Лавров Владимир Геннадьевич: другие произведения.

Университет волшебников. Часть 2. Сопротивление материалов.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На обложку я поместил бы такую аннотацию: "Вы не отказываетесь от мыслей об образе полного счастья? Вы желаете жить полной любовью, без страхов и ограничений? Вы не отказываетесь от желания улучшить последствия своих действий? У вас обострённое восприятие красоты, которое заставляет вас творить произведения искусства огромной силы? Тогда будьте готовы к тому, что в один прекрасный день вы получите приглашение в университет волшебников. Магам иметь с собой метлу и волшебную палочку. Немагам иметь с собою запас успокоительных лекарств. Оформленная страховка на случай насильственной смерти обязательна для всех." Можно считать, что эта книга является "нашим ответом Гарри Поттеру", хотя на поттериану она совсем не похожа. Если в книгах про Гарри Поттера подчеркнуто не обсуждается смысл жизни и цель деятельности человека, то в этой книге из студентов делают специалистов по смыслам. Вторая часть книги. Книга издана мультимедийным издательством Стрельбицкого в 2016г.

   Университет волшебников.
   Часть 2.
   Сопротивление материалов.
  
   Глава 1. СТПРН.
   Василий Майоров, студент - маг второго курса университета волшебников 'Китеж', шел следом за Александром Веселовым и пытался уговорить его:
   - Александр, ну пожалуйста! У нас сейчас критическое положение! От результатов сражения на Орловско - Курской дуге зависит всё! Поучаствуй с нами в охране советских и немецких генералов - мы не успеваем с них морок снимать! Нас всего шестеро на почти тысячу километров, и половина - немаги! Вспомни весеннюю харьковскую операцию - мы там отвлеклись, так тёмные маги советских офицеров так поморочили, что они свои танки до Днепра догнали - без топлива и боеприпасов! Немцы их потом контратаками и обходами всех уничтожили. Результат - четыре тысячи танков потеряны, а на них можно было до Берлина доехать, если правильно использовать! А сейчас у нас столько сил, что, пойди дело правильно, к концу этого года к госграницам выйдем!
   Александр Веселов был студентом того же курса, при этом намного более опытным магом. Если Майоров стал магом всего несколько месяцев назад, то Александр Веселов окончил самую настоящую школу магов, причём с отличием. Кроме того, судьба распорядилась так, что его официально признали руководителем собственного тайного ордена - что было совершенно исключительным событием, так как прежде по правилам мира волшебников руководителем ордена мог стать только человек старше 33 лет. В прошлом у Александр уже был опыт охраны антифашистских сил, но браться за старое и охранять штабы он не хотел. У него был свой орден, которым надо было руководить, а к этому надо ещё было следить за 'Изумрудом' - очень странным тайным орденом волшебников, более похожим на орден тёмных магов. И Сергею Александровичу Гурову, своему старшему товарищу, он обещал продолжить изучение пещер, подземного города немагов... Он отказался.
   А на следующий день, пятого июля Майорова и Соколова принесли на носилках. На южном фасе Курской дуги они попали под воздействие какого-то нового оружия немцев. Исцелённые Василий и Валентин рассказали странную историю: под сильным истребительным прикрытием пришел одиночный бомбардировщик немцев и сбросил бомбу на парашюте. Бомба взорвалась через несколько секунд после того, как ударилась о землю. Взрыв сразу охватил большую площадь, огненное облако взметнулось вверх на несколько сотен метров. После взрыва оборона советских войск на расстоянии около трёх километров была полностью уничтожена. Студентов сильно стукнуло, плюс к этому у них были сильно выжжены глаза и лёгкие. Майорова и Соколова эвакуировали Паравашти Суабаху и Георгий Суходолин, которые в момент взрыва были в штабе неподалёку. Георгий Суходолин был боевым магом из числа старых членов ордена - одним из трёх магов, которые прикрывали всю Курско - Орловскую операцию, он учился аж на четвёртом курсе.
   Специалисты из 'Белого орла' слетали в Германию, проникли в организацию, в которой изготавливались эти бомбы, и пришли к следующему выводу: бомба представляла из себя смесь горючих газов со сжиженным кислородом. После падения бомбы горючие газы распространялись на большой площади, после чего выпускался жидкий кислород. Получалась очень взрывучая смесь, которая проникала во все уголки и давала очень сильную ударную волну. Это было довольно сложное техническое устройство с криогенными баками высокого давления. Спасения от неё практически не было. На Курской дуге было взорвано опытное устройство, но производство бомбы уже ставилось на поток, и в ближайшее время лаборатория должна была начать выдавать по десять - пятнадцать бомб в месяц.
   - А не слетать ли нам в подземный город немагов? - задался вопросом Сергей Александрович Гуров, услышав от Александра историю про новое оружие, - Чувствую, нас там ждут некоторые открытия. Бери Соколова и Майорова, выписывай командировки от 'Белого Орла', оборудование по высшему классу защиты. Им же всё равно пока нельзя на фронт? Вот и пусть погуляют с нами.
   Через три часа (пришлось пообедать) они стояли у кирпичной стены, отделявшей подземный город от туннелей. Гуров запустил заклинание проникновения в стену. Стена начала таять, в ней появился лаз, через который волшебники проникли в какое-то огромное длинное и тёмное помещение. Лаз закрылся.
   - А ну-ка, - прошептал Гуров, - посмотрим, что у нас тут? Майоров, запусти освещение.
   Василий, невероятно гордый доверием к своим магическим талантам, наколдовал освещение (получилось с третьего раза). Огромную пещеру - ангар заполняли самолёты - истребители немного странного вида.
   - Сергей Александрович, а вы ничего не знали про этот город? - спросил Александр.
   - Нет, я отошел от активных дел - точнее, меня отошли, - лет десять назад. А это какой-то новострой. Может, ваши ребята из орденов знают, которые за немагами следят, но могут и они не знать. Если он проходит по документам как какой-нибудь лагерь, если тут нет молодёжи, то они сюда могли и не заглядывать.
   - Истребители какие-то странные, - сказал Соколов, - моторы маленькие, сил на восемьсот максимум, крылья короткие, лопасти серповидные...
   Гуров колдовал целую минуту и наколдовал нечто, позволявшее видеть внутренности самолёта без разрушения. Было очень странно видеть, как белесая полоса тумана наползла на нос самолёта - и он пропал, стало видно внутренности мотора и то, что за ними - а обшивка исчезла!
   - Ого! Кремлёвский хитрец нас обманул! - воскликнул Гуров, сделав некоторые подсчёты после того, как изучил заводскую табличку - шильдик на моторе и измерил руками диаметры цилиндров.
   - Шатуны у них какие-то странные, и цилиндры оппозитные, никогда таких не видел, - сказал Соколов.
   - Двигатель внутреннего сгорания по схеме Баландина, - возвестил Гуров, - три тысячи двести двадцать лошадиных сил по паспорту. Баландин Сергей Сергеевич, большая умница. В 1938 году выдвинул идею преобразования поступательного движения во вращательное без кривошипно - шатунного механизма. В 1939 году создал первый опытный образец такого двигателя. Такой двигатель позволяет увеличить механический КПД с 0,84 до 0,96, моторесурс в 18 раз вырастает - поскольку поршень не трётся о цилиндр, система охлаждения уменьшается в два раза, расход топлива на 20 процентов уменьшается, вес в полтора раза меньше. Очень перспективный двигатель, позволяет создать бомбардировщики, которые могут долететь до Америки и вернуться - правда, не по такому типу, как этот, а со штоком, проходящим сквозь цилиндр. Это упрощённый вариант, просто взяли обычный авиадвигатель да переделали на схему Баландина, да цилиндров количество удвоили. Мы думали, что полностью загасили эту технологию - подключили к КБ Баландина три ОКБ и пять серийных заводов, две академии - по всем законам системного анализа они такой рыхлой структурой должны были десять лет только основные документы согласовывать. А кремлёвский хитрец нас перехитрил - видимо, тут под землёй собраны самые деловые люди, которые способны довести дело до конца. Взяли и собрали наскоро двигатель из того, что было уже готово.
   Соколов опустился на землю там, где стоял, и заплакал.
   - Три тысячи лошадей! Я на ЛаГГе еле - еле тысячу выжимал после переборки! А тут три тысячи!
   - Кажется, я начинаю понимать некоторые нюансы времён начала войны, - сказал Гуров, - сразу после начала войны появился приказ всех лётчиков - истребителей снять с фронта и отправить в тыл. Мы думали, это было сделано от трусости и частично в результате действий офицеров из генштаба - врагов коммунизма, которые видели в германцах освободителей от коммунизма. А это, оказывается, совсем другое дело - они должны были сесть в эти самолёты. Теперь будет очень интересным выяснить, почему не сели. Идём в следующий зал?
   В следующем зале стояли двухмоторные бомбардировщики с такими же моторами. Крылья сняты, но всё готово к действию, только заводскую смазку снять. Такими же истребителями и бомбардировщиками были заполнены соседние пещеры - ангары. Волшебники насчитали три сотни истребителей и две сотни бомбардировщиков. Немного, но если учесть, что каждый из них был быстрее любого самолёта на фронте...
   А вот в последней пещере стояло нечто такое, что удивило даже Гурова. Пять огромных четырёхмоторных бомбардировщиков занимали всё пространство пещеры такого размера, в которой умещалось до двадцати двухмоторных бомбардировщиков. Но самое удивительное было внутри. Запустив заклинание осмотра на мотор, Гуров воскликнул:
   - Так они всё-таки сделали это! Смотрите! Четыре цилиндра в ряд, на одном штоке, дизель! Шток проходит сквозь головку цилиндра! Схема Баландина! Сейчас я прикину его возможности... так, 24 цилиндра... двадцать тысяч лошадиных сил! Хм, а запасы топлива... Да, эта штука может долететь до Америки с пятнадцатью тоннами и вернуться, да ещё и пару часов покружиться над аэродромом.
   - А почему их не используют? - спросил вконец изумлённый Соколов.
   - Не знаю. Возможно, держат на случай внезапной войны с Америкой. Ведь такую штуку только покажи - она тут же перестанет быть тайной. Сейчас тут ещё немного пыль перетрясём, возможно что-нибудь и узнаем. И ещё интересно, какое оружие эта птичка должна нести. Маловероятно, что она простую взрывчатку должна транспортировать.
   Они вернулись к началу - к пещере с истребителями - и отправились на этот раз не по правому проходу, а по левому. В первой же пещере их поджидал сюрприз. В пещере стояли грузовики со сдвоенными авиационными пушками. Но интереснее было то, что у пушек не было ручного управления. Пост управления находился рядом. Гуров немного поизучал его и поставил диагноз:
   - Абсолютное оружие. Всё очень просто - оптический определитель дальности, радиолокационный определитель дальности, механическое решающее устройство на шестерёнках, вращающиеся трансформаторы в узлах управления пушками... а в итоге эта установка гарантированно попадает в самолёт с трёх километров со второго - третьего снаряда. Это называется 'На низких высотах вы больше не летаете'.
   - А в бомберах такая же установка стояла на крыше, - подсказал наблюдательный Майоров.
   - Значит, тот бомбардировщик может взять с собой две тысячи снарядов, чтобы отбиться от шестисот истребителей. Интересно, что будет в следующем зале?
   В следующем зале стояли установки с воздушными торпедами - трёхосные грузовики 'ЗиС' с двумя толстыми сигарами на поворотной установке.
   - Воздушные торпеды? - удивился Соколов, - Не слышал про такие.
   - Ты ещё много про чего не слышал. Разработаны в 1936 - 1938 годах, испытаны в Испании в 1938. Одним выстрелом сбили сразу три самолёта, после чего установку тут же сами и уничтожили - для секретности. Особенно эффективны против плотных порядков бомбардировщиков. Ракетный двигатель, радиовзрыватель по команде с земли, 150 килограмм взрывчатого вещества и поражающих шариков. Радиус разлёта осколков до 200 метров.
   - Так это одним выстрелом можно весь налёт накрыть, если плотный порядок, - оценил Соколов.
   - Вот именно. Удивительно, что советские войска их не используют - в этой технологии ничего особого нет. Вот когда одна группа энтузиастов пыталась к ней самонаведение пристроить, вот тут-то мы и постарались, чтобы у них ничего не получилось, поскольку на сегодня это получилось бы абсолютное оружие. А эти болванки вполне могли бы использовать...
   В следующих пещерах лежали достаточно экзотические, но не настолько интересные образцы вооружений: безоткатные наплечные пушки с надкалиберными кумулятивными снарядами - аналоги немецких 'фаустпатронов', даты выпуска - 1938 - 1941 годы, дистанционно управляемые сверхмалые гусеничные танки - торпеды, установки залпового огня типа 'Катюша', радиопередатчики с системами шифрованной передачи данных и системой сжатия данных - в таких радиопередатчиках не надо было долго передавать голосом донесение, оно записывалось на магнитную пластинку, а потом 'выстреливалось' в эфир на большой скорости, чтобы быть принятой ответной системой и быть записанной на магнитную плёнку, системы дистанционного управления для самолётов - брандеров и катеров - брандеров.
   - А зачем дистанционно самолётами и катерами управлять? - удивился Соколов.
   - Катерами - понятно, для защиты портов или нападения на противника. Кстати, первое успешное нападение на броненосец с помощью радиоуправляемого катера было осуществлено в 1919 году. Не знал? А вот дистанционно управляемые самолёты... Истребителями без телекамеры не поуправляешь - а телекамеры здесь нет. Эти системы были разработаны для массовой химической войны - чтобы направить бомбардировщик на вражеский город, не попадая в зону поражения.
   - Так можно с десяти километров бомбу скинуть.
   - Очевидно, предполагалось использование такого оружия, у которого радиус действия больше десяти километров. А также для точного наведения на корабли противника. Подобные системы с катерами - брандерами были использованы под Анапой советскими войсками, но там всё не заладилось - радиоуправление отказало, неумёхи делали. А здесь оно трижды дублировано - такие не откажут.
   - А разве бывает такое оружие - больше десяти километров? Ах да, вы нам рассказывали. Неужели оно у них уже есть? И что-то у них радиолампы какие-то странные, маленькие такие и сложные....
   - Интегрированные радиолампы малых токов - у них сетка и катода мощным пучком электронов выжигаются на серебряной поверхности на кремниевой подложке. В одной такой радиолампе размером с пальчик находится до сотни обычных радиоламп. Внешнему миру до такой технологии ещё лет двадцать - тридцать.
   В последней пещере стояли пушки с невероятно длинными и тонкими стволами. Как оценил Сергей Александрович, у этих пушек скорость снаряда должна была быть намного больше, чем 1000 м/с - это были сверхэффективные противотанковые и зенитные пушки.
   Содержимое нижних пещер могло привести к немедленной и безоговорочной победе СССР над любой страной мира. Студенты уже не удивлялись ничему.
   - Пора посмотреть, что лежит уровнем выше, - сказал Сергей Александрович.
   Уровнем выше находился пост охраны. Студенты погрузили всех охранников в сон ещё до того, как те поняли, что происходит. У охранников были очень странные отличительные знаки на погонах - две перекрещенные кирки на фоне восьмиконечной звезды. Гуров очень долго, несколько секунд рассматривал эти символы, а потом хмыкнул и сказал, что у него есть версии о произошедшем здесь. Впрочем, со студентами он этими версиями не поделился.
   В первой пещере второго уровня находились боеприпасы с химическими зарядами. 'Одеть фильтры для дыхания', - сразу скомандовал Гуров. Во вторую пещеру вела небольшая комнатка - шлюз с кодовым замком. Умея смотреть сквозь стены, открыть кодовый замок было несложно, но через пять секунд после того, как дверь открыли, на всех волшебников вдруг навалилась свинцовая усталость, они дружно осели на пол пещеры и потеряли сознание.
  
   - Это очень просто, - говорил офицер в чине майора, расположившийся перед валявшимися на полу связанными волшебниками, - мы начали с изучения лечебного действия электричества. Успехи были большими, очень большими, даже без влияния на активные точки, а с ними ещё больше. А потом мы вдруг обнаружили, что при определённой частоте электрические волны погружают человека в сон. Почему бы было не поставить автоматическую установку на самые охраняемые объекты? Боюсь, она немного нанесла вред вашему здоровью, за что заранее извиняюсь - мы выключили её сразу, как только обнаружили проникновение, а это произошло только со сменой караула. Кстати, он спит до сих пор, надеюсь, вы знаете способ его разбудить.
   Голос майора выплывал из какого-то далёкого далёка, накатывал волнами и терялся снова. Александр постепенно выходил из беспамятства и иногда терял смысл сказанного. Наконец он окончательно пришел в себя и огляделся. Офицер сидел в совершенно пустой комнате на небольшой табуреточке, оружия при нём никакого не было. Очевидно, он разглагольствовал уже довольно давно, ожидая, пока все задержанные придут в себя.
   - Я здесь для переговоров, мы не настолько безумны, чтобы брать оружие на встречу с теми, кто способен ходить сквозь стены, - пояснил он, правильно оценив обшаривающий взгляд Александра.
   Александр скрипнул зубами - он планировал наложить заклинание и отобрать у майора нож или пистолет, чтобы перерезать связывающие его путы. Теперь придётся накладывать заклинание, развязывающее все нити - половина одежды погибнет. Придётся возвращаться домой в одном бронеплаще, к восторгу всех девчонок - целительниц у входа в Университет.
   - А с чего это вы взяли, что мы умеем ходить сквозь стены? - спросил Гуров.
   - А иначе вы тут никак не могли оказаться. Мы проверили. Никаких боковых входов нет.
   - Переговоры - это хорошо, - сказал Гуров, - мы и сами вас искали, чтобы обсудить некоторые идеи. На Курской дуге кое-что произошло.
   Майор вскинул брови:
   - Насколько мне известно, её не прорвали.
   - Об этом не передают по радио.
   После кратких переговоров Гурова развязали и увели, студенты остались связанными на полу. Майор тоже остался. Александр обратил внимание, что звёздочки на погонах у него были тоже восьмиугольные.
   Гуров отсутствовал долго, полтора часа. За это время Александр намёками сумел выяснить, что все студенты способны дотянуться до ключей в карманах - это был предмет - телепортатор, который мог отнести их к ограде Университета. Они могли исчезнуть в любую секунду, но решили подождать.
   Сергей Александрович вернулся сильно озабоченным, но даже без наручников. Студентов тут же развязали и проводили к выходу из подземного города. Идти пришлось далеко, несколько километров. По дороге они прошли несколько цехов, где гудели станки, потом пошли жилые пещеры. Там даже было подземное озеро - почти как в Университете, только намного меньше. Выход из города представлял собой железнодорожный туннель - просто отверстие в горе, больше ничего вокруг не говорило о том, что под землёй находится целый город. Невдалеке от входа дежурили автоматчики и зенитная установка. Майоров клялся, что видел замаскированные вкопанные в землю танки. Волшебники отошли в ближайший лесок и перенеслись в университет.
   Студентов разбирало любопытство, и Сергей Александрович не стал долго тянуть с рассказом:
   - Город был создан в двадцатых годах. Обитатели города уверены, что в него арестовывали и переселяли всех, кто что-либо умел, для того, чтобы сохранить от троцкистского террора. На тот момент у нынешнего Генерального секретаря не было достаточно сил, чтобы установить свой порядок, а Троцкий и его команда выполняли поставленную американскими хозяевами задачу - уничтожить всех квалифицированных людей в России. Вот, значит, сюда их и свозили - квалифицированных рабочих, ученых, инженеров. Тут они занимались научными исследованиями и созданием военной техники. Поскольку тут собрался очень квалифицированный и талантливый коллектив, их разработки опередили развитие остальных стран на десятилетия. Что немаловажно, в городе изначально был очень высокий моральный дух - они были уверены, что работают на свободную и демократическую страну. Ближе к тридцать девятому году власти сообразили, что получилась очень хорошая штука, и сюда начали свозить всех, кто пограмотнее - даже школьных учителей математики.
   - А мы ещё удивлялись, зачем у нас в школе всех учителей пересажали, учить было некому, - сказал Майоров.
   - Вот тут они и оказались. Но в сорок первом город взбунтовался. И разработчики, и рабочие, и даже охрана осознали, что после нападения немцев с таким оружием СССР легко завоюет весь мир. Учитывая то, что человеческих ресурсов на это могло не хватить, все поняли, что будут применяться различные устройства массового уничтожения. Они не захотели такого будущего. Как я уже говорил, тут были собраны люди, которые были принципиальными сторонниками народовластия - и они очень хорошо осознали, что власть СССР над миром приведёт к возникновению мировой деспотической системы. Так что оружия они Генеральному секретарю не дали. Тот попробовал штурмовать город, но они очень быстро дали ему понять, что лучше не пробовать. Сейчас они заняты разработкой сразу нескольких прорывных проектов - и космических в том числе. Но в основном они разрабатывают технологии создания подземных городов - они думают покинуть город и переселиться в другое место, создать подземную цивилизацию. Кстати, в нижних пещерах стояло устаревшее оружие. Потому оно и не охранялось.
   - А как называется их город?
   - Только не смейтесь - СТПРН, 'Советская трудовая подземная республика народовластия'.
   Студенты не смогли сдержать улыбок.
   - А что они хотели от нас?
   - Они просили прикрыть их от тёмных магов. Тёмные пытались шантажировать их руководство, требовали начать работать на них. Так что так мы и договорились: мы надоумим Генерального секретаря попросить у них оружие, аналогичное тому, что применили немцы - у них его несколько разновидностей, и бомбардировщик СТПРН - один из тех, дальних, - сбросит бомбу на какой-нибудь завод в Германии. После чего специальный посол предупредит немцев, что применение этого оружия вызовет аналогичный ответ с советской стороны. Блеф, конечно, но скорее всего сработает. А нам теперь придётся навещать и эту... СТПРН. Даже держать здесь постоянного человека.
   Решение проблемы с оружием массового уничтожения не отменяло задачи прикрытия советских войск на Курской дуге. Майоров настаивал, ныл и уговаривал, и Александр дрогнул. Так он оказался завязан в сражения на Курской дуге и в битве за Орёл.
  
   Глава 2. Дождливое лето 1943 года.
   Целую неделю они только и делали, что снимали морок с советских и немецких офицеров. Фашисты пытались осуществить операцию 'Цитадель' - срезать курский выступ, окружить в нём советские войска и вырваться на оперативный простор. В 1941 - 1942 годах им это удавалось не раз. Они были уверены, что у них получится и сейчас. Новые танки 'Тигр' могли подбивать советские танки с такого расстояния, с которого те не могли их пробить, и, что немаловажно, 'Тигры' имели такие прицелы, которые позволяли на таких расстояниях попадать в цель. Прицельные приспособления у советских танков были намного проще.
   Тёмные маги, облетая на мётлах позиции войск, всегда имели полную картину происходящего, и направляли немецкие войска в самые уязвимые места. Советским генералам, наоборот, они то наколдовывали чрезмерный оптимизм, что заставляло тех бросать в бой неготовые части, то накладывали на них прямое управление и заставляли направлять войска в засаду. Тёмных было много, больше сорока активных боевиков, противостоять им вчетвером - если не считать Майорова, Соколова и Самохвалова, - было очень трудно. Но волшебники справились - оборону на Курской дуге они прикрыли, допустили только один явный провал, под Прохоровкой.
   Тёмные маги сообразили, что им противостоит кто-то могущественный, и поступили хитро - они не стали накладывать на советских офицеров заклинания управления, а просто подтёрли им воспоминания о том, что на пути к полю боя они сами приказали выкопать противотанковый ров. Советские танки, пошедшие в контратаку против прорвавшихся фашистов, попали в этот ров и завязли. Удивлённые такой дармовщиной фашисты расстреляли их с больших дистанций. Множество советских танков погибло без какой-либо пользы. Волшебники помочь советским войскам в этот момент ничем не могли, поскольку сражались за свою жизнь.
   Тёмные маги организовали засаду около штаба, в единственном небольшом овраге, в котором не было войск или тыловых частей. Это было единственное место, в которое можно было выйти, не привлекая лишнего внимания. Они сообразили, что их хитрое решение привлечёт внимание и что к штабу слетится сразу несколько врагов, чтобы разобраться, в чём причина. Они даже не ожидали такой удачи, что к штабу явятся сразу все волшебники, работающие на этом направлении. Тёмные маги приняли вид сухих деревьев или камней и терпеливо дожидались волшебников под этим обличием.
   Александр Веселов и шестеро остальных членов 'Белого орла' перенеслись на Курскую дугу, к штабу танковой армии сразу после завтрака, все семеро. Немагов и Майорова приходилось вести за руку - сами они переноситься не умели. Обычно они оставляли пару из мага и немага или пару немагов около критически важного штаба, а волшебники - маги отправлялись на осмотр линии фронта и других штабов. Так они планировали сделать и на этот раз, но как только они вышли из тоннеля переноса, на них напали тёмные.
   Выходили они из переноса по очереди, как положено по инструкции - чтобы последний мог прикрыть первых. Первые сонные и парализующие заклинания тёмных магов парировали доспехи волшебников с заранее наложенными на них чарами. Однако, тёмные сразу изменили тактику и перешли к многоступенчатой волшбе. Выйдя из портала, Александр обнаружил, что Майоров и Самохвалов уже валятся на землю - их угостили каким-то сонным заклинанием, - а на него со всех сторон бегут десять тёмных магов. Они оказались очень, очень близко. Очевидно, они хотели захватить пленных. Всё, что он успел сделать, это сказать про себя: 'Господи, помилуй'. И это неожиданно помогло - произошло маленькое чудо. Его сознание 'всплыло' над полем боя, он увидел себя и своих противников как будто на карте. Нет, он не видел сражение сверху - просто у него в голове как будто сам собой нарисовался план сражения, вид сверху.
   Сразу стало легко и спокойно. Сознание работало с утроенной скоростью. Как-то само собой стало ясно, что трое из тёмных магов не опасны - они на бегу опустили руки с волшебными палочками вниз для равновесия, на то, чтобы поднять палочки, у них уйдёт несколько мгновений. Ещё двое не опасны потому, что перекрывают друг друга, а если немного сместиться, то они будут закрыты падающим Майоровым. Ноги сами собой отработали смещение. Шестой уже поднял палочку и произносил заклинание. Александр присел с поворотом, уходя с линии атаки, и угостил этого сонной волшбой. Ещё двое тёмных начали валиться набок - их уложил кто-то из соседних волшебников. Девятый тёмный маг - совсем мальчишка - зачем-то начал подносить палочку к голове Александра, наверное, думал, что тот испугается и сдастся. Но Александр отработанным на уроках военной подготовки мягким движением отвёл палочку в строну левой рукой, зашел за спину недотёпе и с ходу наложил паралич на десятого мага, не забыв толкнуть недотёпу и прикрыться телом уже парализованного мага. Недотёпа полетел на землю и на несколько драгоценных мгновений оказался выведен из боя.
   Отбросив парализованное тело, Александр прыгнул в сторону троих подбегающих магов и мягким подкатом оказался у них прямо под ногами, намного ниже волшебных палочек, которые те уже успели поднять. Заклинание 'сеть' сработало безотказно, связанные по рукам и ногам, трое тёмных повалились на землю. Продолжая движение подката и прижимая одного из тёмных к себе в качестве щита, Александр развернулся, чтобы успокоить недотёпу и двоих оставшихся магов, но это уже не требовалось - тёмные стояли с поднятыми кверху руками, за ними в расслабленных позах стояла команда быстрого реагирования из 'Белого Орла'. Очевидно, кто-то из немагов успел нажать на тревожную кнопку. Получилось, что пятерых магов Александр уложил быстрее, чем остальные по одному.
   - Что это было? - спросил начальник боевых магов у Александра, - Может, ещё раз изобразишь? Мы бы на плёнку сняли, в кино потом показывать будем, много денег заработаем?
   Георгий Суходолин, Генка Самохвалов, Паравашти Суабаху, Олаф Шмидт - ещё один боевой маг из 'Белого Орла', их товарищ по борьбе с тёмными магами, - громко засмеялись, но смотрели они на Александра с удивлением.
   - Велика сила молитвы, - уклончиво ответил Александр.
   Боевые маги из 'Белого Орла' связали тёмных заклинаниями и утащили в университет. Пока волшебники разбирались, что тёмные натворили в этом штабе, пока отзывали танки с Прохоровки, те успели попасть в засаду. Фашистские танки это, впрочем, не спасло - сумевшие избежать попадания в противотанковый ров отчаянные советские танкисты нащупали проход, на большой скорости сблизились с 'Тиграми' и расстреляли их в борта и с кормы. Погибло много советских танков, но с советской стороны резервы ещё были. А вот с немецкой 'Тигров' уже не было. Наступление провалилось, фашисты перешли к обороне.
   Тёмные маги оказались из той группы, что мечтала о мировом господстве, о порабощении всех немагов магами и о победе фашистов как орудия господства магов. О тех, кто создавал зомби из числа погибших людей, они ничего не знали.
   12 июля началось наступление советских войск на Орловском направлении, и вот тут-то волшебникам пришлось постараться. Они постоянно находились в боевых порядках, времени не было даже на то, чтобы слетать на обед в Университет.
   В Орловском выступе и вокруг него скопилось множество советских и фашистских войск. Было похоже на то, что действительно начинается решающее сражение Второй Мировой. С советской стороны было собрано 28 000 орудий и миномётов, 4062 танка и САУ, более 3000 боевых самолётов, полтора миллиона человек.
   С немецкой стороны оборонялись 600 000 человек, 6000 орудий и миномётов, 1000 танков и САУ, 1100 самолётов. При этом было очевидно, что в результате окончания наступления на Курск немцы перебросят резервы в размере 200 000 человек и нескольких танковых дивизий. Для немцев удержание орловского выступа было критически необходимо для того, чтобы можно было развивать наступление в направлении на верховья Волги и Дона - в сердце России. Советским войскам было необходимо срезать Орловский выступ, чтобы устранить угрозу фланговых ударов: имея такой нависающий над собой выступ, советские войска не могли развивать наступление ни на юге, ни на севере.
  
   - Не возьмут, моя цифра - один к семи соотношение необходимо, - авторитетно заявил Валентин Соколов, глядя на игрушечные макеты танков, ползущие по ящику с песком. Если в начале учебного года он с трудом отличал самоходку от танка, то теперь, после того, как целый год читал генштабистские учебники разных генштабов, мог предсказать исход любой битвы с точностью до нескольких процентов.
   Студенты находились в одной из дальних заброшенных пещер университета, которую им выделили для создания макета местности. Ящик с песком был магически расширен и почти точно передавал местность под Орлом. На нём студенты проигрывали различные возможности развития ситуации. На этот раз Веселов наступал советскими войсками, а Майоров (он уже мог управлять магией макетами) оборонялся за фашистов.
   Соколов продолжал развивать теорию:
   - У фашистов развитая система дорог, местность пересеченная, они могут замаскировать танки и самоходки, отстрелять наступающих, потом перекинуть войска на другой участок и повторить то же самое. Смотрите: идут танки в атаку. Предположим, одинаковые танки. Первый танк наступающих подбивают из засады. Второй танк наступающих стреляет по обнаружившему себя танку обороняющихся. Тут или-или: может, попадёт, может, промажет. Скорее, промажет - танк обороняющихся замаскирован и в укреплении, а наступающие на этом направлении вынуждены наступать 'в лоб': местность сильно изрезана оврагами и реками, так что они как на ладони. В итоге второй танк наступающих подбит. Только третий танк наступающих имеет реальный шанс поразить обороняющегося, выпустив за это время два снаряда. Но не факт, что танк обороняющихся будет этого ждать, он может отступить или сменить позицию. Скорее всего, наступление захлебнётся, а место танков у обороняющихся займут пехотные части с пушками. После этого обороняющиеся перевозят танки на место нового наступления, дороги у них хорошие, в том числе новые рокадные железные дороги - и там ситуация повторяется, потери один к двум - а если в первом случае танк уцелел, то один к четырём. Таким образом, для наступления нужно наступать по трём направлениям, и на каждом число танков у наступающих должно быть вдвое больше, чем у обороняющихся. А ещё есть и пушки, и самолёты. И укрепления они тут два года строили. А у советских войск нет дорог, кроме несчастных просёлков, - говорил Соколов, глядя на свои подсчёты, - это значит, что где танковая часть начала наступать, там она и вынуждена будет наступать далее. Почти никакого манёвра резервами. Моя цифра - перевес наступающих должен быть семь к одному, иначе не возьмут.
   - А ещё у немцев состав обстрелянный, только из наступательных боёв. У нас большинство частей - новобранцы. Я с танкистами поболтал - у них вождения 12 часов всего было и стреляли только по неподвижным мишеням. Плюс 'тигры' и 'фердинанды' могут начинать расстреливать Т-34 с двух километров, а Т-34 нужно сблизиться до 700 - 800 метров, чтобы начать пробивать 'зверей'. Наши выпускают всё те же Т-34 с короткоствольной 76-мм пушкой, что и в 1941 году, а немцы поставили на свои танки 88-мм и 75-мм длинноствольные пушки, у них бронепробиваемость в полтора раза больше. А ещё большинство советских танков произведено в 1942 - начале 1943 года, тогда было сложно с легирующими добавками, и танки варили из обычной углеродистой стали, она при любом попадании осколками всех внутри выкосит. По сути, это не танки, а броневики, самоходки небронированные, - добавил Майоров.
   - С такими силами советские войска Орёл не возьмут, будет то же, что подо Ржевом - все танки спалят, народ положат, и всё. Если только не будет какого-нибудь чуда, - сказал Соколов и посмотрел на Веселова.
   - На меня не смотри. Прямое вмешательство в ход военных действий недопустимо. Немаги не должны знать о магах, тем более о волшебниках, - сказал Александр.
   - Я не об этом. Я о другом - знаешь, надо придумать что-нибудь такое, наподобие укола в нервный узел.
   - Вот досада! Проиграл! Отвлекают тут! - воскликнул Александр с досадой, убеждаясь в том, что его войска разбиты и далее наступать не могут. Но сам он знал, что Соколов тут ни при чём: к этому результату они приходили каждый раз, когда обыгрывали ситуацию. Немцы, измотав советские войска, немного отходили, а у советской стороны не оставалось сил даже взять Орёл. Результат был неизменен, кто бы ни играл за немцев или за СССР, - обороняющиеся быстро маневрировали резервами, создавали локальное превосходство и выбивали наступающие танки, а танки наступающих топтались на форсировании рек и несли большие потери.
   - И это мы даже не учитываем, что у немцев танки немного дальнобойнее и танкисты лучше обучены, - сказал Майоров, убирая волшебную палочку. Он был огорчён не меньше Александра.
   - Нам действительно надо что-нибудь придумать, - сказал Александр, - если мы не прыгнем выше головы, то дело можно считать загубленным.
   - Ну, как тут наши стратиги? Что показало моделирование танкового наступления? - весело спросил Олаф Шмидт, входя в пещеру. От него пахло порохом - он только вернулся с передовой. Посмотрев на кислые мины студентов, он сбросил весёлость: - Что, всё так плохо?
   - Нет, гораздо хуже, - ответил Майоров, - Георгий Суходолин заходил, сказал, что у советских войск нет ни толковой радиосвязи, ни авианаводчиков. Так что авиация считайте отсутствует, управление прорвавшимися в тыл врага танками тоже. Если немцы хотя бы самолёты - разведчики пошлют, это будет избиение, причём без каких-либо тёмных магов. А как там дела на фронте?
   - Дождь начался. Похоже, всё ближайшее время будут идти дожди. Это минус - всё снабжение встанет и танки не везде пройдут. Пока они взламывают первые рубежи, положение которых известно, артиллерия работает хорошо - огневой налет по часу, бомбардировщики отработали - на каждом направлении по тысяче самолётовылетов. Это сила. Первый рубеж они взломают, но это они и раньше умели. Продвинутся на 5-7 километров. А вот что будет, когда вся масса вперёд двинется, артиллерия отстанет, танки потеряют связь с пехотой - это вопрос. Кроме того, они сами себе радиосвязь запретили - для скрытности якобы. Провода везде тянут. Потеряют они эти провода, как только первые километры проедут. Раньше их немцы на этом и ловили, на потере связи и управления. А почему бы нам, кстати, не стать этой связью? - подсказал идею Олаф и куда-то ушел своей тяжелой, переваливающейся походкой - он был ужасно, невероятно толст.
   У Майорова загорелись глаза.
   - Точно! Даже небольшая танковая группа, прорвавшаяся в тыл врага, может натворить больших делов!
   - Думаю, лучше заняться обеспечением взаимодействия между пехотой, танками и авиацией, - отозвался Веселов, - кроме того, можно заняться тем же, чем тёмные маги занимались - немного поморочить немецких офицеров.
  
   17 июля 1943г. Северо - западная часть орловской дуги. Район деревни Шарапово.
   Полковник Волынец, начальник 162-ой танковой бригады 25-го танкового корпуса, подозрительно смотрел на своих разведчиков. Это были новые ребята, из пополнения. Вроде как и имена у всех русские, дальше некуда - Саша Веселов, Вася Майоров, Валя Соколов, Юра Тресков, и вид такой же, а что-то всё-таки смущало полковника. Слишком уж у них личности были довольные и наглые, широкие, как у котов после сметаны.
   - Вы не волнуйтесь, товарищ полковник, мы вас в тыл к фашистам выедем как по асфальтовому шоссе, даже не запылитесь, - пообещал полковнику молодой парнишка по фамилии Майоров.
   Полковник повторно удивлённо осмотрел разведчиков. Он собрал их для того, чтобы поставить задачу, но его не оставляло ощущение, что это они ему ставят задачу. Но чего нельзя отрицать - так это того, что эти разведчики, в отличие от остальных, всегда точно указывали расположение немецких секретов и заранее предупреждали о контратаках. Только благодаря им 162-ая бригада прошла линию фронта как нож сквозь масло, в то время, как все соседи завязли в тяжелых 'проламывающих' боях. И механик - водитель Майоров отличный - благодаря ему уровень подготовки танкистов бригады резко возрос, и это всего за три дня, пока он с ними, из которых два пришлись на бои и марши. Он знал столько трюков и тонкостей, сколько не знали даже самые опытные офицеры.
   - Ладно, берите свой Т-70, дуйте головным дозором, - согласился полковник.
   Разведчики ринулись в танк, головной дозор из трёх Т-70 сорвался с места и исчез за холмом. Вслед за ними ушли и боковые дозоры из двух - трёх Т-34 и Т-70. Полковник очень удивился бы, увидев, как двое разведчиков, едва за ними закрылись люки, исчезли. В танке остались только Майоров и Соколов.
   Юрген Трескофф присоединился к ордену 'Белый Орёл' в конце весны. Поначалу он занимался только аналитической работой, анализировал донесения и выписывал снаряжение, а затем запросился на боевую работу. Он не стал антифашистом - его функция заключалась в наблюдении за немецкими штабами, за деятельностью тех тёмных магов, которые стремились к увеличению потерь любой из сторон. На построение к полковнику Волынцу его взяли 'для мебели' - исключительно для составления полного комплекта, чтобы в танк не посадили какого-нибудь несчастного солдатика. После демонстрации Александр Веселов перенёсся с ним к штабу северной группировки, оставил для наблюдения и отправился обеспечивать прорыв бригады.
   В мантии - невидимке обеспечивать для Майорова и Соколова точные оперативные данные было проще простого - танковая бригада изящно обошла укреплённые пункты, увернулась от контратаки немецких танков в хвост колонны и через два дня - 19 июля - выскочила к железнодорожной станции Хотинец и к шоссе Брянск - Орёл. Встречающиеся на пути противотанковые батареи расстреливали с ходу - разведданные позволяли. Т-70 Майорова едва успевал вертеться вокруг колонны и имитировать разведку со всех сторон, чтобы полковник не удивлялся, откуда у разведчиков столько сведений.
   Железная дорога Брянск - Орёл была единственной транспортной артерией, связывавшей фатерлянд со всей Орловской боевой группировкой. Потеря железной дороги означала окружение всех частей, находившихся в Орловском выступе, и лишение их подвоза снарядов и топлива. И это в то время, когда их и так не хватало, а по всему периметру дуги шло наступление советских войск. Никаких резервов у немцев к этому моменту уже не осталось - все доступные части были заняты на контратаках и в обороне. Кроме того, развившая максимальную скорость танковая колонна сильно растянулась и подняла много пыли. Все, кто её видел, укрепились в уверенности, что идут как минимум две сотни танков (в действительности - 57).
   У страха глаза велики: когда разведсообщения дошли до немецкого штаба орловского фронта, число танков уже оценивалось в 300 - 350 штук. Немцы в Орле почувствовали запах Сталинграда, многие офицеры с перепугу застрелились. Штаб орловского фронта отдал приказ взрывать всё, что можно взорвать и вывозить всё, что можно вывезти, после чего улетел в Гомель. Управление немецкими войсками сильно осложнилось, пока командующий орловской группировкой генерал - полковник Вальтер Модель не приказал прекратить панику и не собрал в кулак всё, что у него было. А было у него немного - все резервы были задействованы в сражении. Оставалась только боевая авиация - и именно в этот момент она очень пригодилась.
   Массированные бомбардировки наступающих танковых частей приостановили наступление, а специальные самолёты - пикировщики начали охоту за танками на самых опасных направлениях. Калибр пушек у них был невелик - всего 37мм, но для того, чтобы пробить 15-мм броню моторного отсека или верха башни, их хватало.
   После этого Модель поставил перед фюрером вопрос ребром - либо выделяйте дополнительные силы, либо котёл как под Сталинградом. Со всех фронтов было снято до десяти дивизий, чтобы обеспечить вывод войск из орловского плацдарма. Прибывшие дивизии смогли заткнуть бреши, но сделанного было не воротить: промышленные предприятия и даже депо были уже взорваны, склады и тыловые части уже начали отход. Вместо того, чтобы обороняться в хорошо укреплённом районе, фашисты начали отход на слабо подготовленный рубеж 'Хаген', выбить из которого их было намного проще.
   Конечно, причиной тому были не только действия 162-ой танковой бригады. В основном немцев вынудили к отходу постоянные героические атаки многих тысяч танков и многих сотен тысяч солдат пехоты, но кратковременный (всего на два дня) захват железной дороги заставил всех фашистов ощутить на своей шкуре 'прелести' окружения. Пятьдесят танков 162-ой танковой бригады не могли и не смогли надолго удержать железную дорогу перед сотнями немецких танков внутри орловской дуги, но ощущение окружения, ненадолго посетившее немецких генералов, произвело на них очень глубокое впечатление. Вместо того, чтобы организовывать контратаки и прорывы, как они это делали в 1941 - 1942 годах, немцы начали отходить, как было записано в их приказе, 'огрызаясь'.
   Расстреляв железнодорожные составы, бронепоезд, 4 штаба, несколько транспортных колонн на шоссе, подорвав железнодорожное полотно, повалив телеграфные столбы и отразив множество контратак противника, остатки 162-ой танковой бригады утром 22 июля вышли к своим частям внезапным прорывом обороны противника. К этому моменту в бригаде оставалось только 24 танка. Внезапность и успешность прорыва обеспечивали всё те же волшебные лица.
   После рейда по тылам волшебники занялись рядовым делами: снятие морока с советских и немецких офицеров, обеспечение связи и разведка, поиск кандидатов в волшебники и исцеление раненых. Дожди размыли все дороги, снабжение сильно затруднилось для всех сторон. Тяжелые почвы Орловской области держали влагу очень долго, и даже танки с трудом преодолевали это болото. Советские войска не смогли окружить противника, и битва на Орловской дуге продолжалась до десятых чисел августа. События развивались именно так, как и ожидали волшебники: советские войска штурмовали 'в лоб' многослойную оборону противника, несли огромные потери, но продвигались вперёд, немцы отходили с намного меньшими потерями. У советских войск не было ни понтонов, но разборных мостов, чтобы форсировать реки с ходу, и каждая мелкая речушка превращалась фашистами в мощный противотанковый рубеж. Потери на каждом из этих рубежей были колоссальными. Если в начале наступления волшебники поработали с каждым ответственным офицером, и артподготовка продолжалась добрый час, то перед последующими штурмами не менее укреплённых рубежей торопливость немагов проявилась во всей своей красе. Артподготовка ни разу не длилась дольше 15 минут. В итоге танкам приходилось прогрызать неподавленную оборону.
   Делать что-либо ещё студентам запретили: кто-то из руководства волшебного мира подсчитал соотношение сил и пришел к выводу, что если советским войскам помочь ещё хоть немного, то они слишком быстро завоюют всю Европу, в результате чего будет создана слишком большая и слишком жесткая империя. Волшебный мир опасался, что тёмные маги воспользуются этой империей для своих целей, и старался вести дело так, чтобы война закончилась взаимным уничтожением всех враждующих сторон.
   В начале августа Александр Веселов чуть не заработал 'горчичник' - полный запрет на покидание Университета. Запрет приходил к несчастным на листе желтой бумаги, отсюда пошли и название. Произошло это следующим образом: Александру пришлось поднимать залёгшую пехоту в атаку, и он перестарался с Истинными Звуками.
   Во время форсирования очередной реки повторилась ситуация, уже не раз случавшаяся во время этой битвы. Танки никак не могли форсировать реку - обрывистый берег не давал изменить направление наступления, а немногие броды были хорошо прикрыты противотанковой артиллерией, о чём свидетельствовали десятки танков, навсегда остановившиеся у реки. Единственным способом взять рубеж было мобилизовать всех людей (в том числе и всех танкистов), скрытно перебраться через реку и выбить противотанковую оборону пехотой.
   Первая часть плана прошла без сложностей - танкисты 30-го Уральского Добровольческого корпуса похватали свои чёрные ножи и покинули танки без единого слова. Если надо бить фашистов вручную - будем бить вручную. Используя подбитые танки как прикрытие, удалось переправиться на другой берег реки и подобраться к немецким позициям через прорехи в обороне. И тут наступающая лавина солдат наткнулась на два пулемёта боевого охранения. Пулемёты прижали пехоту к земле, вся операция оказалась под угрозой. Ещё несколько минут - и фашисты развернут несколько взводов, те займут окопы, выбить их без артиллерии будет невозможно, и внезапная атака будет сорвана. Единственным способом взять позицию было задавить пулемёты лавиной. При массовой атаке пулемётчик успеет подстрелить максимум десять - пятнадцать человек, зато сотни будут спасены.
   Веселов и Майоров сопровождали эту атаку как присматривающие от волшебников. Солдаты знали их как разведчиков - они то появлялись, то исчезали, и это не вызывало ни у кого вопросов. Когда Александр понял, что наступление срывается, он крикнул: 'Братцы! Задавим их массой, иначе все ляжем!', а затем встал и пошел на пулемёты. Он крикнул: 'Ура', но получилось слабо. Ему было стыдно, что он в пуленепробиваемой мантии и с наложенным заклинанием 'резиновость'. Солдаты, которых он хотел поднять в атаку, такой защиты не имели.
   Внезапно Александр представил, каково это - идти в атаку, грудью на сталь, отсюда и больше никуда, только прямо к Создателю, который сияет в вышине с полной правдой и любовью, и с одобрением смотрит на тех, кто готов рискнуть жизнью ради правды. Удивительно, но с каждым шагом сияние разгоралось всё больше и больше, заслоняя собою реальность с развороченной землёй и окопами немцев. Александр уже не шел, а летел напрямую к этому сиянию. Сияние из видения перетекло в звук - на этот раз 'Ура' (точнее, последнее 'а') получилось звонким, чистым, почти как то сияние Создателя. Что-то похожее получалось у деревенских девушек, когда они в песне с припевом 'ох, не надо, ох, не надо/ назначать свидания' долго тянули последний звук 'я', переходящий в 'а'. Только у Александра получилось чище и глубже. Через пару шагов Александр обнаружил, что звук живёт своей жизнью - он звучал даже тогда, когда Веселов не кричал. Удивлённо обернувшись, Веселов понял причину: его 'ура' подняло всех солдат одной волной. Они тоже слышали в детстве деревенских девушек, и они тоже чувствовали себя 'отсюда и больше никуда'. Их 'ура' было даже сильнее, чем у Александра.
   Удивительно, но пулемётчики даже не стреляли. Наступающие солдаты нашли их валяющимися на дне окопов, немцы мычали и отчаянно зажимали уши. Стволы их пулемётов были погнуты. Остальные немцы - все, кто оказался в зоне слышимости - испугались так, что удирали пятнадцать километров, до следующего рубежа обороны, даже офицеры. На вопросы начальства о причинах поспешного отступления они ничего внятного ответить не смогли, в конце концов отговорились тем, что большевики выпустили на них страшных головорезов с чёрными ножами.
   Ножи у Уральского Добровольческого корпуса действительно были чёрными - подарок уральских металлургов, но ничего особенного в них не было - ножи как ножи. Да и люди в корпусе были вполне обычными - корпус формировался из числа рабочих уральских заводов, причём в страшной спешке, его воины даже не прошли обычной солдатской подготовки. Причина успешного наступления была в том, что почти весь корпус благодаря Александру вдруг научился Истинным Звукам. На мощное 'ура' корпус взял сразу несколько очень хорошо укреплённых рубежей обороны, за что Александру предъявили обвинение в распространении волшебных умений.
   От 'горчичника' Александра спасло только то, что специально созванная комиссия решила его простить - волшебники признали, что всё произошло не совсем осознанно, а в момент особого эмоционального подъёма. Александру посоветовали держать эмоции под контролем и отпустили, но страху он натерпелся изрядно.
   - Ну ты даешь, - сказал ему Майоров сразу после боя, - тебе только вместе с Ваулиной волшебные песни петь.
   Профессор Марадей был в восторге, он специально слетал на фронт и записал 'ура' с Истинными Звуками во время одной из атак Уральского корпуса. Очень хвалил Александра, говорил, что давно не слышал таких ясных Истинных Звуков, обещал ставить запись всем следующим наборам.
   Во время битвы волшебники обратили внимание на то, советские войска получили несколько очень болезненных внезапных ударов от контратак немцев. Стоило где-нибудь появиться слабому месту, как из ниоткуда тут же возникала танковая часть и наводила погром. Юрген Трескофф клялся, что не имеет к этому отношения, что штабы этих немецких частей не отдавали такого приказа, и даже мало того - что никто из тёмных магов не организовывал этих контрударов, приказ исходил прямо из ставки фюрера. Складывалось такое ощущение, что в ставке фюрера лучше знают тактическую обстановку, чем в воюющей части. Тотальная радиофикация немецких частей позволяла фюреру ставить задачи чуть ли не каждому конкретному взводу. Местные штабы от такого положения ярились и выли - кому понравится, когда самую лучшую часть, на которую у тебя были большие планы, вдруг отбирают и заставляют решать стороннюю задачу, но поделать ничего не могли.
   Волшебники иногда отмечали пролёты тёмных магов на мётлах, те, как и волшебники, тоже следили за обстановкой. Но эти тёмные маги, когда нужно было подстроить пакость, обычно действовали иначе - они напрямую командовали близлежащими штабами. Кто шептал фюреру на ушко точную оперативную обстановку - оставалось тайной.
   Во время этой битвы почему-то ни разу не появились те тёмные маги, которые превращали раненых и убитых людей в зомби. Ни Юрген, ни волшебники не отметили их присутствия. Волшебный мир уже знал, что за создание армий зомби ответственен новоявленный орден тёмных магов, появившийся в Англии. Возглавлял его один очень талантливый молодой человек, которому даже удалось изобрести способ определять положение того, кто называет его имени. С помощью безжалостного и быстрого террора он весь мир магов быстро отучил называть его по имени, в результате чего о нём говорили только как о 'том-кого-нельзя-называть', но в целом этот новоявленный орден был намного меньше и слабее старого ордена тёмных магов - того, который мечтал установить своё господство по всей планете и подыгрывал фашистам. Новоявленными тёмными целенаправленно занялся орден 'Феникс', а все остальные волшебники про него на время забыли.
   В целом Орловская битва и развернувшиеся в северо - западной части Орловской дуги танковые сражения оказались крупнейшим танковым сражением за всю историю войны, нигде и никогда больше десятки и сотни танков не сшибались в таких жестоких и неожиданных атаках и контратаках. По результатам обсуждения Орловской битвы руководством СССР наконец-то было решено начать производство танков с 85-мм длинноствольной пушкой.
   - А почему они раньше её не производили? Ведь разведка наверняка докладывала, что немцы проектируют 'зверей' с толстой бронёй? - спросил Василий Майоров у Сергея Александровича Гурова, для чего ему пришлось намеренно зайти в берлогу старого волшебника.
   - А потому, что многие старые офицеры генштаба и академий ненавидели СССР, а ещё потому, что к ним примкнули многие молодые советские офицеры из тех, кто убедился в неумелости советских властей. Они активно подыгрывают немцам, ждут их как освободителей от коммунизма, оставили СССР практически без артиллерии. Вместо лёгких пушек и гаубиц заставили войска тягать за собой втрое более тяжелые универсальные пушки - гаубицы, и это при полном отсутствии гусеничных тягачей. В результате советские войска не имеют никакого манёвра - стоит танкам сдвинуться с места, как вся артиллерия отстаёт. Ты в курсе, что ещё в 1939 году в СССР была разработана 57-мм противотанковая пушка? Хорошая, длинноствольная. Вопреки главному артиллерийскому управлению, кстати. Если бы её поставили в Т-34, то он с двух километров пробивал бы в 1941 году немецкие Т-3 и Т-4, и запасов снарядов к ней вдвое больше. Получилась бы такая же ситуация, как у вас сейчас под Орлом, только наоборот - советские танки пробивают немецкие с двух километров, те пробивают советские с 500 метров или вообще не пробивают. И никакой войны не было бы - советские танки выбили бы все немецкие ещё на границе. Только такое развитие событий слишком многим не нравилось, поэтому в Т-34 поставили короткоствольную 76-мм пушку, якобы у неё фугасное действие больше, для прорыва укреплений.
   Майоров заплакал.
  
   Орловская область. Район реки Нугрь (а также другие места). 15 июля 1943 года (а также 16, 17, 18 июля и так далее до 29 августа).
   Огневой вал советской артиллерии ушел вглубь немецкой обороны, уводя за собой стальные танки, отважную пехоту и молоденьких сестричек из полевых медсанбатов. На бывшем поле боя остались только павшие солдаты и те из тяжелораненых, кого не смогли - или не успели - отличить от павших. Тёмная ночь укрыла лежавших в траншеях бывших противников. Никого нет на поле боя - медсанбаты ушли вслед за наступающими, похоронные и трофейные команды ещё не пришли. Только четыре полупрозрачные тени двигаются над полем. Контуры теней до удивительного напоминают девичьи фигуры, две из них идут пешком, две парят над полем, раскинув руки.
   - Ой, какой хорошенький, - донеслось от первой летящей фигуры, - Дубровская, смотри, какой миленький! И всего лишь пробоина в лёгком! Сейчас мы её исцелим... та-ак, завтра будет как новенький. А вот какое мужественное лицо! Я бы с таким прошлась под ручку!
   Лежавшее на земле тело немецкого офицера само взлетело в воздух и приняло вертикальное положение, рука согнута.
   Вторая фигура (стоячая) энтузиазм первой не разделяла:
   - Ваулина, ты извращенка! Это же фашистский офицер, к тому же мёртвый! Нам вообще тут нельзя быть! Мы должны разбрасывать биокультуры над реками Ирана, и не более того! Каждый шаг в сторону считается дезертирством и карается больше, чем исключением!
   - Мёртвый? Какая досада! - (при этих словах тело немецкого офицера легло на землю, сложив руки на груди крестом, глаза закрыты, на лице благостное выражение), - А вот какой красавчик - и всего лишь потеря крови от ранения в ногу, восстановим... Интересно, а как у него с мускулатурой? О, прекрасно!
   - Ваулина! Одень его обратно!
   - Дубровская, как я ему рану в ноге буду иначе обрабатывать? Мы им, между прочим, жизнь спасаем! Тридцать человек на каждую за один выход - неплохо! Что такого, если девушка при этом получит немного удовольствия? Между прочим, тоже могла бы бинтик с зелёночкой захватить.
   - У меня нет как у тебя заклинания смотреть насквозь.
   - Ну и что? Заведи себе очки специальные, всего-то делов - поулыбаться Веселову, похвалить Усачёва, они тебе за это всю научную часть на уши поставят и очки сами принесут. Ой, вот какой хорошенький. О, не жилец. Обидно. Тихонович, вы там закончили? Нас уже скоро в университете хватятся. Уходим домой!
   Полупрозрачные девичьи фигуры исчезли. На некотором расстоянии от их местоположения появились две мужские фигуры, до того укрытые намного более качественными мантиями - невидимками. Это были двое очень пожилых мужчин, можно сказать - стариков.
   - Последний раз я так умилялся, когда моя дочка танцевала на сцене в семь лет, - сказал один из стариков.
   Мужские фигуры тоже исчезли, и осталось только отражение лунного света от нашитых на мантии эмблем ордена 'Белый Орёл'.
  
   Глава 3. Новый курс.
   30-го августа все студенты должны были прибыть в университет, чтобы начать готовиться к новому учебному году и встрече новых студентов. 31-го августа профессор Марадей провёл для второго курса занятие по хоровому пению - разучивали приветственную песню. Затем помогали хозяйственным службам готовить пещеры для новых студентов - пещеры, освобождённые выпускниками, необходимо было очистить от забытых вещей и как бы забытых шуточных заклинаний. 1-го сентября получали учебники и оборудование для экспериментов. Оборудования набралось несколько ящиков, и мощные микроскопы были не самыми сложными устройствами в наборе. Таскать огромные ящики пришлось целый день, сначала для себя, потом для девчонок. Судя по оборудованию, второй курс должен был стать чем-то ужасным, по сравнению с чем первый курс должен был показаться детским садом.
   В семь часов все курсы стояли в праздничном зале и ждали новых студентов. Ждать пришлось долго, впрочем, время зря не пропадало: после бурного лета впечатлений у всех было очень много, и народ активно делился историями. Отовсюду слышались охи и ахи: война немагов, противостояние с тёмными... опасных ситуаций было много.
   - Это была полная задница, - рассказывал Шигарев, - я на авиазаводе такую историю наблюдал, закачаетесь! У наших самолётов в хвостовом оперении использовались трубы, силовая деталь. И вот эти трубы закончились, а новых завести не могли. Я случайно этот конфликт наблюдал, на сборке вертелся. Директор вызывает одного молодого конструктора, спрашивает, можно ли вместо трубы использовать гнутый из листа профиль в форме буквы 'С'. А тот говорит: 'Нет, у открытого сечения момент инерции на порядок меньше, на изгиб хуже работает, самолет в воздухе развалится'. Директор ему: 'А ты сделай такой расчёт, чтобы он не развалился'. Инженер: 'Невозможно, гнутый лист использовать нельзя, только трубу'. Директор: 'Тогда на фронт пойдёшь'. Инженер: 'С удовольствием. В военкомате три моих заявления уже лежат. А обман подписывать не буду'. Представляете? Инженер исчез, а в самолёты начали ставить гнутые трубой листы. Директор ради плана пошел на прямое преступление! Самолёты - если их нагрузят на фронте по полной - развалятся в воздухе!
   - Ну и нормальная история, - сказал Майоров, - ради плана директора что угодно сделают. В западных странах, кстати, то же самое творится, только там ради денег это делают. Я специально интересовался. У американцев вон когда шли испытания нового палубного истребителя, конкуренты нанимали техперсонал, чтобы они дырки в силовых деталях сверлили. В результате войну с японцами американцы встретили на самолётах, которые очень сильно уступали японским.
   Тут профессор Марадей подал знак, все разговоры затихли, хор затянул приветственную песню. Появились первые ряды первокурсников. Эти не смеялись и выглядели немного испуганными. Их было много - даже больше, чем в прошлом году. Война действительно заставляла многих задуматься о цели жизни. В рядах первокурсников Александр рассмотрел некоторых старых знакомых - тех, кого они нашли во время своих миссий. В душе что-то кольнуло - хотя они и виделись со многими из них чуть не ежедневно в коридорах, увидеть своих 'крестников' в рядах первокурсников было почему-то весьма волнующим событием. Анастасия Дранкович, вытащенная из горящей церкви, Сергей Богуславский, найденный в разбомбленном поезде, ещё пять человек, найденных в разных школах, тюрьмах и воинских частях - сейчас они все шли в колонне первокурсников.
   Приятным сюрпризом оказалось то, что в колонне первокурсников шел лучший друг детства Александра, его сосед по тайному поселению магов - Михаил Андреев. Александр знал, что он в этом году окончил школу магов, виделся с ним во время летних каникул, но даже представить не мог, что он окажется в Университете.
   Распределение по учебным тайным орденам заняло небольшую вечность, но никто и не торопился. Спели ещё раз приветственную песню, потом перешли к другим любимым песням. Настроение у всех 'старых' студентов было радостным и приподнятым, получился настоящий праздник.
   К Мишке Андрееву Александр подошел в этот вечер последним - сначала он поприветствовал тех, кто попал в университет благодаря его стараниям. Зато потом они сели с Мишкой болтать надолго. К утру Михаил Андреев уже был членом 'Летящего Паровоза'.
  
   Глава 4. Всё неправильно.
   - Всё, что мы рассказывали вам на первом курсе, было неправильным, - так начал первое занятие по магической логике второго курса профессор Фридрих Штройбах.
   Магическая логика во втором семестре читалась лишь раз в неделю, по ней даже не было экзамена. Но заканчивать её преподавание руководство явно не торопилось - студенты с удивлением обнаружили её в расписании и второго курса. Почему-то увеличилось количество занятий по программированию. Среди новых предметов появились курсы черчения, сопротивления материалов, теоретической механики и материаловедения. Надоевшие всем заумные уравнения метафизики ушли в прошлое. Меньше стало занятий по заколдовыванию немагов, устройству человека и истории литературы. Но вот в чём преподаватели всех курсов остались неизменны, так это в стремлении удивлять студентов до изумления.
   - Всё, что мы рассказывали вам на первом курсе, было неправильным, - ещё раз торжественно провозгласил профессор Фридрих Штройбах и победно оглядел зал. Зал послушно изумился.
   - А как же насчет того, что необходимо быть добрым, предусмотрительным и блюсти самоконтроль? - спросил Юрген Трескофф. Ему, как бывшему фашисту, нестыдны были любые вопросы.
   - Это всё неправильно, - отмёл возражение профессор, - если не по сути, то по форме, а значит, и по сути тоже. Мы говорили вам: 'Вы должны думать о последствиях своих действий и стремится к тому, чтобы они были благотворными для всего мира'. Но никто из вас в будущее хотя бы на десять лет заглянуть не сможет, чтобы в полноте все последствия спорного решения оценить. Таким образом имеем, что стремление удовлетворить этому правилу только разрушит вас. Тревога за то, что не все последствия будут благотворными, будет нарастать, и вам будет нечего противопоставить ей. Здесь нужно говорить о том, что необходимо научиться без уныния и торопливости идти по жизни и стараться благотворить, но не о том, чтобы все последствия были благотворными. Если нет опыта - то нет и способностей предсказывать развитие событий. Но откуда взяться опыту? Только из попыток радикально переустроить мир, или, как минимум, из раздумий об этом. Если нет мечты о радикальном переустройстве - то нет и размышлений, нет и опыта.
   - Мы говорили: 'Вы должны быть смиренными, вежливыми и вести себя кротко и уступчиво', и никто из вас не спросил, кому уступчиво. А это значит, что если бы среди вас нашелся такой человек, который любит действовать нахально и эгоистично, то он уже выдвинулся бы на первые роли и сделал вашу жизнь намного сложнее. Кроме того, от смиренного поведения не прибавляется опыта, как мы уже показали выше. Мы говорили: 'Человек должен жить для счастья', и ни один из вас не кинул в нас тапочками и не сказал, что о полном счастье думают только те, кому плохо, а те, кому хорошо, думают только о том, как продлить или углубить своё 'хорошо'. Тут можно говорить о деяниях любви или о заботе о своём мире, о том, как изучать свои представления о том, почему человеку кажется, что ему плохо, но говорить только о смирении или только о самоконтроле будет недостаточно. Смертельно недостаточно! Но никто из вас этого не заметил.
   - Мы говорили 'Вы должны...', но никто из вас не спросил, кому должны и почему должны. Пока вы делаете то, что вам сказали делать, вы воплощаете в жизнь чужую мечту. Хорошо, если она окажется хорошей, а если нет? Как вы поймёте, что хорошо для мира, если вы не знаете, что хорошо для вас? Для начала вам было бы лучше разобраться с тем, как лично стать счастливым, и только потом осознавать, как распространить ваше счастье на весь мир и в каком именно объёме. Это всё говорит о том, что вы пока ещё не волшебники и задавать вопросы себе не любите! Теперь придётся учить вас тому, что всё является не тем, чем кажется, на конкретных примерах...
   В тон профессору Штройбаху продолжала на уроках по заколдовыванию немагов и профессор Сазонова:
   - В прошлом семестре мы вас обманывали и говорили вам неправду. Мы заставляли вас вести себя вежливо, начисляли штрафные баллы за выражение досады в боях в лабиринте, говорили о том, что надо снимать страхи, но никто из вас так и не смог научиться вести себя смиренно и беззлобно. Но этого у вас и не могло получится! Мы намеренно не говорили вам об этом, чтобы вы столкнулись с этим фактом на собственном опыте.
   - Вы будете продолжать служить своей животной части, ваша животная часть будет управлять вами до тех пор, пока вы не откажетесь от главного страха, которым она вас принуждает к действиям - от страха за животную жизнь. До тех пор, пока вы будете бояться смерти, вы будете игрушкой животных стремлений. А это значит, что в критических ситуациях принимать решения будете не вы, а ваша животная часть, и действовать она будет так, как ранее в подобных условиях действовал тот, кто победил - победил с её, животной точки зрения. Иными словами, если в возрасте семи лет ваш кумир детства ругался матом и плевал на пол, то вы в критической ситуации будете повторять его повадки. Учитывая то, что практически все важные решения принимаются в стрессовой обстановке, вывод из этого прост: пока что в вашем лице живёте на вы, а ваша животная система выживания, автомат, Франкенштейн непричёсанный. Волшебником высокого уровня такой человек - животное становиться не должен. В ближайшее время мы будем осваивать такие заклинания, которые, будучи произнесенными в уме, способны разрушить пол-планеты. Неужели их стоит доверять таким людям, которые способны прошептать их бесконтрольно, просто с досады от упавшей чашки? Вам необходимо так или иначе разрешить эту проблему.
   - В прошлом семестре мы рассказали вам довольно много о разных религиях. Но это была поверхностная информация о чём-то, не передающая понимания сути. Теперь вы немного повзрослели, поднабрались опыта, и мы можем начать говорить на достаточно серьёзном уровне, достойном взрослых людей. Сейчас мы разобьём учебные группы в зависимости от ваших склонности к той или иной религии, и начнём работать так, как с вами разговаривали бы наставники в соответствующей школе. Суть сказанного будет примерно одинакова во всех школах - и касается она, в основном, умения справляться со страхами животной натуры и умения достигать совершенства разумного существа.
   - Начнём с того, что все вы когда-нибудь умрёте. Решайте проблему страха смерти как хотите. Хотите - через христианский миф, представляйте, что вы придёте к доброму и понимающему Богу, который вас пожалеет и утрёт каждую слезу. Хотите - через буддийскую теорию просветления через множество перевоплощений, надейтесь, что вы будете жить много жизней и достигнете в итоге идеального состояния. Если хотите, можете выходить через коммунистический способ - в духе 'мы творим дела любви и созидания, посмертие нас не заботит'. Речь идёт о том, что необходимо глубокое и серьёзное самоизменение, в результате которого вы должны будете стать готовыми к смерти в любую секунду. Одного желания быть вежливыми и делать добро недостаточно. Остальное вам расскажут в практических группах.
   - А как вы определите, кто решил или не решил эту проблему? - Юрген Трескофф был в ударе.
   - О, это очень просто. Такой человек задаёт другие вопросы и даже по-другому двигается, - легко ответила профессор Сазонова, - По вам, например, видно, что вы её уже решили.
   Весь поток удивлённо посмотрел на Трескоффа, а Александр Веселов не отрываясь смотрел на профессора Сазонову. Если в начале прошлого года она выглядела, как ровесница Ваулиной, то теперь она выглядела как женщина сорока пяти лет. У глаз появились морщины, на щеках стала заметна дряблость.
  
   - Они обрабатывают нас, как материалы, сначала снимают слой с одной стороны, а потом с другой, - жаловался Майоров, выходя с лекции.
   - Ага! Точно! Принимают дубов, а выпускают липу, - не удержался Шигарев от старой шутки.
   - Не путай, так говорят про школу, - поправил его Майоров.
   - Завтра будут лекции по сопротивлению материалов, - сказал Александр Веселов, - наверное, там будут учить тому, как сопротивляться обработке.
   - Всё-то вам не так, небось в детстве 'Как закалялась сталь' с восторгом читали, а как с самих стружку сняли, так сразу давай смолу выпускать, - пошутил Максим Прохоров. Все удивлённо уставились на Максима - последний раз он шутил полгода назад. Максим удивился:
   - Я что, что-то не то сказал? Шутка.
  
   Но профессор Сазонова была не последней, кто заявил, что всё, сказанное студентам ранее, было неправдой. 'На сладкое' добавил сомнений в своих лекциях профессор Стоянов:
   - Мы говорили вам, что человек должен стараться вырасти от животного уровня до состояния совершенного разумного существа. Мы говорили вам, что вы должны будете в дальнейшей своей деятельности улучшать общественные системы немагов. Это не совсем правда, а некотором смысле это совсем неправда. Важен не только смысл изменения, но и количественные соотношения! Никто из вас не спросил, какой процент общества на сколько ушел от животного уровня. А ведь это принципиальный вопрос! Если процент тех, кто способен вести осознанное поведение, слишком мал, то любое построение сколько-нибудь эффективного государства приведёт только к тому, что весь народ окажется во власти тех, кто не способен противостоять желаниям грабежа, роскоши и растления - и без возможности выхода из данной ситуации. Очевидно, что возникновение таких деспотических систем надо предотвращать любой ценой, появление слишком эффективного государства в мире, где все люди остаются на животном уровне сознания, будет смертельно опасным. Потому, слушая о построении систем, вы должны были спросить: 'А есть ли у нас люди, способные руководить этими системами?' Никто из вас этого не спросил, а это значит, что суть происходящего вы пока видеть не умеете.
   - Около шестидесяти процентов населения ни для какой работы, требующей умения видеть подробности дела или точности в работе, не пригодны. Их животная часть неспособна смириться с тем, что они ограничены какими-то там правилами или требованиями точности, они начинают злиться и гнать брак, а то и совсем не могут запомнить подробностей дела. Они хотят всё сразу, они хотят сильных ощущений, а потому неспособны выполнять повторяющуюся работу.
   - Около двадцати процентов способны выполнять точную работу, помнить правила и даже находить в этом особое удовольствие, но стоит им оказаться в начальниках, как они теряются и разваливают дело. Они либо пытаются подменить исполнителей, либо увлекаются второстепенным делом, либо начинают болеть - животная часть не даёт правильно планировать дела, так как не может смириться с тем, что она чем-то ограничена. Около десяти процентов способны видеть тонкости процесса и планировать дела, но из-за буйной фантазии и неумения ограничивать желания увлекается слишком честолюбивыми проектами и гибнет из-за соответствующих последствий. И только последние десять процентов населения могут устойчиво вести реальное дело - подчёркиваю, не большое дело, для этого необходимо образование, а хотя бы маленькое - фермерское хозяйство, например. Из этих десяти процентов около трети приходится на магов и волшебников, которые из общественной жизни человечества исключены. Иными словами, абсолютное большинство человечества ни к какому делу, кроме собирания бананов, приставить нельзя, и только семи процентам можно что-то доверить.
   - Проценты немного изменяются от страны к стране, в странах с чистыми религиями и глубокой культурой процент дееспособных людей побольше, но отличие варьируется в единицах процентов. Почему дело обстоит именно так? Есть версия, что этот мир был создан Богом для самых маленьких и в начале предполагалось, что люди будут жить на всём готовом - банан с ветки, морковка из земли, и всё самосевом. Есть и другая версия - что люди должны сами создать системы, позволяющие человечеству целиком от эпохи к эпохе восходить на всё более высокие разумные уровни, а этим опытом потом воспользуется Бог и вся Вселенная. Этим мы тут, в Университете, и занимаемся. А практический вывод для вас, волшебников, состоит в том, что вы должны первым делом уделять внимание не построению жестких принуждающих систем, а поиску и созданию людей, способных честно и умно рулить этими системами - хотя бы ради своей пользы.
  
   Глава 5. Невольные волшебники.
   Сопротивление материалов оказалось совсем не курсом психологической устойчивости, как шутил Веселов, а самым обычным курсом основ расчёта на прочность. Преподаватель по сопромату, Олег Михайлович Михайлов, был очень пожилым человеком. Слова он произносил медленно и тягуче. На первой лекции он сказал всего несколько приветственных слов, а затем сразу начал читать лекцию точно по учебнику - буква в букву. Когда на второй лекции Александр Веселов попытался спросить о непонятном моменте, преподаватель остановился, выслушал его, а затем повторил последнюю фразу ещё раз. После чего решил, что разъяснил все непонятные моменты, и пошел диктовать учебник далее. Подойдя к преподавателю после лекции, Александр убедился, что тот слегка пьян. Выяснить что-либо не оказалось возможным, поскольку преподаватель оказался ещё и глух. Он делал вид, что слышит студентов, затем отделывался двумя - тремя словами и шел дальше. Поскольку практические занятия по сопромату вёл он же и в том же духе - задиктовывал задачу, а затем сам рисовал её решение, не обращая внимания на вопросы студентов, - Александр решил, что имеет смысл начать задавать вопросы. Ему в сопромате многое было непонятно, а с таким преподавателем выяснить что-либо не представлялось возможным.
   Профессор Пащин пожал плечами и предложил смириться. Оказалось, что профессор Михайлов относился к невольникам университета. Невольниками становились те не до конца испорченные молодые тёмные маги, кого взяли в плен в сражениях и кто согласился работать на волшебников.
   - Они живут тут без права выхода и удаления от ограды университета, занимаются наукой, вычислениями или бухгалтерией, и мы стараемся их не трогать, - сказал профессор Пащин, - Можно, конечно, найти другого преподавателя, но надо же и этого к какому-то делу приставить?
   - А они смогут как-нибудь раз поднять восстание с помощью 'Изумруда'? - спросил Александр у Гурова.
   - Насчёт этого можешь не беспокоиться, - успокоил тот Веселова, - их охраняет специальный орден из числа тех, кто потерял родственников по вине тёмных. Невольники знают, что стоит им сделать хоть одно лишнее движение, и они тут же все будут мертвы - такое уже случалось. Видел у них браслеты на руках? Вот это и есть их тюрьма.
  
   История с невольниками несколько дней не давала покоя Александру. Он поворачивал эту идею так и этак и наконец на очередном занятии по космической технике (студенты возобновили их с началом учебного года) спросил у Гурова:
   - Сергей Александрович, а бывают такие кандидаты в волшебники, которые отказываются от поступления в наш университет?
   - Конечно, бывают! Вот слышал про такого авиаконструктора Бартини, Роберта Людвиговича? Такая умница, а отказался. Мы ему в двадцатых годах предлагали. Отказался, ради помощи рабоче-крестьянскому государству. Столько изобретений он сделал - мы еле успели их подавить. Знаешь, в начале тридцатых годов считалось, что истребитель не может развить скорость выше 320 км/ч. Было такое направление - их называли 'предельщики', научное направление, которое обсчитывало максимально достижимые параметры техники. И вот совещание на самом верху, они показывают свои разработки, графики - вот тяга мотора, вот сопротивление шасси (неубираемого), вот сопротивление крыльев - и в точке 320-330 км/ч кривые пересекаются. Дальше сколько не повышай мощность мотора - сопротивление растёт быстрее. И тут военный министр, Ворошилов, достаёт фотографии самолёта Сталь-6 Бартини - вот вам, товарищи военные, самолёт летает 420 км/ч. Ты бы видел их физии! А в 1935 он разработал проект истребителя со скоростью 680 км/ч - но тут его уже убрали монархисты, не без нашей подачи, надо сказать. Посадили как агента итальянских фашистов. А не посадили бы, сейчас война очень быстро закончилась бы - Ме-109 с его 550 км/ч для таких истребителей лёгкая добыча.
   - В 1935 году - 680 км/ч? С каким мотором? - не поверил Соколов.
   - С обычным, Валентин, с обычным, просто у человека правильный подход к делу - и вам его советую. Он умеет видеть кирпичные трубы.
   - Кирпичные трубы?
   - Первый русский пароход 'Елизавета', 1815 год, точнее - баржа - тихвинка с паровой машиной, имел кирпичную трубу. Почему? А по аналогии - у заводов и домов кирпичные, почему тут должно быть иначе? Вот таких 'кирпичных труб' в любой технике или организации полным - полно. И попробуй что кому докажи - чуть только начинаешь говорить об изменениях, все хором рвутся доказывать, что ничего менять не надо, потому что до нас предки так делали и что это решение проверено временем. А того, что при шторме тяжелая труба корабль перевернёт и пойдёт он на дно рыб кормить, никто не хочет видеть.
   - То есть при правильном развитии событий СССР к 1940 году имел бы превосходящие и непробиваемые тогдашним оружием танки, истребители, которые летают на 100 км/ч быстрее всех аналогичных, реактивные миномёты залпового огня 'Катюша' и сверхэффективную артиллерию даже без СТПРН? И легко завоевал бы Европу? - уточнил Майоров.
   - И Африку, и Америку, - подтвердил Гуров, - только на пользу человечеству это бы не пошло. Поэтому волшебники стараются сделать так, чтобы гражданские технологии развивались, а военные технологии мы изымаем. Чтобы немаги научились хоть что-то делать до того, как друг друга уничтожат. А с Бартини вы ещё намучаетесь.
   - А кто ещё отказался от университета? - спросил Веселов.
   - Из известных? Слышали про такого изобретателя, Никола Тесла? Умер вот совсем недавно, седьмого января. Вот уж волшебник так волшебник! С электричеством на 'ты' был, чувствовал его, как горшечник глину, молнии из пальцев пускал. Переменный ток изобрёл, радио, управление на расстоянии, лечение током. Но это всё мелочи, он изобрёл свою теорию поля и электричества, математически описал энергетику всех наших перемещений телепортацией и превращений. Правда, так и не понял, что это может управляться мыслью. Им американский филиал университета занимался, они от него просто плакали. Про тунгусский взрыв слышали? Это он кое-что не рассчитал. Энергетическое поле защитное изобрёл, оно даже нашей магией не всякой пробивается, невидимость научился с наших мантий снимать. Он настолько опередил своё время, что власти немагов даже не пришлось уговаривать большинство его изобретений похоронить. Из известных ещё может слышали про Вольфа Мессинга? Вижу, что слышали. Но с этим мы, можно сказать, договорились. Он даёт концерты в СССР, на которых люди убеждаются, что телепатия и ясновидение существуют. Это позволит СССР не скатится в окончательную материалистичность.
   - Весело жить в университете. Одних приходится заставлять заниматься наукой и охранять, чтобы не сбежали, а других приходится подтормаживать и хоронить их изобретения, - сказал Александр.
   - Обхохочешься, - мрачно подтвердил Гуров.
  
   Их занятия по космической технике дали много полезного. Студенты уже кое-что знали и о физике реактивного полёта, и о правилах организации закрытых космических баз. Единственным нерешенным вопросом оставались только способы переноса телепортом на большие расстояния.
   - Вы же говорили, что базы на Луне маги организовывали ещё в древние времена? - удивились студенты-маги.
   - Организовывали. Память о самом этом факте осталась, но как именно они это делали - неизвестно. Поэтому нам придётся начинать с самого начала, - признался Гуров, - транспортировка переносом была разработана только для перемещений в пределах 200 км от земной поверхности. То есть она, возможно, работает и выше, но это придётся проверять. И не на людях. Поэтому, возможно, придётся делать закрытую капсулу и лететь к Луне в ней, а двигать её магическими способами. Так что подвигов у нас впереди много...
  
   Зайдя в очередной раз в библиотеку, Александр обнаружил Максима Прохорова сидящим около полок с раскрытой книгой на коленях. Глаза у него были закрыты. Александр из интереса понаблюдал за ним пять минут. Максим сидел и не шевелился, но он не спал и не терял сознание: глаза под веками у него быстро двигались. Это было уже не в первый раз, когда Веселов заставал товарища в такой позе. Но раньше Максим сразу открывал глаза.
   - Когда закончишь читать, подойди, пожалуйста, у меня есть что сказать тебе, только на муравьёв не наступи, - внезапно сказал Максим. Александр подошел и обнаружил, что из маленькой дырочки в полу ко рту Прохорова тянется тоненькая ниточка марширующих муравьёв. Муравьи подбегали, что-то клали ему в рот, а затем убегали.
   - Забавно, нам на первом курсе говорили, что разные уровни сознания в человеке конфликтуют друг с другом. А на втором курсе я с определённого момента получил возможность видеть, как именно это происходит, - сказал Максим, - стоит закрыть глаза и немного отстраниться от активного управления, как идеи начинают развиваться самостоятельно. Знаешь, так забавно наблюдать, как какая-нибудь мечта 'сделать всё хорошо и прекрасно' развивается до тех пор, пока не упрётся в убеждение следующего уровня 'всё люди сволочи и ничего восхитительного сделать невозможно'. Привлекаешь вышестоящие уровни, говоришь себе, что в мире много всего и для всех, что добро и любовь побеждают любые преграды - и убеждение уныния исчезает. Интересно...
   Веселов приготовился к долгой лекции, но Прохоров не стал развивать любимую тему.
   - Ты очень долго сидел и ничего не делал, - сказал Александр.
   - А знаешь, очень интересно наблюдать за внутренними системами. Системный анализ в прикладном виде, так сказать.
   - Тебя сегодня не было на занятиях.
   - А толку на них ходить? Я учебные курсы все прочитал и помню их лучше преподавателей.
   - Муравьи?
   - Они мне приносят еду и воду. Это чтобы не отвлекаться.
   Александр посмотрел на Прохорова с некоторым ужасом. Ровесники на глазах превращались в нечто новое, незнаемое. И он сам тоже. Но в лице Прохорова это было намного нагляднее.
   Прохоров продолжил:
   - Я тут почитал про транспорт на магнитной подушке. Представляешь, можно сделать такие дороги, в которых поезд будет висеть над дорогой на силе магнитного отталкивания - либо на постоянных магнитах, либо на электромагнитах. Только вот никто не оценил, насколько опасны сильные магнитные поля низкой частоты - это же получится, что при движении человек будет проходить через переменные магнитные поля, а это уже электромагнитные волны низкой частоты, можно считать. Есть данные, что они могут разрушать живые существа, а никто их опасность точно не оценивал. Нам надо будет изучить этот вопрос...
   Его 'нам' Александра Веселова явно не включало.
  
   Глава 6. Всё наоборот.
   Профессор Сазонова не удовлетворилась объявлением того, что всё, чему учили студентов ранее, было неправильным, и на очередной лекции по устройству человека высказалась в том духе, что теперь и в организации учёбы всё будет наоборот:
   - В прошлом году мы говорили вам, что вы мало учитесь, и принуждали вас учиться больше. Теперь всё будет наоборот! Многие из вас, особенно те, кто вступил в тайные ордена, уже столкнулись с тем, что желание познать и узнать иногда приводит к слишком большой информационной усталости. Теперь мы будем вас сдерживать! Вы учитесь слишком много! Вы должны учиться меньше - точнее, столько, сколько может выдержать ваш организм. Я понимаю, что вам интересно и послушать лекции, и изучить стратегию для побед на фронте, и заняться наукой. Но вам придётся смириться с тем фактом, что ваш организм способен воспринять весьма ограниченное количество информации. Вы можете учиться или заниматься исследованиями только очень небольшую часть дня. В остальное время извольте заниматься играми, спортом или другими делами. Иначе - истощение, нервное расстройство и потеря способностей к любому обучению.
   - Ранее курс по умению контролировать информационное истощение читался у немагов только профессиональным разведчикам - тем, кому по работе приходится запоминать огромные объёмы информации. Теперь наша цивилизация вступает в такой период, когда эти сведения будут необходимы даже школьникам младших классов. Различные электрифицированные умные игрушки, персональные средства развлечения и связи в различных комбинациях смогут при желании занять всё свободное время человека, даже младшего школьника. Вопросом выживания человечества становится умение человека вовремя остановится и не дать своему азарту, интересу или любопытству довести организм до истощения. Для вас этот вопрос в ближайшие дни будет более чем актуальным - у вас начинаются занятия по программированию. Вам выданы персональные программируемые машины. Как показывает опыт предыдущих курсов, люди, получив такую игрушку, кидаются писать различные программы, увлекаются, забрасывают учёбу и доходят до нервного истощения.
   - Поэтому запомните первое правило: час работаете глазами и умом, двадцать минут отвлекаетесь. Через четыре часа вдумчивой деятельности - час прогулок или такой работы, при которой надо смотреть вдаль. Учтите, что вашему организму, вашим внутренним системам тоже нужно время на осмысление событий, на мечты и лёгкую лень. Постройте свой день так, чтобы каждый день у вас был как минимум час, в течение которого вы могли бы лежать и думать ни о чём, о чём само думается. В этот час вы должны быть выспавшимися и не должны бороться со сном, иначе ничего не получится. Мы будем проверять. Если не будете лентяйничать в день положенное количество времени - будем наказывать. Воля у вас пока ещё слабая, детская, увлечённость преодолеть сама не сможет. Поэтому придётся помогать вам наказаниями.
  
   - Вот ведьма, в воду глядела! От этих программ не оторвёшься! Ох, мои глазки, ох, мои ножки! - застонал Майоров, сползая со стула и плюхаясь на кровать Веселова.
   Александр Веселов, Василий Майоров и Валентин Соколов сидели в пещере Александра и пытались изваять программу моделирования полёта космических кораблей методом дифференцирования закона Кеплера. Программа дурила, циклила и некорректно рассчитывала моменты стыковки. Прошло всего несколько занятий по программированию, но студенты настолько увлеклись, что пытались сами писать достаточно сложные программы. Получалось не очень - часы показывали половину четвёртого, а программа всё не поддавалась. И это был не первый день мучений с посиделками далеко за полночь.
   - А ведь немаги не будут, как мы, рассчитывать полёты космических кораблей, - сказал Майоров, полежав несколько минут на кровати, - они наверняка начнут с того, что нарисуют программу с голыми девчонками, и на этом остановятся.
   - Зря ты так про Сазонову. Права она была. Вон ты полежал всего пару минут, а в голову сразу сплошное волшебство полезло с глубинным осознанием дальних последствий социально - политических сдвигов, вызванных технологическим ростом, вызывающим переход количественных изменений в качественные, - пошутил Соколов.
   Выданные студентам персональные вычислительные машины оказались настоящей прелестью - небольшой ящик - чемоданчик, откидываешь его - на крышке экран, на нижней части клавиатура. Экран также являлся панелью управления - в него можно было тыкать пальцами, чтобы нажимать там определённые кнопки управления. Кроме того. машина воспринимала и определённые жесты над клавиатурой. Эти переносные машины были разработаны пять сотен лет назад для отработки особо сложных заклинаний и действовали на основе магии. Но в глубоких пещерах Университета уже разрабатывались и машины на основе электричества - для последующего внедрения в мире немагов. Пока они значительно отставали от магических по удобству и быстродействию, но быстро совершенствовались.
   'Будущее принадлежит электронно-вычислительным машинам на основе двоичной логики. В недалёком будущем вся почта, все телефонные звонки, все покупки будут делаться через ЭВМ, и даже все кино и всю музыку люди будут смотреть через них', - гордо возвещал на ознакомительном занятии доктор Яков Слизськи, ведущий специалист по разработке электронных машин, - 'Мы на пороге новой эры, когда развитие коммуникаций выведет человечество на новый уровень гуманитарного развития!'
   - Передайте ему, что он дурак, - мрачно отреагировал Гуров, когда восхищённые студенты начали при нём обсуждать слова доктора Слизськи, - электронные машины лучше было делать по троичной логике, как наши магические, а из развития коммуникаций само по себе ничего не получится, кроме нового уровня болтовни и переутомления.
   Несмотря на все мрачные предупреждения Сазоновой и Гурова, многие студенты не на шутку увлеклись умной игрушкой. Веселов, Соколов и Майоров увлеклись расчетом движения космических аппаратов. Несмотря на внешнюю простоту, это оказалось не так просто: они с трудом продрались даже через расчёт движения по круговым плоским орбитам, пришлось многократно прибегать к консультациям кафедр математики и физики, а ведь в реальной жизни необходимо было рассчитывать пространственные эллиптические... Майоров с Соколовым получили уже по два наказания за переутомление, Веселов - одно.
   - Нет, я думаю, большим спросом будет пользоваться программа, в которой идешь по коридору и рубишь всех встречных, - сказал Соколов после некоторого раздумья, - это не так быстро надоедает.
   - Точно! А в конце коридора находишь комнату с голыми девчонками, - продолжил мысль Майоров. Веселов с Соколовым не удержались от смешков.
   - Может, на фронт слетаем, фашистам хвост накрутим? А то уже нет сил на этот ящик смотреть, - предложил Майоров.
   - Гуров говорил, что надо бы слетать в Германию, посмотреть, какие ещё тайные проекты фашисты затевают, - вспомнил Веселов, - но только это, наверно, завтра придётся делать.
   Обсуждение планов прервал стук в дверь. На пороге стоял профессор Пащин и держал в руке три следящих браслета. Всем студентам раздали такие браслеты, чтобы контролировать переутомление. Но студенты нашли, как избавиться от этого контроля - спали по очереди, а браслеты отдавали спящим, чтобы забрать утром. Веселов, Соколов и Майоров повесили в эту ночь свои браслеты на Усачёва. Именно их и держал в руке профессор Пащин.
   - О, нет! - застонал Майоров и пошел забирать свой браслет.
   - О, да! - ответил профессор Пащин, пропуская мимо себя пристыженных Соколова с Майоровым, - Боевой маг студент Усачёв был срочно вызван на операцию по контролю летучих обезьян в Индии, был там ранен и доставлен в госпиталь. Нет, всё хорошо, уже исцелён. Но с него сняли восемь браслетов, эти, кажется, ваши. Александр... этот ваш. Спокойной ночи.
   Так сорвался выход на изучение тайн фашистской Германии. Гуров здорово повеселился, найдя троицу за порубкой дров на хозяйственном дворе университета - именно эта операция назначалась наказанием за переутомление. Смысл в этом был двойной - и спорт, и спалось после этого очень сладко и долго. И, что самое главное, неизбежно.
  
   Лекция про переутомление была не единственным 'наоборот', которое припасла для студентов профессор Сазонова. На лекции по заколдовыванию немагов она удивила их следующим пассажем:
   - В реальном мире может удержаться только такое учение, которое разделяется значительной частью общества. А поскольку большинство людей - животные по мотивации своей жизни, то можно сказать, что в реальной жизни способно удержаться только такое учение, которое, с одной стороны, будет нести людям определённую чистоту и свет, а с другой, будет их привлекать удовлетворением некоторых животных чувств и надежд. Возможностей в этом плане всего пять. Первая - льстить последователям уверениями в их исключительности и сверхчеловечности. Вторая - обещать решение всех проблем особо лёгким способом или одним волевым деянием. Третья - ублажать их обжорством или половой распущенностью. Четвёртая - уверять их, что только у данной идеологии есть в наличии правильные общественные или медицинские законы. Пятая - привлекать последователей красивостью: возвышенными песнями, пышными одеждами или строгим ритуалом. Подчёркиваю: это внешняя часть учения, то, что воздействует на животную природу. Без сколько-нибудь чистой сердцевины, говорящей о правде и чистоте, все эти фокусы не помогут. Но, с другой стороны, и без этого давления на животные чувства учение в реальном мире не удержится.
   - Как вы понимаете, каждая из этих лестей животной части имеет свои отрицательные последствия, которые иногда перевешивают положительное влияние сердцевины учения. Поэтому, если на прошлом курсе и на практических занятиях этого курса мы вас практически принуждали и принуждаем становиться религиозными людьми, то на лекциях, наоборот, будем говорить о том, как религии и идеологии вредят миру. Я понимаю, что вам по подростковой нетерпеливости хотелось бы найти одно 'особо верное' учение и усиленно внедрять его по всей Вселенной. Но вам придётся привыкнуть к тому, что ничего простого не бывает и что очень часто оказывается так, что даже малейший нюанс способен устроить делу 'сплошное наоборот'. Не бойтесь этого 'наоборот'! Получайте радость от поиска решений в спасительной сложности.
  
   Первый курс не выдержал танца 'Саломея'. В конце сентября Ваулина устроила концерт с целью найти новые дарования. Сама она спела какую-то легкомысленную песенку, песни с Истинными Звуками петь не стала - пожалела первокурсников. 'Саломею' танцевала Венжи Шахабуддин. Александр знал, что она занимается в одной группе с Быком на дополнительных занятиях по рукопашному бою у профессора Марадея, но не представлял, что их там учат и этому. Эротический танец в исполнении Венжи был прекрасен. Умудрённые опытом старшекурсники вовремя отвернулись, мужская часть первого курса не сдержалась и полезла на сцену, где и получила струи из брандспойтов прямо по пылающим энтузиазмом лицам. Попались все, кроме Мишки Андреева. Ему кое-кто вовремя шепнул секрет на ушко.
   Ваулина нашла на концерте трёх певиц, двух певцов, десять танцоров и две дюжины музыкантов, коим фактом осталась очень довольна.
  
   Глава 7. Секрет всех болезней.
   Лаборант - исследователь, маг второго курса университета 'Китеж' Ольга Ваулина сидела за микроскопом и пыталась осмыслить суть того, что она сейчас видела под стеклом. Проба микробов, взятая из одной реки в Юго-Восточной Азии, удивляла её всё больше и больше. Обычно безвредные бактерии вели себя крайне агрессивно: набрасывались на всё, что встречалось на их пути, и бешено размножались. Ольга дважды проверила по справочнику - бактерии вели себя совсем не так, как им было положено. При таком поведении даже безобидные бактерии - симбиоты, которых многие тысячи в человеке, могли стать болезнями хуже чумы. Проблема была в том, что это была уже седьмая проба, в которой наблюдалась такая аномалия, и все эти пробы были взяты из рек, находящихся за сотни километров друг от друга. Объединяло их одно: точки забора этих проб выстраивались по кругу относительно некоей точки, которая находилась в самом глухом горном краю, среди непроходимых джунглей. Возникло понятное желание эту точку посетить.
   Ольга Ваулина не собиралась становиться биологом. Ей нравилось петь, ей нравилось читать романы. Но после того, как она поучаствовала в операциях по исправлению биологической обстановки, после того, как она увидела массовое вымирание людей в Азии от разнообразных болезней, ей стало интересно разобраться в секретах всех болезней. Руководство ордена 'Агапеара' было в восторге и сразу пристроило Ольгу в биологическую лабораторию. Ей выделили микроскоп с невероятным разрешением (что было неудивительным, поскольку при его изготовлении была использована магия), рабочее место и поручили проверять пробы из тех рек, над которыми орден 'Агапеара' разбрасывал очищающие бактерии.
   В последнее время группе Ваулиной поручили разбрасывать гранулы с очищающими бактериями над горными реками в одном удаленном горном районе Юго-Восточной Азии. В боевую группу Ваулиной после гибели Гнатко входили Наталья Дубровская, Анна Тихонович и Алла Бояцке - девочка - немаг из учебной группы Дубровской. Ваулина и Тихонович летали на мётлах, Дубровской и Бояцке, как немагам, выдали крылатые сандалии - средство медленное, но надёжное.
   Внимание волшебников привлёк тот факт, что в этом районе возник целый ряд очень странных эпидемий. Неведомые заболевания косили людей тысячами, и руководство начало с того, что для начала решило очистить реки. Так поступали всегда, как правило, этого оказывалось достаточно. На этот раз эффект был самым минимальным. Забранные контрольные пробы из рек показали очень удивительную картину - вся микрофлора рек как будто взбесилась.
   Ольга Ваулина нанесла на карту место последнего забора воды и отправилась искать кого-нибудь из однокурсников. Никого из штатных научных сотрудников в лаборатории уже не было, Ваулина полуночничала одна - очень хотелось проверить последнюю пробу. Все её девчонки - компаньонки давно сдали баки на склад и спали сладким сном, а ей самой не очень-то хотелось вычислять координаты по сферической тригонометрии. Жертва нашлась довольно быстро. Александр Веселов в компании Василия Майорова и Филиппа Савёлкина тащились по коридору к выходу из университета. Парни были одеты в доспехи высшей защиты, вид у всех был более чем мрачный. Ольга состроила одну из самых своих умильных мордашек и попросила помочь. Однокурсники обрадовано остановились - видимо, задание их не особо привлекало, - и наклонились над картой. Прямо по карте поплыли знаки формул. Формулы были разного цвета, знаки формул толкали соседние формулы там, где они сталкивались, - Веселов и Савёлкин колдовали в уме, не доставая палочек. Через три минуты координаты были готовы.
   - А куда это вас несёт на ночь глядя, уже за одиннадцать? - поинтересовалась Ольга.
   - Да вот посылают искать вчерашний день, - недовольно протянул Веселов, - там во время приключений в старом университете всплыли следы кое-каких артефактов, и теперь мы отправляемся искать следы то ли двух, то ли трёхтысячелетней давности. И, как всегда, срочно. В древних храмах славян надо найти упоминания об этих артефактах, а поди найди сами эти храмы: они деревянные были, и времени сколько прошло.... Так что пожелай нам удачи. Нам она понадобится.
   Ольга рассыпалась в наилучших пожеланиях, довольные парни медленно двинулись к выходу: идти им явно не хотелось. На следующий день все трое не вышли на занятия. Это было обычным делом: для тех, кто из-за занятости по делам орденов отсутствовал на занятиях, руководство ордена организовывало запись лекций на кристалл. Отставшие потом могли нагнать пропущенное.
   После занятий группа Ваулиной, как обычно, отправилась разбрасывать гранулы над очередной речушкой в больном районе. По окончании миссии Ольга сказала:
   - А теперь давайте прогуляемся кое-куда!
   Дубровская, как всегда, сразу же заныла:
   - Опять на фронт? Ваулина, хватит с тебя молодых красавчиков в универе, нас рано или поздно поймают там, где мы не должны быть, а это приравнивается к дезертирству, нас исключат или того похуже.
   Наталья невероятно боялась руководства и протестовала каждый раз, когда девчонки - магички собирались немного попроказничать.
   - Какая же ты трусиха! Нет, сегодня исцелять не пойдём, - сказала Ольга и поделилась с подругами результатом своих исследований. Дубровская занервничала ещё больше, остальные прониклись любопытством.
   - Вряд ли мы там что интересное найдём, наверняка болото какое-нибудь, но посмотреть стоит, - согласилась Анна Тихонович. Потом она взяла за руку Аллу Бояцке, и волшебницы отправились по указанным координатам.
   В расчетной точке они обнаружили отнюдь не болото. Поначалу они вывалились из телепорта над сплошным ковром джунглей, но уже через несколько минут поисков заметили то, что было, несомненно, целью их поисков. Древний город, наполовину заросший джунглями, хранил неведомые тайны.
   Правильнее было бы сказать, что город был не 'наполовину заросший', а состоял из двух частей: одна часть была полностью покрыта джунглями и почти разрушилась, а вторая часть было совершенно свободна от какой-либо растительности.
   - Это будет открытие века, - восхищённо пропела Ольга Ваулина, глядя на проплывающие под их ногами кварталы древнего города.
   Домики были выстроены из обломков горных камней и глиняных кирпичей (город располагался в предгорьях Тибета). Архитектура была непохожа ни на какую известную культуру. Правители города, очевидно, не особенно жаловали своих подданных: улочки были узкими, домики небольшими, и даже у многоэтажных домов комнаты были очень маленькими. И всё это было очень, очень древним, почти все дома разрушились от времени. Зато возвышавшийся в центре дворец поражал своими размерами и сохранностью.
   Дубровская занервничала:
   - Ваулина, куда мы идем? Я хоть и не маг, но не дура. Ты посмотри: дворец стоит в центре круга, в котором нет ничего живого. Давай возвращаться, а?
   - Ага... сейчас, только немного посмотрим. Что с нами может случиться? Непробиваемые доспехи, мантии - невидимки. Ты под охраной двух волшебниц! Обещаю, глянем - и назад!
   Они вошли во дворец сквозь полуобрушенную входную арку. Дворец представлял из себя воплощённую мечту свихнувшегося любителя сказок 'Тысячи и одной ночи'. Если кто-нибудь решил бы воссоздать дворец правителя могущественных джинов, то получилось бы что-то похожее. Первый зал был выполнен в лазоревых тонах, свод небесного цвета спускался на лепнину стен, изукрашенную сверкающими звёздами. Следующий зал был посвящён красному цвету, звёзды на его стенах были золотистыми. На стенах следующего зала звёзд не было, но зато пропорции, узоры и окраска зала составляли такую красоту, по сравнению с которой первые залы казались детским рисунком. Ни одного прямого места на стенах не наблюдалось, всё было покрыто лепниной или узорами. Правда, большая часть сводов и лепнины осыпалась, но даже по имеющимся остаткам великолепие этого места восхищало. Девушки переходили из одного зала в другой, из колоннады в колоннаду, зачарованно разглядывая обстановку и помогая друг друга перешагивать через завалы обрушенных камней. Даже Дубровская больше не протестовала. Трудоёмкость этой постройки не поддавалась оценке, даже современным нациям потребовалось бы несколько десятков лет, чтобы создать такой архитектурный комплекс.
   Внезапно молодые волшебницы вышли на открытое место. Открытый дворик, обнесенный по периметру заборчиком с резными каменными столбиками, неожиданно появился после очередного зала. Волшебницы подошли к краю. Очевидно, с этого балкона - возвышения былые правители обращались с речами к своему народу или армиям. Огромная площадь, на которую выходил балкон - трибуна, была огорожена по периметру другими высотными зданиями без единого окна. Самое же удивительное было в том, что эта армия и сейчас была там. По пять - по десять существ выходили из какого-то хода под балконом, вставали в строй посреди площади и через несколько минут исчезали в соседнем ходу под балконом. На площади постоянно присутствовало около сотни этих существ.
   'Людьми' этих существ язык бы не повернулся назвать - это были мертвецы с местами отвалившейся плотью. Шли они очень медленно, очевидно, что они совершали абсолютно неосознанные действия, принуждаемые чужой злой волей. Когда-то на них была воинская форма, но за долгие годы она истлела, и остались только металлические доспехи - как это ни странно, сияющие, как будто только что изготовленные. Форма и конструкция доспехов не соответствовали ни одной из известных культур.
   - Мамочки, - выдохнула Наталья, - я хотела быть учёным - историком, из кабинета ни шагу, только на раскопки. А тут эти вурдалаки... Хочу домой! Отпустите меня домой, к маме!
   - Куда домой? В Москву, под бомбёжку фашистов? Твои родичи все в Казахстане. И вообще, считай, что попала на раскопки, мечта историка, - рявкнула Ваулина, - а я теперь уже точно не уйду. Надо же выяснить, что так долго держит тут души этих бедолаг. Ты хоть понимаешь, что они не могут умереть, пока их кто-нибудь не освободит?
   - Пусть парни воюют, орден какой-нибудь...
   - А мы чем хуже? Кто со мной?
   Бояцке и Тихонович подняли руки.
   - Тогда и я с вами. Я же комсомолка. Ничего не боюсь. Буду бороться за освобождение душ, - последние слова про 'не боюсь' Наталья проговорила с сильно трясущимся подбородком. Остальные девчонки одобрительно завыли. В следующую секунду волшебницы подхватились и взлетели в воздух - кто на метле, кто на летающих сандалиях.
   Под обширным балконом располагалась огромная пещера. В сторону выхода шли новенькие полумёртвые воины, в пещеру намного медленнее тащились поджаренные солнцем. Прижимаясь к потолку, волшебницы в мантиях - невидимках проскользнули над потоком зомби. Полумёртвые воины доходили до обширного озера, располагавшегося под дворцом, и плюхались в него. Тихонович запустила в озеро обнаруживающее заклинание. В озере консервировалась целая армия. Попытка подсчитать количество воинов ни к чему не привела - их было слишком много. Очевидно, бывшие правители города загнали в озеро как минимум весь свой город. Но самое интересное находилось не в пещере с озером, а уровнем выше. В пещере, которая плавно переходила в башню (за кирпичной кладкой был виден кусочек неба), располагалось удивительное магическое устройство. И оно до сих пор действовало. Очевидно, именно оно поддерживало жизнь в тысячах зомби внизу. Огромный столб с сотнями вырезанных по периметру то ли знаков, то ли устройств управления гудел от напряжения. Волшебницы слезли с мётел и столпились возле устройства, пытаясь понять принцип его действия.
   Анюта Тихонович запустила обнаруживающее заклинание, но оно подозрительно быстро погасло, пройдя всего несколько верхних слоёв. Впрочем, даже этого хватило, чтобы понять, что в столбе действуют сразу несколько магических устройств разного назначения. В нём циркулировала гигантская магическая энергия.
   - У меня на руке какие-то язвы, - сказала вдруг Дубровская. И в тот же момент из нескольких ходов появилась орда зомби и направились к девушкам. Они размахивали мечами и копьями и твёрдо были настроены на порубку всех, кто вторгся в комнату устройства. Очевидно, сработало какое-то устройство, охраняющее зал с реактором. Девушек в мантиях - невидимках зомби не видели (да и неизвестно, видели ли они кого-нибудь вообще), но зато они деловито начали прочесывать всё пространство пещеры. Ваулина почти рефлекторно поставила щит, а затем наложила на ближайшего монстра заклинание разрыва связи души с телом. Зомби упал. Ваулина повторила, но на четвертом зомби заклинание действовать перестало. Впрочем, на мёртвых воинов можно было некоторое время не отвлекаться: они упёрлись в щит и далее двигаться больше не могли.
   - Давай свою руку, не могло там у тебя ничего быть, мы же в защитных мантиях, - немного ворчливым тоном сказал Ольга, беря Дубровскую за руку.
   На коже у Дубровской действительно выступили обширные язвы. Но - что ещё хуже - такие же язвы покрывали и собственную руку Ольги! Она только сейчас это заметила. Ольга похолодела и запустила заклинание, заменяющее микроскоп. Над рукой Дубровской развернулась трёхмерная картина - многократно увеличенная картина язвы. То, что Ольга увидела, ей совсем не понравилась. Обычные кожные бактерии, те, которые всю свою миллионолетнюю жизнь довольствовались потовыми выделениями и отслоившимися чешуйками кожи, активно атаковали основные ткани. Они гибли тысячами, но и ткань кожи расползалась. Ольга прекрасно помнила их по определителю - не должны были эти бактерии так себя вести. Но должны или не должны - надо было лечить болезнь. Не снимая 'микроскопа' с руки Дубровской, Ольга бегло осмотрела оставшихся подруг. У всех были одинаковые поражения.
   Ольга скомандовала всем встать кучкой и наложила заклинание поверхностного антисептика. Язвы не пропали, но 'микроскоп' показал, что бактерии - агрессоры исчезли. И тут магическое устройство что-то сделало. Оно вдруг окуталось лёгким сиреневым сиянием, загудело, затем всё пропало. Девушки вдруг почувствовали себя ужасно плохо, так, будто на них свалилось отчаяние всего мира. Впрочем, это ощущение через секунду прошло.
   - У меня живот болит, - сказала Алла Бояцке. Впрочем, она могла этого и не говорить: от резкой боли в животе согнулись все волшебницы.
   Ольга, оседая на пол, плюнула на руку и повторила 'микроскоп'. Заклинание 'микроскоп' на этот раз сработало очень неустойчиво, изображение двоилось и дрожало, но сомнений не было: они были больны каким-то очень злым вариантом чумы. К счастью студенток, Ольга немало узнала о целительстве в лаборатории микробиологии, и сумела исцелить их и от чумы.
   - Надо удирать отсюда как можно быстрее, - вслух подумала Ольга Ваулина.
   - А как мы прорвёмся сквозь этих вурдалаков? - спросила Наталья Дубровская.
   Тиханович вытянула руку в сторону выхода. Из её палочки вырвалась струя огня. Во все стороны полетели куски тел нежити, огненный шар прокатился по всему коридору и исчез в отдалении.
   - Пройдём, как по проспекту, - сказала Анна.
   - Стойте, я хотела ещё раз определитель запустить, - вспомнила Ваулина и вызвала заклинание определения магии, но направила его на этот раз не на столб, а на его подножие. Поизучав картину несколько секунд, девчонки - магички пришли к выводу, что устройство, во-первых, направляет некоторые оживляющие силы сверху вниз, а во-вторых берёт из этого озера с нежитью весь запас зла и отчаяния и направляет его на микроорганизмы, находящиеся над и на некотором радиусе от башни.
   - Так вот почему вокруг дворца ничего не растёт! Это устройство концентрирует на микробах такой поток зла, что они становятся врагом всего живого, - воскликнула Аня Тихонович.
   - Испанка, от которой лет тридцать назад вымерла треть Европы, пришла из Азии. Чума тоже. Не отсюда ли? Похоже, что кто-то хотел создать устройство для уничтожения всего человечество, а в итоге погиб от своего же детища. А оно всё действует, - задумчиво сказала Ваулина, потом посмотрела на башню и добавила: - Через башню лучше не вылетать, мы стояли рядом во время очередного извержения, и то чуть не умерли. А были бы в центре, у нас уже все союзные бактерии превратились бы в хищников. А их в человеке, между прочим, до двух килограмм. Ладно, пошли отсюда.
   Ольга вытащила палочку и направила её на выход из пещеры. Она хотела запустить струи огня на зомби, которые вновь заполнили ход к озеру, но из палочки вылетели лишь три жалкие искры. Ваулина недоумённо осмотрела палочку и попробовала ещё раз. На этот раз не получилось даже искр. Несколько экспериментов убедили волшебниц в страшном факте: в этом месте действовало некоторое устройство, которое на третий - четвёртый раз распознавало и гасило любую магию. Мало того: первый же эксперимент убедил боевых волшебниц в том, что перенос в городе тоже не работает.
   - И как будем прорываться? - задалась вопросом Аня Тихонович.
   - Можно подобрать мечи с пола и попробовать порубить их вручную, - предложила Ваулина. Предложение повисло в воздухе.
   - Если нельзя их поджечь, может, заморозить? - подумала вслух Тихонович.
   - А как потом прорубаться сквозь сплошной лёд из их тел? Придётся просить помощи, - признала Ваулина.
   - Как я люблю ваши эксперименты! Нас исключат и посадят, - заплакала Дубровская и попыталась упасть в обморок. Но она находилась слишком близко к краю щита, и очередной выпад меча ближайшего зомби прошел совсем рядом с нею. Наталья взвизгнула и отскочила в сторону.
   Попытка послать сообщение по коммуникатору успехом не увенчалась - устройство связи здесь не работало.
   - Придётся посылать громовещатель, - вздохнула Ваулина, достала заготовку и начала описывать все подробности: город, устройство концентрированного зла, блокиратор магии, своё положение.
   - Что ещё забыли?
   Компаньонки пожали плечами: вроде всё написали. Готовый громовещатель взмахнул бумажными крылышками и умчался.
   - Сколько нам теперь ждать помощи? - робко спросила Дубровская.
   Ваулина начала прикидывать расстояния, но её опередила Аня Тихонович:
   - Громовещатель летит до ближайшей приёмной станции, оттуда переносится до ближайшей адресу станции, а там уже к указанному человеку. В университете стоит своя станция, а вот здесь ближайшая где-нибудь в Китае. Часа за три долетит. Пока там прособираются - три - три с половиной часа.
   - Мамочки! - Дубровская ещё раз посмотрела на зомби, размахивающего длинным мечом прямо перед её носом на краю щита, уселась на пол, обхватила колени руками и уткнулась в них головой.
   - Координаты забыла написать, - вдруг сказала Ваулина.
   - Чего?
   - Где мы находимся, место, где город находится, не написали, - уточнила Ваулина.
   Повторные попытки запустить громовещатель оказались безуспешными. Всё, чего волшебницы смогли достичь - это повесили над городом надпись из светящихся карнавальных звёздочек 'Осторожно! Работает блокиратор магии!'
  
   Тот же день, вечер. Плацдарм советских войск на правобережье Днепра.
   - И где же наши девушки, Асхан Эрастович?
   - Не знаю, Святослав Тихонович. А не могли ли мы их пропустить?
   - Нет, не могли. После основного задания они всегда переносятся на своё последнее место на фронте. Если их нет в ожидаемое время в Университете, значит, они должны быть здесь. Похоже, беда с нашими девочками, Асхан Эрастович.
   - А не нагорит ли нам, если мы появимся перед руководством со словами о том, что находились в ненужное время в ненужном месте, Святослав Тихонович?
   - Ой, нагорит, Асхан Эрастович, ох, нагорит! Но не бросать же девчонок? Мы люди старые, нас не жалко.
   - А и ваша правда, Святослав Тихонович, идём до головы.
  
   Глава 8. Принеси то не знаю чего не знаю откуда.
   В начале ноября профессор Стоянов вызвал к себе в кабинет Александра Веселова, руководителя ордена 'Летящий Паровоз'. В кабинете ректора Александр обнаружил своих давних товарищей по приключениям в ордене 'Белый Орёл': Василия Майорова, Валентина Соколова, Паравашти Суабаху и Филиппа Савёлкина. Последний в 'Белый Орёл' не входил, формально оставаясь членом учебного ордена 'Крылья'. Зато он входил в тайную часть ордена 'Летящий паровоз' - тайный орден, который бывшие студенты школы магии 'Палеарсия' организовали ещё на первом курсе. У стены стоял доктор Ли Чанг, глава ордена 'Белый Орёл', вид у него был недовольный. Александр заподозрил неладное - оставшиеся трое студентов также входили в его тайный орден. Впрочем, беспокоился он зря: ректор собрал их для того, чтобы предложить им исторические исследования.
   - В ходе хм-м... визита в старый Университет обнаружились следы некоторой древней магии. Должен сказать, что это вызвало очень, очень большую обеспокоенность в мире волшебников. И даже несмотря на то, что наш мир переживает сейчас небывалые, очень сложные времена и на счету каждый маг вплоть до первокурсника, было принято решение отыскать эти реликвии. Речь идёт о книге 'Бестарсиа вея' и о шкатулке с ключами под названием 'Валуда'. Насколько нам известно, книга позволяет предсказывать будущее с очень большой вероятностью, а шкатулка открывает пути в такие места, где хранится очень много тайн. Опасных тайн. Попробуйте отыскать эти предметы. Мы собрали именно вас, поскольку известно, что вы находитесь в дружеских связях, хотя и принадлежите к разным орденам. Это совместная операция всех трёх орденов - Крыльев, Белого Орла и Летящего Паровоза. Члены орденов будут докладывать своему руководству, Александр отчитывается напрямую мне. Это сделано для того, чтобы ни один из орденов не смог воспользоваться результатами поисков в одиночку. Известно, что ранее, когда эти предметы появлялись в поле зрения магов, каждый раз за обладание ими разворачивалась очень кровавая битва. Оплата поисков пойдёт через орден 'Белый Орёл' - извините, Александр. В курс дела вас введёт господин Ли Чанг.
   Сумма, которую огласил ректор, удивила студентов - она была очень, очень большой. Видимо, кто-то в руководстве волшебного мира считал эти предметы критически важными. Студенты вышли из кабинета ректора немного пришибленными - такими суммами им ещё оперировать не приходилось. Дальнейшая подготовка к заданию проходила в тайных пещерах ордена 'Белый Орёл'.
   - Точное время создания книги и шкатулки неизвестно. Предположительно - незадолго до начала первого тысячелетия до нашей эры. Авторство того и другого изделия приписывают Светозару Свентовиту - одному из противников Кощея Бессмертного. Оба предмета являются очень сильными магическими артефактами.
   - Что, тот самый Кощей Бессмертный, из сказок? - удивился Майоров, - Кощей вроде жил относительно недавно, во времена богатырей, а это где-то восемьсот лет назад.
   - Во-первых, 'кащеями' или 'кошами' называли древнеславянских жрецов высшего посвящения. Они знали множество тайн, обладали смирением и мудростью, благодаря чему многие из них жили очень долго - намного дольше обычного человеческого века. То есть их было много. Мы же сейчас говорим об одном конкретном Кощее Бессмертном - Водиме Боргасиле, предводителе ведического племени лукан. В тот момент перед ведическим жречеством очень остро стоял вопрос о том, что делать с тоталитарными империями. На славянский мир тогда наступали рабовладельческие империи с тоталитарными идеологиями, которые строились по принципу 'человек - ничто, он должен всё отдать богу, который человеку не должен ничего'. Иначе говоря, жрецы в этих империях - Римской, Египетской, Персидской и многих других - требовали от людей жертв ради богов. Славянское жречество настаивало на ином отношении между богами и людьми - оно учило, что боги заботятся о людях и что люди и боги должны быть связаны любовью и взаимной заботой. Таким образом, славянский мир получался несколько слабее тоталитарного - простые люди смеялись над религией и не боялись богов так, как это происходило в тоталитарных империях.
   - Кощей Бессмертный, не отрицая в принципе славянского отношения к миру, говорил, что глупое простонародье неспособно понять принципы ненасилия и милосердия, и что надо создать общество с такой структурой, в которой только жрецы передавали бы друг другу эту правду, а простой народ надо запугивать гневом богов и требовать от него следования строгим нравственным правилам. То есть призывал пойти по такому же пути, по какому пошли в Египте и Индии. Остальные коши выступили против него со словами, что 'мягкое и нежное жизненнее твёрдого и жесткого'. Предполагается, что именно в эти времена Светозаром Свентовитом была создана эта книга - с целью показать Кощею, что будет в результате его действий. Кощей книге не поверил, вот тогда-то и разразилась война, о которой помнят сказки. Кощей попытался создать на Урале своё царство, для увеличения его мощи он начал набирать рабов по всем окрестным землям. Славянским князьям это не понравилось, и они раскатали его империю по брёвнышку. Кощей обиделся и ушел со сторонниками в Индию, где именно благодаря его действиям относительно чистая ведическая религия превратилась в свою противоположность - с жертвами, в том числе человеческими, кастовостью и невежеством. А сказки отзвуки древних сражений перенесли на ближайших богатырей.
   - Для того, чтобы не допустить повторения таких событий в дальнейшем, славянские жрецы изменили название своего народа. До этого славяне назывались от слова 'вед' - веды, венеды, венеты, венды, венеи, энеи, веи. Даже слово 'вандалы' происходит от того же корня. Имело это название смысл 'те, кто ведает правду в добре и любви'. После изменения славяне начали называться 'славянами', в смысле 'те, кто богов славит одним своим праведным существованием'. Предполагалось, что такое название в корне предотвращает мысль о том, что славяне должны приносить богам какие-то жертвы. В таком духе, что лучшая слава богам - это жизнь в любви и праведности. Но мы отклонились. Согласно легендам, в это время была создана и шкатулка 'Валуда', или 'Волидар'. Её поднесли князю - главе ополчения, которое двигалось против Кощея. Ключи в шкатулке позволяли вызывать мощное защитное оружие, а также осваивать новые военные технологии. Впрочем, ещё в древности появились данные, что шкатулка была создана намного раньше. И шкатулка, и книга хранились в жреческом городе Аркона. А вот теперь начинается самое интересное.
   - Известно несколько городов под этим именем. Некоторые исследователи утверждают, что название 'Аркона' расшифровывается как 'место, где хранится кон Ра'. Кон - это сбор писаных и неписаных правил, отсюда конязь - тот, кто призван судить по кону, то есть по собственному пониманию правды. 'Ра' и 'Ар' могут означать одно и то же - буквы в истории частенько меняются. Впрочем, тут может участвовать и бог Арей, и название народа Ариев - разные исследователи расходятся во мнениях. Нас больше должно волновать то, что практически любой посёлок жрецов - что-то типа современного монастыря - имел право называться Арконой. Наиболее известны следующие: уральская Аркона - сейчас этот город находится под землёй. В нём книги точно нет, её оттуда забрали славянские жрецы перед тем, как там прошла татарская орда, а у них отобрал Тамерлан.
   - А откуда вы так много знаете про славян и Тамерлана? И что такого страшного в этой книге? - спросил Майоров.
   - Мои предки сражались с ним, когда он пошел на Китай. Им пришлось туго. Имея эту книгу, всегда можно узнать, какое решение окажется правильным, а какое нет. Не правда ли, очень полезная книжечка при планировании военного похода? - ответил Ли Чанг, - Но мы сейчас о другом. После Тамерлана следы книги теряются. Шкатулки у него не было точно. Следовательно, её следует искать в одном из тех Арконов, что располагались в европейской части России. Косвенно эти слова подтверждает и тот факт, что славяне долгие столетия очень успешно сражались со слишком большим количеством врагов - и это на неплодородных землях и на совершенно открытых для кавалерии территориях. Один из Арконов находился в Смоленской области, ещё один - в Киевской. Все они сожжены и засыпаны землёй. Третий Аркон находилась на острове Руян, он же Руген, он же Рюген, в балтийском море. Но его сожгли и разграбили в XII веке датчане, так что если бы там что и было, то давно уже всплыло бы. Идея в том, чтобы исследовать подземные пещеры - жрецы наверняка сохраняли всё ценное не на поверхности.
   - Опять пещеры! - дружно взвыли студенты.
   - Вроде бы у вас не было большого количества пещер? - подозрительно уставился на них Ли Чанг. Студенты примолкли.
   - Последний раз использование технологий, которые могли происходить из наследства шкатулки, зафиксировано в 1300 году в Тамбовской области, около нынешнего города Кирсанов. По преданиям, там жил один маг по имени Чу, он в одиночку останавливал крупные отряды татарской Золотой Орды, умел превращать камни в сабли и песок в золото, а потом ушел под землю со всем своим домом. После него на том же месте построил маленькую крепость некто Кирсан Зубахин (Кирсан - русская форма греческого имени Хрисанф). С очень небольшим отрядом он очень долго и очень успешно защищал единственную дорогу на Русь через тамбовщину. Слишком успешно. Скорее всего, связь между магом Чу и Кирсаном не прерывалась. Это ещё один след.
   При имени 'Чу' Александр подпрыгнул и стал озираться - не заметил ли кто. К счастью, все увлеченно слушали Ли Чанга, а тот был занят своими рассуждениями. Причина волнения была проста: упомянутый волшебник Чу числился в предках Веселова по отцу. Он и его союзники - немаги ушли в закрытое поселение магов в 1308 году, подчиняясь решению Министерства Магии о полном разрыве связей с немагами. Обставлен этот уход был с большой помпой: в момент очередного нашествия татар прародитель открыл пещеру в горе, в которую ушли все его союзники, а затем закрыл её иллюзией. Татары и те из немагов, кто не входил в число союзников, нашли только нетронутую гору с цветочками. Описание этой шутки сохранились в семейном архиве. Кое-что начинало проясняться. Александр нигде, даже в Университете, не видел устройств, позволяющих манипулировать временем больше, чем на 48 часов. А его папочка, исследуя изделия на надежность, легко старил их на 100 - 200 лет. Очевидно, и шкатулка, и книга хранились в папочкиных тайниках ещё с тех времён, и он ими пользовался. Как бы теперь ещё не дать волшебникам выйти на замок Веселовых? И что делать с артефактами, когда они перейдут Александру по наследству?
   Ли Чанг тем временем заканчивал инструктаж:
   - Ваша задача - найти и книгу, и шкатулку. Начать поиски, я думаю, лучше с уральской Арконы. Вряд ли вы там что-то найдёте, но те из кошей, что сотрудничали с университетом в период его становления, говорили, что сохранили там много материалов периода противостояния с Кощеем Бессмертным. Будьте осторожны: они там поставили простенькие механические ловушки. Нажмёте на ненужный рычаг - вас засыплет песком. Скорее всего, что-то интересное вы сможете найти только в Смоленской или Киевской Арконах. Координаты найдёте на этой карте, - с этими словами Ли Чанг извлёк древний пергамент, - и вот ещё, знайте: знак Кощея Бессмертного - корона с четырьмя зубцами.
   - А что стало с этими Арконами? - полюбопытствовал Майоров.
   - Христиане сожгли. Только жрецы - славяне это предвидели и заранее всё, что не имело смысла нести с собой, сохранили в пещерах.
   - А славяне что, не сопротивлялись?
   - Практически нет. Жрецы понимали, что в мире наступает время тоталитарных идеологий - таких, которые полностью захватывают воображение человека и утверждают, что только через них возможно что-то хорошее, а всех остальных требуют уничтожить. У славян был выбор - либо самим становиться тоталитарной идеологией, как предлагал Кощей Бессмертный, либо отойти на задний план и подождать таких времён, когда общество устанет от простых решений и перестанет доверять тем, кто обещает решение всех проблем одним махом. Они отошли, ждут своего часа. Часть стала работать в Университете.
  
   В карте пришлось разбираться долго. Система указания координат никак не совпадала с современной. Пришлось даже сходить на поклон к Прохорову. Максим сидел в библиотеке, на своём обычном месте, принимал муравьиные подношения и что-то обдумывал. Едва взглянув на карту, он сразу выдал современные координаты и спросил:
   - Книгу со шкатулкой отправляетесь искать?
   Шокированные студенты уставились на Максима.
   - Когда ты прочитал все книги в библиотеке, нетрудно догадаться даже по отрывочным данным, почему вы с таким таинственным и недовольным видом собрались копаться в тысячелетних славянских схронах. Только нет их там. Скорее всего, они в частной коллекции. Надо искать в тайниках древних богатых родов, - пояснил Максим, насладившись их удивлённым видом. После чего закрыл глаза и предался своим размышлениям.
   Пока получали снаряжение, пока запасались продовольствием, уже стемнело. Вышли ближе к полуночи. В коридоре встретили Ольгу Ваулину, она просила рассчитать ей сферические координаты. На самом деле карта, которую она показала, вполне допускала плоское решение - достаточно было нарисовать круг через заданные точки и найти его центр. Александр с Филиппом позабавились на славу, запуская на карту то уравнения равноускоренного движения, то расчёт массы движущейся ракеты. Ваулина восхищённо смотрела на них своими красивыми глазами и хлопала длинными ресницами. Остановиться не было никакой возможности. Но всё хорошее когда-нибудь кончается, и через три минуты карту с координатами пришлось отдать. Пожелав Ольге спокойной ночи, студенты двинулись искать то, что найти не было никакой возможности.
   Уральскую Аркону отыскали быстро, несмотря на ночь. Укреплённый город на месте слияния двух рек найти несложно - таких мест не так уж и много. Специальный прибор для отыскания подземных ходов, который им выдали в Университете, сработал прекрасно, и уже через десять минут студенты проникли в первую пещеру.
   Александр сверился с картой.
   - Так, тут был ход от храма Свентовита... документы времён Кощея Бессмертного лежат в дальних пещерах. Идём... И кто так строит? Все ходы укреплены всего лишь брёвнами. Будьте осторожны... от них за такое время могла одна пыль остаться. Идём так: я на метле и Майоров в летающих сандалиях впереди, Паравашти, Соколов и Савёлкин сзади.
   - Но почему ты всегда впереди? - возмутился Савёлкин.
   - А потому, что если меня засыплет, вы вдвоём сможете меня вытащить.
   С этим утверждением можно было поспорить, но Филипп спорить не стал.
   Но древние брёвна - как это ни странно - держали земляные ходы прекрасно. Должно быть, за прошедшее время они окаменели и стали только прочнее. Жрицы знали, как и из чего строить. Пещер было много - спускаясь вниз, студенты прошли несколько культурных слоёв. Уральская Аркона была очень, очень древним городом - древнее даже пирамид, её история тянулась больше чем на восемь тысяч лет в прошлое.
   Ничего ценного в пещерах не было. Часть ходов была завалена разными украшениями и идолами. За прошедшее время от них почти ничего не осталось. На одном из поворотов Александр замешкался и дотронулся до какой-то свисающей с потолка доски. Раздалось тихое 'ш-ш', и его с Майоровым тут же засыпало несколькими тоннами песка. Через секунду маги - спутники выдернули их из песка на свободное пространство. Кое-как отплевавшись, Александр с Василием продолжили путь. На этот раз впереди пошли Филипп Савёлкин и Валентин Соколов. Наученные опытом, они обходили всё, что свисало с потолка, а там, где это было невозможно, прыгали на несколько шагов переносом. В одной из пещер студенты нашли каменные барельефы, изображающие постройку пирамид и коленопреклонённых людей перед египетскими идолами. Позы людей не отличались жизнерадостностью. Очевидно, связь с Древним Египтом поддерживалась, но не очень активно - скорее всего, эти каменные таблицы использовались для обучения подрастающего поколения. И, судя по этим изображениям, старшее поколение о Египте отзывалось при этом не очень хорошо.
   В дальних пещерах действительно нашлось множество вещей времён Кощея Бессмертного: оружие, сундуки с неизвестными украшениями, несколько мемориальных каменных досок с описанием походов и битв, каменные же доски с приказами властей империи Кощея. И всюду - символ четырёхрожковой короны. Наверное, когда-то всё это стоило огромных денег, но теперь эти богатства могли порадовать только археологов: оружие проржавело и рассыпалось, украшения потеряли вид, и только немногие бронзовые вещи сохраняли узнаваемую форму. Единственным предметом, который нёс хоть какую-то информацию, был огромный мемориальный камень, посвященный победе над Кощеем. Очевидно, камень стоял где-то в бывшей столице Кощея, а затем был спрятан в пещерах жрецами.
   Четырёхгранный обелиск - совсем невысокий, метра под три - нёс на всех четырёх сторонах картины. На одной стороне был выбит выход славянской рати на сражение с Кощеем. Князья на конях, ополчение с копьями... На другой стороне был изображен сам Кощей - огромный, на троне, под троном огромное количество раздавленных маленьких людей. На третьей стороне - Кощей убегает, славянские князья входят в город. На четвёртой - жрецы подносят князю сундук, из сундука идёт сияние. У одного из жрецов в руках очень хорошо памятная Александру книга. Ещё на камне были следы каких-то надписей, но они погибли, скорее всего, ещё тогда, когда он стоял под открытым небом.
   - Ну что же, теперь мы можем быть уверены, по крайней мере, в том, что книга и шкатулка в те времена действительно существовали, - сказал Александр.
   - И куда они могли пойти, жрецы эти? - спросил Майоров, - Я бы на их месте забился в какой-нибудь дальний угол Сибири.
   - В Сибири некоторое время хозяйничали кочевники - монголы, они тут всё живое вырезали, даже до Якутии дошли, - сказал Александр, - у русских славян не было шансов. Скорее, они ушли в дальние места центральной Руси, и только потом, когда Сибирь стала русской, ушли в необитаемые места Сибири. Ну что, идём искать киевскую Аркону?
   Мнения разделились. За поисками и изучением древностей прошло несколько часов - по времени Университета, глубокая ночь. Немаги были за то, чтобы вернуться и поужинать второй раз.
   - Насколько я понял, это срочная операция, - сказал Савёлкин, - потому нас и подняли по тревоге поздним вечером. Кто-то очень боится опоздать. Если мы через три часа появимся на кухне, нас не поймут. Давайте посмотрим ещё один город, а потом и пойдём сразу завтракать?
   Возражений не было, и вся компания перенеслась по новому адресу, не забыв засыпать вход в подземелья.
   В киевской Арконе студентов поджидало несколько сюрпризов. Во-первых, к пещерам Арконы шел многокилометровый подземный ход от христианской Киево - Печерской лавры. Он был несколько раз на своём пути перекрыт крепкими дубовыми воротами, которые давно не открывались, но в прошлом, очевидно, христианские монахи несколько раз наведывались в пещеры. Входа с поверхности в пещеры не было. Студенты было приуныли - найти что-либо в пещерах после христиан надежды было мало, но оказалось, что монахи не стали уничтожать все запасы. Крепкие сундуки с пергаментами и папирусами занимали длинные ходы, длина которых исчислялась, наверное, километрами. Студенты приуныли повторно - изучать всё это богатство можно было десятилетиями. Найти что-либо о шкатулке и книге в течение нескольких часов было нереально.
   - Ну что, возвращаемся? Отдадим информацию архивному отделу, пусть тут коллеги Веселова всё изучают, - предложил Филипп Савёлкин. Александр обвёл длинные ряды сундуков печальным взглядом и уже хотел было согласиться, как вдруг оказалось, что они в пещерах не одни.
   Раздалось несколько шорохов. Александр и Паравашти по выработанной на фронте привычке моментально поставили щиты. Это спасло их всех. Щит Александра закрыл Савёлкина и Майорова, щит Паравшти прикрыл Соколова. Какие-то тёмные личности выскочили из боковых ходов (студенты стояли в относительно большой пещере с каменным куполом, в разных её концах) и попытались уложить волшебников простенькими смертельными заклинаниями. Студенты - маги тут же ответили мощнейшей огненной волшбой. Тёмные личности попрятались, но не ушли, о чём-то шушукаясь за поворотами ходов.
   - Кто видел, это хоть люди были? - спросил Александр, лихорадочно плетя кружево защитной магии.
   - Не видел, - ответил Паравашти, ставя дополнительные щиты, - но магия у них слабенькая. Если это всё, что они могут, сейчас мы их раскатаем.
   Но раскатать врагов не получилось: они имели свои лазы в пещерах и прятались в них каждый раз, когда студенты запускали поток пламени или уплотнённую воздушную волну. Пережив очередной удар, они выскакивали и попискивали очень странными голосами. Очевидно, это были не люди. Студенты попытались подтянуть одного из нападающих поближе, но соплеменники закидали его тело крюками и режущими заклинаними. К студентам приплыла по воздуху только окровавленная одежда - маленькая, как на ребёнка. Сложилась патовая ситуация - студенты не могли выйти, а их враги не могли их одолеть. Даже вернуться в Университет переносом студенты не могли: для этого надо было сделать шаг, а выходить на открытое пространство не хотелось (они прятались в нишах подземного зала). У нападающих могла оказаться в запасе намного более мощная магия. Решили послать запрос о помощи в Университет. Через минуту пришел ответ: все боевые маги заняты, где-то на советско - германском фронте случилось большое столкновение тёмных магов и прикрывающих войска немагов волшебников.
   - У меня есть хорошее заклинание, - сказал Филипп Савёлкин и привёл в действие свою заготовку.
   Со всех сторон вдруг начали расти белёсые нити. Они свивались в тугие канаты и перекрывали всё пространство пещер. Постепенно они приблизились к студентам и даже проникли за щиты. Удаляющееся попискивание в пещерах говорило о том, что нападающие не нашли противоядия против паутины и отступили.
   - Филипп? - предупреждающе сказал Паравашти Суабаху.
   - Ну, это заклинание для открытых пространств, я его в пещерах не испытывал, - неуверенно протянул Филипп.
   - Ты использовал самопальное непроверенное заклинание? - Александр был в ужасе, - А снимать его ты хоть умеешь?
   Филипп попробовал. Рост нитей остановился, но они не исчезли.
   - И как мы теперь отсюда выберемся? - полюбопытствовал Паравашти. Его и Соколова уже не было видно из-за паутины, до студентов только доносились их голоса.
   - Никак. Приказ из Универа - ждать до завтра. Так что дежурим по очереди и ждём помощи.
   Паравашти и Филипп остались дежурить, остальные осели на пол и попытались заснуть.
   Через три часа с потолка посыпались кусочки земли, а затем в пещеру хлынул голубоватый свет - кто-то проделывал ход с поверхности магическими способами, точно так, как совсем недавно сюда попали сами волшебники.
   - Мне кажется или это правда кто-то ход пробивает? - переспросил Паравашти.
   - Правда. Только это не наши. Я только что уточнил у университетских - они никого не посылали, так что гасим свет и молчим. Мы в засаде, - предупредил Александр и поднял палочку.
   Выпавшие кусочки земли, увлекаемые пробивающим заклинанием, вылетели в образовавшееся отверстие, а затем в проёме хода появилась мужская фигура. Чужой маг ругнулся, попав в переплетение паутины, попробовал её поджечь (безуспешно) и ругнулся повторно.
   - Эй, Толик, умеешь снимать кремнийорганическую паутину? - загремел в зале знакомый голос.
   - Папа? - удивлённо спросил Александр, снимая мантию - неведимку, - Ты что здесь делаешь?
   Папочка подпрыгнул от неожиданности, рассмотрел сквозь завесы паутины Александра и Василия Майорова (тот тоже снял мантию - невидимку) и удивился в свою очередь:
   - А ты что здесь делаешь?
   - Сегодня четверг, ты по четвергам сдаёшь работу в своей фирме, а затем заходишь в гости к друзьям молодости, - сказал Александр.
   - А ты должен работать с документами в архиве, - сказал папа.
   - А я и работаю, только в рамки нашей деятельности входит и отыскание старых документов, - вывернулся Александр.
   - Что это вы тут за канаты развесили?
   - Это от отчаяния. На нас тут напали, мы уже не знали, как будем уходить.
   - А что искали?
   - Ничего особенного... документы времён Кощея Бессмертного. А вы тут что искали? И кто это с тобой?
   - Дядя Толя... ты его не знаешь. Мы с ним давние друзья. Иногда интересуемся историей... ты только маме не говори. А что за документы вы ищете?
   - А историей чего вы интересуетесь? - не уступал Александр. Такой безрезультатный торг продолжался некоторое время, пока в лаз не спустился 'дядя Толя' - высокий, полный маг приблизительно того же возраста, что и старший Веселов. Совместными усилиями удалось создать заклинание разрушения кремнийорганических нитей. Папочка только хмыкал, глядя на то, как Александр вяжет в воздухе сложнейшие цепочки химико - физических превращений.
   - И кто же это саморастущие нити из такого материала придумал? - не удержался он в конце концов от вопроса.
   - Да это так... неотработанная технология, - отговорился Александр и метнул взгляд на Филиппа, который вместе с Паравашти и Соколовым хранили молчание под мантиями - невидимками.
   - Кстати, можешь сказать своим друзьям, чтобы они сняли мантии - невидимки, а то притомились небось бедные неподвижно стоять. И не удивляйся так сильно - я эти мантии разрабатывал по заказу ещё до твоего рождения. Неужели я не оставлю себе способа их видеть?
   Александр удивился до онемения, троица начинающих волшебников сняла мантии и вежливо поздоровалась. Поскольку Александр говорить не мог, им пришлось представлять себя самих.
   - Пятеро молодых магов с мышцами, которые можно накачать только ежедневными многочасовыми занятиями, настолько полны энтузиазма в поисках бумажек, что ищут их даже глубоко после полуночи. Наверное, чтобы пошелестеть ими. От любви к делу, так сказать. И все как один в мантиях стоимостью в несколько десятков килограмм золота, - съязвил папочка.
   - Так что же именно вы ищете? - наконец смог сказать Александр.
   - Ладно, дети, расскажу я вам сказочку. Подходите ближе, садитесь кружком, только не болтайте. Сказочка-то чудесная. Итак, около шести тысяч лет назад стало ясно, что производительность одного земледельца становится слишком высокой. А это значит, что появляется очень много людей, которые не занимаются земледелием (до двадцати на одного пахаря) и которых надо чем-то занять. Обсуждалось два решения. Одно - создавать большие города, занимать людей разными ремёслами и повышать уровень потребления. Недостатки этого решения - портится окружающая среда, используется слишком много ресурсов, моральная атмосфера большого города разлагает любую нравственность, что требует особо строгих идеологий и жестких деспотических систем управления. Второе решение - развести народ на большое количество маленьких городков. Жрецы - ведуны высказались за второе решение - в маленьких городках, где все всех знают, ещё возможно обеспечить выборную власть, а в больших городах любая выборная власть очень быстро превращается в выборы подставных лиц, за которыми стоят хищные кланы.
   - Часть жрецов не согласилась с этим решением и ушла в южные земли, чтобы создать другую цивилизацию. Так возник Древний Египет с его политеизмом. С переменных успехом он протянул несколько тысяч лет, но наш рассказ сейчас о другом. В цивилизациях больших городов порядок невозможно поддерживать без использования жестоких систем подавления сознания, причём эти способы весьма разнообразны. Это и жесткие идеологии, которые подавляют сознание страхом, и специальные ритмы в музыке, и своеобразные схемы питания, и управление толпой с помощью специальных интонаций.
   - А откуда ты всё это знаешь? И какое отношение это имеет к тебе? - удивился Александр. Папочка всегда был для него авторитетом, но то, что он излагал сейчас, превосходило то, чему учили в Университете. Папочка осёкся.
   - Да в общем-то я этого не знаю. Прочитал кое-что в книгах, что-то достались от предков. Только даже я там не всё понимаю. А розыски мы с дядей Толиком начали потому, что произошло нечто экстраординарное. Кто-то включил подавитель сознания.
   - Примерно три тысячи лет среди славянских жрецов появился один энтузиаст, который решил усовершенствовать системы большого города. Он придумал очень много средств и возможностей держать народ в строгом повиновении, создал своё царство, правда, ненадолго. Сторонники традиции быстро его царство разрушили, и поделом - там процветало не только физическое рабство, но и рабство сознания. Кстати, это именно его называют Кощей Бессмертный. Среди всего прочего он создал одно устройство, которое подавляло сознание с помощью низкочастотных электромагнитных полей особой модуляции. Правда, это устройство оказалось слишком мощным даже для него, и он не стал им пользоваться. Но с тех пор в нашем роду передавался один амулет, который при включении подавителя начинает светиться. Десять лет назад амулет начал светиться - некто использует эту технологию, на очень слабом уровне. Возникновение фашизма и фанатизм коммунистов во многом стали возможны благодаря этому устройству - под его действием хочется перестать думать и отдаться на волю сильной личности.
   - Так наш род что, происходит от жрецов тех времён? - удивился Александр.
   - Частично... поэтому ты, кстати, намного меньше подвержен внушениям, чем обычные люди. Ещё не было случаев убедиться? Ох, и намучались мы с тобой из-за этого в детстве...
   Александр вспомнил, что именно он первым очнулся при исполнении 'Саломеи' и песни Ваулиной, но ничего говорить отцу не стал. Папочка продолжал:
   - Мы с дядей Толей пытаемся найти хоть какое-то упоминание о том, что из себя может представлять это устройство. Мы и понятия не имеем, что это такое. Вот такой печальный селяви... Ну а теперь откровенность за откровенность. Вы-то что ищете?
   - Аналогично. Артефакты времён Кощея. Только немного попроще. Книгу и шкатулку. Кое-кто очень боится, что они попадут не в те руки.
   - Ничего не слышал про такие, - не моргнув глазом, соврал папочка. Александр не стал настаивать. Филиппа и Паравашти как самых уставших часовых уложили спать, остальные занялись поисками. Немногочисленные люки неведомых защитников подземелий обнаруживали и блокировали заранее.
   Документы в подземелье были интереснейшие. Славянские жрецы свезли сюда большую часть архивов из уральского центра. Оказалось, что на просторах евразийской степи выросло и исчезло множество интереснейших цивилизаций, о которых не сохранилось никаких письменных источников в документах немагов. Царство Кощея даже не было ни самым большим, ни самым опасным. Существовали и попытки создать государства с выборными системами по типу республики, существовали и деспотические системы с настолько отлаженными системами подавления, что они успешно существовали в течение сотен лет. Благородных монархов, которые активно строили государство с мощными системами социальной защиты, сменяли религиозные империи, в которых правили жрецы. И все существовали как будто бы только для того, чтобы сначала ведические, а затем и славянские жрецы зафиксировали в своих летописях, что 'сие государство пало от внутренней неправды' или 'от лености народа, что перестал трудиться в надежде на государственную помощь'. Оторваться от чтения не было никакой возможности.
   - Потрясающе, у китайцев ещё в первом тысячелетии до нашей эры армии солдат - рабов достигали миллионных размеров, - сказал Александр Филиппу, откладывая очередной свиток (Филипп к этому моменту уже проснулся - переборка документов оказалось очень увлекательным делом и заняла много часов).
   - А что в этом хорошего? - буркнул Филипп, - Я вот тут читаю про одного царя, примерно на территории современной северной Индии, так он ещё в первом тысячелетии до нашей эры пытался ввести пенсии для вдов и дома престарелых для пожилых. Вот это правда радикальнейшее изменение, удивляет! Жаль, что его царство соседи пожгли на пепел...
   С документами провозились до вечера. Несколько раз приходилось посылать гонцов в Университет - за едой. К вечеру все устали и поняли, что пора расходиться. Достижения были невелики. Ребята нашли только косвенные указания на то, что могло быть в шкатулке. В дальнем коридоре, в самых древних сундуках, заваленных разным хламом, хранились даже не документы, а письма различных видных людей времён Кощея. В одном из писем упоминалось, что 'сведущие люди в шкатулку поместили все секреты от военного дела знаемые, от диска Говинды и до стрелы Одина'.
   - А кто это - Говинда? - спросил Майоров.
   - Нам по истории религий на первом курсе рассказывали, ты тогда в госпитале валялся, Говинда - это Кришна. По преданию, у него был диск, который мог сам летать по полю боя и выкашивать врагов. Похоже, шкатулка - это что-то вроде набора чертежей, - предположил Александр.
   - Автоматическое устройство с модулем автономного управления, высокой скоростью полёта и режущими кромками по периметру, - перевёл на свой язык Василий, - да, с такими устройствами можно отправляться на войну. И где мы её теперь искать будем?
   Отец Александра с Анатолием не нашли совсем ничего.
   - А почему бы не запеленговать источник? - спросил у них Александр, - Если это электромагнитные колебания, их можно запеленговать.
   - Думаешь, мы не пытались? - ответил папочка, дожевывая последний привезенный из университетской кухни пирожок, - Нет у этих колебаний источника. Такое ощущение, что сигнал идёт прямо с неба. Я бы не отказался заглянуть в эту шкатулку, что вы ищете. Возможно, там и это устройство описано.
   Из этих слов Александр понял, что шкатулка его роду по наследству не досталась. Они договорились с отцом помогать друг другу в поисках и разошлись.
   Не успели студенты кратко доложить результаты поиска, сдать снаряжение, поужинать и рухнуть на койки, как снова зазвучал сигнал тревоги. Всю компанию плюс ещё и Усачёва, Палиаса и Прохорова (даже Максим пришел!) собрал в своём кабинете ректор.
   - Несколько минут назад ко мне пришли два пожилых джентльмена и заявили, что им было видение о том, что группа Ваулиной попала в беду. Предполагаю, что их привело вовсе не видение, а более простые хм-м... причины, но факт фактом: похоже, нам предстоит срочно найти группу Ольги Ваулиной. Я решил поручить это задание вам, поскольку у вас есть... хм-м... некоторые дружеские связи с вышеозначенной молодой госпожой. Кроме того, никто не знает, где её искать: в месте назначения группы нет.
   - Ольга на днях говорила, что нашла в Юго-Восточной Азии одно место, где микробы ведут себя очень странно, - сразу отреагировал Прохоров.
   - А нас она просила найти одно место на карте, - сказал Александр.
   Они с Савёлкиным начали вспоминать, какие именно координаты вычислили Ольге, но так и не смогли вспомнить точно: они тогда были очень заняты тем, чтобы буквы формул вытеснили за края карты буквы противника. Ректор полюбовался на их препирательства в течение двух минут и достал палочку. С помощью магии он вытянул из студентов тонкие нити воспоминаний, а затем поместил их в два сосуда - отдельно для каждого.
   - А теперь суньте туда головы, - подсказал ректор.
   Веселов и Савёлкин сунули головы в сосуды и провалились в тот момент, когда вычисляли координаты. На этот раз они их увидели чётко.
   - С вами пойдут профессор Марадей, профессор Пащин и ещё трое профессоров из боевых групп разных орденов, - приказал ректор, - получайте снаряжение.
   Через пятнадцать минут студенты и пятеро преподавателей стояли у входа в запретный город. На привратных башнях красовался символ четырёхрожковой короны.
  
   Глава 9. Место древнего зла.
   - И что это за город? - спросил Усачёв.
   - Неизвестно, - ответил профессор Марадей, - последние две тысячи лет тут ничего не было и не должно было быть.
  
  К сожалению, дальше придется читать платно на сайте
  http://www.litres.ru/lavrov-vladimir/
  Книга издана мультимедийным издательством Стрельбицкого
  Там же находится и первая часть книги.
  Обложка
  http://www.litres.ru/sbc/20297000_cover-elektronnaya-kniga-lavrov-vladimir-chast-2-soprotivlenie-materialov.jpg
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"