Lazarus: другие произведения.

Театр двух ролей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второй роман трилогии

  Театр снова работает...
  Виктор возвращается в город Страха.
  Все по старому, но все-же иначе. Он остался прежним, но все-же изменился - в душе, характером. Он стал по настоящему жесток к врагам.
  Убийце нельзя измениться, когда вокруг враги. Он пытался стать обычным человеком, не вышло...
  Теперь он высокооплачиваемый киллер, на службе правительства.
  
  Театр "Маньяков"
  том 2 - Реконструкция
  арка 0
  
  Год 1991 - Жестокость людей не знала границ. Мир был наполнен маньяками, психами, и убийцами. Следствием наваждения жестокости стали новые законы. Все страны как одна увеличили количество преступлений попадающих под смертную казнь.
  Год 1993 - Вследствие новых реформ законодательств многих стран, смертность людей увеличилась на 15%. Десятки тысяч людей заканчивали свою жизнь на электрических стульях или в газовой камере.
  Год 1995, 15 ноября - ООН создает специальную организацию, по слежке и борьбе с маньяками и убийцами с псих отклонениями. С целью решения проблемы с массовой жестокостью среди мирного населения. Организация получает название: Мировая Организация Регулирования Развития Преступности Граждан (МОРРПГ)
  Год 1996 - В небольшом городе открывается таинственный театр. С момента открытия в городе начинают пропадать люди, однако популярность города начинает расти, что б побывать в чудо театре со всего мира сюда едут люди. Однако в числе тех, кто заинтересовался театром и его хозяином оказывается и МОРРПГ. По данным собранными организацией, более 60% приезжих, маньяки и душевно больные убийцы.
  Год 1997 - Собрание такого количества преступников в одном месте, заставило принять МОРРПГ решительный действия, массовое уничтожение населения города было недопустимо, поскольку среди жителей оставались простые гражданские. Единственным допустимым решением было признано: Взятие города и соседней территории под полный контроль Мировой Организация Регулировании Развития Преступности Граждан. И создания в данном секторе колонии для особо опасных преступников.
  Было предположено, что если дойдет до этого, то все преступники покинут город. Однако из города не вышел не один человек.
  Год 1999, 16 августа - Строительство колонии официально закончено и со всего мира сюда стали поступать преступники. Колония получила название "Мировая колония особо строгого режима НЦ - 25", а среди заключенных, или точней сказать жителей города, она называлась просто СтрахГрад (FearCity). По закону колонии, в город допускались только преступники. С момента открытия НЦ -25, знаменитый театр перестал принимать посетителей.
  Год 2008 - За последние 9 лет в городе многое изменилось. Своя политика, свое правление. Многие преступники разбились на организации, культы или кланы. Городом управлял таинственный прайс, членов которого не кто не видел. Однако именно эти неизвестные управляли поставками оружия, наркотиков и мирного населения в город. Так же в городе была основана своя полиция. Те же преступники, только ради свободы или привилегий работающие на МОРРПГ.
  Год 2008, 30 апреля. - На огромных часах, большого здания театра маньяков зазвонили часы. Это могло значить только одно, таинственный театр вновь готов давать представления.
  
  МОРРПГ
  мировая организация
  регулирования развития преступности гражданских лиц
  
  Я нажал на курок.
  Ее фокусы не помогли, Вика упала в сугроб.
  Через простреленный череп медленно сочилась кровь.
  Из глушителя еще секунду струился дым.
  Вернул оружие в кобуру, и сел в похищенную у дочки профессора ауди.
  Я возвращался в город.
  Ну вот и все. Моя давняя противница мертва.
  Было конечно неприятно убивать девушку, но... она бы никогда не остановилась. Ее рука сжимала нож, секунда промедления и она метнула лезвие в меня.
  Я просто плюнул, раньше мне нужно было время, отойти от шока, от чувства что убил. Сейчас же, мне...
  Трудно признать, но мне это понравилось.
  Наша затянувшаяся битва подошла к концу, сколько людей она убила, десять? сотню?
  Одним словом немало, хорошая добыча для чистильщика, знатная добыча.
  Восемнадцать километров через лесную дорогу, на счастье снег ночью не выпал, перспектива идти по колено в снегу не радовала.
  Так-что автомобиль спокойно ехал по дороге, поскрипывая колесами.
  
  Бензина все-же не хватило, последние триста метров до КПП пришлось идти пешком.
  "Не подходи ближе ста метров, или будешь убит"
  Прочел я надпись на табличке прибитой к столбу.
  Но мне нужно было идти.
  Расстегнув куртку, я шел вперед, предусмотрительно подняв руки.
  По мне тут же прошлись несколько красных точек.
  Я видел лишь трех снайперов.
  Двое открыто стояли у дверей КПП, с "винторезами", пули малокалиберные, моя кевларовая броня, вшитая в куртку выдержит.
  А вот на крыше расположилось нечто на треноге. Почти уверен что "выхлоп", крупнокалиберная, но все-же бесшумна.
  Гарантированное попадание на расстояние до 2000 метров, не обязательно гарантированное поражение цели, но с сотни метров может пробить БТР.
  Судорожно сглотнул, на секунду сбавив скорость.
  Умирать чертовски не хотелось.
  Шансов что моя броня выдержит, не было.
  А если и случится чудо, то ребра мне переломает.
  "Не стреляйте" - повторял я как мантру, и кажется подействовало.
  Я целый, но порядком напуганный дошел до КПП.
  Двое с винторезами окружили меня, удар по колену, даже не сопротивляясь падаю на землю.
  По мне шарят руки. Сдирают куртку, пистолет вместе с кобурой, нож.
  После на моих руках защелкиваются браслеты наручников.
  Грубо поднимают на ноги и толкают внутрь.
  Мы проходим ворота, внутри метров триста тянется коридор окруженный колючкой. На ней таблички "заминировано".
  Желания бежать через колючку отпало само собой.
  На тропе еще с десяток солдат с "акабанами".
  Меня приводят в строение, двухэтажное, скорее всего штаб.
  Отводят наверх, заходим в пустой кабинет.
  Только два стула, стол.
  Все из железа, на столе кольцо.
  Пока один снайпер почти в упор тыкает в меня ВСС, второй расстегивает наручники и защелкивает на кольце стола.
  Оба выходят.
  Пол часа ожидания в тишине и пустоте.
  Скрип двери, входит старый военный, майор.
  Зеленый китель, очки с черными оправами, в руке папка.
  Он садиться напротив.
  - Александр.
  Он смотрит прямо в глаза, появляется желание отвести взгляд.
  - Виктор
  - Карнэйдж. Известный в определенных кругах преступник. Кстати ваш пример был заразителен.
  - Что?
  - в Детройте
  Я помнил Детройт, сорвал сделку наркоторговцев, убил всех, наркотики спустил в унитаз, этому яду там и место.
  - не понимаю.
  Майор улыбнулся, больше похоже на хищный оскал.
  - шестерых наркоманов убили после твоего развлечения. Три парня, лет по пятнадцать, находили на улицах и забивали трубами.
  Я поежился, вспомнил свое первое... первые убийства. Когда я убил трех человек куском трубы. Мне было как раз около пятнадцати.
  - не понимаю о чем вы - ответил я, глядя в потолок.
  - успокойся, если посадим тебя депортируют, а там смертная казнь, без альтернативы.
  - ясно - улыбнулся я
  - сколько ты людей убил?
  - людей?! - моя бровь изогнулась в удивлении - ни одного человека
  - хорошо, вопрос по другому задам. Сколько преступников, убийц, наркоторговцев, в общем сколько этой мрази ты извел?
  - пару сотен, вы наверно лучше знаете.
  - Знаю, трудно конечно провести параллели между убийствами совершенными в разных странах, в разное время. Да и смерть преступников, ее редко расследуют, обычно на это просто плюют. Скажем выкидывают улики... В общем мы смогли соединить с тобой 78 дел, 234 убийства.
  Я улыбнулся, обнажив зубы.
  - Что намерены делать?
  - это к тебе вопрос. Зачем ты пришел сюда? Надоело бегать?
  - Нет. Мне нужно в город.
  - Там полно работы для тебя?
  - да - честно ответил я - дайте закурить.
  Мне протянули сигарету, зажал ее зубами. Втягивал дым.
  Минуты мы молчали, пепел стряхивать я не мог, и он просто падал на стол.
  Наконец я сплюнул на стол окурок.
  - что вы от меня хотите? Пропустите, или везите депортировать. Только в этом случае я не гарантирую безопасность конвоя. Так что лучше просто пристрелите.
  - Ни один из вариантов неприемлем. А вот если ты будешь работать на нас.
  - на МОРРПГ?
  - да
  - хорошее предложение, я по сути буду делать что делал, но проблем с правительством не будет. Так?
  - да.
  - щедрое предложение, с чего бы это?
  - ты десять лет делал работу, зачастую радикальнее нас, но очень эффективно. Ты один как целый отряд.
  - Польщен.
  - что ответишь?
  - конечно, я согласен. Мог бы я поломаться, но смысл. Альтернатива только одна, смерть. Но верните вещи, и еще кое-что добавьте в инвентарь.
  Из здания я вышел в своей куртке, нож мирно покоился в перевязи на голени. Во внутреннем кармане лежала толстая пачка денег, а тело приятно сковывала кобура с двумя Глоками-17, с глушителями привинченными к ним.
  
  Жилой район:
  станция "им. Советской армии"
  
  Я посмотрел в окно поезда.
  Серые, темные. Покрыты тенями и мигающими лампами стены. Кафель.
  Поезд движется неторопливо.
  Грустное и неинтересное место. В окно наблюдать приятно лишь одну картину - собственное отражение.
  Красивый, молодой парень. Двадцать один год, на вид не дашь столько, хоть жизнь и тяжела и опасна. Но на его лице не отразилось. Зеленые глаза, расширенные зрачки. Нет, не наркотики. Просто он был рад возвращению. Странно, в это место рваться может только суицидник, но он чувствовал себя как дома, в этом городе страха и смерти.
  Он провел по коротким черным волосам, улыбнулся своему отражению и встал, пора выходить.
  Какой-то парень приближался, не люблю когда ко мне подходят со спины.
  Взгляд в его глаза. Интересно он вооружен, или нет.
  Майор сказал, что наблюдение будет. Как и за любым агентом.
  Неужто этот мелкий следит за мной?
  Тот вздрогнул, будто услышал мои мысли, выхватил нож.
  Нет, просто грабитель. Можно просто шугануть, и наблюдать как он убегает. Но можно и поразвлечься.
  Я выскочил из открывшихся дверей.
  Улыбался.
  - Ну, иди сюда герой.
  Тот вышел, на волосах явно виднелась отслаивающаяся кожа. Наркоман, с немалым стажем.
  - Ну - поманил я противника ладонью - нападай
  И он напал, удар от которого было легко уклониться.
  Удар по локтям, нож вылетает и крутясь падает у стены.
  Пинок в колено, хруст выбиваемой чашечки колена.
  Коленом в ребра, хруст.
  Схватил за шкирку и толкнул, приподнимая.
  Тело поднялось в воздух и прокрутившись, ударилось спиной об пол.
  Болезненные стоны.
  Хватаю за горло и рывком поднимаю на ноги.
  Кажется слова, наверно просьбы, мольбы...
  Удар о кафельную стену. И без того грязные стены залиты красным.
  Разбитый нос и вылетели пломбы.
  Еще один удар.
  Ну все. Хватит с него.
  Размахиваюсь и швыряю на пол. Пинками загоняю к краю.
  Поезд как раз исчезает в туннеле.
  Нарк опираясь локтями, пытаясь встать.
  - Живучая падла.
  Сильный пинок и тело пролетев пару метров падает на полотно.
  Пусть полежит, повезет вылезет. Не повезет, смерть будет быстрая, перемолотит колесами поезда как мясорубкой, секунда и тишина.
  Ну вот, даже стрельнуть не пришлось, как же давно не отправлял на тот свет собственными руками.
  Давно уже.
  Я снял окровавленные перчатки и бросил на лестнице.
  Пустая станция метро, лестница ведущая вверх, виден свет.
  Поднял руки, и смотрел...
  Смотрел на руки, пальцы, кольца...
  Мои трофеи, очень красиво. За каждым своя история, свой человек. У него была жизнь, была семья, были друзья, но этот человек был сволочью. Он был очень плохим и заслужил пулю. Вот и последний трофей, кольцо из белого металла, с украшением в виде волка. Последняя жертва в этом городе, парень получивший две дырки от пуль, вместо глаз.
  - Я начну все сначала - была мысль.
  Я снимал кольца, золото, серебро, бижутерия. Все.
  Кроме белого, кроме последнего трофея.
  Его прошлое осталось лежать на ступенях, а он поднимался вверх.
  Секунду его внимание еще привлекала серебристая голова волка, но вскоре он вернулся в реальность, воспоминания ушли. А он вышел на улицы города...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Реконструкция
  арка 1
  глава1
  
  Виктор Карнейдж
  
  Я радовался, новая жизнь, все с нового листа.
  Энергия и молодость бьют ключом, в конце концом мне нет и тридцати, к чему отчаиваться?
  Когда жизнь будет по настоящему страшна и неприветливо, когда например меня департируют и медик будет смешивать мою последнюю инъекцию. А сбежать не будет возможностей, тогда и можно начинать грустить.
  От витания в облаках меня избавил карманник.
  Он остался лежать на асфальте со сломанными пальцами и вопил от боли.
  Да, перелом это очень больно и очень громко для окружающих.
  Он остался лежать, а я шел дальше, в заметно погрустневшем настроении.
  Город был мал, всего 15-20 км радиусом. Если идти быстро и через дворы (что намного опаснее чем по обычным улицам), за два часа его можно пройти от конца в конец. И не особо быстрым шагом. По крайней мере для меня.
  Город был мал, и не был заполнен достопримечательностями.
  Выход из метро был у жилого района, там находились дома, жилые дома. Самая относительно безопасная часть города, порой даже ночью тут можно спокойно прогуливаться. Вообще чем больше людей в каком-то месте, тем безопаснее, законы здесь свои и оружие есть у всех. От перочинного ножа, до пушки вроде Мак-10.
  Недалеко расположен оружейный магазинчик, который дешево торгует стволами. Ясное дело они краденные, но кому какое дело.
  Это по сути был север города, плавно переходящий в центр.
  Ну центр, он везде центр.
  Магазины, культурные заведения вроде стрипклубов и кафе-мороженных. Правительственные и частные здания.
  Огромный парк, госпиталь в котором уже давно исправно работает лишь морг, а медикаменты представляют неширокий выбор между йодом, зеленкой и бинтами. Особо рьянные поиски позволят найти еще и жгут, и желательно наложить его на шею. В раю врачи более обеспечены.
  Рядом красовалось полицейское управление, большая часть полиции была убита при закрытии города на карантин, никто из преступников не сумел вырваться.
  Недостаток людей возместили другими преступниками, кто-то сидел за мелкие нарушения закона, кто-то был завербован МОРРПГ, кто-то просто убийца, такого же профиля что и я. Некоторые искали справедливость, некоторые просто убирали грязь с улиц которую никто не будет искать. Разные причины почему одни преступники убивают других, но сложившаяся ситуация была им на пользу.
  Спустя годы полиция это продажные преступники, не обремененные законами и получающие солидные переводы от МОРРПГ за свою работу. Впрочем простых людей они исправно защищают от окружающих ошибок генокода.
  Был в центре и упоминаемый уже оружейный магазин, старенькая типография, небольшая гостиница.
  Далее был театр. Невысокое здание, куда без пулемета лучше не соваться. Хоть он давно покинут, но многие убдийцы еще обитают там, как в собственном доме. Спецназ раз в месяц чистит здание, неся неприменные потери, но это ничего не меняет. Насколько бы старым, ветхим, страшным и безжизненным местом не выглядел театр...
  В нем всегда, кто-то есть. Всегда.
  Еще дальше была восточная часть города, ничего интересного.
  Даже проституток нет.
  Умные девочки давно смекнули, если не хочешь изчезнуть навсегда, около складов лучше не гулять по ночам.
  А здесь как раз распологались склады, старенький деревообрабатывающий заводик, порт, доки...
  Даже ветхий и давно заброшенный, но с годной посадочной полосой аэропорт.
  Я же направлялся в западную часть города. Место невероятно веселое, вечером очень людное.
  Обилие баров и клубов создавало особую атмосферу.
  Так же, как пережиток прошлого старая церковь.
  Отличное место пересидеть, в церковь давно не ходят, она пустует. Большое, теплое место где можно переждать ночь и даже пожить немного, пока не найду нормальную квартиру.
  
  Я заметил бегущую девушку. Присмотрелся, что-то знакомое.
  Ну точно Оля - отметил я, расплышись в улыбке.
  Ну вот, снова их дороги пересеклись, опять...
  Как только он появляться в городе, сразу встречает девчонку.
  Она бежала в подворотню.
  Виктор нырнул за ней.
  Схватил за запястье, и рванул к себе.
  - Привет! Не слишком скучно было без меня? - непренужденно и с улыбкой сказал парень.
  Он приподнял бровь заметив кровь на ее одежде.
  Потянул девушку по направлению к церкви.
  - Швыдче перебирай ногами, в церкви пересидим. И где ты умудрилась так запачкаться? Только не говори что стала резать людей на улицах. А то... - дейсвительно лишь доля шутки в этой фразе.
  Пальцы прошлись по рукояти пистолета.
  - что ты творишь? Возомнил себя марвеловским "карателем"? Не стреляй в хороших людей, особенно в своих друзей, и так их мало осталось. - мгновенно поставил парня на место его внутренний голос.
  Действительно после задушевной беседы в особняке с отцом Крис, он перестал быть другом. А значит сейчас лишь я и весь мир в противостоянии. Нельзя бороться против всех, умрешь не победив, в конце-концов это не съемки очередного блокбастера, пули здесь не избирательны, герой легко может и сам отдать швартовые. У меня остался лишь один человек которому можно доверять, и этот человек сейчас в крови, стоял передомной.
  - А то это не лучшие новости для друга. - все с той-же улыбкой закончил я фразу.
  
  Ольга Динченко
  
  Северный ветер не сулил ничего хорошего, а напротив - холодно обдувая своим дыханием лица прохожих, заставлял еще больше кутаться в шарфы и воротники курток, напоминая этим самым про наступающие холода и грозную зиму. Зима тут была поистине суровой, и привыкнуть к ней ослабленному организму было не так просто.
  "Береженного бог бережет!" - любил повторять святой отец из старой церкви. И в чем-то он был прав. На улице было холодно, наступал вечер, а это значить - что холода поднимутся в два раза. Девушка, не спеша шествующая по улице Западного квартала, меланхолично била носком сапога по мелкому камушку, непонятно откуда взявшемуся посреди мрачной дороги. Ветер неустанно бил в лицо, так и пытаясь украсть красный вязаный шарф, который беззаботно колыхался, внимая его прихоти.
  Ди шла погрузившись в свои мысли. Этот день у нее вышел слишком оживленным, еще начиная с утра и заканчиваясь знакомством с очаровательной скрипачкой. Андетта Флор, кажется так ее звали. Практически сразу после их знакомства, Оля почувствовала себя не ловко, так что мысли и по сию минуту давали о себе знать мерзкими голосами внутри:
  - Ага... еще одно знакомство. Чего же ты ушла тогда от нее, если было хорошо, а?
  - Да не по себе было, вот и все...
  - Ну-ну. Не по себе, говоришь? А этот взгляд и прикосновения?
  - Подумаешь, пожали друг другу руки...
  - Нет, ты явно разочаровалась в мальчиках!
  - Иди ты! - послала Ди свои розовые мысли куда подальше и прибавила шагу.
  Привыкла она уже прокручивать мысленные диалоги, порой ей казалось что в ней самой живет кто-то еще. Более раскованная, злобная, уверенная в себе и безусловно намного более рискованная девушка. Правда так было лишь пока Оля вела себя паинькой, когда-же она поступала не совсем по совести, голос в ее мохгу был иной, более ангельского профиля что-ли... учил как жить и просил не делать больше подобного, ведь в мире и так полно зла...
  На плече у нее сидел верный воробей Джек и, что-то меланхолично пережевывал, казалось, погрузившись в свои пернатые мысли. От резкого перехода бы быстрый шаг, он вспорхнул ввысь и спустя пару взмахов крыльев, вновь опустился на правое плечо хозяйки, ожесточенно цепляясь за безрукавку.
  Спустя пару десятков шагов, Ди нашла лавочку и присела передохнуть.
  Ночь не спала... утро не спала... так и целый день пройдет, и глаза не сомкнешь...
  Устало шептали ей мысли. Глаза как-то сами по себе закрылись и темнота в коридорах сознания начала сгущаться.
  Сон был короткий и длинный одновременно. Темнота сгущалась и преобразовывалась в какие-то образы из прочитанных книг, при чем из Библии тоже. Священную книгу Ди читала почти каждый раз перед сном, и иногда даже брала ее с собой на работу. Хоть она и не была фанаткой Бога, но все же верила в Высшие силы, иначе, отчего она до сих пор жива в этом проклятом городе?
  Сон переходил от эпизода к эпизоду, хаотично меняя направления. То был фрагмент из битвы в Подземье из книги Сальваторе, затем преобразовалось в мирную беседу двух воинов из Перумова, а после молитва Моисея Богу и т.д....
  Ди находилась там от третьего лица и просто наблюдала, при чем имея к этому всему неистовый интерес, ожидая развязки сна.
  Она сидела на пеньке срубленного дерева, наблюдая за беседой военачальников очередной фэнтезийной книжки, когда вдруг из зарослей выскочили вражеские воины и начали стрельбу по людям. "К оружию!", "Быстрее!", "За короля!" - слышала она с разных сторон, как вдруг кусты выплюнули очередную стрелу, которая почему-то полетела именно на Олю. Ди испугалась и вздрогнула.
  Вздрогнул и Джек на ее плече, видимо тоже, как и хозяйка, погрузившийся в свой птичий сон. Под ногами Оли были рассыпаны какие-то крохи, которые ни одна уважающая себя птица не может позволить себе упустить. Видимо присутствие Ди перестало пугать городских голубей и прочих, ибо после того, как она раскрыла глаза, в пару сантиметрах от ее ног деловито клевали пернатые сородичи Джека, который хоть и не был голоден, но почему-то тоже к ним присоединился.
  Оля фыркнула в шарф, глядя как ее птица-приятель смешивается с другими в деловом обеде, и отвела взгляд в сторону.
  И совершенно случайно наткнулась на незнакомую особь мужского пола, который отчего-то остановился на дороге и куда-то всматривался.
  Вот чудак...
  Угрюмо сообщила свое веское мнение второе Я, но Ди продолжала смотреть на нейтральную особу, все еще не отойдя от своего сна.
  Несколько секунд посвятив любопытным разглядываниям девушки, молодой человек приближался.
  Шел уверенно и спокойно, держа руки в карманах.
  Немного мрачно и дергано выражались сменяющиеся эмоции на его лице. Со стороны будто оживленный разговор, спор одного человека с другим, спор ожесточенный с большой эмоциональностью. С кем бы не шел разговор, он проходил внутри сознания незнакомца.
  - Ой, ё! - прошептала Оля.
  Пришла в себя Ди, наблюдая как к ней направляется незнакомец. Страх начал уверенно распространяться по всему телу, заставив спину покрыться мурашками.
  - Вот черт! Что-то мне не нравится это! Ой, как не нравится!... - все еще шептала она, внутренний голос предусмотрительно заткнулся.
  Девушка решительно отвела взгляд в сторону, делая вид, что наблюдает за кормежкой местных воробьев и голубей, но все же краем глаза следила за уверенными шагами мужчины.
  Ей почему-то вспомнилось недавнее утро, когда на Ди напал какой-то озабоченный маньяк, но она была сказочно спасена неким фотографом Виктором, который явно был профессиональным убийцей. Иначе как бы он спас ее от злодея?
  Оле очень не хотелось, чтобы этот приближающийся подозрительный тип оказался подобный тому, который безжалостно и свирепо напал на нее тем утром. На второго злодея вряд ли появиться очередной герой!
  У Ди мелькнула мысль о том, не позвонить ли ей этому "фотографу", ведь он все же пригласил ее на работу, а вечной официанткой она быть не желала. Но, черт побери, мобильного у Оли не было!
  - Да и вообще, это глупая затея! Думаешь, он сразу прибежит спасать тебя от маньяков, а? К тому же, не факт, что этот странный тип является маньяком. - ехидная демоница вернулась, и не упустила шанс подколоть Ди.
  - Ну да, не факт.
  Нервно сглотнула Ди, и все же решилась поднять взгляд на незнакомца. В процессе поднятия глаз, она подумала, что можно было открыть сейчас книгу, сделав вид, что не нуждается в общении. Но было поздно. Она смотрела на него. Он на нее.
  Их глаза встретились...
  Голуби и воробьи как по команде вспорхнули ввысь. Настала тягучая пауза. Оля пару раз моргнула, а затем подвинулась в сторону:
  - Полагаю, вы присесть хотите.
  Маньяк он, или нет, но нужно быть предельно осторожной и ... вежливой.
  Ди улыбнулась.
  Вместо ответа, незнакомец с невозмутимым видом плюхнулся на лавочку рядом, положив ногу на ногу, достал из кармана пачку
  сигарилл и зажигалку. Взял одну тонкими бледными пальцами, только потом обратился к девушке:
  - Я закурю. Не возражаете?
  Его голос от долгого молчания был хриплым и бархатисто низким.
  - Вижу по глазам, что не возражаете... - дожидаться ответа он не собирался.
  Усмехнулся уголками губ и, прикурив сигариллу, с наслаждением выдохнул в холодный воздух ароматный ванильный дым.
  Он развернулся полубоком и смотрел из под волос на девушку, пытаясь не выдать хищного блеска в глазах.
  Сигареты. Оля ненавидила их, призирала и вообще считала более чем бессполезными.
  С недавних пор она дым вообще не могла выносить, так же, как апельсины, на которые у нее была аллергия. Но работа в ночном клубе вынуждала мириться с присутствием курящих людей и не только, посему свою ненависть к курению она с отчаянной выносливостью скрывала, лишь бы не на нее выдыхали.
  Ди тяжело вздохнула, наблюдая как дым уходит и рассеивается в воздухе, и перевела осторожный взгляд на рядом сидяшего.
  - Ну вот, доигралась. Теперь сидит рядом... Что ж делать то?
  - Тикать нада....
  - Надо то, надо. Но запасного плана отступления нет. Не встать же просто так с лавочки, и побежать на противоположную улицу!
  - Оййй.... а вдруг он побежит следом???
  В то время, когда Оля доблестно искала пути отхода, незнакомец поинтересовался:
  - Вы давно в этом городе? Расскажите мне о нём?
  - Хоть на "ты" не перешел, и то слава богу!
  Почему-то подумалось Ди. С поворотом незнакомца, она машинально отодвинулась в сторону, совсем на чуть-чуть, дабы это особо не привлекало внимание, и холодно проговорила, стараясь не показывать своего смущения (и откуда оно взялось?) и волнения (которое можно было и так увидеть по рукам, которые вязали косички на кончике шарфа):
  - Да так, не очень уж и давно. Буквально пару месяцев... Край здесь не очень уютный, и прославленный каким-то мрачным театром... но я в нем ни разу не была.А вы? - она отчего-то резко, в полоборота, повернулась к незнакомцу и затихла.
  Впрочем, не на долго. Ее сознание пронзил отчаянный вой мысли:
  - Я спросила его: был ли он в театре???? Или что??
  Ди на миг замялась, а затем все же уточнила:
  - Точнее... что вас привело сюда?
  Секунда тишины, а после...
  Это случилось за один короткий миг и казалось, что все ушло на второй план... Именно все: мрачная улица, чериканье воробьев на деревьях и кустах, звук мотора машины, громкая ругань какого-то мужчины, шум ветра в ушах..
  Ди замерла, не в силах поверить, что ЭТО может произойти на ее глазах. Да и еще на столько рядом!
  Страх застыл у девушки в горле, не пропуская отчаянный душераздирающий крик. Ее глаза следили за быстрым движением незнакомца, и лишь кровь, которой ее щедро оплескали, заставила машинально зажмуриться...
  Крепко закрыв глаза, Ди отскочила в сторону, падая на землю и судорожно хватаясь за невидимую руку. Оля даже не почувствовала боли. Состояние шока было на столько велико, что она еще минуту сидела и смотрела, как капли крови жадно расползаются по телу.
  Мысли были в еще более великом ступоре. В эти краткие минуты Ди совершенно не думала, она могла лишь наблюдать за телом, которому уже ничем не поможешь.
  Неожиданно Оля подорвалась с земли и кинулась к телу, запоздало прикрывая рану.
  - Слишком запоздало... - скептически пронеслась безжалостная мысль в сознании Ди.
  Оля посмотрела в распахнутые глаза мужчины и отчего-то с глубоким уважением закрыла их ладонью. Произнести молитву над несчастным она не успела - издали послышался вой серены.
  Очередной патруль рассекает на тонированных иномарках с сиренами.
  - Черт!! Меня могут заподозрить в убийстве!!!!!!!- как обжигающая молния, пронеслось в сознании Ди.
  - ПРОКЛЯТЬЕ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  Щедро забрызганная кровью, Ди помчалась в церковь... обходными путями, естественно.
  
  Мысли перемешались в сознании. Ди бежала, совсем не разберая дороги. Казалось, что мозг ушел куда-то в ноги, командуя их направлением. Внутри все еще пробирался страх от внезапной смерти парня. Он распространялся по всему телу мимолетными мурашками и заставлял ускорить шаги.
  - Черт побери!!! Какого дьявола я сунула туда свой нос??? Какого?!!!
  - Теперь главное убежать, в тихое и малозаметной место.
  - Что может быть тише дома родного?
  - Церкви, имеешь ввиду? Не накликаешь ли ты туда опасности... своим поступком, м?
  - Да я НИЧЕГО не делала!!! Он сам!!!!!
  - В тюрьме тоже сидять только невиновные.
  - О,мааааааааать..... - последняя фраза была произнесена в слух.
  Неожиданно кто-то резко взял ее за запястье и швырнул на себя, Ди проделала сложнейшей техники разворот и столкнулась лицом к лицу с Виктором.
  Все мысли ожили в одном живом вопле: Виктор?????????.
  Ди не нашла что ответить, кроме очередного упоминания его имени:
  - Виктор?
  Не дожидаясь ее пламенной речи о том, что она безумно рада его видеть, он потащил ее в церковь.
  - Фуф... в церковь..
  Разве что его слова не были по душе девушке.
  Ди как ошпаренная освободила руку и громко проговорила:
  - Да как ты смеешь сомневаться в моей невиновности?! Он сам себя порезал! Сам!!
  Вдруг Ди смекнула, что привличение такого рода внимания, окружающих людей явно не порадует, потому, как провинившийся котенок, опустила свой виноватый взгляд и взяла Виктора за руку.
  - Он сам.... Ты мне веришь? - заметно потихшим голосом сказала она.
  - Конечно верю, мы же друзья. Надеюсь ты рада меня видеть? Лично я рад...
  Он нежно сжал руку девушки, улыбнулся ей.
  - Ну вот, без лишнего шума дойдем до места назначения. - с очередной улыбкой сказал он.
  Он всегда улыбался разговаривая с девушками, смотрел в глаза и его зрачки почти всегда расширялись.
  Очень милая внешность. И без того красивое лицо, становилось еще красивей.
  Ди облегченно улыбнулась.
  - Верит. Одной проблемой меньше. - успокоил внутренний голос.
  Они пошли в сторону старой церкви, стараясь не привликать к себе лишнего назойливого внимания.
  Оля покосилась на свою безрукавку и лишь издала тихий стон.
  - Кровь, чтоб его... - прошипела девушка
  Пройдя еще пару шагов она вдруг осознала, что не ответила на вопрос Виктора. Спохватившись, Ди проговорила, отчего-то дико смущаясь:
  - Эмм... да, я рада, что встретила тебя.
  Церковь - "Один в поле тоже воин". Именно так можно сказать про этот оплот чего то светлого и доброго, стоящий тут посреди наполненного грязью и мусором района. Разрисованные стены, заколоченные окна, мрачная внешность снаружи и теплая обстановка внутри.
  А внутри красиво - скамейки, свечи, большой крест с распятым спасителем. Красивые колоны, фреска на потолке, огромные витражи. И конечно хозяин храма, монах который всегда готов выслушать ближнего своего.
  - По крайней мере так спокойней... и безопасней. - продолжила она мысленно.
  Она провела по лицу ладонью, чувствуя что-то иннородное на своей коже, и тут же поняла - кровь...
  Следовало быстрее добраться до дома, ведь скоро выходить на работу... да и помолиться за душу усопшего стоило.
  Ди кинула взгляд на Виктора и кивнула самой себе.
  - И все? А пламенные речи, объятья и страстные поцелуи?
  Он приобнял ее за плечо
  Нда... некоторые вещи не меняються.
  Виктор явно насмехался над Ди. Показывая свое мелкое возмущение, Оля недовольно фыркнула, но не вырвалась из дружественных объятий.
  - ну вот, снова встречаю тебя, и ты опять вся в крови.
  Да уж, опять и снова.
  Ди еще раз окинула свою безрукавку неодобрительным взглядом и протянула:
  - По крайней мере, ты не на руках меня несешь... как в прошлый раз.
  Девушка кинула хитрый взгляд на Виктора и улыбнулась.
  - Все же это было забавно.. - хотела признаться она, но все же решила смолчать.
  - О, а вот и дом родной.
  Ди прислонилась к двери церкви в ожидании действий Виктора.
  Парень легонько втолкнул девушку внутрь.
  - Да. И на этот раз кровь чужая. Но если захочешь что бы тебя поносили на руках, обращайся.
  - О, а вот и дом родной.
  - думаю я приглашен...
  - Да, конечно, заходи, располагайся...
  буркнула Ди, входя в Божий храм.
  - В общем, чувствуй себя как дома.
  улыбнулась она, раскинув руки в разные стороны.
  - Мой дом, ваш дом. - не унималась она в приветствиях.
  - Думаю, ты уже достаточно запугала его... - успокоил гостеприимство ехидный голос альтер-эго.
  - Да какой запугала? Я и не собиралась его пугать... просто не знаю, как он отнесется к молитве за душу того... незнакомца...
  - Ты не обязана это делать.
  - Нет, обязана.
  В то время как мысли были заняты обсуждением "можно или не стоит?", Ди решительно двинулась по направлению к распятию Христа. По пути скинув с себя окровавленную безрукавку, девушка села на колени рядом со столиком со свечами. Закрыв глаза и сложив руки, Ди начала тихую молитву. Она была уверенна, что душе самоубийце от этого должно полегчать. Вряд ли за него еще кто-то помолится, по крайней мере, после самой кончины.
  Оля шептала, стараясь не задумываться, что подумает о ней Виктор. Ведь все же она жила в церкви и стала ее неотъемлемой частью, а значит замолвленное ею слово на Страшном Суде должно помочь тому незнакомцу.
  - Аминь...
  Закончив, Ди осталась сидеть с закрытыми глазами, вспоминая то, что совсем недавно произошло. По щекам покатились тонкие дорожки слез.
  Виктор тихо просидел всю церемонию. Не мешая своими в любом случае неуместными коментариями.
  После подошел к девушке и пальцем стер слезы с ее детского лица.
  - Ди, ты оказывается очень религиозна, даже и не знаю как на такое реагировать. Это не для меня, уж слишком... человечно.
  Он грустно улыбнулся
  - Расскажи что произошло.
  - Я даже его не знала... все произошло так .. неожиданно.
  Оля изменила положение в позу лотоса и тяжело вздохнув, продолжила.
  - Был почти обычный день. Я познакомилась с одной очаровательной девушкой, по имении Андетта. Она скрипачка. Играла на улице. Но после того, как я ушла... Я просто села на лавочку отдохнуть и заснула. Когда проснулась, то столкнулась взглядом с ним. Этот мужчина был немного опасным на вид. Хотя... да, он внушал какой-то страх. Но бежать я от него не могла. Это бы смотрелось как-то невежливо. Хотя когда идет ставка на жизнь...
  Ди поднесла руку к огоньку со свечи и улыбнулась.
  - Мне он, если честно, потом даже чем-то понравился, хотя и произнес всего пару фраз. Спросил на счет города. Как только я ему ответила, он внезапно достал скальпель и перерезал себе глотку.
  Оля поморщилась.
  - Вот так вот, ни с того ни с сего... Убила ты его девочка, убила - мысли которые Виктор не собирался произносить в слух.
  - Я не знаю, почему он так поступил. Но... я забоялась, как-то хотела остановить кровь. Но это была тупая затея. Спасти его было уже невозможно! Потом я услышала вой серены и побежала.
  Пламя от свечей отражало свой дикий танец в зрачках Ди. Она на миг замерла, погрузившись в свои страхи и воспоминания, а затем повернулась к Виктору и неожиданно пожаловалась:
  - Еще немного, и моя детская психика нарушиться. Если уже не нарушилась....
  - Ну что я могу сказать, или сделать. Наверно стоит обнять тебя, прижать к себе, поцеловать в носик и сказать что все будет прекрасно и я защищу тебя от всех бед.
  Он действительно обнял Олю. Не сказать что он принял все ее слова на веру, но все-же.
  - Я защищу тебя от всех бед. Дело только за поцелуем.
  В объятиях Виктора Оля действительно почувствовала себя в какой-то мере... защищенной.
  Да не в "какой-то"! А в самой, что ни есть, натуральной!
  Ди ничего не оставалось, как дать волю эмоциям. Но, как ни странно, эмоций не было. Она лишь покрепче прижалась к телу парня, обняв за шею и получая несколько необычное для нее умиротворение и тепло.
  Весь мир на какую-то долю мига застыл. Пламя свечи остановило свой зажигательный танец; распятие, поблескивающее в свете, грозно и болесно наблюдало за немой сценой. Где-то за стенами суровый ветер гнал стаю облаков на север. Кто-то умирал и рождался. Но мир в глазах Оли застыл, ожидая какого-то негласного приказа на продолжение движения. Но Ди не хотела. Она бы с радостью осталась в этих теплых объятиях навсегда.
  - И умереть в них было бы не больно... - отчего-то пронеслась шутливая мысль в сознании девушки.
  Шутливая или нет, но она привела Ди к реальности.
  Освобождаться от объятий Виктора было так же неохотно, как с теплым одеялом зимой. Но выхода не было. Рано или поздно, придется расстаться с уютным "одеялом". Ди смущенно улыбнулась и прошептав Виктору: "Спасибо", чмокнула в щечку.
  Ей действительно стало легче.
  Это было не столько неожиданно, сколько приятно. Поначалу Оля хотела сопротивляться, но вскоре ее непроявленная агрессия рассыпалась в мелкие щепки.
  Ди почувствовала, как ее душа впервые за долгие три месяца начинает каким-то образом очищаться, становиться такой, как прежде. Впрочем, в этом было что-то новое...
  После первого поцелуя Оля жадно приникла к губам Виктора, запоминая каждый миг тепла, которое сумел передать этот парень своим лишь присутствием, затем прикосновением и поцелуем.
  Внезапно сознание девушки подверглось атаке праведных мыслей:
  - Побойся бога, дитя.! Здесь нельзя...
  Ди подняла глаза на распятие, но искушение было слишком велико...
  - Вот чертовка! А если сейчас сюда святой отец заявится! Не стыдно, а?
  Оля остановилась и посмотрела в глаза Виктору. Внезапно ей вспомнился первый день, когда она прибыла в этот город, как рабыня; первый клиент, который чуть не лишил ее глаза, но лишил невинности... первые испытания.
  - Прости...
  виновато произнесла она, вставая с пола.
  - Не могу.
  Вот и все, чем она мотивировала свой отказ.
  
  Виктор Карнэйдж
  Я уже давно не проявлял к кому-то чувства.
  Помогая человеку, ты получаешь новую обязанность, вечно вновь помогать ему далее. И едва хоть что-то относительно неприятное произойдет и к тебе сразу бегут за помощью. Да, сначало это заставляет гордиться собой.
  Но потом, ты указываешь человеку что пора ему самому себе помогать, и тогда ты теряешь этого человека. К хорошему быстро привыкаешь, и очень болезненно терять человека постоянно вытаскивающего тебя за волосы из болота...
  Это порочный круг, который трудно разорвать.
  Скрытый вечно за своими масками, сейчас я не играл роль.
  Мне это действительно нравилось. Помогать ей, спасать ее, убивать ради нее, дарить свое тепло и чуствовать прикосновения.
  Чувствовать тепло ее кожи, ее дыхание, блеск глаз.
  - Оля, закрой глаза
  И едва ее веки закрылись, прижал еще сильнее к своему телу девушку и нежно и очень осторожно, поцеловал ее губы.
  Случайность, непредсказуемость обстоятельств.
  Сначала это было просто любопытство, но потом, потом ему это и вправду понравилось, было приятно.
  И вдруг, все кончилось. Внезапно, она просто отбросила его как ненужную вещь.
  - Вик, стой, у нее свои причины. Блин а если она на тебя накинется, ты сдашься ей? Или будешь бороться. Подожди немного, все будет отлично. - внутренний голос успокоил парня, уже готового схватить девушку за волосы и утянуть обратно.
  Я встал, усадил ее на скамью.
  - Почему? я что то сделал не так?
  немногие женщины вызывали подобные желания, разве что та медсестра в приюте, она вызвала подобные чувства, подобную страсть.
  Он провел ладонью по волосам девушки.
  Девушка отвела взгляд в сторону и покраснела от неожиданного навала смущения.
  - Вот дьявол. И что я ему скажу?
  - Правду.
  - Рассказать про бордель?! Вот уж нет!! Этот позор уйдет со мной...
  - Но святому отцу ты про него рассказала ведь.
  - Я каялась в своих грехах, и ничего более...
  - Чем тебе Виктор не слушатель человеческих страданий, а?
  - Заткнись!
  Внезапно девушка почувствовала прикосновение и резко подняла на него взгляд.
  - Чего же ты хочешь?
  - А разве не видно?
  - Он не может быть таким, как остальные.
  - В особенности, как тот, первый, верно? - мысли не как не могли угомониться и продолжали спорить терзая друг-друга.
  Оля вновь отвела взгляд на пламя в свечах и вдруг осознала, что ее внутренняя борьба и игра в молчанку продолжалась слишком долго.
  - Тебе лучше уйти. Мне нужно побыть одной. Отмыться от чужой крови, в конце концов....
  - Нет... сейчас тебе лучше не быть одной. У тебя нервный срыв. И я еще дурак, со своими ласками лезу.
  Я обхватил ее подбородок, разворачивая лицо Ди.
  - Ты очень скрытна. Я сам такой, но мне просто нечего рассказать, полно воспоминаний которые не несут ничего хорошего. Ди, ведь ты понимаешь. Мне приходилось убивать и порой это было очень забавно. Все чего я хотел, это жить как простой человек. Но я не смог, кто-то должен делать это, кто-то должен...
  Все что я хочу, это найти свой путь в жизни. Хочу помочь кому-то.
  У тебя было сложная жизнь. И я хочу помочь, расскажи что тебя тревожит. и от куда это...
  Палец провел под глазом Оли, по шраму.
  - Скажи что упала с велика в пять лет или любую ложь, я поверю. Или ты можешь сказать правду, кто тебя обидел. Я не исправлю прошлого, но помогу отомстить, что бы в будешем подобного не случилось, ни с кем.
  Конечно теория насчёт Ди давно была, проста как все гениальное. Просто один больной на голову ублюдок что избил ее, возможно пытался убить или еще что похуже. Не зря у нее такой страх к мужчинам. Боится как огня, это было видно по взгляду, не с чем не спутать эту ярость смешанную со страхом...
  В конце-концов он познакомился с ней после того, как прострелил голову избивающему ее психу.
  - Бедная девочка, психопаты на тебя слетаються как пчелы на мед... И не уверен что я чем-то лучше. - кольнула мысль.
  Не смотря на настороженный и болезный взгляд, внутри Оля смотрела на него с несказанным восхищением, как на своего героя - благородного рыцаря на белом коне. Ди думала, что давно оставила свои детские иллюзии, но вот они вновь вернулись, заставляя открыться этому человеку.
  По своей природе Оля любила смотреть в глаза собеседников, но в этот раз ей то и дело хотелось отвести взгляд в сторону, посмотреть на голые стены, иконы, потолок, свечи... куда угодно, лишь бы не в глаза, ибо по глазам определялась правда. А правда - жестока...
  Но девушка не отрывала взгляд, даже когда пальцы Виктора дотронулись до шрама - горьком напоминании жестокости взрослого мира.
  Речи были убедительными...
  - Я не хочу мстить за это...
  неожиданно призналась она.
  - Я по своей глупости попала в этот город. Проклятый город....
  - А то, что со мной сделали... - взгляд в сторону. - Я была рабыней. Одну ночь.
  Отводит взгляд, горло пересохло, потирает руку...
  Типичные ошибки когда пытаешься соврать.
  - Ди. Пойми, каждый раз, глядя на себя в зеркала ты будешь это видеть. И каждый раз тебя будет мучить страх и ярость. Так и становятся преступниками, когда не можешь избавиться от боли, боишься что причинят новую. Ты хочешь стать одной из убийц этого чертового города? Ты живешь в церкви, не говори что просто так, ты ищешь защиты и справедливости, даже не осознавая этого.
  Виктор расстегнул куртку, закатал рукав рубашки.
  - Видишь?
  На его плече находился шрам.
  - На моем теле не было ран, я убил многих, но не получил и царапины. Я считал себя чуть ли не ангелов мщения выбранного высшими силами. Чтобы следовать пути воина и уничтожать зло, преступников я имею ввиду и прочую шваль. Ты понимаешь? Я был идеалистом, я верил что меня защищают свыше, пули пролетали мимо, у моих врагов были осечки едва они направляли на меня оружие.
  Гордыня, я зарвался и тогда меня порезали. Не мафиози и не якудза, обычный обдолбанный подросток с мутным взглядом, он выскочил и порезал меня. Я всадил в него всю обойму и не мог успокоиться, я даже не мог думать о кровотечении, довольно серьёзном кстати, была повреждена артерия, к счастью я быстро отошел от шока и все исправил.
  Я понял что Я, просто человек! Я не высшая сила, не рука правосудия, божья длань...
  И тогда, впервые... мне стало страшно.
  Понимаешь Оля? Если бы тот нарк смог уйти, я бы боялся до сих пор. Того что из-за угла может выскочить злодей и доделать свою работу. Я бы боялся людей, жил в четырех стенах...
  Ты понимаешь о чем я? Сейчас это просто украшение, как говориться мужчин шрамы украшают.
  Я смог отомстить.
  А ты. Я не могу поверить что ты сама в этом виновата. Что с тобой сделали? ударили, вкололи наркотик7 угрозами заставили? Ты тут не при чем, это не твоя вина. Совсем не твоя. В этом виноваты те кто ответственны за твои страдания. И они должны ответить за все.
  
  Ольга Динченко
  Оля выслушала пламенную речь Виктора, не перебивая. Она сидела на лавке, жадно вслушиваясь в каждое слово. Пока он говорил, перед ней пролетали образы его рассказа. Что говорить, фантазия у нее еще та!
  С каждой секундой ее настроение менялось, как погода осенью. То она сидела мрачная, словно тучка; затем серьезнела, едва заметно улыбалась и вновь мрачнела.
  Перспектива открытия правды все же радовала ее. Но почему-то мысли заставляли молчать. Банальная гордость, горечь поражения и простое отчаяние двигали ее поступками. Признаться Виктору - значит признаться самой себе. А это было для Оли хуже всего.
  - Я понимаю. - недовольно буркнула она, глядя в глаза сидящему напротив. - Правильно ты сказал: "прошлого не изменить". А мстить тем, кто ЭТОГО со мной не делал - безрассудство. Они виновны лишь по отношению к самим себе.
  Ди сжала ладони в кулаках.
  - Виновника ты тут не найдешь. Он давно покинул СтрахГрад. Почти сразу, после происшествия.
  Глаза загорелись пламенем свечей.
  - С тех пор я его ни разу не видела.
  По истине, в этот момент вся сущность Ди желала адского мщения.
  Он погладил волосы Ди.
  - я достану его везде, где бы он не находился. Но есть те кто еще в городе. Ты всеже очень... да, очень миролюбива. Ты нравишься мне все больше.
  Виктор поднялся на ноги, резко крутанулся на носках и отошел от лавки.
  - Я буду у выхода, можешь привести себя в порядок. Подсматривать не буду. И Оля... подумай над моими словами, я сделаю все сам, тебе не придется марать руки. Просто дай мне информацию, хоть что то. Думаю я знаю как ты можешь поведать мне все, и при этом не пережить этот кошмар вновь - гипноз. У меня есть навыки, немного.
  - Очень немного - дополнил он мысленно.
  Неожиданно на Олю напала какая-то неистовая печаль, от всего того, что она пережила, и что ей придется пережить дальше. Нет, она не жалела себя. Напротив - от этой тоски по родному городу и по родным, которые уже наверняка успели похоронить пропавшую дочь, у Ди появилось второе дыхание. Она вновь захотела жить, а не просто существовать в этом проклятом СтрахГраде, хотя бы для того, чтобы выбраться отсюда живой и показать миру себя.
  Девушка улыбнулась, услышав слова Виктора и произнесла:
  - Можешь меня не ждать. Боюсь, это затянется надолго.... - она посмотрела на свои ладони, запачканные кровью и лишь могла представить, что у нее твориться на лице. - К тому же, мне нужно время, чтобы отойти от всего этого. Принять ванну, например...
  Сказала, и отчего-то смутилась.
  - О чем ты думаешь, Ди? - вновь влез внутренний голос
  - Ни о чем!
  Неожиданно сверху раздался скрип, и посыпалась вековая пыль.
  Оля затихла, встревожено глянув на Виктора.
  - Святой отец не бывает на чердаках... - немного испуганно проговорила девушка.
  
  
  
  
  Реконструкция
  арка 1
  глава 2
  
  Себастьян.
  
  Уже отживающий третье десятилетие "вампир"...
  Конечно будь это сказка или фантастика, то так бы и окрестили этого хмурого флегматичного парня.
  Высокий и мощный, с налитыми будто сталью мышцами, он прибыл в город совсем недавно.
  Красные линзы, длиннополая черная мантия, дефект челюсти выражающийся в удлиненных клыках и кожная болезнь, вызывающая аллергическую реакцию на яркий свет... Неудивительно что многие находили его похожим на мифического монстра.
  Голова брита наголо, вся голова в черных полосах и пятнах татуировки.
  Просто поразительная увлеченность кровью и обширные знания по этому вопросу, он может часами сидеть возле мертвой кошки и наслаждаться видом течения крови по тротуару.
  Не любит передвигать по улицам, предпочитая путешествовать по крышам. Глупая привычка облизывать нижнюю губу еще с детства, что так и осталась.
  Мечтает найти девушку которая бы поняла и полюбила его, все же некоторые романтические нотки его души еще сохранились.
  Через плечо была накинута перевязь с глефой - обоюдоострым коротким копьем.
  Родился парень в семье учителя и таксиста. Все свое детство он провел дома. С ранних лет он был каким-то замкнутым. В детсаду был отшельником, даже изгоем. С ним никто не хотел играть, потому что он был будто в другом мире. Его даже называли Инопланетянин. В школе он замкнулся еще больше, хоть и был хорош внешне собой, и девочки уже тогда начали заигрывать с ними, он игнорировал их знаки внимания. Чтобы как-то отвлечь сына, Отец отдал его в школу Ушу. Спустя 2 года занятий Тренер предложил выбрать мальчику оружие, которому он посвятит всю свою спортивную жизнь. Себастьян долго выбирал, пока не остановился на Глефе, причем не на обычной, а на двойной. Мастер тогда еще сказал, что для владения этим оружием требуется не физическая сила, а сноровка и ловкость. И парень влюбился в это оружие, начал практиковаться чуть ли не каждый день. В 8 классе впервые узнал о таком направлении как Готика. Его многое роднило с готами, но чего-то не хватало. Он часто воображал себя красиво одетым готом, но все равно чего-то не хватало. Себастьян считал, что их мертвый цвет лица это не то! он начал экспериментировать с акварелью, разрисовывая лицо, пока однажды не понял, что идеальное, по его мнению, сочетание цветов - Красного и Черного. Настоящие проблемы начались с 5 класса, когда у него неожиданно начали расти клыки, они только удлинялись и вскоре его все начали называть Вампиром. Сначала он обижался, а потом понял, что это не так уж и плохо, у вампиров множество плюсов, но есть и неприятные недостатки, такие как жажда и солнечный свет. Чеснок, серебряные пули и осиновый кол считал чепухой. Он уже реально начал считать себя вампиром, поступил в университет на заочку и практически не вылазил из дома до захода солнца. По ночами на крыше дома тренировался с глефой. Окончив университет по специальности "электрификация предприятия", устроился на ночную работу. Но проработать там долго не пришлось, через 2 месяца с начала срока работы у них на предприятии произошел несчастный случай, когда молодой парень (напарник) запутавшись в проводах, свалился с лестницы и истекал кровью, Себастьян с восторженным видом сидел рядом и наблюдал, как парень мучается. Спустя 3 часа паренек умер, а "Вампир" все это время сидел рядом с таким восторгом в глазах, будто он увидел красивейший момент в своей жизни. Но этим же утром он исчез. Ни дома, ни на работе его не было. Он уехал из города, понимая что дело это просто так не оставят, смерть ведь не шуточное дело. И тогда он решился на 2 самых отчаянных шага в своей жизни. Первый был сделать татуировку на всю голову, Себастьян считал, что так изменит свою внешность до неузнаваемости. А 2 это было поехать в небольшой городок, где живут "странные типы".
  
  И вот Себастьян пережидающий. Пока солнце закатиться за горизонт, находился на чердаке старой церкви.
  Единственного тихого места во всем районе.
  Солнце стояло еще высоко, хотя лучи уже лениво просачивались сквозь старую битую мозаику окон. Свет - прекраснейший дар Солнца, благодаря ему весь мир живет, а странный человечишка сидящий на чердаке старой церкви в забытом городишке его люто ненавидит. Старый чердак был просто ужасен, чего здесь только не было: И старые картины, сломанные скамьи, битые лампы, куча всякой грязной одежды и проржавевшая кровать. Себастьян в очередной раз поморщив нос, начал разбирать кучу тряпья, ну вдруг есть что полезное. Но через пару секунд он замер. Опять монах принимает очередного грешника? Н-н-н-е-е-т Голоса не те. Гости? - еле заметная хищная улыбка озарила лицо вампира. Парень уже на автомате потянулся к глефе, но тут же яростно отдернул руку. Нет, нет, нет! я же в обидели Господа, хоть я и грешник, но осквернять этот храм не буду...! - Себастьян убеждал сам себя. но Сильнейшее любопытство не давала парню покоя, он сначала пытался вновь заняться тряпками, потом пошел искать целые доски, чтобы починить пару старых скамеек, но ничего не выходило. Все мысли были об этой парочке... Любопытство все таки взяло верх! Себастьян легким бегом оказался на другой стороне чердака возле небольшой дырочки размером с кулачок младенца. Сначала он пытался увидеть этих двоих, но когда понял что это безрезультатно, приложил ухо и начал слушать... Все было бы ничего, но старая известка изредка сыпалась вниз, создавая неприятные звуки.
  Слегка заметная улыбка и взгляд в одну точку говорят о том, что Себастьян увлекся подслушкой разговора. Как и следовало ожидать, уловить смысл разговора он не смог, но зато понял что его обнаружили. Чертового любопытство, в очередной раз оно втягивает меня в приключения. Парень быстро поднявшись, быстро огляделся, будто ожидал увидеть кучу солдат или преступников, которые и мечтают всадить ему пулю между глаз. Но его взгляд вдруг приобрел серьезность и холодность. Будто любопытный мальчишка Себа превратился в хладнокровного и бесстрашного Себастьяна. И правда, он стал таким каким его видели окружающие. Он нацепил маску безразличия ко всему: Страху, смерти, боли, страданию, печали, зависти, гневу... Надо пойти поприветствовать гостей... Легким шагом он направился к лестнице ведущей в главный зал, захватив с собой глефу...
  Спуск занял не так много времени, и через пару мгновений маленькая еле приметная дверь отворилась, пропуская "великана".
  Вечер добрый, господа... - безразлично поприветствовал Себастьян незнакомцев и совершил еле заметный кивок в сторону девушки, глефа так и осталась болтаться за спиной парня
  Маска безразличия трескалась по швам... Она вся в Крови! Это прекрасно! она божественна... - беглый взгляд то на девушку то на парня и эта хищная улыбка... Себастьян сделал робкий шаг в сторону девушки и ощутил сверлящий взгляд незнакомца. Кровь... Она везде... Какое милое личико... - он будто пьянел от её вида... Её... так... много.... Себастьян сделал еще один еле заметный шаг в сторону девушки. Его больше не интересовал Молодой парень, что находился рядом с девушкой. Себастьян разглядывал леди будто, ювелир осматривает огромный бриллиант, с таким же восхищением и робостью.
  Но вдруг все исчезло... хруст... Вспышка боли... Себастьян встал на правое колено... Если и не сломал кость, то трещина есть 100% - холодное заключение сделал парень, даже не пытаясь встать, ибо это бессмысленно. Боли нет... Может это последствие шока, может дело в чем то другом... Как вежливо с вашей стороны стрелять в незащищенного человека, да еще в обители господа... - презрительная усмешка на лице парня ясно говорила, что ему сейчас не до раненой ноги. Не знал что за легкое любопытство тут убивают...
  Животный гнев вперемешку с презрением, вот они эмоции которые сейчас испытывал парень. "глефой не достану, да и в таком состоянии и шагу сам теперь не сделаю... Будь ты проклят!!!" подумал вампир.
  - Если ты решил убить меня... Пожалуйста, давай быстрее. Не нужно гнилых речей о том какой ты хороший и честный, добропорядочный и принципиальный. И так уже понятно, что ты дик и безрассуден. Не медли! Я не хочу унижаться перед таким как ты! - слова Себастьяна были переполнены презрением и отвращением, при этом каждый раз заканчивая предложение он резко поднимал голову, так как капюшон сползал на глаза. Быстрый взгляд на девушку, в нем читалось некое сочувствие или понимание... И затем тяжело вздохнув произнес холодным голосом:
  - Давай... Я готов
  Произнеся эти слова парень закрыл глаза, перед ним появился отец, стоящий в старых потертых джинсах и рваной на плече футболке, он вытирает пот с заляпанного маслом лба рукой, в которой держит проржавелый гаечный ключ. Затем улыбающаяся мама, весь фартук был в муке, и даже носик был чуток беловат, потом тренер, который покачивал головой, будто говоря, "И это все, чего ты добился?", одноклассники, которые тычут в него пальцем приговаривая "Вампир"... А затем тьма... Пустота... Медленный вдох... И...
  - слушай, давай сразу определим, ты благородный герой, я безжалостный злодей. И в лучших традициях я не буду читать пафосные речи перед тем как убью тебя. Потому не строй из себя невинную овечку. Хотел бы убить, ты уже был мертв.
  - Оля, отойди от него. Ди? Ты слышишь меня, отойди от него. - голос холодный.
  Парень лишь слегка улыбнулся девушке. И натянул капюшон на глаза... "овечка говоришь..." - подумал парень и собрав всю свою волю встал... Неприятных хруст... Вспышка невыносимой боли, вампир даже не понял, как он умудрился даже звука не издать...
  - Овечка говоришь... - прошипел Себастьян, натягивая капюшон еще сильнее, для того чтобы ни парень ни девушка не увидели гримасу боли. А боль была сильнейшая, в итоге прокушенная губа и вкус крови на языке...
  - Просил же без гнилых речей, если решил стрелять - стреляй, если нет, разговор окончен...
  "как бы не склеится тут от болевого шока" - пролетела мысль в голове парня. Колено не выдерживало, хотя Себастьян и так почти всю свою массу тела перекинул на здоровую ногу. Слегка пошатнувшись, парень вцепился в старую потертую скамью для посетителей церкви...
  - Церковь - не место для насилия. Прошу вас покинуть священную обитель Господа. - сказал священник обводя взглядом троицу людей находившихся в церкви.
  - Как скажите Батюшка... я уже ухожу - слова были полны уважения и стыда. Парень сделал шаг борясь с невыносимой болью. Себастьян был уперт до нельзя, медленно но верно шел к выходу, делая небольшие передышки, чтобы хоть как-то унять боль. Старые штаны уже изрядно пропитались кровью, но "Вампира" больше беспокоило не это. Старый пыльный чердак, вещи вековой давности, там многое заплесневело, отсырело, прогнило... Штаны были просто наполнены всякой ерундой, а тут открытое ранение. Как бы чего подхватить, б...ь - про себя выругавшись Себастьян вновь сделал шаг.
  - Ну выйдешь ты из церкви и что дальше? ТЕБЕ! ТУТ! никто не поможет, ты одиночка, отшельник. Мир лишь облегченно вздохнет, узнав что еще одним психом и моральным уродом стало меньше - потешался внутренний голос, но парень продолжал уверенные, но очень болезненные шаги в сторону выхода...
  
  Виктор Карнэйдж
  
  Неожиданно на Олю напала какая-то неистовая печаль, от всего того, что она пережила, и что ей придется пережить дальше. Нет, она не жалела себя. Напротив - от этой тоски по родному городу и по родным, которые уже наверняка успели похоронить пропавшую дочь, у Ди появилось второе дыхание. Она вновь захотела жить, а не просто существовать в этом проклятом Страхграде, хотя бы для того, чтобы выбраться отсюда живой и показать миру себя.
  Девушка улыбнулась, услышав слова Виктора и произнесла:
  - Можешь меня не ждать. Боюсь, это затянется надолго.... - она посмотрела на свои ладони, запачканные кровью и лишь могла представить, что у нее твориться на лице. - К тому же, мне нужно время, чтобы отойти от всего этого. Принять ванну, например...
  Сказала, и отчего-то смутилась.
  О чем ты думаешь, Ди?
  Ни о чем!
  Неожиданно сверху раздался скрип, и посыпалась вековая пыль.
  Оля затихла, встревожено глянув на Виктора.
  - Святой отец не бывает на чердаках.
  - Можешь меня не ждать. Боюсь, это затянется надолго.... К тому же, мне нужно время, чтобы отойти от всего этого. Принять ванну, например...
  - Красиво жить не запретишь - усмехнулся Виктор
  Все-же остановился.
  - а помнишь как я стирал с тебя кровь платочком и отпаивал спиртом? Как насчет повторить? Я ведь лучше зеркала справлюсь.
  - Святой отец не бывает на чердаках.
  - Наверно крысы - беззаботно ответил парень, медленно подходя к девушке.
  - Тихо себя веди. - шёпотом - я слышал шаги, и врят-ли крысы носят обувь.
  Привыкший "работать" в абсолютной тишине Виктор четко слышал чьи-то шаги. Сперва ему казалось что у него просто глюки, но когда с потолка стала падать известка.
  Хоть бы под тобой потолок провалился - пожелал он неизвестному.
  - Идеи? - все также тихо - можно пойти проверить, но так делают лишь в ужастиках. Можно сообщить нашему "другу" что его заметили и пусть выходит. Тогда он либо затихнет до вечера, либо выйдет, тут я его и сниму. Или я могу просто наугад всадить 34 пули с обоих пистолетов в потолок.
  - Придется ванне подождать...
  ответила она на шепот Виктора.
  И как настороженная кошка, заприметившая мышку, прислушалась. Похоже, неизвестный тип распознал, что его заметили. Доски заскрипели, угрожая поломаться и открыть взору Оли незваную особу. Но, хвала небесам, ничего подобного не произошло, и особа представала перед взором несколько шокированной Ди.
  - Вечер добрый, господа...
  Девушка нервно сглотнула и отошла на шаг назад, цепляясь за рукав Виктора.
  Какого дьявола?!
  - Оу, ты дьявола звала? Вот и он!
  - Вот и он, - тише шепота произнесла Ди, рассматривая живопись на лице незнакомца.
  В этот краткий миг затишья она старалась не думать о своих опасениях на счет дьявола, который спустился на землю. Потому лишь сверлила шокирующим взглядом стоящего напротив незнакомца.
  - Кому добрый, а кому не очень - ответил Виктор Странно, он вовсе не смотрел на незнакомца, а смотрел на разрисованную стену за его спиной. Плавно переводя взгляд на плечи.
  Еще ни один человек не смог выхватить оружие и чтобы это в первую очередь не повлияло на плечи. Это как в драке, поднялись, значит драка началась, значит надо успеть ударить первому. Другое дело, что сейчас не кулачный бой, противник может достать нож и упадет с пулей в голове в следующий миг, а может выхватить мак-10, или похожую вещь и тогда даже с дырой в черепе успеет веером разбросать пули.
  Бронник выдержит несколько пуль, кевлар в семь раз прочнее стали.
  Конечно если его пули покрыты тефлоном то...
  Да еще и Оля рядышком. Виктор присмотрелся. Рукоять меча?
  Рукопашник значит, недюжая сила, но скорость страдает. Три метра это минимум, стратегическая зона, когда противника можно достать пулей, но при этом самому не получить.
  Виктор улыбался, фальшивая улыбка, его фальшивой маски.
  - Ближе не подходи, сделаешь хоть шаг и умрешь.
  - Уйй... черт! Что он делает?! - путались мысли в голове Ди.
  На тебя смотрит, не видно что ли?
  Какого он делает шаг вперед?!!! Виктор ведь предупредил!!
  Хм, умереть в церкви - не так уж и плохо.
  О чем ты говоришь?? Что происходит? Какого черта???
  Мысли Ди метались из угла в угол, как лисица, загнанная в западню. Взгляд непрерывно следил за движениями незнакомца и пугался все больше и больше от того, как тот на нее смотрит.
  Может быть он просто считает тебя красивой? Что в этом плохого?
  Да я все в крови! При чем тут красота?
  Оля отцепилась от рукава Виктора, подумав, что ее мертвая хватка может помешать в ближайшей разборке, которая несомненно настанет, если этот парень с тату не возьмет себя в руки.
  - Не приближайся.
  тихо прошептала она незнакомцу, хотя вряд ли он услышал бы ее. В отличии от Виктора.
  К чему лишние жертвы в святом месте?
  - Повезло как утопленнику. Нам обдолбанный попался. Может подойдешь к нему? он тебя облобызает и начнет молиться как на статую, может он тебя сейчас богиней считает, или ангелом...
  Виктор тихо откинул полу куртки, вытаскивая глок, снял его с предохранителя, одновременно перезаряжая. Такому учат обычно военных, но ничего сложного нет, если немного попрактиковаться, большой палец на флажке, ладонь другой на стволе. Все просто.
  Стрелять в потолок с глушителем, только свинец переводить. Все равно не слышно, тем более с затуманенном наркотиками разуме. Интересно чем он кололся, судя по тому как его качает наверно фен бодяженный тармадолом.
  Все эти мысли возникли уже после нажатия на курок.
  Пуля с измененным центром тяжести вылетела из ствола и раскручиваясь летела к ноге неизвестного.
  а ведь просил же по хорошему, не подходи.
  Когда Виктор выстрелил, Оля испугалась. При чем не за себя, а впервые за совершенно незнакомого человека, который каким-то образом попал в их дружную компанию.
  Виктор, нет!
  Хотела закричать девушка, но было уже поздно. Парень опустился на правое полено. Но, как ни странно, не испытывал какой-либо боли, разве что мелкой обиды на такую "гостеприимность" в церкви.
  Ситуация показалась самой Ди совершенно не типичной для данной среды. Девушка на миг прикоснулась к руке Виктора, и сама не понимая, зачем и что делает, встала меж другом и "врагом".
  - Виктор, не делай этого. Он ничего нам не сделал. Остановись.
  Черт, тебе повезет, если он сам тебя сейчас не застрелит на месте!! Что ты делаешь?
  - Справедливость. - выкрикнул внутренний голос
  - Ты сумасшедшая добродетельница!!
  - Я знаю...
  И Ди действительно знала. Она почему-то питала самые чистые надежды на мотивы раненого, не смотря на его внешний вид, который поначалу пугал.
  Не суди людей по внешности. - любил поговаривать священник.
  - Виктор, не делай этого. Он ничего нам не сделал. Остановись.
  Развел руками
  - Ну я его сразу предупредил, и ведь не убил же... так что будь добра, уйди с траектории стрельбы. Ты немного мешаешь.
  Конечно, ее доброта трогала душу, но все-же.
  И конечно легкая обида в душе.
  ради меня бы так бросалась.
  - И не сделает потому что я не дам ему ничего сделать. Я привык бороться не с причиной, а не последствиями...
  
  Ольга Динченко
  
  - Девочка, одумайся!! Ты что, к дьяволу захотела?!!
  - Защита невиновного не карается адом.
  - Брось это дело сейчас же!!! Умрешь!!! Пристрелят!! Разве этот человек стоит того, чтобы за него отдавать свою жизнь? - внутренний голос опять противоречил ее желаниям.
  Оля посмотрела, в глаза раненому парню и ее сердце сжалось от боли, словно это ей только что пуля попала в ногу. Она смотрела на него не долго, буквально пару секунд. Затем повернулась к Виктору и произнесла:
  - Но ведь он нам ничего не сделал.
  Сказала это тихо, почти шепотом, словно в оправданье своему поступку. Ее сознанье было доверху переполнено противоречиями и скандалами, которые устроили там недремлющие мысли. Они кричали, ругались и стучали в двери разума Оли, которые были надежно заперты добродетельной уверенностью.
  - В конце концов, ты в церкви.
  Ди сама не понимала что делает. Она стояла против Виктора - того, кому всего пару минут назад доверяла больше, чем своей матери. А теперь отстаивает незнакомца, который появился не в то время, не в том месте.
  Девушка решительно шагнула к раненому и, присев, тихо спросила:
  - Что вы тут делаете?
  - Оля, отойди от него. Ди? Ты слышишь меня, отойди от него.
  Холодный голос Виктора пробил дверь в разум Ди, заставив девушку на миг вздрогнуть.
  Право слово, отойди. Ты же видишь, он не нуждается в твоей помощи.
  Черт, у него колено сломано...
  Когда незнакомец поднялся, Ди последовала его примеру и отошла на шаг назад - мало ли чего можно ожидать от раненого зверя?
  И все же агрессия была направлена лишь на обидчика в лице Виктора. По сути дела, Оля находилась в самом безопасном состоянии, никто из присутствующих не желал ей зла. По крайней мере, на это девушке хотелось рассчитывать. С другой стороны, она не могла так просто броситься на помощь незнакомцу, ведь она его совершенно не знает, а его боевая окраска на лице не внушала особого доверия. Еще более убедительным аргументом служило то, что Виктор не допустит никакого насилия со стороны незнакомца, жизнь которого весела на волоске.
  Когда парень схватился за лавку, Ди чуть не сорвалась с места, в порывах помочь незнакомцу. Но все же сдержалась, оставшись стоять на месте.
  Что же будет... что же будет?
  звенел тревожный колокольчик в сознании Ди.
  Он говорит слишком провокационно! Виктор его убьет! Нужно что-то делать...
  Пока Оля думала, дверь в церковь открылась, и вошел священник.
  - Отче!
  Прошептала Ди, мысленно перекрестившись.
  Отец Сергий был родом из Страхграда. Свою прошлую жизнь он никому не открывал и жил до недавних пор в одиночестве, среди окружения икон, свечей и распятия. Он был уже не молод, но для своих пятидесяти с лишним лет выглядел весьма хорошо. Он знал каждую тропинку в лесу и каждую дорогу или подворотню, как свои пять пальцев. Посему ходил по городу лишь по более-менее безопасным местам, хотя по большей части все же проводил время в церкви или в лесном отшельничестве. В общении он совершенно не нуждался и при нападении мог дать отпор. Каково его прошлое, и из-за чего он пошел в священники, осталось под надежным замком даже от Оли, которую он считал своей приемной дочерью.
  Не смотря на всю жестокость окружающего мира, церковь оставалась церковью. Туда могли прийти люди, нуждающиеся в ответах, покое или исповеди. Всем, кто приходил, отец Сергий отвечал благосклонной улыбкой да каким-то советом - нуждался в нем человек или нет.
  Довольно часто в старую церковь заходили бездомные, чтобы переночевать или погреться. Отец их не прогонял. Наоборот, ему была приятна такая добрая популярность. С другой стороны после их визитов начали пропадать свечи или подсвечники, на что священник лишь говорил самому себе: "бог дал - бог взял".
  Но в каком бы то ни было случае, он не позволял кровопролития в церкви - божественном святилище.
  И вот сейчас, возвращаясь с прогулки по лесу, святой отец обнаружил в церкви необычную компанию в лице запачканной кровью Оли, парня с пистолетом и еще одного раненого в ногу.
  ... Вся троица замерла, напряженно наблюдая за действиями священника. Тот в свою очередь прошествовал до алтаря, кинул недоброжелательный взгляд на пистолет в руках Виктора, и твердо сказал:
  - Церковь - не место для насилия. Прошу вас покинуть священную обитель Господа.
  Виктор виновато улыбнулся. Убирая оружия.
  Он медленно прошествовал по коридору, поравнялся с Ди:
  - Я буду у выхода, пожалуйста не сильно задерживайся.
  Проследовав все также неторопливо к выходу, он присел на ступени.
  - В больницу обратись. И больше не гуляй по чужим чердакам, это немногим нравиться. - сказал он в спину уходящему.
  Голос был спокойный, не то что бы он хотел дать совет, в конце концов это и так ясно. Но надо же было закрепить знания в голове парня, а то и вправду залезет на чердак соседнего дома и там его пристрелят.
  В другой раз он бы перевязал его рану, и сам бы доставил в больницу. Конечно предварительно разоружив и связав. Раньше ему было очень больно, в душе. Когда он видел чужие страдания, сейчас же, это даже немного веселило.
  Появление священника было для Ди весьма большой неожиданностью, но с ним же пришло и великое облегчение, словно гора с плеч свалилась. Теперь не нужно было думать о том, как спасти невиновного парня в красно-черной татуировке, не нужно было бояться за его здоровье и за свою раненую психику. Теперь оставалось только объясниться со священником. Но прежде чем это сделать, она довольно долго и неотрывно наблюдала за спинами покидающих церковь парней.
  Ди надула губки.
  Девушки просто обязаны задерживаться. Хотя бы на пятнадцать минут!
  хотела сказать она ему вслед, но промолчала, сжав слова в комок. Позади выжидающе стоял священник. Оля тяжело вздохнула и подошла к отцу Сергию.
  - Отче...
  Уж было хотела начать она, как вдруг тот провел по ее лицу ладонью.
  Кровь... совсем забыла...
  - Это... понимаете, - она на миг запнулась, но все же найдя силы, продолжила: - Сегодня днем я встретила человека, который покончил с собой у меня на глазах. Это... - указала на лицо. - Это его кровь. А те ребята... один из них мой друг, с другим мы познакомились при неординарных обстоятельствах...
  - Не нужно объяснений. Я верю в твое благоразумие, дитя. Чтобы тут ни произошло, ты поступила правильно.
  - Спасибо, отец. - склонила она голову.
  Священник тем временем окрестил девушку и поцеловал в лоб, как бы говоря "твои грехи отпущены, можешь быть свободна".
  Хотя какие грехи? Я ведь ничего не сделала!
  кричали недоуменные мысли в сознании Ди, когда девушка отправилась к себе в комнату. Оставив там рюкзак, она схватила полотенце и халат, и двинулась в ванную.
  Сама ванная была небольшой комнаткой с голыми стенами, одним окном, тщательно облюбованным одним местным пауком, небольшим зеркалом и старой ванной, больше напоминающей ванну 15 го века, но все же чистой и пригожей для купания. Ди сняла с себя гольф и положила его вместе с безрукавкой откисать в тазике со стиральным порошком. Хвала небесам, кровь не успела закрепиться на одежде, так что через пару часиков должна была сойти. Оля открыла кран. Он возмутительно, как старый дряхлый старик, закашлялся, но все же выпустил водяную струю, которая начала постепенно наполнять ванную-корыто. Подождав пару минут, девушка окончательно сняла с себя остатки одежды и погрузилась в воду.
  Теплая вода приветливо колыхнулась и окутало тело Ди. Оля прикрыла глаза и улыбнулась.
  Как приятно, боже... наконец-то покой...
  Еще с детства у девушки осталась привычка погружаться в воду с головой, чтобы потом наблюдать за бликами водяной поверхности. Как ни странно, эта привычка осталась и по сей день. Оля набрала воздуха и медленно сползла по спинке ванны вниз.
  
  "Театр маньяков"
  том 2 - Реконструкция
  Глава 3
  
  Ольга Динченко
  
  Одевание Ди затянулось на продолжительный промежуток времени.
  Она, как и каждая уважающая себя девушка, опаздывала на встречу, как минимум на пол часа. Впрочем, "опаздывала" - это громко сказано, ведь никто не договаривался ровно на шесть часов вечера, плюс-минус минут пятнадцать. Поэтому Оля со всей уверенностью не брала на себя никаких угрызений совести за так называемое опоздание.
  Одевшись и приведя себя в порядок, Ди заключительно взглянула на себя в зеркало и ухмыльнулась. Мокрые волосы отчаянно завивались в непослушные кудряшки, и просто таки кучерявились на глазах. Девушка посмотрела в окно и по спине прошлись мурашки - ветер там был явно не из теплых краев, а посему мокрые волосы стоило хорошенько подсушить. Ди залезла под кровать, и со второй попытки нащупав там коробку с феном, вытащила ее, при всем при этом оглушающе чихнув от вековой пыли. Что говорить, времени на уборку собственного временного жилья у Оли практически не было - ночью работа, днем сон, опять работа, опять сон. В перерывах, естественно, находилось что-то особо важное из повседневных дел священника, которому приходилось помогать. Впрочем, уважаемый отец Сергий не слишком то и напрягал неудачную белоручку Ди по хозяйству, ибо в этом ему по большей части помогала некая "ангельская" особа, о которой Оля была наслышана по самую верхушку своего многострадального сознания.
  Итак, оглушительно чихнув, Ди все же вытащила старый фен из не менее старой коробки и окинула его оценивающим взглядом, который, впрочем, не сулил ничего хорошего. Фен был по истине старым и пользоваться им было наверняка в ущерб своему здоровью. Но что говорить, скидка на него была слишком заманчива, а с деньгами в то время были проблемы, посему девушке пришлось купить эту несчастную дешевку и довольствоваться тем, что есть.
  Вентилятор возмутительно затрещал, выкашливая скопившуюся пыль. В воздухе повис неприятный запах паленого. Ди выдержала ровно две минуты сушки, а затем с облегчением закинула старую развалину обратно в старый угол под старой кроватью.
  - Осточертело все! - в пылу выругалась она, осматривая свое скопление на голове.
  Кудряшки закучерявились вволю, предавая хозяйке вид беззаботного милого дитя. Поработав над непослушными вихрами еще десять минут, Ди добилась желаемого результата - не такого кучерявого, но и не совсем прямого. В самый раз!
  Оля отошла на пару шагов, дабы более-менее полностью влезть в зеркало и осмотрела себя с ног до головы.
  Черные полуботы с красными шнурками отбавляли женственность в характере одежды, но и не мешались. Синие обтягивающие джинсы подчеркивали стройные ноги, а красный джемпер символизировал решительность Ди.
  - "Решительность? Интересно, к чему?" - отмахнувшись от своих надоедливых мыслей, девушка накинула зеленый плащ, длиной до колен; завязалась в свой обожаемый красный вязаный шарф и удовлетворительно кивнула.
  Проверив содержимое рюкзака (рабочая одежда и прочие прелести женской повседневности), Ди выбежала из комнаты. Закрывать ее она даже и не думала, ведь какой опасности можно ждать в храме Божьем?
  - Дитя...
  - Святой отец, - выдохнула Оля, резко затормозив перед священником. - Я прошу прощения. Спешу.
  К Оле пришла мысль о том, что она забыла у себя в комнате единственную вещь, которая гарантировала ей хоть какую-то безопасность - старый, но все же острый, охотничий нож. Воспользовавшись моментом, Ди в буквальном смысле удрала от священника, вихрем ворвавшись в свою обитель и потратив добрые две минуты на поиски своего артефакта.
  Артефакт мило лежал на подоконнике, поблескивая в свете пламени свечи. Резко схватив его и задув все свечи, Оля таким же вихрем выбежала из своей комнаты, и, вознося хвалу небесам за то, что не столкнулась со священником, выбежала во двор, где ее ожидал Виктор.
  Стыд покрыл лицо девушки, но благодаря наступившей темноте, разобрать что-либо было довольно проблематично.
  - Виктор?
  Робко позвала она темноту.
  Тишина.
  Парень поднялся со ступеней, кошачьей походкой преодолел расстояние до девушки, и находясь в двух метрах от нее, тихонько ответил.
  - Я здесь моя красавица, теперь ты действительно такая! хотя маски из крови тебе неплохо шли.
  - Шутить изволите.
  Улыбнулась Ди, невольно покрываясь румянцем. Холодный ветер заставил одеть капюшон и спрятать руки в согревающие карманы.
  Варежки не помешало бы купить! - смекнула Ди в процессе втягивания холодных ладоней в карманы плаща.
  Взгляд оторвался от созерцания лица Виктора и обратился к хмурому небу, на котором уже успела выскочить круглолицая луна-красавица. Оле почему-то вспомнились волки - бесподобные хищники, завывающие при виде красоты лунного сияния. Этот кадр всегда сопровождал фильмы с мистическими оборотнями и вампирами. И хоть Ди и не любила подобные фильмы, но при кадре полной луны и черного волка на ее фоне - всегда заворожено хлопала ресницами.
  Так же произошло и сейчас, когда была лишь луна, которую грызли клочья серых облаков, гонимые ветром на север.
  - Ты хоть не замерз? - отчего-то быстро спохватилась Оля, мгновенно избавившись от секундного марева.
  Темнота с каждым мигом сгущалась и идти одной по улицам города Страха ей совсем не хотелось, посему Ди по-детски схватила ладонь Виктора. Впрочем, делая вид, что проверяет его температуру.
  - Холодный все же... - опечалилась Ди.
  - Замерз - улыбнулся парень.
  Он сжал ее запястья и сунул в карманы собственной куртки.
  Согревая ее руки и пальцы.
  Он почти вплотную прижался к ней. Сжал ее запястья, не давая шанса вырваться, впрочем не слишком вцепился, просто нежно опутал пальцы девушки, своими.
  - Пойдем погуляем?! - нежно прошептал он - у вас тут театр неподалёку, как насчёт пройти со мной, показать мне экскурсию?
  Если быть честным он уже давно хотел побывать в том оплоте зла и ужаса этого города, пусть и представляющем ныне просто руины.
  Конечно и цель у него была, и Ди играла в ней не последнюю роль.
  Хоть и скрывал Виктор свои навязчивые желания, но сейчас внутренний голос шептал ему все новые способы времяпрепровождения с Ди, начиная с самых безобидных...
  Конечно парень отмахивался от навязчивых и неестественных желаний, но понимал. Пока он в подобном состоянии, девушке грозит серьезная опасность.
  Он улыбнулся.
  Голос был тих и нежен. Глаза как у верного пса, умильно и жалобно смотрели прямо на переносицу девушки.
  Раньше он долго переживал прилив эмоций, тчательно выискивал нового, прославившегося киллера или простого маньяка-психопата. Подробно, до мелочей придумывал план, подробно и кропотливо все готовил и все четко и быстро приводил в действие. Сейчас же он стал стрелять прямо на улице, совершенно не скрываясь. Ныне, даже являясь агентом МОРРПГ и обзаведясь так сказать лицензией на убийства, он должен стать еще скрытнее. Вместо это он совершенно ломает свою схему действий.
  Когда такое случилось впервые? Он на миг задумался.
  "- Точно! Бостон, полтора года назад". - мысленно крикнул он, вспоминая первое подобное проявление.
  
  Виктор Карнэйдж
  
  Я заметил их в подворотне.
  Два месяца как переехал в Бостон, и только устроился на работу, фотографом в один журнал средней паршивости, платили мало, но и работой не заваливали. Криминальная газетенка, сочиняющая истории про кровавые разборки и фотошопившие фотки трупов. Скверные типы.
  Пару раз выезжал на места преступлений, снимал тела. Полицейские еще шутили что такого фаната фотографий явно не достает в их отделе.
  Главное не оказаться в их отделе по другим причинам.
  Интерпол что-то явно копает, раньше они разыскивали 7-8 разных преступников, сейчас их количество уменьшается. Всетки почерк я не изменял, а тот может выдать. Единственное что я могу, сменить модель поведения.
  С этого дня нужно работать "грязно", а то на месте преступлений чисто как в операционных, нужно начинать настоящую мясорубку.
  И почему мне противен вид крови?
  Хотя нет, нравится и даже очень, но когда ее в меру. Пара капель, может струя. Но когда предстают целые лужи... начинает мутить. Неужто так просто поменять себя? Неужто так трудно? Блин, прекрати говорить загадками. Тем более сам с собой!
  Посмотрел на новое кольцо на безымянном пальце.
  Стул посреди комнаты мотеля, девчонка со связанными руками. Одно быстрое движение, от уха до уха. Пробитая артерия. И кровавая струя, попавшая даже на потолок.
  Но почему так захотелось остаться там и прибраться. Кровь заляпала куртку. Нужно срочно вернутся домой и пройтись по одежде отбеливателем и убрать следы. А лучше просто сжечь.
  Было темно, и улицу освещал лишь тусклый свет фонаря.
  Кто-то в черном плаще и широкополой шляпе, и девчонка, одетая слишком легко и не явно не по сезону.
  Какой-то ужастик...
  Псих с ножом и проститутка, классика жанра...
  Пара ударов.
  Стоять и смотреть не было ни смысла, ни желания.
  Нужно было либо идти по своим делам, либо вмешаться.
  Самое логичное - проследить за преступником, наметить день Х и все проделать в тишине и спокойствии.
  Но все эти крики, и эта кровь в свете фонарей, расплывающаяся в грязных лужах.
  - Я не спасаю невиновных, я наказываю виноватых - прошептал, будто сам себе в тишину ночи.
  В конце я не сдержался.
  - Что ты творишь, успокойся! Не делай глупостей!!! - кричал внутренний голос.
  Вышел из темноты, достал глок.
  Два выстрела, один в руку, второй в колено.
  Нож и несколько пальцев упали на асфальт, псих упал следом.
  - Вали отсюда - сказал проститутке, которая и так убегала.
  Псих полез во внутренний карман.
  Еще выстрел во вторую руку.
  Крик, и упавший на асфальт пистолет.
  "- Зачем пользоваться ножом, если есть пистолет?!"
  Этого я никогда не понимал, привык всегда действовать с максимальным кпд, а пуля в любом случае надежней ножа.
  И сейчас следует влепить пулю между глаз этому ублюдку.
  "- Может стоит переступить через себя? Стоит, вот с него и начну изменять свой профиль."
  Три выстрела в живот, ногой отправил в полет лежащий рядом с телом револьвер.
  Вопли, крики, после просто стоны...
  - Бывай - фраза на прощание, и скорые шаги во тьму.
  "- А если он выживет?" - спросил внутренний голос - "пускай..."
  
  Ольга Динченко
  
  Как всегда все произошло неожиданно и нежно. Ди даже не сопротивлялась, зная, что тот не сделает ей ничего плохого. Как бы там ни было, но она вполне доверяла Виктору. Наверное, первому человеку со всего города, не считая священника, конечно.
  Оля несколько раз по-девичьи хлопнула ресницами, одолевая свое внезапное желание приблизиться к лицу парня хотя бы еще на сантиметр.
  - Погуляем?
  пришла в себя Ди, взгляд которой тут же перешел с губ Виктора на его глаза.
  - У меня ведь работа.
  Оправдывающе и в тоже время утвердительно сказала она. Прогулять работу - это не пару университетскую прогулять, где ты являешься старостой и все можно списать на пресловутый деканат или своего же куратора. Тут, в реальной и суровой жизни, девушка являлась уже не старостой, а простой рядовой ... официанткой, у которой была начальница. Ди ее уважала и не хотела, чтобы репутация пострадала от даже одного прогула. Доверие - вот чего она хотела заслужить у своей справедливой начальницы.
  - А про театр я ничего не знаю. - скороговоркой проговорила она, и выскользнула из рук Виктора, опустившись на ступеньку вниз.
  Виктор присел на корточки, смотря на девушку.
  - ну после работы. - с улыбкой сказал он - а где ты работаешь? А то я совершенно ничего не знаю о тебе.
  Он заворожено смотрел на губы Оли.
  - Двадцать минут ходьбы. - улыбнулась Ди, отчего-то считая, что это весьма неплохая шутка в адрес ночного клуба. Затем хмыкнула, глядя в глаза Виктору и в очередной раз взяв его за руки, потянула за собой. Отойдя на пару шагов, они оказались прямо напротив входа в мрачный храм Божий.
  - Ночной клуб "От заката до рассвета". - улыбнувшись, призналась она. Впрочем, это не была такой уж великой тайной, а служба официантки почти не вызывала у Ди никакого отвращения, за исключением моментов драки или слишком вольных рук наглых постояльцев. Впрочем, и дым не был девушке приятным, но за три месяца работы она все же свыклась с его присутствием.
  Перечисление недостатков клуба можно было прочитать на лице девушки, но наступившая темнота давала различить лишь отдельные черты лица.
  - Моя профессия... официантка. - заявила она, все еще держа Виктора за руки.
  Он прижался почти вплотную к ней.
  - А ведь фотомодель это более достойная тебя работа, и менее опасная точно. Я ведь от своего предложения не отказывался.
  Он прильнул почти вплотную к ее лицу и поцеловал.
  Ди испытав еще один поцелуй Виктора, уже не желала никуда идти.
  "Какая может быть работа, если рядом стоит (да еще и целует) такой милый человек, как Виктор. И будь он хоть триста раз убийца, плевать!"
  В процессе поцелуя руки Оли плавно и как-то сами по себе перешли на шею парня, мягко его зажимая и притягивая к себе еще ближе. "Хотя, куда уж ближе?"
  Воспользовавшись моментом, ветер ударил с двойной силой, стягивая капюшон с головы Ди и заставляя ее кудряшки взмыться к небу. Кучери не были против и, поддаваясь желанию вольной стихии, начали рисовать невидимые рисунки на невидимом холсте.
  Самой Ди на такое зверское вмешательство ветра было как-то плевать. Она находилась в объятиях Виктора до тех пор, пока сверху, не раздался звон церковных колоколов.
  "Шесть часов." - невольно подумалось девушке, и она произнесла это вслух, оторвавшись от губ Виктора:
  - Шесть часов.
  "Значит, пора на работу..."
  - Мне пора. Не хочу опаздывать. - нахмурилась она. - Ты ведь пойдешь со мной в клуб?
  - Конечно. Я провожу тебя, если ты мне еще за счет заведения поставишь бутылочку, будет просто здорово. А потом мы можем запереться в подсобке...
  Он усмехнулся, коротко поцеловал девушку в носик и потянул за собой.
  - Пойдем? - он тянул ее за руку, не настойчиво, а очень даже нежно, хотелось чтобы она не куда не шла, а просто осталась с ним. - Но ты так и не сказала насчет фото сессии, могу я рассчитывать на это? не обещаю что сразу твои фотографии будут продаваться за бешеные деньги, но на начальных этапах могу из своего кармана вкладываться, или даже ты могла бы по доброте душевной мне попозировать.
  Ди покорилась Виктору и продолжая сжимать его ладонь, пошла вслед за парнем.
  - На счет выпивки - не знаю даже.
  Деловито покрутила она носом, словно сама является владельцем клуба и имеет полнейшее право распоряжаться бесплатным алкоголем.
  - А про фотосессию...
  Девушка сосредоточено перелистывала в памяти страницы небольшого фотоальбома Виктора, который до сих пор держала в рюкзаке. Фотографии хорошие, чувствуется вкус. Она еще тогда, при первой же встрече, которая тоже произошла в церкви, согласилась. Но для приличия поколебалась немного, заставляя саму себя засомневаться. Впрочем, это было все лишь для вида.
  - Я согласна. Но условия мы еще обговорим. - Прощебетала она, поравнявшись с Виктором и шагая теперь в одной дружной шеренге.
  Правая рука грелась от ладони парня, левая - от кармана плаща. Ветер беззаботно теребил кудряшки, и Ди улыбнувшись, почувствовала, что этот вечер, не такой, как все предыдущие.
  - "минимум одежды вот мое главное условие" - мысленно проговорил парень. А в слух он просто улыбнулся.
  Хотелось никуда не идти, хотелось завалиться на мягкую кровать, сжать теплое и невероятно красивое тело девушки, и хотя бы просто вот так в обнимку поспать. Конечно это было самое скромное из желаний, но в нем были свои интересные моменты.
  
  Они быстро отошли от двора церкви и шли держась за руки по улице Западного района.
  Темные улицы, самого грязного района города, с яркими витринами, неоновыми вывесками, бомжами и машинами на дороге. В мрачных переулках, прячутся проститутки с клиентами, пьяные лежат в кучах мусора, грабители разбираются с мимо прохожими и конечно же опасные маньяки, в пелене темноты, разделываются со своими жертвами.
  Мрачные улицы теряли свою мрачность на глазах Ди.
  Яркие вывески баров, ресторанов, кафе, забегаловок, стрип-клубов... и прочих местных культурных и безкультурных заведений. Все они маячили перед глазами, заставляя жмуриться от непривычки да еще и резкого перехода от отдаленной старой церкви и сразу в центр дражайших развлечений, которые так обожали местные обитатели. Именно обитатели, потому что другого слова Ди для них не могла подобрать.
  Оля шла вместе с Виктором, погрузившись в свои мысли, которые почему-то молчали. Молчанка в сознании продолжалась до тех пор, пока далеко впереди Ди не узнала вывеску своего обожаемого рабочего места. Клуб "От заката до рассвета" - довольно приличное заведение, если не учитывать погромы и драки, которые в последнее время происходили все чаще и чаще.
  Ди машинально прижалась к левому плечу Виктора, делая вид, что ей стало холодно. Впрочем, практически так и было... по спине прошелся град надоедливых мурашек, от одной мысли о возможном погроме в баре.
  "Надеюсь, сегодня все будет тише, чем обычно..."
  Она почему-то засмущалась возможной помехи. Ей не хотелось, чтобы Виктор видел грязную сторону клуба. С другой стороны, подобные вещи происходят во всех ночных заведениях. Даже в знаменитом Лос-Анжелесе и прочих городах США.
  Ди прижалась к плечу парня.
  Это было забавно, она будто боялась быть одна.
  "- Интересно и как она ходит на работу без меня? жмется к прохожим?" - возникла глупая мысль в голове парня.
  Он обхватил ее рукой, ладонь слегка скользнула по груди Ди, но быстро поднялась наверх, и будто ничего не было, легла на плечо.
  Вот так закинув руку, будто успокаивая девушку, на плечо, шел вместе в клуб.
  Сердце невольно юркнуло, когда рука Виктора скользнула в неположенном для скольжения месте. По крайней мере, Ди этот жест показался слишком явным (хоть и кратковременным), отчего-то ее настроение изменилось на более хмурое и задумчивое. Впрочем, с таким расположение духа, Ди была практически всегда. Выказывать эмоции в этом жестоком городе приравнивалось самоуничтожению, при чем не только тела, но и своей личности. Это веское мнение принадлежало лишь Оле и отрекаться от него она никоим образом не желала.
  Внезапно Ди вспомнился прошлый год.
  "Да, тогда я еще была свободна. Могла делать все, что захочу. Гуляла, веселилась, училась, испытывала первые чувства..."
  А впрочем, может быть именно сейчас она была свободна? Ведь в прошлом сезоне она была под строгим надсмотром родительских глаз, которые лишний раз никуда ее не отпускали, создавая иллюзию свободы. Теперь же девушка была представлена самой себе. Ее жизнь зависела лишь от нее самой, без родительской опеки и осуждающих взглядов. Да, лишь теперь она стала свободной.
  Ди медленно выползла из охраняющих рук Виктора, даже не задумываясь, как это будет воспринято с его стороны и, зашагав рядом, произнесла:
  - Ты научишь меня защищаться? - Сказано это было больше с утверждающей интонацией, чем с просящей.
  Усмехнулся.
  Конечно была некая досада, что девушка решила отбросить его иллюзию защиты, но злиться на нее желания особого не возникало.
  - Защищаться - он улыбнулся - Ди, ты просто невероятно глупый ребенок.
  "Невероятно глупый??" - нахмурилась она похлеще самой хмурой тучки на небе. -"Ребенок???"
  Ди втянула шею в теплый шарф, демонстрируя свое явное неудовольствие, и накинула капюшон плаща, который тут же был откинут свирепым осенним ветром.
  - Так убей. - очень-очень тихо проговорила она в шарф, скорее обращаясь не к Виктору, а к чему-то потустороннему и невидимому впереди себя.
  Глаза ее зло сверкнули, но она не стала ни продолжать своей речи, ни прерывать Виктора. В этот же самый момент парень взъерошил и без того взъерошенные ветром кучеряшки Ди и продолжил.
  - Я могу прямо сейчас убить тебя голыми руками, десятком способов. Но... защитится от тебя я не смогу... Непонятно?
  Он взъерошил волосы девушки:
  - Я умею убивать, а не защищать. Мой тебе совет, приобрети дамскую версию Беретты, и ходи регулярно в тир. Будешь как Джеймс Бонд в юбке. Конечно если ты спросишь: Ты же научишь меня убивать. Я отвечу да, и научу тебя паре простеньких приемов, которыми ты ни себе, ни кому другому не навредишь, но противнику явно будет уже не до тебя, сломанные колени и пальцы, это здорово привлекает к себе внимание.
  Он вновь положил руку на ее плечо.
  - если конечно ты не будешь использовать их супротив меня. И вообще, к чему тебе это? Я ведь буду защищать тебя, а беззащитные девушки, это мой любимый архетип. Я прямо таю в твоих объятьях.
  Он еще раз улыбнулся, и не сбавляя шага поцеловал девушку в щеку.
  
  Оля шагала ровно на столько, чтобы оставаться с ним в одной шеренге. Первой ее мыслью было уйти хоть на шаг, демонстрируя этим свое недовольство, но с другой стороны Виктор не произнес ничего оскорбительного, кроме "невероятно глупый ребенок".
  "Какой я ему ребенок? И целовал он тоже ребенка, значит?" - Ди злобно покосилась из-под шарфа на идущего по правой стороне Виктора и глупо хихикнула. -"Вот болван... "
  Хихикнула и тут же прикусила губу.
  "И чего это я? Он все же прав.... точно, ребенок..."
  Прослушав половину доблестной речи Виктора, Оля окончательно пришла в себя как раз в тот момент, когда он поцеловал ее в щечку.
  - Не хочу, чтобы ты считал меня слабой.
  глухо произнесла она, глядя в одну точку впереди себя.
  Ее шепот он просто оставил без комментария. Он же просто это сказал, как пример что защищаться он сам не умеет, привык лишь нападать, неужто приняла его слова за чистую монету?
  Виктор усмехнулся.
  - А что плохого в слабости? - как можно буднично сказал он - как говориться Бог сделал людей равными, а Кольт уравнял их в правах. Понимаешь к чему я? Пистолет для тебя панацея, не убьешь, так запугаешь. Особенно если будешь им дико размахивать в разные стороны и орать всякие угрозы, даже я бы с такой не стал связываться.
  Он отвернулся чтобы она не видела его ехидную улыбку.
  - Ну-ну, закаленный боец и у истерички отберет пистолет. - хмуро отозвалась она из-под шарфа. - Парочка приемчиков и - бах!
  Руки живо вылезли из карманов и сомкнулись в резком хлопке.
  Ди кинула подозрительно-недовольный взгляд на идущего рядом Виктора и отчего-то покраснела. Щеки наполнились розоватым румянцем, но из-под шарфа это было мало заметно, посему волноваться за неожиданное проявление... чувств было лишним.
  Оля медленно отвела взгляд вперед и, резко остановившись, сильно зажмурилась.
  - Черт...
  Выдохнула она. Руки подорвались к лицу.
  - В глаза что-то попало... кажется. Пыль, чтоб ее...
  - А ты держи дистанцию и все. С пистолетом вообще держать дистанцию проще, человек сам не желает к тебе подходить.
  Можно было бы сейчас выхватить глок и наставить на голову Ди, тогда она моментально бы поверила в его слова, но такой поступок будет в меньшей степени глупым. Она только-только начала доверять ему, и не стоит пугать ее.
  Он остановился с этой мыслю, ожидая пока девушка вытрет глазки.
  
  Мерзкое и неприятное ощущение. Это довольно часто происходило с городскими жителями. Какая-либо соринка, подхваченная ветром, обязательно попадет туда, куда не следовало.
  Черт, ненавижу..
  Ди попыталась открыть глаза, но мерзкая соринка тут же дала о себе знать, заставляя рефлекторно закрыть глаза. После случившегося три месяца назад, девушка боялась всего, что угрожало ее зрению. Даже такая мелочь, как городская пыль, заставляла ее сердце бежать с двойной скоростью. Внутренний мир Оли начал паниковать, заставляя все тело покрыться ненавистными мурашками, а руки задрожать.
  "Тише, тише.. спокойно." - успокаивали ее мысли, давая понять, что ничего смертельно опасного не произошло и нужно лишь взять себя в руки. Ди сделала глубокий вдох-выдох, и осторожно провела пальцем по захлопнутым ресницам. Медленно приоткрыла глаза, и палец тут же нащупал что-то инородное.
  "Пошло вон..." - высказало общее мнение мысль в сознании девушки, и все вернулось на круги своя.
  Оля героически проводила взглядом то, что помешало ее повседневности, и вновь погрузившись в шарф, поравнялась с Виктором.
  - Пистолет, наверное, не для меня. - спокойно произнесла она, продолжая тему. - Стрелять я не умею, зрение плохое. А просто размахивать и делать из себя истерический вид.. не мой стиль.
  Плечи девушки плавно приподнялись вверх.
  - Может и от одного спасет то, что я буду вопить: "шаг - убью!", но от второго, или даже десятого - не поможет.
  - А чему вообще ты хочешь у меня научиться? Я как видишь с пистолетами не расстаюсь.
  Ди скептически проводила взглядом улицу и продолжила:
  - Я вообще удивляюсь, что смогла выжить на этих улицах. Такое бывает разве что в сказках. Лишь в конце должен быть принц на белом... лимузине.
  Улыбнулась она, кинув взгляд на Виктора.
  - Знаешь, твои слова напомнили мне одну виденную мною фотографию. По мостовой, среди ног прохожих, идет очень маленький котёнок, покрытый чем-то красным в районе ушей, может просто шерсть рыжая... Весь грязный, лохматый. И подпись наверху экрана "я все равно выживу!", ты очень напоминаешь этого котёнка. Не в смысле что ты грязная и лохматая, совсем нет. Ты маленький котёнок, который выживает там где полно собак, людей и больших кошек. Надеюсь ты поняла что я хотел сказать этой метафорой?!
  Секунда тишины:
  - И извини, лимузин я забыл в кармане других брюк - усмехнулся Виктор. Ди... почему у тебя плохое зрение? ты так молода, сколько тебе лет? - задал он разом интересующие его вопросы.
  Оля шагала вперед, не отрываясь от созерцания какой-то лишь ей видной точки. Шла, и воспринимала каждое слово, сказанное Виктором. Когда тот рассказал про фотографию с котенком, она лишь мило улыбнулась и прошептала: "Спасибо".
  Ведь и вправду, то, что она жива в СтрахГраде говорило о ней, как о сильной личности, которая сумела выдержать и пройти небрежные вызовы судьбы. Если девушка выберется из этого города, то определенно начнет новую жизнь, которая несомненно будет радикально отличаться от ее наивных планов, которые Ди строила еще три месяца назад. В таком городе, как СтрахГрад быстро взрослеешь.
  Улыбка не сходила с ее уст до тех самых пор, пока Виктор не задал ей очередной вопрос.
  - Мое зрение испортилось из-за одного... человека и обстоятельства.
  Оля опустила взгляд на каменную дорогу, простилающуюся под ногами, и остановилась.
  Глаза на миг потускнели. Виктор опять возвращал ее к тому ужасному вечеру; хотел, чтобы она разобралась в своих страхах. Но это было слишком сложно. По крайней мере, на данном этапе.
  Ладонь нежно прошлась по шевелюре, приласкав непослушные волосы девушки.
  Ей явно было неприятно об этом вспоминать, может этот шрам на ее лице, как раз расползается около глаза... может удар повредил ее зрение.
  - Мне 18. Скоро, впрочем, день рожденье.
  - "Восемнадцать, надо же, я был уверен ей не более шестнадцати, если не меньше. Как же она юно выглядит. Ребенок. И даже зная ее истинный возраст, я все еще не могу отделатся от мысли что передо мной просто ребенок."
  Хихикнула она и подняла голову вверх. Гордая вывеска "От заката до рассвета" приветливо мигнула, пропуская официантку в обитель ночных развлечений.
  Прежде чем ступить за порог, Ди беззаботно схватила Виктора за руку, увлекая его за собой.
  Он сжал ладонь Ди, и они вошли в здание.
  
  Клуб "От заката до рассвета".
  Клуб, где экстези раздают как конфеты на день всех святых. Подиумы для танцовщиц, столики, барная стойка, небольшая сцена для выступления групп, второй этаж, громкая музыка, светомузыка бьющая в глаза.ю. В общем, стандартный клуб, мало чем отличающийся от многих других.
  Этот пасмурный день был самым обычным в жизни Евгения. Молодой человек, лет 25, с легкой улыбочкой на губах, прогуливался по грязным улицам квартала. Ему было не особо весело - яркие вывески манили к себе, но денег не было, ему едва ли хватало на оплату коммунальных услуг, а о такой роскоши как стрип-бар он уже давно и не мечтал. Свои вечера он коротал дома перед телевизором, или возле клуба.
  Это был как раз один из тех редких дней, когда он пришел к клубу. Его друзей еще не было видно, и мужчина приземлился на лавочку напротив входа в заведение. Выкурив третью сигарету, он прикрыл глаза и откинулся на спинку лавки. Неожиданно он услышал, как музыка в клубе затихла, и решил пройти в вестибюль, тем более, что охранника не было видно. Через пару секунд он уже стоял в дверях и созерцал неприятную картину. Женя встал и засунул руки в карманы: такое тут бывало часто и он смотрел все эти драки словно экшены по телеканалам. Но сегодня борьба была особо увлекательной: мужчина и женщина рьяно отстаивали свои права. Силы были не равны, хоть они отлично "сражались", но похоже скоро им придется не сладко - в двери проломились еще три бугая, попути зацепившие Евгения и оттолкнувшего его в сторону. Увидев в драке своих друзей, качки поспешили им на помощь. Но, как ни странно, бросились они не к крепкому парню, а к девушкам.
  Евгений ехидно улыбнулся, он был полностью уверен, что этим курицам пришел капец - один из новеньких схватил черноволосую девушку за волосы и попытался нанести удар в живот. В это время вторая девушка начала по немного приходить в себя, но это оказалось бессмысленным, ведь мужик, который валялся скрюченным на полу схватил камень и ударил ее по голове, от чего девушка снова повалилась на пол: что с ней, жива или мертва сказать было невозможно, но изо лба показалась тоненькая струйка крови.
  Но картина возможного трупа не очень привлекла парня, на много больше ему было интересно наблюдать за парнем и девушкой, которой таки нанесли удар в живот. Парень же еще держался молодцом, если не обращать внимания на то, что один из его соперников достал нож.
  Евгению пришлось отскочить назад, когда один из громил, чуть ли не свалился на него. Парень проскользнул за дверь, но его любопытство заставило его вернутся. И открывшаяся картина его явно шокировала: мужик ударивший девушку, таким ужасным способом лишился своего достоинства. Женя застыл на месте от страха. Он не мог шевелиться, весь его взгляд был направлен прямо на бандита, который завывал от боли. Но на этом страдания мужчины не закончились, этой дикой черноволосой бабе было мало, она убила его, вырвала глотку. Парень хотел бежать, но не мог, страх, этот страх овладел им. Живя в своей квартирке, он только по телевизору наблюдал за сумасшедшими. А эта девушка была именно такой - безумием светились ее глаза!
  Женя уже было подумал, что и его ждет такая же участь, он хотел стать на колени и просить о пощаде, но всем правит случай и Бог. И сейчас случай спас его: один из громил резко встал с пола и бросился бежать так быстро, как только мог:
  - Беги, придурок! - прохрипел убегающий, - они же и тебя замочат, - схватив Женю за руку, что было силы дернул.
  Парень оторвался от черноволосой сумасшедшей и быстро оглядел поле битвы: худосочная брюнетка все еще лежала без сознания, вид у нее был явно плаченый; хотя ее ненормальной соседке досталось намного больше, если бы она только что не лишила человека жизни таким зверским способом, возможно Евгений бы проникся к ней сочувствием, но... в этом "Колизее" живее всех выглядел только достаточно высокий парень в кожаной куртке, за ним он наблюдал меньше всего, все-таки самые большие трусы всегда надеются получить прекрасную даму.
  Но сразу же после пятисекундного обзора он бросился вон из помещения, последним, что он помнил из жизни клуба, был один громкий и отчетливый выстрел.
  
  - Расскажешь что произошло?
  "Да, конечно. Прям щас кинусь."
  Пронеслась ехидная мысль в сознании девушки, когда она вместе с Виктором входила в клуб.
  Едва они вошли, все мысли (впрочем, как и действия) тут же погрузились в глубокий ступор. В этот момент произошло что-то вроде того, что испытала девушка несколькими часами ранее, где-то поблизи, на улице, когда перед ней скончался неизвестный тип. Хотя сейчас Ди несомненно повезло от того, что она не видела самой кровавой разборки, которая произошла в ее дражайшем клубе.
  Что говорить, такого кровавого месива Оля не видела даже в фильмах. Впрочем, все бывает в первый раз. И этот день, включая вечер и наверняка всю последующую ночь, должны были служить для девушки в некотором роде большим опытом, разочарованием и терзанием своей и без того разбитой детской психики.
  Оля даже не смогла сглотнуть комок, застрявший где-то в горле. Ее глаза широко распахнулись, и без мысленных комментариев рассматривали то, что было раньше довольно уютным холлом. Несколько трупов (сколько именно она даже не пыталась определить) безвольно валялись около правой стены. Несколько коллег-робочих доблестно трудились над оттиранием крови, пятна которой на полу и некоторая часть на стенах заставили руки задрожать.
  "Этого не может быть!" - кричали ей мысли, заставляя понемногу возвращаться к реальности и хоть как-то действовать.
  Ди наконец сглотнула скопившийся комок в горле и только хотела сделать шаг вперед, как картинка перед ней на миг начала таить. Быстро сообразив, Ди остановилась и закрыла лицо руками. Сознание, перетерпевшее не малый шок, медленно... очень медленно начало приходить в себя.
  Сказать что Виктор офигел было бы немного перебором.
  Сказать что он совершенно спокойно смотрел на десяток небрежно скиданных тел, вокруг которых расползлась и уже давно покрылась засохшей коркой кровь, также было бы обманом.
  Если же говорить прямо - ему стало не по себе, особенно когда взгляд коснулся лежащей на полу отрезанной кисти.
  Секунду длилось головокружение, и сразу после отвращение.
  Чего он никогда не мог терпеть в убийстве это такой... небрежности, и грязи.
  Из своих мыслей его отвлекла Ди. У нее явно были схожие мысли по этому поводу, ибо она вырвалась из его рук, прошла несколько шагов и встала как вкопанная.
  Он успел вовремя, она не упала на пол. А была подхвачена его руками.
  Он вынес ее на улицу, но ее сознание уже витало где-то в облаках.
  В его голове родилась идея, как можно использовать без сознательное состояние Оли в своих целях.
  Подхватив девушку, он понес ее по направлению к Театру.
  Стараясь идти не слишком быстро, он не хотел разбудить ее раньше времени.
  
  Ждать долго не пришлось, тип в серой одежде, делающей его более похожим на мышь, чем на человека, остановился возле лежащей девушки.
  Медленно опустился на колени, проверил пульс. Удовлетворенно кивнул.
  Рука одернула полы курточки, и пальцы коснулись рукояти ножа.
  Такого неосторжного и глупого Виктору пришлось ждать всего семь минут, Ди все еще была без сознания и похоже пробудет в таком положении еще долго.
  Карнейдж вышел из тени колоны.
  Хлопнул неудачливого убийцу по плечу. И треснул ему по лицу, ломая нос.
  Он упал, вопя от боли. Схватив его за ворот и рывком подняв на ноги, Виктор впечатал бедолагу в стену, и повел к оркестровой яме, на сцене. Откинул люк.
  - А сейчас я познакомлю тебя с легендой этого театра.
  С залитым кровью лицом, убийца лишь непонимающе хлопнул глазами.
  - А как ты думал? Трупы сами по себе из театра исчезают?
  Он ударил его головой о крышку люка, и пока тело билось в предсмертных судорогах, сбросил вниз.
  Тело летело секунд пять и гулко треснулось о каменный пол подвала.
  Потратив около минуты, что-бы отнести девушку в одну из комнат и запереть там, Виктор вернулся на сцену и спустился по хорошо закрепленной лестнице вниз.
  Стелажи, стелажи. Коробки.
  С подробными надписями, вроде "волосы женские, черные, средней длины" или "кожанные ремни".
  Небольшая ширма с хорошо выглядящей одеждой.
  Каннибал уже приступил к работе, раздевая убитого Виктором бедолагу.
  Увлеченный процессом он нескоро заметил присутствие Виктора.
  А когда заметил только поднял руки, быстро выкинув нож, который держал секунду назад.
  Было неприятно находится в таком месте, и как ни странно здесь было очень чисто. Правда в уголке комнаты скопилось множество обглоданных костей.
  Убивать трусливого толстяка не было смысла, мало того что он был труслив, так еще и не убивал никого. Бывали даже случаи что он помогал раненым найденным в театре. Да еще и трупы утилизировал.
  В общем в какойто мере он был даже полезен. Узнал Виктор про него случайно, то от одного болтливого типа, то от другого. Собирал информацию из разных источников, распределял, ранжировал и наконец смог собрать достаточно чтобы этот людоед стал полезен.
  - Ну как он? - спросил Виктор про трур лежащий на столе.
  - Худоват немного... - признался толстяк.
  - Это вроде презента.
  - Спасибо...
  - Да собственно спасибо мало будет.
  Виктор достал из кармана фото, сделанное в церкви месяц назад. Он и Крис на одной скамье.
  Он положил это фото на стол.
  - Эта девушка, попадалась тебе?
  - Нет. - ответил тот, даже не взглянув на фото.
  Виктор наставил глок на людоеда.
  - У меня в обойме 17 пуль, это значит я могу проделать в тебе 17 дырок и каждый раз задавать этот же вопрос. Тебе попадалась эта девушка?
  На этот раз фотография была тщательно изучена.
  - Нет. такой не было, такую аппетитную цыпочку я бы запомнил.
  - Может ее одежда? Или оружие? У нее были с собой кинжалы, вроде крисов.
  - Нет. Можешь сам посмотреть.
  Он указал на стелаж, на котором висело оружие. Кроме пары хороших кинжалов, там были в основном перочинные ножи.
  - Ты уверен.
  - Уверен, не стреляй в меня, ладно!?
  - Ладно.
  Виктор забрал фотографию и вернулся к Ди.
  
  Он был рад когда нашел ее все еще спящей.
  С нежность, аккуратно перенес Олю на кровать.
  Пружины поддатливо скрипнули.
  Он запачкал ее одежду.
  На ней отчетливо виднелись алые капли.
  Да и жарко находится уличной одежде, в теплой комнате.
  Осторожно, снял с нее обувь. Размотал красный шарфик, отбросив его на спинку кровати.
  Расстегнул куртку, стягивая ее и набрасывая на спинку стула, следом на стул упал красный джемпер.
  Девушка осталась в одном белье.
  Ди застонала и начала пробуждаться.
  Самое время накрыть ее одеялом и отойти в конец комнаты.
  
  Ольга Динченко
  Синие звездочки мелькали со всех сторон. Небольшое окошко-портал медленно плыло перед глазами, показывая там картинки происходящего за последний день. Ди находилась в каком-то темном коридоре своего сознания, и совершенно не понимала, что происходит и где она. Тем не менее, звездочки меняли свою форму и, перевоплощаясь в какие-то замысловатые фигурки, танцевали над головой. Было такое ощущение, словно девушка - младенец, лежит она в уютной кроватке, а перед ней висят игрушки, до которых так и хочется дотянуться, дотронуться, посмеяться над всей забавой и позвать кого-нибудь из родных, чтобы посидели рядом.
  Рука как-то самопроизвольно потянулась за звездочкой, которая тут же растаяла в воздухе от легкого прикосновения.
  Эй, вернись...
  кто-то (но не Ди) обратился к пропавшей звездочке. Затем девушка почувствовала какие-то прикосновения, на которые не было особого желания реагировать. Хотелось остаться в своем внутреннем мире еще немного.
  Но спустя миг, все вокруг меркнет, оставляя хозяйку мира в полной темноте, прямо таки вынуждая ее вернуться к реальности.
  - Мммм....
  вздохнула она, открывая глаза.
  Глаза, впрочем, поддавались с особым трудом, посему открывание затянулось на пару секунд, спустя которые Ди постиг еще более великий шок.
  Она находилась в какой-то незнакомой комнате какого-то незнакомого здания. И, похоже, одна. Оля прикусила нижнюю губу, и почувствовала, что что-то не так. И правда - она была почти обнаженная.
  "Почему почти?" - мелькнула молниеносная мысль.
  Последнее, что помнила Оля - это кровавый холл клуба. Откуда она здесь оказалась оставалось загадкой.
  Ольга медленно приподнялась, придерживая правой рукой одеяло (не дай бог упадет!) и осмотрелась. Взгляд зеленых глаз тут же обнаружил знакомую фигуру в углу комнаты.
  Виктор...
  - Какого черта, Виктор? - злость и ярость танцевали в глазах у девушки дикий танец.
  
  Она очнулась, и он услышал ее вопрос, наполненный гневом.
  Долго же пришлось ждать этой реакции, что только не делал с бедной девочкой, а вот проснутся черти где, почти без одежды...
  Действительно, зря он это сделал.
  "зря, зря, зря" - повторял он как мантру.
  Конечно он увидел ее тело, без этих глупых покрывал одежд. Это было несомненным плюсом
  Но тела это последнее чем он интересовался, на первом месте всегда было отношение к человеку, а сейчас похоже все меняется.
  Он не смотрел на нее, вместо этого подошёл к окну, приоткрыл раму. Холодный воздух сквозь проржавевшую решётку ударил в лицо.
  - Когда я был в этом городе в прошлый раз, со мной была моя ученица, я учил ее своему делу, поиску и уничтожению разного рода отбросов общества. Однажды я потерял с ней контакт, и единственный человек который возможно знал о ее судьбе, клялся что убил ее в этих стенах... Мне нужно было встретится кое с кем и поговорим по этому поводу. Но "людей" такого типа трудно просто найти, нужна была приманка. Не волнуйся это была совсем не ты, я бы не подверг тебя такой опасности. Но ты тоже помогла мне в моем деле. Как оказалось про смерть этой девушки ничего неизвестно. Либо она жива, либо ее убили не в театре.
  Голос был грустный и будто выражал всю тоску мира.
  - В процессе получения информации, твоя одежда немного запачкалась. И я решил ее снять.
  Он подошел к девушке и ему показалось что страх проскользнул в ее глазах.
  - В твоем месте работы произошла перестрелка, там было слишком много трупов и крови, и я не хотел там оставаться, и не мог оставить там тебя, ты потеряла сознание едва увидела это.
  Он осторожно, будто опасаясь что она укусит его руку или закричит от страха - провел по щеке ладонью.
  - даже не осознавая этого, ты очень сильно помогла мне в моем расследовании. Спасибо...
  
  "Оправдывается, чтоб его..." - нервно бросила мысль в сознании, а глаза как-то сами собой обратились на рядом стоящий стул с одеждой. Оле стало как-то безумно неуютно. Открытое окно тоже не радовало прохладными объятиями ветра.
  Ди облокотилась на спинку кровати и поджала к себе ноги. Одеяло щедро обволокло все тело девушки, исключая голову, которая опустилась на колени.
  Девушка слушала речь Виктора, не перебивая. Все, что она успела понять - это то, что ее принесли сюда для того, чтобы уберечь от нервного расстройства, но получилось немного прискорбно с одеждой, которую опять таки забрызгало кровью неизвестного (или неизвестной).
  Обида Оли состояла из нескольких пунктов:
  Первое, какого черта я раздета?! Второе, какого черта я в незнакомом месте?! Третье, какого черта моя одежда опять в крови?!Четвертое, какого черта произошло в клубе?! И, наконец, пятое - какого черта Виктор открыл окно?!
  Ди погрузилась в перечисление всех недостатков произошедшего за последние неизвестно сколько минут и пришла в себя лишь когда Виктор подошел ближе.
  Зеленые глаза яростно блеснули на прощание, и ее взгляд сменился проблеском страха.
  "Не надо, не подходи..."
  Говорили мысли, но вслух Ди лишь ... промолчала. Мало ли чего можно от него ожидать? Он видел ее в почти обнаженном состоянии. Он мог сделать с ней все, что угодно.
  А теперь... теперь лишь благодарит.
  - Иди к черту, Виктор! - яростно огрызнулась она, давая волю своим эмоциям. - Зачем ты меня сюда притащил? Что ты сделал с тем человеком? Убил его? Ну конечно! Иначе откуда тогда столько крови на моей одежде! И что вообще кровь делает у меня на одежде?! Не ври мне, Виктор! Хочешь скрыть от меня всю жестокость мира? Не надо. Я уже взрослый человек. Все пойму. Почему ты воспринимаешь меня как ребенка?! Я уже давно выросла! Ты даже не знаешь, что я пережила за эти три месяца! Ничего не знаешь!!
  Она выговорила все это в бешеном темпе, даже не разбирая толком, что надо говорить, а чего не стоило. В этот момент Ди было все равно, что про нее подумает Виктор.
  Ее руки крепко держали колени, до боли вцепившись в них. Но Ди не замечала боли. Были лишь слова.
  
  - Ну так расскажи! Ты только и делаешь что отмалчиваешься на все мои вопросы.
  И я хочу считать тебя ребенком, потому что... потому что я хочу защищать тебя. И да! Я хочу скрыть от тебя всю жестокость мира, я... перешел точку невозвращения, знаешь что это такое. Это когда в пути ты понимаешь что продолжать путь, это единственное что тебе остается, и ты осознаешь что вернутся сил уже не хватит.
  Он опустил голову и волосы упали на лицо скрывая его, было глупо но на его глазах появились слезы, несколько секунд молчания и тишины и пока они не исчезли.
  - Я не могу остановится Ди, просто не могу. И я боюсь что причиню однажды зло тебе - последние слова были произнесены в уме.
  Я не убивал его, я просто сломал ему нос, капилляры слишком чувствительны и быстро рвутся от любого сильного удара. Его кровь разлетелась по всему полу и попала на тебя. Прости.
  Он убрал руку от девушки.
  - Я просто встретил тебя, утром, месяц назад. Когда тебя пытался убить в подворотне неизвестный мне человек в черной одежде, который шел за тобой. Это ты знаешь. Чего ты не знаешь, я тоже шел за тобой. Я увидел тебя на улице и... прозвучит глупо, я влюбился в тебя. Я шел за тобой, потом убил незнакомца с ножом. Отнес тебя в церковь, странным образом оказалось что я принес тебя прямо домой. Черт что я несу... Прости за эту сырость Ди. Нечасто я перед кемто проявляю свою истинные чуства, привык жить ролями, всегда ходить в маске! Ты права, я злодей, ты принцесса. Я буду с тобой, буду защищать тебя, заботится о тебе, любить тебя, и возможно однажды я сорвусь и убью тебя. Это будет неожиданным даже для меня, но такое может произойти. Ди... Я просто незнаю, не знаю что делать.
  
  Ярость Ди потихоньку утихала. С каждым словом Виктора ее душа обретала какой-то покой, словно ее убедили в том, что ничего (почти ничего) не произошло и можно жить дальше, ведь в городе Страха такое случается. Здесь чуть ли не каждый день находят дюжину трупов, разбросанных по всему городу. Чего уж удивляться проявленной жестокости с боку Виктора. А если верить его словам, то все произошло честно и справедливо.
  Внутренний мир Оли начал потихоньку возобновлять те разрухи, что устроили происшествия последнего дня и в частности последних нескольких минут (или часов?). Ди совершенно не знала который час, но судя по уличной темноте было уже довольно поздно, а значит, на работу она уже все равно не пойдет. Если и пойдет, то придется объясняться с начальницей... нет, в любом случае с ней произойдет нерадушный разговор.
  "Черт, о чем я думаю?"
  Одернула себя Ди, и посмотрела в глаза Виктору.
  Произошел очень-очень сентиментальный момент в душе у девушки. Все мысли, все сознание и весь внутренний мир застыл от ожидания действий Оли.
  Она ни о чем не думала, совершенно отключилась от реальности, оставив лишь себя и Виктора на переднем плане.
  "Что же ты молчишь, Ди?" - обратилась она сама к себе.
  - Закрой глаза, Виктор.
  так же, как и в церкви, лишь теперь они поменялись ролями. Оля поцеловала Виктора, почти сразу, даже не дождавшись его реакции.
  
  Двери распахнулись и в комнату ворвались шесть человек в форме спецназа. Трое были вооружены резиновыми дубинками, а еще у троих в руках были помповые ружья.
  Прежде чем парень с девушкой успели что то понять, незваные гости начали стрелять по Виктору. 3 резиновых пули с характерным глухим звуком врезались в тело парня, вызывая ужасную боль и повалив его на землю. Что бы окончательно сломить возможность сопротивления, солдаты добавили пару ударов дубинками по голове, тем самым окончательно отправив парня в мир грез.
  С девушкой все произошло куда быстрей. Ей хватило всего одного удара.
  - Что с ним делать? Убить? - Один из солдат указал на лежащего без сознания парня, доставая из чехла, прикрепленного к груди, армейский нож.
  - Насчет него приказа не поступало. Нам нужна только девчонка.
  Закрепив руки девушки за спиной наручниками, один из ворвавшихся закинул ее к себе на плече. И все шестеро исчезли так же быстро как и появились, оставив в комнате лежащего без сознания Виктора.
  
  Едва его глаза погрузились во тьму, губы Ди коснулись его губ.
  Момент можно было бы назвать романтичным прервала дверь, которую вышибли даже не постучавшись для приличия.
  Ладони обхватили рукояти глоков, но выхватить оружие он не успел.
  Выстрелы в спину сбили его с ног, Виктор отлетел на пол, все еще сжимая в руке пистолет. Следующий удар вышиб из него сознание.
  Очнулся от так-же неожиданно.
  Стон невольно вырвался из горла, Виктор поднялся на ноги, все еще сжимая голову, через минуту наконец мир перестал устраивать пляску.
  - Ди - наконец ворвалась в мозг мысль.
  он огляделся, девушки не было.
  "- Черт, я.. я привел ее сюда, черт, моя вина, во всем виноват я!"
  Внезапно вспомнились его слова: я защищу тебя от всех опасностей.
  Хотелось усмехнутся, у этого мира всетки развита ирония.
  "Все..."
  Словно хруст раздался в его сознании.
  - ДДДИИИИИИИ!!!!!! - крик словно яростный зверинный рык, полный ярости и отчаяния разлетелся возможно по всему театру.
  Губы расплылись в хищной улыбке.
  Мир будто замедлился, при его движении.
  Он практически вылетел из комнаты.
  Его движения были похожи на рывки, он не знал куда идет, где искать девушку. Все что он знал, что не может просто сидеть на месте.
  Кто-то по видимому привлеченный его криком выглянул из соседней комнаты.
  Это было последняя ошибка в его жизни.
  Рука "чистильщика" схватила незнакомца за волосы и рывком треснуло о косяк двери.
  Тот пытался вырваться протиснувшись обратно в комнату.
  Открыв дверь нараспашку, Виктор треснул ей по удобно расположившейся голове.
  В его руке остался клок вырванных волос, а по дверному косяку побежали струи крови.
  Удивительно но это ссвсем не успокоило жаждущего мести Виктора.
  Он вынул из чехла охотничий нож и со всей силы всадил в подбородок окровавленного незнакомца.
  Нож ушел по самую рукоять.
  Небрежко вынув оружие и вытерев кровь о тело, Виктор переступил через труп, заходя в комнату. Пусто.
  Ни Ди, ни кого-либо еще.
  С силой закрыв дверь, которая ударилась от тела и со скрипом отскочила от тела.
  Виктор принялся исследовать все комнаты, открывая те двери что были открыты, и выбивая те что были заняты.
  Ди он так и не нашол, просто отправил на тот свет еще несколько людей, что решили переночевать не в том месте.
  Лишь когда последняя комната была проверена, а в его руке была роскошная копна женских волос, отрезанной головы. Он наконец успокоился.
  Хотя назвать это спокойствием было бы очень напрасным.
  Он стал смеяться, отбросив голову, он выхватил оружие и разведя руки в стороны стал обходить все этажи этого злополучного здания.
  Люди в армейской униформе, вырубили его и забрали Ди.
  Что-ж хоть какое-то определение цели. Конечно он убьет любого кто попадется на пути, но вот эти ребята, могут не надеяться на быструю смерть.
  Все шло тихо и без лишних движений, либо слов.
  Он шел по театру сея смерть. Немного людей было в здании, а потому массовых убийств удалось избежать.
  Он не разбирал кто перед ним, сразу нажимал на курок. Пуля попадала в головы, пробивала сердца.
  Конечно порой она попадала в другие части тела и тогда приходилось тратить еще одну пулю.
  Изредка стреляли в него, зачастую просто убегали получая пулю между лопаток.
  Особо весело было в подвале, он был в своей стихии - тишина, темнота. Каждое движение создавало характерный шум и могло выдать с головой, каждый шаг мог стать последним.
  Стрелять на звук он умел хорошо, потом открывали ответный огонь, и стрелять на вспышки было еще проще.
  Наконец он нашол их.
  Пуля прочертила смертоносный след. раскалив воздух до красна, всего секунда, и кусок свинца ударил в горло человека в камуфляже.
  Не добежав всего нескольких метров он упал перед закрывающейся дверью.
  Рука умирающего безвольно вытянулась в сторону притаившихся в комнате друзей, но конечно никого это не заинтересовало.
  Наконец пуля в затылок прекратила его страдания.
  Виктор сразу же осудивший себя за проявление жалости к врагу. Прижался к стене, рядом с косяком двери.
  И верно сделал, два выстрела из помповых ружей прогремели изнутри.
  На этот раз это были не резиновые пули, а вполне боевая картечь.
  Дверь превратилась в решето.
  Один из стрелков приоткрыл ее.
  - Он мертв? - раздалось из комнаты
  - Не знаю. - были последние слова открывшего дверь
  Дуло глока просунулось сквозь приоткрытую дверь.
  Всадив две пули в живот противнику, он развернул его, прижимая к себе спиной и пинком вышиб дверь.
  Заряд картечи ударил в импровизированный щит.
  Его пуля попала в голову стрелка.
  Переделанная из лыжной шапочки маска, покрылась кровью.
  Пуля снесла бедняге половину челюсти, разворотила подбородок, разорвала щеку, кровь хлестала не переставая, под его крики.
  Дальше все было как в кино.
  Всего семеро, считая его ныне не живой щит, и стрелка с развороченными скулами.
  Виктор пнул мертвое тело, и оно отлетев примяло под собой еще одного человека в униформе.
  Обрез почти уткнулся ему в грудь, и только сильный пинок в живот его владельца, заставил его выстрелить в полете, с пробитого потолка посыпалась известь. А оба глушителя ткнулись в глаза упавшего, синхронно прозвучали выстрелы размазывая мозги по грязному полу.
  Не глядя пуля заткнула визжавшего убийцу с изуродованным лицом.
  Еще один маньяк совершил туже ошибку, он выставил зажатый в руке револьвер так что он почти уткнулся в грудь Виктора, ему оставалось лишь лишь развернуть корпус, что-бы пуля прошла мимо.
  Один выстрел, прямо в сжимавшую рукоять руку.
  Револьвер, под болезненые крики упал на пол, с тремя пальцами правой руки неудачливого стрелка.
  Пинок в колено, Виктор подхватил падающего и теряющего сознание от боли маньяка, обхватил его ладонями за подбородок, надавил на него опуская на колени, а потом одним резким движением сломал ему шею.
  осталось лишь двоя, первый бросился на Виктора с ножом.
  Лезвие чиркнуло о сталь глока. Заблокировав удар, Виктор с наслаждением прострелил обе коленных чашечки противника.
  Ему не повезло, потому что именно его, он собирался допросить.
  Последний маньяк, понимая что не чего не сможет поделать, пытался убежать.
  Его смерть была относительно быстрой.
  Виктор просто разредил остаток обоймы в спину беглецу.
  Посреди комнаты стоял стол, на котором остались беспорядочно разложенные карты, и бутылка какого-то пойла, с иностранной маркой.
  Схватил убийцу, и уложив его на стол. От чего тот заскрипел, но на счастье не сломался. Виктор вонзил отобранный нож по самую рукоять в ладонь преступника, достав из перевязи на колене свой охотничий нож, он вогнал его во вторую ладонь.
  Маньяк был пригвождён к столешнице.
  Сдернув с него ремень, Виктор направился к совершенно невредимому маньяку, который все еще не мог выбраться из под тела мертвого товарища. Наскоро, но надежно связав его, он бросил его к стене.
  А сам вернулся к прибитому к столу.
  Алкоголь в бутылке был высоко градусный и кровь в ране просто горела огнем.
  - Это дезинфекция - с улыбкой пояснил Виктор, не смотря на все крики и вопли, на все мольбы...
  Пустая бутылка разлетелась от простреленное колено. С первого раза она не разлетелась, как и со второго, лишь с пятого удара, когда маньяк уже терял сознание от этих волн боли, Виктор вонзил получившуюся розочку прямо в рану, заталкивая ее в дыру от пули. Руки давно стали мокрые и скользкие от крови. И это мешало.
  Он шарил по карманам тел пока не нашел курильщика. Зажигалка чиркула и алкоголь воспламенился. Маньяк не загорелся весь, лишь колени и то что располагалось чуть ниже и чуть выше.
  Минуту Виктор стоял над извивающимся телом, после вырвал свой нож и одним быстрым ударом, пробил затылок. Тело дернулось и обмякло.
  Он подошел к связанному убийце.
  Присел на корточки, смотря ему в глаза:
  - Я ищю девушку, молодую девушку которую вы похитили? скажи где она, и смерть ты почти не почувствуешь.
  Зрачки маньяка сузились в две крохотных точки.
  - операционная, в подвале... - сил хвыатило что-бы мотнуть головой в сторону лестницы.
  Он сказал это и потерял сознание.
  В первую очередь "чистильщик" перезарядил оружие.
  Схватив его за ворот, Виктор потащил пленного, в другой руке был зажат выданный в МОРРПГ глок-17.
  Он шел в операционную, и если бедная девочка мертва, по его вине...
  Он затрелится.
  Виктор знал что подобного его психика просто не переживет, он станет обычным убийцей, это был его самый страшный кошмар, стать свихнувшимся маньяком.
  Пока есть эта девушка, есть надежда. Если она мертва, жизнь теряет смысл. Конечно перед этим он убьет всех кто находится в этом здании, а после сожжет его до тла. А после не грех и себе пулю в висок пустить.
  
  Темные холодные подвалы Театра. В это место редко кто-то приходит, уже давно Кровавый граф суда не заглядывал. Но здесь есть все что нужно для операций. Операционная, напичканная всевозможными хирургическими приборами.
  Да это Лаборатория, где проводили опыты над людьми. Самые разнообразные: по изменению физических и умственных способностей людей, пересадке органов...
  Но это на удивление чистая комната, ведь для подобного нужна чистота...
  Подготовив все для проведения операции, Мик неподвижно стоял у операционного стола, дожидаясь "больную".
  Нарушив тишину в этой мрачной комнате, в лабораторию вошли трое солдат, один из которых держал на своих плечах девушку.
  - Кладите ее на стол. - Мик отошел от стола, что б не мешать солдатам, и неспеша принялся одевать резиновые перчатки.
  Когда девушка была на столе, Томсон внимательно осмотрел ее тело. Больше всего его заинтересовал потек крови на ее голове. Он провел пальцем по ране, оценивая степень повреждения.
  - Идиоты, нельзя было осторожней с ней? Теперь у нее ЧМТ, критины. Вы б еще топором ее по голове ударили. Пошли вон отсюда. - Учитывая тон, которым говорил доктор, солдаты не стали возражать и молча удалились, оставив хирурга со своим пациентом наедине.
  Полностью обнажив тело девушки, Мик закрепил ее руки и ноги. Вколол ее наркоз и принялся разрезать кожу. Он провел скальпелем вдоль тела, затем по всей длине каждой руки и так же на ногах. Разрезы были нанесены так, что кожу можно было просто снять как костюм. Расширяя пальцами разрезы, он внимательно осматривал их, местами наносил новые разрезы, доставал мышцы прокалывая из спицами и иголками, задевал крючками сухожилья, сверлил отверстия в костях. Через полтора часа, дело девушки трудно было вообще назвать телом. Эта была туша мяса исколотая железом и стальными проводами. Мик вскрыл грудную клетку, я возле сердца поместил какой то прибор напоминающий батарею. Через отверстия в костях он протянул тонкие провода, идущие от запястий по руке к прибору. Местами провода соединялись с сухожильями и странными крючками вдетые в мышцы рук. Затем он срезал кожу на ладонях, на место где она была положил тонкие металлические пластинки. Закрыв их снова кожей. Такие же пластинки он вживил в кончики пальцев, над грудной клеткой и локтях.
  Дальше Томсон взялся за голову. Срезав кожу с головы, он вскрыл черепную коробку и принялся шаманить над мозгом девушки, вонзая в него множество иголок, к в подушечку для них. Удалил родные глаза девушки заменив их другими, если то что оказалось в глазницах можно вообще назвать глазами, это были просто два шарика, нежно голубого цвета. Пошаманив еще с пол часа над головой девушки, хирург внимательно осмотрел весь объем проделанной работы. И взяв в руки большую иглу принялся зашивать, удалив из тела все ненужное.
  Закончив с шитьем, он перевернул тело и положив ее на живот, быстрым движением руки сделал длинный разрез от затылка вдоль позвоночника. Он протянул провода от груди к голове, прикрепив их к позвоночнику. Вживив кончики проводов в мозг, он зашил разрез и перевернул тело обратно.
  Сделав новый укол, Мик вонзил в руки и ноги девушки толстые иголки к которым были подсоединены провода, такие же иглы он ввел в грудь и в затылок. И отойдя от стола к огромному рубильнику, дернул рычаг. Раздался противный треск и тело девушки затряслось он проходящего через нее тока, огромного напряжения. Мик еще раз нажал рычаг и треск утих. Он посмотрел на приборы, которые никак не реагировали. Подарив девушке еще одну дозу электричества он снова посмотрел на показатели. Тишина. Повторив последний раз процесс поджаривания тела и снова разочаровавшись в показаниях прибора, Мик нервно снял перчатки и бросил на пол, пнув дополнительно мусорное ведро с использованными хирургическими инструментами. Окончательно разочаровавшись он хотел полностью отключить систему, но за его спиной раздался пронзительный звук. Томсон уставился в приборы и с трудом сдержал радостный крик, девушка была жива, операция прошла успешно.
  Ди опять находилась в темных коридорах своего сознания, лишь на этот раз не по воле своего бренного тела, а по воле какого-то доброго человека с дубинкой. Сил и способностей сопротивляться не было, посему девушка стала для незваных налетчиков легкой добычей. Впрочем, наверняка на это и было рассчитано. Зачем им вдруг понадобилась слабая девушка в юном расцвете сил, Ди могла лишь догадываться. Но что бы она ни предполагала, истинной причины ей было не ведать... впрочем, до того самого момента, как ее сознание и тело вместе с ним дернулось от потока энергии. Оля не знала, что с ней происходит и почему она чувствует себя плюшевой игрушкой, нашпигованной чем-то особо неприятным.
  Думалось очень плохо, движения тоже были не менее болезненными. Впрочем, под движениями подразумевались особо тяжелое поднятие пальцев рук, ибо все остальные части тела совершенно не выказывало желания слушаться приказов хозяйки.
  Дыхание выдавалось маленькими порциями, из-за болезненного ощущения по всем внутренним частям тела Оли. Казалось, что голову сдавливает стальной обруч, и с каждой секундой он ближе приближался к многострадальному мозгу девушки.
  Глаза медленно, очень медленно попытались открыться, но тщетно. Мерзкая и острая боль тут же пробила мозг Ди. Хотелось стонать и кричать, услышать хоть какой-то голос. Хотелось получить ответы на очень много вопросов. Но, черт возьми, было слишком больно, даже для того, чтобы заставить себя заговорить.
  Оля чувствовала лишь боль и видела лишь темноту. Но явно, определенно кто-то должен быть рядом! Страх распространился по всему телу девушки, от чего тело пронзило безумно неприятной волной мурашек. Ди стиснула зубы и простонала - она еще никогда не думала, что мурашки могут причинить столько боли.
  Она очень хотела вернуть время вспять, вновь очутиться возле Виктора. Но проклятая боль!
  Из закрытых глаз медленно потекли соленые слезы. И вновь жгучая боль.
  "Твари!!!!! Что вы сделали с моими глазами!!!!!!! Ублюдки!!!!!!!!!"
  хотела закричать Ди, но она смогла выдавить из себя что-то совершенно невнятное и хриплое.
  "Уроды......... черт. дьявол.."
  Внезапно Ди удалось разобрать какой-то звук, от какого-то электронного прибора. Он был очень тихим для девушки, но это уже была не мертвая тишина.
  Очередной прилив страха заставил тело вздрогнуть.
  - Виктор...
  тихо, очень тихо, почти неразборчиво прохрипела она в никуда.
  - Я бы на твоем месте не дергался, больней только себе сделаешь. - Заметив что девушка пришла в себя Сэвэн подошел к столу. Схватив девушку за шею, он вколол ей какое-то вещество. - Это тебя успокоит и сделает твои мучение легче. А пока наркотик не отправил тебя в мир снов, позволь вкратце опишу ситуацию. Ты выиграла Джек пот. З небольшую плату, в размере твоей человечности, ты получила главный приз. Так вот, теперь ты не совсем человек и все что осталось от твоей жалкой жизни, теперь принадлежит нам. Ты теперь оружие, и когда понадобиться тебя использовать, за тобой прейдут и в тот момент тебе лучше не сопротивляться. Со своими новыми способностями разберешься сама, скажу только что первое время тебя будет мучить адская боль. Но я добрый в этот раз, потому сделаю тебе еще один подарок, я дам тебе шприцы с моим коктейлем из наркотиков. Они помогут тебе облегчить страдания и восстановится телу. - Затем что девушка постепенно отключается, Сэвэн взял рацию - Все, она ваша, делайте что полагается.
  
  Анжелика.
  Белокурая, похожая на куклу своими закрученными волосами, это сходство подчеркивали небесно голубые глаза и бледная кожа.
  Черная короткая классическая желетка на голове тело, белый галстук, черные классические шорты, полусапожки на плоской подошве. Белое пальто с воротником, скрывающее пол лица. Белые перчатки.
  Длинные, тонкие, музыкальные пальцы.
  Анжелика - кукла с ангельским лицом. Она может быть такой какой захочет: нежной, очаровательной, невинной или же наоборот: хладнокровной, жестокой, соблазнительной. Девушка - прекрасная актриса, хотя нет, она скорее именно кукла, которая перенимает характер и настроение окружающих ее людей. Ангел любит играть с людьми, иногда ее игры приводят к смерти.
  Когда Анжелика "родилась", в воздухе витал запах сырости. Девушка была прикована к стене цепями. Ее ноги не доставали до пола.
  Странно, в этот самый момент она ничего не испытала, только пустота внутри. Ни страха, ни боли... Ничего....
  Тут скрипнула дверь и в подвал вошел седовласый мужчина:
  - Очнулась, миленькая... - голос звучал слащаво - Наконец-то....
  Он подошел ближе и его горячие и липкие пальцы прикаснулись к груди Анжелики.
  Девушка лишь приподняла бровь:
  - Кто ты? - она чуть подалась вперед, послышалось бряканье цепей - Кто я?
  Старик отстранился и противненько захихикал:
  - Я?! Твой создатель и Господин.... - поднял рукой ее лицо за подбородок и стал разглядывать прищурившись - А ты моя кукла... С детства мечтал о большой кукле...
  Так девушка прожила со своим создателем два года. Он обучал ее грамоте, танцам и игре на пианино. Ему нравилось бить ее плеткой во время танца.
  Анжелика не разу не расплакалась и не издавала ни звука. Вечерами кукла выходила со своим создателем на улицу. На утро в скверах находили трупы, которые покончили жизнь самоубийством, при этом на их лицах застывала счастливая улыбка. Но старик оказался болен и вскоре умер. Оставшись одной, Ангел была взята под опеку его коллегой. Он научил Анжелику стрелять из арбалета. Время шло и к своему совершеннолетию, девушка сделала сама себе подарок. Она заставила своего нового Господина, повеситься в подвале. Глядя как его глаза покидает жизнь, Ангел усмехнулась:
  - Как же это все таки весело.... Он умирает, но при этом счастлив. Какой ты смешной...
  В подвале раздался звонкий девичей смех:
  Анжелика любила приходить в эту церковь. Вот и сегодня, она пришла сюда по-раньше, чтоб помочь священнику. Нет, это не была попытка искупить грехи, просто ее забавляла та святая слепость и вера Отца Сергея в ее невинность. Он правда видел в ней ангела. Девушка старалась его не разочаровывать. Всегда помогала убираться, вела себя тихо, иногда уграла на старом органе, наполняя церковь приятно мелодией. Закончив уборку, услышала шум. Священник вышел на улицу. Анж не стала выходить, лишь сквозь щель между дверей, посмотрела на происходящее и усмехнулась. Увидев, что Ольга направляется в церковь, скользнула в сторону, спрятавшись за одной из колон. Тише Роджер... Это была своеобразная игра в прятки. Вскоре священник вернулся и они пошли в его комнату, разбирать постельное белье.
  Казалось, что в церкви никого нет. Скамейки аккуратно стояли в ряд. Свечи тускло освещали помещение, при этом создавая уютную обстановку. Чистенько, кто с особой бережностью относился к каждому предмету. Защищеность и добрата наполняли церковь. Послышался шорох и из боковой двери, показался священник. Вслед за ним вышла девушку. Сущий ангелочек. Светлые волосы, голубые кукольные глаза. Она нежно улыбалась, внимательно слушая мужчину. Тут взгляд обоих устремился на вошедшего. Девушка направилась к нему, подойдя склонила голову:
  - Здравствуйте... Проходите... - к груди она прижимала мягкого плюшевого кролика - Отец Сергей, просил сопроводить вас к нему... - предложила жестом последовать за ней.
  Подходя ближе к священнику:
  - Меня зовут Анжелика... - улыбка, голос звучит приглушенно, но при этом нежно и мелодично - Постарайтесь громко не говорить... Отец Сергей не любит, когда шум наполняет церковь... Если только, как он говорит счастливый смех детей и хоровое пение...
  Анжелика прочувствовала его взгляд и когда он посмотрел в глаза, слегка взмахнула ресницами.
  Этот незнакомец забавлял ее. Хм.. Интересно, а ему пойдет быть прикованым к стене... Обнаженный... Мммм... Что-то размечталась... При этом взгляд девушки оставался невинным и чистым.
  Священник выслушал неизвестного, склонил голову:
  - Сын мой... Покой и умиротворение следует прежде всего приобрести внутри себя... - развел руками - Здесь мы поможем тебе... Но ты и сам должен будешь приложить силы...
  Ангелок, услышав, что нужно Даниэлю, прижала сильнее кролика.
  Не там ищешь... Покой и умиротворение... Наступит только в тот момент, когда ты издашь последний вздох...
  - Отец Сергей... - прошептала - Я уверенна, он справиться... Позвольте ему остаться...
  Легкая рука, едва коснулась рясы священника. Мужчина посмотрел на девушку:
  - Анжелика, разве я могу отказать, когда меня просит сам Ангел? - посмотрел на Даниэля - Вы можете остаться...
  - Отец Сергей...Умиротворение, я своё отыскал...Но, моё желание - принести его другим...- незнакомец хитро улыбнулся, переводя томный взгляд на Ангелочка.
  Анжелика широко распахнула глаза.
  - Что ты имеешь в виду, сын мой? - слова незнакомца можно было понять двусмысленно, но его улыбка...
  Ангел стояла все так же близко, тонкие пальцы гладили кролика:
  - Сэр Даниэль, вы пугаете святого отца... - голос звучал нежно.
  Мужчина смотрел на нее, его взгляд показался ей знакомым. Нет, она не видела его ни разу, но сам взгляд...
  Анжелика улыбнулась:
  - Позвольте попросить вас, покинуть церковь и не пугать скромного его служителя...
  Слегка приопустила ресницы. Девушка могла гипнотизировать, но так было неинтересно.
  "Какая интересная личность..."
  Анж стояла так, что священник словно выглядывал из-за ее плеча.
  - Твоя улыбка... Она заставила меня усомниться... Прости... - попытался оправдаться - Так как ты собираешься мне помогать? - голос дрогнул. Мужчина боялся парня, хотя сам не мог понять почему.
  Девушка смотрела ему в глаза, ловя его взгляды.
  "Ммм... Хоть мишень на лоб повесь..."
  Голубые глаза на секунду сверкнули.
  - Отец Сергей... Внешность бывает обманчивой... - голос звучал успокаивающе - Но все таки... Сир Даниэль... Вы же должны понимать... Если вы так напугали священника, то что же будет с остальными прихожаными...
  Ангел слегка подалась вперед, приблизившись к его лицу:
  - Один ваш взгляд в мою сторону... - от девушки пахло лилиями - Представьте сколько девушек могут потерять от него сознания... - наклонила голову на бок.
  - Улыбка...Это лишь улыбка, но если вы скажите я могу вообще не улыбаться...- Мужчина едва кивнул в сторону Отца. - Помощь? В чём угодно...Могу послужить Алтарником...Могу так же быть священником...Да, всё что угодно! Мужчина мирно кивнул, и сразу же перекрестился, едва заприметив очередную икону где - то в углу церкви. На мгновенье взгляд его, стал полон мудрости и спокойствия, словно бы в душе сломалась сторона "зла".
  - Приятно было познакомиться... - прошептала - Но думаю я здесь больше не нужна...
  Нежная улыбка, поднесла кролика к лицу и коснулась губами его носа:
  - Священник мой... - голубые глаза сверкнули - Не трогай его...
  Она прижала кролика к щеке:
  - Ведь мне не нужно будет вам это повторять?
  Священник прошел по коридору в сторону своей комнаты. Достал из шкафа чистую рясу и белое белье.
  Зайдя в одну из пустующих комнат, положил белье на край узкой кровати.
  Думаю размер рясы ему подойдет... провел рукой по темной ткани.
  Вспомнив как за него заступалось дитя, тепло улыбнулся:
  - Анжелика все такая же милая и добрая.... Хрупкая, но храбрая... - отцовская нежность.
  Вышел из комнаты, прислушался. Ди находилась в ванной.
  Отец Сергеус направился обратно, бережно держа в руках рясу для пришедшего.
  "Его внешность пугающа... Но кто знает, можно сердце его доброе... Нельзя судить его только по внешности..."
  
  - А как же погладить по голове, поцеловать в лобик?
  Взмах ресницами, легкая улыбка:
  - Чем же вы собираетесь поделиться, с бедным дитем?
  Чуть позже в келье незнакомца, поинтересовалась Анж.
  - И о чем же я мечтаю? - приподнялась, теперь опиралась на локти - И что же вы хотите взамен?
  - Кровь...- Мужчина медленно выудил бритву из заднего кармана и медленно раскрыл её. Семнадцать сантиметров счастья откинули блик на стеночку комнатушки. Белый "кролик", затанцевал на стене, едва колебаясь из стороны в сторону, танцуя.
  Взгляд серо - голубых глаз упёрся в сталь. Сколько шей она повидала, хотя на самом деле немного.
  - Хмм.... - задумалась, глядя на потолок - Хорошо....
  Анжелика посмотрела ему прямо в глаза:
  - Я позволю порезать себя... - усмехнулась - Где бы ты хотел? Запястье? Плечо? Горло?
  Смахнула челку с глаз:
  - Но ведь если горло, я умру.... - покачала головой - А мне бы не хотелось...
  В руках сверкнула леска:
  - Чем же ты готов пожертвовать, чтоб полоснуть мою бледную кожу и посмотреть на то, как кровь выступает из пореза, как капает с лезвия бритвы? - голос звучал соблазняюще - Или ты хотел бы увидеть страх? Страх в моих глазах? С последним сложнее... Потому что я не боюсь тебя...
  - Я хочу знать, во что ты веришь...И каким хочешь видить своё будущее??? Серо - голубые глаза метались по лицу девушки, задерживаясь то на губах, то на щеках, то на лбу.
  - Я не верю не во что... Я просто существую... Я даже толком не человек... - улыбнулась, слегка пожав плечами - В этом мире я играю роль кукловода, хотя сама являюсь куклой.. Мне нравиться играть чувствами... Видеть их удивление, разочарование... Заставлять ненавидеть то, что они так любили... Сомневаться... Уничтожать то, что дорого... - невинный взгляд - Мое будущее ничем не отличается от прошлого...
  - Я верю, ни в то...Во что верят многие, я сам себе на уме...Сам у себя в голове...- Мужчина едва ухмыльнулся. - И вообще, я маньяк...
  - Маньяк? - придвинулась ближе - И какая же у тебя мания?
  - У меня, Мания величия...Даниэль кивнул, опуская взор ввниз и глядя в лицо девушки.
  Послышался звонкий смех, Анж накрыла рот ладошкой:
  - Мания величия... - глаза блестели - Это же здорово!
  Подняла кролика, так, что он оказался на уровне глаз Даниэля:
  - У Роджера тоже мания величия... - чмокнула в нос - Мне приходиться его все время носить... Но я уверенна, что когда-нибудь мы с ним поменяемся местами...
  - Роджер просто молодец...И впрямь, за то что ты его вечно таскаешь с собой, ему придётся отдать должное...Ибо пути Господня неисповедимы...
  Он непонятливо отсалютовал ладонью, едва улыбаясь, словно священник, на проповедни.
  Произошло самое ужасное. Погас свет. Ангел вскочила, подалась вперед и вцепилась в незнакомца.
  Она дрожала, прижимаясь к нему. Тишина. Девушка затаила дыхание, словно забыв как дышать. Соленоватый привкус во рту. Ни криков, ни нытья, просто ступор. Страх сковал сердце.
  Свет включился, Анж сидела на коленях парня, обхватив его шею руками и спрятав лицо на груди.
  Плечи продолжали дрожать. Девушка отстранилась.
  Ее лицо было бледнее обычного, из губы текла кровь.
  - Я... Я.... - из широко распахнутых глаз потекли слезы - Боюсь...
  Он молча, прижал девушку к себе, медленно поводя плечом. Где - то внутри, себя он улыбнулся, зная что страх - это ключ, к любой двери человека. Глупцы, все глупцы.
  "Я уже представлял, на тот момент, как эта стерва, и сука, что прикидывается милой девочкой, будет вопить, плакать и кричать, когда я запру её в этой обители "добра", и потушу все свечи, заколочу, все окна, с мощью и концами, что бы ни одна капелька света не проникла сквозь. И буду, молчать... В тёмном углу... Выжидать, как она будет биться в огонии предстрастии."
  - Всё впорядке, дитя моё... - Он погладил её по голову, немного растрёпывая светлые волосы по спине. - Это всего лишь, перебой электроэнергии. Неужто ты так сильно испугалась? Глупышка...
  Девушка прикрыла глаза, позволяя гладить себя по голове.
  Ее сердце стало биться чаще, она снова начала нормально дышать.
  Анж поняла, теперь этот человек знает ее слабость, а это значит, что в его руках есть козырь.
  легкая усмешка - Теперь пускание мне крови, не кажется столь заманчивым...
  Уперлась руками ему в груди, но не отталкивая:
  - Теперь возникает вопрос... Стоит ли мне оставлять тебе жизнь? - засмеялась - Ведь теперь ты знаешь мой секрет...
  Голубые глаза смотрели спокойно:
  - У тебя есть ответ на этот вопрос? - на его шеи сверкнула леска, девушка слегка повела рукой, та затянулась на его шеи - Почему-то мне не хочется убивать тебя... - откуда шла леска сложно было понять, она была тонкой и прочной, практически невидимой. Подарок создателя. Продолжает сидеть на его коленях:
  - Тебе пойдет красный цвет.... - прошептала, нежно улыбнувшись.
  схватил девушку за запястья, сжав их. Боль. Анж успела выпустить леску, та, словно канат втянулась внутрь рукава, слегка оцарапая кожу на шеи. Испуганно посмотрела ему в глаза, задрожала точно так, как дрожала недавно, когда выключили свет:
  - Пожалуйста... Отпусти... Ты ведь не убьешь... Я просто хотела пошутить... - голос звучал испуганно - Брат... Зачем... Я же... Не надо... Не хочу умирать... - по щекам побежали прозрачные слезы.
  Она попыталась вырваться, дернувшись, опустила голову.
  В следующую секунду комнату наполнил звонкий смех.
  - Надо же... - голос звучал весело - Ты убьешь меня? Давай....
  Пожала плечами, поднимая на него совсем другие глаза, полные насмешки. Она не боялась смерти.
  Еще ранее она ответила, что в ее жизни нет смысла, Ангел просто существует.
  Наклонила голову на бок, пряди волос упали на лицо:
  - Чего ждешь? Продолжения предыдущей сцены? Не дождешься...
  
  Тишина, темнота.
  Рядом засохшая лужа крови, кровавая дорожка оставленая незнакомцем вела к выходу, и с каждым шагом алых каплей было все больше.
  Слезы не прекращались. Стоило высохнуть одним, как лицо тут же покрывали другие.
  Анж не знала закрыты ли ее глаза или нет. Она терялась в этой темноте.
  Девушка все расскачивалась, в голове было пусто. Словно темнота и тишина проникли и туда.
  Тут ее внимание привлекло движение на коленях, что-то коснулось ее губ.
  - Роджер.... - прошептала, словно боясь ошибиться - Это ты...
  Тело Анжелика продолжала дрожать. Беспомощный крик, напоминающей скорее вой. Она замотала головой, пряди ударили ее по лицу.
  - Нет... Ненавижу... Он... Убью! - голос был наполнен ненавистью и болью.
  Девушка напоминала беспомощного ребенка. Худенькие плечики, бледное испуганное лицо, покрасневшие от слез глаза.
  "Хочу умереть..."
  Вновь, резко наступила тишина, и девушка, вновь, почувствовала некое движение.
  - Ангел...Не плач...- Голос был писклявый и тонкий, даже детский, немного плачуший и ревностный. - Ну, что такое? Что случилось?
  - Роджер... - теперь она плакала навзрыд - Он... Зачем он так? Я просто хотела поиграть... Я не хотела... Мне страшно... Я опять одна... Я никому не нужна....
  Слезы текли по щекам, капали с губ на кролика. Потерлась щекой о кончики ушей:
  - На груди что-то болит... Он порезал меня... Ненавижу...
  Дыхание сбилось, девушке захотелось впасть в истерику, бить кулаками по кровати и кричать.
  - Роджер... Почему они все меня бросают... Почему после них остается темнота и тишина...
  - Я - я...Не знаю...- Маленький, плюшивый кролик прижался к девушке, обволакивая её личико своими плюшевыми лапками.
  - Я, могу тебе помочь...Ты всю жизнь, таскаешь меня, носишь как маленькую ношу...Оберегаешь...Извени...- Голос, его отражался в каждом уголке повёрнутого сознания, беловолосой девушки.
  - Я не смогу сделать, для тебя то что могут сделать бо-о-о-о-ольшие кролики...- Девушка могла заметить, как плюшевый кролик развёл лапками в стороны, судя по всему указывая на размеры его "собратьев".
  - Но, зато я могу ответить тебе на три любых вопроса...Но не больше...- Он закивал, прижимаясь к её личику ещё сильнее. Мягкие, плюшевые лапки, принялись впитывать прозрачные слёзки, через мгновенье лапки немного потемнели, и потяжелели
  - Ты прям как золотая рыбка... - попыталась улыбнуться - Роджер... Я люблю тебя... Ты единственное что мне дорого... Я никогда не позволю тебя обидеть....
  Склонилась и коснулась губами носика:
  - Ммм... - хлюпнула носом, который, она была уверенна уже покраснел и распух, как и глаза - Зачем меня создали? - руки уже затекли и болели.
  - Стоит ли мне существовать? - прошептала, вздрогнув от того как холодно прозвучал ее голос.
  Наклонила голову на бок, мурашки не покидали ее тела:
  - Хочу умереть.... - замолчала, третьего вопроса у нее не было.
  - Тебя создали, для великого...- Он не отпускал, всё так же прижимал её личико к себе, обволакивал её. - Твоё создание, не простой эксперемент, и ты не отброс...Поэтому, я здесь...Я всегда с тобой...Стоит ли тебе существовать? Конечно!!!
  Кролик резко завизжал, едва издавая пискляво - шебуршащий звук.
  - А как же тогда я? Если, тебя не станет...- Он замолчал, на несколько секунд вновь наступила, тишина...
  - Ты должна существовать...- Плюшевый заговорил, вновь. - Для того, что бы выполнить, это нечто великое...Возможно, ужасное, но великое...
  Кролик, вновь замолчал, словно бы его и не стало вовсе.
  - Последний вопрос...Подумай хорошенько...
  - Для великого! Да плевала я на это... - голос перешел на крик - Кому это надо! Хочу просто жить... Хочу быть живой, а не чьим-то экспериментом.... - вздрогнула - Прости, Роджер... Не хотела на тебя кричать...
  Его лапки на щеках успокаивали:
  - Я не брошу тебя.. Не волнуйся... - покачала головой - Я заберу тебя в собой...
  Попыталась улыбнутся, но вышло с трудом:
  - Каким был мой создатель? Я забыла его лицо.. Забыла его... Помню только свою ненависть к нему... Он был моим отцом... Но я его презирала... Помнишь, он запирал нас в подвале... Ему нравилось смотреть как я бьюсь в истерике... Он пытался завладеть мной... Пытался выкинуть тебя... Говорил, что я должна повзрослеть... - усмехнулась - Но я убила его... Никто не смеет трогать тебя... Никто...
  Склонилась ниже, боль. Но девушка проигнорировала и зарылась лицом в кролика, который сжимал ее лицо.
  - Какая разница, каков был он? Главное, то что ты - есть...Чтож, я могу сказать, линь одно, он был немолод...И прожил достойную жизнь, и выращивал тебя лишь для того, что бы ты его убила...Хотел смерти, от руки своего создания...У него не было детей, посему ты была его детём...Он тебя любил...Но и ненавидел,а жизнь он прожил достойную...Достойную жизнь Благодетеля, но и достойную жизнь Тирана...Я ответил на твои вопросы...Кролик медленно отпустил её личико, и прилёг на кровать, едва всхлипывая, и принимая бесформенность.
  - Я разочаровался, в твоём выборе вопросов...Твой страх затмил, твой разум...Он будет недоволен...С этими словами кролик, уснул...И уже врят ли, когда либо "проснётся", вновь.
  Роджер валялся рядом. Послышались приближающиеся шаги. Вскоре над ней навис Отец Сергей с ужасом в глазах:
  - Ангел! - он не знал что делать - Что с тобой... Кто тебя так....
  Посмотрел на кровавый след, ведущий в комнату.
  Анж продолжала смеяться:
  - Мне обрезали крылья, святой Отец.... - из глаз брызнули слезы.
  - Дитя мое... Кто? Кто посмел? В божьем храме?
  Анж серьезно посмотрела ему в глаза:
  - Такова была его воля... - поднялась, взяла кролика, подбросила его и поймала.
  С рук капала кровь:
  - Нам пора, святой Отец... - улыбнулась так же нежно как обычно - Вам придеться убраться самому... - направилась к выходу.
  С улыбкой, прижав кролика к груди, девушка отправилась к театру... к дому.
  
  Анж вошла в свою комнату, держа кролика в руках. С рук капала кровь.
  Девушка прошла в ванную, аккуратно посадила Роджера в раковину.
  Скинув одежду, залезла под душ. Прохладная вода. Девушка закрыла глаза, наслаждаясь.
  Раны немного ныли, но Анж лишь слегка усмехалась. Смыв кровь с груди и рук, умыла лицо.
  Вылезли из ванны и посмотрела на свое отражение. Тонкие пальцы коснулись раны, оставленной лезвием бритвы. Прищурилась.
  "Чтоб его... Теперь ведь шрам останеться..."
  Резко отвернулась и взяв кролика, вернулась в комнату. Залезла в кровать, прижала к груди кролика. Закрыла глаза. Она устала, ей захотелось спать. В комнате был включен свет, укутавшись в простыню, Ангел уснула. Во сне она напоминала ребенка, нежно прижимающего к груди игрушку.
  Ресницы дрогнули, глаза медленно открылись. Девушка проснулась.
  Задрав руки над головой, потянулась, улыбаясь. Запястья рук были красными, виднелись раны, нанесенные леской. Анж поднесла одну руку к губам и провела по ране языком:
  - Мммм... Кровь... - усмехнулась. Взяв кролика, одна поднялась и подошла к шкафу.
  Вскоре умывшись и одевшись, села перед зеркалом. Взяв расческу начала водить ее по волосам.
  Местами они были спутанны, поэтому приходилась дергаться, от чего девушка наигранно жмурилась, как делают это обычные девушки. Ей нравилось иногда быть обычной. Кролик сидел на столике, глядя на нее.
  Закончив, она поднялась, накинула пальто и посмотрела в зеркало.
  - Идем, Роджер... Хочу чего-нибудь сладкого... - улыбнулась, подхватила кролика и направилась к выходу.
  Кролик был подозрительно тяжелым и в нем что-то звенчала, словно метал ударялся о метал.
  Анжелика не забыла заполнить свою игрушку любиыми предметами. Арбалет, много маленький ножей.
  
  Девушка спустилась вниз по лестнице. Она слышала шум, решила проверить кто это.
  Она ступала бесшумно. Остановившись, услышала знакомый голос.
  "Человек у церкви... Что он тут делает?"
  Девушка усмехнулась и вышла из-за укрытия.
  В полумраке подвала, голубые глаза блеснули:
  - Здравствуйте... - голос дрожал, бледное лицо, испуганный взгляд.
  Тонкие руки прижимали к груди кролика. Она знала, что он врядли видел ее у церкви, ведь она пряталась за дверью. Сейчас девушка стояла, переминаясь с ноги на ногу.
  
  Виктор Карнэйдж
  Виктор упрекнул себя за неосторожность, ведь вместо "здрасти" вполне мог быть выстрел в спину.
  Медленно развернувшись, он увидел молодую девушку.
  Похожую на подростка. Эта общая черта незнакомки и Оли, была той причиной, что не позволила нажать на курок и убить незнакомку.
  - Не думаю что ты заблудилась.
  Он рывком поднял связанного маньяка что был без сознания и толкнул его на лестничную клетку. С грохотом тело прокатилось по всем ступеням и затихло гдето там, в подвале.
  Он подходил к девушке, навис над ней, она была как минимум на голову ниже.
  Внезапно... он улыбнулся.
  Она прижимала к груди игрушку, будто игрушка вправду могла спасти ее. Бесполезный по сути защитник. Как и он сам, для Ди. Толку вышло мало...
  - это твой друг? - спросил он указывая на кролика. - он в чем-то похож на меня, потому... потому я не буду тебя убивать. Скажи ему спасибо. И еще, кто ты?
  Девушка кивнула, на его предположение, что она не заблудилась, нервно стала теребить уши кролика.
  Посмотрев на полетевшего вниз маньяка, вздрогнула, когда его тело ударилось об пол, слетев с лестницы.
  - Меня зовут Анжелика... - прошептала, переводя на него глаза - Я живу здесь... Иногда меня называют Ангел... А вы кто? - голубые глаза посмотрели на оружие в его руке.
  Она отступила на всякий случай. Девушка боялась парня, длинная челка падала на глаза.
  Черная жалетка была одета на голое тело, узенькие плечики слегка поддрагивали.
  Черные глазки кролика сверкнули:
  - Что вы здесь делаете? - прошептала - Кто тот человек?
  - Я Виктор, иногда меня называют Демоном - словно передразнивая ответил он - а это.. не знаю. Просто плохой дядя который обидел моего друга.
  - Здесь ведь мало посетителей, разве что только те, что способны за себя постоять. Потому мне кажется что ты притворяешься испуганной. Или это не так? И я и вправду настолько ужасен - он усмехнулся. - почему ты со мной поздоровалась? Неужто ты так делаешь со всеми вооружёнными неизвестными людьми?!
  Она смотрела на него, не отводя ни на секунду взгляда.
  - Демон... Вы ведь специально, да? - неуверенно, словно боясь его разозлить - Обычно за мной приглядывают... Заставляют сидеть в комнате... - судя по бледности девушки, ее слова не казались ложью - Но я все таки иногда выхожу... - вздрогнула, словно вспомнила, что ждет ее за нарушение запрета - Мммм... Вы бы все равно меня заметили... Я думала, что если побегу... Вы убьете меня... Я... Мне показалось...
  Обычно за мной приглядывают... Заставляют сидеть в комнате...
  На миг ему стало невыносимо жаль девушку, хотелось приласкать ее и успокоить. Ее запуганный вид всетки растопил его сердце. Если конечно оно было.
  Может ее тоже подобрал какойто, еще сохранивший часть сострадания убийца, тоже пытается защитить ее, помочь ей...
  "Нет Виктор, нет! Ты думаешь не о том. Ты ищешь замену своей Ди, своей девочке. Она не Ди, она другая. Она может быть обычной маньячкой с милым личиком."
  Анжелика сильнее сжала кролика, сделала еще шаг назад:
  - Простите... Я вам наверное мешаю... - нервно облизнула губы - Вы ведь обещали меня не убивать...
  Он подошел ближе, и хотя оружие уже лежало в кобуре, достать его было делом одной секунды.
  - Не обещал, просто решил пока этого не делать.
  А его... Его вы убьете? - взгляд в сторону лестницы, ведущей в подвал.
  - Да. Поможешь мне, найти друга?
  Когда мужчина убрал пистолет. Анж чуть расслабилась.
  - Я... Помочь... Но как? Чем я могу вам помочь? - моргнула, голос вздрогнул.
  Она посмотрела в сторону лестнице:
  - Я его боюсь... - посмотрела на него - И вас тоже... Я боюсь идти с вами... Я видела вас около церкви... Вы рассердили отца Сергиуса... - замолчала, словно опасаясь своих слов, ожидая последствий - Он говорил мне, что нельзя верить тем кто использует оружие... Даже во имя защиты...
  Закрыла рот ладонью. Моргнула несколько раз.
  - Я... я... буду себя тихо вести... - шепнула через некоторое время.
  - Видела меня около церкви? И много ты видела?
  С улыбкой спросил он, видимо этому миру было мало его переживаний, и каждую секунду ему пытались напомнить об Оле.
  "Церковь, Сергиус... Еще одна девушка живущая в церкви."
   Виктор отбросил весь этот морок.
  - Помоги мне найти моего друга, она тоже из церкви, отцу Сергиусу будет очень плохо если она не верится, он в ней души не чает.
  Ты мне поможешь? Я могу тебе доверять?
  Услышав его слова, девушка задумалась:
  - Я... я верю вам... - прошептала, поднимая на него глаза - Я не хочу, чтоб отец Сергиус плакал... Я только однажды видела его слезы... Больше не хочу... И Роджер не хочет...
  Девушка подняла кролика, показывая его Виктору:
  - Что я должна сделать? - но она не спешила подходить к незнакомцу - Кто тот друг, которого вы так хотите спасти? - тут в глазах мелькнул ужас - Оля... Девушка, живущая в церкви... Она, да?
  - Да она. Вижу ты с ней уже знакома. Рождер, красивое имя. Ты похоже не расстаешься с ним. Можно я посмотрю?
  Не дожидаясь ответа, он быстро выхватил игрушку, тресанул ее.
  Неудивительно что она показалась тяжелой, заяц был набит доверху сталью.
  Стоило лишь чуточку расстегнуть молнию и заглянуть внутрь - ножи, очень много маленьких, острых лезвий.
  Он застегнул игрушку и вернул в руки владелице.
  - Теперь можешь не ломать передо мной комедию. - на удивление голос был спокоен. - не знаю уж что ты делаешь в церкви, вправду замаливаешь грехи, или дуришь батюшку, играя перед ним чистосердечную девочку... Если ты откажешься помочь мне, убью на месте. Если поможешь, куплю тебе мороженое.
  В конце фразы он тепло улыбнулся и протянул ей руку.
  - Пойдем?
  Девушка не успела опомниться, как мужчина забрал из ее рук кролика.
  Голубые глаза устремились на него, наполненные болью:
  - Отдай... - прошептала - Пожалуйста... Он не любит когда его трогают... Прошу...
  Протянула тонкие пальцы в сторону Виктора, руки слегка дрожали.
  Он вернул ей кролика, Анжелика тут же прижала его к груди. Губы коснулись его макушку:
  - Никогда... Слышишь никогда не смей так делать... - в глазах пылала обида - С чего ты взял, что я боюсь смерти? И почему я должна помогать тебе, после того, что ты сделал? - она теперь была похожа на обиженного ребенка - Мне не нравится твой поступок... Мне не нравишься ты... - отвернулась, словно собираясь уйти - Хотя... - обернулась и улыбнулась, счастливый ребенок - Мороженое может искупить твою вину.. Я помогу тебе...
  Она вложила свою тонкую бледную руку в его:
  - Идем...
  "Как ни глупа была награда за помощь, но раз эта спятившая девушка считает себя ребенком, то...
  То мороженое может искупить2 - усмехнулся Виктор.
  Сказать по правде помощь ему была ни к чему, но во первых врага лучше держать на виду, а еще лучше за руку. Во вторых живой щит никогда не бывает лишним.
  И хоть улыбка на его устах была достаточно теплой, мысли в его голове были далеко не светлые.
  - Пойдем Ангел.
  Повторил он, медленно спускаясь с девушкой в подвал.
  Анж кивнула и последовала за ним.
  Он пропустил ее вперед, Анж остановилась и посмотрела на него:
  - Не называй меня Ангелом... - отвернулась и пошла вперед.
  Рука скользнула в кролика. Что-то щелкнуло. В руке девушки оказался арбалет.
  Это был подарок создателя. Сверкнул метал на кончики болта.
  - Ммм... Это будет интересно... - смахнула челку с лица.
  Кролик болтался в воздухе, девушка держала его за уши.
  - Это почему я не могу назвать милую девушку Ангелом? Ну если настолько неприятно - Виктор демонстративно отвернулся, впрочем держа боковым зрением девицу - как мне тебя звать?
  От него не ушло незамеченным ее вооружение.
  - По кому стрелять собралась?! - шепотом спросил он
  Отвешивая пинка валяющемуся маньяку, тот застонал от боли, и замолк после второго удара.
  - А с этим что будем делать?
  Девушка шла чуть впереди:
  - Анж... - спокойно, слегка пожав плечами - Зови меня Анж... Особенно, если я нужна тебя, чтоб лишний раз прикрыться... - усмехнулась.
  Остановившись посмотрела на маньяка, послышался свист. Болт вонзился в глаз мужчины, пробивая голову.
  - Ничего... - переступила через тело - Тебе так дорога эта девушка?
  Не оборачиваясь, перезарядила арбалет.
  
  Ее тон стал более взрослым. Несколько секунд назад он был уверен что она просто свихнувшаяся, сейчас он понимал отчетливо. Она играла роль. Как и он.
  С другой стороны, чем еще можно заниматься двум убийцам в театре, кроме как играть роли нормальных людей.
  Вся жизнь, это один большой театр, одна большая сцена где мы отыгрываем множество ролей. Социальных ролей - как называют их психологи.
  И сейчас он понял что объединяет его и Анж. Маски сбрасываются лишь в бою... ну или когда убиваешь связанного человека, абсолютно уверенный в своей правоте и безнаказанности.
  Конечно Виктору как борцу за справедливость следовало убить девушку, одним точным выстрелом снести ей голову, за убийство ЭТОГО? Что за вздор, он сам минутой раньше положил десяток этих тварей в человеческом обличии.
  Так почему ему можно, а ей нельзя?
  Глупый и философский вопрос, надо будет обдумать за чашкой кофя, глядя на звезды.
  - Хорошо Анж, так Анж. Мне если честно совершенно все равно. Не думай что я говорю это всем девушкам, но ты самый красивый живой щит, какой я могу найти в округе.
  Секунду длилась тишина.
  - Да, она мне дорога.
  Больше на эту тему разговаривать нехотелось.
  Усмехнулась:
  - Что ж... Ей повезло... - пальцы сильнее сжали уши кролика - Мы освободим ее... Но ты так и не сказал, что толком произошло...
  Продолжала идти вперед, Анж неплохо знала эти коридоры, ведь в одной из этих комнат была создана она. Повернула и остановилась:
  - Сомнительный комплимент... - прищурилась, направляя арбалет на дверь - Учитывая, что вряд ли, объект своего обожания, ты бы не поставил щитом... Хотя я тебя понимаю... На что плевать, того не жалко... Как и то, что не твое... - пожала плечами - Забавно...
  Анжелика аккуратно положила Роджера:
  - Здесь ты будешь в безопасности... - достала несколько ножечков и болтов.
  - Информация за информацию - усмехнулся он - вот эти молодцы схватили ее и утащили в подвал. Мне пришлось перерыть весь театр пока я это узнал. Узнал я это у того паренька, с болтом в черепе. Так что мы теперь остались без источника информации. Впрочем неважно... Теперь ты расскажи о себе. Мне очень интересно кто ты и почему так хорошо ориентируешься в подвале.
  Забавно.
  - забавно - улыбнулся Виктор, девчонка ему определённо нравилась с каждой секундой все больше.
  Он подошел к двери, прижался к косяку.
  - Насчёт щита, не принимай всерьёз, врятли я могу прикрываться ребёнком, пусть даже и маньячкой. Ну что? готова?
  Выслушав нахмурилась, догадка.
  "Лаборатория. Вот черт!"
  Она повернулась и посмотрела на Виктора:
  - Тебе стоит знать... Она жива... Я уверена на 100%... Но вряд ли такая же как и прежде... Здесь проводятся эксперименты... - голос звучал спокойно - Забирай ее и уходи... Я им не интересна... - улыбнулась - И постарайтесь держаться отсюда подальше... Думаю гнаться за вами особо не будут... - убрала прядь волос за ухо.
  Услышав его слова, покачала головой:
  - Зачем тебе знать кто я и почему? - расправила плечи - Мы наверно вряд ли еще увидемся, а уж друзьями точно вряд ли останемся... - махнула рукой, типа все не важно - Кстати, за маньячку ответишь...
  Надулы губы и толкнула дверь, входя в лабораторию.
  - Ты ведь бываешь в церкви, так что высока вероятность тебя встретить вновь, а насчет друзей. Все может быть. Хотя да... высока вероятность что в следующий раз я тебя просто убью. - последняя часть фразы была сказана почти шепотом.
  Очаровательная улыбка, взмах светлых ресниц:
  - Так же вероятность, что в следующий раз, тебя убью я...
  - Просто ты меня заинтересовала, такое случается редко, а это чтото да значит.
  Мирный разговор прервал четкий звук передергиваемого затвора АКМ.
  - Анж, осторожно.
  Виктор вжался в косяк двери, а очередь уже кромсала хлипкую дверцу.
  Анжелика посмотрела на дверь и резко шагнула в сторону.
  "Выстрелы. Какая прелесть... Роджер заткни уши..."
  Взгляд на Виктора:
  - Заинтересовала тебя? Чем? - приподняла бровь - Я обычная, как ты сказал, маньячка...
  Едва выстрелы прекратились, Виктор резво пинков распахнул дверь, и Анж на миг выглянув выстрелила из арбалета, послышался вскрик.
  Анж уже снова стояла, прислонившись к стене:
  - И что ты хотел именно знать? Любимое блюдо? Цвет? - задумчиво, перезарядила арбалет - Может поиграем в игру вопрос - ответ, м?
  - Ты такая агрессивная. А заинтересовала...
  Умирающий в военной униформе валялся с болтом в животе.
  По всей видимости он был присмерти но он Виктор все-же выстрелил ему в голову.
  На всякий случай - мысленно ответил он про себя.
  Считай что я нашол пару сходных черт. между тобой и собой - он улыбнулся. - потому я хочу узнать о тебе.
  Правда сразу же ему пришлось вновь выскочить из комнаты и вжаться в косяк.
  - там еще двое, сколько же их тут?!
  Последний выстрел всеже разрядил пистолет, пришлось сменить обойму.
  - Можно и в игру, а узнать хотел бы о твоем прошлом, может быть о детстве.
  Если уж она взяла роль ребенка, значит и источник этого следует искать в ее детстве.
  Анжелика посмотрела на него и покачала головой:
  - Мог бы не добивать... Он мертв... - в руках сверкнули ножечки, напоминающие скальперы - Я редко промахиваюсь...
  Пожал плечами:
  - Раз редко, значит всеже промахиваешься - с улыбкой ответил он
  Анж толкнула дверь, бросила ножики, свист, двое упали.
  Девушка посмотрела на кролика.
  "Стоит ли ему говорить, Роджер..."
  - Детство... У меня не было детства... - голос прозвучал спокойно - Я не появилась из утроба матери...
  Усмехнулась:
  - Я уже много лет такая... Я не взрослею... Мне всегда 19...
  Не смотрела на него:
  - Своего создателя я убила... - невинно пожала плечами, типо так и должно быть - Что еще хочешь знать?
  Голубые глаза устремились на него. Ей казалось вряд ли он поверит, редко кто верил, что кому-то удалось создать человека.
  - Ты знаешь, если Оля будет как ты, красивенькой, и редко промахивающейся, то думаю эти опыты пойдут ей только на пользу. - он усмехнулся, конечно он совсем так не думал, но привык разряжать юмором вот такие напряженные ситуации.
  По стенам заплясали пули.
  "- Как бы рикошетом не схлопотать."
  - А эти ребята похоже американцы, у них правило, стреляй много, может быть тебе повезет и ты попадешь.
  Он остановил мышцы лица не дав появится на лице новой улыбке. Эти постоянные ухмылки портят реноме брутального парня.
  - Умный ученый был, зря убила. Ну детсво пропустим, а юность?
  Хруст треснувшей плитки, Виктор не выглядывая, чтобы не схлопотать пулю, высунул ствол пистолета в открытую дверь и нажал на курок.
  Щелчок глушителя, ничего, еше один, болезненный крик, и звук упавшего мешком тела.
  - Она и так красивая... - улыбнулась - Я видела ее... А вот на счет того, что они могли сделать... Даже мне не по себе... Они не знают жалости.... Они ни такие как мой создатель...
  Анжелика подкинула ножечки, те блеснули. Выстрел.
  - Охамели! - возмущенно - Ни какого воспитания... Так о чем мы? Ааа... О моей юности...
  Задумалась:
  - Меня пытался, как он говорил "приручить" еще один... Его тоже нет больше...
  Слегка пожала плечами:
  - Мое существование не столь интересно... Я самая обычная кукла...
  Ни капли грусти в голосе, холодная констатация факта.
  - Виктор, поэтому я и не боюсь смерти... Потому, что для кого-то это потеря жизни, для меня же просто перестать существовать... Я ничего не потеряю... - усмехнулась - О, ну а сейчас, совсем недавно, меня заперли в комнате и попортили грудь... - голос обиженно ребенка, убрала галстук, показывая рану.
  - Может расскажите, что-нибудь о себе? - улыбка.
  - Надо бы сделать пометку для себя, не приручать тебя.
  Стоны откуда-то из коридора, с пола.
  Стрельба на звук хоть и всем хороша, но... порой можно попасть не туда и тогда приходится добивать.
  Еще три щелчка на источник звука, все стихло.
  - О себе? Хм... ну у меня не настолько богатая на события жизнь. Езжу по странам, убиваю плохих людей. Так практически лет с пятнадцати. Вот собственно и все. И только я нашол - он вновь стал закипать от злости - хоть что-то красивое и совершенное в этом чертовом городе, как это у меня отобрали.
  Оставшиеся солдаты медленно, что отчетливо было слышно по шагам приближались к двери.
  Хоть они и пытались изза всех сил идти как можно тише, все-же пару раз битая плитка подвального пола хрустнула под тяжестью противоминных ботинок.
  - Они приближаются - шепотом сказала Анж
  
  Камеры, установленные по всему зданию, зорко следили за каждым шагом парня и девушки, шаг за шагом проникающих в темное сердце зловещего театра - лаборатории.
  - Заканчивайте этот цирк.
  Послышалось из рации на плече у одного из солдатов. Напарники того синхронно кивнули.
  Двое подкрались к правой стороны двери, еще трое - с левой.
  Спустя пару секунд в комнату тихо прокрались еще десяток солдат. У одного из них на правом плече висела безвольным мешком бледная девушка и какая-то небольшая сумка со шприцами внутри.
  - Это что за черт?
  прошипел один из мужчин в сторону лишнего груза.
  - Скинуть за пределы театра.
  пожал плечами тот, кого обрекли нести девчонку, которая совершенно не подавала признаки жизни.
  - Анж? И какие у нас планы - шепотом - Их там около двадцати.
  На ум приходило две развязки, первая и дальше вести бой из укрытия снимая врагов по одному. Второй это выскочить из-за угла, влететь в комнату и устроить крошево.
  Правда в обоих ситуациях есть вероятность что они нападут разом, снеся и Виктора и Анж, вмсете со стенами. Интересно сколько пуль выдержат эти стены?
  
  - О, да.... Приручать меня не стоит... Руку откушу... - усмехнулась. - Ты больше похож на ребенка, у которого отобрали игрушку....
  Прислушалась. Опаньки... Гости.... Ну что ж...
  Она посмотрела на Виктора:
  - Заткни уши, ненадолго.... - нежная улыбка - А потом приготовься стрелять...
  Анжелика подалась вперед, его глаза засветились ярко-голубым.
  В ее сторону обернулись пять человек, это был их ошибкой. Они попали в плен голубого света.
  - Они меня обижают... - показала пальцем в остальных десятерых, обиженно надув губы.
  Мужчины обернулись и нацелились в стоящих позади.
  - Убейти их... - голос усиливал эффект гипноза, раздались выстрелы, Анж успела скрыться за дверью.
  - Виктор... Она... Оля... там... - прошептала, показывая на дверь, в руке сверкали ножечки.
  Стрельба продолжалась:
  - Мальчики не поладили... - невинная улыбка в сторону Виктора.
  - А если ее подстрелят? - с дикими глазами спросил свою голубоглазую подругу. - надо думать головой то, хоть иногда!
  Высунулся стараясь не словить пулю и подстрелил пару солдат возвращаясь в укрытие.
  - Ну что? предлогаю перестать прятаться и устроить им кровавую баню, в марсианском аду.
  
  Никто не ожидал того, что произошло. Из-за двери внезапно выскочила девушка, поистине ангельской внешности, и те пятеро, кто подкрадывался к двери, стали ее жертвами.
  - Какого черта?!
  Пятеро загипнотизированных мужчин начали стрелять по своим же напарникам, возможно даже друзьям. Десяток атакованных солдат тут же приняли меры и ответили не менее яростным натиском безжалостным и молниеносных пуль. Пятеро изменников спустя короткий промежуток времени были отправлены в мир иной, обвалившись на пол безжизненными телами.
  После того, как с ними было закончено, несколько солдат с десятка были тяжело или не очень ранены. К счастью для них, загипнотизированные сотрудники довольно плохо стреляли под гипнозом, и обошлось без серьезных потерь. По крайней мере, бороться 8мь из десяти могли хоть голыми руками, а после такого удара - и зубами тоже.
  Убытки со стороны десятка не заканчивались на мелких ранениях. Один из "зомби" успел задеть того, кто держал на плечах холодное тело девушки, и, тот повалился на пол, уронив при этом и девичье тело. Отстранившись и брезгливо столкнув ее с себя, солдат схватился за ранения и вдруг с ужасом осознал, что из двух пуль, одна задела и "подопытную", за здоровье которой он все же отвечал головой. Ранение припало в область левого плеча, и было не сквозным. Значит, пуля застряла где-то внутри тела. Будет жить, пока что.
  Острая боль наверное и повлияла насильному пробуждению многострадальной персоны. Девчонка сжалась в комок и зажмурилась. Солдат склонился над ней, не зная, что предпринять.
  Тем временем оставшиеся восемь солдат (живых и полуживых), закрывшись большими полицейскими щитами, ринулись вперед.
  Он выглянул на мгновение, восемь человек шли с щитами наперевес и...
  Ди, лежала на полу.
  Над ней склонился один из солдат.
  Без щита, раненый, спиной к двери, безоружный, и видимо дезориентированный... в общем самая самая легкая мишень. Но... Но Кто знает, может он поможет Ди, которая сейчас истекает кровью, а он застрял в укрытии, под прицелом нескольких стволов.
  Он просто понадеялся, или возможно проснулись его идеалы, какие были кажется в прошлой жизни, еще в приюте. Помогать людям, защищать добрых от злых, не стрелять в беззащитных.
  Сейчас его пистолет из оружия мщения стал просто инструментом убийства.
  А вся философия, и жизненные принципы. Просто оправдания новых и новых убийств, вот и сейчас.
  Он мгновенно прицелившись выпустил три пули, в головы живым мишеням и вновь скрылся за стеной.
  Девушка услышала звук падающих тел.
  В руке сверкнула леска, Анж вскинула руку, леска зацепилась за потолок и Анж легко скользнула наверх.
  Теперь ее не было видно на уровне глаз, голубые глаза Ангела потухли, не желая привлекать внимание.
  "Мммм... А они хорошие или плохие? Мне они просто не нравятся... Это аргумент, что бы их убить."
  Как только пяторо солдат подошли близко к деври, послышался свист.
  В голову последних крайних двух вонзились ножечки и тела медленно упали на пол.
  Услышав шум еще двое солдат обернулись, вокруг их шей мелькнула леска и в следующий момент, их головы покинули тела.
  Анж резко спрыгнула вниз и скрылась в лаборатории.
  Голубые глаза засветились, нежный голос, казалось ласкал солдата, стоящего около девушки:
  - Твое сердце... Оно слишком шумное... - капризное выражение лица - Я хочу, чтоб оно перестало биться...
  Очаровательная улыбка. Глаза словно свернули изнутри.
  Сердце солдата остановилось. Он упал. Анж подошла к Оле и улыбнулась:
  - Привет... - протянула руку - Нам еще Роджера и Виктора забирать...
  Последний солдат недоуменно обернулся, и пуля глока совершенно свободно пробила его заьылок, насквозь. Пуля вместе со струей крови ударила в щит, и труп медленно упал на колени, заваливаясь в сторону.
  
  Ольга Динченко
  Мерзкая, острая, противная боль пробирающаяся по всему телу и сознанию заставила девушку вернуться к жестокой реальности. И хоть она была уже не на операционном столе, а лежала на холодном полу, в ушах все еще стоял и повторялся голос того, кто сделал с ней нечто ужасное.
  "Ты выиграла джек-пот!"
  Гремел в сознании неустанный голос, заставляя стены задрожать, а саму Ди сжаться в комок.
  Глаза невыносимо болели. Впрочем, и тело не отличалось больной выносливостью. Все силы молодой девушки куда-то разом пропали, оставляя бренное тело без малейшей поддержки. Оле хотелось провалиться сквозь землю, уйти в себя и не вернуться. Хотелось остановить эту проклятую боль, но невидимые щупальца скользили по всему телу, а сбросить их никак не удавалось.
  - Сейчас, сейчас..
  проговорил встревоженный мужской голос над головой Ди. Солдат совершенно не знал, что делать. Раненое тело девчонки совсем не тот исход, которого нужно было добиться. Если она умрет, то эксперимент не удался! Все было напрасно!
  Голос мужчины показался Ди безумно отвратительным. Она резко отодвинулась в сторону, все еще жмурясь и продвигаясь на ощупь. Ноги быстро похолодели от холодной поверхности пола. Все, во что была одета Ди - это какая-то совершенно не приятная на ощупь рубаха. И перспектива простудиться девушку совершенно не радовала. Оля проделала всего пару движений в сторону, как тут же остановилась от новой волны боли.
  - Твою мать!!
  завопила она. Плечо онемело и не подавало никаких признаков жизни. Ди машинально притронулась к нему и почувствовала кровь на пальцах.
  Стало очень тошнить лишь от одной мысли, что ее подстрелили. Но боль в плече была лишь цветочками по сравнению с той болью, что испытывало все ее многострадальное тело.
  Вдруг кто-то подскочил и что-то сказал неугомонному солдату. Ди ничего не видела, боясь открыть глаза, что, несомненно, причинило бы очередной прилив жгучей боли, и лишь могла догадываться, почему вдруг к ней обратился до боли прелестный голосок:
  - Привет... Нам еще Роджера и Виктора забирать...
  Оле было безумно страшно, но почему-то именно сейчас ее страх стал проявляться в активной форме протеста.
  - Не подходи ко мне!! Не трогай!!
  Она резко распахнула глаза и еле сдержала душераздирающий крик - новый поток острой боли, словно игла, пронзила ее новые глаза и сознание.
  Серая дымка встала перед взором Ди. Нет, не дымка. Оля видела все в серых тонах, она совершенно не различала цвета, и это стало для девушки еще большим шоком, чем все, разом произошедшее за последние сутки.
  - Оставь меня!
  Глаза метались из стороны в сторону, рассматривая все помещение, но проследить за их направлением было невозможно - они были насыщенного голубого цвета и совершенно не имели зрачков. Казалось, что она смотрит в одну сторону.
  В руках Ди сжимала небольшую сумку с наркотиками внутри. Но это не придавало ей никакой уверенности или спасения. Скорее, это был простой инстинкт.
  - Отойди!!!
  закричала она. Ладони сдавили виски, Ди зажмурилась от боли. И в этот самый момент металлический стол, стоявший у стены, со свистом ринулся в сторону вышибленной двери (за которой находился Виктор), поджимая и сшибая добрую часть солдат театра.
  Ди отползла к ближайшей стенке и прижав к себе ноги, положила голову на колени. Неестественно высокая острая жгучая пронзающая боль атаковала тело девушки, заставив его беспрерывно дрожать и резко вздрагивать. Ди закричала сквозь стиснутые зубы.
  Виктору пришлось пригнутся чтобы его не зацепило пролетавшим мимо столом. Однако жизнь Ди сейчас интересовала его больше, чем летающие металлические конструкции.
  Повсюду топот, их окружали.
  Он схватил Ди, не говоря ей лишних слов.
  - Я верну тебя домой.
  Вот и все его слова.
  Путь наверх был закрыт, остался только путь вниз.
  Под этой улице проходила ветка метро.
  Рискованно, но иного выхода нет.
  Оставив девушку за стеной коридора, он снимал гранаты с тел убитых солдат. Набрось всего шесть штук. Происходил бы бой на открытой местности, и судьба и Виктора и Анж было уже решена... Здесь же, в тесной комнате, использовать гранаты было самоубийством. Сложив взрывоопасные предметы в центр комнаты, Виктор вышел из комнаты.
  - Анж, в укрытие!
  Выдернул кольцо и бросил ее аккурат в центр комнаты.
  Три...
  Виктор подбежал к Оле.
  Два...
  Накрыл своим телом.
  Один...
  Невероятно растянутая секунда ожиданий.
  Взрыв.
  И еще один, намного мощнее предыдущего. Дверь разлетелась на куски, как и часть стены.
  Осколки со свистом плясали по стенам и коридору.
  Взрыв прошиб пол подвала, и проделал серьёзную дыру в потолке и стенах, через зияющие раны конструкций выглядывал скелет стальных прутьев.
  Виктор подхватил Ди и на руки:
  - Анж, ты с нами?
  Девушка забрала кролика, стрясая с него пыль.
  Девушка показалась из укрытия, смахнула челку с глаз, оглядела свое запачканое платье.
  Бросив взгляд в сторону парня и девушки, махнула ручкой и стала подниматься наверх.
  - вы уж без меня дальше.
  -" Я свою часть выполнила... Надо будет потом с него мороженное потребовать..."
  Прижимая кролика к груди, Анжелика покинула подвал...
  
  Реконструкция
  Арка 2
  Глава 1
  
  Шум, грязь и голоса. Вот все, что чувствовала и слышала Ди до тех пор, пока они с Виктором не оказались в каком-то темном и практически не освещаемом месте.
  Стоит сказать, что Оля испытала несказанное облегчение с появлением Виктора, но все же страх и дикая боль внутри не оставляли юное сознание, так и грозясь разнести все тело на мелкие дребезги.
  Настроение Ди менялось, словно погода осенью. Всего лишь за один миг она ощутила неистовое возбуждение и нежность от появления бесстрашного парня, но сразу же после мгновения отдернулась от него, словно ошпаренная кошка и отошла на пару шагов.
  Шаги и любое прочее движение давалось с великим усилием и сопровождалось болью. Но почему-то сейчас она мало на что реагировала. Ее зрение видело довольно плохо в малоосвещаемом туннеле метро, но этого хватало, дабы различить очертания Виктора.
  - Ты...
  прохрипела она. Голубые шарики глаз смотрели с мелким прищуром, а лицо немного исказилось от боли.
  - Это все из-за тебя!
  Ди сделала шаг на встречу Виктору и продолжила.
  - Какого дьявола ты притащил меня сюда?! Что там произошло?? Ты это все задумал?! Почему, Виктор? Почему?! Ответь мне! Я...
  Она застыла у самого лица Виктора и воинственно-вызывающе произнесла: - Ненавижу.
  За все эти краткие секунды ее монолога гнев поглотил всю боль и все ничтожное ощущение в душе. Она стояла, словно натянутая струна, смотрела ему прямо в глаза, сердце грозилось выскочить из груди, но хозяйку это совершенно не волновало.
  Такая тирада заставила парня отступить на шаг.
  - Да. Я во всем виноват. - конечно это было только частью правды. - и если ты хочешь, я доведу тебя до церкви и уйду навсегда. Или лучше вот что.
  Он вытащил из кобуру свой глок, с которым не расставался последние пять лет. И вручил в руку Ди.
  - Если считаешь что я виновен в твоей боли, что-ж, есть способ утешить тебя. Умереть от собственного оружия, чертовски символично и гадко.
  Он мог конечно вместо этой показухи, просто слезливо извинится перед Ди, которой конечно все равно на его слова.
  Один взгляд на ее изуродованное лицо заставил Виктора возненавидеть себя.
  Внешне он оставался спокоен, чувства это слабость, он всегда это знал. Вот до чего довела любовь...
  Это было совершенно неожиданно даже для гнева Ди. Пистолет неловко лег в ладонь девушки, и с каждой секундой рука тяжелела от непривычной тяжести, да еще и раненое плечо давало о себе знать мелкими толчками боли.
  Ди стало совершенно не по себе, но злость внутри не унималась. На лице отразилась борьба с самой собой, со своими иллюзиями и надеждами.
  Спустя пару секунд безуспешной борьбы, она отошла на шаг назад и наставила на Виктора глок.
  "Он.. он это сделал. По его вине я здесь оказалась. Он..."
  Глаза Оли на пару мгновений закрылись, словно прислушиваясь к внутреннему Я, которое было неизменным советчиком на протяжении всей жизни Ди.
  Рука отяжелела и дрогнула. Оля раскрыла глаза, по которым ударили слезы, и что-то беззвучно прошептала, скорее к самой себе, нежели к Виктору. Вытянутая рука медленно опустилась, разжимая ладонь. Глок выскользнул из захвата и безвольно повалился на землю. Ди в свою очередь простояла еще пару секунд, прежде чем кинулась на шею Виктора, вся в слезах и ненависти к самой себе.
  - Прости меня... прости...
  прошептала она, уткнувшись в плечо парня.
  Секунда удивления когда на него смотрело хищное дуло собственного оружия, как там говорится, людей убивает не оружие, а люди.
  Последняя улыбка.
  Даже бронежилет не сумел бы спасти носителя от выстрела в упор. Стояла бы она метрах в пяти....
  На пороге смерти он все еще думал о тактике, и о том что легко может выхватить пистолет не дав ей выстрелить, и к сожалению сломав ей запястье.
  Действительно, какая то девчонка, и он поддался минутной слабости.
  Совести.
  Чувствам. Стал слабым.
  А потом пистолет упал на пол. А девушка уже вся в слезах прижималась к нему.
  Он гладил ее волосы и как ни странно, по его щеке прокатилась слеза.
  Он нежно поднял подбородок девушки. Посмотрел в ее заплаканное лицо.
  - Оля, ты слабая, и твоя слабость управляет тобой! Перестань реветь... перестань.
  Прежде чем Ди успела заставить слезы прекратить бесконечный поток жалости, Виктор нежно повернул к себе лицо девушки и поцеловал.
  - Не надо... - прошептала она, не отдаляясь от лица парня, но губы как-то сами прильнули обратно к губам Виктора.
  В этот поцелуй она вложила все отчаяние и растерянность, которые царили во внутреннем мире девушки.
  Рубаха была совершенно не из приятного материала, и потому тело покалывало от каждого прикосновения грубой ткани. Ди стало холодно - бесполезный мешок-одеяние совершенно не помогал от холода туннеля метро. Босые ноги безнадежно окоченели, не проявляя больше никакого желание куда либо идти. Она чуствовала себя заключенной, закрытой в темной тесной камере, с одной лишь робой в качестве одежды.
  Ди отстранилась от Виктора ровно в тот момент, когда ее тело пробила сумасшедшая судорога и ненавистная боль. Она отошла на пару шагов и обхватив себя руками, упала на колени. Сумка, все это время весящая на плече, упала рядом с Ди.
  Ногти впились в кожу, Оля заскулила-застонала от пронзящей боли и кинула злой взгляд на сумку, откуда совершенно случайно, как бы невзначай, вылетел один из шприцов с наркотиками.
  "Помогут... он сказал, что помогут..."
  Сил говорить не было, сил как-то действовать тем более. Ди лишь могла догадываться, что о ней подумает Виктор.
  Он опустился рядом с ней, бросил шприц обратно в сумку и вложил ношу в руки Ди.
  Ярость проскользнула в глазах, когда Виктор убрал шприц обратно в сумку. Ее последнюю надежду, обезболивающее!
  Но сил противиться не было. Зато были силы сдерживать сумку в каменной хватке. Оля почти не думала, все ее мысли куда-то улетучились, словно их сдуло под натиском северного ветра. Она совершенно не знала, что ей делать, посему просто отдалась на милость парня.
  - Не надо. Ты привыкнешь к наркотикам, Ди пожалуйста, не стоит это делать. Боль пройдет.
  Он поднял глок, убрал оружие в кобуру.
  Поднял девушку на руки и понес.
  - Ди, поговори со мной, отвлекись от боли. Смотри на меня, Ди. Говори со мной, давай. Не теряй связь с реальностью.
  Левая рука оплелась вокруг шеи парня, когда тот поднял ее бренное тело и куда-то понес.
  - Мне... тяжело говорить. - сказала она сквозь стиснутые зубы.
  Было действительно больно, но нынешнее положение на руках у Виктора было все же лучше холодных рельс метро.
  Глаза Оли закрылись, голова прижалась к сердцу Виктора, на устах появилась блаженная улыбка и тут же потухла, скорчившись от очередного прилива боли.
  - Пожалуйста, останься со мной.. - прошептала она, не открывая глаз. - Виктор?..
  - Конечно солнце, я останусь с тобой. Мне еще долго придется быть рядом с тобой, у нас ведь еще не закончено свидание. Ди ты такая красивая, скоро я принесу тебя домой. Ты ляжешь на кровать и поспишь. И все будет хорошо. И проснешься ты уже здоровой и абсолютно без боли. Уверен так и случится. Молчи Ди, молчи. Потом поговорим. Непременно.
  Он прижал крепче ее прекрасное тело и ускорил шаг.
  Медовые сладкие слова донеслись до сознания Ди. Девушка благодарно улыбнулась. Впрочем, ее улыбка вышла весьма и очень болезненной, словно она проглотила живую лягушку, которая до этого прыгала-скакала по Чернобыльским болотам.
  Тело вздрогнуло и привело в чувство хозяйку, которая успела уйти куда-то в дебри своего внутреннего мира и начать выяснять все недостатки, которыми нынче могло похвастаться-погоревать ее многострадальное тело.
  Ди машинально прижалась к Виктору. Правая рука освободилась от ремня сумки и скользнула под его куртку.
  На заплаканной физиономии отразилась милая улыбка мученика.
  Все будет хорошо, я знаю.
  - Я так и не успела сказать тебе главного... - тихо проговорила она, отчего-то надеясь, что Виктор не обратит внимания на ее слова.
  Подойдя к бортику Виктор поднял девушку и положил ее на край, после влез сам наверх.
  Вновь приютил девушку в своих объятьях и направился к выходу из метро.
  - Скажи сейчас. - с милой улыбкой и раздираемый интересом изнутри, спросил Виктор.
  Ди стало как-то неудобно от того, что с ней так нянькаются и несут на руках такой продолжительный путь. А вдруг он устал? И хочет отдохнуть? Все же тело девушки не было пуховой подушкой или игрушкой, в конце концов. Но с другой стороны Ди понимала, что большого расстояния она сейчас чисто физически не пройдет и особо нуждается в помощи.
  Оля дождалась, пока вновь окажется на руках у Виктора и, заняв свое почетное и облюбованное местечко, глухо произнесла:
  - Ты... - она приподняла голову, и взгляд синих шариков пронзительно впился в глаза Виктора. - Ты мне очень помог. Спасибо.
  Дрожащим голосом сказала она.
  Конечно, это была правда. Но по настоящему сознаться она хотела совершенно в другом.
  - Но ты ведь не это хотела сказать?
  Он остановился, поправил сползающую девушку.
  Руки устали, и начинали неметь.
  - Ну вот. Недалеко уже видна церковь.
  
  Узнав у святого отца расположение комнаты Оли, внес девушку и положил на кровать.
  Наскоро раздев ее, он ушел за теплой водой и бинтами.
  Вскоре вернулся, осмотрел рану и помрачнел. Выходного отверстия не было.
  Достав из голенища сапога нож, он нерешительно стоял над ее телом.
  Взгляд метнулся на сумку, которая помогла снизить боль девушки.
  Но он не мог сделать ее зависимой, он колебался, а время шло.
  Наконец пройдясь огнем зажигалки по лезвию. Он вынул из внутреннего кармана флягу со спиртом, влил немного в рот девушки.
  А после ливанул в рану.
  Пришлось надавить ей на грудь, чтобы она не слетела с кровати.
  Лезвие расковыряло рану углубив ее, но вскоре пуля была извлечена.
  Еще одна порция спирта на рану.
  После он промыл ее, и перевязал.
  Он накрыл девушку одеялом. И сидел у края кровати, гладя волосы Ди, сидел пока не уснул, уронив голову на ее грудь.
  
  Ди находилась в какой-то полудрёме до тех пор, пока тело не пронзило (в буквальном смысле слова) что-то особо острое и жгуче неприятное. Оля распахнула глаза и вскрикнула. Тело инстинктивно подалось вперед, но тут же было сдержано чьими-то руками. Чьими именно, девушка узнала лишь спустя пару секунд, после того, как ее сознание перетерпело очередную тряску стен внутреннего мира.
  - "Дьявол!!!"
  Сил кричать и ругаться не было, посему пришлось обойтись короткими мыслями о том, что с ней делают.
  Хоть это и было сделано исключительно на пользу девушки, но злость и ярость так и давали о себе знать в потрепанном сознании, которое и без того пережило достаточно боли и отвращения.
  Когда "операция" закончилась и несомненно, прошла успешно, тело Ди обмякло и наконец-то дало хозяйке несколько минут отключки от жестокой реальности.
  Проснулась она (именно проснулась, а не "пришла в себя") уже спустя несколько десятков минут, после конца перевязки. Ей было на много легче, хоть слабость и боль в теле окончательно не ушли.
  Ди почувствовала ровное дыхание у себя на груди. Руки ласково прошлись по волосам Виктора, а лицо озарила милая улыбка.
  - Милый... - тихо прошептала она.
  Ласковые прикосновения пробудили парня.
  - Как ты? - спросил Ди.
  Он встал, подошел к раковине в которой откисал окровавленный нож и наскоро вытерев лезвие, вернул его в ножны.
  - Я на тебе уснул, прости. Надеюсь я не слишком тяжелый.
  Он вновь присел на кровать.
  - Хочешь есть? Я приготовлю.
  Ди наблюдала за действиями Виктора, как-то не торопясь отвечать. Не от того, что ей было трудно или больно, а всего лишь от внезапного чувства нежности, которое забило в темный угол и боль, и все черные воспоминания.
  Она приподнялась и поджала к себе ноги. Кудряшки на голове игриво вспрыгнули.
  - Я уже лучше. Спасибо.
  проговорила она с глубоким чувством нежности и благодарности.
  Такая забота со стороны Виктора заставила Ди в очередной раз задуматься над благодарностью, которую она воспроизводила до сих пор лишь на словах.
  Оле стало совершенно неловко перед ним. На побледневшем лице начал появляться оживляющий румянец, застывая розоватыми пятнами.
  - Виктор, ты...
  она смущенно покосилась в сторону.
  - Ты и так слишком много для меня сделал. Но я не хочу, чтобы ты уходил.
  Она уткнулась взглядом голубых шариков в глаза Виктора и выпалила на одном дыхании:
  - Тебе есть, где жить?
  Покачал головой.
  - Нет. Ты предлагаешь поселится у тебя?
  Он нежно сжал ее ладонь.
  Провел рукой по волосам.
  - У тебя невероятно красивое лицо, хочешь... продолжить, на чем нас прервали? - тихо спросил он
  - Можешь оставаться у меня сколько хочешь. - проговорила она, жадно всматриваясь в лицо парня. - Но если тебя не устраивает моя комната, то можем подыскать тебе здесь что-то более комфортное.
  Ди критически провела взглядом по голым стенам своей обители.
  - Это, конечно, не царские хоромы.. но если хочешь.. то есть, решать тебе, в общем.
  Закончив свою неумелую детскую болтовню, Ди вновь подняла взгляд на Виктора, от чего еще более смутившись, поджала к себе ноги.
  Лишь теперь она осознала, что находится перед ним в совершенно обнаженном виде, который слегка прикрывало одеяло. Но, как ни странно, это не смущало Олю, а наоборот, как-то придавало сил и, естественно, желания.
  
  
  ++
  - Если ты не против я останусь у тебя. А то от одиночества признаться, под устал.
  Он улыбнулся и с любопытством взглянул в глаза Ди.
  Пальцы коснулись ее губ, медленно прошлись по подбородку, скользнули к шее. И наткнулись на одеяло.
  Сжав пальцами край одеяла, он медленно стягивал его вниз.
  Едва одеяло начало лениво сползать вниз, Ди начала терять над своим телом контроль. Девушка резко подалась вперед, заставляя явно лишнее одеяло слететь с остатком. Ее губы нашли губы Виктора и жадно их поцеловали.
  В процессе поцелуя все тело своеобразным образом перешло на колени парня, а руки начали бесстыдным образом медленно стягивать курточку назад.
  "О, дьявол. Велико искушение."
  Проснулись праведные мысли в сознании Ди, в то время, как отброшенная куртка заняла свое место где-то за пределами кровати.
  Оля на несколько миллиметров отстранилась от лица Виктора и, усмехнувшись, проговорила:
  - А поесть, все же неплохая идея.
  проговорила и вопреки сказанному подалась телом вперед, заставляя Виктора упасть на спину.
  Пальцы игриво скользнули по рубашке, не торопясь ее расстегивать. Ди лукаво улыбнулась, и приникнув всем телом к телу Виктора, поцеловала того в губы.
  - Ну может я всетки сготовлю? - хотел бы сказать парень, но успел только - ну мо...
  Он жадно впился в красивые губы девушки.
  пальцы быстро отстегнули кобуру, и отбросили с малой силой поверх куртки.
  Он прижимал девушку к себе.
  Он лежал на кровати, прижимаемым теплым и столь важным для него телом и смотрел в новые глаза Ди.
  На миг грусть наполнила его, и пришлось закрыть глаза, и обхватить спину девушки ладонями,.
  Пальцы скользили по позвоночнику девушки.
  Ди с несказанной гордостью возлегала над телом Виктора, словно рыцарь, укротивший дракона. На лице застыла добродушно-довольная ухмылка, а глаза так и рассматривали каждую деталь лица парня.
  Оля действительно казалось, что это несусветная редкость, когда такой мужчина как Виктор будет подчиняться воле такой как она. И, стоит признать, это весьма тешило самолюбие девушки.
  Ди по-кошачьи выгнула спину и, прижившись к телу Виктора, скрестила пальцы и игриво положила на них подбородок.
  Его глаза были закрыты. Оля, несколько смутившись такой оборот событий, испытывающее нежно провела указательным пальцем по закрытым глазам парня и прошептала:
  - Что-то не так?
  - Все отлично, просто... Глупо, но мне очень захотелось сейчас убить пару определенных людей. Наверно не подходящие мысли в подобной ситуации.
  Первым в списке стоял тот "умелец" исковеркавший ее глаза, вторыми в списке шли те кто привез ее в город.
  Он улыбнулся, смотря в лицо девушки и обещая себе, что больше не будет закрывать свои глаза, глядя в ее.
  - У тебя голубые глаза, они очень красивы, как и все твое лицо.
  Руки скользнули на попку девушки, сжав ее.
  А он перестал говорить, вместо этого поцеловал шею девушки.
  Настал момент, который прервал всю романтику в душе у девушки. Она вцепилась последнюю фразу Виктора, как пиявка и прокрутила ее несколько раз в голове."
  "Голубые?? Какого черта?!
  Уже не чувствуя прикосновений парня, Ди слетела с него, как ошпаренная, и кинулась к тумбочке, что стояла рядом с кроватью.
  Оля тут же вспомнила адскую боль, которую перенесла при первой попытке открытия глаз еще в зловещей лаборатории театра, и ее сердце остановилось на пару мгновений. Лицо тут же приняло вид неудачного утопленника, а сами глаза расширились по 5ть копеек.
  От стальной хватки, пальцы, держащие небольшое зеркальце, побелели и имели неплохое воодушевление раздавить несчастное стеклышко на мелкие части.
  - Какого черта?
  выдавила она из себя.
  По ту сторону зеркала на нее смотрела гневно-растроенная гримаса какой-то девицы с безумными глазами. Нет, это даже глазами было сложно назвать!
  - Что с ними?! - тупо спросила она свое отражение, которое в ответ лишь моргнуло.
  Голубые шарики глаз были совершенно лишены зрачков. А для видения Оли они составляли вообще пустой серый проем. Любые цвета Ди отныне совершенно не различала.
  Девушка вылетела из его рук.
  "надо бы учится держать язык за зубами" - сам себе сказал Виктор
  - Они голубые - ответил, решив что вопрос был задан ему.
  Пожал плечами:
  - И без зрачков...
  Наступила полная тишина, сказать что то еще, решимости не хватало.
  - Голубые...
  Повторила Ди, всматриваясь в многострадальное зеркальце.
  - Проклятье!
  Серые глаза, серый фон за спиной, серое лицо... все говорило и повторяло лишний раз про то, что цвета теперь дли девушки недосягаемая роскошь, мечта, воображение.
  Оля опустила правую руку, яростно сжимая зеркало. Левая в свою очередь приникла к краю кровати, цепляясь за одеяло и простынь.
  Послышался треск стекла. Руки синхронно сжались в кулаки. Опустошенный взгляд смотрел лишь в одну точку - на деревянную дверь шкафа, которая отчего-то стала до боли невыносимой для Ди.
  - Проклятье!!
  Осколки разбитого зеркала полетели в ненавистную дверцу шкафа. Раненная рука заныла от боли, требуя немедленного внимания.
  Но Ди она сейчас мало интересовала. Стены спокойствия и умиротворения рухнули, оставив за собой клубы пыли.
  - Они сделали из меня.. чудовище.
  - Ди. - он сел рядом, обняв. - Ди нет! Ты не какое не чудовище, ну просто глаза цвет поменяли и все...
  Тон такой, будто ничего не случилось особого.
  - Ди, не надо так думать, давай ты успокоишься, а я тебе руку перевяжу. А? Потом мы погуляем, ты успокоишься. Или поспишь и успокоишься. В общем ты сейчас в первую очередь для себя опасна и... черт. Не могу слова подобрать. Давай мы просто помолчим?!
  Он взял ее запястье, осматривая рану от порезов.
  От объятия Виктора, ярость Ди несколько приутихла и начала медленно, но верно понижаться.
  Они ничего не сделали... ничего не сделали...
  заезженно повторяла самой себе Оля, в то время, как ее запястье перекочевало в руку Виктора.
  Не смотря на то, что тот посоветовал ей помолчать, из девушки так и вырывался поток слов, который она просто должна была выпустить наружу.
  - Я изменилась, понимаешь? Они меня изменили.
  Внутри что-то дернулось. Уставшее тело так и кричало о необходимом покое, но Ди не была с ним согласна. Ей нужен был свежий воздух, горячая ванна или обыкновенный сон. Но энергия внутри так и желала выйти.
  - Я не знаю, как это объяснить. Просто внутри меня... теперь есть еще что-то
  - Виктор, пойми. Я не вижу цветов. Совершенно никаких. Все вокруг серое. И... - она на миг запнулась, подняв взгляд на парня. Ей стало безумно стыдно за свой теперешний внешний облик, и смущение накатило с захлестывающей силой.
  - Это шок, со временем все придет в норму.
  Он намочил в раковине полотенце и вернулся к запястью девушки, стирая с раны битое стекло.
  - Я изменилась, понимаешь? Они меня изменили. Я не знаю, как это объяснить. Просто внутри меня... теперь есть еще что-то.
  - Ну что именно? Что в тебе изменили? Разве что ты теперь швыряться столами умеешь, в меня швырнула одним таким, я даже решил что ты меня невзлюбила за что-то. Девушка, с которой мы освобождали тебя. Ее тоже обработали в том подвале, и ничего, живет се спокойно... убивает направо и налево. но довольно милая девушка. Хм... у нее тоже голубые глаза.
  - Какого черта, Виктор! Разве ты не понимаешь, что мою жизнь поменяли! Переживали и выплюнули! Извлекли, как ненужную делать в автомобиле! Просто уничтожили! Раздавили в прах! Черт побери, неужели тебе наплевать на это?! Где твое сострадание?! Ведешь себя, будто бы ничего не произошло! Ах, правильно. Это ведь не тебя резали на том треклятом операционном столе! Это не у тебя капались во внутренностях!! Это не ты перетерпел адскую боль на протяжении нескольких часов!! Верно, Виктор? Или у меня еще и пробелы в памяти?? Может быть, это ты у нас жертва обстоятельств?! А я доблестно тебя спасала? Какого черта ты вообще меня туда привел!! Ты вылавливал какого-то ублюдка, но зачем тебе нужна была я? Скажи мне. Ответь! Ведь еще там ты клялся, что не использовал меня как приманку! Проклятье, как я могу теперь доверять тебе, после того, что произошло?! Ты совершенно бессердечный!! Ненавижу таких людей!! Ненавижу!!
  Поток слов, вырвавшийся у девушки, был неожиданным даже для нее самой. Но вся неуверенность и смущенность как водой смыло. В ее глазах и действиях пылали ярость и злость, которую усмирить было бы сейчас довольно тяжело.
  В процессе яростной речи, Ди вырвалась из бережных рук Виктора, этим же жестом послав подальше всю его добросердечность. Сейчас ей было абсолютно все равно, что о ней подумает или что с ней сделает Виктор. Ее гнев разжигался с каждой секундой все больше и больше.
  Виктор немного помрачнел.
  Улыбка стерлась с лица. Говорил он тихо и спокойно.
  - Действительно че это я? Успокаиваю тебя, пытаюсь как то утешить. А давай лучше поплачим? Над этим несправедливым миром и что на земле живут всякие бесчувственные уроды вроде меня, которым плевать на чужое горе. Пойми Ди, Я не испытываю чувств, и потому до сих пор жив и на свободе. У меня есть набор привычек и есть набор масок, но у меня нету маски с надписью на ней десятым кеглем, таймс нью рома - "Скорбь". Прости.
  Себя пристрелить уже предлагал, ты не захотела, второй раз предлагать не буду. Так что если хочешь забыть боль, просто убей себя. И все вокруг станет не бесцветным, а просто черным.
  Он встал, выдернул ремень из штанов и схватил девушку за забинтованное плечо, швырнув на кровать.
  Двойной узел наскоро связал ей руки.
  - Он само затягивающийся, их использовали в милиции, когда с наручниками напряг был. Так что чем больше будешь брыкаться, тем сильнее он будет затягиваться. А пока ты временно все-же в одной позе. Я вытащу стекло, что у тебя под кожей застряло. Еще гнить будет. Там-же зеркало, а их серебром покрывают, ты хоть знаешь как это опасно? Оно тонкое и хрупкое.
  Вооружившись швейной иглой и бутыльком йода, он начал вытаскивать стекло из раны девушки.
  - Ублюдок.. - прошипела она.
  - Ага я такой, долго же пришлось на этот факт глаза твои открывать.
  Он был явно не в настроении вести беседы. Очередная стекляшка высунулась из раны и поддеть ее было невероятно трудной задачей, ведь от любого неверного движения, осколок мог сломатся, оставив наименьшую часть в ране. И вытаскивать его пришлось бы еще минут десять. Наконец осколок был вытащен и парень вздохнул с облегчением.
  - Ты... ты даже не понимаешь, что я пережила. Я не хочу, чтобы ты меня жалел. Просто... ну, неужели это так тяжело понять??...
  - А что же ты от меня хочешь? Жалость тебе не нужна, нужно понимание? Мне испытать тоже самое? Что бы мы вновь могли нормально общаться? Ты не представляешь что я испытал когда ты пропала, я перерыл всю здание, прошерстил сверху-донизу. Убил кучу народа. Хотел уже от отчаяния убить себя. Впрочем к чему тебе это рассказываю? Тебе не интересно. И знаешь, я тебе соврал. Ты была приманкой, ты лежала посреди сцены и я ждал пока зазевавшийся маньяк пройдет и увидит тебя. И я нашол такого, и убил. А после скинул его тело в аркестровую яму, потому что это было чтото вроде подарка живущему в подвале людоеду. Который живет тем что жрет трупы оставленные людьми вроде меня. После нас всегда много тел. Знаешь о чем я подумал в разговоре с ним. Мне кажется свою ученицу убил я, собственными руками, а после мое подсознание просто выкинуло этот эпизод из памяти. потому я в ближайшее время зайду в свою старую квартиру и посмотрю есть ли там труп, или я сейчас на себя наговариваю.
  Потому я просто не могу понять тебя, я просто не привык горевать подолгу, я просто смиряюсь. Черно-белое зрение. чтож должны быть плюсы в этом. например..
  Он ткнул пальцем в лоб Ди.
  - например телегинез. Глаза без зрачков, в этом должно быть и хорошее, например они теперь голубые и очень красивы. Вот например я тебя связал
  Наконец с раной было покончено, убрав окровавленные осколки в мусорку, а инструменты в ящик стола.
  и теперь могу немного позабавится.
  Он легонько размахнулся и треснул по попке девушке.
  После он получил пяткой в живот, удар был не силен, но неожидан.
  - Ты... ты даже не понимаешь, что я пережила. Я не хочу, чтобы ты меня жалел. Просто... ну, неужели это так тяжело понять??...
  взвыла она, частично от боли в ладонях, частично от бессилия, и наконец, частично от того, что этот проклятый и глубоко обожаемый ею парень теперь явным образом показывает, что с ним шутки плохи, да и еще не перестает заботиться о ее неудачной ране.
  Все эти пункты лишь подбросили масло в огонь, и без того разгоревшийся внутри Оли. От неожиданного прилива сил и ярости, Ди резко ударила ногой в живот Виктора и, когда тот в следующий миг оказался лежать рядом с ней на кровати, залезла на него сверху и, наклонившись до уровня губ, произнесла:
  - А что, если я стану вдруг плохой девочкой? Что ты сделаешь?
  
  Любимая девушка уже гордо восседала сверху.
  Она наклонилась как раз до его губ.
  Он резко приподнялся и поцеловал ее губы.
  Руки тем временем сомкнулись на боках Оли.
  - В каком плане плохой?
  Поцелуй стал для Ди и желанным и неожиданным. Ярость внутри завыла, а сердце предательски ёркнуло. Поначалу девушка хотела сопротивляться, но получилось наоборот. Она прильнула к его губам со страстью равной всем своим эмоциям вместе взятым.
  Руки Виктора скользнули по бокам. Ди попыталась освободить свои руки от ремня, но ее попытки были тщетны. Ремень с шипением вонзился в кожу, не давая пути отступлений.
  "Пиявка мерзкая!"
  Яростный взгляд бросился на Виктора, который со спокойствием лежал на кровати, наверняка со скрываемым удовольствием наблюдающий за ее жалкими попытками освобождения.
  - Ты...
  прошипела она, сквозь стиснутые зубы, и нагло сунула в лицо парню свое завязанное запястье.
  - Развяжи немедленно! Иначе...
  глаза сверкнули от пульсирующих внутри эмоций.
  - Летающие столы. Это не все, на что я могу быть способна, любимый.
  последнее слово она произнесла с явной издевкой, хоть и вложила в них некоторую долю откровенных чувств.
  - Я бы с радостью любимая, но узел самозатягивающийся, и чем активнее ты дергалась, тем сложнее его снять. Да и к тому-же, это доставляет мне некое странное удовольствие. Смотреть на тебя связанную. Не лишай пожалуйста меня этого наслаждение, потерпи чуток.
  Руки медленно прошлись по животику, до довольно большой груди. Та была холодной, с затвердевшими сосками и приятно холодила кожу ладоней.
  - А что еще ты умеешь? И ты так и не ответила, что за плохой девочкой ты можешь стать? В чем это выразится?
  Да, она не ошиблась. Ему действительно нравилось наблюдать за обнаженной связанной девушкой, да еще и при этом лапать ее бесстыдным образом.
  Сдерживая себя, дабы не начать истерически брыкаться и бить Виктора в грудь, Оля медленно опустила к нему свое лицо и как можно спокойней проговорила:
  - Ты даже не представляешь, какой у меня характер. До сих пор ты считал меня ребенком, верно? На самом деле так и есть. Но ребенок в душе иногда может смениться стервой снаружи. Ты наверное подзабыл сколько мне лет. Не маленькая уже. А те слезы, которые я проливала, это... это ... всего лишь дешевое проявление чувств. С чего ты взял, что я слабый ребенок? Может быть, и у меня под юбкой найдется парочка ножей.
  Сказала и замолчала.
  "Какие к черту ножи? О чем ты плетешь?? Он же и так знает тебя уже как облупленную!"
  - Под юбкой?
  Руки опустились ниже.
  - Неа, ни юбки, ни ножей. Оля, ну угрожать ты можешь мне сколько угодно, но этим ты только ухудшаешь свое положение, ты банально запугаешь меня до той степени, что я запру тебя связанной в комнате и убегу в страхе.
  Да и еще, я ведь люблю тебя полностью, какой ты есть. В том числе и в виде стервы, хотя признаю в образе ребенка ты мне намного больше нравишься.
  Ну Оля, ну потерпи немного, когда я еще смогу тебя связать? Не скоро ведь, дай насладится моментом.
  В глазах промелькнул страх. Ведь Виктор сейчас мог сделать с ней что угодно. И при этом, не слишком напрягая себя.
  Руки машинально сжались и вновь почувствовали на себе стягивающийся ремень.
  - Ты не можешь сказать, что знаешь меня. Потому что я другая.
  "Нет, он знает тебя, Ди. Знает."
  - И сними ты наконец этот проклятый ремень! А не то худо будет! - из последних сил выпалила она, ударив того в грудь.
  Удар не сильно испортил настрой.
  - Ди, ты ведь знаешь, я не причиню тебе вреда. Слушай, раз уж ты все равно уже меня оседлала? Может всетки доведем до финала, то занятие на котором нас постоянно прерывают? Клянусь если еще хоть ктото прервет нас вновь, я оторву ему голову.
  Он прижал поясницу Оли, заставляя девушку нагнутся вниз.
  И вновь принялся целовать ее.
  "Оторвешь голову, значит. Ох, как я бы хотела на это посмотреееть..."
  Пролепетала ехидная мысль в сознании, в то время, как ее тело вновь оказалось прижато к телу Виктора.
  Связанным рукам ничего не оставалось, как скрыться под животом девушки. Поза была не очень удобная, но приходилось мириться. Всего пару секунд неустанных и страстных поцелуев.
  Плечо заныло от боли, заставляя хозяйку опомниться и вернуться к жестокой связанной реальности.
  "Черт побери.."
  Внутренняя сила возопила от желания освобождения, заставляя Ди сжать кулаки и вновь почувствовать на себе затягивающийся ремень.
  "Проклятые рефлексы!"
  Внезапно девушка почувствовала присутствие холодного металла. Именно металла, в этом Ди могла поклясться! Она тут же вспомнила про нож Виктора и, примкнув к его губам, решила воспользоваться моментом.
  Призыв оказался довольно простым. Нужно было лишь пожелать, чтобы нож, а точнее именно металл, оказался рядом. Боль внутри усилилась, но вскоре стала какой-то приятной. Ди растянула поцелуй на долгие секунды, затем надкусила нижнюю губу Виктора и ехидно улыбнулась. Нож завис в воздухе, по правому боку, возле уха парня.
  Контроль давался еще сложнее, чем сам призыв. И игра начала стремительно превращаться для Ди в пережитые мучения.
  - Я предупреждала.
  тяжело дыша, проговорила она, молясь, чтобы не натворить ничего смертельного.
  - А ты все опасней и опасней, с каждым днем.
  - Ди! Не убивай меня прошу, пожалуйста, я ведь так сильно люблю тебя!!!
  Усмешка. Ему казалось это смешным
  Он вернулся к поцелуям, в свою очередь прокусив девичью губу. Их кровь смешалась со слюной.
  - Убьешь меня? Наверно это моя ошибка, но я не могу принимать твои угрозы всерьез.
  Он гладил груди девушки, и прижимал ее к себе.
  - Виктор, ты не понимаешь... это серьезно... тяжело..сдерживать...
  Слова давались тяжело и с каждой секундой металл начинал вырываться из под контроля. Хотя этого и не было видно, но девушка это ощущала до самой пронзительной боли внутри.
  Тело на некоторое время онемело, ошалев от энергии, которая неизменными толчками от него исходила, и не поддавалось ни на какие приказы мозга. Впрочем, зато поддавалось приказам Виктора, который прижимал ее к себе. Ди почувствовала себя банальной марионеткой в руках у кукловода. При чем, марионетка имела право выбора, но почему-то ей не хватало сил выбраться из под контроля.
  Контроль металла продолжал стремительно угасать, и Оля испугалась, когда лезвие начало немного подергиваться из стороны в сторону.
  Оля облизнула пересохшие губы и отдала мысленный приказ.
  Приказ оказался не таким сильный, как первый. И вместо того, чтобы отлететь в сторону, нож сделал завораживающий круговорот и вонзился в одеяло, слегка поранив щеку Виктора.
  Напряжение как водой смыло. Ди перебралась с парня на свободную часть кровати, и сев на колени, слегка опустила голову.
  - Я предупреждала. Это ведь не игрушки.
  - Отлично. Ты меня оцарапала. Надеюсь тебе легче стало? Он подхватил нож и крутанув лезвие в руке, вернул нож в голенище.
  Романтичный момент был полностью погублен.
  Не особо церемонясь схватил девушку за здоровое плечо и опрокинул на кровать.
  Непослушная девчонка умудрилась запутаться в ремне. Около минуты пришлось снимать узлы, причем самое легкое было освободить одну из рук, самое трудное пришлось на снятие внутреннего узла со второй руки.
  Наконец ремень вернулся, на место. Как и прочая одежда парня. Напоследок щелкнула кобура и заклацала молния куртки.
  Он подобрал одеяло и накрыл девушку.
  - Может и вправду ошибка?! - сам себе сказал парень.
  - Думай над своей новой жизнью, когда решишь что будешь делать дальше и буду ли я занимать в твоей жизни какоето место... в общем сообщи. Я буду на лавке, пересоберу глок, ты его бросила на бетон, не помешает перепроверить...
  Он закрыл за своей спиной дверь и ушел.
  Действительно ушел прочистить оружие.
  Он не мог находится с девушкой, это не тот момент когда он может утешить девушку, не тот момент когда стоит вмешиваться. Пусть решает, даже если она решит повесится, это ее решение.
  Было ужасно на душе, была боль и просто пустота.
  "Ты становишься тряпкой Виктор" - сказал внутренний голос.
  - Я не хотела..
  еле слышно, призналась она.
  Ей действительно было очень неприятно от того, что она ранила Виктора. Хоть это и была всего лишь мелкая царапина, но для девушки это было что-то вроде удара себе в спину.
  Глупая, глупая...
  шептали ей мысли, когда ремень начал понемногу освобождать запястья. В процессе снятия оков, Ди непринужденно рассматривала лицо парня, хотя казалось, что она смотрит просто в потолок. Её сердце бешено колотилось, а в душе стало как-то пусто, когда Виктор покинул ее комнату.
  Оля перевернулась на левый бок и облизнула пересохшие губы, на которых все еще осталась ее и Виктора кровь. Ди прикрыла глаза и улыбнулась.
  Мне кажется, или я действительно становлюсь ненормальной?
  подумала она, вспоминая произошедшее за последние двадцать с лишним минут.
  И что теперь делать? Кинуться за ним?
  Эта идея, впрочем, скользнула в ее сознании не в первый раз, но почему-то делать такой шаг казалось очень тяжело.
  Тогда поведешь себя как влюбленная дурочка..
  продолжала она мысленно рассуждать.
  А что, если я и есть такая?
  Ди резко поднялась и отшвырнула одеяло в сторону. Нужно было действовать, но сначала..
  Сначала оденусь.
  Оля кинулась к шкафу, и прямо таки поставила рекорд в одевании. Хватило 5ти минут, чтобы добропорядочно прикрыть обнаженное тело.
  Колготы, джинсовые бриджи, малиновый свитер, свежепостиранная безрукавка, разноцветная в полосочку шапка (aka гномик), длинные сапоги. Словом, одежда несла в себе позитивный характер.
  Ди осторожно выглянула из комнаты и буквально на цыпочках пробралась по коридору, ведущему к алтарю и лавкам. Застыв, как вкопанная, у самого края стены, Оля прислушалась к голосам и поняла, что сюрприз был нагло испорчен новым посетителем, который отчего-то пришел именно к возлюбленному ею Виктору.
  Ди прислонилась к стенке на пару секунд, не переставая размышлять, что ей делать?
  Бесцеремонно ворваться в их важный разговор? И получить в благодарность суровый взгляд Виктора? Нееет...
  Тогда, может, прикинуться шлангом и просто начать убирать догоревшие свечи? Кстати, ведь обещала отцу... ой, нет... не идет.
  Ну... тогда
  Ди широко улыбнулась, потревожив ранку на губе, и решительно кивнула своей последней мысли, которая молниеносно пронеслась в сознании девушки.
  Тревожить их разговор Оля не желала, но что-то делать нужно было. Посему, Ди предприняла такую ненавящивую тактику...
  Девушка беззаботно вышла из своего укрытия, не глядя на незнакомого мужчину, гордо прошествовала к Виктору, нежно повернула его лицо к своему и затянуто поцеловала. Затем медленно отпрянув, прошептала на ушко два заветных слова: "люблю тебя" , отпустив, подмигнула и прошествовала к выходу. Тягучий взгляд на незнакомца заставил ее несколько понервничать. Но все же, не поддаваясь порыву обернуться, Ди вышла из церкви, прикрыв за собой дверь.
  
  
  
  +++
  Глок был разобран и медленно перебирался на лавке церкви.
  Пришедший не таился, стук трости был слышен задолго до момента, когда незнакомец показался в двери.
  - Виктор Карнэйдж?
  - Он самый.
  - Странно видеть вас, хм.. безоружным - незнакомец улыбнулся обнажив ряд белоснежных зубов.
  - у меня не один пистолет. Что вам от меня нужно? если решили померится силами, у меня нет настроения.
  - О нет, нет. Что вы. - незнакомец примирительно поднял руки.
  Он был одет в черные джинсы, кожаные ботинки, черную рубашку, пиджак. Причем вся одежда далеко не дешевая, ярлыки очень известных брендом. Можно было конечно списать на китайские поделки, но ботинки. Человек может надеть хоть корону и обвешаться золотом, но обувь всегда подбирает по средствам. А судя по крокодиловой коже обуви незнакомца, денег было в избытке.
  Конечно особо поразило лицо, на Виктора глядел более старший Виктор, разве что усы и все. в соатльном поразительное сходство.
  - да я тоже удивился увидев ваше фото - усмехнулся парень - я чтото вроде вашего связного, я Тревис Трой. И пожалуйста не склоняйте мое имя, очень не люблю подобного. Вы непротив если я присяду и изложу суть дела?
  Виктор кивнул, Тревис присел с краю.
  - Я криминалист МОРРПГ, мы поддерживаем связь с "чистильщиками", даем информацию, снабжаем информацией.
  - Вы слишком богато выглядите для простого слуги закона.
  Он рассмеялся.
  - Что вы, что вы. Я работаю не ради денег, а за идею. Мое состояние досталось мне от родителей, конечно сначало это была месть, ну а сейчас, в моем сердце уже нет места злости.
  - Месть?
  - Да. Моих родителей... Думаю вы понимаете, эти маньяки это просто насекомые, которых надо безжалостно давить. К сожалению мне приходится работать с многими из них. И прошу вас не обижайтесь. Но я не испытаваю к вам уважения.
  - Я это переживу - буднично ответил Виктор, вгоняя обойму в собранный глок.
  - Ну а сейчас просто работа на благо общества. Вот и сейчас. - он полез во внутренний карман, но остановился. - я достану документы из кармана, я не вооружен. Простите, но я привык работат ь с очень нервными людьми, вы кажетесь мне более нормальным.
  - Это иллюзия, Я полностью ненормален.
  они оба улыбнулись и перед Виктором легла пачка фотографий.
  - Мне нужно расследовать чтото? - спросил Виктор.
  - Нет. Не нужно, все уже расследовали до вас. Мы криминалисты, именно этим и занимаемся. Вам же просто нужно убрать кого мы скажем. Вот и все - он развел руками в стороны. Но в этот раз нужно поступить более деликатно. Понимаете ли, у него девушка... Мы следили за ним давно. Сначала просто находили тела, МО, виктимология, все совпадает. Все жертвы рыжие девушки, в возрасте от 17 до 25 лет. Все работали в мелких предприятиях, кафе, офисах, клубах. Общее было их посещение частного врача.
  Тревис ткнул в самое верхнее фото. Черно-белое изображение очень неприятного типа. Полиция нагрянула к нему в офис. Он был подозрителен тем что не брал денег. Совсем, но только с этих, пропавших девушек. Учитывая состояние городской больницы, и нехватку врачей и медикаментов. Думаю вы понимаете. Они часто ходили к нему на приемы, незнаю уж чем они расплачивались или все было на чистом альтруизме, однажды они пропадали, через неделю находили тело.
  Брошеное рядом с офисом. В паре кварталов. Так о чем я? Ах да, полиция нагрянула к нему в офис, но ничего не нашла, более того в журнале приема, было помечено сегодняшнее число, о приеме некой Карины. Есть предположение что она все еще у него. Утром полиция по нашей просьбе его отпустит, и вы, ну уж как решите. Если считаете что девушка уже метртва, либо ее вообще не существовало как считают некоторые наши гм... сотрудники. То просто убейте его. В любом случае если к завтрашнему закату он будет еще жив, мы разорвем наш контракт. Вы снова окажитесь вне закона, и ваши друзья уже не смогут вам помощь. Полковник Браун уже с почетом отправился на пенсию, вернее его попросили сделать это. Больше у вас влиятельных друзей нет. Я вовсе не пугаю, просто... решайте сами. Это все. Фотографии можете оставить себе.
  
  Девушка появилась когда разговор уже подходил к концу.
  Виктор был рад что она, вроде и не сильно злилась на него. Всеже поцелуй давал надежду что он прощен.
  Когда Оля ушла, щелкнул предохранитель в собранном оружии.
  А сам глок был убран в кобуру.
  Неизвестный, впрочем какой он теперь неизвестный, передал свою визитку. И обменявшись рукопожатием с Виктором, направился к выходу к церкви.
  Девушка была на крыльце, Тревис обогнул ее, взглянул в глаза на секунду остолбенев, но быстро взял себя в руки и спокойно ушел.
  Виктор приобнял любимую девушку:
  - я тоже тебя, прости - прошептал ей на ушко.
  Он достал один из сотовых и положил в карман Оли.
  - на всякий случай, если что, сразу звони мне.
  Улыбка, легкий поцелуй в носик.
  - может погуляем?
  Ди с удовольствием втянула в себя холодный довольно свежий городской воздух и улыбнулась. Не смотря на то, что теперь она видит все в сером цвете, для девушки мир начал приобретать краски, как бы это парадоксально ни звучало.
  Новые способности, новое обличие и любимый человек. Жизнь, можно сказать, налаживалась и переходила в несколько иное русло. Теперь стоило задуматься над многими вещами, ибо девушка изменилась и ее жизнь, соответственно, тоже. Горевать о прошлом, было довольно глупо, разобраться в этом ей помог Виктор. И за это она даже простила ему связанные запястья. Впрочем, почти простила...
  Дверь за спиной открылась, и оттуда вышел незнакомец. Он взглянул в глаза Ди и был несколько шокирован. В самом деле, глаза без зрачков не каждый день увидишь. Такое разве что в "Кунсткамере" показывать с табличкой над головой "Осторожно, мутант!". Оля усмехнулась, наблюдая за тем, как мужчина покидает церковь и сливается с темнотой. С одной стороны, новые глаза Ди практически не тревожили и девушка уже успела к ним привыкнуть, но другое дело - люди. Как они воспримут ее новый облик? Что теперь делать с работой в клубе? Если ее увидят с такими глазищами, не вызовут ли милицию, скорую и даже пожарников, которые тут ничем не помогут, разве что утешат себя надеждой смыть эту пакость с лица Ди из брансбойта?!
  Оля задумчиво вздохнула, на этот раз без всякого удовольствия последождевой свежести и ощутила нежные объятия Виктора. Подарочку в виде мобильного удалось немного приподнять настроение девушки.
  Оля заинтересовано высунула телефон.
  - А какой у тебя номер?
  заинтересовано проговорила она, прижавшись к боку парня.
  - Самый первый в записной книжке. уже настроен. Там маячок, в телефоне. На всякий случай.
  Он положил голову на плечо Оли, странно но сейчас он чувствовал себя таким слабым перед ней.
  Чертовы чувства - прошептал он.
  - Да уж, подышать свежим воздухом нам обоим сейчас пойдет на пользу... - мечтально сказала она, закатив глазки.
  - Куда ты хочешь пойти? можем в кафе... или в лес например.
  Он улыбнулся заглянув в ее глаза.
  - Холодно по лесу шастать... - пробурчала она, втянув шею в теплый свитер.
  Пальцы успели окоченеть и Ди поспешила спрятаться подарочек во внутренний карман, чтобы не дай бог потерять случайно. Девушка В очередной раз задумалась над идеей купить перчатки, и не только... Новые глаза требовали маскировки. Очки, по меньшей мере. Линзы, по большей. Впрочем, линзы нужны специальные - абы шо сюда не подойдет.
  Ди прислушалась к шепоту Виктора, но ничего не ответила. Милая улыбка скользнула по лицу, заставляя вернуться к реальности.
  - Пошли в кафе... - безразлично проговорила она. - Мне лично все равно. Просто, я думала, стоит ли зайти в клуб, как считаешь?
  Она взяла Виктора за руку и сошла со ступенек.
  - Там что-то серьезное произошло... меня не было на работе.. кстати!
  Ди остановилась и полностью развернулась к парню.
  - Моя рабочая форма осталась в театре. Рюкзак и твой фотоальбом тоже там. А просто так разгуливать по городу с такими глазищами, - Ди выразительно ткнула на себя пальцем. - Это просто страх и ужас. Нужно придумать какую-то маскировку. Даже супергерои носят маску. Верно? - улыбнулась она. То, что теперь у нее появились новые способности, довольно тешило самолюбие и придавало нехватающей раньше уверенности. Сама ситуация с новым обличием, казалось теперь Оле безумно забавной.
  "Может мне еще плащ купить? И попробовать летать?" - усмехнулась мыслям девушка.
  Он взял ее руку, крепко сжав.
  - Не думаю что сегодня стоит появляться там. Мы можем вернутся в театр, если тебе это так важно. Или, я могу купить тебе новую одежду. Только сразу предупреждаю, мне нравится более будничный и серьёзный стиль, с преобладанием темных тонов в одежде.
  - Но темный цвет мрачнит! - обижено высказала свое веское мнение Ди.
  Она по жизни не любила носить одежду в темных тонах, хотя бы от того, что в них она смотрелась как все - народная серая масса. Оля любила выделяться, и, похоже, даже суровый СтрахГрад не смог сломить позитивную волю девушки.
  - К тому же, черный цвет мне не подходит. Я становлюсь старше на пять лет, как минимум!
  Виктор затронул больную тему. Оля готова была обсуждать цвета и доказывать свою правоту по поводу тонов одежды хоть целую ночь.
  - И хоть я и вижу в серых тонах, это еще не значит, что мне все равно, во что я одета.
  Ди подозрительно покосилась в сторону, на случайных прохожих, и свободной рукой накинула капюшон, тень от которого кое-как скрывала ее голубые глаза.
  - А вот очки мне все же стоит купить.
  пробормотала она себе под нос, провожая взглядом одиноких личностей.
  - Виктор, разве тебе не нравится мой позитивный стиль, а?
  протянула она, всматриваясь в глаза парня.
  - Ну ты ведь не хочешь быть похожей на ребенка? И не знаю, я привык к темноте, когда ты полюбишь ночь и тень, она начинает отвечать тебя взаимностью. Потому я бы хотел одеть тебя в строгий костюм, белую рубашку, галстучек. Мне кажется ты стала бы еще более красивой. Кстати об очках, очень черные тебе бы пошли. С другой стороны человек идущий в темноте в черных очках, когда уже давно не лето. Вызывает подозрения что он чтото скрывает.
  Потому, может не нужно тебе ничего, а если кто спросит про цвет глаз, скажи что линзы и ты просто любишь голубой цвет и хочешь выделятся из толпы.
  - Я ненавижу голубой цвет. - процедила сквозь зубы Ди, прищурив глаза. - И в особенности - голубые глаза.
  Оля сморщилась и, отведя мрачный взгляд в сторону, повела Виктора вдоль по улице.
  "А говорил, что ему нравится, моя детская душа... соврал чтоли?"
  Ди не любила спорить, ибо это могло привести к каким-то последствиям - ссоре, например, или чему-то похлеще. Она и на этот раз сдержала свой горячий пыл, все же зная, что не подастся на уговоры смены одежды на более строгую. Какой к черту галстук? Или еще лучше - строгий костюм? Ей всего лишь восемнадцать, а не двадцать пять, и работает она официанткой, а не является какой-то супер бизнес-леди!
  Черный цвет - это стандарт, а Ди привыкла вести себя за его рамками.
  "И не волнует!"
  Гордо подытожила мысль в сознании девушки.
  Хмурость Оли начала помалу спадать. Она кинула озадаченный взгляд на Виктора и чмокнула того в щечку.
  Но на счет линз он прав.
  Капюшон лениво соскользнул с головы Ди, и ветер тут же принялся деловито шуршать в ушах.
  Поцелуй был приятен.
  Виктор улыбнулся девушке.
  - Извини, это просто привычка, профессиональная болезнь... стараться быть всегда незаметным.
  Он сжал теплую руку Оли.
  "Она меняется, и явно не в лучшую сторону. Черт, ты ее портишь. Твое присутствие, нужно уйти. Оставить ее в покое. Нет, не пойдет. нужно умереть, инсценировать свою смерть и оставить ее в покое. Но... я не могу. Я держу за руку свою надежду, свою новую жизнь. Жизнь без убийств и крови. Пока она не изменится, и все вернется на круги своя..."
  - Ди. Слушай, а мы можем зайти в одну квартиру на соседней улице? По быстрому, нужно кое что проверить.
  "Стараться быть всегда незаметным? Хм... это можно принять на вооружение. Но, наверное, не в моем случае. Я ведь не наемница, а всего лишь обычная девочка-мутант с голубыми глазами без зрачков. Что во мне особенного? Только внешность. Черт побери, и зачем мне глаза поменяли? Он сказал, что когда время придет, за мной придут. Но кто? И зачем? Теперь я их марионетка? Игрушка? Оружие?"
  Ди озадаченно всматривалась куда-то вдаль, случайно прикусив нижнюю губу. В то время Виктор попросил ее о небольшом одолжении.
  - О, могу. А зачем?
  живо поинтересовалась она, отбросив свои мысли на задний план, но, не забыв их окончательно.
  - Хочу немного порыться в шкафу. Поищу скелеты.
  Он указал ей направление и повел через дорогу.
  
  Он довел ее до дома, поднялся с ней на лестницу.
  - возьми, пока меня не будет.
  Он вручил ей один из глоков. Без глушителя конечно же.
  Не умея стрелять она все равно не попадет с первого выстрела, только если ей чертовски будет вести. А вот выстрел на тихой лестничной клетке, услышит весь дом.
  - И прошу тебя, не входи за мной.
  Он закрыл дверь, оставив ее на лестничной клетке.
  Прошел в комнату, запах.
  Специфический, ни с чем не не спутать этот запах разложения и смерти.
  Она лежала на кровати, раскинув руки в стороны.
  - что-же я наделал?!
  - тебе ведь понравилось!?
  Виктор развернулся и уткнулся в собственное отражение.
  Он стоял посреди комнаты, и в паре шагов от него, находился он сам.
  - Это ведь было забавно, согласись.
  Черт... кто ты?!
  - Кто? дурацкий вопрос Виктор! Я это я, ты это я. Мы это мы! И мне не нравится твоя слезливость. Твои чувства и душа. Ты спас эту девчонку, которая несколько раз чуть не убила тебя. А в благодарность?
  Виктор выхватил глок.
  Выстрел.
  Невероятно, но его двойник, или кем он там был уклонился. Нагнул корпус в сторону, и пуля влетела в стену.
  удар чем то тонким и хлестким по ладони, заставил оружие вылететь, а парня упасть на колени.
  Было невероятно больно.
  Двойник приблизился, заглянул в глаза Виктора.
  И тот свою очередь заглянул в глаза своему кошмару.
  Она вколола тебе транквилизатор. Она хотела сбежать.
  Я не дал. Помнишь свой сон? То сладостное чувство когда ты резал эту стерву? Помнишь? ты бдумал это сон, кошмар. Нет друг мой, неееет.
  Двойник подошел к трупу девушки, брезгливо сморщившись вырвал из ее груди крис, ушедший по рукоять небрежно бросил у ног парня.
  - Твой первый трофей в этом городе.
  А после наступила тьма.
  Выбило пробки во всем доме.
  - Твоя любовь, твоя пташка, твоя мон амур и прочее и прочее. Не слишком много спи. Я ведь часто своевольничаю телом во сне. Но сейчас я предупреждаю тебе. Мне кажется это веселым. Пора уже наконец принять свою сущность Виктор, пора... До скорых встреч.
  Оля изрядно понервничала, пока ждала Виктора за дверью. С одной стороны, у нее было время, чтобы переговорить с самой собой по поводу новой жизни, с другой - перспектива согреваться на лестничной площадке не очень радовала. Ди нетерпеливо перешагивала с ноги на ногу в томных ожиданиях парня.
  Пистолет (второй раз за день!) вновь оказался в ее руках и был судорожно сжат в железных пальцах девушки. Оля не знала, что с ним делать, приблизительно знала как им пользоваться, и лишь могла догадываться зачем он ей тут понадобился. Мысли зазвенели вокруг Ди неугомонным базарным рынком. В голове все смешалось и пришлось изрядно поработать над тем, чтобы расставить все по полочкам.
  Мало по малу Ди остывала и тешила себя надеждами, что ничего серьезно не происходит и пистолет в ее руках просто банальная самозащита. На лестничной площадке никого не было, разве что какая-то заблудшая взъерошенная черная кошка, теревшаяся об дверцу соседней квартиры. Девушка машинально повернулась на томные мяуканья и тут же услышала торопливый хлопок дверного глазка. Кто-то особо любопытный отпрянул от двери по ту сторону и, наверное, покинул скучные наблюдения за одинокой девушкой с крайне выразительными голубыми глазами.
  Оля хмыкнула и продолжила рассматривание оружия. Пистолет как пистолет. Ничего необычного. Железяка, оснащенная смертоносными пулями. Просто механизм для выпуска пуль. И ничего более.
  Уважительный взгляд на оружие перешел в скептический.
  "еталл... единственное, что мне поддается. Если я могу управлять металлом, значит, могу управлять всеми железными вещами? Швырять их на лево и на право?"
  Ди сосредоточилась на согнутой железной трубе, которая невесть что забыла на грязной лестничной площадке и лежала в кипе мусора, рядом с кошкой, которая все тешила себя надеждой ворваться в зарытый дом родной. Глок перешел в левую руку, а права в свою очередь поднялась по направлению к объекту эксперимента. Ди послала приказ металлу. В ответ тот со скрежетом перевернулся на бок, демонстрируя свое явное нежелание подчиняться возгласу силы. Оля повторила приказ, и на этот раз железяка лениво поплелась вперед, до смерти напугав обездоленную кошку, заставив ту зашипеть и отпрянуть на ступеньки. Пальцы резко вскинулись вверх, и труба взлетела в воздух.
  Ди усмехнулась.
  "Неплохо-неплохо."
  Внутри тела заныла боль. Вытянутая рука мелко задрожала. Оля прикусила нижнюю губу, потревожив ранку, из которой тот час выступила кровь, и направила металл вперед-назад. На этот раз выходило лучше, и железяка практически беспрекословно слушала приказы Ди. Глаза смотрели на парящий металл и как-то выделяли его существование. Ди могла поклясться, что чувствует его. Самым натуральным образом. Усмешка перешла в широкую улыбку. Металл был полностью под ее контролем.
  Внезапно послышались приближающиеся шаги. Оля прервала связь как раз в тот момент, когда Виктор открыл дверь и вышел. Он был очень мрачен и Ди даже стало как-то неудобно. Последнее, что она услышала, покидая дом, было жалобное мяуканье многострадальной кошки.
  Виктор вышел из квартиры хмурый, без слов взял девушку за руку и повел из этого проклятого дома.
  Крис находился за поясом.
  Парень всеже взял его, как память. Ему нужно юыло дать имя, все ножи Крис имели свои имена, форма клинка была чуть закруглена, лезвие было тонким и острым. Виктор назвал нож "Жало", ему это название очень шло.
  Когда они оказались на улице, девушка кинула обеспокоенный взгляд на Виктора и все же спросила:
  - Все в порядке? - глупо было это спрашивать, глядя на вид парня и так было многое понятно. И больше всего ему, наверняка, не хотелось говорить о том, что произошло в той злополучной квартире.
  Ди передала глок Виктору.
  - Да.. спасибо у меня все отлично. Ничего интересного, так... тело одной девушки.
  Словно очнувшись проговорил парень.
  Забирая пистолет. сперва он прикрутил глушитель, после поставил оружие на предохранитель, и убрал в кобуру.
  - Ди... Если вдруг я причиню тебе вред.
  Кажется в глазах парня заблестели слезы.
  - Если я вдруг изменюсь, просто уходи. Я временно буду не в себе. Мало ли что найдет. Столько стреса.
  Он замолчал. Сейчас он сказал не подумав, а после пытался сочинить небылицу, чтобы не так пугающе звучало.
  Он прижал к себе Олю. И страстно поцеловал.
  - Все хорошо. Пойдем в кафе.
  "Ты точно становишься тряпкой, нужно срочно кого нибудь убить, причем цинично и жестоко... черт Виктор, ты пытаешься одно убийство забыть, совершив еще ряд новых."
  Даже поцелую не удалось выбить из сознания девушки то, что Виктор произнес в ответ на вопрос, который лучше бы Оля не задавала.
  "Тело? Девушки? Какой? О чем он? Убил что ли? Но когда? Это невозможно. Он не такой. Не такой!"
  Мысли возбужденно ссорились в сознании девушки, в то время, как парочка шла молча в кафе. С каждой секундой внутри Оли все больше и больше закипал банальный интерес к тому, что произошло в том злополучном доме и не менее злополучной квартире. Но Ди почему-то боялась задавать вопросы Виктору, хотя бы от того, что он ее не правильной поймет, или, еще хуже, - скажет пугающую правду.
  Ди машинально прикусила губу и почувствовала вкус солоноватой крови. Пальцы скользнули по ранке, забирая на себя не малую долю крови, и приподнялись на уровень глаз девушки. Какой бы ни была красной кровь, Оля видела лишь какую-то скудную и серую жидкость на не менее серых пальцах. Наверное, это и к лучшему. Теперь от видимости большого количества крови ей не должно становиться плохо или бросать сознание в долговременную спячку. Хоть это радует.
  Оля непринужденно обвела взглядом улицу. Наткнулась на нескольких одиноких личностей, несколько пар, несколько валяющихся тел и несколько рыскающих в поисках пищи собак, крыс, кошек и прочей живности ночного города.
  Глаза безразлично кинули взгляд выше и наткнулись на круглолицую луну. Оля вдохновенно смотрела на нее долгие пару мгновений, не в силах оторвать взгляд. В голубых шариках глаз отразилась красавица-луна и приветливо подмигнула. На скучающей гримасе тут же отразилась милая улыбка, и Ди даже не заметила, как оказалась у входа в кафе с таким милым названием "Белая роза".
  Романтика в душе возбужденно запевала серенаду про любовь и все такое, в то время, как Оля, взяв Виктора за руку, вошла в кафе.
  
  Театр "М"
  Том 2
  Арка 2
  глава 2
  
  
  Небо: пасмурно, ветер гонит стаю серых облаков на север, прошедший дождь оставил за собой маленькие озерца луж, моросит.
  На улицах города потемнело. Зажигаются фонари и яркие вывески различных заведений.
   Приближается ночь - время многочисленных маньяков и убийц.
  Улицы стали менее безопасны.
  Как хорошо при этом посидеть в теплом и светлом помещении, поесть хорячго и посмотреть очередной выпуск новостей, в прикрученном к потолку теливизоре.
  "Белая роза" - обычное кафе в западной части города.
  Имеет два зала: один внутренний, и второй внешний, находящийся под открытым небом. Но сейчас второй не работает из-за постоянных дождей, что, собственно, свойственно концу золотой осени.
  Как бы там ни было, а "Роза" - это одно из самых посещаемых мест во всем западном квартале, если вообще не во всем славном городе. Особенно часто сюда забегают люди, чтобы спрятаться от дождя и не могут уйти, чтобы не насытиться не только теплом и уютом, но и весьма неплохой едой, которую здесь подают.
  
  Анжелика шла по улице, держа кролика за уши. Некоторые косились на девушку, слыша как гремит плюшевая игрушка. Ловя такие взгляды, Анж очаровательно улыбалась. Вскоре показалось ее любимое кафе.
  Войдя, села за свободный столик. К ней подошла уже знакомая официантка:
  - Привет, Ангел... - улыбнулась - Как обычно? Морожено с фруктами и шоколадной крошкой?
  Девушка засмеялась и кивнула:
  - Да, Лил... Как обычно! Еще сливки... - захлопала в ладоши.
  Официантка, кивнула и пошла выполнять заказ. Анж посадила кролика на соседний стул.
  "Надеюсь Оля и Виктор в порядке... Надо будет их навестить... Интересно, что с ней сделали в лаборатории..."
  От мыслей ее отвлекла Лил, поставив перед ней мороженое.
  Анжелика поблагодарила и запустив ложку в мороженая, приступила к его поедания.
  Сейчас она была похожа на счастливого ребенка.
  
  Виктор открыл дверь, придерживая ее, что-бы девушка беспрепятственно вошла.
  Он мельком осмотрел кафе на наличии угроз. Самой опасной и пожалуй единственной угрозой был ребенок с мороженным.
  Улыбнулся своей знакомой.
  И взял Ольгу за руку.
  Ди зашла вовнутрь, и, признаться, ей стало как-то не по себе. Наверное, это было ощущение от первого общественного места, в который она зашла уже преобразовавшись в какого-то супер-металлического мутанта. Оля любила кафе и общество в целом, но теперь для нее это стало чем-то вроде принуждения.
  Девушка сглотнула комок, застрявший в горле, и проследовала за Виктором.
  - Пойдем. И внимательно следи за блондинкой, она тебя спасала в подвале театра. - сказано это было шёпотом.
  Заметив блондинку (хотя для Ди все было в одном цвете, она сразу поняла о ком идет речь), заметно начала нервничать и коситься в разные стороны.
  "Сколько здесь еще знакомых найдется? Может быть, еще и Нита заскочила? Надеюсь, что нет... в клубе есть чем заняться. И, слава богу! Если увидит меня в таком образе,.. черт, что ж делать то? Не могу я просто так пропасть! Проклятое уважение..."
  Он сел вместе с Ди, за соседний от Анжелики столик, как и всегда врагов он старался держать близко.
  Конечно девушка была сейчас безоружна, и недавно помогла ему. Причем серьёзно, он один не смог спасти Ди. Но она убийца. И как со всеми плохими ребятами он вскоре планировал поступить и с ней. Использовать пока не сыграют свою роль, а после просто убрать.
  - Привет Анж. - улыбка. - Оля, закажи себе что нибудь. Мне кофе.
  Официантка, неожиданно восставшая над столом, покосилась в сторону Ди. Оля машинально отвела взгляд в сторону и пробормотала:
  - Зеленый чай и "Наполеон".
  Глаза были непривычно опущены до тех пор, пока девушка не покинула столик. Ди облегченно вздохнула и, успевшая изрядно понервничать, расстегнула молнию безрукавки. Щеки атаковал розоватый румянец, и Ди стало еще более неудобно в обществе той, что помогла спасти ее в зловещих лабораториях.
  Оля сжала волю в кулак, и все же взглянула в глаза Анжелики.
  
  Анжелика услышала знакомые шаги и слегка закатила глаза.
  "Нет... Ну что такое..."
  Тряхнула белоснежными волосами.
  Обернувшись на голос, слегка наклонила голову на бок. На парня и девушка смотрел абсолютный ребенок.
  Голубые глаза светились:
  - Здравствуйте, дядя Виктор... - улыбнулась, одной рукой прижав к себе кролика.
  От него исодила опасность, она знала, что даже ее помощь, вряд ли его остановит.
  Он пообещал ей, что убьет. Перевела взгляд на Олю и с самой невинной улыбкой:
  - Как себя чувствуете? - отправила в рот мороженое.
  Анжелика не собиралась к ним пересаживаться:
  - Вы мне должны еще мороженое, дядя Виктор... - голубые глаза сверкнули.
  - Дядя? Оставь, я не настолько стар. А насчет мороженного, почему бы и нет?! Оль, ты будешь?
  Он с любопытством смотрел на лицо девушки, было занимательно, взрослая женщина играет роль ребенка, причем играет удачно. Но именно ребенка, не подростка даже, а девочку лет семи.
  Он положил ладонь, на руку Ольги, улыбнулся.
  - Анж, Ольга. Я рад что могу провести время в вашей компании, прежде чем вернутся к работе. - он замолк, голос помрачнел - они были такие молодые и красивые.
  Он провел кончиками пальцев по щеке Ди.
  - Только за одно это, я выверну этого ублюдка наизнанку.
  "Дядя Виктор? Какой сарказм..." - меланхолично отреагировала на голос Анжелики мысль в сознании Ди.
  Оля смотрела ей в глаза, не отрываясь, и было очень странным то, что та не отвела своего взгляда. Не каждый все таки день увидишь такие глаза без зрачков!
  - Как себя чувствуете? Надеюсь вы не сильно пострадали...
  Оля хлопнула ресницами и еле сдержала ехидный смешок.
  "Не сильно пострадала. Естественно. Свежая как огуречек! Как заново рожденная ...мерзким отродьем, даже имя которого не знаю. Чтоб его..."
  - А вы теперь супергерой? Или калека?
  "Чтоб ты подавилась."
  Ладонь сжалась в кулак. Оля еле сдержалась, дабы не отправить ложку чуть дальше глотки и посмотреть на мучительные всхлипывания бедняжки. Почему-то девушка казалась ей угрозой, и это заметно нервировало. Антипатия росла с каждой секундой.
  - Калека.
  Выдавила она, ехидно улыбнувшись.
  "Какого черта я должна ей доверять?"
  Внезапно Виктор положил ладонь на ее руку и кулак сам по себе разжался. Не ведая, ему удалось разрядить обстановку. Ди перевела взгляд на парня.
  - О чем ты? - спросила парня, не поняв его фразы.
  Анжелика видела реакцию Оли та забавляла.
  Сдержав усмешку, все так-же изображая саму невиность, посмотрела на кулак.
  "Ну давай... Ударь... Только потом я разрежу тебя на кусочки... Маленькие такие..."
  - Калека? Жаль... - детское волнение - Может вам чем-нибудь помочь?
  Подняла Роджера:
  - Он тоже хочет тебе помочь.... - улыбка - Мало кто выживает после таких экспериментов... Мои поздравления.. Хотя иногда, мне кажется что лучше умереть... - детскость исчезла.
  Она насмехается надо мной??
  Кролик игриво кивнул в сторону Ди, словно подтверждая слова своей хозяйки.
  Оля нервно прищурилась, слушая дальнейшую речь Анжелики. Почему вдруг в ней проснулась такая яростная антипатия, Ди не знала. Так же, как и откуда девчонка знает про лаборатории, и вообще кто она такая. Впрочем, внешность говорила сама за себя.
  "Не иначе как хваленный Ангел отца." - съязвила нервная мыслишка в сознании, и тут же испарилась. Отец Сергиус время от времени рассказывал о "блаженной" прекрасной девушке с серебрянными волосами, что помогает ему держать церковь в чистоте и порядке.
  Рассуждать по поводу того, что произошло в стенах лаборатории, да еще и прилюдно, было для Оли совершенно неудобно. Она не хотела, чтобы ее считали или, тем более, сделали Изгоем общества. Внешний вид и глаза выводили Ди на чистую воду. Впрочем, не все ведают о подземных экспериментах, а значит, есть надежда на более-менее спокойную жизнь в обществе города.
  Голубые глаза Ангела устремились на Виктора:
  - Я не обязана вам помогать... С чего ты взял, что у тебя есть для НАС дело? Я не у ВАС... Я сама по себе...
  Отвернулась, продолжая поедать мороженое.
  "Нашел орудие для убийства... Я делаю только то, что хочу..."
  Хмыкнула, доев мороженое и отодвинув плошку.
  - Анж никто тебя не тянет, более того я бы не хотел тебя в это втягивать. И ешь помедленнее, горлышко простудишь.
  Сказано это было с милой обезоруживающей улыбкой.
  - Итак. Теперь когда в деле остались лишь взрослые, Ди, а ты хочешь свершить правосудие?
  Рука медленно опустилась по шее, и большой палец провел по губам девушки.
  - Какая же ты красивая - прошептал он. - совершенство.
  Анжелика демонстративно повернулась к ним спиной, доедая мороженое. Тут же подошла официантка и, оставив заказ на столе, мирно удалилась, заметно стараясь не кидать подозрительные взгляды в сторону Оли.
  "Вот же ж... надеюсь, обойдемся без милиции..."
  - Итак. Теперь когда в деле остались лишь взрослые, Ди, а ты хочешь свершить правосудие?
  Девушка подняла взгляд на Виктора и удивленно отозвалась:
  - Это как?
  "Он же не хочет, чтобы я..."
  - Как? Очень просто. Хорошо что ты в цвете не видишь эти ужасы.
  Он передал ей пачку фотографий.
  - Просто ты чуть не убила меня, а я просто хотел немного ласки. Ты немного гм.. изменилась, совсем чуточку, но стала более темной чтоли.
  Он разговаривал с Ди, совершенно не обращая внимания на Анж и на кого либо еще, но голос был тихий. Только для нее, эти слова.
  - У тебя злость и обида, и нужно выплеснуть, иначе будет плохо. В первую очередь с головой. Будут кошмары, истерики, злость. Без причин. И черт... что я делаю?
  Фотографии оказались мерзкими, мрачными и темными. По крайней мере, для самой Ди. Она медленно пересматривала их, перекладывая просмотренные на стол, и не смогла сдержать печальный вздох:
  - Боже..
  К сердцу начал медленно подкрадываться страх, овладевая постепенно всем тело девушки. Мурашки совершили по спине три марафона, и в конце перебрались к пальцам, которые мелко, почти не заметно, задрожали.
  Оле стало безумно неприятно и внутри вновь начала закипать обида, смешанная с яростью.
  Внезапно фотографии были отобраны. Ди мысленно поблагодарила Виктора за это и покосилась в сторону Анжелики.
  Он отобрал фотографии.
  - Прости Оля, наверно мне и вправду нужен напарник без сердца. Гдеб найти такого... Оль, я не предлогаю участвовать в этом, просто поможешь. Просто я не хочу оставлять тебя одну, ты все время влипаешь в истории. Хочу держать тебя под боком, на виду...
  Я не знаю, я говорю какие то глупости, просто не могу подобрать нужные фразы...
  Он перевел с нее взгляд, и сделал вид что наслаждается ароматом растворимого кофе. Закрыл глаза, томно вздохнул и отпил пол чашки разом.
  "Напарник без сердца..."
  Глаза вновь обратились к Виктору. Конечно, она могла согласиться на то, чтобы хотя бы просто поприсутствовать рядом. Но, если она будет рядом, значит, будет все видеть, а если будет видеть, то весьма велика вероятность того, что ...
  - Убью... - прошептала она, и осознав, поспешила добавить:
  - В чем может заключаться моя помощь?
  Торт оказался не таким вкусным, как был раньше. Или может быть, это фотографии так на нее повлияли?
  - Твоя помощь, ну просто побудешь рядом. Тебе не обязательно быть именно там, и участвовать. Конечно если ты хочешь... черт. Как же сложно склонять людей к плохим поступкам. В общем если ты будешь рядом, я не буду за тебя переживать и все. Просто чтобы мне было спокойней. Наверно это глупо звучит? Ты наделяешь меня жизнью, даешь смысл. Сейчас я опасен как никогда, потому что защищаю не только свою жизнь. Но и тебя. Свое будущее. И в тоже время я уязвим. Но я обещаю. Следующих кто с плохими намерениями к тебе только притронется, я сдедаю с ним такое, что он станет завидовать мертвым. И прости если говорю слишком страшные вещи, и неприятные. Я просто привык, идти по колено в крови.
  Он перегнулся через столик и поцеловал Ольгу.
  - Только ради тебя. - ошеломленно прошептала она, едва Виктор отстранился от ее губ.
  С другой стороны, сама перспектива пойти и посмотреть вживую на работу возлюбленного было довольно заманчиво, но все же, наверное это было не лучшее зрелище, на которое могут пригласить. Уж лучше кино, театр, или цирк, в конце концов. А тут поимка какого-то особо психически настроенного злодея. А вдруг он кинется на Ди? Что тогда делать? Без сомнений, рефлексы что-нибудь, но сделали бы. Например, швырнули бы ножом в голову (хотя наверняка промахнулись бы), или побежали бы прочь от грязного места умышленного убийства, крича и ревя (хотя нет, это все же врядли). На протяжении всей жизни до попадания в СтрахГрад, Ди практически никак не наблюдала насилие в живую, а тут, в городе, ее сознание перевернулось вверх дном и мало-помалу отошло от всего увиденного. Множество убийств - рассчитаных и не очень - происходили тут как по расписанию. И даже сейчас, вполне могло что-то произойти. Но судьба была милостлива к психике девушки, и кафе практически не буянило от постояльцев, ибо по сущности ночь только начиналась, а все, кто горел желанием поразминаться, давно уже разошлись по ночным клубам или стрипбарам.
  Оля улыбнулась Виктору. Она будет с ним везде, где он скажет.
  - Я пойду с тобой. Да и если что, смогу о себе позаботиться. Ты только дай мне пару пуль, хорошо?
  - Конечно. Но может тебе лучше пистолет дать?
  Парень, порылся во внутренних карманах куртки, сперва убрал фотографии. А после извлек горсть патронов от АКМ.
  "Странно, и откуда они у меня? А! вспомнил, из особняка Глеба, когда отобрал автомат у охранника и скидал патроны в карман. Они у меня уже дня три валяются. Виктор, тебе срочно нужно вывернуть все карманы, может там пара снайперских винтовок затерялась или противотанковый еж.
  Он улыбнулся своим мыслям, и вложил в ладонь Оли горсть пуль, калибра 7.62.
  Анжелика не пыталась подслушивать, у нее просто был хороший слух.
  "Напарник без сердце... Ха... Еще бы без души... Голубые глаза устремились на кролика."
  Черные глазки Роджера блестели.
  "А ты как будто с сердцем и душой..."
  Подошла официантка, девушка показала на Олю и Виктора:
  - Они оплачивают мое мороженое... - девушка кивнула и положила счет на стол перед ними.
  Ангел поднялась и подошла к Виктору:
  - Я помогу вам... Но что вы можете предложить взамен?
  Прижала кролика к груди:
  - И откуда мне знать, что после него, ты убьешь меня? - голубые глаза устремились на Виктора - Ты мне уже один раз сказал, что в следующий раз убьешь и я не сомневаюсь в правдивости этих слов...
  Посмотрела на Олю:
  - Поклянись ее жизнью, что если ты захочешь меня убить, то вызовишь на своего рода поединок, а не нож в спину... - усмехнулась - Хотя клятви в наше время - это ноль... Но я хочу ее услышать...
  Подалась вперед, нежно улыбаясь:
  - Оля... Ты ведь мне не доверяешь... - усмехнулась - Ты сможешь вытерпить пятое колесо в телеги - меня?
  - Ножи не мой профиль Анж, как и дуэли. Но убивать тебя я пока не собираюсь. И вообще девчата о чем мы разговариваем, кровь да убийства, других тем поговорить нету? и вол первых тебя Анж никто не приглашал, это закрытая вечеринка, ну если ты хочешь, я так и быть, добрая моя душа, позволю тебе поучаствовать. И конечно же ничего в замен давать не собираюсь, и ни каких клятв тоже. Если у тебя есть другие планы поинтересней, то можешь заняться ими. Лично мне просто нужно выполнить контракт и все. Это моя работа, привычная. но впервые оплачивается.
  Ди лишь усмехнулась и приняв из рук Виктора горсть пуль.
  Объяснять все популярно, да еще и прилюдно, было как-то нелогично. Посему Оля решила оставить объяснения отказа от пистолета на потом. Все же, стрелять она все равно не умела, а когда угрожает прямая опасность, нужно действовать немедленно и всеми известными способами защиты. Вот, например, самый банальный способ защиты - бежать, тикать изо всех сил, но когда нож приставлен к горлу, то делать особо нечего. Разве что воспользоваться своей новой способностью, и запустить пару пуль противнику меж глаз. Тут уже главной задачей является - не промазать. Ибо перспектива второй операции не внушала девушке радости.
  Оля вновь посмотрела на раскрытую ладонь и еле сдержалась, дабы не поднять хотя бы одну из пуль в воздух. Соблазн был на столько велик, что привел ее в чувство лишь голос внезапно подошедшей Анжелики.
  "Поклясться? Моей жизнью? Что за чушь! Древние методы... Дуэль? Ну вот, а я секундантом буду, угу."
  Ди подняла взгляд на Анжелику и в ответ на ее улыбку ехидно усмехнулась.
  - Не доверяю. Но для Виктора ты будешь более полезна, чем я.
  "Вот и правильно, чем я могу ему помочь? Только своим присутствием и все тут. А там нужна железная поддержка, которая наверняка есть у этой девчонки с сомнительным кроликом. Тьфу, да она ж моя одногодка, если не старше..."
  После слов Виктора в голове проскользнуло только одно:
  "Что ж, теперь выбор за ней."
  Ди выжидающе уткнулась в лицо девушки, рука скользнула в карман, оставив пули.
  Ангел грустно вздохнула.
  "Почему мне хочется им помочь? Девчонку жалко, не для того ее спасали, чтоб она опять попала в беду..."
  Закатив глаза кивнула:
  - Хорошо... - голубые глаза устремились на Виктора.
  - Но не стоит думать, что я буду тебе бесприкословно подчиняться... И все таки почаще оглядывайся... - усмехнулась.
  "- Отлично, "старый" учит молодую. Хотя кому у кого еще поучится вопрос, другой вопрос а нужны ли мне те знания, что Анж может мне дать? Сомневаюсь...
  Ну вот и зачем она мне нужна? Впору задуматься, что я с ней буду делать. А после что делать? Пущу ей пулю в затылок... Да наверно так и будет. Или нет, поглядим как она будет себя вести."
  Он промолчал, допивая кофе.
  - Анж не стоит мне угрожать, я этого очень не люблю.
  Тонкие пальцы погладили макушку кролика, перевела взгляд на Олю:
  - Тут не поспоришь... На счет полезности... - окинула ее "сочувственным" взглядом - Я бы после такого, не оставила своего создателя в живых... - слегка пожала плечами, как бы словно ничего такого сказала - Но это не мое дело...
  Подняла кролика и глядя на него с нежностью, чмокнула в нос.
  "Мы поможем им Роджер, а потом может убьем Виктора... Хотя может и нет... Решим..."
  "Издевается, чтоб её..." - думала Ольга.
  Ди сжала от злости ладонь, которая находилась в кармане безрукавки и еле сдержалась, дабы не позволить гневу овладеть собой. Нервозность прямо таки отразилась на лице девушки, подтверждая то, что словесный удар Анжелики пришелся прямо в .. печень. И если девчонка с кроликом только этого и добивалась, то можно считать 1:0 в ее пользу.
  Оля прикусила нижнюю губу, посчитав, что в дальнейшем нужно сдерживать свои эмоции, иначе скоро она станет истеричкой и закончит свой век в психбольнице. А сама перспектива общения со свихнувшимися людьми и не менее болезненными докторами не особо радовало сознание Ди.
  - Всему свое время, дорогуша.
  Усмехнулась Оля, выдавив из себя последнее слово чисто из подчеркивания крайней "любезности". И хоть эти слова относились к неизвестному создателю, их можно было так же растрактовать по отношению к самой Анжелике.
  Необъяснимая злость била внутри разъяренными импульсами, но девушка старалась сдерживать себя, сама не зная, почему она так злиться на этого стоящего напротив "ребенка".
  "- Стоп Виктор, если ты пригласил Ольгу "помочь" то лишь что-бы она была рядом. Т.е по сути помощь тебе не нужна, по крайней мере раньше обходился сам. Тем более без психопаток и детей, особенно в одном флаконе."
  - Извини вынужден отказать Анжелика, дело не во мне, а в тебе. Так что если хочешь могу за свой счет заказать тебе еще мороженого, чтобы ты не обижалась. Больше в принципе мне сделать для тебя нечего. Не хочу что-бы люди стали говорить что Виктор Карнейдж уже не тот, и уже не способен совершить правосудие не прибегнув к помощи ребенка. Всетки репутация это та вещь что легко потерять и чертовски сложно восстановить вновь.
  Отказ Виктора заставил Ди в очередной раз задуматься, - зачем она сама нужна ему там? Если только он не хочет, чтобы она потренировалась на живой мишени.
  "Было бы, конечно, неплохо. Но это несправедливо."
  Анлел заметила, что смогла задеть Ольгу своими словами:
  - Что ж... Если что обращайся... Я хорошо знаю лабораторию...
  "- Ведь я там начала свое существование..."
  "Непременно." - подумала Ди, при чем совершенно серьезно, без тени злости или необъяснимой ярости.
  Месть представляла для девушки воодушевленную перспективу открыть в себе новые возможности, да и еще насладиться моментом свершения правосудия. А впрочем, какое к черту правосудие? Как бы там ни было, но Ди в тайне, в самой глубине своего внутреннего мира, была благодарна такому неожиданному и невероятно выгодному изменению своего тела и, что самое главное, способностей, которые открывали для девушки новые возможности. Теперь она могла не пугаться темных переулков или попытки убийства-изнасилования. Теперь она стала, точнее становилась самодостаточной личностью, которая может позаботиться о себе в городе, который кишит маньяками, не боясь лишний раз за свое здоровье. Конечно, раньше девчонка обходилась и без метания металлических предметов, но теперь становилось как-то более уверенней на душе.
  "Как придет время, за тобой придут..." - вспомнились ей расплывчатые слова ее создателя. Придут. Но зачем? На сколько Ди помнила, он сказал, что теперь она принадлежит театру, и когда потребуется, ее заберут обратно. Для чего, оставалось для Оли мучительной загадкой. Впрочем, самым банальным ответом было - "Служить, защищать". Но, черт побери, от кого? В городе нет никого, кто бы посмел уничтожить театр, по крайней мере, до сих пор."
  Отказ Анжелику не удивил, слегка пожав плечами, присела в реверансе и нежно улыбнулась:
  - Вы правы.... Не стоит втягивать во все это ребенка... Мороженое, хм...
  Покачала отрицательно головой:
  - Нет, спасибо... У меня аллергия... На вас... - махнула ручкой и направилась к выходу.
  Уже открывая дверь, послышался свист и в ногу парня вонзился нож:
  - На память... - исчезла за дверью.
  - Дети чтоб их...
  Виктор вырвал лезвие, бросил его на стол.
  - Чтож, верну его хозяйке, при случае.
  Гнаться за ней, с целью разрядить обойму в спину, в другой раз может так и поступил. Но сейчас не до того было.
  Боль вскоре прошла, и Виктор совсем не вспоминал о ней.
  - Вот ведь стерва. и чего она решила со мной идти, если у нее аллергия.
  Улыбка, казалось в данной ситуации совершенно глупое проявление эмоций, но нет. Пока Анж демонстративно отворачивалась. Он успел прикрепить к игрушке маячок. Ангел всюду таскается с этим зайцем, найти ее будет не сложно.
  Оля перевела взгляд на Виктора, и как раз в этот момент в его ноге блеснул скальпель.
  "Какого черта?!"
  Ди хотела кинуться к Виктору, или еще лучше, за Анжеликой, но передумала, подумав, что парень не сильно то нуждается в помощи вытаскивания оружия, а девчонка с кроликом наверняка уже скрылась в темноте города, а значит, найти ее уже безуспешно.
  - Я сейчас. - сказала она, вскакивая с места.
  Оля выбрала третий путь - к барной стойке, за бинтами и спиртом. Стоило оказать первую помощь, иначе последствия могут быть весьма плачевными.
  Быстро переговорив с владельцем, девушка, вооружившись белой коробочкой с выразительным красным крестом, решительно кинулась обратно к Виктору.
  - Перевязать надо бы. Дай посмотреть рану. - вежливо попросила она
  Сев возле парня и поставив коробочку на стол.
  - Конечно Ди.
  Он закатал штанину, небольшой порез чуть выше стопы. Насколько он знал анатомию, ни нервы, ни кости не задеты. Просто порез на коже, но врятли она ставила себе задачу просто добавить ему царапину. Счастливая случайности.
  - Черт, надеюсь моя дочь будет не похожа на эту психопатку.
  Ему почему-то очень захотелось в этот момент сказать Ольге, не "моя", а "наша".
  Рана оказалась не такой значительной, как могла бы быть. Сероватая кровь в глазах Ди меланхолично пробиралась вниз, угрожая замарать ботинки Виктора. Наверное, не будь у Оли монохромного зрения, то она бы не сразу пришла в себя от даже такого пореза. Но благодаря своему создателю, девушка лишь прикусила нижнюю губу, усиленно работая мозгами и вспоминая, как там обвязываются подобные раны. Что говорить, в медсестры Ди никогда не годилась, но простую перевязку все же смогла откапать в дебрях своей заросшей памяти.
  Оля храбро положила ногу Виктора к себе на колени, как-то не боясь того, что может замарать заодно и себя кровью, и приступила к процедурам. Коробочка благоразумно открылась, выставляя на показ все свое содержание, и в течение нескольких коротких минут, была добросовестно использована в целях защиты от гангрены. Ди еще с детства себе уяснила, что заражение крови - вещь опасная, и с этим лучше не шутить. Вот и сейчас она совершала медсестринское действие над раненной ногой парня, с видом заслуженного доктора наук в области медицины.
  Обошлось без помех, и вскоре на месте раны гордо возлегал щедро намотанный бинт.
  У Ди аж кольнуло в сердце от слов парня, но стараясь не подавать виду своего резкого и к тому же необъяснимого смущения, она медленно спустила со своих колен ногу Виктора и как бы невзначай произнесла:
  - А по мне, так "Анжелика" - неплохое имя.
  - Неплохое, но ей бы больше подошло Демоника или хотябы Психопатика.
  Виктор приподнял подбородок девушки.
  - Ну что ты краснеешь? Ничего же не произошло.
  Он улыбнулся, одной из своих обезоруживающих улыбок.
  - Но мне больше нравятся другие имена, Ольга например...
  - А мне Милана.
  Гордо высказала она свое веское мнение, продолжая покрываться ненасытным румянцем.
  Сама ситуация стала казаться девушке какой-то нестандартной. Как и в церкви, во время их первого поцелуя, все ушло на задний план, оставляя на переднем лишь Виктора и Олю. Девушка легкомысленно хлопнула ресницами и медленно, очень-очень медленно, начала продвигаться к желанному объекту в лице Виктора.
  - Знаешь, а не рановато ли нам спорить на счет имени ребенка? - сказала, сама не зная зачем, Ди.
  - Спорить? - усмешка - кто спорит то?
  "Милана, надо же. Это на каком языке? Французкий или итальянский. И это у возможной дочери англичанина и украинки. Вот уж и вправду говорят - мир соткан из парадоксов"
  - Мы просто делимся своими любимыми именами, как ни глупо это звучит.
  Еще одна улыбка.
  - Оль. Итак в кафе мы сходили. дальше куда? Домой спать? Или может еще прогуляемся? Мне бы хотелось с тобой побыть подольше.
  - Да и это... У тебя всегда есть возможность передумать и помочь мне, может помощь врача потребоваться, а ты ловко орудуешь бинтом и зеленкой.
  Он приблизился и их губы соприкаснулись.
  - Врач? Ох, да я еле вспомнила правильную простейшую перевязку. - усмехнулась она, отчего-то сознавшись в своих санитарных способностях.
  В процессе поцелуя, тело Ди само по себе перекачевало на колени парня, а руки заботливо обплели шею Виктора.
  Кто бы мог подумать, но Ди было совершенно наплевать на то, что подумают про них посетители, официантки, владелец или даже сам Господь Бог. Такое повидение мотивировалось простым желанием, и отклонять его девушка никоим образом не желала.
  - Можем пойти погулять. А можем и тут остаться.
  игриво чмокнула она его в губы, и отклонившись буквально на пару милиметров, прошептала:
  - Мне и здесь удобно.
  "На тебе" - мысленно добавила она, нежась во взгляде Виктора.
  "Как можно было причинить зло, такой милой, доброй девушке. В какойто мере беззащитной. Черт, она так и не рассказа полностью о своем прошлом. Ничего Виктор, не торопись. Вскоре расскажет, когда станет доверять чуть больше. Тут нужен такт и понимание. Черт, я с этими работорговцами такое сотворю. Нужен информатор, можно конечно перерыть весь город, но боюсь вывески "похищенные девушки рабыни здесь", я не найду. Тревис, связной значит. Что он там говорил, приходится работать со многими психопатами, парень до сих пор жив, богат и при этом указывает мне что делать и когда. Нет ясно что со мной такие фокусы дважды не прокатывают, но он точно знал где меня найти. И опять таки, его выживаемость в городе подчеркивает явно, он знает куда ходить не стоит. Что-ж, значит он мне поможет. Или не поможет. Черт, жаль это не видеоигра, уж слишком много в жизни неизвестных. Одно явно, я сотру в порошок всех, причинивших Оле зло."
  Странно, но его многолетний опыт жизни приучил получать сексуальную разрядку иными методами, например всадить пулю между глаз, очередному злодею. Неудивительно что подобные мысли возникли, едва красивое тело прижалось к нему. Мысли пришли быстро, ушли еще быстрее.
  Все его тело отдалось ласке девушки, этому поцелую.
  Руки не особо слушая привередливый голос скромности, обхватили спину девушки, и пальцы прошлись по позвоночнику, и опустившись чуть ниже сжали упругую попку девушки.
  Несомненно, Оле понравился внегласный ответ Виктора на ее ласки и вообще отданную нежность. Девушка выгнула спину, получая несказанное удовольствие от того, как там скользнули пальцы парня, и медленно, растягивая мгновения, потянулась к лицу Виктора. Задержавшись на пару мгновений у самых его губ, неожиданно скользнула губами по его щеке, и опустившись чуть ниже, поцеловала в шею. Нежно, но страстно.
  Люди, наверное, не были восхищены подобным повидением парочки. Все же это более-менее приличное заведение, а не какой-то там ночной клуб, где допускается практически все, лишь за отдельную плату.
  Ди подняла глаза на барную стойку и заметив там какое-то оживленное шевеление, все же решила более благоразумным уступить хозяевам кафе их же ненаглядное кафе.
  Но прежде...
  Оля затянуто поцеловала Виктора, уже наблюдая, как к ним приближаются пара закаренелых охранников, которые были полны решимости вынести за дверь влюбленную парочку.
  "Шоу тайм" - скользнула дерзкая мысль в сознании девушки, заставляя ее склониться над ухом Виктора и прошептать:
  - Если сейчас не уйдем, у нас точно будут неприятности.
  "Она подумала что врач понадобится мне? Глупышка. Этому доктору-маньяку, самому понадобится доктор... патологоанатом."
  Он глядел в глаза Ди.
  "А я начинаю к ней привязыватся, прямо как к... как к Крис. Бедная глупая девочка. Неужто и вправду я убил? Нет, бред. Я конечно помню сон, где я вонзаю в ее сердце кинжал, по самую рукоять, помню этот протяжный крик резанувший по ушам... но это был просто сон, обычный сон."
  Виктор отвлекся от поцелуя, кинул взгляд на охрану.
  "Постоянно такое случается, враги приходят богами, а уходят с богом... стоит ли вырубить их? Или не стоит. Непростая дилемма"
  Он схватил скальпель, крутанул в пальцах, и спрятал во внутренний карман.
  Пожав плечами, Виктор встал, прижав Ольгу, и соответственно подняв ее на руки.
  - Ребят, работа работой, а про чувства то не надо забывать.
  После он вынес свою приятную ношу через дверь.
  Когда за спиной закрылась дверь, он поставил девушку на землю.
  - Итак, из кафе нас выгнали. Куда сейчас?
  
  
  Театр "М": Реконструкция
  том 2
  арка 2
  глава 3
  
  Поднятие на руки было воспринять девушкой с детским восторгом на устах. Она обхватила шею Виктора, и кинула испытывающий взгляд на охранников. Те настороженно покосились на ее синие "глаза", что заставило Олю глупо хихикнуть, совершенно позабыв про добропорядочные манеры истинной интеллигентной леди. Когда парочка оказалась у самой двери, Ди не устояла перед тем, чтобы игриво помахать охранникам ручкой, заставив их окончательно опешить. Что говорить, но такое, наверное, придурковатое поведение они видели не так часто, если только его не исполняла какая-то сумасшедшая особь.
  Самой Оле было совершенно наплевать на то, что о ней подумают те охранники, или владелец. Пусть даже не пустят ее в следующий раз в кафе, но настроение и свои желания нужно удовлетворять. Какими бы то ни было способами.
  Оказавшись за дверью, Ди вновь почувствовала под ногами твердую поверхность. Она кинула игривый взгляд в сторону Виктора и не удержалась от очередного поцелуя в щечку.
  Холодный ветер взъерошил кучеряшки Ди, придавая прическе какой-то ведьминский характер. Оля спрятала руки в карманы, и, обнаружив там добрую жменю пуль, вынула одну наружу. Зажимая её между большим и указательным пальцами, подняла на уровень глаз и непринужденно проговорила:
  - Ты говорил про какого-то маньяка.
  Уста расширились в злобной усмешке.
  "Потренируемся?"
  - Угу. Вот ему твои врачебные навыки очень пригодятся, ибо мне нужно с ним долго беседовать. Ну это в худшем случае.
  "Ведь нужно спасти эту Катрину, или Калину, или как ее звали то... точно! Карина. Глупое имя, если она конечно существует придется ее спасать, ведь не оставлять же... если она конечно жива, до сих пор."
  Трель мобильного отвлекла от мыслей.
  - Виктор. Извините что прерываю. Но к сожалению "объект" пришлось отпустить. Вы сможете за пол часа подъехать к полицейскому участку. Его адвокат требует отпустить его, либо обвинить. Пол часа, это максимум сколько удастся его продержать.
  - Трей? Что за фокусы? Ты точно сказал, его выпустят утром.
  - Ну нам нужно его выпустить, ибо обвинения предъявить не можем. Уже выдан контракт на него, выдан вам. Ну войдите в наше положение, он вызвал адвоката. Я не знаю откуда у него столько денег, но они порой творят чудеса. В общем мы "заполняем" документы об освобождении. Виктор, все зависит от вас... Времени найти второго чистильщика нет. Придеться отложить это дело на пару недель... черт, это все очень сложно. Эта бюрократия меня самого уже достала. Все что я могу это повысить ваш гонорар.
  - Не стоит, я все сделаю. Но с вас, мне потребуется информация.
  - Что за информация?
  - Не сейчас. После работы.
  Он убрал сотовый:
  - Оль, кажется погулять не удастся. Через пол часа мне нужно быть у участка. А значит пора угнать машину. Пойдем к клубу.
  Он сжал ее руку и потянул за собой.
  Во время разговора Виктора и неизвестного по телефону, Оля непринужденно стояла в сторонке, рассматривая окрестности кафе "Белая роза". Как бы там ни было, но никаких белых роз и хоть какие-то намеки на их существование, девушка найти не смогла. А ведь могли бы и посадить парочку цветочков рядом с таким характерным кафе. Это бы не отпугивало посетителей, а напротив - притягивало. Впрочем, наверное, лишь для того, чтобы поживиться прелестным цветком ради своей второй половинки.
  Кстати, про вторую половинку...
  Ди оглянулась на Виктора, но тот все еще говорил по телефону. Девушка, слегка разочаровавшись, вернулась к созерцанию непроглядной темноты и так же, как и в доме жилого района, ощутила твердое желание внутренней силы чуть-чуть проиграться. Ди улыбнулась, и повернувшись к Виктору спиной, раскрыла ладонь, в которой лежала пуля. Приказ дался нелегко, но точно. Кусочек металла казался не таким уж и смертоносным на теплых ладонях девушки, но когда он начал стремительно набирать высоту, оказался еще более опасным, чем просто будучи в заряженном пистолете. Управляться с маленькой пулей было довольно просто, даже боли внутри практически не донимали.
  Ди широко улыбнулась, манипулируя пулей по своему желанию: она вертелась, прыгала, зависала, крутилась, падала, опять вертелась. Ее движения были полностью под контролем девушки, которая безумно радовалась своим успехам в приобретении нового опыта.
  Неожиданно дверь кафе резко распахнулась, выпуская какого-то толстого мужика с недопитой кружкой пива. Оля вздрогнула, и пуля резко рванула вперед, гулко врезавшись в ствол дерева, стоявший в нескольких метрах далее.
  "Вот черт!"
  выругалась мысленно Ди, боясь, что заметили ее таинственную тренировку способностей.
  В этот же момент, Виктор убрал сотовый и повел ее стремительными шагами куда-то вдоль по улице.
  - Украсть машину?! Виктор! Так нельзя! Мы ведь не воры. Это все же ведь чужая собственность!
  все мысли девушки были высказаны в одной стремительной скороговорке.
  - Понимаешь Оля. Если вызвать такси то придется забрать у него машину, а у него работа и дети которых надо кормить. Потому....
  Они как раз дошли до ночного клуба.
  Стоянка конечно же не охраняется, куда уж там. Охране себя бы сберечь. Вспомнилась та перестрелка в клубе, и сколько охраны там полегло, неизвестно.
  Ну вот, отличная машина. Неброский "тазик", ей цена тышь пять в базарный день. И то в лучшем случае.
  С дверью не суетился. Вытащил скальпель Анж, загнал лезвие в замок, провернул.
  Легированная сталь конечно выдержала, а вот замку конец.
  Сел за руль, открыл дверь для Ольги.
  - Нет, ну как так можно... А если человек честно зарабатывал на эту машину? Честным трудом. Да и еще жертвуя своим здоровьем. Где же твоя совесть, в конце то концов? - не унималась Ди, выплескивая все свои мысли через край, в то время, как Виктор открывал машину.
  В своем честном детстве ее учили добрые родители, что красть нельзя, как и применять насилие к другому человеку. На счет насилия, Ди уже давно опровергла доводы своих родителей, но про воровство чужого имущества была строго на стороне добросовестности и добропорядочности.
  - Прошу побыстрее в салон.
  Но тут пришлось быстро прикинуть все свои шансы и возможности по поду случившегося.
  Она может отказаться садиться в машину и отправиться в гордом одиночестве в церковь. Она может немного помедлить, заставить Виктора ждать и все же идти самой в церковь, после того, как парень разозлиться и поедет в участок сам. Её и Виктора из-за ее же промедления, могут застать тут в попытке кражи машины, и тогда придется долго объяснять охранникам, в чем собственно дело. Она может согласиться поехать с Виктором, но при одном условии:
  - Вернем потом машину владельцу! - гордо проговорила она свое условие, садясь на переднее сидение автомобиля. - одолжили машину, просто одолжили...
  Сама себя успокаивала Ди, крутя в руках очередную пулю.
  - Вернем.
  Сказал с улыбкой Виктор.
  - Уверен, она ему просто необходима. Мне тоже была бы дорога машина со сломанным замком. Как память.
  Он усмехнулся.
  - Подгоним ее к клубу, если успеем к рассвету, или бросим по дороге.
  А чтобы не угнали заново, я топливный шланг еще выдеру, и колеса спущу. Если уж ломать машину, так по полной.
  Конечно больше его занимала Ольга, на любом повороте она могла вылететь через незакрывающуюся дверь.
  - Пристегни ремень.
  Ремень, как и вся машина, были очень ненадежным и уважения совершенно не внушали. Как только автомобиль двинулся с места, Ди горько пожалела, что не приняла более выгодное для себя решение, то есть покинуть автостоянку с явным намерением возврата домой.
  Оля пропустила мимо ушей половину речи Виктора, в попытках удержаться за кряхтеющее сидение и вдруг осознала, что рано или поздно, сидение не выдержит столь великой ноши, и плюнув на выполнение собственного долга, с хрустом вырвется наружу, столкнувшись с дверцей и полетев восвояси, перекатываясь с гулким звуком по асфальту.
  Ди махнула головой, отгоняя от себя мимолетное видение-угрозу, и поспешила кое-как застегнуть ремень безопасности, вцепившись в него стальными объятьями.
  "Вот черт!"
  Сознание Оли поразила яркая догадка:
  "- Дверь, металл.. черт!"
  Девушка отклеила правую руку от ремня и отвела ее ладонью в сторону колыхающейся двери.
  "Ко мне, зараза!"
  Дверь послушно скрипнула, и наглухо закрылась, более не представляя реальной опасности. Ди поморщилась от внутренней боли, и откинулась на спинку сидения, все еще держа дверь под своим контролем.
  - И зачем нам в участок? - рассеянно поинтересовалась она, глядя как темноту дороги рассекал луч света фар.
  - Телегинез это конечно здорово, но ты бы всетки пристегнулась. А в участке нам нужно забрать маньяка, странно да, они его ловят,, потом отпускают, а мне.. т.е нам его хоронить с почестями. Ди... он девушку похитил, как мне сказали. Похожа наверняка на тех, с фото. Молодая и красивая.
  Улыбка исчезла с губ.
  - Вот такие дела...
  
  "Служить и защищать", наверно это чья-то глупая шутка, но надпись намалеванная трясущимися, возможно от страха руками все еще осталась над вывеской, "Милицейский участкок ?12". Теперь это полицейский участкок, с копами неграми и ежедневной утренней доставкой пончиков. Впрочем последнее уже простая шутка местного населения.
  Оплот порядка пугает, внешним видом. Да внутри светло, чисто, стоят хромированные решетки, хорошее оснащение, более чем достойная трудов зарплата и бесплатные похороны...
  Внешне же, двухэтажное здание, с заваренными выходами. Со стальными створчатыми дверьми. Массивными решетками на заколоченных окнах. В первые дни здесь были баррикады, и нахлынувшие со всех сторон преступники стремились устранить угрозу для себя. На дверях прибита табличка с 30 именами погибших, "тридцать спартанцев" как говорят в народе. Из Сорока человек выжило только десять, и только один из них, чудом оказался не ранен. Осада длилась пять дней, почти неделя которую составляли беспорядки в городе. Позже арт налет, беспилотники четко, не задев здание разбросали касетные бомбы по площади. На этом осада закончилась. Позже в город вошли войска и на этом все както устаканилось.
  Кто сейчас работает в этом здании? несколько слоев общества, первые все теже выжившие милиционеры, вторые агенты МОРРПГ на стажировке, также агенты многих спецслужб проходящие здесь свои "экзамены" на профпригодность в выживании в агресивно настроеной среде обитания. Копы, фараоны, менты, полицейские, омоновцы, десантники, спецназовцы, сватовцы и прочии и прочии. По желанию, либо если они как бельмо на глазу начальства. Изредко набирают преступников, незначительные преступления и относительно белое досье, и ты кандидат на перезд в Страхград. Действительно, за неподчинение приказу, многие сидят, но если ты отлично стреляешь и имеешь превосходное здоровье, почему б не скоротать время не за решеткой, а на относительной свободе. Причем срок снижается в три раза, и опять же зарплата неплохая.
  Чем занимается милиция этого города? Как нистранно все тем же чем и раньше, следит за порядком в городе. В город постоянно поступают новые партии преступников, и необходим контроль. У здешних служителей правопорядка, меньше скованы руки, если тебе говорят: брось нож и ложись на землю! То лучше уж сделать как говорят, иначе выстрел последует незамедлительно. Порой они просто хватают на угад подозрительных типов, окажут сопротивление, им самое место в багажнике. Можно и откупится. Но зачастую ночь в камере и снова на "свободу". Тюрем в Страхграде нет, этот город сам по себе тюрьма. Потому удерживать смысла нет, департировать тоже. Изобьют, отберут часть понравившихся вещей и конечно же оружие, даже если посчитают оружием маникюрные ножницы. Спорить бессмысленно, пытаться подкупить тоже, сами все заберут если захотят.
  Другое дело маньяки, их люто ненавидят, и если на пути погони за очередной проституткой, псих с ножом считающий себя новым Джеком, встретит пару патрульных.
  В общем ему не позавидуешь, то что его убьют это и так ясно, другой вопрос что методы очень далеки от цивильных смертных казней вроде инъекции.
  
  Ди усмехнулась:
  - Вряд ли я потяну на доблестного супергероя. Еще немного, и со мной произойдет истерика. Знаешь, держать в себе эту силу.. очень тяжело.
  Она залезла левой рукой в карман безрукавки и вытащила одну пулю.
  - Нужна разрядка. Очень часто. Подчинение. Контроль. Власть. - пальцы девушки плавно двигались, играя с зависшем в воздухе куском металла. Глаза неотрывно следили за движениями пули. Контролировать сразу на два фронта оказалось не такой тяжелой задачей, как думала Ди сначала. Стоило лишь сосредоточиться и позволить силе просто течь через свое тело в металл. Голова слегка нагнулась на бок, а на лице просияла добродушная улыбка.
  "Мне это нравится..."
  Пуля поднялась выше, до уровня глаз и плавно заняла свое место между Виктором и Ди.
  - Нравлюсь больше? Ты ведь понимаешь, что я стала опасной для общества и тебя конкретно? Эти силы, когда-нибудь они выйдут из под моего контроля. И тогда любой, кто окажется рядом с металлическими предметами, станет жертвой обстоятельств.
  Пальцы девушки немного отклонились и пуля перекочевала в сторону Ди.
  - Ты говорил, что когда-то станешь опасным для меня. Пожалуй, я тоже самое могу заявить и тебе. - она широко улыбнулась, покосившись на Виктора.
  - Ди, я дал тебе патроны не для игр, это первое. Второе, если ты станешь опасна для меня, чтож, значит я ошибся и влюбился не в ту девушку. Бывает. Потому я и предлагаю тебе разрядится, если уж станет совсем невтерпёж, у тебя есть много целей чтобы отыграться. Когда то, давно, у меня была похожая история. И тогда я задумался: быть злодеем? Или как свой кумир? Да мои первые "подвиги", были ужасны просто , пришлось срочно брать себя в руки если я не хотел закончить жизнь на медицинском столе, получая смертельную инъекцию. Для себя я выбрал бандитов, и прочую шваль как свою дичь. Например Анж, я поставил маячок на ее зайца - он усмехнулся. - Так-что если захочешь попытать и порезать на части эту стерву, я знаю где ее найти. Кончено я сомневаюсь что ты этого захочешь. Ты не такая, и в этом ты мне симпатична, у тебя есть мораль, и ты ей следуешь.
  За тебя я боюсь из-за другого. Та квартира, в ней жила моя "ученица", ее вакантное место я и предлагаю. Помнишь ее? Крис, Хаииро Амэ, или как там ее? Ну та сцена в церкви, твой обморок. Она хотела уйти от меня и тогда... нет не я, черт. Ди я не знаю, возможно раздвоение личности. Это все очень сложно. Я боюсь что однажды могу проснутся где нибудь за чертой города, с окровавленными руками и четкой мыслью что убил тебя. В общем ты должна решить сама как жить дальше. Да и Ольга, насчет ученицы, у нас с ней ничего не было. Правда. - не зная зачем сказал парень, но сцена ревности ему была не нужна. - я не боюсь тебя Ди, я боюсь за тебя. Это просто беда, я постоянно воображаю всякие ужасы с тобой, мне страшно за тебя, я не желаю тебя терять, понимаешь? Я... Оль, я... черт, как же сложно это сказать. Я люблю тебя! Надо же. Это действительно трудно, если вкладывать чувства.
  Я хочу получить информацию, от моего начальника. Тот паренек из церкви, с тростью. Информацию о твоих... этих ублюдках что привезли тебя в город.
  На протяжении всей речи Виктора, девушка загадочно смотрела во внутрь металла и могло сложиться впечатление, что она совершенно не слушает своего собеседника. Но было совершенно напротив - Ди не только слушала, но и энергично перебирала в голове все сказанное парнем, просчитывая, как лучше ответить и стоит ли отвечать вообще. Пуля тем временем находилась под полнейшим контролем Оли, и меланхолично подергивалась в разные стороны, лишь изредка подпрыгивая вверх-туда-сюда-обратно. Впрочем, именно по движениям этого незначительного куска металла, можно было выяснить подлинное настроение девушки. И, что говорить, Виктор оказался прав на счет возможной ревности. В момент уточнения про отношения с его ученицей, пуля резко рванула вверх, являя особое желание проделать пару незначительных дыр в машине. Но Оля вовремя взяла себя в руки, и та нехотя плюхнулась в раскрытую ладонь девушки.
  Ди закрыла на секунду глаза и почувствовала внутри некоторое умиротворение. До поры до времени, конечно.
  Разрядка над маньяком представляла собой неплохую перспективу свершения справедливости и в некотором роде мести за все, что тот совершил по отношению к своим несчастным жертвам. Но, черт побери, если Ди сорвется с цепи, то это может привести к печальным последствиям для убийцы. Справедливым, но печальным. А девушка не хотела становиться все ненавидящим монстром-мутантом, которому все ни почем. Она хотела жить нормально, как все нормальные люди. Но, с другой стороны - хотела проявления, самосовершенствования и справедливости. Все это могла дать ей ее новая сила, потому закупоривать ее в недрах своего бренного тела, девушка естественно, не особо желала.
  "Раздвоение личности? "
  Ди отвлеклась от созерцания мирного куска металла и покосилась в сторону Виктора.
  "У меня было и есть нечто подобное. Не думаю, что это несет в себе отрицательный характер. Виктор... он не сможет.. не способен убить меня. А если и способен... "
  Оля улыбнулась уголками губ.
  "Тогда посмотрим - кто кого. Я буду готова. "
  Может это и были слишком самоуверенные мысли, но Ди действительно считала, что сможет защититься от любой опасности и даже от любимого Виктора.
  - Когда ты их найдешь, я хочу быть рядом.
  Мысли о мести над теми, кто привез ее в этот проклятый город, не давали девушке покоя с тех самых пор, как она впервые проснулась в борделе, и теперь уже ничего не могло остановить приближающуюся расправу. Разве что, осталось выждать возвращения любителя-девственных-сердец. А дальше дело за .. ножом и парой пуль калибра 7.62.
  - Ты действительно поменялась, то жалась в угол как собака побитая, прости за сравнение. Сейчас героиня мстительница. Только вот найти я могу их сам, но искать буду очень долго. А единственный достоверный источник информации это - он ткнул девушку в лоб.
  Пуля повисла на секунду в воздухе и упала на пол машины.
  - Так если хочешь мстить, сначала придется поделится информацией. Если не хочешь, чтож твое право. У тебя есть право мне не доверять, я сам найду ублюдка рано или поздно и все сделаю. Но тебя и за км не будет от этого места действия. будешь сидеть в церкви и меня ждать. А сколько меня носить будет по городам и весям, как сложится.
  Очередная маска, он это было забавно, переставал ценить девушку. Это произошло спонтанно, щелчок. И вот только что готов встать под пули и скрыть любимую своим телом, а сейчас просто отойдет чтобы не зацепило.
  Конечно улыбка, этот дешевый жест мира и добра все еще был на его лице. Вполне себе миролюбивая улыбка по отношению к дорогому человеку.
  А потом маски были сброшены вновь, серьёзность на лице.
  Суровый и четкий голос:
  - Ди. Если уж опасны для самих себя, и у нас настолько часто захотят разговоры о смертях, включая угрозы друг-другу... У нас есть несколько вариантов, самый гуманный это и дальше любить, если ты конечно меня любишь. И порваться на части но не причинить вред второй половинке, родственной душе или как мы там зовемся. Или.. жизнь это выбор, вариантов множество. Будь добра озвучь что тебе ближе.
  Оля выслушала Виктора, совершенно не желая встревать в его монолог. Она лишь откинулась на спинку не особо мягкого сидения и чуть отвернувшись, смотрела в боковое стекло, за которым промелькали желтые, красные, зеленые огоньки - в зависимости от ярких вывесок того или иного заведения.
  Она смотрела за окно и на плечи словно упал какой-то тяжелый груз, а глаза горели желанием захлопнуться и отправить уставшее сознание в мир грёз и сказочных сновидений. Груз являлся ничем иным, как размышления, которые вызвала речь Виктора.
  Ди хотела возмущаться и перечить, но что-то внутри заставляло просто широко вздохнуть и оставить при себе больший набор мыслей по этому поводу. К чему сейчас ссориться? Да и причины особой не было. А доказывать свою любовь девушка не собиралась. Какие могут быть разговоры о преданности, если он сомневается в ее однажды сказанных словах? Где доверие, которое должно быть между влюбленными? Где тот свет? Или хотя бы, романтика?
  Ди закрыла глаза, и перед ней предстало видение: зеленая поляна, лес, радостное солнце и кучерявые облака в небе; они вдвоем лежат.. просто на траве, держаться за руки, смотрят на меланхолично продвигающиеся облака; они счастливы.
  Ди открыла глаза. Где их счастье? Уж явно не в этом треклятом городе. А выбраться отсюда не так просто, как хотелось бы. Да и её теперь отсюда просто так не отпустят. Отныне она стала должницей театра, и в некотором роде, их солдатом-игрушкой. Её не выпустят, как бы они ни боролись. А если и выпустят, то только ногами вперед, в качестве холодного трупа.
  Глаза вновь резко захлопнулись, и Ди представила: врата города лениво открываются и траурная процессия меланхолично выносит носилки с окоченевшими ногами вперед, труп закрывает черная подстилка, впереди идет черный кот, и вдруг подстилка улетает от внезапного порыва ветра, и синее лицо с синими губами и не менее синими болезненными глазами открывается миру.
  "Брр... чертовщина одна в голову лезет. При чем там кот? И эта похоронная процессия? В лучшем случае - закапают в лесу, а в худшем - выкинут в канализацию. Или... не знаю даже... кремируют!"
  Ди содрогнулась и открыла глаза. В этот момент она поняла, что игра в молчанку шла слишком долго и наверняка от нее терпеливо и весьма доблестно ожидают ответа.
  Грусть в душе девушки отразилась на ее устах, а усталость - в глазах.
  - Я не угрожала тебе. Просто, ты должен понять, что теперь я способна за себя постоять. И в случае твоего срыва,.. нет, я не убью тебя, даже не буду пытаться. Просто приведу в чувства. А если мне суждено умереть от пистолета или ножа своего любимого человека, то пусть так и будет.
  Ди лениво почти не заметно повела пальцем вверх, и упавшая пуля заняла свое место в кармане безрукавки. Облокотившись на спинку сиденья, девушка смотрела на Виктора, мило улыбаясь, словно любуясь. И сдерживала внутреннюю страсть для более подходящего момента.
  - Почему ты не хочешь, чтобы я отомстила собственноручно? Думаешь, могу стать чудовищем? Душевно больным монстром? Маньяком? - она нежно провела ладонью по лицу Виктора. - Я не такая. Разве ты не понял до сих пор этого?
  - Хорошо. этот ответ меня устраивает.
  Он сжал ее ладони, будто согревая.
  Смотрел в глаза Ди, и чувства мало по мало покидали его душу. Страсть ушла, любовь уходит, следом улетучится привязанность и все. Просто двое посторонних.
  - Понял, но когда мстишь, копаешь две могилы. Не знаю Ди, я совсем неясный стал в последнее время, даже себе. То не хочу марать твои руки, то сам к этому толкаю. Я приму тебя любой - соврал парень - даже маньяком или монстром.
  Вибра затрепыхалась в кармане, Виктор вытащил сотовый, только одно слово: "забирай".
  Поцелуй перед недолгим прощанием.
  - "Хорошее обслуживание, самодоставка." - думал он поднимаясь по лестницам.
  Двое в хб и черных масках из лыжных шапочек, волокли слабо сопротивляющегося мужичка с разбитым лицом.
  Ребята были рослые и с одним чистильщик справился, он был уверен в своих силах. Но два таких шкафа уже не по силам.
  А вот взгляды Карнейджу не понравились, на него посмотрели, мол "еще один маньячина, живи пока, но свое получишь" - примерно читалось во взглядах. Агрессия смешанная с презрением.
  - Мужики "нежность" найдется? - спросил он.
  - Мужики в деревне, а здесь оперативные сотрудники!
  - Тем более, найдется?
  - Подтяжками вяжи- усмехнулся один, второй правда умерил его иронию взглядом и протянул наручники.
  - Спасибо - поблагодарил Виктор, застегнул запястья неудачливого убийцы. - А зачем мне то поручили? Сами не могли к стене поставить? - с таким народом он общался слегка хамовато, но в меру. Как с равными, другие его маски здесь не прокатывали, чуть жаргона, чуть наглости.
  - Новенький ты видать. Объясняем, это твой вступительный экзамен. Да и у него информация нужная, так аналитик сказал. В общем его пытать адвокат запретил, а сам он по хорошему не говорит.
  - Ну со сломанным носом и я бы не слишком разговорчив стал. А что-ж его адвокат? Не вмешивается в ваш конвой?
  - Ему заплатили что-бы выйти из стен участка живым и не слишком покалеченным, вот он и на свободе, формально. Деньги свои юрист отбил, а остальное ему похуй.
  - Хорошие адвокаты пошли! - плевок в сторону. - Ладно, бывайте служивые.
  С маньяком не суетился, пинком скатил по ступеням.
  Доволок до багажника, забросив живую ношу внутрь.
  - Ей, отпусти меня, ты знаешь я кто? - пленик начал храбрится, всеже понимая что добром для него поездка не окончится.
  - Ты просто мясо, ненавижу подобную шваль. - с этими словами он захлопнул багажник.
  - Мне дышать здесь нечем - донеслось гулкое из нутра автомобиля.
  Виктор пожал плечами, достал глок, щёлкнул предохранителем и проделал две дыры в районе ног лежащего.
  Гулкие вопли лишь развеселили.
  Новый звонок:
  - Слушаю...
  - Едь на доки - голос Трея - там будет синяя тойота, гони за ней, она тормознет у старого заводика. Там эта тварь жила. Место мы опечатали, никто мешаться не будет. В машине двое маших, они будут ждать. Когда уйдешь, они проверят труп. Остальная информация по мере надобности. Но если что, я на связи всегда.
  - Ясно.
  У каждого в жизни происходят какие-то трудности. Исключением не являются и влюбленная парочка, или муж и жена. Обязательно настанет момент сомнений или недоверия. Обязательно будет грусть и печаль. Обязательно происходят ссоры или мелкие недоговоренности. Раздраженность просто от вида любимого человека - такое тоже возможно. Это происходит со всеми, хоть раз в жизни. Но главное - пережить этот момент, и дальше все станет намного легче.
  Ди чувствовала, что Виктор от нее отдаляется. От этого на душе становилось обидно и грустно, а все тело утопало в усталости от всего, что произошло в течении дня.
  Девушка проводила Виктора взглядом, когда тот покинул машину, и, откинувшись на спинку сидения, впала в какое-то депрессивное состояние, от которого душа пустела на глазах. Безразличие ко всему на свете отражалось в глазах девушки, когда она смотрела на свет фар, рассекавший ночную темноту.
  Черно-белая картинка на несколько секунд размылась перед глазами. Ди вздохнула и вдруг почувствовала на щеке тонкую струйку слезы. Глаза защипало, стало безумно неприятно. Но девушка чувствовала, что должна была позволить чувствам вырваться наружу, хотя бы для того, чтобы не держать это внутри себя.
  Ди закрыла лицо руками и склонилась вперед.
  "Да что же со мной? К чему эта жалость? Зачем я себя жалею? Боюсь..."
  Оля действительно боялась, при чем совершенно банального ухода Виктора. Она не хотела вновь остаться одной - это грозило убийственными последствиями для каких-то не вовремя попавшихся на глаза людей. А становиться мутантом-отшельником-убийцей девушка совершенно не желала.
  В темноте выделилось два силуэта. Ди рывком вытерла слезы и надела капюшон, дабы хоть как-то скрыть свое мало заплаканное лицо от взгляда Виктора.
  Открылся багажник, послышался звук упавшего тела, и пара выстрелов. Девушка содрогнулась и прикусила нижнюю губу.
  "Убил?.. нет, вроде бы..."
  Ди закрыла глаза и попыталась сделать более-менее сонный вид лица. Она не хотела что-либо обсуждать сейчас, даже сказочное предложение уехать из города, прямо сейчас...
  Он сел в машину:
  - Едем солнышко... - с теплом сказал парень.
  Взревел мотор, машина тронулась с места.
  И они поехали в доки.
  
  
  
  Театр маньяков
  том 2
  арка 2
  глава 4
  
  "Уехать... "
  На лице девушки отразилась мечтательная улыбка. Она, опершись боком об спинку сиденья, смотрела на Виктора и представляла...
  Лондон - сырой и официальный город, где властвуют джентльмены и леди. Готова ли Ди стать высокопоставленной гордой леди? По правде, всегда мечтала быть такой. Принцессой, которой все подчиняются, а она лишь отдавать приказы. Женщиной, перед которой весь мир лежит у ее ног.
  Оля покачала головой, отгоняя от себя марево. Какая королева? Какая леди? О чем она думает? Официантка, или даже фотомодель - это уже не то, о чем она мечтала в детстве. А с другой стороны, стоит ли продолжать эти "розовые" и наивные ожидания? Ее жизнь круто поменяла обороты и показала всю суть вещей - грозную, коварную, жестокую, несправедливую.
  Девушка оперлась об спинку сидения всей спиной и устремила свой мрачный взгляд куда-то вдаль, где темноту рассекал свет фар. Ей стало безумно тоскливо на душе, а серое зрение лишь добавило грусти в ее сердце.
  - Меня не выпустят из города. Теперь уже нет.
  Грустно проговорила она куда-то вдаль.
  - Театр меня не отпустит. Я стала их...
  Она на миг запнулась, подбирая нужные слова, но ничего лучше не придумала, чем:
  - .. их игрушка.
  - Не сильно то ты похожа на игрушку Ди, а даже если и игрушка, то лишь моя. Согласись я более хороший хозяин и чрезчур неволить не стану.
  Он улыбнулся.
  "Я сама себе хозяйка."
  Хотела уж было ответить Ди, но почему-то передумывая и решая оставить превосходство на стороне Виктора. Спорить сейчас было лишним. Особенно - спорить из-за пустой чепухи.
  В ответ девушка лишь посмотрела на парня, мило улыбаясь и, как бы говоря: "конечно, ты лучше".
  Впрочем, спустя мгновение, из ее уст все же вырвалось расшифровка улыбки:
  - Конечно, ты лучше.
  Тойота мигнула фарами, показывая что пора остановится.
  Впереди был ангар, дверь нараспашку, только на вышине человеческого роста натянута желтая лента с надписью "stop".
  - Вот мы и приехали.
  Мотор заглох, Виктор притянул к себе девушку, страстно целуя.
  Пальцы скользили по ее затылку, путались в волосах, но ему было наплевать.
  Когда машина остановилась, Ди хотела податься вперед, но Виктор ее опередил, словно прочитав желания на таинственном лице девушки.
  Она нежно ответила на поцелуй, борясь со своим страстным желанием "сделать это тут и сейчас". После поцелуя, Ди добавила еще один, маленький, слегка прикусив нижнюю губу Виктора.
  Девушка игриво глянула тому в глаза и прошептала то, что ее в данный момент совершенно не тревожило, но следовало спросить для приличия:
  - И что теперь?
  - Сейчас выходим, тащим этого неудачника вот к тому эээ ангару?! В общем туда, долго и с чувством пытаем. Узнаем где Карина, или не узнаем и убиваем. Все.
  Если не узнаем девушка соответственно погибает, жаль ее... Впрочем мы не супергерои всех спасать, но постараться все же стоит.
  Он прислушался, не слишком ли циничны его слова.
  И молча, видимо соглашаясь с мыслями, кивнул.
  - Ди, там много места, и если тебя не слишком пугает кровь то... Я бы очень хотел тебя...
  Он не договорил, прервал фразу, целуя ее в лоб.
  - Идем?
  - Идем. - проговорила Ди, тяжело вздохнув.
  Сама перспектива допроса с кровавым исходом теперь ее не очень привлекала, но отступать было некуда, да и нетактично это вовсе. Если давно согласилась принять в этом участие, не бежать же теперь с диким визгом назад в кафе, или, еще лучше, в церковь? Оля задумчиво посмотрела на Виктора, словно запоминая все черты его лица. Как же ей все-таки повезло. Встретить в проклятом городе такого человека, влюбиться в него, да еще и получить искреннюю взаимность чувств. Такое бывало разве что в сказках, лишь проклятый город - это проклятая башня замка, а Виктор - принц-герой. Весьма специфический, но все же принц-герой.
  Что ж, нужно признаться, что мечта Ди практически свершилась. Теперь лишь осталось взорвать в чертям театр, и убраться с города куда подальше.
  Девушка улыбнулась своим мыслям и послала мысленный приказ дверной железяке открыться. Но несколько переборщила с силой, заставив дверь отскочить на добрые три метра.
  Ойкнув от неожиданности, девушка вышла из машины и виновато покосилась на Виктора.
  Приобнял девушку.
  - Все в порядке, у меня подобное случалось и раньше.
  Он отвернулся что-бы Ди не заметила, как он прыснул от смеха.
  - Все в порядке, у меня подобное случалось и раньше.
  "Правда?"
  Хотела уж было спросить она, но сдержалась и лишь улыбнулась Виктору.
  Тот в свою очередь подошел в багажнику и изволок из него того, чья участь была уже определена.
  Став мгновенно серьёзным, он подошёл к багажнику, открыл и за шиворот выволок лежавшего там человека.
  В его голени была рана, и кровь уже стала сворачиваться.
  Не являясь дураком, маньяк держал рану, не давая крови свободно течь, сжал ногу и смог доехать до ангара живым.
  Дураком он не был, это факт. Но и будущее предвидеть не смог.
  Вторая пуля по всей видимости угодила в пустоту.
  Неужели он не понимает, что уже мертв. А время жизни измеряется в соответствии с правильными сведениями про ту несчастную девчонку...
  Оля проводила мрачным взглядом маньяка, которого волок за собой Виктор.
  "Господи, а ведь на ее месте могла оказаться и я! Внешность, по которым он определял жертву - очень похожа с моей... Дьявол!"
  Ди сжала ладони в кулаки, и на миг закрыла глаза. Сделала вдох-выдох и последовала за Виктором.
  В левой руке уже покоился мирный кусочек металла - пуля. Так, на всякий случай.
  Схватив маньяка за руки и потащив по траве, а после по асфальту сопротивляющееся тело. Виктор осмотрел дверь, осмотрел ленту. Не найдя никаких сюрпризов вроде растяжки, легко разорвал желтую полоску и вошел.
  Внутри, посередине комнаты стояло кресло, вроде тех что стоят у гинекологов. Разве что в комплект еще входили кандалы для рук и ног.
  Сильный пинок в рану, наручники сняты, еще несколько ударов и тычков.
  Вокруг было несколько ящиков, цепей, прочего мусора.
  Удовлетворено хмыкнув, Виктор приковал маньяка к креслу.
  Наручники понадобятся чуть позже, уже с Ольгой.
  Миг предвкушения, аж глаза зажмурил от удовольствия.
  Наверно это было поистине пугающе, ибо зрачки сузились до точки, а глаза жертвы вылезали из орбит.
  - Начну с начала, мне не нравится пытать людей. Совершенно, ни удовольствия, ни чего позитивного не испытываю. Правда.
  Он достал глок, снял глушитель, и приставил к щеке маньяка, ствол чуть отклонился, нажми на курок, и большей части уха как не бывало.
  - давай я задам вопрос, а ты на него ответишь, и я уйду от сюда. Хорошо?
  - Хо..хорошо, что тебе нужно?
  - Карина.
  - Не знаю такую.
  - Ладно. Начнем с начала.
  Палец надавил на курок, легкий спуск.
  Оля невидимкой прошествовала за Виктором и, зайдя в помещение, осталась стоять в стороне, наблюдая за тем, как парень приковывал маньяка к креслу.
  "Кошмар какой.."
  мелькнуло в ее голове, прежде чем она увидела действительно кошмар.
  Выстрел. Крик. Отчаяние.
  Сердце замерло на миг, а глаза Ди расширились на столько, на сколько могли. Девушка как стояла, так и осталась стоять столбом, не зная что делать. На миг ей стало страшно от того, как мучается бедолага в кресле, а уже в другое мгновение Ди широко улыбалась, наблюдая за его скривленной гримасой.
  так тебе и надо, падаль.
  Смеялись мысли в сознании девушки.
  Бах
  Сказал пистолет.
  Аххахаххаааахххххх - дьявольский смех эха прогулялся по ангару.
  - Не ори. - уже в другое, еще целое ухо.
  У тебя есть одно ухо чтобы меня слышать, и язык чтобы отвечать. Все остальное и не нужно. Понимаешь? У меня в обойме осталось 16 пуль. Хочешь 16 дыр в своем теле? Тогда продолжай молчать.
  - Я люблю ее! Ты понял!!!! Я люблю ее! - он вырывался из своих оков, скрипя зубами, и наконец через минуту бессильно опустился в кресло, зарыдав.
  От неожиданности Виктор отскочил.
  Оля осеклась. Она правильно услышала? Или показалось? Улыбка тут же сошла с ее уст и сменилась тревожностью и некоторой долей любопытства.
  - Любишь? - тихо спросила она его.
  Но тот вряд ли услышал девушку - стояла она на достаточно большом расстоянии, а шок от потери одного уха был наверняка очень велик.
  Ди сглотнула комок в горле и сделала шаг вперед. Ей стало безумно жалко корчившегося от боли маньяка, но жажда справедливости брала свое.
  - И тех других, ты тоже любил? Ублюдок...
  Ди подняла ладонь, заставляя пулю угрожающе повиснуть над головой маньяка.
  Он вздрогнул.
  Свет синих глаз пугающе завораживал.
  Он испугался ее. Ди видела это в его широко раскрытых глазах. Испуг и страх так и заполняли несчастного мужчину, прикованному к креслу. И что самое странное, девушке это нравилось. На ее устах появилась злая насмешка, характеризирующая ее настроение и даже к некотором смысле - страсть.
  Ослепленная властью над этим никчемным людишкой. Она всецело была поглощена наблюдением внешней реакции раненного человека, и ей было откровенно наплевать на то, что с моральной точки зрения, ему требуется немедленная медицинская помощь или хотя бы успокоительное.
  Пуля крутилась над головой мужчины, вырисовывая в воздухе лишь одно слово: "Смерть". При чем было довольно просто "прочитать" его, для этого требовалось лишь проследить за пируэтами кусочка металла, которое теперь стало для Ди некоторым родным, так что расставаться с ним девчонка не собиралась, а лишь пугала жертву обстоятельств. Может быть, он и не стоил этого, но главное, что Оле было весело.
  Он открыл рот, удивление длилось около минуты. Не известно о чем он думал, но он сказал:
  - Я делал все для нее, я выполнял ее прихоть. Я хотел только взаимности, другие? - из глаз брызнули слезы - другие не стоили и мизинца моей богини, мне было не жалко удовлетворить ее желания. Она... она была прекрасна, она вертела мной как хотела, но я знал, что она любит меня. Мы искренне любили друг-друга. А потом она напала на меня, и я понял, что она врет. Она использовала меня! Но я любил ее, даже осознавая ее предательство! Нашу любовь ничто не может разрушить. Мы будем вместе, очень скоро. Мне не придется долго ждать. Стреляй!
  Отошедший с траектории пули Виктор, запнулся о ящик.
  Это вызвало ужас в глазах маньяка.
  Он буквально подскочил на кресле.
  Карнэйдж осмотрел ангар и направился к железному столику, на колесах.
  Много всяких ножиков, скальпелей.
  Он осмотрел.
  - Да уж действительно, если хочешь кого-то порезать, сначала высуши лак для ногтей.
  Он набрал номер Трея:
  - Тревис, друг мой. У меня тут скальпели с лаком для ногтей. Когда вы брали это урода у него были ногти крашены? Нет? А что? Девчонка всех убила?! Дак какого хуя! Почему мне дали убить этого урода, что?! - все началось спокойным голосом, и перешло буквально в гневный крик. - Т.е я должен выпытать у этого ублюдка где находится маньячка, убить его, потом убить ее и на этом задание закончено. Это точно все? Мне еще десяток людей убить не придется? Цепочка на ней кончается? Это сарказм! Так... ответь на простой вопрос, он коголибо убил? Нет, тогда и его трогать я не стану. Мне не нужны деньги, ты знаешь это. Сука. Информацию найдешь любую... Ты действительно сука каких мало. Знаешь на что давить. Я не могу убить невиновного, ну если только как соучастника.
  Голос притих. Он успокоился, мгновенная вспышка гнева, прошла.
  - Тревис, ты в квесты случайно не играешь? А то там тоже пока дверь откроешь приходится и утку сыром накормить, и вентилятор к элетроплойке подключить, вместо того чтобы просто повернуть ручку. Ты понимаешь к чему я? Больше никаких игр. Иначе я снесу тебе голову, и это будем моим заявлением об уходе.
  Выстрел во вторую ногу.
  Маньяк. хотя какой это маньяк. Визжал как резанный.
  Кресло было нужно свободным.
  "Если уж пытать, то..."
  С укором заметила его совесть, он так обрадовался найдя девушку, если бы только Тревис сказал что он ошибся, если бы только.
  Сердце кольнуло.
  Он специально оставил улики, все здесь специально для него.
  "Девушка, маньячка... Стол с ножами, кресло. Просто идеал для его темного двойника, который может вдоволь напиться крови и боли и надолго уйти в небытие, оставив его и Ольгу наедине и покое, только вдвоем.
  Кровоточащее тело он подтащил к углу.
  Выстрел.
  Ди отскочила от мужчины, как ошпаренная кошка и впилась диким взглядом в стрелявшего Виктора. Пуля резко рванула за хозяйкой и зависла в воздухе около головы.
  "Что он делает?" - недоуменно подумала она, в то время, как Виктор стал волочь за собой многострадальное тело мужчины.
  - Ди, прошу проверь ящики, он очень выразительно глянул, едва приблизился к ним. И если она там, прошу, устрой ее в кресле.
  Без лишних слов, девушка подошла к тому ящику, который выдал "маньяка", и скользнув по поверхности изящными пальцами, откинула крышку в сторону.
  Внутри действительно был кто-то. При чем этот "кто-то" наверняка являлся Кариной - девчонка с красивым лицом и рыжими волосами. Одежда состояла лишь из порванных джинс и черной майки. Немного запачкана кровью - толи своей, толи чужой. Она не двигалась.
  Внутри Ди почему-то проявился страх, который заставил на спине устроить марафон мурашек. Оля прикусила нижнюю губу (что превратилось уже в привычку) и потянулась проверить пульс девушки. Как только пальцы Ди прикоснулись к ее холодной шее, Карина вздрогнула и подалась вперед. Инстинкт самосохранения сработал на славу, наверное, даже слишком на славу - пуля, кружившая над головой хозяйки, поддалась мгновенному приказу и ринулась вперед, оставив красную точку между глаз маньячки.
  Шок прибыл сразу же, после ее выстрела. Оля отошла на пару шагов назад и словно рыба на суше, глотала воздух ртом, не в силах что-либо сказать или как-то оправдать свои действия.
  Ее руки задрожали, а на глаза начали наворачиваться слезы.
  "Я убила ее, убила..." - твердила самой себе, не в силах признаться в этом вслух.
  Хруст шейных позвонков.
  Сообщник маньячки упал замертво.
  - Ну вот и все - шепот.
  "Жаль что так легко" - возникла мысль, при смерти девушки.
  Виктор подошел к Ди, увидел блеск мокрых глаз.
  Прижал к плечу, гладил волосы.
  - Не волнуйся милая, все хорошо. Все в порядке, не плач.
  Ди уткнулась лицом в плечо Виктора, стараясь не слишком раскрывать свои чувства наружу. Внутри ее всю колотило, а внешне лишь вырывался поток слез. Но никакой истерики не было, была лишь боль и страх.
  Девушка банально боялась того, что лишь минуту назад совершила. Не своими руками, а своей способностью, новой силой, которую ей внедрили в лабораториях.
  Оля тоскливо шмыгнула носиком и посмотрела за плечо Виктора. Труп один - в ящике - ее рук дело, труп два - в угле - Виктора рук дело.
  Девушка горестно съежилась и вернулась к плечу, покрепче прижавшись к телу парня - так она чувствовала себя в безопасности от всех этих совершенных убийств. Оля закрыла глаза и втянула в себя запах Виктора. Перед глазами пронеслось мимолетное успокаивающее видение - солнце, пляж, они вдвоем. На устах появилась милая улыбка. Впрочем, на несколько заплаканном лице это было, наверное, не так мило, как могло бы быть.
  - Мы должны уйти отсюда. Здесь холодно и сыро. А еще трупы.
  В подтверждение слов, она вздрогнула и подняла на Виктора взгляд. Правая рука скользнула по куртке.
  - Хорошо Ди, хорошо. Как ты хочешь.
  Он поцеловал ее в губки, провел языком по щеке, стирая соль слез.
  Он поддерживал Ольгу, боясь что та может упасть.
  - Ди, ты очень милосердна, она заслужила иную смерть, и умирала бы очень долго, пока не раскаялась в своих преступлениях.
  Он обнял талию Ди, уводя ее из ангара.
  - Ты очень милосердна - повторил Виктор. - Давай домой пешком пойдем? Погуляем, поговорим о сегодняшних событиях, пока тебе не станет легче.
  От внезапно нахлынувшей усталости, Оля буквально валилась с ног, которые стали словно стальными и довольно тяжело перебирались. Потому приходилось идти медленно и списывать это на психические последствия от убийства. Первого убийства.
  Ди преодолела желание повернуться и взглянуть в последний раз на место преступления и на сам его объект, но было уже поздно. Они приблизились к выходу и девушка, приподняв взгляд на Виктора, тихо спросила:
  - А как произошло твое первое убийство?
  "Наверное, это было тяжело... "
  Ди подбадривающее улыбнулась, словно поддерживая парня в сознании своего первого преступления. Ей было это довольно важно, и, чего уж скрывать, интересно.
  - Страшно, кроваво, с агрессией. Я ведь не умел это делать, и оружия у меня не было. А их было трое.
  Он на секунду задумался, стоит ли рассказывать девушке дальше:
  - у меня была подруга, красивая и умная девушка. Она не привлекала меня как девушка, нет. Только как друг, ее изнасиловали и избили, когда она очнулась в больнице, она все рассказала мне. Все что случилось, на следующий день она вскрыла себе вены.
  Я был очень зол. Но мне это не жалко этих подонков, так что мои первые убийства были местью. Мне намного жалко следующую, действительно жертву. Молодая, красивая, я не смог убить ее. просто не смог, но я сделал с ней теже вещи, за которые убил впервые. С тех пор я сожалею о своем поступке, до сих пор. И каждый раз занимаясь любовью с девушкой, я вижу ее глаза.
  Ди первая, кто узнал о прошлом, более никому не рассказывал. даже Брауну. Хоть они и были друзьями готовыми отдать жизнь ради друг-друга.
  - С тех пор, мне нравится связывать девушек - улыбнулся он - потому со связанными руками, там в церкви, ты меня очень возбудила.
  На протяжении всего рассказа перед Ди возникали некоторые видения, словно она сама видела, как насиловали несчастную девочку, как она скрыла себе вены, как Виктор мстил за ее смерть...
  Оле стало безумно больно на душе, она попыталась отвести от себя мимолетные марева, но дело было тщетно. Иллюзия играла свое, и ей приходилось всматриваться в то, что рисует ей ее фантазия. Наверное, это было последствие недавнего убийства, а может быть и от недавней операции. Она ведь практически не отдохнула после произошедшего этим же днем или утром.
  Ди подняла взгляд на небо и томно вздохнула. Луна приветливо мигнула, но вскоре вновь скрылась за серыми клочьями облаков, которые ветер стаями гнал на север.
  В ушах запел свою свирепую песню ветер к тому времени, как Оля, наконец, решила развеять недолгое, но томительное молчание:
  - И в моих глазах, ты тоже видишь ее? - задала она вопрос, волнующий ее не меньше, чем собственная судьба.
  Возможно, это была банальная ревность, но, черт побери, она должна была знать правду. Даже если он до сих пор не избавился от этого.
  Ди остановилась, и подняла взгляд на Виктора, в ожидании ответа. Ее лицо было расслабленно, и в то же время напряжено. Но она старалась не подавать виду того, что внутри нее все же обитает такое мерзкое существо, как Ревность.
  - В твоих на счастье нет. И хорошо, мне становится дурно только от мысли что я могу причинить тебе боль.
  Ольга, я уже давно ее глаза не видел - он усмехнулся - ведь для этого нужен сексуальный контакт, а у меня давно уже их не было. В последнее время я получаю сексуальную разрядку другими способами.
  - И как же?
  Заинтересовано спросила она, улыбнувшись краешками губ.
  Ей действительно было интересно. На столько, что она практически не чувствовала усталости. Впрочем, это было лишь до того момента, как она отвлеклась от своих мыслей. Ноги вновь стали свинцовыми и грозились отказаться от любого передвижения.
  Ди, не давая явных желаний продолжать путь, стояла, прижавшись боком к Виктору, борясь с навязчивым желанием обнять его. Желание появилось у девушки спонтанно и, казалось бы, просто так, для того, чтобы почувствовать его тепло, заботу и защиту. Хоть Оля и могла уже спокойно постоять за себя, но она все же оставалась той же наивной девчонкой с церкви, сердце которой было в надежных руках Виктора.
  Ди улыбнулась, уже шире, предположив:
  - От убийства, наверное?
  Кивнул.
  Вот и все. Не надо слов и долгих объяснений.
  Он обнял девушку, видя что она практически не стоит на ногах.
  - Прогулка отменяется, по крайней мере пока ты не отдохнешь и не восстановишь силы.
  Он поднял Ольгу на руки, и понес.
  Остановился, лишь подобрать слегка исковерканный скальпель Анжелики. С трудом вырвав из исковерканного замка, убрал оружие в карман плаща. Негоже бросать такие вещи на дороге, необходимо вернуть владелице.
  Он усмехнулся.
  - Ди, меня не оставляет чувство что это шоу, для нас, или только для меня. Оружие со всеми уликами на месте преступления, конвой, передача из рук в руки преступника, девушка в ящике, их не могли не осмотреть. Ди... это было специально для нас, просчитанное заранее шоу.
  Он нес свою любовь к церкви, идти придется очень долго. Он планировал по пути угнать еще одну машину, всетки опыт в этом уже есть...
  Он усмехнулся, достал мобильник и вызвал такси.
  
  
  
  
  
  Театр "М"
  том 2
  арка 3
  глава 1
  
  Лицо Ди приобрело довольно сонный характер, когда такси, наконец, достигло церкви. Впрочем, девушка не ощущала никакого дискомфорта, просто ей хотелось как можно быстрее оказаться на своей кровати, или еще лучше, в теплой ванне.
  На лице Оли отразилась умиротворенная улыбка. Да, принять ванну было бы не плохо. Лишь бы ноги до нее донести. Или, чтобы ее саму туда донесли? Девушка задумалась над перспективой оказаться в ванной вдвоем с Виктором и вновь усмехнулась. Чего уж там скрывать, это было бы восхитительно.
  Расплатившись с таксистом, Виктор помог выйти Ольге.
  Невероятная усталость навалившаяся на девушку, перепала и на него.
  Девушка томно вздохнула и вдруг ее сознание поразила мысль:
  "Эта усталость от использования способностей! Точно. Иначе и быть не может..."
  Ди открыла вручную открыла дверь машины и сонно пробормотала себе под нос:
  - Иначе и быть не может..
  Выйдя из такси, она втянула в себя ночной воздух и с удовольствием мысленно отметила, что сегодня впервые не пошла на работу. Удовольствие продлилось не долго, сразу же после мысли про то, что стоит подойди к Инитии, и пояснить ситуацию с увольнением, его [удовольствие] как водой смыло.
  Дождавшись Виктора, девушка взяла его за руку и поднялась вверх по ступенькам. Как бы там ни было, но поездка в машине немного развеяла усталость, так что Ди была вполне способна перемещаться без помощи Виктора, как бы ей приятно от этого ни было.
  Слегка поддерживая за руку, довел до церкви.
  - Ди, тебе бы в душ надо, хочешь помогу тебе? А то ты сонная немного, еще упадешь...
  Он улыбнулся.
  Поцеловал ее в щеку.
  "Ну вот и развилка, на право пойдешь - в комнату попадешь. Налево пойдешь - в ванну зайдешь."
  Осталось определится с выбором, но не ему.
  Ди мимолетно улыбнулась на предложение Виктора и проговорила:
  - Мои мысли читаешь.
  Ведь действительно, неужели на ее лице так и было написано: "пошли со мной в душ!" или "милый, потрешь мне спинку мочалкой, а то самой неудобно?". Оля хмыкнула, но оставила ответ на этот вопрос где-то в глубине своего сознания.
  Церковь была тиха и спокойна. Впрочем, как всегда. Вдалеке, у алтаря, сверкали свечи, наводя на распятие какой-то зловещий характер, словно говоря: "не поддавайся искушению, ибо это наказуемо!". Ди скептически прищурилась, сдерживая себя, чтобы не высказать немому распятию все, что она думает про сдержанность своих чувств и желаний. Что и говорить, но девушка явно изменилась за один день, при чем всему виной стала не только операция, но и сам предмет воздержания - Виктор.
  Миновав пустые и мрачные лавки церкви, Ди провела парня вдоль по коридору и, указав на дверь в конце, проговорила:
  - Там моя... наша комната. А здесь... - толкнула дверцу справа. - здесь ванная.
  Снял с нее шапку.
  Вроде не так и холодно ходить без головного убора.
  Он усмехнулся.
  - Раздевайся солнышко. - с улыбкой произнес он, и сам раздеваясь. По пояс.
  - Мешается, да и намокнет.
  Как то стесняясь признался Виктор, с этой девушкой он вновь стал обретать, уже казалось безвозвратно утерянные чувства.
  Набирал теплую воду, намешивая пену.
  Мыльные пузыри, переливаясь радугой света поднимались к потолку.
  Подошел к девушке, уже голой. Приобнял сзади, коснулся мыльными руками грудей. Дрожь прошлась по пальцам.
  - Пойдем, расслабишься немного в теплой воде.
  - Раздевайся солнышко.
  Ди усмехнулась и начала раздеваться. Совершенно не стесняясь возможных взглядов на свою фигуру, девушка откинула в сторону безрукавку, свитер, бриджи, колготы. Вся одежда неброской кипой возлегала на деревянном стульчике, который Оля уже давно затащила сюда из своей комнаты - видимо, ей одной нужно было место, где можно было складывать вещи. Даже если вещи были сняты наспех и имели помятый вид, они не имели права оказаться на полу ванной комнаты. Простая брезгливость и все тут.
  Вода мерно выливалась из старого крана и бурлила в наполненной ванне. Это было для девушки своеобразным успокоительным. Хоть это и не был шум шикарного водопада, но все же было приятно слышать звук нисходящей воды, даже в ванне.
  Девушка не успела обернуться, как ее обнял Виктор. Сердце предательски ёкнуло, грозясь вырваться наружу. Ди томно прикрыла глаза и прикусила нижнюю губу. Чувствуя на себе руки парня, она развернулась и, прижимаясь к телу Виктора, сделала пару шагов вперед, заставляя того покориться направлению. Остановившись у самого края ванной, девушка жадно впилась в губы парня.
  Целуя ее нежные и мягкие губки Виктор забывал практически обо всем.
  Ладони пересчитали каждый позвонок девичьего тела, и наконец ладони сжались на ее упругой попке.
  Хотелось сказать как она красива и насколько он любит ее.
  Но слова были нужны.
  Оторвав одну руку с большим нежеланием от своей богини красоты, растегнул ремень чиркнула молния и брюки спали на пол.
  Он присел на край ванны, увлекая девушку на свои колени, слегка развернулся придерживаясь за бортик, и медленно, приминая пену опускался в воду, девушка прижатая к телу, так-же следовала за ним.
  На поводе у своих желаний, Ди даже и не заметила, как они оба оказались в ванне. Страсть застряла в ее обнаженном теле, жаркой волной перебираясь с пяток до головы, и обратно. Оказавшись сверху, девушка не переставала отрываться от поцелуев.
  Вода, до сих пор, бурлившая под напором старого крана, начала переполнять ванную, что заставило девушки трезво размыслить над идеей перекрытия крана. Отстранившись от Виктора на пару секунд, она быстро развернулась вполоборота и двумя резкими, торопливыми движениями закрыла кран, не давая ему больше нарушить идиллию момента.
  Опустившись обратно к телу Виктора, девушка приняла удобное положение и томно выдохнув, вернулась к поцелуям.
  Пенка мелкими толчками выползала из ванной, словно вода сама выталкивала ее, как ненужную нынче вещь. Впрочем, так и было. Лишь толчками служили страстные движения двоих, находящихся внутри ванной.
  Теплая вода и нежное, слегка скользящее тело девушки.
  "О чем еще можно мечтать?"
  Губы отвлеклись от губ девушки, переключившись на шею
  Руки прошлись по коленям, и выше к бедрам, нежно сжав их, и резко разведя девичьи ноги в стороны.
  Пока одна рука прижимала спину девушки, вторая уже вовсю исследовала лоно Ди.
  Ди выгнула спину и вытянула шею, для дальнейшего исследования губами Виктора. Глаза прищурились от удовольствия, и кинули быстрый взгляд в сторону двери. Она была не закрыта, и сквозь щель пробирался неблагой сквозняк, а вместе с ним мог и кто-то посторонний. Священник, например. Ди прикусила губу, размышляя на тему оправдания своему похотливому поступку. Но, черт побери, она молодая девушка, а не дряхлый старик, и у нее есть свои потребности, которые нужно удовлетворять время от времени. И если уж местом для очередного удовлетворения вышла ванная в церкви, то быть тому в церкви.
  Слегка успокоившись от найденной отговорки, девушка вздрогнула, когда ее ноги плавно и покорно расползлись в разные стороны. Томный вздох, еще один, еще. Внутренняя страсть заставило ее тело вздрагивать от каждого прикосновения любимого.
  Наклонившись к лицу Виктора, Ди поцеловала его и, не отдаляясь даже на миллиметр, медленно произнесла:
  - А разве наручников не нужно?
  Их губы соприкасались с каждым произнесенным словом, и это подействовало на девушку неплохим возбудителем.
  - Заржавеют, мыльная вода им противопоказана - хитро улыбнувшись, произнес парень.
  - Потом, позже. Непременно одену, на твои прекрасные ручки стальные браслетики.
  Все это говорилось отрывисто, отдельными словами, с трудом отрываясь от губ девушки.
  Наконец решив прервать прелюдии, приподнял ее бедра, и вошел в нее.
  "Интересно был ли у нее мужчина ранее?" - легкая ревность к возможному обладателю столь прекрасного тела.
  "Или... возможно ее единственный первый и единственный до этого секс был с насильником?"
  Волна гнева захлестнула парня, и он еле удержался что-бы не заскрипеть зубами от отчаяния.
  Но он был осторожен и плавно двигался, стараясь сделать все.. ну романтично пожалуй.
  Кто бы мог подумать, что всего пару минут назад она могла приравняться к спящей принцессе, а уже теперь находилась в одной ванной с тем, кого любила, наверное, более всего в мире. Или это ей казалось от нежданно нахлынувшей страсти? Для девушки это не имело никакого значения, она была всецело поглощена любовным процессом, где-то в глубине души не веря, что смогла таки открыться этому человеку. При чем "открыться" в прямо смысле этого слова.
  Ди шумно выдохнула протяжное и сладостное "Аххх..", чувствуя в своем теле часть Виктора. Она по-кошачьи выгнула спину и, томно прикрыв глаза, прикусила нижнюю губу. Удовольствие можно было назвать божественным, порой девушка не чувствовала своего тела, а лишь связь между ее и Виктором. Постепенно они превращались в нечто единое, и, что говорить, это лишь прибавляло ритма в движения пары.
  - Уммм... .
  вырвался из ее уст очередной вздох. Говорить о чем-либо на данной стадии, наверное, не советовалось, до Ди не выдержала и опустившись к лицу Виктора, ехидно улыбнулась и проговорила:
  - Я не мазохиста. Так что вряд ли получится с наручниками.
  сказала и страстно впилась в губы парня, не давая ему ответить.
  - Не волнуйся, за боль и удовольствие отвечает один участок мозга, а следовательно стать мазохисткой для тебя не так и трудно.
  Слова по частям, в перерыве между страстными поцелуями.
  Дрожь прошедшая по телу, сжатые зубы и... смех.
  - Не обращай внимание, просто реакция на оргазм - усмехнулся парень - кто-то плачет, а кто-то смеется.
  Поцелуй в шею.
  Перевернул девушку, прижав спиной к своей груди. Руки свободно исследователи ее тело, сжимая упругие груди, проникая в скользящие половые губки.
  - Ди, представляешь, когда все это закончится... уедем, обвенчаемся в церкви.
  Ладони замерли на животике Ольги.
  - Будет у нас сын, или дочь. Будет семья и все будет просто прекрасно.
  Смех в ответ на сладостный выдох. Не то, чтобы это удивило девушку, нет. Ей было абсолютно все равно на реакцию оргазма ее любимого человека, просто в данный момент она всего лишь хотела стать с Виктором одним целым, отдаться этому парню целиком и полностью, отдать свою душу и сердце в обмен на божественное удовольствие. Продаться искушению. Достичь небес, умереть и переродиться. Воскреснуть из любовного пепла, словно феникс. Все, чего она хотела - это Виктор.
  В ответ на смех Ди томно выдохнула, пытаясь что-то сказать, но послышалось только сладостное "Ммм..". Не нужно было слов, лишь действия и чувства сейчас связывали пару, находящуюся в ванной.
  После очередного поцелуя ее тело свободно перевернулось на спину, совершенно не сопротивляясь. Признаться, девушка даже не заметила смены положения, находясь на восьмом небе от счастья... или вернее сказать, от оргазма. Душа отделилась от тела и проделала сверхъестественное путешествие на восьмой небесный этаж, затем резко развернулась и через миг вонзилась в тело девушки, словно клинок в чужую плоть. Ди тихо вскрикнула и раскрыла глаза.
  Руки парня остановились на ее животе. Девушка улыбнулась, скользнула спиной вверх и, развернувшись вполоборота, поцеловала Виктора.
  - Значит, ты делаешь мне предложение? Стать твоей женой..
  Последнее предложение было сказано тихо, почти шепотом, и, скорее всего, для самой себя, - для осознания того, что может произойти.
  - Именно Оля, именно. Наверно это очень глупо, предлагать такое девушке которую и неделю не знаешь... Но мне почему то это кажется отличной идеей.
  Или просто вернуть тебя родителям и уйти из твоей жизни. Не знаю пока. С одной стороны я мечтаю быть всегда рядом с тобой, с другой, зачем тебе убийца?
  - Виктор...
  Девушка развернулась к нему лицом, прижавшись своей грудью к груди парня, и пристально посмотрела в его глаза. Сказать, что там был страх, - нет. Но Ди увидела там сомнения. На счет того, что он любит ее, девушка не сомневалась. Сомнения заключались в другом. И это "другое" пугало Олю, заставляя выйти из рая, который был всего пару секунд назад.
  - Я хочу быть с тобой. Убийца ты или нет, с тобой.
  честно проговорила она.
  Пальцы девушки скользнули по лицу парня, преодолевая путь виски-щека-губы и обратно. В ее глазах читался сущий страх о возможной потери любимого человека. Как бы там ни было, но попытки преодолеть его были тщетны.
  - Родителей я тоже хотела бы увидеть, но почему бы это не сделать нам вдвоем? Меня наверняка считают пропавшей без вести... надеюсь, они не успели меня похоронить...
  тихо проговорила Ди, глядя уже куда-то в сторону. Судьба дочери наверняка очень затронула любящие родительские сердца, но всему есть предел, и даже сроку "пропал без вести". Девушка припала головой к груди Виктора, руки застыли на плечах парня.
  - Не оставляй меня. Не смей.....
  - Хорошо-хорошо
  Он гладил девичьи плечи, шею.
  - только не плач, ладно...
  Поедим к ним вместе, так даже интересней. Просто я думал, что... ладно не важно. Ди, все не важно. Я тебя люблю и буду с тобой, пока ты этого хочешь.
  - Неужели ты думаешь, что когда-нибудь я смогу тебя бросить?..
  Девушка подняла голову и посмотрела в глаза Виктору.
  - Не говори больше таких глупостей. Никогда.
  Строго проговорила она, а уже через секунду с чувством поцеловала парня в губы, для удобства немного приподнявшись.
  Ей действительно не нравились подобные разговоры на тему возможного расставания. И Ди никогда бы не могла предположить, что сможет сама уйти от Виктора. Нет, для нее это слишком тяжело. Их скрепляло нечто большее, чем любовные узы.
  Девушка добавила еще один маленький поцелуйчик и перебралась под левый бок парня. Положив голову на плечо, она начала водить пальчиком по груди Виктора, вырисовывая сердечко.
  Вода в ванной стала комнатной температуры, что не совсем устраивало тело Ди. Она послала мысленный зов к крану, который спустя секунду со скрежетом открылся и выпустил поток бурлящей воды.
  - Я согласна быть твоей женой.
  Улыбнувшись краешками губ, сладко проговорила она.
  - Тогда я с удовольствием стану твоим мужем. Предусмотрительно, что мы живем в церкви - он усмехнулся - можем попросить отца Сергея нас благословить. Только тебе придется для этого выйти из ванной, и одеться.
  Последняя фраза была сказана невероятно грустным голосом.
  - Потому можем перенести на завтра, хорошо? Я схожу в ювелирку, куплю кольца. Чтобы все по традиции.
  Он мечтательно закрыл глаза.
  Чуть перевернулся на бок, прижимая девушку к бортику ванной.
  На лице девушки отразилась милая улыбка. Кто бы мог подумать, что подобные решения подобных задач приходит так легко и просто, да еще и в таком месте, как ванная, находящаяся в церкви. Оля никогда бы не смогла и представить, что ей сделают предложение в такой обстановке. Весьма романтично, все же. Не хватает только мелодичной музыки для чувств.
  Ванная постепенно наполнялась, пенка уже давно ушла, и прозрачная теплая вода обволакивала два сплетенных тела. Оля подняла взгляд на Виктора, когда оказалась немного им прижата, и улыбнулась ему. Спина ощутила прохладу ванной поверхности, а затем марафон мурашек. Пальцы девушки скользнули по подбородку парня, после чего последовал поцелуй.
  - Но мы не можем оставаться в ванной вечно.
  проговорила она, едва отдаляясь от губ Виктора.
  - К тому же, дверь не заперта. Сюда может в любой момент войти священник. Или..
  Оля остановилась, подумав: "Какое это имеет сейчас значение?" и жадно впилась в губы Виктора.
  Жадный, полный страсти поцелуй от которого с трудом удалось оторваться.
  - может пойдем в комнату? Можно даже не одеваться. Если по пути замерзнем, то согреться будет не трудно.
  Интересно, а когда именно он влюбился? Когда впервые увидел идущую по улице девушку и захотел сделать своей моделью. Или когда принес ее в церковь, всю в крови, такую беззащитную и невинную.
  С неохотой Виктор вылез из воды, взял лежавшее на стиральной машинке полотенце и обернулся по пояс.
  - Я и наручники ждем в комнате, с нетерпением...
  Он склонился над Ольгой, быстро поцеловал ее губы.
  - Принимай душ и пожалуйста не заставляй нас ждать...
  Собрав по пути свои вещи, ибо оружию валятся на полу негоже, он отправился в комнату.
  Лег на кровать, поигрывая браслетами наручников.
  После ухода Виктора, девушка свободно облокотилась об спинку ванны и мечтательно закрыла глаза. Горячая вода непрерывно набирала ванную, не особо собираясь останавливаться. Ди непринужденно махнула рукой, заставляя кран нервно загреметь и прекратить подачу воды. Тело расслабилось настолько, насколько только могло, и спустя пару секунд от блаженной полу дремы, Оля перенеслась куда-то в мир грез, где были солнце, лес, поляна.
  Немного горячая, но приятная вода щедро обволокла нагое тело девушки, только способствуя нарастающему сну, из которого, к сожалению (или к счастью?), ее вывел стук ветра в окно.
  Девушка нехотя открыла глаза и погрузилась в ванную с головой. Водные процедуры заняли у нее не более семи минут. После чего, Ди накинула халатик и на быструю руку протерла воду, около ванны. Затем забрала свои вещи со стульчика и на цыпочках прокралась к себе в комнату, предварительно осматриваясь по сторонам на посторонних или не очень личностей. Но оказалось, что никого в округе не было, а значит волноваться по поводу разоблачения, тоже не стоило.
  Войдя в комнату, девушка кинула быстрый взгляд на Виктора, забросила вещи на ближайшую полку и предусмотрительно закрыла на ключ комнату:
  - Гости нам не к чему..
  пояснила она, обернувшись в сторону парня.
  Свободно весящий халатик небрежно открывал соблазнительные части тела девушки и казался там совершенно ненужной вещью. Но Ди предоставила право снять его Виктору.
  Подойдя к кровати, девушка по-кошачьи на четвереньках проползла к парню, и остановившись у самого лица, страстно впилась в его губы.
  Щёлкнул замок, девушка по кошачьи проскользнула на кровать, подарив незабываемо долгий поцелуй.
  Виктор страстно целовал девушку, в порыве страсти прокусив ей губу. Соль крови только добавила возбуждения, ладони коснулись верхушки грудей, нежно как что-то хрупкое - сжав.
  Он не спешил снимать халатик, не было нужды торопится.
  - Ты всегда сверху - улыбнувшись сказал парень.
  По долговременности поцелуй мог соперничать с победителями конкурса "Самый долгий поцелуй". Ди не желала отрываться от губ Виктора, даже для того, чтобы просто посмотреть ему в глаза. Прокушенная от страсти губа не остановила горячего напора девушки, и лишь жажде воздуха удалось на короткое время отделить губы девушки от парня.
  Ди на пару миллиметров отстранилась от Виктора, и полу прикрыв глазки, облизнула несколько окровавленные губы. Вкус собственной крови проник во внутрь и возбудил горячую волну страсти, проходящую по всему телу, заставив все органы задрожать.
  Ди наклонилась обратно к Виктору и, не скрывая дикости намерений, впилась в его губы, игриво и в то же время ожесточенно, покусывая их. Затем скользнула поцелуями по шее и ниже.
  В процессе происходящего, руки плавными движениями изучали торс парня, затем перебрались к рукам, дерзко прижав их к кровати. Силенок у девчонки было может быть и маловато, но парень не спешил сопротивляться и Оля уж было подумала, что в роли закованного будет не она, а Виктор.
  Улыбнувшись своей мысли, девушка проскользила руками дальше, пока не наткнулась на стальные наручники. Металл приветливо блеснул, словно бы поддерживая ее мысли, и замер в ожидании приказа. Но Ди не хотела спешить, право на все она отдавала Виктору.
  - А что с наручниками?
  Как бы между прочим, поинтересовалась она и свободно улеглась сверху на парне, прижавшись своим телом к его.
  - А что с ними не так?
  Парень нежно сжал ладонь девушки, поцеловал запястье, стальной браслет радостно клацнул защелкнув девичье запястье.
  "Интересно, а она хотела меня сковать? Вот глупышка".
  Усмехнувшись собственным мыслям, он перевернулся, прижимая девушку своим телом к кровати. Пробел цепочку между прутьев спинки кровати, и осторожно приподняв вторую руку девушки, сковал и ее.
  Было конечно опасение что девушка просто сразу же расстегнет наручники и пропадет вся соль игры, а ему хотелось довести ее желание до максимума, и уже потом разрешить дать волю своим ручкам, а пока пусть лежит и будет просто наблюдать.
  Поцелуи прошлись по шее, язык проводил мокрую дорожку от пульсирующей артерии, до груди. Соски затвердели, и Виктор пытался размягчить их слюной, нежно водя по ним языком.
  Результата он не добился, разве что по телу его возлюбленной прошла дрожь.
  "Он все таки сделал это!" Руки были прикованы к кровати, и немного растянуты в разные стороны. Стальная цепь мелодично гремела в такт движениям девушки. Хоть она и лежала, ее тело жило своей жизнью, предательски вздрагивая от каждого прикосновения и поцелуя Виктора.
  Губы парня опустились ниже, достигнув груди. Он с легкостью мог почувствовать, как внутри девушки с бешеной скоростью колотиться сердце, грозясь вырваться наружу с диким воплем и не вернуться обратно. Ди прикусила губу, потревожив недавний укус. Кровь быстро накопилась и тоненькой струйкой стекла по подбородку, затем по шее и остановилась на пол пути до белоснежной помятой простыни.
  Невероятно, но быть скованной показалось Ди безумно приятным. Она чувствовала, как внутри нее все больше и больше нарастает бесстыдное желание отдаться Виктору, но торопить события не могла. Прекратить это действие она могла в любую секунду, но азарт и желание доставить возлюбленному положенное удовольствие, не давали отдать приказ металлу открыть ее запястья.
  Наверное, если бы она не имела подобной способности, то никогда бы не согласилась на добровольное скрепление наручников. Теперь же девушка чувствовала себя защищенной, что только прибавляло возбуждения от поцелуев Виктора.
  Стальная цепочка вновь загремела, руки напряглись, спина немного выгнулась. Все тело так и говорило: "ну же, давай!", но ласки продолжались, все больше распаляя страстное желание девушки.
  Виктор чуть приподнялся, провел языком по шее, по подбородку, слизывая текущую кровь, наконец губы сомкнулись на источнике крови, целуя губки.
  Руки парня тем временем жили будто своей жизнью, то лаская груди и бедра, то глубоко уходя в лоно.
  Он опустился ниже, целуя животик, такой упругий и мягкий, а после одним резким движением развел ноги девушки в сторону, лаская язычком ее вторую пару губ.
  Долгожданный поцелуй стал для девушки самым желанным и доступным. Наконец, их губы приблизились друг к другу, и Ди впилась в них так яростно и страстно, как только могло ей позволить внутреннее желание и физические силы. Будь ее воля, она бы не останавливалась на одном протяжном поцелуе, но руки и прикосновения Виктора заставляли отдалиться друг от друга, дабы из уст вырвался сладкий стон.
  Руки девушки то и дело, расслаблялись и вновь напрягались, заставляя блестящую цепочку греметь под такт движениям девушки. Ди целеустремленно достигала той стадии, когда хотелось послать к черту все манеры и открыть запястья. Внутренний порыв все больше и больше разжигался. А то, как парень резко раздвинул ее ноги в стороны, только подбросило масло в раскаленную печь внутри девушки. Но нужно было еще подождать, еще чуть-чуть. Нельзя лишать себя такого удовольствия. Нужно дойти до самого конца, когда внутренний жар выйдет из тела девчонки наружу. Еще чуть-чуть.
  Руки напряглись, спина выгнулась дугой, голова откинулась назад, глаза томно прикрылись, а из уст вырвался сладостный стон.
  "Еще... " - всем скопом кричали мысли в сознании девушки, горящие от внутреннего жара. - "Еще!!"
  Если бы Ди могла говорить, то непременно высказала бы свои мысли вслух, но казалось, дар речи пропал, оставив за собой лишь сладостные хриплые выдохи.
  Глаза девушки томно закатились, она выгибалась, Виктор даже удивился ее гибкости.
  Чтож, она завелась достаточно, можно переходить уже от прелюдий к интерлюдиям.
  Ноги девушки развелись еще шире, а Виктор одним резким движением вошёл в нее, с шумом выдохнув, губы возлюбленных вновь сплетались в клубок, кровать била спинкой в стену, складывая звуки ударов в забавный ритм.
  Ди с яростью впилась в губы парня, ожесточенно кусая их от переизбытка горячих чувств внутри своего жаркого тела. Когда Виктор вошел в нее, девушка почувствовала боль - сладкую, мимолетную и в то же время безумно приятную. Боль, которая прокладывала путь к неистовому наслаждению, которое казалось, вот-вот наступит. Ей казалось, что она находилась в двух шагах от оргазма, но, черт побери, он не наставал, словно желая разлить удовольствие влюбленной пары.
  Постель начала поскрипывать и биться спинкой об стенку. На устах Ди появилась безумная улыбка, желающая большего напора. Кто бы мог подумать, что когда-то наивная девчонка в постели превратиться сущей львицей, которая лишь выжидает момента для открытия клетки.
  Внутренний огонь распаливался все больше и больше. Казалось, еще немного, и он вырвется наружу, испепелив все в округе. Но вырывались лишь частые стоны и еще более частые вскрики.
  Правое недавно подстреленное плечо, онемело от напряжения рук, но Ди это мало волновало. Она была полностью во власти Виктора и более всего желала доставить ему удовольствие.
  - Аахх... - вырвался из ее губ стон, пронесшийся по всей комнате и наверняка за ее пределы.
  Ди вновь выгнулась, приподнялась насколько могла к Виктору и страстно поцеловала того в губы.
  Стон только распалил желание, движение все менее плавные, ускорялись, он будто превратился в копье грозящее разорвать девушку пополам.
  Языки словно змеи в брачный период сплетались в узел.
  Минута растянулась на годы, вторая, третья. Счет времени был утерян, когда стоны любовников слились в унисон нарушая тишину церкви.
  "О, Дьявол, велико искушение!"
  Ди больше не могла терпеть. Ей хотело обнять Виктора, впиться ногтями ему в спину, прижать к себе, чувствовать его не только в своем теле, в конце концов!
  Девушка послала мгновенный приказ стали, который буквально выкрикнула в жаре процесса:
  - Давай!
  Все мысли смешались и было практически невозможно разобраться в том, что именно они хотят. Но этого, впрочем, и не нужно было. Основные инстинкты брали свое и приказ, отосланный стали, тут же совершил задуманное.
  Звено с середины цепи брякнуло и разошлось. Руки девушки резко рванулись вперед, словно освобожденные после долгой неволи змеи, и оплели шею парня. Разорванные звенья от переизбытка эмоций и страсти, больно ударили по его спине, и вновь сомкнулись в единую цепь. Тело приподнялось и соединилось с телом Виктора в долгом и жадном поцелуе.
  Девушка совершила толчок вперед, чувствуя как внутри нее огненные ураган доходит до финальной стадии. Остановившись, она прижалась к Виктору всем телом, впилась ногтями ему в спину, прижалась губами к шее и освободила свой внутренний жар. Приглушенный стон пронесся по комнате и застыл в ушах Ди. Миг она ничего перед собой не видела. Ей казалось, что она находится среди темноты, пустоты. Но чувствовала при этом дыхание Виктора, его тело и даже душу. Она знала, что находится в этой темноте не одна. И ощущала при этом райское наслаждение.
  "Даааа!!...." - донесся до нее отголосок ее собственного стона, и девушка вернулась к реальности.
  Мокрые волосы прилипли к девичьему лицу. Она поцеловала парня в уголок губ и, посмотрев тому в глаза, весело засмеялась.
  - Я люблю тебя, Виктор. Люблю!
  Жизнерадостно проговорила она с улыбкой, и вновь поцеловала того в губы.
  Я уже без страсти, просто с любовью и теплотой подарил поцелуй:
  - Я то-же очень сильно люблю тебя! Ольга...
  Клацнули ключи, раскрывая наручники. Он бросил "нежность" на тумбочку, растирал красные следы от браслетов.
  - Надо неприменно повторить этот трюк с наручниками, когда невозможность только усиливает желание - он усмехнулся.
  - Спать будем? Что-то мне спать совсем расхотелось, энергия так и переполняет... эхххх. Что скажешь Ди? Наведем шухеру в городе? Или все же баиньки?
  Только когда наручники сняли с ее рук, девушка почувствовала боль, исходящую от покрасневших запястий. Вот что значит, - быть узником своих чувств. Ди вновь улыбнулась, когда Виктор начал заботливо растирать ее запястья.
  "Может смазать чем-то?" - подумалось ей, но эта мысль быстро испарилась в сознании девушки, которая с самодовольной улыбкой уже говорила:
  - Повторим. Например, в нашу первую брачную ночь.
  У Ди уже нарастал план пленения Виктора и она хотела преподнести это лишь в ту знаменательную ночь, и не мигом ранее.
  Девушка соблазнительно облизнула губы и дерзко усмехнулась. Спать ей тоже не хотелось, гуляния могут подождать, а вот..
  - Как на счет покушать? - предложила она. - Не знаю как ты, а я чертовски голодна.
  Девушка утвердительно кивнула, не давая соперничать с ее желанием и, повалив Виктора на спину, сладко прошлась губами по его шее, скулам, губам, а затем резко отпрянув, соскочила с кровати.
  "Да что ж я, все никак остановиться не могу.. " - с усмешкой лисицы, подумала она.
  Глазки игриво сверкнули, и Ди подошла к шкафу, перебирая остатки своей одежды.
  - На кухне мало что есть. Так что можно выйти на свежий воздух... зайти в какое-нибудь кафе. Или клуб.
  Девушка резко развернулась, представ пред парнем во всей своей обнаженной красоте, и резко закрылась довольно теплым, зеленым облегающим платьем на змейке, висящим на трепеле.
  - Так? - Девушка выжидающе смотрела на Виктора.
  - Конечно, в нашу брачную ночь я тебя свяжу хорошенько, не вывернешься - он подмигнул девушке.
  Специальных узлов вязать она не умеет, а вздумает меня просто связать, распутаться будет не так уж и трудно.
  - Ди, я только сейчас понял что все время хожу в одном и том-же, завтра схожу в магазин, примерю обнову, наверно. Впрочем... мне и так хорошо.
  Джинсы хоть и старенькие, но хорошо сидят. Футболка опять же почти новая, а куртка... ее он никогда и не за что не променяет. Разве что на плащ, длинный плащ из кевлара.
  "Мечты, мечты..."
  "Сбруя" удобно перевязала плечи, и оба пистолета заняли свое место в кобуре.
  Куртка застегнулась, скрывая смертоносную ношу.
  - Не волнуйся Ди, ночь длинная, на поцелуи времени хватит.
  Девушка предельно быстро экипировалась в платье, колготы и длинные сапоги на шнуровке спереди. Помятые вещи, она аккуратно распределила на положенные места в шкафу, и погладить решила их днем. Сейчас ее мысли унеслись в недавний секс, который был первым после той памятной ночи в борделе. Хоть девушка тогда толком ничего и не почувствовала, но этого хватило, дабы она стала бояться сближения с мужчинами.
  "Только не с Виктором..." - улыбнулась Ди, повернувшись к своему возлюбленному. Облокотившись об дверцу шкафа, девушка игриво чуть заметно склонила голову на бок и прикусила нижнюю губу. Глазки засверкали желанием, а уста обнажили хитрую улыбку.
  Она кокетливо наблюдала за Виктором, жадно запоминая каждое его непринужденное движение, и еле сдерживала себя, дабы не напасть на того со страстными поцелуями.
  Коготки секунду поскребли деревянную поверхность, и, угомонившись, отпрянули от шкафа. Ди кошачьей грацией направилась к Виктору. Ладони легли на куртку, поползли вниз, затем вверх. Губы сомкнулись в поцелуе.
  Новый поцелуй.
  "Да когда эта девка уже угомонится? А Виктор? Какая надоедливая."
  Он улыбался, руки нежно легли на женскую шейку, большие пальцы слегка прижали дыхательные пути. Несколько секунд она билась, пыталась вырваться, она по рыбьи хватала ртом воздух.
  А потом просто обмякла. Минуту он еще сжимал ее шею, пока не понял окончательно, что девушка мертва.
  Через секунду он был уже во дворе церкви.
  "- Что ты наделал? Идиот, идиот..." - укоряло подсознание.
  Он вернулся в комнату, подошел к лежащему телу.
  Проверил пульс, уже не на что не надеясь.
  А после схватился за горло, он сам задыхался.
  
  Наверное поцелуй слегка затянулся ибо Виктор отпрянув от нежных и столь желанных губ Ольги, взглянул ей в глаза, с шумом вдыхая воздух.
  "Что только что произошло? Черт... кажется, я теряю связь с реальностью."
  Все желание моментально пропало.
  Снова то видение, лежащей на полу Ди, и холодный пот заструился по спине.
  "- Нет, нет, нет. Я этого просто не мог сделать. Это сон, я просто отключился..."
  Он попытался улыбнутся:
  - Ди... пойдем? - голос предательски дрогнул.
  
  
  
  "Реконструкция"
  Том 2
  Арка 3
  Глава 2
  
  Что-то пошло не так... Сначала поцелуй был приятен, даже очень. Но потом Виктор отпрянул от девушки, словно ошпаренный. В его глазах был страх. Ди могла поклясться, что увидела это в его как ей помнилось - зеленых глазах.
  Допытываться до чувств возлюбленного, она не решилась. Момент прервался, желание целовать сменилось диким желанием подышать свежим воздухом и что-то съесть. Голод напомнил о себе нервным урчанием в желудке, который словно гром разнесся в томительную минуту молчания.
  Ди немного смутилась такому ярому проявлению своего естественного голода, но ничего поделать не могла, кроме как, взяв с тремпеля фиолетовый плащ и берет, произнести:
  - Пойдем.
  Влажные волосы приобрели кудрявую форму и дабы не навлечь на хозяйку простуду, были заботливо спрятаны под синим беретом. Прежде чем выйти из комнаты, девушка покопалась в кармане безрукавки, и выудив оттуда добрую жменю пуль, переложила их в карман плаща. Теперь, когда у нее появилась и начала развиваться способность, девушка чувствовала себя спокойней, когда рядом есть хоть какой-то металл. Он успокаивал ее и охранял, постепенно становясь с девчонкой одним целым. Еще немного, и он станет для нее сущим наркотиком.
  Ди отмахнулась от навязчивых мыслей и открыв дверь комнаты, вышла наружу. Закрывать дверь и не подумала - ничего ценного в комнате все равно не было.
  Ди прошлась по коридору, постукивая небольшим каблуком сапог, и остановившись у алтаря, перекрестилась. Зачем? Она не знала, просто так нужно было, так подсказывало сердце.
  Обернувшись, девушка улыбнулась, глядя в глаза Виктора. Ей захотелось спросить у него про мимолетный и едва заметный испуг, но она передумала. Видимо, парень нуждался в ответах больше, чем она. Так что расспросы можно отложить на потом.
  Он осторожно взял ладонь девушки, слегка сжал.
  Может это просто помешательство, легкий психоз.
  А может его чертово альтер-эго решило поиграть.
  - "Угу, конечно. Щас... Не сдамся сволочь, с Крис вышла случайность... и вообще! Почему я ее убил??? Я нашел тело и все, глюки половил, но это от переизбытка чувств. И все. И все! И все!!!" - убеждал себя парень.
  Продолжай читать свою мантру, может и подействует - резкий незнакомый голос вывел из ступора, Виктор обернулся, на него смотрело отражение из огромного зеркала у стены. Разве что взгляд у двойника был невероятно холодным.
   - Красивая девочка да? Ты ведь получил что хотел? Трахнул эту красавицу, а она так стонала, мне аж завидно стало... Но я свое наверстаю, ни каких больше Крис не будет и в помине. Быстрый удар в сердце, и все... даже не интересно. Ну совсем! Она разок вскрикнула, разок дернулась. А эта, милое дитя... большие планы на нее, не думай что убью сразу, и даже ничего плохого не сделаю ей, поначалу. Только оттянусь за все те годы что уныло смотрел, как ты резал миловидных дамочек не друживших с законом, парочка была из них аппетитна, в сексуальном плане разумеется, но ты....
  Виктор выхватил глок и выстрелом разбил зеркало в дребезги. Он медленно убрал оружие в кобуру, занятый своими мыслями.
  Звон разбитого стекла, упавшая на пол гильза... больше никаких звуков, глушитель хорошо справился со своей задачей, правда на душе Виктор стало тоскливо, хотелось грома, что-бы вся комната тряслась, что-бы руку парализовало от отдачи, что-бы мысли были об этом, а не о словах "отражения".
  Приглушенный выстрел все еще остался стоять в ушах Ди. Она не могла понять, что происходит и зачем это Виктору вдруг пришлось стрелять. Да и стрелял ли он вообще?! Может быть, это все ее изощренная фантазия нарисовала в процессе ожидания парня и размышления о том, от чего у него вдруг так неожиданно поменялось настроение. Все было более чем прекрасно, пока они не собрались выходить на улицу. "Что происходит?" - этот вопрос застыл в сознании Ди, не особо торопясь куда-то испаряться. Девушка отчаянно пыталась найти любое оправдание поступкам возлюбленного, но ничего кроме как собственной вины в этом не находила.
  Где-то в уголке ее истощенного сознания начала пульсировать мысль, все больше и больше привлекая к себе внимание и заставляя задуматься над тем, права ли она: "Это из-за меня. Может быть я его... неудовлетворила".
  Ди покраснела гуще самого спелого помидора и, выйдя на улицу, тяжело выдохнула. Маленькое облачко сформировалось чуть дальше ее уст, и спустя секунду, рассеялось. Прохладный воздух остро щепал щеки, словно зимний мороз. Девушка приподняла воротник плаща, закрыв от ветра шею, и неуверенно глянула на Виктора. Он казался очень встревоженным. Спрашивать его о своем предположении Ди забоялась. По большей части оттого, что может услышать совершенно неприятную правду, а может быть и какую-то другую причину, которая совершенно не связана с недавним сексом.
  От волнения Ди прикусила нижнюю губу. Кровь накопилась на краю губы и слетела на подбородок. Чертыхнувшись, девушка стерла ее одним резким движением. Ее все больше и больше начинала раздражать молчаливость Виктора. Он вновь отдалялся от нее, уходя куда-то в дебри своих мыслей. Возможно, ему это сейчас более всего требовалось. Но Оля, как и любая уважающая себя девушка, рискнула и полезла напролом:
  - В чем дело, Виктор? Ты уже несколько минут ничего не говоришь. Что-то не так? Это из-за меня? - она взволновано посмотрела ему в глаза, с явным страхом ожидая ответа.
  - "Может не стоило? Привлек девушку, к вниманию своего альтер-эго. Как его убрать то? Либо психушка, либо пуля в лоб. Первый вариант не гарантированный, а второй неприятный. Так было и с Крис, хотя к ней не было чувств, любовных. Это был просто друг, весьма своеобразный и подчас хуже врага, но друг. И убил ее, убил когда она уходила. Пыталась меня бросить. Я спал, она усыпила меня, мое второе я проснулось и не дало ей уйти. Почему именно тогда, а если оно и раньше захватывало мое тело? Сотня трупов в сознании оставил, еще сотню в безсознании.
  Но тогда Тревис мог знать об этом, иначе к чему эти проверки. Неужто он хотел заменить меня на моего "темного" близнеца? Или наоборот, дать успокоится, напиться так сказать крови. И если бы девушку не убила Ди..."
  Которая в этот момент заговорила, но Виктор даже не повернулся на ее голос. Стоя чуть в сторонке и смотря будто сквозь нее.
  -" Я бы действительно заставил ее пожалеть о своих деяниях, и те бедные девочки даже после смерти выглядели бы намного лучше чем то месиво что я оставил от нее. Этот город както странно на меня влияет, я же и помыслить не мог чтобы пытать человека, хочешь убить убей, но зачем же мучить? И раньше это была рутина, работа, а сейчас. Как все сложно. Или это Ди так влияет на меня?"
  Он достал платок, и вытер кровь с ее губ:
  - Не кусай, будут долго заживать. - он улыбнулся.
  Мысль что они не заказ выполняли, а участвовали в чьем-то шоу, все не покидала мысли парня:
  - Ди... подумай, полный набор ножей с явными уликами, фотографии жертв, небылица про похищенную. Его ведь либо брали на том складе, либо нет. Но место проверили бы обязательно, и ящики тоже. Его сообщницу оставили там специально, что бы я нашел ее. Понимаешь Оль? Это было подстроено заранее, все лежало на поверхности, мы пришли, в раз вычислили истинную виновницу и зачистили обоих. А страховщики сидели в тачке и вполне могли вести запись допроса. Либо это компромат на каждого чистильщика собирают, но в моем случае это бесполезно, я сам придя в город сдался властям, и про меня давно и все известно. Нет нужды, либо это была и вправду проверка, на сообразительность, либо на жестокость. Смогу, не смогу. И это был бы отличный вариант... Либо третий и самый не радужный. Едва я вытащил тебя из театра, появился Тревис. Буквально пол часа и он у нас дома, видел тебя. Мог либо понадеется что ты останешься одна... впрочем нет, пришел пока ты слаба с группой спецназа и убил меня прямо в церкви. Нужно было ждать, пока ты освоишься и пока начнёшь убивать... Работает ли он на МОРРПГ? И не двойной ли это агент, или я просто накручиваю себя и выдумываю байки и теории заговора... Одно точно Ди, эта история нам еще аукнется, если запись велась или ты просто показалась достойной мишенью, все может произойти неожиданно, нас могут попытаться убить. Возможно тебя захотят сохранить живой.
  Размышления Виктора заставили девушку лишний раз упрекнуть себя за такую беспричинную неуверенность. Она выслушала его речь, не перебивая и в то же время, перебирая варианты у себя в голове, заставив мозг поработать в немного другой сфере. Сыщиком Ди никогда себя не считала, детективом или прокурором тоже. Потому ее мысли были в некотором плане расплывчатые от слишком быстрого потока информации, и довольно часто противоречили с самими собой.
  Девушка нахмурилась и отвела взгляд в сторону. Если уж и верить всему, что сказал Виктор, и в произошедшем за пару дней может таиться какой-то заговор или проверка, то сама перспектива оказаться у агентов МОРРПГ на крючке не внушала ей ни радости, ни восторга. А то, что ее видели в новом обличии, наверное, половина города, делает девчонку легкой добычей. Все равно найдется какой-нибудь добродушный человек. соизволивший сообщить, где обитает такая скромная фигура, как Ди.
  Оля нахмурилась еще сильнее. Если ее заберут живой (а живой она просто так не дастся!), то наверняка начнут проводить какие-то изощренные опыты на ее бренном теле, дабы узнать, где кроется источник ее способности.
  "Вот уж нет!!" - грозно прищурилась она, пораженная молниеносной мыслью. - "Да пусть хоть полк на меня шлют! Все равно не дамся! И плевать, что там будут простые люди, у которых есть свои семьи! Нефиг лезть в мою семью, в самом деле.. Размечтались, трави ненасытные.. Пусть только начнут, я им покажу!"
  Ди с вызовом смотрела куда-то на кусты, словно там находился тот самый полк пресловутых солдат. На устах появилась злобная усмешка. По всей видимости, она была готова принять бой хоть здесь и сейчас. Но, как назло, из кустов никто не выезжал на танках или бронированных машинах. Девушка продолжала сверлить несчастные кусты взглядом, до тех пор, пока оттуда не выпрыгнула черная кошка.
  - Ой! - Оля, только что воинственно ждущая боя, вздрогнула от неожиданности и покосилась на виновницу своего внезапного испуга. - Чтоб тебя...
  "Ты испугалась какой-то кошки, а еще собралась бороться против войска солдат. Где же стальные нервы и выдержка? Чему тебя учили в школе? Чтению, письму, пению, английскому."
  Ди поникла плечами, опустив голову.
  "Тоже мне, воин, блин..."
  Тоска и печаль быстро заполнили пустоту в душе, заставляя еще более пригорюниться. Ди подняла голову и посмотрела правде в глаза,.. вернее, кошке в глаза:
  "Какой из меня воин? Толком ничего не умею... Даже силу свою не знаю полностью, как положено. "
  Кошка-Правда громко мяукнула:
  "Так научись!"
  Оля хмыкнула, мысленно согласившись с ней, и перевела взгляд на Виктора.
  - В таком случае, не будем попадаться им на глаза.
  сказала и улыбнулась беззаботной улыбкой, хоть в душе все еще остались опасения по поводу возможной опасности.
  - Ну и отлично. - он улыбнулся - так или иначе с Тревисом будет серьёзный разговор на эту тему. Вытрясем из него информацию про бордель, и дальше будем думать. Не знаю, еще слишком сложно увязать все детали в одну цепочку, и я явно что-то пропускаю мимо глаз. Ладно, Ди куда мы направляемся?
  "Куда направляемся?"
  Ди напрягла мозг, чтобы достойно выйти из ситуации. Кушать хотелось зверски, и банальное урчание в животе с каждой минутой давало о себе знать, все настойчивей и настойчивей повторяя одно и тоже: "ееессть!!". Девушка заметно смутилась. Ночь была в самом своей темном разгаре, все достойные и недостойные кафешки с не менее достойным меню уже давно были закрыты на надежный замок, и, естественно, пробираться к холодильнику кафе "Белая роза" Ди не собиралась, хоть идея и была заманчивой.
  Девушка едва покачала головой: "И о чем я думаю? Грабеж еды из кафе - это слишком. Проклятый голод сводит меня с ума!".
  Ди оглянулась, неуверенно покосившись на те самые кусты, из которых таким удачным образом выпрыгнула кошка, и не нашла ответа достойнее, чем:
  - В клуб.
  Плавно пожав плечами, она продолжила:
  - Время позднее... все приличные заведения закрыты. Да и есть у меня там незаконченные дела. Ты ведь не против?
  Сказала и улыбнулась своей непринужденной улыбкой.
  - Ясно что в клуб, какой из них? Или ты предлагаешь на твою работу заглянуть, нет я понимаю что тебе на седня трупов не хватает и хочешь еще поглядеть. Их там много, с горкой валяется... впрочем любой каприз для тебя, в клуб так в клуб.
  Он усмехнулся.
  Ди усмехнулась.
  - Виктор, дорогой, горка трупов были там вчера днем. А сегодня уже начало нового дня.
  Она приблизилась к парню и, положив руки на плечи, скользнула ими вверх.
  - Не думаю, что начальница оставила бы те несчастные трупы гнить в теплом холле, наверняка их уже перетащили в более подходящее место. Поверь, у нас такое не в первый раз, и каждый работник в клубе знает, что и как делать в подобном случае.
  Пальцы ласково прошлись по лицу.
  - Мне нужно уволиться оттуда. Я не хочу навлекать на них беду.
  Девушка помрачнела и убрала руки в карманы.
  Хоть многое совершенно не зависело от того, уволится она или нет, но Ди было как-то спокойней от того, что она разорвет свои обязанности по отношению к клубу и не будет подводить ожидающих ее сотрудников.
  "Черт, это уже середина моей смены..."
  Девушка подняла взгляд на Виктора и без лишних слов, взяв его за руку, повела в сторону клуба.
  - Увольняться? Я бы не советовал. Если за тобой придут, то чем больше щитов будет в округе, тем лучше. Конечно это только твое решение, но лично я поставлю в нашей комнате растяжку, да и еще парочку по коридору, чтобы не сунулся никто куда не следует. Есть конечно возможность что подорвется священник, или та белокурая маньячка с кроликом. Впрочем во втором случае это даже здорово будет. А вот с трупами, могли ведь и персонал перебить, мы ведь не в курсе кто кого там грохнул. Так что тела все еще там гнить могут.
  Он замолчал - Ди, я ведь сейчас не как спятивший убийца говорю?
  - Ты серьезен. - хмуро отозвалась она на вопрос про сравнение со "спятившим убийцей".
  Девушка заметно пригорюнилась. Виктор был серьезен, как никогда. Ей еще не удавалось видеть парня столь озабоченным по поводу происходящего. И хоть его тревогу нельзя было назвать ложной, Ди как и всякая уважающая себя девушка, безумно хотела отвлечься от всех этих невзгод и поговорить о чем-то другом. Казалось бы, только тему задай, но Оля понимала, что Виктору нужно принять ответственное решение и не спешила его отвлекать от размышлений. К тому же, было довольно интересно наблюдать за ходом его мыслей.
  Сделав еще пару шагов, Ди кинула на обожаемого мужчину хитрый взгляд и непринужденно проговорила:
  - И, кстати, ты прав, кровь теперь мне не противна. Для меня она всего лишь серая жидкость и не более.
  Наверное, это было к лучшему. Теперь она не будет страдать от бессонницы после увиденного обезглавленного или разорванного трупа в каком-нибудь темном переулке. Отныне, ей было глубоко наплевать на всё кровавое извращение, которое совершали убийцы, насильники, маньяки. Глубоко и искренне наплевать. Хоть от этого и не уходила доля отвращения, но человек быстро привыкает жить в серых тонах.
  Ди подумала про ловушки, которые хотел поставить Виктор. Сердце сжалось от боли - нет, она не переживет смерть священника - первого, кто ее приютил, - просто не сможет. Говорить об этом, с задержкой на пять минут, девушка не стала. Она еще обязательно вернется к этому разговору, но не втянет священника в эту опасную игру, никогда.
  - Серьёзно Ди, еще как серьёзно. Может нам переехать? Или хотя-бы Сергея ввести в курс дела. Что-бы не ходил куда не надо, я поставлю пару осколочных в коридоре, он узкий, там что если кто цепанет растяжку, умрёт он даже не поняв этого, порвет в клочья. А в комнату наступательную, у нее радиус мал, так-что кто знает, может и допросить гостя сможем. Если выживет.
  Виктор улыбнулся, преобнял девушку:
  - Странный город Ди, с волками жить... Я всегда путешествуя по странам и городам, всегда селился рядом с людьми. Ясно что рядом с логовом не охотятся, и мои ареалы были в довольно бедных кварталах. От которых я был далек. Но не это главное, я жил по соседству с обычными и нормальными, относительно конечно людьми.
  Он усмехнулся:
  - Ди, ты не поверишь если скажу. Месяц назад я подстрелил охранника, одного местного Кулибина. Он всякие эксперименты проводил. Дак вот я ранил его и вырубил. Рана была на руке, он оружие сжимал пока пулю не словил. И я... даже смешно говорить, перевязал ему рану. Позже правда одна из переделанных девушек выткнула ему глаза карандашами... Но это было потом и не имеет к делу отношения. Представь Ди, разве я сейчас могу помочь кому-либо? Постороннему, особенно врагу. Глупости... Гребаный город, он меняет людей.
  Ди уткнулась боком в плечо Виктора. Задумчивый взгляд синих шариков скользнул по темноте улицы, различая там лишь яркие, но бесцветные в глазах девушки, вывески различных заведений.
  - Ты прав, меняет.
  За долгие месяцы пребывания в этом проклятом городе, девушка успела прочувствовать множество изменений в своем характере, а теперь уже и в теле. После операции у нее все никак не могла пройти боль внутри тела. Чувствовалось что-то новое и совершенно неприятное, но Ди знала, что именно это "что-то" позволяет ей управлять металлом. Да и новые глаза совершили переворот в жизни девушки. Мало того, что они теперь не различали цвета, так еще и Оля могла даже не чувствовать, а видеть металл, находящийся пусть даже в соседней комнате. Только это "видение" было слишком расплывчатым, так что толком уловить его девчонке все еще никак не удавалось. Об этом она еще никому не рассказывала, решив сначала окончательно разобраться в своей способности, и уже потом, если нужно, рассказать Виктору. Впрочем, разве это должно сейчас занимать ее голову?
  Ди легонько махнула головой, и, повернувшись лицом к парню, тихо проговорила:
  - Даже не знаю, что лучше: остаться в церкви, подвергая опасности священника, или переехать на квартиру? - в глазах проскользнул страх. - Не думаю, что священника спасет наш переезд. Эти агенты... или как там их ... я не знаю, как они будут действовать: идти тихо по следам, или громко с жертвами?
  Девушка остановилась и серьезно посмотрела парню в глаза.
  - Виктор, если они найдут нас, что будем делать? Мы ведь не можем все время убегать.
  - Тогда у нас будет только два выхода.
  Виктор не стал объяснять, что именно за выходы, Ольга и так должна понимать. Они смогут либо бороться и убегать, либо сдаться и умереть.
  - Ди, не накручивай себя раньше времени, это просто теория. Возможно, никто тебя и не ищет. Из МОРРПГ, просто такой вариант нужно тоже иметь ввиду, мне повезло что театралы не успели перевести тебя. Если конечно они планировали это сделать. Странная ситуация... ладно, в первую очередь нужно делать вид что ничего не происходит. Все отлично, все здорово. В случае с той парочкой ситуация была в общем то патовая, не выполни я задание разорвали бы контракт, а это означает лишние проблемы и отсутствие поддержки. Мой единственный высокопоставленный друг в МОРРПГ, полковник Браун ныне не у дел. Да и врят-ли он стал бы нам помогать, я... - Виктор осекся, было трудно признаться в этом - я убил его дочь.
  Несколько секунд молчания:
  - Продолжаем поддерживать видимость, что все прекрасно. Получаем информацию о борделе, зачищаем там все, и уходим из города. Как и планировали.
  
  - А как же свадьба? - весело проговорила она.
  Всю серьезность, как водой смыло. Перед Виктором вновь стояла та беззаботная девчонка, которую он встретил в весьма нестандартной ситуации. Кто-то знакомиться в клубе, кафе, ресторане, метро, а кто-то совершенно случайно спасает девушку от какого-то неудачного маньяка, и несет ее малоподвижное тело в церковь. Да, наверное именно такая необычная ситуация знакомства и повлияла на их дальнейшую дружбу, а затем и любовь. Или Ди была влюблена в него еще при первом взгляде? Кто знает, кто знает...
  Девушка все еще никак не могла поверить в то, что она скоро станет женой этого замечательного парня. И произойдет это очень-очень скоро. По спине весело пробежали мурашки, в ушах ветер запел свадебную мелодию, под которую невеста выходит к своему избраннику, на устах отразилась мечтательная улыбка. Кто бы мог подумать, что когда-то она совершенно не задумывалась о свадьбе, как о возможном мероприятии вообще. Ее это никогда не волновало, и за любовью она никогда не бегала. Обычно было наоборот - бегали за ней, но не долго. Кого устроит такая переменчивая особь, как Ди? Впрочем, девушка не заморачивала себе голову по этому поводу, ибо вся жизнь у нее впереди, и избранник сам по себе найдется. Кто бы мог подумать, что Оля окажется настолько права в своих размышлениях. Её нашли и все было просто замечательно. Экстримально-замечательно.
  Ди постаралась отбросить мысли по поводу возможной слежки за своей скромной персоной и ушла далеко в размышления про ближайшую свадьбу. Только так она могла успокоиться и наполнить свою душу безграничной радостью.
  - Проведем церемонию вечером, да? - широко улыбнулась она, повиснув на шее у Виктора. Губы легонько коснулись его щеки. - Не хочу откладывать это радостное событие.
  - Хорошо. Так и поступим.
  Если быть откровенным, то Виктору свадьба была не важна. Девушка которую он любит будет с ним, не важно будут они обручены либо нет. Ди наверняка это понимала, но все девушки хотят попасть под венец. Так, по крайней мере он думал.
  "Не будем лишать девушку удовольствия, если хочет свадьбу, пусть будет свадьба... в конце-концов пару минут послушать священника меня не сильно затруднит"
  Он улыбнулся, взял теплую руку Ольги.
  - Ди я начинаю замерзать, решайся мы идем в клуб, либо возвращаемся в церковь.
  Ди вспомнила про голод и холод. Она смущенно улыбнулась, виновато отведя взгляд и непринужденным тоном проговорила:
  - Сначала в клуб. Потом в церковь.
  Времени медлить уже не было, девушка уверенно шагнула вперед, держа Виктора за руку. Серое зрение мало что различало в темноте улиц, и только лишь благодаря ярким вывескам девушка могла хоть как-то ориентироваться в местности. Три месяца жизни в Страхграде быстро обучили ее ориентироваться в пространстве, так что она знала западный квартал, как свои пять пальцев; а вот с остальными частями города было чуть хуже. Спросить дорогу у "доброго" люда весьма рискованно для своего здоровья: они могут мило улыбнуться и предложить проводить короткой дорогой, завести куда-то в подворотню и тихо отправить к праотцам. Потому девушка никого, кроме священника и еще пары избранных лиц не спрашивала ни о чем. Да и заводить знакомства на улицах чревато последствиями.
  Девушка еще раз удивилась, как ей удалось выжить на этих темных улицах так долго. Теперь то дело обстоит легче - у нее появилась способность управлять металлом и, так как это самое популярное ныне оружие, ей могли грозить разве что резиновые дубинки или биты, что, впрочем, тоже довольно часто встречалось в городе Страха.
  Ди поморщилась от мысли, смешанной с холодным ветром, и ускорила шаги. Виктор шел рядом, и девушка даже не старалась заводить очередной бессмысленный разговор, дабы как-то разрядить обстановку. Он шел рядом, и этого теперь уже было достаточно.
  Ди улыбнулась и, остановившись у ночного заведения, подняла голову вверх. Вывеска, горевшая как-то ярче, чем остальные, поприветствовала ее частым миганием. Ночной клуб "От заката до рассвета" был открыт для посетителей.
  Девушка уверенно шагнула вперед, завлекая за собой Виктора.
  "Может зря я завел разговор, девушка считала что все отлично, пусть так и было...". Но в душе Виктор был уверен, своими мыслями нужно поделится, даже если это выдуманные опасности подкреплённые лишь его воображением.
  На душе парня было смутное ощущение опасности, и... ну безысходности что-ли. Он будто ощущал как вокруг сжимается кольцо опасности, и не мог ничего поделать.
  - Пойдем Ольга, ты наверное весь день не ела, нужно это исправить - он улыбнулся, он и сам хотел есть ужасно, вот только беспризорная жизнь внесла свои коррективы в выживание. Пару дней голодным он мог и побегать, не сказать что это был повод для гордости, просто один из козырей в рукаве.
  Он восхищался Ольгой, ее желанием выжить и тем как она это делала. В городе полным злобы - она сохранила душу.
  
  Признаться, Ди зашла в свой дражайший клуб с неким страхом в глубине души. Она боялась, что окажется не права по поводу расторопности своих сотрудников по работе, но спустя всего долю секунды, девушка мысленно вознесла хвалу небесам за то, что холл был чист, как новенький, и никаких следов недавнего побоища там не осталось. Разве что одинокие пятна растертой крови на обоях. Но они были мало заметны, и казались даже частью местного дизайна. Девушка усмехнулась и самодовольно посмотрела на Виктора.
  "1:0 в мою пользу, хехе."
  Хотела уж было сказать она, но передумала. К чему тут вести счета, в любом случае, Виктор рано или поздно победит в этих бессмысленных соревнованиях, а значит, давать им начало не к чему. Но небольшой победе все же удалось поднять настроение девчонке. Все еще продолжая держать Виктора за руку, девушка повела его в шумеющий музыкой зал. Двери распахнулись, и уши тут же заложило от гремевшей клубной музыки. Темнота и мелькающие разноцветные лучи, дым от сигарет и толпы танцующих людей - вот она, ночная жизнь. Казалось бы, Оля тут не была всего один день, но черт побери, за этот небольшой срок она уже успела отвыкнуть от своей прошлой жизни, и теперь ее уши и остальные органы чувств переживали все по-новому.
  Придя в себя после небольшого замешательства, девушка уверенно начала пробираться к барной стойке, за которой все с той же ловкостью орудовал ее неизменный приятель. Но, как только она к нему подошла вся в радужной улыбке и с не менее радужными намерениями, он отчего-то сдал назад, при чем не просто на шаг, а на целых три, широких шага, спиной столкнувшись с полкой, на которой в безмерном количестве стояла выпивка разных сортов, на разный вкус. Бутылка, которую он так увлеченно и мастерски крутил в руках, подкинулась вверх, проделала сложнейшей техники пируэт и была поспешно словлена руками бармена, причем словлена совершено не изящным образом. Наверное, вмешательство скромной персоны Ди, повлияло таки на его безупречную технику, и повлияла в худшем направлении.
  Девушки, находящиеся рядом, едва скрыли ехидные смешки, разочаровавшись в технике парня. Оля же тем временем, огорченно осознала, что ее новый облик неблагоприятно влияет на окружающих людей. Но, не отчаиваясь, Ди ловко забралась на стулку, которую сразу после "поражения" бармена освободила очередная красотка клуба, и, расстегнув плащ, уставилась на того с тем же удивлением, что и он на нее.
  - Привет, приятель! Что смотришь, как на призрака? - усмехнулась она, поманив его пальчиком.
  Тот недоверчиво приблизился и проговорил:
  - Тьфу, Ди. Станешь на тебя так смотреть. Ты что, имидж поменяла? Опаздываешь ты, опаздываешь. Тут такое вечером произошло, такое только в книгах и писать!
  Девушка горько усмехнулась.
  - Да уж, видела я это. Трупы в холле, угу? Не воодушевляет.
  Тот в свою очередь равнодушно пожал плечами, и кинул запоздалый взгляд на Виктора. Тем временем, девушка решила не медлить и вновь обратила его внимание на себя:
  - Слушай, я взяла себе больничный. Босс тут?
  - Тут-то. Где ж ей еще быть? Но я бы на твоем месте, туда не ходил. Ей хорошенько досталось в процессе драки. До сих пор из кабинета не выходит. А все виновники, чтоб их, смылись...
  Ди разочаровано вздохнула и повернувшись на стульчике к Виктору, обвела взглядом помещение и не найдя ни одного свободного столика, взяла его за руку и, бросив бармену на прощание пару слов, пошла на второй этаж. Светомузыка ударила в глаза. Лавируя между танцующим народом, Оля пробралась к одной из комнат для VIP-персон. Невозмутимо зашла туда вместе с Виктором и осмотрелась. Небольшая комнатка с парой диванов и одиноким столиком, выполненная черно-красных тонах не внушала оптимизма, но это лучше, чем торчать громыхающем музыкой зале. Ди повернулась к Виктору и, чмокнув его в губы, сказала: "Скоро вернусь".
  Выйдя из комнаты, она двинулась в сторону кухни. Там, как всегда кипела работа, и заприметив в своей рабочей зоне "не свою", ей посоветовали убраться, пока охранников не вызвали. Но спустя пару секунд, Олю признали, как "свою" и вновь начались расспросы по поводу ее внешнего облика. Но если у бармена это было мимолетный интерес, то у поварих и их доблестных помощников, это превратилось в настоящий допрос. Отделавшись ссылкой на новые купленные линзы, "вот имидж захотелось сменить", и "да нет, они не жмут и не чешутся, да что вы говорите, это ведь всего лишь линзы!" ее, наконец, допустили к холодильнику. С поварами Ди всегда ладила и довольно часто помогала в некоторых мелочных просьбах, так что они с раскрытыми объятьями встретили свою дорогую Олечку и были готовы снабдить ее едой с ног до головы. Воспользовавшись столь добродушным моментом, Ди набрала себе на поднос столько, сколько могла унести и, поблагодарив друзей, вышла из кухни. Стараясь не попадаться на глаза своим знакомым, она довольно удачно пробралась к Виктору в VIP-комнату.
  Удивительно, но Ди доставила всю еду в целости и сохранности. Поднос с шумом погрузился на столик, и девушка оценивающим взглядом прошлась по содержимому: большая пицца с курицей и грибами; излюбленный и простой салат оливье, аккуратно разложенный на две тарелочки; два десерта - три шарика мороженого с фруктами и сиропом; и громоздкая упаковка ананасового сока. Ди остановила свой скептический взгляд на соке и проговорила:
  - Я алкоголь не пью, поэтому вот... Но если ты хочешь там, вина или еще чего-нибудь, могу принести.
  сказала и выжидающе уставилась на Виктора.
  - Радует, что воя начальница в порядке. Мне то все равно, но ты держишься за эту работу. - сказал парень переводя взгляд на еду.
  Сам Виктор постоянно странствовал, а если вернее сказать шатался по миру не находя пристанище. Он и в этом городе не надолго задержится, разве что теперь, путешествующих будет двое... Сперва к ее родителям, чуть позже на родину. Дальше, как повезет.
  Пальцы пробарабанили по столу ритм играющей на танцполе мелодии. То что Ольга приготовила на двоих, не сильно торопило. Он не так голоден, а ей нужны силы. Он помнил свой марш-бросок по лесу, когда он был перекачан анестетиками. После этого он спал два дня и ел за семерых. Он понимал, что такое влияние сильных наркотиков на организм, но как секс природный наркотик, так и для каждого человека он свой, для него это стрельба, а для Ольги ее фокусы с новой способностью. Виктор знал по себе, нашпиговав свинцом чье-нибудь тело, очень хотелось есть. Вопрос о вине поставил в тупик, с одной стороны напиваться не хотелось, а с другой:
  - Да Ди, пожалуй... если тебя не сильно затруднит принеси томатный сок и водку, ну и столовый нож.
  Оказавшись в клубе, девчонка неосознанно одела на себя маску официантки - быстрой, изворотливой и ловкой. Она вновь оказалась в родной стихии (казалось бы, несколько месяцев работы, но все же...) и беспрекословно исполнила просьбу Виктора, хоть втайне ругала себя за то, что предложила принести напиток - есть хотелось ужасно, и единственное, что сдерживало ее порывы - это своеобразный долг перед парнем. Она кивнула и вышла из комнатки, вновь окунувшись в океан музыки. Диджей, заводящий толпу своими ремиксами, поднял руку вверх, словно оратор, призывающий простой люд к тишине, и резко переключил музыку на еще более зажигательную. К Ди подскочил какой-то самоуверенный тип, но спустя секунду с таким же рвением отскочил обратно, при взгляде на синие шарики, которые, естественно, не казались такими соблазнительными, чтобы заводить с их обладателем даже самый непринужденный флирт.
  Девушка удивленно покосилась в сторону отпрыгнувшего в толпу парня и мысленно пожав плечами, совершила второй поход на прибыльную кухню. Ее встретили там не менее приветливо и почему-то ни капли не удивившись запросам, снабдили всем, чем надо. Девушка показалось, что они слишком добры к ее скромной персоне, и она положила на стол всю сумму денег, что у нее имелось при себе. Сумма была небольшая, едва могла оплатить половину унесенного с кухни, но это было хоть что-то. Ди совершенно не волновалась по поводу денег, на крайний случай у нее имелся загажник в церкви, да такой, что фиг кто найдет!
  В очередной раз поблагодарив их с такой благодетельной раздачей пищи, Ди вышла из кухни и поспешила к Виктору.
  - Есть же в мире добрые люди.
  С этими словами она погрузила на стол упаковку томатного сока, бутылку водки, одну стопу, два бокала и один нож.
  Обведя полное содержание стола критическим взглядом, Ди удовлетворительно кивнула и расслабленно плюхнулась на диван.
  - Приятного аппетита.
  Только и проговорила она, прежде чем освободить свое голодное чудовище наружу.
  Ди совершенно не церемонилась перед Виктором, по крайней мере до тех пор, пока не уморила таки червячка-проглота в воплощении неугомонного желудка. К тому времени, как ее руки дошли до холодного десерта, половина пиццы и обожаемый салат были надежно упрятаны в не менее надежном месте.
  Откинувшись на спинку дивана, девушка лениво отпила ананасового сока и сыто прищурилась, положив руку на живот.
  - Эх...
  На десерт, казалось, сил уже не хватало. Но простая человеческая жадность делала свое дело. Девушка положила левую руку на столик, а правой совмещала и размякивала и без того растаявшее мороженое. Этому была весьма веская причина - у Оли было слабое горло, потому все холодное она старалась обходить стороной, а мороженое обычно кушала растаявшим.
  Ди подняла взгляд на Виктора и смутилась проявлению своего голода. Щеки тут же покраснели, соревнуясь цветом с самым насыщенным помидором, а на устах появилась смущенная улыбка. Девушка даже не нашлась, что сказать, и продолжала активно краснеть, лихорадочно ища выход из неловкой ситуации.
  Виктор, тем временем кидая удивлено-одобрительный взгляд на уплетающую еду девушку, приготовил свой любимый коктейль. Почти полный стакан томатного сока, по ножу в который вливается водка. Ну а после, залпом опустошил. Раньше в его кармане всегда была фляга со спиртом, он не столько пил его, сколько отогревался, либо обеззараживал раны. Алкоголь на него странно действовал, мысли и общее состояние были нормальными, но он начинал двигаться будто рывками, вернее так было по ощущениям, терял память обо всем происходящем и реакция естественно притуплялась. В общем, он старался пить как можно реже.
  Бутылка была поставлена на край стола, а сам Виктор переключился на еду, запивая все томатным соком.
  Почему-то он в упор не верил, что томатный сок делается из разведённой томатной пасты, а вот то, что все остальные соки сплошь канцерогены он помнил. Потому и пил постоянно этот слегка солоноватый напиток.
  Спокойно закончив трапезу, с любопытством смотрел на Ольгу:
  - Что с тобой?
  Вопрос был весьма логичным, и казалось бы, не должен был поставить девушку в тупик. Но, черт побери, поставил! Ди рассеянно отвела взгляд в сторону и сказала то, о чем думала все эти несколько долгих секунд смущения:
  - Ну просто, понимаешь... как-то неловко мне из-за того, что я так накинулась на еду... вот. Просто была очень голодна...
  Сказала и отчего-то виновато улыбнулась. Ресницы невинно хлопнули и под натиском взгляда Виктора, румянец начал постепенно сходить на нет - мол, мне здесь не место. Девушка же напряженно ожидала ответа возлюбленного.
  Но что поделаешь? Дикое проявление голода свойственно для каждого человека. Да и к тому же, это весьма естественно. Но чертовы переживания от того, как воспримут его посторонние и не очень люди, всегда тревожило таких воспитанных личностей, как Ди. Еще с детства ее воспитывали как истинную леди, хоть оснований для этого особых и не было, но родители считали, что так для их крошки будет лучше, втайне надеясь, что когда-нибудь она найдет себе достойного молодого человека. Сама девчонка рассчитывала как минимум на голубоглазого принца, но спустя несколько лет подросла и покинула эти наивные мечты-надежды, разочаровавшись в особях с прелестными голубыми глазами.
  Ди посмотрела в глаза Виктору и широко улыбнулась. Зеленые глаза - очень приятные, спокойные, теплые.
  Подобравшись к нему под бок, девушка поцеловала того в щеку и проговорила:
  - Ладно, забудь. Просто очередное проявление моих чувств.
  Приобнял девушку, заглянул в ее глаза.
  - Ди, не стоит переживать из-за такого. У тебя растущий организм... - виновато улыбнувшись, добавил парень.
  - Оль, давай потанцуем? Идея конечно глупая, но раз мы в клубе и даже отсюда музыка хорошо слышится, то что нам мешает?
  Он с любопытством смотрел на девушку.
  Ди смущенно покосилась в сторону, судорожно размышляя над перспективой проявления своих танцевальных способностей. Не то, чтобы она стеснялась, нет. Просто после поглощения такого количества еды ее желудок яростно сопротивлялся любому резкому, плавному, да и вообще возможному движению тела. Словно в подтверждение ленивости желудка, само тело начало меланхолично сопротивляться идее танца, а веки сонно прикрылись, медленно готовя сознание к путешествию в мир грёз.
  Ди усмехнулась и подумала, как бы так потактичнее отказаться, но на сонный ум ничего более тактичного не пришло, чем:
  - Идея хороша. Но мое тело сейчас готово танцевать только что-то более-менее медленное. И не под такие бешеные ритмы.
  Признаться, Оля не особо любила клубную музыку, выделяя из нее лишь пару треков, которые заслуживали ее сверх критического внимания и слуха. Музыка же, игравшая сейчас, только и делала, что держала ее сознание в относительной подвижности, не давая абсолютно погрузиться в свет, тьму, или разноцветный сон.
  Девушка виновато улыбнулась, надеясь, что не разочарует надежды своего возлюбленного. Но, черт побери, сон с каждой секундой коварно подбирался все ближе и ближе. Ди опустила голову на плечо парня и нежно взяла его руку - просто, чтобы чувствовать, что он рядом.
  - Ну и ладно - сказал парень, он давно уже воспринимал девушку как сделанную из фарфора, и обращался с ней как можно нежнее и аккуратней.
  Девушка уже буквально проваливалась в сон, Виктор провел ладонью по волосам Оли, поцеловал в висок.
  - Спать хочешь? - ласково спросил он. - Засыпай, если хочешь. Я донесу тебя до дому. Сейчас посидим немного и домой...
  Короткая мелодия на телефоне, Виктор достал мобильник, прочел в слух смс.
  - задание выполнено, контракт подписан, деньги будут переведены на ваш счет в течение дня. Пс - вы получите любую необходимую вам информацию, поведать что именно вам интересно, вы можете завтра, в подвале городской больнице. Мне необходимо рассказать вам о новом задании. Встреча завтра в 10 утра. Отправитель - Тревис. Странно написан текст, не выдержан в одном литературном стиле. - Виктор улыбнулся.
  
  
  Театр "М"
  Том 2
  Арка 3
  Глава 4
  
  Похоже Виктор не сильно разочаровался по поводу отказа в танце, что весьма потешило девушку, прежде чем она начала буквально проваливаться в сон. Коридор сознания расширился в разные стороны и поманил к себе, указывая на яркие сновидения и веселые мгновения прошлого, но Ди отчаянно сопротивлялась, не желая покидать реальность, где находятся рядом со своим любимым мужчиной. Она раскрыла глаза и лениво проговорила:
  - Я на своих двоих доберусь до церкви. Не хочу тебя утруждать. А то и так уже пользовалась этим.. сколько раз за прошедший день? На пальцах не пересчитать.
  Ди непринужденно чмокнула парня в подбородок, хотя, признаться, целилась в губы. Но, не слишком огорчаясь по этому "промаху", вновь погрузила свою голову на плече и озорно проследила за только что присланной СМСкой.
  - Мне пойти с тобой?
  сонно проговорила она, подняв голову и снизу вверх глядя в глаза Виктора.
  - Я могу. - убедительно проговорила она. - Только высыпаться нужно начинать с сейчас...
  Договорила и вновь погрузилась в темноту, которая длилась лишь пару секунд. Привел ее в чувство очередной музыкальный выпад ди-джея, который зверски крутил пластинки, заводя и без того заведенную толпу народа.
  Ди решительно встала, экипировалась в плащ и протянула руку Виктору.
  - Пойдем. А то точно будешь нести меня на руках.
  Не то, чтобы она была против, но какая-то доля смущенности проскользнула в словах.
  - Не переживай Ди, пока я горю к тебе страстью и готов носить на руках - пользуйся этим. Как чувства мои немного менее экспрессивны будут, уже не дождешься такого.
  Поддерживая засыпающую девушку, он выводил ее из клуба, обдумав ее предложение оправится с ним, он долго думал над вариантами, сравнивал последствия обоих решений и так и не мог найти правильный вариант, ибо в любом случае итог был плачевный. Виктор всегда продумывал самые худшие варианты.
  - Ольга, подвал больницы это морг. Если ты хочешь то можешь пойти со мной, я вовсе не хочу ограничивать твою свободу перемещения. Более того я бы хотел работать с тобой на пару. Твои способности мне очень пригодятся... конечно только если ты сама этого хочешь, заставлять тебя я не могу.
  Как только они вышли из vip-комнаты, сознание Ди немного прибодрилось - музыка неугомонного ди-джея делала свое, разгоняя остатки перепуганного сна по углам. Впрочем, эта же музыка безумно начала раздражать девушку, которая только и хотела, как добраться поскорей до своей кровати и забыться на пару часиков безмятежным сном.
  Проходя мимо людей и столиков, Ди непринужденно осматривала обстановку, запоминая клуб таким, каким он есть - яркий, незабываемый, порой опасный, но все же родной. Оля пожалела о том, что не ворвалась в кабинет начальницы - поговорить с ней было действительно важным, - но все же решила оставить ее в покое, раз уж она пострадала каким-то образом от недавнего кровавого происшествия.
  "Ей тут явно не место. Так же, как и мне... " - рассеянно подумала она, держась за руку Виктора, как за спасительный круг в темном и безграничном океане.
  Толпа мало-помалу сходила на нет. И прежде чем выскользнуть в дверцу выхода, Ди весело помахала своему приятелю-бармену, как в последний раз. А впрочем, кто знает, может это и был ее последний визит в дражайший клуб.
  Когда они вышли, холодный ветер окончательно разогнал остатки сна на лице, и заставил пожалеть хозяйку о неимении в данный момент теплого шарфа. Девушка приподняла ворот плаща и, съежившись, проговорила:
  - Я ведь сказала, что буду следовать всегда за тобой. К тому же, отправлять на тот свет такую мразь довольно... приятно.
  После первого убийства у нее было время обдумать все за и против. Но как оказалось, большинство голосов девчонка предпочла отдать за использование своих способностей на благо человечеству.
  "Магнето в юбке, блин..." - мысленно усмехнулась она, и продолжила:
  - Только я в своих способностях еще не очень разобралась. Мне нужно время, чтобы.. научиться контролировать ее. Направлять в нужное русло, да и вообще, узнать, как и почему она действует...
  Ди серьезно посмотрела на Виктора и не сдержала улыбки.
  - Ну вот, смену себе уже подготовил. Если вдруг что то случится, ты сменишь меня, и мир снова будет в относительной безопасности... как то это слишком пафосно прозвучало и грустно.
  Он с жалостью посмотрел на девушку, ей явно было холодно. Но сделать он ничего не мог.
  "даже от холода защитить ее не можешь, телохранитель блин..." - укорило сознание.
  - Отлично Ди, лучшего партнера я не найду все равно, а раз ты уже более менее спокойно относишься к свежим трупам, то прогулка в морг тебя не сильно напугает!
  Виктор только умолчал что он по сути одиночка, и Оля нужна ему рядом лишь что-бы лишний раз не мотать себе нервы, мыслями как она и что с ней. Конечно если хорошенько покопаться в мотивах парня, то ее способности и их польза несколько раз все же промелькнули.
  Возвращение в церковь было спокойным, по дороги не произошло ничего странного либо пугающего. Разве что не покидало чувство будто в спину направлен чей-то взгляд. Виктор время от времени останавливался, смотрел в витрины и прочие зеркальные поверхности. Но по крайней мере открытого преследования не было. Либо работал профи, либо очередная порция паранойи.
  На подходе к церкви пришлось буквально нести девушку. Он пытался взять ее на руки, но она упрямилась, и в итоге пришлось поддерживая ее идти. движения были скованны и медленны.
  Виктор еще раз порадовался что ничего не случилось по дороге.
  Зайдя в комнату, он закрыл дверь и уложил Ольгу на кровать.
  Принялся раздевать ее.
  - Виктор, не сейчас, я уже засыпаю.
  - Не глупи - парень отчего-то смутился и покрылся краской.
  Раздев девушку и аккуратно положив одежду на стул.
  Он принялся раздеваться сам. Кровать в комнате была одна, да и раз они пара и скоро поженятся, в общем это не стало проблемой, и даже не вызвало моральных терзаний. С лязгом на пол упал амулет, подаренный родителями Виктору.
  Чертыхнувшись и положив на стол реликвию, он выключил свет и лег обняв девушку.
  Теплое одеяло накрыло обоих.
  Чистильщик бросил взгляд на амулет, эта вещь единственный подарок от родителей, единственная вещь от них. Он берег амулет, хотя ненавидел своих родителей, бросивших его.
  Отвлекшись от мыслей, он поцеловал девушку:
  - Спи солнышко.
  А после заснул сам.
  
  Проснулся Виктор на рассвете, будь коморка в которой ночевали возлюбленные, оборудована окном, Виктор проснулся бы от шума бьющих в стекло капель. Но окна не было, шум он слышал лишь отдалено и тот не мешал спокойно видеть сны. Сон был довольно неприятный, Виктор бежал по странному туннелю сделанному из костей и черепов, пока не столкнулся с собственным отражением.
  Это не был кошмар, скорее подсознание стремилось дать подсказку. Но чистильщик ничего не понял из этого сновидения. А после пробуждения, открыв глаза и глядя на спящую девушку и вовсе вскоре забыл.
  Осторожно, стараясь не разбудить Ольгу, он поцеловал ее плечико и встал. Уснул он в одних джинсах, а потому одеваться не спешил.
  Холода не было, пол как и воздух в церкви был прогрет.
  Потому размяв мышцы, парень отправился искать кухню. Логика подсказывала что кухня будет на первом этаже и рядом с ванной. Так и оказалось. Холодильник был старый, из стали. Закрывавшийся на замок в рукоятке. Старая еще в СССР сделанная вещь.
  Виктор есть не хотел, вернее не ощущал острой потребности в пище. Но сколько лет он не готовил для других, а сколько лет не приносил завтрак в постель любимой женщине.
  Он призадумался, пожал плечами:
  "Все бывает в первый раз"
  Вымыв стальную глубокую чашку. И налив масла в сковороду, Виктор поставил сковороду на конфорку. Печка была электрической и это радовало. Наличие газовых баллонов под боков, которые могут взорваться в любой момент снеся пол дома. Эта перспектива совершенно не радовала.
  Смешал несколько яиц, перемешал с молоком до однородной массы. Сыпанул немного сахара.
  Принялся выпекать омлет тонкими блинами. Виктор очень наделся что не забирает последние продукты у церкви и священника. Рецепт этого сладкого омлета он узнал во время жизни в Гонконге, изначально японское блюдо, этакий десерт.
  Заварив две чашки крепкого и сладкого чая, и сложив небольшую стопку "блинов" в тарелку. Виктор водрузил все это на поднос и отправился в свою комнату.
  Конечно же запер дверь комнаты. Гостей он не ждал. Поставил еду на стол, облегчено вздохнул. Девушка еще спала.
  Прилег рядом, потормошил немного, погладил щечки и растянул на них импровизированную улыбку.
  Доходил восьмой час утра, и явно девушка не являлась жаворонком.
  "Интересно, а мечтала она проснуться от ласковых поцелуев? Стоит проверить"
  - Просыпайся солнце.
  А после нежно и ласково поцеловал.
  Перемещение в церковь произошло без всяческих приключений. И слава Богу! Девушке совершенно не хотелось отвлекаться от своих сонных мыслей и, как оказалось, бродить между сном и явью было весьма забавно.
  Впрочем, как и рассчитывалось, едва ее тело опустилось на кровать, сознание девушки стремительно отключилось, окончательно отправив ее в мир Грёз, куда она, собственно, так упорно держала направление. Единственное, что она помнила - это ласковые прикосновения Виктора, который так заботливо избавлял ее от ненужной при сне одежде. Теплое одеяло, возможно, было совершенно не нужным, учитывая то, что сама девушка предпочитала только тепло, исходящее от тела Виктора. Впрочем, сон нагрянул с такой силой, что девушка уже ни о чем не могла говорить, а могла лишь просто расслабиться и видеть сны.
  Как всегда разноцветные и красочные, несколько позитивные сны прошлись с бешеной скоростью. Так что сознание Ди, словно не уловив их смысл до конца, вежливо прокрутило их заново. И девушка могла вновь наслаждаться созерцанием очень милой картины - рассвет, море (нет, стоп, Океан!), пляж, она с Виктором и более никого. Наверное, в этот момент девушка улыбалась, ибо в душе у нее остался глубокая вера в их светлое будущее. Вот парень ее обнимает и нежно целует...
  Ди расплылась в благодушной улыбке и оплела его шею. Открыла глаза и поняла, что сон был в какой-то мере и явью.
  - Здравствуйте, жених.
  с улыбкой произнесла она.
  - Теперь вы можете поцеловать невесту.
  Улыбка стала еще шире, но Ди не торопилась с поцелуем.
  - Не рано ли еще для женихов и невест? Свадьба лишь вечером. Это очень-очень долгий день, нам предстоит прожить.
  И тем не менее собрав всю страсть в поутренему разбитом теле (которому хотелось лечь и просто уснуть, тем более что кровать под боком), парень коснулся самых губ девушки.
  - Ты мой ангел - прошептал Виктор, наконец касаясь манящих губ.
  
  Завтрак прошел относительно буднично, девушка прижималась к Виктору, один раз чуть не облила кофем.
  Пришлось кормить ее буквально с рук.
  Говорят что поцелуи произошли из обычая кормления рот в рот. Что-ж этим утром молодая пара возродила этот обычай.
  сперва это были просто попытки поцеловаться с набитым сахаром завтраком, позже уже осмысленные действия.
  В общем завтрак прошел на удивление романтично и весело.
  С едой было покончено, Виктор протянул руку за цепочкой амулета, взял его в руки и уже собирался вновь повесить талисман на шею, так его внимание привлек просвет.
  Ногтем он уперся в щель, он явно обнаружил потайное отделение в амулете. На протяжении многих лет эта железяка была единой. И только сейчас найдя просвет он проследил шов.
  Возможно не урони он вчера на пол эту вещь, не узнал бы еще очень долго.
  наконец медальон щелкнул и отлетел на метр в воздух, упав на край кровати.
  - Что-же родители пытались спрятать от меня?
  Обычно в такие вещицы прятали фотографии, но вместо фото его родителей, он обнаружил выгравированную морду волка.
  Изображение оказалось чрезвычайно знакомо, и кажется по телу прошел электрический разряд.
  Вся веселость и легкость утра улетучилась, оставив Виктора задумчивым и сосредоточенным.
  Он повалился на кровать, улегся на кровать рядом с Ольгой.
  - Это странно Ди... - он показал ей амулет - этот амулет единственная вещь от моих родителей. В приюте мне отдали этот амулет...
  Он снял единственное из оставшихся колец и протянул девушке, знак на железке был идентичен:
  - А это я снял с убитого маньяка. Я забрал с его тело это кольцо.
  В глазах промелькнула молния воспоминаний, еще живая Крис, с разрезанной кофтом. Они о чем то разговаривают. Крис ловко вырубает маньяка, просит уйти. Оставить его живым. Но он не может просто уйти. Щелчок затвора. Бах-бах.
  Глаза чистильщика наполнились слезами. Он упал на кровать, прижал теплое девичье тело.
  - Она очень расстроилась из за того психопата. Может она влюбилась в него - усмешка - да врятли. Не знаю. Когда я продырявил ему череп. Она взбесилась. Когда мы вернулись домой, она на меня напала. Воткнула мне в шею шприц со снотворным. А потом. Лунатизм наверно, или раздвоение, или что-то. У нее были кинжалы, она собирала их. Один из них попался под руку и... Она пыталась бросить меня, пыталась оставить одного. И после у меня появился двойник. когда тебя похитили он впервые объявился, я и раньше замечал за собой странности. Но в ту ночь это... я просто сорвался с цепи. И сейчас время от времени я вижу его, вижу себя.
  Он промолчал.
  - Черт, Ди тебе нужно держатся от меня подальше. Я еще больший психопат чем думал.
  И хотя он говорил серьёзно, и невероятно боялся за Ольгу. Он все еще крепко прижимал девушку к своему телу. Потерять ее значило для него больше, чем потерять жизнь.
  Подсознание едва о нем заговорили, решило что наверно хватит уже бездействовать.
  Сперва у Виктора перехватило дыхание, он можно сказать кожей ощутил дыхание смерти. По телу прошла дрожь, и нос забило запахом гнили.
  Он достаточно долго смотрел на тело Крис, что-бы двойник смог запомнить все черты.
  Рядом лежало полуголое, но покрытое трупными пятнами и разлагающееся тело девушки, по недлинным черным волосам которой легко опознавалась - бывшая ученица.
  Ольга куда-то делась. Более того все мысли о девушке ушли на второй план.
  Он помнил лишь странную девочку виденную в церкви. Выходит он заснул рядом с телом? И все приснилось.
  Виктор провел рукой по трупу, чувствуя пальцами мерзкий холод кожи и слизь гнили.
  - "Значит все это лишь сон?" - думал парень - "значит это не любовь. Это, просто сон".
  Нет, такого быть не могло. ощущение от прикосновений к телу нельзя придумать и вообразить, но разве можно вообразить нежность поцелует, жар теплой кожи, как от любви сердце быстрее качает кровь - разнося окситоксин по венам. Ее улыбка, ее взгляд. Такое нельзя просто придумать, взять неоткуда.
  Тело рядом с ним изменялось, стоило вспомнить что это просто очередной бред, как тело преображалось и становилось более привлекательным но не менее мертвым, сначала изменения шли не сильно отличные. Но после лицо Крис преобразилось в лицо Ольги.
  У них действительно была одинаковая фигура, разве что у покойницу была грудь чуть побольше.
  Виктор смотрел на тело Ольги, вроде мертвое, остывающее.
  Проснись и увидь он такое, наверняка сходил бы сейчас с ума. Но минуту назад девушка была вполне живой и вполне веселой и счастливый. Мысли-паразиты что он разговаривал с призраками рядом с мертвой девушкой он отбросил. Эти навязчивые мыслеформы не отпускали Виктора, но он смог просто игнорировать их.
  Одно видение преобразилось другим. Значит двойник уже не может напрямую влиять на разум. Там в квартире Амэ у него был шок, и все. Этим и объясняется слабость тела и разума. Он ведь был уверен что Крис жива, осталась в городе. И вошел, увидел ее на кровати с пробитой кинжалом грудью.
  Все мысли и надежды рухнули камнем в пропасть, за один миг, пока он смотрел на тело.
  Но почему Ольга? Почему она мертва и тем не менее красива.
  Ему ведь не нудно тело Ольги, только она сама. Ее душа, ее веселый нрав. Ни разу не тянуло к определённому человеку в сексуальном плане с такой силы. Сколько попыток он сделал ее соблазнить, две а то и три. Прежде чем они смогли уединится.
  Стал бы он так стараться просто из за красиво тела? Конечно нет.
  Рука снова прошла по телу видения. "Мертвая" Ольга была холодна, кожа тонкая как бумага, и просвечивается скелет.
  Кожа слегка шершава, и не скользкая, наоборот приятная.
  Он не хотел отпускать девушку. У Виктора всегда было строгое отношение к своим вещам. Либо его, либо ничьи. Даже после смерти Крис все еще удерживается в памяти.
  "Она хотела уйти" - вспомнил парень собственные слова - х"отела бросить меня".
  "За это и погибла. Либо мое, либо ничье".
  Реши он бросить Ди, что случится? Может и ничего. Игрушка надоело и ее пора сменить. А если она решит порвать отношения? Опять потеря сознания, и пробуждение через несколько дней в дешевой гостинице за много километров от города. А по возвращению новое тело с раной в сердце, лежащее на кровати в этой церковной коморке?
  "Мне не нужно ее тело, она невероятна красива... Но мне нужна ее душа, быть с ней. Любить и быть любимым, я уже успел отвыкнуть от этого чувства. Я обещал ее защищать, но лишь навредил. Но больше такого не будет. Я убью себя если придется, если стану угрозой для нее".
  Он посмотрел на синие губы лежащей рядом иллюзии:
  - "Наверно так и становятся некрофилами, сперва мысли о прекрасных покойницах одолевают, а потом берешь лопату и отправляешься копать..."
  Не говоря ни слова Виктор поцеловал губы девушки, они были живыми и невероятно манящими.
  Иллюзия прошла, он вновь видел прекрасную и живую Ди... свою Ди.
  
  Театр двух ролей
  арка 3
  глава 5
  
  Свадьба. Кто бы мог подумать, что по истечению своего юного восемнадцатилетнего возраста Оля отправится под венец, да еще и в таком "гостеприимном" городе, который гостей то принимает, но не выпускает. Несколько месяцев страха и ада все же стояли того, чтобы встретить в нем светлую частицу энергии любви, которая наполнит жизнь нежностью и лаской. Кто бы мог подумать, что именно здесь она найдет свое счастье, в объятьях этого чудесного человека.
  - Ты мой ангел.
  "А ты мой" - подумала она, но произносить не стала. Это было и без слов ясно. За столь кратчайший срок влюбиться и признаться в этом самой себе - просто мировой рекорд для Ди. Она никогда бы не смогла предположить, что это светлое чувство возникнет именно при таких обстоятельствах.
  Облачившись в белую рубашку, девушка посмотрела на содержимое тумбочки, где ждал своего часа горячий завтрак. Ди кинула хитро-прищуренный взгляд на Виктора, улыбнулась и вновь пробудила в душе то светлое чувство.
  "Как мииило..."
  Чего уж там говорить, она была безумно приятно удивлена столь чудному завтраку в постель. Такое разве что в романтических фильмах показывают! Ан нет! И в реальности есть для романтики местечко, да еще какое!
  Завтрак прошел весело и с поцелуями. А разве могло быть иначе? Еще немного подождать, и в ушах должно раздаться долгожданное: "Властью данной мне, объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту!".
  Чмок! Очередной поцелуй за столь яркое и радостное утро, наверное, сотый.
  Когда с завтраком было покончено, а Виктор что-то делал со своим амулетом (что именно, Ди не всматривалась), девушка откинула рубашку и, подойдя к шкафу, как всегда, критически осмотрела содержимое.
  "Итак, что мы имеем... " - глаза быстро просканировали остатки одежды и ничего приемлемей не нашли, чем: "На улице холодновато, нужно потеплее одеться. Беру это, это и это... о, нет, лучше это!"
  Ди быстро облачилась в джинсы и яркий желтый гольф. Заинтересовано посмотрела в сторону возлюбленного и начала медленно на четвереньках пробираться к нему через кровать. В этот момент что-то отскочило на одеяла и девушка села на пол пути к своей цели. Впрочем, цель сама пришла к ней и, улегшись на кровати, Виктор показал ей кольцо и амулет. Знаки были одинаковы.
  Девушка дослушала его рассказ и вновь посмотрела на волков-близнецов.
  "Где-то я это уже видела... но где?" - Ди замешкалась, но не стала поднимать этот вопрос на всеобщее обсуждение. Может быть приснилось, а может где-то и видела. Вероятность и первого и второго - 50 на 50. Сначала нужно вспомнить, а уже потом говорить о находке.
  На протяжении последних нескольких минут царила тягучая тишина, Виктор осторожно проводил по ее телу рукой, не так как всегда. Оля хотела уж было нарушить затянувшееся молчание, как вдруг тот сам поднял голову и поцеловал ее.
  Ди провела рукой по его лицу, несколько побледневшее за последние минуты (или это ей показалось?) и тихо сказала:
  - Я доверяю тебе, Виктор. И верю, что опасаться тебя мне не нужно. Если что и случится, я быстро приведу тебя в чувство. - улыбнулась она, глядя тому в глаза.
  Быстрый взгляд на часы.
  - Уже девять доходит, нам нужно попасть в морг к десяти. Не доверяю я Тревису, уж слишком он на меня похож, слишком. Потому Оля, если хоть что то пойдет не так, я попытаюсь тебя прикрыть. А ты убегай, и постарайся больше в церкви не появятся. У тебя есть место, где можно безопасно пересидеть некоторое время?
  Ладонь проскользнула по прекрасному лицу.
  - Впрочем я слишком много думаю об опасностях.
  Медальон вернулся на законное место, на шее. Виктор слегка прижал к сердцу кругляш стали.
  Кольцо так-же вернулось на свое место. Виктор поднял руку к лампе, смотря на свет сквозь пальцы.
  - А это кольцо мне явно идет.
  Подумал с усмешкой он. Он был уже одет, осталось лишь накинуть куртку.
  Секунду размыслив он накинул куртку на плечи девушки:
  - Тебе не тяжело? Она из кевлара.
  "Убегать? От чего? Черт, вот уж нет. Если что и не так пойдет, то останусь до последнего, пока мы оба оттуда не выберемся. Я не собираюсь его терять! Никогда! А те, кто будут угрожать нашему счастью... Дьявол, я за себя не ручаюсь!"
  Мысленный взрыв эмоций заставил Ди долго всматриваться в одну точку перед собой. Если бы ее взгляд мог испепелять на месте, то несчастной дверце шкафа явно бы очень не повезло. Буря, накопившаяся в душе у Ди за столь малый срок времени, грозилась вырваться наружу, дабы поведать всем кому надо и не надо, что будет в том случае, если ее общее счастье с Виктором будет подвержено какому-то внезапному нападению извне.
  "Да пусть только попробуют!"
  Поддерживала она горящее пламя внутри, все никак не в силах успокоиться.
  Все, чего хотела девушка - это мирной и спокойной жизни, без всяких кровавых происшествий и несчастный случаев самоубийств перед глазами. Но разве такое возможно в проклятом богом Страхграде. Конечно же, нет! Вот и получайте скорую резню.
  Ди поморщилась и одела носки. То, что она не различала цветов, не избавляло ее окончательно от самого отвращения перед кровью и хладными трупами. Потому славный поход в мрачный морг не представлял для нее никакой жизнерадостной перспективы. Но слова были сказаны и действовать нужно согласно обещанному.
  Оля напялила на себя сапоги, и поднялась. На плечи легла куртка Виктора. Ди, больше от неожиданности, чем от ее веса, вернулась в сидячее состояние на кровати, и подняла взгляд на любимого. Если она и оденет его куртку, то ему придется идти в одной рубахе, а этого любящее сердце девушки уж никак не могло позволить.
  - Спасибо конечно. Но я лучше свой плащик одену, он мне привычней, да и вообще...
  Что там "вообще" она так и не договорила, а просто прервала предложение на пол пути, отдавая курточку обратно к Виктору, не позабыв при этом благодарно улыбнуться.
  Пока тот не передумал, она одела свой ненаглядный долговечный плащик, и проверила содержимое карманов. Горсть пуль приятно охладили кожу, словно в приветствие. Ди непринужденно нахлобучила на голову обожаемый берет и выжидающе посмотрела на Виктора.
  - "Интересно, ей было неудобно в куртке, или она просто не понимает намеков."
  - Если хочешь я попробую достать еще одну курточку полегче, более женскую, эта семь килограмм весит. Она хорошо пули держит, но и вправду немного тяжеловата.
  - Было бы неплохо.
  Бодро поддержала девушка идею про подобного рода курточку.
  Да и в самом деле, то, что она может управлять металлом еще не значит, что стопроцентно закрыта от угрозы молниеносных пуль. Пусть отобьет она со своего пути одну-две, но третья сбоку наверняка должна была попасть в тело девушки. Уж, какой бы она бдительной ни была, но оставалась все так же незастрахованной от внезапной пулевой опасности.
  Ди прекрасно понимала этот печальный факт, но гордыня и наивная самоотверженность давали о себе знать все чаще и чаще. Ей еще многому предстояло научится, узнав свои способности получше. И кто знает, но может быть ее способности таки найдут нужное русло. Если уже не нашли...
  Оля угрюмо посмотрела в зеркало на дверце шкафа - перспектива длительного самообучения не вселяла в ее душу оптимизма, она всегда спешила и хотела достичь какой-либо цели с огромной скоростью, не затягивать на долго, как советовали то учителя, то родители. И, оказывалось, что и те и другие были правы, так что девчонке все время приходилось начинать с нуля.
  "Теперь так не будет. Я постараюсь все сделать с максимальной эффективностью и не лезть на рожон. Если только меня не вынудят обстоятельства, конечно".
  Парень провел рукой по кудрявым волосам Ольги.
  - Я вызову такси. Если ты не хочешь конечно - угнать еще одну машину - он усмехнулся и вышел из комнаты.
  Ди усмехнулась и засунула руки в карманы.
  - По правде говоря, мне все равно. - неожиданно призналась она. - Можем и угнать. НО после всего, обязательно, вернуть на место! Не хочу брать на душу еще один грех.
  Сказала и усмехнулась, последовав за Виктором.
  
  Как ни странно, Виктор вызвал такси, которое они дружно ожидали в течении долгих 15ти минут, и лишь спустя это время, выскочили в прохладный утренний двор, тут же нырнув в долгожданный транспорт. Машина заскрипела, запыхтела, но все же с горем пополам выехала из западного квартала, изредка останавливаясь и под благую брань водителя вновь двигаясь в путь. Девушка, сидевшая на заднем сидении, подумала, что пешком доковылять до пресловутого морга было бы весьма быстрее. Но спустя пару минут адских мучений, машина таки фыркнула какой-то мутноватый и довольно подозрительный дым, и поднатужившись, добросила клиентов до пункта назначения в виде угрюмого, тихого и холодного здания.
  У Ди он не вызывал никакой симпатии, но раз уж они с такими усилиями сюда добрались, то это верно того стоило.
  Такси плавно остановилось у входа в госпиталь.
  Монастырь Гиппократа. Давно это здание не работало, так как следовало. Из всех отделений тут работает пожалуй только морг. И то, мало кто поймет зачем. Здание заброшено, на первых этажах в кабинетах еще есть несколько врачей, которые за отдельную плату могут залатать дыры в теле. Однако их мало и большие из них такие же врачи, как из Буша гуманист. Темные коридоры, выбитые окна. Хотя в некоторых комнатах можно еще найти мед препараты и приборы.
  Расплатившись с водителем, Виктор вылез из машины. И придержал для девушки дверь.
  Едва они вышли, такси визжа колесами скрылось за домами, а парень достал мобильный.
  - Итак, мы приехали раньше на десять минут.
  Улыбка.
  Короткий номер Тревиса высветился на дисплее.
  - Мы приехали чуть раньше. Можно уже заходить? Отлично.
  Взгляд на Ди:
  - Он ждет нас в подвале, пойдем.
  С этими словами парень протянул руку голубоглазой девушке.
  Небольшое здание с напущенной мрачностью ответило ей взаимностью, но двери таки распахнулись, тоскливо приветствуя новых посетителей. И действительно новых, ибо сама девушка сюда ни разу не заходила и сомневалась, что Виктора сюда однажды забрасывало.
  При входе в не менее мрачный и нагоняющий мурашки коридор, с правой стороны висела табличка, добродушно указывающая на план здания и всевозможные пути выхода из него. Табличка была намертво прикована к стене, так что неудивительно, что она осталась в живых в этом сером заведении. При чем серым не только в глазах Ди.
  Освещение было тусклым и довольно часто мигало, представляя для вошедших какой-то зловещий характер. В сознании проскользнула догадка, что тут явно какие-то полоумные хирурги проводят опыты над добропорядочными людьми, не вовремя попавшихся в сети госпиталя. На противоположной стороне коридора ей мерещились какие-то тени - "тени врачей-маньяков!" - подсказывало девушке ее перепуганное сознание. Но спустя пару секунд совладения с собой, девушка успокоилась и откинула свои чертовы мысли подальше. Впрочем, стоило быть настороже. Мало ли кто бродит в заброшенной больнице?!
  Ди заудила руку в карман и жестом волшебника выудила оттуда пару пуль, позаимствованных у Виктора.
  "Ну, все теперь я готова" - усмехнулась она и посмотрев на план строения, осторожно двинулась к лестнице, ведущей к моргу. Спуск вниз не представлял собой угрозы, - их уже ожидали и включенный свет в подвале лишь заставил девушку лишний раз насторожится.
  - Доброе утро мистер Карнэйдж - Тревис подался чуть вперед широко улыбнувшись. Полы расстёгнутого пиджака колыхнулись, обнажая рубашку и ремень кобуры. Впрочем самого оружия не было видно.
  Улыбающийся связной чуть наклонился протягивая правую ладонь для рукопожатия, а левую с зажатой тростью отвел за спину.
  - Просто Виктор - поправил чистильщик.
  Рукопожатие временного начальства было весьма крепкое. Не давящее силой, и не скрывающего слабину. А именно в меру сильное.
  - Что-ж. Виктор так Виктор. Ваше право. - он усмехнулся и указал рукой на длинные ряды металлических столов.
  - Пока из всего госпиталя начинает исправно работать лишь морг.- он грустно улыбнулся:
   - "вот эти, все что за ночь были найдены."
  На столах, накрытые простынями лежали тела. Немногим более десятка.
  - МОРРПГ пытается восстановить порядок в гос учреждениях. Охрана у госпиталя уже есть. Вскоре это место будет как раньше.
  - Охрана? - поинтересовался парень.
  - Да. Они на втором этаже. Я попросил их оставить нас ненадолго. Обсудить ваше задание. Извините? Виктор?!
  Чистильщик узнав знакомый запах тлена сорвал покрывало с одного из тел.
  - Что с ней случилось?
  Видимо в квартиру кто-то проник. И нашел тело.
  - С ней? Виктор вы как-то болезненно выглядите? Я все обработал формалином, но "она" все еще воняет гнилью. Судя по разложению, она умерла месяца полтора-два назад. Может чуть раньше.
  - Что с ней? Т.е как она умерла?
  - Один мощный удар в район сердца. Настолько сильный что пробил грудину насквозь. Но умерла она не от этого. На черепе нашел трещину. На мозге следы кровоизлияния. Ее ударили по голове, она упала и умерла. После было нанесено три удара. Неглубоких и со следами замешательства, или я бы сказал неуверенности. Убийца не мог решится нанести смертельный и сильный удар. Это странно, учитывая что в этот момент она уже не дышала. Но так или иначе. Три неглубоких удара в грудь, а после один и невероятно сильный в сердце.
  Сдирая простынь с тела Крис, вернее его остатков Виктор случайно задел еще одно тело. Лицо он узнал сразу.
  - А как умер этот?
  - Виктор?! Вам прочитать лекцию о каждом теле в этом подвале?
  - Это важно Тревис. Важно!
  - Ладно... все банально. Пуля в затылок.
  - Огнестрел?
  - Да. Странно. Одна пуля в ноге, и стрелявший был явно перед жертвой. Возможно этот парень успел немного отбежать, пытался скрыться. Тело подбросили к одному из клубов. Видны следы волочения. Я знал, что мои курсы криминалистики однажды пригодятся! Скоро смогу водить сюда экскурсии.
  - И что?
  - Что?
  - Пули. Они идентичны?
  - Да, это был калибр...
  - Не важно. Для чего вы нас вызывали в такую рань?- голос Виктора стал намного грубее.
  "Хм... еще один провал в памяти. Когда священник нас попросил покинуть церковь, что я делал пол часа, пока ждал Ольгу? Совершенно не помню. Идентичные пули. В затылке. Явно завершил свои начинания. Не стоило этому татуированному уроду влезать в мою жизнь."
  Виктор почти нечего не почувствовал, поняв что его альтер-эго убило еще одного.
  "Просто псих лазящий по крышам. Просто не в том месте, не в то время. Сам виноват, не стоило меня злить".
  Изумлённый Тревис несколько секунд стоял с открытым ртом, но после вернул себе дар речи.
  [u]- Пойдемте, вот видите вот эти три тела у стены?[/u]
  Мрачный и совершенно не приветливый морг встретил их напущенной улыбкой Тревиса, приветливо начавшего беседу. Девушка осталась стоять за спиной Виктора, не рассчитывая на бравое участие в "собеседовании" и непринужденно осматривала помещение.
  Небольшой подвал, служащий угрюмой больнице вместилищем для тел усопших людей, найденных в городе на протяжении суток. Конечно, не было удивительно, что тут столько трупов, учитывая греховную славу города Страхграда, но тем не менее, стало как-то моторошно. Крови здесь не было, да и логично, это ведь не операционная шизонутого маньяка! А обычный, достаточно прохладный морг.
  Ди тряхнула головой, отгоняя навязчивые мысли, и проследила за порывами Виктора. Тело, или то, что осталось от него, заставило Олю отшатнуться в сторону и прикрыть рот ладонью. Серое зрение не препятствовало инстинктам и девушка смогла ощутить на себе всю тошнотворную реалию патологоанатом, только что поступивших на работу.
  "Нервы ни к черту!" - мысли с важностью констатировали факт и безжалостно продолжили: "А если ты так реагируешь на хладные тушки, то как будешь убивать людей? В случае крайней необходимости, конечно. Мало ли что... С той маньячкой в доках все вышло на рефлексах и ты даже не видела, как растекается кровь из под ящика, как меняется ее тело, прогнивая до костей... как... "
  Ди резко отвернулась и уже не видела, да и почти не слышала ничего, о чем говорили двое мужчин.
  "Какого черта я сюда приперлась! Сама виновата!"
  Оля прикоснулась рукой к холодной стенке, приятно охладившей ее кожу и заодно сознание. Мысли начали постепенно переходить в другое русло, а чувства возвращаться обратно к хозяйке.
  "Все хорошо, все хорошо... я себя прекрасно чувствую. Это всего лишь мертвые люди. От них не может быть никакого вреда. Я в порядке. В порядке. Так. Все."
  Ди решительно повернулась обратно к говорившим.
  - Вот видите вот эти три тела у стены?
  Девушка без всякого интереса выглянула из-за спины Виктора, чисто из вежливости к говорившему, хоть слова были предназначены не для нее.
  - Вижу.
  Виктор осторожно положил руку на плечо Ди. Осторожно провел по нему до шеи.
  - Не волнуйся. Если не хочешь здесь находится. Можешь подождать меня снаружи
  - Я понимаю юную леди. Мне самому здесь неуютно. Но я как-то уже привык.
  Тревис пожал плечами, будто показывая свое безразличие. И подойдя к телам, по очереди снял покрывало с лиц убитых.
  На первом столе лежал взрослый мужчина, отметивший свое сорокалетие. Стриженный наголо блестел в лучах блеклых ламп морга. Одна сторона лица была в порядке. Вторая страшно изуродована. Кожа с щеки была вырвана будто когтями, нескольких зубов не хватало. Уродливая красная полоса прошлась по всей уцелевшей коже щеки до шеи.
  На втором столе лежало тело молодой женщины. Вместо одного глаза была просто красная от остывшей крови рана. рядом лежали ее очки. Одно из стекол отсутствовало. На третьем столе лежал молодой мужчина. Его лицо было в порядке. Только на шее была огнестрельная рана.
  - Эти трое, убитые агенты МОРРПГ, бывшие при жизни в городе под прикрытием. Мы плохо их прикрыли. Проблема в том что у нас была украдена программа. Вернее один из наших сотрудников продал базу данных на всех агентов и нужных людей. В прочем как и наши "спецобъекты". - он указал пальцем на Ди -Вы оба в этой базе данных, хоть и под разными категориями.
  - Можешь подождать меня снаружи.
  Ди, в данный момент не способная на простую благодарную улыбку, лишь кисло усмехнулась в ответ, не отводя глаз от трех закрытых тел усопших.
  "Вот уж нет! Буду стоять до последнего. И если повезет, то через пару минут мы спокойно покинем это зданием вместе. Если повезет... Осталось всего ничего, пару минуток." - утешали ее мысли, в то время, как белые покрывала слетели с мертвых тел. Прилив тошноты усилился в два раза. Чудом сдержавшись, Оля отчаянно боролась со своими внутренними ощущениями, и обреченно внимала речи Тревиса.
  Пока тот говорил, девушка как бы невзначай, сделала пару шагов назад и столкнулась задней частью с хладным металлическим столиком. Тихо ойкнув, она обернулась и наткнулась взглядом на безликое тело, накрытое покрывалом... как и все, впрочем. Оля мучительно возвела глаза к небу (точнее к потолку) и выдала беззвучный стон.
  "Когда же это все закончится?!"
  - В прочем как и наши "спецобъекты".
  На слово "спецобъекты" Ди отреагировала на удивление резво, а наткнувшись на небрежный мах руки в свою сторону, дала яростный отпор (или попытку отпора):
  - Что значит "наши спецобъекты"?! Это вы со мной сделали?! Вы здесь замешаны?! Каким образом?! Да и вообще, какой вас от этого толк?? Почему я, в самом деле? Ублюдки!
  Все было высказано за несколько секунд в режиме бешеной скороговорки. Остановившись прямо перед Тревисом, Ди нервно подняла правую бровь, поторапливая его с немедленным ответом.
  Виктор обхватил руками разошедшуюся в гневе девушку, обнял прижав к себе.
  Одной рукой прижимая крепко девичье тело к груди, а второй осторожно водил по волосам.
  - Успокойся.
  Быстрый взгляд на информатора:
  - Тревис, есть вещи что лучше не говорить. Объясни свои слова.
  Тревис будто защищаясь поднял руки:
  - О нет! нет! Что вы. Я не при чем, и мое начальство не занимается подобным. просто те люди что были так сказать, изменены. За ними ведется наблюдение. И конечно про них собирается информация. Но поверьте, в свете последних событий - движение руки в сторону тел - вы сейчас не наш приоритет. Однажды вас заберут. Когда вы понадобитесь. Но это будет не сегодня точно. Я честен с вами, цените это. Вы можете бежать, но далеко не сбежите. Можете прятаться, но это будет бесполезно. Можете объявить МОРРПГ войну, но... в этом городе у вас и так полно врагов. Побудем союзниками некоторое время?!
  В порыве гнева Ди была способна на многое, но предусмотрительные и в меру сильные объятия Виктора немного поубавили силу ее ярости, заставляя выслушать оправдание Тревиса, прежде чем отправлять в его тело дюжину пуль, находящихся в кармане. Связанная по рукам и ногам, девушка покосилась на своего будущего мужа, но расслабляться не стала, напряженно буровя взглядом синих шариков стоящего напротив мужчину.
  - Когда я понадоблюсь? - иронически переспросила она. - Вы меня заберете? Интересно, для чего? Проверки моих способностей? Ох, уважаемый, я могу продемонстрировать вам их прямо здесь и сейчас, если выберетесь добровольцем. Но, черт побери, я не ваша собственность! И забирать меня вы просто не имеете права. А даже если попробуете, то радушный приём вам будет обеспечен. Надеюсь, вы будете принимать участие в моем пленении, а не то я разочаруюсь в вашей дешевой организации. К тому же, вы должны знать... я никогда не сдаюсь.
  Хоть речи Тревиса были весьма убедительными и, признаться, правдивыми, но девушка отчаянно не желала с ними мериться, особенно, если за ней действительно когда то придут.
  "Придут, придут.. Какая ирония! Ведь маньяк-хирург говорил те же слова." - Ди с трудом сдержалась, чтобы не признаться в шутке судьбы, но предпочла смолчать - нечего рассказывать врагам лишнее.
  - Я? Нет конечно. Мое дело бумажки перебирать с места на место.
  Он усмехнулся, крутанул тростью:
  - ВЫ теперь оружие. Дорогая моя голубоглазая красавица. Не стоит гневиться. Ничего это не поменяет - правда.
  Либо злодеи из театра, либо мы. На чьей стороне хотите? Вот суженый ваш, уже сделал выбор. Ведь мы союзники, с ним. Хоть и временные.
  "Догадался таки, скотина... Неужели у меня на лице все написано? Или может он умеет читать мысли??"
  Проверяя свою несколько наивную догадку, Ди испытывающе с прищуром посмотрела на Тревиса, выжидая от него каких-либо эмоций на лице, хоть что-нибудь. Но нет, тщетно! Его лицо осталось таким же непроницаемым и сдержанным, как и было с самого начала. Откинув свое глупое предположение, девушка обреченно прокрутила все сказанное мужчиной за последние секунды и тут же содрогнулась:
  - Откуда вы знаете? - не выдержала она.
  Вопрос о свадьбе всплыл всего ничего, пару часов назад, ночью. Но, как он смог узнать о ней? Ди прикусила язык. Догадаться о "суженом" было не так-то и трудно, учитывая их пылкие отношения, которые даже совершенно посторонние люди чуют за пол версты. И не удивительно, что можно предположить вероятность скорой свадьбы!
  "Вот дура. Язык мой - враг мой. Теперь еще небось на свадьбу напросится. Или, по крайней мере, будет знать, когда меня можно застать врасплох."
  Оля с вызовом посмотрела в глаза невозмутимому Тревису и проговорила:
  - Я вам не доверяю.
  - Да не откуда собственно. Просто и у стен есть уши.
  Усмешка.
  - Я подкинул в вашу комнату жучок. Пока вы гуляли. Извиняюсь, но я должен следить за вами.
  Тревис улыбнулся:
  - Ну вот скажи правду и на тебя обрушится агрессия. - отреагировал Тревис на наставленный на него пистолет - Виктор опустите оружие. У нас общие проблемы.
  Он указал на тела:
  - Андреев, Андерсон и Аксин. Идут по алфавиту. Как думаете скоро дойдут до Карнейдж? Думаю быстрее дойдут до Динченко. Мы пока отследили лишь три группы. Это центр.
  Нужно раздавить их одновременно. Сразу. Хотите сделать свою работу? Просто одна группа. Несколько тел... Может быть они испугаются, и перестанут убивать нас...
  Кривая усмешка.
  "ЧТО????"
  Дикий прилив смущений, ярости и гнева вспыхнули в глазах Ди. Одновременно с Виктором из ее ладоней вырвалась подброшенная пуля, но оставалась парить в воздухе, на безопасном расстоянии от злополучного Тревиса.
  Была б ее воля, она бы с радостью запустила пару кусочков железа в его тело. Но толи страх, толи трезвость от произнесенных далее слов подействовали на девушку, как медленно действующее успокоительное.
  "Ну вот, теперь даже в Храме Божьем нет уединения. Проклятые агенты..."
  Ди тяжело вздохнула и опустила взгляд в пол, бессмысленно рассматривая ботинки Тревиса.
  "Если он говорит правду, то стоит его послушаться. Но.. ох, как мне не хочется, чтобы этот тип был прав!"
  Девушка подняла мрачный взгляд на мужчину и испытывающе долго на него смотрела. Лишь когда тишина стала безумно резать слух, Ди проговорила:
  - Виктор..
  Решение вопросов подобной важности она не могла брать на себя, потому рассчитывала на многоопытную интуицию возлюбленного. Хотя и знала, что ответ они бы выбрали один и тот же.
  - "И что мне сказать? Не волнуйся любимая все будет хорошо... Мы оба знаем что это не так".
  - Все будет хорошо - прошептал парень, сильнее прижав девушку. Пистолет глядящий на информатора медленно опустился и уставился дулом в пол.
  Общие планы, общие интересы. Слишком просто все.
  - Почему я?
  - Мы скажем так, хм... заинтересованы. В вас. Хотите работать на МОРРПГ? Придется выполнять приказы, а
  не задавать вопросы. Но если вы не хотите, то прошу. Двери нашего морга всегда для вас открыты. Немного двузначно сказано, но в сущности честно.
  - Как нашли группы?
  - На программе стоял жучок. Вернее два. Один внешний, второй интегрирован в саму программу. Внешний был снят, а про внутренний они не знали. Вот и все. Мы нашли их, но не стали убивать. Следили, и вычислить их было не сложно.
  - Кто они?
  - Террористы, или простые бандиты. Может наемники, может жаждущие мести, а может все вместе. Не знаю. Не моя компетенция, да и мне честно говоря плевать. Просто я знаю что есть враги, и я в том же списке планируемых жертв! По вашему мне хочется умереть? А ей?
  - Не надо этого. Не стоит вмешивать в это дело Ольгу.
  - Извиняюсь Виктор... Язык мой - враг мой. Ну так что вы решили?
  Виктор секунду следил за Тревисом, потом склонил голову к Ольге.
  - Временный мир. - прошептал он.
  - Временный мир.
  Услышала его шепот Ди и на секунду прикрыла глаза. Все тела, вся мрачность обстановки и даже сам Тревис ушли на задний план. Девушка осталась в темноте вместе с ощущаемым присутствием Виктора. Всего секунду, но этого было достаточно для того, чтобы она собралась с силами.
  "Зачем?" - глупо спросило сознание Оли у держащего ее возлюбленного.
  "Я не хочу тебя терять" - нарисовало его ответ её безграничная и шальная фантазия.
  Ди открыла глаза и еле сдержалась, дабы не обнять Виктора, просто от переизбытка чувств и эмоций. Стоящий напротив Тревис явно был доволен соглашением парочки. Конечно, лишняя помощь ему бы не помешала, особенно, если можно привлечь к делу столь опытного игрока, как Виктор.
  Перспектива надавать по заслугам террористам (бандитам или наемникам - один черт!) не то, чтобы совсем уж не радовала девушку, но оптимизма большого все же не придавала. Особенно, если представить, что эти злодеи убили трех агентов МОРРПГ, куда, извольте, простых служивых не берут! Опытные бойцы, с большим стажем работы умирают в, судя по телам усопших, пытках. Недостойная смерть для блюстителя закона.
  Ди содрогнулась и повернулась к Тревису вполоборота, легонько приобняв возлюбленного. Все же стоит отдать этому служивому лису должное, он знал куда надавить, чтобы Виктор согласился помочь. Знал, что это беспроигрышный вариант. Девушка кинула мрачный взгляд на Тревиса и проговорила:
  - Вы мне не нравитесь все больше и больше. Если посмеете помешать нашему счастью, я буду вынуждена согрешить против вас и вашей компании. Не единожды.
  - Думаю мы согласны. Информация по этому делу будет?
  - Да конечно. Как я и говорил, я очень хорошо умею перебирать бумажки.
  Тревис открыл шкаф с медикаментами, пошерудил внутри, что то щелкнуло и открылось отделение в стене.
  На этой стене было старое засохшее пятно крови.
  - Здесь когда-то зарезали медсестру. Перерезали горло. - сказал Тревис вынимая из замаскированного сейфа черную папку.
  - А десятком метров выше, на лестнице валялся труп санитара с простреленной головой. Сначала убили его, потом спустились вниз. На вон том небольшом окошке, где сейчас решетка была кровь. Много крови. Третье тело мы так и не нашли.
  Но санитара и медсестру, я нашел. Их обоих. Первым, и это... это просто неправильно, нельзя делать подобные вещи. Просто нельзя... Я пытаюсь сделать этот город чище, от мрази способной на такие поступки. И у нас одна цель Виктор, и одни методы. Что вы, что организация - мы люди дела, а не слова. Предоставляем социопатам лишь одно лекарство - кусок свинца промеж глаз, и только одного адвоката - что уже ждет их на адском вертеле и готов составить компанию на ближайшие века.
  Он открыл папку:
  - Я очень на вас надеюсь. очень...
  На стол легли четыре фото.
  - Сожалею но информация секретна, посмотрите здесь и только здесь. Эти четверо выходили из дома. Они снимают этаж в гостинице, целый этаж. Постояльцев мало, и это не стоит больших денег. Но это слишком подозрительно. Один находится всегда в коридоре. Переодет швейцаром. Потому запомните лица. Трое остальных находятся в номере 503. По крайней мере в других номерах мы их не видели. Возможно там сидит еще целый взвод, но этого мы не знаем. Лишь эти четверо выходили на улицу и попали в наши объективы.
  Гостиница "Мир". Но думаю адрес вам не нужен. Во всем Страхграде это единственная гостиница. Пожалуйста не взрывайте там ничего. Несколько комнат снято постояльцами и гостями города. И не все из них маньяки. Просто убейте злодеев и верните программу. Уничтожать все здание не обязательно.
  - Я понял Тревис. Что еще?
  он протянул бумажку с несколькими цифрами.
  - Это ваш счет на Каймановых островах. Перевести можно через любой банк, но не советую пользоваться местным. В полицейском участке есть специальный банкомат для своих людей. Можете получить деньги там. У меня все, вы можете приступать.
  - Деньги? Платите заранее?
  - Нет Виктор. Это за прошлую работу, чисто выполнено. И вот еще Виктор, мы знаем о вашей небольшой проблеме с контролем. Устроив ту резню в театре вы серьёзно нам помогли. Но если такое произойдет в другом месте, вы из сотрудника станете мишенью. Пожалуйста - держите себя в рамках. А теперь, вы хотели кое-какую информацию получить от меня. Что за информация?
  Мрачная больница, угрюмый морг, хладные трупы, и загадочная черная папка из не менее загадочного сейфа. Про такое разве что книги и писать!
  Ди скептически обвела взглядом четыре фотографии, быстро глянула на сосредоточенного Тревиса, без устали раскрывающего информацию, и уже с более глубокой ответственностью начала запоминать четыре лица, глядевшие на нее с немых фотографий. У нее была довольно хорошая память на лица, так что запомнить четырех террористов не составило практически никакого труда.
  Ди вновь перевела взгляд на говорившего Тревиса и усмехнулась.
  "Не взрывать здания, хе-хе... "
  Оля с еще более скептическим взглядом усмехнулась и, подойдя к ближайшей стенке, оперлась об нее спиной. Протянутый чек она сопровождала заинтересованным взглядом, но облюбованная стенка сдержала ее порыв, отложив на потом.
  - Что за информация? - протянул Тревис, испытывающе глядя на Виктора.
  Ди вспомнила неоднократный разговор про свое похищение и тут же смекнула:
  - Имя Григорий Шляц вам о чем-то говорит?
  Имя, столь ненавистное ей за все эти месяцы наконец было произнесено вслух и девушка почувствовала, как тяжелая гора стремительно сваливается с ее хрупких плеч.
  "Наконец.."
  Месторасположение борделя она и сама отлично знала, не раз продумывая свои ежедневные пути так, чтобы не сталкиваться с его работниками на улицах. Но вредить сему порочному заведению она хотела лишь в том случае, если там будет находится проклятый мистер Шляц.
  - Шляц? Хм... Ну да. Есть тут один меценат, говорят выделял деньги на реконструкцию города. Особо на ремонт театра.
  - Что?
  - Ну да Виктор, я сам запутался. Но сейчас вокруг театра целая стая строителей, вставляют стекла, равняют стены, замазывают цементом дырки от пуль. По документам все правильно. Театр в самом центре города и с него начинается восстановление города.
  - Что за бред? Это здание было построено одним психом, для других. Его давно взорвать пора.
  - Не стоит пока ничего делать. Наши люди следят. Но вот что странно... Кровь, тела, оружие. Все исчезло. Многие комнаты полностью были отчищены, либо залиты цементом. Наши люди вошли в пустое и чрезвычайно мирное помещение.
  - А подвал?
  - Проверен. Вернее была попытка, но все заварено и залито цементом. Может эти психи что-то предпринимают. Я пока не знаю. В любом случае Шляц выделил много денег, нет лучше сказать так - ОЧЕНЬ много денег на ремонт здания. И я боюсь что-то затевается.
  - А разогнать строителей?
  - Под каким предлогом? Документы в порядке, они работают. Менты брали парочку в обезьяннике посидеть. Но... забирают одного, на его место встают двое других. Денег много, гастарбайтеров еще больше. Их даже маньяки не трогают, понимают гады что им их гнездышко удобнее делают.
  - Что предпримет организация?
  - Ничего. Просто ничего. Помните... да нет, не помните. Вас здесь не было. Волна преступности прокатилась по городу. Почти все государственные учреждения были уничтожены, полиция была локализована в собственном участки и почти уничтожена. Пока не вошли войска и город не был перекрыт, здесь был просто хаос.
  - Думаете они устроят это снова?
  - Уверен. Еще один "переворот" город не переживет. Как и все мы. Потому МОРРПГ ничего не будет делать. Мы вооружимся и засядем на границах. И если хоть что-то пойдет не так... черт!
  Тревис хлопнул себя по голове:
  - Дурак, какой же я дурак. Список агентов, они то-же готовятся! Это не убийства агентов ради мести или чего-то еще. Это ослабление защиты города! Теперь вы понимаете как важно быстрее найти программу. Я начну операцию через пол часа. Нет времени ждать. Через пол часа отряд полицейского спецназа ворвется на одну из баз вражеских групп и зачистит ее. То-же будет и со второй группой. А третья, это ваша прерогатива.
  - Виктор, Ольга. Я установлю наблюдение за Шляцом. если он не простой денежный мешок, а преступник. Его уберут.
  "Много денег, на столько много, что он так бескорыстно и добровольно восстанавливает обитель зла в этом городе грехов? Боже, либо он напрямую связан с театром (а заодно и с моим "создателем"), либо он просто псих, который не знает куда девать свои деньги, либо же его грубо используют. В любом случае, он остался все тем же мерзким подонком, которым явился ко мне с цветами и вином. Тварь."
  Ди машинально притронулась к шраму над глазом и печально вздохнула.
  "И сколько мое бедное тело резали. Резали-резали, недорезали... Шляц неосознанно начал дело с выемкой моих прелестных былых глаз, а мой дражайший "создатель" продолжил, и закончил. Ну что ж, если они связаны между собой хоть какой-то ниточкой (в данном случае - театром), то несомненно пора к нему наведаться и задать пару добродушных вопросов. Но боюсь, он не будет столь рад видеть меня в добром здравии, так что придется действовать радикальными методами... что я давно и желала сделать.. "
  - Господина Григория оставьте мне.
  "У меня с ним свои счеты" - мысленно добавила она.
  - Он сейчас в городе? - вкрадчиво поинтересовалась Ди, обнажив лукавую ухмылку.
  - Он... вчера вроде был. По крайней мере его охрана вилась рядом с мэрией. Знаете как сделаем, я сообщу своим людям, они проследят за Шляцом. Как только получим нужные сведения, первым делом свяжусь с вами. - улыбка, напоминала оскал.
  - А теперь вынужден попрощаться. - Тревис собрал документы и вернул их в сейф.
  Немножко придавил, и сейф вновь вошел в стену, став одним целым с бетонной конструкцией.
  Виктор взял руку девушки, взглянул ей в глаза:
  - Пойдем.
  Он направился к выходу.
  - Ах да Виктор - будто вспомнив о чем-то сказал Тревис - не думаю что у вас есть время угнать машину, но вас уже ждет такси.
  Они вышли, поднимались по лестнице.
  - Кто владеет информацией - владеет миром. Неприятно быть объектом наблюдения. Я проверю нашу комнату сегодня-же, и всетки поставлю растяжки.
  Он улыбнулся и вышел на улицу.
  Такси призывно загудело, видно водитель уже давно здесь и у него иссякало терпение.
  - Ну чтож... Начнем.
  
  
  
  Театр двух ролей
  арка 3
  глава 6
  
  Такси доехало довольно быстро, минуты три заняла поездка от госпиталя, до гостиницы "Мир". До единственного места предназначенного для гостей города. Тех что действительно рассчитывают погостить в этом "милом" городке и вернутся домой. Наивные...
  Но Виктор не мог их винить, сам он избегал гостиниц, конечно до той поры, когда научился достаточно грамотно подделывать документы. Паспорта всегда спрашивают вселяя желающих в номера, а светится учитывая что на хвосте висит ФБР с Интерполом, это немного сумасшедшая идейка.
  Виктор раньше уже бывал в этом месте, гостиница выглядела вполне пристойно. Две звезды она заслуживала точно. Впрочем как и все российские гостиницы, в рекламных проспектах она была увешана звездочками, как бутылка очень дорого коньяка.
  Таксист затормозил, поглядел в зеркало заднего вида.
  - Приехали! - довольно грубо буркнул он.
  - Двери открой. - скорее совет чем просьба, прозвучал из уст Виктора.
  - А деньги?
  - Тебе разве не заплатили? - изумленно спросил парень.
  - Нет. Меня только вызвали, позвонили, заказали машинку пару голубков до гнездышка довести.
  - Вот Тревис, жлоб... - прошептал чистильщик - сколько мы должны?
  - Щас... - водитель крайне лениво взглянул на приборную панель. - судя по счетчику 124, нет уже 125 рублей.
  - Ты его не выключил?
  - Нет.
  - И пока мы болтаем, деньги крутятся, так?
  - Да.
  Это было произнесено таким безразличным тоном, что хотелось схватить наглеца за волосы и разбить его голову о руль.
  Виктор взглянул на Ольгу - подействовало. Он успокоился.
  - "С контролем у меня в последнее время и вправду плохо".
  Виктор вытащил несколько мелких купюр.
  - Вот - протянул он три мятых полтинника - сдачу себе оставь.
  - Сдачу? - глаза таксиста округлились и полезли из орбит. - ты мне еще тридцать рублей должен. Понаехали чурки пиндоские!
  - Я англичанин.
  - Да по мне хоть Папа Карла. Тридцать рублей еще должен за поездку и три сотни за грубость.
  - Ольга... можно я его убью? - Виктор вытащил скальпель и приставил лезвие к шее водителя. - А теперь слушай меня, мы не гости в этом городе. Мы коренные жители. Ты понял? Ты думаешь, мне легко сдержатся? Я очень хочу вытащить твои кишки и ими же тебя удавить. Заметь дело не в деньгах, цветных бумажек мне не жалко. Но когда меня пытаются обмануть, а после еще грубят, я немного теряю над собой контроль. Итак... сколько мы тебе должны?
  - У меня что-то счетчик неправильно работает, сломался наверно. - дрожащим голосом произнес таксист, его левый глаз слегка подрагивал. - вы мне ничего не должны.
  - Хорошо, я кажется немного тебе денег дал лишних. Вернешь?
  Таксист дрожащей рукой открыл бардачок, схватил охапку денег и вручил Виктору.
  Он посмотрел на руку сжимавшую купюры. Вытащил три десятки и убрал в карман.
  - Остальное твое, заработал. Сиди в машине десять минут, уедешь раньше - найду и убью. Понял?
  Таксист так энергично закивал головой, что порезал щеку о скальпель.
  - Оййй, прошу не надо больше, я все понял! - он вжался в дверь, стараясь держаться подальше от психа с оружием.
  - Запаска есть?
  - Нету... - наверно для убедительности, усатый мужик еще и замотал головой в разные стороны.
  - Отлично. - Виктор нагнулся вперед и щелкнул тумблер. Двери на пассажирских сидениях были открыты.
  - Оружие есть?
  - Угу.
  Чистильщик осмотрелся, заметил черную рукоять пистолета.
  - Макаров. - усмехнулся Виктор. Ствольная коробка упала на пол. Излеченная пружина - была немного растянула и завязана в узел. Бесполезные куски металла, еще минуту назад бывшие оружием упали на пол машины. - Надеюсь ты вынес сегодняшний урок и больше не будешь так делать, а то однажды можешь нарваться не на столь доброго человека - как я.
  Таксист понимающе кивнул.
  Виктор помог Ольге покинуть машину, а после с коварной улыбкой на устах, размахнулся и вонзил скальпель в левое заднее колесо. С шипением машина немного просела, сиротливо смотря фарами на удаляющуюся пару.
  Виктор мало знал про это здание. У него была богатая история. говорят раньше принадлежало какому-то психопату наркоторговцу, купившему по дешевке здание для отмывания грязных денег (а где в этом городе чистые деньги?), и для совершения незаконных оборотов наркотиков и оружия в тихой обстановке. Впрочем чистильщик мог поклясться что подобные сделки проводятся всюду в этом городе, включая детские сады и мэрию. Может да-же в полицейском участке они происходят, ну разве что честь полицейских не позволяет ставить это на поток.
  Так или иначе владелец гостиницы любил насиловать проституток, а после убивать и топить тела в бочках с кислотой.
  На одной сделки его пристрелили, и кому сейчас принадлежит гостиница Виктор не ведал. Но очень надеялся - что не новому психопату, считающему себя воплощением Холмса. Джеков Потрошителей на ночных улицах в этом городке и так больше десятка.
  Отбросив глупые мысли, Виктор указал на лестницу.
  - Пойдем пешком, если одна из целей решит сходить в магазин за пивом, не хотелось бы пройти мимо.
  Он улыбнулся девушке. И взяв ее за руку, направился вверх по этажам. На третьем впрочем его прервало чувство опасности. Такое бывало раньше, чесался висок. Верный барометр опасности.
  Виктор остановился, осмотрелся. Напротив молодая блондинка самозабвенно целовала парня.
  - Хм... - сказал Виктор когда пара скрылась в номере. - знаешь я подумал, может для этого гребаного мира еще не все потеряно, пока еще существует любовь.
  Он улыбнулся и прижав девушку к стене - поцеловал.
  Отступил на шаг. Опасность исходила от той парочки. Это явно не простые граждане, не оба по крайней мере. Один точно был убийцей, или одна. А может и оба.
  - Да к черту, не мое дело. - отмахнулся от мыслей Виктор, и мгновенно выкинул увиденное из головы.
  - Ольга. У меня немного странное хобби - говорил он, продолжая подыматься. - я люблю находить в людях хорошее. Например помню я как-то убил снайпера Нью-йоркского. Убил восемь человек, абсолютно не связанных между собой. Ну псих психом, но не совсем. Один из убитых был его отцом, и конечно наследство было не малым. В общем как обычно: один труп - ищешь мотив, два трупа - ищешь связь, восемь - ищешь психа. Вполне могло сойти ему с рук. Вот казалось бы, что можно найти в нем хорошее? Но он очень любил свою жену, разводил экзотических рыбок и однажды пожертвовал деньги на операцию совершенно постороннему ребенку. Он правда не выжил, но само намерение умиляет.
  Виктор усмехнулся - странно. Вот есть в человеке добро, немного но есть. Но он все равно сволочь каких мало, только на эшафот взвести осталось. Или Анжелика. Созданная в лаборатории убийца-маньячка. Неизвестно сколько людей она убила, но... она помогла нам. если бы не она, может быть Ольга, я бы и не смог тебя спасти. И уже валялся мертвым в подвале театра. Конечно я ее убью, но чуть позже, да и не в этом суть.
  Почему она помогла мне... т.е нам? Проснулась совесть, захотела сделать доброе дело, я ее очаровал? - усмешка - не захотела расстраивать священника и потерять шанс, играть перед ним пай-девочку дальше? Или это просто игра для нее? Неважно. А вот я? Сколько сотен людей, я отправил на тот свет? Сотни три, как минимум. Вполне возможно, что спустя пару лет появится какой-нибудь Джим, или Майкл. И скажет: слушай Виктор, ты был по сути неплохим парнем. Убивал злодеев, любил красивую девушку - любовный взгляд на Ольгу - воспитал хороших детей... И я бы оставил тебя в живых, но извини друг, не судьба. Слишком много на тебе крови - бах!
  
  Машина доехала быстро и практически без приключений. Оля не успела даже очнуться от своих неугомонных мыслей по поводу всего происходящего вокруг, как вдруг такси резко остановилось, а водитель потребовал деньги.
  "Наглый и неприятный тип" - с жесткостью констатировали мысли, несколько поубавив свой ход.
  Ди лишь кивнула в согласие, но получилось, что кивнула еще в ответ на вопрос Виктора:
  - Ольга... можно я его убью?
  Спустя секунду она спохватилась, но притормозила свои добродушные рефлексы, позволив немного продлить сцену разборки ее любимого и гадкого водителя. Как и ожидалось, в "бою" выиграл Виктор. Покидая машину, Ди хищно улыбнулась и подмигнула таксисту, ставя на этой сцене многозначительную запятую. Точкой же послужил скальпель ее возлюбленного, который вонзился в заднее колесо машины.
  "Так ему и нада" - в очередной раз согласилась она с действием Виктора и, держась с ним за руку, вошла в гостиницу.
  Само здание значительно отличалось от всех других в СтрахГраде. Ди еще никогда не заходила вовнутрь, и всего пару раз проходила мимо, особо не присматриваясь к особенностям архитектуры сего довольно неплохого трактира.
  "Трактира? хехе... книжек фэнтези перечитала"
  Внезапно они остановились, наблюдая как какая-то парочка скрывается в номере. Ди улыбнулась Виктору, и не успела она опомниться, как тот прижал ее к стене и поцеловал. Неожиданно и приятно. Впрочем, как всегда.
  Оля уж было хотела продлить поцелуй, как передумала, считая что это место есть не самым подходящим для этого дивного любовного ритуала, по крайней мере до тех пор, пока они не разберутся с этими так званными террористами.
  - Ольга. У меня немного странное хобби ...
  Ди откинула все мысли, вслушиваясь в речь Виктора и не перебивая. Она была полностью согласна с каждым его словом, до тех пор, пока он не закончил про пришествие Джима-Майкла - очередного наёмника.
  - Тебе рано об этом волноваться. - беспечно отмахнулась она, хотя в душе разгоралось пламя гнева и беспокойства. - Я лично не вижу смысла уничтожать того, кто избавил мир от множества маньяков. И даже пусть они будут прилежными людьми перед своими родственниками или обществом, но никто их не избавлял от ответственности за содеянное. И для того, чтобы замолить добродетельностью свои грехи, им нужно было бы ооочень постараться, одного доброго поступка для этого мало. Даже своей кровью они не могу сполна заплатить за убийства.
  Чистильщик пожал плечами:
  - Как взглянуть на ситуацию, я много добра сделал, разве что методы немного не вписываются в современный УК.
  Сдержанная улыбка.
  - Ольга, я не знал своих родителей. Да и по правде говоря не стремился узнал. А твои родители, уверен любят тебя. Можешь рассказать о них? И о своей прежней жизни. Мне было бы интересно это узнать. Правда.
  "Неужели это так важно? В данный момент, по крайней мере..."
  Ди немного поколебалась, прежде чем начать свою душераздирающую историю жизни. Впрочем, душераздирающего там вообще ничего нет, обычная семья, обычные заботы, никаких приключений на пятую точку, простая жизнь девушки в порядочной семье с порядочными родственниками. Ди даже не знала, как начать, да и вообще, стоит ли. Но набравшись сил, она все же поведала:
  - Ты прав, мои родители меня очень любили. Меня и моего брата. Просто души в нас не чаяли. Мы всегда имели то, что хотели, не смотря на то, что жили, собственно, не богато, а так.. как средний класс. Никто из родителей нас особо не баловал, да и мы с братом как-то понимали, что если мама говорит: "не могу купить игрушку", значит не стоит донимать своими воплями. Я лично всегда относилась к подобному высказыванию чувств посторонних детей как-то непонимающе, может быть даже с призрением. В общем, в детстве я была очень милой и хорошей девочкой, воспитатели меня часто сравнивали с ангелом. Наверное из-за кучерявости, да и волосы у меня были тогда более светлые, так что не удивительно.. Но это не важно. - отмахнулась она, но поток воспоминаний невозмутимо продолжил свое гордое шествие. - Родители, кстати, нас никогда не били, хотя было за что, когда мы немного подросли. После десяти лет у нас с братом были частые ссоры из-за сущих мелочей. Помнится, однажды хорошенько облили друг друга клеем ПВА. Мдааа.... бывали времена. Но все равно, я с братом были лучшими друзьями. Очень ладили между собой. С родителями тоже были прелестные отношения. Конечно, не без ссор и обид. Это есть в каждой уважающей себя семье. Но вообще, глядя на другие семьи, я никогда бы не променяла свою на чью либо еще. Никогда.
  Ди помолчала, туманно глядя впереди себя, придаваясь мимолетным воспоминаниям. На устах появилась добрая улыбка. Чего уж говорить, ей очень хотелось бы вернуться домой. Безумно хотелось.
  - Но... - продолжила она, после недолгой паузы. - потом я поступаю в ХНУРЭ и самоизбираюсь в старосты. Хех, на самом деле сначала хотела быть профоргом, но так получилось, что стала старостой. Забавная эта должность. По крайней мере, мне она помогла раскрыть себя. В школе-то я была несколько замкнутой. Милой и замкнутой девочкой, которая держала вокруг себя только пару-тройку подружек, к остальным относилась как-то равнодушно,.. хотя, наверное, я даже немного боялась. Раскрыться что ли. Показать свое действительное Я. Но к старшим классам это чувство, слава богу, проходит и все налаживается. Но вообще, ты знаешь, как-то все запутано. Если хочешь узнать о моих детских проблемах побольше, то поговорим об этом чуть позже. Мне кажется, у нас сейчас несколько другие обязанности.
  - Хорошо, чуть позже так чуть позже. Но нам еще целый этаж идти... в тишине.
  Вот и все, что ответил ей Виктор. Ди облегченно вздохнула, не желая больше затрагивать эту душещипательную тему, по крайней мере, до тех пор, пока они не разберутся с этими проклятыми террористами, невесть откуда упавшие на их головы. Хотя внутри она все же сомневалась, что отныне у них найдется хоть одна свободная минутка, чтобы отвлечься от суровых будней и побыть в тишине и покое. Ввязываясь в эту авантюру, девушка даже не успела хорошенько поразмыслить и расставить все по полочкам. Она была на поводу у своих чувств, которые безумным ураганом бушевали внутри, не собираясь останавливаться на пути. Но внутри Оли все же проскользнул холодок страха. Она ведь еще ни разу не участвовала в подобных военных действиях, - да что там говорить?! - ей всего восемнадцать, она простая девчонка с непростыми способностями, вот и все!
  Наконец последние ступеньки были пройдены и Виктор вошел на лестничную клетку. Прошел в дверь отделявшую лестницу и коридор.
  Парня изображавшего персонал отеля он увидел моментально, едва переступил порог.
  Впрочем визуальный контакт был совместный. Виктор рванулся к цели, "ряженный" потянулся к кобуре висевшей на боку.
  Внезапно Виктор резко метнулся вперед, а затем послышался звук упавшего тела.
  "Вот черт.... "
  Страх внутри набирал свои обороты, но отступать назад было некуда. Точнее, было куда, но проклятая гордость брала свое.
  Выстрела не прозвучало. чистильщик успел вовремя. Когда девушка появилась в коридоре опасность уже миновала.
  Оглушенный террорист сползал по стене, и Виктор наскоро его обыскивал. Первым делом из кобуры была извлечена "берета", и секунду поразмыслив он протянул пистолет Ди:
  - Возьми, пригодится.
  В правую руку лег пистолет. Второй раз в жизни она держала это грозное оружие, но девушке показалось, что впервые. Рука предательски задрожала от нарастающего напряжения.
  Наконец во внутреннем кармане была найдена ключ-карта.
  - Ну чтож... Ты готова Ди? Если не можешь или не хочешь в этом участвовать я пойму.
  - Нет, я с тобой. До конца.
  Она кивнула и судорожно сглотнула комок в горле.
  "Все, теперь отступать некуда! Держись, дорогая! И будь, черт побери, на чеку! Главное - до свадьбы дожить" - последняя фраза мысли заставила девушку усмехнуться. Оля тяжело выдохнула и подняла взгляд на Виктора.
  - Я готова.
  
  Дальше все было как в боевике.
  Карточка плавно прошла по замку, и была небрежно отброшена на пол.
  - Очень прошу Ди, будь осторожна.
  Сильный пинок распахивает дверь.
  Парень в номере держит бутылки пива. Бутылки падают на пол разлетаясь волной воды, пены и осколков.
  Рука тянется к кобуре на плече. Но поздно.
  По черной футболке расползаются два багровых пятна. Голова парня наклоняется вниз стремясь получше разглядеть раны, и его тело отлетает к стене, сползая по закрытой дверце холодильника. Из простреленной головы медленно стекает струя крови.
  Виктор резво пробегает коридор, оказавшись в комнате.
  Пуля бьет в кевлар куртки, вызывая адскую боль и приступ рвоты. Приходится пригнутся.
  Очередь УЗИ кромсает стену чуть выше головы чистильщика. Меткие выстрелы, просто щелчки глушителя и звяканье упавших на пол гильз.
  Первая пуля попадает точно в кисть, боль заставляет отбросить оружие на пол. Вторая бьет в лоб, пролетая сквозь череп и заляпав журнальный столик кровью. Багровая пелена стекает по стеклу столика, когда уже мертвое тело теряет равновесие и падает, очередной звон и брызг стекла.
  Из ванны выбегает еще один парень, перевязанный вокруг пояса полотенцем, еще одно намотано на голову, закрывая длинные мокрые волосы.
  Этот "купальщик" не был на фото, он пробегает глазами по комнате, замечает забрызганный кровью УЗИ у самых ног и бросается на пол за оружием.
  Врят-ли он понял что уже мертв. Две пули вошли точно в сердце. И труп накрыл собой оружие. Под телом вытекала очередная кровавая лужа.
  Разворот, и пистолет почти у самого лица. Резкий шаг влево. Пуля пролетает едва не задев голову, но чистильщику сегодня везет. Последний с фотографий. Угловая комната, дверь замаскирована под стену. Заклеивали обоями вместе с косяками. Легко можно было схлопотать пулю в спину.
  "Повезло"
  Итак двое врагов смотрят в глаза друг-другу. Два пистолета Виктора нацелены на парня в черной рубахе и бежевых брюках. Один ствол "смотрит" в голову, второй под углом направлен в живот.
  Его лицо покрыто недельной щетиной, и горб на носу. Рука уверенно сжимает магнум направленный на чистильщика.
  Второй, более юный террорист, лет семнадцати сжимает "берету". Неспешно, держа Виктора на прицеле приближается со спины.
  - Я думал это честная сделка! С вас деньги, с нас товар. А вместо этого, решили нас перестрелять?! Если тебе дорога твоя шкура звони своему начальству, пусть присылают деньги, или ты труп!
  Виктор молчал. Да и что здесь говорить, Тревис просто подставил его. Или может не он, и за базой данных должен прийти покупатель. Не важно, сейчас не до раздумий. Нужно подумать как увернутся так что-бы за полторы секунды уложить обоих. Нереально, уж слишком неудобно он стоит. Откуда молодой выскочил? Разве что с балкона, как раз за спиной.
  
  Номер с многозначительной цифрой "503" всплыл перед лицом девушки грозной на вид дверью. За пару секунд до начала операции "Ы" по телу Оли прошелся не один марафон мурашек, отчего на душе не становилось легче, а лишь усиливалось чувство безграничной опасности и страха. Ди судорожно сглотнула и запоздало кивнула на просьбу Виктора, который уже шмыгнул в квартиру, явно найдя цель для уничтожения. Впрочем, спустя пару секунд донеслись всевозможные звуки, связанные с молниеносной гибелью бравого террориста.
  Ди, все еще не зайдя вовнутрь, зашуганно (чего уж там скрывать?) оглянулась на лестничную площадку с многозначительной мыслью на своем родимом языке: "Тікати треба! Доки ще не пізно!".
  Пока рефлексы брали свое, события внутри разворачивались в плоть до настоящей перестрелки, которую до сих пор девушка имела честь наблюдать лишь на экранах телевизоров или мониторов. Но уж никак не в живую!
  "Виктор!!!"
  Ди ринулась в квартиру "503", как ошпаренная. С пистолетом наперевес (даже не умеючи его правильно держать, но это в данный момент совершенно ее не волновало!) она пролетела прихожую - коридор, абсолютно не обращая внимание на лужицы сероватой крови и хладные тела покойников.
  Подоспела она как раз вовремя, когда ее дражайшему возлюбленному угрожала прямая опасность, исходящая от двоих парней, держащих Виктора на мушке.
  Увидев эту совершенно незамечательную застывшую композицию, в сознании Ди всплыло лишь: "никто не может угрожать МОЕМУ Виктору!!!" и в следующий миг пять бесцеремонных выстрелов пронеслись в сторону молодого парня-террориста.
  Конечно, Ди не умела стрелять. Конечно, ее руки не стояли твёрдо, а напротив - судорожно дрожали. Конечно, парень просто не успел вовремя сообразить, но факт есть факт - разъяренная девушка-псих с пистолетом - это хуже маньяка с катаной и бензопилой наперевес!
  Две из пяти пуль достигли мягкой живой плоти, попав в правый бок и (о, чудо!) в горло несчастного парня. Второго опасного объекта (представлявшего собой наибольшую опасность не только для Виктора, но и для Ди) девушка почему-то дико испугалась, и поддаваясь рефлексам нырнула обратно в коридор.
  "О. Дьявол!"
  Сердце грозилось выскочить из груди, а рот с жадностью втягивал в себя воздух, в то время, как девушка откинула проклятый пистолет в сторону и быстро вынув свои дражайшие пули, вернулась в комнату...
  В момент когда раздались выстрелы, Виктор содрогнулся. Парой недель раньше он не рассматривал свою смерть как что-то ужасное. Просто очередное никому не интересное событие в жизни этого мира, но когда появилась Ольга, когда появился страх потерять ее, когда стало по настоящему важно быть живым...
  Пули летели не в него, молодой террорист держащий его на мушке упал захлебываясь кровью на пол, а второй отвлекся на неожиданно пришедшую спасительницу.
  - "Спасибо любимая" - мысленно поблагодарил он свою будущую супругу, прежде чем увернулся от смотрящего в лоб револьвера. Всего миг смятения, позволил победить. Шепот глушителя, и крик. Пуля попала в живот, и струей брызнула темная, почти черная кровь.
  Пытаясь из последних сил выстрелить в Виктора террорист вытянул руку с оружием, и тут-же закричал. Рука была сломана. Револьвер гулко приземлился на ковер. Виктор уперся ногой в ключицу раненого и с силой оттолкнул.
  Небритый растелился на полу, держась руками за рану в животе, и корчась от боли.
  С самого начала чистильщик собирался оставить одного в живых.
  Не перерывать же весь номер в самом деле, разыскивая вещь, о которой имеешь смутное представление.
  - База данных где?
  - Пошел ты!
  Ладони сжали виски раненого, чуть приподняли и отпустили голову. Всего десяток сантиметров пролетела голова лишившись опоры, но это довольно болезненно.
  От удара в затылке, и возможного сотрясения террорист зажмурился. Боль и полное осознание своего бессилия быстро выветрили остатки храбрости.
  - Не заставляй тебя пытать, отдай что нужно и просто умрешь от кровопотери.
  Уж что-что а пытки и допросы Виктор ненавидел. Ему приходилось причинять людям боль, но обычно она длилась всего секунду, пули убивают быстро. А смотреть на страдания людей было невыносимо, собственно потому он и делал то что делал, очищал мир от злых и жестоких людей.
  Одно дело те психопаты в доках, к ним он испытывал ненависть.
  Виктор отметил что Тревис неплохой психолог, он сказал именно те слова, что пробудили праведный гнев в душе парня.
  Сейчас перед ним лежал беспомощный и обреченный человек, кровь уже пропитала его одежду.
  - Ты убил моего сына!
  Виктор оглянулся, подросток с "беретой" все так-же валялся на полу, в луже крови.
  - Прости - ответил Виктор слегка дрогнувшим голосом. - но это ничего не меняет.
  Он приблизился ближе, скальпель привычно лег в руку разрезая плоть:
  - Я делаю это ради СВОЕЙ семьи. Не стоило убивать агентов.
  - Мы... мы никого не убивали. Мы просто украли программу и хотели ее продать. Никто не пострадал от этого.
  - Вы может и не убивали, но еще две ваших группы к этому причастны.
  - Какие еще группы? - искренне изумился террорист. - о чем ты вообще?
  - Кто хотел купить программу?
  - Не знаю. Мужик высокий, все время с тростью. Я видел его пару раз. И все! Все! Пожалуйста прекрати!
  Виктор убрал окровавленное лезвие, стер о джинсы допрашиваемого, и убрал скальпель в карман.
  - Где программа?
  - Во внутреннем кармане, в КПК.
  Виктор порылся в карманах, нашол небольшой прямоугольник пластика черного цвета.
  Включил. Среди кучи спама, разных текстов, музыки и прочего мусора. Он наконец нашол нужный файл. Найти его было просто. Один архив весил больше 3 ГБ.
  Только это был не архив.
  Едва войдя в меню, Виктор сразу попал в меню, требовалось ввести пароль.
  - Пароль какой?
  - 5-Браво-6-7-9-Омега-Альфа-2 - прошептал террорист.
  Программа открылась.
  Удовлетворено хмыкнув, Виктор по блю-тузу сделал копию базы данных на свой КПК. И убрав оба устройства в карман плаща, достал пистолет:
  - Спасибо, ты мне очень помог. В следующий жизни тебе зачтется.
  Стук упавшей гильзы.
  - Пойдем Ольга - сказал он прячущейся за стеной девушке. - А Триевис нам определенно врет. Стоит посмотреть в этой базе, существует ли вообще такой человек в МОРРПГ, или меня просто водят за нос.
  Доверие к информатору не осталось совершенно никакого.
  
  Послышался шум и возня драки. Ди не выходя из укрытия уже примерно представляла себе всю сложившуюся ситуацию, а недавнее убийство только добавляло адреналина в кровь.
  "Вот черт.. "
  Эта многозначительная мысль стояла в сознании девушки на протяжении нескольких долгих секунд, так что она даже не сразу успела сообразить, что не слышит ничего, что происходит вокруг. Совершенное отсутствие звуков. Разве что мысли стали более отчетливыми и громкими.
  "О, Боже! Что же я сделала! Этот парень... сколько ему было лет! Совсем еще молодой... совсем... "
  Ди почувствовала на себе огромную вину за отнятие жизни у столь молодого и, наверняка подающего надежды своему отцу, парня. Девушка на миг прикрыла глаза, стараясь сосредоточиться, но его лицо и кровавое тело не давали ей покоя.
  "Черт!!"
  Картинка перед ней стала размывчивой. Ди машинально смахнула накатившие слезы и прикусила нижнюю губу.
  "Нет, нужно взять себя в руки. Нужно успокоиться. Вдох-выдох. "
  Оля послушно вдохнула и медленно выдохнула. К тому времени разговор-пытка подходил к концу. Девушка разжала ладонь, в которой все еще покоилась пуля из кармана и засунула ее от ненадобности обратно.
  Только она хотела войти в комнату, как оттуда вышел Виктор.
  - Пойдем Ольга..
  Ди, стараясь не смотреть ни Виктору в глаза, ни назад, вышла из квартиры 503.
  Спускаясь по лестнице Виктор положил руку на плече девушки.
  - Постой Ди, мне нужно тебе кое-что сказать...
  Он был рад что руки не были запачканы кровью, не хотелось оставлять следы бойни на прекрасном теле девушки.
  Он внимательно взглянул в ее глаза:
  - Ди прости что тебе пришлось пройти через это, прости. Ты сама говорила что совершая добрые поступки, злодеи не могут смыть кровь со своих рук, так вот что я скажу - голос заметно усилился, стал тверже - добрый человек - остается добрым человеком, даже если оступится. Я впутал тебя в эту историю, и только я несу вину за все. А ты ни в чем не виновата! И еще... спасибо что спасла меня.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Выйдя из квартиры, которая отныне стала кровавым побоищем, девушка хотела как можно быстрее покинуть это проклятое здание. Более того, ей хотелось вообще покинуть этот город грехов, который даже ЕЁ заманил и впутал в паутину безжалостный убийств. Иначе и быть не могло! Когда живешь в городе, где каждый час твориться какая-то резня или массовые беспорядки, просто невозможно (совершенно нереально!) остаться при этом душевной белоручкой, каковой была на протяжении всех своих восемнадцати лет. О нет, это просто невозможно! Обязательно рано или поздно произойдет что-то (будь то самозащита или наоборот умышленное злодеяние), что заставит взять оружие в руки и безрассудно пролить чью-то кровь. Обязательно.
  Это и есть один из суровых законов Страхграда: выжить любой ценой. Даже если цена - это тропа перестрелянных невинных тел, по которым человек собирается пробраться к свободе!
  А найти свободу из города довольно сложно. Потому и не удивительно, что многие идущие по тропе смерти захлебнулись в крови собственных жертв.
  Ди махнула головой, отгоняя от себя навязчивые мысли, в которых все еще блуждала "невинная" душа убитого парня.
  Взявший оружие, и направивший это оружие на любимого уже не невинная душа, это враг. И место ему лишь одно - смерть.
  Но как-же черт возьми больно на сердце. Как-же хочется вернутся домой, отскребать кожу с рук, стараясь полностью смысть с них вооброжаемую кровь и закрытся от мира. Закрыть дверь, заколотить окна. И просто сидеть в своем уютном и безопасном мирке - замаливая грехи.
  - Постой Ди, мне нужно тебе кое-что сказать...
  Оля на миг зажмурилась, стараясь позабыть про совершенное убийство хоть на минуты разговора, но все было тщетно. В лице Виктора она видела лицо неизвестного парня, в его глазах она видела страх перед смертью, только голос остался... только голос не изменился. Он-то и вернул ее к реальности.
  Ди прикрыла ладонями лицо и спустя секунду убрала, посмотрев в глаза Виктору:
  - Я понимаю.. просто, это тяжело.
  Она обняла своего возлюбленного, уткнувшись лицом в его грудь:
  - Это просто очень тяжело.
  Секунду продолжалась мирная идилия любви, пока она не попыталась нарушить молчание.
  - Возможно, с непривычки. Но я привыкну, ты будешь мной гордиться, я больше не та слабая официанка, которую тебе непременно нужно опекать. Теперь я способна постоять за себя. - буркнула девушка напоследок.
  - Надеюсь ты к такому не сможешь привыкнуть. - искренне отетил парень, прижимая к себе девушку.
  Приподнял ее подбородок, посмотрел на закрытые в ожидания ласки глаза и слегка дрожащие от нетерпения губы и поцеловал их. Стараясь своими чувствами, своей любовью - дать ей шанс забыть все несчастья произошедшие в этот день.
  Он ласково взял ее руку, и остановился.
  - Извини, я на секунду. Подожди пожалуйста здесь.
  Быстро отошел от девушки, очень быстро прошел в коридор и прикрыл за собой дверь. Ольга видела и так много жестокости сегодня.
  Оглушенный "террорист" все еще не пришел в себя. Все так же валялся в коридоре, раскинув руки в стороны.
  Он все еще был без сознания, и уже не сможет очнуться...
  Несколько секунд и Виктор вернулся, кивнул все еще ждущей его девушке. Вновь взял ее руку и стал спускаться:
  - Куда мы сейчас Оля? Может "домой"?
  Дом там где сердце, а его сердце давно принадлежало этой рыжеволосой красавице.
  Неизвестно есть ли в гостинице охрана, и слышались ли выстрелы из номера. Так или иначе требовалось скорее покинуть здание.
  Всего один пролет до холла, и они на улице.
  Двое рослых громил перекрывают дорогу. Виктор отпускает теплую ладонь Ди, делает шаг вперед. Рука уверенно и привычно ложиться на рукоять глока.
  - Не стоит устраивать еще беспорядки.
  Знакомый голос.
  Сквозь услужливо разошедшихся охранников протиснулся Тревис.
  - Итак Виктор.
  Он все не расставался с тростью. Причем не заметна потребность в ней, ходит он вроде нормально, с ногами все в порядке. Так что носит он эту штуку для довершение образа, этакого богатея средних веков, каких рисуют не читавшие учебников фантасты. Ажурная сорочка, старинного покроя пиджак, подвернутые брюки.
  Явно он привык что люди, понимают его с полуслова.
  Он секунду смотрел в глаза чистильщика, и продолжил:
  - Программа. Я пришел за ней.
  Виктор медленно и лениво полез в карман, доставая доставшийся от террористов КПК и протянул Тревису.
  - Благодарю.
  Информатор бережно убрал КПК во внутренний карман пиджака и развернулся что-бы уйти. Внезапно он будто что-то вспомнил.
  Повернулся обратно и протянул Виктору листок.
  Тот прочел. Кивнул информатору, и убрал лист в карман, надеясь что Ди не станет интересоваться написанным.
  - Тревис.
  - Что Виктор?
  - Почему ты не отправился за программой сам?
  - Сам? Я не воин, я дипломат. Я бы им заплатил, а позже они стали бы меня шантажировать. Или продавать копии направо и налево. Такие люди не остановятся никогда, им всегда мало. Так-что ты сделал отличное дело Виткор, операция прошла успешно, ты можешь идти.
  - Зачем? Зачем МОРРПГ это затевать? Покупать собственную базу данных у похитителей? Ведь не на свое начальство ты стараешься.
  - Виктор, ты меня огорчаешь. Я ведь просил просто достать вещь, а не вести задушевные беседы с преступниками. Тебе то какое дело до наших операций? Дали задание. ты выполнил - радуйся. Будешь много знать - проживешь не долго. Ладно уж отвечу, я работаю не только, и не столько на МОРРПГ. Есть у меня начальство побогаче и повлиятельней. Особенно в этом городе. Но об этом тебе пока рано знать. Нам пора Виктор, а вы будьте на связи. И помни, я серьездно заинтересован в нашем дальнейшем сотрудничестве, не подведи меня.
  
  Небольшое отсутствие Виктора девушка даже не заметила, ровно как и того, как они оказались стоять на лестнице перед двумя неприступными охранниками. Ди было совершенно наплевать на все, что творится в мире. Ей хотелось лишь покоя и уюта. Скрыться от всей городской суеты в объятиях своего любимого Виктора и больше ни о чем не думать. Но мерзкие мысли сами лезли в голову, не смотря на все усилия девушки сопротивляться.
  Она все еще никак не могла свыкнуться с той мыслью, что меняется, при чем в какую именно сторону было еще не ясно.
  "Будь что будет!" - равнодушно кинули ей мысли, и девушка прикрыла глаза.
  Лишать человека жизни оказалось чертовски легко, но бороться с душевными последствиями - болезненно трудно! Оля тяжело вздохнула и, наконец, подняла угрюмый взгляд на Тревиса. В его лице она нашла своего самого злющего врага, на которого можно было бы благополучно спихнуть все бремя содеянного. Ведь...
  "Это он заставил меня пойти на это! Это из-за него я не могу нормально жить! Все это он и только он!"
  Такова человеческая природа. Легче скинуть вину на кого-то другого, совершенно постороннего и подходящего на эту роль человека, чем самому лично признать вину содеянного.
  Ди пропустила невидящим взором листок бумаги в руках у Виктора и легонько встряхнула головой, отгоняя глупые мысли.
  "Нет, это моя вина. И мне теперь жить с этим грехом. Две грешные души теперь на моем счете. И будет больше, гораздо больше..."
  Девушка отчего-то усмехнулась и резко бросила:
  - Как на счет Шляца, господин Тревис? Он появился в поле вашего всевидящего ока? Или затаился, почуяв неладное?
  В голосе проскользнули властные нотки, уж никак не свойственные этому милому созданию, по воле судьбы заключенному в город страха.
  Охранники скрылись из виду, а Тревис остановился и развернувшись на каблуках посмотрел в лицо Ди:
  - Он еще здесь, и информация у вашего рыцаря без страха и упрека. Так-что мы в расчете, пока что. В дальнейшем я буду занят одной занятной вещью - перемена власти называется. Захотелось понимаете ли немножко власти, вроде и деньги есть и прочие занятные вещи, а вот собственного города пока нет. Так что мне будет не до вас. Впрочем леди. - Тревис щёлкнул пальцами и закусил нижнюю губу, будто ему в голову пришла интересная мысль. - вы еще станете знаменитостью, а сейчас досвиданья.
  Он улыбнулся и поспешил уйти.
  Планы на счет Виктора были даны ему давным-давно одним старым другом и по сути начальников. А вот с девчонкой пришлось повозится. Предполагалось что поняв что девушка стала мутантом, с множеством шрамов на теле и просто отвратительными глазами Виктор ее бросит, или пристрелит из жалости. Но нет. Их любовь просто спыхнула с новой силой. Томпсон и в самом деле дал ей разрушительную силу, но плохо попортил внешность.
  Тревис недовольно качнул головой, чувства он давно не испытывал, такие как любовь он вообще не знал. А потому даже идеальные планы часто идут крахом из-за такой мелочи как любовь. Но любовь будет недолгой, девчонка умрет, на глазах Виктора, да что там Виктора, на глазах всего Страхграда!
  Нет повести печальнее на свете... - улыбаясь мысленно пропел он.
  Тревис надеялся что Виктор успел сделать копию базы данных, если он не будет слишком вглядываться в информацию, то это лишь пойдет на пользу плана. А если будет, то что-ж - любопытство кошку сгубило.
  
  Виктор обнял девушку, взяв ее за руку.
  - Пойдем.
  Он говорил тихо, пусть только она слышит. Но не нужно что-бы в их разговор влезал кто-то еще. Тем временем становилось светло. Ночь отступала, передавала свою власть солнцу.
  Дом сменялся домом, мимо лениво проплывали машины и семенили редкие прохожие.
  Виктор достал свернутый лист бумаги и засунул в карман джинс Ди.
  - Подумай немного Ольга. Та мертвая девушка, она была конечно просто тварью, не спорю. Но мучают ведь угрызения совести? Я ведь видел, ее смерть просто вышибла из тебя все силы. Мне пришлось на руках тебя нести. А тот подросток. Ольга, хорошо что ты не видишь свое лицо. Ты буквально готова разрыдаться. Скажи, и вправду хочешь его убить. Я понимаю он причинил тебе боль, и самое ужасное причинил душевную боль. Заставил боятся мужчин например. Боятся уличной пыли которая могла бы повредить твои глаза. Просто если дело в его смерти - принесу его голову на блюде. Это не проблема.
  Он вел Ольгу домой. Ванна, второй завтрак и несколько часов сна. Вот что поможет ей прийти в себя.
  Да и ему сон не помешает. Определенно - отдых не будет лишним.
  - Но столкнутся с ним лицом к лицу, значит столкнутся с собственными кошмарами. Придется вспомнить всю боль что он причинил, все страхи. Решай сама Ди, только сама. И я буду с тобой, что-бы ты не решила. Но сначала давай зайдем домой. И немного отдохнем, хорошо? А потом ты скажешь свой ответ, хорошо?
  До цервки они шли не более получаса. За это время небо стало совершенно светлым, и утренняя дымка начала рассеиваться.
  Всю дорогу Виктор молчал.
  - "Черт бы тебя побрал, Тревис!" - хотела прошипеть вслед уходящему мужчине Оля, но вовремя себя остановила.
  Ей все больше не нравился его тон, манера разговора и важные повадки. Он все больше нервировал ее своим видом. И, черт побери, он был ей ужасно противен! Девушка буквально чувствовала, как становится его пешкой на арене великолепных интриг. Если уже не стала...
  Ди прикрыла глаза и, машинально примкнув к Виктору, почувствовала, как листок перекочевал в ее джинсы. Она еле себя сдержала, дабы тут же не посмотреть на адрес проклятого Шляца, но манеры, любовь и уважение к Виктору взяли верх.
  Оля вслушалась в его слова, но отвечать не торопилась. Адрес был у нее, и спешить было некуда, разве что чертов Григорий почувствует неладное и улетит на первом же приватном самолете, что весьма маловероятно.
  Конечно, Оля хотела мести. Каждый раз засыпая, она видела перед собой его отвратительную рожу. До тех пор, пока в ее жизни не появился Виктор. Девушка блажено улыбнулась, покрепче прижавшись к парню.
  - "Что бы я без тебя делала?" - подумала она, поднимая на любимого взгляд.
  Нарушать приятную утреннюю тишину Ди не хотела, потому до церкви они дошли молча, и без того прекрасно зная ответ на вопрос о судьбе господина Шляца.
  
  Добрались до церкви они без приключений. Впрочем, это и к лучшему. У каждого в голове были свои мысли, и никто из влюбленных не хотел тревожить покой друг друга. Достаточно было просто осознание того, что они рядом, живы и в относительной безопасности.
  Город постепенно просыпался. Кто-то шел на работу, кто-то возвращался с работы. Практически никто не обращал внимание на обнявшуюся парочку, мирно идущую к церкви. Подобная композиция любви довольно редко наблюдалась в этом городе. Казалось, любви здесь просто нет места. Ан нет! И сюда смогли пробраться стрелы пресловутого Амура, скрепившего сердца этих двоих довольно счастливых и довольных жизнью людей (по крайней мере, на лице не было видно ни тревоги, ни опасения). Девушка вообще большую часть пути прошествовала с закрытыми глазами, приобняв парня и видимо чувствуя себя в полной безопасности.
  Церковь поприветствовала их своими мрачными стенами и куполами. Священника не было на месте, но свечи у алтаря были уже заботливо убраны не иначе как рукой монаха. Таким образом, парочка без препятствий прошла в отдаленную комнатку.
  Девушка без слов скинула с себя плащ, ботинки и сказав запоздалое (слишком ранее?) "Спокойной ночи" , повалилась на кровать. Усталость быстро дала о себе знать и уже спустя пару секунд она забылась сном.
  - Сейчас только утро.
  Прошептал парень, говорить не нужные слова и случайно разбудить девушку он не хотел. Она и так пережила сегодня многое, такая прогулка подкосит любого.
  Прикрыв дверь, он отправился в ванную.
  Поставил голову под шумящий поток холодной воды и на несколько минут забылся.
  Когда виски стало ломить от холода, он наконец убрал голову от струи воды.
  Появившаяся было головная боль и усталость быстро прошли, не задержавшись в организме после такого ободряющего душа.
  Он вернулся в комнату.
  Его ангелок все еще спал, закрыв глазки и слегка приоткрыв губы.
  - Прекрасно! - только и мог произнести он.
  От его слов девушка слегка дернулась, но все еще продолжала спать.
  Тихо и осторожно приоткрыв шкаф и достав фотоаппарат он навел на спящую девушку и сделал несколько кадров.
  Когда проснется было бы неплохо провести фотосессию, про которую он успел забыть.
  Дальше он снял ставший невероятно тяжелый плащ. Меньше десяти килограмм весит, но проходив в нем бессонную ночь, парень совершенно устал.
  Полтора часа ползания по полу и осмотр стен ничего не дал, он проверил свою и Ольгину одежду, не пропустив даже нижнего белья.
  И в итоге еще более уставший и разозлённый упал на кровать.
  Чужок найти не сумел.
  Поцелуй то-же оставил на потом.
  - "Пусть поспит".
  Она была так похожа на ребенка, а Виктор так сильно хотел о ней заботится... лучшей дочери он не нашел бы, и лучшей ученицы тоже.
  И женой она станет просто великолепной!
  С этой мыслью, он и уснул.
  
  
  
  
  
  Театр "М"
  том 2
  арка 4
  глава 2
  
  ==========
  
  Возможно внешне девушка и спала, как ангел, но внутри ее сознания проходила невероятная схватка двух противоположностей - света и тьмы. Ее сон был тревожен и очень часто менял ситуации, в которые попадала Оля. В конце концов, она осталась одна в темноте, и лишь далекий мигающий огонек света напоминал о том, что есть еще шанс выбраться из этого кошмара. Девушка без колебаний кинулась к спасительному клочку света, который затем внезапно сменился на умиротворенное лицо Виктора, а затем и вовсе исчез. Губы прокричали бесшумное "Нееееет!!", а тело начало стремительно падать в темную пропасть.
  Ощущение падения не оставляло девушку даже когда та резко открыла глаза, а ее тело невольно дернулось. Впереди себя она увидела спящее лицо парня и тут же пришла в себя. Сон, ворча, отступил в темноту, погрозившись вернуться в следующий раз. Девушка невольно усмехнулась и присела на край кровати. Часы на тумбочке свидетельствовали о двух часах дня.
  "Всего-то..." - фыркнула Оля. Ей то казалось, что проспала она не меньше пяти часов, да и сны были очень явными и долгими.
  Сердце, наконец, успокоилось и перестало отбивать чечетку. Ди шумно выдохнула, прикрыв лицо руками, и покосилась в сторону спящего Виктора.
  "Будить или не будить?" - игриво поинтересовались мысли.
  На губах заиграла загадочная улыбка и девушка, не успев трезво рассудить, навалилась на Виктора сверху и поцеловала щечку.
  - Просыпайтесь, мой ненаглядный жених. Ваша будущая супруга требует внимания.
  Может быть и не стоило таким образом будить парня (а может быть и вообще не стоило этого делать - мало ли, может быть он не выспался, а дотошная невеста "требует внимания"), но отступать было некуда и потому Ди гордо восседала сверху при этом невинно хлопая глазами.
  Засыпал он с тревогой.
  Трудно вновь остаться одному, в этом противостоянии с миром.
  Очень трудно. Если бы не Ольга, Виктор давно плюнул на все махинации своего начальника и агентства.
  Бросить девушку он не мог, Виктор с детства был очень верный. Люди для него никто, просто грязь. ходячая биомасса. Но едва один из посторонних людей станет другом, или как Ди - невестой. Он становится очень важным для него существом.
  МОРРПГ и поддерживаемая за счет их денег - полиция. Отныне одни из возможных врагов.
  Работа на МОРРПГ в этом городе - и так была скорейшим способом отправится в могилу. Но это была все-же "крыша", выручающая в стычках с той-же полицией.
  Завершить всю эту историю с местью, снять деньги и уходить из города. Если придется прорываться через КПП, и убивать солдат. Значит так и будет!
  Почему полиция плюет на близкое соседство с театром? Почему такие невинные девушки на Ольга не могут покинуть город, почему существуют заведения подобные "Раю"? Почему Шляц и подобные ему ублюдки свободно чувствуют себя в городе!?
  С какой стати МОРРПГ называют себя хозяином города, но не способны ничего сделать!?
  Виктор включил базу данных и очень быстро нашел Тревиса.
  И в самом деле, фото совпадало. Должность то-же. Да-же задание совпадало.
  Его и в самом деле направили с помощью в ликвидации маньяка на пирсе.
  Те-же фото, те-же данные.
  Все то-же самое. Вариант с подделкой провалился. Приказы отдавал настоящий Тревис, либо его хорошо осведомлённый брат-близнец.
  Да-же сумма и счет перечисленные на его счет совпадали.
  После Виктор проверил активных агентов. Не засекречены были лишь трое - первым был сам Виктор. Вторым - Васко. Амнистированный и завербованный уголовник. Просто расходное мясо. Третьей была некая Соловьева. Переведённая на службу в Страхград служащая спецназа.
  Вырубив КПК Виктор заснул.
  Пробуждение было резким и неприятным.
  И тем не менее, нацепив улыбку Виктор обнял талию Ди и глядя в глаза, спросил:
  - Что случилось?
  Очевидно, пробуждение стало для Виктора не совсем приятным, не смотря на то, что сей резкий ритуал пробуждения исполняла его будущая супруга. Впрочем, кому понравится, когда (наверняка!) на самом интересном месте цветного сна, почувствуешь нехилого размера "камень" сверху своего тела?! Естественно, первой машинальной попыткой будет столкнуть неугомонный, но все же живой "камень" с себя. Но, хвала небесам, парень очнулся, прежде чем позволил рефлексам взять верх, и девушка все так же восседала сверху с гордым видом победителя, укротившего дракона.
  - Ничего, - простодушно ответила она, глядя на Виктора сверху вниз. - Просто посчитала своим долгом разбудить тебя, прежде чем это сделает кто-нибудь другой.
  Женская логика существует! Оля не смогла найти более ничего приличного, чтобы как-то оправдать столь радостно-горькое пробуждение. Посему с видом знатока, она окинула заспанное лицо Виктора своим прищуренным взором, а затем, дабы компенсировать сказанное, поцеловала того в губы.
  - Пойдем в кафе, ага? - проговорила она, едва отдалившись от него.
  Улыбка от полученного поцелуя, озарила лицо парня.
  - Кафе? - будто раздумывая сказал парень. Переворачиваясь и скидывая девушку спиной на кровать, и моментально накрывшего своим телом Ольгу.
  - Кафе, почему-бы и нет. Пойдем.
  Ему нравилась беззаботность и позитивность девушки.
  "В конце-концов не стоит быть столь мрачным."
  Секунда притворных размышлений, и вот, она уже лежит на спине, поменявшись местами с Виктором, который с легкостью и ловкостью совершил этот переворот.
  "Ну что ж, так даже лучше!" - подумала Ди, прежде чем оплести руками шею парня.
  - Кафе, почему-бы и нет. Пойдем.
  "Пойдем, конечно" - читалось в глазах девушки, правда ни она, ни он не совершали никаких действий дабы хоть на шаг приблизиться к своей теперешней цели - ненаглядного и неповторимого кафе с таким милым названием "Белая роза".
  Оля продолжала ласково смотреть любимому в глаза, словно пытаясь заглянуть ему во внутрь, прочитать его душу, словно древнюю и безумно интересную книгу. Но в душу заглядывать было не обязательно, все ненужные слова любви были отпечатаны на спокойном лице Виктора невидимыми буквами, так что девушка просто не могла оторвать от него взгляд.
  - Люблю тебя. - произнеслось само по себе.
  "Я знаю".
  Виктор улыбнулся услышав слова Ольги, ожидаемые слова стоит признать. Но от этого не менее теплые и приятный для души.
  Всего три слова, способны разжечь душу и наполнить тело энергией.
  - Не нужно слов Ди, я знаю.
  Он нежно прикоснулся к ее губам, оставляя на них ласку поцелуя. Разбитая губа уже была совершенно здорова.
  - Впрочем... мне очень приятно было это услышать.
  еще один поцелуй.
  - Я люблю тебя Ольга.
  Любовь в ответ на любовь. Что может быть лучше? Взаимные чувства не смогут заменить даже горы золота!
  Девушка всецело была во власти Виктора, отвечая поцелуем на поцелуй и запоминая каждый момент пребывания в его объятиях. Каждый раз для нее становился как новый. Возможно, еще немного и она уже не сможет отличить первый от последнего, когда станет женой и все эти мгновения "рай с милым в шалаше" станет для нее приятным воспоминанием. Непременно, такое наступит через несколько лет совместной жизни, так происходит с каждой супружеской парой. А впрочем, кто его знает, как судьба повернет свою прямую дорожку? Ди улыбнулась и в очередной раз поцеловав Виктора, тихо и совершенно нехотя проговорила, ибо урчание в животе настаивало на немедленном принятии пищи, а ласки отложить на потом:
  - Пойдем, все же. Нам еще многое за сегодня нужно успеть. А вечером свадьба!
  "Да-да-да, наконец-то!"
  Проговорила и лениво отпустила его из своих объятий.
  - Сегодня? не то что я против. но может мы немного обождем?
  "Что ты несешь?"
  - Как захочешь любимая, мне все равно. главное что ты будешь рядом.
  Виктору было совершенно все равно будут ли они мужем и женой, или просто парой. Он прекрасно себя знал - если любовь пройдет, он исчезнет. наплевав на все.
  единственное что его удержит это...
  Он перевел взгляд на живот Ди. С любовью провел по нему ладонью. Только одно удержит.
  - Хорошо, пойдем немного поедим. Кстати! какие у нас планы на сегодня?
  "Ну как это "обождем"?" - возмущенно крикнули мысли, грозя вырваться из уст девушки. Но Ди вовремя остановила свой порыв праведного гнева, услышав от Виктора согласие в этом замечательном действии, возможно, единственном в жизни!
  Оля благосклонно улыбнулась и напоследок поцеловав своего дражайшего жениха, вылезла из его объятий и встретилась взглядом со своим отражением в зеркале, которое было так кстати встроено в дверцу шкафа.
  "Ну, черт, гольф помялся" - будничные мысли и скептический взгляд отразились на лице девушки на протяжении пары секунд. По крайней мере, до тех пор, пока она не отправилась на поиски более-менее выглаженной одежды, каковой нашлось весьма мало.
  Погрузившись в шкаф едва ли не всем телом, Ди окликнула Виктора:
  - Сейчас определенно пойдем покушаем, иначе мой желудок грозится разорвать своим грозным урчанием все тело. А потом... - из шкафа послышалось недовольное бурчание, затем оттуда выглянула взъерошенная голова Ди: - Ты, кстати, проверял комнату на жучки? А то меня безумно беспокоит вариант подслушивания за нашим разговором... да и не только.
  После произнесения последних слов девушка слегка покраснела.
  Виктор усмехнулся, отводя наполненный душевной теплотой взгляд от Ольги.
  - Проверял, не нашел...
  Степень усердия в поисках парень не стал озвучивать.
  - Может от просто соврал, в любом случае. Больше я с ним не работаю, пока по крайней мере не сниму деньги.
  Деньги были ему не нужны, а вот попасть в полицейский участок, и зайти в кабинет главы управления МОРРПГ, по счастью расположенном в том-же здании, это было бы очень кстати. Стоит рассказать о инициативе Тревиса, дальше пусть уже агентство само разбирается кто из них кто, кто предатель, кто честный служащий.
  Хотя немного поразмыслив Виктор отбросил и этот вариант. Сейчас ему было совершенно плевать на чужие интриги и махинации, у него было что защищать. Следовало как можно скорее связаться с Брауном и молится что-бы он не узнал, что Виктор отправил его дочь на небеса. Связаться и тихо-мирно, покинуть город без перестрелок.
  - В общем не забивай голову, пусть подслушивают наше "и не только" и завидуют.
  Он улыбнулся, набросил на плечи куртку:
  - Собирайся быстрее, я буду ждать во дворе.
  
  Через пять минут девушка вышла. Виктор удивленно приподнял бровь. Он был уверен что девушка прокопается намного дольше, на ней были джинсы серого цвета и черная кофта с вототом почти закрывавшим лицо.
  Она прошла мимо, и казалось была в задумчивости.
  - Ольга.
  Ноль реакции.
  - Ольга?
  - Ааа что? - девушка мотнула головой и улыбнулась. - Извини, немного задумалась.
  Она виновато улыбнулась и протянула ладонь.
  - Просто пойдем.
  
  Виктор нанизывал на вилку, очередную горстку золотистого риса, смешанного с укропом.
  - Неплохо здесь кормят?
  - Ага.. за наши деньги.
  Ди лениво ковыряла стейк.
  - Слушай, мне это не нравится.
  - Это? - удивился Виткор.
  Ди взглядом проводила парня в строгом деловом костюме, уводящего из кафе скудно одетую девушку.
  - Повезло парню, да?
  - Парню?
  - Ему. Представляешь, подошел к девушке и через минуту они уже ушли. Я была более скромной. Но ты добился своей цели.
  Виктор все еще непонимающе смотрел на девушку.
  - Воспользовался мной. я была такой наивной. Это так необычно, жить в аду, и все еще быть наивной.
  - Ольга, я не совсем понимаю... что-то я сделал не так?
  - Да прекрати ты! Забудь про брак, это ошибка. Я была дурой, все. Ты можешь идти.
  - Ди, я не...
  Ольга вскочила, и размахнувшись залепила пощечину Виктору.
  Хлеский звук разлетелся по всему кафе, мгновенно обратив внимание на секунду назад мирно сидевшую пару.
  Охранник видя это, плюнул на пол, и сказал парню из дневной смены:
  - А еще несколько часов назад, они были влюбленны.
  На что собеседник отмахнувшись ответил:
  - Да забудь.
  Ди тем временем вскочила и быстро покинула кафе, напоследок хлопнув дверью.
  Около минуты Виктор просто сидел совершенно не понимая происходящего.
  после поднялся, небрежно бросил несколько купюр на стол и вышел.
  Город давил, буквально вжимал в пучину отчаяния и тоски. хотелось выть на луну, или бится головой о стене. Хоть что-то глупое, или сумашедшее. Да хоть что-то сделать что-бы забыть тянущее чуство тревоги.
  - Что я сделал?- думал он.
  И вправду, что такого он натворил.
  Внезапно... какаято мысль. зацепка.
  
  - "Прости" - только и подумала Ольга пройдя внутрь.
  На ее плечо легка тяжелая рука, будто лишая всех сил. Девушка вздрогнула.
  - Беглянка вернулась. - услышала она ехидный голос, невысокой женщины в конце коридора. Охранник заперев дверь, толкнул девушку внутрь.
  - Убей ее. - приказала она охранику.
  - Стойте! - ольга пыталась закричать, но лишь приглушенно охрипшим голосом сказала она. - не делайте этого, не ужели непонимаете что я вернулась не просто так!
  - И зачем же ты вернулась?
  - Шляц. Я была с ним недостаточно любезна в прошлый раз. Но могу исправится. С ним, прямо сейчас, лично извинится за неудобства. А после работать у вас. И буду делать что скажите и с кем скажите.
  - Обыщи ее.
  Охраник кивнул.
  - Ноги в сторону, давай. Руки вытяни.
  Потные ладони охраника изучали тело Ольги, не найдя оружия. Он похлопал ее по карманам. Извлек мобильный телефон и несколько пуль.
  - Выброси телефон, только не забудь сломать его. А пули тебе к чему? Позволь узнать?
  - Для самообороны. - улыбнулась Ольга.
  - А что-ты хочешь? За свои услуги?
  - Мне страшно... Я устала боятся за свою жизнь. Я хочу быть под вашей защитой, только это мне нужно. Прошу вас. - слезы прошлись солеными дорожками по щекам девушки. - Пожалуйста. Я лишь хочу жить спокойно.
  - Ладно.. - женщина усмехнулась, склонив голову на бок. - отведи ее к Шляцу, и двух охраников приставь к ним.
  
  Рука опустилась в карман джинсов. Виктор сперва улыбнулся, а после улыбка стерлась с его лица.
  - Дура! - в сердцах выкрикнул он, доставав КПК и включив отслеживание сигнала. Она находилась в одном из зданий Южного района.
  Оно было совсем рядом, пять-семь минут ходьбы.
  Бегом Виктор планировал успеть за три.
  
  - И зачем тебе эти штучки?
  На ладони Шляца лежало несколько пуль. Он улыбнулся проводя рукой по густым бакендардам, хлопнул себя по карману.
  - Сейчас будешь хорошей девочкой? Или мне попросить подержать тебя.
  Ди ненавидящим взглядом посмотрела на своего мучителя.
  - Я буду послушной.
  Она изобразила чтото наподобии улыбки, и стянула черезх голову кофту.
  оставаясь в одной тонкой майке.
  - Ты много хлопот доставила мне. Ольга, милая Ольга. Я так мечтал встретить тебя вновь. Прости за шрамик, я не хотел.
  - Я тоже не хочу этого.
  Глаза Шляца округлились когда несколько кусочков металла подлетели с его ладони, и сделал несколько пируэтов вокруг ладони устремились к охранникам.
  С пробитыми черепами оба сползли по стенам.
  - Один звук. - угрожающе сказала девушка. - один звук и убью.
  Ди подошла к двери, защелкивая замок.
  - Если бы ты только знал, насколько я хотела тебя увидеть вновь. Что такого плохого я тебе сделала? Как ты мог изнасиловать меня?
  Ди не пыталась скрыть своих слез:
  - И оставить это? Шрам, как напоминание о ужасах той ночи. Слишком много изменилось с тех пор. Слишком другой стала я. Иди в ванную.
  - Зачем?
  - Хочешь щас сдохнуть? Или прожить немного? Быстро в ванную.
  Пуля угрожающе поднялась на уровень глаз Шляца и принялась медленно приближатся к носу.
  Испуганно подняв руки, он попятился к ванной комнате.
  - И что дальше?
  - Дальше...
  Ольга осторожно улыбнулась уголком губ:
  - Ты можешь кричать сколько хочешь. Здесь отличная звукоизоляция.
  
  Сигнал двигался.
  - Ну молодец, молодец Ди. Уходи оттуда.
  Но вместо любимой девушки, он увидал амбала спешно выходящего из здания, и устремляющегося к дворам.
  Виктор обошел дом. Выбрав наиболее темное место засады. Тень даже в столь ранний час, скрывала его полностью. Сиграл был все ближе. Когда до места где затаился Виктор оставалось меньше метра, он появился из тени. Ладно резко вытянулась в форме лодочки, ударяя в горло.
  Захрипев амбал растянулся на земле.
  - Ну, не теряй сознания. Поговори со мной.
  Глушитель уперся в грудь охраника.
  
  Виктор повертел в руке пластиковую карту-ключ.
  - И без этой карточки не войдешь, так?
  - Да.. Это ключ начальника охраны, т.е моя карта. она открывает и закрывает все двери.
  - А как попадают внутрь остальные?
  - Камеры внешнего видеонаблюдения, они видят пришедших и открывают.
  - Хорошо. Ну вот видишь, ты рассказал все и боль прекратилась. Было глупо страдать несколько минут и тратить мое время.
  Охраник радостно закивал:
  - У меня ремень можешь снять, свяжешь мне руки. Я буду мирно лежать здесь.
  Виктор покачал головой:
  - Не в этой жизни.
  Щелк, щелк.
  Две дымящихся гильзы прокатились по асфальту.
  Виктор усмехнулся.
  И направился к входу в здание.
  Перекур для двух охраников, прервался выстрелами.
  Первый упал с простреленной головой, сжимая в руке зажженую сигарету.
  Второй потянулся за оружием, и упал ничком с простреленной грудью.
  Пробежав до входа, Виктор провел карточкой по замку. И пинком вышиб дверь, карточка осталась в замке.
  Охранник в коридоре отбросил журнал, вскакивая с кресла.
  Выстрел в плечо, и пистолет вынутый из кобуру упал на ковер. Алые капли распрылись по белоснежному ворсу ковра.
  Преодолев расстояние до скрючившегося от боли охранника, Виктор сжал в руке скальпель воткнул лезвие в подбородок охраника, скальпель ушел по самую рукоять,, и остался торчать там. застряв в челюсти.
  На крик, распахнув дверь вышла какаято-то девушка, в одном белье.
  Виктору оставалось лишь направить на нее оружие.
  - Прошу вас, помогите! - сказала она, похоже совершенно не пугаясь наставленного на нее оружия.
  Охраник вышедший из комнаты наблюдения, не успел пройти и шага, как упал застреленным.
  - От двери! - коротко крикнул Виктор, и девушка успуганно вжалась в косяк. Вскочившись с кровати голый мужик, шарил по карманам снятых брюк.
  Он обернулся, увидел Виткора.
  Поднял руки:
  - Прошу вас, не стреляйте. Я заплачу, хорошо заплачу, лишь прошу не уби...
  Виктор перерядил обойму:
  - Как тебя зовут?
  - Эмбер, т.е Эм.
  - Слушай Эм, ты должна сидеть в комнате. Ты меня понимаешь?
  Девушка кивнула.
  - Я заберу тебя, как тольок все закончится. А теперь пожалуйста слушай внимательно. Я ищу рыжую девушку. Она недавно была здесь. Ты ее видела?
  - Да. - Эм кивнула - ее повели с охраной наверх.
  - Хорошо. Теперь закройся в комнате.
  Чистильщик на секунду закрыл глаза, когда за его спиной щелкнул замок.
  - "Шаги, какие вы шумные люди."
  Их было много, кучей они лишь мешали друг-другу в тесном коридоре. Не экономя патроны, Виктор снял двоих. Одна пуля клацнула по броне плаща. Что лишь разозлило Чистильщика.
  Пуля пробила колено охраника, вторая пронзила плечо. Подоспевший на помощь охраник упал с пулей в затылке, следом на тот свет отправился раненый.
  Все-же Виктор ошибался, не все шумели. Он слишком поздно услашал мягкие кошачьи шаги.
  Он успел лишь приглутся и закрыть голову от очереди из автомата.
  Пули отлетали от тяжелого покрытия плаща, ответный выстрел, сделанный наугад свалил стрелка с ног. Осталось лишь добить.
  Покружив по второму этажу, Виктор нашол единственную запертую дверь. Осторожно встав за угол, он постучал.
  - Ольга, золотце. Это я. Открой пожалуйста.
  Тишина.
  Потом кто-то тихо назвал его имя.
  Пинком вышибив дверь, Виктор влетел в комнату.
  Ольга рыдала, ее плечи мелко дрожали, а на волосах была кровь.
  - Ольга.
  Карнейдж бросился к невесте, обнимая ее.
  - Что с тобой, ты вся в крови.
  - Это. - девушка шмыгнула носиком. - это не моя кровь.
  Она кивнула в сторону ванны.
  То что лежало в ванне, лишь отдаленно напоминало человека.
  - Шляц?
  Ди кивнула:
  - Я отомстила Виткор, я все-же отомстила. Прости, если ты сможешь, прости.
  Обняв девушку Виктор просто молчал.
  - Прости, я не хотела что-бы ты был в опастности. Это только моя месть.
  - Ди. Забудь. Пойдем домой хорошо? Просто пойдем домой?!
  - Хорошо.
  Девушка откинула челку с глаз, и попыталась улыбнутся:
  - Я так устала...
  
  ============
  
  
  В одной из комнат нашлась чистая одежда:
  - Ди, я на минутку спушусь, мне нужно позвонить.
  - Эйййй мистер! Спуститесь вниз, это Эмбер!
  Ольга встрепенулась:
  - Ди, передевайся. Я проверю.
  Первое что увидел Виктор спускаясь - стоящая спиной немолодая женщина, поднявшая руки. И Эмбер трясущимися руками наводящая на нее револьвер.
  - Кто это Эм?
  - Это хозяйка.
  - Эм, опусти пожалуйста оружие.
  Девушка испуганно посмотрев на Чистильщика, медленно опустила револьвер.
  - Где ты взяла оружие?
  - У убитого. - она небрежно махнула в сторону комнаты.
  Виктор подошел к хозяйке:
  - Как ваше имя?
  - Кэрролайн. - холодно ответила женщина.
  - Отлично Кэрролайн, просто не будь агресивна и отсанешься живой. Ну пойдем.
  Усадив хозяйку борделя в кресло, стоящее в коридоре. И привязав ее руки к подлокотникам, он вернулся к Эм.
  - Эмбер, следи за ней. ты справишься?
  - Да. - Эм кивнула.
  - Если будет себя плохо вести, пристрели ее.
  Девушка улыбнулась, и миновав ее Виктор закрылся поднялся по лестнице, набрал на КПК номер Брауна.
  - Джек, это Виктор.
  - Рад тебя слышать. Крис с тобой?
  - Нет Джек, у меня плохие известия.
  На несколько секунд возникла пауза:
  - Что произошло?
  - Ее убили, когда я был за территорией города. Я не успел. Не могу выразить свою боль по произошедшему...
  - Хватит Виктор. Мне не до того сейчас. Я только что узнал, что потерял дочь. Зачем ты звонишь?
  - Я все еще в городе и со мной девушка.
  - Понимаю. Ты звонишь что-бы получить мою помощь. Когда ты узнал о смерти Крис?
  - Узнал вчера.
  - И ты звонишь лишь попросить о помощи.
  - Да. Я понимаю ты отстранен от своей должности. но...
  - Что за бред ты несешь?
  - Мне сообщили что ты больше не в МОРРПГ.
  - Кто сообщил?
  - Некий Тревис, мой информатор в агенстве.
  - Хорошо... Я постораюсь сделать что-то. Связь через пол часа.
  - Ясно.
  
  Виктор тихонько постучал, открыл незапертую дверь.
  Ольга уже привела себя в порядок, и надевала найденное в шкафу черное платье, с глубоким вырезом.
  - Непривычно видеть тебя в платье.
  - На свадьбе увидишь. - усмехнулась Ди подбегая к парню и целуя его в подбородок.
  - Тебе идет.
  Она улыбнулась.
  - Глупо, на всех наших встречах, я постоянно с ног до головы в крови.
  Виктор без слов обнял Ольгу.
  - Больше такого не будет, я постораюсь наконец начать защищать тебя.
  - Не говори глупостей, ты только и делаешь что меня спасаешь. Зачем я пошла сюда в одиночку? Пыталась не втягивать тебя в это. Дурость.
  - Дурость. - согласился Виктор. - больше никогда не иди на самоубийства в одиночку.
  - Я буду стараться. - она крепко прижалась к любимому парню - Вот и отомстила, но на душе не легче. Все так-же давит душу, мне страшно и больно от ощущения в кого я превращаюсь. И самое ужасное - я не могу вернуть прошлого, не могу его поменять. Что-бы я не делала, какие добрые или злые поступки не совершала. Мне просто придется с этим жить. И старатся защищать близких мне.
  - Грехи прошлого не смыть кровью. - Виктор прошептал эти слова Ди, и нежно поцеловал.
  
  Спустилась тьма, на пирсе остановилась машина, еще две притормозили поодаль. Вышла хозяйка борделя, заметно прихрамывая на одну ногу.
  Пройдя на условленное место, она остановилась, закурила. Огонек вспыхнувшей сигареты на секунду осветил покрытое шрамами лицо. Тишина...
  Она давила на девушку две минуты, пока не истлела сигарета.
  - Приятный вечер.
  Голос за спиной заставил вздрогнуть.
  Керри пыталась обернутся, но ее удержало лезвие стилета коснувшееся шеи.
  - Скарлет. - прошептала девушка.
  Этот сумашедший нашел ее месяц назад, власти дали ему кличку из-за алого цвета плаща, с длинным капюшоном. Который он никогда не снимал. С его прибытием Страхград содрогнулся, половина жителей знающих о нем сократила время своих прогулок по улицам города, вторая половина жаждала заручится поддержкой.
  Керри ничего не знала ни о об этом психе, за котором тянулся кровавый след, не о "Рае".
  Дверь ее квартиры выбили, к горлу приставили нож, а после начали говорить что от нее требовалось.
  - Верни мою дочь, я все сделала.
  - Рано, я еще не поговорил с тобой. - лезвие покинуло шею девушки - можешь обернутся.
  - Нам нужно торопится, мои люди...
  - Мертвы. Нам ведь не к чему свидетели?
  Керролайн кивнула.
  - Я убила мужа, возглавила руководство над "Раем", освободила всех похищенных. кроме выбранной тобой, этой...
  - Эмбер. - подсказал человек, кивнув. Капюшон еще ниже закрыл лицо.
  - Вижу Виктор не был с тобой джентельменом. Следы как говорится налицо...
  - Как ты осталась живой? Не помню что-бы это было в планах.
  - Он оставил меня в живых, я рассказала про дочь и...
  - Сказала что ее похитили?
  Крепкая хватка заставила Керри хрипеть задыхаясь.
  - Нет! Нет! Только что у меня есть дочь!
  Хватка ослабла.
  - И все?
  - Нет, мне пришлось передать ему досье на всех клиентов.
  - Досье будущих мертвецов, он не спроста их забрал.
  - Будет убивать их?
  - Мстить.
  Керри кивнула, ей было все равно. Главное получить живую и невредимую дочь и убратся подальше.
  - Мне не важно, где моя дочь?
  - Тихо! - нервный жест ладонью.
  Керри могла поклясться что секунду назад рука была пуста, а сейчас в ней уже лежит кинжал.
  - Как повела себя Эм?
  - Глупо как-то. - девушка пожала плечами. Когда он забрал досье, она поблагодарила за спасение, поцеловала его. Я думал его девчонка просто порвет ее на части, могу поклясться - ее глаза просто вспыхнули от ревности!
  - Любовь... отличное средство давления на человека. И последний вопрос - как ты выбралась?
  - Виктор деньги не взял, но полицейский забравший меня из "рая", решил что деньги лучше - чем благодарность от начальства.
  - Хорошо. Первоначально я планировал отпустить твою дочь, но у меня появилась идея получше.
  - Что? ты обещал...
  Керри гневно взглянула в лицо Скарлет, и захрипела. В ее грудь вонзилось лезвие стилета.
  Один точный удар в предсердие, и девушка покачнувшись упала.
  Скарлеть наклонился над телом.
  - Обещаю, она умрет без боли.
  Он подождал несколкьо секунд пока девушка не умрет, а после выдернув лезвие, направился к пирсу, там уже ждал катер.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"