Лазарева Екатерина: другие произведения.

Меч, щит и шлем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гвардия дает Наде первое задание, желая испытать ее. Необходимо найти потерянные меч, щит и шлем одного богатыря-вампира, которые дают абсолютную власть над всеми вампирами. И провалить это задание Надя не может, потому что Гвардия грозится убить ее родителей. Но бросаться исполнять приказ Надя не спешит, потому что тогда под ударом окажутся тысячи невинных вампиров. Сможет ли она сделать правильный выбор?

  
Пролог
   Все та же мрачная комната, окутанная тайнами и заговорами. В этой комнате сидят трое старых вампиров, выслушивая друг друга со скучающими лицами.Обычный человек может подумать, что они говорят на обыденную тему, но нет, разговор в какой степени важен для каждого из них.
   Огонь в камине шумно потрескивал, словно возражая говорившемуся в этой комнате. Обстановка стала еще более угнетающей, когда появилось четвертое лицо. Шумно отодвинув стул, старая вампирша тут же накинулась на сидящего рядом темноволосого мужчину:
  - Почему твои вампиры перестали следить за ней? Или ты думаешь, что она не опасна для нас?
   Мужчина задумчиво повел плечом и теперь смотрел исключительно вниз. Желваки на его челюстях заходили, что выявляло его явное нежелание слушать эту женщину.
  - Потому что она пропала на две недели,- резко ответил он, и огонь в камине вспыхнул еще больше.- Они думали, что она погибла в том мире.
  - Но это не так, кретин!- взвилась Казимира и громко хлопнула по столу, отчего остальные трое вампиров удивленно приподняли брови, насмехаясь над ее злостью.- Девчонка жива и все еще представляет угрозу нам. Вы забыли, что у ее родителей есть доказательства против нашей власти? Девчонку надо устранить, и тогда ее родители объявятся, захотят отомстить за нее. По другому и быть не может. Матвей, поручаю это тебе, но сначала она окажет нам небольшую услугу.
   Казимира коварно улыбнулась и отпила из бокала. Вся ее злость мигом улетучилась, уступила чувству выигрыша. Она любила строить изощренные планы, выкачивая из них максимум выгоды. Став во главе Гвардии, она еще раз убедилась в своей успешности.
   Сидевшие переглянулись и с любопытством перевели взгляд на торжествующую Казимиру, ожидая продолжения речи.
  - Она добудет нам кое-какие артефакты, которые смогут укрепить нашу власть. С ними мы можем делать все что угодно.
  Вампирша, сидящая напротив Казимиры, расхохоталась. Между ними сразу воцарилось молчаливое противостояние, было видно, что они являются врагами друг другу. Казимира всегда ненавидела Маришу, еще со студенчества. Она всегда была ее противницей и старалась во всем превосходить Казимиру. Теперь они в одной лодке и им приходится сдерживаться и сотрудничать ради общей цели.
  - И как же она нам поможет? Мне кажется, она ненавидит нас, так же как и ее мерзкие родители,- приторным голосом отозвалась Мариша, откидываясь на спинку стула.- Надежда никогда не будет сотрудничать с нами.
   Казимира молча буравила ее взглядом, желая испепелить свою противницу. За столько столетий она не изменилась, до сих пор вставляет ей палки в колеса.
  - У нее есть слабость, которой мы можем воспользоваться,- победно улыбнулась Казимира, но быстро стала серьезной, поскольку этот поединок она выиграла, а ничего большего она и не могла желать.- Она дорожит своими драгоценными родителями, которые, по сути, ей и не родители. Ради них она сделает для нас что угодно. Ну а после того, как мы добьемся своего, она уже не будет больше волноваться о них. Она вообще больше ни о чем волноваться не будет.
  
  Глава 1.
   Я ловко перепрыгнула через дом и приземлилась на другую крышу, не сводя взгляда с темной фигуры, быстро идущей по дороге. Рядом, по другую сторону улицы, энергично неслась Клара, в глазах у которой горел азарт. Я усмехнулась уголком рта и продолжила идти по крыше, раздумывая. Эта ночь идеально подходила для слежки. Наконец-то мы можем найти хоть что-нибудь про склад с пулями, которые так усердно скрывают оборотни. Неделями мы следили за стаями, и вскоре набрели на вожака округа- пожилого мужчину по имени Витольд, который в свое время немало перебил вампиров. Сейчас он занимал высокий пост помощника губернатора и был директором завода по изготовлению смертельных пуль для вампиров.
   Сейчас Витольд почему-то решил передвигаться пешком, а не на своем навороченном порше. Зря он так поступил. Максим моментально нашел его по городским камерам и послал нас с Кларой следить за ним. Для нас это было словно глоток свежего воздуха- на протяжении пяти месяцев мы только занимались слежкой, ни разу не встряв в драку. Этакое затишье перед бурей.
   Хотя моя жизнь, в отличие от ребят, была чуть более разнообразной. Два месяца назад я успешно сдала все экзамены за первый курс, тем самым продлив себе нахождение вне стен Универа. Мне было радостно смотреть на удивленное лицо Казимиры, главы Гвардии, и думать, что на этот раз я ее обыграла. Пока они не стремились контролировать меня, но я знала, что когда-нибудь они будут привлекать меня к обязательной работе, которую я должна буду выполнять так же, как Кирилл и Макс.
   Так же я справила свой семнадцатый день рождения, уменьшив срок до моего становления настоящим вампиром. С каждым днем я ощущала, как моя сила становится больше, а боевые качества растут. За пять месяцев я смогла полностью влиться в предоставленные в этом мире условия, и даже преуспела в этом.
   Я отвлеклась от раздумий и обратила внимание, как Витольд спускается в маленький подвальчик, расположенный в староватой, но еще жилой многоэтажке. Клара заинтересовано переглянулась со мной, и я поняла- мы пойдем за оборотнем. Последние дни она только и говорила о том, как 'очеловечилась' ее жизнь и как она скучает по былым временам, когда адреналина было море, а драки были ежедневным делом. Если честно, я тоже скучала по стычкам с оборотнями и демонами, но я понимала, что то, что происходит сейчас, по-настоящему важно для всех вампиров. Мы делаем огромную работу, пытаемся найти и ликвидировать все склады с оружием, чтобы больше не боятся внезапных атак оборотней и магов.
   Клара неожиданно пригнулась и прыгнула на мою крышу, чуть не налетев на меня. Мы создали шум, на который обратил внимание Витольд, вскинув голову и зорко обводя взглядом улицу. Я повалила Клару на жесткое покрытие крыши и прислонила палец к губам, призывая ее молчать. Она состроила страшные глаза и попыталась скинуть меня с себя, но я изо всех сил держала ее, чтобы не раскрыть нас. Услышав возобновившиеся шаги оборотня, я откатилась в сторону и вопросительно посмотрела на вампиршу, разводя руки в стороны.
  - И что это сейчас было? Ты же могла раскрыть нас!
   Клара отряхнулась и качнула русыми волосами.
  - А что такого?- непонимающе спросила она, поправляя вязаную шапочку на голове.- Этот старый пес даже и не подумал бы, что за ним может кто-то следить. Даже мы на него не сразу вышли. Ты слишком серьезная, Надя. Для того чтобы у нас все получилось, нужно относиться попроще к слежке. Лично для меня это игра, в которой я уверенно одержу победу, а этого Витольда оставлю ни с чем.
   Я укоризненно покачала головой и расплавила складки на моем плаще. Хоть сейчас и стояла зима, мы с Кларой были одеты очень по-весеннему- она в кожаные брюки и бежевый пуловер, скрывавшийся под темно-синем пальто, а я облачилась в плащ и широкие джинсы, закрывающие привязанный на голени нож. Я абсолютно не чувствовала холода, что имело огромный плюс. Не надо было тратиться на зимние вещи.
  - Должно быть, это один из клубов оборотней, в который они не пускают вампиров,- предположила Клара, доставая из кармана маленькую косметичку.- Нам нужно туда попасть и для этого мы должны замаскироваться под людей, чтобы охранники пустили нас внутрь. Ах, как же мы давно не веселились! У меня все внутри переворачивается от предвкушения.
   Я улыбнулась ей и взяла из косметички тоналку, дабы придать лицу более живой оттенок. В остальном мне не понадобиться косметика- всю красоту за меня сделали вампирские гены. Пока Клара маскировалась под человека, я стояла на краю крыши и смотрела вдаль, сгорая от нетерпения. Сегодняшняя ночь обещает быть интересной. Раньше я думала, что у вампира каждый день насыщенный, но я ошибалась. Мы очень долгое время выжидаем момента, когда нужно нанести удар. Но эти мгновения стоят потраченного времени на слежку.
  - Ну что, готова войти в обитель оборотней?- спросила я, когда Клара оказалась рядом со мной.- Уж сегодня мы развлечемся.
  Клара переглянулась со мной, и мы одновременно прыгнули вниз. Приземлившись, мы двинулись к подвальчику, натягивая на лицо приветливое выражение. Спустившись в подвал, перед нами возникла громадная фигура, преграждая нам путь. Меня передернуло от запаха псины, исходившего от охранника. Я торопливо отвернулась в сторону, понимая, что отвращения на лице мне не скрыть. Громила внимательно оглядел наши лица, прикидывая, пропускать нас или нет.
  - Повеселиться решили, дамы?- в итоге спросил он, отступив в сторону, чтобы пропустить нас.- Сегодня у нас тут много народа, желающих потанцевать.
  - Ну а чего сидеть дома, вечер пятницы же,- томно сказала Клара, торжественно взглянув на меня.
   Мы прошли в клуб и остановились, оглядывая большое помещение, заполненное людьми. В воздухе висел небольшой туман из-за кальянов, расположенных практически на каждом столике. Шумная музыка притупила мой серьезно настроенный дух, и я позволила себе впервые минуты наслаждаться атмосферой, царившей в клубе. Громила-охранник не соврал, здесь действительно было много народа, колбасившихся под громкие биты музыки. Мы с Кларой затерялись в толпе, я торопливо ждала, когда Клара решит, где нам искать Витольда. Все-таки именно она курирует операцию.
  - Давай пока потанцуем, чтобы отвлечь внимание,- наклонилась ко мне вампирша, незаметно показывая на нескольких охранников, внимательно следящих за толпой.- А эти оборотни осторожные ребята, молодцы. Ладно, давай на время забудем про этого пресловутого Витольда. Ночь длинная, никуда он от нас не денется.
   Я воздержалась от возражений, и мы стали двигаться под ритм музыки, ловя на себе заинтересованные взгляды парней, танцующих рядом. Конечно, они будут обращать на нас внимание, потому что красота тоже является оружием вампира. Гораздо проще завлечь жертву в свои сети, когда она симпатизирует тебе и не сопротивляется. Мне доводилось видеть, как вампир убивает человека лишь раз- когда однажды мы с Максом прогуливались по городу, и к нам стал приставать один подвыпивший мужчина в оборванной куртке. Он стал угрожать нам, требовать деньги и вскоре достал нож, направив его на меня. Пока я стояла в растерянности, Макс уже подлетел к мужчине и впился в его горло, отбрасывая нож куда подальше. Эта картина иногда вставала у меня перед глазами, когда я украдкой смотрела на Градова. В такие моменты он казался мне бездушным монстром, и я быстро себя одергивала, напоминая себе, что для него привычно такое поведение.
  - Как думаешь, где засел Витольд?- ко мне наклонилась Клара, отвлекая от воспоминаний.
  - Думаю, у них здесь есть приватные комнаты,- предположила я, оглядывая сцену, где танцевали девушки на пилонах.- В них как раз можно обсудить дела насущные. Только вот есть одна проблема- как нам попасть в эту комнату?
   Клара хитро улыбнулась и, взяв меня за руку, повела из толпы. Похоже, она тут ориентируется лучше меня. Мы зашли в длинный узкий коридор. Я заинтересованно оглядела множество дверей и подтвердила свою догадку о том, что все они ведут в приватные комнаты. И как же мы узнаем, в какой комнате находиться Витольд?
  - Я была когда-то в этом клубе,- пояснила Клара через плечо, продолжая вести меня за руку.- Это было моим первым заданием от Гвардии, которое я успешно выполнила. Если я не ошибаюсь, тут есть парочка знакомых, которые могут провести нас к оборотню. Но нам с тобой придется как следует замаскироваться, иначе нас могут раскрыть. Сегодня я не настроена убивать оборотней.
   Я в недоумении огляделась, когда Клара привела нас в комнату, усеянную кучей девиц в откровенных нарядах. Они сидели перед большими зеркалами и прихорашивались, болтая друг с другом. Мой возмущенный взгляд Клара проигнорировала и стала расспрашивать девушек насчет какого-то Олега. Девицы задумчиво переглядывались и пожимали плечами, продолжая заниматься своими делами.
  - Господи, неужели никто из вас не знает, где сейчас находиться Олег,- раздраженно проговорила Клара и застыла, увидев входящего в помещение парня лет двадцати пяти.
   Я безошибочно определила, что он оборотень. От него так и несло животным запахом. Парень заинтересованно оглядел нас, и в его карих глазах мелькнуло узнавание. Он тоже понял, кто мы. Так называемый Олег подошел к нам, сияя ослепительной улыбкой. Мда, у оборотней тоже неплохо дела обстоят с обаянием.
  - Надо же, какие люди к нам пожаловали,- протянул он, пожирая глазами Клару, которая в ответ раздраженно закатила глаза.- Сколько лет прошло? Шесть? Славные были времена, Клара. Неужели соскучилась по мне?
   Моя подруга громко фыркнула и переглянулась со мной. Я же ничего не понимала, кто этот парень и как он может нам помочь, но, видимо, Клара знает, что делает. Пока они там обменивались любезностями, я внимательно осмотрела парня на наличие оружия. Исходя из его топоршившейся рубашки, я узнала, что у него за спиной был пистолет. Уверена, что у этого Олега припрятано еще оружие где-то.
  - Ладно, пройдемте в мой кабинет, тут слишком много 'ушей',- закончил Олег препирательства, обводя взглядом притихших девушек.
  Я в нерешительности смотрела на Клару, не зная, что делать, но она уставилась перед собой, и ее лицо приняло странное выражение. Тогда я положила руку на ее плечо и заглянула ей в глаза, задавая немой вопрос. Она вздрогнула и примирительно улыбнулась.
  - Все в порядке, он нас не тронет,- проговорила она, словно убеждая не меня, а себя. Мы быстро выскользнули в коридор и старались не выпускать из вида оборотня.- Как я уже сказала, это здание было моим первым заданием от Гвардии, я должна была внедриться сюда и кое-что выяснить. Тогда я и познакомилась с Олегом. Он не такой, как все оборотни.
   Я промолчала и еще раз посмотрела на широкую спину Олега, сомневаясь, что он может нам помочь. В такие времена все предатели исчезают от греха подальше. Даже Женя теперь к нам не заходит, потому что наши отношения с оборотнями накалены до предела. По всей России теперь происходят стычки с оборотнями. Мы потеряли так много вампиров, что даже Гвардия на время затихла, все больше наседая на нас, чтобы мы наконец нашли проклятый склад. И сегодня ночью мы станем ближе к цели.
   Олег завел нас в небольшую комнату, усеянную столами с компьютерами, и повернулся к нам, враждебно глядя на нас. Моментально я достала нож из-за пояса, но Клара схватила меня за руку.
  - Положи нож,- приказала она, и я неохотно вернула нож на место. Ну что сделать, не доверяю я этому оборотню.- Олег, нам нужна твоя помощь.
   Он удивленно поднял брови и вдруг расхохотался.
  - Моя помощь? Сколько мы не виделись, Клара, ответь мне?- спросил оборотень, и Клара стыдливо отвела взгляд.- Ты пришла за помощью? А где была ты, когда мне нужна была помощь? Будь добра, объясни мне, недалекому оборотню.
   Он говорил так эмоционально, что меня это удивило. Неужели между ними что-то было? Я разумно решила молчать и занялась осмотром помещения, на случай, если Кларин знакомый нам не поможет. Глядя на уйму компьютеров, я задалась вопросом, какая информация в них находиться. Мой взгляд наткнулся на большую кипу бумаг, лежащую на предпоследнем столе. Здесь точно находиться одна из контор их документации. Возможно, если с Витольдом мы прогорим, мы сможем попытать счастье здесь.
  - Я понимаю, что не была хорошим другом, но я прошу лишь об одной последней услуге,- Клара выделила голосом 'последнее' и медленно подошла к оборотню. Я уже была на грани того, чтобы снова вытащить нож. Больше никого я не потеряю из нашей команды.- Я готова отдать что угодно за эту услугу. На кону стоит множество жизней вампиров. Ты... ты должен понимать, что мы не с вами боремся. У нас один общий враг.
   Олег наклонил голову в бок, сверкая серыми глазами. Ему явно пришлись по вкусу слова Клары. Но отчего же он тогда молчит? Оборотень шумно выдохнул и выдвинул стул из-за стола, и сел на него, опершись локтями на колени и закрыв голову руками. Решение давалось ему тяжело.
   - Ты должна осознавать, что если меня раскроют, то я труп,- устало сказал он, опустив руки.- Поэтому мне необходимо знать, что ты сделаешь то же самое, если вдруг я попаду в беду. Надеюсь, ты сдержишь слово. Что вам двоим нужно?
  - Небольшая помощь,- просияла Клара, переглядываясь со мной. Уж я-то не думала, что он так быстро согласиться.- В одной из комнат сидит Витольд, верно?- после недолгих раздумий он кивнул.- Тебе нужно провести меня туда под видом приватной танцовщицы, а Надю подключить к прослушке, чтобы она записала разговор. С собой у меня есть все нужное, тебе только нужно провести меня туда.
  - Да ты спятила, женщина,- выдохнул Олег и обратил взор на меня.- Что у вас за бредовые идеи? Витольд сразу поймет, что тебя к нему подослали.
  - Не поймет, если ты ему предложишь приватный танец,- сказала я, выгнув бровь.- Или ты не веришь, что Клара сможет сделать это?
  - Я верю в нее, просто проявляю осторожность,- вышел из положения он и поднялся на ноги.- Ладно, я все устрою, готовь прослушивающее устройство. Подброшу его в комнату. Скорее бы ваша война с демонами началась, а то жить в таком напряжении невероятно трудно.
   Улыбнувшись, Клара достала из сумки два маячка и передала один мне. Когда мы подготовили Клару к роли танцовщицы, Олег едва смог сдержать восхищения. Определенно, он к ней неравнодушен. Я уселась за один из компьютеров и подключилась специальному серверу, созданному Максимом, для передачи данных с маячка.
  - Максим, ты слышишь меня?
  - Да, вы нашли что-то?- неторопливо донеслось из динамиков.- Неужели что-то про склад?
   - Пока не знаю, мы еще работаем над этим,- ответила я, оборачиваясь к уже готовым ребятам.- Мы сейчас попадем в комнату к Витольду и запишем разговор. Чтобы не откладывать, ты прослушаешь его сейчас.
  - Хорошо,- весело ответил Макс, радуясь тому, что мы можем продвинуться в нашем деле.- Как только мы узнаем хоть одно из мест, где находится склад, мы немедленно атакуем его. Медлить больше нельзя.
   - Как скажете, капитан,- отозвалась Клара, поправляя накладные ресницы.- Господи, зачем танцовщицам столько макияжа? Я же похожа на куклу Барби.
  - Ты и должна быть такой,- сказал Олег, выводя Клару из комнаты.- Попытайся сделать как можно глупее лицо. Тогда они расслабятся и продолжат разговор.
  - Они ушли,- оповестила Градова я, когда голоса в коридоре стихли.- Надеюсь, все пройдет хорошо, оборотни не прознают в Кларе вампира.
  Из динамиков послышался приглушенный смешок.
  - Ого, неужели ты не веришь в Клару?- спросил Максим.- Все пройдет отлично. Я уверен, что Витольд проговорится про склады. Когда мы впервые отследили его, то я пустил слушок, что мы знаем, где находятся склады.
  - А я и не знала, что ты коварный,- отшутилась я, пытаясь убрать ком в горле. Я так переживала за Клару, что успела искусать все ногти на руках.
   Нас прервал доносившийся шум из маячка, и я моментально напряглась, дрожащими руками поднося маячок поближе к динамикам. Сердце готово было выскочить из груди- все-таки я оставалась неопытной в таких разведавательных делах.
  - Ну что, Буйнов, мы поговорили уже на обыденные темы,- раздался скрипучий голос Витольда, и я внутренне сжалась от напряжения.- Вечно ты пытаешься отделаться от отчетов. И как тебя только Руслан назначил ответственным за такие дела?
   Послышалась минутная пауза. На заднем плане я слышала ритмичную музыку и поняла, что Клара вжилась в роль танцовщицы, раз собеседник Витольда молчал.
  - Прекрати смотреть на танцовщицу и отвечай мне!
  - Простите, просто Олег в этот раз подобрал шикарную танцовщицу,- ответил ему молодой задорный голос.- На самом деле, меня назначили главным, потому что я смелый и творчески подхожу к своей работе. А это важно.
  Вот же индюк напыщенный, совсем как Градов. Вот только я уверена, что Максим лучше свою работу выполняет, иначе бы этого Буйнова не ругал бы его начальник.
  - Надо же, какие мы самоуверенные,- медленно проговорил Витольд, и его голос сделался угрожающим.- Если бы ты действительно был таким, каким себя видишь, то группа Максима Градова не узнала бы координаты склада с пулями. Ты хоть понимаешь, что это все, что у нас есть против наших врагов? Если они нападут и уничтожат склад, то в первую очередь я отрежу твою голову и повешу ее в доме твоих родных, чтобы другие осознавали серьезность наших действий.
  Послышался удивленный вздох Клары, которая послушно играла роль глупой девушки. Ее тут же успокоил Витольд, сказав, что это он не всерьез сказал Буйнову. Я готова была рассмеяться от такой наивности ситуаций. А директор неплохо выкручивается.
  - Витольд Ибрагимович, я не знаю, как они их нашли. А тот склад, который находится в Брянске- как они-то его опознали? Он же находится под землей, его выследить невозможно!
  - Мда, помню те времена, когда мы только нашли это место,- протянул Витольд, и вдруг послышался резкий хлопок, отчего я напряглась еще больше.- А что сообщает орловский склад? На них не нападали?
  - Нет, все тихо,- заверил его Буйнов.- Ни один из складов не был атакован. Я не понимаю, чего они ждут. После того, как мы вырезали почти всех вампиров в Рязани, чтобы занять их территорию для склада, они должны были напасть.
   У меня потемнело в глазах. Месяц назад связь с рязанской группой вампиров оборвалась, и мы не смогли найти никаких зацепок убийц. Это весьма насторожило нас, особенно Максима. Он тут же отправился в Рязань и пробыл там неделю, стараясь найти хоть какую-нибудь информацию. А теперь выяснилось, что наших убили оборотни, чтобы всего лишь поставить чертов склад с пулями.
  Я сжала кулаки и встала, посматривая на дверь. Главное, чтобы Клара прореагировала на его слова спокойно. В рязанскую группу входила ее близкая подруга, которая тоже погибла от рук оборотней. Подозреваю, ею сейчас движут не самые лучшие мысли.
  Приглушенную музыку из маячка прорезались выстрелы, от звука которых у меня кровь застыла в жилах. Я выхватила нож из-за пояса и схватила маячок, убирая его в карман. Ситуация выходила из-под контроля.
  - Макс, отправляй ребят за нами, у нас беда,- крикнула я и выбежала в коридор, усеянный густым туманом.
   Из тумана вышла окровавленная Клара, едва стоящая на ногах. Я закинула ее руку на свое плечо, поддерживая ее за талию, и мы пошли к выходу.
  - Отсюда мы не выйдем, Витольд успел вызвать остальных обороней,- сказала Клара, сжимая рану на боку.- Я вырубила их, но откуда ж мне было знать, что они сидят в комнате, оборудованной стволами в стенах. Во мне сейчас около четырех пуль. Жизненно важные органы не задеты.
   Кивнув, я развернула нас, и мы пошли в гримерку танцовщиц, которые разбежались при звуках выстрелов. Я заблокировала вход и пыталась найти путь отступления, но, как назло, второй двери здесь не было. Клара привалилась к стене и старалась вынуть пулю из руки.
  - Нет, не надо, еще занесешь себе инфекцию,- остановила я ее, и быстро сделала ей жгуты из костюмов танцовщиц.- Макс уже выехал, нам только нужно выйти отсюда.
  - Надя, мы баре, набитом оборотнями, ты действительно думаешь, что мы так просто выйдем отсюда?- Клара сплюнула кровь и села на стул, шипя от боли.- У них тут есть определенный план действий, на случай вторжения врагов. Уже через минуту они полностью окружат здание.
   Я чертыхнулась и пыталась найти решение. Клара права, выйти нам будет проблематично. Пытаясь найти самую хрупкую стену, я подходила к ним и стучала, прислушиваясь. Мой выбор пал на заднюю стену. Внимательно посмотрев на Клару, я взяла металлический стул, открутила у него ножки и стала пробивать стену, вложив всю силу в удары.
  - Что ты делаешь?- спросила Клара, с трудом повернувшись ко мне. Ее досадное выражение лица придало мне сил. Отсюда мы выберемся, это лишь дело времени.- Это бесполезно.
   Я промолчала и стала наносить быстрые удары, замечая, что стена стала покрываться трещинами. Когда мне удалось сделать небольшую дыру в стене, я победно посмотрела на вампиршу.
   - Я могу любой бесполезный способ сделать полезным,- усмехнулась я и тут посерьезнела, когда дверь в гримерку чуть не сорвало с петель.
  Медленно же оборотни находили нас. Оставив ножки стула возле стены, я подлетела к двери и стала сдерживать оборотней, еще больше блокируя вход. Неожиданно мне на плечо легла рука Клары. Она улыбнулась уголком губ, и теперь мы вдвоем заваливали вход.
  - Пробивай стену дальше, я справлюсь,- приказала Клара. Теперь она уже не выглядела как раненная. Я вложила в ее руку нож на случай, если она не сдержит оборотней, и рванула к стене, пробивая стену уже кулаками.
   Тем временем оборотней становилось явно больше, потому что Клара уже не могла сдерживать их, ей пришлось применить в ход нож. Отчаявшись, я силой ударила по стене, ломая костяшки пальцев. Вскоре послышался хруст, а потом от стены отошел приличный пласт бетона. Подбежав к Кларе, я водрузила себе ее руку на плечо, и мы на вампирской скорости двинулись прямо в проход в стене.
  Прорва оборотней тут же заполнила комнату, обстреливая нас водяными пулями. Нам удалось избежать повреждений из-за нашей скорости, но, когда мы увидели серую ауди Максима, въезжающую в задний двор клуба, меня подстрелили. Вспышка боли в плече замедлила меня, я слабо охнула. Теперь и мне пришлось испытать действие этой разрушительной пули. Я могла чувствовать, как пуля растворяется и из нее вытекает вода. Мы с Кларой буквально прыгнули в машину, и Макс тут же развернул машину, унося нас прочь от оборотней. По нам тут же открылся огонь, разбивая стекла машины вдребезги.
  - Вот собаки,- выдохнул Макс и вдруг достал нож, метнув его в голову одного из оборотней. Нож со свистом вошел в голову оборотня, выводя его из боя навсегда.- Теперь на одного меньше будет.
  Устраивая Клару поудобней, я заметила, что ей становится хуже.
  - Нужно срочно достать из тебя пули,- проговорила я, разворачивая ее к себе.- Макс, нам нужна кровь.
  - Держи,- он кинул мне бутылку с красной жидкостью и медицинские щипцы.- Как думаешь, успеешь ее поставить на ноги, пока мы не приедем на назначенное место?
  - Какое еще назначенное место?
  Максим повернул голову ко мне, и только тогда я заметила, что на нем специальная боевая одежда. Он что, серьезно? Ну да, вон, оружие лежит на переднем сиденье.
  - Ребята, нам надо действовать быстро, пока оборотни на складах еще не готовы к обороне,- настойчиво сказал Градов, и его губы сжались в тонкую линию.- Остальные ребята поехали к вертолету, прихватив с собой другое оружие.
  - Как мы нападем на них, если нам даже неизвестно, сколько всего у них этих складов и где они находятся?- недоуменно спросила я, поняв, что наша слежка не удалась. Мы потеряли наш шанс.
  В ответ Клара улыбнулась и извлекла из своего кармана сложенную бумагу, вложив ее в мою руку. На бумаге ровным почерком были выведены кодовые имена складов и их расположение. Я открыла рот от удивления и восхищенно уставилась на вампиршу.
  - Этот его Буйнов явно не заслуживает своей должности, раз не может запомнить такие простые вещи,- бодро сказала Клара, но тут же согнулась, кашляя кровью.- Достань уже из меня эти пули, благо они не с их склада.
  Превозмогая отвращение, я пальцами раздвинула рану на плече Клары и щипцами стала аккуратно вытаскивать пулю, явно принося Кларе не самые лучшие ощущения. Когда я еле как вытащила все пули и выслушала от Клары самые скверные ругательства, я подала ей бутылку с кровью, к которой вампирша жадно припала губами.
  - Ладно, у нас есть координаты складов, но как ты собираешься провернуть эту операцию, нас же мало,- спросила я Максима, пытаясь оттереть кровь на плече.- В одиночку мы точно не сможем взорвать склад, да и не забывай, что там полным-полно оборотней.
  Максим повернулся и бросил на меня ехидный взгляд. От вида пляшущих огоньков в его глазах я заволновалась. Согласно бумажке Буйнова, зданий всего тринадцать, и это слишком много для семерых вампиров. В одиночку мы все там погибнем.
  - Надя, успокойся, у меня все под контролем,- успокоил меня Градов, сворачивая к аэропорту.- Иногда мне кажется, что ты считаешь себя умнее меня. Не бойся, в этот раз я обратился за помощью к профессионалам своего дела.
  И хоть он утверждал, что все в порядке, я считала иначе. Подъезжая к аэропорту, где нас должен был ждать вертолет и ребята с оружием, я еще раз убедилась, что слегка паникую. После разоблачения Клары мой энтузиазм поубавился. Вампиры все-таки непредсказуемы, и действия Клары только это подтверждают. А вдруг и сейчас произойдет та же история. Тогда нам точно не удастся сбежать. Оборотни в клубе уже наверно оповестили всех на складах, и теперь они будут ждать нас во все оружии. Но мы так просто не сдадимся, не сейчас, когда на кону стоят жизни вампиров.
  
  
Глава 2
   - Ты точно уверен, что мы не разобьемся, если спрыгнем с вертолета?- с сомнением спросила я, оглядываясь на остальных ребят.
   К нашей команде присоединились агенты из специальной организации, занимающейся специальными вопросами, о которой я прежде не слышала. Все они выглядели довольно внушительно, да и технологии, что они с собой взяли не вызывали сомнений в том, что они знают, что делают. К нам подключили микрофоны, работающие на очень дальних расстояниях. Никогда не думала, что у вампиров есть настолько продвинутая технология. Также они привезли кучу бомб, которые мы должны будем установить на самом нижнем этаже склада. Звучит просто, но на самом деле сложно будет вдвоем пробраться через оборотней. Первая высадка наша с Максом, что меня и не удивило. Он пока не может мне доверить работу с ребятами, потому что за время моего обучения я далеко не продвинулась.
   - Конечно уверен,- немного раздраженно ответил Макс, накидывая на меня пояс с взрывчаткой.- Как только мы приземлимся, нам придется действовать быстро. Наш склад располагается в лесу, так что людское внимание мы точно не привлечем. У здания всего два этажа, я займусь вторым, а ты беги сразу к первому, закладывать бомбы. Есть веские причины полагать, что на складах также расположены их важнейшие исследования, которые мы точно должны уничтожить.
   Я кивнула и скрестила руки на груди. Меня беспокоило то, что он дал мне установку посложнее, наивно полагая, что я справлюсь. Но сейчас меня одолевали сомнения. За долгие месяцы тренировок я так и не научилась принимать быстрые верные решения в стрессовой ситуации. Вдруг этот фактор сыграет фатальную роль в моей жизни, ведь я не могу гарантировать правильность принятого мною решения.
   Заметив мое тревожное поведение, Макс дотронулся до моего плеча и заглянул мне в глаза.
   - Эй, у тебя все получится, - подбадривал меня он, сжав мое плечо.- Я уже достаточно долго тебя знаю и знаю все твои возможности. Ты справишься. А теперь иди сюда,- он привлек меня к себе и я, не удержавшись, крепко обняла его, ловя на себе укоряющие взгляды агентов по спец. вопросам.- Мы уже подлетаем к складу. Ты готова?
   С неохотой я отстранилась от него и улыбнулась, открывая дверцу вертолета. Стоявший рядом со мной Емеля одобрительно хлопнул меня по плечу. Он, как всегда, веселился и этим раздражал агентов, которые постоянно одергивали его, даже просили отстранить его от операции.
   - Спорим, что тебе понравиться это ощущение, когда будешь парить в воздухе?
   - Посмотрим, я ведь раньше не прыгала с такой высоты,- громко ответила я, пытаясь перекричать шум из-за открытой двери вертолета.
   Я с Максом подошла к краю вертолета. Внизу все казалось таким мелким и незначительным, что меня немного реабилитировало. Полностью отрекшись от мыслей, я сделала два глубоких вздоха и, переглянувшись с ухмыляющимся Градовым, прыгнула вниз. В ушах зазвенело, воздушный поток подхватил меня и закружил. Наконец мне удалось принять правильное положение тела, но я поздно заметила, что отклонилась от курса и теперь лечу не на ровную поляну, а на деревья. На скорости я влетела крону деревьев, ломая ветки. Одна воткнулась мне в бок, отчего громко охнула и рухнула на землю.
   - Вот черт,- зашипела я, валяясь в обломках веток. - И почему это постоянно со мной происходит...
   - Даже представить не могу, почему, но теперь оборотни точно знают, что мы здесь,- огорченно произнес Макс, протягивая мне руку.- Придется импровизировать.
   Я вынула из своего бока ветку и раздраженно откинула ее. По сравнению со мной, Градов выглядел в сто раз элегантнее. Даже вампирская ловкость не спасает меня. Я вопросительно уставилась на канистру с темной жидкостью у Максима в руках. И когда он успел взять с собой бензин?
   - Ну, раз у тебя есть бензин, мы можем отвлечь внимание оборотней,- рассуждала я, следя за серым кирпичным зданием без окон. Не так я себе представляла драгоценный склад оборотней.- Половина точно отвлечется на устроенный нами пожар, и я смогу проникнуть в здание. А ты потом подтянешься.
   - Отлично, решила оставить меня козлом отпущения для оборотней,- буркнул Градов, и мы устроились за кустами, наблюдая за уже обратившимися оборотнями с ружьями, окружавших склад.
   А они молодцы, успели подготовиться к атаке. И пули в ружьях точно с водой, я отсюда это чувствовала. Я ехидно улыбнулась и принялась выливать бензин на траву, чуть сморщив нос от неприятного запаха. Выставив руку вперед, я направила тонкую струйку бензина прямо к складу. Постепенно я окружила бензином все здание, торжествуя, что оборотни ничего не заметили.
   - Теперь дело за тобой, огненный мальчик.
   - А мы с тобой хорошая команда,- прошептал Макс, наклонившись к моему уху. По моей коже моментально пробежали мурашки, на секунду заставившие меня забыть о том, что мы находимся на задании.- Кто бы мог подумать, что вода и огонь смогут вместе работать.
   Да, я тоже этому удивлена. И это при том, что Макс боится воды, а я- огня. Но когда мы вместе, наши страхи моментально испаряются. Спустя несколько лет я наконец-то могу нормально реагировать на огонь. Макс избавляет меня от этого страха, сам того не подозревая.
   Максим щелкнул пальцами, и вся его рука оказалась в огне. Не сводя с меня внимательного взгляда, он поднес огонь к луже бензина, которая моментально вспыхнула, и огненная ниточка направилась к оборотням. Почти сразу они заметили огонь и крепче взялись за ружья, осматривая периметр. Странно, что они не пытаются затоптать огонь. Я бросила прощальный взгляд на Градова, вынула меч из ножен и понеслась к оборотням. Из-за моей скорости они и среагировать не смогли- троих я уже обезглавила, а в четвертого метнула нож.
   Рассудив, что с главного входа мне не зайти, я вытащила взрывчатку и кое-как установила ее на стене. Оборотни уж было кинулись ко мне, но их отвлек огненный вихрь, устроенный Максимом. Они явно не ожидали такого. Среди них посеялась паника, четверо оборотней вспыхнули, как спичка. Послышался отчаянный вой. Внутри здания прозвучала сирена. Теперь все оповещены о нашем приходе.
   Взрыв произошел именно тогда, когда и нужно было. С набежавшими оборотнями дело принимало другой оборот, Максим и я больше не могли уворачиваться от пуль. Я видела, как Градов словил две пули. Хорошо, что он вколол себе сыворотку перед прыжком. Проникнув в здание и укрывшись за обломками, я заметила, что здесь никого не было. Странно.
   - Макс,- связалась с ним я через микрофон в ухе.- У меня в коридоре чисто. Ты не находишь это странным?
   - Наверно они установили мины или просто поджидают твоего появления,- прозвучал напряженный голос Максима.- Будь осторожна. Используй штуки, которые тебе дали агенты.
   Покинув свое укрытие, я прошла по коридору, держа меч наготове. Не доходя до свертка, я прижалась к стене и достала из сапога шарик с усыпляющим газом. Жаль, что их у меня всего три. Я до сих пор не научилась хладнокровно убивать своих врагов. Выглянув из-за угла, я бросила шарик и стала ждать. Когда послышались звуки падающих тел, я прошла дальше, чуть задержавшись у уснувших оборотней.
   Первую бомбу я прикрепила возле входа в основную комнату с пулями. Там располагались множество ящиков и контейнеров с оружием. Здесь также были и оборотни, отчаянно защищающие свою разработку. Они даже не почуяли моего присутствия. Глупо противостоять нам пистолетами и винтовками, когда у нас есть бомбы. Я свернула в коридор, ведущий к кабинетам, и заложила еще одну бомбу с таймером. Услышав мои манипуляции, из одного кабинета на меня вылетел оборотень, едва не снеся мне голову топором. Выругавшись, я выставила меч перед собой и смотрела прямо в карие глаза полу-льва получеловека.
   - Вам не выжить,- сказала я прямо, обходя оборотня с левой стороны. Затем решилась на блеф.- Вся окрестность заминирована. Никто не спасется.
   В ответ перевертыш громко зарычал, сделал шаг вперед и нанес удар топором. Я увернулась, и он вонзился в стену, давая мне возможность ударить его в бок. Пролилась кровь, и полу-лев приглушенно зарычал, набрасываясь на меня со своими когтями. Мой меч выпал из моей руки, я оказалась прижатой к стене. Да, в силе я точно ему уступала. Он пытался разодрать мое горло, и мне пришлось срочно искать выход из его тисков, иначе он просто раздавит меня. Моя попытка дотянуться до еще одного шарика оказалась неудачной, оборотень полоснул когтями по моему горлу. Я вскрикнула и ударила его ногой по ребрам, заставляя оборотня пошатнуться. Мой взгляд задержался на топоре, воткнутом в стену, и я сделала кувырок, вытаскивая массивный топор из стены. Оборотень сразу понял, что этот бой он бездарно проиграл. Он, кажется, полностью отдал контроль зверю, и в итоге поплатился за это.
   - Не ты проиграл, а зверь внутри тебя, которого ты не смог контролировать,- сказала я, прежде чем размозжить его голову топором.
   Я устало прикрыла глаза и отбросила топор, пытаясь держать себя в равновесии. Не время отвлекаться, иначе меня ждет такой же финал, как у моего оппонента. Быстро проанализировав коридор, я подняла меч и направилась обратно, держа наготове гранату.
   - Максим, похоже, большинство оборотней прихватили свои пожитки и смылись отсюда,- в заключение сообщила я, слыша звуки выстрелов снаружи.- Большая группа оборотней засела в главной оружейной комнате. Мне понадобится помощь.
   - Знаешь, мне тут и без тебя веселья хватает,- Максим зашипел, видимо, его ранили.- Слушай, у меня идея есть. Я смог подключиться к их камерам и теперь буду вести тебя. Нам осталось всего заложить четыре бомбы. Мы справимся.
   - Всего-то,- хмыкнула я, сворачивая в помещение грузовых контейнеров. Оборотней в оружейной я оставила на потом.
   Потолки здесь высокие, значит, они объединили тут второй и первый этаж. Сколько же здесь этих контейнеров, уму непостижимо. Укрывшись за одним из них, я ждала распоряжений от Градова. Сердце лихорадочно стучало, напоминая, что я не такая уж бесстрашная. Раньше мне не приходилось убивать столько народу.
   Рядом послышались выстрелы, и я поняла, что меня раскрыли. Должно быть, почуяли мой запах. Выдернув чеку из гранаты, я выглянула и бросила ее в оборотней, зажмурив глаза. Взрыв меня впечатлил. Помещение заполнил столб дыма, который моментально проник в мои легкие. Дрожащими руками я достала еще одну бомбу, установив ее на контейнере и активировав ее. С момента установки первой бомбы прошло пятнадцать минут, а значит, у нас осталось минут десять до ее взрыва.
   - Надя, ты где, я не вижу тебя из-за дыма,- послышался обеспокоенный голос Максима.
   Я пригнулась к полу, тяжело дыша. Датчики безопасности уловили дым, сверху полилась вода. Надо срочно отсюда выбираться. С трудом я поднялась и поправила наушник в ухе. Хорошо, что он водонепроницаемый.
   - Со мной все нормально,- прохрипела я.- Веди меня дальше. Еще три бомбы. Ты-то сам где?
   - На втором этаже, выискиваю их документацию. Они тут интересные эксперименты проводили,- ответил Макс, и наступила минутная пауза, а затем звук выстрелов.- Так, иди к западному коридору, там никого нет. Сочли нужным не отбиваться от нас. Я взял в огненное кольцо весь лес, так что отсюда никто не выйдет.
   Переложив меч в правую руку, я прошла вперед, но меня тут же сшибли с ног. Макс ошибся, один оборотень все-таки остался. Оборотень кувыркнулся и достал пистолет, направляя его на меня. Странно, что он не обратился.
   - Брось меч,- скомандовал парень примерно моего возраста. Понятно, почему он остался. В таком возрасте все геройствуют.
   Я улыбнулась уголком губ и метнула меч ему в ногу, моментально поднимаясь на ноги. Парень пошатнулся, судорожно вздохнул и прислонился к стене, хрипя от боли. Мне было жаль его, но у меня не было выбора. Еще три бомбы надо заложить. Подходя к нему, я пыталась сохранить свою решительность. Врага нужно ликвидировать. Но, подняв пистолет, выстрелить я не смогла, лишь вырубила парня рукояткой пистолета. Даже меч решила не вынимать, чтобы он не истек кровью. Это неправильно, что такой парень, как он, погибнет. Все его собратья ушли, заведомо проиграв бой, а он остался. Готов был бороться до конца.
   - Эй,- я вскинула взгляд и увидела в конце коридора Максима, всего в крови,- не путайся, в этой сказке мы злодеи. И они, кстати, тоже. Так что не переживай, ты не убьешь героя.
   Склонив голову вниз, я смотрела на истекающего кровью парня и покачала головой. Он же почти, как я. Его убийство я точно не переживу.
   - Для меня он герой,- проговорила я и вытащила нож из сапога, прокручивая его.- Когда мы активируем все бомбы, я вернусь и заберу его. Это не обсуждается.
   Пока я делала жгут оборотню, Макс сверлил меня испепеляющим взглядом. Он не одобряет это, конечно. Но у меня нет его многолетней выдержки и злости, так что мне простительно спасение молодого оборотня. Все еще находясь под выжидательным взглядом Градова, я вручила ему две бомбы и направилась в противоположную сторону, не говоря ему ни слова. Потому что знаю, что дома он непременно заведет разговор о моей 'человечности'.
   - В месте, куда ты идешь, справа по курсу два оборотня,- раздался бесцветный голос Максима.- Усыпишь их газом, установишь бомбу и спасешь своего мальчишку. На сегодня это все. Жди меня снаружи.
   Я ощущаю горечь во рту. Поверить не могу, что он взбесился из-за моего милосердного поступка. Я и раньше говорила ему, что мне не стать такой же жестокой.
   Но мои размышления прервал шум справа. Прильнув к стене, я крепко сжала шарик с газом, дожидаясь прихода оборотней. Я старалась дышать равномерно, чтобы оборотни не смогли услышать меня. Система безопасности все еще работала, и поэтому вокруг меня образовалась лужа, которая могла выдать. Пусть оборотни не обладают нашей скоростью, у них все еще остается отличная сообразительность.
   Я слишком поздно поняла, что их шаги стихли и сошли на нет. Нож, вонзившийся мне в бок, настиг меня неожиданно быстро. Ударом ноги отбросив оборотня в противоположную сторону, я напряженно смотрела на второго оборотня, держащего меня на мушке. Ружье в его руке было довольно внушительным, поэтому я быстро осознала, что даже если пули водяные, они все равно нанесут мне ущерб. Дело плохо.
   Перевертыш не оказался терпеливым, он стал тактично стрелять в меня. Головокружительных маневров в узком коридоре я сделать не могла, поэтому три пули воткнулись мне в ногу, частично обездвиживая меня. На скорости я влетела в оборотня, сбивая с ног. Еще секунда и мой нож торчит в горле оборотня, а его напарник подбирает брошенное ружье и направляет его на меня, полностью расстреливая магазин. Рывком я подсекаю ему ноги, отбрасываю ружье и привожу в действие усыпляющий шарик, зажав нос рукой. Немного газа попало ко мне в легкие, из-за чего я пошатываюсь, когда иду дальше по коридору. Увидев нужное мне место, я ставлю последнюю бомбу, переустановив таймер на 5 минут. Теперь можно спасать молодого оборотня.
   Я осматриваюсь. На складе из оборотней почти никого не осталось, отчего я усмехаюсь. Не стали защищать свое творение. Не ожидали, что мы нарушим свой же кодекс, воспользуемся взрывчатым веществом. Огонь из-за моей гранаты быстро распространился, и я боюсь, что он настиг раненого оборотня. Надо поспешить.
   Добравшись до оборотня, который лежал в луже крови без сознания, я заметила, что меч из его ноги кто-то достал. Это меня насторожило, я достала нож и прислушалась. Прислонившись к стене, я пыталась определить, откуда я услышала прерывистое дыхание. Кто-то явно боится меня. Сделав кувырок, тем самым оказавшись возле свертка в оружейную, я выглянула из-за угла. Да, точно, в конце коридора стоит оборотень, весь дрожит и напряженно сжимает рукоятку моего меча. Злость заполнила меня. Схватив нож за лезвие, я метнула его в оборотня, попадая ему в голову. Поскольку он не обратился, то мой бросок его убил.
   - Негоже брать чужое,- сказала я, стоя возле бездыханного тела.
   Взяв меч и вложив его в ножны, я взгромоздила руку моего так названного 'героя' и поволокла его к выходу, радуясь, что наша миссия закончена. Даже если оборотни сбежали с частью ящиков с пулями, большая часть оружия потеряна и им придется потратить немало времени, чтобы восстановить ресурсы. Пока я тащила молодого оборотня, он очнулся и пытался вырваться. Пришлось снова вырубить его.
   Сейчас я чувствовала умиротворение и слабость. Долгие месяцы выдержки и слежки сделали свое дело, мы смогли устранить угрозу нашему виду. Жаль, что пришлось убить столько народу. И это всего лишь нелепый слух, который настроил оборотней против нас. После той резни в баре во многих городах оборотни атаковали наших ребят, большинство из них погибло. Мы так и не смогли выяснить, кто же такой Властелин Тьмы, но много про него слышали слухов, о его непомерной силе, которая заставит вампиров преклониться перед ним. Смешно.
   Когда я выбралась из склада, Макса я не увидела. Зато увидела огонь, поглощающий лес. От страха у меня сжалось сердце, мне казалось, что огонь повсюду и вот-вот доберется до меня. Аккуратно положив парня на траву, я беспомощно огляделась в поисках воды, но ее не было. И как мы отсюда выберемся? В это время раздался мощный взрыв, опрокинувший меня на землю. Столб пламени расплылся в небе, закрывая солнце.
   Я вскочила на ноги. Макс! Он же остался там, на складе! От шока я уж было ринулась внутрь склада, но проход был разрушен, а все здание превратилось в обломки. Оттуда невозможно было спастись. Я застыла на месте, у меня будто отключился звук, я только могла смотреть на горящее здание. Все превратилось в ничто, даже огонь меня больше не волновал. Он не мог там погибнуть, только не он. Слезы уже начали подступать, когда меня вдруг обняли сзади и прижали к себе.
   - Никак испугалась за меня?- спросил насмешливый голос возле моего уха, и меня вдруг поцеловали в шею.- Красивый взрыв, мне понравился. Люблю, когда все горит.
   Я возмущенно вырвалась из объятий Макса и толкнула его в плечо. Я и правда поверила, что Максим умер. Да я чуть инфаркт из-за него не получила, а ему смешно! Стоит, счастливо улыбается, терпит, когда я его бью в пол силы. Пошутить ему, видите ли, захотелось. Когда весь мой гнев утих, я изо всех сил обняла его за талию, прижимаясь щекой к его груди. Слыша равномерный стук его сердца, я в очередной раз убедилась, что он не иллюзия, что он настоящий.
   - Никогда так не делай!- закричала я на него, в последний раз хлопнув его по груди.- Я и правда считала, что ты сейчас лежишь там, под обломками. Я чуть с ума не сошла!
   Градов громко засмеялся, проводя по моей щеке большим пальцем. Его глаза светились нежностью. С момента нашей первой встречи он сильно изменился. Вся его напускная самовлюбленность куда-то исчезла. Он вновь учился заботиться о ком-то, кроме него самого.
   - Прости,- сказал он, переключая микрофон в ухе на междугороднюю волну. Я последовала его примеру.- Ребята, первый склад мы уничтожили, отбываем на место встречи.
   Вдруг из микрофона послышался радостный вопль, отчего меня на некоторое время оглушило, да и Макс тоже недовольно поморщился. Сразу стало понятно, кто может издавать такие звуки во время ответственного задания. Похоже, Емеля с Кариной только сейчас сошли с самолета.
   - Печкин, уймись, мы ведь еще даже не приступили к бою,- недовольно сказала Карина. Я не смогла сдержать улыбку.- Прекрати радоваться полету и сосредоточься.
   - Почему ты отправил их двоих на один склад?- спросила я у Максима, пока тот писал сообщение агентам.- Они же переносить друг друга не могут.
   - Карина единственная, кто может поубавить Емелин энтузиазм,- ответил Градов, пожимая плечами.- Пошли я его вместе с тобой, вы вообще бы устроили там апокалипсис, любители приключений. Они хорошая, сработанная команда.
   Согласно кивнув, я села на корточки возле оборотня и осмотрела его раны. Они уже начали заживать, чему я была рада. Значит, не помрет. Не зря я его по коридорам таскала. А парень вполне ничего, если убрать все шрамы на лице, то у него довольно красивое лицо.
   - А я вот, в отличие от тебя, всех оборотней убил на втором этаже,- укоризненно взглянув на парня, сказал Градов.- У них там был полный кошмар. Все бумаги разбросаны по полу, видно, что они в спешке собирали данные. Не думал я, что они так позорно встретят нас.
   - Они выбирали между жизнью и смертью,- сказала я, подходя к Максиму.- Не все из них готовы защищать то, что даже им и не нужно. Они не хотели с нами конфликта. Кто-то подстрекает их против нас, говорит неправду.
   - Ладно, это я еще способен понять, но зачем ты спасла этого парня?- не унимался Максим, и я устало закатила глаза. Почему же он не может оставить эту тему?
   - Не знаю я,- прошептала я, бросив взгляд на обгоревшие конечности парня.- Я просто чувствовала, что он не должен погибнуть там. У тебя такого никогда не было?
   Максим покачал головой, поджав губы. Недоволен. В последнее время он часто критикует мои мысли, мои действия, и постепенно это стало надоедать мне. Будто бы он пытается сделать из меня другую личность, подобную ему. Но мне не стать такой, как он, даже если я захочу. Он прошел через многое, чтобы стать лидером, у которого не должно быть слабостей. Слишком много испытал боли.
   - Понимаешь, вся фишка в том, что герои в нашем мире не задерживаются надолго,- попытался объяснить мне Макс, скрестив руки на груди.- Это моментально будоражит другую нечисть, и ни к чему хорошему это геройство не приводит. Только к смерти. А я такого тебе не желаю. Я хочу для тебя лучшую участь.
   - Тогда ты поймешь, что ошибаешься, если хочешь, чтобы со мной было все хорошо. А теперь давай отнесем этого парня к дороге, где его точно кто-нибудь подберет, вернемся домой, и забудем про этот случай, - сказала я, указывая на оборотня.- Я так скучаю по нашим беззаботным разговорам. Не бери на себя слишком много заботы, я вполне могу позаботиться о себе сама. Мне нужно, чтобы тот веселый парень ко мне вернулся.
   Максим оставил мои слова без ответа, подошел к перевертышу, перекинул его через плечо, будто бы он ничего не весил, и сквозь огонь направился к проезжей части, которая располагалась в десяти километрах от нас. Я поспешила за ним, радуясь, что он проглотил свою гордость ради меня. Значит, он может делать и добрые поступки. Я улыбнулась. Я еще могу сделать его душу светлей.
  
Глава 3
   - Так, давай еще раз подтянем теорию,- сказал Максим, обходя меня с левой стороны. В его руке сверкнул тупо заостренный нож, и я успела пожалеть, что согласилась на такую тренировку.- Что ты мне расскажешь о демонах?
   Он нанес удар сверху вниз, я увернулась и попыталась сделать подсечку, которую Градов моментально просек. После завершения нашего задания, он захотел усилить нагрузку тренировки, чтобы сделать меня сильнее. До нас еще не добрались Емеля с Кариной, которые закончили уничтожать склад пять часов назад. Они единственные, кто не допустил ни одного побега оборотней. Часть агентов, которые атаковали главное хранилище оружия, упустили примерно половину оборотней и получили серьезные ранения. Но миссия все равно выполнена, и Гвардия этим была очень довольна, когда мы предоставили им отчет.
   - Демоны,- задумчиво проговорила я, вспоминая курс демонологии. Сделав, обманное движение, я пыталась выбить нож из руки Макса, но в итоге он заломил мне руку за спину и толкнул вперед, обвиняя в невнимательности.- Злые духи, которые приходят в наш мир и создают оболочку человека, в которой они живут, пока тело не убьют. Разрушают человеческие души, а потом уносят их в Ад. Принесли в мир такие качества, как эгоистичность, алчность, зависть, лживость.
   - Неплохо,- похвалил меня Макса, делая колющий удар мне в ребро. Я уклонилась, перехватила его руку и дернула вперед, подставляя подножку и опрокидывая его на землю.- И это тоже,- сказал Макс, переворачиваясь на спину.- А что с боевыми навыками? Чем они могут нас обыграть?
   - Они используют наши страхи против нас самих,- сказала я, вспоминая, как когда-то демон взял меня в огненное кольцо. Я пропустила еще один удар, и чертыхнулась.- Знаешь, драться и говорить довольно сложно.
   Максим улыбнулся, достал из-за пояса еще один тренировочный нож и смерил меня лукавым взглядом. А я наоборот, опечалилась. Сколько же у него там припятано ножей? Он нанес рубящий удар, который я остановила, свободной рукой схватил меня за лодыжку и повалил на землю, направив нож мне в горло. Опять меня убили.
   - Это полезное упражнение,- убедительно сказал Макс, обходя меня по кругу.- В обычном сражении ты должна будешь наблюдать за своим оппонентом и одновременно анализировать общую ситуацию. Иначе расклад боя может поменяться, а ты даже этого не поймешь. Сейчас я тебе упрощаю задачу, не нападаю так быстро, даю возможность тебе договорить предложение.
   Я ударила его по ноге и поднялась на ноги, глядя в смеющееся лицо Градова. Ну ничего, сейчас я ему покажу, что значит нападать быстро. Он, кажется, не ожидал, что я примусь так отчаянно наносить удары. Используя свою скорость, я выбила из его рук нож и остановилась от парня в пятистах метрах.
   - Демоны сложные соперники, потому что они могут пробраться к нам в голову и оглушить нас,- торжествующе сказала я, медленно приближаясь к вампиру.- Поэтому, если ты не успел обезопасить свои мысли, ты пропал. Где-то я читала, что верховные демоны убивают своих врагов, даже не прикасаясь к ним.
   Максим удовлетворительно кивнул, и вдруг он оказался возле моего плеча, внимательно меня рассматривая. Я не решалась посмотреть в его манящие зеленые глаза. Он любит меня так отвлекать. Его забавляет моя реакция. Я дернула плечом и попыталась скрыть свою улыбку. Похоже, наша тренировка закончиться быстрее.
   - Но у нас есть одно весомое преимущество,- Максим уже оказался со стороны другого моего плеча, проводя рукой по моему предплечью.- Скорость. Мы думаем и перемещаемся быстрее. Именно поэтому мы будем завтра оттачивать скоростной навык.
   Я удрученно кивнула и устало вздохнула. Тяжела жизнь вампира, особенно когда в ней нет выходных. Емеля на такое мое заявление обычно говорит, что отдых у нас наступает только тогда, когда мы уже мертвы. А пока мы живы, необходимо двигаться и всячески доказывать судьбе, что тебе рано еще отдыхать. Я только усмехалась его философской пропаганде. То-то же он целыми днями на роликах катается, вместо того, чтобы со мной тренироваться.
   - Сегодня до конца дня ты свободна, а в девять вечера подъезжай к бару, у нас сегодня вечер латинских танцев,- продолжил говорить Макс, понижая тон до полушепота. Он заправил мне выбившуюся прядь за ухо.- Вспомнишь молодость, так сказать.
   - Говоришь так, будто мне уже под пятьдесят минимум,- сказала я, поворачивая голову к парню так, что наши носы почти соприкасались.- Спорим, я тебя перетанцую.
   - Кто бы сомневался.
   Градов осторожно взял меня подбородок и поцеловал, притянув меня к себе за талию. Не удержался все-таки. Я обняла его за шею, углубляя поцелуй. Я уже давно преодолела грань стеснительности, поэтому позволила себе зарыться рукой в его волосы, языком провести по его губам и слегка укусить верхнюю губу. Но Максим долго главенствовать мне не дал, он быстро принял инициативу на себя. Наши поцелуи были похожи на противостояние, каждый пытался быть главным.
   Когда мы наконец-то оторвались друг от друга, я заметила, как нам приветливо машет Емеля, весь в грязи и крови. Несмотря на эти факторы, он не был уставшим, казалось, что готов пойти на еще одну такую миссию. Везунчик. Я же, когда мы оказались дома, рухнула на кровать и пролежала без движения много времени, пока Макс не вытолкнул меня тренироваться.
   - Мне нужно съездить в бар,- сказал Максим, поправляя повязку на плече. К концу задания сыворотка перестала действовать, поэтому в плече Максима сейчас глубокая рана, которая до сих пор не зажила.- Так что не скучай.
   - Не думаю, что я вообще смогу отдохнуть, Емеле явно что-то от меня нужно,- недовольно сказала я, бросая взгляд на рыжеволосого вампира.- И откуда он такой непробиваемый?
  - У него было довольно занятное воспитание,- рассмеялся Градов, разводя руками в стороны.- Родители ему говорили, что если ты ничем не занимаешься, то ты растрачиваешь время своей жизни просто так. С тех пор он постоянно находится в движении. Что поделать, такие вот странные родители бывают.
   Я отвернулась от вампира. Упоминание о родителях до сих пор вводит меня в странное состояние. Я пыталась найти хоть какие-нибудь ниточки, которые привели бы меня к настоящим родителям, но они действительно умеют хорошо прятаться. Может быть, они будут в бегах всегда, и я не увижу их. А мне так хочется задать им столько вопросов, узнать про них больше, чем имена и внешность. Думали ли они обо мне, находясь в погоне за несуществующим доказательством некомпетентности Гвардии. Я стиснула зубы. Нельзя о них думать. Они смогут позаботиться о себе.
   - А чего это у тебя такой цветущий вид?- спросила я, подходя к Емеле. Он прямо лучился искрами позитива.- Неужели задание прошло настолько хорошо?
   Емеля довольно улыбнулся и кивнул. Я с сомнением оглядела его изорванную футболу и удивленно подняла брови.
   - Даже слишком хорошо,- с энтузиазмом ответил Емеля, поднимая большой палец вверх.- Оборотней пошинковал направо-налево, Карину столько раз подколол. Но на самом деле я счастлив не по этому. Мой друг далекой беззаботной юности приезжает к нам в город, чтобы пополнить ряды нашей непробиваемой команды. И я предлагаю нам с тобой его встретить. Ты ведь все равно ничем не занимаешься, я знаю, что Макс весь день проведет в баре.
   Все-то ты знаешь, Емеля. Мне было интересно посмотреть на друга такого задорного парня. Наверняка он такой же весельчак. Я понимала, почему к нам подселяют этого вампира. Потому что накануне мы потеряли двух членов нашей команды, и эта утрата больно ударила по нам. Когда в разговоре кто-то случайно упоминает Настю или Аню, все сразу замолкают и опускают взгляд, не решаясь сказать что-то еще.
   - Я рада за тебя,- искренне сказала я и состроила жалобную физиономию.- На самом деле я планировала отдохнуть. Вся эта многочасовая тренировка с Максимом в конец добила меня. Он так тренирует меня, будто война с демонами уже начнется завтра.
   - Он не из-за войны тебя тренирует так жестко,- пояснил Емеля, внимательно на меня посмотрев.- Ему Роберт недавно рассказал кое-что о твоем будущем, вот Макс и ходит сам не свой. Рассеянным слишком стал, хоть и пытается выглядеть прежним.
   Я нахмурилась. Иногда во время тренировок я замечала, что Максим витает в облаках и часто пропускает мои удары, но не думала, что это как-то связано со мной. Чего мог такого сказать ему Роберт, что вывело из колеи самого сдержанного вампира. И почему он до сих пор не поделился этим со мной? Это же я моя судьба, а, значит, я могу выбрать цепочку событий, которые будут для меня безопасны.
   - Ну пошли-и-и-и,- продолжил канючить Емеля, широко раскрывая глаза. Он любит так делать, особенно когда надо что-то выпросить.- Ты же моя сестра по духу, и не можешь меня бросить в такой ситуации. Где же, в коне концов, вампирская солидарность. Я же не могу один встречать нашего нового члена семьи. Тем более, это необычный парень, так что ты должна его увидеть.
   Некоторое время я стояла, наклонив голову в бок и наблюдая за Печкиным. С одной стороны я так хотела прилечь на свою кровать и пролежать там до вечера, а с другой стороны- ну как я могу отказать своему другу? Тем более, мне с ним весело и легко. В отличие от Макса, он не спешит заваливать меня речами о том, что мне не удержать свою человечность.
   Я широко улыбнулась и кивнула, наблюдая, как Емеля издает победный клич, подхватывает меня и кружит в воздухе.
   - Я знал, что ты не устоишь перед моим предложением,- довольно сказал Емеля, опуская меня на землю.
   - Только сначала отмойся от крови, чудище,- шутливо посоветовала я, кивая на кровавые разводы у него на футболке.
   Емеля театрально округлил глаза и побежал к вагону, сказав, что он скоро будет. Мне тоже необходимо было переодеться. Не встречать же нового вампира в трениках. Забравшись к себе в купе, я оделась по погоде и нанесла немного макияжа, чтобы скрыть мою непривычную бледность. Это немного раздражало, потому что мне больше нравилось ходить без макияжа, но нельзя так рисковать. Люди могут обратить внимание на нашу безупречную кожу. Поэтому мы стараемся не ходить толпами. С Емелей, который сейчас нарисует свои любимые веснушки, я могу не бояться, что мы привлечем внимание. Для окружающих мы всего лишь подростки, по крайней мере, я. Емеле на вид лет восемнадцать, так что можно притвориться, что мы брат с сестрой.
   - Ого, быстро же ты в душ сходил,- удивленно сказала я, убирая нож за пояс. Первой правило Максима Градова- в любой ситуации ты всегда должен быть вооружен.
   - Ну, растворенная сыворотка из твоей крови не дает мне время для долгого маневра. Кстати, доктор просил не затягивать со сдачей крови. Не повезло тебе, подруга.
   Я удрученно кивнула. Чтобы остальные вампиры могли принимать душ и хоть как-то защищаться от водяных пуль, мы с Виолеттой должны сдавать по два литра крови, чтобы наш медик, Арнольд, мог создавать сыворотки. Как показало последнее исследование, моя кровь дает больше иммунитета вампирам, чему я была рада. Хоть что-то полезное для них делаю.
   - Что из себя представляет твой друг?- спросила я, когда мы вышли к автобусной остановке.
   - Он очень выдающийся вампир,- похвастался Емеля и засиял, как медный пятак.- Я рад, что такая личность является моим другом. Он гений в области технологий, изобретает всякие новомодные штуки для вампиров. Технологический век и нас не обошел стороной, не приходится теперь махать дубинками. А еще он 'глаза и уши' всего мира нечисти в буквальном смысле. Думаю, он сам тебе все расскажет о своей карьере.
   - То есть он не боец?
   - Не всем дано быть бойцами,- ответил Емеля, надевая солнечные очки.- Его мозг намного полезнее его мускулов. Довольно необычно, знаю, но очень действенно. Эти технологии позволили нам стать намного сильнее и использовать не только свою силу.
   Я согласно кивнула. Конечно, до технологического прорыва вампиры не пользовались всякими дополнительными приспособлениями, только оружием. Они даже друг с другом связаться не могли. Сейчас, благодаря технике, вампиры уже освоили компьютеры и интернет, а так же изобрели свою систему безопасности, которая охраняет Универ.
   - Хорошо, давай уже встретим твоего гения,- сказала я Емеле, заходя в маршрутку.
  ***
   Дорога до аэропорта пролетела для меня не заметно, потому что Емеля постоянно шутил и рассказывал интересные истории из своего детства. Слушая его, я часто удивлялась, как один Емеля может попадать в такое количество передряг. Более того, у него талант их находить, впрочем, как и у меня. Общаясь с ним, я понимала, что, возможно, нашла родственную душу. После Настиного ухода я не спешила доверять ребятам, особенно после слов Максима, что предать может каждый.
   - Аск, дружище!- окликнул Емеля худого долговязового парня, когда мы подошли ко входу в аэропорт.- А ты даже не изменился!
   Я с интересом рассматривала нового члена команды. Увидев этого парня, я бы никогда не подумала, что он вампир. Из-под мятой желтой футболки торчали острые лопатки, длинная рука сдержанно сжимала сумку с ноутбуком. Парень походил на безумного ученого, который никогда не выходил из своей лаборатории. Он с интересом оглядывал окрестности, и на его лице застыла удивленная гримаса. Это вызвало во мне определенные вопросы.
   - Емельян, здравствуй,- сдержанно поздоровался вампир, и Емеля радостно улыбнулся и крепко обнял друга.- Рад тебя видеть. Ты заметно поправился, друг.
   Заметив мое озадаченное лицо, Емеля пожал плечами, мол, для него это обычный разговор. И как они умудрились подружиться?
   - Аскольд, знакомься, это Надя, моя сестра по духу,- представил меня рыжеволосый, и я скромно улыбнулась внимательно рассматривающему меня парню.- Надя, это Аскольд, ценный сотрудник Штаба и просто отличный товарищ.
   - Да, я тебя знаю,- сказал Аскольд, пожимая мою руку.- Надежда Соломонова, при рождении Адашева, родилась в семье вампиров, позже, не проявив вампирскую ДНК, была подселена в приемную семью. Пять месяцев назад была обращена в вампира и открыла в себе способность управлять водой. По сей день тренируется у Максима Градова, негласного лидера вампиров.
   Я была ошарашена. Откуда он знает эту информацию? Аскольд внимательно посмотрел на меня, а после перевел взгляд на Емелю, который был совсем не удивлен поведению друга.
   - Она не знает обо мне, верно?
   - Я говорил, что ты выдающаяся личность, и Гвардия привлекла тебя к другой работе,- пожал плечами Емеля, бросая взгляд на меня.- Нет, ну что ты на меня так смотришь, мне совсем не хотелось рассусоливать эту тему с Аскольдом. Пусть лучше сам объяснит.
   Я терпеливо ждала объяснений. Аскольд коротко кивнул и поставил сумку с ноутбуком на красный чемодан, выглядящий несколько старомодно.
   - Я работаю в Штабе, секретной организации, занимающейся слежкой за нечистью в целях безопасности,- быстро пролепетал он, чему-то смущаясь. Он нахмурила брови и потребовала продолжения.- Был создан Гвардией в первый год их правления. В команде нас всего одиннадцать. В общей сложности, мониторов для слежения где- то около четырехсот. Твою анкету создавал я, с пометкой от Гвардии 'особо опасна'. Я знаю столько о тебе, потому что меня назначили за тобой следить.
   Я была поражена. Значит, вот каким образом Гвардия всегда в курсе всех дел. Просто создала группу хакеров, которые часами сидят за компьютерами и выведывают наступающую опасность. Прекрасно. К нам подселили крота, который постоянно будет отчитываться перед своим начальством.
   Заметив мой враждебный взгляд, Аскольд испуганно попятился. Он еще и трус.
   - Эй, он нам не враг,- мягко сказал Емеля, дотронувшись до моего плеча.- Да, это было распоряжение Гвардии, но Аск на самом деле за нас. Он играет двойную игру.
   - Я считаю, что представлять нашу расу нужно Вадиму Кадинскому,- убежал меня Аскольд, потирая высокий лоб.- Нам нужен был в Штабе свой вампир, и мне пришлось предложить свою кандидатуру, так как я знал, что Гвардия не устоит перед моими навыками.
   Его наивные голубые глаза убедили меня в том, что он на нашей стороне. Слишком уж боится расправы над собой. Он, наверно, ни в одном бою не участвовал.
   - Ладно,- смирилась я и послала Аскольду предупреждающий взгляд,- но я буду следить, чтобы ты не наговорил ничего лишнего Гвардии.
   Аск сдержанно кивнул и изобразил некое подобие улыбки. Мда, у этого парня явные проблемы с выражением эмоций. У него вообще была чудоковатая внешность, которая не сочеталась с мягкостью в его голосе и поведении. Резкие черты лица делают его облик опасным, а в разговоре слышны нотки неуверенности и страха. Понятно, почему он в Штаб сбежал. Не смог быть тем, кем должен был быть.
   - На самом деле я думал, ты сможешь стать моим помощником, потому что никто из остальных вампиров не разбирается в компьютерах,- застенчиво сказал Аск, и мое лицо вытянулось.- Я не смогу один справиться с таким количеством информации.
   - Да, Надя, соглашайся, это же повышение в должности,- согласно закивал Емеля, его глаза лучились весельем.- Докажешь Максу, что ты вполне самостоятельна.
   Тут он попал прямо в цель. Это было моей больной темой, потому что Максим до сих пор думает, что меня постоянно нужно направлять и я не готова приступать к более тяжелой работе. Но вот работа с Аскольдом вполне может намекнуть вампиру, что я уже самостоятельная девочка.
   - Хорошо, я согласна, но предупреждаю сразу, что я не владею хакерскими способностями,- сказала я, и на лице Аскольда расцвела искренняя улыбка.- Так что сначала обучишь меня, а потом мы займемся работой.
   - Договорились.
   Позже, когда сидели в автобусе, направляясь домой, Аск странно посмотрел на меня и спросил, может ли он задать мне неудобный вопрос. Я удивилась. Джентельменов в реальной жизни я еще не встречала.
   - Люблю неудобные вопросы. Что ты хочешь спросить?
   - Максим Градов, твой наставник...ты... какие вас связывают отношения? Не пойми меня неправильно, просто по закону, который утвердила Гвардия, между наставником и учеником запрещена любовная связь, потому что тренировки теряют объективность, и молодой вампир в итоге погибает из-за невнимательности наставника.
   Я резко вскинула голову. О таком законе я не слышала. Да, Максим мой наставник, и мы с ним встречаемся, но это совершенно не влияет на наши тренировки. В те моменты Макс становится сосредоточенным и жестким, чтобы я не расслаблялась. Неужели и правда молодые вампиры страдают из-за связи со своим наставником? Немного подумав, я поверила в это. Из-за любви многие теряют голову и становятся уязвимыми. Это неизбежно.
   И, посмотрев на немигающие глаза Аска, я поняла, что дело серьезное. Но что я могла ему сказать? Что я влюблена в Градова и иногда становлюсь из-за него рассеянной? Он точно побежит с отчетом к Гвардии, а нам это только навредит.
   - Не переживай за нас,- в итоге сказала я.- Макс никогда в жизни не позволит мне потерять голову из-за любви. Он не такой,- и тут я лукаво добавила.- Хотя, сегодня вечером мы сможем ненадолго побыть без контроля.
  
Глава 4
   - Как думаешь, сегодня мне удастся подцепить кого-нибудь из смертных?- Рита крутилась возле зеркала моего купе в ослепительном красном платье, имеющем довольно глубокий вырез.- Нам всем необходимо сбросить напряжение, а то все такие загруженные ходят, особенно когда вы с Емелей представили нам Аскольда.
   Я была с ней согласна. Появление Аскольда у многих вампиров вызвало возмущение, они понимали, с какой целью его сюда прислали. От их негативной реакции Аск замкнулся в себе и ринулся в купе Ани, которое теперь стало его. Он так и не выходил из него, как бы я ни пыталась его вызволить оттуда. Даже на Емелины уговоры не поддался. Мне было жаль его. По дороге домой я поменяла отношение к чудоковатому парню. По сути, он всего лишь тянулся к знаниям, а его припрягли к работе в секретной организации, да еще и находящейся под землей. Как говорит Аск, Штаб они установили под землей, потому что это самое безопасное место, где на них не могли напасть. Двадцать три комнаты были соединены узкими коридорами, светильников почти не существовало. Один аварийный выход. Выходить наружу не разрешается. Довольно жестокие условия.
   Я задумчиво отвлеклась от нанесения макияжа и посмотрела на вампиршу. Как же ей все-таки идет это платье. Оно идеально подчеркивало ее хрупкую фигуру, и в то же время показывало ее страстную натуру. Рита была очень влюбчивой девушкой. Гуляя по улице, она часто засматривалась на парней, и в ее голове уже был написан сценарий возможных отношений. Но закон запрещает контакты с людьми.
   - Да, думаю, мы повеселимся сегодня,- наконец сказала я, крася ресницы.- Задание выполнено, так что мы заслуживаем отдыха. Ребята все идут или у кого-то свои планы?
   Рита пожала плечами.
   - Емеля пойдет, но танцевать не будет, Карина пойдет помогать Окси. Остальные вроде согласились, но как-то неуверенно. Я понимаю, мы все скорбим по нашей утрате, но нельзя же вечно быть угрюмыми.
   Я промолчала и принялась наносить на тело автозагар. Соскучилась по загорелой коже. Рита говорила правильные вещи, но невозможно было просто так начать двигаться дальше. Из нашей компании будто высосали всю радость жизни, мы занимались только тренировками и работой. Я знала, почему так происходит. Каждый из вампиров понял, что предателем может оказаться любой, и тогда нападение произойдет снова. Конечно, сразу после нападения мы усилили систему безопасности, поставили везде камеры и сенсоры, реагирующие на враждебную энергию, но страх прочно засел в нашей голове.
   - Эй, ты чего?- мягко спросила Рита, оборачиваясь ко мне.- Что за грустное лицо? Мы же идем танцевать, так что давай, наберись хорошего настроения, и поедем.
   Я улыбнулась. Действительно, что-то я расклеилась с этими воспоминаниями. Необходимо поднять дух команды, и отличный вечер подходит для этого как нельзя кстати. Я поднялась и взяла вешалку со своим черным платьем с открытой спиной, с которым я постоянно выступала на соревнованиях по танцам. Воспоминания о тех деньках приятно согрели мою душу. Сегодня я могу прочувствовать те эмоции снова.
   - Ты права, Рита. Всем нам нужно отвлечься от нашего мира и ненадолго окунуться в мир людей.
   Девушка широко улыбнулась и согласно кивнула. Она покинула мое купе, сказав, что подождет меня на улице. Когда автозагар проявился на моей коже, я оделась в свое платье и с тоской заметила, что оно мне чуть велико. Моя вампирская диета дает о себе знать. Поскольку я отказывалась пить человеческую кровь и пила только животную, которая не дает столько питательных веществ, я изрядно потеряла в весе. Максим, глядя на мои выпирающие кости, только качал головой и предлагал все-таки выпить кровь человека. Слыша в его голосе обреченность, я упорно отказывалась. Никогда не стану еще большим монстром.
   Наконец, собрав свою кожаную сумку и накинув на себя легкое пальто, я вышла из купе и направилась к Аскольду, чтобы уговорить его пойти с нами. От указа Гвардии все равно никуда не денешься, теперь этот парень застрял тут надолго, хоть он и говорит, что он тут временно. Я дернула дверцу купе, но она не открылась, и тогда я постучала по деревяшке, прислушиваясь. За дверью раздался шум и лязг металла.
   - Кто там?- поинтересовались за дверью, и я чуть не рассмеялась. Похоже, он совсем одичал в Штабе.
   - Это Надя. Мы собираемся идти в бар, ты пойдешь с нами? Обещаю, будет весело.
   Повисло недолгое молчание.
   - Вынужден отказаться,- ответил Аскольд, и шум возобновился.- У вас тут стоит примитивная система безопасности, я собираюсь заменить ее и расставить пару камер. Да и вагон следует улучшить. Почему вы не используете пятое измерение для расширения комнат?
   - Не знаю, нам итак тут хорошо,- задумчиво ответила я, переминаясь с ноги на ногу.- Мы почти не сидим в купе, так что нам это ни к чему. Точно не хочешь пойти? Ты же столько времени просидел в Штабе, разве тебе не хочется пойти повеселиться?
   - Я работал без остановки почти восемь лет, Надежда,- устало сказал Аск, и я понимающе кивнула, хоть он меня и не видел. Я даже не представляла, каково ему было находиться там.- Трудно жить иначе, тем более, что Гвардия в скором времени отзовет меня обратно. А вы поезжайте, я тут за всем пригляжу.
   - Хорошо. Ты звони, если тебе станет скучно. Теперь ты не один.
   Я вышла из вагона и подошла к Рите. Ее худые плечи подрагивали от ветра. Даже несмотря на мою ускорившуюся худобу, Рита все равно выглядела более хрупкой и женственной, чем я. Судьба сыграла со мной злую шутку. Она вообще, похоже, меня недолюбливает.
   - Чего ты там так долго?- спросила Рита, ей уже не терпелось попасть в бар.
   - Попыталась уговорить Аскольда пойти с нами. Мне его жалко. Это несправедливо, Гвардия лишила его жизни. Заставила сидеть и наблюдать за миром с монитора.
   Рита рассмеялась, отчего я вопросительно подняла брови.
   - Никто никого не заставлял их уходить под землю. Гвардия собирала группу из одаренных вампиров, сразу сказав, что у них не будет права жить в свое удовольствие. Это был первый раз, когда они были так снисходительны. Дальше власть уничтожила их мозги, и теперь они только и делают, что пытаются ее удержать. А сколько вампиров они загубили? Твоему Аскольду повезло, что он был вдали от всего этого кошмара.
   В молчании мы подошли к моему мотоциклу. Давно уже не каталась на моей любимой ласточке. Любовно проведя рукой по корпусу байка, я с улыбкой заметила недоумевающее лицо Риты. Она с настороженностью смотрела, как я протираю мотоцикл тряпкой. Настолько давно не ездила, что он грязным стал.
   - Неужели ты думала, что мы пойдем в бар пешком? Я не упущу возможности покатать тебя на своей ласточке.
   Взгляд Риты походил на взгляд хомячка, на которого нечаянно наступили, отчего я кровожадно рассмеялась. После моих многочисленных попыток заставить девушек кататься на мотоцикле без воплей, я продолжала не понимать, почему же они так опасаются. Вроде вампиры, сильные и уверенные личности, а боятся такой ерунды.
   - Я на этой штуковине не поеду,- заявила Рита, ткнув наманикюренным пальчиком в байк. Я сделала обиженный вид.- Нет, правда, будет лучше, если я поеду на маршрутке, тем более, что я могу замарать платье, а оно мое самое любимое.
   - Думаешь, если ты поедешь в грязной маршрутке, твое платье останется чистым?- я вопросительно выгнула бровь и примирительно подняла руки.- Обещаю, что не буду гонять. Ты даже ничего не почувствуешь.
   С минуту Рита стояла неподвижно, смерив меня изучающим взглядом. Видя, что я говорю серьезно, она подошла ко мне и уселась сзади, обняв руками мою талию. Я завела мотор, и мы плавно покатились по полю, выруливая на дорогу. Вид заката подпитывал мою энергию. Близится ночь, а значит, мы можем показать свою истинную сущность. Выпустить своих демонов погулять.
  ***
   - Ты говорила, что не будешь гонять!- обвиняющее закричала Рита, когда мы подъехали к бару.
   Ее волосы спутались, а помада слегка размазалась, придавая ей неряшливый вид. Прямо девушка из фильмов ужасов, такая же бледная и пугающая.
   - Прости, не знаю, как это получилось, наверное, адреналин в голову ударил.
   Вид Риты говорил о том, что она мне этого не простит. Но мой виноватый вид ее растрогал, и мы двинулись к бару, который прямо искрил огнями. Максим не поскупился на новые декорации. У входа стояли незнакомые парни, буравящие нас заинтересованными взглядами. Острое чувство неприязни охватило меня, и я повернула голову в другую сторону. Многие парни так реагируют на излучаемую нами энергию. Они находят нас привлекательными и позже долго не могут переключиться на других. Для меня это было дико. Но вот Рита приосанилась и кокетливо подмигнула повеселевшим парням. Сегодня она собирается охотиться, и ей потребуется все ее обаяние, чтобы заполучить жертву.
   - Мне так нравится, как реагируют на нас окружающие,- призналась Рита, когда мы зашли в шумный бар, где уже вовсю танцевали.- Всегда было интересно, какими они нас видят и что думают.
   Звуки латинской музыки меня расслабили. Приятно оказаться в знакомой обстановке. Впервые в баре народу было столько, что здесь было даже не протолкнуться к стойке. Веселье царило везде. Отыскать ребят будет сложно, это я поняла еще по взгляду Риты. Кое-как мы прошли к стойке, миновав танцующих девушек. Там нас встретила уставшая Ира, которая обслуживала толпу уже подвыпивших мужиков. Выручка сегодня будет фантастическая.
   - Что на них нашло, даже понять не могу,- восторженно произнесла Ира, быстро разливая пиво в стаканы.- Похоже, все мужики пришли поглазеть на девушек. Они прямо сегодня в ударе, почти все танцуют. Если так дальше пойдет, мы можем выкупить здание побольше, и оборудовать его посовременней.
   Я была в восторге. Макс давно мечтал переселить бар в более лучшее место, но финансы были не на его стороне. Пара десятков таких вечеров и он сможет осуществить задуманное.
   - А вы, я смотрю, тоже настроились потанцевать,- заметила Ира, и мы согласно кивнули.- Я бы тоже не отказалась потанцевать. Когда-то детстве я даже на бальные танцы ходила.
   - Мы постараемся выпросить выходной для тебя, у Макса,- подмигнула ей Рита, отвернувшись спиной к стойке. Локтями она облокотилась на деревянное покрытие и оглядывала толпу, предвкушающе улыбаясь.- Столько вокруг молодых парней, трудно будет выбрать кого-то одного.
   В ответ Ира рассмеялась, а я насторожилась. Похоже, Рита серьезно планирует выбрать одну жертву. Можно даже не отговаривать ее от этой затеи. Я не могла смириться с тем, что сегодня умрет невинный человек. Один невинный человек будет сегодняшним кормом для вампирши.
   - Ты правда хочешь это сделать?- с сомнением спросила я.- Может, мы достанем кровь в больнице, и тогда не нужно будет никого убивать.
   - Кровь в теле живого человек во сто раз полезней,- ответила Рита, поворачиваясь ко мне.- Брось, в мире умирают миллионы людей, Надя, что им сделает смерть невинной души? Если мы не будем пить кровь людей, то яд даст сбой организму. Посмотри на себя, ты же выглядишь как скелет. Мы за тебя волнуемся.
   Я покачала головой. Никто не заставить меня пить кровь людей. Во мне еще живет человеческая душа. Разглядывая толпу, я замерла, увидев, как к нам направляется Макс Градов. Весь его путь к нам словно прошел в замедленной съемке- толпа перед ним расступается, девушки заинтересованно глядят ему вслед. Сам Максим выглядел, как всегда, безупречно. Я не могла оторвать от него глаз. Уже отсюда я чувствовала тонкий аромат его парфюма, от которого начинала кружиться голова. Он остановился перед нами и с улыбкой оглядел наши наряды.
   - Безупречно выглядите,- сказал он, обращая внимание на меня.- Только я бы все-таки посоветовал тебе выпить человеческую кровь, а то мне вскоре будет неудобно встречаться со скелетом.
   Рита рассмеялась, а я насупила брови, злясь на замечание Градова. Неужели все мне сегодня будут говорить про мое состояние?
   - Ладно, пошлите к нашему столику, мы вас уже заждались,- сказал Макс и повел нас к ребятам, которые уже вовсю веселились.- Мы смогли достать немного крови, содержащую алкоголь, так что вечер обещает быть веселым.
   Я улыбнулась. Такую кровь вампиры обычно добывают из тел людей, изрядно выпивших, чтобы хоть немного почувствовать это опьяненное состояние. Яд не успевает выводить алкоголь из нашего организма, и у вампира наступает чувство эйфории. Только добывать эту кровь сложно, поскольку убивать человека нельзя, а, значит, надо быть более изобретательным, вырубить его или уговорить сдать кровь добровольно. Мне было интересно посмотреть, как будут вести себя ребята, приняв эту кровь.
   - О, а вот и наши красавицы пришли!- восторженно приветствовал нас Емеля, отсалютовав нам бокалом с красной жидкостью. Блеск в его глазах говорил о том, что он уже почувствовал эту эйфорию.- А мы тут без вас начали вечер, уж простите, не часто есть шанс хорошенько напиться.
   Ухмыльнувшись, Максим достал нам стулья и усадил нас за стол. Он устроился рядом, взяв меня за руку. В меня привычно перетекало его тепло, заставляя меня забывать о том, где я нахожусь. Я улыбнулась ему и перевела взгляд на пару девиц, пристально рассматривавших моего парня. Желание поддеть его было неумолимым. С тех пор, как мы стали встречаться, Макс не заговорил ни с одной девушкой, сразу обрывая все попытки флирта. Естественно, это меня веселило.
   - Что, совсем не тянет хоть чуть-чуть пофлиртовать с такими прекрасными девушками?- спросила я ехидно, кивая на стайку поклонниц.
   Максим нахмурился и обернулся, чтобы посмотреть поджидавших его девушек. Снова повернувшись ко мне, он улыбнулся уголком рта и наклонился к моему уху, прошептав:
   - Во всем этом баре есть только одна девушка, с которой я хочу флиртовать, и она точно находиться не среди них.
   Я не сдержала торжествующей улыбки. В груди разлилось приятное тепло от осознания того факта, что ему кроме меня никто неинтересен. Я пристально глядела в зеленые глаза, не решаясь первой поцеловать парня.
   - Ой, ну ребята, не вздумайте целоваться здесь,- со смехом попросила Клара, отпивая кровь из своего бокала.- Мы пришли сюда веселиться и танцевать, а целоваться вы и дома можете. Так что допивайте кровь, и пойдем танцевать, покажем людям, как надо двигаться.
   Слегка пошатываясь, Клара взяла за руку изумленного Диму и повела его на танцпол. Когда все мы оказались в гуще танцующих людей, я лукаво посмотрела на Максима и двинулась вперед к нему, продолжая плавно двигаться под ритм музыки. Вся атмосфера настолько завораживала меня, что у меня голова пошла кругом. Ненадолго я ощутила себя человеком, и в груди предательски защемило. Я тряхнула головой. Так, надо откинуть эти мысли подальше от себя. Мы ведь сюда пришли, чтобы повеселиться.
   - Ну что, станцуем?- с вызовом спросила я у Максима, услышав, что заиграла песня Дженнифер Лопес ' Let's get loud'.- Это моя любимая, всегда любила под нее выступать.
   - Думаешь, я не умею танцевать?- выгнул бровь Максим, его дьявольский огонек в глазах меня насторожил. Он галантно протянул мне руку, склонив голову вниз.- Позвольте пригласить вас на танец, мисс Соломонова.
   Я не сдержала улыбки. Как же привлекательно выглядит, когда пытается быть джентельменом. Приняв протянутую руку, я тут оказалась прижатой к его телу. Чувствуя метавшиеся между нами искры, я положила руку ему на левое плечо, игнорируя волнительное покалывание пальцев. Посмотрим, как ты умеешь танцевать.
   Сначала мы начали с латины, и в ходе танца я убедилась, что он очень хорошо умеет танцевать. Даже не так, он потрясающе хорош в том, что он делал сейчас. Никогда у меня не было такого партнера. Безукоризненно мы исполняли самые сложные движения, которые у меня никогда не получались с первого раза. Наш танец выглядел так, будто состязались две противоположности, по крайней мере, мне так казалось. Сердце бушевало от такого шквала эмоций. Весь я неотрывно смотрела Максиму в глаза, поражаясь, насколько близко мы сблизились за пару месяцев. Казалось, будто его душа находится совсем рядом с моей. В конце песни мы плавно перешли на сальсу, где я была безусловным профессионалом, но этот гад даже здесь меня переплюнул. Песня уже закончилась, а мое сердце все равно продолжал отбивать ритм музыки. Градов плавно наклонил меня к полу, одной рукой закидывая мое бедро к себе на пояс. Прикрыв глаза, я позволила себе полностью расслабиться, мои руки безвольно повисли и теперь касались пола, а голова была откинута назад. Собравшаяся возле нас толпа людей радостно улюлюкала и аплодировала, приводя меня в смущение. Но, когда Максим поднял меня, внешние звуки перестали существовать. Был лишь только он.
   - Это было потрясающе, - шепотом произнесла я, выдохнув фразу в его губы.- Почему ты раньше мне говорил, что умеешь так танцевать.
   - Я тут не причем, это все ты,- шепнул мне Макс, легко касаясь моих губ.- Рядом с тобой я становлюсь другим. Мне это нравится.
   Не выдержав соблазна, Градов впивается в мои губы, его горячие руки оставляют ожоги на моем холодном теле. Я чувствовала себя оголенным нервом, остро реагирующим на каждое его прикосновение. И вот мои руки уже в его волосах, а его руки аккуратно исследуют мое тело. На мгновение я будто падаю в пропасть, но вдруг вспоминаю, где мы находимся, и нехотя отрываюсь от его губ, приглаживая прическу.
   - С тобой я забываю обо всем,- призналась я, проводя рукой по плечу парня.- Но мы не можем потерять контроль здесь. Забыл что ли, что мы сюда приехали веселиться с ребятами.
   - А что, поцелуи это уже не весело?- наигранно возмущается Макс, наблюдая, как к нам приближаются ребята.
   На лице Клары был неописуемый восторг. Она прямо захлебывалась эмоциями, и мне пришлось отступить назад, давая ей время успокоиться.
   - Это было вау,- выдохнула Клара, ее глаза загорелись от энтузиазма.- Ты срочно должна научить меня танцевать так же. Все парни глазели на тебя, не отрываясь. Я тоже хочу производить такой эффект. Быть может, тогда мне будет проще находить очередную жертву.
   От последнего ее предложения меня перекосило, но я отвернулась, чтобы не обидеть ее. Клара была хорошей и понимающей, но, когда дело касалось вампирских забав, она становилась холодной и жестокой. Такова была наша природа. Убивать, чтобы жить. Пока я думала, Клара продолжала что-то радостно щебетать, что немного раздражало меня. Настроение сошло на нет. Такие перепады настроения обуславливались тем, что я не пила человеческую кровь. Я сжала кулаки. Почему все сводиться к таким жертвам?
   - Пойду, проведаю Иру, а то она, наверное, заскучала там,- сообщила ей я, чувствуя себя опустошенной.
   Прежде чем я ушла, Клара замолчала и тихо спросила:
   - Ты в порядке? Это связано с тем, что я сказала про людей?
   - Нет,- ответила я, не оборачиваясь.- Со мной все отлично.
   Проигнорировав обеспокоенный взгляд Максима, я упрямо шла вперед. Протиснуться через танцующие тела было сложно, и я часто останавливалась, в который раз отшив парней, которые пожирали меня голодными взглядами. Знали бы они, с кем они имеют дело. Для каждого я представляла опасность. Достаточно лишь небольшого усилия, и они бы уже были мертвы. Я как никогда теперь осознавала людскую хрупкость. Но они не подозревают этого, веселятся, напиваются, пытаются постичь жизнь. Я усмехнулась, обводя взглядом парня, который пытался познакомиться со мной. Сама я утратила вкус жизни. Хотя, может, в этом виновата опять же недостаточность человеческой крови в организме. Остальные же ребята цветут и пахнут.
   Продолжая думать о крови, я протиснулась к стойке и весело оглядела Иру, разливающую напитки. Меня одолела жалость к ней. Я знала, через что ей приходится проходить, чтобы оставаться на плаву. Ира изо всех сил пыталась сохранить жизнь своей матери, болеющей раком. Постоянные операции требовали уйму денег, и Ира работала, не покладая рук. Помимо бармена, она работала уборщицей в адвокатской конторе, а на выходных была нянькой у знакомых. Максим старался ей помочь, но и он был не всесилен. Никто не мог совершить для матери Иры чудо.
   - Ты сегодня зажгла, подруга,- протянула Ира, подмигнув мне.- Почему же ты бросила танцы?
   Я грустно улыбнулась. Не скажешь же ей, что я бросила танцы из-за того, что стала чудовищем.
   - Так сложились обстоятельства. У меня больше не было возможности заниматься танцами.
   - Что ж, я надеюсь, что когда-нибудь у тебя появится еще раз такая возможность,- с улыбкой сказала Ира и унеслась в другой конец стойки, обслуживать заждавшихся клиентов.
   Я сухо улыбнулась. Мне оставалось только мечтать о таком шансе. Вряд ли в ближайшие десять лет появиться такая возможность. Скоро начнется война, и мне будет не до танцев.
   Повернувшись к залу, я внимательно наблюдала за танцующими людьми. И почему я не могу испытывать такого же счастья, как и они? Настроение сползло ниже плинтуса. Быть может, мне стоит уйти отсюда, чтобы не портить настроение ребятам. Только я собралась достать телефон и предупредить Градова о моем уходе, как заметила персону, сверкающую разноцветными глазами. Она помахала мне рукой, но ее взгляд оставался холодным.
   - Окси,- удивленно произнесла я, когда охотница оказалась возле меня и заказала виски со льдом.- Как ты здесь оказалась?
   Девушка поморщилась и одним залпом осушила стакан, вызвав заинтересованный взгляд парней, сидящих на соседних стульях. От нее разило алкоголем, и я едва сдерживала себя, чтобы не отодвинуться от нее. Встретить ее здесь я никак не думала. Разве охотники не используют ночное время для того, чтобы ловить демонов? Попросив повторить заказ, она повернулась ко мне, склонив голову в сторону.
   - Мой парень караулит меня в баре, где я постоянно пью, так что мне пришлось тащиться сюда,- с недовольством ответила Окси, нахмурившись.- Он считает, что я опять увлеклась алкоголем, а у меня просто была отвратная неделя, и алкоголь помогает мне сделать ее чуть лучше,- она выпила еще один стакан и попросила Иру налить ей пива.- Знаешь, а полувампиру довольно сложно напиться.
   Она устало прикрыла глаза и откинулась на спинку сиденья. Мне казалось, что еще минута, и она заснет. Надо срочно направить ее парня сюда, пусть забирает свою девушку, пока она ничего не натворила. Один раз я видела ее парня, тот еще тип. Совсем не понимает юмора. Мне было интересно, как настолько два разных человека смогли полюбить, но с Окси разговаривать на эту тему все равно, что обсуждать балет с сантехником.
   - Слышала, что вы наконец-то достали оборотней,- сказала Окси, качая головой.- Хорошо, что у вас совести нету.
   - Ты это о чем?
   Она усмехнулась. У меня закралось подозрение, что этот разговор выйдет мне боком, до того у Окси был рассерженный взгляд.
   - Ну как же, расстрелять столько оборотней просто так не каждый сможет. Очень неосмотрительный ход, который нанес урон не только вам и оборотням. Вся нечисть переполошилась,- сообщила она, и у меня все похолодело внутри.- Вы считает себя правыми в этом конфликте, но это не так. Я лично нашла ваш склад, где вы готовите оружие против всех видов нечисти, а также против светлых. Вам жить надоело?
   Я была поражена. Такая информация поступала неоднократно, но Гвардия старательно погашала конфликты и утверждала, что это все клевета. В последнее время им пришлось силой добиваться молчания вампиров, которые знали про склады. Теперь все молчали, не хотели быть смертниками. А я все сильнее убеждалась в том, что нужно ускорить процесс восстания. Оно находилось в начальной разработке, сначала необходимо было убедить кочующих вампиров присоединиться к движению против Гвардии. Я была уверена в успехе восстания, никто не хотел, чтобы у власти оставались глупые вампиры из Гвардии.
   - Мы не можем разобраться с этой проблемой, потому что мы не готовы поднимать восстание,- раздраженно ответила я, попросив Иру принести мне воды.- У нас сложная ситуация, да еще и эта война с демонами. Вампиры каждый день погибают кучками, а власть ничего с этим не делает.
   - Всем плевать на ваши внутренние разборки,- прошипела Окси, громко поставив стакан на столешницу.- Пока от вас исходит угроза, нечисть не спокойна. Все объединяется в союзы, которые не приносят пользу. Просто так умирает много народу. Вот скажи мне, зачем вы поперлись на этот склад, да еще и убили столько оборотней. Их можно было оставить в живых.
   Я уже перестала что-либо понимать в этом разговоре. Впервые я смотрела через иную точку зрения, которая не поддерживала наши решения. Да, мне было жаль, что столько оборотней погибло, но ведь они угрожали нашему виду. Мы обязаны были напасть в ответ. Так и решаются вопросы в мире нечисти.
   - Потому что они могли истребить нас,- ответила, закипая от злости.- Ведь если мы все вымрем, никто не будет вступать в войну с демонами. Ты хоть видела, что твориться в мире, Окси? Пока все силы на их стороне, а мы в проигрыше. Мы не распугиваем нечисть. Мы пытаемся дожить до этой войны, чтобы победить их, ведь этого никто за нас не сделает. Мне жаль, что так происходит, но от этого никуда не деться,- я опустила голову вниз.- Когда мы были на складе, я спасла одного оборотня. Спасла, потому что мне не все равно, Окси.
   - Одного спасла, а предыдущих десять спокойно убила. Это не милосердие. Вам не ведомо это чувство.
   Я поднялась со стула. Продолжать это разговор не имело смысла. Каждый будет настаивать на том, что он прав, а я хотела сохранить хорошие отношения с охотницей.
   - Продолжим этот разговор, когда ты протрезвеешь. Позвони своему некроманту, ведь он единственный, кто хочет изменить тебя к лучшему.
   - Да пошла ты,- выдохнула Окси, сверля меня злым взглядом.
   Ответив ей безупречной улыбкой, я повернулась и направилась к выходу. От этого разговора у меня мозг вскипел. Надо же, а я не думала, что нечисть так пристально следить за каждым нашим движением. Мне казалось, что все они зациклены на себе.
   Морозная ночь немного освежила меня. Снег уже покрывал деревья, делая их сказочными. Все такое белое и невинное. Мне нравилась зима, особенно вампиру внутри меня. Меньше светового дня, больше энергии. Нам повезло, что в нашем городе бывают очень часто низкие температуры. Тогда мы можем наконец-то ощутить легкий холодок на коже.
   Чуть постояв на улице, я понаблюдала за парнями, крутившихся возле бара. Они заинтересованно поглядывали на меня, а точнее, отсутствие на мне верхней одежды. Мда, тут я прокололась. Под их откровенными взглядами я села на стоявшую неподалеку лавочку и обхватила себя руками. Меня не покидали слова Окси о милосердии. Она была права. Я пыталась загладить вину одной спасенной душой, но кого я пыталась обмануть, убила я больше народу, чем спасла. От бессилия хотелось закричать. Грани того, что правильно и неправильно настолько стерлись, что меня это сводило с ума. Меня не покидало тревожное ощущение. Я задумчиво закусила губу и потерла пальцами виски. Напряженная была неделя.
   Неожиданно на мои плечи легло мое пальто, и я вздрогнула. Лара присела рядом со мной. Серо-голубые глаза поблескивали в полумраке, придавая ей загадочность. Не ответив на ее молчаливый вопрос, я откинулась на лавочку, придерживая рукава пальто. Не хотелось ни с кем разговаривать.
   - Ребята интересуются, где ты пропадаешь,- тихо сказала она, вздернув острый носик.- Нашла возле стойки подвыпившую Оксану, она послала меня сюда.
   Грустно усмехнувшись, я внимательно посмотрела на вампиршу. С Ларой я редко общалась, потому что все наши разговоры заканчивались спорами. Но я не могу не признать, что в нашей компании она была самой умной и рассудительной. Часто она держала нас в узде, когда мы принимались обсуждать сумасшедшие идеи. Поэтому я решила, что еще один философский разговор мне не повредит.
   - Они ненавидят нас,- устало сообщила я ей.- Наши действия злят их. Я думаю, что никто из них даже помогать нам не станет, когда начнется война. Меня это пугает. Я перестаю понимать, что хорошо, а что плохо. Но я знаю, что мне точно не хотелось убивать тех оборотней. Если бы не вечные заговоры Гвардии, ничего этого не было бы. Почему никто не начнет восстание?
   Лара вытянула губы трубочкой и задумалась. У нее были мысли о восстании, но до сегодняшнего момента для нее это оставалось несбыточной мечтой. Никому не нравилась Гвардия.
   - Пока это невозможно,- сдержанно ответила она, смотря на меня, как на глупого ребенка. Это заставило меня злобно покоситься на вампиршу.- Прежде всего, нужен тот, кто вдохновит вампиров подняться против Гвардии. Наш истинный главарь, Вадим Кадинский, не смог завладеть таким вниманием, и поэтому он сейчас не высовывает своего носа из своего Института. Мы ведь с тобой обе знаем, на кого равняются многие вампиры.
   - На Максима,- выдохнула я, чувствуя волнение.
   Для меня остается это загадкой. С чего они все решили, что Градов их лидер? И ведь его словам стараются не перечить, а его приказы немедленно исполняются. Это было забавно. Вампиры, своевольные и уверенные личности, доверяют решения одному единственному вампиру.
   - Он для многих стал советником, лидером, потому что он искренне заботится о них. И они это чувствуют. Он почти единственный, кого волнует наше будущее,- с улыбкой сказала Лара, откидывая назад черные волосы. Чтобы больше различаться с Кларой, она решила отрастить волосы до плеч.- Но он не спешит начинать восстание. Говорит, что это может плохо для них обернуться. Ты никогда с ним не говорила об этом?
   На секунду я задумалась, а потом помотала головой.
   - Я знаю, что он общий спаситель для вампиров, но я не думаю, что многие вампиры откликнуться на его вызов. Гвардия умеет запугивать.
   - Ты ошибаешься. Они готовы к восстанию. Мой друг из Челябинска каждую неделю спрашивает меня, когда же начнем готовить восстание. Все хотят получить желанную свободу.
   - Тогда почему Макс просто не даст им того, что они хотят?
   Лара долго думала перед ответом. Тщательно подбирала слова, анализируя все поступки нашего лидера. А у него они были крайне неоднозначны, если признаться честно. В одно время он может лезть из кожи вон, чтобы спасти группу вампиров где-то на Востоке, а в другое время ему может быть все равно на них. К каждой проблеме он подходит с разным настроением.
   - Понимаешь, он считает, что так он убережет их от больших потерь. Нельзя ведь наперед знать, сколько продлиться восстание. Тем более, Максим боится, что во время восстания демоны нападут на нас. Очень сложно принять правильное решение. Максим мне как-то говорил, что никогда не хотел быть лидером в основном из-за того, что ему придется делать выбор, который ему не понравится. Но он искренне хочет им помогать.
   Я кивнула, почувствовав тепло в груди. Эта черта особенно мне нравилась в Градове. То, как сильно он хочет помочь совершенно незнакомым вампирам. Он готов сделать что угодно, лишь бы облегчить их жизнь. И хоть он постоянно твердил, что он поистине ужасная личность, я знала, что это далеко не так. Он умеет быть разным.
   - А насчет тех оборотней, то я скажу тебе, что тоже не одобряю этого решения,- оторвала меня от своих мыслей Лара.- И я также терзаю себя вечерами, думая, что мы могли поступить по-другому. Но что случилось, то случилось. Но ты же спасла одну жизнь, Надя. Ты могла убить его, но не стала этого делать. Значит, что-то человеческое в тебе до сих пор остается. Тебе нужно помнить об этом.
   От нахлынувших на меня эмоций, я крепко обняла Лару, положив голову ей на плечо. Усмехнувшись, она обняла меня в ответ, гладя меня по спине. Подумать только, обычно она всегда избегала физического контакта с ребятами, по неизвестной мне причине, а тут обнимает меня в ответ. Я была ей благодарна за поддержку. Лара помогла мне убедиться в необходимости восстания. Надо будет поговорить с Градовым на эту тему. Быть может, парочка танцев в баре сделает его более сговорчивым.
  
Глава 5
   Сегодня утро выдалось на удивление теплым, даже снег немного подтаял. Некоторое время я созерцала эту картину, забыв про мое желание принять утренний душ. События прошедшей ночи все еще не отпускали меня, так что мне требовалось на что-то отвлечься.
   Некоторое время, прозанимавшись бездельем, и даже получив за это от рассерженной Карины, которая вдруг решила помедитировать с утра, я присоединилась к сидящим на бревнах Рите и Диме. То, чем они занимались, меня слегка удивило. Поставив перед собой импровизированный мольберт с холстом, Дима сосредоточенно что-то рисовал, держа одну кисточку у себя в зубах. Вид у него был вдохновленный и цветущий. Прямо Да Винчи на пике молодости. А Рита, слушая музыку в наушниках, сидела и вязала какой-то причудливый шарфик. Мотки шерстяных ниток были разбросаны по всему бревну и выглядели промокшими.
   Я недоуменно обошла вокруг них, не веря своим глазам. Сейчас я не могла поверить, что они являются самыми смертоносными созданиями тьмы. Их вид был настолько умиротворяющим, что мне стало завидно. Я уже две недели не могу взять в руки гитару, потому что у меня не было вдохновения. Гитара казалась мне чужой, струны остро резали по пальцам, а про звучание и речи не могло быть. Это меня пугало. Мысль, что я начинаю терять свою человечность, прочно засела в моей голове и не желала выходить.
   - Маргарита, Дмитрий, вы не перестаете меня удивлять,- торжественно сказала я и села рядом со Скамейкой.- Я горда тем, что знакома с такими разносторонними личностями.
   В ответ Рита рассмеялась, вынув один наушник из уха. Я пристально разглядывала ее. Она буквально светилась изнутри. Ее карие глаза были полны радости и счастья, движения были плавными, а не отрывистыми, как раньше. Она вообще казалась такой воздушной и добродушной, что навело на меня на определенные мысли. Ну конечно, щеки налились румянцем, кожа перестала быть пугающе бледной. Такое состояние могло быть вызвано лишь одним фактором.
   - Ты все-таки нашла жертву в баре?- чуть сиплым голосом спросила я, тараща на нее округлившиеся глаза.
   Она кивнула, тут же отводя взгляд. Знала, как я реагирую на такую тему. Я все еще не могла прийти в себя. Буквально несколько часов назад она опустошила человека, лишила его жизни, причем этот человек даже не понял, за что ему досталась смерть. Его близкие будут ломать голову, искать причины, почему дорогого им человека не стало, но не найдут их. Он был выбран случайно, чтобы погасить голод неведомому ему существу.
   - Неплохая жертва, кстати,- сказал Дима, не замечая моего состояния.- Да и мордашка у парня была милая. А его кровь я ощущал даже издалека. У него ведь хорошая кровь была?
   - Отличная,- ответила Рита, становясь еще более мрачной.- И не было необходимости уговаривать его пойти со мной. Парень недавно перевелся в ЮГУ и еще не успел завести друзей, так что он был рад моей компании.
   Во взгляде Дмитрия была неприкрытая зависть. Получить такую идеальную жертву было трудно, это он отлично знал. Сам он неделями выслеживал свою жертву, чтобы не оставить никаких зацепок для полиции.
   - Могла бы и поделиться со своим другом,- поддел он вампиршу, и она усмехнулась.- А что, я же делюсь с тобой хорошей добычей.
   - Надя, ты как? У тебя такой вид, будто ты собираешься наброситься на меня.
   Оторвавшись от транса, я быстро помотала головой. Это все равно, что обвинять человека в убийстве животных, когда ты сам вегетарианец. Ни к чему хорошему не приводит, только к конфликтам. А для вампиров такое поведение было приемлемым, даже не так. Оно было естественным.
   - Ничего страшного, просто я до сих пор к этому не привыкла,- призналась я, заслужив сочувствующий взгляд Димы.- Но скоро я стану относиться к смертям проще, правда. А он хотя бы безболезненно умер?
   - Я ударила его ножом в сердце, он умер через минуту. Но знаешь, во время охоты вампир становиться жестоким и способен на многие вещи.
   - На какие?- недоумевала я, переводя взгляд с Риты на Диму.
   - Сегодня утром случайные прохожие в переулке нашли руку нашей жертвы,- нехотя ответил Дима, наблюдая, как я вскочила с места и медленно отхожу назад.- Не надо так волноваться, рука была отделена от тела в момент насыщения кровью.
   Я не могла вымолвить ни слова. Просто стояла и смотрела на Риту. На Риту, которая, как ни в чем не бывало, вязла спицами. Ее умиротворяющее лицо меня взбесило. Находясь в шоке, я стала ходить кругами, пытаясь успокоиться. С таким проявлением жестокости невозможно просто так смириться. Как можно голыми руками оторвать человеческую руку и при этом даже не выглядеть виноватой?
   - Тебя хоть там никто не видел?- в итоге спросила я у Риты, садясь обратно на бревно. Я даже не пыталась скрыть расстроенного вида.- Полиция не выйдет на нас?
   - Нет, видеозапись в баре уже удалена,- Рита отложила вязание и подошла ко мне, присаживаясь рядом.- Ты должна понять, что это находится в нашей крови. Жестокость. Да, когда я выпила этого парня полностью, я оторвала ему руку, но этим поступком нельзя гордиться. В тот момент я была зла, и поэтому оставила там эту руку, а парня сожгла. Прошу, не смотри на меня таким взглядом.
   Поджав губы, я достала нож и стала его затачивать, дав понять, что этот разговор закончен. И ребята продолжили заниматься своим делом, изредка кидая на меня сочувственные взгляды. Мы погрузились в тишину. Через некоторое время я оттаяла и согласилась помочь Диме с его картиной. Взглянув на холст, я обомлела. Так натурально описать обычную улицу в Париже даже обычный художник не сможет. В том, что это парижская улица, я была уверена, не зря же вдалеке он нарисовал кончик Эйфелевой башни. Старинные дома с интересными балконами, маленькая кафешка со столиками прямо на улице, где люди пили кофе с круассанами. И вроде это довольно простая картина, но мне тут же захотелось оказаться там, в Париже, тоже пить кофе и смотреть на проходящих мимо прохожих. В этом была своя эстетика.
   - Ты же был там, да?- поинтересовалась я, не отрывая глаз от картины.
   - Я часто телепортирую туда, там я чувствую гармонию наедине с собой,- согласился Дима, его глаза стали мечтательными.- Даже человеком иногда себя ощущаю, сидя в этой кафешке. Когда-нибудь я возьму тебя с собой туда, уверен, что тебе понравиться Париж. Мы чем-то с тобой похожи.
   - Ну, мы оба высоко ценим искусство и воспринимаем некоторые вещи по-другому,- смутилась я, улыбнувшись.- Только ты более меланхоличен, чем я.
   Ему пришлось согласиться со мной. Помогая ему с прорисовкой картины, я невольно подмечала, как ко мне приходит хорошее настроение. Я чувствовала, что творю нечто прекрасное, что останется со мной на долгое время. Вдохновение все-таки соизволило вернуться ко мне. Я не могла сдержать дурацкой улыбки, да и Скамейка тоже выглядел счастливым.
  Такими нас и нашел Емеля. Парень был настолько сонным, что сначала даже и не понял, чем мы занимаемся. Минуту он осознавал происходящее, а после недоверчиво оглядел нас.
   - Господа, вы чем это занимаетесь?- удивленно спросил вампир.- Кружок юных и одаренных проходит не в этом павильоне.
   Я прыснула от смеха. Как всегда, рыжий пребывал в позитивном расположении духа. Продолжая исследовать нас любопытным взглядом, Емеля сел рядом с Ритой.
   - Риточка, ты что, решила в бабушки податься? Тебе ведь еще восемнадцать не исполнилось, милая моя,- гнусавым голосом возмущался рыжий, получив за это мотком ниток по голове.- Эй, ну чего ты, дай внучку поиздеваться над бабушкой.
   - Внучок, лучше чеши отсюда, а то эта спица очень скоро окажется в твоей ноге,- спокойно погрозила она ему острым предметом, улыбаясь.- И вообще, вязание успокаивает. Вот я бы прямо сейчас тебе врезала за шутки, но мне так спокойно на душе. Даже двигаться неохота. Я вяжу вещи для детского дома.
   Емеля задумчиво кивнул и послушно отстал от вампирши. Он очень высоко ценил благотворительность, даже сам вкладывал деньги в некоторые фонды. Поэтому его внимание переключилось на нас с Димой. По блеску в его глазах, я поняла, что он готовит еще парочку шуток.
   - А что это у нас тут такое?- театрально спросил он, возникнув за нашими спинами.- Картиночки пишем, значит. На выставку отсылать будете, а, Дмитро ванн Скамейкино? Нет? А я бы отослал, ведь нам, вампирам, трудно заслужить славу истинного любителя искусства.
   Скамейка кинул на него предостерегающий взгляд, вынув кисточку изо рта. Я усмехнулась. Дима никогда не признавал шуток Емели, и поэтому последний часто подкалывал его. Светловолосый вампир злился, но давать отпор не намеревался. В спокойное время вампир не признавал насилия и жестокость, хотя иногда говорил на такие темы.
   - Емеля, быть может, ты нам завидуешь?- лукаво спросила я, защищая Димку.
   Возмущению парня не было предела. Он выхватил кисточку из моих рук и направил ее на меня, капая зеленой краской.
   - Дамочка, да мне нет равных в искусстве!- воскликнул он, тряся кисточкой.- Да я же внебрачный сын Микеланджело, у нас в роду тяга что-нибудь разрисовать. Хотя, если без шуток, то у себя на родине я неплохо разрисовал печку моего деда. Бабушка была в восторге. Так что не надо списывать меня со счетов.
   Заверив его, что никто не списывает вампира со счетов, мы с Димой наконец-то закончили картину и теперь восхищенно взирали на нее. Даже Емеля перестал щебетать, тоже наслаждаясь нашим произведением. В его взгляде я находила что-то осмысленное, что наталкивало меня на мысль, что парень тоже может глубоко чувствовать.
   Вдруг в мою шею вонзилось что-то острое, отчего я удивленно вскрикнула. Чувствуя, как какая-то жидкость вводиться в мое тело, я выдернула шприц, но он был уже пуст. Обернувшись, я увидела довольного Макса. Догадавшись, что это была за жидкость, я помрачнела. Нет, только не это.
   - Зачем ты это сделал?- громко спросила я, привлекая внимание ребят.
   Максим шагнул ко мне, он был полон решимости объяснить мне свой поступок.
   - Затем, что я не хочу наблюдать, как вскоре ты слетишь с катушек и будешь бросаться на прохожих. Ты же не железная, и так уже долго воздерживаешься от крови,- понизил голос до полушепота Максим, подойдя ко мне вплотную.- Невозможно просто так взять и отказаться от своей природы. Пора бы тебе уже свыкнуться с этим.
   Он взял меня за руки, настойчиво посмотрел мне в глаза. Пытается убедить меня в своей правоте. Я чувствовала, как свежая кровь растекается по всему организму, и, что самое главное, это ему нравилось. Вся усталость сходила на нет, теперь ее место занимала радость. Душа теперь требовала адреналина, хотя недавно ограничивалась живописью. Я горько усмехнулась. Даже мой организм предал меня.
   - Я знал, что ты сама не попросишь у меня крови, поэтому сделал все сам,- продолжил говорить Макс, сжимая мои ладони.- Поэтому пойму тебя, если ты врежешь мне по моей наглой физиономии.
   Я рассмеялась, качая головой. Может быть, мне правда стоит оставить свои убеждения и не пытаться навязывать их окружающим? Склонив голову вбок, я с нежностью смотрела на темноволосого вампира. Чтобы я без него делала.
   - Я не сержусь на тебя,- спокойно сказала я, разводя наши сомкнутые руки в стороны.- Должен же кто-то спасать меня от моей же глупости.
   Ребята рассмеялись. Мне даже показалось, что они дружно выдохнули, когда я заявила, что больше не собираюсь возмущаться насчет нашего образа жизни. Предатели.
   Тем временем Макс вызвал меня на прогулку, сказав, что хочет со мной поговорить. Это меня насторожило. Кинув непонимающий взгляд на ребят, я пошла следом за Градовым. Спина была напряжена, руки нервно перебирают подобранную ветку. Это верный признак того, что парень хочет сообщить мне что-то неприятное.
   - Надя,- негромко позвал он меня, и я тут же зашагала с ним рядом.- Мне нужно отъехать кое-куда на неопределенное время.
   Ну, это уже не новость. Ему только дай повод куда-нибудь смыться. Только почему в его глазах я вижу напряжение и даже страх?
   - И куда же непутевые вампиры зовут тебя на этот раз?- поинтересовалась я, мигом став серьезной.- И почему у тебя такой расстроенный вид?
   Рядом зашуршала трава, и я обернулась, увидев перед собой белку. Она весело помахивала хвостиком и держала в лапках шишку. Это вызвало во мне умиление. Они уже привыкли к нам, и даже иногда запрыгивали на крышу вагону, заинтересованно смотря, как мы суетимся. Каждый раз я испытывала сожаление, когда вонзала клыки в очередную белку.
   - Потому эти твои так называемые непутевые вампиры попались в ловушку, причем самую глупейшую,- пожаловался мне Максим, отвлекая меня от созерцания животного. Мы продолжили нашу прогулку.- Демон четвертого чина вместе со своим крошечным легионом бросил им вызов, и наши дурни согласились, хотя могли обогнуть правила и отказаться, потому что демоны сыграли нечестно. Я был так зол на них.
   - Это же демоны мести,- сказала я, вспоминая первый курс демонологии.- Первыми они обычно не нападают. Значит, их задели наши вампиры. В чем они провинились?
   Во взгляде Максима мелькнуло уважение, что позлило меня. Неужели он думал, что я уже забыла первый курс учебы? Эх, недооценивает он меня. Я отбросила свое недовольство и участливо смотрела на вампира. Ситуация, конечно, была ужасной. Демоны четвертого чина были весьма умелыми бойцами, и их злость была неисчерпаемой. Выжить с ними в схватке было можно, но тебя потом долго будут преследовать их приспешники, желая отомстить за выигрыш. Мда, не повезло нашим вампирам.
   - Глупость сделали, посчитали себя всемогущими и пошли травить демонов направо- налево,- раздраженно ответил Максим, выглядя устрашающе.- Сами еще неопытные, а уже принялись угрожать врагам. Тем, конечно, это пренебрежение не понравилось. Никогда нельзя недооценивать врага. И теперь эти дураки не знают, что делать. Просят меня приехать к ним в Сургут и помочь выиграть бой.
   - И ты поедешь туда?- спросила я, испугавшись за него.- Тогда я поеду с тобой!
   Я не могла отпустить его одного. Он же сам сказал, что вампиры неопытны. Тревога во мне усилилась. Вечно его тянут во всякие опасности. Максим же в ответ на мое заявление громко рассмеялся, тут же получив за это по голове. Я же ему серьезно говорю, что не отпущу его одного, а ему смешно.
   - Нет,- твердо сказал парень, сложив руки на груди. Сейчас он похож на грозного родителя, не пускающего своего ребенка на улицу.- У тебя нет ни нужной реакции, ни сноровки, да и опыта тоже. Ты не вытянешь эту драку.
   Я обиделась. Когда ты тренируешься несколько месяцев до изнеможения, терпя унижения и жестокость своего наставника, тяжело слышать такие слова. Но в чем-то он был прав. Я действительно все еще плоха в бою. Существуют крупные проблемы в скорости и моем умении делать обманные маневры. Зато я умела хорошо метать ножи, но этого было мало для того, чтобы обыграть соперника.
   - С тобой кто-нибудь из наших поедет?- спросила я, с тревогой смотря на спокойного парня.- Ты же знаешь, я дико волнуюсь, когда ты вот так вот уезжаешь. Каждый раз я думаю, что ты можешь не вернуться. Прошу тебя, возьми кого-нибудь из ребят, мне так будет спокойней.
   Я остановила его, продолжая уговаривать ехать не одному. А он стоит, лыбится во всю мощь, даже не понимает, как я боюсь за него. Рассерженно всплеснув руками, я отвернулась от наглого индюка. Вот так всегда, когда начинаешь с ним тему насчет риска, Градов не может держать себя в руках. Становится веселым и пытается перевести разговор в другое русло.
   - Твоя вера в меня оставляет желать лучшего,- сказал Макс, разворачивая меня к себе, при этом смешно надув губы.- Да не волнуйся ты, не в первый же раз приходится разгребать такие проблемы. Что ты постоянно одним негативом мыслишь. Подумай о ситуации с другой стороны: я могу помочь нашим сородичам оставить демонов с носом. И мир станет немного чище.
   Не удержавшись, я обнимаю его за талию, носом утыкаясь в его салатовую футболку. От парня пахло лесом. Этот запах меня успокаивал. Плохие мысли накатывали каждый раз, когда я представляла возможные последствия этой стычки с демонами. Чувствуя мое волнение, Максим обнимает меня в ответ, положив подбородок на мою макушку. Мы опять стали единым целым. Как две детальки пазла, идеально подошли друг другу. Рядом с ним я чувствовала такое умиротворение, что моментально забыла все страхи и обиды. Руки вампира прочерчивали незамысловатые узоры на моей спине, посылая тысячи приятных мурашек.
   - Все-таки возьми кого-нибудь с собой,- настойчиво сказала я, поднимая голову и встречаясь с насмешливым взглядом.- Или я пойду следом за тобой. Выбирай.
   - Господи, ну почему женщины такие неугомонные?- Макс возвел глаза к небу, и тут опустил взгляд на меня, осторожно гладя меня по щеке кончиками пальцев.- Ладно, врединка, возьму с собой Евгения, пусть немного отвлечется от своих занятий.
   Я погрустнела. Оборотня я уже не видела три недели, и это меня расстраивало. Обычно Женя часто приходил к нам и вечерами рассказывал легенды про первых оборотней. Мне нравилось его слушать, порою, он говорил такие вещи, над которыми я даже не задумывалась. Оборотень прочно вписывался в нашу компанию и даже не казался нам чужим, но что-то заставило его покинуть нашу общину, при этом не сказав нам ни слова, как бы мы ни старались узнать в чем дело.
   - Он ищет ее, да?
   - Ищет,- согласился Максим, становясь задумчивым.- Только вот не найдет. Она умеет хорошо прятаться.
   Я помрачнела еще больше. Недавно в мир вампиров просочился слух, якобы Настю Краснову видели в городе Тула, где она пыталась проникнуть в главный офис тульской группы вампиров. Эту новость мы восприняли в штыки. Никто не хотел верить, что блондинка и дальше предает вампиров. Как отреагировал Женя на такой слух, нам неизвестно, с тех пор мы больше его не видели.
   - А он ее любит?
   - Не знаю,- лаконично ответил Макс, но, встретив мой угрожающий взгляд, продолжил,- но определенно что-то наш волчонок к ней чувствует. Не зря же он хочет ее найти. Хотя, я бы его на месте плюнул бы на это дело. Настя- предательница, и ей нет больше места среди нас.
   Наверное, мне стоило с ним согласиться, но я не могла. Я не могла злиться на подругу, не зная причин ее предательства. Мне казалось, что она жаждет помощи и понимания, но настырный Градов пресекал все разговоры о ней. Он словно вычеркнул ее из нашей жизни.
   - А что, если я тоже предам тебя, ты также поступишь и со мной?- спросила я, разрывая наши объятия. Меня переполняло возмущение.- Просто забудешь про меня?
   Градов удивленно округлил глаза. Сначала не поверил мне. А потом, смотря на вызов в моих глазах и напряженную позу, поверил. Да так поверил, что сначала не мог остановиться, все ржал как конь, расстраивая меня все больше. Обида расплылась в моей голове, надавливая тяжелым грузом. Не верит, что я могу представлять для него угрозу. А зря.
   - Ты не предашь меня,- уверенно заявил он, отсмеявшись.- Я в тебе уверен на сто процентов. Мы, конечно, не всегда сходимся во взглядах, но на предательство ты не пойдешь.
   - Не увиливай от вопроса. Так как ты поступишь со мной, если я вдруг тебя предам?
   Некоторое время вампир стоял как вкопанный, казалось, будто он стал статуей. Ни одной эмоции в глазах, лишь сжаты в кулаки руки могли говорить о том, что ему мой вопрос не нравится. Я сама была напряжена до предела. Почти всегда мы с ним не сходимся во мнении и действиях, так что меня бы даже не удивило, если я окажусь по ту сторону баррикад. И сейчас, глядя на желваки, ходящие по челюсти, я знала, что Макс принимает для себя решение, которое покажет мне, как он на самом деле ко мне относится.
   - Да,- негромко ответил он, смотря на меня исподлобья.- Я буду считать тебя врагом, и действовать буду согласно правилам. Ни для кого нет исключений,- и он продолжил будничным голосом, как ни в чем не бывало.- Мне надо собирать вещи, уже к вечеру надо быть на месте. Еще и Женю уговаривать, хотя я уверен, что он согласиться. Я пошлю тебе смс, когда буду на месте.
   Макс развернулся и широким шагом направился к вагону. Мой расстроенный взгляд прожигал его прямую спину. И, пока он не скрылся из виду, я крикнула ему:
   - Возвращайся скорее! И удачи тебе, Максим.
   Последние слова прозвучали шепотом, оставив горечь на моих губах. Так чувствует себя человек, который проиграл свое счастье. Но я не зря задала ему такой вопрос. В последние дни я только и делала, что ругалась с нашим предводителем. Все только удивлялись, как мы еще не разругались в пух и прах. Это не было хорошей почвой для отношений. Вампирам доверять вообще сложно. Вечно постоянные недомолвки, какие-то свои тайные мысли, действия. Это изматывало. А если еще прибавить вечную оппозицию Градова насчет любого моего решения, то я была выжата, как лимон. Наши недовольства насчет друг друга выливались в тренировку, где вампир жестко тренировал меня, постоянно унижая и оскорбляя меня. Так он наказывал меня за ошибки. Без вывихнутых суставов не обходилось на каждой тренировке. Я не понимала, в кого он пытался меня превратить. А теперь узнала. В того, кто не предаст его. Но этот огненный парень забыл, что у меня тоже есть мнение на этот счет.
   Некоторое время я немного поболталась в лесу, наслаждаясь этим зимним великолепием. Серьезно, тут была шикарная атмосфера. Благодаря магии, в этот лес почти не ступала нога человека. Природа тут была живая, совсем не тронутая выхлопными газами и человеческой самовлюбленностью. И нам здесь было спокойно. Здесь мы могли не скрывать свою сущность. Приятно было рассекать снежные тропы на вампирской скорости.
   Чуть полежав на снегу, я уныло пошла к вагону, надеясь, что Максим уже ушел. Я облегченно выдохнула, когда увидела след от шин его ауди. Ребята уже разошлись по своим делам, оставив после себя художественный беспорядок. Послушно прибрав оставшиеся мотки ниток и кисточки, я пошла к вагону, где, потягиваясь, стояла Карина. Похоже, после медитации, она решила немного вздремнуть. Темно-каштановые волосы были в беспорядке, а глаза еще не успели наполниться серьезностью. Сейчас она была полна жизни, потому что Емеля с самого утра не спешил подпортить ей нервы. Поэтому она весело оглядела мою загруженную физиономию и тепло улыбнулась мне.
   - Что, опять поругалась со своим наставником?
   - Не ладятся у нас с ним отношения в последнее время,- грустно сказала я, отряхивая одежду от снега.- Иногда мне бывает так легко с ним, даже не верится, что мы можем поругаться с ним.
   Я поднялась в вагон и с удивлением заметила, что Карина идет следом за мной. Она была не из болтливых людей, так что удивление отразилось на моем лице. В вагоне было тихо, что было странно. Я спокойно зашла в свое купе, и, задумчиво оглядев беспорядок, царивший в моей комнате, решила прибраться. Мама всегда учила меня, что в доме у женщины всегда должен быть порядок, так как именно уют и порядок дают силы женщине. Пока что силы приходить ко мне не спешили, хотя я уже убрала половину комнаты.
   - Наверное, вам не стоило так внезапно сходится,- послышался голос джиннши, и я оглянулась через плечо.
   - У нас с ним с самого начала были разные взгляды на жизнь,- спокойно сказала я, задумчиво перебирая свое оружие.- Дело не в этом. Он просто пытается поменять меня, потому что с нынешней формой меня ему тяжело жить. Хотя, я тоже в конфликте виновата. Я постоянно провоцирую его.
   - И ему это не нравится,- сделала вывод Карина, и я согласно кивнула. Она присела на краешек кровати, с интересом смотря на меня.- Градов уже и не знает, что это такое, считаться с мнением другого человека или вампира. Все свои решения он считает верными, и поэтому он злится, когда кто-то считает иначе.
   Пересчитав все ножи и кинжалы, я сложила их в коробку и поставила ее на верхнюю полку, по пути обдумывая слова Карины. Не очень-то верилось, что Макс считает себя во всем правым, ведь он часто признает свои ошибки и прислушивается к мнению ребят. Нет, дело не в этом.
   - Не знаю, он в последнее время странно себя ведет,- призналась ей я, проводя рукой по волосам.- Да и я тоже мало что понимаю в этом мире. Может быть, это все от того, что мы постоянно находимся в напряжении. Аскольд мне недавно сказал, что Гвардия собирается снова меня вызвать к себе. Даже представить не могу, зачем я им понадобилась.
   - Ты им будешь нужна до тех пор, пока они не найдут твоих родителей,- сказала джиннша, и в груди у меня неприятно кольнуло.- Гвардия очень глупа, раз думает, что твои родители попадутся на такую простенькую удочку.
   Я согласно кивнула и прислонилась к верхней полке, устало прикрывая глаза. Если верить рассказам ребят, мои родители были самыми опасными вампирами в России. В одиночку они смогли выкрасть из главного хранилища вампиров завещание последнего истинного главаря нашей общины- Василия Кадинского- и успешно скрывались в городах, пока Гвардия не поняла, что их надурили, так как они сами хотели уничтожить этот таинственный манускрипт. Никто так и не узнал, чего на самом деле завещал Василий. Тогда Мария и Алексей Адашевы скрылись из страны, оставив за собой ворох тайн и...меня. В наше время они успешно скрываются где-то в Европе, судя по последним слухам. А сын Василия Кадинского, Вадим, засел в Институте- втором пристанище для вампиров- и даже не думает высовываться оттуда, потому что Гвардия тут же взбунтуется и направит свою армию для устранения угрозы их царствованию. Звучит нелепо, но так оно и есть на самом деле.
   Поняв, что наш разговор закончен, Карина ушла, напоследок дав мне пару советов, как справиться с моей ситуацией. Я была ей благодарна. Никто не подскажет мне, что делать, лучше, чем джинн, который прошел долгий жизненный путь.
   Внимательным взглядом оглядев свое маленькое купе, я подумала, что неужели это все имущество, которое у меня есть. За пару месяцев купе не поменялось. Этот факт привел меня в ступор. Я так и просидела около часа, в купе, наполненным только одеждой и оружием. Все, что есть у меня, как у вампира. Нет, так не пойдет. Необходимо добавить сюда какую-то частичку своей души, что ли.
   - Ну-с, это и будет моим заданием на сегодняшний день,- пробормотала я, выходя из купе.
  
Глава 6
   Примерно в первой половине дня стало понятно, что не так то просто набить свою комнату вещами, которые тебе дороги. Во-первых, их у меня просто нет. Большинство дорогих мне вещей осталось дома, я унесла с собой лишь гитару, пару кофточек, и мотоцикл. Во-вторых, я попусту не знала, что же мне нужно купить, чтобы мое купе стало уютным. Будучи вампиром, я задвинула все свои хобби, и по сей день даже не вспоминала про них. Теперь же было поздно возвращаться к ним. В недоумении просидев в вагоне около часа, я решила сходить в книжный магазин, купить пару книг, чтобы немного расслабить мозги. Было интересно, как я теперь буду воспринимать фантастику. Скорее всего, она мне не понравится. В реальности все намного сложнее, чем в книгах.
   Именно с таким убеждением я приехала в мир книг, расположившийся среди жилых домов. Проходя мимо полок с заветными книгами, я чувствовала трепет, особенно когда проводила кончиками пальцев по расписным корешкам произведений. Сколько себя помню, мне всегда нравилось читать. Каждую книгу я проживала по-своему, а когда она заканчивалась, то долго испытывала сожаление. Мне казалось предательством, если я тут же возьму другую книгу и кинусь ее читать. Обычно я полчаса носилась по комнате, не в силах сдержать эмоции после очередной увлекательной истории. Родители моего восторга не понимали и понимать не собирались. Они признавали только классику. Я недоумевала, зачем человеческую фантазию нужно ставить в рамки классики. Приятно же создавать что-то новое, не похожее на другие произведения.
   И вот теперь, растерянно встав возле полки с фэнтэзи, я ощущала себя виноватой. Что ж, придется компенсировать утраченное время прямо сейчас. В итоге я выбрала четыре книги с заинтересовавшими меня сюжетами. Пребывая в отличном настроении, я довольно подошла к кассе, где грузного вида кассирша одарила меня кислым взглядом. Казалось, будто из нее высосали всю жизненную энергию. Такие люди уже успели сто раз отчаяться в жизни, и теперь упрямо думали, что их большем нечем удивить.
   - Все, вы, книгоманы, такие радостные отсюда выходите,- заметила кассирша, выдавая мне сдачу.
   Я взяла пакет и заглянула в безразличные глаза женщины. Пришлось отодвинуть желание подбодрить ее, иначе я рисковала втянуть себя в долгий разговор.
   - Может быть, мы такие радостные, потому что занимаемся любимым делом?- вслух рассудила я, получив заинтересованные огоньки во взгляде кассирши.- Достаточно найти это дело, и жизнь немного наладится, даже лучше станет. Надо просто приложить некоторые усилия, чтобы отыскать его.
   И поспешила уйти, оставив кассиршу в глубокой задумчивости. Серьезно, она даже не обратила внимания на следующего покупателя. Просто пялилась в пустоту и осознавала мои слова. Не думала я, что могу заставить взрослого человека задуматься о таких простых вещах. Люди порою совсем не замечают простых выходов. Им это кажется слишком подозрительным, и они старательно пытаются запутать путь к выходу, чтобы потом как-то оправдать свою неудачу.
   С такими мыслями я гуляла по городу, наслаждаясь общей суетой. Зима неотступно двигалась по направлению к декабрю, заставив людей чуть взбодриться. Ученикам и студентам не терпелось уже уйти на заслуженные каникулы, да и офисные работяги ждут не дождутся выходных. Все находились в активном движении, и я с ними заодно. Просто бродила по городу, ловя солнечные лучи. Наблюдая за прохожими, я понимала, как же удивительна их жизнь. В ней присутствует столько всего удивительного и интересного. Взять, хотя бы, Новый год. Праздник, наполненный добротой и светом. Все люди становятся счастливее, до них словно только сейчас доходит, что можно веселиться чаще, собираться шумными компаниями и просто радоваться жизни. Множество ангелов переселяются в наш мир, чтобы творить добрые дела и просветлять людей именно в этот праздник.
   Нечисть никогда не отмечает человеческие праздники. Их воротит от всеобщего восторга. В праздники их главная задача- как можно больше натворить бед, обратить людей в мрак, и радоваться устроенному хаосу. Понять бы еще, кто расставил эти приоритеты. Откуда-то же взялось это деление на черное и белое. Но мне всегда казалось, что невозможно быть только хорошим. Бывают обстоятельства, когда ты оступаешься, летишь в пропасть неправильных решений и гнева.
   Из ребят мои убеждения никто не разделял. Для них выхода из темноты не существовало. Никто не верил в исправление. На самом деле, мои друзья были не такими уж плохими, они никогда не совершают зло ради забавы. Лишь когда требуется жестокость, они становятся злыми и неконтролируемыми. Это еще не самое ужасное, что они делали. Они губили самих себя, когда не пытались сделать что-то хорошее не потому что не могут этого сделать, а потому что считали, что у них ничего не получится, поскольку они нечисть. Я не знала, как бороться с таким стереотипом.
   Прибыв домой, я удивленным взглядом оглядела пустующую поляну. Обычно всегда кто-то да тренируется, или хотя бы занимается своими делами на свежем воздухе. А сейчас никого не было. Совсем офигели. У нас скоро война, а они прохлаждаются. Поэтому я сгрузила пакет с книгами в купе, переоделась и взяла тренировочный нож. Все равно с наведением уюта в дому у меня пока проблемы, так хоть потренируюсь, как следует.
   Привязав боксерскую грушу к толстой ветке дерева, я для надежности закрепила веревку с помощью льда, чтобы груша не улетела от моих ударов. В прошлый раз я так чуть не снесла Лару, которой вздумалось целый день ходить с завязанными глазами. Старательно прорабатывая удары, я размышляла, как же мне стать таким же бойцом, как Макс или Емеля. Они так легко исполняли маневры, что я не успевала разглядеть их движения. Оставалось только завидовать такой быстроте действий. Сейчас, конечно, я чувствовала себя бодро, поскольку человеческая кровь реанимировала мой организм, и удары были более энергичными, чем вчера. Подхватив нож с земли, я с молниеносной скоростью носилась возле груши, периодически вонзая в нее нож. Воображения у меня было достаточно, я легко представляла себе противника и его преимущества надо мной.
   Ко мне вернулись мысли о Градове. Двадцать минут назад он прислал мне смс-ку о том, что он с Женей прибыл в город Сургут. Первое мгновение хотелось схватить рюкзак и на полной скорости направиться к нему. Все-таки мне было не наплевать на него, и чувство тревоги за парня только нарастало. Эта стрелка точно будет не из легких. Демоны всегда заранее готовят подлянку своему противнику, чтобы сбить его столку. Вероятнее всего, они пригласят в свою компанию мага, чтобы тот создал блокировочное поле, которое не позволит нашим вампирам использовать свои способности. Тогда придется полагаться на свои силы и природную хитрость.
   Отработав около шестидесяти различных ударов с ножом, я замерла на месте, ощутив, что кто-то стоит у меня за спиной. Волоски на шее встали дыбом, я вся напряглась. Мне хватило доли секунды, чтобы развернуться и приставить нож к горлу незнакомца. Да только это был вовсе не незнакомец, а Аскольд, до ужаса перепуганный. Честное слово, я не подозревала, что вампиры могут так пугаться. Глаза округлились до безумия, рот изумленно приоткрылся. Он был похож на испуганного хорька.
   - Никогда не подкрадывайся к вампирам со спины,- пригрозила ему я, все еще держа нож возле длинной шеи.- Вообще ни к кому не подкрадывайся. Если не получается, то громко топай ногами и хлопай руками, чтобы обозначить свое присутствие.
   Когда я убираю нож от его горла, Аскольд все еще стоит на месте, напуганный. Даже пошевелиться не может. Похоже, я перегнула палку. Он ведь совсем не знает, как жить в такой обстановке. За все время, что парень тут живет, он вышел из вагона раза три. И при этом в его глазах постоянно был виден страх. Аскольд боялся внешнего мира. Мне хотелось тут же утешить его, сказать, что все в порядке, но от моих слов ему не станет легче. Необходимо просто привыкнуть к этому.
   - Я не хотела тебя напугать,- честно призналась ему я, откидывая нож куда подальше.- Это все инстинкт. У каждого вампира он есть. Я долго училась реагировать правильно на различные ситуации, и сейчас просто среагировала на твое внезапное появление. А ты молодец, я бы так не смогла незаметно подкрасться.
   Аск осторожно кивает мне, но не спешит приближаться. Всегда держит дистанцию с собеседником. И сейчас он стоял на расстоянии пяти метров от меня, выглядя при этом растерянным. Наверное, он сюда шел с какой-то целью, но я его напугала, и теперь он забыл, зачем сюда пришел. Я прямо монстр какой-то.
   - Ты что-то от меня хотел?- вежливо спросила я, размораживая лед на веревке. Аскольд заинтересованно смотрел на мои манипуляции, и в его глазах я смогла рассмотреть восторг.
   Очнувшись от увлекательного зрелища, парень потер подбородок, становясь озадаченным. Винтики так и закрутились в его голове. Я улыбнулась. Какой же он забавный.
   - Я просто...не знаю...хотел тебе составить компанию что ли,- смущенно пробормотал компьютерщик, и я нахмурилась, отвязывая грушу от ветки.- По мониторам я часто видел, что тебе некомфортно быть в одиночестве. Ты всегда старалась быть в компании, чтобы кто-то был рядом с тобой. Вот я и подумал, раз тут никого кроме тебя и меня нет, то мне нужно составить тебе компанию.
   Я терпеливо выслушала его сбивчивую речь, опустив взгляд в землю. Напряжение моментально охватило меня. Воспоминания проносились в моей голове со скоростью света, вынуждая меня крепко зажмуриться. Нет, я не могу сейчас потерять самообладание. Прошло ведь немало времени, я должна была забыть все. Навевающий страх сжимает мое сердце, и я перестаю дышать. Взволнованный Аскольд спешит ко мне на помощь, но я жестом руки останавливаю его и пытаюсь подавить приступ. Это мне удалось сделать не с первого раза. И не со второго. С пятого. Все это время Аск взирал на меня беспомощными голубыми глазами, не зная, куда девать свои длинные руки.
   - Это все связано с нападением демонов на нас,- с трудом проговорила я, стараясь дышать равномерно.- Я тогда впервые попала в другое измерение. До сих пор не знаю, сколько в итоге времени там провела. Вообще, я никому про то время не рассказываю,- усмехнулась я, устало глядя на парня.- Поэтому и тебя в подробности не буду посвещать. А одной мне и правда не хочется быть, но я работаю над этим. Вампиры не дают страху одержать над собой верх.
   На негнущихся ногах я села на бревно, перед этим стряхнув с него снег. Эмоции от воспоминаний были еще свежи. Я будто снова оказалась в том лесу. Тогда я была сломлена. Теперь нет. Но прошлое не спешило отпускать меня, и прозорливый Аскольд это только что доказал. Неужели так заметна моя боязнь одиночества? Я оглядела двор и кивнула сама себе. Недавнее напряжение ушло, мысли стали более спокойными, когда я ощущала присутствие Аска. Он не спешил садиться рядом со мной, все стоял на одном месте и смущенно взирал на меня. Меня занимала его скромность. На вампире она кажется нелепостью.
   - А что у вас за старички живут в вагоне? Они на меня накричали за то, что я свое купе расширил в размере,- озадаченно спросил Аск и присел рядом со мной, заливаясь краской.- Я же не знал, что так делать нельзя, но обещаю, что приведу все в первоначальный вид.
   Я тихо рассмеялась.
   - Значит, ты познакомился с нашими домовыми,- медленно проговорила я, опираясь локтями на колени.- Их зовут Объедало и Опивало, они очень не любят, когда с их вагоном что-то делают. Но стоит им дать немного лимонада, и они тут же забудут про свои претензии.
   - Почему?
   - Домовые фанатеют с газированных напитков. После него они чувствуют эйфорию,- ответила я, вспоминая свою первую встречу с хранителями вагона. Тогда крошечные существа закидали меня листвой, потому что я рискнула экспериментировать с цветом воды из озера.- Они забавные. Много знают про нечисть. Правда, Объедало совсем не может ужиться с Опивало, поэтому домовые живут в разных концах нашего лагеря. Сейчас у них перемирие, поэтому они предпочитают нападать на нас вдвоем. Совсем недавно попытались закидать яйцами Емелю.
   Лицо Аскольда надо было видеть. Похоже, где-то в середине моего монолога парень потерял суть разговора. Его ошарашенное лицо было повернуто ко мне, но положение ног готово было нести его в вагона, обратно в свою комнату. Русоволосого вампира пугал внешний мир, и каждой потенциальной опасности он пугался до чертиков, сразу кидался собирать свои вещи, чтобы уползти обратно в свой безопасный Штаб. В каждом его действии была неуверенность. Не понимаю, чем думала Гвардия, когда отправляла к нам этого парня.
   - Но...как это возможно, ведь домовой в каждом доме должен быть один,- удивился Аск, разводя руки в стороны.- При существовании второго начинается домовая война, которая ни к чему хорошему не приводит. И их нахождение здесь нелогичное, потому что вагон это не дом, хотя, даже если бы это и был дом, то они все равно не должны быть здесь. Домовых воротит от остальной нечисти.
   Я возмущенно закатила глаза. Рядом с ним я чувствовала себя недоучкой. Может быть, с ним мне стоит заниматься теорией? А то от этого совмещения практики и теории толку нет, а Макс только сильнее злится. И, возможно, уроки с другими ребятами помогут нам вести более спокойные отношения. Во всяком случае, я надеюсь, что они станут спокойными.
   - Ну, они родные братья, на них это правило не распространяются. И им без разницы, чей дом защищать, а для нас это настоящий дом, Аскольд. Здесь мы настоящие, нам не приходится притворяться кем-то другим. Тут мы свободны.
   Аскольд согласно кивнул мне, и некоторое время мы провели в молчании. Я полностью погрузилась в свои мысли. Этот разговор дал мне понять, что спустя столько месяцев попыток изменить себя, я все равно остаюсь слабой. Те события постоянно держат меня в напряжении. Я заложница своих воспоминаний, несмотря на все попытки быть сильной. Даже от одного упоминания того леса мои внутренности скрючивает, а из горла вырывается крик. Нет, так продолжаться не может. Я так не стану настоящим вампиром, если буду бояться того, через что я прошла и осталась живой. Прошлое должно остаться позади.
   - Может, мы уже приступим к нашей совместной работе? Мне нужна помощь,- неуверенно спросил Аск, видя мое угрожающе-решительное лицо.- Даже не представляю, что твориться в вашей голове, Надежда, но настоятельно рекомендую оставить завоевание мира на потом, а пока научиться взламывать городские камеры.
   - Ого, а я подумать не могла, что в твоих словах когда-нибудь появится намек на юмор,- удивилась я, принимая предложенную мне руку парня и поднимаясь на ноги.- Почаще бы слышать от тебя такое, а то ребята упорно продолжают думать, что ты робот.
   - Юмору я немного научился у Емельяна,- скромно сказал парень, и, когда мы вошли в его купе, я замерла на месте.- Да, знаю, я немного переборщил с расширением комнаты, но это даже хорошо, будет, куда новую аппаратуру поставить. У вас в городе все-таки примитивные технологии, но я нашел парня, который может провезти технику из Китая...
   - Заткнись,- я ладонью закрыла ему рот, и парень смутился под моим пристальным взглядом.
   Я пребывала в шоке. Обычное купе было увеличено раза в четыре, и тщательно отремонтировано. Ни привычных полок, ни маленького столика, ничего не было. Была лишь деревянная кровать и длинный стол, весь усеянной различной техникой и мониторами. На них были показаны кадры нашего города, и из других городов. Так они и следят за ситуацией в мире нечисти. Просто взламывают городские камеры. Ничего сложного. Но меня поразило то, с какой аккуратностью был выполнен ремонт. Все было в светло-бежевых тонах и смотрелось стильно. Даже прикасаться ни к чему не хотелось. Я искоса посмотрела на Аскольда. Он, кажется, был полностью удовлетворен моей реакцией. Здесь парень словно преобразился. Прежней неуверенности не бывало, о скромности и речи быть не могло. Я попала в технологичный мир Аскольда, где тот чувствовал себя, как рыба в воде.
   - А у тебя есть вкус,- одобрительно сказала я, присаживаясь за коричневое кресло.- Как ты так быстро все это провернул? Ты же почти никогда из вагона-то не выходишь, а такой ремонт замутил.
   Вампир довольно осклабился. Ему было приятно, что его старания кто-то заметил. От Емели наверняка таких замечаний не дождешься. Тот вообще на красивый декор криво смотрел. Не мужское дело, видите ли.
   - Я просил Дмитрия мне все это привезти,- он обвел рукой комнату, и подошел к одному из мониторов.- Здесь у меня много свободного времени, и, чтобы не растрачивать его в пустую, я решил заняться обустройством жилища. А вам, я гляжу, это совсем не нужно.
   Я согласилась с ним. Хоть до меня сегодня снизошло озарение, я тоже не обращала внимания на уют и комфорт. Была слишком занята тренировками и слежкой за оборотнями. Теперь же, когда работа была выполнена, а следующая пока не намечалась, мне было скучно. Вопреки всем убеждениям, вампиры все-таки жили сражениями, а не развлечениями. Они создавали воинственный настрой, желание бороться за звание сильнейшего. Жизнь без адреналина для нас не жизнь.
   - Ладно, оставим пока все эти восхищения, давай займемся делом,- нетерпеливо проговорила я, пробегаясь пальцами по клавиатуре.- Давай же, научи меня хакерству.
   И он учил меня. Долго и нудно, но старался мне показать те программы, которые взламывают различные пароли. Существует столько различных схем, чтобы обойти любую систему безопасности, что мне понадобилось сходить в купе за тетрадью. Слушая его учительский тон, я невольно подмечала, как меня клонит сон. Мда, интересные истории ему явно не придется рассказывать. Так шел час, два. Самые нудные часы в моей жизни. Правда, немного стало весело, когда Аскольд показывал мне съемку с мониторов. Наблюдать за жизнью других вампиров было интересно. В который раз я убеждалась в том, что наша группа была самой миролюбивой. Смотреть на жестокие забавы вампиров было трудно, поэтому я попросила парня переходить к другому делу.
   На третий час к нам пытался прорваться Емеля, которому, как всегда, в отсутствии Карины, было некого доставать. Натолкнувшись на замок, разместившийся с внутренней стороны двери, он громко возмущался, мешая нам сосредоточиться. Поняв, что никто из нас не собирается открывать ему дверь, рыжий нагло взял мою гитару и, фальшивя, принялся петь песни, да так громко, что из вагона повыходили остальные жители. Я была полна гнева на Емелю, за то, что тот взял мою гитару. Поэтому я решительно распахнула дверь, и, пока парень ничего не сообразил, вырвала у него гитару из рук и снова закрылась, возвращаясь к работе. Вслед мне донеслось возмущенное бормотание. Не привык, что я ему в веселье отказываю.
   - Вот же он настойчивый,- буркнула я, когда Емеля продолжил горланить песни неприличного характера.- В певцы ему точно дорога закрыта.
   - Он всегда очень настойчив,- заметил Аск, что-то быстро печатая на мониторе.- Что-то мне подсказывает, что наше занятие на сегодня закончено.
   - А что он может сделать-то, дверь ведь все равно закрыта,- возразила я, не желая останавливаться на достигнутом. Мне понравилось взламывать простенькие сайты.- Не выбьет же он окно, в конце концов.
   И тут, словно по сигналу, раздался треск, и пол теперь был усыплен осколками стекла. Среди всего этого великолепия сидел Емеля, старательно отряхивая волосы от стеклышек. Я недооценила этого парня. Вот к чему приводит скука. Пока я тихо посмеивалась над выходкой рыжего вампира, Аскольд, будучи очень рассерженным, ходил кругами возле своего друга и сетовал на его инфантильность. Его речь была подкреплена такими непонятными словами, что Емельян даже перестал сыпать осколки во все стороны и, раскрыв рот, слушал друга внимательно. И как эти двое вообще смогли подружиться?
   - Ой, да ладно тебе, дружище, не ной,- жалобно взвыл Емеля и обратил свой взор на меня.- А ты, чего ты смеешься? Я думал, что мы с тобой брат и сестра, одна Сатана в общем, а ты посмела меня бросить в печали и скукоте. Это непростительно, юная леди. А ну проси прощения.
   Я честно пыталась не ржать в голос. Но эта абсурдная ситуация не дала мне показать свои хорошие манеры. Мой хохот наверно весь вагон слышал. Работать больше не хотелось, да и все равно мне бы не дали даже слово напечатать на компьютере. Рыжий вампир обиделся на мое непростительное поведение, и упер руки в бока, продолжая сидеть в беспорядке. Аскольд все пытался вразумить своего горе-друга.
   - Да вставлю я тебе новое окно, не нуди,- отмахнулся от него Емеля, недовольно смотря на меня.- Будет даже лучше предыдущего. Я вообще могу тебе евроремонт забабахать, раз уж ты решил жить в цивилизации.
   Я поднялась с кресла и присела на корточки перед парнем, заботливо очищая его кофту от стекла. Он как ребенок, ей богу. Сначала делает, а потом думает.
   - Скажи, брат мой, куда ты свои мозги девал?- вежливо спросила я, склонив голову в бок.- Потому что, будь ты с мозгами, не сделал бы такую каку своему другу. Так куда ты их спрятал?
   Емеля недоверчиво оглядел меня и прищурился. Гадость сказать готовиться, наверное.
   - Туда, куда дел, теперь нет. Без мозгов жить легче, сестренка. Ты вон, постоянно думаешь, заводишь себя в тупик, а потом расстраиваешься. И все это происходит в твоей голове, даже не выходит наружу. Все твои сомнения в жизни из-за чрезмерно высокого ума происходят. А жизнь надо проживать, а не продумывать. Посмотри на меня: я и в бою, и в обычное время, доверяю только своей интуиции. Только с помощью нее решения принимаю.
   На долгое время воцарилась тишина. Слышно было, как в соседнем купе шумят Клара и Карина, как тренируется Дима во дворе. Мы с Аскольдом в потрясении смотрели на довольного Емелю. Тот прямо светился от радости. Парень поднялся с места и быстро выключил все компьютеры. Мы даже возмущенно пискнуть не успели.
   - Что вы так на меня смотрите?- удивлялся Емельян, почесывая рыжую макушку.- Чего молчите-то? Пошлите в карты лучше поиграем.
   - Ты где таких мыслей понабрался?- заинтересованно спросила я, поднимаясь на ноги.
   - Да нигде. Жизнь по- тихоньку уроки преподносит.
   В карты мы все-таки согласились поиграть, но сразу после того, как мы приберем бардак, устроенный комнате. Во время уборки мы с Емелей веселились, даже иногда нам удавалось рассмешить Аскольда. Если до этого времени казалось, что парень несчастен, то теперь такого ощущения не возникало. Где-то в чертогах вагона мы нарыли маленький складной столик и теперь сидели в центре комнаты, Емеля тусовал карты. Колода играюче прыгала в его руках, совсем как у умелого фокусника. Еще в начале игры Аскольд смущенно признался, что совершенно не умеет играть в покер. Но парень был способный, быстро понял, что к чему, когда я рассказала ему все правила. Я не удивилась, когда именно в первый раз выиграл Аскольд. Емеля обидчиво заявил, что новичкам везет, и принялся яростно тусовать карты.
   Так незаметно прошло полчаса. Темнота в небе сгущалась, лес погрузился в тишину. Я на автомате зажгла ночник, и теперь мы сидели в полумраке. Нам было весело. Во время игры каждый из нас рассказывал интересные истории, которые приключались с нами в жизни. В основном я рассказывала про свою жизнь до обращения. С грустью я осознавала, какой была хулиганкой в детстве. Ни один вечер не обходился без приключения. С нежностью я вспоминала своих старых друзей, моих собратьев по банде. Примерно месяц назад я столкнулась на улице с одним из них. Друг прошел мимо, не обратив внимания на меня. Он меня не узнал. А я еще долгое стояла посреди улицы и смотрела ему вслед, понимая, что меня для него больше не существует.
   - Вы чего тут ржете?- в дверь протиснулась заинтересованная голова Клары, ее глаза округлились.- Ого, какая у вас интересная компания. А чего нас не приглашаете? Вечер сегодня выдался скучный. Лара от скуки сидит на улице, болтает с Опивало. Домовой опять жалуется на своего брата.
   И она присоединилась к игре. С ней веселье только усилилось. Девушка радостно щебетала нам про свой день, особое внимание она уделяла рабочим дням в Университете. Студенты благополучно не выделяли ее из толпы, всем она казалась тихой девушкой, не влипающей в неприятности. Чтобы закрепить свой образ, Клара надевала очки без диоптрий и старалась одеваться только в деловой стиль. С одногруппниками она общалась прохладно, но часто бывала на общих мероприятиях. Ее рассказы всегда были красиво описаны, и порою мне хотелось ощутить университетскую атмосферу, прочувствовать то же веселье и страх перед сессией. И почему меня так рано обратили. Я столько новых эмоций испытать, а теперь вынуждена терпеть боль и страдания. Ну как страдания, сейчас нам было вполне весело. Это потрясающе, сидеть такой дружной компанией и понимать, что все близкие друзья сейчас здесь, с тобой. Ничего другого в жизни и не нужно.
   Так, за полчаса, в комнате Аскольда собрались все жители вагона. Сначала зашла недовольная Карина, которая была не в настроении, и наорала на нас, но быстро оттаяла, когда Емеля умилительно просил ее остаться с нами. Никто не мог устоять перед его круглыми зелеными глазами, даже такая холодная девушка, как Карина. Все стали замечать, каким долгим взглядом она провожала рыжую макушку вампира. Было интересно, какие мысли у нее в голове витают.
   Следующим на очереди был Скамейка, заглянувший к нам через пробитое окно. Его тут же затащила внутрь проворная Клара, сказав, что ему нужно больше общаться с нами. Все тут же согласно закивали головой, и Димке пришлось разделить с нами вечер. Позже подтянулись Рита и Лара, которым просто необходим был отдых. Весь день они пытались разыскать магического ворона, случайно выпущенного одним магом-недоучкой. Как вскоре выяснилось, ворона-то они нашли, но настырный зверь им так просто не дался, улетел на самое высокое здание в городе. Сразу просек, что днем за ним по зданию никто не полезет. И приманить животное не могли, даже разговорами Лара не убедила ворона вернуться к своему хозяину.
   В общем, никому в этот вечер грустно не было. Впервые после стольких месяцев мы не вспоминали 'вампирские' дела, просто болтали на повседневные темы. Совсем, как люди. Каждый сегодня блеснул на этом вечере, даже Аскольд. Оказывается, у них в Штабе было не так уж скучно, почти каждый день вампиры влипали в передряги и быстро расхлебывали их. Пришлось еще раз убедиться, что везде можно найти веселье, если хорошенько искать.
   - Интересно, а как вы думаете, Максим уже раскатал этих демонов в щепки?- заинтересованно спросила Рита, раскрывая свои карты. Она уже в четвертый раз побеждала в покер.
   Я напряглась. Об этом я подумала, когда еще была середина ночи. Меня одолевали смешанные чувства. С одной стороны, Градов постоянно ввязывался в драки, и для него это было обычным делом, а с другой- я чувствовала, что на этот раз противник был серьезный. И что многие могут пострадать. Уже час я напряженно пялилась в проем окна, сжав кулаки так, что ногти проткнули кожу. Как же я за него боялась, хотя не должна была. Мне нужно быть уверенной в нем, ведь он каждый раз доказывал, что он- лучший вампир в России. Он всегда побеждает. И этот раз будет не исключением.
   Все ребятам встревожено посмотрели на меня.
   - Что вы на меня смотрите? Я не поддерживаю с ним телепатическую связь, так что не знаю, чем он сейчас занимается,- раздраженно бросила я, вытирая кровавые ладони о джинсы.
   Емеля тут же примирительно обнял меня за плечо. Минуту я противилась его настойчивости, а потом плюнула на все и положила голову ему на плечо, опустив взгляд вниз. Неловко портить всем хорошее настроение, но я правда не могла успокоиться.
   - Да все хорошо будет, Надька, они демонов этих в порошок сотрут, это я тебе точно говорю,- успокаивал меня Емеля, сжимая мое плечо.- Он скоро вернется.
   - Ага, он, наверное, уже на пути сюда,- тут же подхватила Клара, искренне улыбаясь мне.- Не парься ты, он успеет еще тебе надоесть. Отвлекись ненадолго. Может, в волейбол сыграем? А что вы на меня так уставились? Если мы нечисть, это не значит, что мы не можем играть в людские игры. Ну же, ребята, давайте, встаем, надо подвигаться немного.
   - Как ты зимой собралась играть в волейбол, Кларочка?- вежливо поинтересовалась Карина, с омерзением глядя на разбушевавшуюся метель. Она не обладала иммунитетом к холоду, поэтому сидела, закутавшись в плед.
   Но Клару было уже не остановить. Пока мы неловко топтались на улице, девушка ловко орудовала лопатой. Снег летел во все стороны. Бедного Аскольда, не обладавшего нашей реакцией, засыпало снегом, и теперь он был похож на снеговика, одни испуганные голубые глаза виднелись. Все рассмеялись. Пока остальные готовили поле для игры, я старательно отряхивала работника Штаба, позабыв о своем волнении.
   Игра прошла на ура. Раньше я ненавидела волейбол, у меня была плохая реакция для него (поэтому все мячи попадали исключительно мне в голову) но вампирская вариация игры мне жутко нравилась. Наша скорость, высокие прыжки, да еще и летящий во стороны снег...Это смотрелось эпично. У меня зачесались руки снять все это на камеру, но отвлекаться было нельзя, наша команда, состоящая из Емели, Лары и меня, заметно уступала проворной Кларе, точному Диме и быстрой Рите. Аскольд благоразумно принял роль судьи, хотя он не знал правил. Но по правилам мы все равно не играли. Порою мяч улетал куда-то в лес, и тогда Рите приходилось раздвигать стволы деревьев, а Димке мчаться на невыносимой скорости за круглым объектом. Все это было захватывающе. Все мы ощущали такой азарт, и остановились только тогда, когда мяч не выдержал нашей силы и лопнул. Звук эхом разнесся над лесом, а мы засмеялись.
   Я моментально позабыла про тревогу за Градова. И правда, этот самовлюбленный болван был хорош в бою, зачем мне волноваться за него. Уж кто-то, а он выпутается из любой ситуации. Но все мои иллюзии разрушились с треском, когда утром я увидела своего парня, лежащего на носилках, которые несли Женя и еще какой- то парень.
  
Глава 7
   От ужаса у меня перехватывает дыхание. Некоторое время я просто стою как вкопанная, внимательно изучая побитое лицо оборотня. Одни только синие глаза были видны среди многочисленных синяков и ушибов. До меня только сейчас доходит весь смысл увиденного. Глаза уже застилает пелена, на ватных ногах я несусь к Максиму, закрыв рот рукой, чтобы не закричать. Из меня словно вышибло весь дух, когда я увидела черные волосы, покрытые коркой запекшейся крови. Взгляд опускается ниже, на почти неузнаваемое лицо. Не было ни одного сантиметра на теле, которое не было травмировано и ранено. И кровь. Она была повсюду, на его одежде, коже. Уже почти засохла. Место чуть ниже ключицы было всячески перевязано грязными лоскутками ткани.
   От страха я не могу вымолвить и слова, поэтому просто беспомощно смотрю на Женю. Меня разрывает изнутри. В голове билась только одна мысль: ' Как ты позволила ему уехать туда?'. Его словно через мясорубку прокрутили. Сам Максим был в отключке. Его дыхание было прерывистым, лоб то и дело хмурился, а ресницы подрагивали. Наверное, уже начинает приходить в себя. Я по-прежнему нахожусь в шоке, все системы в моем организме остановились, кровь застыла в жилах.
   Напарник Жени молча передает мне край носилок, а сам уходит, прихрамывая. Деревянными руками я взялась за ручки, и мы в гробовом молчании потащили Максима в вагон, в его купе. Я все еще не могу оторвать взгляда от его изуродованного лица, руки начинают у меня дрожать. Время, казалось, вовсе остановилось.
   - У него частично пробито легкое и слегка задет позвоночник,- механическим говорит мне Женя, и, замечая мой перепуганный взгляд, поясняет.- Демон вонзил железную трубу ему в спину. Быстрее, зови Карину, нам нужно срочно откачать жидкость из легких и зашить раны.
   Я все делаю на автомате, не замечая, как течет время. Все происходит в замедленной съемке. Вот, мы кладем бесчувственное тело на койку, Женя принимается разрывать оставшиеся клочки одежды на Максе, а я на всех парах несусь к Карине, и первое время я не могла обрести речь, не могла попросить о помощи. Начинается легкая паника, Карина хватает белый чемоданчик и спешит к Максиму, по пути зовя Емелю, чтобы тот поставил капельницу. Рита бежит за свежей кровью, остальные просто столпились в коридоре, пытаясь заглянуть в купе. У всех написано волнение на лице.
   Эмоции обездвиживают мое тело. Я медленно сползаю по стенке вниз, пытаясь вдохнуть воздуха. Окровавленный Максим все еще стоит у меня перед глазами. Никогда прежде я не видела таких сильных повреждений у вампира. И это еще притом, что я не видела рану без повязки. Постепенно до меня доходит, что все это происходит на самом деле. Меня всю трясет. Кто-то из ребят появляется у меня перед лицом, трясет меня за плечо, и что-то говорит мне. Но я ничего не могу разобрать. В голове царил полный сумбур. Я словно была очень сильно пьяна.
   Кому-то удается поставить меня на ноги и даже привести меня к купе, но я по-прежнему не контролировала себя. Хлесткая пощечина приводит меня в действие. Первоначальный шок проходит, я понимаю, что от меня требуется помощь. Максиму нужна помощь. Он до сих пор не приходит в себя, лишь шипит, когда касаются раны на груди. Периодически оттуда выходит прозрачная жидкость, которая вызывает тошноту у меня. Но на переживания нет времени, надо помочь стабилизировать состояние вампира. Вместе с Ритой я промываю руки и ноги от крови, тряпок и салфеток вскоре не хватает, поэтому я снимаю с себя толстовку, оставаясь в одной футболке, рву ее на куски, и промываю раны. Весь пол вскоре оказывается заляпанным кровью. Кровавые куски ткани то и дело попадались под руку, и я с ужасом убираю их от себя. Меня лихорадит.
   Карина уже откачала жидкость из легких и зашила рану, теперь нам приходится аккуратно переворачивать парня на живот, но Макс все равно кричит и пытается отбиваться от нас. Мы долго не смогли с ним справиться, хотя парень даже не пришел в сознание. В шоке мы глядим на его спину. Позвонок на шее сильно смещен влево, и выглядит это настолько страшно и дико, что я открываю окно, и меня выворачивает на снег. Карина сквозь зубы ругается и аккуратно прощупывает спину Макса на наличие повреждений. Глубокие кровавые борозды от когтей протянулись от правой лопатки до левого бока, рядом находится пулевое ранение. Пулю приходится вытаскивать мне, так как Риту тоже тошнит, и она просто не в состоянии что-либо делать.
   К нам подбегает Емеля и устанавливает капельницу, хладнокровно вонзив шприц в бледную руку. Кровь медленно стекает в тело, и Максим вздрагивает, ненадолго приходя в себя. Он ничего не соображает, его глаза испуганно пробегаются по присутствующим в комнате, он замечает меня и мгновенно отрубается. Никто из нас до сих пор не говорит ни слова, мы ограничиваемся краткими замечаниями и советами. В конце концов, в купе остаемся только мы с Кариной, чтобы тщательно перевязать и зашить раны. Состояние Максима стабилизировалось, и мы облегченно выдохнули. Мандраж у меня уже прошел, но комок внутри все еще сжимал мои внутренности.
   - Да, он не перестает удивлять меня,- заявляет Карина, взяв иголки с нитками и садясь на стул.- Ты, я смотрю, вообще с катушек слетела. Никогда такого страха не видела у вампира. Сильно испугалась за него?
   Не то слово. Да я чуть не поседела, пока кружила возле его израненного тела. Это был и будет самый сильный стресс в моей жизни, вон, даже клок волос выпал.
   Я посмотрела на Градова. С нежностью провела пальцами по его запястью, наблюдая, как мирно дышит парень. Он и не представляет, как за него все переволновались, лежит себе мирно, даже не шевелится.
   - Я не понимаю, почему на него должны сваливаться проблемы других вампиров,- сказала я, перевязывая ногу парня.- А он тоже хорош, как мазохист бежит навстречу дракам. У меня сердце готово было выпрыгнуть, когда я его увидела.
   Карина усмехнулась и склонилась к Максиму, рассматривая его шею. Позвонок она долго не могла вправить на нужное место, поэтому она каждые пять минут наблюдала за заживлением, но вроде бы никаких патологий не наблюдалось. Тяжело вздохнув, джиннша уселась на соседнюю койку, выглядя ужасно усталой. Прическа у нее была в беспорядке, красивая белая кофта вся заляпана кровью, но при этом она выглядела совершенно довольной.
   - Судьбу не выбираешь, дорогуша,- проговорила Карина, и я присела рядом с ней.- Народ сам принял его, как своего лидера, и теперь Максу ничего не остается, как соответствовать своему званию. Но удар трубой он зря, конечно, пропустил. Позвонок и легкое где-то дня три будут заживать. Да и сама эта рана коварная, не заживет так просто за один раз. Ладно, я пойду, отдохну немного, итак целый час возле него кружила, как пчелка. Зови, если состояние ухудшиться.
   Она поднялась и ушла, оставив меня беспомощно наблюдать за мирно спящим Градовым. Стрелки часов неотступно двигались к обеду, за это время я успела тысячу раз проверить капельницу с кровью и поменять повязки, пять раз сбегать к Карине, чтобы отчитаться о состоянии раненого. Меня нервировало то, что парень так долго не приходит в себя. Я невольно вспомнила себя, когда Макс вытащил меня из того леса. Наверное, он также долгое время сидел рядом со мной и с надеждой пялился на мое лицо, ожидая моего пробуждения.
   Я провожу несколько часов возле его койки, взяв теплую ладонь в руки. Пару раз заходили ребята, неловко топтались возле порога и пытались вывести меня из купе. Я не хотела уходить. Хотелось дождаться его пробуждения, чтобы как следует накричать на парня за то, что заставил меня переживать за него, что мое сердце едва не разорвалось.
   К вечеру я все-таки выползла из купе, оперлась локтями на поручни, и с грустью посмотрела в окно. Мышцы все одеревенели, я осознала, что сегодня весь день не тренировалась. В груди царила тоска. Кто бы мог знать, что переживания могут так выматывать. Я была, как выжатый лимон, полноценно стоять на ногах не получалось, сфокусировать взгляд получалось с трудом.
   Солнце уже зашло за горизонт, город погрузился в темноту. Сегодня на ночь обещали самую низкую температуру, значит, придется надеть вещи потеплее. Будучи полувампиром, я частенько ощущала холод зимой. Меня это радовало, так я вспоминала те моменты, когда была человеком. Когда могла чувствовать нечто большее, чем боль и раскаяние. Нечто светлое. Я много думала с тех пор, как стала вампиром, о себе, как о человеке. Размышляла, так ли провела эти человеческие годы, смогла ли достойно провести свою жизнь, испытала ли весь спектр светлых чувств.
   Я улыбаюсь одним уголком губ. Вот, на что мои настоящие родители надеялись. На лучшую участь для меня. Для меня не было причин ненавидеть их поступок и отсутствие в моей жизни даже после обращения. Каждому родителю хочется, чтобы его ребенок был в безопасности и имел шанс на счастье. Я не виню их в том, что они делают. Мне просто грустно от того, что я не смогла их узнать, что не могу сказать им те слова, которые постоянно крутятся в моей голове с тех пор, как я узнала об их существовании.
   Краем уха я слышу едва слышный стон и замираю на месте. До меня внезапно доходит, что звуки доносятся из купе Максима. Моментально я влетаю комнату и останавливаюсь, глядя очнувшегося парня. Максим смотрит на меня одним глазом, потому что второй не может открыться из-за разбухшей гематомы под бровью. При виде меня он слабо улыбается и едва заметно шевелит рукой. Дрожащими руками беру стул и пододвигаю его к койке, усаживаясь на него. Все во мне кричит при виде его болезненного лица. Я готова голыми руками разорвать тех демонов, что устроили драку. Меня удивляло, как я точно могу чувствовать его боль, будто мы с ним одно целое.
   - Малышка моя,- шепчет мне Максим и вновь улыбается, но тут же шипит от боли.
   - Ты напугал меня до чертиков,- признаюсь я шепотом. В горле вдруг пересохло.- У меня душа в пятки рухнула, когда я увидела тебя на носилках. Какого черта ты постоянно играешь в это благородство? Сам на меня потом ругаешься по этому поводу.
   Ему хочется засмеяться от моих слов, но удручающее выражение лица подсказывало мне, что вампир долго не сможет как следует посмеяться. В моей голове не укладывалось его спокойствие. Как можно не быть сердитым за те повреждения, что ему устроили демоны? Максим усилием воли заставил свою руку двигаться и осторожно сжал мою ладонь. Свободную руку я кладу поверх его ладони, чувствуя опустошение. Все яростные эмоции куда-то испарились, теперь я была счастлива, что он жив и теперь вне опасности. Больше никуда не отпущу его, если надо будет, привяжу к дереву и водные ловушки везде наставлю, но не допущу, чтобы такое снова повторилось.
   - Ты путаешь, в благородство играют светлые, я лишь хотел начистить морды демонам,- отвечает Максим, слова ему даются с трудом, в глазах отражается вспышка боли.- Никто не посмеет насмехаться над вампирами. Но надо отдать им должное, они отлично подготовились к встрече. Каковы мои повреждения? Я сам не могу разобраться, чувствую боль везде, где можно.
   Некоторое время я молчу, просто потому что не могу справиться с гневом от того, что не могу облегчить его боль. Максим замечает, что руки у меня начинают дрожать, и сильнее сжимает мою ладонь, вызывая во мне еще большее чувство горечи и сожаления. Непроизвольно с моей щеки скатывается слеза, а где-то в горле рос большой комок.
   - Не самые, конечно, крупные- повреждение легкого и смещение шейного позвонка,- дрожащим голосом говорю я, всхлипывая.- Также есть несколько серьезных ушибов с порезами и пулевые ранения. Про ссадины и синяки говорить нет смысла.
   И снова эта его улыбка меня обезоруживает. Нет, ну он точно мазохист. Мне, наверное, больнее, чем ему. А что, наверняка он думает: ' В живых остался и ладно. Остальное переживу.' А что я столько времени за него волновалась и едва волосы на голове не рвала, он даже не думает. Козел.
   - А я-то гадал, почему я шеей ворочать не могу,- говорит Макс и с его губ вырывается смешок.- Ты бы свою физиономию сейчас видела. Готова меня на куски разорвать, хотя должна меня жалеть и утешать. Мне правда плохо, Надя. Очень плохо сознавать, что в ближайшее время я не могу обнимать тебя. Я наверно вообще не могу двигать конечностями, даже дышать трудно.
   - Я очень волновалась за тебя. Мне так жаль, что проходишь через это, и что я не могу сделать твою боль менее чувствительной. Я бы забрала всю твою боль, если бы это было возможно. Ты не должен так рисковать собой, это не справедливо. Все, что ты делаешь...это так самоотверженно, я не понимаю, почему в итоге ты должен страдать. Ты не заслуживаешь этого.
   Я обвожу взглядом его избитое тело. Он правда мне казался самым отважным вампиром, при том, что парень совсем не верил в добрые поступки и в исправление. Как можно не верить в это, когда сам защищаешь незнакомых тебе вампиров, и тебе ничего не требуется взамен? Максим готов терпеть любую боль, лишь бы знать, что его последователи в безопасности. Он полностью отдает себя им, и при этом не верит, что способен выбраться из темноты, что он может стать намного светлее и жизнерадостнее. Черт, да я сомневаюсь, что на такие поступки способны ангелы. Его же совершенно не волнуют свои повреждения, и я совершенно не удивлюсь, если через неделю вампирам понадобится помощь, и Макс похромает им на выручку. И еще радостную улыбочку натянет, и меч вперед выставит, для еще большей воинственности.
   - Иногда мне кажется, что ты и есть мое лекарство,- неожиданно говорит Градов, игнорируя мои последние слова.- Достаточно просто знать, что ты рядом, и для меня больше нет препятствий. Одного твоего взгляда хватает, чтобы я забыл про свою боль. И я улыбаюсь, потому что сейчас я чувствую необычайную легкость, какую давно не испытывал. Ты излечиваешь мою поганую душу.
   Я полностью растворяюсь в его нежном взгляде. Нам не требовались никакие слова, чтобы рассказать о своих чувствах. Все и так было понятно. Он тоже действовал как лекарство на меня. Я знала, какую бы я боль не испытывала, он поможет мне с нею справиться. Никто не понимал меня так, как понимал он. Макс Градов- самый удивительный парень, которого я встречала в жизни. Его многогранность завораживала, заставляла гадать, какой стороной он повернется к тебе на этот раз.
   Но никогда прежде я не видела его таким беззащитным. Вампир полностью обнажил свою душу мне, и теперь его взгляд был напуганным, словно он боялся того, что я могу ему сказать. Словно он верит в то, что раскрылся передо мной. Я больше не видела в нем того сильного вампира, сейчас передо мной лежал шестнадцатилетний мальчишка с травмирующим прошлым. Мальчишка, который потерял в одно мгновение свою любовь и отца. И больше не верил в свет.
   - Тебе надо поспать,- в итоге говорю я, подхожу к капельнице и меняю пакетик с кровью на новый, чтобы раны быстрее заживали.- Я обещаю, завтра тебе станет уже легче, только поспи еще немного. Во сне боль незаметна.
   В смущении я разворачиваюсь и иду к выходу, но останавливаюсь, когда до меня доносится шепот, наполненный отчаянием:
   - Останься, пожалуйста. Ты же тоже устала, ложись рядом со мной.
   Я насмешливо обвожу взгляду миниатюрную койку и улыбаюсь.
   - Не думаю, что мы вдвоем поместимся на такой малюсенькой кровати, тем более, я боюсь, что тебе будет некомфортно и больно.
   - Плевать, я подвинусь,- шепчет Максим, и в его взгляде заплясали озорные огоньки.- Я просто хочу оказаться в твоих объятиях и слышать, как бьется твое сердце. Это меня успокаивает и дает мне надежду, что моя боль исчезнет.
   Кое-как с шипением и стонами Градов придвигается к стене, его лицо, искаженное муками, вызывает во мне сомнение. А что, если его состояние ухудшиться или позвонок в шее вновь сместиться? Я в сомнении смотрю на парня, и его уверенный вид немного успокаивает меня. Послушно я ложусь рядом с ним на левый бок и обнимаю правой рукой его за талию, чтобы не упасть с полки. Места тут правда маловато. Осторожно кладу голову ему на грудь, прислушиваясь к бешеному стуку его сердца. Оно словно находится в западне временно обездвиженного тела и отчаянно пытается вырваться наружу.
   Меня накрывает спокойствие. Я чувствую, как под моими прикосновениями Максим расслабляется и вскоре засыпает. Его равномерное дыхание разносится по всей комнате. Сегодня ночью удивительно тихо, ребят не было слышно. Наверное, сказалось внезапное состояние Максима. Прикрыв глаза, я позволила себе отогнать все мысли и насладится теплом парня, забыв про все. Рядом с ним все мои проблемы исчезают, становятся не такими глобальными. И хоть мы с ним ссоримся, я всегда могу знать, что он не оставит меня. Мне никто не нужен, кроме него.
   По-прежнему думая, что парень спит, я приподнимаюсь на локте и внимательно рассматриваю его умиротворенное лицо. Сейчас он кажется таким беззащитным и человечным. Странно, но во сне все выглядят более мирными и молодыми. Даже несмотря на многочисленные ушибы и порезы, лицо Максима словно омолодилось на несколько лет. Было бы интересно посмотреть, каким он выглядел лет в семнадцать лет. Наверняка лучше, чем я в свои нынешние семнадцать.
   Мой день рождения был приблизительно месяц назад, но я не хотела его праздновать. Это был первый день рождения без родителей. Тяжело было думать, что они сидели в этот день в квартире и в очередной раз гадали, куда же я исчезла. Мои поиски до сих пор продолжаются, у полиции совсем нет зацепок в этом деле. Для человеческого мира я испарилась, оставив за собой ворох вопросов и тайн. Мое фото даже по телевизору показывали. Пришлось в сотый раз напоминать себе, что с той девушкой у меня нет ничего общего. Она была для меня незнакомкой.
   Продолжая исследовать лицо Градова, я кончиками пальцев провожу по его щеке, чувствуя трепет внутри. Дальше я обвожу контур его разбитой губы и придвигаюсь еще ближе, губами прижимаюсь к горячему лбу. Смущение ушло на задний план, теперь я была охвачена нежным чувством. Его черты лица стали такими родными для меня. Дальше я по очереди целую его глаза, нос, скулы, подбородок. Ни один сантиметр его лица не останется без поцелуя. Их у меня много и все я готова отдать ему без остатка. Я полностью растворяюсь в своих чувствах и не сразу замечаю, как на его лице медленно расползается улыбка.
   - А я думала, что ты спишь,- шепчу я, поглаживая парня по щеке.
   - Я был бы идиотом, если бы заснул в такой момент,- получаю я ответ и невольно улыбаюсь. Макс приоткрывает один глаз.- Но могу снова притвориться спящим, и ты продолжишь свое дело.
   Я тихо смеюсь и едва касаюсь губами его губ, дразня парня. Он приглушенно рычит, ему хочется продолжения, но у него разбита губа, и я не хочу сделать ему больно. Я пробегаюсь рукой по его идеальному прессу, и тут же слышу прерывистый вздох. Через полчаса ласк, я, в конце концов, утыкаюсь носом в его шею и мгновенно засыпаю. Засыпаю в самый разгар ночи. Невероятно.
   Просыпаюсь я уже к утру от кошмара. Вскакиваю с койки и еще долгое время не могу отдышаться, ужас сдавливает мое горло. Они снятся мне каждый день, и все они очень похожи. Чаще всего мне снится Аня, вернее, ее смерть. И каждый раз я кричу, пытаюсь ей помочь, но не успеваю, и она погибает в муках. Мне приходится переживать ее смерть вновь и вновь, и порою хочется кричать от того, что эти кошмары меня не оставляют. Не знаю, уйдут ли они вообще когда-нибудь.
   Максим все еще спит, и его лицо выглядит намного лучше, чем несколько часов назад. Полюбовавшись парнем добрые пять минут, я заботливо вынимаю иглу из его вены и уношу капельницу в конец коридора. По пути назад я встречаю Карину, которая с интересом заглядывает в купе Макса и спрашивает:
   - Как наш больной?
   - Вроде бы ничего,- с улыбкой говорю я, и мы с ней вместе аккуратно меняем повязки. Максим, на удивление крепко спит.
   - Наверное, он так стресс переживает,- предположила Карина и потянула меня за собой в коридор.- Пошли, поможешь мне одежду ребят отстирать от крови. Стиральная машинка сломалась, и никто ее починить не может. Пошли же, ничего с твоим ненаглядным не случится.
   Я подошла к озеру, а Карина разложила одежду на бревне и выжидающе на меня посмотрела. Озеро уже два месяца заморожено, и я не горела желанием его размораживать. Слишком высокая цена за вмешательство в природный процесс. Нахмурившись, я очистила лед от снега и с замиранием сердца провела по ледяной поверхности. Давно же я забросила уроки над управлением даром. Я заставила себя сосредоточиться и вжала ладонь в лед, перенаправила всю энергию в руку и услышала, как зашипел лед.
   Через десять минут была разморожена одна четвертая озера, и я решила, что этого хватит. Обессиленная, я рухнула на снег. В висках застучало, я сжала руками голову, умоляя себя не отключаться. Это всего лишь крошечная часть озера, я потом все обратно заморожу. Озеро словно говорило со мной, оно не хотело, чтобы я трогала его. Мне еще некоторое время чудились голоса в моей голове, пока Карина не дотронулась до моего плеча и не спросила, все ли со мной в порядке.
   - Ты должна возобновить тренировки с водой,- посоветовала Карина, когда мы перестирали половину одежды.- Нельзя так резко забрасывать свою способность.
   Я пожала плечами и принялась яростно оттирать кровь с футболки Риты. Вид у меня был наверно помешанным. Мне не хотелось говорить о том, почему я стараюсь не контактировать с водой, но пристальный взгляд джиннши буквально вынудил меня заговорить. Опять ее джиннские штучки.
   - Понимаешь, когда я решаюсь размораживать воду, все молекулы озера отчаянно кричат, что этого нельзя делать. Мне от этого плохо делается. Озеро мне долго не поддается. Слышать все это невыносимо для меня, поэтому я решила немного переждать, может, у меня получится быть более твердой с даром.
   Карина хочет что-то сказать, но внезапно она замирает и атакует огненным шаром подкравшегося к нам Аскольда. Я с замиранием сердца смотрела, как парень врезается в дерево и падает на снег, слабо охнув. А я ведь ему говорила, не надо подкрадываться, столько проблем себе из-за этого наживешь.
   С округленными глазами Карина бросает одежду и спешит к Аскольду, который лежит неподвижно в снегу.
   - Эй, парень, ты как?- интересуется джиннша, не выглядя даже при этом виноватой.- И в кого ты такой тихоня, я же тебя сильнее могла зашибить. А ну вставай давай!
   Она трясет парня за плечо, и Аскольда слабо стонет. С трудом сев прямо, Аскольд хмурится и закрывает глаза, готовый снова упасть без сознания. Я со смехом оглядела его стоявшие дыбом волосы и подошла к нему, с размаху влепив парню пощечину, чтобы тот очнулся от шока.
   - Вроде ты на этот раз слабо зарядила, а все равно ему сильно досталось,- спокойно замечаю я, глядя на очумевшего Аскольда. Вампир удивленно таращил глаза на нас и все пытался пригладить свои волосы, но их словно лаком закрепили, они никак не могли прийти в прежнюю форму.- Аскольд! Я же тебе говорила не подкрадываться к нам, неужели так трудно быть чуть шумнее. А если бы Карина более агрессивно среагировала?
   Парень, казалось, не разобрал моих слов, и оторопело смотрел на нас, пытаясь жестами нам что-то сказать. Я и Карина в непонимании уставились друг на друга. Похоже, его все-таки сильно шандарахнуло. Тревога зародилась в моей голове, и я присела на корточки, заглядывая парню в глаза. Они были наполнены паникой.
   - Аскольд,- вежливо окликнула парня я и посмела положить ему руку на плечо, зная, что вампир не терпит вторжения в личное пространство.- Что ты нам хотел сказать?
   Хакер оторопело посмотрел на мою руку, лежащую на своем плече, и я поспешно убрала ее, пребывая в нетерпении. Почему-то мне казалось, что эта информация важна для нас.
   - Я...как бы тебе это сказать,- запнулся парень, шумно выдыхая.- В общем, вчера мне звонила Гвардия и...ну...требовала, чтобы ты немедленно выезжала в Университет, иначе они сбросят на наш лагерь бомбу. Они через камеры наблюдения следят за нами, чтобы мы не сбежали.
   Я была в ярости. Карина чертыхнулась и вдруг взяла парня за грудки, впечатывая его в дерево.
   - А ты, конечно же, знал, что они следят за нами, да?- закричала джиннша, и ее зрачки стали узкими. Это означает, что джинн во всю использует свою магию, подавляя инстинкты соперника сбежать подальше от врага.- Я же из тебя сейчас всю правду вытащу, тварь. Давай, говори, ты их преданная собачка, да?
   Аск округлил глаза и теперь пялился на мыльные разводы, которые были на его коричневом свитере. Ему не верилось, что все это происходит на самом деле, поэтому он закрыл глаза, становясь еще больше напуганным. Мне стало жаль парня. Карина в гневе действительно бывает страшной. Одни глаза чего стоят.
   - Я не знал, что именно Гвардия хочет сделать, они просто попросили меня установить пару камер и дать им полный доступ, и все!- пропищал Аск, отчаянно желая стать частью дерева. Карина до сих пор сжимала руку на его горле, пристально глядя на вампира.- Я очень сожалею, Надежда, но тебе придется поехать в Университет, если ты не хочешь, чтобы мы все тут погибли. Вертолет еще с ночи кружит возле нас, готовясь в любой момент сбросить бомбу.
   - Ну надо же, какие они быстрые, однако,- зашипела Карина и отшвырнула Аскольда на снег.- Какого ты вообще вылез из своей консервной банки! Учти, когда об этом узнают остальные, от тебя живого места не останется, утырок. Гвардия попросила установить парочку камер,- передразнила она, в гневе проделывая большую дыру в дереве, отчего Аскольд вжался в снег, становясь почти незаметным.- Черт, ты даже нам ничего не сказал про это! *запрещено цензурой* посчитал, что больше нас знаешь, хакер хренов. Ты больше не жилец, ботаник.
   Пока Карина не убила несчастного парня, я положила ей руку на плечо и спокойно заглянула в неестественные глаза, наполненные яростью. Странно, сама я совершенно не злилась на Аскольда. Чего с него взять, он же наивный как валенок, пусть и умный валенок. Гвардия в любом случае нашла способ, чтобы запихнуть меня к ним. Меня больше интересовала причина, по которой меня вызывают к ним. Что им опять от меня надо? Я давно перестала быть угрозой для них.
   - Карина, прошу, не убивай его, у нас есть проблемы по- важнее,- медленно сказала я, стараясь привести девушку в нормальный облик.- Пойдем, нам надо все рассказать Максиму, но только камеры не должны видеть, что мы идем к вагону. Сможешь это устроить?
   С трудом джиннша совладала с собой и кивнула, сосредотачиваясь. Джинны обладают возможностью делать себя и предметы вокруг невидимыми, поэтому мы сможем пройти незамеченными перед камерами. Мы взялись за руки, и нас окутала легкая дымка, отчего мне пришлось присматриваться, чтобы не врезаться в деревья. Девушка уверенно вела меня за собой, и вскоре мы оказались в вагоне.
   - И почему ты так завелась, а?- удивленно спросила я Карину, пока мы шли по коридору.- Мы же умнее Гвардии. С чего они решили, что бомба нас убьет?
   - Да я не из-за бомбы разозлилась,- ответила Карина, поджимая губы. Ее руки то и дело сжимались в кулаки, как бы девушка не пыталась успокоиться.- Понимаешь, я сразу поняла, что этот чудик принесет нам одни неприятности. Он же верит Гвардии до последнего слова, конечно, он установит для них камеры и каждый день будет писать отчет про нас. Тогда Гвардия будет понимать, собираемся мы идти против их власти или нет. Надо срочно что-то делать.
   - А что делать-то?- непонимающе переспросила я, когда мы зашли в купе к Максиму.- Я поеду к ним, узнаю, чего им на этот от меня требуется. Самой интересно стало, так упорно добиваться моего присутствия в Универе, это ж надо так любить мою скромную персону.
   Сидящие на соседней полке Рита с Емелей удивленно замолчали и с интересом воззрились на нас. Я бросила взгляд на Максима и улыбнулась, видя, что парень уже в состоянии сидеть. Его бодрое выражение лица меня порадовало. Но тут же недовольная мысль посетила мою голову, и я раскисла. Он же наверняка не отпустит меня одну в Универ, даже будучи травмированным сядет в машину. А Гвардия уж точно сыграет как-нибудь на этом, и сделает ситуацию намного хуже.
   Когда ребята узнали про наше плачевное положение, Емеля подорвался с места и попытался выйти, бормоча под нос ругательства. Никогда бы не подумала, что смогу увидеть злого Емелю. Я и Карина тут же попытались остановить рыжего вампира, но он упрямо отбивался и кричал:
   - А ну выпустите меня! Дайте мне поговорить с другом! У него, походу, вообще мозги набекрень пошли с нашей последней встречи. Отойдите, упрямые женщины, дайте мне вправить другу мозги!
   - Емельян, а ну сейчас же успокойся!- прокричала Рита, схватив его за руку.- Нам сейчас не нужно устраивать сцен, камеры-то еще работают, и вертолет еще кружит в воздухе. Ты же не хочешь, чтобы на нас бомбу сбросили?
   Под наши уговоры Емеля стих и бессильно рухнул на койку, стреляя злым взглядом на Карину. Та спокойно скрестила руки на груди и загородила проход, покачивая головой. Я осторожно присела на кровать Максима и посмотрела на него. Парень выглядел рассерженным. Градов тяжело вздохнул и прислонился спиной на стену, устало прикрывая глаза.
   В купе повисла напряженная тишина. Все выжидающе смотрели на моего наставника. Я не понимала, почему эта новость вызвала такой ажиотаж, меня ведь не на казнь зовут. Что такого страшного в том, что я нанесу еще один визит в Универ, пусть даже с неизвестной для меня целью? Если верить их политике, то они до сих пор оставляют меня в живых потому что надеются, что мои родители все-таки приедут навестить свою дочь, и тогда Гвардия поймает их. Довольно глупая надежда. Никто в здравом уме добровольно не пойдет в такую простенькую ловушку, а уж мои родители не глупцы.
   - На камеры не обращайте внимания, я с этим разберусь, когда приеду в Универ,- спокойно сказал Максим, встречаясь с моим возмущенным взглядом.- Да, я туда поеду, даже не смей что-то говорить против моего решения. Через камеры они узнали про мое состояние, и поэтому срочно позвали тебя в Универ, полагая, что я с тобой не поеду. Я понятия не имею, что они хотят и на что надеются, мой ответ на все, что будет касаться тебя, отрицательный. По их воле ты ничего не будешь делать, я не позволю сделать из тебя собачку на побегушках. Я сам таким стал и до сих пор не могу попрощаться с этим статусом.
   - И как же ты собираешься ехать в Универ?- поинтересовалась я, натягивая на лицо вежливую улыбочку.- Ты не можешь стоять на ногах, не говоря уже о твоей способности добраться до машины самостоятельно. Давай мыслить рационально, Максим: с таким видом добиваться справедливости ты не сможешь. Мы вдвоем с Емелей как-нибудь справимся.
   Емеля согласно закивал и еще раз кинул взгляд на невозмутимую Карину. В его голове уже крутились винтики насчет мести девушке за то, что она не пропустила его вершить правосудие. Парню действительно хотелось поговорить с другом и как-то образумить его.
   - Максимушка, да не переживай ты, на этот раз Гвардия останется без лицезрения твоего личика,- сказал рыжий вампир и вдруг наклонился к окну, чуть не придавив Риту.- А с вертолетом надо что-то делать, а то как-то некомильфо жить под прицелом бомбы. Совсем уже за дураков нас держат.
   В итоге наши споры продолжались около часа, за это время теперь все знали, что за нами пристально следят. Максим предотвратил начавшуюся панику ребят, сказав, что нам сейчас надо быть тише воды, и в его отсутствие за главную будет Карина. Он строго наказал следить, чтобы Аскольд больше ничего не натворил. Вид у него при этом был такой угрожающий, что я на всякий случай запретила бедному парню заходить в вагон.
   Напряжение в комнате так и росло, мы долго не могли решить, кто поедет со мной в Универ. Сама я деликатно удалилась из комнаты, чтобы больше не слышать этих дурацких споров. Как дети малые, о чем-то ругаются, что-то отстаивают. Ведь это меня Гвардия вызвала, а не их. Собирая вещи в рюкзак, я размышляла, что меня будет ждать в Универе. Если они не хотели, чтобы Максим ехал со мной, значит, что-то серьезное для меня готовят. Я порывалась позвонить Саше, вдруг та кое-что могла знать об этом, но рассудила, что лучше приехать неожиданно, так сказать, решать проблемы по мере их наступления.
   Рухнув на полку, я старалась немного отдышаться и прояснить голову. Столько неожиданного свалилось в это утро, что мой мозг отказывался воспринимать информацию серьезно. Так я лежала, закрыв глаза, пока в моем купе не раздался стук, и я не подскочила, как ошпаренная. Прямо передо мной стоял на костылях Максим, тяжело привалившись к косяку.
   - Где костыли взял?
   С трудом я помогла ему присесть на койку и бегло осмотрела его раны. Они немного открылись от движения, и повязки надо было поменять. Пока я кружила возле него с бинтами, он сидел и по- идиотски улыбался. Радуется, что я не стала спорить с ним насчет его участия в поездке.
   - Мы пережили столько травм, что не иметь костыли было бы просто преступлением,- с полуулыбкой ответил Градов, и трудом потянул руку к моей ладони, но я положила ее на место, одарив его тяжелым взглядом, и дальше занялась перевязкой.- Обижаешься на меня. Ты же понимаешь, что я не могу отпустить тебя одну. Мало ли что может там произойти.
   - И ты, конечно же, придешь мне на помощь, изобьешь моих врагов костылями и увезешь меня в закат,- съязвила я, убирая окровавленные бинты.- В самом деле, они же не собираются меня убивать. А ты бы попозже приехал, если уж тебе так не терпится. В любом случае, сейчас бесполезно спорить на эту тему. Кто еще с нами поедет?
   - Рита,- ответил Максим, постукивая пальцем по колену.- У нее скоро будет перерождение, она хочет провести его в Универе под наблюдением Арнольда.
   Я была удивлена ее решению. Переживать такой процесс в месте, где у тебя почти нет друзей...я бы не решилась на такое. Меня совсем недавно просветили на счет этого удивительного процесса. При перерождении вампир испытывает такую невыносимую боль, что некоторые так и не доживали до полной трансформации, они убивали самих себя. Трансформация всегда длится больше недели. В это время кожа вампира нагревается до двадцати градусов, яд начинает глубоко проникать в ДНК вампира. Кости немного меняют свое положение в теле, нередко при этом вампир вырастает в росте. Иногда перерождение сопровождается галлюцинациями. Представлять эту картину было сложно. Как говорит Дима, самое сложное наступает в конце трансформации, когда у вампира начинает слазить кожа. Все эти дни вампир истошно орет, ему больно лежать на кровати и прикасаться к предметам. Помочь в такой ситуации просто невозможно.
   И сейчас такая процедура ждет Риту. Иногда можно было увидеть, как она боится, но чаще всего она была рада, что наконец-то станет полноценным вампиром. У нее появится полная сила, обращаться с даром будет проще, и она перестанет быстро стареть. Меня ждет то же самое через год. Еще год побыть полувампиром. Думаю, я справлюсь.
   - А Емеля почему не едет?- расстроилась я и увидела проблески ревности в зеленых глазах вампира.- Он же хотел поехать, с друзьями увидеться.
   - Он будет перевоспитывать Аскольда. Парень все-таки останется у нас до весны, надо же будет как-то существовать с ним. А если у нас будет союзник в Штабе, то это будет прекрасно. С доступом к некоторым камерам у нас появится возможность начать думать над восстанием.
   Я лишь только довольно кивнула. Максим начинал думать в нужном русле, а то все отмахивался и бубнил, что до этого еще далеко. Как может быть далеко, если уже некоторые группы вампиров начинают бунтовать и идти против Гвардии? Даже Аскольд говорил, что половина вампиров готова к решительным действиям, просто им нужен тот, кто поведет их восстание. Жаль, что это не я, потому что я бы быстро посеяла неразбериху в правлении Гвардии.
   Неожиданно Градов прервал мои мечтания и резко притянул меня к себе. Таким образом, я оказалась у него на коленях, но никакой радости от этого я не почувствовала. В голове пронеслись образы его многочисленных ран, и я рванулась встать на ноги, но на удивление руки Макса крепко держали меня и не давали места совершить маневр. И откуда у него взялась такая силища, совсем недавно же лежал полумертвый.
   - Прекрати обращаться со мной, как с фарфоровой чашкой,- шепнули мне в ухо, и я покорно перестала ерзать в попытке подняться.- Я не разобьюсь. Ты не сделаешь мне больно. Просто поддайся эмоциям, ночью же у тебя это хорошо получалось.
   - Я тогда думала, что ты спишь,- смущенно оправдалась я, чувствуя жаркое дыхание у себя на шее. Волны мурашек прокатывалось по моему телу, затуманивая разум.- А мне и правда иногда кажется, что ты сделан из фарфора. Такой идеальный, внеземной и сильный, ты все равно мне кажешься хрупким. Если от окружающих ты можешь скрываться, то я вижу тебя насквозь. Тебе не скрыть от меня свои переживания.
   Не в силах мне что- либо сказать, Максим осторожно кивнул и опустил взгляд в пол. Руки крепче сжали мою талию, чувства Градова резко смешались. Никогда он не хотел, чтобы кто-нибудь видел его насквозь. А я смогла. Его волнение за вампиров, тоска по своей первой любви и неспособность отпустить ее- все это я видела в его зеленых глазах. И отчаянно хотела, чтобы я хотя бы наполовину занимала место в его душе и сердце. Но по непонятным причинам Градов четко ставил прошлое как своеобразную стену между нами.
   Мне кажется, что я успела его полюбить за эти несколько месяцев. Не просто влюбиться в него, а полюбить всем сердцем. Я любила его всего, со всеми его несовершенствами и коварными мыслями. Каждый день я отдавала ему всю себя, не ожидая ничего взамен. Как это прекрасно- знать, в этом огромном мире есть тот, кого ты можешь искренне любить. Личность, которая занимает все твои мысли, и этому ты радуешься, как ребенок.
   И я уверена, что Градов хочет меня любить, но пока для него это чувство недоступно. Чтобы испытать любовь вновь, необходимо проститься со старой, а этого парень почему-то не делает. Хотя я слышала, что недавно вампир разговаривал с кем-то по телефону, договаривался о возобновлении лечения. Мне оставалось только гадать, что это за лечение. Емеля говорит, что Максим какое-то время посещал университетского психолога, но потом разругался с ним. В груди тут же затеплилась надежда, что парень решил попытаться вновь беседовать с психологом.
   Но все мои рассуждения сами собой разлетелись, когда рука Максима прошлась по моей спине. Не могу думать, когда он делает такие трюки с моим телом. Я обняла его за шею и прижалась к нему крепче, чувствуя, как сердце парня быстро забилось. Приятно было знать, что парень также реагирует на мои прикосновения, как я- на его. Но сейчас хотелось просто прижиматься к нему и ощущать его теплую кровь под кожей. Градов, похоже, понял мою идею и прекратил гладить мою голую спину под кофтой. Я положила свою голову ему на плечо, и запретила себе думать о том, что будет, когда мы приедем в Универе. Для меня был только этот сладостный миг, наполненный нежностью. Хочется запомнить каждую секунду нашей близости, чтобы потом долго прокручивать эти кадры у себя в голове.
   Но нас прервал Емеля, так не во время заглянувший ко мне в купе. Прибить бы этого чудика, такой хороший момент испортил. Максим вскинул голову, и его хватка ослабла, он злобно уставился на рыжего вампира. Все его недовольство, видимо, было написано на лице, и Емельян уж было попятился назад, но потом вспомнил, что он вообще-то вампир, причем вампир наглый и не знающий стыда, и остался стоять у двери.
   - Эй, голубки, хорош миловаться, там уже вас Рита заждалась,- весело сказал он, подмигивая мне, отчего я спрятала лицо в волосах Максима, краснея до невозможности.- Слушайте, а может, я все-таки поеду с вами? Поездка не может быть хорошей без присутствия дяди Емели.
   - Слышь, дядя Емеля,- обратился к нему Максим, приобретая важный вид.- Лучше бы ты с таким энтузиазмом помогал нам решать проблемы, чем создавать их. В Универе в этом месяцев вампиры без твоих разрушений проживут. На твоей совести перевербовка Аскольда на нашу сторону. Намекни ему, что он весьма ценный экземпляр для восстания, пусть почувствует собственную важность.
   Печкин шутливо отдал ему 'честь' и помог мне довести Градова до купе, чтобы он успел собрать вещи. Конечно, он же все это время спорил, не думал о том, что надо бы вещи поскидать в рюкзак. Иногда мальчишки такие безответственные, только успеваешь диву даваться, как они живут без девушек.
   Немного побыв в коридоре и остро ощутив его малюсенькие размеры, я с грустью поплелась к себе в купе, чтобы подобрать рюкзак и прихватить пару ножей, спрятав их в коричневые кожаные сапоги до середины голени. Их я купила еще в начале осени, подумав, что на вампирах они будут смотреться отлично. Тогда я невольно стала подмечать, что меня начинает тянуть на готические и стимпанковские вещи. Объяснить такую тягу было невозможно, наверное, у вампиров страсть к черному цвету в крови. Это цвет мрака, цвет страха и ужаса.
   Минут пять я стояла посреди купе, думая, что я так и не обжила его. Черт бы побрал эту Гвардию и их желание испортить мне жизнь. У них есть столько подчиненных, зачем же нужно меня вовлекать в такую непривлекательную должность. А я, наивная душа, еще думала, что после моего отпора они отстанут, поймут, что я не собираюсь им выполнять их требования. Но, похоже, они хотят сделать из меня новую Виолетту, такую же пустую куклу, которой можно будет запудрить мозги.
   Громко захлопнув дверь, я тяжелым шагом шла к выходу, при этом пыхтя как паровоз. Где-то вдалеке я услышала шум вертолета и помрачнела еще больше. Прямо боевик какой-то. Выйдя наружу, я не могла не заметить, как сегодня красиво было на улице. Зимние птички сидели на припорошенных снегом ветках деревьев, чирикая незатейливую мелодию, белки проворно скакали по снегу в поисках какой-нибудь еды. Даже лучики солнца как-то весело играли на снегу, заставляя его отблескивать светом. Воздух был наполнен прохладой и волшебством. Негативные мысли отодвинулись на задний план, их место заняло предновогоднее настроение.
   Вприпрыжку я двинулась к серой ауди, вокруг которой уже столпились недовольные ребята. Их настроению я не удивилась, сама такой же была секунду назад.
   - Вот, как надо идти в логово к глупым, но кровожадным вампирам,- одобрительно протянул Дима Скамейкин.- Ты чего сюда как на крыльях прилетела? Неужели тебя устраивает эта ситуация?
   Я задумчиво потопталась на месте и смешно надула губы. Как бы им аккуратненько намекнуть, что меня эта поездка не пугает. Улыбка расцвела на моем лице:
   - Неприятности надо встречать с улыбкой, чтобы она напугалась моего позитивного напора и благодушно ретировалась куда подальше. Серьезно, у вас такие лица, будто бы на вас уже сбросили бомбу.
   - А какими мы еще должны быть, если обнаружили крысу в команде,- недовольно буркнула Клара и сложила руки на груди.- Почему бы нам просто не изгнать этого Аскольда из лагеря? Он ведь ничего полезного не делает, запрется себе в купе и в монитор пялится несколько часов. Даже на вампира мало походит.
   Тут же начались препирательства и ругань, я и Емеля отчаянно защищали нерадивого Аскольда, обещая им, что парень исправится и обязательно станет частью нашей команды. Но нам не верили, приводя в действие мощнейший рычаг давления толпы. Трудно пытаться как-то вразумить толпу, которая уже что-то решила и от этого решения никуда не денется. Оставалось только тяжело вздыхать и сетовать на отсутствие великодушия.
   - Так, господа, прекратите этот дурацкий спор,- послышался голос за нашими спинами, и все замерли. Максим стоял неподалеку от нас, тяжело опираясь на костыли и глядя на нас исподлобья.- Я все решил, Штабовец остается с нами, и это не обсуждается,- погрозил он пальцем Карине, которая уже готовила речь для отстаивания своей позиции.- Я лично ручаюсь за этого парня, и, если он что-нибудь натворит, немедленно сообщайте мне. Пока я отсутствую, место главаря занимает Карина. И прошу вас, повзрослейте наконец, у нас наступают сложные времена, и мне просто необходима ваша собранность и рассудительность.
   Я была ошеломлена от его речи. И все остальные тоже, стояли, открыв рты, про себя думая, что же случилось с нашим командиром. Сейчас он выглядел недовольным и ужасно уставшим. Тяжелая ноша командира давала о себе знать. Приходится постоянно планировать свои действия, думать за других и о последствиях их действий. Это выматывает.
   - Чего вы так на меня взираете, давайте, погружайте меня в машину, я сегодня побуду в роли пассажира,- вальяжно сказал Макс, ловко передвигаясь на костылях.
   Никто и слова ему не сказал. Емеля с Димой разместили раненого на заднем сидении, ухитрившись не повредить повязки на груди и на шее. Максим удобно разлегся на сиденьях, согнув ноги и положив голову на подлокотник. Было непривычно видеть его в роли пассажира. Он же просто создан для того, чтобы постоянно гонять на невыносимой скорости, делая неповторимые маневры.
   Рита загрузила в багажник свой чемодан, обклеенный причудливыми наклейками, и лукаво посмотрела на меня. Было видно, как она радуется поездке. Ее ждет событие, которое изменит ее жизнь. Она станет настоящим вампиром, как тут не радоваться. Сегодня она оделась по своему необычному стилю: фиолетовый ободок, корсет в стиле стимпанк и льняная сиреневая юбка до пола. Только она умела сочетать несочитаемое и при этом выглядеть сногшибательно, будто этот наряд был создан для нее.
   Она запрыгнула в автомобиль, весело покосившись на притихшего Максима. Я заняла место на переднем сидении и взглянула на погрустневших ребят. Еще на их лицах было написано беспокойство, и я попыталась им ободряющее улыбнуться, но улыбка быстро потухла. Мы стали одной семьей, и, когда кто-то уезжает на неопределенный срок, остальные члены семьи волнуются. Эта картина печалила мою душу. Не хочу видеть их расстроенными.
   - Ну что, готовы к путешествию?- спросила Рита, заводя двигатель.
   - Путешествие...наша поездка точно к этому не относится,- уныло отозвался Максим, перекидывая костыли в багажник.- Но давайте сделаем это, приедем и покажем, что мы не подчиняемся им.
   И мы понеслись по дороге, обгоняя ползущие автомобили. Я испытала чувство де жа вю. Тот визит к Гвардии закончился неудачно, и этот, я уверена, не будет отличаться от прошлого, а, может, даже хуже будет. Но я определенно докажу, что они мне не указ, и в этом мне поможет Градов. Вдвоем мы справимся.
  
Глава 8
   Зимой здание Университета казалось еще более мрачным. Его застарелость четко выделялась на фоне белого снега. Казалось, что здание с приходом зимы впало в спячку, настолько оно было неживым. По стенам в районе третьего этажа ловко взбирались вампиры, старательно отряхивая снег на пути. Они готовились к парам, поскольку уже близилась ночь. Уже отсюда я ощущала их энергетику и лихое сумасшествие.
   Я все не могла насмотреться на мрачный Универ. Он меня завораживал. Я не могла не отметить, как дом подходит для жилища вампиров. Такая надежная крепость точно защитит от нежелательных врагов.
   - Чего ты застыла?- нетерпеливо спросил Макс, хромая ко мне.
   Мы припарковали машину неподалеку и теперь выгружали вещи. Рита помогла Градову взгромоздить на плечи огромный тряпичный рюкзак и поспешила в здание, на ходу поправляя кофту. Ее уже заждался Арнольд, он хотел ей ввести инъекцию, которая поможет переносить перерождение более безболезненно. Так что мы остались одни стоять возле машины.
   - Универ меня чем-то привлекает,- призналась ему я, нахмурив брови. Может, тут замешана какая-то магия, иначе объяснить мое пристальное внимание было невозможно.- Сам вид здания очень подходит вампирам. Он также не меняется с течением лет. Как и мы. И внутри мы такие же каменные и серые.
   Максим странно посмотрел на меня и прищурился, снова поглядывая на дом. По его выражению лица было понятно, что его Универ совсем не привлекает, наоборот, вызывает отвращение.
   - Знаешь, врединка, я сейчас не готов обсуждать эту сравнительную линию между Универом и вампирами. Пошли внутрь, нам надо навестить наших знакомых.
   Усмехнувшись, я подошла к парню. Максим еще в машине взбунтовался и отказался передвигаться на костылях, видите ли, они портят его имидж. Так что мне пришлось положить его руку мне на плечо и, поддерживая за талию, повести его к главному входу. Вот же вампиры удивятся, когда увидят их побитого лидера. Лицо у Максима все еще было в синяках, но разбитая губа уже зажила.
   - Тебя надо будет к врачу отвести, пусть посмотрит на твой позвонок,- твердо сказала я, когда мы вошли в здание.
   Как я и предполагала, без любопытных взглядов не обошлось. Все студенты прям- таки застыли на своих местах, ошалело осматривая нас. Мне тут же стало неловко от такого внимания, и я вжала голову в плечи, поудобней перехватывая руку парня. Но его совсем не смутило пристальные взгляды, и он жестом указал мне путь до вампункта, который лежал в левом крыле.
   - Неужели ты не веришь в медицинские навыки Карины?- насмешливо спросил Максим, его забавляла моя реакция на толпу.
   - Нет, я сомневаюсь в твоих навыках принимать участь больного. А что, если ты в машине опять себе позвонок повредил? И вообще, у тебя недавно легкое зажило.
   - Если бы я повредил позвонок, родная, я бы точно это почувствовал,- парировал Градов, чуть сжимая мое плечо.- Мне очень приятно, что ты так обо мне печешься, но серьезно, это уже надоедает.
   Я закатила глаза и мысленно дала парню пинок. Забота моя ему надоедает. Ну ладно- ладно, я вообще буду молчать, чтоб его высочеству не докучать. А я только подумала, что Максим изменился, как он опять самовлюбленности нахватался. Совсем не думает о чувствах других.
   Минуя длинный коридор, мы сворачиваем направо и спускаем вниз по лестнице, где располагаются подвальные помещения, которые почти все засекречены. Для защиты Гвардия понаставила сюда троллей. Существа со скучающим видом крутили свои дубинки и смотрели на нас грустными болотно-желтыми глазами. Я не представляла, какие они эмоции от такой работы испытывают, потому что сомневалась, что они способны чувствовать. Тролли были существами без своей воли, их достаточно просто сломать. А сейчас им было еще хуже, поскольку они становятся умирающим видом нечисти в силу своей тупоголовости. Зато силы у них хоть отбавляй, чем Гвардия и пользуется. Очень обидно. Уверена, если с ними хорошенько позаниматься, то они смогли бы развить свой ум.
   - Мы идем к доктору,- на всякий случай пояснила я, краем глаза замечая, как тролли крепко сжимают дубинку.
   Они хмуро кивнули и снова прижались к стене, разговаривая между собой странными звуками, от которых уши готовы были свернуться в трубочку. Их низкий тон громогласно отзывался в коридоре. Подавив в себе чувство отвращения, я и Максим подошли к черной металлической двери. Прямо здесь находилась лаборатория, где днями сидел наш медик, Арнольд Вейнер. Мне довелось увидеть его всего один раз, когда я сдавала экзамен за первый курс. Тогда он мне показался немного повернутым на странных экспериментах, не зря же он у меня два литра крови взял для разработки вакцины, которая приживется в организме вампира, дающая полный иммунитет к воде. По его словам, на генном уровне я порядком сильнее Виолетты, поэтому он выбрал меня в качестве подопытного кролика. Я не была против.
   Я толкнула дверь и увидела перед собой кучу медицинских столов, на которых стояла вся возможная аппаратура. Возле стенки приютилась белая кушетка, на которой расположилась Рита. К ее руке была подключена капельница с желтоватой жидкостью. На лице Риты было написано сомнение, что эта субстанция поможет ей пережить перерождение безболезненно. Увидев нас, она вымученно улыбнулась и сказала:
   - Арнольд, похоже, совсем растерял свои медицинские навыки с этими дурацкими экспериментами. Я ехала сюда в надежде, что стану вампиром как подобает, но этот чудик просто поставил мне капельницу и ушел, представляете?
   - А что ты хотела, королевскую палату и постоянное наблюдение?- рассмеялся Максим, устраиваясь на стульчике рядом с Ритой.- Я вообще не уверен, что он может лечить травмы, но Надя настояла на том, чтобы я пришел сюда.
   Я с грохотом поставила свой рюкзак на один из столов, заставленных кипами бумаг, и метнула предупреждающий взгляд Максиму.
   - Конечно, настояла, тебе ведь травмы кажутся такой несущественной штукой.
   - Я просто не пекусь о своем теле, как ты,- сказал Градов, широко улыбаясь мне, нарочно зля меня.- Милая, я вампир, на мне травмы заживают с неимоверной скоростью,- он продемонстрировал мне чистое запястье, которое совсем недавно было украшено синяками и порезами.- Вот увидишь, уже к утру я буду прежним.
   Мне нечем было ему возразить, и я демонстративно отвернулась и из любопытства принялась изучать бумаги Арнольда. И как он только может работать при таком беспорядке? Документы с записями раненных перемешаны с формулами различных инъекций, да и препараты с бинтами где попало валяются. Кошмар. И это единственный медбрат, работающий в Универе, на которого возлагаются обязанности лечения вампиров. Похоже, в этом мире нет места нормальности.
   Помещение вампункта было разделено на две комнаты: в одной находились множество кушеток и аппаратур для больных, а в другой Арнольд непосредственно творил свои эксперименты. Обе комнаты, на удивление, были стерильными, даже пыли не наблюдалось. Было интересно, Вейнер сам убирается или за него это делает кто-то другой, потому что, судя по его неопрятности и вечно помятом халате, нельзя сказать, что он любит чистоту.
   Пока Рита с Максимом непринужденно беседовали, я продолжала исследовать комнату. На одном из столов я заприметила склянки с кровью, на которых были наклеены исписанные стикеры, и с любопытством взяла одну из них. Судя по бумажке, это была кровь Виолетты. Рядом валялись бумаги с подробным анализом крови и ее взаимодействие с другими препаратами. Внимательно прочитав анализ, я узнала, что кровь Виолетты слабо реагирует на воду, то есть, ее способности настолько низки, что она не могла элементарно заморозить воду.
   Мои исследования прервал грохот, с которым открылась дверь, и влетевший в комнату Арнольд. Вид у него был запыхавшийся и решительный. Он с удивлением воззрился на нас и прижал папку с документами к груди, будто бы мы хотели вырвать ее у него.
   Медик представлял из себя парня двадцати четырех лет с неряшливой каштановой прической и безумными карими глазами, все норовящими что-то исследовать и читать. Арнольд был полувампиром, половину жизни проживший в деревне и мечтавший поступить в медицинский институт. Но вампиризм меняет человеческие планы молниеносно, и в итоге Вейнер оказался в Универе, где ему тоже нашлось, чем заняться. Он открыл в себе гениальные способности создавать новые формулы, которые помогли вампирам доэволюционировать в мире нечисти.
   Но, несмотря на все его достижения, Арнольда продолжают считать наивным выходцем из деревни. И его круглое лицо с полными губами и большими глазами это только подтверждало. Да и одевался он как деревенский парень: рубашка в красную клетку, под ней белая майка, армейские широкие штаны и черные тапки.
   И вот такое живое представление медицины теперь стояло перед нами и все еще не могло прийти в себя. Но вдруг он засиял, как медный пятак и хлопнул себя по лбу, уронив папку с бумагами. Листы немедленно завеяло по воздуху, и теперь они застилали собой пол.
   - Ой!- охнул медик и наклонился за листами, по пути стукнувшись лбом об стол.- Да что ж это такое! Надя, Максим, а вы тут какими судьбами оказались? Вы ж не здесь живете.
   Я переглянулась с Максимом и состроила скептическое выражение лица. Да, зря я наверно привела сюда Градова, ему тут точно лучше не сделают, а может даже хуже.
   - Мы, Арнольд, лечится к тебе пришли,- доброжелательно улыбнулся Максим, кидая на меня взгляд типа 'вот видишь, я же был прав'. Я скорчила ему рожицу и стала помогать собирать оставшиеся листки.- Ты еще не позабыл свои медицинские навыки? Исследовательская работа это, конечно, хорошо, но народ будет тебе благодарен за простое лечение, а не новые девайсы.
   На это Арнольд сморщился, поставил папку на стол, недоверчиво косясь на Макса, раздумывая над серьезностью его слов.
   - Что вас беспокоит?
   - У Максима недавно было пробито легкое и смещен шейный позвонок,- ответила я, поднимаясь на ноги.- Ты не мог бы осмотреть эти раны и ускорить выздоровление?
   Арнольду не понравилась моя просьба, отчасти от того, что ему придется работать с Максимом. Молодой врач не любил высокомерных вампиров, потому что они в раннем возрасте они постоянно издевались над ним, и парень ничего им не мог сделать. В его душе все еще жил тот деревенский парнишка, который верил в добро и сказки. Кто бы подумал, что он вместо светлой сказки попадет в темную, где ему придется несладко.
   Я заинтересованно смотрела, как Вейнер колеблется, а потом осторожно кивает. Его взгляд остановился на мне и вдруг зажегся, словно спичка. Я мысленно простонала. Такой взгляд не сулит ничего хорошего. Наверняка у него в голове зажглась очередная идея эксперимента, которая касается моего уникального дара.
   Как же трудно быть отличной от толпы. Постоянные взгляды и завышенные требования к моей персоне ужасно раздражали. Студенты до сих пор смотрят на меня с презрением и недоверием, будто я могу тотчас разрушить весь Универ, направив на него огромный столб воды. В голове не укладывается, они же считают меня зазнавшейся девчонкой из маленького города, которая вздумала пойти против власти! В основном эти слухи ходят из-за того, что Максим является моим наставником, и что я якобы заставила его обратить себя. Нет, ну что за идиотизм? Да была б моя воля, я бы позволила себе валяться мертвой на той дороге, но толпе ведь не прикажешь.
   Пока я мысленно пыхтела на пристальное внимание к моей личности, Арнольд медленно подошел ко мне и сунул ко мне бумагу про способности Виолетты, недавно прочитанную мною. Я непонимающе взглянула на медика и взяла лист, мельком взглянув на Градова, которому, видимо, наскучило здесь сидеть, так что он, опираясь на столы, направился в соседнюю комнату, сжав в зубах свой рюкзак.
   - Внимательно посмотри на анализ, который я проводил недавно с Виолеттой,- попросил меня Арнольд, и я едва сдержала смешок, потому что парень выглядел при этом таким смешным. Трудно воспринимать его в таком прикиде, как ученого.- Ее способность очень медленно развивается, почти не сдвигается с места. Яд медленно нейтрализует воду, поэтому сыворотка у меня получается недолго действующей,- он замолчал, подошел к столу и покопался в папках, выуживая из беспорядка смятый блокнотный лист.- А это твой анализ, проводимый, когда ты сдавала экзамены. Видишь, как поменялись цифры?- задыхаясь от восторга, спросил он, и я нахмурилась, совсем ничего не понимая в этих числах и анализах.- Твои возможности просто феноменальны, они развиваются в геометрической прогрессии!
   - Это хорошо или плохо?
   - Это очень хорошо для нас,- заверил меня медик, но тут же его выражение лица поменялось.- Правда, для тебя это плохо. Такой скачок развития не может пройти бесследно, и ты наверняка уже испытываешь его последствия. Но сыворотка из твоей крови более действенна, чем Виолетты. Некоторые наши вампиры настолько хорошо усвоили ее, что смогли даже искупаться в реке. Это же просто волшебно! Я, как начинающий ученый, могу наконец-то надеяться быть тем, кто закончит эволюцию. Вампиры перестанут болезненно реагировать на воду, мы станем намного сильнее наших врагов. Неуязвимость придаст нам больше влияния в мире нечисти, да и меня наконец-то перестанут обзывать. А то совсем оборзели, я тут для них научный прорыв готовлю, а они плюются в меня и толкают постоянно.
   Из его сбивчивой речи я уяснила только одно: я слишком стремительно развиваю свои способности. Вот почему я в последнее время не могу управлять водой и при этом испытываю головные боли.
   Но Арнольда, похоже, совсем не смущал этот факт, он продолжал говорить что-то на счет научного прорыва и моей значимости в нем. В нерешительности я посмотрела на Риту, умоляющим взглядом призывая отвлечь медика. Ее забавлял разговор, теперь она сидела, прислонившись к стене, изредка проверяя капельницу. Наконец, она широко улыбнулась и кивнула мне.
   - Арнольд,- позвала его вампирша, и Вейнер притих, недовольно смотря на Риту.- Может, озвучишь уже свои требования к Наде, и займешься мной? Перерождение- штука неприятная, ты это прекрасно знаешь. Да и Максима надо вылечить.
   С сожалением Арнольд положил на стол документы.
   - Ладно,- согласился он.- В общем, Надя, тебе нужно сдать мне два литра крови, чтобы я мог сделать еще один анализ и изготовить сыворотки. Еще я попрошу тебя кое-что сделать, чтобы полностью удостовериться в пределах твоей возможности. И это, Градова я все-таки осмотрю и вылечу. Но это был последний раз, когда я лечил этого высокомерного негодяя!
   - Заметано, Арнольд,- я обрадовалась скорой возможности покинуть вампункт.- Рита, скажешь Максиму, что я пойду к себе в комнату, встречусь с Сашей, а потом, скорее всего, навещу библиотеку. Надеюсь там застать Кирилла.
   Только я подхватила свой рюкзак и открыла дверь, как до меня донесся раздраженный голос:
   - Надя, я тебя слышал. Не смей без меня ходить к Гвардии и разговаривать с Блэком!
   - Хорошо, хорошо, мастер, я попытаюсь не впутаться в очередную глупость,- поспешно пообещала я Максиму, улыбнувшись. На самом деле слушать я его не собиралась.- Все, я ушла, до скорой встречи.
   Хлопнув дверью, я прошла мимо троллей, но вдруг остановилась и развернулась, смотря в их настороженные физиономии. Пришлось не сосредотачиваться на уродливых бородавках на их лицах. Покопавшись в рюкзаке, я извлекла из него маленькую игрушку, которая называлась 'тамагочи'. Ее я нашла в своем рюкзаке давно и все не могла поверить, что игрушка десятилетней давности оказалась в моих вещах.
   - Вот, это поможет вам развеять скуку,- я боязливо протянула игру троллю, гадая их реакцию.
   Если им что-то не понравится в моем жесте, то они запросто впечатают меня в стену, и тогда мне придется первой на очереди лечиться у Арнольда. Сначала тролль тупо уставился на протянутый гаджет, выставив вперед биту. Пришлось снова повторить слова, чтобы они хорошо меня поняли. Наконец игрушка оказалась в руках тролля, и он заинтересованно покрутил ее. Остальные тролли, одновременно приставив свои дубинки к стене, окружили своего собрата, внимательно разглядывая причудливый предмет. Я едва не рассмеялась, когда они огромными пальцами тыкали на кнопки, восторженно вопя, когда тамагочи издавал звуки.
   - Ладно, ребята, развлекайтесь, а я пойду,- сказала я, радуясь, что эти существа хоть чем-то будут заниматься, помимо охраны.
   Неожиданно от их толпы выделился тролль. Он в развалку подошел ко мне и стукнул по плечу, изображая на лице подобие дружелюбного оскала. Учитывая, что тролли обладали недюжинной силой, я едва не врезалась в стену. Этот жест я приняла за благодарность, поэтому в ответ стукнула существо по локтю, так как он был два с половиной метра роста. Тогда тролль стал издавать звуки, похожие на смех. При этом в его взгляде мелькало что-то осмысленное, поразившее меня. Значит, и они способны что-то понимать в этом мире, и Гвардия ошибается, считая их безмозглыми созданиями.
   Еще раз попрощавшись с троллями, я довольной походкой направилась к главной лестнице, игнорируя взгляды студентов. Тут же начались перешептывания по поводу моего цветущего вида.
   - ...довела Максима до инвалидности и теперь ходит довольная,- донеслись до меня обрывок фразы, и я чуть не споткнулась на ступеньках.
   Ну да, я ведь чудовище, довела милейшего любимца вампирш до травматического состояния, и теперь радуюсь этому. Покачав головой, я взялась за лямки рюкзака и стала подниматься на второй этаж.
   - Эта пигалица опять сюда приехала, наверняка чтоб еще раз показать, насколько крутой себя считает,- пронеслась очередная фраза про меня.
   Надо же, какая я популярная здесь личность. Ни один мой приход без слухов не пройдет. Оставалось только равнодушно на эти взгляды, полные ненависти и презрения, и напоминать себе, что они меня не волнуют. Этим вампирам просто нечем заняться, вот они и развлекаются таким способом.
   Проходя по коридору, я мысленно простонала, когда увидела Виолетту со своей свитой возле двери нашей с Сашей комнате. Вот уж с кем я не хотела встречаться. А она даже не поменялась, такая холодная и надменная снаружи. Ее губы, выкрашенные в ядовитый красный цвет, дрогнули в презренной усмешке, девушка нетерпеливо шагнула навстречу ко мне. Рядом с ней я выглядела как пятнадцатилетний подросток. Она была облачена в винтажное терракотовое платье до пола, подчеркивающее ее стройную фигуру.
   - Надо же, кто удостоил Универ своим визитом,- проговорила девица, рассмеявшись. Я остановилась в метре от нее, гадая, что же выкинет на этот раз вампирша.- Я прям удивлена, думала, что ты уже давно подохла в своем захолустье. Ничего, этот год точно станет для тебя последним, это я тебе обещаю. Таким бесхарактерным дурочкам не место в нашем мире. Или ты думаешь в светлые податься? Они-то точно тебя примут, вечно всякий сброд к себе притягивают.
   Медленно во мне начала закипать злость. Прихлебалы Виолетты тут же рассмеялись, одаривая меня высокомерными взглядами. Успокоившись, я скрестила руки на груди, я натянула на себя вежливую улыбочку, наблюдая, как холодное спокойствие Виолетты идет по швам. Этой речью она наверняка пыталась вывести меня на драку.
   - Виолетточка,- сладким голосом пропела я, мечтая уже поскорее закончить этот бессмысленный разговор.- Мне показалось, или в твоем голосе я услышала зависть? Нет, наверное, послышалось. С чего бы тебе мне завидовать. Ты наверняка довольна своим местом главной собачки на побегушках у Гвардии. А насчет моей безопасности не переживай, Максим отлично обучает меня быть вампиром, не похожим на тебя и твоих подружек.
   Я удивилась нахальности в своем голосе. Прежде я не позволяла себе таких вольностей в отношении вампиров, ненавидящих меня. Но Виолетта, словно пиявка, прицепилась ко мне и всячески пыталась кольнуть меня побольней. И все это она делала из ревности к Градову. Понятия не имею, почему она считает его своей собственностью. Максим как-то рассказывал мне, как в студенческие годы Виолетта убила девушку, которая попросила Макса помочь ей с докладом. Бедняжку нашли изуродованной возле моста. После этого остальные вампирши не решались подходить к Градову.
   Я с омерзением глядела на Виолетту, которая стала заводиться еще больше. Ее ноздри гневно раздувались, брови сошлись к переносице, а глаза стали наливаться кровью. Странно, но я ее не боялась. Не теперь, когда узнала, что она слабее меня.
   Вампирша налетела на меня и прижала к стене, держа изогнутый нож возле моего горла. А она молодец, я не заметила, как она его вытащила из своего корсета. Ее прихлебалы изумленно воззрились на их лидера, не предполагая, что она потеряет над собой контроль. Я бесстрашно смотрела в нечеловеческие глаза, не предпринимая попыток вырваться из ее рук.
   - Думай, что говоришь, тварь,- прошипела она, сильнее прижимая лезвие ножа к моему горлу, оставляя на нем узкую кровавую полоску.- Иначе быстро окажешься в мире мертвых. Что ты себе позволяешь, ты, грязная оборванка. Если будешь и дальше переходить мне дорогу, то расплата не будет долго ждать. Я быстро разберусь с тобой, мерзавка, от тебя живого места не останется.
   Почувствовав теплую струйку крови, ползущую по моей шее, я здорово рассердилась и поняла, что нужно что-то делать. Ударив ее ногой в бок, и повернулась вокруг своей оси, выбивая нож из рук девушки. Быстро подобрав нож, я направила его на Виолетту. Ее лицо надо было видеть. Из-за своего гнева она напрочь забыла, что я могу напасть на нее в ответ.
   - Виолетта, какая же ты глупая и несчастная девушка,- покачала головой я, наблюдая, как вампирша шипит, показывая мне обнажившиеся клыки.- Если я умру, то Макс обязательно отомстит за меня. Он убьет тебя не раздумывая, потому что ему плевать на тебя. Прекрати за ним бегать.
   И я метнула нож совсем рядом с ее головой, пытаясь напугать девушку. Он с глухим звуком глубоко воткнулся в стену. Отшатнувшаяся Виолетта уже была готова была прыгнуть на меня, но внезапно в коридор вошла группа студенток первого курса, и девушка остановилась, выпрямляясь и натягивая на себя прежнее спокойствие. Я быстро юркнула в комнату, закрыла дверь и прижалась к ней, пытаясь унять грохочущее сердце.
   Меня только что угрожали убить. Виолетта совсем свихнулась из-за своей любви к Градову. Раньше она просто оскорбляла, распускала грязные слухи обо мне, но теперь она перешла к решительным действиям. Надеялась напугать, тем самым рассчитывая, что я прекращу общение с Максимом. Полный бред. Я дотронулась пальцами до пореза на шее и мысленно обругала себя. Надо было просто пройти мимо, не впутываться в неприятности.
   Я повернула голову и увидела перед собой Сашу, которая застыла в смешной позе и поглядывала на меня так, словно увидела призрак. Рассмеявшись, я кинула рюкзак на свою кровать и развела руками в стороны. Девушка тут же кинулась меня обнимать, ворча, что я не предупредила ее о своем приезде.
   - Все произошло слишком быстро, я до сих пор не могу поверить, что вновь нахожусь здесь,- оправдывалась я, разглядывая вампиршу.
   А она определенно повзрослела. Ее рыжие волосы теперь не вились, в серых глазах появилось больше холода и серьезности, несмотря на все ее попытки казаться жизнерадостной. Что же с ней произошло за время, что я отсутствовала? Ее худощавое тело стало более мускулистым, она увеличилась в росте, но все равно была немного ниже меня. Да и оделась она по- другому, в консервативную синюю юбку до колена и блузку с широкими рукавами.
   - Я решила немного поменять стиль,- объяснила она, сверкая радостной улыбкой. Она торопливо усадила меня на свою кровать и взяла меня за руку, не переставая улыбаться.- Как же я рада, что ты приехала! Здесь одна сплошная скукота, несмотря на то, что я нашла интересную компанию для себя. Мне так не хватало понимающей подруги. Надолго приехала?
   Я задумчиво посмотрела на нее, пытаясь понять, что не так с девушкой. Мне вдруг виделась фальш во всех ее действиях, но я быстро отбросила эту мысль, скинув все на стычку с Виолеттой.
   - Надеюсь, что ненадолго.
   Девушка расстроилась и выпустила мою ладонь, надув губы как маленький ребенок.
   - И чего тебе здесь не нравится? Гвардия вроде перестала зверствовать, вампиры стали реже умирать. Все налаживается. Так почему не учиться здесь с нами, ведь самостоятельное образование не лучшая затея.
   Я покачала головой и с шоком смотрела на подругу. И куда делась та Саша, которая ненавидела Гвардию и жаждала восстания? Ладно, она всегда меня уговаривала учиться здесь, но ее-то отношение к Гвардии было отрицательным. Что заставило ее поменять взгляды?
   - Они грозились скинуть на наш дом бомбу, если я сюда не приеду. Поверь мне, они ничуть не изменились. Неужели ты считаешь нормальным, что вампиры умирают по их вине?
   - Нет, конечно, я так не считаю, что ты,- поспешно подняла руки Саша, с виноватым выражением лица глядя на меня.- Я знаю, они недостойны быть нашими лидерами, но мы ведь нечисть, Надя, смерть для нас частое дело. Как говорится, выживают сильнейшие.
   Да что с ней сегодня такое творится? Я ошарашено глядела на свою подругу и не могла поверить в услышанное. То есть для нее нормально, что каждый день вампиры умирают благодаря Гвардии? Что каждый день они убивают по десятку вампиров просто чтобы запугать своих подчиненных. Кажется, я упустила тот момент, когда мир стал меняться.
   - Ладно, давай поговорим о другом,- сказала Саша, видя мое недоверчивое выражение лица. К ней вернулась прежняя жизнерадостность и детская непосредственность, и я немного успокоилась.- Я слышала, что Максим покалеченный приехал. Что с ним случилось?
   - Ого, быстро же разносятся слухи,- пробормотала я, залезая на кровать с ногами.- Да так, очередная стычка с демонами, ничего серьезного.
   Саша ахнула, широко распахнув глаза. Теперь она была похожа на прежнюю Сашу, но я все равно не могла отделаться от мысли, что заставило ее быстро сменить позицию в восстании. Девушка откинула длинные рыжие волосы назад и хитро улыбнулась.
   - Слушай, а это правда, что вы с Максимом встречаетесь? Просто о вас давно говорят в Универе, даже фото некоторые проскальзывали, где вы в обнимку стояли.
   Я залилась краской и смущенно уставилась на прикроватную тумбочку, обустроенную различными флакончиками с духами и бутылками с кровью. От осознания того, что нас обсуждали студенты, я еще больше покраснела. Не говоря уже о наших внезапных фотографиях. До этого времени я даже не думала, что мы кому-то можем быть интересны, кроме Виолетты. Значит, и Гвардия уже в курсе наших отношений. Это нехорошо. Они смогут использовать эту слабость против нас самих. Надо будет предупредить об этом Градова, когда мы пойдем к ним.
   Я несмело кивнула Саше, и та завизжала, кидаясь ко мне обниматься. Нерешительно я обняла ее в ответ. Эта новость привела ее в бурный восторг, девушка еще некоторое время визжала мне в ухо и говорила, как же она рада за меня. Наверное, даже я не так рада за нас с Максимом, как Саша.
   - Как же это классно!- закричала она, временно оглушая меня.- Вы правда так мило смотритесь вместе. Кто бы мог подумать, что Максим влюбиться в свою подопечную. Это так романтично!
   Я смущенно кивала, радуясь, что моего красного лица не видел Градова, иначе он бы постоянно напоминал мне об этом, тем самым смущая еще больше. Меня одолевали смешанные чувства. Я так давно не обсуждала что-то с близкой подругой, находясь постоянно в тренировочном режиме, что совсем отвыкла делиться девчоночьими секретами. И да, я ужасно скучала без настоящей подруги. Конечно, Сашу нельзя назвать лучшей подругой, но ее судьба была мне небезразлична, особенно теперь, когда она вдруг показалась мне чужой.
   Продолжая слушать ее восхищения по поводу нашей пары, я озиралась по сторонам. А интерьер комнаты немного поменялся, старые тумбочки были заменены новыми, стены были выкрашены в приятный голубой цвет, скрывая длинные царапины, коих было немало, вампиры часто вымещали злость на ближайших предметах. В целом комната теперь выглядела более современной, совсем не похожей на пещеру дикаря. Интересно, что для этого сделала Гвардия, чтобы провести такие ремонты во всех комнатах вампирах. Откуда у них взялось столько денег, если студенты совсем их не зарабатывают.
   Я не сразу заметила, как в комнате воцарилась тишина. Саша смотрела на меня с широкой улыбкой, внимательно следя за моей реакцией. В последние минуты она вообще с меня глаз не сводила, что настораживало и нервировало.
   - Нравится?- радостно спросила она, обводя рукой комнату.- Это нам месяц назад сделали, еще и ванную отремонтировали. У вампирской элиты нынче был большой доход, нам теперь даже кровь более качественную дают. Гвардия вообще довольная ходит, будто они сами эти деньги заработали. Никогда не устану поражаться их напыщенности.
   Я непонимающе взглянула ее. Что это еще за вампирская элита такая? В ответ на мой вопрос рыжая вампирша удивленно посмотрела на меня и спросила:
   - Как, ты еще не дошла до изучения жизни вампирской элиты? Ну, тогда слушай. Вампирская элита- некая группа вампиров, которые живут отдельно от нас, не учатся быть настоящими вампирами. Проще говоря, они живут совсем как люди, только у них есть свои извращенные развлечения и жажда крови. За свою свободу в действиях они отдают половину своих денег от прибыли их бизнеса или работы. На эти деньги нас и содержат в Универе. Если по- человечески, то мы как бы армия, которую надо питать, учить и снаряжать, а элита- простые граждане, платящие так называемый налог. По мне, так это вообще нечестно. Почему кто-то должен пахать, выполнять всякие глупые задания, а кто-то жить в свое удовольствие. Вампирская элита совсем не поддается контролю, они делают все, что хотят, и они могут поехать куда угодно. Совершенно другая жизнь.
   Я была приятно удивлена. А я- то наивно полагала, что все горбатятся на Гвардию, а нет, есть те, кто независим от них. Было интересно представлять, что вампиры могут жить по- другому. Разве можно жить среди людей, наслаждаться обычной жизнью и не иметь постоянного риска умереть? Оказывается, можно. Меня тут же наполнила зависть. Никто мне не говорил, что у вампиров есть такой путь. Максим вообще говорил, что без сражений жизнь вампира не существует. Почему он не сказал мне про вампирскую элиту и их жизнь?
   - Я думала, ты знаешь про элиту, Максим ведь наполовину в ней состоит и тоже платит Гвардии,- оправдалась Кот, больше не улыбаясь. Сейчас она была встревоженной.- Еще он на днях будет читать нам лекцию про элитных вампиров. И этого он тоже не сказал?
   Я помотала головой, чувствуя себя крайне глупо. Значит, этот мерзавец собирался ехать в Универ. Вот почему он так упорствовал, когда был еще травмированным. Он соврал мне. Я досадно отвернулась и сжала руки в кулаки. Ничего, он у меня еще получит. Подскочив на ноги, я подошла к рюкзаку и извлекла из него бутылку красного вина.
   - Что ты собираешься делать? Только не говори, что ты собралась эту бутылку Максиму на голову обрушить?
   - Нет, -отмахнулась от нее я, открывая дверь.- Пойду, одну знакомую навещу. Если Градов сюда зайдет, скажи что я очень зла и ему лучше не встречаться со мной в ближайшее время.
   Саша нахмурила брови, грустно выпятив нижнюю губу. Она походила на маленького беззащитного ребенка, которого тут же хотелось окружить заботой. Пришлось напомнить себе, что у вампиров внешность не соответствует душе.
   - Ладно, только у меня скоро занятия начнутся, я комнату закрою. Но я могу оставить ему записку.
   Я согласно кивнула, и уверенным шагом направилась на два этажа ниже, чтобы поведать вредную ведьму, заведующую библиотекой. Еще я надеялась встретить там Кирилла. Я не видела парня с моего первого приезда в Универ, и мне было интересно узнать, где же он пропадает. Моя твердая позиция во что бы то ни стало сделать его своим другом оставалась непоколебимой. Увидев его, я сразу знала, что мы можем быть неплохими друзьями. Это такое чувство, будто ты наконец-то понимаешь, что вот он стоит, твой настоящий друг. Каким- то образом я ощущала, что наши судьбы не раз будут пересекаться.
   Студенты сновали в коридорах, суетливо вылезая в окно и поднимаясь на третий этаж, где располагались аудитории. На их лицах было написано, насколько им уже надоела учеба. Я их понимала. Трудно сосредоточиться на обучении в ночное время, когда энергия бурлит в крови и требует ее выпуска. Кое-как пробившись сквозь толпу, я распахнула окно и вдохнула свежий холодный воздух. От открывавшегося вида дух захватывало.
   Снаружи уже проводились уроки борьбы у первого курса. Снег разлетался во все стороны, молодые вампиры то и дело взмывали в воздух, нанося удары друг другу. Конечно, все их попытки были корявыми, но на то они и были первокурсниками. Все равно зрелище было занимательным. Теперь я четко осознавала, какими же уникальными созданиями вампиры являются. Они казались такими прекрасными, словно ангелы, но на деле были демонами, приносящими хаос в мир.
   Мне несильно толкнули в плечо и грубо спросили, собираюсь ли я двигаться с места. Я поспешно кивнула неряшливому студенту и выскользнула из окна, цепляясь заостренными когтями за кирпичную стену. Подобно пауку, я взбиралась вверх, чувствуя свое превосходство над простыми людьми. Проворно я проникла на четвертый этаж и подошла к огромной двери.
   - Ну что, привет, знания,- сказала я, отворяя дверь в хранилище книг.
  Глава 9.
   - Надо же, какие нелюди!- удивилась Розалия Михайловна, чуть не выронив чашку кофе.- И чем ты не угодила Гвардии на этот раз?
   Я одарила ведьму широкой улыбкой и подошла к ее столу, с интересом разглядывая причудливую обложку книги 'страсти темного ведьмака'. И кто только штампует эти дешевые романы. Как бы то ни было, Розалия Михайловна очень любила читать именно такие романы, и даже выделила для них небольшую комнатку рядом с библиотекой. Вообще, ведьма была уникальным подарком для Универа, даже Демьян Карлович, домовой этого дома, признавал ее неординарный подход к своей должности. Помимо звания библиотекаря, Розалия Михайловна также была ценным советчиком для молодых студентов. У нее был большой жизненный опыт, которым она не стеснялась поделиться. Эта ведьма вообще ничего не стеснялась.
   - Сама не знаю, чего они в этот раз бесятся,- весело ответила я, радуясь, что кроме нас в библиотеке никого нет. Мне хотелось поговорить с ведьмой наедине.- Надеюсь, в этот раз они по существенному поводу меня вызвали, иначе я просто сойду с ума. Вы представляете, они ведь даже нам отпуска не дали, хотя мы недавно разобрались со складами оборотней. Совершенно никакой благодарности!
   Розалия Михайловна рассмеялась, отложила кофе и откинулась на спинку кресла, рассматривая меня. Серьезно, она прямо просканировала меня своим пристальным взглядом от головы до пяток. Закончив детальный осмотр, она вдруг выдала:
   - А ты, я смотрю, сильно повзрослела, несмотря на вампирские гены. Такая же красавица, как и мать. Говорят, ее недавно видели в Риме. Может, мне тоже в бега податься? А что, повидаю мир на старости лет.
   - Ой, ну что вы, Розалия Михайловна, вы и сейчас молодая, любой студентке фору дадите.
   Ведьма зарделась от моих слов, которые частично были правдой. Если библиотекарь перестанет носить странные юбки из непонятной ткани, поменяет очки на более современные и распустит волосы, то она вполне сойдет за тридцатилетнюю женщину.
   - Ох, ma chere, скажешь тоже,- притворно вздохнула Розалия Михайловна, взяв зеркальце и рассматривая себя.- Я не выгляжу привлекательной вот уже десять лет, что уж говорить про завоевание мужских сердец. А что это у тебя там в руке?- заинтересованно спросила она, выглядывая за стойку для заполнения документов.
   Вид у нее был хитрый и радостный. От красного вина ведьма никогда не отказывалась. Рассмеявшись, я протянула ей бутылку, которую она быстро схватила и поместила в свой мини-бар, находящийся на полу. А она неплохо здесь устроилась, наверняка выходит из своей библиотеки только чтобы поесть и покричать на студентов.
   - Розалия Михайловна, а Кирилл случайно не здесь находится?- спросила я, нетерпеливо оглядываясь по сторонам, словно Блэк мог прятаться где-нибудь в углу.
   Розалия горестно вздохнула и покачала головой. При упоминании Кира она почему-то отложила все свои дела и придвинулась ко мне еще ближе, становясь серьезной, что происходило нечасто.
   - Бедный мальчик уже не появляется два месяца в Универе, все находится на задании Гвардии. Ты бы знала, сherie, как мне жаль его. Ладно хоть он сидел здесь, у меня, читал книжки и карты заполнял, но теперь-то все изменилось. Voici les diables! Заставляют его работать до посинения. А ведь он мальчик неплохой, только необщительный, но это даже хорошо для парня, они такими и должны быть.
   - Вот и я не понимаю, почему он верен Гвардии,- поддакнула я, с негодованием глядя в сторону.- И сколько бы я его не спрашивала, Кирилл мне не говорит причину. Я так хотела его встретить здесь, попробовать уговорить перейти к восстанию. У вас когда-нибудь бывало такое ощущение, будто вы ответственны заботиться за определенного человека?
   Я прикусила язык, вовремя сообразив, что я опять употребила слово 'человек' вместо вампира. Со мной часто такое происходило, и это невероятно раздражало ребят. Что поделаешь, я не могла так быстро перестроиться быть сто процентным вампиром.
   Розалия Михайловна загадочно мне улыбнулась и прикрыла глаза. Казалось, будто она сейчас плавала по своим воспоминаниям из прошлого, причем это были счастливые воспоминания. Ее лицо посветлело, усталость словно сняло рукой. Ведьма была наполнена светом. Я заворожено смотрела на нее, пока Розалия не открыла глаза.
   - Да, такое когда-то давным-давно со мной случалось,- медленно проговорила она, тоскливо сверкая болотными глазами.- Хорошие были времена, я тогда еще не скатилась во тьму. Я тогда еще жила во Франции, у своей матушки. Это была моя молодость, каждый день был особенно ярким и наполненным множеством воспоминаний. Да-а-а... Это было прекрасно. Что-то я отвлеклась. Я встретилась с таким человеком в восемнадцать лет, и до сих пор с теплотой вспоминаю его. В нем я сразу разглядела того, кто нуждается в заботе и понимании.
   - Кто это был?- заинтересованно спросила я, не веря своим ушам, настолько по-иному теперь звучала речь библиотекаря.
   - Это была моя первая любовь,- вдруг застенчиво призналась Розалия, и мне даже показалось, что она чуть-чуть покраснела.- Когда мы с моим молодым человеком встретились в первый раз, он находился на грани уныния и отчаяния. Ну ты же понимаешь, моя непредсказуемая натура тут же захотела спасти его?
   Я кивнула. Зная Розалию Михайловну, можно смело представить себе цветущую девушку- ураган, сотрясающим все на своем пути.
   - Мы сразу поладили. Монсель был неисправимым романтиком, мечтавшим о чистой светлой любви, ну а я была помощницей ведьмы и постоянно попадала во всякие переделки. Как он сам говорил мне, я заворожила его с первого взгляда. Постепенно мы стали больше проводить время, и вскоре наша любовь расцвела. В то время я верила именно в такую светлую любовь, и, не раздумывая, кинулась в омут с головой, совсем позабыв про свое темное происхождение. Это тут же привело к ужасным последствиям.
   - Что с ним произошло?
   - Мои враги добрались до него прежде чем я успела раскрыть ему, кто я,- Розалия Михайловна отвернулась от меня, ее выражение лица стало мертвенно бледным, а в глазах застыли слезы горечи и печали.- До сих пор я не могу оправиться от этой печали. Когда теряешь ту единственную любовь, от которой у тебя вырастают крылья, уже не можешь быть прежним.
   - Это печально,- сказала я, полностью прочувствовав короткую историю Розалии.- То что с вами произошло... Вы из-за этого обратились к мраку?
   Она покачала головой, смахивая выступившие слезы.
   - Нет, темной я добровольно стала. Это довольно долгая история, я не буду ее сейчас рассказывать. До тебя я хотела лишь донести то, что всегда нужно заботиться об окружающих тебя людей или вампиров, чтобы не получить печальный конец. Потому что всегда наступает момент, когда твой близкий друг попадает в беду, из которой только ты можешь его вытащить.
   Я не совсем поняла ее совета, но на всякий случай кивнула. Воцарилась тишина. Неловкое молчание стало тяготить меня, я застенчиво разглядывала стеллажи, стоящие в большом зале. Меня тянуло пойти туда, чтобы посмотреть еще какие-нибудь книги про возможности вампиров. В последнее время я стала еще тем полиглотом. Могла всю ночь заворожено читать научные статьи Питера Феромо. И иногда заходившего ко мне Емелю пугала такая моя обездвиженность. Все твердил, что вампиры славны не умом, а безграничной силой и властью. С этим спорить было трудно, да мне и не хотелось делать это. Сила и правда решала многое в мире тьмы.
   - Но Кирилл мне еще не совсем друг,- задумчиво сказала я, прерывая возобновившееся чтение Розалии Михайловны. Она снова отложила книгу и вздернула брови, требуя от меня объяснений.- Ну, это я набиваюсь ему в друзья, а он вроде как отпирается от моего общества. Но мне на это плевать. Я уже решила стать ему отличным товарищем.
   - Это похвально, милая. Кирочка мне как-то говорил, что к нему пристает одна доставучая девушка. Я уже тогда отметила, что он заметно повеселел. А когда узнала, что это ты и есть доставучая девушка, то вообще обрадовалась за него. А то ходит, неприкаянный павлин, ни с кем поговорить не может.
   Я рассмеялась. Скорее, Кирилл больше походит на мрачного черного лебедя, плывущего по реке скуки и бесконечной рутины. Казалось, будто этот парень вообще не знает, как веселиться. Он как робот, постоянно работает, а если не работает, то обязательно что-нибудь анализирует. Как можно так жить? Тем более, что все это он делает для Гвардии. Эта мысль приводила меня в оцепенение. И почему я решила связаться с парнем, который является моим прямым врагом? Совсем сумасшедшая.
   У меня в кармане пиликнул мобильник, и я с интересом заглянула в дисплей телефона. Макса Градова заинтересовало мое нынешнее местоположение, удивительно просто. Невольно на моем лице расцвела довольная улыбка. Боится, что я попаду в неприятности.
   - Розалия Михайловна, а вот скажите, что сделать с парнем, который тебе кое о чем соврал?- лукаво спросила я, внутренне предвкушая мой будущий наезд на вампира.- Это не совсем огромная ложь, но тебе все равно от нее неприятно. Как в такой ситуации поступить?
   Ведьма оживилась.
   - Неужели Максимочка в чем-то провинился?- удивленно спросила она, рассмеявшись завилистым смехом.- Ох, девочка моя, я тебе не завидую, из мужчин вообще сложно правду вытащить. Их железная логика того не позволяет. Ты бы знала, какими изворотливыми созданиями они могут быть. И при этом еще нас называют интригантками. Я, когда раскрывала тайну своего третьего любовника, была в таком шоке. Это ж надо так умело закрутиться в клубок лжи и при этом ни разу не попасться. Да и мне кажется, что ты уже придумала, что тебе делать с этим мальчиком.
   Я заговорчески улыбнулась ей и пообещала, что я еще зайду к ней поболтать. Зная загруженный график приема вампиров Гвардии, можно смело рассчитывать, что личную аудиенцию я получу только завтра. Непонятно только, зачем они меня именно сегодня заставили приехать.
   Закрыв за собой массивную дверь, я тут же столкнулась с Градовым, совсем ничего не подозревающим о моем намерении выбить из него чистосердечное признание. Я быстро оглядела его. Отлично, Арнольд все-таки осмотрел его и вылечил, даже ни одного синяка не осталось. Теперь угрызения совести не будут мучить меня, когда я буду добиваться правды от парня.
   Градов, похоже, почувствовал мой решительный настрой и попятился назад, внимательно следя за моими движениями. Невинно хлопнув ресницами, я в течение минуты стояла, просто глядя на вампира. И ведь совсем не понимает, в чем провинился, гад. Я налетела на Максима прежде чем он успел отскочить в сторону, и прижала его к стене, локтем надавливая ему на кадык. Мне пришлось встать на носочки, чтобы мои глаза находились на уровне глаз моего парня. Я внимательно всматривалась в зеленую бездну его глаз, словно там мог содержаться ответ на мой вопрос. Рука сама собой потянулась заправить выбившуюся прядь его черных волос, но я напомнила себе, что я вообще-то зла на гада.
   - Скажи, милый,- прошептала я ему на ухо, сильнее вжимая парня в стену, а он и не думал сопротивляться, только удивленно смотрел на меня.- Почему ты не сказал мне, что собираешься ехать сюда читать лекцию про вампирскую элиту? Ты же мой наставник, всему меня учишь, почему решил, что эту лекцию я могла бы пропустить?
   Если Макс и удивился, то не показал этого. Его лицо сохраняло спокойствие, лишь глаза беспокойно осматривали меня. Он было дернулся вырваться из моей хватки, но я надавила ему на горло сильнее, затрудняя ему дыхание. Меня вдруг охватил азарт от всей этой ситуации, злость куда-то совсем пропала. Ну конечно, я ведь нечасто вот так наезжаю на своего парня, все наглости не хватало.
   - Лекцию я могу и лично тебе провести,- прохрипел Макс, сверкая широкой улыбкой. Его забавляли мои действия.- На самом деле это скучная тема, я согласился-то только потому что из преподавателей некому было ее провести.
   - О, какой же ты самоотверженный, прямо джентельмен. А мне сказать про это ты не собирался?
   - Не хотел тебя нервировать,- пожал плечами Максим, будто это был сущий пустяк.- Если бы сказал, ты бы поехала со мной, а я не хочу, чтобы ты лишний раз совалась в Универ.
   - Отлично ты решил, Максимушка,- с этими словами я оттолкнула его от себя и возмущенно всплеснула руками.- Опять ты сделал так, как считаешь нужным, ничего не сказав мне. Прекрасно! Знаешь, а ведь когда полгода назад ты предлагал мне стать парой, я рассчитывала на хоть малюсенькое твое доверие. Но как мне пробраться сквозь стену, которую ты старательно вокруг себя возвел без твоего ко мне доверия? Я не понимаю этого, Максим, и я очень устала.
   Теперь, когда я наконец высказала свои мысли, мне стало легче. Тяжело нести такой груз за двоих. Отсутствие доверия было нашей главной проблемой, и я четко осознала это, когда он снова не сказал мне правду. Одного моего желания не хватит, чтобы вернуть наши отношения в прежнее русло, для этого и Максиму придется приложить усилия, для начала хотя бы начать доверять мне.
   Градов хотел сделать шаг ко мне, он даже поднял руку с намерением прикоснуться меня, но вовремя остановился, рука его безвольно опустилась. Маска самовлюбленного парня исчезла, и теперь передо мной стоял настоящий Максим. Максим, самовольно заковавший себя в прошлом. Страх в его глазах набирал оборот. Меня поражало то, насколько он был сломлен. Но я не собиралась его жалеть.
   - Ты права,- вдруг твердо сказал он, избегая моего взгляда. Он устало прислонился к стене и усмехнулся.- Ты абсолютно права. Я отвратительный лжец и сволочь. Теперь, когда ты озвучила главную мою проблему, я наконец-то набрался решительности, чтобы исправить ее. Обещаю, что я приложу все силы, чтобы у нас все наладилось. Пойдем,- Макс подошел ко мне, взял за руку и решительно повел меня по коридорам.
   Я растерянно шла за ним, недоумевая. Ну не ожидала я, что он так быстро согласиться со мной. Максим совсем не похож на того, кто сразу соглашается с девушкой, слишком уж он горделивое создание. Но несмотря на это, приятное тепло разлилось в моей груди. У него появился шанс освободиться от прошлого и открыться для новой любви.
   - Куда мы идем?- поинтересовалась я, оглядывая мрачные стены коридоров. И как они живут в таком лабиринте, тут же совершенно невозможно ориентироваться.
   Мы продолжали петлять по коридорам, и вскоре Градов остановился перед кабинетом с табличкой 'психолог А.Ю. Велинский'. Он выпустил мою руку и с интересом повернулся ко мне. Я остро чувствовала его боязнь этого места за маской уверенности. Ему совсем не нравилось здесь бывать, потому что тут его душу переворачивали наизнанку и пытались установить новый порядок в ней.
   Но мы все равно были здесь, и Максим не собирался отсюда уходить. Наоборот, прежде такой решительности я в нем не наблюдала. Мой взгляд вернулся к табличке на двери, и я спросила:
   - Мне пойти с тобой?
   - Да, я хочу этого,- согласился Максим, нервно смотря на дверь. На минуту его дыхание участилось, а сердце забилось от волнения.- Именно здесь я могу в открытую говорить про свои проблемы, и не бояться потерять честь вампира. Но я прекратил сеансы восемь лет назад, и до сих пор неуверен, что психолог мне поможет. Ради тебя я вновь готов пройти через эту психологическую мясорубку.
   Я несмело улыбнулась ему и взяла парня за руку, пытаясь приободрить его.
   - Тогда рядом с тобой просто не было меня. Ты ведь говорил мне, что я твое лекарство, так что перестань нервничать и ворчать, и позволь мне помочь тебе. Я прекрасно понимаю, что парням не нравится показывать свои слабости, но ты ведь хочешь начать испытывать ко мне более сильные чувства и не думать при этом о прошлом?
   Парень моргнул и кивнул, находясь в каком-то трансе. Я едва не засмеялась над его реакцией. Кто бы мог подумать, что сильный и уверенный вампир Максим Градов может вот так просто бояться психолога. Сжав его ладонь, я выдержала паузу и несильно толкнула дверь, наблюдая, как она с тихим скрипом отворяется. Тогда я посмотрела во взволнованные глаза Максима и кивнула ему. На его лице медленно росла уверенная улыбка, что было очень хорошо. Этот этап жизни мы прошли, и теперь переходили к следующему.
   Войдя в кабинет доктора Велинского, я остановилась, изучая приятную обстановку. Сразу видно, что здесь живет не вампир. Все предметы и мебель были наполнены какой-то своей жизненной энергией, заполонявшей всю комнату. Я уловила едва заметный аромат яблока, исходивший от ароматической свечки, лежащей на массивном каменном столе. Свечей тут было много, они стояли на шкафах, на кофейном столике, примостившимся возле белого кожаного дивана, на поддоннике рядом с милым чайником с рисунком розы, приводя мою обонятельную систему в замешательство
   Это место мне сразу понравилось. Из всего Универа именно в этой точке не чувствовалась мерзкая энергетика тьмы. Здесь все отдавало положительной энергией. Обстановка была настолько человечной и привычной, что я сразу ощутила себя комфортно, чего не скажешь о Максе. Тот стоял, нахмурившись и засунув руки в карманы, обреченно глядя вперед.
   - Ах, это вы, Максим,- послышался голос из-за стола. Доктор сидел в тени, из-за чего я не могла как следует рассмотреть его.- Что, опять будете обвинять меня в некомпетентности и застарелых методов терапии?
   Мужчина выглянул из тени и поставил локти на стол, глядя с полуулыбкой на Градова. Его взгляд выражал простоту и доброту, он смотрел на Максима как на своего старого приятеля, который долго не заходил к нему в гости.
   Сам мужчина был подтянутым и бодрым, ему можно было дать не больше сорока. Одетый в классическую рубашку и пиджак, он при этом не выглядел, как скучный кабинетный человек, наоборот, классика придавала ему шарма и элегантности. Добродушные янтарные глаза с удивлением смотрели на меня, словно не веря в мое существование здесь, в этой комнате. Я же была поражена тем, как выглядел психолог. Не так я себе их представляла. На квадратной челюсти виделась легкая щетина, острый подбородок украшал небольшой шрам, еще один был на щеке, разделяя ее на две части. Но в целом мужчина был красив. Кустистые черные брови, такого же цвета коротко подстриженные волосы, длинный нос, и четко очерченные скулы придавали ему невероятную аристократичность. На меня он произвел приятное впечатление.
   - А это что за юная особа?- полюбопытствовал Велинский, ничуть не смущаясь моего пристального взгляда.
   - Это основная причина моего здесь нахождения,- бесцветным голосом отозвался Максим, усаживая меня на диван, стоящий по правую руку психолога. Сам он сел на стул прямо напротив Велинского, раздумывая над чем-то.- Ради нее я решился возобновить наши приемы и, наконец, стать свободным от прошлого.
   Это привело доктора в восторг. Он одарил меня взглядом, преисполненным благодарности, и хлопнул в ладони, тут же потирая их. Сейчас он выглядел немного коварно. Так выглядят хищники, загнавшие добычу в угол и решившие с ней поиграть.
   - Эта отличная новость, учитывая, что вы восемь лет игнорировали мои вам послания. Ну ничего,- довольно произнес Велинский, откидываясь кожаное кресло,- мы начнем заново. Для начала, Максим Игоревич, познакомьте меня со своей спутницей. Мне прямо интересно узнать, как вы заставили этого гордеца прийти ко мне.
   Я смущенно улыбнулась, поглядывая на мрачнющего Градова. На того умиление психолога не произвело никакого впечатления. Он сидел, откинувшись на спинку стула, и безучастно смотрел вверх.
   - Это Надя, моя девушка,- представил меня Макс, наблюдая за вытянувшимся лицом психолога.- Да, это случилось, только вот не надо бурных оваций. Мы сюда не за этим пришли. Надя, это Александр Юрьевич, мой психиатр, который раз в пять лет мучает меня каждодневными сеансами и пытается вылечить меня.
   Мы дружественно кивнули друг другу, и Александр Юрьевич рассмеялся. До последнего момента я не замечала, насколько была натянута и как у меня все внутри замерло. Издав нервный смешок, я поудобней устроилась на диване, попытавшись расслабиться.
   - Я бы не сказал, что вы больны, Максим,- возразил ему Велинский, покачивая головой.- Нет, тут другая проблема. Это все ваше упрямство, Максим. Именно оно не дает вам двигаться дальше. Но об этом мы поговорим с вами позже, сначала расскажите мне, что произошло с вами за эти восемь лет, что вы бегали от меня.
   И Градов пустился в весьма скучный монолог, к которому я мгновенно потеряла интерес. Про меня эти двое вообще забыли, Александр Юрьевич погрузился в рассказ Максима, изредка делая записи в толстом блокноте, так что я была полностью предоставлена самой себе. Спросив разрешения, я подошла к шкафу с книгами по психологии, и вдруг наткнулась на полочку с причудливыми фигурками и другими непонятными мне вещами. Я почему-то не решалась прикоснуться к ним, испытывая странные ощущения тревоги и опасности. Не трудно было догадаться, что предметы хранили в себе магию. Но откуда у психолога их взялось таком количестве? Я, конечно, читала, что многие представители нечисти рвались собирать магические артефакты, но не думала, что кто-то и в самом деле их коллекционирует. Надо бы расспросить у Максима, кем же является его психиатр, когда мы отсюда выйдем.
   В смешанных чувствах я отошла от шкафа и села на диван, положив руку на изголовье. Мда, я теперь понимаю, почему сюда не хочет возвращаться Максим, прием у доктора Александра Велинского проходил скучно и посредственно. Он почти ничего не говорил, все сидел и писал что-то в блокноте, иногда хмурясь. Казалось, ему самому было скучно выслушивать рассказы Максима о бесконечных драках. Но, когда Максим стал непринужденным голосом рассказывать про прошлый год, психиатр оживился, в его глазах мелькнули заинтересованные огоньки, и он отложил свой блокнот в сторону, поставив локти на стол и чуть наклонившись к Максиму. Второй никак на это не прореагировал, лишь кинул на меня умоляющий взгляд и перешел к той части рассказа, где он обращал меня в вампира.
   Я не могла объяснить, что со мной творилось, когда Градов говорил об этом. Меня будто ледяной водой облили. До этого момента я никогда не слышала, как ребята постоянно следили за мной, постоянно писали отчеты обо мне Гвардии. Как они следили за каждым моим шагом, знали все о моей жизни, о моих проделках с друзьями. На моменте той аварии у меня пересохло горло. Из уст Максима все звучало гораздо более серьезно и печально. Он не хотел меня обращать, потому что знал, что Гвардия тут же сделает меня приманкой для моих родителей.
   К концу рассказа я полностью сникла и уже не слушала, о чем они там говорили. Я не могла поверить, что я уже это все пережила. Наверное, я должна была с ума сойти от того круговорота событий, что случились со мной. Но нет, это не я сижу на приеме у психолога и пытаюсь решить свои проблемы. Мой взгляд переместился к лицу Максима. Похоже, он уже на грани того, чтобы встать отсюда и уйти.
   - Не понимаю, зачем я должен вам все это рассказывать,- раздраженно сказал Градов, проводя рукой по волосам, растрепывая их.- За все эти годы вы не дали мне ни одного совета, как мне справится с отголосками прошлого. Знаете что, зря я сюда пришел.
   Когда Максим уже поднимался со стула, сильная рука Александра Юрьевича усадила его обратно на место. Несмотря на все недовольства черноволосого вампира, психолог оставался совершенно спокойным и даже улыбался. Я заинтересованно уставилась на него, не понимая его реакции. Чему тут улыбаться, все ведь плохо, и сердитая физиономия Градова только это подтверждает.
   - Милый мой друг, раньше я не мог вам помочь только потому, что у вас не было мотивации к этому,- тихо сказал Виленский, с торжествующим видом откидываясь на спинку кресла. Затем он указал на меня рукой.- Теперь же у вас эта мотивация есть. Понимаете, когда в вашей жизни появилась Надя, вы наконец-то почувствовали желание избавиться от призраков прошлого. Почувствовали же? Но прошло уже больше ста лет, Максим, вы не можете вот так с легкостью расстаться с образами вашего отца и Анны. Я прав или нет?
   Максим выглядел застигнутым врасплох. Его глаза широко распахнулись, все его тело напряглось. Такого психолог ему раньше открыто не высказывал. Я могла понять все чувства Максима по одному его взгляду. Самыми отчетливыми были боль и страх. Этими словами Виленский расковырял его старую рану и заставил пережить те события заново. Мне хотелось подойти обнять его и утешить, но Александр Юрьевич покачал головой, продолжая наблюдать за Максимом. Он терпеливо ждал от него ответа.
   - Вы правы,- с шумным вздохом признался Максим, опустошенно глядя на поверхность столешницы. Он замолчал на некоторое время, рассеянно посматривая на меня.- Они часто мне снятся. Я, возможно, смог бы с этим справится, если бы эти сны не были такими реальными. Иногда мне кажется, будто мне видится образ Анны посреди улицы или леса. Это выбивает из колеи, причем надолго. Да и существуют еще другие вещи, не позволяющие мне быть спокойным, но я не хочу о них сейчас говорить. Иногда я вечерами думаю про обезображенное тело отца, найденное в той бочке.
   Александр Юрьевич был озадаченным. Неожиданно запищал его старенький телефон, лежащий на краю стола, он торопливо сбросил вызов, и вытянул губы трубочкой, явно не зная, что делать с таким откровением. Я молча переглядывалась с Максимом, пока психолог напряженно думал. По виду Градова невозможно было сказать, что он только что совершил самое откровенное признание в своей жизни. Наоборот, он почувствовал себя комфортно и слегка улыбался. Ему определенно стало легче после того, как он вслух назвал свою проблему, что меня не могло не порадовать. Я улыбнулась ему и показала большой палец, испытывая легкость в душе.
   - Ну что ж, Максим Игоревич, вы дали мне большую пищу для размышлений,- одобрительно подвел итог Велинский, что быстро печатая в телефоне.- К сожалению, у меня возникли неотложные дела, но мы обязательно поговорим завтра утром. Я очень рад, что вы наконец-то сумели хотя бы частично раскрыться мне, раньше из вас и слова было невозможно вытянуть. Вы делаете большой шаг вперед. Ну а вам, Надежда, приношу все свои благодарности за то, что появились в жизни этого парня.
   Улыбнувшись, я уставилась на Градова торжествующим выражением. Вот, а он еще не слушает моих советов. Торопливо попрощавшись с психиатром, мы выпорхнули из кабинета, оказавшись в непривычной тишине. После такого красочного кабинета непривычно оказываться в мрачных коридорах. Но несмотря на это мне хотелось петь и плясать, что можно сказать и о Максе. Он вообще пребывал в эйфории. Парень вдруг взял меня на руки и закружил в воздухе, крепко прижимая к себе. Я счастливо смеялась и обнимала его за шею.
   - Вот видишь, мы не зря сюда пришли,- сказала я, когда мы взялись за руки и пошли по коридорам.- Теперь все наладится.
   - Ты правда в этом уверена?
   В глазах Максима светилась надежда, и я кивнула ему.
   - Конечно. Сегодня мы сдвинулись с мертвой точки и наконец-то можем открыться друг другу полностью,- убеждала я его, когда мы выбрались на внешнюю сторону здания и теперь быстро спускались на второй этаж.- Ты уже больше не сможешь заползти в свой панцирь и горевать по прошлому. Я тебе не дам этого сделать.
   Мы быстро шагали по коридору, стараясь не замечать заинтересованных взглядов. Нам сейчас было не до них. Несмотря на учебное время, на жилищном этаже было немало народу. Студенты расположились на мягких диванчиках, повсюду расставленных в коридорах, и смеялись, открывая взору острые как нож клыки. Смотря на их цветущие и беззаботные лица, я невольно позавидовала им. Может быть, если бы я училась здесь, ко мне стали бы относиться гораздо лучше. Меня бы не считали зазнавшейся девчушкой из маленького городка, желавшей поставить Гвардию на место.
   Я с досадой отвернулась от них. Чего теперь гадать, когда пути назад нету. Краем глаза я увидела, как с левого коридора к нам направляется вампирша с ярко-красными волосами. Я узнала ее не сразу. Это была та девушка, которая работала секретарем у Гвардии, только раньше у нее были светлые волосы. Сейчас она выглядела более неформально: густо подведенные глаза, красная помада, черное короткое платье, открывающее худые ноги. За всей этой косметикой трудно было рассмотреть ее настоящие черты лица. Она окликнула Максима, и мы остановились, наблюдая, как она приближается к нам. На ее лице была тревога.
   - Светлана, неужели ты решила сменить имидж примерной школьницы на роковую женщину,- попытался пошутить Градов, но быстро смолк, так как секретарь не готова была шутить.- Так, ясно. Что случилось?
   Светлана откинула волосы, достигающие середины плеча, и обеспокоенно обернулась, проверяя, подслушивают нас или нет. Затем она открыла рот, собираясь что-то сказать, но не решилась, а потом схватила нас за руки и повела в более тихое место, в коридор, где жили некоторые преподаватели. Девушка прислонилась к стене, смотря на нас обреченным взглядом. Я тут же поняла, что она собирается сообщить нам плохие новости.
   - Гвардия готова к аудиенции,- тихим голосом сообщила она, сжимая губы.- Они срочно требуют вас, и для убедительности попросили меня показать вам это,- она вынула из кармана платья небольшой сверток, со сморщенным лицом раскрывая его перед нами.- Сказали, это только начало, если вы сию же минуту не предстанете перед ними. Похоже, ваши дела плохи, ребята.
   Мы заглянули в сверток, и я застыла от ужаса.
  
Глава 10
   - И ты носила их все это время?- спросил Максим, спокойно продолжая таращится на содержимое свертка.- Гвардия уже совсем помешалась на контроле. Серьезно, кто еще может послать нам вырванные глаза двух вампиров, чтобы только припугнуть нас?
   Я была еще в шоке от происходящего, чтобы прокомментировать его слова. Перед нами лежала пара разноцветных вампирских глаз. Гвардия вырвала их у двух разных вампиров. Мой мозг отказывался в это понимать. Сейчас я думала о тех двух вампирах, которые, возможно, находится в кабинете Гвардии, истекая кровью. Комок в моем горле вырос до невероятных размеров. Меня охватило отчаяние. Не представляю, какую роль на этот раз уготовила мне Казимира.
   Еще больше меня волновала спокойная реакция Максима на заявление Светланы. Похоже, его смущали лишь вырванные глаза. Он все смотрел и смотрел на них, напряженно думая, что с этим делать.
   - Это напоминание о том, что встреча должна пройти без фокусов. Вам срочно нужно подняться в кабинет,- настойчиво сказала Светлана, убирая сверток в карман платья.- Эти вампиры не должны страдать от рук Казимиры и ее приспешников. Ну же, пойдемте,- она взяла за руку Максима и быстро повела его к лестнице, уверенно рассекая толпу студентов.
   Очнувшись от транса, я поспешила за ними, чувствуя, как запульсировало в висках. Мне вдруг стало страшно. Если раньше я не воспринимала Гвардию как серьезного врага, то теперь, когда они решились пытать вампиров, дабы получить желаемое, страх сковал мое тело. То же самое они могут сделать с нами, когда мы войдем в их владения.
   Мы быстро пересекли два этажа и оказались возле старинной двери, нервно переминаясь. Никто не решался постучать в дверь. Максим обернулся и внимательно меня оглядел. Он остро почувствовал мой страх, и теперь пытался меня успокоить, чтобы Казимира не учуяла мое состояние.
   - Послушай меня внимательно,- его тихий голос постепенно разогнал мои мысли, я внимательно смотрела в его глаза.- Они хотят увидеть панику в наших глазах. Хотят заставить нас бояться их. Но мы ведь не дадим им это сделать?
   Я слабо кивнула.
   - Но что мы будем делать, если они продолжат пытать вампиров?- мой голос стал настолько дрожащим, что мне стало от самой себя противно. Действительно, мы ведь еще даже не вошли в кабинет, а я уже трясусь как осиновый лист на ветру.
   - Я не допущу этого,- заверил меня Максим, положив мне руку на талию и подталкивая к двери.- Ну же, куда делась вся твоя уверенность, когда она так нужна. Вспомни все, чему я учил тебя последние месяцы, и веди себя как вампир.
   Я зло покосилась на своего наставника и твердо взялась за ручку двери, даже не попытавшись постучаться. А зачем, если нас заждались до такой степени, что начали вырывать глаза у свои подчиненных. Пытаясь выглядеть смелой и решительной, я нажала на ручку двери и вошла туда, куда меньше всего хотела входить.
   Увиденное внутри заставило меня остановиться в недоумении. Возле огромного стола железными цепями были привязаны двое вампиров, лица которых были в крови. Вид пустых глазниц заставил меня отступить назад, врезавшись спиной в Максима, тоже застывшего в шоке. Никто предположить не мог, насколько плохо выглядели плененные вампиры. До сих пор в кабинете царило гробовое молчание, изредка нарушаемое тяжелыми вздохами покалеченных вампиров. Из всех членов Гвардии присутствовала лишь одна черноволосая женщина, расположившаяся прямо на столе. Она с улыбкой наблюдала за нами.
   Никто прежде я не видела эту вампиршу, зато слышала о ней многое. Это была Мариша, самый давний враг Казимиры. Тем не менее, она состояла в совете Гвардии и постоянно отличалась изощренными планами и виртуозными пытками. Глубокие морщины испещряли ее лицо, но энергичные карие глаза говорили о том, что она еще молода душой. Украдкой разглядывая ее, я заприметила татуировку грозного ястреба на ее шее и удивилась. Вампиры не любят покрывать свою кожу тату, так как есть большая вероятность, что после многих сражений рисунок исказится. Мне сразу стала противна эта женщина. От нее прямо веяло самодовольством и уверенностью в своей власти. Она получала удовольствие, глядя, как страдают вампиры.
   Меня окатило волной ярости. Все, о чем я могла думать, так это о раненных вампирах. Нужно их срочно увести подальше отсюда, чтобы у вампирша не смогла их убить. Эти же мысли проносились в голове Градова, но Максим не спешил действовать, он мрачно буравил взглядом Маришу, постепенно его выражение лица ужесточилось.
   - Вы не имели права вызывать нас без присутствия всех членов совета,- медленно сказал Максим, мысленно прикидывая, сколько вампиров, обладающих способностью становиться невидимыми, здесь прячутся. В том, что они здесь находятся, Макс не сомневался.
   Мариша рассмеялась. Она слезла со стола и подошла к раненому вампиру, находившемуся ближе к ней, и внимательно заглянула в его глаза, а точнее в один глаз, потонувший в кровяном месиве. Помимо пустой глазницы, у парня был покарябан правый бок. На полу уже образовалась приличная лужица крови. Его измученное лицо вызывало во мне отчаяние. Из-за нас он может даже не дожить до рассвета.
   - Не тебе мне указывать, Градов,- холодно сказала Мариша, вцепившись в плечо охнувшего вампира.- Не забывай, кто из нас здесь главный. Я просто решила немного поразвлечься, верно, мальчики?- сладким голосом спросила вампирша, резко отбрасывая вместе со стульями вампиров. Они с диким грохотом врезались в стену и громко взвыли.- Но теперь вы пришли, и у меня появились новые игрушки.
   Никто из нас не двинулся на помощь вампирам, потому что мы знали, чем это для нас обернется. Поэтому я просто стояла и беспомощно смотрела на привязанные к стульям тела. Тем временем Мариша заставила Светлану сесть за стол, чтобы она записала нашу беседу. Она старалась сделать так, чтобы все выглядело как обычная встреча, но разбрызганная по полу кровь убеждала обратное. Выходит, остальные члены Гвардии не знают, что она вызывала нас. Дело действительно плохо.
   Мариша жестом пригласила нас присесть, но я и Максим не шелохнулись с места. Тогда вампирша махнула на нас рукой и потянулась к графину с кровью, стоящего в центре стола. Она налила кровь в бокал и отпила от него, вытирая рукой кровавую дорожку на губах. Весь ее вид говорил о том, что она считает себя победительницей в этой комнате.
   - Итак,- начала она, пронизывая меня прищуренным взглядом.- Пришло время дать тебе твое первое официальное задание, Надежда. Если ты выполнишь все наши требования, то это первое задание не станет для тебя последним.
   Я растеряно переглянулась с Максимом. Она едва не растерзала тех вампиров всего лишь, чтобы сказать мне о моем первом задании. Да они тут все сумасшедшие! Мариша заметила наше замешательство и с наслаждением коснулась ястреба на шее. Она часто касалась его, видимо, это придавало ей еще большей уверенности.
   - У тебя огорченный вид, Надежда. Не волнуйся, это задание не будет пустячковым,- заверила она меня, медленно направляясь ко мне. Вот тут-то мне стало не по себе.- О, ты даже еще не представляешь, каким оно будет. Это задание станет всем, о чем ты будешь думать этот месяц, ведь от него будет зависеть не только твоя жизнь.
   - На что вы намекаете?- спросил Максим, яростно глядя на вампиршу.
   Он был готов наброситься на нее, но все, что ему мешало сделать это, была моя персона. Я ухватилась за его руку и взглядом напомнила ему, что надо сохранять спокойствие. Меня не удивлял такой ультиматум. С моего обращения мои друзья были поставлены под удар, но никого из них это не напугало. Ничего, я быстро расправлюсь с этим заданием, и мы снова заживем спокойной жизнью.
   - Но на кон жизнь твоих друзей ставить скучно,- продолжала говорить Мариша, подходя ко мне вплотную так близко, что я могла разглядеть все ее морщины. Внутри меня все остановилось, я только и могла стоять перед ней, затаив дыхание.- Поэтому мы решили дать тебе более вескую мотивацию выполнить это задание. Скажи, как поживают твои родители? Люди, которые любезно приютили тебя, пока ты была жалким хрупким человечком.
   В моей душе все рухнуло. Разговор принимал неожиданный поворот. От нахлынувших эмоций я потеряла способность дышать. О своих родителях я перестала думать уже три месяца назад. Поначалу я могла часами следить за их повседневными делами, но вскоре забросила это дело, потому что они перестали составлять часть меня. Но теперь, когда Мариша напомнила о них, в моей голове всплыли образы родителей, их лица, с которых до сих пор не исчезало горе.
   У меня подкосились ноги. Максим подхватил меня и молниеносно усадил на стул, грозно поворачиваясь к вампирше. Его глаза сияли кровавым пламенем. Неожиданно вспыхнул огонь в камине, опалив ближайшие к нему стулья.
   - Вы не посмеете!- воскликнул Макс сквозь зубы, вплотную подходя к торжествующей Марише, которая на всякий случай вытащила из-под сапога нож, расположив его так, чтобы в случае нападение нанести сильный удар. - Это противоречит закону! Даже вы не станете его нарушать, иначе за вас возьмется Департамент.
   - Мальчик, мы выше закона,- рассмеялась Мариша, проводя пальцем по лезвию ножа, прикусив губу.- Никому в нашем мире нет дела до жалких людишек. Они- пища,- она прищурилась, задрав голову вверх, чтобы получше рассмотреть теряющего контроль Градова.- Ну давай же, прикончи меня, и тогда ты всю жизнь будешь скитаться, гонимый тысячами вампиров. Ничего ты мне не сделаешь, Максим Градов, и ты это знаешь. Ты просто такой же жалкий вампир, каких здесь полно в этом месте.
   Максим весь дрожал от гнева. Постепенно его кожа загоралась огнем, отчего мне стало еще дурней. Вскоре он весь пылал огнем, я даже не могла видеть его лица. Светлана вскочила на ноги и пыталась унять моего наставника, но парень ее не слушал, он все продолжал наступать на Маришу, которой расхотелось смеяться. Улыбка сошла с ее лица, она обеспокоенно отступала назад, выставив вперед нож, словно он мог как-то защитить ее от надвигающегося пламени.
   Мне было все равно, погибнет она или нет. От этого не изменится мое задание. Я все еще не могла осознать сказанное вампиршей. Мое сердце болезненно сжалось, когда я вновь подумала о родителях. Вот что было моим главным страхом. Что их убьют из-за меня. Словно сжавшись в размерах, я сидела на стуле и потрясенно пялилась в никуда. Именно это готовила мне Гвардия. Уверена, они смаковали каждый момент, пока составляли этот коварный план. Особенно хохотала наверно Казимира, когда ей только пришла в голову эта идея. Постепенно моя ладонь сжалась в кулак. Я не позволю ей выиграть. Это чертово задание не может решить судьбу моих родителей.
   Я встала, готовясь помочь Максиму разделаться с Маришей, чтобы хоть как-то унять гнев в душе, но неожиданно возле дверей раздался грохот, и они распахнулись, являя нам троих членов Гвардии и их охрану в лице Виолетты и других вампиров. На время в комнате воцарилась тишина. Казимира изумленно глядела на царивший беспорядок, особенно задержав взгляд на валяющихся без сознания вампиров. Ее глаза возмущенно округлились, завидев хитрую улыбку на лице Мариши. Без того узкие глаза Казимиры еще сильнее сузились, она уверенно зашагала к вампирше, огибая уже не светившегося огнем Градова. Остальные члены совета так и остались на месте, с интересом наблюдая за ситуацией. Конечно, для них это словно фильм смотреть, только вот чаще всего они и были их режиссерами.
   Мы все еще находились в глухой тишине. Пока все наблюдали за противостоянием между Казимирой и Маришой, я пыталась угадать, где располагались вампиры-невидимки. Я внимательно всматривалась в каждый угол, пыталась заметить хоть какое-нибудь мерцание в воздухе, но тщетно. Если начнется драка, мы явно уже не сможем уйти через дверь. Оставалось только окно, находящееся в конце противоположной стены. Но скорее нам не повезет и приблизиться к нему. Пугающая мысль поселилась в голове. Мы погребены в этой комнате.
   - Какого дьявола ты тут забыла?- громкий рокот Казимиры прорезал тишину, заставив меня вздрогнуть. Я позабыла, какой ужас может наводить эта старушка.- Заседание было назначено на три часа позже, что ты себе позволяешь, Марианна? Если ты забыла, я здесь главная!
   Ух, как она разозлилась, даже глаза покраснели, а рука то и дело тянулась к горлу вампирши. Но Мариша словно не замечала шипение Казимиры, она спокойно стояла, глядя на свою противницу с легкой улыбкой. Если с нами она вела себя более сдержанно, то с появлением Гвардии она в открытую заявляла о своей силе. Насколько я знаю, дар у нее как-то связан с магнитными полями, не зря же у меня закружилась голова.
   Смотря за их свирепыми гляделками, я тихо стояла возле стены и пыталась, насколько сильно ранены плененные вампиры. Те выглядели еще хуже, магическая цепь вокруг них стягивалась все сильнее, заставляя их испуганно хрипеть. Остальные словно не замечали мучений вампиров, их больше занимала перепалка вампирш, что меня поразило.
   - Не надо,- шепнула мне Светлана, заметив мой ужесточившийся взгляд.- Ты им ничем не поможешь, если помешаешь Казимире разбираться с Маришей. Не пойми меня неправильно, я тоже хочу увести их отсюда, но сейчас мы им только навредим.
   Она сидела на стуле справа от меня, держа на коленях потрепанный кожаный блокнот. Неужели она собралась записывать их разборки? Я некоторое время напряженно глядела на нее, но потом кивнула, возвращая взор на творившуюся перепалку. Совсем как дети малые, соревнуются за право первыми облить меня потоком дерьма, от которого мне не скрыться.
   - Ты, может, и главная, да что толку от твоего главенства?- театрально возмущалась Мариша, уперев руки в бока.- Надежда уже давно здесь находится, однако ты так и не решилась вызвать ее для огласки ее первого задания. Я понимаю, о дорогая Казимира, мы не молодеем с годами. Ты, верно, забыла, какими решительными мы должны быть, чтобы не потерять контроль над молодыми вампирами. Только посмотри, Максим Градов уже совсем нас не опасается,- она махнула рукой на Максима, для которого эта ситуация еще больше походила на глупый фарс.- Поэтому я решила взять все в свои руки, и, как видишь, у меня все получалось, пока ты не вмешалась.
   - Ну и что же у тебя получилось?- спросила Казимира, бросив на меня взгляд, отчего у меня перехватило дыхание.- Какая же ты глупая, Марианна. Я еще со студенческих лет пыталась вправить тебе мозги. Теперь мне придется расхлебывать последствия твоей необратимой тупости. Уведите ее,- она кивнула Виолетте и остальным охранникам.
   Как бы не пыталась плеваться и брыкаться Мариша, против стольких одаренных вампиров она не могла выстоять. Вампирша телепатически пыталась сбивать вампиров с ног, но вскоре ее смогли заковать в магические наручники из смеси черной и светлой энергии, которые не позволяли Марише применять свой дар. Когда ее силой повели к выходу, она стала выкрикивать проклятия в мою сторону, изо всех сил пытаясь вырваться из цепкой хватки Виолетты. При виде ее безумных красных глаз я вжалась в стену, мне вдруг стало холодно.
   - Мы уничтожим тебя и твоих жалких родителей- людишек!- выкрикнула Мариша, выглядя при этом как сбежавшая из сумашедшего дома женщина.- А после них и твоих бездарных друзей. Все будут мертвы из-за тебя!
   Дверь с шумом захлопнулась, и на время меня оглушило тишиной. В голове звучали гневные слова Мариши, которые я не сразу смогла понять. Она сказала, что все умрут. Из-за меня. Я напряженно думала, как реагировать на такую речь вампирши. Что, если ее угроза правдива? Тогда нужно срочно предупредить ребят об опасности. Пусть на время сбегут в другие города, где Гвардия до них не доберется.
   Я украдкой посмотрела на Градова. Словно натянутая струна, он стоял, не шевелясь, и в упор смотрел на взявшую себя в руки Казимиру. Но она будто забыла только что устроенную потасовку и направилась к своему креслу во главе стола, переключаясь на меня. Остальные члены Гвардии также рассредоточились по стульям, положив перед собой какие-то бумаги.
   - Светлана, можете начать записывать сегодняшнюю встречу,- кивнула секретарю Казимира, нетерпеливо оглядываясь на Максима.- Градов и Соломонова, сядьте, иначе мы примем меры, которые вам не понравятся.
   Скрипя зубами, мы с Максимом уселись на дальние стулья, парень покрасневшими глазами буравя Казимиру. Я остро ощущала исходивший от него гнев. Сама же я совершенно ничего не чувствовала. Сначала нужно было разобраться с этим чертовым заданием. Но никто из Гвардии не спешил рассказывать, что от меня требуется. Все вампиры погрузились в свои бумажки, о чем-то в полголоса совещаясь. Я непонимающе переглянулась с Максимом. Это же просто нелепо, они сами как можно скорей вызвали нас сюда, а теперь, когда мы сидим у них кабинете, совершенно не замечают нас.
   -Вампирам срочно нужна помощь,- первым нарушил молчание Максим, кивая на лежащие на полу тела.- Они и так настрадались буквально за ни за что, вы должны позволить мне отвести их к Арнольду.
   Мне бы так уверенно научиться разговаривать с Казимирой, а то я даже вымолвить и слова не могу, хотя совсем недавно решительно хотела во что бы то ни стало спасти вампиров.
   Казимира оторвалась от документов и внимательно окинула взглядом кровавое пятно на полу. Вид ее сделался недовольным, она наморщилась и приказала Светлане отвезти ковер в химчистку. Поверить не могу, она недовольна тем, что их старинный облезлый ковер запачкали кровью!
   - Ах да, Матвей, разберись с этими,- она брезгливо тыкнула пальцем в раненных вампиров, вернувшись к своим бумагам.- Все равно ковер в химчистку везти.
   Из-за стола поднялся мужчина лет пятидесяти с легкой сединой на висках. Он плотоядно улыбнулся нам, отчего у меня закралось подозрение, что помогать вампирам он точно не собирается. А когда он вдруг схватил меч со стены, я попыталась вскочить, чтобы перехватить вампира, но крепкие руки Максима удержали меня на месте, не дав совершить ошибку. Он тоже понял, что собирался делать Матвей.
   С потрясенным видом я наблюдала, как член Гвардии подходит к уже очнувшимся вампирам и ... отрубает им головы. Они даже не успели закричать, их лица так и остались в немом ужасе. Коротко вскрикнув, я закрыла глаза руками. Меня охватила дрожь. Я была так глубоко потрясена, что вовсе отключилась от внешнего мира и даже не реагировала на слова Максима. Парень пытался успокоить меня, сам он не был в таком ужасе, как я. По его взгляду видно было, что он догадывался, каким будет финал этих ребят.
   Вот теперь я чувствовала сильный гнев. Мне хотелось разорвать на части Матвея, который как ни в чем не бывало вытирал свой меч шелковым платком. Никто даже единого звука не издал, все просто уткнулись отрешенным взглядом в стол, никак не пытаясь показать удивления. Сама Казимира лишь отметила, что тела этих вампиров можно показать остальным вампирам в качестве напоминания, кто все-таки здесь главный.
   Этого я уже не могла выдержать. В попытке броситься на Казимиру, я встала из-за стола, но опять мне не дали совершить намеченное. От собственного бессилия и злости я обмякла в руках Максима, который продолжал удерживать меня на месте, оставляя огромные синяки на коже. Я не понимала, почему он не позволяет мне убить Казимиру. Дыхание застопорилось где-то в груди, образы мертвых вампиров все сильнее давили на меня, заставляя болезненно повернуться к Максиму. В моем взгляде был немой вопрос, на который он ответил, указав мне на пространство рядом с Казимирой. Я пригляделась и заметила вокруг вампирши магическое поле, защищающее ее. Значит, если я бы попыталась сомкнуть руки на ее горле, то меня бы ударило мощнейшей энергией, которая, возможно, вырубила бы меня надолго. Вот почему они так спокойны. С такой защитой им просто нечего бояться.
   - Надежда, не надо так убиваться, это всего лишь пара вампиров,- спокойно сказала мне Казимира, передавая Светлане какие-то записи.- Это занесешь в архив,- она вновь обратила на нас внимание, чему-то зло усмехаясь.- Вы бы лучше за себя переживали, не ровен час, когда и вас постигнет та же участь.
   - Чего вы от нас хотите?- сквозь зубы спросил Максим, в его глазах замерцали огни плохо сдерживаемой ярости.
   Проигнорировав его вопрос, Казимира жестом указала на Богдана, еще одного члена Гвардии. Он был знаменит своим уродливым шрамом на щеке, который получил в битве с архангелом Разиелем. Также он был второй рукой Казимиры, вечно выполнял грязную работу за нее, пытаясь всячески угодить ей. Поговаривали, будто это именно он убил Игоря Кадинского, прошлого предводителя вампиров. Но подтверждения этому слуху не было, те времена вообще были опутаны тайной, которую еще никто не разгадал. Даже мои родители, в чьих руках было завещание Кадинского, доказывающее, что его сын, Вадим, является следующим командующим, не знали всей правды заговора Гвардии.
   Богдан торопливо подошел к огромному шкафу и извлек из него старинную картину, поставив ее прямо перед нами на стол, придерживая ее одной рукой. Само полотно было в пыли, но через нее проглядывалось изображение огромного мужчины лет сорока. Сама картина была выполнена в мрачных тонах, отчего мужчина выглядел более грозно и устрашающе. Я внимательно разглядывала его жесткие черты лица, ничего не понимая. Судя по мечу, щиту, украшенному какими-то витеиватыми символами, и шлеме, грузно сидящем на голове мужчины- перед нами был рыцарь Средневековья. Одетый в кольчугу, рыцарь держался за рукоять меча, сосредоточено всматриваясь вдаль. Сразу можно было сказать, что художник очень ярко пытался передать нам вид настоящего воина Средневековья. Могучий нос, длинноватые волосы, развевающиеся по ветру, почти седая борода и решительный взгляд из-под широких бровей- все это произвело на меня впечатление. Отчего-то я не могла отвести взгляда от картины, что-то мне казалось здесь странным. Немного опустив взгляд, меня осенило- вместо ногтей у него были когти невообразимой длины. Они цепко держали деревянный щит, словно рыцарь боялся с ним расстаться. Неужели это не человек?
   В растерянности я перевела взгляд на Максима. Черноволосый вампир, казалось, узнал, кто был изображен на портрете, и его черты лица посуровели, а губы сжались в тонкую линию. Его одолело нехорошее предчувствие, поэтому он решительно повернулся к Казимире.
   - Нет, вы этого не сделаете!- громко заявил он, в отчаянии хлопнув по столешнице, отчего я подпрыгнула, испуганно уставившись на него.- Она не сможет вам достать их. Никто даже не знает, находятся ли эти артефакты в нашем мире и вообще...
   Казимира подняла руку, призывая Градова к молчанию. Тот нехотя подчинился, продолжая кидать на меня странные взгляды. По ним я пыталась определить, чем же он так был обеспокоен. В моей голове царил полный сумбур. Кто же все-таки этот рыцарь и как он связан с моим заданием?
   - Для начала я бы хотела все-таки напомнить тебе, наглый мальчишка, кто здесь является главным. Помни, жизнь твоих друзей все еще в нашем распоряжении,- тихо сказала Казимира, ее глаза вдруг потемнели.- А теперь перейдем к делу, итак долго раскачивались с этими угрозами и убийствами. Богдан, пожалуйста, расскажи нам чудесную предысторию, которая непосредственно будет связана с заданием.
   Нехотя я обратила свой взор на Богдана, пытаясь сосредоточиться, несмотря на гулко стучащее сердце. От того, что я услышу будет зависеть жизнь моих родителей. Я не имею права их подвести, не после того, как я бесследно исчезла из их жизни.
   - Внимание Совета направлено на эту замечательную картину, выполненную в 12 веке. На ней изображен один из первых вампиров, Святозар Вольхович,- торжественно сказал Богдан, на мгновению замолчав, при этом посмотрев на меня испытующим взглядом.- Святозар был самым первым вампиром- богатырем, который возглавил армию вампиров. Какой был выдающийся предводитель, столько всего он принес в наш мир и стольких врагов победил! Подобного вклада в развитие нашего вида нечисти еще никто не вносил. Но самое его важнейшее изобретение- артефакты, способные подчинить волю вампиров к себе, а также принести недюжинную силу их обладателю. По моему мнению, это самые сильные артефакты, что были в руках нечисти, ведь никакая магия не могла заставить вампиров беспрекословно подчиняться. Но Святозару прекрасно удавалось на протяжении всего 11 века вести армию вампиров, и никто не мог не признать его могущества даже в мире светлых. Безусловно, артефакты много кто пытался у него украсть, и вскоре это будило богатыря принять особые меры.
   Богдан замолк, давая нам переварить полученную информацию. Я посмотрела на портрет вампира- богатыря, не в силах поверить, что он был одним из первых вампиров на Руси. Он же почти не отличается от человека, никакой бледной кожи и красных глаз, как такое может быть возможным. И почему эта картина так хорошо сохранилась, если ее нарисовали аж в 12 веке? Никаких потертостей и в помине нету, краски не выцвели. Ощущение, что меня обманывают, поселилось в моей душе.
   - Какие еще артефакты? И какие меры этот богатырь принял?- нетерпеливо спросила я, в животе у меня образовался комок, который не давал мне говорить спокойно.- Я ничего не понимаю.
   Казимира широко улыбнулась, обнажив острые клыки. Сейчас она выглядела довольной кошкой, которая поймала в свои лапы канарейку, но не спешила ее убивать. Я почувствовала себя загнанной в угол.
   - Максим, может, ты расскажешь Надежде, что к чему? Вижу по твоим глазам, ты понял, о чем идет речь,- обратилась к парню Казимира, положив руки на стол.
   От недавнего гнева не осталось и следа. Максим казался сломленным и грустным, как человек, который точно знал, что следующие события в его жизни станут для него самыми жестокими и печальными. В его зеленых царила такая боль, что мне на секунду стало страшно. Не очень ободряющее начало, учитывая, что именно я должна выполнить это задание.
   - Святозар спрятал артефакты в разных уголках света, чтобы никто из темных не мог добраться до них и с их помощью убить всю нашу расу,- сухо ответил Максим, нервно стуча по подлокотнику.- Артефакты сделаны из темного адамантия, это меч, щит и шлем Святозара. Все вместе они дают безграничную власть их обладателю, его невозможно сломить, и он всегда знает, какой путь ему выбрать. Он даже может обмануть саму судьбу при особом старании.
   - В чем же состоит трудность их поиска?- внезапно осипшим голосом спросила я, разглядывая оружие богатыря.
   Я не могла поверить, что они Гвардия действительно хочет, чтобы я раздобыла им эти артефакты. Они что, решили, что я супермен. Да я даже до конца не знаю, что такое эти артефакты и для чего они нужны в нашем мире. Мне захотелось завыть от абсурдности ситуации. Почему они не поручили эту миссию кому-нибудь более сильному, чем я. Почему это обязательно должна быть я? Слезы медленно подступали к глазам. Максим еще не ответил мне, а я уже в полном отчаянии. Вот и кончилась моя тихая жизнь вампира, если она вообще когда-нибудь начиналась.
   - Трудность состоит в том, что Святозар спрятал меч, щит и шлем так хорошо, что его до сих пор никто не смог найти,- прошептал Градов, виновато опустив голову, так, что его волосы закрыли его лицо.- Нет даже достоверной информации, находятся ли они вообще в этом измерении. Никаких следов артефактов. Их будто и не существовало вовсе.
   Во мне все рухнуло. Почти все члены Гвардии чуть ли не улыбались, все они были довольны моей реакцией и едва ли не захлопали от восторга. Мне стало противно здесь находиться. Кто они такие, чтобы ставить жизнь моих родителей под угрозу лишь для того, чтобы я могла принести им средство, которое обеспечить им долгую власть без всякой революции.
   - Все верно, никто не знает, где сейчас находятся артефакты, но ты изменишь это обстоятельство, Надежда,- уверенно сказала Казимира, пожирая меня взглядом.- Тебе придется это сделать, иначе твои драгоценные родители познают такую страшную смерть, которая долгое время будет сниться тебе в кошмарах. И родителями дело не закончится, мы перейдем к твоим друзьям. Они будут умирать один за другим, пока ты не выполнишь задание. У нас также имеются и другие требования к твоему заданию, которые ты должна будешь выполнить.
   Я усмехнулась, пытаясь прожечь вампиршу взглядом. Конечно, как же иначе.
   - И какими будут требования?- твердым голосом спросила я, сама себе удивляясь. Паника все еще стучала в моих ушах.
   Мы с Максимом притаились, ожидая ответа от Гвардии. Я заметила, как переживает и нервничает парень. На подлокотниках уже образовались глубокие царапины от его когтей. Мне хотелось заверить его, что все будет в порядке, но на самом деле я была напугана еще сильнее. Если бы я могла, я бы прямо сейчас понеслась обратно домой, чтобы только увидеть своих родителей живыми. Это было всем, что я так отчаянно желала в этот момент. Безусловно, я верила, что Гвардия исполнит все свои угрозы, если провалю задание. Сейчас главное добиться более смягчающих требований от них, иначе я пропала.
   - Во-первых, задание ты выполнишь без всякой помощи твоего наставника и кого-либо еще,- начала Казимира, едва сдерживая улыбку.- Если мы узнаем, что тебе кто-то помогает, то мигом убьем твоих родителей. Не волнуйся, наши подчиненные уже следят за людишками, а один даже находится в их квартире, так что они начнут действовать по одному нашему звонку. Не пытайся их вычислить, иначе последствия будут еще ужаснее, чем просто смерть твоих драгоценных родных. Во-вторых, артефакты ты передашь нам по одному, не все разом, чтобы у тебя не было возможности повлиять на нашу волю. Заметим тебя в полном обмундировании- и родители твои мертвы. В-третьих, мы устанавливаем тебе временные рамки, в которые ты должна будешь уложиться. Посовещавшись, мы решили дать тебе два месяца, чтобы найти оружие Святозара. Светлана,- негромко позвала девушку Казимира.
   Красноволосая девушка оторвалась от своих записей и извлекла из кармана своего платья часы с кожаным ремешком. Не платье, а прямо клад какой-то, все в нем помещается. Она подошла ко мне и взяла за руку, быстро закрепляя застежку на моем запястье. Холодный металл соприкоснулся с моей кожей. Это были цифровые часы, сбоку была небольшая кнопка. Странно, но сейчас они не показывали время, и я непонимающе вздернула брови.
   - Нажмешь на кнопку, как только покинешь Универ,- пояснила Светлана, виновато глядя на меня,- тогда таймер запуститься, и ты точно будешь знать, сколько времени у тебя осталось. Часы водонепроницаемые и огнестойкие, так что можешь не бояться, что они поломаются. Также мы сможем видеть, где ты находишься.
   Я сухо кивнула, мрачно окидывая взглядом собравшихся. Неожиданно Максим громко втянул в себя воздух и походил при этом на вскипятившийся чайник, разве что пар из ушей не шел. Его это известие тоже не порадовало. Он едва сдерживался от попытки нападения на членов совета. Светлана взглядом пыталась успокоить Градова, но он упорно игнорировал ее.
   - Она не сможет этого сделать, тем более в такой короткий срок! Да вы все с ума по сходили!- кричал Максим, смешно выпучив глаза. Из меня вырвался нервный смешок, наверное, так проходит стресс.- Пошлите лучше меня на это задание, я обещаю, что выполню его даже раньше. Вам ведь нужны артефакты, совсем не важно, кто вам их достанет, а я это смогу, уж поверьте мне. Надя совсем не подготовлена к такой миссии, она погибнет еще до того, как найдет первый артефакт.
   Пока Максим с пеной возле рта доказывал, что его кандидатура на выполнение задания лучше моей, я теребила свои часы, ожидая конца собрания. Глядя на Казимиру, я знала, что она ни за что не пойдет на уговоры Градова. Более того, ей он даже не интересен, вон как она закатывает глаза, даже не слушая парня. А Максим все продолжал твердить, что он справится, что у него уже есть соображения, где искать меч, но его никто не слушал. Такого отчаяния в его глазах я никогда прежде не видела. Мне казалось, что он вот-вот сорвется и начнет умолять о пощаде Казимиру, лишь бы спасти меня от этого бреда. Парень весь побледнел, на его руках вздулись вены, а лицо будто состарилось на несколько лет. Видеть его таким стало для меня последней каплей.
   Я взяла его за руку и прошептала ему:
   - Прекрати, они не согласятся на это. Им нужна лишь я.
   ' Милый, не теряй свою гордость, ты должен показывать вампирам хороший пример'-уже мысленно добавила я, шмыгая носом. Постепенно Макс затих, продолжая смотреть на меня паническим взглядом. Как бы он не хотел оградить меня от проблем, я не могу вот так прятаться за его спиной. Родители были моей слабостью, на которую надавила Гвардия, и в этом виновата только я. Это я была привязана к своему прошлому и это я бросила вызов Гвардии, а не он.
   Я посмотрела наверх и часто заморгала глазами. Так, не время реветь, Соломонова, наревешься по дороге домой, а сейчас соберись и достойно закончи собрание, иначе Казимира еще что-нибудь придумает, чтобы ты не справилась с заданием. Находясь будто в тумане, я два раза кивнула вампирше, избегая ее взгляда. Ее удивила моя непробиваемость, она даже растерялась, и в ее глазах мелькнуло уважение.
   - Хорошо, я выполню задание, во что бы то ни стало, только не убивайте их,- слабым голосом сказала я, пытаясь быть храброй.
   - Отлично, что мы друг друга поняли,- одобрительно кивнула Казимира, ее взгляд был угрожающим.- Можете идти. Надеюсь, вы скоро к нам вернетесь, не важно, живыми или мертвыми.
   На ватных ногах я направилась к двери, перед глазами у меня была пелена. Максим заботливо поддерживал меня за руку, напоследок кинув злой взгляд на членов Гвардии. Когда я уже открывала дверь и почти вышла из кабинета, до меня донеслись последние слова Казимиры:
   - Надежда, помни, больше всего нас губят именно близкие нам существа.
   В ее словах слышалась насмешка. Совсем обессилев, я тихо закрыла дверь и закрыла глаза в надежде, что все это сон. Мое дыхание стало прерывистым, я беззвучно рыдала, пока моего плеча не коснулась теплая ладонь Максима. Опомнившись, я быстро направилась к противоположному коридору, подальше от злосчастного кабинета Гвардия. Такую услугу я им не окажу, они не увидят моих страданий.
   Я шла вся как на иголках. В ушах стучали последние слова Казимиры, звучащие для меня как приговор. Даже если я выполню задание, она на этом не остановится. Вампирша будет мучить меня, пока все мои родные не умрут, или я сама их не убью.
   Наконец, я остановилась и посмотрела в обеспокоенные глаза Максима. Ничего не говоря, он притянул меня к себе. Я уткнулась лбом в его грудь, пытаясь успокоиться, но сделать это было сложно. Макс и сам дрожал от отчаяния и сильнее прижимал меня к себе, осторожно гладя меня по волосам.
   - Все нормально, все будет в порядке,- сипло проговорила я, сжимая ткань его футболки.- Я...я достану им артефакты, и родители будут в безопасности. Если у меня не получится, я убью тех вампиров, что следят за ними. Выход...он всегда есть, Максим. Мы сможем противостоять Гвардии, поднимем революцию и тогда...
   - Ты хоть себя слышишь! Ничего не изменится, даже если ты принесешь то, что им нужно!- в отчаянии сказал Максим, отстраняя меня от себя, чтобы заглянуть мне в глаза. Он взял меня за плечи, словно собираясь хорошенько встряхнуть.- Как ты не понимаешь, они и дальше будут продолжать шантажировать нас нашими друзьями и даже простыми вампирами. Поднять революцию, говоришь. Думаешь, я бы это не сделал, если бы была такая возможность? У нас не хватает народа, чтобы хотя бы дать достойный отпор, все боятся смерти, потому что Гвардия убивает каждого, кто опасен для власти.
   - Но ведь тебя они не убили,- слабо возразила я, напуганная такой вспышкой злости у Градова.- Значит, они тоже боятся нас, Максим. Если мы объединимся, то у нас все шансы на победу. Я не говорю, что мы должны прямо сейчас на них нападать. У нас не будет более подходящей возможности, чем любое другое время. Все внимание будет направлено на меня, и пока я пытаюсь найти меч, щит и шлем этого вампира - богатыря, ты можешь начать собирать народ. Они поверят тебе, Максим, потому что считают тебя своим лидером. Ты несешь в себе силу и надежду, которую вампиры чувствуют. Они пойдут за тобой, в этом я уверена.
   Взгляд Максима стал растерянным. Видать, он прокрутил у себя в уме все эти события, и поверить не мог, что такое может случиться на самом деле. Он так и застыл неподвижно, глядя на меня пустым взглядом. Мне было важно убедить его, что он может начать революцию, потому что от этого зависела жизнь моих родителей. Если у власти и дальше будет Гвардия, то они никогда не будут в безопасности, а я всегда смогу их защитить.
   - Нет...ты говоришь чушь,- моргнув, тихо сказал Максим, качая головой.- Никто за мной не пойдет, потому что я не чертов лидер и никогда не хотел быть им. Я пытаюсь делать вид, что я тут самый главный, но это не больше чем притворство. И делаю я это только из-за того, что так пожелал мой лучший друг перед своей смертью. Так что все это неправда насчет моей силы, Надя. Ты в опасности, и я ничего с этим не могу поделать, потому что я слаб. Знаешь, как меня это убивает?- шепотом спросил он, глядя на меня безумными глазами.- Я хочу быть для тебя защитником, опорой в тяжелые времена, но все это тщетно, даже ты не выглядишь такой отчаянной, как я.
   Запустив руки в волосы, он тяжело дышал, походив на безумца, у которого случился приступ. Я стояла в напряжении, не проронив ни слова. Мне была непонятна эта история про желание мертвого друга, но я точно не верила в его слова насчет его беспомощности. В памяти вспыли отрывки, где Максим сломя голову мчится в другие города к нуждающимся в помощи вампирам, пытаясь не допустить несправедливость. Нет, Макс Градов вовсе не слабый. Никто так рвется на помощь к чужим вампирам, как он. Ни к кому так не обращаются за советом, как к нему. Так почему же единственный, кто не верит в Максима Градова, это сам Максим Градов?
   - Мне надо побыть одной, встретимся позже,- тихо сказала я и метнулась к окну, надеясь, что парень не последует за мной.- Пожалуйста, приди в себя и стань для меня надежной опорой, каким ты сам хочешь быть для меня.
   И я спрыгнула вниз, пытаясь не дать горю выйти за пределы моей души.
  
Глава 11
   В голове билась только одна мысль: 'Бежать как можно скорее отсюда'. Она вела меня по огромным сугробам, заводя дальше в темный лес. Легкие будто находились в огне, даже вдоха не удавалось сделать. Споткнувшись об какой-то камень, зарытый в снег, я воткнулась в сугроб лицом и долго так пролежала, тяжело дыша. Тишина зазвенела у меня в ушах, и я издала приглушенный крик, какой издавала только когда просыпалась от очередного кошмара.
   Нельзя сейчас бежать, тогда таймер запуститься, и у меня будет меньше времени на выполнение задания. Плюнув на все внутренние переживания, я с трудом перекатилась на спину и взглянула на ночное небо. Оно выглядело зловеще и совсем не вселяло каких-либо надежд. Мне опять хотелось закричать, но крик так и не сорвался с моих губ, неожиданно я почувствовала, как слезы градом стекают с моих щек, растворяясь в снегу. Окончательно раскиснув, я позволила себе прорыдать до самого утра в надежде, что мне станет легче. Быть может, на утро все мои проблемы окажутся менее серьезными.
   Но на утро легче мне не стало. Потребовалось немало усилий, чтобы оторвать себя от сугроба и попытаться сесть прямо. Голова была тяжелой после стольких слез, что я пролила, а конечности слегка окоченели, все-таки я всю ночь пролежала на морозе. Если ночью мне казалось, что к утру мои мысли встанут в порядок, и решение само придет ко мне в голову, то сейчас я могла на сто процентов сказать, что я по-прежнему не представляю, что мне делать. Более того, я могу сказать, что все кажется мне еще запутаннее, чем раньше.
   Я снова проиграла в голове разговор с Максимом. Для начала стоило разобраться с его демонами, потому что в таком паническом состоянии, в котором этот вампир находится сейчас, он явно не сможет мне помочь. И какая муха только укусила его в тот момент? Вампир же сам говорил мне не впадать в панику, чтобы мне Гвардия не говорила, и сам же первым запаниковал. Я до сих пор не могла забыть его взгляда, наполненный страхом. Нет, я точно вытрясу с него все подробности его опасений и его истории о лучшем друге.
   Кое-как я привела свои конечности в движение и не спеша встала, чуть пошатываясь на ветру. Наполовину увязнув в сугробе, я неторопливо осмотрелась, удивляясь гробовой тишине. Наверное, все студенты мирно спят в своих комнатах после тяжелой учебной ночи. Учебный год находился в самом разгаре, приближаясь в зимней сессии, особенно пугающей для первокурсников, которые, наслушавшись рассказов более старших вампиров, считали экзамены самой страшной вещью, что могла с ними случиться. А я даже еще до половины 2 курса не дошла, и что-то мне подсказывало, что в ближайшее время я и не пройду все темы по предметам, особенно по демонологии, которая в данное время была нашим основным предметом из-за надвигавшейся войны с темными тварями. Хотя, экзамены- последнее, о чем я должна думать в эти два месяца.
   Собравшись с духом, я двинулась к Университету, ощущая, как трясутся руки от волнения. Или от холода, кто его знает, сейчас я точно не могла владеть собой. Только по ошарашенной физиономии Демьяна Карловича, домового этого дома, я поняла, насколько выгляжу убийственно. Любезно попросив у него зеркальце и зайдя за его стол, я ахнула при виде своего отражения. Все волосы были спутанными и мокрыми, облепляя мое лицо холодными сосульками, глаза были опухшими от слез, а губы слегка посинели и дрожали от холода. Мда, видок у меня был еще тот. Именно так и выглядит девушка, которой дали невыполнимое задание, поставив на кон жизнь своих родителей. Домовой протянул пачку влажных салфеток, которые я приняла, шмыгнув носом. Он даже не пытался расспросить меня о моем состоянии, за что я ему была благодарна. Приведя себя в порядок, я поблагодарила Демьяна Карловича и спросила у него, в какой комнате живет Градов.
   - Так в двести шестой твой благоверный проживает, неужто ты не знала,- ответил Демьян Карлович, грозно следя за шумной компанией вампиров-первокурсников, ошивавшейся в холле возле диванчиков, и которые почему-то не спали.- Ишь, молодняк отрывается, пока экзамены не начались. Постоянно норовят сломать что-нибудь в этом доме!
   - Да ладно вам, Демьян Карлович, пусть развлекаются, пока могут,- тихо сказала я, тоже наблюдая за веселой компанией.- Пока взрослая жизнь не началась, можно и повеселиться.
   - И то верно, Надежда, да только смотрю, у тебя она слишком уж рано началась,- неожиданно мягко сказал Демьян Карлович, нахмурив свои седые брови.- Ты главное не забывай, что свет может и во тьме родиться. Никогда не нужно отчаиваться, даже если тебе кажется, что дела твои плохи.
   Сдержанно улыбнувшись, я кивнула домовому и поспешила к лестнице. Но, увидев, кто там стоит и поджидает меня, мой шаг замедлился. Вот только самовлюбленной фурии мне тут не хватало.
   - Посмотрите-ка, кто у нас тут идет,- усмехнулась Виолетта, награждая меня презрительной улыбкой.- А я думала, ты тут же побежишь к своим ненаглядным людишкам, попытаешься спасти их. Неужели твой лимит на глупые поступки уже исчерпан?
   - Ты меня явно переоценила,- буркнула я, попытавшись подняться на второй этаж, но мне нагло преградили путь.- Что тебе нужно от меня, Виолетта?
   Вампирша снова улыбнулась мне, чем только еще больше пугала меня и заставляла гадать, какой козырь на этот раз оказался в ее рукаве. Во взгляде Виолетты таилось какое-то наигранное сочувствие и жалость. Я с отвращение повернула голову в сторону. У меня не было времени на такие игры.
   - Я просто хочу тебе сказать, что эти два месяца станут для тебя настоящим адом, мерзкая девчонка,- прошипела она, обнажая клыки.- Я лично прослежу за тем, чтобы твои родители как следует помучились перед своей смертью, когда ты не добудешь эти артефакты. О, ты даже себе не представляешь, как сильно они будут вопить о пощаде,- на этой фразе мурашки пробежали по моей коже, и я дернула плечом, пытаясь не выдать своих эмоций.- Наверняка они вспомнят о тебе. Интересно будет увидеть их лица, когда они узнают, что они умрут именно из-за своей дочери, которая так жестоко обманула их. А каково же будет тебе, когда ты поймешь, что подвела их, людей, что так благородно приняли чудовище в свою семью? Пожалуй, я бы с удовольствием посмотрела на это.
   Я едва сдерживала себя, чтобы не наброситься на нее. С каждым ее словом в меня будто пронзали ножи, заставляя крепко сжать кулаки и прерывисто дышать. Да, Виолетта точно знала, куда надо бить. Из меня будто весь дух вышибли, я судорожно открывала и закрывала рот, не в силах ничего сказать, пока Виолетта торжествующе наблюдала за мной. На ее идеальном лице играла злобная усмешка, которая росла все шире и шире.
   - О, бедняжка, ты вот-вот заплачешь,- жалобным голосом сказала Виолетта, тут же заливаясь смехом.- Ну что ты, у тебя ведь есть еще два месяца, которые ты проведешь в панике и страхе, перед тем как сдохнут твои родители. Успеешь еще нареветься. Совсем забыла тебе сказать, что Гвардия поставила меня наблюдать за Максимом и его компанией, следить, чтобы они не помогали тебе. Уверена, мы с Максимом проведем время отлично, пока ты будешь носиться по миру в надежде, что можешь спасти всех.
   Громко фыркнув, я прошла мимо нее, сильно толкнув блондинку плечом, и чуть ли не бегом пошла на второй этаж. На душе скребли кошки. Нет, Максима я совсем не ревновала, просто я боялась, что Виолетта может сделать со всей нашей командой. Если она сказала правду, то она вполне может разузнать о нашем плане по поводу восстания, и тогда Гвардия точно нас убьет. Мне стало плохо от этой мысли.
   Когда я подошла к комнате Максима, то решила не стучаться. Ворвавшись в комнату подобно урагану, я остановилась, обеспокоенно разглядывая спавшего на кровати Градова. Вот гад, а я-то думала, что он тут переживает, места себе не находит. Несмотря на мое недовольство, парня я будить не стала, знала, что он еще не успел до конца восстановить силы после стычки с демонами, поэтому я присела на совершенно пустую прикроватную тумбочку темно-зеленого цвета.
   Максим спал на спине, закинув одну руку за голову, и мирно посапывал...Но в один момент его лицо нахмурилось и на лбу появилась небольшая морщинка, наверное, ему снился неприятный сон. Мой взгляд наткнулся на крошечный квадратик бумаги, крепко зажатый во второй руке парня. Стараясь так, чтобы он не проснулся, я извлекла бумагу из его ладони и с удивлением обнаружила, что это была старая потрепанная черно-белая фотография. Такие я видела, когда мама мне показывала фотоальбом моей бабушки, но даже там фотографии выглядели порядком лучше. Потрепанность фотографии наталкивала на мысль, что ее постоянно носили с собой и часто на нее глядели.
   На фотографии был изображен молодой парень лет восемнадцати. Его лицо озаряла такая широкая улыбка, что и мне тут же захотелось улыбаться. Изображенный юноша выглядел счастливо и беззаботно, он весь излучал доброту и свет. У него были коротко подстриженные волосы, открывавшие высокий лоб, большие выразительные глаза, дававшие лицу невинный вид, выразительную челюсть и замечательные ямочки на щеках. Должно быть, немало девичьих сердец этот парень покорил.
   Я долго рассматривала это фото, изредка поглядывая на Максима, не проснулся ли он. Не трудно было догадаться, что на фото был его друг, о котором он мне говорил в последний раз. Его погибший друг. Смотря на эту улыбку, я жалела, что такой вампир умер. Что-то мне подсказывало, что он мог сделать много хорошего в мире, несмотря на свою сущность. Такая улыбка точно не могла быть у плохого человека.
   - Это была его последняя фотография,- раздался голос с кровати, и я перевела взгляд на еще до конца не проснувшегося Максима.- Он в четвертый раз сдавал на права, и ему наконец-то это удалось, поэтому он сделал это фото для документа. Кто бы мог подумать, что некоторые вампиры плохо умеют водить автомобиль.
   Я внимательно посмотрела на парня, пытаясь понять, расстроен он или нет. Но его эмоции было сложно прочесть, он будто отгородился от всего мира, одна печальная улыбка царила на его лице. Градов уже полусидел-полулежал на кровати, взгляд уже был направлен на фотографию в моих руках, парень был недоволен тем, что я взяла ее без спроса. Медленно я протянула фотографию ему, и Максим с явным облегчением забрал ее у меня, бережно спрятав в переднем кармане белоснежной рубашки.
   Мой вопросительный взгляд был проигнорирован, поэтому мне пришлось спросить прямо:
   - Что с ним случилось?
   Некоторое время Максим молчал, растерянно глядя в пустоту. Его пальцы набивали какой-то ритм по деревянному изголовью кровати, постепенно этот звук стал раздражать меня. Максим Градов был весь опутан тайнами и недомолвками, его все время приходилось подталкивать на откровение.
   Мне пришлось напомнить ему, что у нас в распоряжении не так много времени, и только тогда Максим поднял на меня взгляд.
   - Наши семьи жили неподалеку,- начал он, смотря на меня исподлобья, будто я силками заставляла его говорить.- Мы сразу подружились, особенно когда я узнал, что он тоже рожденный вампир. Его звали Ян. Таких вампиров я еще никогда не видел. На его лице постоянно была улыбка, мне даже иногда казалось, что он и во сне улыбается. Мысль, что он не такой, как все вампиры, что он чем-то отличается от нас, тут же засела в моей голове. Но если другие вампиры высмеивали его по этому поводу, то я искренне восхищался им. То как он говорит, какие мысли он высказывает, весь стиль его жизни- вот что завораживало меня в нем. Все годы, что мы дружили, я старался походить на него хоть частично, но у меня не получалось вот также искренне улыбаться и дарить окружающим доброту. Ян был неповторим. Еще он был очень хорошим другом мне, мы постоянно вытаскивали друг друга из разных переделок, хотя, в основном это я попадал в эти переделки. В то время у нас шли ожесточенные бои с оборотнями, в которых мы часто теряли много вампиров. Тогда еще вампиры не были единой расой, наши действия не были согласованы. Днями Ян предлагал мне планы по объединению наших сил, но я не слушал его, мне претила мысль, что я буду кому-то подчиняться. Да-да, я был очень гадким и самовлюбленным индюком, но это не мешало Яну делать попытки открыть во мне свет.
   - Может быть, он знал, что в тебе живет свет, просто он был спрятан глубоко в твоей душе?- сделала предположение я, чувствуя, как скребут на душе кошки.
   Раньше я думала, что Максим стал таким жестоким и отрешенным из-за истории с его первой возлюбленной, Анной, но теперь было понятно: его добила смерть лучшего друга. Я все еще смутно представляла себе, каким был его друг, но знала, насколько он был дорог для Максима. Достаточно было одного его взгляда, в котором укрывалась потаенная боль, хранимая многими годами. Выходит, все это время Максим копил в себе все свои переживания, даже не попытавшись никому рассказать о них.
   Мне захотелось еще что-нибудь добавить к своим словам, но я не могла произнести ни звука при виде ужесточившегося выражения лица Максима. Он отрывисто рассмеялся и покачал головой, улыбаясь чему- то.
   - Он также говорил, но ты ведь видишь, что я ни капельки не поменялся с того времени,- как-то обречено произнес Максим, снова покачав головой.- Как бы я не пытался, как бы ни хотел быть кем-то другим, вампирская сущность всегда побеждала. Но об этом позже поговорим. Когда умер мой отец, Ян помог мне сбежать и сам порывался пойти за мной, однако я остановил его, сказал, что он не заслуживает участи беглеца. В итоге он остался в городе, а я бежал на север, где пробыл почти два года. В то время я находился под постоянным давлением и ни с кем не общался, мне было тяжело прийти в себя после той истории. В общем, все катилось в тартарары, когда я узнал, что Ян собирает вампиров в одну команду, чтобы начать глобальную войну против оборотней. Что сказать, я был в полнейшем шоке, мой друг прежде никогда не испытывал ненависти ни к одной расе. Тогда я стал искать его везде и вскоре нашел, но найденный вампир настолько отличался от друга детства, что я позволил ему сбежать от меня. Первое время я думал, будто это его брат-близнец, настолько он не походил на себя.
   Максим замолчал, погружаясь в воспоминания тех ужасных дней. Я могла видеть его замешательство, которое наверняка он испытывал в то мгновение. Жаль, я не могу ему помочь, потому что я сама разбита, словно ваза, случайно смахнутая со стола маленьким ребенком.
   - Почему он вдруг так изменился?- тихо спросила я, не предпринимая никаких попыток дотронуться до парня.
   - Потому что ничто не может быть вечным, Надя,- ответил Максим, сжав губы в тонкую линию, выглядя сердитым.- Все живые существа меняются. Возможно, мое отсутствие повлияло на Яна, он больше не мог видеть того, на кого не хотел равняться, не мог продолжать свой путь, который он выбрал в начале. Мои поиски были очень долгими, только через два месяца я разузнал новую базу их славной команды. Представляешь, они действительно верили, будто могут выиграть войну с оборотнями. Какая наивность,- иронично выдохнул Градов, злобная усмешка исказила его лицо. Он окинул меня внимательным взглядом, от которого мне захотелось скрыться.- Его вампиры не были профи, они даже не со всем видом оружия могли справиться, не то, что драться с оборотнями на равных. В то время последние были посильней, в месяц где-то пятьсот вампиров убивали. Прости, я отвлекся. Когда я нашел своего друга, он меня и слушать не хотел, все твердил, что я предал его. Это меня удивило. Мне-то казалось, что я уберегаю его от тех опасностей, что меня ждали, а ему нужно было находиться рядом со мной, чтобы он мог чувствовать себя полезным. Ян продолжал бросаться в меня обвинениями, когда на их базу вторглись оборотни и устроили такой мордобой, что он мне до сих пор снится в кошмарах. Той ночью мы проиграли этот бой.
   Резко Максим встал с кровати и принялся ходить по комнате, подобно лунатику. Больше слов от него не требовалось, я отлично понимала, что его друг погиб именно в той битве. Но отчего-то мне казалось, что парень чего-то не договаривает, потому что настолько глупым был его ответ на мой вопрос, ведь он сам мне говорил, что Ян был самым светлым вампиром. Так просто он не мог измениться.
   Тем временем Максим подошел ко мне и опустился на кровать так, что на колени могли соприкасаться. Меня будто жаром опалило. Я мысленно одернула себя и едва дотронулась до ладони вампирам, давая ему силы закончить рассказ.
   - Я нашел его в луже крови, он уже был в бессознательном состоянии. Смотреть на смерть друга я был не в состоянии, так что я был уже готов попрощаться с ним и уйти, как вдруг Ян открыл глаза. Передо мной снова был мой лучший друг, с искренней улыбкой и горящим взглядом. 'Пожалуйста,- прохрипел он,- стань для вампиров лидером, сплоти их между собой. Найди свет в своей душе.' Эти слова постоянно звучат у меня в голове, будят по ночам и заставляют чувствовать себя виноватым. Я не спас его, и я не был хорошим другом для него. Из-за меня он скатился во тьму и не смог уже оттуда вылезти. Знаю, ты сейчас начнешь говорить, что я ни в чем не виноват, и отчасти это будет правда. Но за бездействие тоже бывают наказания, не так ли?
   - И ты решил наказать себя на всю жизнь без права на освобождение своей души от негативных чувств?- спросила я, закипая от возмущения.- Это глупо, Максим. Твой друг от тебя не этого хотел. Ты сомневаешься в своей силе напрасно. Неужели ты не видишь, как благодарны вампиры за то, что ты даешь им уверенность, что плохие времена скоро закончатся, помогаешь в трудные минуты. Аскольд мне рассказывал, как Гвардия велела Штабу более внимательно следить за вампирами, и знаешь почему? Потому что они чувствуют приближение революции.
   Максим покачал головой, явно не поверив мне. В зеленых глазах сквозило недоверие и отчужденность, руки напряженно упираются в колени. Темноволосый вампир был на грани того, чтобы закончить этот бессмысленный разговор. Конечно, за столько лет он четко выстроил свою позицию, которую ничто не может нарушить. Он настолько сам поверил в то, что он кругом виноват, что даже мысли о своей непричастности к бедам не допускает.
   Я тяжело вздохнула. Затылок болезненно запульсировал, и я поморщилась. Не хватало еще мигрени, тогда я вообще раскисну и не смогу решительно действовать.
   - Ты мне нужен, Максим. Сейчас,- настойчиво прозвучал мой голос, и я присела рядом с ним, заглядывая ему в глаза, надеясь увидеть в них проблеск сознания.- Меня совсем не волнует твое прошлое. Ты просто должен себя убедить, что оно не способно влиять на твое будущее, тогда ты ощутишь ту легкость, о которой грезишь. Сейчас мне нужна твоя помощь, потому что я растеряна и не знаю, что мне делать. Пожалуйста, мне так нужна твоя уверенность и твой талант выходить из бедственного положения.
   Какое-то время мы просидели в тишине, и вскоре Максим осторожно кивнул мне. Издав вздох облегчения, я обняла его за талию и аккуратно поцеловала пульсирующую венку у него на шее, вдыхая его запах. Я с твердой решимостью заверила парня, что мы с этим справимся, и Максим кисло улыбнулся мне, уткнувшись носом в мою макушку. Его руки забрались мне под кофту, согревая мою холодную кожу. И я была благодарна ему за это тепло. Сейчас я совсем не представляла, каково это, обнимать живого мертвеца. Наверное, это жутко, но нет, на лице Максима не было отвращения, лишь спокойствие.
   - Вот бы можно было просидеть так как можно дольше,- прошептала я, прижимаясь к нему сильнее, снова целуя парня в шею.- Я бы все отдала, чтобы мы жили спокойной жизнью.
   Градов грустно усмехнулся.
   - Тогда это была бы не жизнь,- его руки чертили узоры на моем бедре, отчего у меня пошли приятные мурашки по коже.- Нам сейчас нужно приложить все силы, чтобы жизни твоих родителей ничто не угрожало. Вот выполним дело, тогда уедем отсюда подальше, где никто нас не найдет.
   В последних словах Максима ощущалась надежда. Он правда надеялся на спокойную жизнь, где его не дергала Гвардия и остальные вампиры. Но меня было не так легко провести. Нам никогда не светит спокойствие, только затишье перед бурей в лучшем случае. Но это я не решилась сказать Максиму, видя его натянутое состояние. Ему и так тяжело, не буду же я усугублять ситуацию.
   - Думаю, начнем с поиска меча,- продолжил говорить Градов, становясь задумчивым.- Я тут некоторые слухи слышал, хочу проверить, правдивы ли они. А ты пока сходи к Арнольду и сдай ему кровь, да и Риту посвяти в суть дела. Встретимся потом у меня в комнате.
   К моему великому сожалению, Максим поднялся с кровати и направился к двери. Я почувствовала холод рядом со мной. Совсем неожиданно для вампира.
   - Кстати,- вспомнила я, когда Максим уже почти вышел из комнаты.- Виолетта будет следить за тем, чтобы мне никто не помогал. Готовься, она будет пристально наблюдать за тобой, по крайней мере, так она сказала мне, когда приперла меня к лестнице. И выглядела она при этом такой довольной, будто только что выиграла джекпот, хотя, так, наверное, на самом деле и есть, ведь она давно гоняется за тобой, верно?
   Максим прислонился к косяку двери и посмотрел на меня. На его лице была написана досада. Мне были неясны их взаимоотношения, но я определенно была уверена, что они были очень хорошо знакомы раньше. Оставалось только предполагать, отчего Градов ее так возненавидел. Еще больше меня удивляло упорство Виолетты. Она всегда выглядит довольно жалко, когда рядом появляется Макс, от одного ее щенячьего взгляда меня передергивает.
   - Я с этим разберусь, даю тебе слово,- пообещал он мне и на прощание улыбнулся.
   В следующее мгновение парня и след простыл. А я осталась в одиночестве, со сломанной душой и надеждой, что я могу склеить ее обратно. Но ведь как-то же до этого дня я держалась, была сильной, так почему бы мне не проделать то же самое еще раз?
  
Глава 12
   Максим петлял по коридорам, пытаясь вспомнить, где же находится комната Виолетты. Около шести лет назад она заняла самую большую комнату благодаря тому, что она считалась у Гвардии хорошим подчиненным. Градова передернуло от последнего слова. В каком-то смысле и он был подчиненным, но парень упорно не хотел признавать этот факт. Гораздо проще думать, что ты лидер вампиров, готовящий восстание против власти, вечно держащий все под контролем. Только вот сейчас с контролем явно были проблемы.
   Идя по коридору, Максим ловил на себе заинтересованные взгляды студенток. Если раньше Градов остановился бы и поболтал с ними, продемонстрировав им свое обаяние, то сейчас он даже не обратил внимания на девушек, быстро скользнув за угол. Такая любопытная слежка за его жизнью порядком надоела ему. А уж когда он услышал известие о том, что в ближайшее время за ним будет установлено постоянное наблюдение, то и вовсе разозлился.
   Сейчас его единственной целью было найти Виолетту. Максим пока не придумал, что он скажет ей, но он точно вправит ей мозги на место.
   Свернув налево, парень оказался в мало освещенном коридоре, где перегорели две лампочки. Демьян Карлович уже давно хотел приобрести новые, но дело дальше этого утверждения не заходило, да и тем более, вампиры могут прекрасно обходиться и без света. Найдя взглядом новенькую дверь, выполненную в стиле готики, Максим резко дернул ручку, чуть ее не вырвав. Он уже не мог больше сдерживать свою злость, ему срочно требовалось выпустить ее наружу.
   Виолетту он обнаружил сидящей за стильным пуфиком возле зеркала и наносящей макияж. Вся комната выглядела глянцевой и ухоженной, равно как и ее хозяйка. Максиму же обитель вампирши напомнил кукольный домик Барби, хотя двумя десятками лет ранее он даже считал вкус девушки милым. Но времена изменились, а Виолетта нет, это и напрягало Градова.
   Парень стоял в дверном проходе, грозно смотря на вампиршу, пытаясь себя держать в руках, чтобы сразу не кинуться на Виолетту. Сама девушка слабо охнула, ее рука с занесенной к лицу тушью дрогнула, и на верхнем веке отпечаталась черная дорожка, делая Виолетту уже не такой совершенной. Она сразу поняла, зачем пришел Максим, и теперь замерла, ожидая гневного монолога парня. На ее ум не находились слова для оправдания своего поступка. Все чего она хотела- защитить вампира от гнусной девчонки, возомнившей, будто весь мир ей чего-то должен.
   - Объясни мне, какого хрена ты издеваешься над моей девочкой?- усталым голосом спросил Максим, с грохотом захлопывая за собой дверь. Он остановился в центре комнаты, глядя на Виолетту через зеркало, так как она так и не решилась повернуться к нему.- Что тебе от нее нужно? Неужели я не смог тебе объяснить доступным языком, что никогда не изменю своего отношения к тебе.
   По щеке девушки медленно покатилась слезинка, но на ее лице не было написано раскаяния и сожаления. Максиму захотелось резко поднять ее и встряхнуть, чтобы она в полной мере ощутила его гнев. Подумать смешно, она пытается слезами растрогать его! Да он уже давно перестал верить ее наигранным эмоциям, не говоря уже о словах. Градов лишь верил ее поступкам, которые иногда были лишены логики, ведь девушка избивала всех студенток подряд, проявивших смелость поговорить с Максимом. Такое проявление влюбленности приводило парня в бешенство. В конце концов, он подловил Виолетту в коридоре и громко заявил, что она не способна любить и что она должна оставить его в покое. Но девушка оставалась такой же неугомонной, теперь она принялась рьяно следить за Максимом, разрушая его жизнь.
   - Твоей девочкой?- ошеломленно прошептала Виолетта, разворачиваясь к Максиму, выглядя несчастно.- Максим, как она за такой короткий срок сумела стать твоей девочкой? Неужели ты не понимаешь, что она лишь использует тебя, чтобы выделиться среди остальных вампиров. Я удивлена, что ты не смог рассмотреть гниль в ее душе. Как ты мог довериться ей, особенно после всего, что я для тебя делала? Я постоянно выгораживала тебя перед Гвардией, придумывала причины, почему ты не смог выполнить их задание, и эта вся твоя благодарность? Неужели ты забыл, как мы дружили в студенческие годы, как нам было приятно проводить время друг с другом? Как ты мог наплевать на то время? Я полагала, что мои чувства к тебе взаимны, но ты предал меня, и даже тогда я не стала вредить тебе, хотя вполне могла посадить тебя в подземелье, камеру забытья.
   Максим больше не мог спокойно стоять, он рывком поднял девушку с пуфика, будто она ничего не весила, и впечатал ее в стену, крепко удерживая Виолетту на месте, но она и не думала ему сопротивляться. Слезы заструились по ее щекам, вампирша была очень напугана вспышкой ярости своего возлюбленного. Она со страхом глядела в зеленую бездну глаз, в которых стал загораться огонь.
   - Что ты несешь, какое еще приятное времяпровождение?- голос Максим прогремел рядом с ухом Виолетты, отчего она вздрогнула, шмыгнув носом.- Да я никогда не считал тебя милой девушкой, ты всегда была монстром даже в то время. И я никогда не дружил с тобой Виолетта, это все были твои фантазии и мечты. То, что ты сейчас делаешь...- угрожающе начал Максим, и его голос понизился до шепота,- я тебя закопаю, если будешь продолжать в том же духе.
   У Виолетты перехватило дыхание. Она стояла, будто неживая, лишь в ее глазах отражалась гамма чувств, которые она стеснялась показывать Максим. Но стоило Максиму сильнее сжать ее плечи, как девушка по-настоящему испугалась. От переизбытка чувств Максим сам не заметил, как он стал выпускать огонь наружу, тем самым нанося Виолетте ожоги. Но парня это не волновало, он продолжал смотреть в глаза вампирше, пытаясь донести до нее серьезность угрозы. Об ее убийстве он уже когда-то думал, но быстро отказался от этой затеи, поскольку она была единственным вампиром с бесценным даром, который мог помочь остальным вампирам. Но теперь...теперь ей нашлась достойная замена.
   - Я надеюсь, ты поняла меня,- напоследок сказал Градов, прежде чем выпустить девушку из смертельной хватки.- Если не остановишься, твоя жизнь закончится весьма плачевно. Ты не представляешь себе, сколько я придумал способов убить тебя.
   Когда с грохотом захлопнулась дверь, Виолетта позволила себе выпустить эмоции наружу. Она с громким всхлипом сползла вниз по стене и подняла голову, стараясь сдержать слезы. Каждое движение плечами сопровождалось мучительной болью, немного отрезвляющей девушку. Это напоминало ей, что парень ее грез действительно был здесь и угрожал убить ее. Слезы градом полились из глаз Виолетты, постепенно размазывая макияж, делая ее похожей на панду.
   - За что...ты так со мной?- сокрушенно прошептала Виолетта, наклонив голову к коленям. Все внутренности сжались в комок боли, любое движение причиняло боль девушке.- Я ведь пыталась защитить тебя.
   И она действительно верила в это. В ее голове пронеслись воспоминания из далекого прошлого, которые были наполнены счастьем. Та пора была самым лучшим отрывком ее жизни, поскольку ей повезло испытать самое прекрасное чувство- любовь. Она не сомневалась в своей любви к Максиму. Тогда ему нужна была ее компания, и девушка из кожи вон лезла, чтобы стать ему верным другом. Но кто мог знать, что парень все это время считал ее никем. От этого осознания девушка еще сильнее согнулась пополам, шумно втягивая воздух широко открытым ртом. Кто бы мог подумать, что все мечты Виолетты разрушаться разом. Ей казалось, что они с Максимом просто созданы друг для друга. Вместе они могли бы многое сделать, но вампир почему-то отгородился от нее, перестал с ней общаться, а потом и вовсе уехал из Универа, оставив девушку с разбитым сердцем. Но Виолетта продолжала ждать Максима, надеясь, что вскоре он одумается и поймет, что он тоже любит ее. Но он не одумался, более того, он сосредоточил свое внимание на другой девушке. Такого предательства Виолетта не смогла пережить.
   Сейчас же, когда на нее накричал Максим, она впервые увидела его таким злым. От мысли, что он злился на нее, становилось холодно в душе. Она не хотела расстраивать его. Ее сердце разбилось во второй раз, уже без права снова собраться воедино.
   - Я ведь это не придумала,- все шептала она, растянувшись вдоль стены, приглушенно рыдая.- Я ничего не придумала. Ничего.
  ***
   Следующим местом, которое Максим отчаянно хотел посетить- кабинет его психолога. Правда, с ним он совсем не горел желанием встречаться, однако Велинский обладал ценной информацией, которая могла помочь в поиске одного из артефактов. От иронии Максиму хотелось рассмеяться. Он столько лет избегал встреч с этим занудным человеком, и даже не мог предполагать, что именно он и станет его спасением. Чудеса, да и только.
   После сцены с Виолеттой парень шел на автомате, иногда отвечая на приветствия знакомых вампиров. Они, похоже, видели, в каком настроении он пребывал сейчас, и торопливо уходили прочь, прекрасно зная, как больно может ударить рассерженный вампир. Также Градов молился, чтобы он не встретил никого из Гвардии, иначе парень рисковал нарваться на неприятности, потому что он не сдержался бы и сказал бы что-нибудь провокационное.
   Дойдя до кабинета со знакомой табличкой, парень по своему обыкновению просто распахнул дверь, заранее зная, что посетителей у Велинского нет. Вампирам редко требовалась помощь психолога, потому что в основном у них не было никаких эмоциональных потрясений. Им по большей части наплевать на свои чувства, в отличие от людей. Для людей чувства были на первом месте, именно ими они руководствуются, когда принимают решения.
   Максим обнаружил Александра Юрьевича сидящим за столом и мирно попивающим чай в кружке с забавной пчелой, сидящей на цветке. Велинский бурно отреагировал на появление своего недавнего посетителя- он поперхнулся чаем, разлив немного жидкости на свой стол, глаза у психолога полезли на лоб, оттого ему было непривычно видеть парня во второй раз.
   Пока психолог снова возвращался к реальности, Максим спокойно отодвинул стул и присел на него, оборачиваясь, чтобы взглянуть на шкаф, набитый кучей артефактов. Хранить их на виду было небезопасно, но тут Александр Велинский схитрил, поставил на него охранное заклинание, которое перемещало незадачливых воров в другое место, а если точнее- в Антарктику, откуда было проблематично добираться. Хотя Максим не сомневался, что психолог зря поставил охрану, все равно в Универе нет никому дела до артефактов Искателя, потому что наивные студенты еще только познавали мир нечисти и не знали всех свойств магических предметов, поэтому и не лезли куда не надо.
   Вообще, Максим мало что слышал об Искателях. Велинский был единственным представителем людей, имеющих магическое происхождение, которые вели охоту за артефактами. Но уже по одному мужчине он мог сказать, что Искатели- хитрые и чертовски жадные существа. Каждый из них хочет сравняться в могуществе с обычной нечистью, и они готовы на все, чтобы добыть ценные вещи.
   Отличить Искателя от обычного человека невозможно, ведь они и есть люди. Просто люди, посвященные в тайну мира нечисти. Как правило, они появлялись от неудачной связи мага и человека, из-за этого Искатели не могли наносить заклинания, но им было позволено подмечать магические частицы в мире. По ним они узнавали, является предмет магическим или нет.
   У Максима Искатели вызывали смешанные чувства. Как можно добровольно проситься в мир, где тебя возможно убьют уже через год? Это было слишком сложным ребусом для ума парня. Он не понимал и не хотел понимать Велинского. Из-за неудачной кражи глаза Дьявола он был вынужден запереть себя в Универе, откуда он никогда не выходил вот уже тридцать пять лет. Ему приходится сидеть здесь, за этим столом и иногда выслушивать слезивые истории, на которые ему, если честно, наплевать. Только он, Максим Градов, смог заинтересовать его своей историей, да так, что психолог до сих пор не может от него отвязаться.
   Сидя напротив него, Максим подумал, что так просто Велинский информацию ему не выдаст, он наверняка подвергнет его психологическому анализу, которое взбесит Градова. Психолог наивно полагал, что, разозлив Градова, его пациент расскажет ему всю правду о себе, да только он недооценил Максима, парень был наполнен секретами, и совсем не хотел их выдавать. Но теперь он готов рассказать Александру Юрьевичу все что угодно, ведь на кону стояло благополучие его любимой.
   - Максим Игоревич Градов собственной персоной, да еще и в моем кабинете после недавнего сеанса? Поверить не могу!- почти пропел Велинский, его тон стал постепенно медово-тягучим, а рука медленно поставила кружку с чаем, чуть снова его не расплескав.- Я-то думал, мы еще с вами лет пять не увидимся, а тут вы сами пришли ко мне! Что ж, могу вас опечалить, над вашей проблемой я еще не задумывался, знаете, в этом месяце у меня столько неотложных дел возникло.
   Градов чуть поморщился от сладостного тона психолога и уже пожалел о своем решении обратиться к нему за помощью. Насколько парень знал, у Искателя никаких дел не должно быть, потому как в мире сейчас воцарилась непривычная тишина, даже демоны стали редко нападать на всех, а потому Максим недоверчиво глянул на Велинского, мысленно усмехаясь. Пытается навязать ему свою важность, в надежде, что Максим тут же ринется обсуждать свои проблемы. Как бы не так. Градов был тем еще упрямцем, тем более психолога он недолюбливал, так что у него не было причин беседовать с ним.
   - Не обольщайтесь, я к вам не на прием пришел,- равнодушно сказал Максим, наблюдая, как насторожился Искатель, сверкнув янтарными глазами.- Мне нужны кое-какие сведения об одном интересном артефакте.
   Глаза Велинского вспыхнули, он с интересом смотрел на Градова, ожидая продолжения, Максим замолк, решив сначала услышать, что скажет психолог. А Искатель, похоже, сильно обрадовался просьбе Максима, на его лице возникла широкая улыбка, не понравившаяся Максиму. Велинский напомнил ему гоблина, который жаждал получить большой куш, разве что ручки не потирал от нетерпения. Максим терпеливо ожидал от него ответа, вдыхая аромат клубники от ароматических свеч, которых не убавилось со времени последнего посещения кабинета. Любовь к ароматическим свечам Велинский никак не комментировал, хотя Максим когда-то спрашивал его о них.
   - О насколько интересном артефакте идет речь?- лукаво спросил Александр Юрьевич, больше не пытаясь прикидываться добреньким психологом. Сейчас в нем включился Искатель, в уме которого уже велись расчеты и предположения.
   - Настолько интересном, что я готов вам сказать что угодно, лишь бы получить информацию,- убедительным тоном ответил Максим, небрежно облокотившись на подлокотник и нагло положив ноги на стол, стараясь выглядеть отрешенно.- Вы можете назначить любую цену, я дам вам все, что захотите.
   Велинский задумался. Максим мог видеть, как колеблется Искатель, раздумывая над его предложением. Когда у тебя в долгу сам любимчик вампиров, это довольно выгодное положение. А если он в это время находится в отчаянии, то это еще лучше.
   - Говоришь, все можешь дать мне?- недоверчиво переспросил мужчина и, дождавшись сдержанного кивка вампира, довольно улыбнулся.- Что ж, Максим Игоревич, я согласен рассказать вам все, что вашей душе угодно, мне ничего не жалко для моего друга. Проблема сейчас состоит в вас. Готовы ли вы мне рассказать ваши самые сокровенные переживания?
   К этому вопросу Максим был готов и знал, как на него ответить, поэтому парень спокойно развел руками в стороны, как бы говоря, что он раскрытая книга.
   - Я готов дать вам самый сокровенный разговор, что звучал в стенах вашего кабинета.
   - Прекрасно! Тогда сначала поговорим, а потом я уже отвечу на ваши вопросы,- предложил Александр Юрьевич, проводя ладонью по волосам, приглаживая их.- Я давно ждал, когда состоится ваш разговор, но если честно, меня настолько удивил наш недавний сеанс, что он мигом заинтересовал меня. Вы привели сюда свою спутницу, попытались раскрыться ей, что очень похвально. Но скажите, Максим, почему в итоге вы решили так нагло сказать ей неправду? Неужели сочли ее недостойной знать то, что знаю я?
   Максим был удивлен. Его зеленые глаза постепенно округлялись, непонимающе уставившись на психолога. Такого вопроса парень не ожидал, но быстро взял в себя руки. Так значит, психолог хорошенько обдумал его историю, сразу найдя отличие от истории на самом первом сеансе. Медленно парень выпрямился в кресле, покрасневшими глазами глядя на Велинского, который, видя злость на лице вампира, на всякий случай отъехал на кресле подальше, быстро схватив какой-то мерцающий предмет. Вот наивный, думает, вампира может остановить какой-то артефакт.
   В комнате воцарилась гнетущая тишина. Александр Юрьевич сидел в напряженной позе, в любой момент готовясь быстро ретироваться из кабинета при угрозе его персоне. Видеть разгневанного вампира ему не хотелось, тем более, если этого вампира зовут Максим Градов. Психолог сразу прочувствовал раздражение своего пациента. Постоянная ложь была больной мозолью парня, которую он никак не мог удалить из своей жизни. Тем не менее, Велинский все же решил поднять эту тему, поскольку именно она интересовала ему больше всего, да и к тому же известие о новой спутнице вот уже несколько часов занимало голову психолога.
   - Что вы имеете в виду?- проскрежетал зубами Градов, затаив дыхание.
   Его глаза быстро пробежались по столу, проверяя, не включен ли у психолога диктофон. Он не хотел, чтобы эта беседа была записана. Но от страха Велинский совсем позабыл про сей чудесный аппарат, он только и мог наблюдать за пациентом, вспоминая их первые сеансы. В то время Максим еще не был таким осторожным, постоянно что-нибудь да выбалтывал психологу, и Велинскому оставалось только удивляться, сколько демонов скрываются в юноше.
   - Ну-ну, Максим, со мной можете быть откровенным, я же ваш психолог,- сказал Александр Юрьевич, покачивая головой и цокая языком. Страх еще не выветрился из него, поэтому мужчина тщательно подбирал слова.- Меня же связывает обязательство все сказанное здесь сохранять в тайне, так почему же вы отказываетесь отвечать честно, ведь это вам нужна помощь, а не мне. Вы так напугались, Максим, когда я задал вам этот вопрос, не могли бы вы мне сказать, что вызвало в вас такую реакцию?
   По правде говоря, Максим и сам не знал, почему в его душе все перевернулось и замерло. В голове пронеслись воспоминания последних месяцев, где он был так счастлив. Отчасти его страх был связан с тем, что он боялся потерять свою девушку, если вдруг она узнает правду о нем, ведь он во многом лгал ей. Парень сам поражался, как его жизнь неожиданным образом сплелась с этой несносной девчонкой, которая еще совсем не познала жизнь. Больше всего именно ее непорочность притягивала парня, заставляя гадать, в какой момент она может сломаться и сломается ли вообще. Однако все его ожидания были напрасны. Даже ломаясь, она быстро приходила в себя и продолжала жить, надеясь на лучшее. Кто бы что не говорил, а Максим точно считал ее сильной девочкой, возможно, даже сильнее его самого. Но она не переживет его лжи, ведь она верит в него, верит, что он сможет изменить свою жизнь, и поэтому парень не имел права подвести ее.
   - Все, что я делаю, к лучшему, поверьте мне.
   Но Велинский не поверил, более того, он изумленно поднял свои кустистые брови и посмотрел на Максима, как на умалишенного.
   - Ха, мне очень интересно, как это ложь про гибель вашего отца может помочь этой бедной девушке?- чуть ли не смеясь, спросил Александр Юрьевич, снова качая головой.- Нет, Максим Игоревич, это эгоистичный поступок, скрывать вашу непосредственную причастность к гибели вашего достопочтенного отца. Я вам даже могу сразу сказать, что рано ли поздно Наденька узнает, что ваш отец не совершал самоубийство, что его убили вы, и тогда всем вашим отношениям может прийти скорый конец. Любовь, знаете ли, невозможно построить на фундаменте лжи.
   Максим помрачнел, его вдруг охватила дрожь. Психолог будто его мысли прочитал. Действительно, Максим соврал Наде насчет истории, произошедшей в далекой юности вампира, точнее, насчет конца этой истории. Отец Максима был черствым сухарем, как и большинство вампиров, и не проникся любовью сына к человеку, и сразу действовал решительно, убив бедную девушку Анну. И, когда отец нашел своего обиженного на весь мир сына в том сарае, он оставался при своем мнении, что нечисть не может любить. Их спор был очень яростен, дело шло к драке, как вдруг Максим отступил и согласился со своим отцом, убеждая его, что он одумался и готов вернуться домой. Парень очень убедительно просил прощения у своего отца и он, ничего не подозревая, подошел к Максиму, чтобы приобнять его и заверить, что все будет хорошо, как вдруг юноша выхватил из-за пояса кинжал, охваченный огнем, и вонзил в сердце своего отца, хладнокровно глядя в его расширенные глаза. Не теряя ни секунды, Максим дотащил обмякнувшее тело до бочки с водой, сбросив отца в воду. И чтобы его очнувшийся отец не смог оттуда выбраться, Максим закрыл бочку, упираясь двумя руками в крышку для надежности. Отец Максим недолго сопротивлялся воде, она сразу проникла в рану на сердце и моментально разъела весь существующий там яд. Дальше парень плохо помнил, как отнял дрожащие руки от бочки, боясь открывать крышку. Находясь в глубоком шоке, он долго не мог осознать происходящее, а когда до него дошло, что он сделал, то опустился на колени и громко взвыл, заливаясь слезами горечи. В шестнадцать лет психика парня была еще не сформирована, поэтому Градов испытал сильнейший стресс. Он долго не мог успокоить свои трясущиеся руки, долго не мог брать предметы в руки.
   Хуже он перенес только реакцию матери, когда она узнала про гибель своего мужа. Мать Максима была лишена наивности и сразу обвинила своего сына во всех бедах в их жизни. Действовала женщина решительно, натравила на испуганного Максима Департамент Н, от которого еще ни один преступник не скрывался. Уж они с азартом принялись за это дело, бросили все свои силы на поимку подростка.
   Максим отогнал от себя наваждение былых воспоминаний, не желая переживать погоню Департамента за ним, то время было наполнено болью и страданиями, которые, собственно говоря, и привели его в кабинет Велинского. Парень взял в руки одну из ароматических свеч, расположенных на столе, и принялся задумчиво крутить ее, закусив нижнюю губу.
   - Да разве она стала бы находиться рядом со мной, если бы узнала, какой я монстр на самом деле,- выдохнул вампир, с сожалением ставя свечку на место и поднимая глаза на Александра Юрьевича, внимательно слушавшего его.- Нет, я не могу ей это рассказывать, потому что она возненавидит меня. Тем более, это не единственная моя ложь, мне пришлось соврать ей и насчет истории с Яном.
   Велинский негодующе поджал губы, пытаясь подобрать нужные слова, чтобы приободрить парня, но все никак не мог найти их. Про друга детства психолог знал немногое, обстоятельства его смерти были настолько туманны, что даже сам Градов не мог точно ответить, что же с ним произошло. Чаще всего Максим избегал говорить о своем друге, он становился еще больше раздражительным и легко мог устроить драку, лишь бы снова не слышать имя друга из уст других вампиров. Вот и Александр Юрьевич избегал этой темы до сегодняшнего дня, но Градов сам только что поднял эту тему, и теперь Велинский не мог не расспросить его.
   - Расскажите, что случилось с вашим другом, и, быть может, я смогу вам помочь выкрутиться из этой ситуации, без ущерба вашим отношениям с Наденькой,- мягко сказал психолог, пытаясь улыбаться как можно доброжелательней.
   - Ничего не выйдет, доктор. У вас еще будут вопросы?
   Скрывая свое недовольство, Велинский случайно смахнул ручку со стола и наклонился, чтобы поднять ее. От ответов Максима его мысли спутались в клубок, вводя психолога в замешательство. Казалось, он сам запутался, где Максим говорил правду, а где лукавил и юлил, не желая отвечать прямо на вопрос. Устало потирая виски, Велинский принялся копаться в выдвижном ящике, находившегося в столе.
   Максим безучастно наблюдал за психологом, гадая, что же еще он для него приготовил. Находясь в подвешенном состоянии, вампир взглянул на часы, про себя отметив, что времени у него мало. Нужно было срочно заканчивать эту бессмысленную беседу, иначе он может не успеть посетить еще одно место.
   - Если у вас ко мне нет вопросов, то могу я задать вам свои вопросы?- спросил Макс, нетерпеливо постукивая пальцем по подлокотнику кресла.
   - Не так быстро, Максим Игоревич, у меня есть к вам еще один вопрос,- психолог с торжествующим видом кинул на стол кучу фотографий, на которых был изображен Градов с какими-то людьми.- Скажите, что могло бы значить ваши постоянные визиты ко всем магам, что есть у нас в России?
   Максиму не требовалось присматриваться к фотографиям, ведь он прекрасно знал, что он на них делал. Проблема была в том, откуда Велинский пронюхал об его манипуляциях с магами. Даже Гвардия была не в курсе.
   - Я расспрашивал их о Властелине Тьмы,- почти сказал правду парень, дергая плечами.- Он все-таки продолжает угрожать многим расам нечисти, в том числе и вампирам. Мне поручили что-нибудь узнать про него у магов, потому что мы уверены, что Властелин Тьмы- это именно маг темного происхождения. Никакого подвоха здесь нет Кстати, великолепные снимки, я на них получился просто отлично. Можно узнать имя фотографа?
   Психолог стушевался и быстро смел фотографии в кучу, выглядя недовольным, ведь парень недвусмысленно намекнул, что Велинский наглым образом следил за своим пациентом. Еще бы он за ним не следил, ведь вампир не навещает кабинет психолог вот уже больше восьми лет, как тут не поинтересоваться состоянием дел пациента.
   - У вас, кажется, дело ко мне было?- перевел разговор на другую тему психолог.- Так спрашивайте же, у меня мало времени.
   ' У меня его тоже мало, даже еще меньше,- раздраженно подумал Максим, сосредотачиваясь на задании от Гвардии.'
   - Что вы знаете о мече Святозара, одного из первых лидеров вампиров?
   Услышав имя вампира, Велинский некоторое время находился в глубоком ступоре.
   - Вы имеете ввиду тот самый меч, который в купе с щитом и шлемом дает их обладателю безграничную силу и власть?- спросил Искатель, чуть заикаясь. Он совершенно не ожидал от Градова такого вопроса, потому что даже Искатели потеряли надежду найти все эти артефакты.
   - Не стройте из себя дурачка, Александр Юрьевич, вы прекрасно знаете, о чем я говорю.
   Чтобы не тратить время впустую, Максим вкратце поведал Искателю про задание Гвардии для Нади, опуская некоторые моменты. В процессе рассказа лицо Велинского приобрело смешное выражение, будто Максим рассказывал ему смешную историю. Искатель долго не мог поверить в то, что Гвардия действительно вознамерилась получить одни из самых сильных артефактов. Никто не может разыскать эти бесценные сокровища вот уже не один век, так с чего Гвардия решила, что их найдет несовершеннолетняя вампира? Психологу стало смешно.
   - Максим, ну ты же понимаешь, что Надя не найдет даже один артефакт, не говоря уже обо всех трех,- растянул губы в улыбке Велинский, глаза его прямо блестели самодовольством.- Ни одному Искателю не удалось напасать хотя бы на след, хотя пытались самые талантливые. Святозар сделал все, чтобы их никогда не нашли, а уж ему стоит поверить, ведь он был гениальным вампиром.
   - Вы недооцениваете нечисть. Знаете, Надю я обратил в день, который, согласно пророчеству, является днем великого перерождения вампира. Я, конечно, не очень верю предсказаниям, но, по-моему, все складывается логично: Надя найдет меч, щит и шлем, и жизнь у вампиров переменится.
   Искатель не поверил словам Градова, он с сомнением кривил губы.
   - Я вынужден вам сказать, что ваши мечты глупы и совершенно неоправданны. Если Гвардия заполучит эти артефакты, в нашем мире такое начнется, вы себе не представляете, будет еще похлеще, чем во времена Эволюции. Эта кучка глупцов мигом разрушит все, над чем работали вы и ваш революционная компания во главе с Кадинским, у вас не останется возможности сменить власть. Вы ведь этого не хотите, верно? Мне всегда казалось, что вы чувствуете себя обязанным вампирам, поэтому сделаете все, чтобы эти предметы так и остались мифом.
   Градов долго молчал, прежде чем ответить Велинскому. Отчасти, психолог был прав, только этого признавать Максим упрямо не хотел, ведь должен существовать и другой выход, где ему не придется предавать свою девушку. Тишина напряженно давила на парня, мешая ему думать. Его взгляд бездумно блуждал по кабинету, словно где-то в его углу могло прятаться верное решение. Мысли вернулись к Гвардии. Вампиру представилась картина, где они уже получили заветные артефакты- повсюду царит разруха и трупы вампиров, по той или иной причине решивших нарушить указ. Разразится гражданская война между вампирами из Универа и вампирами из Института, потому что Вадим точно не позволит Гвардии стать обладателями такого источника власти. Скорее всего, почти все вампиры погибнут, останутся только близкие приспешники Гвардии. И сам Максим тоже погибнет, как и его друзья. Нет, такого будущего ему точно не надо.
   - Просто дайте направление, где искать меч,- упрямо сказал Максим, вставая со стула, грозно нависая над столом Искателя.- Я в жизни не поверю, что вы не интересовались таким сокровищем, тем более, в вашем положении, когда у вас нет права выйти за пределы Универа, это было бы пропуском в свободную жизнь.
   Велинский смерил вампирам взглядом, полным отвращения. Он всегда так реагировал, когда ему напоминали о его единственной глупости. Но парень был прав, находка артефактов действительно могла дать ему право на тихую мирную жизнь. Только вот Александр Юрьевич оказался вредным, он не хотел давать Градову хоть малюсенький шанс найти оружие Святозара, поэтому только смог виновато улыбнуться черноволосому вампиру, заявив, что ему очень жаль, но он не знает местонахождения меча.
   Максиму потребовалось время, чтобы утихомирить огонь, забурливший в его крови. Сегодня он уже перегревался, до сих пор легкие саднило от боли. Тихо выпуская огонь из ладони, вампир повернулся и пошел к двери, ругая себя за то, что потратил столько времени на этого грязного лицемера, который точно знал, где находится меч. В этом не было сомнений.
   Но Велинский вдруг поменял свое решение не говорить парню о мече.
   - Маг Аргус,- громко сказал он, когда Максим уже открывал дверь.- Ищите и найдете, Градов, только помните, какими будут последствия вашего выбора. Всего доброго, Максим Игоревич.
   Макс с удовлетворением кивнул Искателю и прикрыл за собой дверь. Настроение у него заметно улучшилось, теперь он хотя бы знал, куда следует держать путь. Черт возьми, да они все еще могут выполнить это задание.
  Глава 13.
   В то же время Казимира в гневе стояла возле камеры временного заключения для нечисти,которая пользовалась особенным успехом у студентов пятого курса, поскольку к тому времени они уже становились неудержимыми и часто наносили ущерб Университету, так что приходилось на время их силу сдерживать именно здесь. Вампирша грозно всматривалась в полумрак, царивший в камере, в надежде распознать выражение лица Мариши. Но лица женщины не было видно, она сидела в самом углу камеры, от скуки процарапывая стену крючковатыми когтями. Маришу одолевало странное чувство, которое возникало у нее каждый раз, когда она находилась в закрытом помещении одна. Странное чувство были не иначе чем клаустрофобией, развившейся еще в далеком детстве. Эту боязнь закрытого пространства Мариша подавляла все эти годы, и в этот раз она проглотила комок в горле, желая показаться Казимире в хорошем расположении духа. Вампирша широко улыбнулась, смотря в противоположную сторону, крупные морщины собрались возле ее глаз.
   - Как думаешь, тебе сойдет с рук то, что ты закрыла меня в камере для провинившихся вампиренышей?- дружелюбно поинтересовалась Мариша, ерзая на жестком старом стуле, видавшим еще вторую мировую.- Знаешь, твоя власть вовсе не безгранична, дорогая, и то, что ты пытаешься в этом убедить всех, не спасает положение. Мне даже жаль тебя, дорогуша. Ты провалилась, не смогла вселить страх в Градова, ведь так?
   Руки седовласой вампирши сомкнулись на прутьях камеры, слегка изогнув металл. Как бы хотела Казимира, чтобы вместо прутьев в ее руках была шея Мариши. Это наглая особа смеет говорить с ней снисходительным тоном, будто это она сейчас находиться в клетке, словно дикий зверь.
   Казимира пришла сюда с намерением сделать вампирше выговор, пригрозив удалить ее из Совета и сослать в ссылку куда-нибудь, где ее никто не найдет и никому не будет до нее дела. Ее выходка в главном кабинете была просто возмутительной. Казимира до сих пор испытывала шок от мысли, что все могло пойти не по плану. Именно тщательное планирование больше всего занимало ум вампирши, и каждое неповиновение указам она воспринимала как потенциальные шаги к революции.
   Вот и сейчас женщина была твердо убеждена, что Мариша пытается метить на ее место во главе Совета, поэтому требовалось принять жесткие меры, которые Казимира не прочь принять. Пора уже наконец узнать ей, что может сделать немолодая вампирша.
   - А ты думаешь тебе сойдет с рук то, что ты постоянно пытаешься мешать моим планам?- медленно стала закипать Казимира, сильнее сжимая прутья.- Меня не зря выбрали главой Совета, меня наделили властью, и я в состоянии стереть тебя с лица земли, если мне этого захочется. Но я держу себя в руках, пока ты остаешься полезной вампирам. Поэтому спрашиваю один раз: какого демона ты полезла к Градову и Соломоновой?
   - Как старомодны твои методы,- скучающе вздохнула Мариша, в полумраке сверкнули ее обнажившиеся клыки.- Ты и в молодости пыталась запугать меня нелепым образом, да только я ведь все еще жива, не так ли? Не действуют твои угрозы, милая. А к Градову и Соломоновой я полезла затем, чтобы продемонстрировать им настоящую угрозу. Понимаешь, как бы ты не хотела быть жесткой и циничной, а твоя мягкость все равно в каждом твоем движении, в каждой твоей речи. Твоя политика устарела, Казимира, настало время уступить власть молодым и энергичным.
   Казимиру пробрал смех. Вся ее напускная важность и холодность разом рухнули, и перед Маришей предстала настоящая Казимира, какой она в последний раз была только молодости. В студенческие годы они много соперничали друг с другом, каждая пыталась доказать свое превосходство. Хотя память Казимиры коварно вспомнила момент, когда впервые они с Маришей достигли единогласного решения- сменить власть у вампиров. Вместе соперницы разработали план революции и с блеском провернули его, получив желанный результат. В первый же год набрался Совет Гвардии, куда вошли самые властные вампиры, у каждого из которых было отъявленное прошлое. Вместе они и стали командовать молодыми вампирами, ровно до тех пор, пока Мариша и некоторые ее подчиненные не стали выходить из-под контроля.
   - Молодым и энергичным? Ты себя в зеркало видела? Ты точно под это описание не подходишь, дорогуша,- в тон ответила ей Казимира, опуская руки. Теперь их разговор звучал совсем несоответственно их возрастам.- И как твои угрозы повлияли на Градова и Соломонову? Эти мерзавцы до сих пор не уехали из Университета, пытаются что-нибудь разнюхать про артефакты Святозара. На самом деле, твои угрозы там были совсем некстати. Я решилась на этот план с целью убийства Соломоной, а после и Градова, чтобы они не смогли поднять вампиров на восстание, а теперь, после твоего глупого поступка они подозревают что-то неладное в задании. У остальных вампиров не должно отложится в памяти, что мы убили их просто так. Пять лет назад я говорила, что Совет должен работать как единый организм и что тут же сделаю в нем замену, если некоторые органы в нем вдруг откажут. Тебя уже бросили в камеру, осталось лишь только залить воду в камеры и все- ты больше никто. Такого позорного конца ты хочешь, Мариша?
   Вампирша молчала, склонив голову в бок от усталости. Такие многочасовые посиделки на стуле плохо сказались на ее стареющем организме. Кости теперь при каждом движении хрустели, а в мышцах разлилась тяжесть. Как бы ни убеждала себя Мариша в своей молодости, а возраст все равно давал о себе знать.
   И Казимира ее прекрасно понимала. Она тоже страдала болью в мышцах и редко могла себе позволить себе получасовую быструю ходьбу, все время проводя в кабинете. Это вампирская сущность так наказывает за бездействие. Без постоянного движения организм вампира сохнет, и яд перестает нормально циркулировать в крови, он начинает скатываться в комочки, принося вампиру трудности в ходьбе. Такие болезни случаются нечасто, но почти у всех членов Гвардии она есть, и ничего поделать они с ней не могут.
   Неожиданно раздался писк крысы, пробежавшей совсем рядом с камерой Мариши. Крысы в камерах были частыми гостями в камерах, они прибегали сюда на запах смерти, исходивший от вампиров. А вампиры радовались приходам крыс, ведь, сидя в камере, ты испытываешь невероятную скуку, а с крысой хоть как-то можно позабавиться, у нее даже можно выпить кровь, если вдруг захочется экстрима.
   - Позорный конец будет у тебя, Казимира, если ты меня не выпустишь отсюда,- резко подошла Мариша к железным прутьям камеры, обхватив их длинными пальцами. Ее красные глаза хмуро поблескивали во мраке.- У меня появилась идея, как сделать так, чтобы никто нам больше не докучал. Ну же, давай сотрудничать, как мы делали это ранее. Ты ведь знаешь, как ценны мои задумки.
   - Конечно знаю, дорогуша,- затаив дыхание, Казимира приблизила свое лицо к камере, весело разглядывая в разы постаревшее лицо соперницы.- Именно поэтому я оставлю тебя гнить здесь. Я дала четкий приказ не спасать тебя из камеры, так что можешь не надрывать горло криками о помощи, и уж тем более, дар ты свой использовать не сможешь. Ну, если уж тебе как-то удастся выбраться, то можешь возвращаться в Совет, тебе всегда там будут рады. А пока...пока можешь наслаждаться одиночеством, наглая стервозная старушонка.
   Мариша досадно хлопнула по металлу, который мгновенно отреагировал- вампиршу отбросила назад магическая сила, охраняющая камеру от попытки бегства. Женщина больно ударилась об стену и рухнула вниз, прямо на скользкий от грязи пол. Убираться в камерах никто не собирался, туда вообще старались не заходить без серьезных намерений. Слушая стук плавно удаляющихся каблуков и дьявольский смех, вампирша испытала ярый гнев. В такой темнице она точно долго не протянет, помрет от жажды крови.
   Внимательно осмотрев свою камеру, Мариша не нашла ничего для побега. В камере был лишь один хлипкий стул, грозивший в любое время превратиться в груду деревянных щепок. Сквозь узкое окно пробивалось яркое солнце, освещая грязные разводы на щеках вампирши. Видок у нее был еще тот: от магических наручников до сих пор остались синяки на запястьях, а сами руки были расцарапаны в кровь Виолеттой и ее приспешниками, в попытке усмирить члена Совета; ее платье было частично разорвано, открывая вид на костлявые ноги, лишенные всякой привлекательности.
   От ярости вампирша утробно зарычала, полностью трансформируясь в вампира. Настроение у нее сделалось совсем паршивым. Сейчас в мыслях у Мариши была Казимира, а точнее ее образ, корчащийся в луже крови. Да, она часто представляла себе, какими способами она убьет ненавистную женщину, на данный момент ей больше всего хотелось разорваться на куски Казимиру и развешать их по всему Универу, чтобы доказать, у кого здесь реальная власть. Такие раздумия быстро успокоили Маришу, она опустилась на стул и достала из корсета платья маленький кнопочный телефон, припасенный как раз для таких случаев. Набрать нужный номер не составило особых усилий, и вскоре в тишине прорезались гудки.
   - Что на этот раз тебе нужно?
   - Меня заперли в камере временного содержания,- быстро отчеканила Мариша, больше не походя на уставшую женщину.- Я недооценила Казимиру, да и план тоже не удалось выполнить до конца, так что Градов еще не знает, какую судьбу я ему уготовила. Немедленно вытащи меня отсюда. Прошу.
   - Не могу. Я в Израиле, выполняю работу, буду не скоро в Универе.
   - Кирилл, ты должен мне помочь, немедленно,- проговорила Мариша, гневно раздувая ноздри.- Это ведь ты надоумил меня на этот шаг, так прояви чудеса сообразительности и вытащи меня из этой пыточной камеры, я тут долго не протяну. Без меня у тебя нет шансов подобраться к Градову.
   Некоторое время в трубке царило молчание, и Мариша со страхом подумала, что парень отключился и не спасет ее. Но послышался тяжелый вздох и парень сказал:
   - Ладно, я что-нибудь придумаю. Пока я еду к тебе, подумай над тем, как повернуть всю ситуацию в нашу пользу. Максим Градов и Надежда Соломонова не должны так просто передать Казимире артефакты.
   - Да, я уже все продумала, милый,- закивала Мариша, становясь веселой. Она стряхнула грязь со своих темных волос и откинула их назад, чтоб не мешались.- У меня есть пара знакомых, которые могут устроить парочке персональный ад. Мы все еще в игре, Кирилл.
   Мариша нажала отбой и быстро спрятала телефон обратно, осматривая остальные камеры. В данный момент из заключенных здесь была она одна, что являлось несомненным плюсом. К ней даже не приставили охрану, наивно полагая, что стареющая вампирша не выберется отсюда сама.
   - О, дорогая Казимира, ты должна не представляешь, какую цепочку событий ты сейчас запустила,- сказала Мариша, предвкушающе улыбаясь, ее глаза зажглись красным огнем азарта.
  ***
   После еще одного экстренного собрания Гвардии, где старые вампиры обсуждали накалившуюся ситуацию с демонами, секретарь Светлана быстро выпорхнула из кабинета. Скучные собрания уже порядком ей надоели, но приходилось изображать на лице участие и желание помочь во что бы то ни стало сохранить баланс в мире нечисти, который в последнее время был совсем расшатан.
   По-прежнему находясь в черном платье, девушка быстро спрятала одну маленькую вещицу в карман и юркнула в один из многочисленных коридоров. Необходимо было спрятаться от ненужных глаз. В Универе как раз существует такая зона, которую студенты прозвали не иначе как 'коридор тайн'. Именно в одном из коротких коридоров не действовала никакая магия и никакие дары, более того, коридор обладал 'слепыми зонами', в которые становились вампиры, когда желали, чтобы их никто не видел и не слышал.
   Именно туда спешила Светлана, чувствуя, как быстро утекает время и сколько всего нужно ей сделать. Ее блестящие красные волосы подсвечивали лампы, что были прикреплены к стене, так, что казалось, будто голова секретаря находится в огне. На такую смену имиджа Света решилась недавно, рассудив, что она слишком скудно одевается для вампира. Никто в мире нечисти так не страдал модой, как вампиры. Так сложилось, что основное орудие вампиров при охоте- красота, и существа ночи всячески поддерживают ее, стараясь одеваться по свежим новинкам моды. Но Светлана решила сменить стиль не из-за моды, а по велению начальства, которое вдруг решило отправить ее на задание в Ростов, хотя девушка сроду никуда не выезжала из Универа.
   Вскоре, достигнув слепой зоны, Светлана достала мобильный телефон. Ее тонкие пальцы быстро стучали по сенсору экрана, выдавая раздражительность вампирши. На ее хрупких плечах держался план революции, который она никак не могла провалить. Еще раз проверив коридор, красноволосая вампирша нажала на кнопку вызова, напряженно прислушиваясь к гудкам. Когда ее собеседник взял трубку, девушка переключила телефон на безопасную линию, чтобы хакеры из Штаба не смогли прослушать разговор.
   - Вадим, у нас большие проблемы,- начала секретарь Гвардии, переминаясь с ноги на ногу.- Кажется, Гвардия собирается избавиться от Максима и Нади. Мы не предполагали, что они так рано примут это решение. Им кажется, что вдвоем они могут поднять восстание.
   В ее голосе звенела тревога, так неприятно отразившаяся на втором собеседнике, Вадиме Кадинскому. Мужчина коротко выругался и тяжело вздохнул. Он был в недоумении.
   - Роберт мне когда-то говорил, что они станут центральными фигурами в нашем восстании,- задумчиво проговорил Вадим.- Значит, они не должны умереть в ближайшее время.
   - Как у тебя все просто, ты это Гвардии скажи,- саркастично отозвалась Света, сгорая от негодования.- Я тебе позвонила для того, чтобы ты принял решение, а не рассуждал. Если хочешь быть лидером вампиров, так стань им, черт возьми, и начни с Максима Градова.
   Некоторое время Вадим сконфужено молчал. Света нетерпеливо оглядывалась по сторонам, чувствуя себя не в своей тарелке. Она не хотела так срываться на Кадинского, но ее нервы были расшатаны и жаждали уже какого-то успокоения. А спокойной девушка может стать только тогда, когда Гвардия будет уничтожена.
   - Да, прости, я немного расклеился, недавно у нас была перепалка с демонами, много наших погибло,- грустно сказал Вадим, заставив Свету сильнее сжать телефон.- Хорошо, я направлю к ним своего вампира. Профессионал своего дела, он станет следить за Максимом, к нему и близко никто не подойдет.
   - Лучше приставь этого своего профессионала к Наде, потому что она находится в опасности,- Света поведала ему про прошлый совет Гвардии.- Не уверена, что она найдет эти артефакты, но если найдет, тогда все пропало. Надеюсь, ей хватит ума не отдавать их Гвардии, ведь столько вампиров будут зомбированы, и у нас не будет шанса продвинуть тебя в лидеры.
   - Они установили весомый ультиматум, а судя по последнему отчету Макса, Надежда все еще думает как человек. Нет, она не убьет своих родителей, попытается их спасти. Я подошлю к ней вампира, который убедит ее сделать выбор в нашу пользу. Как я понимаю, Надя ведь тоже поддерживает восстание?
   Светлана думала, что же ответить Вадиму, поскольку спутницу Максима девушка видела в четвертый раз, и то ей не удалось поговорить с ней с глазу на глаз. Она совершенно не знала ее взглядов на мир нечисти, но она точно знала, что если бы у нее была другая позиция на счет революции, то они с Максимом не были бы вместе. Но вампиры- существа странные, и наверняка знать не возможно, во что они верят и как будут действовать.
   - Честно говоря, не знаю,- призналась Светлана, машинально разводя руками в стороны, чуть не уронив телефон.- Она совсем недавно обращена, ее взгляды неясны даже ей самой. Но действует она решительно, не собирается сдаваться- я ее видела около библиотеки, где она пыталась унести с собой стопку книг. Кажется, собирается изучить артефакты Святозара. Мне хочется верить, что у нее все получится.
   - Понятия не имею, во что хочется верить мне, но я со всем разберусь, обещаю.
   Потом Вадим задал еще несколько вопросов Светлане, приведя ее в замешательство. В голове царил такой сумбур, что девушка машинально отвечала Кадинскому, удивляясь, как он еще не разозлился. Мужчина обладал довольно вспыльчивым характером, он был требователен ко всем, кто принимал участие в восстании, выжимая из них все соки. Но красноволосая вампирша обладала спокойным нравом, она моментально смогла наладить отношения с Кадинским, предложив стать 'кротом' в Гвардии. С тех пор прошло много важных операций, которые помогли сдвинуться революции с места. Вампиры стали верить, что бессмысленные смерти скоро прекратятся.
   Закончив разговор, Света уже была готова выйти из пятна, как вдруг в конце коридора зарябило другое пятно, и вдруг послышались голоса, крикливо о чем-то вещавшие. Недавно студенты выяснили, как проделать брешь в пятне, тем самым испортив его. Похоже, девушки не знали, что зашли в испорченное пятно. Вампирша решила затаиваться и послушать их разговор. Мало ли что она может узнать.
   Разговор вели две молодые студентки, в одной из них Светлана узнала Виолетту. По голосу было ясно- девушка была чем-то взволнована. Ее голос то резко поднимался, заставляя уши свернуться в трубочку, то опускался до полушепота, о чем-то напряженно говоря, заставляя напряг вампирский слух.
   - Эта тварь должна сдохнуть, слишком многое себе позволяет,- отчетливо услышала Света признание Виолетты, и совершенно не удивилась- своенравная вампирша часто намеревалась убить какую-нибудь случайную поклонницу Максима.- Чем скорее она окажется в могиле, тем будет лучше, потому что у меня уже все нервы на пределе. Ей не должно сойти это с рук.
   Светлана мало понимала, о ком говорили девушки, потому как поклонниц у Максима действительно было много. И Виолетту такой статус ее обожаемого объекта невероятно злил. Голос собеседницы Виолетты наоборот звучал растеряно и даже испугано, она явно терялась от напора светловолосой вампирши.
   - Я с тобой согласна, но как ты это провернешь, ведь Максим тебя убьет, если узнает, что ты сделала.
   - И без тебя знаю,- огрызнулась Виолетта, заскрежетав зубами.- Но я же не фигней на уроках вампирологии страдала, я четко знаю, как можно моментально ее убить. Первое, что мы сделаем...
   Дальше подслушивать Светлана не стала, быстро рассудив, что разговор не ценен для нее. Глупые сплетни ее не интересовали, уж тем более- мысли Виолетты. Но секретарю Гвардии было интересно, как поведет себя Виолетта в момент революции, вряд ли она будет дальше поддерживать Совет. Эта девушка совершенно не знала понятие чести и не собиралась ее соблюдать.
   Взмахнув своими красными волосами, девушка прошла по коридору, притворившись, что не слышит разговора возле пятна, который разгорался уже не на шутку. Кто знает, может, на этот раз блондинка исполнит свои угрозы, и на следующее утро студенты найдут труп какой-нибудь первокурсницы. Вампиры ведь непредсказуемы.
  
Глава 14
   - Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет!- громко возмущалась Рита, сидя на больничной кровати, чуть поправляя футболку, съехавшую с ее плеча.- Да кем они себя возомнили! Думают, раз они у руля, то им все позволено? Вовсе нет! Мы им еще покажем, какими бывают вампиры в гневе.
   К сожалению, ее энтузиазма я не разделяла. К концу дня я была вымотана до ужаса, так что теперь только могла сидеть рядом с подругой и на каждое ее восклицание слегка кивать головой. Мысли в голове суетливо бегали, не давая сосредоточиться на разговоре. В душе засело холодное чувство беспомощности. Любой бы на моем месте бегал, собирал материал для выполнения задания, а я ни на чем не могу сосредоточить свое внимание, даже у Ритки запал посильнее, что неудивительно, ведь она всегда относилась резко к теме справедливости. Должно быть, ей совсем скучно здесь сидеть, особенно после того, как Арнольд унесся куда-то в неизвестном направлении. Девушка принялась жаловаться мне на медика, красочно описывая его некомпетентность. Оставалось только слушать вампиршу, старательно изображая заинтересованность на лице. Но, видимо, из меня плохая актриса, раз Ритка вдруг замолчала, смешно надувая губы. Я сложила руки в умоляющем жесте, чуть улыбаясь.
   - Ну как ты?- тихо спросила она, внимательно глядя на меня.
   Я наклонила голову вниз, чтобы она не увидела грусти в моих глазах. Не хотелось, чтобы меня утешали, так я не смогу сдерживать свои чувства, разревусь на месте, а выглядеть жалкой не было больше желания. Но сочувствующий взгляд Риты был настолько искренним, что я присела рядом с ней на кровать, прижимаясь спиной к стене. Подруга взяла за руку, чуть сжимая. Я была благодарна ей за поддержку.
   - Давай не будем об этом,- попросила я ее, и черноволосая девушка понимающе кивнула.- Это просто очередное задание от Гвардии. Я справлюсь. Правда.
   - Не сомневаюсь, с твоей-то вредностью...- захихикала Рита, широко улыбаясь.
   - Да почему вы все считаете меня вредной?- наигранно возмутилась я, не сильно пихая подругу в бок, не забывая о капельнице, приставленной к руке девушки.
   Уже через два дня у моей подруги начнется процесс полного обращения вампира. А я даже не могу остаться с ней и поддержать ее, когда ей будет плохо. Это огорчает. Обстоятельства всегда не в мою пользу, с того самого дня, как меня сбила машина. Похоже, я словила невезение в полном его проявлении.
   - Потому что это действительно так!- снова рассмеялась Рита, успокаивая меня своим звонким смехом. Он у девушки был особенным, слыша его, моментально забываешь о несчастьях.- Вспомни свои поступки и решения. Ты же всегда наперекор судьбе поступаешь. Мне еще в самом начале твоего обучения Максим жаловался, как ему нелегко с тобой работать. Ты же ершистая до невероятности!
   - Ах, он посмел тебе жаловаться?- удивил меня сей факт, я даже на секунду выпала из реальности.- Вот гад! А я на него почти никогда не жаловалась. Да я по сравнению с ним мирный ангелочек, особенно в самом начале обучения. Он столько всего вываливал на меня на тренировках, что на его месте грех просто жаловаться.
   - Ладно, ладно, прекрати бурчать на Макса,- Рита довольно улыбалась, радуясь, что смогла меня отвлечь.- Вы на тренировках вообще на себя похожи не были, огрызались друг на друга без повода. Я все думаю, как ты его не убила еще.
   - Ну, он хороший учитель,- задумавшись, сказала я, вспоминая все наши тренировки.- Только вспыльчивым становится, когда у меня ничего не получается или я чего-то не понимаю. Поэтому мне проще тренироваться с Димкой, он мне все доступно объясняет. Да и выиграть, если честно, его проще.
   С этим Ритка не могла не согласиться. Мы сидели с ней, прижавшись к друг другу плечами, и болтали о всякой чепухе. Девушка явно была скрытной ведьмой, иначе объяснить ее способность успокаивать нервы я не могла. Находясь рядом с ней, я больше не чувствовала опасности, нависшей надо мной. Ей даже удалось получить от меня искреннюю улыбку, чего я точно не ожидала. Когда дела плохи, как-то не тянет улыбаться.
   Через полчаса ворвался Арнольд, неся на себе груду всяческого оборудования. Чертыхнувшись, он пожаловался на беспорядок, царивший в комнате. Ругая себя за безответственность, он сбросал все бумаги в одну кучку, невольно вызывая во мне осуждение, и поставил свои предметы, обращая свое внимание на меня и Риту. Клянусь, если он сейчас скажет, что мы могли бы убраться, а не сидеть без дела и болтать, я его укушу. Но медик только почесал макушку и отвернулся от нас, принимаясь за уборку столов. Нам с Ритой открылся вид на его спину, куда шутники студенты прикрепили листок с надписью 'меня не кантовать, я из деревни', и из нас вырвались приглушенные смешки.
   - Над чем это вы смеетесь?- недоумевающее повел бровью Арнольд, разворачиваясь к нам. И хоть юмор был второсортным, нам это не помешало покатываться со смеху.- Юные леди, у нас тут вампункт, а не КВН.
   Я поднялась на ноги подошла к медику, быстро срывая листок с его спину и с улыбкой его разглядывая.
   - А жаль, потому что юмора у наших студентов хоть отбавляй,- я протянула листок Арнольду, давая возможность прочитать надпись.- И Универ этому только способствует. Неужели ты не заметил, как тебе его приклеили?
   - Черт!
   Арнольд выхватил у меня листок, со злостью сминая его. Все недовольство было написано у него на лице, которое медленно покрывалось багровыми пятнами. Это позабавило меня. Парень выглядел так нелепо и смешно, что мне пришлось прикрыть рот рукой, чтобы он не увидел на моем лице улыбку.
   Обернувшись, я переглянулась с Ритой насмешливыми взглядами. Все в Универе подшучивали над медиком, это вошло в привычку у множества студентов. Нередко можно было наблюдать, как они намерено сталкиваются с Арнольдом, специально роняя его папки с бумагами, которые он по какой-то причине просто кладет их туда, а не закрепляет листы. И винить его в насмешках было сложно, парень своим невинным видом словно подговаривал над ним подшутить.
   - Черт!- снова воскликнул Арнольд, совсем позабыв про идею с уборкой. Он просто бросил смятый листок на пол и уселся на ближайший стол, скрестив ноги.- Какое право они имею так надо мной издеваться! Тоже мне, деятели. Как их только Гвардия держит, они же никакой пользы не приносят. Ну ничего, в этот раз я кое-что намешаю в сыворотку, они еще пожалеют, что связались с величайшим достоянием науки.
   И Вейнер гордо откинул голову назад, выглядя ужасно нелепо, учитывая, как безобразно он был одет. Ученые точно так не одеваются. И волосы моют реже двух раз за месяц, дожидаясь, пока они не начнут слипаться в сальные пряди. Но не нам нужно было учить его гигиене, все-таки он занимается тем, что лечит вампиров, а они часто себе что-нибудь ломают на тренировках.
   - Думаю, тебе меньше нужно проводить время за мыслительным процессом, тогда ты начнешь замечать, когда к тебе в очередной раз прикрепят обидную надпись,- миролюбиво посоветовала Рита, переводя взгляд на меня.- Верно, Надя?
   Я согласно закивала, но вскоре не сдержалась и засмеялась. Мда, пережитый стресс дает о себе знать, прямо неловко становится.
   Арнольд осуждающе покачал головой, пронизывая меня негодующим взглядом наивных карих глаз. Но обидеться на меня парень не мог, поскольку я была слишком ценным экземпляром для него как для ученого, так жаждущего совершить большой прорыв. Только мне кажется, что я не похожу на этот ценный экземпляр хотя бы потому, что я до сих пор не научилась правильно драться. От меня же совершенно нечего ожидать!
   Но Вейнера это не интересовало. Выкатив из соседней комнаты кресло, предназначенное для пациентов стоматологов, парень поставил его в свободный угол и кивнул мне, ожидая, что я сяду на него. Я непонимающе уставилась на медика, а потом разочарованно хлопнула себя по лбу. Точно, я ж обещала ему, что сдам кровь. Все во мне кричало не делать эту жуткую процедуру, которая мне не нравилась. Даже анализы я сдавала с трудом и только лишь с крепко зажмуренными глазами. Но ведь вампиров учат преодолевать страхи, верно?
   - Только давай без экспериментов всяких, у меня мало времени,- попросила я, ерзая на кресле в попытке найти удобное положение.- И сделай так, чтобы голова не кружилась, а то в прошлый раз я еле на ногах двигалась.
   - Понятное дело, это ведь тебе не обычный донорский забор, я ведь существенную долю крови забираю,- сказал Арнольд, готовя три пустых пакетика, куда будет стекать моя кровь.- Мы все сделаем по очереди. А чтобы у тебя не кружилась голова, в другую руку я перелью тебе человеческую кровь, чтобы ты быстрее восстанавливалась. Идет?
   По моим широко распахнутым глазам было написано, что я не совсем была с ним согласна. Зная, как прошлый прием крови тяжело мне дался, Рита поспешила мне на помощь.
   - Может, лучше животную кровь?- спросила она, вытаскивая из себя иглу капельницу, поскольку та уже закончилась.- Надя совсем недавно первый раз пробовала человеческую кровь, а ты ведь знаешь, что для полувампира это достаточная доза для месяца. Тем более, если столько крови в нее введешь, то от избытка ей явно не станет лучше.
   Такие доводы привели Арнольда к минутным раздумиям, но вскоре парень кивнул, доставая другие пакетики с кровью, закрепляя их на штативе.
   - Да, я совсем забыл, что ты еще подросток,- сказал он это таким тоном, что я закатила глаза и едва сильно шлепнула его по руке.- Эй, ну это ведь так и есть, просто твои возможности растут слишком быстро, что я забыл, как ты еще хрупка.
   Я заверила его, что со всем справлюсь, но человеческую кровь принимать не стала. Все еще живут воспоминания того неожиданного укола Максима. Когда в мою кожу медленно воткнулась игла, я, не удержавшись, зажмурила глаза, не желая смотреть, как тягучая красная жидкость перетекает в пакет. Я чувствовала себя как на иголках, пытаясь не показывать муку на лице. Мне стало неловко за то, как я реагирую на обычную иглу, учитывая, что спокойно дерусь с ножевыми ранами, но ничего поделать со страхом из детства не могла, поэтому я делала глубокие вздохи, а затем едва слышно выдыхала, стараясь упорядочить мысли в голове.
   - Ничего страшного в этом нет,- Рита присела на стул рядом со мной, наблюдая за переливанием крови.- У всех есть страхи детства, которые не отпускают нас и во взрослой жизни. С этим просто надо жить.
   Набравшись смелости, я приоткрыла один глаз, видя, как кровь быстро наполняет первый пакет. Скоро уже надо будет менять на второй. Я старалась не делать резких движений головой, поскольку все пространство вокруг меня непонятным образом закружилось. Попытавшись сжать руку в кулак, я отметила, что слабость уже одолела меня. Теперь я совсем беспомощна.
   - Вряд ли нам представиться возможность поговорить с глазу на глаз,- сказала я, когда Арнольд ушел в соседнюю комнату прибираться.- Поэтому хочу попросить тебя об одолжении.
   Рита серьезно посмотрела на меня и сделала жест рукой, призывая меня продолжить. Но я медлила, внимательно рассматривая ее спокойное лицо. Ее некогда веселый взгляд превратился в серьезный и даже беспокойный. Я хорошо знала, что она сначала выслушает мою просьбу, прежде чем ответить мне. Не станет сразу соглашаться. Так поступают вампиры, в соответствии с кодексом чести. Не давай обещаний, которые ты не сдержишь. Я отлично это понимала и все же была уверена, что подруга согласиться. Она не может не согласиться, с ее-то доброжелательным характером. В этом мы похожи. Всегда стараемся спасти друга в беде.
   - Когда ты уже приедешь домой, присмотри за Максимом,- попросила ее я, сжимая ее запястье рукой, из которой переливали кровь.- Скорее всего, я уже в то время буду далеко от него, и он будет нервничать, что не может мне помочь. Не давай ему постоянно думать обо мне, и уж тем более, наблюдать за мной через Штаб. Я постараюсь найти себе союзника, который поможет мне со всем разобраться, не хочу подвергать вас излишнему вниманию. Хочу тебя попросить проследить, чтобы Максим не совершал глупости и опрометчивые поступки. Будет лучше для всех, если вы затаитесь.
   - Но просить его об этом ты не будешь, потому что он тебя не послушает,- догадалась Рита, аккуратно кладя мою руку на место и откидываясь на стул.
   - Не послушает. А я не смогу искать пути для выполнения задания, если не буду знать, что ему ничего не угрожает. Мне хватает волнения на этот месяц.
   Рита согласно кивнула и на некоторое время мы замолчали. Каждый думал о своем. Пришедший Арнольд тихо поменял пакет с заполненной кровью на новый, ничего мне не сказав. Должно быть, обстановка у нас сложилась не лучшая. На лице Риты то и дело пробегало сомнение. Она пока не сказала мне да, и я не имела права давить на нее. Пусть все хорошенько взвешает, потому что просьба была не из легких. Но я лишь пытаюсь уберечь Градова от ошибок. Не нужно давать лишний повод для Гвардии убить нас.
   - Ладно,- наконец сказала Рита, откидывая свои черные волосы назад, и пробегаясь по мне тяжелым взглядом.- Мне не очень нравится эта твоя идея, тем более, Максим все-таки главный в нашей команде, и он просто может приказать мне не вмешиваться, но я попробую быть частицей разума, которая поможет ему ориентироваться в решениях. Так сказать, буду его совестью,- усмехнулась она, смотря куда-то мимо меня.- Вопрос в другом. Кто тебе будет подсказывать в решениях?
   Мне не понравилось ее явное ударение на слово 'тебе'. Словно я беспомощная наивная овечка, которая не может постоять за себя. Повернув головой от подруги, я с недовольством смотрела на стену, изучая трещинки в ней. Из слов Риты выходил только один вывод- все они считают меня не самостоятельной. А мне казалось, мы давно уже перешли этот барьер, особенно после той большой стычки с демонами, где мне пришлось побывать в другом мире. От накативших воспоминаний голову словно сжали в тисках. Я почти справилась с этим, не считая ежедневных кошмаров.
   Видимо, я ошибалась. Ребята не видят во мне равного члена команды. Что ж, придется им доказать, что я могу сделать невозможное. Найду могущественное оружие. Надеюсь, это их переубедит.
   - С этим проблем не будет, я готова действовать решительно, если это понадобится. Придется стереть все свои чувства, чтобы постоянно не оглядываться назад,- жестко проговорила я, повернув голову к Рите, которая только раскрыла губы от удивления.- Боюсь, придется на время позабыть про вас и про стычки с демонами. Если я буду играть за Гвардию, то пусть так оно и будет. Ближайший месяц вам придется забыть, кто я, поскольку связь со мной оборвется сразу же после того, как я запущу таймер.
   Риту мои слова оглушили, заставили посмотреть на меня по-другому. Подруга словно увидела во мне бойца, который принял решение идти до конца к своей цели. В карих глазах мелькнуло уважение. Как вампир, я открылась ей с новой стороны. Я сама была удивлена от того, каким тоном сказала ей это. Так и звучали вампиры. Жестко и решительно.
   - Что ж, надеюсь, это задание не сломает тебя,- мягко сказала она, убирая непослушную прядь волос за ухо.- Если о твоем задании пойдут слухи, то вся нечисть будет следовать за тобой.
   Я вопросительно подняла бровь.
   - Зачем им это понадобится?
   - Такой артефакт будет ценным трофеем для каждого, особенно в это время, когда мы на пороге войны с демонами. Он может усилить любую из сторон,- пояснила подруга, и меня словно осенило. Об это я как-то не подумала.- Думаю, они будут идти за тобой следом, ровно до того момента, как ты найдешь первый трофей, а после нападут тебя в попытке забрать его. Вот почему я волнуюсь за тебя. Ведь для нечисти все средства хороши, они любым способом попытаются на тебя надавить, чтобы ты стала делать глупости. Только представь, что будет ждать тебя уже через неделю.
   Находясь в таком слабом состоянии, я живо себе представила, что может произойти после того, как я отыщу, например, меч Святозара. Меня попытаются убить или будут угрожать жизнью моих друзей. Я буду поставлена перед серьезным выбором- жизнь родителей или друзей. Отголоски прошлой жизни или настоящей. Вот что имела в виду Рита. У обычного вампира выбор был бы очевиден- он сделал бы все, чтобы спасти свою шкуру. Но я явно не из таких вампиров. Мне дороги мои родные. Я не повернусь к ним спиной.
   Сложив губы в трубочку, я задумчиво смотрела в потолок, подбирая нужные слова. Но слов не было. Меня обезоружили, и я не знала, что с этим делать. Вряд ли я вообще смогу спокойно мыслить в ближайшее время. В голове только и царит полный сумбур. У меня даже нет примерного плана, с чего следовало бы начать, как только я приеду домой. Как можно найти то, что было скрыто от глаз всех существ тысячелетием?
   - Мда, это будет не лучший месяц в моей жизни,- горько усмехнулась я, пытаясь скрыть волнение.- Что меня ждет на задании может знать только Роберт. Я попробую найти его и что-нибудь выведать про свою судьбу. В прошлый же раз он помог мне.
   Рита в открытую рассмеялась, качая головой, что вызывало во мне еще большую растерянность.
   - Это очень смешно, правда. Надеяться на Роберта бесполезно, уж поверь мне. Он следует какому-то своему безумному плану, и если ты не в его списке, то он даже и не обратит внимания на тебя. Мы для него лишь марионетки,- Рита опустила взгляд в пол, заметив, что мое расстроенное выражение лица.- Жестко, да, но ты должна знать, что в этом мире за тебя мало кто вступится. Всем нужна выгода. Ладно, ты пока подумай над этим, а я пойду, вещи отнесу в комнату, раз Арнольд решил меня игнорировать, - уже веселее сказала Рита, быстро закидывая тряпичный рюкзак за спину.
   Так я и осталась в одиночестве, которое сказывалось на мне не самым лучшим способом. В голову лезли неприятные мысли, касающиеся моих родителей. От них хотелось размозжить себе голову. Такие мысли уводили меня далеко-далеко, заставляя терять надежду на хороший финал. Все больше я уверялась, что у меня ничего не выйдет. От этого хотелось вытащить все трубки, прикованные к моему телу, и забиться в угол, продолжая переживать за жизнь родителей.
   Поэтому я решила позвать Арнольда, чтобы как-то отвлечься от того, что творилось в душе. Медик сначала отбивался от меня, говоря, как он занят и как много ему надо сделать во благо науки. Пришлось напомнить ему, что его ценный эксперимент может разорваться все связи с ним. На такое наивный Арнольд был не согласен, что и доказывало его нахождение рядом со мной. Парень скромно сидел на стуле, задумчиво смотря на кровь в пакете. Отчего-то мне стало не по себе, и я стремилась заполнить тишину звуками.
   - Почему тебе так важно изучить мои возможности?
   Вейнер дернул головой, очнувшись от транса, и растерянно поглядел на меня. Словно я спросила его о какой-то ерунде. Как же сложно иметь дело с гениями. Они стремительно бегут по жизни, вовсе не подозревая о будничных суетах, и каждый раз удивляются, когда им задают простые вопросы, ведь в жизни им приходится решать сложные дилеммы, и их мозг просто не способен воспринимать простые вещи. Вечно ищут сложность, чтобы дальше решать задачки.
   Я с грустью поняла, насколько мы отличаемся, и даже вампирская сущность не объединяет нас, поскольку Арнольд ею совсем не пользуется. Он живет среди вампиров и умудряется обходиться без всяких способностей, чтобы достойно выглядеть на их фоне. Для меня это было тем уравнением, которое я так и не решу. Сколько бы я ни улыбалась мимо проходящим студентам, для них я все равно буду чужой. Или даже игрушкой Максима, что еще хуже. Как бы мне влиться в этот мир? Может, медик даст мне какой-нибудь совет. Такой добродушный парень из деревни точно располагает определенными советами.
   - Ты для меня генетическая загадка,- наконец сказал Арнольд, равнодушно пожимая плечами.- В нашем мире частенько случается невозможное, и никого это не удивляет, не заставляет искать разгадку таких мутационных явлений. Но я другой. Мне интересно все, начиная от маршрутов полетов пчел и заканчивая бескрайним космосом. Таким я был в детстве и сейчас я такой. Я заинтересовался тобой еще когда ты родилась,- Арнольд слегка улыбнулся, погружаясь в воспоминания того времени.- Как же удивительно быстро ты выросла и стала девушкой. Большинство вампиров были в шоке, когда пронесся слух, что у Марии и Алексея родился человеческий ребенок. Этот слух быстро расползся среди нечисти. До меня он тоже дошел. Я долго просидел тогда за столом, пытаясь хоть как-то объяснить такое явление, но в голову так ничего и не пришло. Какое-то время спустя я намеревался посетить твоих родителей, чтобы провести твой осмотр, но меня ждала неприятность.
   - Они уже отдали меня в человеческий мир,- медленно проговорила я, неотрывно глядя в потолок.
   Внимательно вслушиваясь в слова Арнольда, я словно погрузилась в то время, когда еще не могла запомнить происходящее. Несмотря на мои взгляды на выбор моих настоящих родителей, глаза предательски увлажнились. До этого момента я предпочитала не говорить о них. Что толку ворошить то, что уже не изменить. Однако любопытство было моей слабостью. Мне было интересно, как все это происходило, долго ли родители решались на этот шаг, быстро ли ушли от приюта, в который они меня подкинули, была ли мысль в их голове забрать меня обратно. Но ответы на эти вопросы никто не мог мне дать. Кроме тех вампиров, что сейчас является самыми разыскиваемыми преступниками. Вампиров, в руках которых содержится итог революции.
   - Их можно понять,- Арнольд сказал это тихо, боясь, как бы я не набросилась на него с осуждением, но я лишь слегка кивнула, побуждая его говорить и говорить.- Я б тоже так поступил, но, сама понимаешь, как ученый я был разочарован. Ведь это была такая возможность изучить такой диссонанс, продвинуться по карьерной лестнице вверх,- я усмехнулась. В этом был весь Арнольд.- В общем, я был зол на твоих родителей, но постепенно я забыл про тебя.
   - Но вспомнил, когда обо мне прознала Гвардия?- подсказала я, отчего-то улыбаясь, хотя ничего смешного в разговоре не было.- Вот уж ирония. Я все равно оказалась в вашем мире.
   Вейнер согласно закивал, подобно китайскому болванчику. Только сейчас до меня дошло, что хоть мы говорили частично о науке, но передо мной сейчас был простой парень из деревни. Это читалось в его непринужденной позе, не совсем пристойной для джентельмена, в его простом говоре, в голосе, который то и дело повышал интонации. Мне было приятно, что в моем обществе Арнольду было комфортно. Говорит о том, что находить общий язык я умею. Полезное качество для вампира.
   - Я не переставал тебе удивляться! Извини меня, но ты же просто ходячая аномалия!- воскликнул Арнольд, взмахивая длинными руками.- Конечно, я тут же побросал все свои исследования,и постарался выпросить у Гвардии разрешение приехать к тебе в Ханты-Мансийск опять же чтоб изучить тебя. Но они мне отказали.
   - Почему?
   Этот вопрос привел Вейнера в глубокую задумчивость. Он сам не знал, что двигало тогда Казимирой, когда она так решительно запретила ему ехать. Возможно, парень догадывался о причинах, но вслух об этом ни с кем не говорил.
   - Во-первых, Максим враждебно к этому отнесся, он заявил, что ты еще не адаптировалась в мире и не проявила свой дар,- ответил медик, всем видом показывая, что этот поступок Градова он считает глупым.- Что очень опрометчиво, ведь я мог подсказать ему, как лучше тебе влиться в наш мир, но не будем об этом. Ну и, во-вторых, Гвардия боялась, что я не вернусь.
   - Чего?!- в удивлении воскликнула я, приходя в сидячее положение. Голова тут же пошла кругом, но я не обращала на это внимания.
   Это что же, Гвардия способна не тратить жизни подчиненных вампиров попусту? Мне-то казалось, что им плевать на всех, кроме себя. Однако Арнольд, видимо, является ценным вампиром, без которого они потерпели бы крах.
   - А чего это ты так удивлена? Я же гениален до невозможности, таких вампиров как я больше нет,- сказал Арнольд, жутко напоминания мне Градова. Даже интонация у них одна и та же.- Я столько всего для них сделал, запустил процесс Эволюции, помог реабилитировать дар многих полувампиров. Да я еще более ценен, чем Виолетта, ведь никто кроме меня не мог догадаться сделать сыворотку более действенной. Без меня тут бы все рухнуло. На мне держится весь вампункт, разве ты не заметила, что у меня нет ни единого помощника?
   - Все-все, я поняла, какой же ты гений в науке, мне хватает дифирамбов от нарцисса Градова,- поспешно сказала я, прерывая этот поток восхвалений себя любимого.- И какова же была твоя реакция на то, что я управляю водой?
   - О, это надо было видеть,- восторженно сказал Арнольд, по очередности хрустя костяшками пальцев.- Я прямо на месте усидеть не мог, мне постоянно казалось, что я упускаю чудесный случай рассмотреть представителя вампиров с редким даром настолько близко, что мне и самому не снилось. Как только я узнал последние новости, отчего-то мне сразу показалось, что твой организм уникален, учитывая все то, что с ним произошло за те года. Максим, введя тебе свой яд, заставил его стремительно меняться, быстрее, чем у любого вампира. Это наталкивает на мысль, что изначально в тебе все-таки были вампирские гены, но они были не активны. Когда они пришли в рабочее состояние, ты стала полноценным вампиром и обрела свой дар. Точнее, твой дар стал проявляться, ведь, если верить моей теории, он был с тобой с самого твоего рождения. Благодаря ему ты смогла спокойно жить среди людей, поскольку твоя кожа не реагировала на воду. Я, конечно, могу ошибаться, но звучит вполне логично.
   Его быстрая, слегка невнятная речь привела меня в ступор, несмотря на мое "плавающее" состояние. Зря я все-таки согласилась на три пакетика, вон как в глазах темно становится. Кровь животных не может обеспечить полную восстановимость, что меня расстраивало, так как я была полна решимости не употреблять больше человеческую кровь.
   Я лежала в кресле с полуприкрытыми глазами, пока Арнольд возился возле меня, снимая последний пакетик, наполненный моей кровью. Я четко могла видеть на его лице полное удовольствие от того, что он получил желаемое. Отчего-то стало так противно, что пришлось закрыть глаза, дабы не видеть эту довольную физиономию. Приятелем он точно мне не станет, с его-то манией все изучать. А я и так уже подопытный кролик Гвардии, которого они травят различными способами.
   - Ну вот,- удовлетворительно произносит Арнольд, складывая пакетики к себе в ящик, а после разворачиваясь ко мне.- Полежишь минут десять, пока животная кровь не стечет полностью, если будешь чувствовать себя хорошо, то отправишься по своим делам. И да, забыл,- его губы дрогнули в искаженной усмешке, когда он протянул мне какой-то тюбик с мазью,- это Градову передай, пусть себе шею помажет, чтобы позвонки прочно закрепились. Он знает, как мазью правильно пользоваться. А сейчас я пойду, навещу одного индивидуума, который как-то смог разбить себе голову на вампирологии. Что поделать, и среди вампиров бывают форменные идиоты,- развел руками медик в ответ на мой вопросительный взгляд.- Еще увидимся, Надежда.
   Махнул рукой на прощание, я закрыла глаза и попыталась хоть на мгновение вздремнуть, чтобы дать себе отдых от постоянный мыслей. Но разбушевавшийся ветер не дал мне спокойно насладиться тишиной, я тихонько выругалась. Хорошо, что рядом нет Градова, иначе бы он постоянно подкалывал меня этим каждую секунду. Было интересно, где находиться сейчас парень и чем он занимается, думает ли вообще о задании, как и пообещал. Наверное, его нервное состояние не дает ему покоя, впрочем, как и мне.
   Мысленно себя обругав за излишние мысли о Градове, я опустила взгляд на свою руку, к которой была прикреплена капельница. Кровь уже почти закончилась, так что, думаю, Арнольд не обидится, если я уже сейчас покину вампункт.
   Чувствуя легкое головокружение, я дошла до двери и медленно открыла ее. Все тело ощущалось как желе, которое плавно перетекало с каждым шагом. Вместе с этим было некое чувство эйфории, мешавшее воспринимать мир нормально. Хмурясь, я брела по Универу, часто подмечая на себе вопросительные взгляды. Уже продвижение, большая половина студентов воспринимала меня спокойно, почти не обращая внимания на меня. Похоже, начинают привыкать к моему присутствию в Универе. Только женская половина Универа по-прежнему смотрела на меня с нескрываемой ненавистью, и всему виной был Градов. Так странно, они все еще восхваляют его, несмотря на присутствие у него девушки. Но, как говорится, запретный плод очень сладок, не так ли?
   Через несколько часов я сидела возле берега замерзшей реки, жалея, что у меня нет сил на то, чтобы разбудить реку. Так хотелось коснуться живой воды, ощутить ее силу и величие, что пальцы то и дело касались льда и водили по его поверхности.
   В голове у меня было пусто. Ожидание расплаты ощущалось как никогда близко. Скоро я войду в бешеное течение жизни, каждый мой шаг будет наполнен опасностью. Я не буду знать, кто мне враг, а кто друг, и разбираться в этом нет смысла. Никому нельзя доверять. Первое, что надо уяснить, когда я останусь одна.
   Ветер уже стих к этому времени, и повалил крупный снег, вещая о скорейшем потеплении. Это не могло не радовать меня. Все любят наблюдать за падающими снежинками. Каждая из них не похожа на другую, равно как люди. Все мы уникальны, но только вместе мы можем составить нечто большую силу, которую не сокрушит никто. Но в большинстве случаев мы предпочитаем быть одиночками, боясь стать частью чего-то большего.
   Подняв голову вверх и ловя ртом снежинки, я напряженно думала о своем будущем. Что меня будет ожидать, когда я раздобуду великое сокровище вампиров? Скорее всего, меня сочтут большой угрозой и прикажут убить, чтобы я не разрушила планы Гвардии. Думаю, они уже давно поняли, что покладистой я не буду. Смешно получается. В бою я вроде даже не среднячок, в теории я тоже не сильна, а даром управлять долго не умею, но все равно от меня идет опасность больше, чем от Градова. Но, тем не менее, мы остаемся одними из главных часовых бомб, которые могут рвануть в любой момент. И саперов отправлять на наше обезвреживание бесполезно, и Гвардия это знает, вот и пытается достать нас с помощью наших же чувств.
   - Вот ты где,- послышался голос над моей головой, и рядом со мной устроилось тело, выглядевшее не лучшим образом.- Так и знал, что ты будешь здесь.
   - Искал меня?- я смотрела перед собой, не мигая, словно в трансе.
   - Вообще-то да,- Максим хотел что-то еще добавить, но вдруг замолчал, невесомо касаясь пальцами моего плеча, отчего я инстинктивно дернула рукой.- Эй, что с тобой такое?
   Я и сама долго не могла сообразить, отчего была так раздражена. Максим уже не выглядел отчаянным парнем, на его губах была даже легкая полуулыбка, которая почему-то выбесила меня. Дернув плечом, я одарила вампира тяжелым взглядом и решилась задать вопрос, мучавший меня последние два часа, но который я так не хотела задавать. Боялась услышать ответ.
   - Всего один вопрос,- медленно проговорила я, и мои губы сжались в тонкую линию, слова просто не хотели срываться с губ.- Как ты поступил бы на моем месте?
   Градов непонимающе оглядел меня, чуть отстраняясь, чтобы полностью разглядеть мое состояние. Я продолжала сверлить его взглядом, надеясь, что он примет всерьез мой вопрос. Потому что мне важно, что он ответит, как поступил бы. С его опытом вампир точно должен дать мне рациональное решение. Но Максим решил прикинуться дурачком.
   - О чем это ты?- делает непонимающий взгляд парень, чем заслужил мое раздражение.
   С одной стороны, его можно понять, отвечать на такой вопрос сложно, ведь в любом случае ты что-то потеряешь. Выбор в пользу одного всегда несет потери в другом месте. Этого не избежать. Так почему же Градов упорно хочет смолчать о том, что думает он?
   Усмехнувшись, я покачала головой, вернув свой взгляд вперед.
  - Брось, ты понимаешь, о чем я спрашиваю. Так как бы ты поступил на моем месте? Какое решение принял бы? Кого оставил бы умирать?
   Максим выглядит сконфуженным. Разумеется, он успел уже подумать об этом вопросе, только вот решил не доносить до меня свои думы. Помнит, как мы ссорились по поводу навязывания мнения друг другу. Я и сама бы не поднимала эту тему, если бы мне не требовалась помощь. Скоро надо будет запускать таймер, и времени думать точно не будет, придется действовать.
   Наступило напряженное молчание, прерываемое лишь его тяжелыми вздохами. Явно нервничая, Максим водил пальцем по подмерзшей корке снега, вырисовывая какие-то узоры. Наблюдая за его движениями, я впервые для себя отметила, какие же длинные у него пальцы. Неужели когда-то играл на музыкальном инструменте? Вряд ли, Максим рассказывал, что у него проблемы с искусством. Нет воображения и чувства прекрасного. Собравшись с мыслями, я серьезно смотрела на своего парня, ожидая от него ответа.
  - Ты ведь уже знаешь, как я поступлю,- пожимает вампир плечами, ехидно смотря на меня.- Зачем тогда мучаешь? Знаю я, что за этим наступит, если я отвечу честно. Ты в любом случае назовешь меня бездушным монстром, и мы поссоримся. А я этого не хочу, потому что скоро ты будешь заниматься совершенно другими делами, в число которых я не вхожу, и видеться мы с тобой не будем.
   Затаенная боль в его голосе сделала меня более милосердной. Конечно, изучив парня за эти полгода, я знала, что он будет делать в такой ситуации. Он точно не станет спасать родителей, очертя голову искать артефакты, которые стали больше легендой, чем правдой. Максим никогда не будет рисковать жизнями других вампиров, не даст в руки Гвардии такое оружие.
   В горле медленно поднимался комок горечи. Много вампиров будет зомбировано влиянием этих предметов. И остановить их будет невозможно, потому что они не смогут контролировать ни разум, ни свое тело. Все судьба вампиров будет в руках Гвардии. Готова ли я променять своих друзей на бывших родителей? Даже не знаю.
   - Я не могу так поступить с ними, они воспитывали меня как родную,- оправдываюсь я, пытаясь сделать свой голос как можно убедительнее.- Это не описать словами. В голове будто и нет иного решения. Знаешь, это огорчает меня. Что я не могу просто расстаться со своими любимыми, потому что так надо. Значит, обучение не сделало меня настоящим вампиром.
   Градов глядит на меня, как на сумасшедшую. Видать, не ожидал от меня такого умозаключения. Но ведь это правда, я не способна наступить на свои чувства, думать разумом, а не сердцем. Вампир уже готовиться возразить мне, но я останавливаю его рукой, продолжая:
  - И ты меня в этом не переубедишь, поэтому просто слушай. Я это сделаю. Обеспечу родителям безопасность, отплачу свой долг. Все что они сделали для меня...я это очень ценю и никогда не прощу себе, если они погибнут из-за меня. Не так все должно быть. Я пойму, если ты не захочешь мне помогать.
   - Надя,- Максим закатывает глаза, запрокидывает голову назад, пытаясь подобрать слова.- Делай, что хочешь. Каждый выбор по-своему сложен, и силен тот, кто в итоге делает его. Я не буду осуждать твое решение, каким бы оно ни было. Просто я надеюсь, что ты не сломаешься от последствий этого выбора, потому что они будут действительно жесткими и будут бить по самому больному.
   В его глазах была такая теплота и надежность, что я просто кивнула и переплела свои пальцы с его, крепко сжав их. Некоторое время мы так и сидели, каждый в своих мыслях. Но неизменным было то, что мы держались за руки, даря друг другу силу, способную поддержать любого. Только я боялась того момента, когда мне придется отпустить его, чтобы отправиться в одинокий путь.
  
Глава 15
   Пришло время убираться из Универа. Все вокруг намекало мне о том, что я здесь нежеланный гость- то, как на меня смотрели студенты, появление Казимиры во всех местах, где я ходила, часы на руке с еще не включенным таймером. Вообще, все члены Гвардии так или иначе оказывались рядом со мной, что вызывало во мне нервозность. Будто бы я могла забыть, что мне поручили задание.
   Но я пыталась оттянуть момент моего отъезда, хотела все-таки застать приезд Кирилла. Интуиция четко подсказывала мне, что беловолосый вампир может мне помочь. Максиму я, конечно, не говорила о своей догадке, знала, что как он относится к любому его упоминанию в разговоре. Не смирился с моим выбором друга.
   Я еще раз сходила к Розалии Михайловне и спросила, что слышно о Блэке, но та лишь покачала головой и заметила, что он 'мальчик уже взрослый и сам возвращается, когда захочет', чем меня расстроила. Что ж, я и правда осталась одна наедине со своими проблемами.
   Возвращаясь в свою комнату за рюкзаком, я наблюдала поистине интересную картину. В конце коридора, где пространство стремительно расширили, компания Виолетты сидела на диванчиках и что-то обсуждала. И все бы ничего, я прошла бы мимо и даже ни о чем подумать не могла, если бы рядом с ними не находилась Саша. Я удивленно остановилась возле двери и круглыми глазами взирала на милую беседу, сопровождающуюся веселым смехом. Вот это да, я четко помню, что Саша ненавидит Виолетту и ее прихлебал за позорное поведение для вампира. Эта тема всегда для нее была самой обсуждаемой, в ее глазах зарождались злые огоньки, когда речь заходила о Виолетте.
   Но что я сейчас вижу, соседка сидит рядом с этой компанией и весело улыбается, так, будто ее все устраивает, и она рада, что здесь оказалась. У меня в голове произошел сбой, я долго стояла и наблюдала за своей подругой, пытаясь найти оправдание ее поступку. Что может быть общего у нее и Виолетты, помимо того, что они обе вампирши? Виолетта же гнусная тварь, которая травит всех подряд, а Саша миролюбивая девочка, как же так получилось, что сейчас они сидят вместе и что-то обсуждают. Кажется, она умело влилась в компанию, даже не отличить от остальных. И косметика на ней была более темной, ужесточающая черты лица, делая ее вид более хищным.
   Я испытала горькое разочарование, которое разлилось в моем горле, не давая мне вздохнуть полной грудью. Ну почему она решила так поступить, ведь знает же, как я недолюбливую Виолетту. Я решила не задавать ей этот вопрос, просто открыла дверь и громко хлопнула ей, не в силах сдержать разочарование. Такими темпами я растеряю всех друзей.
   Не зная, куда девать руки, я стала укладывать вещи в рюкзаке как можно компактней. Вампирский слух помог мне уловить, как резко стих гул в коридоре. Вот это да, а я думала, за своей увлекательной беседой они ничего не заметят. Пока я, достав зеркальце, наводила порядок на лице, к двери застучали чьи-то каблуки. Надо же, Виолетта послала Сашу обратно в комнату, чтобы что-то вынюхать про мое задание? Хотя, это я преувеличила, кого вообще интересует это задание.
   - Ого, а я даже не заметила, как ты пришла,- в комнату вошла радостная Саша, и на секунду мне показалось, что передо мной стоит прежняя Саша, которая в раз задавала мне кучу вопросов.- Как прошло собрание? Я так волновалась за тебя, думала, они там совсем съедят тебя.
   Мой слух резанула фальшивое переживание в ее голосе. Раньше за ней такого не наблюдалось, Саша всегда говорила искренне. Это неприятно удивило меня. Как же так она быстро изменилась? И почему я так поздно это заметила?
   - Саша,- медленно обратилась к соседке я, натянув на лицо маску серьезности.- Брось эти игры, я же видела тебя только что. О чем ты вообще только думала?
   Кот только удивленно хлопнула ресницами, будто ничего не понимает. Постепенно на ее лице заиграла милая улыбка, и вампирша хлопнула себя по лбу, рассмеявшись.
   - А, так вот почему ты выглядишь мрачнее тучи. Ну да, я была с Виолеттой только потому, что мне она помогает мне с проектом, который нам задали по вампирологии,- будничным тоном сказала она, пожимая плечами.- Я, конечно, всеми фибрами души ненавижу Виолетту, но она неплохо знает вампирологию, и поэтому я к ней обратилась. Если честно, то мне ее общество намалеванных дур так уже осточертело, ты бы знала. А на какие темы они болтают! Сплошная скукота.
   Ее голос звучал так знакомо, что я чуть расслабилась, но все равно в поведении Саши было что-то странное. Она постоянно косилась на дверь и то и дело нервно теребила сумку, висящую у нее на плече. Максим учил меня излишней наблюдательности, поэтому я четко знала, как вела себя Саша, когда находилась в окружении друзей, и нервозности у нее точно не было. Как и улыбки, которая прочно укрепилась на ее лице. Оставалось только подыгрывать ее маленькому спектаклю.
   - Да, тебе не позавидуешь,- хмыкнула я, продолжая смотреть на себя в зеркало.- Как проходит учеба? Сильно все отличается после смерти Жанны Амировны?
   Лицо Саши просветлело.
   - Да это вообще отдельная тема, то, как ведет уроки Кирилл Блэк, это просто что-то. У нас всегда такая тишина в аудитории, будто у всех студентов языки отсохли. Никто не решается его злить,- рассказала Саша, усаживаясь на кровать рядом со мной, наблюдая за моими манипуляциями.- И уроки он ведет не слишком интересно, у него всегда такое лицо, будто по нему катком проехались.
   Я чуть дернулась при ее словах. Слышать про Блэка такое было обидно, ведь и половина студентов не знает, через что он проходит, когда выполняет работу за Гвардию. Даже я не знала. Но, отчасти, Саша права, у Кира всегда было удрученное выражение лица, которое портило весь его внешний вид.
   - Виолетта рассказала про твое задание,- тихо добавила Саша, проводя рукой по рыжим волосам, взлохмачивая их. Вид у нее был нерешительный и сочувствующий.- О, мне так жаль, но ты правда собираешься искать эти артефакты?
   Мне не хотелось отвечать на этот вопрос. За это недолгое время меня так бесила эта ситуация, что любое ее упоминание приводило меня в раздражительное состояние. Быстрее бы покинуть эти проклятые стены и отправиться в дорогу, чтобы как-то привести в баланс свои мысли.
   - Я не брошу своих родителей умирать.
  - И что, ты так просто оставишь вампиров на милость Гвардии?- тихо спросила Саша, ее глаза вдруг загорелись негодованием.- Так просто дашь им зобмировать всех нас? Знаешь, нам ведь тоже жить хочется. Каждый из нас не хочет просто так стать марионеткой, которой будет управлять каждый. А ты не боишься, что Гвардия и тебя зомбирует? Вдруг через тебя они убьют Градова? Неужели ты этого не боишься?
   Этими вопросами Саша будто сдавила мне мозг. Вид девушку был крайне обеспокоенным, тревога в ее глазах была настоящей. Я точно знала, что соседка высказывает свои настоящие мысли. Уверена, так будет думать каждый студент- вампир, когда слухи о моем задании разнесутся по всему Универу. Каждый будет думать, чем он заслужил такое всего лишь из-за одной девчонки. И это причиняло боль, выбивало из колеи, но я смирилась с тем фактом, что жертвы будут всегда. Я ничем не обязана остальным вампирам.
  - Да я еще даже не нашла эти чертовы артефакты!- бросила я раздраженно, заводясь с каждой секунду, чем заставила Сашу испуганно округлить серые глаза.- Никто не может знать, найду ли я эти артефакты, и существуют ли они вообще. Никто не может предугадать события с такой четкостью. Ты спрашиваешь, думала ли я об остальных вампирах? Да я только и делаю, что пережевываю эти мысли вновь и вновь, когда вышла из кабинета Гвардии. Знаешь, они причиняют такую боль, что даже дышать больно, сердце готово выскочить из груди от отчаяния. Да я каждую ночь вынуждена просыпаться от кошмаров, потому что мое прошлое никогда не отпустит меня. Думаешь, я не испытываю боль от того, что по моей вине опять кто-нибудь погибнет? Я уже устала думать, кого спасать, а кем пожертвовать, это невыносимо. Ты хочешь, чтобы я спасала вас? Да кто вы такие, чтобы я вас спасала, вы же все без презрения на меня посмотреть не можете. Да пошли вы все, пусть вас спасают светлые, раз вы все такие невинные и беспомощные.
   Я буквально испепелила взглядом Кот, пока говорила. Из меня вышли все негативные эмоции, которые я испытывала последние часы. Все это время Саша смотрела на меня со страхом, явно не ожидая такого запала у меня. Резким движением я запихнула зеркальце в рюкзак, схватив последний, быстро метнулась к двери, чувствуя в себе такую злость, что я саму себя боялась, точнее того, что я могла сделать с Сашей. Девушка пыталась окликнуть меня, но на этом моменте я громко хлопнула дверью, обвалив штукатурку с потолка. Сейчас мне так хотелось кому-нибудь врезать, выпустить всю злость, которую я испытывала.
   Я неслась по коридорам Универа в надежде как-то выпустить пар, но успокоиться после такого откровения было сложно. По пути встречались студенты, которые после трудовой ночи были выжаты и хотели только одного- спать. Я не могла смотреть им в глаза, ведь я только что призналась, что позволю их зомбировать. Причем вина так глубоко засела во мне, что у меня невольно дрожали руки, пока я шла по направлению большого зала, где вампиры тренируется навыкам боя. Нужно срочно спустить пар, иначе я на кого-нибудь наброшусь.
   В Универе царила тишина, все студенты разбрелись по своим комнатам, и никому не придет в голову идти в спортзал. Когда я вошла в помещение, на тут же нахлынули воспоминания. Здесь Жанна Амировна пыталась провести надо мной эксперимент. Здесь я видела ее живой в последний раз. Я согнулась пополам, картинка с телом погибшей стояла у меня перед глазами. До сих пор не выяснили, кто же убил преподавательницу вампирологии, что настораживало.
   Подавив в себе печальную горечь, я бросила рюкзак на пол и медленно двинулась к боксерским грушам, подвешенных на специальном устройстве, которое не позволит ей упасть от наших сильных ударов. На ходу я завершила полную трансформацию и резко мазнула когтями обивку груши, оставив на ней глубокие следы. Я стала отчаянно молотить по груше ногами и руками, в голове проворачивая собрание Гвардии и картины моего детства. С каждым ударом я заводилась все больше и больше, удары становились жестче и сильнее, но боли я не чувствовала. А мне так хотелось почувствовать хоть что-то кроме угнетения и отчаяния. Удары гулким эхом разносились по залу, подначивая меня совершать новые приемы, которым недавно обучил меня Максим.
   Когда один из ударов заставляет отлететь грушу на другой конец зала, я остановилась, будто очнувшись от транса. Тяжело дыша, я огляделась по сторонам, но никого в зале не было. Даже Виталия Юрьевича, нашего преподавателя по рукопашному бою, хоть все и думали, что он живет в спортзале, потому что всегда находится там.
   Тогда я позволила себе сесть прямо на пол и закричать от боли, которую я испытывала в тот момент. Силы словно решили покинуть меня, я легла на спину и долго смотрела в потолок, стараясь ни о чем не думать. Именно мысли привели меня в плачевное состояние, так что лучше на время от них отречься. Главное, чтобы никто не нарушил моего одиночества. Вряд ли я готова видеть Макса или Риту.
   Постепенно солнечный свет пробился через маленькие окошки, установленные у самого потолка зала, и я решаю двинуться дальше. Новый день надо начинать с новых поступков.
   Закинув рюкзак за плечо, я вдруг почувствовала спокойствие на душе, чего давно за мной не наблюдалось. Мне казалось, в вампирском обличье я никогда не обрету покой. Тролли в коридоре мне дружно кивнули, помня о моем подарке, который они до сих пор тщательно осваивали. Игрушка для них была занимательней, чем каждодневная служба в подвалах, в которых Гвардия невесть что творила. От кого-то я даже слышала, что они проводят там эксперименты на нечисти, разрабатывая глобальное оружие против многих рас. Конечно, как же не обойтись без завоевания всего мира, на то мы и есть мрак, чтобы вечно что-то замышлять.
   Я выпорхнула из Универа, на ходу набирая сообщение Градову, что я буду ждать его возле машины. Вампира я сегодня нигде не видела, он будто растворился в стенах Универа, лишь его имя изредка звучало в устах студентов. Они по-прежнему считали Максима чем-то вроде своего бога, постоянно подходили к нему, норовя получить какой-нибудь действенный совет или просто поговорить. Мне нравилось наблюдать за вампиром в эти моменты. Парень моментально преображался, обаяние включалось на полную катушку, и с его лица не сходила улыбка. При всей его убежденности своего темного и злого происхождения, в эти моменты он излучал такой свет, что этим светом мог зажигать сердца. Жаль только, что он сам этого не понимает.
  Прислонившись к серебристому капоту ауди, я вдыхала свежий воздух, пытаясь собрать все свои силы заранее. Когда приеду домой, времени на раздумия не будет, надо будет действовать. Я хмуро наблюдала, как ветер шевелит ветки деревьев и надеялась, что Максим как можно дольше будет заниматься своими делами, потому что уезжать мне не хотелось, как не хотелось нажимать на таймер. Вряд ли этого времени будет достаточно, чтобы я нашла хотя бы один артефакт. Мне бы еще знать, как они выглядят, а то вдруг я схвачу не тот меч или щит. Такое ощущение, будто Гвардия в последний момент решили жать мне именно это задание, потому что они сами даже не потрудились узнать хотя бы примерно расположение оружия. До слез обидно, что теперь они распоряжаются жизнью моих родителей.
   - Рано ты собралась уезжать, я даже не успел посетить своих старых приятелей,- я не заметила, как приблизился ко мне Максим, сверкая ободряющей улыбкой. На плече у него также свисал черный тряпичный рюкзак, как всегда набитый всяким оружием, другого он не носит.- Как провела время? Кто-то из Гвардии к тебе подходил?
   Я отрицательно помотала головой.
   - Только молчаливо намекали, когда я уже уеду. Ты что-нибудь разузнал про артефакты?
   Мне не терпелось задать ему этот вопрос, хотя это было опрометчиво с моей стороны, он мой наставник и знает, как надо собирать информацию. Но у меня настолько расшатаны нервы, что на вежливость сил не хватает. Я теперь даже другим голосом разговариваю, более сухим и обреченным. Максим открыл дверь машины и закинул туда рюкзак, возвращаясь к разговору. Вид у него был помятый и усталый.
   - Похоже, этими артефактами мало интересовались, все считают их легендой,- сухо ответил он, его глаза расстроено смотрели на меня.- И никто за ними не охотился. Но один любезный вампир в разговоре со мной обронил, что есть маг по имени Галмар, который много знает про меч Святозара. С него, пожалуй, мы и начнем.
   Это прозвучало ободряюще, но никакой надежды я не ощущала. Туман сомнений не рассеялся, и я только обреченно кивнула, оторвав свое тельце от капота и выпрямляясь во весь рост. Максим, видимо, ожидал увидеть на моем лице хоть какое-то подобие радости, поэтому шумно выдохнул и подошел ко мне, легонько щелкая по носу.
   - Ну и чего мы поникли?- шепотом спросил Максим, заглядывая в мое лицо, которое я пыталась спрятать за волосами, наклонив голову вниз.- У нас есть точка старта, разве это не обнадеживает? Что-то ты совсем скисла, врединка. Куда подевался твой характер? Мы все верим в тебя. Я верю в тебя. Я верю, что ты соберешь все свои силы в огромный кулак и сможешь сделать невозможное. Если кто-то и может найти артефакты, ставшие мифом, то только ты.
   Градов резко притянул меня к себе, крепко обняв за талию. Я уткнулась лбом в его плечо, наслаждаясь теплом и огнем надежды, который парень передавал мне через прикосновения. С ним мне уже не казалось, что я в полном отчаянии. С ним я становилась другой, более сильной личностью. Сохранить бы это ощущение до приезда домой. Через пару минут я все-таки убедила себя оторваться от парня, напомнив, что не время сейчас растворяться в любви. В моем путешествии она пока мне не нужна. Уголками губ я улыбнулась и посмотрела на часы у себя на руке. Наверное, уже пора.
   - Что ж,- проговорила я, горько усмехнувшись.- Тогда начнем игру.
   И нажала кнопку, запуская необратимый процесс боли и страданий, который ждал меня впереди.
  
Глава 16
   Мы не поехали домой, в вагон. Максим терпеливо объяснял мне, что это плохая затея, особенно если узнает об этом Гвардия, последствия будут для меня фатальными. Никто не должен мне помогать. Неужели я теперь не смогу жить со своими друзьями? Это меня огорчило, выбило из колеи, так что, пока мы ехали в надежное, по словам Градова, место, я сидела тихо, уставившись на приборную панель. У меня не осталось никакой поддержки. Гвардия своим заданием обрубила мне все концы с моими друзьями. Надо же, не думала я, что все будет настолько жестким. Сам Максим тоже молчал, сосредоточившись на дороге, но я все равно заметила, как крепко он сжимал руль. Ему не нравится такая перспектива, ох как не нравится. В зеленых глазах пляшут искорки злости, вены на шее вздулись. Парень был очень напряжен, и частенько поглядывал на таймер на моей руке, словно надеясь, что время на часах остановится. Но время шло, вводя меня во взвинченное состояние. Кажется, что оно слишком быстро течет, и мне непременно стоит действовать, иначе время совсем закончится.
   Я хмуро наблюдала, как Максим паркуется возле неприметной серой многоэтажки, расположенной неподалеку от центра. Интересно, что мы здесь забыли. Я что, буду здесь жить?
   - Ты случайно дорогой не ошибся?- с сомнением спросила я, глядя, как Максим набирает что-то на своем сотовом.- Это же жилой дом, вряд ли целесообразно здесь селиться. А что, если...
   Градов резко прикладывает к моим губам свой палец, мешая закончить предложение.
   - Ш-ш-ш,- шепчет он, прикладывая телефон к уху.- Да, это Максим. Скажи, Тито дома? Отлично, тогда мы уже идем. Да, все как договаривались,- он нажал отбой и посмотрел на меня, едва улыбаясь уголком губ.- У тебя такой вид, словно перед тобой умалишенный. Пошли, отведем тебя в безопасное место.
   Закинув рюкзак за плечо, я с удрученным выражением лица следовала за Максимом. Мне не хотелось здесь жить, каким бы это место не было бы безопасным. Лучше уж в лесу, в палатке. Не представляю, как мне теперь жить среди людей. Казалось, все во мне говорит о том, что я не человек.
   Мы зашли во вполне приличный подъезд, возле лестницы стояли коляски и велосипеды, лифт отсутствовал по причине старости дома. Поднявшись на третий этаж, Максим свернул к дальней квартире с железной дверью. Вампир торопливо постучал и сказал что-то на незнакомом мне языке. Затем парень достал из куртки смятую бумажку и подал ее мне.
   - В место, куда мы сейчас зайдем, действует закон, который каждый входящий обязан соблюдать, если хочет жить,- пояснил он, глядя на мое вытянувшееся лицо. Я слабо понимала, о чем он говорит.- Это так называемая 'нечистивая коммуналка'. Здесь живут представители нечисти и, чтобы все жили без конфликтов, надо перед входом произнести клятву, которая обязует тебя не причинять другим вреда. Все просто.
   Я нахмурила брови и вгляделась в написанный текст. И как же мне прочитать эти незнакомые символы? Кажется, Макс переоценил мои возможности в языках.
   - А что будет, если я не скажу клятву?- поинтересовалась я, глядя в листок.- Что тогда случится?
   Максим серьезно посмотрел на меня, и его губы сжались в тонкую линию.
  - Тогда ты умрешь. Болезненно и мучительно. Я точно не знаю, как именно, но, многие говорят, что это очень больно для любого из нечисти. Это древняя магия, которая в те времена отличалась особой жесткостью и изощренной платой. Просто повторяй за мной.
   Вместе мы еще раз повторили клятву, и я почувствовала, как на меня подул легкий ветерок, а в душе появилось странное ощущение, что теперь за мной наблюдают. Только с моих уст прозвучало последнее слово, как замок в двери закряхтел, и вскоре перед нами стояла девушка, с безучастным выражением лица глядя на нас. На ее голове были закручены бигуди, отчего голова девушки выглядела совсем узкой. Внешне она напомнила мне лисичку, ее лицо было вытянутым, нос острым, а маленькие блестящие черные глаза быстро осматривали нас. Про себя я окрестила ее 'Лисой'. Лиса недобро скривилась, почуяв в нас вампирскую сущность. В последнее время никто из нечисти нас не любит.
   - Чего надо?- спросила она неожиданно низким голосом, в котором прорывались нотки недоверия.
   Максим удивленно приподнял бровь. Самовлюбленный парень явно не ожидал такого пренебрежения к своей персоне. Вскоре на его лице расцвела широкая улыбка, и вампир оперся на дверной косяк, сверху вниз смотря на Лису, которая ростиком едва доставала мне до плеча.
   - Мы пришли к Тито.
   После секундного обдумывания, Лиса кивнула и жестом пригласила нас войти внутрь. Я лишь посматривала на Максима, ожидая, что парень объяснит мне, что мы здесь делаем, но он предпочитал осматривать коридор, выглядящий, по моему мнению, слишком уж артхаусно . Это место было настолько расширено при помощи пятого измерения, что у меня невольно застопорилось дыхание от такого масштаба комнат. Небольшой коридор, напичканный всякими плакатами и картинами смутного происхождения, выходил в большой зал, в центре которого стояла лестница, сделанная как минимум во времена античной Греции. Зал украшали различные колонны, по которым струились растения, а рядом стояли пуфики, возле каждого стоял небольшой кофейный столик. Где-то вдалеке я разглядела черную дверь, на которую был надет мощного вида замок размером с мою голову. Надо же, не ожидала, что нечисть может жить в такой роскоши. Здесь наверняка проводилась грандиозная работа по ремонту или работа сильного мага.
   Я переглянулась с Максимом. Черноволосый вампир в таком же шоке оглядывал зал, приподнимая брови в немом удивлении. Значит, он тоже здесь впервые, хоть что-то ободряющее. Пока мы с ним делились нашими впечатлениями, Лиса подошла к лестнице и посмотрела на нас скучающим взглядом, словно она не видит здесь ничего привлекающего ее внимания. Наконец, ей надоел наш осмотр уже третьей по счету колонны, и она протянула:
   - Ну так что, вас вести к Тито или я пошла? Имейте в виду, я не намерена быть экскурсоводом в этом музее, у меня полно других дел. Да и у Тито дела есть, ей еще ребенка из садика забирать.
   Я молча посмотрела на Макса. А я-то думала, что Тито- парень. И это упоминание о ребенке меня озадачило. Нет, я, конечно, знаю, что нечисть может заводить детей, но это единичные случаи, потому что это слишком опасно. Неожиданные вещи случаются в этом доме.
   Молча мы последовали за Лисой. Лестница оказалась очень длинной и лихо закрученной, я постоянно смотрела в потолок и поражалась, сколько нам еще подниматься надо.
   - А кто такая эта Тито? Ведьма?- шепотом поинтересовалась я у Максима.
   - Почти,- уклончиво ответил Максим, стараясь успевать за Лисой, которая ловко перепрыгивала ступеньки, одной рукой поддерживая бигуди.- Она основательница этой квартиры.
   Я с сомнением покосилась на парня. Характеристика у этой Тито была очень туманная. Но я решила не вдаваться в подробности, не зачем себе наживать дополнительные проблемы. Мне предстоит еще разобраться, кто же такой Галмар, и как его найти. И все это в одиночку.
   Тем временем мы все-таки добрались до сказочного второго этажа, который выглядел также шедеврально, как первый. Повсюду на стенах висели картины, а рядом стояли статуи. В воздухе витал легкий аромат жасмина, моментально вскруживший мне голову. Напоминало о том, как в детстве я любила нюхать мамин парфюм, воображая, что я уже взрослая. И среди многочисленных флаконов я нашла любимый, с ароматом жасмина и грейпфрута, который впоследствии постоянно брала в магазинах.
   Я пристально вглядывалась в двери, расположенные по левой стороне коридора, поражаясь, как они смогли сделать такое пространство. С правой стороны находилось нечто вроде зоны отдыха, здесь располагались мягкие диванчики, шкафы с книгами, кулер с водой, что я отметила для себя, и телевизор. Да, это действительно походило на общежитие для нечисти. Комнат было около десятка, что изумило меня. И как же они тут уживаются вместе? Вряд ли здесь есть неконфликтные личности, вся нечисть обладает колоритным характером и большими амбициями вредить другим. Мне становится интересно, как тут буду жить я. Я, которая многого не знает и не понимает, как быть тихой и незаметной. Во мне медленно нарастала паника, и я обернулась на Максима.
   Тот был спокоен, как удав. Он просто стоял и водил глазами из стороны в сторону, чуть усмехаясь про себя. Интересно, о чем он думает, видя эту роскошь? Что кто-то ютится в маленьком вагоне, а кто-то живет с размахом и не знает забот? По нему не скажешь, что он жалеет о своем решении жить в лесу, наоборот, он даже кривится, когда его взгляд упирается на очередную картину.
   Лиса с интересом разглядывает нас, словно впервые увидела. И она впервые широко улыбается нам.
   - Нравится?- спрашивает она, обводя все пространство.- Я много потратила времени, чтобы навести такую красоту.
   Вид у нее до жути самодовольный, хоть и выглядит она при этом невинной девочкой с голосом, как у тридцатилетнего мужчины. Максим согласно кивает и оборачивается ко мне, с улыбкой спрашивая:
   - Как тебе, врединка, понравилось? Это будет твоим пристанищем на ближайшие две недели. Не отвыкла еще от обычных комнат?
   Я долгое время смотрю на вампира, и во мне зарождаются противоречивые чувства. Не хочется говорить, как у меня задрожали коленки от этих слов, а к голове прилило рекордное количество крови. Мне кажется, будто я впала в транс, до ужаса хотелось упасть куда-нибудь, потому что равновесие меня подводило. Я не успеваю ответить, как вдруг звучит сильный и властный голос:
   - Конечно, она у нас приживется. Мы ей еще покажем, какова настоящая жизнь нечисти, не то, что у вас в вагоне творится. Да, Алиса?
   Мы синхронно оборачиваемся на голос, и у меня пропадает дар речи при виде женщины, которая стоит перед нами. Иссиня черные волосы, струившиеся до самого пола, большие веселые глаза, смотрящие на нас с интересом, легкий румянец на щеках и просто потрясающая улыбка, от которой все мои страхи моментально испарились. Вокруг женщины светилась благородная энергия, заряженная только светлой магией. Она была одета в длинный черный сарафан, расшитый славянскими узорами, который смотрелся очень величаво и элегантно, несмотря на необъятную фигуру женщины. Она будто заполняла собой все пространство, заставляя обращать внимание только на нее. Это точно не ведьма, от них не может исходить такой свет. Догадка пришла ко мне не сразу, но она заставила меня ужаснуться и отступить ближе к лестнице.
   Максим понял это чуть раньше, и теперь стоял с каменным лицом, сложив руки за спиной. Взглядом он умолял меня не глядеть на женщину с неприкрытым интересом, и уже готов был утащить меня подальше отсюда, потому что я продолжала стоять, потрясенная своей догадкой. Я же совсем недавно читала про славянских богов, но ведь никогда бы не подумала, что смогу встретиться с кем-то из этих персонажей лично.
   - Вы, вы...- стала заикаться я, не обращая внимания на отчаянный взгляд моего парня. Не убьет же она меня, в конце концов.
   - Макошь, богиня плодородия и судьбы,- представилась женщина, скромно улыбаясь.- Но в этой ипостаси я Ольга Титова или проще- Тито. Проходите, садитесь, я вас зарегистрирую,- Тито указала нам на диванчики, вид у нее был требовательный.- Да не смотрите же на меня так, словно вы инопланетянина увидели. В наше время боги так и выглядят, ибо верить в них перестают, а жить-то надо, вот и приходиться крутиться. Я вот, к примеру, основала пристанище для нечисти.
   Я испытала огромное потрясение. Офигеть, это же передо мной стоит богиня! Никогда бы не подумала, что боги внешне выглядят как обычные смертные, только вот энергетика у них была особая, даже не волшебная, потому что даже у простых магов не было столько доброты и света в движениях, во взгляде. Я буквально приросла к месту от шока, все стояла и смотрела с широко открытым ртом на черноволосую женщину, пока Максим не тронул меня за руку и не повел к дивану. Механически я села и прислонилась к плечу вампира, когда Тито села рядом со мной. Как бы я не восхищалась свету внутри женщины, он почти сразу обжог мою кожу, вызывая болезненные ощущения. Зажмурившись, я пыталась сдержать крик, рвущийся наружу, и в итоге шумно выпустила воздух, обратив на себя внимание Макоши.
   - Ах да,- хлопнула себя по лбу та, моментально вставая с дивана.- Я совсем позабыла, как вампиры реагируют на богов. Давно вас не встречала, вы ведь любите кочевать в лесах, не любите жить в жилых домах. Что же привело вас в мой дом?
   Максим быстро натянул на себя маску любезности, и чуть приобнял меня за талию, взглядом подсказывая, что говорить будет только он. И хорошо, потому что я даже звука из себя выдавить не могу, слишком уж потрясена была. Да это же прямо передо мной стоит воплощение мифологии, в сарафане, и собирается поселить меня в своем доме. Как тут усидеть спокойно на месте.
   - Ольга, моей подопечной нужна комната, потому что у себя дома она не может быть в безопасности,- начал говорить Максим, вид у него был взволнованный.- Она выполняет важное задание, поэтому ей нужна защита. Я знаю, это место является домом для многих представителей нечисти, и могу уверить вас, что Надя- хороший и умный вампир, она не устроит здесь вам проблем. Можете ли вы выделить ей комнату на две недели? Нас, думаю, устроит любая оплата.
   Он тепло посмотрел на меня, чуть улыбаясь. А мне захотелось дать ему пинка, потому что он выставил меня ребенком, которого приводят в садик, говоря, что он послушный и честно будет спать днем. Но Тито довольно кивает, что-то записывая в невесть откуда взявшемся блокноте. А блокнотик- то тоже не простой, он также светился голубоватым светом, режущим глаза. Я протерла пальцем глаза и, морщась, снова взглянула на богиню судьбы. Что-то везет мне на представителей судьбы, интересно, к чему же все это приведет.
   - Да, я уже смогла прочитать ситуацию, в которую вы попали,- тихо сказала Тито, как бы сочувствуя нам, но глаза ее были холодны.- Вампиры всегда отличались бешеным энтузиазмом править своей жизнью. Жаль только, что именно эти желания их и губят. Но что-то подсказывает мне, что вы отличаетесь от таких вампиров,- на этой фразе у меня мурашки пробежали по коже, отчего Максим сильнее прижал меня к себе.- Пожалуй, я не смогу отказать тебе, Максим Градов, в просьбе и дам Надежде комнату в моем доме, обеспечив полную безопасность. Только сначала подпишем документ, который позволит Наде заходит в дом без клятвы, если, конечно, она не против.
   Я только помотала головой. Нечасто мне разрешает жить в своем доме славянская богиня. Может быть, как раз узнаю что-нибудь про артефакты, они же такие же древние, как и она. В этот момент Макошь, подошедшая к маленькому шкафчику, закрепленному нас стене, резко обернулась и посмотрела на меня недобрым взглядом, отчего я прикусила язык. Ну конечно, как же я забыла, что боги могут читать мысли любой нечисти. Пару раз кашлянув, я напустила на себя виноватое выражение лица и наблюдала за Тито, которая как раз достала из шкафа бумагу, похожую на папирус. Кожей почувствовала, как напрягся Максим. Парень не отрывал взгляда от бумаги, в его душе вертелось нехорошее предчувствие. Ему сразу вспомнился Дьявол с его бесконечными сделками. А ведь боги тоже бывают коварными, и похлеще демонов.
   - Что это?- требовательно спросил вампир, когда на стол перед нами легла бумага, на которой что-то написано на древнем языке.
   В ответ Тито громко рассмеялась, лукаво взглянув на Градова. На ее лице застыло любопытство.
   - Не доверяешь мне, вампир,- медленно проговорила богиня, явно издеваясь над ним, поскольку Максим побледнел от злости.- А зря, ведь ты отправляешь свою возлюбленную в мой дом, так что нет смысла искать двойное дно в моих поступках. У тебя и без того полно забот, о которых ты даже не подозреваешь. Грядут тяжелые времена для вампиров.
   Градов насторожился. Мы понимали, о чем она говорит. Война. Она все ближе и ближе подступает, будоража всех обитателей нижнего мира. Давно у нас не было войны, о последней битве помнит лишь самая древняя нечисть. Противостояния происходят каждый день, а вот война- дело не частое. Но, даже несмотря на это, я все равно испугалась и озадачилась, успею ли я дожить до этого момента. Если я не принесу артефакты, Гвардия и меня убьет, это я точно знала.
   Щелкнув пальцами, Макошь подула на бумагу, сдувая с нее пыль. В то же мгновение буквы охватило сияние, и они преобразились. С вытянувшимся лицом я наблюдала, как незнакомый мне язык превращается в русский. Надо же, как удобно. Затем черноволосая женщина указывает мне на ручку и говорит:
   - Возьми ее и подпиши внизу. Но сначала прочти вслух заклятие, оно будет гарантом того, что ты никому из присутствующих в доме не причинишь вреда.
   Пока я читала вслух слова, Максим сидел рядом со мной, не шевелясь. Не мигающим взглядом он смотрел на меня, и в его взгляде виделось только одно- волнение. Могу поспорить, парень не очень много знал про нечистивую коммуналку и такого исхода он точно не предугадывал. А все, что он не может предусмотреть, выводит его из равновесия. Но я со спокойным лицом читала заклятие, а в конце взялась за ручку и тут же ощутила легкий укол в подушечку пальца. Из ручки тут потекла красная жидкость. Моя кровь. Так вот чем мне надо подписывать документ. Сразу напоминает мне Дьявола. Этот демон тоже кровью сделки скрепляет. Чуть дрожавшими руками я вывела свою размашистую подпись и уставилась на Тито.
   - Хм,- проговорила она задумчиво.- Твоя подпись тянет на человеческую, словно ты еще не отказалась от жизни человека. У тебя больше нет той семьи, что была в прошлом. Не нужно прошлое в будущее тянуть, Надежда.
   Я обиженно насупилась. Ну и что, что я расписываюсь своей старой подписью, выводя ненастоящую фамилию. Только я могу решать, к какой семье принадлежу. Мои мысли, кажется, позабавили Ольгу, она улыбнулась и слегка покачала головой. Я предпочла не обращать на это внимания, а потом и вовсе закрыла свой разум от вмешательства посторонних.
   - Ну что же,- стремилась я заполнить неловкую паузу, которая возникла после подписания бумаги.- Давайте, вы покажете мне комнату, где я буду жить. И еще раз огромное спасибо, что разрешили мне жить здесь. Уверяю вас, что мое пребывание здесь будет недолгим, и за короткое время я не успею ничего натворить.
   Максим сжал мою руку, намекая мне о том, что последние слова явно были лишними. Я скромно пожала плечами. Иногда правду тоже нужно говорить. Ольгу устроили мои благодарности, так что она кивнула мне и попросила немного подождать, потому что расселением у нее занимается Алиса, которую я называю Лисой. Метнув взгляд на таймер, нам ничего не остается делать, как продолжать сидеть на диване.
   - Кажется, ты немного иначе представлял себе аренду комнаты,- со смешком говорю я парню, наблюдая, как иногда дергаются его руки.- Чего ты такой дерганный-то, все же нормально прошло вроде. Мне дают комнату, а значит, мне не придется спать в сугробе. По-моему, здесь неплохо.
   Максим едва заметно сглатывает и пытливым взглядом обводит коридор. На его лице нечто в виде смеси отвращения и настороженности. Мне тут же хочется сказать ему что-нибудь утешительное, что позволит ему чувствовать себя лучше, но я молчу, сделав вид, что страшно заинтересовалась узором на ковре.
   - Меня нервирует такая концентрация магии в доме,- неохотно признался Максим, устало потерев переносицу.- Терпеть ее не могу. Она здесь слишком сильная и такой след оставляет, что по глазам режет.
   Я понимающе киваю. Даже мне, неполноценному вампиру, такая магия ощущается слишком явно. Как-то Градов высказывался, что на дух не переносит магию, мол, что она выводит его из равновесия и словно давит на все тело. И вот сейчас я наглядно наблюдала, какой дискомфорт она причиняла вампиру. Тому явно хотелось убраться отсюда подальше.
   Испытав к Максиму прилив жалости, я кладу голову ему на плечо и обвиваю его предплечье руками, глядя на него снизу вверх веселым взглядом. Он отлично понимает, чего я добиваюсь, и все-таки на его лице расцветает благодарная улыбка. Парень переплетает свои пальцы с моими, что моментально успокаивает его.
   - После того, как тебя заселят, я поеду в бар, налажу документацию,- сказал мне Максим, задумчиво глядя в стену.- Ребятам я еще ничего не говорил и Риту просил не делать этого. Слишком хорошо знаю, что они мне скажут. Где-то через день приедет Виолетта, чтобы следить за тобой и за нами. Честно, не знаю, как с этим быть. Мне всегда представлялось, что я знаю, что делать, а теперь я вообще ни в чем не уверен.
   Такие откровения меня удивили. Максим редко рассуждает о самом себе, больше критикует других, старательно закрывая все вопросы о себе. Но что-то подсказывало, что парень правда не знает, как ему быть. С насмешкой я размышляю, кому из нас не повезло больше. Наверное, все-таки Максу. На его плечах остаются ребята и их реакция на приезд Виолетты, наблюдение Гвардии, бар. И я. Ему будет невероятно тяжело не знать, где я, что со мной и жива ли я вообще. Это печалит меня, но ничего поделать не могу, надо играть по правилам Гвардии. Страданиям нет места в моем задании.
   - Эй, ты же Максим Градов, ты обязательно что-нибудь придумаешь,- настойчиво сказала я, заглядывая ему в глаза.- Ты же сам мне говорил, что нельзя раскисать, иначе тебя быстро настигнет смерть. Ну так в кои-то веки послушай самого себя. Сейчас нам обоим не нужны переживания. Их надо на время спрятать глубоко в себе. Выиграет только тот, кто поставит на передний план достижение цели, а не чувства.
   - Какая ты у меня умная,- чуть саркастично отзывается парень, грустно усмехнувшись.- Что ж, буду придерживаться твоего плана, и, может, нам действительно удастся выиграть в этом противостоянии.
   Краем глаза замечаю, что взгляд Максима плавно переместился на мои губы. Во рту у меня сразу пересохло, а по кончикам пальцев будто ток пустили. Вот ведь как получается: он всего лишь посмотрел на меня особым взглядом, а бабочки в моем животе устроили революцию. Мне удается приблизить свое лицо к вампиру, прежде чем нас не отвлекает вернувшаяся Лиса. Она громко кашляет, и мы отпрыгивает друг от друга, прикидываясь, что ничего и не было. На моих щеках тут же выступил румянец, говорящий о моем стыде, что явно смешит Лису, потому что она начинает улыбаться.
   - Тебе повезло, недавно освободилась одиночная комната,- сообщает она нам, жестом указывая следовать за ней.- Так что соседей у тебя не будет.
   Я вымученно улыбнулась и проследовала за Лисой до конца коридора, где вошли в неприметную серую дверь. Смотря на шикарно обставленные коридоры квартиры, я полагала, что и комнаты будут необычным, но комната выглядела обыденно, почти такая же, как в Универе. Здесь была узкая деревянная кровать, накрытая белым пледом, среднего размера шкаф с чуть ободранной ручкой, рядом с которым стоял стул, и стол с одной полочкой сверху. Также на дальней стене было окно, украшенное солидными шторами бежевого цвета. Мне было все равно, какой выглядит эта комната, главное, что у меня есть крыша над головой, где я могла чувствовать себя в безопасности, а о другом я не прошу.
   - Вижу, что вам понравилось,- язвительно замечает Лиса, смотря на Максима, который с отрешенным видом осматривал комнату.- Тито считает, что не нужно навязывать свои вкусы жильцам. Если кто-то остается у нас надолго, то ему разрешается переделать комнату по своему вкусу. Но вам, насколько я понимаю, нужно временное жилье, так что портить мебель не разрешаю. Позже я покажу тебе, где у нас располагается душ и туалет, а пока обживайтесь.
   И она удалилась, напоследок тряхнув бигудями и смерив нас подозрительным взглядом. Странная она, но смешная. И правда напоминает лису. С чувством выполненного долга я кинула рюкзак на кровать и подошла к окну. Отсюда была видна часть площади и детскую площадку, где сейчас играли дети, катаясь с горки. По прогнозу передавали похолодание, но детям, видимо все равно, радость быстро затмевает физические нужды. Против воли я улыбаюсь, когда на меня навеяли воспоминания своего детства. Какое же было прекрасное время, веселись себе весь день, пока мама не позовет тебя домой, чтобы хоть немного перекусить, а потом с новыми силами опять на улицу, ведь ты столько еще не сделал, не все снеговики сделаны, не все горки исследованы. Самое лучшее время, пока тебя не настигла взрослая жизнь, не несущая в себе ту безмятежность и легкость.
   - Мне бы очень хотелось остаться с тобой, но дела зовут,- говорит позади меня Максим, голос его пропитан грустью.- Тяжело быть лидером, все на тебя надеются и ждут твоего совета. Позже я привезу необходимые тебе вещи и оружие. А пока отдыхай и набирайся сил, тебе предстоит нелегкий месяц.
   - Да, наставник, слушаюсь и повинуюсь,- игриво сказала я, подходя к парню вплотную, смотря на него снизу вверх.- Ничего, лидеру полагается выполнять трудную работу, так что привыкай, у нас еще война впереди.
   Ничего не даю ему сказать, поднимаюсь на цыпочки и легко целую его в губы, желая забыть последние дни. Даже легкое касание губ выводит меня из равновесия, но Максим не дает мне упасть, он крепко обнимает меня за талию, тут же углубляя поцелуй и заставляя забурлить кровь в моих венах. Я получаю необходимое для себя тепло, впитывая его, как губка. Его губы обжигают мои, его горячее дыхание делает меня более живой. С наслаждением запускаю пальцы в его волосы, отмечая, какие они у него мягкие. Время перестает для меня существовать. Есть только он, его тепло, которое он готов мне дарить, его руки, исследующие мое тело дюйм за дюймом, и губы, от которых не хочется отрываться. Я с головой ухожу в ощущение адреналина, все сильнее вцепляясь в Максима так, будто в один миг он может исчезнуть. Я не знаю, через какое время я все-таки убедила себя оторваться от его губ. Теперь Градов прижимается к моему лбу своим, тяжело дыша и не отрывая от меня взгляда помутневших глаз. Надо же, его тоже захватило наше занятие.
   - Не скучай без меня.
   - Не дождешься.
   Он усмехается, глядя на меня с огоньком в зеленых глазах. Мы снова вернулись к нашим обычным отношениям, что явно нравилось парню. Он с шумным вздохом проводит тыльной стороной ладони по моей щеке, и я замираю, не в силах пошевелиться. Мне не хочется отпускать его, но, тем не менее, первая разрываю нашли объятия, не сводя с него внимательного взгляда.
   - Не бойся, я тебя не подведу,- заверяю его я, принимаясь копаться в рюкзаке.- Попытаюсь раньше времени не попадать в неприятности.
   Градов усмехается, а затем подходит и целует меня в лоб.
   - Уж постарайся, а то у меня только недавно седые волосы пропали.
   Точно, а я-то думаю, что в нем такого изменилось! Оказывается, заклятие Розалии Михайловны сошло на нет, и теперь он выглядит прежним. Хотя, Макс и с седыми волосами выглядел отлично, бывало, даже никто не акцентировал на этом внимание, все считали, что он просто такое меллирование сделал. Проститься с парнем мне удается только через пять минут, я проводила его до выхода и по возвращению обнаружила, как же без него в комнате стало одиноко. Пошарившись по ящикам, расположенным в столе, я обнаружила заржавевший ключ. Да, есть резон запирать комнату, когда уходишь, ведь клятва действует только на физический вред нечисти, и кража к нему не относится.
   Не в силах находиться в этой комнате одной, я плюнула на обещание Лисы показать мне ванную, быстро переоделась и, схватив телефон и закрепив нож под штаниной джинс, вышла из комнаты, молниеносно заперев дверь. Все-таки как же быстро ты двигаешься, будучи вампиром. Кажется, что обычные люди движутся вальяжно и спокойно, что мгновенно раздражает. Не встретив ни одной живой души по дороге, я выпорхнула из дома, уже зная, куда направлюсь. Главное не разочаровать Градова и не попасть в неприятности.
   Наслаждаясь морозной свежестью, я лавировала в толпе людей, по пути отмечая, какие у всех вдохновленные лица. Близился Новый год, а он всегда давал надежду начать жизнь с чистого листа, где можно будет воплотить все свои мечты. С грустью думаю, как бы сейчас хорошо было бы начать жизнь заново.
   Я слишком быстро прихожу к хорошо знакомой детской площадке, чем взволнованна и поэтому в нерешительности стою на месте, жадно осматривая дом, где я росла. Мой бывший дом. Он выглядит все также, те же пошарпанные стены, зеленая крыша, подъезды. Но я кожей ощущаю, что теперь дом пропитан горечью потери. Родители не смогли смириться утратой, они до сих пор пытаются меня найти, но все тщетно. Я никак не хочу находиться.
   Мое сердце испуганно сжимается, когда я вижу въезжающий во двор синее рено. Быстро ретировавшись за горку, на которой, к радости, не катались дети, я наблюдала за тем, как из машины выходят мои родители. Как же давно я их не видела, но они почти не изменились: на мамином некогда красивом лице не сходит смертельная усталость и круги под глазами, а папа так вообще постарел лет на десять. Все в моей душе замирает, когда я вижу их лица, наполненные печалью и болью. В голове сразу просчитываются тысячи ситуаций, где я выхожу к ним навстречу и говорю, что я жива и со мной все в порядке. И становилось в сотню раз больнее, когда я понимала, что ни один из этих сценариев не сбудется. Я так и останусь девочкой, которая однажды ушла в школу и больше не вернулась.
   Мои глаза медленно намокают, я вижу, что папа выносит из багажника огромные коробки, а мама ему помогает и вид у нее при этом до того потерянный, что меня тут же обжигает коварная мысль. Они несут коробки, чтобы потом сложить в них мои вещи. Мои внутренности словно кто-то сжимает и не дает мне пошевелиться, даже дыхание перехватывает. Я не замечаю, как начинаю беззвучно плакать, зажав рот рукой, чтобы не окликнуть их. Словно почувствовав что-то, мама вдруг оборачивается и внимательно глядит на площадку, а я пригинаюсь, отрешенно глядя в снег. На душе будто кошки скребут. Ну вот зачем я сюда пошла? Сама же соль на рану себе сыплю, но мне нужно знать, перед тем как я уеду, что они в безопасности.
   На лице у меня еще не высохли слезы, когда я поднимаю голову и провожаю родителей взглядом, пока они заходят в подъезд. Яростно пнув снег рядом с собой, я слишком поздно замечаю, как мне в бок упирается что-то острое. Это заставляет меня остановиться и медленно повернуть голову, чтобы посмотреть на того, кто осмелился угрожать мне средь бела. Незнакомый вампир стоит рядом со мной и ухмыляется, точно загнал жертву в угол. Недоуменным взглядом разглядываю бритую голову, пирсинг в брови, злые красные глаза и клыки, торчащие из-под верхней губы. Странно, но я совсем не испытываю страха, вероятно, слишком разбита от прошлой картины.
   - Малышка, ты, видать, заблудилась,- громким басом говорит мне Бритая голова, сильнее тыкая в меня ножом, что выбешивает меня.- Бедняжка, пришла посмотреть на родителей? Я вот неделю уже смотрю. И все, что я вижу, это кислые лица и постоянная печаль. Довела же ты их своим исчезновением, прямо плакать хочется.
   И все это он говорит саркастическим тоном, нагло смотря на меня. Я дымлюсь от злости и пробую отойти от ножа, но Бритая голова хватает меня за руку, сжимая ее так, что я слышу едва уловимый хруст. Прекрасно, если он сломает мне руку, то я ему точно врежу. Если бы я могла испепелять взглядом, то от вампира не осталось бы и горстки пепла. Я бы изничтожила его в пепел. Никто не смеет говорить таким тоном про моих родителей.
   - А-а-а, злишься, это нехорошо,- довольно протянул вампир, на вампирской скорости оказываясь у меня за спиной, приставив нож к горлу.-Мне это не по душе, милашка. Я ведь сюда с добрыми намерениями пришел сказать тебе, чтобы ты убиралась отсюда. Твое нахождение здесь неблагоприятно прежде всего для этих смертных, а ты ведь не хочешь, чтобы они умерли раньше времени. Нужно ведь попытаться спасти, не так ли?
   Пусть чувство гнева затмило мой разум, но одно я понимала- Гвардия заранее все продумала. Мысленно я аплодировала Казимире за этот блестящий ход. Теперь в любое время они будут знать, пытаюсь ли я спасти родителей вопреки навязанному мне заданию. Я недовольно поджала губы и опустила взгляд на приставленный нож. На конце клинка нанесен яд, который на время обездвижит меня, если я вздумаю сопротивляться, хотя, если совершить хороший маневр, то нож меня не заденет. Но, снова посмотрев на двери подъезд, я безвольно опустила руки, признавая поражение. Слишком многое поставлено на кону, чтобы так глупо рисковать.
   - Если ты хоть пальцем их тронешь, то я найду тебя, и смерть тебе покажется наименьшей пыткой,- зло прошипела я, ощущая, как рвутся клыки наружу.- От тебя живого места не останется, когда я с тобой закончу.
   Хотелось бы мне видеть его лицо, но по самодовольным смешкам было ясно, что Бритая голова не верит ни единому слову и все мои угрозы кажутся ему полным фарсом. Так и хочется вытащить нож на лодыжке и проткнуть им его сердце, а потом выпотрошить его. Но я сохраняла на лице спокойствие, средь бела дня не стоит устраивать такое представление обычным людям. Не поймут они этого.
   - Мне уже интересно посмотреть на развязку этой истории,- отозвался вампир, противно дыша прямо мне в ухо, отчего рука то и дело тянулась, чтобы вытереть его от слюней.- Но ты же не думаешь, что я здесь один? Малышка, ты не глупая девочка, сама понимаешь, что если я хоть кончиком пальца почую от тебя угрозу, то твоих милых людишек грохнут. Не успеешь щелкнуть пальцем, как они тут же станут трупами. Мы повсюду за ними наблюдаем, словно их тени, ходим за ними по пятам. Так что если еще раз заявишься сюда, да еще и с оружием, то я буду считать, что свое задание ты решила закончить, тут Гвардия развязала мне руки, я могу сделать со смертными все, что захочу, а фантазия у меня, надо сказать, весьма богатая. Так понятно?
   Резко он прижал нож ко мне сильнее, и я с ужасом осознала, что беды не миновать. Капельки крови пропустили на узкой полосе царапины, означая для меня большую проблему. Скоро яд проникнет в кровь, и мои конечности медленно будут парализованы. Бритая голова, наконец, убирает от меня нож и грубо толкает вперед, говоря мне поторопиться. Паника заполоняет мой разум. Ни в коем случае я не должна упасть прямо на улице, где меня найдут люди и в лучшем случаи вызовут мне скорую. Перед глазами уже стоял образ охваченных ужасом медсестер, когда они обнаружат, что пульса у меня почти нет. Это побудило меня к активным действиям.
   Под мерзкий хохот вампира я изо всех сил побрела по улице, уже замечая, как мои мышцы медленно замораживаются. Словно пьяная иду по улице, стараясь не смотреть никому в глаза. Весь мир для меня в одну секунду закружился, и я чуть ли не падаю на тротуар. Задыхаясь, я с трудом оперлась на стену дома, переводя дух. Ноги отказывались шагать дальше. Страх буквально стучал у меня в висках, но на мое выражение лица это не повлияло, яд уже затронул лицевые нервы.
   От порыва ветра я покачнулась, едва не упав, поэтому пропустила момент, как вдруг сильные руки подхватывают меня и сумасшедшей скорости волокут в темный узкий переулок, быстро поставив на ноги и зажав рукой рот, чтобы я не закричала. Я с ужасом смотрела на существо в черном плаще, лицо которого закрывала плотная маска, одни лишь янтарные глаза смотрели на меня враждебно. Но сопротивляться я не могла, яд стремительно распространился по моему телу, полностью отключив его, и мои руки безвольно повисли вдоль туловища, а сама я рухнула на пол, если бы существо не подхватило меня на руки и не буркнуло, что для вампира я слишком худая. Последнее, что я увидела, прежде чем существо одним ударом вырубило меня- рука с длинными пальцами, на безымянном сверкал серебряный перстень.
  Глава 17.
   Я резко очнулась, подскочив на раскладушке, и мгновенно схватилась за нож под штаниной, но там его не оказалось. Руками и ногами я еще не могла двигать быстро, хоть и яда в моей крови было мало. А я раньше верила, что различные яды не действуют на вампиров, но маги научились обходить нашу защиту. В недоумении я огляделась, обнаружив себя на крыше какого- то дома. Дверь в подъезд была наглухо заперта замком, а значит, что меня похитил точно не человек.
   Помимо потрепанной раскладушки, на которой я лежала, я увидела большую черную сумку, а рядом с ней стул, похожий на стулья в моей школе. Мне стало интересно, кто же спас меня от участи быть раскрытой людьми. И, тем не менее, я тщетно пыталась найти свой нож или хоть какое-нибудь оружие, все-таки никому сейчас не стоит верить.
   Приложив огромные усилия, мне удается поднять себя на ноги, оставалось лишь добраться до сумки. Уверена, там точно должно быть оружие. Нечисть без него не обходится. Присаживаясь на корточки, я с видом исследователя начинаю обследовать сумку, остановившись на основном кармане, но, к моему сожалению, в ней ничего острого или огнестрельного не оказалось. Чертыхнувшись, я вдруг затихаю, спиной ощущая, как кто-то стоит сзади. Вампирские инстинкты тут же берут свое, клыки удлиняются, а глаза наливаются кровью. Все во мне кричит убить врага. Я выпрямляю спину, обращая весь слух назад, улавливая чужое дыхание.
   Доля секунды, и я прижимаю неприятеля локтем к стене рядом с выходом на крышу. Это тот же незнакомец в капюшоне, чье лицо скрыто под маской, те же янтарные глаза, которые смотрят на меня с долей ехидства, что моментально усиливает мои инстинкты. Не встретив никакого сопротивления, я хватаю чужака за горло, приблизив к нему свое лицо.
   - Кто ты такой, черт возьми,- шиплю я, обнажив острые клыки. Но мой противник молчит, неотрывно глядя на меня немигающим взглядом.- Сейчас я очень зла, поэтому либо ты говоришь, кто ты такой и зачем принес меня сюда, либо я вырву твою глотку, а сердце скормлю собакам.
   Такая угроза никак не повлияла на молчание незнакомца, и я немного поумерила свой пыл. Мне даже стало немного стыдно, ведь он унес меня подальше от людей. Получается, что теперь я в долгу у него.
   - В последнюю нашу встречу ты была не так кровожадна. Вот что делается с вампиром, когда он привязывается к смертным и пытается защитить их.
   Я удивленно замерла, уставившись на незнакомца. Этот голос смутно знаком мне. Хмуря брови, я убрала локоть от горла парня и отошла на несколько шагов назад, напряженно смотря в янтарные глаза. Такого яркого оттенка глаз я еще не встречала, что напрягало, потому что он сказал, что мы с ним встречались. Теперь от моей заторможенности не осталось ни следа, кровь быстро разносила вампирский яд по всему телу, делая меня сильнее и уверенней.
   Хмыкнув от досады того, что я его не узнала, незнакомец стянул с себя капюшон, открыв мне каштановую шевелюру. Затем на пол полетела маска, за которой я, наконец, смогла разглядеть его лицо. Мой взгляд рассеянно блуждал по янтарным глазам, обрамленным короткими ресницами, зацепился за острые скулы и резкие черты лица, которые ни с какими не спутаешь. Высокий рост, худощавость, волосы, торчащие во все стороны. Я облегченно улыбнулась. Да, я знаю этого парня, более того, я сама искала его. Но почему он так изменился, что его с первого взгляда и не узнаешь?
   - Кирилл,- выдохнула я радостно, проводя рукой по волосам. Это дало ему возможность расслабиться, чем я воспользовалась, снова приставив к его горлу свои когти.- Ты пришел как враг или как друг?
   Блэк сухо смотрел на мою руку, ни капли не испугавшись. Знает же гад, что я не причиню ему вреда. А он еще больше похудел, вон как моя рука врезается в острые ключицы. И грусть я сумела рассмотреть в его глазах, скрытых под яркими линзами. Только оказавшись близко к его лицу, было видно тоненькую полоску кристально серого цвета. Все-таки я была рада его видеть, даже если он пришел от лица Гвардии. Он один может сказать мне, что надо сделать.
   - В следующий раз я не позволю тебе провернуть этот трюк,- предупредительно сказал Кирилл таким тоном, что я ему сразу поверила.- И да, можно сказать, что я пришел как друг.
   Испустив возглас облегчения, я отпустила его и весело сказала:
   - Очень хорошо, потому что мне как раз сейчас нужен друг.
   Вампир окинул меня странным взглядом и предложил присесть на край крыши, чтобы поговорить. У меня было столько вопросов, которые я хотела ему задать, но вид у парня был такой измученный, что я терпеливо ждала, пока он скажет, зачем сюда явился.
   - С чего это ты так кардинально поменял внешность? Могу сказать, так мне больше нравится, ты выглядишь теперь...живее что ли.
   Бывший блондин скривился, словно съел лимон, и покачал головой. Ужесточившиеся черты лица дали понять, что он не хочет обсуждать эту тему.
   - Это вынужденные меры, меня никто не должен узнать из нечисти, особенно твои друзья-вампиры,- коротко пояснил Кир, смотря на панораму города, но мысли его были далеко от моего города. Я кожей чувствовала его неприязнь к этому месту, что весьма обидело мою впечатлительную натуру.- Скоро приедет Виолетта, поэтому нам с тобой надо действовать быстрее. На рассвете мы пойдем искать Галмара. Возьми с собой пакет крови на случай, если нам придется уезжать из города.
   От такого количества приказов у меня заболела голова. Сказывался яд, не дававший мне войти в кипящую событиями жизнь вампира.
   - Воу-воу, товарищ, притормози,- остановила его я, ничего не соображая.- Ты резко врываешься в мою жизнь, командуешь и даже не можешь рассказать, как ты тут очутился и почему решил помогать мне. Или говори, в чем дело, или я ухожу.
   Под моим резким напором Кирилл повернул голову в мою сторону, смотря на меня несколько удивленным взглядом. Самодовольство отразилось на моем лице. Быть может, мы с Градовым не такие уж и разные, раз оба любим наслаждаться своим влиянием. Смерив меня слегка высокомерным взглядом, Кирилл тяжело вздохнул, сложив руки на коленях.
   - Зря ты растрачиваешь время впустую,- сказал он, кивнув на таймер у меня на руке. Непроизвольно я закрыла его рукой, будто парень заглянул в ту часть моей жизни, которая ему пока недоступна.- Я выследил тебя только за тем, чтобы предложить свою помощь. Вряд ли ты одна сможешь за такое короткое время найти все три артефакта. Когда-то я занимался этим вопросом, поэтому знаю, через что тебе придется пройти.
   - Думаешь, вместе мы сможем найти артефакты?- переспросила я, задумчиво водя пальцем по джинсам.- Скажи, почему я должна верить в то, что ты правда хочешь мне помочь? Ты работаешь на Гвардию, выполняешь их указания, являешься их лучшим вампиром...Почему я должна довериться тебе?
   Этот вопрос застиг врасплох не только Блэка, но и меня. Что это со мной, ведь сама же искала его в Универе, сама хотела найти друга, а теперь сижу и говорю о доверии. Невозможно обрести настоящего друга, если хоть раз не попробовать ему довериться. Я закрываю лицо руками, понимая, как же я устала. Устала от этих интриг и крови, устала отсчитывать время и ждать, когда придет спасение, устала верить, что этот мир не так плох. Все это на протяжении полугода сидит на моих плечах тяжелым грузом, который я никак не могу сбросить, предпочитая отгородиться ото всех. Но теперь все будет по-другому.
   - Слушай, Кирилл, прости, я не должна была так говорить,- честно говорю я, тронув его за плечо, предполагая, что он скривиться, но парень стойко держался от моего прилива вины.- Многие говорят, что ты один из самых прямолинейных вампиров, и я тоже так думаю, поэтому не должна была вот так высказываться. А мне сейчас понадобится любая помощь. Так что,- я мило улыбнулась вампиру, скрывая свое смущение.- если ты хочешь пройти этот путь со мной, то я буду только рада.
   Честно, я ожидала, что Кирилл хоть как-то улыбнется, но лицо вампира оставалось непроницаемым, а его от янтарные глаза блестели надменностью. Сухо кивнув, он быстро поднялся на ноги и посмотрел на меня сверху вниз. Протянутая ладонь с длинными тонкими пальцами как-то сгладила царившее между нами напряжение.
   - Значит, я жду тебя на рассвете на этой же крыше. Попробуем найти мага,- многообещающе сказал вампир, подходя к самому краю крыши.- А теперь прошу меня извинить, охота ждет.
   Мои глаза едва успели уловить, как вампир соскользнул с крыши, скрывшись в наступающей темноте. Ночь всегда подкрадывается незаметно, словно какой-то человек резко выключает свет, решая погрузить природу о мрак. Некоторое время я так и стояла, раскинув руки в стороны и вдыхая морозный воздух, приятно щекочущий легкие. В голове моментально прояснилось, несмотря на шок от неожиданной встречи. До сих пор кажется, что это просто сон, а сама я сейчас лежу на асфальте все еще парализованная. Однако стоящая неподалеку сумка подтверждала нахождение друга в моем городе.
   - Надеюсь, он мне поможет,- сказала я луне, выглянувшей из-за облаков.- Он мой последний шанс выполнить это задание.
   Недолго потоптавшись возле края крыши, я поставила сумку рядом с раскладушкой и тем же способом, что и Кирилл, слезла с крыши. Ужасно хотелось пойти в вагон и увидеться с ребятами, рассказать им про все свои страхи и получить хоть какую-то поддержку. Но отныне ход к ним для меня закрыт, придется оставить их и надеяться, что они будут в безопасности. Гвардии никогда не удастся просто так убить вампиров без доказательства их вины. По крайней мере, мне хотелось так думать.
  Быстро дойдя до квартиры, я с удивление обнаружила, что можно не стучаться: дверь сама открылась, почувствовав мое приближение. Вот что дает клятва, она делает тебя полноправным членом дома и наделяет некоторыми полномочиями. Уже с порога я услышала звуки веселья и музыки. Похоже, большинство представителей нечисти уже добрались до квартиры. Вампирский слух улавливал обрывки разговоров, в основном сплетен, от некоторых фактов у меня вытягивалось лицо, пока я поднималась на второй этаж.
   Поднявшись на этаж, я с некоторым сомнением рассматривала компанию, собравшуюся на диванчиках с правой стороны, где значилась зона отдыха. Никогда не видела, чтобы такой балаган устраивала толпа из четырнадцати человек. Здесь собралась разного вида нечисть. Многие выпивали алкогольные напитки, шумно общались, некоторые едва видно колдовали, подшучивая над собеседниками. Прежде я такого не наблюдала, поэтому остановилась неподалеку от них, с интересом наблюдая за их препираниями. И не скажешь, что они послы ада. Обычные люди, расслабляющиеся после трудового дня. Но от них веяло темной энергией, все их движение были резки и агрессивны, как бы они не улыбались друг другу, что убило во мне иллюзию их человечности.
  Резко несколько из компании повернулись и посмотрели на меня с излишним интересом, отчего мне стало неловко, и я потупила взгляд. На вампиров здесь реагировали по- особенному, с интересом и презрением одновременно. Никто не забыл, что нас подозревают в изготовлении оружия против всех видов нечисти.
   Под пристальными взглядами я прохожу мимо компании, как вдруг от них отделяется светловолосая девушка, пытаясь окликнуть меня.
   - Ты же Надя, верно?
   Я недоуменно подняла бровь, смотря, как она двигается ко мне. Мне в нос же тут ударяет терпкий аромат мускуса, не вызывающий у меня позитивные эмоции. Тем временем девушка почти вплотную подошла ко мне, улыбаясь так, словно мы с ней лет двадцать не виделись, и она только сейчас нашла свою родственную душу. С сомнением я оглядела ее, не найдя в ней никаких признаков нечисти. Ясный взгляд дружелюбных голубых глаз, которые прямо светятся наивностью, тоненькая фигура, почти не имеющая мышц, точно не тело бойца, спадающие на плечи длинные серьги, на белоснежном лице несколько веснушек, делающие девушку более светлой и дружелюбной. Под моим взглядом она совсем не теряется, наоборот, с гордостью вздергивает курносый носик, напоминая мне задорного ребенка.
   - Ты не нечисть,- прямо заявила я, на моем лице тут же проступил интерес.
   Улыбка озаряет лицо девушки, делая ее выражение лица более глуповатым.
   - Верно,- соглашается девушка, ее звучный голос разносится по всей комнате, но компания больше не обращает на нас внимания, углубившись в веселье.- Знаю, это все выглядит несколько странно, но я много слышала о тебе. Меня зовут Вероника, я...
  -...падший ангел,- заканчиваю за нее я, выглядя обескураженной.- Ты некоторое время жила в вагоне с вампирами.
   - Да, верно,- ее голос стал неожиданно грустным.- Мне пришлось переселиться сюда, потому что я выполняю опасное задание, и мне не хотелось вредить вампирам, особенно после того, как они приютили меня. Но я часто слышу новости о вашей жизни и знаю, что у вас не так гладко, как прежде.
   - Да уж, не гладко это еще мягко сказано,- соглашаюсь я, переминаясь с ноги на ногу. Я не могу оторвать от нее пристального взгляда, находя в девушке что-то странное.- Почему-то я думала, что падшие ангелы не такие...
   Я замялась, почувствовав себя глупо, и Вероника понимающе кивнула.
   - Заземленные? Мы выглядим даже по человеческим меркам слишком смертными. Иногда внешность бывает обманчива.
   Я была вынуждена с ней согласиться. Какой бы хрупкой не выглядела Вероника, однако в ней чувствовалась сила, причем сила древняя, полная тайн. Ангелы существовали еще до появления человечества, именно тогда они уже боролись со злом. Правда Тьма еще не была наполнена монстрами, вампиры и оборотни еще не ступали на землю, а отпор свету давали лишь немногие демоны, жаждущие возмездия.
  Примерно в то время ангелы стали падать на землю, преданные светом. Это было наказанием за не соблюдение предписаний высшей силы. Правда, я еще не достаточно изучила ангелов, поэтому не знаю, какие правила они должны соблюдать, чтобы продолжать нести свет своими действиями. Знаю только, что падшие ангелы никогда уже больше не поднимутся в Эдем, ход туда им закрыт. Со временем падшие все больше совершают грехи, отдаются тьме, из-за чего их перья на крыльях начинают темнеть, а потом ангелы и вовсе перестают летать. Чаще всего они заключают сделку с демонами и становятся обыкновенными магами, навсегда обязанные демонам.
   Вероника не была похожа на таких падших. Она продолжала нести свет в своих действиях и словах, это было видно не вооруженным взглядом. Интересно, почему она стала падшей? Что побудило ее оказаться на Земле, в мире людей, где таится столько зла, что не каждый ангел это вынесет. Я осматривала девушку, как диковинный экспонат, внезапно оказавшийся рядом со мной, и гадала, что же еще удивительного в ней скрыто.
   - Надя?- оборвала мои мысли Вероника, заглядывая в мое лицо.- У тебя было такое сосредоточенное выражение лица, будто ты в уме решаешь сложную задачу. Извини, что обрываю, но мне надо кое-что тебе сказать.
   Очнувшись от транса, я вскинула голову и кивнула.
   - Да ты не извиняйся, я часто на чем-то 'подвисаю',- оправдалась я, махнув рукой, и Вероника улыбнулась.- Так что ты мне хочешь сказать?
   Девушка предложила мне отойти от шумной компании, которая как раз устроила соревнование на игровой приставке, постоянно вопя за соревнующихся. Мы пошли в место, которое в коммуналке традиционно считается кухней. Сейчас она пустовала, давая нам возможность спокойно поговорить. А тут весьма приятный дизайн, не такой эксцентричный, как в коридорах и на первом этаже. Здесь все было обставлено с уютом и стилем, который не резал глаз. Чувствуется, что кухней занимался кто-то другой, не Алиса, с более утонченным вкусом. Уж не ли сама ли богиня Макошь?
   - Миленько тут,- отметила я вслух, обратив на себя внимание Вероники, которая собиралась поставить чайник кипятиться.- Стой, я могу сделать это быстрее.
   Посторонившись, ангел дала мне пространство, с интересом наблюдая за мной. Почему-то я ждала, что она откажется от моей помощи, не станет пользоваться способностями нечисти, но Вероника жаждала посмотреть на мой дар. А мне как раз надо было размяться, водой я не управляла несколько дней и, по правде говоря, успела соскучиться по моему дару.
   Сосредоточившись и откинув в сторону ненужные мысли, я подняла руку, перенося свою силу на нее. Почувствовав контакт с водой, мне не стоило труда нагреть воду. Медленно мои глаза стали красными, а руку охватило едва заметное сияние, означающее, что я использую дар. Я продолжала нагревать воду в чайнике, пока она не закипела. Все это произошло за несколько секунд, но этого хватило, чтобы почувствовать усталость и эйфорию. Нужно срочно развивать дар дальше, чтобы по щелчку менять температуру воды.
   Вероника радостно подпрыгнула и принялась заварить себе чай, пока я усаживалась за длинный стол. За окном уже стемнело, что побуждало меня выйти на улицу. Я давно не охотилась. Только подумав об этом, в горле моментально пересохло, а ощущение жажды засело глубоко в животе, причиняя мне неудобство. За полгода я успела научиться говорить монстру внутри меня нет, но голод был сильной штукой, про которую так просто не забудешь. Он пожирал сознание, руководил инстинктами. Я пыталась собрать волю в кулак, но приступ жажды был сильным, моментально отключая сознание.
   Неожиданно моей головы коснулась рука, и меня будто током ударило. Мысли вернулись обратно в голову, а руки перестали сжимать колени. Я облегченно откидываю налипшие на лицо пряди волос назад, взглянув на Веронику. Это она что-то сделала со мной, вернула меня в обычное состояние.
   - Это поможет тебе сдерживать голод,- пояснила она, увидев на моем лице непонимание.- Мы можем влиять и на нечисть, а не только бороться с ней. Но все-таки советую не тянуть с охотой,- посоветовала она, и на миг в ее глазах отразилось отвращение.- Голодный вампир приносит больше всего бед.
   Мне не понравилось то, каким был ее тон. В нем было пропитано высокомерие, которое обычно бывает, когда встречаются люди разного социального класса. При их разговоре не избежать самодовольства одного и злость другого. Но мне пришлось принять ее слова, потому что в голодном виде я выглядела даже хуже, чем по утрам.
   - А я слышала, что падшие ангелы бывают хуже простецких демонов,- сказала я, невинно хлопая глазами.- Многие из них оказываются зависимыми от темной магии и больше не походят на людей, даже нечисть по сравнению с ними смотрится куда невиннее.
   Вероника сдержанно кивнула, выдержав шпильку. Она вообще была спокойна, помешивала сахар в чае и выглядела довольной жизнью.
   - Так бывает с теми, кто перестает верить в свет,- поясняет она, усаживаясь рядом со мной на стуле.- На самом деле, такие случаи делают меня беспомощной. Невозможно помочь ангелу, разуверившимся в свете. Свет такого никогда не прощает. А про то, что они выглядят хуже демонов неправда, мы сами по себе остаемся внешне нетронутыми, ибо страдает только одна душа, которая таит в себе все наши грехи.
   Я удивленно воззрилась на девушку, почувствовав на миг, что я сижу на каком-то церковном собрании. Снова взглянув на окно, я с удовольствием отметила, что голод отступил. Эта мысль навела меня на другую, более любопытную. Если магия Вероники до сих пор действует, это значит, что она каким-то образом не потеряла силу, как обычные падшие. И ее прикосновение до сих пор жгло мне макушку, видимо, магия все-таки содержала светлую энергию, такую губительную для меня.
   - А ты точно падшая, потому что я чувствую в тебе такой приток светлой энергии, сидя на своем стуле, а это просто так не бывает,- уточняю я, с сомнением глядя на Веронику, которая встрепенулась, чуть не подавившись чаем.- Ты подходишь ко мне, выглядишь доброжелательно, говоришь, что хочешь мне что-то сказать, воздействуешь на меня ангельской силой...для меня это слишком подозрительно, тем более, в моей ситуации. Не собираюсь продолжать этот фарс, поэтому всего хорошего.
   Как-то я собираюсь встать, Вероника хватает меня за руку, удерживая на месте. Негодование вышло на первое место, так что я не сразу услышала противный шипящий звук, резавший слух. Чуть позже я вскрикнула, поняв, что это моя кожа горит, покрываясь черным налетом, и быстро скинула руку Вероники, тут же вынув нож из ножен на ноге, смотря на ангела недобрым взглядом. Девушка не сразу поняла, что только что натворила, но вскоре ее глаза расширились и наполнились виной. Она даже чуть дрожала, неотрывно глядя на подгорелый участок моей кожи. Надо сказать, что ангелы в состоянии доставить вампирам неприятности, потому что запястье жутко саднило и болело при каждом движении кистью, причиняя мне неудобство.
   - Надя, пожалуйста, прости меня,- искренне извинялась Вероника, больше не рискуя подходить ко мне, ведь мой нож все еще указывал на нее. Хотя, его давно можно было опустить, ведь клятва не дает мне права причинить ей боль.- Не хотела причинить тебе боль, но мне нужно было остановить тебя, чтобы ты меня выслушала. Я не враг тебе. То, через что ты проходишь, очень важно для нашего мира, и я считаю тебя храброй девушкой, раз ты решилась выполнить то задание Гвардии, но тебе нужно меня выслушать, потому что я хочу предостеречь тебя от беды.
   Я ответила ей скучающим взглядом, поднося обожженную руку к губам, чтобы подуть на нее, облегчив боль. Что-то в слегка сумасшедшем взгляде Вероники заставило меня сесть обратно и послушать, что она скажет. Вид у тебя был слишком помешанным, чтобы говорить мне неправду. Кто-то из ребят говорил, что ангелы не умеют лгать, но это явно не относится к падшим. Оказавшись в мире нечисти, они находятся как бы посередине борьбы света и тьмы, растерянно пытаясь перевести себя на ту или иную сторону. Похоже, Вероника была на стороне света.
   - Ладно, говори, раз уж тебе так не терпится защитить меня от неведомой катастрофы,- сказала я со смешком, вызвав у падшего ангела возмущенный взгляд.- А что, я предпочитаю не верить тем, что самоотверженно пытается защитить незнакомца. На мой взгляд, так поступают только лицемеры, которым что-то нужно от тебя.
   Взгляд Вероники смягчился, и девушка отпила чай из кружки. Она иногда посматривала на мое запястье, и в ее голубых глазах появлялась такая высшая форма сожаления, что мне стало неловко сидеть рядом с ней и вообще стало казаться, что это я сама с собой сделала, а Вероника теперь меня жалеет за мою неуклюжесть. Как бы то ни было, ей пришлось набрать много воздуха в легкие, чтобы поведать мне, какие беды меня ждут.
   - Ты уже знаешь, что оружие Святозара было могущественным артефактом, дававшим его обладателю силу убеждения и гипноз, с помощью которого можно было заставить вампиров плясать под его дудку. Но ты явно понятия не имеешь, почему артефакты пришлось спрятать подальше от всего мира. Оружие было заряжено такой древней темной магией, что в чужих руках могло понести хаос везде, где только можно. Он выбрасывал в человеческий мир энергию, которая отравляла души людей и делала их жестокими и злыми. Такого ангелы не могу допустить, никто не остался равнодушен, когда на земле царили бесконечные войны, и кровь лилась рекой. Тогда архангелы приняли решение спрятать артефакты, чтобы ни один представитель зла их не нашел. Они настолько надежно спрятали их, что наивные демоны до сих пор думают, что это была глупая выдумка, и никто больше на них не охотится. А теперь тебе поручили задание найти артефакты Святозара, несущие в себе разрушительную мощь. Как думаешь, что из этого получится?
   Мой мозг лихорадочно анализировал услышанное, приводя меня в замешательство. Не думала я, что эти меч, щит и шлем настолько важные артефакты, что за ними ведут охоту все представители нечисти. Однако, если Вероника сказала правду, то они обладают силой, которая сделает могущественным любого, кто будет обладать оружием. Я погрузилась в долгие раздумья, которые совсем не радовали и сулили плохой финал. Наконец я подняла взгляд на Веронику, глубоко в душе зная, что она уже прочла ответ в моих глазах. Они сейчас были наполнены отчаянием и тревогой, от которой нельзя было скрыться.
   - Хочешь сказать, что...ангелы убьют меня, если я буду искать артефакты?- с сомнением спросила я, в голове представляя образ добрых белокрылых ангелов, что распевали лиричную музыку в садах Эдема.- Да ну бред. С чего светлым убивать меня, я ведь ничего такого еще не сделала.
   Вероника быстро развеяла мои сомнения, когда ее ледяной голос зазвучал прямо в моей голове:
   - Не стоить недооценивать ангелов. Они попытаются убрать тебя, как только ты коснешься первого артефакта. И пощады от них точно не будет.
  Глава 18.
   Я проворно перепрыгивала крыши, чувствуя полную свободу движений. И хоть на улице было темно, а ветер и не думал стихать, уже ощущалось приближение утра. Ночью я решила не оставаться в коммуналке, собрала необходимые вещи и пошла на охоту в ближайший лес. Это было единственным местом, где я могла насладиться тишиной и как следует обдумать слова Вероники. Падший ангел еще подержала меня кухне, рассказывая, когда именно ангелы откроют на меня охоту, и от ее слов мне становилось не по себе.
   Любой ангел опасен для нечисти. В их руках находиться самое действенное оружие, созданное из чистой светлой магии, при контакте с которым нечисть страдает от боли. Не говоря уже об их способности летать и возможности нанести удар крылом, которое весит больше, чем я сама. Перспектива встречи с ними меня не радовала, но я не отчаивалась. Наоборот, это подстегнуло меня на ночную тренировку, где я отрабатывала удары мечом, пыталась маневрировать с вампирской скоростью. Сил во мне прибавилось с лихвой, когда я смогла утолить голод и наполнить пакет с кровью, как просил меня Блэк. Мне нравилось ощущение силы и уверенности в себе.
   Резво перепрыгнув на следующую крышу, я ускорилась, увидев впереди большой пролет. Всего полминуты, и я настигла края крыши, приготовившись к прыжку. Когда ноги последний раз коснулись хрупкого настила крыши, я будто воспарила в воздухе, слившись с черным небом. На мне был одет черный плащ, скрывающий мечи на спине, темно-синие джинсы и сапоги до колена, хранящие в себе пару ножей. В кармане плаща болтался маленький пакетик с кровью, обмотанный скотчем, чтобы на всякий случай заветная жидкость не пролилась.
   Бесшумно приземлившись на корточки, я вскинула взгляд вверх, увидев перед собой силуэт, весь одетый в черное.
   - Ну хоть в одежде ты себе не изменил,- усмехнулась я, медленно выпрямляясь.
   Кирилл молча окинул меня взглядом, который можно было даже назвать довольным. Радуется, что я не стала раскисать. Сам парень выглядел также непривычно, как несколько часов назад. Янтарные глаза до сих пор ставили меня в тупик, заставляя пристально вглядываться в лицо, чтобы уловить знакомые черты. Да уж ему бы еще потолстеть на пару килограммов, и вообще не узнать в нем одного из лучших бойцов. Интересно было посмотреть на него в бою, ведь как может так хорошо драться высокий худощавый парень, которого простой оборотень может пришибить своей лапищей.
   Блэк взглянул на меня слишком раздраженно, отчего я тут же отвела взгляд.
   - Да, забыла, ты не экспонат в музее. Просто давно тебя не видела, кстати, ты так нехило похудел с последней нашей встречи. Тяжелая работа?
   Вампир не ответил, принимаясь копошиться в своей сумке. Он достал оттуда изогнутый кинжал с мощной рукояткой, тут же всадив его ножны на бедре. Но, прежде чем он скрыл кинжал плащом, я обратила внимание на лезвие. На нем было что-то выжжено, что мигом подняло планку моего любопытства.
   Уже когда мы спустились с крыши и пошли в противоположном направлении от центра, Кирилл вдруг сказал:
   - Работа у меня всегда тяжелая. На данный момент я должен выполнять одно поручение в Риме.
   Я удивленно взглянула на парня, но он не отрывал глаз от дороги, на его скулах ходили желваки.
   - И как же ты находишься здесь? Не думаю, что ты предал Гвардию и решил помочь мне. Тебя здесь просто бы не было.
   - Часть работы я уже выполнил, часть за меня закончит мой знакомый, он должен мне услугу,- кратко пояснил вампир, доставая с кармана кожаного плаща пачку сигарет.- И я не предатель, если решил помогать тебе. Все это для того, чтобы достигнуть общей цели.
   Расстроившись, я слабо кивнула и отодвинулась от парня на метр, поскольку тот уже успел чиркнуть зажигалкой, и сигарета задымилась, нанося моим легким дискомфорт. От кашля я все-таки не удержалась, вызывая у Кирилла легкую улыбку. Наконец-то, хоть какую-то эмоцию от него получила, а то совсем неловко смотреть на его каменное сосредоточенное лицо, лишенное всяких проявлений чувств. Иногда мне приходит мысль, что он киборг, потому невозможно жить без эмоций, будь они положительными или отрицательными. Вампиры часто вспыльчиво реагируют на события, происходящие с ними, но это же создание рядом со мной даже всякую заинтересованность не хочет выказать. Он просто шагает своими длинными ногами, то и дело затягиваясь сигаретой, выдыхая противный дым, отгоняющий меня от него на пару метров.
   - Кстати, куда мы идем?- опомнившись, поинтересовалась я, разглядывая парня со спины. Она казалась очень широкой, особенно в сравнении с узкими бедрами.
   Мне правда было интересно, куда мы можем пойти на рассвете. На мое любопытство Кирилл не спешил отвечать, наслаждаясь процессом курения, от которого он становился довольным, как кот, наевшийся сметаны. Я терпеливо ждала ответа и шагала вслед за вампиром, даже не думая возмущаться. В беловолосом вампире чувствовалась особая сила, способная решить любую проблему. В спокойных действиях парня была заметна уверенность в том, что все идет по его плану. И втайне я восхищалась таким качествам, гадая, почему же он не проявляет их в полной мере.
   Наконец Блэк закончил курить, выбросив окурок в ближайший мусорный бак, и я тут же оказалась рядом с ним, пытаясь подстроиться под его длинные шаги.
   - Знаю я одну личность, которая в курсе всех событий и сплетен,- проговорил вдруг Кирилл, задумчиво глядя вперед на одного шатающегося типа, который выписывал красивый зигзаг на тротуаре.- К нему мы и идем. Выясним, где прячется Галмар.
   Я тоже с интересом взирала на подвыпившего парня лет двадцати пяти, который, по видимому, спешил домой, но заплетающиеся ноги были ему преградой, отчего парень тихо ругался и обещал себе, что пить больше не будет. Это вызвало у меня смешок, и парень немедленно обернулся, заметив других прохожих в лице меня и Кирилла. Мутным взглядом обведя наше специфическое одеяние, он вдруг перекрестился и промычал что-то вроде: 'Ох уж эти готы', чуть не споткнувшись на ровном месте.
   Кирилл чуть приподнял бровь, смотря на пьяного с надменностью и холодом. Себя он готом не считал, потому что попусту не знал, кто они такие. Вампиры часто перестают следить за молодым поколением, которое вносило в мир свои изменения, из-за чего сразу казались персонажами из прошлых веков. Посмотрев на друга, я чуть улыбнулась, мудро оставив при себе шуточки, возникшие у меня в голове.
   - У нас часто такое происходит, выходные же наступили. Хотя, в зиму редко кто пешком идет домой. А почему мы идем к этой личности рано утром? Не кажется ли тебе, что личность может еще спать?
   Кир мученически возвел глаза к еще темному небу, тут же недовольно смотря на меня. Я помнила, что мрачный вампир не любил огромное количество вопросов, но ничего поделать с собой не могла, это ведь мое задание, которое он решил разделить со мной. Еще раз бросил на меня раздраженный взгляд, Кирилл все-таки через силу пояснил:
   - Он такая же нечисть, как и мы. Нечисть не спит по ночам, тем более тот, к кому мы сейчас направляемся. Поэтому перестань, пожалуйста, задавать вопросы, пока мы не придем к месту.
   Обидевшись, я на долгое время замолчала, принявшись набирать сообщение Максиму. Последний оставил мне пару пропущенных звонков и сообщение, которое буквально кричало, куда я подевалась утром. Пришлось со стыдом на лице писать парню, что у меня появилась возможность найти Галмара, и я скоро вернусь. Я совсем забыла о том, что он должен был принести мне вещи, и теперь меня буквально пожирала вина. Совсем не держу его в курсе событий и даже не смогла рассказать о нахождении со мной Кирилла. Я прекрасно знала, какого мнения черноволосый вампир был о моем друге и как он не хотел, чтобы я с ним общалась.
   За такими мыслями я совсем не заметила, как подошли к неприметному магазинчику, что стоял на углу улицы. Я удивленно остановилась и воззрилась на своего спутника, который спокойно оглядывал ветхое здание, которое, наверное, построили еще в прошлом веке. Так, а сюда-то мы зачем пришли? Неужели перекрашенному вампиру захотелось чего-нибудь перекусить?
   - Не кажется ли тебе, что мы пришли не туда? Твой знакомый точно здесь находится?- тут же полюбопытствовала я, сложив руки на груди, вопросительно смотря в янтарные глаза.
   Тот невозмутимо заверил меня, что туда, и мне ничего не осталось, как последовать за вампиром к входу в магазин. Если бы он еще выглядел роскошно, а то кажется, что секунда, и магазин рухнет и превратиться в щепки, то я бы поверила, что здесь может обитать нечисть.
   Изнутри магазин выглядел не лучше. Я с долей сомнения осмотрелась, ничего интересного не заметив. Куча прилавков, стоящих в форме буквы 'П', на которых были контейнеры с фруктами и овощами. Также на полках стояли многочисленные варенья и соки. Ветхое здание казалось заброшенным хотя бы потому, что во всех углах была паутина, говорившая о том, что магазин явно никто из людей не посещает.
   Мы прошли в середину небольшой комнаты, не обнаружив вокруг никого, что немного озадачило Кирилла. Парень стоял, задумчиво глядя на проем в углу стены, явно ведущий в небольшую каморку для продавца.
   - Феликс, я знаю, что ты находишься здесь,- негромко сказал Блэк, вплотную подходя к одному из прилавков, продолжая смотреть в пустующий проем.- Чувствую запах отвратных духов, который явно исходит от тебя.
   Как только он это сказал, я тут же почувствовала этот отвратительный запах и скривилась, уловил еще частицы магии, что мелькали в воздухе. Выходит, мы пришли к одному из магов, только почему Кирилл выбрал мага, который живет в такой помойке. Даже наш вагон по сравнению с магазином казался предметом роскоши и комфорта.
  Тут мое ухо уловило свистящий звук, и в проеме вдруг возник маг, с ехидным видом взиравший на гостей. На его лице не было ни капли удивления, а лишь интерес при виде персоны Блэка. Я наивно полагала, что маг будет постарше, а он оказался парнем лет двадцати двух, с узким лицом, на котором красовались миндалевидные глаза почти черного цвета, узкий длинный нос, на котором виднелось колечко пирсинга, поднятые вверх брови домиком. У Феликса были длинные черные волосы, который сейчас заплетены в невысокий хвост, одна прядь выбилась их хвоста и теперь облепляла его лицо. Также на его щеке я заметила нехитрый узор, явно сделанный хной, потому что на татуировку узор мало походил.
   Маги всегда старались быть эксцентричными и часто одевались странно и непонятно. Вот и стоящий перед нами маг был облачен в какой-то балахон, прочно скрывающий его фигуру. Но уже по высокому росту было понятно, что парень не обладает обширными физическими данными, что в принципе не нужно было созданию с его магическими способностями.
   - Так, это кто у нас пожаловал, вампиры?- почти пропел он высоким голосом, улыбаясь, как кот, к которому в ловушку попала мышь. В нашем случае даже две мыши.- Что понадобилось таким величественным господам от моей скромной души?
   Мне не понравилось то, как он это сказал. Хоть он говорил одно, при этом вид имел уверенный и знающий, будто маг долго ждал нас и решил в отместку поиздеваться над нами. Впрочем, Кирилла было трудно поразить издевательскими смешками и противными улыбочками.
   - От твоей скромной души нам нужно только одно. Где сейчас находится Галмар?
   Неожиданно маг побледнел, озадаченно обхватив подбородок рукой, а указательный палец положил на нижнюю губу. Наклонив голову вправо, он сосредоточенно смотрел на нас, явно ожидая продолжения. Но его не последовало, и маг хмыкнул, снова напустив на себя смешливый вид.
   - Вот так сразу к делу, да?- выдохнул он грустно, но глаза его смеялись.- Даже не будет никакой предыстории о предательстве, коварстве, и неправильном выборе? Это печально, господа кровососы. Я из тех магов, которые любят послушать слезивые рассказы, наполненные жестокостью судьбы. Ко мне ведь не зря обращаются, когда нужна свежая сплетня.
   Он рассматривал Кирилла с полуулыбкой, будто намерено пытался вывести из себя вампира. Но Блэк выходить из себя не хотел, он вообще спокойно смотрел на мага, дожидаясь, пока он перестанет кривляться. Я стояла рядом с Кириллом и со скучающим видом оглядывалась по сторонам, надеясь, что маг действительно знает, где обитает этот загадочный Галмара, иначе я очень разозлюсь, если он украдет мое время просто так.
   - Понял, слезивых историй не будет,- наигранно грустным голосом заключил маг, подняв руки вверх, как только Кирилл сделал шаг вперед в его направлении.- Не горячись, брюнетик, я лишь хотел позабавиться. Однако, похоже, вы вампиры серьезные и веселиться не хотите. Что ж, вы теряете хорошего собеседника в лице меня. Ах да,- спохватился Феликс, щелкнув пальцами,- какой же я никудышный хозяин, заставляю гостей дышать этой пылью.
   Неожиданно магазин пошатнулся, деревянные половицы заскрипели и задрожали, отчего меня качнуло, и я чуть не упала на Кирилла, который выглядел скорее раздраженным, чем удивленным. С домом что-то происходило. Все пространство вокруг заискрилось, меняя свою форму. Глаза Феликса охватило желтоватое сияние, маг вскинул руку, из его ладони посыпались искры.
   Наконец, после несильной тряски дом остановился, явив нам свой истинный вид. Мой недоуменный взгляд внимательно прошелся по полу с кафельной плиткой, поднялся на красивые высокие стены, обклеенные обоями нежно- голубого оттенка, переместился на стеклянные прилавки, стоящие на том же месте, что и прошлые, однако теперь в них была куча неизвестных мне предметов, а также склянки с какими-то жидкостями, причем некоторые из них светились.
   Я была поражена тому, как магазин преобразился. Несмотря на головную боль, возникшую от сильного выброса магии в воздух, мне хотелось наблюдать за каждой красочной деталькой магазина. Тут были и живые цветы в горшках, подвешенные на потолке, и разные статуэтки из самых отдаленных уголков планеты, даже шар для дискотеки болтался на верхней полке огромного шкафа, что был поставлен возле стены.
   На Кирилла же преобразившийся дом не произвел впечатления, он продолжил стоять аки неподвижная статуя, смотревшая только вперед. Мне даже захотелось притопнуть ногой, чтобы напомнить ему об эмоциях, хотя бы поблагодарить мага, чтобы он быстрее выдал нам информацию. Феликс удовлетворенно взглянул на свое творение, подойдя к одному из прилавков слева от Кирилла, принявшись, протирать склянки с жутко деловым видом.
   - Да, так значительно лучше,- довольно протянул маг, обратив свое внимание на меня.- Тебе, дорогуша, тоже это нравится, даже не пытайся скрывать это.
   Я и не собиралась. Наоборот, в такой обстановке я чувствовала себя спокойнее и увереннее. Став вровень с Кириллом, я оперлась одной рукой на прилавок без сомнения, что он сломается под моим весом. Они наверняка защищены заклинанием, поэтому их в любом случае нельзя сломать.
   - Феликс, нам правда нужно знать, где скрывается Галмар.
   Кирилл осуждающе смотрит на меня, и я прямо кожей чувствую, что значит этот его взгляд. 'Не вмешивайся в разговор, я сам со всем разберусь'. Мне хочется показать ему язык, но это будет нехорошо при маге, потому беловолосый вампир пользуется уважением, а мое действие явно подорвет его авторитет. Я молчаливо переглядываюсь с ним, глазами намекая, что Феликс меня послушает. Ему ведь нужны слезивые истории, а у меня их куча найдется, стоит только начать с того дня, когда меня сбила машина. Меня поражает тот факт, что это было совсем недавно, но с тех пор для меня словно вечность прошла.
   При упоминании имени мага, Феликс еще раз вздрагивает, смерив меня заинтересованным взглядом. Он будто впервые меня рассмотрел в своем магазине, чуть удивившись. Тут же моя персона поддалась подробному сканированию, и вскоре маг кивнул себе, бросив на меня странный взгляд. Он мне не понравился.
   - А я знаю, кто ты,- говорит он, что становится для меня неожиданностью. У нас в городе больше принято знать Максима и других ребят, но не меня. Я все еще остаюсь безликой тенью в этом мире, потому что еще не совершила поступок, который сделает меня знаменитой.- И знаю, почему ты интересуешься Галмаром. Знаю про задание. Неудачный месяц у тебя будет, да, девочка?
   Я стою, как громом пораженная, не в силах вымолвить хоть слово. Словно язык проглотила, как только он договорил свою фразу. Холодок медленно пробирается по моим венам, превратившись в клубок возле затылка. Я вдруг осознаю, что все это время смотрю на часы. На секунды, которые уносят с собой надежду на успех. Еще меня раздирает любопытство. Откуда ему известно про задание? Сомневаюсь, что Гвардия любит на выходных посплетничать с представителями нечисти. Они скорее будут вынашивать коварные планы, как сделать жизнь вампиров невыносимой.
   На мой вопрос маг лишь смеется.
   - Дорогуша, ты словно в каменном веке живешь. Быть может, там до сих пор живет он,- он кивает на Кирилла, но моего друга и эта фраза не задела,- но ты-то как не можешь знать про чудо-средство, именуемое 'интернетом'. Уж там можно узнать про все, что твоей душе угодно. У нечисти даже сайт свой есть, который ведет некто, кто зовет себя Безумным сплетником. Вот оттуда мы узнаем большинство новостей. Твоя фотка и статья еще со вчера висит на главной странице. Демоны принимают ставки, справишься ты или нет.
   Не в силах выстроить логическую цепочку из услышанного, я поворачиваюсь к Кириллу и замечаю, что выражение его лица меняется. Он знал про сайт. Более того, он читал ту статью. И ничего не сказал мне. Мои руки сжимаются в кулаки, мне хочется что-нибудь сломать, но вместо этого я думаю, сколько народу узнало про мое задание. Надеюсь, ребята еще ничего не знают, потому что иначе их доверие к Максиму будет подорвано, а ему сейчас нужна сплоченная команда. Его семья.
   Я даю понять Феликсу, что сплетни меня не задевают, и он качает головой, ехидно глядя на меня.
   - Я бы поставил на тебя, но, боюсь, я являюсь невольным участником этой конители с тобой, ведь от меня зависит, найдешь ты Галмара или нет.
   Мои руки вновь сжимаются в кулаки, я делаю шаг, чтобы ударить высокомерного мага, но не успеваю. Вместо меня это делает Кирилл, который, наконец, вышел из равновесия. Благодаря вампирской скорости Феликс не успевает защитить себя, и поэтому он оказывается прижатым к стене. Кирилл держит его за грудки, и на его искаженное гневом лицо было трудно смотреть. Таким я его еще не видела. Создавалось впечатление, что он легко сможет проломить голову молодому магу, а потом спокойно займется своими делами.
   - Не советую с нами играть,- четко сказал Блэк, продолжая вжимать мага в стенку.- Надеюсь, мне не надо объяснять, что будет, если ты откажешься говорить?
   Феликс осторожно кивает, со смесью интереса и страха глядя в янтарные глаза моего друга.
   - Вообще-то здесь только я и говорю, а вы лишь многозначительно молчите и задаете один и тот же вопрос,- нахально сказал маг, и Кирилл резко встряхивает мага.- Ай, ладно, понял я. Ты шутить не намерен. Я готов поклясться, что твои серые глаза такие же холодные, как и ты сам. Но я не говорил того, что я отказываюсь с вами сотрудничать. Меня привлекают вампиры своей необузданной натурой.
   Я раздраженно закатываю глаза, переглянувшись со своим другом. Судя по рукам, которые, не напрягаясь, продолжают держать мага выше уровня его голове, то можно сказать, что Блэк может так стоять долго. Другой вопрос, сможет ли Феликс так долго висеть над потолком?
   - Ладно, я все понял и раскаиваюсь, можешь меня опустить на пол,- смиренно произнес Феликс, и Кирилл разжал руки, возвращая хладнокровие на свое лицо.
   Парень едва ли не грохнулся прямо на пол, но все-таки сумел устоять на ногах, деловито поправляя свой балахон. Вид у него был до жути недовольный. Не так он себе представлял появление вампиров в его лавке. С ними уж точно не поиграешь, сразу получишь по лицу.
   Кирилл спокойно развернулся и, как ни в чем не бывало, встал обратно на свое место, внимательно смотря на мага. Мне оставалось только поражаться резкой переменой его состояний. Но вспышка гнева меня приятно удивила, хоть на отрицательные эмоции мой друг способен.
   - Хорошо, если вы такие скучные создания, то перейдем к делу,- бодрым голосом отозвался Феликс, доставая маленькую коробку из-под прилавка, принявшись копаться в ней.- Предлагаю заключить сделку: вы поможете мне, а я- вам.
   - Знаю я эту систему,- недовольно пробурчал Кирилл, одной рукой приглаживая волосы, которые опять стали торчать во все стороны.- Она выгодна лишь тебе, не нам.
   Феликс состроил обиженное выражение лица и даже перестал копаться в коробке, вскинув возмущенные глаза на вампира.
   - Да как можно обманывать таких личностей! Моя система справедливая, так что вам лучше согласиться. Выбор-то у вас не обширный.
   Молодой маг издал смешок, достав из коробки визитную карточку весьма потрепанного вида. Сделав движение пальцами, визитка сделалась совсем как новой и засияла новыми красками. Я заворожено смотрела за его манипуляциями, не веря своим глазам. Пережив столько всего странного за полгода, я понимаю, что мне не стоит удивляться, но не тут-то было. Жуткое любопытство заставило меня чуть ли не подпрыгивать на месте. Магия всегда была чем-то запредельным для меня. В детстве я часто любила воображать себя волшебницей, помню, мама на мой пятый день рождения подарила мне книгу заклинаний, и я была на седьмом небе от счастья от своего приобретения. Вот и сейчас меня охватил знакомый трепет, отчего я не могла отвести глаз от мага. Тот заметил мой интерес и улыбнулся уголком губ, совсем не так, как он улыбался раньше. Он разделял мое восхищение.
   - Ну, вы тут посоветуйтесь между собой, не буду вас смущать.
   Феликс ушел в маленькую каморку, напевая себе под нос веселую мелодию, а я обратила внимание на Блэка, который сделался мрачнее тучи. Ему явно не нравилось предложение мага. Если, честно, мне тоже, но разве у нас есть выбор? По крайней мере, он вроде не настроен против нас, наоборот, показывает излишнюю учтивость, хоть она и является наигранной.
   - Знаю, он тебе не нравится,- сказала я, пожимая плечами.- Но если он знает, где Галмар, то нам надо согласиться. Не попросит же он, в конце концов, чего-то сверхъестественного взамен.
   Кирилл смерил меня тяжелым взглядом, отчего я моментально поникла.
   - Ты просто не понимаешь, о чем говоришь,- медленно сказал он, смотря куда-то в сторону, явно просчитывая в голове варианты действий.- Это не простая сделка, какая существует в человеческом мире. И просьбы гораздо разрушительнее. Он может попросить что угодно, и мы должны будем выполнить его просьбу. Отказаться будет невозможно.
   Его речь привела меня в недоумение. Неужели придется составлять контракт, как в случае с моим поселением в коммуналку? Противное чувство тревоги засело у меня в груди. Кто знает, сколько понадобится времени на выполнение просьбы, а потом еще Галмара надо будет искать. Я растерянно глядела на Кирилла, но беловолосый вампир совсем не смотрел на меня, он стоял в напряженной позе, руки в карманах плаща, губы сжались в тонкую линию, а глаза лихорадочно мечутся по стене в поисках ответа.
   - Кир, у нас нет времени на раздумья,- я указала пальцем на таймер, стараясь внешне выглядеть спокойной. Если я буду волноваться, то он точно откажется слушать мою эмоциональную речь.- Не мне тебя учить, но надо действовать решительно. В конце концов, мы всегда можем вернуться и убить его, если он соврет нам.
   Вампир, наконец, скосил на меня свои янтарные глаза, чуть погодя согласно кивнув. Когда Феликс наконец-то снова появился за прилавком, мы уже успели заждаться странного мага. Его выражение лица было трудно разобрать, казалось, он о чем-то напряженно думает, предпочитая не смотреть на гостей. Маг задумчиво жевал губу, но вскоре спохватился и поднял оценивающий взгляд на Кирилла.
   - Судя по твоей решительности в глазах, вы все-таки согласились,- сказал он веселым тоном, и я согласно кивнула.- Это прекрасно! Знаете, вы мне так сильно понравились, что я даже не буду документально закреплять сделку. Если вы так сильно жаждете увидеть Галмара, то точно выполните условия сделки. Есть возражения?
   У нас определенно возражений не возникло, я позволила себе мило улыбнуться магу, стараясь молчаливо поблагодарить его. В ответ он отсалютовал мне визитной карточкой, которую недавно восстановил и снова обратил свой взор на Блэка. Я давно заметила, что Феликс часто посматривает на Кирилла, словно пытается оценить его реакцию на происходящее. Словно он его знает. Однако, глядя на Кирилла, трудно сказать, что он видел однажды мага, иначе бы точно знал, как с ним разговаривать надо.
   Пока я размышляла над этим, маг продолжил:
   - Так вот, есть у меня небольшая просьба к вам, господа вампиры. Есть один демон, у которого есть то, что я у него давно просил, но он так и не дал мне этого. Думаю, что пришло время забрать эту вещицу. И вы в этом мне поможете.
   - Что за вещь?- нахмурился Кирилл, который предпочитал знать все детали авантюр, на которые он решался.- И как сильно демон не захочет нам ее отдавать?
   Такие вопросы вызвали у Феликса непонятное умиление, отчего я трудом могла серьезно воспринимать мага. Он же постоянно кривляется и меняет тембр своего голоса, как вообще его можно воспринимать как сильного мага? Я вспомнила ту первую стычку с демонами, в которой также участвовал маг. Тоже был шут гороховый, но все-таки он умел причинять ущерб.
   - Ой, да что вы так переполошились, демоны стали более дипломатичным и даже могут идти на контакт,- махнул рукой Феликс, заправив выбившуюся прядь волос за ухо.- Не думаю, что у вас будут сложности, тем более, вы являетесь весьма одаренными вампирами.
   Он красноречиво посмотрел на меня, и я вдруг залилась краской.
   - Что, про это тоже пишут в 'Безумном сплетнике'?- хрипло спросила я, насупив брови. Да уж, вот она- жизнь знаменитости. Только вот о такой славе я не мечтала.
   - Дорогуша, в нем пишут обо всем. Понимаешь, ты являешься узнаваемой фигурой, потому что твое обращение произошло в особый день. Великое перерождение вампира. Мы все заинтригованы, что же такого удивительного ты должна сделать.
   Я непонимающе вскинула глаза на мага. Ни о чем подобном я не слышала прежде. Почему мне никто не говорил об этом дне? В голове тут же возникли образы ребят в первый день, как я проснулась после обращения. Все были на ушах и жаждали меня увидеть. Не от того ли они хотели со мной познакомиться, чтобы взглянуть на девушку из мнимой легенды? Нет, это не так. Кто-нибудь все равно сообщил мне об этом. Хотя, если припомнить моменты, когда они скрывали от меня все подряд, то не удивлюсь, если в их распоряжении имеется куча секретов.
   Я была совершенно растеряна и не знала, куда деть глаза, поэтому в нерешительности посмотрела на Блэка. Тот еще больше помрачнел и раздражился.
   - Хватит,- ледяным голосом сказал он, отворачиваясь от меня.- Говори, где нам найти этого демона, только без своих уловок.
   - Вам нужен клуб в конце этой улицы, темно-серое здание. Дадите ему эту визитку и скажите, что от меня, он поймет, что я от него требую.
   Кирилл исподлобья глянул на мага, его раздражение достигло пика.
   - Тогда почему ты сам не сходишь к нему, раз он находится недалеко от твоей лавки?
   Феликс понимающе улыбнулся, и Блэк вернул себе спокойствие, в то время как я лишилась его. В голове еще прокручивались мысли об услышанном. Я с трудом подавила их, заставив себя слушать, где находиться клуб.
   - Потому что, друг мой, при виде меня он не захочет отдавать вещь, а при виде красноглазых кровососов согласиться как миленький,- потер руки в предвкушении маг, сверкая глазами.- Он простецкий демон, так что вы без труда заберете мою вещицу, а потом я раскрою вам местоположение Галмара. Как вам мой план?
   Кирилл оставил вопрос без ответа, развернувшись от мага, он не совсем аккуратно схватил меня за локоть, ведя меня к выходу. Сопротивляться другу не хотелось, тем более, он сейчас таким злым мне казался, что я просто не решалась произнести хоть звук. Мы вышли на тротуар направившись вверх по улице.
   - И зачем мы только пошли к этому шуту,- недовольно пробурчал Блэк, отпуская мой локоть, и его рука мягко скользнула в карман плаща.
   - Ты слышал, что он сказал по поводу моего обращения?- спросила я, заглядывая ему в глаза, которые отрешенно смотрели перед собой.- Что-то по поводу Великого дня перерождения. О чем это он?
   Но вампир упорно молчал, отчего мне хотелось, чтобы он провалился на месте. Снова секреты, которые мне никто не хочет рассказывать. Но, как бы я не была сейчас обижена на Кирилла, у нас общее дело, и лучше не портить с ним отношения. Хотя, в глубине души я надеялась на его честность.
   Солнце уже успело появиться на горизонте, и теперь его лучи освещали нам дорогу, покрытую легким снегом. Ночка сегодня на удивление выдалась теплой, несмотря на декабрь. Я отлично помню, как прогнозисты предсказывали нам холодную зиму, но погода, видимо, решилась сжалиться над жителями города, что меня радовало. Можно было носить легкие курточки, не боясь, что на тебя будут пялиться люди, закутанные в теплые шубы.
   - Не мне объяснять тебе, что это был за день- тихо сказал Блэк, и я напрягла слух, чтобы получше расслышать парня.- Тебе разве никто не рассказывал после обращения?
   Я помотала головой, чуть не споткнувшись об высокий бордюр, но Кирилл оперативно схватил меня за плечо, не давая мне позорно упасть. В его взгляд царил немой укор за мою неряшливость, отчего мне стало стыдно, и я опустила глаза вниз.
   - В таком случае спроси у своего наставника, когда увидишь его.
   Его тон приятно меня позабавил, я весело поглядела на перекрашенного вампира, выглядящего, как смесь Гаргамеля и агента Смита из 'Матрицы'. Из меня даже вырвался смешок, как только я себе представила такого персонажа. За что получила еще один укоризненный взгляд. Ой, подумаешь, решила посмеяться немного.
   - Чем тебе мой парень не нравится?
   - А почему он должен мне нравиться?- недоуменно спросил Кир, его взгляд хмуро прошелся по моему лицу.- Я ничего не думаю об этом вампире. Мы с ним не сталкиваемся ни в одной сфере.
   - Как так, вы же одни из самых лучших вампиров, которые у нас есть,- возразила я.- Вы пользуетесь огромным уважением, и почему-то недолюбливаете друг друга. По крайней мере, Макс высказывается в твою сторону не очень лестно.
   Парень усмехнулся неприятной усмешкой, будто я сказала сейчас что-то глупое.
   - Обо мне все так отзываются.
   Его слова привели меня в большое недоумение. В его голосе мне послышалась скрытая грусть, и я остановилась, хватая парня за локоть. Он раздраженно повернулся ко мне, и его добрая часть волос встала дыбом. Я позволила подойти и пригладить их, сказав:
   - Но почему? Ты, конечно, тот еще мрачный тип, но ты ведь не такой плохой. Я не понимаю, почему к тебе все относятся с неприязнью. Для меня ты хороший друг. Ты приехал в мой город, чтобы помочь мне спасти моих родителей. Для меня такого никто не делал.
   - Потому что я работаю на Гвардию, и по ее указке делаю, что им угодно. Я убиваю, подставляю под удар вампиров, не с кем не считаюсь, и мне плевать на остальных вампиров. Вот чем я отличаюсь от твоего наставника. Я никогда не борюсь за других. Я борюсь за себя. А ты неверно истолковываешь мои действия,- он устало покосился на меня и побрел дальше по тротуару. Я поспешила за ним.- А теперь давай замолчим и найдем этот демонический клуб. Пожалуйста.
   Я кивнула. От меня не укрылась печаль, мелькнувшая в глазах вампира. Даже сквозь яркие линзы видно, как он расстроился. Вампир, который несет свой крест, невзирая на трудности. Невзирая на одиночество, которое сопровождает его годами. Я готовила биться об заклад, что он себе не выбирал такую участь. Он лишь жертва в руках Гвардии. Неожиданно мне стало жаль Кирилла, и я потянулась к плечу высокого вампира, но тут же отдернула руку. Знаю, как он отреагирует на лишнее прикосновение. Сама не люблю, когда меня жалеют. Надеюсь, хоть клуб мы не будем долго искать, иначе Кирилл совсем злым станет. Я продолжала сверлить его плечо взглядом, подстраиваясь под его шаг.
   Клуб мы действительно отыскали быстро, одна вывеска 'Кровавая пятница' чего стоила. Как объяснил мне Блэк, на удивление отошедший от своего обета молчания, это место недоступно для людских глаз. Они просто видят вместо клуба жилой дом, и даже не догадываются, что там обитают вовсе не люди. А все благодаря магическому сглазу, которые часто накладывают маги, чтобы скрыть наш мир от людей.
   Клуб 'Кровавая пятница' служил местом, где могли бы расслабиться представители нечисти, подраться с кем-нибудь, либо заключить сделку. У нечисти есть много причин, чтобы пойти в этот клуб, причем одна из них привела сюда и нас.
   Но задержались мы там ненадолго. Уже через полчаса мы выпорхнули из клуба до ужаса злыми и недовольными. Я так вообще вся светилась от гнева, о чем тут же решила сообщить Блэку.
   - Почему ты мне не дал расквасить нос этому демону? Это же издевательство!- чуть ли не кричала я, пока Кирилл не решил направиться подальше от центра города.- Кир, я же с тобой разговариваю, куда ты пошел? Надо вернуться и навалять тому идиоту, мы же сильнее его. И что нам теперь делать?
   Несмотря на то, что я явно горячилась и требовала крови, Кирилл оставался спокойным, и рационально анализировал случившееся. Он заявил, что у дипломатически настроенной нечисти ничего не выторговываешь грубой силой, поэтому нам придется действовать по их схеме 'ты мне- я тебе'. Чувствую, мне она уже не нравится, особенно проблемы, которые возникают при ее осуществлении. Но возразить вампиру я не могла, достаточно было видеть его холодный взгляд и непоколебимость, чтобы понять, что он отступать не намерен.
   Мы вернулись к лавке Феликса лишь только под вечер. Под вечер! Я была ужасно вымотана и жаждала еще больше крови, мне необходимо снять стресс после следования той злополучной системы, черт бы ее побрал. Нам пришлось обойти целых шесть представителей нечисти, прежде чем мы достали маленькую коробочку, которая так нужна была Феликсу. Я уже была готова убить этого мага, да и Блэк тоже был не в восторге, особенно после случая, когда ему пыталась зарядить тростью по голове какая-то бабушка, настроенная против 'готов'. Все-таки одеты мы были весьма эксцентрично, что воспринималось каждым человеком по-разному. Но тот момент меня повеселил, я впервые видела испуг на лице моего друга, что, уверена, навсегда отпечатается в моей памяти.
   Лицо Феликса надо было видеть, когда мы, потрепанные и истощенные от муторных хождений, ввалились в его лавку, поставив маленькую сиреневую коробочку ему на прилавок. Что в коробочке было нам так и не довелось узнать, маг быстро схватил ее и сунул в карман, испуганно поднимая на нас свои черные глаза. Неужели не ожидал, что мы справимся?
   - Говори сейчас же, где Галмар, иначе я вырву твою глотку прямо через этот прилавок,- прорычала я, ставя руки на стекло.
   Феликс на секунду потерял самообладание, а потом победно улыбнулся, скрещивая руки на груди. Было что-то в его позе не характерное ему самому. Обычно он кривлялся, делал много лишних движений, а сейчас спокойно стоял и смотрел на нас с торжеством в глазах.
   - Что ж, не думал я, что появится кто-то настолько упорный,- медленно проговорил он, сверля глазами Кирилла, отстраненно глядящего в потолок, предоставляя мне возможность говорить.- Вам действительно нужен этот маг, раз вы прошли все этапы моей схемы и не плюнули на это дело. Вы искали Галмара? Отлично, потому что он стоит сейчас перед вами.
  ***
   - Держи руки выше, чтобы наверняка нельзя было пробить защиту,- назидательно сказал Дима, уворачиваясь от хука справа.- А ты сегодня пошла в разнос. Кто-то рассердил?
   Клара резко выдохнула воздух через нос, словно рассерженный бык, и нанесла пару резких ударов ногами, которые светловолосый вампир легко парировал, даже не напрягаясь. Они тренировались уже больше часа, и девушка отчаянно пыталась сравнять счет по ударам, стараясь усерднее уколоть друга, но тот успевал во время телепортироваться. Его даже с помощью ветра нельзя было запутать, вот неуловимый жук.
   - Скамейка, не говори под руку, иначе я точно тебя выиграю,- сказала Клара, тряхнув свои короткими волосами, которые она совсем недавно постригла.- Давай прервемся, а потом я надеру тебе зад своими новыми приемами.
   Дима с радостью принял предложение и устроился прямо на снегу, впитывая солнечное тепло. Его светлые волосы сейчас были распущены, что придавало парню изящества. Своими янтарными глазами вампир наблюдал, как Клара ходит взад-вперед рядом с ним, на ее лице застыло озадаченное выражение лица.
   - Лара постоянно где-то пропадает,- призналась она, поворачиваясь к Скамейке, которому пришлось сесть, чтобы участвовать в разговоре.- И ведь не говорит, где, отмалчивается всегда. Меня это немного напрягает.
   Для нее связь с сестрой была на первом месте, это была единственная незапятнанная частичка ее души, за которую она держалась мертвой хваткой. Близнецы заботились друг о друге, являлись твердой опорой друг для друга в сложные времена, а теперь черноволосая вампирша скрывает что-то от нее. Клару это невероятно расстраивало, в ее голове не умещалось осознание, что сестра скрывает что-то от нее. И на протяжении тренировки она думала только об этом, отчего ее удары становились жесткими и расчетливыми, что сразу отметил Дима.
   - Не думаю, что тебе нужно волноваться о ней. Рано или поздно она все расскажет тебе, вы же наши близнецы,- со смешком сказал парень, надеясь поднять Кларе настроение.- Что бы это ни было, тебе не стоит загоняться по этому поводу.
   - Я это знаю, но трудно собраться с мыслями, когда ты не знаешь, где находится твоя половинка. Кстати, о половинках, что там с Риткой, ты звонил ей?
   Тут парень неожиданно покрылся легким румянцем, напряженно уставившись на свою серую кофту. Он явно был растерян от вопроса Клары, долго обдумывая, что же ему сказать. Парень не хотел признавать, что его привлекает молодая вампирша, любящая растения, но всякий раз, когда она находилась рядом с ним и улыбалась ему, в его сердце словно таял лед. Это было приятное чувство, которое длинноволосый вампир давно не испытывал.
   - Хочешь, чтобы я обнажил душу перед тобой?- усмехнувшись, сказал Дима, глядя, как Клара довольно кивает.- Мы немного списывались по телефону, она боится перерождения. Я успокоил ее, сказал, что все пройдет замечательно, вот и все. Ничего большего, чем дружба, я ей предложить не могу, ты же это знаешь.
   Клара надулся, не такого ответа она ожидала.
   - Какой же ты скучный, Дим, где же твоя вдохновленная натура была в тот момент? Очнись, ты ей нравишься. Нра-а-авишься. Не все вампиры влюбляются, и ты это знаешь. Может быть, она больше ни в кого в жизни не влюбится. Или будет ждать столетия, как Максим. Ты такого для нее хочешь? Я видела, как иногда ты смотришь на нее. Как будто у вас все может получиться. Почему бы не пробовать довериться чувствам, а не холодной расчетливости?
   Ответить обескураженный Дима не смог, потому что рядом послышался рев въезжающей во дворе серой ауди. Клара радостно подпрыгнула. Надо же, ребята приехали! Скамейкин поднялся на ноги, чтобы встретить друзей. От них уже давно не было известий.
   Из машины вышел один лишь Максим, находящийся не в самом хорошем настроении. На его осунувшееся лицо было трудно смотреть, и ребята насторожились.
   - Наконец-то вы приехали!- Клара налетела на лидера их группы, обняв его за шею.- А где Надя? Неужели ты посмел оставить ее у этих гадов? Я тебе этого не прощу, Макс Градов.
   Парень натянуто улыбнулся, здороваясь за руку с Димой. Тот сразу сообразил, что случилось нечто ужасное, отчего Максим выглядел таким помятым.
   - Я сам себе такого не прощу, если когда-нибудь так поступлю,- сказал Градов, предпочитая смотреть в сторону, чтобы друзья не увидели, какой у него рассеянный взгляд.
  - Тогда где Надя?- не унималась Клара, которая с тревогой осматривала парня, заставив его повернуться к ним лицом.- Ты чего-то не договариваешь, Макс. Что-то произошло?
   Максим перевел взгляд на девушку, окидывая ее безразличным взглядом. Знали бы они, как он недавно сходил с ума у себя в кабинете, когда не смог дозвониться до своей девушки. Она словно куда-то испарилась, и даже Вероника, знакомый падший ангел, не знала, куда она пошла. Это очень нервировало парня, и он злился на себя за то, что позволил ей остаться одной. Опасность сейчас подстерегала на каждом шагу.
   - А я могу рассказать, отчего он так переполошился и не сразу приехал к нам,- вдруг сказал чей-то уверенный голос, и вампиры повернули головы, чтобы посмотреть, как к ним из вагона выходит Карина в элегантной черной шубе. В руках она держала телефон, на котором был открыт сайт под названием 'Безумный сплетник'.- Когда ты собирался нам сказать? Тогда, когда у Гвардии уже был бы доступ к артефактам?
   Рядом с джинншей появился озадаченный Емеля, который уже был в курсе событий. Его рыжие волосы были взлохмачены, парень даже не успел нанести веснушки себе на лицо, так его огорошила неожиданная новость. Клара с Димой непонимающе переглянулись, тут же оказываясь возле Карины, заглядывая к ней в телефон. Максим Градов с шумом выдохнул воздух и прислонился к заснеженному дереву, терпеливо ожидая, пока друзья дочитают статью неизвестного автора. Он отчетливо понял, что скандальных разговоров ему не избежать, и уже приготовился получать обвинения, хоть его душа рвалась в совсем другое место.
   - Максим, что же это...это правда?- запинаясь, спросила Клара, удивленно распахивая глаза.- Но это же... миф, нам об этом еще на первом курсе вампирологии рассказывали.
   - Клара, я уже не знаю, что правда, а что ложь,- честно признался Максима, и ребята приблизились к нему, внимания каждому его слову.- Я только знаю, что Наде поручили найти артефакты, иначе они убьют ее родителей. Она постарается это задание выполнить, чтобы ей этого не стоило, и я собираюсь ей помочь в этом.
   Вокруг наступила оглушающая тишина. Все напряженно обдумывали услышанное, у каждого были свои мысли по этому поводу, но одна истина мелькала у каждого: артефакты погубят сознания многих вампиров, и их в том числе. Поэтому все вампиры глядели на Максима с недоверием, ведь их лидер всегда действовал в интересах многих вампиров, стараясь помочь каждому их них.
   - Брат, ты ведь знаешь, что тогда будет,- попытался вразумить друга Емеля, качая головой.- Мы сразу проиграем, нам даже не придется бороться. Мы сами будем слушаться каждого их слова.
   Внутри у Максима все кипело от гнева. Прежде всего, он злился на себя за то, что вовремя не скрыл от Гвардии свою девушку, что позволил помыкать им, что артефакты действительно существуют, и сейчас они внесли раздор в их хрупкое равновесие, которое точно через некоторое будет нарушено. Больше всего он злился на себя за то, что не знал, что ему делать дальше, ведь он лидер команды, он должен вести вампиров за собой, даруя им уверенность. А сейчас парень был похож на утопающего, которому никто не подаст руку.
   - Послушайте меня внимательно,- тихо, но властно сказал Градов, проводя рукой по волосам, опираясь на ствол дерева.- Сейчас вы все разойдетесь, и каждый обдумает ситуацию, в которую нас втянула Гвардия. Я хочу, чтобы вечером мы все вместе собрались и решили, что будем делать. Это будет решение, которое мы примем вместе. А я подумаю над своим вариантом и позже расскажу все подробности. Надя пока не будет жить у нас, но, уверяю вас, она в порядке, и ей ничего не грозит.
   Выпалив эту речь слишком эмоционально, Максим отвернулся от друзей и метнулся в лес, желая забыться. И все действительно разошлись, несмотря на озадаченность. Таким они своего давнего друга не видели, и сразу поняли, что дело набирает нехилые обороты. Привычный режим команды нарушен, и больше никто не тренировался, многие просто сидели в купе и думали над его словами. Во дворе остался лишь Емеля, который не мог бросить Максима наедине со своими мыслями. Он поспешил найти его, используя все своим вампирские преимущества.
   И нашел его, отчаянно молотящего по одному из деревьев. Вокруг летели древесные щепки и капли с разодранных костяшек, даже птицы спешили улететь прочь от дикого зверя, что вселился Максима. Парень был на грани срыва, и Емеля рассудил, что лучше к нему близко не подходить.
   - Друг, прекрати, ты ничем не помогаешь,- разумно сказал Емеля, с интересом наблюдая, как Градов разносит в щепки дерево, нанося удары с нечеловеческой скоростью.- Рита за такое тебя не погладит по головке.
   - Ей пока лучше не возвращаться сюда,- хрипло проговорил Максим, нанося еще один удар, стиснув зубы.- В Универе она не опасна для Гвардии. Я бы и тебя попросил бы скрыться на некоторое время, но ты та еще заноза, не отстанешь от меня.
   Рыжий вампир усмехнулся. Что правда то правда, он никогда не бросит друга в беде. Неожиданно он приблизился к Градову, заламывая ему руки за спину, пытаясь остановить последнего. Однако Макс не спешил останавливаться, он ловко извернулся из железной хватки Емельяна, делая ему коварную подножку, которую не заметил рыжеволосый. Но Емеля тоже был не глуп, он успел схватить Макса за грудки, утаскивая его за собой в снег. Они дружно решили остановиться молотить друг по другу руками, когда снег залепил обоим глаза, и они не смогли больше драться.
   - Чувак, ты меня своей кровью испачкал,- пожаловался Емеля, пытаясь счистить снегом кровь со своей новенькой футболки, которую он недавно купил в магазине.- Она же совсем новая, ее даже Карина не успела испачкать своей магией! Я это тебе еще припомню.
  - Не надо было ко мне лезть,- назидательно сообщил Градов, отряхиваясь от снега.- Надо было выпустить пар. Кажется, мы только что начали катиться в бездну.
   Емеля хмыкнул, смотря на Максима, который пялился на свои ладони, покрытые кровью. Боли он не чувствовал, хотя так отчаянно пытался навредить себе, чтобы физической болью заглушить душевную. Но это не помогло, и теперь парень лишь чувствовал, как он опустошен и бессилен.
   - Не парься, мы найдем способ, как в нее не упасть,- заверил его Емеля, для которого все проблемы были равнозначны, и Максим лишь тряхнул головой, будто не веря словам друга.- Дружище, когда я тебя обманывал?
   - Когда ты соврал мне, что не готовишь очередную глупость для Карины,- не раздумывая, тут же ответил Градов, получив несильный толчок в плечо.
  - Эта ложь не считается, на войне все средства хороши. Сейчас я говорю о серьезном. Сильно Наде досталось от Гвардии? Как чувствует себя моя сестренка?
   Максим на некоторое время замолчал, он понятия не имеет, что сейчас происходит с его девушкой. Она сейчас для него закрытая книга, к которой у него нет доступа. И это осознание ужасно раздражало парня.
   - Она надеется. А ты знаешь, что бывает с вампирами, которых переполняет надежда. Их не остановить. Во всяком случае, ей я мешать не стану. Все стало серьезно, Емеля. Наш привычный замедленный режим нарушен. И я не знаю, как восстановить равновесие.
   Емеля напряженно сел на снегу, во все глаза смотря на Градова. От его слов ему сделалось жутко. В них больше не слышалась уверенность. Рыжеволосый вампир обеспокоенно нахмурился, пытаясь понять, чего так боится Градов. И тут вряд ли дело стоит только за одной Гвардией.
   - Брат, о чем ты вообще говоришь? Мы никогда не жили в замедленном режиме! Может быть, ты в нем и жил, потому что тебя поддерживало твое раздутое самолюбие, но остальные вампиры уже давно страдают. А ты тянешь с восстанием. Мне кажется, сейчас самое время воодушевлять народ, а ты раскис, как кисейная барышня.
   - Я просто давно не влюблялся. Думаю сейчас только о Наде. Я понятия не имею, где она ходит, и это меня бесит.
   Градов повернул голову, узрев на лице Емели самую блаженную ухмылочку из всех, которые он демонстрировал. О чем тут же решил сообщить другу, но его улыбка только делалась широкой, прямо до ушей. Их молчаливая перепалка длилась около пяти минут, а потом рыжеволосый вампир рассмеялся и сказал:
   - Да, влюбленные всегда обо всем забывают. Не волнуйся, сестренка слишком опасается злить тебя, вскоре она даст о себе знать. Это не главная твоя проблема, Макс, сейчас у нас...
   - Нет, конечно, это не проблема, но слова Роберта прочно засели в моей голове,- перебил его Максим, спокойно воспринимая возмущенный взгляд Емели, который не любил, когда его перебивают.- Я сделаю какую-то ошибку, от которой она погибнет. Понять бы еще, что это за ошибка.
   Емеля устало поглядел на Градова, ему явно было непонятно, отчего так страдает его друг. Рыжий был вампиром легким на подъем, не знающий особых проблем, потому что его подход к жизни был своеобразным, он старался никогда не оставаться наедине со своими мыслями и предпочитал действовать, а уж потом разгребать последствия.
   - Так, хватит уже этих розовых соплей,- поморщился Емельян, словно съел что-то кислое.- На данный момент у меня есть действенный план: ты сейчас не думаешь о Наде, потому что ты явно не в состоянии что-либо изменить, а вечером собираешь собрание, где мы решим, как быть с восстанием. Тебе одному вовсе не обязательно нести крест ответственности перед вампирами.
   Максим ничего не ответил, задумчиво смотря вглубь леса. Кровь на его костяшках уже успела засохнуть, а процесс регенерации уже начался, сужая его раны. Ему было тоскливо от мысли, что даже Емеля сейчас говорит рациональные вещи, в то время как он не в состоянии правильно озвучить свою мысль.
   Посмотрев вверх, он невольно засмотрелся на облака, гадая, смотрит ли в этот момент на небо объект его влюбленности, и даже мысленно попытался передать ей послание. Потом парень осознал, что выглядит глупо и опустил взгляд, отметив, что снег вокруг него уже успел растаять из-за высокой температуры его тела. Повинуясь своему желанию, Градов повернул ладонь вверх, и на ней тут же появилось слабое пламя огня, который отразился у него в глазах.
   - Все будет нормально, ты отойдешь от шока. У тебя просто не останется выбора,- вдруг мудро сказал Емеля, показавшись невероятно взрослым существом.- А пока просто отключи разум и доверься своим друзьям. Мы не бросим тебя одного.
   И Максим ему верил.
  
Глава 19
   Мы с Кириллом вылупились на мага с таким удивлением, что маг усмехнулся, довольный, что произвел такой фурор на вампиров. Он коснулся колечка пирсинга на носу и мило улыбнулся нам, сложив руки на груди. Я была готова убить его в этот момент. Кир, похоже, разделял мое желание, он первым шагнул вперед и наткнулся на защитное поле, которым предусмотрительно окружил себя маг, наслаждающийся нашей злость. Послышались едва слышные ругательства со стороны моего друга.
   - Что это значит?- сквозь зубы выдохнул Кирилл, его глаза постепенно наливались кровью, и я положила руку на плечо друга, чтобы его успокоить.- Имей в виду, маг, будешь играть в свои игры, никакое защитное поле тебя не спасет.
   Он сказал это таким тихим, но решительным голосом, что я сразу ему поверила и даже не обиделась, когда Блэк тряхнул плечом, чтобы стряхнуть мою руку. В лавке воцарилось напряжение, которое буквально высасывало воздух из помещения. Мне до сих пор непонятно, зачем тогда нужно было устраивать весь этот фарс, если он с самого начала знал правду.
   На мой вопрос маг удивленно воззрился на меня, словно я задала слишком очевидный вопрос, ответ на который я знала сама.
   - Вы вроде бы быстро соображаете, и никак не можете понять, зачем я это сделал?- маг нахмурился, разочарованно глядя на нас.- Маскировка- первостепенная вещь в нашем мире, и вам это должно быть известно. А маскировка сильным и влиятельным магам нужна, как воздух. Без нее к нам бы постоянно наведывались враги, желающие нас убить или использовать в своих целях,- маг развел руками в стороны, коварно улыбаясь.- В этом столетии мне пришлось придумать Феликса и эту чудесную систему, чтобы ненужная нечисть, у которой весь запал был лишь на словах, отсеивалась еще на начальном этапе. До меня доходили лишь самые отчаянные, и уж тогда я решал, выслушивать просьбы или нет. Когда живешь тысячелетиями, понимаешь, что никому нельзя доверять. Тем более кровососам. Ах да, похоже, мне придется представить вам мой реальный облик, чтобы вы мне поверили.
   Его глаза вспыхнули, и мага охватил туман, сквозь который мы могли наблюдать, как менялось телосложение и внешность мага. Он стал более низким и крепким на вид, с лица исчез пирсинг и узоры на щеке, глаза резко стали голубыми и веяли такой древностью, что я сразу поверила, что перед нами сильный маг. Волосы Феликса приобрели зеленый оттенок, отчего его белая кожа контрастно выделялась, и мне стало казаться, что парень был нездоров. Его черты лица стали более мягкими, однако нос и губы остались прежним, появилась небольшая родинка возле глаза.
   Честно, таким мне маг больше симпатизировал. Балахон в одно мгновение испарился, и теперь Феликса облачала обычная хлопковая рубашка с джинсами, а на шее красовались многочисленные амулеты, с которых он мог черпать силу. Таким маг казался намного опаснее, от него прямо повеяло древней силой. Температура в комнате быстро понизилась, и изо рта Галмара появлялся пар. Действие, мигом разоблачавшее то, кто мы такие. У вампиров нет тепла, поэтому даже при сильном морозе от нас не может идти пар.
   Я с испугом отступила назад, когда силовое поле вокруг мага вспыхнуло огнем, и подул легкий ветерок, разнося по лавке огненные частицы. Мое дыхание сбилось, и я нахмурилась, глядя на спокойного Кирилла, который всего секунду назад рвал и метал от неожиданного открытия мага. Он снова поправил свои торчащие волосы, и на сей раз пряди больше не выбивались из его идеальной прически. Сузившиеся глаза вампира точно отражали его недоверие к Феликсу.
   - Понимаю, ты мне не доверяешь, Кирилл Александрович, но это не отменяет того, что вам требуется моя помощь и мои знания, которыми я обладаю,- растянул губы в улыбке Галмар, следя за выражением лица вампира. А я удивленно покосилась на вампира. Надо же, а этот маг много знает о моем друге.- Вы ищете меч Святозара, не так ли? И кто-то сказал вам, что я владею информацией о нем. Дорогие мои вампиры, могу я узнать, кто же этот будущий смертник?
   Его вкрадчивые нотки в вопросе заставили меня поежиться. Хоть Галмар казался спокойным, в его голубых глазах отражалась злость. Уверена, ему нечасто приходиться показывать свою сущность потенциальным врагам, и этот факт очень нервировал мага. Судя по его виду, он даже обдумывает идею заставить нас говорить при помощи магии. Только вот он точно не догадывается, с кем связался, потому что Кирилл явно не из тех вампиров, кто заявляется в опасное место без туза в рукаве.
   - Не думаю, что это сейчас важно,- отозвался хладнокровный Блэк, спокойно созерцая гримасу Феликса, которую тот на секунду показал.- На данный момент единственное, что должно тебя заботить, так это мы. Я много слышал про тебя, ты не из тех магов, что просто так подпускают к себе другую нечисть. А значит, в какой-то степени тебе тоже от нас что-то нужно.
   Я была готова поаплодировать Киру за замешательство на лице Феликса. Пусть знает, что играть с нами не стоит. Маг явно был в ступоре или делал вид, что не знает, как нам ответить. Он потрепал свои зеленоватые волосы и усмехнулся, поставив одну руку на пояс.
   - Много знаешь обо мне, но понятия не имеешь, как я предпочитаю скрывать свою истинную сущность. Интересно, но больше похоже на ложь- протянул он, вернув себе самообладание. Галмар бросил на меня взгляд.- А она точно ничего обо мне не знает, так что, пожалуй, отныне я буду говорить только с ней. Так будет честно, ведь это ей нужен меч. Что скажешь, дорогуша, побеседуешь с древним магом?
   Я растерянно хлопала глазами, говорить с Феликсом мне не хотелось. Вряд ли я также смогу поставить его на место, как Кирилл. Обратив внимание на друга, я четко распознала его раздражение. Нашим самым лучшим вариантом было посредничество Блэка с другой нечистью, поскольку я не обладала гибкостью в словах, не могла поддерживать эту странную игру. Но Галмар только что выдернул меня из зоны комфорта, заставив взять дело в свои руки. Пришлось напомнить себе, что это мое задание, и я не должна скидывать его на Кирилла.
   Когда я с готовностью кивнула Галмару, Кирилл сжал губы и направился к выходу, бросив мне раздраженное:
   - Пойду, покурю, а ты не наговори ничего лишнего.
   Феликс только радостно помахал ему рукой, тут же обращая все внимание на меня. В одно мгновение я ощутила мощный всплеск магии, который захлопнул дверь в лавку и запечатал все окна, поселив панику у меня в голове. Я выхватила меч из ножен и направила на спокойного мага, который с интересом взирал на него, вздернув брови вверх, словно не поверив, что я использую его по назначению.
   - Твой друг много где побывал и слишком умен, с ним неинтересно общаться,- пожав плечами, пояснил Галмар, одним движением руки заставляя меня опустить меч.- Вот вы все вампиры такие взрывоопасные. Стоит только захотеть поговорить с вами, как вы тут же хватаетесь за свои железки, ища подвох в каждом движении. Прямо как древние люди. А маги всегда были в стороне от происходящих перепитий между нечистью, поэтому у тебя нет повода нападать на меня, ты должна была это узнать езе на первом курсе. Дорогуша, я не намерен причинить тебе вред.
   - Тогда зачем запечатал нас в эту консервную банку, чтобы не пускать Кирилла сюда?
   Все-таки я убрала меч обратно в ножны, чувствуя напряжение в каждой мышце. Маг затеял странную игру, в которой он был кукловодом, а я только могла подчиниться. Мне было интересно, что сейчас делал Блэк, поняв, что больше не контролирует ситуацию. Наверняка злится, впрочем, не об этом я должна думать.
   - Мне хотелось поговорить в более спокойной обстановке,- ответил Галмар.- От твоего друга исходит агрессия, которая мешает мне сосредоточиться. Хотя, не могу не признать, что мой выбор его в качестве твоего напарника более чем удачен. Из него вышел шикарный воин, таких я еще не видел.
   Я непонимающе посмотрела на мага. Что он только что сказал? Галмар продолжил таращиться на меня своими голубыми глазами, в которых плескалась ирония. У него был такой вид, словно он не хотел, чтобы разговор повернулся в эту сторону.
   - О чем это вы говорите? Что это значит?
  Феликс на секунду отвернулся от меня, что-то обдумывая, а потом прошептал что-то на древнем языке, и все предметы испарились из комнаты, вместо них появился потрепанный диван, стоящий у дальней стены. Он жестом пригласил меня присесть, и я подчинилась, продолжая сверлить мага настойчивым взглядом. Его слова как-то связаны с прошлым Кирилла, и я была намерена выяснить, что же имел в виду маг, говоря, что выбрал его.
   Достав из воздуха высокий стакан воды, Галмар услужливо подал его мне, и я приняла его, сделав небольшой глоток. И тут же сделала второй, но намного больше, потому что прежде я такой чистой воды не пила никогда. Жажда настигла меня внезапно, я даже не успела очнуться, как вода в стакане закончилась, а на душе осталось приятное чувство насыщения.
   - Я взял ее с моей родной земли, там всегда была самая чистейшая вода,- пояснил маг, присаживаясь рядом со мной, выглядя слегка отстраненным.- Я уже начал забывать, каково быть собой. Мне приходится прививать себе столько личностей, не похожих друг на друга, что это стало своего рода игрой. Смогу ли я стать тем или иным человеком. Но ваше появление пробудило мою прежнюю натуру, я полностью ощутил себя древним магом с большой силой, которую приходилось скрывать. Не самое лучшее чувство, знаешь ли.
   Но меня было не так просто заговорить.
   - Что вы имели в виду, когда говорили, что выбрали Кирилла?
   Маг тяжело вздохнул и облизал пересохшие губы, предпочитая не смотреть на меня. Что-то мне подсказывало, что ему тяжело было об этом говорить. Неожиданно я увидела, что нечисть тоже может быть несчастной. Что их боль больше боли людской, потому что она тянется веками, и от нее не существует лекарства. Это отражалось в глазах мага, для которого неожиданно открылись прежние нежелательные воспоминания, приносящие ему боль. Он тяжело дышал и выглядел явно не в себе.
   - Это долгая история, которую я и вспоминать не хотел до сегодняшнего дня,- сухо сказал Галмар, поставив руку на подлокотник и подперев голову.- Но все я это делал, чтобы этот день произошел, чтобы ты нашла мою лавку и пришла со своим другом. Это была инициатива Роберта. Ты уже наверняка с ним знакома, вряд ли он мог остаться в тени после того, что с тобой произошло. Этот человек видит будущее и его дороги слишком ясно, чтобы быть в стороне и просто наблюдать. В один день он нашел меня, когда я прятался в южных лесах России и попросил меня о помощи, точнее, об услуге. Сама понимаешь, я не мог ему отказать,- ядовито улыбнулся Галмар, запустив руку в волосы.- Черт возьми, он видел будущее и понимал, что в нем я принимал важное участие. Я древний маг, много что знаю и умею, у меня много врагов. В то время я балансировал на грани отчаяния и злости, мне нужно было чем-то заняться, чтобы не стать чудовищем.
   - И Роберт предложил вам поучаствовать в сотворении его видения будущего?- упавшим голосом спросила я, меня трясло только от одной мысли об этом человеке, видящим все на свете.
   - Верно, дорогуша. Только вот не надо на меня так смотреть, у тебя свое представление о Роберте, у меня- свое. В общем, он потребовал от меня немногое. Я должен был найти сильного духом человека, способным вынести любые несчастья и боль. Не важно, как бы он выглядел, какого возраста был. В нашем мире это не главное. Личностные качества были главным приоритетом в выборе. Знала бы ты, сколько городов я обошел в поисках такого человека, сколько нападений пережил. Но, в конце концов, я его нашел. Мальчика с трудной судьбой. Мальчика, чей отец священник регулярно избивал его за неповиновение. За свободомыслие. Идеального кандидата на роль воина. Мне было все равно, сколько ему было лет, мой подарок дарил ему свободу от рук тирана, силу, с которой он мог идти по жизни. Именно таким видел его Роберт, а после и я.
   Я с ужасом поняла, что уже слышала эту историю, только по другую сторону баррикады. И слышала ее прямиком из первоисточника. От вампира, которым стал тот маленький мальчик. Мне будто под дых дали, я согнулась пополам, пытаясь унять учащенное сердцебиение. При рассказе Кирилла я чувствовала печаль в его голосе, грусть в глазах. Каким бы железным он не пытался казаться, а ему в тот момент было больно. И теперь я знаю, кто был виновником этой боли. Поэтому мое возмущение было оправданным.
   - И вы его обратили? Обратили и оставили одного?
   Галмар не смотрел на меня, и поэтому я дернула его за плечо, разворачивая его к себе. Меня обуял дикий гнев за равнодушие в его глазах. Ну конечно, для нечисти это всего лишь еще одна поломанная жизнь, таких много в нашем мире, чему тут удивляться. Монстрами становятся не счастливые люди, а люди, несущие в себе груз боли и слез. Только вот все равно обидно становилось за такие равнодушные взгляды.
   - А что я мог поделать?- удивленно прошептал Феликс, повернув голову в сторону, издав непонятный звук, полный отчаяния.- Мальчик был найден, и я должен был сделать его вампиром. Конечно, изначально нужно было отправить искать его вампиру, а не магу, потому что маги понятия не имеют об обращении вампиров. О вампирской связи между наставником и обращенным. Я никогда так глубоко в ваших личностях не копался, мне было плевать на ваш вид. Слишком вы скучные и хладнокровные, привыкли постоянно проливать кровь и драться с кем попало. Но указания Роберта были четким, я должен был влить в мальчика яд, чтобы он позже прошел путь, который сделал бы его воином. И я сделал это, обратил его, тут же почувствовав, как между нами устанавливается связь. Но я не мог стать его наставником, это не было тем, чего я хотел. Тогда я знал немного о том, что будет происходить через несколько десятков лет и, честно, не хотел задаваться этими вопросами. Знал лишь, что в наш мир придет девушка, которая однажды найдет меня и спросит про меч Святозара. И что эта девушка должна оставаться живой и способной закончить задание.
   - И эта девушка я?- с сомнением спросила я, мысленно вонзая в Роберта нож.- Но зачем было обращать Кирилла, я ведь и без него пришла бы сюда, если таково мое будущее. Зачем было ломать ему жизнь?
   Галмар засмеялся, и я непонимающе вздернула брови.
   - А разве я сломал ему жизнь? Поверь, дорогуша, то, что творилось с ним еще в детстве, уже было тем, что сломало ему психику. Я сам это видел. Если бы можно было перемотать время назад, я бы еще раз это сделал. Только вот я не думал, что его волосы станут белыми, глаза покроет корка льда, а сам он будет одеваться во все черное и на лице его будет непроницаемая маска. И что он все-таки придет сюда, хоть я и связал ваши судьбы заклинанием, я не был уверен.
   - Но почему же вы никогда не пытались встретиться с ним и рассказать то, что сейчас говорите мне?- не унималась я, мыслями углубившись в сочувствие к своему другу.- Он ведь пытался найти своего наставника. А вы просто струсили, бросили его разбираться самостоятельно. Он ведь был ребенком, которому требовалась помощь.
   В этот момент терпению мага подошел конец. Он сжал кулаки, и все вокруг затряслось. Вся лавка дрожала, пока из его глаз лился причудливый свет, а его руки источали магию. На долю секунды мне стало страшно, что сейчас он испытает свои заклинания на мне, но Галмар быстро взял себя в руки. Маг сделал глубокий вдох, и пространство перестало искажаться. Он был словно натянутая струна, которую нельзя было тревожить. Мне вдруг подумалось, что мои слова задели его. Я ведь совсем не знаю его демонов в голове, может быть, он бы и рад помочь тогда Кириллу, но Роберт не хотел этого. Он желал, чтобы все произошло так, как он видел.
  - Не вежливо так грубить хозяину магической лавки, за это можно и получить,- холодно предупредил маг, и я притихла, стараясь слиться с темной обивкой дивана.- А что я тогда мог сделать? У меня не было в планах наставлять мальчика-вампира, учить его всяким вампирским премудростям, о которых я сам не слыхивал. Он должен был пройти этот путь сам. Думаешь, я хладнокровный маг, живущий слишком долго и поэтому плюющий на всех и вся? Я сохранил частичку своей души, и именно по ней ударило обращение твоего Кирилла. Между нами установилась связь наставника и обращенного, что определенно не радовало меня. Не хотелось постоянно испытывать угнетение и желание увидеться с ним,- признался Галмар, откинувшись на спинку дивана, смотря в потолок.- Это было похоже на манию. Мне хотелось знать его, как он сейчас выглядит, каково его мышление. С помощью городских камер я мог видеть его и постоянно гадал, сколько же в нем силы и стремления, ведь мы все понимаем, что Гвардия для вас не подарок.
   Я была поражена его откровению. Если он сказал правду про связь обращенного и наставника, то что же тогда испытывает Максим, когда я далеко нахожусь от него? От этой мысли неприятно кольнуло в груди. Я могла представить, как он сейчас переживает за меня, пытается выяснить, где меня носит. Вина уже глубоко засела в моей душе, с того самого момента, когда я решила вычеркнуть его из моего сердца на месяц из-за задания.
   Но мои переживания шли вразрез с тем, через что пришлось пройти Кириллу. Такого он точно не заслужил.
   - Он выбрал самый сложный путь,- с грустной улыбкой сказала я, и маг тоже улыбнулся, но вяло.- Вы должны рассказать ему. Он заслужил знать, кто обратил его.
   Феликс согласно кивнул, устало потирая глаза. Кажется, я своим любопытством все соки из него выжала. Зато теперь правда откроется, и Кирилл хоть как-то будет спокоен. Или страшно зол за то, что его превратили в монстра. С ним не угадаешь, как он отреагирует. Я с наигранным энтузиазмом дотронулась до плеча мага, хотя действовала с опаской, мало ли что может произойти, он ведь может просто играться чувствами, пытаясь расположить меня к себе. Но мне хотелось верить ему, поэтому я бодро поднялась на ноги и сказала:
   - Мы проделали этот путь не для того, чтобы выслушивать истории о давно забытом прошлом. Впустите сюда Кирилла и расскажите, где нам искать меч.
   Мой план его устроил. Всего несколько минут, и лавка стала прежней, наполненной всякими магическими штучками. Прежним стал и маг, его беспокойство ушло на задний план, он слишком вычурно махнул рукой, и дверь открылась, явив нам весьма рассерженного Кирилла, держащего нож наготове. Я с трудом подавила в себе улыбку от этого жеста, желающего защитить меня. А ведь говорил, что у него нет друзей, и он ни к кому не привязан.
   - Постой, господин кровосос, сегодня мы обойдемся без побоев и решим все, как цивилизованные люди,- остановил его Галмар, возвращая себе прежний облик Феликса. Придется опять выслушивать наигранные фразы.- Хотя, здесь определенно нет людей. Я все обсудил с Надеждой и любезно решил вам выдать нахождение меча Святозара. Да-да, знаю, я милосердный маг, можете не благодарить меня слишком сильно. Просто спасибо будет достаточно. Я только рад буду избавиться от этой вещицы.
   Кирилл метнул на меня внимательный взгляд, и я только пожала плечами, переводя глаза на мага. Удивительно, но всего пять минут назад он страдал от их связи, а теперь ведет себя так, словно его цель- выбесить вампира как можно быстрее. Феликс ничем не ответил на мой осуждающий взгляд, он продолжал смотреть на Блэка, хитро прищурившись.
   - Спасибо,- бесцветным голосом сказал Кирилл, хотя его глаза определенно не выражали благодарность. Вампир с трудом сдерживал раздражение от того, что его оставили как дурака топтаться снаружи и проклинать все на свете.- А теперь говори, где меч, иначе я тебе язык вырву.
   Маг только в ответ расхохотался. Он с деловитым видом разгладил складки своего балахона.
   - Как мило. Я к нему с душой, предложил помощь, а он мне грубит. Лапочка, твоего друга не учили хорошим манерам?- обратился он ко мне, в его черных глазах плескалось веселье, отчего я закатила глаза. Вот самодур.- Ладно, так и быть, вижу, вы устали и жаждете отделаться от моей прекрасной компании. Вы будете знать, где меч, но забрать его сможете только завтра.
   Мы с Кириллом молча переглядываемся. Опять игры? Нет, не похоже, маг выглядит серьезным. Я успела заметить решительность на лице Кирилла и остановила парня, зная, как может прореагировать на это Феликс. Взглядом я дала понять, что сама с этим разберусь, и вампир уступил мне, отойдя на пару шагов ближе к выходу. Это, кажется, немного задело мага.
   - Как это так?
   Феликс оставил этот вопрос без ответа, он вообще резко направился в свою каморку, оставив меня в полном недоумении. Мы могли слышать звуки шуршащей бумаги и грохот перетаскивания чего-то тяжелого, что только подстегивало наш интерес. Глядя на Кирилла, меня все подмывало хоть как-то намекнуть, кем же является маг на самом деле, но я сдерживала себя, понимая, что это не мое дело.
   Наконец Галмар явился к нам весьма запыхавшимся, в руках он держал небольшую деревянную шкатулку, всю украшенную мерцающими камнями. Он поставил ее на прилавок и обтер ее платком, стирая с нее пыль. Я решительно не хотела понимать, почему маг сюда ее принес и смотрит на шкатулку с таким видом, будто только нашел клад, который искал полжизни. А затем меня озарило, и я едва слышно застонала.
   - Только не говори, что меч на самом деле крошечных размеров и находится в этой шкатулке. Им же даже сражаться нельзя,- сказала я убито, без интереса оглядывая шкатулку, сбоку которой было небольшое отверстие.
   Кирилл был иного же мнения. Под пристальным надзором мага он взял шкатулку в руки и стал осматривать каждый ее дюйм, его глаза ничего не выражали. Все еще не выпуская объект его наблюдений, Кирилл вдруг с улыбкой поинтересовался:
   - Он действительно все это время находился здесь? И никто за ним никогда не приходил?
   Не понимаю, чему он радуется. Зачем Гвардии меч лилипутских размеров? В их понимании истории ясно сказано, что при помощи этого оружия Святозар убивал большинство своих врагов, и подчинял своей воле вампиров. Или он был карликом, и мне этого просто не рассказывали? Пока я стояла и изумленно оглядывала шкатулку, маг кровожадно улыбнулся.
   - Почему же, приходили. Только вот забрать меч они все равно не смогли бы, даже если бы получили доступ к шкатулке,- довольно протянул Феликс, протягивая руки, чтобы забрать ценную вещицу.- Видишь ли, я храню эту шкатулку вот уже на протяжении пяти веков, и находившийся меч установил со мной довольно странную связь, от которой я не могу отделаться. А еще он пагубно влияет на большинство моих артефактов, что меня очень огорчает, учитывая, что от их силы зависит моя жизнь,- сказал маг с натянутой улыбкой, ставя шкатулку обратно на прилавок.- Тем не менее, мне приходилось хранить эту убийственную штуковину до твоего прихода. И многие из тех, кто захотел забрать ее у меня, положили свои жизни на порог смерти еще до того, как узнали, в шкатулке есть один маленький секрет.
   Я озадаченно сглотнула и перевела взгляд на Кирилла. Тот стоял с каменным выражением лица, скрестив руки на груди. Его не удивило наличие секрета в шкатулке. Должно быть, вампир с самого начала понимал, что не все так с ней просто, иначе бы маг нам ее не показал бы.
   - Что за секрет?- нетерпеливо спросил Блэк, который отчаянно хотел убраться отсюда подальше.
   - Это вам предстоит узнать завтра,- загадочно улыбнулся Феликс, в одно мгновение заставив шкатулку исчезнуть.- А мне нужно подсобрать нужные ингредиенты, чтобы провернуть наше с вами дело, господа вампиры. Завтра меч вновь окажется в нашем мире, получив полную свободу. Обдумайте напоследок, надо ли вам выпускать такое количество магии в воздух. За ним обязательно ведь придут.
   Ему удалось напугать меня. Маг говорил нам все это серьезно, ясно было, что меч- не просто игрушка, а ценный артефакт, который будет желанным для любого вида нечисти. Он несет в себе силу, с помощью которой можно стереть нашу расу с лица земли. Только вот у меня не было выбора, придется достать этот меч любым способом.
   - Все, кто пойдут против нас, пойдут против вампиров, за что поплатятся своей жизнью,- уверенно сказал Блэк, давая понять, что разговор окончен.- Мы придем в полдень, надеюсь, к этому времени ты будешь готовым.
   Кирилл сверкнул своими янтарными глазами, призывая меня выйти первой, но я смотрела на мага, ожидая от него обещанного откровения. Сначала Галмар хотел сделать вид, что жутко занят, он даже достал тяжелую на вид книгу, но мой прожигающий взгляд он не смог проигнорировать. Слишком шумно вздохнув, маг поправил свои волосы и едва слышно обратился к Кириллу:
   - Кирилл Александрович, можно попросить вас остаться на минутку? Есть важный разговор.
   Мой перекрашенный друг вопросительно выгнул бровь, почему-то переместив свое внимание на меня. Я же пожала плечами и заверила его, что буду ждать снаружи. Это был один из немногих разов, когда Блэк был в замешательстве, он явно не представлял, о чем с ним хотел поговорить болтливый маг.
   Я поспешила удалиться прежде, чем Феликс начнет говорить, поэтому на вампирской скорости вышла на улицу, плотно закрыв за собой дверь лавки. Надеюсь, Кирилл будет несильно зол, мне же с ним еще до дома идти. К счастью, вечером в этом месте не наблюдалось людей, поэтому я могла спокойно сесть на бордюр тротуара, наблюдая за тем, как темнота стремительно окутывает небо. Пришло время для созданий, от которых стынет кровь в жилах. Знали бы люди, что именно в это время нечисть выходит наружу, замышляя разные пакости. Интересно, чем сегодня будут заниматься ребята, наверное, пойдут искать очередные пристанища демонов. Их в последнее время в городе развелось слишком много, что пагубно сказывается на людях, даже я способна ощутить напряжение во многих местах большого скопления народа.
   Спустя пятнадцать минут ожидания друга, я начала серьезно волноваться за здоровье мага. Я пыталась прислушиваться к звукам в лавке, но догадливый маг успел нанести блок для моего безупречного слуха. Вряд ли Блэк убьет Феликса, он ведь нам еще нужен, чтобы получить меч, да и маг он не самый слабый. А идти против сильного мага, да и еще в его доме- просто самоубийство.
   Когда, наконец, Кирилл вылетел из лавки, вид у него был безразличный. Лишь кровь на костяшках его руки говорила о том, что парень все-таки был зол. Не глядя на меня, он прошел мимо, его прямая спина и четкие движения были даже слишком спокойными. Немного обидевшись, я догоняю друга и пытаюсь углядеть хоть какие-то эмоции у него на лице. Нет, все глухо. Не может быть, чтобы он ничего почувствовал, ведь это все-таки важный человек в его судьбе, который буквально дал ему жизнь в другом мире.
   - Надеюсь, ты не сделал того, о чем потом пожалеешь?- интересуюсь я, скользя по корке льда, что вызвало у Блэка еще один приступ раздражения.- Нам ведь нужно завтра туда вернуться.
   Кирилл смерил меня серьезным взглядом, а после закатил глаза, я могла видеть, как подвинулись его янтарные линзы.
   - Успокойся, я просто немного расквасил ему нос. Заслужил, если действительно говорил правду.
   Я возмущаюсь его холодному спокойствию. Да если бы я оказалась в этой ситуации, то сейчас бы давно рвала и метала от обиды, но все-таки порадовалась бы, что одна загадка в моей жизни разгадана. А этот перекрашенный кадр просто шагает своим размашистым шагом и пытается заново пригладить свои волосы. Как же можно быть таким жлобом на эмоции?
   - И все, больше ты мне ничего сказать не хочешь?- не унималась я, пока мы сворачивали налево, направляясь к дому, в котором я временно жила. В этом я не сомневалась, ведь крыша дома, на которой обосновался мой приятель, находилась в другой стороне.
   Вампир выгнул бровь, потянувшись к своему карману, чтобы достать пачку сигарет. Нет, пусть даже не думает, что тем самым спугнет меня, и разговор закончится. Видя, что я никак не реагирую на дым, который он пускает прямо на меня, Кирилл едва заметно улыбается.
   - А что ты хочешь от меня услышать? Я не воспылал вселенской любовью к магу после всего, что он мне поведал, знаешь ли. И не испытываю ненависть к нему. Это бессмысленно. Я доволен тем, кем я стал в итоге, поэтому претензии предъявлять магу после стольких лет не собираюсь. Этот груз висит на его шее, не на моей.
   Рассудительные слова друга заставили меня кивнуть и молча шагать рядом, задерживая дыхание всякий раз, когда он выдыхал противный дым. Я решила не заострять внимание на том, как слегка подрагивали его пальцы, держащие сигарету. Не мое это дело, говорить человеку, что чувствовать, а что нет. Надеюсь, вскоре Кирилл научится мне доверять и будет высказывать мне свои мысли, чтобы мы разбирались с этим вместе. Сейчас мы больше походим на двух совершенно противоположных людей, которые в шторм оказались в одной лодке. Нам придется через многое пройти, чтобы стать настоящими друзьями.
   Дорога до коммуналки у нас заняла не больше пятнадцати минут. За это время город окончательно окутала ночь, и показались первые признаки нечисти. Мы уже увидели небольшую стаю оборотней, которая двигалась в демонический клуб. Демоническая активность же проявлялась редко, но в воздухе все равно витал запах жженой резины, которым от них несло за километр.
   Все это время Кирилл находился в своих мыслях, поэтому мне лишь приходилось терпеливо шагать рядом с ним, изредка задавая какой-нибудь вопрос касательно завтрашнего дня. Блэк отвечал кратко, чем невероятно раздражал меня. Я совершенно не понимала, что будет завтра на встрече с магом, и как мы достанем меч из маленькой шкатулки. У меня была сотня вопросов, на которые мой молчаливый друг отвечать не хотел. Или считал нужным, что мне не надо знать ответ. Мне пришла еще одна гневная смска от Максима, но я решила на нее ответить тогда, когда я окажусь одна в комнате.
   - Что ж,- проговорила я, оказавшись прямо напротив дома, внимательно смотря на Блэка, смотрящего в сторону на то, как некоторые парочки гуляют по морозу.- Будет какие-нибудь наставления на предстоящий день?
   Я старалась говорить с энтузиазмом, но голос все равно пропитался усталостью. Долгий был сегодня день, для его анализа даже ночи не хватит. Тем не менее, я не жалела потраченного времени. Возможно, уже завтра я буду держать в руках один из самых могущественных мечей вампиров, который поможет мне найти остальные артефакты. Этим можно гордиться.
   - Попробуй немного поспать и не думать о завтрашнем дне,- искренне посоветовал Кирилл, потерев подбородок.- Тебе нужно набираться сил, потому что, как только меч окажется в наших руках, спуску я тебе не дам.
   Кирилл изобразил на лице некое подобие улыбки, при этом проведя рукой по волосам, явно смущаясь. Это умилило меня, и я широко улыбнулась. Вампир продолжал смотреть на меня, явно собираясь сказать мне что-то поучительное, но я опередила его, подойдя к нему и положив руку на плечо, чуть сжимая его. На этот момент мне показалось, что это верный поступок. Вряд ли в Универе кто-то мог понять его и стать ему другом.
   - Ты уж постарайся, чтобы у нас все получилось,- сказала парню я, убирая руку с его плеча и медленно направляясь к подъезду.- Буду ждать тебя здесь за тридцать минут до встречи с магом. И кстати, у нас есть все шансы, чтобы стать друзьями.
   Я не удержалась и повернулась к Кириллу, узрев его странное выражение лица. Вероятно, я сумела напугать его такой перспективой, поэтому вампир многозначительно пожал плечами, усмехнувшись. В следующую секунду Блэк исчез, оставив за собой ворох поднятого с асфальта снега. Некоторое время я еще постояла возле двери подъезда, смотря на мирную обстановку во дворе, изредка нарушаемую звуками проезжающих недалеко машин.
   На душе отчего-то стало спокойно, и я поспешила зайти в квартиру, в которой снова царил самый пик веселья. Кто бы мог подумать, что в такой величественной на вид квартире обитают существа, одевающиеся в рваные футболки и джинсы, швыряющиеся чем попало в друг друга. Здесь было много молодых представителей нечисти, у которых еще не созрела жажда к агрессии. Они просто развлекались тем, что слушали громкую музыку и играли в приставку, совсем как обычные подростки.
   Кое-как пробившись сквозь эту безумную толпу, я заметила Лису, читающую книгу на одном из диванчиков, и кивнула ей в знак приветствия. Девушка смерила меня безразличным взглядом и вернулась к своему занятию, прикрикнув на молодых магов и оборотней, чтобы они угомонились.
   Отперев свою комнату, я сразу же кожей ощутила, что что-то в ней не так. Только я хотела развернуться и посмотреть на потолок, как мне закрыли глаза и прошептали:
   - Теряешь хватку в конце дня, врединка, а это нам совсем не нужно, учитывая, что следующий месяц ты проведешь отдельно от меня.
   Я радостно перевела дух и высвободилась из захвата Градова, тут же кидаясь ему на шею. Только услышав этот полушутливый тон и почувствовав теплое прикосновение его рук, я осознала, как же скучала по нему, хоть мы не виделись всего день. Но это был долгий день, в котором я была лишена всякой поддержки.
   Зарывшись руками в его черные волосы, я испытала спокойствие. Он рядом. Это все, что нужно было мне этим вечером. Но, как бы мне не хотелось простоять с ним в обнимку вечность, мне все же надо было оправдаться перед своим наставником. Тем более, когда его глаза светятся огнем негодования, который хотелось потушить.
   - Прежде я хочу сказать, что мне жаль,- сказала я, от усталости плюхаясь на кровать, даже не сняв обувь, лишь сняв плащ и кинув его на спинку стула.- Да, я должна была сразу же позвонить тебе, но ведь это не за мной будет наблюдать блондинистая фурия. День сегодня был долгий, и я смертельно устала, так что давай оставим язвительные наставления на завтра. Пожалуйста.
   Зеленые глаза с минуту смотрели на меня с удивлением, а потом в них появились знакомые мне искорки насмешливости. Масим сел рядом со мной на кровать и взял меня за руку, поцеловав мои слегка побитые костяшки пальцев. Я ощутила приятные иголочки, растекающиеся по всему предплечью, и виновато улыбнулась.
   - Не будет никаких язвительных наставлений,- сказал Градов, глядя на меня нежным взглядом.- Я просто рад, что с тобой все в порядке. Но никогда не забывай то, чему я старался научить тебя за полгода. Опасность всегда...
   -...поджидает в самом темном углу. Знаю,- закончила я, проводя рукой по его предплечью и непрерывно глядя в его глаза.- Возможно, я не самая лучшая ученица, но тебя я всегда слушала внимательно, ведь у меня самый лучший наставник, которого только можно пожелать.
   Я осмелилась придвинуться к нему ближе, закинув одну ногу ему на колени, в то время как моя ладонь гладила его щеку, то поднимаясь ко лбу, то спускаясь к губам, к которым меня невыносимо тянуло. Кажется, у нас обоих перехватило дыхание, иначе бы Градов сейчас не сидел бы, пристально следя за моими действиями. Обычно, он всегда проявлял инициативу, постоянно подкалывая меня на счет моей неопытности в отношениях. Ну да, это ведь мне сто лет, и это меня всегда окружали красивые девушки.
   - У меня есть хорошие новости,- радостно сообщила парню я, невесомо целуя его в шею.- Я нашла того мага, Галмара. И знаю, где находится меч.
   Его удивленный взгляд я восприняла как комплимент, поэтому улыбнулась, наблюдая, как вампир теряет дар речи. Его руки, лежащие до этого момента на моей талии, мягко отстранили меня. Градов поспешил убедиться, что я не вру, внимательно заглянув мне в лицо, которое я скрывала за упавшими на лоб прядями волос. Сложно было разобрать, что сейчас чувствовал мой наставник. Кажется, он в замешательстве. Да и я тоже, если честно, не испытывала сейчас ту радость, что была у меня раньше. Мне вспомнился наш разговор о судьбе остальных вампиров, когда артефакты будут в руках Гвардии. Максим хоть тогда сказал, что примет любой мой выбор, но в глазах у него явно читалась категоричность насчет моей привязанности к родителям. И вот сейчас он точно также глядит на меня озадаченным взглядом, напряженно щелкая пальцами.
   - Как ты сумела одна отыскать того, кого не могут найти весьма сильные вампиры?- просто спросил он будничным тоном, будто мы обсуждали сегодняшние новости по телевизору.- Где ты нашла зацепку на его след? Я пытался собрать об этом маге хоть какие-то сведения, но все вело к тому, что Галмар давно умер.
   Я немного растерялась. Не говорить же ему, что ко мне неожиданно наведался Кирилл со своим багажом знаний и просто отвел меня в нужное место, будто так было задумано. Поэтому я выдержала паузу и села прямо, смотря на дверь, словно кто-то вот-вот должен был сюда зайти.
   - Встретила на улице Окси и попыталась расспросить ее про Галмара,- ответила я, стараясь выглядеть естественно. Это было сложно, ведь Максим не отрывал от меня глаза, наклонившись ко мне ближе, чтобы полностью лишить меня свободного пространства.- Она дала мне адрес одного клуба, где обитали демоны, и я пошла туда, где выведала информацию об одном маге, который знал, где его искать. Вот так я его и нашла. Он откуда-то знал, что я приду, поэтому обошлось без кровопролития.
   Некоторое время Максим мучал меня томительным ожиданием, а потом кивнул, задав очередной вопрос:
   - И он просто так согласился отдать тебе меч? Прости, но в это что-то слабо верится. Ты чего-то не договариваешь, врединка. Ты отказываешься смотреть мне в глаза, у тебя участилось сердцебиение, да и пальцы слегка подрагивают.
   Я устало потерла глаза и пождала губы. Нет, Максим, пожалуйста, не усложняй то, что итак сложно для меня. Это окончательно выбьет меня из колеи. Стоит ему только рассказать, что я связалась с Кириллом, как он тут же перестанет быть прежним моим наставником и начнет лекции о выборе правильной стороны. Парень никак не поймет, что свой выбор я давно уже сделала и менять его не собираюсь.
   - Максим,- выдохнула я, накрыв его теплую ладонь своей. Парень скосил глаза на наши руки, но, тем не менее, руку не убрал.- Не надо, не делай этого. Ты не захочешь знать, как я добилась его согласия. Я вообще сейчас об этом думать не хочу,- честно призналась я, разглядывая серый, слегка обшарпанный потолок.
  Черноволосый вампир, недолго думая, привлек меня к себе, и вместе мы легли на кровать. Моя голова покоилась у него на груди, и я могла слышать, как нервно стучит его сердце. Он раздражен и даже напуган. Мне хотелось развеять все его сомнения, сказать, что у меня все под контролем, и ему не нужно волноваться, но слов никаких не всплывало в голове, поэтому я решила не портить момент.
   - Ребята уже знают?- спросила я, нарушив долгое молчание, сопровождаемое легкими поглаживаниями Максима по моей спине.
   - Да. Хотят увидеться с тобой. Они волнуются за тебя, все-таки мы одна команда, почти семья.
   Грусть слишком быстро заползла под ребра, заставляя мое сердце сжиматься до невыносимых размеров. День без шуток Емели, ворчания Карины, щебетания Клары и философских разговоров с Димой был для меня странным днем. До сих пор я не осознавала, как же привыкла к ним. И полюбила их, как родную семью, которая всегда защищает друг друга. Градов, видимо, почувствовал, как я напряглась, и положил руку на мой подбородок, направляя его в свою сторону, чтобы встретиться со мной взглядом. Его лицо сохраняло хладнокровное выражение, но глаза мерцали беспокойствием. В таком полумраке его зеленые глаза казались еще более яркими, что делало его демонически прекрасным.
   - Лучше не рисковать, Виолетта все-таки не дурочка,- с сожалением отметила я, разглядывая рисунок на его потертой белой футболке.- Кстати, она уже приехала?
   Лицо Максима скривилось, и из меня вырвался смешок. Не сладко же ей будет тусоваться с теми, кто ее презирает даже больше, чем Гвардию. Хотя, если честно, то так ей и надо, может, мозги наконец-то встанут на место, и она увидит, какая жизнь у нечисти на самом деле.
   - Давай не будем говорить о ней,- попросил Макс, и я согласно кивнула.- Я в течение дня столько мыслей переворошил по поводу того, что могло случиться с тобой. Давно я так не пугался.
   Его руки продолжали путешествовать по моему телу, но никакого давления я так и не почувствовала, будто парень опасался навредить мне, что очень странно, вряд ли я похожа на хрупкую девушку. Я ехидно взглянула на Максима, и он непонимающе выгнул бровь.
   - Почему ты относишься ко мне, словно я сделана из фарфора?- улыбаясь, спросила я, наполненная приятным ощущением теплоты его тела.- Ты всегда осторожничаешь со мной. Я бы хотела узнать, с чем это связано.
   Градов был в замешательстве. Над этим вопросом он сам никогда не думал и не придавал ему значения. Поэтому выглядел парень сейчас крайне смешно, на его лице застыла удивленная гримаса. Я с интересом смотрела на него, надеясь получить честный ответ.
  - Потому что я слишком долго ждал шанса снова быть с кем-то и не хочу все испортить,- признался Макс, задумчиво закусив губу, отчего мне жутко захотелось поцеловать его.- Если раньше я мог относиться к девушке поверхностно, ничего от них не ожидая, то теперь все не так. Теперь я чувствую совершенно по-другому, и мне хочется продлевать этот момент столько, сколько это возможно. Надя, ты даже не представляешь, через что я прошел за эти сто лет, да и это не важно. Сейчас для меня важны только ты и я, и эта ночь, которая ждет нас впереди.
   Я осознала, что все это время, пока он говорил, я сидела с глупой улыбкой и думала, как же так получилось, что я встретила такого парня. Думать даже не хотелось, что он проводил эти сто лет, ни разу ни в кого не влюбившись. Максим буквально светился изнутри этим прекрасным чувством, чуть покрепче сжимая меня в объятиях. Его губы коснулись макушки головы, и по телу пробежали приятные мурашки, побуждая меня поднять голову.
   Поцелуй вышел долгим и тягучим, полностью растворяя меня в Максиме. Я отбросила все мысли и позволила своим эмоциям взять верх над моим телом. Иначе бы я просто не позволила своей руке зарыться в его волосы, второй поглаживать его по скуле, покусывать его губы, вызывая в нем дух соперничества. Я не желала уступать ему и так же отчаянно отвечала на его поцелуи, желая полностью отключиться от реальности. Это получалось успешно, особенно когда руки Градова скользнули под футболку, заставив меня вздрогнуть от неожиданного прикосновения моей холодной кожи с его теплыми руками. Мы оба выглядели словно сумасшедшими, никак не могли насладиться друг другом, нам всегда было мало.
   Я не представляла, что будет, когда мне придется уехать из города в погоне за артефактами. Разлука всегда вызывала во мне смешанные чувства. А разлука с Максимом была сродни самоубийству. Он всегда был тем, кто направит мою энергию в нужное русло, даст правильный совет. Как же странно, еще в начале своего обращения я воспринимала его как поверхностного самовлюбленного парня, не способного на настоящие чувства, а сейчас он будто вторая половина меня, без которой невозможно жить. Наверное, именно так проявляется любовь, когда ты находишь того самого человека.
   Ближе к середине ночи мы все-таки оторвались друг от друга, запыхавшиеся, горящими от страсти глазами. Я удобно устроилась на груди у парня, обняв его за талию, в то время как Максим гладил меня по волосам. Удивительно, но наше молчание не было обременено напряженностью, наоборот, мы общались без слов, используя лишь прикосновения. Это было более чем достаточно, чтобы почувствовать себя в безопасности.
   Вскоре усталость дала о себе знать, и меня начало клонить в сон, которому я изо всех сил сопротивлялась, не желая тратить впустую наше время. Попытки приободрить себя напоминанием о том, что я ночное существо не увенчались успехом, и я провалилась в сон, напоследок почувствовать, как к моему виску прижимаются теплые губы.
   Этой ночью Максим, в отличие от меня, не смог сомкнуть глаз, напряженно думая, что ему совсем не хочется отпускать меня. Парень устало смотрел в окно, наблюдая, как снег хлопьями валится на землю, и на душе его скребли демоны. В его мысли то и дело проскальзывал Роберт с его предсказанием, и тогда вампиру становилось по-настоящему страшно. Как узнать, в какой момент он совершит ошибку, чтобы исправить ее или вовсе не делать ее, помощник судьбы, естественно, не сказал ему, не желая раскрывать все свои карты.
   Но одно он пообещал себе точно, глядя на хрупкую девушку, крепко прижимающуюся к нему: от его ошибки она точно не погибнет. Он сделает все, чтобы оградит ее от неприятностей, чего бы парню этого не стоило.
  
Глава 20
   - Какие же вы пунктуальные, аж тошно становится,- раздраженно бросил Феликс, глядя на нас устало.- Бедный маг не спал, бегал по городу, искал нужные ингредиенты...и все ради чего? Ради тех, кто даже спасибо мне потом не скажет.
   Маг с опаской отодвинулся от Кирилла, который зло зыркнул на первого, испытывая при этом особую смесь отвращения и презрения. Мне и вовсе казалось, что между этими двоими беседа никогда не будет носить хотя бы вежливый характер. Поэтому постоянно приходилось оказываться рядом с ними и напоминать, ради чего мы здесь собрались.
   Как отметил Феликс, пришли мы действительно вовремя, чему способствовал Блэк, любивший порядок во всех его делах. Он разбудил меня неожиданным телефонным звонком, напоминая, чтобы я не опаздывала и успела собрать все необходимое. Откуда у него взялся мой номер, оставалось только гадать, но, с другой стороны, теперь у меня тоже имелся его номер, так что возмущаться было глупо.
   Максима уже тогда не было рядом со мной, лишь теплая сторона кровати напоминала мне, что мой огненный мальчик провел ночь вместе со мной. Парень оставил записку, обещая мне, что он разберется с Виолеттой и обязательно придет ко мне. Я грустно улыбнулась и спрятала записку в карман куртки, куда уже засунула складной нож и телефон с наушниками. Кирилл все равно всю дорогу молчит, так хоть музыку послушаю, чтобы как-то скрасить утро.
   Но хорошее настроение упорно не хотело посещать меня, отчего на мою кислую физиономию частенько обращали внимание люди. Правда, переводя взгляд на моего друга, их лица моментально приобретали странное выражение, и они спешили быстрее пройти мимо нас. Всему виной специфичное одеяние вампира: массивные черные ботинки с заклепками по бокам, кожаные штаны и такая же в тон куртка, делающая плечи парня просто нереально широкими. Приправьте это еще ремешком на одной ноге, которая скрывала в себе маленькие лезвия для метания и пугающие янтарные глаза, светящиеся от раздражения, и получите образ ночных кошмаров пятилетних детей. Люди, конечно, по-разному реагировали на Блэка, но все без исключения старались обходить его стороной и не заглядывать ему в глаза, шепча про себя что-то про готов и маньяков.
   Это совсем не обижало Кирилла. Он упрямо смотрел вперед, его уверенный шаг говорил о том, что он выше этих смертников. Мне хотелось бы, чтобы он поделился со мной такой выдержкой, потому что я ужасно нервничала по поводу встречи с магом. Неизвестность была мне не по душе, но я умело старалась скрывать свое нервозное состояние, хоть пару раз Кирилл странно на меня посмотрел.
   - Ладно, пошутили, и хватит,- пробурчал маг, возвращая к себе истинный облик.- Нам сегодня предстоит постараться, чтобы меч снова вернулся в этот мир.
   - В этот мир?- недоуменно переспросила я, нахмурившись. Такое начало разговора мне уже не нравится.
   Мы стояли посередине комнаты, которую Галмар благоразумно расчистил от всякой мебели. Он сейчас доставал свою шкатулку, держа ее настолько бережно, словно она была сделана из фарфора. Мы с интересом наблюдали, как он ставит ее на пол в центре комнате, присаживаясь на корточки, чтобы еще раз протереть шкатулку тряпочкой. Кирилл скривился и возвел глаза к потолку, стараясь выглядеть спокойным. Он явно не желал здесь находиться дольше положенного времени.
   - Знаю, для тебя, дорогуша, это кажется странным, но в данное время эта шкатулка представляет собой другое измерение,- пояснил маг, приглаживая свои зеленоватого оттенка волосы.- Я создал его специально для того, чтобы положить туда меч. Вряд ли кто-нибудь из демонов додумался бы, что здоровенный меч находится в такой шкатулке.
   Галмар улыбнулся, явно напрашиваясь на похвалу за его смекалку, но я лишь пожала плечами, все еще не веря в то, меч действительно находиться в шкатулке. Мне до сих пор казалось, что он нас дурит. Блэк снисходительно хмыкнул и раздраженно бросил:
   - И в чем подвох?
   Феликс стушевался и некоторое время рассматривал пол, будто нашел там нечто интересное. Но из интересного на полу была лишь шкатулка и грязь, которая ничем не привлекала внимание, поэтому магу пришлось поднять на нас глаза. На его лице появилось лукавство, и он медленно улыбнулся, явно утаивая от нас какую-то гадость.
   - Почему же везде должен быть подвох?- голосом философа поинтересовался Феликс, вернувшись в свое прежнее состояние.- Потому что с подвохом всегда интереснее. Было бы скучно, если бы я просто взял и отдал вам меч, согласитесь со мной? Да ладно, я же вижу, что вы крайне заинтересованы в том, чтобы он оказался в ваших холодных руках, поэтому послушаете того, кто может вам дать желаемое.
   Маг постучал по шкатулке и приложил ухо к единственному в ней отверстию, после чего довольно усмехнулся.
   - Дело в том, что вся эта шкатулка представляет собой лабиринт, в котором я и спрятал меч,- поведал нам Феликс, от каждого его слова моя физиономия вытягивалась все больше.- Прежде всего, чтобы попасть туда, надо провести особый обряд, который должен уменьшить тебя до такого состояния, чтобы ты смогла свободно пройти в лабиринт через это отверстие,- он указал на маленькую черную точку в шкатулке, смотря на меня с интересом.- Дорогуша, ты глядишь на меня так, словно я тебе только что сказал, что Земля на самом деле плоская. Вынужден вам сообщить, господа вампиры, что это еще не все препятствия на пути к мечу.
   Кажется, терпение Кирилла подходило к концу. Я могла видеть, как резко вздулись синие вены у него шее и как его глаза наполнились решительностью выбить из мага всю дурь. Он явно не выносит пустозвонов, раз так остро на них реагирует. Как бы мне не хотелось видеть это неприятное зрелище, но мне пришлось встать перед Блэком, преграждая ему путь. Сначала вампир уперся в меня, а лишь только потом опустил глаза, глядя на меня с раздражением.
   - Пусть скажет,- заявила я, разворачиваясь к Феликсу.- Ну, и что же там за еще препятствия? Только учти, что если ты будешь опять лукавить, то я сама тебе глотку вырву и в эту треклятую шкатулку затолкну.
   Удивленный моей резкостью, маг одобрительно присвистнул и поднялся, возвращаясь к своему прилавку. Оттуда он достал очередную коробку со склянками и стал доставать причудливые флакончики, мерцающие под солнечными лучами, что падали сюда из единственного окна.
   - Там сейчас находится Шакс,- наконец, вымолвил Галмар, серьезно взглянув на Кирилла, который весь выпрямился от упомянутого имени.- В лабиринте. Я его туда заточил и заставил охранять меч. Так что, прежде чем найти его, Наде придется сначала убить Шакса. Думаю, ты и без меня понимаешь, что сделать это будет непросто.
   В лавке воцарилась гробовая тишина. Пока я напряженно вспоминала, что же это имя значит, кто это вообще такой, Кирилл шагнул в сторону шкатулки, указывая на нее пальцем, точно переспрашивая, верно ли он расслышал. Его волосы тут же стали торчать в стороны, делая парня похожим на умалишенного. Кем бы ни был этот Шакс, восторга у моего друга он не вызвал. Его лицо не вызывало эмоций, но было видно, как напрягся вампир.
   - Кто это?- заинтересованно спросила я, переводя взгляд с Кирилла на мага.- И почему я обязательно должна убить его? Можно же просто оглушить и быстренько смотаться с мечом.
   Мои слова развеселили Феликса. Он с умилением посмотрел на меня, по-дурацки сложив губы в трубочку, преобразившись во вторую свою оболочку, а потом спросил у Кирилла:
   - Она действительно такая наивная или притворяется?
   Кирилл смерил меня озадаченным взглядом и покачал головой, явно осуждая мое чрезмерное любопытство. Парень, конечно, еще до прихода в лавку пытался проконсультировать меня насчет поведения с магом, но я решила наплевать на его занудство. В конце концов, это ведь не у меня неожиданно обнаружился пропавший наставник, с которым сложно найти общий язык, мне-то стесняться нечего. Поэтому я улыбнулась вампиру своей невинной улыбкой овечки и сосредоточила свое внимание на маге.
   - Дорогуша, я, пожалуй, просвещу твое невежество,- обратился ко мне Галмар, подходя то к одному прилавку, то к другому.- Шакс- древний демон, питающийся страхом. Крайне любопытная фигура в аду, только жаль, что говорить не умеет. Мне повезло, что около трех веков назад я с ним столкнулся и смог заточить в этой шкатулке,- явно гордился собой Феликс, пристально смотря на шкатулку.- Мечу нужен был охранник. Так я мог не бояться, что кто-то все-таки проникнет в лабиринт и найдет артефакт. Шакс убивает любого, кто хоть чего-то боится. Демон умеет ослеплять и оглушать свои жертвы, полностью отключая все органы чувств. Учитывая, что вы, вампиры, полагаетесь на свое зрение и слух, то победить Шакса будет трудно. Не завидую тебе, милая, но биться ты с ним будешь в одиночку.
   Мое сердце пропустило тревожный удар. Сражаться против чудовища из ада? К такому меня никто не готовил. Да, я дралась с несколькими демонами, но все они не имели огромной силы, да и Максим всегда был рядом, чтобы помочь мне.
   А сейчас я была в ступоре и лишь могла беспомощно смотреть на Кирилла, который выглядел мрачнее тучи. Парень, не отрываясь, сверлил убийственным взглядом мага, будто хотел проделать в нем дыру. На его челюсти заиграли желваки.
   - Она туда не пойдет одна,- решительно сказал он, и я испустила вздох облегчения.- Либо мы идем туда вместе, либо только я. Больше никак.
   Мне бы хотелось прямо тут рассыпаться в благодарностях другу, но предупредительно махнул рукой, и я послушно захлопнула рот, наблюдая, как улыбка Феликса становится шире, а в черных глазах появляется дьвольский огонек. Он мне не понравился.
   - Как мило,- умилился Галмар, склонив голову набок.- Это похвально, что ты пытаешься так самоотверженно подставить под удар себя, однако позволить тебе это сделать я не могу. Это ведь ее задание, и меч она будет вытаскивать из лабиринта самостоятельно. Даже не пытайся,- предупредил он, наблюдая, как глаза вампира быстро покраснели.- Моя игра, мои правила. Я не возражаю, если вы заберете меч, но сделаете вы это на моих условиях. Поэтому злить меня не рекомендую, если хотите уйти отсюда живыми, господа кровососы.
   Феликс, лицо которого приобрело угрожающее выражение, махнул рукой, и Кирилла словно ветром сдуло к дальней стене, где неожиданно появился диван, который я видела с прошлый раз. Вампир с шумом на него опустился, ведомый магией Феликса, и попытался встать с него, но маг вскинул руку и магией остановил его.
   - Посиди пока, отдохни, приятель, ты мне своей раздражающей энергетикой мешаешь заниматься заклинанием,- приказал ему Феликс, снова возвращая себе истинный облик, который, надо признаться, нравился мне больше.- В жизни бы не представил себе, что вампиры бывают такими занудными.
   Если он рассчитывал оскорбить этим Кирилла, то маг с треском провалился, потому Блэк быстро вернул себе спокойствие и теперь сидел, облокотившись на подлокотник, подперев подбородок рукой. Мне стало весело от их быстрой перепалки, но от моего внимания не укрылось, как странно посмотрел на моего друга Галмар. Так, словно он не хотел говорить этих слов, вообще не планировал так поступать, но все равно поступил, и теперь был в смятении.
   Однако после этих слов Кирилл вообще стал молчаливым, лишь только внимательно следил за тем, как Галмар чертил куском угля нечто, напоминающее современную пентаграмму, только маг при этом использовал еще какие-то непонятные мне символы. Мне же колдун великодушно разрешил помогать ему с приготовлениями, потому что я никак не могла усидеть на одном месте. Меня все еще потряхивало от того, что мне действительно придется проникнуть в эту маленькую шкатулку, блуждать по лабиринту, чтобы встретиться с демоном, который питается страхом. Любой бы на моем месте сейчас походил бы на умалишенного.
   Как бы меня не заверяли, что меня снабдят всем необходимым, чтобы прикончить это чудище из ада, но в собственные силы мне мало верилось. Особенно, когда маг с миленькой улыбочкой сообщил мне, каким образом мне придется попасть в шкатулку. От его заявления у меня глаза на лоб полезли, и я вспыхнула, словно спичка.
   - Нет, такого точно не будет!- горячо возразила я, отшатнувшись назад от Галмара.- А другого способа попасть в шкатулку нет? Как насчет телепортации?
   - Дорогуша, а ты не думаешь, что в целях безопасности и сохранности шкатулки я заговорю ее от всякого магического вмешательства?- посмотрел на меня, как на дуру, Галмар, устало потирая лоб.- Даже если бы я сам захотел, то не смог бы с помощью магии ее разобрать. Прости, но другого выхода нет, так что заканчивай с этой женской истерикой и давай уже вытащим проклятый меч в мир людской.
   Он приглашающим жестом указал на центр комнаты, где стояла шкатулка. У меня внутри все сжалось от нервозности. Я почти с паникой в глазах уставилась на Кирилла, который даже не думал защитить меня от того, что приготовил для меня маг. Он полулежал на диване и никакого интереса к нам не проявлял, мне в одной время даже показалось, что вампир просто напросто уснул, если бы не его природный недуг.
   - Но я не хочу, чтобы какое-то магическое заклинание ломало мне кости и уменьшало меня, чтобы я могла пролезть в отверстие шкатулки!- попыталась возразить я, пока Феликс услужливо толкал меня к центру комнаты, впиваясь своими ногтями в мое плечо.- Да подожди ты! Я еще не готова, дай мне время.
   В моем голосе отчетливо слышалась мольба, на которую маг не мог не откликнуться. Он со вздохом отпустил меня, раздраженно бросив, что мы уже час готовимся к заклинанию, но мне было важно выбить лишнюю минуту, чтобы собраться с мыслями. Страх уже заполнил собой все пространство, отчего мне хотелось убежать из этого места.
   - Пойду, найду тебе какой-нибудь амулет, который защитит тебя от воздействия демона,- едва слышно сказал Галмар и пальцем показал на Кирилла, гневно сверкая глазами.- А ты, наконец, сделай что-нибудь со своей подругой, иначе с таким настроем она не выйдет из лабиринта живой.
   И он быстро унесся в кладовую, откуда тут же послышался шум. Я облегченно провела по волосам и села рядом с Блэком на диван, опираясь локтями на колени и закрыв лицо руками. Рядом послышался шелест, и вампир вдруг оказался передо мной, присев на корточки. И вид у него был не очень доброжелательный.
   - Послушай,- попытался мягко заговорить он, но в его голосе все равно слышались стальные нотки.- Ты вчера была полна решимости забрать этот меч даже у самого Дьявола, а теперь ты почему паникуешь?
   Я отняла руки от лица, чтобы увидеть осуждение на его лице, и еще раз пожалев, что позволила страху затмить мой разум. Но одно дело быть опытным вампиром, который прошел много битв и знает все о мире, в котором живет, а другое дело быть мной, юным вампиром, проучившимся всего один курс в Универе.
   - Это было до того, как мне сказали, что ради этого мне придется сломать все свои кости,- в свою защиту сказала я, но парень упрямо покачал головой.- Мне придется одной пройти лабиринт, а в конце еще и столкнуться с демоном, который питается страхом, тем более, что таких страхов у меня куча. Да, я знаю, что сейчас веду себя не как вампир, потому что в душе я еще осталась тем ребенком, который не знал, что в шестнадцать его собьет машина, после чего вся его жизнь перевернется с ног на голову.
   Шум в кладовке не становился тише, но я все равно старалась говорить шепотом, чтобы маг не услышал этих слов. Честно, мне не хотелось, чтобы их слушал даже Кирилл, но ведь я сама говорила, что считаю его другом. А друзья всегда должны рассказывать друг другу правду. Моя вспыльчивая и беглая речь слегка загрузила моего друга, вампир некоторое время смотрел в сторону, а потом смерил меня своими янтарными глазами, в которых появилось некое подобие сочувствия.
   - Ты боишься, это понятно. Но ты не должна забывать, кто ты и какой силой ты обладаешь. Просто делай то, чему тебя учил Градов, и у тебя получится убить демона,- с этими словами Кирилл потянулся к своему плащу, доставая из кармана средних размеров кинжал.- Вот, возьми. Это в своем роде необычный кинжал. Рукоятка сделана темными, а наконечник наполнен светлой магией, которая причиняет сильную боль нечисти. Им ты точно убьешь Шакса.
   Я с сомнением взяла кинжал и покрутила его в руке, ощущая, как через меня пропускается его магия. Моя ладонь тут же крепче стиснула рукоятку, я некоторое время сидела, просто уставившись на оружие, не припомнив момента, когда видела столь мощное орудие против демонов. Максим, конечно же, показывал мне свой баселард, который он забрал у одного сильного демона, но даже тот клинок не стоял наравне с этим. С таким оружием сразу понимаешь, что перед тобой серьезный соперник, которого просто так не убить.
   Я с интересом взглянула на вампира. Было бы интересно послушать его рассказ о том, как он ему достался, но ситуация сейчас явно не располагала к этому. Кирилл был скорее всего взбешен моей неожиданной паникой, но пытался это скрыть, предпочитая смотреть куда-то в сторону.
   - Просто попытайся попасть ему прямо в сердце,- посоветовал он с глубоким вздохом.- Страх ты свой, конечно, за короткое время никуда не денешь, но попробуй думать только о своей цели. Думай о мече.
   Я уж было открыла рот, чтобы сказать, что я и так думаю об этом каждый день, но в эту секунду в комнату вернулся Галмар, держа перед собой некое подобие одежды, только размер ее наверно раз в десять был меньше. Он с некоторым удивлением оглядел Кирилла, который по-прежнему находился на корточках передо мной, и молча бросил разноцветные тряпки вместе с крошечным амулетом рядом со шкатулкой.
   Мне потребовалось усилие, чтобы подняться на ноги и подойти к магу, потому как выглядел он напряженно. В его руке блестел маленький ножик, похожий на столовый, но с более заостренным концом. Мне показалось, его кожа стала еще более бледной, теперь на его скулах четко просматривались синие прожилки вен. Однако, в древних голубых глазах все еще светилась решительность, и маг с издевкой сказал:
   - Ладно, если госпожа вампирша стесняется нагой идти против демона, то пусть идет в одежде. Пришлось пролезть в другое измерение, чтобы достать такой экземпляр, но это мелочи, каждый древний маг так умеет.
   Мое смущение достигло предела, и я неловко попыталась оправдаться:
   - Меня не факт наготы беспокоит, а то, что мои кости будут ломаться, чтобы я стала меньше. А еще мне интересно, как ты собираешься уменьшить кинжал, с которым я буду бороться против Шакса.
   Протянутый мною кинжал не произвел никакого эффекта на Галмара, он лишь отмахнулся от меня, мол, ему ничего не стоит уменьшить его, но Кирилл вызывающе поднял бровь. Он уже переместился на диван, расположившись в вальяжной позе.
   - Занятная вещица, я, кажется, догадываюсь, у кого ты ее отобрал,- задумчиво сказал ему маг, его глаза наполнились огнем негодования.- Но не волнуйся, прежний хозяин кинжала еще не скоро окажется в нашем мире. Ну да ладно, мы здесь собрались не поэтому. Дорогуша, вставай рядом с твоими вещами и шкатулкой, будем начинать заклинание.
   Мое сердце пропустило тревожный удар, когда я несмело шагнула прямо в центр, крепко сжимая кинжал в руке. И вдруг почувствовала себя глупо из-за насмешливого взгляда Блэка, которого, похоже, забавляло это зрелище. Можно подумать, мы тут в игры играем. Я сердито взглянула на него, а затем сосредоточилась на маге, который встал прямо передо мной. Неожиданно он резанул себя по запястью ножом, и тоненькая струйка крови потекла вниз, капая на пол. Впрочем, это вызвало удивление только у меня, Кирилл остался сидеть с таким же безучастным лицом. Тем временем, маг стал перемещаться по комнате, старательно окропляя кровью пол в местах, где до этого рисовал углем, таким образом, делая пятиконечную звезду более заметной. Он возвел ее прямо вокруг меня.
   Вид крови вызвал во мне голод, но он быстро подавился чувством страха, которое все-таки было сильнее, хоть я старалась выглядеть храбро. Маг на мой вид лишь усмехнулся, и мне стало не по себе от его ехидного вида. Кажется, я даже на долю секунды не смогу напугать Шакса своим появлением, если я в начале заклинания дрожу, как осиновый лист.
   - Лабиринт сейчас ничем не освещен, но, как только ты зайдешь в него, я воспользуюсь своими способностями и зажгу там огонь, который будет освещать тебе путь,- назидательно сказал Галмар, продолжая истекать кровью. Вид у него сделался болезненный, но маг держался, все сильнее сжимая ладонь, чтобы кровь шла быстрее.- Шакса ты, скорее всего, сначала не увидишь, потому что он почует твое появление, и устроит тебе засаду, так что будь начеку.
   Наконец-то Галмар прекратил проливать свою густую темно-бордовую кровь, и я смогла дышать спокойно, изредка посматривая на Кирилла. Он никакого вида жажды крови не подавал, похоже, ему даже успел наскучить процесс приготовлений для заклинаний.
   Феликс еще раз сверился с книгой насчет нужных слов и мазнул кровью прямо на рукоятку моего кинжала, что я сжимала в руке. На мой вопросительный взгляд он пояснил, что без этого он не изменит своих размеров. Я кивнула, решившись полностью довериться магу. Мой взгляд против воли наткнулся на таймер, и я с грустью подумала, что времени у меня становится все меньше.
   - Тебе главное найти меч и завладеть им, он сам тебе выход покажет,- продолжал наставительные речи Феликс, приглаживая свои волосы и закатывая рукава балахона.- Сейчас начнем процесс твоего уменьшения, так что лучше бы тебе снять свою одежду, иначе ты рискуешь потратить лишние часы, пытаясь выпутаться из гигантской ткани. А лишнее время, насколько мне известно, тебе даже нужнее, чем потребность пить кровь.
   Я вспыхнула подобно спичке. Раздеваться при парнях я уж точно не хотела, поэтому весьма властным жестом показала Кириллу на дверь в кладовую. Мой друг и сам понимал, что ему надо ретироваться, поэтому через секунду его в комнате не стало. Остались лишь мы с Галмаром, на которого я смотрела, как зверь на своего укротителя.
   - Милочка, я отсюда никуда не уйду, это ведь мне надо читать заклинание,- с насмешкой сказал он, и я медленно стала краснеть.- Брось, чего я только не видел за тысячу лет, тебе уж точно не удивить меня,- я угрожающе взглянула на него, и он поспешно поднял руки вверх.- Ладно, ладно, я буду сосредоточен на магии, так что ничего не увижу что-нибудь, кхм, лишнее, не волнуйся. Тебе сейчас надо думать о другом.
   А вот тут он был абсолютно прав. Надо думать о лабиринте и мече. О демоне, которого мне надо убить. Самое время выпустить свою сущность вампира, давно желающего пролить чужую кровь.
   Наплевав на свое стеснение, я бросила плащ на диван и быстро стала снимать с себя остальную одежду, методично скидывая ее на диван. Галмар все это время стоял, отвернувшись от меня, но я все равно ощущала, как кровь прилила к моим щекам. Черт, что же я делаю. Я же совершенно не знаю, что меня там ждет и, тем не менее, другого выхода у меня нет.
   Оставшись полностью нагой, я повернулась к выходу и обхватила себя руками, чувствуя только свою беззащитность, ведь холода-то я не могу ощутить. Тем временем, маг за моей спиной начал шептать на незнакомом языке, я прямо видела, как загораются его глаза магическим светом. Воздух стал накаляться и наполняться магией, от которой у меня заслезилось в глазах.
   Сначала я ничего не почувствовала. Однако, через мгновение, невидимая сила рывком сжала мои кости, ломая их. Все без исключения. Из меня вырвался хриплый крик, который я старалась подавить, но боль была невыносимая. Меня согнуло пополам, воздуха не хватало. Галмар продолжал читать заклинание, и его тон становился все решительней и отчетливей, и я могла увидеть, как взмывает в воздух кровь мага, создавая своего рода купол, ограждающий меня от всей остальной комнаты. Боль становилась еще сильнее, кости ломались интенсивнее, заставляя меня опуститься на корточки.
   Я не могла контролировать свое тело. Это теперь было не в моей власти. Мысли разлетелись по всей голове, лишь одна четко билась в сознании: 'Как такую боль ежедневно выносят оборотни?' Ведь для них обычный процесс, но я и не могла представить, каково это, ломать кости каждый раз, чтобы превратиться в чудовище. Когда-то я спрашивала об этом Женю, но парень лишь отмахивался, мол, ты никогда не поймешь этих ощущений. Что ж, могу сказать, судьба та еще злодейка.
   Я уже готова была потерять сознание, но вдруг обнаружила себя лежащей на спине на полу и усилием воли заставила себя сесть, по-прежнему чувствуя страдания при каждом движении. Кинжал, также уменьшенный, лежал рядом со мной, видимо, от шока я выпустила его из рук. С трудом разлепив глаза, первое, что я сделала, так это посмотрела наверх. И почти закричала от неожиданности.
   Я правда уменьшилась и теперь помещалась на ширине одной деревянной доски, а шкатулка представляла из себя нечто, высотой с двухэтажный дом. Я не говорю уже о маге, который казался мне великаном, и только благодаря острому зрению я могла видеть выражение его лица. Казалось, он был доволен работой, но не спешил входить в круг. Чуть позже я осознала, что маг просто не в силах это сделать, защитное поле будет работать, пока я не выйду обратно из шкатулки.
   От этого огромного мира у меня голова пошла кругом, поэтому я рассудила не смотреть наверх, а поскорее одеться и войти в лабиринт. На мне теперь были надеты удобные спортивные кроссовки, облегающие джинсы и простая черная футболка. И спасибо на этом. Подхватив кинжал, я смелым шагом направилась к шкатулке, точнее, к ее отверстию. Оказалось, что до него еще допрыгнуть надо было, проем был сделан прямо посередине стороны шкатулки. Хорошо, что я обладала вампирской ловкостью, мне не составило труда разбежаться и запрыгнуть на выступ, за которым таилась тьма.
   Я бросила прощальный взгляд на Галмара, в душе надеясь, что он может увидеть мой заход в лабиринт, и растворилась в темноте, которая таила в себе нечто неизведанное и от того ужасающее. Оставалось только верить, что я со всем справлюсь.
   В то же время Галмар облегченно выдохнул, увидев, как в отверстие шкатулки исчезло маленькое тело, и из его пальца выпорхнула магическая искра, которая также устремилась в лабиринт. Чувствуя себя полностью выжатым, маг материализовал стул и сел на него, продолжая поддерживать защитное поле.
   - Вампирчик, ты можешь заходить, твоя подруга уже зашла в лабиринт,- позвал Блэка маг, улыбнувшись уголком губ.
   Брюнет тут же очутился рядом с ним, присаживаясь на диван. Вид у него был слегка встревоженный, что заинтересовало Феликса, но парень мудро решил не вмешиваться в странные взаимоотношения вампиров, себе же дороже выйдет. Кирилл чуть скривил губы, увидев следы сажи на полу и резко спросил:
   - Ты воспользовался темной магией?
   - Да,- честно ответил Галмар, у которого ехидство было написано на лице.- А ты что ли против? Я, знаешь ли, практикующий темный маг, на меня светлая магия плохо влияет. За нее расплата большая.
   Не скрывая своего недовольства, Блэк откинулся на спинку дивана, пристально смотря на мага. С ним находиться в одной комнате он не желал, но слишком уж скользким ему казался этот магический тип, поэтому он решил проконтролировать весь процесс высвобождения меча из шкатулки. Это явно вызвало у мага приступ веселья.
   - И чем мы займемся в ближайшие несколько часов, а, господин кровосос?- спросил он, едва не давясь смехом.- Может быть, сыграем в карты? Хотя, по тебе даже не поймешь, умеешь ли ты блефовать или нет.
   На его провокацию вампир не повелся, лишь одарил мага холодным взглядом янтарных глаз и твердо сказал ледяным голосом:
   - Если она умрет в лабиринте, то я с тебя шкуру спущу.
   Именно тогда Галмар с грустью подумал, что его ждут весьма 'веселые' часы ожидания.
  
Глава 21
   Клара с умилением наблюдала, как Емеля действует на нервы блондинистой фурии, что объявилась недавно в их вагоне. Несмотря на утро, в лесу еще было темно, но благодаря фонарям, что раздобыла для их лагеря Карина, девушка могла ясно видеть, как покрывается красными пятнами лицо Виолетты, злобно глядящей на рыжеволосого вампира. Девушка приехала в середине ночи и упрямо заявила, что ни в какую гостиницу она не поедет, а будет жить в вагоне.
   Тогда Клара грустно отметила, что решительный пыл девушки некому было охладить, ведь Максим засел в баре, потому что он уже давно не занимался документацией. Да и парню просто не хотелось находиться рядом с ребятами, которые все были на нервах из-за недавних новостей.
   К счастью, не спавший утром Емеля принял на себя роль раздражающего вампира и теперь активно давал Виолетте понять, что здесь ей не рады, далеко не рады, но вампирша оказалась упрямой.
   - Я здесь от лица Гвардии и имею полное право находиться здесь, потому что эта территория вампиров,- надменно сказала Виолетта, откидывая назад светлую прядь волос.- Ваша группа организована Гвардией, так что вы тоже считаетесь ее подчиненными, хоть открыто не признаете этого. Вам меня отсюда не выгнать, даже не надейтесь.
   На Емелю речь Виолетты не произвела никакого впечатления. Тот даже коротко рассмеялся, но тут же с опаской поглядел на вагон. Ребята сейчас стояли на расчищенной от снега поляне, так что их вполне могли слышать остальные вампиры, что спали сейчас в вагоне. Но Емеля боялся не этого. Карина пришла поздно вечером и, не сказав ни слова, пошла в своей купе, лишь бросив, что она четвертует того, кто разбудит ее рано утром. А угрозы джинны всегда выполняют, поэтому Емельян замолчал, сосредоточив свое внимание на Виолетте. Ему всегда не нравилась эта неприятная особа, от которой за версту несло духами.
   - И когда это ты научилась такие умные вещи говорить?- притворно изумился Емеля, облокачиваясь на дерево. Парень широко улыбнулся.- Последствия неудачной покраски волос? Она подействовала на твой мозг? Хотя, это маловероятно, раз ты пришла сюда, к нам домой, и пытаешься качать права. Дефекты мозга тоналкой не замажешь, дорогая,- язвительно сказал парень, намекая на вульгарный макияж девушки.- Мы все знаем, кто ты, так что не надо из себя строить то, чем ты не являешься.
   Не удержавшись от смешка, Клара посмотрела на Емелю, который с довольным видом стоял неподалеку от нее. Получилось так, что ребята стояли напротив Виолетты, так что девушка могла ощущать давление, исходившее от них. Она зло покосилась на Клару и даже сделала шаг вперед, явно намереваясь ввязаться в драку, но их прервал шум от автомобиля, как раз сворачивающий по направлению к лесу.
   Емеля с Кларой переглянулись и облегченно выдохнули, прекрасно понимая, что сейчас блондинке не сдобровать. Вампирша даже мысленно пожалела бедняжку, ведь попасть под внимание не совсем радостного Макса уж точно никому не захочется.
   Заметив фигуру, выходящую из машины, Виолетта едва сдержала улыбку. Даже произошедшее в ее комнате никак не повлияло на ее привязанность к черноволосому вампиру. Она была даже готова терпеть все нападки от рыжего чудилы, лишь бы снова увидеть Градова. И если бы она могла, то уже почувствовала бы, как приятное тепло растекается по ее телу.
   Но вид Градова явно не вселял того, на что надеялась Виолетта. Вид у парня был загруженный, злой, о чем говорили его крепко сжатые в тонкую линию губы и пролегающую морщину у него на лбу. Он вышел из машины только в одной черной водолазке и джинсах, волосы были взъерошены, будто парень недавно проснулся. Он внимательно смотрел на светловолосую вампиршу и сначала не осознал, что все это происходит на яву.
   - Что здесь происходит?- требовательно спросил он, но после махнул рукой, обратив свое внимание на Емельяна.- А, ладно, у нас постоянно что-то да происходит. Я сейчас не в том положении, чтобы ругаться, поэтому ты, Емеля, разберешься вот с этой,- он ткнул пальцем в сторону Виолетты, отчего у той непроизвольно приоткрылся рот от удивления.- А ты не будешь возникать по этому поводу, если хочешь остаться здесь, у нас. Клара, ты поищи сестру, от нее действительно нет никаких новостей, мне это не нравится. Если кто будет спрашивать, где я, то у меня важное дело. Один оборотень должен дать мне наводку на демонов.
   - А это случайно не Евгений должен дать наводку?- оживился Емеля, ничуть не обидевшись на командный тон Максима.- Что-то он давно к нам не заглядывал, будто и не друг нам.
   Максим только покачал головой. Он сам был удивлен, что от их друга-оборотня ничего слышно не было. Женя перестал к ним заходить еще после предательства Насти. Видимо, он еще не мог оправиться от этой потери, и Максиму лишь хотелось, чтобы друг был в порядке.
   - Я так понимаю, что вскоре нас ждет веселое времяпрепровождение?- спросила Клара, несмотря на наигранную радость в потускневших глазах виднелась печаль из-за упоминания сестры.- Давно мы не гоняли демонов. Ладно, начну поиски сестры. Надеюсь, что она просто забыла зарядить мобильник, а также сказать, где она будет пропадать.
   Клара напряженно взглянула на ребят и пошла к вагону. Когда она проходила мимо Градова, тот положил руку на плечо девушки и сжал его, заверяя ее, что все будет хорошо. Несмотря на свои любовные перепитии, парень ни на секунду не забывал о том, что у него есть команда, о которой также надо заботиться.
   Он кинул мимолетный взгляд на Виолетту, молчаливо наблюдавшей за происходящим, и пошел к вагону, чтобы переодеться и взять необходимые для встречи вещи. Виолетту, кажется, покоробило такое отрешенное поведение Градова, и она тяжело задышала, скрывая свой гнев.
   - Ну что,- прервал молчание Емеля, которому все еще хотелось повеселиться.- Максимушка оказался не таким идеальным парнем для тебя? А все потому что не надо пытаться отбить чужого парня. Он никогда не был твоим, и если ты попытаешься сделать что-нибудь Наде, то горько об этом пожалеешь, я тебе это гарантирую.
   Говорил это парень с такой дьявольской улыбкой и таким дружелюбным тоном, что Виолетта внутренне передернулась. И уже успела пожалеть, что нагрянула к ним так неожиданно, ведь Гвардия приказала выехать к команде только завтра. Но девушка не могла так долго ожидать встречи с черноволосым вампиром, ей надо было объясниться с ним. Убедить, что она ничего плохого сделать не хотела.
   Девушка нерешительно пошла следом за Емелей, который старался двигаться по вагону тихо. Из-за Карины. Ее угрозы были настолько детально описанными, что Емеля мудро решил ничего не делать и действительно дать джиннше поспать. Здоровый сон парень высоко ценил.
   Однако Виолетта сохранять молчание явно не собирался. За спиной у вампира она недовольно сморщила нос и спросила:
   - Я надеюсь, в вашей халупе есть хотя бы душ? И где мне положить свои вещи?
   Емеля резко остановился, на его лице отразился испуг. Не поворачиваясь к девушке лицом, он покачал головой и тяжело вздохнул. Утро явно не задалось. Тут же в дальнем купе послышались приглушенные ругательства, дверь с грохотом отъехала в сторону и явила заспанную Карину. Даже будучи не выспавшейся, девушка выглядела отлично, и лишь только ее мутный взгляд говорил о том, что она спала. Угрожающим взглядом она окинула Емелю, а когда она разглядела за его широкой спиной Виолетту, то ее лицо приобрело выражение отвращение.
   - Мда, не зря говорят, что утро добрым не бывает,- раздраженно выдохнула джиннша, исподлобья уставившись на Виолетта, которая тоже не очень была рада встретить Карину.- Особенно когда в твой дом приходит всякая шваль. Попробуешь только навредить моим друзьям, узнаешь, что такое разъяренный джинн.
   Виолетта высокомерно улыбнулась и ядовито сказала:
   - Придется встать в очередь.
   Наблюдая за всем происходящим с интересом, Емеля вдруг опомнился и поспешил встать между девушками как раз тогда, когда Карина с решительностью танка двинулась вперед и готова была устроить Виолетте 'теплое' приветствие.
   - Девушки, девушки, держите себя в руках!- парень развел руки в стороны, чтобы держать девушек на расстоянии.- Никому ведь драка не нужна, да? Тем более Максиму, который сейчас злее Цербера. Он поручил мне со всем разобраться, так что давайте не будем подставлять мою чудесную персону, а успокоимся и разойдемся по углам. Водяная девочка, ты пойдешь в это купе и будешь сидеть так тихо, насколько это вообще возможно. А ты, Карина, отправишься к себе и будешь дальше спать. Ладушки?
   Обе девушки посмотрели на него, как на идиота, но не стали дальше развивать конфликт. То ли на них подействовало упоминание Градова, то ли утро действительно делало даже нечисть ленивыми. Виолетта с надменным видом прошествовала в предложенное купе и громко хлопнула дверей, явно выказывая свое недовольство. Карина скептически посмотрела на дверь и перевела взгляд на Емелю.
   - Присматривай за ней, она тут явно не только за Надей следить приехала,- спокойно сказала девушка, облокачиваясь на перила, глядя в окно.- Так что теперь будем следить за тем, что говорим.
   - Ага, приехала она следить за Надей, но почему-то тусуется с нами,- пробормотал рыжий недовольно.- Как будто нам моего друга геймера не хватает. Он вообще собирается выходить из купе своего? Я его уже три дня не видел.
   - Аскольд хоть и прислан сюда следить за нами, однако он не докучает нам, в отличие от этой. Макс уже ее видел?
   Емельян кивнул.
   - И как прореагировал?
   - Он слишком устал для того, чтобы с ней собачиться,- ответил Емеля, задумчиво потирая переносицу.- Ему хватает того, что сейчас с Надей творится. Хоть он этого не показывает, но видно, что он не знает, куда себя деть. Помогать-то ей нельзя и на месте тоже не хочется сидеть.
   Карина согласно кивнула. Хоть ребятам было очень интересно узнать, как проходит гонка за артефактами, однако у них были совсем другие дела. Объявление Максима об охоте на демонов взбудоражила Емелю, так что парень даже охотно принялся за свою работу надсмотрщика. Поэтому весь день на территории вагона было относительно тихо, что не могло не облегчить ношу Максима, который катался по городу, надеясь встретить знакомую фигуру где-нибудь на улице.
  ***
   Весь день Клара потратила на поиски сестры, но так и ничего не смогла выяснить. Отчаяние медленно настигало девушку, с каждым разом все сильнее вгрызаясь в душу, навевая сомнительные мысли. Противиться им было сложно. Девушке не хотелось верить, что с ее сестрой что-то произошло.
   Поэтому она старалась найти хоть одну ниточку, которая привела бы ее на след вампирши. И она почти ее нашла, но быстро зашла в тупик, а точнее, в переулок в конце улицы. Там она оказалась уже к вечеру и теперь неловко оборачивалась, пытаясь найти след.
   - Ну же, я ведь видела связь с этим местом,- взвыла от негодования Клара, но тут же притихла, услышав за спиной шорох.
   Инстинкты мгновенно сработали, девушка быстро извлекла нож из кармана и встала в боевую стойку, готовая к любому нападению. Но его не последовало. Вместо этого из полумрака вышел Женя, который заметно изменился за время, которое его не видели ребята. Клара даже замерла, не в силах поверить, что перед ней все еще стоит их друг. Впалые щеки, щетина на лице, уставшие глаза, смотрящие на девушку без всякой радости, потрепанная одежда. Кто-то мог бы подумать, что Женя- бездомный, однако Клара знала, что он живет рядом со своей стаей и, в отличие от некоторых представителей оборотней, заботиться о своем внешнем виде. Что же повлияло на его состояние?
   Клара, опомнившись, убрала нож и вяло улыбнулась Евгению.
   - Привет, волчок. Что с тобой стряслось? Кто-то на тебя напал?- обеспокоенно спросила Клара, приближаясь к парню. Он все также продолжал смотреть на нее мутными глазами, в которых отражалась пустота.- Это сделали демоны? Максим сказал, что некоторые из них в открытую на нечисть нападают.
   Женя очнулся от транса и быстро покачал головой. Клара внимательным взглядом окинула многочисленные порезы на теле парня, начиная беспокоиться за его состояние.
   - Уезжал на пару недель из города,- коротко объяснил он, прислонившись плечом к холодной кирпичной стене.- Недавно вернулся. Как дела?
   Не сдержавшись, Клара усмехнулась, уж слишком простой был вопрос. Глаза Жени немного прояснились, даже начал появляться знакомый огонек. Но с ним все равно что-то было не так. Хоть девушке и нужно было продолжать поиски сестры, она не хотела проходить мимо.
   Воцарилось неловкое молчание. Оборотень со скучающим видом смотрел на вампиршу, изредка тяжело вздыхая и чуть касаясь руками правого бока, который, видимо, был ранен, а Клара пыталась подобрать нужные слова, чтобы разговорить парня. Они не сразу заметили, как повалил снегопад, и улицы рядом окончательно опустели. Люди спешили в уютные теплые дома, чтобы расслабиться после работы вечером.
   Но Кларе и Жене снег был не помехой. Они оба переносили и более низкие температуры, поэтому их молчаливая беседа продолжилась. Наконец-то до Клары дошло, по какой причине мог уехать Женя на столь длительное время. И почему ничего не сказал своим друзьям-вампирам.
   - Ты искал ее?- голос Клары чуть дрогнул, а глаза с недоверием уставились в Женю.
   Реакция парня не заставила себя ждать. Он резко выдохнул воздух из легких, и Клара услышала, как быстро застучало его сердце. Давно уже никто не говорил о Насте. Слишком сильно сказалось ее предательство на вампирской компании. Можно было предугадать, что к ее предательству Женя отнесется по-другому. Не поверит. Попытается найти блондинку, чтобы выяснить правду.
   - Быстро же вы забыли про ее существование,- зло отозвался Евгений, продолжая буравить Клару прожигающим взглядом.- Никто из вас не попытался найти ее, узнать, почему она так поступила. Может быть, ее жизнь была в опасности и только так она могла спасти себя!
   Клара едва удержалась от смешка, но во время сообразила, что оборотень в гневе ей не нужен. Ей еще сестру искать, так что спор с ним до добра точно не доведет. Но все равно в душе затаилась за то, что он так смело переврал все факты и выставил Настю жертвой. Клара сама столько раз задавалась вопросом, почему она это сделала, но быстро поняла, что ответ скорее всего она не найдет. А значит, нужно просто отпустить ситуацию и продолжать жить дальше.
   - Женя, миленький,- ласково обратилась к нему вампирша, скрещивая руки на груди.- Никто из нас не будет искать Настю. Она сделала выбор, к несчастью, не в нашу пользу. Разбираться в причинах ее выбора не стоит, уж поверь мне. Думаешь, мне не хотелось увидеться с ней еще раз, посмотреть в ее большие прекрасные глаза и спросить, почему она так уверенно отправила Аню в могилу?- Клара устало потерла глаза, сдерживая подступившие от обиды слезы.- Что-то она совсем не растерялась, когда решила отправить нас на гибель! Мы все там могли умереть!
   Кровь в жилах оборотня закипела от негодования. Женя не понимал и не хотел понимать, почему близкие друзья Насти так легко отпустили. Они ничего не пытались сделать! Евгений стиснул зубы, стараясь держать гнев под контролем. Не хватало только обратиться и напасть на вампиршу.
   - Не смей говорить так о ней,- тихо предупредил Женя, подергивая плечом от избытка адреналина.- Просто так она ни за что не поступила бы. Нет,- парень покачал головой, продолжая с недоверием смотреть на Клару.- Настя не монстр, и, возможно, она нуждается в помощи.
   Клара грустно улыбнулась. Он ее любит, поэтому старается верить в лучший исход, в конце которого все были бы счастливы. Только Женя не понимает, какой урон нанесло предательство Насти. Гвардия давно объявила, что каждый вампир, который располагает информацией о ее местонахождении, должен немедленно связаться с Гвардией или самостоятельно поймать блондинку. А Настя умная, она никогда не попадется своим на глаза. Скорее всего, девушка уже далеко не на этом полушарии, в поисках уединенного пространства. Только открывать эту страшную правду Жене Клара не собиралась- пусть ищет ее, если так хочет. А у нее есть другие дела.
   - Волчок, скажи мне, ты хоть какую-то зацепку нашел во время поисков?- глядя на покачивание головой Евгения, она сама себе кивнула.- Послушай, Настя вампир, она умеет выживать. И если она не захочет, то ты ее никогда не найдешь. Женя, прошу тебя, не загоняй себя до полуживого состояния. Мы по-прежнему твои друзья, в любую секунду можем помочь тебе, как эмоционально, так и физически. Нужно лишь просто попросить.
   Женя некоторое время молчит, обдумывая слова девушки. Его лицо- словно непроницаемая маска, сквозь которую Клара пыталась высмотреть хоть какие-то эмоции. Но все тщетно. Черты лица оборотня ужесточаются, глаза становятся ярко-желтыми и неестественно большими, отчего Клара отступает назад. Он злится. Не зря на уроках в Универе вампирам говорили, что сильные эмоции дают зверю возможность занять человеческий разум. Из-за ярости Женя может в любой момент обратиться.
   Но что-то меняется в глазах Жени, и он с шумом выдыхает воздух, с трудом возвращая себе контроль. Его поза становится менее напряженной, он одергивает свою мятую и измазанную в грязи футболку.
   - Отныне на этом наши пути расходятся,- его серьезный голос прорезает тишину, и в одно мгновение парень исчезает из переулка, лишь только запах шерсти напоминает о том, что он здесь был.
   Клара в смятении отворачивается и прижимается спиной к стене, возводя глаза к черному небу, словно пытаясь найти все ответы там. Но вокруг тишина, которая постепенно давила девушке на голову. Она не любила тишину и одиночество. Это Лара могла часами проводить время со своими книгами или другими занятиями, которые она может делать в одиночестве, при этом не ощущая скуки. В этом они были противоположностями.
   Но когда они проводили время вместе, оно всегда было веселым и счастливым. Несмотря на все ссоры, сестры любили друг друга. Всегда выручали друг друга, вместе выживали, вместе учили нудные уроки, учились драться. Клара улыбнулась от нахлынувших воспоминаний. Ларе нравилось одерживать вверх над сестрой, а потом объяснять ее ошибки, показывая, как надо делать. Именно поэтому они выжили и оказались здесь, в месте, которое можно назвать домом.
   - Черт,- прошептала Клара с болью, одинокая слеза покатилась по щеке,- Лара, где же ты?
   Девушка согнулась пополам, мысленно придумывая все ужасные концовки. Сестра не могла просто так исчезнуть. Не могла. Она бы предупредила все, если бы ввязалась в какую-нибудь авантюру. Из них двоих она бы поступила благоразумнее. Чувствуя, как к горлу подкатывает ком, девушка сползает вниз по стене, прямо на снег, и закрывает лицо руками. Из груди еле слышно вырываются рыдания. Впервые она ощущала такой страх за сестру. Она ее единственная семья. И она не может вот так потерять ее.
   Руки девушки вдруг начали дрожать, и ветер вокруг нее взвыл, становясь все сильнее. Вскоре началась метель, на которую часто сетуют здешние жители. Только сейчас это было не природное явление, а следствие эмоционального состояния Клары. Ей было трудно держать способности в руках, когда она была поглощена сильными чувствами.
   Клара сидела с широко раскрытыми глазами и пыталась не думать о плохом. Метель продолжала бушевать, покрывая девушку снегом, который она не замечала. Она перестала слышать звуки, словно вампирша оказалась под водой. Поэтому наглое карканье она услышала не сразу.
   Но карканье упорно продолжалось, и девушка устало перевела взгляд на ворона, стоящего на краю соседней крыши. Среди всех обычных воронов он был особо крупным, да и взгляд у него был более осознанный, словно он все понимает. Ворон продолжал громко каркать, вызывая у Клары раздражение.
   - Мерзкая птица,- отозвалась она, злобно глядя в темные глаза-бусинки.- Когда же ты наконец сдохнешь. Где ты был все это время? Лара тебя искала.
   Питомец Лары, имя которого всегда вылетало и Клары из головы, встрепенулся и замолчал, взмывая в воздух и приземляясь прямо возле ног девушки. Удержавшись от соблазна пнуть птицу, Клара поморщилась. Ее блуждающий взгляд наткнулся на окровавленные перья ворона. Леденящий ужас просочился в ее вены.
   - Ты...ты был с ней?- прошептала девушка, прикрыв рот рукой в немом крике.
   Ворон один раз каркнул, словно соглашаясь с догадкой вампирши.
   - Черт, Лара, куда же ты влипла?- отчаянно спросила Клара, искренне надеясь, что кто-нибудь ответит на это жизненно важный вопрос.
   Но вокруг была лишь тишина.
  
Глава 22
   Я ступила в темноту. Мои глаза быстро привыкли к отсутствию света, но оптимизма по этому поводу я явно не испытывала. Лабиринт населяли многочисленные узкие коридоры, стенки которых были в какой-то странной жиже. И кровь. Она была повсюду, вселяя в меня тихий ужас. Я сильнее сжала рукоять ножа, и сделала маленький шажок вперед. Сердце уже давно перестало подавать признаки жизни, и только выжидало.
   Как по щелчку коридоры осветил магический огонь, возле самого потолка зажглись факелы, заставив меня едва вздрогнуть. Молодец, Галмар, все-таки без света меня не оставил. Так. Надо сосредоточиться на лабиринте. Черт, какой же он запутанный. Пройдя один поворот, мой слух уловил отдаленный шум. Там что-то уже поджидало меня, что-то явно нехорошее, заставляющее нервно озираться по сторонам.
   Свет открывал вид на еще большие разрушения лабиринта. Стены везде оцарапаны, в углах скопился мох или плесень, всюду чувствовался мерзкий запах. Скривившись, я еще раз повернула и чуть не заорала, узрев существо, висящее на чем-то, что походило на веревку.
   - Ты напугал меня, мертвяк,- облегченно выдохнула я, когда, присмотревшись, различила в существе облик человека.- Пытался добраться до меча? Вероятно, у тебя ничего не получилось.
   Чтобы справиться со страхом и стрессом, я пыталась найти успокоение в юморе. Хотя, выглядел мертвяк по-настоящему жутко, весь истерзанный, с поломанными костями, часть которых торчала из кожи. Комок в горле уже готов был вырваться наружу, но я упрямо сглотнула и пошла дальше, мысленно сочувствуя тем, кто побывал в этом лабиринте.
   И зачем только Галмар создал такое жуткое место? Нельзя что ли было просто уменьшить меч и положить в шкатулку. Я прерывисто вздохнула. Сосредоточься, Надя. Демоны ловко умеют ставить ловушки, нельзя отвлекаться.
   Осторожно ступая на побитые плиты, я наткнулась на развилку и озадаченно остановилась. Шесть проходов. И какой из них будет верным? На секунду я зажмурилась, прислушиваясь к своей интуиции. Она ласково нашептывала мне идти в крайний левый коридор, и я послушала ее. Надо прибавить шагу, оставаться здесь на ночь будет плохой идеей.
   Я старалась дышать бесшумно, хоть и наверняка Шакс уже почуял мое появление. И от этого осознания мышцы сводило от ужаса. Ноги вдруг стали ватными, будто предчувствовали беду. Но спасала вампирская сущность. Присутствие демона пробуждало во мне дух воина, давая мне уверенность двигаться дальше.
   В конце коридора меня ждало непредвиденное. Глазам своим не верю! Напротив меня стояли мои родители. Взявшись за руки, они смотрели на меня радостно, словно они ожидали моего прохода. Я растерялась. Как они здесь оказались? Неужели Галмар оказался врагом, и засунул сюда моих родителей, чтобы запутать?
   Удивленно приоткрыв рот, я не смогла произнести не звука. Я так давно не была с ними рядом! И выглядели они так же, как я их в последний раз видела. Следы усталости на лице, но глаза горели любовью.
   - Мама, папа,- срывающимся голосом сказала я, ощущая, как слезы подступают к глазам. Они вновь счастливо улыбнулись мне.- Как...как вы здесь оказались?
   - Доченька, мы пришли забрать тебя домой,- сказала мама, у которой тоже слезы стояли в глазах, отчего мое сердце тревожно екнуло- Пойдем домой, милая. Мы так долго тебя ждали.
   Папа протянул руку, приглашая меня приблизиться. Но я осталась стоять на месте, не в силах поверить в реальность происходящего. Они здесь. Они ждали меня! Почему же я не могу двинуться с места? Что-то держало меня, мешало даже шаг сделать. От отчаяния хотелось выть. План забрать меч моментально испарился, оставив во мне желание пойти с родителями, ведь я так по ним скучала, столько раз видела свое возвращение во сне.
   Глаза застилала пелена из слез. Еще и наконечник ножа отчего-то заискрился, жар быстро доходил до рукояти, обжигая кожу. Стоп. А почему он так реагирует на родителей? Определенная мысль проскочила в голове, но мне не хотелось верить в ее правдивость. Хотелось оставаться наивной девочкой, которая мечтала увидеть родителей вновь, снова почувствовать себя любимой дочерью.
   Но теперь я вся состою из боли от осознания того, что их на самом деле здесь нет. Что это не моя мама улыбается мне так радостно и печально одновременно, что это не папа призывает меня пойти домой, где тепло и хорошо. Все иллюзия. И теперь, когда я стала соображать более трезво, я понимаю это. Демон играет со мной, причиняя боль и страх, потому что именно негативными эмоциями он и питается.
   Я старалась не подавать виду, что знаю. Поэтому, преодолев наконец барьер, спокойным шагом направилась к родителям. Они смотрели на меня так восторженно, что сердце екнуло в груди, увеличивая горечь во рту.
   - Мне так вас не хватало,- дрожащим голосом признаюсь я, с трудом поднимая взгляд на маму.- Я так скучаю по вам.
   И резким движением перерезаю маме глотку, делаю полуоборот и глубоко вонзаю нож в сердце папы, пристально наблюдая, как его взгляд меняется, становится беспомощным и непонимающим. Мне приходится смотреть на то, как мать хрипит и хватается за горло, оседая на пол, но ноги не сдвигаются с места. Рука сжимает нож, тело готово к любому нападению. Ну а внутри я вся дрожу.
   Через несколько мгновений родители замолкают. Под ними стала растекаться небольшая лужа крови. Пустые глаза глядят в потолок. Я молча вытираю кровь об штаны, чувствуя, как сломана изнутри. Шакс успел разглядеть мою главную слабость, и теперь наверняка торжествует. Я дышу шумно, будто только что пробежала марафон, а вскоре замечаю, что мои щеки мокрые от слез.
   Ноги подгибаются, и я падаю на пол, с широко раскрытыми глазами смотря, что я наделала. Тремор оказывается очень сильным, я трясусь, как осиновый лист на ветру, и ничегошеньки поделать с этим не могу. Поэтому я не успеваю среагировать на поток крови, который хлынул из другого коридора, накрывая меня с головой. Кровь горячая и густая, она доходит ровно до потолка, окуная меня в безумный водоворот и лишая возможности дышать. Закрыв глаза, я стараюсь сконцентрироваться и попробовать управлять потоком, но кровь не поддается мне, слишком в ней мало воды находится.
   Истошный крик так и тонет в гортани, меня болтает во все стороны, ударяет об стены, что-то острое впивается в бок, на секунду ослепляя приступом боли. Казалось, что крови вокруг нет предела. Воздух начинает заканчиваться, дышать кровью невозможно, и я начинаю молиться, чтобы это все закончилось. Рефлекс вдохнуть все-таки настает, и кровь начинается заливаться мне в рот, горло жжет.
   В голове панически мелькают мысли, воспоминания. Я не хочу умирать в этом грязном лабиринте! Родителей еще можно спасти. Пытаюсь зацепиться рукой за хоть какой-нибудь выступ, но стены вокруг гладкие. Вскоре я ощущаю, что напор ослабевает, и пытаюсь держаться и не терять сознание. Кислород давно закончился, но благодаря вампирской силе я могу ориентироваться в пространстве, к конечности перестали чувствоваться еще три коридора назад.
   Поток крови останавливается также резко, как и начинался. Мое тело просто ударяется об пол, голову пронзает боль. Я пытаюсь заставить руки двигаться и вытираю глаза и рот. Глубокий вдох воздуха возвращает меня в реальность, я больше не умираю. Дышу отрывисто, будто рыба на нересте. Приходить в себя сложно. Повсюду разбрызгана темно-красная кровь, вся одежда пропитана кровью.
   Я переворачиваюсь на живот и много кашляю, выгоняя ненавистную мне жидкость из легких. Какое-то время я так и лежу, повернув голову вправо, постепенно приходя в себя. Не стоит принюхиваться, чтобы понять, что кровь человеческая. Желудок все-таки не выдерживает, меня тошнит желчью.
   Все во мне кричит от неприязни к крови. Раздражение выходит на первый план, я злюсь на лабиринт, на то, что мне приходиться вот такой грязной идти дальше, на демона, который читает меня, как открытую книгу.
   - Это все что ты можешь?- кричу я в пустоту, мною управляет гнев.- Дешевые трюки- это все, на что ты способен? Если нет, то давай, иди сюда, и я вырву твое жалкое сердце и заберу меч!
   Мои глаза становятся красными, появляются когти и обостряются чувства. Я не могу знать, слышит ли меня демон. Подбираю нож, который чудом оказался неподалеку и, вся в крови, иду дальше по широкому коридору. Если Шакс купился, то он позволит мне подойти к мечу близко. И тогда отступать нельзя.
   Шаги отзываются эхом по всему лабиринту, неожиданно поднимается гул, который, видимо, должен нервировать меня. Но вампир во мне спокоен, он знает, куда идти, и уже предвкушает битву. По пути я стараюсь размять мышцы, кручу нож в руке, пытаясь найти баланс.
   'Я готова к драке,- неустанно повторяю мантру про себя, внимательно осматривая коридоры.- Готова.'
   Гул вокруг становится сильнее, что означает, что я иду в верном направлении. Должно быть, скоро будет центр лабиринта, в котором и находится меч. Галмар сказал, что подвесил его на железной цепи и заклинанием приказал Шаксу не отходить от него далеко. Но так как он не из слабых демонов, то способен контролировать почти весь лабиринт. И он уж точно знает, что я иду.
   Через несколько минут я прихожу в центр лабиринта. К моему удивлению, места тут предостаточно. Площадь в виде круга, в центре которого висит меч, освещенный факелами. На несколько секунд я даже замираю, восхищенно взирая на острый наконечник, а затем и на увесистую расписную рукоятку. Острое желание подержать в руках появляется из ниоткуда.
   Но демона нигде не видно, что настораживает. Возможно, здесь есть ловушки, поэтому я ступаю осторожно, пристально оглядываю пространство вокруг. Хорошо, что здесь просторно, но плохо, что нет углов и некуда скрыться, разве что в другие коридоры, которые ведут к центру. Ничего, главное добираться до меча, а уж с ним я горы могу свернуть.
   Когда до меча остается десять метров, меня резко атакует возникшая темная субстанция, отбрасывая к противоположной стороне. Я успела сгруппироваться, поэтому получила небольшие ушибы и быстро встала на ноги. Субстанция выше меня примерно в два раза, она парит над полом, озадачивая меня. Постепенно до меня доходит, что это и есть тот самый Шакс. Присмотревшись, я вижу, что у него повсюду есть длинные когти, которыми он и раздирает своих жертв.
   На месте, где должна быть голова, загораются желтые глаза странной формы, напоминающие кляксу. Даже стало интересно, из чего демон состоит, наверняка это темные сгустки магии, слившиеся воедино.
   Из полости рта Шакса издается рык, и из стены вокруг отлепляются такие же похожие сгустки, но меньшего размера, которые устремились ко мне. Они передвигались недостаточно быстро, чтобы увернуться от моих ускоренных ударов ножом. У всех удалось нащупать сердце и проткнуть его, превратив помощников Шакса в пепел. На вампирской скорости я попыталась атаковать демона, но исчез и возник в другом месте, отчего я чуть не врезалась в стену.
   Несмотря на то, что демон не мог говорить, его глаза торжествовали. И жаждали моей смерти. Я перебрасываю нож в левую руку и глазами блуждаю по полупрозрачному телу демона в поисках сердца. Как правило, вампиры умеют расслышать стук сердца, но в этот раз меня встретила лишь тишина.
   - Ладно, итак с тобой справлюсь,- сквозь зубы говорю я, пригнувшись, чтобы нанести очередной удар.
   Огонь в факелах, казалось, разгорелся сильнее, повышая температуру вокруг. Я старалась не обращать внимания на языки пламени вокруг, но страх огня все еще упорно сидел внутри и шептал мне убираться отсюда. Сделав два коротких вдоха, я сделала перекат и попыталась нанести удар куда-то в солнечное сплетение, однако откуда-то взявшаяся когтистая лапа крепко схватила за руку, оставляя глубокие раны на кисти.
   Шакс ловко отбросил нож подальше от меня и нанес еще один удар в район поясницы. Боль прожгла меня насквозь, и я едва слышно охнула, откатившись в более безопасное место. И тут все стало темным. Я перестала видеть. Вскочив на ноги, я панически вертела головой и хлопала глазами, но по-прежнему ничего не видела. Сердце застучало где-то в горле, вынуждая меня все время крутиться в поисках демона. Из-за шока я не сразу стала слышать. Как я буду биться без зрения?
   И тут же поймала себя на мысли, что уже задавала этот вопрос Максиму.
   - Мы деремся не глазами, а телом,- сказал он мне тогда, когда заставил с завязанными глазами .- Наш слух способен уловить движение еще до удара,- я ощутила, как он обходит меня со спины, кладя ладонь в районе поясницы.- Если сосредоточиться, то тело само найдет соперника. Стоит только довериться ему и отключить панические мысли.
   И я доверилась своему телу и сущности, которая определенно знала больше, чем я. Я успела отразить удар демона, ответив ему тем же приемом. Ногой я случайно задела лежащий на полу нож и моментально подхватила его, вонзив по рукоятку в тело Шакса. Демон тут же взревел, и ко мне вернулось зрение, отчего я облегченно выдохнула.
  Его глаза загорелись, и факелы попадали вниз, распространяя огонь по всему кругу. Испуганно попятившись, я спиной натолкнулась на стену. Шакс вновь исчез из поля зрения, зато я вновь увидела своих родителей сквозь бушующее пламя. На лицах обоих застыло выражение презрения, а в руках они держали мечи.
   - Мы уже это проходили, на этот раз я не попадусь,- сказала я, меняя свое местоположение на более выгодное.
   Оба родителя ринулись ко мне прямо через огонь, будто они ничего не чувствуют. Хотя, наверняка так и есть, это ведь иллюзия Шакса. Именно так он убивает своих жертв, их же слабостями.
   - Ты не захотела идти с нами, наглая девчонка!- мама нанесла мне рубящий удар слева, но я ловко заблокировала удар, плечом двинув ей в солнечное сплетение.- Ты больше не нужна нам.
   Я сочла разумным не тратить энергию на разговоры, тем более, активизировался папа, попытавшись напасть сзади. Мой наклон вниз заставил папу пролететь несколько метров. Послышался даже хруст костей, и я поморщилась. Но родители не могли чувствовать боль, поэтому продолжили нападение, более ожесточенно нанося удары. Правда, удары в бок и левую ногу я не смогла блокировать, и теперь два глубоких пореза давали о себе знать при каждом движении. Но в порыве куража боли я не ощущала. Я вообще ничего не чувствовала, кроме жажды убивать. Хорошо это или плохо, но точно помогло мне справиться с родителями, чьи глаза превратились в черные сияющие дыры.
   Вскоре два бездыханных тела упали передо мной, и я подняла голову. Видок у меня был тот еще. Взгляд дикого хищника, который высматривал жертву, лицо все перемазанное, в саже и крови, про одежду с кровавыми разводами лучше вообще молчать. Но, по какой-то причине, я как никогда не ощущала себя живой. И это ощущение мне безумно понравилось.
   В поле зрения наконец-то попал меч. Моя цель. Он продолжал поблескивать в свете огня, будто приманивая к себе. На пути к нему полыхал огонь, будто защищая оружие, поэтому я решила пролететь на вампирской скорости, быстро схватить меч и унестись из этого лабиринта. Однако, как только я сделала шаг вперед, на моем пути возникли мои родители. Теперь их было шестеро, и все с черными когтями вместо ногтей, и деформированными телами, будто неконтролирующими свои движения. Они выглядели как зомби, жадно смотря на меня и облизываясь.
   Конечно, для демонов в обличии близких мне людей я лакомый кусочек. Подобрав меч возле трупов прошлых демонов, я бросилась в эту толпу, ловко прокручивая меч, рубя головы всем подряд. В живых остались два папы и одна мама, которые встали на одной линии, готовясь одновременно напасть. Я стояла напротив них, безучастно наблюдая за огнем, который заполнил собой уже половину круга. Легкие внутри горели из-за вдыхаемого мною дыма, поэтому я разорвала футболку снизу, сделав на лице своеобразную маску, чтобы не вдыхать много дыма.
   Родители с громким кличем бросились на меня, быстро окружая. Я старалась передвигать ногами чуть быстрее, чтобы успевать отражать удары, но спустя время выдохлась и пропустила еще два удара, упав на колени. Один папа взмахнул мечом, норовя отрубить мне голову, но я откатилась в сторону, метнув нож ему прямо в сердце. Уже перестала считать, сколько раз убила их. Хорошо хоть никакие угрызения совести не чувствую при этом.
   С остальными двумя демонами я разделалась только на одном азарте, и сокрушенно опустилась на пол в окружении жаркого огня. Все тело содрогалось, не в силах переносить жар, я понимала, что скоро яд забурлит в крови, и смерть будет лишь делом времени.
   Ползком, прижимаясь к полу и вдыхая оставшийся кислород, я направилась к мечу. Надо только схватить его, надо только схватить, постоянно повторяла про себя, замечая, как перед глазами все плывет. Дорога к мечу показалась вечной. Но вот он, меч по-прежнему висит на месте, поджидая, когда его кто-нибудь уже возьмет в руки.
   С трудом встав на ноги, я дрожащими руками тянусь к железке, но появившиеся когти хватают за талию, оттаскивая подальше, вынуждая зарычать от негодования. Переполненная злостью, я резко разворачиваюсь и запускаю руку прямо в тело Шакса, рыская в поисках сердца. Наконец, нащупав маленькую пульсирующую точку, я вырываю сердце, хладнокровно смотря в горящие глаза демона, которые расширились от удивления. Издав напоследок рык, он рассыпается передо мной в пепел, а лабиринт в это время начинает рушиться.
   Весь пол трясется, и вокруг все пылает. Выдохшись полностью, я подхожу к мечу и снимаю его с цепи, чувствуя невероятную тяжесть в руке. Казалось, что на секунду меч вспыхнул и снова погас. Неожиданно рядом со мной возник портал, в который меня затянуло, унося от горящего лабиринта подальше.
   Я с глухом звуком падаю на деревянный пол магазина Феликса, опять без одежды из-за изменения размера. Впрочем, Феликс среагировал оперативно, набросив на меня жесткую ткань непонятно чего, но ее хватило, чтобы закрыть все мое израненное тело. Меч лежал вдоль моего тела, касаясь прохладным металлом оголенной кожи.
   Я судорожно принялась вдыхать свежий воздух, радуясь, что больше не нахожусь в жарком лабиринте. Отдышавшись, я перевела взгляд на лица встревоженного Кирилла и улыбающегося Феликса, который имел вид, будто выиграл в лотерею.
   - Долго же мы ждали тебя, дорогуша,- сказал мне Галмар, внимательно осматривая мое поврежденное лицо.- Да, похоже, подлатать тебя все же придется.
   - Сколько....сколько я была там?- прохрипела я, по-прежнему не шевелясь. Вряд ли я в ближайший час смогу встать с этого места.
   Сейчас мне жизненно необходимо знать, сколько времени я затратила на нахождение меча. И сколько мне остается, чтобы найти шлем и щит. И ответ поразил меня и буквально заставил застыть от удивления.
   Протяжно вздохнув, Галмар ответил:
   - Милая, тебя не было больше суток в нашем мире.
  Глава 23.
   - Ты уже полчаса пялишься в одну точку, солнышко,- мягко сказал Феликс, сидя на корточках возле меня.- Я, конечно, видал и похуже, но тебе все равно досталось. Сильно напугалась в лабиринте?
   Я сидела в старой ванне, которую Галмар телепортировал прямо в центр лавки. Маг заботливо наполнил ее горячей водой, а Кирилла не в совсем вежливой форме послал подальше. Я не возражала. Не было никаких сил, чтобы объяснять все, что со мной произошло. Обхватив колени руками, до сих пор окровавленными, я сидела и мерно покачивалась, не сводя глаз со стены.
   В горле першило, но я все-таки прохрипела мучительное:
   - Я потеряла целый день. Целый день.
   Сейчас меня волновало только это. На один день приблизился срок моего задания. Мне казалось, что я провела в лабиринте несколько часов. Но все было иначе. И теперь я была растеряна.
   Меч лежит на диване и поблескивает, словно радуясь своему пребыванию в прежнем мире. На него долго смотрел Кирилл, пока Галмар не вывел вампира из своей лавки. На его лице царило глубокое удивление. Он явно не верил в подлинность меча. Легенда, которую несли на протяжении нескольких веков, оживала прямо на глазах. Тут любой бы удивился.
   - В лабиринте время течет по-другому,- сказал Галмар очевидную для меня вещь, и я едва слышно хмыкнула.- Милая, ты ведь это сделала. Меч здесь,- он указал пальцем на оружие и улыбнулся.- И мне больше не придется усмирять его бешеную энергию. По-моему, это хороший расклад.
   Хоть он говорил правду, никакой радости я не испытывала. Я опустила взгляд на воду, ставшую розоватой от крови, что стекала с меня. Постепенно мне удалось смыть всю кровь с себя, а затем Феликс достал из лавки стеклянную баночку с белой жидкостью и направился с ней ко мне.
   - Что это?- прохрипела я, когда он стал наносить густую мазь на многочисленные раны на моих руках.
   Кожу сразу неприятно обожгло.
   - Это смесь нескольких трав и кое-чего не совсем приятного,- пояснил маг и обхватил мой подбородок пальцами, заставляя меня повернуть голову к нему.- Теперь займемся твоим многострадальным личиком. На вас, вампирах, неплохо работает. Ваша регенерация, конечно, верх эволюции, но добрая примесь магии никогда никому не помешала. Раны быстро затянется, и будешь как новенькая.
   Чтобы нанести мазь на остальные части тела, мне пришлось встать и закутаться в полотенце, дабы высохнуть. С трудом дойдя до дивана, я плюхнулась рядом с мечом и откинулась на спинку, ощущая, как мышцы наливаются свинцом. Пусть это временное состояние, переживать его все равно было трудно.
   Я нанесла мазь на самые глубокие раны, а потом наконец-то обратила внимание на меч. Взгляд у меня был отнюдь недобрый. До этого момента я даже подумать не могла, что могу испытывать такую ненависть к простому предмету. Из-за него я испытала столько боли. Перед глазами до сих пор стояли образы мертвых родителей. Если я не выполню задание Гвардии, то эти образы воплотятся в реальной жизни.
   Не смело протянув руку к мечу, я сначала осторожно коснулась непривычно холодного металла. Это точно необычный холод. На рукоятке вырезано большое количество непонятных символов, которых нет ни в одной книги по рунологии, что больше настораживало. Пока Феликс копошился где-то в своей магической каморке, я продолжала исследовать меч. Глубокие борозды на самом клинке волшебным образом заинтересовывали.
   Как и всех вампиров, меня очень интересовало оружие, особенно такое древнее. Меч не доставали несколько веков, а он выглядит как новенький, лезвие даже не затупилось. Это я узнала, когда прикоснулась к нему, сразу же порезав палец, который, впрочем, быстро зажил. Меч полностью готов к бою с любым соперником.
   Наконец я взяла рукоятку в руку и подняла увесистый меч. По руке прокатился жар, и я чуть было не выронила меч, но устояла. Несмотря на усталость, я покрутила оружие и удивилась его необычайной маневренности при немаленьком весе. Сделала несколько выпадов с режущими ударами, чем поразила Галмара, который во время показался проходе.
   - А притворялась такой несчастной и полуметрвой! Дорогуша, ты бы сначала оделась ради приличия,- хохотнул маг, бросая мне мою одежду.- Я отвернусь, не смотри на меня так. И положи, пожалуйста, эту огромную зубочистку, так, на всякий случай.
   Покорно положив меч обратно, я с радостью оделась в свою одежду. Апатия постепенно сходила на нет, остались лишь вопросы, ответы на которые я еще не нашла.
   - И да, Кирилла, я думаю, уже можно запустить, а то он своим огненным взглядом скоро прожжет мою дверь,- выразил мысль Феликс, с которой я согласилась.
   Вампир бесшумно скользнул в помещение, но остановился возле входа, заприметив меч, лежащий на диване. С затаенным интересом он уставился на него, не решаясь подойти. Я довольно улыбнулась. Все вампиры обожают оружие. Но Кирилл хорошо умел владеть собой, а уж чувство раздражения он постиг на уровне дзена, поэтому даже не спросил, как я себя чувствую.
  - Почему так долго?- только и спросил он, слегка приподняв бровь.
   Он снова стал надменным и холодным, отчего я обиделась на него. Перемены в его настроении оставляли желать лучшего.
   - Долго?! Какой же ты...сухарь! Меня там чуть не убили!- пожаловалась я, метая искры в сторону спокойно стоящего парня.- А ты спрашиваешь, почему так долго?
   - Не убили же,- сказал Блэк, склонив голову на бок, пристально глядя на меня.- У нас есть дело, которое нужно выполнить любыми средствами и способами. Так что бери меч, и пойдем.
   Я опешила от такого предложения. Куда он хочет идти? Если о мече хоть что-то было известно, то о шлем и щите слухов никогда не было. Они пропали давно, и все связанные с ним хозяева уже мертвы. Но почему-то в янтарных глазах Кирилла нет неуверенности, в отличие от меня.
   - Воу, воу, притормози, мой хороший,- остановил парня Феликс, который, видимо, решил вступиться за меня.- Ты просто так хочешь вынести один из самых сильных артефактов и ожидать, что на тебя никто не нападет? Брось, ты же умный мальчик, знаешь, что меч надо обезопасить от чужого глаза.
   Прикрыв на секунду глаза, Кирилла отрывисто вздохнул. Не знаю, чем там эти двое занимались, пока я отсутствовала, но отношения у них явно не наладились. Наоборот, руки вампира напряглись так, что вены проступили, а глаза наполнились ненавистью. Но, все-таки здравый смысл взял верх, и Кирилл слегка кивнул.
   - Тогда займись этим,- командным тоном сказал он, продолжая смотреть на меч.
   - Ты разве не хочешь взять его в руки?- спросила я, недоумевая.- Интересно же. Он существовал еще задолго до нас и до сих пор находится в идеальном состоянии.
   Кирилл посмотрел на меня, как на дуру.
   - Такой меч признает только одного хозяина.
   Я удивленно взглянула на парня. О чем он говорит? Я не могу быть хозяином меча, его надо передать в руки Гвардии, а там пусть они разбираются, что с ним делать. Неужели мне придется носить его с собой? Я нерешительно подняла глаза на Кирилла.
   - Эм, ладно,- я снова взяла меч и перенесла его на стол Галмара, обратив внимание на мага.- А ты-то можешь к нему прикасаться?
   Феликс хитро улыбнулся и подмигнул мне. Размяв пальцы, он обошел лавку и согнулся над мечом, проводя ладонью по рукоятке меча. Мы подошли к нему и смотрели на то, как он медленно исследует меч, словно пытаясь найти в нем что-то неизвестное.
   - Давно не видел его в живую, в основном приходилось ощущать его энергию,- сказал он серьезно, убирая руки от оружия.- Много бы отдал за то, чтобы вообще не видеть ваше оружие. Кровь тянется за мечом шлейфом, отравляя все живое вокруг. Теперь это твоя ноша.
   Ощутив неприятный холодок в груди, я с трудом сглотнула. Прежде не задумывалась, сколько убито им жизней. Теперь я другим взглядом смотрела на меч, и в нем ни капли былого восхищения. Мне пришлось пройти через море крови, чтобы достать его для того, чтобы им проливали кровь дальше. И снова это странное ощущение в груди. Приходиться выбирать.
   - Давай его обезопасим,- сказала я тихо, чувствуя на себе внимательный взгляд Кирилла. Он тоже ожидал моего выбора.- Его можно как-то скрыть от остальной нечисти?
   Феликс ободряюще улыбнулся.
   - Естественно. Не забывай, ты говоришь с одним из могущественных магов России, а это не только мелкие фокусы. Знаю я один заговор, который подойдет к мечу. Ты сможешь носить его на виду, не боясь за то, что его узнают враги.
   Облив меч какой-то бесцветной жидкостью, Галмар прокашлялся и принялся читать заговор на незнакомом мне языке. Его глаза засветились, в помещение ворвался воздух, спутавший мои распущенные волосы. В целях безопасности я отступила назад, наткнувшись на Кирилла.
   - Читает на древнем магическом языке,- шепотом пояснил он, оставаясь все также спокойным.- Сейчас его далеко не каждый маг знает.
   Спустя время в лавке стало тихо. Затем послышались ругательства от мага, который с недовольством взирал на меч. Я склонила голову набок.
   - Что-то не так?
   - Все не так, дорогуша. Я совсем забыл, какими капризными бывают древние артефакты,- возмущенно сказал маг, одаривая меч не самым добрым взглядом.- Им только жертвы и кровь подавай. Придется импровизировать.
   Маг наклонился, чтобы порыться в своих ящиках, бормоча про себя ругательства. Я переглянулась с Кириллом, который также не понимал, почему заклинание не сработало. Наконец, Галмар вытащил не совсем роскошного вида нож и протянул его нам. В ответ на наши вытянутые лица он пояснил:
   - Чтобы заговор сработал, нужна кровь. А так как оружие ваше, то и кровь должна быть ваша. Тем более, вам обоим стоит принести эту маленькую жертву, чтобы продолжать видеть меч.
   Кирилл без лишних слов достал нож и полоснул по своей ладони. Кровь тоненькой струйкой тут же потекла на меч. Вампир сжал руку в кулак, чтобы окропить полностью весь меч, который будто засиял, получив крупицу энергии. Парень протянул нож мне, и я нехотя приняла его. А ведь раны только затянулись! И спать хочется жутко! Всего секунда, и моя темно-бордовая кровь смешивается с кровью Кирилла, придавая мечу еще более сияющее состояние. Даже страшно стало от осознания, что артефакт вполне себе живым оказался.
   - Теперь читай,- повелительным тоном сказал Кирилл, пристально наблюдая за мечом, будто боясь, что тот сбежит.
   - Слушаюсь, господин,- картинно поклонился Галмар, но тут же одернул себя, принявшись читать заклинание.
   Он склонил голову назад и закрыл глаза, руками водя над мечом. В воздухе чувствовалась магия, и я вздрогнула от такой ее концентрации. Хотелось быть где угодно, но только не рядом с таким мощным источником силы. Кирилл же, в отличие от меня, стоял с непроницаемым лицом, терпеливо дожидаясь, пока Галмар закончит свое дело. Но я все равно ощущала, что вампиру тоже не терпится покинуть это место. Он все еще иногда бросает на мага уничтожительные взгляды. Выходит, он все-таки способен что-то чувствовать.
   - Все, господа вампиры, ваш меч готов,- объявил маг, шатаясь, словно в трансе.- Теперь уносите его с моих глаз, за столько времени он мне уже порядком надоел.
   - Это правда много значит для меня,- сказала я откровенно, смотря магу прямо в глаза. Тот задумчиво кивнул.- Теперь я твоя должница.
   - Просто не приноси мне больше его,- отмахнулся Галмар, не принимая мои слова всерьез.- А теперь, мне надо заняться своими магическими делами, и так угробил на вас столько времени.
   Он вновь обрел образ Феликса и помахал мне рукой, широко улыбаясь. Схватив меч и убрав его в ножны, я первой вышла из лавки, напоследок уловив тихое:
   - Кирилл, останься на минуту.
   Это был точно голос Феликса, но он был до того тихий и безрадостный, что мне сначала подумалось, что только показалось. Я торопливо вышла и захлопнула дверь, даже не пытаясь слушать то, что сейчас происходит внутри. Просто надеюсь, что мой друг не прибьет милого мага. Он ведь правда помог нам.
   В то же время, в лавке стояла оглушительная тишина. Кирилл стоял лицом к двери и спиной к Галмару, дожидаясь, пока последний решиться заговорить. Парень не хотел останавливаться и все больше хотел приступить к поискам других артефактов, и странная просьба мага только задерживала его. Повернув голову в сторону, вампир внимательно слушал дыхание Феликса, звуки которого постепенно приближались.
   - Если тебе когда-нибудь понадобиться помощь, ты всегда можешь обратиться ко мне,- сказал серьезно Галмар, останавливаясь в трех метрах от парня. Его глаза обеспокоенно обводили силуэт вампира.- В любое время. Я помогу. Хочу, чтобы ты это помнил.
  Кирилл напрягся. А потом все также, повернув голову в сторону, но несмотря на мага, жестко сказал:
   - Мне никогда не нужна помощь.
   И ушел, оставив мага в легком смятении.
   Когда блондин присоединился ко мне, я не решилась заговорить первой. Он был нервный и раздраженный, видимо, ему не понравились слова Феликса. Хотя, если так посудить, ему ничьи слова не нравятся.
   - Что нам теперь делать?- едва слышно спросила я, шагая по заснеженному тротуару. Мысленно, я молилась, чтобы парень отпустил меня передохнуть хоть на пару часов. Ужасно хотелось позвонить Максиму и попросить, чтобы он приехал. Просто приехал и обнял меня, сказал, что я все выдержу. Потому что именно в этот момент я ощущала, как рассыпаюсь на кусочки. Еще и меч был довольно увесистым, и все время мешался, отчего хотелось закинуть его куда подальше и больше не видеть.
   - Ты пойдешь спать,- коротко сказал Кирилл, смотря вперед.- Отдохнешь и наберешься сил. Я попытаюсь найти провидицу, которая укажет нам дальнейший путь. Если ты мне понадобишься для этого, я позвоню. И не потеряй меч.
   И в следующую секунду, по своему обыкновению, он исчез, как обычно оставляя меня в полнейшей растерянности. Я опустила взгляд на меч. Оставшись с ним наедине, я буквально кожей ощутила на себе его влияние. Возникло навязчивое желание проверить его на деле. Нахмурив брови, я усилием воли усмирила это желание и двинулась дальше по улице, направляясь к нечистивой коммуналке. Устойчивым желанием было прийти и лечь завалиться спать, а с последствиями разбираться уже попозже. Кто бы мог подумать, что в такое знаменательное событие я буду банально хотеть спать?
   Миновав все препятствия в виде моих вынужденных соседей по дому, которые оказались на деле не такими уж жуткими и злыми, я с радостью скинула меч и не забыла закрыть дверь на ключ. Затем переоделась в чистую одежду и плюхнулась на кровать, по привычке ища телефон. Да, век технологий сказывается и на нечисти. Забавно даже наблюдать, как по Универу слоняются вампиры, сильные и бесстрашные существа, уткнувшись в телефоны. А некоторые даже активно ведут соцсети, чем всегда веселят меня.
   Узрев немыслимое количество пропущенных от Макса, я сразу же набрала моего наставника.
   - И где ты блин пропадала все это время?!- послышалось в трубке недовольное. Но, несмотря на это, я счастливо улыбнулась, ведь я так отчаянно мечтала услышать его голос, даже если обладатель этого голоса на меня сейчас обижен.- Я уже собрался плевать на все запреты и искать тебя.
   - Ты бы не нашел меня, не в этот раз,- устало сказала я, безучастно смотря в потолок.- Я была там, где никогда не хочу оказаться снова. Но я выбралась, Максим. И нашла меч, представляешь? Я смотрела на него, и глазам своим поверить не могла.
   Послышалось напряженное молчание. Мне казалось, будто Максим находился в глубоком удивлении, поэтому он сейчас молчал. Мне было слышно только его беспокойное дыхание. Я напряженно ожидала ответа. В моем представлении он должен был порадоваться за меня, сказать, что я молодец, что верил в меня. Но Максим молчал, чем пугал.
   - Это точно тот меч?- переспросил Градов, заставляя меня медленно закипать от негодования.
   - Точно. Я его силу на расстоянии чувствую, как и то, насколько он древний,- пробормотала я, сжимая телефон в руке.- Он должен быть в руках у сильного вампира, это я точно знаю. Иначе перестанешь собой управлять. Как...как там у вас дела?
   И снова несколько секунд молчания, которые буквально изводили меня изнутри. Голос у Максима мрачный, будто безжизненный, отчего я стала волноваться. Сразу подумала, не случилось ли у них там, пока я отсутствовала.
   - Лара пропала. Клара ищет ее уже второй день. Никакого следа,- сообщил Максим, и я пораженно ахнула.- Мы все сейчас занимаемся поисками, пробуем все способы, но никакого толка. Будто испарилась.
   Нервно сглотнув, я замерла на кровати. Не таких новостей я ожидала. Мне не верилось в то, что сказал Градов. Мозг тут же лихорадочно выдал варианты, при которых Лара просто отправилась на задание, полученное от Гвардии, думала, что быстро справится и поэтому ничего не сказала ребятам. Или еще какой-нибудь вариант, при котором с ней все хорошо, и она спешит домой.
   - Черт,- выдохнула я, не в силах справиться с эмоциями.- Я могу подключиться к поиску, Макс, просто скажи мне, какие места вы не смотрели, и я туда отправлюсь. Или я могу начать осматривать пригород. Можно привлечь магов, дать им какую-нибудь вещь Лары для заклинания поиска...
  - Надя, перестань,- прервал мою бессвязную речь Максим, и я замолчала.- Тебе нужно думать только о задании. Если ты действительно нашла тот меч, то у тебя есть шансы спасти родителей. Мы прочесываем каждый угол города, поэтому я уверен, что мы ее найдем. Лара опытный вампир, она не даст себя застать врасплох.
   Я ощутила неприятный укол в груди. Максим говорил так, будто я больше не привязана к команде и не имею права предлагать помощь. Как будто я перестала быть частью команды. И осталась одна.
   - Хорошо,- тихо сказала я, опустив взгляд в пол.- Хорошо, Максим. Но держи меня в курсе поиска, пожалуйста.
  - Конечно,- его тон смягчился, но я все равно чувствовала усталость в его голосе.- Эй, я не могу заставлять тебя тратить время на поиск. Мы справимся. Тебе самое главное найти еще два артефакта. Есть идеи?
   Я не могла рассказать ему про Кирилла, он ни за что не примет такой вариант, учитывая то, с каким упорством он отговаривает меня вообще с ним общаться. В его видении Кирилл безумно предан Гвардии, он предатель и поэтому опасен для меня. Не могу сказать ему правду. Но и врать мне не хочется, он читает меня как открытую книгу, мигом поймет, что я что-то утаиваю.
   - Мне посоветовали найти провидицу, она может указать на местоположение щита или шлема. Артефакты же связаны между собой, наверняка можно каким-то образом возродить эту связь.
   - Хм, вряд ли в городе остались провидцы,- задумчиво сказал Градов, и замолчал на несколько минут, видимо, обдумывая мой вариант.- Я могу спросить у Окси, она может что-то знать про провидцев. Как ты себя чувствуешь?
   Я слегка улыбнулась, уловив знакомые заботливые нотки. Так мне хотелось увидеть его, обнять, ощутить его сильные руки, которые могли защитить меня от любой беды.
  - Бывало и лучше, но я в порядке. Собираюсь отоспаться и дальше бороться за родителей. Я не дам им убить их.
  В трубке опять воцарилось молчание. Однако я сейчас была настолько уставшей, что оно меня не тяготило. Я слушала ровное дыхание Макса, и мне было спокойно на душе. Этот день был позади. Не убили, и уже прекрасно.
   - Максим,- тихо позвала его я, положив голову на жесткую почти квадратную подушку. Вот что-что, а уж подушки могли купить помягче.
  - Да?
  - Я очень скучаю по тебе,- призналась я, чувствуя, как внутри все переворачивается.- Ты мне очень дорог.
  Градов печально усмехнулся. Я бы хотела видеть сейчас его выражение лица- наверняка лоб прорезает глубокая складка, губы плотно сжаты, в глаза смертельная усталость.
  - Звучит так, врединка, будто ты со мной прощаешься,- честно сказал Максим ровным голосом, и я вздрогнула.
  Да, пожалуй, звучит именно так. Но где-то в глубине души я надеялась на то, что мне не придется расставаться с этим самовлюбленным вампиром, от которого в моей душе зарождается огонь. Однако, у судьбы другие планы на нас. И от этого было очень горько. Я открыла рот, собираясь сказать утешающие слова, но замерла, не в силах соврать. Не говорить же ему, что я буду рядом с ним сейчас.
  - Спокойной ночи, Максим,- только произнесла я, чувствуя, что готова провалиться в сон.- Я со всем разберусь, и мы снова будем вместе. Обещаю.
  Градову только и оставалось, что удивленно таращится на свой мобильник, на котором вызов был уже завершен. Он сидел в своем купе и мрачно смотрел в окно. В его голове пробегала тысяча и одна мысль. И все о ней. Ее последние слова прозвучали по-другому. Более взросло, что ли. Хотелось поверить ей. Но Максим продолжал чувствовать подвох в таком плавном ритме выполнения заданий, и парень дал себе слово, что постарается узнать правду.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список