него были проблемы, и сделало это для того, чтобы его части, взаимодействуя друг с другом, чувствовали боль и осознали эти проблемы. Это учение утверждает, что душа из жизни в жизнь переходит, но не целиком, а частями, то есть после смерти душа рассыпается на ряд отдельных частей - воспоминания отдельно, манера действовать отдельно, привычки отдельно, - а новая душа собирается из этих "кирпичиков" разных людей в произвольном порядке. Это учение известно тем, что рекомендовало своим последователям совершение множества добрых дел ради улучшения всего мира, оно также много взяло из аскетической практики второго учения.
   Второй философ - по совместительству также политолог и сторонник третьего учения - согласился с тем, что основы я излагаю правильно.
   - Теперь о недостатках. Как и во втором случае, основная практика учения направлена на то, чтобы выбить из человека эгоизм и страхи не достигнуть высокого общественного положения. Теории о счастье нет даже в помине. Религия учит в основном о том, что не делать, и ничего не говорит о том, что делать, чем и второе, и третье учения значительно уступают первому, которое обязует человека совершать ряд некоторых общественно полезных дел.
   Я почувствовал, как Алуки, сидевшая позади меня, излучила мощную волну счастья. Настолько мощную, что я запнулся.
   - Ну, это вы перечислили типовые дразнилки, которыми у нас сторонники всех трёх религий дразнили друг друга последние несколько десятков тысяч лет, - вмешался глава комиссии, - наш современный мир значительно ушел от первоначальной резкости этих учений, в настоящее время наша религия - это взаимопроникновение всех трёх плюс учение о взаимных уступках высших и низших классов ради существования промышленного мира.
   - Да, но при этом ваш мир упустил целый ряд направлений развития. Вы тут с ума посходили от всеобщего упоения собственной ничтожностью, от упоения смирением и от нежелания думать о причинах возникновения вопросов. К целому ряду вопросов надо подходить не от "вообще", а от "конкретно". Главный вопрос - это не "какой бог на небе", а "почему мы думаем о том, какой бог на небе". Вы много тысяч лет воевали за то, считать ли изначальное существо - создателя Вселенной изменяемым или неизменным, но никто так и не спросил себя о том, почему этот вопрос приходит в голову. А причина возникновения этого вопроса лежит скорее не в том, что вас интересует начало начал, а в особенностях строения системы управления и самопринуждения у вашего вида.
   Скажем так: существует такой образ мышления, будто всё сущее создало некое неизменное разумное существо. При встрече с проблемами, решение которых может оказаться рискованным для гордости, человек, использующий этот образ мышления, думает примерно так: "Раз всё неизменно и душа неизменна, то и от моих действий по сути ничего не зависит, по сути меня нет и можно предпринимать действия, ничего не боясь". При другом образе мышления в подобной ситуации человек думает иначе: "Сейчас я что-то сделаю, если я сделаю неправильно, то создам плохие последствия, попаду в плохую жизнь, осознаю их, и всё изменится к лучшему".
   Образ мышления разный, но причина его одна: страх перед неправильными действиями, страх перед наказанием, страх перед общественным порицанием. Следовательно, надо думать не о первопричине сущего, а о происхождении страха, способах его снятия и о том, как определять правильные действия, чтобы не мучиться неуверенностью. А для определения правильных действий надо сначала иметь понимание того, что правильные действия приводят к счастью и нужно понимать, из чего состоит счастье для каждого человека и всего мира. Это направление у вас не разработано никак. У вас много сочинений о том, что человек должен, и ни одного о том, что такое счастье и при каких условиях его можно достичь.
   У вашего вида - как и у многих других, у моего, в частности - перед тем, как сделать любое движение, система управления сначала создаёт образ действия. Образ действия состоит из памяти о ранее полученной боли, которым явное сознание принуждает двигаться ленивое тело, и символа её преодоления. Необходимость вспоминать о старой боли вызывает страдание, для преодоления которого человек вынужден создавать некоторый образ преодоления страдания. Те, кто считают создавший Вселенную Абсолют неизменным, образ преодоления страдания создают из пассивного подхода, в духе "ах, как мне себя жалко оттого, что Великий Неизменный создал всё так, что не преодолеть этих страданий, можно только вытерпеть". Те, кто считают Абсолют изменяемым, создают образ преодоления страданий из активной позиции, из любования собой как "великого убивателя препятствий". Но при этом, чтобы не стать излишне грубыми, они нуждаются в освященных свыше правилах о том, в каких случаях как себя вести. Если я не ошибаюсь, предписаний о том, как себя вести, в первой религии очень много?
   - Более трёх тысяч томов, - подтвердил жрец.
   - Однако, если мы зададим вопрос описанным образом: "Почему я вынужден об этом думать?", то мы выходим на совсем другой уровень технологий и другого понимания человека. Получается, что нужно думать не о характере начала начал, а о том, какими именно страхами внутренние системы принуждают тебя двигаться, какие мотивы поведения они навязывают, какие поступки ведут к благим последствиям и какие - к нежелательным, какая правда нам нужна и что нам мешает. Всё это создаёт совсем другой образ человека, образ человека - творца счастья, который должен изучить себя и перепрограммировать себя так, чтобы перестать быть безумным животным и стать тем, кто всегда совершает только такие действия, которые ведут к наилучшему решению в данной ситуации. Это понимание ведёт к следующему - к пониманию того, что цель человека - это научиться жить счастливо, а не умереть с честью, как об этом сейчас думает большая часть населения. Вы спрашивали меня о том, почему большая часть вашего населения не хочет осваивать сложные профессии да и вообще не очень хочет жить. Да потому, что у неё не было ни будущего, ни интересного дела в жизни. При новом подходе многие люди смогут найти жизнь интересной.
   Алуки опять излучила такую порцию счастья, что я вынужден был замолкнуть.
   - Это не совсем новость для нас, часть того, что вы сказали, входит в медитативные практики третьего учения. Идею о том, что о начале начал думать не надо, а надо думать о том, почему этот вопрос встаёт, провозглашали так называемые "объективисты", их уничтожили двадцать пять тысяч лет назад. Они восстали, создали своё царство и пытались сделать общими и все вещи, и всех женщин. После их поражения это учение было запрещено, - пояснил глава комиссии. Остальные члены комиссии сидели, опустив глаза.
   - Насколько я понимаю, идея об изучении мотивов поведения и обобществление женщин никак не связаны.
   - Да, это так. В том, что вы сказали, есть элемент новизны, это надо обдумать, - признал глава комиссии и попытался закрыть собрание.
   - Это ещё не всё. У вас очень мощная традиция социальной справедливости, небольшая разница в доходах на разных должностях, и это похвально. Однако, у вас полностью исчез слой людей, которые могли бы жить изобильно. Введите институт людей, "выигравших изобилие". Пусть это будут случайные люди, выигравшие в лотерею право на изобильное обеспечение на определенный срок. То есть человек, выигравший в такую лотерею, будет получать некоторые - и очень большие - суммы от общества за то, что он будет делать то, что хочет - хочет, забавляться, хочет - организовывать некоторые общества, а не хочет - бездельничать, в обмен на то, что все подробности его похождений должны будут быть известны обществу. Пусть воплощают все свои детские мечты.
   - Это вызовет некоторый рост коррупции, кроме того, нам придётся снизить количество людей, чтобы общество могло нести такие затраты, - подумал вслух политолог.
   - Ничего страшного. С коррупцией пусть борются правоохранительные органы. Зато ваше общество узнает много нового о себе. Появятся люди, которые попробуют быть счастливыми, и всем остальным будет интересно, как у них это получится. Кроме того, люди, как правило, не выдерживают давления больших денег, и это тоже будет очень поучительно.
   - Зато у нас появится индустрия вещей с хорошим дизайном, а также индустрия технически сложных дорогих вещей, сделанных ради забавы, это тысячи новых рабочих мест, мы на этом всю экономику поднимем! Это стоит обдумать! - сообразил глава комиссии.
   - Да что он такое говорит, какое такое счастье! У человека есть долг, и в его выполнении и есть счастье. А вот про "выигравших изобилие" - это вообще развращение общества, - заверещал жрец.
   - Заседание закрыто. Нам надо всё обдумать, - объявил глава комиссии. На этот раз я ему не мешал.
   Когда они ушли, я спросил у Алуки:
   - Чего это ты там так радовалась? Что-то задело?
   - Нет, господин так умно говорил с такими важными людьми, я так горда служить такому хозяину...
   - И только это?
   Алуки не смогла соврать:
   - Нет, не только.
   Я вздохнул. На входе появился программист, он сбежал от главы комиссии и горел желанием обсудить один важный вопрос.
   - Как думаете, если мы в роботе сделаем систему мотивации по предложенному вами типу, на базе ощущений от запомненных ранее болей... помните, мы говорили?
   - Да?
   - А что, если робот как-нибудь раз начнёт изучать эти ощущения, исследует их и поймёт, что это просто потенциалы, которых не стоит бояться? Он ведь остановится?
   - Наверно.
   - А человек?
   - У человека есть сострадание. Он будет помнить своё страдание от перенесённых болей, и даже если он их все переосмыслит и перестанет считать тем, что пугает, то он не остановится - он сможет благотворить миру, опираясь на чувство сострадания - чтобы у других не было таких же болей. Кроме того, у человека есть эрос, есть фантазия. Он в любом случае не остановится.
   - Хм... хм... сострадание - это способ перенести на другого свои ощущения, представить, что он испытывает такие же ощущения, и посчитать это недолжным... Наверное, это можно запрограммировать тоже, а эрос мы программировать умеем, - с этими словами программист умчался, беседуя на ходу сам с собою.
   - Какой увлекающийся человек, - сказал я Алуки. Та захихикала.
   Я пошел искать монахов, чтобы задать им вопрос про перерождение, но те героически отсыпались.
  
   Глава 54. Высшее счастье для раба.
   Мы с Валли, Суэви и Алуки стояли перед главным храмом основной религии, у борта нашего автобуса, остывая после умственного напряжения. Суэви, как всегда, у меня на плече. Только что прошел мозговой штурм, связанный с новым образом мышления. Штурм прошел удачно, большинство признанных мудрецов согласились, что в этом что-то есть, и даже предложили кое-какие свои идеи. Удивительно, но людьми с самым ясным умом оказались не столичные жрецы, а аскеты, которых ради такого случая привезли из их обычных мест обитания (на мозговой штурм собрали всех, кто пользовался в народе уважением). Когда жрец из нашей комиссии принялся подпрыгивать и кричать, что предложенные новшества растлевают общество, ему просто сказали: "Замолчи, маленький". И он замолк. Аскеты пользовались очень большим уважением. Меня это удивило.
   Мы уже собирались грузиться в автобус, когда из-за угла показались несколько местных, играющих в догонялки и постреливающие друг в друга из игрового оружия. Наша охрана схватилась за пистолеты, но из-под одежды их не вытащила.
   - Ух ты, давай посмотрим, местные в виртуалку с халобендами играют, - сказал Валли.
   Посмотреть правда было на что: как я и предполагал, люди этого вида способны бегать на всех четырёх, как кошки. До сих по мы этого не видели, все граждане чинно шествовали по городу на своих двоих вполне прямоходящим способом, только Алуки иногда по дому и кораблю на всех четырёх передвигалась. Тут же игроки носились, как натуральные котята, причём еще иногда и заскакивали с разгона на стены почти до второго этажа, переворачиваясь в воздухе.
   - Высокого класса игроки, - оценил один из охранников.
   В этот момент один из игроков кинулся на другого, но тот, вместо того, чтобы отскочить, подставил руки. Первый игрок встал ногами на подставленное "колечко" из рук и взлетел в воздух, направляя свою пушку на нас. Алуки встала между мной и террористом. Стрелок успел сделать два выстрела перед тем, как охрана нашпиговала всю команду металлом. Первая пуля попала Алуки в бронежилет, вторая - прямо в шею.
   Когда я подошел, она уже умирала. Кровь толчками выливалась из огромной раны на шее. Я рухнул на колени рядом с бывшей рабыней. Почему-то было очень обидно, что именно такие, безмятежные и простые девчонки, должны умирать.
   - Какое счастье. Я смогла умереть ради господина, - сказала Алуки, подняла руку и из последних сил смахнула слезу с моей щеки. Я чувствовал у неё внутри панику, но при этом - и тихое счастье, как будто все проблемы решены и возвращаешься домой, и гордость за то, что она смогла умереть ради господина.
   Алуки умерла. Она просто хотела служить, чтобы хоть что-нибудь происходило. Она была рада всему. Она никому не желала зла и просто хотела хоть немного поучаствовать в празднике жизни. Просто с детства никому не нужный ребёнок, простоявший треть жизни в магазине. А когда пришло время, она просто встала между мной и пулей. Алуки посчитала, что должна это сделать, и просто сделала шаг. Жаль, что мы не успели её распрограммировать.
   Из ниоткуда взялось несколько взводов ударной полиции - не наши охранники в гражданском, а настоящие бойцы, все в броне с головы до ног. Их командир подошел ко мне и начал что-то говорить о том, что они следили за религиозными экстремистами, но не имели права ничего сделать до тех пор, пока те не выстрелят хоть раз, зато теперь они взяли всю сеть в сотню человек, что мы теперь в безопасности и как у них вообще всё удачно прошло. Я сидел, продолжал капать и не реагировал, и командир перенёс внимание на Валли.
   Откуда-то появились Бий У с программистом из нашей комиссии. Как они здесь оказались? Им сюда ехать почти час. Неужели я плачу целый час? Программист, размахивая руками, принялся объяснять моим бойцам и каким-то ещё личностям, что у нас была Связь и что это что-то значит, что раб с сильной связью иногда умирает, когда гибнет его хозяин.
   Подошел Валли.
   - Эй, капитан, ты ещё жив?
   - Она сказала, что рада, что смогла умереть ради своего хозяина.
   Валли посмотрел на меня с опаской:
   - Командир, она умерла сразу и ничего не говорила.
   Я посмотрел на тело Алуки. Странное дело. Я помню, как она смахнула мне слезу со щеки правой рукой. Но как она могла это сделать, если она лежит на правой руке? Мозг иногда выкидывает странные шутки.
   Бий У и Валли подхватили меня на руки и запихнули в броневик. Только сейчас я почувствовал, что ноги совсем отнялись, что я действительно просидел на коленях слишком долго.
   Я пробыл в прострации ещё несколько часов. Я не плакал и не рыдал, просто слёзы текли и текли. К вечеру я пришел в себя. Валли пересказал вкратце то, что ему доложил офицер полиции. Религиозные фанатики, экстремисты, они были против того, чтобы чужие существа лезли в их религию. Они подготовили многоуровневую засаду, в которой должны были погибнуть мы все, но полиция приготовила ответную засаду для них. Оказывается, после первого нападения стрельба шла ещё двадцать минут, правда, в отдалении от нашего автобуса.
   - Сколько же я там просидел?
   - Больше часа. Мы опасались, что ты уйдёшь вслед за девчонкой, оказывается, те, у кого сильная связь... они часто умирают в один день. Слушай, надо рвать с этой планеты. Парни погружаются в виртуал всё глубже, и чем глубже погружаешься, тем больше там интересного, у нас уже у всех глаза болят и хронический недосып. А ещё парни участвуют сразу в нескольких виртуальных реальностях и уже начинают путаться, кто они в данных момент и как их зовут. Мы все уже так думаем, что надо уходить. И ещё, что делать с гитарой?
   - Возьми с собою завтра на похороны.
  
   Алуки хоронили почти как национальную героиню. У неё оказалось довольно много знакомых, как по школе, в которой она училась до программирования, так и родственников, пришли её мать с братьями - сёстрами. Привезли даже троих рабов из магазина, её бывших товарищей по "Кораблю - Беглецу", в специальных шлемах. Комиссия тоже пригласила сама себя и присутствовала в полном составе. Получилась довольно большая толпа.
   Погребальный костёр сложили на берегу реки, на лучшем кладбище, это считалось очень почётным местом. Перед церемонией ко мне подбежал жрец основной религии и клялся, что какими бы ни были наши разногласия, он никому ничего не говорил и что акция фанатиков были их собственной задумкой. Я отпустил его кивком.
   Перед тем, как поджигать костёр, я вложил в руки Алуки гитару. Когда я обернулся, оказалось, что вся толпа прослезилась. Странно, до этого они выглядели довольно весело. Пока костёр горел, я спросил у главы комиссии, что их так растрогало.
   - Раб с гитарой в руках - это символ. Символ души человека, порабощённой условиями выживания, но стремящаяся к красоте. Это очень распространённый символ в наших художественных произведениях. Вы об это знали?
   - Нет. Просто у нас на корабле места мало.
   Под конец я дал знак своей команде, и те сожгли останки из излучателей. На всякий случай. Алуки бывала с нами в разных мирах. Красивые похороны. Чаще всего такие ребята, как мы, заканчивают пеплом после обработки защитным полем или излучателем без всяких похорон.
   - У неё будет прекрасная следующая жизнь, - сказал старший из монахов, незаметно подойдя ко мне сзади, - если раб умирает ради своего господина, то у него следующая жизнь очень хорошая. Отсутствие страха перед смертью даёт многое. Я знаю, я сам в прошлой жизни так умер.
   - Вы помните свою прошлую жизнь?
   - Мы все помним. А вы разве нет?
   ОНИ ВСЕ ПОМНЯТ СВОИ ПРОШЛЫЕ ЖИЗНИ. Почему никто не сказал мне об этом раньше?
   - Во всех подробностях?
   - Нет, только как общий итог, как вы, наверное, помните суть давно виденного фильма - общее впечатление, без памяти об эпизодах. Но некоторые особо яркие эпизоды мы тоже помним.
   - Откуда же взялась религия, в которой утверждается, что человек состоит из случайного набора частей?
   - Некоторые помнят сразу несколько жизней, причём таких, которые пересекаются во времени. Кроме того, при переносе разума из тела в тело, если разум попадает в другое тело, то человек начинает вести себя иначе.
   - Вы умеете переносить разум из тела в тело?
   - Да, на космических кораблях внешней охраны все сознания хранятся в электронном виде, а тела в виде выращенных из клонов почти взрослых тел в летаргии, так энергия и продовольствие экономятся. В случае необходимости или при гибели солдата заготовленное тело оживляют, а затем переносят туда воспоминания из архивной копии. Вы не забыли, у нас же разум на электромагнитной основе? Это как перенести информацию из компьютера в компьютер.
   - Но тогда получается копия?
   - Нет, если вырастить два эмбриона и скопировать туда два одинаковых сознания, то начинает дышать только один. Душа - мы не знаем, что это такое - переносится к телу с нужным сознанием и принимает его, но только одно тело. И то только в первые десять минут. Если промедлить, то душа солдата уходит куда-нибудь ещё. Иногда мы находим их на нашей планете, но чаще они уходят куда-то ещё. Поэтому мы, монахи, сидим на спутниках планеты. Те, кто умер на спутниках, на планете больше не появляются.
   - А те, кто умер в космосе?
   - Если рядом нет корабля с готовыми эмбрионами, то, как я уже сказал, очень редко они появляются на ближайшей планете. А чаще просто исчезают неизвестно куда.
   - Так вы ушли на спутники, чтобы не возрождаться снова на планете?
   - Это один из основных постулатов нашего ордена. Мы доверяем создателю Вселенной и верим, что он поместит наши души туда, где им будет лучше.
   - Сколько раз может возрождаться убитый солдат при масштабной войне?
   - Сколько угодно, но на военных кораблях обычно хранится десять тел. Когда остаётся последнее, человека просто не посылают в бой, а когда таковых становится слишком много, корабль уходит на базу - выращивать новые тела. Многим из них - тем, кто сейчас хранятся на кораблях космической охраны - по много сотен и даже тысяч лет.
   - Солдат программируют?
   - Нет, их отбирают. Отбирают в подростковом возрасте по способности быть активными в стрессовой ситуации, способности убивать и по повышенному чувству ответственности.
   Итак, у них развитая космическая оборона и возможность восстанавливать солдат сколько угодно раз. Причём не зелёных новичков, а суперпрофессионалов с опытом в несколько сотен лет. Реши флот Богини зачистить эту планету, у него могут возникнуть трудности. Это стоит сообщить на базу. Правы были их соседи. Они тут правда на всю голову больные.
   На следующий день мы улетели. Мне предлагали любого другого раба, как с запечатлением, так и без, но я отказался. Тогда нам попытались вернуть наше золото. Мы не взяли. Погиб свободный член нашей команды. То, что за него когда-то что-то было заплачено, никакого отношения к делу не имеет.
   На корабле я первым делом устроил своим разнос за то, что они так и не выбрали нарукавный знак. Мне тут же были представлены пять вариантов, между которыми они сомневались и всё никак не могли выбрать. Все пять один круче другого - на одном топор поверх силуэта корабля, на другом летящий дракон поверх планеты в огне, на третьем набор острых инструментов, на четвёртом - звёздная карта со штурманской прокладкой и символами целей для ядерных ударов, на пятом - набор половых органов всех членов экипажа (как мне объяснили, символ изобилия, Бий У придумала). Я выбрал пятый - из чужих никто не поймёт, чем эта мешанина отличается от абстрактного узора.
   За неуставный нарукавный знак мне влетело на базе от главного сержанта (мои успели нанести его на все вещи и даже на борт корабля ещё до прибытия на базу). Оказывается, капитан корабля, который хочет особый знак отличия для своего экипажа, должен заранее подавать прошение об этом в штаб, с приложенным эскизом. Я подал. В тот же день мне его утвердили.
   Много месяцев спустя Фиу, увидев наш нарукавный знак, пробурчал: "Ну, вот, наконец-то, давно была пора, только лучше было бы боевой топор изобразить".
   Вместо нашего отряда на ПС-10004 ушла другая группа. Мы всем экипажем дружно заявили, что возвращаться туда не желаем. Валли и Суэви, которые провожали её, говорили, что в группу вошло несколько Постигателей Истины самого высокого уровня, несколько специалистов - следователей и несколько самых умелых убийц. Не важно, что я принял устные извинения властей. Если из экипажа войск Богини кого-то убивают, всегда проводится следствие. И тому на планете, кто виноват в этом, лучше сразу лечь под землю.
   Больше моя команда меня "хокапитаном" не называла.
  
   История с Алуки имела несколько последствий. У меня появилась пренеприятная привычка считать, сколько раз я отругал или похвалил того или иного подчинённого. Со временем я начал заносить этот счёт в коммуникатор. Иногда я забывался и считал вслух, пока однажды жидкость код 556781 не спросил у меня, почему я каждый раз после похвалы произношу какую-нибудь цифру. Я спохватился и соврал, что это я сам себя программирую - сколько дел ещё осталось сделать.
   У меня родилась теория, что у всех женщин в инстинктах есть программа, как у Алуки, из-за которой похвала мужчины для них важнее удовольствий от свершений в реальности. Проверить было не на ком, кроме Бий У. Но единственной, кому не понравились похвалы, оказалась Бий У. Как-то раз она легонько прижала меня в проходе (легонько у неё - это двадцать килограмм) и сказала, что у неё, в отличие от некоторых, в кровь не идут гормоны сексуального удовольствия при похвале, так что нечего хвалить её тогда, когда к тому нет серьёзных оснований. Правда, я потом, забываясь, всё равно её хвалил. Бий У каждый раз со страдальческим выражением говорила: "Капитан, я же просила!". Так идея проверить теорию на ближайших коллегах провалилась. Остальные члены экипажа нашли, что их капитан стал намного более человечным и понятным. Больше случаев непослушания в моём экипаже не было.
   В наибольшей степени изменилось моё отношение к Лейле и Илиарсии. Когда теряешь кого-то из тех, кого любишь, то начинаешь нежнее относиться к тем, кто остался. С Лейлой мы встретились примерно через три года после описанных событий. Мы пересеклись в полевом лагере, под присмотром нового набора "чёрной гвардии" - старые почти все погибли в последних сражениях. Новые гвардейцы не были привычны к моему виду и подозревали в самых худших намерениях. Даже когда Лейла выгнала их из походного шатра, они прилипли к ткани снаружи.
   Империя переживала не лучше времена - нитиру высадились на южном побережье и оттеснили людей к северу. Лейла ожидала, что я буду её ругать. Вместо этого я принялся её хвалить за стойкость и самоотверженность, вылил на неё три бочки самого сладкого мёда, какой только смог придумать. Лейла немного смягчилась, мы поговорили о разных делах и планах.
   За прошедшее время они с мужем выстроили очень жёсткую империю, где все жители были выстроены в единую пирамиду, позволявшую получать максимум от каждого человека. С одной стороны, это было необходимо для войны с нитиру, но я слишком часто встречал примеры, когда такие жесткие пирамиды перерастали в грабительские паразитические организмы, более опасные для своего нарда, чем любые враги. Так я Лейле и сказал - ослабляй узду и снижай прозрачность, в слишком прозрачном пруду рыба не водится. Лейла вспылила - они только - только выстроили систему, которая хоть как-то работала. Я сделал ей ещё одно замечание - она при мне несколько раз с силой приложила рабынь (судя по виду, из народа кочевников), убиравших в шатре до нашего прихода, и пообещала выпороть некоторых потом.
   - Ты слишком груба с ними. Рабы должны иметь возможность служить свои господам с любовью, а если ты их унижаешь, то у них не будет такой возможности.
   - Ты не представляешь, насколько они бестолковые! Говоришь им по нескольку раз - ничего не запоминают. Сто раз говорила им - кислое молоко размешивать серебряной ложкой, только отвернёшься - пальцем размешивают!
   Я настаивал, Лейла злилась, и в итоге она меня выгнала. Я вышел и нашел рабынь. Эти забитые (в буквальном смысле) существа действительно мало что понимали в сложной культуре древней империи. Их статус им тоже был не очень понятен - их просто вытащил из их шатров и послали к императрице. Того, что они рабыни, они не понимали. Впрочем, их жизнь от этого не очень изменилась - у кочевников их утром били, а вечером насиловали. Здесь было лучше, здесь только били утром и вечером, но зато легко. Я провёл с ними "курс молодого раба" в духе Алукиных мудростей. Судя по выражению глаз, кое-что до них дошло.
   Когда мы встретились с Лейлой ещё два года спустя, она сильно изменилась. В основном, благодаря её рабам. Удивительно, но среди рабов императорской семьи сложился своеобразный культ чести и любовной заботы о своих господах. Впрочем, удивительного в этом было мало: Лейла и её муж были тем редким типом правителей, которые действительно стараются сделать что-то хорошее для народа. В данном случае речь шла о выживании народа, а Лейла и Варшу-дева себя не щадили - иногда в сражениях они выживали только потому, что их выносила преданная охрана. Гвардейцы тоже передали рабыням часть своего культа чести.
   Сначала, когда рабыни за каждый пинок начали благодарить, Лейла удивлялась. Потом, когда рабыни начали проявлять инициативу и наперебой предлагать разные вкусности и мягкости, Лейла поняла, что они действительно заботятся о ней. Потом монахи бога - праведника (в основном, её старый знакомый Иримах) сумели достучаться до её сердца и распропагандировать идеей о том, что правят любовью и мягкостью.
   Я застал Лейлу в тот момент, когда она переживала первую эйфорию от успехов в этом направлении. Изменения были столь разительными, что я был удивлён до предела. Я такого не ожидал. Изменения начались в императорской ставке и прошли через всю империю. Народ был в восторге от своих императоров, кое-где они уже были причислены к числу посланников с неба. Империя стремительно перерастала во что-то ранее невиданное, и даже мы не были к этому готовы. Мы думали, что эта империя ещё долго будет оставаться примитивной земледельческой культурой с высоким уровнем коррупции. Тут же росло нечто намного большее. Лейла с компанией подгребли под себя даже северное царство беженцев с восточного побережья, причём те сами их об этом попросили. При взгляде на это всеобщее воодушевление я тогда подумал, что эта планета ещё добавит забот нашим Постигателям Истины.
   В наши редкие встречи я активно хвалил Лейлу - как за то, что узнавал о ней из отчётов наблюдавшей за планетой группы, так и просто так. В моём присутствии Лейла заметно расслаблялась. Если являлась на встречу императрица, от одного взгляда которой камни крошились, то уходила милая девчонка - такая, какой я её помнил в фургоне актёров. Наверное, это глупо, но меня эти встречи всегда очень радовали. Но из-за редкости встреч не получилось проверить теорию и на Лейле.
   Пришлось хвалить Илиарсию. Илиарсия мало знала меня до того, как я познакомился с Алуки, и потому не увидела отличия. Просто подумала, что я парень, которому нравится хвалить. Но ей это, несомненно, нравилось. Она очень часто бегала ко мне поплакаться, когда что-нибудь не получалось или она просто уставала. Я называл её всякими хорошими словами, говорил, что она заботливая умница, и довольная Илиарсия уходила дальше свершать боевые подвиги или ухаживать за Одином. Было это действием программы или обычной человеческой реакцией - так и осталось тайной. Так моя теория и осталась непроверенной. Её банда головорезов как-то раз поймала меня в коридоре и сказала, что Илиарсия и раньше была милой, а теперь сияет. Это они так мне своё одобрение выразили.
   Через несколько лет я узнал, что большинство рабов с "Корабля - Беглеца" остались на Семирамисе. Запечатление произошло очень у немногих, как правило, рабы "выбрали" себе людей с довольно высоким общественным положением. Было это результатом тщеславия или просто следствием того, что люди с широкой душой (которую смогли почувствовать "рабы") всегда становятся кем-нибудь выдающимися, так и осталось тайной. Но даже в таком малом количестве "рабы" здорово изменили душевный климат на планете.
   Преданные, сдержанные и обученные разным психологическим трюкам "рабы" смогли очень здорово помочь своим хозяевам. С одной стороны, они помогли им продвинуться в карьере, сдерживая своими советами несколько варварскую натуру аборигенов. С другой стороны, они научили их тому, что безграничное смирение возможно. Для мира Семирамисы, который жил до этого упоением от побед над природой, такой образ мышления был новинкой, ставшей полезным дополнением к идеологии цивилизации. В итоге небольшая колония "беглецов" (у некоторых из них появились со временем дети) стала любимой игрушкой народа. Соседние государства приглашали "рабов" пожить у них, даже платили за это большие деньги властям Арумики.
   Группа с ПС-10004 вернулась год спустя мрачная и злая, все её члены дружно отказалась лететь туда ещё раз. Подробностей они не рассказывали. Вместо них отправили группу попроще. Мне передали, что в прошлый раз меня не обманули - нападение на нашу команду было произведено экстремистами, это не было заговором среди властей. Сказали ещё, что духовная атмосфера и экономическая ситуация несколько улучшились, но перенаселение по-прежнему продолжает оставаться проблемой. Я пропустил эти новости между ушей и на встречу с группой не пошел.
  
   Глава 55. Ошибка варов.
   Из задумчивости меня вывел детский голосок:
   - А почему вы нам всё это рассказываете? Это не секретно?
   Секретно, дети. Только вас, скорее всего, в ближайшее время всех убьют, поэтому я могу предаваться воспоминаниям, сколько хочу. Вслух же я сказал только:
   - Вам это полезно знать.
   Передо мной материализовался полупрозрачный изумрудный дракончик. Дети дружно ахнули.
   - Привет, Суэви. Зашел на огонёк?
   - Огонька тут сейчас будет больше чем нужно. Срок ультиматума истёк, они снаряжают ракеты. Под прицелом все города планеты. Может, позволишь мне их немного повредить?
   - С благодарностью. Пусть один раз выстрелят, а потом ломай.
   Суэви умеет возникать в любой точке пространства, но при этом он сохраняет способность воздействовать на предметы. Он достиг такого уровня, четыре раза пройдя через метаморфозы. При этом он превращался в кокон, из которого выходил драконом другого цвета.
   - Плохие новости. Первая ракета пойдёт по столице. По тебе, Аскер.
   - Тем лучше, освободившись от тела, я перенесу свою суть на их корабли и немного их доработаю. Детей только надо увести. Дети, воспитатели, все в нижние пещеры, бегом!
   Когда все гражданские скрылись в глубинах пещеры, а узкий прохо был заложен кирпичами, я вышел наружу, подышать воздухом перед смертью. Ох, как умирать-то надоело!
   Через несколько минут небо прочертила огненная стрела. Мир вспыхнул и исчез. Мой тело сгорело от вспышки. Оказавшись в мире душ, я увидел заваленную пещеру, горящую невдалеке столицу и красные огоньки вражеских кораблей в небе. Пожалуй, пещеру ещё можно откопать, вот только откапывать её, наверное, будет некому. Жаль детей.
   Я перенёс свою суть на первый корабль и нашел цветок в горшке. После моей последней метаморфозы я, вообще-то, растение. За прошедшие столетия я научился расширять радиус действия своей души до очень больших пределов. Теперь я перезаписал свою суть в цветок и заставил его расти. За короткое время цветок разросся до огромных размеров, опутал маршевые двигатели и порвал их, системы вооружения постигла та же участь. Затем он полностью заблокировал энергетический реактор, подключился к его энергии и превратился в ферму фруктов. Обитатели корабля смогут есть плоды и жить долго-долго. Вот только уйти с корабля они не смогут и сдвинуть корабль с места тоже. Параллельно я проделал тот же фокус на всех остальных кораблях. Мне даже необязательно находить цветок, я могу вырастить что угодно из микробов плесени. Но из цветка получается быстрее.
   Иногда рядом со мной возникал Суэви и веселился от души, глядя на то, как я старательно развешиваю по коридорам ветки с завязями плодов, которые на глазах наливались спелостью.
   Порвав двигатель последнего корабля, я почувствовал себя очень уставшим. Усталость была необычной, очень сильной. Я запустил программу внутреннего исследования. Программа сразу выдала однозначный результат: душевная усталость. Мне было необходимо срочно воплотиться где-нибудь в человеческом коллективе. Программа не могла обманывать, я сам её написал некоторое время тому назад.
   Слишком большое количество ударов.. Предательство генералов. А ведь я сам их набирал, многие из них были мне почти друзьями. Начальник штаба - глава заговорщиков - в прошлой жизни был Валли Ургпущу. Потеря Фиу. Глупая и бестолковая агрессия варов, теперь этим дурачкам придётся десятки лет кружиться на орбите. Многие из них и умрут тут, а ведь большинство из них - наивные идеалисты, и их тоже жалко. Гибель пещеры с детьми. Я давно привык терять многих и многих. Но тут количество огорчений было слишком большим.
   Огорчения наложились на душевную усталость, которую я заработал, будучи охранителем жизни. Мы пытались что-то улучшать, но в итоге всё сводилось, как правило, к новой порции свинства, войн и страданий. Кроме того, всё происходило настолько закономерно, настолько само по себе, что на вопрос "что же мне в этом всём делать?" правильнее всего ответить было бы только одно: "ничего". Сейчас заговорщики из числа моих военных получат то, что они должны получить - понимание того, что жестокостью и силой заработаешь только проблемы. Вары получат пустоту - они десятки лет будут наблюдать, как поднимается разрушенная ими планета, и не смогут ничего сделать, ни плохого, ни хорошего. Жители множества планет, которые героически и очень успешно избегали наших советов развивать культуру, получат свои закономерные последствия.
   Это началось уже давно, ещё до того, как мои заговорщики начали думать о том, чтобы самим взяться за дело. Агенты с планет доносили мне о происходящем, боевые группы требовали приказов... а я ничего не мог сказать им. Всё происходило и без нас так, как надо. Иногда это были ужасные события, иногда радостные, но они являлись закономерными последствиями того, как вели себя народы до этого, и вмешиваться в эти события было просто неправильно. Все мои чувства пропали. Я перестал чувствовать желание что-либо исправлять.
   Количество огорчений было слишком велико. Мне необходимо попасть в любой человеческий коллектив, так, чтобы ничего не помнить, чтобы меня любили и терпели просто так, радости существования ради. Желательно, в качестве ребёнка. Мне необходимо было набрать новых ощущений, новых обид и новой любви к окружающим. Мне нужны новые воспоминания о том, насколько обидна несправедливость. Мне нужны новые воспоминания о том, насколько красивы разумные женщины и как сильно они жаждут любви и счастья. Мне нужно, чтобы снова появились силы чего-то желать и двигаться далее. Наверное, я просто слаб и не могу увидеть этого со своего положения бессмертного и почти всемогущего. Я слишком рано стал бессмертным и всемогущим.
   Я перенёс свою суть на планету, в дерево посреди разрушенного города. Некоторые дома ещё горели после удара варов. Нужного генетического материала вокруг было предостаточно - полусгоревших людей рядом с деревом лежало очень много. Я взял у них генетику местного вида людей, а затем из клеток дерева создал ребёнка. Я хотел создать двухлетнего, но получилось всего год с небольшим - закончились силы души.
   И вот таким, плачущим, без одежды, я и пошел по улице. Ребёнок посреди разрушенного города - никто не будет задаваться вопросом, откуда он взялся.
   Передо мной возникла полупрозрачная женская фигура. Руки и ноги одинаковой длины, длинный хвост. На этот раз я смотрел на неё снизу вверх.
   - Алуки?
   - Да, господин.
   - Ты ещё здесь откуда? - разговор шел не словами, а на языке общения душ. Моё маленькое тело ещё не смогло полностью взять душу под контроль разума и гормонов, и я всё ещё мог слышать и видеть мир душ.
   - Я всегда была рядом, когда была опасность. Затыкала дырки в обшивке, когда вас обстреливали мииты. Не давала паразитам проникнуть в ваши тела. Утешала тебя, когда ты был прудом и не мог думать. Вы просто этого не замечали.
   Алуки присела, подняла руку и вытерла слезу с моей щеки - точно так, как это она сделала тогда, перед смертью. Точнее, после смерти.
   - Ты всё время была рядом?
   - Нет, только когда была опасность. В космосе много дел для тех, кто готов помогать и не боится смерти. Поэтому я наведывалась к вам лишь изредка. Не бойся, господин, я больше не та глупая девчонка и не буду навязываться. Я здесь потому, что ты выбрал не очень удачную планету для смерти. В глубинах планеты окопались те, кого вы знали как губителей жизни. Они развивали свою цивилизацию и не собирались в ближайшее время выходить на поверхность, но теперь они знают, что ты здесь, и постараются тебя не выпустить, завязать в суету на этой планете.
   - Да, Аскер, извини, недосмотрел, они тут очень хорошо замаскировались, - подтвердил Суэви, возникая рядом со мной.
   Алуки подпрыгнула:
   - А это ещё кто?
   - Ты же его знала. Это Суэви.
   - Потрясающе! Ты можешь быть в теле и без тела по выбору? Я думала, это легенды. Моё почтение, просветлённый господин.
   - Почтений принято. И тебе моё почтение, ангел. Я часто сталкиваюсь с такими, как ты. Аскер, делай что знаешь. Мы будем рядом и прикроем.
   С этими словами парочка исчезла, весело болтая. Я заплакал ещё сильнее. Алуки меня растрогала. Приключение, которое заняло всего несколько дней моей жизни. Подумать только! Она всегда была рядом!
   - Не плачь, малыш, иди ко мне, теперь всё будет хорошо, - эти слова прозвучали неожиданно и застали меня врасплох. Передо мной стояла молодая женщина, лет 22-23 по местному возрасту. Я использовал последние силы души, чтобы "прочитать" её - сможет ли она быть мне мамой.
   Шок был настолько сильным, что я даже перестал плакать (хотя очень хотелось). О, вы, неведомые силы, плетущие канаты из нитей наших судеб! Зачем вы так шутите? Передо мной в теле местной девушки стояла душа Илиарсии. Она только что потеряла ребёнка и мужа и ничего не помнила о своей прошлой жизни.
   Я заблокировал все воспоминания и сверхспособности на ближайшие семнадцать лет. Здравствуй, мама Илиарсия. Забавно, в этой жизни ты будешь мне мамой, а я даже не буду знать, кем мы были раньше.
   И тут тело взяло душу под контроль. Я готов был плюхнуться на мостовую, но Илиарсия подхватила меня на руки. Прижаться к большой тёплой груди было так спокойно... По разрушенному городу двигаются двое. Молодая женщина несёт на руках ребёнка. Он был сильным мужчиной, почти всемогущим, но оказался маленьким и на руках у женщины. С сильными мужчинами такое иногда случается. Женщина полна любви и решимости создать наилучше условия этому маленькому спасённому ею кусочку жизни. Женщина не знает, что специально настроенное биополе ребёнка защищает их от проникающей радиации и опасных химических соединений. Женщина не знает, что на орбите только что появились три корабля с яростными существами, поклявшимися отыскать своего бога и командира. Женщина не знает, что глубоко под землёй множество древних и злобных существ уже построили на неё и малыша свои планы. Она не знает, что то, что у неё на руках, несколько больше, чем просто малыш мужского пола. С женщинами такое иногда случается...
  
   Конец

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"