Гайворонский Федор: другие произведения.

Самое самое лето

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История про ночь на 7 июля.


   Летом всегда хочется радости. Потому что лето - это всегда каникулы. А Сашке в этот летний вечер было ужасно грустно. Он сидел на подоконнике, болтал ногой и думал, о том, что вечер - это свет голубого абажура, мама, чай с баранками и Кузьма, который пьет чай из блюдца и рассказывает истории из своей кошачьей жизни. Но сегодня света не было - во дворе, около трансформаторной будки, третий час стояла аварийная машина. Сашка слышал, как толстый электрик объяснял соседке, тете Вере, что ток отключен до утра. А зажигать в доме свечи не разрешал Кузьма - дети не должны брать в руки спички в отсутствие взрослых. Так наказывала Кузьме мама. Чая с баранками тоже не было - ведь на кухне стояла электроплита. И самое главное - не было мамы. Потому что Сашка растет, потому что нужны деньги, потому что мама с этого дня подрабатывает в больнице ночными дежурствами. Был только рыжий Кузьма. Кот тоже сидел на подоконнике, напротив Сашки, болтал задней лапой и делился новостями:
  -- А у нас сегодня Батон опять с Килькой поцапался. Из-за рыбьей головы. Шерсть клочками летела. Я попытался их разнять, да куда там! Сам на носу царапину получил. Гляди!
   Сашка грустно покосился на розовый кошачий нос.
  -- Крепко тебя, - вздохнул мальчик, - может зеленкой прижечь?
  -- Скажешь тоже! - возмутился кот, - на кого я тогда буду похож? Нет уж. Пусть так заживает. А ты чего грустишь? По маме скучаешь? Ложись лучше спать. Ты утром проснешься, а мама уже дома!
  -- Не хочу спать, - буркнул Сашка, - я к маме хочу. Может добежим до больницы?
  -- Ага, а завтра мне попадет за тебя. Помнишь, что мне мама сказала? Следить за тобой в оба глаза. Я честный кот. Дал слово - сдержу.
  -- А мы совсем быстро. Подбежим, посмотрим в окно, и сразу - домой.
  -- Поздно, - упрямился честный кот, - да и соседка наябедничать завтра про нас может. Вон она, все еще с электриком ругается.
   Во дворе тетя Вера что-то доказывала монтеру, энергично размахивая руками.
  -- А мы попозже, как совсем стемнеет. Никто и не увидит. А на обратном пути пройдем мимо танькиного дома. Ее Симка всегда вечерами на подоконнике сидит, ты ей лапой помашешь...
   Сашка заискивающе посмотрел на кота. Кузьма сдался.
  -- Ладно, идем. Но только обратно - мимо танькиного дома.
  
   Ночь на 7 июля одна из самых коротких в году. Темнело очень долго. Только без пятнадцати одиннадцать Кузьма дал добро на поход к маме. Друзья открыли окно (а жили они на первом этаже) и тихо- тихо, чтобы соседи не услышали, выбрались в пустынный двор. Очень осторожно. Как в фильмах про шпионов.
   Ночью город стал совершенно другим. Ветер шелестел листвой тополей, а Сашке казалось, что это загадочные ночные обитатели города говорят друг с другом. Лунный свет преобразил знакомые очертания домов и улиц до неузнаваемости. Если бы не кот, Сашка наверняка заблудился. Больница находилась на краю города. Хорошо что город небольшой. За полчаса можно пройти из конца в конец. Вот речка Песчанка. Вот каменный мостик и площадь, башня с часами. Стрелки показывают половину двенадцатого. Всюду горят фонари - света нет только на Сашкиной улице, и летучие мыши, выныривая из темноты, ловят ночных мошек. За площадью - Майский проспект, за проспектом - Речная улица, а от нее до больницы - рукой подать.
   - Странная сегодня ночь, - отчего-то шепотом сказал Кузьма.
   - Почему?
   - Слишком тихо. Ни машин, ни людей, и соловьи не поют, а должны.
   - Тебе все кажется. Сейчас к больнице подойдем, и ты услышишь и соловьев, и лягушек в пруду. И вообще, не пугай меня, рыжий.
   Кот виновато прижал уши.
   - Извини. Может и правда, мне кажется.
   Перед забором больницы Сашка посадил кота на плечо, ловко перемахнул в больничный двор и вдруг увидел маму. Она сидела за окном, наполненным белым, больничным светом, и что-то писала в журнале. Мама тыльной стороной ладони вытерла пот со лба. Сашка догадался, что она очень устала. Ему стало жалко маму, захотелось подойти и обнять ее, сказать, что этот год он еще походит в старой осенней курточке, что когда он вырастет - будет зарабатывать много-много, что дома без мамы пусто и одиноко. Даже с Кузьмой. Говорящим котом.
   Кузьма в Сашкином доме появился случайно, прошлым летом. Мама всегда была против домашних животных. Не потому, что она их не любила. Просто за животными надо ухаживать. А у мамы для этого не было ни времени, ни денег. А Сашка, как говорила она, был пока еще слишком безответственным. Кузьма, как и положено коту, пришел сам. Постучал в дверь в половине двенадцатого ночи, и когда сонная мама открыла ему, поинтересовался, не сдается ли у них лишняя комната. Мама зевнула, сказала, что лишняя комната сдается у соседей напротив, но тут в коридор высунулся Сашка, и вместо чужого дядьки, вдруг увидел рыжего кота. Сашка тут же сообщил об этом маме. Та протерла глаза, и, разглядев грустную рыжую мордочку, только тогда поняла с кем говорила. Мама ойкнула и медленно села на пол прихожей. Кот и Сашка с разных сторон кинулись её успокаивать. Мама осторожно потрогала кота. Зверь был самый настоящий. Мягкий, рыжий и пушистый.
   - Я не мутант и не пришелец, я - Кузьма - сообщил кот, - просто мне негде жить. Пустите на вечерок, а?
   Сашка умоляюще посмотрел на мать.
   - Может быть за ним гонятся, мама...
   Мать помассировала виски, подозрительно покосилась на кота и пошла на кухню, подогреть гостю ужин, по дороге раздумывая, о том, кому бы от греха подальше, отдать завтра это рыжее чудо. Но гость задержался навсегда, потому что, как все коты, был обаятельным существом. Он в нужные минуты душевного неспокойства оказывался подле мамы, мурчал и терся ей об ноги. Маму это успокаивало. Причем быстрее, чем валерьянка. Поэтому валерьянка отдавалась коту (по праздникам), а кот в свою очередь, лечил, как мог, мамины нервы. С Сашкой Кузьма подружился с первой минуты и в отличие от всех его остальных друзей, всегда и во всем Сашке уступал.
   - Про нас говорят, - часто любил замечать Кузьма, - что кошки привыкают к дому, а не к хозяевам. Наглые враки. Просто мы существа скрытные ввиду ночного образа жизни, и поэтому не показываем, как собаки свои чувства. Но в душе - все кошки тонкие натуры. И я в том числе.
   Кузьме нравилась скрипичная музыка, свиные котлеты, сырая мойва (желательно в раковине на кухне, чтобы, погрузившись в мойву всеми четырьмя лапами, смачно хрустеть рыбьими плавниками) и боевики. Боевики они смотрели вдвоем с Сашкой на диване, когда мама задерживалась на работе. Когда показывали средневековье, кот грустно вздыхал.
   - Моя слабость - объяснял он свои вздохи.
   Обо всем этом думал Сашка в больничном саду, наблюдая за мамой. Но его раздумья прервал Кузьма. Кот все еще сидел на Сашкином плече.
   - Сашка, - шепнул он на ухо, - там, в кустах кто-то есть. Я слышу шорохи. Сашка подошел к молодой ирге, а кот молниеносно спрыгнул на землю.
   - Не троньте мня ! - пропищал из кустов тоненький голосок.
   - Не тронем! - разом ответили кот и мальчик, - честное слово!
   В кустах зашуршало и в лунном свете появился игрушечный леопардик. Маленький, плюшевый, ростом с котенка, он стоял на задних лапках, и испуганно смотрел то на Сашку, то на Кузьму.
   - Ты кто? - спросил леопардика Сашка.
   - Я - Лёпа, - ответил зверек, - я - микролеопард, я дружу с Жужу. Помогите мне, пожалуйста, найти одного человека.
   - Поможем, - сказал Кузьма, но сначала расскажи нам, кто ты и откуда.
   Сашка присел на пенек, вял в ладошку маленького Лёпу, а кот уселся напротив.
   Лепа грустно вздохнул:
   - Нас, было семеро, говорящих игрушек, и все мы жили у мальчика Сережи...
  
   Папа и мама Сережи жили друг с дружкой очень плохо. Сережин папа был волшебником и делал добрые дела, а Сережина мама была заместителем директора большого магазина и постоянно ругала Сережиного папу за то, что он не берет за свое волшебство денег. Однажды они очень сильно разругались, и после этого скандала папа ушел навсегда и больше никогда не возвращался. Вначале мы, игрушки, жили в домике, который папа построил Сереже, и в котором была мебель и включался ночью свет, чтобы игрушкам не было страшно. Но потом мама купила Сереже компьютер, и мальчик перестал с нами играть. Домик тот вскоре подарили сыну маминого директора, а нас отвезли на дачу, потому что время играть с нами для Сережи прошло. На даче мы устроились тоже хорошо. Мы дружили с мышками и котом Барсиком, который катал мышат на спине и защищал их от соседских котов. Но дачу продали. И вот, однажды, пришел толстый злой дядька, который побросал всех нас в мешок и закинул на чердак. Только когда он нас нес в мешок, он меня уронил. Я спрятался и ночью подслушал, что через две недели на дачу приедут мастера и сожгут весь хлам, и тот мешок тоже, чтобы не мешал. Я взял письмо, которое еще раньше написал для папы Попугай, сел на паровозик и поехал искать Сережиного папу, чтобы он нас спас. Но вот прошла уже неделя и шесть дней, а я...А я никого не нашел. Паровозик сломался. Завтра приедут мастера... Что будет, что будет!
   - Ничего не будет, - решительно заявил Сашка, мы спасем твоих друзей и они будут жить у нас! Мы пойдем на дачу прямо сейчас. Правда, Кузя?
   Кот посмотрел на окно, в котором виднелся мамин силуэт, серьезно сдвинул уши и ответил:
   - Да!
   И они, втроем, пошли спасать Лепиных друзей.
   Лепа сидел во внутреннем кармане Сашкиной курточки. Он знал только название дачного поселка - Парусное, и что на трубе дома есть флюгер с дракончиком. Кот шнырял вокруг них, в надежде встретить котов, которые подсказали бы как проехать в Парусное. Но помогли им вовсе не коты. Сашке на курточку свалился кусок птичьего помета. Сашка сказал тихо ( чтобы Кузьма не слышал и не рассказал об этом маме) ругательное слово "черт". На кленовом суку важно сидела жирная ворона. Она чистила клювом крыло и недовольно каркала про себя. Кузьма крикнул вороне на вороньем языке:
   - Тебе не стыдно так делать? Взрослая ведь уже.
   Ворона недовольно скосила глаза на того, кто посмел ей, уважаемой столетней птице, говорить подобные дерзкие слова, но, увидев кота, ойкнула, и от неожиданности свалилась с дерева. Может быть, ей пришлось бы туго, если бы негодную птицу во время падения не поймал бы Сашка. Придя в себя в Сашкиных руках, ворона хрипло прокаркала на чистейшем человечьем языке:
   - Я Дур-рова знала, я р-рядом с универ-рситетом полжизни пр-рожила, пока дер-рево пер-ред окнами кафедр-ры р-романо-гер-рманских языков не спилили! Я тр-ри языка знаю, а вы меня стыдить!
   - Ну ведь ты мне курточку испачкала - примирительно заметил Сашка., - теперь маме надо будет ее стирать...
   Ворона искренне смутилась. Ей было стыдно.
   - Пар-р-р-дон... Задумалась стар-р-рая... Пр-р-р-ости...
   - Простим, - вступил в разговор Кузьма, если скажешь, как нам добраться до Парусного.
   - Что же вы ср-р-азу то не сказали? У меня там тр-ридцать сестер-р живет. Надо лететь на кр-расную тр-рубу котельной, а потом полчаса на восток.
   - Но мы же не умеем летать!
   - Ну тогда на автобусе номер-р 37. Он ходит кр-руглосуточно.
   - А где останавливается этот автобус?
   - На остановке!
   Но потом ворона спохватилась, что сказала глупость и поправилась:
   - На центр-ральной площади.
   - Бежим! - решительно сказал Сашка.
   - Айда! - подхватил Кузька, и они побежали по пустынным ночным улицам к центральной площади города.
   - Негодяи! - кричала им вслед ворона, - а спасибо сказать?..
   Но на площади их ждало разочарование. По выходным дням, как было написано на табличке, последний автобус уходил в Парусное в двадцать три ноль-ноль. И все. До утра движение прекращалось.
   - Что же делать? - вздохнул Сашка, которому ужасно хотелось помочь маленькому Лёпе спасти его друзей.
   - Что же делать? - пропищал из кармана маленький Лёпа, который совсем уже отчаялся.
   - Я знаю что делать, - сказал Кузьма, - знакомые коты рассказывали мне, что в башне с часами, на самом верху, живет старый одинокий Часовщик, который умеет останавливать время. Может быть, он нам поможет?
   И друзья отправились в башню с часами. Башня была очень старой, ей, как слышал Сашка, в следующем году исполнялось триста лет, и по слухам, строил ее сам Брюс, друг и сподвижник царя Петра I. И, как сообщил Сашке по дороге Кузьма, Часовщику было тоже лет триста.
   Они открыли скрипучую дверь и начали бесконечный подъем по каменным ступеням. Пахло стариной. Такой запах был в библиотеке, где у Сашки работала тетя Маша, и почему-то, мальчик сам не понимал почему, очень ему нравился. Наконец лестница закончилась и друзья увидели дверь. Обычную дверь с номером "13", обитую коричневым дерматином. Нажать кнопку звонка пришлось Сашке - изо всех троих он был самый высокий.
   С той стороны послышались шаги. Дверь открылась, на пороге возник Часовщик - худой длинноволосый, совершенно седой старик с пышными усами.
   Он посмотрел на поздних гостей поверх очков и любезно пригласил их войти.
   - Дядя Яша, - представился часовщик, - что вам угодно в столь поздний час?
   Сашка набрал воздуха, чтобы ответить, но вдруг застыл с открытым ртом. Уютная однокомнатная квартирка была сплошь увешана, заставлена, завалена часами. Только в одном месте стена была свободна от часов - там висел портрет чем-то похожего на старика человека в пышном парике екатерининских времен. В комнате были и старинные часы с камнем вместо гири, рыцарских времен. И роскошные каминные часы Фаберже, украшенные финифтью и сапфирами, и деревенские ходики с кошкой - маятником и солнечные часы из Помпей. На холодильнике, рядом с книгой Василия Валентина " Двеннадцать ключей мудрости", стояли странной формы часы в серебристом корпусе. Синие цифры, показывающие время, висели над ними, прямо в воздухе.
   - Атомные, - сообщил дядя Яша, - это из будущего. Двадцать четвертый век. А вот этими - старинными, напольными, владел когда-то сам Нострадамус. Чаю хотите?
   Только сейчас Сашка пришел в себя.
   - Нет, спасибо большое, чай нам пить некогда, у нас к вам дело, и вот какое...
   И Сашка вместе с Кузей, наперебой рассказали дяде Яше все, что с ними случилось за эту ночь. Когда рассказ был окончен, Часовщик прочитал Лепино письмо, грустно улыбнулся и взял в руку микролеопардика.
   - Прекрасная работа - восхищенно заметил старик, - так как же звали Сережиного папу, который тебя сделал?
   - Папа Вася - пропищал Лёпа, - Василий Валентинович.
   - И ты хочешь его найти?
   - Хочу, но вначале нам надо спасти зверят.
   - Ну, раз надо, значит надо. Идем. И вы со мной? - заметив, что Сашка и Кузьма вскочили со своих мест, поинтересовался дядя Яша.
   - Конечно! - хором заявили приятели.
   - Отлично. Тогда прошу следовать за мной.
   Дядя Яша вышел на балкон. По пути он прихватил шпагу на легкой перевязи, которую сразу накинул на плечо, и большущую подзорную трубу, на которой красовалась золотая надпись:
   "Josef Muller. Bromberg. 1694."
   - Немецкая, - объяснил дядя Яша, - из Города Вне Времени.
   Они вышли на балкон. Часовщик разложил трубу на всю длину, и сел на нее так, как Сашка садился на палку, когда недавно играл с ребятами в Чапаева.
   - Александр, - вежливо попросил дядя Яша, - берите кота, сажайте Лёпу поглубже в карман, и садитесь на трубу передо мной.
   Сашка перестал сегодняшней ночью чему бы то ни было удивляться. Он послушно исполнил просьбу старика и вдруг... И вдруг они взлетели, прямо на трубе, и понеслись к красной трубе котельной, о которой говорила ворона, а долетев до трубы, взяли направление на восток. Когда город остался за спиной, их догнали в воздухе две женщины на метлах. На обеих были черные футболки и джинсы. Они тепло поздоровались с дядей Яшей. Одну, тетю Вику, Сашка знал - она работала в библиотеке вместе с тетей Машей, в научном отделе.
   - Саша, привет! - помахала она мальчику рукой, - как твоя тетя? Скоро выйдет на работу ?
   - После завтра, - стараясь перекричать свист ветра в ушах, - отвечал мальчик, - как больничный закончится.
   - Пусть выздоравливает, привет ей от меня передай, и маме тоже! - прокричала тетя Вика и вместе со спутницей ринулась вниз, к лесу, где на поляне горел большой костер.
   - А твоя мама кем работает? - поинтересовался у Сашки дядя Яша.
   - Она - врач! - гордо сообщил Сашка, и грустно добавил: - Вот только оклад им никак не прибавят.
   - А папа?
   - А у меня нет папы. Мама говорит, что он ушел далеко - далеко, и вернется, когда я стану большой. А я знаю - он нас бросил. Как у Федьки. Ну только у Федьки он был пьяницей, а про своего я ничего не знаю.
   - Ты любишь свою маму?
   - Очень! - громко отвечал Сашка.
   - Ну и молодец!
   Далеко впереди показался самолет - зеленый огонек справа и красный слева. И еще два белых на носу и хвосте. Дядя Яша стал снижаться. Они сели прямо на шоссе, напротив красивых двухэтажных домов, и стали искать дом, где над каминной трубой есть флюгер с дракончиком. Нужный дом стоял прямо на берегу тихой Усманки. Солидный, двухэтажный, с высоким забором , на котором висела желтая табличка с черными буквами: "Частное владение. Охраняется вооруженной охраной с собаками". Дядя Яша вздохнул, взял Сашку на руки и прошел с ним сквозь стену. Но, скрывшись в стене наполовину, обернулся и приказал Кузьме:
   - А ты сиди здесь. Мы скоро придем.
   Лишь только они очутились во дворе, к ним со страшным лаем бросились собаки. Но дядя Яша не испугался, подождал когда они подойдут поближе. Стаффорды сосредоточенно обнюхали людей, успокоились, и ушли в темноту. Точно так же, с Сашкой на руках, Часовщик прошел через стену дома. Но лишь сделал шаг по паркетному полу темного коридора, был остановлен резким криком:
   - Стоять, руки за голову!
   Часовщик молниеносно развернулся, одним движением левой руки поставил Сашку позади себя, а правой выхватил шпагу.
   - Опусти оружие! - донеслось из темного угла.
   - Vis a vis! - воскликнул дядя Яша и со свистом рассек воздух перед собой. Раздался выстрел, но Часовщик клинком отбил пулю, которая высекла из стали искры и ударилась о стену. В противоположном коридоре послышались быстрые шаги, в проеме двери возник еще один, крепкий охранник с дробовиком наперевес.
   - Лицом на пол! - гаркнул он, - Толян, у тебя чего тут?
   Но Толяна и след простыл. Он прыгнул в закрытое окно веранды и в водопаде стеклянных осколков вывалился во двор, где был тотчас окружен рычащими собаками.
   - Сударь, - вежливо сказал второму охраннику дядя Яша, - мой молодой спутник пришел сюда не с целью ограбить сей особняк, но исполняя священный долг чести. Попрошу вас пропустить меня на чердак без сопротивления.
   Охранник попятился и растерянно произнес, опуская ружье:
   - П-пожалуйста...
   - Благодарю вас, - молвил дядя Яша и направился к лестнице на второй этаж. Уже наверху Сашка услышал доносившиеся снизу голоса - на шум подошел третий охранник:
   - Кто это был?
   - Сам не знаю. Но он круче хозяина!
   Мешок Сашка нашел сразу. Лёпа описал его очень точно. В мешке оказались: мышь Мима, попугай Геннадий Степанович, крокодил Коша, Светлячок, обезьяна Мама Чита и, с грустными черными глазами, гигантская божья коровка Жужу, "который на самом деле никакая не коровка, а жучок и дружит с Лёпой". Божья коровка была и впрямь гигантской - с ладонь.
   Все звери плотненько разместились за пазухой Сашкиной курточки.
   - Все? - поинтересовался дядя Яша.
   - Все! - ответил за всех Жужу.
   Часовщик и Сашка сошли вниз. Охранники смотрели на них уважительно.
   - Чего взяли то? - поинтересовался плотный.
   - Игрушки, - ответил дядя Яша.
   Охранники переглянулись.
   - А-а-а...- глубокомысленно заметил плотный, - а вы под кем ходите - то?
   - Брюсовские мы, - сказал дядя Яша. Охранники совсем сникли.
   - Надолго к нам? - поинтересовался второй.
   - До шестого звонка, - неопределенно ответил дядя Яша. Позже он признался, что и сам не понял, что сказал. Но на охранников его слова подействовали ошеломляюще. Они побросали на пол всю свою амуницию и мгновенно покинули дом. Дядя Яша подождал немного, пока не стихнут голоса охранников и лай собак, и через выбитое окно веранды, вместе с Сашкой и зверятами, вылетел на подзорной трубе из дому. Не приземляясь, они сняли с дерева ощетинившегося Кузьму, до глубины души тронутого внезапным появление своры стаффордширских терьеров, а затем, полетели домой, в город.
   Восток розовел, приближался рассвет. Темнота растворялась, уступая место серым утренним сумеркам. По дороге они опять встретили тетю Вику, она была одна, и по ее словам, "спешила домой, пока не кончилось действие маковых капель, а то муж проснется, а меня нет". В городе вовсю щебетали воробьи и уже работали ранние дворники. " Ш-ш-ших...Ш-ш-ших..." - шаркали они своими березовыми метлами и мутным унылым взглядом невыспавшегося человека, провожали летящую к семье тетю Вику и дядю Яшу с Сашкой. Подлетая к башне, Сашка заметил внизу первое такси. Черноусый шофер - грузин зевал и ежился от утреннего холодка. Дядя Яша легко опустился на балкон своей квартиры.
   - Ну вот и все, - сказал он Сашке, - береги зверят, не заставляй нервничать маму. В гости приходи, как будет время, и кота своего приводи. Очень он у тебя обаятельный. И вообще, будет что нужно - всегда рад помочь, малыш. Беги домой, а то мама вернется, а вас нет.
   Но Сашка не уходил. Он помялся, кусая губу, и тихо произнес:
   - Дядя Яша, если вы такой...Такой хороший волшебник, помогите мне найти моего папу, пусть он вернется к нам, а?
   Дядя Яша потер подбородок. Он думал. Вдруг, его лицо озарила улыбка.
   - Ладно, малыш, я тебе и тут помогу. У тебя будет папа. Как твое отчество?
   - Викторович...
   - Ладненько, значит Викторович.... Очень хорошо. Уговорим чертяку... А то вечно, таких находит...Ну, иди, Саша, домой. Я думаю, все у нас получится.
   - До свиданья - сказали дяде Яше Сашка, кот Кузьма и семь говорящих зверушек.
   - До скорого свидания, - улыбаясь, отвечал дядя Яша. Он стоял на пороге квартиры, провожая новых друзей, а когда они вышли на площадь, помахал им рукой с балкона.
   - Эй, джигит, - сказал таксист, когда Сашка и Кузьма проходили мимо него, - садись подвезу, твой дэдушка заплатил за тэбя.
   - Какой дедушка, - не понял Сашка.
   - А...Тот, - шофер указал рукой на дядю Яшу, который делал Сашке с балкона утвердительные жесты - садись мол, все нормально.
   Сашка и Кузьма забрались в машину. Двигатель взревел, и "Волга" понеслась по пустым утренним улицам.
   - А когда дедушка за меня заплатил? - поинтересовался Сашка.
   - Еще вчэра, - отвечал шофер - грузин, - вот, твой дом? Выходи. И балшого здоровья дэдушке!
   Изумленный, Сашка вошел в свою квартирку, и плотно запер входную дверь, а потом лег на диван и стал думать об истории с такси. Он вспомнил, про часы Нострадамуса, и про то, что у Часовщика стояли на холодильнике атомные часы из будущего. "Видимо, - решил мальчик, - он может путешествовать во времени. Как в фантастическом фильме." Потом Сашка представил себя, путешествующим во времени, разумеется, вместе с Кузьмой, и незаметно уснул.
   Он проснулся поздно. Солнце светило очень ярко, как всегда светит в полдень, в его дворе. С улицы доносилось визжание детворы. Сашка слышал, как Вадик кричал: "Гол!" и сразу захотел быть на улице и играть в футбол. Но в зале, через закрытую дверь, слышались голоса. Мамин, и еще один, чужой. Мужской голос. Сашка внутренне съежился и сразу расхотел играть в футбол. Он понял, что мама привела своего жениха, своего будущего мужа, знакомить его с ним, с Сашкой. Он всегда боялся этой минуты. И вот, она наступила. Сашка хотел поплакаться Кузьме, но в комнате его не было. Должно быть уже удрал во двор. Тогда Сашка решился сбежать из дому. К дяде Яше. А он что-нибудь, да подскажет. Но когда Сашка тихонько открыл окно, и перенес одну ногу за подоконник, отворилась дверь и в спальню вошел худой человек с удивительно умным и добрым лицом. Увидев человека, Сашка застыл как вкопанный. Каждая черточка его лица была ему до боли знакома. Сашка видел это лицо каждое утро в зеркале ванной, когда умывался и корчил рожицы. Только лицо в зеркале было раз в пять моложе. Человек посмотрел на Сашку и осторожно спросил:
   - Ты меня узнаешь?
   И Сашка все понял. Он спрыгнул с подоконника, подбежал к человеку, и крепко-крепко прижался к медной пряжке его ремня, на которой был нарисован дракон.
   - Папа! - закричал Сашка, - я ведь говорил мамке, что ты вернешься!
   В дверях появилась мама. Она улыбалась, но по ее щекам текли слезы.
   Когда Сашка успокоился, мама сделало неподходящее ей строгое лицо и наставительно сказала:
   - Саша, это твой папа, Виктор Васильевич Валентинов. Он приехал, чтобы забрать нас к себе. Он живет за границей... Как называется твой город? - шепотом и совершенно другим тоном спросила мама папу.
   - Бромберг, - подмигнув Сашке, на ушко маме, шепотом, отвечал папа, Виктор Васильевич Валентинов, - он называется Бромберг.
   - Город, куда мы поедем, Саша, - громко повторила мама, - называется Бромберг.
   Но Сашка и сам слышал папин ответ. Дядя Яша не обманул. Он дал Сашке все, даже то, о чем Сашка не смел и мечтать. Сегодня вечером надо будет обязательно забежать к дяде Яше, сказать спасибо и поинтересоваться, как себя нужно правильно вести в Городе Вне Времени.
   Уж кто - кто, а он-то наверняка знает...
 Примечания: 1) Яков Брюс - сподвижник русского царя Петра I. Построил Сухареву башню в Москве, где размещалась Навигацкая школа. По легенде был алхимиком и чернокнижником. 2)Василий Валентин - предположительно немецкий алхимик, написавший фундаментальный труд "Двеннадцать ключей мудрости", состоящий главным образом, из 12 гравюр с зашифрованным сюжетом,и комментариев к ним.  
  
  
  
  

Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"