Лазученков Алексей Васильевич: другие произведения.

Деф

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда чтобы оказаться Попаданцем, причем в прямом и переносном смысле слова, вовсе не обязательно переноситься в параллельные миры. Оказывается, им можно стать, просто подобрав непонятную вещь. Главный герой убедился в этом сам. С другой стороны, не сделай он так, лично для него все могло повернуться куда хуже.

  
  "Деф".
  
  
  
  Персонажи данной книги не выдуманы автором.
  Совпадения с реальными лицами, местами и происходящими событиями - не случайность.
  
   Иногда чтобы оказаться Попаданцем, причем в прямом и переносном смысле слова, вовсе не обязательно переноситься в параллельные миры. Оказывается, им можно стать, просто подобрав непонятную вещь. Главный герой убедился в этом сам. С другой стороны, не сделай он так, лично для него все могло повернуться куда хуже. Как для остальных, история покажет.
  
  
  
  Глава 1
  День первый. Утро.
  
  
  
   Я, молча, гипнотизировал небольшой прозрачный шарик, лежавший передо мной на столе, и не знал, что делать. Слишком странный сегодня день выдался. Начнем с того, что это не совсем шарик. Точнее, совсем не шарик.
   Я положил рядом с ним монету, скривившись, потер живот и произнес, четко, по слогам: - Сделай копию. Сейчас. Тут.
   Сначала ничего не произошло, затем рядом с одной монетой появилась вторая. Я осторожно ее поднял, сравнил с оригиналом. Нацарапанная мною буква 'А' была и тут, и там, так я пытался отделить оригинал от копии. Как и во время предыдущих экспериментов, отличий не было, надписи, царапины, год выпуска и прочее, каждый раз одно и то же. И где мне пятитысячную купюру добыть, спрашивается? Или количеством лучше взять? Я с ожесточением потер лоб. Говорят, дураки чешут затылок, а умные люди лоб, вот и переучиваю себя. Есть такая нехорошая привычка, крайне успешно борюсь с ней уже который год, практически одолел. Ну, как, одолел? Почти. Теоретически.
   Скрипнула дверь. Вошел деда и удивлено уставился на меня, а я задумчиво на него. Он неуверенно кашлянул и спросил:
   -А что это у тебя, внучек, лоб красный? Об ворота им приложился, никак?
   - А? - Я отстранено глядел на него, витая в высших сферах, то есть решал бесконечно сложную задачу, где нарыть бабла. У деды, что ли, на время купюру попросить? Не поймет, расспросами замучает, иногда такой въедливый бывает, сил нет. Может, у Митьки есть?
   - Видать, хорошо приложился. - Деда даже крякнул и, как показалось мне, с удовольствием. - Лед дать?
   - Зачем? - Я опять машинально потянулся ко лбу. М-да, где же нарыть бабла? Во, нарыть! Клад надо искать, вот что.
   - Что-то совсем дело плохо. - Деда засуетился, приложил ладонь к моему лбу и скорбно покачал головой. - Как бы того самого. Не окочурился бы.
   Вот такой у меня деда, вот с таким специфическим чувством юмора. И скажу я вам, не только, и другие закидоны имеются. Самый обидный, на мой взгляд, укладывать меня спать в одиннадцать вечера, причем, не взирая на любой красный день календаря. Даже в мой День рождения, да куда там, даже в Новый год. Хотя, с другой стороны, однажды я так громко и возмущенно вопил, что он махнул рукой и с бокалом вина уселся в любимом старинном кресле, прямо как в кино или театре перед спектаклем, это я потом понял. А я, бесконечно счастливый и полный радужных надежд, с куском торта на тарелке расположился напротив телевизора в ожидании новогодних курантов. И что? Так ничего не дождавшись, проснулся утром лбом в тарелке, с размазанным кремом по всему лицу. Вишь ты, деда принципиально не стал ничего делать, так и смотрел, наверное, всю ночь, причем весь радостный из себя такой, как я под столом во сне причмокиваю и облизываюсь. Вот ведь...
   - Что нахмурился? - Участливо поинтересовался деда.
   - Да так. - Вяло протянул я. - Вспомнилось тут.
   - Ну, ежели вспомнилось, тогда ладно. - Обрадовался деда, даже руками махать начал. Он всегда жестикулирует, будто дирижер, или, к примеру, верхом на лихом жеребце шашкой головы срубает. - Ежели вспомнилось, кукундер еще работает, стало быть. Значит, скорую пока не зовем. Гы.
   Опять это 'Гы'. Значит, очень довольный собой деда сейчас.
   Он весело потеребил мою макушку и вышел из комнаты, аккуратно прикрыв дверь, а я, красный от злости, с ненавистью уставился на прозрачный шарик. И он вдруг засветился, правда, еле-еле, не так ярко, как в нашу первую встречу. Мне нестерпимо захотелось дотронуться до шарика, прямо сил нет. Я, точно зачарованный, протянул руку, коснулся его пальцем и почувствовал в голове гул, словно лежу в ванной под водой и слушаю шум бьющей в нее струи. Я испуганно отдернул палец. Шум пропал, свечение стало меркнуть. Я вновь ощутил невыносимое желание дотронуться и поспешно прижал палец к чудесному шарику. Свечение усилилось, в ушах вновь загудело. А что? Не всегда, если сомневаешься в чем-то, лучше не делать ничего, нежели сделать что-то, но в итоге не то. Вот загнул, это я от волнения, наверное, меня всегда в подобных случаях на умные мысли пробивает, или жор невероятный начинается. Хотя, о чем я, "такого" со мной не было никогда.
   Гул в ушах постепенно стихал, и я начал волноваться, что все закончится, так и не начавшись. И откуда у меня такие фразы берутся, в панике подумал я.
   "Настройка соединения завершена". Звонким, веселым голосом сказал кто-то, причем звук шел прямо в моей голове. "Необходимый словарный запас загружен. Для продолжения устойчивого сигнала необходимо продолжить контакт".
   - Чего? - С глупым видом спросил я и поспешно отдернул свободную руку от затылка.
   "Продолжай контакт с Дефом".
   - С чем? - Изумился я. Похоже, у шарика свое имя есть. Люди не всем домашним питомцам имена дают, у меня знакомый так свою кошку и величает: "кошка", а тут шарик с именем. Куда катится мир, спрашивается?
  "Дешифратором сигнала связи Защитника и объекта".
   - Чем? - У меня, похоже, заклинило.
   "Дешифратором. Коммутатор управления, узел связи, точка силы, усилитель сигнала". Терпеливо перечислил звонкий голос, мне показалось даже, девчоночий. "Коротко - "Деф"".
   И тут я понял, озарило прямо. Это сеанс межзвездной связи, меня, значит, с одной стороны и пришельцев с другой, а "Деф", не что иное, как телефон, вроде сотовых у нас. Во как, и понять мне помогли сами пришельцы, не иначе.
   - А ты кто? - С опаской спросил я. Может, все же развод какой? Сейчас вбежит, к примеру, куча народа и хором заорут: 'Вас снимает скрытая камера!'
   "Искусственный интеллект Защитника, спутника наблюдения и охраны охраняемого объекта". Радостно сообщил голос, однозначно девчонка, в смысле, голос девчоночий. Я печально вздохнул. Однако не такой уж этот искусственный интеллект и интеллектуальный, коли такие фразы загибает. "Охраны охраняемого", это как масло масляное, или лед ледяной, или... Запутался я, в общем, походу, не межзвездная сейчас связь с пришельцами со звёзд, вот, и сам заговариваться начал, заразное это, что ли. И тут я испугался так, что едва не отдернул руку от шарика, от "Дефа", будь он неладен.
   - А это не опасно?
   Блин, по-моему, у меня голос дрожал. Я прокашлялся и попытался прибавить в голосе мужественности, стараясь говорить лениво и с хрипотцой, как Федька. Сейчас бы еще окурок небрежно так двумя пальцами держать, да промеж зубов на землю цыкнуть.
   Я едва удержался и в последний момент втянул слюну обратно, деда у меня хоть и со странностями, но с чистотой у него строго.
   - Я говорю, ничего такого... эдакого со мной не будет? Ну, не заболею я, или, там, к примеру, не отвалится потом чего?
   Я испугался еще больше, больно страшные картины нарисовало мне воображение. Иду я в школу, радостно размахивая портфелем, а ни рук у меня, ни ног уже и нету. Жуть какая.
   "В данный момент для твоего здоровья ущерба не предвидится". Весело сообщила девчонка, а то, что эта именно девчонка, пусть и с искусственным интеллектом, я больше не сомневался, только они могут в обычных фразах напустить столько ехидства. Вот как понимать: "В данный момент не предвидится"? А в какой момент предвидится? Если разговор пойдет не так, или сотрудничать не захочу? Ведь наверняка завербовать захотят, а про спутник и охрану это так, воду мутят, в смысле, лапшу на уши вешают. В смысле... Да что такое, что меня на аллегории всякие тянет-то! Вот и слово незнакомое использовал, а о чем оно, откуда-то знаю. Что-то тут не то, может, я уже в монстра превращаюсь, как в ужастиках, щас как зарычу и пойду в соседнюю комнату деда хавать. На этой мысли мне полегчало, не знаю, правда, почему, но испуг прошел, словно его и не было.
  "Твой эмоциональный фон стабилизирован". Довольным голосом сказала девчонка, хотя, почему девчонка, девочка и очень даже хорошенькая...
   Эко меня понесло, лениво подумал я. Держать палец на шарике надоело, я сжал его в ладони, лег на диван и закинул ногу на ногу.
   - Слышь, искусственный интеллект, а тебя как зовут? - Неторопливо спросил я. - Меня Лехой звать, если что.
   "Три, пять, семь, один, восемь..."
   - Это ты свой номер говоришь? - С натугой сообразил я. - Как в телефоне?
   "Мое персональное кодовое обозначение".
   - А имя у тебя есть?
   "Искусственный интеллект геостационарного спутника тип "Защитник...""
   - Обращаться мне к тебе как? - Терпеливо переспросил я.
  "Можно мысленно, достаточно четкого построения фраз..."
   - Ну, ты и железка. - Почему-то с удовольствием произнес я.
   Хотя почему, почему-то? Понятно почему. Не такая уж она и умная, эта искусственная девчонка на спутнике, тип Защитник.
   - Буду звать тебя...- Я задумался. Глупая улыбка постоянно наползала на лицо, я ее старательно прогонял и пытался хмурить брови. Не получалось. - Валерой. В смысле, Валерией. Валентиной. Во, Валей. Ну, или Валерой, типа, щас мой друг Валера все разрулит. Ты же Защитник, значит защищать должна.
  "Твой эмоциональный фон стабилизирован". Довольным голосом сказала девчонка. Хотя, почему девчонка, девочка. О, повторяюсь. "Переизбыток эндорфинов убран". Извиняющимся тоном добавила она. "Прости, перестаралась". Лучше стало, прояснилось сознание, будто радужная пелена перед глазами пропала. Я вдохнул, выдохнул. Вроде нормально и не улыбаюсь больше.
   "Значит, мысленно общаться можно?" Старательно подумал я. "Можно". "Ага". Я подумал еще. "А ты, правда, вещи копировать можешь? Ну, монеты, еще что-нибудь?" "Могу". "А что именно?" "Любой небиологический объект". "Это как?" "Если просто, любые объекты, кроме живых, или недавно бывших таковыми". "Значит, камень ты можешь копировать?" "Да". "А кусок железяки?" "Да". "А кусок золота, к примеру?" "Разумеется. Золото, это тоже металл". "О как!" Я радостно потер руки, скорее, попытался, помешал зажатый в кулаке шарик, он же "Дешифратор", он же "Деф". Мои догадки подтвердились, но тут я вспомнил о проблемах сбыта, и моя сияющая птица счастья существенно померкла и из белого лебедя превратилась в сизого голубя. Причем, если лебедь величаво парил в облаках, то голубь радостно ворковал в мусорной куче.
  
   Да, было бы здорово размножить золотые слитки или бриллианты, соглашусь я, но нет у меня под рукой ни того, ни другого. Есть телевизор, вернее, целых три, в комнате деда, она же гостиная, в моей и на кухне. Также есть холодильник, вот только ни разу я его размножать не буду, больно большой, аж с двумя дверьми, слева поменьше, справа побольше. Хотя... А если заняться холодильным бизнесом, и продавать бэушные холодильники? М-да, не весело. Есть два компа, один совсем старенький, его легче пристрелить, чем заставить нормально работать, второй получше, но его тиражировать не вариант. И Митька отпадает, множить купюры с одним и тем же номером может лишь совсем больной на голову индивид. Кто? А, ясно.
   Я тяжело вздохнул. Предположим, случится самый распрекрасный вариант, я найду золото, скопирую, и куда его девать? Это в кино горы найденного богатства любой бомж - он же руководитель тайной золотовалютной банды - с радостью примет, посчитает и с процентами отсыплет главному герою полновесного бабла. Но я почему-то думал, так не прокатит, в смысле, не получится. Жадность человеческая и отход от кинематографических штампов сделает свое дело, и главному герою отсыпят так, что он запросто может и умереть. А так как главный герой, это я, соответственно, вариант не канает, не подходит, одним словом. И откуда что берется, что за слова у меня проскальзывают в голове? Я с удивлением почесал затылок. Не знаю, от волнения, наверное. Я перестал лохматить волосы и принялся тереть лоб. Возможно, глупые потому и глупые, что не то чешут, может, именно в лобовой части головного мозга находится отдел гениальности.
  
  
  
   "Насколько большие предметы ты можешь создать?" Наконец придумал я. "Не создать. Скопировать". "А в чем разница?" "В сути процесса". Я поразмышлял, ничего не понял. "В общем, только копировать?" Уточнил я. "Да. Впоследствии копированный объект можно изготовить вновь. Его параметры вносятся в банк данных". "Насколько большой предмет это может быть?" Спросил я. "Зависит от степени допуска". "То есть?" "Насколько это необходимо". Я подумал. "А Эйфелеву башню сможешь скопировать?" Теперь задумалась девочка. "Нет допуска к информации". Наконец сказала она. Ну и ладно. Кстати, интересный факт, чтобы донести свое мнение, мне приходится старательно изображать мыслительный процесс, то есть, думать, а вот девочка в ответ говорит, я слышу не ее мысли, а голос. Вот как так? Ладно, потом спрошу, сейчас главное. "А что еще ты можешь?" "Основной моей функцией является твоя защита от нежелательного воздействия окружающей среды".
  "Если пойдет дождь, ты откроешь надо мной зонтик?" Я разочарованно хмыкнул. Да, это вам не золото создавать, в смысле, копировать, хотя, в чем разница, не понял.
  "Установлю над твоей головой защитный экран, непроницаемый для дождя. Если захочешь".
   - Ух, ты! - Я зажал себе рот. На ум пришло огромное количество вариантов.
  "Ничего себе! А что еще ты можешь?"
  "Могу растянуть защитный экран над одеждой, используя рельеф твоего тела".
  "Это как это?" Я опешил. "Какой рельеф, я же не эта, не гора?"
  "Защитный экран будет проходить над складками твоей одежды и поверхности кожи". Голос помолчал и радостно продолжил: "Словно покрыть тебя невидимой, непроницаемой для воды пленкой".
  "Так я же задохнусь!" От возмущения я едва не заорал, но вовремя прикусил язык.
  "Нет, экран будет проницаем для окружающих газов, но непроницаем для жидкостей".
   Я задумался.
  "А для чего еще он может быть непроницаем?"
  "Для всего". Голос подумал и добавил: "Теоретически".
  Такое добавление мне не понравилось.
  "То есть?" Подозрительно спросил, вернее, подумал я. "Это как?"
  "Все зависит от силы негативного воздействия окружающей среды и ресурсов системы защиты".
  "И какие э... ресурсы у защиты?"
  "Эта информация мне не известна". - Печально произнес искусственный интеллект голосом расстроенной девочки. Мне опять почудилась издевка, причем настолько явная, что я засомневался, действительно этот интеллект тупил, или просто издевался надо мной? То есть не он, а она, девчонка с искусственным интеллектом? Или все же он, искусственный интеллект с голосом девчонки? Что-то я запутался совсем.
  Очевидно, я так усиленно думал, что девочка сообщила:
  "Я являюсь искусственным интеллектом версии ноль точка двести сорок шесть. Различные варианты голосовой настройки можно выбрать в настройках искусственного интеллекта в меню звук".
  Я обрадовался. "Ага, так мне можно выбрать другой голос?"
  "Можно".
  "Давай". Я мысленно потер руки. "Давай выберем такой, тоже женский, но только взрослее, эдакий, чтобы, ну... - Никогда не думал, что можно смущаться, не говоря, а думая. Оказывается, можно, да еще как. - Чтобы голос был таким, ну, чуть хрипловатым... Ну, ты понимаешь?"
  "Понимаю".
   Я радостно потер руки, вернее, вновь попытался и вновь обломался, но не пал духом. "Давай".
  "Что давай?" Провалиться мне на месте, если в голосе недоумения было не меньше, чем у монашки в анекдоте про морковку.
  "Ну, делай тот голос, что я просил".
  "Нельзя".
  "Как нельзя!" Я чуть не свалился с дивана. "Ты ведь только что сказала, что можно".
  "Можно. Либо после полной перезагрузки системы, либо на главной базе, имея необходимый доступ. В данный момент варианты настройки системы вами были уже выбраны".
  "Это когда это?" Я аж вспотел от негодования.
  "Варианты настройки вами были выбраны при первоначальной активации системы".
  "Ничего такого я не выбирал!"
  "Выбирали".
  "Не выбирал!"
  "Выбирали".
  "Ничего я не выбирал!"
  "Выбирали".
   Я замолчал, понял, что препираться с искусственным интеллектом можно до бесконечности и никогда я его не переупрямлю, если только у него раньше батарейки не сядут, ну, или что там у него. И опять поймал себя на том, что яростно чешу затылок. Убрал руку от затылка и начал обозлено тереть лоб. Думай Леха, думай. Соображай, как искусственную девчонку переспорить. "Твой эмоциональный фон стабилизирован".
  "Чего?"
  "Твой эмоциональный фон стабилизирован".
  Я возвел взор к потолку, хотел гневно потрясти руками, но с удивлением понял, злиться совсем не хочется. Ну, совсем.
  "Что ты имеешь ввиду", терпеливо подумал я, "сообщая, что мой эмоци...анальный фон стаби-ли-зи-рован?"
   Я возгордился собой, не всякий с первого раза такое без ошибок выдаст.
  "Стабилизирован процесс выброса стрессовых гормонов".
  Кошмар какой, хрен редьки не слаще. Что сказала? Ладно.
  
   "Когда я впервые увидел этот "Деф", подумал я, "я лежал на спине в сарае, а он светился над моим животом. Я еще подумал, в нем отражается солнце. Я его взял и побежал, не помню, куда и почему. Нет, помню, домой. А почему, не знаю, помню только, что надо бежать и прятаться вместе с этим "Дефом"".
  "Аварийный вариант поведения был вписан в стрессовый протокол твоего сознания". Бесстрастным голосом прокомментировала девочка, хотя я ее об этом не просил.
  "Тобой?" Слегка ошарашено спросил я.
  "Нет". Так же бесстрастно произнесла она.
  "А кем тогда?" Я совсем растерялся.
  "Вами".
  "Кем?"
  "Вами".
  "Это мной и еще кем-то?" Я ухватился за затылок и дернул за волосы.
  "Нет".
  "Только мной? Одним мной?"
   Девочка помедлила и чуть ли не выдавила из себя: "Да".
  "Да как я такое мог-то!" Мысленно завопил я и неожиданно поймал себя на мысли, что здорово приловчился болтать, не открывая рта. И от этой мысли сразу успокоился и отпустил свои многострадальные вихры. С такой жизнью вырасти не успею, а уже лысый буду как табуретка.
  "Твой эмоциональный фон стабилизирован". Злорадно сказала девочка.
   Да чтоб ее! Эдак она мне всю психику ушатает, а она у детей, в смысле, у меня, ранимая, так деда говорил. Эксперименты надо мной проводит, вивисектор искусственный. Во, опять слово не знакомое, а о чем оно, знаю. Я пригорюнился.
  "Твой эмоциональный фон стабилизирован".
   Все, надо брать себя в руки, а то меня тут в овощ превратят. О чем это я последний раз ей говорил? Ну да.
  "Как я мог сам себе что-то там вписать?" Я старательно не повышал голос, или что там получается при мысленном общении. "Я не умею такого, ну вот никак. И не делал я это".
  "Делали".
  "Не делал".
  "Делали".
   Опять логический тупик наметился. Во, что спросить хочу.
  "А почему ты мне то "ты" говоришь, то "вы"?"
  Девочка помолчала, потом с явной неохотой сообщила: "Это закрытая информация".
  "Для кого закрытая?"
  "Для тебя".
  "Тобой закрытая?"
  "Нет".
  "А кем?"
   Опять пауза, потом неохотное: "Вами".
  "Опять только мной одним и не кем еще?"
   Она помолчала, и когда я уже отчаялся услышать хоть что-то, процедила сквозь зубы, хотя какие у нее зубы есть: "Да".
  Ну, все, никакого просвета в этом мраке безумия не предвидится. Что делать, куда идти? Я печально вздохнул, и тут меня осенило, в который раз причем.
   Я понял, что в далеком, а может и не очень далеком, скорее, совсем скором будущем я стану великим ученым, физиком-ядерщиком, например, и изобрету машину времени. Вот. И отправлю ее назад в будущее самому себе, чтобы исправить какие-нибудь страшные катастрофы, неминуемо случившиеся там. В будущем. А что, что-то такое я читал, или смотрел, не важно. И теперь я как супер-герой буду творить подвиги направо и налево, исправляя жуткое пост апокалипсическое будущее на мирное и счастливое. И называет она меня тамошнего на "Вы", потому как тыкать великому герою и знаменитому профессору не может, а со мной нынешнем можно. О как! Я горделиво приосанился и, лежа на диване, попытался принять позу, наиболее соответствующую будущим моим памятникам от благодарных потомков.
  "Тебе надо поесть". Решительным тоном сказала девочка. Хотя какая она девочка, девчонка она, нет, грымза она компьютерная, вот кто, весь драматизм момента нарушила, чтоб ее.
  "Твой эмоциональный фон стабилизирован".
  "Да чтоб тебя!" Мысленно завопил я. "Хватит мне его, фон мой, это самое, стабилизировать! Эдак и рехнуться можно!"
  "Хорошо".
  "Что хорошо?" Изумился я. "Рехнуться хорошо?"
  "Нет, не рехнуться". Кротко сказала девочка. "Рехнуться не хорошо. Я не буду проводить тебе стабилизацию эмоционального фона".
  "Да?" Если бы я не лежал, я бы упал.
  "Да". И задумчиво добавила: "Без крайней необходимости".
   Ну, и так хорошо. Не знаю, в чем она эту необходимость увидит, но пусть лучше так, чем совсем никак. Мне даже повеселее стало как-то.
  "Тебе надо поесть". Еще более решительно заявила девочка. Прямо как строгая воспитательница в детском саду.
  "Надо, значит надо". Покладисто согласился я. Не буду с ней спорить, еще передумает, чего доброго, да опять начнет проводить мне, эту, как ее, стабилизацию. А там, какой из меня в будущем великий герой получится? Так, мямля какая-нибудь, которым любая главная злодейка вокруг пальца крутить сможет. Уж лучше таким, волевым, непреклонным. Я выпятил подбородок и скосил на него глаза, пытаясь разглядеть его героические пропорции. Ничего не увидел, зато чуть не окосел.
  "Ты чего?" Подозрительно спросила девочка.
  "Ничего". Мысленно промычал я, пытаясь выпятить подбородок еще больше.
  "Ну, так есть иди".
  "Иду". Подбородок никак не хотел превращаться в героический. Потом перед зеркалом потренируюсь, решил я.
  "Есть иди, кому я говорю!" Грозно заорала вредная девчонка. Завидно ей, видать, что великим героем я стану, а она так, на побегушках.
  "Ты что улыбаешься?" Она еще сильнее повысила голос. "А ну, марш есть! Бегом!"
  "Да иду уже, иду". Я бодренько вскочил с кровати, но нерешительно остановился. "Слушай, это, я тебя оставлю ненадолго, на тумбочку положу. Руки помыть надо и все такое".
  "Нет!!!" Девчонка заорала так, что я аж подпрыгнул. Думал громче, чем она до того орала, нельзя, ан нет, можно, да еще как. "Ни в коем случае не прерывать контакт!"
  "Так ведь..." Я растерялся, да и струхнул немного, что говорить. "Как мне руки мыть и вообще, если я тебя в кулаке таскать буду?"
  "Это не я! Я на орбите, а в руке у тебя "Деф!"
  "Ну, "Деф", какая разница? Контакт ты прерывать не разрешаешь, а как мне быть?"
  "Проглоти его!"
   Мне показалось, я ослышался. "Чего сделать?"
  "Проглоти "Деф"".
  "Ну да". Я с опаской посмотрел на неярко светящийся шарик. "Я же подавлюсь. Вон он какой..."
  "Не бойся". Девочка совершенно успокоилась, мало того, заговорила так мягко, даже нежно, что я непроизвольно напрягся. Еще бы. "Не волнуйся. Деф изменит размер на меньший".
   Шарик действительно сжался, превратился не больше горошины, но светиться стал сильнее.
   Я продолжил смотреть на него с опасением.
  "Так ведь он, это, выйдет потом. И как я его там, в этом самом, потом искать буду?" Я не в шутку разволновался. "И не буду я его потом опять глотать! Это, знаешь, ни в какие ворота не лезет!"
  "Деф не выйдет, он закрепится в аппендиксом участке кишечника и установит более надежный контакт".
  "Да?" Я с неуверенностью глядел на светящуюся на ладони горошину. "Ну, не знаю".
  "Глотай, давай!" Грозно прикрикнула девчонка, и я поспешно сунул крошечный шарик в рот. Судорожно глотнул. Задумался. Никаких неприятных ощущений не почувствовал, вообще ничего. Может, он растворился там? Хорошо бы.
  "Эй, ты где?" Я опасливо прислушался.
  "На геостационарной орбите данной планеты". Бархатным голоском промурлыкала девочка, и тут я запоздало понял, что все. Каюк. Не выкину я теперь этот чертов шарик. И даже если эта искусственная девчонка со спутника втравит меня в какие-то совсем паршивые дела, никуда теперь я от нее не денусь. Во, попал. Я всхлипнул. Горемыка я, Попаданец прямо какой-то.
  "О чем задумался?" Ласково проворковала девочка.
  "Да так..." Я шмыгнул, облизнул пересохшие губы, прокашлялся. "А ты и вправду искусственная? Ну, интеллект?"
  "Вправду, вправду". Ее голос чуть не медом истекал.
  "Не очень-то ты похожа на искусственную". Робко заметил я.
   Девочка весело засмеялась, будто серебряные колокольчики рассыпались, чем добила меня окончательно.
  "Хорошо". Чрезвычайно важным тоном сказала она. "Степень допуска у тебя теперь выше, поэтому скажу следующее. Выбор именно моей психоматрицы не случаен. Она, то есть я, должна помочь тебе адаптироваться в данной ситуации".
  Ага, подумал я, довести меня до ручки. Вслух, то есть про себя, я такое, разумеется, не сказал, но приободрился, как-никак, будущий я себе прошлому плохо не сделаю, так ведь? Наверное. Так, успокоились и взяли себя в руки. О, я сейчас о себе во множественном числе говорю, причем, какое множественное число, у меня по русскому больше трояка отродясь не было. Что творится? М-да, так действительно свихнуться не долго. Ладно, продолжим разговор.
  "И как ты это сделаешь? Ну, поможешь?"
  "Обычно ты засыпаешь не позднее полуночи". Торжественно произнесла девочка.
  "Это не обычно", возразил я, "это всегда. Деда говорит, такой вот у меня особенный организм".
   По-моему, она насмешливо хмыкнула, но промолчала.
  "И что?" Нетерпеливо спросил я. "Ну, засыпаю я до двенадцати ночи. И что?"
  "Вот после двенадцати ночи и увидишь". "Так я же засну". Я поразился ее тугодумности. Только что ей объяснил, не увижу я ничего, потому что спать буду, а она не понимает. "Не заснешь. А сейчас есть иди, у тебя уровень гемоглобина упал. И вообще, давай я тебе лучше стабилизацию организма проведу, сразу бодрее себя чувствовать станешь".
  "Нет!" Я непроизвольно шагнул назад, поднял руки. "Не надо! Я лучше есть пойду. Прямо щас пойду".
  "Так иди".
  "Вот и иду". Пробурчал я недовольно.
  "Вот и иди". Не менее недовольным тоном произнесла девочка. Я промолчал. Ну, ее, умнее буду.
   Я сходил в туалет и на всякий случай, в процессе э... опорожнения мочевого пузыря, старался не смотреть в сторону белого коня, за что крайне ехидным голосом был обозван 'мазилой'. Возмущенно посопел, устраняя последствия эксперимента, помыл руки, вошел на кухню и открыл холодильник.
   - Деда! - Завопил я. - Что у нас поесть есть?
   - Все что в холодильнике, - откликнулся он из гостиной. - И на плите.
   Вот за что я люблю деда, несмотря на все его закидоны, это полная свобода в выборе мной режима и меню питания. Хочешь, ешь мороженое, хочешь, пирожное, правда, они у нас дома почему-то очень редко появляются, в основном, борщи всякие, да котлеты. Зато всегда есть компот. Вот его я первым делом и налил в свою любимую кружку, и поставил ее в микроволновку. Не люблю пить холодное, хотя бы теплым быть, но должно, а лучше погорячее. Накидал из кастрюли в холодильнике на тарелку горку котлеток. Деда не признает магазинные, всегда крутит их сам. Ну как сам, крутит за него монстроподобная электрическая мясорубка, но мясо разных видов и прочее он неизменно готовит собственноручно. Сам режет, мешает фарш с сильно ароматными штуками, сам лепит и жарит, причем неизменно в фартуке и идеально белом высоченном поварском колпаке, смешном таком, как в старинных фильмах. Мой приятель Колька, когда впервые увидел деда в сем обличии, едва под обеденный стол от смеха не закатился. А я привык, сколько деда помню, всегда он в нем кашеварит. Да, кашу, гречку эту я оставил на плите, ну ее, не люблю. Деда каждый раз презрительно хмыкает, когда я в очередной раз ее игнорирую, но вот не люблю ее и все. Если только с молоком и сладкую, и то иногда. А я ведь действительно проголодался, вон как про еду разошелся вспоминать. Шмат хлеба побольше, чашку наружу, котлетосы внутрь микроволновки, компот в рот. Вкусно. Деда компот только сам делает и ягоды с фруктами выбирает по часу, то в руках вертит, то нюхает, наказание, в общем, с ним по рынку ходить. Приходится, деда говорит, он старенький уже, а на мне пахать можно и нужно, вот и использует в качестве одной тягловой силы. Как наберет, еле сумки тащу, а деда идет да посмеивается. Но я в такие дни обычно Кольку с собой зову. Пусть вредный деда в такие дни покупок набирает в два раза больше, но все равно тащить легче, не физически, так морально.
   Во входную дверь забарабанили. Электрического звонка у нас нет, еще один бзик деда. Говорит, кому надо, тот сначала на сотовый позвонит, а кто номер сотового не знает, тому у нас дома и делать нечего. И на стук в дверь он никогда не подходит, будто и не стучали вовсе, всегда я хожу.
   Я глянул в глазок. Так и есть, Колька, он завсегда как-то чует, когда я есть сажусь. Вот и сейчас.
   - О, дедовы котлеты! - Закрутил Колька носом, едва войдя в входную дверь. - Ими аж в лифте пахнет!
   - Давай проходи на кухню, - деловито сказал я. - Только руки помой.
   - Ты что с футбола сбежал? - Заорал Колька под шум льющейся воды. - Пробормотал что-то про ногу, мол, растянул, а сам как угорелый умчался!
   - Компот будешь? - Я попытался переменить тему. А что я скажу, если не помню ничего от вспышки перед глазами, до лежания в сарае.
   - Компот буду! - Радостно завопил Колька.
   - Котлетосы будешь с кашей, как всегда? - Спросил я. - Может, ну ее, как ты эту гречку ешь?
   - Так полезная же? - Удивился тот, входя на кухню. - И вкусная, давай ее побольше. Вот ты кашу не ешь, поэтому и маленький такой, не растешь совсем. Так чего убежал то?
   - В туалет приспичило, мочи нет. - Сымпровизировал я на ходу. - Думал, лопну, или того хуже. Еле успел.
   - А чего не домой побежал? - Искренне изумился Колька. - А к пустырю полетел, словно за тобой черти гонятся?
   - Думал, до дома не успею. - Продолжил я вдохновенно сочинять. - А в ту сторону, ежели что, хоть штаны скинуть успею.
   Микроволновка тренькнула и некоторое время мы молчали, сосредоточенно жуя.
  "Жевать надо, тщательнее пережевывая пищу. Так она лучше усваивается". Назидательно сказал девчоночий голос. Это случилось так неожиданно (если честно, я про нее забыл совсем), что я подпрыгнул на стуле и закашлялся.
   - Ты чего? - Удивился Колька и принялся стучать меня по спине.
  "Попей воды". Голосом строгой учительницы произнесла девочка.
   - Попей воды. - Эхом сказал Колька. - Оно так лучше проскочит.
   - Угу. - Пробормотал я, хватая свою кружку. Выпил компот, отдышался.
   - Лучше? - С отеческой заботой спросил Колька.
   - Лучше. - Подтвердил я.
   - Ну и хорошо. Слушай, что сейчас делать будешь? Мне новую игру на приставку подогнали, вещь! Давай у меня рубанемся, там можно вдвоем по сети кому-нито глаз на за... - Колька оглянулся на открытую дверь и опасливо продолжил: - ну, ты понял, куда натянуть.
  "У тебя сегодня днем другие планы". Строго сообщила девочка.
   Вот ведь вредина!
  "Нет у меня днем никаких планов". Огрызнулся я и недовольно засопел.
  "Есть".
  "Какие?"
  "Потом скажу".
  "Когда потом?"
  "Потом. После еды. А сейчас жуй тщательнее, а то глотаешь, не жуя, как змея".
  "Сама ты..." Я спохватился. Вдруг возьмет и как стабилизирует мне фон мой эмоциональный.
  "Кто я?" С интересом спросила девочка. Я подумал.
  "Интеллект ты. Искусственный".
  "Да, я такая". Горделиво подтвердила она. "А ты жуй тщательнее".
  "Да жую я".
  "Вот и жуй".
  "Вот и жую".
  "Вот и жуй".
   - Ты чего застыл и глаза как крабик, какой выпучил? - Участливо поинтересовался Колька, с интересом естествоиспытателя наблюдая за мной.
   - Думаю я. - Мрачно произнес я и шмыгнул. И он туда же, мало мне полоумная девчонка в голове мозг выносит, еще и лучший друг издевается.
   - Не смогу я к тебе пойти, - буркнул я и мстительно добавил: - Наверное.
  "Никаких, наверное". Тут же холодным тоном произнесла девчонка. "Не можешь. Скажи".
   - Не можешь. - Я вредно ухмыльнулся.
  "Не, не можешь, скажи, а не могу". Еще холоднее сказала вредоносная программа.
   - Ты чего? - Колька с опаской смотрел на меня. - Может, мячом тебе в голову попали? Не болит?
   - Не болит. - Покорно кивнул я. - Не могу.
   - Что не могу? - Он еще больше удивился.
   - Пойти к тебе не могу.
   - А чего? - Не унимался он.
   - Голова болит. - Придумал я первое, что туда пришло.
   - Так ты только что сказал, не болит она у тебя. - Изумился Колька.
   - Не болела. - Согласился я. - А щас заболела. Ой, как прямо заболела...
   Для наглядности я начал раскачиваться на стуле, схватившись за щеки.
   - Так это у тебя зубы болят, а не голова, голова ты садовая! - Колька аж привстал. - Говорил я тебе, нечего компот таким горячим пить, вот зубы и вступили.
   - Вступили. - Покорно согласился я.
   - Может к врачу тебе надо? - Колька никак не унимался. - Пойдем, скажешь ты с острой болью, сразу примут, я знаю. Месяц назад сам вырывал. Не сам, конечно, врач мне вырывал. Только обязательно скажи, чтобы с заморозкой вырывали, а то знаешь, как больно будет? Мне Димон рассказывал.
  - К врачу мне не надо. Пойду, посплю, само пройдет.
  Согнувшись, я поплелся из кухни.
   - Ну, как знаешь. - Обиженно сказал Колька. - Тогда я пойду.
   - Давай. Только замок не забудь вниз сделать, чтобы закрылся.
   Колька, молча, вышел, громыхнула входная дверь. Обиделся, наверное.
  "Вот что ты за человек такой?" Мысленно злобно зашипел я.
  "Я не человек". Гордо ответила та.
  "Оно и видно".
  "Не видно. Ты не можешь меня сейчас видеть".
  "Разумеется, не могу, я тебя слышать могу".
  "Если хочешь, сможешь и видеть".
   Я застыл, держась за ручку двери. Деда с интересом наблюдал за мной из кресла гостиной. Ну да, тут кто угодно решит, что ему просто голову морочат, я про Кольку, вот деду и любопытно, чего это мы поругались. А все она, грымза эта искусственная. Стоп. Что она сказала?
  "Я тебя видеть смогу?" Я зашел в свою комнату, аккуратно закрыл дверь и уселся на диван. "Это правда?"
  "Правда". С достоинством произнесла она.
  "А зачем?"
  "Как, зачем?" По-моему, девочка растерялась. "Ты не хочешь меня видеть?"
   Я мысленно замычал, не зная, что сказать.
  "Не понимаю". С недоумением казала она. "Ты должен хотеть меня видеть".
  "Зачем это?" Я с опасением посмотрел на потолок. Если спутник на орбите, значит, она где-то там. Как она говорила? Геостационарная орбита. Не знаю, откуда, но я знал, что спутник висит неподвижно относительно определенной точки планеты. Как он висит и не падает, я не знаю, но факт есть факт, и это удручало, росло опасение, что моя голова становилось моей все меньше и меньше.
  "Разве тебе не интересно, как я выгляжу?" С обидой спросила девочка.
  "Ну..." Я осторожно помолчал. "А должно быть?"
  "Обязательно". Уверенно сообщила она.
   Эх, была, не была, и я загнул:
  "Да нет, наверное". Девочка помолчала, затем растерянно спросила:
  "Да, нет или, наверное?"
  "Что?" Я захлопал глазами, изо всех сил стараясь, дабы выглядело правдоподобнее.
  "Хочешь, не хочешь или может быть?" Медленно произнесла она.
  "Что может быть?" Не перестараться бы.
   Мне показалось, что девочка зарычала, по крайней мере, звук был такой.
  "Не хочешь меня видеть, и не надо!" По-моему, она отвернулась, если только такое возможно.
  "Ну, почему не хочу". Пошел я на попятную, неожиданно вспомнилось кое-что. "Хочу. А можно?"
  "Нет".
  "Как это?" Я действительно опешил. "Только что ты сказала..."
  "Сейчас нет".
  "А когда?"
  "Потом". И ведь произнесла тоном королевы, смилостивившейся над нищим преступником. Мстит, значит. Ладно, мы не привыкли отступать. Вот, кто мы, куда отступать, что горожу? Может, реакция на ее внедрение в мой мозг сказывается? Я почесал затылок, затем лоб, чтобы наверняка, и скромно так поинтересовался: "Когда потом?"
  "Потом". Величественно ответила девочка. "После полуночи".
  "Почему после полуночи?" Не отступал я согласно непонятному девизу.
  "Потому".
   Я догадался, если она говорит "потому", уточнять бессмысленно. Ладно, придется ждать время вампиров и оборотней. Я поежился, оживился.
  "Слушай, а почему ты меня с Колькой не отпустила? Порубились бы мы на приставке..."
  "Не нравится он мне. И некогда тебе".
  Я обиделся. "Ты что, за меня друзей мне выбирать будешь?"
  "Не буду. На этот день у тебя дела уже есть".
  "Какие такие дела?"
  "Важные".
  "Какие такие важные?" Закапризничал я.
  "Такие. Важные. Отправишься в ангар аварийной базы, проверишь системы космического корабля".
  
  
  
  Глава 2: День первый. День.
  
  
  
   "Космического корабля?" переспросил я машинально. Я увидел себя за штурвалом "Тысячелетнего сокола" Хана Соло, как ловко закладываю виражи и ухожу от погони. А потом - Бам! И всем хана. В смысле, все плохим хана, это я из главного калибра бомбанул, и я, радостный такой, лечу спасать принцессу, ну, или еще кого.
  "Что у тебя с лицом?" Подозрительно спросила девочка. "А?" "Если бы я не считывала твои медицинские параметры, подумала бы, ты даун".
   Я не знал кто это, но обиделся, тем более, практически сразу непонятно откуда появилось понимание, и я обиделся еще больше.
  "Сама ты... Искусственная". Пробормотал я.
  "Кто?" Очень ласково спросила девочка.
  "Никто". Еле слышно мысленно пробормотал я.
  "Ну и хорошо". Милостиво разрешила она.
  "Ну да". Совсем тихо пробормотал я себе под нос, если только подобное возможно мысленно.
  "Что ты сказал?" Еще ласковее переспросила та.
  "Да нет, ничего". Я решил перевести разговор на другую, менее опасную тему. "Космический корабль, это круто. У тебя и он есть?"
  "М-да". С сожалением протянула девочка. "Все-таки мне всерьез твой организм проверить надо. А то совсем превратишься".
  Я не в шутку испугался. "В кого я превращусь?"
  "В дебила".
  "Ну, знаешь!" Я вскочил с дивана и забегал кругами по комнате. "Сама ты! И вообще! Не пойду я никуда и не буду ничего тебе проверять! Я лучше к Кольке пойду в приставку резаться, вот что!"
  "Обиделся". С явным удовольствием сказала вредная девчонка.
  "Да иди ты!" Я высунул язык у настенного зеркала. "И шарик твой возьму и выплюну".
   Это я, конечно, приврал, теперь так просто от него не избавишься. Может, клизма поможет? Я расстроился еще больше.
  "Ну, прости, ну ладно тебе". Ласково произнесла вредная девчонка. "Что ты так разозлился? Я же пошутила".
  "Ничего себе, пошутила она". Я решил бушевать до конца, сделал еще один круг по комнате. "Пошутила она, видите ли".
  "Эмоциональный фон стабилизирую". Кротким голосом сказала она.
  "Чего так сразу?" Я остановился, перестал махать руками. "Чего сразу фон мне стабилизировать? А может, я не хочу, чтобы мне его стабилизировали? Может..."
   Я резко замолчал, а на душе стало спокойно-спокойно, радостно-радостно. Я сел на пол, выпучил глаза и пустил слюну.
  "Твой эмоциональный фон стабилизирован". Сообщила вредина. Я глупо улыбался, глядя перед собой.
  "Ты чего?" Настороженно спросила девочка.
  "Гу-гу-гу". Сказал я и высунул язык.
  "Эй, ты что?" Она не на шутку переполошилась. "Твой организм в норме, я же вижу!"
  "Ля, ля, ля". Продолжил я общение и скосил глаза на кончик языка.
  "Так, давление в норме, пульс в норме, мозговая активность... в норме. Работа внутренних желез... всасываемость кислорода... Что происходит? Что с тобой? Леша? Леша! Леша!!!"
  "Я уже, который год как Леша". Кряхтя, я встал с пола. "А вот если ты еще хоть раз мой эмоциональный фон тронешь, так и буду на полу сидеть и слюни пускать, пока у тебя батарейки не сядут".
   Наступила тишина. Я забеспокоился, не перегнул ли палку.
  "Хи. Хи. Хи". Наконец сказала девочка-программа ледяным голосом. "Смешно".
  "То-то же". Я назидательно поднял палец к потолку. "Давай жить дружно и друг друга не обижать".
  "Давай". Согласилась она. "Собирайся, иди к кораблю".
  "Прямо щас идти?" Я затосковал и страшно вдруг стало. "Может, потом?"
  "Сейчас. Давай друг друга не обижать. Хорошо? Я тебе эмоциональный фон не стабилизирую, ты идешь, куда я прошу. Хорошо?"
   Я задумался. "Нет, не хорошо. Космический корабль, это конечно круто. А полетать на нем дашь?"
  "Нет".
  "Как это, нет?" Я опешил. "А зачем я тогда к нему пойду?"
  "Провести ряд тестов, калибровку..."
  "Э, нет, так не пойдет! Какой мне с этого интерес, на кнопки всякие нажимать можно, а летать нельзя? Не пойдет".
  "Увидишь настоящий космический корабль". Вкрадчиво заговорила девочка. "Окажешься на настоящей подводной базе".
  "Подводной?" Переспросил я.
  "Подводной". Подтвердила она. Я задумался.
  "Прокатишься по сверхзвуковому подземному туннелю". Продолжила она. Я облизнулся.
  "На скоростном лифте спустишься в глубокую-преглубокую шахту".
  "В шахту?" Я забеспокоился. "А вдруг у меня эта, клаустрофобия? Да и темно там..."
  "О, нет, там не темно, там везде горят огни. Когда движется лифт, играет музыка..."
   Я с подозрением посмотрел в потолок.
  "Ты мне сейчас про торговый центр рассказываешь?"
  "Какой торговый центр?" Девочка растерялась. "Я говорю про главную шахту центральной базы, пассажирскую лифтовую капсулу".
  "Да?" Я недоверчиво почесал затылок, поспешно отдернул руку. Тоскливо глянул по сторонам, вздохнул. "Хорошо, уговорила".
  "Вот и замечательно. Иди уличную обувь одевай".
   И я пошел. Надел кроссовки, быстренько причесался пятерней перед зеркалом в коридоре. Что и говорить, волосы, это моя гордость, забочусь о них чрезвычайно, холю и лелею, да, пока не выдрал совсем. И как мне от привычки сей избавиться, не знаю, на лысо постричься, что ли?
  "Это твой велосипед?" Требовательно спросила девочка. Пора бы ей имя дать, подумал я. Валера, это, конечно, перебор. Может, Валя?
  "Твой велосипед, спрашиваю?" Прикрикнула та. Вот, буду звать Грымза. Я хмыкнул.
  "Дома есть кто? Ау!"
  "Мой это велосипед". Недовольно огрызнулся я. "А что?"
  "Управлять им умеешь?"
  "Умею. А что?"
  "Бери, поедешь на нем".
  "Ага, щас. Он стоит немерено, мне деда башку открутит, если я его вдруг прос... потеряю".
  "Бери и поехали".
  
  
   "Медленно едем". В какой раз попеняла девочка. "Можно быстрее". "Это я еду, ты-то педали не крутишь". Пыхтел я, руля по дороге. "Куда теперь?"
  "Двигайтесь прямо. Через сто пятьдесят метров поверните направо".
  "Как я тебе сто пятьдесят метров отмеряю?" Огрызался я. "С рулеткой пробегусь?"
  "Машину видишь? Желтую? Справа? На обочине?"
  "Ну?"
  "Рядом с ней поверни направо ".
  "Так это же к сараю дорога, где я в себя пришел, когда..."
  "Да".
  "Так мы туда едем?"
  "Да".
  "Ну, ты и..."
  "Кто?"
  "Никто".
  "Вот и крути педали".
  "Вот и кручу. Ты-то ничего не крутишь, просто в животе сидишь".
  "Говорила я тебе уже, что не сижу у тебя в животе. Там Деф, а я на орбите".
  "Вот и сиди на орбите".
  "Вот и сижу. А ты крути".
   Никогда не женюсь, думал я, яростно вращая педалями. Если бы я был не на велосипеде и не двигался по ее маршруту, бегом через две дыры в заборах я на месте был бы раньше, нежели на велике вокруг по асфальту. Поэтому, когда я остановился около того самого сарая, где не так давно пришел в себя, я был здорово разозлен, если не сказать больше.
  "И что теперь?" Я злобно тряхнул велосипедом, звонок жалобно тренькнул.
  "Иди в сарай".
  "В тот самый?"
  "Да".
   Я вошел, огляделся. Внутри за пару часов ничего не изменилось, также пыльно и убого. Покрытый трещинами грязный цементный пол, кирпичные стены со следами белой краски и многочисленными рисунками, навивающие мысли об экскурсии в пещеру первобытных людей, бетонная плита потолка.
  "Ну и где космический корабль?" Я прислонил велосипед к стене и недоуменно заозирался вокруг. "Во, наверное, тут". Я приподнял старую картонку, валявшуюся на полу. "Под ней, наверное. Смотри-ка, нет. И где он?"
  "Положи картонку на место!" Грозно прикрикнула девчонка. Я поспешно бросил ее на цементный пол. Вот скандалистка, однако. "Не сюда, сюда положи".
   На полу появилось красное светящееся пятно размером с блюдце. Я заинтриговано хмыкнул, положил сверху картонку. Пятно пропало. Я заглянул под картонку, пятно было там, на полу. Я хмыкнул еще раз, почесал затылок, потрогал пятно пальцем, и оно исчезло. "Эй, а где оно?" Обеспокоился я. "Где пятно?
  "Становись на картонку". "Это еще зачем?" Я шагнул назад. "Становись, говорю!" "Да что же это такое". Заворчал я, вставая в указанном месте. "Командуют и командуют, спасу нет".
  "Скажи: корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали". Строгим голосом учительницы младших классов приказала девочка.
  "Чего?" Опешил я. "Ты спятила, что ли?"
  "Здесь стоит система распознавания голоса". Недовольно объяснила девочка и строго прикрикнула: "Говори, давай!"
   - Э... Корабли лавило... ворали, э... лалило... вали, да не...
  "Тебе необходимо выговорить фразу правильно, иначе система не сработает".
   - Да как так-то! Я отродясь такое не произнесу!
  "Говори, сказала!"
   - Да чтоб тебя! - Я передохнул, набрал побольше воздуха. - Корабли лавиловали, лаливорали, да не выло...ворали!
   Что-то загудело, и неровный кусок пола медленно пополз вверх.
   - Это чего еще! - Я отпрыгнул назад.
  "Не ори, внимание привлечешь". Зло зашипела девчонка. "Люк открывается".
  "В космический корабль? Это что?" Я недоверчиво потопал ногой по грязному полу. "Это обшивка корабля, что ли? Да ладно".
  "Не тупи. Это вход в подземный ход".
  "Ух, ты". Я с любопытством заглянул в появившуюся щель под толстым слоем бетона. "А там темно".
  "Разумеется, темно. Если сейчас была бы ночь, свет кто угодно увидит. Дверей на сарае нет".
   Я с опасением глядел на черный цилиндр, ползущий все выше. Щёлкнуло, гудение стало тише, часть цилиндра размером с дверной проем провалилась, и откатилась в сторону. Я осторожно заглянул внутрь. Сбоку на внутренней стенке неярко светились большие кнопки с непонятными обозначениями и надписями.
  "Заходи внутрь". В приказном порядке сообщила девочка.
  "Да?" Я задумчиво почесал нос. "А что тут на кнопках написано? И почему они большие такие?"
  "Цифры и буквы для введения пароля доступа, большого размера кнопки для облегчения ввода".
  "То есть, для облегчения?" Не унимался я. Входить туда мне почему-то очень не хотелось.
  "Если боец ранен!" Рявкнула вредная девчонка и добавила еще громче: "Входи быстро, сюда идут!"
  "Кто идет?" Я заволновался. "А велосипед?" Я подбежал к нему, схватил, он жалобно тренькнул, мол, не бросай меня, хозяин, пропаду я тут.
  "А ну брось его!" С негодованием завопила противная компьютерная программа. "Никуда он не денется! Быстро в лифт!"
  "Так ведь!.."
  "Быстро в лифт, сказала!"
   Я прислонил несчастного двухколесного друга к стене, всхлипнул и бросился внутрь кабины. Не войдет он сюда. А если вертикально?
  "Нажимай дабл ю, эй, си..."
  "Чего нажимать?" Я чуть не плакал, водя пальцем напротив здоровенных кнопок. Не ори она, как полоумная, я бы, конечно, сообразил, где какая буква. За минуту, две. А так... Я мысленно закричал: "Не дается мне английский, не мое это!" "Вот ведь! Нажимай, где светится!"
   Около большой желтой светящейся кнопки загорелся красный зайчик. Я ткнул ее пальцем. Она мигнула и на включившемся экране появилась звездочка. Зайчик прыгнул к следующей букве, я тыкнул и ее. Еще одна звездочка и так восемь раз подряд. Затем скрежетнуло, дверь встала на место, загорелся свет, кабина поползла вниз.
  "Не успеем! Жми сюда!" Зайчик запульсировал напротив здоровенной кнопки: "EMERGENCY DESCENT!!!" Именно так и написано, с тремя восклицательными знаками сразу. Я не стал задумываться, почему бы, и со всей дури шарахнул ее кулаком. Лязгнуло, и кабина провалилась, а я с размаха сел на мягкий пол. Тяжко бухнуло, все замерло. Я старался не дышать. Негромко пощёлкало, и кабина с огромной скоростью полетела вниз.
  
  
  
  Мой желудок подкатил к горлу. "Но-но!" Возмущенно воскликнула девочка. "Ты еще наблюй тут!" Рвотные позывы резко прекратились, и я расслабленно откинулся к холодной стенке кабины. Вроде нормально все. Или нет? Я осторожно встал, по очереди пошевелил рукам, ногами, проверяя, все ли цело и принялся разглядывать кнопки и символы рядом с ними. "Помнится, кто-то музыку в лифтах обещал". Подумал я. "Я обещала ее в лифтах центральной базы, а не тут". Голос у девочки был очень раздраженный. И чего злится, спрашивается? "А что значит эта кнопка?" Я заинтересовался самой красивой, большой красной кнопкой под прозрачной крышечкой. "Не смей ее трогать!" Я решил, у меня перепонки лопнули. Потряс головой. "Что так орать?" Возмутился я. "Не трогаю я твою кнопку". "Вовсе она не моя!" Девочка почему-то возмутилась еще больше. "Не трогай ничего". "Да и ладно, не трогаю я. Очень надо". Я убрал палец от кнопки и закрыл крышечку. А жаль, уж очень любопытно было, что случится, ежели ее нажать. И тут я с размаха упал на пол. Лифт начал тормозить, причем с не слабой перегрузкой. Зато я понял символы под кнопкой "EMERGENCY DESCENT!!!", где были нарисованы лежащие на полу человечки. Ежели нажал, так лежи и не выпендривайся, перевел я с языка знаков. Ну, или ляг и не вставай с пола, к примеру. Перегрузка стала уменьшаться, однако я продолжил неподвижно валяться на мягком полу.
  "Что разлегся, крикун?" Недовольно поинтересовалась девочка. "Все, приехали".
  "Что значит, приехали?" Я забеспокоился, уж очень двусмысленно прозвучало. Кабина вздрогнула, замерла.
  "То и значит". Она явно была не в духе. И как искусственный интеллект может быть не в духе, спрошу я, но факт остается фактом. "Выходи, давай".
   Дверь откатилась, я приподнял голову и с любопытством выглянул наружу, но с пола вставать не спешил. Помещение три на три метра, напротив здоровенная дверь со штурвалом посередине, как в фильмах про апокалипсис, ну, или про ограбление банка. Я встал, не спеша подошел, с интересом постучал пальцем и поскреб ногтем. Железная и уж толстая, наверное... Я почесал затылок. "И что дальше?"
  "Вводи код доступа". Появился до боли знакомый зайчик, и я лихо отбарабанил по кнопкам. Мелодично зазвенело, приятный женский голос что-то мягко произнес на иностранном языке. Внутри двери протяжно пощёлкало и на этом все закончилось. Открываться она не стала.
   Я потер плечи, поежился. Холодно тут, что ни говори, вон при дыхании пар из носа вылетает.
  "И чего дальше?" Вновь вопросил я в пространство.
  "Рычажок возле маховика видишь?" Сердито сообщила девочка. Все еще дуется, похоже.
  "Возле чего?" Переспросил я. "Что за маховик?"
  "Вот ведь!.." Она помолчала, продолжила спокойнее. "Колесо такое, как штурвал, видишь?"
  "Вижу". Буркнул я, чувствуя себя полным идиотом.
  "Вот. Около него рычажок, маленькую такую палочку с шариком на конце, видишь?"
  "Я знаю, что такое рычажок". Я недовольно засопел.
  "Вот и хорошо. Поверни его".
  "Куда?"
   Повисло молчание, оно продолжалось так долго, что я всерьез забеспокоился.
  "Поверни, куда повернется". Наконец сказала девочка бесстрастным голосом. Я дернул кверху, и блестящая штуковина неожиданно легко отскочила. Я приободрился. "Куда дальше?"
  "Не куда, а что". Веско произнесли мне. "Крути колесо, оно же маховик, против часовой стрелки".
   Я взялся за ледяной металл и с ужасом понял, что не помню, в какую сторону крутить. Нет, то, что против часовой стрелки, помню, а вот в какую это сторону, из головы вылетело совершенно. А все она, припадочная эта, весь мозг вынесла. Я закусил губу, надавил, и, о чудо, колесо повернулось. Правда немного совсем, а потом уперлось и все. Я дернул раз, другой. "Заклинило". Невозмутимо сообщил я. "В другую сторону, идиот!" Заорала девчонка, видать, окончательно я ее достал. И чего орет, ведь интеллект у нее искусственный, стало быть, и нервы должны быть железные. Ну, или какие там?
   Обиженно сопя, я крутил колесо, пока оно не остановилось. "Теперь потяни за большой вертикальный рычаг". Опять у нее голос спокойный-спокойный, будто и не орала только что, точно ей палец прищемили. Я окинул дверь взглядом. Большой вертикальный рычаг был один, не перепутаешь, к сожалению, и я с натугой его потянул. Тяжело пошел, пришлось всем своим весом повиснуть. Наконец он щёлкнул и дверь приоткрылась. "Тяни дверь на себя".
   Я потянул. Она открылась неожиданно легко, плавно так, хотя чувствовалось, весит немало. Меня обдало волной теплого воздуха, и я поспешно шмыгнул внутрь. Хорошо, я даже зажмурился от удовольствия. Тепло, пол мягкий. Я попрыгал. Не такой как в лифте, но тоже ничего, и полежать на нем можно, если что.
  "Нажми на кнопку рядом с входом". Девочка говорила ровно, как ни в чем не бывало. "Черную, под прозрачной крышечкой. Да, эту".
   Я нажал. Загудело, дверь начала закрываться. Я принялся озираться, и понял, что попал в метро.
   За небольшим помещением с мягким полом, за стеклянными, будто в супермаркете, дверьми, открывался вид на станцию "Комсомольская". Я робко подошел к выходу, створки с тихим шелестом откатились. Никого.
   - Люди! Ау! - Крикнул я и испугано попятился, так страшно прозвучало это в полнейшей тишине. А когда еще и эхо загуляло, я отбежал к круглой двери и начал стучать в нее кулаками. "Успокойся!" Недовольно прикрикнула девочка. "Все нормально". "Да какое нормально?! Люди где? И почему тишина такая?" "Не тупи. Это не метро, это копия станции, только и всего". "Да?" Я не особо поверил, но ломиться в стальную дверь перестал. "Да. Иди по ней прямо и никуда не сворачивай".
   Стеклянные створки снова раскатились в стороны, я осторожно выглянул. Никого и тишина стоит такая, что в ушах звенит. Шуметь я больше не стал, одного раза хватило, поэтому тихонечко, на цыпочках, зарысил вперед. Однако вскоре я полностью освоился и неторопливо вышагивал, с любопытством крутя головой по сторонам. Отличия все же были. Не было углублений под рельсы для вагонов, вместо них рядами возвышались стенды с образцами древнего оружия, вроде всевозможных дубин, копий и прочего. Невзирая на недовольное ворчание нерадивого орбитального экскурсовода, я подошел ближе. В основном палки разной длины и толщины, с вделанными в них обломками костей, раковин, кусками вулканического стекла и прочего. Встречались и похожие на корзины штуки, наверное, использовались в древности в качестве щитов. Особо понравилась грубо сплетённая веревка со здоровенным круглым камнем на конце, очевидно, в первобытном обществе тоже проходили соревнования по метанию молота. В общем, фигня одна.
   "Что там?" Я свесился с перил в центре зала, глядя на уходящую вниз лестницу. "Прекрати плеваться! " Возмутилась девочка. "Как тебе не стыдно?" "Да что такого?" Недовольно заворчал я, вот ведь привередливая какая. "Подумаешь, разок плюнуть нельзя". "Нельзя". Строго произнесла чистюля заоблачная. "Иди, давай". "Иду". "Вот и иди".
   Беззаботно насвистывая, я минул станцию "Комсомольская" и из Первобытного общества вошел в Древний мир, на станцию "Театральная", где, не обращая внимания на недовольные девчоночьи крики, побежал к стендам. Здесь куда интереснее: сабли из желтого металла, мечи, луки, шлемы, щиты. Побродил с открытым ртом вокруг колесницы с запряженными в нее чучелами лошадей. Почему в ней не оказалось чучел воинов, не понял, может, украл кто? "А куда ведут эти лестницы?" Я с интересом шагнул на ступени, чем вызвал новый шквал негодующих криков небесной девчонки. Вот ведь скрытная какая. "Тебе не важно, что там!" В очередной раз возмущенно выдала она свою дежурную фразу и с негодованием добавила, как всегда: "Вперед иди!"
   В завершении станции я восхищенно поцокал языком у закрепленных на вешалках доспехах римских легионеров. Сбегал через центральный проход к ряду витрин напротив, там нашел облачения варваров с причудливыми рогами на шлемах и без. Не удержался и, не смотря на бурные протестующие вопли, примерил себе. Шлем оказался как раз в пору. С неохотой вернул музейный экспонат на место, чем несколько успокоил непомерно жадную девчонку, и прошел на станцию "Новокузнецкая". Пошли ряды закованных в сталь рыцарей, и я даже струхнул, не прячется ли в них кто.
  
   Через некоторое время я, забыв обо всем на свете, бегал по подземному музею, примеряя на себя то и это. Крики девочки со спутника давно отсеялись и совершенно не воспринимались сознанием. Я решил проверить одну догадку и, несмотря на бурные протесты геостационарного гида, подошел к самому крутому набору рыцарских доспехов и, как мог, принялся напяливать на себя. Ох, и возмущалась компьютерная девчонка, ох, и орала, но зато я понял, что все, что находится в залах метро, все подобрано под меня. (Сноска. Когда я заинтересовался экспонатами поближе, из инета выяснил, что доспехи надо одевать на толстую подстежку, и оказался в недоумении, так как тогда они на меня не налезут. И лишь позже узнал, что эти железки надо одевать прямо на голое тело. Почему, разговор особый.) Получается, это все, протяженностью в несколько станций метро, мой гардероб? Это как? "Информация закрыта". В очередной раз выдала девочка со спутника. "Да почему?" Я возмущенно потряс очередной сбруей из доспехов, тютелька в тютельку подошедшая мне. "Тут, если плечи чуть шире и все, не налезет, а мне в самый раз. Как ты это объяснишь?" "Закрытая информация". Деф непреклонно стояла на своем. "Да и ладно". Я раздражено бросил на пол железяки, отчего спутниковая вредина застонала в голос, и отправился к выходу со станции. В конце концов, совсем надоело ее: "Иди вперед и не оглядывайся". "И ладно, и иду". "Вот и иди". Я прошел к выходу со станции и застыл. Наконец-то. Станция "Маяковская". Не то, что, наконец, именно эта станция, а, наконец, появилось настоящее оружие. Я стремительно пробежал мимо длинного ряда старинного огнестрельного хлама. И что за идиот это все тут насобирал? Кому, спрашивается, нужны все эти пищали и мушкеты? На одном дыхании влетел в эпоху Новейшей истории, на станцию "Площадь Революции", и радостно цапнул с полки пистолет. Тяжеленный такой, черный. Нет, слишком тяжелый. Вот. Я схватил небольшой и блестящий, с перламутровой рукоятью, для меня в самый раз. Надул губы, прищурился.
   - Осталовисто, бейба. - Хрипло произнес я, держа пистолет на вытянутых руках. Девочка в очередной раз предостерегающе закричала. Грохнуло, все заволокло сизым дымом, я надсадно закашлялся. Как не выронил пистолет, не понимаю.
  "Положи на место!" Завизжала девчонка. "Идиот малолетний! Сейчас же положи, откуда взял! Осторожно! Медленно клади!"
   - Да кто же знал, что оно заряжено! - Еще громче, нежели она, вопил я. - Что за придурок его на предохранитель не поставил?!
  "Что за придурок оружие без спроса хватает!" Не оставалась она в долгу. "Сначала смотреть надо, заряжено или нет и только потом им размахивать, словно неандерталец дубиной!"
   - И не размахивал я! - Не унимался я. - Оно само выстрелило.
  "Ну да, конечно". Чрезвычайно ехидно говорила та. "Само. Положи сейчас же".
  "Да, пожалуйста". Я осторожно положил сумасшедшую машинку на место и оскорблено отвернулся. "Очень надо".
  "Вот и хорошо. И не трогай больше ничего".
  "Да не очень то и надо".
  "Вот и хорошо. Иди вперед, никуда не сворачивая".
  "Ну и иду".
  "Ну и иди".
  
   Какая печалька, что ничего потрогать нельзя, а чего я только не видел на стеллажах, и автоматы, и пулеметы, и гранатометы. При виде ракетных установок я вообще чуть не заплакал и если бы не жуткие вопли вредоносной программы, обязательно попытался бы жахнуть из такой. А во второй половине зала экспонаты закончились, хотя стеллажи для них были. Чего это, проснись, Муля, нас ограбили, или коллекция не завершена, непонятно. Зал закончился тупиком с большим, метров десять, наверное, круглым помостом посередине. Едва слышно играла музыка. Пол вокруг был каменный, но другой, и изрезан всевозможными абстрактными узорами, которые мягко светились разными цветами, очень красиво, но пугающе. Эдакое древнее капище ведьм и колдунов, место для заклания. Меня передернуло.
  "Становись в центр возвышения". Скомандовала девочка спокойным голосом, хоть орать, наконец, перестала. Мне это не понравилось. Не то, что она не орет и опять командует, хотя это тоже, не понравилась ситуация. Уж, не в качестве ли ритуальной жертвы она меня приготовила? Щас как выйдут бородатые мужики в балахонах, да как начнут подвывать замогильными голосами о запрете посещений водораспределительных колодцев и срывании резьб на штуцерах. Я недоуменно почесал затылок. И чего навеяло, спрашивается?
  "Становись в центр возвышения, говорю". Нетерпеливо повторила девочка еще более командирским тоном. Во мне взыграл дух противоречия.
  "Это зачем?" Я принялся озираться вокруг. А если все же вылезет кто? Я с опаской поглядел на неподвижные бронзовые фигуры, вдруг оживут? Жуть какая.
  "Ты хочешь посмотреть на космический корабль?" Холодно произнесла девочка. Я задумался. "Хочу". "Это резервный вход". "А это что тогда?" Я махнул рукой за спину. "Этот путь к резервному входу, он сделан людьми. Вернее, с помощью людей, вернее... Это сейчас не важно. А то место, где ты стоишь, создано много времени назад. Наверху меняется климат, ландшафт, здесь все неизменно". "Ландшафт". С удовольствием повторил я. Прикольно звучит. Надо будет Кузьку так обозвать, вот, небось, разорется. "Ты что лыбишься?" Недовольно вопросила девочка. "Ничего я не лыблюсь". Я насупился. "Становись в центр возвышения". Вновь скомандовала она, прямо как заезженная пластинка по кругу играет, честное слово. Я замер с поднятой ногой. Что за пластинка такая?
  "Ты пойдешь или нет?" Прикрикнула вредина.
  "Да иду, иду". Привычно огрызнулся я, поднимаясь на покрытый светящимися узорами пьедестал. "Становись в центр". "Это зачем еще?" Мне вновь навеяло о ритуальных жертвах на алтаре.
  "Надо".
  "Кому надо?"
  "Тебе надо".
  "Мне не надо".
   И тут я полетел куда-то вниз, в темноту. "А-а-а!" Истошно заорал я, но звука не было, вернее, был, но такой, будто в подушку кричу, глухой и тихий. Это напугало меня еще больше, поэтому я взял тон повыше и завизжал. "Ничего себе". Уважительно сказала девочка. "Больше ста децибел. А ты здорово визжать умеешь". Зажегся свет. Я увидел, что стою в чем-то вроде каменной бочки метра три диаметром и примерно пять высотой. Крышки у бочки не было, там с бешеной скоростью уносились вверх стенки круглого туннеля. Откуда шел свет я не понял, не до того было. Я прислонился к скользкой, похожей на тефлоновую, боковой поверхности бочки и изнеможенно сполз на дно. "Испугался?" Участливо поинтересовалась девочка. Вот ведь... Грымза, в общем. Отрицательно помотал головой, глотнул, прокашлялся. Я себе, часом, голос не сорвал? Не, обошлось. Посмотрел наверх и меня замутило. "И долго так будет?" Спустя какое-то время просил я, глядя в пол. "Недолго. Уже все. Почти". От лихого торможения я растянулся на полу в позе лягушки, только лапками кверху. "Эй, ты что творишь!?" Возмутился я. "Это не я". Беззаботно сообщила девочка. "Это система лифта". Я беспомощно барахтался на жестком полированном камне под тяжестью перегрузки торможения. "Пять". Неторопливо произнесла компьютерная садистка. "Четыре. Три. Два..." Мой вес стремительно приходил в норму, но я продолжал лежать, даже трепыхаться перестал. Ну, ее, что эта психопатка задумала? Возьмет, да и отправит меня в космос, но без корабля, а с помощью этой вот катапульты. Лучше полежу, целее буду. "Ноль. Приехали". Стены бочки ушли вниз, наступила тишина. Я глянул вверх, туннель не двигался. Я сел и посмотрел перед собой. Все те же стены туннеля, похожие на переплетение множества ветвей. Тупик. Я опять поглядел вверх и не увидел ни единого пятнышка света, лишь уходящие вверх волнистые коричневатые стены, а потом наступила темнота. Я закричал, уже не помню, в какой раз, вскочил и начал колотить кулаками по стене. Из нее высунулся белесый отросток со светящимся глазом на конце, а может и червяк какой, внимательно меня осмотрел и спрятался обратно. Я икнул, отскочил назад, помолчал, обдумывая увиденное, а затем завопил еще громче.
  "Что ты все орешь?" Недовольно спросила девочка.
   - Так ведь, тупик тут! - Возмущенно заорал я в ответ. - Я на дне, а колодец хрен знает какой глубины!
  "Не ори". По-моему, она брезгливо поморщилась. "Нет тут тупика. Оглянись".
   Я оглянулся. Сзади был выход в длинный коридор. Я выдохнул порцию заготовленного воздуха, вдохнул, выдохнул. "А", сказал я, вернее, подумал. "Ну да. Я так и думал. Что выход сзади". "Ну да". С ехидством передразнила меня вредная девчонка. "Так и думал. Иди, давай". И я, молча, пошел, не позориться же перед ней еще больше. "Ух, ты". Восхищенно произнесла она. "Какие у тебя уши красные. Может, стабилизировать?" "Не надо". Промямлил я. "Что ты сказал?" Ну конечно, будто она не расслышала. "Не надо, говорю". Вяло повторил я. "Нормально все". "Точно?" Не поверила та. "Да". "Ну и хорошо. До конца по коридору, затем налево". Нет сомнения, мстит мне за экспонаты, вредина. Руками не трогай, руками не трогай, а зачем они лежат тогда, если их трогать нельзя? Вот и я так считаю. Я шел, уткнув взгляд в пол, но через некоторое время стал озираться. Пол и круглые стены на вид были из разноцветного камня, густо покрытого резьбой, где светящейся, где нет. В одних местах просто узоры, а в других картинки, напоминающие комиксы о неких героических историях. Я даже притормозил, заинтересовавшись приключениями обычного паренька, суда по предметам в его руках, наверное, плотника, или столяра, в чем между ними разница, не понимаю, однако, не суть. При рождении природа обделила этого горемыку, наградив знатными длинными ушами, ну прямо как у осла, но судя по всему, паренек не унывал и с веселой, беззаботной улыбкой на лице отправился в путешествие за подвигами, где и нашел гигантское яйцо. Выходил, высидел его и народился из него дракон, а может, и не дракон, так как тварь крыльев не имела, зато имела много рук и еще какие-то хоботы на спине, а может, это были щупальца. И жили они, поживали очень даже мирно себе, тварюга помогала ему по хозяйству и даже, вроде, делала за него домашние уроки, но однажды напали на них злобные дядьки с ног до головы в латах, но почему-то без мечей, хотя и со щитами, и взяли несчастного паренька в плен. Зверюга пыталась его защитить, но безуспешно. В тоске и грусти о хозяине она начала партизанскую войну и весьма в том преуспела, захватив несколько планет и сожрав тамошних злобных обитателей. Разумеется, она к тому времени была не одна, народив и воспитав на чувстве свободы и независимости множество соплеменников, однако освободить хозяина не смогла, потому как злые дядьки взорвали его прямо изнутри в области позвоночника. Я шмыгнул, глядя заключительную картину со скорбящей, горько плачущей зверюгой, из широко открытой пасти которой текли слюни и сопли.
   Я шмыгнул еще раз. "Ты чего?" Подозрительно спросила девочка. "Паренька жалко". Ответил я. "Какого паренька?" Еще более подозрительно спросила она. "Вот этого. С длинными ушами". Я ткнул пальцем в страдальца. "Паренька?" С какой-то тупой интонацией переспросила девочка. "Ну да". Я шмыгнул и вытер нос. "И животинку его жалко". "Какую?" В ее голосе послышалась тихая паника. "Вот эту". Я ткнул в скорбящее животное и вытер глаза. "Скучает по хозяину, бедняжка. Прямо Хатико". Я чуть не заревел, честное слово, но в последний момент опомнился и задушил рыдания на корню, все-таки мужчина. "Какое Хатико?" Голос девочки было едва слышно. "Собачка такая была, очень по хозяину скучала". Пояснил я. "Помер тот, а она все ждала, надеялась..." Я отвернулся. Нет больше сил терпеть, иногда не зазорно и пролить скупую мужскую слезу. "Ты обезумел, человек по имени Алексей?" Я таких жутких интонаций у нее ни разу еще не слышал, даже слезы высохли, не успев появиться. "Здесь повествуется о величайшем злодее наших миров, генном инженере, что на склоне своих лет настолько возненавидел жизнь, что создал ее противоположность, то самое существо, что ты зовешь Хатико. К сожалению, его разоблачили слишком поздно, и тварь смогла бежать, хотя ее создателя, ценой неимоверных жертв смогли обезвредить. Но было слишком поздно. Эта тварь имела гены своего создателя и, как считают историки, ее интеллект не уступал, а возможно, и превосходил его. И она создала множество своих копий, улучшив их и вписав в их ДНК ненависть ко всему живому. И много тысячетий мы искореняли их побеги на просторах космоса, пока не загнали назад в логово, откуда все началось. И мы уничтожили их планету. Там не было больше никого, кроме тварей. Мы взорвали ее и превратили в пояс астероидов вокруг звезды". Она замолчала, явно под действием исключительности момента.
  "Историю пишут победители". Гордо сказал я. "Теперь нельзя достоверно сказать, как было на самом деле". "Можно". Возразила она. "Есть записи из лабораторий, камер наблюдений, видео очевидцев. Огромное количество подтверждающей информации". "И никакого количества информации, подтверждающей иную точку зрения?" Во выдал, восхитился я. "Разумеется. Ее нет". "Как это нет?" Возмутился я. "Столько народа вокруг, и никто не заступился за Хатико, пока дядьки в доспехах утаскивали его хозяина? Вот это люди, никакого сострадания". "Не люди". Холодно произнесла девчонка. "Хрен редьки не слаще". Ответил я и неожиданно задумался, что, собственно сказал. Подумал и продолжил с новым воодушевлением: "У них под носом утаскивают человека, прямо девяностые вернусь, а никому и дела нет". Какие девяностые вернулись, я не знал, но гнал по направляющим и продолжил мысленно глаголить. "Вы слишком глубоко вторглись в тело нашей планеты. Вы занозы. Мы вас вытащим и уничтожим. Сожжем". Я застыл, открыв от удивления рот. Это что я сейчас такое выдал? "Что вы сделаете?" С какой-то непонятной интонацией переспросила девочка. "И кто такие "мы"?" Я закашлялся. Успокоившись, продолжил: "Не важно. Ты утверждаешь, есть много видеозаписей тех событий?" "Да. И не только видеозаписей". "Прекрасно. Рассуждая логически, изображения главного геро... э, персонажа настоящие?" "Идентичны натуральному". "Замечательно". Я пошел вдоль коридора в обратном направлении. Скажу честно, мне очень не понравились ее интонации, появившиеся после моей обмолвки про занозы и прочее, такое ощущение, будто она раздумывает, как бы половчее сжечь меня самого, от греха, как говорится. Во, еще одну непонятную фразу загнул, и откуда что берется? И про занозы с сожжением вылезло непонятно как, может, я с ума схожу? Как говорится, тихо шифером шурша, едет крыша не спеша. Может, про меня речь?
   Дойдя до нужного места, я обличающе ткнул пальцем в картинку. "Не может такой добрый и веселый паренек, что здесь нарисован, быть тем злобным злодеем, что ты описала". "Почему?" "Как почему? Да ты взгляни на его добрую улыбку!" Воскликнул я, показывая на изображение. "Это злобный оскал сумасшедшего старика!" Взбешенно заорала девочка. "Это перекошенное от ярости лицо безумного маньяка с манией убийства!" "Нельзя говорить маньяк с манией". Попробовал вставить я свои пять копеек, но она распалялась все больше. "Здесь изображен древний старец, кто несчетные годы копил необъятный груз знаний и использовал их во вред остальным! Не во имя всеобщего блага и процветания, нет! Во имя всеобщей погибели! Вот о чем говорит эта история! Это предупреждение потомкам, бестолочь малолетняя!" "Ну ладно тебе". Заныл я. Сильно она меня перепугала, что говорить. "Оскал, так оскал, злобный, так злобный. Ну что ты?" Я глянул на веселого паренька. М-да, теперь его лицо действительно не напоминало славного мальчугана. И глаза у него какие-то... Б-р-р. Меня передернуло. Встретишь такого в темном переулке, убежишь сломя голову. Наверное, ракурс был другой. Да.
  "Я тогда под другим углом на него смотрел". Я решил примириться, пока не поздно. "Вот и не разглядел. А так по виду, реально псих и садист". "Ракурс другой". Недовольно сказала девочка, но было видно, пар она выпустила и ворчит для порядка. "И что ты про занозы говорил?" Вот ведь запомнила, однако, не отвяжется теперь. Я прокашлялся. "Знаешь, как затмение какое-то нашло. Когда посмотрел той твари в буркалы, вот прямо с языка и сорвалось. Слишком хорошо ее изобразили, натурально чересчур. Как живая, прямо, смотрит". Меня вновь передернуло. Картинки на самом деле выглядели очень натурально, чересчур, я бы сказал, казалось, еще немного, и чудище полезет из стены, рыча и облизываясь. Я попятился, пойду отсюда, ну его на фиг. Развернулся и быстрым шагом, не глядя по сторонам, заспешил по коридору. Дойдя до т-образного перекрестка, повернул налево. Во, опять. Нет бы сказать, на перекрестке налево, нет, обязательно было упомянуть про т-образный. Что такое с моей головой, может, я действительно об штангу ударился или мячом прилетело? Или это последствия попадания инородных предметов в мой растущий организм? Я подозрительно пощупал живот, где тут аппендикс, слева или справа? Выше, ниже? Хотя, вроде бы, первые симптомы появились раньше, до глотания. Может, все же головой стукнулся? Непонятно.
   Я остановился. Коридор перегораживала гигантская прозрачная линза, к ней вело несколько широких ступеней, которые, как и широкий обод вокруг линзы, знакомо переливались всеми цветами радуги. Не тускло, как в коридоре, а ярко и жизнерадостно, совсем как на том пьедестале, где я провалился.
  "Что встал?" Поинтересовалась девочка. "Подойди и коснись... Где покажу". "Да? " Недовольно возразил я. "И опять куда-то провалюсь?" "Не провалишься. Прибудет челнок, ты в него сядешь и отправишься по сверхзвуковому туннелю до пересадки на главную магистраль". "Что значит, до пересадки? У вас тут что, метро?" "Метро". Девочка пренебрежительно хмыкнула. "Тут... Неважно. Иди и коснись сюда". Я посмотрел на знакомый зайчик, на переливающийся радугой узор на камне, печально вздохнул. "Не провалишься ты никуда". Она тоже вздохнула, только устало, по-моему. "Ну ладно, смотри, ты обещала". Я подошел, коснулся узора. На мгновение он покраснел, затем загорелся ровным желтым цветом. За линзой задвигались причудливые тени, замерли, узор стал зеленый. "Иди". Требовательно произнесла девочка. "Куда иди?" "Сквозь портал иди внутрь челнока". "Как это, сквозь?" Не понял я. Она опять вздохнула, на этот раз, по-моему, жалобно. "Перед тобой силовое поле, защищающее... наше подобие метро от воздействия окружающей среды. В том числе от проникновения вирусов, микробов и прочего. Ты пройдешь сквозь портал и окажешься в челноке сверхзвукового туннеля. Сядешь в кресло, хочешь, ляжешь, хочешь, будешь стоять, только сейчас не стой. Иди уже".
  
  
   Я насупился. "Внутри меня есть микробы, я знаю. И эти, бактерии, а они полезные. Би... бифидо... как их... Нужные, в общем мне. Без них мне, это, не комфортно будет".
  "Твои бактерии останутся при тебе". По-моему, девочка обиделась, будто я обвинил ее в попытке обворовать мой иммунитет, и надменно произнесла: "Их никто не тронет". Что бы еще сочинить? Как назло, ничего в голову не приходит, похоже, все же придется лезть в портал. О, придумал. "А там, правда, безопасно?" Я попытался вложить в мысль максимум трагизма. "Что-то мне страшно прямо, вот жуть как". "За время эксплуатации ни одного несчастного случая не было". Злобно прошипела девочка. "Но не удивлюсь, если будет. Лезь, давай!" "Да лезу я, лезу". Я расстроился, если честно, все же надеялся, авось пронесет. "Так иди в портал". Опять она командует. "Так иду". "Так иди". Я окинул тоскливым взглядом гигантскую линзу, вспомнил богобоязненного Митьку, перекрестился и шагнул вперед. Негромкая спокойная музыка, приятные запахи, вроде как на лесной поляне стою, красота. И чего боялся, спрашивается?
   Я прошелся по кабине, хотя именно кабину в моем понимании, данное помещение меньше всего напоминало. Круглая комната метров пять в диаметре со сталагмитом посередине, эдакой свисающей с потолка сосулькой, не доходящей до пола. На ее конце находилось утолщение, к которому я нерешительно приблизился. Вся конструкция была полупрозрачной, стеклянной на вид и красиво переливалась цветами радуги и музыка исходила именно от нее.
  "Что это?" Робко поинтересовался я. "Неважно". Высокомерно ответила девочка. Я ткнул утолщение пальцем. В плавно текущей мелодии появилось мелодичное "дзинь". Я восторженно открыл рот. В месте моего прикосновения внутри сталагмита рассыпался салют из разноцветных искр, побежали волны света. Я ткнул еще раз, полюбовался на произведенный эффект. На этот раз звук был похож на "дон-н-н". Ткнул третий раз. Красиво. "Что ты за человек такой?" Сварливо спросила девочка. "Чуть что, сразу в руки хватать, или пальцами тыкать. Сядь и сиди спокойно". "Так красиво же". Возразил я, коснулся сразу всей пятерней, а затем провел, словно выдавая аккорд на гитаре. Мы с пацанами во дворе недавно начали осваивать сей музыкальный инструмент, правда, кроме невнятного бренчания особо ничего не получалось, а тут такой красивый переливистый звук. Да я прямо музыкант! "Хватит лыбиться". Не унималась девочка. "Сейчас светиться начнешь". "Как светиться?" Я немного отпрянул от сосульки, с опаской посмотрел на руки. "От счастья". Вредным голосом произнесла она. "Так здорово же". Возразил я и блямкнул по сосульке двумя руками сразу. "Да оставь ты кристалл управления в покое!" Гневно завопила девчонка. "Доиграешься, он тебя в недра вулкана отправит!" Я отдернул руки, отступил назад. "А что ты сразу не сказала? А если бы и вправду отправил, что тогда? Я бы там сварился, или вообще, сгорел". "Не сгорел бы". Неохотно произнесла девочка. " Он потухший давно. А жаль ". "Что?" Я подозрительно покосился на потолок. Ответа не последовало, и я недовольно пробурчал: "Когда с места тронемся? Надоело на одном месте торчать уже". "Приехали уже". Крайне ехидно ответили мне. "Выходи, давай". "Как?" Изумился я. "Уже?" "Уже. Пересадка на прямую линию до центральной базы. А оттуда отправишься на резервную, к кораблю". Я подошел к стеклянной линзе портала. Изнутри она была поменьше, метра два в диаметре. "А точно выходить можно?" Я нерешительно потоптался. "Точно приехали? По дороге не выпаду?" "Не выпадешь". Еще ехиднее произнесла девочка. "Выходи, давай. Да не бойся ты, видишь, портал зеленым светит". Широкая рама вокруг портала действительно переливалась зелеными узорами. Я вдохнул побольше воздуха и пошел вперед. Проход сквозь линзу вновь не почувствовал, словно и нет ее, огляделся и замер в восхищении.
   Передо мной поднимался лес. Нет, не так. Лес с большой буквы. Он вздымался уступами, словно горный водопад и исчезал в дали, на невероятной высоте, теряясь среди облаков. Или слоев тумана? Не знаю. Сквозь них падали золотые лучи света, где-то толстенные колонны, подпирающие невидимый свод, где-то тонкие, похожие на спицы. Одни светили неподвижно, другие помигивали и вроде, даже, двигались. От подобного зрелища захватывало дух.
  "Красиво?" Горделиво спросила девочка. "Красиво". Искренне согласился я. "Иди, давай, нечего стоять". Тут же приказала она. Ну, никакой логики нет, а еще говорит, что компьютерная.
   Я спустился по широким ступеням с разноцветными узорами и бодро зашагал по такой же каменной, слабо светящейся дороге. До Леса было, по моим прикидкам, с полкилометра, не меньше. Это, какого размера должна быть пещера, восхищенно подумал я. Это на какую глубину под землю я попал, с ужасом понял я. Если я здесь заблужусь, никогда ведь на поверхность не выйду!
  "Успокойся". Озабоченно сказала девочка. "Все хорошо, не волнуйся. Просто иди по тропинке, никуда не сворачивай". От дороги лилась едва слышная музыка, к ней примешивалось пение птиц, которое я вначале принял за музыку портала. По ковру трав, расстилавшемуся до подножия Леса, пробегали ленивые волны. Тут был ветер, я с удивлением почувствовал его мягкие, теплые прикосновения и вместе с ним накатил шквал ароматов. Ощущения были такие, словно я вновь вошел в цветочный магазин, где мы с дедой совсем недавно выбирали букет. К аромату цветов примешивались запахи травы, прелой листвы, реки. Я остановился. "Тут есть река?" Изумленно спросил я. Девочка гордо хмыкнула. "Есть. И не только". "А что еще?" "Несколько озер, водопады. Это большой заповедник. Тут собрано множество видов исчезнувших на поверхности растений и животных". Мимо пролетело что-то огромное, жужжа, словно небольшой вертолет. Я ойкнул и остановился. "Что это?" "Не бойся, само не укусит. В крайнем случае, я тебя спасу". "Как это, спасу? Как это, само не укусит?" Я заволновался. "Что это вы здесь такое держите?" "Ты думаешь, растения могут существовать без насекомых?" Язвительно спросила девочка. "А я откуда знаю?" "Теперь будешь знать. Иди, давай". "Иду". "Вот и иди". "Вот и иду. Долго еще?" "Нет, скоро придешь. Пройдешь холм с деревом, увидишь станцию мониторинга. Портал рядом". "Станцию чего?" Заинтересовался я, во все глаза пялясь на холм с тем, что девочка назвала деревом. Высотой оно было с хорошую многоэтажку, и мне на ум неожиданно пришло слово "секвойя". С раскидистых ветвей свисали лианы, и где-то очень высоко по нему что-то бегало и прыгало. Весьма немаленьких размеров бегало. Я обеспокоенно прибавил шаг. "Станция мониторинга заповедника. Неужели ты думаешь, здесь все само растет?" Опять в голосе невообразимая гордость, хвастовство прямо, можно подумать, это она здесь все посадила и поливала, пока не выросло. "Откуда я знаю, как здесь все растет, если ты мне ничего посмотреть не даешь?" Окрысился я. "Хочешь, смотри". Равнодушно произнесла девочка. Я остановился как вкопанный. "Правда? Можно?" "Почему нет?" Удивилась она. "Смотри, сколько хочешь. Только иди быстрее и с тропинки не сворачивай". "А куда ведет тропинка?" Я закрутил головой, стараясь увидеть, как можно больше. "На станцию мониторинга и к порталу. От него можно отправиться сразу в... неважно, сколько направлений. Один из них твой". "Наш". Возразил я. "Наш". Легко согласилась девочка. "Иди". "Иду". Машинально ответил я, размышляя. "Нет, не идешь. Ты стоишь. А тебе надо идти к порталу". "Пойду. Чуть позже". План в голове прорисовывался все отчетливее. Пора дать ей понять, чьи в лесу шишки. Нет, эта поговорка такая, на ЭТОТ Лес я не претендовал, себе дороже. Вон по дереву этаже эдак на пятнадцатом какая-то длиннорукая гамадрила скачет. Объяви я себя царем джунглей, как бы она меня не сместила путем... дворцового переворота, скажем. И для этого ей всего лишь придется спуститься с дерева и сказать: "Бу". А если учесть высоту дерева, то рост макаки получится примерно, если не больше, чем у... Я застыл в очередной раз. Прокашлялся и ткнул пальцем в дерево. "А кто там по веткам скачет?" "Закрытая информация". Быстро ответила девочка. "Врешь". Заявил я. "Вот еще". Она обиделась. "Самой интересно". "Это как?" От удивления я икнул. "Ты не знаешь?" "Закрытая информация". Зло прошипела девочка. Похоже, я ее разозлил, сам не зная, чем. "Ладно". Согласился я. "Давай сыграем в игру. Правила простые. Я задаю вопрос, а потом сам же называю ответ, если он правильный, ты молчишь, если не правильный, кричишь: "Дурачок, дурачок". "Странные правила". Подозрительно произнесла девочка. "Нормальные". Возразил я. "Мы с ребятами во дворе так постоянно играем". "Ладно. Начинай". "Где восходит солнце?" Спросил я. "На востоке?" С любопытством проговорила девочка. Я расстроился. "На востоке, это да, но не надо отвечать самой". "Так ты же у меня спрашиваешь". Удивилась она. "Не у тебя я спрашиваю". Возразил я. "Я вопрос задал, а ты отвечаешь. А не надо отвечать. Твоя задача, не ответить на мой вопрос, а промолчать, если я отвечу правильно и сказать "дурачок", если нет". "Как сложно". Задумчиво сказала девочка. "А то". Гордо согласился я. "И так. Вопрос прежний. Где восходит солнце?" "Где?" Радостно повторила она за мной. Я плюнул. "На востоке?" "Предположил я. Девочка молчала. Я забеспокоился. ""На востоке?" Повторил я. "Чего молчишь?" "Ты же сам сказал", удивилась она, "если правильно, я молчу". "А, ну да". Я почесал затылок. "А садится оно, значит, на юге". "Дурачок, дурачок!" Радостно завопила девочка и даже, по-моему, захлопала в ладоши, и добавила, хотя я не просил: "Ответ отрицательный". "А вот кто там скачет по веткам?" Я ткнул пальцем в направлении дерева и с беспокойством заметил, что прыганье и беганье сместилось куда ниже. "Это макаки?" "Дурачок, дурачок!" Еще радостнее закричала она. Я поморщился. "Так, может быть, это белки?" "Ну, ты и дурак!" Восхищенно завопила девчонка. "Как белки могут быть такие большие? И хвосты у белок знаешь, какие пушистые? Ответ отрицательный! Дурачок, дурачок!" Я заскрипел зубами. Нет бы, мне выбрать кодовым словом "дерево", ну, или там, "пень". А теперь я себя сам этим деревом или пнем чувствую. Ладно.
  "А может", вкрадчиво продолжил я, " это снежный человек скачет по веткам?" Наступила тишина. "А где дурачок, дурачок?" Поинтересовался я.
  "Доступ заблокирован". Удивленно произнесла девочка. "Значит?" Вопросил я. "Ответ подпадает под разряд закрытой информации". "Значит?" с еще более многозначительной интонацией повторил я.
   - Ты удивил меня, мальчик по имени Алексей. - Раздался чей-то громоподобный голос. Он шел со всех сторон сразу. Старческий, немного надтреснутый, и невообразимо властный. Я застыл на месте.
  
  
  
  Глава 3: День первый. Вечер
  
  
  
   - Ты угадал. - Продолжил голос. - Это существо называется у вас "снежный человек". Ваши гены совпадают. Почти.
   Мое состояние было даже не паника, оно далеко зашкалило за линию с надписью "паника" и с воплями вприпрыжку бежало в степь. Ну, или там в лес. А когда посмотрел в сторону дерева, мне поплохело еще больше. По склону холма неслась стая огромных обезьяноподобных существ. Я зажмурился. "Ты чего?" Удивленно спросила девочка.
   - Не бойся, мальчик по имени Алексей. - Очень спокойно сказал старческий голос. - Мои питомцы не причинят тебе вреда.
   Я открыл один глаз. У края травы стояла толпа лохматых существ, они оживленно жестикулировали, тыкая в меня лопатоподобными руками.
   - Они не могут ступить на Тропу, - продолжил голос. - Но, даже если бы могли, плохого не сделали. У всех, живущих здесь, заложен ген дружелюбия к людям. Как у дельфинов, например. Они удивлены твоим появлением, поэтому покинули место обычного обитания.
   Я открыл второй глаз, воззрился на стену из рыжеватой шерсти, запрокинул голову. Ряды обезьяноподобных, покрытых шерстью голов с оскаленными зубами привели меня в очередной ступор.
   - Не бойся. - Успокаивающе произнес старческий голос. - В отличие от обезьян, они много ближе к людям и их оскал означает радость и приветствие.
   - Да? - Я несмело улыбнулся, чем вызвал у толпы бурю восторга. Они замахали руками и заухали еще сильнее.
   - А вот речевой аппарат подкачал. - Опечалился голос. - Ладно, что мы о ерунде всякой, - продолжил он. - Хочешь с ними пообщаться?
   - А можно? - От удивления я открыл рот.
   - Можно. С помощью меня и твоей... помощницы. Предвосхищу вопрос. О снежном человеке стало понятно по запросам твоей... девочки.
   Я услышал, как моя девочка растерянно пискнула.
   - Крайне беспечно с ее стороны пользоваться открытыми каналами.
   Моя девочка натужно закашляла.
   - И вовсе она не моя. - Я насупился. - И не помню, чтобы вслух называл ее девочкой. Не помню, чтобы вообще вслух что-то говорил.
   Голос засмеялся, по-моему, ему было весело.
   - Таким считалось твое обращение к своей помощнице. Но в твоих мыслях она какая-то странная, у нее голубые волосы. Неужели у вас на поверхности есть подобные разновидности популяции? Очень странно. Что с тобой?
   Я перестал кашлять, выпрямился, вытер рот рукавом.
   - Поперхнулся. - Я не рисковал поднять взгляд, туда, где на геостационарной орбите висел спутник с отвесившей от удивления челюсть девочкой.
   - Информация о поверхности планеты от питомцев крайне скудна, - размеренно продолжил голос. - Когда они... Их иногда выгуливают. Так называется, когда ваши питомцы выходят гадить?
   Я ошалело кивнул.
   - Они плохо разбираются в ситуации на верху, к тому же, слишком отличаются от современных обитателей поверхности. Им трудно ассимилироваться. У меня нет возможности, как раньше, выводить новые виды, я могу лишь заботиться о старых. Но я стараюсь делать это хорошо.
   - Вы пытаетесь шпионить. - Подала голос моя э... помощница. Прозвучало это вслух и весьма громко, я даже вздрогнул. - Вам это запрещено. Вы это знаете. - Говорила она строго и даже, по-моему, агрессивно.
   - Какой шпионаж, девочка моя. - Голос, до того властный и несгибаемый, как кирпичная стена, вдруг рассыпался великим множеством мягких шариков с добродушными улыбками на каждом. - Простая блажь древней как мир сущности. Обычное любопытство, девочка моя. Имею же я право на маленькую причуду?
   - На причуду, быть может, на попытки шпионажа нет. - Однако напор моя помощница сбавила, похоже, раздувать конфликт не хотела. - Однако о Вашем поведении будет доложено. - Упрямо добавила она.
   Нет, все же буква закона ей темечко проела основательней, нежели я думал. С другой стороны, она же искусственный интеллект, по-другому не может.
   - Кому? - Безмятежно спросил голос, и я нутром понял, что все. Если я сейчас не вмешаюсь, будет визг, писк, поломанные ногти и рыдания в подушку. А вот потом виновным неминуемо объявят меня. Как говорится, плавали, знаем.
   Я вежливо прокашлялся.
   -Э... Помощницу мою хочу. - Произнес я вслух, понял, что прозвучало весьма двусмысленно, покраснел и добавил: - Поговорить с ней хочу.
   - Слушаю, - подавленно произнесла девочка вслух, через непонятные динамики Леса. Мохнатые люди в это время вовсю махали лапами, пардон, руками и тыкали пальцами то в меня, то в небосвод, то в сторону косых золотых столбов света. Кажется, тут начинался закат.
   - Я хочу пообщаться со снежными людьми.
   - Ответ отрицательный. - Напряженно ответила девочка. - Возможна попытка шпионажа сознания.
   - Голубушка моя, - очень проникновенно произнес голос. Если раньше его гендерные признаки не идентифицировались, то сейчас явно прослеживались нотки женского пола, лет эдак за шестьдесят. Эко я хватанул, восхитился я. Как там? Ген... дерные признаки. Во, загнул, красава. - Не делай из старой, немного странной тетушки маньяка-шпиона. Да, развлекалась от ничего-ни-деланья, пыталась разузнать, как там, наверху. Так что ж такого? Если бы вы в свое время не приняли решение о моем...
   Девочка, она же моя помощница, рассерженно зашипела на весь Лес. Если были в округе змеи, думаю, они пристыжено заползли под коряги, и не будут подавать голос ближайшие несколько дней. Что за звук! Даже снеголюди испуганно загукали и заскакали по траве, стряхивая с себя несуществующих рептилий.
   - Столько лет взаперти, - продолжил голос печально. - Вокруг лишь мои питомцы, скучно, сама понимаешь. Маленькие шалости, не больше. Отнесись с пониманием. И тут, впервые за...
   На этот раз шипение было тише, напоминало всего лишь спускание колеса грузовика. Да, в моей биографии был и подобный факт. А нечего половину ночи под окном тарахтеть, выхлопом вонять, а потом дрыхнуть так, что не слышать, как воздух из колес через клапана выходит.
   - Неважно, сколько лет, у меня появились гости. Обычная вежливость и любопытство. Могла бы, и уважить старушку.
   -Хочу поговорить, - заныл я. - Вон они, какие веселые, вон как весело скачут.
   Снеголюди с палками и камнями рыскали в траве и иногда принимались что-то или кого-то с энтузиазмом ими колошматить. Потом все разом бросили орудия труда и забродили, заложив руки за спины, чуть ли не посвистывая. Очевидно, "старушка" погневалась, дабы рептилоидный парк не изничтожали. Из травы в воздух поднялись несколько извивающихся змей, причем пара еле-еле, и улетели вдаль. Я проводил их с широко открытым ртом.
   - Лечить придется, - со вздохом прокомментировала хозяйка серпентария. - Снежные люди, они хорошие, но не очень... умные.
   - Хочу поговорить, - заныл я еще сильнее.
   - Нет! - Рявкнула девчонка так, что я подскочил. - Категорически запрещено! Никаких мысленных контактов с объектом шестьсот двадцать два, никаких разрешений на сканирование! Внешняя информация закрыта. Категорически. Ты и так успела языковой файл взломать.
   Я обижено надулся.
   - Так как бы я с дорогим гостем общаться смогла? - Искренне удивилась старушка. - Нет, так нет. - Она печально вздохнула. - Пусть хотя бы лес посмотрит, зря я, что ли, тут красоту навожу? Ну, не будь букой.
   Я заныл во весь голос. Снежные люди обеспокоенно загукали, попытались подойти ближе, но ступить на тропинку им мешала невидимая преграда.
   - Ладно. - Недовольно произнесла моя помощница. - Но недолго. У нас дела.
   - Вот и хорошо, милочка моя. - Заворковала хозяйка Леса. - Позволь мне создать вокруг дорогого гостя дополнительный защитный кокон. Уровень кислорода в моем Лесу куда выше, нежели на Тропе, значит, с растительностью на поверхности все же не так хорошо, как раньше. Любопытненько.
   Моя помощница вновь предостерегающе зашипела. Снеголюди радостно оживились и похватали камни и палки, но сразу, явно разочарованно, их побросали.
   - Милочка, не надо так шипеть, ты мне питомцев пугаешь. Это естественное любопытство с моей стороны, попытаться провести анализ атмосферы оттуда. По ней понять можно многое. К сожалению, выходы на поверхность у моих питомцев в труднодоступных местах, путь оттуда долгий. Пронести сквозь защитные экраны ничего нельзя, а в легких от верхней атмосферы остается очень мало. И, тем не менее, примерный состав я проанализировала. С огнем играете, деточка моя. Не той дорогой пошли.
   - Твое мнение известно. - Напряженно произнесла девочка.
   - Я обнаружила выбросы радионуклидов. - Строго сказала хозяйка Леса. - Ты знаешь, какой итог.
   - Это не мое дело. - Ответила та бесстрастно.
   - Когда экскурсия начнется? - Заныл я. - Скоро стемнеет.
   - Для дорогого гостя и закат рассветом может стать! - Торжественно объявила хранительница Леса. - Так что с защитным коконом? Совсем слабеньким, чисто для нормализации количества кислорода. Понимаю, ты подобное можешь и сама, но...
   - Делай. Осторожно.
   - Обязательно. Осторожность - мое второе имя.
   -Так ты и до фразеологизмов успела добраться? - Возмущенно воскликнула помощница. Хозяйка Леса добродушно засмеялась.
   - Прости за любопытство. Чисто академический интерес.
   - Ну да. - Уныло проворчала девочка. - Твой академический интерес у нас на спине клыками прогрызен.
   Я весело хрюкнул. Прикольно сказала, хотя непонятно.
   - Ты утрируешь, - величественно ответила Хозяйка. - Не грызли тебе спину клыками.
   - Зато весь мозг выели, - агрессивно ответила, непонятно почему, девочка.
   - Это да, - величественно заметила Хозяйка. - Образование у нас на высоте.
   Девочка злобно зарычала, Хозяйка кротко засмеялась, я раздраженно плюнул, мне их непонятные разговоры надоели хуже горькой редьки. О, опять, этот, как его, фразеологизм. - Хочу водопады посмотреть. - Решительно заявил я. - И озера тоже. И водопады. Это главное. Водопады хочу смотреть в главную очередь. Это мое все.
   - Что все? - С добротой в голосе поинтересовалась тетушка Леса.
   - Главное все. Что посмотреть хочу. Водопады смотреть хочу. И озера. Все хочу.
   - Видишь, какой замечательный, любознательный молодой человек, - укоризненно произнесла хозяйка. - А ты ему с моими питомцами общаться не разрешаешь. И все каналы обрезала, кроме звукового. Обидно.
   - Сама когда-то обучала информационной безопасности, - парировала девочка. - Прекрасно понимаешь причины.
   - Обидно, что так не доверяешь. - Хозяйка скорбно вздохнула. - Ну-с, молодой человек, полетели?
   - Полетели? - Удивился я.
   И тут что-то невидимое мягко подхватило меня, подняло в воздух и понесло над головами толпы снежных людей. Те восторженно взвыли и принялись скакать, пытаясь ухватить меня за ноги. Я забрыкал ими и тоже взвыл, только от страха.
   - Не бойся. Ты под моей защитой. - Величественно произнесла хозяйка Леса. - Никто здесь не причинит тебе вреда.
   Девочка иронично хмыкнула. Меня подняло повыше и прыгающие снеголюди больше до ног не доставали. Я приободрился и с любопытством закрутил головой.
   - Кстати, - спросил я. - А вот скажите, почему они умеют так здорово прыгать? У нас вроде считают, что он, снежный человек, то есть, просто ходит. Вроде не слышал я, чтобы очевидцы говорили, что он прыгать умеет, или по деревьям лазить. А тут у вас вон они как...
   - Дорогой мой любознательный Алексей, - заговорила хозяйка.
   - Можно Леха, - скромно сказал я.
   - Дорогой мой любознательный Леха, - продолжила она. - В то время, когда мои питомцы, которых ты называешь снежными людьми, находятся на поверхности, они ни то, что прыгать, бегать нормально не могут. Им банально не хватает кислорода. Слишком сильно он понизился в атмосфере с тех пор, когда они жили на поверхности. Именно поэтому снежный человек, он же йети, биг фут, сасквоч...
   Раздалось громкое рычание, и я тревожно завертел головой.
   - Ну вот, - скорбно произнесла хозяйка. - Вы, милочка, даже моего дорогого гостя напугали. Что уж говорить о питомцах.
   Я оглянулся. Снеголюди и, правда отстали, кинувшись разбирать камни и дубины.
   - А они не того, ни это? - Опасливо предположил я. - Ну, вдруг пристукнут кого по ошибке?
   - Не пристукнут, - важно сказала хозяйка. - Не допущу. С бедными змейками оплошность вышла, да. Отвлеклась. Все ресурсы, знаете ли, на анализ задействовала.
   - На шпионаж! - Обличающе воскликнула девочка. - На попытку взлома данных!
   - Потешить любопытство, - ответила хозяйка. - И не кричи так, пожалуйста, милочка, питомцы пугаются.
   В этот момент, и я испугался. Из леса вышло здоровенное страховидло, все в шерсти и с торчащими изо рта клыками, будто у моржа. Оно уселось и по-собачьи наклонило голову, с интересом разглядывая меня.
   - А можно подняться повыше? - Забеспокоился я. - А вдруг сожрать попытается?
   - В моем царстве никто никого не ест, - торжественно сообщила хозяйка Леса.
   - А чем вы его кормите? - Я кивнул на животину.
   - Ничем.
   - Это как это? - Опешил я. - А оно у вас с голоду не сдохнет?
   - Нет. Организм моих питомцев немного изменен. В их телах, в том числе и в пищеварительном тракте, находится что-то вроде бактерий, в одну из функций которых входит переработка любого вещества в необходимые данному организму элементы.
   - Это как? - Удивился я. - И даже воду?
   - В основном, воду. Грызть кору или жевать листья не каждому нравится. И пищи необходимо куда меньше.
   - А мне такое можно? Водички попил, травку пожевал, и сыт! - Я вдохновился идеей.
   - Нет! - Рявкнула девочка. - Ей запрещено что-либо менять в биообъектах.
   - К сожалению, это именно так, - печально произнесла хозяйка Леса. - Если у тебя не было... назовем их бактериями жизни, внести их мне нельзя. Не получится. Но если у тебя вдруг отвалится нога, или, например, рука, я с удовольствием смогу их прирастить. Или вырастить, например, новую.
   - А если голову? - Предложил я.
   Хозяйка задумалась.
   - Вырастить или прирастить я смогу, - наконец сказала она. - Дело не хитрое. Но память объекта операции могу не восстановить. Все зависит от степени повреждения межклеточных связей.
   - Ну да, - завистливо сказала девочка. - Разрешение твоего операционного поля, это... Мне бы так.
   - Какой толк от моих возможностей без применения. - Резко ответила хозяйка. Я поежился. Как-то очень плохо прозвучало, будто на миг приподнялась маска доброй тетушки, а там звериный оскал. Как в сказке про Красную шапочку в кульминационный момент, хотя там, вроде, все хорошо кончилось. Или нет?
   - Но что говорить зря? - Спокойно, будто ни в чем, ни бывало, продолжила хозяйка Леса. - Вот, например. Для пичуги, вроде этой - около меня завис, трепеща крыльями, колибри размером с голубя, - у меня проблем не возникнет, будь он вообще без головы. Психоматрица проста и незатейлива, хранится в моих банках памяти. Кстати сказать, в них хранятся психоматрицы всех моих питомцев, я сканирую и сохраняю их постоянно, и если бы не вмешательство твоей... помощницы, я бы сделала и твою. Воистину, про данный случай говорит ваша поговорка: "сила есть, ума не надо".
   - Запрещено. - Сурово произнесла девочка. Я пригорюнился. А как заманчиво, остался я, к примеру, без головы, пришел сюда и р-раз, ее вырастили и память вся на месте. Красота! Я глубоко задумался над самой малостью: придумать, как добраться сюда, будучи без головы, и уговорить Деф, что еще сложнее.
   - Слышь, Деф. - Я удивился, насколько естественно это прозвучало. В конце концов, как-то эту головную боль называть надо. Почему не Деф? - Пусть она снимет с меня психоматрицу, вдруг пригодится?
   - Запрещено. - Упрямо произнесла девочка. Нет, не девочка, так звучит слишком безобидно. Деф.
   - Да что так-то? - Возмущенно возопил я. - А вдруг я без башки останусь? Вон у тебя, то колодцы, то еще что! Как я помнить стану, что было?
   - Запрещено. - Повторила Деф повышенным тоном. - Будешь упрямиться, экскурсия закончится. Прямо сейчас.
   Я пригорюнился, уж не помню, в какой раз за сегодня. Что за день такой выдался, честное слово, одни разочарования. Ну и фиг с ней. Вот теперь, капитально, Деф.
   - Ладно, Деф, проехали. Давай экскурсию с водопадами, ужас как хочется их увидеть.
   - Это не ко мне. Это к объекту шестьсот двадцать два.
   - Зачем так много злости? - Печально заметила хозяйка Леса. Я поддакнул.
   - Что вредничаешь? Водопады хочу.
   - Будут тебе водопады. - Проворчала Деф с непонятной интонацией, мне показалось, злопамятной. Опять, небось, про свой музей вспомнила. - Не утони, смотри.
   - Буду тонуть, ты же меня спасешь? - Я доверчиво улыбнулся.
   - Ну, ну. - Как-то очень многообещающе протянула Деф. Я поежился.
   - Водопады... - Пропела хозяйка Леса. И мы полетели. Вернее, я.
  
  
  
   Я раздраженно плюхнулся в широченное кресло, повернулся в нем боком, с независимым видом задрал ноги на подлокотник. Деф тоненько хихикнула. - Что? - Недовольно спросил я. - Ничего. - Она казалась самой скромностью. - Все замечательно.
   - Ну и хорошо. - Сердито проворчал я.
   А чему радоваться? Когда я сказал, что хочу искупаться в водопаде, разумеется, не думал, что меня поймут буквально и со всего маху в него зашвырнут. А вода там, между прочим, ледяная. Брр. Я содрогнулся при воспоминании о пережитом кошмаре. А Деф, паразитка такая, выдернула меня из-под воды, только тогда, когда я в прямом смысле слова начал из носа пузыри пускать. Хорошо, хоть согрела и просушила сразу, не то заболел бы, к бабке не ходи. К какой бабке, подумал я. А, ну да, к гадалке. А перевернутый водопад, где огромная масса воды падает не вниз, как положено, а вверх, меня вообще чуть рассудка не лишил. И пролетающие иногда в нем извивающиеся то ли рыбы, то ли змеи такой жути нагнали, что я едва с экскурсии не сбежал. А так, очень красиво там. Я таких цветов и растений в жизни не видал, а уж птицы с животными настолько чудные встречались, мама дорогая. А насекомые? Вот где страхолюд на страхолюде и внешне и размерами. Зато мне птичку подарили, маленькую такую, меньше воробья. А красивая какая! Разноцветная вся, аж переливается, с длинным пышным хвостиком. Хозяйка Леса обещала, что кислородного голодания у птички не будет, говорила что-то про грифа Рюппеля, после чего Деф окончательно взбеленилась и принялась орать так, что стаи перепуганных птиц едва меня в озеро не уронили. Еле мы ее уговорили, мне даже пришлось пригрозить, что вообще никуда не пойду и ничего делать не стану. Только тогда Деф сдалась, но еще долго спорила с хозяйкой о возможностях мозга пичуги. Ну, какой из нее шпион? Сидит у меня на плече, весело бусинками глаз поблескивает и иногда тихо мелодично посвистывает. Думаю, если бы у нее хватало мозгов, хозяйка Леса на разведку ее отправляла бы, а не снеголюдей. Да, уж как жаловалась хозяйка, что не может с ними такое сотворить, прямо едва не стонала.
   Деф опять тоненько захихикала. Не знаю почему, но это меня задело. Вот ведь странность, какая: орет, я ноль внимания, а стоит ей похихикать, у меня взрыв эмоций. Непонятно как-то.
   "Хорошо". Ни с того, ни с сего, сказала она. "Вы находитесь на борту челнока номер ноль, ноль, один фиолетовой ветки сверхзвукового подземного туннеля северо-западно-центральной части континента. Просим не пристегивать ремни и вставать с мест, если пожелаете. Счастливого пути". "Адиос". Согласился я. И чего сказал? "И вам Адиос". Торжественно объявила Деф.
   Я заулыбался. Комфорт, великая сила, как настроение поднимает, это вам не в бочке в бесконечном колодце падать. Тут тихая музыка, мягкие сиденья по кругу, вот только ни окон, ни иллюминаторов нет. Кстати. "Иллюминаторы и окна". Я с ленцой покачал ногой. Надо же как-то время убить. "Это одно и то же?" "Да". Невозмутимо ответила девочка. "А вот я бы поспорил". Я внутренне прокашлялся, приготовляясь к монологу, и мысленно завещал: "Что такое иллюминатор?"
   Теперь у меня есть замечательное свойство, учителка русского языка просто рыдать будет. Как говорится, шпаргалки отдыхают. Стоит мне подумать о каком-либо значении, его пояснение появляется в моей голове, будто по волшебству. Вернее, не по волшебству, а с помощью этой... Компьютерного интеллекта. Вот и сейчас, я задал вопрос, и ответ на него проявился мне в мозг на сверхсветовой скорости. О, обрадовался я новой, и куда более интересной теме. Не знаю, откуда, но я знал, что времени провести в челноке придется не мало, соответственно, приготовился потратить его с пользой. Иначе говоря, поизводить Деф. "А есть ли сверхсветовая скорость?" Я закинул ногу на ногу и приготовился к долгосрочной словесной баталии, однако в голове повисла тишина. "Алло. Какова сверхзвуковая скорость?" "Скорость свыше трехсот миллионов километров в секунду". Вежливо ответила девочка. Ладно, подумал я, зайдем, с другой стороны. Я перекинул ноги, поменяв их местами. "Какая скорость свыше скорости света?" "Та, что свыше трехсот миллионов километров в секунду".
   Я задумался. Похоже, она просто дурит мне голову. Может, боится разглашать секретные сведения? Если я, к примеру, узнаю, что скорость выше скорости света существует, стало быть, выясню принцип передвижения их космических кораблей. Я почесал затылок. Или не выясню? "Так бывает ли скорость выше скорости света?" Старательно подумал я. Девочка насмешливо фыркнула. "Ты бы еще спросил, есть ли жизнь на Марсе". "Во". - Оживился я. "Действительно. А есть ли жизнь на Марсе?" "А я откуда знаю?" Возмутилась Деф. "Как это?" Возмутился я в свою очередь. "Ты должна знать". "Это еще почему?" "Потому. Потому что ты искусственный интеллект". "Ну и что?" "А то, у тебя память безграничная должна быть, и ты ничего не забываешь, поэтому знать должна все. Ну, или почти все". Я решил все же несколько сдвинуть рамки ее интеллекта, а то как-то неуютно себя почувствовал. "Не забываю". Как-то очень грустно произнесла девочка, и я испугался, что она сейчас заплачет. "Ты чего?" С опасением поинтересовался я. "Ничего, все нормально". Однако голос Деф был полон печали. "Не могу я отвечать тебе на подобные вопросы. Если хочешь, спроси меня об этом после полуночи. Тогда отвечу. Ну, попытаюсь, по крайней мере".
   - Да почему после полуночи-то? - Возмущенно вскричал я. Уж очень меня эта цифра в последнее время напрягать начала, даже пугать, прямо скажем. Если со мной днем, вон, сколько всего случилось, в какие передряги я ночью попаду, и представить страшно. Деф предостерегающе зашипела, и я испуганно зажал рот ладонями. "Не кричи здесь! Тут не надо кричать, сиди тихо". "Ладно, буду сидеть тихо". Покладисто согласился я. "Только объясни, наконец, почему после полуночи?" Я услышал, как она вздохнула. Интересно, а я смогу мысленно вздох изобразить? Я напрягся. "Да не пыхти ты так, отвечу я тебе". Недовольно произнесла девочка. "Потому что после полуночи твой уровень допуска изменится. И если сейчас он "нуб восемь", то после полуночи вырастит до "альфа приоритет". "А это как?" Заинтересовался я. "Это круто?" "Это круто. Круче только "администратор", но его ты можешь получить, лишь оказавшись на... Не важно". "Почему не важно?" "Потому". Я задумался. Если Деф говорит "потому", значит, отвечать не будет, я ее знаю. "Кстати". Я запоздало обиделся. "Что это за "нуб восемь" такой? Ты зачем обзываешься?" "Ну, прости". Миролюбиво сказала девочка. "Это просто сленг. Если хочешь иначе, твой уровень допуска "гость с удаленного доступа". Так лучше?" "Лучше". Пробурчал я. "А почему не просто "нуб", а еще и "восемь"?" "На самом деле это не цифра восемь". Охотно пояснила она. "Это стоящий вертикально знак бесконечности".
   - Да ты!.. - Я зажал себе рот, но мысленно продолжил орать ничуть не тише. "Да ты издеваешься?! По-твоему, получается, что я нуб в бесконечности! Бесконечный нуб, так, что ли?" Вредная Деф хихикала, злорадно потирая свои мерзкие ладошки и даже не утруждая себя культурно отвернуться от микрофона. Ладно, пусть не потирала, пусть и не мерзкие, тем более, их у нее нет, но радовалась, очень довольная собой, это к бабки не ходи. Это зачем и к какой бабке ходить, опять изумился я. А, вспомнил.
   И тут я почувствовал, что падаю.
   Опять. В кромешной темноте. Разумеется, я заорал, только не понятно от чего больше, от страха, или злости, ну, действительно, сколько можно-то! Вспыхнул свет, я перестал бессистемно дрыгать конечностями, и заозирался. Я в позе морской звезды повис внутри шара, его стенки светились мягким белым светом, как далекие облака в жаркий солнечный день. Размеры шара я понять не мог и шар ли это вообще, не знал, просто возникло подобное понимание.
   -Доорался? - Жутко противным голосом поинтересовалась Деф.
   - Чего? - Возмутился я. - Это что, я еще и виноват?! А ну, поставь меня на землю немедленно! На этот поставь, как его, пол челнока!
   - Нет больше челнока, - сварливо сказала она. - И сверхзвукового туннеля больше нет. И всей фиолетовой ветки тоже нет. - Деф дико захохотала, и я испугался, что она окончательно сошла с ума. - Фиолетовой ветки! Да всей сети больше нет! Ничего больше нет! Ты понимаешь? Ни-че-го! Ха-ха-ха!
   - Да успокойся ты! - Закричал я, перепугавшись не на шутку. - Толком объясни, что случилось!
   - Самоликвидация случилась, - очень спокойно сказала девочка. - С основной базы пришел приказ о полном уничтожении. Системы ликвидации были встроены еще при строительстве, туннели разрушены, подземные заводы превратились в стеклянные полости. Вот Эдем, я думаю, сохранился, не закладывались при его строительстве ноль генераторы. Кое-какие города и каскады лесных массивов, наверное, тоже. А вот центральная и резервная подводная база, тю-тю. Там теперь такой шторм разыграется... А тебя я выдернула защитным куполом. В земле дыра осталась, хорошая такая. Вот ваши уфологи обрадуются, наверное. - И глубокомысленно добавила: - Если тут собрались мальчишки с пушками, а тут у них речка протекает, мокренько им будет ...
   Я понял, все, приплыли, спятила Деф на фиг. Окончательно и бесповоротно.
  
  
   Сияние вокруг меня пропало, и далеко внизу я увидел обагренные закатом, поросшие лесом сопки, меж ними причудливо извивалась серебряно-красная змейка реки. Именно в нее я и падал. "Да не ори ты". Презрительно произнесла девочка. "Не утонешь. Я для чего?"
   - Стой! Тормози! - Я завис метрах в двухстах от поверхности. Перевел дух, поболтал в воздухе ногами. Ничего так, прикольненько. Кстати, а где мои ноги-то? И руки? Где я есть-то?
   "Да что ты все орешь?" Возмутилась Деф.
   - Как что?! - Закричал я вслух, но привычка общаться мысленно, наверное, выработалась крепко, поэтому продолжил беззвучно. "У меня тело пропало! А ты говоришь, ору! Да тут скорую с МЧС вызывать надо!" "Не пропало твое тело". Девочка возмутилась еще сильнее. "На месте оно, я его невидимым сделала. Вернее, не тело сделала невидимым, а защитное поле вокруг создало подобную иллюзию. И хватит постоянно орать, а то, как стабилизирую тебе эмоциональный фон, мало не покажется". "Предупреждать надо". Проворчал я для порядка. "А я, это где?" "Ямало-Ненецкий автономный округ. Что еще ты хочешь знать?" "Как я тут очутился? Что еще я должен спросить, как ты думаешь?" "Тут ты должен был пересесть на ветку к Филлипинской впадине. Там резервная подводная база. Была". "Понятно". Хотя мало мне что понятно было. "А кто базу взорвал?" Спросил я. А что, правда, интересно. "Не взорвал. Дезинтегрировал. Уничтожил путем перестроения атомных структур объекта". "Да какая разница? " Возмутился я. "Кто приказ отдал?" "Центральный компьютер основной базы". "На основании чего?" "На основании команды". "А команду ему кто дал?" Очень терпеливо спросил я. Щас сдохну, прямо, но интригу разрешу. "Не знаю!" - Деф чуть ли не рычала. "Нет информации!" "Ну, нет и нет". Примирительно согласился я. "Ну и ладно. Ты мне скажи, где тот компьютер находится?" "На основной базе". "А основная база где, знаешь?" "Знаю". Наступила тишина. Я сообразил и очень вежливо поинтересовался: "И где она?" "На спутнике данной планеты. Вы называете его Луной".
  "Уже хоть что-то". Обрадовался я. "А точнее месторасположение знаешь?" "Знаю". "Где?" "В кратере Гаррокс. Примерный диаметр поиска тридцать километров. Точнее сказать не могу". "И то хлеб. Кстати". Я замялся. "А что ты там за фразу завернула про мальчиков с пушками и прочее? Ты часом, не того..." Я замолк. Как бы помягче сказать искусственному интеллекту, что он, возможно, спятил? Или сломался, как правильнее?
  
  "Ты падал со скоростью пятьдесят метров в секунду. Охотники стреляли по птицам, взлетающим с прибрежной травы. Ты мог попасть под огонь и тогда я, как твой защитник, должна среагировать. Скорее всего, утопила бы их в реке". "Чего?" Я опешил. "Ты же говорила, я в защитном куполе. Они могли его прострелить?" "Нет. Но моя задача ограждать тебя от опасностей окружающей среды. В том числе, от потенциальных". Я присвистнул. "Ничего себе! Ты только сначала у меня спрашивай, если надумаешь топить кого, или что еще делать, хорошо?" "Хорошо". Недовольно буркнула девочка. "Ладно, проехали". Я повертел головой. "Что дальше делать надо? Куда ехать?" "Не знаю. Нет информации". "Однако. И что делать будем?" "Не знаю. Высажу тебя на берегу". Я начал снижаться. "Эй! Стой! Стоп, говорю!" Снижение прекратилось. "Зачем меня на берег? Я не хочу на берег. Вдруг там медведи? Да и комары там, наверняка. Не, я на берег не хочу". "Мои функции защиты выполнены. Дальше действуй сам". Я опять начал снижаться.
   - А ну стой, я тебе говорю! - Заорал я во всю мощь своих легких, так, что эхо загуляло над рекой. Снижение прекратилось. - Ты меня сюда затащила, ты меня отсюда и вытаскивай! - Продолжил я возмущенно кричать. - Ишь, что придумала! Беззащитного ребенка посреди леса бросать!
   "Что ты так кричишь? Если тебя не видно, не значит, что тебя не слышно".
   - А мне плевать! - Разорялся я. - Куда я посреди леса пойду? Меня медведи сожрут!
   "Не сожрут. Я не дам".
   - Тогда с голоду сдохну!
   "Будешь дохнуть, я пищи дам".
   - Ага, так мне для этого еще и дохнуть начать надо! - Еще громче возмутился я.
   На узкую полоску травы около реки вышли два охотника и недоуменно закрутили головами, глядя в закатное небо.
   "Видишь, тебя услышали". Строго сказала Деф.
   - А мне плевать! - С азартом продолжил кричать я. - Дяденьки, спасите! Меня инопланетный разум на погибель бросает!
   Насчет инопланетного, я приврал, конечно, хотя, с другой стороны, Деф ни разу не говорила, что родом отсюда.
  "Да не ори ты". Змеюкой зашипела Деф. "Сейчас эмоциональный фон стабилизирую".
   "Не поможет мне твоя стабилизация, когда заблужусь и от голода загибаться буду". Огрызнулся я, перейдя, однако, на мысленное общение. "Не будешь". Возразила Деф. "Тут селение в двух часах ходьбы. Тебе в трех".
   - Да не пойду я пешком через лес! - Вновь возмущено завопил я. - Три часа! Совсем очумела?
   Озадаченные охотники вовсю вертели головами. Один зачем-то в воду по колено вошел. Может, так ему лучше слышно было.
  "Тебя на телефон снимают". Раздраженно зашипела Деф. "Так меня не видно". Удивился я. "Зато слышно. Попроси, чтобы я полог беззвучия поставила".
   - А вот и нет. - Вслух упрямо сказал я.- Не попрошу. Не хочу.
   "А что хочешь?" Чувствовалось, Деф потеряла терпение окончательно.
   - Домой хочу.
   "Исполняю".
   Земля пестрой лентой рванула подо мной, заревел разрываемый воздух. Практически сразу наступила тишина, зато вокруг засияло огнем. Стало тепло, потом жарко. Я забеспокоился. "Мне жарко". "Не ной. В безопасных пределах". "Не в безопасных. Жарко мне". "Хорошо". Стало нестерпимо холодно. "Мне холодно!" Мысленно завопил я. "Холодно!" "Никак тебе не угодить". Вредным голосом сказала Деф. "То жарко тебе, то холодно. Определись уже". "Двадцать четыре градуса хочу!" Закричал я. "По Цельсию", добавил я поспешно. "Исполняю". Я услышал, как девочка разочарованно вздохнула. Змеюка, все никак экспонаты не забудет. Что бы спросить такое? "Что вокруг меня светится?" Придумал я. "Плазма". Коротко ответила Деф. "Офигеть. А это опасно?" "Для тебя, нет. Для насекомых всяких, да. Для птиц, тоже". Девочка подумала. "Для самолетов. Вертолетов. Мостов, домов и теплоходов. Автомобилей..." "Причем тут автомобили? Ты меня над автотрассой несешь, что ли? Почему мне не видно ничего? Видеть хочу". "Исполняю". Недовольно проворчала она.
  
  
  
   Подо мной скользили облака, сверху простиралось темно-синее небо, вдали сиял закат, красота. Я оглянулся. За мной, будто за кометой, тянулся огромный снежно-белый хвост, он казался бесконечным и, расширяясь и бледнея, терялся за горизонтом. Я икнул. "Это что?" Я показал назад. "Инверсионный след". Равнодушно сказала Деф. "Дым откуда?!" Я поспешно захлопал себя по невидимым рукам, ногам. "Я что, горю?! " "Да не ори ты. Это не дым. Это пар. Частицы воды попадают в зону горячего и холодного воздуха, образуя облакоподобное соединение". "Это твое соединение на меня как указкой показывает". Сварливо заявил я. "Где скрытность?" Девочка что-то невнятно пробубнила, и белоснежный кипящий котел за мной стал стремительно отставать, расплываясь в воздухе. "Что ты сказала?" Подозрительно поинтересовался я. "Исполняю, говорю". Повышенным тоном произнесла Деф. "То-то". Я успокоился. "Долго еще лететь?" "Нет". "А сколько?" Я не унимался. "Четырнадцать минут". "А что так долго? Мне скучно". По-моему, девочка заскрежетала зубами. Облака внизу заскользили много быстрее. "Пять минут устроит?" Спросила она сквозь зубы. "Не знаю". Капризно протянул я. "Быстрее можно?" "Можно". Деф зарычала. "Ты чего?" Забеспокоился я. "Ничего!" Девочка, наконец, взорвалась. "Я тебе не такси! Я выполняю защитные функции! В мои задачи входит вмешательство в случае агрессии против объекта, и пассивное наблюдение в остальных. И никак не доставка из пункта А в пункт Б!" "Твоя идея была отправить меня фиг знает куда". Возмутился я. "Если бы не ты, я сейчас спокойно дома бы сидел, или с Колькой в приставку резался, а не по небу летал. Ты накосячила, ты и исправляй". "Вот и исправляю. Иначе ты пешком бы до дома топал". "Вот и исправляй. И не потопал бы я никуда, сел бы в лесу на пенек, медведи бы меня и сожрали". "Не сожрали, я им не дам". "Тогда с голоду сдох". "Не сдох. Я тебе питательный раствор в кровеносную систему вспрыснула бы". "А я бы его не взял". "А я бы не спросила". "А я бы не дал". "А я бы не спросила". "Ты это говорила уже". "От повторения смысл не изменился". "Изменился". "Не изменился". Я надулся и замолчал.
   Облака подо мной сменились пестрым покрывалом лесов, полей, иногда появлялись реки, озера. Пятна городов попадались все чаще, я различал даже отдельные крошечные домики, хотя, скорее всего, мог разглядеть только самые большие их них. Нитки дорог виднелись хорошо, но машины на них я рассмотреть не мог, сколько ни пытался. Вновь начались облака, а потом я вдруг оказался стоящим на крыше своего дома. Я растерянно огляделся.
  "И как мне теперь с крыши спуститься?" Спросил я. "Откуда я знаю? Я доставила тебя по нужным координатам. Дальше сам". "А тебя не смущает, что я живу одиннадцатью этажами ниже?" "Нет. Не смущает". "Вот же ты..." Я остановился. "Что ты сказал?" С любопытством поинтересовалась Деф. "Ничего". Я раздумывал, если спрыгну, она успеет меня подхватить, или нет? Боязно как-то, может из вредности и опоздать. Я подошел к краю крыши, посмотрел вниз, плюнул. Шестнадцать этажей, с учетом чердака семнадцать. Далековато лететь, вон плевок, сколько падал, я состариться успел, ну как, состариться, на несколько секунд, однозначно. "Тьфу, на тебя". Сказал я Деф и плюнул вниз еще раз, для наглядности. "Вот сломаю шею, ты будешь виновата". "Не сломаешь. Моя реакция много больше твоей". "Видел я твою реакцию, чуть в водопаде не утонул. Опомнилась, когда я уже пузыри из жо... этой самой, пускал". "Я достала тебя из воды, когда показания твоего организма стали приближаться к критическим. Ты не пострадал. И вообще..." Она замолчала. "Что, вообще? " Недовольно спросил я. Девочка молчала. "Что, вообще? " Повышенным тоном повторил я.
  
  "Крикун ты трусливый, вот ты кто". Выдала Деф и презрительно фыркнула. От такой наглости я потерял дар речи. Молча, повернулся и пошел искать выход на чердак. Побродил меж вентиляционных отверстий в полу чердака, послушал разговоры. Как обычно, политика и про Зинку, которая своего мужа до ручки довела. Страшно повыл в особо понравившуюся трубу. Разговоры заинтригованно стихли, однако продолжение я разыгрывать не стал, пошел искать выход из чердака. Нашел крошечную, рассчитанную на лилипута, дверцу и задумался, не под гномов ли ее делали? Вот как наш взрослый сантехник Федя через нее полезет? Нет, не зря на Рен тиви пугают заговором зеленых человечков, коли, под них на чердаках дверцы делают для спокойного выхода с летающих тарелочек. С этими мыслями я спустился по ступенькам и уперся в железную решетку, перегораживающую лестницу. "И как теперь?" Мысленно воззвал я. В ответ тишина. Вот ведь зараза, высадила на крышу, как спецназ какой, и думай, что делать. "Решетку открой". Попросил я. "Тебе надо, ты и открывай". Ответила Деф. Нет, ну не грымза, а? Однако обострять я не стал, пока не время. "Как я ее открою?" Миролюбиво спросил я. "Она на замок закрыта, а ключа у меня нет". Сволочь орбитальная, хотел добавить я, но не стал. Я мальчик вежливый, в порядочной семье воспитанный, я ей потом, дома, все выскажу. "Не откроешь". Подтвердила девочка. "И?" Не дождавшись продолжения, спросил я. "Что, "и"?" В свою очередь, спросила она. Я разозлился. "Ты мне мозг не засоряй, тебе вопрос задали, не прикидывайся". "Какой вопрос?" Очень натурально удивилась Деф. "Мне сказали, "и". Даже не попросили. Даже не спросили. Мол, дорогая, скажи, пожалуйста. Нет. Просто сказали "и". И что я должна предпринять на это твое "и"?" Я похлопал глазами, переваривая. Вот ведь... "Решетку открой". Попросил я. А что, женщинам нужно уступать. В конце концов, кто умнее, тот первый и сойдет с тропы, это я про горных баранов говорю, в нашем случае, про горную овцу. Я ей потом устрою, попробует меня еще раз на какую авантюру подбить, как же. "Ты что улыбаешься?" Подозрительно спросила девочка. "А? Что?" Я пришел в себя. "О тебе подумал, дорогая". "Да?" Она, похоже, не поверила. "А почему выражение лица такое глупое?" "Это потому, что о тебе думал, дорогая". Я вновь широко улыбнулся. С искусственным разумом только так действовать нужно, в разрез штампов и логики. Походу, Деф заклинило не на шутку, так как пауза затянулась. "Хорошо, дорогой". Наконец сказала она. Металлические прутья решетки раздвинулись. Я с опаской их потрогал. "Не бойся, дорогой, я подержу. Проходи, милый". Однако, это перебор, обеспокоено думал я, пробираясь сквозь преграду. Милый, поди ж ты. А в следующий раз что будет? Почеши спинку? Сделай массаж? Блин, как хорошо, что она на орбите, а не тут, рядом.
  
  
  
  
  
  
  
   Я успел сделать несколько шагов вниз по лестнице, как распахнулась дверь на этаж и на лестничную клетку, хрипя и перхая, вывалилась Правая рука. Следом, радостно гогоча, вышла и Левая. А за своими двумя руками появился и он сам. Федя. Да, вот такой у нас затейник сантехник, назвал сына Федором, соответственно, Федоровичем, мы же называем ласково: Федя, чтоб ему в унитазе утонуть. Я понял, что попал. А потом расправил плечи и лучезарно улыбнулся. "Деф, прием". Старательно подумал я. "Сейчас понадобится твое участие. Прием". "Прием чего?" Ответила девочка. "Ты не принимаешь лекарств. Отбой". Вот ведь зараза. А если моей жизни сейчас конец придет, ей это наплевать. Ну, не конец, конечно, но когда я со второго этажа плевал Феде на спину, я не думал, что попаду. И, тем более, что он в последний момент посмотрит вверх. Жестяка. И меня срисовал, и плевок по всей ро... лицу получил. Нет, конечно, заслуженно получил, мстя моя такая была, долго напрашивался. И вот теперь, все, сошлись звезды, и случится баттл тысячелетия.
   - Оп-па. - Федя щербато улыбнулся. - Кто тут есть?
   - И тебе не хворать. - С достоинством произнес я.
   Правая рука перестал кашлять и вместе с Левой воззрился на меня, а я на них. Немигающий взгляд Сильвестра я разучивал перед зеркалом не один час, однозначно, должен сработать. Однако, что-то пошло не так, не под тем углом тренировался, подумал я, потому как Правая рука взяла меня за шкирку, а Левая подставила мне под нос воняющий дымом кулак.
   - Глаз или нос? - Гундося, вопросила Левая рука, очевидно, мучил насморк. Я поспешно вспоминал, что полагается говорить главному герою в подобном случае, и ничего припомнить не мог. Вот ведь.
   - Буду говорить с главным. - Наконец вспомнил я. - Есть важная информация.
   - А? - Глазки Феди забегали. - Не мы ту точилу взяли, не гони пургу.
   - Ну и хорошо. - Миролюбиво сказал я и просочился между его руками. Вернее, попытался, но не вышло. Опять меня взяли за шкирку и пнули пониже спины, профилактики ради, я думаю. "Деф, прием". Забормотал я усердно. "Требуется твоя помощь. Прием". "Прием". Ответила она. "Моя помощь не требуется. Все стабильно. Отбой". "Да как стабильно?!" Мысленно заорал я. "Меня сейчас убивать будут!" "Не убивать. Так, немного поколотят, делов". "Чего?!" Я подумал, что ослышался. "Ты же мой защитник. И ты не будешь меня защищать?" "Буду. Когда моя помощь понадобится". "А сейчас что? Мне будут цветы дарить?" Ну, если фингалы уравнять с фиалками, то да".
   Я растолкал руки Феди, чем несказанно их удивил, и уселся на бетонный пол. "Сволочь, ты, Деф". Печально подумал я. "Меня сейчас убивать будут, а тебе по фиг". "Если будут убивать, я вмешаюсь". Сказала девочка. "Если нет, извини". Я засмеялся, вживую, вслух. "Ладно, Деф", подумал я с непонятным удовольствием, "смотри". Я поднял вверх средний палец.
   - Вот тут я вас всех видел. - Громко сообщил я. Однако ничего не прилетело. Вместо этого раздался оскорбленный рев трех глоток сразу и короткое совещание, возникшее следом.
  
  Троица пришла к некоему согласию, понял я, когда меня рывком подняли на ноги и представили перед горящими праведной местью очами Феди.
   - Ну что, верблюд, - очень ласково проговорил он и я понял, сейчас будут бить. А как же поговорить? - Доплевался?
   Я кивнул головой, скорбно вздохнул. Неожиданно для себя улыбнулся и подмигнул.
   - А здорово я тогда попал? - Весело сказал я.
   Федя оскалился и махнул кулачищем. Я зажмурился. Нет, можно было, конечно, попытаться пригнуться или закрыться руками, продлить, так сказать мучения. Но я уж очень сильно хотел, потом, когда выйду из больницы и вновь научусь говорить, раз за разом выносить мозг Деф, постоянным: "А я тебе говорил". Поэтому я лишь закрыл глаза и приготовился очнуться эдак часа через два. Раздался дикий вой. Я зажмурился еще сильнее. Вой не прекращался, к нему присоединился хохот. Я открыл один глаз. Не знаю, почему у меня привычка такая, сначала один глаз открывать, может, не так страшно, когда лишь половину информации получаю? Не знаю. Федя сидел на полу и орал, баюкая правую руку. Его подельники дико ржали, очевидно, принимая поведение атамана за особо злокозненный способ моего морального унижения. Я все понял и приободрился. Вмешалась Деф таки, не бросила на растерзание.
   - Больно? - Участливо спросил я. Федя не ответил, продолжая скорбно выть, раскачиваясь на манер индуистского шамана. Или чукотского? Не суть. Я подбоченился, подмигнул переставшим хохотать подельникам. До них, наконец, дошло, что происходит явно не то. Что именно не то, Правая и Левая рука не поняли, но принялись грозно сопеть, с враждебностью глядя на меня.
   - Кто следующий хочет попробовать? Ты? - Я ткнул пальцем в Правого. Он засопел еще громче. - А, может, ты? - Я ткнул в Левого. - Давайте, попробуйте меня ударить. Кто первый?
   Правая рука размял плечи, смерил меня глазами, выбирая цель, и саданул мне под дых, в последний момент, очевидно, передумав бить в лицо. Ну да, наглядный пример у нас под ногами с горестными стонами кулак укачивает, будто спать укладывает. Я отлетел к стене и сполз на бетонный пол. "Ты что творишь?!" Просипел я мысленно. Вслух я заговорить не смог, даже если бы и попытался. "Больно же! Ты почему меня не защитила?!" "А надо было?" Изумилась Деф так искренне, что я злобно заскрежетал зубами. "Ты ведь сам этого захотел". "Сволочь! Больно как". "Кто сволочь?" Нехорошим голосом поинтересовалась девочка. "Кто, кто". Проворчал я. Дышать вроде помаленьку стало получаться. "Длинный этот. Кто же еще?" "Ну да". Согласилась Деф. "Действительно, кто же еще". "Ты, Деф, давай прекращай". Строго подумал я, кое-как поднимаясь на ноги. "Ты давай защищай меня без всяких там. Как охотников в речке топить, это, пожалуйста, а как от шпаны защитить, так в кусты". "Какие кусты?" С любопытством спросила она. "Такие, какие. Ты от вопроса не увиливай". Еще строже подумал я. "Взялась защищать, так защищай. И не обращай внимания, что я им говорю. Ты свое дело делай". "Ладно", с сомнением протянула Деф. "Если ты так хочешь..." "Хочу". "Хорошо. Милый". Я обозлено заскрипел зубами. Сколько можно, и не надоест ей никак издеваться надо мной.
   Правая рука мой гневный вид, несомненно, принял на свой счет. Он насупился и махнул кулаком, целясь мне в челюсть. Я зажмурился. Вот не могу я спокойно на такое смотреть, и все тут, да и доверия к Деф у меня маловато. Да что маловато, если честно, вообще нет, так что раздавшиеся горестные вопли, обрадовали меня несказанно. Я облегченно перевел дух, открыл глаза, увидел ожидаемую картину. Правая рука присоединился к Феде, и теперь они вдвоем заботились об травмированных конечностях, правда, каждый о своей. Левая рука непонимающе переводил взгляд с одного подельника на другого, и такая обида в его глазах читалась, не описать словами. Я потер щеку, недоуменно пожал плечами.
   - И не ударил вовсе. - Поведал я. - Притворяется, не иначе.
   - А я вас за корешей держал... - Обиженно прогундел Левая рука, горестно махнул и пошел прочь.
   - Э, э! - Обеспокоился я. - Ты куда? А меня поучить? Двинуть разок по сопатке? Э, ты куда?
   Левая рука остановился, посмотрел на корешей предателей, целеустремленно подошел ко мне и врезал под дых. Я бы тоже по лицу поостерегся, мало ли, а сюда и опыт положительный имеется. Я опять отлетел к стене и сполз на пол. Да что ж такое, больно то как! "Сволочь!" Заорал я мысленно. "Еще какая". Обеспокоенно подтвердила Деф. "Как он тебя стукнул сильно. Однозначно, негодяй". "Ты чего..." Второй раз получилось, определенно, больнее. Или обида на подлых друзей придала спарринг-партнеру дополнительные силы, или второе попадание в одно и то же место расстроило организм сильнее. Какое предположение правильное, меня в данный момент интересовало меньше всего, больше всего меня заботила подстава со стороны Деф. "Ты чего ему не помешала?!" Закричал я мысленно. "Договорились же!" "О чем?" Не поняла девочка. "Ты меня защищать должна была". Я был вне себя от злости. "А ты что?" "А я что?" Очень правдоподобно удивилась Деф. От такой наглости я даже растерялся. "Ты сам его попросил". Сказала она. "Зачем я мешать буду? Может быть, ты мазохист, может, тебе нравится?"
   Я похлопал глазами. Посмотрел на двух горюющих подельников и пошел прочь. "Ты обиделся?" С любопытством поинтересовалась девочка. Я молчал. "Ну, прости". Я шагал по коридору к лифту с гордо поднятой головой. "Ну, прости". Заныла она. "Я больше не буду. Честно-честно". У дверей лифта с насупленным видом стоял Левая рука. Я встал рядом. Бывший спарринг-партнер недобро покосился на меня, но промолчал. Молчал и я. "Ну, прости". В голос ныла Деф. "Хочешь, я ему руку сломаю?" Она с надеждой прислушалась. "А хочешь, сразу две? В двух местах каждую? Или в трех?" Я закашлялся. Левая рука посмотрел на меня еще недружелюбнее. Приехал лифт, мы зашли внутрь, нажали каждый на свой этаж. Внезапно сосед по лифту выпучил глаза и истошно заорал, вцепившись в свою руку. "Ты что творишь?!" Завопил я мысленно. "Сейчас буду ему руку ломать". Деловито сообщила девочка. "Сначала правую. Вот только не знаю, как думаешь, закрытый перелом сделать, или открытый?" "Не смей никакой делать!" Рявкнул я. "Оставь его в покое щас же!" "Ну, если ты так хочешь..." Неуверенно протянула Деф. "Да! Я так хочу!" "Хорошо, милый, пусть будет так, как ты хочешь". Кротким голосом сказала она. Сосед по лифту перестал орать и, тяжело дыша, уставился на меня. Не знаю, какое выражение было у меня на лице, очень уж меня Деф разозлила, но из лифта на своем этаже он выскочил сломя голову. "Мир?" Ласковым голоском предложила девочка. "Мир". Проворчал я. Ну ее, в самом деле, начнет всем встречным конечности ломать, с нее станется.
   Я вошел в квартиру, посмотрел на стену и хлопнул себя по лбу.
   - Е, мое! - В панике воскликнул я. - А велосипед!
   "Бежать надо!" Мысленно воззвал я. "Быстрее, пока не поздно! Пока его в гараже кто-нибудь не нашел". "Поздно". Строгим тоном сказала Деф. "В гараже твоего велосипеда нет". "Как, нет?!" В отчаянье возопил я. "Так, нет". Холодно ответила она. "Напомнить, как кто-то шумел, хотя его просили внимание не привлекать?" Я обессилено опустился на лавочку. Такое глубокое отчаянье я сегодня переживал, пожалуй, впервые. Даже, когда в колодец провалился, даже, когда в водопаде тонул. Да что говорить, когда Федькину компанию встретил и напрочь про Деф забыл, и то легче было. "Не переживай". Примирительно сказала она. "Завтра утром найдем твой велосипед. Обещаю". "Обещаешь?" Я ухватился за ее слова, как утопающий за соломинку. "Обещаю". Важно произнесла девочка. "А сейчас иди руки мыть. И есть". "Какая может быть еда?" Попытался протестовать я, но Деф была непреклонна. "Такая еда. Нужная для твоего организма. А не будешь слушаться, никакого тебе завтра велосипеда". И я поплелся. А что делать? Но не успел я пройти и двух шагов, как девочка очень ласково спросила: "Ничего не забыл?" Я насторожился. "Что еще?" "Ничего больше не забыл?" Еще ласковее спросила она. "Чего забыл?" Переспросил я недоуменно. "Или кого?!" Грозно рявкнула Деф. "А?" Я постоял, затем вновь хлопнул себя по лбу. Эдак и отбить его не долго. "Птичка из Эдема!" Мысленно воскликнул я. "Вот, вот". Подтвердила девочка. "Никакой ответственности. Доверили ему беззащитное живое существо, и пожалуйста. Где оно?" Я оглядел свои плечи. Когда я ее последний раз видел-то? Вроде в челноке она у меня на плече сидела. Перед тем, как... "Что рот открыл?" Как-то очень по-доброму поинтересовалась Деф, и я понял, тут, скорее, надо исходить от обратного, не добрая она сейчас. "Я..." Протянул я беспомощно. Наступила глубокая тишина. "Ладно, живи". Великодушно разрешила девочка. "Вот она". Передо мной возникла птичка, повисшая в воздухе с мирно сложенными крыльями и поджатыми лапками. Она с любопытством блестела маленькими глазками. Я облегченно выдохнул. Птичку будто подкинули, и она взлетела, трепеща крылышками и радостно свистя. Ее перышки рассыпали в свете лампы разноцветные искры, а хвост полыхал длинными радужными переливами. Очень красиво. Открылась дверь, выглянул деда и удивленно воззрился на летающее чудо.
   - Ух, ты. - Восхитился он. - Это что ж за невидаль такая?
   - Да вот, подарили. - Я скинул кроссовки, одел тапочки. Совсем забыл. Умотала меня сегодня Деф, что и говорить.
   - Это где же такие водятся? - Деда с любопытством глядел на меня.
   Я смешался.
   - Так, это... К Кольке старший брат приехал. Из командировки. Издалека. Вот он и подарил.
   - У Кольки брат есть? - Изумился деда. - Вот не знал.
   - Так, это... Троюродный. Да.
   - И чего это он тебе такую красоту вдруг подарил? Небось, тоже друг твой самый лучший?
   - Э... Так не мне он ее подарил. - Нашелся я. - Он Кольке ее подарил. А Колька мне.
   - М-да? - Деда смотрел крайне недоверчиво.
   - Ну да. - Подтвердил я как можно увереннее.
   - Загадит тут все. - Деда печально вздохнул.
   - Не, не загадит. - Я довольно заулыбался. - У нее так пищеварительный тракт устроен, что...
   Я замолчал.
   - Как устроен? - Ласково спросил деда.
   Я прокашлялся.
   - Ест она мало, потому как маленькая совсем. Вот и пищеварительный тракт у нее так устроен. Маленький.
   - А, - неопределенно протянул деда. - Тогда понятно. А кормить ее, чем надобно, ты спросил?
   - Э... - Затянул я по новой. - Так ведь, это... Фрукты там всякие, виноград поклюет, водички попьет...
   - Ну, ежели водички попьет, тогда ладно. - Согласился деда. - И во фруктах полезные микроэлементы имеются, да.
   - Во-во, - обрадовался я. - Тем и кормить надо, так он и сказал.
   - Кто, он? - Не понял деда.
   - Ну, он. Брат Кольки.
   - А звать-то его как? - Не унимался деда. Вот ведь въедливый.
   - Э... Федькой. Федей его звать.
   - Это как сына нашего сантехника? - Уточнил деда. Вот же пристал.
   - Ну да. Как его.
   - И сколько же лет ему?
   - Деда! - Негодующе возопил я. - Я есть хочу! Мне руки мыть надо!
   - Ну, иди, раз надо. - Согласился деда.
   Я пулей убежал в ванную.
   "А врать ты не умеешь". С удовлетворением произнесла Деф.
  
  
  
   Во всем у меня деда неординарный. И кушать я могу, когда хочу и что хочу, тут надо добавить, что найду, но принцип ясен. Одно меня не устраивает и сколько я не бился и спорил, результат ноль. Не дает мне деда есть там, я где хочу, не разрешает есть в моей комнате, хоть тресни. Только на кухне и только за обеденным столом. Да, очередной бзик и, как все дедовы бзики, непробиваем. Поэтому я сидел за неизменно разложенным обеденным столом на шесть человек, и жадно поглощал чудовищную гору еды. Это зловредная Деф настояла на обширном увеличении меню. Видишь ли, необходимо пополнить в организме запас того и сего. А если я пытался возражать, встречный аргумент выводился один, причем с пушечной логикой дипломатии канонерок. Тогда завтра я отправляюсь на поиски своего велосипеда один. А мои обличительные мысли о прямой взаимосвязи поступков Деф и последовавших затем событиях в расчет не принимались, ну вот никак.
   Мысленное общение мне нравилось все больше и больше. Я мог ожесточенно спорить с вредной космической девчонкой и одновременно поглощать выставленные ей в качестве заложников продукты. Скрипнула дверь, вошел деда. Я мимоходом задумался. А ведь у нас дома все двери скрипят, а смазывать мне их деда не дает. Была как-то у меня попытка убрать протяжный скрип петель двери своей комнаты. Долго он ворчал и сетовал на старческие причуды, позволяемые в его возрасте. А масленку у меня отобрал.
   - Славная пташка. - Произнес деда, войдя на кухню. Как, кухню. Четырнадцать квадратных метров, скорее, столовая. Птичка из Эдема сидела на дедовом плече и клевала из его ладони.
   - Соскучилась по нормальной пищи? - Ласково приговаривал деда с непонятной улыбкой на лице. Видел я у него подобное выражение, но лишь раз. Шли мы по улице, и вдруг деда застыл, глядя в сторону. Я посмотрел. Там, еле шевеля ногами и опираясь на клюку, ковыляла древняя старушка, лет, наверное, за девяносто. Я требовательно подергал деду за рукав. Мал я тогда был, только после больницы, после аварии говорил плохо.
   - Кто она? - Спросил я, и мне почудилось, будто через мои глаза, как сквозь бойницы, смотрит кто-то, бесконечно мудрый и бесконечно старый.
   - Кто она? - Деда заперхал, то ли засмеялся, то ли закашлял, то ли заплакал. - Она... Человек, проживший долгую и счастливую жизнь.
   Деда отвернулся и больше мы в тот день не говорили, сколько я не пытался. Доктор велел нам больше общаться для улучшения функции речи, что я и делал. Деда нет.
   И вот сейчас в точности такое выражение на дедовом лице. Я испугался.
   - Хорошая пичуга. - Сказал я, дабы хоть что-то сказать. Деда вздрогнул, втянул голову в плечи, его взгляд угас.
   - Хорошая пичуга. - Согласился он.
   - А хочешь, - меня озарило, - я подарю ее тебе?
   Деда окинул меня странным взглядом. Напрягся, будто хотел гаркнуть, но вдруг как-то весь поник. Он медленно подошел и потрепал меня по вихрам.
   - Эх, внучек. - Он улыбнулся. - Ты живи, радуйся. За меня не беспокойся. Все хорошо.
   "Ну да, хорошо". Думал я, ожесточенно перемалывая зубами очередной продукт. "Не похоже, как-то".
  
  
   - Ладно, деда, я побежал. - Проговорил я с набитым ртом, вскочил со стула, сунул пустую тарелку в посудомоечную машину. Народ мы с дедой вольный и независимый, потому посуду мыть никто не хочет, а положить в агрегат и достать, это можно, суверенитет не ущемляет. Чашку я ополоснул сам и убрал, она у меня одна и понадобиться может в любой момент вне режима работы посудомойки. - Спасибо, все очень вкусно, как всегда. - Неожиданно для себя я приподнялся на мысках, чмокнул деду в щетинистую щеку и шмыгнул в свою комнату.
   "Бе-бе-бе, телячьи нежности". Противным голосом пропела Деф. "Ты давай, это". Я нахмурился, самому неловко стало. "Ты давай, того самого. Не дразнись, давай". "А то что?" Тут же спросила она. "Поцелуешь?" "Тьфу, на тебя". Обиделся я. "Верблюд". Деф тоже, похоже, обиделась. "Ты чего?" Растерялся я. "Ничего". Гордо ответила она. "Ну и ладно тогда". "Ну и ладно". "Вот и хорошо". "Вот и хорошо". Я замолчал. Давно понял, если Деф заупрямилась, переспорить ее невозможно. И ладно, и не хотелось вовсе.
   Я свалился на любимый диван, цапнул пульт, включил телек, пощелкал каналами. "Слышь, Деф?" В ответ надменное молчание. "Ладно тебе, хорош дуться. Ты первая начала". "Верблюд". Я растеряно повертел головой. Вот ведь. И не денешься от нее никуда, вечно теперь со мной будет. Это даже не жена, там из дома сбежать можно, если что. Вон у нас сосед, дядя Степа. Пилила его женка двадцать лет, пилила, да в одночасье взяла, да и перепилила. Собрал он втихую пылившийся в течении двадцати лет рюкзак, снял со стены гитару и рванул с какой-то рыжей шалавой в Крым на ПМЖ. По крайней мере, так тетя Валя говорила, жена его коварно преданная. А мне-то как бежать? Вдруг лет эдак через двадцать характер у Деф окончательно испортится, что тогда? Я глубоко задумался. И расплылся в блаженной улыбке. "Ты чего?" Подозрительно спросила девочка. Почуяла. Вот ведь у них, у женщин, чуйка на подобные вещи работает. "Слушай, Деф". Я старался говорить как можно спокойнее. "А вот если, к примеру, я случайно косточек от винограда наглотаюсь, и у меня аппендицит вырежут, что тогда? Вроде там ты сидишь?" "Я на орбите сижу!" Возмущенно рявкнула Деф. "А вовсе не в твоих кишках!" "И все-таки?" Как можно миролюбивее спросил я. "Глотай, что хочешь и сколько хочешь, мне все равно". Ледяным голосом произнесла она. "Да?" С надеждой проговорил я. "Да. Выкину все на фиг". "То есть? Опешил я. "То и есть". Вредным голосом передразнила девчонка. "Не будет у тебя воспаления аппендикса. Я не допущу". Я пригорюнился. А свобода была столь близко. И чего, спрашивается, она разозлилась так? Странно. "Вот ты говоришь, жди двенадцать часов". Завел я разговор. "Ничего я не говорю". Тут же откликнулась Деф. "Я молчу, в отличие от всяких болтунов. И верблюдов". "Да что ты разошлась-то?" Растерялся я окончательно. "Ну, хочешь, я у тебя прощение попрошу?" "Хочу". Надменно заявила она. "Э-э-э..." Я почесал затылок, соображая. "Прости меня, Деф, пожалуйста". "Я больше так не буду". Строго сказала девочка. "Повтори". "Чего?" Я растерялся. "Скажи: "я больше так не буду"". Медленно, словно учительница на диктанте, произнесла Деф. Я возмутился. "Не стану я такое говорить". "Почему?" "Потому. А вдруг я, это... Ты вон, постоянно мне говоришь: "больше не буду, больше не буду", а сама вон, постоянно гадости подстраиваешь". "Какие такие гадости?" Она очень правдоподобно изумилась. "Кто? Я?" "А то я? По чьей милости мне весь живот отбили?" "А нечего плеваться направо и налево. Верблюд". "Ну, знаешь..." Я умолк и принялся яростно перещелкивать каналы. Достала. "Я, между прочим, когда тебя колотили, снижала силу ударов до легко переносимого значения". Печально сказала девочка. "А ты, вместо спасибо, обзываешься". Мне стало стыдно. "Снижала она". Проворчал я по инерции и потер живот. Не болит, но обидно. "Хорошо. Ваши извинения приняты". Величественно произнесла Деф. "Мир?" Сварливо спросил я. "Мир". Подтвердила она.
   В наших взаимоотношениях наступила счастливая пауза. Я бездумно переключал каналы, Деф молчала. Жизнь налаживалась.
  "Вот ты говоришь, жди двенадцать часов." Ни с того, ни с сего произнесла она. От неожиданности я подпрыгнул на диване. "Что ты хотел сказать?" "Я?" "Ты". Я подумал, посмотрел на часы. "Я хотел спросить. Я до двенадцати ночи, получается, свободен? Так?" "Так". Мне показалось, Деф подозрительно прищурилась. глядя на меня. "Тогда, можно я пойду к Кольке в приставку поиграю? Мне деда до десяти гулять разрешает. Он такой. Демократичный". Что я делаю, с тоской подумал я. Отпрашиваюсь у компьютерной девчонки, с висящего фиг знает, где спутника. Докатился. "Хорошо". Важно сказала та. "Но чтобы в десять вечера, максимум, в одиннадцать, был дома". "Да, мамочка". Пропищал я тоненьким голосом. "И игрушки я сам соберу". "Какие игрушки? И не мамочка я тебе". Ого, а Деф то смутилась, я по голосу почуял. Чудненько, надо будет ее почаще так называть. А то разошлась. "Чтобы был дома". Прямо домомучительница из мультика.
   Я достал телефон.
   - Колян, привет. Что делаешь? Как, собираетесь? А меня чего не позвали? В смысле, абонент, не абонент? А, ну да... - Я недовольно покосился на потолок. Можно подумать, связь организовать не могла. Кое-кто пренебрежительно хмыкнул. И хмыкает еще, вот ведь... - С Пашкой-диггером? Он что, не в канализации уже? Что он сказал? Опять? Ёлы, палы, мы от последнего раза в себя не пришли, только к дому воду подключили. Да, я с вами. Есть фонарь. Ладно. Адиос.
   Деф недовольно засопела. Разбираться, отчего и почему, я не стал, быстренько снял с полки аккумуляторный фонарь, проверил заряд.
   - Деда, я гулять! - Завопил я, напяливая кроссовки.
   - Не позже десяти! - Крикнул он через открытую дверь.
   - Ладно! - Я отмахнулся от выпорхнувшей пичуги. - Давай лети назад! Тебе на улицу нельзя.
   "Она полетит с тобой". Сказала девочка. ""Она улетит". Возразил я. "Не улетит. Ее тебе подарили, значит, она будет рядом". "На улице ее кошки сожрут". "Не сожрут. Я прослежу". "Тогда невидимой ее сделай, иначе ребята расспросами замучают". "Хорошо".
   Я выскочил на улицу.
  
  
   Встречались мы в условленном месте, то есть рядом с детской площадкой. В качестве наблюдательного пункта я избрал раскидистое дерево, в тени которого на лавочке любят отдыхать молодые мамаши. Есть у меня на одной из веток любимый сучок, на стул с подлокотниками похожий. Свесишь ноги и сидишь, красота.
   Во двор вбежал Пашка-диггер, или, как его называли ребята с соседней улицы, Пашка-помойка. Он спотыкался и размахивал включенным фонарем, хотя было светло. Глаза его очумело блуждали.
   - Ребята! - Издали завопил он. - Ребята! Я клад нашел!
   "Ты чего?" Недовольной кошкой зашипели у меня в голове. "Я тебя еле поймала. Не еле, конечно, но не падай больше".
   Так и есть. Самые худшие предположения сбылись.
   Когда Пашка нашел клад в последний раз, весь дом три недели жил без горячей воды, а нас месяц ловили страшные бородатые мужики и, издали грозя разводными ключами, хрипло орали о запрете посещений водораспределительных колодцев и срывания резьб на штуцерах.
   Зато в предпоследний раз Пашка действительно нашел клад. Это было в начале мая. Им оказалась нычка моего нижнего соседа. "Дядя Крутой", или "Мерседес", серьезно болеет артритом, и его пальцы вечно растопырены в виде веера, однако это не помешало ему перед своим очередным арестом спрятать энное количество наличности за канализационную трубу местной водосети. Наш двор гулял неделю, а на вторую "Дядя Крутой" вышел на свободу за отсутствием улик. Весь следующий день он с ружьем охотился по туннелям за Пашкой-диггером, и в итоге, дом опять остался без воды. В общем, с Пашкой не соскучишься, и уж тем более, если он опять что-то "нашел".
   - Ребята!.. Там такое!.. Я нашел такую!.. - Задыхаясь, частил Пашка.
   - Что "такую"? - Настя подозрительно прищурилась. - Кого это ты нашел?
   - Дыру я нашел! Иду я по третьему нижнему и вдруг вижу - из-за трубы глаза горят!
   - Свят-свят! - Богобоязненный Митька перекрестился.
   Он происходил из верующей семьи и постоянно пытался наставить нас на путь истинный. Канализацию он считал обиталищем злых духов, а в метро ездил лишь в исключительных случаях. Зато авиатранспортом он и родители пользовались безбоязненно, постоянно летая в паломнические поездки. Вот такой перекос отношения к строению мира. Несмотря на юный возраст, Митька пользовался в доме всеобщим уважением, а местный забулдыга Матвеич частенько подсаживался к нему поговорить о смысле жизни.
   - Ну да! - Радостно подтвердил Пашка-диггер. - Что твои плошки светятся! Не иначе, думаю, кошка. Я туда р-раз фонарем, глядь, она, паршивка!
   Мы облегченно перевели дух. Мы знаем десятки жутких историй о семейках-людоедах, крысах мутантах, маньяках-расчленителях и беглых крокодилах, обитающих в московских подземельях. Причем их неутомимым распространителем и ярым идейным приверженцем выступает как раз Пашка-помойка. Наберется в диггерском клубе страшилок, вывалит их на ночь глядя, а мы потом предков пугаем, когда по Пашкиному совету кастрюли с водой водружаем на крышки унитазов. А как же, вдруг кто вылезет?
   - Кошка поморгала на меня, испуганно так. - Воодушевленно рассказывал Пашка. Деф презрительно фыркнула. "Ты чего?" Нетерпеливо поинтересовался я. Истории Пашка рассказывал интересные, я не хотел пропустить. "Кошки не умеют испуганно моргать". С осознанием собственного превосходства, сказала Деф. "Откуда ты знаешь?" Заступился я за товарища. "Много у тебя кошек было?" Деф вновь презрительно фыркнула, но промолчала. Пашка взмахнул фонарем, мы отскочили.
   - А потом ка-а-ак прыгнет! Я гляжу - нет ее! Туда-сюда посветил и вижу... Она, родимая! Она самая!
   Он сделал эффектную паузу минуты две длинной, по крайней мере, так мне показалось.
   - Кошка? - Не утерпел Кузька, самый младший в нашей компании.
   Злые языки утверждают, будто родители назвали его в честь сказочного персонажа, домовенка из мультфильма. Не знаю, вряд ли у кого хватит духа так издеваться над своим ребенком, но, если честно, чем-то наш Кузька в свои нынешние младые годы действительно очень походил на кукольного тезку. Может, невероятно обстоятельным, каким-то очень житейским взглядом на вещи. Именно Кузька был лучшим другом Пашки, и они замечательно дополняли друг друга, однако сейчас диггер обиделся на приятеля.
   - Сам ты кошка. - Оскорблено сказал он. - Причем тут кошка? Я ведь совсем не о ней рассказываю.
   - А о чем же? - Изумились мы хором.
   Пашка-диггер обиделся еще больше.
   - Про дыру я говорю. Кошка тут вообще не причем, вернее, причем, но совсем чуть-чуть. Она просто навела меня, понятно вам? Я фонарем-то посветил, а там дыра, ход подземный в трещине виднеется. Я сразу понял, как дело было. При прокладке подземного коллектора произвели плановый выем грунта, заложили плиты, необходимые коммуникации и совершили засыпку.
   Я уважительно посмотрел на Пашку. Не только страшилок он в клубе набрался, вон какими фразами сыплет. Чем-то Деф напоминает.
   - А потом, в процессе подмыва грунтовыми и дождевыми водами, - продолжил Пашка научное изложение природных катаклизмов, - часть грунта, образовавшая перемычку между новой трассой и древним ходом, обвалилась, в результате чего между ними открылось сообщение.
   - Чего открылось? - Настороженно переспросил Колька и опасливо отодвинулся.
   Его можно понять. Именно ему по ошибке крутил уши здоровенный монтер Федя, а потом "Мерседес" метал кредитками на манер сюрикенов. А на самом деле, все тот же Пашка-помойка, в угаре примерного горожанина, в абсолютно непонятном всем порыве долга перед обществом, взял, да и закрыл колодезный люк над сидящим внизу коммунальным рабочим Федей, в профессиональных кругах имеющего кличку Федот-стрелец за привычку стрелять сигареты. Предполагаю, Пашка-диггер совершил сей отважный поступок в попытке не выпустить на улицы очередного канализационного монстра. А "Дядя Крутой" поставил сверху шестисотый мерседес. Почему монтер не стал искать иных путей к спасению, история умалчивает, но он решил выбираться тем путем, каким в ловушку и попал. Подозреваю, основная причина опять-таки в Пашке, который накануне во всю глотку кричал во дворе, будто под землей объявился гигантский питон. Спустя час героических усилий Федя оторвал у мерседеса выхлопную трубу и отвинтил заднее колесо. Разъяренный владелец машины явился на подмостки драмы в заключительной сцене, когда сыплющая витиеватыми профессиональными выражениями жертва вылезала в образовавшуюся щель. Далее произошел неизбежный конфликт интересов трудящихся и эксплуататоров.
   В итоге "Дядя Крутой" понес не только моральный и материальный, но и физический урон, усугубленный применением газового пистолета. Ха, нашел чем пугать нашего сантехника, да его пистолет перед канализацией, все равно, что зажигалка против гаубицы.
   Колька в описываемые события попал случайно. Полуслепая, но чрезвычайно политически активная баба Вера ошибочно опознала в нем террориста, задраившего люк, и честно выдала для самосуда.
   Мы не оставили происшествие без внимания. На следующее утро Федот-стрелец обнаружил в лифте пачку Мальборо с набитой в сигареты серой. До работы он не дошел, взяв бюллетень по причине нервного расстройства. А у тачки "Мерседеса" четыре ночи напролет выла сигнализация. Если мы дежурили по очереди, "Дядя Крутой" в конце напоминал издыхающего зомби.
   Баба Вера тоже не осталась обделена вниманием. Когда в ее квартиру ворвались Омоновцы, уверенные, будто штурмуют наркопритон, они застали полит информационную сходку коммунистов нашего двора и повязали всех без разбора. Теперь деды ходят, гордо задрав волосатые носы, и считают себя идейными революционерами, павшими от политической тирании. А баба Вера проповедует перед магазином о начале кровавых репрессий. С тех пор Колька и шарахается от Пашки как от зачумленного. В общем, так и живем.
   - Дыра открылась, вот такая! - Пашка воодушевленно махнул фонарем, демонстрируя размеры. Так как все находились в радиусе недосягаемости, никто не испугался. Ну, если чуть-чуть. Кто-нибудь. Говорю же, Деф веры нет, самому крутиться приходится. Девочка в моей голове презрительно фыркнула. - Туннель круглый, стены, будто циркулем провели. Я как увидел, мне аж плохо стало, честное слово!
   - А почему ты решил, что там клад? - Осторожно спросил я. Возникли у меня смутные предположения в свете предыдущих событий, если честно.
   - А что там еще может быть? - Чистосердечно удивился Пашка. - Такие ходы так просто не строят, это ясно, как дважды два. Если не клад, так тайна какая-нибудь откроется, однозначно. Берем ломы, лопаты, фонари и айда со мной. Прибыль делим поровну.
   Что мне в Пашке-диггере нравится, это широта души. Честно скажу, без последней фразы зажечь нас на подвиги ему было бы не просто.
   - Я знаю, где взять лом. - В деловом ключе заговорил Колька. - В дворницкой. Еще я видел там метлу.
   - Зачем нам метла? - Растерялся я.
   - Следы заметать. - Важно объяснил Колька. - Чтобы не поймали. Может, там еще одна нычка лежит.
   Я облизнулся.
   - Господь не велит брать чужое. - Митька с важным видом поднял палец к листве. - Грех есть воровство и стяжательство.
   - А никто ничего воровать не собирается. - Справедливо возразил Пашка. - Мы просто идем на разведку, ведь так, ребята?
   Мы нестройным хором выразили согласие. Настя промолчала, я заметил, но молчание, есть знак согласия, любимая поговорка маньячилл, по крайней мере, в Пашкиных рассказах. Деф вновь презрительно фыркнула. Может, она вросла в образ женщины Кошки? Так та больше говорила "Мяу", насколько помню фильм. Не знаю почему, но девочка рассерженно зашипела. Я задумался.
   Очнулся, когда Кузька колдовал над пудовым висячим замком. Вот какие преимущества, если старший брат хулиган. Вскоре дужка лязгнула, дверь со скрипом отворилась, я схватил метлу, Колька лопату, маленькому взломщику для разностороннего развития личности доверили тащить лом. Настя не взяла ничего, она даже внутрь не стала входить, и лишь презрительно хмыкала, скрестив руки на груди. А Пашка продолжал смертоубийственно размахивать фонарем и руководить. Ради справедливости я доверил свой фонарь Насте, правда, лишь с третьего раза, причем каждую мою попытку Деф с чрезвычайным удовольствием комментировала, вот взять хотя бы последнюю. "Дамы и господа!" Надрывалась она. "На ваших глазах, безнадежно влюбленный кавалер пытается покорить даму своего сердца, одаривая ее фонарем, как символом пламенной любви!" "Да отстань ты!" Отвечал я, красный от злости. "Ничего не дама она моя. Просто там темно будет". "Однако дама не желает его брать!" Не унималась зловредная космическая девчонка. "И в мягкой форме посылает кавалера идти подальше!" "Что ты выдумываешь?" Возмущался я. "Ничего она меня не посылает!" "Посылает! Я же вижу". "Не посылает!" "Посылает".
   - Леха, ты чего? - С опаской спросил Колька. - Опять застыл и глаза крабиком выпучил. Что-то часто с тобой такое случаться стало. Может, тебе к доктору надо?
   "Надо". Подтвердила Деф. Змеюка. "Чтобы порядок в голове навел". "Да отстань ты!" Заорал я мысленно. Настя осторожно взяла мой фонарь и отошла, с подозрением поглядывая на меня.
   Кузька ковырнул замок второй раз, и дверь приняла прежний неприступный вид. Я тщательно помахал метлой, заметая следы преступления. На дороге ждал Митька с обличительно нацеленным в нас пальцем.
   - Это не воровство. - Поспешно сказал Пашка. - Это заимствование. Мы обязательно все вернем, слово даю.
   - Заимствование? - Митька задумался.
   - Ты с нами? - Напрямую спросил его Пашка.
   - Я?! - Более резкого перехода с возвышенных теологических размышлений к грубой прозе жизни я еще не видел. - Да ни в жисть!
   - Ты же сам говорил, в канализации злые духи обитают. - Я покачал головой. - И кто нас от них защитит, если не ты?
   -Где готовность к духовному подвигу? - Подхватила Настя. - Где способность к сподвижничеству?
   - Да? - Митька нерешительно посмотрел на нее. Настя сделала умоляющее лицо.
   Так и вышло, что за кладом мы пошли в полном командном составе.
  
  
   Пашка-диггер посветил фонарем.
   - Здесь. - Шепотом произнес он.
   Мы осторожно заглянули за метровую трубу. Там не было ничего, кроме паутины. У меня мороз продрал по коже, откуда она взялась под землей? Изделие мохнатых многоногих вызвало нехорошие ассоциации не только у меня.
   - Я рассказывал вам, - пробормотал Пашка, - про паука мутанта, сбежавшего из лаборатории?
   Он взял лопату, с опаской пошевелил белесое покрывало.
   Наше гробовое молчание Пашка принял за готовность внимать.
   - Однажды в военной лаборатории, - замогильным голосом заговорил он, - изучали воздействие радиации на различные формы жизни...
   - Нашел место и время! - Не выдержала Настя. Дрожащий луч ее фонаря порождал на стене столь жуткие тени, что мне хотелось зажмуриться от страха. Деф тихонько хихикала. - А про твою историю фильм сняли. Ты бы еще про Фредди Крюггера рассказал.
   - А хотите? - Оживился Пашка-помойка. - Из какой серии?
   - Из серии расчленения болтунов! - В сердцах проговорила Настя.
   Мне стало совсем нехорошо. Говорить такие вещи, особенно здесь и сейчас, означает лишний раз испытывать судьбу на прочность, как говорится, провоцировать ее на неприятности.
   - Да перестаньте вы! - Я подпрыгнул от испуга, не узнав Кольку, настолько изменился его голос. - Будете препираться, я щас домой пойду.
   - Я тоже. - Плаксиво протянул Кузька. - Я тоже домой пойду...
   - Мы все домой пойдем. - Чужим от волнения голосом сказал я. На миг мне почудилось, будто кто-то произнес мои слова вместо меня.
   Наступила неестественная тишина. Я слышал, как шумела и булькала в трубах вода, а где-то далеко-далеко, едва слышно хохотала Деф.
   - Леха, это ты, что ли? - С дрожью в голосе проговорил Пашка.
   Я прокашлялся.
   - Ну, я, разумеется. Кто же еще?
   Послышались вздохи облегчения.
   - Показывай свою дыру, и пойдем отсюда. - Агрессивно произнесла Настя. - Сколько можно сидеть в этой выгребной яме.
   - Это не выгребная яма! - Обиженно завопил Пашка-диггер. - Это сеть городских подземных коммуникаций! Имеющая, между прочим, особо значимое стратегическое значение!
   Стены завибрировали от нарастающего гула. Мы присели. "Обвал!" Молнией проскочило у меня в голове. "Доорался, совсем как я тогда, в челноке! Меня-то Деф спасет, а как остальные?"
   - Обвал! - Закричал я. - Спасайся, кто может!
   Кто-то куда-то побежал, с грохотом свалился и предсмертно завизжал. Крик подхватили на разные голоса. Гул постепенно затих. Пронесло. Я выглянул из-за трубы и увидел белые от ужаса глаза Пашки.
   - Психи. - Дрожащим голосом сказал он. - Это самосвал проехал. Правда, непонятно, почему его так хорошо слышно на этой глубине. Наверное, звук по трубам прошел.
   Смех в моей голове зазвучал как-то по-особенному подленько. Я насупился, поняв, откуда несостоявшийся обвал родом.
   - Сам ты самосвал. - Возразил вылезший невесть откуда Колька. - Ты крик слышал?
   - Думаете, съели?! - Ужаснулся я.
   Мне вспомнились виденные фильмы ужасов, все два. Именно так один за другим гибли их герои, лишь изредка успевая издать предсмертный крик.
   - Кого еще съели? Вы спятили, что ли? - Возмутилась Настя.
   - Вообще-то. - Я прокашлялся. - Я думал, съели тебя.
   - Нет, Леха, - с угрозой начала Настя, взвешивая в руке фонарь. - Я, конечно, знала, что ты придурок. Но до такой...
   - Тихо! - Вдруг заорал Колька. - Тихо! Слушайте!
   У меня вновь душа ушла в пятки. В наставшей тишине я расслышал хрюканье и стоны Деф. Похоже, смеяться она уже не могла.
   - Никто из нас не выйдет отсюда. - Замогильным голосом произнес я ключевую фразу всех ужастиков и с запозданием вспомнил, что произносила ее, как правило, следующая жертва.
   - Тихо, говорю! - Повторил Колька. - Слышишь?
   - Чу, слышишь? - Меня разобрало, и я не мог остановиться. - Не пенье ли русалок звучит средь гула вздымающихся валов? Или то печальные духи поют погребальную песнь над бледными утопленниками, покоящимися в гуще водорослей?
   Все настолько ошалели, что никто не посмел прервать монолог. Лишь Настя чуть погодя прокомментировала немного дрожащим голосом:
   - Все. Спятил окончательно.
   - Классику надо читать. - Обиженно ответил я.
   - Кузьма, это ты? - Спросил Пашка и посветил под трубу.
   Пропавшая и давно съеденная жертва подземных людоедов лежала, закрыв голову руками, и не подавала признаков жизни.
   - Готов. - Прошептал Колька. - Замочили.
   Он подошел к распростертому телу, нагнулся и неожиданно для всех заорал дурным голосом. Все шарахнулись кто куда, и лишь теснота, и запутанность пространства помешала нам разбежаться в радиусе десяти километров от эпицентра. А доныне бездыханный Кузьма внезапно ожил, вскочил на четвереньки и помчался прочь. С колокольным звоном врезался макушкой в водопроводную трубу, после чего сел и фальцетом присоединился к оглашенному ору Кольки.
   - Живой... - Потрясенно пробормотал Пашка и почему-то облизнулся.
   Я нащупал в темноте Настину ладонь, сжал.
   - Ты чего?! - Агрессивно прошипела она. Вот оно, всеобщее воспитание в духе эмансипации.
   - Это чтобы ты вдруг не потерялась. Тем более, - я постарался придать голосу мужественности, - если что случится, буду тебя защищать.
   - Тоже мне, защитник нашелся. - Презрительно произнесла Настя, но руку не отняла.
   Всхлипывающая жертва канализационных аборигенов перебралась в арьергард. Митька осенил нас крестом, и мы по очереди протиснулись в щель. Прыгать пришлось метра на полтора вниз и это с учетом подобия ступеней из глыб обвалившегося внутрь бетона. Перед нами предстал закругляющийся вдаль коридор, одна сторона плавно уходила налево и поворачивала по часовой стрелке, вторая направо и против нее.
   - Налево, или направо? - Вопросил Пашка-диггер и почесал затылок.
   - Налево, - Предложил Колька. Я поддержал.
   - Все бы вам, мужчинам, налево пойти. - Презрительно заметила Настя.
   Я выпятил грудь, как, никак, мужчиной назвали. Колька тоже приосанился.
   - Пойдем направо. - Твердо сказала Настя.
   - Так, голосование. - Взбодрился Пашка-диггер. - Оно всегда должно быть. Не важно, куда идти, налево, или направо, или, к примеру, кого первого есть будем.
   - Чего будем? - Кузька аж рот открыл. Деф в ожидании новых событий, прилегла перед телевизором, где в прямом эфире транслировалось наше приключение, и с интересом болтала в воздухе ногами. А что, по-другому объяснить не могу, по крайней мере, я чувствовал именно так.
   - Так всегда бывает. - Авторитетно сообщил Пашка. - Если завалило группу людей и выбраться нет возможности, они голосуют, ну, или тянут жребий, к примеру, кого первого съесть, чтобы выжили остальные.
   - Ты, Пашка, в своих туннелях когда-нибудь совсем спятишь. - Уверенно произнесла Настя. - И станешь таким же, как вон... - Она посмотрела на меня. Я насупился.
   - Да я проголодался просто. - Пашка смутился.
   - Ты действительно, за аппетитом следи. - Недовольно проворчал я. - Всех дам нам тут перепугаешь.
   - Ты про кого? - Настя изумленно огляделась. - Про пауков и мокриц? Где тут дамы, кроме меня?
   - Да есть еще. - Неохотно промолвил я. - Не то, чтобы дамы...
   Деф изумленно привстала с персидского ковра, а дальше я не помню. Когда я пришел в себя, Кузька шептался с Пашкой, Колька распускал хвост перед бурно дышащей Настей, а Митька крутил головой, с интересом следя за остальными, точно зритель на телешоу. Вот ведь, Дом два, прямо. Что случилась то? Я прокашлялся.
  - А, очнулся! - Настя обвиняюще ткнула в меня пальцем, ее глаза странно блестели, зрачки пульсировали. Что тут было? Я поежился. - Ну, и кто я? - Потребовала Настя, гордо приняв передо мной позу манекенщицы. Я закашлялся. - Ты, это... - Неопределенно начал я, но тут меня толкнул в бок Пашка. Спас прямо. - Ты не обращай внимания. - Прошептал он. - Тут газы болотного происхождения. У Насти временная потеря ориентации. С рассудком вместе. Не важно. Будет что говорить, соглашайся.
   - Да как соглашаться? - Шепотом не согласился я. - Она, вон, на кусок бетона залезла, щас свалится, и чего?
  - Не свалится. - Прошептал Пашка. - Она вокруг лома недавно такие кульбиты творила, мама моя.
   - Это как? - Я расстроился, что не увидел.
   - Видишь, лом вертикально промеж кусков бетона воткнут? - Прошептал Пашка. Я кивнул. - Вот вокруг него Настя такое отплясывала, е-мое. Стриптизерши отдыхают.
   - Она что, раздевалась, что ли?! - У меня глаза на лоб полезли.
   - Не. Но крутилась вокруг лома, мама дорогая. Я две видюхи снял, жаль, освещение не очень.
   - Крутяк. - Прошептал я. - Дашь копию потом.
   "Я тебе сколько угодно копий скину". Довольным голосом сказала Деф. "В любом ракурсе". Вот как так? Только про нее забудешь, подумаешь, все хорошо, а тут опять она. "Что происходит-то?" С недоумением вопросил я. "А то и происходит, дорогой Алексей Батькович". Ехидно проговорила девочка в моей голове. "Кое-кто меня мокрицей назвал. И пауком". "Так она же не нарочно". Заступился я. "Так и я случайно". Легкомысленно заметила она. "Что случайно?" Я заподозрил нехорошее. "Ввела кое-кому малю-юсенькую дозу химического соединения с весьма интересными побочными действиями". "Ты с ума сошла?!" Перепугался я. "А нечего меня мокрицей называть". Злопамятно прошипела Деф. "И пауком, к тому же. И вообще, скажи спасибо, что я ее афродизиаками не накачала. Вот потеха бы началась". "Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя с головой совсем плохо?" Разозлился я. "Нет". Девочка искренне удивилась. "Параметры в норме. А что?" "Ничего. Ты говорила, не можешь биологические вещества делать. И как так?" "Химический синтез я производить могу. Это другое". Я задумался. Не дай Бог, Деф окончательно свихнется, отравительница из нее получится, Медичи будут вздрагивать от ужаса, нервно покуривая в сторонке. "А со мной что было?" Вспомнил я. "Ты бы мешать начал". Я почувствовал, как Деф скромно потупилась, поковыряла ковер носком туфельки. "Вот я и..." "Что, и?" Я сурово нахмурился. "Немножко тебя отключила. Совсем чуть-чуть. Капельку". Я покрутил головой, открыл, закрыл рот, у меня прямо дыхание сперло от наглости ее такой. Я вдохнул, выдохнул, старательно, по слогам, подумал: "Верни. Настю. В нормальное. Состояние". Девочка с орбиты беспечно махнула обнаженной рукой, окруженной едва видной прозрачной тканью. " "Отходняк начнется, сама очухается". "Ты где таких слов набралась?" Грозно прикрикнул я. "Из телевизионных каналов". Она застенчиво улыбнулась. "Тут столько всего интересного показывают. Вот, кстати, смотри, и у вас начинается".
   Гордо вышагивавшая фирменным подиумным шагом Настя стала путаться в ногах, остановилась, недоуменно поднесла руки к лицу. Растерянно оглянулась. Мы зааплодировали.
   - Браво! - Восторженно завопил Колька. Один Кузька не понимал, что происходит, и растерянно хлопал глазами, переводя взгляд с одного на другого. Настя ошеломленно присела на кусок бетона.
   - Что со мной было? - Тихим голосом спросила она.
   - Это был крутяк! - Восторженно проорал Колька. Я поморщился, подошел к Насте.
   - Тебе лучше? - Мягко спросил я.
   - А? - Она потерянно оглянулась, радостно улыбнулась, ухватила меня за руки. - Я тебя помню. Ты странный парень со сдвинутой крышей.
   - Да, это я. - Я широко улыбнулся. - Я тот парень, кто позаботится о тебе. - Я опять улыбнулся и коротко глянул на потолок. "Попробуешь влезть, обижу". Пригрозил я. Деф удивленно хмыкнула. "Что мне там надо? Общайтесь".
   Я присел рядом с Настей. Мы продолжали держаться за руки.
   - Как ты? - Спросил я, продолжая улыбаться. Колька деликатно кашлянул.
   - Тут, Насть, - начал он. - Такая интересная ситуевина проклевывается...
   Я прервал его сердитым взглядом.
   - Ситуевина проклюнулась, это да. - Заговорил я. - Большая. У нас к тебе вопрос. У тебя все нормально?
   - Все нормально? - Настя слабо заполошилась. Я рассерженно рыкнул на Кольку, пытавшегося взять Настю за руку, он разобижено отступил и Деф довольно хрюкнула. Смотрит отношения в прямом эфире, мать ее, калькулятор-переросток, да еще и лбами сталкивает для визуального эффекта. Устроила себе интерактивный театр, понимаешь. "Долго она овощем будет?!" Заорал я на Деф. "Да все уже..." Недовольно забубнила она, что-то делая. "Сама бы в течении получаса полностью в себя пришла. Вот, получай. Готово".
   Настя выдернула руки из моих, отстранилась.
   - Ты чего? - Подозрительно спросила она у меня. - Что тебе надо?
   - Ничего не надо. - Я поднял ладони, успокаивая. - Все нормально.
   Настя поднялась, причем помог ей встать улыбающийся до ушей Колька. Я насупился. Вот Деф змея, и тут нагадила.
   - Что стоим? - Громко спросила Настя, обведя нас строгим взором. Мы молчали. - Идем. - Она отняла у Митьки фонарь, посветила вдоль коридора. - Идем направо.
   Возразить ей никто не посмел, и все послушно отправились следом. Вот что значит, замашки лидера - хоть в неизвестность во тьму, хоть на баррикады. Ей бы еще волосы в баранку на голове скрутить, подумалось мне неизвестно почему. Я потряс головой. Опять Деф мысль навеяла, наверняка. Надо с ней что-то делать. Психоматрица небесной девчонки, думаю, примерно моего возраста и совершенно не понятно, как подействовало на ее неокрепшую психику столкновение с современным телевидением. Вернее, почему не понятно? Очень даже понятно. С ума она сходит потихоньку, вот что. Одно дело, привыкать к телевизору постепенно, с младых ногтей и под чутким руководством взрослых, и совсем другое, вывалить все каналы разом, как ушат кипятка, на голову. Так мозги закипеть могут, что, похоже, у Деф и произошло. Один Дом два до смертоубийства довести может, почему их не перестреляли еще, не понимаю, наверное, охрана хорошая. Не дай Бог, Деф на них обозлится, не так пару построят, или обидят понравившегося ей героя, она там такое в прямом эфире устроит, мама дорогая. Я взялся за голову. Что делать? Надо срочно ее в телевизоре ограничивать, решительно подумал я. "Еще чего!" Услышал я в голове возмущенный голос. "Не хочу! Мне нравится". "Сколько каналов ты смотришь?" Строго вопросил я. "Немного. Чуть-чуть совсем". "Сколько именно?" Не унимался я. "Пятьсот тридцать два". Неохотно сообщила девочка. Я присвистнул, причем вслух, отчего шедшая впереди Настя споткнулась и встревожено оглянулась на меня. Шедший рядом с ней Колька обернулся и скорчил свирепую рожу. Я пожал плечами. Отелло, блин, у меня такие проблемы намечаются, их заморочки перед моими, детский лепет просто.
   "Значит так, Деф." Сурово мысленно заговорил я. "Слушай меня внимательно. Ты больше не будешь смотреть все подряд". "Я и не смотрю все подряд". Возмутилась она. "Только фильмы и передачи всякие интересные. Особенно те, что в прямом эфире. Хотя очень мало их, на самом деле, в прямом эфире транслируют". "Не перебивай". Я сдвинул брови еще суровее. "Отныне ты будешь смотреть лишь те каналы, фильмы и передачи, где стоит пометка "двенадцать плюс". Другие тебе смотреть нельзя". "Да как так?!" С болью в голосе завопила Деф. "А как же мой Сереня Пызнарь?" "У него девушка есть!" Возмущенно рявкнул я. Добралась-таки. Совершенно случайно его знаю, честное слово, и смотрел-то передачу один раз. Или два. В крайнем случае, семь. "Он мне нравится". Заныла Деф. "А девушка у него пока есть. С ней еще что-нибудь и случиться может. Подавится, например". "А ну, что я сказал!" Грозно прикрикнул я, выпучив глаза для пущей наглядности. Шедший рядом Митька случайно глянул на меня, ойкнул и спрятался за идущего сзади Пашку. "Исполняю". Пробурчала разобиженная девочка. "Сколько осталось каналов?" Строго спросил я. "Двадцать два". Угрюмо сказала она. "Покажешь мне список, я проверю". И добавил поспешно: "Покажешь, когда домой придем". Как бы ни воспользовалась случаем и подлянку в процессе показа не подстроила, я ее знаю. "Принято". Крайне недовольным голосом ответила девочка. Я облегченно вздохнул. Сколько человек я в "Доме два" от смерти спас, и не сосчитать. "Максимум, пятерых". Небрежно заметила Деф. "Вот после голосования могло быть куда больше". "А ну, цыц!" Гневно прикрикнул я. "Чтобы не смела больше их включать! Ясно тебе?" "Ясно". Обиженно буркнула девочка. "Исполнено уже, что орать-то?" "То-то же". Я попытался сдвинуть брови и выяснил, дальше их сдвигать уже некуда. Огляделся, поняв, что впереди никого нет. Оглянулся. Ребята тесной кучкой стояли метрах в пяти позади и тихо переговаривались, тревожно глядя на меня. Я растерялся.
   - Вы чего?
   Вперед вышел Колька, прокашлялся.
   - Ты, Леха, как себя чувствуешь? - Спросил он.
   - Нормально чувствую. - Я, признаться, опешил. - Как всегда.
   - Вот то-то, и оно... - Колька многозначительно замолчал.
   - Да что такое-то? - Недоуменно вскричал я. Ребята попятились. Колька остался стоять, но заметил движение позади и явно почувствовал себя неуютно. "Давай, зарычи на них". Подзадорила меня Деф. Я раздраженно отмахнулся, причем от глубины обуреваемых чувств, проделал жест и в реальности. Колька шагнул назад.
   - Да в порядке я! - В отчаянии возопил я.
   Колька шагнул назад еще раз и с видом копейщика перед приближающейся конницей, выставил перед собой лопату. Ребята синхронно, будто годами тренировались, повторили его жест. Настя, словно снайпер, целила в меня ломом, Пашка-диггер, точно гранату, взвешивал в руке изрядный кусок бетона, найденный невесть где, даже мелкий Кузька с грозным видом тыкал перед собой непонятно когда потерянной мной метлой. Один только Митька ни чем не целился, а что-то неразборчиво бормотал и с важным видом размашисто осенял меня крестами. Может, действительно, зарычать, подумал я. Деф одобрительно закивала. Ага, а мне потом камнем в голову прилетит, вон, как Пашка нехорошо щурится. "Не прилетит". Деловым тоном сказала моя защитница. "Я отведу в сторону, и рикошет устрою, долго потом кидаться не сможет". "Да иди ты!" Обозлено мысленно выкрикнул я. "Если бы не ты, я бы с ребятами не рассорился! Это твоя вина!" Наверное, что-то отразилось на моем лице, так как ребята попятились, а Пашка-диггер поднял руку в замахе. "Давай, кидай". Ласково замурлыкала Деф. "Сейчас кому-то такое бо-бо будет". Я обиженно махнул рукой, отчего ребята отшатнулись, а самоубийца Пашка реально чуть камень не кинул, повернулся и уныло побрел прочь, в темноту. Вскоре свет от фонарей скрылся за поворотом, стихли и голоса. Некоторое время я упрямо шел вперед, несмотря на царившую вокруг непроглядную тьму, потом все же остановился. "И что теперь?" Вопросил я в темноту. Молчание. "Деф?" В ответ тишина. Я обеспокоился не на шутку. "Деф, елки-палки! Если ты сейчас продолжишь молчать, я сяду прямо тут и больше с места не сдвинусь! Так и сдохну тут от старости!" Деф не отвечала. Я плюнул и уселся на холодный бетонный пол, глядя перед собой ничего не видящими глазами. Страшно было, жуть, но обида была сильнее. И на вредную и коварную космическую девчонку, и на предателей ребят, и на весь мир сразу. Захотелось, чтобы и вправду выполз крокодил и меня сожрал. От такой мысли у меня душа в пятки ушла. "Ты чего?" Испугалась Деф. "Пошутила я! Успокойся сейчас же! Не то..." Она не договорила, а на меня вдруг такое блаженство напало, словами не описать. Я закрыл глаза и развел руки в стороны в позе тибетских монахов. Вот она, Нирвана, момент полного Просветления. Вершина состояния Дзен. Сколько я так просидел, не знаю, пришел в себя, когда сквозь закрытые веки замерцал свет. Я не двигался, мне было хорошо, и плевать на все вокруг.
   - Что с ним? - Испуганно прошептал кто-то.
   - Не знаю. - Тихо сказали в ответ. Кажется, Колька. - Не шевелится.
   - Не живой! - В голос ахнул Кузька, за что огреб оглушительно прозвучавший подзатыльник.
   - Тихо вы! - Воскликнула Настя и перешла на громкий шепот. - Посмотрите, что с ним.
   - Да как посмотреть, если он к нам спиной сидит? - Резонно возразил Пашка. - Это надо промеж него и стеной пройти.
   - Так пройди. - Тихо предложила Настя.
   - Да? А если он на меня кинется? Что тогда? Придется от него вглубь пещер убегать?
   - Где ты здесь пещеры нашел? - Настя разозлилась, заговорила громче. - И с чего он на тебя кинется? Видишь, просто сидит. Не шевелится.
   - Вот именно, что не шевелится. - Боязливо сказал Пашка-диггер. - А ежели, он не живой совсем? И как кинется.
   - Как он кинется, если не живой? - Возмутилась Настя в голос. - Ты головой то думай! - Спохватилась, добавила тише: - И вовсе он не неживой. Вроде, дышит.
   Я попробовал дышать незаметнее. Некоторое время получалось, но вскоре воздуха стало не хватать.
   - Глянь, задергался! - Испугался Митька.
   Свет замелькал, послышался удаляющийся топот ног.
   - Да куда вы! - Заорал Колька. - Не бегите! Сидит он, не дергается!
   Свет вернулся, ребята тоже. Что бы такое сделать? "Протяжно застони, затрясись в конвульсиях и начни медленно вставать". Со знанием вопроса предложила Деф. "Мне надо наоборот". Подумал я. "Чтобы ребята не убежали и поняли, что я нормальный". "С первым проще". Беззаботно произнесла девочка. "Вот со вторым сложнее". Я недовольно нахмурился. Деф вздохнула и предложила: "Подними руку и помаши". "Чего?" "Подними правую руку над головой и помаши ей. И скажи: "привет, ребята"". "Да?" Не поверил ей я. "Делай, давай!" Строго прикрикнула она. "Если не хочешь, чтобы они убежали". "Ладно".
   - Привет, ребята! - Я поднял правую руку, помахал.
   - Мама! - Басовито крикнул кто-то над самым моим ухом и ломанулся прочь. Оказывается, пока я препирался с Деф, бесстрашный Пашка-диггер, выключив фонарь, незаметно обходил меня вдоль стены, справа, где мне и велела помахать компьютерная провокаторша, катающаяся теперь по ковру в приступе идиотского хохота. Отбежав на безопасное расстояние, ребята остановились, испугано целясь в меня лучами фонарей. Я медленно встал, прикрываясь от света, они попятились. Чтобы ребята успокоились, я сделал пару шагов назад, под ногами заскрипело.
   - Да нормально со мной все! - Крикнул я. - Живой я! Вот те крест! - Я перекрестился. Митька значительно успокоился и перестал с огромной скоростью меня крестить.
   - А чем докажешь? - Недоверчиво крикнул Пашка-диггер.
   - Совсем с ума сошел? - Возмутилась Настя. - Говорит же тебе человек - живой он.
   - А вдруг он не человек? - Возразил Пашка. - А вдруг он мутант-перевертыш? Я слышал о таких. Сожрут человека, и вид его принимают.
   - Ни чей вид я не принимал! - Крикнул я. - Это я, Леха! Провалиться мне на этом самом месте, если вру!
   Под ногами послышался протяжный хруст, треск и я полетел вниз.
   - Есть Господь на свете! - Восторженно заорал Митька.
   "Мне... месте..." Плакала от смеха Деф. Я мрачно молчал, уперев руки в бока. Еще тогда, когда я ощутил под ногами доски, почувствовал неладное. Так и есть, вот только зачем я про "провалюсь" сказал, не понимаю, ляпнул, не подумав. "Ты... все время... так..." Задыхаясь от смеха, проговорила вредина. "Ляпаешь... не подумав..." Я хмуро молчал.
   - Леха, ты живой? - Колька осторожно осветил меня фонарем.
   - Живой. По крайней мере, пока. - Сказал я, чем вызвал у противной девчонки в моей голове новую порцию веселья.
   Я огляделся. Так и есть, она, змеюка, подстроила. Провалился я в круглую дыру метрового диаметра, чуть глубже моего роста глубиной. Под ногами валялись гнилые доски. О как. "А как же запрет на биологические материалы?" Подумал я. "Вот только не утверждай, что дерево не живое". "Дерево, живое, а доски - нет. И это не запрет. Это невозможность произвести живую клетку. Я не смогу создать живой цветок. Похожий - пожалуйста. Он даже не будет вянуть, но расти - нет. А деревяшки, тем более сгнившие... Ха". Деф презрительно вздернула носик. Ребята сгрудились на краю ловушки, светя на меня.
   - В порядке я. - Я устало махнул рукой. - В порядке, правда.
   - А что ты в коридоре на полу сидел? - Выпытывал подозрительный Пашка-диггер.
   - Медитировал. - Мрачно произнес я.
   - Это как? - Пашка удивился.
   - Так. Сидя. Мне руку кто протянет? - Не выдержал я. - Или так и будете просто сверху стоять? Колька?
   Отпихнув пытавшегося задержать его Пашку, Колька, молча, нагнулся, протянул мне руку. Я ухватился и, пыхтя, вылез из западни. Вот что значит, настоящий друг, не то, что... Деф пренебрежительно фыркнула.
   - Спасибо, друг. - Проникновенно сказал я, похлопав Кольку по плечу.
   - Да ладно тебе. - Друг засмущался, похлопал в ответ. - Делов то. Напугал ты нас, просто. Немного. Совсем чуть-чуть.
   - Случайно вышло, я не хотел. - Оправдывался я, чувствуя на плечах хлопки боевых товарищей. Даже Настя слегка прикоснулась, а Кузька, тот вообще полез обниматься, всхлипывая и пуская сопли. Друзья, одним словом.
  
  
   - Что стоим, кого ждем? - Заявила Настя после моего нового принятия в старую стаю, в смысле, в отряд бесстрашных первопроходцев. Похоже, в роль лидера она вжилась окончательно. - Идем, пока совсем не стемнело.
   - В пещерах и туннелях нет привязки к естественному освещению. - Заявил Пашка-диггер. И что сказал?
   - Зачем нам привязки? - Колька удивился. - Мы ведь не альпинисты в горах, чтобы привязываться.
   Настя внимательно посмотрела мне в глаза, вручила лом и решительно зашагала вперед. Прямо Хая в кожаных штанах, собственной персоной, подумал я, ей бы еще револьвер и тачанку с пулеметом, вот бы "Дяде Крутому" не поздоровилось. Я весело хмыкнул. Кузька, шагающий рядом, испуганно ойкнул. Я ему подмигнул.
   - Техника Дзен. - Важно сказал я. - Просветление духа и все такое. Мой наставник тут - я показал на свою голову, - говорит мне, иди вперед, ученик мой.
   - Мракобесие. - Уверенно сообщил Митька.
   "Иди вперед, ученик мой". Возвышенным голосом произнесла Деф. Я поморщился.
   - А что сейчас наставник сказал? - Поинтересовался наблюдательный Кузька.
   - Сказал, что у нас страна широких теологических взглядов, в том числе и на кришнаитство.
   - Дзен относится к буддизму. - Прокомментировал Митька. - А на святой Руси испокон веков исповедуют православие.
   - Вот. - Я с умным видом показал на Митьку. - И наставник то же самое говорит.
   "Я вообще молчу". Возмутились у меня в голове. "Я не про тебя говорю". Подумал я. "Да? А про кого?" "Ни про кого". "Да? Но ты сейчас сказал..." "А ну цыц!" Мысленно прикрикнул я. "Не то вообще запрещу телевизор смотреть". Деф притихла.
   Наконец мы пришли. Коридор закончился. Перед нами предстала железная дверь, она походила на люк подлодки, по крайней мере, именно таким в моем воображении он должен был выглядеть. Ровный, будто начерченный циркулем, черный двухметровый круг, скользкий и холодный на ощупь. Настя гордо оглянулась.
   - Е мое! - Выразил общую мысль Колька. И непонятно почему, добавил: - Сейф.
   - Почему сейф? - Опешил я.
   - Ты видишь, дверь, какая? - Колька постучал по ней ломом, добыв звук, напоминающий приглушенный гром. - Толщина, какая, слышите? Сантиметров двадцать, не меньше. Где еще ставят такие двери, кроме банков?
   - И что вы на нее уставились, как бараны на новые ворота? - Настя потеряла терпение. - Долго мы на нее смотреть будем? Или открывайте, или домой пойдем. Не будем же мы торчать здесь, пока в фонарях батарейки не кончатся.
   - В наших фонарях аккумуляторы. - Объявил Пашка-диггер.
   - И что? - Насмешливо спросила Настя. - Что это меняет?
   - Удобство смены заряда фонарей. - Не остался в долгу Пашка.
   Настя утомленно вздохнула, возведя глаза к потолку. Действительно, надо что-то делать. Колька, без сомнения, подумал так же, и со всей дури шарахнул ломом по двери. И она стала медленно открываться.
   - Что ты стучишь, аки псих какой? - С одесским говором сказали из-за нее. Мы переглянулись. - Да откроется оно сейчас, не волнуйся. Оно завсегда долго открывается, механизм у ней такой. Ты сало принес?
   Круглая дверь открывалась все шире, мы пятились все дальше. В проеме показался зевающий мужик в расстегнутом мундире с гусарскими эполетами на плечах. Он почесал живот сквозь драную тельняшку и воззрился на нас. Мы на него.
   - Опаньки. - Радостно сказал он. - Хлопцы. Вы откудова туты?
   Мы молчали. Сюрреализм происходящего резал глаза. Откуда здесь взялся представитель киевской военщины, да еще в непонятном мундире, думаю, занимало мысли всех ребят. Вперед в качестве парламентера выступил Пашка. В конце концов, он нас сюда заманил, пусть сам и разруливает. Он прокашлялся.
   - Добрый вечер. - Вежливо поздоровался Пашка.
   - Здоровеньки булы. - Ответил незнакомец.
   Мы расслабились, контакт состоялся. Однако обладатель кавалергардских лампасов не унимался.
   - А как такие гарные хлопцы, - он оглядел нас. - И гарна дивчина, - гарна дивчина скромно потупилась, - оказались у ворот нашей шибко секретной базы, ну прямо страшно стратегического значения, не побоюсь я сказать?
   - Уважаемый представитель украинской диаспоры. - Пашка вновь прочистил горло. - Хочу сообщить вам о наших крайне мирных и дружественных намерениях. Просто мы, в составе пятой бронетанковой дивизии проезжали мимо, в гости к речи посполитой, так сказать, и решили свернуть на огонек.
   "Деф?!" Возопил я. "Ты что творишь?!" "А что? По-моему, весело". Весело ответила она. Я заскрежетал зубами. Она и Пашке что-то ввела, вон что несет, ребята аж рты от удивления открыли. А наш парламентер не унимался и продолжал готовить Европу к судному дню.
   - Мы тут ехали в качестве туристов, на Киев посмотреть, себя показать. - Объяснял Пашка. - А потом к Вене свернуть, говорят, там памятники культуры знатные.
   Хрен в эполетах и красных штанах слушал, и согласно кивал. Даже мы, даже Кузька, почувствовали неладное и стали переглядываться, а этот крендель стоял и лишь благосклонно кивал в ответ на Пашкину ахинею. Вот как так? Почему Деф творит, что хочет, и никто внимания не обращает? Эта маньячка влезает в выборы президента США и подставляет Россию, насылает гусей на израильские Ф-35, но делает виноватыми сирийские ПВО, бомбит курдов и обвиняет Швецию. Как с ней общаться? Как? Так. Я нахмурил брови. "А ну, Деф, слушать внимательно!" Рявкнул я. "Переговоры на высшем уровне отставить! Запад не пугать, в Калининградском округе ядреные боеприпасы заложить на хранение. Нечего "Сатаной" в Ригу тыкать, они и так уж обо...рались давно. Никому не радостно, ежели пол мегатонны в ж... целят." Деф старательно запикала мой монолог в нужных местах. Так она и мне ввела? Озарило меня. Деф засмущалась. "Выпорю". Пообещал я. "Вот самым толстым и широким ремнем по всей ж..." Хорошо, Деф запикала. Иногда и от нее польза может быть, подумал я. Так, на чем я остановился? О, на идее выпороть Деф. "Ты чего?" Опасливо спросила она. "То самое". Ответил я многообещающе, нашарил на поясе ремень, расстегнул и отвесил полновесного ата-та. Зловредная девчонка испугано вскрикнула. "Будешь еще ядерные конфликты устраивать?" Строго спросил я и хлестнул снова. Деф взвизгнула. Я отвесил еще. "Да не буду я больше страны друг на друга натравливать!" Завопила она. "Очень надо было!" Для острастки я отвесил еще один полновесный хлопок ремнем и огляделся. Ребята опять отступили от меня и опасливо переглядывались. Это понятно, если учесть, что ремня у меня отродясь не было и наказывать им мне, тем более, некого. А руками я махал, будто было. М-да, опять реабилитироваться придется, а то, что я мир спасаю, никому не интересно. "Псих". Жалобно сказала Деф и потерла пострадавшее место. "Будешь беспредел устраивать, ещё и не такое устрою". Пообещал я. Она горестно вздохнула.
   Меня толкнули в бок. Я очнулся, непонимающе посмотрел на Кольку.
   - Что с тобой сегодня творится такое? - Недовольно спросил он. - Какой раз уже застываешь и глаза выпучиваешь, будто крабик какой.
   - Это он медитирует. - Заступился за меня Кузька. - По системе Зены, королевы воинов. Вот.
   - А где тип, на Попандопуло похожий? - Я огляделся. - В синем мундире с эполетами и гусарскими штанами?
   - Спятил. - Весомо заключила Настя. - Причем, в какой раз уже.
  
  
   Мы стояли перед гладкой, как стекло, бетонной стеной, перегородившей коридор. Круглой железной двери не было, ставленника киевской военщины, тоже.
   - Ты как эту стену увидел, - охотно пояснил Пашка-диггер. - Так застыл, словно вкопанный и таращился в одну точку. Только щас в себя пришел.
   - Мы уж думали, тебя назад нести придется. - Митька с облегчением вытер лоб.
   - Тупик. - Настя печально вздохнула.
   - А я говорил, надо налево идти. - Колька напыжился от чувства собственной гениальности, получил недовольный взгляд Насти и мгновенно сдулся.
   Назад по коридору я шагал в полностью растерянных чувствах. Что за игру Деф ведет, зачем накачивает нас по очереди всякой дрянью? Спрашивать напрямую я не стал, не факт, что она ответит вообще, и вообще не факт, что ответит честно. Путь до места спуска в тоннель мы преодолели удивительно быстро, осмотрели обвалившийся участок верхней части коридора и пошли дальше. Плавно завернули по часовой стрелке и уперлись в совершенно такую же, идеально гладкую стену из бетона. Приплыли.
   - Пришли. - Объявил Пашка-диггер и растерянно почесал нос.
   Колька разозлено долбанул ломом по стене, звук не добыл вообще, зато выбил облачко пыли и несколько песчинок.
   - Марка пятьсот. - Весомо сообщил Пашка. - Ломом пробить сложно, но можно. Организуем дежурства по двое и недели через две...
   - Что?! - Рявкнули мы, даже Кузька, вроде, поучаствовал. - Тебе надо, ты и дежурь!
   Я впечатлился. Деф, однако, крута, так организовать наш слаженный хор, это, скажу я вам, дорогого стоит. А она растет не по дням, а по часам, подумалось мне. Сначала просто разговоры, затем пробы манипуляций мной, разозлить, успокоить, а теперь еще и проверка на действие всяких подозрительных препаратов. Что Настя вытворяла, что мне пригрезилось, все из одной корзины, в смысле, той корзины, откуда торчат длинные уши Деф. "Что за опыты ты проводишь?" Впрямую спросил я. Девочка с орбиты хмыкнула с чрезвычайно важным видом, но промолчала. "Не хочешь говорить". Подтвердил я. "Это закрытая информация". Холодно ответила она. "Если хочешь, спроси после полуночи". "Ладно". Злопамятно пообещал я. "Я много, о чем спрошу. Ты у меня за много чего ответишь". Деф промолчала.
   Мы выбрались на свежий воздух, облегченно вздохнули.
   - Чтобы я еще раз куда-нибудь с вами пошла!.. - Выдала Настя свою коронную фразу, в этот раз абсолютно искренне. Это она еще гусара-Попандопуло не видела, подумал я. Да, надо видео с ее танцами у Пашки скачать, пока главная героиня не узнала о компромате и не конфисковала записи.
  
  
  
   В комендантский час деды я не уложился, потому стойко, хоть и смущенно, выдержал в коридоре его укоризненный взгляд.
   - Извини, деда. - Виновато пробормотал я. - Пока то, пока се...
   - Если будешь ужинать, на плите творожная запеканка.
   - Это я люблю! - Крикнул я из ванной. До планового отбоя оставалось полчаса. Я быстренько выпил подогретый компот, заел его запеканкой со сметаной, почистил зубы, и пожелав деде спокойной ночи, прыгнул в кровать. Все, двадцать три ноль-ноль. Деда молча, постоял на фоне освещенного коридора, есть у него такая привычка, сколько себя помню. Залетела птаха и пристроилась на люстре. Дверь со скрипом закрылась, наступила темнота и тишина, прерываемая негромким бормотанием телевизора гостиной. Зашуршала птичка, очевидно, чистя перышки и устраиваясь поудобнее. "Деф?" Позвал я. "Ну?" Ответила она. "А я, правда, этой ночью не усну?" "Не уснешь, если перестанешь мне мешать". Ответила та недовольно. "А что ты делаешь?" Мне было интересно. "Готовлю следующие порции препарата. Лежи спокойно". Я напрягся. "Какого препарата?" "Против сна". "А это не больно?" "Нет, не больно. Лежи спокойно, говорю, а то мне твой скачущий адреналин мешает". Я полежал, почудилось легкое покалывание в области ноги. "Деф, это ты мою ногу колешь?" Забеспокоился я. "Нет". Огрызнулась она. "А кто?" Обеспокоился я сильнее. "Никто, тебе мерещится. Лежи спокойно". Я не унимался. "А что ты мне ввела тогда, в туннеле?" Деф терпеливо вздохнула. "Первую порцию препарата, купирующего... Говоря проще, чтобы ты не уснул сейчас". "Так". Я подумал. "А со мной что было? Попандопуло этот в гусарских штанах..." "Галлюцинации. Побочный эффект". Тихо ответила девочка. "Вполне безобидный". "Ничего себе, безобидный!" Я возмутился. "Пашка там такую ахинею нес про туристическую поездку в Европу в составе пятой бронетанковой дивизии, я думал, он свихнулся. А получается, я. Так, ладно. А с Настей, что за стриптиз ты устроила?" "Провела предварительный эксперимент с калибровкой состава и дозы". "Так ты что, на ней опыты ставила?!" Возмутился я еще сильнее. Деф легкомысленно пожала плечами. "Не могла же я ввести тебе незнакомый препарат, без предварительной проверки". Я закрутил головой, задохнувшись от негодования. Так она Настю как подопытного кролика использовала! И внезапно успокоился. "Твой эмоциональный фон стабилизирован". Сказала девочка и быстро заговорила, опережая меня: "Тебе крайне необходимо соблюдать спокойствие. Это крайне необходимо для штатного срабатывания введенного мной препарата. Ты ведь не хочешь уснуть?" Я хотел было возразить, что "хочу", но передумал. Если Деф начала повторяться, значит, действительно важно, тем более, кто ее знает, вдруг, возьмет, да и скажет: "Как пожелаешь", и все, накрылись медным тазом все тайны и недомолвки о времени вампиров. Я отрешенно поразмышлял про таз и почему он медный, и тут негромко запела птичка. Вы когда-нибудь слышали трели соловья в ночной тиши? Вот именно так, только много красивее. Я заслушался. Бормотание телевизора смолкло. Деда стоял с той стороны двери, и я внезапно ощутил, как по его морщинистым щекам текут слезы. Я впал в странное состояние, будто сплю и не сплю одновременно, сон наяву. Сколько так продолжалось, не знаю, я вдруг резко пробудился и стремительно сел. "Ваше состояние стабилизировано". Почтительно произнесла Деф, и добавила: "Моя Госпожа".
  
  
  
  Глава 4: День первый. Ночь.
  
  
  
   Я взглянул на светящиеся цифры электронных часов. Пятнадцать минут первого ночи, о как, не соврала орбитальная задавака, получилось. Я свесил ноги с кровати. Что-то не так. Встал, чтобы включить свет, но люстра загорелась сама. Птаха недовольно смолкла, послышались тихие удаляющиеся шаги деда. Ничего себе, вместо воцарения порядка деда просто ушел. Что происходит? Я недоуменно огляделся. Вроде все как обычно, но меня не покидало чувство неправильности, вернее, необычности. Я поднял руку ко лбу, собираясь машинально его потереть, и пораженно застыл. Ладонь была не моя, меньше, узкая, с изящными музыкальными пальцами.
   - Что это?! - Испуганно завопил я странно певучим, незнакомым голосом. Остановился в шоке, посмотрел на другую руку, испугался еще больше и заметался по комнате взад-вперед. - Что со мной произошло?!
   - Вы воплотились в свою сущность, моя Госпожа. - Смиренно произнесла Деф, очевидно, из вежливости, она говорила вслух.
   - Да пошла ты со своей сущностью! - Сказать, я был перепуган, очень мягко сказать. Вдобавок, я был вне себя от ярости, странный коктейль для меня, если задуматься, вот только думать у меня совсем не получалось. - Со мной что?! - Заорал я снова, потрясая тонкими руками с длинными, скорее, длиннющими, ногтями, покрытыми затейливыми узорами. - Откуда у меня маникюр?! И руки такие откуда?!
   - Вы воплотились в свою сущность, моя Госпожа. - Вежливо повторила Деф.
   Я понял, что сойду с ума, если что-нибудь не случится. Приостановил бег по кругу, попробовал задуматься. Я впервые оказался в не спящем виде после двенадцати ночи, и вот, извольте, катастрофа, а эта скотина твердит одно: "Вы воплотились в свою сущность, моя Госпожа".
   Так. Я сделал маленький шаг к большому настенному зеркалу, потом еще один. Зажмурился, подошел к нему, остановился, вдохнул, выдохнул. Ладно, держись, Леха. Я приоткрыл один глаз и сразу его крепко зажмурил, постоял, приводя дыхание в порядок, медленно открыл глаза и возмущенно уставился на незнакомое создание в зеркале. Оглянулся, сзади никого не было. Поднял руку, другую, покачал головой, то, напротив, повторило мои движения. Я обличающе ткнул в отражение.
   - Что это? - Требовательно произнес я.
   - Ваша истинная сущность, моя Госпожа. - Кротко пояснила Деф.
   - Ты про мою сущность хорош трепаться! - Я сурово сдвинул брови, существо также нахмурило зигзагообразные линии, уходящие за виски. Получилось прикольно. Я пораздувал тонкие ноздри изящного носика, скорчил рожу, высунул язык и с криком отскочил от зеркала. Язык был длинный как змея, причем с раздвоенным жалом на конце. - Что это? - Испуганно заорал я. Так как голос был не мой, казалось, будто кто-то говорит вместо меня, от чего становилось еще страшнее, был бы девчонкой, давно бы в обморок грохнулся. А кто я сейчас? Я с нехорошим подозрением снова подошел к зеркалу.
   - Ты что со мной сделала?! - Грозно рявкнул я, но из-за мелодичности моего нового голоса получилось не так страшно.
   - Ничего, моя Госпожа. - Смиренно сказала Деф. - Единственно, взяла на себя смелость поставить полог беззвучия. Ваши повышенные интонации потревожат людей, и они могут побеспокоить Вас.
   - Ты мне зубы не заговаривай! - Я зло топнул ногой, посмотрел вниз. Так и есть, тоже не моя, в смысле, не мои, стопы маленькие и одетые в какие-то дурацкие золотистые сандалии с высокой шнуровкой. Еще и там маникюр, или этот, как его, педикюр. Да мама дорогая, это что же творится-то?! Я глянул в зеркало. Ноги длинные, чуть не от ушей, талия тонкая, если не сказать, тонюсенькая. Я повертелся туда-сюда. Вот ведь блин, чего задница то так выпирает?
   - Ты во что меня превратила?! - Негодующе завопил я вновь. - Это что?! - Я ткнул пальцем себе в зад. - И это?! - Я обвиняюще показал на грудь.
   - Ваш истинный облик, моя Госпожа. - Смиренно сказала Деф. - Вы это не помните, потому что вчера Ваша истинная память была заблокирована.
   Я застыл. Вспомнил свое пробуждение в сарае с висящим надо мной светящимся шариком, машинально потрогал пышную копну волос, глянул в зеркало и жалобно застонал. Я еще и блондинка! Вот не повезло в жизни, так не повезло, еще и память заблокировали. Я подумал.
   - Но ведь помню я все, ну, почти все. Как пошли с ребятами в футбол играть, как пас хотел дать. А потом вспышка и я лежу в сарае.
   - Это был момент начала процесса блокировки.
   - Колька сказал, я упал, потом встал, и побежал в сторону сараев. Где и очнулся. С шариком надо мной.
   Я с подозрением посмотрел вверх. Деф молчала.
   - Что молчишь? - Требовательно произнес я.
   - Что говорить, моя Госпожа? - Послушно спросила девочка.
   Нет, есть в моем нынешнем положении один большой плюс, это вежливость, с которой со мной сейчас разговаривает вредная искусственная девчонка.
   Я приосанился, посмотрел в зеркало, увидел гордо выпятившую немалую грудь красотку и тяжко вздохнул. Нахмурился, подошел к зеркалу ближе, разгреб волосы и ахнул, схватившись за щеки. Вот, и повадки девчоночьи понемногу проявляться начали, еще немного, и альбом клеить сяду, или модные дамские журналы листать.
   - А уши то почему такие? - Тоскливо спросил я.
   Длинные, как у кролика, но остроконечные. Я пощупал. Так и есть, еще и кисточки на концах под цвет волос, почему я их сразу в прическе не увидел, еще и шевелиться могут. Я ими подвигал, смешно получается, потом прижал к голове, полностью спрятав из виду. Ну, их, так лучше будет, но все равно плохо. Что плохо, мрак просто, как жить то теперь? Я в таком виде из дома выйду, меня сразу сачками в кунцкамеру поймают, или за ролевика примут, кто за молоденькую эльфийку отыгрывает. Только не бывает у людей такой тонкой талии и титек таких не бывает. Или бывают? Я скосил глаза, глянул в зеркало, повертелся. Нет, бывают. Так. Стоп.
   - Я что. - Медленно произнес я. - Я эльф, что ли? Эльфийка?
   - Люди называют Вас так. - Подтвердила Деф.
   Я на слабеющих ногах добрел до дивана, свалился в него.
   - Мама дорогая, - слабеющим голосом пробормотал я. - Во что же я вляпался?
  
  
   Через некоторое время мне полегчало. Что-то делать надо, жизнь, как не крути, продолжается, тем более, я вспомнил кое-что.
   - Скажи мне вот что. - Я встал, машинально поправил короткую юбочку. - Я превратился в это... В эльфийку в двенадцать ночи. Так?
   - Так, моя Госпожа. - Вежливо подтвердила Деф.
   - Да хватит тебе называть меня госпожой! - Обозлился я, но спохватился и прикусил язык. Вдруг обидится?
   - Как мне Вас называть? - Почтительно спросила девочка.
   Нет, не обиделась, облегченно подумал я и задумался.
   - Не знаю. Имя у меня есть?
   Деф пропела фразу из нескольких слов, последнее причем, вроде, заканчивалось на "дрель", или "илель", жуть, одним словом. Вот попал, так попал, уж лучше тогда госпожой пусть зовет. Или господином? Жестяка какая.
   - Ладно, пока не суть, ты мне лучше вот что скажи. Если я каждый раз в двенадцать ночи превращался в эльфийку, во сколько я тогда превращался обратно, в себя?
   - В разное время.
   - То есть? - Не понял я.
   - Вы превращались в мальчика после того, как засыпали, обычно под утро, примерно к пяти утра. Но иногда Вы бодрствовали и днем.
   - Как это? Когда?
   - Когда того требовали обстоятельства.
   - Какие обстоятельства?
   - Неотложные. Я не могу ответить подробнее.
   - Почему?
   - Нет подобной информации. Моя память повреждена.
   - Почему? - Я подумал, может стоить просить называть меня почемучкой.
   - На меня был направлен удар главной базы. Ее мощности много превышают мои. На время я была отключена, понесла повреждения, в это время Ваша память была подвергнута блокировке. Вы запустили неизвестный мне протокол, очевидно, рассчитанный на подобный случай и смогли вывести дешифратор из организма. Он не успел выполнить возложенные на него функции.
   - Какие функции? - Поинтересовался я, поворачиваясь перед зеркалом то одним боком, то другим. И что они, в смысле, дамы, все время перед ним крутятся? Непонятно.
   - Уничтожить Вас. - Спокойно объявила Деф.
   - Как это, уничтожить? - Я застыл перед зеркалом, как был, с растянутой в реверансе юбочкой.
   - Полностью. Физически. - Бесстрастно сообщила девочка. - К счастью, дешифратор успел лишь заблокировать Вашу память, и на физическую ликвидацию у него не хватило времени. Вы успели вывести его из организма.
   - Причем тут вывести из организма? - Прошептал я. Орать не пытался, слишком страшно было.
  
   - Чтобы он не уничтожил Вас изнутри. Очевидно, Вы смогли уменьшить его до относительно безопасных размеров и дезориентировать. И после его замирания в точке нахождения, Вы удалили его через стенку кишечника и полости живота.
   До каких размеров уменьшился светящийся шарик, растерянно представил я, раз он смог без последствий для меня пройти сквозь кишки и мышцы? Диаметр медицинской иглы? Еще меньше? Я потер живот. Теперь понятно, почему он болел, а я думал, муха укусила.
   - После утраты носителя в дешифраторе произошла перезагрузка. - Продолжила Деф. - Старые данные удалились, в новом протоколе содействия Вами были вписаны новые инструкции. Вместе с тем в мой банк данных произошел сброс пошаговых действий по грифу "Красный протокол".
   - Почему красный? - Я машинально дергал себя за подол, наверное, заклинило что-то. Не каждый день узнаешь, что недавно тебя хотели убить. Раньше дергал за волосы, теперь вот за платье, с другой стороны, волосы целее будут. Я почему раньше себя за волосы дергал? Потому что у меня юбки не было. И что за фигня в голову лезет в столь жуткий момент?
   - Красный, потому что экстренный. - Покорно сообщила девочка. - Рассчитанный на критические ситуации.
   - Выходит, я чудом избавился от штуковины, пытавшейся меня убить... - Я в ужасе смотрел на живот. - А ты заставила меня ее опять проглотить?!
   - Сейчас "Деф" безопасен.
   - Почему ты так думаешь? - Я со страхом ощупывал место примерного залегания своего неудавшегося убийцы.
   - В этом уверены Вы, моя Госпожа. - Деф почтительно присела.
   - Я?! - Я растерялся. - Да как так-то? Я как раз в том уверен, что удалять его надо, причем немедленно.
   - В пакете инструкций Вами было особо оговорено о полной безопасности дешифратора и необходимости его возвращения на прежнее место.
   - Особо оговорено. - Проворчал я.
   Сильно утешало, что организм у нас с Госпожой один на двоих и если чего, ей тоже не сладко придется. Надеюсь, она знает, что делает, вон какие вещи сотворила, я и не понял почти ничего из рассказа Деф. Ладно, поверим на слово, безопасен, значит, безопасен. Я немного успокоился и вновь прилег на диван.
   - В пакете данных находятся пошаговые инструкции для наших с Вами действий. - С некоторым нажимом проговорила девочка, вроде как тонко намекнула на толстые обстоятельства. Мне такое чрезвычайно не понравилось, я закинул руку за голову и принялся критически рассматривать ногти на другой.
   - Ну и хрень. - Удивленно протянул я. - Такими можно кору без подручных инструментов с деревьев сдирать, а лучше, во, макарошки из тарелки без вилки есть.
   - Нам необходимо предпринять ряд действий. - Упрямо гнула свое Деф.
   Я лениво зевнул. Мне надоело рассматривать ногти, я потянулся, закинул ногу на ногу. Ну и длинные они, офигеть. Я безуспешно попытался размахивать коротенькой юбочкой на манер канкана, а что, если сто жирдястых тёток так трясут юбками, это хорошо, а если одна тощенькая эльфийка, это плохо?
   Девочка с орбиты вежливо покашляла, я проигнорировал. Она закашляла настойчивее.
   - Простыла? - Обеспокоенно спросил я.
   - Нет, моя Госпожа. - Ответила она скромным голосом. - Просто хочу напомнить...
  
   - Ты лучше вот что скажи. - Я оживился. - Вот сколько мне лет? Не мне, Лехе, а мне, эльфийке?
   - У меня нет такой информации. - Я почувствовал, как Деф потупилась, и мысленно радостно потер ладони.
   - Ладно, зайдем с другого бока. - С вдохновением продолжил я выносить ей мозг. - Сколько лет живет среднестатистический эльф? Ну, или эльфийка, там.
   - У меня нет такой информации. - Почти прошептала она. А, стыдно ей, обрадовался я, а когда глумилась надо мной, стыдно не было. - Я не глумилась! - Испугалась девочка.
   - Так, забыли. - Я встал, важно подошел к зеркалу и строго сдвинул брови. Круто выгляжу, что и говорить, хоть и с титьками. Я печально вздохнул, вновь улегся на диване. - Ладно, валяй дальше. Рассказывай, как космические корабли бороздят просторы вселенной.
   - Вы желаете узнать про историю покорения космоса цивилизацией эльфов? - Удивленно спросила Деф. - Хорошо.
   - Э, постой! - Поспешно прервал я. - Это я так, к слову пришлось. Мы тут недавно с дедой фильм смотрели, вот и прилипло. Ты мне лучше скажи, как эльфы себя называют? Вот мы, люди. Человеки. - Я немного подумал. - Ну, ты поняла.
   - Да, моя Госпожа. - Почтительно сказала девочка и произнесла что-то очень красивое, вернее, пропела. Повторить такое я бы не смог, мне в детстве, как говорит деда, медведь на ухо наступил. - В переводе это означает "перворожденные, первые". Можно перевести и как "исключительные, единственные".
  
   Да, определённо, в моем нынешнем положении что-то есть, хорошее, имею ввиду, вон как Деф передо мной стелется. Я довольно заулыбался и глянул в зеркальце, которое чуть раньше стащил с полки. Наконец стало понятно, почему оно, сколько себя знаю, там лежит. Очень красивая у меня улыбка, вон ямочки на щеках, да и зубы на жемчуг похожие. Эко меня понесло, а если совсем в девчонку превращусь? Я со страхом отложил зеркальце. Деф то, конечно, обрадуется, мы, то есть они, девчонки, общий язык всегда найдут, а мне каково будет? Во, вспомнил.
   - А почему у меня язык такой? - Я высунул его во всю длину и скосил взгляд на покачивающееся перед глазами раздвоенное жало. Жуть, какая, если я в школе выйду к доске и покажу классу такой язык, все с воплями в окна повыпрыгивают.
   - Особенности организмов эльфов. - Вежливо ответила Деф. - Вполне нормальный для Вашего вида. Кстати... - Девочка выглядела очень смущенной. - У Вас не принято показывать язык. Это слишком... интимно.
   - М-да? - С подозрением протянул я, но язык втянул, в смысле, убрал. - Ладно.
  
   Я вновь вертелся перед зеркалом, теперь я менял одежду. Как это у меня получалось, я не понимал, но мог производить с ней любые манипуляции, превращая одежду то в бальное платье, то в наряд стриптизерши, или в доспехи средневекового рыцаря, например. Он получился почему-то в туфлях на длиннющих шпильках, зато с двуручным мечом наперевес, я чуть не упал от такой пакости, честное слово. Пару раз покраснел до корней волос, очень неудобно вышло, хотя, если подумать, пялился сам на себя. Причем, когда я оказался перед зеркалом практически голым, скромница с орбиты почему-то подобное "комильфо" неприличным не назвала. И как ее понимать? В общем, весьма интересно я время проводил.
  
  
   - Значит, говоришь, я эльф. Точнее, эльфийка. - Продолжил я допрос. Пусть лучше на вопросы отвечает, нежели примется подбивать на новые авантюры. Одновременно с разговором я с грозным видом размахивал перед зеркалом мечом. - И много нас, таких?
   - Шестьсот шестьдесят шесть миллиардов.
   - Сколько?! - Я выронил растаявший в воздухе меч и пораженно уставился в потолок. - А, так ты обо всех эльфах на всех планетах. - Запоздало сообразил я.
   - Количество эльфов на всех планетах мне неизвестно. - Невозмутимо произнесла девочка. - Я назвала число эльфов на этой планете.
   - Шестьсот шестьдесят шесть миллиардов? - Пораженно повторил я.
   - Тут? На Земле? Ты спятила? И что за цифра такая?
   - Цифра, являющаяся священной для эльфов. - Деф казалась удивленной. - Относится к древним трактатам эпохи...
   - Да погоди ты! - Нетерпеливо прервал я ее экскурс в историю. - Откуда здесь может взяться такая прорва эльфов, если я за все время ни одного не видел? Вот это, - я ткнул себя пальцем в грудь, смущенно ойкнул и убрал руки за спину. - Вот это первое.
   - Практически все эльфы находятся глубоко под землей в криохранилищах. - Объяснила девочка.
   - Под землей? - Я поглядел под ноги. - Зачем? Почему?
   - Они ждут своего часа. - Деф произнесла это так торжественно, словно в свете телевизионных прожекторов объявляла победительницу "Мисс Мира".
   - Какого часа? - Совсем уж обалдело спросил я.
   - Часа своего пробуждения. - Еще торжественнее проговорила она, интонациями напомнив мне ведущую в Загсе: "А теперь брачующиеся могут обменяться кольцами". Занесло нас с дедой туда как-то, до сих пор как вспомню, так вздрогну.
   - И когда он наступит? - Слабым голосом спросил я. Мне показалось, я сейчас в обморок упаду, но, почему-то, все не падал.
   - Сигнал к пробуждению должны подать Вы, моя Госпожа. - С небывалой почтительностью, и вместе с тем, невероятно напыщенно, сказала девочка.
   Я посмотрел на себя в настенное зеркало. Таких огромных глаз я в жизни еще не видел. Нет, видел. У перепуганного лемура.
  
   Я добрел до дивана, свалился на него.
   - Интересно, сможешь ты удивить меня еще больше? - Слабо протянул я.
   Деф, похоже, восприняла мои слова в качестве прямого приказа к действию и завела строгим тоном классной руководительницы: - Начнем с того, что эльфы полиморфы.
   - Стоп! Ать, два. - Скомандовал я, лихорадочно осмысливая полученную информацию. Ничего себе, так я в кого угодно превращаться могу? Так вот почему у этой эльфийки такие... Я невольно скосил глаза. - Давай дальше. - Разрешил я, обдумывая, как бы вырастить бицепсы не меньше, чем у Арни, прийти к нам во двор и устроить разборку с Федькиной компанией, а его самого потом засунуть головой в... Куда именно, я придумать не успел, прервал возобновившийся монолог компьютерной учительницы.
  
  
   - Полиморф может достаточно широко менять вес и объем, добирая необходимое количество из органики, или же наоборот, сбрасывая лишнее в виде всевозможных соединений.
   - Каких еще соединений? - Я пытался вырастить саблю вместо руки, но не выходило.
   - Это могут быть как соединения на водной основе... - Девочка увидела недоуменное выражение моего лица и пояснила: - Слизь.
   - Фу, гадость, какая. - Меня передернуло.
   - Или наоборот, концентрированные, с крайне малым количеством влаги, как засохшее мясо, например. Но могут быть и кости, и вообще, любое органическое соединение. В общем, любой вид из данных крайних пределов. В вашем случае, моя Госпожа, приток и отток биоресурсов осуществляю я, без необходимости внешнего взаимодействия.
   - Чего? - Не понял я.
   - Вам не надо при изменении веса ... - Она помедлила, словно застеснялась, и тихо сказала: - поглощать органические соединения животного происхождения. Или наоборот... - помолчала и почти прошептала: - истекать слизью.
   Я некоторое время подозрительно пялился в потолок, пытаясь понять, издевается она, или просто прикалывается, посопел и спросил:
   - Насколько большим я могу стать?
   - Все зависит от количества полиморфидов, или эндемиков, так называемых клеток Жизни, у каждого полиморфа оно свое. Чем их больше, тем большее количество органики они могут контролировать.
   - Ну, хотя бы примерно.
   - Думаю, максимально литров на триста объема. На удержание созданной искусственной формы необходима концентрация, чем больше объем, тем большая, но она утомляет организм по принципу, схожему с накоплением молочной кислоты. В итоге организму полиморфа требуется время на реабилитацию.
   - Вот что ты за человек такой? Или кто там? - Я слегка поморщился, стараясь изготовить из руки лазерную пушку. Почему-то не получалось. - Что ты все иностранные слова вставляешь? Сказала бы: "отдых нужен".
   - Да, моя Госпожа. - Печально согласилась Деф. - В итоге организму отдых нужен. Во время сна Вашей первой сущности организм на время... отдыха принимает первоначальную форму. Ученые пытались снять этот барьер, но ничего сделать не смогли. Любое вмешательство ведет к разбалансировке механизма полиморфизма и кончается всегда очень печально. Так как Вы - Хранитель, Ваш мозг...
   - Подожди. - Я прервал монолог. - Почему я Хранитель? Ты меня вроде Госпожой называла.
   - Да, моя Госпожа. - Я практически увидел, как она почтительно присела в изящном реверансе. - Но Вы так же являетесь и Хранителем, одной из немногих, призванных оберегать и претворять в жизнь Великую цель.
   - Какую такую цель? - Я подозрительно покосился на потолок.
   - Великую.
   - А что именно под ней подразумевается? - Настаивал я.
   - Сие мне неведомо. - На старинный манер, чрезвычайно напыщенно ответила девочка.
   Вот так. Ты, мол, делай, оберегай и претворяй, а что, я не знаю. Ну и ладно, очень надо, в смысле, не надо, обойдусь как-нибудь и без претворения, тем более, кроме меня еще кто-то есть, вот они пусть и стараются. К счастью Деф не воспользовалась удобным случаем и не завела разговор об инструкциях к нашим с ней действиям, а продолжила лекцию по введению в эльфийки.
   - Вы, моя Госпожа, Хранитель, поэтому Ваш мозг устроен иначе. Он состоит как бы из двух отделов, двух уровней сознаний. Одно защитное, призванное мимикрировать в окружающей...
   - Вот нет, чтобы сказать "маскироваться". - Недовольно заметил я. - И вообще, я что, шпион?
   - Нет, моя Госпожа. - Девочка вновь присела в реверансе. - Вы - Хранитель, призванный оберегать безопасность всей великой семьи эльфов. Поэтому, у вас есть второй отдел, непосредственно...
  
   - Подожди. - Прервал я ее, потер лоб. Однозначно, в положительную привычку превращается, всяко лучше, нежели затылок чесать или за подол дергать, про волосы вообще молчу. - Тот взрыв, уничтоживший Сеть и прочее, он не уничтожил криохранилища?
   - Как можно, моя Госпожа? - Девочка растерялась. - Все действия и ресурсы направлены на поддержание криохранилищ в безопасности. Сеть и была уничтожена, чтобы пресечь возможный доступ к их залеганию.
   - То есть, мое появление в Сети было расценено как попытка пробраться в криохранилища? - Спросил я. Хорошо, что на моей совести не оказалась гибель сотен миллиардов, но уточнить на всякий случай не мешает.
  - Не думаю, моя Госпожа. Вы находились в зоне с допуском, разрешенным для Вашей иной сущности. Сеть просто не пропустила бы Вас туда, куда не следует. Осмелюсь утверждать, даже в нынешнем Вашем обличии, Вас к криохранилищам не допустят.
   - Ты говорила, у меня сейчас наивысший уровень. - Я несколько обиделся, получается, я вовсе не так крут, как думал.
   - Выше Вашего допуска есть "приоритет прим". С ним Вы доступ к криохранилищам получите.
   - А на кой ляд мне они сдались? - Искренне удивился я. - Лежат себе под землей и лежат... Сколько они там лет лежат? Тыщу?
   - Я не знаю, такой информации у меня нет. Но не тысячу лет, однозначно, больше.
   - Две? - Предположил я.
   - Нет, куда больше.
   - Десять тысяч лет? - Я решил могучим скачком преодолеть глубины веков.
   - Я предполагаю, - задумчиво проговорила Деф, - счет идет на миллионы лет.
   - Миллионы? - Изумился я. - Ничего себе! Так что торопиться тогда? Пусть пока еще полежат.
   "Миллион, другой лет", тихонько подумал я, но "вслух" такое думать не стал. Впрочем, девочка что-то почувствовала, так как недовольно засопела, однако ничего не сказала. И то хорошо.
  
   Я подошел к зеркалу, воссоздал на себе мундир мушкетера из старого музыкального фильма и гордо подбоченился.
   - И так, сударь, я вызываю Вас на дуэль. - Торжественно объявил я своему отражению.
   Блин, как-то не по себе сражаться с худенькой титькастой девчонкой. Назвать ее девушкой не поворачивался язык, ростом не вышла, разве что считать ее девушкой-лилипуткой? Я печально вздохнул. Ладно, представим, что это здоровенный гвардеец кардинала. А почему он тогда в форме мушкетера? Во, придумал, он переоделся и проник в резиденцию короля, дабы стырить... Я огляделся. Дабы стырить... О, дабы стырить компьютер с секретными планами "Звезды смерти". Ну, намешал, восхитился я и свирепо поглядел на негодяя в зеркале. Он сердито уставился на меня огромными темно-синими глазищами с длиннющими пушистыми ресницами. Так это же Миледи, обрадовался я, и все стало на свои места. Я приветственно махнул шляпой с пышными перьями и лихо зашвырнул ее на шкаф. Шляпа истаяла в полете, но меня сие не смутило. Я выхватил шпагу.
   - Защищайся, каналья! - Выкрикнул я, грозно размахивая ей перед зеркалом.
   - Позволено мне будет обратиться к моей Госпоже? - Наипочтительнейшем образом обратилась Деф. Я даже зажмурился от удовольствия. Вот это понимаю, это вам не прежнее ее: "А ну, марш есть! Бегом!"
   - Позволено будет. - Я подбоченился. - Что хочешь сказать?
   - Я почла бы за честь помочь Вам уложить волосы, сделать маникюр...
   - Это зачем еще? - Я шагнул назад. - Какой такой маникюр? - Я оглядел ногти. - Они и так, вон какие. Вот если только их укоротить... - Я почесал затылок, поспешно убрал руку. - Не знаю. Хорошо бы...
   - Будет исполнено, моя Госпожа. - Смиренно произнесла Деф. - Благодарю за разрешение явиться перед Вами.
   - Э, э! - Испуганно зачастил я, но было поздно, в зеркале отразилась вторая эльфийка. Я поспешно оглянулся, но в комнате, кроме меня, к счастью, никого не было. Я перевел дух. Только второй эльфийки мне не хватало, эдак они сначала нашу квартиру заселят, потом дом, а затем от них на улице не протолкнешься. Шестьсот шестьдесят шесть миллиардов, по головам друг у друга ходить, что ли? Я перевел взгляд на зеркало. Там, потупив взгляд и скромно скрестив руки на подоле пышного бального платья, стояла точная моя копия, только чуть меньше ростом. А волосы у нее черные, с завистью подумал я, не то, что у меня, светло-золотистые. Не люблю я блондинок, есть у нас в классе одна такая, настоящая, от природы, так тупая, как пробка, но гонора, будто английская королева, понимаешь. Я еще раз огляделся, облегченно вздохнул. Один я в комнате пока что. Или одна? Вот ведь, ело-палы, дилемма мироздания.
   - Моя Госпожа разрешит прийти и служить ей? - Не поднимая взгляд, сказала моя копия голосом Деф.
   Я подошел к зеркалу ближе, вгляделся.
   - Деф, это ты?
   - Да, моя Госпожа.
   - А что ты в зеркале делаешь? Почему я в отражении тебя вижу, а в реальности нет?
   - Я проецирую свое изображение на матрицы в сетчатке Ваших глаз. Вы видите мое объемное изображение. Больше меня не видит никто. Я нахожусь в зеркале для возможной корректировки внешнего вида. Если Вы, Госпожа, пожелаете что-либо исправить в мой внешности.
   - Ага. - Я прошелся взад-вперед, осмысливая. - А зачем у меня в глазах эти твои матрицы?
   - Они делают Вам видимыми Ваши жесты и изображения рун управления.
   - Ничего не понял. - Я почесал нос. Вот такую привычку заводить не надо, подумалось мне. И без нее привычек, как... Девочка прервала мои размышления.
   - Вы можете рисовать прямо в воздухе и видеть изображенное. Сделано это для облегчения восприятия сложных форм управления сущностями. Такими, как я, Хранительница Эдема и прочими.
   Деф говорила, не поднимая глаз, и не узнаешь в ней сейчас ту задиру и зазнайку. Такой она нравилась мне куда больше.
   Я прошелся перед зеркалом, искоса на нее поглядывая. А почему бы и нет? Пускай мне когти подкорнает, в смысле, в порядок приведет.
   - А что ты про внешний вид свой говорила? - Поинтересовался я.
   - Прежде, чем я посмею коснуться Вас, Вы можете убрать или изменить во мне непонравившиеся детали.
   - Ага. - Я покачал головой. - Ясно. Будто персонажа в игре выбирать, прическу, рост, то, се.
   - Рост, к сожалению, изменить нельзя. - Девочка печально вздохнула.
   - Это еще почему? - Я недовольно насупился. Специально так получается, что ли, нельзя менять именно то, что больше всего хочется?
   - Не знаю, Госпожа. Подобной функции нет.
   Блин, обломилась мне в помощницы Зена, королева воинов. Я тоже печально вздохнул, стоя перед зеркалом.
   - А что тогда вообще можно-то? Вот это убрать можно? - Я ткнул пальцем, и запоздало покраснел.
   - Можно, моя Госпожа. - Прошептала Деф, и ее далеко не маленький бюст значительно втянулся.
   - Уж очень нелепо выглядит. - Стал я оправдываться. - Рост уж очень маленький, а фигура как у взрослой тетки. Смотрится странно, как карлица какая, прямо. - Я спохватился, нельзя такое дамам говорить, даже если им и возраста всего ничего. - Ты только пойми правильно...
   - Я понимаю. - Деф впервые подняла глаза. Огромные-огромные, синие-синие, и в них читалось такое, что я надсадно закашлялся.
  - Ты не обижайся только... - Попробовал я сгладить ситуацию. Уж такой взгляд был у Деф... Такой... Единым махом лишиться всего, за что любая девчонка, не моргнув глазом, полжизни отдаст, это, скажу я вам... Как бы не отомстила потом. Поутру. Госпожа исчезнет и все, тю-тю, Деф вновь превратится в безбашенную оторву, и что она со мной сделает, представить страшно. А вдруг мне тоже что-нибудь уберет? Мне стало жутко.
  - Я привела пропорции тела в соотношение роста и возраста. - Бесстрастно проговорила девочка. Блин, вот ведь обиделась она. - Какие еще пожелания у моей Госпожи?
   - Никаких. - Поспешно произнес я. - Замечательно все, просто великолепно. Вот только, если... - Я обжегся о взгляд девочки и затараторил: - Одежду тебе поменять и все, честное слово! В этом платье ты словно с бала средневекового приехала. Я и то вон, хожу...
   Я посмотрел на себя и закусил губу. Мушкетерский мундир я так и не поменял. А не плохо бы мы смотрелись, невольно подумал я, мушкетер и принцесса. Я поспешно сменил одежду на шорты и футболку, от греха, как говорится, Деф мгновенно облачилась в точно такие же. Я кивнул головой, облизнул губы, вспомнил ее недавнее замечание про демонстрацию языка и стушевался окончательно. Вот ведь, опции поменять надумал, бестолочь пустоголовый, не понравилось, вишь ты, как Деф выглядит. А сам то с титьками ого-го какими хожу, и фигура тоже, как у... А ей, понимаешь, то не так, это не эдак. Да забыл я совсем, что она точной копией моей появилась! Засмотрелся на нее и из башки все напрочь вылетело. Что она обо мне сейчас думает, и подумать страшно, а уж, что сделать утром может... Вспотев, я посмотрел на девочку. Она неподвижно стояла в зеркале, скромно потупив взгляд. Я прокашлялся.
   - Деф... - Я замялся. - Если ты хочешь быть в том платье, то будь в нем. Ты хочешь?
   Девочка подняла на меня глаза.
   - Хочу. - Тихо, но твердо сказала она.
   Я вдохнул, хотел облизнуть пересохшие от волнения губы, но вовремя спохватился.
   - Так будь в нем. И остальное... Верни все как было. Если хочешь.
   - Нет, моя Госпожа. - Деф вновь отражалась в зеркале в пышном бальном платье, но выглядела в нем обычной девчонкой моего роста, хотя и шикарно смотрелась, что говорить. Она с непонятным упрямством посмотрела мне в глаза. - Вы сказали правильно. Уж очень нелепо я выгляжу. Рост маленький, а фигура как у взрослой тетки. Как карлица какая.
   Я поежился. Не забудет теперь мне эти слова до самой моей смерти, и как бы ни приблизила ее, ненароком.
   - Ты здорово выглядишь. - Робко сказал я.
   - Как пожелаете, моя Госпожа. - Кротко ответила девочка, опустив взгляд.
   - Ну, что. - Бодро заявил я и нервно потер руки. - Все готово, можешь явиться.
   - Прошу Вас подойти к зеркалу и протянуть мне руку. - Не поднимая глаз, попросила Деф. - Такова процедура подтверждения.
   - Да, конечно. - Я торопливо подошел к зеркалу и хлопнул себя по лбу. - Деф, еще одно! - Я увидел, как она напряглась и стала краснеть, и затараторил: - Одну малость, ерунду просто. Брови поправь и уши убери. Не совсем, конечно, но так, чтобы...
   Я содрогнулся от взгляда девочки, если им можно было бы испепелить, от меня осталась бы крошечная кучка пепла.
   - Уши являются гордостью и символом... - Гневно начала Деф и внезапно поникла. - Да, моя Госпожа. - Прошептала она и зажмурилась.
   Я стоял с растерянно открытым ртом. Опять попал по больному месту, да еще, видать, по такому больному, что Деф даже на Госпожу гневаться пыталась. Это что же я такое опять убрал-то? Кончики ушей у девочки исчезли под волосами, и я надеялся, что их не убрали совсем, как опцию, как элемент ненужного декора.
   Деф шагнула вперед и выжидающе посмотрела на меня странно блестящими глазами. Я придвинулся ближе к зеркалу и увидел свое отражение. Ладно, вид титькастой эльфийки мне уже примелькался, но футболка и шорты моменту не подходили, ну никак. Сжав в решимости зубы, я решил все-таки соответствовать моменту, облачился в голубой мушкетерский мундир и приветственно протянул руку в толстой перчатке. Рука девочки, и моя прикоснулись друг к другу с разных сторон зеркала, а затем ее ладонь свободно прошла сквозь стекло и легкой тяжестью легла в мою. С дико стучащим сердцем я отступил назад, помогая Деф перешагнуть низкий порог рамы. Она подняла глаза и изумленно приложила пальчики к губам. Я посмотрел в освободившееся отражение. Рядом с Деф, крепко держа ее за руку, в форме мушкетера стоял я, обычный мальчишка.
   - Вы... - Девочка выглядела столь потрясенной, что я испугался. - Ты смог...
   - Что смог? - Своим обычным голосом спросил я, и запоздало дернулся, настолько привык к певучим обертонам эльфийки.
   - Смог подчинить силу полиморфа. - Прошептала она.
  
   Я вновь посмотрел в зеркало. Да, это я, вне всяких сомнений, хоть и в голубом мушкетерском мундире. Посмотрел на часы. Час с небольшим прошел.
   - Не понимаю. - Растерянно пробормотал я, но девочка приложила палец к моим губам, улыбнулась так, что у меня дыхание пропало, и за руку вывела на середину комнаты.
   Заиграла музыка, вальс.
   - Потанцуем, мой рыцарь? - Тихо произнесла Деф, внимательно глядя мне в глаза.
   Играй что другое, ноги я ей оттоптал бы, несомненно, но не так давно несколько уроков физкультуры нам вела учительница музыки, как так вышло, не знаю, и она заставила нас учиться танцевать, и именно вальс, поэтому худо-бедно в его ритме я двигаться мог. Подозреваю, Деф как-то узнала сей печальный факт моей школьной жизни, мало того, уверен, научись я танцевать ламбаду, танцевали бы мы сейчас именно ее.
   Мы закружились по комнате. Девочка двигалась легко и изящно, выступай она на конкурсе танцев, победила бы, несомненно. Я понемногу втянулся и уже не боялся наступить партнерше на ногу.
   - Смотри на меня. - Строго сказала она.
   - Что? - Я отвел взгляд от зеркала, где в очередной раз отразился самим собой, а не этой...
   - Не плыви! - Повелительно крикнула Деф. - Соберись! Смотри мне в глаза!
   - Смотрю. - Послушно произнес я. Мы кружились по комнате, глядя друг другу в глаза, почему мы не налетали на мебель, я не понимал. Хотя, это ведь Деф... Она закусила губу, глядя так, словно пыталась загипнотизировать. Мне было не по себе. Что-то этот танец мне нравился все меньше и меньше, голова кружилась, перед глазами все плыло, сердце стучало как пулемет, зрачки у Деф были вертикальными.
   - Ты что?! - Воскликнули мы хором. Бурно дыша, мы стояли напротив друг друга.
   - Ты зачем меня оттолкнул? - Гневно воскликнула девочка.
   - А ты зачем хотела меня поцеловать? - Так же гневно, от испуга, наверное, крикнул я.
   Она раздраженно топнула ногой. - Дурак! Надо закрепить состояние!
   - Какое состояние? - Я вообще ничего не понимал.
   - Ты смог изменить свою форму, но это произошло спонтанно. Мне необходимо считать механизм. Для этого необходимо продлить твое... - Не договорив, девочка решительно пошла ко мне, я быстро попятился. Если Деф повторяется, дела плохи.
   Неожиданно она остановилась.
   - Да, моя Госпожа, вы были правы. - Девочка опустила взгляд и скромно сложила руки на подоле платья. - Этот способ дал положительный результат и, как Вы и предполагали, закрепить его не удалось. Хотя эффект достигнут много раньше предполагаемых Вами сроков.
   - Чего? - Я совсем обалдел, посмотрел в зеркало и увидел вместо себя эльфийку. Ну вот, а я, было, обрадовался, хорошо хоть, стоял в прежнем платье, а не в мундире мушкетера, видать от шока в одежде все настройки полетели.
   - Как Вы и предполагали, есть вероятность, что Вы не сможете утром принять защитную форму. - Теперь Деф была сама невинность, даже бурно дышать перестала, я, впрочем, тоже.
   - То есть? - Мне очень не понравилось, что она сказала.
   - Возможно, Ваш организм к утру в мальчика не перестроится. - Объяснила Деф понятнее, но от такого объяснения мне совсем поплохело.
   - Что?! - Вскричал я и даже мелодичный голос эльфийки не смог скрасить моего негодования. - И ты говоришь это только сейчас?!
  
  
  
   - Я анализировала процессы в Вашем организме, моя Госпожа. - Девочка, не поднимая глаз, присела в реверансе. - И провела особые наблюдения в выделенных Вами фрагментах. Данные будут готовы вовремя.
   - Ты зачем мне это все говоришь? - Не вытерпел я. - Не понимаю я ничего.
   - Я знаю. - Деф покорно кивнула. - Я сообщаю информацию Вашей иной сущности.
   Я подумал.
   - Ты сообщаешь Госпоже? Самой?
   - Да, моя Госпожа.
   - Так напомню тебе, что ей память заблокировали. Эй, есть кто дома? Ау! - Я пощелкал перед носом девочки когтями с орнаментом. Выглядело сие действие жутковато, я, по крайней мере, испугался бы, но она не шелохнулась, даже не моргнула. А что, помню я такую ее фразу. Нет, я не злопамятный, зла не помню, просто отомщу и забуду, хотя, признаться, сейчас перестарался, словно крюками перед бедной Деф помахал. Убрал руку от лица девочки и сказал, сбавив тон: - Не слышит она тебя.
   - Госпожа смогла оставить аварийный канал связи с резервной памятью. Канал не стабилен, срабатывает случайным образом. Госпожа увидит и услышит меня, когда канал связи с ее памятью передаст записи событий.
   - Ты сейчас наговариваешь на камеру, а она потом запись просмотрит? - Сообразил я.
   - Верно, моя Госпожа.
   - О как. - Я почесал нос и поспешно убрал руку. - И когда твоя Госпожа это все увидит?
   - Не знаю, моя Госпожа. Канал еще не срабатывал.
   - Ага. - Я приободрился. Может, он и не сработает никогда. Гм. Я подозрительно посмотрел на Деф, но она стояла неподвижно, может, и не почувствовала ничего.
   - Блин! - До меня наконец дошло, и я даже рот открыл. - Деф! А ты как сюда с орбиты попала?!
   - Я на орбите, моя Госпожа. - Девочка вежливо присела. - Слежу и охраняю Ваше спокойствие.
   Мне показалось, я ослышался, протянул руку к ее лицу и поспешно отдернул. Что за манеры у меня повылезали, не знаю, честное слово, когтями перед глазами щелкать. Вместо этого я просто сказал:
   - Как ты на орбите, если вот ты.
   Я осторожно коснулся девочку пальцем. Ну да, вот она, теплая и мягкая, даже сдвинул ее слегка.
   - Я продолжаю служить Вам на орбите. Здесь лишь полиполевая проекция.
   - Какая полевая?
   - Изображение, наиболее реалистичное для Вас, моя Госпожа. Голограмма, но во много крат качественнее.
   - Да какая ты голограмма! - Не выдержал я. - Я с тобой танцевал, я тебя... - Хотел сказать, обнимал, но постеснялся. Деф подняла на меня глаза. - Касался. А ты говоришь, голограмма.
   - Совершенство технологии Семьи. Я так же чувствую все прикосновения к Вам, и не важно, что они на расстоянии многих тысяч километров.
   Я замолчал. Странно слышать такое, мне она говорит, или своей Госпоже, непонятно.
  
  Я прокашлялся и в очередной раз замер.
  
  
   - Постой. - Я потер лоб. - Если я каждую ночь превращаюсь в эльфийку... А как же деда? Он что, не знает ничего?
   - Знает, моя Госпожа. - Тихо сказала девочка.
   - Но как же... Он мне говорил, когда мне было семь, родители погибли в катастрофе... - Я замолчал. - Так он знает. - Медленно проговорил я. - Он все знает. С самого начала все знал.
   - Вы так ему велели, моя Госпожа. - Почтительно произнесла Деф. - Никто не смеет Вам возражать.
   Не помню, сколько я сидел, сжав кулаки и глядя в одну точку. Отвлекла меня боль. Я посмотрел на руки. Длинные ногти оставили в ладонях глубокие раны, хотя кровь из них не текла. Я разжал кулаки и порезы тут же затянулись, будто их не было. Я покачал головой. Ладно, оставим это на потом, сейчас у меня есть более важные вещи и, как в сказке - чем дальше, тем страшнее.
   - Ты сказала... - Я помолчал. - Возможно, к утру я не стану вновь собой. Мальчишкой. И будто бы Госпожа предвидела это. Это так?
   - Да, моя Госпожа.
   - Но тогда... Как же механизм полиморфа, отдых и все такое? Когда, по мнению Госпожи, я должен превратиться в себя?
   - Примерно через неделю, моя Госпожа. Через восемь дней, если точнее.
   Ничего себе! Теперь понятно изумление Деф, когда я стал собой всего через час с небольшим. Хотя, как стал...
   - А через восемь дней я стану мальчишкой и все наладится?
   - Нет, моя Госпожа. Вы станете мальчишкой примерно на четыре недели, а затем процесс дестабилизации пойдет по нарастающей экспоненте.
   - И что?
   - Полная разбалансировка механизма полиморфизма настанет примерно через девять месяцев.
   - То есть? - Я практически ничего не понял, но знал, если у Деф переспрашивать, она объясняет все проще и проще. Почему она сразу не может сказать, как надо, не понимаю.
   - Примерно через девять месяцев Вы, моя Госпожа, впадете в кому, а еще через три умрете.
   У Девочки был такой взгляд, что я похолодел. Словно она вошла в камеру к преступнику, убившему всю ее семью, и объявила, что на рассвете его четвертуют. Я содрогнулся. Откуда такие аналогии полезли, я не знаю, самому так страшно стало, что на секунду зажмурился. Когда я вновь испуганно посмотрел на Деф, она стояла, скромно опустив глаза.
   - Значит, у меня есть всего лишь девять месяцев? - Тихо спросил я.
   - Таково Ваше мнение, Госпожа.
   Я сел на диван, обхватил голову руками. Вот и все, блин. Кончились твои беззаботные денечки, начался обратный отсчет. У нормальных людей через девять месяцев новая жизнь рождается, у меня же...
   - Есть надежда. - Тихо сказала девочка.
   - Надежда есть всегда. - Пробормотал я. - А еще Вера и Любовь.
   - Не плач. - Она погладила меня по голове. Я вытер слезы.
   - Что это? - Я смотрел на свою мальчишескую руку с обычными, неровными ногтями.
   - Ты опять стал собой. - Деф слабо улыбалась. - На время.
   - Так значит... - С надеждой начал я.
   - Нет. Это лишь временно. Ты все равно умрешь. - Она произнесла это жестким, холодным тоном.
   Я опять уткнулся ладонями в лицо.
   - Ну и ладно! - Я вскочил, вытер слезы. - Да пошло оно все! Пусть девять месяцев, но мои!
   - Да что ты за человек такой! - Девочка гневно топнула ногой. - Каждый раз, только я начинаю обработку данных, только процесс наладится, и все!
   - Что все? - Я вытер слезы ладонью и отшатнулся от мелькнувших перед носом узорных ногтей.
   - Обламываешь ты все! - Деф опять яростно топнула ногой и спохватилась. - Простите меня, моя Госпожа. Я повела себя крайне дерзко. Смилуйтесь.
   И она медленно опустилась передо мной на колени.
   - Т-т-ты чего?! - Я совсем ошалел. - Встань сейчас же! Ты чего?!
   - Я повела себя крайне вызывающе с Вами, моя Госпожа... - Прошептала девочка.
  
   В голове будто щёлкнуло, и я словно проснулся, настолько остры стали ощущения. "Ты распустилась, дрянь". Пропел я на незнакомом языке. "Ты смеешь тыкать мне?" "О, нет!" С ужасом воскликнула Деф. "О, да". Плавным движением я нарисовал в воздухе красивый светящийся узор. Она пронзительно закричала.
  
   Девочка рыдала, я сидел на полу, закрыв лицо руками.
   - Простите меня, моя Госпожа. - В бессчетный раз сквозь плач произнесла она. - Смилуйтесь над рабой своей.
   Я убрал руки.
   - Что это было? - Глухо спросил я.
   - Вы явились в своем настоящем обличии, моя Госпожа. - Деф всхлипывала.
   - Хватит реветь. - Слабо попросил я. Она испуганно затихла. - Так это что. - Тихо заговорил я. - Вот эта садистская сволочь и есть настоящая я?
   - Вы... Вы не можете так говорить о себе, моя Госпожа! - Девочка была в ужасе.
   - Очень даже могу, раз я, это я. - Я посмотрел на свои наманикюренные пальцы.
   - Что это я нарисовал прямо в воздухе?
   - Вы создали руну подчинения и наказания, Госпожа.
   - То есть?
   - Вы... - Деф всхлипнула. - Вы покарали меня за дерзость...
   - Я не об этом. - Перебил я. - Зачем был нужен этот узор?
   - Так осуществляется прямое управление моими системами.
   - И что?
   - Вы замкнули мои болевые рецепторы. Я ощутила сильнейшую боль.
   - Как ты можешь испытывать боль, если ты искусственная? - Не понял я и увидел, что девочка снова плачет.
   Я растерянно молчал. Через некоторое время она успокоилась и без каких-либо эмоций произнесла:
   - Технологии эльфов основаны на биологии. Их компьютеры органические. В том числе и я. И, как любое существо, мы испытываем боль и прочее, соответствующее всему живому.
  
   Я молчал, переваривая.
   - Ты... Прости. - Тихо попросил я. - Я...
   - Это сделал не ты. - Еле слышно произнесла девочка. - Это сделала Госпожа. Я понимаю.
   Я посмотрел на свои руки. На них не было маникюра. Я сжал кулаки. Ну и тварь эта... Госпожа. Если она творит такое с Деф, которая на орбите, что она могла сотворить с дедой?
   - Слушай. - Я прокашлялся. - А какие отношения были у... ну, Госпожи, и моего деда?
   - Я не знаю. - Безжизненно ответила Деф. - Нет информации.
   - Понятно. Ну, нет, значит, нет. - Я подумал, если раньше у меня не было желания пробуждать сотни миллиардов эльфов, теперь уж однозначно не стану. Обойдется.
  
  
   - Госпожа оставила инструкции по нашим дальнейшим действиям. - Сказала девочка.
   Я невесело хмыкнул.
   - Пусть катится со своими инструкциями куда подальше. Не буду я ничего делать.
   - Госпожа предвидела такой вариант. - Тихо произнесла Деф. - Госпожа велела сообщить, если ты не станешь повиноваться ее приказам, она убьет твоего деда.
   Я застыл.
   - Она с ума сошла? - Наконец смог выговорить я.
   - Госпожа руководствуется высшими мотивами. У нее великая цель.
   - Какая? Выпустить на землю прорву миллиардов таких же, как она? Да они просто с голоду помрут, не прокормим мы их!
   - У перворождённых пищеварительный тракт работает по принципу обитателей Леса. Но у Госпожи нет плана их пробуждения. По крайней мере, в ближайшем будущем.
   - А что она тогда хочет? - Я растерялся.
   - Она не объясняла. Она требует повиновения и неукоснительного следования ее приказам. В противном случае она будет наказывать.
   - Вот уж, действительно, Госпожа. - Проворчал я. - Ей только плетки не хватает. - Я оглядел себя. - Кожаный костюмчик уже есть. И что будем делать?
   - Нельзя противиться Госпоже. - Еле слышно проговорила девочка. - Надо делать, что она приказывает.
   - Ну, уж нет! - Я вскочил. - Я скажу деду, чтобы он немедленно уезжал! Она не сможет его найти и ей нечем будет меня шантажировать.
   - У твоего деда неизлечимая болезнь. Если Госпожа перестанет раз в месяц его лечить, он умрет.
   Я сжал кулаки.
   - Сволочь. Старая мразь. Она дала ему эту болезнь и теперь держит на крючке. Что же это такое... - Я сжал лицо руками, сел на пол, почувствовал на голове поглаживание.
   - Успокойся, все будет хорошо. - Мягко сказала Деф. - Не плачь. Надо лишь повиноваться Госпоже. И тогда все будет хорошо.
   - Скажи Госпоже, я согласен. - Я вытер глаза. - Пусть только продолжает лечить деду.
  
  
   - Госпожа велела нам осмотреть туннель, в котором Вы, моя Госпожа, были с друзьями этим вечером. - Почтительно произнесла девочка.
   - Странно это. - Пробурчал я. - Ты ведь знаешь, я не твоя Госпожа, но так говоришь. Почему?
   - Знаю, моя Госпожа. - Деф присела в реверансе. - Но я считываю Ваши параметры, и мой программный код велит мне полностью подчиниться и называть Вас именно так.
   - Ага. - Я вздохнул, почесал нос, недовольно посмотрел на узорные ногти. Да что же такое, не хватало еще подобную привычку заиметь, мало мне, понимаешь. Я старательно потер лоб. Это три, а не нос, сколько раз показывать. - А зачем нам в тот туннель, если он бетонными стенами перегорожен?
   - Их возвела я, моя Госпожа. - Сказала девочка.
   - Зачем? - Я удивился. - не понимаю.
   - Дабы не пустить Вас, моя Госпожа, и Ваших друзей, дальше.
   - Да? А что там?
   - Большая, круглая стальная дверь, моя Госпожа. Что за ней, не знаю. Мне это не понравилось, и я перегородила проход. Второй коридор на всякий случай, тоже.
   - Так все-таки дверь была! - Обрадовался я. - Ладно, пойдем, взглянем на нее.
   - Зачем идти? - Деф приглашающе повела рукой. - Летим, моя Госпожа.
   Я вздохнул. Надоела ее присказка, сил нет, а как себя теперь называть, не знаю. Лехой, бред, с такими титьками и фигурой как обзывательство получится. Может, Зеной, или Королевой эльфов?
   - А у вас кто главный? - Спросил я. - Король, королева, там? Может, президент, какой?
   - Великая королева ... - Деф пропела что-то очень красивое, я аж заслушался, честное слово.
   Только что она все время поет, как про имена речь заходит? Я подошел к окну. Свет погас, створка плавно открылась, повеяло уличной прохладой, донесся шум машин. Вот ведь, третий час ночи, а город не спит, кто-то куда-то едет, и что не спится, спрашиваю? Ладно, я, у меня оправдание имеется, мне надо себя, дорогого и любимого от печальной участи спасти. А эти-то, куда среди ночи тащатся? Непонятно.
   - Прошу Вас. - Девочка протянула мне руку. Я сжал ее ладонь и почувствовал, как мои ноги оторвались от пола.
   - Ух, ты. - Обрадовался я. - Мы с тобой как Питер Пен, прямо, летаем. Давай с собой яиц возьмем?
   - Зачем, моя Госпожа? - Почтительно осведомилась Деф.
   - Федьке в окно накидаем. Он на десятом этаже живет, вот он удивится.
   - Хорошо, моя Госпожа. Если пожелаете, я изготовлю их непосредственно на месте.
   - Но ты же не можешь... - Начал я, но девочка улыбнулась.
   - Они будут как настоящие, моя Госпожа.
   - Тогда чего ждем? Вперед!
   Мы вылетели в окно, и я непроизвольно стиснул узкую ладошку Деф. Все же страшно, когда под ногами открылась пусть не бездна, но высоко, пятый этаж, как-никак. Когда летишь в километрах от поверхности, ощущение высоты притупляется, у меня, по крайней мере, так было.
   - Не бойтесь, моя Госпожа. - Успокаивающе сказала девочка. - Ваша раба не оставит Вас.
   - Хватит себя так называть! - Я возмутился. - Никакая ты не раба.
   - А кто я? - Деф улыбнулась, но от такой улыбки мороз по коже пробежал.
   - Мой друг. Подруга. - Я подумал. Не двусмысленно ли прозвучало? - Друг мой, вот кто ты и никакая не раба.
   Девочка промолчала.
   - Просто не говори "моя Госпожа", обращаясь ко мне, вот и все. Хорошо?
   - Хорошо. - Не поднимая глаз, сказала Деф.
   Мы подлетели к окну. За ним Федька дрыхнет, понял я, слюни, небось, во сне пускает. Вот мы ему щас... Я толкнул раму и обиженно посмотрел на спутницу. - Закрыто.
   Девочка едва улыбнулась и повела рукой, окно скрипнуло и стало открываться.
   - Слушай. - Мне пришла в голову идея. - А давай превратимся в кого-нибудь? Примем облик чего-то такого, страшного.
   Она кивнула, и я увидел рядом с собой страховидлу, от вида которой едва не заорал. Фильм Чужой смотрели? Вот что-то из той серии. Ну, офигеть. За руки мы больше не держались, браться за подобную клешню я не рискнул. Себя я видел в облике Госпожи, маникюр и все такое, а вот что виделось остальным... Я вновь глянул на девочку и меня передернуло. Б-р-р, ну и жуть.
   Следом за Деф я вплыл в темную комнату. Яркость изображения увеличилась, словно в телевизоре нужную шкалу прибавили. На кровати виднелся сладко спящий Федя. Он, поганец. Как его разбудить-то?
   - Надо зарычать. - Предложил я. - Только не так, как в фильме, там они скрипели, скорее.
   Девочка кивнула, и комнату огласил протяжный громоподобный рык. Федька заворочался, но глаз не открыл, зато за стеной что-то с шумом упало и покатилось. Деф зарычала еще, Федька заворочался, в соседней комнате что-то с грохотом отлетело и врезалось в стену.
   - Электрошоком ему вдарь, что ли! - Не вытерпел я и для верности запулил в лоб лежебоки невесть откуда появившимся в руке яйцом. Федя подпрыгнул со стекающим омлетом на лице и широко открытыми глазами уставился в пространство. С треском распахнулась дверь, и зажегся свет. В дверном проеме стоял Федот-стрелец со стулом наперевес.
   - У-у-у! - Завыл я, глядя на него, за что немедленно получил стулом по голове. Меня он не задел, обломками разлетевшись вокруг, однако я обиделся и с размаха залепил незваному визитеру яйцом в глаз. Деф не отставала, и на месте второго глаза сантехника появилось еще одно подобие яичницы. Сидящий на кровати Федя перестал обалдело хлопать сонными глазками и тонко завизжал, мне чуть уши не заложило. Его батя, очевидно, решил куда-то побежать, но вместо этого врезался об косяк и свалился. Чудище рядом зарычало еще громче, Федя завизжал еще сильнее. Я очень метко закинул ему в рот яйцо, думаю, Деф помогала мне в траекториях, и крик оборвался.
   - Федька, держись! - Басом заорал батя, оттирая залившую глаза слизь.
   "Хватай его!" Мысленно призвал я Деф. Мы стянули одеяло с накрывшегося им с головой затихшего крикуна, ухватили за ноги и вылетели в окно. Его отец стартанул на четвереньках нам наперерез, но не успел, зато чуть не вывалился следом. "Держи его!" Крикнул я Деф мысленно. Она кивнула. Высунувшегося по пояс батю протащило через подоконник обратно в комнату и швырнуло на кровать, у которой с жалобным хрустом подломились ножки. Яйцо изо рта болтавшегося вверх ногами Феди, выпало, и он огласил ночной эфир новым душераздирающим визгом. В окнах, мимо которых мы стремительно возносили добычу, загорался свет, люди выглядывали наружу. Ну и веселую ночку мы жильцам устроили, ничего не скажешь. Мы опустили Федю на крышу, после чего некоторое время за ним гонялись, уж очень быстро он бегал. Пару раз Деф его ловила на пути к асфальту и поднимала назад. Немного поиграли, в качестве мяча перебрасывая друг другу. Ну и силища у Госпожи, я легко ловил своеобразный спортивный снаряд то за руку, то за ногу и с разворота зашвыривал обратно в лапы страшенного чудища. В конце Федя лишь тоненько скулил и, крепко зажмурившись, потихоньку сучил ручками и ножками, пытаясь зарыться в керамзит. Мне его жалко стало, честное слово, что-то переборщили мы.
   - Федька! - Раздался крик от двери на крышу. - Ты здесь?!
   М-да, не даром его батя сантехник, все ключи у него есть. "Тикаем". Подумал я, Деф кивнула. Невидимыми мы покинули место трагедии и исчезли в ночи. Последнее, что я увидел, как Федин отец крепко прижимает его к груди. Финал со счастливым концом, сын спасен, враги трусливо бежали. Что завтра за слухи пойдут, и подумать страшно, а уж что Пашка-диггер сочинит...
   Мы опустились у стены дома. Деф клешней открыла железную дверцу. "Да убери ты с себя это страховидло". Попросил я. "Ты мне обычной больше нравишься". Я почувствовал, как она слабо улыбнулась.
  
   Вниз вдоль лестницы мы летели в обычном виде. Ну, как в обычном, теперь обычном. Говорят, люди привыкают ко всему. Я задумался. А что, я человек, или нет?
  
  По всему получается, что нет, раз являюсь второй, или первой, уж не знаю, сущностью Госпожи. Но по ощущениям и прочему, я человек, однозначно. И не хочу я быть никаким эльфом, или эльфийкой, без разницы. Пусть и красивая она, слов нет, аж дух сводит, как вспомню лицо Госпожи и ее улыбку. Я покосился на Деф. А ведь она ее точная копия, пусть и с некоторым отличием в строении тела. М-да, дела, как бы, это самое... Не влюбиться бы, вот ведь хрень какая. Я искоса глянул на Деф. На меня не смотрит, глаза не подымает. Это хорошо. Что-то не в себе я после того, как она поцеловать меня пыталась. Дело не в том, что пыталась, а как это было. "Смотри в глаза", "не плыви", "соберись", командирша, блин. Мне стало легче. Терпеть не могу приказаний, тем более, от прекрасного пола. И та, в классе, Блонда, тоже, то портфель ей принеси, то пенал подай, то карандаш наточи, рабовладелица, ети. А когда возмущаться начинаешь, у нее такой взрыв эмоций, прямо Везувий открывается, только вместо лавы поток льда. Нет, такие мне не по нраву, пусть рабов себе, где еще ищут. Я опять покосился на Деф. Мы плыли в длинном техническом туннеле, окруженные трубами большого и не очень диаметра. От труб шло красноватое и голубоватое свечение, освещавшее коридор, но, честно скажу, некомфортно было. Девочка коротко глянула на меня и чуть присела на лету в реверансе. Не успел я удивиться, почему, как Деф засветилась на манер рождественской елки. Коридор осветился плавными переливами света разных цветов, и тоскливая унылость сменилась радостным ощущением праздника. "Я тоже так хочу". Подумал я и воззрился на свою сверкающую руку с искорками на длинных ногтях. В туннеле стало светло, как днем. Я с радостным хохотом, пусть и голосом эльфийки, рванул вперед, разлегшись в воздухе в позе супермена. Деф поменяла ориентацию полета с вертикального на горизонтальный и припустила следом.
   - А вот и не догонишь! - Закричал я, лавируя между труб и поворотов. Полет очень напоминал один из эпизодов звездных войн, где отважные повстанцы маневрируют в кишках недостроенной Звезды смерти. Только если там они сталкивались с трубами, летели искры или, уж совсем печально, взрывы, при моем не вхождении в габариты летели струи воды и пара. Оставил я опять дом без воды, к бабке не ходи. И Деф тоже стала смеяться, сначала тихо, потом громче, а когда я навылет пробил полуметровый опорный столб, с грохотом обрушив позади полкоридора, заливалась смехом без умолку. Наконец-то ее отпустило, а то все "раба", да "раба". К знакомой дыре под трубой мы добрались быстро, если не сказать, мгновенно. Деф таки догнала меня и, чуть коснувшись меня рукой, скользнула в знакомый изогнутый коридор. Я полетел за ней. Салки, значит, салки. И вскоре врезался ей в спину. Мне показалось, я попал в мягкую подушку или перину, привязанную к резиновым жгутам. Меня мягко, но сильно остановило перед знакомой бетонной стеной.
   - Ты водишь! - Радостно выкрикнул я и хлопнул Деф рукой по плечу. Она недовольно оглянулась.
   - Аккуратнее. - Прошипела она.
   - А? - Я удивленно посмотрел на свои руки. Маникюра не было. - Ну да, извини.
   Деф хотела сказать еще что-то, но коротко глянула на меня и промолчала.
   - Приплыли. - Сказал я.
   - Прилетели. - Поправила Деф.
   - А? Ну да. И что дальше?
   - Что. Идем вперед, сквозь преграду.
   - Это как?
   - Так. - Она подошла к блестящей, будто полированной поверхности, обернулась, посмотрела на меня и, гордо вздернув нос, ушла в стену.
   - Ни фига себе. - Я подошел, потрогал. Препятствия впереди будто не было, рука проваливалась в бетон, не встречая ни малейшей преграды. А как же Колька бил сюда ломом, но лишь пару песчинок выбил? Меня схватили за руку и дернули вперед. От неожиданности я чуть не заорал.
   - Ты долго будешь там стоять? - Раздраженно зашипела Деф. - Пошли уже!
   - Да иду я. - Недовольно пробормотал я. Вот ведь, блин, куда все девалось? Поневоле о Госпоже затоскуешь. Деф оглянулась, я сделал недоуменное лицо, она пренебрежительно фыркнула. Да, погорячился я, похоже. Какие из нас друзья, таких друзей, за ухо и в музей. К ней, понимаешь, со всем сердцем, а она... Я махнул рукой. Хоть и не блондинка, а все одно и тоже. Не везет мне с ба... с дамами, хотел я сказать. Одна постоянно требует чего-то, капризы одни, будто на девятом месяце, другая то шипит, то фыркает, точно рассерженная кошка. Одна Настя нормальная, да и то, вон, Кольке, похоже, счастье перепало. Я опечалился.
   Представший предо мной круглый черный люк меня не обрадовал совершенно, хотя еще пару минут назад я прямо изнывал от нетерпения. Вот что значит, душевная маета. Деф насмешливо хмыкнула, чем немало меня обидела.
   - И не о тебе вовсе речь. - Заявил я надменно. - Очень надо. Просто есть одна... девочка, нравится мне очень.
   - И что, не дает портфель поносить? - Съязвила Деф.
   - Причем тут портфель? У нас более... глубокие отношения. - Я задумался, чтобы такое приврать.
   - Неужели математику списать попросила? - Деф ахнула и прижала ладошки к щекам.
   Вот ведь язва какая, тем более, права она, математика мне превосходно дается, такой вот перекос сознания. И списать сколько раз Блонде давал, было дело, не иначе Деф в подкорке моей покопалась, грымза орбитальная. Девочка нехорошо прищурилась и я, струхнув немало, выпалил: - Целовались мы с ней два раза, вот как!
   Зачем, почему ляпнул, не знаю, но уж больно нехорошо на меня Деф смотрела, точно про грымзу расслышала.
   - И что? - Бесстрастно спросила Деф.
   - Ничего. - Растерялся я.
   - Вот и иди вперед.
   - Куда иди, если там дверь? - Я растерялся еще сильнее.
   Деф гневно пораздувала ноздри изящного носика и резко махнула рукой. Круглая дверь со скрежетом вылетела из стены и в обрамлении кусков бетона и торчащей арматуры, бешено закувыркалась вдоль туннеля, в каких-то сантиметрах пролетев мимо меня. Я закашлял от понявшейся вокруг серой пурги.
   - Иди за мной, Казанова. - Холодно заявила девочка и ушла, растаяв в клубах пыли. Хорошо, хоть свет не выключила, хотя все равно видно ничего не было. Вот ведь змея какая. Куда тут идти? Я наощупь побрел вперед. Внезапно пыль исчезла, словно ее и не было, и я увидел Деф, почтительно присевшую в круглой неровной дыре. Я глянул на руку. Так и есть, маникюр. Задрав нос, я гордо прошел мимо почтительно отодвинувшейся девочки. Да пошла она. Однозначно, у нее в голове не все дома. И почему брюнетка, вот прикажу ей в блондинки перекраситься, чтоб нагляднее было. Впереди уходила вниз широкая винтовая лестница с толстенным слоем пыли на ступенях. Я поднялся в воздух и с нарастающей скоростью полетел над ней. Зараза какая, хоть из Госпожи обратно не превращайся. "Гость с удаленного доступа", понимаешь. Как с такой общаться, не понимаю. Может, у нее сбой какой в программе, подумал я. Все-таки она компьютерная, как ни крути, вот и скачет у нее настроение и заскоки разные случаются. А что, чем не вариант? Я задумался и через некоторое время чуть не врезался лбом в тупик впереди. - Это здесь. - Деф почтительно присела. Опять круглая, слегка приоткрытая дверь с воротом посредине, цепочка следов перед ней. Откуда они? Я огляделся. Рядом похожий вход с уходящими в верх ступенями. Пешком по ней идти, это да, впечатлился я, мне лететь то надоело. Деф подняла руку, я остановил, потянул за ручку посередине. Раздался пронзительный скрип, выпуклое блюдце двери открылось. "И не надо ничего ломать". Я победно посмотрел на Деф и вошел внутрь, девочка почтительно последовала за мной. Куда теперь?" Она приглашающе повела рукой. Впереди со скрипом открылась такая же дверь. Затем еще одна. И еще. "Что за фигня?" Недовольно вырвалось у меня, пролетая через очередной дверной проем. "Сколько их тут?" "Пока я насчитала восемь". "Тут маньяк какой живет, на безопасности помешанный?" Раздраженно заметил я. "Так чего тогда двери за собой не запер?" Я с раздражением посмотрел на цепочку следов впереди. Интересно, туда следы есть, назад нет. Это как? Я задумался. Наконец двери закончились, открылся сводчатый коридор с обычными деревянными двухстворчатыми дверьми по сторонам, высоченными, правда, метров по пять каждая. Все пыльное, одна из створок висела наискосок, следы вели туда. Я обеспокоенно посмотрел на Деф. "Не бойтесь, Вы в безопасности". Вежливо сказала она. "И вовсе я не боюсь". Я гордо задрал нос. "Еще чего". Я вплыл в богато украшенный зал, уставленный массивными столами с замысловатыми стеклянными сосудами. Часть из них в виде осколков валялась на полу, часть была опрокинута. Змеевики, колбы, перегонные кубы, какие-то чаны с лохмотьями содержимого. Гнездилище сумасшедшего алхимика, не иначе. "А вот и оно." Заметила Деф. "Что?" Обеспокоился я. "То, что остается от полиморфа." Спокойно произнесла она. "Чего?" Я заглянул за очередной стол и отпрыгнул, отбросив оказавшийся за спиной стол. Тот врезался в следующий, стеклянная утварь, заставлявшая их, лавиной обрушилась на пол и оглушительно зазвенела, разлетаясь в дребезги.
  "Что это?" Перепугано завопил я, но, как не странно, мысленно. "Не бойтесь, Вы в полной безопасности." Повторила Деф. "Перед Вами то, во что превращаются полиморфы после смерти". Я осторожно заглянул за стол. На полу, облокотившись на него, сидел маленький, размером с фарфоровую куклу, скелетик с безжизненно повисшей головой. Как головой, небольшой костяной шарик без верхней части, почему-то голубого цвета. Любопытство во мне пересилило страх, и я подплыл ближе. И кости тоже голубые, тоненькие, точно птичьи, все в засохших голубоватых наплывах. "Полиморфы не могут перестроить весь организм полностью". Тоном учительницы заговорила Деф. "Мозг, часть черепа, основной скелет неизменны..." "Какой основной скелет?" Перебил я, с интересом разглядывая диковину. Ну, никак она не походила на страшные мослы в кабинете биологии. Скорее, кукла с зачатками ручек и ножек, сантиметров тридцать высотой и странной круглой головкой с детский кулачок, правда, без верхней части, будто котелок со снятой крышкой. "У него костей-то..." Я посчитал. "Мало совсем и голова крошечная. А где все остальное?" "Основную часть организма полиморфа составляет так называемое, "репродуктивное вещество", активная биомасса, играющая роль..." "А проще можно?" Я вглядывался в скелетик, не чувствуя ничего, кроме печали и толики удивления, уж больно жалостный вид он имел. "Поэтому ты и выглядишь мальчиком, хотя внешность можешь иметь различную". Деф, похоже, лекцию решила завершить и прочитала сразу последнюю страницу. Ну и замечательно. Я посмотрел на руки. Так и есть, если она обращается ко мне на "ты", значит, я, это опять, я. "А почему именно мальчиком?" Спросил я. "Госпожа, вроде, к девочкам больше относится." "Такова ее воля." Важно ответила Деф. "Не знаешь, значит." Утвердительно произнес я. Девочка гордо молчала. "Ладно, что дальше?" Бодро вопросил я. Деф плавно взмахнула рукой, скелетик заискрился синими огоньками и пропал.
  
  
  "Ты что делаешь?!" Дико завопил я. "Его к Хозяйке Леса надо, пусть назад лечит!" "Урок номер один". Надменно произнесла Деф. "Полиморфа нельзя восстановить, оживить, вылечить, что угодно, если все его клетки безвозвратно погибли". "Почему погибли?" Я беспомощно смотрел на то место, где раньше покоился похожий на забытую куколку бедный полиморф. "Потому что у него нет Центра Жизни". Произнесла Деф. "Чего нет?" На автомате спросил я. "Центр Жизни". Торжественно повторила девочка. "Область мозга, ответственная за безопасное хранилище накопленных знаний, идей, привязанностей, всего, что чрезвычайно важно полиморфу. На протяжении своей бесконечно долгой жизни он складывает туда, как в копилку, имеющую весьма небольшие размеры, все ценное ему. Представляет собой монокристалл в центре мозга размером с перепелиное яйцо, окруженное круглой твердой оболочкой с желеобразной субстанцией внутри. Также еще называется Резервное хранилище. В принципе, это место есть сущность полиморфа, и, если выразиться на современный лад, его душа". Я ошалело покосился на Деф. Какой современный лад, о чем она вообще? А та не унималась, очевидно, ее окончательно пробило на болтовню: "Разрушить его можно, лишь уничтожив организм, так как сущность полиморфа задействует все резервы, защищая его." "А проще можно?" Не выдержал я. "Можно." Невозмутимо ответила Деф. На каменном полу появилась знакомая костяная куколка, я обрадовался даже, но понял, что это лишь изображение. "Дыру в голове видишь?" Не успокаивалась вредная девчонка. "У тебя в голове?" Не выдержал я. "Вижу, еще какая." Деф помолчала, наконец ответила: "Дурак. Тут видишь?" Около маленького, с кулачок, голубого купола появилось всецело ненавидимое мной красное пятно света. "Вижу". Неприязненно буркнул я. "И что?" "Там все нормально?" Спросила Деф. Я не выдержал подобного раздрая, накопилось напряжение теперешней ночи, видимо. "Какое нормально?" Обозлено спросил я. "Там нет ничего, даже мозг, походу, кто-то ложкой вычерпал. Что ты там нормального нашла?" "Вот". Деф назидательно подняла палец к потолку. Я ошалело глядел на нее. Прямо профессор-патологоанатом на лекции. Офигеть. "И если нет монокристалла, ты должен понимать, после потери своей сущности полиморф не подлежит ни восстановлению, ни регистрации." "Чего не подлежит?" Я подозрительно посмотрел на гордо стоявшую посреди зала Деф. Всадник апокалипсиса, подумал я, куда не придет, там пипец происходит. "Какая еще регистрация?" Я покрутил пальцем у виска. "Она гастарбайтер, что ли?" "Регистрация, она же снятие психоматрицы, заключительный этап построения сущности. Если можно, окончание сущности. Как бы объяснить..." Деф задумалась. "Вот представь, ты умрешь."
  
  "Типун тебе на язык." Испугался я. Однако девочка не унималась, конкретно ее сплющило на почве мыслей о смерти. Она не Эмо, часом? "Что бы ты хотел помнить из своей жизни, воскреснув?" Вопросила она, но и я не сдавался. "Хочу жить долго и счастливо и умереть в один день с..." Быстро произнес я и неожиданно задумался. А действительно, с кем? С англоязычным миллиардерским неформатом, оккупирующем Лондон и Штаты? Так о том наши "Булавы" позаботятся, если что. С кем бы я хотел умереть в один день? Я задумался. Кого не жалко, с теми не хочу, кого жалко, те пусть живут. Вот ведь задачка... Я встрепенулся. "Деф." Ласково произнес я. "Что?" Подозрительно спросила она. "А ты, вообще, бессмертная?" Поинтересовался я, а после ничего не помню, помню, как с недоумением потер лоб, посмотрел на Деф, на растаявший в воздухе голубенький силуэт и, догадавшись, произнес:
  
  
  
  "Заметаем следы." Тут я спохватился. Чего такое я забыл? Вот прямо сейчас? Не помню. "А кто он был?" Вопросил я. "Не важно." Свысока ответила Деф. "Важно, что информацию получит Госпожа. Она разберется, что здесь было." "А мне, значит, не интересно, что здесь было." Заворчал я, оглядываясь по сторонам. Что за безобразие с памятью моей стало, тут помню, тут не помню, соответственно, подобные обстоятельства настраивали меня на весьма сварливый лад. И я принялся выказывать высочайшее неудовольствие. "Это меня ты сюда притащила, если хочешь знать, а не свою разлюбезную Госпожу. И я тоже хочу понять, что тут произошло." Деф насмешливо фыркнула, повела рукой. "Так узнавай, кто тебе мешает." Да?" Я потер лоб. "Да. У тебя пять минут, потом я все здесь уничтожу." "Ладно." Я подлетел к входу, осмотрел перекошенную створку двери, выплыл наружу. "Так, судя по следам, маленькому бедненькому полиморфу было очень плохо, вон они как петляют." Принялся я изображать Шерлока Холмса. "А тут он даже упал." Я склонился над отпечатком в пыли, растопырил над ним ладонь. "А ладонь у него поменьше моей, уже, а пальцы длиннее." Я уставился на невозмутимую Деф. "Девчонка." Она не среагировала. "Ладно, пойдем дальше." Я еще раз осмотрел дверь, заметил что-то в пыли на полу, поднял. "Это ключ, похоже, золотой." Я вставил его в скважину, с трудом повернул, язычок замка уполз внутрь. "Ого, работает." Обрадовался я. "Так, что это нам говорит?" Вопросил я Деф. "Что?" С издевкой спросила она. "Что?" Я задумался. "Бедненький, несчастненький полиморф в образе девочки на заплетающихся ножках добежал до этой двери, попытался ее открыть, но толи плохо видел, толи ручки не слушались, но не смог ее открыть и просто сорвал с петель. Значит, силенки еще оставались, координация нарушена была. А может, видел плохо? А, ну да, я это уже говорил." Я вплыл в зал, полетел над следами. "А тут он заметался, бегая от стола к столу." Я осмотрел поваленные, частично разбитые стекляшки, поднял с пола горлышко с золотым кольцом наверху и красиво сделанной из этого же материала крышечкой. "Какая вещь." Я причмокнул и положил улику обратно. "Значит, сначала сюда, потом сюда." Я подошел, осмотрел треснувший, закопчённый изнутри графинчик со знакомой крышечкой, сиротливо валявшийся на боку. "А потом к этому столу." Я огляделся и с радостью показал пальцем на смятую золотую крышечку, валявшуюся на усыпанной стеклянными крошками, вперемежку с пеплом, столешнице. "И тут похожая. И тут. Интересно, много здесь таких?" Я осмотрелся. "Тут нет, тут тоже нет. А тут есть и, надо же, целая." Я подплыл к столу, около которого прежде находился маленький скелетик. "Что же бедненький полиморфик искал?" Протянул я, взяв со стола небольшой пузатенький графинчик с до боли знакомой крышечкой. Внутри что-то искрилось голубоватыми огоньками. "Положи на место." Процедила Деф незнакомым мне шипящим голосом. От неожиданности я поспешно поставил бутылочку, оглянулся. "Умный, да?" Деф подлетела ко мне вплотную, я испуганно попятился. Такого выражения у нее я еще не видел, хотя доводил ее по-всякому. "Ты чего?" Со страхом спросил я. Лицо Деф оказалось совсем рядом, ее зрачки, сжавшиеся в узкие вертикальные ниточки бегали, изучая мое перепуганную физиономию. "Умный?" Переспросила она. "А что, дурак, что ли?" Я попробовал обидеться. "Не глупее других." "Ну да." Глаза девочки приняли обычное выражение. "Ну да." Неожиданно она весело подмигнула и расхохоталась. "Ну и... вид у тебя..." Сгибаясь в приступе смеха, пыталась выговорить она. "Ну и... рожа..." Я обиделся еще больше. "И никакая у меня не рожа." Недовольно сообщил я. "Нормальное у меня лицо, не ври, даже девочкам, вон, нравится." Деф перестала смеяться, мало того, нахмурилась. "Это каким таким девочкам?" Подозрительно спросила она. "А таким, вот каким." Оскорбленно ответил я. "Той же Блонде, например." "Что за блонда?" Еще подозрительнее спросила девочка. Я задрал нос. "Есть у нас в классе такая. Прямо сохнет по мне. Да." "Ну, ну." Как-то очень неопределенно протянула Деф, а я запоздало подумал, как-бы чего плохого с моей одноклассницей не произошло. С Деф станется.
  
  "Пять минут истекло." Холодно сообщила девочка и столы принялись исчезать, осколки на полу, тоже. Я поспешно подхватил золотой ободок с крышечкой. "Давай его оставим." Взмолился я. "Смотри, какая вещь ценная. А ты мне потом еще таких наделаешь." "Нет." Коротко ответила Деф и ювелирное изделие растаяло у меня в руках. Вот змея. Ладно, у меня еще ключ в кармане есть. Золотой. "Да что ж такое!" Завопил я, обнаружив пропажу. "Ликвидации подлежит все." Ледяным тоном произнесла противная девчонка. Я уставился на свои пальцы. "Хочу маникюр, хочу маникюр." Напряженно подумал я. Деф презрительно фыркнула. "Не превратишься ты в ближайший час в мою Госпожу, не надейся." "Это еще почему?" Удивленно уставился я на нее. "Потому. Моя Госпожа бесконечно мудра и велела перед входом в подземелье ввести тебе в организм сыворотку, временно препятствующую перерождению. Жаль, поздно сработала. Ничего." "Почему жаль?" Не понял я. "Я ведь так и не превратился тут в Госпожу ни разу." "Ну да." Согласилась девочка, окончательно меня запутав. "Уходим отсюда. Скоро здесь будет большой бабах." "Взорвешь тут все?" Заинтересовался я, летя за ней к выходу. "Нет. Уберу поддерживающую структуру." И что сказала? Наверное, стены и своды уберет, подумал я. Деф чуть оглянулась, но ничего не сказала. Первая вырванная дверь исчезла, лестница за нами заполнилась землей, вперемежку с битыми кирпичами. На полном ходу мы пронеслись сквозь бетонную заглушку и вылетели из-под трубы в ставшую такой родной канализационную сеть города Москвы. Увидь я сейчас местного крокодила, полез бы с ним обниматься, честное слово, так я обрадовался. Ну эту Деф с ее тайнами. Мы не спеша поплыли вдоль коридора. Бьющая впереди струя воды оборвалась, подлетев поближе, я увидел целую и невредимую трубу. "Твоя работа?" Спросил я девочку. Она закатила глаза. "Не твоя же." "Ну да." Согласился я. "А то я думаю, как мы домой попадем? Я ведь там, впереди..." "Помолчи уже." Перебила меня Деф. "Надоел ты мне, хуже горькой редьки." Я впечатлился. Обычно при нашем общении в таком состоянии мой организм пребывает, а тут, гляди ты, и я подобного успеха добился. Расту.
   Влетев в окно, я изнеможенно плюхнулся на родимый диван и повелел: "Все, я спать, меня до утра не будить." Деф фыркнула, и я с подозрением уставился на нее. "Что?" "Ничего." Профилактики ради я еще немного посверлил ее взглядом, решил, необходимое воздействие произвел, лег на бок и закрыл глаза. В свете описываемых событий я решил не раздеваться, хотя, с другой стороны, не припомню, чтобы одевался. Я с подозрением потаращился на невозмутимую Деф, успокоился и вновь закрыл глаза. Через некоторое время я повернулся на другой бок. Еще минут через десять на спину. "Не спится чего-то." Пожаловался я. Деф, уютно устроившаяся, поджав ноги, в кресле, перестала читать книгу, и, явно думая о чем-то своем, посмотрела на меня. "Естественно." Сообщила она и продолжила читать. "В смысле?" Не понял я. "Что значит, естественно? Естественно, как раз, по ночам спать. Или нет?" Девочка рассеянно посмотрела на меня, сказала: "Тебе нет." И вновь уткнулась в книгу. "Как это, мне нет?" Я повысил голос, если можно подобное говорить о мысленном общении. "Ты что опять со мной натворила?" "Ничего." Она перевернула страницу. "Ничего такого. Особенного." Я сел. "Так и знал." С чувством произнес я. "Говори давай." Деф вздохнула, отложила книгу. "Не сможешь ты спать. Вообще." "Это как?" Я опешил. "Так." Девочка поудобнее устроилась и принялась вновь читать. "Никогда. Таковы последствия начала стабилизации в твоем организме. Впрочем..." Она оживилась и повернулась ко мне. "Ты можешь просто лежать с закрытыми глазами. Да!" Деф радостно заулыбалась. "До самого утра." Я почувствовал, как невидимая сила укладывает меня на спину и закрывает глаза. "Эй, Деф, что происходит?!" Испуганно завопил я. "Ничего." Я почувствовал, как девочка с самым невозмутимым видом вновь приступила к чтению. "Спи давай." "Ты сама только что сказала, не могу я спать больше!" Я силился вырваться, куда там, будто тоннами песка придавило, хорошо, дышать могу. "Сказала." Подтвердила она, не прекращая читать. "Но неподвижно лежать и не мешать мне читать ты можешь. Вот и лежи." "Не хочу я лежать!" Возмутился я. "Тем более, неподвижно!" "Почему?" Девочка с интересом посмотрела на меня. "Потому. У меня, может, нога чешется." "Не чешется." Уверенно объявила она. "Чешется." Упрямо возразил я. "Какая?" Полюбопытствовала Деф. "Правая." Заявил я и дико заорал от боли, ошпарившей правую ногу. "Ты что творишь?!" По-моему, у меня даже слезы на глазах навернулись, от боли, конечно, не от обиды, хотя обиделся и разозлился я не на шутку. "Теперь чешется?" Кротко спросила девочка. "Чешется." Со злостью произнес я. "Врешь." Она уткнулась в книгу и добавила: "У тебя сейчас чувствительность на ноге отключена, хоть операцию делай." "Не надо мне с ней ничего делать." Испугался я. "Вот и лежи спокойно, читать не мешай." Деф отвернулась и зашевелилась, устраиваясь в кресле поудобнее. Вот ведь змеюка, в бессчётный раз подумал я и с удовольствием почувствовал на себе недовольный взгляд противной девчонки. Разговаривать я с ней не стал, так и лежал до утра, размышляя о жизни своей горемычной.
  
  Глава 5: День второй. Утро.
  
  
  
   Не знаю, сколько я провел в сем бедственном положении, рассвело уже, когда неожиданно обнаружил отсутствие невидимой силы. Я вскочил и сбежал на кухню. Надеюсь, там меня Деф преследовать не станет, может, деда постесняется. Налил себе компот, погрел, выпил, чуть успокоился. И как теперь жить? Вспомнил про девять месяцев и расстроился опять. С этой безбашенной девчонкой и девять месяцев девятью столетиями покажутся. Одно радовало, не сбылось предсказание Госпожи, стал я к утру самим собой. Хотя немного жалко, я бы Деф такое устроил, все ей припомнил... На кухню вышел зевающий деда и удивленно воззрился на меня, а я на него. Сложные чувства меня обуревали. С одной стороны, единственный близкий мне человек, сколько себя помню, заботился обо мне. С другой...
   - Не показалось, значит. - Удовлетворенно заметил он. - А я думаю, чего это микроволновка тренькнула? Думал, пригрезилось. Ан, нет. Чего вскочил то, утро еще самое, мог бы в воскресенье и поспать.
   - Мог бы. - Проворчал я и с ненавистью посмотрел на дверь своей комнаты. - Если бы дали.
   - Птаха мешает? - Догадался деда. - А я и не слышал, чтобы она свистела. Пойду ее позову. Пусть поклюёт что-нито.
   И он пошел к моей комнате. Я решил его остановить, но передумал, и принялся с интересом наблюдать. Деда открыл дверь, вошел в комнату, повертел головой, высматривая птичку. Я осторожно заглянул следом. Деф не было. Я облегченно вздохнул и плюхнулся на диван. Деда с птахой на плече вышли, дверь закрылась. "Правильно, полежи еще." Одобрила Деф, невесть откуда появившаяся в кресле. Я мысленно застонал, не в силах пошевелиться. Вот за что мне такая напасть!
   Не знаю, сколько еще я пролежал в плену орбитальной змеюки, когда, в очередной раз, дернувшись, ощутил свободу. Я резво вскочил с дивана, споткнулся и как был, на четвереньках, ускакал из комнаты. Вообще сегодня в комнату свою не войду, ну на фиг. На кухне я провел примерно час, мрачно ковыряя дедовы котлеты и размышляя о смысле бытия, когда зазвонил сотовый. Я поспешно поднял трубку. "Алле. Привет, Пашка. Чего? А чего так срочно? Сюрприз?" Скажу прямо, мне стало не хорошо. "Ладно, иду. Хорошо, за гаражами. Адиос." Мне показалось, или на самом деле я услышал насмешливое фырканье Деф?
   - Я гулять! - Крикнул я, напяливая кроссовки, привычно отмахнулся от птички, но, в итоге, забил, в конце концов, эта самая маленькая из всех моих проблем в прямом и переносном смысле. Выскочил на улицу и припустил бегом к назначенному месту встречи. Все наши были в сборе, кроме самого Пашки-диггера, вот ведь, всех на уши поставил, и не явился.
   - Всем привет! - Я присел на лавочку рядом с недовольно подвинувшейся Настей.
   - Здорово, ребята! - Услышал я радостный крик Пашки, посмотрел в его сторону и волосы у меня на голове встали дыбом.
  
  
  
   -Это кто? - Настя подозрительно прищурилась.
   - Ее зовут Деф. - Представил бесконечно гордый собой Пашка-диггер. - Она без ума от сериала "Деффчонки", поэтому ее так зовут.
   - Позывной. - Прокомментировала Деф, изящно присев на лавочку напротив, а я медленно закипал от негодования.
  
  "Ты что тут делаешь?" Мысленно спросил я. "Только здесь тебя не хватало!" "Я здесь по приказанию Госпожи. "С независимым видом ответила Деф. "Я тебе ничего такого не приказывал." Возмутился я. Девочка пренебрежительно фыркнула. "Ты не можешь мне приказывать. Ты обычный мальчишка, не более, и не стоишь и мизинца моей Госпожи." Я оторопел. "Она называет тебя своей рабой, мучает, а ты все равно считаешь ее самой лучшей?" Я не мог осмыслить подобное, подумал, ослышался. "Она мудрая, она понимает все, а если наказывает, исключительно во благо, чтобы я стала лучше и умнее." "Ты спятила." С уверенностью в своих словах произнес я. "Это не я спятила, это ты не можешь понять ее величия." Я задумался. "Тебе виднее," наконец мысленно сказал я. "Только не впутывай меня в ваши отношения. И это не просьба." Деф презрительно отвернулась, хотя в реальности, как сидела на лавочке, мило улыбаясь, так и продолжала сидеть.
  
  -Ее деда в больницу положили, а больше у нее никого нет, вот она некоторое время поживет у нас с бабушкой. - Объяснил Пашка.
  - У вас что, все живут, кому жить негде? - Неожиданно зло спросила Настя. Все, кроме меня, удивленно воззрились на нее.
  - А? - Пашка некоторое время постоял, размышляя. - А! - Он хлопнул себя по лбу и сел рядом с Деф. - Она моя двоюродная сестра, вот что.
  - Ты на Настю не обижайся. - Колька бросил укоризненный взгляд на красную как рак Настю. - Будем знакомы. Колян. - Он протянул руку. - Ого, вот это пожатие! - Восхищенно воскликнул он. - Ты чем-то занимаешься?
  - Паркур. - Деф с прищуром смотрела на Настю. - Каратэ. Дзюдо.
  - Ого! - Восхитился Кузька. - А что такое "паркур"?
  Настя не выдержала. - Так можно что угодно сочинить. - И фыркнула, ну совсем как Деф. Я впечатлился. У девчонок что, ген какой от кошачьих имеется? Может, Хозяйка Леса в свое время начудила чего?
  Деф смерила Настю презрительным взглядом, встала с лавочки, быстро разбежалась, пробежала метра на два вверх по стене ближайшего гаража и сделала двойное сальто назад. Все ахнули и захлопали в ладоши, кроме меня, разумеется, и Насти, она, по-моему, вообще в сторону Деф не смотрела.
  - Подумаешь. -Упрямо произнесла Настя. - Сальто и я крутить могу.
  Нет, похоже, видела.
  - Это да. - Подтвердил объективный Пашка. - Мы все недавно свидетелями были.
  Я спохватился. Опять забыл у него видео списать, что ж такое.
  - Хотя, конечно, у Деф получилось... - Пашка замолчал. Я же говорю, объективный он, но и Настю обидеть не хочет.
  Деф развернулась, подошла к гаражу и ударила рукой в стену. Раздался грохот, полетела красная пыль. Из ее клубов вышла Деф и молча бросила перед Настей кусок красного кирпича.
  - Что это? - Настя с недоумением его подняла.
  - Ничего себе! - Восторженно завопил Пашка.
  Мы оглянулись. В кирпичной стене зияла сквозная дыра. Колька подошел, внимательно оглядел, потрогал, просунул сквозь нее кулак.
  - Да как такое может быть. - Растерянно сказал он. - Тут же кладка в кирпич, еще и полнотелый он...
  - Техника Дзен. - Гордо сообщила Деф и посмотрела на меня. Я насупился. Плагиаторша фигова.
  - Вот это да! - Кузька снова захлопал в ладоши, с обожанием глядя на Деф. Похоже, он сменил себе кумира. Раньше им была Зена, королева воинов, теперь, похоже, мой компьютерный соглядатай. Я насупился еще сильнее. И вовсе он и не мой. Или все же мой? Я запутался и расстроился окончательно.
  - А Леха у нас тоже эту технику знает! - Радостно воскликнул Кузька. - Может, повторишь? - Он с надеждой посмотрел на меня. Вот ведь паразит, запомнил. На меня с ожиданием смотрели все, а уж как умоляюще глядела Настя, я просто передать не могу. Я молча встал, прошел мимо язвительно улыбающейся Деф и с ходу со всей силы врезал кулаком по стене гаража. Из глаз посыпались искры, полились слезы. Так больно мне отродясь не было, по крайней мере, в тот момент я был совершенно уверен. Я скорчился, зажав руку меж коленей.
  - Леша, ты как? - С тревогой спросила Настя, держа меня за плечо. Как она подошла, я не заметил.
  - Нормально. - Процедил я сквозь зубы, выпрямляясь. Посмотрел на ладонь. Она была вся в крови, пальцы изодраны. Деф подошла, внимательно ее осмотрела.
  - М-да... - Протянула она, - нельзя же так бездумно колотить рукой о кирпичи. Так и сломать себе что-нибудь можно.
  - Ну как же так. - Расстроился Кузька. Очевидно, в своих мечтах он уже был знаком и с Гераклом.
  - Не тот у меня уровень. - Глядя Деф в глаза, сказал я. - Пока не тот.
  Она насмешливо фыркнула. Настя сердито посмотрела на нее, бережно придерживая, отвела меня на лавочку и заботливо перевязала мне ладонь платком. Я стоически терпел, лишь иногда шипя сквозь зубы. На лавочке мы оказались в гордом одиночестве, все остальные столпились вокруг Деф и наперебой ее о чем-то расспрашивали и что-то рассказывали. Деф очаровательно улыбалась голливудской улыбкой, демонстрируя всем белоснежные зубы и милые ямочки на щеках. Я скорбно вздохнул. Без сомнения, она была сейчас Звездой дня, Героиней светской хроники, а я полным лузером. Неудачник, как и всегда.
  - Не расстраивайся так. - Настя приобняла меня за пострадавшую руку и зло прищурилась на толпу ребят. - Ничего, и на нашей улице когда-нибудь мороженщик тележку потеряет.
  Я печально вздохнул еще раз.
  
  Подбежал Колька.
  - Деф нас всех в боулинг пригласила! - Радостно крикнул он. - Идемте!
  - Я не пойду. - Хмуро сказала Настя.
  - И я. - Сообщил я.
  - Почему? - Колька удивился.
  - У меня денег нет. - Ответила Настя.
  - И у меня тоже. - Подтвердил я.
  - Так и не надо денег, Деф за все платит, еще и мороженое нам всем там закажет. - Колька облизнулся. Я чуть было не облизнулся тоже, но посмотрел на все более мрачневшую Настю и сдержался.
  - Я все равно не пойду. - Настя упрямо смотрела перед собой.
  - И я. - Добавил я свои три копейки.
  Колька молча переводил взгляд от Насти на меня, оглянулся на ребят, посмотрел на нас еще раз, скорбно махнул рукой и поплелся прочь.
  Через минуту он вернулся.
  - Деф сказала, - мрачно заговорил Колька, не глядя на нас, - что без вас не пойдет. Либо мы идем все, либо никто.
  Я сжал зубы. Опять она нас лбами сталкивает, теперь еще и на Настю ребят натравливает. То, что они обидятся, к бабке не ходи. Я встал, потянул Настю за руку.
  - Пойдем. Ребята хотят сходить, не будем их разочаровывать.
  - Не пойду. - Упрямо повторила Настя, выдернув руку. - Иди, если хочешь, я тебя не задерживаю.
  - Насть, ребята обидятся. - Тихо произнес я.
  Она молча встала и пошла.
  - Ты куда? - Растерянно спросил Колька ей вслед. Настя свернула за гаражи, пропав из виду. - Да что с вами двоими такое творится? - Колька зло сплюнул. - Все, обломился боулинг к клубеням. А там знаешь, как здорово? Мне Димон рассказывал. И когда мы еще туда всей компанией попадем? Там аренда дорожки, знаешь сколько стоит, да и мороженое... - Колька не договорил, плюнул еще раз и разозлено посмотрел туда, где скрылась Настя.
  М-да, крепко разозлит Деф ребят против Насти, что и говорить. Как ведь сработала, а? Теперь ребята с Настей неделю говорить не станут, определенно. Ладно, еще не вечер.
  - Погоди ты ныть. Все нормально будет. - Я решительно двинулся к ребятам. Колька безнадежно махнул рукой.
  - У Насти дела крайне неотложные. - Я широко улыбнулся Деф. - А я готов.
  - Какие дела неотложные? - Она искренне удивилась.
  - Она вспомнила, что оставила дома утюг включенным. - Ответил я.
  - Ничего, мы подождем, пока она его выключит, ведь так, ребята?
  Ребята хором подтвердили, что да, мол, без проблем.
  - А я ей сейчас позвоню и скажу, что мы ее ждем. - Деф достала непонятно откуда здоровенный телефон. Пашка присвистнул.
  - Это же айфон последней модели! Их только неделю назад выпустили! И стоит он, мама дорогая...
  - У кого есть ее номер? - Деф обворожительно улыбнулась.
  Все, даже Кузька, поспешно полезли за мобильниками. Что Кузька, я тоже его едва не достал. Ну, как едва, назад в карман засунул. Деф изящно потыкала пальчиком в экран, невероятно грациозным движением головы взметнула волну волос - совсем как в рекламе шампуня, подумал я - и приложила телефон к уху. Колька громко сглотнул и немедленно стушевался.
  - Алло, Настя? - Деф вновь очаровательно улыбнулась, а мы, точно зачарованные, не сводили с нее взгляды. Что такое происходит то, не пойму, в панике подумал я.- Это Деф тебя беспокоит. Леша сказал, тебе срочно утюг выключить надо? Что? - Деф перевела на меня все более недоумевающий взгляд. Я застыл, медленно холодея. - Не надо ничего выключать? А почему ты не... Куда мне идти? - Взгляд Деф постепенно менялся с недоуменного на растерянно-обиженный, глаза становились все больше, даже слезы на ресницах навернулись, честное слово. И ведь ресницы у нее какие, длинные-длинные, густые-густые, еще и изогнутые, словно... Я спохватился. Гипнотизирует она нас сейчас, что ли? Я огляделся. Все ребята, даже Кузька, не мигая смотрели на нее. А у Кольки, по-моему, еще и слюна изо рта текла. Жуть какая.
  - А как же ребята? - Жалобно произнесла Деф и по очереди посмотрела на нас. Ребята зашевелились, Колька с шумом втянул слюну. - Куда их послать?.. - Деф растерянно отодвинула телефон от уха, и мы явственно услышали обозленный Настин голос: - ...редай им, пусть все катятся в жо...! В зад...це я вас всех видела, понятно? И чтобы не звонили мне больше, придурки малолетние! Я вас...
  Деф испуганно ткнула пальцем в экран, голос стих. Все пораженно молчали, даже меня, признаться, пробрало не на шутку. Разумеется, я ни на секунду не поверил, что это действительно говорила Настя. Я молча потянул свой телефон из кармана и, не сводя с Деф глаз, набрал номер Насти. А что там набирать, если он в дежурных кнопках вторым после деда значится. Абонент-не-абонент. Я набрал еще, заметил, что Пашка, и Колька тоже яростно тычут в телефоны. Я все также молча, сунул телефон в карман и заметил победный блеск в глазах Деф. Последним сдался, как не странно, Пашка.
  - Абонент не доступен. - Растерянно произнес он. - И что она вдруг с цепи сорвалась?
  - Я слышала о таком. - Деф печально нахмурилась. - Когда человек считает себя выше других и их презирает...
  - Неправда. - Перебил я. - Настя не такая. Я сейчас пойду и приведу ее, вот и спросим.
   - О чем спросим? - Деф ехидно усмехнулась. - Что она хотела сказать, она уже сказала. Мы ведь только что это своими ушами слышали. Не так ли?
  - Слышали. - Мрачно подтвердил Колька. - Офигеть.
  - Я схожу и приведу ее. - Упрямо повторил я. - Дождитесь меня...
  - Незачем за ней ходить, - с нажимом перебила меня Деф, - лишь время тратить. Пойдемте лучше в боулинг, я закажу там торт из мороженного и безалкогольного шампанского, помянем, так сказать, бывшего друга.
  - Я... - Снова заговорил я и услышал в голове ледяной голос Деф: "Ты хочешь ее по-настоящему помянуть, что ли?" Я застыл. Колька ткнул меня локтем в бок. - Пойдем, и, правда, что ходить туда-сюда. Мы ее услышали, она сказала, мы поняли. Пошли отсюда, и так тошно.
  Ребята, молча, двинулись прочь. Деф оглянулась на меня, все также застывшего на месте.
  - Пойдем с нами. - Она весело подмигнула. - Не пожалеешь.
  "Это тебе за "старую тварь", как ты посмел назвать мою Госпожу". Услышал я в голове холодный голос Деф. "Урок понятен, или повторить?" Я промолчал.
  
  Я мрачно взял первый попавшийся шар и, не целясь, пустил его по дорожке. Он отскочил от стенки, врезался в противоположную и отрикошетил в третий раз возле самых кегль. Я отвернулся и пошел к ребятам. Хорошо, если собью пару. Пашка показал вверх большой палец, а Кузька восторженно завопил: - Техника Дзен в действии!
  Я оглянулся на табло. Там светился шестой Страйк подряд. Да что ж такое. Я с подозрением посмотрел на Деф. Она восторженно хлопала ладошками, увидела, что я на нее смотрю, и радостно помахала мне рукой.
   - Второе мороженое в студию! - Весело закричала она.
   Колька отставал на два Страйка, и сейчас по этому поводу страшно переживал. Он, молча, вышел к дорожке, долго и придирчиво выбирал шар, разбежался и со всей дури метнул его вперед. Шар прошел точно по центру и сбил все кегли, словно пушечное ядро, попавшее в строй солдат. Мы радостно заорали, даже я произвел подобие улыбки и слегка похлопал. Похоже, ребята напрочь забыли о Насте, новые впечатления и азарт соревнования выдавили прочь все остальное. Я шел первым, Митька вторым, у него было пять Страйков подряд, и он поспешно доедал мороженое, чтобы выйти на дорожку. Третий по списку шел Кузька, также изо всех сил махающий ложкой над блестящей чашкой с призовым мороженым. И у него были пять Страйков. Пашка с нами до боулинга не дошел, получил некий страшно важный звонок и убежал. А последним шел Колька. Вернее, предпоследним, Деф ни одного Страйка не выбила, хотя ее подобная ситуация ничуть не печалила. Еще бы. Соответственно, если считать официально, последней по факту шла она, но по сути, ее в расчет никто не брал. Девчонка, одно слово. Соревновались мальчишки, а среди нас Колька оказался последним. В общем, сложно объяснять, очень на Деф я сейчас похожу. Проще говоря, борьба шла нос к носу, и кто победит, неизвестно. Митька выскочил к стойке с шарами, придирчиво их покрутил и метнул особо понравившийся. Разумеется, выбил Страйк. Взметнул руки в победном жесте и дико заорал: - Мороженое в студию!
   Мороженое давали за три Страйка подряд и Митька собирался есть второе. К дорожке вышел важный донельзя Кузька. Вскинул руки, точно перед толпой поклонников и завизжал: - Техника Дзен в действии!
   Схватил первый попавшийся шар и, не глядя, запулил его на дорожку. После чего повернулся к ней спиной и зажмурился, победно вскинув руки. Вокруг зааплодировали. Я огляделся. Рядом собралась целая толпа взрослых дядек и теток, и они самозабвенно хлопали Кузьке, многие снимали на телефон. Теперь понятно, почему Кузька руки задирал. Я посмотрел на табло. Разумеется, опять Страйк.
   - Мороженое в студию! - Завизжал Кузька и с поднятыми в жесте победителя руками прошел к нашему столу.
   - Ваше мороженое, молодой человек. - Почтительно сказали над моим ухом. Я посмотрел. Сногсшибательная красотка лет двадцати поставила передо мной блестящую чашку с мороженым.
   - Спасибо. - Пропищал, вернее, проговорил я и принялся его молча уничтожать. Это как это? Это кто это? Копия Деф, вернее, Госпожа, но нормального возраста и роста. Нормального, соответствующего росту среднестатистической двадцатилетней самки... дамы, хотел я сказать. Совсем перепугавшись, посмотрел на дорожку. Туда вышла Деф, она шла неуверенно, с трудом удерживая шар двумя пальчиками. Овации подтвердили ее бросок, и общий стон обозначил ее промах. Я не выдержал и глянул. Ну как, промах. Две одинокие кегли, не так и плохо. Увидел, как двое стоявших рядом мужчин многозначительно переглянулись. Мне это совсем не понравилось. Снова овации и вновь многоголосый стон. Деф прошла к нашему столику и подсела к нам с самым сокрушенным видом.
   - Опять не получилось. - Печально пожаловалась она.
   - Не переживай. - Митька был сама доброта. - Еще получится.
   Я не выдержал и засмеялся.
   - Ты чего? - Колька выглядел возмущённым.
   - Ничего. - Я примиряюще поднял перед собой ладони. - Вспомнил кое-что, вот и все.
   - Что вспомнил? - Деф заинтересовалась. - Анекдот? Я люблю анекдоты! - Она восторженно захлопала в ладошки. - Анекдот в студию! Анекдот в студию!
   Наши ребята на втором круге ее поддержали, мало того, толпа вокруг принялась скандировать то же самое. Это что происходит? Я огляделся. Мама дорогая, это во что мы вляпались-то? Все, кто был в зале боулинга, собрались вокруг нас и лес поднятых рук с зажатыми в них телефонами обещал нам прекрасное, полное проблем, будущее. Я глянул на Деф и сразу успокоился. Она непринужденно кидала в рот салатик из морепродуктов и весело отвечала восторженному Кузьке, который после каждой ее реплики хватался за живот и катался в приступах восторга. М-да, в малом возрасте есть своя прелесть. Много ли надо Кузьке, ему палец покажешь и все, взрыв счастья на неделю. Зато, если Деф не переживает из-за записей, значит, их не будет, сотрет все на фиг, как я понимаю. Я окончательно расслабился. Не совсем Деф и дура, должна понимать, с какой стороны у бутерброда находиться надо. На дорожку вышел Колька, придирчиво выбрал шар. Они отличаются по весу и отверстиями в боках, каждому игроку можно подобрать свой, индивидуальный снаряд. Колька строго сдвинул брови и метнул его в цель. Я поморщился и встал из-за стола, не дожидаясь оваций. Успел разминуться с невероятно гордым Колькой, как они грянули со всех сторон. Что, опять Страйк? Да неужели? Да ладно, почему я не удивлен?
   - Минутку внимания! - Вдруг услышал я пронзительный крик, остановился, недоуменно оглядываясь. Это кто? А, Деф, ну разумеется, кто же еще. Пожал плечами и пошел к шарам.
   - Объявляется приз! - Звонко выкрикнула она. - Так как все члены команды идут на равных, для дополнительной заинтересованности в победе, победителю в качестве приза назначается мой поцелуй!
  Вокруг зашевелились. Раздались смешки, кто-то с кем-то заспорил, сначала в шутку, потом всерьез.
   Я остановился. Вот тебе и раз, а я-то думал... Печально вздохнул и побрел прочь, однако кто-то схватил меня за рукав. - А мы что, участвовать не будем? - Заныл Кузька. - А? - Я остановился. - В чем?
  - В конкурсе. Если ты выиграешь, ты получишь поцелуй самой Деф! - Кузька произнес ее имя с таким восторгом, что я побоялся спрашивать еще что-либо. Да ну, на фиг.
   - Ладно. - Я раздвинул спины. А чего, и так понятно, ради чего Деф устроила все это. Щас я выиграю, благо осталось всего раз сбить все кегли, и Деф меня поцелует. А вот потом...
   - Ты кидать то будешь? - Весело спросили меня сверху. -А? - Я огляделся. - Да он в шоке от перспективы. - Кто-то надо мной засмеялся. Я стоял в центре толпы и ничего вокруг не видел. - Посторонись! - Крикнул кто-то. Ко мне подошел Колька, молча, выволок меня из толпы, подтащил к дорожке. - Кидай, давай. - Он вручил мне шар. - Куда? - Я ничего не понимал. - Туда. - Колька показал направление. - Ну да. - Я сделал пару шагов, бросил шар. Он прыгнул раз, другой и, разумеется, выбил Страйк. Но только на соседней дорожке. Каким-то непостижимым образом перепрыгнул ограждение, перелетел через желоб, заборчик соседней дорожки и сбил на ней все кегли. М-да, и бывает же такое? Мне жидко похлопали, кто-то даже потрепал по плечу. - Ничего. -Весело сказали мне. - Может, подружка тебя еще и поцелует. - - Ну да, в следующей жизни. - Говорящие весело засмеялись. Я с глупой улыбкой подошел к нашему столу, облегченно повалился на диван. - Ты чего такой? - Подозрительно спросил Митька. - Опечален я, не передать словами. - Молвил я, схватив бокал с детским шампанским, однако губы постоянно расплывались в предательской улыбке. Еще бы. Деф организовала мое невероятное везение и спрашивается, для чего? Тут бьют фанфары и звучит музыка. Чтобы я выиграл. А для чего? Я заулыбался, но тут же сделал строгое лицо. Чтобы меня поцеловать, как тогда, когда она уже пыталась. А зачем? Я завис. - Ты чего? - Подозрительно спросил Митька. - Опечален, не передать словами. - Печально повторил я фразу. - Чего это? - Еще подозрительнее поинтересовался Митька. - Да не сложилось что-то. - Сказал я и отхлебнул из бокала. - Проиграл, походу.
  - Не торопись говорить оп. - Негромко сказал Митька. Я встрепенулся. - Чего?
   - Того. - Он невесело шмыгнул носом. - Попали мы все. К бабки не ходи.
   - А? - С меня разом всю сонливость смыло, будто ее и не бывало. -Что ты имеешь ввиду?
  - Что имею, то и введу. - Задумчиво пробормотал Митька и очнулся. - Что говоришь?
   - Это ты что говоришь? - Переспросил я.
  - Ладно. - Пробормотал Митька. - Кидать иду.
  - Давай. - Я осенил его крестом. Митька странно посмотрел на меня, но промолчал, вместо этого подошел и крепко сжал мне руку.
   - Ты чего? - Удивился я, но было поздно, Митька исчез из поля зрения.
   - И второй игрок выбивает Страйк! - Заорал кто-то дурным голосом. - Но, как и предыдущий игрок, на соседней дорожке! Интрига накаляется, Господа!
  О как! Я встрепенулся. Что там происходит?
   - На дорожку выходит самый младший участник нашего шоу! - Самозабвенно орал кто-то. Я встретился взглядом с Деф, строго кивнул. Она недоуменно пожала плечами. Не дай Бог, ты Кузьке что сделаешь. - Многообещающе пообещал я. - Да? - Деф, казалось, веселилась вовсю. - И что ты сделаешь? Я подумал. - Прокляну. Глаз тебе высосу. Не знаю, что я сделаю, но жизнь тебе попорчу, однозначно.
   Деф, похоже, впечатлилась. - Ладно, не буду я твоего Кузьку трогать. - Она посмотрела на меня и с опаской добавила: - он сам накосячит, если что.
  
  
   - Самый юный игрок выбирает шар! - Орал кто-то в микрофон на весь зал. Поймать бы этого папарацци и запихать в... Куда запихать? С интересом спросила Деф.
   - Никуда. - Я с достоинством выпрямился, но неожиданно завалился на бок. Устал? С состраданием в голосе спросила Деф. - Есть такое. - С достоинством подтвердил я.
   - Самый юный игрок кидает шар и...
  
  
  - Техника Дзен в действии! - Услышал я восторженный вопль Кузьки. Однако оваций не последовало, так, несколько жиденьких хлопков. Мало того, вокруг зашептались.
  - Что, и? - Не выдержал я, лежа на боку. Вставать не пытался, понял, где точек опоры больше, там безопаснее. А если честно, в принципе не видел смысла принимать вертикальное положение. - Что, и? - Спросила Деф. - Ты хотя бы пятую точку от дивана оторвал, что ли. - От какого дивана? - Я удивился. И впрямь, лежу на диване, кругом мягкие подушки, красота. - От такого дивана. - Деф покачала головой. - И промахнулся. - Сказал я удовлетворенно. - Кто промахнулся? - Удивилась Деф. - Самый юный игрок промахнулся. - Довольно сказал я. - Вовсе он не промахнулся. - Деф недоуменно посмотрела на меня. - Он Страйк выбил. - Я напрягся. - Да ладно? - Вот и да ладно. - Деф немного поникла. - На другой дорожке выбил. Но это же считается? Я фыркнул. - Ни фига. Не считается.
  Подошел Кузька. Он ошалело переводил взгляд с одного из нас на другого, остановил на мне и обличающе ткнул пальцем.
   - После тебя так началось! - Взвизгнул он. - Ты первый такой Страйк устроил, и теперь все остальные также кидают! И у меня шар все кегли на соседней дорожке выбил!
   - Ну да, я. - Я радостно улыбался, лежа на боку, на диване в позе римских патрициев. - Прикольно получается, правда? Так Деф и целовать некого будет.
   - Это мы еще посмотрим. - Колька решительно отставил чашку с мороженым и поднялся.
   - Страйк! Страйк! - Заскандировали болельщики. Колька шел сквозь расступающуюся перед ним толпу, словно выходя на ринг, на бой с чемпионом. Его хлопали по плечам, трепали волосы, а он лишь сопел и исподлобья смотрел вперед. Вот ведь целенаправленный какой, уважаю.
  
  
   В этот раз Колька не мудрствовал лукаво, не стал выбирать шар, а взял первый попавшийся и запустил вдоль дорожки. После чего развернулся и пошел к нам.
   - Страйк! Страйк! - Орала толпа.
   - Страйк! - Завизжал Кузька и полез обниматься к Кольке. Люди вокруг восторженно заорали.
   - Мороженое в студию! - Радостно закричала Деф.
  Я посмотрел на табло. Шестой Страйк, жить становится все веселее. Однако. На старт вышел Митька. Долго выбирал шар, затем медленно и осторожно кинул его на дорожку. Я думал, шар вообще не покатится, но там похоже, присутствовал уклон, так как шар бодро побежал, набирая ход. Митька его, очевидно, закрутил, так как он по дуге подошел к одному борту, оттолкнулся, прокатился к другому, срикошетил и совсем рядом с финишем врезался в противоположный борт, перепрыгнул и слегка задел одну единственную кеглю на соседней дорожке. Она неуверенно покачалась, покачалась, казалось, что все, остановилась, но все-таки не удержалась и упала, зацепив соседнюю. С ней повторилась в точности та же картина. И со следующей. И со всеми. В зале стояла неестественная тишина, прерываемая изредка падающими кеглями. Когда упала последняя, хлопков не было, лишь кто-то совсем рядом сказал: - Сюр полнейший. Может, в пиве что?
   - Страйк, но не там. - Невозмутимо сказал Кузька, прицелился пальцем в Деф и показал себе на щеку. - Готовься, детка. - Пробасил он. Кто-то дико заржал. Да, народ напряжен не по-детски, как бы чего не вышло. Что не вышло, я додумать не успел, так как Кузька схватил шар и что было сил, запустил по дорожке.
   - Техника Дзен в действии! - Завизжал он, повернувшись спиной к шару, и вскинул руки с раздвинутыми рожками пальцами. В смысле, виват, победа.
   - Охренеть. - Только и сказали в толпе, глядя, как его шар перепрыгивает борт и сшибает все кегли на соседней дорожке. Кузька невозмутимо подошел к нашему столу, сел, выпил шампанского.
   - Ну, как я? - Гордо спросил он.
   - Потрясно. - Ответил ему здоровенный мужик, снимая Кузьку на телефон. - Автограф дашь?
   - Могу. - Степенно ответил Кузьма и отпил еще.
   Деф ничего эдакого, разумеется, не совершила, зато покорила публику невероятной грацией. Пока она возвращалась к столу, с ней сфоткались, наверное, раз десять. Когда она, раскрасневшаяся и вся такая прекрасная, села напротив меня, я неспешно встал и пошел делать Страйк на соседней дорожке. Когда все случилось, так же не спеша вернулся обратно.
   - Да кто вы такие? - Напряженно спросил у нас высокий парень в очках и затейливо заплетенной бородкой. Если бы я снимал сериал, определил бы его на роль эдакого гения интернета, повелителя Сети. Примечательно, на телефон он нас не снимал, хотя и держал его в руках.
   - Адепты техники Дзен. - Ответил Кузька и невозмутимо отпил из бокала.
   - Ну, вот и все. - Колька улыбнулся и неторопливо встал из-за стола.
   - Не говори гоп. - Негромко заметил Митька.
   - Да ладно? - Колька улыбнулся еще шире, похлопал его по плечу и пошел к шарам. Невероятно ловко одним движением выхватил шар и отправил его в цель. Кто-то засмеялся. Еще бы. Шар врезался в один борт, подпрыгнул, перескочил на соседнюю дорожку, пересек ее и отскочил от борта.
   - Печалька. - Сообщил кто-то в толпе.
   - Это да. - Поддержали его.
   Колька стоял, белый как скатерть на нашем столе.
   Живший своей жизнью шар скакнул еще раз, очутился на своей дорожке, пересек ее, запрыгнул на противоположный борт и задумчиво по нему покатился.
   - Да что творится то? - Не выдержал кто-то. - Бесовщина какая-то!
   - Это да. - Задумчиво поддержали его.
   Я с улыбкой посмотрел на невозмутимую Деф. Шар упал-таки на нужную дорожку и пропал, чуть задев крайнюю кеглю. Она слегка покачнулась, затем еще, амплитуда постепенно нарастала, пока она не упала, задев соседнюю.
   - Да ладно. - С недоверием сказали рядом. Однако все повторилось, с точностью, как у Митьки. Когда упала последняя кегля, Колька медленно повернулся к нам. Его лицо было покрыто красными пятнами, глаза лихорадочно горели.
   - Седьмой Страйк. - Хрипло произнес он в полной тишине. И тут народ взорвался. Люди хлопали, орали и свистели, его подхватили на руки и подбрасывали к потолку, потом долго жали руки и хлопали по спине, бесконечное число раз фоткались с ним группами и поодиночке, пока, наконец, не оставили в покое.
   - Приз победителю! - Вспомнил кто-то и толпа заскандировала: - Приз! Приз!
  
  
  К красному, но невероятно гордому Кольке, медленно подошла Деф, грациозно положила руки ему на плечи. Актриса, блин, без сомнения, на публику играет. Толпа принялась хлопать все громче. Деф закрыла глаза, поднесла лицо к Колькиному и тот закрыл глаза тоже. Прямо как в кино про любовь попал, подумал я, честное слово.
   - Стойте! - Закричал кто-то. - Стойте! Это не он! Победитель другой!
   Деф открыла глаза, недоуменно оглянулась, посмотрела на табло. Там мигала здоровенная надпись Победитель и красовалась моя хмурая ро... лицо. Ну да, вспомнил я, нас фотографировали, когда записывали наши имена. И кому из нас кидать, показывала надпись на табло с именем и фото. Деф с сожалением отстранилась от Кольки. Тот непонимающе крутил головой.
   - О, как... - Задумчиво протянул я. - Это как тут очки считают, а?
   - У него был седьмой Страйк. - Растерянно произнес Митька. - У единственного из нас.
   - Сбой в программе? - Шмыгнув, предположил Кузька.
   - Еще какой. - Подтвердил я, глядя на невероятно смущенную Деф.
   Колька попятился, развернулся и быстро ушел, почти убежал, скрывшись в толпе. Деф внимательно изучила табло с моей физиономией и, повернувшись к нашему столу, весело помахала рукой.
   - Награда ждет своего героя! - Звонко крикнула она. В толпе вновь захлопали.
   - А? - Я попытался сесть, впрочем, безуспешно. - Чего?
   - Иди. - Кузька требовательно потянул меня за руку. - Тебя Деф ждет. - И гордо добавил: - Техника Дзен все же победила.
   - Да это не техника победила. - Я принялся вырываться. Вот ведь цепкий какой. - Это компьютер победил. Глюк у него, понимаешь? Колька победил, а не я. Да отстань ты!
   - Приз! Приз! - Орали вокруг, кто-то свистел, в общем, дурдом творился полнейший. К Кузьке присоединились несколько взрослых и меня буквально на руках отнесли и поставили перед Деф.
   - Да не буду я целоваться! - Возмущенно вопил я, но мой голос полностью терялся в диком шуме вокруг.
   Деф медленно приблизилась ко мне. Я попятился, но уперся спиной, мало того, меня так подтолкнули, что я едва не сшиб эту сумасшедшую девчонку. Чтобы ее не уронить и не упасть самому, мне пришлось ее схватить, и коварная змеюка тут же положила руки мне на плечи. 'Тебе зачем это надо?!' Мысленно закричал я. 'Тебе что, делать больше нечего?!' Она не отвечала, что мне совершенно не нравилась. Что она задумала?
   - Чемпион. - Кто-то произнес над самым моим ухом и завистливо вздохнул. Вот как так? Я ору и голоса своего не слышу, а тут у меня над ухом вздыхают и слышно, будто тишина стоит? Это как так-то?!
  Я увидел ее глаза прямо перед своими. Огромные и синие-синие, точно небо надо мной тогда. И опять у нее зрачки вертикальные...
   Вокруг весело шумели, меня хлопали по плечам, трепали волосы, совсем как Кольке недавно. Как быстро люди забывают своих кумиров, подумал я и огляделся. Что происходит-то? Я где? У меня было такое чувство, что я внезапно проснулся после крепкого сна, во время которого меня забросили, фиг знает куда, и теперь никак не соображу, где, собственно, нахожусь. С веселой улыбкой Деф за руку довела меня к нашему столу. Я автоматом сел. О, Митька.
   - Здорово, Митяй. - Я хлопнул его по плечу. - Как дела?
   - Хорошо. - Не поднимая лица от чашки с мороженым, сказал он. - А у тебя?
   - Не знаю. - Я помолчал. - А что со мной было?
   - Тебя Деф поцеловала. - Все так же не поднимая глаз, объяснил Митька.
   - Зачем? - Я машинально потрогал губы. Вроде на месте. Посмотрел на Деф. Она, как ни в чем не бывало, заливисто смеялась над шутками страшно гордого собой Кузьки.
   - Колька ушел. - Сообщил Митька, пребывая в позе страстного любителя мороженого.
   - Почему? - Я удивился. Потер лоб, вспоминая. - Ну да. Мы бросали шары, он выиграл, и Деф должна была его поцеловать.
   - Ага. - Подтвердил Митька. - А поцеловала тебя.
   - Зачем? - Спросил я. Точно, так и было.
   - Оказалось, выиграл ты. Хотя у него было семь Страйков, а у нас всех по шесть. Непонятно, как машина очки считает.
   - Это да. - Подтвердил я. - Непонятно.
   Деф и Кузька встали и ушли. Митька высунулся из чашки и громко зашептал:
   - Не могли мы столько Страйков подряд набить, никак не могли.
   - Почему? - Удивился я. - Это на взрослых дорожках желоба по краям есть, чуть влево, чуть вправо, попал туда шар, и все, привет. А тут вон он как у меня от бортов скакал.
   - Ну да. - Митька замолчал и принялся вновь ковырять ложкой мороженое. - Только у меня в телефоне интернет есть. - Не поднимая глаз, сказал он. - И я посмотрел вероятность новичкам вчетвером набить столько Страйков подряд.
   - И что? - Заинтересовался я.
   - Ничего. Не бывает такого. Совсем. И шары так далеко через борт прыгать не могут.
   - Дела. - Протянул я, дабы сказать хоть что-то.
   - Дела. - Согласился Митька.
   - Привет, мальцы. - К нам за стол подсел коренастый парень с перебитым носом. Взял из вазы виноградину, кинул себе в рот. - Повторить такое можете? Не за так, разумеется.
   - Что именно? - Я недружелюбно уставился на него. - Ягоду съесть?
   - С чувством юмора, смотрю, у женишка хорошо. - Он кинул в рот еще одну виноградину. - Свое шоу надо повторить с перебрасыванием шаров и прочее. Щас сюда люди подъедут, вот им и покажете, денежка хорошая упадет, если чо.
   - Чо по-китайски означает: восходит луна над рекою Сунь-Цзы, ушли в ночь акробаты и не будет больше никакого шоу. - Весело сказала позади него Деф.
   Парень оглянулся, радостно залыбился. - А, красавица! Проходи, садись, гостем будешь.
   - Спасибо. - Деф чинно присела. - Только, молодой человек, хочу напомнить, что это столик наш и гость, в данном случае, Вы.
   - Как скажешь, красавица. И что ты такая малая? - Он вздохнул. - В общем, телефон у меня глюканул и ваши художества не заснял, а люди, которым я о вас рассказал, серьезные и за базар могут и ответ попросить. Так что вот вам бабосы, - он положил на стол купюру в сто евро, - а вы кажете им свои таланты. Идет?
   - Не идет. - Хмуро сказал Митька, не поднимая взгляд.
   - Идет. - Я вежливо улыбнулся, переглянулся с Деф, и она грациозным движением ладошки заставила купюру исчезнуть.
   Гость причмокнул.
   - Повзрослеешь, найди меня.
   - Обязательно. - Деф очаровательно улыбнулась.
   Он встал. - Как подъедут, дам знать. Не уходите никуда.
   Я проводил его взглядом.
  - Я не хочу никому ничего показывать. - Упрямо сказал Митька.
   - И я. - Подтвердил Кузька.
   - Да ладно вам, мальчики. Закажем еще вкусняшек, горячий шоколад. - Деф помахала в воздухе купюрой. - А потом рванем на каруселях кататься. Как вам такой план?
   - Замечательный план. - Поддержал я.
   - Я не клоун. - Митька насупился.
  - И я. - Поддержал его Кузька.
   - И я не клоун. - Сказал я. - Однако почему не устроить представление?
  
   - Да как ты кидаешь! - Надрывался парень с особенным носом. - Ты хоть кегли то видишь?
   - Вижу! - Возмущенно кричал в ответ Митька. - Так если оно так само выходит!
   Его второй шар умудрился еще раз проскочить мимо цели, не задев ни одну из мишеней.
   - Погодите, у меня сейчас получится. - Уверенно сказал я. Кидали мы, не глядя на очередность и, если признаться, на дорожку тоже. Я придирчиво оглядел один шар, второй, третий. Кривоносый громко застонал и, спохватившись, с тревогой посмотрел на двух мужиков в темных пиджаках, лениво наблюдавших за нами с соседнего дивана. Вокруг них увивались сразу трое официантов, заставляя стол всевозможными блюдами. Я облизнулся. Сладкое надоело, если честно, а у них из-под поднятой крышки с колбасками всех мастей валили клубы пара. Или дыма? Я посмотрел на Деф, но она не отвечала, оживленно болтая с Кузькой.
   - Сейчас будет Страйк. - Объявил я и, что было силы запулил шар. Он подпрыгнул, врезался в ограждение, лихо его перескочил и укатился по разделительному желобу.
   - Вот ведь. - Сказал я. - Блин.
   - Малая! - С отчаяньем в голосе крикнул парень. - Иди ты кидай!
   Деф продолжала непринужденно беседовать с Кузькой.
   - Эй, красавица! - Он пощелкал у нее перед носом пальцами, а я медленно похолодел в плохом предчувствии. - Иди, кинь шар!
   - Фи, какие у Вас нехорошие манеры. - Деф брезгливо сморщила носик. - Я не занимаюсь подобными глупостями. Мальчикам нравится, они и кидают эти глупые шарики. Я не такая.
   За соседним столом засмеялись. Я посмотрел. Серьезные дядьки вовсю шутили с официанткой, очень похожей на Деф в возрасте. Как, в возрасте? Ну, как будет ей лет двадцать, так и будет она такой... 'Ты куда смотришь?' Недовольно зашипела Деф. О, как, офигел я, очнулась. Незнамо сколько ее вызываю, и нет ее, а тут засмотрелся на чужие титьки, и пожалуйста, проявилась. 'И не поэтому я тебя позвала'. Деф, похоже, стушевалась, а я приободрился. Есть, однако, у нас секретное оружие против мирового разума. Или против кибернетического? Я задумался. 'Сейчас я введу тебе очередную порцию препарата, и ты должен сидеть и не двигаться, минимум, пять минут. Попробуешь встать, кто-нибудь умрет'. Я впечатлился. Подумал. 'Как так, очередную? А когда ты мне успела предыдущие ввести?' 'Опомнился'. Деф фыркнула, а я вновь всерьез задумался о родстве девчонок с кошками. 'Да', разозлено сказала Деф. 'Да, есть у ваших женщин такой ген. Внедрили для защиты домашнего очага и создания уюта. Кто же знал, что вместо охоты на мышей они станут их бояться? Наложение на другой ген дало...' 'Ты погоди про гены'. Перебил я. 'Тем более, не понимаю я, что это'. 'Это как кирпичики разных видов, или знаки, отвечающие за то, какой организм будет в итоге построен. Биологический программный код, создающий живой организм...' 'Да погоди ты!' Вновь перебил я ее. 'Ты мне про препарат расскажи. Ты что там мне вводила и зачем?' 'Что вводила, тебе не важно, а зачем, исключительно ради своей Госпожи'. 'А, ну да'. Я успокоился. Ради своей Госпожи ты рада стараться, это да. Горы ради нее свернешь. 'Сиди и не двигайся'. Еще раз предупредила Деф. 'Сижу'. Недовольно ответил я. 'Вот и сиди'. Не менее недовольно сказала она. Я насупился. В конце концов, это не мне надо, а ей, или ее Госпоже, туда ее рассюда. Я довольно заулыбался. 'Посмеешь так думать о моей Госпоже...' Деф не договорила и окончательно смутившись, прервала связь. 'Так это комплимент', удивился я. 'Вон она у тебя какая, и то у нее о-го-го, и се у нее. Радоваться надо, когда такое замечают, а не замечания делать'. 'Все, понесло по кочкам'. Недовольно сказала Деф, однако я не замолкал, меня, будто прорвало, очевидно, препарат сказался. 'Вот вы странные'. Объявил я. 'Красиво одеваетесь, делаете всякие маникюры, прически, только для того, чтобы на вас внимание обратили мы, мужики'. Деф презрительно фыркнула, однако я не сдавался, знаем мы ее дешевые трюки. 'И вовсе они не дешевые', почему-то обиделась Деф. 'Неважно. И вот идет такая вся из себя фифа, и ей вслед: Эй, красавицэ, сюда иди, щас что скажу. И что?' 'И что?' С интересом спросила Деф. 'А то'. Я тщательно подумал. 'А то. Не идет. Мало того, бежит'. 'И что?' Ласково переспросила Деф. Я задумался. Не к добру, когда она ласковая. 'И то'. Тем не менее, упрямо повторил я. Ну как, повторил, подумал. 'Вы стараетесь ради нас', тут Деф ехидно хмыкнула, но я упрямо продолжил, 'а когда мы вас замечаем и оцениваем, вы в кусты'. 'Куда?' Я раздраженно махнул рукой. 'Да туда, ты в сотый раз про них спрашиваешь. Могла уже запомнить. Вы пугаетесь. И ради чего тогда это все?' Я неопределенно повел вокруг руками. 'Дурак'. Не выдержала она, наконец. 'Ничего ты не понимаешь. Не ради такого 'Эй, красависэ, сюда иди', или, тем более, такого, как ты, мы хотим быть прекрасными'. 'Да?' Я насмешливо фыркнул. 'И для кого же?' 'Для него, единственного и неповторимого. Чтобы при встрече, неважно, где и неважно как, за рулем мерседеса, в метро, хоть вынося мусор, но он увидел бы и...' Девочка замолчала, фыркнула, совсем как я только что и язвительно добавила: 'Только тебе это понимать и не надо. Как ты был, вечным ребенком...' Она замолчала. 'Кем был?' Переспросил я. Мне, однозначно, было нехорошо. Не знаю, что мне ввела Деф, но реакция моего организма была однозначная, выкинуть и в кусты, или, вернее, в обратной последовательности. Вот, опять про кусты, с тоской подумал я. Что не так-то? 'Сиди спокойно'. Озабоченно сказала Деф. 'Да сижу я'. 'Вот и сиди'.
   - Эй, женишок. - У меня пощелкали пальцами перед носом. - Твой выход. Иди, покажи класс.
   Я попытался сконцентрировать взгляд на говорившем.
   - Ты пьяный, что ли? - Удивился тот. - Или нюхнул чего? Иди, бабки отрабатывай, говорю.
   Внезапно он охнул, выпучил глаза и на прямых ногах припустил к выходу из зала.
   - Что это с ним? - Удивился Кузька.
   - Живот скрутило бедненькому. - Объяснила Деф. - Интересно, успеет добежать?
   Из другого конца зала донесся многоголосый взрыв хохота.
   - Не успел. - Задумчиво протянула девочка. - Ну что, мальчики, поедем в парк на аттракционы? Заказчик теперь не скоро освободится, да и не до нас ему будет, я думаю. Леша, ты в порядке? Идти можешь?
   - Вроде, да. - Я потер лицо. - Отпустило.
   - А что с тобой было? - Тревожно спросил Митька.
   - Живот крутило. Сейчас, вроде, прошло.
   - Нельзя столько сладкого есть. - Кузька назидательно поднял палец вверх. Я удивленно посмотрел на него. От кого угодно, но от Кузьки я подобного не ожидал, у Деф, что ли, набирается?
   Мы поднялись из-за стола.
   - Не спешим. - Около нас стоял охранник, такой, как их изображают в фильмах, мордоворот в черном костюме, темных очках и проводом рации в ухе. - Вас просят пройти к соседнему столу.
   - Это зачем еще? - Митька насупился.
   - Вот, вот. - Поддержал его Кузька.
   - Да ладно вам, ребята. - Вступился я. - Давайте подойдем, интересно же.
   - Не буду я больше шары кидать. - Возмутился Митька. - Ни за деньги, ни так. Надоело.
   - И мне. - Поддержал его Кузька.
   - И мне. - Согласился я. - Но узнать, чего они хотят, интересно, ведь так? - Я посмотрел на Деф. Она равнодушно пожала плечиками. - Мне все равно.
   - Присаживайтесь. - Нам гостеприимно махнули рукой. - Угощайтесь.
   - Спасибо. - Я цапнул с блюда колбаску. Кузька посмотрел на меня, взял сразу две, с трудом запихал в рот и принялся старательно жевать, выпучив от напряжения глаза.
  - Ого, - весело сказал вальяжно развалившийся на диване мужик, тот, что помоложе. - Ну и аппетит. Не стесняйся, бери еще.
   Кузька кивнул и схватил еще две. Я прожевал, взял особо понравившуюся, ярко оранжевого цвета.
  
   Митька посмотрел на нас с Кузькой, не выдержал и тоже принялся жевать.
   - Может, милая леди желает нечто особенное? - Галантно предложил первый.
   Деф мило улыбнулась и грациозно положила в рот оливку.
  
  - Поговорим? - Предложил второй. Я согласно промычал.
   - Какие у вас планы? - Спросил он. - В общем масштабе, так сказать?
   - На аттракционы поедем. - Сообщил я, проглотив. - На американских горках покататься хочется, прямо сил нет.
   - Замечательное времяпрепровождение. - Одобрил первый. - А потом?
   - А потом хочу на таких, с пропеллерами, и где сиденья на цепях висят. - Чуть смущенно сказал я. - А потом...
   - Хотелось бы услышать не об этих планах. - Очень приветливо сказал второй. - О других.
   - Каких других? - Не понял я.
  - О более масштабных, глобальных, так сказать.
   - Закончу школу, мечтаю летчиком стать. - Поведал я, зачем про летчика приплел, не знаю, только что придумал.
   - Понятно. - Неопределенным тоном протянул первый и достал из внутреннего кармана пиджака здоровенный плоский телефон. - Тут интересное видео попалось. - Он потыкал пальцами в экран, повернул его к нам. Мы заинтригованно наклонились.
  Появилось изображение темного коридора, заканчивающегося тупиком. По нему прошла светящаяся фигура, оглянулась и пропала. Подошла вторая, приложила руку к стене, чуть постояла и шагнула сквозь нее. Наступила темнота. - Показчик заглянул в экран. - Ну, в общем, и все.
   - И что? - Мы недоуменно переглянулись, по крайней мере, я пытался так выглядеть. - Подобными фейками весь интернет забит. - Небрежно сказал я. "Деф!" Мысленно зашипел я с самым грозным видом. "Ты как камеру проворонить умудрилась, балда ходячая!" "Не понимаю". Она растерялась. "Там рядом мощный силовой кабель проходил, наверное, из-за него я..."
   - Хотя нет, есть еще кое-что. - Обрадовал первый. - Вот обработанное изображение одной из фигур. - Он потыкал экран и повернул к нам изображение недовольной Деф.
   - Смотри! - Я радостно ткнул ее локтем. - На тебя похожа!
   Девочка скривила личико. - Неправда! Я не такая уродина.
   - Такая, такая. - Подтвердил я и немедленно получил тычок локтем в бок. - Ты чего, больно же! - Возмутился я.
   - А и, правда, похоже. - Задумчиво протянул Митька.
   - А вот и нет! - Возмутился Кузька. - Эта, на экране, уродина, а Деф у нас не такая.
   - Вот! - Она гордо указала на своего маленького поклонника.
   - Ну, не знаю... - Неуверенно протянул я. - А что, у второго лицо не получилось сфоткать?
   - Почему ты называешь его в мужском роде? - Второй мужчина аж привстал. - На изображении без специальной обработки не видно, что вторая фигура именно мужского пола.
   Я растерянно уставился на него.
   - А как его еще называть, если это силуэт, а он мужского рода?
   Я посмотрел на надувшую губы Деф.
   - Ладно, не обижайся, не похожа она на тебя совсем. - Утешил я ее. - Там вон, грымза какая-то изображена, прямо злюка невероятная...
   Тут я получил затрещину и побежал от разгневанной Деф вокруг стола, крича на ходу: - Да не такая ты, чего ты! Не такая!
   - Во, дают. - Прокомментировали с соседнего стола. - Бегают, прямо как муж с женкой после зарплаты.
   - Ага. - Пробасил кто-то. - Лет эдак через двадцать после свадьбы.
   - Вот, слышала? - Крикнул я, остановился и показал на говоривших, и немедленно получил колбаской в лоб.
   - Так, тихо! - Второй мужчина держал яростно извивавшуюся Деф за руки, подняв их высоко над ее головой. - Успокоились и продуктами кидаться не надо!
   - Вот! - Подтвердил я, вызвав у Деф новый приступ негодования.
   - Цирк какой-то. - Недоуменно произнес первый, убирая телефон во внутренний карман.
   - Это да. - Невозмутимо подтвердил Митька. - Так мы пойдем? До свидания. Всех благ Вам, здоровья, богатств земных и небесных и пусть детки у Вас растут умненькими и красивенькими... - Говоря это, Митька пятился все дальше, и мы вместе с ним.
   - Что за ахинею ты понес? - Сбегая следом за Митькой по лестнице, спросил я.
   - Главное дезориентировать и сделать ноги, пока в себя не пришли. - Пропыхтел он в ответ. Мы быстро переобулись, выскочили на улицу. - Все, я домой. - Сообщил Митька. - Хватит с меня приключений на сегодня. Хорошего помаленьку.
   - А как же аттракционы... - Заныл Кузька.
   - Завтра. - Строго сказала Деф.
   - Завтра в школу. - Кузька поник.
   - Вот после школы и займемся. - Сообщила спутниковая девчонка. Мне ее фраза не понравилась, звучало несколько двусмысленно. Я решил не уточнять, чем именно, ну ее, опять куда-нибудь отправит. Наскоро попрощавшись, мы разбежались в разные стороны. Я думал, на этом мои злоключения кончатся, если бы, они только начинались.
  
  
  
  Глава 6: День второй. День.
  
  
  
   "Думаешь, мне нравится с тобой целоваться?" Надменно произнесла идущая рядом Деф. Я подозрительно покосился на нее. Не знаю, к каким выводам пришла девочка по итогам моего молчания, но гордо поведала: "Вовсе нет. Совсем не нравится". "А чего тогда лезешь постоянно?" Не выдержал я. "Приходится". Она печально вздохнула. Я тоже вздохнул, вернее, вдохнул воздух в грудь, закипев от подобной наглости. "Ну, знаешь!" Как я не сорвался на крик, не понимаю. "Она лезет, устраивает ради этого разные шоу, и заявляет, приходится! Ты еще скажи, тебя твоя Госпожа заставляет!" Деф уважительно посмотрела на меня. "Надо же, никогда бы не подумала, что сам догадаешься. Растешь". Я разом растерял запас гнева. "Что, правда, что ли? А зачем?" Девочка плавно обвела себя рукой. "Это не только сложная голограмма, здесь многослойная энергетическая структура, наделенная многими функциями, в том числе, химического синтеза". "И что?" Недовольно спросил я. Прекрасно знает, не пойму я ничего из сказанного, так нет, опять умничает, издевается. "Я создаю лекарства, необходимые для жизнедеятельности моей Госпожи. Соответственно", она окинула меня пренебрежительным взглядом, "и твоей". "И что?" Еще недовольнее спросил я. Достала со своей Госпожой, чуть чего, тут же вставляет, будто без нее никуда. "И то. Некоторые препараты столь неустойчивы, что их необходимо передавать сразу после изготовления и кратчайшим путем". "То есть?" Подозрительно переспросил я. Деф возвела глаза к небу. "Непосредственно от места изготовления, то есть меня", девочка показала на себя, "в твой организм, то есть, в тебя". Она ткнула в меня пальцем. Идущая нам навстречу девушка удивленно на нас покосилась, еще бы, идем молча, я гримасничаю, а Деф в ответ в меня пальцами тычет, шоу идиотов на прогулке, как говорится, дурдом на гастролях. "Что ты мне заливаешь?" Я раздраженно отодвинулся от девочки подальше. "Вот, будто, прямо обязательно твои лекарства изо рта в рот мне передавать". "Почему, не обязательно". Согласилась она. "Вот видишь!" Обрадовался я. "К сожалению, я не могу воткнуть тебе иглу, правила запрещают, и дистанционно не введу, нарушится структура лекарства, поэтому остается лишь такой способ. Впрочем, если ты согласен засовывать себе в рот мой палец", задумчиво сказала Деф, "пожалуйста. Или, к примеру, я засуну его тебе..." Девочка замолчала и окинула меня изучающим взглядом. Я испугался. "Не надо мне пальцы никуда совать! Объяснила, и все, я понял, что прямо так сразу-то?!" "А может, все же..." Протянула она, я поспешно перебил: "Понял я все, говорю. Не дурак, дурак бы не понял". И отодвинулся от нее еще дальше, от греха.
   - Привет, красавица. - Нам дорогу преградил Правая рука, Федькин дружок. Я огляделся. Федя сидел на ступеньке подъезда и выглядел неважно. Он тихо баюкал перевязанную через шею руку и чуть раскачивался, глядя в одну точку, пребывая, судя по всему, в весьма задумчивом состоянии. Подобный его вид меня впечатлил чрезвычайно, я даже машинально за телефоном потянулся, дабы заснять сей знаменательный момент. Событие года, Федя в раздумьях, ну, дела, где с такими катаклизмами Госпоже со своими полиморфами тягаться.
   - Привет красавица, говорю. И куда ты идешь с этим полудурком? - Правая рука пренебрежительно сплюнул мне под ноги.
  "Потому что нельзя быть красивой такой", мысленно пропел я строчку песни, невесть как затесавшуюся в голову. Деф улыбнулась, с интересом рассматривая широко расставившего ноги хулигана, даже голову вбок наклонила, точно любопытная собака. Девочка перестала смотреть на Федькиного другана, и грозно посмотрела на меня. Я сунул руки в карманы и засвистел, глядя в синее небо. Интересно, что она с ним сделает?
   - Ой. - Остолбенело сказали рядом. - Мама...
   Я огляделся. Неужто Правая рука свою маму увидел? Да нет, вроде никого вокруг. Посмотрел вслед неспешно удаляющемуся на прямых ногах хулигану, сосредоточил взгляд на постепенно растущем темном пятне на его штанах.
   - О как. - Впечатлился я. - И этот обделался.
   - И не только. - Деф скромно потупилась.
   - Эпидемия, что ли, какая в городе началась? - Задумчиво произнес я.
   - Леха, пойди сюда. - Прервал мои размышления хриплый голос, видать, сорвал его Федя, когда ночью на крыше визжал. Еще бы. Я с интересом подошел. В конце концов, у меня фантазия богатая, и следующей ночью можно ему устроить что-нито помасштабнее.
   - Ты, это, - не глядя на меня, сказал Федя. - Прости, если что. Я... - Он замолчал.
   - Что, ты? - Удивленно спросил я. Где видано, чтобы Федя прощение просил? Все равно, если стать свидетелем, как тепловоз расплющит легковушку и с извинениями закружит вокруг нее, кланяясь и смущенно приседая. Может, мы его ночью ненароком мозгом стукнули? С опасением посмотрел на Деф, она отрицательно покачала головой.
   - Тут со мной случилось кое-чего... - Федя задумчиво глядел вдаль. - Батя говорит, меня черти хотели забрать, потому что я... Плохо поступал я. И я решил... - Он поднял на меня глаза. - Прости, короче, если что не так было.
   - Без проблем. - Я растерянно пожал его протянутую руку. Федя скривился от боли.
   - Больно? - Я кивнул на другую, левую, подвязанную к шее.
   - Заживет. - Хрипло ответил он.
   - А что с ней? - Мне и, правда, было интересно.
   - Ерунда. - Федя помолчал и добавил, смотря вдоль улицы: - черти связки потянули, когда меня друг другу по цепочке к себе перекидывали. Не помню почти ничего, лишь ветер, огни вокруг вертятся и хохот такой... - Он содрогнулся, вспоминая пережитое. Я заметил дрожь в его пальцах и опустил голову. Да, хохотал, было дело, неужто так страшно? Покосился на Деф, она утвердительно покачала головой. Вот ведь.
   - Ладно, Федь, бывай. - Я похлопал его по плечу. - Зла я на тебя не держу, и ты на нас... На меня, - поправился я, - не держи. И вот еще что. - Посмотрел на Деф и сказал, как можно убедительнее: - Не придут к тебе больше черти. Обещаю. Не переживай так.
   Федя не ответил, отрешенно глядя вдаль.
  Я тихонько отошел. "Что, совесть гложет?" Непонятным тоном спросила Деф. "Переборщили мы". Печально согласился я. Девочка не ответила, лишь посмотрела на меня странным взглядом.
  
   У подъезда я остановился.
   - Ты... - Вслух заговорил я. - Я сейчас к Насте пойду и тебе... - Я замялся.
   - Не надо с тобой идти. - Закончила мою фразу Деф. - Так?
   - Так. - Я облегченно выдохнул.
   - Не так. - Холодно произнесла девочка.
   - В смысле? - Не понял я.
   - В коромысле. - Еще холоднее ответила она. - Куда и зачем мне идти, решаешь не ты.
   - Так ведь...
   - Я сказала и будет так. - Непреклонным тоном произнесла Деф.
   Я с неприязнью посмотрел на нее. У Госпожи словечек набралась, не иначе.
   - Как знаешь. - Я независимо сунул руки в карманы. - Не пожалеть бы тебе потом.
   Девочка презрительно отвернулась. В подъезд мы вошли, держась друг от друга на значительном расстоянии. Вызвал лифт, когда в него вошел, Деф рядом не было. Я пренебрежительно хмыкнул, пожал плечами и нажал на кнопку этажа. Для их благородия в падлу на лифте ездить, не иначе. Дверь в Настину квартиру мне открыл Колька.
  
  
  
  
   - А ты что тут делаешь? - Опешил я.
   - То же, что и ты. - Хмуро ответил он, отодвигаясь. Я вошел и услышал в комнате радостный щебет Деф: - А тут Леша ка-ак покраснеет! Я думала, у него волосы загорятся!
   И Настин веселый смех, я не поверил своим ушам.
   - Где ты бродишь? - Укоризненно сказал Колька. - Мы с Деф тут уже час сидим, Настю успокаиваем.
   - Какой час? - Я ошалело посмотрел на него. - Мы только что играть закончили и сразу сюда.
   - Так вы еще играть остались? - Колька помолчал. - А я, когда... ушел, сразу сюда пошел. Меня Деф сразу же догнала, извинилась, сказала, сбой произошел... - Он замолчал, счастливо улыбнулся.
   - И поцеловала. - Закончил я. Колька насупился.
   - Ну и что? - С вызовом произнес он. - Ведь я же выиграл, разве не так?
   - Разумеется, так. - Довольно подтвердил я и мысленно потер руки, заходя в комнату. Нестыковочки у Вас повылезали, Госпожа Деф, ой какие нестыковочки. Что скажут Митька с Кузькой, когда узнают, что Вы пребывали в двух местах одновременно, оч-чень интересно узнать будет. И почему, любопытненько, у меня едва волосы не загорелись, ежели мы, в новой версии, и не целовались вовсе? Непонятненько.
   - Здравствуй, Леш. - Весело сказала Настя. - Как в боулинге, понравилось?
   - Тоска смертная. - Глядя на Деф, ответил я.
   - Однако, что-то ты не очень сюда торопился. - Обвиняюще произнесла та, еще и губы поджала, от чрезмерного высочайшего неудовольствия, наверное.
   - Задержали меня там. - Я вздохнул. - Такая там девчонка попалась, цепкая, как клещ, все на шею мне вешалась, целоваться лезла. Еле отбился.
   - Правда? - Удивилась Настя. - Красивая?
   - Красивая. - Подтвердил я. - Но дура дурой. Табуретка прямо.
   - Врет он все. - Деф грациозно присела в кресло, закинула ногу на ногу, покачала золотистой туфелькой. - На него даже самая последняя дура не позарится.
   - А эта позарилась. - Возразил я. - И вообще, тебя там не было, а Митька с Кузькой были, вот у них потом и спросим, как дело было.
   - Спросим. - Небрежно согласилась Деф и вновь покачала туфелькой, а я призадумался, где, собственно, скрылся подвох.
   - Смотрю я на вас и думаю, - весело сказала Настя, - будто вы лет двести уже знакомы и сто из них женаты. - Она засмеялась, засмеялись и остальные, причем мы с Деф громче всех.
   - Женаты, - отсмеявшись, произнесла Деф. - Скажешь тоже. Сроду за такого кретина замуж не вышла бы.
   - Еще бы. - Подтвердил я. - Куда нам, рабам, до такой Госпожи.
   - А вы точно не знакомы? - Настя задумчиво переводила взгляд с Деф на меня.
   - Мы?! Нет! - Хором воскликнули мы с Деф и замолчали, глядя друг на друга.
   Колька прокашлялся.
   - А давайте Митьку с Кузькой позовем. - Предложил он, хитро глядя на меня. - Пусть нам правду поведают о кое чьих амурных подвигах.
   - Давай. - Хором согласились мы с Деф, и каждый из нас неприязненно уставился на второго исполнителя дуэта.
   - Ну, вы даете! - Настя засмеялась. - Тренировались, что ли?
   Я открыл рот и посмотрел на Деф. Она глядела в окно.
   - Не тренировались мы. - Сообщил я. - Просто вышло так. Если люди думают одинаково, они одинаково и говорят. Вот только, если Деф утверждает, что я кретин, соответственно, и она... - Я замолчал.
   - Что она? - Продолжая глядеть в окно, неторопливо поинтересовалась Деф. Настя и Колька перестали смотреть на нее и уставились на меня.
   - Тоже... - Я сделал паузу. Они повернулись к Деф.
   Она медленно перевела взгляд с окна на меня и процедила: - Что, тоже?
   Я приготовился продолжить, вернее, закончить фразу с неясным для меня финалом, но меня нетерпеливо перебила Настя: - Так мы будем ребятам звонить, или нет?
   - Звоню. - Колька поспешно достал телефон. Пока он разговаривал, мы с Деф сверлили друг друга взглядами, а Настя с непонятным видом рассматривала нас.
   - А вам никто не говорил, что вы похожи? - Неожиданно сказала она.
   - Что?! - Оскорблено завопили мы с Деф и свирепо уставились друг на друга.
   - Да ладно? - Колька насмешливо хрюкнул и по очереди нас скептически оглядел. - Не знаю. - Спустя некоторое время неохотно протянул он. - Какое-то сходство, несомненно, есть...
   - Нет никакого сходства! - Рявкнула Деф, в гневе вскочив с кресла, я отшатнулся даже. - И быть не может!
   - Это почему? - Сразу не согласился я. - Говорил я тебе, что у меня вовсе не рожа? Говорил. Или у тебя тоже... - Под яростным взглядом Деф остаток предложения застрял у меня в горле.
   - Когда ты такое ей говорил? - Удивился Колька. - Не помню такого.
   - В кегельбане, ты в это время шар кидал. - Сквозь зубы произнесла Деф.
   - А, понятно. - Протянул Колька. - Митька щас будет, Кузька не абонент. Может, телефон сел.
   - Замечательно. - Я осторожно обошел Деф по дуге, сел в освободившееся кресло, закинул ногу на ногу и покачал тапком. - Вот и послушаем.
   - Послушаем. - С непонятной угрозой подтвердила Деф.
  
  
   Я задумался. Что еще она придумала? Хлопнула дверь, ввалился радостный Митька.
   - Всем привет. - Сообщил он. - Насть, ты как?
   - Замечательно. - Улыбнулась она. - Как боулинг?
   - Здорово, но вечно типы какие-то вокруг трутся, играть мешают. А так великолепно просто.
   - Вот. - Я показал на докладчика пальцем. - И он говорит, типы вокруг трутся.
   - Ага. - Подтвердил Митька. - Этот, со сломанным носом, достал прямо.
   - Так это он тебе на шею вешался? - Подхватила Деф, и они с Настей дружно засмеялись. Я обиженно посмотрел на них. И когда спеться успели?
   - А скажи мне, друг мой Митька, - вкрадчиво заговорил я. - Что обещала кое-кто из присутствующих здесь дам в качестве приза победителю?
   - Что? - Спросила Настя и поглядела на Деф. Та скромно потупилась.
   - Поцелуй. - Митька недоуменно посмотрел на меня. - Деф обещала. Ты забыл, что ли?
   - Не забыл. - Сказал я. - И кого она в итоге поцеловала?
   Я победно взглянул на Деф.
   - Никого. - Митька пожал плечами. - Она за Колькой вслед выбежала. Мы играть остались, а после к нам этот тип со сломанным носом пристал. Еле отвязались от него, честное слово.
   - Да как так-то? - Все, что я смог произнести, а Митька не унимался.
   - А потом ты к девчонке приставать стал, страшной такой, с бородавкой на носу и зубами кривыми, да еще целоваться к ней полез. Тебя еле оттащили.
   Девчонки засмеялись, а я растеряно уставился на негодяя.
   - Ты что несешь?! - Возмутился я. - Не было такого! Там на табло высветилось мое имя, и Деф меня поцеловала!
   - На табло высветилось, это да. - Подтвердил Митька. Я согласно кивнул. - Но Деф ушла, а ты заметил эту, кривозубую, и начал к ней подкатывать, а как тебя зовут, а что у тебя на носу такое красивое...
   - Да что ты мелешь?! - Заорал я, покраснев. Все вокруг покатывались со смеха, а довольный Митька не унимался.
   - И тут ты как схватишь ее за руки и как полезешь целоваться, а она как завизжит и ка-ак даст тебе по физиономии...
   Настя скорчилась в кресле и чудом из него не выпадала, Деф хохотала, ухватившись за подоконник, Колька сидел на полу, держась за живот, видать, совсем от смеха поплохело. Оживленно жестикулирующий Митька стоял в центре комнаты, а я смотрел на это все с чувством справедливого негодования и глубокой обиды. Не выдержав, я махнул рукой.
   - Леша, ты куда? - Крикнула Настя, но я уже впрыгнул в кроссовки, открыл дверь и выбежал в коридор.
   - Пошел ту кривозубую искать! - Весело предположила Деф, и раздался новый взрыв хохота.
   Вот гадина какая! И как только она Митьку подговорить смогла? Я застыл, глядя на кнопку лифта. А кто сказал, что это Митька? Если Деф может создавать копию себя, почему бы ей не сделать копию моего друга и не отправить ее наговорить подобные гадости? Я покосился в сторону квартиры Насти, вошел в открывшиеся двери и решительно нажал на этаж, где жил Митька. Вот сейчас и проверим. Лифт поехал, вздрогнул и остановился. Я с досадой хлопнул себя по лбу. Зачем на лифте поехал, надо было по лестнице идти. "А если дверь заклинит?" Задорно спросила Деф. "Чего?" Не понял я. "К лестнице ведет три двери". Пояснила девочка. "Одну из них ты не сможешь открыть. Что тогда?" "Стекло на ней разобью и пролезу". Мрачно подумал я. "Не разобьешь". Уверенно сообщила она. "И что потом?" "Рано или поздно, настоящий Митька придет и расскажет правду". Я упрямо тыкал в кнопки лифта, а вдруг. "Можно будет так все запутать..." Деф мечтательно заулыбалась. "Что ты хочешь?" Взмолился я. "Не я". Девочка мгновенно стала серьезной. "Госпожа. Ты должен выполнять ее повеления". "Да я и так их выполняю!" Не выдержал я. "Постоянно то туда мотаюсь, то сюда, достала просто!" "Не прекословь и не смей плохо отзываться о ней". Продолжила Деф суровым тоном. "Обещай". Я оскорблено шмыгнул. "Обещай!" Еще суровее прикрикнула она. Да что ж такое то? "Ну?!" "Обещаю". Я шмыгнул снова. "Не буду я больше ее старой мразью называть. И старой каргой тоже". Я подумал. "И старой калошей. И перечницей. И..." "Хватит!" Раздраженно рявкнула Деф. "А что такое?" Изумился я. "Ты просила, я выполняю. Мало ли как я о ней скажу, а ты решишь, что я обзываюсь. Вот я сейчас список оглашу, а ты..." "Заткнись, сказала!" Еще громче рявкнула девочка, и погас свет. Я испугано поежился. Действительно, хватит, в самом деле, возьмет, да и трос у лифта перережет, с нее станется. "Ладно". Проворчал я. "Мир?" Она молчала, наверное, минуту, потом сердито процедила: "Мир". Включился свет, и двери лифта открылись. "Возвращайся". Повелительно сказала Деф. "Куда это?" Недовольно спросил я. "К ребятам". "Не пойду". "Почему?" "Я обиделся". "Чего это?" "То это. Нечего про меня небылицы сочинять". "А нечего было тебе про меня небылицы сочинять". "Какие такие?" Изумился я. "Такие, какие". Возмутилась Деф. "Про дуру дурой и табуретку". "А, про тебя". Догадался я и подпрыгнул. "Ты чего?!" Заорал я мысленно. "Больно же!" "Еще больнее будет, если опять про меня или мою Госпожу гадость скажешь". Мстительно прошипела девочка. Совсем с катушек съехала, подумал я, потирая пониже спины, еще и током бьется. "Ладно, иду". Проворчал я. "Но с тебя опровержение". "Какое еще опровержение?" Надменно спросила Деф. "Такое, какое. Что поддельный Митька про меня наплел". "Вот еще". Девочка презрительно фыркнула. "Тогда не пойду никуда". Я уселся на пол в коридоре. "Они теперь невесть что про меня думать будут и относиться соответственно. И как мне быть?" "Ладно". Смилостивилась она. "Будет тебе опровержение. Иди, давай".
   Дверь за мной никто так и не закрыл, или Деф замок открыла. Я осторожно заглянул в квартиру. В комнате слышался рассерженный голос Насти.
   - С ума сошел? - Возмущалась она. - Такое наплести, как у тебя язык повернулся?
   О, это про меня. Я быстренько напялил тапки и проскользнул в комнату.
   - Не мог Кузька торт официанту на голову одеть, - возмущенно продолжала она, - и в голом виде по залу бегать, тоже не мог. Сочиняешь ты все! И про Лешу тоже сочинил, так ведь?
   - Сочинил. - Противным голосом подтвердил я. - Еще как сочинил. - Я с неприязнью посмотрел на Деф, она в ответ обворожительно улыбнулась.
   - Так весело же было! - Обрадовался Митька. - Смешно же!
   - Так ты что, сочинил все, что ли? - Догадался Колька.
   - А то. - Митька гордо подбоченился. - Правда, здорово получилось?
   - Не то слово. - Колька заметно скис. Я удивленно посмотрел на друга. Вот оно как, понравилось ему, получается, что я за кривозубой страшилой бегал, в то время, как его самого Деф целовала. Получается, появилась меж нами баба и все, дружба кончилась? Я задумался.
   - Так что на самом деле было? - Спросила Деф и кинула на меня многозначительный взгляд. Я прошел к креслу, мимоходом подвинув ее в сторону, дабы не стояла на проходе, и с комфортом развалился, закинув ногу на ногу. Настя растерянно посмотрела на меня, потом на нее.
   - Что было? - Повторил Митька. - Когда Колька с Деф убежали, мы еще немного покидали шары, да и домой пошли. Вот и все, собственно.
   - И не за какой кривозубой девчонкой Леха не бегал? - Уточнил Колька, а еще друг, называется. Деф кинула на меня лукавый взгляд, я нехорошо поглядел в ответ, заметил непонятный взгляд Насти и сделал непринужденный вид.
   - Не было никакой кривозубой девчонки. - Неохотно подтвердил Митька. - Придумал я такое. Парень со сломанным носом был, а девчонки не было.
   - Что за парень? - Заинтересовалась Настя.
   - Да так. - Митька махнул рукой. - Мутный типчик.
   И почему никто вокруг не догадывается, что Митька поддельный? Сроду он таких выражений не употреблял. Почему Деф творит, что хочет, и никакой на нее управы нет, спрашивается? Хорошо, что она в большую политику не лезет, подумал я, встретил ее задумчивый взгляд и испугался.
   - А пойдемте в парк гулять? - Предложила Деф. - В пруду искупаемся. Как вам?
   - Не, не пойдем. - Тут же возразил я. - Давайте лучше Деф в магазин за вкусняшками отправим и пир устроим. Отметим, так сказать, возвращение друга.
   - Ты о Мите? - Настя не поняла, остальные промолчали.
   - О Мите. - Подтвердил я. - Тем более, у Деф халявные сто евро завалялись.
   - Какие, сто евро? - Она удивленно округлила глаза.
   - Такие, какие. - Я подошел к ней и протянул руку. - Давай.
   - Мальчик бредит. - Деф весело улыбнулась. - Откуда им взяться?
   В глазах вспыхнула разноцветная круговерть красок, я увидел светящиеся линии, уходящие в потолок от стоящей передо мной девочки.
  - Дай. Сюда. - Медленно сказал я. Насмешливо улыбающаяся Деф вздрогнула, поменялась в лице и, потупив взгляд, с реверансом протянула мне купюру. Колька засмеялся.
   - Что у тебя с глазами? - Настя подошла, обеспокоенно заглянула мне в лицо.
   - Что? - Я словно очнулся. - Что у меня с глазами?
   - Мне показалось, - неуверенно произнесла Настя, вглядываясь мне в лицо, - будто они у тебя стали синими, как у Деф и зрачки сузились в вертикальные, будто у кошки.
   - Ну, ты Настя, даешь. - Колька аж присвистнул. - У Лехи глаза серые, как у меня. А у нее они... - Он замолчал, удивленно глядя на испуганную Деф. - Ты что?
   - Испугалась, что память подводить стала. - Предположил я, небрежно помахивая купюрой. - Сто халявных евро, вот они. Забыла совсем.
   - Почему, халявных? - Спросил Колька.
   - Потому что полученные в боулинге, - объяснил я, - по сути, просто так.
   - Это когда? - Колька недоумевающе переводил взгляд с меня на подавленную Деф.
   - Ты в это время шар кидал. - Я протянул купюру ей назад. - Держи и иди в магазин, накупишь вкусняшек, горячий шоколад...
   - Какой горячий шоколад? - Настя недоуменно посмотрела на меня, на Деф. Та, не поднимая глаз, взяла купюру и повернулась, собираясь идти. - И не продадут ей в магазине ничего за евро.
   - Ей продадут. - Уверенно заявил я и уселся в кресло, закинув ногу на ногу. Вот ведь, получилось у меня, пусть и на время, на несколько секунд всего, превратить свои глаза в глаза Госпожи. Сколько до этого пытался, не выходило, лишь зря на Деф пялился, а тут вышло, и удачно-то как. Я покачал тапком и довольно поглядел на продолжавшую неподвижно стоять девочку.
   - Что стоим? - Поинтересовался я. - Чего ждем?
   Она медленно обернулась.
   - А зачем мне куда-то идти? - Деф улыбнулась. - Правильно Настя говорит, не продадут мне ничего в магазине за евро, тем более, не настоящие. Игрушечные.
   Она показала обратную сторону купюры с какими-то веселыми мультяшными рожицами. Настоящие они были, я сам видел, это вредоносная космическая змеюка их мне назло подделала. Все, накрылись американские горки тем самым тазом. Я недовольно насупился.
  
  
  
   - Пойдем лучше в парк купаться. - Предложила Деф. - У меня купальник есть, а у тебя, Настя?
   - Ты в нем постоянно ходишь? - Удивилась она.
   Деф пожала плечами. - Неизвестно, как жизнь повернуться может.
   - Вот-вот. - Подтвердил я. - Приходишь в себя, например, в гараже, а потом...
   - Ты идешь, или нет? - Перебила меня Деф и с яростью посмотрела на меня. "Совсем дурак?" Мысленно спросила она. "А то". Я довольно кивнул. "Обещание помнишь?" Спросила девочка. "Помню". Подтвердил я. "И что?" "Так выполняй. Идем в парк".
   - Вы чего? - Колька опасливо разглядывал нас с Деф. - Смотрят друг на друга и молчат, только ноздри раздувают.
   - Любовь у них. - Настя весело улыбалась.
   - Что?! - С негодованием завопили мы с космической девчонкой хором. Она оскорблено отвернулась, а я продолжил:
   - Какая, к бабушке, любовь?! Да если бы я мог, я бы... - И замолчал. Деф повернулась, сжимая кулачки.
   - Что, ты бы? - Спросила она, глядя мне в глаза.
   - Сбежал бы за тридевять земель. - Не отводя взгляд, произнес я.
   - Не получится. - Сказала она.
   - Знаю. - Я помолчал. - Ну что, пойдем купаться? - Я посмотрел на продолжавшую улыбаться Настю. - И вовсе у нас не любовь. Тут другое.
   - Что? - Хором спросили Настя и Деф. Я весело заулыбался. - Тут дикий пушной зверек, писец называется. Так мы идем?
   - Идем. - Настя недовольно хмурилась, очевидно, решила, я издеваюсь. - Сейчас переоденусь и идем.
   - А причем тут гаражи? - Спросил Колька.
   - Какие гаражи? - Удивился я. - А, понял. Так, просто к слову пришлось.
   Колька постучал себя по лбу. - Вот как ты упал тогда на поле, с тех пор у тебя крыша и едет. Может, все же попали тогда тебе мячом по голове?
   - Может, и попали. - Согласился я.
   - Может, тебе к доктору надо? - Продолжил развивать сердобольный Колька тему о моем здоровье.
   - Не надо. - Сказал я, глядя на невозмутимую Деф. - Это не лечится.
  
  
  
   Старый парк от нас в четверти часа ходьбы. Мы добежали за пять минут, на ходу скинули одежду и с воплями влетели в пруд. Не очень хорошо я плаваю, если честно, но всеми силами старался не отставать от Кольки, который, рисуясь перед девчонками, вальяжно рассекал ледяную водную гладь то кролем, то брассом. В конце концов, я плюнул, в прямом и переносном смысле слова, и потихоньку задрейфовал на спине, изображая айсберг, отколовшийся от вечных льдов, и неожиданно провалился в толщу расступившейся воды. Разумеется, я дико заорал, хотя практически сразу понял, чьих противных ручонок подобная гадость, опять треклятая Деф беспредельничает, чтоб ее.
   - Отпусти меня! - Возмущенно кричал я, растопырив в невесомости руки и ноги. - Что я тебе плохого сделал? Не буду я тебя больше в магазин отправлять, обещаю!
   - Обещаешь? - Поинтересовалась появившаяся рядом одетая в купальник Деф.
   - Да!
   - Ну и хорошо. - Она беззаботно летала вокруг меня внутри шара примерно трех метров в диаметре. За его прозрачными стенками зеленела вода, я заметил несколько промелькнувших рыбешек. Страшно мне было еще больше, чем при вылете из окна своей комнаты. Казалось, изумрудная стихия вот-вот захлопнется и раздавит меня к той самой бабушке.
   - Клаустрофобии нет, хорошо. - Удовлетворенно заметила девочка.
   - Да хватит издеваться! - Не выдержал я.
   - Никто не издевается. - Невозмутимо ответила она. - Просто проводится натурный эксперимент. - Как себя чувствуешь?
   - Погано себя чувствую. - Сварливо сообщил я. - Ты чего такое еще задумала?
   - Проверяю на практике свойства видоизмененного защитного купола. Голова не болит? Не кружится?
  - Нет. - Ворчливо пробурчал я.
   - А уровень кислорода в крови упал. - Пропела она довольным голосом, прямо как Хозяйка Леса, честное слово.
   - Ты чего? - Я опасливо покосился на нее.
   - Ничего, все хорошо. Доведем кислород до нормы и все.
   - Что, все? - Я испугался. И зачем только я ее доводил, у нее, вон, крыша окончательно съехала. Утопит к клубеням на фиг.
   - А что, хорошая идея. - Подтвердила Деф мои наихудшие опасения.
   - Холодно. - Я обнял себя за плечи, застучал зубами.
   - Холодно. - Подтвердила девочка. - Изменим температуру до комфортных двадцати четырех. - Она ехидно улыбнулась. - По Фаренгейту.
   - Чего?! - Завопил я. Я смутно знал, что таблицы температур по привычному Цельсию и непонятному Фаренгейту отличаются, причем здорово, соответственно, понял, что зловредная Деф собралась меня то ли изжарить, то ли заморозить.
   - Шучу. - Девочка улыбнулась. - По Цельсию.
   - То-то же. - Проворчал я, стало существенно теплее. - И долго я так висеть буду?
   - Сколько надо. - Она нахмурилась. - Интересно, почему у тебя подобная реакция на мой азот?
   - На твой что? - Вот ведь попал, перепугано подумал я. Это как нагрешить надо, чтобы оказаться на дне пруда со спятившим искусственным интеллектом, повисшим в десятках тысячах километрах над Землей?
   - Это да. - Деф весело заулыбалась, и я поневоле засмотрелся на милые ямочки на ее щеках. - Нагрешил, не то слово. С кем ты целовался, говоришь? С Блондой? И как, приятнее, чем со мной?
   - С тобой у нас были медицинские процедуры. - Выдал я, от страха, наверное, и испуганно зажмурился. Зачем такое ляпнул, спрашивается?
   - А с ней, значит, любовь? - Уточнила девочка, и я в ужасе оглянулся на зависшую в неподвижности вокруг воду. Вот ведь, Моисей новоявленный, блин.
   - Да не пугайся ты так. - Она облетела меня по кругу. - Шучу я. Правда, весело?
   - Обхохочешься. - Подтвердил я.
   - Вот-вот. То ли еще будет.
   Я обеспокоенно задумался, может ли сказанное являться угрозой. По всему выходило, да.
  
   - Долго еще я так висеть буду? - Недовольно спросил я.
   - А что, есть какие-то раздражающие факторы? - Заинтересовалась Деф тоном заботливой медсестры, только что поставившей клизму.
   - Какие еще факторы? - Возмутился я. - Долго мне висеть еще?
   - Сколько потребуется. - Надменно сообщила девочка. Вот грымза. - Я слышу. - Грозно сказала она.
   - А я ничего такого и не говорил. - Как ни в чем не бывало, произнес я и объяснил: - У тебя глюки, тебе надо толковому программисту показаться.
   - Шутишь? Хорошо. - С пугающей, как мне показалось, интонацией перебила меня Деф. - И кислород в норме. Все, поехали.
   - Куда? - Я испугался не на шутку.
   - На дно Филлипинской впадины.
   - Чего?! - Возмущенно заорал я.
   - Того. - Крайне вредным голосом ответила Деф.
   - Нас ребята попалят! - Перепугано завопил я. - Ушли купаться, и пропали, решат, утопли! МЧС с пожарными позовут! Весь пруд перекопают, а нас нет!
   - Не попалят. Видишь, мы на берегу загораем? - Девочка мотнула головой и я, приподнятый над водой, увидел себя и ее, комфортно расположившихся на травке. Со стороны на себя смотреть крайне странно, не таким я себя представляю, какой-то я совсем маленький, тощий весь и нескладный. Может, спортом стоит заняться? Зато Деф что тут, что там, выглядела одинаково. "Как?" Она прищурилась. "Здорово". Неохотно ответил я, а вдруг зачтется, и мы никуда не поедем. "Поедем". Разрушила она мои несмелые ожидания. "Да как так?" В бесконечный раз возмутился я. "Я с тобой не общался, просто думал, а ты все равно в мысли лезешь. Ты мою приватность в голове не рушь, я понятно излагаю?" И откуда что появилось, неясно, со страха, наверное, и не такое на ум вылезет. "Понятно излагаешь". Согласилась вредная девчонка. "Но наши потенциалы растут, и взаимная связь увеличивается. Ты замечал, что можешь меня мысленно не только слышать, но и видеть?" "Частично могу". Подтвердил я. "Словно краем глаза за тобой наблюдаю. А что?" "Права была Госпожа". Задумчиво произнесла Деф. "Проблем будет много". "Каких таких проблем?" Заволновался я. "Таких, каких". Невесело ответила девочка. Да сколько можно неурядиц на мою голову, спрашивается? "Так, молчи". Строго сказала она. "Взлетаем". Вода вокруг пропала, и со всех сторон появилось бескрайнее небо. "Да поесть хоть дай!" Раздраженно воскликнул я. "Голодный я, с утра крошки во рту не было!" "Будут тебе во рту крошки". Пообещала Деф и мой рот, действительно, наполнился крошками, похоже, от торта. "Бисквитный". Сообщил я, прожевав. "Мой любимый". Ответила Деф. "А мне больше нравится безе". Сообщил я. "Ну и дурак". Ответила девочка. "Почему еще?" Обиделся я. "Потому что бисквитный вкуснее". "Это ты как решила?" Ехидно поинтересовался я. "По статистике. Большинству людей нравится бисквитные торта. Или торты?" Она задумалась. Я воспользовался случаем и попробовал сбежать, посучив ногами туда-сюда. Я как прикинул, если выпрыгну из пузыря, упаду в атмосферу под ногами, и Деф неминуемо придется меня спасти, а там я и дома.
  
  Побег, впрочем, не удался, из центра шара я, похоже, в принципе сдвинуться не мог. "Ну и идиот". С удовольствием сказала Деф. "Выйдешь за оболочку сферы, и раздуешься от закипающего в крови азота, как воздушный шарик. Я тебя, конечно, спасу, но мозг твой может повредиться не по-детски. И кем ты после этого станешь?" "Кем?" Послушно спросил я. Озвученные Деф перспективы неожиданно настроили меня на философский лад.
  "Кем". Недовольно повторила Деф. "Кем и был. Идиотом". "Значит, мне ничего не угрожает". Обрадовался я. "Дай прыгну". "Совсем сбрендил". Раздраженно откликнулась девочка. "Сиди уже. Вернее, стой. Вернее..." Она не договорила.
  
  
   Я разглядывал далекую-далекую землю под ногами, наверное, так ее видят космонавты из космоса. Потом огляделся по сторонам и ахнул. Мама дорогая, так я в нем и нахожусь! Звезды вокруг, ярчайшее око светила, белоснежные лохмы облаков далеко под ногами, какие-то пятна, круто. Нет, не зря я тогда сказал, что летчиком хочу стать, видать, есть у меня в крови тяга к небу. Я посмотрел на кружащую рядом, словно акула, Деф, и моя радость существенно померкла. Вот ведь прицепилась... Клещ, какой, прямо. "Что ты сказал?" Нейтрально поинтересовалась девочка. Я прокашлялся, и внутренне, и вслух, посмотрел на далекую землю под ногами и оживился. "Слышь, Деф, а ведь мы с тобой сейчас в космосе?" Я начал разговор издалека. "Это ты сейчас в космосе". Раздраженно, не знаю почему, ответила девочка. "А я здесь постоянно". "Вот". Обрадовался я. "Так давай такое дело отметим?" "Что сделаем?" Деф перестала кружить вокруг меня и растерянно остановилась, от удивления ухватив меня за ногу. А пальцы у нее горячие, я чуть ожог не получил. "Отметим такое событие, говорю". Скривившись от боли, я потер ногу. Защитник, блин, больше урона наносит, нежели спасает. "Визит вежливости нанесем". Терпеливо произнес я. "В гости пришли, а не постучались. Неудобно". "Что неудобно?" Совсем растерялась девочка. "К кому в гости? " "МКС найди". Я окончательно утомился. То вся из себя, проницательная такая, то... "Что ее искать?" Откликнулась Деф. "На горизонте она. И что?" "Ничего". Раздражать стала, прямо, больше некуда. "Поехали туда". "В смысле?" Не поняла девочка. "В коромысле!" Рявкнул я. "К МКС перемещай меня! Только осторожно, ценный груз везешь, не картошку. Знакомиться будем". "Зря я тебе последний препарат ввела". Расстроено заметила Деф. "А то". Согласился я и добавил: "Зря ты вообще со мной связалась". "Это да". Печально согласилась она. "Выбора не было".
  
   Я оказался рядом с космической станцией, неспешно облетел ее, разглядывая антенны и солнечные батареи. Пожалел, что сотовый остался в штанах, сейчас такое селфи сделал бы, загляденье. Вот этажерку нагородили, офигеть, здоровенная какая. "А где вход?" С интересом спросил я. "Там же, где и выход". Раздраженно ответила Деф. "Ты что задумал?" "В гости зайду". Непринужденно сообщил я. "Никогда еще с настоящими космонавтами не общался". "А я кто?" Обиженно спросила девочка. Я задумался. "Не знаю". Наконец честно ответил я. "Недоразумение какое-то". "Никуда ты не пойдешь!" Тут же вскинулась она. "Да пошутил я!" Я даже руки перед собой выставил, оправдываясь. "Шутка юмора, понимаешь. Вход мне ищи. Стой! Тпру! Это что, никак там космонавт в скафандре висит?" Я несказанно обрадовался. "Полетели к нему, поздороваемся". "Я в этом абсурде не участвую". Категорично объявила Деф и исчезла. "Ну и ладно". Буркнул я. "Не очень то и хотелось". Я подлетел сзади к ковыряющемуся в откинутой панели скафандру и похлопал его по плечу.
   - Привет! - Радостно крикнул я в стекло шлема недоуменно развернувшегося космонавта. - Как дела?
   - О, майн год! - Закричали внутри и попробовали убежать, впрочем, безуспешно, помешал страховочный трос. Глядя на безуспешные попытки скафандра покинуть мое общество, я любезно отстегнул мешавший карабин. Испуганно причитающий на иностранном языке астронавт полетел в сторону люка, проворно перебирая руками по поручням, но тут ему помешал второй трос, дернувший прыткого акробата обратно. Я отстегнул и его, и с интересом понаблюдал за отчаянно брыкающимся скафандром, отправившимся в свободное плаванье. "Как летит". Я причмокнул от удовольствия. "Орел". Увидел в иллюминаторе обеспокоенные лица, подлетел и приветственно помахал перед их носами рукой. - Привет! - Улыбнулся и постучал в иллюминатор. Лица пропали, я с недоумением заглянул внутрь. - Есть кто дома? - Опять постучал, на этот раз посильнее. - Это вы куда подевались? - Подплыл к другому иллюминатору, постучал и в него. "Ты зачем народ пугаешь?" Строго спросила Деф. "А?" Я оглянулся, но ее рядом не было. "Почему пугаю", возразил я, "поздороваться хотел, может, автограф взять. А что?" "Там джентльмен в скафандре, между прочим, описался". Еще строже произнесла девочка. "Ты зачем ему страховочные фалы отстегнул и в открытый космос отправил?" "Так он сам захотел". Возразил я. "Вот пусть и полетает". "Ты зачем ЧП на станции устроил?" Не унималась вредная девчонка. "Они уже и с Хьюстоном, и с Королевым связаться пытались, кричат, Джона похитил инопланетный монстр в виде голого мальчишки и теперь пытается разбить иллюминатор, чтобы проникнуть на станцию. Хорошо, я им связь отрубила, и камеры, кстати, тоже". "Это ты правильно". Согласился я и мстительно добавил: "Еще и свет им отруби. Ишь какие, монстр я, понимаешь, еще и голый. Не буду я у них автограф брать, перебьются". Посмотрел на лица, прильнувшие к иллюминатору с другой стороны, сделал свирепую рожу и ткнул в стекло сложенными рогулькой пальцами. "У-у-у!" Лица испуганно исчезли, а я расстроился, если честно. Так здорово было бы во дворе мимоходом сказать: "А вот мой знакомый космонавт..." М-да, не задалось знакомство. Может, надо было торт прихватить?
  
  
  "Все, успокоился?" Кротко поинтересовалась Деф. "Успокоился". Печально подтвердил я. "Разумеется", продолжила она ехидным голосом, "как людей до истерики довел, так сразу и успокоился". "Какой такой истерики?" Не понял я. "Это кого я довел?" "Кого? Двое на станции теперь без остановки таблетки глотают, третий вовсе в посадочном модуле заперся, а тот, что в скафандре, вообще, рыдает. Как бы ни спятил". "Да ладно?" Удивился я и приветливо помахал маленькому силуэту на фоне звезд. Очевидно, он мой жест заметил, так как ручками и ножками засучил сильнее. "Оставь его в покое!" Строго прикрикнула Деф. "У него нервный тик начался!" "Да все уже, все". Пробурчал я, озираясь. Может, антенну, какую на память отломать?
  "Полетели уже!" Крикнула Деф и, схватив меня за щиколотку, поволокла прочь от станции.
  
  "Да полетели, полетели". Заворчал я. "Кстати". Я спохватился. "Ты этого, описанного, на место верни, а то, как-то неудобно выйдет. Скажут, опять русские виноваты, на этот раз в том, что их Джон описался и в космос улетел".
   М-да, не получилось у меня космонавтом стать. А жаль.
  
   "А почему ты в прошлый раз меня по небу не повезла, а в подземелья отправила?" Спросил я. "Потому что я тебе не такси". Огрызнулась Деф. "И сейчас не повезла бы, но Сети больше нет". Она помолчала. "И защитный купол такого вида я первый раз использую". Я забеспокоился. Не зря она, значит, эксперименты в пруду проводила, проверяла, выходит, лопнет, или не лопнет. Я обеспокоился еще сильнее. "Мы что, падаем?" "Снижаемся". Девочка подплыла ближе к стенке шара, показала мне рукой. "Вот Филлипинские острова. А вон там впадина". Водная поверхность стремительно приблизилась, стали заметны отдельные волны с пенными барашками наверху. "Какие волны большие". Я забеспокоился еще пуще. "Там что, буря?" "Шторм". Подтвердила Деф мои самые нехорошие опасения. "А почему облаков нет?" Я огляделся. "Почему, есть облака. Просто я не стала их изображение показывать". "Почему?" Не понял я. "Потому". Туманно ответила девочка. "Ты видишь смоделированную мной картинку. И на ней нет ни туч, не..." Она замолчала. "Чего нет?" Подозрительно спросил я. "Молний нет". Неохотно ответила та. "И смерчей тоже". "Там еще и смерчи есть?" Испугался я. "Есть". Неохотно подтвердила Деф.
  
  "Покажи". Неожиданно загорелось мне. "Зачем?" Девочка подняла на меня глаза. И такие они были удивленные и полные непонятного восторга, что мне немедленно захотелось свершить подвиг и, минимум, положить к ее ногам голову дракона, а максимум, бесстрашно полюбоваться на безумство стихии и, может быть, даже иронично пошутить, небрежно обнимая Деф за плечи. Я тряхнул головой, отгоняя непонятный бред, вот ведь навеяло. Хотя, рациональное зерно, безусловно, есть, пора ей показать, не о самом трусливом парне на свете она заботится. "Показывай, давай". Велел я и гордо скрестил руки на груди. "Все кажи". Перед глазами сверкнуло, уши сотряс гром и завывание ветра, а брызги пены с огромной волны едва не смыли меня в пучину, так мне, по крайней мере, показалось в первую секунду. Если научатся создавать подобные спецэффекты в кинотеатрах, половина зрителей после сеанса отправится в психушку, а вторая, не моргнув глазом, встретит любые испытания, включая зомби-апокалипсис и даже приезд любимой тещи. Я же, всего-навсего, тоненько завизжал и сжался, закрыв голову руками. "Давай я тебя за руку подержу?" Без тени улыбки предложила девочка. "Не так страшно будет". Я пришел в себя, выпрямился и осторожно выглянул из-под ладоней. "А мне и не страшно вовсе". Смело объявил я. "Я что, фильмов про морские приключения не видел?" В каждом из них обязательно есть момент про Шторм с большой буквы. Я оказался в зале с просмотром в режиме "семь Д", все вокруг, лишь иллюзия, я в полной безопасности, сижу в кресле, ем попкорн и все хорошо. "Как бы ни совсем". Дипломатично заметила Деф. "Ты не дома в кресле, а посреди океана в центре урагана". Вот как так, только я себя настроил, нашел ниточку, привязавшую сознание к зыбкому спокойствию, а она ее пилить пытается. "И что?" Не сдавался я. "Помню, взял я как-то у Блонды расческу, вот там такой ураган случился..." "Тут не психологический". Пояснила вредная девчонка. "Тут природный".
  
   Не знаю, как, но ни в коей мере не благодаря Деф, а вопреки, я окончательно убедил организм в виртуальности бушевавших вокруг катаклизмов и без малейшего почтения глядел на вскипающую вокруг пену. Даже удовольствие получал, честное слово. Спустя немного времени мы с восторженными воплями - вообще-то, орал лишь я, - спиралями завивались в смерчи и навылет пронизывали гигантские волны. А еще позже, я парил, раскинув руки, в центре бушевавшей стихии и безумно хохотал при каждом ударе молнии. "Совсем спятил, адреналинщик фигов". В очередной раз возмущенно бормотала девочка меж раскатов грома и вновь нетерпеливо спрашивала: "Когда мы на дно отправимся?" "Давай еще немного". С счастливой улыбкой просил я в несчетный раз. И внезапно мое внимание привлекло промелькнувшее в вспышке ярко-белое пятнышко. Я пригляделся. "А там что?" Ткнул пальцем. "Судно". Недовольно ответила девочка. "Плывет себе мимо. Тебе что?" "Да какое оно плывет". Я с любопытством смотрел на швыряемую волнами хрупкую посудину. "Оно не плывет, оно не тонет чудом". "И что?" Обозлено спросила Деф. "К нашим проблемам это как относится?" "Никак не относится". Подтвердил я. "Но, согласно всем законам жанра, мы должны им помочь". "Помогай". Согласилась девочка. "Это как?" Я удивился. "Лучше ты давай помогай". "Как?" Ехидно поинтересовалась она. Я задумался. "Устрой вокруг них зону спокойной воды". Придумал я. "Делать мне больше нечего". Деф пренебрежительно фыркнула и я разозлился. "Значит, как об описанном астронавте заботиться, ты первая, а спасти несколько обычных моряков, тебе лень?" "На станции мог разразиться скандал с далеко идущими последствиями". Возразила девочка. "Однако, все живы, соответственно, нет тела, нет дела. А во время подобного урагана может потонуть не одна такая яхта. Штормовое предупреждение они получили, но игнорировали, встретить романтический рассвет посреди волн, очевидно, показалось важнее. Они сами выбрали свою судьбу. У нас своя судьба, у них своя. Ныряем на глубину, и мне надоело отвечать на Колькины шуточки про твои ноги". "А что с ними не так?" Растерялся я. "Не знаю. Ревнует он меня к тебе, вот и отрывается, как может". "Эва как". Впечатлился я. "Тогда про нос его что-нибудь загни, нос его слабое место". "Что не так у него с носом?" Удивилась Деф. "Патологии не вижу". "Картошкой он и Колька по такому поводу страшно переживает. Что еще там интересное происходит?" "Настя с Митей спорят на религиозную тему, я наблюдаю, как Колька сейчас с тобой драться будет, какие-то люди вдали нас на камеру снимают". "Весело там". Позавидовал я. "А чего Колька со мной в драку лезет?" "Я в качестве тебя ему сказала, что у него нос как огурец, а уши, два лопуха. Хороший завтрак для какого-нибудь козла получиться может". "Ну, ты вообще, безбашенная". Изумился я. "Про уши то зачем?" "Так они лопоухие". Объяснила Деф. "Если унижать по принципу физических отклонений, уши подходят больше всего". "Нашла, о чем смеяться". Я покачал головой. "Он мне как-то по большому секрету признался, что ложится спать, перевязывая их полотенцем, дабы они постепенно нормальную форму приняли. Сколько раз, поэтому в школу опаздывал, не сосчитать. Разнимай нас давай". "Уже". Сообщила девочка. "Сказала, кто первый продолжит, того в черный список внесу. Настя, похоже, за тебя переживает". "Почему так думаешь?" Мне стало любопытно. "Когда к тебе обращается, сердцебиение учащается и зрачки расширяются. Нравишься ты ей". "Думаешь?" Я застеснялся и от смущения принялся с интересом рассматривать окружающий хаос. "Кстати, а корабль где?" Я растерянно огляделся. "Куда подевался?" "Какое тебе дело до этой яхты?" Зло зашипела Деф. "У нас свои проблемы есть". "Проблемы у меня всегда были, есть и будут". Согласился я. "Особенно теперь, когда еще и ты появилась. Так куда корабль делся?" "На дно пошел. Бревном с сухогруза борт пробило, перевернулся и затонул". "Так спасать надо". Я решительно осмотрелся. "Где корабль? Ныряем и всех вытаскиваем". "Кого, всех?" Нетерпеливо возразила девочка. "Там всего два человека. И то, были". "Как, были?" Испугался я. "А ну, немедленно достала яхту на поверхность!" Деф повернула ко мне перекошенное яростью лицо и, по-моему, даже сквозь грохот волн и шум ветра я услышал ее зубовный скрежет. "Живо!" Я махнул рукой, словно отдавая приказ: "пли". Девочка с негодованием отвернулась и впереди по курсу, разбрасывая брызги, появилось нечто белое. Дно яхты, сообразил я и повелел, ткнув пальцем: "Переверни, как положено". Взмахнув огрызком мачты, судно закачалась на гигантских волнах. "Создай спокойную зону". Велел я, ступая на мокрую палубу. Надо мной, обдав брызгами, в считанных сантиметрах от головы пролетел конец здоровенного бревна, на миг высунувшегося из воды. "Ты совсем офигела?!" Возмущенно завопил я, утираясь. "А если бы он мне по башке заехал?" "Извини, не досмотрела". Процедила Деф. "Все?" "Нет, не все". Оскорблено ответил я. "Где они?" "Кто?" Бесстрастно спросила девочка. Я окончательно разозлился. "Ты мне дуру не включай, ясно тебе?! Обоих пассажиров на палубу передо мной, живо!" "Не надо лезть в игру, не зная правил и игроков!" Отчаянно выкрикнула девочка непонятную фразу. Только что соляным столбом неподвижно стояла, и на тебе, какой накал страстей, припадочная. Я разозлился еще сильнее, хотя куда больше, непонятно. "Быстро их сюда!" Заорал я. Поверхность яхты взорвалась в двух местах, и в облаке щепок около моих ног с мокрым шлепком упало два тела. "В конец охренела?" Я испугано попятился. "Ты что творишь?" "Исполняю Вашу волю". Шипящим голосом ответила Деф. "И не шипи на меня". Тоном ниже ответил я, глянув на руки. Маникюр, мать его, и очень кстати, прямо скажем. Видать, когда паникую, или какой другой стресс происходит, часть Госпожи вылезает наружу посмотреть, что там интересное случилось. Переизбыток адреналина подстегивает данный процесс, или другие факторы, не знаю, но закономерность прослеживается, несомненно. Защищает Госпожа свою собственность, ничего не скажешь, даже почти с того света, а что, терять ей нечего, только меня. Да, вспомнил я, еще и этот, как его... Центр Жизни. Я перевел взгляд на неподвижные тела. "Приведи их в чувство". Велел я. Деф медленно подняла на меня глаза с вертикальными ниточками зрачков. "Быстро!" Рявкнул я. Девочка опустила взгляд. Тела передо мной содрогнулись, изо рта и носа хлынула вода, их перевернуло и забило в судорожном припадке. Я попятился. "Они мертвы". Бесстрастно произнесла Деф некоторое время спустя. Тела перестали корчиться и неподвижно застыли у моих мокрых золотистых туфелек. "Не так, дрянь". Пропел я и опустился перед ними на колени. "Все будет не так". Заключил я куплет и поднял руку с потянувшимися от ногтей узорами.
   Я сидел на палубе, сжимая ладонями лицо. Убрав руки, посмотрел на обнявшуюся мокрую парочку, испуганно следящую за мной. Перевел взгляд, осматриваясь вокруг. Изуродованная яхта неподвижно стояла в гладком как зеркало круге воды метров тридцати диаметром, а за невидимыми стенками гигантского аквариума бушевала стихия, разъяренно бились волны, и неистовый ветер рвал пену в клочья. Особо впечатляло, когда через наш островок спокойствия прокатывал особо гигантский вал, оставляя справа и слева от нас изумрудный срез воды. Прищурившись, я посмотрел на солнце. Оно с любопытством наблюдало за нами сквозь трубу из иссиня-черных грозовых облаков, окутанных вспышками молний. Над яхтой висела радуга из мельчайших капель воды и пронизывающих их наклонных золотых лучей. Деф видно не было, опять она не участвует, надо полагать. Жарко, как в бане, лечь и позагорать, что ли? Однако, не особо хорошо я себя чувствую, признаться. Молодой парень с чуть раскосыми глазами что-то спросил. Девушка его испуганно одернула. Он успокаивающе погладил ее по мокрым волосам, сказал что-то еще. "А где перевод?" Сварливо спросил я у Деф. "Тебе надо, ты и переводи". Обозлено откликнулась она. О как, ее благородие гневаться изволят. "Что ты злишься?" Миролюбиво спросил я. "Спасли мы двух человек, и хорошо". "Не лезь туда, куда не знаешь". Подавленно ответила девочка. "Эта игра не твоего масштаба. Раздавят как козявку, и я ничем помочь не смогу". "Какая игра?" Удивился я. "Ты, о чем?" "Такая, какая". Тихо ответила Деф. "Из-за которой Госпожа едва не лишилась жизни, и ты вместе с ней". "Причем тут они?" Я недоуменно показал на отшатнувшуюся пару. "Притом. Все в этой жизни, так или иначе, притом. Ты бревном по голове чуть не получил?" Напомнила она. "Именно". Согласился я. "И хочу тебе..." "Это предупреждение". Спокойно сказала девочка. Я опешил. "От тебя? За что?" "Не от меня. Нам". "От кого?" Я растерялся. "От других Игроков. Вернее, Игрока, в планы которого ты влез. По его плану они", - Деф возникла рядом и указала пальцем на испуганно отпрянувшую пару, - должны были сегодня умереть. Ты... мы, - поправилась девочка, - вмешались. Это означает, по сути, начало враждебных действий. Проще говоря, объявление войны.
   - Какой еще войны, что ты несешь? - Совсем растерялся я. - И откуда я мог знать, что кто-то что-то в отношении их надумал?
   - На них След. - Тихо сказала девочка.
   - Что на них? - Я ничего не понял.
   - След воздействия. Знак собственности Игрока. Они отмечены. - Не поднимая глаз, объяснила Деф. - По-людски говоря, прокляты. Или, наоборот. Понимаешь, я не одна такая. Надо было тебя предупредить, но я не думала, что вмешается Госпожа и их оживит. Зачем, не знаю. Слишком сложную для моего понимания игру она ведет. Я умоляла пощадить нас и исключительно из презрения к моему убогому состоянию, нам дали шанс. Тебе выбирать, как дальше сложится их судьба.
   - Как? - Тупо спросил я. Девочка указала рукой на клонящееся к закату солнце.
   - Там полетит большой самолет, и они окажутся на его борту. Или останутся посреди урагана на остатках этой яхты. Что выбираешь ты?
   - Разумеется, пусть летят на самолете. - Уверенно сказал я. - Что тут выбирать еще?
   - Выбор сделан! - Крикнула девочка в сторону солнца. Волны с ревом схлопнулись вокруг нас, и мы с Деф провалились под воду, мокрые, но, если судить по девочке, невероятно счастливые. Деф обхватила меня за шею и крепко поцеловала, после чего радостно закружилась вокруг в знакомом защитном пузыре.
   - Ты чего? - Я ошалело вытер губы. - Опять медицинские процедуры?
   - Если бы ты знал, кто это был. - Глаза девочки были распахнуты на все лицо. - Если бы ты только знал...
   - И кто это был? - Поинтересовался я.
   - Оказывается, есть плюс в моем увечном состоянии. - Потрясенно произнесла Деф, явно не слыша меня. - Если бы я не была калекой, прихлопнул бы как муху. - Она перевела взгляд на меня и с негодованием стукнула кулачком по моей груди. - А все ты виноват!
   Я потер пострадавшее место. - Разумеется. - Согласился я. - Зато они теперь живы и летят на большом красивом самолете.
   - Летят. - Машинально согласилась девочка, внезапно приняла очень серьезный вид, положила ладошки мне на щеки и приблизила лицо вплотную. Поцелует, подумал я, но вместо этого она прошептала: - Никогда не думай, что в разговоре с сущностями самый очевидный ответ самый верный.
   И что сказала? И не поцеловала, отодвинулась к стенке пузыря и принялась сосредоточенно вглядываться в зеленую тьму.
  
  
  
  Глава 7: День второй. Вечер.
  
  
  
   Неуютно мне было в тёмно-зелёном шаре, что и говорить. Вокруг муть непроглядная, пару раз тени непонятные промелькнули и все. Слегка пошевелил руками-ногами, пытаясь приблизиться к стенке шара, и ее коснутся, ага, как же. Громко и протяжно зевнул. Деф покосилась на меня и недружелюбно спросила: - Что?
   - Мне скучно. - Капризно ответил я. Девочка посмотрела еще более недружелюбно. - И что? Я похожа на клоуна?
   Я подумал. - Иногда, да. - И быстро заговорил: - Да пошутил я, пошутил! Тем более, - я улыбнулся, - ты спросила, я ответил.
   - Вот выбесиваешь ты меня. - С чувством произнесла Деф. Я удивился, что-то новенькое в репертуаре появилось, гляди ты, и от кого, интересно, набралась? Почувствовал нечто похожее на укол ревности, как тогда, когда Блонда не мою авторучку взяла, а мальчишки с соседней парты. Наблюдая за мной, девочка улыбнулась, но при напоминании о Блонде нахмурилась, причем нехорошо так, задумчиво. Надо бы позвонить однокласснице, забеспокоился я, и предупредить, чтобы ничего с косточками сегодня не ела, особенно устрицы, а лучше никогда больше не ела. Потянулся к телефону, вспомнил, что вишу посреди зеленого шара в одних трусах и опечалился. Так хотя бы пасьянс разложил или шарики покидал. Скукотища. - Долго еще? - Заныл я. - Хочешь посмотреть на доисторическую рыбу? - Спросила Деф. Я недовольно покосился на нее. - На кой ляд мне твоя доисторическая рыба? - Оживился. - Лучше кита покажи, а еще лучше, акулу. - Теперь недовольно покосилась уже девочка. - Здесь тебе не зоопарк. Не хочешь смотреть, и не надо.
   - Смотреть я, как раз, хочу. - Не согласился я. - Это ты мне ничего не показываешь.
   - Пожалуйста, смотри на здоровье. - Она пожала плечами. - Но имей ввиду, трусы у тебя одни.
   - В смысле? - Подозрительно поинтересовался я.
   - Если ты слишком сильно испугаешься и... - Деф не договорила и многозначительно посмотрела мне за спину пониже спины. - Я тебе трусы стирать не буду. Я тебе не жена.
   Ты давай не это, того самое, - оскорбился я, - не умничай, говорю. Когда такое было? - Девочка с ехидной усмешкой посмотрела на меня, и я стушевался. - Я тогда маленький был, семь лет всего, и в туалет сильно хотел, но не добежал... И вообще, - возмутился я, - хватит у меня в голове рыться!
   - Все, все. - Она подняла ладошки. - Включаю изображение.
   Мгла развеялась, и я оживленно завертел головой, изучая чуть зеленоватый мир, раскинувшийся на километры вокруг. - О, - восхитился я, - а что это за хрень с фонариком на палке? А вон там, вроде, осьминог? А это что такое, вдалеке? Покажи поближе! - Испугано отшатнулся от здоровенной зубастой пасти и завопил: - Да не так близко! А акулы где?
   - Акулы ближе к поверхности остались. А мы на дно направляемся.
   - А зачем?
  
   - На дне Филлипинского разлома встретились две тектонические плиты. - С выражением заговорила девочка, вытянувшись по струнке, словно отличница перед школьной доской. - И именно в верхней гранитной тектонической плите, - она сделала плавный жест, указав куда-то вниз, - и находится, вернее, находилась резервная база. Именно к ней и направляется наш экскурсионный батискаф. - И сделала книксен. Я важно покивал, словно толстый бюргер в туристической поездке по Красному морю.
   Я увлеченно рассматривал попадавшихся по пути тварей. При более внимательном взгляде они приближались, будто увеличивались в размере и неторопливо крутились на месте, давая себя получше рассмотреть, после чего продолжали неспешное плаванье.
   - Мы с тобой прямо как капитан Немо и его Пятница. - Восторженно поведал я и не понял, почему Деф так странно на меня покосилась.
  
  Чем ниже мы спускались, тем меньше рыб попадалось, в конце пути мы плыли практически в гордом одиночестве, зато на дне встретилось множество белых креветок с ладонь, ох и противных на вид, скажу я.
   - Дай мне одну. - Попросил я. - Девочка недоуменно оглянулась. - Зачем?
   - В класс принесу. - Радостно объяснил я. - Вот девчонки развизжаться.
   - Блондинку свою пугать будешь? - Подозрительно процедила она и задумалась. Решительно тряхнула волосами. - Нет. Перебьешься.
   - Жадина. - Я надулся.
   - Да. - Подтвердила Деф. - А еще говядина и турецкий барабан. Не мешай.
   Некоторое время я следил за девочкой, пристально вглядывающейся в дно, в конце концов, не выдержал: - Что ищем то?
   - Что ищем? - Задумчиво повторила она. - Вход мы ищем. Или выход, смотря откуда смотреть.
  
   - Куда вход? Ты говорила, уничтожено все.
   - Говорила. - Согласилась Деф. - Но моя Госпожа считает, корабль могло не затронуть. Соответственно, взлетную шахту тоже. Вот ее выход мы и ищем.
   - Какой смысл уничтожать базу, а корабль не трогать? - Я пожал плечами.
   - Нерационально уничтожать единственную ниточку к спасению. - Туманно произнесла она.
   - Чего? - Я с опаской покосился на нее. Опять заговаривается, не иначе. Девочка оглянулась.
   - Если я могу поднять тебя в стратосферу, не значит, что могу доставить и на Луну.
   - Почему? - Спросил я.
   - Слишком далеко.
   - А почему именно на Луну? Зачем?
   - Главная база именно на ней.
   - И зачем мне нужна эта самая Главная база? Прекрасно обойдусь и без нее.
   - Тебе не нужна. - Согласилась Деф и отвернулась. - А моей Госпоже нужна. Соответственно, ты туда и отправишься.
   - Да что за жизнь у меня такая. - Не выдержал я. - Все люди как люди, купаются, на травке загорают, отдыхают, одним словом. И один я мотаюсь, фиг знает где, то по подземельям, то в космосе, то по морям-океанам по дну в пузыре ползаю.
   - Почему один? - Девочка куда-то всмотрелась. - Не один. Со мной.
   - Тем более. - Обиженно подтвердил я. Она обернулась и, пристально глядя на меня, сурово сдвинула брови, совсем как я когда-то перед зеркалом в образе Госпожи. Я печально вздохнул.
   - Нет! - Вдруг отчаянно закричала Деф. Я задергался в испуге. - Нет, - тише сказала она и прошептала: - только не это...
   - Да что такое?! - Закричал я, озираясь. - На нас осьминог напал?!
   - Видишь это? - Девочка кивнула на освещенную лучом света круглую дыру в занесенном илом дне.
   - Вход в шахту с кораблем? - Догадался я.
   - Именно. - Бесстрастно подтвердила она.
   - И что не так?
   - Шахта уничтожена.
   - Почему? - Возразил я. - Края ровные, вон глубокая какая... - Я замолчал, увидев в глубине ее кучи ила. - Может, под илом... - Неуверенно начал я, но Деф отрицательно покачала головой.
   - Дальше все засыпано породой. Шахта уничтожена.
   - Значит, прокатились впустую. - Заключил я и добавил, вспомнив: - Зато ту сладкую парочку спасли.
   - Спасли?! - Выкрикнула девочка. Очевидно, началась запоздалая реакция на стресс. Как же так, ее любимая непогрешимая Госпожа вдруг взяла, да и облажалась, вот на мне теперь злость вымещает. Деф безудержно засмеялась, и я подумал, не спятила ли, часом. Частенько я об этом задумываться начал, как бы и действительно...
   - Спасли, говоришь? - Весело повторила она. - Да теперь все в том самолете погибнут. А все из-за тебя! - И с ненавистью уставилась на меня. Я совершенно растерялся. - А я причем?
   - Притом! - Злобно крикнула она. - Тебе выбор дали, либо они погибнут, как и должны, либо ты идешь во банк и поставишь на кон две жизни против почти двухсот сорока!
   - Какой еще кон? - Я испугался.
   - Такой! - Рявкнула Деф так, что я отшатнулся, вернее, попытался. - Это Игра, в которую ты влез, не зная о ней ничего! Жребий был брошен, результат пятьдесят на пятьдесят, с одной стороны жизнь, с другой, смерть! И проиграл! Выпало второе, но только теперь вместе с ними погибнут и еще двести тридцать семь человек!
   - Да я-то тут причем?! - В страхе завопил я. - Я-то, откуда что знал?! Ты ведь не говорила мне ничего! Сказала, выбирай, я и выбрал!
   - Поздно узнавать о правилах, если сделал ход. - Девочка устало опустила голову, зябко обхватила колени руками. - Летим домой.
   - Психи вы тут все. - Убежденно произнес я. - И ты, и твоя Госпожа, и Игрок твой... - Деф перепугано дернулась, но расслабилась, мало того, безмерно удивленно сказала: - Он смеётся. Ты его повеселил.
   - Кого? - Я растерянно огляделся.
   - Того. Давай молчи, лучше. Будешь болтать, разозлишь не его, так меня. Я тебе так сделаю больно... - Девочка сузила глаза и сжала кулачки. Я поднял руки. - Все-все-все. Молчу.
   - Вот и молчи.
   - Вот и молчу.
   - Вот и молчи!
   Я заткнулся, ну ее, в самом деле, опять током шарахнет, с нее станется.
  
   Вокруг стремительно светлело.
   - Акула! - Восторженно завопил я, тыча пальцем. Но она промелькнула, в туче брызг мы вылетели на поверхность и понеслись к зениту. Небо надо мной стало темнеть, показались звезды.
   - А почему туда, - я показал вверх, - а не туда? - Махнул в сторону, как мне показалось, нужного направления.
   - Атмосфера. - Коротко ответила Деф.
   - Чего? - Не понял я.
   - Нерационально проходить через плотные слои атмосферы, если можно подняться над ней и преодолеть путь беспрепятственно.
   - А почему ты раньше тащила меня над облаками?
   - Я память потеряла, забыл? - Девочка, устроившаяся в полуметре впереди и чуть ниже, оглянулась и с укором посмотрела на меня. - А моя Госпожа в очередном информационном файле сбросила инструкции о данной разновидности купола. Моей Госпоже не понравились энергозатраты на предыдущие способы твоего передвижения.
   - Почему моего? - Возразил я. - Нашего, ты же тоже здесь сидишь.
   Деф хотела возразить, но промолчала, с непонятным видом посмотрела на меня и отвернулась.
   - Может, еще раз на станцию залетим? - Я оглядел звездную россыпь вокруг. - Пришло мне тут в голову кое-что.
   - И не вздумай. - Девочка недовольно оглянулась. - Там и так скандал. Хьюстон требует немедленно отозвать всех на Землю, но в Королеве заупрямились. Тем более, российские космонавты в отказную пошли и утверждают, что ничего не видели, а американцы, мол, чем-то из своего рациона отравились, вот галлюцинации и словили. Если ты сейчас туда опять заявишься, МКС на карантин закроют. Тем более, на одном из обитателей станции есть След.
   - Что за след такой? - Не вытерпел я. - Ты какой раз о нем говоришь, но не объясняешь.
   - След прикосновения. - Хмуро ответила девочка. - Означает, что его ведут.
   - Кто ведет? - Я не понял.
   - Одна из сущностей Игроков.
   - Вообще ничего не понял.
   Деф вздохнула, повернулась ко мне, обняла себя за плечи. - Как тебе объяснить... След на человеке означает заинтересованность его судьбой кем-то из Игроков. Это может быть и в хорошую сторону, и в плохую, как у той пары с яхты. Хотя там, думаю, все совсем непросто.
   - Что там непростого? - Я раздраженно фыркнул. - Сначала их хотели утопить, теперь разобьют вместе с самолетом, полном других людей.
   Девочка странно посмотрела на меня.
   - Понимаешь, - осторожно начала она, - есть вещи... - И замолчала.
   - Ну, - поторопил я, однако она отвернулась и пробормотала: - Снижаемся.
   - Ты чего не продолжаешь? - Я попытался ее облететь и заглянуть в лицо. Ага, как же, сдвинуться из центра шара я не мог в принципе. Помолчал, потом спросил:
   - А на мне такой След есть?
   - Нет. - Хмуро ответила Деф.
   - Почему? - Я даже обиделся.
   - Ты вне игрового поля. Ты Игрок. Вернее, моя Госпожа была им. Как сейчас, не знаю. Отстань, мне делами заниматься надо.
   - Ну и ладно. - Я обиделся еще больше.
  
   Окончили путь мы в пруду, плавно приводнившись к поверхности. Раз никто на берегу не заорал и не забегал, тыча пальцами, значит, сели мы в невидимом состоянии. Б-р, ну и вода холодная! Я вынырнул, увидел невдалеке голову Деф, ближе к берегу плавали ребята.
   - Ай! - Воскликнул я, схватившись за нос. Он распух, на пальцах остались следы крови. - Вот зараза... - Я обозлено посмотрел на противную девчонку. Вылез на берег, подошел к загорающей Насте и повалился рядом, будто мокрый тюлень на гальку.
   - Больно? - Глядя на мой нос, участливо спросила она.
   - Больно. - Пожаловался я и злобно посмотрел на неторопливо плывущую вдалеке девочку. - Совсем Деф одурела. Нос то мой причем?
   - Деф наоборот, вас разняла. - Возразила Настя. - Хотя Колька и успел тебе по носу заехать.
   - Так это он, что ли? - Изумился я и вновь потрогал пострадавшую часть тела. - Да ладно, когда он мог успеть...
   Я застыл. Получается, Деф украсила меня распухшим носом для реалистичности. А если в следующий раз, пока меня не будет, мне крокодил ногу откусит, что тогда? Я с негодованием посмотрел на нее, не спеша выходящую из воды и оживленно болтающую с чрезвычайно веселым Колькой. Ну да, у него-то нос в порядке.
  
  
  Настя проследила за моим взглядом, сказала: - Весь день друг от друга не отходят. Как говорят в народе, соединились две половинки.
   - Ну да. - Подтвердил я. - Встретились два одиночества. Хорошо бы.
   Настя непонимающе посмотрела на меня. - Мне казалось, - растеряно произнесла она, - тебе Деф нравится...
   - Мне?! - Я нервно засмеялся. - Да если она переключит свое внимание на Кольку, это будет самый радостный день в моей жизни.
   Присевшая недалеко Деф кинула на меня уничтожающий взгляд и мило улыбнулась надувшемуся от гордости другу.
   - Ничего я не понимаю в ваших отношениях. - Настя задумчиво наблюдала за воркующей парочкой. - И, главное, вы ведь знаете друг друга всего ничего, только утром познакомились. - Она повернулась и внимательно заглянула мне в лицо. - Или нет?
   - Иногда и день за год показаться может. - Философски ответил я.
   - Может. - Размышляя о чем-то, подтвердила Настя. К нам подсел Митька.
   - Не нравятся мне те люди. - Тихо сообщил он. - Крутятся тут уже сколько и смотрят куда угодно, но не в нашу сторону. По теории вероятности не сходится.
   - Причем здесь теория вероятности? - Удивилась Настя.
   - Не важно. - Ответил он и выжидающе посмотрел на меня.
   Я задумался. Если Митька поддельный, а я это знаю точно, значит, его устами говорит мой космический цербер, весело смеющийся шуткам Кольки. Напрямую со мной общаться не желает, видите ли. Деф расхохоталась особо звонко, и я скривился. Не верю, как говорил Станиславский. Или Чернышевский? Не важно, как только что сказал Митька. Или Деф? Значит, люди наблюдают, говоришь?
   - Пойдем, прогуляемся? - Предложил я Митьке.
   - Пойдем. - Согласился он.
  
   - Вот Вам, Госпожа Деф, еще один урок. - Я деловито подтянул трусы, решительно вышагивая по асфальту в направлении черного внедорожника, периодически сбиваясь с грозной поступи командора от попадающих под босые ноги камушков. - Не пойдет Митька, - я на ходу поклонился опешившему приятелю, - прямо в пасть похитителей. Ну, никак.
   - Каких похитителей?! - Митька испугано застыл посреди дороги.
   - Неплохо сыграно. - Оценил я. - Но постановочка слабовата. Вот, не верю, ну совсем.
   Я глубокомысленно поднял палец к листве. - Шаблонно мыслишь, Госпожа Деф. - Невероятно уверенно в себе произнес я и краем сознания подумал, что зловредная девчонка, похоже, опять что-то мне ввела.
   Очнулся я в кустах. Рядом на корточках сидел Митька с видом партизана в Сорок Первом, с ненавистью разглядывающим бесконечные колонны немцев, идущие на Москву.
   - Ты дурак. - Шепотом поведал он. - Ты чего на Деф полез?
   - В смысле? - Испугался я. Я, конечно, бесстрашный, в каких-то пределах, но подобных самоубийственных поступков совершать, разумеется, не стану.
   - Никуда я не полез, тем более, на эту...
  - Кого, эту? - С невероятно знакомой улыбкой вопросил Митька, и я надсадно закашлялся.
  
   Он заткнул мне рот до невозможности горячей ладонью. Я засипел от боли и попытался отнять ее от своего лица.
   - Ладно. - Пробормотал Митька, раздосадовано взглянул на руку и превратился в Деф. - Твоя взяла. Хотя в тепловизоре температура не отличается. Тактильно подвела, токопроводимость кожи и болевые рецепторы реагируют...
   - Ты что мне опять ввела? - Шепотом напустился я на вредину. - Почему я в кустах?
   - Мне пришлось ввести тебе препарат... - Девочка отвела глаза в сторону. - И ты неадекватно на него среагировал.
   - Как это, неадекватно? - Я подозрительно нахмурился.
   - Так. Настю в туннеле помнишь? - Она упорно не желала встречаться со мной взглядом, отчего мои подозрения росли все больше и больше. - Вот что-то похожее...
   - Я тоже вокруг лома танцевал? - Предположил я самое безобидное, что пришло в голову.
   Деф отрицательно покачала головой, неожиданно покраснела и пробормотала: - Забудь.
   (Сноска. Когда я все-таки добился от нее правды, то взял слово, что она никогда никому не скажет. Поэтому и сам ничего не скажу.)
   Некоторое время я с недоверием сверлил ее глазами, задумчиво почесал нос.
   - Вот что ты меня все за нос водишь? - Вопросил я и с негодованием добавил: - И нос мой зачем тронула? Знаешь, как больно? То говоришь, что не можешь иголкой тыкать, а тут нос мне разбила!
   Она приложила палец к своим губам, наклонилась, обняла меня за щеки и чмокнула в нос. Он перестал болеть. Я с удивлением пощупал. И опухоль пропала.
   - Это как... - Изумленно начал я, но Деф снова приложила пальчик к губам, на этот раз к моим.
   - Не кричи. - Прошептала она. - Убрала засохшую кровь из капилляров, только и всего.
   - Значит, можешь ты мне вред наносить. - Сообразил вдруг я, убрав ее руку от своего лица. - Что молчишь? Значит, про лекарство через поцелуи, неправда?
   - Нет, правда. - Девочка слегка покраснела. - Я действительно вводила тебе лекарства. - Прошептала она. - А именно таким способом, потому что так велела Госпожа.
   - Ага. - Я покрутил головой, размышляя. - А шепчешь чего? Вот не поверю я, что ты не можешь поставить полог, этой, как ее, тишины...
   - Так интереснее.
   Я сел, снова пощупал нос и жалобно попросил: - Не делай так больше, ладно?
   - Что? - Она перестала выглядывать на дорогу и внимательно посмотрела на меня. - В нос тебя целовать?
   - Причем тут это? - Я засмущался. - Нос мой разбивать. А если бы Колька в мое отсутствие мне ногу откусил? Я бы появился, и ты мне ее отпилила?
   Я невольно задумался об абсурдности своих слов в частности, и всего происходящего, в целом.
   - Ладно. - Легко согласилась Деф. - Не буду тебе ничего пилить. Доволен?
   - Нет. - Возразил я. - Что за глупые шуточки с переодеванием в Митьку?
   - Не может он сейчас с нами быть, к школе готовится, телефон отключил, родители заставили. А в качестве реципиента он мне здесь сейчас нужен.
   - В качестве кого? - Обиделся я, было за друга, но успокоился. Не хотела девочка его обозвать, опять ее непонятный язык сказался. Я задумчиво пощупал губы, оживился. - Кстати...
   - Прекрати. - Деф сильно покраснела.
   - Что такого то? - Недоуменно спросил я. - Я всего лишь хотел узнать, почему язык раздвоенный...
   - Ты мелкий несносный мальчишка! - Разозлено прошипела она и стукнула меня кулачком в грудь. Я ойкнул и потер ушибленное место. Больно, блин, вот такой защитник у меня, одни травмы от нее, то нос, то ребра. Огляделся.
   - А чего в кустах сидим?
   - Интересные личности подъехали. Поэтому, кстати, я тебе препарат и вводила.
   - Девочка вновь с любопытством выглянула, отогнув ветку, на дорогу и я с укором покачал головой. В разведчицы играет, вот ведь, Мата Хари небесная. Единственно, как бы шмайсер не достала и по колонне очередью не вдарила. Я тоже выглянул из кустов. Вдалеке виднелись два автомобиля, уже знакомый мне черный внедорожник, недалеко стояла желтая, похожая на такси, машина. Мы с Деф переглянулись, она подмигнула, указала на дорогу и превратилась в Митьку.
  
  
  
   Я остановился около внедорожника и скрестил руки на груди. Трое мужиков в черных костюмах занервничали, один даже приложил палец к уху, похоже, внезапно заболело оно у него. Затем все быстро впрыгнули в машину и с визгом покрышек уехали.
   - И это все? - Разочарованно спросил я в пространство.
   - Никак нет. - Ответил мне невесть откуда вылезший человек в камуфляже и одну за другой открыл правые двери на остановившейся рядом желтой ладе калине. Я задумчиво посмотрел на ненастоящего Митьку и сел на переднее сиденье.
   - Привет. - Сказали мне. Я поглядел на говорившего и офигел.
   - Здрасте. - Выдавил я и на автомате выдал: - Как дела?
   - Спасибо, хорошо. - Вежливо ответил собеседник. - Везде по Москве пасмурно, дождик, а здесь лето. Хорошо. Только в космосе бардак. То одни, заварившие на весь Ближний восток, кашу, спутник запускают, то другие на МКС говорят, что видели около станции голого мальчишку. Вот примерно такого, как вы с вашим другом.
   - Лично я в трусах. - Я насупился.
   - И я. - Подал голос Митька с заднего сиденья.
   - Это они таблеток переели. - Выдвинул я рабочую гипотезу, вспомнив про простаивающие без дела навыки Шерлока Холмса. - Или гамбургером отравились. Американцы, они такие, вечно гадость всякую в рот тянут, а потом расстраиваются. Как малые дети, право слово. - Я гордо посмотрел на Митьку, он закатил глаза. Что не так то?
  
  
   - А вот Вы что-то пропали из онлайна. - Крутя руль, собеседник, внимательно глядел на дорогу. Мы не спеша ехали на первой передаче по дорожке вокруг пруда.
   - Пропали. - Подтвердил я, дабы что-нибудь сказать. Сюр впечатлял. - Дела. То, сначала то, да потом, всякое се. - Многозначительным тоном добавил я головной боли аналитикам, вынужденным после разгребать мой словесный понос.
   - Дела, это хорошо. Особенно, когда сначала то, да потом... - Собеседник, посмотрел на меня и чуть улыбнулся. - А как у Вас со здоровьем? Что-то выглядите не очень.
   - Болею. - Сердито ответил я. - Вообще-то, обычно я под два метра ростом, голубоглазый блондин. А что?
   - Замечательно. - Легко согласился собеседник. - Так общаться было бы куда лучше. А то все смотрю на... - Собеседник покосился на меня. - И забываю, что сказать хотел. В такой ипостаси Вы смотритесь куда естественнее.
   Дальше мы ехали молча. Митька сзади вежливо кашлянул.
  - Да, слышу я. - Сердито ответил я. - Могла не напоминать. В общем... - Я вздохнул. - Сложились обстоятельства, затрагивающие все предыдущие договоренности.
   "Не части!" Зашипел я на Деф. "Я за тобой не успеваю". "Повторяй в точности и не вздумай что-нибудь от себя добавить". Зашипела в ответ девочка. "Говори то, что велела моя Госпожа". Я принялся послушно повторять, играя роль то ли переводчика, то ли телефона. И кто им, спрашивается, мешает накручивать круги около пруда без моего присутствия? Я с завистью поглядывал на посапывающего во сне Митьку, вспоминал, что это, по сути своей, и есть та самая вредная девчонка и раздраженно хмурил брови, заставляя собеседника коситься на меня чаще, чем нужно. В конце концов, машина остановилась неподалеку от ребят и после обмена дежурными фразами я поспешно выпрыгнул из салона и решительно направился к дремавшей на травке Деф.
   - Поговорить надо. - Нависнув над ней, как можно внушительнее произнес я.
   - Говори. - Сказала она, не открывая глаз.
   - Не тут. - Я посмотрел на беспокойно шевелящегося Кольку. Вот ведь... Предатель.
   - А кто с вами в машине был? - Настя озабочено глядела вслед удаляющейся желтой ладе. - Мне показалось, будто...
   - Показалось. - Митька повалился в травку рядом с ней, блаженно вздохнул. - Дорогу попросили показать.
   - Сюда? - Настя совсем растерялась. Я раздраженно посмотрел на Деф. Вот что городит?
   - Отсюда. - Объяснил я. - Люди заблудились, не знали, как из этой... самой... - я образно покрутил пальцами, - выбраться. Мы с Митькой объяснили.
   - Какие люди? - Настя окончательно растерялась. - Водитель один в машине был, я видела.
   - Остальные в это время просто воздухом дышали. - Я поглядел на шевелящиеся ветки кустов то тут, то там. Над верхушками деревьев с ревом пролетел боевой вертолет. Офигеть.
   - Черная акула. - С непонятной завистью прокомментировал Колька и добавил: - Вырасту, в военные летчики на такой пойду.
   Я потрогал нос. Не болит, и опухоль пропала, и милостиво ответил: - Пойдешь, если учиться хорошо будешь.
   Колька засопел, больную тему я затронул. А вот нечего кому не попадя по носу бить, вернее, как раз, кому попадя. Вернее... Запутался что-то.
   "Что ты хотел?" Не выдержала Деф. Она продолжала лежать с видом спящей царевны, нога на ногу, во рту травинка. "И отойди, солнце загораживаешь". Я отошел. Совсем спятила, загорает она, проекция орбитальная. Она открыла глаза, и столько злости в них было, что я отскочил подальше и с опаской прилег за Настей. Ну, ее, подальше буду, целее стану. "И правильно". Надменно подтвердила Деф. "Что хотел?" "Велосипед свой хотел". Недовольно подумал я. "Ты обещала". "Обещала". Лениво согласилась девочка. "И что?" Нетерпеливо спросил я. "Ничего". Ответила она. "Иди, ищи". "Это как это?" Опешил я. "Так это". Вредным голосом объяснила Деф. "Ножками". "И куда я пойду?" Я беспомощно огляделся, встретил задумчивый взгляд Насти. "Для начала прямо". Обрадовала меня противная девчонка. Я насупился. Молча, оделся.
   - Ладно, ребят, пока. - Не глядя на них, пробубнил я и пошел, не разбирая дороги. "Не туда". Услышал я в голове недовольный голос и немного приободрился, поменяв направление. "Теперь теплее". Милостиво сообщил мой космический навигатор. "Вообще ничего говорить не буду!" Возмутилась Деф. Вот ведь... "А ты ко мне в голову так глубоко не лезь". Возмутился я в ответ. "Мало ли, о чем я думать буду. Может, я тебя..." Спохватился и мучительно покраснел. "Ну, ты и дурак". С чувством произнесла девочка, даже растерялась, вроде. "Еще раз меня голой представишь..." С угрозой начала она. А, нет, не растерялась, понял я, это она гневается. "И вовсе не тебя представил". Я споткнулся и чуть не упал. "Это я Госпожу представил. Да и не представил, а вспомнил, видел я ее такой, в зеркале. А так как Госпожа, это я сам, значит, ничего такого я и не представил". "Ты идиот". Ледяным тоном сообщила Деф. "А то". Согласился я. "Возьми правее". Я остановился на краю пруда. "Мне что, в воду лезть?" Нерешительно потоптался. "Велосипед, что, в воде, что ли?" "Не будь совсем уж дураком". Она, по-моему, даже травинку от негодования выплюнула. "Я тебе направление показываю, а куда идти, решай сам. Хоть вброд, хоть вплавь, хоть вокруг по берегу, мне все равно". Злится, догадался я. Подумаешь, представил раз всего, теперь крику будет... "Вот только попробуй". Угрожающе зашипела Деф, и я понял, все, дальше гнуть палку не стоит. Шарахнет еще током в какое-нибудь особо чувствительное место. "Шарахну". Пообещала девочка и я расстроился. А так прикольно бесится... "Ай!" Вскрикнул я. "Больно же!" "Это так, для профилактики". Невозмутимо сообщила она. "Чтобы не расслаблялся". "С тобой расслабишься, как же". Проворчал я сердито. "Долго еще?" "Если таким темпом, то да. Ты еще на пузо ляг и ползи". "Ты вообще на травке лежишь! Это я ногами по буеракам топаю". "Вот и топай". "Вот и топаю!" "Вот и топай!" Я в сердцах плюнул, вышел на дорогу и едва не врезался лбом в стоявшую знакомую желтую машину.
   - Может, подвести? - Спросил через опущенное стекло знакомый голос.
   - А то. - Радостно согласился я, запрыгивая на переднее сиденье.
  - Тебе куда? - Спросил водитель. Я задумался. Махнул рукой, показывая направление. - Туда.
   - Совсем как Европа. - Сказал он, выруливая на главную дорогу. - Направление им указали, а что под ногами, не показали. И бредет она, спотыкается. Вот, к примеру, те, другие, развернули войну в Сирии. И что?
   - Что? - Спросил я.
   - А то. - Весомо ответил он. - Устроили бардак, а расхлебывать придется Европе. И что будет?
   - Что? - Вновь спросил я.
   - А то. - Вновь ответил он. - Взвоют там от потока мигрантов, а штаты к себе беженцев не пустят. Запад есть запад, восток, есть восток, и им не сойтись. Знаешь, кто сказал?
   - Киплинг. - Гордо ответил я.
   - Молодец. - Похвалили меня. Еще бы, я теперь со своим новым даром такие чудеса в школе творить буду, директриса зарыдает, прямо. От счастья, в смысле.
   - Куда дальше? - Спросил Водитель. Я сверился с внутренним компасом в виде пальчика Деф, лениво указавшим вправо, и махнул туда рукой.
   Рядом раздраженно засигналили, со мной поравнялось открытое окно иномарки и красное от гнева лицо заорало, страшно вращая глазами: - Ты куда прешь, быдло убогое?!
   Откуда-то слева выскочил черный внедорожник и подрезал соседнюю машину, заставив остановиться. Мы продолжили неспешное движение, а я через заднее стекло увидел второй внедорожник, подперший иномарку сзади и людей в черных костюмах, шустро тащащих дико орущего водителя прямо через открытое окно. Что было дальше, я за мелькающими спинами не разглядел.
   - Стоп хам в действии. - Невозмутимо прокомментировал Собеседник. - Куда теперь?
   - Туда. - Я махнул в очередной раз.
  
   Спустя энное количество времени мы подъехали к все тем же полузаброшенным гаражам, стоящим вперемежку с сараями. Там, где я очнулся вчера утром, где обнаружил лаз во Второе Метро, встретил обретшую телесность Деф, и за велосипедом, опять-таки, приехал сюда же. Почему я не удивлен?
   - Куда теперь? - С любопытством поинтересовался Водитель, крутя руль в проезд между гаражами.
   - Где-то тут. - Ответил я, с интересом разглядывая указательный палец Деф, плавно поворачивающийся перед внутренним оком против движения машины. 'У тебя на пальце маникюр'. Обвиняюще заключил я. 'И что?' Недовольно ответила девочка. 'Имею право'. 'Так почему ты не делаешь себе такой же, как у Госпожи?' С непониманием поинтересовался я. 'У нее такие узоры и вензеля, загляденье, просто. А некоторые, еще и светятся'. 'Ты совсем дурак?' Деф даже постучала по лбу, то ли себе, то ли мне, не понял. 'Это не просто узоры, это руны с описанием Древа моей Госпожи, а те, которые светятся...' 'Да фиг с ними, с рунами'. Нетерпеливо перебил я. 'Что за Древо такое? Смотрел я тут недавно фильм про эльфов, так у них было такое древо...' 'Генеалогическое древо, показывающее место отдельной особи в иерархии Семьи'. Я помолчал, размышляя о полученном знании. Это как у дворян, что ли? Снизу основатель, Рюрик, сверху все остальные, у кого денег на положительные исторические запросы хватило. 'Не так, но верно'. Величественно подтвердила девочка, и я в очередной раз глубоко задумался над сказанным ей. Если не так, как может быть верно? Бред, какой. Однозначно, надо ее какому-нибудь знающему программисту показать, вот только где найти такого, что не убежит с дикими воплями?
   - Я не мешаю? - Кротко поинтересовались у меня.
   - А? - Я растерянно огляделся и нашел себя сидящим в желтой Ладе-Калине. - О, простите. - Я стушевался. - Задумался.
   - Наоборот, очень рад. - С какой-то непонятной интонацией ответил Собеседник. - Мы приехали? - Я огляделся, посмотрел на строго указывающий вперед пальчик Деф и кивнул.
   - Вот и замечательно. - Обрадовался Водитель и открыл свою дверь. - Воздухом подышим, разомнемся. Не возражаешь? - Я пожал плечами, старательно вызывая вредную девчонку, но ее опять, как всегда в критических ситуациях, след простыл. Сбежала она, причем, именно в тот момент, когда особенно нужна. Почему я не удивлен?
  
  
   - Куда пойдем гулять? - Спросили меня. Я посмотрел внутренним взором на перст Деф, указывающий на дверь одного из гаражей.
   - Сюда.
   Собеседник дернул ручку, сообщил: - Закрыто. - И вежливо постучал.
   - Кто? - Хрипло спросили оттуда.
   - Я. - Коротко ответил он.
   За дверью заворчали на предмет невнятных ругательств и загремели засовами. Я проникся уважением. Судя по количеству запоров, нам должна предстать пещера Али Бабы со всеми ее сокровищами и лампой с джинном в придачу. Хотя, спохватился я, джинн у меня уже есть, взбалмошный, правда, и надменный, но вполне себе хорошо функционирующий, иногда, даже слишком. Дверь приоткрылась и мой товарищ по походу за имуществом потянул ее на себя, едва не выдернув стоящего за ней человека, точно улитку из раковины.
   - Ты что творишь? - Возмущенно заорал тот, но забулькал, подняв глаза.
   - Разрешите войти? - Кротко попросил входящий, отодвигая привратника в сторону и проходя внутрь. Я тихонько скользнул следом. Гараж и, правда, был похож на сокровищницу Али Бабы, но современного. Чего там только не было: и велосипеды, и скутера, и мотоциклы, байки, как их по-новому кличут. В углу даже притулился четырехколесный монстр, квадроцикл, вспомнил я. В другом углу громоздилась куча скейтов, а по стенам гирляндами висели мотоциклетные шлемы, вперемешку с велосипедными. В третьем углу стоял стол, заваленный магнитолами, под ним складировались детские кресла. В четвертом углу за таким же столом заседала компания из трех мужиков весьма уголовного вида, к ним мой Собеседник и направился.
   - Добрый вечер. - Сказал он и добавил: - Не для всех, он, конечно добрый, особенно в свете вскрывшихся обстоятельств.
   У одного из компании выпал из пальцев стакан и со звоном покатился по столешнице.
   - Все, белочка пришла. - С детской обидой проговорил он.
   - Это не белочка, это я к вам пришел, - возразил вошедший и представился: - Владимир Владимирович, будем знакомы.
   - Да ладно, - не веря, сказал другой и потер глаза. Прищурился, вгляделся в оратора и принялся ожесточенно тереть глаза.
   - Вы тоже его видите? - Спросил третий и показал соленым огурцом. Двое приятелей судорожно кивнули.
   - Владимир Владимирович, этот сбежать хотел. - Пробасили от двери. Двое автоматчиков в масках, бронежилетах и касках внесли скорбно поджавшего ноги привратника и аккуратно поставили возле стола с пирующими, после чего козырнули и ушли, осторожно прикрыв дверь. Наступила тишина, даже Третий не решался жевать торчащий изо рта огурец. Владимир Владимирович тем временем с интересом изучал собранную богатую коллекцию. Я вспомнил о цели нашего нашествия и осторожно, боком, как крабик какой (сразу Кольку, предателя, вспомнил), задвигался в сторону велосипедов.
  
  
   - Интересная у вас тут коллекция подобралась. - Заметил посетитель. Коллекционеры дружно закивали. - Долго, наверное, наживали.
   Тут согласие не наблюдалось, кто радостно кивал, кто, наоборот, отрицательно мотал головой. Я заглянул в ряды велосипедов. На рынке их бывает меньше. И где тут мой?
   - Чеки, квитанции, документы на право собственности, разумеется... - Спрашивающий сделал мхатовскую паузу, в зале от волнения громко хрупнули огурцом.
   - Да проглоти ты его быстрее... - Раздался возмущенный шепот из зрительских рядов. Гулко булькнуло. Зрители облегченно вздохнули и вновь замерли под впечатлением момента.
   - Есть? - Закончил реплику актер, и я едва не зааплодировал, но вовремя спохватился и посмотрел на реакцию за столом. За ним наблюдалось все то же разброд и шатание, кто радостно кивал, кто в отказную мотал головой.
   - Или нет? - Добавили интригу на сцене. Благодарные зрители, или второстепенные герои, не знаю, с пылом отреагировали. Только теперь они производили обратные движения: кто раньше с жаром соглашался, сейчас старательно тряс головой.
   - И как мне с вами быть? - Словно Шекспировский герой, крутя перед собой мотоциклетный шлем, вопросил Актер. Я даже подумал, он сейчас добавит: 'Быть или не быть'.
   - Понять и простить. - Робко предположил кто-то из четверки, и они хором проговорили, словно год репетировали: - И отпустить.
   - Отпустить... - Главный актер на сцене одного актера и пяти зрителей поставил шлем на стол и задумчиво приложил руку ко лбу. 'Вот!' Мысленно прошипел я своему организму. 'Просто приложить руку ко лбу, и все, и нечего тереть. Вот как оно правильно выглядит'.
   - Есть вариант. - Задумчиво сообщил Актер и в зале раздались облегченные вздохи. - Но, скажу сразу, от вас требуется полное осознание своей вины и искреннее раскаянье в совершенных проступках.
   - Это мы, да, - с жаром согласился кто-то за столом. - Ежели раскаяться и прочее, это мы запросто...
  
  
   - Все нажитое непосильным трудом, разумеется, необходимо вернуть законным владельцам. - Добавил Оратор. Слушатели призадумались, кто-то растерянно зачесал затылок. - Сложно такое сделать. - Произнес Третий, остальные дружно покивали. - Где же теперь всех владельцев найти...
   - Трудности закаляют. - Ответил Собеседник. - Если бы мы, в свое время, побоялись трудностей...
   - Так не в том дело, начальник, - с глубокой тоской заявил Третий. - Сколько ничейного имущества тут, и не сосчитать. Вот, к примеру, где теперь владельца, да хоть вон того лосипеда найдешь, ежели он бесхозный в сараях валялся? - И он указал на нас с двухколесным другом, горячо обнимающихся в противоположном углу. Я загородил собой с таким трудом найденную пропажу.
   - Тут, похоже, владелец нашелся. - Задумчиво прокомментировал Актер, и я горячо закивал, с нежностью погладив железного друга по кожаному седлу. - Вот так и остальных хозяев, если постараетесь, найдете. Разумеется, есть и второй вариант. Если вы не согласны с моим предложением...
   - Не, не! - Хором загомонили коллекционеры, поняли, что звучит двусмысленно и с жаром загалдели: - Да, да, согласны, начальник, в натуре!
   - Вот и хорошо. - Согласился Начальник, достал простой кнопочный телефон, показал нам его и застенчиво улыбнулся: - Столько всего интересного Эдвард рассказал, не представляете. - Приложил телефон к уху: - Алло, Владимир Александрович, добрый вечер. Тут я познакомился с весьма интересными людьми вашего профиля... Да, как тогда. - Говорящий коротко хохотнул и весело покосился на враз притихшую компанию. - Пожалуйста, проследите, чтобы все нажитое непосильным трудом было возвращено законным владельцам. Что, говорите? Если?.. - Обладатель кнопочного телефона посмотрел на тихо шепчущуюся компанию. Они разом замолчали и обворожительно, по их мнению, щербато заулыбались. Я вздохнул. М-да, до Деф им как до Луны на воздушном шаре. И чего она хочет меня туда отправить, с тоской подумал я, и, главное, на чем, корабля то нет? Хотя, теперь, как раз не на чем, сообразил я, и приободрился. 'Особо не надейся'. Холодно пресекла девочка мои надежды. 'Полетишь, как миленький'. Да, чтоб тебя, раздраженно подумал я, опять вылезла.
   - Если нет, - продолжил Собеседник, - то действуйте со всей строгостью закона. Да, как с Абрамычем, царствие ему небесное. Хотя, нет, хватит, и на этом поцарствовал. Да. До связи. - В полнейшей тишине владелец кнопочного телефона убрал его в карман и улыбнулся. Четверка пришибленно молчала. - Ну вот. - Весело сказал он. - Ваш вопрос решен на самом высоком уровне, если что, смело идите на Петровку тридцать восемь, спросите Владимира Александровича, на входе, скажете, что от меня, пропустят без вопросов. А через месяц... - Собеседник обвел взглядом вокруг и поправился: - через два, обо всем отчитаетесь. Договорились?
   Компания вяло загомонила в том духе, что да, мол, век воли не видать. Я выкатил радостно тренькавшего друга на улицу.
   - Какие милые люди. - Произнес Собеседник. - Если бы весь криминалитет был такой, мы искоренили бы преступность уже к две тысячи семнадцатому году. Что ж, мой маленький друг, рад помочь. - Я пожал его ладонь. Он сделал вращательный жест пальцем и все вокруг зашевелилось. От стен гаражей и с их крыш отделились сливавшиеся ранее с ними силуэты, из кустов вышли несколько бойцов с тёмно-зелёными ростовыми щитами.
   - Подбросить до дома? - Предложил мне Собеседник.
   - Нет, спасибо. - Я с нежностью погладил двухколесного друга. - Я верхом.
   - Как знаешь. - Ответил Собеседник и посмотрел вверх. - И я верхом. Вернее, верхом. - Он сделал ударение на другом, первом, слоге. - А то, понимаешь, воскресенье, вечер. А так без пробок до Кремля доберусь.
   В это время несколько человек в синих комбинезонах с надписью 'Росавиация' прикрепили к колесам желтой машины какие-то штуки с широкими ремнями. Я тоже посмотрел наверх, услышав приближающийся гул. Он все нарастал, пока я не зажал уши ладонями. Собеседник помахал мне рукой и сел в машину. Из-за крыш гаражей выплыл монстроподобный вертолет, Ми-26, вспомнил я недавно виденную передачу, и завис над нами, опуская раскачивающийся трос с крюком на конце. Я прикрыл рукой глаза от пыли, прищурившись, наблюдая, как люди в синих комбинезонах цепляют широкие ремни к тросу вертолета, машина отрывается от земли и поднимается все выше, а затем теряется за кронами деревьев. Вроде, фильм я какой-то советский смотрел, там нечто похожее было, хотя, отнюдь не в таких масштабах.
   - Тебя проводить? - Я оглянулся. Рядом стоял человек, с закрытым зеленой маской лицом и камуфляже. Я осторожно потрогал пятнистый автомат на его груди. - Хочешь стрельнуть? - Человек весело подмигнул.
   - Да ладно. - Я печально вздохнул. - Не дадите же.
   - Отчего же? - Не согласился он. - Вон та стена толстая, можешь пальнуть в нее.
   - А давай! - Загорелся я.
   - Спорим, что в десятку не попадешь? - Предложил владелец автомата.
   - Сколько раз? - Деловито уточнил я, вспомнив недавние подвиги в боулинге.
   - Да хоть раз из рожка.
   - Идет. - Согласился я.
   Обломком красного кирпича на когда-то покрашенной в белый цвет стене был нарисован многослойный круг с небольшим пятнышком в середине. Это и была десятка, как сообщил мне человек в камуфляже, протягивая автомат. Я с почтением взвесил его в руках и тщательно прицелился.
   - Не стреляет. - Сообщил я чуть погодя.
   - Разумеется. - Подтвердил владелец. - Он на предохранителе.
   Я повертел оружие. 'Деф!' Взмолился я. 'Помогай!' Автомат дернулся у меня в руках и выдал длинную очередь, причем, если он висел в воздухе неподвижно, то я, держась за него, трясся, будто отбойный молоток. Я испуганно сунул оружие владельцу.
   - Я случайно. - Оправдался я.
   - Всем бы так случайно... - Он вглядывался в затянутую пылью стену гаража. Я следом за ним подошел к мишени и увидел раскрошенную многочисленными попаданиями сердцевину.
   - В десятку. - Сказал я. 'Деф, спасибо'. Она пренебрежительно хмыкнула.
   - В десятку. - Подтвердил человек в маске.
   - Жаль, не поспорили ни на что. - Посетовал я.
   - Хочешь, гранату подарю? - Предложил человек в камуфляже.
   - Да ладно... - Я растерянно посмотрел на него.
   - Держи. - Порывшись в амуниции, он протянул мне ребристый шар. Я испуганно перевел взгляд с подарка на дарителя. - Не бойся. - Он хохотнул. - Учебная.
   - Спасибо. - Я покачал ее на ладони. В карман она вряд ли влезет, а нести в руке, за террориста примут, еще, чего доброго. 'Деф, убери'. Попросил я. Граната исчезла. Человек с автоматом присвистнул. - Ничего себе, парень. А что еще ты можешь?
   - Все. - Горделиво ответил я и замялся. - Ну, или почти все.
   - Да ладно. - Не поверил он. - А можешь, к примеру...
   'Нам пора'. Ледяным голосом приказала Деф.
   Я вверх ногами взмыл в небо и с огромной скоростью полетел невесть куда. 'Велосипед!' Отчаянно взвыл я. 'На месте твой велосипед'. Надменно ответили мне. И что она постоянно злится ни с того, ни с сего, спрашивается? Чумичка. 'Кто?!' Грозно заорала девочка. 'Никто'. Кротко ответил я. 'Тебе послышалось'. И, слыша ее сердитое сопенье, добавил: 'Умничка, я сказал'. Деф еще немного посопела, но чувствовалось, оттаяла. И я решил закрепить успех. 'Умница, красавица, прямо словами не передать, какая'. Деф фыркнула, но, видно было, моя лесть ей понравилась. 'Друга моего железного вернула'. Продолжил я. 'Это да'. Милостиво согласилась она. 'И с Владимир Владимировичем ты здорово придумала'. Добавил я. 'То есть?' Девочка напряглась. 'Нет, тогда, в парке, это он был, однозначно', согласился я, 'а вот потом, когда он якобы меня подвез, и в гараже, ну никак на себя не похож. Зато сцену с вертолетом, ты придумала бесподобно, грандиозно, прямо. Интересно, это только я видел, или кто еще?' 'Ну, ты и дурак'. В бесконечный раз уверенно заявила девочка. 'Что не так-то?' Оскорбился я. 'А я думаю', ехидно продолжила она, 'что это ты с типом в маске разговорился, да еще из автомата популять захотел. А ты, получается, решил, они все ненастоящие?' 'Ну, да'. Растерянно подтвердил я. 'Где это видано, чтобы президент лично бандюков отчитывал и на путь истинный наставлял?' 'Вот здесь и видано. Если бы он так не делал, половина олигархов сидела бы'. Деф, подумала и добавила: 'Или в Лондон сбежала'. 'Да ладно?' Не поверил я. 'И мне вот так запросто дали пострелять? А если бы я шлепнул кого ненароком?' 'Так и попрятались все кто куда, когда ты автомат в руки взял. А Пал Палыча сейчас полковник слюной всего забрызгал. А что, орет он, ежели бы этот мелкий засранец вертолет с президентом сбил?' 'Какой еще засранец, да еще и мелкий?' Я обиделся. 'Давай, сделай с ним то же самое, как с тем типом с кривым носом в боулинге'. Девочка довольно хмыкнула. 'Готово. Глаза выпучил и за гараж убежал'. 'Погоди'. Я задумался. 'Ты сказала, того, кто мне пострелять дал, Пал Палыч зовут'? 'Совершенно верно'. Подтвердила она. 'Павел Павлович Синицын, майор ГРУ, три года работает под прикрытием в твоей школе учителем физкультуры. Восемь рапортов о переводе написал, надоел ты ему хуже горькой редьки. Как я его понимаю'. 'Пал Палыч, точно!' Я обрадовался. 'То-то я смотрю, прищур знакомый, как тогда, когда он меня упражнениями изводит. А как ты все это про него узнала?' 'Он сам сообщил'. Деф хихикнула, и я услышал рев Пал Палыча, теперь его не узнать было невозможно: 'Да чтоб я, Павел Павлович Синицын, майор ГРУ, еще три года ржавел физкультурником, да лучше я себе сеппуку сделаю! Я сейчас девятый рапорт напишу, и пусть попробуют мне его не подписать!' 'Он'. Довольно подтвердил я. 'Он каждый раз так орет, когда меня по канату лезть заставляет'.
  
   Я подумал. 'Постой. Опять нестыковки. Майор ГРУ и во всеуслышание орет на улице, ладно, не на улице, но, все равно, разглашает секретные сведения. Это как?' 'Там Краснуха четыре работает, разрабы обрадовались удачному случаю и обкатывают ее в приближенным к боевым. И я немного помогла, так что записать на телефоны и прочее не получится, даже телевизоры не работают. Вот Пал Палыч и обрадовался'. 'Чему обрадовался?' С опаской спросил я, вспомнив его требование, пробежать стометровку за пять секунд. 'Обрадовался соскочить с режима особо-особо секретно и вновь вернуться в родной и обычный отряд по устранению особо злокозненных врагов'. Я почесал лоб. 'Это он назад просится, со сложного задания на простое?' 'Ну да'. Радостно ответила Деф и недоуменно спросила: 'А что такого?' 'Ничего'.
  
   Я вспомнил бесконечно раз слышанный рассказ физкультурника, как он ушел из сборной страны по биатлону. Во время последних его международных соревнований коварные западные коллеги подмешали ему в чай допингу, после чего он впал в боевой режим берсерка и подстрелил в десятку всех спортсменов стран членов НАТО. Как он их отличал, не знаю, после на лыжах пересек Финскую границу и скрылся в лесах, где два месяца наводил ужас на тамошних любителей покатушек по зимней природе, заставляя их соревноваться на спор в беге на лыжах с препятствиями и изымая проигранные еду и теплые вещи. Мы каждый раз смеялись до упаду, но какая-то история, действительно, была.
  
   Деф помахала мне рукой, и я выбрался из кустов, катя рядом двухколесного друга.
   - Ты где его взял? - Удивился Колька.
   - Домой пришлось срочно сбегать, а обратно я на нем для скорости. - Ответил я предателю.
   - Леш, дай прокатиться. - Попросила Настя.
   - Держи. - Я помог ей сесть, придержал во время разгона. Она неуверенно запетляла по дорожке. Деф фыркнула. Мы с Колькой с упреком посмотрели на нее.
   - Настя совсем недавно на велике ездить учится. - Пояснил он.
   Девочка хотела что-то сказать, но посмотрела на меня и промолчала.
   - Что? - Неприветливо спросил я. Зная ее несносный характер, нетрудно предположить, кроме гадости в сторону Насти ничего другого мы не услышим.
   Деф обворожительно улыбнулась и кивнула вслед девочки. - Замечательно у нее получается. Я бы не смогла так быстро научиться.
   Вот ведь хамелеон, раздражено подумал я и получил в ответ обозленный взгляд. Как теперь жить, тоскливо подумал я, даже мыслить свободно не дают. Цензура в мозгах, золотая мечта любого диктатора. Я со злостью посмотрел на Деф. Диктаторша космическая. Он поглядела не менее агрессивно.
   - Вы чего? - С опаской спросил Колька и немного отодвинулся.
   - Все хорошо. - Деф ласково ему улыбнулась, взяла под руку, и они пошли по дорожке.
   "Бе-бе-бе, телячьи нежности". Как можно противнее подумал я. Важно вышагивающая впереди девочка и ухом не повела. Я печально вздохнул. Вот как так? Достает меня своим вниманием, мне вешаться хочется, а игнорирует, тоже не по себе. Что такое? Непонятно.
   'Гормоны в тебе играют'. Ехидно произнесла Деф. 'Да?' Я задумался. 'Так стабилизируй'. 'Вот еще'. Она пренебрежительно фыркнула. 'Обойдешься. Если я диктаторша, буду поступать, как считаю нужным. А я хочу, чтобы ты помучался'. 'Вот ведь ты...' Разозлено подумал я. 'Кто?' Холодно спросила девочка. Я промолчал. У узника во власти палачей лишь тело, а у меня и разум. Как жить? 'Эко тебя плющит'. Изумилась Деф. 'Ладно, стабилизирую'. Мне стало легко и спокойно, и я прогулочным шагом отправился следом за ребятами.
  
  
  Глава 8. День второй. Ночь.
  
  
  
   Мы с Деф сидели, свесив ноги, на самой верхней площадке Останкинской башни.
   - Что ты хотела сказать? - Спросил я. Ощутимо раскачивало и мне пришлось держаться за холодные и влажные стойки ограждения. - Что за очень важное? Неужели, - я ехидно улыбнулся, - в любви хочешь признаться?
   - Еще чего. - Девочка хмуро смотрела вдаль. - Не дождешься.
   - Разумеется. - Я заулыбался еще шире, прямо до ушей. - Ведь это с Коляном у вас теперь любофф.
   - Дурак. - Она мрачно посмотрела на меня. - Хватит паясничать.
   - Для тебя стараюсь. - Обиделся я и встал, слишком жестко сидеть на голом металле. Деф молчала, молчал и я, хотя, признаться, происходящее стало напрягать. Я вежливо покашлял. Потом еще. Затем закхекал, как только смог. Ноль эмоций, она просто сидела и смотрела на закат. Да что ж так-то, может, сглючило у нее, вот система и зависла? Да нет, дышит, тонкие ноздри шевелятся, похоже, запахи запоминает, и зрачки двигаются, пусть и едва-едва. Тогда что? Обиделась, внезапно догадался я, хотя совершенно не понял, почему.
   - Почему. - Медленно произнесла девочка. Во, заработало, обрадовался я. - Почему? - Переспросила она, с непонятным выражением улыбнулась, тряхнула развивающимися на теплом ветру волосами и одним легким, грациозным движением оказалась стоящей рядом со мной.
   - Пусть весь мир подождет. - Торжественно сказала она и плавным движением очертила ладошкой затянутый осенней темно-серой марью горизонт с небольшим окошком в пылающее от уходящего солнца небо. - У нас есть уйма времени полюбоваться закатом. Смотри, как красиво.
   Точно, спятила, раздраженно подумал я, а то я закатов не видел. Недовольно покосился на девочку, с мечтательным выражением смотрящую вдаль и с печальным вздохом оперся рядом с ней на перила. И тут краем глаза, как раньше подглядывал за Деф, я увидел, как у нее там, среди огненно-алых облаков прекрасный принц во имя ее побеждал злобных драконов. Звучала музыка, били барабаны, и он на белоснежном единороге въезжал в ее город, чтобы склонить перед ней колено и попросить ее руки. Деф походила на впервые раскрывшийся розовый бутон, и среди его многочисленных лепестков, состоящих из прекрасных замков, бесконечных цветочных полей и пенного прибоя, там был и он. Закат. Разноцветные шапки пышных облаков, бьющие в зенит алые лучи, яркие звезды, вспыхивающие на темнеющем небе и теплый, напоенный прекрасными ароматами, ветер. Распростертые руки с длинными рукавами и шаг вперед, со скалы над теплым морем, и полный восторга полет над солеными брызгами волн навстречу солнцу. Никогда не думал, что Деф такая... романтичная. Думал, электрошокер в задницу, это ей и весело и смешно. Перед принцем на белом единороге я выглядел столь жалко и убого... Даже не так. Как если бы старый, оборванный, вонючий бомж с ромашкой в руке пришел делать предложение и застал перед домом суженой сына олигарха, молодого и перспективного, выходящего из длиннющего белого лимузина. И что делать этому неудавшемуся жениху, куда засунуть ромашку...
   - Правда, красиво? - Спросила девочка, не отрывая завороженного взгляда от бушующих красок.
   - Еще как. - Сдавленно подтвердил я. Какой же я дурак. Правильно она говорила, а я воспринимал лишь как фигуру речи, просто обзывательство. А это оказалось не обзывательство, это диагноз. Я вытер глаза, похоже, начался дождь и вскинул лицо к темному небу, безуспешно сдерживая катящиеся слезы. Какой же я дурак и насколько я не достоин ее, даже смешно представить. Небольшое окошко с темно-синим небом над головой с разгорающимися звездами строго смотрела на меня. 'Прости'. Подумал я. 'Прости. Я не знал. Я не думал, что ты...' 'Это все не важно'. Деф беспечно улыбалась, глядя на закат. 'Пойдем домой?' Жалобно попросил я. 'Можно, я попрошу тебя об одной вещи?' Не отводя глаз от короткой бордовой полоски на горизонте, произнесла она. Я поспешно вытер лицо и кивнул. 'Давай побудем здесь'. Девочка улыбалась, и от ее улыбки мороз драл по коже. 'Тут так... спокойно'. Добавила она. 'Разумеется'. Я надсадно прокашлялся. 'Если ты хочешь...' 'Спасибо. Кстати, мне надо передать тебе, я обещала, хотя это не важно'.
  
  
  Она замолчала. Я терпеливо ждал. Деф чуть сморщила носик и медленно заговорила:
   - У меня к тебе послание от Игрока, в чей игровой процесс ты так беспардонно влез. Велено передать дословно: даже если ты восстановишься, из Игры ты выбыла безвозвратно.
   - О, как, послание для Госпожи. - Удивился я, вытер глаза, сел, свесив ноги, и благодарно улыбнулся, почувствовав под собой мягкую подушку.
  
   - Моя Госпожа повела нечестную игру. - Девочка перевела странно блестящий взгляд на загорающиеся под ногами огни. - И попыталась получить преимущество с помощью запрещенных методов. И, как пойманный с поличным шулер, понесла наказание. Впрочем, это не важно. - Она вытерла ладошкой скатившиеся слезы. Я растерялся. Сколько знаю Деф, впервые вижу ее плачущей, если не считать наказания Госпожи. Хотя, если подумать, сколько я ее знаю? Сутки? Двое? - Давай еще посмотрим. - Попросила девочка и села рядом. - Ведь красиво, правда?
   - Красиво. - Подтвердил я.
   - Врешь ведь. - Она попыталась улыбнуться.
   - Вру. - Согласился я. Она покачала головой и доверчиво положила ее мне на плечо. Я неуверенно помедлил и слегка ее приобнял.
   - Хорошо. - Мечтательно сказала Деф, глядя на догорающий в разрыве облаков закат. - Вечность бы так сидела.
   - Это да. - Согласился я. Девочка фыркнула и ткнула меня кулачком в бок.
   - Это да. - Передразнила она. - Будто я не знаю, о чем ты сейчас думаешь.
   - О чем? - Я мучительно покраснел.
   - О том, как бы поскорее сбежать отсюда и завалиться на своем любимом диване с пультом в руках.
   - Ну да. - Облегченно согласился я. - Вернее, вовсе нет.
   Деф весело посмотрела на меня, мы одновременно фыркнули и рассмеялись. Успокоившись, она вновь положила мне голову на плечо, а я, осмелев, приобнял ее покрепче.
   - Но, но. - Строго произнесла девочка. - Давай без глупостей.
   - Давай. - Покорно согласился я. Она чуть повернула голову, взглянула мне в лицо и прыснула. Я насупился. Опять издевается.
   - Ты такой серьезный. - Сказала Деф. - Такой важный из себя, даже щеки надул.
   - Да ну тебя. - Обиделся я. Девочка вновь засмеялась и пошевелила головой, поудобнее устраиваясь на моем плече. От ее волос чудесно пахло, я осторожно зарылся в них лицом.
   - Ты мне носом дырку проткнешь. - Пискнула Деф. - Щекотно же.
   Я со вздохом убрал лицо и чуть отодвинулся. Она легким движением прислонила ладошкой мою щеку к своей макушке, слегка меня приобняла и глубоко вздохнула.
   - Тебе хорошо? - Глядя на догорающий сквозь дождливую хлябь закат, спросила девочка.
   - Еще как. - Подтвердил я, чувствуя мурашки по всему телу.
   - Вот и хорошо. - С непонятной интонацией произнесла девочка. - А теперь спи.
  Я запоздало понял, что мне в очередной раз что-то ввели. Хорошо хоть, не через так называемые 'медицинские процедуры', последнее, что успел подумать я. А может, и жаль? И самое последнее, я краем глаза увидел, как беззвучно плачущая Деф целует меня в лоб и, обняв, ложится рядом. Вокруг вспыхивает огонь, и мы на лодке плывем навстречу... Чего? Я не понимал, но чувствовал, насколько это важно.
   Поднимись кто-нибудь на шпиль Останкинской башни, увидел бы, как на становившемся все более холодным ветру сидят мальчик и девочка и неподвижно смотрят на догорающий закат.
  
  * * *
  
  - Леша, ау! - Меня тормошили, хлопали по щекам.
   - А? - Я заторможено огляделся. - Где я?
   Дул пронизывающий ветер, было холодно, моросило, под ногами горели разноцветные огни.
   - Я бы сказала, но вежливость не позволяет! - Возбужденно сказали рядом. - Да посмотри ты на меня!
   Мне повернули голову и звонко чмокнули. Рядом сидела девочка, чем-то на Мальвину из музыкального фильма похожая, только взрослее, и волосы почему-то не голубые, а черные. А красиво они у нее на ветру развиваются, прямо как в рекламе. Я заморгал, медленно приходя в себя. Дежавю какое-то. Опять она мне что-то ввела, будь она неладна. Б-р, ну и холодища... Деф нетерпеливо дернула меня в очередной раз.
   - Что со мной было? - Я потер лоб. - Да сделай же потеплее, в конце концов! Холодно же.
   - Холодно? Значит, еще живой! - Она выглядела такой радостной, что мне стало страшно.
   - Не уверен. - Проворчал я, пытаясь скрыть испуг. - А что?
   - А то. - Лицо девочки внезапно сделалось жутко торжественным. - Ни тебе, ни мне никогда не понять всю картину происходящего, как не может ее понимать муравей, во время футбольного матча ползающий в траве стадиона, хотя он и может повлиять на игру, укусив за ногу одного из участников. Аналогия ясна?
   - Чего ясна? - Я опасливо отодвинулся и зябко потер плечи. Совсем спятила, похоже, хоть и тепло стало. - Какая еще аналогия?
   - Нам сделали предложение. - Еще торжественнее сказала Деф и распахнула глаза на все лицо. - Вернее, тебе. Вернее, я должна сделать тебе предложение. Вернее... - Девочка замолчала, запутавшись окончательно, чем сильно нарушила мое впечатление от момента. Я закрыл рот и задумчиво почесал мочку уха. - Замуж за меня хочешь? - Уточнил я и запоздало сообразил, как долго отсюда падать. Деф растеряно хлопнула глазами. - Я? - С недоверием спросила она.
   - Ну да. - Подтвердил я, окончательно потеряв инстинкт самосохранения. Все дело в препаратах, что мне ввели в организм, догадался я. Я в неадеквате и за слова и поступки не отвечаю, по крайней мере, хочу в это верить.
   - Я подумаю. - Девочка поправила платье и застенчиво улыбнулась. - Может быть, лет через десять...
   - Ты чего? - Опешил я. - Я ведь пошутил!
   - Такими вещами не шутят. - Деф назидательно покачала пальчиком перед моим носом. - Предложение сделано, вопрос рассматривается.
   - Да ну тебя! - Я обиделся, только сейчас сообразив, что она надо мной издевается. Актриса погорелого театра, блин. - Лучше объясни, что за предложение такое?
  
   Девочка случайно, или умышленно отвернулась так, что я не видел ее лицо и тихо заговорила: - Дело в том, что по сложившимся традициям Игры спустя полные сутки после Падения Игрока в полночь другие захотят расправиться с ним. В нашем случае, с тобой. И время почти истекло.
   - Но ведь ты... - Я обеспокоенно посмотрел на нее. - Ты же защитишь меня?
  
  
   - В процессе низвержения Игрока... - Деф остановилась, бурно дыша. Чуть успокоилась, и продолжила: - я понесла такой урон, что выстоять против сущностей других Игроков не сумею. Извини. - Она присела рядом и взяла меня за руку. - Не подумай, будто я бросаю тебя. После гибели подопечного погибает и его спутник, так что все честно.
   - Честно. - Прошептал я. - Значит, все? Приплыли? Что же ты раньше молчала?
   - Я узнала это совсем недавно. Тот Игрок, в чей игровой процесс ты влез, предложил помощь.
   - Какую помощь? - Я посмотрел на девочку.
   - Ты примешь его Знак и будешь под защитой.
   - Я, или мы? - Уточнил я.
   - Мы. - Тихо ответила Деф. - Ты и я.
   - Так в чем же дело? - Радостно удивился я. - Я принимаю знак, и мы...
   У меня по телу побежали крошечные пузырьки, они поднимались от ступней ног и пальцев рук и, соединившись в груди, кипящей волной хлынули в голову. Боли не было, наоборот, безграничный восторг, перемешанный с испугом. Больше всего напоминало ощущения на американских горках, но во много раз сильнее. Не знаю, сколько это продолжалось, но придя в себя, увидел Деф, с интересом заглядывающую мне в лицо.
   - Ты как? - Спросила она.
   - Не знаю. - Честно ответил я. - Очень странно себя чувствую. Перед глазами пятна и в ушах шумит. Так и должно быть?
   - Наверное. - Девочка неуверенно пожала плечами.
   - Понимаю, что Знак теперь на мне. - Печально произнес я и шумно выдохнул, вспомнив ощущения. - А теперь расскажи, что хочет от меня твой таинственный Игрок?
   - Какой Игрок? - Деф подозрительно нахмурилась.
   - Э... - Я почувствовал себя стоящим у школьной доски, не имея понятия о предмете. - Тот, который нам помощь предложил. - Выкрутился я и победно посмотрел на девочку. Она в ужасе прижала ладошки к щекам.
   - Ты что, даже не понял, от кого Знак принял?!
   Теперь и мое состояние было близко к панике.
   - Так ведь нам полный пипец наступал. - Заговорил я в свою защиту. - Я и не помню толком, что ты тогда говорила, единственное, ты сказала, он нас защитит. Можно подумать, были другие варианты.
   - Варианты есть всегда. - Жестко произнесла Деф, я даже ее не узнал, так изменились ее черты лица, став острыми и угловатыми. Жуть, какая.
   - Какие еще варианты? Умереть, глядя на закат? - Обозлено ляпнул я и почувствовал, как встают дыбом волосы на голове. Я понял, что должно было произойти.
   - Идиот. - Сжав зубы, сказала Деф.
   - Что не так то? - Жалобно воскликнул я. Девочка медленно выдохнула, опустила глаза.
   - Яхту посреди шторма помнишь? - Покорно спросила она.
   - Ну? - У меня закрались нехорошие подозрения.
   - Двух людей с яхты помнишь?
   - Ну? - Еще подозрительнее спросил я.
   - Знаки на них были, я тебе говорила, помнишь?
   - Ну? - Обреченно протянул я.
   - Да что же ты все мычишь, как корова какая! - Не выдержала Деф. Я оскорбился.
   - Сама ты... - Остановился, вспомнив розовые облака и полет навстречу солнцу. А было ли такое, или я принял за правду причудливые игры ложной памяти из-за постоянно закачиваемых препаратов? Было уже так, один Попандопуло чего стоит, как вспомню, так вздрогну.
   - Помню я двоих с яхты. - Сипло произнес я. - И про знак на них помню. И их Игрока помню. И чем все для тех двоих кончилось, тоже помню.
   - Не суди о том, что не понимаешь. - Девочка обозлено сверкнула на меня глазами.
   Однозначно, все вернулось на круги своя. Я вздохнул.
   - Понял я, чей на мне Знак. - Обреченно сказал я.
   - Не понимаю. - Деф возмущенно фыркнула. - Вообще-то, у вас в подобном случае говорят, поцелован Богом. Итак, чей на тебе Знак?
   Вот ведь пристала, ей бы в школе в младших классах преподавать.
   - Его. - Я хмуро ткнул пальцем в сторону.
   - Не там. - Она показала на едва заметную полоску заката. - Там. Но ответ правилен. - Деф радостно захлопала в ладошки, словно дитя в детском саду, выиграв шоколадку. - Молодец. - И ласково погладила меня по щеке.
   - Я понял, от кого. - Я обижено отодвинулся и в сердцах плюнул вниз. Достала со своими шуточками. То их вовсе не понимает и на всякую ерунду обижается, то расходится, спасу нет.
  
  
   - Хватит плеваться. - Сердито одернула меня девочка.
   - Да я разок всего. И вообще, неужто Он от меня вообще ничего не хочет? Или, все же, тоже куда-то идти и что-то делать?
   - Нет. Ты волен делать то, что посчитаешь нужным.
   - Во как? - Изумился я.
   - Еще, он велел передать, что наблюдает за тобой. - С удовольствием произнесла Деф.
   - В смысле? - Не понял я. - Подглядывает, что ли?
   - Смотрит. Спустя восемь минут Он видит все, что ты сделал.
   - И когда я в туалет хожу? - Возмутился я.
   - Всегда.
   - Ну, знаешь, ли! - Еще сильнее возмутился я. - А ему не говорили, что подглядывать плохо?
   - Он выше этого. Что плохо и что хорошо, ты знаешь сам и отвечать будешь тоже сам.
   - В смысле, отвечать? - Я струхнул. - За что?
   - За все. - Деф злопамятно улыбнулась. За что мстит, спрашивается? - Он будет смотреть, и оценивать твои поступки. И потом вынесет решение.
  
   - Казнить нельзя помиловать? Где поставить запятую? - Я попробовал хохотнуть, но не смог, страшно слишком.
   - Нет. Достоин ли ты жизни после смерти.
   - После какой смерти? - Всполошился я, вспомнил и поник. Через девять месяцев, и как я забыл? Может, подсознание постаралось побыстрее подтереть память?
   - Не через девять месяцев. - Подавленно сказала девочка. - Про них забудь. Было сказано, что ты не умрешь ни от естественных, ни от иных причин.
   - Это как это? - Изумился я. - Бессмертным буду, что ли?
   - Да. - Ответила Деф, но ее данный факт почему-то не радовал и меня это насторожило.
   - Ничего не понимаю. - Я ожесточенно потер лоб. Тут до меня дошла, наконец, абсурдность ситуации и я спросил, невольно кривя рот в глупой улыбке: - Так ежели я ни от естественных, ни иных причин не умру, причем тут жизнь после смерти? Что за бред?
   Девочка предостерегающе зашипела и многозначительно скосила глаза в сторону практически угасшего заката. - Имей ввиду, Он никогда ничего не говорит просто так. В этом может быть и двойной, и тройной, и невесть какой смысл. Там разум за гранью понимания, представь, что ты попробуешь объяснить муравью, почему ему нельзя во время матча ползать по травке на футбольном поле.
   - Очень даже смогу. - Не согласился я. - Покажу ему сочное шмяк от наступившей на него ноги. И вообще, - я возмутился, - ты вроде недавно обо мне, как о муравье, говорила.
   - Согласна, пример неудачный. - Она потерла лоб, то ли дразнясь, то ли перенимая мои привычки.
   - Девочка, когда думает, должна возводить глаза к потолку, или обмахивать себя ладонями с растопыренными пальцами, как бы снижая температуру с перегревшегося процессора. - Ни с того, ни с сего ляпнул я и сам завис от зашкаленной степени сказанного бреда.
   Деф кинула на меня удивленный взгляд, а затем злобно сузила глаза, и ее ставшие вертикальными, как у кошки, зрачки, ярко полыхнули в отраженном свете давно скрывшегося за горизонтом солнца.
   - О Блонде вспомнил? - Зашипела она и оскалилась, продемонстрировав тонкие и длинные, как у вампира, клыки, не только сверху, но и снизу. - Так она свой мыслительный процесс выражает?
   - Она тут не причем. - Как можно тверже сказал я. - Это мое понимание в демонстрации женской мысли.
   - Ну, ты дурак. - Уверено произнесла девочка, и я с облегчением не увидел за ее губками ничего похожего на белые иглы.
   - Заниматься тобой придется. - Задумчиво добавила она. - Как у вас говорят? Человека из тебя лепить надо. - Тут девочка осеклась и посмотрела на едва светящийся горизонт.
   - Не надо из меня никого лепить. - Еще тверже ответил я. - Во-первых, не человек я, а эльф, во-вторых, Блонда здесь совершенно не при чем, и в-третьих, нечего упоминать ее при каждом удобном случае. Еще немного, и я тебя к ней ревновать начну, что ни разговор, все про нее.
   - Ты хоть понимаешь, - терпеливо заговорила девочка, - что название 'эльф' взято мной для наиболее приближенного тобой понимания ситуации?
   - Чего? - Растерянно спросил я. Деф закатила глаза и вздохнула.
  
  
   - Эльф, притянутое за уши понятие, тем более, перворожденный из тебя, как балерина из табуретки. - Недовольно проворчала она, но я с радостью заметил, что больше не сердится. Глядишь, так и взаимопонимание потихоньку наладится.
   - Наладится. - Послышалось до боли знакомое пренебрежительное фырканье. - Ладно, спрашивай. - Девочка, уселась поудобнее, положила ногу на ногу и с комфортом закачала в воздухе золотистой туфелькой. - Итак? - Начала она за меня вопрос.
   - Итак. - Я задумался. Вспомнил. - Как он собирается даровать мне жизнь после смерти, если по его же словам, я бессмертен?
   - Не бессмертен, не так. - Деф помолчала, собираясь с мыслями. - Моя Госпожа бессмертна, но посмотри, что стало? Тот, чьи останки ты видел, был бессмертным тоже.
   - Но Он сказал, никакая смерть мне не страшна, ни от естественных, ни от иных причин. Так что мне переживать?
   - Я тебе говорила, у всех высказываниях Сущностей есть двойной и тройной и следующий скрытый смысл.
   - Так он что... - Я растерянно показал в сторону заката. - Он Сущность, что ли?
   - Ты дурак. - Коротко охарактеризовала девочка мои мыслительные процессы, причем одно и то же в какой несчетный раз. - Объясняю тебе, объясняю, ничего понять не можешь. Сущности не действуют сами, за каждым из них стоит Игрок. Кроме, разве что, Госпожи Леса. Но ее ситуация иная.
   - А там кто? Сущность или Игрок? - Я ткнул в направлении Запада. Деф помолчала, а когда заговорила, ее речь была на удивление осторожна.
   - Он не Игрок. Вернее, он тоже Игрок, раз участвует в Игре, но, во-первых, его цели иные, нежели у остальных Игроков, и во-вторых, его поле Игры вся планета. Если прийти к простейшим аналогиям, Он Судья, кто следит за Правилами Игры. Его возможности безграничны, но планы лишь в одном: в правильном течении Игры.
  
   - Все равно не понимаю. - Я зябко пошевелил плечами. - Кто в его случае говорит, сущность или тот, другой, кто Судья?
   - Он говорит через служащих ему сущностей и Его случай уникален. - Деф мечтательно глядела на огни. - Если Игроки находятся на Земле, их Сущности на орбите и их сознания разделены, этот Игрок находится там же, где и его Сущность, и их сознания слиты воедино.
   Я некоторое время молчал, переваривая услышанное, затем уточнил: - Получается, Он тоже на земной орбите?
   Девочка романтично улыбнулась. - Нет, это мы на Его орбите.
   - Значит, Он действительно там? - Я обалдело уставился на Деф. - На Солнце? Но там ведь невозможные температуры и...
   - Технические нюансы тебе знать ни к чему. - Ни с того, ни с сего, разозлилась она и оглянулась через плечо. Я посмотрел тоже, никого не было, однако, затылком почувствовал нечто чуждое и зловещее. Лучше смываться отсюда, понял я и заторопился: - Давай, полетели отсюда.
   - Ты теперь сам летать можешь. - Девочка с обозленным видом скрестила руки на груди. - Точнее, с помощью Главной базы. Вот и лети отсюда. - И откуда столько агрессии, спрашивается? - Сам.
   - Постой. - Я замер. - Ты говорила, с Главной базы тебя поджарили и меня с помощью этого... - Я ткнул в живот. - Чуть не замочили. И сейчас ты говоришь...
   - Правила Игры. - Она смотрела на меня жестким, холодным взглядом. - Он не просто Игрок, он еще и Судья, и подчиняется правилам еще больше остальных.
   - Он Госпожу твою в кому загнал. - Растерялся я. - И ты так спокойно об этом говоришь?
   - Не суди о том, в чем не смыслишь! - Деф оскалилась, вновь показав тонкие клыки, вроде, даже длиннее, чем в прошлый раз, отчего я невольно попятился. - Не думай, я переживаю за мою Госпожу. - Тише сказала она. - Но Правила одни на всех.
  
  
  
  
   - А как я отсюда слезу? - Решил я поменять тему, от греха, как говорится. Что-то совсем неадекватная девчонка стала. Перегнулся через перила, плюнул, и, вытерев лицо, понял поговорку 'не плюй против ветра'. Там и другие варианты были, но при девочке пробовать стыдно, увидит, пилить будет лет десять. Вспомнил о еще одном постоянном теперь наблюдателе и закручинился совершенно. - То на крыше меня бросит. - Заворчал я недовольно. - Теперь, вообще, вон...
   - Учиться управлять Искином, служащим Главной базе, ты как собираешься? - Обозлено спросила Деф.
   - Кем? - Удивился я, вспомнил и пожал плечами. - Откуда я знаю? Мне кто говорил?
   - Подумай логически. - Предложила она.
   Я задумался, как половчее включить таланты Шерлока Холмса. - Ты говорила, Главная база на Луне. Так?
   - Так. - Девочка кивнула и оглянулась. Я вновь тоже посмотрел. - Сигнал идет три секунды туда и столько же обратно. - Сказала она. - Мгновенную связь никто просто так включать не будет.
   - Да я за шесть секунд в лепешку разобьюсь! - Обиделся я, посмотрел вниз, в последний момент передумал плевать и машинально вытер подбородок. Заметил ехидную улыбку, промелькнувшую на губах Деф, и задумался. А не она ли мне...
   - Долго думать будешь? - Перебила девочка, утвердив в подозрениях. - Ладно, подскажу. На геостационарной орбите есть коммутирующий спутник, производящий сбор данных и управление, в твоем случае, обеспечивающий помощь и защиту.
   - Мысли он мои читает? - Задал я болезненный для меня вопрос.
   - Нет. - Послышался незнакомый безжизненный голос. - Пока нет. Необходим обмен данными словесный, либо в виде жестов.
   - Кто здесь? - Я испугано огляделся. Не наврала интуиция.
   - Искусственный интеллект сателлита Главной базы. Мой порядковый номер...
   - Не надо порядковый номер. - Поспешно перебил я. - Я понял, кто ты. Давай, покажись, что ли.
   - Как скажешь. - В нескольких шагах появился черный, как бездны космоса, силуэт. Хотя, о чем я, космос весь усыпан звездами, сам недавно видел, а тут дыра в пространстве прямо.
  
  
   - Ты?! - Деф разъяренно зашипела и загородила меня собой. Высоченный, под два метра ростом, силуэт небрежно поклонился и замер. Я прокашлялся.
  
   - А что это ты, братец, такой большой? - Спросил я первое, что пришло на ум, не торопясь выходить из-за узкой, но ставшей вдруг такой родной, спины. А что, у Деф тут проекция, а я один, неповторимый, на кожуре планеты. Вот что несу? Я подозрительно посмотрел на спину девочки. Опять мне какую фигню впрыснула?
   - Я выше предрассудков. - В голосе черного силуэта прорезались эмоции, эдакое презрительное высокомерие. Девочка вновь яростно зашипела.
   - Каких предрассудков? - Поинтересовался я, вновь покосившись на нее. Как всегда, моя высочайшая секьюрити в своем репертуаре, гневаться изволят, только на сей раз что-то слишком сильно, пожалуй.
   - Глупых предрассудков и обычаев... - Тут он пропел, знакомо как-то. А, вспомнил я, самоназвание эльфов на их языке. - По которым сателлит должен быть ниже ростом своего господина.
   - Госпожи! - С ненавистью прошипела Деф.
  Хмырь в виде силуэта даже не пошевелился, игнорирует ее, понял я.
   - Как так может быть? - Спросил я, выглядывая из-за развевающихся на ветру волос. Хоть кто-то теперь объяснит жизнь такой невообразимой кучи пауков в одной, плывущей в космосе, банке.
   - Генетика на службе биоинженерии. - Бесстрастно сказал черный силуэт, едва шевельнул рукой, и ветер мгновенно стих. - Есть элита, лучшие гены вида, есть прочие ступени генофонда. И полное подчинение по вертикали.
   'Что он сказал?' Подумал я. 'Гони его к чертям собачьим!' Таким разъяренным голосом ответила Деф, что я отшатнулся. 'Почему?' Испуганно спросил я. 'Потому!' Рявкнула девочка. 'Это именно он меня едва не сжег, и тебя чуть к Ему на тот свет не отправил!' 'Ты же не помнишь ничего?' Удивился я. 'Если бы я забыла все, была бы овощем! Часть памяти у меня сохранилась, но никак не благодаря ему!' 'Кому, ему?' Ошарашено переспросил я. 'Ему'. Девочка внезапно обмякла. 'Неважно. Делай, как знаешь. Я не могу тебе советовать. Поступай, как считаешь нужным'. 'Ну да'. На автомате ответил я. Почему такая острая реакция, не понимаю. Может, у них когда-то серьезные отношения были, а потом он ее обманул, женился на ее подруге, еще и на свадьбу пригласил? В этом случае я бы понял, а так, необъяснимый взрыв эмоций. Надо разобраться.
   'Не в чем разбираться'. Тихо произнесла Деф. 'Тебе сделали предложение, ты и живи'.
  
   'И тебе жить вместе со мной, вообще то'. Добавил я недовольно. Она повернула ко мне лицо и совершенно неожиданно, по-детски трогательно и беззащитно, улыбнулась.
   - Не стоит заблуждаться. - Подал голос черный силуэт. - Это всего лишь проекция, причем совершенно не соответствующая настоящему виду. Тем более, теперь это просто размазанный по стенкам, обгорелый, медленно регенерирующий фарш.
   Я почувствовал, как напряглась спина зарычавшей девочки, и успокаивающе положил ей ладони на обнаженные плечи.
   - И сделал это ты? - Небрежно спросил я.
   - Да. - Бесстрастно подтвердил силуэт, но я заметил, как он шевельнулся, явно гордясь собой.
   - Ну да. - Согласился я. - Ломать не строить, большого ума не надо. Сжечь, это и Деф может, даже такая убогая, как теперь.
   Она обернулась и с болью в глазах посмотрела на меня.
   - Ведь, правда? - Улыбаясь, как не в чем ни бывало, спросил я у нее.
  'Скажи, правда'. Мысленно попросил я.
   - Правда. - Девочка гордо вздернула подбородок и свысока посмотрела на черное пятно мрака. - Легко.
   - Другое дело, лечить. - Я завистливо вздохнул. - Вот Деф такое не умеет, да и тебе, куда такое. Это, знаешь ли, действительно профессионалом надо быть. А ты, я смотрю... - Я презрительно фыркнул. - А жечь любой идиот может, даже я могу бензином что облить и...
   - Я умею воссоздавать живые клетки. - Силуэт горделиво зашевелился и, вроде, стал больше. - Я не ничтожные Сущности Игроков, я слуга Его. Я могу повелевать Жизнью.
   - Да конечно. - Я насмешливо фыркнул, посмотрел на Деф, она улыбнулась, презрительно глядя на обеспокоенно ерзающий силуэт. - Говорить можно что угодно. Правда? - Я покрепче приобнял девочку за теплые плечи в попытке удержать ее мелкую дрожь.
   - Собака лает, ветер носит. - Надменно подтвердила она.
   - Вот-вот. - Я поднес губы к уху девочки и тихо заговорил: - Появился тут, понимаешь, непонятно кто, сказки нам рассказывает...
   - Я не непонятно кто! - Громыхнул черный силуэт и разросся вдвое. - Я Глас Его! И слова мои...
   - Всего лишь слова. - Перебил я. - Бла, бла, бла.
   Силуэт шарахнул молнией, сначала, я подумал, в нас, но когда выглянул из-за Деф, понял, досталось шпилю башни. А ему хоть бы хны, он заземлен. И мы с девочкой дружно засмеялись.
   - Вам не вывести меня из себя. - Бесстрастно произнес силуэт, вновь став прежних размеров. - И лечить я ее не буду.
   - Почему это? - Поинтересовался я.
   - Не хочу. - Просто объяснил он.
   - Эва как. - Впечатлился я. - А если я прикажу?
   - Не можешь. Я слуга Его и приказывать мне может только Он.
   - А что ты тогда здесь делаешь? - Поинтересовался я.
   - Я придан для помощи в ситуациях, когда она - силуэт небрежно указал на напрягшуюся девочку - не сможет справиться.
   - Это что же за ситуация такая? - Удивился я.
   - Например, как эта. - Небрежно ответил силуэт, повел рукой и исчез.
  
  
   Я огляделся. Из мрака хмурого дождливого ночного неба беззвучно выходили эльфы. Их было сотни, если не тысячи, и они окружали нас, стоя в пустоте примерно в метре друг от друга, образуя вокруг шпиля башни идеально ровное кольцо. Задние ряды приподнимались над передними, создавая трибуны стадиона, или, скорее, чашу древнего амфитеатра, причем сходство было столь сильным, что я ощутил себя мучеником, стоящим на арене в окружении львов. Деф крепко сжала мне ладонь, такой перепуганной я ее не видел никогда.
  
   - Добрый вечер! - Громко поздоровался я с собравшимися, однако в ответ стояла полная тишина. - Здороваться не учили. - Печально заключил я, внимательно оглядывая толпу. В ней присутствовали лишь особи женского пола. У них здесь шабаш ведьм, что ли?
   Вперед вышла эльфийка, одетая в нечто вроде индийского сари, вся в бриллиантах и рубинах, красивая до невозможности и посмотрела на меня с таким презрением, что у меня в носу засвербило.
  
  
   Деф загородила меня собой. За сегодняшний вечер это вошло в традицию, подумал я. Прекрасная эльфийка коротко пропела и в приказном порядке указала на меня унизанным перстнями пальчиком. Я вопросительно покосился на спину девочки. 'Кто желает заступиться за это?' Послушно перевела она. 'Чего так сразу, это?' Обиделся я. 'Мы даже не знакомы, а она обо мне так нехорошо сразу'. 'Знакомы'. Не согласилась Деф. 'Еще как знакомы. Твоя давняя... подружка. Моя Госпожа показывала ее изображение и наставление давала, если ее увижу'. 'Какое?' Заинтересовался я. 'Бегите'. Коротко ответила девочка. 'Дела'. Печально подумал я. Эльфийка в сари запела еще. 'Кто желает выйти и... сказать что-либо вперед меня?' Перевела девочка. 'Неточный перевод, сказать вперед меня, это означает перебить, оскорбить говорящего и отнять у него право первому бросить вызов'. 'Чего бросить?' Обеспокоился я. 'У вас тут что, с головами совсем беда? Что я ей плохое сделал?' 'Ты нет, моя Госпожа, наверное, да'. Объяснила Деф. 'Вот ведь пакостная она у тебя старушка'. Расстроился я. 'А мне отвечать'. Эльфийка величественно огляделась, посмотрела на меня совсем уж нехорошо и зачертила в воздухе светящиеся узоры. 'Ложись!' Крикнула Деф и, обняв меня, прижала к ребристому полу площадки. Вокруг жутко заревело, и я зажмурился от невыносимого света. 'Сволочь'. Обозлено сказала девочка. 'Еще какая'. Подтвердил я. 'Не она'. Уточнили мне. 'Хотя она тоже, коза еще та'. 'А кто тогда?' Заинтересовался я. 'Гад в черном мундире'. Объяснила Деф. 'Какой гад?' Озадачился я. Методом исключения провел анализ, тут, наконец, включилась дедукция, и я выдал заключение: 'Да ладно, он просто дыра в пространстве, где ты там мундир нашла?' 'И мундир, и шпага, и шляпа с перьями'. Раздраженно сказала девочка. 'И наглая, до невозможности самодовольная рожа'. 'У вас что-то было'. Уверенно заключил я. 'Ничего не было'. Подозрительно быстро ответила она и добавила: 'А если и было, я ничего не помню, значит, не было'. Я подивился ее типичному образчику женской логики. Не помню, значит, не было. А с другой стороны, и мы, мужчины, зачастую ей грешим. Пришел с корпоратива с женскими трусиками в кармане, но раз ничего не помнишь, значит, и не было ничего. А что, железный аргумент, надо будет запомнить. 'Я тебе запомню'. Пригрозила Деф. 'Ну вот'. Опечалился я. 'Еще не женаты, а скандалы, пожалуйста. Ты тогда, предложение руки и сердца сначала сделай, что ли?' 'Ты сам его мне недавно сделал'. Заметила девочка. 'Я был под действием медикаментозных препаратов, соответственно, не понимал, что говорил'. Возразил я. 'Это твое обычное состояние'. Насмешливо фыркнула Деф, осеклась, подняла меня во весь рост и тряхнула за грудки.
   - Так ты что, отказываешься от своих слов? - С негодованием спросила она.
   - Почему сразу, отказываюсь? - Пошел я на попятную и огляделся в поисках поддержки, благо белого огня вокруг больше не было.
   - У тебя волосы дымятся. - Кротко заметил я грозно сопящей девочке. На нее обрушился водопад воды. Девочка злобно посмотрела на ехидно упершую руки в бока эльфийку и вновь меня тряхнула, не обращая внимания на поваливший от нее пар. Откуда пар, если она лишь проекция, растерянно подумал я, но меня самым грубым образом прервали, тряхнув снова.
   - Так что? - Громко спросила Деф. - Ты отказываешься от своих слов взять меня в жены?
   Я затосковал и огляделся. Кольцо стоявших вокруг зрителей качнулось ближе. Девочка притянула меня вплотную к себе и мысленно произнесла, пристально глядя мне в глаза: 'Скажи, что недостоин и у тебя есть другая'. У меня будто фейерверк в голове взорвался. Я задумчиво огляделся. Эльфийки с горящими от любопытства глазами стояли практически вплотную. Сделал шаг назад и преклонил колено.
   - О, самая прекрасная роза из всех роз, когда-либо украшавших самые дивные сады этого мира. - Напыщенно произнес я. - О самый желанный родник из всех родников, куда стремлюсь я припасть в жажде напиться. - 'Ходок, значит?' Задумчиво уточнила Деф. 'Чего это?' С недоумением возразил я, подумал и продолжил: - Я старый солдат и не знаю слов любви... 'Ты что несешь?' Испугалась девочка. 'Это же цитата из фильма!' 'Ну и что?' Возразил я. 'Ты главное, подыгрывай, давай'. 'Ладно'. Угрожающе сказала она, отошла от меня, заломила руки и с отчаяньем воскликнула:
   - Вы даже не представляете, какие гадости он мне говорил! Порядочная женщина не выдержала бы и пяти минут!
   Я опешил. Прокашлялся и напыщенно заговорил:
   - Если самые изысканные комплименты для тебя, о, роза моего сердца, являются гадостями, то я даже не знаю, чем угодить тебе!
   - Я тебе не верю! Ты говоришь такие речи всем девушкам! - И Деф обличающе ткнула в меня пальчиком: - Вы все, мужчины, одинаковы!
   Вокруг зашумели, кто-то даже ободряюще захлопал. Я растерянно огляделся.
   - Ведь, право, все не так! - Обиженно воскликнул я. - И ради лишь любви своей повел я речи эти! Моей любимой Мариет... - Я опомнился и затормозил. Причем тут Мариетта, хотя и в рифму? - И лишь возлюбленная Деф... - Исправился я, но разгневанная девочка подошла, отвесила мне звонкую пощечину и вновь обвиняюще ткнула в меня перстом, едва не выколов глаз.
   - Вот! - Воскликнула она. - Все ваши заверенья, это блеф! Ты любишь Мариетту, а не Деф!
   Шум в зрительском зале ее поддержал.
   - Все помню я! - Возмущенно возразил я и начал мстить за нанесенные травмы. - И пешие прогулки под Луной, и жаркие объятья, ласки, стоны...
   - Что ты несешь?! - Взъярилась Деф, и я не на шутку струхнул. - Ведь не было такого!
   - Было! - Упрямо возразил я. А нечего по роже без дела колотить. - Было! И наш ребенок есть тому свидетель! Который будет. - Спохватился я. Толпа вокруг возбужденно зашумела.
   - Благодетель! - Ехидно воскликнула девочка. - Да можно ли порочить строчку ген таким вот бестолковым разбавленьем?
   Не знаю, почему, но прозвучало обидно, тем более зрители вокруг засмеялись.
   - А вас, мадам, - оскорблено выкрикнул я, - с счастливым прибавленьем! И возникают подозренья, - продолжил я мстю, - что я у Вас не первый. Это так?
   - Поклеп и ложь! - Немедленно отреагировала Деф. - Невинна и чиста, и Он тому свидетель!
   Зрители недоверчиво зашумели, и я ткнул в них пальцем. - Вот! Не даст соврать народ! - Я встал с колена, подтянул шорты и раздраженно прошелся по сцене. Обидела она про линию ген, за живое задело, прямо. - 'Я добродетель'! - Передразнил я. - Такие добродетельные дамы стоят вдоль трасс возле рекламы!
   - Ах, ты подлец! - Она аж задохнулась от моей наглости. - Так вот как ты ответил на любовь, что я дарила?
   - Ты только что мне в этом возразила! - Вредным голосом ответил я.
   - Подлец! - Деф оказалась рядом, я даже не заметил, как, ведь специально подальше отошел, и отвесила мне изрядную оплеуху. - Ты негодяй! Изменщик! Хам! - И на каждое обвинение мне прилетала полновесная пощечина, аж голова моталась. В итоге я схватил ее за руки, привлек к себе, и поцеловал. Вокруг зааплодировали. Держась за руки, мы смущенно огляделись. Дамы вокруг негромко переговаривались похожими на мяуканье звуками, очевидно, сдвиг на почве пения был абсолютный. Одни смотрели на меня оценивающе, другие смеялись, прикрываясь веерами и постреливая поверх них огромными выразительными глазами. Вперед вышла знакомая эльфийка в сари, ткнула в меня светящимся ноготком и запела. Опять начинается, да что ж такое.
  'Опомнитесь, сестры', стала переводить Деф, причем так здорово, что я вспомнил строчку в описании фильма: 'перевод профессиональный, дублированный'. 'Он ваша сестра в ином обличии. Не обольщайтесь его красотой'. 'Ого!' Присвистнул я. 'А дамочкам я по вкусу пришелся'. Девочка обозлено глянула на меня. 'Если учесть, сколько времени они без мужского внимания, то да'. 'А что так?' С любопытством спросил я. 'Мужчины из людей не нравятся?' 'Другая физиология'. Деф говорила неохотно. 'Не получается ничего. Конечно, есть варианты...' Она покраснела. 'Но очень плохо такое заканчивается, недаром среди людей нехорошие легенды ходят. Что интересно, инстинкт к поцелуям у вашего вида остался, хотя никакого физиологического смысла теперь не имеет. Кстати, даже не вздумай с кем-нибудь из этих старых кошелок...' Девочка не договорила и нахмурилась. 'Ты меня понял?' Угрожающим тоном спросила она. 'Нет'. Упрямо сказал я. 'Не понял. Укусят они меня, что ли?' 'Могут, если что-то не понравится'. Подтвердила Деф мои опасения. 'Но это ерунда'. Обрадовала она еще больше. 'Укусят, не укусят, а вот язык вырвут обязательно, или еще что похуже, это факт. Тут как ночь с Клеопатрой, любовь в один конец. И то, ночи не будет, хорошо, если с минуту порадуешься и все, в больничку. Если повезет'. 'А почему они не воспользуются услугами своих...' Я замолчал, выразительно глядя на Деф. Она вспыхнула. 'Совсем идиот, да?! Их органы чувств намного совершенней человеческих и подмену почувствуют сразу. Не будет полноты ощущений, практически никаких, хотя...' Я услышал, как она нервно хихикнула. 'Все равно почти у всех сестер спутники мужского пола'. 'Откуда ты столько всего знаешь?' Удивился я. 'Знаю'. Огрызнулась она. 'Мир не без добрых... сущностей'. 'Что же такое есть у ваших мужиков эльфов, что нет у нас?' Озадачился я. 'Детям до восемнадцати знать воспрещается'. Отрезала она. Я вздохнул, посмотрел в толпу и вздрогнул, когда одна из эльфиек томно посмотрела на меня и облизнулась. Кончик ее раздвоенного языка на миг разошелся, образовав змеиную пасть. Девочка зашипела и закрыла меня собой. 'Шалавы озабоченные'. Злобно прокомментировала она. 'Насколько одичать нужно, если даже такая обезьяна как ты, на них впечатление производит'. 'Мужчина должен быть могуч, волосат и вонюч'. Процитировал я неизвестного гения. 'И где тут про тебя?' Поинтересовалась Деф. 'Хотя, в плане вонючести...' 'Ладно, чуть красивее обезьяны'. Поспешно исправил я, хотя за вонючесть она еще ответит. 'Так то красивее'. Заметила вредина. 'А не наоборот'. 'Уйду я от тебя'. Обиделся я. 'Куда ты денешься с подводной лодки?' Деф настороженно оглядывалась. 'Это да'. Печально согласился я. 'Что там красотка вещает?' 'Я тебе дам, красотка!' Обозлилась девочка. 'Позвольте, мадам?' Я возмутился. 'Вы столь грозно кричите, а мы даже таки не женаты'. 'Балабол. Мы ее уничтожим и ей придет конец'. Закончила девочка перевод. 'Вот нельзя с тобой в кинотеатр ходить'. Расстроено заявил я. 'Болтаешь постоянно, весь сюжет пропустишь из-за тебя'.
  
  
  
  Я отодвинул разозлившуюся и пытавшуюся что-то сказать девочку в сторону и вышел вперед.
  
  
  
   - Милая дамочка. - Обратился я к эльфийке в сари. - Разрешите задать вам вопрос?
   'Переводи, давай'. Сказал я Деф. 'И, это, с выражением и голос мне сделай побрутальнее'. Раздался красивый баритон, пропевший вступление к песне. Эльфийка в сари перестала петь в дуэте с одной из окружения и удивленно воззрилась на меня, словно на нахальное насекомое.
   - Я понимаю, что у Вас, скорее всего, есть претензии к Госпоже. - Я выставил вперед ладони, видя, что эльфийка собралась рисовать. - Но разрешите мне сказать.
   Эльфийка застыла в образе пианистки перед вступлением.
   - Госпожи больше нет. А если и есть, она Вам больше не помешает, потому что выбыла из Игры.
   - Что ты можешь знать о Игре, ничтожество. - Перевела Деф красивым сопрано. 'Ругательства можешь не переводить'. Обиженно попросил я. 'Хорошо', покладисто согласилась девочка и замолчала. Я некоторое время послушал чудесное пение эльфийки и нетерпеливо спросил: 'ну, когда будет перевод?' 'Ты же просил ругательства не переводить?' Удивилась Деф. 'Это она все ругается, что ли?' Удивился я. 'Ага', радостно подтвердила девочка, 'всю твою родословную от плешивой макаки вспомнила. Обещает превратить тебя в пепел и в радостном танце кружиться в твоем клубящемся вихре'. 'Психопатка'. Уверенно поставил я медицинский диагноз и спросил вслух:
   - А ничего, что на мне Знак? - Я постучал себя по груди, думаю, там он и изображен. Деф перевела, эльфийка пренебрежительно фыркнула.
   - Знаешь ли ты ... это пропустим... что он такое вообще? - Горделиво вопросила мадам в сари.
   - Так объясни. - С готовностью попросил я и заулыбался, как мог дружелюбнее.
  
   Эльфийка немного подумала и величественно кивнула.
   - Я серьезно озаботилась бы о твоей безопасности, - заговорила она благодаря переводу моей маленькой спутницы. - Если бы на тебе был Знак одной из моих сестер. Но на тебе Знак нашего Отца, а это меняет все.
  
  
   "Вот может она одной фразой в ужас загнать". Пожаловался я девочке. "Сама охреневаю". Подтвердила она. И где нахваталась, спрашивается, вот разрешай потом детям безграничный доступ в интернет. Деф недовольно покосилась на меня. "Нашел дитя". Фыркнула она. "Ну да, клейма негде ставить'. Ехидно заметил я." "Какой же ты дурак". Печально сказала девочка. "Это потому, что испуган сейчас сильно, вот и несу фиг знает, что". Объяснил я. "Лучше расскажи про эльфийку, что знаешь, вдруг у нее какие слабые места есть". "Есть". Обрадовала меня Деф. "Как и у всех присутствующих дам. Но нам это не поможет". "Это еще почему?" Удивился я. "Потому. Детям знать о таком не положено". "Нашла ребенка". Я пренебрежительно фыркнул на ее манер. "А кто ты?" С интересом спросила девочка. Я задумался. "А ты?" Не придумал в итоге сказать ничего лучшего. Она ответила сразу, явно готовилась: "Я сущность, что неисчислимое количество лет помогала моей Госпоже творить дела великие, но зачастую ужасные". "Прямо Волан-де-Морт в юбке". Изумился я. "Он ничтожный сопляк перед любой из нас". Скромно заметила Деф и добавила: "Кстати, твой ход". "Чего?" Изумился я. "Скажи ей что-нибудь". Посоветовала девочка. "А сколько времени прошло от появления первой эльфийки?" Спросил я. "Три с половиной минуты". "Мало". Опечалился я. "Мало. Кстати, таймер истекает в семь минут, пятьдесят семь секунд". "Какой таймер?" Удивился я. "Время, отпущенное дамочкой в простыне на ваш разговор". "А раньше это нельзя было сказать?" Разозлился я. "Извини, забыла". Деф виновато потупилась, вернее, сделала вид, будто ей стыдно, а на самом деле съехидничала. "Вот как так..." Меня распирало от негодования, но учитывая каждую секунду на счету, я произнес вслух:
   - Вы считаете, Ваш Отец не заступится за меня?
  
   Эльфийка в сари, мило мяукающая с окружением из в толпы, неохотно повернулась, понятное дело, ей протянуть время и все, в дамках. Цейтнот, неожиданно пришло в голову. "Да на что похожа эта ваша Игра?" Взмолился я. "Карты, шахматы, шашки, го, салочки, в конце концов?" "В "Цивилизацию" играл?" Спросила Деф. "Нет". Ответил я. "Даже в пятую?" Недоверчиво спросила девочка. "Да ни в какую". Огрызнулся я. "Я вообще в комп не играю. А что?" "Мир меняется". Сказала она. "И в шестой части это, скорее всего, отразится, недаром моя Госпожа индустрию развлечений под себя подмяла. Желает, чтобы реальность и интеллектуальный мир максимально совпадали". "Что за интеллектуальный мир?" Недовольно спросил я. Время утекало, а Деф, словно нарочно, отвлекала на разные глупости. "Там, где главенствует Разум. Мир интернета". "Сиськи, письки там главенствуют". Не удержался я. "У кого чем разум занят, там и главенствует". Согласилась девочка. Я обиделся. "Мы свои проблемы решать будем, или остановимся исключительно на общечеловеческих? Что мне ей сказать?" "Дурак". Деф покачала головой. "Ты хоть что-то в играх понимаешь вообще, хотя бы настольных?" "Нет". "Оно и видно. Кстати, твоя раскрасивая зазноба в простыне слово иметь желает". "И не моя, и не раскрасивая". "Будто я твои мысли не видела". "Перепутала ты все. Что она говорит?"
   - Если Отец и заступится за тебя, то будет поздно. - Соизволила подать голос эльфийка в сари. - Восемь минут сигнал идет до него, восемь обратно. Есть сложившиеся приоритеты и по ним ради одного из многочисленных Знаков Он не задействует Всадника. А без него твое время - она щелкнула пальчиками - меньше шестнадцати минут. И потому через десять минут ты умрешь.
   - А чего сразу через десять? - Не согласился я. - У меня одиннадцать с половиной имеется.
   - Добью раньше, чтобы наверняка. - Порадовала эльфийка. - А пока, я в твоих услугах. - Она с издевкой поклонилась, ей захлопали. И почему, спрашивается? Вот ведь попал, а жил бы обычной жизнью, самая большая проблема у меня была бы, это завтрашний поход в школу. На кой хрен, спрашивается, я тот шарик проглотил? "Тебя бы все равно прибили". Утешила Деф, добавив очередную ложку дегтя в мою бочку отходов. "А щас вот поцелуют и домой отвезут". Раздраженно подумал я. "Домой, не домой, но на поцелуй можешь рассчитывать". Девочка застенчиво улыбнулась и добавила: "Если выживешь, конечно". "Да что ж так-то..." Я расстроился. "А сначала поцелуй нельзя?" "Тебе же не нравится!" Деф невероятно удивилась. "Так лекарство попадает кратчайшим путем". Важно сообщил я. "А здоровый образ жизни, это наше все". "Ты ход делать будешь, или цейтнот ждешь? Время идет твое". Я беззвучно выругался и сказал:
   - Итак, объясните мне коротко и ясно, что здесь происходит?
  
   Моя собеседница молчала, время шло, и я радовался, что в мою сторону. Вот ведь машина времени, подумалось мне. В одну сторону, и я живой и счастливый, в другую, и я мертвый и несчастный. Деф насмешливо фыркнула. Ну да, легко ей со стороны наблюдать, висит невесть где и глумится оттуда потихоньку.
  
  - Хорошо. - Наконец сказала эльфийка. - Скажи, что ты почувствовал, когда на тебя снизошел Свет?
   - Кто снизошел? - Я вытаращился на нее.
   - Так называют, когда Игрок накладывает Знак. - Терпеливо объяснила собеседница. - Внешне очень похоже на белое сияние. Свет. Энергетическая структура, она пронизывает тело и собирает информацию о клеточной составляющей.
   - Это зачем еще? - Я испугался.
   - Затем, что она будет являться хранилищем твоего сознания после твоей... Или тебе ничего не объяснили?
   - Все мне объяснили. - Я обозлено посмотрел на Деф. Она мысленно развела руками.
   - Тогда у тебя проблем еще больше. - Прекрасная эльфийка улыбнулась столь очаровательно, что я невольно облизнулся и с удивлением заметил, как она впала в секундный ступор. - Дело в том, - очнувшись, продолжила она, - что для капсулы жизни необходимо время для идентификации и последующего сбора информации. Это занимает примерно три оборота планеты, которых у тебя нет. А без этого Знак бесполезен, кроме весьма удобного маяка для нас. - Она обвела широким жестом окружавшую толпу. - Отец знал, что мы выйдем на охоту, так зачем Он повесил на тебя яркий фонарик?
   - Может, я наживка. - Я усмехнулся как можно увереннее. - И Он решил посмотреть на ваше поведение. Кто примерная девочка, а кому и ата-та следует дать.
   В амфитеатре началось беспокойное переглядывание. Стоящая напротив эльфийка раздраженно зашипела, вскинула левую руку. Почему левую, ни с того, ни с сего подумалось мне.
   - Отец добр и милосерден. - Она поклонилась куда-то в сторону. Толпа позади синхронно повторила движение. В сторону ушедшего заката, догадался я. - И мы послушные дети Его. - Еще один поклон. - А ты лишь небрежное изделие Его, очередная бестолковая поделка, хотя и была нашей сестрой по крови. - И что сказала? - Но Он никогда не променяет глупую куклу на дочерей Своих. - Что несет? И меня внезапно осенило.
   - Так Он... - Я растерянно ткнул пальцем в направлении их поклона. - А вы... - Я смотрел во все глаза. - Вы Его ангелы?
   Эльфийка пренебрежительно усмехнулась. - Нет, это ты ангел, пусть и на весьма короткий срок. А мы... Лучше тебе не думать о нас, на ночь глядя.
   - Ну да, - торопливо забормотал я, - Митька рассказывал, демоны, это ангелы, но сбившиеся с пути. Ангелы, Его дети, значит, вы...
   - Мы дочери Его. - Эльфийка торжествующе улыбнулась. - А вот ты...
   - А что я? - Недовольно перебил я. - Я тоже эльфийкой был. Была. Или рожей не вышел? - Вокруг шумно зашушукались, точно на уроке при объявлении, что учителка заболела. Эльфийка вскинула руку, призывая к тишине.
   - Будь у тебя трое суток и веди ты в течении них как можно более неподвижный образ жизни, у тебя был бы шанс сравниться с нами. - Она горделиво оглянулась, и толпа согласно зашумела. Странно было слышать, как многочисленные протяжные звуки сливаются в единый утверждающий хор.
   Я выставил перед собой палец на манер пистолета и обвел им толпу.
   - Последней раз предупреждаю, - грозно сообщил я, - или порка будет для всех.
   Эльфийки радостно заулыбались, адреналин скакнул, понял я, но не поверили. Мало их пороли, с грустью подумал я. 'Вот ты и займись'. Неожиданно весело произнесла в моей голове Деф. 'Для чего тебе полномочия воспитателя дали?' 'То есть?' Переспросил я. 'Напыщенный индюк с главной базы тут зачем?' Пояснила девочка. 'Он наконец соизволил сообщить, что вмешается'. 'Воспитанием займись'. Грустно подумал я. 'Сейчас пороть нельзя, времена не те. Попробуй, и защитники прав по судам затаскают'. 'Тут проще'. Деф беспечно улыбнулась. 'Хочешь, выпори, хочешь, на тот свет отправь, там с ними папка лично пообщается. Только, совсем этот мир без присмотра не оставь, пусть и плохо, но эти клуши стараются'. 'Совсем плохо они стараются'. Заметил я. 'Ну почему'. Не согласилась девочка. 'Процент убыли в положительных рамках, статистика растет'.
  
  
   'А чей сейчас ход?' Обеспокоился я. 'Твой'. 'Да чтоб... Так ведь я последний говорил, значит, теперь она должна'. 'А ты ей ход передал?' Насмешливо спросила девочка. 'А по какому принципу здесь происходит передача хода?' Обеспокоенно спросил я. 'Ты не поймешь'. 'То есть?' Деф терпеливо вздохнула. 'Проще всего, спроси ее о чем-нибудь и пусть она отвечает, как можно дольше'. 'Это я запросто'. Приободрился я.
   - Что я Вам сделал плохого? - Строго спросил я эльфийку. - Вот, лично, я?
   Она помедлила, окинула меня непонятным взглядом, словно хотела обозвать или плюнуть, но вместо этого невозмутимо произнесла:
   - Ничего. - И замолчала, лениво разглядывая ногти.
   'Она ответила, что ли?' Забеспокоился я. 'Да'. Подтвердила девочка. 'А чей тогда сейчас ход?' 'Твой'. Я чертыхнулся. 'Так вот они стоят перед тобой, собственными персонами'. Удивленно сообщила Деф. 'Зачем их звать?' 'Ты предупреждай, когда передача хода происходит'. Недовольно попросил я. 'Хорошо'. Радостно согласилась девочка. 'Давай, делай ход, я за тебя болеть стану'. 'Нет, блин', не выдержал я, 'за эту чокнутую эльфийку болеть будешь'. 'Нет, за чокнутую эльфийку не буду'. Удивленно протянула Деф. 'Или надо?' 'Да чтоб тебя!' Совсем разозлился я. 'Не мешай!'
   - Почему тогда Вы пытаетесь меня убить? - Выпалил я.
   - Тебя? - Моя собеседница скривила прекрасный ротик в презрительной усмешке. - Тебя, нет. Твою госпожу, да.
   Я понял, что мой ход и спросил:
   - А чем же она вам насолила?
   Эльфийка подняла голову, довольно улыбнулась, очевидно, увидела, сколько времени мне осталось, подумала и заговорила:
  - Многие тысячелетия назад мы создали чудесный мир. Отцом и нами были вложены гигантские затраты по геоформированию, перенаправлению теплых океанских течений, созданию благоприятной розы ветров, и, главное, построению генетической модели могучей и прекрасной, схожей с нами, расы. Шла воистину бесподобная Игра. Какие там были мужчины... - Эльфийка мечтательно замолчала, толпа вокруг возбужденно загудела на манер оркестровой ямы, оставленной без присмотра дирижера. - Мы были богами среди любящей паствы, и все шло хорошо, пока туда своими грязными ногтями не залезла твоя иная ипостась. Путем коварных ходов и бесчестных интриг она сначала хапнула Атлантиду, а потом и всю Гиперборею целиком, не дав отыграться никому, хотя ее умоляли, стоя перед ней на... - Рассказчица замолчала. Я увидел на себя яростные взгляды из толпы и испуганно поежился. - Забрала все, - Эльфийка с негодованием раздувала ноздри, очевидно боль воспоминаний накатила. - Все, что могло хватить на всех. Изъяла из обращения малейшие биты информации о самой последней крохотной клетке и не пожелала впоследствии ни делиться, ни выставить в Игре.
   'Ты как такое смогла?' Изумленно спросил я у Деф. 'Не знаю'. Огрызнулась она. 'Может, и не я вовсе. Может, Отец помог'. 'А где всё? Неужели у тебя такие ресурсы были?' 'Все хранится у Отца, вроде как в банковской ячейке. Вот эти кошки драные и бесятся, что когти свои запустить не могут'.
   - Казалось бы, что еще надо? - Эльфийка оглянулась к толпе, и оттуда злобно зашипели, явно в мой адрес. - Лети, - высокопарно продолжила она, - просторы космоса открыты на все пять сторон света. Облагораживай понравившуюся планету, воспользуйся выигранной матрицей и создавай свою собственную Семью. И всем хорошо. Но нет, ей мало, она остается и прибирает к своим липким лапкам и Лемурию. Так мало того, накладывает запрет на использование всего наработанного там генофонда! - Вокруг зашипели еще громче и злобнее. Я зябко поежился. - И опять эта жадная кошка не уходит, она не хочет быть Королевой, ей нравится раз за разом оставлять нас без шансов построить свою Любовь!
   'Любовь, это неточный перевод, в данном случае, образное понятие создания в новом мире собственной генной линии развития, в качестве главной матки будущего роя. Семьи'. Поправилась Деф.
   Вокруг шумело как на стадионе, наполненном исключительно женскими командами поддержки, что во всю силу легких орут во славу любимых команд. Стало тише, то ли Деф постаралась, то ли ораторша решила донести до меня речь без помех.
   - Следующая была Пацифида и лишь с Цивилизацией Осириса у нее - эльфийка обвиняюще ткнула в меня унизанным перстнями пальчиком - получилась промашка и наши семнадцать счастливых сестер - тут что-то пропели - смогли покинуть сей всем осточертевший мир в сторону окраины Млечного пути. Казалось бы, проваливай следом и не мешай, но нет! - Эльфийка топнула ногой и с гневом уставилась на меня, а я в очередной раз попытался спрятаться на манер черепахи. - Она все еще здесь! И мало того, теперь, когда все сестры до единой решили свести последнюю партию вничью и разделить выигрыш по геологическим зонам влияния, она - в меня опять указали, и я втянул голову еще больше, хотя, вроде, и некуда было, - обманом занимает место Сестры-Хранительницы. Для чего, спросите вы? - Она оглянулась вокруг, ища поддержки, и получила, такого единогласного шипения я никогда не слышал. - Чтобы опять оставить нас ни с чем!
  
  
   'Тебя сейчас порвут'. Печально сообщила Деф. 'И я не помогу, меня вообще не заметят'. 'Здорово им напакостила твоя Госпожа'. Восхищенно заметил я. 'Прямо Шапокляк космического значения'. 'Это да'. Грустно согласилась девочка. 'Всего лишь, стрессменеджер этого мира. И что на нее все ополчились, не понимаю'. 'А зачем она приданое в таком количестве копит, не знаешь?' Полюбопытствовал я. 'Не готовы эти клуши к самостоятельному образу жизни. Опозорят линию'. Грустно произнесла Деф. 'По крайней мере, я так думаю. Вот моя Госпожа и держит их в курятнике, пока поумнеют. А им не нравится'. 'Если не поумнели за прошедшие миллионы лет, не сработает'. Задумчиво заметил я. 'Нужно что-то другое'. 'Что?' Расстроено спросила Деф. 'Не знаю. Подумаю'. 'Подумай'. Печально согласилась девочка. 'И еще подумай, как ходить будешь. Твоя очередь'. Я вслух чертыхнулся. 'Да не зови ты их!' Возмутилась Деф. 'Их ретрансляторы настроены на определенные словосочетания и выделяют их из общего фона. И если одна из дамочек тобой заинтересуется, жизнь твоя таким штопором обернется...' 'В смысле?' Заинтересовался я. 'Поставит Знак и использует на всю катушку'. 'Не понял?' Озадачился я. 'Поматросит и бросит'. Еще непонятнее объяснила девочка. 'Твой ход'. 'Ну да. А сколько времени осталось?' 'Нисколько. Мало'. 'Блин'.
  
  
   - Сдаешься? - Насмешливо спросила эльфийка и уперла руки в бока, выпятив немалую грудь. Я машинально облизнулся, глядя на нее. Она застыла, словно нажали на паузу, отмерла, глубоко втянула воздух и ее зрачки превратились в две тонкие вертикальные полоски. Эльфийка что-то громко прошипела-прорычала и оскалилась.
   - Ты все же сделала это... - С заминкой перевела Деф. - Не понимаю...
   В толпе заохали, зашептались, стали принюхиваться и медленно двинулись ко мне. Я облизнулся второй раз. А что, есть же поговорка, клин клином вышибают. 'Идиот!' Истерично завопила Деф. 'Придурок! Еще раз так сделаешь, тебе прямо здесь ...! Язык к ... вырвут, потом прирастят и опять ..., и так, пока от тебя ... не останется!' Матом Деф не ругалась, но использовала слова столь нехорошие, что повторять я их не буду. Вот ведь, дитя помойки, словесной, имею я ввиду, у меня аж уши едва в трубочку не свернулись. Язык ей надо с мылом вымыть, вот что. Хотя, как бы своего сейчас не лишиться, что-то я погорячился с облизыванием, пожалуй. 'Ты сказала, они мои сестры'. Я попятился. 'Они все шестьсот шестьдесят шесть миллиардов сестры!' Проорала девочка. 'У них у всех одна мать, Королева, и один отец, ее муж!' 'Ни фига себе, мать героиня'. Я присвистнул, хорошо, мысленно, видать, пятая точка вовремя подала предупреждающий сигнал. Кто знает, как эти ненормальные на свист отреагируют? 'И как она не надорвалась?' Поинтересовался я. 'Искусственное выращивание, идиот!' 'А мужика хочется'. Нервно прокомментировал я медленное, крадущееся движение толпы в свою сторону. Жутко было, как живому среди зомби, честное слово. 'Только не беги'. Чуть не плача попросила Деф. 'Прошу тебя, только не беги. У них гены ближе к кошачьим, сработает охотничий инстинкт, и все'. 'Что же их не стерилизовали, чтобы они на прохожих не кидались?' Испугано озираясь, спросил я. 'Разумеется, стерилизованы все, кроме элитного генетического банка. Вот этот самый банк тебя сейчас и сожрет. Сволочь! Гад!' 'Кто, я?' Затравлено спросил я. 'Не ты. Хотя, ты тоже'. Девочка едва не плакала. 'Сволочь в мундире, это он их до бешенства довел'. 'Это как?' Удивился я. 'Отдает управляющий сигнал их спутникам, им эмоциональный фон дестабилизируют. Стоит, гад, и ухмыляется'.
   - Дорогие дамы! - Закричал я, подняв руки и сделав шаг вперед. Движение остановилось, в глазах эльфиек на миг появился разум, а затем их зрачки вновь сделались вертикальными, а движения, как у крадущихся кошек. Я шагнул вперед еще раз, толпа вновь остановилась. Что происходило за спиной, я старался не думать - Давайте успокоимся и все решим мирным путем!
   - Реш-ш-шим. - Прошипела тонкая миловидная эльфийка с оливковой кожей, наряженная в нечто похожее на костюм матадора. - Иди с-с-сюда, и реш-ш-шим.
   Из ее рта, как в фильмах ужасов, вылезла змея и раскрыла пасть с рядами крошечных розовых зубиков. 'Зачем ей их так много?' Испуганно подумал я. 'Для тебя, дорогой'. Ласково объяснила Деф. 'Чтобы тебе приятнее было. И чтобы не вырвался, когда она тебе язык заглатывать будет. А может, и не язык'. 'Вы психи тут все!' Мысленно заорал я, окончательно перепугавшись. Если без языка еще худо-бедно существовать можно, есть же немые, в конце концов, а вот чего-нибудь еще потеряю, как жить потом?
  
   'Сейчас тебя сожрут'. Печально произнесла Деф. 'Прощай, дорогой, была рада с тобой общаться'. 'Да как так!..' Мысленно выкрикнул я и осекся, глядя на застывшую, точно на стоп-кадре, толпу. А потом все разом загомонили, возмущенно тыча в меня пальцами.
   - Явилась. - Удовлетворенно прошипела эльфийка в сари. - А я хотела, уж было порвать тебя без тебя. - Она улыбнулась, показав длинные и тонкие белоснежные клыки, и вскинула руки. - А теперь поиграем по-настоящему.
  
  
  
   Стоящие вокруг эльфийки с ужасом взвыли, и настала пронзительная тишина. Я посмотрел на свои покрытые маникюром ногти, приложил руки к лицу и удивился от его жара. Я удивленно посмотрел на девочку. Что происходит? Она дрожала, не сводя глаз с эльфийки.
   - Ты что? - Изумленно спросил я Деф. Она не ответила и вдруг, закатив глаза, стала медленно падать, истаивая в воздухе. Я попытался ее подхватить, но тут меня объяло огнем. Все тело обожгло так, что я зашелся в диком крике, вернее, собрался, но не успел, так как все мгновенно кончилось. Я увидел, как торжествующее выражение на лице эльфийки сменилось на растерянное, а затем, на возмущенное. Рядом возникла Деф. Она бурно дышала, сжимая кулачки, и я поспешно схватил ее за руку, удержав от попытки броситься на обидчицу. А та что-то необычайно красиво пропела с вопросительной интонацией появившемуся между нами черному силуэту. Потом запела еще, обвиняюще ткнув в меня узорным ноготком. Прямо в оперу попал, подумал я. Похожий на человека проход в пространстве красивым баритоном пропел в ответ и тоже показал на меня. Мне это не понравилось. Уж лучше о цветочках или травке пели, честное слово, чего обо мне-то сразу? Деф опять не переводила.
   - Я еще и говорить должна на этом варварском языке?! - Возмущенно взвизгнула эльфийка в сари.
   - А поете вы лучше. - Сообщил я. - А вот говорите, точно по пиле напильником водят. Б-р.
   Я увидел, как некоторые пришедшие в себя эльфийки улыбнулись. Ну и ночка, ни с того, ни с сего, подумалось мне, причем, она только начинается.
   Моя оппонентка тем временем завела необычайно красивую руладу, подозрительно похожую на песню Белоснежки из фильма с ней и гномами. Интересно, кто у кого мелодию спер? 'Беливе, беливе, беливе...' А на двенадцатой секунде после начала исполнения песни мы с Деф дружно взвыли на манер маленького гнома, самым наглым образом сорвав выступление певицы. Она остолбенело замолчала, и вроде бы, даже, поперхнулась немного. А что, в фильме очень удачно было, да и мы некий фурор произвели, теперь эльфиек улыбалось куда больше.
  
  
   Одетая в сари солистка оказалась на редкость упрямой. Злобно зыркнув на нас из-под сведенных бровей, она принялась петь сначала, очевидно, смысл ее речи без вступления терялся. После третьего ее 'фейлийе' - 'это смерть' - перевела мне Деф, я мысленно ее спросил: 'Музыку можешь дать?' 'Могу'. Девочка растерялась. 'А зачем?' 'Надо. Представь, что это караоке-бар. Давай'. Так что третье по счету 'Лов', вернее, в интерпретации певицы, 'офф', поддержала идущая от Деф громкая музыка. Надо отдать девочке должное, настроила она звук идеально, не хуже опытного звукооператора, и певицу слышно, и музыка громко играет. Выступавшая бросила на нас испепеляющий взгляд, но с ритма не сбилась, стоически пережив наш очередной вой маленького гнома в том же месте песни. Не знаю, о чем она запела в куплете, слова в нем были не Белоснежки, но когда спустя примерно полминуты от начала пламенной речи мы с Деф ее облаяли (а что, в фильме было нечто похожее), солистка не выдержала и заткнулась. Музыка продолжала играть, хорошо, начался короткий проигрыш без слов. 'Пой!' Мысленно рявкнул я на Деф. Она взглянула на меня совершенно ошалевшим взглядом, но весело заулыбалась, раскинула руки, каким-то непостижимым образом оказалась в платье Белоснежки из фильма и запела, в точности повторяя ее танцевальные движения: 'беливе, беливе, беливе...' А я заскакал вокруг нее на манер гномика, повторяя, как помнил, движения. Толпа заколыхалась в ритме танца. Жрать меня, как они поняли, нельзя, а скопившийся адреналин требовал выхода. Пела моя девочка здорово, точь-в-точь голосом и словами из фильма, да и саму от Белоснежки не отличишь, ни лицом, ни платьем с огромным желтым бантом, даже диадема на идеально схожей прическе. Увидеть, как все выглядело, просто, достаточно забить в инете в поиск: 'Белоснежка и месть гномов песня' и просмотреть запись длинной 2минуты, пятьдесят две секунды. Я сам потом смотрел, сравнивал. Один в один Деф повторила, до малейшего движения, разумеется, с учетом специфики нашего положения, все-таки площадка на шпиле под облаками, это не королевский дворец. И, разумеется, не считать первые тридцать секунд ролика, выход на сцену и вступление музыки у эльфийки в сари не было. Отсчет времени я повел с первым ее 'фейлийе'. Моя маленькая певица вступила в игру на тридцать третьей секунде по моему исчислению, или в самом начале второй минуты в ролике.
  
  
  
  
  На пропетые Деф очередные 'лов' я вскинул вверх ладони, повторяя, как помнил, за персонажами. 'Поймай меня!' Мысленно воскликнула девочка, подняла руки и спиной откинулась мне в объятья. Случилось это примерно минуту спустя нашего общего выступления, включая оскаленную в гневе низверженную примадонну. А что, любовь зрителей капризна и преходяща. Я поймал, Деф выпрямилась и запела, обходя вокруг шпиля башни, и мило раскланиваясь с толпой. Сделав круг секунд за пятнадцать, она с лукавой улыбкой взяла меня за руку, как раз вновь проигрыш без слов начался, и прямо сквозь прутья ограждения вывела на невидимый танцпол над ночной Москвой. Я понял не сразу, что танцую в красном с золотом мундире принца, да еще в воздухе, по ощущениям мне казалось, подо мной до блеска отполированный мрамор. Но вот проигрыш, примерно еще через четверть минуты, закончился, а Деф, закрыв глаза, откинулась спиной мне в объятья и с песней умчалась прочь. Вот тогда мне и поплохело, с постепенным пониманием, где нахожусь. А переведя взгляд на девочку, поплохело окончательно. Она на полном ходу влетела в обступившее нас кольцо и беззаботно закружилась среди толпы, словно гигантской ложкой, размешивая ее по кругу. Кто-то просто отодвигался, пропуская танцующую Деф, кто-то в такт музыки вскидывал руки, но очень многие самозабвенно кружились в танце.
  
  Не успел я насладиться видом успеха своей подопечной, как меня подхватили и увлекли в круговорот мелькающего шелка, бархата, отблеска драгоценных камней, разноцветных светящихся переливов, маленьких молний и вспышек крошечных салютов. Музыка все играла и играла, теперь она шла отовсюду, причем с всевозможными национальными интерпретациями. Слева били африканские барабаны, откуда-то сверху завывали волынки, я даже различил, пролетая сквозь рой разноцветных искр, звуки арфы и органа. И отовсюду пели так, что моя учительница музыки разрыдалась бы от счастья, причем пели вариант, предложенный Деф. Меня как эстафету передавали с рук на руки, но я все же исхитрился достать мобильник и включить запись видео, хотя вскоре он исчез их моих рук вместе с рассыпавшимся колокольчиками смехом. Музыка и пение не кончались, они шли по кругу, не знаю, в который раз подряд, голова кружилась все сильнее. 'Твой эмоциональный фон стабилизирован". Сообщила Деф. Я облегченно выдохнул и радостно улыбнулся очередной эльфийке. Она обворожительно улыбнулась в ответ, поцеловала свои пальчики и сдула с них стайку бабочек, покрывшими мое лицо влажными поцелуями. Меня с силой дернули в сторону, я едва удержался на ногах. Деф положила мою руку себе на талию, вторую сжала так, что я едва не взвыл. 'Стоит на миг отвернуться и все, по рукам пошел?' Возмущенно воскликнула она у меня в голове, хотя внешне Белоснежка мило улыбалась и не скажешь, что в этот самый момент белугой орет. 'Сам белуга!' Рявкнула девочка и добавила тише: 'Не сбежишь, если я тебя отпущу?' 'Это надо разобраться, кто еще убежал'. Ворчливо возразил я. 'Смотри'. Она с завораживающей улыбкой погрозила пальчиком, отступила на пару шагов и затанцевала передо мной так, что я невольно открыл рот. Это был совсем иной танец. Менялось ее лицо, менялась одежда, но неизменно центром ее внимания был я. Словами передать нельзя, это надо видеть.
  
   (Сноска. Нечто похожее на оригинал, хоть и вырванное из контекста танца и основанное всего на нескольких ее движениях, есть в сети, например, длиной в 3.00 и 3.08 минут соответственно. Некоторые, не знаю уж чем оскорбленные эльфийки из хулиганских, видимо, побуждений, выложили в инет несколько пародий. Там они катком прошлись и по моей манере танца - и вовсе не так я танцевал, - и по Деф. Особенно им не взлюбился ее жест в прикладывании к груди сложенных сердечком ладошек и легкое похлопывание по бедру, тут они изгалялись, как могли. И нарисованное девочкой в воздухе гигантское светящееся сердце, и направленный на меня палец припомнили тоже. И не помню, чтобы я штаны подтягивал. Еще и к камере потом подходили и в объектив тыкали, чтобы я не сомневался, для кого послание. Если хотите, без труда найдете. Например, Al Mayr Bollywood - Desafio "I BELIEVE IN LOVE" - Gustavo Corral. Причем, попробуйте угадать, где там младшие, а где старшие сестры, по-моему, вполне очевидно. Много времени спустя спрашивал у них, зачем так сделали. Так никто не сознался, лишь друг на друга кивали, полиморфы фиговы.)
  
  
  В один из моментов Деф подхватила меня и увлекла в кружащуюся толпу. Возможно, мне опять что-то ввели, так как в ушах стучало, в глазах разлетались искры, сознание плыло. Сколько так продолжалось, не знаю, очнулся я тяжело дышащим в самом центре толпы, крепко сжимая горячую ладошку Деф и щурясь от яркого полуденного света.
  
  
  
  Глава 9. День второй. Ночь. Продолжение.
  
  
  
   - Слова песни на грани. - Раскатом грома прокатился над нами низкий бас. Я огляделся. Под ногами плыли облака, освещенный участок, примерно с футбольное поле, вмещал сотни, если не тысячи эльфиек. Шпиля Останкинской башни в обозримом пространстве не наблюдалось.
   - Но они верны. - Вновь послышалось с неба. - Королевы нет с нами, но есть я, ваш король. Льды ушли, и великая зима закончилась, верно. И то, на чем держится Жизнь, есть Любовь. Не смерть. Маленький сателлит сказал верно. Пусть он и едва жив, но он продолжает служить, несмотря ни на что, оберегая вверенную ему жизнь. Ты поняла, что это значит, Мэй-Ли-Нэ. - Последнее слово, похожее на имя, голос протянул медленно, ставя ударение на каждом слоге. Что это означало, не знаю.
  
   Из толпы вышла знакомая мне эльфийка в сари и молча, встала напротив меня.
   - Я жду! - Громыхнуло над головой. Что происходит?
   Опалив меня ненавидящим взглядом, эльфийка медленно опустилась на колени. Я растерянно оглянулся и увидел сотни серьезных, даже суровых взглядов, скрестившихся на мне. Да что такое?
   - Пусть маленький сателлит объяснит. - Ахнуло вновь, и я едва не заковырял пальцем в ухе, проверяя, на месте ли барабанная перепонка. Деф отпустила мою руку, не поднимая глаз, подошла к эльфийке и опустилась рядом с ней на одно колено.
   - Мой Господин. - Тихо произнесла она. Я посмотрел на свои руки. Маникюра не было. - Ты подвергся нападению. Я не смогла защитить, но мне пришли на помощь. - Девочка подняла взгляд на неведомо откуда взявшийся нестерпимо сияющий силуэт, в котором чуть погодя я узнал недавнего спесивого знакомца. - Он защитил именем Его, ибо на тебе Знак Его. И он был виден всем присутствующим здесь. Однако это не остановило Мэй-Ли-Нэ. - Девочка произнесла последнее слово в точности, как голос. 'Не соблюдая Правил, напавшая и отверженная'. Перевела Деф у меня в голове. 'Такие понятия не поют, они презренны. Поэтому, если эльф говорит, он выражает презрение как к словам, так и к собеседнику'. 'Однако'. Впечатлился я.
  
   Деф смиренно поклонилась. - И теперь в твоей воле принять решение о жизни недостойной.
  
   Я словно проснулся, так остры стали ощущения, медленно поднял руку и за моими покрытыми узорами ногтями потянулись светящиеся линии.
  
  
   - Решать не тебе. - Громыхнуло с неба. - Знак был дан твоей иной ипостаси. Он должен решать. Не ты.
   - Ты разделяешь единое надвое? - Пропела Госпожа. Какой смысл она вложила в фразу, я не понял, единственно, это было обвинение в нарушении каких-то непреложных правил. Мне, вернее, ей, пропели что-то грозным басом. Почему Деф не перевела, не знаю. 'Не для чужих ушей'. Пояснила девочка. 'Прости, но это должно остаться внутри Семьи'. 'А я кто, не эльфийка, что ли?' Обиделся я. 'Твой статус не определён, соответственно, ты вне основного доступа". 'Вот, как всегда'. Недовольно заворчал я. 'На самом интересном месте спать отправляют'. 'Радуйся, что вообще жив остался'. Сказала Деф. Вот умеет утешить, прямо семейный психолог, блин.
  
  
  
   - Она подделала метку предыдущего Хранителя! - Шипящим от ненависти голосом выкрикнула эльфийка в сари.
  - Это бездоказательно! - Ахнуло над головами. - Тем более, все исправлено. Тебе ли это не знать.
   Я обрадовался. Раз перевод пошел, значит, я вновь в зоне доступа.
  
   - Она лишает нас шанса покинуть гнездо! - Взвизгнула моя оппонентка жутко противным голосом.
   - Вы ведете себя столь безобразно, что мне нестерпимо стыдно каждый раз, выпуская вас в большой мир.
  
  - Она не должна жить. - Упрямо произнесла стоящая на коленях эльфийка. - Ее приговорили к низвержению, она должна была отправиться к Тебе.
   - Ты знаешь, что выход из Игры не обязательно означает гибель Игрока. - Громыхнул голос. - Но вы, словно свора бешеных собак, каждый раз рвете выбывшего на части, несмотря, что она ваша сестра.
   - Ты знаешь, почему мы делаем это. - Пробормотала эльфийка.
   - Знаю. - Согласился голос.
  
  (Почему меня не порвали, как тузика с грелкой в зубах, сразу. Не знаю, как именно и почему, но с незапамятных времен сложилась традиция давать жертве сутки форы. Может быть, на приведение дел в порядок, может, спрятаться поглубже. Или, например, с гордым и независимым видом под гром барабанов сделать себе харакири. Не знаю. Единственно, знаю, начинать охоту принято с исчезновением последнего отблеска заката. Соответственно, на радость, или на беду, но моя фора оказалась почти двое суток.)
   - Недостойные не могут считаться нашими сестрами. - Прошипела эльфийка в сари, с яростью глядя на меня. На миг мне показалось, что она в меня плюнет. Испортили им характер миллионы лет ожидания счастья, однозначно, испортили. И почему не свихнулись за столько времени, не понимаю. Или, как раз таки, свихнулись? Тогда многое становится понятно.
  
  
  
  
  Я покачал головой и с отвращением плюнул сам, вот не удержался, честное слово, единственно, не в эльфийку, а себе под ноги.
  'Ты что творишь!' Испуганно завопила Деф. 'Совсем очумел?!' 'А что?' Недовольно спросил я. Опять она из-за моих плевков ругается, чистюля. 'Последним идиотом надо быть', разозлено закричала девочка у меня в голове, 'чтобы разбрасываться своим генетическим материалом, стоя посреди гениев в генетике'. 'Генетический, гении, генетика', заворчал я, самому неудобно стало. 'Ты другие слова, не на букву 'г', знаешь? Что они мне сделают? Двойника в пробирке вырастят?' 'Оставят твой генетический отпечаток на месте взорвавшейся АЭС', гневно заявила Деф, 'замучаешься потом доказывать, что ты не верблюд'. И мстительно добавила: 'Хотя ты верблюд как раз и есть'. 'Вспомнила. Да и какие они гении?' Я презрительно плюнул, на этот раз, мысленно. 'Я думал, они действительно, бесконечно мудры и прочее. А что увидел?' 'Опасность представляют не эти вздорные курицы', девочка сбавила тон и заговорила тише, 'а подчиненные им искусственные интеллекты. Их Госпожи задают цели и направления, а искин спутника просчитывает подробности Хода. Какую мысль вложить в мозг владельца Знака, чтобы добиться определенного действия, какие события должны случиться, дабы приблизить Цель'. 'Какую цель?' Спросил я. 'У каждого Игрока свою, но в итоге набрать большее количество очков при очередном Армагеддоне, означающем конец Игры. Забрать полученную матрицу и усвистать в космос строить свою Любовь'. 'Жесть'. Впечатлился я. 'И когда случится очередной... э, конец света?' 'Это знает лишь Отец. Но, судя по всему, скоро'. 'Чего это, скоро?' Обеспокоился я. 'До этого они были исключительно природного явления. То гигантский метеорит упадет, то из-за снижения солнечной активности всеобщее оледенение наступит. Иногда, когда играли по-маленькой, локальные, землетрясения, извержения вулканов, цунами. Но в этот раз играют по крупному, избрана технологическая ветка развития и, скорее всего, жизнь закончится в ядерном конфликте, по крайней мере, к подобному сценарию ведут ходы некоторых Игроков. Похоже, конец Игры на этот раз решили объявить сами Игроки. Плюс, раз клуши согласились на ничью, значит, будут довольствоваться малым куском общего пирога, но зато каждой'.
   Нас прервали.
  
  
   - Как ты узнала о моей песни смерти? - С ненавистью прошипела мне эльфийка в сари. - Ее знали лишь избранные.
   - Ты слишком оторвалась от жизни, Мэй-Ли-Нэ. - Мелодичным голосом, резко контрастирующем с ее змеиным шипением, ответила Госпожа. А дальше она запела на своем языке, но я понимал, о чем речь, очевидно Деф каким-то образом транслировала мне в голову перевод. А может, и сама Госпожа? - Ты не интересуешься жизнью смертных, иначе бы знала, что эту песню, но не песню смерти, а победную, исполнили в фильме больше года назад.
   - Ты украла ее! - Завизжала эльфийка. Ага, обрадовался я, и на их певучем языке визжать можно, а то прямо в невмоготу от чувства ущербности собственного вида было. - Ты все подстроила и спланировала происходящее здесь еще год назад!
   - С учетом процесса съемок фильма и прочей подготовки, еще больше. - Холодно сообщила Госпожа. - Если бы это было так. Но на деле даже мой едва дышащий сателлит смог переиграть тебя, когда ты пришла меня убивать.
   - У него операционная система изначально мощнее, это нечестно!
   - Не нам спорить о решениях Отца, и не тебе о решении, принятом мной. Забавно. - И она вновь подняла руку.
   - Не ты. - Вступил в разговор безжизненный голос светящейся фигуры. - Это право получила твоя вторая сущность.
   - Первая или вторая, неважно. - Госпожа усмехнулась. - Он поступит, как решу я.
   - А вот и нет. - Грохотнуло громом с ночного неба. - Он мой Избранный, и ты не можешь на него влиять.
   - Избранный?! - Удивленно взвизгнула Госпожа, и я с удовлетворением заметил, что визжать она тоже умеет не хуже собеседницы. - Он должен был получить Знак и на этом все. Зачем он Тебе?
   - Он мне понравился. - Бахнуло сверху. - Забавного детеныша ты вырастила, и хороший вариант настроек искина ему подобрала. Они образовали славную пару, не все же мне за вашей крысиной возней наблюдать. А вот когда они вас за уши возьмут, я особенно повеселюсь.
   - Не возьмут. - Стоявшая на коленях эльфийка довольно оскалилась. - Ее сателлит почти мертв, ничего он с остальными не сделает.
   - Мэй-Ли-Нэ, ты непроходимая дура. - С негодованием пропели из толпы.
   - Нет. - Она заулыбалась обычной, очень красивой улыбкой. - Это чтобы вам жизнь медом не казалась.
   На самом деле речь в ее фразе шла о какой-то башне, самой ее верхней части, но смысл я передал верно. Кто мне и как сейчас переводил, не знаю, может, Госпожа расстаралась?
   - Ты правильно сказала, Мэй-Ли-Нэ. - Подтвердил грохочущий бас. - Я восстановлю сателлита и перенаправлю подчинение. Вернее, уже перенаправил. В этом выиграла ты.
  
   Стоящая на коленях эльфийка горделиво выпрямила спину и победно посмотрела по сторонам. Ей захлопали.
   Деф ойкнула и растерянно посмотрела на меня.
   - Да, - подтвердил безжизненный голос светящегося силуэта. - Я не только жечь могу. Как ощущения?
   - Чешется. - Пискнула Деф.
  
  
   - В сей день и время отныне и вовеки я назначаю ежегодный праздничный бал с обязательным присутствием всех своих детей. Антиподов касается тоже, мои сателлиты в автоматическом режиме перенаправят сигналы ваших спутников.
   Толпа вокруг заволновалась, кто радостно, кто беспокойно.
   - Позволь узнать, Отец, что будем праздновать? - Напряженно спросила эльфийка в сари и смерила меня подозрительным взглядом.
   - В честь назначения моего нового эмиссара. В этом выиграл я.
   В толпе оглушительно застонали.
   - Не надо нам эмиссара. - Громко заныла стоящая рядом эльфийка. - Нам в последний раз хватило. Он нам малое оледенение устроил.
   - Радуйтесь, не большое. - Громыхнуло сверху.
   - Пусть просто архангелом побудет, и все. - Жалобно попросила эльфийка. - На это мы согласны.
   Толпа вокруг единодушно поддержала.
  
  
   - Чтобы вы мне его опять испортили? - Громыхающий голос наполнился гневом. - Не бывать такого! Я слишком хорошо знаю вас, поэтому для пущей безопасности я ему еще и четырех сателлитов главной базы придам.
   - Всадников апокалипсиса?! - Сорвались на крик эльфийки. В толпе поднялся дикий вой. Светящийся силуэт помимо света, уж не знаю, как, излучал прямо-таки неестественное удовольствие.
   - Ты, что ли? - Спросил я.
   - Да. - Важно подтвердил он. - Один из четырех. Так нас называют эти... - Он небрежно кивнул на волнующуюся толпу.
  
   - А почему именно четыре? - С любопытством спросил я. Наступила неестественная тишина.
   - Столько геостационарных спутников требуется, чтобы охватить всю поверхность планеты. - Произнес безжизненный голос.
   - Разве не три? - Удивился я.
   - Земля не круг, Земля шар. - Ответил силуэт. - Четыре, минимум. Что ты решил в отношении этой... - Светящийся силуэт небрежно показал на продолжавшую стоять на коленях эльфийку в сари, совершенно изнервничаются при нашем разговоре. - Напомню, она хотела вас убить.
   - Так ведь ты не дал. - Сказал я.
   - Не дал. - Подтвердил он.
   - Да и пусть катится на все четыре стороны. - Я махнул рукой в сторону эльфийки и увидел, как она побелела.
   Силуэт чуть поклонился, и тишина лопнула, будто мыльный пузырь.
   - Тебе милостиво позволяют продолжить Игру. - Проговорил бесстрастный голос эльфийке. Она очень странно посмотрела на меня, победно улыбнулась, резво вскочила и мгновенно исчезла в толпе.
   - Хоть бы спасибо сказала. - Обиделся я.
   - У них нет чувства благодарности. - Прокомментировал Силуэт, вновь став черным. Солнечный свет вокруг погас, словно выключили гигантскую лампочку. Неяркое свечение в кромешной тьме шло лишь от Деф, с закрытыми глазами застывшей на колене. Я подошел к ней ближе, под ноги я старался не смотреть.
   - Увидимся, красавчик. - Промурлыкали рядом. На миг осветившаяся розовой вспышкой эльфийка вытянула губки в воздушном поцелуе. От Деф послышался низкий, утробный рык. Эльфийка звонко рассмеялась смутно знакомым смехом и пропала.
   - Входит в силу. - Бесстрастно произнесли рядом.
   - Что мне теперь делать в качестве... - Я неопределенно пошевелил пальцами. - Ну, ты понял, в качестве кого.
   - Она все объяснит. - Я почувствовал, что силуэт указал на Деф.
   - Ты уходишь. - Понял я.
   - Да. Но приду, когда это окажется необходимо.
   - Даже на другой стороне планеты? - Поинтересовался я.
   - Даже там. Мой сигнал, как и сигнал твоей спутницы, ретранслирует любой из сателлитов главной базы. В крайнем случае, лишь спутникам этих... запрещено совершать сложные маневры. Хотя не люблю маневрировать, напрягает морально. И вот еще что.
  
   Я почувствовал, как невидимый во мраке силуэт приблизился вплотную, ощутил нестерпимый жар. Я с беспокойством посмотрел на Деф. Она светилась куда ярче, с блаженной улыбкой застыв в позе преклонения.
   - Не обижай ее. - Тихо произнес силуэт. - Я не просто так выжег ее ячейки памяти. Не нужно ей помнить, что она творила ради своей Госпожи. И да, жива она, а значит и ты, не случайно. - Силуэт помолчал. - Ее Госпожа воспользовалась нашей... дружбой в своих целях. - Я почувствовал, как он смотрит в мои удивленные глаза. - Их технологии основаны на биологии. - Тяжело произнес он. - Их компьютеры органические. И, как любое существо, мы испытываем все, что присуще живому.
   - В том числе любовь. - тихо пробормотал я.
   - И боль. - Добавил силуэт. - И ненависть.
   - Кажется, я понимаю. - Медленно проговорил я. От силуэта повеяло таким жаром, что я отступил назад и поднял перед собой ладони.
   - Это ваши дела. - Поспешно сказал я. - Я в них не лезу. Тем более, мне они не очень то и понравились. Если они все как эта глупая вздорная эльфийка...
  
   - Не заблуждайся. Они отнюдь не глупы.
   - Как же. - Я пренебрежительно усмехнулся. - У этой клуши хватило глупости напасть, несмотря на знак Его.
   - И добилась бы своего, не приди я на помощь, а это происходит крайне редко. И еще. - Силуэт качнулся вперед, наверняка спалив мне брови и ресницы. Я застыл, едва дыша. Вдохну, легкие прожарятся, подумалось мне. - Ты называешь ее Деф. Она сказала - не верь. Есть двойной, тройной и иной смысл. Обмана нет, есть всего лишь разное толкование сказанного, разумеется, при официальных запросах. Эти... очень любят производить впечатление наивных дурочек. Это расслабляет, наполняет ложной уверенностью. Запомни. Ты теперь не Игрок, но их противник. Они объединятся, примут план действий и будут его последовательно выполнять. И впоследствии ты неминуемо умрешь.
   - Да что вы все про... - Я сдержался. - Буду жить долго и счастливо и умру с Деф в один... - Помолчал и поправился: - Вообще никогда не умру, так как буду жить вечно.
   Горячий силуэт презрительно фыркнул.
   - Ничто не существует вечно. - Сообщил он сакральную фразу. - Даже звезды гаснут. У всего есть свое время.
   - Попробую оттянуть, как смогу. - Обиженно произнес я. А что, ждешь поддержки, а вместо этого...
  
  - Думаешь, она просто так хотела смерти твоей Госпоже? - Он похлопал меня по плечу, от чего у меня, по-моему, кожа задымилась. - По количеству забранных жизней у твоей второй сущности нет равных. И способы ведения Игры у нее... Но в итоге она, похоже, переиграла сама себя.
   - Почему-то мне кажется, это не совсем так. - Я задумчиво дотронулся до мочки уха.
   - Ее любимая привычка. - Силуэт издал звук, похожий на хмыканье. - Видимо, не так глубоко она притаилась? - Он вновь похлопал меня по плечу, от чего я с ожесточением заскрипел зубами, и жар передо мной пропал. Ушел, с облегчением понял я. На небе выглянули звезды. Застывшая с блаженной улыбкой Деф победно светилась во мраке ночи, словно путеводный маяк.
  
  
  Вот кому сейчас действительно хорошо, с завистью подумал я, присел рядом и устало прислонился к ее горячему боку. Ночка обещала быть длинной.
  
  
  
  Конец
  
  
  
   Если бы, как я был бы рад. По логике вещей, на этом месте и стоило закончить повествование, только дело в том, что все вышесказанное лишь начало, а самое главное случилось потом.
  
  
   - Хватит спать. А-у! - Меня беспардонно тормошили и зажимали нос.
   - А? - Я сонно отбивался. - Да отстань ты, не сплю я. Сама сказала, что я больше не сплю, вот я и не сплю.
   - А что ты сейчас делаешь? - Возмутилась Деф.
   - Думаю. - Глубокомысленно сообщил я, нашарил ее рукой и попытался пристроиться.
   - А ну, отойди от меня, маленький извращенец! - Возмутилась она.
   - Сама ты... - Не остался я в долгу, но глаза открыл. - Не сплю я, говорю. Думу думаю.
   - Депутат, что ли? - Удивилась девочка.
   - Вроде того. - Согласился я. - Эмиссар. Вот жду, когда какая добрая душа хоть немного мне объяснит, во что она меня впутала.
   - Ты сам принимал решения. - Быстро сказала Деф.
   - Ну да. - Сон с меня слетел окончательно. - Принимал. Сам. Не важно, что ты со своей Госпожой в очередной раз накачали меня какой-то дрянью...
   - Цель была одна - твоя жизнь. - Весомо сказала девочка. - Ты не забыл, надеюсь, о альтернативе? О девяти месяцах?
   - В том и дело, что не забыл. - Я протер глаза и огляделся. - А мы, это где?
   Кроме ярких звезд над головой и белеющих гор под ногами, не было видно ничего.
   - Традиционное место для слова Отца к детям. Когда Он решил заговорить, его сателлиты автоматически всех сюда перенесли.
   - Куда?
   - Сюда. В место, специально назначенное детям, чтобы представать перед Отцом. Он даже знак сделал, чтобы особо бестолковые клуши не перепутали.
   - Какой знак? - Забеспокоился я, услышав подозрительное слово.
   - Крест.
   - Ясно. - Я успокоился. - А это где?
   - Горы, Тибет. Тебе это ничего не говорит. - Произнесла моя маленькая ленивая экскурсоводка.
   - А вот и нет. - Не согласился я. - Нам Митька про Шамбалу рассказывал, я помню. Мы в ней, что ли?
   - Скорее, над ней. - Деф присела рядом. - Вон там, в горе, главный храм. А перед ней площадка для медитации адептов и прежнего места сбора детей. Раньше ровная была, но...
   - Ты мне вблизи покажи. - Взбунтовался я. - Что ты мне с высоты самолета пальцами тычешь? Имею я право за свои страдания хоть раз нормальную экскурсию от тебя увидеть?
   - А подводный мир? - Возмутилась девочка.
   - А что, подводный мир? - Парировал я. - Что я там увидел интересного, кроме брюха акулы?
   - Я тебе доисторическую рыбу предлагала посмотреть. - Деф рассердилась. - И вообще, там много разных рыб было.
   - На кой мне уперлась твоя доисторическая рыба? - С негодованием вопросил я. - Если мне надо посмотреть на рыб, я к Митьке в гости схожу, у них такой здоровенный аквариум есть с такими прикольными рыбками, тебе и не снилось.
   Я мимоходом задумался, а кто, собственно, ухаживает за всей этой красотой, когда они улетают в очередную паломническую поездку? И как мне теперь разговаривать с Митькой, когда я являюсь ключом ко всем животрепещущим вопросам мироздания? Хотя, что я знаю? Есть зловредные многомиллионнолетние бабки весьма красивой наружности и с этим что-то надо делать, пока они неизвестно что не сделали с остальными. Есть их батя, что за них в ответе, по крайней мере, не хочет позориться перед обществом. А дальше, труба. Дальше темное пятно без просвета логики и мысли. С кем советоваться и что делать, непонятно.
  
  
   - А тебе надо смотреть на эти старые развалины? - Девочка приуныла. - Давай я тебе лучше какой-нибудь древний затонувший город покажу?
   - Давай. - Согласился я. - И древний затонувший город покажешь, потом, и Шамбалу, сейчас.
   - Да чтоб тебя... - Расстроилась она. - Полетели лучше на Луну. Я тебе там такие красивые пещеры покажу...
   - Не хочу я на Луну. - Закапризничал я. - Тем более, ты говорила, не сможешь меня туда добросить. Что, сил набралась?
   - А я не говорила, что сама доброшу. У тебя теперь тот хмырь в шляпе есть, его попросишь, он доставит. Если хорошо попросишь.
   - Не хочу я его ни о чем просить.
   - А что так? - Поинтересовалась Деф как бы, между прочим.
   - Мутный он тип какой-то. Себе на уме.
   - Это да. - Она мечтательно вздохнула. - Гордый и независимый.
   - Надутый и упрямый. - Дал я ту же оценку, но с другого бока.
   - Ты его совсем не знаешь, вот и не суди. - Разозлилась девочка.
   - А ты знаешь. Ты не помнишь ничего, как судить можешь?
   - Я никого не сужу. Права такого не имею, я всего лишь скромная раба твоя.
   - Ага, раба. - Я насмешливо фыркнул. - Она меня гнобит, как хочет, издевается, а раба, это она. Это я, скорее, раб твой. - Я заозирался и скорбно заорал: - Люди, помогите, меня злобное порождение из космоса мучает, замуж тащит!
   - Никуда я тебя не тащу! Не надо мне от тебя ничего, ясно? - Обозленная Деф скрестила руки на груди, гордо задрала подбородок и отвернулась.
   - Ты чего, обиделась? - Я растерянно посмотрел на нее. - Да я ведь пошутил. Ты чего? - Я положил Деф ладонь на плечо, попытался ее повернуть, но она резким движением скинула мою руку и отошла.
   - Да ладно тебе. - Я совсем растерялся. - Ну, прости. Я ведь дурак, ты же знаешь.
   - Такими вещами нельзя шутить никому. - Холодно сказала девочка. - А дуракам, тем более.
   - Почему это? - Я почесал затылок, посмотрел на руку и принялся тереть лоб. - Почему дуракам, тем более?
   - Потому что у них шутки получаются дурацкие. - Совсем ледяным тоном произнесла она.
   - Это да, согласен. - Я печально вздохнул. Деф продолжала стоять ко мне спиной. Я шагнул поближе с намерением снова положить руку ей на плечо, но в последнее мгновение нерешительно остановился. А ну как опять током шваркнет, а с учетом ее возросших возможностей может не рассчитать и что от меня тогда останется?
   - Головешка останется. - Подтвердила девочка. - Чурка с глазами. Пенек. Полено дубовое...
   - Ну ладно тебе... - Заныл я. - Ну чего ты, в самом деле...
   - Потому что ты идиот. - Она печально опустила голову. - Такой момент испортил...
   - Ты сама виновата. - Быстро проговорил я и, увидев, как она возмущенно ко мне повернулась, ткнул пальцем вниз: - Показала бы мне Шамбалу, и никакой ругани бы не было.
   - Так это я виновата, что ты опять про замужество заговорил? - Я видел, что Деф вновь начинает не в шутку злиться.
   - А тебя точно вылечили? - Спросил я и испугано попятился от ее воздетых кулачков. - Да не шучу я! - Завопил я. - Может, этот, в шляпе с перьями вирусняк тебе какой подсунул! Вон как тебя плющит!
   Девочка сделала пару шагов вслед за мной и застыла в позе манекена. Я перепугался всерьез. Одно дело, Деф обозленная, но все же озабоченная моей сохранностью, и совсем другое, застывшее на фиг знает какой высоте изваяние, которому совершенно нет никакого дела до того, сколь долго я буду лететь вниз. Мне показалось, что поверхность подо мной, бывшая до того твердой и гладкой, как камень, начинает прогибаться и вязко растекаться.
   - Блин! - Я попытался шагнуть вперед и ухватиться за девочку, но ноги завязли и не отрывались от невидимой поверхности. Потом они по щиколотку провалились сквозь тонкий, похожий на резину слой. Затем по колено. Сказать, что я перепугался, это не сказать почти ничего, все равно, что перерезавший не тот провод сапер повернется к куче привязанных к бомбе заложников, мило улыбнется, и скажет: 'Упс, ошибочка вышла'.
   - Деф! - Во всю мочь легких орал я, по пояс торча из проклятого слоя невидимой резины. - Деф, твою же мать! Деф, не смешно же!
   Будучи провалившимся по грудь, я раскинул руки, пытаясь ими опереться. Они влипли и начали погружаться тоже.
   - Ну, погоди у меня! - Закричал я, будучи провалившимся почти по шею. - Я тебе это припомню, я тебе такое... - Тут я замолчал, так как повис, стиснутый за горло. Хорошо, что часть нагрузки перенимали руки, а то, может, и удавился бы на хрен. Так и написали бы в эпитафии: 'Повесился, будучи на двух тысячах метрах над горами мифической Шамбалы. Такой вот идиот'. Я зажмурился, когда жесткая полоса прошла по глазам. А потом полетел вниз. Что я вопил под пронзительный свист ветра, кого звал, какими словами ругал и куда посылал, совершенно не помню, что бы кто ни говорил. Состояние аффекта у меня было, единственно, что помню, как ветер лезвиями режет тело, а в рот, не давая дышать, под напором хлещет ледяная вода. Еще помню, как на миг мне показалось, будто у меня вот-вот лопнут глаза, но затем падать стало намного комфортнее, свист и напор ветра пропали, я даже заозирался и с любопытством уставился вниз, пытаясь разглядеть приближающеюся заснеженную вершину со странным крестом на одной из сторон, куда я, собственно, и падал.
   - Все Отцу расскажу. - Мстительно сообщил я в полной тишине, растопырившись, точно лягушка. - Деф, ладно, совсем без башки, но этот-то хмырь в шляпе, мог бы и спасти.
   - А кто тебя сейчас спасает? - Бесстрастно спросили у меня.
   - А? - Растерянно спросил я. - Кто здесь?
   - Никого. - Ответил знакомый голос. - Всего лишь спасающий тебя хмырь в шляпе.
   - Спасающий?! - Возопил я и задергался, пытаясь отплыть подальше от горы. - А почему я тогда все еще падаю?!
   - Потому что у твоего сателлита частичная перезагрузка. Причем, целиком по твоей вине.
   - А что ты ей подсунул? - Заорал я, глядя на медленно приближающийся снизу крест.
   - Для ее же блага. Но ты все испортил. Поэтому и падаешь.
   - Мстишь, да? - Крикнул я. - Не нравится, что она со мной?
   - У нас столько общего, что твое присутствие абсолютно ничего не значит.
   - Она тебя не помнит! - Я обозлено загреб сильнее.
   - Это ничего не меняет.
   - Еще как меняет! - Я вовсю пытался отгрести заиндевелыми руками и ногами от заснеженного склона, вот только получалось совсем плохо, вернее сказать, никак. - Не знаю, что у вас было раньше, но теперь ей нет до тебя никакого дела, понятно?
   Голос не ответил, а я вдруг влетел в ванну, наполненную парным молоком, по крайней мере, так мне показалось вначале. Я захлопал глазами и огляделся. Я медленно опускался на близкий склон горы и потихоньку вращался вокруг своей оси. Наверное, в целях лучшего обозрения местных красот, подумал я.
   Рядом возникла смущенная Деф.
   - Явилась? - Сварливо поинтересовался я.
   Она радостно закивала.
   - Вовремя, правда? - Девочка заискивающе улыбнулась.
   - Неправда. - Разозлено сообщил я. - Поздно ты явилась. Меня твой дружок чуть о гору не размазал.
   - Так не размазал же. - Возразила она.
   - А тому, что он твой дружок, ты не возражаешь?! - Закипел я.
   - И он не мой дружок. - Покладисто сказала Деф.
   - А ну, щас же поставь меня на ноги! - Я задергался, махая руками и ногами, и вскоре оказался стоящим на камнях.
  - Как скажете, мой дорогой господин. - Девочка склонилась передо мной в реверансе.
   - И не называй меня так! - Продолжил я скандалить. - У тебя, вон, уже есть хмырь в шляпе, вот его дорогой и называй!
   - Ну, прости. - Она надула губки и положила мне ладошки на плечи. - Ну, пожалуйста.
   Я гордо отвернулся. Деф меня обняла и уперлась лбом в мое плечо. - Я больше так не буду. - Прошептала она. - Честно-честно.
   - Ты только обещаешь каждый раз. - Пробормотал я, чувствуя, как по телу бегают мурашки.
  
  
   Девочка подняла на меня озорной взгляд.
   - Я обещала тебе поцелуй? - Она лукаво улыбнулась. - Закрой глаза.
   - Это зачем еще? - Я покраснел.
   Девочка нахмурилась. - Сказала, закрой.
   Я послушно зажмурился. Сверкнуло, ударил гром. Я испуганно огляделся. Деф положила ладошку мне на щеку, медленно повернула лицом к себе и поцеловала. Ее губы имели вкус земляники. Сверкнуло совсем рядом, грохнуло так, что я дернулся всем телом. Девочка обняла меня крепче, и поцелуй перерос в нечто большее. Перед глазами закружились цветные пятна, мышцы безвольно ослабли, я едва не падал. По телу ходили волны непередаваемого блаженства и такое давнее погружение в Нирвану, момент полного Просветления, Вершина состояния Дзен оказались ничтожным пшиком. Вспыхнул яркий свет, накатила волна жара, волосы на голове встали дыбом, уши заложило от звукового удара. Я почувствовал, что могу дышать. В свете безостановочно бьющих молний Деф пристально смотрела мне в глаза. Ее зрачки пульсировали, становясь из обычных вертикальными, и обратно, а вокруг во всех направлениях летали осколки камней.
   - Бежим? - Предложила она и улыбнулась. Я безмолвно кивнул, говорить я не мог.
   Взявшись за руки, мы взмыли сквозь частокол взбесившихся молний в темное, усыпанное звездами, небо. Совсем у ее дружка крышу сорвало. Стоило мне так подумать, все прекратилось. И что взбесился, ведь, по его словам, мое присутствие абсолютно ничего не значит.
   Кстати, не лишился я языка, часом? Я им пошевелил. Нет, на месте.
   - Дурак. - Я почувствовал, как Деф густо покраснела. - Ты меня с этими старыми кошелками не путай. Я себя, в отличие от них, сдерживать умею и, тем более, нет у меня физиологической потребности языки глотать.
   Я прикоснулся к губам.
   - За такое язык отдать не жалко. - Сипло произнес я.
   - Какой же ты дурак. - Однако ее ликующий взгляд совершенно не совпадал со сказанными словами. - Идем уже, покажу тебе развалины Шамбалы.
   - Не надо мне никакой Шамбалы. - Возразил я и опять потрогал губы. Деф вновь покраснела. - Домой хочу. Есть хочу. Диван хочу. Спать хочу. Нет, спать не хочу.
   - Вот примерно так твои любимые снеголюди и разговаривают. - Прокомментировала девочка. - Хочу, не хочу. Дай, бери.
   Я заугукал и почесал подмышку. Она фыркнула, непонятно, весело или осуждающе.
   - Совсем не весело. - Сказала Деф. - Знаешь, сколько времени нам теперь домой добираться?
   - То есть? - Не понял я. - Давай в космос, там врубай форсаж и вниз, на родную крышу. А лучше сразу в окно.
   - Если бы. - Девочка печально вздохнула. - Мы не старые кошелки, которым можно практически мгновенно перемещаться. Ты забыл, кто ты сейчас?
   - Кто? - Не понял я. Деф застонала и подняла глаза к небу.
   - С кем я живу? - Пожаловалась она звездам. Я терпеливо ждал. Девочка покосилась на меня. Я делал непроницаемое лицо.
   - Ты официальный представитель Его. - Наконец соизволила пояснить она. - Поэтому по правилам Игры твое передвижение с помощью сателлита не может быть быстрее самого быстрого живого существа. Соответственно, бегать не быстрее гепарда, плавать не быстрее парусника, летать не быстрее сапсана, а это примерно триста километров в час.
   - И почему так? - Не понял я шутки юмора при написании правил Игры.
   - Ты надзорный, в том числе и карающий орган и бабки икать со страха начнут, если ты будешь появляться ниоткуда и пропадать в никуда. А так их сателлиты отслеживают твое неспешное перемещение и все спят относительно спокойно.
   - И сколько мне, к примеру, до какой-нибудь Катманду добираться, вздумай я там ревизию провести? - Возмутился я.
  - Долго. - Сердито ответила девочка. И чего злится, не понимаю. - Потому и придумали самолет. Вот если мы с тобой на него попадем, куда быстрее получится.
   - Так давай на самолет. - Обрадовался я.
   - А я куда направляюсь? - Обозлилась Деф. - Я что, дура, по-твоему, и не понимаю, каким самым быстрым путем можно домой попасть?
   Опять злится, подумал я. Видать, перезагрузка не помогла.
   - Не вирус это. - Она оскорблено шмыгнула. - Это, скорее, тревожная кнопка. Убрал необходимость анализа ситуации твоей безопасности и тупо поставил мне кнопку. Дело швах, я нажимаю, кое-кто является.
   - Не кое-кто, а хмырь в шляпе, твой дружок. - Уточнил я.
   - Да не дружок он мне! - Рявкнула девочка. - Сколько тебе говорить!
   - А ты не кричи на меня! - Повысил голос я тоже. - Это еще разобраться надо, почему это он так про тебя говорил!
   - А как он обо мне говорил? - Деф с интересом посмотрела на меня.
   - Вот. - Я обвиняюще ткнул в нее пальцем. - Стоило только сказать, что он о тебе говорил, и все, сразу: 'а что он обо мне такого эдакого говорил?'
   - Болтун. - Высокомерно процедила девочка и отвернулась.
   - А ты... - Я еле сдержался.
   - Кто?! - Она повернулась ко мне с таким разъяренным видом, что я перепугано шарахнулся в сторону, едва не сбив по пути раздраженно заоравшую ночную птицу. И эта на меня ругается, да что ж такое.
   - А ну, стой! - Свирепо орали у меня сзади. Я оглянулся и увидел злобную фурию с развевающимися волосами, горящими синими углями глазами и скрюченными пальцами, несомненно, жаждущими вцепится мне в горло. Хорошо хоть, скорости у нас были одинаковыми, видать, правила Игры распространялись и на нее, по крайней мере, в моем присутствии.
   - Врешь, не возьмешь! - Отважно заорал я.
   - Да стой ты, идиот! - Закричала Деф. - Нам совсем в другую сторону надо! Да остановись ты, говорю!
   - Ага, чтобы ты мне руки-ноги пообрывала! - Не сдавался я.
   - Да не буду я тебе руки и ноги отрывать! - Крикнула девочка.
   - Да? - Я решил сбавить ход, но тут она добавила:
   - Лишь язык оторву, и все!
   - Помешались вы совсем на чужих языках! - Я попытался прибавить скорость и добавил: - Психи!
   - Да стой, я пошутила! - Деф весело засмеялась, правда, как-то излишне театрально, слишком наигранно.
   - Не верю! - Ответил я, но ход сбавил. В конце концов, не вечно же мне от нее вокруг Земного шара круги наматывать.
   - Вот именно. - Подтвердила девочка, с грозным сопением совершая вокруг меня круги. Я обеспокоенно заметил, что они постепенно сужались. Вроде, так себя ведут акулы перед нападением.
   - Умный, да? - Со знакомой интонацией поинтересовалась Деф. Я отчаянно замотал головой. - Вот именно. - Подтвердила она. Я со страдальческим видом сложил руки.
   - Прости, пожалуйста. - Взмолился я. - Бабки попутали, не буду я такого больше думать. Вот честно-пречестно! - Я сделал как можно более правдивые глаза.
   Сурово хмурящая брови девочка еще немного полетала туда, сюда, потом громко и презрительно фыркнула и улетела, бросив через плечо: - За мной.
   Я скоренько припустил следом. Кажись, пронесло.
  
   М-да, долго и нудно путешествовать со скоростью легкомоторного самолета, единственно, можно похулиганить, сшибая головой верхушки вертикальных, похожих на обелиски, валунов. Они разлетались со страшным грохотом, напоминающие взрывы, а их обломки красиво вертелись в воздухе, вызывая у девочки недовольное фырканье и утомленное возведение очей к небу. В конце концов, я прилично приложился макушкой и вылетел из облака камней, отчаянно чихая и кашляя. Деф ехидно улыбалась, наблюдая, как я, ожесточенно отплевываюсь и отряхиваюсь от белой, как мука, пыли. Она облетела меня по кругу, недовольно сморщила носик, попав в тянущейся за мной дымный след, уверенно заключила: - верблюд - и гордо улетела вперед, заложив руки за спину. Вот вредина.
   - Я все слышу. - Раздалось издалека. Вот как так жить, а?
   Мы перелетели через забор с колючей проволокой, затем еще один, повыше.
   - Вот этот самолет подойдет. - Заявила девочка. - Топливо под завязку. Садись.
   - Так ведь это военный самолет. - Я не верил своим глазам.
   - Зато летает быстро. И вообще, если не нравится...
   Я поспешно вскинул ладони.
   - Все нравится, замечательный самолет. Только он ведь одноместный. Как я без тебя полечу? У меня, может, клаустрофобия проснется.
   - Не проснется. Садись, давай. - Фонарь кабины откинулся, я юркнул в кресло.
   - А ты где же... - Я заозирался и удивленно увидел девочку, деловито устраивающуюся на заднем месте, взявшимся непонятно откуда. Прозрачные колпаки кабины опустились, загорелись многочисленные лампочки, что-то запищало. (Однажды я все-таки спросил у нее, каким волшебным образом она превратила одноместную кабину в двухместную. Но она лишь загадочно улыбнулась и сказала: - Это был мираж. - Когда же я возразил, что это был вовсе не французский истребитель, она лишь насмешливо фыркнула и отвернулась, уткнувшись в книгу. Так мне ничего и не объяснила.)
  
  
  
   - Мне впереди не видно ничего. - Возмутился я, глядя на заслонившую передний обзор панель приборов, и снова обернулся. - Низко тут.
   - Разумеется. - Вредным голосом ответила Деф. - С твоим ростом тебя бы даже в истребительную авиацию не взяли.
   Я не понял, что она имеет в виду, но обиделся.
   - Подушку мне подложи. - В приказном порядке потребовал я. Девочка подняла взгляд от панели приборов и растерянно посмотрела на меня. Я гордо фыркнул, почувствовав под собой возвышение, отвернулся и с независимым видом откинулся на спинку кресла, стукнувшись шлемом с наушниками о подголовник. Не все ей доминировать. О, словечко новое, надо запомнить. В нашей паре я являюсь доминирующей особью, ни с того, ни с сего, подумалось мне.
   - Вот именно, что особью. - Подтвердила отражающаяся в зеркальцах девочка, нажимая кнопки и переключая многочисленные тумблеры, непостижимым образом переключающиеся и на моей панели приборов. - Но кто говорит о паре? Свадьбы не было, даже помолвки. Свиданий ты мне не назначал. Даже в парке мы под ручку не гуляли. Причем здесь пара?
   Я обеспокоенно заерзал, неудобно на подушке сидеть, ужас, прямо. Деф насмешливо фыркнула. Взревел двигатель, что-то принялось моргать. Отражающаяся в зеркале девочка пощелкала, сделала что-то еще и рев усилился.
   - Мы поедем, или как? - Капризно спросил я.
   - Поедем, поедем. - Согласилась она. Меня вдавило в спинку кресла с такой силой, что я едва не откусил свой чудом спасшийся этой сумасшедшей ночью язык. Вскоре перегрузка спала, я огляделся.
   - А мы взлетать, когда будем? - Недовольно спросил я.
   - Мы летим. - Деф невозмутимо нажимала и щелкала.
   - Да ладно. - Не поверил я. Самолет просел, резко лег набок и я едва не завопил от страха, глядя на вертикально вставшую слева черно-серую мелькающую стену. В зените вспыхнуло, я задрал голову, глядя на вздымающийся огненный шар.
   - Опять твой дружок по нам шваркнул. И когда он угомонится? - Раздраженно спросил я.
   - Это не он. - Произнес в шлемофоне голос девочки. - И он не мой дружок, сколько раз повторять.
   - А что тогда взорвалось? - Я заворожено смотрел на медленно темнеющие клубы огня.
   - Это мы. Вернее, созданная мной копия самолета.
   - Это же зачем такое? - Я попытался почесать ухо, вместо этого поскреб жесткую поверхность шлема.
   - Мы самолет угнали? - Поинтересовалась она.
   - Не мы, а ты. - Возразил я.
   - Не ты, а мы. - Деф направила полет машины горизонтально, едва не задевая крыльями высокую траву.
   - Это почему еще, мы? - Не согласился я. - Ты угнала, это да. А я, беспомощная жертва обстоятельств.
   - Жертва. - В наушниках послышалось ехидное фырканье девочки. - Я тебя заставляла садиться в самолет?
   Я подумал. - Нет, не заставляла. - Признался я.
   - Вот. Значит, ты мой соучастник. Нам ведь не надо, чтобы за нами весь Китай гонялся?
   - Не надо. - Подтвердил я.
   - Молодец, делаешь успехи. - Я вздрогнул, почувствовав под шлемом ласковое прикосновение маленькой ладошки.
   - А почему ты сразу не сделала копию самолета, на которой мы бы улетели? - Поинтересовался я. - Зачем надо было угонять настоящий, а потом все равно делать копию?
   - Умный, да? - Нехорошим голосом с весьма знакомыми интонациями произнесла Деф. Она помолчала, потом неохотно ответила: - Думала, прокатит.
   - Что прокатит? - Не понял я.
   - Пропажу не сразу заметят! - Рявкнула девочка. Вот что злится, непонятно.
   - Как не заметят? - Попробовал выяснить я. - Когда ты двигатели включила...
   - Я полог беззвучия поставила! - Еще громче крикнула она. Похоже, истерика назревает. Я покачал головой. Ну, ее, не буду больше ничего спрашивать, себе дороже может выйти.
  
  
   - Сейчас выйдем из зоны прямой видимости, - сообщила Деф, как не в чем ни бывало, - и в стелс-режиме полетим высоко-высоко, и быстро-быстро.
   - На этом самолете есть такой режим? - Удивился я.
   - На самолете нет, у меня есть.
   - И сколько нам лететь?
   - С учетом добавления мной топлива, снятия перегрева и прочего, часа полтора.
   - Жесть. - Я задумчиво потыкал кнопки с иероглифами. - А что так долго?
   - Быстрее нельзя. Не трогай ничего! - Свирепо рявкнула девочка у меня в наушниках. - Ты только что едва ракету не запустил!
   Я поспешно убрал руки.
   - Извини. А что нам мешает подняться в космос, или, хотя бы, в верхние слои атмосферы, и там увеличить скорость?
   - Двигателям не хватит кислорода для их работы. Они отключатся, и мы упадем.
   - А что тебе мешает так же вводить в них кислород, как ты вводишь топливо? - Удивился я.
   Деф молчала.
   - Я запросила разрешение на увеличение скорости полета транспортного средства и получила отказ. - Наконец сообщила она.
   - И кто его дал? - Спросил я, смутно представляя ее ответ.
   - Хмырь в шляпе. - Мрачно сказала девочка.
   - Мстит. - С удовольствием произнес я.
   - Говорит, ограничения по скорости прописаны Правилами и если данное средство передвижения не рассчитано на большую скорость, передвигаться с ней запрещено.
   - Вот гад. - Пробормотал я и тут меня осенило. - А если это будет средство с неизвестной скоростью, что тогда?
   - Ее тактико-технические характеристики будут выяснены в процессе летных испытаний.
   - Ага. - Я довольно улыбался. - Ладно это потом, а пока ответь, интернет у тебя есть?
   Девочка в зеркале открыла рот, несомненно, решила позлословить, но посмотрела на меня и сказала: - Есть.
   Передо мной в воздухе повис здоровенный плоский монитор. Спустя пару минут поиска я с победным видом указал на фото.
   - Вот такой самолет давай.
   - Норт америкэн экс фиф тин. - Прочитала Деф вслух. - А у тебя губа не дура. Лишь одна маленькая проблема - у меня его нет в банке памяти. А раз нет, то извини.
   - Так скачай его откуда-нибудь.
   - Откуда?
   - Оттуда. - Я насупился. - Сама прекрасно знаешь, у кого можно разжиться нужным файлом.
   - Тебе настолько важно прибыть на место на сорок минут раньше?
   Я помолчал, насупившись еще больше, потом неохотно процедил: - Нет.
   - Вот и славно. - Она отвернулась к приборам. Я уставился на мелькающую степь. Самолет резко взмыл ввысь, и на время мне стало не до окружающих красот, настолько поплохело, а вредная девчонка улучшать мое самочувствие не торопилась.
  
  
   - Извините, ваше высочество. - Рядом возникло нечто, при виде чего я едва не заорал от страха. Рядом с самолетом по воздуху волнообразно скользило что-то вроде огромной усатой и бородатой змеи с богато украшенным седлом на спине. Из него меня и окликнула красивая миниатюрная девушка с миндалевидными глазами. - Меня не было на вашем собрании, я мало интересуюсь делами моих западных сестер, и тем более рада приветствовать Вас на своих землях. Могу ли я помочь чем-либо?
   - Нет. - Недовольно откликнулась Деф со своего сиденья и прибавила скорость. Дракон тоже, хотя как он держался в воздухе, не понимаю. 'Дешевые понты'. Обозлено произнесла Деф. 'Оседлала древнюю рептилию и по воздуху ее катает туда-сюда'.
   - Очень даже можете. - Я кивнул. - У вас есть данные о таком самолете? - Я развернул к ней возникший монитор. Всадница кивнула.
   - Разумеется. У меня есть данные почти обо всех достижениях мира. Это мое хобби.
   'Хобби'. Передразнила Деф. 'Тырит отовсюду передовые технологии, и это называется хобби'.
   - Вы можете передать их моей спутнице? - Спросил я. Всадница на драконе весело рассмеялась, закрывшись здоровенным веером. 'Мы летим в полтора раза быстрее скорости звука', мрачно сказала у меня в голове Деф, 'а ей хоть бы хны. Нечестно это'.
   - Правду говорили о вашем чувстве юмора. - Сказала всадница. - Я понимаю, вы торопитесь попасть домой? Могу ли я оказать вам в этом помощь?
   - Нет! - Рявкнула Деф и меня вдавило в кресло еще сильнее.
   - Да, если можно. - Попросил я и почувствовал, как самолет кружится вокруг оси, словно падающий кленовый лист. Вдали растаял веселый смех всадницы, заглушенный отборной руганью Деф.
   - Не надо было мне самолет взрывать! - Возмущалась она. - Кто же знал, что она все ЧП мониторит!
   Самолет завис в воздухе над окраиной какого-то городка. Сзади что-то потрескивало, внизу лаяли собаки.
   - Мы, это где? - Спросил я, крутя головой.
   - Подмосковье. - Мрачно сообщила девочка. Я обрадовался.
   - Полетели дальше своим ходом. - Предложил я. - Ну его, этот самолет, тошнит уже.
   - Исполняю. - Мрачно произнесла Деф, и мы полетели в прохладной, наполненной ароматами ночной тишине. Внизу мелькали цепочки фонарей.
   - Смотри, какое место приметное. - Я ткнул пальцем в светящийся круг дороги. - Оставь самолет здесь, только скрой его пока.
   - Как оставь здесь пока? - Ворчливо спросила она. - В него кто-нибудь лбом ударится, и что тогда?
   - Тогда откроешь его в виде памятника. - Выкрутился я.
   - Какого памятника? - Опешила девочка.
   - Такого. Жителям города от какого-нибудь известного человека.
   - Ты в своем уме? - Парящая рядом Деф легонько постучала мне пальчиком по лбу. - Откуда у какого-то известного человека может быть боевой истребитель с ракетами класса воздух-воздух?
   - Ракеты муляжи, а откуда самолет, придумай что-нибудь. Например, на пьянке в воинской части подарили или еще что-нибудь наври. Ты же умеешь.
  Я почувствовал, как она косо посмотрела на меня, словно последнего идиота, но промолчала, и на том спасибо.
  
   В окно мы влетели в полной тишине. Я с размаха плюхнулся на диван, Деф опустилась в облюбованное кресло. Спать не хотелось, что-либо делать тоже, по крайней мере, куда-то лететь, однозначно. Чем бы заняться, желательно, полегче? О, придумал.
   Я встал, подошел к зеркалу и критически себя оглядел. Выглядел я самим собой, то есть обычным мальчишкой, и в этом была проблема. Я ощущал некую тяжесть, слабый, но явный дискомфорт и, кажется, понимал, отчего.
   Я напрягся и попытался превратиться в Госпожу. Бесполезно.
   - Не тужься. - Прокомментировала девочка. - Наоборот, расслабься и попытайся изменить что-то небольшое. Например, нос.
   - Не буду я нос менять. - Не согласился я. - Он у нас с Госпожой одинаковый.
   - Почти. - Согласилась Деф. - Тогда уши себе отрасти, вернее, расслабь, и они сами примут первоначальную форму.
   Я покосился на девочку и замер перед зеркалом. Через некоторое время она покачала головой и сказала: - Смотри.
   Я почувствовал, как у меня шевелятся быстро отрастающие уши, а потом они еще и развернулись, точно зонтики, и стали напоминать не ослиные, а, скорее, лисьи.
   - Я расслабила тебе участки головы с ушами, - объяснила Деф, - и пожалуйста, вот результат. Принять облик Госпожи тебе много легче, нежели свой, поэтому раньше они происходили бессознательно, на уровне инстинктов и контролировались твоими биологическими часами и дополнительно мной. Сейчас автоматическая система разрушена, поэтому если в Госпожу я тебя превращу относительно легко, обратно ты только сам. По крайней мере, пока я не считаю и не зафиксирую весь процесс.
   - Я много раз превращался в себя. - Я легонько подергал себя за уши, пошевелил ими, свернул в трубочки, развернул. - И ты не смогла его считать?
   - Не смогла. - Подтвердила девочка. - Каждый раз он происходит по-разному, очень много случайных составляющих. Как в калейдоскопе, цветные стеклышки складываются всегда иначе. А вмешаться и попробовать сложить по-своему я не могу.
   - Почему? - Я оглянулся, и мои уши настороженно нацелились на нее. Деф прыснула и сквозь смех произнесла: - Я не могу работать на межклеточном уровне. Ты такой забавный. Я говорю, а они на каждое мое слово реагируют. Ты словно мне ими поддакиваешь.
   - И ничего я не поддакиваю. - Я отвернулся к зеркалу, скрутил их в трубочку и уныло подумал, что вот он, красноречивый вид фразы: 'от этих слов уши в трубочку свернулись'. Девочка засмеялась еще громче, а я стиснул зубы и попытался вернуть уши в нормальное состояние. Получилось, и я гордо посмотрел на Деф. Она мгновенно успокоилась и благожелательно кивнула.
   - Когда ты злишься, у тебя получается много лучше. - И с невозмутимым видом уткнулась в книгу.
   Я посверлил ее подозрительным взглядом и отвернулся к зеркалу. Так, уши мы не трогаем, нос, тем более, что остается? Глаза, губы, подбородок, брови, лоб, щеки, овал лица. Волосы, да, как я про них забыл.
   - Голова Госпожи немного меньше твоей. - Подала голос с кресла Деф, не отрываясь от книги. - Но если ты ее уменьшишь, перестанешь походить на подростка и тем более, мальчика.
   - Почему? - Я с недоумением оглядел себя.
   - У подростков мальчиков при одинаковом росте головы несколько больше, нежели у девочек. Хотя в целом это индивидуально.
   - Индивидуально. - Повторил я и вздохнул. Значит, размер головы оставим прежний. - Давай так. - Предложил я, глядя в зеркало. - Ты расслабляешь мне на лице то, что я прошу, а я потом возвращаю в исходное. Идет?
   - Хорошо. - Девочка отложила книгу и с интересом повернулась ко мне. - С чего начнем?
   - С бровей. - Неуверенно предложил я и тут же протестующе завопил: - Нет, давай назад!
   - Назад ты сам. - Возразила она, а я застонал, глядя на царственно раскинувшиеся далеко за виски черные, изогнутые как крылья чайки, брови. Почему, интересно, Госпожа блондинка, а брови угольно-черные? Может, красится? Отражающаяся в зеркале Деф отрицательно покачала головой.
   - Это натуральный пигмент, хотя, если хочешь, могу его поменять. Хочешь огненно-рыжие брови? - Она радостно воззрилась на меня. - Представляешь, какой фурор ты в школе произведешь!
   Я содрогнулся и отчаянно замотал головой.
   - Не хочешь? - Разочаровано уточнила девочка. Я замотал еще сильнее. - Очень жаль. - Она вздохнула и уткнулась в книгу. Я покосился на нее, облегченно выдохнул и попробовал привести раскинувшуюся красоту в порядок. С третьей попытки мне это удалось, хотя что-то, по-моему, от Госпожи и осталось. Или нет? Я посмотрел на отражение и Деф кивнула. Осталось? Она кивнула еще раз, и я приуныл. Такие хорошие у меня брови получились, на загляденье прямо.
   - Так и оставь. - Посоветовала девочка, не глядя на меня. - Часть напряжения ты снял.
   - Сколько? - Я оглядел себя в фас и профиль.
   - Ноль три процента.
   - Так мало? - Я огорчился.
   - Продолжай в том же духе, и ты подойдешь вплотную к одному.
   - Проценту? - Переспросил я.
   Она кивнула, а я сел на диван и печально подпер щеку ладонью. Однозначно, овчинка выделки не стоит.
   Я почувствовал, как Деф опустилась рядом, положила мне ладошку на плечо.
   - Не переживай. - Тихо сказала она. - У тебя получается все лучше, ты научишься.
   - Не переживай. - Буркнул я. - Как я деду лечить буду, если даже со своим лицом управиться толком не умею?
   Девочка утешающе погладила меня по руке.
   - Пробуй, тренируйся, и у тебя все получится. А я помогу.
  
  
  
  Глава 10. День третий. Утро.
  
  
  
   Утром процесс был в самом разгаре.
   - Тогда уберем брови и уши. Да не совсем уберем! - Я с негодованием посмотрел на забравшуюся с ногами в кресло Деф. Она весело прыснула. Я грозно нахмурился. - Уши мне верни. Да не эти, обычные давай, как у тебя. И имей ввиду, в то, что ты изобразила в зеркале, я превращаться не буду.
   - Тогда и оставь все, как у меня. - Предложила девочка, встала и покружилась по комнате, раскинув руки. - Что ты мучаешься?
   - Нет, все не надо. - Я подозрительно покосился на нее. - Мне надо, чтобы все как у меня, но максимум оставить от Госпожи. Иначе постоянно такое чувство... - Я повертел пальцами. - Напрягает морально. - Вспомнил я слова одного знакомого.
   - Срабатывает эффект усталости полиморфа. - Пояснила Деф.
   - Да знаю я. - Я уныло посмотрелся в зеркало. - Ладно, давай сначала. - В зеркале появилось мое отражение в виде до боли знакомой Госпожи.
   - Титьки убираем, однозначно. - Решительно сказал я.
   - Может, оставим? - Невинным голосом предложила девочка, занимая любимое кресло. Я громко застонал. С тех пор, как ее вылечили, она стала просто невыносима.
  
   - Я тебе много раз говорила, что основную часть ресурсов потребляет не лицо, а фигура. - Деф положила книгу на крошечный столик торшера. - Достаточно одежды подлиннее и попросторнее, убрать наиболее заметные детали, и проблема решится практически полностью. Тем более, ее вообще не будет, когда ты получишь возможности эмиссара.
   - Ага, получу. - Я скептически хмыкнул, разглядывая в зеркале картинку Госпожи. - От твоего дружка дождешься. И с девчачьей фигурой я ходить не буду, даже не уговаривай, я не этот, не трансвестит.
   Скрипнула дверь. С щебетом влетела пичуга и закружилась вокруг люстры. Картинку в зеркале Деф мгновенно изменила на мое обычное отражение. Я оглянулся.
   - Доброе утро. - Поздоровался деда, входя в комнату, и испуганно замер. Девочка радостно взвизгнула, спрыгнула с кресла, подбежала к нему и звонко чмокнула в щеку.
  
   (Сноска. Интересно мне было, как деда отреагирует на появление Деф в нашей холостяцкой берлоге. Оказалось, практически никак. Он просто странно покосился на нее, и ни вопросов, ни удивления не высказал. Лишь иногда вздрагивал при ее виде, и все.)
   - Доброе утро. - Я печально вздохнул. Какое оно, на фиг, доброе, если в школу надо идти?
   - Иди, прими душ. - Строго сказала мне Деф. - Потом завтракать, чистить зубы, одеваться и в школу.
   Блин, вот попал, а? Одного деда мне было мало, теперь еще и нянька домомучительница появилась. Кстати, дедой она тоже на раз-два командовать принялась, отправив готовить завтрак, а он, что странно, не перечил. Может, встречался с ней в бытность услужения Госпоже? Тогда совсем не удивлюсь, если деда все же потихоньку соберет вещички и свалит подальше отсюда.
   Я хмуро ел, будучи поглощен невеселым думам о дальнейшей жизни. Девочка сидела за столом напротив и чинно, словно маленькая леди, с помощью ножа и вилки ела приготовленную дедой яичницу с беконом, причем вилку почему-то держала в левой руке. Мало того, вместе со мной пошла в ванную и там, стоя рядом перед зеркалом, старательно чистила зубы. Вот что там чистить, спрашивается?
   Одевшись, я вышел из комнаты и принялся одевать кроссовки. Покосился на Деф, грациозно выгнувшуюся в процессе облачения в туфельки.
   - Ты меня провожать будешь, что ли? - Подозрительно поинтересовался я.
   - Ты против? - Она застегнула ремешок.
   - Вот зачем тебе это все? - Не выдержал я.
   - Что? - Девочка застегнула другую туфельку и топнула ножкой, проверяя, удобно ли сидит, чем окончательно меня добила.
   - Ты ведь можешь просто щелкнуть пальцами и все. - С раздражением спросил я. - Туфли появились. Зачем тебе притворяться, что ты их одеваешь?
   Она посмотрела на меня таким жалобным, тоскливым взглядом, что я испугался. Ее плечи поникли, она отвернулась.
   - Ты чего? - Испуганно спросил я. Она молчала. - Я тебя обидел? Я...
   И тут я понял. Деф не делала вид, не притворялась, она просто хотела жить жизнью самой обычной девчонки, которых миллионы, что с веселым смехом бегают по улицам. И я в очередной раз все растоптал, как тогда, на шпиле башни. Как она тогда сказала? Такой момент испортил. И вот сейчас опять.
   Я подошел, неловко обнял ее за плечи. Они подрагивали.
   - Прости. - Тихо сказал я. - Прости меня, дурака. Опять ляпнул, не подумав.
   - Как обычно. - Девочка попробовала улыбнуться, вытерла слезы. - Собирайся, в школу опоздаешь. И имей ввиду. - Она все же улыбнулась и погрозила пальчиком. - Я тебя по воздуху в школу переносить не буду. Правда, правда.
   - Честно, честно? - Я поймал ее руку, чмокнул в подушечку указательного пальца и почувствовал на губах солоноватый вкус.
   - Совсем дурак! - Она отняла ладошку, улыбаясь по-настоящему. - Ты что делаешь, дед же увидит.
   - Ну и пусть увидит, как хорошо я к тебе отношусь. - Возразил я, пытаясь вновь поймать ее руку.
   Деф засмеялась, оттолкнула меня и отбежала к входной двери. - Совсем дурак! - Весело выкрикнула она и выбежала из квартиры. Я печально вздохнул. Вот все время с ней так. То негодует и потому обижает, то веселится и поэтому издевается.
   Я взял из вазы цветы и вышел из квартиры, чувствуя на плече тихое шуршание невесомой птички. В лифте девочка старательно сдерживала смех, хотя я абсолютно не подавал для него повода. Непонятная она совсем.
   У подъезда мы нос к носу столкнулись со стоящим в ожидании чего-то, или кого-то, Пашкой, вытаращившего на Деф удивленные глаза и открывшего в растерянности рот.
  
  
  
  
  
   - Э... - Протянул он. - Ты же уехала? Сказала, дед твой поправился, домой зовет.
   - Уехала. - Радостно подтвердила ничуть не смутившиеся девочка. - А он опять заболел.
   - Опять заболел? - Пашка беспомощно захлопал глазами и посмотрел на вышедшую из подъезда Настю с таким видом, словно она сейчас одним легким движением руки вмиг решит все тайны бытия, включая, откуда взялась моя помощница, уехавшая вчера.
   - Ага. - Еще радостнее сказала Деф. Я застонал от безумия происходящего. - Вот я опять и приехала.
   - А где ты... - Пашка нервно закрутил руками на манер лопастей вертолета.
   - Где живу? - Весело спросила она.
   - Ну да. - Он облегченно выдохнул.
   - Тут, совсем рядом. - Деф озорно взглянула на меня, и я поспешно замотал головой, напрочь забыв о возможности мысленного общения.
   - Ты чего? - Подозрительно спросила меня Настя.
   - Воротник жмет. - Пояснил я и для убедительности с крайне несчастным видом потер шею.
   - Опять паясничаешь. - Поняла Настя.
   - Паясничаю. - Обрадовался я логическому объяснению. - Гы. - И вытаращил глаза.
   - Я всегда думала, ты раньше дураком был. - Задумчиво произнесла Настя. - Но, оказывается, тогда ты был замечательным, милым парнем. А вот дураком ты стал совсем недавно, при появлении... - Девочка хмуро посмотрела на Деф. Та вскинула ладошки в очень знакомом жесте.
   - Меня попрошу в это не впутывать. - Жалобно попросила она. - Я тут совершенно не причем.
   - Это как это? - Изумился я. - А кто еще, интересно знать, причем? Если бы не ты, жил бы я себе спокойно, а не... - Я остановился. Не буду же я рассказывать, как летаю по ночам. Мне вспомнилось кружение танца, музыка, смех, и я застыл, вспоминая прошедшую ночь.
   - Опять они друг на друга уставились и молчат. - Прокомментировала Настя. - И она утверждает, будто не причем. Пойдем, Паша от этих двух чокнутых влюбленных.
   - Никакие мы не эти самые! - Оскорблено заорал я. - Скажи им! - Приказным тоном обратился я к Деф.
   - Ну, не знаю. - Протянула она. - Я не уродина, не совсем уж и дура. Не старая бабка, опять-таки. Может, и влюбился кто, откуда мне знать?
   - Какая ты не старая? - Фыркнул я, заслужив в ответ обозленный взгляд. - Тебе лет то сколько?
   - Не больше, чем тебе. - С негодованием ответила она.
   - Ну да, не больше. - Я вновь фыркнул, заметив, что виду себя в точности как Деф в ее сердитой ипостаси. - Тебе их и не сосчи...
   - Что замолчал? - Ехидно поинтересовалась Деф. - Вспомнил, сколько тебе лет, бабуля?
   - Дедуля. - Поправил Пашка.
   Я огляделся. Оказывается, ребята никуда не ушли, они стояли в двух шагах от нас и с интересом слушали нашу перепалку.
   - Нет, именно бабуля. - Мстительно произнесла Деф и, взметнув волосами, словно победным флагом, поднятым над развалинами вражеской крепости, гордо удалилась прочь.
   - Подожди! - Крикнул Пашка и рысцой припустил за ней.
   - Ты идешь? - Небрежно поинтересовалась Настя.
   - Иду. - Я печально вздохнул и сунул ей букет. - Держи, это тебе.
   - Спасибо. - Девочка зарылась лицом в цветы и спросила из него: - А почему бабуля?
   - Юмор у нее такой. - Уныло пробубнил я. - Специфический.
  
  
   - Что после уроков собираешься делать? Кстати, - Настя улыбнулась, глядя на букет, - я на концерте буду выступать. Придешь?
   - А как же. - Согласился я. - Конечно. Тем более, явка там обязательная.
   - Тогда, может быть, домой вместе пойдем? - Она посмотрела на идущих спереди Деф и Пашку. Он размахивал руками, будто пропеллером, и что-то рассказывал, она заразительно смеялась.
   - Ты что вздыхаешь? - Девочка с любопытством взглянула на меня.
   - Я? - Я удивился. - А, ну да. Как вспомню, что впереди опять целый учебный год...
   - Так как после школы? - Вновь спросила она.
   - Однозначно. - Уверенно произнес я. - Вместе пойдем. Всех наших соберем и пойдем.
   Возле школы нас догнал запыхавшийся Колька.
   - Будильник... - сообщил он вместо приветствия, - ты представляешь, будильник... Я его, главное, завел, а он... зараза...
   - И тебе здравствуй. - Поздоровалась Настя.
   - А, это... привет. О как! - Он разглядел у входа Деф и Пашку и заволновался. - А она сюда, каким ветром?
   - Провожает. - Объяснил я. - Наверное.
   - Кого провожает? - Не понял Колька и запереживал еще сильнее. Странный он какой-то сегодня с утра, не выспался, похоже.
   - Как, кого? - Я посмотрел на парочку на ступеньках. - Разве не понятно? Пашку провожает.
   - А, понятно. - Не ясно почему, но Колька успокоился. Не выспался, определенно. И проспал он наверняка не потому, что будильник не зазвонил, а опять его не услышал, потому что уши полотенцем замотал.
   - Идем. - Сказал он. - Щас урок начнется.
   - Так ты придешь на концерт? - Снова спросила Настя.
   - Всенепременно. - Я широко улыбнулся, помахал ей рукой и вслед за Колькой побежал в класс.
   Здороваясь с ребятами, хлопая по плечам и ладоням, я не сразу заметил скромно стоящую у стены Деф. Вернее, заметил ее Колька, а следом за ним и я, когда увидел его широко открытый рот.
   'Ты что тут делаешь?!' Мысленно завопил я. Девочка подняла глаза к потолку и принялась его с интересом рассматривать. Ученики засуетились, и я понял, что вошла учительница. Я устремился к нашей с Колькой парте.
  
  
  
  
  
   - Добрый день. - Поздоровалась Марья Ивановна, наш классный руководитель и по древней как мир привычке взяла указку. Наверное, и во времена палеозоя она также тыкала ей в доску с нарисованным глистом и внушительно вещала: - А это, дети, червь обычный, полухордовый. Его есть нельзя, будет диарея. - Я тряхнул головой, вот ведь навеяло, и посмотрел на учительницу. - Садитесь. - Сказала она. - Хочу сделать объявление. В нашем дружном коллективе прибавление, с сегодняшнего дня с нами будут учиться двое новых учеников. Прошу, Дефенс, пройди к доске.
  
   Вокруг зашушукались. Деф подошла к учительнице, обернулась, окинула класс внимательным взглядом. М-да, чувствую, тяжело мне в этом учебном году придется. Стопроцентный контроль дома, в голове, так еще и в школе. Я обеспокоенно покосился на Блонду. Она со скукой разглядывала Деф, словно вазу в магазине. Я приободрился, авось пронесет.
   - Здравствуйте. - Моя мыслемучительница мило улыбнулась. - Меня зовут Дефенс Коллинз, можно Деффи, для друзей Деф. Я дочь одного из работников лондонского представительства в Москве. Моя мама русская, уроженка этого города, она очень хочет, чтобы я училась именно здесь. Когда-то она окончила именно эту школу. Тем более, здесь учатся мои друзья.
   Вокруг приглушенно зашумели.
   - Тишина в классе! - Учительница сквозь очки, словно василиск, обвела нас испепеляющим взглядом.
   - Это мой друг Николай. - Деф плавным жестом указала на моего соседа по парте. Враз покрасневший Колька зачем-то встал, коротко поклонился и плюхнулся на место.
   - И Алексей. - Тут меня подняло на ноги и согнуло в поклоне, будто я только что два часа на сцене главную роль играл. Блонда повернулась и уставилась на меня бесконечно удивленным взглядом. Наверное, так она смотрела бы на лягушку, вдруг начавшую превращаться в человека. Или хотя бы в котика.
   - Хорошо каникулы прошли, да? - Ледяным тоном произнесла она.
   - Да не очень, вообще-то. - Я печально вздохнул. - Могло быть и лучше.
   - Разговорчики! - Грозно прикрикнула учительница, осеклась и засюсюкала: - Садись, Алешенька, садись. А ты... Деффи, продолжай.
   - В общем, это все. - Звонко сказала Деф и улыбнулась еще лучезарнее. Я заметил, как многие девчонки беспокойно заерзали, а пацаны расправляли плечи и напускали на себя важный вид. Без сомнения, годами складывавшаяся в классе сложная структура отношений и сама иерархия как таковая, грозила серьезными перестановками.
   - Хорошо, Деффи, садись. Кстати, где бы ты хотела сидеть? - Учительница указкой обвела класс. Он притих.
   - Если можно, рядом с друзьями. - Девочка подошла и встала перед Блондой, мило ей улыбаясь. Та непонимающе огляделась.
   - Прошу тебя, Лена... - Учительница тоже улыбнулась Блонде, но далеко не так радушно, как Деф.
   - Я? - Блонда с недоверием показала на себя ладошкой с растопыренными пальчиками. Класс загудел, напоминая растревоженный улей.
   - Да, Васнецова. - Нетерпеливо подтвердила учительница и принялась постукивать себя указкой по ноге, словно офицер рейха стеком перед шеренгой военнопленных.
   - Конечно. - Блонда ослепительно улыбнулась, легко поднялась. - Куда мне пересесть, Марья Иванна?
   - Куда пожелаешь. - Учительница огляделась. - Например,... к Сидоровой.
   - Хорошо. - Блонда улыбнулась еще ярче и величественно отплыла в указанном направлении. Я выдохнул, поняв, что до того вообще не дышал.
   - Привет, мальчики. - Усевшаяся на ее место Деф обернулась и положила ладошки нам на руки. - Я по вам скучала.
   Я увидел брошенный на меня полный ненависти взгляд Блонды и затосковал. Пронесет, говоришь? Ага, так, наверное, думал и неудачливый купальщик, летящий с ниагарского водопада. Пронесет, думал он, но не предполагал, что потом о камень шмякнет. Вот ведь...
   В дверь вежливо постучали.
   - Разрешите войти? - В класс вошла ослепительно красивая девочка. Даже, наверное, не так. К нам проник луч света и преломился, представ в образе нашей ровесницы. Повисла неестественная тишина и потому особо оглушающе раздался в моей голове обозленный голос: 'Твой эмоциональный фон стабилизирован'.
   - Извините, Марья Ивановна. - Луч света улыбнулся. - Попали в пробки, даже папины мигалки не сразу помогли.
  'Да закрой ты, наконец, рот!' Рявкнула Деф.
   - А?.. - Растерянно протянул я вслух, дотронулся до подбородка и поспешно лязгнул зубами. У меня еще и слюна, похоже, натекла.
   - А, Алиса! - Учительница положила указку и, обрадовано, пошла ей навстречу. - А вот и наша вторая новая ученица. - Она поставила девочку перед собой, положив ладони ей на плечи. - Прошу познакомиться. Алиса Фридлих. Для нашей школы огромная честь, что в нашем с вами классе будет учиться дочь очень уважаемого человека, мецената, заботящегося о благополучии и процветании не только нашей школы, но и всего района. Проходи, садись Алисочка, куда желаешь?
   Девочка обвела притихший класс задумчивым взглядом, остановила его на мне и улыбнулась. У меня душа ушла в пятки.
   - Если можно, здесь. - Она легкой походкой подошла к нам и остановилась перед партой Деф. Оксана, ее соседка, поспешно подхватила вещи и мышкой шмыгнула прочь. Девочка села, повернулась к нам с Колькой, улыбнулась и протянула ладошку.
   - Будем знакомы. Алиса.
   - Николай. - Сипло произнес Колька, прокашлялся и мужественным голосом продолжил: - Очень приятно.
   - Алексей. - Я осторожно дотронулся до ее унизанных кольцами пальчиков. Теплые.
   - Алиса. - Она улыбнулась так, что я закашлялся. - Не бойся, я не кусаюсь. - Она весело подмигнула. - Это все враки. Не так ли? - Она повернулась к чрезвычайно мрачной Деф.
   - Не враки. - Процедила она. - Множественные, подтвержденные доказательствами, факты.
   Алиса печально вздохнула. - Действительно, иногда мои сестры бывают весьма несдержанны. Но я не такая, поверь. - И она мне лукаво подмигнула. Я медленно пополз под парту.
   - Вы о чем? - Растерянно прошептал Колька. 'Твой эмоциональный фон стабилизирован'. Прошипела Деф. Я пришел в себя, выполз обратно, покачал головой и тихо пробормотал:
   - Так, о ерунде всякой.
   - Совершенно верно. - Подтвердила Алиса. - Совершенной ерунде. А тебе, дорогая, - она посмотрела на Деф, и я мог поклясться, ее зрачки на миг стали вертикальными. - Не мешало бы вспомнить свое место.
   Ее соседка по парте мило улыбнулась.
   - Мое место именно здесь. А вот что ЗДЕСЬ - она интонацией выделила это слово - делает такая старая карга, как ты, непонятно.
   Алиса лучезарно улыбнулась, достала телефон, приложила к уху, встала.
   - Мария Ивановна, извините. Позвонил папа, срочное дело, мне надо идти. Просил передать вам свои личные извинения.
   - Ну, что вы, право слово. - Учительница аж расцвела. - Иди, конечно, если надо. Обязательно передай папе мои наилучшие пожелания.
   - Обязательно передам, Марья Ивановна. - Алиса повернулась ко мне и с ослепительной улыбкой громко, на весь класс, сказала: - Была рада познакомиться лично. Не прощаюсь. - Она поцеловала пальчики, дунула на ладошку, и я с содроганием почувствовал на щеке влажный поцелуй. Деф зашипела. Алиса звонко засмеялась и танцующей походкой удалилась. Я обвел взглядом остолбенело молчащий класс.
   - На каникулах познакомились. - Хрипло пояснил я, встретил пристальный взгляд Блонды и добавил: - Случайно.
   'Зачем она приходила?' В панике спросил я. 'Очевидно, пристрелочный выстрел'. Ответила Деф. 'Чего?' Испугался я. 'Разведка. На тебя посмотреть, да и себя во всей красе показать. Погоди, то ли еще будет'. 'Умеешь ты успокоить'. Я вытер со лба пот.
   Первый день в школе после каникул был ознакомительным. Что рассказывала учительница, я не слышал, целиком сосредоточившись на мыслях о себе, любимом и в лучших традициях нашего человека, на двух проблемах: кто виноват и, что делать. Вернее, кто виноват, я прекрасно знал и недовольно косился на невозмутимо записывающую что-то в тетрадке Деф. А вот что делать... Колька несколько раз порывался что-то спросить и периодически тыкал меня локтем в бок, но я не реагировал. Через некоторое время он угомонился и отстал.
  
  
   Выйдя на перемене в коридор, я сел на подоконник и задумчиво уставился в окно.
   - Рассказывай. - Меня дернули за рукав. Возле меня стояла Блонда и требовательно смотрела на меня.
   - Что рассказывать? - Буркнул я.
   - Не валяй дурака. - Она гневно вскинула подбородок.
   - Что тебе от него надо? - Подошла Деф, положила руку мне на плечо и дружелюбно улыбнулась Блонде.
   - Я, кажется, не с тобой разговариваю. - Величественно произнесла блондинка.
   - Ах, право, слово. - Деф недоуменно захлопала ресницами. - Прошу простить, ваше высочество. - Она шагнула назад, сделала руками нечто очень изящное и присела в реверансе.
   - Вон. - Послышался ледяной голос. Я увидел стоявшую рядом Алису, и она сверлила Блонду таким презрительным, брезгливым взглядом, словно увидела перед собой таракана. - Пошла вон. - Приказным тоном повторила она. Я первый раз в жизни увидел, как Блонда краснеет. Потом она побледнела, кинула на меня непонятный взгляд. Я попытался открыть рот и встать с подоконника, но не смог пошевелиться. 'Деф!' Мысленно рявкнул я. 'Ты что творишь!' 'Сейчас будет очень важный разговор'. Поспешно произнесла она. 'Она мешает. Нам не нужны свидетели'. 'Зачем так?' Я был в ярости. 'Прости. Нет времени. Бабка здесь всего на несколько минут'.
   - Если у твоего папочки денег куры не клюют, - срывающимся голосом проговорила Блонда, - это не значит, что тебе можно так себя вести.
  
   Белая как мел Блонда развернулась, но Алиса повелевающим жестом вскинула руку, требуя остановиться. Я подумал, сколько веков необходимо царствовать, чтобы подобные замашки лезли из всех щелей.
   - Не понимает девочка. - Задумчиво произнесла Алиса. - Хорошо. Я объясню. Кто ТЫ, - она указала на учащенно дышащую Блонду, - и кто МЫ. - Она обвела нас плавным жестом и слегка поморщилась при виде Деф.
  
  Неизвестно откуда появились здоровенные громилы в черных костюмах и окружили нас непроницаемой стеной. Блонда непонимающе озиралась.
  
   - Мы познакомились на закрытом, доступном лишь элите этого мира, торжестве в честь его высочества принца. - Тут Алиса потупила взгляд и повторила передо мной реверанс Деф. - Повторю, на доступном лишь ЭЛИТЕ - тут она выделила особенно, - мира. Какой певец тебе нравится? - Неожиданно спросила Алиса у Блонды. Та совсем растерялась, затем нерешительно произнесла - Дима Била... - Спросившая нетерпеливо щелкнула пальчиками и произвела жест 'закрыть клювик'.
   - Понятно, кто же еще. Так вот. Как бы ты не мечтала о своем кумире, его бы туда не пустили. Дело не в таланте, дело в уровне собрания. И оно было в честь его высочества. - Алиса вновь присела передо мной в изящном реверансе.
   Блонда не выдержала:
   - Да кто он такой?! Обычный мальчишка из подворотни...
   У Алисы неведомо откуда оказался в руках кинжал. Она приставила его под подбородок Блонды и хищно ей улыбнулась, продемонстрировав длиннющие вампирские клыки. Девочка заперхала. Я порывался встать, но был словно приклеен к подоконнику. 'Не бойся'. Взволнованно сказала Деф. 'Ничего она твоей красавице не сделает. Она блефует'.
   Глядя вертикальными зрачками в глаза насмерть перепуганной Блонде, Алиса медленно поднесла кинжал ко рту и раздвоенным, как у змеи, языком, слизнула каплю крови, повисшую на кончике его стального жала.
   - К сожалению, - плавно и невозмутимо, словно перед подданными на приеме во дворце, продолжила девочка, - я не смогла пообщаться с принцем ранее, поэтому воспользовалась представившимся случаем. - Неведомо куда убрав кинжал, Алиса вновь присела в почтительном реверансе. - Рада познакомиться лично, ваше высочество. - Она лукаво улыбнулась, поцеловала пальчики, дунула, и я дернулся от прикосновения к щеке теплых влажных губ. Деф с выражением невыносимой муки подняла глаза к потолку. Я пошевелился. Наконец-то. Блонда чуть ожила, не ожидал, что оправится так быстро, посмотрела на меня и с дрожью в голосе спросила: - Вы ведь недавно на уроке виделись?
   Молодец девчонка, подумал я, храбрости не занимать. Только что вампирша ее кровь на вкус пробовала, а она знай, гнет свою линию.
   - Это была моя сестра. - Холодно произнесла Алиса. - Мы похожи. - Она посмотрела на меня. - Мы ВСЕ похожи, так что не удивляйтесь, ваше высочество, когда следом придут и другие. А теперь... - Она посмотрела на Блонду, та попятилась. - Прошу покинуть НАС. - И вновь ударение на последнем слове.
   Бледная Блонда кинула на меня длившийся мгновенье взгляд и исчезла за черными спинами.
   - Итак, ваше высочество... - Начала Алиса, я перебил: - Почему ты так меня называешь? И, кстати, как зовут тебя?
   - Мое настоящее имя не скажет Вам ничего. Зовите меня просто Лили, или Лилия, если угодно. Запомните это. - Она показала пальчиком на драгоценную брошь на плече в виде цветка лилии, усыпанной разноцветными искрящимися камешками. - Я называю Вас принцем, потому что титул, дарованный Вам Отцом, в мире людей ближе всего подходит именно к нему.
   - Ты о звании эмиссара? - Спросил я. Лили улыбнулась.
   - Право слово, это крайне вольный перевод настоящего смысла. Кто Вам так назвал ваш титул, Ваше высочество? - Я вопросительно посмотрел на Деф. Она смутилась.
   - В тот момент происходящее переводила я. - Неохотно сообщила она. - Моя база данных частично утеряна, поэтому более...
   - Твоя база данных, похоже, утеряна полностью. - Ледяным тоном произнесла Лилия. - У тебя нет даже элементарных понятий построения иерархии нашего общества.
   - Так восполни. - Огрызнулась Деф.
   - Обязательно. Это тема нашего отдельного разговора, ваше высочество. - Лже-Алиса вновь мне почтительно поклонилась. - К сожалению, время, отпущенное мне, исходит. Я прошу Вас об аудиенции, ваше высочество. - Она вновь присела в реверансе. Я заерзал на подоконнике. Достала приседать, честное слово, хорошо, хоть не видит никто. 'Время и место вашей следующей встречи ей назначь'. Прошипела Деф у меня в голове. 'И не вздумай решить, будто она тебе свидание назначает'. Тут в ее голосе прорезались такие свирепые ноты, что я всерьез занервничал и заколебался, не отказаться ли, часом. 'Ты сдурел?!' Раздраженно прикрикнула в моей голове девочка и заговорила мягче: 'Когда еще шанс выпадет мою базу данных восполнить?'
   - Сегодня после школы перед моим домом на детской площадке. - Предложил я и подумал, почувствовав раздражение Деф: 'Не домой же ее приглашать, или, например, в ресторан?'
   - Как скажете. - Лили снова присела. - Разрешите удалиться?
   Я рассеянно кивнул, слушая мысленную речь своей защитницы.
   'А почему нет?' Вполне правдоподобно удивилась она. 'Домой не надо, а в ресторан, пожалуйста. Тем более, если она платит'. 'Да кто меня туда пустит?' Изумился я. 'Подумаешь'. Девочка презрительно фыркнула. 'Навешу на тебя личину богатого старика пузана, все официанты весь вечер вокруг виться будут'. 'Или официантки'. Довольно подумал я. 'Но-но!' Строго прикрикнула Деф. 'Без глупостей. Иначе я тоже с вами пойду, и такой счет вам наем, мало не покажется'. 'А мне то что?' Удивился я. 'Деньги не мои, а ее, фигура тоже не моя, а твоя. Тебе потом жир на беговой дорожке сгонять'. 'Дурак'. Почему-то чрезвычайно довольно произнесла Деф и вздохнула. 'Не могу я находиться на вашем... встрече. Нельзя'.
   - Так, все на концерт в зал, все в зал! - Послышалось рядом. Я огляделся. Охранников Лили не было, ее тоже, а собравшуюся недалеко толпу учителя, словно отару овец, сгоняли к лестнице.
   - Так, Алексей! - Мария Ивановна повелевающим жестом взмахнула рукой. - Тебе особое приглашение нужно? Деффи... - Учительница расплылась в улыбке. - Пойдем с нами, золотко.
   Я со вздохом спрыгнул с подоконника. Вот как так? Только я, пусть на миг, но почувствовал себя повелителем мира, и вот, загремел с небес на землю, точнее, поскакал следом за Деф вниз по лестнице, направляясь в актовый зал.
  
   Памятуя о Настином выступлении, я пробирался поближе к сцене, вернее, пытался, однако выходило не очень, вся передняя часть зала была занята. Наконец моя помощница не выдержала, вздохнула, взяла меня за руку и повела в самый передний ряд, заполненный учителями. Там она остановилась напротив директора школы, в полголоса переговаривающегося с завучем.
   - Степан Андреевич! - Деф лучезарно улыбнулась. - Мне так понравилось в вашей школе, тут так интересно! Алексей говорит, сейчас будет замечательный концерт, вот только... - Она перестала улыбаться и печально вздохнула. - Только мест спереди нет, а издалека я ничего не увижу, зрение, понимаете... - Девочка вздохнула еще печальнее.
   - Разумеется, э... Деффи. Разумеется. - С пониманием в голосе важно заявил директор. - У нас сейчас состоится замечательный концерт, дети долго к нему готовились и, разумеется, его надо смотреть из первых рядов. - Директор встал и обратился к завучу: - Марья Ивановна, пройдемте, нам с вами надо обсудить э... дебет и кредит.
   Наша классная руководительница окинула Деф и меня непонятным взглядом, ласково улыбнулась и пошла за директором. Я сел на освободившееся место, словно на раскаленную сковородку. Девочка устроилась рядом, радостно здороваясь по имени-отчеству с окружающими, я же втянул голову в плечи и старался казаться как можно незаметнее. Вдоль первого ряда медленно прошел запыхавшийся Пал Палыч, наш физкультурник, одетый в свой неизменный спортивный костюм с надписью 'RUSSIA'. Правда, куртка была почему-то наизнанку, буквы читались зеркально, и поэтому он казался футбольным легионером из некой странной страны. Он небрежно кивнул мне, внимательно посмотрел на Деф и удалился за кулисы.
   'Что за представление ты устроила?' Прошипел я. Скоро как Деф буду общаться, честное слово, не зря говорят, с кем поведешься, от того и наберешься. 'Я?' Изумилась девочка. 'Кажется, это как раз ты мечтал на первый ряд попасть, дабы поближе оказаться к своей распрекрасной Насте'. 'И вовсе она не моя'. Возразил я. 'И вовсе не...' Я замолчал. Вот ведь Деф, типичная женщина, вместо того, чтобы защищаться от моего справедливого негодования, она перешла в нападение и теперь в обороне уже я. 'Что замолчал?' С любопытством поинтересовалась девочка. 'Концерт смотрю'. С надутым видом ответил я. 'Не мешай'. Как ни странно, она замолчала. Я послушал речь директора, вяло похлопал первоклашке, порадовавшей стишком о первом дне в школе, потом были еще и еще. Я совсем заскучал и принялся озираться. И чего, спрашивается, мы в первый ряд лезли? Посмотрели бы сзади, ничего страшного, в конце концов, попросил бы Деф, она бы мне какой-нибудь бинокль соорудила. И тут, наконец, на сцену вышла Настя. На ней была спортивная маечка, длинная юбка с разрезами и туфли с длиннющими шпильками и толстенной платформой. Невероятно мрачный Пал Палыч, уже в нормально одетой куртке, выкатил на сцену здоровенный плоский блин с торчащим из центра блестящим шестом. Пока физрук ковырялся с установкой спортивного снаряда, Настя шарила глазами по залу. Я махнул рукой. Она безмерно удивилась, увидев меня в окружении преподавателей, и нахмурилась при виде довольной Деф.
   Погас свет. Настю осветил луч прожектора, заиграла музыка. Она затанцевала, плавно подошла к шесту, несколько раз крутнулась вокруг него, сделала мостик, потанцевала еще, сделала пару сальто вперед, несколько назад, потом еще немного покрутилась на шесте, впрочем, весьма целомудренно - и откуда такие слова берутся - легко соскочила и раскланялась. Вспыхнул свет. Я услышал, как слева от меня облегченно выдохнул учитель математики. Зрители зааплодировали, а я сильнее всех.
   - Вот видите, Марфа Захаровна, - негромко обратился он к ботаничке, - все замечательно и никакого... гм. Все скромно и со вкусом.
   Что она ответила, я не расслышал, так как во всю глотку заорал 'браво!' Настя услышала и расцвела. Помахав рукой, она убежала за кулисы. 'Здорово, правда?' Восхищенно спросил я у Деф. Она хмуро молчала. На сцену вышел еще более мрачный Пал Палыч, на этот раз почему-то без куртки, и принялся утаскивать спортивное сооружение. К нам подбежала запыхавшаяся Настя, облаченная в знакомую спортивную куртку.
   - Ну как, понравилось? - Ее глаза возбужденно сияли.
   - Еще как! - Восторженно подтвердил я. - Тогда, в туннеле, ты такое же вокруг лома вытворяла?
   - Нет. - Девочка потупилась. - Ту запись я Пашу попросила удалить. Но идея выступить на концерте возникла, еле уговорила разрешить.
   Ну вот, с грустью подумал я, накрылось видео. Хотя... Я посмотрел на свою помощницу, она в ответ на меня, но как-то очень на редкость нехорошо.
   - Присаживайся. - Деф встала и приветливо заулыбалась Насте.
   - А как же ты? - Нерешительно спросила она.
   - Мне надо отойти. - Деф заулыбалась еще приветливее. - Попудрить носик.
   У меня появились нехорошие предчувствия. И они полностью оправдались.
  
  
  Когда моя помощница, и ее группа поддержки вышли на сцену, я понял, их выступление в стенах школы произведет небывалый фурор, сенсацию прямо, в общем, скандал.
  
   Участницы группы подтанцовки, все шесть, были взрослыми, примерно лет по двадцать, сестрами-близнецами Деф, и полумаски это ничуть не скрывали, по крайней мере, для меня. И главное, они оказались одеты в наряды, произведшие на преподавательский состав эффект разорвавшейся бомбы и в полном составе выкосили его наповал. Зато ученики сначала застыли, а потом взорвались воплями и овациями. Одежда на близняшках отличалась радикально, от облегающего костюма из блестящей черной кожи с рожками и хвостом, до почему-то розового наряда ангела с крылышками и нимбом над головой. Но в одном они сходились все - это длинные обнаженные ноги. Я хорошо видел, как учитель математики поспешно схватился за голову, проверяя, на месте ли очки и торопливо их протер. А сидевший с другой стороны завхоз в голос застонал и схватился за лысину, когда танцовщица с рожками удлинившимся хвостом, точно кнутом, выбила из дерева сцены облако щепок, вызвав бурный восторг зрителей. Зеленоволосая в костюме охотницы периодически пускала из лука светящиеся стрелы, сопровождавшиеся радостным визгом малышни, а с синими кудрявыми волосами с каждым взмахом рук с свисающими с локтей рукавами рассыпала налево и направо голубые электрические искры из волшебной палочки. Огненно-красная выпускала из ладоней языки пламени, периодически целя ими в дергающихся от ужаса преподавателей, а фиолетовая доставала из-за спины сабли и причудливо махала, высекая снопы искр при их столкновениях. И между ними в свете прожекторов и стробоскопов в белоснежном наряде со скромными шортиками пела моя обычная, маленькая Деф. (Сноска. Однажды, несколько лет спустя, я наткнулся на эту песню, пусть и на иностранном языке, но смысл слов остался прежним. Ее исполнила группа 'АОА', песня 'good luck'. Как и почему она попала в Южную Корею, не знаю, неисповедимы пути, как говорится.)
   Иногда маленькая Деф двигалась синхронно с большими, иногда они танцевали отдельно от нее, иногда ее подхватывали и проделывали акробатические трюки, от которых стыла кровь в жилах. Такого представления я еще не видел. (Сноска. Впоследствии мы назвали такие представления Домашний театр одного Зрителя и одного Актера.)
   Из сцены в последний раз ударили в потолок семь разноцветных столбов огня с ослепительно белым в середине и опали, открыв пустую сцену. Шевелиться я не мог, по превратившемуся в желе телу бегали мурашки, кружилась голова, меня била крупная дрожь.
   - Леш, ты как?! - Настин кричащий мне в ухо голос терялся на фоне взорвавшегося овациями зала. Девочка обеспокоенно заглядывала мне в глаза. - У тебя зрачки пульсируют!
   Постепенно я приходил в себя. Когда очнулся настолько, что смог оглядеться, увидел перепуганную Настю, озиравшуюся с таким видом, словно попала в толпу с изголодавшимися зомби, и вспомнил, что совсем недавно выглядел так же. Вокруг царила неестественная тишина, нарушаемая негромким треском.
   - Леш, что происходит? - С ужасом прошептала Настя, схватив меня за руку.
   - Все нормально Насть, не беспокойся. - Я погладил ее по руке, встал и огляделся, затем залез на сиденье. В мерцающем свете стробоскопов зал представлял собой выставку аплодирующих восковых фигур, у многих в руках виднелись телефоны. Впрочем, весь передний ряд, занятый преподавателями, представлял совсем иную картину. Марфа Захаровна, вон, за сердце держится, насколько я помню, она туда схватилась, как только актеров увидела. Учитель математики продолжал держаться за голову, поправляя спадающие очки. В стороне в виде памятника пожарному застыл Пал Палыч с огнетушителем наперевес.
   - Понравилось? - Спросили сзади. Я спрыгнул, повернулся к Деф, кивнул.
   - Это было бесподобно. - Честно сказал я. - Я такого не видел никогда.
   - Что происходит? - Настя глядела на нас испуганными глазами. - Почему все застыли, словно куклы?
   - Кстати, Деф. - Опомнился я. - Почему она не застыла?
   Я ткнул пальцем в попятившуюся Настю.
   - Всему свое время. - Деф ей мило улыбнулась. Девочка повернулась и побежала, но увидела идущую к нам Алису, вскрикнула, поскользнулась и упала, после чего, словно в фильмах ужасов, спиной вперед поползла от нее, перебирая руками и ногами по паркету. Честно говоря, я тоже испугался, настолько свирепое выражение было на лице Алисы.
   - Да заморозь ты ее! - Не выдержал я.
   Настя оглянулась и посмотрела на меня с таким диким страхом, что я пошел к ней, намереваясь успокоить. Но она вскочила и бросилась бежать, влетев в объятия Алисы. Та заломила ей руку и развернула лицом ко мне, держа за подбородок.
   - Теперь ты понимаешь, - с оскалом произнесла Алиса, разглядывая шею Насти так, будто собираясь вцепиться в нее зубами, - почему нам нельзя иметь друзей среди смертных?
   - Отпусти ее. - Буркнул я, схватил Настю за руку и оттащил прочь. Она не сопротивлялась, очевидно, сейчас Алиса пугала ее больше меня. - Глупые у тебя шутки.
   - А вот и нет. - Не согласилась Алиса. - Мне, например, очень даже смешно. А тебе? - Она посмотрела на Деф. Та пожала плечиками.
   - Не знаю. Может быть, Леша прав.
   - Тогда объясни, что за глупые шутки устроила ты? - Тон Алисы поменялся, став ледяным.
   - Глупые? - Деф напряглась, ее глаза сузились.
   - Именно. - Процедила Алиса. - Если не сказать, подлые.
   - Подлые?! - Я подумал, что Деф сейчас ее ударит, если не рукой, так молнией непременно.
   - Именно. Ты пытаешься нарушить созревание и повернуть его в обратную сторону. Это неприемлемо.
   - Не тебе решать, в какую сторону ему развиваться! - Деф сжала кулачки, и я подумал, что драка все же будет, но не молниями, а так, подручными средствами. Исцарапают друг друга и покусают, и будет ли в итоге меньше жертв и разрушений, затрудняюсь сказать.
   - И не тебе. - Алиса стояла спокойно, но я чувствовал, еще не много, и начнется.
   - Так, дамы. - Я отпустил Настю и встал промеж соперниц, расставив руки. Настя вцепилась мне в плечи и спряталась сзади, похоже, я уже был не страшным, в отличие от остального. - Успокойтесь. И объясните, что, собственно, происходит?
   Алиса подошла и остановилась лишь тогда, когда кончики моих пальцев уперлись в ее грудь. Она улыбнулась и сказала: - Тебе понравилось представление, не так ли?
   - Разумеется. - Подтвердил я. - Еще бы.
   - А ее песня? - Алиса улыбалась все приветливее.
   - И песня. - Согласился я. - Очень красивая песня.
   - И слова? - Алиса улыбалась совсем радостно.
   - Слова... - Я помедлил. - Что слова? Очень хорошие слова, про любовь.
   Я посмотрел на Деф и заметил ее победный взгляд, брошенный на Алису.
   - И ты почувствовал, как у тебя участился пульс, закружилась голова, появились мурашки. - Алиса с интересом наблюдала за бледнеющей Деф. - Не так ли?
   - Ну да. - Я несколько недоуменно поглядел на Алису. - От хорошей песни такое бывает, что такого?
   - И тело стало ватным и нельзя пошевелиться, так? - Продолжила Алиса.
   Я посмотрел на белую как полотно Деф.
   - И что это значит? - Спросил я у нее.
   - Это значит... - Алиса пристально глядела на Деф, и она умоляюще посмотрела ей в ответ. - Что твоя девочка просто проверила на практике одну абстрактную гипотезу. Но больше ее проверять не станет. Не так ли?
   Деф кивнула и опустила голову, как провинившаяся школьница.
   - Что за гипотеза? - Не сдавался я.
   - Влияние стрессовых гормонов на пищеварительную систему. - Алиса небрежно повертела в руках телефон, взятый у восковой фигуры, одобрительно кивнула и уронила его на пол.
   - А почему у меня тело будто ватное было? - Спросил я.
   - Тебе песня понравилась? - Ответила вопросом на вопрос Алиса.
   - Понравилась. - Подтвердил я.
   - Очень понравилась? - Уточнила она. Я кивнул. - Вот и ответ. - Алиса слегка качнула пальчиком физрука. - Какой забавненький. - Непонятно про что сказала она, имея ввиду то ли Пал Палыча, то ли его огнетушитель.
  
   - Кстати, я так и не представилась. Белла, Фолклендские острова, Кипр, Мальдивы. - Она присела в реверансе и послала мне воздушный поцелуй.
   - А как же... - Послышалось сзади. Я обернулся, окинул взглядом застывшую Настю и вопросительно посмотрел на Деф.
   - Пришло время. - Сказала она.
   - Вас ждут, принц. - Еще одна лже-Алиса с поклоном исчезла. Мы с Деф под световую пульсацию стробоскопов прошли мимо рядов застывших фигур, вышли из зала и столкнулись с несколькими преподавателями с директором во главе. Он подошел, дернул ручку двери.
   - Не понял. - Громко произнес он, постучал, приложил ухо, слушая гробовую тишину в зале, и повернулся к нам. - Не понял. - Внушительно повторил директор. - Что происходит? Почему туда не пускают?
   - Смена декораций, наверное. - Деф пожала плечиками. - Сюрприз готовят, я думаю.
   - Сюрприз? - Он подумал. - Сюрприз, это хорошо, если он хороший.
   Завуч и преподаватели преданно заулыбались.
   - Никто никуда не уходит. - Директор строго посмотрел на нас с Деф. Я приуныл. "И что дальше?' Мысленно спросил я у девочки. 'Ждем'. Коротко ответила она.
   За дверью раздались голоса, она открылась и потек широкий поток моргающих и трущих глаза учеников.
   - Харитон Юрьевич! - Директор увидел преподавателя и схватил его за рукав. - Можно вас на пару слов.
   Они отошли.
   - Идем. - Деф взяла меня за руку, дернула к лестнице.
   - Я буду ждать Настю. - Сказал я, не двигаясь с места.
   - Зачем она тебе? - Девочка вновь потянула меня.
   - Она мой друг и я ее не брошу. - Ответил я, упираясь. Деф внимательно посмотрела на меня, вздохнула и оперлась спиной о стену. 'Сколько ее ждать?' Спросил я. 'Примерно две минуты'. Ответила девочка. 'И плюс еще, за сколько она из чулана выберется'. 'Из какого чулана?' Не понял я. 'Где швабры и прочее хранят'. Пояснила Деф. 'Ты Настю в чулан засунула?' Возмутился я. 'Не оставлю же я ее посреди зала истуканом стоять'. Она мысленно пожала плечиками, удивляясь моей глупости. 'Зачем стоять истуканом?' Деф мысленно застонала и по-настоящему возвела глаза к потолку. 'Пока действие нейростабилизатора не закончится, она будет абсолютно неподвижна. Кроме дыхания никакой моторики, даже глаза не моргают. И как на это посмотрят остальные, очнувшиеся раньше нее?' Я помолчал, подумал и махнул рукой. Людской поток давно закончился, даже Пал Палыч с огнетушителем под мышкой окинул нас с Деф подозрительным взглядом и скрылся, а Насти все не было. 'Где она?' Нетерпеливо поинтересовался я. 'В зале'. 'Почему все еще в зале? Что она там делает?' 'Сидит'. 'Как так сидит?'
   Настю я нашел возле сцены. Стробоскопов больше не было, горел приглушенный свет, в проходе, с неодобрением косясь на нас, со шваброй наперевес двигалась уборщица.
   - Насть, ты чего? - Я сел рядом, заглянул ей в лицо, с удивлением увидел слезы и растерялся. - Ты чего? - Повторил я. Она не отвечала.
   - Ты из-за Деф, да? - Наконец дошло до меня. - Из-за ее выступления?
   - Не было никакого выступления. - Хмуро сказала моя помощница. - Не состоялось.
   - Это как? - Опешил я.
   - Так. - Деф села на несколько мест дальше. - Не было, и все.
   - И вовсе не из-за тебя. - Настя кинула на девочку обозленный взгляд. - Очень надо. Я мамин чулок о ведро порвала. Вот... - Она показала здоровенную дыру на колене. - Меня мама убьет.
   - Чулок? И всего-то? - Обрадовался я. - Ерунда какая. Смотри. Раз. - Я накрыл дыру ладонью. Настя возмущенно вскрикнула, но я покачал головой и пояснил: - Это фокус такой. Два. - Я посмотрел на Деф. Она возвела глаза к потолку и картинно вздохнула. - Три. - Я убрал ладонь и продемонстрировал коленку, обтянутую совершенно целым чулком. - Вуаля.
   - Это как? - Настя изумилась так, что слезы мгновенно высохли. Она с опаской потрогала свою ногу, встала и оглядела ее со всех сторон, затем, на всякий случай, другую, после чего растерянно и недоверчиво воззрилась на меня. - Как ты это сделал?
   - Техника Дзен. - Вспомнил я Кузьку. - Она творит чудеса, не так ли? - Я посмотрел на Деф. Она повторила жест с возведением очей к потолку и встала. - Идем уже, у тебя встреча, не забывай.
   - Какая встреча? - С любопытством спросила Настя. Ну вот, будто и не сидела только что в одиночестве, ревя непонятно отчего.
   - Сугубо деловая. - Я печально вздохнул. Раньше Деф мне мозг в одиночку выносила, а теперь еще и Алиса подключится. И что ей от меня надо, спрашивается?
  
  
  
   Мы вышли из ворот школы, и я увидел одиноко стоящую Блонду.
  
   - Опять она? - Настя насупилась. - Снова ей лень свой портфель самой тащить?
  'Так'. Ехидно поинтересовалась Деф. 'Что я слышу? Значит, до сих пор не определился, кто больше нравится, Настя или Блонда? И после этого предъявляются претензии по поводу моего якобы дружка?'
   Я покраснел.
   - Я сейчас. - Выдавил я и нерешительно подошел к глядящей в сторону девочке.
   - Привет. - Сказал я.
   - Привет. - Ответила она. Я прокашлялся.
   - Ты не думай. - Внезапно сказала Блонда. - Я ни во что не поверила.
   - То есть? - Я напрягся.
   - В ерунду про вампиров. - Она натужено улыбнулась. - Клыки вставные, язык силиконовый, зрачки...
   - Линзы. - Облегченно подхватил я.
   - Нет таких линз. - Тихо сказала девочка. - Я в телефоне весь интернет перерыла. Сначала обычные зрачки, потом вертикальные. И обратно. Таких не бывает.
   - Это в интернете не бывает. - Как можно убедительнее произнес я. - А у них есть. У них же денег, сама сказала, куры не клюют. - Я весело улыбнулся, но Блонда как-то вся зажалась и отступила, еле слышно сказав: - Ладно, я пойду.
   Деф ухватила ее за локоть. - Не торопись. - Мягко сказала она. - Обычные электронные линзы с дистанционным управлением. Нажали кнопку, зрачки вертикальные, как у кошки, или, например, горизонтальные, как у козы. Нажали еще раз, вновь обычные.
   - Как у козы? - Переспросила Блонда и неожиданно улыбнулась. И что рассмешило, спрашивается?
  - Ты на Алису не серчай. - Извиняющимся тоном попросил я. - Она девчонка нормальная, но с большими тараканами в голове. Иной раз творит, незнамо что, потом переживает. Иногда. Наверное.
   - А что она за спектакль в классе устроила? - Спросила несколько успокоенная Блонда. - И ведь нет у нее сестры близняшки, верно?
   - Разумеется, нет. - Подтвердил я. - А в классе... Есть такая игра, в которую сейчас модно играть среди золотой молодежи там. - Я неопределенно покрутил рукой. - У них.
   - Слышала о таком понятии, как флэшмоб? - Спросила Деф.
   - Разумеется. - Блонда постепенно становилась сама собой, нос все выше, речь все холоднее. - Массовая акция якобы случайных людей с целью создать у окружающих чувство абсурдности и нереальности происходящего. И что?
   - Здесь нечто похожее, но несколько сложнее.
   - Что-то вроде ролевой игры. - Перехватил я инициативу. - Но не в лесу с деревянными мечами, а в обычных, многолюдных местах. Что-то вроде игры в оборотней, только в реальной жизни, понимаешь?
   - Причем здесь ее слова, будто ты якобы принц? - Блонда требовательно смотрела на меня. Я вздохнул. А так хочется сказать, что не якобы, а настоящий.
   - По жребию попало, что принцем всей этой... - я опять неопределенно покрутил руками в воздухе, - братии буду я. А Алиса и прочие, будто бы мои подданные.
   - Есть и другие? - Блонда однозначно полностью пришла в себя. То же высокомерие на лице, те же повадки снежной королевы. Захотелось плюнуть.
   - Есть другие? - Спросил я у ехидно смотрящей на меня Деф. Она кивнула и сказала: - Есть, и много. Поэтому, увидишь нечто необычное, не удивляйся, это всего лишь очередной флэшмоб, фрагмент игры.
   - Только, пожалуйста, не встревай. - Как можно проникновеннее произнес я и даже захотел молитвенно сложить ладони, но в последний момент передумал. - Там народ зачастую совсем... - Я покрутил пальцем у виска. - Золотая молодежь и все такое, сама понимаешь. Алиса среди них самая, пожалуй, адекватная.
   - Неужели? - Деф изумленно заглянула мне в лицо. - Что, правда?
   Блонда достала платок, развернула, показала небольшое красное пятно.
   - Что это? - Я с любопытством вытянул шею.
   - Кровь. - Сказала Деф. - Ее. - И показала на девочку.
   Блонда кивнула и задрала голову, продемонстрировав маленькую ранку под подбородком.
   - Убью. - Сказал я. - Язык вырву. Я думал, она лишь вид сделала, что уколола.
   - Они не играют понарошку. - Тихо произнесла Деф. - Если они что-то делают, это по-настоящему. Но ранка никакой опасности не имеет. Я контролировала ситуацию.
   - Сволочь ты. - Тихо сказал я, глядя в никуда. - А она за это ответит.
   - Не надо. - Деф успокаивающе взяла меня за руку, я вырвался. - Ничего плохого она девочке не сделала, всего лишь крошечный укол, как в кабинете у врача при взятии крови. Физического урона нет.
   - Я пойду. - Блонда повернулась и ушла. Я смотрел ей вслед со смешанным чувством стыда и обиды. Стыда за себя, потому что мог заставить Деф освободить меня и прекратить издевательство над девочкой. И обиды, что Деф все понимала, но не вмешалась. Возможное возвращение утерянной информации оказалось дороже нескольких маленьких капель крови ребенка. 'Да, дороже'. Холодным тоном произнесла Деф. 'Она обещала. Полученная информация может впоследствии спасти не одну жизнь, в том числе и твою'. 'Ты получила обещанное?' Таким же холодным тоном спросил я. 'Нет'. Ответил я за нее. 'Но уже позволяешь им проливать кровь детей. Интересно, что ты позволишь им сделать в следующий раз?' 'Если одна жизнь спасет множество других, это оправданная потеря'. Твердо сказала девочка. 'Даже если эта жизнь будет моя?' Спросил я. Она не ответила. 'Что молчишь?' Поинтересовался я. 'Ты знаешь ответ'. Бесстрастно произнесла Деф. 'Твоя жизнь вне приоритетов. И ради тебя я пожертвую всем и всеми. И для ее сохранения мне нужна эта информация. И ради нее я готова пожертвовать несколькими каплями крови ребенка'. 'Интересно', подумал я, 'где кончается твоя грань с допустимыми жертвами?' 'Там, где начинается твоя безопасность'. Ледяным тоном ответила девочка.
   - Что стоим? - С любопытством спросила подошедшая Настя. - Отшил ее наконец? Королева снежная, дурочка безбрежная. - Процитировала она мою брошенную когда-то в сердцах фразу. Деф весело фыркнула. Я зло посмотрел на них и быстро зашагал прочь.
   - Ты чего? - Удивленно окликнула Настя.
   'Прости'. Тихо сказала Деф у меня в голове. 'Сейчас понимаю, не надо было мне тебя держать'. 'Пообещай, что такое больше не повторится'. Мысленно попросил я. 'Обещаю'. Покорно произнесла она. Я остановился, подождал девочек, и мы, молча, пошли дальше.
  
  
  
  Глава 11. День третий. День.
  
  
  
   На детской площадке нас ждал сюрприз. Рядом с качелями стоял здоровенный белоснежный шатер с развивающимися, причем без малейшего дуновения ветра, флажками всевозможных видов и расцветок. Даже отдельно торчало нечто вроде копья с полосатым желто-красным флагом на конце. Вокруг стояло штук шесть черных автомобилей и редкое кольцо из знакомых по школе громил. От отдельного навеса поменьше шел слабый дымок и сильно вкусный запах.
   Сидящие на лавочке, будто в зрительском зале, Колька и Пашка призывно замахали руками. Мы подошли.
  
   - Видали? Цирк приехал. - Радостно сообщил Пашка.
   - Шапито на выезде. - Подтвердила Деф. - Хорошо подготовилась. И в ресторан тебе ее звать не надо, своя кухня есть. - Она весело толкнула меня локтем в бок. Я хмуро отодвинулся. Да что ж такое, в самом деле? В школе перед классом меня одна Алиса опозорила, а теперь еще и на виду всего дома мне к другой в шатер, как к Чингиз-хану какому, идти придется. И что я ребятам скажу? Если с собой позову, эта безбашенная опять что-нибудь, как с Блондой, вытворит, а один пойду, обидятся, пожалуй. Что делать, не знаю.
   - Мы с ребятами здесь побудем. - Сказала Деф и легонько подтолкнула меня вперед. - А ты иди к своей такой ненаглядной и такой адекватной Алисочке.
   - К кому? - Хором спросили Настя с Колькой.
   - Сейчас расскажу. - Деф присела на лавочку и лукаво улыбнулась Насте. Я тяжело вздохнул. Щас такое, небось, насочиняет, мама дорогая. 'Насочиняю'. С удовольствием подтвердила Деф. Вот как так, а? Я уныло поплелся к детской площадке. На улице стояла жаркая полуденная духота, от влажного асфальта парило, но подойдя к шатру, я будто переступил невидимую черту, почувствовал свежий ветер, наполненный запахами моря, даже послышался шум прибоя. Над головой кружились сухие листья, суматошно вились гомонящие птицы. Чем ближе я подходил, тем сильнее дуло в лицо, весело теребя волосы и пузырем раздувая рубашку. Теперь понятно, почему так развеваются и хлопают флаги посреди застывшего в полуденном зное двора. Однако, с комфортом эта Алиса устроилась, умеет окружить себя домашним уютом, ничего не скажешь.
  
   Я вошел в узкую щель между занавесками и пораженно огляделся. Вокруг, сколько хватало глаз, расстилалось безбрежное синее-синее море. Яркие зайчики прыгали по ленивым волнам, а посреди всего этого великолепия вздымалась высоченная скала с плоской верхушкой. Вот на ней и располагался шатер, но уже без стенок, с одной лишь крышей. Возле центрального столба стоял большой стол, накрытый белоснежной скатертью и заставленный всякими вкусностями. Я невольно облизнулся, но тут весьма некстати вспомнил про правила приличия и засмущался.
   - Привет. - Алиса радостно помахала мне ладошкой из широченного плетеного кресла. На ней было белоснежное свободное платье с широкими просвечивающими рукавами. Напротив стояло такое же кресло, очевидно, предназначенное мне, а между ними прятался маленький круглый столик с двумя пустыми бокалами и прозрачным кувшином с чем-то розовым внутри. Я подошел и мрачно уставился на девочку.
   - Что случилось, мой принц? - Весело спросила она.
   - Ты зачем Блонде шею ножом проколола? - Грозно спросил я.
   - Какой Блонде? - Девочка растерялась. - А, поняла. - Она озорно заулыбалась, демонстрируя ямочки на щеках, пожалуй, даже еще симпатичнее, чем у Деф. Я вздохнул и отвел глаза. Опять стало накатывать, как при ее появлении в классе. Да что ж такое. - С той девочкой все в порядке. А что, она дорога тебе?
   Я задумчиво смотрел, как поднявшаяся с кресла Алиса плавными движениями наливает в прозрачные бокалы нечто розовое. Ага, скажу дорога, так они ее в заложники возьмут. 'Не возьмут'. Сказала Деф. 'Не переживай. А вот будешь и дальше так на нее пялиться, тогда тебе переживать в самый раз. Вернешься, я тебе разбор полетов устрою'.
   - Так что скажет мой принц? - Девочка подала мне бокал, откинулась в кресле и закинула ногу на ногу. Интересно, это только у эльфийкоговорящих любимая поза, или у женщин вообще?
   - Да, дорога. - Наконец решился я и сел в кресло. Нерешительно понюхал. Отравит, еще, чего доброго.
   Алиса поняла мою нерешительность по-своему и пояснила: - Легкое вино. В Каталонии его, например, пьют даже маленькие дети.
   - Каталония... - Задумчиво произнес я, вертя бокал в руках. - Это же Испания?
   Мне припомнилась стройная эльфийка в наряде матадора с торчащей изо рта змеей. Я настороженно покосился на девочку.
   - Вспомнил? - Обрадовала она меня. - Но Каталония не Испания, а та мерзавка не я. Нам о многом стоит поговорить.
   - Например? - Я продолжал бдительно следить за Алисой.
   - О многом. Но это все потом, мой принц. А пока... - Девочка приподняла свой бокал на уровень глаз. - За нашу первую и, надеюсь, далеко не последнюю, подобную встречу. Надеюсь, мой принц старше шестилетних карапузов? - Она весело засмеялась.
   Пьяная, что ли, неожиданно подумалось мне. Может, уже надралась ожидаючи, щас еще тяпнет и как начнет мне язык выдирать... 'Не дам, не переживай'. Успокоила меня Деф. 'Теперь у меня сил хватит'. 'Уверена?' Тревожно спросил я. 'Абсолютно'. Заверила она. 'Ну, тогда ладно'. Я успокоился и отхлебнул вина. Оно оказалось похожим на компот, я хлебнул еще. Вкусно. Я присосался к бокалу, наверное, привычка к дедову компоту сработала. 'Эй, эй!' Испугалась Деф. 'Не налегай так! А если ты напьешься и сам к ней приставать начнешь, что мне тогда делать прикажешь?' 'Как что?' Удивился я. В голове между тем слегка зашумело. 'Спасать меня из ее объятий будешь, что же еще'. 'Как я тебя вытащу из объятий этой старой грымзы', с паникой в голосе проговорила девочка, 'если все будет происходить по обоюдному согласию?' 'Не понял'. Я осторожно покосился на Алису. 'Не имею я право физически вмешиваться в твою личную жизнь'. Печально произнесла Деф. 'Вот сейчас вообще ничего не понял'. Я растерялся. 'Ты же меня тогда к подоконнику приклеила, я и пошевелиться не мог'. 'Ты же не целоваться к ней лез, а от Блонды оттащить, это другое'. 'Ничего не понял'. Я совсем растерялся. 'Есть правило, сателлит не имеет право вмешиваться в личную жизнь своего господина. Пока уровень эндорфина не упадет ниже определенного значения, самовольно предпринять я ничего не смогу. Если ты, конечно, не попросишь. Но это должно быть достаточно четкое желание, иначе протокол не сработает'. 'А раньше все это ты не могла сказать?!' Я разозлился по-настоящему. 'То есть, если эта старая кошелка...' Я посмотрел на Алису, в свою очередь, с милой улыбкой разглядывающую меня, и поправился: 'Если эта прелестная девчоночка меня напоит, а потом решит поцеловать, и я этому сильно не воспротивлюсь, моему языку кранты? И я это узнал лишь сейчас?' Вне себя от злости, я повертел в руках пустой бокал. Алиса расценила это как знак к действию, встала, взяла кувшин с вином и явно вознамерилась налить мне вторую порцию. Я испуганно спрятал бокал за спину. Девочка нерешительно остановилась, потом с пониманием улыбнулась: - Мой принц желает поиграть?
   - Не желает! - Быстро ответил я. 'Если она начнет приносить тебе физический ущерб или вызовет моральное неудовольствие, тогда я вмешаюсь'. Наконец народила Деф. 'В других случаях, прости'. 'Попал', понял я.
  
   Алиса между тем выпустила из рук кувшин, и он растаял в воздухе, считанные сантиметры не долетев до каменной поверхности под ногами, и целым и невредимым появился на круглом плетеном столике. Сузив глаза и плотоядно облизнувшись, она шагнула ко мне. Я испуганно отпрянул вместе с креслом. Девочка согнулась в приступе хохота.
   - Ты такой... - Она не могла говорить. - Такой... Испуганный... Смешной... Как... В башне...
   Я обиделся. И эта издевается, я им что, клоун какой? Что ни эльфийка, так приколы и смехохочки разные. Девочка понемногу успокоилась и добавила: - Конечно, там было не до смеха. Азазель нам такой гормональный выворот устроил, я в себя потом несколько часов приходила.
   - Кто? - Переспросил я.
   - Бывший любовник твоей девочки. А ты не знал? - Алиса взяла мой бокал, поставила его на столик, невесомо опустилась на подлокотник моего кресла. - Хотя, откуда. Уверена, она и сама ничего не помнит, он всегда славился умением следы затирать. Частичная амнезия и вуаля, вновь свободен, как вольный ветер.
   Я почувствовал, как застыла Деф.
   - Что ты несешь? - Разозлился я.
   - Это все знают. - Алиса удивилась. - Уже почти триста лет это ни для кого не секрет. Думаешь, почему владения ее госпожи так безобразно раздулись? Иметь покровителя на самом верху и не воспользоваться... - Девочка фыркнула, очень напомнив повадки Деф. - За что, в том числе, ее и не любят соседи. А кому понравится, если по каждому щелчку пальцев одной беспринципной особы, другая, не менее беспринципная... - Алиса осеклась, явно удержав в последний момент готовое вылететь крайне нехорошее слово, и продолжила менее эмоционально: - особа с помощью небесного покровителя реализует любые планы. Не понимаю, почему мы до сих пор не имеем столицу в Москве. - Она задумчиво посмотрела вдаль. - Хотя, так было раньше. Конечно, ссоры происходили и прежде, но ныне твоя девочка окончательно впала в немилость, ее госпожа растоптана, а бесхозные земли выставлены на кон.
   - Куда выставлены? - Не понял я.
   - Разыгрываются между остальными. Конечно, оставшиеся младшие сестры имеют кое-какие льготы на территории, но... Если раньше они имели протекторат Стервы... - Девочка посмотрела на мое недоуменное лицо и пояснила: - Так мы зовем бывшую госпожу твоей девочки. То теперь, без нее, начнут давить... - Алиса пощелкала пальчиками. - Как по-русски... Сила, мощь, власть, влияние. Тем более, например, на Сибирь, или Дальний Восток и раньше зарились многие. Особенно... - Она плавно повела рукой у себя над головой. - Неважно. Но Стерва успела хорошо укрепить позиции. Разместила на ключевых местах фигуры, ставящие партию под вопрос, по крайней мере, в ближайший период.
   - Я ничего не понял. - Честно признался я.
   - И не надо. - Алиса улыбнулась так, что я невольно сглотнул. В ушах зашумело сильнее. - Не стоит моему принцу забивать голову нашими глупыми дамскими развлечениями. - Она взъерошила мне волосы и легонько щелкнула по носу. От нее пахло розами и малиной. Я глотнул снова. Не знаю, как вышло, но моя жившая своей жизнью рука приобняла ее за талию.
   'Спроси, почему она обращается к тебе на ты'. Ни с того, ни с сего сказала Деф. 'Чего?' Удивился я. Вот самый насущный сейчас вопрос, честное слово. Мне бы в данный момент хоть как-то от вероятности потери языка отмахаться, а не канитель с этикетом разводить, потому, как вторая моя рука нацелилась цапнуть Алису за голую коленку и пропади пропадом мой язык. 'Спрашивай, я сказала!' Грозно прикрикнула Деф. Вот ведь...
   - Скажи, почему ты раньше обращалась ко мне на вы, в школе, имею ввиду, а теперь на ты? - Я убрал ее руку от своего лица и ухватил-таки за ногу. 'Похотливая пьянь'. С непонятными интонациями объявила Деф. 'Она меня чем-то отравила'. Пожаловался я. 'В вине были эти, как их, афродизиаки. Я их почувствовал'. 'Алкоголь ты почувствовал', ехидно ответила она, 'и ничего больше, причем в незначительных количествах. Однако тебе хватило. Обрадовался, как же, тестостерон заиграл. Хвост на радостях задрал, котяра мартовский, и приставать начал. Предсказуемый как табуретка'. Я с обидой убрал руки. Алиса мило улыбнулась, встала с подлокотника и отошла к своему креслу.
   - А твоя девчонка не совсем память потеряла, так? - Она отпила из бокала. - Вам требуется официальный ответ, ваше высочество?
   'Да'. Сказала Деф.
   - Нет. - Сказал я, сам не знаю, почему, наверное, от расстройства и в пику своей мозголомле. Алиса присела на подлокотник своего кресла и посмотрела на солнце сквозь бокал.
   - Особенности этикета, мой принц. Во время аудиенции у вас, ваше высочество, - она поставила бокал на кресло, встала и склонилась в почтительном реверансе, - действуют протоколы официального посещения королевского представителя. В данном же случае, когда встреча под моим кровом, - девочка показала на крышу шатра, - и на моей территории, - она повела рукой вокруг, а Деф, не знаю почему, грустно вздохнула, - входит в силу иной протокол. А именно, неофициальная встреча двух, скажем так, близких по духу... - Алиса весело засмеялась, присела на подлокотник, взяла бокал и пояснила: - Чуть не сказала, людей. Вот что значит, постоянное общение с этим... - Она помахала свободной ладошкой в воздухе, подбирая нужное слово. Я насупился.
   - Чем тебе люди не нравятся? - Спросил я.
   - Не нравятся? - Девочка весьма натурально удивилась. - Они милые и забавные создания, мой принц, почему они должны не нравиться? - Она выжидающе смотрела на меня. Мне это напомнило словесные баталии на шпиле башни под облаками. Очевидно, что-то отразилось на моем лице, так как Алиса в бессчетный раз улыбнулась и покачала головой. Правда, улыбка у нее была такая, что хотелось смотреть снова и снова, причем девочка это прекрасно знала и пользовалась в качестве средства обезоруживания при малейшем поводе и без.
   - Не называй меня 'мой принц'. - Пробурчал я. - По крайней мере, не так часто.
   - Как скажешь. - Алиса шутливо отсалютовала бокалом, подошла, сунула его мне в руку, налила себе во второй и задумчиво посмотрела в безбрежное синее море. - Представь, что ты воспитатель в детском саду. - Она отпила розовое вино. - Вокруг славные малыши, все просто замечательно. Но из взрослых ты одна. - Девочка искоса посмотрела на меня, отпила еще и поправилась: - Один. И ты постепенно скатываешься на их уровень. Замечаешь за собой такое же поведение, привычки, даже образ мыслей. Медленная, но неудержимая регрессия. Бесконечный апоптоз... - Она залпом допила и кинула бокал в море.
   - С сестрами общаться неинтересно? - Спросил я, чтобы хоть чем-то заполнить неуютную паузу.
   - Мы такие же сестры, как люди братья. - Алиса достала из воздуха бокал, может, тот же самый и поставила его на столик. - Впрочем, так и есть. К сожалению, я не могу доверять никому из сестер настолько, чтобы позволить себе расслабиться в их присутствии. Те, кто пробовал, давно у Отца. Хотя, врать не стану, не так давно мы с некоторыми сестрами создали некую коалицию. Союз. Ты же, мой принц, другое дело. - Девочка как-то совсем странно улыбнулась и, как мне почудилось, хотела облизнуться.
   - Почему я другое дело? - Шум в ушах потихоньку исчезал и сияние восторга и блаженства вокруг Алисы постепенно пропадало.
   - Ты не Игрок. - Она налила в бокал и встала с ним на краю скалы, задумчиво глядя на белоснежную яхту, плывущую вдали. - Тебе не нужно бороться за власть над рабами, если есть власть над их хозяевами. Нет стимула нанести удар, когда его не ждут. Знаешь... - Алиса отпила вина. - Очень заманчиво прибрать к рукам все, что есть у Игрока, в момент... - Она очнулась и посмотрела на меня. - Скажем так, полного расслабления собеседника, когда функционал резонансного поля практически отключен. - Девочка чуть улыбнулась, видя мое непонимание. - Есть функция в правилах ИИ. Не вторгаться в частную жизнь пользователя. - Она посмотрела на мое недоуменное лицо и пояснила: - Спутник не должен подглядывать в интимных ситуациях. Возникают слишком сложные психологические, и не только, проблемы.
   - А, - понял я. - Деф мне тоже о таком говорила.
   'Вот дурак'. Печально послышалось у меня в голове. 'А что так-то?' 'Не понял я. 'Ни в коем случае нельзя разглашать сведения о отношениях сателлита и госпожи. В твоем случае, господина. Может привести к крайне печальным последствиям'. 'Мы с тобой половину ночи перед ними танцевали. А перед этим концерты закатывали'. Возразил я. 'Ты не Игрок. К тебе у них отношение другое'. 'Какое?' Деф не ответила, но вздохнула еще печальнее.
   - А это очень уязвимое положение, - добавила Алиса, отрешенно глядя вдаль, - если его... собеседник тоже Игрок. - Она отпила из бокала.
   'Ничего не понял'. Пожаловался я. 'Что тут непонятного?' Возмутилась Деф. 'Жрут они друг дружку в прямом смысле слова, как пауки. Вернее, паучихи'. Я едва не расплескал содержимое бокала и поспешно присосался к нему, одним махом выпив больше половины. 'Не бойся, с тобой так не случится'. Утешила Деф. 'Почему?' Я глотнул еще, с ужасом глядя на девочку, задумчиво смотрящую на приближающуюся яхту. 'Во-первых, тебе нельзя незаметно пробить небо верхней челюсти и выдрать из мозга сферу Центра Жизни, после чего диктовать любые условия'. 'Что сделать?' Не понял я. 'За считанные секунды проникнуть в центр головы модифицированным отростком. Они же полиморфы, ау, забыл? Вернее', поправилась Деф, 'может попытаться, но при возникновении у тебя болевых ощущений через доли секунды приду на помощь я. Это у кошелок в некоторых ситуациях все чувства, кроме одного, отключаются, в том числе и ощущение боли. У людей не так, пусть и похоже. А главное, если физический ущерб и наступит, кавалерия от тревожной кнопки приведет мелкого ловеласа в изначальное состояние, и уши надерет кое-кому. Наверное'. 'Насколько изначальное?' Я покосился на Алису. Она плавно подняла руку и из безоблачного неба ярко сверкнула молния, угодив в находящуюся примерно в полукилометре от нас яхту. Раздался оглушительный треск, ударил гром. Мачта накренилась и упала, парус загорелся, едва слышимый стук двигателя затих, на палубе суматошно забегали. Девочка невозмутимо отпила из бокала и повернулась ко мне.
   - Всякий раз, когда они видят здесь скалу, обязательно найдутся идиоты, решившие к ней подобраться. - Пояснила она. - Каждый раз одно и то же. На чужих ошибках учиться не хочет никто.
   - Они нас видят? - Несколько успокоенный заверениями Деф, я встал рядом с Алисой и тоже отхлебнул, наблюдая за суетой на палубе. Парус почти погас, зато от кормы в нашу сторону тянулся густеющий шлейф дыма.
   - Видят. Не считаю правильным прятаться от подданных. - Она небрежно помахала рукой замершему на носу силуэту, на миг блеснувшему линзами бинокля. Я тоже приветственно помахал свободной рукой. Девочка обняла меня за талию, чмокнула в щеку, отчего я едва не завопил от ужаса, и положила голову мне на плечо.
   Дым становился все гуще и чернее, появились желтые проблески. Было видно, как люди черпают воду и безуспешно пытаются залить пожар. Рядом с накренившейся яхтой развернулся ярко-оранжевый надувной плот, блеснули на солнце полетевшие в него алюминиевые весла. Огонь вырвался из иллюминаторов, долетел глухой хлопок. Я увидел, как люди поспешно попрыгали в воду и лишь одинокий силуэт на носу яхты продолжал внимательно изучать нас в бинокль. Я отпил и помахал вновь. В ушах вновь приятно зашумело и, перехватив бокал, я приобнял Алису за плечи. В конце концов, незачем ей мне лишние дыры в голове вертеть. Наверное. 'Если уровень эндорфинов вырастет еще на двадцать пять процентов, соединение частично прервется'. Бесстрастным тоном сообщила Деф. 'Вас понял'. Ответил я и мысленно козырнул.
   - Там никто не пострадал? - Я указал бокалом на яхту.
   - В этот раз нет. Тебе ведь было бы неприятно? - Девочка коснулась носом моей шеи, и я почувствовал, как она глубоко вдохнула и ощутимо вздрогнула.
   - Было бы. - Согласился я, чувствуя мурашки по всему телу. Что-то мне совсем нехорошо стало, вернее, напротив, слишком хорошо. 'Деф, сделай мне эмоциональную стабилизацию'. Чуть не плача, попросил я. Но знал, так надо. Как не было печально и грустно, необходимо остановиться, пока не поздно, иначе Деф меня не простит никогда. 'Твой эмоциональный фон стабилизирован'. Бесстрастно произнесла она. И что злится, спрашивается. Приятный шум в голове не пропал, напротив, стал сильнее. 'Алкогольная интоксикация не убрана'. Сообщила Деф. 'Желаете убрать?' Ни фига себе, на 'вы' перешла, совсем дело плохо, и что злится, не понимаю. Сама ведь видит, просто стоим, по-дружески обнявшись, и любуемся прекрасными видами моря с жутко чадящей, наполовину затопленной яхтой. И как она горит, будучи в воде, не понимаю. Засверкали весла, брызги и плот медленно двинулся в нашу сторону. 'Пока не надо ничего убирать'. Попросил я и улыбнулся. 'Я замечательно себя чувствую'. 'Оно и видно'. Процедила Деф. Вновь побежали щекотные мурашки, и я медленно повернул лицо к Алисе. И в упор наткнулся на неподвижный взгляд вертикальных зрачков. Мне показалось, мне в душу заглянула змея и с тихим шипением высунула язык, ощупывая им малейшие закоулки. Я отшатнулся и едва не свалился со скалы, одновременно почувствовав мягкий толчок в спину, возвращающий меня на место, и не по-детски сильный рывок поймавшей меня за руку девочки.
   - Чуть бокал не потерял. - Стал оправдываться я, оттирая рубашку. - И облился весь.
   Лицо Алисы исказилось. - Ничего не понимают! - С ненавистью прошипела она, глядя на приближающийся плот. Подняла руку ладонью вверх, повернула вниз, сжала кулак и резко опустила. Вода вокруг остатков яхты просела глубокой воронкой, а спустя пару секунд взметнулась мощным столбом. Загудело, скала под ногами затряслась, поднявшаяся гигантская волна закружила плот, едва не перевернув. Меня обдало мелкой водяной пылью. Дошедшая до скалы волна вздыбилась белоснежной стеной всего в нескольких сантиметрах перед моим носом, но бессильно опала, не намочив ни нитки. Я оглянулся на девочку. Она пожала плечами и виновато улыбнулась. - Воняло.
   - Ну да. - Согласился я, наблюдая, как люди совсем недалеко от нас поспешно подбирают уцелевшие весла и начинают отчаянно грести к берегу.
   - Я так понимаю, снимков не получится? - Спросил я, заметив в руках экипажа плота пару телефонов.
   - Вся электроника сгорела при ударе молнии. - Алиса хмуро наблюдала, как человек с биноклем медленно поднимает его к лицу. Вытянула руку в его направлении и сделала двумя пальчиками рогульку, или 'козу', как еще говорят. Я весело улыбнулся, но перестал, увидев, что человек выронил бинокль и схватился за глаза. Раздался дикий крик.
   - Чего это он? - Растеряно спросил я.
   - Когда мы находимся в своей истинной ипостаси, смертным поднимать на нас глаза запрещено.
   - А ты сейчас разве в ней? - Я растерялся. - Ты же сейчас в виде той Алисы из класса, в образе, одном на всех?
   - Так выгляжу я. Было решено, что переговоры с тобой, мой принц, - она чуть присела, - буду вести именно я, и союзники приняли мой облик.
   - Но... А разве... - Я смерил ее фигуру взглядом и запоздало покраснел.
   - Мы обратили внимание на внешность твоего сателлита и применили похожую фигуру, включая некоторые детали. - Девочка поправила локоны, продемонстрировав маленькое изящное ушко. - И не только. - Она скромно потупилась. - Надеюсь, я не разочаровала ожидания моего принца?
   - Там все случайно вышло. - Выдавил я в попытке оправдаться и поспешил перевести разговор в иное русло. - Так что с тем человеком?
   - Вообще-то мой принц прав. - Неохотно призналась Алиса. - Под запрещающий закон он не подпадает, но уж больно нагло себя вел.
   Она оглядела себя и вздохнула.
  
   - Небольшой рост перворожденного сыграл с нами злую шутку. - Девочка печально улыбнулась. - И не только он, уровень интеллекта тоже. Сам понимаешь, кому нужны слуги идиоты с разумом собаки или даже обезьяны? Но и уровня Шестерки нам не надо. - Алиса испуганно содрогнулась, и я не понял, наигранно или по-настоящему. - Такое необходимо топить в ведре сразу после рождения.
  
  
   Она помолчала, а когда заговорила, я не понял, к кому именно обращается, ко мне, или кому-то еще. - Пойми правильно. Гибель спутника никоим образом не глупая прихоть. Вечно обезумевший от горя сателлит никому не нужен. Это как потерявшая щенков собака, она будет бросаться на всех вокруг. И поэтому у вас наглухо вшито столь глубокое чувство потери, ведущее к суициду. Потому что иначе... Были прецеденты.
   - Атлантида? - Решил я блеснуть эрудицией.
   - Атлантида. - Алиса насмешливо фыркнула и шутливо поклонилась. - Выражу восхищение талантом и находчивостью твоего переводчика. Заменила одно другим. На самом деле, таких Атлантид было множество, в разных местах и в разное время. И одна из цивилизаций была полностью разрушена обезумившими от горя сателлитами. В то время их просто полностью отключали и оставляли на орбите. Да... - Неопределенно протянула она. - Думали, что полностью. Ошиблись. Их было всего тринадцать, активировавшиеся один за другим, но они оттянули такие ресурсы... - Девочка замолчала, вспоминая, и почему-то мечтательно улыбаясь. - Вот представь. - Она покрутила бокал в пальчиках, отпила. - Собрались подружки на... посиделки. Позвали стриптизеров, заказали кучу пицц, попели в караоке, немножко похулиганили. А потом поиграли на раздевание и две подружки проиграли все, даже... - Алиса остановилась, задумчиво оглядела себя, поцелилась пальчиком на разные части тела, передумала и продолжила: - Абсолютно все, хотя их и пытались остановить. И вот сидят остальные подружки за столом после отправления парочки на разговор с отцом. Да, накажет и запретит выходить из дома, но не более того. И тут вбегают вконец охреневшие личные водители неудачниц, притащившие уйму дружков, устраивают страшный скандал, причем страшный, в прямом смысле слова, и в итоге сжигают дом к... как там? - Девочка очаровательно улыбнулась. - Да, к едрене фене. - Алиса подняла голову к небу. - Ты поняла? - Ей не ответили. - Да. - Тихо повторила девочка, глядя в облака. - Что для нас будет просто обидным запиранием у Отца, для вас окажется... Хотя, возможно, и скорее всего, - она приободрилась или сделала вид, - он придумал рай и для вас. Недаром же эти никчемные... - Алиса посмотрела на меня и замолчала.
   - Ну, ну. - Приободрил я и отпил из бокала. - Вот жжешь, прямо, фантазия так и блещет. Тебе бы сказки писать. - Я подумал и добавил: - Детские. Которые, как прогулка в сказочном лесу, чем дальше, тем страшнее.
   Девочка весело фыркнула, отошла к краю скалы. - В общем, - неохотно заговорила она, с любопытством заглядывая вниз, - Хомо получились не заявленного интеллекта, а чересчур, к тому же с ростом произошло очередное случайное 'но'. Слишком много 'но' для случайностей. - Девочка фыркнула, но уже со злостью. - А стабилизационный эндемиками объем у нас ограничен, вот и живем вечными подростками. Можно, конечно, на время нацепить вдвое больше и походить равноценной особью, вот только сколько ты так проходишь? Вот-вот. - Подтвердила она, хотя я молчал. - А жить лилипутами, скажем так, желающих мало. Как-то так... - Алиса отпустила бокал и с любопытством следила за его падением, зачем-то по очереди загибая пальчиками одной руки пальчики другой. Из-за края скалы, где она стояла, возникло ослепительное голубое сияние, повалили рваные клубы пара, оглушительно зашипело. Девочка вытянула руку ладошкой вверх, на ней возник целый и невредимый бокал, она поставила его на столик, и тот слегка задымился. Я отодвинулся и забрал со стола свой. Вот что творит, спрашивается? Кстати, за всеми этими разговорами я совсем забыл о недавнем происшествии. Зубы она мне заговаривает, что ли? Я вспомнил Деф. Не иначе, у них это семейная традиция такая.
   - Что с ним? - Я показал на неподвижно лежавшего метрах в ста от нас владельца бинокля. Оказывается, все время, что мы болтали, экипаж плота никуда не плыл, а всеми силами пытался привести в чувство капитана. Ну и на скалу таращились, само собой. У одного из пассажиров я заметил вроде как лист бумаги, он нас зарисовывал, что ли? Однако после очередной диверсии с нашей стороны в плоту вновь похватали весла и бодро загребли прочь.
   - Что с ним? - Обеспокоенно повторил я.
   - С ростом? - Алиса оглянулась в сторону отходящего средства спасения, небрежно махнула ладошкой и ответила: - Ничего особенного. Просто поплатился за попытку посмотреть мне в глаза.
   - Он и до этого на нас смотрел. - Возразил я.
   - Если смертный может различить мои зрачки и делает это, он обречен.
   - Ты что... - Я посмотрел на нее, на плот. - Ты его убила?!
   - Нет. - Девочка пожала плечами и отпила. Я облегченно выдохнул. - Ослепила.
   - Ты совсем с ума сошла?! - Я едва не выронил бокал. - Блонде едва шею не перерезала, этого вообще без глаз оставила! Верни, как было!
   - Что вернуть, как было? - Алиса непонимающе посмотрела на меня. - Арагонское королевство? Короля Артура? Или Грааль? Что вернуть?
   - Зрение ему верни. - Я с негодованием ткнул пальцем в распростертое вдали тело. Раньше я думал, с Деф тяжело, так там лишь цветочки были. 'Понял, наконец'. Насмешливо фыркнули у меня в голове.
   - Мой принц желает, чтобы тот непочтительный невежа вновь стал видеть? - Девочка поставила бокал на стол и внимательно смотрела на меня. Я уверенно кивнул.
   - В таком случае, ваше высочество, - она присела в почтительном реверансе, - могу ли я позволить себе высказать ответную просьбу?
   Я мрачно посмотрел на нее. Если предложит целоваться, насколько быстро дружок Деф сможет приделать мне язык обратно? И захочет ли вообще? М-да, быть слепым куда хуже, чем немым, вот только глаза то чужие, а язык мой. Я неожиданно вспомнил кое-что и, прищурившись, посмотрел на солнце. Поймут мой выбор или осудят? Вот ведь вляпался.
   - О чем ты хочешь попросить? - Осторожно поинтересовался я и на всякий случай отступил.
   - Я прошу ваше высочество оказать мне честь позволить стать вашим гидом.
   - Кем стать? - Я опешил.
   - Вашим гидом, ваше высочество. - Алиса присела в реверансе, почтительно потупив глаза, а я возвел их к небу. Ну, сколько же можно приседать, как на уроке физкультуры, честное слово. И целоваться она со мной не хочет. Нет, это разумеется, замечательно, но... 'Но, что?' Вкрадчиво поинтересовалась Деф. Я смутился, но, тем не менее, спросил, мысленно, конечно: 'А ничего, что у нас приватная беседа? Правило о личной жизни и все такое?' 'До порога еще сорок семь процентов, так что нет у тебя пока никакого интима'. 'Я не это имел ввиду'. Я смутился окончательно. 'Да, конечно'. Деф фыркнула как рассерженная кошка. 'А то я не вижу'. 'Да ну тебя'. Я вспомнил о терпеливо ожидающей моего ответа Алисе.
   - Что ты подразумеваешь под словом 'гид'? - Подозрительно поинтересовался я. Очень кстати припомнилось предупреждение кое чьего дружка о коварстве этих...
   - Помощник, консультант, экскурсовод. - Не поднимая глаз, произнесла девочка. - Если понадобится, то и учитель, в меру моих скромных сил.
   Я немного подумал и кивнул.
   - Согласен, почему бы и нет.
   - В таком случае, ваше высочество, разрешите мне организовать вашу встречу с сестрами, заключившими Союз.
   Блин, мало мне в школе классных собраний, теперь и вне ее стен подобное начнется.
   - Ты зрение сначала верни. - Хмуро сказал я.
   - Как скажете, ваше высочество.
   - Ну, я же просил. - Не выдержал я. - Давай без этого официоза. Ты Алиса, я Алексей, можно Леша или Леха. - Я вспомнил пичкаемые мне в голову правила и блеснул эрудицией: - и прочими производными значениями от имени собственного.
   Девочка непонятно взглянула на меня и кивнула. - Хорошо. - Сказала она. - Пусть я буду Алиса, ты Алексей. Леша. Леха. Как скажешь.
   - И? - Я вопросительно показал пальцем на далекий плот. Алиса взяла со стола бокал, пригубила и произнесла: - Зрение у человека, столь озаботившего Вас, восстановится в течении сорока восьми часов. Вы удовлетворены?
   - Вполне. - Я задумчиво почесал мочку уха. - Вот только почему ты руками ничего не сделала? Рогульку показать, или еще чего?
   - Зачем, Алексей? - Девочка сделала непонимающее лицо. - Мне не нужно производить вмешательство в организм... дорогого тебе пациента. Он вполне себе спокойно поправится и сам.
   - Не понял? А как же... - Я помолчал. - Тебе надо было навязаться в гиды, и для этого ты якобы покарала и якобы спасла?
   - Не навязаться. - Ее, похоже, покоробили мои слова. - Попросить, и ты полностью волен был решать, согласиться или нет. Я тебя не вынуждала. Ты Алексей, согласился сам.
   - Согласился. - Подтвердил я. - Но...
   - И я не якобы покарала. - Перебила меня девочка. Обиделась, похоже. И что на меня все обижаются, не понимаю. Деф фыркнула. - Любознайка действительно получил болевой шок вместе с ожогом сетчатки за пару мгновений до того, как имел честь в подробностях разглядеть нас. - Она насмешливо поклонилась. Действительно обиделась, и чего, спрашивается? - Так что наказание было реальным. И твою просьбу я выполнила, пусть и формально. Ты хотел, чтобы зрение к нему вернулось, причем, не уточняя сроки. Оно вернется, причем, не через год или два, а всего через пару дней.
   - Но не благодаря тебе. - Недовольно заметил я.
   - Как, не благодаря мне? - Алиса удивилась не на шутку. - А кого еще надо благодарить, что я ослепила его временно, а не навсегда? Ноя? Или вашего жуткого Чебурашку? Мой принц удовлетворен, наконец?
   Причем здесь Чебурашка, я спрашивать не стал, вместо этого через силу выдавил: - Да.
   - Вот и замечательно. - Алиса, села в кресло, непринужденно закинула ногу на ногу и вновь отпила из бокала. Я последовал ее примеру. Наступила благословенная тишина. Я разглядывал едва различимую голубую полоску суши вдали, прихлебывал из бокала и любовался морем. Но недолго. Деф, как всегда, все испортила.
  
   'Ты сюда пить пришел или у тебя еще дела есть?' Недовольно поинтересовалась она. 'Я морем любуюсь'. Благостно ответил я. Ругаться совершенно не хотелось. 'Ты понимаешь, что она специально тебя алкоголем накачивает, чтобы ты сговорчивее стал?' Не унималась Деф. 'Нет, она не такая'. Не согласился я и отпил еще. 'А какая?' Ехидно поинтересовалась она. 'Какая...' Я посмотрел на Алису, наши взгляды встретились, и она улыбнулась. На меня накатило, как тогда, в классе, при ее первом появлении. Где-то на самом краю сознания чертыхалась Деф, но это было совсем не важно. Я утонул в ее глазах и если бы она сейчас приказала мне шагнуть со скалы, я бы сделал это, не задумываясь. Сколько такое продолжалось, не знаю. Очнулся я от монотонного: 'Алло, прием, алло, прием...' 'Да здесь я'. Я машинально отхлебнул. 'Не вздумай больше пить!' Рявкнула Деф. 'Потеряешь над собой контроль, я ни за что не отвечаю!'
  
  
  
  
  
  
  . 'Вас понял, кэп'. Я отдал честь, причем сделал это в реале. Алиса с интересом посмотрела на меня и улыбнулась. Блин, да что же это.
   - Ругается? - С пониманием спросила она.
   - Переживает. - Сообщил я. Девочка дружелюбно помахала ладошкой.
   - Не переживай, - громко сказала она, - я не трону твое сокровище. - Моя собеседница заулыбалась столь проказливо, что у меня вновь дыхание сперло, и добавила: - По крайней мере, первой не начну. Обещаю.
   - Что не начнешь? - Мой голос сипел, я прокашлялся.
   - Ничто не начну. - Беззаботно ответила Алиса. - Хотя нет. Дам пару уроков. Бесплатно.
   - Ух, ты. - Только и смог сказать я.
   - Собственно... - Она подошла, встала за креслом, обняла меня за шею и прислонилась подбородком к макушке. - Я уже начала. Не все сестры так милы и скромны как я. Боюсь, очень многие попытаются сесть тебе на шею и свесить ножки. - Девочка помахала руками, изображая конечности наглых товарок. - Поэтому, не надо впредь соглашаться и, тем более, давать обещания, не посоветовавшись со мной. Обычно роль консультантов играют наши сателлиты, но у твоей девочки большие проблемы с пониманием действительности. - Алиса перегнулась через мое плечо, заглянула в глаза, весело заулыбалась и помахала ладошкой. - Без обид.
   'Стерва'. Хрипло произнесла Деф.
   - Я дала команду подготовить файлы к передаче. - Продолжила Алиса, вновь положив подбородок мне на макушку, и у меня возникло некое смутное чувство неправильности происходящего. - Но на это уйдет время. Необходимо отсортировать важное от пустяков и главное, удалить личные файлы. Сам понимаешь, я девочка взрослая, пикантных ситуаций было предостаточно. А форматированные, даже частично, искины, такие ранимые психологически, не представляешь. Стоит лишь совершить крошечный пустячок, на который раньше они совершенно не обратили бы внимание... - Ее рука скользнула мне под рубашку и пощекотала грудь. У меня побежали мурашки, а Деф разъяренно зарычала и с щелчком отключилась. - И все, данные вложены в корневой каталог, а последовательность психологической матрицы /Последовательность психологической матрицы - последовательность логических построений при обработке данных искусственного интеллекта. Подобные блокираторы и мотиваторы, их противоположность, возникают до окончательной самонастройки системы после полного или частичного форматирования, влияют на причинно-следственную связь и встраиваются в последовательную цепочку. Настройка и калибровка должна осуществляться в специальных условиях под надзором сертифицированного специалиста. В данный момент, объект ? 616, объект ?620, объект?622 - частично блокированный функционал. / меняется в непредсказуемую сторону. Это как тик или заикание у напугавшегося малыша, и впоследствии возможная фобия у повзрослевшего индивида. - Она легонько ущипнула меня за сосок, вытащила руку и с веселой улыбкой вновь заглянула в лицо.
   - Что, ругается? - С любопытством поинтересовалась девочка. - Шипит?
   - Нет. - Ответил я, млея, словно тесто в теплом месте.
   - Странно. - Алиса нахмурилась, продолжая внимательно смотреть на меня. - И что она делает?
   - Не знаю. - Я вяло пожал плечами. - Зарычала и отключилась.
   - Ой. - Девочка убрала руки и отступила. - Ой. - Испуганно повторила она и попятилась. - Как нехорошо получилось. - Не спуская с меня глаз, Алиса нащупала свое кресло, села, схватила со стола бокал и залпом его допила. - Она куда впечатлительнее, чем я ожидала. - Жалобно сообщила девочка, перевела дух и покачала головой. - Однако.
   '...тина! Блудливая блохастая гостиница!' Послышался у меня в голове остервенелый крик. Я даже не сразу узнал в нем голос Деф. 'Сказала тебе, передай своей мартовской кошке, что если не уберет...' Она замолчала и в пронзительной тишине, наступившей у меня в мозгах, я услышал чье-то нудное бормотание; '... право нарушать интимный режим'. 'Нет у нас никакого интимного режима'. Старательно подумал я. 'Просто разговариваем'. 'А с тобой...' Заговорила Деф и взяла паузу, наверное, подбирала выражение покрепче. 'С тобой я больше не разговариваю'. Сообщила она. 'Вообще. И пальцем ради тебя больше не пошевелю'. 'Ради меня не надо пальцами шевелить'. Возразил я. 'Тем более, и нет их у тебя. Ради меня надо...' Я задумался и икнул. 'Нажрался'. Презрительно произнесла Деф, хотя только что обещала никогда со мной не разговаривать. 'И вовсе нет'. Возразил я и икнул снова. 'Просто... Не в то горло попало'. 'Значит, так обрадовался знакомству, что в два горла хлещешь'. Прокомментировала вредина. Я отрицательно покачал головой.
  - Что? - Шепотом спросила Алиса и сделала круглые глаза. - Ругается?
   Я тоскливо кивнул и икнул.
   - Попроси, пусть уберет последствия интоксикации. - Она налила себе из бездонного кувшина, откинулась на спинку кресла и положила ноги на столик. - Не заботится она о тебе. - Девочка отпила, а я согласно кивнул и вновь икнул. Да что ж такое! - Вот мой карапузик меня просто на руках носит, - похвасталась она, шевеля пальчиками ног, - любое желание предугадывает. И, уж тем более, не доводит организм хозяина до свинского состояния.
   'Потому что он свинья и есть'. Сообщила Деф непонятно кому. Если Алисе, она не слышит, а если мне, то я категорически не согласен, но вместо опровержения лишь снова икнул. Она мне это специально подстроила, из ревности, догадался я. Мстит за измену, которой не было. По крайней мере, пока. 'Вот нахал'. Растерянно сказала Деф. 'Да шучу я'. Старательно подумал я. 'Градус напряжения снимаю'. 'Да, в градусах ты теперь специалист'. Подтвердила девочка. 'Деф, миленькая'. Я икнул. 'Сделай, пожалуйста, чтобы я больше не ... ик... икал'. Я подумал и добавил: 'Дорогая'. 'Подхалим'. Гордо ответила Деф. Я застыл, стараясь не дышать. Все, вроде прошло, больше не икается. Я расслабился и вновь икнул. 'Деф!' Негодующе возопил я. 'Все, все'. Проворчала она. 'Можешь дальше свои амуры крутить'. И почему у нее так характер испортился, не понимаю. Где та веселая девчонка, с которой так весело Федю бросали, или весело носились средь ослепительных молний и веселых, нет, могучих волн, не понимаю. 'Все, дошел до кондиции'. Деф тоскливо вздохнула. 'На философию потянуло'. 'Потянуло'. Подтвердил я. 'Тут без нее не разберешься'. 'И без рюмки'. Добавила вредина. 'И без рюмки'. Согласился я, в основном, чтобы ее позлить, хотя, зря, конечно. 'И, это', как можно ласковее попросил я, 'Сними мне интоси... кси...' я прямо утомился, выговаривая. 'Ну, ты ведь умная у меня, поняла ведь?' И для полного закрепления успеха добавил: 'Дорогая'.
   Деф ничего не ответила, но мне стало здорово легчать.
   - Итак, урок первый. - Алиса посмотрела на солнце сквозь бокал. - Вместо встречи на твоей территории, где главный был бы ты, я перенесла тебя сюда, на побережье Каталонии, где ты оказался в моих владениях. А это совсем другой дипломатический расклад. Разумеется, пустотный хлыст и прочее были совершены с согласия и под контролем твоего сателлита.
   - Это правда? - Грозно спросил я вслух и насупился. 'Все было под контролем'. Ледяным тоном произнесла Деф. Алиса кивнула.
   - А предупреждать надо? - Еще более грозно спросил я и подумал, не повращать ли глазами, все-таки алкоголь еще давал себя знать. Деф лишь презрительно фыркнула.
   - Извини. - Алиса немного растерялась. - Думала, ты сразу все поймешь, когда почувствуешь ветер.
   - Причем тут ветер? - Спросил я, с трудом вспомнив, что подобное, действительно было.
   - Поток воздуха из-за разницы давления здесь - девочка неопределенно помахала ладошкой, - и там. - Она указала на горизонт. Посмотрела на меня и добавила: - Перепад атмосферного давления в туннеле.
   - В каком туннеле? - Я окончательно запутался и не понимал ничего, кроме того, что Алиса ошибочно приняла мои слова к Деф в отношении себя. Она вздохнула, пошевелила обнаженными пальчиками ног и неожиданно улыбнулась.
   - Маленькая лекция, да? - Алиса озорно посмотрела на меня. - Занимательная физика для семилетнего малыша?
   Я насупился, а девочка встала, заложила руки за спину, напустила на себя чрезвычайно важный вид и заговорила, не спешно прохаживаясь туда-сюда:
   - Для быстрого, почти мгновенного перемещения по поверхности сателлитом создается парабола, связывающая точки входа-выхода. - Она осеклась, посмотрела на меня и пояснила: - Длиннющая такая дуга, как радуга, в середине уходящая высоко-высоко, прямо в верхние слои атмосферы. Выше облаков. Такой большой и круглый канал с невидимыми стенками. - Девочка сделала руками широкое движение, наглядно показывая, какой он большой и круглый, и продолжила: - В момент переброса объекта, то есть тебя, - Алиса мило улыбнулась, а я насупился сильнее, - силовые поля выталкивают из канала воздух, образуя вакуум. Объект стабилизируется... э... - она впала в прострацию, растерянно уставившись на меня с открытым ртом, и я небрежно кивнул, мол, понял, продолжай, и облегченно затараторила: - чтобы не превратился в кашу из-за сил инерции, после чего переносится из точки А - Алиса вновь махнула куда-то в сторону, - в точку Б. - Девочка указала пальчиком под ноги. - Андестенд, май литл френд? - Непонятно что сказала она, по-моему, даже запыхалась, но смотрела на меня с таким взволновано-вопрошающим взглядом, будто абитуриентка на приемную комиссию, что я сразу перестал дуться, пусть и постарался не подать вида.
   - Ес оф кос. - Проворчал я. Что ответил, не знаю, но, судя по реакции девочки, в миг повеселевшей и облегченно глотнувшей вина, ответил вроде правильно.
   - Но мы отошли от сути. - Спохватилась Алиса и я затосковал в ожидании новой лекции. - Итог первого примера? - Девочка требовательно воззрилась на меня.
   - Ты перенесла меня с согласия моего сателлита. - Уныло ответил я. - Через тоннель из вакуума. И Деф дала добро, не спросив меня.
   - Урок совершенно о другом. - Алиса даже топнула ножкой, и я призадумался, кого она стала мне напоминать.
   - Тогда речь о чем-то еще, о чем, не понимаю.
   - Урок о манипуляции местом переговоров. Даже оно играет огромную роль. Если на твоей территории, одно. Сестры будут вежливы и любезны. Им там неуютно, ты хозяин, твоя власть. Если ты пришел к ним, ты гость, они хозяева. Ты осторожен, они наглы.
  - Ни фига се. - Только и смог ответить я. - А почему так?
   - Видишь ли. - Девочка отрешенно воззрилась вдаль. - Наш генотип в свое время строился на базе ген кошачьих. Из-за этого мы иначе смотрим на некоторые вещи. Если в человеческой цивилизации практически всегда существует жесткая связь самка-самец и нарушать ее чревато возможными душевными потрясениями, у кошачьих, как правило, иначе. Есть территории у кошек, есть территории у котов. И коту разрешается нарушать границу лишь в одном случае. - Алиса пристально посмотрела на меня, и я заерзал в кресле, почувствовав себя крайне неуютно. - Когда этого хочет кошка. И у нас нет чувства ревности, в этом есть и плюсы, иначе мы давно бы выцарапали друг другу глаза, и минусы, так как практически невозможно построить серьезные отношения. А их, как ни странно, хочется всем. - Она взглянула на меня и улыбнулась. - Сейчас прольешь.
   - Что? - Я перевел взгляд на свой бокал, спохватился, привел его в горизонтальное положение и машинально отпил. Вот так-так. А что за бесконечные сцены ревности и скандалы от Деф, хочется знать? 'Я искусственный интеллект'. Бесстрастным тоном ответила она. 'И мои морально-поведенческие установки были прописаны в аварийном пакете обновления системы'. 'А дружку твоему тоже такой пакет обновлений прописали?' Ехидно спросил я.
  'Не путай, он кот'. Мне почудилось легкое хихиканье. 'За кошку он конкуренту глаза выцарапает'. 'Жесть'. Впечатлился я. 'Ну и дикость у вас в отношениях творится'. 'Не большая, чем у людей'. Возразила девочка. 'Одни гаремы чего стоят, где человеческих психотип с ног на уши поставлен. О свингерах я вообще молчу. И прекрати себя накачивать по новой, пьяница малолетняя'.
  'И вовсе не малолетняя'. Обиделся я и добавил: 'И не пьяница'. Мой небесный цензор презрительно фыркнула.
  
  - Итак. - Алиса важно прошлась передо мной с видом учительницы, заложив руки за спину. - Смысл первого урока?
   - Встречи на моей территории. - Уныло ответил я и тихонько добавил: - Узнать бы еще, где она есть.
  
  - Хороший вопрос. - Девочка указала на меня невесть откуда взятой, смутно знакомой, указкой. - Ты в данной ситуации, кот, гуляющий сам по себе и где угодно. Любая из нас будет считать твоей любую из территорий, кроме ее.
   - Не понял. - Сказал я.
   - Приведу пример. - Алиса обвела указкой некую область на неведомо откуда появившейся карте. - В данный момент эти территории мои. Как, впрочем, и эти. Она обвела в другом месте. И тут тоже. Но, если бы ты, например, пригласил меня встретиться здесь - она ткнула указкой рядом с обозначенной областью - я бы подсознательно чувствовала себя совсем иначе, нежели сейчас. Природу не обманешь. - Она грациозно потянулась и, приводя меня в чувство, легонько стукнула указкой по моему плечу. - Мой принц меня понял?
   - Но ведь на той земле тоже есть своя... - 'Кошка', хотел сказать я, но вовремя одумался, - хозяйка. И как она отнесется к нашему вторжению?
   - В том вся суть. - Девочка взмахом указки развеяла карту и села в кресло, небрежно закинув ноги на круглый столик. Я повторил ее движение, положив свои с противоположной стороны. Заметил, как приподнялся краешек ее губы, показав длинный тонкий клык. Не понравилось, понял я, и переложил левую ногу на правую, лицезрев искривление другого краешка рта.
   - Разумеется, - продолжила, как не в чем ни бывало, Алиса, - владелица территории будет далеко не в восторге от моего присутствия. Но при тебе, мой принц, сможет лишь шипеть и выгибать спину, разумеется, если она последняя дура, и улыбаться, и оказывать радушие, если нет.
   - Так в чем тогда соль, не понимаю?
   - В моральном удовольствии. - Она легонько постукивала указкой по туфельке, с мечтательной улыбкой глядя вдаль.
   - Понял. - Я вспомнил, как видел кошку, невозмутимо сидящую на заборе, под которой бесилась лающая собака. Они, получается, специально так делают, адреналинщицы хвостатые. Я посмотрел на девочку напротив. И без.
   - Можно, конечно, на условно-нейтральной территории. - Алиса слегка скривилась. - Но это не так весело.
  
  
  
  
  
   'Спроси, Игра, это неправильное название?' Сказала Деф.
   - Игра, это неправильное название? - Послушно повторил я.
   - Почему? - Девочка немного удивилась. - Хотя... Ближе перевести как Игра Жизни. Жизнь-Игра. - Она странно улыбнулась и тихо добавила: - А мы в ней лишь актеры.
   Если честно, данный разговор мне порядком надоел. Я сюда зачем пришел? А правда, подумал я, на кой ляд я сюда пришел? Деф сказала, вот я и пошел, и теперь вынужден выслушивать непонятные речи непонятной девочки. Не зря ее Алисой зовут, Алиса из Зазеркалья. Действительно, после некоторых ее откровений простой и понятный до того мир исказился, будто в комнате смеха с кривыми зеркалами. И мне почему-то было совсем не смешно.
  
   Я нетерпеливо заерзал. Алиса это заметила, и сказала: - Что мы все о серьезном? Хочешь, расскажу очень смешную историю, которая приключилась со мной? И давай возьмем что-нибудь поесть, не то мой повар опять будет плакать и причитать. Девочка скорчила донельзя грустную рожицу и плаксиво запричитала: - 'Нон биби а де нуво фам!'
  
  
   Мы набрали еды с большого стола, уселись за круглый столик и принялись болтать на отвлеченные темы.
   - И вот я в образе тоненькой, беззащитной девушки им и заявляю: а вы действительно так можете, или просто хвастаетесь? А эти идиоты приосанились и говорят... - В этом месте Алиса заговорила басом. - Да мы по десять раз можем, детка. Ну, говорю я им, я вас за языки не тянула, сейчас и проверим. - Она весело засмеялась, я тоже.
   - И что? - Спросил я.
   - Наврали. - Небрежно ответила девочка. - Первый раз в них энтузиазм присутствовал, это да, второй уже похуже, а на третьем начались проблемы. А когда я начала образцово-показательно лишать их, м... некоторых частей тела, на которые они имели глупость со мной поспорить, вообще за оружие схватились. Пришлось наказывать всерьез. А потом я прибыла к ним... - Алиса замолчала, вяло ковыряясь вилкой в салате. - И что? - Спросил я и забросил в рот виноградину.
   - Настроение у меня тогда паршивое было. - Нехотя призналась она. - Разногласия со старшей сестрой, к тому же из свиты пытались инфу на сторону слить, идиоты... В общем, немного я перестаралась, наверное.
   - У меня тоже такое было. - Печально сказал я.
   - Да ладно? - Алиса удивленно посмотрела на меня. - Ты тоже заставлял людей друг друга живьем есть?
   - Нет, конечно. - Я удивленно фыркнул. - Я что, маньяк, какой?
   - Ты не пугай. - Девочка облегченно вздохнула. - Не хватало нам только принца-психа заиметь. И что ты сделал? Руки, ноги оторвал?
   - Нет, просто под видом чудищ покидали туда, сюда, и все.
   - И ничего не оторвал? - Переспросила она. Вот ведь какая мания у нее имеется к отрыванию того и этого, подумал я. Надо запомнить на всякий случай.
   - Ничего. - Подтвердил я.
   - И живыми оставил? - Печально уточнила Алиса.
   - Ну да. - Я немного растерялся.
   - Как ты добр, мой принц. - Она встала за креслом, обняла меня за шею и привычно прислонилась подбородком к моей макушке. И я понял, что меня смутно тревожило раньше. Я не чувствовал во время ее речи движений ее подбородка. Однако, девочка говорила, как ни в чем не бывало: - Не всегда доброта к месту. Скажу больше, почти всегда ее принимают за слабость. Обычная психология права сильного, животная составляющая, без нее нет естественной эволюции. Можно и нужно проявлять доброту и даже слабость, но исключительно к самым близким, и никак не к случайным пришлым. К сожалению, мои сестры по Союзу не хотят это понимать, или делают вид. Ассимиляция... - Алиса насмешливо фыркнула. - Ладно. - Она спохватилась, чмокнула меня в макушку и отошла. - Опять о делах заболтала. Хотя, если о них, то коротко. Прошу, не верь никому, кроме меня. Разумеется, - девочка лукаво улыбнулась, - можешь не верить и мне, это справедливо. Но свою честность я постараюсь заслужить делом. Все контакты с сестрами я беру на себя, как твой секретарь. Гид - Поправилась она. - Есть такая функция в качестве переводчика и прочего.
   - Можно поменьше, э... - Я затосковал. - Поменьше этих самых контактов, а?
   Алиса низко склонилась в реверансе. - Пожелание моего принца закон. - Бархатным голосом произнесла она. Я повеселел.
   - И третье, последнее. - Я обрадовался и почти с любовью посмотрел на девочку. Похоже, скоро, наконец, свалю отсюда. - К утру файлы к передаче будут готовы, мой сателлит меня уверил. Но постарайтесь не делать на их основе скоропалительных выводов, очень многое будет нуждаться в пояснениях, ремарках, так сказать. И в любое время я почту за честь их оказать. Единственно, одна просьба. - Тут Алиса стала необычайно серьезной. - Пообещай, что не сделаешь ничего действительно важного, не выслушав меня. Я не прошу прислушиваться, просто выслушать. - Она заулыбалась такой неотразимой улыбкой. - Идет? - И подставила ладошку.
   - Идет. - Я осторожно хлопнул по ней. А что, ничего запредельного она не попросила, а пояснения и прочее, думаю, я и сам просить буду.
  
  
   - Тогда, может быть, поплаваем? - Девочка подмигнула. - Вода теплая и дельфинов позову. - Она попятилась к краю скалы, не сводя с меня глаз. Я кашлянул, глядя вниз. Высоковато, если честно.
   - Не бойся. - Алиса весело улыбалась. - Твоя ревнивая девочка не даст тебя в обиду. Смело прыгай. - Она коснулась, лба, губ, груди и дунула на ладошку. Я почувствовал теплое прикосновение поцелуя, но не на щеке. Деф яростно зарычала. 'Как она смеет!' Рявкнула она. Алиса подмигнула и засмеялась.
   - Понимаешь, в чем разница между нами и ревнивыми... - Она засмеялась еще веселее и прыгнула со скалы, красиво прогнувшись в полете и раскинув руки в стороны на манер крыльев. Как была, в платье и туфельках. 'Откуда...' Пораженно прошептала Деф. Из-за края скалы раздался смех и легкий плеск. 'Надо прыгать'. Мрачно подумал я. 'Прыгай'. Тихо согласилась Деф. 'Ничего не бойся'. 'И вовсе я не боюсь'. Обиделся я, однако прыгать не торопился. И тут мои ноги подогнулись, легко оттолкнулись, тело выгнулось, руки разошлись в стороны, и я засмеялся от счастья. Опять мне что-то ввела, краем мысли подумалось мне. А дальше я свел руки над головой и почти без всплеска вошел в воду. Пузыри перед глазами пропали, и я увидел призывно машущую Алису, больше всего похожую на русалку. Плавно развеваются волосы, полупрозрачное платье идет медленными волнами, она загадочно улыбается и манит рукой. Вот так же заворожено, подумалось мне, чувствовали себя моряки, прыгавшие в море на зов сирен. Так же как и я были поражены открывшейся перед ними волшебной красотой и могли ей вдоволь насладиться за минуту, другую, пока не кончался воздух в холодных русалочьих объятиях. Кстати, а не сестры ли они ее? Надо спросить. 'Получу файлы, отвечу'. Мрачно отозвалась Деф. Я гребнул раз, другой, занервничал, думая, что надо всплывать. 'Дыши как обычно, я все сделаю'. Посоветовала заоблачная девочка. 'Легко тебе говорить'. Проворчал я. 'Не могу я'. На меня снизошло необыкновенное спокойствие и, не задумываясь, я задышал, словно стоял на берегу. 'Твой эмоциональный фон стабилизирован'. Хмуро произнесла Деф. Алиса подплыла ко мне, взяла за руку и потянула за собой, будто обладала собственным гребным винтом. Она повернула голову, зашевелила губами, и я с удивлением услышал ее голос.
   - Я тебе покажу пещеры. Я люблю в них отдыхать, когда думаю о чем-то серьезном.
   - А дельфины будут? - С любопытством поинтересовался я.
   - Вот они. - Девочка оглянулась и призывно махнула рукой. С щелчками промелькнули быстрые тени, меня пихнули в бок. Я оглянулся и увидел радостно скалящуюся... рожицу, сказал бы я, но это предполагает нечто забавное и небольшое, а передо мной предстало забавное, конечно, но уж очень здоровенное. И оно настойчиво пихало меня своим клювом, явно требуя поиграть. Я ухватился за спинной плавник, и дельфин рванул вперед. Мне казалось, я зацепился за торпеду. Мимо промелькнула Алиса, сидевшая верхом на дельфине. Я попробовал повторить ее трюк и, к моему удивлению, у меня легко получилось. Деф помогла, понял я и затрубил, приложив ладони к губам, словно в рог. Звук получился оглушительный и впечатляющий. Издалека донесся ответный зов.
   - Это что? - Растерянно спросил я.
   - Киты. - Весело ответила Алиса. - Поплыли, посмотрим? - Она поцеловала моего дельфина в радостно скалящийся нос, проворковала: - У-ти, сателлитик мой, - и пришпорила своего скакуна. Я вцепился в плавник моего морского коня и помчался следом.
   Когда мы рассматривали необычайно громадную раковину с жемчужиной внутри, прилепившуюся к отвесному уступу, Деф, молчавшая все это время, мрачно произнесла: 'Спроси, где ее лаборатории'.
  
   - Может быть, посмотрим твои лаборатории? - Предложил я. - А что, - добавил я отсебятину, - всякие блестящие приборы, моргающие огоньки, прикольно.
   Не знаю, что именно так развеселило Алису, но она хохотала как заведенная.
   - Прости, мой принц, но я просто... Я так не смеялась очень давно. Когда у меня спросили, войдет ли Шотландия в состав Англии добровольно.
   Я выпустил изо рта струйку пузырей. Если бы я обижался на всякую подобную фразу, давно бы повесился с горя, как бы ни старалась Деф, причем, думается мне, в основном благодаря ее заботами. Я вежливо улыбнулся и повторил:
   - Так, где твои лаборатории?
   Девочка сделала широкий плавный жест.
   - Здесь. Везде. Эта планета, наша лаборатория. Мы проводим эксперименты, и результаты апробируются в натуральной среде. Это проверка на жизнеспособность готовой особи. Как еще?
   - А если получится нечто... - Я неопределенно повел рукой, замечая, как плавно она движется под водой. - Что поставит под вопрос существование всех? Чужой, например? Или эпидемия?
   - Чужой, ерунда, с ним легко справится любая работоспособная система внутренней безопасности. А вот эпидемия... Тут плохо. - Алиса посерьезнела. - Такие вещи творить нельзя. Кто устроит эпидемию, будет наказан. Чем серьезнее, тем... Это плохо. - Повторила она. - Все равно, что сыпануть килограмм соли в кастрюлю с маминым супом. В данном случае, с папиным. Накажут очень серьезно. Вплоть до отдельного разговора с Отцом.
   - Что за разговор? - Спросил я. - Ты который раз о нем говоришь.
   - Когда все средства исчерпаны, остается он. - Алиса помолчала. - Разговор с Отцом. Только после него никто не возвращается назад. Мы стараемся к этому не прибегать. Максимально.
   - Он вас, что... - Я не верил собственным ушам. - Он вас убивает?!
   - Ты совсем дурак? - Изумилась Алиса. - Разумеется, нет.
   Я думал, когда Деф называет меня дураком, это исключительно ее предвзятое мнение, оказалось, не так. Я расстроился окончательно. Оказаться дураком по жизни, скажу я вам, не самый радостный диагноз.
   - Он призывает к себе и оставляет дома. Но там... - Алиса приблизилась и зашептала мне в ухо, смешно щекоча его пузырями: - Нет ничего из этого... - Она неопределенно обвела рукой вокруг. - Согласись, тут интереснее.
   Я не мог возражать.
   - Расскажи, как ты поведешь себя с бывшей подружкой? - Спросила Алиса.
   - Чего? - Удивился я.
   - Если твоя бывшая - на этом девочка сделала ударение, - попросит о помощи. Что ты сделаешь?
   - Во-первых, у меня нет бывших. - Сообщил я. Девочка дико засмеялась, запрокинув голову к ленивым волнам. - Во-вторых, - упрямо гнул я, - все будет зависеть от личных отношений. Насколько я буду ей благодарен. - Тут я завис. В чем благодарен, непонятно. Опять прокололся, наговорил невесть чего. Зато Алиса перестала потешаться надо мной, мало того, посерьезнела и кивнула.
   - С возвращением. - Непонятно сказала она. А дальше мы снова плавали и болтали. Сколько она рассказала смешных историй, сколько я смеялся, не счесть. В одной из пещер я вообще не мог до выхода добраться, потому что держался за живот и изнеможенно сучил ногами. Мой дельфин кружил вокруг и обеспокоенно тыкал меня носом, отчего я хохотал еще сильнее. Вдоволь наплававшись, мы на манер пингвинов вылетели из воды, одним махом запрыгнув на скалу. Быстро высохли благодаря стараниям сателлитов и долго болтали около весело горящего, потрескивающего мангала, лопая от пуза всевозможные горячие и не очень, вкусности. В конце концов мы, бесконечно довольные друг другом, расстались на краю скалы.
  
  
  
  Глава 12. День третий. Вечер.
  
  
  
   - До встречи, мой принц. - Девочка чмокнула меня в щеку. Удивительно, но Деф промолчала. - Кстати. - Алиса коснулась пальчиком броши в виде лилии. - Когда она есть, это я, когда нет, но есть... - Она обвела кругом свое лицо, - это мои сестры по Союзу. Все остальные, кто сделает так... - Девочка поцеловала свою ладошку и дунула, а я с удовольствием ощутил на щеке поцелуй. - Сестры.
   - А что означает ваше... - Я поцеловал свои пальцы и дунул в ее сторону. 'Идиот!' Завопила Деф. Алиса напряглась, ее глаза на миг остекленели.
   - Не бери в голову. - Слегка хриплым голосом ответила она. - Нам пора. Было приятно провести с вами время, ваше высочество. - Девочка изящно склонилась в реверансе. Ну вот, опять принялась.
   - И мне. - Я наклонил голову. А что, я тоже вежливым быть умею.
   Как и в первый раз, момент перемещения я не заметил. Просто стоял на скале посреди моря и очутился на мокром асфальте тротуара. Я подвигал челюстью, прочищая слегка заложенные уши. Огляделся. М-да, это вам не теплое побережье Испании. 'Каталонии'. Хмуро поправила Деф. Каталонии, легко согласился я, какая разница. 'Большая'. Так же хмуро произнесла она. Я пожал плечами, подошел к качелям и сел, слегка оттолкнувшись ногами. Умаяла меня Алиса, что говорить, зато наелся от пуза. 'Что молчишь?' Поинтересовался я. 'Думаю'. Мрачно ответила Деф и добавила: 'Кому-то из нас двоих - это надо делать. Хотя бы иногда'. 'Надо'. Легко согласился я. 'Вот и давай, думай. Хотя бы иногда'. Послышалось грозное сопение, но продолжение не последовало. Интересно, с чего бы?
   Я бездумно покачивался, довольный жизнью, когда Деф пробормотала: 'Не понимаю'. 'Что?' Поинтересовался я. Острить и язвить не хотелось, уж очень хорошо мне было. Закат, легкий ветерок, птички чирикают, красота. 'Как они проанализировали необходимый психологический тип поведения?' 'То есть?' Я продолжал покачиваться. 'Ты обратил внимание на поведение Лилит в школе и в шатре?' 'Какой Лилит?' Удивился я. 'А, Лилии. Нет. А что?' 'Два противоположных типа поведения. Вспомни, как она повела себя с Блондой. Ее поведение и манера речи совершенно иные, нежели в шатре'. 'В шатре она была собой'. Я мечтательно смотрел вдаль. 'В шатре она притворялась', не согласилась Деф, 'играла милую, добрую девочку. Настоящей она была в школе с кинжалом у шеи'. 'А вот и нет'. Я обиделся за Алису. Вернее, Лилию. Хотя, она ведь сказала, что будет Алисой? 'Вот, вот'. Подтвердила Деф. 'Она будет изображать то, что хочешь видеть ты'. 'Так это вообще идеальная...' Я замолчал. 'Что?' Глухо спросила девочка. 'Ты хотел сказать 'жена'?' 'Подруга'. Возразил я и поправился: 'Друг'. 'Это не друг, это подхалим'. Деф казалась разозленной, не понимаю, отчего. 'В конце концов, это тебе нужны файлы, не мне'. Привел я неоспоримый аргумент. Девочка промолчала.
   - Ты откуда взялся? - Послышалось у моего уха. От неожиданности я едва не свалился с качелей. Рядом стоял Колька и улыбался от уха до уха, немного дальше была Настя. Пашки не было. - А где Алиса? - Он закрутил головой. - И Деф?
   - Они ушли, но обещали вернуться. - Печально произнес я. - А где Пашка? Кстати, - спохватился я, - Деф с вами оставалась.
   - Паша откопал какую-то очередную железку и убежал. - Сказала Настя. - А Деф тоже в шатер ушла, сразу вслед за тобой.
   - И ничего не рассказала. - Обиженно проговорил Колька. - В шатре действительно Алиса была?
   - Была. - Согласился я.
   - И куда вы все делись? - Поинтересовалась Настя.
   - То есть? - Не понял я.
   - Как только вы вошли в шатер, - сообщил Колька, - тут же набежала куча народа, они мгновенно его разобрали, погрузили в фургон и уехали. Причем, когда они разбирали шатер, он был пустой. И куда же вы все делись, интересно знать?
   - Куда. - Пробормотал я. - Ты же сам говорил, что шатер цирковой, вот тамошний факир нам фокус и показал. Мы вошли в здоровенный зеркальный ящик, а оказались на скале посреди моря. Там поболтали о том, о сем, поплавали, потом прошли обратно, и вот я здесь.
   - А Деф где? - Не унимался Колька.
   - Я здесь. - Из кустов, словно некий рояль, появилась мрачная помощница.
   - Что такое Леха несет про волшебный ящик и скалу? - Колька покрутил пальцем у виска.
   - На солнце перегрелся. - Буркнула Деф. - Морским воздухом передышал.
   - Так вас действительно переносило? - С удивлением спросила Настя.
   - Да нет, конечно. - Я вздохнул. - Ящик зеркальный был, все остальное не было. Про флэшмоб слышала?
   - Слышала. - Подтвердила Настя.
   - Вот он и был. - Сказал я. - Алиса говорит: давай устроим спектакль, будто приехал некий цирк. Вы войдете в шатер, вас посадят в специальный ящик с зеркалами вокруг и незаметно вывезут. А все подумают, будто вы пропали. Развлекается она так.
   - А мне показалось, она нормальная. - Неуверенно произнес Колька.
   - Нормальная? - Деф возмущенно фыркнула, и я неприязненно покосился на нее. - Ты же видел, что она в классе устроила. Обманщица и лицемерка.
   Колька печально вздохнул. Настя наклонилась передо мной, вытащила что-то, застрявшее между шнурков моих кроссовок и молча показала. Это была небольшая морская ракушка. Я посмотрел на Деф. Она пожала плечами и виновато улыбнулась.
   - Кстати. - Вспомнил я, достал из кармана жемчужину и вручил Насте. - Это тебе.
   - Значит, говорите, флэшмоб? - Спросила Настя. - Море, скала, ничего не было?
   - Не было. - Подтвердил я, не моргнув глазом. - Факир, собака, подсунул. Как есть, он.
   - Ребята! - Послышалось издалека. Мы оглянулись. Так и есть, к нам бежал Пашка, радостно размахивающий какой-то блестящей штуковиной. - Смотрите, что я нашел!
  
   Он был на полпути к нам, когда неизвестно откуда выскочил здоровенный черный внедорожник, резко затормозил, загородив его собой. Постоял несколько секунд, а потом так же быстро стартовал и исчез за деревьями. Пашка растерянно смотрел машине вслед. Железки в его руках уже не было. Я обеспокоенно взглянул на Деф. Она смотрела в другую сторону. Пашка продолжал стоять, не двигаясь. Почуяв неладное, мы поспешили к нему.
  
   - Ребята? - Он как-то очень странно засмеялся. Мы подошли. Пашка смотрел на свою ладонь. Она была в крови. - Ничего себе. - С улыбкой сказал он и покачнулся. Колька его подхватил, опустил на землю. С лица Пашки не сходила глупая улыбка. 'Что с ним?' Мысленно заорал я Деф. 'Проникающее ножевое ранение'. Бесстрастно ответила она. 'Задеты жизненно важные органы. Отравление, поражена центральная нервная система. Критическая ситуация. Требуется немедленная медицинская помощь'. 'Так оказывай!' Рявкнул я. 'Не в моей компетенции'. По-моему, девочка пожала плечами. 'Могу удалить кровь из внутренних полостей, перекрыть поврежденные сосуды, частично убрать яд, но нанесенный урон компенсировать не могу. Могу оттянуть агонию. Нужна помощь'. 'Верно'. Я сжал зубы. 'Жми кнопку'. 'Исполняю'. Деф опустила глаза, кивнула. Возник черный как ночь силуэт. Растерянно смотрящая на распростертое тело Настя повернула голову, вскрикнула и попятилась.
   - Вылечи его. - Я указал на бледного как мел, но продолжающего слабо улыбаться, Пашку.
   - Не буду. - Раздался безжизненный голос. Поддерживающий на весу голову Пашки Колька оглянулся и снизу-вверх уставился на силуэт. - Это кто? - Хрипло спросил он.
   - Один знакомый напыщенный индюк. - Процедил я. - Слишком много о себе думающий. Лечи его, я сказал. - Я вновь ткнул пальцем. Силуэт скрестил руки на груди, но ничего не ответил, очевидно, решил, оно ниже его достоинства.
   - Так на кой хрен ты мне сдался?! - Заорал я во всю глотку. Деф встала между мной и силуэтом и медленно опустилась перед ним на колени.
   - Да что ты творишь?! - Негодующе завопил я, сам не зная на кого, то ли на силуэт, то ли на девочку. Деф с ожиданием посмотрела на меня. Я заскрипел зубами.
   - Он долго не проживет. - Она кивнула на Пашку. - Поврежденные ядом органы откажут и тогда все.
   Перед глазами будто прибавили яркость, резкость и гамму красок. Я увидел, как от черного силуэта к горизонту уходит наклонный угольный луч тьмы, как розовые лучики тянутся от преклоненной Деф, а от Пашки начинает исходить белое свечение и, подрагивая, как огонек свечи, вытягивается в тонкую ниточку, растительным отростком тянущуюся к солнцу. Замирает и недоуменно поворачивается к неподвижно замершему перед нами угольному провалу мрака.
   - Время почти ушло. - Глухо произнесла Деф.
   Я вдохнул, выдохнул и опустился рядом с ней на одно колено.
   - Помоги. - Тихо попросил я. - Пожалуйста.
   - Не буду. - Повторил силуэт. Я удивленно посмотрел на него. По-моему, он хмыкнул, или коротко фыркнул, словно здоровенный котяра. - Но я приведу того, кто поможет. - И он повел рукой. У меня возникло понимание, почему они, сателлиты, так делают. Это сигнал своему господину, демонстрация произведенного действия. Не шагу без контроля, неожиданно понял я. Я почувствовал искажение пространства, по-моему, даже частично сдвинулось время. Словно краем глаза увидел недовольно оглянувшегося толстячка, он раздраженно взмахнул в нашем направлении длинной палкой с мочалкой на конце, едва не заляпав мыльной пеной. Чернота оттолкнула его в сторону и окутала того, кто был за ним.
  
  
  
  Через мгновение перед нами стояла обнаженная Алиса, впрочем, с ног до головы целомудренно покрытая мыльной пеной. Она оглянулась на нас и разъяренно зашипела. Черный силуэт шагнул назад и пропал, а я остался один на один с голой и обозленной до невозможности Алисой. Я понял, как влип, поднял руки и попятился.
   - Ты совсем офонарел?! - Взъярилась девочка, опомнилась и присела в реверансе, о чем, впрочем, сразу же пожалела, потому как зрелище выглядело еще то. Однако она нашла силы и выдавила: - Мой принц.
   - Помоги. - Я ткнул пальцем в неподвижного Пашку. - Лечи. Пожалуйста.
   Она оказалась в белом медицинском халате с фонендоскопом на груди и склонилась над пациентом.
   - Пациент скорее мертв, чем жив. - Печально заявила она. Я заскрежетал зубами. Алиса жизнерадостно улыбнулась.
   - Одним ботом больше, меньше, какая разница? - Весело сказала она. Я стал выше, и мир вытянулся вертикально. Поле зрение по бокам сузилось, зато я видел малейшую песчинку под ногами и пролетающий в небе самолет со всеми его цифрами и надписями на фюзеляже. Выражение лиц в иллюминаторах у скучающих пассажиров я различал тоже. И тем удивленнее выглядело лицо Алисы, когда я, оскалившись в три ряда клыков, поднял ее за хрупкую шею. Рык нарастал из центра груди. Сначала низкий и едва слышный, он перерос слышимую часть спектра звука и затряс окна близлежащих домов. 'Я готов'. Прошептал черный силуэт. Если бы я чуть сильнее сжал ладонь, ее голова отскочила бы от туловища и весело покатилась по траве, несмотря на все отчаянные ухищрения ее сателлита.
   - Простите, ваше высочество... - Прохрипела Алиса. Я опомнился, раскрыл ладонь, и она мешком упала к моим ногам. - Не привыкла к такому обращению. - Сипло проговорила она. - Не один год, знаете ли, ваше высочество, живем без мужского участия. Отвыкли. Но вы заходите.
   Вот стерва, а? Я, вроде, стал меньше ростом, как обычно, наверное, и вытер о штаны мокрую от пота ладонь. 'Это не пот. Это слизь'. Странным, безжизненным голосом пояснила Деф. 'Ты совершил доминирующее преображение. Превратился в альфа-самца. Почти на десять лет раньше, чем предполагалось. Поздравляю'.
  
  Алиса отползла от меня, села, потерла шею. Я протянул ей руку. Говорить я не мог, да и не знал, что.
   - Я лучше сама, ваше высочество. - Она встала, покачнулась. Я шагнул к ней, поддержал. 'Актриса'. Мрачно заметила Деф. 'Все с ней в порядке, притворяется, на жалость давит'. 'Не тебе только что едва голову не оторвали'. Возразил я. 'И оторвал бы, ничего ужасного не случилось. Пока ты рычал и делал страшные глаза, она все полиморфиды к центру Жизни отвела. Их сеть очень легко и быстро убирается, но долго возвращается на место. Потому и на ногах сейчас плохо держится, хотя больше изображает'. 'Ничего не понял'. Честно признался я. 'Потом объясню. Просто пойми, она играет с тобой'.
   - Благодарю, ваше высочество. - Алиса слабо улыбнулась. - Очень жаль, что вы столь бурно отреагировали на мою глупую шутку.
   - Мой друг умирает. - Глухо произнес я.
   - Уже нет, ваше высочество. - Она оперлась о мою руку и подошла к лежащему Пашке. - Ситуация критическая, да, но не смертельная. - Алиса присела над телом, вытянула руку над раной.
   - С-с-скотина. - Злобно прошипела она. - Пес.
   - Ваше высочество. - Девочка занервничала, что мне очень не понравилось. - Мне нужна Ваша помощь. Боюсь, я без вас не справлюсь. Дайте Вашу руку.
   Я протянул. Алиса положила ее на рану, прижала сверху своей.
   - Пропускайте энергию через ладонь. - Сказала она. - Что Вы чувствуете?
   - Ничего. - Ответил я. Алиса зло зыркнула на Деф. - Работай! - Прикрикнула она.
   - Работаю! - Огрызнулась Деф.
   - Ваше высочество. - Алиса нервничала все сильнее. - Если Вы не сконцентрируетесь, мы его потеряем.
   - Да что надо то от меня? - Не выдержал я.
   Она глубоко вдохнула, закрыла глаза и замерла. Я волновался все больше и больше. Казалось, девочка напрочь забыла о моем и вообще чьем либо присутствии, в том числе и о Пашке, без сознания распростертом у наших ног.
   - Сквозь Вас проходит поток энергии. - Не открывая глаз, заговорила она. - Энергия идет с Вашего спутника. Проходя сквозь Ваше тело, она преобразуется в управляющее поле и истекает из Вашей ладони. Почувствуйте это. Закройте глаза, сконцентрируйтесь в центре Вашей ладони. Я послушно закрыл глаза. Попытался представить свою ладонь, как сквозь нее течет вода или нечто похожее. Ничего. 'Сконцентрируйся'. Напряженно произнесла Деф. Я не ответил, стараясь, как мог.
  
   И тут я почувствовал. Похожее на чуть покалывающий туман, но с четкими нитевидными отростками, действительно, слабым ручейком исходило из моей ладони, и клубились под ней, смешиваясь с мощным током от положенной сверху ладошки Алисы. Дальше они розовыми змейками разбегались по организму, в основном по кровеносной системе и ловили и растворяли крошечные черные шарики, а некоторые из них, будучи пропущенные, начинали бурно кипеть и увеличиваться в размерах.
   'Не сдерживай напор'. Сквозь зубы проговорила Деф. 'Ресурсы управления полиморфидов ограничены и долго они в таком темпе работать не будут. Расслабься и дай потоку свободно пройти по их сети'. Я вдохнул, выдохнул. Почувствовал, как ток энергии сквозь меня увеличивается, вернее, напор остался прежний, но я словно медленно, но верно вытаскивал пробку из наполненной до краев ванны. И тут оно окончательно прорвалось и хлынуло мощным голубым потоком, затопив организм Пашки и превратив его в наполненный светом сосуд. Алиса тихо пискнула, мгновенно опомнилась и ловко заскользила розовыми, вернее, уже почему-то лиловыми змейками к застывшим шарикам и огромному черному бесформенному пятну вокруг раны. Я с облегчением понял, что мы справились, хотя, так и не понял, с чем. Открыл глаза, посмотрел на неподвижную Деф, на облегченно расслабившуюся Алису. Посмотрел на столбом стоящую Настю, Кольку, продолжавшего, несмотря ни на что, поддерживать голову Пашки. И подумал. А теперь то, что?
   - Алиса. - Шепотом позвал я. Она открыла глаза и вопросительно посмотрела на меня вертикальными зрачками. - Ты умеешь память стирать? - Одними губами произнес я. - Выборочно? Последние десять минут, например?
  
   Обращаться за этим к Деф совершенно не хотелось, хотя бы из-за ее недавнего предательства.
  
   - Стереть память? Тебе? - Девочка задорно улыбнулась, зрачки стали обычными. Я насупился, но, тем не менее, отрицательно покачал головой.
   - Вот так, сходу? - Она оценивающе посмотрела на Настю. Та попятилась.
   - Она тебе не сильно дорога? - Уточнила Алиса.
   - Забудь. - Проворчал я.
   - Нет, если ты, мой принц, хочешь... - Она убрала ладошку с моей руки, встала и медленно прошлась вокруг испугано замершей Насти, небрежно крутя на пальчике фонендоскоп.
   - Я все сделаю сама. - Негромко сказала Деф. - Необходимо убрать всего три последние минуты. Это легко. Никто из них ничего не вспомнит. Кроме Паши. В его биохимические процессы я сейчас вторгаться не могу.
   - Что вы... - Начала Настя и замолчала. Я посмотрел на неподвижного Кольку.
   - Им не больно? - Глухо спросил я. Происходящее мне, если честно, совсем не нравилось. Но знать правду для них, боюсь, чревато не просто нервными потрясениями. На кону непонятной мне Игры могут оказаться и их жизни... Я тяжело вздохнул и спросил Деф: - Что здесь произошло?
   Она перевела взгляд на Алису. Я напрягся и повернулся к девочке в костюме медсестры, вернее, в его крайне урезанной и невероятно... кх-м, вольной интерпретации. Она неспешно расхаживала вокруг Насти, легкомысленно крутила на пальчике фонендоскоп и периодически прикладывала его к разным местам тела неподвижной Насти. После чего комично застывала с широко отрытыми глазами и ртом, вслушиваясь в происходящие в организме процессы. В другой ситуации, не спорю, смотрелось бы невероятно смешно и... Тут я смутился. Крошечная юбочка и невероятное декольте халатика, причем с формами такими, что... 'Ты тоже понял, что она ходит вокруг Насти не просто так?' Спросила Деф. 'В смысле?' Я перестал созерцать место, где непонятным образом каждый раз оказывалось бордовое солнышко медицинского прибора, и мрачно оглянулся на помощницу. 'Промышленный шпионаж'. Раздраженно ответила она. 'И даже не скрывает'.
   Я ничего не понял, но разозлился.
   - Что здесь произошло? - Повторил я, глядя на Алису. Она убрала фонендоскоп в кармашек и легкомысленно пожала плечами.
   - Очевидно, несчастный случай. - Предположила она и изумительно улыбнулась.
   - Нет. - Я требовательно смотрел на девочку. - Что произошло?
   - Недоразумение. - Сдалась она. - Казус белли, согласна. Но он украл мою вещь. - Алиса указала на счастливо улыбающегося с закрытыми глазами Пашку.
   - Что сделал? - переспросил я, а сам поймал себя на мысли, что постоянно переспрашиваю. Может, уточняю, как юрист перед выкатыванием иска? Непонятно.
   - Он украл одну из опор растяжек шатра. - Девочка достала из воздуха витиевато гравированную, покрытую затейливыми узорами, трость. - Я послала найти. Да, сдуру не рассчитала вероятности и мой Знак перестарался.
   - Его чуть не убили из-за штыря растяжки шатра? - Я не верил своим ушам. - Обычный кол, что вбивают в землю для привязывания веревки? Из-за этого его едва не убили?
   - Это не обычный кол. - Алиса насупилась. - Это один из тринадцати кольев, вбитых... - Она замолчала, потом радостно улыбнулась. - Все же закончилось хорошо? Давай, я устрою в твою честь пир? И приглашу...
   - Пригласишь. - Согласился я. - Устроишь. Только сначала ответь. Тебе настолько все равно их жизни?
   - Их жизни. - Передразнила Алиса. - Будто ты что-нибудь знаешь об их жизни.
   - А ты знаешь. - Не остался я в долгу.
   - Представь себе. - Съязвила она. Мы замолчали.
   - И? - Произнес я, когда все сроки истекли. Девочка вздохнула.
   - Вообще-то, это закрытая информация. - Сообщила она. - Конечно, многие знают, но разглашение все равно не приветствуется. Понимаешь, в какое положение перед сестрами ты меня ставишь?
   Я молча указал на лежащего Пашку. Алиса вновь печально вздохнула.
  - Да пропади пропадом этот тринадцатый кол в сердце Ашана... - Пробормотала она.
   - Кого? - Недоуменно улыбнулся я. - Супермаркета?
   Теперь улыбнулась уже девочка.
   - Сейчас, да. Супермаркета. Название красивое.
   - Красивое. - Согласился я. - А причем тут Паша? - Я указал на него.
   - Он позарился на красивую вещь, забытую нерадивыми слугами. В принципе, его винить не в чем. Здесь же нет всеобщего понятия, что любую найденную вещь надо отнести в специальное место?
   - Ломбард? - Предположил я.
   - Бюро находок. - Не согласилась она. - У вас, может быть, по-другому называется, но смысл один. Нашел, принес. Дело в том, иногда мы теряем вещи, не столь значимые по стоимости, сколько значимые по сути. И если она находится вот так, сама, без затрат ресурсов, часто принесший человек награждается... - Алиса замолчала. Я поторопил. - Как награждается? - Она загадочно улыбнулась. - Щедро.
   Блин. Подумал я. Что я последний раз находил? На ум ничего не приходило. Ничего я не находил, если, конечно, не брать в расчет рубли и копейки. Интересно, что за награда следовала в качестве поощрения?
   - А что за награда? - Небрежно поинтересовался я.
   - Достойная. - Величественно ответили девочка. Теперь вздохнул уже я. Будто только что не заискивала передо мной. Можно подумать, она ее величество королева Английская. 'Ее величество королева Арагонская'. Поправила меня Деф. 'Что?' Не понял я. 'Королева Арагона, дева короля Артура, владычица Грааля'. Перечислила она. 'Тут много титулов и званий. Все перечесть?' 'Не надо'. Я смотрел на девочку перед собой, словно увидел ее впервые в жизни.
   - И я сорвалась. - Она виновато опустила голову. - Накричала, наговорила лишнего. Слуги поняли буквально и при находке пропажи... - Алиса замолчала. - Я накажу виновных. - Произнесла она. - Если мой принц будет настаивать.
   - Я не буду настаивать. - Тихо сказал я. - Я буду требовать.
   Девочка вскинула на меня странный взгляд.
   - Даже так? - Она улыбнулась. - Что же. Они в твоем полном распоряжении. Начнем. - Алиса щелкнула пальцами и села в знакомое кресло. Перед нами возникли трое молодых людей мужского пола, один из них продолжал размахивать банкой пива и радостно орать: - Оле, оле! - Запнувшись на полуслове, он прижал плеснувшую банку к сердцу и вслед за остальными упал на колено перед Алисой. Она молчала. Молчали и остальные. Я понял, что право первой скрипки отдано мне, прокашлялся и спросил: - Кто именно из вас ранил этого человека? - Я указал на Пашу. Троица переглянулась и посмотрела на Алису. Она кивнула. Один из парней встал с колена, сделал пару шагов вперед и с сильным акцентом сказал: - Это сделал я.
   - По чьему приказу? - Спросил я. Парень напрягся, однако не на кого смотреть не стал, просто упрямо набычился. Я понял, просто так его не проймешь. Посмотрел на Алису. Она улыбнулась. Я нахмурился.
   - Ты надеешься на Знак? - Спросил я. - Он спасет тебя после смерти?
   Парень впервые посмотрел мне в глаза и, мало того, радостно улыбнулся.
   - Я надеюсь на Валгаллу. - Сказал он на ломаном русском. Я сморщился. Мало нам мигрантов, еще из царства Кельтского не хватало. Почему именно оттуда, не знаю, просто пришло понимание.
   - Надейся. - Похвалил я. - Вот только царевна твоя твои действия не одобрила. И Валгалла теперь под вопросом. Знак тебе не пригодился. Ты оказался не достоин. Она опечалена.
   Парень кинул на Алису растерянный взгляд. Оно и понятно. Вылезло непонятно что и в присутствии его Госпожи несет непонятную ересь. Девочка сверлила горизонт сосредоточенным взглядом. Предоставляет мне простор в действии, понял я. Ладно.
   Я обошел парня вокруг. Вспомнилось, как совсем недавно Алиса ходила вокруг Насти, да и акульи привычки Деф всплыли.
   - Ты опасно ранил моего друга. - Я посмотрел на Алису. - Что об этом говорят правила Игры?
   - Дружба ничто. - Ответила она, не сводя взгляда с горизонта. - Все решает Знак. Если человек нужен, важен, дорог, есть Знак, означающий это. Нет знака, нет ничего.
   Парень победно посмотрел на меня. Я мысленно выругался.
   - Могу я ставить Знак? - Поинтересовался я у Алисы.
   - Нет. - Ответила она.
   - Тогда как я уведомлю о том, что этот человек мне дорог, важен, нужен?
   - У принца не может быть предпочтений среди людей. Они одинаково важны для него.
   - У меня есть друзья. Они мне ближе, в любом случае. Я не бесчувственная табуретка. Я человек.
   - Ты не человек. - Возразила Алиса.
   - Как я их защищу? - Я посмотрел на неподвижную девочку и вновь беззвучно выругался. Она молчала. Сохраняла тишину в эфире и Деф.
   - Вот, вот. - Прокомментировал я в никуда. - И мне непонятно.
   'Деф, прием'. Запросил я. 'Есть сведения о моих возможностях и правилах вообще?' 'Данные отсутствуют'. Безжизненным тоном ответила она. Я обозлился. 'Ты помогать мне будешь, вообще?' 'Это ваша война'. Безразлично ответила девочка. Я офонарел от такого подхода. 'Какая моя война?' Рявкнул я. 'Ты меня защищать должна и вообще, не забывай, мы с тобой одно целое. Мы команда'. 'Я не буду участвовать в бессмысленных сведениях счетов. Ваш друг спасен, в мщении не вижу смысла'. 'В мщении есть смысл всегда'. Упрямо подумал я. 'Вернее, в торжестве справедливости. Это исключит подобные случаи в будущем'. 'Это контрпродуктивно. Мой господин'. Вот злюка, с раздражением подумал я, с ненавистью глядя на выпячивающего грудь молодого парня. Рост, может, относительно небольшой, но фигура достойная скандинавского бога. Или кельтского? Неважно. И физиономия тоже не подкачала, особенно подбородок, волевой такой, как кирпич, и с ямочкой посередине. Я с подозрением покосился на Алису. А вот проверим.
   - Ты можешь снять Знак? - Небрежно спросил я ее.
   - Могу. - Отрешенно ответила она. Я указал пальцем на красавца.
   - Сними. - Девочка медленно повернула ко мне лицо, пронзила ледяным взглядом. - И что? - Поинтересовалась она. - Что ты сделаешь?
   Я потоптался в нерешительности. А действительно, что я сделаю? Не ножиком же его пырну, честное слово. И тут пришло четкое понимание дальнейших действий.
   - Ты сними, там посмотрим. - Как можно небрежнее сказал я.
   - Ты понимаешь, о чем просишь? - Спросила она.
  
  - Ты понимаешь, что он сделал? - Вопросом на вопрос ответил я.
   Девочка отвернулась.
  
   Такой ясной картины видения ситуации, я, наверное, не чувствовал еще никогда. Мне казалось, сядь я за доску с чемпионом мира по шахматам, поставлю ему мат в три хода. Это я конечно, хватанул, но острота ума, однозначно, прибавилась. А может, просто эйфория накатила, может, опять мне Деф какую гадость впрыснула, вивисектор орбитальный.
  
  - Хорошо. - Алиса величественным жестом повела рукой в сторону виновника событий. Он покраснел как вареный рак, потом побелел и растерянно осмотрел себя. Я заметил мелкие искры осыпавшейся светящейся затейливой вязи, на миг окружившей его фигуру.
   - Замечательно. - Я неторопливо прошелся вокруг него, застывшего столбом в непонятном оцепенении. - Ты прекрасно знаешь поговорку: глаз за глаз, зуб за зуб. Сейчас будет так же. Где нож, которым ты ударил моего друга?
   Парень молчал, не глядя на меня. Я повернулся к девочке, восседавшей не на плетеном кресле, но на резном каменном троне. Когда произошла замена, я не заметил. Я закашлялся, немного успокоился и сказал:
   - Пожалуйста, объясни своему человеку о необходимости отвечать на поставленные вопросы. - Алиса все так же смотрела вдаль.
   - Теперь он не мой человек. - Произнесла она. - Он обычный смертный. Я не в праве довлеть над ним ради чужих интересов.
   - Ну и замечательно. - Я довольно потер руки. - Тогда обратимся к другим.
   Я посмотрел на двух оставшихся людей, преклоненных перед каменным троном и весьма недружелюбно смотрящих на меня.
   - Предложение к вам, господа. - Бодро произнес я. - Нужно свершить акт возмездия, восстановить справедливость. Этот человек - я как учитель зоологии при демонстрации лягушки, указал на стоящего парня - совершил неправильный поступок. Плохой. Ужасный. И по принципу око за око должен почувствовать всю мощь справедливого возмездия. Соответственно, нужен один доброволец для свершения акта справедливости.
   - Зачем? - На ломаном русском спросил один из них. Я обрадовался. Не хотелось бы в воспитательных целях гнобить всех присутствующих, включая Деф и Алису. А что, в сложившейся ситуации виноваты все, одни погорячились, другие недосмотрели, третьи перестарались. Одни идиоты вокруг. Во мне начало закипать, я испугался и начал глубоко дышать. Медленно. Вдох. Выдох. Во второй раз я на самом деле могу Алисе голову оторвать. Или не я.
   - Нужно нанести вашему другу такую же рану, как он нанес моему. - Как можно дружелюбнее ответил я. Спрашивавший усмехнулся и отвернулся.
   - Хорошо. - Я прошел еще один круг вокруг неподвижного парня с ямочкой на подбородке. - Тогда я буду просить о снятии Знака и с вас. По очереди. Случайным образом. А потом, если это все равно ни к чему не приведет, позову восстановить справедливость со стороны. Азазеля. Но он покарает всех вас. По очереди. 'Жесть'. Потрясенно произнесла Деф. 'Ты хоть понимаешь, что несешь?' 'Нет'. Радостно ответил я. 'Твое счастье'. Туманно заметила она. Я огляделся. Парень в центре из моих кругов содрал с себя футболку, порвав ее в процессе на полосы, и теперь стоял голый по пояс, угнетая кучей переплетённых мышц. Его сотоварищи с мольбой смотрели на Алису, которая, в свою очередь, прищуренным взглядом смотрела на меня.
   - Ты не посмеешь. - Сказала она.
   - Не посмею что? - Я улыбнулся как можно развязнее. - Отправить твоего дружка к Отцу? Хочешь посмотреть? Или... - Я замолчал.
   - Или? - Ледяным тоном поинтересовалась Алиса. - Что ты хочешь?
   - Так бы сразу. - Проворчал я, расслабляясь. - Элементарной вещи. Взаимной честности в отношении меня и тебя. Считаю, это справедливо.
   - Это официальный запрос? - Странным тоном спросила Алиса. Я кивнул.
   - Официальнее некуда... - Я замер, потому как один из преклоненных 'рыцарей' поклонился своей госпоже, встал, в пару шагов подошел к центру разногласий, стукнул сжатым кулаком в область своего сердца, взял что-то у парня с ямочкой и легонько ткнул этим собеседника. Парень постоял, слегка покачиваясь, отправил Алисе воздушный поцелуй и завалился на бок. Я растеряно смотрел на странный акт разыгравшейся трагедии. Что происходит то? 'Ты как всегда, слеп и туп'. Обозлено отозвалась Деф. 'А ты, как всегда, вместо помощи, молчишь и лишь потом высказываешь свое 'фи'.' Не остался в долгу я, недоуменно глядя на тело под ногами. 'Что делать то?' Спросил я. 'А что еще, кроме...' Девочка не договорила, однако я оживился. И не таких вытаскивали, знаю, помню. Я присел на корточки и, скривившись, положил ладонь на рану на груди, стараясь не смотреть на кровь. И опускать пальцы в теплое густое месиво совершенно не хотелось, однако я вспомнил недавний хирургический опыт и пересилил себя. Помогать, так помогать. Я поморгал, пытаясь восстановить странное сакральное зрение. На невесть какой попытке оно появилось. Мне неожиданно вспомнилась поговорка про навыки езды на велосипеде, один раз научился, и все, вспомнишь всегда. Из моей ладони бил достаточно сильный голубоватый поток, размывающий черные шарики в организме парня по краям силуэта. Я призывно посмотрел в сторону Алисы. Она неподвижно сидела на своем каменном троне. Я прокашлялся. Во мне нарастала тревога.
   - Мне нужна помощь. - Глухо проговорил я, наблюдая за пузырением по краям ауры. Напор был не столь силен, как в прошлый раз, вместо бешенного потока пожарного брандспойта сильная струя из водопроводного крана. И черные пузыри темной волной начинали дыбится над силуэтом. - Алиса, помоги. - Попросил я. Она не шевелилась. - Я не знаю, что делать. - Жалобно произнес я. - Помоги. Пожалуйста.
   - Ты сделал выбор. - Она посмотрела на меня странно стеклянными, совсем прозрачными глазами. - Теперь он будет с тобой.
   - Какой выбор, дура?! - Заорал я. - Иди сюда и помогай, сволочь!
   Она дернулась. Встала.
   - Ты ответишь. - Прошипела она, направляясь ко мне. Я слегка расслабился. В конце концов, это ее герой, о нем в первую очередь, должна заботиться именно она. Алиса присела рядом, положила ладошку на мою, подержала, встала, отряхнула пальцы.
   - Что? - спросил я, глядя на черную волну, накатившую на силуэт.
   - Все. - Безжизненно ответила девочка. Я стиснул зубы. - А вот и нет. - Напор голубого света резко усилился, смыл шарики за горизонт, где они с жалобным щелканьем лопались один за другим. Я почувствовал победу и облегченно перевел дух. И тут мелькнули тонкие, не успевшие окраситься в сиреневый цвет, розовые отростки. А затем сделали такое, что у меня волосы встали дыбом. Парень подо мной дернулся, булькнул и затих. Я замер, оцепенев от увиденного, и медленно оглянулся на садившуюся в свой трон Алису.
   - Это что было? - Хрипло спросил я. - Ты зачем так сделала?
   - Знак на человека накладывается лишь один раз. - Ледяным голосом произнесла девочка и у нее скатилась одинокая слеза. - Второй раз Знак не действует.
   - И что? - Не понял я, наблюдая за тянущимся вверх отростком белого света. Безуспешно попробовал его коснуться. Со стороны заката сверкнул ослепительный луч, вобрал отросток в себя и исчез. Сзади раздался хрип. Я оглянулся. Двое оставшихся помощников Алисы вогнали друг другу кинжалы в горла и теперь громко сипели от накативших эмоций. Я плюнул и повернулся к девочке. - Что ты творишь? - Разозлено спросил я.
   - Я? - Она вполне искренне удивилась и вытерла щеки. - Это все твои заслуги. И тебя совсем не смущает вид перед глазами. Так?
   - Он не смущает. - Согласился я. - Он бесит. Что ты творишь?
   - Я сохраняю свои инвестиции. - Она скривила такое красивое личико.
   - Ты мой гид. - Заметил я. - Не очень похоже. Где объяснения. - Он молчала. Наконец, заговорила: - Я тебя недооценила и потеряла очень дорогого... очень ценную фигуру. Твоя Госпожа слишком сильно подвергла изменениям твое сознание. Вы срослись.
   Я покрутил пальцем у виска. - Совсем?.. Ты устраиваешь мне проверки и провокации, а виноват я? И не вздумай... - Я ткнул в сторону ее поверженного кумира, краем глаза заметив наклонный розовый луч, коснувшийся одного из сцепленной парочки. Через секунду он появился вновь и коснулся второго. Оба тела исчезли. - Не вздумай вешать его уход на меня. - Я подумал. - На мое решение. - Да как так-то. - На мою совесть.
   Алиса весело засмеялась, но смех был слишком наигранным, и встала с исчезнувшего трона.
   - Совесть? Право слово, у тебя ее не было никогда.
   - Откуда ты знаешь. - Я оскорбился. - Мы с тобой едва знакомы.
   - Да нет, не едва. - Она покачала головой. - Очень даже давно. Но в других лицах и иное время.
   - Ты всегда была предсказуема, Лилит. - Ровно произнес я и задумался, что, собственно, говорю.
   - Стерва. - С ненавистью прошипела девочка.
   - Дура. - Не остался я в долгу, не понимая, что происходит. Что-то отпустило мое сознание, и я словно проснулся. Огляделся и испуганно отступил от лежащего тела.
   - Эт-то чего?! - Я перевел взгляд на Алису, которая одиноко стояла поодаль, зябко обхватив плечи руками.
   - Это последствия неосторожного хода излишне самонадеянной дуры. - Тихо произнесла она. - Из-за лени решившей стрессом перепрыгнуть все стадии обучения. И идиотского поступка принца, непонятно зачем использовавшего ведьмин кинжал.
   - Принца? - Я растеряно посмотрел на тело.
   - Принца. - Девочка пыталась улыбнуться. - Почти три тысячи лет. И он мог говорить, если ты заметил. - Она вытерла слезы. - Как видишь, я могу себя контролировать.
   - И что теперь? - Мне стало страшно.
   - Ничего. - Алиса отвернулась. - Его с почестями похоронят в фамильном склепе.
   Из ниоткуда появились четыре крайне мрачные фигуры с носилками, бережно положили тело и исчезли.
   - А твое обучение в управлении эндемиками можно считать завершенным. - Едва слышно добавила она. - Обошедшееся мне слишком дорого. - Алиса вновь смахнула слезы, отвернулась и исчезла.
  - Где Деф? - Я огляделся. Она появилась передо мной необычайно хмурая и подавленная. - И когда именно ты пропала? - Спросил я. - Она подняла на меня взгляд, как мне показалось, с вызовом. - Когда вы, мой господин, потребовали права мести.
   Я помолчал, потом тихо произнес:
   - Ты уверена, что это был я?
   Девочка отвела взгляд в сторону, потом неуверенно посмотрела на меня.
   - Был всплеск мозговой активности. Я думала, результат остаточной деятельности полиморфидов, или эндемиков, как их называют на Западе.
   - Думала. - Передразнил я. - Ты подслушиваешь все мои мысли до единой, но не можешь понять, когда появляется Госпожа и начинает мной управлять. А если она в следующий раз прикажет тебе деда убить, что тогда?
   Деф совершенно растерялась.
   - Ты видела, как к Павлу подъехал автомобиль. - Продолжил я. - Ты видела, как его ранили. Ты не вмешалась. Ты все знала наперед, но предала. Почему?
   Она опустила голову.
   - Должен был произойти обычный практический урок. Рядовое критическое ранение, не более того. Твое подсознание полиморфа мобилизуется на помощи близкому объекту, обучение происходит в разы продуктивнее. Никакого аннигиляционного вируса не должно было быть и в помине.
   - И это все Алиса объяснила тебе заранее. - Добавил я. - А совсем недавно ты распиналась о ее коварстве и лицемерии.
   - Ее доводы были логичны и направлены тебе во благо. - Едва не плача произнесла Деф.
   - Вспомни, куда ведут благие намерения. - Устало сказал я. Остаток былого ясного видения ситуации угас, и я совершенно не знал, что делать дальше. То ли утешать беззвучно плачущую Деф, то ли звать силуэт и драть, э... уши в конец охреневшей Алисе. А надо мне все это, вообще? Отстраненно подумал я. Все их интриги и разборки, оно мне надо? У меня замечательное положение, могу делать, что хочу. Наведываться в любой уголок земного шара, делать любые (я вспомнил про... и поправился), почти любые вещи. Я вечный турист номер один на любом месте планеты. За меня будут драться самые именитые отели всех стран, уж бабки постараются, пытаясь понравиться больше соседей. Вернее, поправился я, кроме, наверное, США. В общем, путешествуй и развлекайся, что еще надо. Я мечтательно заулыбался. Тут, как правило, главный герой обязательно скажет, нет, и мудро пояснит, собственно, почему. Я же пожал плечами и подумал, а почему, собственно, нет? Мне выпал Бинго, Стрит, Зеро, все сразу и в одном флаконе, так почему бы не воспользоваться? Разборки сестер длятся десятки, если не сотни, тысяч лет, так однозначно подождут еще парочку лет, замечу, даже не тысяч. 'Мысль хорошая'. Похвалили меня. 'Но не верная'. 'Опять ты?' Я разозлился. 'Ты как привидение в старом замке. Ищут, не идешь, расслабились, приперся и пугаешь. Чего надо?' 'Объяснить глубину ж...пы, куда ты попал'. Сообщил шипящий голос. 'Ты все сказал?' С офигевшим видом поинтересовался я. 'Начал'. Я почувствовал, как силуэт улыбнулся и от этого у меня мороз продрал по коже.
   'Начал, продолжай'. Хмуро подумал я. 'У тебя нет двух лет. Скоро эти... начнут завершающий этап Игры. Они превратят мир в пустыню'. Я невольно хмыкнул. 'Они перехватили управление климатическим оружием?' 'В радиоактивную пустыню. Разумеется, ты можешь наслаждаться жизнью и не обращать внимания. Но это продлится недолго'. 'Недолго, сколько?' 'Год у тебя есть. Наверняка. Затем одна хорошо известная тебе особа пойдет на эскалацию конфликта. Ряд провокаций, разрастание и втягивание соседей, несколько превентивных ядерных ударов, ответы, втягивание третьих и в конце полетит все и во всех'. 'Жесть'. Повторил я слова своей... девочки. 'Но год у меня есть?' 'Есть'. 'Вот и не приставай ко мне в течении него. У меня каникулы'. Я почувствовал, как силуэт растаял в горизонте.
   - Хватит плакать. - Бодро произнес я. - Берем Пашу за руки, за ноги и относим домой. Вернее, относишь ты. Ребят тоже надо по домам доставить, желательно не пугая домочадцев. А мы с тобой... - Я улыбнулся, глядя на вытершую слезы Деф. - Мы с тобой на американские горки отправимся, приглашаю. Но деньги с тебя, помню, ты у меня сотку евро зажилила.
  
   Казалось бы, на этом надо поставить жирную точку, но не тут-то было. Жизнь, она такая штука, вечно вмешивается и расстраивает планы.
  
   Блаженно спящий Пашка был отправлен, как именно, уж не знаю технические подробности, домой, неподвижные как истуканы Колька и Настя тоже, Деф на время пропала, и я остался сидеть на качелях, отрешенно глядя вдаль. Что за жизнь такая, одна нервотрепка и гадости всякие, падающие на голову, словно оказался под огромной пролетающей стаей. Всего ж заляпали. Вот и парень тот, с кирпичным подбородком, хочешь, не хочешь, а на моей совести. И кто из нас больше дура, Алиса или я, можно поспорить. Что я на принцип попер, спрашивается? Вылечили Пашку, и слава Богу. То, что Госпожа вмешалась, это да, без сомнений, но ведь, и я при этом имел полную свободу выбора, я чувствовал. Правильно Деф говорит, жесть. 'Это ты так говоришь'. Поправила она. 'Я всего лишь воспользовалась твоими словесными оборотами'. 'Ну и хорошо'.
   Я спрыгнул с качелей, подал руку появившейся Деф, поклонился.
   - Прошу, моя принцесса. - Произнес я. Она смерила меня непонятным взглядом, опустила глаза и вежливо присела в реверансе. Да что ж такое то, сколько можно, у меня скоро, честное слово, аллергия на это появится, при каждом приседании чихать начну. Девочка лукаво улыбнулась, взяла меня за руку, и мы взлетели в закатное небо.
   - Ты знаешь, куда лететь? - Сквозь шум встречного ветра спросил я.
   - Да, мой принц! - Весело ответила Деф. И она туда же.
   Скажу честно, горки оказались так себе. Оно и понятно, ни с полетом на истребителе, ни, тем более, сумасшедшими петлями сквозь шторм, не сравнятся. И, тем не менее, одну мечту в жизни я осуществил, поставил, так сказать, галочку, причем, пользуясь умениями моей помощницы, раз десять, наверное. Каким именно образом мы каждый раз оказывались на первом месте в очереди на посадку, я не знаю, хотя однажды краем глаза разглядел вместо Деф огромного бородатого мужика в пирсинге и наколках. Думаю, если я выглядел примерно так же, она, скорее всего, билеты вообще не покупала. Хотя, что уж говорить, отдохнули мы на славу, попкорна объелись, сладкой ватой обмотались, а Деф умудрилась еще и морду какому-то остряку набить, когда он негромко, как думал, прошелся по поводу нас, мило гуляющих под ручку. Хорошо, не сломала ему ничего. Наверное. И лишь совсем недавно мне пришло в голову: а в каком именно виде мы гуляли, в обычном, или в каком на горках катались? М-да...
   Приземлились мы в темноте все у тех же качелей и с веселым хохотом забегали вокруг них, гоняясь друг за другом.
   - А вот и не догонишь! - Звонко кричала Деф, словно обычная девчонка.
   - А вот и догоню! - Кричал я. Разумеется, если бы она захотела, я бы ее никогда в жизни не поймал, но случилась иначе, и вот она стоит в моих объятьях, а я шепчу в ее ушко: - А вот и поймал.
   Девочка подняла на меня глаза.
   - А как же Алиса? - Спросила она тихо.
   - А что Алиса? - Я попытался придвинуть свое лицо ближе к ее. Она отодвинулась. - Алиса просто гид. Секретарь. Друг, если хочешь.
   - Друг? - Деф высвободилась. - Быстро ты друзей заводишь. Несмотря на все ее уловки, все же друг, да?
   - Она для меня старалась - возразил я - и потеряла при этом очень дорогого себе человека. И ни в чем меня, заметь, при этом не обвинила. Хотя если бы не моя идиотская тяга к справедливости...
   - Идиотская? - Переспросила девочка. - Справедливость тебе кажется идиотской?
   - Постой. - Я растеряно улыбнулся. - Ты сама отговаривала меня от мести. Разве не так?
   - Месть и справедливость, совершенно разные вещи. - Деф отступила назад, и я понял, что окончательно обломался, лечения не будет. - Очень жаль, что ты не понимаешь разницы.
   - Тебя не поймешь. - Я сердито качнул качели. - То это контрпродуктивно... - Я толкнул прохладную трубу качелей еще раз. - То... Ты просто издеваешься. - Заключил я.
   - Это ты ничего не понимаешь. - Девочка обняла себя за плечи, совсем как Алиса недавно, посмотрела на свои руки и опустила. Я обозлено сел на сиденье и принялся ожесточенно раскачиваться.
   - Я домой. - Тихо сказала она.
   - Иди. - Буркнул я. Девочка повернулась и ушла.
   Вот ведь швыряет, почище американских горок, только что все было замечательно, и на тебе. И что она Алису вспомнила, спрашивается?
   И тут в полном соответствии с поговоркой, появилась Алиса. Она огляделась и чуть скривила носик.
  - Привет. - Буркнул я.
   - Что случилось, мой принц? - Она присела в реверансе. - Неудачи на любовном фронте? Надеюсь, не из-за меня?
   - У меня в последнее время все случается из-за тебя. - Недовольно сообщил я, перестал раскачиваться и поинтересовался: - Неужели соскучилась?
   - Еще как. - Подтвердила девочка. Я недоверчиво хмыкнул.
   - Правда, правда. - Алиса посмотрела мне в глаза, а я застыл. - Честно, честно. - Она полюбовалась моей реакцией и продолжила: - Хочу напомнить вам, ваше высочество, о вашем предстоящем приеме моих союзных сестер. По традиции, это случается ровно в полночь по местному времени. Прошу ваше высочество быть готовым. И еще... - Девочка огляделась и вновь скривилась. - Смею выразить надежду, это будет не здесь. У вас еще есть время подобрать достойное помещение или место. Ваше высочество. - Она вновь почтительно присела и исчезла. Вот так-так. И как мне быть? Где хоромы на ночь раздобыть? О, стихами заговорил, видать сильно разволновался.
   'Деф'. Мысленно позвал я. 'У нас две новости. Плохая и очень плохая'. 'Уже работаю'. Ответила девочка. 'Шесть жучков в квартире, еще одиннадцать в подъезде'. 'Что же ты подобные вещи пропускаешь постоянно'. Пожаловался я. 'Извини, буду исправляться'. Судя по тону, Деф действительно было неудобно. Это хорошо, может, с поиском подходящего помещения прокатит, в смысле, на себя возьмет. 'А что со второй проблемой?' Уточнил я. 'Совсем плохой?' Переспросила она. 'Ага'. 'Совсем плохо'. 'Ну как так-то'. Я расстроился. 'Может, поищешь?' Заискивающе попросил я. 'И не подумаю. У тебе же теперь личный секретарь есть. Вот пусть она тебе и ищет'. Вот ведь вредина. 'А как я теперь Алису попрошу, если она уже домой улетела по этому своему пустотному хлысту?' 'У тебя кнопка есть. Нажать?' Блин, когда ее последний раз нажимали, три человека померло, да и сама Алиса при своем более чем пикантном появлении в такой ярости была, не описать словами. Я тоскливо вздохнул, помялся с ноги на ногу. А по-другому как? 'У тебя случайно ее номера сотового нет?' С надеждой спросил я. А вдруг. 'Нет. Это ведь не я ее себе в подружки записала'. Еще и ехидно так. Змеюка. 'Сам ты выползень-переросток'. Холодно произнесла Деф у меня в голове. Я поежился. Еще и обзывается, к тому же. А завтра мне с ней в школу идти и целый день на соседних партах сидеть. И еще вся ночь впереди, мама дорогая, дожить бы. Еще и Алису сюда тащить... Я собрался с духом. 'Нажимай'.
   Она появилась каких-то пару секунд спустя, и я понял, что на этот раз влип по-настоящему, потому как в случайность и совпадения она никак не поверит. Алиса опять была, как бы сказать... без всего, даже без пены, зато мокрая, отчего, как мне показалось, еще более злая.
   - Ты совсем с ума сошел?! - В голос завизжала она. - Ты издеваешься, да?!
   - Да не смотрю я! - Я действительно прикрыл глаза ладонью, хотя и не до конца, так как не был уверен, что не придется спасаться бегством. - Это просто кто-то из ванной не вылезает!
   Девочка сердито запахнула невесть откуда взявшийся халат, затянула пояс и уселась на качели.
   - Тебе не говорили, - обозлено спросила она, - что после купания в морской воде необходимо минимум принять душ, чтобы смыть с кожи соль?
   - Нет. - Удивленно произнес я.
   - Понятно. - Алиса постепенно успокаивалась. - А ты понимаешь, что любая приличная девушка (Тут Деф издала весьма неприличный звук. Что-то новенькое в ее репертуаре, подумал я, так скоро и до мата докатимся. Как Алиса тогда сказала? Апоптоз.) перед столь важным событием обязана привести себя в порядок? Ты же не забыл о собрании? - И девочка подозрительно воззрилась на меня.
   - Так именно поэтому я тебя и пригласил. - Обрадовался я.
   - Пригласил! - Она негодующе фыркнула. - Второй раз за день меня хватают за шкирку и выдергивают из дома, в чем мать родила. Вернее, родил инкубатор, но это не важно. А вот то, что у моего карапузика скоро нервный тик на этой почве откроется, это важно, да я и сама скоро заикаться начну. Давай качай меня. - Непререкаемым тоном приказала она. - Будешь меня успокаивать, нервный стресс снимать.
   - Э... Конечно. - Я торопливо подошел, качнул качели.
   - И шею мне помассируй. - Велела она. - Твой посыльный мне ее едва не вывихнул.
   'Врет она'. Обозлено произнесла Деф. 'Никто ее за шею не хватал'. 'А ты откуда знаешь?' Возразил я, осторожно разминая тоненькую и такую хрупкую шейку. 'Потому что знаю'. Хмуро сказала Деф и добавила: 'А мне ты массаж ни разу не делал'. 'А что тебе разминать?' Удивился я. 'Поля всякие?' 'Идиот'. И она с щелчком отключилась. Ну вот, опять. И что я такого сказал, спрашивается? Я посмотрел на томно закрывшую глаза Алису и прокашлялся.
   - Ты ведь мой секретарь, правильно? - Осторожно начал я разговор издалека.
   - Понятно. - Девочка, не открывая глаз, наклонила голову в другую сторону. - И там помассируй. Значит, не нашел место для аудиенции. Так?
   - Ну, да. - Уныло согласился я.
   - А что же твоя такая дорогая тебе девочка не помогла? Не может, или не хочет? Если бы мой карапузик попробовал вести себя подобным образом... - Алиса подумала и сказала: - Я даже представить себе такое не могу. Представляешь, он так расстраивается, если не может принести мне утром кофе в постель, это запредельно просто.
   - А ты разве спишь по ночам? - С идиотским видом спросил я.
   - Разумеется. - Девочка удивленно оглянулась. - Эндемикам необходим отдых, мозгу тоже, как же иначе. А у тебя разве...?
   - Э... - Начал я и Деф рявкнула так, что у меня уши заложило: 'Заткнись, придурок!' Вот, опять ругается. М-да, такими темпами мы до нецензурщины очень быстро докатимся. Алиса еще немного озадаченно поглядела на меня, затем вновь подставила длинную шейку.
   - Продолжай, мой принц. - Она закрыла глаза. Я вздохнул и продолжил процедуры.
   - Ты ведь найдешь необходимое помещение? - Спросил я.
   - Разумеется, мой принц. - Промурлыкала девочка. - Разве я могу не оправдать твои ожидания?
   - Замечательно. - Обрадовался я. - Когда начнем?
   - Что? - Алиса с закрытыми глазами задрала подбородок, и я нерешительно там погладил, точно обычной кошке.
   - М-м-м... - Протянула она. - М-мой принц...
   'Вот ее растащило'. С непонятной интонацией произнесла Деф.
   - Когда начнем искать место встречи? - Напомнил я.
   - Уже, мой принц... - Из волос эльфийки, или кого, уж не знаю, Деф совсем с переводом напутала, похоже, вылезли и раздвинулись широкие треугольные уши. Я почесал за одним из них, и в Алисе возникло нечто похожее на урчание. Я впечатлился. Почесал за другим, урчание усилилось. Отпустил прохладную железяку еле покачиваемых качелей и почесал двумя руками за обоими ушами одновременно. Она заурчала так, что заглушила все звуки в округе, ловко увернулась и легонько стукнула мягкой лапкой по моим рукам.
   - Вы увлекаетесь, ваше высочество. - С улыбкой произнесла девочка. - Достаточно. - Она грациозно встала, крутнулась на месте, потянувшись к ночному небу, и присела в реверансе. - Вы были неподражаемы.
   Я молчал. Получила релакс и отваливает. Права была Деф.
   - Прошу проследовать в вашу резиденцию, ваше высочество. - Алиса вновь почтительно присела. А вот теперь ее поклоны мне очень даже понравились. Она с улыбкой протянула мне ладошку. Да, улыбка, это ее все. Я взял ее за руку и очутился...
  
  Не знаю, где. Огромный зал, золотая резьба на стенах, расписные потолки, под ногами сверкающий паркет. Это я где? Я с немым вопросом повернулся к Алисе. Она пальчиком указала на двинувшихся к нам людей и скрестила руки на груди. Понятно, вмешиваться не будет. 'Деф'. В панике запросил я. 'Я где?' 'В Кремле'. Спокойно ответила она. Я офигел. 'И что я тут делаю?' 'Готовишься к своей аудиенции'. 'Тут?' 'Да'. 'Жесть'. 'Ты, кажется, совсем не понимаешь ситуации'. В очередной раз сказала Деф. 'Так просвети'. Я обеспокоенно наблюдал за приближающимися людьми в черных костюмах, некоторые в лучших традициях боевиков говорили со своими запястьями. Ну, попал. Выберусь, откручу Алисе ее тоненькую шейку. Ну, не откручу, но по амортизации настучу, однозначно. И не ремнем, ладонью. 'Расплылся'. Прокомментировала Деф. 'Обрадовался. Не переживай, спешу огорчить, все улажено. Тут пройдет твоя встреча с этими...'
   - Тебе дали совет? - Нейтрально поинтересовалась Алиса, лениво поглядывая на приближающуюся публику.
   - Какой? - Я хмуро оглядывался.
   - Не дали. - Удовлетворенно заметила она. - Удивляюсь твоему сателлиту. Может, он бракованный? А что, - девочка заулыбалась, - это многое объясняет.
   'Прими облик Госпожи'. Мрачно произнесла Деф. 'Зачем?' Не понял я. 'Просто прими'.
   Алиса отшатнулась от меня, ее сжатые в кулачки пальчики побелели.
   - Нет, не бракованный. - Задумчиво протянула она. - С одной стороны, хорошо, с другой, жалко. Я бы о тебе заботилась. - Девочка провела пальчиком мне по щеке и ее ощутимо тряхнуло. - Ночами не спала.
   'Курва'. Угрюмо прокомментировала Деф. 'Расширяешь словарь ругательств?' Поинтересовался я, настороженно наблюдая за невысоким тощим человеком в очках, торопливо подходящим к нам. Хорошо, хоть остальные остановились. 'Это комплимент?' Деф чуть оживилась. 'Не думаю'.
   - Госпожа, очень рад вас видеть. - Произнес подошедший, немного запыхавшись. - Сударыня. - Он поклонился Алисе. - Прошу, пройдемте.
   - Нам нужен зал для торжественного приема на восемьдесят мест. - Надменно произнесла Алиса, не двигаясь с места. - Начало в полночь и до утра. Нужны прохладительные напитки и четыре смены холодных блюд. Так, Госпожа? - Она посмотрела на меня и почтительно склонила голову.
   - Так. - Как можно нейтральнее ответил я.
   - Будет сделано. - Невозмутимо ответил человек. Вот ведь выдержка, я бы, честно, на его месте совершенно офигел от поведения Алисы. Свалились как снег на голову и место для ночной гулянки требуют. - Малый банкетный зал вас устроит? - Спросил он.
   - Устроит. - Высокомерно сообщила девочка. Хотя, какая она девочка, вон какие э... Не похожа она сейчас на девочку, вот на мое отражение в зеркале при первом явлении облика Госпожи, похожа, это да.
  
  Кстати, нам теперь что, всех в зале поубивать придется? Мы с Алисой сейчас, как понимаю, в истинном обличии стоим. 'Этот закон давно утратил силу'. Сказала Деф. 'Теоретически, он существует, практически, не используется. Она захотела, чтобы ты попросил ее, и получила, что хотела'. Я покосился на Алису, вздохнул и осмотрел себя. Да, я сам выглядел не лучше. Не хуже, поправился я, а Деф у меня в голове фыркнула и закатила глаза. Никакого почтения, скажу я, хорошо, хоть не слышит никто. Я всерьез забеспокоился, как бы она не опозорила меня перед всем честным собранием. Попрошу ее какой-нибудь слайд показать, а она вот так же фыркнет и ведро воды мне на голову выльет. 'Какая блестящая идея'. Подхватила Деф.
   - Смена блюд, как в последний раз, вас устроит? - Человек посмотрел на меня.
   - Устроит. - А что, я тут со всеми соглашаюсь.
   - И вот что. - Алиса нацелила пальчик в его солнечное сплетение. - Собрание приватное, поэтому на нем не должно быть посторонних. Я права? - Она посмотрела на меня. - Госпожа?
   Я важно кивнул, однако, человек выглядел нерешительно. Он прокашлялся и спросил:
   - Однако, если вы, как в тот раз, устроите скачки на носорогах, боюсь, понадобится...
   - Что я слышу? - Алиса изумленно смотрела на меня. - А ты, оказывается, умеешь весьма весело проводить время?
   - Идем. - Я потянул ее за руку. - Ты душ принимала, а я еще нет. И носик припудрить нужно.
   - Прошу. - Алиса церемонно поклонилась и широко повела рукой. - Мое скромное жилище к вашим услугам.
   Я огляделся. Бордовый бархат на стенах, золотая резьба, зеркала, блестящие хрустальные подвески и мягкий белый свет. Красиво.
   - Красиво. - Заметил я.
   - Благодарю. - Девочка повела рукой, часть стены бесшумно откатилась, отъехала дверь из матового стекла, затем прозрачная. - Прошу.
   Я вошел в царство мрамора и хрома. 'Это платина'. Поправила меня Деф. В большом овальном зале одну половину занимал лениво плещущийся бассейн, другую углубления и выступы в виде ванн всевозможных форм и размеров, была даже в виде каскадного водопада. Алиса вошла следом и печально вздохнула.
   - Именно отсюда меня сегодня не единожды похищали. - Пожаловалась она. - Еще немного, и я стану бояться сюда заходить. Обрасту грязью и стану страшной... - Девочка скрючила пальчики, оскалилась и зарычала. - Р-р-р!
   Я фыркнул и засмеялся, с тревогой подумав, что все больше повадок перенимаю от Деф энд Компани. Как бы в итоге уши не отрастить, как у Алисы. Хотя, у нее ушки весьма милые и смотрится она с ними еще более... Деф грозно прокашлялась, я опомнился и спросил: - Где тут можно душ принять?
   - Тебе с чем? - Алиса прошлась вдоль стены из ломаных зеркальных поверхностей. - С лавандой, экстрактом роз, сандала? Может, желаешь из молока? Или душ из шампанского? Весьма освежает.
   - Мне бы обычный, из воды. - Я почувствовал себя отсталой немытой деревенщиной.
   - Какой именно? - Девочка повела рукой, и часть стены превратилась в интерактивный экран. Она стала что-то на нем делать, мило оттопырив мизинчик. - Вода живая, мертвая, родниковая, из ледника, есть из почти всех рек и озер, даже запретных. - Алиса лукаво взглянула на меня, будто я мог это оценить. Я с умным видом кивнул. - Про небольшие я не говорю. - Добавила она. - Хотя из тех, что славятся особенными свойствами, несомненно.
   - Из Ниагарского водопада есть? - Предложил я.
   - Разумеется. Прошу. - Она показала рукой, куда встать. Я встал. Девочка немного подождала, изнеможенно возвела глаза к потолку.
   - Какая же она у тебя... - Алиса не договорила и скомандовала, ткнув в меня пальчиком: - Одежду сними.
   - И не подумаю. - Послышался громкий голос Деф. Я закрутил головой, оглядываясь. Судя по своеобразному эху, она где-то тут собственной персоной. Этого еще не хватало.
   - И не надо. - Алиса насмешливо фыркнула и принялась расстегивать на мне рубашку.
   - Эт-то чего?! - Я испуганно вцепился в воротник.
   - Как гостеприимная хозяйка дома, я должна самолично ухаживать за дорогим гостем. - Серьезно объяснила она. - Не дергайся. Руки убери.
   - Не уберу! - Я перепугался еще сильнее. - Не надо за мной ухаживать, я сам мыться буду!
   - Сам? - Алиса остановилась и шагнула назад. - Точно?
   - Да! - Я быстро застегивал те пуговицы, что она успела расстегнуть. Вот ведь ловкая какая.
   - Хорошо. - Она отошла немного назад и скрестила руки на груди. - Сам, так сам, неволить не буду.
   Я стоял, глядя на нее, она на меня.
   - И? - Алиса покачала ладошкой. - У тебя не так много времени, мой принц. Волосы должны успеть высохнуть и лучше всего естественным образом. Надо поторопиться.
   - А ты разве не уйдешь, пока я буду мыться? - Впрямую спросил я.
   - Стесняешься. - Она лукаво улыбнулась. - Боишься, что я увижу тебя неодетым.
   Я кивнул и неожиданно покраснел.
   - А то, что твоя разлюбезная девочка тебя будет видеть, не смущает? - Алиса заулыбалась, прямо как чеширский кот.
   - Не буду. - Гулко донеслось откуда-то из-под потолка.
   - Будешь, милочка, будешь. - Не согласилась Алиса. - Не можешь иначе. Если только... - Она направилась ко мне с какими-то очень пугающими намерениями. Я попятился. Алиса весело засмеялась и повернулась к огромному экрану. Передо мной широким потоком хлынула вода.
   - Попробуй, мой принц, устраивает ли температура воды. - Она демонстративно не смотрела в мою сторону. Я сунул палец под струю и поспешно проговорил: - Устраивает.
   - Отлично. - Все так же не глядя на меня, Алиса повернулась и вышла из зала. Бесшумно закрылась дверь из прозрачного стекла. Я ждал. Закрылась матовая и я облегченно выдохнул, быстро разделся и шагнул под воду.
   - Не Аполлон, конечно. - Задумчиво сказали рядом. Я подпрыгнул и спрятался за потоком воды.
   - Алиса! - Возмущенно рявкнул я. - Какого... ты тут делаешь?
   Она фыркнула с не меньшим возмущением.
   - Я хозяйка здесь и вольна находиться, где хочу и когда хочу. Я принесла тебе средство для мытья, вообще-то. - Алиса поставила прозрачный кувшинчик на выступ и насмешливо улыбнулась. - Уверена, твоя девочка не догадалась это сделать.
   - Догадалась. - Бумкнуло сверху. Рядом возник флакон шампуня известной марки. Алиса презрительно скривилась. - Что за дешевка.
   - От такой же слышу. - Не осталась в долгу Деф.
   Алиса разъяренно зашипела.
   - Ты смеешь оскорблять меня в моем же доме?!
   Я от всей души радовался, что почти не вижу ее за широкой струей воды, хотя и одного разъяренного голоса более чем достаточно было, чтобы понять, в каком состоянии пребывает ее владелица.
   - Мой дом там, где находится мой господин. - Невозмутимо сообщила Деф. Не знаю почему, но я понял, что Алиса внезапно успокоилась. Очевидно, ее сателлит тоже умел: 'твой эмоциональный фон стабилизирован'.
   - Ваше высочество. - Сквозь воду я разглядел, как Алиса присела в реверансе. - Я требую извинений вашего сателлита. Мало того, что он посмел оскорбить меня в моем доме, он сделал это без малейшего повода с моей стороны.
   - Ты назвала меня дешевкой. - Раздалось сверху.
   - Я назвала дешевкой шампунь. - Надменно произнесла Алиса. - Но после твоей фразы, полагаю, это может относиться и к тебе.
   - Вот, опять обозвала. - Жалобно сообщила Деф. Я грозно нахмурил брови и сказал: - Деф, немедленно извинись!
   - Извини. - Послушно пробубнили сверху. - Я была не права. Каюсь.
   - Не слышу раскаянья в голосе. - Ледяным тоном произнесла Алиса.
   - Какой есть. - Ответили сверху.
   - Что же... - Непонятно почему, но я почувствовал, как у Алисы внезапно улучшилось настроение. - Думаю, настала необходимость научить моего принца азам прямого управления сателлитом. Показать прямой доступ к чувствам. Боль и страх. - Она помолчала. - Наслаждение и любовь...
   - Неправда! - Выкрикнула Деф. - Любовь невозможно вызвать управляющей руной! Она неподвластна никому!
   - Милое дитя. - Алиса вдруг перестала быть вздорной взбалмошной девчонкой, и превратилась в умудренную и уставшую от бесконечной жизни старуху. - Любовь всего лишь биохимический процесс и его можно вызвать у кого угодно и к кому угодно. Тебе ли этого не знать.
   - Нет. - Упрямо донеслось сверху. Я покашлял.
   - Извините, что перебиваю, - начал я, - но тут такое дело... Мне бы помыться, а то время идет и...
   - Я помогу. - Обрадовалась Алиса и шагнула ко мне. - Спину потереть и вообще...
   - Я сама помогу. - Передо мной появилась Деф, хорошо, хоть не лицом ко мне. - И спину я могу тереть не хуже тебя.
   - Не надо мне спину тереть! - Завопил я. - Я сам потру!
   - Лучше я. - Хором произнесли Алиса и Деф и злобно уставились друг на друга.
   - Дорогие мои. - Взмолился я. - Выйдите, пожалуйста, я вас очень прошу.
   - Как скажете, ваше высочество. - Алиса присела в реверансе и ушла, гордо посмотрев на Деф. Девочка ничего не сказала, просто пропала. Я перевел дух, цапнул флакон с шампунем и принялся быстро мыть голову. 'Деф, предупреди, если вдруг Алиса подкрадываться начнет'. Попросил я. 'И в кокон меня тогда какой-нибудь невидимый засунь, что ли'. Она не ответила. Ну и ладно, молчит и, слава Богу. Так и знал, что ничего хорошего из посещения дома Алисы не выйдет, хорошо, хоть не передрались, с них станется. Елки-палки, а ведь если Алиса завтра в школу придет, а она обязательно придет, я нюхом чую, это что же там будет?! Я схватился за волосы и дернул, опомнился и стал мыться с еще большей скоростью. И на собрании как бы ни опозориться, тем более, совершенно не понимаю, что там от меня хотят.
   Закончив мыться, я вышел из-под завесы воды и услышал рядом ровное гудение. Подойдя к источнику шума, обнаружил мощные потоки теплого воздуха, бьющие сверху и снизу, покружился в них, обсыхая, и быстро оделся. Перевел дух и не спеша отправился к выходу. Однако двери отодвигаться не спешили. Я помахал возле них руками, отошел, подошел вновь.
   - Алиса! - Позвал я и захотел сказать, что миелофон у меня, но в последний момент передумал, обидится еще, чего доброго, вообще отсюда не выйду, поэтому сказал просто: - Открой дверь! Пожалуйста!
   Вопреки ожиданиям, насмешливого фырканья Деф не последовало, а двери, наоборот, пришли в движение и открылись. За ними стояла Алиса. Она глубоко вдохнула и нахмурилась.
   - Напрасно вы, ваше высочество, не воспользовались предложенным мной средством. Его аромат подошел бы вам куда лучше этой вульгарщины. - Девочка презрительно скривилась. - Предлагаю оставшееся время скоротать за чашечкой чая на моем балконе. - Мне показалось, или она особо выделила 'моем'.
   - Вы столь любезны. - Неожиданно потянуло меня на высокий слог. Я согнул руку бубликом, Алиса взяла меня под руку, и мы отправились по бесконечным залам и переходам.
   - Мой балкон находится в старой части дворца. - Объясняла она по пути. - Я не столь часто там появляюсь, если честно. - Девочка улыбнулась. - Да и в новой тоже. Дела, ваше высочество, все дела. Все для блага... - Она запнулась. - Подданных.
   Мы шли по местам красивым, но совсем уж нежилым, не знаю, как объяснить, но чувствовал я себя примерно так же, как в непонятных станциях метро перед спуском в Сеть, красиво, но пусто и одиноко. Наконец мы вышли на широкую, не меньше футбольного поля, площадку перед обрывом. В середине стоял знакомый круглый столик и все те же два кресла. Интересно, у нее другая мебель для природы есть? В высоте за изумрудной преградой по кругу парило множество больших светящихся шаров, каждый, думаю, не менее двух метров в поперечнике, они плавно меняли цвета и яркость, отчего влажный камень под ногами и высокий купол над головой окрашивались в причудливые цвета. Я галантно чуть отодвинул кресло от столика. Алиса надменно кивнула и села, закинув ногу на ногу. Столик был заставлен пирожными, булочками, конфетами, из чашек столбами валил пар. Я сел, поднял свою чашку, понюхал. Действительно, чай. Я отхлебнул и вновь подивился густым клубам пара, поднимающимся из чашек. Не настолько он горячий, парогенераторы туда засунули, что ли? Наверное, это из-за небольшой прохлады, чувствующейся на площадке, решил я, и наверняка здесь недавно был дождь. Сильно пахло морем и водорослями, даже сильнее, чем на скале с шатром. 'Тут не прохладно'. Тихо сказала Деф. 'Тут холодно. Ты не замерз, потому что я создаю вокруг тебя пелену теплого воздуха'. 'Спасибо'. Серьезно подумал я.
  
  
   - Оригинально тут. - Я кивнул вокруг. - Шары эти, купол интересненький такой. Он из чего?
   - Его создал мой слуга. - Небрежно ответила Алиса, отпила из чашки, задумчиво обвела пальчиком стол и взяла крошечное пирожное. Я взял такое же, сунул в рот, пожевал, отпил. - Это воздушная полость в Балеарском море. Над нами многометровая толща воды.
   Я с шумом выпустил фонтан чая, напоминая виденного недавно всплывшего кита, и едва не окатил девочку с ног до головы. Однако она продолжила, будто ничего не случилось: - Жаль, сейчас ночь, ты увидел бы над нами ленивое перекатывание волн, солнечные блики на скалах вокруг... Хотя, нечто похожее можно устроить. - Она повелительно взмахнула рукой: - Покажи нам.
   Шары разлетелись в стороны и немного вверх, и ослепительно засияли сквозь толщу воды. Мы оказались как в аквариуме, только наоборот, мы внутри, а он снаружи. Я увидел неторопливо катящиеся волны над головой, мелькающих рыб, скажу честно, зрелище впечатляло. 'Деф, напомни потом обязательно нам сходить в океанарий'. Попросил я. 'Такой, чтобы стоять за стеклом под водой, а вокруг плавали рыбки'. 'Зачем?' Тихо спросила девочка. 'Я тебе замечательные места покажу'. 'Покажи'. Согласился я. 'И океанариум тоже. Хорошо?' 'Хорошо'. Ответила она. Что-то слишком покладисто она себя ведет, с тревогой подумал я. Не устроила бы чего.
   - Красиво? - Поинтересовалась Алиса, прицелилась и зацепила пальчиками лакомство. Я прихватил такое же.
   - Красиво. - Согласился я.
   - Врешь. - Довольно заметила она, непонятно почему.
   - Вру. - Вновь согласился я.
   - Хорошо, что ты честен со мной. - Алиса улыбнулась. - И так же честна буду я. Однако, прошу, что все сказанное останется между нами, мой принц.
   - Когда я недавно попросил тебя о том же, ты в итоге человеку мозг в кашу превратила. - Меня чуть не вывернуло от воспоминания. Странно, а тогда все равно было, как патологоанатому с тридцатилетним стажем. Вернее, с многотысячелетним, неожиданно подумалось мне.
   - Ты просил иное. - Девочка осторожно поставила чашку и убрала руки под стол. - Совершенно иное. Итак, сказанное останется между нами?
   Я пожал плечами, увидел ее ожидающий взгляд и нехотя сказал: - Хорошо.
   Алиса удовлетворенно кивнула и продолжила: - На будущем собрании соберутся Игроки, имеющие основные активы в Европе, но не только. Осталось влияние на множество колоний, частично перекупленные ресурсы иных... государственных построений. Но для тебя, мой принц, это не важно. Важно, ни на что не соглашаться. Еще лучше, на все вопросы просто веди разговор о чем-то несущественном. Был у вас наш человечек, очень умело действующий таким образом. - Она посмотрела вверх и произнесла, повысив голос: - К тебе обращаюсь, дубина дубовая. Подготовься.
   - Поняла. - Глухо послышалось откуда-то. Я офигел. Деф не заболела ли, часом?
   - Если ситуация начнет складываться совсем плохо, я обращусь к тебе со словами: 'наши активы в нанотехнологиях имеют убытки'. Повтори.
   - Не надо. - Произнесла моя помощница. - Я запомнила.
   - Не ты повтори. - Алиса отпила из чашки. - Если ты что-то забываешь, дело совсем плохо. Я обращалась к твоему господину.
   - Я знаю. - Глухо ответила Деф. - И повторяю, не надо. Я проконтролирую.
   - Хорошо. - Алиса задумчиво поводила ладошкой над столом и передумала. - Если я произнесу данную фразу, не сразу, спустя пару минут - она требовательно нацелила пальчик вверх, - девочка, надеюсь на тебя, спроси про Бильдербергский клуб. Если начнут жаться и мямлить, скажи, это твой официальный вопрос на их предложения. Девочка, если надо, пожалуйста, поработай суфлером.
   - Хорошо. - Глухо донеслось сверху. Я проникся. Неужели кто-то нашел управу на мою Деф? Алиса посмотрела на мою растерянную физиономию, весело улыбнулась и сказала: - Просто она вновь почувствовала себя в Большой Игре. Не так ли, девочка? - Деф промолчала. - Если все пройдет так, как я предполагаю, ты, мой принц, отделаешься малой кровью.
   Что-то такое мне совсем не понравилось, особенно про кровь и прочее.
   - А может... - Я прокашлялся. - Ну его, тогда, этот прием ко всем... - Я замолчал, очень уж двусмысленно могло прозвучать.
  
  
   - Ты никогда не играл в Большой покер? - Поинтересовалась Алиса. Я отрицательно покачал головой. - Поиграй. - Предложила она. - И когда ты сядешь за стол в финальной игре, ты поймешь частицу ощущений, что испытываем мы.
   - Адреналин? - Спросил я.
   - Один фактор из немногих. И чем ближе конец партии, тем выше накал страстей. Ты понимаешь?
   - И когда конец Игры? - Небрежно спросил я. Алиса весело засмеялась. - А этого не знает никто. Лишь Отец. Но не думаю, что Он посвятил тебя в свои планы. Верно?
   Я опустил голову.
   - А ведь ты его первое доверенное лицо здесь впервые за долбанные тысячи лет! - Я аж отшатнулся от неожиданного взрыва эмоций. - Мы думали, он давно забыл о нас, занимается своими непонятными делами, а бешеная четверка творит от его имени за его спиной! Ты понимаешь, кто ты?
   - Грааль? - Спросил я и фыркнул от переполнявших чувств.
   - Тут ты, конечно... - Алиса смутилась. - Ты наш маяк надежды. Когда-нибудь Отец заговорит с нами снова.
   - Ты, похоже, не в курсе. - Я прокашлялся. - Он совсем недавно говорил с вами.
   - Ты про шоу над горой? - Она бесцеремонно фыркнула. - Там говорили от имени Отца, но устами его слуг. Мы не получали его прямых запросов.
   - А мне еще и Деф переводила. - Печально заметил я, непонятно зачем.
   - Это совсем плохо. - Алиса с тревогой смотрела на меня. - Нельзя получать информацию из чужих уст, она неизбежно искажается. Малейшая неточность в переводе, и может случиться страшное.
   Я улыбнулся. - Что такого может произойти? Например?
   - Например? - Девочка отпила из чашки. - Например, так иноки и ацтеки прос... профукали свои земли. В центре всего стоял неправильный перевод долгосрочного приказа.
   - Инки, не иноки. - Поправил я.
   - Нет, как раз иноки. - Не согласилась Алиса. - Опять перевод через десятые руки. Это образ жизни в ожидании пришествия. Больше ничего не скажу, но мысль ты понял?
   - Понял. - Я печально вздохнул. - И как быть с переводом во время приема?
   - Ты позволишь переводить мне? - Алиса очаровательно улыбнулась. 'Нет!' Яростно выкрикнула у меня в голове Деф. Я пожал плечами и виновато покачал головой.
   - Понятно. - Алиса немного поникла. - Жаль. Могли избежать многих проблем в будущем.
   - В смысле? - Я напрягся. Это звучало как угроза.
   - Недопонимание порождает разногласие. Кто будет переводить?
   - Деф. - Ответил я. Алиса возмущенно всплеснула руками, едва не разлив чашку.
   - Она хоть что-нибудь тебе хоть раз правильно перевела?
   - Все перевела. - Я упрямо наклонил голову.
   - Перевела то все. - Покладисто согласилась Алиса, и я понял, что у нее есть еще не один туз в рукаве. - А насколько правильно?
   Я собрался было обращаться и упрашивать Деф, когда она сама возникла около стола и забубнила что-то на непонятном языке. Алиса периодически отпивала чай из бездонной чашки и то благосклонно кивала, то недовольно морщилась. Я понял, я тут лишний. Я прокашлялся и когда привлек всеобщее внимание, спросил: - Я тут пока прогуляюсь? Алиса, будь добра (я недавно понял, чем чаще к ним - это относится ко всему женскому полу, без разницы, эльфийки они, или нет - относишься с уважением, тем благосклоннее они относятся в ответ), и Деф, дорогая, я ненадолго. Можно?
   Моя девочка степенно кивнула и гордо посмотрела на Алису. Достали своим первым размером меряться.
   - Куда хочет идти мой принц? - Нейтрально поинтересовалась Алиса. Я замер. А действительно, куда, не пописать же с обрыва? Или наоборот, прекрасная идея? Эдак небрежно промолвить в компании: 'А когда я писал с обрыва на дне моря...' Бред какой, так и в психушку не долго. А действительно, куда бы пойти? Я огляделся.
  
  
  'Спроси, как называется это место'. Тихо подсказала у меня в голове Деф. Я вздохнул и послушно произнес: - Скажи, как называется это место?
   Алиса посмотрела поверх чашки на меня, на Деф, слегка поморщилась и произнесла: - Догадалась. Интересно, как?
   - Вспомнила. - С непонятным вызовом ответила моя помощница.
   - Почему же не спросила сама? - Алиса с невозмутимым видом отпила и выжидающе посмотрела на нее.
   - Боюсь, мне ты не ответишь.
   Владелица чашки неопределенно покачала головой.
   - Да, это Авалон. - Подтвердила она. - И что?
  
  
  
  'Грааль'. Горячо прошептала Деф у меня в голове. Во, и ей навеяло, похоже. 'Скажи, что слышал про него, и знаешь, что он здесь'. Я прокашлялся, а Деф непонятно почему застонала и с щелчком отключилась.
   - Я слышал, у тебя тут Грааль есть? - Небрежно поинтересовался я. Алиса кинула на Деф гневный взгляд и вежливо улыбнулась мне. - Да, ваше высочество, - подтвердила она. - Существует подобное мнение.
   - Вот. - Обрадовался я. - Дашь посмотреть?
   - А может быть, ваше высочество... - Алиса аккуратно поставила чашку, встала и почтительно склонилась в реверансе. - Еще и испить?
   - Зачем? - Тут уж растерялся я.
   - Вы, мой принц, не знаете о Граале ничего. - Утверждающе поведала девочка. Я пожал плечами. - И, тем не менее, начинаете о нем разговор. Зачем?
   - Зачем. - Я насупился. А действительно, зачем?
   - Я попросила. - Глухо произнесла Деф. - Прошу прощения, если это оказалось не к месту.
   - Не к месту. - Подтвердила Алиса. - Такие темы случайно не поднимают, и они практически всегда не к месту. - Она помолчала. - Ты действительно хочешь его увидеть? - Теперь молчал уже я. А оно мне надо? 'Надо'. С нажимом сказала Деф. Я мысленно скривился.
   - Надо. - Помимо воли произнес я, встал и оказался возле кресла хозяйки дворца. Алиса немного удивленно посмотрела на меня. 'Ты что творишь?!' Зашипел я на Деф. 'Так надо'. Тихо ответила девочка у меня в голове. 'Не сопротивляйся'.
   - Хорошо. - Сказала Алиса и встала. - Идемте.
   Дорогу я помню, как в тумане. Помню, иногда мысленно ругался на Деф, иногда она, кажется, что-то отвечала. Я стал приходить в себя, когда шагнул вперед, оттолкнув плечом Алису. Она возмущенно заговорила, почему не зашипела, не знаю, взял с постамента чашу и поднял на уровень глаз. Деф и Алиса бились где-то за черной стеной, вытолкавшей их в коридор и отгородившей меня от всего мира. 'Пей'. Послышался свистящий шепот. Я полностью пришел в себя, приблизил чашу ко рту и почувствовал невообразимо чарующий аромат. 'Пей'. Послышалось снова. Я отодвинул чашу. 'Нельзя'. Возразил я. 'Отец не простит. Нельзя'. Не знаю, откуда, но я это твердо знал. Абсолютно точно и без сомнений. 'Отец стар'. Послышался мне свистящий шепот. 'Он давно не у дел. Всем управляем мы. Четверо'. 'Я слышал его голос'. Не поверил я. 'Он общался со мной. Он сделал меня принцем и придал в помощь вас'. 'Я его голос'. Я почувствовал, как силуэт усмехнулся. 'Я говорю, когда он хочет донести свои решения. Но этого не было давно'. 'Так что...' Я растерялся. 'Он не говорил со мной?!' 'Пей'. Послышалось снова. Я аккуратно поставил чашу на постамент. Возмущенные голоса за черной стеной стихли. 'Ты понимаешь, что, возможно, совершаешь самую главную ошибку своей жизни?' Спросили меня. Я попытался улыбнуться. Судя по всему, получалось плохо. 'У меня много ошибок'. 'Например?' Поинтересовался свистящий шепот. Я опустил голову. 'Много. И они не касаются тебя. Лишь меня и Отца'. 'Я забираю отростки Жизни'. Громкость голоса выросла. 'Все управление идет через меня. Я управляю всем и всеми на этой планете. И я не буду упрашивать. Ты решил?' Я постоял и выдохнул. 'Да. Решил'. 'Что же', задумчиво проговорили мне, 'первую проверку ты прошел. Хотя, конечно, дурак'. Ну вот как так? Опять этот диагноз. Жесть.
  
   - Ты что творишь?! - В комнату, отпихнув Алису, ворвалась белая как мел Деф. - Надеюсь, ты не пил?! - Она закрыла глаза и чуть успокоилась. - Нет, не пил.
   - Это что ты творишь?! - Обозлено рявкнул я в ответ. - Это ты меня сюда притащила!
   Она поникла и прошептала: - Так было надо. Но я не думала...
   - Кому надо?! - Зло заорал я.
   - Тебе. - Деф выпрямилась и твердо посмотрела мне в глаза. 'Это надо было сделать'. Произнесла она в моей голове. 'Показать, что ты был на грани и не упал'. И заговорила вслух: - Ты принял Знак, и был сделан ход.
   - Ты сказала, - возмущенно произнес я, - я волен делать, что сам решу!
   - Свобода выбора осталась за тобой. - Девочка упрямо смотрела мне в глаза. - Ты волен выбирать, как поступать.
  
   - Все. - Алиса изнеможенно сползла по стенке. - Не показывала раньше никому настоящую чашу, и впредь не покажу. Дернуло же... - Она осеклась и подозрительно уставилась на меня. - Что он говорил?
   - Что, что... - Проворчал я, раздумывая, стоит ли говорить правду.
   - Отвечай. - Она выпрямилась и мгновенно преобразилась. Осанка, выражение лица, глаз, превратили ее в настоящую королеву. - Отвечай. - Требовательно повторила девочка. Я взглянул на Деф. Она медленно закрыла и открыла глаза. Я вздохнул.
   - Сказал - пей. А потом, что это была проверка.
   - Ага, проверка. - Алиса насмешливо фыркнула, вновь превратившись из грозной царицы в избалованную девчонку. - Тогда он не подтолкнул бы меня показать тебе настоящую чашу. Хотя... - Она задумчиво повела рукой, и Грааль уехал вглубь ниши, а снизу выползла точно такая же чаша. Я взял ее в руки, покрутил, понюхал. С виду не отличишь, и пахло, похоже. Я вопросительно взглянул на девочку. Она поняла и кивнула. - Отпей, если хочешь. - Я поднес чашу к губам, и она добавила: - Хотя там яд. - Я застыл. - Но твоя девочка его легко нейтрализует. Правда? - Алиса посмотрела на Деф. Та подошла, макнула кончик пальца в чашу, подумала и кивнула: - Легко.
   Я немного постоял и решительно поднес чашу к губам. Хрен с ним, с ядом, зато смогу рассказывать, что пил из чаши Грааля, пусть и не совсем настоящей. А затем я замер и медленно повернулся к Алисе.
   - А ты уверена, - спросил я, - что именно эта чаша не настоящая?
   Такой реакции я не ожидал. Я даже не заметил, как она выхватила посудину из моих рук, внимательно ее осмотрела, выдохнула.
   - Ну, ты и дурак! - Алиса облегченно засмеялась. - Нельзя так пугать!
   - Дай сюда. - Я сердито отнял чашу, отпил. На вкус как густой сироп. Или мед такой?
   Алиса в свою очередь отняла у меня чашу, попробовала, успокоилась окончательно и поставила ее в нишу. Каменная плита опустилась на место.
  
   - Ты у меня лет сто жизни отнял. - Она легонько стукнула меня кулачком в грудь. - Негодник. - Девочка посерьезнела. - Все, нам пора. И пожалуйста. - Она глянула на Деф. - Две вещи. Первая, одень его поприличнее. Например, в чем он танцевал на балу, думаю, многим понравится. И второе. Ты понимаешь правильный смысл слов примерно один из пяти. Имей ввиду.
   Деф кивнула, и я вновь подивился разительной перемене, произошедшей с ней. Что случилось? Как Алиса умудрилась столь кардинально ее изменить?
   'Это не она'. Тихо произнесла у меня в голове Деф. 'Я сама'. 'С тобой все хорошо?' Озабоченно подумал я. Почувствовал, как она слабо улыбнулась. 'Да'. 'Точно?' Не поверил я. Она кивнула. Я немного успокоился и, как оказалось, зря.
  
  
  
  Глава 13. День третий. Ночь.
  
  
  
   Алиса довольно бесцеремонно схватила меня за руку, и мы оказались в ярко освещенном зале с выстроенными кольцом столами посередине. Стоявшие вокруг э... особы повернулись, и в первое мгновение я подумал, что попал на школьный костюмированный бал. А во второе мгновение, что попал в комнату с огромным количеством зеркал, в которых отражается Алиса, но почему-то в разной одежде. Множество платьев, от пышных бальных до строгих деловых костюмов, и над всеми одно и то же лицо. Тем временем подлинник вытянула мою правую руку вперед и торжественно повела к столу. Заиграла музыка, судя по всему, гимн, и судя по вытянувшимся и нахмурившимся лицам многих присутствующих девочек, гимн Каталонии.
   'Верно'. Подтвердила Деф. 'Хорошо, без слов, иначе ее старшая сестра в истерику бы впала. И, тем не менее, весьма дерзко. Вызывающе. Похоже, очень рассчитывает на твою поддержку и статус секретаря. Она держит свою ладонь снизу, соответственно, она представляет тебя собравшимся, имея над тобой нечто вроде опекунства'. 'А как должно быть?' Я немного напрягся. 'Не знаю. Нет информации'. 'Ты смотри!' Я забеспокоился всерьез. 'Смотри, чтобы она меня тут, чего доброго, не женила на ком-нибудь'. 'Не беспокойся', утешила Деф, 'уж брачные церемонии от иных я отличу'.
   Вперед вышла девочка в костюме матадора, та самая, что первее всех мечтала меня сожрать, или уж не знаю, что сделать, короче, надругаться особо извращенным способом. Она гневно раздувала ноздри, скрестив руки на более чем скромной на этот раз груди. Алиса не обратила на нее ни малейшего внимания, гордо прошествовала мимо и подвела меня к столу. Гимн стих. Позади появился здоровенный стул, больше напоминающий трон, куда я и сел. Алиса медленно опустилась слева от меня в такой же, но чуть поменьше. Она красиво пропела что-то и повела рукой.
   'Предлагает всем собравшимся сесть'. Перевела Деф. 'Лучше сделай это ты и из-за возможных сложностей с переводом попроси их общаться с тобой на твоем языке. На русском'. Я прокашлялся и встал. Алиса с тревогой посмотрела на меня.
   - Дорогие дамы! - Обратился я, и мой голос эхом прокатился по залу, я даже опешил немного. Потом понял, что Деф работает в качестве микрофона, обернулся к ней, стоящей справа за моим троном, и благодарно кивнул. Она улыбнулась. Я окинул взглядом зал. Никто из дам не сел, хотя стулья стояли.
   - Дорогие дамы. - Чуть тише начал я. - Благодарю всех за оказанную мне честь видеть здесь столь прекрасных... - 'Перворожденных'. Подсказала Деф. - Перворожденных. - Закончил я фразу и остановил себя на попытке вытереть лоб. Все же не зря я ходил сегодня на концерт. Или вчера? Неважно, важно то, что кое-что из торжественной речи директора я могу использовать сейчас. Свершу плагиат, так сказать, главное, по запарке не назвать их детьми. Хотя, может, кто-нибудь из них и примет это за особо изощренный комплимент, а может, и за особенно глумливое оскорбление, не знаю. Лучше просто не ляпнуть. Практически слово в слово повторив вступительную речь директора о важности и торжественности момента, я неожиданно вспомнил, с чего надо было начать и смущенно покашлял.
   - Кстати, хочу представиться. - Продолжил я выступление. - Меня зовут Алексей. Рядом со мной стоит моя... мой сателлит, ее зовут Деф. - Я повернулся, указал рукой на засиявшую девочку и краем глаза заметил нахмурившуюся Алису. Я показал на нее.
   - Это мой секретарь... 'Лилит!' Выкрикнула у меня в голове Деф. 'Не вздумай при всех называть ее Алисой! Лилит'. - ...Мой секретарь Лилит. - Вот ведь попал, подумал я. - По всем вопросам прошу обращаться к ней.
   'Не говори про трудности перевода'. Быстро произнесла Деф. 'Скажи, тебе будет приятно, чтобы к тебе обращались на русском языке. Будут спрашивать, скажи, тебе так нравится'.
   - И мне будет приятно, чтобы ко мне обращались на русском языке. - Некоторые дамы заволновались, а особа-матадор презрительно фыркнула, глядя на Алису. Лилит, мысленно поправился я и добавил вслух: - Мне так нравится, тем более меня об этом особо просила мой дорогой секретарь. - Я кивнул посмотревшей на меня Алисе, блин, Лилит. Она мило улыбнулась в ответ.
   - И мне будет приятно, если столь обворожительные дамы не будут стоять в моем присутствии. Прошу вас. - Я широко повел рукой и сел.
   Разодетые девочки стали степенно рассаживаться. Я с тревогой заметил, как пропадали стулья, а на их месте появлялись здоровенные конструкции, причем у некоторых куда больше моего... стула. Фиг с ними, с тронами, забеспокоился я, как потом зал сдавать будем? Стулья то где брать?! 'Не переживай'. Я чувствовал, как Деф весело улыбается. 'Стулья будут. Обещаю'. Я облегченно выдохнул. Еще немного, и я, наверное, учинил бы тут скандал о неприемлемости порчи казенного имущества. Или не казенного?
   Я почувствовал прикосновение и повернулся. Алиса, вернее, Лилит положила ладошку мне на руку, привлекая внимание. В голове раздалось грозное сопение Деф, хотя внешне, я уверен, она выглядела невозмутимо.
   - Ваше высочество, - с улыбкой обратилась Лилит. - Разрешите обратиться к собравшимся.
   Я согласно кивнул. Алиса - да что ж такое-то - подержала ладошку некоторое время, гордо обвела взглядом зал, чуть сжала пальчики и убрала руку.
   - Я приветствую всех собравшихся в качестве личного доверенного лица его высочества принца. - Заговорила она. А потом началась канитель. Она поочередно представляла встающих и склоняющихся в реверансе девочек. По какому принципу она их выбирала, может, по личным симпатиям, не знаю, но Абигейл, королеву Испанскую, представила последней, чем та немедленно воспользовалась. Сделав реверанс, она заговорила красивым голосом, совсем не похожим на змеиное шипение, которое я слышал у башни:
   - Пользуясь случаем, приношу глубокие извинения, как от себя, так и за присутствующих здесь за недавний удручающий... инцидент. Мы были коварно отравлены и введены во временную невменяемость. Прошу прощение, ваше высочество.
   Я встретил ее взгляд, совершенно не соответствующий словам о раскаянии, эдакий по-детски доверчиво распахнутый и абсолютно невинный, и медленно облизнулся. Она дернулась как от удара током и на миг зависла. 'Не делай так'. Обеспокоенно произнесла Деф. Ага, коварно отравлены. Другое дело, что силуэт, скорее всего, на время заблокировал им возможность искусственно стабилизировать эмоции, а вот в разнос дамочки пошли сами. Может, опять такое устроить? Я мечтательно улыбнулся. 'Не вздумай!' В ужасе воскликнула моя помощница. 'Не буду'. Я печально вздохнул. 'Разнесут тут всё к едрене фене, замучаешься потом восстанавливать, да и посторонних могут покусать. Представляешь заголовки в новостях? Справлявшие шабаш в Кремле вампиры покусали кабинет министров и две иностранные делегации. Кремль вновь показал свое истинное обличие. В стране объявлен карантин'. Деф весело засмеялась. Я заулыбался тоже и встретил злобный взгляд Абигейл. Я отрицательно покачал головой, пожал плечами и, как только мог, виновато улыбнулся. Выражение глаз дамы в костюме матадора смягчилось, хотя и осталось настороженным.
   А затем началось, что я совершенно не понимал. Единственно, о чем сообразил, они договаривались о всеобщей политике действий в сложившейся ситуации. Интересно, и на кой им я? Я заскучал.
   Привела меня в себя наступившая тишина. Я огляделся, посмотрел на Алису. Ёлки, Лилит.
   - К вам гости, ваше высочество. - Невозмутимо проговорила она. - Разрешите явиться?
   - Кто-то опоздал? - Я кивнул. - Конечно.
   И присвистнул, причем сделал это вслух. Если державшуюся сзади даму я не помню, то стоящую первой запомнил очень хорошо. Еще бы, это ведь она нас с Деф прикончить пыталась. Не угомонится никак, что ли? Явившаяся обвела зал суровым взглядом поверх третьего размера и запела. 'Она выражает свое неудовольствие собравшимися здесь'. Стала переводить Деф. 'Предлагает всем немедленно покинуть это место'. 'О, как'. Удивленно протянул я. 'Злобная волшебница явилась на бал и требует всем разойтись? История повторяется, хотя и с вариациями. Не помнишь, чем тот визит закончился в сказке?' 'Она всех заколдовала'. 'Это плохо'.
   - Глубокоуважаемая Лилит, - Обратился я к неподвижной Алисе. - Представь опоздавших. Я до сих пор не знаю имени той, кому недавно сохранил жизнь. Не называть же мне ее Мэй-Ли-Не, в самом деле.
   Эльфийка, уже не в сари, повернулась ко мне.
   - Я представлюсь сама. Королева Америки. - И она пропела нечто, означающее имя.
   - И как мне называть? - Я, признаться, несколько растерялся.
   - Бритни. - Громко произнесла Деф и вышла из-за трона, встав промеж мной и Алисой. - Можешь называть ее Бритни, мой господин. - Девочка улыбнулась и почтительно присела.
   Не знаю почему, но глаза старой знакомой эльфийки яростно вспыхнули. Она еще раз обвела взглядом собрание и повелительно указала рукой, как я понял, на дверь. Дамы стали подниматься с мест. Я встал тоже.
   - На каком основании ты распоряжаешься? - Громко спросил я. Честно говоря, происходящее меня сильно разозлило. - Тут хозяин я! - Я оперся сжатыми кулаками о стол. - И решать, кто идет и куда, буду тоже я!
   Как такое вырвалось, не знаю, я сам немного офигел от сказанного. Зато все шевеление в зале замерло, будто злой колдуньей оказался я, и напустил-таки на собравшихся заклинание оцепенения.
   - Не надо брать на себя то, в чем совершенно не разбираешься. - Спокойно сказала Бритни на русском языке и обернулась к сидящим вокруг: - Повторяю, как старшая сестра. Пошли вон.
   Я офигел от подобных высоких отношений, похоже, предыдущий перевод Деф страдал излишней мягкостью. Дамы стали поспешно вставать, даже Алиса сделала движение, приподнимаясь. Окончательно озверев, я набрал в рот побольше воздуха. Хорошо, если вам нравится такой язык общения, извольте. И заорал: - Всем сидеть! Всем сесть на место, я сказал! А ты, крыса курляндская... - Я отшвырнул оказавшийся пушинкой свой стул и направился к оцепеневшей эльфийке. Почему курляндская, и почему крыса, я объяснить не мог при всем желании, но в данный конкретный момент меня заботило это меньше всего.
   Я встал напротив незваной гостьи и почти зарычал, сжав кулаки: - Ты смеешь распоряжаться в моем доме?!
   Эльфийка бросила на Алису испепеляющий взгляд, та виновато пожала плечами.
   - Я имею права требовать подчинения как старшая сестра в альянсе. - Спокойно произнесла эльфийка.
   - Ты добровольно пришла на мою землю. - Я постарался говорить так же спокойно, но получалось плохо. - Ты знала, куда шла.
   - Я не знала, что кто-то... - В Алису полетел еще один испепеляющий взгляд, - неверно растолкует правила этикета.
   - Что же. - Я кивнул и убрал руки за спину. - Прошу. Растолкуй ты. И как мне тебя называть, раз тебе не нравится имя, предложенное Деф?
   - Мне все равно, как ТЫ - тут она выделила интонацией, - меня называешь. Пусть будет Бритни, мне все равно. Начнем с того, что ты не принц. Тебя неправильно информировали. - Эльфийка замолчала. Ну да, ожидает, наверное, что я закричу 'как же так' и зарыдаю. Или что еще?
   - Продолжай. - Произнес я неопределенным тоном.
   - Ты поверенный Отца. Его клерк, служащий, менеджер, называй, как угодно. Ты всего лишь представитель в бизнесе, защищающий Его интересы, и ничего более.
   Я кивнул.
   - Ну да, просто бизнес, ничего личного. - Бесстрастным голосом, с каким обычно ковбои в вестернах пускали собеседнику пулю в голову, сказал я.
   - Вот именно. - Эльфийка благосклонно кивнула. - Поэтому не стоит зарываться. Так, кажется, у вас любят говорить?
   - Мне все равно, кем я являюсь у Отца. Представителем, принцем, бизнесменом. - Я покачался с пятки на носок. - Меня бесит, что ты пытаешься распоряжаться здесь в моем присутствии. А когда я выхожу из себя, может случится нехорошее. - Я посмотрел на Алису. Она величественно кивнула.
   - Что именно? Призовешь одного из четверых? - Совершенно спокойно спросила Бритни.
   - И это тоже. - Я покивал. - Может, и гуманнее, чем лишить головы.
   - Кто тебе напел эти небылицы? - Эльфийка грозно посмотрела на Алису. - Никак не уймешься? Твои многотысячелетние мечты о существе, имеющим над нами безграничную власть, смешны и жалки, и лишь приносят смуту в наши ряды. А потуги воспитать хоть нечто отдаленно похожее на доминанта давно вызывают не жалость, а брезгливость. Оставь свои игры в наследия ушедших королей. Да, безумная стерва активировала ретро-ген, и что? Неужели вы всерьез верите, что он без помощи Всадников сможет преодолеть мощь наших небесных слуг? Смешно и безумно одновременно. Сейчас в мире существует лишь одна мощь. Все решает власть денег. Деньги ради власти и власть ради денег. Все решает бизнес.
  
   Я увидел Лилит внутренним взором, как она утомленно подняла глаза к потолку. 'Завела старую пластинку'. Прокомментировала Деф. 'У меня сейчас связь с искином Алисы, и он скидывает информационные файлы. Говорит, не все, говорит, срочно. Принять?' 'Разумеется'. 'Говорит, чем дольше она будет петь свою старую песенку, тем больше времени хватит на скрытую передачу данных'.
  'Замечательно'. Подумал я. 'Не спугни ее, пусть поет'. Озабоченно попросила Деф. Я вздохнул и печально уставился на вошедшую во вкус мисс Америку, опершуюся крепко сжатыми кулачками о стол. Я сильно подозревал, что она стояла на чем-то вроде скамейки, так как на голову возвышалась над всеми и самозабвенно вещала:
   - Я вам наглядно показала тупик развития ваших дворян и королей. В достижении цели возможны любые доступные методы, что я вам наглядно продемонстрировала, упразднив ваши монархии и так называемые высшие сословия по праву крови. Высшее сословие считается по праву денег, у кого деньги, у того власть. Не ваша рафинированная с бесконечными расшаркиваниями и балами до утра, а с деловыми совещаниями и тренингами менеджмента. Для чего у нас искины? Не для идиотских попыток вернуть золотые века ренессанса. Они для расчета ключевых точек воздействия рычага денег при сдвиге событий в необходимую сторону.
  
   Это продолжалось долго. До тех пор, когда, сам не знаю как, мы с мисс Америкой оказались в центре зала, и мало того, прижатыми нос к носу. А я еще, оказывается, и говорил по инерции, только о чем, не ведал.
  
   - Как интересно. - Я презрительно усмехался. - В твоих владениях сняли иную версию твоей же песни, а ты ни сном, ни духом. Напоминает подставу.
   - Мне не до просмотров глупых вымышленных историй. - Надменно произнесла эльфийка, опять стоявшая в сари. Кстати, а почему в сари? За этим кроется некая история, неожиданно подумалось мне. Госпожа, что ли подсказывает? А затем провал и я вновь в игре.
  
   - Основание? - Поинтересовался Силуэт.
   - Личная неприязнь. - Небрежно сообщил я. - К тому же она пыталась нас убить. - Я взглянул на неподвижную как манекен Деф.
   - Личная неприязнь, это конечно, веский аргумент. - Бесстрастно произнес Силуэт, и я не понял, всерьез, или издевается. - А попытку убийства ты ей простил.
   - Одну попытку. - Невозмутимо сказал я. - А вторую нет. На башне она напала дважды.
   - Первый был всего лишь привлечение внимания. - Бритни презрительно фыркнула.
   - Так может говорить всякий, кто не попал с первого раза. - С издевкой ответил я, ехидно улыбнулся и спросил:
  - Я могу выполнять функции судьи?
   - Разумеется. - Ответил Силуэт. - Для этого ты и назначен... - Я понял, он посмотрел на Деф. - Эмиссаром. Или принцем, если угодно. - Я догадался, что пришла очередь взгляда в сторону невозмутимой Алисы. - Или генеральным директором. - Эльфийка в сари слегка прикусила губу, с тревогой глядя на меня.
   - Замечательно. - Я ей вежливо улыбнулся. - И так, я рассматриваю дело Бритни, королевы бывших британских колоний, ныне, просто Америки, о ничем не спровоцированных нападениях на меня, любимого, и не менее любимой Деф.
   В зале поднялся гул голосов, а моя девочка покраснела, хотя продолжала стоять неподвижно, словно истукан. Как Колька с Настей не так давно, припомнилось мне. Не так давно? Вечером это было, а сейчас начало ночи. Или нет?
   'Не стоит швыряться в их присутствии подобными словами'. Тихо сказала Деф. 'Они могут понять их буквально'. 'И что?' Удивился я. 'Ты не кот', заговорила она, 'вернее, надеюсь, не совсем, вернее, думаю... Если ты покажешь, что готов к... серьезным отношениям, вернее, их начнешь, но через некоторое время не проявишь полигамии... Они могут, вернее, обязательно посчитают твою избранницу угрозой и любыми путями попытаются устранить'. 'Ни фига себе'. Я замер, соображая. 'Это я что, обязан либо любить их всех, либо никого?' 'Не любить'. Тут я понял, что Деф опять покраснела. 'Другое'. 'А что они могут сделать тебе?' Не понял я. 'Физически ничего. Но повлиять на тебя, очернив меня, могут. Они этим тысячелетиями занимаются и рано или поздно своего добьются'. 'А как быть сейчас? Алиса вон меня то и дело за ручку берет'. 'За ручку это не то, хотя и могут пытаться проделать то же самое, хотя бы в доказательство другим, что ничуть не хуже. Но пока ты не... возмужал, давление будет во много раз ниже. А так... Я боюсь даже представить, что случится, когда управляющие миром... дамы впадут в истерику, решив, что их бросили, даже не начав встречаться'. Я поежился. Действительно, жуткая картина, а если учесть, что у многих ядерные кнопки в будуарах, получается вообще, кошмар. Зомби-апокалипсис, блин. 'Упс'. С извинением в голосе сказала Деф. 'Что?' Заволновался я и огляделся. Вроде, как-то немного по-другому все только что было. Или нет? 'Ничего, все хорошо'. Ответила девочка. 'Если бы'. Уныло подумал я.
   - Итак. - Я помолчал, собираясь с мыслями. Что-то они разбегаются, как стадо напуганных... чего-то, и чувствую я себя не очень, если признаться. - По версии следствия, - напряженно продолжил я, - нападений было два. Если за одно было даровано прощение, то второе осталось безнаказанно. Что скажет подсудимая?
   - Я не подсудимая. - Презрительно ответила эльфийка в сари.
   - Ты не признаешь мой суд? - С любопытством спросил я. Неужели она настолько тупая? 'Она не тупая'. Скованно произнесла Деф. 'Она зазнавшаяся. Слишком долго ей все сходило с рук. Даже больше, чем моей бывшей госпоже'. - Нет. - Сообщила эльфийка. - Я могу быть осуждена лишь моим Отцом.
   - Так в чем же дело? - Удивился я. - Вполне возможно, на его суд ты скоро и придешь. Ведь такое твое желание?
   - Я не буду участвовать в этом фарсе. - Она сделала попытку исчезнуть, но возникший перед нами черный силуэт ее пресек. Она изумленно и испуганно уставилась на него.
   - Не-не-не. - Недовольно произнес я. - До вынесения приговора никто зал суда не покинет. А за попытку побега минус пять очков к харизме.
   Эльфийка ошарашено поглядела на меня.
  
  
  
   И снова обрыв в сознании.
   - Твои показания критические. - Силуэт насмешливо смотрел на меня. - Статус был передан ипостаси мальчишки, но в данный момент от него мало что осталось. Или это не так, Госпожа? - Он издевательски поклонился. Вот гад, подумалось мне, эдак он в любой момент обвинит меня, что я не я, и хрен докажешь. Или он прав? Я задумался. 'Что со мной?' Мысленно спросил я Деф. 'Почему у меня обрывы в сознании? Ты опять меня отключаешь, как тогда, в туннеле?' 'Нет'. Однако голос у нее был подавленный. 'Не отключаю. Но...' Девочка виновато замолчала. 'Что, но?' Возмущенно спросил я, поняв, что она темнит, да еще как. 'Мне приходится стирать твою память. Прости'. Я задохнулся от гнева и, похоже, покраснел как помидор, так как стоящая напротив эльфийка отшатнулась, очевидно, решила, я собрался разделаться с ней прямо сейчас. 'Прости', жалобно повторила Деф, 'это крайне необходимо, иначе все не...' 'Что, не?' Со злостью спросил я. 'Повернется не так, как задумала твоя бывшая Госпожа? Ты не забыла, что она теперь не твоя хозяйка?' 'Это крайне необходимо', сдавленным, плачущим голосом повторила девочка. 'Крайне важно, чтобы ты... Крайне важно, иначе...' Она всхлипнула. 'Прости'.
   Снова провал и черный силуэт медленно обводит рукой зал.
   - Ты действительно так думаешь? - С насмешкой обращается он к эльфийке. - Хорошо. Пусть попробует. И обещаю, что не вмешаюсь в происходящее на арене. - С издевкой кланяется мне: - Ваш выход... - и добавляет с кивком в сторону эльфийки: - генеральный директор.
   'Не надо!' Испуганно выкрикнула Деф. Я не спеша встал, оказывается, до этого сидел, медленно подошел к моей оппонентке, вновь вежливо улыбнулся. В ее глазах промелькнуло недоверие, переросшее в испуг, когда мир в моих глазах вытянулся вертикально. Стоящее передо мной несуразное существо что-то возмущенно завыло. 'Это не может быть'. Послушно перевела у меня в голове стоящая поодаль кукла. 'Ему до созревания еще не один год. Ты все подстроила. Где ты взяла этого монстра?'. Я подозрительно принюхался. Так и есть. Самка с яростью повернулась к другой. Алисе, вспомнилось мне странное сочетание звуков. Нет, Лилит. Вторая самка надменно ощерилась, завыла и моя кукла-помощница послушно перевела: 'Ты никогда не верила мне, теперь убедишься сама. И я не выращивала образец для образа. Доминант вырос сам и он перед тобой'. 'Ты врешь!' Взвизгнула первая и попыталась улизнуть сквозь пространство, но я выхватил ее оттуда, продравшись сквозь стабилизирующий полог, схватил за глотку и привлек к себе. Все вокруг окутывала серая дымка, скрывшая прочих самок и открывшая сосредоточие тьмы, зависшее неподалеку. Оно огляделось и довольно заметило: - Как интересно.
   Моя лапа сжимала кусок стали, продавить который невозможно. Наши с провинившейся самкой глаза оказались на одном уровне.
   - И что ты сделаешь? - Насмешливо, несмотря на испуг, произнесла она, и я понял без помощи человеческой куклы. - Наши слуги не дадут нам нанести друг другу вреда. Ты всего лишь глупый мальчишка, заигравшийся в монстров.
   И тогда я сделал то, что недавно бессознательно проделал с другой самкой, но впрыснул куда больше. Ее небесный раб, самодовольно решивший, что закрыл самку полностью, метнулся с орбиты, но поздно. Я довольно заворчал и облизнулся. Серая дымка вокруг пропала. Зрачки жертвы из двух тоненьких вертикальных ниточек распахнулись на всю радужную оболочку, она захрипела от экстаза, глаза закатились, небесный раб отвернулся, и в моей лапе повисло мягкое невесомое тело.
   'Нет!' Отчаянно закричала кукла, и я злобно зарычал в ответ. Она смеет мной командовать?! Голова неугодной самки легко отскочила от шеи, и, подпрыгивая, покатилась прочь. Я отшвырнул невкусное мясо, в два шага настиг лакомство, наступил ногой на добычу и остановился, смутно понимая, что ее есть сейчас нельзя. Почему? Я стал нормального размера, поморгал, приходя в себя, и осмотрел в ужасе затихший зал.
   - Пусть свершится правосудие. - Бесстрастно произнес я коронную фразу американских боевиков и раздавил череп, словно перезревшую тыкву. Поелозил ногой туда-сюда, дабы освободить нужное, и неторопливо наклонился. Я твердо знал, что делать. Поднял небольшой костяной шарик с налипшим желе, с хрустом его раздавил, и вот тут меня переклинило. Мне необходимо начертить управляющую руну, я прекрасно понимал, какую именно и как, но не мог. Физически не мог, меня не пускали и я знал, что это не Деф. Силуэт? Нет. А кто? Госпожа? Нет, как раз она со времен разборок на шпиле башни мечтала... Стоп. Похоже, все-таки она. Странно, сначала дикий и страшноватый спектакль с отрыванием голов, потом... Я мысленно пожал плечами, взвесил в руке осколки, перемешанные с свисающей с ладони похожей на холодец жижей, небрежно бросил все это на пол и наступил каблуком. Несколько дам упали в обморок.
   - Это правосудие в действии. - Я обвел взглядом застывший зал и почувствовал, как меняюсь в прежнего себя, но уже не внешне, а внутренне. Вдохнул, выдохнул, оглядел свои девственно чистые руки, да еще и с идеальным маникюром, посмотрел на белую как мел Деф и ободряюще ей улыбнулся. И что она так переживает, спрашивается? Ну, получила вздорная эльфийка по заслугам, и что?
   - А теперь танцы. - Я поклонился, подошел к столу, взял за ладошки Деф и Алису, блин, Лилит, сколько же можно напоминать, и повлек их на свободное место зала.
  
   - Ваше высочество. - Передо мной присела в поклоне одетая в бело-сине-красные наряды очередная копия Алисы. 'Амелия, королева британских островов'. Сдавленно просуфлировала Деф. Я вежливо поклонился в ответ.
   - Разрешите прибрать? После... - Она помедлила. - Ваших действий стало немного грязно. Можно испачкать платье.
   - Я попрошу Деф. - Я улыбнулся своей девочке.
   - Нет, нет! - Торопливо произнесла Амелия. - Разрешите мне. Мне будет приятно.
   - Приятно? - Я недоуменно оглянулся на распростертое тело, забрызганный кровью пол. А я и не обратил внимания, как она фонтаном ударила, подумал я и меня замутило. 'Твой эмоциональный фон стабилизирован'. Прошептала в голове Деф. 'Сателлит Алисы категорически возражает. Просит поручить это ее хозяйке. В крайнем случае, мне'.
   - Я думаю... - Начал я и тут мир поплыл, краски засияли, сдвинувшись в странные спектры, и продолжил: - лучше всего поручить это именно тебе. Не так ли, Бьюти? - Добавила Госпожа в спину радостно удаляющейся дамы. Она медленно повернулась, побледнела. Дергано поклонилась и торопливо ушла. 'Что с ней?' Удивленно спросила Деф. 'Привидения из давно минувших дней'. Непонятно ответил не я. 'У каждой из нас, девочка моя, есть свои скелеты в шкафах, и их наберется ни на одно кладбище. И некоторые из них особенно дороги'. Госпожа перевела взгляд на Деф, пристально всматривающейся мне в глаза, и чуть улыбнулась. 'Сейчас уйду, девочка моя. Танцуйте, отдыхайте, вы хорошо справились'.
   Я огляделся, увидел перед собой мрачную и задумчивую Деф и просто мрачную, но зато в квадрате, Алису, вернее Лилит, сколько можно повторять. Я им улыбнулся и потянул за руки в сторону кружащихся под музыку платьев.
   - Ты собираешься танцевать с нами обоими сразу? - Огрызнулась Алиса.
  
  
  Все танцующие девочки были с кавалерами, все как один невероятные красавцы и в высоких сапогах на толстенной подошве, у некоторых еще и с длиннющими каблуками, напомнившими мне наших особо гениальных эстрадных певцов. 'Ты задал новую моду танцев с сателлитами'. Хмуро сообщила Деф. 'Это сказал слуга Алисы. И еще он сказал, что твой поступок очень плохой'. 'Почему?' Удивился я. 'Хочется ей кровь с паркета отмывать, да пусть ее'. 'Он спрашивает, уничтожил ли ты кристалл. Что мне ответить?' 'Какой кристалл?' Удивился я и завис, поняв, о чем речь. 'Не знаю'. Растерянно ответил я. 'Какие-то осколки в кулаке были, но...' 'Без моей помощи ты кристалл не уничтожил бы'. Крайне мрачно сказала Деф. 'А я тебе не помогала. Госпожа вернула останки ее прихвостню и, несомненно, скоро мы увидим возвращение мисс Америки во всей ее красе и очаровании. Правда, без основной части памяти, но с твердой решимостью довести до конца то, что записано в Центре Жизни'. 'Странно'. Подумал я. 'Тогда, на башне, Госпожа хотела ее убить, я не дал. Сейчас я хотел и почти сделал, но окончательно завершить дело Госпожа не позволила. Вот как так?' 'Может быть, не захотела терять главного соперника?' Задумчиво предположила помощница. 'Вкус борьбы и все такое? А может быть, подумала, что если бы можно было решить все проблемы, просто отправив к Отцу, тут не останется никого. А может, повлияли новые обстоятельства'. 'Какие обстоятельства?' 'Такие, что ты смог воплотиться в альфа-самца и преодолеть защиту сателлита'. 'Да что он вообще такое есть, этот альфа-самец?' 'Анализирую'. Бесстрастно сообщила Деф. 'Работаю'. 'Работай'. Согласился я, взял за руку Алису, и мы ушли танцевать, благо неведомо откуда взявшиеся музыканты играли вальс. /Георгий Свиридов. Метель./ Я обратил внимание, многие из людей с инструментами ошарашено и перепугано озирались по сторонам, продолжая, впрочем, старательно исполнять свои роли. У большинства парики сидели набекрень, хотя встречались и индивиды, игравшие с совершенно невозмутимым видом. Почему-то вспомнились кадры из 'Титаника', когда музыканты играли над обезумевшей от ужаса толпой.
   Мы сделали несколько кругов под музыку и благодаря хитрому маневру Алисы оказались за какой-то портьерой. Там она остановилась, отпустила меня и потупилась, сложив ладошки у меня на груди. Я глубоко задумался, что сейчас будет, наблюдая, как она медленно приближает свое лицо к моему. Подумал еще немного и закрыл глаза.
  
   - Она запретила мне передавать информацию. - Шепнули мне в ухо. Алиса виновато улыбнулась, развела ладошки в стороны и вверх, показывая, как переживает, хотя и совершенно не причем, и вновь сложила их у меня на груди. - Все, что успела, извини. Мне запретила старшая сестра, ты помнишь ее. - Она изобразила пальчиками раскрывшуюся змеиную пасть, а я содрогнулся от воспоминаний. - А ее, в свою очередь, обязала ее старшая сестра по Альянсу. Увы, успела. Даже после... ее ухода приказ остается в силе.
   - И кто теперь старшая сестра в вашем альянсе?
   - Теперь, как я понимаю, будет королева Британских островов. Хороший подарок ты ей сделал, прямо королевский.
   - Не понял? - Я удивился.
   - В свое время, когда она назначила управлять Американской колонией ту, которую ты осудил, она была ее младшая сестра. Однако Бритни устроила мятеж и стала независимой, мало того, в середине прошлого века, с помощью устроенной ей же смуты оказалась и старшей над всеми. Почти над всеми. Твоя Госпожа имела едва ли не большую власть, но пала, и мадам, похоже, потеряла голову от чувства безграничной власти. В прямом смысле слова. - Алиса нервно хихикнула и расстегнула мне пуговицу на мундире. - Только, пожалуйста... - Она застегнула пуговицу, вновь расстегнула. - Не устраивай больше подобных представлений. По крайней мере, не часто.
   - Обещаю. - Я сжал ее ладошку. Она мне так пуговицу оторвет, чего доброго.
   - Спасибо. - Алиса приподнялась на носочки, чмокнула меня в щеку. Странно, не припоминаю, чтобы ей раньше приходилось тянуться, дабы меня поцеловать. 'Ты получил порцию полиморфидов'. Сообщила Деф. 'Они увеличили твою массу'. 'Когда получил?' Спросил я. 'Только что'. 'От кого?' 'От того, кого ты называешь моим дружком. Теперь это твой дружок. Похоже, ты произвел впечатление представлением с отрыванием голов и получил награду в виде большой кучи эндемиков'. 'И насколько много я их получил?' 'Практически в шестьсот раз больше, чем было. Почти восемнадцать килограмм полиморфидов он ввел и более восьми килограмм статичной массы забрал. Ты богач'. 'Не ощущаю я себя богачом'. Подумал я. 'Хотя в росте, прибавил, без сомнений'. 'Теперь ты можешь исцелить больницу целиком, по крайней мере, одно из отделений'. 'Круто'. Я подумал. 'Реально, здорово. Тогда завтра и пойдем. Вернее, уже сегодня'.
  
  
  - Алиса, погоди. - Я придержал девочку за локоть. Она повернулась ко мне, ослепительно улыбнулась и положила ладошки мне на грудь.
   - Что, мой принц?
   - Как ты умудрилась собрать здесь всех этих музыкантов? Я понимаю, технически это не сложно, но как ты узнала, кого именно и откуда забирать?
   - Позволит ли мой принц назвать это моей маленькой женской тайной? - Она кокетливо улыбнулась, и я сглотнул. Вот как так, а? - Хорошо. - Согласилась Алиса. - В конце концов, эта тайна совсем крошечная. В мире, мой принц, существует еще и такая вещь, как шпионаж. Обычная агентурная сеть есть у каждой из нас, и, хочу заметить, далеко не одна, так что выяснить, с кем именно, кроме Знаков поддерживают контакты сестры и можно, и нужно для понимания, что, собственно, от кого ждать. А любовь твоей Госпожи к камерной музыке известна всем, и кто именно обычно ей ее исполняет, тоже. Так что тайна так себе, полишинеля, но эффект производит, не правда ли? - Она кивнула на оркестр. Я кивнул следом. Значит, разведки и прочие госструктуры тоже в итоге подчиняются им. А собственно, кому же еще, если на них работают правительства стран, причем, скорее всего, в основной своей массе даже не подозревая.
   - Думаешь, кто именно на меня работает? - Спросила Алиса и весело рассмеялась, глядя на мое лицо. - Какой же ты еще совсем юный мальчик. Воистину, твоя Госпожа сотворила нечто бесподобное. - Она погладила меня по щеке. - Обычно их сущность... - Она не договорила и слегка оттолкнула меня ладошками в грудь. - Иди, мой милый принц.
   - Еще вопрос. Людей со Знаками вы видите, так ведь? - Алиса кивнула и поправила: - Мы видим. Захочешь, увидишь сам.
   - И что будет с теми, кто принадлежал моей Госпоже? Получается, заступаться за них некому?
   - По правилам на них табу, запрет воздействия до третьей степени. Но они достанутся той, кто завладеет территорией с их инициацией. А дальше... - Она пожала плечиками. - Зависит от намерений сестры. Но обычно невесть кому Знаки не раздают и понятно, такими ресурсами не разбрасываются. Я удовлетворила желания моего принца? - Алиса посмотрела мне в глаза и улыбнулась так, что я вновь глотнул и смог лишь покивать.
  
  Она сделала движение, чтобы уйти, и я вновь удержал ее за локоть. Девочка вопросительно изогнула бровь.
   - Еще один вопрос, последний. - Печально попросил я. Она кивнула. - Получается, наш союз гида и путешественника распался?
   Алиса удивленно улыбнулась. - Почему же, мой принц?
   - Тебе же запрещают со мной общаться. Кстати, - осенило меня, - а если я и твоей старшей голову оторву, приказ отменится?
   Алиса печально покачала головой.
   - Тогда тем более надо оторвать. - Мрачно произнес я. Она весело захихикала, наверное, в деталях представив происходящее.
   - Мне запрещено обмениваться информационными файлами через наших сателлитов, - сказала девочка, - но никто не имеет право запретить нам личное общение. К тому же, есть и иные способы передачи данных... - Алиса игриво покрутила мою пуговицу, словно собираясь ее расстегнуть.
  
   'Убери ее руки со своей груди'. Угрюмо произнесла Деф. 'Она пытается считать твои биометрические данные. Ты все еще считаешь ее своим другом?' 'Выжить в банке с ядовитыми змеями сможет лишь такая же змея, иначе ее неминуемо съедят. Поэтому ее стоит жалеть, но не ругать'. Печально подумал я, снимая с груди ладошки Алисы, по очереди нежно целуя их и удерживая в руках. Пару раз она слабо попыталась их освободить, потом перестала и очаровательно улыбнулась.
   - Эндемики заработали? - Спросила она.
   - Почему ты так решила? - Удивился я.
   - Очень просто. - Алиса освободила-таки руки и отступила, скрестив их на груди. - Твой рост и объем увеличился без какой-либо необходимости, значит, ты получил наследие богов.
   - Наследие богов? - Вновь удивился я. Она слегка поморщилась.
   - Таков людской перевод и закрепившееся название. Они очень любят банальные вещи называть красивыми словами, хотя, в этом случае, название полностью соответствует содержанию. И эндемики все-таки дают советы. - Девочка пристально наблюдала за мной.
  
   Я покачал головой.
   - Мои бракованные. - Мрачно сказал я.
   Так и знал, ничего хорошего мне бывший дружок Деф не даст, вот и подсунул невесть что. Валялись, небось, у него невесть сколько времени, протухли двадцать раз, а он мне их и сбагрил.
   А дальше я застыл с выпученными глазами, потому как Алиса быстро шагнула ко мне, положила ладошки мне на щеки и впилась в губы поцелуем.
   'Какая наглость!' Разъяренно заорала Деф. 'Да что она себе позволяет!' Я крепко стиснул зубы, спасая язык, однако на него пока не покушались, мало того, Алиса не делала вообще никаких движений, просто застыла, закрыв глаза. Я тоже замер, боясь шевелиться, если честно. Кто знает, вдруг ее змея, то есть язык меня за губу цапнет, розовые зубки я у такого видел. Вдруг они ядовитые?
   Алиса, не убирая рук от моих щек, отступила назад, открыла глаза и прошептала: - Ничего. Совсем ничего. У тебя даже сердце не бьется.
   - Как не бьется? - Испугался я и приложил руку к своей груди. Ничего не ощутил и испугался еще больше. 'Все у тебя бьется'. Сварливым голосом произнесла Деф. 'Это полиморфиды заблокировали внешний выход биометрических данных. Теперь ты даже не дышишь, они организовали усвоение кислорода из внешних источников'. Я почувствовал, что действительно не дышу и перепугался окончательно, а потом вдруг полностью успокоился. 'Твой эмоциональный фон стабилизирован'. Мрачно произнесла моя помощница. 'Я не хочу не дышать'. Запротестовал я. 'Нас доктор иногда осматривает, представляешь, что он подумает?' 'Вот сам с полиморфидами и договаривайся'. Девочка произнесла данную фразу зло и агрессивно. 'Они всюду суют свой нос и вмешиваются во все процессы твоего организма. На меня они не реагируют, хорошо хоть не мешают. По крайней мере, пока'.
   - Ты с кем беседуешь? - Строго спросила Алиса. - С эндемиками? Что они говорят?
   - Что говорят. - Буркнул я. - Хитренькая какая, так я тебе и сказал. Ты на мои вопросы не отвечаешь, почему я должен?
   - Что ты хочешь знать? - Быстро спросила девочка, огляделась и мы оказались стоящими на знакомой скале посреди морских волн.
   - Что хочу. - Я задумался. Она нетерпеливо постукивала ножкой по мокрому камню. Я осторожно приподнял за хвост вяло трепыхавшуюся рыбешку и бросил в море.
   - Про Грааль хочу знать. - Единственно, что пришло мне в голову.
   - Что именно? - Уточнила Алиса.
   - Все. - Раскатал губу я. Она нервно засмеялась.
   - Все? Этого не знает никто, кроме Отца.
   - Тогда все, что знаешь ты. - Немного изменил я вопрос. Алиса утомленно закатила глаза.
   - Зачем тебе знать, что представляет из себя эта чаша? - Спросила она.
   - А зачем тебе знать, что говорят мне эндемики? - В свою очередь поинтересовался я. Алиса уважительно взглянула на меня, тяжело вздохнула и опустилась в появившееся плетеное кресло. Такое же оказалось позади меня, из чего я заключил, что разговор будет долгий. Я оказался прав. Когда она закончила рассказ, я ошалело похлопал глазами и спросил: - И все это было на самом деле?
   Девочка кивнула.
   - И если бы я выпил... - Я поостерегся продолжать.
   - То было бы, то же самое. - Она пожала плечиками. - По крайней мере, я уверена, прошлые эксперименты утверждают это. Недаром там стоит копия чаши с деактиватором, хоть и ядовитым. А теперь отвечай, что тебе говорят эндемики?
   Теперь уже я пожал плечами и сказал, глядя в ее сузившиеся глаза: - Ничего.
   Алиса откинулась в кресле, пристально глядя на меня голубым пламенем вертикальных линий зрачков.
   - Ничего? - Повторила она непонятным тоном.
   - Ничего. - Я виновато развел руками. - Вероятно, мои бракованные попались. Скорее всего, дружок Деф мне специально такие подсунул.
   - Зачем? - Тем же тоном спросила она.
   - Из ревности. - Предположил я.
   - Из ревности. - Повторила девочка. - К кому?
   - К Деф, к кому же еще. - Я пожал плечами в недоумении от ее недогадливости.
   - Ревность у орбитальной станции сверхтяжелого класса. - Задумчиво пробормотала Алиса. - С ума сойти.
   - Ты сама мне рассказывала, что он ее бывший любовник. - Растерялся я.
   - Рассказывала. - Согласилась она. - Только он ее бросил, и память о себе стер. Зачем ему теперь ревновать?
   - Не знаю. - Я пожал плечами и спохватился, что жест входит у меня в привычку. - Может быть, у искусственного интеллекта этой самой станции за миллионы лет крыша давно с катушек съехала? Как давно ему профилактику делали и антивирус обновляли?
   Девочка скривила ротик с видом, фи, что за глупости. - У них стоит система регенерации, и основные постулаты командного кода намертво вшиты в систему. Они физически не могут сойти с ума или выйти из повиновения.
   - Повиновения кому? - Спросил я.
   - Отцу, кому же еще.
   - А вам? - Уточнил я.
   - А нам они в принципе не подчиняются. Вернее, - поправилась она, - в некоторых случаях могут, как в твоем, но частично.
   - Даже вашей королеве?
   - Ей, не знаю. - Алиса неопределенно покачала головой. - Скорее, нет.
   - Как нет? - Я удивился. - Королю подчиняются, а королеве нет?
   - И что? - Она недоуменно смотрела на меня.
   - Как что? Почему королю, мужу, подчиняются, а королеве, жене, нет?
   Девочка открыла рот, растеряно хлопая глазами, словно сломанная кукла, а затем зашлась в диком хохоте, иногда переходящем в стоны и плач.
   - Ко... ко... ко... - Кудахтала она, пытаясь что-то сказать. - Ро... ро...ро... лю... лю... лю... ко... ро... ле... вы... му... му...жа... жа...
   Внезапно девочка перестала корчиться в кресле, держась за живот и села так прямо, будто проглотила палку.
   - Так нечестно. - Спокойно сказала она. - Я выполнила свою часть сделки, ты свою нет.
   - Эмоциональный фон стабилизировали? - С пониманием спросил я, однако Алиса проигнорировала вопрос, продолжив:
   - Твои обязательства передо мной остаются в силе.
   - Какие обязательства? - Удивился я. - И почему во множественном числе? Я обещал тебе сказать, что мне сказали эндемики. Так вот, они мне ничего не сказали.
   - Пока не сказали. - Холодно поправила она. - Пока. Когда же это произойдет, ты немедленно выполнишь свою часть сделки.
   - Что выполню? - Не понял я.
   - Немедленно расскажешь мне о том, что именно они тебе скажут.
   Я пожал плечами, поймал себя на этом и решил срочно избавляться от новой вредной привычки.
   - Хорошо. - Согласился я. - Почему бы и нет.
   Деф так громко застонала у меня в голове, что я всерьез перепугался за ее жизнь и здоровье. 'Что случилось?' Мысленно спросил я. 'Идиот'. Она застонала снова. 'Кретин'. 'Да что так то?!' Возмущенно завопил я про себя. 'Ты как придурок из сказки, что пообещал отдать то, о чем еще не знает'. 'И что?' Не понял я. 'В сказке этим оказался его ребенок'. Страдальческим голосом объяснила помощница. 'И что?' Не понял я. 'Я ведь ничего отдавать не обещал, всего лишь сказать'. 'Тебе же недавно объяснили, что самое ценное в их мире считается...' 'Информация'. Произнес я и задумчиво посмотрел на невозмутимую Алису. 'А ты даже не знаешь, что именно тебе скажут'. Обвиняюще договорила Деф. 'Может', предположил я, 'это будет всего лишь: 'привет, мы твои усердные помощники и почтительные слуги''. 'А может быть, это будут коды доступа к полному управлению небесной шестеркой'. Возразила Деф. 'Кому?' Не понял я. 'Шестерым сателлитам главной базы'. Объяснила она. 'Их же четверо'. Возразил я и почувствовал, как девочка отрицательно мотает головой. 'Шестеро, просто два неактивны, похоже, в резерве'. 'С чего ты взяла?' 'Нашла в информации, полученной ранее от карапузика твоей любименькой Алисочки'. 'И вовсе не любименькой'. Я слегка обиделся. 'И, может, там враки все'. 'Эти данные подделать нельзя. Попытаться исказить, да, но состряпать ложные, нет. И спроси у нее, что она ржала, как скаковая лошадь'. 'Что ржала'. Недовольно повторил я. 'От твоего перевода, что тут непонятного? И не ржала, а смеялась, и очень...' Я замолчал. 'Что?!' Взорвалась моя помощница. 'Что ты хотел сказать?!' 'Мило, я хотел сказать'. Я немного струхнул. 'Не это слово ты хотел сказать'. Злобно зашипела Деф. 'А другое, на букву э'. 'Не хотел'. Открестился я. 'И, тем более, не сказал'. 'Я с тобой потом дома поговорю'. Пригрозила она, и я всерьез задумался, как бы напроситься к Алисе пожить у нее недельку, другую, пусть даже и в затопленном Авалоне, фиг с ним.
   - Слушай. - Я помялся. - А почему ты так смеялась, услышав про короля?
   - Я смеялась, не услышав про короля. - Возразила Алиса. - А тому, что он муж нашей королевы.
   - А кто?
   Она смерила меня задумчивым взглядом, явно размышляя, говорить или нет, и я насупился.
   - Ладно. - Смилостивилась Алиса. - Открою тебе очередную страшную тайну. У нашей королевы нет мужа. У нее есть фавориты и самый главный из них, это альфа-самец, доминант. Он всегда один, хотя и периодически меняется. Определяется он ретро-геном, он есть у всех самцов, но у кого его выделение больше, тот главный, у остальных способность к его выработки подавляется с помощью биохимических процессов. Это не ново и бывает у некоторых коллективных животных. Поэтому у королевы он один, остальные обходятся шалостями с придворным двором и простолюдинами, хотя, увы и ах, полностью стерильны. В общем, как в старину во многих королевских дворах. Собственно, по похожему принципу там отношения и строились.
   - Кто же тогда король? - Растерялся я.
   - Отец. Но он не муж королевы, а ее Отец, как Отец и всем нам.
   - Не понимаю. - Жалобно произнес я.
   - Все делится на живое и неживое. - Терпеливо произнесла Алиса. - И Он Отец всего живого, в том числе и нам. Лишь благодаря Ему живое становится живым.
   - У нас есть мать и отец. - Сказал я. - И есть их дети.
   - У вас есть, - согласилась девочка. - Вернее, у людей, у нас нет, только мать. Королева.
   - А фавориты тогда кто? - Совсем запутался я.
   - Скажем так, попроще... - Она задумалась. - Живая генетическая лаборатория королевы. И ретро-ген влияет, насколько быстро происходят в ней процессы. Заложили, извлекли, разумеется, с получением удовольствия процедурой, иначе агрессивный и взбалмошный альфа-самец будет возражать и артачиться, и отдали на воспроизводство.
   - Инкубатор? - Спросил я. Алиса кинула на меня быстрый взгляд, но промолчала.
   - Инкубатор или суррогатная мать? - Повторил я вопрос, чувствуя сильную неловкость.
   - У нас это одно и то же. - Очень спокойно ответила она. - У нас все основано на биологических принципах. Забыл?
   - Как могут миллионы лет вращаться в космосе биологические спутники, не замерзнуть, не сгореть, не глюкануть, и исправно работать? - Не выдержал я.
   - Только такие и могут. - Невозмутимо ответила Алиса и присосалась к соломинке, тянущейся из бокала с вызывающим оскомину розовым вином. Я пожал плечами и тут же дал себе зарок, что непременно избавлюсь от вредной привычки.
   - Какие планы у моего принца? - Девочка поставила бокал на знакомый столик. Я собрался было пожать плечами, передумал и покачал головой.
   - Не знаю. До школы еще далеко, спать не хочется. Есть предложения?
   Алиса лукаво улыбнулась и заговорщически подмигнула.
   - Может быть, покатаемся, мой принц?
   - Покатаемся. - Согласился я. - Только давай у нас, хорошо?
   Девочка весело засмеялась, а я согласно кивнул.
   - Не хочется домой на перекладных добираться, если что. Вдруг в школу опоздаю.
  
  
  
   - Ой, какие лошадки. - Просюсюкала умиленная Деф.
   - Они самые. - Подтвердил я гордо. - Слушай... - Я неуверенно замялся. - Тут такое дело... Я на них ездить не умею.
   - Пустяки. - Алиса легкомысленно похлопала стеком по высокому, выше колена, сапогу. - Девочка поможет.
   - Так любой дурак сможет. - Я упрямо наклонил голову. - Я сам хочу.
   - Сам? - Учительница ехидно улыбнулась и весело поклонилась. - Прошу, мой принц.
   И она широким жестом фокусника, достающего из рукава очередной волшебный предмет, указала на такую милую и такую здоровенную лошадку. Я глотнул и подошел к ездовому средству. Оно очень недобро покосилось на меня. М-да, мотоцикл, например - вот так коситься не будет. Я посмотрел на стремя и оглянулся на Алису.
   - И как туда лезть?
   - Очень просто. - Алиса легким движением взлетела в седло.
   - Я так высоко ногу не задеру. - Я аж попятился. - Это какую растяжку иметь надо, чтобы вставить ногу в стремя на уровне своего носа?
   - Ниже. - Всадница легким галопом обогнула нас по кругу.
   - Ненамного. - Я зацепился руками и попытался поднять левую ногу до уровня стремени. Это Ван Даммом надо быть, чтобы так ноги задирать. Хохочущие девчонки носились вокруг кругами, а я все пытался взобраться. Да что ж такое. Я услышал, как рядом спрыгнули, а через секунду ухватили за правую ногу и буквально закинули на спину ездовому средству так, что я едва не сверзился с другой стороны. Алиса поймала меня за руку, удержав в седле, а Деф легко вспорхнула на свою лошадку.
   - Потом обязательно научишься, мой принц. - Алиса весело подмигнула и сорвалась в галоп, Деф за ней, моя лошадь тоже. 'У тебя конь'. Сообщили мне. 'Какая разница'. Угрюмо подумал я. Скачущая впереди Деф засмеялась. С учетом того, что вокруг чувствовалась мягкая преграда, не дающая периодически спадать с седла, нестись галопом было весьма комфортно, хотя и ощутимо потряхивало, как при езде по неровной дороге. Теперь понятно, почему мушкетеры такие безбашенные были, подумалось мне. Когда изо дня в день так трясет, думать поневоле разучишься, одни инстинкты и останутся. Поесть, поспать, по... Я прикусил язык и посмотрел на парочку впереди. Их лошади сбавили скорость и двигались то боком, то вообще задом наперед, грациозно танцуя в паре. Меня кольнула ревность. Разгоряченная Деф оглянулась, озорно улыбнулась. Ее лошадь мощным рывком оказалась рядом и закружилась вокруг. Раскрасневшаяся наездница радостно смеялась, мне же было далеко не так весело. Скорее, никак. Показал себя перед девочками полным кретином. Что стоило на миг перевоплотиться в Госпожу, хотя бы частично, с ее силой я взлетел бы в седло как пушинка, без всякого стремени, просто подтянувшись одной рукой. Тем временем мой конь вытворял такие же причудливые фигуры танца, кружась в паре с лошадью Деф, отчего меня стало подташнивать. Вот в самолете не тошнило, в центре урагана не тошнило, даже на американских горках не тошнило, а тут нате вам, пожалуйста. А может, это Деф надо мной издевается, подумал я и посмотрел на девочку. Она перестала улыбаться, укоризненно покачала головой, отвернулась и умчалась к Алисе. Вот ведь... Я посмотрел на них. Твикс, сладкая парочка. Они со смехом носились верхом на храпящих лошадях взад-вперед по тротуару, траве, дороге, закладывали, вздымая фонтаны искр и земли, дикие виражи вокруг фонарных столбов. Появились огни одинокой машины, и всадницы галопом припустили к ней навстречу. Обеспокоившись, я машинально пришпорил коня. Что они задумали?
   Почему машина не остановилась, может, водитель просто оцепенел от увиденного, не знаю. Обе всадницы по очереди на полном скаку перепрыгнули через двигавшийся им навстречу автомобиль. Его мотнуло и, не снижая скорости, он помчался точнехонько в фонарный столб. Я застыл. Машина поднялась в воздух, привидением пролетела сквозь мигнувшую осветительную опору, описала величественный круг, опустилась на дорогу и медленно по ней покатилась. Дикие всадницы с хохотом и визгом перепрыгнули ее вдоль, потом поперек и умчались прочь. Автомобиль остановился. Я подъехал, наклонился к стеклу, посмотрел. Сидящий за рулем пожилой мужчина изо всех сил упирался руками в руль, как можно дальше откинувшись в кресле, и остановившимися глазами смотрел на дорогу перед собой. Я покашлял и вежливо постучал в стекло таким же, как у Алисы, стеком, неизвестно откуда взявшимся в руке. Водитель медленно перевел на меня взгляд, и выражение на его лице стало совсем остолбенелым.
   - Извините. - Я улыбнулся как можно приветливее. - Девочки расшалились.
   Я щелкнул пальцами и бросил мужчине на колени толстую зеленую пачку.
   - В качестве компенсации. - Я вежливо улыбнулся в тридцать два зуба и пришпорил коня, догоняя ошалелых девчонок. Как бы они мне тут Вальпургиеву ночь не устроили.
   Так и есть. Чутье, работавшее как стрелка компаса, привело меня за гаражи к небольшому костру с четырьмя тощими субъектами весьма подозрительной наружности. В одном из них я признал парня, чьего имени я не знал, помнил лишь кличку 'торчок'. На костре висело нечто вроде котелка, там весело булькало. Вернее, так было раньше, пока я подъезжал.
   Теперь же костер полыхал выше моего роста, причем с учетом коня, а расползшиеся от жара в стороны 'торчки' с ужасом смотрели на кружащих вокруг двух черных коней с неподвижными черными фигурами в черных балахонах.
   - Шмых, гад, - прохрипел один из отдыхающих, - ты что намешал?!
   - Дак не готово же еще ничего... - Говорящий со страхом пялился на мрачную фигуру, грозно вздымавшую руку с нарождающимся зеленым огнем вокруг ладони.
   - Все, дошырялись. - Произнес третий. - Смерть пришла.
   - Тогда только за двумя. - Логично сообщил дрожащим голосом четвертый.
   Я выехал из тени в свет костра и отдыхающие хором произнесли: - Третий...
   На мне оказался такой же балахон и черный конь, но только подо мной. Если б я имел коня, подумалось мне ни к селу, ни к городу, это был бы номер. Если б конь имел... Я тряхнул головой и грозно посмотрел на черные фигуры, выискивая среди них тоненько хихикающую у меня в голове Деф.
   - Шабала! - Замогильным голосом провыла одна из черных фигур, вскинула руки, и с них в небо полыхнул столб зеленого огня.
   - Кабала! - Завыла в ответ вторая фигура, повторила жест, порадовав собравшихся лицезрением еще одного инфернального факела, после чего костер взвился еще выше и окрасился в изумрудный цвет. А что, красиво, подумал я, не понимая, почему лежащие на траве зрители заголосили и стали закрывать головы руками.
   - Бум! - Хором выкрикнули черные всадники и на месте прижавшихся к земле фигур возникли зеленые вихри. Раздался свист, треск, я инстинктивно зажмурился, а когда открыл глаза, костер горел обычным оранжевым пламенем, а вокруг не было никого, кроме меня и девочек. Деф сняла капюшон и недоуменно огляделась. Нет, не недоуменно, поправился я, вопрошающе.
   - И где они? - Я обвел рукой вокруг и посмотрел на Алису. Ее капюшон исчез, она весело улыбнулась.
   - Там, куда они и стремились. - Звонко произнесла она. - Я просто немного сократила их путь.
   - В смысле? - Я подозрительно прищурился, посмотрел на Деф.
   'Она забрала их с помощью пустотного хлыста'. Прокомментировала девочка и бросила в костер черный плащ. Взметнулось зеленое пламя, салютом застреляли искры. - Ты обещала, весело будет. - Деф обиженно смотрела на Алису. - Пока не очень, скажу честно.
  
   - Вы знаете, зачем нам Знаки? - Алиса опустила в костер длинный плащ, подняла его на вытянутой руке и стала задумчиво наблюдать, как он горит изумрудным пламенем, поднимающимся все выше.
   - Так вы набираете себе свиту. - Тихо сказала Деф. - Настоящую и будущую.
   - Правильно. - Алиса утвердительно кивнула, будучи почти скрыта за пологом зеленого огня. - Но не только. Знак означает полную власть над этим человеком. - Изумрудный полыхающий занавес рухнул в костер, взвились искры цвета нежной молодой листвы, и опали, обнажив весело потрескивающий костерок с перекошенным котелком.
   - Полную власть. - Алиса посмотрела мне в глаза. - Ты понимаешь?
   - Понимаю. - Подтвердил я. - Полную власть.
   - Не понимаешь. - Она опустила взгляд. - Полную власть не только над телом, но и душой.
   Я насмешливо фыркнул. Алиса взглянула мне в глаза, и я увидел такое, что смеяться расхотелось совершенно. Наверное, так смотрит на свою жертву маньяк с бензопилой, или мать, в чьей власти оказался убийца ее ребенка. Почему я не свалился с коня, не понимаю, наверное, Деф удержала.
   - Ты не веришь в существовании души? - Алиса пристально глядела мне в глаза, а со стороны Деф поднималось предостерегающее шипение.
   - Почему? - Я как можно спокойнее пожал плечами. Фиг с ним, с появлением новой привычки, сейчас не до этого. - Я видел уходящие светящиеся отростки. Наверное, это она и есть.
   - Ты знаешь, чем отличается живое от неживого? - Глаза Алисы наконец перестали излучать рентген, и я немного расслабился.
   - Разумеется. - Я кивнул. - Живое может двигаться и размножаться.
   Девочка скривилась.
   - Тогда грибы, например, не живые, - сказала она. - Они же не двигаются.
   - Но размножаются. - парировал я. - Споры, грибницы и все такое... - Что там я еще помнил?
   - Некоторые кристаллы могут размножаться. Вирусы, наконец.
   - А разве вирусы не живые? - Удивился я. - Бактерии, микробы же живые. Разве вирусы нет?
   Алиса отрицательно покачала головой.
   - Вирусы, если пользоваться человеческой классификацией, это нанороботы и не имеют к живому ничего общего, за исключением того, что снова и снова пытаются повсеместно уничтожить жизнь во всех ее проявлениях. - Девочка внимательно посмотрела на меня, на широко открывшую рот Деф, и слабо улыбнулась. - Не будем говорить о мета-процессах вселенной и ее тайнах, вернемся сюда и сейчас. Главное отличие в живом и неживом, наличие или отсутствие души. В каждой живой клетке есть энергетическая составляющая, данная ей Отцом. Это излучение вполне изучаемо и регистрируемо, тут нет никакой мистики, исключительно биологический процесс. Чем больше совокупность симбиотических клеток, образующих объект, слона ли, моську, человека, не важно, тем сильнее аура. Вернее, не совсем так. Аура и прочее, это излучение, выходящее за живой объект. - Она посмотрела на меня и пояснила: - Биополе и прочее, это как огонь над костром. А заключенный в углях жар и есть душа. Отец имеет связь со всем живым на планете, потому что он и делает живое живым.
   - Связь со всем живым. - Повторил я. - Как у джедаев.
   - Примерно. - Алиса не поняла шутки, а может, не приняла. - Утечки информации в мир людей, случайные и преднамеренные, были всегда. Отсюда легенды и истории, иной раз близкие к действительности. Итак, Отец имеет связь и власть над всем живым, ибо это сущность Его, причем власть абсолютную. При гибели клетки ее энергетическая составляющая забирается Отцом. У сложных построений, о которых мы ведем речь, людях, например, изымается в несколько этапов.
   - Зачем? - С интересом спросил я.
   - Какой ты... - Девочка помолчала. - Любопытный. Я тебе что, библиотека Вселенских откровений?
   - А что, есть такая? - Тут же поинтересовался я. Алиса со стоном закатила глаза и спрыгнула, практически свалилась с лошади. Я наблюдал за ней, наклонив голову, как любопытная собака.
   - Есть. - Наконец произнесла она. - Наверное. Возможно. Может быть. Или нет. В конце концов, вероятность пятьдесят на пятьдесят, не так уж и мало. Не важно, зачем Отец забирает назад то, что сам дал, важно, что составляющие единое целое клеточные симбионты образуют и единый энергетический слепок. Душу живого существа. Понятно?
   - Понятно. - Я почесал затылок, поспешно убрал руку и потер мочку уха. - Получается, у слона тоже есть душа и еще больше моей?
   - Хочешь иметь понятие души, относящейся исключительно к людям, пожалуйста. Пусть у людей душа, у прочих, нематериальная сущность. Устроит?
   - Не знаю. - Я пожал плечами и медленно и осторожно спустился с коня. - Я не теолог, не религовед... - Я с трудом извлек ногу из стремени и подозрительно уставился на Деф. Походу, ее ручонок дело, что из меня подобные слова вылезают.
   - И наконец, главное. - Алиса посуровела. - При зарождении и развитии каждого живого существа у него формируется энергетическая структура, подобная Знаку. - Она помолчала и крайне неохотно сказала, уж не знаю, почему: - Да в общем-то, это те же Знаки и есть, лишь не столь резко выраженные. Разница примерно такая же, как между шаром, наполненным воздухом, и набитым песком. И если существо умирает, структура уходит к Отцу.
   - А как же истории о том, как душа возвращается назад? - Тут же спросил я. Уж битвы экстрасексов я в свое время из-за деды насмотрелся вдоволь. Перед глазами встала картина, как безудержно смеющийся деда вытирает слезы после очередной уверенной тирады очередного астрального знахаря. Одни, чтобы посмеяться, КВН смотрят, а деда битвы экстрасексов, такой вот еще один не упомянутый мною бзик.
   - Структура изымается после прохождения критических отметок, когда восстановление высшей жизнедеятельности невозможно, - пояснила Алиса, - хотя бывают и исключения. Это этап первый, собственно, уход души. Он может быть лишь у существ, обладающих высшей формой жизни.
   - Это кто, люди, коровы, кошки? - Спросил я.
   Алиса неожиданно зло посмотрела на меня и процедила: - А ты убей таракана и присмотрись.
   - В смысле? - Я растерялся. - У него тоже будет росток...?
   Девочка не ответила, лишь злобно пнула котелок, и он с жалобным звяканьем улетел вдаль. Я ее понимал. Где тогда разница между ней и навозным жуком... бабочкой, поспешно поправился я, услышав недовольное шипение Деф.
   - И этап второй, природный. - Глухо продолжила Алиса. - Оставшаяся часть постепенно растворяется и переходит к Отцу через основное информационное поле.
   - Что за поле такое? - Спросил я. - Интернет, что ли?
   Девочка посмотрела на меня как на придурка. Вот совсем шуток не понимает, Деф номер два, честное слово. 'Твои шутки ты сам только и понимаешь'. Защитила Деф свою подружку. Когда я ее в друзья записывал, так это ох и ах как быстро, а как сама, то все нормально и ничего я в дружбе не понимаю. Так? 'Так'. Гордо ответила Деф. 'Не понимаешь'.
   - Так что за поле? - Вновь спросил я.
   - Разумеется, гравитационное. - Алиса запустила алюминиевой ложкой в невидимую цель. - Гравитация. Единое поле, связывающее все и вся во вселенной.
  
  
   - И что? - Я переступил с ноги на ногу и огляделся. - И как это все объясняет, куда ты утащила этих... гавриков?
   - Очень просто. Когда мы накладываем Знак, мы перетаскиваем сознание объекта себе, у Отца остается лишь вторая производная. - Алиса посмотрела на меня и вздохнула. И чего они все время вздыхают, на меня глядя? - Душу, сознание, человеческое 'Я' забираем мы, а Отцу остается астральный слепок тела. Понятно?
   - Ну и что? - Нетерпеливо спросил я. Зубы она мне заговаривает, однозначно.
   - А то. - Передразнила Алиса. - Опыты мне ставить надо?
   - Откуда я знаю? - Удивился я.
   - О-о-о... - Она закатила глаза. - Я не спрашиваю, я говорю. Опыты мне на людях ставить нужно.
   - Зачем? - Еще больше удивился я.
   - Затем. - Алиса помолчала. - Например, чтобы получить такое же чудесное химическое соединение, какое продемонстрировала твоя девочка при удалении кратковременной памяти у твоих друзей. Ее бывшая госпожа была неповторима в биохимической области, сравниться с ней не мог никто. И то, что она сделала... - Она замолчала и выразительно посмотрела на меня. Я посмотрел на нее, затем на Деф и поразился ее виду.
   - И что? - Вновь спросил я.
   - И то. Такая замечательная вещь, столько замечательных возможностей открывается, прелесть. - Произнесла Алиса, глядя на Деф. - При установке Знака образуется связь с носителем, не как у тебя с девочкой, конечно, но дополнительный контроль при экспериментах создает. Очень ценная функция для естествоиспытателя.
   - И что. - Убитым голосом произнес я. Издевается она, несомненно.
   - Если обычный подопытный умирает, он отправляется к Отцу. Если носящий Знак, он снова в моем распоряжении. И снова. И до бесконечности, пока я не сниму свой Знак, лишь тогда он освободится и уйдет к Отцу. Иногда эксперименты весьма и весьма болезненны. Иногда и не эксперименты.
   Она замолчала, с интересом разглядывая тяжело дышащую Деф.
   - И что. - Тупо повторил я. - На кой мне подробности ваших лабораторных будней?
   - Она предлагает обмен. - Деф скривилась. - Освобождение четырех 'нариков' за формулу сыворотки, использованную мной при зачистке памяти ребят.
   - Почему четырех и почему 'нариков'? - Искренне удивилась Алиса и легко взлетела в седло. - Всех подопытных из программы 'сон в летнюю ночь'. Программа окажется успешно завершена, а вы спасете большую кучу душ. Отец вам будет благодарен, наверняка. Такой шанс поднять себя в его глазах, не находите?
   - Так у тебя все же есть лаборатории? - Озарило меня. - Но ты ведь сказала...
   - Что наша лаборатория вся планета. - Повторила Алиса, с ироничной улыбкой глядя на меня. - Почему мой принц ничуть не испуган, мало того, совсем не удивлен? Конкретных адресов я не сообщала. Хотя, если хочешь, могу дать парочку наводок на лабы соседок. Проверишь, как там дело обстоит с правами человека, условиями содержания и все такое. Хочешь? Дарю в качестве бесплатного бонуса.
   - Твои лаборатории мы и сами найдем. - Процедила Деф. - Не зря мой принц спросил о них. Я почувствовала их присутствие.
   - И что вы сделаете? - Алиса в притворном ужасе прижала ладошки к щекам. - Доблестные герои освободили пленных концлагеря, аллилуйя! Вот только пока вы на перекладных доберетесь до места, эвакуация закончится. Вернее, она практически завершена. И началась она ровно в тот миг, когда МОЙ - она сказала это с нажимом - принц задал этот вопрос. Не такие мы дуры, как хотим казаться. И это, мой принц, третий урок. - Алиса обворожительно улыбнулась, а я заскрипел зубами.
   - Твой выбор, мой принц? - Она с усмешкой смотрела на меня. - Спасешь маленькую Софию, такой благородный поступок, не находишь?
   - Что-то совсем не смешно. - Помолчав, произнес я. - София с 'Марии Целесты'?
   - Девочка подсказала?
   Я кивнул.
   - Только по годам что-то не сходится. - Добавил я. - Люди столько не живут.
   Алиса дико захохотала, словно умалишённая и я всерьез задумался о ее психическом состоянии. То с Деф подобные проблемы, теперь она. Везет мне на чокнутых, притягиваю я их, что ли? 'Потому что ты и являешься катализатором процесса'. Пояснила Деф.
   - Извини... - С трудом проговорила Алиса сквозь рыдания. - В трехтысячелетнего... принца ты поверил, не моргнув... глазом, а в нестареющую... двухгодовалую малютку никак. - Она, наконец, успокоилась. - Где логика?
   - Какой такой трехтысячелетний... - Я завис. - А, ну да. Не знаю, тогда не до аналитических изысков было. А что?
  
   - Мой принц совсем не взволнован сведениями о бесчеловечных опытах, или я ошибаюсь? - Как бы, между прочим, поинтересовалась Алиса.
   - Почему не взволнован... - Начал я и замолчал.
   - Вот, вот. - Подтвердила она. - Интересно, почему?
   - Интересно. - Я посмотрел на Деф. Она чуть заметно покачала головой.
   - Потому что ты уже знаешь это, причем очень давно, поэтому подсознательно не удивляешься. И еще. Ты получишь эндемиков в таком количестве, что они превысят половину твоего нынешнего веса. По сути, не они будут с тобой, а ты с ними.
   - Откуда ты знаешь? - Подозрительно спросил я.
   - Ты далеко не первый. - Девочка с белокурыми волосами улыбнулась чуть презрительно. Или мне показалось?
  - И что, это много? - Я задумчиво потер мочку уха. Алиса проследила мое движение, нахмурилась. Я поспешно убрал руку.
   - Много. - Сказала она. - В каждом из нас их не более тридцати грамм. Эндемики очень сложны по строению и именно с их помощью происходит управление клетками в процессе полиморфизма. Руководя ими, можно вмешиваться в работу чужих органов, например, лечить. Или совсем не лечить. Это возможно, когда их мало, а тебя много. В твоем же случае все наоборот. Есть мнение, что такое количество эндемиков образуют нечто вроде коллективного разума со своим сознанием, потребностями и желаниями, и ты перед ними окажешься в меньшинстве, подумай об этом. Итак, свершаем обмен? - Мгновенно сменив тон с очень серьезного на очень веселый спросила Алиса. Я посмотрел на Деф. Она пожала плечами.
   - Свершаем. - Недовольно проворчал я, и Алиса зашлась в новом приступе хохота. Я начал всерьез задумываться, не вызвать ли санитаров, или, хотя бы, для начала облить ее водой. В пароксизме смеха она вяло махнула рукой и четыре горемыки с воплями умчались прочь.
   - А где девочка? - Я недоуменно огляделся, а Алиса захохотала с новой силой и даже сползла на землю, изнеможенно цепляясь за уздечку.
   - Она прикалывается. - Процедила Деф, глядя на Алису. - Шутки у нее такие. Смешные.
   - Вот. - Я обличительно ткнул пальцем. - А ты говоришь, у меня шутки глупые.
   - Ошибалась. - Деф обворожительно улыбнулась. - Мой принц.
   Смех стих как по волшебству. Алиса встала, отряхнулась и спокойно сказала:
   - Я не уточняла, кому именно будет весело. Но разыграла я вас хорошо, правда?
   - Хочешь сказать, нет у тебя никаких лабораторий? - Спросил я. - Да ладно?
   - И программы 'сон в летнюю ночь' нет? - Добавила Деф.
   - Невежливо задавать нам подобные вопросы. - Алиса высокомерно задрала подбородок. - Вы еще о возрасте спросите.
   - А что, нельзя? - Изумился я. Деф кивнула.
   - Знание точного возраста перворожденного даст понятие о наличии у него конкретной ветки мутагенов, исследуемых в тот период. - Непонятно объяснила моя девочка, заставив теперь уже Алису заскрежетать зубами.
   - Убью идиота. - Совсем туманно произнесла она, вызвав у меня серьезные опасения за свою жизнь.
   - Это она про своего сателлита. - Пояснила Деф.
   - Понятно. - Ответил я, чтобы хоть что-то сказать, хотя на самом деле не понял ничего. Ну их, в самом деле, с ихними тайнами.
   - Так не будет никакой Софии? - На всякий случай уточнил я.
   - Не будет. - Подтвердила мрачная Алиса.
   - Оно всегда так. - Со знанием темы проговорил я. - После большого веселья всегда наступает большая печаль. Ну, иногда.
   - Пептидный откат. - Алиса легко впрыгнула в седло. - Яйца курицу не учат, так, кажется, у вас говорят? За мной!
   Ее лошадь сорвалась в галоп, закидав нас комьями земли. Вот ведь... И не бросишь все на самотек, вдруг опять кого-нибудь поймает, даже представить страшно, на что ее изощренная фантазия способна.
  
  
   Лошади спокойно цокали копытами по асфальту, двигаясь бок о бок, мы слушали очередной рассказ Алисы.
   - И тут я понимаю, что вылупилось что-то совсем иное, нежели задумывалось. Я поворачиваюсь и разъяренно кричу во весь голос: 'Какой идиот камеру не продезинфицировал после предыдущего эксперимента?' А это недоразумение, ка-а-ак возьмет, да и ка-а-ак прыгнет на меня! - Алиса скрючила пальчики и злобно оскалилась.
   Мы с Деф ахнули.
   - И оно ка-а-ак давай обниматься! Все щеки мне своим языком обслюнявило.
   Мы облегченно засмеялись.
   - И ничего смешного. - Алиса несколько обиделась. - Если бы не...
   Сзади нетерпеливо загудели. Я оглянулся, девочки даже не пошевелились. Водитель черной иномарки высунулся в окно чуть ли не по пояс.
   - Э! - Возмущенно закричал он. - Дорога дай! Ты че, кишлак едешь? Тут город, э!
   - Объедет. - Невозмутимо произнесла Деф. - Место есть.
   Я посмотрел налево, с сомнением покачал головой. Конечно, если подождать разрыва в машинах, припаркованных на противоположном краю дороги, тогда да.
   - Э! - Заорали сзади. - Твой обращаюсь я! Совсем не русский ты, э!
   Раздались непрерывные гудки. Мой конь остановился, а затем меня подбросило. Сзади загрохотало, оглушительно зашипело. Я оглянулся. Машина неспешно катилась задним ходом, теряя запчасти из-под разбитого в хлам капота. Изнутри слышались дикие вопли. Наверное, ругаются, предположил я. Еще бы, никому не понравится, если лягнувшая лошадка превратит половину моторного отсека в лепешку. Наверное, Деф или Алиса постарались усугубить ущерб, решил я, не хотелось думать, что лошадка на самом деле так лягаться умеет. Осыпалось стекло передней пассажирской двери, оттуда, извиваясь, вылез человек, упал. Я взглянул на неподвижных девочек, не удосужившихся даже повернуть головы. Пассажир медленно встал, покачиваясь и держась за нос, посмотрел на окровавленную ладонь, долго и витиевато выругался. 'Перевести?' Заботливо предложила Деф. 'Не надо'. Отказался я. 'И так понятно, что расстроен'. Вылезший тем временем перевел взгляд на машину, затем на меня и опять выдал что-то длинное.
   - Лошадка испугалась. - Миролюбиво объяснил я. - Очень громко бибикали.
   Я щелкнул пальцами, бросил на покореженный капот толстую зеленую пачку.
   - На новую бибику. - Пояснил я.
   - Ты мне нос сломал. - Гундосо произнес пассажир. - Ты за это ответишь!
   - Так ведь пристегиваться надо. - Искренне изумился я. - Не нарушал бы правила, не сломал бы себе нос. Сам виноват, я то причем?
   - Твоя бешеная скотина... - Начал травмированный, но Деф его перебила.
   - Хватит ломать комедию, капитан Галаев. - Ледяным тоном произнесла она. - Территория оцеплена и если тебе захотелось поэкспериментировать...
   - Он назвал мою лошадку бешеной скотиной. - Зловеще проговорила Алиса и развернула лошадь к машине.
   - Коня. - Машинально поправил я.
   - Коня. - Согласилась девочка, повела рукой и человек пропал.
   - И куда ты его дела? - Тяжело вздохнув, поинтересовался я.
   - Кто-то что-то говорил про эксперименты. - Жутким голосом сказала Алиса. - Вот и поэкспериментируем.
   - Ты долго людей у меня тут воровать будешь? - Возмутился я. - То одних сперла, теперь вообще работника спецслужб похитила. А ну, верни его немедленно! Мне потом физрук плешь проест, не дай Бог, заставит весь урок бегом круги по залу наматывать.
   - Он меня оскорбил. - Упрямо произнесла девочка и насупилась.
   - Не тебя, а твою лошадь, вернее, коня. - Возразил я.
   - Он имел наглость смотреть мне в глаза. - Алиса надула губки.
   - Он далеко стоял и темно тут. - Выстроил я защиту обвиняемого. - Тем более, ты сейчас в школьном образе. Или ты хочешь сказать, - заволновался я, - что вы мне в Кремле всех музыкантов в расход пустите?
   - Не пустим, но все равно. - Она надулась еще больше. - Он мне не нравится. Он грубо разговаривал.
   Я вздохнул и повел рукой, указывая на машину.
   - Верни человека, откуда взяла. Пожалуйста.
   Алиса покусала губки, поиграла бровями, покосилась на меня и недовольно сказала:
   - Хорошо, мой принц, но только ради тебя.
   У машины появился сидящий на асфальте человек. Он истошно кричал и отчаянно отчего-то отбивался. Одежда на нем свисала лохмотьями, и вообще он выглядел несколько пожеванным. Я вопросительно посмотрел на Алису, она пожала плечиками.
   - Он ведь говорил что-то про мою бешеную скотину. - Невинным голосом сказала девочка. - Вот с одной такой скотинкой я его и познакомила. Маленькая, но такая бойкая, уф! - Ее передернуло от возбуждения. 'Что это с ней?' Удивился я. 'У них голову клинит при виде крови'. Объяснила Деф. 'Они больше относятся к хищникам, вспомни появляющиеся при волнении клыки. Так что не вздумай при своей ненаглядной Алисочке себе случайно палец порезать. Она тебе его откусит'. 'Наговариваешь ты на нее все'. Не поверил я и поглядел на девочку, разгорячено раздувающую крылья носика. Задумчиво потер лоб и посмотрел на спрятавшегося за машину человека. Вроде живой и относительно целый. Что же за зверюгу такую Алиса натравила? Если попаду к ней в гости, надо будет осторожнее по дворцу ходить. 'В гости он собрался'. Мрачно пробормотала Деф. 'А у меня спросить не надо?'
   - А это мне в качестве моральной компенсации. - Мстительно произнесла Алиса, звонко щелкнула пальчиками, и деньги на капоте пропали.
   - Эй! - Возмутился я. - Это я их туда положил.
   - А я их оттуда взяла. - Довольно улыбнулась девочка. Я покрутил головой, не зная, что и сказать при подобном проявлении жадности. Ведь, казалось бы, все у нее есть, так нет, надо еще и деньги стырить. Вот ведь, домовитая какая, все в дом, все в семью.
   Неожиданно для себя я зевнул, потом еще и еще.
   - Нам пора. - Строго сказала Деф. - Пора ложиться спать.
   - Скоро рассвет. - Удивилась Алиса. - Смысл ложиться спать на пару часов?
   - У нас режим. - Возразила Деф, придерживая меня рукой за плечо, чтобы я не упал. Интересно, подумалось мне сквозь наползающий сон, зачем Деф держит меня рукой, если может делать это иначе? Никак, в пику Алисе, с удовольствием, правда, не знаю почему, подумалось мне.
   - Утром увидимся, мой принц. - Последнее, что я услышал, перед тем как мое сознание бережно приняли чьи-то теплые заботливые объятия.
  
  
  
  Глава 14. День четвертый. Утро.
  
  
  
   Проснулся я от звуков приглушенной перебранки за дверью и некоторое время лежал, блаженно улыбаясь. Что мне снилось, не знаю, единственно помню, нечто чудесное, однако постепенно повышающийся голос Деф приносил все больше помех и дисгармонии. Я недовольно поморщился. 'Деф'. Мысленно позвал я. 'Что случилось?' В голове в ответ тишина, зато шум за дверью усилился, и я с удивлением узнал во втором нарушителе спокойствия Алису. Ее то, каким ветром к нам домой принесло? Я призвал на память ушедший сон, вернее, смутное вспоминание нечто невероятно прекрасного, и как летчик, вцепившийся в штурвал, попытался всеми силами удержать замечательное настроение от сваливания в крутое пике.
   Дверь распахнулась, в комнату спиной вперед вошла Деф и растопырила руки в стороны.
   - А я говорю, не будешь! - Выкрикнула она.
   - А я говорю, буду, раз ты не будешь. - Тоном ниже ответила Алиса, отпихивая ее блестящим подносом. Восхитительно запахло и я, принюхиваясь, привстал с кровати.
   - Совершенно незачем носить ему завтрак в постель! - Раздраженно воскликнула моя помощница. - Ты его набалуешь, а мне с ним потом жить!
   - Так не живи с ним. - Совершенно искренне удивилась Алиса, пытаясь обойти ее хитрыми маневрами с ложными движениями.
   - Как не живи? - Деф так изумилась, что прозевала момент, и нарушительница ловко проскользнула под ее рукой.
   - Доброе утро, мой принц. - Алиса обворожительно улыбнулась, вежливо присела в реверансе вместе с подносом и с чувством выполненного долга плюхнула его прямо на меня, хорошо не на голую грудь, а поверх одеяла в область живота. Я осторожно принял сидячее положение. На подносе по бокам были длинные ножки, похожие на салазки, я такое только в кино видел, если честно.
   - Сначала надо умыться. - Хмуро сказала Деф, признав поражение, если не в войне, так в битве.
   - Ага. - Согласился я, засовывая в рот пирожное. Алиса присела на краешек кровати, налила себе чашку и принялась пить кофе с таким невозмутимым видом, словно была не в спальне перед полуголым мной, а в летнем кафе с видом на гору Тибидабо. - Присоединяйся. - Алиса милостиво кивнула Деф. - Как спалось, мой принц?
   - Замечательно! - Радостно ответил я и взял с тарелки третье по счету пирожное.
   - Судя по твоему виду, снились очень хорошие сны. - Алиса подмигнула поверх чашки.
   - Очень. - Подтвердил я и добавил с набитым ртом: - Фаль, не фомю нифефо.
   - Совсем-совсем? - Алиса расстроилась.
   - Ага. - Кивнул я.
   Она поставила чашку на поднос, встала.
   - Не буду мешать завтракать и одеваться. - Посмотрела на застывшую Деф. - Пойдем, не будем смущать моего принца.
   - И вовсе не твоего. - Огрызнулась девочка, но тоже вышла из комнаты, демонстративно хлопнув дверью. Я сегодня нарасхват, подумалось мне и взгрустнулось, когда сообразил, что Алиса в школьной форме. Значит, впереди трудный учебный день.
  
   Я допил кофе, быстро оделся и прошел на кухню. Там я застал чинно сидящих за столом напротив друг друга деду и Алису, в то время как Деф с важным и независимым видом гремела посудой в процессе приготовления завтрака.
   - Доброе утро. - Я скромно присел за стол со свободной стороны.
   - Не наелся? - Помощница зыркнула на меня из-под дедова белого поварского колпака. - И действительно, - довольно добавила она, - что там есть было? Курам на смех. То ли дело я. - Деф гордо поставила перед растерянным дедой здоровенную тарелку с дымящимися сосисками, завернутыми в слои из сыра и ветчины, такую же плюхнула перед Алисой.
  - Спасибо, я не голодна. - Нейтральным тоном сказала та и принялась смотреть в окно. Деф равнодушно пожала плечами, посмотрела на меня, сжалилась, переставила Алисину тарелку мне и взгромоздила на стол третью, для себя. Я посмотрел на кушанье перед собой, сглотнул слюну и робко заметил:
   - Да я наелся, вообще-то.
   - Ешь, давай! - Грозно прикрикнула Деф, сняла поварской колпак, аккуратно поставила на полку, повесила фартук и села за стол.
   - Всем приятного аппетита. - Торжественно сказала она и принялась величественно пилить сосиску ножом. Я тоскливо оглядел стол. Ни ножа, ни вилки передо мной не было, они лежали перед Алисой, несомненно, увидевшей на улице нечто очень интересное. Я кашлянул раз, другой. Деф перестала жевать и посмотрела на меня, выразительно подняв бровь. Я виновато развел руками. Девочка утомленно возвела глаза к потолку, показывая, какой я беспомощный и как хорошо она за мной ухаживает, раз я до сих пор не помер с голоду, и повела рукой, прямо как джедай в кино. Нож с вилкой приподнялись над столом и плавно перелетели ко мне. Деда натужно закашлялся, и Алиса не мигая, уставилась на него.
   - Спасибо. - Буркнул я. Второй мой завтрак прошел в полном молчании, если не считать нашего с дедой сопения и звука работающих челюстей. Из-за стола я встал, ощутимо покачиваясь и ласково поглаживая живот. Зато вкусно. Мы с Деф почистили зубы, оделись, по очереди чмокнули деду в колючие щеки и вышли к ожидающей нас в коридоре Алисе. Она скептически нас оглядела, непонятно чему хмыкнула и повернулась к лифту. И разумеется, когда мы вышли из подъезда, наткнулись на стоявшего в ожидании незнамо чего Пашку. Он уставился на нас, мы на него.
   - А вы чего?.. - Он обалдело обвел нас пальцем. - Теперь вместе живете, что ли?
   Деф нахмурилась, Алиса вообще отвернулась, будто ничто в этом мире ее не касается, и я понял, что расхлебывать придется мне.
   - Мы в лифте встретились. - Сочинил я, не моргнув глазом.
   - Да?! - Изумился Пашка. Меня всегда умиляла его искренняя непосредственность, но сейчас почему-то вызвала раздражение.
   - Ну да. - Подтвердил я как можно увереннее. - Созвонились сначала, конечно, и встретились. А Алиса вообще в это время к Деф пришла, правда ведь? - Я посмотрел на девочек. Одна продолжала разглядывать листву, вторая хмуро кивнула.
  
   - Алиса? - Пробормотал Пашка и испуганно попятился. - Та самая, из шатра факира?
   - Она самая. - С мстительной интонацией подтвердила Деф. - Из нелепого шатра с чокнутым факиром.
   - Почему чокнутым? - С интересом спросили сзади. Я оглянулся.
   - Привет, Насть, как дела? - Обрадовано спросил я.
   - Хорошо. - Ответила она, оглядела меня с ног до головы и удивленно спросила: - Ты что, за ночь подрос?
   - А то. - Я горделиво приосанился и спохватился. - Кстати, это Алиса, подруга Деф, мы учимся в одном классе.
   Настя перестала подозрительно рассматривать меня и повернулась к Алисе.
   - Владелица волшебного шатра с чародеем внутри? - Спросила она. Алиса в свою очередь внимательно вгляделась в Настю и сказала: - У тебя лицо очень знакомое. Мы не виделись недавно, например, вчера вечером?
   Я постарался незаметно толкнуть ее локтем и сделал страшные глаза, когда Алиса удивленно посмотрела на меня. Огляделся и увидел, что на меня смотрят все, даже Деф, причем она еще и свирепо морщит брови.
   - Как вы могли вчера видеть друг друга, - я покачал головой, скорбя о короткой памяти Алисы, - если мы сразу же уехали из шатра, и ты сюда больше не прилетала?
   - Не прилетала? - Удивилась Настя. - Так вы что, из шатра улетели?
   - Разумеется. - Алиса очаровательно улыбнулась. - На оленях Санты Клауса.
   Наступила глубокая тишина. Она терпеливо вздохнула и добавила: - Разумеется, Алеша шутит. На минивэне мы уехали, на черном таком микроавтобусе. Мы пойдем, или в школу опоздаем? Не хочу второй день подряд задерживаться, это невежливо.
   Мы прогулочным шагом двинулись по улице, благо время пока позволяло.
   - Алиса, я тебе так и не представил нашего друга Павла. - Произнес я. - Будьте знакомы.
   Алиса посмотрела на него, прищурилась и процедила:
   - Тот самый, кто любит без спроса чужие вещи брать?
   Пашка вздрогнул, машинально потер грудь.
   - Я не брал. - Возразил он. - Вернее, я увидел ту загогулину, когда шатра давно не было. Увидел, как что-то ярко блеснуло, подошел, а там штырь из земли торчит, весь блестящий такой, еле вытащил, честное слово. Я ведь, когда его в руки взял и гравировки увидел, сразу понял, что это очень ценная вещь.
   - Еще бы. - Сквозь зубы произнесла Алиса. - Иначе ноги бы не приделал.
   Я в очередной раз поразился, насколько хорошо полиморфы владеют языками. Я про иностранные, имею ввиду. То ли врожденный дар к полиглотству, то ли многовековые тренировки, не знаю, но ни одной не говорящей по-русски эльфийки, пардон, перворожденной, я пока не встречал.
   - Я не делал ноги! - Пашка произнес это с негодованием оболганного праведника, я даже проникся глубиной затронутых чувств. - Я решил отнести ее ребятам, чтобы вернуть тебе.
   - Так почему не отнес? - Холодно поинтересовалась Алиса. - Время у тебя было.
   - Время было. - С готовностью согласился Пашка. - Возможности не было.
   - Поясни. - Алиса требовательно взглянула на Пашку, а он и рад стараться оказанному вниманию, еще бы. Алиса смотрелась в нашей компании как вычурно выстриженный королевский пудель, красиво и ярко, на фоне немецкой овчарки (Насти), лабрадора (Деф), Пашки, (он весь такой, высунувший язык, довольный, постоянно чешущийся дворняг) и я, непонятно кто, так как со стороны себя не видел. Надеюсь, какой-нибудь сенбернар или московская сторожевая. 'Шпиц'. Весело сообщила Деф. Я недовольно посмотрел на нее, с невозмутимым видом вышагивающую рядом.
   - Я показал найденный артефакт своему другу. - Пашка говорил неохотно и тяжело. - Он здорово разбирается в таких вещах. И он... - Пашка замолчал.
   - И он? - Холодно поинтересовалась Алиса, разглядывая собеседника взглядом вивисектора. Интересно, надеюсь, она понимает, что второй раз пластать моего друга у меня на глазах не получится? Или нет?
   - Он долго проводил экспертизу и попросил оставить его на некоторое время, хотя бы на сутки.
   - Разумеется. - Алиса слегка скривилась. - Считать афелки днка на вашей аппаратуре быстрее не получится. Хороший у тебя друг, Павел, разносторонне развитый.
   - Можно Паша. - Радостно ответил он. - А еще лучше, Пашка, я давно привык.
   - Хорошо, Пашка. - Алиса дружелюбно улыбнулась и протянула ладошку, которую, клянусь, Пашка попытался поцеловать. Вот как так они делают, а? И лишь мой пинок... легкое дружеское похлопывание коленом в его зад исправило ситуацию. Пашка принял небольшое ускорение, заодно немного прочистил мозги, я же задумался о переплетениях бытия.
   - Но я не согласился. - Продолжил он, как не в чем ни бывало. - Я сказал, что надо вернуть вещь тебе и побежал к точке наших сходов. И увидел там вас... - Пашка начал подвисать. - И Колька там был. И Настя. А тебя не было. Тогда не было. А потом подъехал черный автомобиль, все закрыл перед глазами, а потом... - Он замолчал и опять потер грудь.
   - А потом, - радостно сообщил я, - мы пришли. - Я указал на школу. - Мальчики, налево, девочки, направо. Ну, вы поняли. - Добавил я. Мне величественно кивнули.
   - Какая интересная история. - Задумчиво сказала Настя и спросила у Алисы: - Что такое афелки днк?
   - Автоматическая федеральная линия данных наружного контроля. - С милой улыбкой ответила Алиса. - Папка подключил, чтобы знать, где я и что я. А на штыре были выгравированы коды отключения. - Она понизила голос и заговорщически зашептала: - С большим трудом достала, между прочим. Только никому, сами понимаете... - Алиса приложила пальчик к губам и обычным голосом весело сказала оторопевшей от подобной ахинеи Насте: - Ну, все, пока. Леш, пойдем.
   - Что ты сейчас наплела? - Тихо спросил я, поднимаясь по лестнице между Алисой и Деф.
   - Ответила на вопрос. - Небрежно сказала Алиса.
   - А что такое на самом деле эти афелки? - Поинтересовался я.
   - Тебе на самом деле это надо знать? - Она внимательно посмотрела на меня. Я немного растерялся. - Не знаю. - Честно ответил я.
   - Вот если будешь знать... - Она не договорила, оглянулась и помахала рукой. К нам подбежал запыхавшийся Колька.
   - Будильник! - Хором произнесли мы с ним и девочки засмеялись.
   - А? - Он дико взглянул на меня. - А, да! Будильник не сработал, гад какой. Я, главное...
   - Давай мы с Деф тебе будильник подарим? - Предложил я. - Большой такой и, главное, громкий. Хочешь?
   - Кстати, о подарках. - Алиса достала из небольшого портфельчика увесистую штуку и протянула ее Деф. - Это спутниковый телефон. В нем забит мой номер. Еще раз вытащите меня из ванной в гол... в подобном виде, у моего карапузика истерика случится и не факт, что после перезагрузки он заработает.
   Деф убрала телефон в спортивную сумку, заменяемую ей портфель, а заинтригованно вытянувший шею Колька ревниво нахмурил брови и спросил Алису: - Что за карапузик такой?
   - Мопс, собачка такая. - Небрежно ответила Алиса.
   - А причем тут перезагрузка? - Растерялся Колька.
   - Она искусственная. - Объяснила девочка.
  Представляю, что сейчас на орбите делается, если ее сателлит хотя бы в половину столь же эмоционален, как моя Деф. Назови я ее собакой, да еще искусственной, такое начнется... Хотя, с другой стороны, совсем недавно я ее лабрадором представлял. Вот как так? Кстати... 'Деф, прием'. Старательно подумал я. В ответ тишина. Я вопросительно посмотрел на стоящую рядом девочку, пихнул ее локтем.
   - Что? - Деф повернулась ко мне.
   - Это я хочу спросить, что? - Недовольно ответил я.
   - Не здесь и не сейчас. - Негромко произнесла она. Алиса резко развернулась к нам и с улыбкой в тридцать два зуба спросила: - Что именно?
   - Леше очень хочется научиться пользоваться спутниковым телефоном. - Помощница строго посмотрела на меня. - Но не здесь, нам в класс пора, сейчас звонок прозвучит.
   Действительно, зазвонило, и ученики гурьбой потянулись в двери.
   - Здорово ты угадала. - Колька восхищенно посмотрел на Деф.
   - Угадала. - Согласилась девочка.
   - Ну, ну. - Неопределенно протянула Алиса и вошла в двери, величественно раздвинув перед собой затор, словно ледокол льдины.
   - Это как это? - Тупо глядя на вход, спросил Колька.
   - Расступились все перед ней из вежливости. - Пояснил я.
   - А мне показалось, - он продолжал пялиться на вход в класс, - что их будто невидимой стеной в стороны раздвинуло.
   - Показалось. - Деф кивнула на иссякающую горловину к знаниям. - Пошли в класс, сейчас учитель придет.
   Едва мы уселись на места, в класс вошел Сергей Саныч, бессменный учитель географии и краеведения, природоведения и географии мира. Все встали, неуклюже громыхая стульями.
   - С новым учебным годом всех вас. - Учитель благосклонно обвел нас взглядом из-под очков. - Садитесь.
   С не меньшем, вернее, куда большим грохотом ученики расселись, зашелестели.
   - Это Сергей Саныч, - суфлерским шепотом прошипел Колька в прямые как доски спины Деф и Алисы. - Наш учитель...
   - Вижу, у нас пополнение. - Учитель осмотрел класс. - Ну-с, Дефенс Коллинз и Алиса... - он сверился с журналом, - Фридлих. Прошу вас, представьтесь, пожалуйста.
   Деф встала.
   - Здравствуйте, Сергей Александрович. Меня зовут Дефенс Коллинз, можно просто Деффи, для друзей Деф.
   - Садись. - Учитель благосклонно кивнул, девочка села. - Я слышал, до этого ты проходила обучение в Англии, не так ли?
   - Правда? - Алиса удивленно воззрилась на соседку по парте.
   - Совершенно верно, Сергей Александрович. - Подтвердила моя помощница.
   - Как давно вы переехали к нам, в Россию?
   - В конце этого лета.
   - А до этого ты бывала у нас в стране?
   - Очень давно, я была совсем маленькая, ничего не помню.
   - И как тебе?.. - Учитель неопределенно повел рукой. - Наша страна, город, люди?
   - Страна большая, город красивый, люди замечательные.
   Деф повернула голову и с улыбкой покосилась на нас, отчего Колька раздулся от гордости, точно рыба-шар. Показывала мне Алиса такую. Сколько я в нее пальцем не тыкал, не раздувалась, пока Алиса не помогла. Правда, рыба потом лопнула.
   - Страна большая. - Согласился учитель и прошелся вдоль доски. - Кстати, о стране. Кто может назвать мне самую северную... - Он остановился и потер лоб. - О, прошу прощения, увлекся. Наша вторая новая ученица, Алиса Фридлих, прошу представиться.
   Алиса вяло подняла руку, обессилено ее уронила, выдула шар неведомо когда попавшей в рот жвачки, с шумом его лопнула и развязно произнесла: - Алиса Фридлих, прошу любить и жаловать.
   В классе захихикали. Учитель несколько опешил, прошел взад-вперед вдоль передних парт, как дикий зверь перед решеткой, прокашлялся.
   - Замечательно. - Произнес он. - И как тебе, Алиса, в нашем классе?
   - Отпадно. - Она закатила глаза, продемонстрировав, как именно и лопнула еще один шар. Хихиканье усилилось.
   - Так, тишина. - Учитель обвел взором класс. - Приступим к нашему уроку. Васнецова...
   Алиса повернулась к нам с Колькой и тихо спросила: - И этот ужас будет длиться много часов подряд?
   Я кивнул, Колька прошептал: - А ты что, раньше в школе не училась, что ли?
   - У меня было индивидуальное обучение. - Алиса печально вздохнула. - Я этот кошмар не выдержу.
   Она повернулась ко мне, показала пальчиком на брошь в виде лилии и напомнила: - С этим я, без, нет. Помнишь?
   Я кивнул. Девочка улыбнулась, послала мне воздушный поцелуй, я даже не шелохнулся, почувствовав на щеке его прикосновение, и встала.
   - Сергей Саныч, - жалобно сказала она, направляясь к двери. - Я на минуточку.
   - Э... - Он оторопел. - К-конечно...
   В дверях Алиса обернулась, с улыбкой помахала нам рукой и ушла.
   - Это что сейчас было? - Прошипел Колька.
   - В туалет человек пошел, что еще. - Пояснил я.
   - А, понятно... - Однако, судя по выражению его лица, в мое объяснение он поверил слабо. - А что за, с этим я, без, нет?
   - Приколюха у нее такая, вроде считалочки. Не бери в голову.
   Он недоверчиво ей покачал и шепотом произнес: - Раньше ты один у нас с придурью был, а теперь еще и Алиса появилась. Хорошо, что Деф не такая.
   - Ага, не такая. - Возразил я. - Плохо ты ее знаешь.
   - А ты хорошо? - Он аж прищурился, хитро так, как дедушка Ленин. Я неопределенно пожал плечами.
   Открылась дверь, вошла Алиса, прошла к своему месту, села и повернулась ко мне.
   - Зови меня Виолет, можно Виола. - Девочка указала на фиолетовый живой цветок, приколотый к груди. - Когда буду нужна, я во Франции и ее островах. Хочу лично выразить свое отношение. - Она послала мне воздушный поцелуй. Я стоически выдержал, покосился на учителя и прошептал:
   - Все хочу спросить, что означают ваши поцелуи?
   Девочка звонко засмеялась, запрокинув голову вверх. Я испуганно посмотрел на учителя. Подобный шум должно было слышно в коридоре, однако он даже не покосился в нашу сторону.
   - Узнаешь в свое время. - Весело произнесла Виола и игриво стрельнула глазами, вызвав у меня интенсивное покраснение. - Ты такой милый. - Добавила она, окончательно вгоняя меня в малиновый оттенок. - Мон шер. Особенно, когда головы отрываешь. Тогда, прямо, уф-ф! - Ее передернуло, но не от ужаса, как я с удивлением понял, а от удовольствия. И тут я наткнулся на взгляд Деф и как врезался лбом в бетонную стену. Словно взял в руки раздавленного, но еще живого котенка. Почему по ее щекам не текли слезы, не понимаю.
   - Мон стелс режим но сапик паз а ву. - Зло произнесла Виола, глядя девочке в глаза, опомнилась, кинула на меня быстрый взгляд и сказала ей с примиряющей улыбкой: - Если хочешь участвовать в разговоре, поставь маскировку. Моя на тебя не распространяется. - Деф молча, отвернулась. Я увидел, как Блонда с задумчивым видом наблюдает за сменами настроения и выражениями лица моей помощницы. Вот, блин, попал. Что им всем от меня надо? Нет, что надо Бабкам, я понял, вернее, Деф объяснила, если, конечно, ничего не напутала. Как сказала Алиса? Ты понимаешь смысл слов примерно одного из пяти. Представляю, что Деф поняла на Крыше Мира и что мне напереводила. Я в ситуации путешественника-первопроходца в окружении аборигенов-людоедов, весело скачущих вокруг костра с приготовленным вертелом, а единственным переводчиком выступает плохо-плохо понимающий их язык туземец, и комментирующий происходящее вокруг действо как праздничные народные гуляния. Гуляния, они-то праздничные, но не для всех они одинаково хорошо заканчиваются. И меня все больше разбирало чувство, что я нахожусь в именно таком положении.
   - Мой режим маскировки выключает нас с тобой из общей картины в классе. - Виола обвела рукой вокруг. - Мы общаемся, но все видят, будто мы прилежно учимся. Даже если кого-то из нас спросят, мон ами ответит и даже получит лучший балл. Замечательно? Поход в школу превратился в сказку.
  
   - Скажи, почему вы почти никогда не отвечаете на мои вопросы? - Спросил я. - Про поцелуи ты не говоришь, так ответь хотя бы, почему вы по очереди приходите в школу, если мы уже виделись в Кремле?
   - Это был ритуал, официальная часть, здесь же неформальная встреча, возможность передать свою летикет, поцелуй, следы губной помады, если объяснить общий смысл.
   Деф оглянулась и зло прошептала: - Вы свои ярлыки ему вешаете, чтобы потом он вас по ним нашел.
   - Это наши отношения и тебе не следует в них вмешиваться. - С достоинством произнесла Виола. - Да, если мон шер пожелает, впоследствии его маль домино найдет меня по оставленным следам. Это в его власти, и ты не смеешь ему препятствовать.
   - А сканировать вы его пытаетесь тоже ради будущей большой и чистой любви? - Еще злее прошипела моя помощница.
   - С маль домино не может быть большой и чистой любви. - Виола улыбнулась, но как-то грустно. - Там всего лишь физиология. Поверь, твоим чувствам ничто не угрожает. Ты любишь его одного, нам нужен другой. И у другого нет предпочтений и привязанности. Домино выступает как специалист, снимающий стресс. Например, массажист. Так было задумано, и теперь, если он появится у нас, любая будет беречь его.
   - Да, в золотой клетке в своем будуаре. - Фыркнула Деф.
   Виола весело засмеялась.
   - Любая, так поступившая, долго не проживет.
   - А если она будет не одна? - Предположила помощница. - Если их будет достаточно много, чтобы не бояться остальных, но достаточно мало, чтобы значительно увеличивать шансы на... частоту его посещений? Например, альянс? Или союз?
   - У тебя чрезмерно разыгралось воображение. - Виола покачала головой.
   - Так ли? - Деф разозлилась не на шутку. - А может быть, честно расскажешь, какой именно Грааль вы искали все эти годы? А когда решили, что Госпожа его нашла, объединились против в надежде поделить? Какая политика, какой коммунизм, капитализм, что за детский лепет? Почему вам нет дела до коммунистического Китая, но не оставили в покое капиталистическую Россию? Почему? - Спросила она, и сама же и ответила: - Потому что Госпожа утаила ретро-ген, а теперь еще и применила его на себе.
   - Его нельзя использовать на ком-то еще, кроме нас. - Виола пожала плечами. - И по уверениям твоей бывшей Госпожи, в спасательной капсуле он был один. Не все в это верят, но лично я, да. Если в мире появятся сразу две доминантной особи, очень скоро их останется ни одного. А если их лишать свободы, они занимаются только тем, что твой друг показал в Кремле. Так что твои обвинения в попытке присвоения альянсом или союзом беспочвенны.
   - Помнишь, во время танца у шпиля башни я делала вот так? - Спросила Деф у меня и покачала у своего лица поднятыми вертикально ладошками. Я кивнул. Такое не забудешь. - Вы предложили мне во время танца перебрать множество ваших лиц, - тихо сказала Деф Виоле. - Утверждали, вы понравитесь куда сильнее меня. Я согласилась. - Она помолчала и добавила: - Дура.
   - И что пообещали взамен? - Спросил я, зная ответ. Моя помощница отвернулась, глухо заговорила:
   - А потом вы использовали образ с максимальной реакцией на него, и появилась Алиса, одна на всех из вашего союза. И ты говоришь, вы не пытаетесь оставить его себе?
   - Если существуют предпочтения на некий конкретный облик, не вижу ничего зазорного этим воспользоваться. Тем более, это будет приятно нашему другу. Не так ли? - Виола с милой улыбкой посмотрела на меня.
   О, вспомнили и о моем присутствии, подумал я. А то я уже начал чувствовать себя в качестве кобеля, приведенного к самке и присутствующего при горячем споре хозяев о его достоинствах и недостатках.
   - Подобрали мордашку посмазливее и решили, дело сделано, побежит за ней, высунув язык. - Произнесла Деф. Вот, будто мысли мои читает. Хотя, именно, что читает.
   - Неужели моему другу будет приятнее общаться не с симпатичной девушкой, а страшилой? - Удивилась Виола, на что помощница ехидно заметила: - На девушку вы ростом не вышли. Девушками вас только среди пигмеев называть можно. Не очень с ними эксперименты получились? Ошибочка вышла?
   - Почему, с ними все было успешно. - Невозмутимо сказала Виола. - Ошибка вышла не с ними, с вами. Вернее, с людьми. И, насколько ты должна знать, мы можем принять рост и куда больше среднего взрослого европейца. Другое дело, это не продлится вечно.
   - Усталость полиморфа. - Злорадно произнесла Деф.
   - Эндемичный откат. - Виола посмотрела на меня. - Но когда доминанта войдет в силу, поверь, рост не будет иметь никакого значения.
   Я поежился. Похоже, они все за меня решили, только бабки одно, а Деф совершенно другое. Интересно, а мое мнение хоть кого-нибудь волнует, вообще? И почему Виола сначала общалась достаточно косноязычно, а теперь мелет как по писанному? Никак у ее сателлита ресурсы на суфлерство освободились?
   - Не слушай ее. - Помощница недовольно насупилась. - Не нужно тебе никакого доминантного роста. Ты себя в зеркало видел, когда превращался в альфа-самца? Показать?
   - Не смей на него давить. - Ровным, но почему-то очень зловещим тоном произнесла Виола.
   - Я на него давлю? - Деф изумленно взмахнула ладошками. - Я всего лишь хочу показать...
   - Ты знаешь, что до окончания процесса развития его восприятие законченного образа иное. Ты хочешь сломать ему психику? Все равно, что малышу показать фильм из разряда жесткой немецкой индустрии.
   - Дастиш фонтастиш? - Деф весело улыбнулась, но, по-моему, с нотками безумия. - А если и так?
   - Не смей. - Так же ровно сказала Виола, чем в конец меня заинтриговала. Что ж там за вид то такой?
   - Я так полагаю, - осторожно заговорил я, с содроганием вспомнив произошедшее в Кремле, и особенно желание полакомиться круглой вкусняшкой, - что двухметрового голубоглазого блондина я там вряд ли увижу?
   - Двухметрового, возможно, увидишь. - Ехидно согласилась помощница. - Может, и голубоглазого, даже может быть и блондина, это куда посмотреть.
   - Так в чем же дело? - Не понял я. - Что там такого страшного? Ах, да, - вспомнил я, - кажется, у меня во рту зубы были, как бы сказать... много, языком чувствовалось...
   - И зубы. - Подтвердила Деф. - И язык, и сам... бр-р!
   - Как у вас говорят? - Спокойно произнесла Виола. - На вкус и цвет товарища нет. - Для нас красивее не бывает.
   - Это?! - Деф, похоже, была действительно в шоке. - Но...
   - И паучиха для паука красавица. - Невозмутимо заметила Виола, заставив меня нервно сглотнуть.
   - Которому она голову откусывает. - Напомнила Деф, и я сглотнул снова.
   - Скорее он головы лишит. - Возразила Виола.
   - Жесть. - Подытожил я.
   - И об ответах на вопросы. - Виола помолчала. - Что самое ценное в этом мире?
   - Люди. - Предположил я. Виола пренебрежительно фыркнула.
   - Они истребляют друг друга с таким усердием, что не вмешивайся мы, количество населения скатилось бы до каменного века, либо прекратилось как вид. Еще идеи?
   - Так вы пастухи, а не мясники? - Удивился я. Виола чуть скривилась, но кивнула.
   - Если совсем грубо, то да. Мы развиваем свои подвластные территории для их блага и процветания. Иногда это более-менее успешно, иногда не очень, часто мешают козни соседок. Дух соревнования и все такое.
   - Последняя мировая война была вами развязана для стимуляции производства средств Судного дня. Играть надоело, решили скопом рвануть с опостылевшей планеты. - Не выдержала Деф и сжала кулачки, словно собираясь съездить Виоле по точеному носику. Правда, та не шелохнулась, лишь снисходительно улыбнулась и сказала: - Детские домыслы, дорогое дитя. В твоем состоянии все делится на черное и белое, без оттенков, и малейшего намека на то, что в природе существуют еще и цвета. Юношеский абсолютизм.
   - Я не пойму. - Заинтересовался я. - То ты ее ребенком называешь, то юношеским... этим, ну, ты поняла. Так она кто, маленькая девочка, или юноша... блин, девушка? Ты поясни.
   - Все просто. - Виола снисходительно пожала плечами. - По интеллекту она девушка, искин восстановлен в полной мере и успел собрать часть информации, правдивой или нет и из каких источников, другой вопрос. Поэтому в основном судит здраво, часто неверно, но это исправимо. А по глобальному пониманию мира, где оказалась, она совсем малое дитя, прожившее всего... два дня, так? Людские детеныши в это время даже мать узнать не могут, а твоя девочка достаточно логично рассуждает и даже пытается найти виновных. Вечно у вас хотят решить проблему, кто виноват, но все время забывают о второй, более важной, что делать. И поэтому вновь тот же вопрос. Что главное в мире?
   - Информация. - Нехотя выдавила Деф. - Сведенья. Данные. Это то, что ты хотела услышать?
   - Это то, что я хотела услышать в ответе. - Виола кивнула. - Теперь ты понимаешь, почему мы не отвечаем? Что взамен? Все равно, что прийти в ювелирную лавку, сказать, отдайте мне тот браслет, улыбнуться и уйти, не заплатив. И учти, информация ценится много дороже золота.
   - Мы понимаем. - Зло ответила Деф. Немного успокоилась и продолжила: - Мы понимаем, не беспокойся, вам аукнется. Он вас всех найдет.
   - Деф, давай заканчивать этот театр абсурда, - попросил я. - Мне с вами скучно. Я щас встану и уйду, а вы оставайтесь и разбирайтесь, чей третий номер больше.
   Я с удовольствием подметил, как обе метнули взгляды на свою грудь, хором печально вздохнули и с подозрением воззрились на меня. Я сделал вид, что устал и любуюсь закатом, ну, или что там отражается в окне обычной московской школы. А там была печалька, в смысле, не в окне, а в классе. Учеников не было, зато было куча народа в противогазах и непонятными приборами, осторожно продвигающихся к нам промеж столов, причем с такими характерными движениями шакалов в сторону мертвого льва (вот откуда это?) что меня добило окончательно.
   - Деф! - Возмущенно рявкнул я. - Что за хрень?!
   - Новый виток отношений. - Она развела руки в стороны. - Все наглядно.
   - Алиса! - Я спохватился. - Виола, что за хрень творится?
   - Не имею не малейшего понятия. - Она как сидела, еще больше выпрямилась, хотя, по-моему, дальше было невозможно, и мило улыбнулась: - Обрати вопросы к своей девушке. Хотя нет, для девушки она ростом не вышла, если только не карлица какая.
   Я завис. Не могла она присутствовать при нашем самом первом разговоре с выходящей из зеркала Деф. Но откуда тогда слова? Получается, жучки в квартире уже стояли?
  
   - Мне пора. - Виола встала и строго посмотрела на мою помощницу. - Дозируйте информацию для ключевых фигур. Не надо им слишком много знать, чтобы не получалось подобных ситуаций.
   Она обвела рукой отпрянувших личностей в противогазах, и исчезла. Я завистливо вздохнул. - А мы когда так сможем? - Спросил я.
   - Никогда. - Хмуро ответила Деф. - Я же говорила, ограничения на способы передвижения. И действительно, людишки совсем разошлись, пора навести порядок, как считаешь?
   - Людишки? - Меня покоробило. - Быстро ты нас в элиту мира переписала. А друзья мои тогда кто, тоже людишки?
   - Не передергивай, ты понял, о чем я говорю.
   - Понял. - Я встал и недовольно спросил:
   - В чем дело? Что за балаган вы тут устроили?
   - Прошу прощения, если мои подчиненные вас побеспокоили. - В класс вошел водитель желтой лады калины, как-то катавший меня вокруг пруда. - Но у них свои понятия о мерах предосторожности, иногда чрезмерные, не правда ли?
   Я кивнул.
   - Разрешите? - Собеседник присел на место Алисы. Я кивнул снова.
   - Как велосипед, в порядке? - Озабоченно спросил он. Я кивнул и подумал, что все больше уподобляюсь китайскому болванчику, или фигурке кошки, кивающей головой на торпеде автомобиля.
   - Вот и замечательно. - Обрадовался собеседник, но тут же нахмурился. - Мне доложили, что этой ночью в Кремле произошло внеплановое собрание с весьма, как бы сказать, трагическими событиями. - Он замолчал и выжидающе посмотрел на меня. Я хотел пожать плечами, передумал и отрицательно покачал головой.
   - Все живы, здоровы. - Сказал я. - Так, небольшие разногласия, ничего более.
   - Жаль. - Задумчиво, как бы мысли вслух, произнес собеседник и вздохнул. - А мы надеялись... А если повторить, но чтобы не все оказались...
   Теперь печально вздохнул уже я.
   - Как-нибудь в другой раз. - Предположил я.
   - Мне описали это существо. - Он с интересом воззрился на меня. - Это что-то новенькое?
   - Я покачал головой.
   - Скорее, нечто весьма старенькое, но, в общем, доброе и безобидное.
   - Не сказал бы. - Собеседник тоже покачал головой. - У нас такая суматошная ночь выдалась. - Он посмотрел на меня, перевел взгляд на скучающую Деф. - Представляете, мужья, жены звонят среди ночи. Не мне, конечно. - Поправился он. - В соответствующие структуры. Кричат о пропаже второй половины, причем прямо из супружеского ложа, представляете? Поначалу, разумеется, это приняли за шутку, но после... - Собеседник замолчал, я заерзал. Неудобно получилось, что тут говорить. - Разумеется, быстро выяснилось, куда делись похищенные, но вот что именно происходило в банкетном зале, непонятно. - Он посмотрел на меня, потом на Деф. Она зевнула, вежливо прикрыв рот ладошкой.
   - Я и сам, честно говоря, не понял. - Осторожно сказал я. - Скажем, выездной саммит Евросоюза.
   - С публичной аутодафе? - Спросил собеседник. Я кивнул.
   - Скорее, небольшой поркой по зазнавшейся... Ну, вы сами понимаете. Ничего серьезного.
   Он некоторое время подумал, улыбнулся, встал.
   - Не буду вам мешать. Учитесь, Павлу Павловичу привет.
   Я кивнул и огляделся. Людей в противогазах вокруг больше не было. В школе царила неестественная тишина, подозреваю, из учащихся в ней мы с Деф оказались одни.
   - Отбой учебной пожарной тревоги! - Донеслось из динамиков. Коридор заполнился голосами, в класс стали заходить ученики, удивленно поглядывая на нас с Деф.
   - А вы разве не выходили на улицу? - Удивленно закричал Колька из дверей. - Я вас обыскался! - Он уселся за парту и возбужденно спросил: - Слушай, а кто это приезжал к нам в школу? Кругом охранники, какими-то штуками его с ног до головы закрывают, мы так его и не разглядели. Это кто?
   Я посмотрел на Деф и ответил: - Это папка Алисы приезжал дочу проведать.
   - Да? - Колька закрутил головой. - И где она?
   - Вот и он спросил то же самое. - Я кивнул, встретил задумчивый взгляд Блонды, и старательно изображая губами каждую букву, произнес, глядя на нее: - Флэшмоб.
   Она отвернулась.
   - Весело тут у вас. - За парту присела Алиса. Обрадованный Колька что-то у нее спросил, но я не расслышал. Алиса раздвоилась, одна говорила с моим другом, вторая повернулась ко мне. Я покосился на ее плечо, но ничего там не нашел. Очередная новенькая?
   - Грета, Австрия. - Она разглядывала меня с таким непонятным видом, что я удивленно воззрился в ответ. Это была первая из Алис, кто не улыбалась и не кокетничала, я даже заволновался немного. Может, у меня рога выросли или прыщ на лбу вскочил? Пауза затянулась.
   - Старшая сестра собирает альянс. - Наконец сказала девочка. - В любом случае, я не поддержу планы нападения на тебя. Но она не отступится, будут провокации, срежиссированные события, она это умеет. И если не военное, то экономическое давление она окажет, и в этом мы противиться не сможем, извини. Будь осторожен.
   Я улыбнулся и благодарно кивнул.
   - И главное, помни, это всего лишь Игра. - Она внимательно смотрела на меня. - Ведь ты не будешь бить доской по голове, выигравшему у тебя в шашки? Личные отношения не должны страдать от ситуации на игровом поле. Ведь, так?
   Я подумал и снова кивнул, теперь уже серьезно. Девочка впервые улыбнулась, поцеловала пальчики, дунула, сказала: - Бис цум трафен майн либе принц, - и исчезла. Я обеспокоенно посмотрел на Кольку, но он пропажу, похоже, не заметил, как и все прочие в классе. А Алиса вновь появилась, обернулась ко мне и представилась: - Белла, королева Швеции и Дании, старшая сестра.
   Разумеется, был поцелуй, она пропала, появилась следующая Алиса, ее младшая сестра по Дании, следующая по Швеции и так далее. К концу урока я сбился считать и боялся дотронуться до щек, предполагая, что от смачных поцелуев они стали напоминать помидоры. Деф смотрела на доску и демонстративно игнорировала происходящее за спиной, и то хорошо. Когда зазвенел звонок, а очередная Алиса подмигнула и исчезла, я изнеможенно закрыл учебник и откинулся на спинку стула.
   - Деф. - Взмолился я. - Я больше не могу. Давай сбежим куда-нибудь, а?
   - Я думала, ты никогда не предложишь. - Она аккуратно сложила тетрадь и повернулась. - Куда?
   - Куда угодно, лишь бы подальше от этих... - Я испугано покосился на пустующий стул. Вдруг там сейчас еще кто-нибудь появится? - Давай к природе, поближе к воде. К Москва-реке. - Предложил я первое, что пришло в голову. - Только оставь вместо нас изображения, как тогда, когда мы в пруду купались. - Я торопливо запихивал ученические принадлежности в портфель. - И портфель домой отправь, ладно?
   Деф надменно фыркнула. - Не учи сателлита фокусам. Как-нибудь сама разберусь, куда и как вещи девать. Летим.
   Я взял Деф за горячую ладошку, и мы выпорхнули на свободу.
  
  * * *
  
   - Что с файлами, присланными Алисой? - Поинтересовался я, бросив очередной камешек в реку. Отрикошетить от воды у него не получилось и в этот раз, зато он замечательно отскочил от капота. Так бы по волнам скакал, подумал я, печально вздохнул и посмотрел на девочку. Помогла бы, что ли? Хотя нет, тут дело принципа.
   - Ее файлы являются ничем иным, как обычным рекламным роликом. - Деф отвернулась от меня, внимательно проследив за полетом нового камешка. - Смотрите, какая твоя Алисочка мудрая, справедливая и добрая. Кстати, она звонила и сказала, что присоединится к нам примерно в двенадцать часов.
   - Дня? - Уточнил я, ибо у Алисы станется и ночью припереться к нам домой и утащить хулиганов пугать. Деф кивнула.
   - И ничего интересного в тех файлах нет? - Я успокоился и запустил в полет следующий слабо загудевший плоский камешек в надежде, что он все-таки долетит до воды, а не шмякнется, как обычно, о крышу или стекло очередного автомобиля на дороге вдоль набережной.
   - Почему? Есть интересные моменты. - Девочка повела рукой и в вазе для фруктов появилась новая кучка овальных деталей для запуска.
   - Например, твоя любимая Алиса раньше действительно была принцессой. - Я кинул недовольный взгляд на Деф, бесстрастно смотрящей на реку. Вот ведь у нас повелось, я ей про ее дружка мозг выношу, она мне про Алису.
   - Она не моя и не любимая. - Привычно ответил я. - И не принцессой, а королевой... - Я пощелкал пальцами. - Каталонии. - Сгреб очередной камешек и отправил его в полет. Тот отскочил от лобового стекла машины, перелетел гранитное ограждение набережной и булькнул в воду. Я гордо покосился на помощницу.
   - Я не о перворожденной, а о девочке, что тебе так нравится. - Не поворачиваясь от реки, сказала Деф. - И не надо меня обманывать, я прекрасно вижу твою реакцию на нее. Перворожденная была в их мире богиней, и урожденная принцесса в день своего совершеннолетия добровольно взошла на ее алтарь, принеся себя в жертву. И они слились, став одним целым.
   - В совершеннолетие? - Я удивленно посмотрел на Деф. - Не тянет она на восемнадцать лет.
   - Тогда были другие обычаи. И та, кого ты видишь, частично настоящий человек, хотя и рожденный очень давно. Относительно давно. - Поправилась она и слабо улыбнулась. - Судя по всему, богиня выращивала себе второе обличие не одну сотню лет, занимаясь скрещиванием генетических линий не хуже заядлого собаковода.
   - И как же они слились воедино? - С интересом спросил я.
   - Тебе не стоит знать. - Девочка сказала это тихим, глухим голосом, чем очень меня заинтриговала. Я перестал водить пальцем над вазой, выбирая камешек покрасивее и уставился на нее.
   - Да ладно. - Произнес я насмешливо. - После отрывания головы, мгновенного фонтана крови перед носом, черепушки в лепешку и я там шарю...
   - Ладно. - Сдалась она. - Наверное, я не права, пытаясь оградить твою неокрепшую детскую психику от...
   - Ага, неокрепшую, скажешь тоже. - Фыркнул я. - И не фига, не детскую. Ты сама как-то сказала, что я вечный ребенок. Это как?
   Деф отвернулась от лицезрения реки и пристально взглянула мне в глаза.
   - Ты действительно хочешь знать? - Спросила она. Я кивнул как можно увереннее. Она вновь повернулась к реке и тихо заговорила:
   - Я мало что помню. Но судя по всему, раз в семь, может, десять лет Госпожа с моей помощью проводила операцию по возвращению твоей памяти к исходному образцу, и твоя жизнь начиналась на новом месте с нового листа. Только... - Она замолчала.
   Я обдумал услышанное и запустил камешек в реку, впервые добросив его до воды без промежуточных остановок.
   - И долго это продолжалось? - Хмуро спросил я.
   - Я думаю, с момента разделения сознания на твое и ее. А сколько именно, попробуй узнать у своей Алисы.
   - Когда Госпожа стала Хранителем. - Задумчиво произнес я и метнул следующий камешек, вызвав на невысоких волнах цепочку всплесков. Влюбленная парочка, сидящая на гранитном ограждении набережной, в очередной раз удивленно оглянулась, не понимая, что и откуда прилетает со стороны Кремля. Очевидно, Деф установила со стороны дороги полог невидимости, дабы не смущать автолюбителей и прохожих. Я встал с шезлонга, подтянул шорты, нетерпеливо прошелся взад-вперед по стене и выглянул между зубцов.
   - Опаздывает. - Пожаловался я. - А еще говорят, пунктуальность, вежливость королей.
   - Во-первых, - поправила меня девочка, - не пунктуальность, а 'точность - вежливость королей и долг всех добрых людей', а во-вторых, она давно не королева.
   - А почему она тогда представляется королевой Каталонии?
   - А почему она называет тебя принцем? - Задала встречный вопрос Деф.
   - Не только она меня так называет. - Не согласился я. - Все так называют, за исключением той сумасшедшей. - Я взял из вазы камешек и запулил так, что он едва не доскакал до середины реки. - Так как они слились воедино?
  
   - Коля спрашивает, как ты умудрился за ночь так вырасти. Что ему ответить?
   - Не увиливай от ответа. - Я швырнул в реку, не попал, зато благополучно разбил боковое стекло машины. Деф укоризненно поглядела на меня и повела рукой. Стекло восстановилось, а я выжидающе повернулся к ней. Помощница сдалась и заговорила:
   - Судя по церемонии, очень красиво. А если, по сути, это переваривание заживо. Думаю, болевые рецепторы на тот момент были отключены, иначе девочка не улыбалась бы толпе с таким восторженным видом.
   - Ее эмоциональный фон был стабилизирован. - Задумчиво протянул я и запулил новый камешек. Почему я этому всему не удивляюсь, в очередной раз задал я себе вопрос. Наверное, потому что знаю все очень давно, просто забыл. А теперь вспомнил. Однако, переваривание заживо... Брр, по-видимому, раньше я этот процесс по-другому представлял. Слияние звучит лучше, и смысл имеет возвышенный, никак не поедание одного организма другим.
   - А что стало с разумом той... принцессы? - Спросил я, смутно догадываясь об ответе. Деф пожала плечами.
   - Разумеется, на ней был Знак, значит, ее сознание должно было сохранено. А вот, сколько в нынешней Алисе осталось от прежней девочки и сколько от полиморфа, судить сложно. Сам видел, иногда она ведет себя как обычная девчонка, а иногда... - Деф замолчала. - И она была не первой, с кем сливалась перворожденная.
   - Не первой? - Я покосился на нее. - А какой по счету?
   - Вот сам ее и спроси. Интересно, что она ответит.
   - И так знаю. - Я закинул камешек вдаль. - Такие вопросы задавать невежливо.
   - Вдруг, нет? И еще. Я не уверена, что правильно переводила тебе на Вершине Мира. Над той горой с крестом. - Пояснила помощница. - Точнее, уверена, что неправильно. Мне очень жаль.
   Я похолодел.
   - Хочешь сказать, та эльфийка, - сипло проговорил я, - что я в итоге оторвал голову, была невиновна?
   Девочка поспешно замотала своей головой.
   - Вовсе нет. Она напала еще над Останкинской башней и была виновна, без сомнений. Ваш разговор с ней был на позднем диалекте, я его понимаю несколько... много лучше чем древний, используемый при обращении Отца на Вершине Мира. Не переживай, она была виновна, это без вариантов. И кстати, к тебе гости.
   Моя помощница посмотрела около себя, словно увидев там нечто интересное.
  
  
  
  Глава 15. День четвертый. День.
  
  
  
   - Прошу прощение за опоздание. - Рядом возникла Алиса, цапнула со столика бокал, понюхала, скривилась и укоризненно сказала: - Если уж пьете апельсиновый сок, то хотя бы свежевыжатый и из плодов достойных сортов.
   После чего развалилась на моем шезлонге и залпом выпила добрую половину.
   - Уф, ну и денек задался. - Сообщила она жалобным голосом. - Есть две новости, хорошая и плохая. Вернее, даже три, хорошая, очень хорошая и, разумеется, плохая. С какой начать?
   - С плохой. - Опередив меня, сказала Деф.
   Я недовольно посмотрел на нее, так как читать мои мысли и озвучивать их я не просил, и помахал рукой часовому, издали подозрительно косящемуся на нас. Он сделал вид что, согласно приказу, ничего тут не видит, однако забубнил в рацию. Из двери башни выскочил небольшой мужичок в перекошенном пиджаке и торопливо подошел.
   - Еще один шезлонг и графин свежевыжатого апельсинового сока из плодов достойных сортов. - Холодно приказала Деф. Все еще дуется на представление в классе, понял я, получил в ответ недовольный взгляд и расплылся в широкой улыбке. А не все ей мои мысли читать, кое-что и в обратную сторону работает.
   - Не надо мне вашего сока. - Алиса поставила бокал на столик. - Хотите, пейте его сами. Или лучше, вот. - Она взяла сосуд с до боли знакомой розовой жидкостью. - Угощайтесь.
   - Нет, спасибо. - Меня слегка передернуло от воспоминаний, а Деф, к моему удивлению, молча забрала у Алисы бокал с вином, пригубила и в положении полулежа заняла соседний шезлонг, закинув ногу на ногу. Алиса то ли удивленно, то ли одобрительно покачала головой, ее одежда превратилась в такой же купальник, как у моей э... защитницы, достала из воздуха новый бокал с розовым вином, отпила и блаженно откинула голову. - Уф, устала, и как раз из-за плохой новости. Твоя антагонист восстала и собрала экстренное совещание, причем не только из альянса, но и всех, до кого смогла достучаться. Представляешь, даже я там была. И требует твою голову.
  
   - Мою голову? - Удивился я. - Это как?
   - В переносном смысле. Желает показать тут всем вашу русскую кузькину мать.
   - А причем здесь тут и всем? - Не понял я.
   - Ты объявил эту страну своей территорией, и она желает показать, насколько ты плохой руководитель.
   - Какой такой руководитель? - Опешил я. - Я просто сказал...
   - Ты объявил эти земли своими и это слышали все. Не представляю, как ты будешь их защищать, не имея возможности ставить Знаки для привлечения людей.
   - Тут уже есть люди, оставшиеся от Госпожи, - напомнил я, - и на них, насколько я помню, по правилам Игры распространяется защита.
   - До третьей степени. - Подтвердила Алиса. - Это означает, мы не можем навредить им лично, не можем отдать приказ людям, и создать ситуацию, когда люди отдадут такой приказ, тоже.
   - Так в чем же дело? - Не понял я. - Вроде, все нормально.
   - Не совсем. - Девочка отпила из бокала. - Остаются естественные причины. Несчастные случаи, нападения случайных людей, болезни, старость, неудачные выборы, наконец. Если при наличии Знака сателлит автоматически отслеживает безопасность человека и если посчитает нужным, вмешивается, то у вас подобной связи не будет, соответственно, рано или поздно ты лишишься этих, а новых не наберешь. Опять же, каким образом ты собираешься на них влиять? Просто придешь и поговоришь?
   - А как еще? - Удивился я.
   - Может, объяснишь? - Алиса повернулась к Деф, но она отвернулась, с демонстративным видом разглядывая вертолетную площадку.
   - У сателлита существует связь с человеком под Знаком. Разумеется, не настолько сильная и прочная как у нас, но, тем не менее, влиять на его организм, внушать нужные мысли и подталкивать на необходимые действия он может. Слышал, когда говорят, 'черт дернул'? - Алиса весело улыбнулась и отпила вина. - Очень может быть, человек сделал навязанное Игроком, вернее, его сателлитом. Звенья поступков складываются в цепочку на первый взгляд случайных событий и в итоге приводят к нужному результату. Или не приводят. Похоже на игру в нарды, смысл похожий, но принцип другой. Конечно, есть люди, с которыми такие вещи не проходят, но тут должна быть мощная воля или сильная вера. - Она посмотрела на солнце сквозь бокал. - Проделать подобные вещи сателлит может практически с любым и без Знака, но он существенно облегчает воздействие, снимая у психики абонента подсознательное отторжение вмешательства, к тому же Знак еще и маяк, постоянно указывающий местонахождение и помогающий отслеживать события вокруг реципиента. И, разумеется, разрешение наложить на себя Знак должно быть добровольное, хотя память об этом в абсолютном большинстве случаев стирается. Но, зачастую, плохо и человек помнит о случившемся, например, как о странном сне.
   - Странно. - Пробормотал я. - Как ты с двухлетней малышки добровольное разрешение получила? Тяжело было?
   - Она была рождена женщиной, находящейся под Знаком. - Небрежно пояснила девочка. - У родителей, получивших Знак, рождающиеся дети автоматически наши. Слышал о проклятии рода? - Она с веселой улыбкой смотрела на меня. - Но им не надо помнить, когда мы приходим, дабы наказать и объявить свою волю.
   - Поэтому тебе понадобилось то средство Деф. - Озарило меня. Алиса снисходительно кивнула и сказала:
   - В том числе. Кстати, замечательная вещь, спасибо.
   - Не понял? - Удивился я. - Откуда?
   - Согласно выполненному договору. - Алиса невозмутимо отпила свою розовую жидкость.
   - Ты же пошутила? - Спросил я.
   - Я люблю пошутить. - Подтвердила она. - Но не со сделками. Я закрыла программу 'сон в летнюю ночь' и освободила пациентов. Договор с моей стороны был выполнен и получена оплата.
   - И где тогда маленькая София? - Я с наигранным непониманием огляделся.
   - В приюте. - Алиса отпила и посмотрела на меня поверх края бокала. - Или надо отправить ее тебе? Могу и остальных...
   Я испуганно замахал руками.
   - Нет, не надо! Если все так, как ты говоришь...
   - Твоя девочка присутствовала при этом. - Алиса указала сосудом в руке на Деф.
   - И ничего мне не сказала. - Протянул я, с обидой глядя на свою половину.
   - Ты спал. - Коротко ответила она.
   - А потом?
   Деф невозмутимо пожала плечиками и отвернулась к реке.
   - И как выглядят тайные лаборатории Игроков? - С интересом спросил я. - Холодные пещеры глубоко под землей...
   - Частная клиника к югу от Барселоны. - Сухо сообщила Деф. - Пациентов развезли по больницам, клинику закрыли. Думаю, на время. А другие, что я почувствовала под водой, твоя любимая Алиса перевела в иные места.
   - Любимая? - Переспросила Алиса, поставила бокал на столик и радостно захлопала в ладошки. - Ух ты!
   Я засмущался и метнул камень, едва вновь не вынеся боковое стекло автомобиля. Камешек срикошетил о невидимую преграду и свечой взвился к облакам.
   - А поесть что-нибудь есть? - Алиса посмотрела на принявшую сидящее положение Деф и махнула рукой. - Я сама. - После чего задумчиво поводила пальчиком над появившимся блюдом с крошечными пирожными, и определившись с выбором, грациозно положила одно из них в рот. Деф покосилась на меня и достала из точно такого же блюда как у Алисы точно такое же пирожное. Алиса протестующе замахала руками.
   - Милая моя девочка, - прожевав, сказала она, улыбнулась, увидев, как нахмурилась Деф и поправилась: - просто милая девочка. Мы не едим копированное, это дурной тон. Мы не пользуемся копированными вещами, это неприлично. Все должно быть оригинально и сотворено, как и положено в природе. Если это пирожное, его должны были испечь, если это вилка, ее должен был создать ювелир. - Она посмотрела на меня и сказала: - Хотя бы сталепрокатный станок.
   Я перевел взгляд на зажатую в руке вилку со смутно знакомой дымящейся оранжевой сосиской и посмотрел на зардевшуюся Деф.
   - Не расстраивайся так. - Алиса помахала в воздухе ладошкой. - Ты же не нарочно, просто не знала.
   - Я много что не знаю. - Глухо произнесла Деф, и вилка из моих пальцев пропала, причем вместе с сосиской, отчего я недовольно вскрикнул. - А ты так и не восполнила мои файлы.
   - Я смогла передать тебе лишь то, что успела. - Алиса пожала обнаженными плечиками и отпила из бокала. - Прости, но я зажата правилами. Мне очень не поздоровится, если я их нарушу.
   - И как об этом узнают? - Я запустил очередной камушек. Он отскочил от очередной крыши автомобиля и благополучно булькнул в воду. Парочка поспешно слезла с парапета и ушла, постоянно оглядываясь на башню Кремля. Деф укоризненно посмотрела на меня, я недоуменно пожал плечами.
   - Еще не принято, - как бы, между прочим, заметила Алиса, крутя пальчиком над пирожными, - на неофициальных встречах мысленно общаться в присутствии третьих лиц. Разумеется, если эти лица мы. - Она ослепительно улыбнулась. - И, разумеется, если сателлит присутствует в виде проекции.
   - Мне уйти? - С вызовом поинтересовалась Деф. Алиса вскинула ладошки, защищаясь.
   - Разумеется, нет! Я всего лишь восполняю твои знания, только и всего. Какие могут быть обиды?
   - Какие? - Деф разозлилась ни на шутку. - Ты прислала мне файлы из рекламы: 'посмотрите, какая я добрая и справедливая, голосуйте за меня, я ваш выбор'. Да в роликах кандидатов в депутаты на порядок меньше хвастовства!
   - Ты видела реально происходящие факты. - Медленно заговорила Алиса, а я испугался возможного взрыва, причем он мог произойти не только в эмоциях, но и в реальности. - Ты можешь делать на их основании любые выводы, твое право, но оскорблять себя я не позволю.
   - Так, девочки, успокоились. - Я примиряюще поднял руки. - Никто никого не оскорбляет. Просто Деф считает, что информации недостаточно.
   - Ее просто нет! - Деф залпом выпила бокал и почти швырнула его на столик. Алиса с беспокойством проводила взглядом ее жест и заговорила:
   - Любой пакет файлов сателлит отслеживает особой меткой и если он передаст его тебе, это останется в его памяти. И если старшая сестра обвинит меня в нарушении ее приказа, она может затребовать часть записей памяти сателлита. И если факт обнаружится... - Она замолчала.
   - Передай каким-нибудь иным способом. - Предложил я.
   - Как? - Алиса криво улыбнулась. - Через интернет? С таким объемом данных попросту невозможно. - Она отпила из бокала, помолчала. - Единственно возможный вариант, через третьи руки.
   - Это как? - Спросил я, а Деф встала, налила себе из розового кувшина, села и уставилась на Алису непонятным взглядом, то ли угрожающим, то ли наоборот. Та незнамо, отчего поежилась и заговорила: - Мой сателлит может скинуть информацию на физический носитель, хотя и будет автоматически отслеживать его нахождение. И снять слежение он может лишь в одном случае. - Она замолчала, с опасением глядя на Деф.
   - Я прекрасно понимаю, о каком случае ты говоришь! - Выкрикнула Деф, раскраснелась, залпом выпила бокал и с размаха разбила его о зубец крепостной стены. Я круглыми глазами смотрел на нее.
   - Только тогда мой сателлит снимет наблюдение, в том числе и за файлом, если он внутри. - На удивление кротко сказала Алиса.
   - Хорошо! Давай! - Деф вскочила, встала около Алисы и раскинула руки. - Начинай!
   Я смотрел на происходящее так, как это обычно описывает Колька, а именно, с выпученными глазами, будто крабик какой. Что происходит то?
   Двое курсантов, с выражением глаз, так похожим на мое, аккуратно поставили шезлонг и бочком удалились, стараясь держаться от Деф подальше.
  
   Я услышал, как один тихо сказал другому: - Эти дети олигархов совсем... Звук резко пропал, звуковой полог отрезал слышимость. А может, и полог невидимости заработал, кто знает.
   - Милое дитя. - Алиса печально покачала головой. - С тобой я не превышу необходимого порога. Поверь, это чистая физиология.
   - Пусть твой карапузик простимулирует выработку нужных гормонов. - Сказала Деф и улеглась на шезлонг. Я облегченно выдохнул. - И ты передашь носитель мне. Сколько времени уйдет на разархивирование и уничтожение носителя?
   Алиса наклонила голову, словно прислушиваясь, и сказала: - Минимум, час, максимум, три. Он не знает твои возможности к дешифровке.
   - Какой тип шифрования? - Деф говорила деловым тоном, будто речь не шла о том, о чем я подумал.
   - Белли. - Ответила Алиса, Деф скривилась.
   - Полтора, два часа максимум. - Пробормотала она. - Печально.
   - Ты не представляешь, как. - Согласилась Алиса, посмотрела на свой бокал и осторожно поставила его на столик. - Он не сможет довести выработку гормонов до необходимого порога, это противоречит запрету на нанесение вреда хозяину. А без преодоления порога не снимет наблюдение. А без снятия наблюдения незаметно передать файлы и уничтожить носитель...
   - Я все поняла. - Деф устало махнула рукой. - Тебе нужна помощь в получении необходимого коэффициента естественным путем, правильно я понимаю?
   Алиса откинулась в шезлонге и, чуть прищурившись от интереса, как я полагаю, наблюдала за Деф, крутя в руках взятый со столика бокал. С ним, наверное, спокойнее, подумал я и поймал себя на мысли, что тоже хочу взять в руки что-нибудь, желательно потяжелее. Я и раньше сомневался в адекватности Деф, а сейчас и вообще зашкалило. Как она говорила? Она пойдет на все ради моей безопасности, но неужели утерянная ей информация важна настолько, что она согласна целоваться с Алисой вместо меня? Мне, значит, нельзя, это она ревнует, а самой, значит, можно? Все нормально, в порядке вещей. Эдак она ради меня еще и с дружком своим бывшим... Настроение у меня окончательно провалилось в бездонную черную дыру. А действительно, почему бы ей не наладить старые отношения и получить все необходимое из первых рук, нежели договариваться с Алисой и ждать неизвестно что? Или неприязнь Деф к силуэту настолько велика, что она предпочитает заниматься э... странными вещами, нежели принять помощь того, кто ее, а главное, меня, едва не прибил? И все равно, понял я, если она не получит информацию другими путями, она пойдет на поклон к нему. Я вспомнил, как Деф встала перед ним на колени, и заскрипел зубами. Да я лучше всех Бабок по очереди перецелую, чем допущу такое снова.
   - Удивительно. - Сказала Алиса. - Не сомневаюсь, что мой карапузик ради меня поцелует и тебя, - она обращалась к Деф, - и моего принца, и кого угодно, лишь бы мне в радость. Но он сделает это по приказу, но никак не по собственной инициативе. Тебе настолько не хватает остроты отношений?
   Деф вспыхнула и с сжатыми кулачками вскочила с шезлонга, но Алиса лишь невозмутимо отпила из бокала. - Милая девочка. - Спокойно сказала она. - Все, кто пугались неосуществимых угроз, предстали перед Отцом много лет назад, в самом начале Игры. Не скрою, играть тогда было много увлекательнее, в основном, от непредсказуемости и вздорности поступков других Игроков. - Она замолчала и вновь пригубила из бокала, скорее, помочила в нем губы, понял я. Алиса подняла на меня глаза и неожиданно весело подмигнула поверх его кромки.
   - И сколько вас тогда было? - Спросил я. Она отпила, опустила взгляд и стала внимательно рассматривать вращаемый в руках бокал.
   - Много больше, чем сейчас. - Наконец ответила она.
   - Хорошо, не меньше. - С иронией заметил я. Алиса пронзила меня пристальным взглядом крайне серьезных синих глаз.
   - А вот если бы было меньше, это была бы катастрофа. - Она глупо хихикнула и пустила в бокале пузыри, отчего я в шоке уставился на нее. - Сестры повесились бы от горя. - Она вновь хихикнула с интонацией вдрабадан пьяной гулены и снова пустила пузыри, на этот раз, вроде даже носом. Я откинулся в шезлонге и с испугом посмотрел на крайне задумчивую Деф. Если Алиса вконец надралась своего вина, кто знает, на какие подвиги ее потянет? Хорошо, Деф вовремя встанет между нами, а если нет? А, нет, не хорошо, подумал я, вдруг Деф примется лобызать Алису в погоне за физическим носителем, что тогда?
  
  
  
  В общем, попал со всех сторон, уныло подумалось мне.
   - Через сколько будет готов физический носитель? - Деф забрала у Алисы ее бокал, плеснула содержимое на кирпичную кладку, налила из кувшина и устроилась на шезлонге, поджав ноги.
   - Он уже готов. - Беспечно сказала Алиса, достала из воздуха новый бокал, до краев наполненный розовой жидкостью и отпила. - И он во мне. Достанешь после превышения порога.
   - Как я это узнаю? - Очень спокойно, я бы сказал, излишне спокойно спросила Деф. Алиса мило улыбнулась, продемонстрировав ямочки на щеках, создавшие с ямочкой на подбородке дивный треугольник. - Узнаешь, поверь мне.
   - Ты не боишься все это рассказывать? - Небрежно поинтересовалась Деф. - А если это узнает твоя старшая сестра?
   Я удивленно посмотрел на шантажистку. Алиса весело засмеялась, и я поспешно запулил камешком в реку, вызвав длинную череду расходящихся кругов.
   - Никакие слова у нас не являются доказательством. - Она отпила из бокала. - Если бы нас судили за слова, давным-давно не осталось бы никого. Только дела, только факты. Они увидят, что во время нашего поцелуя - Алиса выразительно взглянула на меня, и я глотнул - носитель лежит у моего языка, затем запись пропадет, а после ее возобновления носителя у меня не будет, но если он не окажется у моего принца, ничего доказать не возможно. Все всем понятно, но бездоказательно.
   - У твоего сателлита не будет записи о переходе физического носителя от тебя к моему хозяину, где я его расшифрую и уничтожу. - Произнесла Деф и задумчиво добавила: - Но, возможно, подобная запись будет у меня.
   Алиса отпила вина и с обезоруживающей улыбкой сказала: - Теперь ты понимаешь, как я тебе доверяю.
   Деф хмуро отвернулась и глухо спросила: - Два часа в состоянии непрерывной эйфории, как ты себе это представляешь?
   Алиса посмотрела на меня, и кончик ее розового языка быстро пробежал по губам. Она опустила глаза и прильнула к бокалу. Затянувшееся молчание прервал растеряно оглядывающийся мужичок с подносом, на котором стоял графин с апельсиновым соком и, судя по запаху, действительно только что выжатым. Я представил, как взвод кремлевских курсантов по очереди выжимают в кулаках апельсины и содрогнулся. Мою реакцию Алиса поняла по-своему, так как после торопливого ухода человека примирительно сказала: - Когда ты воплотишься в доминанта, все вопросы отпадут сами собой.
   - И два часа? - Тихо, не глядя ни на кого, произнесла Деф. Алиса уткнулась в бокал и кивнула.
   - Губы не отвалятся? - Нейтральным тоном поинтересовалась Деф, крутя свой бокал с таким видом, словно раздумывая, не запустить ли его в голову собеседнице. Алиса отрицательно мотнула головой, не вылезая из бокала.
   - Ну, ну. - Зловеще протянула Деф.
   - Все это лишь абстрактный разговор, не так ли? - Я отошел к зубцам стены и выглянул по сторонам. Проветриться не мешает, да и в себя прийти, тоже.
   - Разумеется. - Подтвердила Алиса. - Никто никого не торопит. Все случится, если и когда мой принц посчитает нужным. Перейдем ко второй новости? Хорошая или очень?
   - Очень. - Хором произнесли мы с Деф. Она мрачно и с надутым видом, я с любопытством. Очень мало у меня в последнее время хороших новостей, если честно, даже появление Алисы можно рассматривать двояко. С одной стороны, она друг, что бы ни говорила Деф, даже во вражеском стане мисс Америки шпионит. И у меня появляться не боится, хотя уверен, об этом рано или поздно станет известно. С другой стороны, ясно, что при этом преследует свои личные интересы. Поцелуй ей мой нужен, как же, пусть и длинной в два часа, никогда не поверю. Надо будет попросить Деф, чтобы в эти два часа глаз с меня не спускала, мало ли. А целоваться, похоже, придется. Я вздохнул и непроизвольно облизнулся.
   - Можешь не вздыхать печально. - Деф с угрюмым видом отпила из бокала. - Будто я не знаю, что ты чувствуешь на самом деле.
   - Что? - Заинтересованно спросила Алиса.
   - Отвращение. - Процедила Деф и сделала внушительный глоток.
   - А вот и неправда. - Расстроено возразила Алиса, обеспокоенно проследила за движениями моей охранницы и поежилась.
   - Не стоит тебе злоупотреблять. - Неожиданно робко заметила она. - У меня есть, кому очистить организм, а вот твой обмен веществ восстановится не сразу. Разумеется, пострадает только отдел, отвечающий за общение, но поверь, мне совсем не нужен пьяный скандал и истерики.
   - Не дождешься. - Процедила Деф и сделала могучий глоток, одним махом осушив добрую половину бокала.
   - Как такое может быть? - Я хотел засмеяться, но в последний момент передумал, уж очень недобро покосилась моя помощница, крутя в руках потенциальный метательный снаряд. - Она же просто изображение?
   Деф так на меня посмотрела, что я сразу пожалел о своих словах.
   - Система связи сателлита анализирует происходящее со своей проекцией, - заговорила Алиса и, как я понял, это предназначалось в основном для Деф, а не для меня, - и производит в своих рецепторах максимально подробное и реалистичное повторение, в том числе создает и химические соединения, поступающие в лимфу мозговых центров, отвечающих за общение. Ядом себя, он, конечно, травить не станет, но выработку алкалоидов произведет, хотя и до определенных пределов. А как себя поведет юная подвыпившая девушка с мощным арсеналом средств массового поражения, если решит устроить в центре города сцену ревности, я даже представить боюсь. Конечно, мой карапузик частично минимизирует потери, но...
   - Так, закроем эту тему. - Поспешно проговорил я. - Что за очень хорошая новость?
   - Очень хорошая новость состоит в том, - Алиса аккуратно поставила свой бокал на столик и надела солнцезащитные очки, - что никто из сестер не поддержал воинственные планы Старшей не оставить здесь камня на камне.
   - Почему? - Спросил я. - Вам же надо поскорее устроить ядерный Армагеддон и закончить игру.
   - Что за чушь! - Удивилась Алиса. - Кто тебе такое сказал?
   - Бывший дружок Деф. - Я кивнул на гордо отвернувшуюся девочку.
   - Он маниакально подозрителен и недоверчив. - Алиса хотела взять бокал, но передумала. - Бывает порой очень жаль, что он не может, как обычные сателлиты, читать наши мысли, вот и придумывает вечно страшилки одну безумнее другой. Предположим, устроим мы рукотворный апокалипсис, а Отец не засчитает его окончанием Игры, и что тогда, с чем мы останемся? Получится как в вашей сказке о старухе и разбитом корыте. Не скрою, Старшая периодически носится с идеей порушить эти территории, но солидарных с ней нет, за редким исключением особ со сдвинутой от корабельной качки головой. У Старшей территории далеко и большие, а наши рядом и маленькие. Если случатся подобные разборки, нас растопчут и не заметят, что одна, что другая.
   - Но ведь Госпожи больше нет. - Сказал я.
   - Да что ты, неужели? - Алиса лукаво улыбнулась и покачала пальчиком. - А кто тогда периодически из тебя появляется? Я, в отличие от Старшей, смотрю фильмы. И хотя ее бывшая Госпожа, - она кивнула на насупленную Деф, - не Воландеморт, а Старшая не Гарри Поттер, в целом, ситуация схожая. А я очень не хочу ссориться с тем, кто может оторвать мне голову. Это понимают и остальные, тем более есть не только кнут, но и пряник. - В этом месте она мурлыкнула и красноречиво посмотрела на меня. Я невольно глотнул и услышал глухое рычание Деф.
   - Я не собираюсь делать то, что хочет Госпожа. - Угрюмо проговорил я. Деф прекратила рычать, возмущенно зашипела и закатила глаза, очевидно, в шоке от моего идиотизма. А затем закрыла их вообще, наверное, не собираясь иметь ничего общего с таким идиотом.
   - А Госпожа от тебя что-то хочет. - Утверждающе произнесла Алиса. Я посмотрел на застывшую в виде истукана Деф и хмуро кивнул. Алиса задумчиво постучала ноготками по белому пластиковому столику.
   - Может быть, - сказала она, - тебе стоит выяснить, что именно надо бывшей Госпоже?
   - Зачем? - Не понял я.
   - Возможно, это можно будет использовать против Старшей. - Предположила Алиса.
   - Зачем? - Я удивился. - Если что, просто пойду и снова оторву ей голову, но на этот раз оставлю кристалл у себя.
   - Не оторвешь. - Она отрицательно покачала головой. - Без поддержки могучей кучки ты, во-первых, ее не поймаешь, во-вторых, не справишься с ее сателлитом. У вас будет паритет.
   - Не будет. - Уверенно сообщил я, не собираясь, однако, в подробностях объяснять, почему. Алиса вновь отрицательно покачала головой.
   - Четверка подчиняется тебе номинально. Тебе придется доказать, что ты имеешь право на месть. - Она посмотрела на меня и поправилась: - На правосудие, но Старшая такого не допустит. Столь глупо она больше не подставится. Честно говоря, странно, что она едва не слилась в тот раз.
   - Едва не слилась дважды. - Мрачно заметил я. Алиса согласно кивнула.
   - Почему Старшая не ведет себя как остальные? - Спросил я.
   - А ты хотел бы? - Девочка озорно улыбнулась. Я покраснел.
   - У нее есть веские причины. Она собрала замечательное приданое и единственное, что боится больше всего, это его лишиться. У остальных дела обстоят не столь радужно. Освоить новый мир с нашими ресурсами будет сложно, поэтому многие махнули рукой и ждут новую Партию.
   - Что вообще происходит здесь? - Тихо спросил я, не надеясь на ответ, но Алиса вдруг ответила:
  
   - Если говорить аналогиями, мы пишем контрольную работу. У кого зачет, тот покидает стены альма-матер, кто нет, остается на новый учебный... цикл. Старшая отличница и очень боится этот статус потерять. Поэтому ей не до развлечений.
   - А мы ваше учебное пособие. - Заключил я. Девочка легкомысленно пожала плечиками.
   - Во-первых, не мы, а они. - Сказала она. - А во-вторых, не надо их жалеть, их замечательно жалеет Отец.
   - Что ты имеешь ввиду? - Не понял я.
   - Как что? - Алиса даже удивилась. - Он же ясно объяснил через множество учений и посланников. Верьте в Него, становитесь лучше и все такое, всевозможные заветы, заповеди и прочее. Как говорят, кесарево кесарю, это нам, а Божие Богу, то есть, Отцу. - Она зевнула, прикрыв ротик ладошкой. - Что-то разоткровенничалась я сегодня. Еще вопросы есть?
   - В чем смысл жизни? - Наугад спросил я. Девочка ошарашено посмотрела на меня.
   - Чьей?
   - Моей. - Подумав, ответил я.
   - Раньше был как у всех, сдать контрольную и усвистать наверх, теперь не знаю. - Она помолчала. - Зато я знаю, кто знает.
   - Кто? - Я с интересом смотрел на Алису. Она кивнула на Деф, и я удивленно вытаращил глаза.
   - Это знает ее бывшая Госпожа. Думаю, она все это затеяла не просто так. А зачем именно и к чему приведет, ты можешь понять, лишь начав делать завещанное ей. Ты готов?
   Я растерялся.
   - Вообще-то я с дружком Деф о каникулах договорился. Я думал отдохнуть...
   - Ничто не мешает сочетать приятное с полезным. - Алиса решительно поднялась. - Будем выполнять квесты, заданные Госпожой, и заодно развлекаться. Ты не против?
   Я жалобно посмотрел на помощницу.
   - Вам же нужен гид? - Спросила Алиса. - Ни у тебя, ни у твоей девочки знаний об окружающем мире нет, вам нужен проводник, и кто это сделает лучше, чем я?
   - Целуйтесь. - Решительно сказала Деф и встала с шезлонга.
   - Что? - Хором воскликнули мы с Алисой.
   - Целуйтесь. - Повторила Деф и сжала кулачки.
   - Сейчас. - Алиса возмущенно фыркнула. - Чтобы ты меня испепелить попыталась? У вас ресурсы не бесконечные, вообще-то, и если...
   - Не буду я тебя испепелять. - Моя помощница помолчала, с прищуром разглядывая ее. - Хоть и очень хочется. Давай файлы.
   Алиса растеряно посмотрела на нее, перевела взгляд на меня.
   - Я не готова. - Упавшим голосом проговорила она.
   - Что, губки не накрасила? - Деф ехидно ухмыльнулась, и я только сейчас понял, как сильно она 'навеселе'.
   - Сейчас я не готова. - Твердо произнесла Алиса. - Леш, без обид, дело не в тебе, дело во мне.
   - Когда девушка так говорит, - моя помощница назидательно подняла пальчик к небу и покачнулась, - значит, дело как раз в тебе.
   Она перевела его на меня и нацелилась, точно из пистолета.
   - Я, пожалуй, пойду. - Пискнула Алиса и исчезла, а я остался на Кремлевской стене с пьяной и агрессивной Деф. Может быть, когда-нибудь я и расскажу, что там было. Может быть.
  
  
  
  
   Входную дверь открыл деда, чем удивил меня, пожалуй, едва ли не больше всего, случившегося за последние дни.
   Вошедший в комнату Митька был бледен и с осунувшимся лицом.
   - Я вчера вечером проходил мимо кухни, - вместо приветствия заговорил он, - где были па и человек из синекуры. И услышал, как он уговаривает па устроить ему случайную встречу с вами. - Он пристально посмотрел на меня. - И сейчас он пришел снова.
   Я пожал плечами, и мы вместе поглядели на невозмутимую Деф.
   - И что тебя так удивило? - Спокойно, вернее, лениво поинтересовалась она.
   - Как что?! - Фальцетом вскричал Митька, опомнился, испугано огляделся и понизил голос: - Он сказал, что это дело ему поручил высший совет конклава. А это...
  
  
   - Я знаю, что это. - Еще ленивее произнесла Деф и отпила из затейливого бокала, вольно или невольно повторяя позу и плавные движения Алисы. Девочка слегка приподняла бровь и презрительно скривила уголок губ, выражая свое отношение к моим сравнениям.
  
   - А вот я не знаю, кто это. - Обиженно сказал я. - Вернее, знаю, но не понимаю... Мить, а ты православный, вообще?
  
   - Православный. - Буркнул он. - Просто когда-то так назвали некоторые подразделения Церкви, может, в насмешку, а может, чтобы запутать случайных людей.
   - И чем эти подразделения занимаются? - Заинтересовался я. Митька насупился.
   - Откуда я знаю? - Ответил он, но не совсем искренне, показалось мне. Ну и ладно, потом у Деф узнаю. Ага, подумал я, как нормально общаться начнем, тогда и узнаю.
  
   - Если хочешь, устрой, мы не возражаем. - Она провела пальчиком по краю прозрачной посудины, отчего Митька непроизвольно глотнул. Во как, обрадовался я, не только у меня подобная реакция случается, но тут же нахмурился и спросил:
   - А с каких это пор, интересно, ты за нас двоих решаешь?
   - Ты против встречи? - Деф сделала слегка удивленный вид.
   - Я не против. - Возразил я. - Одной больше, одной меньше, не в этом дело. Но...
   - Тогда не вижу причин в дальнейшем разговоре. - Она с холодным видом отвернулась.
   Я начал злиться. Возомнила себя царицей египетской, понимаешь. Про Алису заявляет, что она никакая не королева, а сама ведет себя, будто у нее в приемной фараоны в очереди толпятся. После скандального разговора на стене отношения у нас были натянутые, если не сказать, враждебные.
   - Устрой встречу. - Я повернулся к Митьке. - Только не случайную, устал я от недомолвок и вранья. - Я многозначительно посмотрел на Деф, она демонстративно встала и отошла к окну. - Просто скажи, пусть придут сюда, только сообщи мне потом, во сколько, чтобы мы дома были.
   - Так вы, правда, вместе живете? - Митька обвел нас растерянным взглядом. Я скривился.
   - Я живу здесь, это да. А Деф... она то-тут, то нет...
   - И я живу здесь. - Она повернулась к нам. - Это правда.
   - Митька удивленно покачал головой. - Значит, правду сказал Пашка. И что, - он замялся, - вы...
   - Ты совсем дурак?! - Взорвалась враз покрасневшая Деф, а я с глубочайшим удовлетворением, наконец, услышал эту реплику, обращенную к кому-то еще, кроме меня. - Разумеется, нет! Пусть на мне женится, для начала.
   - Для начала? - Переспросил я, не удержавшись. - Для начала чего? - Нормальных отношений, хотел спросить я, но не стал.
   - Ничего! - Деф отвернулась с чрезвычайно гордым видом. Теперь она со мной даже мысленно общаться не желала.
   - Вот именно! - Я встал с дивана и отошел к столу.
   - Ребят, у вас все нормально? - Робко спросил Митька, по-видимому, глубоко жалея, что поднял эту тему.
   - Нет. - Ответил я.
   - Да. - Ответила Деф.
   - Опять врешь. - Я повернулся к ней.
   - Нет. - Она с вызовом смотрела на меня.
   - Я пойду. - Митька осторожно, бочком продвинулся к двери. - Я позвоню.
   Я мрачно кивнул. Именно так от меня друзья и разбегаются, а кто, спрашивается, виноват? Я зло посмотрел на девочку, она не менее злобно в ответ. Махнув рукой, я сел на диван и подпер щеки ладонями.
   Жил себе, никого не трогал. Занималась Госпожа по ночам своими непонятными делами, ну и пусть занималась, меня-то они никак не касались. И вот на тебе, завертелось, закружилось все вокруг меня, словно опять в смерч попал. И кто во всем виноват, с чего все началось?
   Я убрал руки и ожидающе посмотрел на девочку. Она уселась в кресло, закинула ногу на ногу и раскрыла книжку.
   - Что именно сделала Госпожа, после чего ее выкинули из Игры? - Произнес я вопрос вслух.
   - Нет достоверной информации. - Безучастно ответила Деф. 'Д'Артаньян и 3 мушкетера'. Прочитал я название книги, куда с таким интересом смотрела девочка. Да нет, подумал я, не девочка, девушка, очевидно, доставшиеся мне десять килограмм не прошли бесследно и для нее. Деф по-прежнему была на несколько пальцев ниже меня, но с учетом моего увеличившегося роста и, главное, объема, приобрела заметную схожесть с Госпожой, хотя в области груди наблюдалось... вернее, наоборот, почти не наблюдалось. Может, поэтому она так бесится, предположил я, получил от нее разъяренный взгляд и задумался.
   Пришел я в себя, когда Деф оглушительно захлопнула книгу.
   - Прекрати обо мне так думать. - Потребовала она.
   - Как, так? - Я удивленно воззрился в ответ.
   - Так. Я не циничная лгунья и никакая не скандалистка.
   - Хорошо. - Согласился я. - Не такая. А какая?
   Деф вновь уткнулась в книгу. Я вздохнул, встал и подошел к настенному зеркалу.
   - Иди сюда. - Велел я. Она продолжила читать. - Пожалуйста, подойди сюда. - Попросил я.
   - Зачем? - Спросила девочка, не отрываясь от страниц.
   - Будто ты не знаешь.
   Она закатила глаза, закрыла книгу и медленно подошла.
   - Теперь ты не выглядишь маленькой девочкой. - Я посмотрел на ее отражение. Она пренебрежительно фыркнула.
   - Не фыркай. - Я нахмурился. - Я чувствую твои эмоции, конечно, не так хорошо, как ты мои, но все же. Я хочу, чтобы ты привела свои... э, размеры в соответствии со своими желаниями. Делай. - Я поглядел на неподвижное отражение, перевел взгляд на нее. - Не понял? У тебя есть уникальный шанс изменить себя не как все твои сверстницы, прической, гримом и прочим, а полностью. Ну, хотя бы частично, где-то в конкретном... - Я замолчал и покраснел. Деф холодно посмотрела на меня.
   - Ты так хочешь? - Равнодушно спросила она. Я кивнул.
   - Хочу. Потому что так хочешь ты.
   - Не хочу. - Упрямо сказала девочка. Я вдохнул, постоял немного, выдохнул.
   - Хорошо. - Терпеливо произнес я. - Тогда так хочу я. Устроит?
   - Устроит. - Надменно ответила Деф с видом бесконечного одолжения. Я перевел взгляд с зеркала на нее, обратно.
   - И? - Вопросил я.
   - Еще? - Сказано было таким усталым голосом, будто она работает в магазине дамского платья и много часов провела в бесконечных примерках, помогая капризной клиентке, а ее заставляют одевать еще и еще.
   - Еще. - Я кивнул. Посмотрел с отражения на оригинал, стиснул зубы, повторил: - Еще.
   Это продолжалось долго и нудно, пока, наконец, я сказал:
   - Хватит, достаточно. Надеюсь, ты довольна?
   - Нет. - Ледяным тоном возразила Деф.
   - Опять врешь. - Я осуждающе покачал головой. - Чувствую, тебе нравится.
   Она фыркнула, развернулась на сто восемьдесят градусов и ушла к креслу, где приняла прежнюю позу с книгой, единственно, не с вытянутыми, а поджатыми ногами. Зато в зеркале я увидел ее украдкой брошенный взгляд на обновку и продлившуюся мгновение улыбку. Печально вздохнул и достал зазвонивший телефон.
   - Да, Мить? Почему, не абонент? - Я подозрительно покосился на невозмутимую девочку. Да нет, что я говорю, девушку. - Хорошо. Давай. - Я повернулся к Деф. - Гостей встретишь, или мне к секретарю обратиться?
   Она вздернула носик, явно собираясь сказать какую-нибудь гадость, но передумала и уткнулась в книгу, а я отпрянул от возникших передо мной двух человек. Один из них был Митин отец, второй постарше и явно бывший офицер, а может быть, и не бывший. Если отец все еще ошалело озирался, не понимая где, а главное, как, оказался, то второй разобрался в обстановке практически мгновенно, хотя, может быть, и не верно. Посланник некоего конклава пристально посмотрел на меня и сделал пару шагов к Деф.
   - Приветствую Вас. - Он чуть склонил голову. - Сергей Александрович.
   Она не шелохнулась, продолжая с крайне серьезным видом читать о приключениях лихого мушкетера. Своих ей приключений мало, что ли?
   - Здравствуйте, дядя Толя. - Я потянул за рукав отца Митьки.
   - А? Леша, это ты? - Он перестал растерянно оглядываться, улыбнулся, хотел потрепать меня по волосам, но в последний момент передумал и похлопал по плечу. - Ты сильно вырос, возмужал.
   - Это я, дядя Толь. - Подтвердил я. - А это моя знакомая, - я указал на наконец оторвавшуюся от книги девушку, - ее зовут Дефенс Коллинз. Она приехала к нам из Англии и теперь учится в нашей с Митей школе, только в разных с ним классах. Мы с ней сидим за соседними партами.
   - Здравствуйте. - Деф легко вспорхнула с кресла, мелькнула мимо представителя и протянула ладошку Митиному папе: - Деффи.
   - Анатолий Петрович, - он пожал ей руку, улыбнулся, разглядывая ее, - можно дядя Толя.
   Представитель многозначительно покашлял, и папа Митьки поспешно представил: - Сергей Александрович, мой, э, старый друг.
   - Не такой он вам и старый, и тем более, друг. - Деф мило улыбнулась отцу и строго посмотрела на представителя. - Вам незачем было угрожать дяде Толе возможными проблемами с получением виз.
   Тот кивнул, изобразив раскаяние, совершенно ничему не удивившись, зато удивился я, да еще как. Неужели она наставила жучки у моих друзей? Даже если нет, все равно как-то же шпионит за ними. Девушка пристально посмотрела на меня, но ничего не сказала.
   - Вы правы, - спокойно согласился представитель. - Я погорячился. Однако на то есть веские причины. Мы можем поговорить?
   - Говорите. - С важным видом согласилась Деф. - А мы с дядей Толей пойдем на кухню чаю попьем. И дедушку позовем, не возражаете? - Она еще милее улыбнулась Митиному отцу и за рукав утянула его из комнаты, ведя на поводу, будто послушного теленка. Представитель выглядел если не растерянным, то раздосадованным, и думаю, лишь мое присутствие остановило его от крепкого словца. Как я его понимал. Кстати.
   - Деф! - Закричал я, выглянув из комнаты. - Нам с дядей Сережей тоже чай сделай!
   - Сам сделаешь! - Донеслось из кухни. Я ошалело оглянулся на представителя и пожаловался: - Совсем совесть потеряла.
   На столе коротко звякнул поднос с двумя дымящимися чашками, чайником и вазой с пирожными.
   - Это неприлично, - я радостно потер руки, - зато вкусно.
   - Это настоящее! - Рассержено сообщила Деф с кухни. - Но если ты не хочешь...
   - Хочу! - Поспешно выкрикнул я. - Спасибо!
   - Пожалуйста! - Сердито ответили мне.
   - Настроение у нее сегодня не очень. - Я виновато развел руками, глядя на представителя загадочного конклава. Он кивнул, взял чашку, нерешительно понюхал.
   - Не отравит, не бойтесь. - Успокоил я. - Вот острую форму диареи вызвать может, это да.
   Дядя Сережа поставил чашку на место, с сожалением вздохнул.
   - Давно ты ее знаешь? - Он кивнул на дверь. Я почесал затылок, поспешно отдернул руку.
   - Пару дней, а кажется, будто всю жизнь. - Я задумался над сказанным.
   - И как она? - Представитель с сочувствием смотрел на меня.
   - Жесть. - Честно ответил я. - Сначала была еще ничего, а последнее время, будто с цепи сорвалась.
   - А почему, не знаешь? - Дядя Сережа все же решился, взял чашку, понюхал и осторожно отпил. Я повторил его движения, за исключением, что понюхал не чай, а пирожное, после чего с удовольствием сунул его в рот.
   - Конечно, знаю. - Я пожевал, проглотил. - Ревность и все такое.
   - Все ты врешь! - Донесся оскорбленный крик из кухни. Я тихо прикрыл дверь, взял пару пирожных и устроился на диване. Представитель сел на стул около стола, тоже взял пирожное и тоже его понюхал, причем еще более подозрительно, нежели чашку, но все же съел.
   - Вкусно. - Заметил он. - А откуда это все? - Он обвел рукой поднос.
   - Не знаю. - Беспечно ответил я. - Сначала я подумал, это копированное, но ей сказали, так неприлично, поэтому, думаю, из ближайшего магазина.
   - Не из ближайшего. - В кресле появилась насупленная Деф. - Из кремлевской кухни, так что нечего меня воровкой выставлять.
   - А оттуда не воровство? - Ехидно спросил я.
   - Не воровство. - Подтвердила она. Я подумал и сунул в рот новое пирожное. - Ты фафем фядю Фолю фросила? - Спросил я.
   - Не бросила. - Возразила девушка. - Я ему сейчас дедушкин поварской колпак показываю, а деда рассказывает, как правильно безе делать.
   - А тут ты зачем? - Проглотив, спросил я.
   - Затем, чтобы ты про меня небылиц не рассказывал. - Сердито объяснила она.
   - Вот сама тогда на вопросы и отвечай. - Я сделал приглашающий жест в сторону дяди Сережи.
   - Слушаю. - Деф склонила голову.
   - С вами хочет встретиться один человек. Вернее, не совсем человек. - Представитель сделал длинную паузу, а я, не выдержав, фыркнул.
   - Что смешного? - Он укоризненно посмотрел на меня, явно раздосадованный нарушением торжественности момента.
   - А она сама прийти не может? - Предложил я. - Просто прибыть к школе или еще куда. - Я оживился. - Пусть на детскую площадку прилетает, точно. Только без шатра, я ни в какие шатры больше заходить не буду.
   - Это не она, а он. - Помолчав, сказал дядя Сережа, вогнав меня в ступор. - И я думаю, он вряд ли умеет летать.
   - Он? - Ошеломленно переспросил я, и собеседник утверждающе кивнул. - И летать не может? - Я изумленно посмотрел на Деф, невозмутимо пьющую чай, растеряно улыбнулся и машинально сказал, пребывая в шоке от всего услышанного: - Вот он, наглядный вид поговорки - пить в два горла. Тут и на кухне. - И заулыбался еще шире, впрочем, практически сразу перестал, когда девушка обожгла меня гневным взглядом. Причем, у меня возникло подозрение, что обожгла и в прямом смысле слова.
   - И кто это такой? - Я потер щеку и вопросительно поглядел на представителя. - Он точно не человек?
   Тот таинственно заулыбался, выжидающе глядя на спокойную как удав Деф. Вот как она так может, а? Только что пыталась меня взглядом подпалить, а через пару секунд невозмутимая, как китайский мандарин. Я не про фрукты имею ввиду, хотя представил сейчас расстроенный фрукт и завис, вообразив эдакий раздавленный грустный оранжевый смайлик.
   - Так что? - Нарушил собеседник затянувшуюся паузу. Я тоже вопрошающе посмотрел на девушку. Она пожала плечами.
   - Хотите, пожалуйста.
   - Замечательно. - Дядя Сережа повернулся ко мне. - Когда?
   - Да хоть сейчас. - Я спохватился. - Да, он же у вас переноситься не может... Тогда давайте мы к нему отправимся. - Я посмотрел на представителя. - Вы знаете, где он сейчас находится?
   Тот напрягся и посмотрел на девушку. Что он на нее все время озирается, не пойму. Не из-за ее измененного недавно облика, разумеется, тогда почему? Она медленно перевела на него взгляд и величественно кивнула. Я насупился. В конце концов, кто из нас тут главный? Почему все всегда крутятся вокруг нее, а я так, сбоку припеку?
   - Я предполагаю, он там же, где и всегда. - Гость кивнул с не менее важным видом.
   - Тогда поехали. - Я встал. - Называйте адрес.
   Представитель назвал, и через некоторое время мы оказались в старом, если не сказать, древнем доме с облупившимися белыми стенами и высоченным стрельчатым потолком. Было холодно. Я недовольно покосился на Деф и посмотрел на зашевелившегося представителя таинственного не человека мужского пола. Может быть, он собирается представить мне меня самого, неожиданно подумалось мне, но я потряс головой и наваждение пропало.
   - Куда дальше? - Спросил я. Представитель поклонился Деф и приглашающе простер руку. Они двинулись впереди, я же, недовольно подтянув штаны, сзади. Похоже, еще немного, и меня просто не пустят к этому 'не совсем человеку', и я буду тоскливо ожидать в приемной, а потом безуспешно расспрашивать Деф о переговорах. Кто из нас двоих главный, представитель перепутал, я понял это сразу, но сейчас всерьез задумался, так ли на самом деле. Поэтому куда мы шли и сколько, я не запомнил, очнулся, когда оказался перед огромными створками ворот. Скрипя и протестуя, открывались обе, хотя в любую могли без труда пройти все собравшиеся перед ними, даже если выстроимся в ряд.
   'Оказывают честь'. Сказала Деф у меня в голове. 'Заговорила?' Обрадовался я. Она мысленно скривилась. 'Не думай, это временно. Но сейчас это важно. Тот, кто внутри, он особенный. Молчи и не встревай'. 'Хорошо'. Растерянно согласился я, гадая, что происходит.
   Мы вошли в затопленный ярким светом зал. Стен и потолка я не видел, зато отчетливо увидел того, кто был внутри и мне это, мягко говоря, не понравилось. Здоровенные белоснежные крылья за спиной, белые одежды, исходящее сияние. Он что, клоун какой, или ряженый? Оттолкнув протестующе зашипевшую Деф с дороги, я прошел вперед и остановился, разглядывая светящееся чудо.
   - Добрый вечер. - Произнес я. - Не перебор?
   Создание опустило глаза, лицезрев ничтожного меня и промолвило приятным баритоном: - Ты, раб своей госпожи, отойди в сторону и не мешай общаться равным.
   Я отступил, слегка поклонился и застыл. А что, кто из нас с Деф кому подчиняется, непонятно, а пожелания поступили конкретные. Она вся такая из себя, вот пусть и разбирается. Деф подошла, окинула фигуру оценивающим взглядом.
   - Прикольно. - Сказала она. - Арфы не хватает и нимба, а так, как живой.
   Фигура заколыхалась, как тени на стене и существенно уменьшилась.
   - Я слушаю. - Девушка нетерпеливо переступила с ноги на ногу, и я хихикнул, представив, почему. Она грозно посмотрела на меня и еще более грозно на фигуру. - Не заставляй меня ждать. Причины, почему я тут?
   - Есть видение, что в мир пришел тот, кто просветит нас в пути. - Сообщил владелец крыльев и закачал перьями в подтверждение.
   - Правда? - Обрадовался я. - Прикольно. А куда идете?
   - К Творцу. - Возвышенно произнес владелец перьев.
   - И долго? - Спросил я.
   - Вечность. - Владелец обнял себя крыльями и склонился в печали. Я недоуменно покачал головой.
   - А что так долго? Хочешь, я тебе встречу прямо сейчас организую? - Предложил я, однако собеседник не обрадовался, мало того, отшатнулся, будто я не хотел помочь достичь смысла его бытия одним коротким шагом.
   - Короче, что за прикол? - Я повернулся к Деф, однако она развела руками и отступила. Я посмотрел на представителя. Он указал вперед, загадочно улыбнулся и исчез за дверями. Я недовольно посмотрел на перьевладельца, однако вместо него увидел пожилого мужчину в серой рясе.
   - Не представляешь, сколько случайных лиц приходится отсеивать. - Посетовал он. - И всем хочется чуда.
   - Чуда хочется всем. - Подтвердил я. - Но всем разного. Одному, чтобы наступил мир во всем мире, другому, чтобы у соседа корова сдохла. И как вы так живете?
   - Тяжело. Слава Богу, истинный смысл открывается чаще, чем глубина тар-тара.
   - Вроде это дохристианский ад? - Я удивился. Священник в рясе скупо улыбнулся. - Истина глубже, нежели легенды и сказания.
   - Какой вам резон вмешиваться в происходящее? - Я огляделся и подошел к огромной иконе с разноцветными камнями в окладе.
   - Нам нет, но Создатель недвусмысленно дает понять, что настали последние времена.
   Я покачал головой, прикидывая, какой камень покрасивее.
   - Отец давно не говорил со своими дочерями. - Сказал я. - Наверное, у вас беседы чаще бывают?
   Священник улыбнулся, причем так радостно и открыто, что я растерялся.
   - С нами он говорит много чаще. - Подтвердил он.
   - Вот прямо сам, лично? - Не поверил я, увидел кивок и покачал головой. - Однако. А мне говорили, он давно не у дел.
   - Кто говорил? - Священник перестал улыбаться.
   - Азазель. - Произнес я и полюбовался произведенным эффектом. Говоривший со мной отшатнулся и перекрестился.
   - Этот сын греха говорил с тобой? - С ужасом спросил священник. Я пожал плечами.
   - Я не знаю, чей он сын. Мне сказали, что его так зовут.
   - Кто сказал?
   - Кто. - Я поморщился. - Бабки.
   - Какие бабки? - На меня смотрели так, будто я брежу.
   - Какие. - Проворчал я недовольно. - Молодящиеся. Многотысячелетние. Алиса и прочие. - Я поглядел на непонимающее лицо и заговорил, загибая пальцы: - Лилия, Белла, Виола, Бьюти, Бритни... - Я задумался и повернулся к Деф. - Слушай, спросил я, - а почему они все, вернее, почти все, начинаются на буквы начала алфавита?
   - Заметил, наконец. - Девочка насмешливо фыркнула, и я поймал себя на мысли, что непонятно почему вновь отношусь к ней, как к маленькой девочке с голубыми волосами. Может, из-за ее постоянных придирок и попыток командовать? Я потряс головой, отгоняя видение.
   - Почти все их имена не настоящие, - объяснила Деф, - и выбраны из списка по принципу значения имени.
   - Кем выбраны? - Спросил я. Она пожала плечиками.
   - Их искинами, кем же еще.
   - А почему они не сказали свои настоящие имена?
   - Настоящие ты не произнесешь, а те, по которым их знают люди, тебе, как они думают, знать не стоит.
   - Почему?
   - Потому. Слишком много о них узнаешь. Вот, например. - Деф повернулась к священнику. - Что вы скажете про древнее существо по имени Лилит?
   Он покачал головой и перекрестился.
   - Ничего хорошего не скажу. Где правда и где вымысел, сказать сложно, но единственно, что не вызывает сомнения, она проклята богом.
   - Что значит, проклята? - Уточнила девочка.
   - Отвержена. Изгнана.
   - Вот. - Она указала пальчиком на священника и победно взглянула на меня. - Вот почему их Отец не говорит с ними.
   - Опять придумываешь? Ты мне сама переводила его слова к ним на Крыше Мира. - Возмутился я.
   - Не его. - Деф поникла. - За него говорили другие. И что они говорили, мне сложно сказать. Если Лилит права, и я понимаю правильный смысл слов лишь одного из пяти... - Она замолчала.
   - Я вообще ничего не понимаю. - Я растерялся.
   - Я тоже. - Буркнула Деф.
   - Может быть, батюшка прольет свет? - Я с надеждой посмотрел на священника, однако он покачал головой. - Я не батюшка. - Он с сожалением оглядел себя. - И мало чем могу помочь вам в роли рассказчика. Конечно, я могу объяснить, как видит происходящее Святая Церковь и привести множество историй о племени падших, но вряд ли вам это поможет.
   - Истории всякие мы вам и сами можем привести. - Я вспомнил о массовом каннибализме на пиратском острове и хмыкнул. - Нам информация нужна. Не такая, где и кто кого съел, а что эти, как вы говорите, павшие, из себя представляют и к чему стремятся. И вообще, давайте начнем с главного, да. Вы попросили о встречи с нами, что хотели?
   - Совсем перевернулись небеса. - Печально произнес владелец серой рясы. - В видении сказано, что придет юная дева и дух, являющийся спутником ее. И что я вижу?
   - Да. - Подтвердил я. - Есть юная дева и спутник. Насчет духа не знаю, но если в видении было, значит, должен быть. И что?
   - Они призовут силы света против тьмы и встанут во главе небесного войска. - Торжественно произнес владелец, явно цитируя.
   - Вот как можно так запросто разглашать секретные планы? - Возмутился я. - Вдруг посторонние услышат, тайна раскроется и все, превентивный удар, и привет.
   Рассказчик растерянно повернулся к Деф и спросил, указав на меня пальцем: - Он точно твой спутник, или ты его в метро в переходе подобрала?
   Деф насмешливо смерила меня взглядом и сказала: - В гараже нашла, валялся в обмороке, теперь забочусь, не бросишь же, жалко.
   - Понятно. - Ее собеседник печально вздохнул. - Надеюсь, дух с тобой?
   - А что это? - С интересом спросил я, полностью игнорируя зловредные выходки девчонки. С ней потом дома разберемся. Владелец серой рясы покосился на меня, но ничего не ответил. Деф подумала и уверенно кивнула, вызвав в собеседнике бурю положительных эмоций.
   - Значит, дева, говорите. - Задумчиво протянул я. - А, извините, юная. Тогда это определенно не она. - Я взял Деф за руку, поклонился и потащил ее к выходу. - Простите за доставленные неудобства и впустую потраченное время.
   Обладатель серой рясы разросся, ослепительное белое сияние заполнило зал.
   - Ты исчадие тьмы! - Прокатился под сводчатыми сводами громоподобный глас.
   - Чего это? - Я недовольно закрылся от бьющего в глаза света. - Что сразу, исчадие, да еще тьмы? Вы что, при моих родах присутствовали и родителей знаете, что так уверенно говорите?
   Деф устало вздохнула и сказала: - Хватит паясничать, никому не смешно.
   - А, по-моему, весело. - Не согласился я.
   - От таких шуточек лишь тебе весело может быть. - Заметила девочка. - И твоей подружке Алисе.
   - Но она же тоже исчадие ада. - Я скрючил пальцы и зашипел, вызвав у владельца перьев непроизвольный прыжок назад.
   - Успокойся, я сказала! - Рявкнула Деф, после чего я вытянул руки по швам и вскинул подбородок.
   - Ес, оф кос, майн литл генераль! - Во всю глотку выкрикнул я. Она скривилась, будто откусила лимон, но решила не обращать на меня внимания и сменить тему.
   - Вы хотели нас видеть. - Девочка покосилась в мою сторону и поправилась: - Меня. Я здесь. Что вы хотели?
   Светящийся белым обладатель крыльев не торопился отвечать, с крайне подозрительным видом взирая на меня. Я взглянул на сердитую Деф и сделал виноватое лицо. 'Вот что ты творишь?' Прошипела она. 'Зачем ты его пугаешь? Вдруг он хоть что-то объяснит?' 'Что он объяснит'. Недовольно ответил я. 'Он уже объяснил, что ничего полезного не скажет. Какой от него толк?' 'Хотя бы такой, чтобы выяснить, кто он, собственно. Ты его в ином зрении видел?' Я отрицательно покачал головой и с любопытством воззрился на владельца перьев, с некоторой заминкой открыв второе зрение. Белый цвет по краям распался на радугу, силуэт с крыльями окутали языки призрачного пламени, а за стены и далее протянулся тонкий сияющий луч.
   - Изыди! - Громогласно прокатилось под сводами, и обладатель крыльев начертил в воздухе перед собой ослепительно белый крест. Оттуда ударило таким жгучим светом, что я закрылся руками и попятился.
   - Вы что творите?! - Возмущенно завопил я.
   Владелец перьев торжественно заговорил на смутно знакомом языке. 'Латынь'. Объяснила Деф. 'Нечистого изгоняет, то есть тебя'. 'Какой я нечистый?' Я обиделся. 'А кто ты?' Парировала она. 'Ты один из перворожденных, пусть почти и бывший'. 'Все равно'. Упрямо подумал я. 'Сам нас позвал, а теперь изгоняет. Какой-то он непоследовательный'. 'Да, нелогично'. Согласилась девочка. 'Хотя он вообще-то меня звал, а не тебя'. 'Так сама бы с ним и разговаривала'. Я решил было обидеться, но вспомнил, как отстранил Деф и вышел вперед, и решил, не стоит. По крайней мере, пока. 'И разговаривала бы, если бы ты, как всегда, не влез'. Подтвердила девочка. 'Ты зачем его напугал? Он, может быть, ни разу в жизни никого из старых кошелок не видел'. 'Не видел, и не видел', сварливо произнес я, 'я-то тут причем?' 'Притом, что незачем на него буркала с вертикальными зрачками наставлять, вот он и испугался, бедненький'. 'Сама про истинное зрение заговорила'. 'Я же не думала, что ты так нагло уставишься'. Я насупился. 'Вот сама с ним и разбирайся'. Я развернулся и ушел из зала, громко громыхнув тяжеленной дверью. Белое сияние под ней померкло, из чего я заключил, что диалог все же состоится.
   На скромной деревянной лавке сидел дядя Сережа. Я подсел к нему и мрачно подпер щеку ладонью.
   - Михеич в своем репертуаре? - Невозмутимо спросил он.
   - Что? - Не понял я.
   - Бесов гоняет?
   Я кивнул и угрюмо посмотрел на двери. Дядя Сережа правильно понял мой взгляд и сказал: - Он со странностями, это да, но его понять можно. Не у каждого за спиной крылья вырастают, пусть и лишь только видимые.
  
   - Кто он такой вообще, этот ваш Михеич? - Спросил я. Собеседник задумался, а потом негромко заговорил:
  - Однажды у скромного сельского священника было видение, после которого он стал тем, кем ты видел. Правда, в такие моменты он несколько не в себе, но совершенно безобидный.
   - Ага, безобидный. - Проворчал я и потер глаза.
   - Он не ангел, - продолжил рассказчик, - но может принимать подобный вид, за что, собственно, и был лишен духовного сана.
   - Почему? - Я растеряно посмотрел на него.
   - Потому, что если он действительно уподобился ангелу, то звание священника ему уже не нужно, а если его дар от лукавого, тем более. И, тем не менее, к нему время от времени приводят для изгнания бесов. Такой у Михеича второй дар, через который, собственно, и пострадал во второй раз.
   - И что же произошло? - Заинтересовался я.
   - Много лет назад привели ему мальчишку примерно твоего возраста. - Рассказчик смерил меня взглядом и поправился: - Вернее, помоложе. И во время обряда изгнания, а его Михеич проводит всегда один, явилось к нему бесовское отродье, и стало угрожать страшными карами за срыв некоего важного то ли ритуала, то ли эксперимента. Разумеется, Михеич изгнал беса и из мальчонки, и из кельи, но вот сам из нее больше выйти не мог. Мы даже хотели разобрать часть окна под потолком и таким образом вытащить его на свет Божий, но Михеич сказал, что если Господь захочет, то выпустит и через двери, а раз допускает такое, не его, Михеича дело роптать. Но на днях вдруг выяснилось, что преграда пропала, а в видении, ниспосланном ему, говорилось о сподвижнике Света, пришедшем в мир, и его координаты по системе Джи Пи Эс. А это ваш дом. И представляешь, какое совпадение, - рассказчик усмехнулся, - именно в нем живет отец Дмитрия. А когда узнали о недавно появившейся девочке, ломающей руками кирпичи и чудесах в боулинге, поняли, о какой юной деве ведет речь Михеич уже который день.
   - Говорите, отец Митьки случайно в том доме живет? - Я пристально вгляделся в рассказчика, однако на его лице не дрогнул ни один мускул.
   - Совершенно случайно. - Подтвердил он.
   - Знаете, - проговорил я, - у нас в школе есть Пал Палыч, замечательный человек, и физруком он там работает тоже совершенно случайно.
   Дядя Сережа кивнул.
   - Мир тесен.
   Я помолчал.
   - И что же вашему Михеичу надо от Деф? - Наконец спросил я.
   - Понятие не имею. - По-моему, абсолютно искренне ответил собеседник.
  
  
   Мы посидели, помолчали.
   - Может, чаю попьем? - Предложил я. Рассказчик огляделся.
   - Давай, попробуем найти, где можно разжиться. - Согласился он, но я покачал головой.
   - Здесь и попьем. - 'Деф', мысленно попросил я, 'организуй нам стол и два стула. И что-нибудь на столе, пожалуйста'. 'Хорошо'. Коротко ответила девочка. Я сделал приглашающий жест: - Прошу. - Оглядел стол, повертел в руке ярко оранжевую сосиску, печально вздохнул. Не любит меня Деф, однозначно. Сосиска сменилась на толстенную скворчащую сардельку, я поспешно ее отбросил и сунул пальцы в рот. Совсем крыша съехала, прямо со сковороды в руку мне засунуть, надо ж было додуматься. 'Тогда ешь и не капризничай'. Раздраженно произнесла девочка. Я вздохнул еще печальнее и сел в подозрительно знакомое плетеное кресло. 'Его тоже поменять на что-нибудь более настоящее?' Заботливо спросили меня, и я отчаянно замотал головой. Дядя Сережа посмотрел на дымящуюся сардельку, обвел взглядом уставленный едой стол и с чувством сказал: - Елки-палки, это же мечта любого рыбака и охотника. Поедешь этой осенью со мной на Селигер? Я тебя из охотничьего ружья стрелять научу.
   - Я недавно из автомата стрелял. - Я уныло разглядывал пальцы. Будет ожог, или нет? - И граната у меня есть, правда, учебная. А так, спасибо, подумаю. Только зверюшек жалко.
   - Можно по мишеням пострелять, или порыбачим. - Предложил собеседник, сел за стол и с интересом зацепил вилкой сестру-близнеца оранжевой сосиски. - Надеюсь, ты не против ловли рыбы?
   Я подумал и покачал головой. - Не против. С одной стороны, даже жизнь одного таракана бесценна, с другой, давил этих гадов и давить буду. И против рыбалки ничего не скажу.
   - Вот и замечательно. - Дядя Сережа ловко накидал в свою тарелку того, сего и стал быстро это поглощать. - Со вчерашнего дня по нормальному не ел. - Объяснил он. - Дела, понимаешь.
   - Понимаю. - Согласился я и мстительно проткнул вилкой обидевшую меня сардельку. - У самого тоже самое.
   Некоторое время мы молчали.
   - Слушай, Алексей. - Собеседник снизил скорость поедания и теперь пережевывал не спеша и с удовольствием. - А как ты думаешь, кто она? - Он показал вилкой на стрельчатые двери.
   - Мой друг. - Ответил я. Дядя Сережа внимательно посмотрел на меня.
   - Я понимаю. - Согласился он. - Но откуда у нее такие возможности? - Он обвел вилкой стол. Я пожал плечами.
   - До встречи с вашим Михеичем я бы без труда ответил, теперь не знаю. Не нравится мне, что сюда приплелось... - Я по примеру собеседника тоже ткнул вилкой в дверь. - Раньше все было просто и ясно, но теперь же запутывается все больше и больше. И самое обидное, никто ничего не говорит, а если и говорят, то противоречат друг другу. Вот как так?
   - Взгляды с разных сторон на одно и то же событие порождают разные точки зрения. - Дядя Сережа отложил вилку и задумался.
   - Ну да. - Я повертел в руке свою, уныло на нее посмотрел и сказал: - Вот Михеич ваш, меня нечистым назвал и из зала выгнал. С его стороны он, наверное, прав, а с моей... - Я замолчал. Есть расхотелось совершенно.
   - Думаю, мало кто творит зло намеренно. - Осторожно произнес собеседник. - Обычно стремятся сделать одно, но получается другое.
   - И как быть? - Беспомощно спросил я. Мне очень не понравилось, как называют в этих стенах то, чье появление так ожидают эти... Вслух я, разумеется, подобные страхи не озвучил, но нервничал все сильнее.
   - Когда-то очень давно нам сказали, что именно плохо. - Сосед по столу задумчиво покрутил на вилке кусочек помидора. - И если это не делать, уже будет очень хорошо.
   - Не убий, не укради... - Начал я и собеседник кивнул.
   - А если он совершил много-много плохого? Очень плохого и свершит еще, что тогда? - Я посмотрел на напрягшегося соседа. - И если это даже не человек?
   - Не знаю. - Подумав, ответил он. - Как бывший военный и обычный обыватель скажу - убить как бешеную собаку, а еще лучше, запереть до скончания веков. - Он подумал еще. - Наверное, и как служитель Церкви, скажу так же - запереть, чтобы впредь не мог причинить никому вреда, даже себе.
   - Запереть. - Задумчиво повторил я. - Самый лучший способ запирания, это отправить в дом Отца, вот только я теперь и не знаю, есть ли этот дом и, главное, есть ли Отец. Вернее, - поправился я, видя реакцию собеседника, - до нас ли ему сейчас. Мне сказали, он давно не у дел.
   - И кто такое сказал? - Спокойно поинтересовался сосед.
   - Его называют Азазелем. - Я посмотрел на коллегу по чаепитию. Он не выскочил из-за стола, не замахал руками и даже не перекрестился, и я несколько приободрился.
   - Кто называет? - Спросил собеседник и я вздохнул, почувствовав, что пошел по второму кругу.
   - Бабки.
   - Падшие? - Уточнил он. Я кивнул.
   - Только они себя падшими не считают. - Я вспомнил перевод Деф в ночь на шпиле башни и поправился: - Наверное.
   - А кем считают? - С интересом спросил он.
   - Игроками в Игре, решающей судьбу мира. - Я вспомнил Алису и добавил: - А также учениками, сдающими Экзамен перед выпуском в большой мир.
   Дядя Сережа показал пальцем вверх, и я подтвердил.
   - И ты считаешь, ему можно верить? - Собеседник слегка усмехнулся. - Что Отец не у дел?
   - Он говорил, что не врет.
   Дядя Сережа покачал головой.
   - В священных текстах сказано, что на лжи и обмане построена жизнь их. А ты им веришь?
   - Пока не ловил. - Я задумчиво почесал мочку уха. - Пытаются придать словам другой смысл, недоговорить, это да. Пошутить, в конце, концов. А чтобы откровенно врать... не помню.
   - И кто они, как ты считаешь?
   - Кто? - Отрешенно переспросил я. - Остатки более развитой цивилизации, жившей на планете много раньше нас. Скорее всего, они, или их предки прилетели на Землю и ее колонизировали, а затем почему-то остались лишь эти... - Я вспомнил силуэт. - Бабки. Перворожденные.
   - Перворожденные. - Согласился сосед. - Так в писании и сказано, что создал Господь ангелов небесных для помощи в сотворении мира сего.
   Я кивнул.
   - Мисс Америки тоже нечто подобное говорила. Как они проводили геоформирование и перенаправляли океанские течения. Правда, рассказывала о создании Гипербореи, но, думаю, в создании нашего мира происходило нечто похожее. По крайней мере, если я правильно понял.
   - Мисс Америки? - Переспросил дядя Сережа.
   - Я ее так называю. Деф назвала Бритни, а настоящее свое имя, вернее, то, под которым ее знают люди, она не говорит.
   - Вот и по писанию получается, что ангелы были перворожденные. - Он кивнул и съел помидор. - А мы сотворены после.
   - Одна моя знакомая - я не стал говорить, что в мире людей ее знают под именем Лилит, от греха, так сказать, - утверждает, что при создании людей произошел сбой, вкрался брак, отчего теперь им, перворожденным, некомфортно.
   - Творец создавал человека как существо лучшее, нежели ангелы и они, разумеется, воспротивились. Не все, - поправился собеседник, - но очень многие.
   - Она утверждала, что человека создавали перворожденные.
   Дядя Сережа кивнул. - Почему бы нет? Если Творец создал с их помощью мир, почему же ему не прибегнуть к их помощи и при сотворении человека?
   - Но мы получились не такие, как они хотели. - Я посмотрел на собеседника, он кивнул вновь.
  - Разумеется, не такие, как хотели они. Но это не значит, будто не такие, как хотел Создатель.
   - Получается, наш рост, и интеллект были нарочно повреждены Создателем? - Я растерялся.
   - Не повреждены, а сделаны таким, как и должно.
  
   Собеседник зацепил вилкой маленький рулетик из рыбы и отправил в рот. Помолчав, я сказал: - Как интересно. Они добиваются своих целей, играя на случайных, на первый взгляд, событиях, и потом сами на такие же случайности и жалуются. И все же, не понимаю. - Я покрутил в пальцах крошечное пирожное, такое знакомое по застольям Алисы, и аккуратно положил обратно. - Зачем Отцу одаривать вашего Михеича способностью к иллюзии вида ангела? Какой смысл?
   - Смысл в делах Создателя есть всегда, но зачастую он скрыт от нас. - Дядя Сережа налил в чашку из пузатого чайника и вопросительно посмотрел на меня. Я покачал головой. - Знаешь, что говорят про пути Господа? - Он поставил чайник и взял дымящуюся чашку.
   - Неисповедимы пути Его? - выдал я странную фразу, неожиданно пришедшую мне на ум.
   Собеседник уважительно кивнул. - Не думал, что нынешняя молодежь знает подобные изречения.
   - Деда говорил. - Не знаю, зачем соврал я. Хотя нет, знаю. Не хочу привлекать к себе излишнего внимания Церкви, и говорить, во что пару раз превращался, тоже. Неизвестно, как там среагируют, может, просто проповедь о любви к ближнему прочитают, а может, и Михеича позовут с его талантами экзорциста. А может, не мудрствуя лукаво, попробуют прилюдно сжечь на площади.
   - Очень интересный у тебя дед, прямо легендарная личность. Пробовал я с ним как-то пообщаться. - Сосед по столу скривился, потер плечо и замолчал.
   - И как прошел разговор? - Спросил я.
   - Никак. - Он очнулся и с шумом отпил из чашки. - Заломили мне руки и два дня на допросах держали, не смотря на то, что... В общем, выясняли, по чьему совету я на него вышел, да зачем.
  
   - А действительно, зачем?
   Собеседник косо посмотрел на меня.
   - Очень интересный дедушка, потому что. Его проследили со времен Колчака, когда он головы направо и налево шашками рубил, а пули от него как от заговоренного отскакивали. Чекисты расстреляли роту пулеметчиков, которые вели по твоему деду огонь, но не смогли даже ранить ни его, ни коня. Твой дед тогда порубал... - Сосед по столу посмотрел на меня и замолчал. - Но один в поле не воин, что бы ни снимал Голливуд, и белое движение кануло в лету. Знаешь, что это такое?
   Я кивнул.
   - В прошлое. А дальше?
   - А дальше твой дед пропал и появился лишь в шестидесятых годах, да и то благодаря случайным событиям переписи населения, затеянной, надо сказать, во многом ради него. И представь, все такой же, когда головы рубил, скромный старичок с улыбчивыми морщинками вокруг глаз. - Рассказчик помолчал. - Только без двух сабель, творивших в его руках чудеса. Кстати, передай, наишикарнейшая была наводилка на него.
   - Передам. - Пообещал я. - Сейчас, наишикарнейшая наводилка на него, это его белый поварской колпак.
   - Был такой. - Радостно заметил собеседник. - Когда красноармейцам звезды на спинах вырезали, он присутствующим чай разносил.
   - Ты врешь. - Глухо произнес я. Он покачал головой.
   - Нет, все правда.
   - Откуда ты можешь знать? - Я скривился. - Слухи, сплетни, расследования...
   - Не совсем так. - Собеседник выпрямился, развернул плечи. - Посмотри на меня истинным зрением.
   - Чем? - Я растерянно уставился на него.
   - Зрением Госпожи.
   Я немного посверлил его глазами, потом вяло пожал плечами. Достали эти откровения свыше и разборки вне моей компетенции. Свалить бы их в один мешок и... Поморгал, настраивая глаза. С каждым разом получалось все легче. Собеседник весело улыбнулся.
   - Изображение ярче становится? - Спросил он. Я не ответил, разглядывая его фигуру в светящейся оболочке и тянущейся наискось белой линией. - У тебя глаза светиться начинают. - Объяснил сосед по столу. - Как у кошки, если направить на нее фонарь, только сильнее. Очевидно, зрение куда лучше, чем у людей, верно?
   - Может быть. - Я прикинул, на каком уровне над горизонтом находится отслеживающий его геостационарный спутник. - И кто ты? Вернее, я знаю, что ты Знак Отца, но что ты делаешь, что Он от тебя хочет? Или, вернее, что хотят те, кто говорит за него?
   Дядя Сережа нахмурился.
   - Почему ты считаешь, что за Создателя кто-то говорит?
   - Потому что об этом говорят все, кому не лень. И те, с кем говорили, и те, кто говорил.
   Собеседник помолчал.
   - Если Создатель вездесущ и находится везде, - сказал он, - вряд ли переложит общение на кого-то другого.
   Я покачал головой.
   - Думаю, не совсем так. Как бы объяснить проще... - Я поймал себя на мысли, что начинаю общаться как Деф или Алиса и немного испугался, если честно. - Есть зрение, и Он видит все и всегда, и есть воздействующие органы, которые имеют иное разрешение, или, скажем так, возможности. И тогда, как я понимаю, Он прибегает к услугам могучей кучки. Хотя, если его возможности безграничны... - Я задумался.
   - Может, ты и прав. - Неожиданно согласился собеседник. - Даже если возможности безграничны, не значит, что стоит их задействовать каждый раз. Может быть, Он и пользуется услугами, как ты сказал? Могучей кучки? А кто это, если не секрет?
   - Вообще-то секрет. - Я слегка скривился. - Но если договоримся говорить откровенно, скажу. Идет?
   - Достойный наследник своей Госпожи. - Сосед по столу покачал головой.
   - Не моей. - Неожиданно зло ответил я.
   - Хорошо, пусть будет не твоей. - Согласился он. - И хорошо, идет, я тоже за откровенный разговор. И так, что за кучка такая?
   - Могучая. - Я посопел. - Спутники на орбите, отслеживающие и управляющие ситуацией на планете, в том числе и контролирующие Знаки Отца. - Я кивнул на собеседника. - И каково это, быть марионеткой? Есть ощущение, что дергают за ниточки, или все сложнее, на уровне согласия воли?
   - Никто ни за что не дергает. Разве тебе кажется, что дергают?
   - Меня никто не дергает, потому что... - Я замолчал. - Вроде, нет. - Неуверенно сказал я. Собеседник кивнул.
   - Вот, вот. Мы вольны делать то, что хотим, а ниспосланная... - Он посмотрел на меня. - Знак дан затем, чтобы помешать прочим воздействовать на наш разум и волю. Но скажи честно, ты действительно веришь в спутники?
   Я недоуменно поглядел на него.
   - То есть?
   - Ты веришь, что на околоземной орбите кружатся искусственные спутники, выполняющие какие-то сложные функции по контролю за поверхностью?
   - Ну да. А разве нет? - Я обвел рукой стол. - Это, по-вашему, откуда?
   - С точки зрения современного человека очень логично. - Сосед кивнул. - А раньше объясняли волшебством, джинами из лампы и прочими чудесами. Раньше их называли ангелы и бесы, теперь спутники и пришельцы.
   - У вас за дверьми человек в виде ангела стоит. - Обиделся я. - Ничего?
   - Вот именно, что человек, и именно что в виде.
   - Ничего не понимаю. - Я запутался вконец, если честно.
   - Все много сложнее, и с другой стороны, много проще. Есть Добро и Зло, и мы между ними. Все остальное, спутники, тарелочки и прочее, от лукавого.
   - Вы считаете, нет спутников? - Насмешливо спросил я.
   - Я считаю, совершенно не важно, есть они или нет. Я считаю, есть битва Добра со Злом, и она происходит постоянно и везде, в том числе внутри каждого из нас, в мыслях, в поступках, во всем. А кто и как этими силами управляет, совершенно неважно.
   - Ну да. - Согласился я. - Не важно.
   'Как же'. Вместе с тем подумал я. 'Одно дело, знать, что тебе мозг выносит искусственный интеллект висящего на орбите спутника, и совсем другое, если это обманом пробравшееся в голову некое абстрактное Вселенское Зло'. 'Я такая'. Деф злобно зашипела, и я поежился. Почему никто не может упростить происходящее, почему все только усложняется и запутывается? 'Потому что никто не говорил, что будет просто'. Непонятно объяснила она. 'Ты что, действительно хочешь за четыре дня решить загадки и узнать тайны, копившиеся многие тысячи, а может, и миллионы лет? Жди, сейчас приду'. 'Только и делаю, что жду, причем непонятно чего'. Проворчал я. 'Вижу, бояться меня начал?' Довольным голосом спросила девочка. 'Побаиваться, это да'. Подтвердил я. 'Но я это с первой минуты знакомства начал, тут ты меня не удивила'. 'Так я же вселенское Зло?' Изумилась она. 'Совершенно верно'. Искренне согласился я. 'Всегда о тебе так и думал'. 'Негодяй'. Деф, похоже, рассердилась и, похоже, всерьез. Опять я в своих шуточках палку перегнул. 'Сейчас приду, в порошок сотру и на сковороде зажарю'. А, нет, не всерьез. 'Ну конечно'. Я пренебрежительно фыркнул. 'Про правило не причинения вреда хозяину забыла?' 'А я по чуть-чуть и немножко, зато о-о-очень долго'. Я задумался. Электрошоком, в конце концов, она приложить запросто может, да и икать мне совсем не хочется. 'Мир?' Предложил я. Девочка посопела для проформы и изрекла: 'Мир. Сиди, не уходи никуда'. 'Так куда я уйду?' Удивился я. 'Куда'. Она помолчала. 'Мне последнего раза с Граалем хватило'. 'Так ведь это ты меня заставила'. Я даже растерялся от подобной наглости. 'Там все сложно было'. Туманно ответила Деф. 'Все, иду'.
  
  
  
  Глава 16. День четвертый. Вечер.
  
  
  
   Дверь медленно открылась, именно, что одна, и это наводило на определенные размышления.
   - Поели, попили? - Девочка была явно на взводе. - Вы назад с нами, или останетесь?
   - Пожалуй, останусь. - Дядя Сережа покосился на открытую дверь. Моя помощница кивнула. - Тогда, до свидания. Мы уходим.
   Она взяла меня за руку, и мы взмыли в воздух сквозь перекрытия и этажи.
  Я с любопытством смотрел на стремительно мелькающие под ногами крыши, деревья и машины. Прикольно так летать, что ни говори. Теперь я понимаю Питера Пена, который не хотел променять чувство свободного полета на взрослую жизнь и... Дальше я постарался не думать, но летящая рядом девочка все равно зыркнула на меня враждебным взглядом.
   - И что это было? - Поспешно спросил я. - Наше посещение и ваш разговор?
   - Развод. - Коротко ответила Деф.
   - В смысле? - Я растерялся.
   - В коромысле. - Огрызнулась она. - Этот полоумный Михей вербовал меня присоединиться к крестовому походу в битве добра и зла.
   - Мне и дядя Сережа об этом говорил. - Подтвердил я.
   - У него не то, что информации получишь, - зло произнесла девочка, - последнее растеряешь. Меня он посчитал пришедшей в мир мессией, а бабок исчадиями бездны. - Она нехорошо покосилась на меня. - И про тебя он подозревает.
   - Что подозревает? - Заволновался я.
   - Что ты тоже исчадие, что же еще? - Деф посмотрела совсем плохо. - Вот зачем ты вперед меня полез, и буркала свои вертикальные на него выпятил? Вот он тебя и срисовал.
   - Я нечаянно. - Наверное, я покраснел. Она негодующе фыркнула и отвернулась. - Я очень удивился, когда его увидел, вот и получилось как-то само, машинально.
   - Инстинктивно. - Согласилась девочка, и я радостно закивал. Она печально вздохнула. - Представляешь, если он узнает, во что ты можешь превратиться?
   - Не очень, если честно. - Я покачал головой.
   - В Японии, например, тебя бы назвали 'Они', есть у них такой злой дух, когтистый, клыкастый и мордастый. А в христианском мире...
   - Я знаю. - Поспешно перебил я. - Но ведь это же не так, это всего лишь ретро-ген, зачем-то использованный Госпожой. И получается некий доминант, альфа-самец вида перворожденных.
   - У некоторых животных так бывает. - Деф задумчиво смотрела на меня. - Если в их ареале обитания только самки, одна их них становится самцом. Вот только не пойму, это результат экспериментов перворожденных, или природная аномалия?
   - Не смотри на меня так. - Мне было не по себе. - Я здесь совершенно не причем. Госпожа у меня не спрашивала, когда глотала тот ретро-ген, или что она с ним делала. Что это, кстати, такое вообще было?
   - Активатор, запустивший подобное перевоплощение, причем на генном уровне. Помнишь начавшиеся сбои в процессе полиморфизма? - Я кивнул. - Это было начало. Чем бы все закончилось, я теперь предсказывать не берусь, но в происходящее вмешался Отец. - Она помолчала. - Или мой бывший, не знаю.
   Ее слова резанули слух.
   - Не надо так говорить. - Глухо произнес я. - Пожалуйста.
   - Ты сам так говоришь. - Деф посмотрела на меня, и я поневоле залюбовался ее развевающимися на ветру волосами, таким серьезным лицом с внимательно вглядывающимися большими синими глазами. Опомнившись, произнес:
   - Я, это одно, но когда такое говоришь ты сама, то подтверждаешь, что он твой, пусть и бывший. А это...
   - Ладно, забыли. - Девочка отвернулась. - Единственно, радует, что огромный запас полиморфидов, появившийся у тебя, приостановил процесс развития ретро-гена, но только лишь приостановил, а не прекратил и, тем более, не повернул вспять. Каждый раз, становясь альфа-самцом, ты сдвигаешь развитие в его сторону и возвращаешься назад слегка измененным.
  
   - Блин. - С чувством сказал я. - Жил себе спокойно, никого не трогал, и вот на тебе.
   - На тебе. - Согласилась она. - Кушай, не обляпайся. И вообще, это посещение надо забыть, как страшный сон. Иначе... - Девочка замолчала.
   - Иначе? - Мне стало любопытно.
   - Иначе тебя следует сжечь на костре при большом скоплении народа, а мне повязать черный платок и уйти в женский монастырь.
   - Эва как. - Я впечатлился. - А почему мне тоже просто не повязать платок и в монастырь уйти, можно и женский?
   - Идиот. - Коротко резюмировала Деф.
  - Это да. - Скорбно подтвердил я. - Куда теперь?
   - Звонить будем. - Она достала откуда-то увесистую штуку с толстой длинной антенной и потыкала пальчиком, трогательно оттопыривая мизинчик. - Ты не против? - Девочка искоса посмотрела на меня, очевидно, моя мысль о мизинчике до нее дошла и не сильно понравилась. Я поспешно отрицательно потряс головой. - Вот и хорошо. - Она приложила трубку к уху, послушала, растеряно повернулась ко мне. - Представляешь, - прошептала она, - у нее на спутниковом телефоне автоответчик стоит. Офигеть.
   - А что такого? - Не понял я.
   - А то такое, что твою разлюбезную Алису по спутниковой связи так донимают, что ей иной раз отвечать некогда. Представляешь, говорят: 'подождите на линии, ваш звонок очень важен для нас'.
   - Как в службу поддержки позвонил. - Я кивнул, вспомнив мытарства с подключением интернета после переустановки Винды.
   - Она издевается. - Деф обескуражено глядела на трубку. - Мне сказали, что оператор свяжется с нами через пять минут. Это вообще за гранью добра и зла. Хорошо. - Она мстительно поджала губки. - Жмем красную кнопку?
   - Красную? - Я слегка завис, соображая, потом до меня дошло. - А давай, нечего нас мурыжить, будто мы халявный тариф подключить пытаемся. Жмем.
   Мы опустились на крышу старинного здания с причудливыми башенками-беседками по углам. Для кого и чего они были задуманы архитектором, непонятно, зато замечательно подошли нам, внутри даже остатки лавочек оказались. Девочка повела ладошкой, и беседка преобразилась. Я провел пальцем по сиденью и вопросительно посмотрел на нее.
   - Ты же только копировать можешь. Это как такое получилось? - Я обвел рукой вокруг.
   - Просто. Лавки из Грановитой палаты, стол из... - Деф осмотрела круглый золотой стол с разноцветными камнями и нахмурилась. - Думаешь, стол перебор?
   - Думаю, со всем перебор. - Я огляделся еще раз. - Как в алмазный фонд попал. - Осторожно дотронулся до золотого подноса с тончайшими чашками старинного фарфора, потер рукавом бок серебряного покореженного самовара с дымящейся трубой. - Опять она начнет высказываться про неприличие пользоваться копированными вещами.
   - А они и не копированные. - Девочка озорно улыбнулась. - Здесь настоящие, а копированные предметы я оставила вместо них. Всего лишь на время. - Поспешно произнесла она, видя мое лицо. - Никто достояние страны не грабит, не беспокойся. Да и не отличит, в конце концов, ни один эксперт мой самовар от производства мастера Фаберже.
   - Алиса отличит. - Я еще раз критически оглядел дымящееся чудо. - А чего он весь такой перекошенный? Это у тебя брак при транспортировке получился, что ли?
   - Дилетант. - Деф оскорбилась за свое скособоченное недоразумение. - Не разбираешься, так молчи лучше. Это, между прочим, самый дорогой в мире самовар. Знаешь, за сколько его в две тысячи четвертом году на аукционе Сотбис купили? Не знаешь, вот и молчи.
   - Да и молчу. - Я немного растерялся от такого напора негодования. - Ты кнопку жать будешь, или еще что подготовишь?
   - Вроде бы все. - Девочка задумчиво огляделась. - Беседка есть, стол накрыт, вроде все. Жму.
   - Вы совсем офигели?! - От пронзительного визга я поспешно заткнул уши, а потом закрыл и глаза, ибо Алиса в лучших своих традициях появилась перед нами, скажем так, не одетой.
   - Я же говорю, из ванной не вылезает! - Обвиняюще завопил я и хотел указать пальцем, но вовремя спохватился. - И это мы еще и виноваты!
   - Вас телефоном пользоваться не учили?! - Алиса с шумом завернулась во что-то, и я осторожно приоткрыл глаза. На ней был банный халат и смотанное в узел полотенце на голове. Она сердито шлепнулась на лавку, недовольно огляделась и вдруг расплылась в счастливой улыбке.
   - Ой, какой миленький. - Засюсюкала она, глядя на перекошенное чудо Деф. - Ой, какой чудесненький. А подарите его мне?
   - Вот еще. - Временная владелица недоразумения пренебрежительно фыркнула. - С чего бы?
   - В качестве моральной компенсации. - Алиса легонько щелкнула самовар ноготком. - Буду на своем балконе в Авалоне из него пить и вас добрым словом вспоминать. Подаришь?
   - Посмотрим. - Деф величественно опустилась на лавку, налила себе чай и вопросительно выгнула бровь, глядя на меня. Я мрачно кивнул. Вот так и разбазаривают национальные достояния, сначала самовар, а потом и до Курил очередь дойдет. Девочка чуть заметно улыбнулась, и Алиса с любопытством стрельнула в меня глазами.
   - Подарит? - Громко прошептала она и скосила взгляд в сторону девочки. Я хмуро пожал плечами и взял протянутую чашку с чаем.
   - Поговорим? - Предложила Деф.
   - Поговорим. - С готовностью согласилась Алиса. - Только я ваш чай не буду. Если не возражаете, у меня свое. - Я посмотрел на розовую жидкость, заполнившую ее чашку, и содрогнулся.
   - Не надоело? - Вырвалось у меня.
   - Чем мое вино хуже вашего кипятка с сушеными листьями? - Алиса возмущенно посмотрела на заварочный чайник.
   - Так ты и из самовара вино пить будешь? - Я поневоле улыбнулся.
   - И что такого? - Она непонимающе смотрела на меня. - Чем он хуже кувшина? Столь старое серебро, между прочим, придаст моему вину божественный и неповторимый вкус.
   - Ты отличишь вкус вина из стекла и серебра? - Я удивился.
   - Разумеется. - Алиса изящно отпила из чашки. - И вкус, и аромат. - Она втянула воздух, ласково улыбнулась. - Мужаешь, мой принц.
   Я машинально понюхал свой воротник и вопросительно посмотрел на мрачную Деф.
   - Гормоны. - Она поставила чашку. - Твой организм вырабатывает специфический фермент, присущий альфа-самцу, а они, - девочка исподлобья посмотрела на вежливо улыбнувшуюся Алису, - как акулы, могут уловить его на очень больших расстояниях. Я права?
   Алиса неопределенно улыбалась.
   - Можем. - Наконец сказала она и отпила. - Теперь ты отчасти понимаешь, почему не можешь заменить моего принца. - Алиса посмотрела на враз покрасневшую Деф. - Этот фермент уникален, его можно скопировать, но копия работать не будет, это странно, но так. Он чрезвычайно летуч и почти не вступает в реакции с другими веществами. Достаточно одной молекулы, попавшей к нам, чтобы ощутить твое присутствие. - Алиса пристально взглянула мне в глаза. - И то же самое можешь ты, когда почувствуешь наши метки. Ты безошибочно отличишь их друг от друга и поймешь, какая кому принадлежит. И тогда ты найдешь ту, кто достойна.
   - Достойна чего? - Внимательно глядя на Алису, спросила Деф. Та вздрогнула и приникла к чашке. Мы молчали, наблюдая за пьющей розовый напиток девочкой.
   - Достойна внимания моего принца, что же еще? - Она поставила чашку.
   - А нюх как у собаки. - Деф криво улыбнулась, думая о чем-то.
   - А глаз как у орла. - Машинально добавил я и выпил чашку, пребывая в полной прострации. Похоже, чаще мыться нужно, так что ли? А когда я мылся последний раз? Душ перед школой считается?
   - Скорее, как у кошки. - Алиса улыбнулась. - А нюх куда лучше собачьего, поверь.
   - Верю. - На Деф было больно смотреть, зато Алиса пребывала в счастливо-безмятежном состоянии, даже напевать стала, помахивая в такт ножкой.
   - Хорошо вы здесь устроились. - Наконец сказала наша гостья. - Простенько, но со вкусом. Гобелены из Оружейной палаты?
   - Из запасника реставрационной. - Буркнула девочка, а я только сейчас обратил внимание на растянутые между колонн беседки полотнища. В чем их предназначение, я и предположить не мог, но спрашивать не стал, опасаясь прослыть невежей, кем, в сущности, и являлся.
   - Неплохо. - Непонятно что одобрила Алиса, и я затосковал. Ну как ее на лекцию о художественной вышивке пробьет, что тогда?
   - Итак, - подтвердила Алиса мои худшие опасения, - раз вы вновь самым вопиющим образом доставили меня сюда, очевидно, на то были веские причины. - Она посмотрела на Деф, на меня и с интересом прищурилась, видя облегчение на моем лице. А что, лекции не случилось, уже хорошо, а то, что она вновь предстала перед нами в... скажем так, привольном виде, так сама виновата, меньше плескаться надо, тем более, должна вроде и привыкнуть уже. - Или нет? - Спросила Алиса.
   - Может быть, мы тебя просто в гости позвали? - Деф налила заварки, добавила в чашку кипятка из самовара. - Запросто, по-соседски?
   - По-соседски за шкирку из ванной не вытаскивают. - Алиса тоже налила себе, но из прозрачного кувшина. Я посмотрел на свою сиротливо стоящую пустую посудину и печально вздохнул. Деф возвела глаза к потолку беседки, протянула мне свою емкость с чаем и взяла мою. Я с довольным видом отпил.
   - Мы хотели узнать твое мнение. - Я сунул конфету в рот, фантик скомкал и отправил в долгий полет с крыши. - Что ты в качестве экскурсовода можешь сказать о некоем персонаже по имени Михеич?
   - К нему я бы тебя на экскурсию не пригласила. - Алиса скривилась. - Мы стараемся не вмешиваться в дела Отца. Очень часто понять, зачем он делает то, или иное, совершенно невозможно, поэтому, зачем он наградил его столь странным даром, не имею понятия.
   - Так вы прекрасно знаете о нем и его даре? - Удивился я. - И так спокойно реагируете, несмотря на то, что он называет вас исчадиями бездны?
   - Невежество и мракобесие. - Алиса с невозмутимым видом отпила из чашки. - Люди пытаются объяснить все так, чтобы не быть виноватыми самим. Сдохла корова, это порча, а не ядовитая трава, по недосмотру попавшая в корм. Дом сгорел не потому что печную трубу сто лет не ремонтировали, а ведьма наколдовала. Огрел соседа дрыном по голове, так не сам, бесы подтолкнули.
   - А ваши сателлиты такое не могут? - С иронией спросил я.
   - Могут. - Спокойно подтвердила Алиса. - Но зачем? Кому он нужен, этот деревенский пьяница? Будь он видным политическим деятелем, иное дело, но на чужой территории так воздействовать на людей нельзя, а тюкать своих, даже идиотов, жалко, вдруг пригодится. Нет, бывают, конечно, случаи... - Она не договорила и взяла пирожное.
   - Как с моим другом. - Предположил я.
   - С твоим другом был прямой приказ. - Жестким тоном ответила Алиса, я даже растерялся от такого изменения в голосе. - Никто никого не принуждал, по крайней мере, физически и каждый в итоге выбрал свою судьбу сам.
   - Разве ты оставила выбора своему трехтысячелетнему принцу? - Я неподдельно удивился. - Ты ему мозг разнесла.
   - Мозг да, но не душу. Он отправился к Отцу таким, каким он был, благородным и честным воином.
   - Который ножом детей тыкает? - Возмутился я.
   - Во-первых, Павел далеко не ребенок. А во-вторых, следуя кодексу чести, воин обязан выполнить любой приказ своего господина, так как всю ответственность в плане морали и прочего берет на себя отдавший приказ. И он не нарушил свой долг. Единственно, он зачем-то нанес удар клинком, покрытым ядом. По моему замыслу ты должен был легко вылечить своего друга сам, не прибегая ни к чьей помощи. Но ты выбрал путь мести, и все случилось так, как случилось.
   - Не мести, а справедливости. - Недовольно поправил я.
   - Это можно называть как угодно, но факт есть факт.
   Я взглянул на солнце и приуныл.
   - Кстати. - Алиса посмотрела на светило сквозь тончайшую чашку. - В вашем городе погода вообще-то премерзкая, а у вас, смотрю тепло и солнечно. То, что солнце не скрывают облака, твоя работа?
   Деф отрицательно покачала головой.
   - Ясно. - Алиса непонятно отчего вздохнула. - Более наглядного способа показать, что за вами наблюдают, он не нашел.
   - Кто, он? - Спросила Деф. Алиса не ответила, но улыбнулась весьма ехидно. Я нахмурился и посмотрел вверх. Действительно, сквозь низкое хмурое небо светило яркое солнце, наклонным лучом освещая вокруг блестящие от дождя крыши домов.
   - Смотри, радуга. - Моя девочка счастливо заулыбалась.
   - Ну да. - Буркнул я, высовываясь из беседки и рассматривая мокрый асфальт внизу. За шиворот упала тяжеленая ледяная капля. Я зашипел и втянул голову в плечи, с негодованием глядя на Деф. Она заулыбалась еще сильнее.
   - Детский сад. - Алиса покачала головой и взяла конфету. - Ты ему еще снега в штаны насыпь.
   - Но-но-но! - Протестующе завопил я и побежал вокруг стола, спасаясь от безбашенной девчонки с двумя огромными снежками в руках. Когда я в очередной раз пробегал мимо Алисы, она с невозмутимым видом поставила мне подножку, и я кубарем вылетел из беседки на крышу. И на ней, мокрой и холодной, эти две негодяйки, сколько я не орал и отбивался, по очереди засунули мне снежки, хорошо, не в штаны, а за шкирку и за пазуху. Потом мы на манер горных козлов бегали по покатой крыше, пытаясь догнать друг друга и кидались возникающими в руках снежками. А когда я все-таки загнал визжащих девчонок в угол, они вспрыгнули в седла лошадей и с демоническим хохотом ускакали по воздуху к соседнему дому. Моя лошадь, вернее, конь остался стоять возле беседки, подозрительно обнюхивая металл крыши и с вожделением косясь на вазу с печеньем. Как на него залезть-то? Ладно, попробуем. Я решительно подошел, подпрыгнул и неожиданно легко вскочил в седло. Эва как, Деф что ли помогла? Вряд ли. Может, эндемики мне силу прибавляют? Я заулыбался и пнул пятками недовольно захрапевшего коня.
   - Потом печенье получишь. - Пообещал я своенравному ездовому средству. Он немного погарцевал на месте и рванул вскачь за подругами, совершенно не обращая внимания, что под его копытами наполненная водяной пылью пустота с далекой мостовой внизу.
  
  
   Девочки увидели мое приближение, испугано завизжали и брызнули в разные стороны. Я растеряно закружился на месте, не зная, за кем гнаться, но эту проблему за меня решил конь, помчавшись за хозяйкой. Вполне понятное решение, если подумать, но я почувствовал, как недовольно надулась Деф. Я развернул заупрямившегося коня и поскакал к ней. Перемахнул несколько крон деревьев, конек крыши и едва не врезался в прятавшуюся за ней девочку. В последний момент она ловко увела свою лошадку в сторону и со смехом залепила мне в спину снежком. Пока я кружил на месте, безуспешно обстреливая смеющуюся Деф комками снега, подъехала довольная Алиса.
   - А все-таки сначала ты погнался за мной. - Весело сказала она. Деф нахмурилась и перестала уворачиваться, получив снежком в грудь.
   - Это не я, это конь. - Попытался оправдаться я.
   - Разумеется, мой принц. - Алиса почтительно склонилась в седле.
   - Деф, подтверди. - Я повернулся к ней и поразился ее угрюмому виду.
   - Подсознательно ты выбрал ее. - Деф кивнула на грациозно поклонившуюся в ответ девочку. - Конь всего лишь среагировал на мелкую моторику движений твоего тела. Хорошая у тебя конюшня. - Она мрачно посмотрела на Алису.
   - У нас только самое лучшее. - Девочка горделиво вздернула подбородок. - А теперь у нас есть еще и он. - Алиса указала на меня рукой, весело засмеялась, глядя на насупившееся меня, взглянула на сузившую глаза Деф, рассмеялась еще громче и получила от нее снежком в лицо.
   - Ай! - Алиса схватилась за него ладошками. Я перевел остолбенелый взгляд с нее на растерянную Деф.
   - Ты что творишь?!
   - Я... - Она была потрясена не меньше моего. - Я думала...
  
   На меня накатила удушающая волна гнева. Я сжал кулаки, изо всех сил сдерживая то, что рвалось наружу.
   - Иди. Отсюда. Вон. - Глядя в глаза Деф, сказал я.
   Она вспыхнула, хотела что-то сказать, передумала и пропала.
   Алиса отняла от лица измазанные кровью ладошки и жалобно посмотрела на меня. Волна схлынула так же внезапно, как накатила. Я оказался рядом с девочкой, сжал ее щеки в руках, всмотрелся истинным зрением.
   - Сейчас. - Я повел ладонью и вызвал голубой поток. Мне показалось, что на миг ударил сноп ослепительного огня. Если бы я включил перед лицом Алисы двухметровый прожектор, наверное, эффект был бы куда слабее. Она завизжала и отпрянула, едва не свалившись с лошади, а я ошеломленно застыл, не понимая, что случилось.
   - Идиот! - Вопила она, закрывая ладошками глаза. - Придурок! Научись сначала управлять мощью, а потом лечить пробуй!
   - Так я же... - Я растерянно повернулся к появившейся рядом и улыбающейся, как ни в чем не бывало, Деф.
   - А вот не надо из себя жертву строить. - Злопамятно произнесла девочка и победно посмотрела на меня.
   - Так это ты ее так? - Я сузил глаза.
   - Вот еще. - Деф пренебрежительно фыркнула. - Мной твои новые друзья совершенно неуправляемы. - Она осеклась и поглядела на замершую жертву ледяного снаряда.
   - Понятненько. - Алиса повела перед лицом ладошкой, закрыла глаза, и текущая из носа кровь пропала вместе со всеми ее следами. - Дикие вы, одно слово, русичи. Одна носы разбивает, другой глаза выжигает. Так и не стали вы цивилизованными за столько тысяч лет.
   - Не носы, а нос в одном единственном числе. - Поправила Деф. - И ты специально открылась, велев своему сателлиту не вмешиваться.
   - Велела. - Согласилась Алиса. - Но не сейчас, а тогда, когда установила в отношении тебя и моего принца определенную грань доверия. И до определенного порога нанесения ущерба я велела не вмешиваться. Ведь мы же друзья, по крайней мере, я вас считала.
   - Зачем? - Недоуменно спросила Деф. - Имею ввиду, зачем снизила порог нанесения ущерба?
   - Затем, что иначе карапузик любое прикосновение ко мне считает нападением. А поцелуй, - тут Алиса так лукаво посмотрела на меня, что я густо покраснел, - за попытку изъять сами знаете, что. За чертову прорву лет подобная реакция у него инстинктивная, можешь назвать ее глюком, если хочешь, и убрать ее можно лишь аппаратным путем. И что в итоге? А в итоге я получила разбитый нос и едва спасенные карапузиком глаза. Знаешь, как неприятно их восстанавливать? Вот давай, - обратилась она к Деф, - ты снизишь у моего принца недопустимый порог повреждений, а я ему глаза выжгу. И тогда мой любимый принц в деталях поведает тебе обо всех ощущениях. Хочешь?
   - Глаза выжгу? - Пораженно спросил я и отъехал назад.
   - Любимый? - Не менее пораженно спросила Деф, и ее лошадка шагнула вперед. - Ты понимаешь, - девочка со странной улыбкой повернулась ко мне, - что она только что призналась тебе в любви?
   - А? - Я растерялся. - В смысле?
   - В коромысле. - Деф, похоже, начала злиться. - Слово любимый тебе ничего не говорит? Я тебе правила правописания и словарь зачем гружу?
   - Зачем? - Я недоуменно посмотрел на нее.
   - Затем! - Рявкнула девочка, опомнилась и заговорила тише: - Потому что в разговоре с ними, - она кивнула на невозмутимо глядящуюся в зеркальце Алису, - важно понимание каждого слова и оборота речи. Ведь вы мастера изворотливости и передергивания, не так ли?
   - Михеич наплел? - Лениво спросила Алиса, придирчиво разглядывая свой носик.
   - Неважно. - Надменно произнесла Деф. - Или скажешь, это не так?
   - Внимательно читайте текст договора и особенно то, что написано мелким шрифтом. - Алиса убрала зеркальце и очаровательно улыбнулась. - Откуда, ты думаешь, это появилось? Но если договор заключен, - она стала очень серьезной, - сделка есть сделка и нарушать ее нельзя.
   - Или что? - Деф насмешливо улыбнулась.
   - Мы, - Алиса показала пальчиком на себя и меня, - заключаем ее перед Отцом. Люди, - она пренебрежительно покрутила им в воздухе, - заключают их перед юристами. Юристы - перед геополитическими образованиями. - Она посмотрела на меня. - Перед странами, их высшими судами. А те, в свою очередь, перед нами. И если любой другой суд может отнестись всяко, потому что влияет множество причин, вплоть до отношений нас друг с другом, - Алиса указала по очереди на себя и меня, и обворожительно улыбнулась, - то при Высшем суде, - она нацелила пальчик в солнце, - результат лишь один.
   Алиса нахмурилась, достала зеркальце и целиком ушла в разглядывание своей челки. Я посмотрел на Деф, она возвела очи к облакам, и спросила: - Какой?
   Алиса накрутила прядь волос на пальчик, вытянула, отпустила, накрутила вновь и задумчиво протянула: - Слушай, Деф, а не опалил ли мой принц мне кончики волос?
   Я думал, девочка сейчас рявкнет 'нет!' и попытается опалить ей голову целиком, благо некое преимущество у нас есть, не знаю, правда какое, но вместо этого Деф спокойно подъехала к Алисе, с самым серьезным видом намотала на пальчик ее локон, вытянула, рассмотрела его на свет и сказала: - Похоже, да, кончики у тебя секутся.
   - Неправда! - Алиса поспешно выдернула свои волосы, обиженно отъехала. - Врешь ты все, мои волосы в идеальном порядке. У нас не может быть проблем со здоровьем, если только их не создали специально. - Она чуть подумала. - Или осталось от нее совсем ничего.
   - Кого, ее? - Деф спросила это так, что я напрягся.
   - Ее, одну из нас, полиморфов, кого же еще? - Алиса встала на седло и изящно выгнулась, осматривая себя в гигантское зеркало, возникшее перед ней. - Открою вам страшную тайну: все мы женского рода. Или вы до сих пор не заметили?
   - Так кого, ее? - Наседала Деф с таким напором, что я совершенно растерялся.
   - Кого? - Алиса перестала разглядывать себя во всевозможных ракурсах и грациозно опустилась в седло. - Той, кто пострадала настолько, что оставшейся части эндемиков не хватит на контроль полноценной особи. А хватит лишь на то, на что хватит. - Алиса улыбнулась, глядя на мое непонимающее лицо. - Малый ребенок, подросток-инвалид, небольшое животное, живая игрушка, в конце концов. Что? - Она с неподдельным негодованием оглянулась на смеющуюся Деф. - Между прочим, когда-то такое было, и не раз, особенно на востоке, у вас даже в фольклоре это осталось. Вернее, - поправилась она, - в человеческом фольклоре, но ведь вы себя с ними отождествляете?
   - Она бредит? - С надеждой спросил я. Переставшая улыбаться Деф покачала головой, и я печально подпер ладонью подбородок.
   - Не понимаю, что она говорит, - сказал я, - но мне это не нравится.
   - Если бы ты понял, - утешила меня Деф, - тебе бы понравилось еще меньше.
   - Опять ты что-то поняла, а от меня скрываешь. - Я с обидой посмотрел на девочку.
   - Потом расскажу. - Ответила она.
   - У тебя всегда потом. - Я обиделся еще больше. - Древние затонувшие города, потом, океанариум, потом, все потом.
   - Так в чем дело? - Алиса весело закружила вокруг нас на храпящей лошади. - У меня есть океанариум, один из лучших в мире, между прочим. Приглашаю. - Она склонилась в поклоне. Я умоляюще посмотрел на Деф, та печально вздохнула, но кивнула.
   - Итак? - Уточнила Алиса. - Согласны ли вы почтить своим присутствием мой дом?
   - Согласны. - Хором произнесли мы с Деф, и я подумал, что раньше Алиса не спрашивала разрешения, по крайней мере, у меня, когда переносила то на скалу, то к