Lazarus: другие произведения.

Сибирский Вивисектор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первый роман трилогии.

  Выражаю благодарность следующим людям:
   Lazarus (себя не похвалишь, никто не похвалит:) - за создание образов персонажей Виктора и Виктории.
   Kris - за создание образов персонажей Виктории и Крис.
   Olli-Di - за создание образов персонажей Олли-ди, Виктории и Элис Фолкнер. Так-же за разрешение воплотить ее игру в этом произведении.
   Adrien - за создание образа персонажа Адриен Де Лаверте
   Lord Koda - за создание образов персонажа Виктор ДеЛакруа. Так-же за разрешение воплотить ее игру в этом произведении.
   Airis - за создание образа персонажа Айрис
   Seven - создание образа персонажа Мик
   И всех остальных кого я не упомянул. Пока это произведение лишь фанфик, это можно признать смело. Но есть еще возможности править его, переделывать, переписывать, и однажды это будет действительно серьёзное произведение, по крайней мере я, в этом полностью уверен...
  ________________________________________
  
  
  Вот так все начиналось.
  
   В небольшой город прибывает мужчина средних лет. Гордое имя, Граф Лексар ДеЛакруа, вызывает особенный интерес у горожан. Мужчина, скромной наружности, с повадками аристократа, начинает строительство театра. Для чего и кого он строит этот театр, остается загадкой для жителей города. Однако строительство продвигается. Кирпич за кирпичом, появляются стены, здание растет, и вот уже на высокой башне в полночь бьют часы. 1996 год, 17 Сентября, театр готов принять первых посетителей. Однако представления, которые в нем дают, выдержит далеко не каждый человек. Лишь узкий круг людей, точней сказать люди узкого круга интересов могут попасть в театр.
   Сцены насилия, убийств и издевательств, жестокие игры над людьми, все это привлекает маньяков со всего мира. Именно для этих кровавых представлений и создавалось это заведение. Вместо лож, комнаты с различными орудиями пыток, вместо сцены арена, на которой самими ужасными способами убивают людей, вместо подвалов лабиринты, где желающие могут поиграть со своими жертвами.
   Однако город, а точней театр, привлекает внимание не только психопатов и маньяков, люди которые сражаются против жестокости в этом мире, так же интересуются этой академией кровавых искусств. Но даже они не знают истиной цели создания театра.
   Пока все развлекаются, в тайных комнатах в подвалах здания, кровавый граф проводит опыты над людьми. Самые разнообразные опыты по изменению физических и умственных способностей людей. Опыты по контролю разума и создания совершенного оружия, в лице человека.
   Но все же отдельные личности узнают самые скрытные секреты театра. И когда город окружает огромная стена, вооруженные люди по периметру, театр закрывают, а его владелец исчезает бесследно.
   Проходит время, года, большее население города безжалостные убийцы. Остальные люди, пытающиеся выжить самими разными способами, среди тысяч маньяков.
   И вот однажды ночью в театре бьют часы, из подвалов доносятся крики, а кассы открываются для продажи билетов. Театр снова работает, он снова наводит ужас, а значит снова проводятся эксперименты над людьми.
   И вместе с возрождением театра, возрождается интерес к нему. Члены МОРРПГ, маньяки, пресса, ученые и другие пытаются пробраться в театр, что б раскрыть его секреты.
  
   Год 1991 - Жестокость людей не знала границ. Мир был наполнен маньяками, психами, и убийцами. Следствием наваждения жестокости стали новые законы. Все страны как одна увеличили количество преступлений попадающих под смертную казнь.
   Год 1993 - Вследствие новых реформ законодательств многих стран, смертность людей увеличилась на 15%. Десятки тысяч людей заканчивали свою жизнь на электрических стульях или в газовой камере.
   Год 1995, 15 ноября - ООН создает специальную организацию, по слежке и борьбе с маньяками и убийцами с псих отклонениями. С целью решения проблемы с массовой жестокостью среди мирного населения. Организация получает название: Мировая Организация Регулирования Развития Преступности Граждан (МОРРПГ)
   Год 1996 - В небольшом городе открывается таинственный театр. С момента открытия в городе начинают пропадать люди, однако популярность города начинает расти, что б побывать в чудо театре со всего мира сюда едут люди. Однако в числе тех, кто заинтересовался театром и его хозяином оказывается и МОРРПГ. По данным собранными организацией, более 60% приезжих, маньяки и душевно больные убийцы.
   Год 1997 - Собрание такого количества преступников в одном месте, заставило принять МОРРПГ решительный действия, массовое уничтожение населения города было недопустимо, поскольку среди жителей оставались простые гражданские. Единственным допустимым решением было признано: Взятие города и соседней территории под полный контроль Мировой Организация Регулировании Развития Преступности Граждан. И создания в данном секторе колонии для особо опасных преступников.
   Было предположено, что если дойдет до этого, то все преступники покинут город. Однако из города не вышел не один человек.
   Год 1999, 16 августа - Строительство колонии официально закончено и со всего мира сюда стали поступать преступники. Колония получила название "Мировая колония особо строгого режима НЦ - 25", а среди заключенных, или точней сказать жителей города, она называлась просто СтрахГрад (FearCity). По закону колонии, в город допускались только преступники. С момента открытия НЦ -25, знаменитый театр перестал принимать посетителей.
   --------
  
   Элен оказалась в церкви из-за ужасного ливня.Церковь она не любила, в бога особо не верила, но под дождём, столь сильным, мокнуть не хотелось,а церковь на данный момент было самым близким зданием которое было по близости. - И почему дождь начался именно сейчас?Мог бы потерпеть пока я дойду до дома... нет же... - размышляла девушка сидя на одной из скамеек смотря то на крест, то на красивые рамы окон и слушая как капли дождя стучат по крыше церкви.
   Монах бродящий где-то возле стойки и смотрящий на крест с распятым Христом,что-то довольно тихо говорил. Элен надеялась,что он её не заметит и она уйдёт с ещё пока держащимся на волоске хорошим настроением. Однако старик перекрестился и посмотрел прямо на неё, и уже в скором времени стоял перед Элен с радушной улыбкой.
   - Вам чем-нибудь помочь?
   -Нет!Спасибо... я просто прячусь от дождя...
   -А... вот оно как... да дождик не слабый...
   Монах вот вот уже хотел повернутся и пойти заниматься своими делами,но у девушки почему-то сразу же на язык навивал вопрос, который ей очень хотелось задать.
   - Извините,а можно спросить?
   - Да?Что? - монах улыбнулся сильнее.
   - Мой отец был хорошим человеком... но бог забрал его жизнь... тогда можно спросить?Почему господь Бог забрал жизнь доброго человека, а не злого? - Элен с глубоким интиресом посмотрела на монаха, ей хотелось узнать, что тот ответит.
   - Просто возможно... ваш отец много страдал на земле... вот Бог и освабодил его душу... - с этими словами, монах ушёл,а Элен осталась сдеть на своём месте думая над словами святого.
  
   Воспоминания, почему они преследуют меня.
   Я был в этой церкви, сидел на лавке, в самом конце зала, в тени. Через пару часов я выйду погулять по улице и все начнется, завертится как в миксере, вся моя жизнь пойдет кувырком, я впервые смогу полюбить, впервые убью с гневом а не с холодным расчетом, впервые причиню боль любимому человеку. позже, у меня еще несколько часов. несколько часов покоя. я на лавке, в самом конце церкви, в тени одной из колон. это идеальное место. меня не видно, хотя я вижу всех кто находится внутри, окно далеко, дверь под моим обзором.
   Эти фразы о отце, я подумал о своем. зачем, почему он бросил меня. он и мать. оба, я потерял обоих родителей, даже не разу не увидев их. провел детство в приюте, но это дало мне шанс понять, что в жизни нельзя верить никому, никому нельзя верить если не хочешь остаться в финале один.
  
   Арка 0: беглец
  
   Все разворачивалось привычно, как всегда в подобных ситуациях - никаких ярких эмоций, привычная пустота в душе. Лишь легкая грусть, и конечно усталость. Сколько я уже брожу, минут семь наверно.
   Липкие пальцы, быстрый взгляд на руки, чтобы вновь увидеть что они покрыты кровью.
   В кармане нашелся лишь синий клетчатый платок. Вроде с утра было больше, если бы мог видеть будущее, то заранее приготовил пачку салфеток. Засыхающая кровь стиралась очень плохо, и кожа рук оставалась розовой, еще и несколько капель попало на шарф.
   По дороге был не высокий мост, прошел до середины. Достал из прикрепленных к рукаву ножен, длинное лезвие без рукояти, на подобии штыка, сами ножны как и лезвие были в застывшей красной корке, старушка со своим бульдогом вышла на прогулку явно не вовремя, улыбнулся ей, бросил лезвие в реку. Падая стальная полоса пробила тонкий лед и ушла на дно.
   Я усмехнулся обернувшись, старушка очень быстро ретировалась таща на поводке упирающегося из-за всех сил пса.
   Ножны и окровавленный шарф были брошены на поверхность моста.
   Достав из внутреннего кармана флягу со спиртом приложился к ней сделав три-четыре небольших глотка, после чего пролил часть жидкости на платок, стирая кровь с рук, после вылил остатки на этот же платок и бросил его к остальным уликам, веселые синие огоньки за несколько секунд стерли все следы преступления, превратив их в пепел. Только стальные обугленные заклепки ножен не пострадали в огне. Пинком я отправил их в полет с моста, а сам пошел далее.
   В этом городе мне порядком надоело, и пришло время ехать дальше...
   Да и проблемы со стражами правопорядка ни к чему хорошему не приведут, вечно они меня не понимают.
   "ту-тук, ту-тук, колеса бьются о рельсы..." - мысленно напевал он сидя в поезде, замершие окна, и яркая вспышка рассвета, осветившая начало нового дня.
   ========================
  Арка 1: начало конца...
  
   поезд / 9 часов вечера
  
   Стоит сказать что я люблю чай, потому не отказался от данной услуги проводницы.
   По русски я говорил неплохо, да-же лучше чем неплохо, многие принимают меня за исконно русского, талант к иностранным языкам проявлялся у меня еще с детства.
   В купе со мной ехали троя, седой старичок читающий газету, девушка подросток, лет 17, и видно ее парень, чуть старше в милицейской форме, без погон, стажер, нацепивший форму для каких то своих целей. Скорее всего из-за отношения к себе, люди в форме выглядят более солидно и взросло, кажется что идущей в ней и выше и сильнее чем был несколькими минутами ранее, одетый в обычную гражданскую.
   Конечно слегка насторожился, увидев человека в милицейской форме, рука непроизвольно коснулась кобуры с glock-17. По иронии судьбы штатным оружием полиции США в нескольких штатах. Сколько раз по мне из таких стволов палили, к счастью не одного ранения я не получил.
   Но самообладание всегда было моим качеством, которое уже вклинилось в кровь. Потому я просто посмотрел в глаза вошедшим, сдержанно улыбнулся, даже не шевелясь.
   Любил ли чай из-за особенности своего места рождения, или это было чем-то приобретенное в жизне, не знаю. Но как коренной англичанин старался не упускать перерыва "на чай".
   Родился я скорее всего в Англии, если быть точным в Лондоне. Ну по крайней мере вырос в детском доме этого города, с видом на БигБен и башню Тауер.
   Я был англичанином, вернее на своем, каком-то психологическом уровне причислял себя к этой национальности. Кем я был по настоящему могла сказать лишь моя мать, но поскольку я ни разу ее не видел, то...
   Так что остановимся на том что я англичанин.
   Какие еще отличительные черты, хмм.. ну я маньяк. Это отличительная черта? Нет совсем не психопат-убийца, могу сочуствовать и сопереживать, хотя зачастую довольно сдержан и холоден в эмоциях, убиваю только преступников, тех кто заслужил своими делами свой итог.
   Теперь как? уже кажусь не столь темной фигурой?
   Очень зря, главное уяснить одну деталь, очень важную - Я далеко НЕ герой.
   Как и мой кумир, я всегда в тени, всегда ненавидим и обычными людьми и властями, кто мой кумир? Вы его все знаете, причем не удивлюсь если с детства, уверен в этом, нет это не Дед Мороз, и не Рэмбо, думаю догадатся будет очень легко.
   Сейчас мне уже двадцать два года, официальная фамилия (стояла в документах детдома - Карнэйдж. (в переводе с анг. - резня)) Неудивительно что моя фамилия вскоре была стала прозвищем.
   Было у меня и еще одно прозвище - "чистильщик", данное совсем недавно девушкой довольно строгих нравов с красивым именем Инит, управляющей стриптиз баром, когда был проездом в одном небольшом закрытом городке, по работе так сказать... Там разные интересные события случились, наверно самые яркие это влюбленность, и на старуху бывает проруха, как говорится... Так что и я однажды потерял голову из-за молодой девчонки по имени Крис, которая ни расстовалась с оружием соотвествующем ее имени, конечно моя влюбленность была скорее платонической, основана на чуствах... а может и не любовь вовсе, не знаю до сих пор, просто мне было приятно находится с человеком что не испытывал ко мне страха, и да-же в чем-то понимал меня. Еще поучаствовал в довольно крупной уличной разборке, в процессе которой чуть не отдал концы, и пристрелил своего тезку, тоже Виктора, ослепив его похже двумя выстрелами в оба глаза. Веселое было время, веселое... Уехав из этого закрытого городка Страхграда как его прозвали жители, оказался в совсем другом, вполне обычном, а вскоре и судьба привела на вокзал, ну а после я оказался на поезде едущем по Сибирским лесам, кудато в Тайгу. Мне все равно куда ехать, у меня нет дома, весь мир крыша над моей голодой, я житель всего мира и ни одной конкретной точки этого мира.
   Конечно я не делал ничего просто так, была цель. В прямом смысле цель, как у охотника на уме была жертва, Виктория, рыжая девушка чуть младше меня, и чуть кровожаднее, неопытная, но просто бешеная. Так или иначе но их пути сталкивались уже трижды, и уверен столкнуться снова.
   Я по професии, по второй своей профессии - фотограф, профессионал, во внутренем кармане и в данный момент лежал фотопарат. Конечно это далеко не профи камера, и даже не мыльница полупроф. Но мастер в своем деле способен сносно обращатся с любой техникой.
   Своим делом, которое доставляло мне подлинное удовольствие, я часто зарабатывал себе на жизнь, сьемка свадьб, юбилеев, работа в газетах внештатным фотографом и прочее и прочее. Однажды я даже открыл свою галерею фотографий: огромные полотна закатов, рассветов, леса, воды. Поистине красивые вещи, если бы только я находился в тот момент в розыске... пришлось все работы передать какому то случайному человеку, и хотя деньги получил неплохие, слава миновала... жаль.
   Я провел рукой по волосам, черные короткие, "каре". Сальные немного.
   Зеленые глаза, постоянная улыбка на устах.
   На шее болтался амулет, единственное что досталось в наследство от своих неизвестных родителей. Небольшая плоская штуковина не представляющая никакой денежной ценности. Руки в перчатках, довольно жарко, пальцы потели, но не хотелось что бы соседи по купе видели, на пальцах кольца, на каждом по кольцу, на некоторых по два: платина. золото, серебро, бижютерия. У каждого своя история - вот например беленькое с гербом волка, досталось от тезки которому я вынес мозги в Страхграде, потертое обручальное от Нью-Йорского снайпера, были там и другие очень интересные экземпляры...
   Трофеи, которыми я очень сильно дорожил. Это больше чем вещи, это то что никто и никогда, у меня не сможет отнять - память, события, чуства, переживания, весь каледоскоп эмоций в одной полоске металла.
   На мне одеты джинсы, черный коженный ремень со стальной "скобой", черная рубашка и кожанная куртка, в которую были вшиты кевларовые пластины, материал в семь раз крепче стали не раз спасало мою жизнь.
   Черные перчатки, вязанная шапочка, китайская приобретенная на рынке, на которой красовалось гордое Adaidas, сейчас этот головной убор валялся на столе, вперемешку с газетами, парой бутылок и различной нехитрой закуской.
   Радио в коридоре чтото вещало про футбольные чемпионаты, никогда не любил футбол, из спорта предпочитал лишь бокс и каратэ, еще шахматы, плавание и легкую атлетику. Все остальное довалось с большим трудом, тот же футбол например.
   В кобуре лежал Глок-17, пистолет Австрийского производства, к углу кобуры были крепления с запасной обоймой и глушителем.
   На голени была перевязь с охотничьим ножом в 30 см.
   Как обычно вооружен, оружие давало мне дополнительную уверенность в себе, сам не понимаю как это взаимодействует, но с оружием чуствую себя намного более сильным и уверенным.
   В последний раз все произошло спонтанно.
   Я был совершенно не готов, просто проходил мима бара, из которого вышел он...
   если ты ездишь по миру убивая людей, однажды встретишь знакомого, например на наркоторговца не убитого год назад. Зажатому всех сторон властями, мне пришлось уехать не завершив дело.
   Он был изрядно пьян, его бросало из стороны в сторону. И убить его сейчас было не сложнее чем слепого котенка.
   Незаметный, словно тень я неустанно следовал за ним. Убивать посреди людной улицы, без предворительной подготовке...
   Наверно я уже перешел ту черту когда страх заставляет думать, а сложности отрезвляют. Увидел цель, и все.
   Весь окружающий мир уже ничто не значит.
   Я обогнал свою жертву, затаился за углом подворотни.
   Я ждал. Снег противно хрустел по ногами моей мишени, хрустел с таким странным протяжным звуком, чавкающем как будто идешь по луже крови. Не знаю почему у меня возникают такие ассоциации, может у меня ПТС (пост-травматический синдром), не знаю, не уверен. Да и не задумывался над этим.
   Когда он был в метре от стены, за которой я прятался, мне пришлось показался перед ним.
   За его спиной шло несколько человек, десять-двенадцать шагов позади, я уже подумывал уйти, отступить. Но внезапно меня узнали... я сразу понял это, взгляд в мое лицо и жертва за секунду протрезвела. Наркоторговец потянулся к поясу, пола куртки колыхнула, я увидел кабуру.
   - ты не исправился, ты все еще злодей - с тянучей как патока грустью сказал я, делая шаг вперед. - сколько лет прошло? два года вроде, и вправду говорят, сколько веревочке не виться...
   Лезвие свернуло в темноте, по шее преступника пробежала кровавая полоса фонтанирующая кровью, после я тихо и спокойно просто развернулся и скрылся за углом здания, после чего побежал.
   В догонку мне был слышен истошный женский визг.
   Не знаю зачем я это сделал. Сорвался. просто не выдержал, я предпочитаю готовится, выбирать время, место. все. А не просто подойти и убить посреди улицы, в Страхграде это норма вещей, но здесь нет.
   - Пора привыкать к цивилизации Виктор, пора - просто заметка для себя
  
   город страха / месяц назад
   Вот так я и сидел в церкви, пока не захотелось прогуляться. Там, на освещенных утреннем светом улицах встретил свою будущую фотомодель, юную и прекрасную. Как в сказках рыцари спасают принцесс, я спас ее, ну разве что у меня были кевларовые доспехи вместо рыцарских лат, глок вместо двуручного меча и психопат вместо дракона... да и принцесса слегка потрепаная.
   Я заприметил ее сразу как вышел из церкви. Руки в карманы, чуть сгорбившись шел, за понравившейся девушкой. Очень сложно в таких условиях знакомиться, нельзя же сказать - привет, а хочешь попозировать пока я снимаю?! придется наверно оставить эту затею, я просто остановился и стал уходить, оставив девчонку в покое.
  
   Утро. Первые лучи солнца неспешно пробиваются в щели угрюмых, после длительной ночи, домов, город постепенно просыпается и переходит в свойственный ему ход: активный и непредсказуемый. Никогда не знаешь, что с тобой произойдет на том перекрестке, или вон там, возле витрины магазина: то-ли нападут с ножом, то-ли выстрелят в грудь, даже не задумавшись о том, кто перед ним стоит: женщина или ребенок. Ди соединяла в себе и то и другое - она была ребенком в женском теле. Настороженным, скептически настроенным, встревоженным, но все же ребенком. Еще никому, кроме ее второго отца, не удалось вывести на ее уста ту добрую усмешку, за все время, что девушка прожила в этом угрюмом городе. Утро для нее было ночью. Безумно хотелось спать, закрыть глаза и провалится в спокойный мир сновидений, и даже если там снятся кошмары, то они не в реальности. И это единственное, что успокаивало душу девушки, когда та просыпалась от какого-то душераздирающего крика в дальнем уголке своего сознания.
   Утро оказалось неприязным и серым. Легкий туман укрыл холодную землю своим молочным одеялом и бесшумно плыл, охватывая собой каждого, кто встречался ему на пути. Ди поежилась от очередного порыва ветра, зевнула, накинула на себя капюшон и шагнула во все еще темный переулок.
   Спать, только спать...
   Прошла мимо парня, который кажется смотрел на нее, поежилась от страха. Сравнив свои силы и силы наблюдателя... не дать отпора, ни убежать если конечно ей не будет вести. Шаги кажется ускорились.
   - нет, успокойся Ди! - кричало подсознание - не показывай свой страх, будь спокойней, и он сам не захочет подойти.
   Я смотря вслед удаляющейся девушки, стал просто медленно прогуливаться по улицам, холодный ветер, недостаточно чтобы дрожать от холода, но достаточный чтобы закутатся в плащ.
   Хоть я срвсем недавно прибыл в город, уже видел тут столько психов и убийц, что понял, всех даже мне не ликвидировать.
   - Работы непочатый край - мрачная мысль в пустоту
   Серый небосвод, серые стены домов, серый тротуар.
   - Какой однотонный город. - с грустью подумал я.
   Он увидел как кошка (опять таки серая) перебежала ему дорогу и скрылась в подворотне.
   - Хм... и что это может значить?
   Он бродил по какой-то темной подворотне, похоже заблудившись в этом чертовом городе.
   Человек в черном, невысокого роста, в длинном плаще-дождевике, широкополой шляпе, солнцезащитных очках.
   странный наряд...
   Сразу привлек мое внимание.
   Он медленно шел за какой-то девушкой, тихо-тихо пробирался, странно что она не замечала слежку, толи слишком устала, толи не подавала виду. та самая девушка что я упустил из виду.
   Едва она шагнула в подворотню, я ускорил шаг. Ее преследователь так-же прибавил шагу.
   Прежде чем она успела обернуться, он оказался рядом с ней, и с силой толкнул в спину, загоняя в темноту подворотни и явно намериваясь приложить ее хорошенько об стену.
   - Что за... - Это было первым, что пришло Ди в голову, когда ее кто-то сильно толкнул вперед. Естественно, девушка не ожидала такого поворота утренних событий и проделав несколько шагов, столкнулась с каменной преградой, которой послужила стена какого-то здания: то-ли дома, то-ли отдельного заведения. Впрочем, девушка об этом сейчас не забивала себе голову: какая разница куда врезаешься, когда сзади несется хищник?!
   А может быть и не хищник...
   Оля резко повернулась и прежде чем ее настиг массивный (оттого, что находился на первом плане) кулак, она успела заметить, что человек, намеривающийся сделать с ней что-то не очень хорошее, был в черном, да и лицо его было скрыто под тенью дурацкой шляпы.
   - А, черт... - обрывок мысли потонувший в боли
   Стало больно, и сознание отчаянно кричало о помощи, а на разум находило лишь одно: падай! И Оля упала, при чем совершенно неизящно, просто хлюпнулась в небольшую лужу, что была рядом со злополучной стенкой. Девушка открыла глаза и увидела звездочки. Они приветливо мигали своим синеватым светом, а затем начали неохотно исчезать.
   Что с ней сделают, хорошо если просто ограбят, да-же если изнасилуют, только бы не помереть здесь, в этой лужи, в этом чертовом городе.
   Дотянутся бы до ножа, и тогда будет хоть какой-то шанс. если да-же не удастся пырнуть этого типа ножом, то хоть страх в нем зародится, одно дело напасть на девушку, совсем другое на вооруженную девушку. Загнаная в угол крыса, опаснее многих хищников у которых есть путь к отступлению.
   К тому времени незнакомец начал неожиданно тихонько хихикать, и это хихиканье показалось девушке смешком грязной гиены. Что он делал, Ди различить не смогла - темнота поглащала все, да еще и удар давал о себе знать!
   - Эй-эй, только не отрубайся - сказал хмырь в шляпе.
   Ему не пришло идеи получше как несколько раз ударить ее по лицу, один сильный удар в переносицу, еще несколько в скулы, в лицевую кость.
   Потом схватил девушку за волосы и приложил головой о мостовую.
   - Черт, ну почему вы всегда вырубаетесб, ну почему???? - нервный крик, похоже это был риторический вопрос.
   В его руке появился перочинный нож.
   Он прибывал в смятении, раз уж она все равно не чего не может сделать, то может отправить ее к праотцам побыстрее.
  
   В это время я услышал какойто шум.
   Выглянул за угол.
   Сначала в стену влетела какаято очень молодая девушка. Потом появился неизвестный в дурацком наряде, пытался ударить ее, но девушка ловко увернулась. Решив понаблюдать поединок, к моему огорчению все кончилось слишком быстро, девушка упала, и не сопротивляясь получала удар за ударом.
   - Семейная ссора? - возникла на секунду мысль и также быстро изпарилась из сознания.
   В руках неизвестного появился нож, жалкое подобие оружия, таким только рыбу резать...
   Я просто тихо и медленно стал приближаться к месту действия.
   На меня никто не обращал внимания. Псих похоже отключился от окружающей реальности, а девушка потеряла сознание.
   Огляделся, нет ли свидетелей. Утро, никого. А потому можно действовать спокойно и не торопясь.
   Откинув полу плаща, достал из-за пояса пистолет, вытянул в руке, вторую использовав как рычаг, теперь я мог спокойно целиться руки не дрожали.
   - Раз...два...три
   Все было как в тире, на счет три, прозвучал выстрел.
   Вернее шелест, от глушителя мгновение шла дымка. Вернув пистолет в кобуру, подошел к телам.
   Мужик был убит.
   Шляпа слетела с его головы и лежала на дороге.
   Очки продолжали висеть на одном ухе, в лысой голове появилось небольшое отверстие, будто просто нарисованное маркером.
   Пинком переместив труп в положение - лежа на спине. Сложил убитому руки на груди, как обычно делали с покойниками кладя в гроб.
   Знак раскаяния, убивать не хотел, пришлось. Хотя признаться это было довольно весело.
   После подошел к девушке. Проверил пульс.
   Жива, но без сознания. Бросать ее в подворотне, рядом с трупом. У меня появилась идея получше, подняв ее на руки, понес бесчуственное по направлению к церкви, в которой был совсем недавно.
   Если бы я тогда знал, что эту же церковь решит посетить еще один гость в городе, то наверняка отнес бы ее в другое место, именно так бы и сделал, это было место встечи людей, которым встречатся явно не следовало.
  
   Ну вот и добралась... Это была первая мысль, которая пришла в голову Крис, едва легкий толчок от тормозящего такси вывел девушку из состояния дремы. Расплатившись с водителем, девушка забрала с заднего сидения свою гитару в кожаном чехле и, натянув высокую горловину черного свитера почти до носа, она стояла на тротуаре и щурилась на довольно яркий для нее дневной свет. Думала что делать дальше. Ну сперва, надо бы найти себе квартиру и пойти позавтракать. Немного ежась от утренней прохлады и стараясь согреть тонкие пальцы паром изо рта, Крис слегка вздрогнула, когда услышала за спиной звук резко тронувшейся с места того самого такси. Тут даже водители психи.
   Порывшись в сумке, девушка достала пачку с сигаретами и, стараясь взбодриться, закурила.
   - Черт возьми, куда меня завезли? В центр же просила!
   Амэ поправила на плече гитару, хмуро посмотрела на старую церковь.
   - Зайти, что ли... Погреться - пробурчала девушка и взьерошила волосы на голове.
   На самом деле Крис была атеисткой. Хотя даже не так: она просто не верила ни в одну из существующих и ранее существовавших религий. Считала их лишь формой правления над людьми. И теперь, стоя на пороге лже-храма, она испытывала довольно двоякие чувства.
   - Ладно, хрен с ним. Смогу там собраться с мыслями и может мне там подскажут в какой точке города я нахожусь, в любом случае на улице думать холодно.
  окраина города / 7 часов вечера
   Начинало темнеть.
   - Ну вот почему к красивым девушкам постоянно пристают какие-то... темные личности - может это и вопрос, но скорее риторический. Ибо ответить некому. Один собеседник на земле, хрипит перерезанным горлом в луже крови, второй прижался к стальной опоре с ножом у горла.
   Вика была расстроена и явно не в настроении, не стоило сегодня к ней приставать, это было крайне не безопасно.
   - Вот смотри. Идет себе девушка, совершенно никого не трогает, ну да, порой устилает свой нелегкий путь телами невинных жертв, так я отвлеклась. Значит идет себе она спокойно. И тут к ней подвиливают двое неких типов, угрозами и неприличными словами склоняя ее, нет я не против будь ты чуть красивее, но вот природа на тебе явно отдохнула. Нужно ведь уметь понимать слова девушек, уметь! И идти сразу же, и не ржать когда видишь как хрупкая девушка хватается за оружие, поверь мне истеричка с вилкой, намного опаснее амбала с тесаком. Не веришь, по глазам вижу не веришь. Ох задержаться бы минут на десять, у меня целая пачка иголок есть, акупунктурных, ну для иглоукалывания Ты бы очень много узнал нового о болевых ощущениях. Ты кстати в курсе что женщины маньяки в основном разделены на две категории? я всегда считала себя уникальной, но знаешь, мне все больше подходит профайл стандартной "черной вдовы". Это так грустно понимать что ты не уникальна. А просто одна из ряда.
   Она и в правду поникла, взгляд потух. Ей действительно было очень грустно и она готова была расплакаться.
   Ее настроение менялось постоянно и непредсказуемо.
   Ее ошарашенный собеседник, испуганно жался к арматуре. Испуганно глядя на вроде бы хрупкую девушку, к которой они с пьяни решили подойти с предложением, от которого ей было бы трудно отказатся. День для него явно для удался...
   Она грустно вздохнула, полоснув по шее, кровь фонтанировала заливая тонкие алюминевые стены и серый грязный асфальт. Орошала каплями белое полотно снега. К счастью на нее кровь не попала, даже удивительно.
   Рука Виктории схватила подбородок умирающего и развернула в сторону. Резко, послышался хруст шейных позвонков. Она убрала руку с лица мертвеца, вместо этого схватилась за плечо, и развернула тело. так что спина убитого касалась ее груди. Лезвие проделало разрез на второй стороне шеи. Хоть это и было уже не целесообразно. Но еще немного крови вытекло из второй раны. Она подумывала сделать еще пару надрезов и просто аккуратно снять голову убитого с плеч. Но отказалась от этой идеи. Не хватало еще запачкать в крови одежду.
   Она уже жалела что вышла из автобуса. Хотелось прогуляться под снегопадом, хотелось побыть на свежем воздухе. Это она воплотила в жизнь.
   Но потом стало уж слишком холодно. Она поежилась, стерла кровь с ножа-бабочки, и убрала его в ножны на поясе.
   Внутри ее ликовало чувство победы. Хоть и месяц уже прошол как она покинула Страхград. Она все еще ликовала...
   Еще бы, убить одного из своих извечных врагов. Который сперва прикинулся другом, потом фигурально выражаясь всадил нож в сердце. Она сделала тоже самое, но уже реально.
   - Эх, Виктор, Виктор. Неплохой ты парень был, на пару бы мы сработались. - была мысль в ее голове.
   Она не ненавидела его. Наоборот даже отчасти любила. Не стоит путать это с обычной любовью, романтикой и прочими светлыми вещами. Скорее это была страсть, лесной пожар, тот что бушует в сердце, в душе.
   Такое же сильное чувство как и любовь к разрушению. Его даже было немного жалко. Но лишь немного, как жалко когда начался дождь, а зонт забыт дома. Досада, легкая досада. Она жалела лишь о двух людях, первым был Виктор, вторым Адриен. Он был галантен, романтичен, за минуту подарил ей розу, да и не одну. Сыпал комплиментами... такие люди сейчас редкость, а благодаря ей, на одного стало меньше...
   Грустно это осознавать.
   Только сразу нужно пояснить, она не ненавидела мужчин. Так же как не ненавидела женщин, детей и животных. Никакой ненависти, никакой злости. Ничего личного, просто... просто жизнь пошла не так. Все проблемы нужно искать в детстве. Детство после которого на шее остаются незаживающие следы удавки, счастливым никак не назовешь.
   Она толкнула убитого.
   Тело было брошено и упало перекасившись на лавке.
   Фары осветившие тьму. По дороге ехала машина. Вика подошла к краю трассы, и стала ждать пока ее заметят и остановятся.
   Хрупкую девушку мало кто откажется подвести.
   Синяя девятка затормозила. Внутри сидел коротко стриженный парень в белом халате. Смешное сочетание.
   - подвезете? а то отстала от автобуса, и очень холодно - жалобно сказала она
   - подвезете??? - повторила она вопрос.
   Он ответил, она села в машину.
   Может он сможет подвести меня города - думала она удобно и в некой мере эротично устраиваясь на автомобильном сидении.
   Но этого не случилось. Потеряв бдительность она попала в ловушку.
  
   на трассе / 7 часов вечера
   Live-Evil
   Жизнь это зло, да конечно правильно написать Life, но смысл не в этом.
   Такова надпись на серебряном браслете Глеба.
   И это было отчасти правда. Глеб был ученным. более того он изобрел вечную жизнь. Как и любого человека с нестандартным мышлением и фантастическими задумками его считали сумасшедшим. Просто усмешки в спину, как людям что пытаются найти Шамбаллу, или сделать космическую ракету.
   Разве что в отличии от них, Глеб уже добился некоторых успехов в своих разработках.
   Механизм превращения человеческой. уязвимой плоти, в кибернетическую, вечную оболочку. Процесс был за малым.
   Вот только хотя и на крысах, и на приматах все эксперименты удавались, но добровольцев было мало, вернее не было вообще. Как настоящий ученный и изобретатель, он провел работу на собственном мозге. Да появились небольшие отклонения в виде шизофрении, но главного он добился. Он смог улучшить работу мозга, теперь его мозг использовал около 40%-50% своих возможностей, не то что обычные смертные, которые используют намного меньше, он конечно не стал гением, тут было иное: память улучшилась, он мог контролировать свои чувства и ощущения, и порой контролировать менее развитых существ. Он стал как настоящий гипнотезер, погружающий в транс всего несколькими словами.
   Головные боли конечно доставали изрядно, потому приходилось заглушать их действие сначало таблетками вроде "Викадина", ну а потом наркотиками, позже тяжелыми наркотиками, а почувствовав что сел крепко на иглу, он в спешке разработал и синтезировал новый наркотик. АМ-94В "Роза Севера", довольно красивое название, синеватая субстанция состоящее из амфетамина, эпинифрина, морфия, торума и еще чертовой кучи химии которая гасила болевые ощущения да-же у человека с пулей в голове. Боль навсегда покидала его оставляя ясность мысли. Вот только сердце изнашивалось. Он подумывал о скорой трансплантации на новое. Искусственное, более долговечное. Умирать ему было нельзя, не сейчас, когда столь близко было достижение его мечты.
   Обычные тела он уже создал, стандартные куклы. как он их назвал. Обычные трупы которые доставлялись из моргов и были модифицированы. А контроль над ними был легко и просто осуществим перехватом радиосигнала с вшитых в труп датчиков. После начались эксперименты над живыми телами. А сейчас самая ответственная фаза, создание сверхчеловека, в чем-то равного себе, в чем-то превосходящего.
   Он в сел в одну из недорогих машин, и колесил по дорогам ища тех, кому можно приподнести "дар", поднять их на новую ступень эволюции, преобразовать хомо сапиенс, в хомо супериос...
   Уже уставший от без результативных поисков, он проезжал мимо автобусной остановки, и увидел ее. Красивая девушка, всем своим видом показывавшая свою силу и превосходство.
   - Подвезете? подвезете? а то отстала от автобуса, и очень холодно.
   - Конечно, садитесь - ответил он с улыбкой.
   Она сама села в его машину. Сама начала какой то разговор. Он лишь поймал ее взгляд. Зрительный контакт, сила мысли. и девушка впала в гипнотическое состояние. Он обрадовался подобному, настолько быстрому исходу. И насвистывая какую то веселую мелодию отправился в загородный дом.
  
   10 часов вечера / особняк Глеба
   Очнулась она в совершенной темноте, руки были связаны за спиной, а глаза закрывала повязка. Сидела в углу, уткнувшись спиной в стену.
   Сперва она подумала что спит. Обычный такой кошмар, но чем сильнее она пыталась проснуться, тем отчетливее понимала, что это реальность.
   - черт, угораздило - со злобой подумал он
   Какой-то шелест, время от времени, шелест страниц книги. Кто-то находился рядом с ней, совсем рядом и читал книгу.
   Конечно опираясь на свой проклятый жизненный опыт, она уже поняла что ничего хорошего ей дождатся не удастся. Потому самое лучшее средство в этой ситуации - сыграть дурочку.
   - Здесь есть кто нибудь?! Пожалуста, помогите. я ничего не вижу.
   Шелест прекратился и тяжелая книга бухнулась на стол. послышались шаги, приближающиеся к ней.
   - Где я? ей?! ей помогите мне.
   Рядом с ней кто то присел.
   Она была прислонена спиной к стене, и горячее дыхание неизвестного ей человека попадало прямо на ее лицо. Отклонится не смогла, да и не особо пыталась, не так ужасно это было.
   - Кто вы? Прошу вас, помогите мне, пожалуйста! - жалобно сказала она.
   - Кто же такое сотворил? - тихий спокойный голос неизвестного ей, и холодная рука пролась по ее шее. Там где были врезавшиеся в кожу полосы от удавки.
   Она узнала голос
   Мысли со скоростью молнии развивались в ее голове - тот парень в машине, как-же его.... Глеб. Но как он меня вырубил, или сама уснула, дура.
   Прикосновения были очень неприятны.
   "не трогай шею, сука, не прикасайся" - лихорадочно мысли вспышкой прошлись в ее сознании.
   Ее вновь охватил знакомый страх, как очень много лет назад, даже слезы влажными дорожками побежали из под повязки.
   - Помогите мне - все еще, еле сдерживая дрожащий голос сказала она
   - ты не ответила, кто? кто это сд..
   Договорить он не успел.
   Виктория, как пружина бросилась к нему, ударив головой в лицо, кажется попала по носу, колени ударили в ребра неизвестного, но его рука сжала горло Вики и с силой приложила к стене, все желание сопротивляться мгновенно пропало.
   - У тебя интересные вещи в сумочке, ну ладно - нож, я понимаю, одинокой девушке идущей по ночной трассе, нужно себя защищать. Тем более с таким боевым нравом. А вот что за ампулы?
   Тихо и беззвучно прорычав Виктория, коротко ответила:
   - Китомин. - через секунду разъяснив - конский транквилизатор.
   - Из чего я сделал вывод, что ты далеко не простая девушка, далеко не простая. А потому ломать комедию передо мной, не стоит. А сейчас поспи.
   Игла ее собственного шприца вонзилась в шею, и вскоре транквилизатор подействовал, и девушка перестала контролировать свое тело. Она просто упала и поняла что уже не сможет пошевелится
   - вот то что испытывал Адриен. - с тоской подумала она.
  
   =====
  
   город страха - церковь / месяц назад
   В церковь с освещенной поднимающимся солнцем улицы, я попал очень скоро, с девушкой на руках. Она казалась не очень тяжелой ношей, но таскать ее еще, не особо хотелось.
   Доставка прошла можно сказать спокойно, по пути им встретился какой то нарк, но одного сурового взгляда хватило чтобы тот спешно ретировался. Пинком открыв дверь дома божьего. Вошел внутрь, и внес девушку.
   Я перенес ее в центр церкви.
   Положив ее на лавку, он сам сел рядом, положив голову девушки на колени.
   Осмотрел ее, единственные раны были только на голове. Нос разбит и покрыт коркой засохшей крови, но не сломан.
   Капиляры на носу тем и славились что рвались от любого, даже самого легкого удара.
   Было жаль девушку, хотя конечно я здесь ни причем.
   На виске была ссадина, кровоточащая рана на щеке, несколько царапин по всему лицу, кровь явно портила вид этого красивого, и можно сказать детского лица.
   Достал из кармана носовой платок, пожевал пока тот не был мокрый от слюны, и медленно смывал кровь с раны на щеке.
   Медленно и осторожно, пока кровь не перестала идти.
   После чего принялся оттирать кровь с лица: с носа, губ, подбородка, шеи.
   Волосы девушки также были в крови, что я вскоре заметил, через ее волосы кровь просочилась не сразу.
   Рану на голове лучше не трогать, заживет сама через пару дней. Потому он не отвлекался от того что вытирал кровь с ее лица. Но вот платок уже весь красный, а работа далеко не завершена. Когда девушка болезненно застонала и медленно стала пробуждатся.
  
   Звездочки танцевали свой незатейливый танец до тех пор, пока девушка находилась внутри этого сияющего круговорота и в душе ее начал просыпаться радостный детский смешок. Она кружилась и танцевала вместе со звездами, казалось, вечность. Но усталости не было. Был лишь ветерок, веющий прохладой в спину. Пригнув на очередной темный островок сознания, Ди повернулась. Звездочки на прощанье помахали всеми своими конечностями и начали меркнуть. Оля сама и не заметила, как начала пробуждаться. Впрочем, спустя миг вся беззаботность забвения исчезла, а на замену ей упала тяжелая боль. Поддаваясь рефлексам, Олли-Ди резко повернула голову вправо, а затем распахнула глаза. Ее взору предстала лавочка. Причем эта лавочка была ей очень знакома. Церковь.
   Как я... - Мысль осталась незаконченной, Ди попыталась встать и тут осознала, что лежала явно не на деревянной церковной лавочке. Она подняла голову и прищурилась: как от боли, так и от настороженности. Рядом (очень близко) сидел молодой парень.
   В голову тут же полезли темные мысли по поводу того, как она тут очутилась, и что с ней мог сделать этот тип. Впрочем, спустя еще один миг, голову начала яростно осаждать память. Последнее, что запомнила Оля - это какого-то ненормального мужчину, который на нее напал.
   Страх застыл в горле у Ди, не давая что-либо сказать, а голова начала отчаянно выть от боли.
  
   Убрав платок в карман, Виктор уже подумывал как уходить. Галантно распрощаться обьяснив все девушке, или просто уйти по быстрому пока она еще не может ни ходить ни говорить.
   Странно но ее лицо, хоть и окровавленное было настолько красивым, что я неожиданно понял что такую девушку, просто так бросить не могу. Как обычно подобное ощущение с ним случалось крайне редко, как обычно подобное случалось неожиданно.
   Она начала просыпаться, раздался тихий стон, ее голова развернулась направо. чтото рассматривая.
   Точно, его осенило, шею то он забыл осмотреть, впрочем со сломанной шеей этот поворот ей бы не удался.
   - Она активная слишком, может возобновится кровотечение. - решил он
   А что делать? Успокоить ее, или что? не было у него опыта в подобном, он всетаки убийца, а не добрый самаритянин, его дело не спасать невинных. а наказывать виноватых.
   - Черт, какже много передомной проблем, из-за этой девчонки, надо было бросить ее в том переулке, или вообще не вмешиваться.
   Мысли метались в голове не зная, на что-м остановиться.
   Он достал флягу из кармана.
   - Выпей, боль уйдет точно.
   Он влил в нее около мерного стаканчика виски, она не сопротивлялась, по крайней мере по началу. Наверно ее очень сильно ударили, потому как взгляд очень отстраненный.
  
   - Как ты? Знаю что хренова, говорить можешь?
   Это было первым, что услышала Ди от незнакомца. Забота. Девушка, все еще не в силах прийти в себя, мысленно кивнула, глядя, как тот достает какую-то флягу из кармана.
   - Что...?
   Отрывочная мысль мелькнула в сознании Оли, но, так и не добежав до конца, канула в бездну.
   Опомнилась девушка лишь тогда, когда она начала глотать какую-то жидкость.
   - Гориииит! - вопило сознание
   Все мысли метались, как резанные, и Ди ничего не оставалось, как качнуться в сторону. Затем поток "непонятно-чего" прекратился так же неожиданно, как начался для девушки. Осталось лишь теплое, приятное ощущение в груди.
   Парень рядом с ней, убрал флягу в карман.
   Ее молча усадили на лавочку. А затем воссели напротив, пристально наблюдая за поведением девушки. Олли-Ди показалось, или действительно в его взгляде была забота?
   Ди оперлась об спинку скамейки и не менее пяти секунд изучала лицо незнакомца.
   - Не он... Хвала небесам, не он!
   Конечно, мысли были правы - это был действительно не тот человек, напавший на нее в темном переулке.
   Ди машинально дотронулась к ране на голове. Молчание затянулось. Девушка смущенно улыбнулась и задала, наверное, самый нелепый вопрос за всю свою жизнь:
   Без сомнений, она еще не пришла в себя.
   несколько секунд они смотрели друг на друга в полной тишине, которую уже пора было прервать. Но самому говорить первую фразу ему не хотелось, заняв выжидательную позицию он просто смотрел на нее.
   Наконец тишина прервалась.
  
   - Как я тут оказалась? - Сказала девушка, ожидаемый для меня вопрос. Вот только рассказывать ли ей всю правду, или немного исказить?
   - Я тебя нашел на улице, вот и решил принести сюда.
   Я развел руками и улыбнулся с таким видом, будто каждый день подбирает безхозно валяющихся девушек.
   - Вот как?.. - подумала Оля
   Это была первая реакция Ди, она удивленно приподняла правую бровь и издала тихий стон - рана на голове давала о себе знать, что и повлекло нещадную атаку воспоминаний:
   - Человек в черном... шляпа... удар... еще удар... сознание...
   Вполне возможно, что она осталась лежать в той злополучной подворотне. Но единственное, что смущало девушку так это, почему она до сих пор жива, ведь тот незнакомец мог ее запросто убить в том переулке. По истине, ей тогда очень повезло!
   Все мысли читались на лице у Оли. Она то хмурилась, то ухмылялась. Так прошло еще несколько секунд, а затем девушка, вновь поднесла руку к ране на голове.
   После этого убрала непослушную прядь с лица и смущенно улыбнулась:
   - Спасибо.
   Услышал я тихий голос, немного даже дрожащий.
   - Пожалуйста, если понадоблюсь обращайтесь, почту за честь выручать такую красивую девушку.
   Он улыбнулся.
   - На вашем месте не каждый так поступит. - продолжила фразу девушка.
   - Ну чтож тут скажешь, я безусловно не каждый. я уникальный, если можно так выразится.
   Он расслабленно откинулся на спинку скамьи, сложив руки на груди.
   - Кстати как вас зовут? И почему вы оказались в том... в том месте? Да и еще глупый, но важный для меня вопрос, вы хотели бы стать моей.... ну как это сказать, я фотограф, а вы очень фотогеничны.
  ________________________________________
  город страха - церковь / месяц назад
  
   Все еще ежась от холода, Крис зашла в церковь и сразу же, в глаза бросился крест с распятым Иисусом.
   - Эх, парень, не много мозгов ты вбил людям - девушка медленно шла к алтарю и рассматривала здание изнутри.
   Звук ее шагов по темным гладким плитам раздавался очень тихо. Чем ближе она подходила к распятью, тем теплее становилось от горящих свеч. Крис протянула руки к огню и, наконец, почувствовала, что окончательно проснулась. Теперь можно было устроиться поудобней на лавке и принять решение, куда двигаться дальше.
  
   Я услышал чей-то женский голос, что-же чертовски правильная фраза, действительно, пока по миру бродят подобные мне убийцы, всеобщий мир и покой - просто красивые слова в пустоту...
   Чьи то легкие шаги, неизвестная девушка решила прервать их беседу своим бесцеремонным появлением.
   - А ведь я только-только нашел что-то хорошее в этом городе - думал я, смотря на девушку - Похоже мы не одни.
   Пересел на скамью рядом с девушкой, отсюда лучше было видно незнакомку.
   это была определенно девушка, хоть первичные половые признаки и с трудом проглядывались под ее плотной одеждой.
   Чехол электрогитары, музыкантша?
   Хм... сам никогда не умел играть на гитаре, и использовал чехол. Лишь для переноса оружия по городу.
   Молодость уходит, а многое еще не освоено.
   Отогнав грустные мысли , я молча смотрел на незнакомку.
   - Странный город, странно что люди здесь еще посещают церковь. Впрочем вижу вы не молится пришли.
  
   Крис обернулась на голос, исходящий из дальнего угла церкви. Почти возле входа.
   - Видимо, не одна я здесь бродяжничаю
   Крутя в зубах почти докуренную сигарету она, молча и не спеша направилась к незнакомцу. Лицо чуть опустила, чтобы волосы почти скрыли глаза. По мере приближения Амэ увидела сидящую рядом с ним девушку. Та выглядела встревоженной, и почему-то ее лицо было побито. Порезы и уже понемногу наливающиеся синяки. Видать, молодежь тут неплохо отдыхает
   Подойдя к незнакомой паре на расстоянии двух метров, Крис увидела, что и волосы девушки в крови.
   - Что с ней? - хмурый взгляд.
  
   Незнакомка приближалась.
   Уж и не знаю, что от нее ожидать, впрочем правильно поступил что сообщил о своем присутствии, значит ей не стоит принимать его за врага, хотя она сама может оказаться, и не очень то мирной. Почти ребенок на вид, впрочем я перевел взгляд на еще одного ребенка рядом с ним, и на свидетельства того что здесь все далеко не радужно.
   Положил руку на пояс, рядом была кобура. Ее не было видно из под одежды. Расстояние незваная гостья выбрала правильное, если нападет, придется отступить чтобы выиграть расстояние, прежде чем он ее пристрелит. Он привык мыслить именно так, везде враги, и как выйти из положения не пострадав. Даже в окружение двух девушек в доме божьем, все еще был в алертном состоянии.
   Собрал мысли, успокоил их. Ему хотелось боя, но было решено не лесть на рожон.
   - Что с ней? - повторила девушка.
   И он узнал ее. Отчетливо узнал.
   - Быть того не может, она, здесь? Бред - мысли все не давали покоя - не может она быть здесь!
   Театральный взгляд на девушку, оценивающий, будто впервые видит. Потом взгляд в лицо подошедшей.
   Улыбка.
   - Странный вопрос. Немного расплывчатый, может немного конкретизируете его?
  
   Крис чуть наклонила голову вправо, давая прядям волос чуть опасть и открыть пол лица. Прямой и пронизывающий взгляд. Тяжелый. На устах ни намека на улыбку. С минуту стояла, не шевелясь и не произнося ни слова.
   - Этот жест... Что ты прячешь под курткой...? - возникла тревожная мысль
   Она опустила взгляд к поясу незнакомца.
   - Я его встревожила, уже интересно.
   Вновь смотрит в лицо парню.
   Закурила новую сигарету.
   Слишком ангельская внешность... Просчет в улыбке
   - Возле вас сидит раненая девушка. Лицо в порезах и царапинах. Волосы в крови. Нелогично переспрашивать мой вопрос, когда его суть и так ясна. Что вы делаете в столь ранний час в церкви рядом с девушкой, на которую, видимо, напали? - она так и стояла на расстоянии двух метров.
   - Что же я делаю в церкви? Дай подумать? - он потер подбородок будто вспоминая. - нахожусь. Странно да?! Не молюсь, не греюсь от свечей, просто нахожусь. освещение тут хорошее, мне как фотографу это место очень подходит для работы. Кстати молодая, и довольно неприветливая мисс, может мы представимся друг другу? А то как-то нецивилизованно, я Виктор, Виктор Карнэйдж, а вы? К сожалению эту милую даму я представить вам не могу, ибо сам не знаю ее имени.
   - Хватит ломать комедию, пристрели ее и делу конец. - возникла очередная бредовая мысль, которую я в зашей прогнал.
   - Пожалуйста не говорите таким тоном, вы меня пугаете, эта юная особа скорее всего упала, и потеряла сознание, когда я ее нашел и принес сюда. все следы, этого... падения были на ней. Потому я не могу достоверно объяснить их происхождение.
  
   - Пудрит мозг - решила Крис
   Теперь внимательно смотрит на девушку, не пронизывающе, просто изучающее.
   Мое имя... К чему оно тебе. Все равно ты его забудешь, все равно оно тебе не нужно
   - Хаииро Амэ
   - Красивое имя. но сложное. Язык сломаешь, можно я буду звать вас просто Амэ?
   Даже не смотрит в сторону Виктора, но в поле зрения улавливает все его движения.
   - Не вижу связи между вашей работой и раненой. Думаете, в какой бы позе она наиболее гармонично смотрелась...? - дерзкая улыбка. - Виктор, вы бы скорую вызвали, а не прохлаждались. Может, ей нужно оказать медицинскую помощь. Даже наверняка стоит
  
   - Плохо смотришь Амэ, учись читать между строк так сказать. Не все видно на поверхности, иногда нужно всматриваться в суть.
   - Так уже философствуешь? Плохо дело, видать этой Амэ жить осталось недолго. и почему она так меня раздражает, вроде симпатичная девчонка. грубая немного. - да чтож с этими мыслями, психованные веяния, и что ты так хочешь убить эту бедную девочку???
   - Я уже знаю в каком ты виде будешь. - решил я услышав ее вопрос про гармоничную позу. Его темная сторона не унималась подкидывая новые жесткие мысли.
   Ехидная улыбка.
   - Извини и как я не подумал... нет стоп, подумал. Просто в этом городе, ну как тебе объяснить, в общем здесь всего одна больница, в которой работает нормально лишь морг. А кроме бинтов и зеленки медикаментов там нет. Ты действительно хочешь чтобы я ее отвел в больницу?!
  
   Появление нового объекта придало красок происходящему. Ди тихо сидела, лишь изредка шмыгая носиком и хлопая глазами. В голове крутилось куча мыслишек, которые каким-то неудачным образом разбежались, словно ребятишки, укравшие у старого дедугана овощи с огорода. По истине, их было тяжело собрать в кучу! Но спустя пару длинных мгновений, девушка сосредоточилась и призвала всех шаловливых "мыслишек-парнишек" к себе. Первая весело прискакала и завалившись на спину, прогоготала:
   - Сколько ж заботы о столь скромной персоне.
   Вторая хлопая ресничками, уже стояла рядом:
   - Стервозная дамочка...
   Третья отдала подзатыльник второй и пророкотала:
   - Да она ж о тебе заботится!
   Обиженная вторая мыслишка показала язык третьей и прощебетала:
   - Можно подумать, что этот молодой человек о нас не заботится!
   Так девушка просидела, глядя в одну точку и не перебивая беседующих, до тех пор, пока Виктор не произнес следующих слов:
   - Ты действительно хочешь чтобы я ее отвел в больницу?!
   Все три мысли воссоединились в одном визге: БОЛЬНИЦУ??!!
   Ди встрепенулась и отстраненно посмотрела на Виктора. Затем на Амэ.
   - В этом городе нет достой больницы даже для самого уважающего себя простывшего бомжа. - она на секунду прищурилась и пояснила: - Медикаментов мало, да и врачей там нету.
   Ди вновь ощупала рану на голове.
   - Я знаю о чем говорю, Хаииро Амэ. Живу в этом аду несколько месяцев.
   Называется: нашла сутра пораньше себе проблем на пятую точку. Девушка скрестила руки на груди и прислонилась к ближайшей скамейке.
  
   -...Можно я буду звать вас просто Амэ? - короткий кивок в ответ на вопрос Ди.
   - Лучше называть меня "Крис" - снова изучающее смотрит на Виктора. Не понравилась улыбка.
   Вдруг заговорила раненая девушка, и внимание переключилось на нее.
   - Виктор, раз уж мы в церкви, не мог бы ты сходить к монаху и попросить у него бинтов и какой-нибудь мази. - даже не вопрос, утверждение.
   Так, разобраться с раненной, и валить от сюда к чертям. Надо квартиру найти и поспать немного. Провела рукой по своему уставшему лицу.
   - Тут никого кроме нас нет. - уставшим голосом произнес парень - да и зачем бинты? кровотечения нет, все кровь уже давно подсохла.
   Он нежно взял девушку за подбородок и поднял чуть вверх, чтобы видеть лицо.
   - Нос не сломан, гортань цела, подъязычные кости целы, лицевые кости тоже, кровоизлияний и трещин в черепе тоже нет, иначе наша прекрасная раненая принцесса не замарала свои волосы кровью, значит удар все-же был, но кровь шла наружу а не внутрь черепа. Даже гематом нет, и не образуется. Тут всего лишь ссадины, царапины и максимум что ей грозит это синяки и может быть пара небольших шрамов. Хотя все-же надеюсь, что шрамов не останется. Я думаю этого достаточно, чтобы отвергнуть вашу просьбу. Конечно, все пусть решит наша миледи, ей решать что с ней делать, вам не кажется? Кстати как вас зовут? а то я уже путаюсь в терминах. - спросил он Ди.
   Внезапно сцена из прошлого возникла в его воспоминаниях, он и мужчина. Сидят в баре, разговорились. Пиво уже давно открытое стоит на стойке без дела.
   - Это твоя жена? Ну ты и развратник. - Виктор рассмеялся.
   - Черт, не та фотография. - мужчина спрятал фотку девочки в бумажник и извлек еще одну. - на той была моя дочь.
   Он вернулся из страны воспоминаний, в реальность:
   - Криси значит? Хм... А ты подросла.
   Перед ним было точно дочь Джека Брауна, когда его друга и напарника, пропавшего в Страхграде несколько лет назад. Он попросил Виктора, позаботится о его дочери, если они встретятся...
   Только вот что она делает здесь? В этот город свободно может пройти лишь агент спецслужб, или маньяк. Кто-же перед ним? Обычная девушка пошедшая стопами отца, или убийца которую он не может и не должен спасать. Если работает на правительство, то наверняка знает и обо мне, и вполне может убить. Просто чтобы повысили в звании и заработной плате, хотя нет. Если она правда пошла стопами отца то убьет из чувства справедливости. Если же она теперь убийца, значит придется убить ее, из собственного чувства справедливости. Но как же обещание помочь ей.
   Мне захотелось закрыть голову руками и уйти в темноту на несколько часов, но этого времени не было. Казалось, выбор прост, убить или нет. Но все эти мысли что обволакивают мое сознание.
   - как же все сложно - прошептал я.
   Рука тем временем уже сжала рукоять глока...
   ================================
   поезд / 9 часов вечера
   Наступила ночь, но крепкого сна и красивых сновидений не было.
   Тихий стук колес, убаюкивающий стук. Который вскоре был прерван.
   Он него буквально несло страхом,
   В купе ворвался мужик, взъерошенные волосы, безумный взгляд. Паника на лицо так сказать. Сколько раз я видел подобное выражения лица, вскоре застывающее в обычную безжизненную маску мертвого тела.
   Ворвавшийся, мельком оглядел всех, крикнул будто увидел не людей, а сборище монстров и побежал дальше по коридору забыв закрыть дверь.
   - И каких только психов земля носит - я усмехнулся.
   И тут моя соседка тыкнув палец в окно указала на что-то во тьме.
   - Призрак - взвизгнула она.
   Бросил быстрый взгляд.
   За окном кто-то скакал на лошади. Этот кто-то был облачен в черный плащ закрывавший его тело, лицо горело дьявольским бледно зеленым светом.
   Не верящий в мистику и призраков, я сразу заприметил в руке всадника карабин. Явно тот гнался за поездом. Вернее за человеком в поезде. За этим полурехнувшимся от страха. Вскочив с места я бросился в коридор, мне стало интересно, что за псих бегает по моему вагону, что за всадник с огнестрелом его ищет.
   Я увидел трясущегося от страха мужика прижавшегося к дверям вагона. Тот явно хотел прыгнуть с поезда, но боялся это сделать, все решало лишь какой из страхов победит.
   Быстро оглядевшись и убедившись что никого по близости нет, достал пистолет, сноровисто привинтил к нему глушитель. И спешно подошел к незнакомцу.
   Призрак тем временем вскинул винтовку, выцеливая свою мишень.
   Но пуля пролетела мимо.
   Я успел вовремя, не особо церемонясь с разбегу пнул трясущегося от страха.
   Он стоял прямо напротив окна, и был на удивление легкой мишенью. Так что он остался жив, просто мешком упал на пол.
   в стекле, как раз напротив места, где он находился секунду назад, появилось пулевое отверстие.
   Приоткрыл дверь вагона, просунул руку с пистолетом, ее обожгло холодом. Я хорошо видел всадника через окно. Стрелок перевел оружие уже на меня. Я выстрелил первым.
   Нажал на курок. Всадник слегка покачнулся в седле, обронив винтовку. И вскоре, сполз с коня упав на землю, конь же продолжил движение по снегу, и вскоре свернул с дороги в лес.
   - За тобой? - спросил он мужика.
   Тот кивнул
   Схватив его за шиворот и приложив к приоткрытой двери, и ткнул в бок дулом пистолета.
   - К нам в купе зачем зашел?
   - думал там никого. - голос дрогнул, но страх потихоньку уходил. Он явно больше боялся преследовавшего его в костюме призрака чем оружия упершегося в его ребра.
   Дверь закрылась, пистолет вернулся в кобуру.
   Без толку его пугать
   - Пойдем.
   Вскоре мы перешли в конец поезда.
   - Почему за тобой гнались?
   - Неважно, не лезь в чужое дело, не лезь. - он хотел либо освободить меня от лишнего груза ответственности, либо строил из себя крутого.
   - Почему за тобой гнался мужик в черном балахоне, на коне и с СВД наперевес? Скажешь не мое дело, прострелю колени и выброшу из вагона.
   Он явно испугался, по тону понял, что не шучу.
   Хотя конечно я блефовал, это слишком жестокий трюк, даже для меня.
   дал секунду переварить информацию.
   - Готов говорить?
   - готов - решительно заявил тот.
   - как зовут?
   - Алексей
   - А теперь напрямую к делу Алексей.
   - Я вор, если по честному. - меня немного напугала его правдивость, вот так с места в карьер признался в нескольких статьях УК - Ворую, в домах, граблю, по мелочам... В общем залез я не туда. Дом вроде богатый, там мужик какой-то, электроникой занимается, технологии разные изобретает, ну там точно есть чему поживится. Я через забор перелез... стой, а если все расскажу ты меня отпустишь? - запоздало спросил он
   - Отпущу, еще и денег дам. - соврал Виктор
   - ну так вот, думаю богатая хата, есть что взять. Залез значит, ну там не дом, а крепость. Через забор перемахнул, колбасу кинул. Там немецкие овчарки, они сволочи хоть и дресированные, но как люди, халяву любят. В общем сожрали они мою докторскую-снотворную, и впали в мир грез - усмехнулся Александр - дальше больше, там еще собаки были. Их наверно штук десять было. Ну я уже по пожарной лестнице, на второй этаж. За балкон зацепился вылез наверх. И в комнату. Охрана, на каждом этаже, плюнуть некуда.
   Пришлось вниз обратно спускаться и по первому этажу. Тут смотрю. В метре от меня охраник, спиной ко мне...
   Для простого, среднестатистического вора он говорил слишком поэтично, полно сравнений и гипербол. Может в прошлом работал учителем русского языка и литературу? Вполне жизненный вариант...
   - Убил?
   - Нет конечно! думаю хана мне. А дверь то в подвал открыта, открыта была, будто меня манит - Алексей уже вполне избавился от страха, и голос и речь стали нормальными - я и бросился потихой. Дверку притворил.
   А там техники, видимо не видимо. Целые ящики всяких микросхем. Я дальше иду. Хотя знал, что лучше бросить все и валить, но жадность... жадность фраера сгубила. Попал я в катакомбы какие-то. Темно как в жопе у негра. Фонарик включил, иду. Там стены битые, кирпич отколот, ощущение разрухи... Ну я струхнул, немного... Смотрю свет идет. Я туда, там коридоры, какие кровати с цепями, в общей небылица какая-то. Все светло, чисто, уютно, холодная атмосфера. Тут я понял, что у меня волосы седеют, наскока я струхнул глядя на все эти простыни и ящики со всякими скребками и скальпелями. Честно, как на духу, в жизни так не пугался.
   Слышу голоса. Ноги сами идут, как будто манит что-то. Прошел я до двери, встал у косяка. Там хмырь какой-то, тот самый электронщик. изобретатель. А рядом девчонка связанная. Руки веревкой связаны. И на лице повязка. Блондинка, формы довольно аппетитные. И морда этого электронщика в крови. И он шприц в руке держит и трет с этой девкой о чем-то, про кимарин какой-то вроде...
   - Блондинка, шприц, кимарин, странное совпадение. - пронеслись мысли в голове Виктора
   Явно он привирает, "видимо не видимо" это наверно пара ящиков. Куча охраны с десяток или чуть больше.
   - Может китамин? - перебил говорившего
   - Точно он! Наверно ширнуться хотели этой дурью. - продолжил Алексей
   - Это конский транквилизатор - мысленно поправил я рассказчика. Так что кайф от него не словишь - знал по себе, их прошлая встреча с Викой окончилась его сном с ножом в груди. Чудо куртка тогда в очередной раз спасла его жизнь. А эта милая девушка с "элементами стервознозни и жесткого садизма" (как ее описал мой информатор ), решив что он погиб, просто ушла. Даже не проверив напоследок пульс.
   - Ну девка вырубилась, а он сел в кресло, взял книжку и читать ее стал. Я потихой оттуда. Бродил опять где-то, в подвалах каких-то темных. Там какие-то желязяки и кровь на стенах даже. И цепи обрывками, и... и даже несколько тел валялись и нафталином за версту несло. Хорошо это, а то бы прямо там наизнанку вывернуло.
   Как много слов паразитов? Кто-то, где-то, каких-то, зачем-то. Нет, он точно не учитель русского языка, и никогда им не был
   - Дальше что?
   - дальше один из этих трупов встал. Нет ты понимаешь!? Труп ВСТАЛ! И ко мне направился. Глаза закатил, белые полосы вместо глаз, и ко мне. И руки тянет. Как я струхнул. Ты себе не представляешь.
   я с трудом подавил в себе желание усмехнутся.
   - Дальше
   - Что дальше то? ко мне он пошел. я перекрестился, взял какую-то хрень с пола стальную и ему по голове с размаха. Тот упал, и тут же подниматься стал. Челюсть выбита, скошенная, нос сломан. Нехило я ему залепил, нехило. А ему хоть бы что. Руки тянет и ко мне. Я тут орать стал, бросил эту железку в него и бегом, бегу. Ору. Навстречу охранник. Я его даже не заметил, сшибил прямо на ходу. Вот в каком состоянии был. Потом выбежал, через парадный ход и через забор перемахнул, бросился бежать.
   - А этот... призрак?
   - Я краем глаза видел, охранник, я по глазам его видел, такие же как у трупа. Он в черное наряжался.
   - Там все охранники эээ... зомби? - скептически спросил Виктор
   - Да хрен бы их разобрал, все или половина, я мотал от туда со скоростью на какую был только способен.
   - Потом что?
   - Я побежал дальше. Так минут десять бежал, думал помру на ходу. Тут поезд, а я около рельсов. Уцепился. А они за мной.
   - Они?
   Треск стекла и дырка во лбу Алексей. Тело упало размазывая кровь по стеклу и лужица стекала из пробитой головы.
   Струя крови угодила и на мое лицо.
   Я прижался к стене, к горлу подкатил комок, меня практически выворачивало наружу при виде трупа, которому выстрелом снесло верхнюю часть черепа. Очень неприятное зрелище.
   За разбитым стеклом, я увидел трех всадников, на конях, в том же виде. Один из них поднял вверх руку с зажатой в ней винтовкой.
   Будто празднуя победу, как я не пытался, Алексея я спасти не смог. Он погиб. Ну и черт с ним, он мне нравился.
   Двое других целились, причем я буквально почувствовал как по мне скользят прицелы, на редкость неприятное чувство.
   Я бросился к двери.
   Вслед устремились две пули, и обе мимо. Открыв дверь, выпрыгнул из поезда. Меня закрутило, бросало из стороны в сторону, пока не остановился в одном из сугробов.
   Проблемы на этом к сожалению не кончились, к тому же снег горстью набился за шиворот, мелочь, но мелочь неприятная.
   Все троя галопом приближались.
   Держались в седлах двое из них очень странно, совсем не держались за поводья, одна рука на винтовке, вторая плетнем висит на боку.
   Вскинул оружие, трижды выстрелил в крайнего всадника, две пули в живот, одна в голову. Тот перевалился с седла и рухнул в снег, совсем безвольно, как кукла. Даже казалось не отреагировал на ранения, если бы не кинетическая сила, наверняка и не отреагировал продолжая ехать дальше.
   В этот момент, тот что держался как нормальный человек, стал разворачивать лошадь собираясь видимо ретироваться.
   Последний всадник даже не целясь выстрелил.
   Пуля попала в живот, сбив с ног. Уже падая на землю видел, что упавший призрак поднялся на ноги. Рефлексы были очень быстры, даже молния по скорости не сравнима, я даже не успел завершить падение когда выпущенная мной пуля попала в круп лошади, та взбрыкнула и стала заваливаться на бок.
   Сначала упал конечно я, мягкие сугробы, рыхлого снега встретили приветливо. И не чего не сломалось и на удивительно, не повредилось. Это учитывая что в меня всадили заряд из винтовки способной отбросить человека на несколько метров.
   Я надеялся что внутреннего кровотечения тоже не будет. В общем вера в наилучший исход была у меня сильна.
   Следом упала лошадь подминая под собою всадника. Следом синхронно упали двое остальных.
   Все лежали на земле.
   Вскоре, я встал на ноги, и медленно побрел к пытавшемуся выбраться из под тела пощади всадника. Животное и само пыталось подняться, чтобы оставить все на своих местах пришлось убить ее. Не сказать что далось мне просто. Я медлил, сначала выстрелил в руку призрака тянущуюся за винтовкой. А потом оглушаемый его воплями прострелил череп лошади. После первой пули та
   не успокоилась, пули глока слишком малокалиберные для твердого конского черепа, вторая пуля завершила дело.
   Остановившись возле одного из тел, осмотрел труп. Висок раскурочен пулей. В груди также две дыры, одна напротив сердца. Роба залита кровью. Как с такими ранами можно встать и идти, а потом внезапно упасть.
   Совершенно этого не понял, может и в правду эта история с живыми трупами в чем-то правдива?
   Подойдя к раненому, я несколько секунд смотрел на него. Переводя взгляд то на его лицо в гримасе боли и злости, то на кровавый след простреленной руки.
   Потом присел на корточки рядом.
   - расскажи мне друг мой - начал я беседу, между прочим очень вежливо.
   Закончить мне не дал поток матов, многие из которых, я человек в несовершенстве владеющий русским, даже не понял. Потому и не стал на эти слова обижаться.
   - я не хочу тебя пытать потому что это у меня выходит очень плохо, и не особо мне нравится. Потому ты мне расскажи кое-что и я пойду по своим делам, ладно?
   Это была правда, видеть как кто-то страдает, я не любил.
   Эта фраза впрочем тоже не дала результата.
   Внезапно я рассмеялся, винтовочная пуля застряла в пластине кевлара, почти полностью виднелась. Сжав ее двумя пальцами, с трудом извлек.
   Отбросив никчемный, деформированный кусок металла, посмотрел на призрака. Если стереть эту дурацкий люминесцент с лица, то вполне обычная человеческая физиономия, стандартный амбал с шеей в три обхвата и косая сажень в плечах.
   В общем пришлось бы либо поступится своими принципами чтобы его разговорить, либо...
   Тройной Нельсон - так вроде назывался этот захват, а может и не так, этого в точности не знаю. Но сработал он отменно,
   Амбал немного побрыкался и потерял сознание.
   С трудом, вытащил его тело из под трупа лощади, не полностью, до уровня колен чтобы тот не смог вскочить на ноги и напасть, если внезапно очнется. Первым делом я провел обыск.
   Пачка сигарет и зажигалка мгновенно переместились в мои карманы, а одна уже дымилась в уголке губ. Я сделал затяжку, и принялся исследовать карманы далее. Перочинный нож был за ненадобностью выкинут в сугроб, плитка шоколада также переместилась в мой карман. Видать собирался горе-всадник в спешке, ибо в его карманах было полно хлама: ручка, записная книжка, колода игральных карт, немного денег, много мелочи, ключи. И наконец нашел средства связи: мобильный телефон и непонятный прибор в виде радиоприемника.
   Я набрал телефон, номер который оставил мне один из агентов в Страхграде.
   - Джека Брауна к телефону пожалуйста...
   В ответ тишина.
   - Здесь такого нет, вы ошиблись номером - был спокойный ответ девушки секретаря.
   - Чтож, тогда ему пожалуй не интересно, как и вам собственно. Что я нашел человека работающего, по технологиям ДеЛакруа. Если все-же интересно, то думаю вы найдете меня и этого умника-вивисектора.
   Я подождал около минуты, этого достаточно чтобы установить мои координаты, вплоть до метра. Может на меня уже сейчас смотрит спутник, может помахать рукой темному небу?
   Мобильник, неспешно разобрался, из него извлеклась симка. которая была сломана, после чего он вновь был собран и брошел недалеко он трупа животного.
   Пусть попробует позвонить начальству, если сумеет.
   Второй прибор был намного интереснее, неясное слияние проводов облаченное в пластмассовый прозрачный корпус.
   Корпус был продавлен, возможно при падении. Часть проводов разорвана. А одна из микросхем дала трещину.
   Конечно самая нелепая и правдоподобная версия. Что именно этим прибором и управляли зомби. И едва тот был сломан, как трупы, стали трупами и распластались по земле.
   Разорвав кусок робы, я стал рвать ее на ленты.
   - Молодец Виктор, молодец - думал я, перебинтовывая руку охранника - настоящие герои не ищут приключений, те находят их сами, вот ехал себе спокойно никого не трогал и тут на тебе! Зомби, набитые электроникой, да версия правдоподобна, с точки зрения фантаста. Зомби, киборги - из огня да в полымя. Значит что мы знаем, есть небольшой дом, где полно зо.. блин не нравится мне это слово, ну в общем где полно этих управляемых тел.. точно - марионеток. итак у нас есть марионетки, у нас есть ящики с запчастями, и чистые белые палаты где обычных людей проапгрейживают. Есть у нас кукловод, который этот процесс производит. Зачем он это делает, собирает себе личную армию, или ему просто бесплатной рабочей силы нехватает, а может тешит планы по захвату мира, не важно.. все не важно. А охраняют этот театр охранники, состоящие как из обычных людей, так и кукол. Еще есть собаки, не исключено что часть их, также переделана из нормальных зверей в непойми что. Теперь вопрос, что это дает мне? Ну кроме лишних проблем и угроз здоровью. Ну шанс пополнить свою коллекцию - я с любовью и теплом во взгляде посмотрел на перчатки, где под слоем кожи и ткани мирно хранились трофеи. - получить новую красивую побрякушку и заряд адреналина, плюс отправить нехорошего, нет, много нехороших людей в последний путь. Ну и конечно шанс поквитаться с Викой, ох долгое время я думал о своей личной вендетте, пора уже от планов к действиям. Стоп, ты мыслишь как какой-то маньяк, нет т.е ты мыслишь как самый обычный маньяк, на тебя это непохоже, где-же полет фантазии? возвышенные планы? подковерные интриги, эффективность твоей работы наконец???
   Грустно вздохнул, взял в руки винтовку, покрутил ее немного. Хорошая СВДешка, видно что еще недавно пылилась на складе.
   - Вот только к чему она мне?
   Винтовки слишком громозки, играть в снайпера нет желания, а на ближней дистанции пистолет эффективней. Но чтобы ему из этой же винтовки не выстрелили в спину, его нужно было разобрать.
   Обойма улетела в снег, передернул затвор, и винтовочный патрон кружась по своей оси упал рядом с трупом лошади. Щелкнул затвор, снималась ствольная коробка, а после пружина ствольной коробки. Сноровисто разобрав оружие, выбросил остов в сугроб.
   Я встал и пошел, хрустя по снегу.
   Вскоре дошел до железнодорожного полотна и по нему пошел в обратном направлении.
   Пока следы не замело, есть шанс найти дорогу к этому дому электронщика. Иначе придется идти в город, и уже оттуда. Выспрашивая направление и лишний раз светясь, узнавать маршрут.
   Я не знал что всего через пять минут проводница, милая девушка в красном переднике, что совсем недавно поила меня чаем выйдет в коридор. Под ее вопли выбежит человек десять мужчин похрабрее, подберут ее потерявшее сознание тело пробуждать нашатырем. Что уже вызывают милицию. Что охрана поезда пересчитает всех пассажиров и предупредит власти. Что следственная бригада вместе с криминалистами, в рекордные на удивление сроки будет готова встретить поезд с телом. Что по оставленной им на столе шапочке, его соседи припомнят что он бросился за убитым и обратно в купе не вернулся. Что тот самый разряженный в униформу стажер детально опишет его внешность, за что получит хорошую характеристику и вскоре за несколько лет дослужится до майора и погибнет в перестрелке со мной, однажды случайно встретив и узнав в городе. Что та девчонка ехавшая с ним, разочаруется в жизни в этом жестоком и
   полном насилия мире и однажды спрыгнет с моста, и попав в больницу влюбится в молодого медбрата, как и тот влюбится в нее. Что седой старик через два дня после приезда умрет от сердечного приступа так и не встретив свое девяностолетие, а ремонтная бригада проклянет меня - вставляя новые стекла и стирая кровь в вперемешку с мозгами и осколками черепа со стен и пола вагона. Что он будет объявлен очень скоро в розыск, а через несколько лет и во всемирный розыск по обвинению в более чем двухсот убийствах, которые хоть как-то смогли с ним связать.
   Всего этого я не знал, да и врят-ли многое из этого узнаю когда-либо в будущем.
   Но я точно знал что тело вскоре найдут и меня будут искать.
   А потому медлить нельзя. Дрожащими от отвращения руками я зачерпнул горсть снега и стер засохшую кровь с лица.
   Кровь я не любил, особенно засохшую корку. Тошнить начинает, конечно это все психосоматика, но все-же очень неприятно... Особняк Глеба / около 9 часов вечера. Стоит сказать, что местные жители любили лазить по чужим владениям, тащить что хорошо лежит и плохо охраняется. вот и сейчас ему позвонили, послушав пару секунд полифоническую мелодию, он взял мобильник. Отложил шприц, ответил на звонок. Сперва он думал это кто-то из местных подвыпивших подростков, но вскоре установили что это был обычный вор. И ладно, черт с ним с барахлом которое тот бы унес, не до этого сейчас. Либо не унес и был задержан охраной, с дальнейшими повреждениями физического здоровья, и возможно стал одним из объектов экспериментов. Нет, неизвестный лазил по подвалу. Его сумасшедшие крики разносились по всему подвалу, по всей лаборатории. И он видел очень много. На всякий случай, чтобы никто не задавал вопросов. А мол кто шариться на кладбище и могилы роет, по ночам? Его люди были обучены, что в случае чего, главное это маскировка, костюмы призраков производили неизгладимое впечатление. Видевшие их, сразу завязывали с алкоголем и молились в церкви, ну раз в неделю минимум. Вскоре ему снова позвонили. Все было сделано, проникший в его дом был ликвидирован. Но охранник и две куклы до сих пор не вернулись. Это настораживало. На всякий случай он отдал приказ усилить наблюдение, охранники нехотя отложили карты в сторону, и занялись своими прямыми обязанностями. Но уже через пол часа снова разошлись в стороны, а кто и спал на посту. В эти секунды он жалел, что они работают за деньги, а не за идеи, и расстрелы засонь тут были не уместны. Разве что премии лишить. Вообще у любого злого гения есть проблема с персоналом. Во первых они знают слишком много, потому дожить до пенсии не рассчитывают. И требуют повышенную зарплату. Их не уволить, и сами они уводится не могут. Путь покинуть место работы лишь одни. Путь в никуда, т.е смерть. Но и он зависел от них, они знали все (вернее они так считали) и не задавали лишних вопросов по его работе, выполняли приказы и в конце концов делали то, за чем и были нужны. Потому он часто закрывал глаза на то, что его охрана, не территорию патрулирует, а в карты режется. Просто пропускал мимо глаз. Они все понимали, серьезный прокол, и их тела нашпигуют электроникой, превратив в кукол.... Вика тем временем начала приходить в сознание, вновь получив управление над своим телом. Прошло уже около часа, и они переместились из подвала, в палаты. Вика лежала на белой койке, привязанная крепкими эластичными лентами, связывающими ее тело по рукам и ногам. Не пошевелится. Ни даже глубоко вздохнуть. Только покорно лежать и ждать своей участи. Ждать долго не пришлось...
  
  страхград /месяц назад / церковь
  
   Стоит немного заострить внимание на героях собравшихся в сей ранней час в доме божьем, особенно касательно женщин.
   Молодая девушка, сейчас мирно сидящая рядом, что через минуту потеряет сознание, и будет лежать на лавке - Ольга Динченко. Но многие звали ее Олли-ди, а порой и просто Ди.
   Ей было 19, хотя по внешности семнадцать, что и послужило ее быстрому устройству в ночной клуб "от заката до рассвета", на ее счастье в должности официантки. Иначе быть бы ей однажды найденной по частям, как часто случалось с местными танцовщицами.
   Молоденькая девочка в короткой юбке, хорошо привлекала клиентов.
   Светлый тип кожи, очень стройная, рост у нее высокий, чуть меньше двух метров, прическа карэ, шатенка...
   глаза хамелеоны, от темно-зеленого до серо-зеленого цвета. Плохо видит левым глазом, под которым красуется шрам. Мелкий, и почти не заметный, но все-же повредивший ее зрение.
   Одеты на ней были узкие джинсы на средней посадке, белый гольф, поверх которого безрукавка с капюшоном. Обута в высокие осенние сапоги на небольшом каблуке.
   Веселая и задорная девчонка, Ди любит шутки и животораздерающие анекдоты. В кругу друзей - душа компании. С ней практически невозможно поссориться. Добродушная особа, некогда мечтающая стать носителем Справедливости. Но все это осталось в беззаботном прошлом. Теперь же она стала довольно мрачной и задумчивой девушкой, которая триста раз подумает, прежде чем к кому-то обратиться. Особенно за помощью.
   Часто философствует на темы "Добра и Зла" и все той же пресловутой "Справедливости".
   Что еще сказать? Оля на вид весьма состоявшаяся девушка, но в душе она ребенок, который только и жаждет, как защиты. Тем не менее, Судьба сыграла с ней в злую шутку, что вынудило девушку самостоятельно заботиться о себе в городе Страха.
   Опасаясь за свою жизнь, никогда никого у себя не приютит. Исключениями являются только животные. Так она спасла от смерти маленького воробушка, которого в последствии приютила.
   Боится летающих насекомых, темноты, подозрительных незнакомцев, пыток, опасности и принудительной близости с мужчинами.
   Ненавидит сигаретный дым, наркотики, пьяных людей.
   Не курит. Продолжает писать рассказы, которыми когда увлекалась в своей "другой" мирной жизни, уже вспоминающуюся ей как обычный сон.
   Как таковых супер способностей не имеет типа метания ножей и борьбе с нунчаками... Обычная девушка со стандартным набором: читает, рисует, танцует, хорошая память. В темноте хоть и не видит, но глаза довольно быстро к ней привыкают. Не пьянеет, сколько бы не выпила мыслит трезво, да-же если идти при этом ровно не может, сознание всегда ясно.
   Ольга Динченко - молодая гражданка Украины - была рождена в Харькове, где провела практически все свои 19 лет. Ее семья ничем не выделялась собой, разве что успешной карьерой отца, завидной красотой матери и двумя ангельскими детьми - братом и сестрой, которые первые десять лет своей жизни были не разлей вода, то есть самыми что ни есть лучшими друзьями.
   Училась Олечка сначала не очень хорошо: лишь тройки и четверки, зато у девочки прорезался талант - рисование, а затем и написание рассказов, которые имели более сказочную окраску, нежели реалистичную. Впрочем, что там ребенок мог знать про суровость жизни?
   Будучи в восьмом классе она неожиданно получает по английскому языку гордую четверку, из-за чего, собственно, потом понимает, что "учиться то может!". После этого события ее оценки резко увеличиваются, а рассказы приобретают более серьезный характер.
   Благо дело, никаких серьезных болезней в семье не было, так что до своего совершеннолетия девочка прожила в мире и уюте.
   В 2007 году Оля поступает в Харьковский Национальный Радиотехнический университет, становится старостой и заводит новых друзей, да и враги назревают...
   Проходит один учебный год. Сессия сдана, стипендия есть. Началось лето и отдых. И вот, однажды, возвращаясь после дня рождения подруги поздней ночью домой, она слышит какой-то шорох в ночной тишине. Быстро смекнув, она не останавливаясь, побежала по одинокой освещенной дороге старого футбольного поля. Краем глаза она заметила, как кто-то встревожил листву и теперь мчится за ней. На всей скорости девушка забегает за угол, где неожиданно сталкивается с каким-то незнакомцем в темном плаще. "Спасение!" - подумалось ей тогда. Но не тут то было. Резким движением незнакомец хватает ее за руку и поворачивает к себе спитой. Только сейчас Оля спохватилась, и начала отчаянно брыкаться, надеясь выбраться из лап "чудовища". Возможно, у нее бы получилось, если бы не платок у носа, который погрузил девушку в глубокий сон.
   Проснулась она в каком-то темном и узком пространстве, где освещением служили лишь несколько дырок сверху и по бокам. Через пару минут, придя в себя, она вдруг осознала, что находится в ящике. "Похитили!" - отчаянно взвыл разум. "Нет, не может быть..." - тщетно пыталось доказать самому себе сознание: "С кем угодно, но не со мной!!". Оля тихонько выглянула в дырочку и прислушалась. Самолёт! Страх застыл у нее в горле, не решаясь выходить наружу. Затем последовала типичная паника: она начала кричать, чтобы ее выпустили. Все, чего тогда добилась Оля, было открытие крышки ящика, теплый удар по лицу и короткий укол шприца, что отправило девушку в не менее длинный сон.
   В следующий раз она проснулась уже на чем-то мягком. Странно, но было очень трудно открыть глаза. Спустя пару минут ее неудачных попыток рядом раздался женский голос:
   - Не трудись, себе дороже, - сообщил он. - Через часик пройдет.
   Это было все, что сообщили ей тем днем. Сознание Оли вновь начала занимать паника. Но, вспомнив про прошлый раз, девушка уняла ее, прислушавшись ко всему, что происходило вокруг. А происходило вокруг ничего. Именно ничего. Полное отсутствие действий. Тишина. Оля сама и не заметила, как вновь заснула.
   Проснулась уже, когда за окном был вечер. Веки поддались ей с неохотой, но все же открылись. Девушка находилась в какой-то комнате, точнее спальне: большой деревянный шкаф, стеклянный круглый столик, тумбочка, большая кровать. Первое, что сделала Оля, так это подбежала к окну. Ее взору предстал какой-то неизвестный город с улицами и парками. Сердце заколотилось с бешеной силой. Украли! Мысли начали безжалостно осаждать сознание девушки. Только она хотела выбежать через дверь, как оттуда вошли четверо: трое мужчин, одна женщина. Сначала говорила женщина, тонким вкрадчивым голосом объясняя, что теперь Оля никто иная, как собственность борделя "Небесный рай" и должна целиком и полностью подчиняться требованиям руководства. Естественно, девушка и слушать не хотела про "требования руководства", посему в силу обстоятельств в переговоры вступили двое жилистых ребят, которые коротко и ясно объяснили, кто она теперь. И Оле ничего не оставалось делать, как кивнуть.
   Первым ее клиентом был похотливый толстый кошелек - важный клиент для борделя, любящий лишать девственности девушек. Эту ночь Оля запомнила навсегда. Он пришел к ней весь такой нарядный, желающий сделать все красиво, под романтическую музыку. Но не тут то было. Оля была холодна и неприступна как лед, поклявшись самой себе, что никому из своих клиентов не доставит истинного удовольствия. На удивление она не поддавалась даже спиртным напиткам, и тут дядька решил действовать. Штаны быстро скатились с него, и он с нескрываемой гордостью стоял перед сидевшей на коленях Олей. Но нежданно-негаданно в ее руках появились обычные канцелярские ножницы, которые целились в достоинство мужчины. Необычно быстро спохватившись, тот с необычайной легкостью отобрал у нее оружие и в злости плеснул по лицу, после чего отбросил ее на кровать и, чтобы утихомирить, ввел очередную дозу успокоительного в тело девушки. Благо дело, из-за этого она была далека от реальности и не чувствовала как в ее тело начало проникать нечто, уничтожающее ее достоинство.
   После этой памятной ночки девушку быстро отправили к лекарю, который осмотрел ее пораненный глаз. Вердикт был и без того ясен: возможна потеря зрения. Естественно, руководство не собиралось выкладывать деньги в "неблагодарную девку" и они отсылают к ней охранника. Тот выводит ее далеко в лес и наставляет дуло пистолета. Казалось бы, вот оно, конец жизни. Но нет... внезапно за спиной охранника слышится шорох. Глаза девушки расширяются от страха. Тот в нерешительности поворачивается и видит в нескольких шагах от себя дикого бурого медведя. Конечно, тут его основной задачей является вовсе не убийство несчастной девчонки, а спасение от зверя. Тем временем медведь, почуяв неладное, с разбегу кидается на парня. Тот выпускает в него очередь. Кто из них остался жив, Оля не стала выяснять, а тут же дала драпака, забыв обо всем на свете.
   Приблизительно запомнив дорогу, она выбирается из леса спустя день, но не решается оттуда выходить. Проблуждав по окраинам города еще день, девушка натыкается на старую церковь, и в надежде кидается туда. Священник охотно принимает ее в "божьем доме" и соглашается приютить у себя "дитя". Батюшка оказался весьма разговорчив, и Оля быстро нашла с ним общий язык. Благо дело, никаких похотливых замашек у него не было, так что можно было всецело довериться попику. Именно по его совету девушка все же решается выйти в город и устроиться на работу в один из ночных клубов официанткой. Там она проработала уже более трех месяцев. С помощью заработанных денег она купила себе новую одежду и способна обеспечивать едой и себя и батюшку. Но все же ее неизменной мечтой является выбраться из этого проклятого города, любыми путями...
  
   - Фаааааак!!!.... - была ее единтсвенная мысль
   В голове у Оли воцарился вселенский хаос. Все происходящее за несколько секунд перевернулось верх дном и крутилось в стремительном водовороте неизменных событий.
   - Какого дьявола?!
   Воскликнула девушка про себя, когда Виктор наставил пистолет на Амэ. Спустя несколько стремительных мгновений на лавочке, рядом с Ди сверкал ремень.
   - будь добра, свяжи ей руки. - сказал Виктор
   - Руки?! Ну уж нет! Я не буду соучастницей!!! - Все мысли вопили в один голос, что нужно смываться из дома божьего, в котором так не кстати, воцарились дьявольские намерения!
   - Во имя Отца и Сына и Святого духа. Аминь! - шептала она
   Мысленно перекрестилась Оля и взяла в руки ремень.
   Не нужно спорить, и бросаться на парня нельзя, и бежать нельзя... Он ведь выстрелит в меня! Убьет, я не пробегу и несколько шагов. Господи Божи, помоги! Что-же делать, что-же делать. А может она злодейка? Ему ведь лучше знать, нужно делать, что Виктор сказал, он же спас меня, спас? Точно спас, а может привел сюда чтобы убить??? Нет, нет. Не мог, он ведь мне улыбался, у него честные глаза... Ага и пистолет за пазухой. Он просто убийца, как все в этом чертовом городе - мысли неистово метались в самых разных направлениях. - нужно помочь ему, пусть считает что я на все согласна, тогда он меня не убьет, ведь не убьет же!?
   Сердце начало бешено колотиться, пытаясь вырваться наружу. Дыхание участилось. Глаза широко расширились. Девушка перехватила ремень по обе руки и встала.
   Тук!
   Стук сердца было последнее, что услышала Оля. Темные коридоры сознания пришли на помощь от этой ужасной реальности.
   Ди упала в обморок. Растелившись по лавке, в руке она сжимала ремень, но через секунду он выскользнул из ее пальцев и упал на пол.
  
   Хаииро Аме, либо как она любила себя называть "Крис", за сильную любовь и тягу к холодному оружию...
   Ей тоже было 19.
  
   Тонкое, будто высеченное из белого мрамора лицо. Глаза миндалевидной формы. Изящные руки с красивыми пальцами.
   черные волосы, постриженные несколькими ярусами. Сама прическа короткая и растрепанная, лишь пряди на висках достигают ключиц. Длинная и непослушная челка почти скрывает глаза. В принципе, из-за такой прически не сразу можно понять парень это или девушка.
   Темно-карии глаза.
   бледный, болезненный цвет кожи.
   На спине тату в виде крыльев и надпись - "Lux in tenebris", что переводиться с латыни как - "Свет во тьме".
   обычное, почти хрупкое телосложение.
   Черный свитер с высоким горлом и длинными рукавами, которые почти скрывают кисти рук, оставляя видными лишь тонкие пальцы. Подранные синие джинсы одеты поверх высоких кожаных сапог без каблука. Через плечо перекинута кожаная сумка в тон одежде.
   Характер: холерик с примесью флегматика, мизантроп, нонконформист.
   слишком хороший актер, имеет две маски (веселый подросток с лучезарной улыбкой; маньяк и садист). В обычном состоянии: человек с тяжелым взглядом (или напротив, отстраненным) и с ледяной ярость ко всему живому, холоден, бесстрастен. На людях надевает первую маску. Собственно маски и были придуманы для того, чтобы самому забываться и уходить от постоянного гнетущего состояния души, которое давит на психику и сводит сума. Та же улыбка, какой бы светлой она не была - это чистая ложь. Раздвоение личности на лицо. Так же легко выходит из себя и очень долго успокаивается. Обладает комплексом вины и манией преследования.
   безумно добра к маленьким животным, в восхищение приводят живопись, музыка и архитектура в готическом стиле. Целеустремленная и волевая личность способная на сочувствие (невозможно полностью зачерстветь сердцем, когда в нем живет любовь к творчеству). Именно редкие проблески такого человеческого качества, как "сочувствие" помогало Хаи сохранить рассудок и не потерять последние проблески человечности, хотя последнего почти не осталось.
   Может засесть в укромном местечке и часами слушать музыку в плеере и рисовать. Любит маленькие мягкие игрушки, но никому и никогда не говорила об этом. Сама по себе личность шизофреничная (это значит, что этот человек сильно отстранен от внешнего мира и прячется в собственном, выдуманном мире иллюзий, стараясь защититься от внешних воздействий). Так же иногда говорит о себе в мужском роде в связи со слабым чувством принадлежности к полу (означает, что не видит необходимости придерживаться установленных в социуме четких ролей "мужчина"\"женщана". Quod licet Jovi, non licet bovi (Что позволено Юпитеру, то не позволено быку). Это тоже одна из причин, по которой Хаи питает нелюбовь к социуму. За неравенство.
   Во все времена женщина по правам стояла ниже чем мужчина в обществе. Саму привычку можно назвать маленьким личным протестом. А по большому счету: определиться - значить ограничится. Если человеку комфортно жить с совместимостью всех начал (родов) в себе, то почему бы и нет?)
   Так же зачастую склонна с мазохизму и садизму.
   До дрожи боится пауков и грома.
   Крис - человек, утративший смысл жизни, хочет лишь найти убийцу отца, который служил в МОРРПГ или узнать, куда пропал отец, если он еще жив...
   Часто страдает бессонницей. Не любит яркий свет.
   Хаииро родилась в городе Брайтоне на южном побережье в Англии, в благополучной семье. Отец Хаииро, Джеймс Брайан, работал на правительство своей страны и часто бывал в разъездах, и поэтому Хаи всегда безумно радовалась, когда отец не надолго приезжал, чтобы проведать их с матерью. Мать же - Саеко Амэ - в прошлом преподавала игру на фортепьяно в младших классах, поэтому к Хаииро с детства была привита любовь к музыке. В средней школе пришла любовь к рисованию, и больше всего девушка любила живопись. Намного позже, в старших классах училась игре на акустической гитаре, в тоже время изучала философию и психологию.
   В свои недолгие приезды отец обучал дочь боевым техникам и учил обращаться с оружием. Объяснял это тем, что, когда его не будет рядом со Хаи, он должен быть спокоен, что девушка, в случае опасности, сможет постоять за себя. Всегда перед своими долгими отъездами, он отдавал одну из книг, купленных во время командировок. Обычно, это были книги по философии или сонеты.
   В начале октября 1997 года, когда Хаииро только минует восьмой год, ее отца неожиданно вызывают в управление, чтобы отправить в долгую командировку. Сколько бы дочь не расспрашивала мать об отцовском задании, та лишь всякий раз бледнела и отрицательно качала головой.
   Вот настал тот день, когда на рассвете морозного осенено утра, отец стоял в прихожей и последний раз перед выходом проверял вещи в сумке. Заметив невысокий силуэт, прятавшийся за шкафом, он улыбнулся и поманил дочь к себе:
   - Хаи, любимая, ты уж прости старика, но я и вправду не знаю, когда теперь вернусь. - Отец нежно гладил дочь по голове. - Выпало нешуточное задание и кто знает, когда все разрешиться. Боюсь, что в этот раз я уеду на 4 года. Я постараюсь не пропадать и связываться с тобой как можно чаще. - Джеймс присел на корточки и крепко обнял дочь. - Не забывай того, чему я тебя учил и практикуйся каждый день. Береги мать, ладно?
   Отец встал, застегнул легкую куртку и обнял жену. Открывая дверь, он на мгновенье притормозил, будто что-то вспомнил и вернулся в дом.
   - Хаииро, если вдруг что-то случиться... - лицо отца побледнело - Одним словом вот тебе ключ от моего дневника, запертого в моем кабинете, когда тебе исполниться 16, можешь прочесть его.
   С этими словами Джеймс протянул дочери маленький серебряный ключик и, не оборачиваясь, вышел из дому.
   Шли года, отец стал звонить все реже и реже, а когда удавалось поговорить с ним, то его голос выдавал какую-то неведомую усталость и печаль... Потом звонки были раз в пол года. Раз в год. Когда Амэ исполнилось пятнадцать лет, она начала подозревать, что с отцом что-то случилось, но так и не смела открыть дневник отца до указанного срока. К тому времени мать сильно приболела. Наверно, это произошло на нервной почве. Саеко уехала к сестре в Лондон, где о ней смогли позаботиться врачи более квалифицированные, чем Брайтоне. Там она пребывает и по сей день.
   И вот настал тот момент. В одиночестве празднуя свое шестнадцатилетние, Хаи дрожащими руками листала дневник отца. Оказалось, что отец работал в весьма секретных сферах. Он работал в противо-преступной организации и в этот раз его отправили с тайной миссией на задание по его "квалификации". Он был одним из главных в Мировой Организации Регулирования Развития Преступности Граждан (МОРРПГ). В дневнике отец рассказывал о городе, в котором психически неуравновешенные и опасные для общества вершат жуткие вещи и домом своим называют некий Театр.
   Последующие два года Амэ посвятила себя детальнейшему изучению отцовского дневника и всего списка литературы, сноски из которых отец использовал в своих наблюдениях. От части он был психотерапевтом, поэтому пришлось взяться за пыльные книги по психологии. За эти два года, изучая по книгам и отцовским документам поведения больных людей, Хаи сама не заметила, как начала отчуждаться от всех. Возможно, это сказывались годы одиночества, возможно, постоянная атмосфера уныния и копания в чужих болезнях. А может еще и это "с кем поведешься...". Все эти истории и исследования... Слишком много крови было в этих бумагах, слишком много крови в голове. Хаи начала замечать за собой странные мысли, которые поначалу пугали ее своей дикостью. Это были желания крови. Но не невинных людей, а самих маньяков. Хаи казалось забавным поиграть с маньяком в его же игры, вот только не в роли жертвы. Когда девушка думала об этом, на ее лице блуждала странная улыбка, но, когда она вдруг осознавала, что не должна о таком думать - начинала и себя ненавидеть. А разве человек, ненавидящий свою суть может продолжать любить людей? Нет.
   Закончив старшую школу, Хаи уже была не такой, как пару лет назад. Серьезная, равнодушная почти ко всему, страдающая мизантропией, она оставалась верна лишь музыке, рисованию и холодному оружие. Последнее - было памятью об отце. Она бережно хранила подаренные ей Джеймсом кинжалы.
   Психически больных людей могла выявлять по мимике лица и языку тела.
   И вот, отметив свое совершеннолетие и сдела себе долгожданный подарок - электрогитару, Хаи навестила мать в Англии и сказала, что уезжает в путешествия на два-три года, чтобы посмотреть на мир и приобрести новые знания. Конечно, это было ложью, Хаиире решила разыскать отца и выяснить, что же произошло с таинственным Театром. А эти два-три года - срок для матери, чтобы она ее не искала и думала, что все хорошо.
   Вернувшись домой, Хаи взяла важные для нее вещи и, закрыв дверь дома, двинулась в город, в котором находился Театр Маньяков.
   Одета в черный свитер с высокой горловиной и длинными рукавами , потертые синие джинсы и высокие кожаные сапоги на массивной подошве.
  
   Девушка сидела спокойно, спину держала прямо и не шевелилась. В позе читалось хладнокровие.
   - Маленький гаденыш, дай мне до тебя добраться - исполосую так, что мать родная не узнает, если она, конечно, жива. - возникла мысль в ее голове, приятно согревая ее черствую душу.
   Значит, он его знал. Что ж, пока не буду его трогать, я смогу его использовать в своих целях... Конечно же, если он будет умным мальчиком и сумеет дожить хотя бы до обеда.
   Крис уже не удивлялась. В голове мысли шли четко одна за другой. Ни страха, ни ярости. Лишь понемногу начал играть азарт, и пальцы просились вновь прикоснуться к рукояткам кинжалов.
   Молчание, длившееся минуту, нарушил спокойный и отчетливый голос Крис.
   - Мы знакомы лишь пять минут, а ты себе позволяешь такие вольности. Ты сплоховал, когда невинно улыбнулся на мой первый вопрос. Это нелогично. Просто я не ставлю на колени всех, кого подозреваю... Хм, зачем я приехала? Я просто ищу здесь своего отца. Он приехал сюда более 11 лет назад. Окончательно потеряла с ним какую-либо связь более 4х лет назад. Вот и все.
   -...Есть ли у тебя оружие? - вопрос Виктора и щелчок предохранителя.
   - Сла-а-авно... - Губы Крис растянулись в нехорошей ухмылке. - Конечно, так я тебе и скажу, что и где у меня спрятано.
   Ухмылка стала еще шире.
   - 11 лет говоришь? Два года назад я видел его в Париже, где мы собственно и познакомились. Он серьезно помог мне, практически спас. Менее всего он бы хотел, чтобы ты была в подобном месте. Может, лучше уедешь отсюда? Пока с тобой еще ничего не случилось?!
   Он опустил пистолет, Амэ этого не видела. Да и ее положение это не меняло, стрелять можно ведь и на вскидку, это гораздо неожиданнее и порой эффективней.
   - Не слышу ответа на свой вопрос? Так что с оружием? Молчание я ведь могу расценить и как знак согласия, что ты вооружена до зубов.
   - Значит, он не пропал без вести. Срок в четыре года снизился до двух. Дает некие надежды - мысль согревала, да что там согревала, буквально жгла в груди, опаляя сердце багряной кипящей от возбуждения кровью.
   - Мой отец Джеймс вырастил и выучил меня так, чтобы я смогла выживать в таких местах. Я отсюда никуда не уеду.
   - Джеймс? - мысленно удивился Виктор - сколько же у него имен, два года назад он был Джоном, когда уезжал в Страхград был Джеком. Ему явно нравится меня ть свои личности и имена.
   - Мне еще долго так стоять? Надоело - Крис немного ссутулила спину.
   Девушка мысленно представила себя со стороны, стараясь не сильно крутить головой осмотрела доступное взгляду одежду и тело.
   Нет, складки все скрывают, беспокоиться нечего. Оружия он не увидит.
   - Какое может быть оружие у шестнадцатилетнего подростка? - девушка надеялась, что Виктор не успел рассмотреть ее лицо и определить ее возраст. - Да и как бы я переехала через границу, если бы у меня что-то было?
  
   Я заметил что моя "сообщница" потеряла сознание.
   Сокрушенно покачал головой.
   - И с кем приходится работать. Впрочем... на ее месте так поступил бы каждый.
   Я ухмыльнулся.
   Поднял ремень и подошел к Крис.
   Использовал пряжку, получив подобие удавки, накинул на руки, довел до локтей, затянул. Проверил крепко ли держится. Потом встал и с наслаждением пнул девушку в спину. Опустился на колени перед ней, конец ремня обмотал на шее, схватил ее за волосы, поднимая голову, и закрепил конец ремня на пряжке.
   Ее тело выше пояса, представляло теперь что-то вроде натянутого лука, едва начнет пытаться освободить руки, как начнет задыхаться.
   - прости за причиненные неудобства, это не моя воля, а просто необходимость. Потерпи, скоро я тебя освобожу. Даже извинюсь перед тобой за свой поступок. Но это будет потом.
   Он помог ей подняться на ноги и усадил на скамью.
   - А теперь если ты не возражаешь.
   Он детально ощупывал и осматривал ее тело.
   - Извини если мои действия немного вульгарны.
   воспоминания, невольно возникли в его сознании?
   - Меня будут искать. Виктор тебе нужно уходить и срочно.
   - Я не могу тебя просто бросить. Давай...
   - ЧТО!?
   - Нужно нанести удар первыми.
   - Не могу. Пусть гоняются только за мной. Только за мной. У тебя еще вся жизнь впереди.
   - Жизнь убийцы, который не справит и свое двадцатилетие - усмехнулся я
   - Не важно. Я не могу, подвергать опасности семью. ДеЛакруа, этот подонок. Я готов его встретить в любой момент, и пусть я умру, но перегрызу горло этой твари перед тем как умру. Но мне нужен он, я не хочу помереть от рук его шестерок.
   - Перевези семью сюда. Спрячем.
   - Не нужно лишнего, пусть живут нормально. Я уйду. Один.
   - И куда же?
   - В Страхград. Меньше всего меня будут искать у себя же под боком.
   - Неплохой план. Только... только живым ты не выйдешь оттуда.
   - Я знаю.
   - Я все же предлагаю перевести семью сюда!
   - Когда станешь отцом, ты меня поймешь, сейчас обсуждать это бессмысленно.
   - Они не смогут ждать вечно. Они ведь сами будут искать тебя. И уверен, найдут быстрее неприятности на свою голову.
   - Жена не будет меня искать.
   - А дочь?
   - ей всего 17
   - сейчас, но дети быстро растут.
   - не важно. Она меня не найдет. Я ухожу, и ты меня тоже не ищи, было весело, у нас хорошая получилась команда, но всему придется положить конец.
   - удачи тебе, и... долгих лет жизни... стой, зачем мне это?
   Возврат в реальность, я осматривал тело связанной девушки.
   - Какой богатый арсенал, ты будто воевать собралась. Один, два, три ножа!!! Это точно все? или прячешь еще что-то? Не хочу обыскивать все твое тело, ведь подобная обстановка не распологает к интиму.
   Он усмехнулся.
   Достал из кармана фотографию.
   - Прошло два года. Здесь более милая, тебе здесь сколько? пять, шесть?
   Он положил фото ей на колени.
   - Хорошо, что я нашел тебя первым. Итак спрашиваю прямо, отвечай да или нет. Ты уедешь из этого города?
   Я поднял ее и усадил ее на лавку.
   Пистолет был в кобуре, в моей руке был один из ножей, два остальных валялись на полу. Длинное, сдвоенное, волнистое лезвие поблескивающее серебром.
   Я водил лезвием по коже незнакомки, просто водил стараясь не порезать ее кожу.
   Занятия интереснее, пока не нашел.
  
   Вначале Крис почувствовала, как ее руки крепко стягивают, потом был удар в спину. Девушка лишь закрыла глаза, но не издала ли звука. Потом больно дернули за волосы, а этого Амэ терпеть не могла.
   - Я заставлю тебя заплатить за все... И даже больше
   через минуту ее оторвали от пола и посадили на что-то твердое и ровное. Лавка... В таком выгнутом положении, девушка могла лишь смотреть на потолок и лишь небольшая часть стены в поле зрения.
   Виктор нашел все три кинжала и Крис мелко дрожала от ярости, но лицо сохраняло спокойствие.
   - Это все... Сукин сын. - тихое рычание в ответ.
   - Только дай мне выбраться, я засуну в твое тело каждое лезвие по рукоять.
   Ты уедешь из этого города?
   - Нет. - четкий ответ без тени сомнения.
   - Вы обе не созданы для подобного места. - голос прямо возле уха.
   Крис выгнулась еще больше и резко двинула правым коленом вверх и влево, надеясь угодить парню в солнечное сплетение. Послышался кашель. Попала.
   - Не лезь не в свои дела. Развяжи меня, отдай оружие, и я уйду из этого здания, не тронув тебя. Я не собираюсь покидать этот город, лишь потому, что мне говорят, что тут опасно. Я прошла через многое, чтобы приехать сюда и я не отступлю. Любые твои последующие попытки отговорить меня бесполезны.
  
  Вот ведь с... стерва
   Вскоре правда кашель сменился смехом.
   Боль была резкая и признаться неожиданная. Я был в какой-то мере удивлен, что эта связанная и обезоруженная девушка еще способна дать отпор. Такая действительно не пропадет.. в лесу например. Она не сдастся и будет идти до последнего, пока не выживет. Но вот сейчас, в этом городе, в этой церкви. Она не может даже со мной договорится. Отпустить ее в город, это равноценно что собственноручно выстрелить ей в затылок. По крайней мере мучений будет меньше.
   - Дикая у тебя натура, такую трудно усмирить. Впрочем, мне это и не нужно.
   Я приставил ей нож к горлу. Говоря по правде, мне всегда не нравилось когда меня бьют, готов поклясться, если бы это не была дочь Джеймса, уже лежала бы на полу с аккуратно перерезанным горлом, с минимумом крови. Ненавижу вид крови, нет против нескольких эстетичных капель или линий стекающих по стене... это наоборот возбуждает. Но вот струи ярко алой жидкости бьющей из перерезанной артерии, это зрелище не для меня.
   - Повторишь этот трюк еще раз?
   Я убрал лезвие с ее шеи, встал и отбросил клинок на пол, к остальным двум.
   Все ее оружие, было каким-то вычурным, сдвоенные лезвия, волнистые режущие кромки. Точно, теперь ясно почему она зовет себя Крис! Волнистое лезвие легко проникает в тело вспарывая его, новая волна увеличивает область разреза, и края цепляются за внутренние поверхности, органы, ткани. Удар такой железкой, даже если он не смертелен, очень болезненный, и кровь остановить очень трудно, если нет рядом больницы и квалифицированных врачей.
   Очень жестокое оружие для подростка, обычный нож-складник или даже пистолет. Это бы я понял. В подобном месте нужно себя защищать. Но это было оружие убийцы, причем с явными садистскими страстями.
   - Видно голос разума до тебя не доходит. Впрочем... Что я с тобой вожусь?! У меня благодарность лишь к твоему отцу, ни к тебе. Ты очень груба, и я не знаю что от тебя ожидать. Лучший вариант это просто уйти отсюда, оставив вас обоих здесь. Мне даже интересно, подружитесь вы, либо одна из вас убьет другую.
   - впрочем, что я говорю, прям как какой-то маньяк заговорил - я усмехнулся - видать атмосфера здесь такая.
   Секунда молчания.
   Тяжелые взгляд, опушенный в землю.
   - если честно, я бы и сам хотел найти твоего отца. Это была одна из причин моего визита. Он был агентом ММОРПГ, про них ты наверняка слышала. Вот только его не устраивали зачастую либеральные обхождения с преступниками. Он пытался взять закон в свои руки, и ему это удалось. Так мы и встретились. Я попал в серьезную передрягу. Был на волосок от гибели, я допустил с ней ошибку. Слишком ангельская внешность, слишком очаровательная улыбка. Слишком жалостливый голос, слишком сильно молила.
   - Вика - мысль резко окутала его воспоминаниями. Эту девчонку он спас, а она ответила ему ударом в спину. Ее подлость не знала границ. А когда он поймал ее, как-же она умоляла его...Секунда замешательства, едва не стоила жизни.
   Если бы не вмешался Джеймс, я бы лежал в сырой земле. Жаль Виктория успела сбежать.
   Я продолжил:
   - Впрочем неважно. Вдвоем мы отправили на тот свет множество преступников. А потом мы пошли против не тех людей, я все делал всегда обдуманно, но порой безрассудно. Он же, сразу понял, что нам не победить. Потому он и уехал, в этот город. Спрятаться, хотя мне кажется, он вел и свою игру, какое-то важное расследование, в подробности которого он не мог посвятить никого. Уверен, что он нашел этого подонка, и наказал по всей строгости закона.
  
   Спина у Крис уже начинала затекать и она, чтобы хоть немного снять напряжение, положила голову, на спинку лавки. Красивый потолок, ничего не скажешь...
   Слушая рассказ, про убийцу с "ангельской внешностью" Амэ вновь рассмеялась. Все мужики на это покупаются, вот придурки-то. Но когда Виктор начал говорить про секретное расследование отца, Крис внимательно вслушалась.
   - А этот самый подонок... Он случайно не связан с Театром Маньяков?
   Крис пыталась прикинуть, где сейчас лежат ее ножи. Аккуратно и как можно осторожнее двигая стопами, пыталась нашарить оружие на полу. Сапог на что-то наткнулся и послышался тихий звон. Нашла
   Если он меня не освободит через минуту, то ему не поздоровиться.
   Крис потихоньку подталкивала нож к второй ноге. По идее это Арктур (всем своим ножам она дала имена), то что надо. Зажав рукоять ножа между боковинами подошв, девушка стала выжидать лучшего момента для удара.
   - Если тот маньяк был врагом и целью моего отца, значит - он и мой враг. Значит, у меня уже две причины тут остаться. Ты меня еще долго связанной держать будешь?
   - Ага, а враг моего врага, мой друг. Давай дружить? - усмехнулся он - кстати сиди спокойно, я развяжу тебя в ближайшее время.
   - Друзья своих не связывают. - девушке это уже это все начало порядком надоедать. Она уже поняла, что убивать ее не будут, так что ситуация более-менее спокойная, если не считать спину. Она жутко затекла и болела.
   - Оке, найду отца, если он еще жив, завалю парочку плохих парней и свалю домой... Я бы пожала тебе руку в знак заключения договора, но, как видишь... - Крис пыталась размять запястья, которые, от недостатка крови уже онемели.
   - Все, щас сдохну. Еще две минуты и упаду на лавку - ужасно болит спина.
   - И я могу тебе доверять? Ибо то что я знаю, так сказать государственная тайна. Секретные архивы ММОРПГ, и прочее касательно дела. Такую информацию сама понимаешь лучше даже не знать, кошмары замучают. По себе знаю.
  
   Я подошел к ней, обойдя лавку и встав у нее за спиной потянул пряжку на себя, ремень изогнулся, потом пряжка клацнула и путы спали.
   - Как ты? - поинтересовался у Крис. - действительно прости, я надеялся, что ты испугаешься и уйдешь из города.
   Растер ей плечи, небольшой сеанс массажа.
   Потом забрал фотографию, и положил во внутренний карман.
   Я перескочил через спинку лавки и сел рядом с Амэ.
   - Он был охотником, остался им и сейчас, если он жив. Зверь на ловца бежит как говорится. Если в городе будут те кто действует его методами, он наверняка заинтересуется этим. Слухи ведь быстро расходятся. Он искал так называемого "кровавого графа", ДеЛакруа, создатель театра. Главная знаменитость в этом городе, кто-то утверждает что его не существует, просто страшная байка. Но кто-то ведь построил театр, вложил деньги и время в его создание, строительство, обстройку. Похищал людей. Неясно только зачем. Если бы он не афишировал себя, мог бы убивать годами, ни кто бы в нашем безумном мире и не заметил. А он на весь мир объявил. Все получили приглашения. Все кто убивал. У него были связи, и хорошие связи. Я тоже получил приглашения. Заночевал в какой-то лесной хижине в окраинах Берлина, и на утро нашел конверт. С билетом на представления в "Театр М", и текстом, мол был поражен вашим талантом, приглашаю вас в наш театр где вы можете насладиться нашими представлениями, которые уверен будут вам по вкусу.
   Улыбка.
   - А если Джеймс уже мертв, ты ведь можешь этого и не узнать, причем никогда не узнать, учета умерших здесь не ведется.
   Он отвел взгляд. Потом посмотрел ей в глаза.
   - Ты не можешь определить заряженный ли пистолет направлен на тебя, это было видно что ты даже и не знаешь снят ли он с предохранителя. Ты вообще умеешь обращаться с оружием? Ты вообще хоть когда либо убивала?
   - Не доводилось, я хочу следовать путем отца и убивать только злодеев. Пока злодеи мне не попадались. Ну кроме тебя - грустная усмешка. - а ты?
   - Да, убивал. И слишком много. Но назвать убитых мною людьми... Я не могу.
  
   - Ну наконец.
   Крис расправила плечи и потянулась.
   Когда ясел рядом с Амэ, девушка выжидала, когда расслаблюсь и потеряю бдительность.
   - Я всегда выполняю обещания.
   И прежде чем смог понять, что произошло, Крис схватила меня сзади за шею и навернула с лавки. Дождавшись, пока начну вставать, Амэ со всей силы заехала тяжелым ботинком в подбородок. Лицо качнулось назад, зубы стукнулись и противно заскрежетали. Следующий удар был кулаком в живот, от чего я сложился пополам. Взяв за воротник куртки, Крис толкнула меня на лавку.
   Я не собирался сдаваться, эта глупая дурочка лишь наживает себе проблем, сватив ее ногу, резко дернул на себя. Амэ просто вскрикнула и плюхнулась на лавку. После она согнулась от удара в шею, пытаясь вновь научится - нормально дышать.
   - Полегчало? - спросил бунтарку
   - Вот теперь мне полегчало. Тебе повезло, если бы ты расстегивал ремень спереди, угадай по чем бы я заехала в начале. - девушка стояла прямо над ним, скрестив руки на груди.
   Подобрав ремень и ножи, Амэ спрятала все в сумку и села рядом. Положила его голову себе на колени и гладит по волосам.
   Я слегка опешил от такого к себе обращения, но стоет заметить мне понравилось. Если бы она хотела свернуть мне шею, это был наилучший момент, мне было приятно и я был полностью расслаблен.
   - Теперь ты прощен. - милая улыбка. - Отец оставил мне свой дневник и кучу документов, связанных с его работой до и в ММОРПГе, так что я уже все знаю. Или почти все. В любом случае я его постараюсь найти. Живого или мертвого. - задумчиво смотрит на раненую девушку. - Я умею обращаться лишь с этими ножами, эти три как раз и мне подарил отец. Из пистолета никогда не стреляла, разве что в тире, но это не в счет. Пока никого не убивала, но калечила.
   Крис перевела взгляд на Виктора.
   - Ну как ты? Уже не бо-бо? - вновь улыбка, но на сей раз теплая.
  
   Я посмотрел на нее снизу вверху.
   - Какой романтичный момент не находишь, надо бы закончить вечер ужином при свечах.
   Улыбнулся.
   - Да и еще, просто чтобы ты знала, и не было обид и недосказанности... ударишь меня еще раз - убью. - по голосу было видно, что говорит он на полном серьезе.
   - Предлагаю найти квартиру вместе, ибо у меня ее пока нет. А вечно тусоватся в церкви, я не могу.
   Он достал пистолет, вынул обойму и положил ее в карман.
   Снял с предохранителя.
   - Вот этот флажок на рукояти предохранитель, объяснять что это не буду, не маленькая. В данной модели есть только режим ОД. На многих орудиях есть также ОЧ, и иногда ПМ. Но не стоит на этом заострять внимание, нажимаешь на флажок он упирается вниз до упора, оружие готово к бою. Кстати у тебя мягкие колени, и теплые. Впрочем я отвлекся. Потом тянешь за эту скобу.
   Виктор перезарядил пистолет.
   - Вот теперь он готов к бою. У этой модели очень плавный спуск. потому пока не будешь готова стрелять, держи палец подальше от курка.
   Амэ закрыла глаза и, медленно вдохнув, выдохнула. Слишком много впечатлений для одного часа.
   - Предлагаешь снимать квартиру вместе? Разве тебе все равно, что незнакомый человек будет с тобой на столь минимальном расстоянии, и кто знает, что он может выкинуть. - Амэ говорила скорее даже не про себя, а про то, что она не знает, чего ожидать от Виктора.
   Хотя, кто знает, что мне может прийти в голову. Крис загадочно улыбнулась.
   Виктор направил на себя и Амэ фотоаппарат и сделал снимок.
   - Мы оба сейчас улыбаемся, прям как счастливая пара, такой кадр нужно оставить для истории.
   - Знаешь, чем мне нравятся профессиональные камеры? Они полностью механические. В них никогда не бывает осечек и перекоса пленки. Прямо как не бывает подобного револьверах.
   Он сделал несколько снимков девушки без сознания.
   - Как думаешь, она красива? или это только мое ощущение?
   Крис отвела взгляд и уставилась в пол.
   Что-то в нем мне определенно не нравиться. То как маньяк водил по моему горлу нож, то как безобидный кот лежал на коленях. Амэ посмотрела на девушку.
   - Интересно, сколько у него масок...? Больше чем у меня? Надо бы изучить его получше и расставить все по полочкам.
   Крис молча взяла фотоаппарат из рук парня и стала его рассматривать.
   "Пара"... Никогда не знала, что значит это слово.
   - Никогда с такими не работала. У меня дома осталось зеркало-полупроф. - девушка почти влюблено смотрела на чужой фотоаппарат
   - Красота - это понятие, определенное неким для конкретного времени. Эталоны всегда были разные, зачастую - противоположными. Я больше смотрю на общую картину и атмосферу. Если человек, какой бы он ни был внешне, гармонично вписывается в снимок - он для меня красив. - окончательно раскусив конфету во рту, Крис рассматривала девушку на другой скамье.
   - Посмотри на нее. Избитая, уставшая. Словно побитая жизнью она пришла в храм, чтобы хоть немного передохнуть и забыться под защитой своего бога. В своем сне она кажется безмятежной, но ее раны говорят о другом. Думаю, ее душа еще больше изранена и истекает кровью. И все это осознание дает мне видеть ее прекрасной.
   - ты тоже фотограф? У меня есть еще одна камера, так что если хочешь можешь взять эту себе. На время.
   - Что ты больше всего любишь снимать? Людей или пейзажи? Или еще что-то? - спросила девушка.
   - Неважно, лишь бы объект съемки был красив, удачные кадры очень редки. Если будешь хорошей девочкой покажу свой альбом. - он усмехнулся. - в этом мире красивых вещей все меньше с каждым днем.
   - Хм, предлагать малознакомому человеку такую дорогую вещь... Ты уверен?
   девушка улыбнулась. - Я немного изучала психологию и философию. Интересно было наблюдать, как с течением времени у людей меняются взгляды на мир.
   Я рассматривал цветную мозаику витражей, хотя скорее всего я смотрел куда-то вдаль, на то, чего Крис пока видеть не могла.
   - Если честно, то я ее украл. Потому для меня это не совсем накладно - он улыбнулся - тем более я ведь сказал, на время. Ну так берешь?
   - Вот только кому мы будем продавать ее фотографии? И кстати, когда же она очнется? Может, ты бы попробовал разбудить ее, а то так и до следующего утра просидеть недолго. Кстати, на счет Театра. - глаза Крис загорелись идеей. - Я могу попробовать устроиться туда на временную работу как художник. Декорации рисовать или еще что-нибудь. Смогу больше разведать обстановку, ведь одного похода туда может быть недостаточно.
   Я рассмеялся причем от души так.
   - Декорации рисовать, ну разве что только собственной кровью. Вечером мы побываем там, посмотришь что там за декорации. А начет одного похода. Так ведь можно посещать и регулярно.
   Я вплотную приблизился к Амэ:
   - Разбудить ее? Ну только что если как спящую красавицу. Думаешь на ней сработает?
   После чего он поцеловал Крис.
   Странно, к ней его будто влекло.
   Бум... Бум... Бум... Сердце от чего-то замедлило ход.
   Сказать, что Амэ офигела от такого жеста со стороны Виктора - ничего не сказать.
   - Сы... Сы... Спящая красавица там... - карие глаза округлились от удивления и рукой Крис, пыталась указать на вторую девушку.
   Наверно, мне надо что-то сделать... Врезать что ли. Череду запутавшихся мыслей прервал его смех.
   - Декорации рисовать, ну разве что только собственной кровью. В голове у Крис прояснилось.
   - Какой бы театр это ни был, все равно там должны быть декор установки для представлений. - девушка почесала затылок. - Может все-таки стоит попробовать?
   - Попробуй, попытка не пытка.
  
   Мир Грёз. Беззаботный мир, куда уходят, чтобы забыться. На миг. На вечность. Этот мир не раз приветствовал каждого человека во сне, но для Оли в последнее время он стал привычным. Словно домом.
   Голубые звездочки кружились в водовороте танца... этого неизменного и приятного танца. Ди кружилась вместе с ними, а затем сновидения изменяли свою форму. Сначала это были воспоминания из детства. Затем скользнули подростковые года. А после пробежали те месяца, которые девушка провела в СтрахГраде.
   Щелк!
   Сознание взволновалось от поступившего извне звука, и все краски начали теряться. Прожитая жизнь ушла в неизвестность и осталась лишь тревожная тишина и темнота. Оля сидела (стояла? лежала?) там неведомо сколько времени. По крайней мере, ей казалось все невыносимо долгим и тянучим... По истине, время шло со скоростью пьяной улитки! Внутри уже начал таиться страх. Но тут на помощь пришла единственная за все это время мысль:
   ...стоит попробовать...
   Или даже не мысль, а голос извне.
   Ди зажмурилась и распахнула глаза. Ее взору предстала удивительная картина - те, кто совсем недавно были готовы разорвать друг друга на мелкие кусочки, сейчас мирно сидели напротив, приобнявшись.
   Чертовщина!
   Она прищурилась и шмыгнула от неожиданности носиком.
  
   Крис наклонила голову, и челка скрыла глаза.
   Такие теплые и мягкие... Она вонзила до крови длинные и остро заточенные ногти себе в ладонь.
   Ну вот, теперь ножи в правой будет некомфортно держать... Но зато полегчало. На левой руке ногтей вообще не было, потому что в таком случае не прижмешь струны к грифу, а вот на правой можно было отпускать вволю. Так же ими можно было спокойно выдрать кусок мяса.
   На соседней скамье что-то немного зашевелилось и Крис, слегка дернув головой, убрала волосы с глаз. Девушка, которая недавно упала в обморок, сейчас смотрела на них с Виктором.
   - О, наконец, очнулась. Ты в порядке? - пробуждение девушки принесло Крис некое облегчение, в любом случае теперь не нужно было здесь торчать до вечера.
   - Как ты? - Я подошел к ней, присел на корточки смотря на ее лицо - Мы так переживали когда ты упала в обморок, решили тебя не беспокоить, ты не ударилась при падении?
   Как и ожидалось, все внимание вмиг обратилось на Олю. Она молча поднялась с лавочки и осталась сидеть на ее краю.
   Опять забота? Опять эти взгляды?
   Ди прищурилась на мгновение и напряглась. Память атаковала сознание девушки уже второй раз за час. И это не придавало ни капли бодрости. Адски хотелось пить, да еще и есть. В подтверждение в животе требовательно заурчало.
   И чего это с ними? Или это очередной сон?
   Сны. В последнее время они были яркими и несли смысл. Не исключено, что это тоже был сон. Ведь подумать только: зачем людям сначала накидываться друг на друга, а затем сидеть, как пара...
   В подтверждение своих мыслей, Ди изогнула правую бровь.
   Она немного отстраненно смотрела на Амэ и Виктора, решая: как ей быть дальше.
   Бежать, сломя голову, от двух психов (или актеров, которые ломают комедию)? Или же притвориться дурочкой, дабы не злить опасных людей во избежание ненужных неприятностей. Она уже видела на что способен Виктор. Но то, что может девушка - оставалось загадкой. Впрочем, в том, что она не менее опасна, не было и капли возражений. Ответ напрашивался сам собой:
   - Я в порядке. Благодарю за беспокойство.
   Ди выбрала самый разумный и безопасный для нее вариант - дурочка теперь мирно улыбалась, словно и не видела пистолет.
   Я сел рядом с ней.
   - Представляешь, мы немного повздорили, но потом нашли компромисс, и больше не собираемся ссорится, правда ведь Амэ? И знаешь что САМОЕ поразительное, у нас одинаковое хобби.
   - Интересно в каком смысле она поймет слово хобби? особенно одинаковое? еще решит что нам людей нравится на пару убивать, что в принципе соответствует действительности. - возникла глупая мысль, и надо бы не дать зародится ей в сознании девушки.
   - Мы оба фотографы. И если ты согласна, мы бы хотели предложить тебе... Амэ скажи ты.
   Передал он инициативу в руки Амэ.
   - Кстати мы так до сих пор и не знаем твоего имени.
   Пока Виктор сидел возле девушки и спрашивал как она, Крис смотрела на свою руку. Кровь залила всю ладонь и стекала по пальцам. На нее всегда странно действовал вид крови. Будоражил, что ли...
   Кисть бы сейчас взять... Совершенно отрешенный взгляд, на лице ни эмоции.
   - Виктор хотел бы, чтобы ты стала его... То есть, нашей моделью... Вот. - Крис посмотрела на незнакомку. Меня это просили сказать или что-то другое?
  
   Ди мимолетно улыбнулась и наклонила по-птичьи набок голову:
   - Вы шутите, верно?
   Да, она хотела скрыться как можно быстрее от этой сумасшедшей парочки, которая решила сделать из нее модель.
   Впрочем, если задуматься серьезно...
   Мысли, мысли и еще раз мысли, они перекликались и кричали воедино. Оля неожиданно чихнула (наверное, от такого напряжения) и смущенно покосилась в сторону.
   - Ладно... надеюсь, ваши фотографии имеют приличный оттенок.
   - Конечно, я профи фотограф, издавался в разных глянцевых журналах.
   Врешь и не краснеешь. - отметил я про себя
   - Она, начинающая, но очень способная. Как же я забыл.
   Я достал из кармана записную книжку, вернее то что изначально можно было принять за нее, на самом деле это небольшой альбом с малоформатными фотографиями.
   Дал ей в руки.
   - Вот некоторые мои работы, природа, животные, небо, дети, взрослые, пара предыдущих моделей.
   - Кстати извини, если настаиваю, но могла бы ты все-же представится. Я понимаю что ты нам не доверяешь, я бы поступал также на твоем месте... Но поверьте если бы мы хотели причинить вам зло, мы бы сделали это пока вы были без сознания. Забыв про ладонь, Крис подняла руки в жесте "Сдаюсь".
   - Понимаю, выглядит странно, с бухты-барахты два незнакомых человека предлагают быть их фотомоделью. Я бы сама удивилась.
   Амэ нашарила рядом с собой фотоаппарат и показала его девушке. То ли в знак доказательства, то ли просто интуитивно схватилась за него.
   - Паспорт твой просить не будем, так что уйти от нас всегда сможешь.
   Крис встала, положила камеру в карман чехла гитары, накинула лямку на спину и подошла к Виктору.
   - Дай девушке свой телефон. Пусть позвонит, когда примет решение. - Амэ положила руку ему на плечо в знак того, что пора уходить.
   Я черканул на листочке номер, отдал его девушке.
   - Вот звони если что, если решишь стать нашей фотомоделью, или если будут какие-либо затруднения. Альбом я тебе оставлю, посмотри. Оцени профессионализм, и реши. В конце концов, ничего от этого не потеряешь. Да и если есть идеи насчет того где найти жилье, тоже сообщи.
   Встал, взял Крис за руку.
   - Веди - с улыбкой сказал ей, бодрым голосом.
   - Как маленький, блин... За ручку ходить будем, йопст... - хотя Амэ руку не высвободила.
   Поудобней расположив ладонь в его руке, она повела его к выходу из церкви.
   - Береги себя. - крикнула она незнакомке и, послав воздушный поцелуй распятому Иисусу, вышла с Виктором на улицу.
   - Все будет хорошо, поверь. - сказал я напоследок, девушке, чье имя так и не узнал в тот день...
   Вместе с Крис вышел из церкви.
   - У тебя рука липкая, и вся в крови. Не хотел, чтобы она ее видела. Еще снова в обморок грохнется.
   Я хотел освободить руку, но не стал этого делать.
  
   "Они ушли, оставив за собой лишь воспоминание". Так говорилось в последней строчке той книжки, что читала недавно Оля. Так можно было и охарактеризовать этот момент. Впрочем, кроме воспоминаний они оставили еще и номер телефона, да и альбом давал о себе знать красочными фотографиями разных типов и жанров. Право слово, красивые и пейзажные. Но что-то смущало воображение девушки, посему она решила оставить решение о фотосъемке на потом.
   Продолжительный зев распространился в тихой зале церквушки. Смутившись от столь бесцеремонного нарушения правил приличия, Ди осеклась: никто ли не заметил ее оплошности. Но было пусто. По крайней мере, так продолжалось минут пять-десять, которые девушка провела в длительных рассуждениях по поводу мира сего, да и недавних круговоротных событиях.
   Очнулась она от мечтаний лишь с помощью тихого мужского голоса. Впрочем, тихий голос священника в тишине залы был довольно слышным, так что можно было разобрать все слова, сказанные им из конца залы - у алтаря:
   - Тебя тревожат мысли, дитя мое?
   - Да, отец. - поднялась она и начала медленно приближаться к алтарю, все еще держа альбом в руках. - Вы видели их?
   Тот молча кивнул, убирая старые свечи и расставляя новые:
   - Я более чем видел - я слышал.
   Ди остановилась, задумавшись над столь философской фразой, но спустя пару секунд продолжила свое шествие к святому отцу:
   - Вы считаете, мне стоит им поверить?
   - Я не в силах принимать за тебя решения, дитя.
   Оля отрицательно шмыгнула носиком, но так как этот знак никоим образом не был воспринят со стороны священника, Ди продолжила:
   - Вы можете посоветовать.
   Тот, наконец, повернулся и мимолетно улыбнулся:
   - Мир потерял для тебя краски с тех пор, как ты вошла в этот город, так почему бы не вернуть краски в свою жизнь вновь?
   Девушка на секунду опустила глаза, обдумывая сказанное священником, а затем произнесла:
   - Но отец Нор, разве мне стоит доверять?
   - А разве тебе стоило мне довериться? - задал тот встречный вопрос.
   Философия....
   Мрачно подумала Ди, но все же вежливо кивнув, ушла в тайную дверь, разрисованную эпизодом из Библии.
   Тик-так... тик-так...
   Часы неустанно шли полным ходом, изредка перебивая мысли Ди, которая распласталась на одноместной кровати, обняв большую перьевую подушку. Она лежала неподвижно, размышляя на те или иные темы. Впрочем, все начиналось как всегда с повседневной мысли:
   Спать...
   Но спустя мгновения, эта мыслишка удивительным образом улетучивалась, не оставив за собой и следа, и появлялась новая, более бодрая:
   Делать то что?..
   И действительно, нужно было что-то делать. Сидеть (лежать?) без дела было как-то не в правилах Ди. Посему она, придвинув к себе альбом Виктора, начала, наверное, уже в сотый раз переворачивать страницы с фотографиями.
   Тик-так... тик-так...
   Стрелка часов неустанно продолжала свое шествие. Спустя пять минут рассматривания фотоальбома, девушка захлопнула его и, отодвинув в сторону, перевернулась на спину. Теперь ее взору пришелся потолок комнаты. Кстати, комната была весьма необычна - она находилась в правой части церкви - не большой башне с двумя не большими окнами. Ее стены и потолок были украшены выразительными эпизодами из библейских мифов. К слову, сам потолок имел конусообразную форму, и рисунок на нем был словно живой: белоснежные ангелы легко порхали, звенели золотые трубы и колокола, ниспадали лепестки роз... так и хотелось протянуть руку и ухватиться за них. У правого окна находился деревянный шкаф, который был наполовину заполнен одеждой Оли. С противоположной стороны, у левого окна, находился небольшой деревянный письменный стол и два стула. Сами окна не прикрывались шторами и служили отличным освящением днем. Ночью же обитель Ди освещали многочисленные подсвечники, расставленные везде, где только можно было их приспособить, даже на полу виднелось три-четыре.
   Тик-так...тик-так...
   Размышления девушки вновь бесцеремонно прервали большие старинные часы, стоящие в входа в комнату. Оля протяжно зевнула, а затем перевернулась на правый бок.
   Спать...
   Не хочу...
   Спи, говорю!
   Нет.
   Вокруг нее вновь клубился рой мыслей, которые спорили между собой, словно кошка с собакой. Обычно в такое время Ди спала без задних ног, но почему-то именно сегодня ей не хотелось отправляться в мир Грез. По крайней мере, так рано.
   Девушка бодро соскочила с кровати и подбежала к своему шкафу. Открыла. Хмыкнула. Стянула с себя свитер и безрукавку. Одела легкий полупрозрачный коричневый гольф и короткую осеннюю курточку, к которой пристегнула капюшон с мехом. Джинсы не стала менять, да и сапоги оставила. Впрочем, большого выбора в одежде не было. Лишь недавно она успела запастись на черном рынке некоторыми модными и дешевыми вещами, которые были как раз под ее вкус.
   Напоследок одев перчатки, Ди натянула через плечо сумку, из которой уже успела вытащить рабочую форму и положить фотоальбом Виктора.
   Осмотрев себя напоследок, Оля одобрительно кивнула и бодро выбежала из церкви.
   Только она отшагнула на пару шагов, как услышала звонкое чирикание за спиной.
   - Привет, Джек! - улыбнулась Ди, выждав, когда воробушек сядет к ней на плечо. - Ты со мной?
   В ответ миниатюрная птичка одобрительно свистнула.
  
  Арка 2: сверх
  
   Адриен, и почему она все еще помнила этого странного парня, чем он так запомнился ей? отчего в ее душе поселилось незнакомое доселе чувство, жалость....
   странное, мерзкое чувство.
   Кто-же знал, может и не стоило убивать его, все стало бы иначе, все иначе.
   Вика созданная в лаборатории, генетический эксперимент, появившаяся на свет с одной целью - создание идеального убийцы, не думающего над своими поступками, не переживающего, без души...
   Слишком идеальная задумка, чтобы пройти без осечек.
  
   страхград/театр маньяков/ месяц назад
   Простая спальная комната, кровать в у стены, стальной каркас с полосатым матрасом, простыни на удивление очень чистые, пара стульев. Минимум вещей в комнате.
   Виктория заняла эту комнату совсем недавно, и толком еще ничего не начинала.
   В комнате были две проститутки, которых она прихватила с улицы, жаль что китамина ей на обоих не хватило, и вторую пришлось вырубать какойто палкой.
   Двое для нее было в новинку, в два раза больше трудностей, но и удовольствия в два раза больше.
   Она постоянно водила в театр падших женщин, возможно таким образом она мстила за те времена когда сама продавалась за деньги.
   Обе были молодыми, с довольно аппетитными формами, одна блондинка с длинными как у самой Вики волосами, ну разве что не настолько блестящими, а вторая с огненно рыжими.
   Рыжая, абсолютно голая, прикованная к стене.
   Блондинка висела под потолком, головой доставала до колен Виктории, и та не преминула возможности случайно этим коленом ударить ее в челюсть. На блондинке была черная футболка, светившаяся и готовая упасть на лицо, и черные трусики.
   Вся остальная одежда валялась в углу комнаты.
   - Ой прости, я не специально - ангельским голосом пропела она.
   Вика подошла к рыжей, поцеловала ее в шею, оставляя след поцелуя.
   - Извини, я вернусь к тебе позже, и мы поиграем, хорошо?! Пока просто постой тут.
   Она вернулась к блондинке, доделала работу гравитации, опуская футболку и закрывая таким образом лицо девушки.
   Провела рукой по открывшейся груди, опустилась на колено, принявшись целовать и массировать грудь блондинки.
   - меня зовут Виктория - сказала она - давай проведем это время весело и беззаботно. Ты ведь согласна.
   Блонди нечего не ответила, только начала всхлипывать.
   - Ну что ты, не надо плакать. Еще очень рано для слез.
   Она подошла к кровати, вытрясла все из своей сумочки найдя кнут.
   - Вот хорошая вещь - она щелкнула им, размахнулась и со свистом отправила в полет.
   На спине девушки появился красный след от удара. Всхлипывания усилились.
   - рааззз, два, три, четыре - будто напевала Виктория.
   На спине девушки появлялись все новые и новые полосы, ее тело вздрагивало при каждом ударе.
   Голова кружится, мысли путаются. Сердце стучит.
   Из онемевших рук выпал кнут.
   Я умираю - мысль эхом прошлась в сознании
   Она подошла к кровати, руки тряслись, с трудом открыв упаковку таблеток и рассыпав половину из них, она наконец смогла вытащить одну и закинуть в рот.
   Ей стало намного легче, причем мгновенно.
   Эти таблетки и вправду творят чудеса.
   Она с осторожностью и аккуратностью собрала рассыпавшиеся таблетки обратно в упаковку.
   нужно было запить лекарство, убрать этот тошнотворный привкус.
   Она открыла термос, и влила немного кофе в крышку термоса. Своим дыханием остудила кофе и выпила.
   - А ты хочешь?
   Рыжая отрицательно покачала головой, в которую уже лезли всякие очень нехорошие мысли.
   - По глазам вижу, что хочешь.
   Она подошла к прикованной девушке, сжала челюсть, открывая ей рот, та пыталась из-за всех сил сомкнуть челюсти, но не могла.
   виктория начала поить ее, струи текли по ее подбородку и обжигали пальцы Виктории.
   - Наверно слишком горячее кофе.
   Наконец она остановилась.
   Надо оставить немного, мне ведь тоже хочется попить кофейка, да и печенье у меня есть, устрою сегодня чаепитие - с улыбкой думала она.
   - Как не хорошо, для чаепития я забыла стаканчик... - Виктория изобразила мировую скорбь на лице. - Что же мне делать? - она перевела взгляд на девушку, которая была прикована к стенке.
   - Ты ведь мне поможешь, правда? - она приближалась к рыжей неспешной походкой. Глаза девушки наполнились страхом, но блондинку это только рассмешило.
   Приблизившись вплотную, она царапнула девушку когтями по лицу и слегка укусила за подбородок. Опуская руку ниже, она оставила четыре кровоточащие царапины на шее. Дойдя до груди, она со всей силы вогнала острые ногти в мягкую ткань. Проститутка закричала от боли и по ее лицу потекли слезы.
   - Да что ж вы две такие неженки? - удивленный и злой взгляд. - Нельзя так. Знаешь, есть такая хорошая фраза: "Боли нет". Так что повторяй про себя эту фразу и тебе станет легче, хорошо? - блондинка снова сладко улыбнулась.
   Не забыв о своем желании на счет кофе, Виктория опустилась на колени перед прикованной девушкой. Поднеся термос к ложбинке между грудью наложницы, она тонкой струйкой начала выливать кипяток. Обхватив левой рукой рыжевласую за ягодицы, она припала к ее животу и медленными движениями языка стала слизывать сладкую струйку. Девушка корчилась от боли и ее всхлипывания усиливались.
   - Ой, я же про печенье забыла! - Викки вскочила с пола и подошла к сумке. Вытащив из нее упаковку, вновь вернулась к рыжевласой. Виктория достала из упаковки одно прямоугольное печенье и разломала его так, чтобы у нее в руках оказались два треугольничка. Первый кусочек она съела, а второй пока не трогала. Обняв девушку сзади и, положив голову ей на плечо, она приложила второй треугольничек острой стороной чуть выше пупка и, сильно вдавливая в нежную кожу, начала вести его к шее. Печенье само по себе было твердым и этого было достаточно, чтобы оно могло счесывать кожу. Проведя так несколько раз вверх-вниз, Викки осталась довольной. Вдоль всего тела прикованной девушки красовалась коричневая тонкая полосочка, которая медленно окрашивалась красным.
   Интересно, если на ранку налить кипяток - это будет еще больнее...? Повинуясь этим мыслям, она вновь поднесла термос к груди девушки и вылила последние остатки кофе.
   Она подошла к тумбочке, порылась в ней, и вскоре извлекла оттуда кипятильник.
   - Жаль, что чайника тут нет - грустно сказала она, налив воду она уже собиралась начать нагревать воду.
   Взгляд на кипятильник, взгляд на прикованную.
   - Хм... У меня появилась интересная идея.
   Рыжая кажется прочтя ее мысли начала мелко дрожать, это был уже не плач, это была истерика.
   Оставив железяку в воде кипятить ее.
   Она подошла к рыжей.
   Руки той были разведены в стороны, ноги тоже.
   - Ты как звезда. - восхищенно она прокомментировала ее положение.
   Подошла ближе, вплотную.
   Прижалась, ноги прижались к ножам девушки, руки к рукам.
   Губы слились в поцелую, долгом поцелую. в процессе которого Виктория начала задыхаться, потому наклонила голову чуть в сторону.
   Она закрыла глаза.
   - Мы с тобой как звезды, морские звезды на дне океана - руки легли на шею, сначала это были довольно приятные, и ласковые движения.
   - он всегда именно так поступал. Сначала, убить тревогу, дать ощущения покоя. И почему он меня не убил, ни в первый раз, ни во все последующие. Я ведь как ты, очень много время провела в цепях, не волнуйся. для тебя все так долго не продлится, ведь я милосердна.
   После руки сомкнулись на горле, даже не сдавили, просто закрыли дыхательные пути, отключив доставку кислорода в кровь.
   Она открыла глаза, рыжая пыталась вдохнуть воздух, но ничего у нее не выходила. как рыба выброшенная на берег. Глаза стали закатываться, слюна стекла с уголков губ.
   Рыжая потеряла сознание.
   - Мне знакомо твое чувство, поверь.
   Она сняла ошейник, на коже были видны яркие следы врезавшиеся в кожу. Очень много тонких полосок, следов от удавки.
   Она бросила ошейник на кровать.
   Эти следы она скрывала, от посторонних. Но этим двоим она доверяла, они не кому не расскажут ее секрет.
   И так было каждый вечер, каждый чертов вечер который я ждала со страхом и восторгом, от того что это наконец сможет закончится навсегда. Часто я даже помогала ему, раззадоривала что бы он наконец довел все до конца.
   А он просто как автомат проделывал это со мной. А обычно потом он делал вот так...
   Виктория с размаху и с силой отвесила пощечину девушке, та застонала и не понимала что происходит, сознание вновь вернулось к ней.
   - А самое неприятное в том что и ты сейчас испытываешь, что и осознаешь, чего ты боишься.
   Схватив ее за волосы и прижав ее голову к себе она прошептала:
   - Это не сон
  
  
   Она вернулась к термосу, тот был полон кипятка, и из него шли густые клубы пара.
   Закрыв его крышкой она пошла с кипятильником к прикованной девушке.
   Та просто с невероятно большими от страха глазами смотрела как Виктория медленно к ней приближалась.
   Правда, ей пришлось остановится, провод не доставал каких-то 3-4 метра.
   горестно вздохнув, и разведя руками, она намотала провод на руку и выдернула его из розетки.
   После чего пошла снова к рыжей.
   Она торопилась, как бы боялась что лишенный электрического питания инструмент потеряет всю свою функциональность за те секунды что она потратит на дорогу.
   Она была около девушки.
   - Хочешь, у тебя появится золотистый загар? Солярии дорого стоят нынче я сделаю все за бесплатно.
   У нее была такая милая улыбка в этот момент.
   Девушка хотела закричать, и Виктория зажала ей рот.
   Она не могла выносить громких звуков.
   Время проведенное в подвале, где постоянно слышался мерзкий скрип, бьющий по ушам. Оглушающий звук. С тех пор, она ненавидела любых громкие звуки, порой даже общалась с людьми шепотом.
   Вместо криков раздавались только приглушенные визги когда кипятильник коснулся и после этого вдавился в кожу на ее животе, потянуло шашлыком.
   - Не визжи сучка, или я вырву тебе язык - гневно заорала Вика. Все также сжимавшая, ее рот.
   Вскоре все звуки прекратились, девушка потеряла сознание и похоже надолго.
   Тем временем, она вспомнила о второй девчонке.
   Хлопнув себя легонько по лбу, она развернулась на месте.
   Футболка валялась на полу, блондинка с обезумевшими глазами смотрела на нее.
   Вика подошла к жертве.
   Подняла одежду с полу, и вновь намотала на лицо, так что та уже не могла свалится случайно.
   - Сбросишь ее, и я выколю тебе глаза.
   Ее лицо не нравилось Вике, оно было как ей казалось, красивее чем у нее.
   Надо будет не забыть исправить ее красоту прежде чем завершить с ней, и дать ей полюбоваться на то что с ней случилось. Хотя сейчас лучше если не я ее видеть не буду, не она. Иначе кто-то в этой комнате явно умрет раньше срока.
   Вика решила убить их, когда солнце сядет, одну на закате, вторую чуть позже. И возможно блондинка будет второй.
   Вика запустила руку, в черные обтягивающие трусики путаны, водила рукой, которая стала влажной.
   Ей захотелось танцевать.
   Вот так всегда, не могу на одном деле, сосредоточится.
   Вторая рука гладила грудь блондинки.
   Не много ли ей удовольствия?
   Вика расстегнула ширинку на своих джинсах, и запустила руку вовнутрь.
   Вот теперь они были в равных условиях.
   А желание потанцевать становилось все сильнее.
   Она посмотрела на закрытое одеждой лицо.
   Наверно лыбится сейчас от счастья.
   Она на секунду прервалась и, освободив руку врезала по солнечному сплетению своей жертвы.
   После чего улыбаясь продолжила прерванное действие под аккомпанемент из кашля и звуков будто кто-то не может вздохнуть.
   Жаль слабо ее ударила. но если бить кастетом, ребра сломаются слишком быстро, я оставлю это напоследок, когда ее жизнедеятельность станет мне в тягость. тогда я не буду сдерживать себя. А пока Вика, держи себя в рамках.
   Но в руках Вики держать себя не могла, она хотела пира. Маленькое чаепитие ее никак не устраивало.
   - Да заткнись же ты, тварь! - она ударила каблуком блондинку в ребра.
   Девушке казалось, что кто-то смеется радом с ней. Этот смех звучал прямо в ее голове. Он пугал ее и сводил сума. Последствия сегодняшнего наркотика и бутылки виски.
   Вики упала на колени посреди комнаты. Схватила себя за волосы и выдирая их целыми клочьями, шаталась из стороны в сторону, стараясь унять голос в голове. А смех лишь нарастал и заставлял ее раздирать собственное лицо когтями.
   Ей нужно было что-то громче этой какофонии в голове. Что-то, что могло все это заглушить.
   Яростно взглянув на висящую девушку, она, схватив все еще раскаленный кипятильник, сорвала с той трусы и майку с головы.
   - А теперь я хочу послушать, как ты поешь.
   Перепонки чуть не лопнули от такого дикого крика. Казалось, человеческие уста просто не способны издавать такой невероятный звук. Виктория была оглушена, она опять упала на колени, держась за уши. Потом и вовсе свалилась на пол. Лежа на ледяном каменном полу она с наслаждением ощущала, как в ее голове все еще звенит голос той девушки. Эта вибрация проходила по ее телу, доставляя невиданное удовольствие. Она даже не заметила, как та смолкла, вероятно, потеряв сознание от такой боли.
   Смех попал, но теперь жутко болели уши. Вики это не беспокоило, она просто не могла оторвать взгляд от потолка. Она смеялась. Тихий смех, переходящий в истерику.
   Когда же все прошло, и она смогла встать, то все перед глазами кружилось и вертелось.
   Комната танцует без меня, как не хорошо.
   Виктория подошла к блондинке. Голова той была поникшей и казалось, что она спит.
   - Детка, я тебе так завидую. Ты получила сейчас, наверно, самый фантастический оргазм в своей жизни, который лишил тебя сознания и теперь ты летаешь в мире Морфея...
   Когда проснешься, сука, не забудь меня поблагодарить!!! - Виктория схватила блондинку за волосы и, подняв ее голову вверх, со всей силы дала ей коленом в лицо.
   - Ну что я могу сказать, детка... - Вики задумчиво смотрела на блондинку. - За все нужно платить, а за удовольствие - особенно. Кому, как не тебе об этом знать, верно? - нежная и дружелюбная улыбка.
   - Хорошая фраза - похвалила она себя. - это надо будет запомнить.
   Она огляделась, обе игрушки сломаны.
   - Сели батарейки у обоих, как бы этих спящих царевен пробудить? интересно сильная боль возвращает к сознанию?
   Впрочем эти мысли она оставила быстро, какой смысл извращаться если этого никто не оценит.
   Она подошла к рыжей.
   Прижала голову к груди, слушая равномерные удары сердца.
   - Спите. Хм.. пожалуй и мне стоит вздремнуть.
   Она легла на кровать и накрыла себя одеялом. Надо бы раздеться, но сил даже на это не было. Как впрочем и желания.
   Вскоре она уснула. Это был тихий и безмятежный поначалу сон, но с каждой секундой она ворошилась все сильнее.
   Воспоминание, из прошлого. Чертовы моменты жизни что хотелось забыть навечно.
   Еда здесь была довольно неплохой, впрочем ситуация не повышала аппетит. Вика ковыряла в пластиковой тарелке. пластиковой вилкой с трудом отправляя в рот новые куски.
   Слез на ее лице уже почти не было. Наступила апатия и совершенное наплевательское отношение к происходящему. Сначала посуда была алюминиевая. но после того как Вика чуть не вскрыла себе вены заточенным краем тарелки, а вилкой не проткнула себе горло (к счастью (к счастью ли?) ее быстро вытащили с того света, и вернули обратно).
   Каждое движение сопровождалось звоном цепей.
   Она была в каком-то подвале, тут на удивление было тепло, потому ее нагота не особо ей вредила. Но чувствовала она себя при этом очень слабой, уязвимой, незащищенной.
   Она отбросила тарелку, каша рассыпалась по полу.
   Какая-то девушка, имя которой она не знала вышла из тени, опустилась на колени, подбирая рассыпанную еду и возвращала ее на тарелку. а после унесла посуду с собой. Она тут прибиралась довольно часто, убирала пыль и создавала уютную обстановку.
   Она была здесь вроде домработницы, все попытки заговорить с ней или что-либо еще не давали результата.
   Она бы решила что ей просто наплевать на девушку, если б ее не интересовало ее тело. Часто Вика была вся в слюнях этой твари. Эта чертова лесбиянка постоянно навещала ее не по работе, и творила что хотела.
   Девушка лежала на кровати. Ресницы дрогнули и она открыла глаза. Вики лежала, глядя на потолок.
   В голове еще мелькали отрывки воспоминаний. Тут до нее донеслись всхлипы, губы тут же расплылись в злорадную улыбку:
   - Очнулась? - медленно поднялась, откидывая волосы назад - Что ж.... Умничка, а то убить вас, не услышав как вы стонете... Не интересно...
   Она подошла к блондинке, покачивая бедрами. Кровь засохла, на животе и между ног образовалась корка.
   Волосы жертвы касались пола, Виктория намотала их на руку и приподняла ее голову.
   Из-под закрытых глаз, поверх крови, текли слезы.
   - Плачь... Пока можешь плакать... - нежно поцеловала в губы, после чего укусила ее за язык, отрывая кусочек и сплюнула его на пол.
   Комнату наполнил хрип, блондинка больше не могла кричать, ей оставалось только хрипеть, захлебываясь кровью.
   Вики отпустила ее и подошла к рыжей:
   - А тебе нечего сказать? - провела ноготком по щеке и вокруг глаз - И не надо на меня так смотреть....
   Раздался крик, палец вошел в глазницу.
   - Ну что ты так кричишь.... У тебя появилась еще одна дырочка.... Ей тоже можно доставить удовольствие... Только у тебя не будет шанса воспользоваться ей...
   Комнату наполнил смех, смешиваясь с криком боли и хрипом ужаса.
   - Вы мне наскучили... - Вики подошла к рыжей и сжала руки на ее шеи. Послышался хрип, вскоре тело обмякло, у жертвы не было сил сопротивляться.
   Сзади послышался писк, блондинка с ужасом смотрела на Викки:
   - Как твой взгляд греет меня... - прошептала, словно мурлыкая. Присела на карточки, заглядывая в глаза - Прощай....
   Виктория встала и с ноги стала бить ту по голове, пока дыхание жертвы не прервалось.
   Вика надела на руку кастет, несколько секунд смотрела на блики отражающиеся, на стали.
   Холод приятно сковывал руку, тяжесть, такая милая тяжесть, что она давно забыла.
   Она подошла к прикованной девушке, та была еще жива, но это наверняка не продлится долго.
   - Пожалуйста
   - Что пожалуйста?
   - Не трогай меня... Больше.. Прошу
   Хрип, на губах капли крови, медленно текущие по подбородку.
   Виктория облизнулась. Подавляя желание вцепится ей зубами в глотку.
   - Почему это мне тебя не трогать? Да и сама подумай... Твое здоровье уже не восстановишь, ты даже прежнею работу не сможешь нормально выполнять, разве что извращенцев привлекать, которые с тобой будут делать вещи еще хуже чем я.
   - Прошу тебя... У меня семья.
   - А у меня, ее нет, так что мне не понять. И почему я с тобой разговариваю. Даже странно - удивилась она. - И большая семья?
   - Нет... Только сестра.. Младшая сестра
   - Сколько ей?
   Молчание
   - Мне правда интересно.
   - Двенадцать.
   - Она работает с тобой на пару?
   - Нет, она хорошая, она...
   - Заткнись, послушай меня внимательно. Я хочу помочь тебе, правда хочу. Потому дам тебе один очень важный совет, он тебе пригодится... Наплюй на других. Запомнила его? Я спросила - запомнила?
   Девушка закивала.
   Рука Вики прошла по ее щеке.
   - Не знаю зачем я это делаю. Но запомни, увижу на улицах еще раз, убью на месте. И следуй моему совету, так твоя жизнь, наверняка, наладится. Моя ведь наладилась. И обратись к врачу, если успеешь достаточно быстро зрение удастся восстановить. Не держи на меня зла. Я ведь добра к тебе.
   Потом Вика несколько раз ударила ее, отправляя в тишину и покой бессознательного состояния.
   Кастет покрылся кровью.
   Но это было не важно.
   Отстегнула одну руку рыжей и вложила в нее ключ.
   Собрала свои вещи в сумку. Пересчитала "заработанные" своим трудом и их здоровьем деньги, около 700 долларов.
   - Да, девочки, вы вчера поработали неплохо.
   Потом она уже стала уходить, но на секунду задержалась. Достав нож, она подошла к блондинке.
   - Чтож, стерва, тебе повезло, что ты уже мертва, иначе я содрала бы заживо кожу с твоей отвратной физиономии.
   Потому Вика просто перерезала ей глотку, вытерла лезвие о холодную кожу покойницы и, убрав нож в сумочку, вышла.
   Она шла на сцену театра, по другому на улицу выйти было нельзя.
   Огромная сцена, в зале с множеством кресел. Возле сцены большая оркестровая яма. Большие кулисы, пустые ложи и запылившиеся кресла. Хоть это помещение и предназначается для спектаклей, с момента ее постройки, в ней так и не провели не одного представления. Зато любой маньяк, может тут сыграть свою кровавую пьесу. Приведя сюда свою жертву. И на огромной сцене устроить представление двух ролей. Жертвы и убийцы. И кто знает, может, кто то будет наблюдать за этой игрой, из темноты пустого зала.
   Вика вошла на сцену.
   Она крутанулась на месте, озаряя темны зал своей лучезарной улыбкой.
   Сумочка упала на землю.
   Она начала танцевать, несколько балетных движений, обороты. Внезапно ее привлекло что-то на полу.
   Она присела на колени, разглядывая какие то красные капли. Их было довольно много. Смысла гадать что это не было нужно. Она и так прекрасно это знала.
   - Я немного задержалась, здесь кого-то убили, я даже не увидела. - с грустью подумала она.
   Здесь постоянно убивали, ни дня без крови...
   Как не странно, но дверь в театр была не заперта. Мрачный все-таки театр. Старые афиши еле держались, какие-то давно стали половым покрытием, где-то стертые лица пытаются позвать куда-то, где-то иллюзионист вытаскивает из выцветшей шляпы , такого же бледного кролика. Дверь в сам зал была открыта, будто кто-то любезно её отворил. Меня ждут? Это врят-ли, ибо толстенный слой накопившейся ржавчины на петлях говорил ясно о том, что эти двери открыты уже не один год... Адриен медленно ступал, хрустя старыми битыми стеклами, лежащими на таком же старом бледно-красном ковре. Плащ начал слегка развеваться, небольшой сквознячок набирал обороты. Войдя в зал, он увидел старые кресла, сломанные декорации на сцене, и девушку, молодую симпатичную девушку...
   Танец прервал мерный звук чьих-то шагов. Вики ощутила чье-то присутствие, взгляд неизвестного человека будто пронизывал ей спину.
   Она повернулась лицом к темноте, пытаясь что-то разглядеть.
   - Эй... - тихий, испуганный голос. - Здесь кто-то есть? Отзовитесь!
   - Девушка, не пугайтесь, всего-лишь зритель пришедший посмотреть на вас. - улыбнувшись, произнес парень, и поставив сумку на пол, медленно пошел в сторону сцены.
   - Вы продолжайте, продолжайте танцевать, вы это делаете с божественной грацией - вновь легкая полуулыбка появилась на лице Адриена. В руке уже появилась голубая роза, явно предназначенная девушке, парень подходил все ближе и ближе...
   - Вы смущаете меня - отвернулась - это мне?
   спросила веселым детским голосом, осторожно забрав розу. Прижала к груди, вдохнула аромат.
   - Какая красивая вещь, вы дарите такие всем незнакомкам? Или только самым красивым? - одновременно и вопрос и подсказка на него же.
   - Вы и проницательны! Конечно это вам, и только вам, прекраснейший цветок нашел такое же чудо, вас - все это Адриен говорил с интонацией некого графа или барона, делающего комплимент своей возлюбленной. - Как вы попали сюда? Хрупкий цветок, приносящий людям радость? - Парень уже не мог умолкнуть, возможно девушка и впрямь ему ну очень понравилась, а может он просто хотел завести здесь друга? Адриен и сам не знал ответ на этот вопрос.
   Расплылась в улыбке, потом смутилась и поспешно отвернулась.
   - Случайно... здесь так страшно, это место меня пугает.
   Она прижалась к незнакомцу. Посмотрела в его глаза.
   - А вы?
   - Я случайно забрел сюда, река судьбы забросила меня в это место... - улыбнувшись ответил парень, он нежно обнял незнакомку, но был начеку... слишком легко она пала в его объятия, слишком легко. Её взгляд... Он был то холоден, то наполнен чувствами и эмоциями, вновь холоден. Парень ни как не мог понять, что же у неё на уме, на обычную простодушную девчушку она не похожа, тогда кто она?
   Легко...
   Думалось Вике, когда парень прижал ее к себе. Она мимолетно улыбнулась, обняв того за шею и мысленно отметила, про себя слегка недоверчивый взгляд незнакомца.
   - Я так и не узнала вашего имени. - сверкнув глазами, прошептала она.
   Игрушка в руках у кошки. Вот как можно было охарактеризовать данный момент. Вики играла, наслаждаясь в полной мере, оттягивая моменты кончины этого парня. На миг в ее сознании проскользнуло сожаление, но тут же удалилось, не давая планам нарушиться.
   - Имя... Имя... Имя... Что есть Имя? Набор букв придуманное родителями, или может друзьями в школе? Это все слова, порой никому не нужные... Вы можете звать меня как хотите... Важно лишь то, что мы сейчас с вами тут вдвоем... - легкая улыбка не сползала с лица Адриена, И все же... что то было в Этой девушке не то... что-то не то...
   Вики с легким прищуром и полу улыбкой на устах слушала речь незнакомца.
   Не так прост, как казалось сначала...
   Кошка продолжала играться. Она лишь прижалась поближе к парню, а затем коснулась его губ своими. Поцелуй продолжался недолго. Это был лишь малый кусочек спелого яблока.
   Виктория на миг отстранилась от незнакомца, а затем прощебетала:
   - Разве я не заслужила вашего имени?
   Поцелуй... Он был как дуновение ветра, легкий, почти незаметный, но все же был...
   Разве я не заслужила вашего имени? - произнесла девушка
   Меня многие называют Скитальцем, если вам угодно - произнося эти слова парнеь встал на правое колено и совершил поклон.
   А вас как зовут, таинственная незнакомка? - парень вновь подошел очень близко к девушке, что их губы разделяли милиметры.
   Признаться, поклон немного ввел в ступор Викторию. Она не привыкла, чтобы мужчины вели себя столь галантно, да еще и в такой обстановке. По истине, данная обстановка не располагала к вежливым беседам, заведению знакомств, и уж тем более, поцелуям. Впрочем, это было бы ненормальным для обычного человека, для Вики же это было привычно. Более того, она соскучилась по этому.
   В наше время не сыщешь таких галантных жертв...
   Подумалось ей. И действительно, он вылез словно из любовного романа.
   Прекрасный принц.
   Хмыкнула она мысленно.
   - Скиталец. - медленно, растягивая слова, проговорила она. - Мило. А я Принцесса.
   - Принцесса... Вы заслуживаете носит это имя, несомненно - взмах руки и у парня в ладони бутон алого тюльпана....
   - Это вам... Принцесса - слегка улыбнувшись произнес Адриен и увеличил расстояние между ним и девушкой
   Вы случаем, не знаете Мистера Коду? - вопрос звучал немного не к месту, но ответ на этот вопрос парня волновал...
   Он собственно за этим и прибыл в город, найти этого парня. Говорят что он поможет найти работенку, рассчитаться с долгами...
   Расстояние увеличилось. Увеличилось и желание Вики. Как ни странно, но именно то, что парень внезапно отстранился от нее, повлияло на весь ход событий, рассчитанного плана.
   Врешь, не уйдешь...
   Мысленно смеялась девушка над попыткой "игрушки" уйти от кошки. Она медленно, растягивая шаги, приблизилась к Скитальцу и положила руки ему на грудь, начав медленно расстегивать замок плаща, при этом глядя тому в глаза.
   Прямой контакт. Глаза в глаза. Это завораживало.
   - Разве это сейчас столь важно для вас, Скиталец? - промурлыкала она.
   Не поверите, но очень. Мне нужно срочно его разыскать, ибо без него цель моего приезда теряется... - немного опустив глаза произнес Адриен, будто извинялся.
   Он медленно пошел к выходу, раз тут Нет Коды, то и делать тут нечего . Прихватив сумку, он лишь просил прощальный взгляд в сторону девушки и тихо произнес, но так чтобы девушка услышала: Надеюсь встретиться с вами в другом месте и при более романтических обстоятельствах
   Теряется...
   Проворчала про себя Виктория, немного ошеломленная оттого, что "игрушка" вдруг сказала свое веское "фе!".
   Когда ее отпустили, а затем вышли из сцены, девушка схватилась за свой единственный шанс - жалость. Она обхватила себя руками и съежилась, делая вид, что ей холодно.
   Играй, дорогая. Играй.
   - Разве вы оставите меня здесь одну? - лицо ее стало по детски обидчивым. - Вы ведь обещали, что выведите меня отсюда...
   На поясе у нее мирно покоился шприц, наполненный транквилизатором. Кидаться, сломя голову, на парня она не могла. Силы у него больше, увернется. А вот приманить к себе - это шанс. Девушка еще более поежилась. Ей показалось, или в театре действительно стало холоднее?
   Парень поставил сумку на тоже самое место...
   - Черт... мне нужно найти Коду... Может её взять с собой? - мысли быстро пролетали в голове...
   Принцесса, у вас нет желания пройтись немножко, если это не составит вам труда... - парень не успел закончить фразу, как быстро направился к девушке, снимая на пути свой плащ.
   Конечно это не теплая шуба, но хоть что-то - парень подошел к девушке совсем близко и накинул ей плащ на плечи.
   - Большое спасибо вам.
   Укол в шею.
   Вика отпрыгнула на несколько метров назад. Парень шагнул по направлению к ней. Она сделала шаг в сторону. Он пытался сделать тоже, но просто рухнул на колени.
   Она бросилась к нему, не дав упасть окончательно.
   - Вы такой галантный джентльмен, вас так мало осталось, и с каждым днем все меньше и меньше.
   Она провела рукой по волосам, поцеловала парня в губы.
   - скоро все закончится. Я никогда не завершаю, все настолько быстро, но вы меня поразили своими манерами. Это мой подарок вам.
   Она аккуратно уложила парня на спину.
   Рукой закрыла ему глаза.
   - Уверен вскоре мы снова встретимся на небесах, и там мы сможем все продолжить. Но это будет уже совсем другая история.
   Она полоснула лезвием по горлу.
   Небольшая струя крови забрызгала его подбородок и грудь. и руку Вики.
   Вскоре конвульсии прекратились.
   Она закрыла глаза Скитальцу, что так и не назвал ей своего настоящего имени.
   - Вы жемчужина в моей коллекции Скиталец. Такую жертву встретишь нечасто, это уникальное событие.
   Она поцеловала остывающие губы. Языком смыла кровь со своей руки. И накрыла голову парня его курткой.
   - Прощайте - сказала она и направилась к выходу из театра, не забыв взять свою сумочку по пути.
   И в ее сердце была печаль, и какое-то еще, гнетущее чувство, новое для нее. Которое пока нельзя было понять. Жалость...
   ======================
  подвал особняка / 11 вечера
  
   Вика застонала и открыла глаза.
   - А ты неаккуратна - сухой голос Глеба, сидевшего рядом болью отразился в ее голове.
   - Я? я очень аккуратна и опрятна, развяжи меня ублюдок - прошипела она
   - Я о другом. Пришлось потрудится что бы все убрать, привести в порядок... - уловив все еще бессмысленный взгляд Вики, пояснил - я о той бойне на остановке
   Вика прыснула:
   - Бойня, мальчик ты не видал настоящей бойни.
   - Ты в этом спец?
   - У меня были хорошие учителя - уклончиво ответила Вика.
   Привязана к кровати, не вырваться.
   Огляделась, посмотрела внимательно на Глеба одевающего белый халат, бросила взгляд на подставку с инструментами.
   - Хочешь в доктора поиграть?
   - Да, ты против?
   - Отчего же, моя любимая игра. Вскоре поверь, мы поменяемся местами.
   - Давай я сделаю, вид что испугался, а ты прекратишь мне уже угрожать? это и вправду действует на нервы.
   - Договорились, что задумал сделать со мной? у тебя же есть план? или все по наитию, от вдохновения?
   - Есть конечно же, я же не дилетант. Что ты знаешь об операциях изменяющих мозговую деятельность?
   - Лоботомия? псих, ты что решил
   - Успокойся! - резкий крик заставил Вику вздрогнуть и испуганно замолчать, в эту секунду ей действительно было страшно. Но почти мгновенно страх сменился гневом, к сожалению выплеснуть его пока не представлялось возможным.
   - Я говорю о других операциях, менее изученных и менее популярных в медицине. ты в курсе что человек использует лишь 10% возможностей своего мозга. И то не каждый на подобное способен. Все проверено на себе. Я сейчас использую около 50%, этого вполне хватает чтобы, ну например внушить человеку заснуть, помнишь как все случилось в машине?
   Она помнила, они о чем-то болтали. Перед глазами на секунду потемнело. Она не обратила внимания, но потом голос Глеба стал растягиваться и изменятся как на зажеванной пленке, она уже поняла, что теряет сознание, но еще несколько секунд могла контролировать свое тело. А потом внезапно вырубилась, как кнопку на пульте нажали, черный всполох в глазах и тишина...
   - И ты решило чуть усовершенствовать меня, так?
   - да ты все правильно понимаешь.
   - Нет, спасибо. Я пас. Мне мои мозги нравятся, они хоть и с кучей своих заскоков, но я к ним уже как-то привыкла.
   - зачем?
   - что зачем?
   - зачем ты живешь?
   - если ты о моем смысле жизни. То его нет. Я просто живу
   - значит, ничего особенного не произойдет, менять не чего. У тебя нет планов, нет размеренного графика жизни, каких то запретов, вето и табу. Ничего такого, мы с тобой, по разные стороны социума, даже я и то более вписываюсь в рамки нашего общества. Я даю тебе шанс все исправить, получить силу, стать иной в этом мире. Это обычное стадо, которое надо погонять, стричь с него шерсть, изредка давать свободу, вернее ее иллюзию, а порой устрашать запуская в стадо волков, вроде тебя.
   - ты болен
   - не спорю, я не претендую на истину в последней инстанции. Но я, я могу подарить тебе возможность, стать иной, начать новую жизнь, так как ты сама этого захочешь. Сама. Так что-же ты решила?
   - нет, я не согласна. Ищи другую подопытную крысу, меня вполне устраивает моя жизнь.
   - чтож ладно, как скажешь... - голос слегка обиженный, тихий
   - ты не будешь меня... переделывать?
   - разумеется буду. Просто ты еще одна, кто не понимает меня и моих целей.
   Он протянул к ее руке иглу шприца, выискивая вену.
   - Что это?
   - это то что не даст тебе нечего почувствовать.
   - не надо. Прошу, не надо
   - я проведу эксперимент, не зависимо от твоего желания.
   - я про болеутоляющее, прошу не надо
   Голос перешел на просящие нотки. Почти умоляющие.
   - хорошо, но это будет очень болезненно.
   - я знаю. я все это буду запоминать, и верну тебе все что почувствую, все до последнего нервного импульса.
   - ты очень самоуверенна, не сдаешься. Я рад что выбрал именно тебя. Я рад...
   Рука Глеба привычно сжала скальпель, он сделал первый надрез...
   Истошные женские крики разносились по всему подвалу, к счастью для охранников, толстые стены не пропускали этих звуков. Иначе многие из них задумались над тем, что творится с их молчаливого согласия, и что возможно однажды ждет их.
   ===
  
   рядом с особняком / 11 часов вечера
  
   На удивление тропа нашлась очень быстро. Я пригнувшись, пробрался вплотную к стене.
   Вжался в нее. Едва услышал шаги. Тяжелые шаги, утопающие в глубоком снегу.
   Один из охранников шел осматривая территорию. Видимо здесь они решили часовых расставлять для безопасности, и чтобы инцидент не повторился. А может патрулирование и раньше проводилось, но Алексея тогда что называется пронесло.
   Рядом с ним была собака, на коротком поводке рослая кавказская овчарка.
   Часовой лениво, но довольно сноровисто передвигался, светил дорогу впереди себя фонариком. В руке сжимал помповое ружье.
   Хотя сжимал это не верно, просто еле-еле держал его в руке, чтобы оно не упало.
   Следы на снегу, мои следы. Сейчас луч фонарика дойдет до них, и тогда все...
   Да и пес, хорошо что ветер пока не позволяет учуять мой запах.
   Проскочить не получится.
   Достал глок. Прошел, прижимаясь спиной к стене несколько шагов, в сторону. Именно в тот момент, когда свет фонарика коснулся следов на снегу, я был уже на шаг позади охранника. Тот был сонный, и не сразу обратил внимание. А лучше бы не обращал. Причин убить его не было.
   Я беззвучно прошептал:
   - прости.
   Охранник наконец сообразил что совсем недавно прошли рядом с ним. Пытался обернутся.
   Сильный пинок под зад и он надает на колени выгнувшись дугой. Едва его затылок коснулся глушителя, палец надавил на курок.
   Веер крови разлетелся на снег, на несколько метров вперед.
   В эту секунду собака, развернулась осклабив пасть, и получила пулю.
   Вернув оружие в кобуру, я перенес трупы, вплотную к стене.
   Отбросил фонарик подальше в сугроб, предварительно выкрутив лампу. Разбить конечно было намного проще, но более шумно.
   Ружье также было разряжено и выброшено в снег. Слишком шумное оружие, и слишком громоздкое, да и целится неудобно, подходит лишь на ближней дистанции, когда картечь прошивает тело живой мишени десятком дробинок. С большого же расстояния, разлет дроби таков что попасть нереально. Хотя главный критерий, конечно же шум, я собирался прийти тихо. И уйти также тихо, оставив лишь тела за собой. Как поступал обычно.
   Когда тело охранника было удобно уложено под стеной, использовал его чтобы забраться на забор.
   Ну видеокамеры поставить на стены явно не мешает. И электрозащиту провести. Может, не хотят лишнего внимания, но эта колючая проволока не мешает лазить через забор. Хотя забор конечно бетонный, и ворота, судя по виду крепкие.
   И они открылись.
   Въехала машина, иномарка, издалека в подобной темноте точно не скажешь, но вроде ауди.
   Остановилась, проехав ворота. Один из охранников подошел к машине. О чем то поговорил с водителем, и ушел.
   Сидеть, сложа руки было нельзя. Я надеясь что не рухну вниз. Шел по забору. Кромка тонкая, но я был очень ловким парнем. И с трудом, но балансировал.
   Из машины вышла девушка. Очень молодая, точнее сказать о ее внешности было нельзя. К тому же она была закутана в зимнюю одежду.
   Девушка ушла в дом.
   Охранник несколько секунд рассматривал ее удаляющуюся фигуру. Потом открыл дверь машины.
   Он обернулся. Немного поздно чтобы успеть сделать хоть что-то. Сильный удар под дых, он согнулся и получил еще один в шею. Отлетел на метр и сполз по двери машины. Втолкнув его тело в салон, сел за руль. Завел машину.
   - Куда ты ехать хотел? - пистолет уткнулся в грудь охраннику.
   - В гараж. Вон туда - показал он направление. В гараже было светло. И там никого не было. Вытолкнув охранника из машины. Вышел сам, потянулся. Захрустели позвонки, повертел шеей, услышал неприятный хруст. Как обычно, шея затекла. Охранник пытался встать, но после первых же ударов упал, и перестал двигаться.
   Усадив его на найденный стул, и примотав руки и ноги скотчем. Начал допрос.
   Этот оказался более слабохарактерный, чем предыдущий. Увидев в моих руках монтажный пистолет, который я с интересом рассматривал, он начал говорить. Ничего интересного он не рассказал. Да эксперименты, да проводит в подвале их хозяин. Он просто охраняет дом, и нечего не видел. А женское население. Недавно привезли девчонку, сам начальник и привез, где она сейчас не знает. А на ауди дочка хозяина катается. Которая вообще ничего не знает об экспериментах и считает своего отца чуть ли не светилом мировой науки.
   В принципе я понял что нового не узнаю, встал намереваясь заклеить рот охраннику и пойти дальше по своим делам. Зачем тот в последнюю секунду решил позвать на помощь.
   Неясно.
   Может побоялся что убью его, или наоборот перестал боятся...
   В любом случае, едва прозвучал крик, я вскинул монтажный пистолет.
   Два 5мм гвоздя пробили горло кричавшего, крик перешел на булькающие звуки и вскоре затих.
   Перешибло трахею, разорвало артерии. Крови было много. Автоматически всадил еще три гвоздя в область сердца брызжущего кровью тела. И отвернулся стараясь не смотреть на кровь. Сейчас мне было явно не по себе. Сколько не проделывал подобного, все равно каждый раз больно и ломит душу. Если конечно не делать все чисто. И элегантно. Быстро и молниеносно, одним движением, жертва умирает не поняв что произошло, а на душе становится тепло от ощущения чисто проделанной работы.
   Смотреть же как человек захлебывается собственной кровью, было слегка не по нутру. Вот бы Вику сюда, она бы оценила.
   Или Крис, та вроде тоже кровь обожала. По крайней мере видеть свою собственную она не отказывалась.
   - Какие же у тебя знакомые?! - мысленно я вынес себе укор, и бросив орудие убийства на пол. Поспешил покинуть гараж.
   Сколько патронов в глоке осталось? около десятка. Стоит быть бережливей.
   Таится хорошо умел не только я один.
   Это я понял с первым ударом.
   Били резиновыми дубинками.
   Сначала удар пришелся в висок.
   Сколько их было, четверо, или пятеро. Скорее всего пятеро.
   Конечно я отбивался. очень сильный удар пришелся по руке. Пистолет выпал из мгновенно онемевших пальцев.
   Следующий удар шел в шею, явно бы перерубил гортань, настолько силен был замах. Пригнувшись, достал из голенища нож, пружиной рванул к противнику с силой вонзая лезвие в грудь, резко повел наискосок вниз, отскочил от падающего тела. Бросился к пистолету. И получил новый удар в спину. Едва не закричав, от сильной боли, метнул нож в самого ближнего противника, тот пригнулся. Нож пролетел мима. Я же в два прыжка оказался около присевшего охранника, схватил его рукой за плечо, второй сжал подбородок, развернул его по оси спиной к себе, и одним резким движением свернул ему шею.
   Я уже отчетливо понимал, что не выберусь живым, сейчас я мог лишь нанести как можно больший урон врагам. Убить, как можно больше, а потом умереть самому. Следующий удар пришелся в затылок, дубинки были очень уж тяжелые, ибо все перед глазами померкло. Сделал еще шаг и упал. Били ногами, кулаками, дубинами всем. Пока я окончательно не потерял сознание.
   =======================================
   страхград / месяц назад/ квартира Виктора и Крис
  
   Обычная трехкомнатная квартира. Справа, недалеко от входа в квартиру находиться ванная комната и отдельно туалет. Обе комнаты отделаны голубой плиткой. Перпендикулярно им идет небольшой коридор, который ведет на кухню. Сама по себе кухня не большая, рядом большим окном стоит стол на четверых. Тут есть холодильник, плита, микроволновка, кофемолка, шкафчики для посуды, специй, круп и т.д. Так же стоит раковина, рядом с ней висят крючки с полотенцами. От входной двери идет длинный коридор, в конце которого, по обеим сторонам располагаются две комнаты. Обе небольшие, в каждой по большой кровати, столу под окном, шкафчику для одежды. Возле кроватей по тумбочке с лампой и с ящичками для личных вещей. Если вернуться в коридор, то почти в самом его начале тоже есть комната в паре метров от входа в квартиру. Это гостиная. Тут есть большой диван и телевизор, шкафы с книгами. На окнах висят льняные бежевые шторы, на полу мягкий ковер.
   - Как я об этом мечтала! - Крис ввалилась в новую квартиру, таща за собой Виктора.
   Закрыв дверь, отдала парню второй дубликат ключей.
   Ей хотелось поскорее сбросить ботинки и выпить чашечку чая, но пришлось сесть на пол и минуты две возиться со шнуровкой.
   - Вот гадство, надо было покупать липовые, со змейкой сбоку... Но не-е-ет же, захотелось тру обувь... Грр.
   Когда дело было сделано, Амэ швырнула обувь в угол возле двери, и пошла по коридору выбирать себе комнату.
   - Ммм, моя будет та, что справа, идет? - Крис стояла спиной к Виктору и вертела головой.
   Не дожидаясь ответа, она зашла в комнату и, оперев чехол с гитарой об стену, плюхнулась на кровать.
   - Еще пять мин и пойду ставить чай. - Счастливо улыбнувшись, она накрылась пледом с головой.
   - Как пожелаешь, я возьму центральную. А кого подселим еще в одну?
   Будто прочитав ее мысли, решил опередить события.
   - Чая хочешь, могу заварить.
   Крис встала с кровати и вернулась в коридор. Заглянула в комнату возле входной двери.
   - Как я понимаю - это гостиная, квартира рассчитана на двоих... Вроде как.
   Тут Амэ заметила кровь на ладони Виктора и вспомнила о том, что поранила свою.
   - Ей, может, ладонь помоешь? - спросила она парня.
   - Ты так поосторожней, а то истечешь вся. - сказал в след девушке.
   - Мне бы тоже не мешало. - Крис вышла из гостиной и направилась в ванну. Было слышно, как она повернула краны и потекла вода.
   Не выходя оттуда, девушка крикнула.
   - На счет чая - завари пожалуйста.
   Я поставил чайник.
   Пока тот закипал, смыл кровь в раковине.
   Потом разлил чай по чашкам, и бросил в каждую по пакетику.
   Вскоре напиток был готов.
   - Истеку?... Сарказм? А если в морду? - путались мысли в девичьей голове
   Амэ закрутила краны и вытерла руку об полотенце. На нем осталась кровь.
   - Придется перевязать. Силу не рассчитала.
   Крис вернулась в гостиную и села на диван. Отпив немного чаю из чашки, достала из кармана джинсов бинт.
   - Да, такие вещи у меня должны быть всегда под рукой.
   Так как бинт был запакован - одной рукой его не открыть, а зубами не хочется.
   - Спасибо за чай. - Крис кинула Виктору упаковку. - Открой, пожалуйста.
   - Ну пусть поживет в гостиной, в тесноте но не в обиде.
   - Это ты о той? Что в церкви видели? - немного хмурый взгляд. - Откуда столько заботы? Ты совсем не похож на человека, способного на это.
   Мать Тереза, блин. А впрочем, пусть делает, что хочет.
   Внезапно в него что-то полетело. Прежде чем он успел сообразить, его рука рефлекторно поймала этот предмет.
   - В том числе и о ней, либо не о ней, а ком либо другом. Ну вообще предпочтительнее конечно если это будет она, здесь много места и выйдет неплохая студия.
   Не особо затратив силы разорвал упаковку и кинул обратно.
   - Без проблем принцесса, а можно узнать зачем ты это сделала?
   - Так, не поняла. Что еще за "другой"? - настороженный взгляд и недовольная интонация голоса. - По правде, я тебя еще толком не знаю, а если будет еще кто-то... За двумя уследить сложнее.
   - Ну что ты обычный рационализм.
   Крис нахмурилась.
   - Змеюка, пригреешь - не заметишь, как яд в кровь пустишь.
   Помог забинтовать ей руку. Закрепил бинт, разорвал полосками и хорошенько перевязал.
   - Ты так и не ответила зачем ты это сделала, мне бы это хотелось знать, ибо раз ты себя не бережешь, мне с тобой находится крайне некомфортно.
   - Зачем я это сделала? - Амэ пыталась поскорее придумать левую причину, и не заметила, как немного покраснела. - Просто... Просто у меня острые ногти, - девушка продемонстрировала пальцы. - И иногда случайно режусь... Вот...
   - Дура, что наморозила то... - Амэ сейчас очень хотелось провалиться под пол.
   - за квартиру платить втроем проще чем двоим, хотя конечно можно прирезать хозяина хаты и не платить вовсе, но мы ведь не будем так поступать? Или будем?
   - Ну нам этак квартира досталась по дешевке. Это так, по секрету. - Крис сделала страшные глаза и маниакально улыбнулась. - В этой квартире три года назад отец вырезал всю семью, а потом сам застрелился. Об этом все в городе узнали и до сих пор не забыли. Вот и никто не хочет ее снимать. Мне все равно на такие вещи, надеюсь, тебя призраки ночами не будут трогать. - смеется.
   Будто что-то вспомнив, Амэ вновь посмотрела на Виктора.
   - Про "убить" - это ты, типо, пошутил, да?
   - Типа да. У меня черный юмор. Привыкай.
   Крис приподняла бровь и уставилась на Виктора.
   - У тебя такая больная фантазия... - еще больше отодвинулась назад. - Не пугай меня, а то ночью не засну.
   - Я буду охранять твой сон... - добавил он
   Вновь удивленный взгляд. Дальше отодвигаться было уже некуда.
   - Интересно, как же ты будешь это делать...? Надеюсь, из своей постели... - нотки тревоги в голосе.
   - Может еще не поздно пойти купить замки на дверь в свою комнату? - Крис рефлекторно посмотрела в окно.
   Пожал плечами. Мило так улыбнулся.
   - Хм.. может перестать ее пугать? А то она из окна выбросится. Нет пожалуй надо это прекращать.
   - Странный он, маньяки обычно покупаются на страх в глазах, а он не отреагировал. Но все-таки буду и дальше его проверять. - с этими мыслями девушка взяла свою чашку и допила чай, затем, встав с дивана, унесла ее на кухню и ополоснула.
   - Жарковато тут.
   По дороге в свою комнату Крис стянула с себя свитер и осталась в черной майке из плотной ткани и с широкими бретельками. Типично мужской фасон.
   Кинув свитер на кровать, Амэ подошла к зеркалу и посмотрела на свою спину. Там красовалось большая татуировка в виде черных крыльев, и надпись Lux in tenebris, что в переводе с латыни значило "Свет во тьме".
   - Эх отец... Что-то не вижу я этого света на своем пути... Ты бы хоть немного мне посветил...
   - Я не могу смотреть в будущее, давай решать проблемы по мере их поступления, ок!? Кстати мы так и будем сидеть в четырех стенах? или сходим куда-нибудь?
   Услышав вопрос из соседней комнаты, Крис оторвалась от зеркала и вернулась в зал.
   Облокотилась об дверную раму и посмотрела на Виктора.
   - Еще только полдень, мы собирались в Театр сходить, когда стемнеет. Ты хочешь, чтобы нас засекли? Если мне дадут поспать пару часиков - я буду самым счастливым человеком на свете. Ты со скольки часов на ногах? Может, вздремнем? Надо бы силы накопить, кто его знает, с чем там столкнуться придется.
   Крис демонстративно зевнула.
   - Составишь компанию? Я без всякой задней мысли, просто я не хочу один спать. Холодно и одиноко.
   ... Брови поползли вверх, скептичный взгляд.
   - Мальчик... Ты меня за кого принимаешь?
   Крис всегда спала одна, и это предложение было крайней дикостью. Хотя все сегодняшнее утро - тихий шок.
   - Время второй проверки? Хм...
   - Без рук. - девушка показала на нож, закрепленный на поясе джинсов.
   - конечно. просто действительно как-то одиноко. Обещаю, что буду держать себя в рамках
   - В какой комнате изволите отдохнуть, милорд?
   - В твоей - коротко отвел он, улыбнувшись. - когда еще будет возможность...
   Виктор встал с дивана и прошел мимо Крис, направляясь в ее комнату. Нетронутая чашка чая так и осталась стоять на столе.
   - Стоит ли убирать пистолет и нож... Ладно, пока оставлю. Снять кобуру всегда успею.
   Парень вошел в комнату и лег на кровать. Согнув руки в локтях и сцепив пальцы за головой, он уставился в потолок и погрузился в свои мысли.
   - А в своей слабо было... Грр. - Крис оттолкнулась от стены и пошла за Виктором.
   Такое чувство, что как на скотобойню ведут...
   Когда девушка зашла в комнату, Виктор уже улегся на кровать и выглядел весьма отстраненным.
   - Тут не нож нужен, а ракетная установка. - просто шальная мысль
   Образно застрелив последние мысли, Амэ сделала глубокий вдох и выдох. Взяв еще один плед из шкафа, она бросила его на Виктора, и, быстро забравшись под свой и повернувшись к парню спиной.
   - Хм... И что с ней делать? Может просто уйти пока будет спать? Или не уходить? В принципе нас нечего не связывает вместе. Странные вопросы ты себе задаешь, давно уже ты не думал о других, с чего начал сейчас. Да еще в подобном месте. в этом городе где всем плевать на всех. ты начинаешь вести себя как человек.
   Глаза закрылись.
   - Может и вправду стоит немного поспать?! Наверно стоит.
   прежде чем сознание отключилось ему пришла всего одна важная мысль.
   - Без тебя она умрет... с тобой станет демоном. Что-же здесь можно выбрать за меньшее зло?
   - Вроде заснул. - Крис повернулась к Виктору и придвинулась почти вплотную.
   Когда люди спят, то кажутся такими невинными. Она привстала на локте и подперла кулаком щеку. Почему-то сейчас ей вспомнилась его фраза в церкви про спящую красавицу.
   Разбужу только через свой труп. Амэ, повинуясь какому-то странному желанию, достала нож и начала им играть возле лица Виктора.
   - Если я сниму с тебя эту красивую маску, что я увижу под ней?
   Странный сон, воспоминание прошлого, цепь ярких пятен сменяющаяся на ч/б картинку как в старых лентах кинопроектора.
   Виктор смотрел в свое отражение в зеркале.
   Рука коснулась холодной глади стекла, проскользила ниже, остановившись на уровне глаз.
   Странно, только что убил человека, и нет никаких чувств.
   - если не можешь точно определить чувства, это не значит что их нет. - успокоил он себя.
   Успокоил? А нуждается ли он в покое и примирении.
   Какой глупый сон...
   Короткая сцена которая тянулась для него постоянно, все время своего сна.
   Пара фраз, пара движений это все что он запомнил, а дальше был обычный неясный сон.
  
   Опомнившись от своих мыслей, Крис посмотрела на Виктора.
   - Что же тебе сниться, принц ты наш... - Она убрала нож.
   Взбив свою подушку и запустив под нее руки, Амэ прижалась к ней и, убаюканная теплом и мягкостью, вскоре уснула.
   Ей снился дом, снились старые скрипящие качели на заднем дворе, и большое пшеничное поле по соседству, которое напоминало золотое море. Снилось, как она сидела на родительской кровати, и мать расчесывала ей длинные волосы, которые перед отъездом она отрезала. Это был один из редких и безмятежных снов, которые приносили покой в ее издерганную душу.
  
   Я не спасаю невиновных. Я наказываю виноватых
   Откуда эта фраза, когда он произносил ее?
   Звуки выстрела, три выстрела из глока, стоны раненого. Он ведь не оставлял раненых, или это его собственные стоны, отчего? его не когда не ранили из пистолетов, толи ангел толи сам черт оберегали его от пуль.
   Откуда же эта фраза, и почему она важна для него. И почему если это его принцип, он соответствует и следует ему все меньше и меньше.
   Он проснулся. Внезапно даже для себя. Его просто выдернуло из прекрасного мира снов, в жестокую реальность.
   Перед ним была она, красивое и умиротворенное лицо. Сейчас ей как никогда подходил ангельский нимб.
   Он продолжал лежать не шевелясь, смотря на нее.
  
   Сон про дом сменился каким-то кошмаром. Темные и длинные коридоры. Камеры с орудиями для пыток. Кровь на полу и на стенах. Везде слышаться крики и стоны от боли. Крис зашла в одну из комнат, и увидела там мужчину в черной маске. Облаченный в изысканную одежду, он вовсе не вписывался в интерьер комнаты. Когда девушка шагнула к нему, тот вскинул руку с пистолетом и выстрелил. Крис вздрогнула, и проснулась.
   Первое что она увидела - изумрудные глаза Виктора, смотрящие на нее.
   - Ты чего не спишь? - сонный и немного невнятный голос. - Выспался уже что ли?
   Крис зарылась носом в подушку и немного ежилась от неприятного сна.
   - Какой-то знакомый силуэт. Кто же то был...?
  
   Сонный и невнятный голос вывел его из задумчивости.
   Ладно, это можно будет и позже обдумать. Я непременно вспомню что было в ту ночь, почему я изменился настолько
   - Да - коротко ответил Виктор - я быстро восстанавливаю силы.
   Крис чуть повернула голову и посмотрела одним глазом на Виктора.
   - Ты какой-то угнетенный... Что-то случилось?
   Девушка по-кошачьи изогнулась и, перевернувшись на спину, продолжала смотреть ему в глаза, только теперь снизу вверх
   Амэ потянулась и случайно задела Виктора рукой.
   - Извини. - она закуталась в одеяло и закрыла глаз
   - неважно, не обращай внимание
   - Или сны достали? - чуть прищурилась
   Нечего не говоря он прижался к ней, и уткнул голову в ее плечо.
   - или Криси, или... - тихо сказал он - можно я так посплю, мне очень холодно.
   В душе - мысленно завершил он фразу
  
   Шорох одеял и тихий скрип пружин.
   Амэ, не дыша и не шевелясь, лежала на кровати и огромными от испуга глазами смотрела в потолок. Затем сердце забилось вновь, медленно и гулко стуча в груди. Она вспомнила, как нужно дышать и смогла, наконец, оторвать взгляд от потолка.
   - Виктор... - Крис во все глаза смотрела на парня.
   Что... Ты... И тут она почувствовала холод. Левая сторона тела, к которой прижался Виктор, онемела будто от дуновения ледяного ветра. Неужели и ты тоже так безумно одинок...
   Крис, не долго думая, решила нарушить все свои правила и табу. Чуть отстранившись, и вытащив свой плед из-под парня, укрыла себя и его. Развернувшись на бок, левой рукой она прижала его к своей груди и гладила по голове, а правую - положила ему на спину.
  
   Его накрыли сверху пледом, и он почувствовал, как Крис прижалась к нему.
   Странно он чувствовал себя как ребенок, было совершенно разбитое сердце, так по крайней мере он себя ощущал, разбито и с неясной грустью на душе.
   Наверное, впервые в жизни ему захотелось пролить слезы. Но естественно он сдержал это желание.
   С ним происходило что-то совершенно неясное.
   Неужто у тебя есть душа? Неужто твой предел достигнут и ты сломался? Такого ведь не случалось ранее? Ты привязался к ней, и к той девчонке в церкви. Игра тебя затянула, и сердце изуродует еще не один шрам. Тебя, неужели настолько влечет к обычной человеческой жизни, любовь. Семья. Дружба.
   То чего ты лишился в детстве и то от чего ты отрекся в своей жизненном пути, неужели это настолько важно для тебя?!
   На этих мыслях он вновь уснул, на этот раз он чувствовал себя не таким одиноким, даже в мире грез.
  
   Крис аккуратно легла на спину, увлекая за собой Виктора. Старалась его не разбудить.
   Прильнув щекой его волосам, она чуть взъерошила их и продолжала гладить рукой.
   Мыслей не было, голову наполнили воспоминания. Крис вспоминала те далекие времена, когда так же лежала у матери на плече. Как старалась укрыть мать, чтобы согреть ее, как старалась укутать ее руки, которые лежали поверх одеяла. От этого становилось невыносимо грустно и тяжело. Амэ вновь посмотрела на Виктора. Ей почему-то очень хотелось укрыть его всеми одеялами, которые она смогла бы найти в квартире. Хотелось прижать к своему теплому телу.
   Так, стоп... Мысли уже пошли не туда... Крис с облегчением вздохнула, зная, что Виктор не видит сейчас ее залитое краской лицо.
   - Мда... А еще час назад он наставлял на меня пистолет... Куда катиться жизнь... - С такими мыслями, ругая всех и вся, Амэ забылась спокойным сном.
  
   Он вновь перед зеркалом.
   Но нет его, есть только два отражения, один ребенок, с лучезарной улыбкой, держащий за руку какую-то женщину. Второй грустный, гордый, стоящий скрестив руки на груди.
   Они подрастали, их возраст, одежда, мимика. Жесты, все менялось. Но суть оставалась прежней. Разорванный между мирами он не мог найти покоя, то что есть сейчас и то что могло бы быть.
   Обычно люди в таких ситуациях молят мистические высшие силы: ах если бы я мог вернутся на год (день, час) назад, я бы все исправил. Я не мог такого сказать, всю свою жизнь он делал свой, осмысленный выбор, и окажись он снова в детстве, делал все точно также, может даже чуть иначе с опытом своей взрослой жизни. И может сейчас это был бы не просто милый и добрый парень, просто отчужденный и ждущий угрозы ото всех и отовсюду, а просто обычный убийца психопат.
  
   Так тепло... Когда Крис приоткрыла глаза, то поняла, что теперь уже она лежит у Виктора на плече. Найдя глазами настенные часы, она увидела, что прошло лишь два часа.
   Все равно не выспалась... Она потерлась щекой о его плечо и обняла рукой за талию. Ощущать тепло его тела под своей рукой было удивительно приятно, поэтому Крис, еще не полностью проснувшаяся и не сильно контролирующая свои действия, прижалась к Виктору всем телом.
   То ли это был одеколон, то ли сам запах его кожи был таким вкусным, что действовал лучше любой колыбельной.
   Амэ чуть больше натянула на них плед и задремала.
  
   Не просыпаясь, он прижал ее к себе.
   Голова уткнулась в ее грудь.
   Ему снился парк, в нем шел он, не один, погодите-ка... рядом с ним была Крис. Они шли держась за руки. О чем то болтали, смеялись.
   В этот момент он проснулся.
   - что за бред?!
   Я поднялся на кровати.
   Все еще обдумывал увиденное, и это увиденное не укладывалось в его голове.
   - Чертовщина какая-то, не хватает только цветочков и можно под венец.
   Кажется он сказал это слишком громко, потому как она зашевелилась и кажется стала пробуждаться.
   Под венец с ней? Выгодная сделка, но я пожалуй воздержусь на пару лет, а то еще посадят. Не здесь точно не посадят, а вот во внешнем мире вполне.
   Он рассмеялся, что за бред лезет в голову с утра.
   Почувствовав шевеление рядом с собой, Амэ открыла глаза.
   - Ну кто орет с утра!?
   Крис то ли случайно, то ли специально, ворочаясь на кровати, спихнула Виктора на пол.
   - Тебе повезло, что я за нож, как обычно, не схватилась.
   - Черт, парень, да что с тобой...
  
   В добавок в меня полетела еще и подушка.
   Крис свернулась на кровати и укрылась с головой пледом. Сейчас она напоминала большую мягкую подушку.
   - Бабы. - горестно подумал я, сплевывая на пол.
   Решил действовать по иному.
   Подхватил ее на руки вместе с пледом, завернув как следует что бы она не взбрызнулась по пути.
   - Солнышко вставай - ядовито милым голосом говорил, принеся ее в ванную.
   Открыл кран.
   Нашел ее голову в паутине пледа, и вынув ее стал умывать.
   - Просыпайся кто рано встает, тому бог подает.
   Хотя делал он все медленно и совершенно беззлобно. Внутренне ему не понравилось когда его спихнули с кровати, причем не за что.
   Вскоре она была умытая, чистая и сияющая.
   Я распутал плед выпуская ее на свободу.
   - Чисти зубки и иди завтракать. Уже 8 утра.
   Сказал как будто она его младшая сестра, которой у меня никогда не было.
   Пошел на кухню, встал у плиты, принявшись жарить хлеб с яичницей и заваривать кофе.
   - Бля - подумал он - я точно становлюсь нормальным человеком. Чур меня, чур меня.
   Необходимо было срочно сделать кому-то гадость чтобы почувствовать себя в своей тарелке.
  
   Пока Виктор заливал Крис и ее плед водой, та нещадно брыкалась и посылала его ко всем чертям и на все стороны света.
   После того, как ее "умыли", она была злой, майка от воды прилипла к телу, а на голове был такой кипишь, что вокалист группы The Cure, увидев ее, застрелился от зависти. Почистив зубы, она пошла искать расческу, чтобы попытаться расчесать это кубло на голове.
   - И что мне с майкой делать? На замену не брала, думала тут купить если что. Даже лифчика нет, да если бы и был, все равно не одела бы его... Грр, ладно, буду хоть в мокрой.... Убью сволочь! С этими мыслями Амэ направилась на кухню.
   Дойдя до кухни и уже собираясь накостылять Виктору, она неожиданно замерла. Тот стоял у плиты.
   - Знаешь, тебе бы одеть фартучек с белыми рюшечками - и будет самое то. - добродушно смеется и хлопает его по плечу. - Тебе помочь?
   - Да наверно ты права, я не разбираюсь в моде. Помоги, вот сядь за стол. Возьми, тарелку и вилку с ложкой и готовься к еде. Это будет лучшая помощь.
  
   Вскоре все было готово, поделив с Крис еду хм... ну скажем что по братски. Я разлил в две чашки кофе, и одну поставил перед девушкой.
   - Неплохо выглядишь, сними кстати ее, она же мокрая и кожа у тебя окрасится - переживающим голосом произнес он- Не волнуйся, пока ты спала я все уже успел пристально разглядеть.
   Ухмыльнулся он.
   Крис со всей силы заехала пяткой по пальцам ног Виктора.
   - Знаю, что пошутил, поэтому - пальцы целы. - она отпила немного кофе. - Майка тело не окрасит, потому что материал хороший, а на замену у меня нет, разве что свитер на голое тело натягивать. И нехрен ухмыляться.
   Амэ придвинула к себе тарелку с яичницей и поджаристым хлебом.
   - Как ты угадал. Я люблю яичницу. Спасибо за завтрак. Я помою посуду - перегнувшись через стол, Амэ поцеловала Виктора в лоб.
   Расправившись с едой, Крис забралась на стул с ногами, и скрестила их. Дожидаясь тарелки Виктора, чтобы помыть все разом, она задумчиво дергала майку на уровне живота и слушала, как та немного хлопает и чавкает, ударяясь о ее тело.
   - Если ты меня стесняешься, то зря. - холодно произнес он
   Забрав у Виктора тарелку и чашку, Крис стала возле раковины.
   - Жаль фартука нет. Обязательно куплю для стеба.
   Размышляя над этим, она вымыла тарелки и теперь взялась за чашки.
   - А где тут магазин, кстати? Ты знаешь?
   Последняя чашка была домыта и Амэ хотела уже вновь сесть на табурет, как увидела сковородку. Вот гадство...
   Через минуту, она уже ставила тарелки и чашки на сушку, а вымытую сковородку на плиту.
   - И прекрати это, раздражает.
   - Что раздражает? Это? - она опять забралась на стул и начала дергать майку сильнее и, ядовито улыбаясь, следила за реакцией Виктора.
  Она залезла на стул, и принялась действовать на нервы.
   - Вот ведь стерва.
   Ну чтож ты сама этого хотела.
   Вскочил и оказался перед ней, так что их лица разделяли несколько сантиметров.
   Сжал ее руку, отводя в сторону.
   - пожалуйста. Не играй на нервах, это плохо закончится для нас обоих.
   Второй рукой погладил по волосам.
   - Будь хорошей девочкой. Будь милой и послушной. И я буду таким же.
   - А кто тебе сказал, что мне интересно с милыми и послушными? - Наверно, эта фраза даже отразилась в ее глазах. Губы растянулись в нехорошей ухмылке.
   Пальцами свободной руки Крис схватила Виктора за нос и резко надавила в сторону черепа, а затем влево.
   - Должно быть неприятно, да...?
   Улыбка стала шире.
   - Дяденька, не стоит мне указывать, что делать, а то я скажу, куда вам идти, ладно?
   Отпустив нос она, не отводя взгляд, вонзила острые ногти в кисть Виктору. Тонкой струей потекла кровь.
  
   Я просто улыбнулся.
   А потом вывернул ей руку, сделал шаг назад, проводя свое тело в сторону и заставляя ее опускаться на колени чтобы хоть немного снизить боль.
   Пошел в ванную. Ведя ее за собою.
   Ее идиотская улыбка сменилась гримасой боли.
   Я закрыл крышку стока и ванна медленно наполнялась теплой водой.
   - Я ведь сказал тебе уже один раз, еще раз ударишь меня убью. Ты ведь не думаешь, что я шутил? Но признаться, я не могу вот просто так лишить жизни такую милую девушку. Ведь я не злодей. Я даже не хочу ломать тебе руку. А сейчас подумай и скажи, будем ли мы жить в мире и взаимопонимании, либо же ты сейчас приступишь к водяным процедурам. И пожалуйста, сейчас не сквернословь. Я очень хочу, что бы ты была послушной и хорошей девочкой. Это все что я прошу. Будем просто помогать друг другу, и жить в мире!?
   Он чуть ослабил хватку.
  
   Когда схватка ослабилась, Крис резко крутанула кистями, чтобы полностью вырваться из рук Виктора. Одной рукой схватив за подбородок, а второй - за плечо, она со всей силы долбанула его головой об кафель на стене. Опустив руку с подбородка на плечо, она развернула его к ванне и толкнула туда. Всплеск воды. По стенам бегут маленькие ручейки.
   - Нет, пойми, я вовсе не против жить в мире. - Крис залезла в воду и, сев сверху на Виктора, взялась за его горло и опустила под воду. - Просто я не люблю, когда мной пытаются командовать, понимаешь...? Просто немного крышу рвет тогда...
  
   Вот ведь сучка. Ведь с ней же пытаешься по-хорошему.
   Впрочем сейчас он вернулся к прежнему самому себе.
   И что это на меня нашло, жалость появилась. Забота, мечты. Не делай добра, не получишь зла.
   Особого удовольствия бить женщин мне не доставляло, но когда тебя пытаются утопить, пытаться быть джентльменом, это глупость.
   Сжав кулак ударил девушку в солнечное сплетение, потом еще один удар в сердце, хотел повторить но даже сквозь воду слышал как она протяжно вздохнула чуть, не начав задыхаться.
   Потому по сердцу больше не бил, а вот по ребрам костяшками пальцев зарядил не один раз.
   Я поднялся достаточно чтобы можно было вдохнуть воздух свободно.
   И ударил ей в висок, потом еще раз.
   Схватил ладонью за шею, и опрокинул в воду.
   Прижал ко дну ванны.
   Приходилось все силы прикладывать, чтобы не дать ей вырваться.
   Сильная. Вроде пигалица, но сила есть.
   Поднял ее дав вздохнуть.
   - Извини, ты что-то сказала? я не расслышал.
   Ответом ему было бульканье.
   Через семь секунд он извлек ее голову из воды.
   - Ну что? есть еще желание включать передо мной босса?
   В принципе ответ не интересовал и она вновь вернулась под воду.
   Я снял кобуру. Оружие промокло, пришлось бросить его на пол ванны.
   Мы оба в промокшей одежде в довольно просторной ванне.
   Я прижался спиной к стенке ванны, Амэ притянул к себе и прижал.
   когда девушка смогла нормально дышать. он спросил:
   - Может, мы всетки не будем решать все разногласия насилием? Давай учится хоть немного уважать друг-друга. Прошу тебя - на удивление тихий и вежливый голос.
  
   Крис знала, на что идет, даже знала куда пойдут все удары, но так сложилось анатомически, что у нее было лишь две руки и она могла лишь держать Виктора за шею.
   Давай, бей, я жду. Она с улыбкой смотрела, как из воды показалась его правая рука... Стало больно дышать. Удар в сердце и по ребрам. Когда ей врезали в висок, она улыбаясь отметила, как забавно кружиться кафель на стенке, а потом.. Потом кафель пропал и воздух тоже. Крис поняла, что ее, наконец, погрузили под воду.
   Все, что она видела и ощущала дальше - череда воздуха и воды. Пыталась вздохнуть, но в легкие набиралась лишь вода, а когда пыталась откашляться, видела смазанный белый потолок.
   Когда она почти начала терять сознание, по почувствовала, что грудью упирается обо что-то мягкое. Открыла глаза. Кафель еще танцевал, но уже не так сильно. Она почувствовала руку Виктора, которая держала ее за спину, чуть отстранившись, она увидела, что сидит на нем сверху.
   Когда это он успел...? Мысли тоже путались в голове.
   Держась одной рукой за стенку, Крис уперлась лбом в плечо парня и попробовала что-то ответить. Получилось лишь на третий раз.
   - Я уважаю лишь того, кто может меня убить...
  
   Я замолчал, смотря в ее глаза, их закрывали волосы, и пришлось убрать их. Проведя на ее голове, волосы слипались и с них бежали струи воды.
   Рука прошлась по ее шее, щеке.
   - Ты красивая и это меня привлекает, ты гордая и неприступная и это привлекает меня еще больше, ты не знаешь когда следует остановиться, а вот это уже сильно меня отталкивает. Ты ходишь по лезвию бритвы, и поверь мне порежешься. Я могу и хочу доверять тебе. В этом городе нам не рады, этот город не любит слабых, этот город тебя сожрет. Здесь никто никогда, никого не ждет - последние слова он будто зачитал в рифмы, слышал в какой-то песне, город в этой песни был совсем другой, но вот суть была верной. - в этом аду нужно осознавать что кто-то придет тебе на выручку в трудную минуту и не воткнет при этом нож тебе в спину. У нас общая цель, вот только методы немного разные. И за последние пару часов, это уже наша вторая серьезная стычка.
   Я замолчал, поцеловал девушку.
   - Не подумай что это угроза - последние слова прошептал ей - меня ты можешь уважать, поверь я легко могу убить тебя. Но вот зачем?! Мне это не принесет ни выгоды, ни особого удовольствия.
  
   Амэ отрицательно покачала головой, но это было ошибкой. В голове яркой вспышкой взорвалась боль, и искорки полетели из глаз. Она вновь уперлась лбом об плечо Виктора.
   - Тут две причины... Мне плевать, если я порежусь. Первое, я хочу найти свой предел боли и страха. Второе... - она рассмеялась и, отстранившись от парня, достала его нож, прикрепленный к ноге под джинсами. - Это приносит мне настоящее удовольствие и экстаз.
   Бинт на правой руке размяк и теперь свободно болтался. Амэ содрала его с ладони и глубоко резанула себя по нежной коже.
   - Жаль, сразу приходиться усмирять болью, не то это может разбудить во мне что-то нехорошее.
   Сейчас боль не просто усмиряла ее, но и отрезвляла.
   - А мне кажется, что уже не можешь. - Крис вложила нож в его ладонь.
  
   - хм... да ты права, отчасти. Я действительно привязался к тебе. Как к домашнему питомцу, смерть которого огорчит, но которому всегда можно найти замену.
   Он перевернул Амэ, прижав ее спиной к своей груди.
   Нож подрезал воротник майки, и стал идти ниже. Когда одежда была разрезана и ее обрывки были выброшены на кафель пола.
   Лезвие вонзилось в ее живот, уйдя в плоть на несколько миллиметров.
   Второй рукой крепко прижал Амэ, чтобы та не смогла не вырваться ни дернуться навредив себе.
   Вода потихоньку окрашивалась ярко алым.
   Я вынул лезвие.
   - Ну вот и все, ведь уже не больно? - спросил он мягким голосом - ты удовлетворена, или тебе еще не хватает удовольствия.
   Лезвие коснулось шеи, и совсем чуть-чуть надрезало кожу.
   - Амэ нежелание и невозможность это разные понятия, не путай их, хочешь умереть, я могу тебе в этом помочь, ты хочешь этого? Скажи, если это действительно так и я перережу тебе горло. Все будет очень быстро и почти не больно. Ты действительно желаешь этого???
  
   - Ножи и острая боль меня успокаивают и не приносят удовольствия. Успокаивают до состояния удава. - она откинулась назад, и положила голову на его плечо. Сейчас было параллельно, что он видит ее полураздетой. За это ты тоже ответить, но потом...
   - То, как поцарапал меня ты - я посильнее себя резала. Даже почти ничего не почувствовала... Маньяк-недоучка...
   Крис собрала волю в кулак и, развернувшись к Виктору боком, переступила через край ванны и ступила на холодный кафельный пол.
   - Не люблю водные процедуры, мать их. - схватив со второй попытки одно из висевших на крючке больших белых полотенец, она пошла себе в комнату.
   Поход в магазин перекладывается на несколько часов. Надо бы высушить вещи.
   С трудом, стащив с себя мокрые джинсы и оставив их на полу, Амэ завернулась в полотенце и, сев в любимую позу со скрещенными ногами, погрузилась в размышления.
   - Мда, Крис мастак ты на то, чтобы пересрать все планы на утро. Но зато разрядку получила.
   Она поморщилась.
   - Правда намного сильнее, чем хотелось, и теперь у меня просто нет ни на что сил. Странно действует этот парень. Ведь была такая хорошая возможность меня убить... Ранее он был на 34% подозреваем, теперь снизилось до 23-24%. Как же заставить его проявиться...
   - Ей, парень, хватить валяться в ванне, простудишься - и детей не будет! - крикнула Амэ в коридор.
   Бля, при чем тут дети...? Ладно, пофиг... Достав из сумки сигарету со вкусом ванили, она закурила.
  
   Встав в ванне и поочередно снимая вещи, я вешал их на батарею.
   - Нда, долговато им сушится придется. - грустно сказал он
   Оставшись в одних плавках лег обратно. Нож бросил в раковину.
   Несколько секунд провел в красной воде, но потом пересилил лень и набрал новой, почти что кипящей воды. Поднимался пар с поверхности, лег и закрыл глаза. Голова немного кружилась.
   Маньяк-недоучка... надо же, так меня еще никто не оскорблял.
   - я не маньяк, просто не люблю людей пытать, потому и получается это плохо!
  
   Докурив пол сигареты, она выкинула ее в окно.
   Черт, про нож забыла.
   В полотенце было неудобно идти, поэтому пришлось надеть свитер, который ели-ели прикрывал черные трусы. Проходя мимо ванны, Крис что-то пробурчала на счет того, что прибьет этого засранца.
   А вот и ты. Она подобрала с пола свой Арктур и засунула его в ножны.
   У каждого ножа принадлежавшего Амэ, было свое имя.
   Вернувшись в ванную, взяла остатки своей майки и выбросила в мусорку.
   - Чтоб купил мне новую, а то порежу всю твою одежду в отместку.
   Остановившись на пороге, она чуть обернулась.
  
   - Может быть, будешь хорошо себя вести может и куплю.
   Не сказать что угроза меня особенно напугала.
   - Ты вообще собираешься выползать из ванны, рыбко?
   - Нет зайко, мне и здесь хорошо.
  
   Крис приподняла бровь и скептически глянула на Виктора.
   - Долгие годы, я была предоставлена сама себе и понятия "вести себя хорошо" для меня весьма размыто.
   Черт, я опять начинаю заводиться... Хреново...
   - Кстати, сэр, принимать ванну в течении двух часов после еды - категорически запрещается.
   Она закатила рукав свитера чуть выше локтя и, стараясь не смотреть на почти обнаженного Виктора, залезла рукой в ванну и выдернула пробку.
   Ну вот, опять я становлюсь вредной, видимо дозы было мало. Она прижала руку к солнечному сплетению и вышла из ванной. Пробку унесла с собой.
  
   Без девайса конечно было уже не так, но он заткнул ванну пяткой.
   - если будешь хотя бы изредка прислушиваться ко мне, это будет уже показатель.
   Впрочем, вода стала уже остывать. И я с не довольствием, но все-же вылез из ванны.
   - Вы, Милорд, пока мне еще не авторитет. - улыбнувшись и сделав реверанс, она запустила пробку Виктору в лоб.
   - И уважать себя пока не заставили. - еще один поклон и в него полетел нож.
   Ядовитая улыбка.
   - Ты мои мысли что-ли читаешь? - или он уже стал мыслить в слух, или эта пигалица слышит голоса и явно травмированная.
   Эта травмированная запустила в меня пробкой, от которой не особо стараясь увернулся.
   - Я тебя заставлю, не проблема. Только зачем мне уважение трупа?
   Рядом с ним в стену вонзился нож.
   - Я уже устал тебя предупреждать. Честно. Мне это надоело.
   Я вылез из ванны полностью. И вырвав из кафеля нож, взял его по удобнее и пошел к ней.
   - Неужели ты причинишь боль беззащитной и хрупкой девушке?- невинный взгляд. - Да чтож ты так долго ползешь-та. Давай подходи быстрее - я еще тебе по морде дам. Кстати, чтоб полы потом вытер, а то лужи везде.
   Амэ скрестив руки, стояла и смотрела на него. И ее это явно веселило.
  
   Что-ж это кажется стало веселить и меня.
   Нож взял обратным хватом, и крепко сжал рукоять.
   - Дорогой, ты бы хоть полотенцем обернулся, а то как-то не очень грозно смотришься.
   Смех, и я улыбнулся.
   В моих глазах возникла красная жирная точка которая красными полосами перечеркнула фигуру Крис.
   Оказавшись в метре от нее, я одной рукой схватил ее за волосы, а второй с зажатым в ней клинком ударил со всей силы в голову.
   Потом под дых, потом еще раз коленом под дых.
   Ей повезло. Я хотел перерезать ей горло одним ударом, но немного не рассчитал расстояние.
   Но это было даже интересней.
   Когда она упала на землю, нанес ей несколько ударов по ребрам.
   - Хочешь еще посмеяться? Давай!
   Мне было уже все равно, убью ее или нет. Прежде такого почти никогда не случалось. Я всегда был расчетлив, сейчас же просто в бешенстве.
   Эта дерзкая девчонка меня действительно достала, никого и никогда столько раз не уговаривал вести себя разумно.
   Мысли в прочем не отвлекали от действий, и нанесения все новых ударов.
   Наконец я выпустил пар, и успокоился.
   Сел на пол рядом с ней.
   Подобрал пачку сигарет и закурил одну из них.
   Достал еще одну, и вложил в руку девушки.
   - Ну как? теперь ты полностью расслабленная? или провести еще один сеанс?
  
   - Мне не хочется резать твое красивое лицо, парень, но ты когда-нибудь допросишься.
   Встать и разогнуть спину она больше не могла. Собрав последние силы, она от всей души врезала кулаком в солнечное сплетение Виктору. От такого резкого движения в глазах у Крис опять начало темнеть, и она полу сползла, полу свалилась с него на пол.
   - Интересно тебе полегчало?
   - А самому?
   - Да очень.
  
   Одно хорошо эта стерва, бьет как девчонка. Что с ней делать то теперь? Хм.. Закончи начатое.
   С трудом подавил желание прирезать ее.
   - доставила ты мне проблем тварь.
   Подняв ее на руки, перенес Амэ в ее комнату. И бросил на кровать. Немного поразмыслив, укрыл пледом. И вышел, хлопнув дверью.
  
   Крис почувствовала, что ее подняли на руки и куда-то несут. Но это было не важно. Сейчас было плевать на все.
   Как она оказалась на собственной кровати, Амэ уже не помнила. Просто когда немного вернулось зрение, она увидела, что лежит на мягком матрасе и укрыта пледом.
   Как нехорошо получилось. Не думала, что так сильно его разозлю. Она попыталась встать, но от резкой боли в области сердца вновь отрубилась.
   Погрузившись в темноту сознания, она не видела снов. Боли тоже не было. Лишь покой и тишина.
   Какой-то шум за окном вывел Крис из состояния дремы. Посмотрев на часы, она поняла, что уже полдень.
   Провалялась часа три. Надо попробовать встать.
   Перевернувшись на бок и попробовав привстать на локтях, Крис тихо взвыла от боли. Закусив губу, она заставила себя сесть на край кровати. Так, где-то были джинсы...
   Амэ даже и не думала, что этот легкий наклон корпусом доставит ей адские муки. Тяжело выдохнув, она вновь упала на кровать с джинсами в руках.
   Провозившись с ними минут десять, она таки смогла их надеть. Кое-как расчесала расческой волосы.
   Надо бы сказать ему пару слов.
   Держась за стенку, Амэ вышла в коридор и увидела Виктора, сидячего на своей кровати к ней спиной.
   Хорошо, что до кухни не придется пилять.
   Тихо дойдя до его кровати, она забралась на нее и подползла к парню. Обвила руками его шею и несильно прижалась к спине.
   - Спасибо. Прости, что пришлось устроить этот бардак. Если тебе интересно, то ты мне очень помог. Я никогда еще не чувствовала себя такой спокойной. Не могу обещать, что такого больше не повториться, но, в любом случае, ты знаешь, что делать.
  
   - Всегда пожалуйста, обращайся.
   Я убрал с себя руки Крис и встал.
   Пошел в ванную.
   Одежда не до конца высохла, но пусть высыхает на нем.
   Нож вернулся в ножны.
   А вот с пистолетом проблемы.
   Одно хорошо глок не имеет больших проблем с жидкостями, им даже в воде стрелять можно все отлично работает.
   Но все же нужно его просушить.
   Вернулся в комнату, убрал все вещи с тумбы.
   Открыл кобуру, достал оружие.
   Кобура упала на пол, она высохнет быстро, да и не существенна она.
   Свинтил глушитель, убрал обойму, удостоверился, что нет патронов в патроннике. Перезарядка, щелчок курка, вновь на предохранитель, снял затворную раму, вынул пружину. Собственно этого было достаточно.
   Вечером нужно будет смазать и прочистить оружие.
  
   Когда Виктор отстранился от нее, Крис стало еще хуже, чем было. Особенно в душе. Теперь боль в груди и в сердце были одинаково гадкие.
   Можно подумать, это я сорвалась и выместила на человеке все, что накопилось.
   Когда Виктор вновь вернулся в комнату, Амэ молча взяла его за руку, но через несколько секунд отпустила, так и не сказав ни слова и даже не посмотрев ему в глаза.
   Встала с его кровати и ушла в свою комнату. Через минуту вышла оттуда вновь. На плече у нее была сумка.
   В коридоре зажегся свет, она начала обуваться. Было жутко больно наклоняться и зашнуровывать эти высокие сапоги, но сейчас Амэ почти не чувствовала этого. Расправившись с обувью, она выключила свет и, выйдя из квартиры, закрыла ее на верхний замок.
  
   - Извини, мне просто нужно побыть одному. - сказал он когда щелкнул замок и Крис вышла. - У нее глаза как у убитой жизнью, надеюсь она не попадет в неприятности. Черт.. прекрати это. Она не ребенок, она просто стерва, и не чего жалеть ее.
   В душе боролись два начала, одно требовало оставаться и дальше холодным и не на что не реагировать, вторая хотела рвануть вдогонку за девчонкой.
   Я не слушал оба. Спокойно достав инструменты приводил оружие в порядок.
   - Сделаю пистолет вновь работоспособным и отправлюсь за ней.
   Сидеть и ждать ее было глупо, то что она будет перед ним живая, покроет то что я буду гордым пока ее (а так и произойдет однажды) прирежут в какой-нибудь подворотне (знал бы насколько сейчас его мысли соответствуют действительности)
   Вскоре детали были хорошо прочищены, и смазаны.
   Перезарядил оружие. С каждым движением это доставляло все больше удовольствия, навинтил глушитель.
   Я любил огнестрельное оружие, был просто фанатом всего огнестрельного.
   Щелчок предохранителя, отозвался сладостной болью в сердце.
   - ну вот теперь можно и на поиски.
   Вот только куда Амэ направилась? Может вернулась в церковь, да нет врядли. Впрочем. Кто ее знает?
   Я вышел из квартиры и направился искать девушку. Где в таком большом городе найти ее, не представлял...
   =======================================
  особняк / 00.30 ночи
   Вика открыла глаза, голова болела, и перед глазами все тонуло в ослепительном свете. Прямо в глаза светила лампа.
   - Черт, не минуты покоя. - неосознанная мысль.
   В ее груди все сжалось, она была холодна как лед.
   Что-же сотворил с ней, этот псих в белом халате. Наверно она сейчас ужасно выглядит, швы на черепе.
   Ее передернуло.
   - Хотя бы боли нет - облегчила ее страдания эта мысль.
   Боли действительно не было.
   Рядом сидел охранник, лениво свесив одну ногу на другой, почитывал журнал.
   Самое интересное она ощущала все в нем, как бьется сердце, как он видит, что чувствует. Его разум как открытая книга.
   Странное ощущение, было очень странно. Немного пугающе.
   Неужели это так легко? Или я просто не отошла еще от шока? Или вправду? Я могу контролировать его? Попытка не пытка
   Он был слаб, психологически слаб. Впрочем и физически не слишком развит, просто тупой шкаф, гора неповоротливых мышц, если бы не веревки и оружие в руках...
   - извините, развяжите меня пожалуйста - ласково пропела она.
   Охранник понимал, что недолжен этого делать, но не мог контролировать свое тело. Разум вопил, просил остановиться, но он не мог совладать с собою....
   - Спасибо. - поблагодарила его Вика - ложитесь на кушетку.
   Вежливость наверно была излишней.
   Игра затягивала, чтобы еще такого интересного придумать?
   Виктория вложила в руку охранника скальпель.
   - Убей себя - вкрадчивый приказ, своим новообретенным гипнотизирующим голосом.
   Вика смотрела на свое отражение, долго. Похоже работа была проделана качественно. Швов не было, вообще ничего существенного, лишь несколько царапин на лбу и шее.
   - Бедная моя шейка - грустно вздохнула девушка, и покинула комнату под хрипы охранника.
  
   - Чертова девчонка, она делает успехи. - гневно крикнул хозяин особняка.
   Он и пара охранников, находились в подвале.
   Вики не было, Глеб помнил как оставил ее здесь. Привязанную.
   Он был уверен - она пролежит здесь часов 10-15. даже приставил к ней одного из своих громил. Он сейчас и лежал вместо нее.
   Ремни разрезаны лезвием скальпеля. Хирургическая сталь сначала освободила девочку от пут. А после и от ненужного человека.
   - Значит, она убедила этого придурка отпустить ее, а потом видать решила поиграться, и приказала этому олуху перерезать себе глотку.
   - Глеб - вмешался один из охранников - он похоже еще жив.
   - Не надолго, забудь про него. Ищи девчонку, собак пусти по следу. Людей бери сколько нужно. Давай Арсений. - обратился он к своему начальнику охрану, самому верному из своих людей - не подведи, ты меня знаешь. За хорошую работу я вознагражу. Не приведешь девчонку, ляжешь рядом с этим - указал Глеб на еще дышащий, но уже по сути труп.
   - Я сделаю что смогу - коротко отчеканив каждое слово, ответил Арсений и вышел.
   - Да и вот еще - в вдогонку сказал Глеб - живая она мне нужна, но если иного выхода не будет.
   - Я понимаю.
   Глеб сел на застеленную белым кровать.
   - Черти что происходит, не лаборатория, а проходной двор.
   Ему уже сообщили о поимке Виктора, и о приезде дочери.
   Виктора он решил немного попридержать в подвале, а после провести и на нем операцию. Подобные таланты нельзя выбрасывать, лучше сначала использовать, для своего блага. Все-же очень талантливый убийца, в его подчинении! Это был бы лучший образец для его клиентов, настоящая машина убийства.
   Дочь была на втором этаже, в его кабинете. Она всегда любила читать, и постоянно, еще с детства проводила дни и ночи в его кабинете. Часто хотел посвятить ее, в свои планы. В свою работу, но его дочь. Он не мог, боялся что она не поймет. Как не понимали остальные, все эти бородатые снобы и консерваторы, все эти заседатели и председатели, старшие и младшие научные сотрудники... да к кому он только не обращался за последние три года. Ведь на животных все проверки прошли удачно. Потом он провел операцию на себе. Потрясающий результат. Он все пытался найти поддержку, но ее все не было. Он был абсолютно один на пороге великого открытия, и ради этого он решил пойти на все. Так он и поступил.
  
   Я очнулся довольно быстро. Меня окатили ведром ледяной воды и вернули из мира грез.
   Передо мной стоял тот самый неразговорчивый тип, которого я оставил под трупом лошади.
   Он ухмылялся и замышлял явно не доброе. Странно, но чувства жалости, что не убил его раньше не возникло...
   Я улыбнулся, заметил ее.
   Вика тихо, словно тень перемещалась за спиной охранника. Может предупредить его? Неважно кто из этих двоих победит, меня все равно прикончат.
   Впрочем, я решил посмотреть насколько чисто получится все у девчонки с этим громилой.
   - Че лыбешься? - грубо спросил детина заехал кулаком в солнечное сплетение.
   Потерял доступ к кислороду, неистово заерзал звеня кольцами цепей. И наконец, с трудом смог отдышатся.
   Снова улыбнулся.
   И получил удар в висок. Кожа содралась, потекла кровь.
   Чувствовал что сейчас просто не смогу сдержатся и начну хохотать, начнется настоящая истерика. Настолько грозным выглядел этот амбал. Вернее настолько он был смешон в попытке выглядеть грозным. Но боль немного меня отрезвляла, ненавижу боль.
   Наконец Вика коснулась его плеча, тот резко развернулся, и удары настигли цель. Карандаши, обычные карандаши, остро отточенные. Синхронно вонзились в оба глаза. Амбал упал, воя и катаясь по полу от боли. Вика с трудом залезла на него сверху, нанося удар за ударом. Он лежал лицом вниз, и вся его спина была в колотых ранах.
   Мелко дрожал, почти не мог дышать. Даже немного жалко столо.
   - Добьешь? - спросила Вика.
   - Я немного, немного связан. Так что извини, делай всю грязную работу сама.
   - и не подумаю.
   Импровизированное оружие улетело в угол комнаты. А из кобуры охранника она извлекла глок.
   Мой глок!
   Даже глушитель оставили на месте.
   Это была моя кобура!
   - я не настолько злобная, насколько ты думаешь. и мне знакомо сострадание к ближнему. Впрочем, что я мелю?
   Выстрел в затылок, амбал затих.
   Ну а дальше то, что и ожидалось.
   Дуло моего пистолета уперлось мне в грудь.
   - ты говорила что-то о сострадании - напомнил я
   - не убью я тебя, не за тем я сюда шла.
   - зачем же?
   - освобожу тебя. Не смейся я серьезно, прорвемся вместе, а потом... Не люблю загадывать, но наверное мы сразимся, насмерть. Я впрочем, готова оставить тебя в покое и более не беспокоить, но вот ты...
   - что я?
   - после того что случилось. С твоей девчонкой?
   - моей девчонкой? о ком ты черт возьми, говоришь?
   - Крис
   - не смешно, Крис ушла из моей жизни, из моего сердца, навсегда.
   - сердце? а было ли оно у тебя? ты убийца без души, и сострадания, да! да не спорь, мы одинаковы, мы оба делаем что нам нравится. Только я не прикрываюсь никакими кодексами высокой морали, не надеваю маску отвращения, когда кровь попадет на мою кожу, или увидев тело.
   - заткнись. Не говори мне кто я такой. Ты совсем не знаешь меня
   - ты видимо герой? Да? так почему ты не помог Крис? бедняжка, она так просила о помощи. Умоляла. Не меня, нет. Она звала двоих, тебя и своего отца, но вы оба были заняты чем-то важнее?
   - прекрати сочинять этот бред
   Ее холодные глаза, на секунду я и вправду поверил, что она действительно убила ее. Ну и что? Возразил внутренний голос, ты сам чуть не убил ту девчонку, не забил ее насмерть. Но все-же... Она проявила ко мне чувства, впервые за много лет, я понял что не один в этом мире. Есть люди, духовно близкие мне, может это просто была любовь. Я нашел свою вторую половинку.
   Боль в сердце, вот что вызывали ее слова, ее ложь. И страх, что она не врет, что это действительно так, что моя Крис мертва.
   - это не бред Виктор, не бред. Это правда, она действительно мертва, я действительно убила ее. Она была неосторожна. Мы все бываем неосторожны. И за это мы платим. Она провела неделю в подвале театра. Знаешь как это было трудно даже для меня, я все ждала что ты придешь. Она ждала что ты придешь. Мы обе ждали тебя. И обе страдали, но по разному. Я душевно, она физически... Знаешь что там случилось?
   - нет.
   - я расскажу
   - мне это не интересно!
   - да ладно, брось. Это очень весело. Она держалась молодцом, молчала. Она ничего не говорила, вообще. Поначалу. Я взяла пару ножниц, нужно было все привести в порядок, я подстригла ей волосы, короткая стрижка сделала ее просто красоткой, подстригла ноготки, правда там было темно, и я немного... ну скажем, кое-где на подушечках пальцев я срезала лишнего. Ну а дальше я делала ее все красивей и красивей, заливала ее кожу красным, убирала ненужные элементы, не переживай я не кромсала ее, лишь немножечко, совсем чуть-чуть, а дальше ....
   - заткнись я знаю, что ты делаешь!
   - и что-же?
   - пытаешься психологически воздействовать на меня, нравится реакция людей на подобные известия? От меня ты этого не дождешься.
   - ты совсем не допускаешь возможности, что все это правда. Печально, Бедняжка до последнего надеялась на тебя, до последнего вздоха.
   - заткнись Вика.
   - ладно-ладно, страшный "чистильщик" не верит, что робкая Виктория, отправила к праотцам его маленькую ученицу по ремеслу. Плохо ты ее учил.
   - откуда ты? этого ты знать не можешь...
   - она мне сказала. Но раз ты не веришь мне, то считай что это я с ходу выдумала.
   Вдалеке послышался лай.
   - чертовы псы. - Вика сняла с трупа связку ключей и расстегнула цепи.
   - вот возьми - она протянула мне оружие - если хочешь, пристрели меня. Если тебе полегчает. Но нам нужно действовать вместе.
   - есть план?
   - Нет. А у тебя?
   - бросаю тебя собакам. А сам бегу
   - без шуток
   - в гараже машина, полный бак, ключи в зажигании. По крайней мере, она была там совсем недавно.
   И сколько же Брайану добираться до сюда? Или мое сообщение не дошло до него. В любом случае нужно уходить отсюда, из этого дома. Лучше всего оставив Вику здесь. Может сейчас летит бомбардировщик, неся смертельный груз из напалма... Впрочем это не Вьетнам, и не джунгли. Это особняк за городом, посреди леса. Какие бомбардировщики? Просто пара грузовиков солдат и все. Это максимум на что я мог надеяться.
   - Машина? Да я слышала что-то про приехавшую девчонку
   - дочь заварившего всю эту кашу!
   - дочь бигбосса. Ты думаешь о том же о чем и я? - ее глаза смотрели прямо в мою душу
   - не один нормальный человек не может думать как ты!
   - но можешь ты!
   - взять ее в заложники, признаться мне приходила подобная мысль. Но...
   - К чертям но. Пока она будет с нами, никто в нас стрелять не станет, а если и станет, по крайней мере, я за подобным щитом спрячусь.
   - ты предлагаешь аферу чистой воды.
   - лучше плана у меня нет.
   - что-ж - не зная что противопоставить, ответил я - приступим!
  
  Арка 3: побег
  
   особняк / около часа ночи
  
   В дверь ломились, сперва собаки скреблись своими когтями, а позже сильные удары охранников стали проламывать толстый слой дерева.
   Я подбежал, встал у одной из стен. И вскоре дверь слетела с петель. Собака и один из охранников влетели внутрь комнаты.
   Вика же поступило неожиданно, да глупо! Но неожиданно.
   Она выпрыгнула в окно.
   Вышибла раму и оказалась на улице.
   Зачем она это сделала? Я не знал, что творится в ее голове, что за бардак там.
   Но стоит поблагодарить ее, вбежавшие сразу повернулись в сторону шума.
   Вскинул руку с зажатым пистолетом, прострелил затылок человека. А после пристрелил собаку.
   Тело охранника падало, рванулся к нему, выхватил из ослабевших рук дробовик.
  
   Вика упала неудачно. Мысли у нее были непосредственны и в тоже время просты - сбежать! дверь выломали, осталось лишь окно, в него и сиганула.
   Но прыжок был явно неудачный. Она порезалась осколками, а после упала, подвернув ногу.
   Острая боль, которая заставила упасть на колени.
   Перекатившись, замерла на земле, из глаз покатились слезы. Очень резкая и неприятная боль...
   На счастье, первыми их выследили только двое охранников с собаками..
   Иначе ее вполне могли разорвать.
   Овчарка вцепилась в ногу, которая еще болела после падения.
   Вика замахнулась, и треснула псину в нос подошвой ботинка.
   Пес заскулил, и на секунду отпрянул.
   А после бросился к ней, вскочил на грудь, от чего она вскрикнула, сжимаясь комком, и пытаясь унять боль в ребрах. Челюсти сомкнулись на запястье правой руки. Пес явно был дрессированный.
   Что было дальше, она плохо понимала, но ее внутренняя злоба передалась животному, умножившись в сотни раз. Собака жалобно заскулила, из ушей потекла кровь сливаясь с темной шерстью. Но не отпускала Вику, было ясно, что еще несколько секунд и псина сдохнет. Но так и не отпустит ее.
   Второй охранник радовался, его пес поймал беглянку. А значит ему перепадет вознаграждение.
   Потом шум падающего тела за его спиной. Он развернулся, но лишь увидел направленный на него ствол, после выстрел и он отлетел от двери, упав в сугроб вокруг которого расползалась кровавая лужа, впитываясь в снег и перекрашивая его в розовый.
  
   Я кинулся к девушке, сильным пинком сбил собаку. Та отлетела и просто заскулила скребя лапами по земле.
   Помог Вике подняться. Перезарядил дробовик, и вручил сообщнице.
   - Пойдем
   Ее шатало. Но помогать ей не было желания.
   Вдалеке уже слышался приближающийся лай.
   Дверь в дом отворилась, за ней стоял еще один охранник, явно бежавший либо на помощь своим, либо спешащий покинуть это опасное место. Выхватив из рук ошарашенного амбала его дробовик, приложил его прикладом, а после просто выкинул на улицу.
   Вика нацелилась на лежащее без сознания тело.
   - Некогда - сказал я, затаскивая ее в дом.
   Конечно, секунда на выстрел была, но мне это надоело, вся эта кровь, эта грязь...
   Мы поднимались по лестницам наверх.
   В доме, похоже ни кого не было. Все искали их на улице, и возможно караулили на дороге, у ворот... но в доме не было ни души.
   Мы оказались уже на третьем этаже, когда входную дверь сломали, и охрана бежала наверх.
   перегнулся через перила, закричал:
   - Ей! Жить хотите, тогда не преследуйте нас. Я держу лестницу под прицелом, уложу первого - кто появится.
   Потом тише Вике:
   - быстро валим отсюда. В любую комнату.
  
   Глеб в это время вошел в дом. Услышал тираду Виктора.
   - Арсений, он блефует? - спросил своего верного как пса подчиненного.
   Тот лишь развел руками.
   - Тогда не стоит туда суваться, сходи в подвал, приведи кукол.
   Тот понимающе кивнул, ухмыльнулся и пошел в подвал.
   Пусть стреляет сколько хочет. Пули способны убить не всех.
  
   Алена тем временем сидела в кабинете. Ждала отца, его уже долго не видела. Год назад он ушел из дому, и жил в этом особняке. Она часто навещала его. Но вскоре мать заболела, сейчас находится в госпитале. Ей хотелось встретить отца, поговорить с ним. Рассказать о матери, уговорить его хоть на некоторое время оставить работу и вернуться в семью.
   Она листала какой-то медицинский справочник, когда раздался выстрел.
   Алена вздрогнула, подошла к окну.
   В свете уличного фонаря, увидела тело охранника. И двоих забегающих в дом.
   А после еще один охранник вылетел на улицу.
   - они и его убили. - ужаснулась девушка - это преступники, наверно их наняли конкуренты отца, чтобы его... нет. Нужно убежать отсюда, предупредить отца. Нужно...
   Есть, ли у отца конкуренты она не знала, с другой стороны враги есть у всех нас.
   Она бросилась к двери. Надеясь выбежать из дому, пока эти преступники ее не заметили.
   - Я держу лестницу под прицелом, уложу первого кто появиться - услышала она.
   Рука дрогнула, так и не открыв дверь.
   Ее пробрал сильный страх, подобный она не испытывала в своей жизни.
   Алена отступила на шаг, решив спрятаться здесь. В этой комнате.
   Послышались шаги, и дверь открылась.
   Она схватила книгу лежащую на столе. И швырнула в вошедшего парня.
  
   Рефлекторно закрыл голову рукой и по ней треснули чем-то тяжелым. Летящий предмет с шелестом раскрылся, и ворох страниц разлетевшихся по воздуху.
   Потом меня втолкнули в комнату.
   - все беды от баб - вынес мой разум, мудрую мысль.
   Вика кинулась к другой девушке.
   - Смотри на ловца и зверь бежит.
   Алена пыталась вырваться из цепких объятий Виктории. Звучная пощечина успокоила девушку.
   Та упала на пол, тихо рыдая.
   - Держи себя в руках - посоветовал наверное обеим. И вышел.
   Вика присела с улыбкой посмотрела в глаза девушки:
   - Давай поиграем, компанию тебе временно составят хороший преступник и плохой преступник. Вот тот парень, что сейчас вышел, он хороший. Так что сиди тихо, молчи. Если хочешь, плачь. Мы тебя не тронем.
   Я осторожно пробрался в коридор. подошел к перилам.
   - Эй, скажите своему хозяину. Его дочь у нас. Появитесь на этаже, я ее по стене размажу.
  
   Глеб, все слышал. Он жестом остановил собравшихся уже подымится наверх кукол.
   Его дочь в руках этих ничтожеств, гнев обуревал его и стремился выйти наружу. Он сжал горло, одной из кукол пока не стал слышен хруст, тело упало, чтобы через секунду вновь встать. Но ему стало легче.
   - Хорошо. Мои люди будут стоять на месте, и вас не тронем! Не причиняйте ей вреда. Клянусь, я отпущу вас!
   - Пусть один из вас принесет аптечку. Машину своей дочери во двор выведи. - крикнул я в ответ. - Откройте ворота. И не преследуйте нас. Если все будет в порядке, мы ее отпустим, в целости и сохранности.
   Послышался крик боли.
   Я растерялся, но мгновенно использовал ситуацию:
   - Или ей будет еще хуже.
   После вернулся в комнату.
   Девушка сползала по стене, держась руками за живот.
   - Ты.. - начал было обвинять.
   - Самооборона - ухмыльнулась Вика, в руке она держала шокер. - она напала на меня, что мне еще оставалось делать?
   Я присел рядом с девушкой.
   - Успокойся. мы не тронем тебя. Как твое имя?
   - Алена - ответила девушка, кажется она уже начала успокаиваться.
   - Мы тут пробудем еще немного. А потом мы уедем отсюда на твоей машине. По дороге мы высадим тебя, надеюсь, ты не заблудишься.
   - Они не хотят меня убить, это хорошо. Нужно просто не злить их и все будет в порядке - думала девушка
   - Мы полицейские - соврала Вика - пытаемся посадить одного плохого-плохого человека. Твоего папашу
   - Моего отца? он хороший человек, он...
   Вика кинулась к девушке:
   - Ты хоть знаешь чем твой хороший человек, занимается в этой гребаном доме.
   Виктор перехватил ее, оттащил от девушки.
   - Успокойся, она не знает ничего. Не дави на нее!
   - Да, он точно - добрый преступник - подумала девушка
   - ладно-ладно. Отпусти - сказала Виктория, она прошла к столу.
   взяла сумочку Алены, высыпав ее содержимое на столе.
   - Я пороюсь - вежливо не то спросила Вика, не то констатировала факт.
   Взяла расческу, зеркальце. Привела волосы в порядок.
   - Я так растрепалась - приговаривала она, расчесывая волосы.
   Накрасила губы.
   - На свидание готовишься? - спросил ее.
   - Может быть, может быть. Может, ты составишь мне компанию. Как я выгляжу?
   - Чертовски привлекательно.
   - вы что любовники? - спросила Алена
   - нет - ответил ей
   - Пока нет - парировала Виктория - а что, похоже?
   - немного
   Вика подошла ко мне, прильнула. Обняла за плечи. Прижимаясь грудью к моему телу.
   - а может и вправду из нас выйдет хорошая пара?
   - кто знает, в будущем видно будет.
   Наши губы слились в поцелуе.
   Через несколько секунд я отпрянул. Вика открыла глаза, удивленно смотря на меня:
   - Я слышу шаги.
   Направил пистолет на дверь. Вика же прицелилась в девушку.
   Дверь отворил Глеб.
   - Я принес аптечку. Как ты дочка?
   - все хорошо - ответила она.
   - оба замрите! оставь аптечку и проваливай.
   - Может убить его? - предложила Вика
   - тогда наш заложник будет бесполезен. Она его дочь, а не всех в этом доме.
   - ты прав.
   Глеб оставил аптечку.
   - Я просто хотел убедиться что моя дочь жива - сказал он уходя - наволнуйся скоро все это закончится. И ты будешь вспоминать это просто как страшный сон. - с этими словами он и удалился.
  
   Глеб спустился в холл:
   - Арсений делай что хочешь, но моя дочь не должна пострадать. Бери кукол и отправляйся. Перехватишь их машину, когда отпустят мою дочь - убей их. А если они ее не отпустят... В любом случае убей их.
   Арсений вышел, вместе с парой кукол.
   Они оседлали лошадей. Приняли привычный маскарад с черными накидками. И отправились в путь. Окна комнаты не выходили на ворота, и я этого не видел.
   Ворота были открыты. Машина с включенным мотором ждала.
   Я тем временем перевязывал руку Вики.
   На запястье ровно лег бинт, завязав узел, оторвал лишний участок ткани.
   - Спасибо - поблагодарила она. - мы как Бонни и Клайд.
   - или как Джесси и Джеймс. Хм... а преступные парочки не такая уж редкость.
   - ну такой как мы еще не было. Может в будущем? Как тебе, помоему очень звучно - Вика и Виктор!
   - эй.. эй погодь, нам выбираться надо, обсудить романтические бредни может и потом.
   - бредни?!
   - не то слово подобрал, но смысл ясен, все потом.
   Вика обиженно отвернулась.
   Внезапно она упала на пол.
   Просто рухнула как подкошенная.
   Бросился к ней.
   Она прерывисто дышала, дыхание сбивалось, и она с шумом втягивала воздух.
  
   Перед глазами все поплыло.
   - Что с тобой?
   - приступ - дрожащим голосом ответила Вика. - дай таблетку, любую, быстрее. Я умираю...
   Она задрожала.
   Кинулся к аптечке. Там был только аспирин.
   Понимая, что этим не поможешь, разорвал упаковку, закинув несколько таблеток в рот Вике.
   Вскоре ей стало лучше. Буквально через несколько секунд она поднялась на ноги.
   - Прости, что стал свидетелем, этого...
   - что с тобой?
   - приступ, он наступает всегда неожиданно. А медицина не помогает.
   - не помогает? - растерянно сказал я - чем ты больна?
   - это не болезнь тела - она ткнула себя пальцем в висок - это болезнь ума. Психосоматика. Надуманная болезнь, которая лечится таблетками. Неважно какими, хоть димедролом, хоть плацентой.
  
   страхград / месяц назад/ центральная улица города
   Недовольство всем и вся, написанное на сонном личике Айрис выражалось, наверное уж очень выпирало, потому что народ не задерживался рядом со стриптизершей. Конечно, зная местное население люди опасались заводить знакомства, да и сама девушка не особо к ним стремилась но в данный момент она изнывала от скуки и от желания спать. Можно было и взаимодополнить эти два обстоятельства, проще говоря уйти домой и завалится спать, но отчего то девушка этого не делала..
   - Ага, и опять перед работой не высплюсь? Надоело...
   Айрис не скрываясь, зевнула во весь рот и продолжила движение
  
   Огромная фигура сидела, дрожа в темном переулке, почти не шевелясь. Немного похрипывая он пытался отдышаться после долгого бега. Из под маски капал, нет лился пот, единственное оружие лежало рядом. Острая боль раздавалась в затылке и кистях. Раздражающее жужжание шло из-за спины от батарей, которые неспешно заряжались.
   - "Зачем я бежал? Я только там мог излечить себя. Да, но там моя тюрьма, он меня использовал, использовал мои знания. Это из меня он сделал монстра!" - Мысли сами невольно всплывали в голове, вызывая злость и раздражение. Жажда убивать сейчас побеждало здравый смысл. Ладони сжимались в кулак, раздирая кожу ногтями.
   Шаги по улице нарушили поток мыслей Сэвэна. Глаза уставились из под маски на фигуру девушки, медленно идущей по улице.
   "Убивать, я должен убивать, как тогда. Почему страдаю я, а не она. Почему она такая спокойная." - Ярость окончательно взяла верх и контроль над Миком. Почти двух метровое стокилограммовое тело сорвалось с места и понеслось, сбивая мусорные бачки и переворачивая ящики, к фигуре в конце переулка. Яростный крик, нет, скорей рев разбил утренею тишину.
  
   Громкий рев прервал сонно двигающиеся мысли Айрис. Стриптизерша на секунду остановилась, оценивая обстановку, а затем с воплем:
   - Мать твою за ногу!!! - стремительно сорвалась с места и рванула прочь по улице. Разбираться какого хрена за ней бегут, она будет потом. Насмотрелась уже на таких достаточно. То наркотиками обколются и им кажется что перед ними Усама Бен Ладен или Джодя Буш, или еще что-нибудь. Главное - не остановится, а бежать как можно быстрее. Здесь только один победитель. Или она победит, или он ее.
   Рука тем временем пыталась сорвать на бегу сумку с плеча и дотянуться до газового пистолета....
   Только бы успеть...
  
   Фигура бегущей девушки только разжигала азарт у меня Мика, азарт и ненависть, ненависть ко всему живому. Быстрыми широкими шагами он приближался к девушке, вытягивая вперед руку готовый ее словить, схватить и выпустив заряд обездвижить, а дальше все по привычному сценарию, разорвать ее прекрасное тело.
   "Почему она не такая как я, почему я, а не она стала этим чудовищем" Задумавшись Сэвэн не заметил, как ему под ноги попал какой то бомж, лежавший пьяный на дороге. Спотыкнувшись огромное тело с еще больше яростным ревом упало на землю. Посмотрев в след отдаляющемуся силуэту, огромная рука схватила виновника падения и одним ударом разбила голову бомжа об стену. Схватив первое что попалось под руку он швырнул в девушку, пустой мусорный бак с тихим свистом пролетел вдоль улицы и врезался в молодое тело, сбив его на землю. Не видя смысла больше в беге, Мик неспешно стал приближаться к своей жертве.
  
   - Сука! - выкрикнула Айрис, падая. Подставив руки, чтобы не разбить лицо, девушка оказалась придавлена бачком.
   - Ну хуй тебе, я не сдамся так сразу! - напрягла тренированные мышцы и сбросила с себя махину. Тело пронзила боль, все-таки не каждый день в тебя бачки летают. Стриптизерша снова запустила руку в сумочку, нашаривая пистолет. Пальцы крепко сжали его, девушка перекатилась на спину, понимая что встать она сейчас уже не успеет.
   Ну черт , что ж это за женская доля, или убить или любить...
  
   Как Крис очутилась на этой улице, она не помнила. Она просто брела туда, куда вели ее ноги. Под ногами мелькал то серый асфальт, то мощеные плиты тротуаров. Иногда попадались пешеходы. Когда ее, то ли случайно, то ли специально задевали плечом, Амэ кривилась от боли, но не издавала ни звуку.
   В голове не было ни единой мысли, лишь гудящая тишина, которая почти физически давила и прессовала.
   - Надо достать плеер.
   Вставив в уши маленькие наушники-затычки, Амэ включила на "play". Тихо запели The 30 Seconds to Mars песню R-Evolve. Гудящая тишина в голове разбивалась мелодичным перебором струн. Крис опустила голову так, что челка закрывала пол лица.
   От долгой ходьбы боль в ребрах и грудной клетке давала о себе знать. Прошло около двух часов, а девушка все брела по улицам и подворотням. В мини-плеере уже пятый раз начал проигрываться заново трек-лист. Эмоций по-прежнему не было. Было просто хреново.
   Возле Амэ пролетел пустой мусорный бак.
   - М?
   Наверно, впервые за все это время, она подняла голову и замерла на месте.
   В трех метрах от нее на земле лежала девушка, направляя пистолет на здорового парня, который медленно приближался к ней с длинным куском металла. Их разделяло всего каких-то пятнадцать метров.
   - Наверняка, ты не телефончик просить у нее будешь.
   Скрипя зубами от боли, Крис рванула к девушке и закрыла ее собой, чтобы принять первый удар на себя. Простой инстинкт. Обзор для стрельбы она не закрыла.
   Дело дрянь. Этот псих весит в два раза больше меня и сила удара превышает мой раза в три. С первого удара, в моем паршивом состоянии, он отправит меня в нокаут, но зато маневренности у него меньше. Твою мать! Если бы я только не ввязалась в эту глупую потасовку с Виктором, сейчас бы сил у меня было чуть больше. Хотя, в другом случае, меня бы здесь просто не было.
   Глупо, вот так кидаться под удар. Зачем? Как обычно, Крис сначала сделала, потом только подумала.
   Ножи Амэ не торопилась доставать. Не оборачиваясь, она протянула незнакомке левую руку.
   - ВСТАВАЙ! ЖИВЕЕ!!!
  
   Я мог вечно наблюдать на этот спектакль жизни и смерти. Зная на что способен Сэвэн, я не сомневался, что этим двум девушкам не прожить и часа. Он не любил отпускать своих жертв.
   Ставлю на то, что первую, самую смелую он разрубит своей железякой, а вот вторую будет жарить медленно увеличивая напряжение, а потом просто разрубит на куски. - - Он же не ты Кода, он монстр. Потому всем им придет конец очень быстро.
   Виктор ДеЛакруа неспешна достал сигарету и закурил не отводя глаз от огромного тела Сэвэна который приближался к беззащитным девушкам.
   Да, против него они были действительно беззащитными. И как он смог сбежать из театра? Хотя лучше спросить, как его отпустили.
   - Черт, как я это все ненавижу. - Кода сорвался с места и быстрым шагом стал идти по крыши к пожарной лестнице, и через минуту он уже стоял на влажном асфальте едва освещенной улицы.
  
   "Еще одна! Как прекрасно, чем больше тем лучше!"
   - ССММЕЕЕЕРРРТТЬ! - Дикий рев разнеся по улице. Мик продолжал, уверено двигаться готовый разбить еще одну-две головы.
   Находясь от девушек в двух трех шагах, здоровяк остановился и слегка присел согнув колени, как будто готовился к прыжку. Из под маски медленно выходил пар, тяжелое дыхание было отчетливо слышно. На некоторое время улица снова наполнилась тишиной. Здоровенная ладонь Мика сжала рукоять его импровизированного меча. Просто хорошо заточенной железяки, после обработки напоминавшей мачете.
   Девушки перед ним выглядели вроде и хрупкими и слабыми. Но внутренний голос подсказывал что ему следует быть осторожней.
   Огромное тело резко рвануло вперед, слегка нагнувшись он замахнулся рукой и оттолкнул в сторону девушку первую девушку, отправив ее в короткий полет который закончился приземлением на землю в паре метров. Ни секунды не раздумывая он схватил свою первую жертву за горло и поднял над землей, очень медленно сжимая шею, занося над головой огромное лезвие...
  До церкви я не дошел. Зато увидел кое-что интересней.
   Его внимание привлек огромный монстр в маске.
   - Франкенштейн - вот единственное что пришло ему на ум.
   Впрочем, каких только тварей не встретишь в этом городе и надо бы продолжить поиски.
   Стоп!
   Мой объект поиска был рядом с этой громилой.
   Он видел, что отбирают Амэ, которая его по праву. Он привык защищать свое. А потому вскинул оружие и приготовился стрелять. Изначально хотел залепить хедшот. Но не решился, боясь что пуля срикошетив от стальной маски, попадет в Амэ.
   - Что-же делать? - задал я себе вопрос
  
   - Блядь а эта тут откуда? - ошарашено подумала Айрис чуть сдуру не пальнув в девушку, которая протянула ей руку. Она даже успела вскочить, но вот псих в маске каким то неведомым образом оказался рядом раньше, чем девушки успели смыться. Хватанул за горло так, что воздух с шумом вышел из легких. Стриптизерша захрипела, глаза чуть было не вылезли из орбит. Железная лапа сжала горло, перекрывая доступ кислорода, перед глазами замелькали черные точки. Вся жизнь в одночастье промелькнула перед глазами. Она инстинктивно сжала руку и почувствовала холодное прикосновение металла. Пистолет! Он все еще был в руке!
   всего маленький глоток воздуха... Пожалуйста... Совсем немного...
   Горло раздирала боль. Почти уже не помня себя, она вскинула руку, стреляя в ставшую за одну секунду - ненавистной морду
   Газ в миг просочился через маску, рука невольно разжалась и жертва упала на землю. Монстр схватился руками за лицо, пытаясь протереть глаза, но маска мешала. Попытки снять ее так не к чему хорошему не привели. Он так и корчился, наполовину согнувшись и крутясь вокруг себя, безуспешно хватаясь за маску и махая руками по сторонам. Все тот же дикий рев разносился по улице.
  
   Вы когда-нибудь стояли на рельсах и смотрели, как на вас мчится поезд? Завораживающее зрелище, правда? Нет сил, даже шелохнуться, и убраться с рельс.
   Тут было почти то же самое. Крис не могла уйти с дороги этого здоровяка, но, не потому что ее сковал страх, а потому что она не могла дать волю своему гребаному инстинкту самосохранения и позволить этому психу порезать девушку на колбасу.
   Видя, как тот делает замах свободной рукой, Амэ уже знала, что первый удар будет не оружием. Скорее всего - ударит наотмашь, чтобы убрать ее с дороги. Так и произошло. В последний момент, Крис скрестила руки для блока и чуть согнулась в коленях. Удар.
   Не желая проехаться лицом по асфальту, Амэ успела упереться об землю руками и перекатиться. Боль взорвала грудную клетку. Голова гудела. Позволив себе секунд пять отдышаться, она метнула взгляд на парня. Тот уже держал девушку за шею и медленно поднимал в воздух.
   Времени не было. Сил в руках тоже почти не было. Единственное радовало - в крови нарастал адреналин, и боль в теле чуть притупилась.
   Не зря отец изнурял меня своими тренировками до потери сознания. Еще смогу кое-что сделать.
   Стараясь приподняться на нетвердых ногах, Амэ задрала правую штанину, отцепила от сапога нож Скорпион и, крутанув его в руке, метнулась к парню. В рывке глубоко резанула сзади по сухожилиям в коленях, но удар пришелся точным только на правую ногу.
   Секундой раньше в воздухе прозвучал выстрел. Перекатившись в сторону и чуть не умирая от боли в груди, Крис смотрела, как парень, словно обезумевший, крутился и корчился.
   Газовый пистолет. Амэ пыталась встать и убраться подальше от озверевшего психа.
  
   Я прицелился и шмальнул из пистолета в голову громилы.
   Девчонка висящая в воздухе сделала тоже самое.
   Правда девчонка успела выстрелить первой. И я к сожалению промазал.
   Монстр, крутился из стороны в сторону.
   Я выбежал из тени.
   - Да не вертись ты тварь. - сказал я, всаживая пулю за пулей в спину и затылок монстра. Это не слишком помогало его убить.
   - Крис, быстро сюда!!!
  
   Наверное, сегодня все-таки у нее был удачный день, ибо Айрис попала в цель. Долетая до земли, атеистка стриптизерша впервые поверила в Бога и мысленно поблагодарила его. Приземлившись, девушка поблагодарила его еще раз, ибо не упала головой на асфальт, не расшибла голову и не потеряла сознание. Оказавшись на куче непонятно чего, то и мусора, то ли упавших листьев, разбираться было некогда.
   Упала удачно - и ладно. От поступившего, наконец то в легкие кислорода девушка закашлялась и попыталась отползти от вертящегося в ярости монстра.
   - Прозреет - убьет. Не прозреет - тоже убьет. У меня есть выбор? - тоскливо подумала девушка, уползая куда то в сторону за мусорные бачки и продолжая сжимать в руках газовый пистолет.
   Учитывая появление еще двух людей, здесь намечалось массовое месилово, в котором девушка участвовать не собиралась. И потому Айрис снова побежала. Ноги заплетались, голова кружилась, попытка бегства была наинелепейшая! Однако жить хочется всем и девушка, не собиралась упускать свой шанс выжить.
  
   Мик продолжал крутиться, махая руками, пытаясь кого-то схватить, схватить ту стерву которая посмела причинить ему боль. Схватить и разорвать ее на части голыми руками. Слегка присев он стал рыскать рукой по земле в поисках своего оружия, глаза жутко болели, в них все плыло.
   - "Убью, я убью эту суку, я их всех разорву". Постепенно привыкая к боли его мысли вставали в нормальный порядок. Но новая в области лопаток заставила его завыть от дикой боли, уже не реветь, а именно выть как зверь, попавший в капкан. Одна за одной пули входили в его массивное тело, причиняя все большую боль. Похоже, охотник превратился в жертву. Чувствуя себя загнанным зверем, он попытался уйти в сторону из под обстрела и на что то наткнулся, точней на кого то.
   - "Вот ты, попалась!"
   Ему под ноги попалась смелая девушка которая совсем недавно проделала необычный полет. Схватив ее за руку, резко дернул, так что раздался хруст извещающий о переломе, и повалил ее на асфальт, под потоком пуль, стал пытаться придавить ее ногой, поднимая ногу и с силой опуская на землю. Если б он мог что-то разглядеть, наверно девушка уже лежала с проломанной грудью...
  
   Когда Крис начала отползать в сторону, раздались выстрелы.
   - Виктор!
   Она увидела, как он выходил из тени и расчетливо делал выстрел за выстрелом.
   - Крис, быстро сюда!!! - услышала она голос, который показался ей самым блдизким на свете.
   - Он пришел за мной, не смотря на мои поступки, он все-же пришел за мной! - вертелось в ее голове.
   Она попыталась встать, но не тут то было. Громила схватил ее за левую руку и она почувствовала, как что-то очень нехорошо хрустнуло. Боль взорвалась в голове яркой вспышкой, ослепив Амэ на несколько секунд. Она наотмашь ударила ножом, стараясь попасть по руке. На ее лицо брызнуло что-то теплое. Ей удалось попасть по венам на запястье монстра.
   А потом ее отпустили, и она ударилась головой об асфальт. Это было последним, что еще она могла осознать. Боль в груди стала невыносимой, во рту появился соленый металлический вкус. Откашляться она не могла, новая и новая боль не давала ей вздохнуть.
   Глаза больше не открывались. Крис неподвижно лежала на дороге.
  
   Невообразимо, как я не сумел заметить приближающегося врага.
   Продолжая стоять у пожарной лестнице прячась от глаз чужих, Кода все еще наблюдал за этой игрой со смертью, неспешна потягивая сигарету...
   - Что ж, я проиграл тебе, похоже девушки не такие уж беззащитные как я предполагал. Но все же...
   Он посмотрел на парня, который появился из неоткуда и нарушил ход игры.
   - Вот это уже не честно. Не люблю когда любители вмешиваются в Игру профессионалов.
   Медленно и тихо Кода стал подкрадываться к парню увлеченному стрельбой, и остановившись в пяти-шести метрах достал в обе руки по катару и выплюнув сигарету рванул вперед.
   Пять-шесть быстрых шагов и он уже у цели, один короткий взмах и свист метала в воздухе.
  
   В последний момент я заметил приближение нового противника, даже сумел развернутся отбивая удар пистолетом, лязг металла разнесся по улице.
   Второй катар ударил в бок, удар был сильный и казалось что треснуло ребро, я вскинул оружие, щелчок глушителя, но неизвестный успел пригнуться, а потом одним ударом в подбородок вырубил меня, разбив губу и нос.
  
   Кода отпустил Виктора и тот с тихим стоном упал на асфальт, потеряв сознание, убрав оружие ДеЛакруа отправился к эпицентру действия.
   По пути схватил девушку, которая пыталась убежать, шатаясь из стороны в сторону. Держа ее за волосы одной рукой, а второй за руку с пистолетом ехидно прошептал на ухо...
   - Беги отсюда и не оборачивайся, тебя не должно волновать что тут происходит. - Отпустив ее, Виктор ДеЛакруа, продолжил движение.
   - Седьмой, хватит уже. - Он остановился в паре метров от разбушевавшегося зверя - Успокойся теска. - В голосе Виктора звучали нотки насмешки. Он взял пустой мусорный бак, валяющийся поблизости и крепко сжав его в руки с разбегу подпрыгнул и что есть силы врезал Мику. Весь израненный и в крови, здоровяк не смог удержаться на ногах и упал на землю. Знакомый голос сработал для него как выключатель. Сэвэн прекратил дергаться и смирно лежал на земле, похрипывая от боли.
   - Теперь ты моя красавица. - Он присел перед последней актрисой, которая без сил и видимо без сознания лежала на дороге. - Сильно тебя потрепали. - Он с гневом посмотрел на Мика. Затем взял девушку и закинул ее к себе на плече, двинулся в сторону Парка.
  
   Пытаясь встать я понял что встать не могу.
   - Хм.. у меня наверно шок.
   Скорее всего так и было, ибо я не чувствовал ничего. А потом начал чувствовать.
   - Чето мне херовато - успел подумать я, прежде чем отключился.
  
   Дают - бери, бьют - беги! - это правило Айрис усвоила очень давно. Когда неизвестный напал на нее сзади, девушка попробовала, было воспротивится и рвануться вперед, однако ее уже отпустили и чуть ли не пинка под зад дали, чтобы валила она отсюда пока косточки целы... Учитывая то, что Айрис свое тело любила и оно ей было дорого как память да и косточки и все остальное она жалела, то приказ неизвестного она выполнила с рвением, убегая прочь от этого страшного места, понимая, что если она попытается кому то помочь, то не спасется сама, слишком уж тот монстр был хорош. Айрис бежала в том направление откуда только что недавно вышла...
  
   В жизни бывает всякое: и лихое и хорошее. Этот хмурый осенний день не был исключением для случайных прохожих, которые каким-то макаром оказались рядом с резней (иначе происходящее никак не назовешь), а затем и для милиции.
   Элис Фолкнер - девушка лет двадцати восьми с коротко подстриженными волосами, одетая в джинсовый костюм, поверх которого был натянут белый медицинский халат - испуганно выглядывала из грязных окон аптечного пункта, наблюдая за происходящим на улице.
   Бойня! Да еще и в центре города! Хотя, что тут говорить: когда по каждому темному закоулку бродит одинокая тень, готовая броситься на человека, как голодная собака на мясо, то приходится изощряться в методах безопасности.
   Девушка получила аптечный бизнес от своего отца и в мерах безопасности всегда имела при себе несколько скальпелей и пузырьков вязкой жидкости.
   - О, Небеса!
   Думала она, когда начали раздаваться выстрелы, и какой-то громила схватил за волосы девушку. В этот момент Элис хотела скрыться, убежать подальше. Но бежать было некуда, и благо дело, ее никто не замечал... а странно, ведь все происходило прямо возле аптеки.
   Вот появляется новый игрок страшного спектакля, который замахивается и вырубает сумасшедшего громилу.
   Хвала небесам!
   Пронеслось в ее голове, но, подчиняясь инстинктам, Элис втянула голову в шею и ползком пробралась к телефону, мирно находившемуся на стойке. Набрав дрожащими руками, номер милиции, она немедля назвала адрес и попросила тех поторопиться. Прошли еще несколько минут, прежде чем девушка рискнула выглянуть на улицу. Вдали послышался вой сирен.
   - Наконец то!
   Девушка осторожно, буквально на цыпочках, словно боясь разбудить страшного зверя, прокралась к противоположной стене здания и замерла в оцепенении...
   В двух шагах от нее лежал израненный человек. По своей натуре Элис была очень подозрительной личностью, но тут почему-то в ней проснулась жалость и она, упав рядом с ним на колени, начала рассматривать раны. Кой чего она в них (ранах) смыслила, посему сразу же прикинула, какие лекарства тут помогут.
   Элис обеспокоено провела рукой по лбу парня. Тот был еще в сознании.
  
   - Вот я и в раю. Хм... а почему в раю, так грязно и пыльно? и почему все болит? И почему этот упырь в маске здесь же? Все ясно... Я в аду.
   А потом появился ангел в белом, и казалось утренняя дымка рисует над ее головой нимб.
   - Либо в аду водятся ангелы. Либо я еще жив.
   Да второе было более вероятным.
   - Идти можешь? Аптека рядом. - произнесло белокурое чудо в халатике
   - Я постараюсь.
   Я не мог показать слабость в глазах столь прекрасного ангела. Встал на колени, упал, встал снова.
   Рука нащупала что-то металлическое... мой пистолет. Я вернул его в кобуру.
   Это заняло все силы. И просто остановился, перевести дыхание.
   Потом с трудом встал, поднялся. И медленно пошел по направлению к аптеке. Казалось переход занял несколько часов. Уж слишком трудно давался каждый пройденный шаг. Но, наконец достиг цели. Вошел в аптеку. Облокотился на стойку, пачкая ее кровью.
   Ранения видать были не сильно глубокие, раз я еще мог стоять на ногах.
   Но долго так продолжаться не могло.
   Я уже заметил что Крис пропала. Толи бросила его, что было как раз в ее стиле, толи сама в не лучшем положении.
   - помогите пожалуйста - сказал ангелу - я заплачу, поставьте меня на ноги. Я должен ее спасти.
   - и убить ее собственноручно - он не знал когда столь бредовая мысль, появилась в его голове. Одно было точно, эта цель не давала мне сдаться. Она должна принадлежать лишь ему, если уж не в жизни, то в смерти.
   - прошу вас....
   - Я постараюсь.
  
   Элис лишь кивнула на фразу и еще раз озадаченно провела взглядом тело незнакомца, в голове машинально перебирая все имеющиеся лекарства в аптеке. Благо дело, она была осведомлена в ранениях такого уровня и лекарствах, которые могут помочь или хотя бы остановить боль. На время, но остановить.
   Девушка про себя ойкнула, когда неизвестный нащупал на земле пистолет.
   Опасность...
   Подумалось ей, но она тут же откинула эту мысль, заменяя ее новой:
   - Не застрелит он того, кто ему поможет. А вот того, кто убежит, сломя голову, точно застрелит.
   Кивнув своим мыслям, девушка помогла раненному встать и дойти до аптечного пункта. Двигаться ему было больно, но ранения были не такими серьезными, которые нужно обрабатывать сразу, на месте.
   Доковыляв до аптеки, Элис оставила парня у стойки. Тот что-то начал говорить про помощь и деньги. Но девушка его не слышала, она уже копалась в ящиках за стойкой в поисках нужных лекарств, бинтов и мазей.
   Спустя пару минут, она вытащила на прилавок маленькую аптечку, несколько пачек бинтов, гигиенические перчатки, и некоторые лекарства.
   - Ложись на стол.
   Коротко приказала она, указывая на продолговатый столик (возле входа), который уже давно собиралась выкинуть Элис.
  
   После сказанных слов девушка скрылась из виду, уйдя в комнату рядом.
   - Все пипец, попался парень ты какой-то маньячке, околдовал тебя ее образ. Все... конец пути, финиш, последняя остановка.
   Впрочем, надежда умирает последней.
   И я решил доверится.
   Я помнил какие у нее были глаза, когда взял пистолет. Потому первым делом он оставил оружие на стойке.
   А сам с трудом дойдя до столика, лег на него.
   Потом просто закрыл глаза и стал ждать чем все это закончится.
  
   Элис вошла спустя пару минут, держа в руках небольшой тазик с водой и небольшую белую тряпочку. Поставив его на стойку, она боковым зрением заметила грозный пистолет. Впрочем, сейчас он не был тем грозным оружием, которое способно лишить ее жизни. Он лежал тихо и мирно, так же, как и любая вещь в комнате. Но в руках умелого стрелка он внушал опасность. Определенно, этот раненый был одним из таких людей.
   Попытавшись не обращать внимания на пистолет, девушка закатила рукава и перетащила тазик к столику. Поставив его на стул, стоявший рядом, она расстегнула рубашку парня, смочила тряпку и начала медленно смывать кровь с тела пострадавшего.
   При этом действии Элис была вся в напряжении.
   Кто знает, на что способен раненый зверь?
   От чего-то пронеслась мысль в ее голове. Девушка на миг остановилась и смущенно посмотрела в глаза парню.
   Нет. Не такой.
   Незнамо почему, аптекарша была на все девяносто девять процентов уверенна в том, что ей нечего бояться. Она вновь смочила тряпку, отжала и продолжила процедуру.
   Вскоре Элис убедилась в том, что она поработала на славу с омытием ран, и принялась их обвязывать стерильным бинтом. Все эти действия старалась делать мягко, не причиняя боли пострадавшему. Спустя пару минут, все было сделано. И, что скрывать, девушка была весьма довольна собой и выполненной работой. Ее отец гордился бы ею! Она усмехнулась и вытерла пот со лба.
   - Можешь вставать. Только осторожно.
   Предупредила она, и подошла к стойке. Там нащупала стакан воды и пачку таблеток. Вновь развернулась и подала их незнакомцу.
   Незнакомец...
   Пронеслось у нее в голове. Она даже не узнала его имени. Но почему-то его лицо и поведение внушало ей доверие.
   - Принимай эти таблетки три раза в сутки. А эти... - она подала еще одну пачку. - один раз. До тех пор, пока не оклемаешься.
  
   - Большое спасибо - поблагодарил я девушку.
   Лекарства убрал в карман, предварительно съев по таблетке из каждой пачки.
   Я забрал пистолет вернув его в кобуру.
   - Извините, если оружие вас напугало, этот пистолет дорог мне как память.
   Порылся в карманах, доставая пачку мятых купюр. И положил на стойку.
   - Это все чем я могу отблагодарить вас, но если вам вдруг понадобится помощь, меня легко найти, и я обязательно вам помогу.
   Я уже собирался уходить.
   - Не сочтите за дерзость, но я возьму у вас пару вот этих ампул?
   Даже не дождавшись ответа, вколол их в вену.
   В лекарствах немного понимал, хороший анестетик, боль сняло как рукой. Теперь главное постоянно поддерживать адреналин в крови, иначе можно и уснуть.
   - Еще раз спасибо.
   С этими словами я выбежал из аптеки.
   - После этой прогулки ты дня три не сможешь нормально ходить, и раны могут открыться вновь.
   Но сейчас чувствовал лишь легкость и бесконечную энергию наполнявшую его.
   ==============
   особняк Глеба / час ночи
  
   Трель телефона вывела Глеба из размышлений.
   Он снял трубку.
   - Арсений, что случилось? Менты? что с ними, уже разобрались?! отлично. Значит это война. Заблокируйте дорогу.
   Ну вот, значит пришло время. Раньше он занимался скрытно, своими опытами. Но нужно было финансирование, и он стал искать спонсора, и вскоре нашел. Ему было плевать кому и зачем он поставляет свои изобретения, работал на себя, сам находя покупателей своих эксперимент. Но вот правительству было явно не безразлично. Чтож его нашли, и не будут церемонится.
   Были же времена, когда он работал на власти, его разработки ценили, щедро оплачивали его работу, но не его самого ценили, только плоды его работы. Ему недвусмысленно дали понять либо всемирная слава и грудь в орденах, либо пуля в сердце и безымянная могила. Все зависит лишь от его нужности в данный момент времени. Его разработки, а не он сам. Вот что было важно для них. Так жить нельзя, эту мысль он усвоил, он жил как в тюрьме, контроль над любым его действием, над любым...
   Он не мог выйти из дома, чтобы за ним не увязался внешне неприметный тип из спецслужб. Но он сбежал. Ему удалось вырваться, даже бросил семью ради этого. Слезы наворачивались при мысли что он бросит свою маленькую дочурку.
   Позже, спустя несколько лет он связался с ними. Возможно в этот момент его и засекли. Но действовать не стали. Решили пусть продолжит работу, а мы пожнем плоды. Те патрульные машины только начало, начало конца его планам.
  
   Двое на заднем сидении, одеты в штатское, хотя взгляд не обычного человека, взгляд трудно изменить. Да и руки готовы в любой момент выхватить оружие.
   - странно - в руке сотовый. - сигнала нет.
   - да это же глушь, тут вообще никакой связи.
   - вчера же здесь проезжали, точно помню сигнал был.
   - что там? - спросил один из них у водителя.
   - гаишник.
   - проезжай.
   - зачем лишний раз светится? проверит документы и поедем дальше, этого Франкенштейна сибирского брать. Успеем раньше, чем военные прибудут, получим одобрение вышестоящих, ну и зарплата конечно возрастет.
   Они просто исполнители, небольшая корпорация занимающаяся военными разработками, долго и упорно следили за Глебом, его работой, внедряли своих людей в окружение ученого. Финансировали его разработки. А сейчас пришло время защищать свои инвестиции.
   Он засмеялся, сидящие в салоне лишь улыбкой поддержали его.
   Тихо и плавно машина остановилась.
   - Сержант Хренченко - представился гаишник - проводится плановая проверка автомашин на наличие запрещенных к перевозу предметов. Оружие, наркотики, имеются?
   - нет начальник - все с той же улыбкой сказал водитель.
   - это плохо, нам работы значит меньше. Документики на машину пожалуйста.
   Водитель полез в бардачок за документами.
   Арсений мысленно ликовал, что так просто обдурил этих пассажиров.
   Рука выхватила револьвер, большим пальцем он взвел курок, поднимая оружие.
   Водитель сделала вид что потянулся к бардачку. Капли крови на униформе гаишника. Тех что Арсений не смог смыть, либо посчитал это лишним. Рука резво забралась под сидение доставая Мак-10.
   Очередь сначала через дверь. А после через стекло. Стрекот выбрасываемых гильз и Арсений падает на землю. Четыре пулевых отверстия, и кровь сочащаяся через одежду и жилет, бардовые капли стекающие по ярко зеленому жилету. Он в сознании, не смотря на боль, и ощущение будто в нутро ему засунули тысячу игл.
   Он хотел отзвонится, потратить последние силы, чтобы сообщить что не справился и нужно ждать гостей.
   Но с усмешкой отбросил телефон, ему было больно, но он все равно продолжал скалиться. Позвонить он не мог при всем желании. Куклы буквально пять минут назад снесли вышку сотовой связи. Пара гранат действительно творят чудеса.
   Арсений не долго знал Глеба. Он был тем человеком что готов служить, не важно кому, но служить самоотверженно и до конца. Глеб увидел это при их первой же встрече. Сама мысль что он работает с гением. Ну и немного безумцем, но все же гением - заставляла его трепетать, он не был тщеславным, но понимал что помогает сотворению чего-то грандиозного.
   Но это уже в прошлом. Сейчас это конец. Смерть, он умрет, и не сможет увидеть плоды своей работы. Так же как и Глеб, так же как и все кто помогал им. Все...
   Едва раздалась очередь, заряд картечи прошил лобовое стекло. Две куклы с дробовиками стояли перед машиной.
   Водитель был уже мертв, но вторая кукла все-же разрядила в его мертвое тело заряд.
   Кровавые брызги задели обоих агентов. Те выскочили из машины. Оба по разные стороны. Первый выстрелил в плечо куклы перезаряжающей оружие. Ту лишь развернуло на месте, и она не прекратила своего дела. Оба открыли огонь, стреляя по не шевеляшимся мишеням. Пока те наконец не свалились, и начали потихоньку подниматься.
   Выстрел, из револьвера в упор. Один из агентов не заметил что мертвым Арсений лишь претворился. Грудную клетку вывернуло наизнанку. А второй выстрел раскурочил череп, прокрутившись по своей оси, агент упал на машину, сползая по ней оставляя алую полосу.
   Второй оперативник учел новые обстоятельства, он бросился бежать, в след ему прозвучали два выстрела.
   Он развернулся и с десяти метров всадил пулю в сердце лежащего Арсения.
   По иронии, его передатчик, управляющий куклами лежал в нагрудном кармане. С левой стороны. Пуля прошила стальную коробку, кремневую начинку и застряла в ней.
   Высшие силы явно не хотели чтобы он умер легко. Но у него в руках оружие, и еще две пули. Можно еще сражаться, последняя битва, итогом для него все равно смерть.
   Сейчас его куклы на земле и уже ничего не смогут сделать. Теперь лишь он и тот шустрый агент. Арсений вскинул руку с зажатым, оружием стреляя в него. Пуля вошла в живот. Его враг согнулся пополам, и последняя пуля пробила его грудь. Агент рухнул замертво в снег.
   Арсений истекающий кровью, закрыл глаза.
   Через несколько минут он был мертв.
  
   Глеб спускался в подвал, кукол он отправил вместе с Арсением. И сейчас не мог дозвониться. Конечно он понимал что лишить противника средств связи, как раз то чему его учили. вот где только это он узнавал. В разведшколе? Арсений никогда особо не был разговорчивым и не вспоминал свою прежнюю жизнь. Он вообще мало, что знал про своего подчиненного, только то что ему можно доверять.
   Кукол нет. Ну кроме тех нескольких что он поставил охранять ворота. И все.
   Но их ведь можно сделать.
   Сейчас он был благодарен, что эта парочка убила столько его охранников. Обычные люди ему в данной ситуации не помогут, а вот его куклы, в бою намного полезнее.
  
   В это время я, открыв окно стал по-тихому спускаться вниз. Никого из охранников не было видно поблизости. И цепляясь за уступы кирпичной кладки, я спускался вниз, к машине.
   Я сказал что вернусь за Викой. Но конечно это была неправда. Она не нужна мне, если ее убьют, просто меньше работы и все.
   Подошел к машине.
   Чтож, возможно это у меня, не получится.
   Ибо в тонированные стекла, изнутри салона уперся ствол, и кто-то нажал на курок.
   Пуля пробила стекло. Ударила в грудь, и я упал рядом с машиной.
   Зажатый в не двигающейся руке Глок-17, который не успел пустить в дело.
   Я успел, заметил тень у входной двери. Она приближалась, с винтовкой в руке.
   Дверь машины открылась, вышел охранник подстреливший меня.
   - Серега, ну что наповал? - крикнул тот подходивший, издали.
   - Нет, дышит еще мразь.
   Ствол направленный на мою голову. И палец уже на курке.
  
   Вика сидела на кресле, рассматривая анатомический атлас.
   - Люди такие интересные создания, в них столько всего помещается, даже не верится.
   Она встала, отбросив книгу на пол.
   Взяла со стола шокер.
   - Наш милосердный ангел мщения свалил. Мы с тобой наедине.
   Алена испуганно вскочила, прижавшись к стене.
   Шотган висел на ремне на плече Виктории, и довольно ощутимо бил по бедрам при каждом шаге. Но Вика относилась к этому спокойно, равнодушно. И почему она настолько равнодушна и безразлична ко всему. Виктор называл этих зомби куклами, а сама она кто? самая настоящая кукла, без эмоций. просто эксперимент, генетическая особь сделанная в лаборатории старшего Де Лакруа. С единственной целью - убивать. Без чувств, без эмоций, без сожалений. Этому способствовало "правильное" воспитание.
   Ее рука скользнула по шее, пальчик прошелся по одной из отметин.
   Вторая рука сжала челюсть заложницы, чтобы та не могла издать ни звука.
   - Время умирать красавица.
   Электроды шокера коснулись шеи девушки, и палец надавил на кнопку.
  
   Отец, интересно почему сейчас, за секунду до смерти вдруг вспомнил что у меня где-то есть отец. Во всем он виноват, да во всем.
   И не только его.
   Не будь его отец такой сволочью, сейчас жил бы спокойной жизнью, может была бы своя семья, а не копался в этой крови и грязи. Жил нормальной жизнью, а не жизнью мстителя. Не будь отец Де Лакруа такой тварью, тот бы не свихнулся и не резал людей направо и налево, Вика тоже нормальной девушкой была, а не спятившей маньячкой не издевайся ее отец над ней. А Крис, милая бедная Крис. влезла во все это именно в поисках своего, возможно уже мертвого отца. Он очень надеялся что девушка еще жива.
   С этой мыслью он дернулся в сторону, секунда спасшая ему жизнь, пуля вошла в землю миновав его.
   Рука, наконец перестала быть парализованной, но болела все равно ужасно.
   Я выстрелил в ступню Сереги, тот заорал падая на колено. Я ногами уперся в его плечо, это было похоже на удар, только я даже не сдвинулся с места, а охранника откинуло на землю, спиной ко мне.
   Всадив пулю ему между лопаток, перевернулся на живот. Выстрелил в приближающегося охранника. Тот упал на землю с простреленной головой. Серега медленно поднимался, его рука все еще сжимала оружие.
   Каким то шестым чувством я заметил это. Перекатился снова на спину, всадил еще пулю ему в спину. Серега вновь упал на колени, но шанса подняться ему не дал. Последняя пуля в обойме, пробила его затылок. Серега упал.
   А я медленно поднялся на ноги, перезаряжая обойму.
   Последняя обойма.
   Я побежал, устремился к дому.
   У них, тех кто познакомился в городе страха не было отцов. А сегодня и одна милая девушка лишится своего. Без него жизнь изменится, но так будет лучше. Виктор больше не убегал, он шел вершить правосудие, свое правосудие...
  
   50 000 вольт прошлись по телу девушки. Она вскрикнула, закатила глаза и сползла по стене потеряв сознание.
   - Я обманула тебя. - ласково сказала Вика - твой отец очень плохой, но это не повод убить тебя. Ведь уверена ты хорошая девочка.
   Вика пошла к двери. Шокер оставался лежать на столе.
   В руке помповое ружье.
   Она открыла дверь.
   И едва избежала удара.
   Кулак промелькнул перед ее взглядом, когда она уклонялась от удара. Пинок в колено, выбил коленную чашечку охранника. Она очень крепкая. Но вот выбить ее легко. Охраннику если б он остался жив пришлось долго ходить с костылями. Но этого шанса у него не было. Прикладом приложила так что парень согнулся пополам. А после пинанула по челюсти, чтобы почувствовал вкус собственной крови. Ну а после громогласный выстрел из шотгана оборвал жизнь.
   Вика передернула затвор, стреляная гильза стукнулась на пол и прокатилась по паркету.
  
   Охраны оставалось мало, пять-шесть человек. В любом случае, Вика шла по второму этажу, а я контролировал первый, постепенно поднимаясь. Мы встретились на лестнице, где последний охранник погиб от наших синхронных выстрелов.
   - ну чтож? - спросил я - Вика, хочешь сделать этот мир лучше и убить одного плохого человека?
   Она лишь улыбнулась и провела по моему плечу рукой.
   - Конечно. Где он?
   - тот кто навел меня на особняк, сказал что у него лаборатория в подвале.
   - да, я знаю. бывала там. Пойдем.
   - бывала?
   - да - неохотно ответила девушка - он меня на экскурсию пригласил.
   - интересно наверно? - спросил с усмешкой
   - обхохочешься.
   Они спустились в подвал, второпях Глеб даже забыл закрыть дверь.
  
   Он работал, очень быстро, он слышал выстрелы и то как те затихли, больше охраны не осталось.
   Он отчетливо это понял. Он остался один, эти двоя. И эта девчонка, которую он сам привез в дом. Они все сломали, всю его работу, все к чертям...
   Все мертвы, и дочь его наверняка тоже.
   Слезы катились из глаз. Наконец одна из кукол была закончена. Работа была очень спешная и охранник. тот самый которому Виктор пробил сердце ножом, встал и пошатываясь отправился выполнять приказ. Убивать всех кто попадется ему на пути в подвале. Ему попались двоя. Парень и девушка.
  
   Без особого энтузиазма разредил три пули в голову куклы. Вика же поступила умнее. Она просто двинула трупу прикладом по голове и побежала дальше.
   - он твой - крикнула она убегая.
   - не, ну надо же... наглость то какая. - удивился я вступая в рукопашную схватку с трупом, хорошо что эти куклы не сильнее, чем были при жизни.
   ==============
  страхград / месяц назад/ городской парк в центре города
  
   Крис очнулась о того, что ее кто-то хлопал по щекам. Сразу открыть глаза она не смогла. Лишь тихо застонала с плотно сомкнутыми зубами, стараясь не заорать во всю глотку. Боль была непереносимая. Она попыталась инстинктивно приложить здоровую руку с больным ребрам, но вместо привычной ткани свитера, она почувствовала под ладонью собственное тело. Это сработало лучше любого нашатыря. Крис резко открыла глаза и тут же пожалела об этом. Яркий солнечный луч причинял глазам острую боль и по щекам потекли слезы. Стараясь аккуратно посмотреть сквозь ресницы Амэ долгое время ничего не видела, лишь минуты через две поняла, что обстановка переменилась. Вместо домов и жесткого асфальта, ее окружали деревья. Точнее их корни, она не могла еще поднять голову. Не хватало сил. Амэ прикоснулась правой рукой к земле. Трава.
   - Парк? Лес? Где я, черт возьми?
   - Ну что ж вы молодая дама попали в такую неприятную историю?
   Еще одна доза нашатыря. Помня о боли, Крис медленно подняла голову на голос.
   Напротив нее сидел молодой человек, на вид чуть старше ее. Его голубые глаза и сталь ножа блестели одинаково.
   Теперь, когда адреналина больше не было, страх сжал ее горло, и она не могла произнести ни звука.
   - Я попалась... - завопило сознание, скованное страхом.
  
   - Сейчас будет больно. - Только сказав, он сразу дернул руку, ставя кость на место, хруст легкий сдержанный крик девушки и операция прошла успешно. Продолжая перебинтовывать руку, по-прежнему разговаривая с девушкой.
   - Вы так и не ответили на мой вопрос миледи. - Закончив с шиной Кода, снова принялся копаться в аптечке, положив свой тесак рядом с девушкой. - Еще я хотел бы услышать, кто вы, откуда и зачем приехали в Страхград. - Достав тюбик с какой-то мазью, он принялся растирать ее ушибы.
  
   - Сейчас будет больно. - услышала она
   Нет! Не надо! Пожалуйста! Не хочу больше... Не успела она закончить мысль, как ее взяли за руку и дернули.
   Ей безумно хотелось плакать и орать от боли. Но отцовская закалка не позволяла этого делать. Ни при людях, но даже наедине с собой она не имела права показывать свою слабость.
   Кусая губы до крови, она откинула голову назад и смотрела на ветки деревьев.
   Когда почувствовала, что чьи-то руки трогают ее больное тело - она захотела ударить парня, но силы оставили ее надолго.
   - Как вы заебали рвать мою одежду. То Виктор, то этот добродетель...
   Боль медленно уходила.
   - Амэ Хаииро. Ищу отца здесь. Джеймса Брайана. - каждое слово давалось ей с трудом.
  
   Закончив втирать мазь, он еще раз оглядел стройное тело в поисках ушибов, затем скинул с себя плащ, и накинул на девушку и сев на против закурил.
   - Брайан, Брайан. Что-то знакомое. - Медленно вдыхая и выдыхая сигаретный дым, Кода говорил с полным спокойствием и холодом в голосе. - За что его посадили сюда? Или он тут работал? Вы сказали, что вы его ищете, интересно и где же вы намерены искать человека в городе наполненном психов и маньяков, жестоких убийц для которых убить человека что шарик лопнуть. - Он отпил из бутылки и выдохнув дым продолжил.
  
   Когда Крис накрыли плащом стало чуть-чуть спокойнее, но почему-то этот человек не вызывал у нее никакого доверия. Он даже кого-то смутно напоминал.
   Интуиция, обычно звеневшая в опасных ситуациях, будто колокольчик в голове, сейчас напоминала колокол. Амэ смутно ощущала, что если ответит на его вопросы - ей не жить. Тут и останется. В лесу под деревом. Навсегда.
   Молчать я тоже не могу. Надо ответить полуправду...
   - Он сюда приехал по работе. Одиннадцать лет назад, пропал четыре года назад. Это все, что я знаю.
   - А кем вы работаете мадмуазель.? Смелости вам не отнимать знаете ли.
   - Да ты заеросил меня допрашивать. - гневно рвалась мысль, хотелось нагрубить и врезать этому парню, но это не добрый и мягко характерный Виктор, что просто переломает ребра... этот псих и убить может.
   Амэ абсолютно не нравилась эта тихая и нелюдимая местность. Ей хотелось поскорее убраться отсюда, но чисто физически это было невыполнимо.
   - Никем не работаю... Я не могла бросить девушку в беде. Не могла отдать ее в руки того психа. Вот и все. - она внимательно посмотрела ему в глаза. Зря. Ее пробрало от холода. Жуткие глаза, хоть и спокойные, но Амэ сразу поняла, что это маска.
   - Почему я в лесу?
   Бросив окурок на землю. Он приподнялся и подсел ближе.
   - Вы видели против кого вы сражались там на улице? Тут таких тварей полно, точней там, в городе. Они обитают там где люди, а тут им нет интереса шляться. Так что тут самое безопасное место. Разве что я тоже маньяк и затащил вас сюда, что б убить. - Он слегка рассмеялся. - Да ну ладно юмор. Если бы я хотел вас убить, мне б легче было это сделать в городе.
   Кода расстегнул верхние пуговицы рубашки достал еще одну сигарету.
   - Мадам мадам. Не хорошо врать. Дело не том что вы защитили девушку, а в том что вы даже не вздрогнули. Стать против такого зверя в человеческом обличии не каждый сможет. - Голос по-прежнему оставался спокойным. Но все же что-то в нем изменилось. - Да и выдержать такие удары, так сражаться врятли сможет такая хрупкая девушка. Боевая подготовка чувствуется в вас не вооруженным глазом. - Нотки становились громче, легкий гнев рос в голосе. Он наклонился над девушкой. - Вы меня не боитесь, неееет. Вы не просто девушка, искавшая своего отца. - Его рука протянулась к ее волосам намотав их на руку он резко дернул сдерживая гнев в голосе. Практически крича - А может ваш отец, был агентом МОРРПГ? И пропал он в театре? А ты хочешь отомстить за него? И... ИЩЕШ ОСНОВАТЕЛЯ ТЕАТРА ЧТОБ ОТОМСТИТЬ? ХОЧЕШ УБИТЬ ЕГО? - Он продолжал ее дергать за волосы. Крича на весь лес, выдавая свой гнев. Затем резко успокоился, встал поправил рубашку, тяжело вздохнул восстанавливая дыхание. - Прошу простить меня мадам. Не сдержался. Простите мне мою бестактность. Я не представился. Мое имя...
   - "Она сводит меня с ума".
   - Мое имя виконт Виктор Делакруа, Лорд Кода. Мадам. А теперь будьте добры расскажите все-таки, что вы задумали.
  
   Когда парень отвечал на ее вопрос, его слова были вполне убедительными и в принципе, в лесу вряд ли может находиться какой-то выживший из ума псих, если бы не...
   - Разве что я тоже маньяк и затащил вас сюда что б убить. - он рассмеялся, сделал вид что это шутка, но эти слова резанули, словно нож по коже.
   Ни хрена не пошутил. Черт...
   - Дело не том что вы защитили девушку, а в том что вы даже не вздрогнули.
   - Можете посчитать, что у меня выключился мозг, и я лишь делала то, чему меня учили...
   Черт, осеклась... Заметил ли? Амэ становилось все хуже. Она чувствовала себя загнанной в угол. То, сколько ей осталось жить, зависит лишь от того, как долго она будет подбирать правильные слова.
   Тихо, девочка, тихо...Пока тебя еще не бьют и не убивают. Дыши глубже и хорошо думай над каждым словом.
   И тут ее схватили за волосы. Новая боль доводила почти до отчаянья.
   Цыц... Это еще не твой предел. После всего, что случилось, ты можешь выдержать еще больше.
   А потом... Потом пошел град слов, которые били в самую цель. Кем бы ни был этот парень, он определенно знал достаточно много. Слишком много для того, кто не был замешен в этой истории.
   Или был...? Когда он отпустил ее, Крис вновь рискнула посмотреть на него.
   - Мое имя виконт Виктор ДеЛакруа, Лорд Кода.
   Амэ вложила всю волю в кулак, чтобы ни одним мускулом на лице, чтобы даже ее взгляд, не выдали то, что она знает его.
   ДеЛакруа... Твой отец... Это он создал Театр...
   Крис прекрасно помнила ту единственную фотографию, которую сумели сделать агенты из отцовской организации. Копия ее лежала у Джеймса в дневнике. Без сомнений, перед ней сейчас стоял его сын. ДеЛакруа младший. Он был очень похож на своего отца. Вот только не сразу она его узнала. Хотя, сейчас это было неважно. А может, это могло и спасти ее...
   Да иди ты к черту, урод хренов.
   - Я хочу лишь найти отца. Живого или мертвого. Сделаю это - и уеду отсюда. Меня больше ничего не интересует. - Амэ говорила спокойно и убедительно.
   - Вот только вырежу вашу семейку и всех маньяков этого города, и точно уеду со спокойной душой. -= мысленно дополнила она
  
   Стоит сказать что бег был не болезненный. Но каждое мгновение я боялся что препарат перестанет действовать и я просто загнусь на среди этого лесопарка.
   - Надо было еще про запас взять.
   - Сдурел? и так выше нормы, надейся чтобы сердце выдержало.
   Оно выдержало. Я видел четкие шаги ведущие в лес.
   Тихо шел по лесу. Так что не веточка не хрустела под его ногами, ни листик не всполошился. Как меня учила жизнь, она лучший учитель.
   Я был спецом в том чтобы тихо и незаметно подкрасться. Годы тренировок, и что главное - практики.
   Если бы сейчас была ночь, то я был бы в своей стихии, как рыба в воде.
   Но к сожалению. Либо радости но был день.
   - Ну подай хоть знак, заори, завопи. В общем делай то что ты обычно творишь.
   От такого спокойного хождения голова закружилась в пляске. А в глазах потемнело.
   Вскоре правда все прошло, но таких приступов теперь будет много. И кажется одна из ран открылась.
   - Боже, за что мне все это?!
   Я снял старую обойму, там еще было несколько патронов, но не время для жадности. Тихо перезарядил пистолет. Вставив предварительно новую обойму.
   Свинтил глушитель.
   Когда я доберусь до места, тот будет уже не нужен. А вот точность и силу пули он снижает.
  
   Кода подошел к девушке так близко как мог, когда он присел его тело было от нее в десятке сантиметров. Он наклонился над ее ухом и прошептал с ехидной самодовольной насмешкой.
   - Ты ведь ненавидишь маньяков? Ты ведь хочешь меня убить? Я знаю что ты хочешь схватить один из моих клинков и всадить мне в грудь. - его губы почти касались ее уха. Он был уверен, что она чувствует его горячее дыхание. Кода схватил ее руки за запястья и прижал их к дереву. - Нет, тебе нужен не отец, тебе нужна месть, ты ведь знаешь что он уже мертв. Из театра никто не выходит живым...
  
   Когда Лорд присел возле нее, инстинктивно Амэ хотела отодвинуться, но, сделав это, могла лишь разозлить. А пока этого не нужно было делать. Сохраняя безразличное и спокойное выражение лица, она смотрела прямо перед собой.
   - Убивать вас пока не имею никакого желания. Вы мне ничего не сделали. Схватить ваши клинки я чисто физически не могу, потому что, не имею понятия, где они находятся. Тем более мне это не нужно, потому что я не хочу вас убивать.
   Кстати, про ножи... Я ведь оставила свой нож Скорпион там, на дороге. Обидно... Лишиться одного из отцовский ножей для Крис было трагедией.
   Когда ДеЛакруа схватил ее за обе руки, включая и больную, Амэ протяжно закричала. Схватил чуть ниже перелома, да еще и собственная правая давила на опухающую руку.
   Амэ пыталась ответить спокойно. Говорить получалось лишь отрывистыми кусками.
   - Не факт, что отец мертв... Он может прятаться где-то... А мог уже давно уехать... Отсюда...
   Его губы уже касались ее нежной кожи и опускались вниз по шее. Мелкими поцелуями наслаждался каждым милиметром ее кожи.
  
   - Что ты намерен с ней делать? Изнасиловать? Зачем я ведь никогда не был любителем секса. Тогда что? Убить? Но зачем я вез ее сюда? Она сбивает меня с обычного потока мыслей.
   Он не обращал внимания на ее крик, не слушал что она говорила. В данный момент он был увлечен моментом наслаждения и собственными мыслями.
   - Да, это твое единственное желание, убить меня. Может, ты этого не признаешь, но ты ненавидишь всех маньяков ты всем нам желаешь смерти. От простого мелкого убийцы до самого кровавого зверя. - Ладони Коды проскользили по руке девушки к ее плечам. - А чем же ты тогда отличаешься от нас? Ты ведь такая же, хочешь убивать. Разница только в том что цель убийства у нас разная, но оба получаем от этого огромное наслаждение.
  
   Только бы не вскрикнуть...! Только бы не раззадорить его еще сильнее! Что же мне делать? Страх и слезы не помогут. Крис старалась сохранять мысли в уравновешенном состоянии, но это было безумно сложно. Страх опять начинал сковывать ее. Там, где он касался ее губами, становилось невероятно холодно.
   Зная, что пожалеет об этом новой волной боли, Крис положила здоровую руку на бок Коде и надавила, направляя силу от себя, а больной обхватила шею и потянула влево. Развернув его таким образов, Амэ усадила его на свои ноги и прижала больной рукой его лоб к своему виску. Стараясь не кривиться от боли, она гладила его по волосам.
   - Мне все равно на маньяков, если они не трогают моих близких. Мне нет смысла вас убивать. Я просто хочу найти отца и уехать отсюда. И вы тоже хотите найти своего отца. У нас одинаковые цели в этом плане. Вы как нельзя лучше понимаете мою тоску за отцом. - она продолжала его успокаивающе гладить по голове.
  
   Какого черта она делает? Думает себя так спасти? Да за кого она меня держит? Гладит? Она меня жалеет? В душе Кода смеялся над ее действиями. Что ж посмотрим чего она добьется. Посмотрим чего добьется? Тебе ведь нравиться это новое ощущение, тебе нравиться чувствовать ее тепло. Почему ты обманываешь себя?
   Кода бы продолжал вести спор между своими двумя Я, если б девушка не произнесла то, чего говорить не стоило...
   Самая большая ее ошибка была - это вспоминать про отца Виктора. Он вырвался из ее объятий, схватив за волосы и дернув вниз повалив на землю.
   - ЧТО?! Не смей вспоминать этого ублюдка! Тоску за отцом? Одинаковые цели? - Он орал так громко как мог, выхватив кукри махал им перед собой разрезая воздух. - ДА ты хоть знаешь что я намерен сделать когда найду эту тварь? Я его разорву собственными руками! Порву на мелкие куски. Этими руками и зубами растерзаю. Я его НЕНАВИЖУ, НЕНАВИЖУ, НЕНАВИЖУ, ненавижу, ненавижу - Его ярость утихала, он упал на колени, уронив клинок за землю. Вцепившись в траву руками, он уперся в нее головой и что то шептал сам себе. - Кто ты такая? откуда ты взялась? Почему ты? - Его голос дрожал, возможно, из его глаз лились слезы.
  
   Услышав какой-то писк, я решил что наверно это была полевка, но нет... писк шел откуда-то издалека.
   Значит крик, либо болезненный (надеюсь не предсмертный) крик этой вечно попадающий в истории девицы. Либо того маньяка, которого (он знал это по себе) она легко достанет за несколько минут.
   Чтож если это второй вариант, то очень скоро будут другие крики. Но уже первого варианта.
   В общем, запутавшись в собственных мыслях, я на автомате пошел на звук.
   Идти было далековато, а идти нужно было тихо.
   - Чтож извини Крис, но я не скоро, тяни время.
  
   Еще немного и я больше не смогу выносить боль... Крис боком лежала на траве, стараясь заглушить в себе эти ощущения. Закрыла глаза. Медленно вдохнула и выдохнула. Стало чуть легче.
   Вот ты и ошиблась в подборе правильных слов. Хотя, может нет... Она перевернулась на другую сторону и посмотрела на Коду. Тот припал к земле, стоя на коленях, голова была так низко, что, наверно, касалась земли. Тяжело было понять из-за растрепанных волос. Амэ перевела взгляд на нож. Подавила в себе паническое желание схватить его.
   Подползя на коленях к Коде, она положила перед ним его же нож. Полуобняв парня поперек тела и чуть разворачивая к себе, Крис уложила его на бок, а голову, положила себе на колени.
   - Я могу вам в этом помочь. - несмотря на дикую боль в груди, она старалась нежно гладить его волосам.
   Гнев совсем сошел на нет, спокойствие умиротворение пришли ему на замену. Кода лежал тяжело дыша и закрыв глаза.
  
   - Что со мной происходит? Что твориться? Ты никогда так не выходил из себя, по крайней мере не показывал этого никогда.
   - Зачем ты это делаешь? - Он был полностью спокоен, его голос был ровным тихим и в нем уже не было того холода. - Чего ты добиваешься? Если это твоя попытка проявить во мне человека что б я тебя не убил, то напрасно, я тебя в любом случае убью. Но не здесь и не сегодня. - Ее рука казалась такой теплой, она навивала смутные воспоминания, которых ДеЛакруа не мог понять, как будто они шли из неоткуда.
   - Дежавю? Когда это было? Кто это был?
   - Не осталось во мне нечего человеческого. - Последние слова он сказал едва ли слышно. Как будто того и желал, что б никто их не расслышал
   .
   Вскоре я подошел достаточно близко.
   Психопат валялся на земле толи, рыдая, толи еще что.
   - Всетки я был прав, Крис, детка ты любого доведешь.
   Я стоял скрытый деревом отлично видя их.
   Уже собрался расстрелять этого ублюдка. Как Крис подошла к нему и уселась с ним. Они о чем-то беседовали.
   А я вдруг начал беспочвенно конечно, но злится. Кажется, это чувство называется ревность? Впрочем, подобного ранее не испытывал.
   - Куда ж ты лезешь. Интересно, смогу ли попасть, так чтобы не снести и ей голову случайно? Да не дергайся, стой смирно, черт... нужно выжидать удобного момента.
  
   Амэ, как будто сама поддалась этой атмосфере и сейчас ей было спокойно, хотя в голове она просчитывала несколько десятков вариантов последующих действий.
   У нее на спине все еще был прикреплен нож Блейд и Арктур возле пояса. Одним быстрым движением она могла спокойно перерезать горло мирно лежащему Коде. Но это вариант она пока оставила на потом.
   Вдруг по ее спине поползли мурашки, и волоски на шее и затылке стали дыбом. Она очень медленно повернула голову назад. Там, в десятке метров от них стоял Виктор. Хоть он и был скрыт деревом, но она успела заметить его куртку и лицо.
   Знак отступления она не могла подать, лишь одними губами сказала "УХОДИ!".
  
   - Ты не ответила на мои вопросы. Зачем тебе все это? Почему ты так добра? Откуда у тебя нежность к убийце? Я ведь убил твоего приятеля. - Кода замолчал, вспоминая того парня на дороге, с пистолетом посреди улицы. Псих. Он слегка усмехнулся. Интересно долго он мучался? С такой раной ему не выжить. Если б и выжил то точно б не скоро смог бы бегать и пользоваться правой рукой.
   В голове прозвучала тревожная мысль. Кода черт ты безоружен, ты сейчас совсем беспомощный. Катары? Они все еще на спине. Крисы? В пиджаке. Кукри? Он поднял глаза тот лежал прямо у него перед лицом. Да и что она может мне сделать. Врятли она способна причинить мне вред. Жаль что она не жилец. Почему я тебя не убью? Да потому что вообще не я тебя убью. Мик. Если он решил, кого то убить, он не остановиться не перед чем и от него даже я тебя не смогу спасти. Не удивлюсь если он уже сюда следует. СПАСТИ? Я не собираюсь ее спасать, зачем мне это? Черт Кода что с тобой? Ты становишься тряпкой. Это она, она во всем виновата.
   Кода поднял глаза и посмотрел в спокойное лицо девушки. Она красивая. Почему я только сейчас это заметил.
  
   Виктор ей доступно объяснил на пальцах, что слушать ее не будет. Понимая, что дальше медлить нельзя, Амэ продумывала план.
   Думаю, минут пять у меня есть, пока этот придурок не выдаст себя, или не потеряет терпение. Даже лучше все проделать за три минуты. Глубокий вдох и медленный выдох. Крис вновь взглянула на Коду. Тень страха промелькнула в ее глазах, когда она увидела, что тот тоже смотрел на нее. Надеюсь, не заметил...
   Все, пора...
   Крис чуть склонила голову набок и, стараясь передать через взгляд тепло и нежность, продолжала успокаивающе гладить парня по щеке.
   - Почему ты так добра? Откуда у тебя нежность к убийце?
   - Сотни тысяч людей были холодны к тебе, и это сделало тебя убийцей. Это сделало и меня убийцей... - она стала медленно наклоняться к его лицу. - Ты рос этим чувством, с этим пониманием, что ты никому не нужен, и ты привык к этому. Неужели капля тепла от незнакомого человека вызывает в тебе такой шок? Кода... - она замерла в пяти сантиметрах от его лица, с грустью и тоской смотрела в его голубые глаза.
   Праведя указательным пальцем по его губам, она нежно поцеловала его...
   Через три секунды последовал сильный удар в затылок рукояткой его же ножа. Пока Крис отвлекала его внимание, она смогла незаметно протянуть руку к ножу парня и сделать задуманное. Резко оттолкнув руками Коду, она, отперевшись здоровой рукой об землю и приподняв таз, еще раз заехала подошвой берца по затылку.
   После такого точно не встанет.
  
   Несколько секунд блаженства от прикосновения ее губ стоили того что б получить по чайнику. От неожиданности боль показалась намного сильней чем была на самом деле. Еще удар и наступление темноты было неизбежно. Перед тем как его глаза полностью закрылись, Кода успел узреть нечеткий силуэт стоящего за деревом человека.
  
   Вскоре все окончилось. Мужик валялся на траве, Крис стояла на ногах.
   Вот правда сцена с поцелуем меня довольно таки шокировала, хоть все и кончилось, но она все глубже капает себе могилу. И зароет ее никто иной как я сам. Собственноручно.
   Вышел из-за дерева.
   - Ты как? - спросил я девушку.
   Подошел к телу.
   Пинком перевернул на спину, присел приставив пистолет к груди и проверил пульс.
   - Не убила его? Зря. Это еще кто такой?
  
   Смотря на лежащего без сознания Коду, Крис почему стало грустно. Но, если бы она это не сделала, все бы могло закончиться намного хуже. Виктор, ее напарник, мог бы его убить или ее прирезали раньше. Вариантов было много и большинство - плачевные.
   Хруст веток за спиной отвлек Амэ от размышлений. Она уже знала, кто к ней приближается, поэтому оборачиваться не стала.
   - Ты как?
   - Жить буду... Сам-то как? - обезболивающее действовало в самом разгаре и Амэ могла стоять на ногах. Большего ей и не нужно было.
   - Этот парень - Виктор ДеЛакруа, Лорд Кода. Его батя основал Театр. Сам Кода ненавидит своего отца и желает его найти, чтобы убить. Действия отца он, походу, тоже не одобряет. - Крис смотрела, как Виктор проверяет ему пульс. - В общем, у нас с ним одна цель.
   Крис положила здоровую руку на плечо Виктору, и немного потянула назад.
   - Пошли, нам нечего здесь делать. Он очнется не раньше, чем через два часа.
   Подобрав на земле нож Коды, Амэ присела рядом и написала на земле "Прости". Нож оставила рядом с парнем.
   Встав на ноги и, пытаясь стянуть руками разорванный свитер, Крис медленно зашагала прочь.
  
   - Хм... еще одна семейная сцена? И что вы все в этом городе родню теряете? неужто других. Более живописных и спокойных мест не можете найти. Канары например, или Кипр хотя-бы.
   - Он очнется не раньше, чем через два часа.
   - Врятли - усмехнулся я.
   Я улыбнулся глядя на надпись.
   - Хм... я смотрю рвать на тебе одежду хочет каждый. Иди я догоню тебя, только доделаю, кое-что.
   - Ну и ты меня прости. - сказал шепотом
   Потом два выстрела в оба глаза.
   Я снял кольцо с пальца убитого.
   Серебро с цирконием.
   - Чтож, попадались мне вещи и по богаче, впрочем попадались и подешевле - усмехнулся примеряя обновку.
   После подошел к Крис.
   - Не смотри на меня так, этот гад чуть не отправил меня к праотцам, спасибо моей шедевральной куртке что уберегла меня от глубоких ранений. Да еще спасибо той девчонке из аптеки, что меня на ноги подняла. Если ты думаешь, я после этого спокойно уйду, то ты меня плохо знаешь. И даже не смей сейчас на меня нападать. У меня все болит, а болит у меня все потому что я спасал тебя от какого хмыря в маске, а спасал я тебя потому что ты сбежала после того как мы оба выместили друг на друге злобу, что я сделал после того как ты без причины швырнула в меня нож, что я даже чуть тебя не прирезал и не утопил, когда ты чуть не утопила меня, и после того как налетела на меня в церкви, после того как я тебя связал... Короче, столько проблем с бабами у меня не было за все мою жизнь, сколько с тобой за последние 5 часов!!!
  
   Идя, по мягкой траве Крис думала лишь о том, как бы не упасть. Как бы добраться до квартиры и лечь на кровать. Все, тогда жизнь точно удалась.
   Оперевшись об дерево, она обернулась, чтобы дождаться Виктора. Не успела повернуть голову, как раздались два выстрела.
   Какого...!? Крис вернулась к телу Коды и замерла. Трясущейся рукой инстинктивно закрыла себе рот и отвернулась.
   Что ж ты наделал... Она старалась не смотреть на то, что осталось от лица Коды, взгляд упал на ее надпись. Ее почти полностью забрызгала кровь.
   В обычной ситуации, на фразу Виктора она бы весело рассмеялась, а сейчас было плевать на все.
   Заставив себя успокоиться и встать, она пошла в сторону города.
   - И не вини меня, я все сделал правильно. Дружба с убийцами счастьем не заканчивается, и хотя бы поблагодарила.
   С этими словами он ушел с ней.
   По пути рассматривая новый трофей.
  
   Тяжелыми шагами, Мик передвигался по лесу, отодвигая ветки перед собой в сторону. Пройдя чуть глубже в лес наткнулся на тело Коды. Из-под маски доносилось тяжелое дыхание и легкое рычание. Мик осмотрел место вокруг, подобрав кукри Лорда, посмотрел на окровавленную надпись и затер ее рукой. Закинув тело парня на плечи, громила двинулся из лесу.
  
   =================
  
   особняк Глеба / час ночи
  
   Вика вбежала в лабораторию.
   В это время с операционного стола встал второй труп, один из проводов не был как следует зашит под кожу и торчал искрясь.
   Вика просто коснулась его лба рукой, направляя сигнал, и мозги куклы вскипели. Сделав шаг, труп свалился на пол и затих.
   - Я освоила некоторые фокусы, по какому поводу плачем? - поинтересовалась она.
   Глеб схватил скальпель, сжимая его в кулаке.
   - ты сейчас такой грозный. И упрямый. У вас это семейное наверно. Твоя дочь тоже сопротивлялась до последнего.
   - что ты с ней...
   - вскрыла ее как рыбу, крови было столько что можно было стены красить. Ты можешь бросится на меня, и я сломаю тебе руку.
   Глеб не шевелился. Внутренне он уже смирился. Сдался. Только умереть, поскорее бы уже закончить это.
   Сильный взрыв наверху. Должно быть, военные уничтожили ворота, и сейчас наверняка по всему двору раздается треск автоматных очередей. Но он не слышал их.
   Только вибрация взрыва и все. Остальное нарисовало воображение. Он труп в любом случае, в любом...
   Пальцы разжались, и скальпель стукнул об пол. Глеб упал на колени, смотря на Вику.
   - Убей меня быстро, прошу
   - И не надейся - холодно ответила она. - Я обещала вернуть тебе ту боль, что буду чувствовать. Я выполню свое обещание, не сомневайся.
   Есть несколько способов остановить сердце: электрошок, перерезанная аорта, жирная пища... сердце Глеба остановил страх и боль. Это сочетание было настолько сильно, что организм добровольно завершил свою жизнь.
  
   Вика шла к выходу.
   По пути она нашла куклу что оставила наедине со мною. Та ничком лежала на полу с разбитой головой.
   Рядом стоял я, отперевшись о стену и затягиваясь сигаретой.
   - разобралась?
   - Да Виктор, разобралась. Он больше никому не навредит - необычная, не свойственная ей серьезность в голосе и во взгляде.
   - пойдем, мы уезжаем.
   Пока девушка убивала их общего врага, к ним в подвал спустились военные, полковник Джеймс Брайан, руководитель этой спецоперации.
   Мое послание все-же дошло до него.
   И он сказал что отпускает нас, за хорошо выполненную работу.
   Еще сказал пару фраз что мы друзья, и должны выручать друг-друга, но я не слушал. Просто курил, с бессмысленным взглядом, просто курил.
   ===========
  
   Эпилог
   Страхград/ месяц назад/ лаборатория под театром
   Темные холодные подвалы Театра. В это место редко кто-то приходит, уже давно Кровавый граф суда не заглядывал. Но здесь есть все что нужно для операций. Операционная, напичканная всевозможными хирургическими приборами.
   Да это Лаборатория, где сам кровавый граф проводил опыты над людьми. Самые разнообразные опыты по изменению физических и умственных способностей людей, пересадке органов и т.п.
   Но это на удивление чистая комната, Ведь для операций нужна чистота...
   - Как тебя угораздило наполнить свою голову свинцом? - Голос Мика звучал грубо и громко. - Ты мой должник парень. -
   Огромное тело стояло над операционным столом на котором лежал Кода. Все вокруг было залито кровью. Части тела, препараты, мед приборы, обычная картина лаборатории после операции.
   - 3 часа операции. Ты хоть представляешь чего мне это стоило? - Он махнул рукой, треснув Коду по щеке. - Мне пришлось лепить тебе новые глаза. Заменить часть мозга имплантантами. Если граф узнает что ты здесь мне придется делать более сложную операцию для себя. - Тяжело вздохнув, он бросил инструмент на стол рядом с парнем. В ответ тот еле слышно застонал.
   - Какого хрена? Где я? - Кода пытался осмотреть комнату. В глазах все плыло, они ужасно болели. Парень провел перед собой руками.
   - Успокойся, скоро твое зрение нормализируется, и снова будешь видеть как орел мой ясноглазый. - Знакомый голос Мика, как всегда пугал своей грубостью.
   - Мик? Что черт возьми, происходит? Где я? И какого хрена ты тут делаешь? - Кода попытался встать со стола, но тут же свалился на землю. Голова закружилась, части тела напрочь отказывались слушаться.
   - Не дергайся, тебе надо еще полежать. Новые запчасти еще не притерлись. - Громила поднял парня и положил его обратно на стол. - Кода, тебе мозги вынесли. Ты получил по одной пуле в каждый глаз. Кто это тебя так отделал? - Мик слегка засмеялся, если это можно было назвать смехом. - Еще и прощения попросили.
   - Застрелили? По пуле в каждый глаза? - В голове Коды всплыли картинки последних мгновений его жизни в сознании. ЭТА СУКА. Она усыпила мою бдительность. Эта стерва! Осел Кода, как ты на это повелся? Какого хрена ты себя вел как ручной кот? Я разорву ее на тысячи мелких кусков! - Я УБЬЮ ЭТУ СУКУ.- Последние слова он произнес сам того не хотя. - Та стерва, с которой ты дрался на дороге, которая тебя неплохо так потрепала. Эта была. Я ее разорву и скормлю собакам в Колизее. А что значит, попросила прощения??
   Мик на момент задумался, вспоминая происходящие тогда на улице. Его лицо под маской скорчилось в гневе.
   - Рядом с тобой было написано "Прости". Сентиментальный убийца тебе попался. И как она смогла убить тебя? Мне даже смешно. - Мик подошел к тумбочке и достал, отдута шприц. Затем, подойдя обратно к парню сделал ему укол. - Тебе надо еще отдохнуть что б прийти полностью в себя.
   Тело Коды медленно опустилось на стол, в его глазах темнело. И последние что он увидел перед глазами, было лицо незнакомой девушки, которая его целует.
   Когда Кода снова очнулся ему было заметно легче. Боль в голове прошла, прошла и глазная боль. В целом состояние было намного лучше. Он осмотрелся вокруг новыми глазами. Особой разницы не замечалось, как будто всегда с ними жил. Он приподнялся и сел на край стола, оперевшись на него руками и чуть нагнувшись вперед.
   Мик сидел в углу что то делая.
   - Сколько я проспал?
   - Несколько часов. Как ты Кода?
   - Бывало и лучше. - Кода соврал, наверно так прекрасно он себя некогда не чувствовал. Сейчас в нем было все, здоровье, хорошее самочувствие, а главное желание убивать. НЕТ. Желание мстить! - Где мое оружие?
   - Уже уходишь? - Мик оторвался от дел и подошел к столу.
   - Меня ждут, она ждет. - Спрыгнув со стола он направился к шкафам.
   - Они не там, они на столе. - Громила указал в угол где он сидел.
   Подойдя к шкафу Кода, открыл его и достал оттуда свои штаны и ботинки, оставив остальное там. Одевшись и оставшись с голым торсом он подошел к столу с ножами и одев на себя ножны на лентах стал распихивать по ним холодное оружие. Его внимание привлек незнакомый нож.
   - А это откуда? Это не мой, а ты насколько знаю не пользуешься такими мелкими.
   - Это той стервы, с которой я дрался на улице.
   - Что ж, я возьму его, верну хозяйке.
   Кода двинулся на свидание с той, которая не выходит из его головы с последней их встречи.
  
   эпилог
   особняк / ночь
  
   Мы оба сели в машину, принадлежащую дочери Глеба.
   - Подожди. Я скоро.
   Вышел из машины и подошел к человеку в гражданской одежде. Он был единственным кто так одет. Кроме солдат тут не было никого живых. Ну кроме Алены, но я тогда был уверен - Вика убила ее.
   - Джеймс? или как ты себя сейчас зовешь?
   - Ни к чему имена. Я дал слово, уезжай. Через пол часа я объявлю машину в угон. Виктор, я делаю это только потому что мы с тобой друзья.
   Это слово как бритвой полоснуло в душе.
   - ты знаешь, я должен вернутся, и найти ее.
   - ты уверен? что она еще жива?
   - да что ты за отец такой?! - гневно спросил он. - она отправилась в ад, что-бы найти тебя!
   - Я реалист. С этой что? - указал он на Вику.
   - проедем пару км, и я ее пристрелю. Я возвращаюсь, я найду Амэ. Живую или мертвую. И ты поможешь нам уйти из города.
   - хорошо. - ответил он.
   Хоть в чем-то от него будет польза.
   Сел в машину и уехал.
   Миновал разрушенные кумулятивным зарядом ворота. Миновал разбросанные тела кукол.
   Через десять минут езды остановился. Направил пистолет на Викторию.
   - выходи.
   Она повиновалась.
   Я держал ее на прицеле.
   - ответь мне, только честно. если я пойму что ты врешь, убью.
   - спрашивай, ты все равно меня убьешь - серьезный взгляд, перед глазами плыло, но я не поддавался искушению просто уснуть, не на того напала.
   - Крис мертва, ты действительно убила ее?
   - Нет... когда я уходила она была еще жива.
   - спасибо за правду. Прощай...
   Уже собирался нажать на курок, когда зазвонил мобильный телефон.
   - кто? - спросил звонящего.
   - тебе все еще нужна фотомодель? - спросил знакомый женский голос.
   Я огляделся. Вики и след простыл.
   - сбежала стерва - выругался я, садясь обратно в машину и заводя мотор.
   - Конечно Оля, я еду в город. Скоро буду...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) В.Февральская "Фавориты. Цепные псы "(Антиутопия) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"