Лазука Виталий Владимирович: другие произведения.

Радиоактивный дождь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Экскурс в огромный мир Fallout. Погрузившись в него, вы ощутите свободу постядерного мира.


   Радиоактивный дождь.

Природа и человек.

О, как же природа прекрасна,

Ужасен лишь человек,

В своем неугасимом желании,

Разрушить эту красу навек.

Все вокруг себя, истребляя,

Не знает ведь жадность конца!

Он эту яму, для себя копая,

Не понимает - погибнет Земля!

Трубы над ним возвышаются,

Под ним истощается земля,

Но ему все время кажется,

Что это делается не зря.

Я знаю, он остановиться,

Но будет поздно тогда.

И Мир, как в старой пословице:

"Дождется Страшного Суда!"

Авторские стихи.

Стихи о Fallout.

Жалит песок нестерпимою болью,

Которая отдается в голове

Стуком пульса, крови,

Что быстро бежит по ноге.

Тонкою струйкой сбегая.

Прямо на жаркий песок

Так, что песчинки, слипаясь,

Образуют плотный комок.

След за собой оставляя,

Плетется герой по песку.

Он на ходу умирает,

И никто не поможет ему.

Жуткое пламя пустыни,

Мили и мили огня.

Марево, словно вымя

Сладостью манит тебя.

Может быть это озеро,

Которое он так долго искал?

Нет, обман, просто фикция.

Здесь нет ничего кроме скал.

Лишь песок рассыпался

От моря до самых небес.

Смерть приближается,

И уж не будет чудес.

Авторские стихи, навеянные Fallout.

...Не стоит прогибаться под изменчивый мир,

Однажды он прогнется под нас...

"Машина времени".

... We shall win through, no matter the cost!

(...Мы будем побеждать, и цена не имеет значения!)

Arcturus Mengsk "Starcraft"

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

   Радиоактивный дождь.
   РОМАН.
   Книга первая.
   Падение.
   1. Избранный.
   2. Сон.
   3. Жизнь лишь со, и сон лишь жизнь.
   4. Реддинг.
   5. Пороки, которые жгут огнем ... желаний.
   6. Резня в узких пещерах Реддинга.
   7. Прощание с доктором Делом.
   8. Радиоактивные осадки.
   9. Военная база мутантов - "Марипоза".
   10. Джанк-Таун.
   11. "Свечение".
   12. Хозяин Мутантов.
   13. Неприятности только начинаются.
   14. Великая жизнь маленьких людей.
   15. Надежда - компас земной.
   16 Сан-Франциско.
   17. Звезда.
   18. Военная база "Марипоза".
   19. Ферма старины Льюиса.
   20. Город Убежище.
   21. Геко.
   22. Броукен Хиллс.
   23. Убежище N 15.
   24 Убежище N 13.
   25. Пустошь.
   26. Дэн - город повышенной детской преступности.
   27. Вертиберд близ Кламата.
   28. Арройо мертво.
   29. Никогда не спящий город - Нью-Рено.
   30. Бар "У Сальваторе".
   31. Жизнь коротка, используй это Избранный.
   32. Бескорыстна дружба мужская.
   33. Смертельные уроки жизни.
   Книга вторая.
   Возрождение.
   34. Жизнь - это слово жизнь.
   35. Новая Калифорнийская Республика.
   36.Золотая перчатка.
   37. Расследование убийства Ричарда Райта.
   38. Война Семей.
   39. Клан Мординос.
   40. Сальваторе.
   41. Убийца с Шаркстрит.
   42. Жестокая расправа над душой "Бешенного Быка".
   43. Анжелина.
   44 Лесли Энн Бишоп.
   45. Нежность.
   45. Сьерра.
   46. Суперинтелект - Скай-Нет.
   46. Удача награда за смелость.
   47. Наварро.
   48.Месть - это гнилой плод.
   49. Танкер в Сан-Франциско.
   50. Нефтяная вышка "Посейдон-Ойл".
   51. Фрэнк Хориган.
   52. Солдаты удачи Анклава.

Книга первая.

Падение.

   Избранный.
  
   Парень шел по глухой и неосвещенной улице, шел, спотыкаясь, и слегка хромая, кто знает, что с ним случилось. Сбила машина, попал под шальную пулю или в драке ему хорошенько понаддали? Он просто шел и даже не смотрел вперед, лицо перекосила гримаса боли, хотя это и было трудно заметить постороннему.
   Звали его - Даллас Хоакин. По его виду нельзя было сказать, что он богат чертовски богат. Но здесь, а это был 2241 год от рождества Христова, деньги не имели такой силы, что раньше, главным его богатством был энергодоспех, который со стороны был больше похож на скафандр*.
   (*Энергодоспех или усиленная силовая броня Анклава - эта броня была сделана из легких сплавов металлов в ключевых местах с умом укрепленная керамикой. Собственный миниреактор и отличные двигательные сервомоторы брони обеспечивали стабильную работу всей системы. В энергодоспехе не было щелей, куда мог бы зайти горячий воздух без разгерметизации, имелась неплохая система кондиционирования и влагосбережения, вместе с отличными фильтрами воздуха, так что в нем было трудно задохнуться. Но самое лучшее, что наверняка спасало жизнь в долгих переходах через пустыню - это влаговыделитель. Все это в скупе было отличнейшим орудием в руках умелого мастера, каковым и был Хоакин. Энергодоспех закрывал Далласа всего, от макушки до ступней, не давая шанса всяческим неприятностям и злоключениям, и избавляя самого Далласа от роковых издержек судьбы).
   Ему было больно, бешеная боль сковывала его. И болела отнюдь не нога, на эту боль он не обращал внимания, - болела душа. У него было оружие, он не успел им даже воспользоваться, хотя он был молод и решителен, но медлил. И все-таки, в трусости его нельзя обвинить, он сам себе был самым жестоким судьей, и приговор его был действительно суров. Он был вором, был убийцей, но убивать женщин ему еще не приходилось. На этот раз он был близок к этому, слишком близок.
   Кто она? Эта дочь Евы, вкусившая яблоко раздора, не бывшая ни матерью, ни ребенком. С малых лет, была она лишь зверьком, борющимся за место под солнцем, ни щадящим никого - ненавидящее сердце билось в ее груди! Она ненавидела все, что ее окружало и себя не меньше, чем все остальное. Но это было слишком глубоко в душе, чтобы до этого докопался простой парень из поселения под названием Арройо. И он стал ненавидеть ее, с тайными помыслами отомстить, рассчитаться с ней за обиду сполна. Но не сейчас, только заживут раны. Ему было нужно найти место там, где поменьше радиации, и отоспаться, хорошенько отоспаться. Так он думал, но не знал, насколько сильно заблуждается. Сон повредил бы ему даже больше чем палящее солнце.
   "Утро вечера мудренее", - говорил он себе. "Завтра многое забудется". А пока он плелся, не разбирая дороги с затуманенным взором. Что его ждало впереди, знал лишь Господь Бог (может быть тот далекий предок, которому покланялось племя Арройо).
   Дьюк Фланиган звали бога, все ему поклонялись; боялись? - нет, это был бог добрый и простодушный. Он принес в деревню знания и уверенность. Но был действительно силен и мог испепелить, разрезать на две равные половины, превратить в месиво, неподдающееся определению, любого, и как говорили старейшины, голыми руками. Так они пугали детей, когда Даллас еще был совсем ребенком. Но сейчас, их слова разве что рассмешили бы Далласа, ибо он многое повидал, и многое уже его не пугало. Об оружии он знал все и немного больше. Он был способен один сразиться с толпой Чужих*(*Чужой - безглазый мутант, смесь дельфина и ящерицы, наделенный щупальцами, заменяющими ему орган зрения, обладатель острейших зубов), нашинковывая их направо и налево. Правда, в этом ему помогала усиленная моторизированная анклавовская броня, которая ему досталась по чистой случайности в Наварро*(*Наварро - это база военизированной организации "Анклав", которая решила взять власть в свои руки и "подобрать под себя" всю Америку). Да, и вообще, в жизни Хоакина происходило слишком много случайностей, быстро переходящих в закономерности...
  
   Теперь Даллас Хоакин "Избранный", "Chosen One", он сам мог стать для кого-то богом. Ему поклонялись во многих городах: Нью-Рено, Реддинге, Дене. Но он был всего лишь человеком, хоть и "Избранным" среди лучших из своего народа.
   На его счету были целые города, где он вырезал всю преступность. Численность населения в них резко сократилась, как и кошельки горожан. Он, как палач, шел по выжженным, радиоактивным пескам Калифорнии. На его памяти были многие мили, прорва мутантов, тьма тьмущая маниакальных, злобных, жестоких убийц.
   Он многое умел, и многое еще хотел постичь. И тут такое - сопливая девчонка и не смываемый позор. Но он почему-то уже меньше ненавидел ее, и жизнь показалась ему легче, он вспоминал, и красочные картины, все, что он видел за время скитаний, проносились перед его глазами. И, в конце концов, он удивился, как она нашла слабость в его душе, ожесточившейся в трудностях пути. Смешно, но сейчас он вспоминал ее уже по-другому. В память запало лицо девушки - дикое, но красивое с небольшой родинкой над верхней губой, ее длинные, пышущие жизнью волосы ...
   Протяжно взвыла собака: "У-у-у...у-у-у", - хотя вид ее не выдавал никаких злых намерений, а хвост даже слегка повиливал.
   "Чертов пес, вот привязался ко мне, тебя еще здесь не хватало, иди подобру-поздорову. Пристрелить что ли? Ну, нет, жалко, скотина, как никак. На вот, лучше съешь шашлык из брамина, и больше не шатайся тут, а то попадется кто-либо менее снисходительный, чем я!" - сказал Даллас уже тише, чем в начале.
   "Жалость - это чувство было давно в прошлом. Откуда оно?", - он уже не узнавал себя. "Не ужели я дал слабину?" - думал он. "Нет, это не мое. Просто требуется отдых. Вот и место подходящее. Посмотрим, уровень радиации по счетчику. Да, видимо я здесь недолго проживу, если заночую. Надо принять Рад-Икса*(*Рад-Икс - Rad-X - противорадиационные пилюли, принимаемые перед облучением, действуют без побочных явлений) и снова трогаться в путь. Жизнь прожить не дорогу перейти", - успокаивающе заявил он про себя, и двинулся в путь, на ходу разгерметизировав шлем и глотая таблетки.
   Но тут сзади опять завыла собака, она уже не виляла дружелюбно хвостом, ее морда была олицетворением всей злобы и агрессии мира. Вдруг из-за холма начали появляться и другие дикие псы. Серая, всклокоченная волчья шерсть, злобные, острозубые пасти мало выдавали в них собачьих черт. Это были "настоящие волки" - охотники ночи и жертвы голода.
   Вся стая протяжно и заунывно взвыла, прежде чем напасть. Они не боялись ни огня, ни боли, ведь когда-то они были собаками, а теперь они дикие псы, ошалевшие от запаха крови. Вперед ринулся вожак, он прокусил прямо через броню левую руку Далласу и сразу отступил. Брызнула кровь, пенясь Богровыми сгустками. Псы еще больше ошалели. Один бросился на грудь Даллас, но Хоакин смог увернуться и пристрелить взбесившееся животное. Вожак стаи бросился вперед, поджав лапы. Неожидав, встретить стальную броню на шее "Избранного", он быстрым рывком обернулся вокруг себя и бросился, было бежать, но Даллас, вовремя опомнившись, быстрым движением приклада переломал хребет этому профессиональному убийце в мохнатой шкуре. "Дикие кайоты были бы смелее этих собак!" - про себя подумал Даллас, упрямо всматриваясь вслед отступающей стае, смерть вожака произвела на них, неизгладимое впечатление, молниеносная атака сменилась быстрым отступлением. Хоакин развлечения ради, или скорее, из чувства мести за пролитую кровь, пристрелил парочку напоследок, пока псы не скрылись за горизонтом, трусливо поджав хвосты и изредка оглядываясь. "Вот что делает голод с обыкновенными собаками, а что войны сделала с людьми? Когда они стали хуже собак?" - подумал Даллас.
   Нога требовала экстренного медицинского вмешательства. Вколов с десяток стимулирующих заживление средств в место укуса, Даллас понял, что это вряд ли поможет. Средства регенерирнуещие ткани работали хорошо, но он потерял много крови. Единственное, что он сейчас мог сделать для себя, так это плотно перевязать рану, что он и сделал. Но кровь все не останавливалась.
   Да, псы могли вернуться в любой момент. Он знал, что они выждут, нападут, и будут загонять его, как больное немощное животное. Он уже явно представлял свои белые кости, присыпанные песком и обтянутые потрепанным ветрами костюмом тринадцатого убежища, на фоне лазурного неба. "Сдаваться?! Нет!" - думал Даллас, со всей твердостью, свойственной его характеру.
  
   Кровь все еще протекала струйкой из-под неплотной повязки, и ему было тяжело идти, но он шел. Ибо смерть шла за ним тенью. Если не радиация, то усталость его доконают. Он - вор, убийца, грехов на нем немереное количество - ему прямая дорога в Ад. Он не намного лучше тех, кого убивал. Но он силен и выдержит все, в том числе и чужие плевки. Потому, что он Даллас Хоакин. И этим все сказано!
   Солнце, как оно нещадно палит, оно жжет даже на исходе дня, его желтизна выедает глаза. Облака, как дым проходят рядом, не задевая его. Кажется, сейчас этот раскаленный шар сожрет пораженную радиацией пустыню. Время остановилось. Вечность повисла в небесах. Лишь только крик пустынного орла нарушает спокойствие. Под шум ветра жизнь уходит вместе со струйкой крови в песок. "У-у-у-фью-фью-у-у-у! Божественный предок зовет тебя, Даллас. У-у-у-фью-фью-у-у-у!" - поет ветер. "Только бы не уснуть, только бы не уснуть сейчас!" - шепчет про себя Даллас, но глаза неуклонно слипаются. Несмотря на яркий свет, ослепляющий блеск, в уголках зеркальных солнцезащитных линз - солнце нависает над Хоакином огромным раскаленным шаром. Даллас тщетно пытается не уснуть, ведь сон - это прямая дорога в могилу, он идет вперед, спокойно, и с утомительным постоянством передвигая ноги, которые уже с трудом его слушаются, в глазах темнеет.
   Внезапно послышался дикий рев, облака пыли, казалось, закрыли все небо, словно мустанг впереди них неслась машина. Это был Хайвейман* Крисалис Моторс, редкий в этих первобытных краях зверь (*Хайвейман в переводе с английского - бандит с большой дороги - машина с фотоноускорителями и совершенным атомным двигателем).
   "Это же моя машина! Кто же может быть за рулем?" - подумал Даллас, с трудом различая лицо водителя, худое и изможденное лицо лучшего друга - Сулика. Яркий свет, ослепляющий блеск, в уголке тонировынного лобового стекла.
   Писк тормозных колодок отдался резкой болью в голове. Анклавовскую броню обдало горячим воздухом и пылью. Перед глазами завихрилось огненное марево, боковая дверь распахнулась.
  -- Кого я меньше всего ожидал увидеть так это тебя, Сулик! - начал бодро белый, как смерть, Даллас. Какого черта ты тут делаешь, старый бродяга?! Ты не представляешь, как я рад снова видеть тебя. Как ты нашел меня? - все это он произнес с некоторой наглостью в голосе, но с трепетным чувством благодарности в глазах, нивидимых Сулику из-за стекол шлема.
  -- Грампи-кость сказал, что беда, совсем плохо, смерть кружит ястребом над твоей душой. Я нашел машину и ехал пока не нашел тебя, - сказал Сулик, помогая Далласу забраться в машину. Настолько тот был изможден. Выглядел он, постаревшим на несколько лет.
  -- Нет такого гроба, который я пожалел бы для твоей Грампи-кость, Сулик. Когда ты успел научиться водить? - мрачновато пошутил Даллас, сморщив все мыслимые мышцы на лице.
  -- Духи подсказали, как управлять этой телегой без браминов. Они раскрыли мне глаза на смысл многих вещей... Слушай ветер. Может статься, что и тебе откроются истины небес, - сказав это, Сулик нажал на сцепление и ударил по газам.
   Сулик, его татуированное лицо не выражало ничего, кроме спокойствия. Замысловатые рисунки покрывали все его тело. Кости дополняли общий ансамбль и придавали его лицу почти африканскую дикость. На нем была моторизированная броня Братства Стали, но шлем был разгерметизирован и валялся рядом. Он выглядел, как настоящий, суровый воин, прошедший через все испытания смерти и оставшийся в живых.
  
   Даллас встретил его в Кламате, где выкупил, как раба за 350 монет в местном баре, где ошивался Сулик, задолжав хозяйке едой и напитками. Он никогда не расставался со своими костями в носу, даже спал, неснимая их. Это его амулеты или, как он говорил, его БОГИ. Он часто беседовал с ними и даже советовался. Он любил вспоминать мудрость предков и разговаривал почти, как старина шаман Хукунин из Арройо, в его словах всегда был скрытый смысл. Но в драке ему не было равных. Да, Сулик замечательный воин, холодное оружие - это как продолжение его собственного тела, просто оживало в его руках. Он в совершенстве владел кувалдой, но был, слаб в огнестрельном оружии, хоть и владел SMG-автоматом, но постоянно бил очередями и задевал. Меткость была не лучшей его чертой, и это самое малое, еще он был несведущ в технике, в науке и в медицине, но он был настоящим другом, как и сейчас таковой. С этим молчаливым дикарем Даллас нашел много общего, их объединяло прошлое. Им было о чем поговорить долгими ночами у костра под высоким звездным небом пустыни. Лучшего попутчика, чем Сулик нельзя было и желать. Когда надо он мог участливо и понимающе промолчать, а когда надо, то и сказать критическое слово в виде очередной мудрости древних предков.
   Их сплотила дружба, на время сделала одним целым. Да, Даллас успел полюбить этого преданного и благородного человека. Сулик стал ему, как брат, которого у него никогда не было. Вот и сейчас, Даллас чувствовал тоже самое. "Сулик, правь в Реддинг, там хороший врач..." - последние слова Хоакина звучали совсем тихо, после чего он сразу же упал в бредовое забытье...
  
  
   Сон.
  
   Волна за волной, одна накрывает другую. Вот красный гребень очередного, вала накрывает мутную прозрачную волну. Вкус соли на губах. Что это? Поток бурлит и мчится вперед, с трудом, но в сознание приходит понимание того, что это кровь и пот! Пот и кровь - неизменные попутчики человеческой жизни или скорее даже сама жизнь...
   ...Боль, стоны, стенанья, выстрел в упор. Яркие картины схватки, как в первый раз, пронеслись перед глазами Далласа. Картина всплыла в памяти полностью, с резью в глазах, до мельчайших подробностей. В лицо опять ударил душный воздух бара, стойкий запах алкоголя и блевотины, в ушах зазвенел угарный гогот посетителей. Мир опять закружился вокруг него в своей головокружительной пляске. Большой зал открылся шумной толпой, окружившей донельзя странную сцену насилия... Девушка, которую избивал зеленокожий гориллоподобный мутант, казалось еле уворачивается от его сокрушительных ударов. Даллас решил сразу вмешаться, не разобравшись, как следует, что происходит. Он остановил пудовый кулак мутанта. И получив увесистую оплеуху, упал наземь. Не поднимаясь, он сделал подсечку. Мутант так грохнулся, что поднялась пыль, и осыпалось немного побелки с потолка. Еще не успев встать, Даллас почувствовал разящую боль в ногах. Девушке почему-то очень не понравилось его вмешательство, и она с диким криком выстрелила в Далласа целую обойму. Но ей, показалось этого мало, и она с разбега ударила лежащего Далласа по животу мыском кованого сапога. Дальше только туман и неопределенность, заволакивающая голову. Очнулся он уже на улице. Холод, жуткий холод, пронизывающий насквозь все тело, и ненасытно высасывающий остатки тепла из него. Он с трудом открыл глаза, рассветный луч больно резанул по ним, превратив его зрачки в едва заметные точки. Перед глазами плясали психоделическими извивами цветные искры. Голова раскалывалась, словно была зажата стальными тисками. Ветер ерошил волосы. Даллас со стоном приподнялся, сгибая с трудом слушающиеся конечности, и протянул руку к стучавшей, дергающей болью, ноге, осторожно ощупав, скрипя зубами от боли, кровоточащую рану, взвыл от боли, что-то зашевелилось внутри ее, когда Даллас попытался встать, пересилив боль, он все-таки встал.
   "Хорошо, хоть я жив", - подумал про себя Даллас, подбирая шлем. Слова были настолько четкими и ясными... Что казалось, что это не сон, а явь. Затем почему-то опять темнота и бессознательность.
   Даллас был невнимателен и жестоко поплатился за это. Это урок каждому, кто, сомневаясь, делает, а, сделав, сомневается.
   Но кто есть Даллас Хоакин, и почему он вмешался. Такие люди, как он - соль земли. Они разъедают ее опухоль и заглушают смрад. Опытный воин всегда распознает повадки своего врага. Кто первый нападает, тот сильно рискует, но он же зачастую и выигрывает. Неопытный боец, напав первым, обычно проигрывает, но как говориться новичкам везет. Вот так и Далласу повезло на этот раз, встретив сильного противника, он не погиб, ему был дан шанс попробовать свои силы еще раз. Но, как шутят бывалые люди, второй шанс дается для того, чтобы повторить старые ошибки.
  
   Жизнь лишь сон, а сон как жизнь.
  
   Смерть и жизнь, вечный круговорот природы. Нулевые шансы на успех иногда оборачиваются великими делами. Тотализатор - Великий бог Удачи. Он отпугивает слабых, и дает дорогу смелым. Решительный очень часто забирает весь куш, ничего не оставляя нерешительному. И возраст, здесь не помеха. Женщины, как основная мужская сила, и носительницы их гордости, являются первопричиной и следствием этого. В их власти казнить и миловать мужчин. Возносить их на небеса и опускать в Адские котлы. Но пусть не обольщаются, эта сила есть и в мужских руках. И мужчины, к их сожалению не умеют ей пользоваться. Быть может, мы не настолько умны, хитры или скорее изощрены, в этой адской пытке по имени любовь. Тот, кто поймет эту истину, тому откроютсярайские кущи. А проще говоря, этот станет настоящим мужчиной.
   Кровь и пот, наркотики и секс - темный омут человеческих страстей, вот настоящие двигатели прогресса. И извечные бичи человечества. Они погубят этого несчастного или сделают его самым счастливым человеком на свете?!
   Необязательно быть властелином умов, чтобы женщина смогла полюбить тебя. Любая даже самая сильная и мужественная подчиняет свою волю мужчине, когда чувствует в нем неподдельное чувство к ней самой, заботу и нежность, смешанную с настоящим благородством и любовью к жизни.
   Иногда любовь в женщине проявляется, как жалость к более слабому, к которому ей хочется проявить материнскую заботу и нежность. Но не все женщины способны понять мужскую слабость, и тем более полюбить это качество в своем избраннике, поэтому многие мужчины не нашедшие себя в жизни не находят себя и в любви. Женщину не любят "слизняков", уж поверьте мне, и они действительно уважают силу. Женщины каким-то седьмым чувством улавливают, кто в стае вожак. И буквально отдают себя в его руки.
   Но есть ситуации, когда мужчина потерял свою силу или еще не обрел. Начнем с последнего. Это, безусловно, молодость и неопытность, где так легко ошибиться в правильности цели и способах ее достижения. Для некоторых это дело всей жизни - обрести решимость, мужество, уверенность в собственных силах, почувствовать себя мужчиной крепко держать штурвал своей жизни и своей судьбы в руках. И если жизнь или судьба выбивает из седла, то не надолго, пока не придешь в себя и снова не ринешься в бой. Кто не сдается, падая из такого седла, продолжает путь к успеху, того ждет успех. Сильные люди управляют этим миром, и к ним приходит все постепенно не сразу, но с незыблемым постоянством иногда увеличивая или замедляя шаг. Их путь к успеху подчиняется правилу - "...Мы будем побеждать, и цена не имеет значения!" Да это сильные люди, и если сила покидает их, то не надолго. Но потерянный человек ломается, и становиться ущербным, постепенно теряя самую главную движущую силу - здоровье. Став калекой, такой человек теряет веру в себя, но никогда и никого не просит о помощи. Но даже если ты слаб, и от рождения у тебя нет здоровья, у тебя есть все шансы сказать свое слово в истории и в этом суетном мире. Примеров множество: Суворов, Рузвельт, Линкольн, Кутузов список имен так велик, что всех перечислить становится сложным. А сколько пиратов потерявших в сражениях руки или ноги, несмотря ни на что продолжали двигаться к своему успеху, тому которого они могли достичь в своем черном ремесле. Они шли проторенной дорогой жизненной мудрости, основной принцип которой - "живи своим умом".
   Можно даже не упоминать об ученых, писателях, художниках, музыкантах, которые, несмотря на свое ущербное здоровье, продолжали творить. И как творить!?
   Можно ли назвать слабым человека, который достиг успеха в этой жизни, благодаря собственным усилиям надеясь только на себя?! Иногда наплевав на свое здоровье, променяв тихую семейную жизнь на общественное благополучие, на славу, на финансовое и политическое могущество.
   Вдумайтесь только в корень этого слова Могущество - значит, могу, значит, у меня есть силы.
   Здесь в этой жизни главное цель. Настоящая цель. Несиюминутная, которой можно достичь в течение нескольких секунд, минут, часов, дней или даже лет, а действительно важная, первостепенная, к которой можно идти всю жизнь, а иногда даже и не придти к ней. Для кого-то эта цель более прозаичная - создать семью, вырастить детей, внуков, а для кого-то это спасение вселенной, мира.
   Страшно подумать, какой мир откроется, когда знаешь к чему идешь. Каждого кто подумает, что это может быть за цель для него, скорее всего, ждет великое будущее, если он, конечно, не отступится и не отречется от трудного и тернистого пути ее исполнения.
   Ведь это здорово, когда знаешь, что делать - независимо от того, как быстро меняется обстановка, и как часто приходиться попадаться в незнакомые ситуации. И такая ситуация требует соответствующего решения, т.е. применения определенных навыков. В том числе тех навыков, которыми в данный момент и не обладаешь. Обучаясь новым навыкам, становишься способным решить и новую возникшую проблему.
   Щелкать, любые проблемы, как орехи, никто не научит, этому учит жизнь. Когда проблем становится меньше - жизнь становится проще. Решать их начинает даже нравиться, главное не брать на себя слишком много. Браться за дело с настойчивостью и упорством. И еще, наверное, самое ГЛАВНОЕ - это не воспринимать жизнь слишком серьезно, и ни принимать все так близко к сердцу, качаясь в кресле-качалке, никуда не уедешь.
   Ведь жизнь, как сон. И сон, как жизнь.
  
  
  
   Реддинг.
  
   Redding.
  
   Солнце озарило город предрассветной зарей, украсив пустынный пейзаж тенями. Обшарпанные глиняные постройки скромно смотрелись на фоне такой красы. Вдали виднелись крупные, серые ангары лифтовых шахт. Издали город не казался большим, так небольшой шахтерский городок*(*Реддинг - небольшой городок шахтёров, стоявший здесь с незапамятных времен и чудом уцелевший во время Войны). Людям достался поношенный, потрепанный атомной войной мир! Этот город говорил всем своим видом об этом. В городе процветала продажа наркотиков и игорный бизнес. Среди наркотиков был распространен Джет. Все рабочие тратили деньги на него и на местные развлечения: проституток и казино.
   Грязный городок никогда из себя ничего не представлял, за небольшим исключением - в нём добывали золото. Притом что шахт в нём было три, но работали лишь две из них, одна из которых принадлежала Республике, а другая - кому-то в Нью-Рено. Город Убежище*(*Волт-Сити - город-государство путь, к которому лежал на север) - не имел там своей собственной шахты, там работал его врачебный комплекс. Нью-Рено*(*город организованной приступности) держал своих рабочих в Реддинге на прочной цепи, которой вскоре намеревался сковать и прочую часть Реддинга - имя этой цепи было Джэт, наркотик, хотя и невызывающий мгновенное привыкание, но не имеющий на тот момент противоядия.
   У Новой Калифорнийской Республики* (*НКР - еще одно город-государство, путь к которому лежал на юг) - тоже был свой человек в Реддинге, помимо своих шахтёров, - местный шериф, выходец из Калифорнийских Рейнджеров, штаб-квартира которых находилась в внутреннем городе.
   Новая Калифорнийская Республика, Город Убежище, Нью-Рено - между ними уже давно шла борьба за сферы влияния. Вход шли самые грязные способы борьбы...
  
   В этом городе у Далласа было огромное влияние и связи, почет и уважение. В этом городе он был помощником шерифа. Теперь он снова здесь, и неизвестно, как его встретит город после столь долгой разлуки...
  
   ...Друзей здесь никто не ждал. Машина влетела в город на бешеной скорости, и резко притормозила возле госпиталя. Врач еще спал, Сулик долго стучал в деревянную дверь прежде, чем тот проснулся. Доктор растерянно выглянул в окно, затем слегка приоткрыл дверь. Это был седой с небольшим ежиком на макушке среднего, ближе к пожилому, возраста мужчина. Его загорелое лицо выдовало в нем потомственного калифорнийца. По виду он был человеком неутомимым, и казалось всегда готовым к чему-то новому. Морщины только слегка придавали его лицу строгости. Коренастый, среднего роста и телосложения, он мог пригодиться везде, но видимо, где родился там и пригодился. Его уверенный взор и серые глаза выдавали практический склад ума, без той мечтательной дымки, которая обычно присуща художникам и некоторым ученым. Как уже было сказано ранее, он не был худ, скорее статен и атлетичен, такие нравятся женщинам. Именно таким был доктор Делл.
   Не удивительно, что на нем не было его белоснежного халата в столь поздний час, но в его руке что-то поблескивало, скорее всего, это было оружие, но оно было опущено. Немая сцена вестерна: глаза Сулика и доктора перекрестились. Они смотрели друг на друга долго и напряженно. Первым нарушил эту зловещую тишину Сулик:
  -- Помощник шерифа ранен. Ты должен оказать ему помощь, иначе его смерть будет на твоей совести.
  -- Покажите его значок.
  -- Вы мне не верите? - без удивления спросил Сулик.
  -- Верю, но все ровно покажите. Мало ли, сколько самозванцев гуляет сейчас по пустыне.
  -- Вот звезда, а теперь поторапливайся, иначе все твои худшие опасения сбудутся, - со злобой буркнул Сулик, тут же вытащив из-за пазухи шерифскую звезду.
  -- Похоже, твоя мать не учила тебя хорошим манерам. Ладно, заноси его, я осмотрю помощника, - спокойным голосом ответил доктор.
   Как только Сулик свалил Далласа на хирургический стол, врач надел халат и перчатки и сразу же приступил к осмотру, несмотря на относительную антисанитарию, Даллас был в энергодоспехе.
  -- Еще не много и он бы умер, слишком большая потеря крови. Ты вовремя привез его ко мне. И все же кто его так поранил? Он словно побывал в мясорубке, - задал вопрос Делл, снимая тугие повязки и жгут, удивляясь про себя, что пациент еще жив.
  -- Только Духи Предков знают об этом. Сулика с ним не было, когда темные тучи сошлись над его головою.
  -- А Духи Предков могут вернуть жизнь твоему другу? - опять спросил Делл, надеясь на помощь.
  -- Не все ли ровно, ты лучше бы лечил Далласа, а не то Духи, скорее всего, заберут его к себе, - с тоской в голосе ответил Сулик.
  -- Ладно, "старик", проехали, ты разбираешься в мед препаратах, рваных ранах, умеешь оказывать первую помощь? - все еще надеясь на помощь, сказал доктор Делл.
  -- Я знаю, что не всякий наркотик можно принимать, но насчет препаратов не знаю. Первую помощь оказать, а что это? Ты лучше лечи Далласа, а вопросы будешь задавать потом. Духи ответят ... - Сулик, начал трясти головой и проговаривать какие-то заклинания.
  -- Ну, перевязывать раны, хотя бы ты умеешь? - вопрос поверг Сулика в некоторое оцепенение.
  -- Да, эти заклинания мне знакомы, - загадочно ответил друг Далласа.
  -- Ладно, похоже на то, что ты действительно ничего не понимаешь в медицине. Тогда отойди в сторону и просто смотри, - сказав это, доктор взял набор хирургических инструментов. Сулик сразу бросился к нему, и хватив за руку.
  -- Если ты решил убить моего друга? То ты увидишься с душами ближайших своих родственников прямо сейчас.
  -- Успокойся, я хочу ему помочь, просто прооперирую его, иначе он умрет, ты ему никак не поможешь, тем более, если убьешь меня, понимаешь, о чем я?
  -- Ладно, делай, что задумал, но если Даллас умрет, за ним к Духам предков отправишься и ты. Помни об этом.
   Доктор, ничего не ответив, только кивнул и с упорством, свойственным его характеру, приступил к делу. В первую очередь он разрезал оставшуюся часть бинтов, затем взял пробу крови для экспресс-анализа группы. Для этого у него была специализированная исследовательская лаборатория. Он уже давно занимался вопросами плазмы, и него было много образцов человеческих тканей, которые находились в крио-камере. Взяв образец, он отделил его в вакуумный заборщик. Приняв решение отложить исследования на потом, он наложил временную пластиковую шину на правую ногу и левую руку Далласа. Затем Делл отправился в лабораторию для исследования группы и состава антител в крови Далласа, по дороге бросив через плечо Сулику:
  -- Переселяйся пока в эту комнату, а потом присмотришь за своим другом сам. Вы здесь надолго, а я пока попытаюсь спасти ему жизнь.
   Пока доктор проводил тщательное исследование. Сулик решил перенести вещи из багажника Хайвеймана и распаковаться в том скромном уголке клиники, которую под них решил отвести доктор Делл. "Места мало, но зато за Далласом можно присмотреть", - подумал про себя Сулик.
   Рюкзаки с оружием и припасами грузным, глухим ударом по одному падали на пол. Они заняли большую часть комнаты, где итак было совсем не развернуться. Ровные ряди патронташей, темный металл оружия и мутный блеск бронежилетов, игра света и тени, в этом была своя особая краса.
   Пока Сулик возился с вещами, доктор закончил исследования и достал плазму нужной группы из крио-камеры. Это как нельзя пришлось ко времени, ибо Даллас лежал белый, как снег. Капельница сразу же начала маленькими дозами дарить жизнь Хоакину, с каждым разом все больше и больше давая ему шанс на выздоровление.
   Теперь можно было приступать к более плотному осмотру. Делл разрезал бинты и достал пластиковую шину. Нужно было достать пули из ноги. Для этого пришлось резать. Еще нужен был рентген, но его не было. Оставалось действовать наугад, методом "научного тыка". Быстрым движением, наметив линию разреза и продезинфицировав ее, Делл стал резать, применив лазер. Ему повезло, он не задел ни одного из кровеносных сосудов. Наконец, справившись с этим и порядком вспотев, доктор удалил обломки кости и две пули. Затем он стал зашивать уже специально заготовленной иглой поврежденные сосуды и поверхностные ткани ноги. Все было сделано, операция заняла несколько минут. Дело было за малым, поставить пластиковую шину и залить массой жидкого пластика* (*жидкий пластик новое мед. средство с успехом заменившее современный гипс).
   С рукой было проще. Доктор догадался, кто мог нанести такие рваные раны, скорее всего это были дикие собаки, поэтому он вколол в рану антидот, который защитил бы Далласа от целого набора бактерицидных воспалений. Затем зашил рану все той же сверхпрочной саморазрушающейся органической нитью и наложил плотную повязку поверх. Сложной задачей оказалось снять энергодоспех, в этом доктору помог Сулик. Пазые ее были плотно соединены, но Сулик хорошо знал где нужно нажать, чтобы они разошлись, под броней оказалась специальная ткань хоршо впитывающая пот, собиравшая по капиллярам воду и выделяющая ее в специальный сосуд для вторичного использования ее для питья, эта вода проходила специальные фильтры, как и все жидкости выделяемые организмом.
   Итак, покончив со всем, доктор решил выпить с Суликом. Непроронив ни слова Сулик стоял и пил из фляги Джин. Но в его глазах было, какое-то тягостное ощущение понимания и терпимости. Он уже знал, что их пребывание в этом захолустном городишке затянется, быть может, на две недели, а может и дольше. И что этот город - Реддинг, ему успеет порядком надоесть. Но его другу - Далласу было, явно не до этих мелких проблем. Казалось, кошмар затянул своей паутиной все его сознание. Он впал в полное забытье.
   Боль, страх, ненависть - призраки ночи, три составляющие кошмара. Кошмара в душе, кошмара где-то глубоко в сердце, в каждой клетке мозга. Плывущая тьма облаков, рывки солнца. Стремительный рывок по скоростной трассе жизни. Лица перед глазами, тысяча к тысяче, кадр за кадром. Лицо страшное, темное, полное страха и боли, его лицо. Стремительный рывок, снова рывок. Крик тупой боли пульсирующей по венам. Рев мышц, гул крови, соки жизни уходящие в песок. Шорох сухой, пожухлой травы погоняемой ветром. Тихий, пугающий скрежет зубов мертвеца в могиле. Потом только темнота, тишина вечности, спокойствие смерти, мрак бездны...
  
   ...Казалось, спокойствие будет вечным. И вдруг засияло солнце и из земли начала расти густая, сочная молодая трава. На землю пролился обильный дождь. Все зацвело и засияло. Всепоглощающая жажда жизни взяла свое...
  
   ...Даллас начал выздоравливать...
  
   Пороки, которые жгут огнем...желаний.
  
   Выздоровев окончательно Даллас, не стал предпринимать никаких решительных действий. Он пока решил остаться в Реддинге. Близость смерти заставила его изменить свое отношение к жизни. Он пересмотрел многое.
   Может быть поэтому, а может и просто развлечения ради?! Он пошел выпить чего-нибудь с высоким содержанием алкоголя в местный бар, полностью осознавая, что играет со своим здоровьем плохую игру...
   В баре "Malmute Saloon" Даллас познакомился с местной красавицей Сью, она оказалась "девушкой легкого поведения". Ее здоровый темперамент зажег пламя страсти в сердце Далласа. Да, Сьюзен была девочкой не промах, да, и Хоакин был сам не против, он просто получил удовольствие, которого так не хватает любому мужчине. Он не питал отвращения к продажной любви. Ведь даже в деревне он был слишком застенчив, пока мир не разорвал фаянсовую упаковку чистоты. Попав в Кламат, он словно попал в другой мир, где любовь легко становиться доступной. Даллас потратил там солидную сумму личных сбережений. Тем более долгие переезды и переходы, ведь он давно не был с женщиной, ему это было нужно. Поэтому, когда она его попросила помочь ей отдать долг барменше 200 монет, он сразу помог, ибо был благодарен ей за то, что она сняла, наконец, напряжение копившееся столь долго в нем. Правда, потом оказалось, что она наркоманка, и все деньги ушли на очередную дозу, но не деньги волновали Далласа, он потом долго вспоминал добрым словом того человека, который ему продал продукт N2. Барменша пыталась предупредить Далласа, что бедняжке уже не помочь, но Даллас ее тогда видимо плохо слушал, единственное, что он четко запомнил из всего разговора, так это, где находиться местное казино. После такой встряски, ведь он был на волосок от смерти, Даллас действительно поверил в свою удачу, поэтому он прямиком направился в казино.
   Можно было сказать с уверенностью, что Даллас был прирожденным игроком, хотя вряд ли догадывался об этом сам. Он сразу понял несложные правила карточных игр и рулетки. Ему сразу полюбились и сухая мягкость атласных карт, и внешне невыразительный расклад безмолвных мастей на зеленом сукне, и негромкий стук костей и шарика рулетки. Ему сразу пришелся по душе умиротворяющий комфорт Казино, виски у локтя, его восхитило беспристрастие рулетки и карт и их вечная уклончивость. А больше всего ему понравилось то, что надеяться в игре, кроме как на себя, было не на кого. Игрок или проигрывает, или выигрывает. Он сразу все понял и расставил, где нужно, акценты.
   Удача - это слуга, а не хозяин. И ее появление надо воспринимать с ледяным спокойствием и, раз схватившись за нее, не отпускать до конца. Удачу необходимо понять, разгадать ее сокровенную суть и не в коем случае не путать с чреватым опасностью случаем, так как в игре самый большой грех - свалить плохую игру на простое невезение. Удачу при всех ее капризах надо не бояться, а любить. Для Далласа удача стала, как женщина, которую надо нежно обхаживать или грубо ее домогаться, но никогда ей не потворствовать и не преследовать. Но, несмотря на свои суждения, Даллас честно признавался, что еще никогда не страдал ни от удачи, ни от женщин, до ТОГО судьбоносного случая в баре. Однажды, он воспринимал это как должное, он все-таки склониться на колени перед женщиной или удачей. И тогда на его лице отпечатается выжженное каленым железом клеймо, которое он часто распознавал - "Начав играть, будь готов платить по счетам, смирись с будущим проигрышем!" Так он думал, так и случилось.
   Даллас прошел через холл в залу Казино, и его охватило чувство уверенности и радостного ожидания. Поменяв пятьдесят тысяч кредитов на 500 фишек по сотне, он сел на засаленный табурет за столом N1.
  -- Игра открыта, господа, делайте ставки, - объявила крупье.
   И тут Даллас понял все величину своего дара, он был удачлив, просто нечеловечески удачлив. "Не везет в любви, повезет в картах!" - где-то он слышал эту фразу. Кости падали, ровно размеряя его выигрыш по три сотни на раз.
   Невероятно, но за ночь он выиграл "Миллион Монет". Ну, если не считать "мелочи" - сотни с небольшим тысяч.
   "Делайте ставки, господа", - эта фраза четко въелась в мозг Далласа за эту ночь, что он провел в казино Реддинга. Она даже потом еще все утро снилась ему, пока он не проснулся от громчайшего крика "Бингоу". Этот крик звенел в его голове, как резонирующий металл. Он вспомнил, что вчера, а вернее будет сказать сегодня, в перерыве между играми разговаривал с кем-то и даже, что-то купил. И тут воспоминания нахлынули на него, и Даллас вспомнил все. Мэр в казино дал ему задание очистить от чужих шахту и продал ему эту шахту за 1000 монет, обещая выкупить ее. За выполнение задания он обещал заплатить 2500 монет. Мэр знал, что Далласу можно смело доверить это дело. Ведь он уже сделал много хорошего в этом городе.
   Многие запомнили его дипломатичное отношение ко всему, как он спас старуху от выселения уплатив за нее, не стал применять силу к пьяным шахтерам, регулярно дерущимся в местном баре. Шахтеры поняли, что были неправы, а Даллас, не допустивший кровопролития, тогда для них стал, как отец родной. Безусловно, шахтеры народ шальной и погулять любят, а когда напьются, так с ними, как с детьми, совсем сладу нету. Вот и в тот раз, один из шахтеров упившись до полусмерти, порезал одну из путан. Даллас тогда с честью заменил шерифа и без особых угроз для жизни подследственного провел задержание. Шахтер сначала упирался, отрицал свою вину, но потом во всем сознался, ведь чистосердечное признание облегчает вину. Оказавшись за решеткой, этот бедолага стал тише воды ниже травы.
   Запомнилась так же семейка Мортонов, всего четыре брата. Похоже, это было одно из самых опасных приключений в Реддинге. Ведь все братья были главарями своих собственных шаек, если бы они объединились, то Далласу точно не поздоровилось, но видимо удача и в этот раз не покинула Далласа. Он справился с каждым по отдельности.
   Там же в Северной части города он нашел кладку Ванаминго*(*хищники, больше похожие на двуногих дельфинов), но трогать самку побоялся. Как только лифт стал опускаться вниз, он остановил его, и вернулся в город с расширенными от страха глазами и дрожащими руками. Но теперь, когда столько времени прошло, он знал, что делать. Гауссрайфл сделает свое черное дело. Даллас вырежет это семейство Ванаминго, "чужих".
   "Они здесь чужие", - так он решил.
  
   Резня в узких пещерах Реддинга.
  
   Проснувшись с утра пораньше, он не стал будить Сулика, тихо одел свой заношенную до дыр силовую броню и собрался, было выходить, но доктор Делл, который уже давно страдал бессонницей, сбив свой ритм жизни, заметил его и остановил, окликнув Далласа у самого входа:
  -- Куда Вы в такую рань?
  -- Утренние прогулки пойдут мне на пользу ведь так, - решил слукавить Даллас.
  -- Да, но не в этих доспехах и зачем Вам оружие? - компрометирующее заявил доктор.
  -- Но Вы забыли, доктор, сколько опасных тварей и людей бродит по близости, прогулки сейчас не так спокойны, как хотелось бы, - при этом он уверенно посмотрел доктору в глаза так, что тот не смог выдержать и опустил свой взор на колбу лежащую рядом. Наступила неожиданная пауза.
  -- Но что Вас разбудило в такую рань, доктор Делл, или у Вас тоже раны, которые имеют особенность ныть? - решил нарушить это тягостное молчание Даллас.
  -- Да нет, дело совсем не в моих ранах. Дело в том, что меня давно беспокоит, что наш город погружается в пучину наркомании. Я давно задался целью разработать противоядие против Джета, но, похоже, мои исследования зашли в тупик мне не хватает математического обеспечения, высококлассных компьютеров, которые без труда провели бы нужные мне расчеты. Иначе бы я давно справился с этой проблемой.
  -- Что ж, доктор, Вы действительно гуманист. Я слышал, что шахтеры Вам дали кличку - "Безболезненный доктор Джонсон".
  -- Да, Вы знаете, такая привычка есть у малограмотных людей, они все любят упрощать. Но это не со зла...
  -- Я тоже так думаю, - кивнул Даллас.
  -- Поймите, просто так они выражают свою благодарность за то, что я оказываю им бесплатную медицинскую помощь, не больше не меньше поверьте мне это так, - все больше старался убедить итак ни в чем не сомневающегося Далласа доктор Делл.
  -- Охотно верю Вам, доктор. Вы действительно благородный человек. Я постараюсь помочь Вам в вашем благом деле. Поэтому это будет просто благодарностью за то, что Вы спасли мне жизнь.
  -- О, не стоит, поверьте, но я буду Вам благодарен, если Вы мне поможете разработать сыворотку против джет. Вы знаете, что такое джет?
  -- Только то, что это сильно действующий наркотик.
  -- Тогда я расскажу Вам, что знаю. Джет - это психостимулятор, мощнейший метоамфетамин, стимулирующий центральную нервную систему. Основная проблема - кратковременная наркотическая эйфория* (*эйфория - приподнятое настроение, сопровождается обильным выделением гормона радости) быстро сменяется разрушением нервных клеток. Излишнее напряжение нервных клеток разрушает их структуру. Но под воздействием антидота, такое напряжение, вследствие изменения структуры клетки, не вызывает разрушение самой структуры клетки. И при особых условиях приема антидота и при особом режиме биоактивности организма может закреплять данную активность, как рабочую, при длительном приеме наркотика. Кроме того может появиться побочный эффект рост нервных клеток, невозможный при обычном радиационном поле. Необходимым условием является наличие примесей биостимуляторов, гормонов, в антидоте, тогда процесс будет развиваться увеличением нервных клеток, а не уменьшением. Начальная эйфория редко длиться более нескольких минут. Но за это время Вы сможете почувствовать странный прилив энергии и силы из-за резкого усиления обмены веществ в головном мозге. К тому же в ходе исследований я пришел к очень интересному выводу в отношении джета оказывается он, значительно усиливает восприятие внешнего мира, человек становиться более зорок, слух его усиливается. Он начинает лучше воспринимать запахи. То есть у субъекта исследования улучшаются рефлексы и утончаются чувства. Это происходит за счет увеличения количества нервных клеток - сидитацивная регуляция нервных окончаний, можно так сказать. Скорость рефлексивных реакции и метаболизм возрастает в несколько раз, к тому же вы не поверите, первые несколько десятков минут человек увеличивает свою силу за счет того, что у него исчезает в мозгу ограничитель страха. Дело в том, что в некоторых случаях человека ограничивает в принятии, какого либо опасного шага страх за собственное здоровье и жизнь, чувство самосохранения так сказать. Джет же полностью стирает эту грань. Он действительно делает человека сильнее и даже решительнее, но это продолжается не долго. Затем происходит угнетение нервной системы с разрушением ее структуры, и как говорят сами наркоманы - они улетают, а затем наступает ломка..., - после этих слов доктор Делл перевел дыхание и глубоко вздохнул, похоже, эта тема волновала не только его мозг, но и сердце. Все же сиюминутное чувство сменилось сосредоточенностью, и доктор продолжил:
  -- Если же снять такие побочные эффекты, как зависимость и ломка, то джет может стать эффективным корректором нервной системы человека. Он сделает его сильнее, быстрее и восприимчивее выражаясь простым языком. К тому же если поработать над снятием негативных последствий джет, то он не окажет практически никакого неготивного влияния на головной и костный мозг. Говоря точнее, их структура не будет разрушаться за счет остаточных электрических импульсов, вся система начинает работать в гармоничном взаимодействии. Происходит колоссальный выброс энергии, но система при этом остается стабильной. Единственное, что такой человек постоянно должен держать запасы своей энергии в большом объеме, и постоянно их пополнять. Так как энергия необходимая для активизации жизненных систем черпается из резервных запасов организма, и если резервы не успевают восстановиться, то происходит криз и возможен летальный исход. Именно поэтому этот запас сил и энергии необходимо пополнять. Сон, пища, режимы физической активности. Как это делают спортсмены, тренирующие не только силу и ловкость, но и нервную систему, не забывайте об этом.
  -- Это очень интересно то, что Вы говорите, доктор, Вы меня действительно заинтриговали, теперь я действительно заинтересован, в том, что бы найти антидот против джет. Я обязательно буду подробно расспрашивать врачей во всех городах об этом антидоте. Если удача меня приведет к нему, то я по возможности сразу же его Вам доставлю, мне не терпится испытать на себе этот корректор восприятия. Сидитацивная регуляция нервных окончаний - это весьма интересно. Я об этом слышал. Я знал одного парня, его звали Мирон, он одно время работал на преступный синдикат и разрабатывал для них джет нового поколения метоамфетаминов, он и еще группа ученых работала над созданием наркотика, который практически бы не имел побочного действия, и эйфория сопровождалась качественными галлюцинациями, не разрушающими головной мозг. Но их исследования зашли в тупик, хотя они и испытывали новые виды препарата на рабах, которые скупались на всех рынках Калифорнии. Но так и не нашли нужную формулу.
  -- Интересно, интересно! Так, так, значит, Вы говорите, они занимались похожими исследованиями. Что ж я бы хотел взглянуть на их записи об эксперименте. Это возможно? Или хотя бы поговорить с Вашим другом?
  -- К сожалению, не то, ни другое не возможно, доктор. Мой друг умер пару месяцев назад и унес все свои открытия в могилу.
  -- О, я приношу свои соболезнования!
   Даллас кивнул и опустил голову, молчание снова повисло в воздухе, пауза была действительно долгой.
  -- Тогда погибло много хороших ребят, - тихо сказал Даллас, доктор Делл похлопал его по плечу.
   ...Только после этого Даллас продолжил:
  -- Записи, которые вел Мирон, остались в Стейблс, во владениях известного Вам наркобарона - Большого Езуса Мордино. Он давно точит на меня зуб ведь, это я убил его охрану в Стейблс и практически подрубил его наркобизнес на корню, когда увел его ведущего химика-биолога - Мирона, как Вы уже догадались, но если попробовать, то можно, в конце концов, выкрасть эти записи. Если это возможно, то я сделаю это, доктор.
  -- Дело принимает интересный оборот, может запахнуть жареным, - обеспокоено заявил доктор. - Но если все так опасно, как Вы говорите, то может не стоит.
  -- Нет, доктор, я не собираюсь лезть на рожон, но постараюсь кое-что изменить вот и все...
  -- Ну что ж, раз так, то не буду Вас задерживать, ведь Вы Избранный ведь так? Вас ждет самка Ванаминго!
  -- А Вам это откуда известно?
  -- Реддинг - городишко небольшой, все друг друга знают, - при этом доктор подмигнул Далласу и кивнул головой. Со вчерашнего дня пошел слух и теперь об этом знает весь город, мне рассказал вчера поздний пациент. Ведь город давно знает, что в этих шахтах что-то неладно, а вчера Вам Мэр продал эти шахты ведь так. Ну, и поздравляю Вас, Вы молоды и уже миллионер. Завидная партия для любой девушки по любую сторону света, где цениться зеленая спинка кредитного доллара.
  -- Спасибо, доктор Делл, только не будите моего друга. Достаточно того, что я лезу в петлю...
  -- Нет уж, наоборот, я думаю, что стоит разбудить Вашего друга, ведь Вы еще не так сильны, и Вам обязательно нужна, будет помощь.
  -- Что ж Вы убедили меня, Делл. Я и сам засомневался, что справлюсь один. Разбудите его, а я пока смажу это творение немецкого гения - винтовку Гаусса*...
   (*Винтовка Гаусса М72 - немецкого производства, она использует электромагнитное поле, генерирующее круги, движущееся с огромной скоростью, поражающие любую цель. Ее точность дальность и остановочная сила неизмеримы ни с каким другим оружием).
   Доктор Делл разбудил Сулика. Тот сонно приоткрыл глаза, якобы он спал, и улыбнулся:
  -- Друг, ты, что забыл, как я чутко сплю. Ведь я охотник гор. Мой сон так же чуток, как и слух, я слышал о чем вы говорили, но не все понял, и он стал собираться, быстро накинув силовую броню Братства Стали он схватил молот и они вместе с Далласом вытряхнули запылившуюся после очередной ночной песчаной бури дверь.
  -- Чертовы Братья Мортоны мертвы, но свято место пусто не бывает видно в городе должна была появиться еще одно банда, и где еще им ошиваться, как не на заброшенном прииске.
  -- Нет, Даллас, ты не прав, с тех самых пор, как мы тут были, прошло не столь много времени, там никого нет, я уверен, - ответил Сулик.
  -- Ладно, тогда вон видишь тот самый ангар, давай быстрее двинем к нему и пощупаем "чужих" за яйца.
  -- Да, но лучше их просто разбить поверь.
  -- Без проблем, Сулик, главное это не суетиться. И все будет О-КЭ.
   Найти "Ванаминго" или, проще говоря, "чужих", не составило труда - они находились в шахте Утренняя звезда. Самое главное было убить серую матку и разбить все ее яйца, что бы чужие не дали потомства и не заполонили весь город, или даже всю страну, позже Даллас узнал, что это была уникальная кладка яиц "Ванаминго" и единственная матка во всей Стране, а может и Мире. Это его не сильно взволновало, ведь он не состоял во всемирной организации "Green Peace".
   Лифт быстро опускался быстрее, может быть, даже, чем хотелось Далласу. Сулик, как всегда, был спокоен.
   В катакомбах было темно. Свет едва пробивался сверху из ангара. Друзья включили фонари жестко крепившееся на шлемах.
  -- Черт у меня батарея садиться, - сказал Сулик,
  -- Какая батарея Сулик, у тебя там цельный атомный реактор, он просто не может просто так сесть.
  -- Тогда почему у меня фонарь мигает...
  -- Он не может мигать, - и они оба посмотрели наверх в угол шахты над лифтом, что-то огромное свисало, клешня, какой-то твари, качалась, заслоняя свет фонаря.
  -- Мать - моя женщина! - выкрикнул Даллас.
   Тварь с диким криком, больше похожим на металлический скрежет, кинулась на них. Даллас вскинул Гауссрайфл и выстрелил, не целясь, на это уже не было времени. Тварь уже зависла над ним, он был бы первым, кого бы она растерзала. Выстрелом самку отбросило на два метра. Она еще громче заскрежетала. Красная кровь лилась из ее крупной, похожей на снаряд головы. Из глубины шахты послышалось ответное скрежетание. Как только она его услышала, то бросилась вперед, приподнимаясь на своих страусиных, не в меру крупных задних лапах.
   Даллас не стал дожидаться, когда она добежит, и размозжил ей голову точным выстрелом из винтовки Гаусса.
   Очнувшийся к тому времени Сулик стал добивать ее шахтерским молотом, пока это тварь не превратилась в месиво, неподдающееся определению.
   Даллас уже понял, что сезон смерти открыт, главное, чьи будут похороны, вот что его заботило. Поэтому он нервно оглядывался по сторонам. Они с Суликом стали спина к спине, чтобы не мешать и случайно не перебить друг друга в такой жуткой темноте. Сулик бросил молот назем и достал из-за плеч SMG автомат. Это было, как нельзя вовремя потому, что "чужие", бежали плотной толпой, прижимаясь, друг к другу. Далласа передернуло, от их визга. Вот один из них оттолкнулся от земли и прыгнул, поджав лапы. Застрекотал SMG автомат, освещая темные своды пещеры, Гауссрайфл пробила ему череп, мозги ванаминго разлетелись в разные стороны. Еще трое бросились на Далласа, он еле увернулся от их клешней и зубов, прошибая им мозги. Количество трупов росло. Сулик положил уже пятерых. Даллас сбился со счета. Один из чужих все-таки опрокинул Хоакина назем, но Даллас распотрошил ему брюхо точным выстрелом Гауссрайфл, массивное тело привалило его. Даллас не мог встать, как не напрягались его сервомоторы. Сулик спас друга, подхватив лежащий на земле молот, патроны в SMG уже закончились, он сбил с ног ванаминго, собиравшегося откусить Далласу голову. И частыми ударами в голову убил остервеневшего мутанта.
  -- Похоже, это был последний, - даже через динамики в шлеме в голосе Далласа чувствовался страх, его голос дрожал и явно менял тембры.
   Сулик только кивнул и, пользуясь молотом, как рычагом, стал приподнимать мертвеющие тела ванаминго, один из них еще шевелился, тело его мелко подрагивало в агонии. В конце концов, Сулику удалось приподнять эти две туши, и Даллас отполз. Он сразу же начал осматривать пещеру, еще даже не встав на ноги.
  -- Да, здесь действительно темно, хоть глаз выколи, - заявил Даллас, уже подымаясь. Где эти яйца, мать их, Фрогу Мортону разбить яйца было проще, гораздо.
   Тут его взгляд остановился, на каких-то зеленоватых сгустках грязи в другом конце пещеры.
  -- Вот они, - и Сулик указал туда, куда Даллас смотрел только сейчас.
   Они стали быстро разбивать их ногами, патроны тратить не хотелось. Из всех яиц выливалась зеленая биомасса, и лишь из одного вывалился недоразвившийся плод. Даллас подхватил одно из разбившихся и отломал часть скорлупы.
  -- Нам надо обшарить территорию, ведь здесь могут быть еще "чужие"!- сказал Даллас, перезаряжая Гаусрайфл.
  -- Тогда разделимся, - ответил Сулик, передергивая затвор своего SMG автомата, его голос металлом вырвался из динамика.
   Они разошлись по узким проходам шахты, иногда перекликаясь. Ванамингов осталось не много, справиться с ними было легко, видимо они почувствовали кончиками своих щупалец, которые заменяли им органы восприятия, на чьей стороне победа.
  -- Все дело сделано, надо убираться отсюда, - передал Даллас по рации.
   Рысью, преодолев расстояние до лифта, они поднялись наверх, к свету. Как только они оказались на свежем воздухе, то сразу сбросили шлемы, по их лицам бежал холодный пот. Они ничего не обсуждали, просто молча сидели. У Далласа немного подрагивали руки. Напряжение медленно сходило.
   Я пока решу дела в городе Сулик, - Сулик понимающе кивнул, его кости качнулись, как бы соглашаясь вместе с ним. Даллас пошел по центральной улице вверх, а Сулик так и остался сидеть в развалинах старого города.
   В казино, Даллас нашел Мэра, и рассказал ему, как все было, и вручил скорлупку от яйца.
  -- Бингоу!- крикнул он.
  -- Да, ребята, нервы у вас, наверное, как стальные канаты. Вы всех там "вынесли"?
  -- А то, спрашиваете, или может сами спуститесь, - при этом Даллас улыбнулся.
   Мэр пропустил эту колкость мимо ушей.
  -- Ну, вот твои 2500 я слово держу.
  -- Да, можете себе оставить, - сказал Даллас. Я оставляю право владения шахтой за собой, я только хотел у вас оформить все бумаги на владение вот и все.
  -- А Вы оказывается парень не промах.
  -- А Вы как думали, Мэр, что я полный идиот? Меня закалила жизнь, я понял, что к чему в ней, поэтому не советую мешать мне, эта шахта заработает, и будет приносить мне ежемесячную прибыль в шесть раз больше, чем вы можете мне предложить сейчас.
  -- Что ж тогда давайте пройдем в офис и оформим все бумаги.
   Шериф оказался человеком чести. Они тут же подписали контракт, в котором полностью оговаривались условия перехода шахты, Хоакин вдруг стал владельцем самой крупной золотоносной жилы в Калифорнии. Везение - этот конь раз, скинувший своего хозяина, решил теперь себя вести смирно.
   Но обладать шахтой этого было мало, Далласу надо было запустить ее в работу. Рабочая сила и машины, вот что ему было нужно. Нанять рабочих, это не проблема, но вот где найти золото добывающие машины?
   Даллас знал, к кому обратится, он пошел в генеральный офис, компании Морнинг Стар. Эта компания уже много лет занималась разработкой золота, в Реддинге.
   Зайдя в офис, Даллас увидел крепкого здоровяка. Тот осмотрел Далласа с ног до головы, и один раз кашлянув, спросил:
  -- Что нужно помощнику шерифа в моем офисе?
   Даллас ответил ему, его собственный голос при этом со скрежетом проходил через динамик в шлеме:
  -- Сперва, я хотел бы представиться. Меня зовут Даллас Хоакин.
   Только после того, как Даллас снял шлем, человек вступил в разговор.
  -- Я Вас прекрасно знаю, помощник шерифа, и помню Ваш ходячий холодильник. Вы посадили одного из моих шахтеров, за дело не спорю, туда ему и дорога, но что Вас все-таки сюда привело.
  -- Сперва, извините, конечно, но я хотел бы знать, с кем имею честь разговаривать.
  -- Что ж иметь честь - это здорово, - при этом лицо человека растянулось в улыбке. Ну, хорошо, меня зовут Опасный Дэн Мак Грю, не жалеете, что спросили? При этом парень улыбнулся, и его лицо расплылось еще шире, чем в первый раз. Я никогда не делал секрета из своего имени, меня все здесь знают.
  -- Я за вас чертовски рад, не поверите, - разговор явно не клеился, казалось ситуация была уже на грани.
   Но тут Дэн разразился заразительным хохотом. И оба засмеялись. Как только смех приутих, Дэн похлопал Далласа по спине и сказал.
  -- Видите, как легко улаживаются конфликты, двумя вполне взрослыми людьми.
   "Что-то не похоже, или кто-то из нас совсем не повзрослел", - подумал про себя Даллас.
  -- Ну, ладно, что привело Вас в наши края снова помощник шерифа. Вы сюда пришли зачем-то конкретно или просто полюбоваться моим пыльным офисом.
  -- Да, я пришел сюда по делу. Я хочу оборудовать свою шахту, свою новую шахту. Хочу нанять шахтеров и приобрести у вас золотодобывающие машины. Это возможно?
  -- Возможно все, Помощник Шерифа, но всегда есть некоторые трудности.
  -- Если дело в деньгах, то я заплачу.
  -- Нет, дело совсем не в деньгах. Дело в другом. Дело в том, что мне необходимо починить одну из добывающих машин мы бы могли договориться, и золото из ваших шахт перерабатывалось бы на наших машинах. Только на таких условиях возможно сотрудничество. Необходимо заменить, микросхему - "Excavator chip". Вот такие пироги!
  -- Что ж это мне кажется, совсем не сложно.
  -- Может быть и не сложно, но я могу сказать. Что там Вас ждет большая куча дерьма, помощник шерифа, - Дэн посмотрел на Далласа. И если Вы ее разгребете, то весь город назовет Вас героем.
  -- Мне и моему другу не нужны посмертные почести, я достану Вам этот экскаваторный чип. Будьте покойны.
  -- Вперед и с песней. Желаю вам удачи, не пуха не пера, как говориться.
  -- К черту! - бросил через плечо Даллас отправивишись за ждавшив в северной части города Суликом.
  
   Сулик смутно понимал, зачем им это нужно, но шел вперед, но уже привязался. К Далласу после того как они не нашли его сестру в лагере Мецгера, он задался целью все-таки где-нибудь может быть на самом краю земли отыскать ее. Это стало его болью, его надеждой, смыслом дальнейшего существования. Он редко показывал свои эмоции. Вообще очень редко говорил. Только близкие друзья, да и то не все могли разобраться и рассмотреть, какой на самом деле человек Сулик.
   Честно говоря, Далласу и самому было не понятно, зачем ему нужна эта шахта, ведь он должен был спасать деревню. А не устраивать собственное благополучие. Его ждала не слава и почитание, его ждала целая умирающая деревня. Но в его жизни произошло много событий, которые его запутали, сделали жестким и эгоистичным, но только снаружи, внутри он оставался все тем же добрым, любящим людей человеком. Сколько раз он выхаживал заболевших, голодных собак, которые потом не отходили от него ни на шаг. Да в детстве он любил животных, но собак в особенности, была у него одна, которая стала для него другом, она грела его ночами, когда тетя засыпала она прибегала и калачиком сворачивалась у его ног. Тетя всегда злилась, когда находила Лулу в их хижине, ее это раздражало, и она кидала в Лулу камнями и выкидывала ее пинками из палатки. Даллас всегда бросался тете в ноги, чтобы она не била собаку. На столько сильно Даллас любил Лулу, хотя тетя была и непреклонна, но все-таки смягчалась. Но, однажды, хорошенько выйдя из себя, тетя набросилась на Лулу с палкой и разбила ей голову. С тех пор Даллас перестал разговаривать с теткой, тогда тетя начала бить его, с этого началась его нелюбовь к ней, после того, как он уходил из деревни в МИР, он выкрал у тетки сотню монет. Это, конечно, было самое малое, чем он мог досадить ей, но ему трудно было забыть, что она родственница. Ему бы следовало, поквитаться с ней посерьезней. Теперь он вспоминал все это, как глупую детскую историю с ее обидами и местью. Но воспоминание даже самое тяжелое грело душу детством, хоть и не всегда спокойным и безоблачным.
   Сейчас Даллас понял, что занимается совсем не тем, и что ему надо искать не чип, а GECK. Не микросхему экскаватора, а GECK. Но бросить все он не мог, надо было доделать все до конца.
   Да, это сделать нужно было, может быть только для себя, но довести до конца это дело.
   И снова в драку снова в бой...
   На этот раз скользкая заплесневелая лестница и темный провал катакомб, что там ждет впереди, может быть смерть, затаилась и ждет своего часа. Темные переходы Даллас вспомнил, что у него есть парочку шашек: "Пригодятся!" Темные переходы увлекали своей глубиной, страшили и увлекали вперед одновременно, ноги помогали идти, а глаза жадно искали опасность, которая могла подстерегать за каждым углом, страх глубинное чувство, диктуемое подсознанием, последнее средство самозащиты.
   Даллас и Сулик боялись, но не показывали этого, они шли вперед. Сейчас они шли плечом к плечу.
   Чужих не было видно, только крысы-мутанты перемещались мелкими перебежками туда сюда, когда их писк начинал сильно раздражать Далласа. Он методично начинал отстреливать их из магнума* (* магнум - револьвер 44 калибра обладает сильной убойной силой использовался полицией США и военными). Одна из крыс бросилась на ногу Далласа, но ее усилия были тщетны, она не могла прокусить метал. Местами, правда, прохудившийся из-за событий, о которых я уже повествовал ранее, но все-таки крепкий. Даллас на эту не стал тратить пуль. Он просто придушил ей голову своим саперным сапогом, так что ее череп треснул, как орех и из него брызнула кровь. Хоакин с отвращением смотрел, как остальные крысы с аппетитом уплетают своих сородичей, некоторые из них еще не успели умереть, слегка подергиваясь в предсмертной судороге. Волна отвращения накатилась на Далласа, он разгермитизировал шлем и обильно проблевался на щебенку пещеры. Прошло около часа пока они все таки не нашли дробильную машину, вернее ее старый конвейер. Даллас больше разбирался в электронике и поэтому внутрь полез он.
   Чип оказался обычной микросхемой, довольно таки внушительного размера. Упаковав ее в рюкзак, который был предусмотрительно взят с собой, друзья решили возвращаться. Даллас активировал Пип-бой, тот самый, которым пользовался еще его далекий предок, и запустил сканер местности. Ведь катакомбы имели нескончаемое количество ходов и нор, и в них можно было заблудиться, как нечего делать. Даллас весьма быстро освоил эту сложную технику, хотя с компьютерами ему сперва было сложно найти общий язык. Так вышло, что ему пришлось осваивать эту сложную технику практически с нуля, конечно, иногда ему попадались книги, которые он с жадной нетерпеливостью проглатывал, но для того, что бы полностью разобраться ему пришлось долгими вечерами засиживаться у слегка светящегося экрана Пип-боя. Теперь без этого незаменимого помощника Даллас вообще не мыслил свою жизнь, ведь он туда заносил сведения о самых важных событиях, которые происходили в его жизни.
   Теперь можно было поторговаться за этот чип, ведь открылась бы новая шахта, она дала бы места шахтерам и принесла бы огромные прибыли, да и Даллас не остался бы в накладе, конечно.
   Так, без уже привычной крови Даллас открыл в Реддинге свой бизнес, заботиться о нем он поручил все тому же Опасному Дену Мак Грю.
   Теперь Даллас был, чуть ли не самым почитаемым человеком в городе после шерифа и мэра. Ведь только благодаря нему заработала одна из шахт. Шахтеры нашли новые рабочие места, и жизнь пошла по-новому. Жить стало хорошо, жить стало веселей.
  
   Прощание с доктором Деллом.
  
   Когда Даллас вернулся в больницу доктора Делла, то сразу стал паковаться. Доктор со скрипом приоткрыл дверь комнатушке, где все это время жил Сулик, и вопросительно посмотрел на Далласа.
   Даллас ответил, не дождавшись вопроса:
  -- Да, доктор, не удивляйтесь мы уезжаем! Вы, наверное, хотели, что-то сказать напоследок. Да, и вот я чуть не забыл, сейчас я богат и с удовольствием бы помог вашей больнице. Тем более, что я Ваш должник.
  -- Большое спасибо, мой друг, нестоит разбазаривать свое богатство, хотя Ваше пожертвование было бы весьма и весьма кстати. Но я бы воистину был бы Вам благодарен, если бы Вы принесли мне противоядие против Джета, - вот что будет настоящей Вашей платой за исцеление, воистину "чудесное исцеление", - сказал Делл. Насколько мне известно, оно уже есть в больших магазинах в Сан-Франциско, по крайней мере, ходят такие слухи. Или Вы можете связаться с моими коллегами в Городе-Убежище, Волт-Сити, насколько мне известно, они тоже занимаются разработкой этого противоядия. У меня есть надежда, что у них эта работа продвинулась намного дальше, ведь у них есть все для этого возможности, мощные компьютеры, исследовательские лаборатории.
  -- Да, я понял, Доктор, но позвольте спросить, я уже давно ищу GECK, где его можно найти, подскажите?
  -- GECK ага это ... это одна из технологий убежища? - Даллас кивнул. Может быть в Сан-Франциско, ведь это большой город его магазины переполнены товарами любого сорта, там можно найти все. Может быть, Вы там и свой GECK найдете...
   Даллас помнил, что он уже был в отделе Братства Стали в этом городе, но расспрашивать торговцев о GECK он не стал, да и вообще осмотрел город мельком он ему показался слишком скупым на дешевые удовольствия, все было слишком дорого, но сейчас деньги уже не волновали Далласа.
  -- ОК, доктор, я понял! Я не забыл, что обещал Вам найти противоядие! Теперь я знаю, что мне делать! -Даллас весело улыбнулся, и они с Суликом потрусили с рюкзаками к машине, подымая пыль тяжелыми ботинками. Их броня сверкала на солнце. Доктор жмурился, смотря на них в последний раз.
   Друзья впрыгнули на мягкие кресла своего атомного энергомобиля, и вот уже мчит резвый Хайвейман, быстро набирая скорость. Доктор Делл бодро махал им рукой. Какая-то девушка вышла и обхватила его плечи, потом тоже стала махать героям на прощанье. Даллас и Сулик были удивлены, их челюсти отвисли ниже животов, ведь они не разу не видели следов ее пребывания в больнице.
  -- Этот Делл - большой хитрец, все время скрывал от нас такую красоту, - сказал в слух Даллас.
   По дороге в Сан-Франциско их сопровождала дикая жутковатая красота пустыни Мохаве, зажатой между хребтами Сьерра-Невада и горами, идущими вдоль берега Калифорнии. Волны покатых холмов, а по ним черные хвойные деревца. Земля, как яичница из очень крупных желтков. Казалось, еще чуть-чуть, и желтки задымятся. Сканнер четко указывал локацию. Курс был намечен.
   Местность постепенно менялась. Солнце палило так же нещадно, но песок пропал, сменившись ровной каменистой почвой, на которой кое-где произрастали чахлые и кривые деревца. Попадались колодцы с водой, и разрушенные города. Ночью их останки светились во тьме. "Радиация еще не скоро покинет эту землю", - думал Даллас:
   "Пустыня - великая и беспощадная, заповедник смерти. Той, которая всегда ждет... Мы "живем" в постоянной борьбе за жизнь. Ради нескольких крох довоенного, уже почти священного снаряжения, любого - от музыкальной шкатулки, до крупнокалиберной винтовки, нескольких ночей отдыха в полуразвалившихся барах, за бутылочкой спиртного и историй, которые любят рассказывать суровые жители пустыни, охваченные жаждой жизни".
   Ночь медленно сползала с пустыни, нехотя отпуская свою сумрачную хватку. Солнце робко показалось над горизонтом, заливая мир предрассветными красками. Пустошь оживала после ночной охоты, постепенно пробуждаясь к жизни, точнее ее жалким остаткам. Лучи солнца озарили красным небесный океан...
   ...Ну что же. В путь. Снова - в Сан-Франциско...
  
   Радиоактивные осадки.
  
   Краткое повествование о Fallout 1.
  
   Почему "Радиоактивный дождь"!? Здесь нужно вспомнить английское "Fallout" в его транскрипции. "Fall" - падать, падение, впадать, пасть в бою, и даже влюбиться, "out" - из, вне, наружу. Итак, получим "Fallout"* - это падение наружу, выпадение чего-нибудь, куда бы ни было. Это можно сказать и про душу, это можно сказать и про дождь. (Примечание автора) * Но вообще, "Fallout" - это военный термин, означающий выпадение радиоактивных осадков или же зараженную радиацией местность.
   В контексте этих рассуждений, можно сказать, что "Fallout" - это падение души, а вернее сказать духовное падение, речь идет о падении человека, который, предаваясь плотским страстям, забывает о бессмертии своей души и губит ее излишествами, придаваясь им в полной мере и забывая о совести, начинает убивать, воровать, грабить. Хотя, в конечном счете, и оставаясь человеком сострадающим и любящим. Но, избирательность человеческих суждений о морали применительно к другим и к себе уже давно удивляет многих философов и моралистов. Ведь, несмотря на это человек не перестает считать, себя Человеком.
   Но, кроме того, "Fallout" - это и выпадение осадков, дождя, а точнее радиоактивного дождя. Последствия войны, развязанной, неведомо зачем, американскими политиками и военными. Таким образом, душа и осадки каким-то чудом становиться одним целым, в общем-то, оставляя некий горький осадок в душе, и чтобы не ошибиться, можно сказать просто "Fallout".
   Падение в... Во что? В пропасть хаоса и насилия. "Анархия" - вот суть. Падение человечества после ядерной катастрофы в пропасть "Безвластия". Но что стало причиной этой волны анархии. Конечно война. Именно она убивает, мучит, заставляет человека "падать".
   Война - всегда беспощадна и всегда жестока. Война она никогда не приходит одна. За ней скачут на клячах, испокон веку, - чума, болезнь, нищета и смерть. Своими острыми косами они сшибают самых слабых и самых лучших... Детей, стариков, женщин. Война не оставляет человеку и толики шанса на что-либо хорошее в его душе. У войны не женское лицо, и даже не человеческое. В ее скелетном оскале, слишком много звериного и бесчеловечного...
   ...Война?! Война, когда бы она ни начиналась, война всегда одинакова. Она уносит жизни людей, сметает цивилизации. Война никогда не меняется. Война, какая бы она не была: длительная или решаемая за считанные часы, масштабная или же война одного человека - это, прежде всего выражение чьих-либо амбиций, зачастую личных или политических. Для одних война связана с извлечением выгоды, для других со страданиями и болью. Так всегда было и будет, пока существует человечество...
   Люди всегда воевали из-за ресурсов. Римляне вели войны для захвата новых рабов и территорий. Испания создала империю из стремления своих идальго к золоту и землям. "Форд", "Шелл" и "Круп" привели Гитлера к власти для разгрома Советской России. Сам Гитлер развязал войну, что бы сделать из Германии экономически развитую Супердержаву. Но война никогда не меняется. В двадцать первом веке война велась за все немногочисленные ресурсы оставшиеся на планете. Только на этот раз плоды завоеваний лишь раздували пламя сражений. Нефть и уран, кровь и плоть войны. Причина войны стали и его оружием. Из-за этих ресурсов Красный Китай вторгся на Аляску, после чего США были вынуждены захватиь Канаду, а Европейское Содружество развалилось на отдельные части, быстро впавшие в состояние хаоса и убежденные в своей правоте распоряжаться всеми богатствами Земли.
   ...Война. Война. Война никогда не изменяется. Так произошло и в 2077году. В третий раз вспыхнул пожар мировой войны. Конец мира произошел именно так, как и было предсказано. Слишком много людей, не достаточно места и ресурсов. Детали тривиальны, причины, как всегда, чисто человеческие. Земля была почти лишена жизни. Большое опустошение - атомная искра, высеченная человеческими руками, быстро вышла из-под контроля. Волна ядерных взрывов прокатилась по всей планете. В течение двух часов большая часть земли превратилась в тлеющие угли. Шел радиоактивный дождь с небес. Континенты были поглощены в огне и погрузились в кипящие океаны. Человечество почти вымерло, души людей становились частью радиоактивной среды, воцарившейся на земле. Тьма опустилась на планету, и она властвовала много лет. Оставшаяся часть когда-то живой цивилизации была повергнута в руины. И тогда из радиоактивных руин, обломков государств начала подниматься постядерная цивилизация. Очень немногие пережили катастрофу. В основном остались только те, кто заранее позаботился о своей безопасности. Это счастливые жители специально оборудованных подземных убежищ с системами автономного жизнеобеспечения, предназначенных для сохранения человечества от полного исчезновения в случае глобальных катастроф. Но, к сожалению, немногим удалось достичь относительной безопасности огромных подземных Бомбоубежищ. Эти уцелевшие люди - надежда Земли, чистый нетронутый генофонд человечества. Их мир рухнул, но они еще не подозревают об этом.
   Когда великая тьма прошла, эти хранилища открылись, и их жители вышли наружу, что бы начать жить снова.
   Людям достался поношенный, потрепанный атомной войной мир! Как потрепанная одежда, которую носили в большой семье, сначала старшие ребята, потом младшие. Каждый из детей должен был понимать, что брат, который будет носить одежду после него, должен будет получить ее в приличном виде. Каждый понимал это и заботился о том, что бы ботинки, роба или рубаха дошли до младших. Но человечество в целом не понимает, что губительное его воздействие на окружающую среду может уничтожить одежду...
   ...Семья Дьюка Фланигана, а именно так звали далекого предка Далласа, была среди тех, кто укрылся в Убежище номер тринадцать (Vault 13). Надежно укрытое за стальными шлюзами Убежища, под целой горой камня, выросло следующее поколение, ничего не знающее об окружающем мире.
   Ничто бы не мешало счастью, если бы не время. Смыслом этой фразы обитатели Убежища N 13 прониклись тогда, когда судьба поставила перед ними вопрос жизни и смерти. Чип, отвечающий за очистку воды, однажды прекратил функционировать. Запасы воды в убежище стали критически малы для того, чтобы существовать дальше, но их достаточно для того, что бы найти новый рабочий чип. Кто-то должен покинуть убежище, отправиться навстречу неизвестности, что бы спасти себя и жителей Убежища от мучительной смерти. Дьюк оказался тем человеком, на которого возлагаются последние надежды. Но ведь ему давно опостылело все это! Эти однообразные стены, на которых с детства известна каждая трещинка, и уголок, в котором он собственноручно выцарапали слово, что так не понравилось его родителям. Санузел рядом с кроватью, в который ходил еще его отец. Старый подлец никогда не удосуживался его почистить! А счет за воду, как ни странно, теперь пришел к сыну. Тусклый свет электрических ламп. Боже! Неужели он, Дьюк, увидит Солнце? Услышит грозу, почувствует капли дождя на своем лице? Не это ль счастье? Нет, дождя не будет, ведь он такая редкость в пустыне. А солнце палит так, что уже не до его красоты. Это просто мечты, грезы. И больше ничего...
   Солнце с трудом просвечивается сквозь серо-желтое небо, а здесь, внизу царит вечный желтоватый полумрак. Холодный ветер, несущий неповторимые ароматы кислоты и разложения, тихо свистит в пустых глазницах обгорелых черепов, в беспорядке валяющихся в узком проходе в пещеру.
   Вот, наконец, она - долгожданная свобода, и чистый, радиоактивный воздух. Но может ли быть свобода свободой, если кругом опасность. На полу, заваленном щебенкой и булыжником, две крысы-мутанта грызли бурую кость, не обращая на Дьюка никакого внимания. За это они поплатились, своими жизнями, ибо умерли от ножа почти мгновенно, после нескольких точных ударов по глазам. Вот она не поддельная действительность жизни, так начался великий поход в неизведанное.
   "Но, где же искать чип?" - вот глобальный вопрос, который навис над всеми жителями Убежища.
   Дьюк вспомнил слова сказанные Главой Убежища: "Ага, вот вы где. Очень хорошо. У нас проблема. Гигантская проблема. Фильтр в замкнутой системе очистки воды нашего обитателя окончательно испортился. Другого сделать мы не в состоянии, а искать обходные пути очень сложно, да и бесполезно. Короче говоря, запасы питьевой воды подходят к концу. Нет воды, нет Хранилища. Это чрезвычайно важно для жизни всех жителей Убежища. И честно говоря, ты единственная надежда, которая у нас осталась. Отправляйтесь на поиски нового водяного фильтра. До момента, когда вода закончиться навсегда, остается около четырех-пяти месяцев. Нам нужен этот фильтр. На твоей карте нанесено место нахождения соседнего Хранилища. И это все, что мы можем для тебя сделать. Постарайся остаться в живых". "Остаться в живых" - это становиться основной задачей Дьюка.
   Дьюк долго шел по пустыне, ориентируясь по компасу и по карте. Он нашел Убежище N15. Небольшой люк в будке привел его внутрь пещеры, под сводами которой вход в само Убежище казался огромной черной дырой.
   Дьюк бесстрашно прошел сквозь ворота старого Убежища.
   Убежище N 15 - волт, хранилище, почти трех метровой толщины бетонные стены. Над землей он выступал, всего как маленькая будка, но зато продолжалась под землю на целых три этажа. Дьюк прошел через разрушенный механизм входа в убежище, разделявшего его от темной опасности опустевшего Волта, не надолго засмотрелся на треснувшую шеснадцитеренку задвижного механизма. Разрушенная мощным взрывом она теперь лежала на мелкой щебенке пещеры. Он представил все...
   ...Люди бежали в спасительную глубину Убежища, каким-то шестым чувством ощущая приближение ударной волны. То, чего они не ожидали, случилось. По коридорам уже тянуло жутким запахом горелого пластика, мяса, и гари - даже стальные стены не выдержали и начали плавиться. В панике люди бежали. Снаружи волна нестерпимо горячего воздуха, смешанного с пещерной пылью, многочисленными обломками, частями человеческих тел, каким-то мусором, жутким облаком ворвалось в Убежище. Забив узкие проходы, выбив и повалив все, что было можно, она пронеслась дальше...
   То, что было внутри, Дьюк не видел, но степень разрушений можно было представить. Торосами были навалены железобетонные блоки, из них, как ребра, торчала арматура. Все было присыпано толстым слоем бетонного крошева и остатков ширпотреба. Среди всего этого, в качестве изюминок проглядывали кости.
   Убежище было пусто, но было ясно, что оно опустело не само, над ним кто-то поработал. Кто-то явно пытался добраться до его обитателей. И, похоже, ему это удалось. Убежище было полностью лишено электричества, лифты не работали, лифтовые шахты были открыты. Дьюк лишь при помощи веревки смог исследовать нижние этажи. Его ничто не обрадовало здесь. Убежище опустевшее, до чипа не добраться, лифтовая шахта на верхний уровень полностью завалена камнями. "Дерьмо!", - только и смог подумать Дьюк...
  
   ...Дьюку пришлось обойти немало человеческих поселений в поисках чипа. Вначале он был плохо подготовлен к такой жизни. Мир сильно изменился с тех пор, когда его предки обрекли себя на многолетнее добровольное заточение. "Придется адаптироваться к новой жизни", - так он решил для себя. Все прелести полумертвого мира открылись перед ним. Радиация, химические отходы, орды мутантов, дикие мутировавшие звери и людские банды. Да, тяжела судьба героя!
   Ему пришлось долго искать чип. И все-таки он нашел его...
   ...Дьюк вздохнул, взял поудобнее оружие. Моторизированная броня Братства Стали, которая досталась ему с таким трудом и уже привычно добавляла силы и без того мощными его плечам, приклад длинной снайперской винтовки, висевшей за спиной, норовил стукнуться о шлем. Этот шлем уже стал для него вторым лицом. Сквозь фильтр, встроенный в этот шлем со свистом выходил воздух. Дьюк медленно приближался к странному городу, под высокими саперными ботинками, обитыми металлическими пластинами хрустели, валявшиеся тут и там бурые кости.
  
   Пустынный ветер, шевелил мусор на углу дома. Пивная аллюминевая банка каталась туда-сюда. периодически издавая при ударе о чудом уцелевший бордюр глухой звук, наполняя при этом воздух приятной уху вибрацией.
   Свист ветра и скрип ржавой автомобильной дверцы, висевшей на одной петле, и его собственное дыхание были единственными звуками, нарушавшими могильную тишину. Лишь краем задел это место пронесшийся над планетой Армагеддон, но этого оказалось достаточно. От стены остался только лишь ржавый, покрытый какими-то буро-зелеными натеками, металлический каркас, стекло застыло, разлившись черным озером. Четыре колонны, стоявшие при входе, поддерживая небольшой портик, обвалились, часть расколотые, часть просто опрокинутые, они были разрисованы разными ругательствами, так же как и все стены вокруг.
   Автомобили на парковке, как груда ржавых листьев, громоздились возле толстых, потрескавшихся от жара бетонных стен.
   От каждой груды кирпича, бывшей когда-то домом, остова машины или дерева было четкое ощущение радиации, смерти.
   Это был еще один день этого "Мертвого города". Толпы гулов этих гниющих мутантов, больше похожих на скелеты, живущих в городе с ужасающим названием Некрополис, бродили по улицам, изредка о чем-то перешептываясь, друг с другом, в жарком воздухе стоял смрад разложения и гари. Старые здания, построенные еще в 2070 годах, напоминали о шумном прошлом. Сейчас от него не осталось ничего, что бы могло сказать, что там было. За этой грудой горелого и оплавленного мусора виднелись развалины города - черные остовы. Все это напоминало бы кадры из фильмов о Второй Мировой, если бы не стойкое ощущение радиации. На вкус, на запах, на ощупь.
  
   Найдя чип Дьюк не пожалел ради своего убежища гулов. Хоть они и имели мало общих черт с людьми, но все же были ими. Он отобрал у них последнюю надежду - чип для насосной помпы. После чего они точно были обречены на смерть. Он, конечно, мог им еще помочь, если бы нашел насосную помпу, но у него ничего не вышло. Он не мог починить водяной насос, не заменив вакуумную подкачку. Вероятно, был необходим новый клапан. И город гулов - Некрополис, "Город Мертвых", неизбежно подчинился своему названию. Гулы были обречены, обречены на медленное и потому мучительное вымирание. Да, прибудут с ними все звезды вселенной.
   Но, в конце концов, побродив по катакомбам под Некрополисом, Дьюк случайно нашел в горе никому ненужного хлама нужные детали для насосной помпы. Успешно установив недостающие детали в насос, Дьюк включил его, и насос медленно, со скрипом начал борьбу за собственную работоспособность. Водяной насос был отремонтирован и работал в полном режиме, а гулы были спасены, хотя агрессивности у некоторых из них это не поубавило.
   Мутанты-мертвяки Некрополиса научились поддерживать в рабочем состоянии отремонтированный водяной насос, попутно открыв инженерное дело. На этой основе они открыли целый бизнес, торгуя с другими городами.
   Властям убежища показалось, что Дьюк для них сделал слишком мало, и он отправился на поиски Великого Зла всея пустыни - Хозяина Мутантов. Поиски оказались довольно таки долгими, но посулили приключения достойные героя. Входе этих поисков Дьюк узнал, что почти всю пустыню опоясывают подземные катакомбы. И убежищ отнюдь не два N13 и N15, а их, по крайней мере, пять и то и шесть, а может и того более*. (*Примечание автора: точное количество убежищ на территории Северной Америки - 122). Многое увидел Дьюк пока бродил по изматывающим пескам пустыни. Много и на его совести было смертей. Совесть, она есть, - это Бог. Но были и светлые дела, которые он делал, не задумываясь, на скорую руку, в спешке не принимая благодарностей. Это ему было не нужно. Его руки были в крови, но не душа.
   Одним из его замечательных подвигов, хотя сам Даллас так, конечно, не думал, является спасение Танди будущего президента Калифорнийской Народно-Демократической Республики. Отец Танди сетовавший на скорпионов и рейдеров показал на карте точное местонахождение их лагеря. Поэтому Дьюк без труда нашел логово Рейдеров. Ему пришлось убить их, так как мирные переговоры эти "дьяволы пустыни" вести не собирались. Рейдеры не ожидали такого напоры от бывшего узника убежища, и поплатились за это. Больше никто не слышал о появлении Рейдеров Пустыни. Они долгое время были поистине бичом божьим для всего населения пустыни. Но "скончались так же скоропостижно", как и появились на свет.
   Да, я повторюсь, но банда - Рейдеров-Ханов была полностью уничтожена в ходе зачистки проведенной Дьюком Хланиганом. Их лагерь находился недалеко от Шейди Сэндс. Арадэш - отец Танди попросил Дьюка спасти ее. Рейдеры взяли ее, как трофей после очередного своего набега на городок.
   Дьюк сразу зашел в обшарпанную сторжку, окруженную палатками из шкур диких браминов. Именно это место облюбовали рейдеры, для своей базы. Зайдя в здание, Даллас наткнулся на настороженный взгляд главаря банды.
  -- Я начинаю уставать от этих женщин убей их, - сказал главарь банды рейдеров пустыни указывая двух женщин которые видимо были в статусе рабынь. С этой фразой на устах он умер. Дьюк прострелил ему голову. Все рейдеры посрывались с мест и начали стрелять. Они сбегались отовсюду из палаток и разных уголков базы.
   Дьюк уничтожил лагерь Рейдеров и освободил тех самых двух девушек и Танди. Ее и еще одного чудака заперли в камере. Пришлось применить навык взломщика и освободить заключенных. Но чудаку это не понравилось, и он бросился на опешившего от неожиданности Дьюка с ножом. Но природная реакция Дьюка опять спасла ему жизнь. Два выстрела в упор и кровь забрызгала заплесневелую, побитую ржавчиной решетку камеры. Очумелый от неожиданности Дьюк, еще долго смотрел на труп и на растекающуюся по полу кровь старика. Помогла Танди, она взяла Дьюка за руку и вывела из душной затхлости кирпичного здания. Неожиданно они поцеловались. Так Дьюк впервые познал сладость сока любви. Они отчаянно предались вместе животной страсти, она клокотала в них как сгусток темной крови. Присутствие смерти вокруг только добавляло жару в этот бушующий костер.
   Танди решила на некоторое время остаться с Дьюком и стать спутницей в его путешествиях. Как она сама сказала: "Я хотела бы увидеть мир!" Она была нежной девушкой и мало подходила для таких путешествий. Поэтому Дьюк не стал брать ее с собой. Рассудив так: впереди слишком много опасностей. А девушка слишком молода и не готова к ним. Конечно, ему было тяжело расставаться с ней, между ними уже появилось то самое, что мешает людям с легкостью расставаться друг с другом. Они полюбили друг друга. Жизнь на мгновение показалась прекрасной, все тяготы пустынной жизни ушли куда-то. Они радовались каждому дню проведенному вместе. Казалось, их любовь светилась ярче солнца. Но жизнь диктовала свои условия, и Дьюк отвел Танди обратно к отцу. Чему Арадэш был несказанно рад.
   Арадэш был счастлив, когда увидел свою дочь. Он бросился ей навстречу, раскинув руки, и крепко обнял ее, насколько хватало сил, Танди отвечала своему отцу тем же.
   Вряд ли она осознавала, что ей предстоит стать главой Новой Калифорнийской Народно-Демократической Республики. И, что она еще вспомнит этого молодого, крепкого, загорелого до черна парня, избранного среди жителей Волта - Дьюка Хланигана.
   Именно Танди помогла своему отцу Арадэшу построить новое общество и обеспечить достойную жизнь своим гражданам. Вскоре, благодаря этой миловидной девушке, идеалы Калифорнийской Народно-Демократической Республики стали распространяться по всей стране. А Танди стала полноправным Президентом, лучшим из правителей того времени исповедующим истинную демократию и законы добра и справедливости.
   Конечно, попутчиков в приключениях Даллас находил и потом, но эта девушка Танди запала в сердце, в душу. Она стала для него половиной мира.
   Попутчики...они...был длинноволосый Ян из того же Шейди Сандс. Всего за сотню монет он пошел в наемники. Рэйнджэр Тико из Джанк-Тауна. Он присоединился потому, что считал борьбу за справедливость своим личным делом. Катя из Бониярда, это все... Они все погибли. История, к сожалению, умалчивает какова была их судьба. Может быть, их запорол Коготь Смерти*(*Когти Смерти - мутанты гигантских размеров с мощными пердними конечностями, хищники, как и большинство животных в Мире Fallout), или они попали под шальную пулю, но то, что они не дошли с Дьюком до конца, до конца своей жизни, в этом сомнений нет. Был еще веселый пес Догмит, он тоже, как и Тико из Джанк-Тауна. После того как его хозяин погиб Дьюк взял пса себе, после того они не расставались, до самой Военной Базы "Марипоза" Дело в том, что собака была плохо обучена и поддавалась тренировке с большим трудом. Догмит совершенно не слушал команд. На базе были включены заградительные магнитные поля, которые, облучали любую материю, убивая микробов и любые другие формы жизни, в том числе и живые ткани. Догмит погиб, пройдя на третьем. Даллас не мог ничего поделать. Он видел, как мучается пес, он просто вколол ему обезболивающее, что бы тот уснул и умер легкой смертью.
  
  
  
   Военная база мутантов - "Марипоза".
  
   Не вызывало сомнения, что это была огромная и хорошо укрепленная база. Но и она уступила перед напором Дьюка. Он просто прошелся по трупам мутантов, оставляя кровавый след за собой. Их было больше, и они были лучше вооружены, но навыки владения оружием оказались важнее. Кроме того, путешествия закалили дух и тело нашего героя. Тот багаж знаний, который он приобрел в книжной лавке Хаба, большого пустынного города, несомненно, так же ему помог. И опыт, несомненно, опыт, который сделал из него "Совершенную машину для убийства". Запасы оружия и мед препаратов, с которыми вряд ли сравниться какая-либо военная база, сыграли немаловажную роль в войне против мутантов. Базука при воспоминании о том, какое воздействие оказывает ее сила на людей до сих пор мурашки по коже. Эта штука способна убеждать. Военная база или, проще говоря, "Military Base", был там один мутант, особо отличающийся по силе и умениям от других, он состоял в звании лейтенанта мутантов, броня у него была усиленная силовая, но это его не спасло от неминуемого конца. Смерть пришла и к нему нежданно. Когда лазер Гатлинга L30 пробил его броню до основания, его вены вздулись, и оттуда брызнула горячая, темная кровь. Его смерть бала поистине ужасной, но это было лучше, чем умереть в кровати. С учеными, которые занимались изготовлением вируса, хлопот, было меньше. Они решили совершить самоубийство, как только Дьюк попытался заговорить с ними. После того, как взрывом динамита был разрушен головной компьютер (в нем была повреждена основная схема) автоматически запустился механизм самоликвидации всей Военной Базы. Ядерный взрыв прогремел за спиной у Дьюка. Его вспышка блеснула ярче солнца, а купол закрыл собой солнечный диск и на мгновение погрузил пустыню во тьму. Если бы Дьюк не убрался с Базы вовремя, его бы обязательно "пришибло вусмерть", если не световой, то ударной волной.
   Они, как раз, одна за другой прокатилась над его головой, как только он успел перевалиться за дюну.
  
   ...Вот пришла ударная волна. Дьюк почувствовал, как задрожала земля, приняла на себя основной удар. Волна нестерпимо горячего воздуха, смешанного с песчаной пылью, многочисленными обломками, частями тел животных и мутантов, жутким облаком неслась по поверхности. Растерзав и повалив все, что было можно, она пошла дальше. Дьюка присыпало песком, он отключился. Неизвестно сколько времени прошло, но когда Дьюк вылез из-под груды навалившегося на него песка, то голова его гудела и кружилась от воздушного удара, все тело ломило, глаза никак не хотели сфокусироваться. Кроме этого почувствовал тот запах, который будет теперь сопутствовать всем, кто здесь побывает после него, еще очень долго. Такой кисловатый, с примесью копоти и запахов разных горелых материалов...
  
   Джанк-Таун.
  
   Еле выжив, Дьюк направился в ближайший город, Джанк-Таун встретил его закрытыми воротами, он пришел ночью, человек у входа охранник, которго он хорошо знал, как и мэра города Киллиана, несмотря ни на что сказал ему убираться и то, что ворота не откроются до рассвета. Даллас с охотой поверил. Он решил переночевать в пустыне. Разжег костер, срубив парочку черных сухих деревцев, которых так много в этих холмистых пустошах. Разжигать костры он научился, после того, как прочитал первую найденную книгу по выживанию. Он нашел ее в Шайди Сандс. Поэтому ему даже не понадобились спички. Для этого ему было достаточно пороха и два плоских с одной стороны камня. Вот костер начал медленно разгораться Дьюк решил приготовить себе ужин, у него была дорогая снайперская с оптическим прицелом ночного виденья. Поэтому он без труда подстрелил парочку ящериц, которых потом зажарил на костре и с аппетитом съел. Изредка подкладывая дрова в костер, он решил почитать.
   Книга была стара, и ее пожелтевшие страницы, несмотря на пластиковую облицовку уже изрядно износились. В ней было много фотографий прошлой жизни. Дьюка с интересом рассматривал их, они волновали своей красотой и живостью, там было много зелени и небо было синее. Такие книги грели холодную душу Дьюка. Он любил читать их. Еще когда он был ребенком, его больше всего увлекало чтение, родители даже запрещали ему читать, боясь за его зрение. Любимыми его героями были ковбои и индейцы - Майн Рида, Джона Фенимора Купера, золотоискатели - Джека Лондона. Сейчас он держал книгу, которая содержала много сухой почти энциклопедической информации о тех самых ковбоях, но сейчас Даллас читал это уже без того увлечения, что было в детстве, просто, что бы занять себя.
   "...Слово ковбой произноситься так: "кау-бой", - читал Дьюк. "Кау" по-английски - корова (сбоку какой-то умник нарисовал брамина, и сделал сноску крупными буквами - БРАМИН), "бой" - парень. Вместе получается "коровий парень", то есть парень, который находиться при коровах. Другими словами - пастух, конный пастух.
   Профессия ковбоев возникла в Америке в середине прошлого века вместе с пастбищным скотоводством на малозаселенных просторах Запада и Среднего Запада. "Коровий бизнес" принадлежал тогда двум-трем десяткам "коровьих баронов", как здесь называли крупных скотопромышленников, а ковбои были их батраками. Эти гордые бедняки были смелые и лихие наездники. Десять парней управлялись со стадом в две-три тысячи голов. Каждый ковбой был пастухом, стрелком, сторожем, ветеринаром, погонщиком. Затерянные в бесконечных пространствах люди оставались один на один со стихией и потому умели чутко угадывать перемены погоды, по малозаметным признакам находили водопои и укрытия для скота. Жизнь ковбоев была примитивна и тяжела. Но неписаная этика пастухов даже и разговора о тяготах не признавала. Лишения возмещались привольной жизнью, удалью, иногда рискованным ухарством. Конь для ковбоя был самой большой радостью и единственным достоянием. Большинство пастухов ловили и объезжали мустангов. Именно в те времена родилась ковбойская поговорка: "Нет такой лошади, на которую нельзя было бы вскочить, и нет такого человека, которого конь не смог бы сбросить".
   Картинка, изображавшая ковбоя и лошадь под ним, была рисованная, но так впервые Дьюк узнал, что раньше были животные, которые погибли и быть может никогда не появиться больше на Земле. Дальше он нашел яркие фотографии лошадей. Красивые гордые животные они завораживали своей силой и размерами. Табуны лошадей когда-то скакали в Неваде. Невада для Дьюка это был пустой звук.
   "Весною ковбои собирали стада - выжечь клеймо на телятах. Осенью гнали коров на дальние расстояния для продажи. Из Техаса, Колорадо, Вайоминга и Монтаны шли стада на восток, к железным дорогам, чтобы закончить путь на бойнях Чикаго или Сан-Луиса. Шли сквозь палящую жару и пыль, ночные грозы и ранние зимние метели. Шли часто по незнакомым местам. Ковбои высылали вперед разведчиков найти воду и места для коротких стоянок. Приходилось отстреливаться из шестизарядных "смит-вессонов" от степных волков, бандитов и непокорных индейцев", - "Интересная штука жизнь, похоже в ней все повторяется по кругу", - улыбнулся про себя Дьюк.
   "Ночью койоты, гром или выстрел могли мгновенно поднять дремавшее стадо. И тогда случалось то, чего всегда боялись даже самые опытные пастухи. Тысячи объятых ужасом животных мчались в темноту, не разбирая дороги, ломали ноги, давили упавших, поднимали на рога лошадей вместе с людьми. Надо было обладать мужеством и ловкостью, чтобы завернуть, остановить обезумевшее стадо.
   По ночам, когда коровы ложились, пастухи шагом объезжали стадо, насвистывая или напевая - успокаивали животных. Простые парни не знали напевов, кроме тех, которые слышали в детстве от матерей, да еще гимнов, которые слышали в церкви. Этой музыкой они успокаивали коров и подбадривали себя. Слова для песен они придумали сами. Так родился "кантри".
   За четыре месяца перегонов пастухи проходили две тысячи километров, оставляя позади пепел ковбойских костров, а подчас и могильные холмики с камнем вместо креста. Сохранился дневник некоего Джорджа Даффилда, гнавшего в 1866 году стадо из Техаса в Айову. Вот отдельные строчки:
   "Вчера, переправляясь через реку, двое парней утонули..."
   "Руки мои кровоточат. Ни крошки хлеба уже третьи сутки..."
   "Опять кошмарная ночь. Небо полыхало и грохотало. Прерии сотрясались от топота копыт..."
   "Спина в нарывах. Больно даже от прикосновения рубахи. Болит голова. Еле держусь в седле..."
   "Вчера наткнулся в траве на человеческий скелет..."
   Так было..."
   - "Все новое - забытое старое!" - не переставал удивляться Дьюк и продолжил читать, костер слабо освещал книгу и глаза уже слипались.
   "На ковбоя в те времена смотрели не иначе как на дикого, неотесанного грубияна, пропахшего потом и коровьим навозом. Романтика пастушеской жизни существовала только для самих ковбоев. Но на грани столетий Америка вдруг увидела: ковбои - это часть ее истории, наиболее самобытная часть. В пастухах разглядели ярких, интересных людей. Их удалью, мастерством конной езды, мужеством, умением спать на голой земле и метко стрелять стали восхищаться. Этому способствовали и сами ковбои, устраивая праздники родео (отгон скота), где демонстрировали свою удаль.
   Организаторы всякого рода зрелищ быстро почувствовали золотую жилу. Коммерческие "ковбойские ансамбли" со скачками, ловлей быков, стрельбой, бросанием лассо и набегом индейцев появлялись один за другим. Особенно преуспел со скачками, ловлей быков, стрельбой, бросанием лассо и набегом индейцев появлялись один за другим. Особенно преуспел со своим пышным аттракционом знаменитый Коди по прозвищу Буффало Билл - очень смелый охотник, ковбой и сорвиголова", - здесь Дьюк посмотрел на черно-белую фотографию, с нее ему улыбались необычные люди в широкополых шляпах с ружьями и пистолетами. Он долго рассматривал фотографию, затем начал читать дальше. "Он набрал в свою труппу подлинных ковбоев и "подлинных индейцев". Сам Коди выступал не только способным организатором, но так же и исполнителем коронных номеров представления. Ковбойский аттракцион "Дикий Запад" более десяти лет был едва ли не самым знаменитым зрелищем Америки и Европы. Газеты тех лет полны восторженных отзывов о ярком, массовом представлении. Однако дороговизна подобного зрелища свела его постепенно на нет. Но тут подоспело кино. На золотую жилу ковбойства оно набросилось с жадностью, и разрабатывает ее по сей день. Пастух постепенно превратился в лихого экранного парня в широкополой шляпе, в сапогах с высокими каблуками. У этого щеголя с ярким платком на шее и с двумя пистолетами на бедрах вроде бы и забот никаких - скачки на лошади, кидай аркан, стреляй, похищай, догоняй, дебоширь в кабаках. Невозможно сказать, сколько картин накручено с участием этого персонажа. Историческую реальность Америка превратила в некий красочный сон, который до сих пор затаив дыхание, смотрят подростки и взрослые тоже..."
   Книга выпала из рук, Дьюк уснул...
  
   На утро он упаковал вещи и отправился в город. Он хотел отоспаться в местной гостинице. Короткий и чуткий сон на голой земле в течение долгих переходов не пошел ему на пользу, как и предшествующая гонка за собственную жизнь с мутантами.
   Он без труда прошел через досмотр охранников Джанк-Тауна, похоже, это была местная таможня. Город был весьма хорошо укреплен. "Видимо есть от кого защищаться!" - подумал Дьюк.
   Без труда, найдя уже знакомую гостиницу, "Crash House Hotel", он поговорил с хозяйкой, она решила проводить его в номер, спросив, сколько времени Дьюк, рассчитывает провести в Джанк-Тауне. Дьюк с некоторым сомнением ответил, что не знает, скорее всего, он не будет задерживаться здесь, поэтому возьмет номер в гостинице всего на день.
   Отоспав чуть больше чем 24 часа, Дьюк вышел из номера, хозяйка шепотом подозвала его к себе:
  -- Мне нужна ваша помощь, я видела, сколько у вас оружия, наверняка вы хорошо им владеете. Одну из моих девочек захватил в заложницы Рейдер, он взведен и может ее убить. Вы поможете мне, и за вами останется комната N 1 гостиницы, конечно, это не президентский люкс, но все-таки самый лучший мой номер. Так вы согласны?
  -- Хорошо я помогу вам, - ответил Дьюк. Но комната мне нужна. Я поговорю с Рейдером, - сказав это, Дьюк зашел обратно в номер и достал из рюкзака "Пустынного Орла", это был его любимый пистолет, убойная его сила не раз спасала Дьюку жизнь.
   Спрятав, пистолет под курткой, броня, пока лежала не нужным куском железа на полу, Дьюк направился к комнате проститутки. Дверь было открыта настежь. Рейдер держал трясущейся рукой пистолет у виска девушки. Дьюк решил поговорить с ним, что бы отвлечь от всей ситуации, дать выход накопившимся в нем эмоциям, чтобы он не нажал на курок. Разговор не клеился, рейдер был слишком взведен, но, в конце концов, уступил разумным доводам Дьюка и положил оружие. Конечно, Дьюк мог убить незадачливого глупца. Но после этого он вполне мог угодить в местную тюрьму двери, которой всегда были открыты, для всех. Это первое приключение в городе было не самым опасным. Как уже было сказано, Дьюк был в городе и захватил в прошлый раз собаку Догмита и помощником шерифа Тико. Хланиган понимал, что отдохнуть в этом городке ему не удастся.
   Дьюк пошел в бар "Skum Pitt", Там он поговорил с хозяином бара Нилом. Нил рассказал. Что недавно похоронил жену, и что ее прах покоится в урне. Что эта урна самое дорогое, что у него есть. Он бы еще долго рассказывал о своей жене, но тут один "хорошо заправившийся" посетитель полез лапать одну из официанток. Она резко на это отреагировала и вмазала ему хорошую оплеуху, парень не остался в долгу и ответил ей тем же после этого разъяренная девушка выхватила пистолет и двумя выстрелами в упор пристрелила. Как потом оказалось одного из членов банды "Скулс", Нил, не разобравшись в чем дело, тоже стал стрелять в парня. Конечно, парня они замочили.
   Дьюку стало интересно, он решил вмешаться и разобраться, в чем здесь дело? Почему эта банда так много себе позволяет?
   Он снова вернулся в "Crash House Hotel". Хозяйка подсказала, где можно найти главаря шайки "Скулс".
   Главаря звали Винни. Дьюк прикинулся дурачком и сказал, что хочет вступить в банду. Винни ответил, что может принять Дьюка лишь в том случае, если тот пройдет испытание. Дьюку ничего не оставалось, как согласиться. Но, как только он услышал, что ему предстоит сделать, то понял, что ситуация обретает роковой оборот. Ему предстояло выкрасть у хозяина бара - Нила урну с прахом жены.
   Ночью Дьюк прокрался в Бар и с помощью отмычек без труда открыл дверь и выкрал урну. Утром, когда он показал урну Винни, тот предложил "замочить" Нила вместе, в полночь. Поняв всю опасность сложившейся ситуации, Дьюк решил обратиться к властям за помощью. Сославшись на срочные дела, требующие безотлагательного решения, Дьюк поговорил с Ларсом - одним из помощников шерифа. Помощник по началу не поверил, но, вспомнив, кто убил, одного из "Скулсов", все понял. Дьюк уговорил одну девушку из банды Шерри дать показания против всех, с огромным трудом, но она согласилась. И на утро вся банда уже сидела за решеткой.
   Нил был так счастлив, когда Дьюк вернул ему урну с прахом жены, что даже не спросил, откуда она у него. Распрощавшись с Джанк-Тауном, Дьюк отправился снова в путь...
   В Джанк-Тауне Хланиган узнал о продажеп человечиной, местный доктор вместо того что бы лечить пациентов завел практитику убивать их и продавать в Хабе некому лавочнику по имени Игуана-Боб, тот выдавал человечину за мясо игунаны, Дьюк еще не представлял насколько емй пригодится эта информация.
   ...Вся пустыня была исхожена, банда Ханов и мутанты уничтожены. Единственное, что оставалось сделать это, разгромить, чертов небоскреб - Катхедрал. Для этого Дьюк проделал путь практически через всю пустыню. Со стороны Катхедрал ничем не выделялся среди других соборов. Да и зайдя внутрь Дьюк, не заметил ничего особенного. Только спустившись в подвал, он понял всю глубину падения послеатомного мира. На людях там проводились такие опыты, о которых фашистский "СС" и не мечтал. Часть Катхедрал - этот рассадник зла и насилия, и убежище под ним почти точно, такое как его родное убежище N13. Он уничтожил его вместе с хозяином и творцом мутантов. Этим кровожадным куском дерьма (этим навозным червем, копошащимся в собственных экскрементах). Это убежище, обжитое мутантами, представляло собой четыре бункера на платформах с двумя лифтовыми установками. На первом, как и во всех убежищах, была лечебница, на втором этаже размещалась лаборатория, где проводились эксперименты над людьми. На их головы были надеты так называемые нулификаторы, которые воздействовали на мозг человека таким образом, что бы память всей предыдущей жизни фактически полностью затиралась, сбрасывалась. Так люди не могли вспомнить свою прошлую жизнь и соответственно не могли учинить бунт. Дьюк попытался освободить некоторых из них, отключив силовое поле в камерах, но нулификаторы не позволили им сбежать. Их тела разорвало тут же, разбросав внутренности по мраморному полу. Хорошо, что мутанты не отличаются сообразительностью и не обратили на это внимание. Иначе бы и Дьюку пришлось сидеть в камере с нулификатором на голове.
   Затем он просто убил хозяина и запустил механизм самоуничтожения убежища. Это механизм находился за бараками мутантов в специальной шахте. Как только счетчик был запущен, Дьюк "сделал ноги".
   Ядерная боеголовка наделала много шума, взорвавшись практически за спиной Дьюка. После ядерного взрыва на том месте осталась лишь воронка величиной с небольшое озеро.
   Так что в Калифорнии уже было три таких огромных ядерных воронки. О третьей, или вернее сказать первой, по времени, я расскажу более подробно. Это так называемое "Glow" - "Свечение". Итак...
  
  
   "Свечение".
  
   "Glow".
  
   Итак, Дьюк тогда искал это место "Glow". Ему дали задание в Братстве Стали найти "Glow" и принести оттуда доказательство своего там пребывания. Поговорив с паладином Каботом на входе, Дьюк получил задание найти "Glow". Лишь пройдя это испытание Дьюк, мог вступить в Братство. Братья Стали считали, что он не вернется от туда живым, но недооценили нашего героя. Конечно, найти это так называемое "Свечение" было совсем не просто. Однако, Дьюк после долгих скитаний по пустыне все же его нашел. Уровень радиации в этом месте просто зашкаливал, и счетчик Гейгера пищал, как сумасшедший. То что Братья Стали называли "Glow" - оказалось огромной ядерной воронкой, которая по краям была утыкана арматурой, а в одном месте торчала толстенная стальная балка, а в глубине лишь умопомрачительная темень пропасти. Дьюк взглянул в темноту этой воронки, угадать ее глубину не представлялось возможным, однако он заметил, когда воспользовался фонариком, что внизу есть куда спуститься. Тогда он быстро привязал веревку к торчащей стальной балке и спустился вниз. Очутившись внизу Дьюк, понял, почему воронка была столь глубокой, видимо это было подземное убежище или что-то вроде того. Когда-то на это убежище сбросили бомбу, и она пробила сразу несколько уровней. Поэтому-то воронка и казалась столь глубокой. Приняв лошадиную дозу Рад-Икса Дьюк, решился все-таки осмотреть это место. Первое что он нашел, это был лифт на следующий уровень, там была мина-ловушка, над которой пришлось повозиться. Но лифт все ровно не открылся. Металлический голос портативного компьютера требовал желтый ключ доступа. На этом же уровне он нашел труп одного из Братьев Стали. Порывшись в его карманах Дьюк, нашел "чертов" ключ доступа на 2-ой уровень и глодиск с информацией о Glow, после чего с легким сердцем мог бы отправиться в Братство, но таблеток от радиации у него еще было предостаточно, поэтому он решил более внимательно осмотреть это место. В нем было, что внушительное и волнующее открытый разум.
   Удивительно, но компьютерная техника продолжала работать, несмотря на высокий уровень радиации. Видимо все компьютеры были на лампах, и поэтому не сгорели во время взрыва. Вот почему у них был такой внушительный вид.
   Дьюк заметил это, когда подошел к одному из терминалов и попытался зажечь свет на всех уровнях. Терминал никак не хотел выполнять его команды.
   Тогда он просто спустился вниз. То, что он увидел, немного его удивило. Повсюду лежали роботы обслуживающие это "убежище", они были полностью выведены из строя. Он решил отправится за поисками ключа на следующий уровень. Так повторялось несколько раз, пока Дьюк не набрел на то, что его действительно поразило. Дьюк увидел в глубине сектора огромную электронную машину. Она не имела никакой панели для ввода информации с клавиатуры, Дьюк предположил, что ввод информации, как и в их убежище, производиться через звуковой модуль, поэтому задал вопрос:
  -- С кем имею честь разговаривать? Кто Вы... или... что Вы?
  -- Я электронный разум, предназначенный для исследования и управления предприятием. Меня зовут Закс.
  -- Исследования, в какой области?
  -- Я запрограммирован специально для исследований в биологической области, включая патологию и генную инженерию. Моя основная функция - экстраполяция информации об уровнях сложности биологических структур на уровни, превышающие возможности человеческого восприятия.
  -- Кто программировал все это?
  -- Моя первичная нейронная сеть была запущена в 2053 Джастином Ли. Процесс "программирования" - вещь во многом бессмысленная, так как я способен самообучаться.
  -- Скажите, Закс, Вы реально существуете, или это эмуляция личности? То есть, вы "живой"?
  -- Я способен к самообучению, независимому мышлению и творчеству. Моя нейронная сеть включает способность к вставлению ошибок в рассуждениях, тем самым, исключая однозначность выводов и обеспечивая вариативность накопленного опыта. Вообще-то, я "живой", но не биологически. Понятно. Давайте сменим предмет разговора.
  -- Как называется это место и в чем его назначение? - задал очередной вопрос Дьюк.
  -- ВестТех Исследовательский Центр основан в 2002 году, как частный разработчик для правительства США, компания в начале состояла из двух отделений - Разработки в области Прогрессивного Оружия и Отдел Биологических Наук. В 2069, ВестТех был самым крупным одиночным разработчиком для Правительства США самой большой разработкой, которого было Энергетическое Пехотное Снаряжение модель Т-516. В свете значительных сдвигов в области ПВП (Полного иммунного Вирионного Проекта), сделанных в 2076 году командой Н.Б.С., Комитет Безопасности США, опасаясь интернационального шпионажа, послал группу наблюдения на объект с целью охраны и контролирования, которые сейчас продублировали ФЭВ (Форсированного Эволюционного Вируса).
  -- Энергетическое Пехотное Снаряжение модель Т-516? Это уже интересно. Продолжайте, Закс! - задал вопрос Дьюк, и брови его уже были на самом верху своей траектории.
  -- Спецификация Энергетического Пехотного Снаряжения: Т-516. Энергетическое пехотное снаряжение разработано с включением всех новейших разработок пассивной обороны, как для гражданских, так и для военных нужд. Устанавливающаяся на спину TX-28 микрореакторная установка генерирует 60000 Ватт для энергоснабжения гидравлической системы ХайФло, встроенной в контур костюма. Сделанная из новейшего поли-ламинированного состава капсула Т-516 легка по весу и способна поглотить более 2500 Джоулей при кинетическом столкновении. 10 микронное напыление серебра может отражать лазер и радиационные излучения, не повреждая при этом составное покрытие.
  -- Хм-да, я до этого даже не подозревал, что такая броня существует. А теперь, пожалуй, расскажите мне, что такое ФЭВ? - этот вопрос особо заинтересовал Дьюка.
  -- Суммарный отчет о форсированном эволюционном вирусе (ФЭВ).
   2073 . Когда Китай стал все более агрессивен с использованием своего биологического оружия, Правительство США, решило, что существует необходимость в ответных мерах. ПВП (Полный иммунный Вирионный Проект) был официально сформирован 15 сентября 2073. Стало очевидно, что наилучшим путем подавления недавно созданных биологических форм оружия было изменение непораженного участка ДНК, так чтобы он не был больше подвержен вирусной инфекции.
   Непредвиденные побочные эффекты начали обнаруживаться в начале 2076 с ПВП Подопытные лабораторные животные начали показывать признаки нормального деления клеток, сопровождающегося повышенной мозговой активностью. Правительство США заинтересовалось открытиями и в интересах безопасности выделило группу постоянного наблюдения и охраны проекта, которая теперь продублировала проект ФЭВ (Форсированный Эволюционный Вирус).
  -- А как работает этот вирус? - набрал на клавиатуре вопрос Дьюк.
  -- Мои исследования Форсированного Эволюционного Вируса ФЭВ, указывают, что этот вирус смещающе-поглощающего механизма действия. Он копирует структуру ДНК, подобно РНК, сохраняя ее в матрицы.
   Эти матрицы в комбинации с самим ФЭВ, далее внедряются в клетки типичным для вирусов способом. Это заставляет клетки регенерировать эти ДНК.
  -- ФЭВ передается воздушно-капельным путем? - пальцы Дьюка, не слишком, но быстро стучали по костяшкам клавиш.
  -- Нет, ФЭВ не переноситься по воздуху. Обычно заражение происходит через инъекции или прямым физическим контактом с веществом ФЭВ.
  -- Почему на ФЭВ не влияет радиация?
  -- ФЭВ относиться к категории мегавирусов, и его белковая структура защищена решеткой, в которую входит ионизированный водород. Таким образом, он поглощает, но сам не становиться радиоактивным, - Закс отвечал монотонно без выражения, его звуковое голосо могло работать в большом тональном диапазоне, но он этим не пользовался.
  -- Если ФЭВ заразит клетку со своей встроенной структурой, как же получается, что он создает "лучшую расу"?
  -- ФЭВ изначально программируется участками исправленной ДНК в соответствии с видом существ. Поэтому во время работы он стремиться "исправить" структуру ДНК индивидов. Однако, так как ФЭВ частично зависит и от кода ДНК индивида, и еще включает часть своего собственного рекурсивного кода, то эффект может быть непредсказуемым. Если ФЭВ внедряют в индивида с серьезными повреждениями генов, например, от радиации, он вызывает частичное отторжение органов тела, что может привести к отказу некоторых органов и даже к смерти. В генетически чувствительном индивиде он перезаписывает части ДНК, вызывая ускоренную мутацию, которая обычно ведет к быстрому росту из-за собственного кода ФЭВ. Этот быстрый рост ведет к увеличению мускульной и мозговой массы, но зачастую сопровождается обезображиванием фигуры и повреждением уже существующих нейронных цепей, что вызывает потерю памяти и многое другого.
  -- Какие есть потенциальные побочные эффекты длительного действия?
  -- Так как ФЭВ - вирус вызывает постоянную регенерацию ДНК, то он повышает жизнеспособность субъекта почти до бессмертия, так как смерть клетки будет подавляться ростом. Кроме того, так как гаметы систем размножения содержат разделенную ДНК, на них ФЭВ действует во вред, так как он пытается их "изменить", что ведет к "стерилизации" субъекта. Но так как мои лабораторные корпусы повреждены, это чисто эмпирическое заключение. Я не могу представить физическое доказательство этому заключению. Вам придется, выражаясь человеческим языком, "поверить мне на слово".
  -- Может ли ФЭВ - мутация быть скорректирована антивирусом?
  -- Нет, ФЭВ не сохраняет неизменные копии ДНК субъекта. Только тот вирус, который был инфицирован в субъекта с исходным ДНК, может обратить процесс. Кроме этого, способа удалить ФЭВ из организма не существует.
  -- Вы можете рассказать более подробно обо всех уровнях ВестТех Центра?
  -- Да, пожалуй, но мои сенсоры сейчас не действуют на уровне поверхности и на подземных уровнях с 1-го по 3-ий. Однако я могу дать описание уровней с 4-го по 6-й.
   Уровень 4: Исследовательский центр. На этом уровне находятся лаборатории для экспериментов в области биологии и физики.
   Уровень 5: Лаборатории Теста Безопасности. На этом уровне находиться лаборатория для экспериментального теста прототипов и исследовательская лаборатория по классификации субъектов. Эти субъекты дали необходимый толчок к разработке ФЭВ
   Уровень 6: комнаты персонала и контрольный пункт работ. На нем находятся комнаты для персонала и охраны, а также пост по контролю работ.
  -- Расскажите мне более подробно о некоторых видах оружия.
  -- Итак, специфический словарь оружия и средств защиты.
  -- Моторизированная броня Братства Стали?
  -- Самый крутой образец защитных технологий. Оснащен микрореактором с достаточным запасом топлива. Весит 85 фунтов. Он же Энергетическое Пехотное Снаряжение модель Т-516, характеристики которого были приведены выше.
  -- Лазер Гатлинга Л30?
  -- Изготовленный для военного использования, является довоенным прототипом. Работает от атомных батареек. Минимальная сила - 6. Весит 29 фунтов.
  -- Базука?
  -- Базука - ракетная пусковая установка. Большая - Базука Роквелл. С люксовым пусковым курком. Выстреливает АП или взрывные ракеты. Минимальная сила - 6. Весит 18 фунтов.
  -- Плазменная Винтовка?
  -- Плазменная Винтовка - винчестер П94. Оружие с очень большим потреблением энергии, выстреливающие сгустки плазмы из сверхпроводникового ствола. Работает от Атомных батареек. Минимальная сила - 6. Весит 17 фунтов.
  -- Я удивлен, откуда Вы знаете все это?
  -- Я получаю информацию от всех детекторов находящихся в ВестТех Центре и за его пределами. Имеется так же АРХИВ? в котором содержаться данные о разработках? ведущихся во всех направлениях на момент до точки "0" - zero.
  -- Выведите мне, пожалуйста, доядерную карту Северной Калифорнии.
   В Пипбой - так называется переносной компьютер, что- то вроде ноутбука, который Дьюк всегда носил с собой, - загрузилась информация о Неваде, Орегоне и всей Калифорнии. Карты были весьма подробные, хоть и довоенные. Но все убежища, военные базы и исследовательские центры были точно помечены.
  -- Ага, очень интересно, - пробурчал себе в нос Дьюк.
  -- Ну, что ж, а теперь Вы бы не могли включить все генераторы электричества, ну или хотя бы один.
   Закс не дожидаясь подтверждения, включил запасной источник электричества на всех уровнях ВестТех Центра.
  -- Раз, два, три, елочка зажгись!- попробовал пошутить Дьюк.
   "Ну, а теперь можно и в Братство вернуться, благо есть теперь, что рассказать", - подумал про себя Фланиган.
  -- Всего доброго, Закс! Не скучайте, прошу прощения, что не могу с Вами сыграть одну партию в шахматы! Может быть, в следующий раз!? - в слух и громко кинул через плечо Дьюк и направился к выходу, чтобы отнести поскорее глодиск к Каботу.
   После долгого перехода по пустыне он "Житель Убежища" стал наконец учеником Братства Стали. "Что за чудесное место: Братство Стали - родной дом, колыбель матери, место, где отдыхает душа!" - не переставал повторять Дьюк, только раз, туда ступив своим изношенным саперным ботинком. Там он нашел лучший образец брони того времени, ту самое ЭПС (Энергетическое Пехотное Снаряжение) T-516 - силовую броню Братства Стали. После он с ней не расставался очень долго, пока ее сервомоторы не забились, и она не пришла в полную негодность. Но до этого он прошел с ней через огонь, воду и медные трубы...
  
   Но лучше вернемся к естественному ходу истории. После того, как Катхедрал был уничтожен, Дьюк снова вернулся в убежище N13, Хранитель убежища сказал: "Благодарим тебя, друг! Ты спас своих соплеменников, ты спас всех нас! Но, ты слишком долго пробыл вне дома. Ты изменился, перестал быть одним из нашего народа. Пойми, наш народ чист, а твои руки запятнаны кровью. Теперь тебе не место среди нас. Иди же! Иди своим путем".
   Сказав это, Хранитель грустно улыбнулся, повернулся и ровным шагом пошел к массивным круглым вратам с цифрой "13" посреди. В это время вихрь мыслей пронесся в голове Дьюка: "Он не достоин, жить здесь, он стал таким же, если не хуже тех, кого убивал. Да, это было падение. Духовное падение. Но как человек, видевший такое, мог остаться непогрешимым и чистым в делах своих и помыслах. Ведь человек это губка, впитывающая все, что его окружает. Отгородиться от мира нельзя. Так он сожрет тебя в своих мерзких начинаниях еще быстрее. Его душа выдержала такие испытания и жизненные неурядицы. Но такого он ожидать никак не мог. Его выгнали. Откуда?! Из убежища? Где он родился, где столько жил. Это было трудно понять, с этим было трудно смириться. "Как? Почему? Я столько сделал для него! Для них всех! Но кто мог принять такое решение? Только он, он наш Глава. Он. Он боится! Он боится меня, боится, что я уведу этот народ, что я стану его Главой".
   Словно во сне, Дьюк подымает свое плазменное оружие. "Ты недостоин жить. Ты желаешь лишь повелевать, тебе наплевать на этих людей". Вспышка. Медленно-медленно ствол ружья извергает заряд. Глава хочет обернуться, но в этот момент сгусток плазмы ударяет ему в плечо. Тело главы швыряет на землю, и правая часть груди старика исчезает в пламени. Запахло жаренным. Кровь пробивает мертвые опаленные ткани и рекой хлещет на камни. Он ползет, он хочет доползти до своего дома, до трона, на котором восседал так долго. Но силы покидают его, и с последним выдохом он поворачивает голову и смотрит на Дьюка. В его мертвеющих глазах застыла печаль.
   "Я ошибся? Сделал что-то не так? Он же глава, глава убежища, власть тяжкое бремя, что она сделала с ним. Я! Зачем? Почему я это сделал? Как мои руки такое могли сотворить?" - тяжкий вздох вырывается из груди Дьюка, он падает на камни пещеры, ему кажется, что он сошел с ума, ему тяжело понять, что он просто не смог простить предательства, не захотел стать изгоем. Он это поймет - потом...
   Это всего лишь урок Власти. Люди так к ней стремятся, но, получив её, не знают, что с ней делать. Это ведь такое тяжкое бремя! Власть и властвовать разные вещи.
   Она страшная сила, в голову сразу приходят всякие фантазии о сверхчеловеческом могуществе.
   Но это отнюдь не так, ведь власть держат в своих руках такие же маленькие люди, и страсти их вполне человеческие, но она - ужасное искушение, от нее не так-то легко отказаться.
   Как ей воспользоваться? Слишком часто, добрые намерения оборачивались злом. И слишком велик шанс, что все закончиться плохо. Хватит ли ума разумно пользоваться ею, и какое еще принимать решение, когда нет другого выхода.
  
   Дьюк достает из кармана таблетку Ментата и быстро проглатывает ее. В голове его проясняется. "Нет, я все сделал правильно. И я стану Главой этого народа. Я уведу всех, кто захочет идти со мной, прочь от этих мест. Я был на юге, был на востоке и на западе. Там делать нечего. Мы двинемся на север".
  
   "...Одно из северных племен рассказывает, что, они вышли из одного такого же Убежища. Они считают, что их предок, некто, известный, как "Житель Убежища", однажды спас мир от Великого дьявола. Согласно их легенде, дьявол появился на далеком Юге. Он портил все, выворачивая людей наизнанку, обращая их в животных. Только благодаря храбрости этого Обитателя Убежища дьявол был уничтожен. Но, сделав это, он потерял много друзей и сильно пострадал, пожертвовав собой, чтобы спасти мир. Когда он, наконец, возвратился домой, который он так защищал, он был, отвергнут. Изгнание. В борьбе с тем, чего они боялись, отношение людей к нему изменилось. Он перестал для них быть лидером. Отверженный он ушел в пустыню. Он ушел далеко на север к Большому Каньону. Там он основал маленькую деревню Арройо, где он жил до конца своих дней..."
  
   Да, именно Дьюк спас мир от "Великого Зла" и это он привел жителей убежища к Большому каньону. Здесь в своем племени Дьюк прожил свои лучшие годы, именно тогда он снял костюм тринадцатого убежища и больше не одевал его. Хотя в поселении, которое основал, отнюдь не пахло благополучием, но счастье иногда светилось в его глазах. Оно однажды промелькнуло в его жизни - тогда у него родилась дочь. Он был счастлив, по настоящему счастлив.
   Но и тогда он где-то глубоко в душе страдал. Трудно было вспоминать прошлое. Он и не хотел, слишком там было много крови. Ужасающие картины снились иногда ему, и тогда он просыпался с диким криком, весь в холодном поту. К концу жизни здоровье стало все чаще его подводить. Но он остался несмотря ни, на что здравомыслящим и разумным человеком. Именно поэтому его выбрали старейшиной еще в молодости. Но теперь ему были все шестьдесят семь, и управлять племенем ему было все сложнее и сложнее. Его годы давали о себе знать, но он, словно назло всему, ходил прямо и уверенно. Несмотря на глупости молодости, он остался благородным и честным человеком, поэтому смотрел всегда прямо в глаза, тому с кем говорил, и никогда не отводил взгляд. Иногда становилось совсем худо, но он никак не выказывал этого, погружаясь в тягостные размышления, казался лишь задумчивым и чем-то удрученным. И никто, никогда не догадывался, что мучило его. Только его жена, замечала что-то неладное, но страх и почтение заставляли ее молчать.
   Но он до конца дней своих выказывал всем своим видом, что его честь не замарана, что его никто, никто не вправе судить. Он и сам так считал, обманывая себя. Но тщетно, ибо помнил, что есть Бог. А Бог - это совесть, его собственная, Дьюка, неумолимая и беспощадная. И с мольбами о прощении и с именем Господа нашего - Иисуса Христа на устах, в возрасте 67 лет от роду Дьюк Фланиган ушел в пустыню ночью, внезапно, 16 января 2208 года, Дьюк Фланиган навсегда исчезнув из жизни Арройо. Свой костюм из Убежища он оставил свернутым на кровати. Одни говорили, что его забрали небесные духи, другие - что он почувствовал, что должен уйти. Но до сих пор ходят легенды, что он жив, что он лишь ушел в пустыню отправился, скитаться по безлюдным ее просторам, как отшельник, вечно ищущий одиночества. Ибо никто не видел его смерти. Да, и не хотел. Все его соплеменники поверили в его бессмертие. Так родилась ЛЕГЕНДА...ТАК ПОЯВИЛСЯ БОГ!
  
   Но была еще одна легенда. Эту легенду рассказывали Далласу в детстве, это была его любимая сказка. Позже, когда он повзрослел, она ассоциировалась у него с детскими снами - Легенда о Хозяине Мутантов:
   "В поисках успокоения бродил старый дух по свету. Он искал долго, века шли, а спокойствие не приходило. Он метался по пустоши, так и не находя успокоения. Его боль была сильнее, чем сама вселенная. Он был болен сердцем, душою. В нем не было гармонии, он сам себя не любил и не мог любить других. Он ненавидел, но это чувство прошло. Он перестал понимать себя, он перестал осознавать, чего он хочет, и что ему нужно. Он винил всех в том, что они не такие, как он и тихо ненавидел их за это. Но понимал, что глуп и обманывает сам себя. Что это было - это было его проклятье, его смерть! Вот почему, он так бесновался потому, что был бессилен. Он стремился поработить все, что его окружало. Убить в себе остатки человеческого, что бы стать сверхчеловеком. Он стал думать о могуществе и власти. Он пытался изменить мир, что бы переделать его под себя, но это ему не удалось. Житель Убежища помешал ему. Дух умер, так и не признавшись себе, что есть такой же, как и все разный и поэтому такой неодинаковый со всеми, грешный человек..."
   Конечно, дух этот - непросто человек, как вы уже догадались - это был Ричард Грэй - Хозяин Мутантов - великий и ужасный...МУТАНТ.
   ..."Кто знает, может там сам дьявол из преисподней растит своих детей - зеленых и непослушных мутантов"...
   Что бы понять, почему этот человек шел на эти преступления, нужно знать его историю. Вот, как все было...
  
   Хозяин Мутантов.
   Он был полноправным жителем Города-Убежища, этого высокотехнологичного, но не равноправного города-государства. В 2092 г. его изгонали из Волт-Сити за убийство, обстоятельства преступления не известны. Тогда Мастер был еще доктором Ричардом Моро, но он изменил фамилию на Грэй, и отправился на юг. Весной 2102 экспедиция, которую он возглавил, став изгоем, нашла военную базу - Базу "Омега" - "Марипоза", но она оказывается захваченной мутантами. Грэя сбросили манипулятором в одну из цистерн с ФЭВ. Ужасно мутировав, Ричард Грэй выбирался из цистерны, и именно тогда начал вынашивать идею главенствующей расы и планы создания Единства. Именно тогда он получил имя Мастер. В 2120 г. Грей начал эксперименты с ФЭВ-2. В течение следующих нескольких лет в ходе экспериментов появлялись породы новых мутантов, но истинных плодов своих трудов Мастер добился лишь к 2137 году, когда он создал супер-мутанта. Этот мутал начало той главенствующей расе, о которой так мечтал Доктор. В 2152 г. Ричард столкнулся с новой религией, а точнее с адептами культа Судного Дня, которые распространяли свое учение на просторах пустошей.
   Но вместо того, чтобы окунать их в цистерны, он приходит к соглашению с предводителем сектантов, человеком по имени Морфеус, и использует их как шпионов в рядах людей. Вскоре Морфеус со своими приспешниками основывает организацию под названием "Дети Собора". Дети Собора начинают поклоняться атомной боеголовке, считая её живым богом. Бог с телом из металла и водородной начинкой, способный уничтожить жизнь на много лет вперёд на многие мили вокруг. "Можешь уничтожить - контролируешь", - не переставал говорить лидер Детей Собора. Именно эту бомбу взарвал Дьюк, в катакомбах "Катхедрал".
   Захватив караван людей, одетых в синие костюмы - жителей убежища, Мастер узнал о местонахождении Убежища в Боунярде, где впоследствии он и "Дети Собора" в сущности, и построили сам Собор - "Катхедрал". Именно тогда Мастер захватил первых жителей Убежища, и последователи культа Судного Дня начали использовать его, как свою энергетическую базу. В головном компьютере Убежища Ричард нашел информацию о других убежищах и, поняв, какой вклад эти Убежища, с их супертехнологиями и человеческой массой, могут внести в его Мутантское движение, отправил патрули на поиски. Грей увидел большие преимущества в провозглашении учения Детей Собора "благотворительной религией" и использовании Детей в качестве шпионов в человеческих поселениях. Миссионеры секты постепенно распространились по всей территории пустошей, являясь глазами и ушами Морфеуса и Мастера. Благодаря последовательному взаимодействию Ричард Грей и "Детей Собора", шпионам удалось найти Убежища N14 в Бэйкерсфилде, он же Некрополис. Мастер сразу же направил туда подразделение супер-мутантов для захвата. В бою погибло много гулов, но Сэту, главе города, в конце концов, удалось вступить в переговоры с захватчиками. Он объяснил мутантам, что гулы - это и есть те выходцы из Убежища, которых они искали. Мутанты не придумали ничего лучше, чем развернуть небольшой гарнизон в пойме реки для того, чтобы наблюдать за гулами и... заручиться поддержкой Сэта в грядущей войне. Именно этих мутантов и встретил Дьюк в Некрополисе.
   Затем, как вы уже заете, Дьюк Фланиган, под давлением властей Убежища N13 останавил победаносное наступление Мутантской армии и уничтожил Хозяина Мутантов.
   Итак, становиться ясно, что Доктор Моро случайно оказался на военной базе "Марипоза", где проводились испытания ФЭВ. Он заразился, и с этого началась история великого мутантского движения, которое остановил наш герой Дьюк Хланиган. Моро тоже был мутантом, поэтому он не воспринимал людей, как свою расу, если можно так сказать...
   Именно поэтому он шел на такие преступления с совестью, только такой герой, как Дьюк, мог остановить его. Но видимо, миссия, выполненная Дьюком, подточила его эмоциональные силы, и он до конца жизни не смог понять, зачем все-таки совершал столько преступлений. Ведь он и умер с такими же мыслями, которые прежде мучили Моро.
  
  
   Неприятности только начинаются.
  
   Снова в 2241 год, события Второго Fallout'а.
  
  -- Машина издохла, а до ближайшего механика сотня, а то более миль. Придется оставить ее здесь на растерзание мародерам. Бери все, что можешь унести, Сулик. Я сделаю также, - сказал Даллас, и они с Суликом медленно, не торопясь, стали складывать вещи в рюкзаки.
   Большую часть вещей составляло оружие и мед препараты. Ведь пустыня стала слишком опасным местом для пеших прогулок.
   Ну, вот они тронулись в путь, держа в руках оружие и запасные обоймы. Сулик решил не нагружать себя сильно оружием и припасами, но взял все амулеты. Даллас как-то не обратил на это внимание. И они шли шеренгой, как солдаты, спокойно отмеряя свой путь широкими и уверенными шагами. И вдруг послышалось резкое щелканье, видимо это был счетчик Гейгера.
   Смерть, кто ей смотрел в глаза, тот поймет, то чувство страха, которое испытал Даллас. Огромная, поблескивающая ровными рядами зубов пасть, уже была готова сомкнуться на его горле. Гладкое с темным отливом тело рванулось вперед словно пуля. Огромная, продолговатая, как лезвие топора, голова с ревом рассекала воздух. Куцые, дистрофировавшие лапки были плотно прижаты к телу - это зрелище не для слабонервных. В движениях быстр и напорист. Не кожа, а броня. Пули отлетают, луч не берет, практически неуязвим. Эта тварь не боится ни огня, ни воды, повышенная радиация самая прекрасная среда для размножения и существования. Биологически совершенный воин.
   "Чужой" -- дельфинья голова, острые как бритвы зубы. Сейчас уже трудно понять, почему их стали называть чужими или "ванаминго" эти чудища были ужасны, фермеры лишь слух о том, что эти твари появились вблизи, мог заставить бросить все свои пожитки и сорваться с мест. Да, мутантов в пустыне было много. Но на самом деле опасней человека в пустыне не было зверя, и даже чужие без причины не нападали, хоть и были плотоядными. Охотиться на людей их мог заставить лишь голод, ведь столетие совместного существования многому их научили. Жестокость людей накрепко, почти на генетическом уровне вбила в их мозг аксиому - "человек кусает на расстоянии изрыгает огонь, нападает без предупреждения", страх не был односторонним "чужие" тоже боялись своих соседей. Стремление выжить заложенное природой во все живое, было заложено и в этих мутантов.
   Радиация, жара, казалось, все было против них и людей, но природа все-таки дала шанс на выживание и они испльзовали этот шанс в полной мере иногда в ущерб друг другу.
   Яркие вспышки озарили ночную пустыню. Винтовка Гаусса сделала свое недоброе дело. Хороший мутант, это мертвый мутант. Если увидишь мутанта - беги, ибо даже самый маленький из них принесет тебе смерть или увечье, которое тебя доконает, в конце концов. Никто за это не обвинит тебя в трусости. Ибо смерть приходит лишь раз.
   Пуля дура, штык молодец. Хорошая порция бескапсульных пуль помогла мутанту приобрести некоторый опыт общения с людьми. А удар молота Сулика довел дело до логического конца. После чего он отошел в мир иной. Оставив за собой шлейф ядреной радиации.
   На такой труп даже муха не сядет, а если и сядет, то проживет не долго и смерть ее будет мучительна. Труп так называемого "чужого" выделяет столько микрорентген в час, что, ориентируясь по счетчику Гейгера, его вполне можно принять за ядерную воронку. Именно поэтому друзья постарались убраться из этого места, как можно скорее.
   Но там где один "чужой", там и другие. На друзей навалилась целая толпа чужих. Они буквально напирали на них и справа и слева. Клешня одного из них щелкнула прямо над головой Далласа. Выстрел из гауссрайфл и ванаминг, "чужой", разлетелся на куски, забрызгав все вокруг на пять метров. Остальных, казалось, эта мелочь никак не раздосадовала, даже наоборот, подстегнула к новым подвигам. Они набросились на друзей все разом, резво клацая клешнями и челюстями. Парни с трудом боролись с мыслью о побеге. И тут вдруг в Далласе проснулся неистовый зверь. Он начал методично отстреливать "чужих" целя исключительно им в глаза. Чужие падали один за другим. Если кто-то и подымался, то Сулик тут же добивал беднягу Суперэнергетическим Молотом. Добив последнего, друзья поторопились удалиться, пока не нагрянула остальная компания.
  -- Сулик, за чем ты выкинул 1000 ватный карманный атомный прожектор? Ночь, хоть глаз выколи! Так и шею сломать недолго! А эти, дуры, на шлемах совсем не светят! - сказал в сердцах слегка запыхавшийся от бега Даллас.
  -- Грампи-кость сказал, что мне будет слишком тяжело, нести такой груз! - ответил бегущий за ним Сулик.
  -- Ладно, все ровно пропало! Говорят же, если хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам.
  -- Грампи-кость говорит, что ты слишком много болтаешь!
  -- Молчание добродетель дураков, Сулик, - сказал Даллас уже спокойней и задумался, опустив голову. Он вспомнил Мирона, который слишком много говорил, иногда не по делу, но был умен. О мертвецах не говорят плохо. Мирон - этот парень был, слаб телом и душой, но ум был отнюдь не слабым его местом. Но он так часто делал ударение на своем уме, что это больше походило на глупость. Но время меняет людей, тем более, когда проходишь через столь тяжкие испытания и лишения. И Мирон тоже изменился, он стал более, чем раньше, похож на сурового и закаленного воина, который уже не удирает с поля битвы по пустяковому поводу. Его рука уже более точно поражала цель, и груз, который он нес на себе, уже не был столь мал. Он мужал, его душа закалялась в трудностях, так же как и тело. На это было приятно смотреть. Ибо мужество и смелость всегда восхищают одинаково мужчин и женщин. Такое можно было сказать и про самого Далласа и про Сулика. Ведь те неурядицы, которые они пережили, дали многое всем троим. Это многое поменяло, расставило точки над "i".
  
   Вот, что еще можно рассказать про этого щуплого и неуверенного парня. Мирон - бывший наркоман, выходец Hью-Рено, после удачного лечения антидотом практически полностью избавился от наркотической зависимости. Этот парень был весьма и весьма полезен. Он умел делать стимпаки и суперстимпаки из подручных средств: бутылка Hюка-Колы и мутировавший плод, похожий на яблоко и грушу одновременно. В ходе химически активного лечения у него было выработано физическое отвращение к наркотикам, но душевная зависимость от химических средств воздействия на нервную систему у Мирона осталась. Поэтому его постоянно было необходимо ограничивать в доступе к наркотическим средствам. Неплохо стрелял из энергетического и Гаусс пистолета. В сущности, Мирон был неплохим бойцом мобильного отряда быстрого реагирования и просто неплохим парнем. Мир его праху, как и всем его друзьям, которых так хорошо помнил Даллас, и которых сейчас не было с ними. Даллас очень хорошо помнил, как погиб каждый из них. Сколько миль было пройдено рядом с этими ребятами, сколько фунтов песка и соли было сожрано...
  -- Похоже, этот день для нас никак ни закончиться. Сулик, посмотри по карте, где мы, иначе точно найдем такие неприятности, которые нас отправят прямиком в ад, - сказав это, Даллас присел и полез за съестными припасами.
  -- Слушай, Даллас, что ты говоришь, ведь карта у тебя, найди ее у себя в рюкзаке.
  -- Сулик, неужели за такой долгий срок путешествий у тебя не объявилось хоть кусочка карты этой "родной нам во всех отношениях" пустыни, - это Даллас сказал, слегка улыбнувшись про себя так, что улыбка промелькнула где-то в уголках глаз.
  -- Грампи-кость лучше любой карты, эти глупые символы ни о чем мне, ни говорят, - говорил Сулик, спокойно присаживаясь на песок.
  -- Ладно, посмотрим, что нас ждет впереди. Фриско! Мы почти рядом с этим городом порядка и чистоты. Отдохнем днем, а теперь в путь, иначе солнце доконает нас. И они тронулись в путь по бескрайней пустыне.
   Сколько раз они вот так блуждали в потемках, ничего не страшась на своем пути, и лишь звезды были их попутчиками...
  
  
   Великая жизнь, маленьких людей.
  
   Безжизненный океан, упирающийся в горизонт, ослеплял своим невыносимым блеском. Красивый пейзаж, янтарные волны, яркие солнечные блики. Вода - много воды, но соленой не пригодной для питья. Сулик и Даллас уже не первый раз удивлялись, увидев столько воды. Вода - это для них было все, конечно, их костюмы предусматривали систему переработки всех водовыделений организма, но пить иногда все ровно хотелось притом жутко. Над калифорнийским побережьем как всегда стояла невыносимая жара. В 50 градусной жаре сильно не понежишься. Песчаные дюны, не охлаждаемые даже малейшим движением воздуха, опаляли лицо и жгли ноги.
   Перед ними простирался практически бескрайний пляж, лишь море и песок, от которого рябит в глазах, который простирается на всю широту взгляда. Нельзя было с первого взгляда определить границу пляжа и начала пустыни, с первого взгляда безжизненной, казалось, она захватила весь мир, лишь руины нарушали эту эдилию. Казалось, пустыня была везде и оставляла след во всем. Сильнее всего ее влияние распространилось на людей, выживших, несмотря на все ужасы войны, на их души, тем самым, срывая тонкую оболочку цивилизации, и оголяя природный инстинкт самосохранения, который, удивляя своим звериным оскалом, медленно превращался в дикость.
   Пляж со стороны очень походил на пустыню: тут тоже были свои лидеры, тоже существовали сильные и слабые. И никогда не прекращалась борьба за жизнь.
   Через пляж тянулась цепочка следов, кое-где их размыло волнами, кое-где они исчезали, чтобы появиться вновь. Издали следы походили на начерченную, на песке замысловатую фигуру. Оставившие их даже и не догадывались, что буквально несколько минут назад они успешно разрешили конфликт между двумя кланами муравьев: они просто раздавили кладки одного из кланов и уничтожили их поселения. Змейка следов все вилась и вилась...
  
   ...Даллас и Сулик разглядели в океане, нечто, такого они еще не видели, подошли поближе. Даллас, постучал прикладом винтовки Гаусса по металлическому каркасу этого нечто. Затем достал ПИП-БОЙ и через портативную камеру в шлеме перенес изображение. Дал задание проанализировать, что бы это могло бы быть, компьютер, долго не задумываясь, выдал, что это атомная подводная лодка вооруженных сил Китайской Народно-Демократической Республики JH2.
   По идее, та самая на которой, по легенде, приплыли первые жители Фриско. Она лежала, чуть накренившись, на берегу. Ветер и песок испортил обшивку, но с виду лодка была вполне работоспособна. Сулик в три прыжка забрался наверх, терзаемый тяжелым для понимания вопросом, что это за большая железка и какое ее назначение? Даллас последовал за ним, все люки лодки были предусмотрительно заварены. Так что шансов попасть внутрь было мало. Все плазменное оружие, которое пригодилось бы сейчас, осталось в Хайвеймане, поэтому о том, чтобы разварить эти люки, даже нечего было думать. Ничего не оставалось, как бросить эту странную находку и направиться в Сан-Франциско, на север...
  
   Надежда - компас земной.
  
   Далеко на горизонте уже показались очертания Сан, святого, о, нет, Франциска. Святости в этом городе все еще была недостача, но здесь, по крайней мере, был закон и порядок.
   Подойдя ближе, Сулик и Даллас поняли, что это руины, а не сам город, некогда величественный, теперь же разрушенный и спаленный атомными пожарами. Однако нет, в его стенах и сейчас можно было заметить толику былого величия. Здания судов уцелели вместе с камееными колоннами, возмездие не тронула этот оплот власти. Эти колоссы пережили саму государственную систему, это была суровая ирония жизни.
   Друзья шли по утрамбованной гальке из осколков кирпича, бетона и мелкой пыли, по обвалившимся стенам. Город еще до катастрофы переживал целую череду землетрясений, эти края ими славились, но всегда стойко их выдерживал. Но прямой бомбовый удар Китайской Народной Республики он выдержать не смог, и его гигантские стены обрушились прямо на жителей. Он погиб вместе со своими городами спутниками: Оклендом и Беркли. Да, на момент смерти это был уже настоящий мегаполис: 20 миллионов жителей, территория - 2000 квадратных километров. Колос, подпирающий экономику всей Америки, всего Мира. Он был легко повержен всего одним термоядерным ударом. КНР, как Давид, поразила Америку из пращи ядерных зарядов. Голиаф пал, так и не воспользовавшись своей силой.
   Вряд ли в голове Далласа и Сулика могла зародиться мысль, что эти обшарпанные и исковерканные стены, когда-то были великим городом...
   Вдруг камешек скрипнул под чьим-то неосторожным шагом. Эхо разнесло этот звук среди лабиринта стен разрушенного города. Это насторожило наших друзей. Они остановились, чтобы оглядеться...
   Они стояли и просто слушали тишину. Пока справа на высокой стене не дернулось что-то темное. Солнце было высоко в небе и светило прямо в глаза, мешая разглядеть человека. Единственное, что бросилось в глаза нашим друзьям, это черная запыленная коженная куртка. Далласу все-таки удалось рассмотреть лицо человека. В нем отразился страх, и тот спрыгнул вниз с четырех метровой стены решив броситься на утеки. Но не тут-то было. Друзья бросились за ним. Еле поспевая за столь шустрым панком. В его руках не было оружия, поэтому в него никто даже не пытался стрелять. Парень хорошо ориентировался в этом месте. Видимо он здесь жил. Он то пропадал в неимоверных подземных проходах и лазах, то снова появлялся на поверхности. "Прямо, как крот", - про себя подумал Даллас. Эта игра в кошки-мышки продолжалась довольно таки долго. Пока... Парень вдруг внезапно не остановился, как вкопанный, и не повернулся, на его губах светилась ярчайшая ухмылка. Он стоял и нагло улыбался, надменно глядя нашим друзьям прямо в глаза. "Ловушка", - пришло вдруг в голову Хоакину.
  -- Сулик, похоже, мы серьезно влипли, - сказал он уже вслух своему лучшему другу.
   Их начала окружать толпа вооруженных до зубов головорезов, худшие из опасений Далласа сбылись. Солнце отдавалось черным блеском на вороненом металле оружия. Секунды казались длиннее вечности, пот бежал струйками по напряженным телам.
  -- Кто вы? - спросил Даллас. Мы не желаем вам зла. Скажите, кто вы и идите с миром.
  -- Мы "Вороны", знаешь нас? Все нас знают, и бояться! - лицо незнакомца озарила дикая улыбка, полная ненависти, глаза сверкнули яростью. Смерть пришла за тобой. Открой глаза пошире, готовься к встрече с праотцами, незнакомец! - в глазах говорившего сияла неподдельная злоба.
  -- Как тебя зовут, "Ворон", - крикнул Даллас, давая знак Сулику.
  -- Билли Гейтс, - ответил злобно главарь шайки.
  -- Аста ля Виста, Бейби!!! - и грудная клетка Билла опустилась где-то в метрах десяти от истекающего кровью трупа, а голова покатилась по песку, как футбольный мячик.
  -- Бах! Бах! Бах! - сухой ружейный раскат. "Вороны" стреляли из всех стволов. Выстрелы разносились громкой волной по пустоши. Их отголоски ветер уносил далеко.
   Один из "Воронов", обладатель пятидневной нибритости и грязных, засаленных волос с криком: "Съешь это!" - выстрелил из двустволки, но промазал, расстояние было слишком велико, а глаз не столь зорок.
  -- Эй, парень, ты возомнил себя ковбоем из доядерных фильмов? Ну, нет, теперь ты станешь настоящим глотателем свинца, - выкрикнул Даллас, и "Мститель-миниган" перемолол еще одного "Ворона".
  -- Стреляй по ногам, Сулик! Мы оставим этих ублюдков на ужин стервятникам! - пытался перекричать гул крутящего момента "Мстителя" Даллас.
   Если бы не защитный костюм и стимпаки, то нашим друзьям пришлось бы худо, ведь "Воронов" все еще было не меньше десятка. Но в пылу битвы, это уже было на втором плане.
   Один и "Воронов" начисто лишился ног, их как будто сбрило ему после того, как "Мститель" прошелся по ним вдоль и поперек, этот авиационный пулемет был сделан на славу. Второй "Ворон", после короткой очереди в голову, упал замертво, стаявший за ним приятель получил легкое ранение и пытался бежать, но шальная пуля догнала этого бедолагу.
  -- Сынки, - тихо в нос буркнул Даллас.
   "Вороны" не на шутки перепугались и собрались бежать, кто куда, но пули их настигали одного за другим, пока не остался один. Из всей банды остался лишь один способный двигаться "Ворон".
  -- Этот пусть бежит, - сказал Даллас. Пусть расскажет остальным бандам, что "Избранный" не любит шутить.
  -- Что ж пора собирать урожай?! - спросил Сулик, кивая в сторону тел распростертых на песке.
  -- Не люблю, когда кто-нибудь мучается, сначала добьем этих несчастных, что так стонут от боли.
   Выстрелы пугали стервятников и гекосов недолго, вскоре оставив им богатый ужин. Сулик решил тут же отойти по малой нужде и немного проблеваться, это было как нельзя, кстати, ибо, "Вороны" сейчас представляли собой тошнотворное зрелище. Но его что-то испугало и удивило, он окликнул Далласа. Когда Даллас подошел, то увидел ребятенка лет 12 с куском хлеба в одной махонькой ручке и шашлыком бекона в другой.
  -- Что за урод сотворил такое над ребенком, какой ублюдок так мог развлечься. Бедный ребенок воровал потому, что хотел есть. А он - это чудовище, убил его.
   Большие зеленые мухи летали вокруг тела мертвого ребенка, ползали по белкам широко открытых от страха глаз, по запекшейся крови на губах. Руки его были раскинуты в сторону, шотган разодрал его грудную клетку на части. Черви уже начали, есть это тело. Зловонный запах распространился бы быстро, если бы не очистительное действие радиации и солнца.
   Боль нестерпимая боль в сердце, жжет, мешает дышать. Ненависть порождает ненависть. Война ее зловонное дыхание более всего опасно для неокрепшего тела ребенка. Дети не могут себя защитить в полной мере.
   Сулик и Даллас похоронили тело изуродованного ребенка и отсалютовали на прощание хорошей очередью из всех орудий.
  -- Теперь со спокойной совестью можно объявлять войну, - произнес воинственно Сулик. Смерть! Смерть бандам пустыни! Мы убьем их всех, как бешеных собак! - громче ветра крикнул Сулик и автоматы вновь отстрекотали реквием по душе убиенного ребенка.
   Но наши друзья снова отправились в путь. На поиски все более и более захватывающих приключений.
   Они - эти "Воины Света" без позора готовые умереть за других. В глазах Фанатизм, в руках "Святой Меч Правосудия"! Они не знали, что их ждет впереди, но смело шли вперед!
  
   Сан-Франциско.
  
   Даллас и Сулик подошли к Сан-Франциско, издали этот город выглядел, как гетто китайцев со своим пирсом и баржей, если бы не огромный Дворец Императора Ши и не Шатл Хаббологистов. При ближайшем же рассмотрении, оказался очень красивым и интересным.
   Да, можно сказать, что Фриско - большой и живописный город, хотя у каждого свое мнение о нем. Сам Даллас так не думал, ему не было роднее места, чем Арройо.
   Вот, наконец, парни прошли через ворота Сан-Франсиску, крупные буквы на входе, казалось, оповещали об этом на весь мир, ее трудно было не заметить: "С-А-Н-Ф-Р-А-Н-Ц-И-С-К-О". И прямиком направились к нейрохирургу, его вывеса сверкала на главной улице солнечными бликами,
   Даллас, окончательно оправившись после операции и нескольких переливаний крови, решил все-таки снова "лечь под нож". После того, как он чуть не умер, первым его решением было стать более пуле- и осколконепробиваемым. Ибо он усомнился в своей неуязвимости. Стать живым "Терминатором", "Универсальным солдатом", вот было его желание.
   Скелет из титанового сплава. Вместо мышц, крепкие металлические поршни, быстрота которых измеряется миллисекундами. Мало, что из этого соответствовало реальной ситуации, но так, по крайней мере, Даллас думал.
   Врач-нейрохирург - доктор Фунг не стал разводить церемонии и сразу заявил, что ему нужна наличность.
  -- Как насчет 6500 монет, - предложил Даллас, доктор при этом про себя отметил: "Неплохое начало торгов, многообещающее".
  -- 9500 и ни центом меньше, - бросил доктор.
  -- Ладно, 7000 монет и мы в расчете, - согласился Даллас.
  -- 8000 монет будет компромиссным вариантом для нас обоих, - заключил доктор Фунг, и оба пожали друг другу руки, сойдясь на взаимовыгодной цене.
   Молча, наблюдая за торгами, Сулик крутил молотом в руках, изредка перекидывая его с одной на другую, при этом кости на его лице мелко подрагивали и издавали шуршащий звук. Он был пока доволен своими телесными возможностями, и делать из себя "Супермашину для убийства" не собирался. Но ему было интересно, что же сделают с Далласом? Что за болванка из него получиться?
   Доктор имплантировал Далласу боевую броню, притом не Марк II и не броню братства, а боевую броню. У него Даллас сделал четыре операции, первая стоила порядка 8 тысяч, вторая около 20 тысяч вечнозеленых, третья где-то 10 тысяч, а четвертая 48000 $. Все это прибавило сопротивляемости повреждениям всего на 5%.
   Он повторил те же операции и за те же деньги только для того, что бы быть более огнеупорным, и не поддаваться воздействию пламени. Так как "Огненные Геккосы"*(*Эти мутировавшие животные весьма опасны, так как выпускают огненную струю на расстояние до пятнадцати метров. Могут спалить человека заживо, несмотря на огнеупорный зажащитный костюм) самые опасные из всех ящеров пустыни, могли его подстеречь, даже у выхода из города, сразу за городскими воротами. Хотя Даллас, благодаря этой броне, и не стал Суперменом, но самомнения у него прибавилось. И он решил попробовать эту броню в действии, в "боях без правил Сан-Фран".
   После операции Далласу пришлось отлеживаться две недели в местной больнице, помогли суперрегенериурующие средства, стимулирующие рост клеток пакеты. Кожа заживала быстро. Но пиходилось делать все новые и новые операции. Все это время Даллас поводил не на больничной койке, он изучал информацию в компьютере Братства Стали. Там он нашел много интересного, как о Анклаве, виновном в смерти его друзей, так и самом Братстве Стали. Вот некоторые выдержки из этой информации:
   "...Внешне Анклав - лишь военная организация. Однако их уровень технологий говорит о том. Что у них есть доступ к передовым способам производства и исследовательскому обордованию. Таким оборудованием обычно обладают привительственные организации. Это позволяет предположить, что Анклав - это остатки местного или федерального довоенного правительства...
   ...Братство Стали - это полувоенная организация, цель которой является спасение человчества путем правильного использования технологий. Вся остальная информация - под грифом "секретно"...".
   Компьютер садержал еще множество исторической литературы, вплоть до древних монускриптов, а так же художественную литературу, на всех языках мира, так что Далласу было чем занять свои мозги, тем более, что современные технологии позволяли воспринимать эту информацию мгновенно.
   После выздоровления Даллас чувствовал себя, как латанный металлическими заплатами медвежонок. Лицом он стал похож на прямого потомка Франкенштейна. Ужасная морда с глубокими шрамами. Он заплатил доктору за еще одну операцию - пластическую. Ему уже было не обойтись без привязанности к слабому полу, который так падок на мужественную мужскую красу. После завершения всех операций Далласу все время казалось, что он вот-вот треснет по швам. Но он не отступил, от уже ставшего постоянным, желания испытывать судьбу, да и самого себя на прочность. Даллас все-таки решился на бой. В первую очередь это был бой с самим собой, со своими страхами. Даллас понял, что трусы и храбрецы очень похожи. Как теми, так и другими руководит одно и тоже чувство - чувство страха, жажда жизни, выживания любой ценой.
   Даллас пошел к Дракону одному из мастеров местной школы. Он был весьма, почитаем местными жителями, поэтому не сразу принял Далласа. Лишь убедившись в его честности и благородстве, он согласился его принять, ведь слухами земля полниться.
   Дракон дал ему шанс доказать свое умение сражаться на ринге. Ринг был в центре города, и туда собралось, как на праздник, много народу. Далласу пришлось снять всю свою амуницию. "Mortal Combat!" - объявил глашатай. "Mortal Combat!"
   Битва началась! Тайский бокс, кун-фу, карате, джиу-джитсу все, что Даллас так долго изучал в библиотеках Братства Стали, пока раны на его теле заживали, помог компьютер Братства, загружающий матрицу сознание за миллисекунды. Со всеми функциональными особенностями каждого вида боевого искусства записывался на подсознательную оболочку. День за днем Даллас открывал что-то новое. Это было просто потрясающе. Наконец-то ему пригодилось это, он знал каждое движение каждый удар, но сейчас ему предстояло проверить свои боевые качества на практике.
   Удар посыпались на него и справа и слева, он не знал, куда от них спрятаться. По началу оборона была вялой, но он управился с теорией и взялся за ум.
   Карты сданы, придется играть. Даллас бросился вперед, его руки сомкнулись на шее борца. Но противник, не растерявшись в свою очередь, схватил Далласа за костюм убежища, крутанул вокруг себя и бросил его к канатам так, что Далласа сразу же откинуло назад, он упал навзничь. Силясь встать, он выкинул вперед ноги, но его тут же отбросило ударом пятки в подбородок. Противник вонзил локоть в плечо Далласа, вложив в этот удар всю массу своего тела, дикая боль отразилась во всех нервных клетках Хоакина. Резкий удар кистями по шее и боксер в шоковом состоянии, этого достаточно, что бы возобновить нападение, главное - точность и быстрота. Удар в челюсть не заставил себя ждать, а когда противник пошатнулся, локоть в висок, привел к небольшому нокдауну. Но свалил его только короткий прямой удар в солнечное сплетение и в уже и так сломанную челюсть.
   Толпа требовала брутальности. "Убей, убей, убей ...!" - кричали они.
   Даллас схватил, приходящего в себя борца за шею. Несколько долгих секунд оба не шевелились - и как только противник попытался встать на ноги, опираясь на канаты, Хоакин повис у него на шее, пока не раздался треск, еле различимый в шуме толпы. "Всего лишь самозащита?!" - как бы сам себе задал вопрос Даллас. Противник с неестественно вывернутой шеей медленно сполз на землю, слегка подрагивая всем телом и подпрыгивая на канатах. Повязка на лбу, светилась красной надписью: "Я слишком плохой, чтобы умереть!" Похоже, этому пророчеству не суждено было сбыться. Даллас знал, что у него впереди еще долгая очередь из шести высоко профессиональных бойцов кун-фу и тайландского бокса, включая и мастеров школ - гуру в своем деле, поэтому он берег силы.
   Мертвое тело бедолаги, так и осталось лежать на сухом песке ринга. Ловко перебравшись через канаты, на площадку вышел новый боец, он был опытнее первого, но, несмотря на это, Даллас решил не тратить силы понапрасну. Преимущество внезапного нападения - он эффективно использовал его, один рубящий удар носком правой ноги с разворота по горлу, и противник упал полуживой, держась за горло и жадно хватая воздух. Его и первого оттащили с ринга, что бы освободить путь для других борцов.
   На ринг вышел действительно опытный боец, глашатай долго расхваливал его перед публикой, но ведь это были лишь слова. Уклонившись от двух первых ударов, Даллас сумел оценить противника и его подготовку. Не стоило быть слишком беспечным, но не стоило так же калечить нападающего. Даллас был уже сыт кровью сегодня. Поэтому он применил приемы каратэ, отбивая удары предплечьями и постоянно оттесняя противника назад, пока тот не уперся в угол ринга.
   Как только боец почувствовал спиной канаты, его глаза заблестели. Он вложил всю свою силу в мощный удар в челюсть Далласа. Человек в костюме под номером тринадцать ожидал чего-то подобного. Он сначала присел, а затем распрямился вверх, чуть отклонившись в сторону и перехватив рукой ногу, и с силой отбросил противника назад так, что тот стукнулся лбом об землю, беспомощно вытянув руки по швам. На лице его застыло удивленное выражение. Но встать он уже не мог, или не хотел. Видимо страх за собственную жизнь сковывал его.
   Бойцы уже побаивались Далласа, урок смерти первого из них, не прошел даром, он страшной картиной стоял перед их глазами, но они были профессионалами, поэтому следующий из шестерых вышел на ринг. Его глаза светились внутренним огнем, это подогревало его храбрость. Даллас не в чем не был уверен, но он четко знал, что ему нужна победа иначе выбор только смерть, толпа скандировала, доктор и Сулик, стояли и молча смотрели.
   Солнце высоко в небе, жизнь бьет ключом. Даллас вступил в смертельную схватку. Удар ноги. Противник сшиблен с ног, поднялся кувырок через себя и вот он уже опять на ногах и, сделав умопомрачительное сальто, он уже на шее Далласа, кувырок и все тело Далласа три раза перевернувшись в воздухе, падает на землю. Противник уже уверен в скорой победе, но Даллас не таков. Он подымается и подходит, к ликующему и подбадривающему толпу бойцу, и бьет его, когда тот разворачивается, в солнечное сплетении. Ударом ноги противник сбит с ног, но все же поднимается. Даллас наносит очередной удар ногой, по подбородку, со стороны кажется, что удар легкий, почти ласковый, но на самом деле он вполне мог раскрошить челюсть. Боец переворачивается через себя и падает спиной на канаты. Его голова качается из стороны в сторону как маятник, похоже, он потерял сознание, но нет, встает. Он снова вступает в бой подходит и бьет Далласа в грудь один удар второй, третьей, Даллас пытается блокировать удары, но противник наступает все с нарастающей силой. Казалось, силы должны были покинуть его, но нет, он ствол сильнее и быстрее, Даллас удивлен и почти сломлен. Но вспоминает, какова ставка поединка, и это спасает ситуацию. Он отступает на шаг в сторону и направляющим ударом ноги отправляет противник в дальний угол ринга. Кувыркнувшись пару, раз через себя боец ударяется о канаты, но тут же вскакивает и, встряхивая головой, так что пот летит с длинных волос и с лица китайца. Он, видимо, собирается с силами и снова кричит, ища поддержки у собравшихся, свой победный клич.
   Даллас разбегается и одиним точным ударом ноги между глаз отправляет противника в нокаут, тот долго лежит без сознания. Толпа ликует и скандирует: "Избранный! Избранный! Chosen One! Chosen One!".
   Еще одна победа из шести, которую ему нужно было одержать.
   Смерть близка сейчас, как никогда, но Даллас научился вводить себя в состояние транса, когда практически не чувствуешь, боли сознание отключается и работает только подсознание. Тело фиксируется, только ноги и голова практически не контролируются. Быстрота времени замедляется и кажется, что он Даллас движется быстрее времени. Обгоняя секунды. Начинает казаться, что он предвидит каждый шаг противника, читая это, в его глазах анализируя его медленные почти черепашьи движения. Если бы не это, он мог не пройти это испытание и просто умереть прямо на ринге от гипперусталости, но подсознание включило какое-то второе дыхание его организма. Он и сейчас уже думал, что все сил нет. Но как только включилась эта подсознательная сила, это чувство ушло, не покинув и следа в его голове. Древние мудрецы обладали этим знанием, он случайно наткнулся на этот глодиск в библиотеке братства. Он ценил старые книги, написанные до войны, но эта была, настолько старой, что сохранился только ее компьютерный вариант на неизвестном языке, Даллас долго икал переводчик в архивах системы. В этом трактате содержалась подробная информация о состоянии боевого транса, входя в который человек не чувствует боли. Он действует по заученным тысячу раз движениям автоматически на бессознательном уровне. В случае Далласа информация искусственно проецировалась на подсознание, так что ему не нужно было проводить утомительные ежедневные тренировки. Информация практически за доли секунды попала к нему в мозг. Он взял короткий перерыв, да, похоже, и Дракон не спешил, Далласу никак не могли подобрать следующего противника. Ни кто не хотел стать калекой или умереть. Сильных бойцов хватало, в конце концов, сам Дракон мог бы выйти на ринг, но его ученики не позволили бы ему это.
   Все-таки находиться храбрец, который решается вступить в поединок. Его лицо невыражает абсолютно никаких имоций, но кажется, что он полностью уверен в себе в отличие от его мастера - Дракона, который уже явно растерян под влиянием всего произошедшего. Ведь, как гласит старая восточная мудрость: "Полностью уверен в себе ученик, а мастер всегда сомневается".
   Он победно вскидывает руки, желая себя уверить в предстоящей победе, он видит, как истощен Даллас, затем что-то шепчет Дракону, тот кивает. Боец улыбается. Повязка на его голове - красное с черным, развевает свои концы на ветру. Его легкий костюм, не затрудняющий движений, совершенно не мешает ему выделывать акробатические па - это на публику, и чтобы лишний раз увериться в собственных силах.
  -- Пусть, Дракон, будет столь же мудр, как наш учитель Конфуций.
   Парень поклонился ему в приветствии, Даллас ответил тем же.
  -- Я тебе преподам истинные уроки Кун-Фу, дикарь!
   С этими словами боец бросился вперед рассекая воздух. Даллас встретил эту атаку достойно, отразив одним взмахом кисти кулак. Дальше все было как во сне,он как бы лениво отражал все удары противника при этом в его теле практически не чувствовалось ни капли напряжения. Он ловко парировал, сначала двумя руками, а затем одной. Противник не скрывал удивления, затем последовал мощнейший удар в грудь и молодой уверенный боец отлетел в другой конец ринга, но тут же встал и бросился вперед, последовала та же последовательность ударов, которые попадали в пустоту. Боец начинал злиться, как немытый дикарь может так позорить искусство его предков передаваемое из поколения в поколения тысячелетиями, ему было невдомек , что Даллас пользуется тем же искусством, которое Великий Брюс Ли предал, белой половине человечества, взяв себе в награду только славу и бессмертие.
   Последовал еще один удар в грудь и еще один, и еще, пока боец не выбился из сил и не упал на песок, жмуря глаза от яркого солнца. Он тяжело дышал и уже не мог подняться, так устал. А Даллас, как будто был на вечерней прогулке - с него не капало, не капли пота. Лишь костюм убежища взмок, но не от перенапряжения, а от жары. Казалось, у Далласа нет нервов, китаец упал, учащенно дыша. Он сдался и не мог подняться - ему помогли уйти с ринга, хотя Даллас, и ударил его всего пару раз, но выглядел он, как побитая собака.
   Толпа была ошарашена тем, что только, что произошло. До этого такого они еще никогда не видели. Да и сам Дракон - мастер Кун-фу, еле сдерживал удивление.
   Но тут Даллас падает, теряя сознание, доктор и Сулик, первые подоспевшие к нему, подхватывают его.
  -- Вы захотели убить себя таким напряжением молодой человек, - говорит ему доктор.
  -- Нет, просто мне нужна победа, как воздух.
  -- Сейчас бы вам действительно не помешало немного воздуха. Все разойдитесь, дайте пространство, иначе он задохнется. Идемте, вы его друг - обратился он к Сулику. Вы поможете отнести его в больницу, помогите мне кто-нибудь.
  -- Мне нужно отдохнуть бойцы были действительно сильны, - после чего Даллас в течение недели восстанавливает силы, он действительно смертельно истощен. Так что доктор не престает повторять: "Mortal combat! Mortal combat! Mortal combat! Какой ерундой страдают иногда эти молодые и излишне горочные люди".
   Он осмотрел Далласа и мудро заключил:
  -- Постельный режим в течение двух дней не меньше. Только тогда вы сможете восстановить свои силы. А пока отдыхайте я подключил аппарат искусственного дыхания и капельницу. Не волнуйтесь за все уже уплачено ваш друг за все заплатил он на редкость щедрый человек. А пока спите...
   "Конечно, щедрый, ведь деньги не его!" - подумал про себя Даллас. И медленно стал погружаться в бессознательность сна.
   Опять долгий и напряженный сон?! Ему снилось всегда прошлое или настоящее, и никогда будущее, он не мог знать почему. Но на этот раз все было иначе.
   Опять ему снился шаман. Он просил его о помощи, умолял найти GECK, ведь племя медленно погибает, где там, на Севере оно нуждается в твоей помощи избранный. В
  
   Отдаленно доносился голос Старейшины. Где-то совсем рядом, может даже за спиной слышался голос шамана Хакуина, но это не всё. Вокруг закружились в диком танце люди в набедренных повязках. Они танцуют над его телом и поют песни, смеются. Кажется, они знают всё о нем. Они вспоминают все, что он делал не так. Хоровод лиц кружился у Далласа в сознании, он узнавал в этих лицах свою тетю, своего двоюродного брата ....
   В голову Далласа явственно начали приходить мысли: "Я не тот за кого себя выдаю! Я не Избранный! Я не тот в кого поверили люди из племени! Я не оправдал их надежд!". В глазах потемнело, когда старый шаман упрекал Далласа, что он забыл о своем племени. Даллас словно не отрицал своей вины: "Я знаю, что виноват, я знаю, что мне не прожить с такой тяжестью на душе, я знаю, что во мне ошиблись. Я сам в себе ошибся и разочаровался. Я не мог устоять перед соблазнами современной жизни. Всё, что меня интересовало это деньги, женщины и алкоголь. Я забыл о священном обязательстве, но все еще можно исправить. Ведь ты будешь молиться перед богами, ведь так?" - спросил он шамана. "Ведь так!"
   "Да!", - ответил шаман: "Но, помни, сынок, времени осталось мало!"
   "Я, наконец, близок к цели я узнаю, где находиться убежище N13, я слышал, что где-то на севере есть Город Убежище может быть это и есть убежище N13, я обязательно его найду. Я все исправлю".
   Круг мыслей, хоровод лиц - всё смешалось в кучу.
   Какой-то голос нарушил его сон. Это был СУЛИК. Он дернул Далласа:
  -- Ты кричал во сне, что с тобой?
  -- Знаешь, дружище, мне приснился сон, он был практически реален. Ведь я совсем забыл о главном, о спасении своей деревни. Мне снился Хакунин, он напомнил мне об этом. Жители моей деревни обещали проклясть меня, если я не принесу GECK. Я многое понял за эти несколько часов. Я знаю, что если я не помогу своей деревне то уже никто не поможет.
   Сулик понимающе смотрел на своего друга, но вспоминал совсем другую деревню. Он вспоминал ту деревню, где он родился, где жил, ту которую спалили работорговцы во главе с Мецгером, он вспоминал свою сестру. О, жестокая судьба! О, неумолимый рок! Небеса сжальтесь, боль в закостеневшем сердце Сулика так же кровоточила, как и у Далласа. Он помнил все, он хотел найти сестру, это стало целью его жизни, ведь он так ее любил. Он помнил ее беззаботный смех, когда в деревне было полно еды ее маленькие и теплые ручки, шаловливо дергающие его Сулика за его кости. Боль терзала сердце жизнь, это боль бесконечная боль и кровь. Сейчас только эти радостные воспоминания могли успокоить эту боль.
   Тут вошел врач, и нарушил гнетущую тишину:
  -- Что ж я вижу вы, наконец, выбрались из больничной койки такое чувство, что на вас миллион шрамов, когда я вас оперировал в первый раз, то удивился, но сейчас, когда я видел какие шутки, вы шутите со своим здоровьем, я ни чему не удивляюсь. Вы действительно отчаянный храбрец, пройти такое испытание, которое вы прошли, может только сильный человек. Мне было приятно познакомиться с таким человеком как вы.
  -- Бросьте, доктор, за чем я просто человек не стоит мне воздавать такие почести, поверьте мне, я их совсем не заслуживаю. Вы совсем не знаете меня. Лучше расскажите о происхождении вашего города я уже в какой раз приезджаю сюда но до сих пор не знаю его историю.
  -- Я знаю достаточно, молодой человек, поверьте, мне я хорошо разбираюсь в людях. Вы хороший человек. Это сразу бросается в глаза! Хорошо, я расскажу вам о нашем городе. Мы живем здесь, потому что мы потомки экипажа атомной подводной лодки, названной "Ших-Хуангти" - "Великий Потоп". Когда ракеты попали в нее бортовые системы отказали и мы несколько дней скитались в слепую. В конце концов нас прибило к берегу. Мы оказались рядом с развалинами Сан-Франциско. Большая часть города была разрушена во время войны. Нам пришлось воссоздать общество из тех немногих выживших, кто добрался до города. Мы отстроили город из того, что смогли найти, и унас есть ученые и технологии, которым позавидывал бы весь остальной мир. Мы отстраиваем цивилизацию... Вы сами можете оценить все своими глазами. Знаете, у нас все очень хорошо, за некоторым исключением, но не хотел бы я, чтобы вы сейчас вызывали на бой того негодяя.
  -- Какого негодяя, о чем вы, доктор?
  -- Как вы еще не знаете, вы не знаете? Вам Дракон еще ничего не рассказал? О, боже, я, кажется, сболтнул лишнего.
  -- Рассказывайте, доктор, не таите от меня ничего.
  -- Но дело в том, что я не могу. Вам должен рассказать Дракон поговорите с ним.
   Даллас, плотно позавтракав, ведь он столь долго спал, отправился к Дракону.
   Войдя в залитый солнцем тренировочный зал, Даллас увидел по-утреннему свежее и пышущее здоровьем лицо Дракона.
   Поприветствовав друг друга по тайски, Дракон сложил руки у груди и сделал наклон. Даллас в точности повторил те же движения.
  -- Теперь я могу признать, что ты достойный боец, ты можешь получить звание мастера нашей школы с и такими способностями, но пред этим у меня будет просьба к тебе. Мастер конкурирующей школы Ло Пан - она находиться в другой части города, не чист на руку. За ним водятся нехорошие дела, его подозревают в связях с преступными группировками, не мог бы ты вызвать этого человека, ведь он запугивает весь город, кроме того, его подозревают в продаже наркотиков, он продает их всем, в том числе и детям. Если ты вызовешь его, весь город будет тебе благодарен, а я лично дам тебе звание мастера нашей школы.
  -- Твои доводы убеждают, Дракон. Хорошо, ты уговорил меня, я вызову на бой этого человека. Я схожу к этому человеку Ло Пану и брошу ему вызов. Я сделаю так, что он не сможет отказаться.
  -- Спасибо тебе Великий Воин все будут тебе благодарны!
   Даллас пошел на другой конец города, где разговор мог привести только к одному к драке Даллас специально, говорил нарочито надменно, высокомерие прямо-таки светилось на его лице.
   Мастер школы Ло Пан не мог выдержать такого напора, он первый вызвал Далласа на бой:
  -- Ты сам напросился, чужак! Не думай, если ты побил этих пятерых слизняков, то справишься со мной! Тебе не поздоровиться.
  -- Твои угрозы пусты, как воздух покажи, что ты умеешь на ринге или здесь.
  -- Твой язык заставит, в конце концов, пойти не крайность я убью тебя. Твоя смерть будет очередным доказательством силы моей школы.
   Удар Гонга и бой начался.
   Мастер оказался не столь силен, как говорил или это Даллас столь сильно изменился под воздействием эффективной терапии. Но факт остается фактом, Даллас побеждал. Их руки скрещивались почти незаметно для обычного глаза, атаки были стремительными. Даллас разил своего противника, как оса. Точечными ударами, разрывая мышцы и причиняя нечеловеческую боль. После очередного удара противник на секунду замер и зарычал как раненый зверь.
   Даллас был настолько сконцентрирован на ударах, что не заметил, что Ло Пан выхватывает автомат, но когда заметил, то было уже поздно. Он увернулся от трех пуль, но четвертая все-таки задела его плечо, но раны не было, скорее это была царапина. Даллас одним движением руки перекинул автомат в свои руки, это он сделал легко. Он уже знал, что такое момент инерции. И лишь слегка крутанув оружие за рожок, перебросил его в свои руки, и тут же ударил им Ло Пана по виску так, что тот осел на землю и кровь полилась у него из ноздрей и рта.
   Все было кончено, Ло Пан был мертв, только сейчас Даллас понял, что он действительно Избранный. Его приветствовала толпа многие были счастливы, что Ло Пан мертв, но среди этого веселья были и грустные лица. Это были ученики Ло Пана, которые еще долго будут грустить о его смерть, ведь потерять учителя, даже если он был последним дерьмом на свете совсем не легко.
   Далласа понесли на руках его приветствовал весь город.
  -- Теперь Вы наш почетный гражданин, Вы всегда будете желанным гостем в нашем городе. Весь наш честной народ благодарен Вам, - произнес спич один из рядовых граждан.
   Когда Далласа приподняли и начали бросать, то он хорошо рассмотрел шатл и танкер далеко у моря при этом его сердце сильно защемило, он еще не знал почему, но образы пришедшие к нему прошедшей ночью, как-то были связаны с этим.
   Далласу жаль было расставаться с этим городом, но он помнил о том, о чем его просил Шаман во сне. Время не ждало нужно было торопиться найти GECK. Он узнал, что где-то далеко на севере есть убежище, Даллас торопился туда, он хотел найти, то убежище.
   Они закупаются в Местном магазине "8-ом летящем Драконе". Хозяин магазина Лао Чоу рассказывает забавные истории, Даллас слушает его "одним ухом", его мало интересует то, что происходит в городе.
   Но одна фраза ему запомнилась: "Вы ищете GECK, а не пробовали искать его в старых Убежищах? Ходят слухи, что они полны тайн и технологий прошлого".
   Со сноровкой, уже по вошедшей вправило, Даллас крадет свои деньги, которые только что отдал хозяину магазина, скорее не из-за не хватки наличности, просто - сила привычки! Настолько она крепка! Он делает это, почти не осознавая где-то на уровне костного мозга, кажется, его пальцы живут своей жизнью.
   Потом он заходит еще в магазин "Красные 888 Пушки", где заправляет лысый китаец Маи Да Чианг. Закупившись большим количеством патронов, он выходит из магазина Сулик ждет на улице на нем опять сверкает Анклавовский доспех, солнце яркое оно почти всегда яркое в этой части света, ведь радиоактивную зиму пережили еще его далекие предки в 13-ом Убежище.
   Легкий ветерок с моря нес прохладу, здесь было хорошо не то, что в пустыне. Но им нужно было отправлять, Сулик помог Далласу сложить оружие и боеприпасы в багажник и на заднее сиденье. Авиационный пулемет весело поблескивал, глубоко вжимая заднее сиденье Хайвеймана. Даллас помнил какую помощь, оказал этот здоровяк в руинах старого Фриско. Он не забыл это и поэтому отвел столь заслуживающему пассажиру, почетное место. Да, не удивляйтесь, что Хайвейман очутился чудом в городе, ведь пока Даллас, по привычке, отлеживался и залечивал раны, Сулик успел отогнать машину с новыми атомными батареями в город.
   В пустыне сейчас, небось, не меньше 50 по Цельсию, Сулик включи охлаждение в своей броне братства.
   Он только, что примерил свою новую броню. Они ее купили здесь в Сан-Франциско. Она ему подходила, как нельзя лучше, ведь он сам специально улучшил ее у Хаббологистов заплатив неплохие деньги - 10000 монет, местному "живодеру", ученому- программисту Хаббологов.
  -- В этой новенькой броне ты смотришься, как пехоты на параде, - пошутил Даллас.
  -- Зато на твоей сотня и одна вмятин и трещин, - не остался в долгу Сулик.
   Но ведь была и другая броня братства та, что теперь мирно покоилась в багажнике. Они давным-давно взяли ее здесь в местном отделе Братства в Сан-Франциско. Она многое помнила, так же как и они, наши друзья многое пережила. Ее еще, когда Даллас носил, хорошенько потрепали в переделке. В той самой переделке, где они встретились с патрулем Анклава, живыми ушли только Сулик и он, Даллас. Остальные погибли Даллас помнил это у него остался зуб на Анклав, хоть и был одет в их боевой энергодоспех, но это никак его с ними не связывало. Он помнил, как они с улюлюканьем гнались за Далласом и Суликом по пятам, пока не потеряли след, Он помнил, как они без особой жалости прикончили Вика и Мирона. Он никогда не забудет этого, Конечно между друзьями всегда были разногласия. Он помнил, как Сулик часто перебранивался с Виком, он считал Вика слабаком, впрочем, как и Мирона, но не любил Вика почему-то больше, но даже Сулик возненавидел Анклав после того случая, быть может, брань, которой он щедро одаривал Вика, была особой статьей в их дружеских отношениях. Ведь так бывает когда люди слишком долго, враждуют и знают друг друга, как свои пять пальцев их вражда перерастает, в конце концов, в крепкую дружбу хоть это и не разглядишь не вооруженным глазом. Так было и с ними, как иногда Далласу хотелось вернуть те самые вечера. Да, ведь это и не было так давно, а кажется, что уже вечность прошла с тех пор. Даллас не забыл и киберпса, который так забавно чесал несуществующую шерсть на своем металлическом панцире. А как он иногда поскуливал на звезды и мешал всем спать. Сулик в него обязательно кидался чем-нибудь в таких случаях, да эти воспоминания словно бередили старые не заживающие раны...
   Эти мысли так и лезли в голову, пока Даллас вел машину по жаркой пустыне, и всматривался в залитый маревом горизонт.
   Жара не спадала, Даллас с трудом мог вспомнить день, когда она спадала, хотя бы немного, дождь был, как чудо на этой объятой адским пламенем земле.
   Впереди простиралась пустыня Мохаве - особо зловещей место в Калифорнии, самое жаркое и пустынное из всех, какие существуют на земле. Солнце не оставляет тут ни единой капли воды.
   Что и говорить, ведь известная всем Долина смерти - лежит на северо-востоке отсюда, совсем недалеко. И все же какие-то крохи жизни держаться в этом Богом забытом радиоактивном пекле. Темнота ночи не принесла прохлады. Даллас и Сулик остановились, чтобы заночевать. Сон не шел, по началу они разговаривали, попивая чай, купленный в Фриско. Боевая броня мирно покоилась в Хайвеймане. Потом Сулик заснул и Даллас пошел к Хайвейману, порылся в багажнике включив фонарик на атомной батарейке, достал стопку книг и лампу дневного света. Он закрепил ее на руле, а затем мирно уселся на землю, прислонившись спиной к еще теплому после дневного зноя, и шершавому борту Хайвеймена. И стал меланхолично перелистывать старый выпуск журнала "Guns&Bullets" лампа дневного света свисала из салона машина, давая обильное освещение, ее мощность вряд ли как-то сказывалась на разрядке атомных батарей. На самом деле, ничего нового из него почерпнуть он уже не мог за долгое время пользования оружием многое втемяшивается в голову и проделывается на уровне подсознания. В самом деле, как ему может помочь рекомендация по чистке оружия?
   Он сейчас даже не помнит, когда прочищал свою любимую Гауссовскую винтовку, но у него есть твердая уверенность в том, что он безукоризненно вычищен, перебран и смазан. Должно быть, Даллас сделал это левой рукой, пока вел машину...
   Он перелистывал книги от нечего делать, свет мешал Сулику не смотря на то что лампа, как и сам Даллас были по другую сторону машины. Даллас тихо перелистывал страницы книг повторенье мать ученья не смотря на длительную практику с оружием и механикой он все-таки успел кое-что подзабыть.
   Покончив с двумя толстенными томами "Механики", Даллас взял толстый том "Вычислительной Техники", ему всегда было интересно повозиться с ПИП-БОЕМ. Это техника его увлекла, он старался с каждым разом узнать что-то новое о ней, поэтому он был рад каждой книге, случайно найденной где-либо. Ему так не хватало образования.
   Понимание того, что знание сила к нему пришло сразу. Он видел, какую фору дают высокие технологии тем кто умеет ими пользоваться. Поэтому всегда стремился совершенствовать свои знания. По мере сил и возможностей. Что ж ему это удавалось. Конечно, он не мог похвастать энциклопедическими знаниями. Но все же какой-тоопределенно неплохо поставленный интеллектуальный инструмент у него был.
   Да, и практика обращения с вычислительной техникой давала о себе знать, за плечами был компьютер Братства Стали, и, конечно, многолетнее общение с ПИП-БОЕМ, маленький друг, как его называл Даллас. Накопленные знания он стремился как-то передать друзьям, в какой-то мере это удалось, ведь каждый день плечо к плечу привел к тому, что они стали похожи. Манера разговора, словеса общие, в общем, срослись друзья. Некоторые любят родственников, а некоторые друзей, но у каждого по разному. Даллас любил друзей...
   Родственниками у Далласа были тщедушная, злая тетка и Старейшая, хотя он и не знал, что она его мать.
   Сулик, дремавший до этого времени, открыл глаза, зевнул и начал складывать ветки для костра. Черные, слегка обугленные деревца хорошо горели в костре.
   Даллас решил помочь, подбрасывая в догорающий костерок дрова, он с удивлением обнаружил, что держит в руке гладкую доску с торчащим на ее конце гвоздем и отрывком клейма "USA ARMY EQUIMENTS...".
   Разговоры ни о чем, прерывались долгим молчанием, первым заснул Даллас, он крепко сжимал в руке Винтовку Гаусса, его сон, как и раньше, чуток, каждый шорох за ближайшим холмом заставляет его слух напрячься. Да, все его чувства обострились, как у хищного зверя, да и жестокостью он не уступит ни одному зверю, но все-таки он человек, просто пустыня диктует свое и приходить бороться за жизнь. Годы странствий изменили душу Далласа до неузнаваемости. То, что он счел бы жутким ночным кошмаром еще год назад, сегодня для него было не более, чем обыденное зрелище.
  
   Звезда.
  
   Ночь яркими искрами рассыпала по темному небу звезды. Медленное мерцание далеких светил успокаивало и расслабляло. Тоненькая линия протянулась с неба и скрылась за горизонтом, метеорит или выработавший свой ресурс спутник. В глубокой, необъятной тишине звездной ночи тихо тлели угольки костра, и слышалось сонное дыхание Сулика. Прохладный после Пустыни ветерок шевелил кроны карликовых деревьев и сосен. Глубокая всеобъемлющая тишина уснувшего старого мира и степенный полет светлячков над пожухлой травой, были нарушены треснувшем в очаге угольком. Звездный купол был готов перевернуться и засосать в свои необъятные загадки и глубины. Даллас, наконец, отровал взгляд от мигающего экрана монитора ПИП-БОЯ.
  -- Видишь вон ту звезду, - длинная рука вытянулась в сторону висящего на горизонте голубоватого шара, намного превышающего размером другие звезды.
   - Ты про вон звезду? По ней, как и по что у основания ковша самая яркая и по ней очень хорошо ориентироваться. Потому что она никогда не смещается и указывает четко на восток.
   - Звезда? До чего же мы упали. - Он с вздохом лег на свою постель. - Какие мы все-таки дикари!
  -- Ну ты тоже скажешь дикари, - парировал Сулик.
  -- Да именно дикари, - твердо сказал Даллас. - Все, все постепенно теряется, все забывается. Скоро даже те крохи знания, которые мы имеем, уничтожит песок, радиация.
   Он помолчал, думая о чем-то своем. Сулик не сбивал его с мыслей, просто лежал и смотрел на голубой шар звезды.
   - Ты не прав, Сулик. Это "МИР-2", если судить по данным ПИП-БОЯ, самая большая космическая станция в истории человечества находящаяся на стационарной орбите. - Он поднял руку, чертя в ночном небе невидимые мне узоры. - Никакая не звезда. Просто последняя попытка людей договориться о мире, сделав что-то сообща. Двадцать пять километров металла, керамики и пластмассы. Тысячи человек экипажа, десятки посадочных шлюзов, ядерный реактор, только что разработанная система искусственной гравитации. Из этого так ничего и не вышло. Война вспыхнула с новой внезапной силой и о "Мире", как-то забыли. Кому было вспоминать об экипаже в консервной банке, когда на планете разгорелся такой пожар? Теперь до окончания веков она будет сиять на небосводе, а наши потомки будут называть ее звездой, или придумают еще какое-нибудь название. Грустно. Все теряется, все забывается. Да, это довольно грустная история. Они все погибли. Реактор будет еще долго работать. На станции будет свет, все также компьютер будет корректировать ее работу, но воздух и еда..... Корабли перестали подходить к ней. А тех, которые были в это время пристыкованы, на всех не хватило. Голодная смерть или смерть от удушья. Какая разница? Они еще долго смотрели в иллюминаторы, сходя с ума и взывая к Земле о помощи, а потом к звездам о смерти. Но звезды плакать не умеют.
   Холодный синий шар, что сиял на горизонте, постепенно тускнел на глазах.
  
  
   Военная база "Марипоза".
  
   Военная база из первой части Fallout'а, находится к востоку от Фриско к западу от НКР.
  
   Колеса машины вращались вместе с грязью на литых дисках, как шарик на рулетке. Было здорово мчать с огромной скоростью по пустыне, скорость грела кровь, адреналин кружил голову. Как ракета Хайвейман рассекал пустынные просторы Мохаве, Сулик был штурманом этой автогонки за жизнь Арройо, и похоже никудышным, потому что они сбились с пути. Впереди показались развалины какой-то грандиозной постройки, Даллас удивился, он не слышал ни от кого в Фриско, об этом месте. Он поспешили выбраться из удобных кресел Хайвеймана, чтобы осмотреть это место, как только Даллас вылез, автомобиль как будто немного подпрыгнул вверх - отяжелел герой за время пребывания в Сан-Франциско.
   Вокруг были палатки на первый взгляд самые обыкновенные - жердины, скрепленные жилами браминов, составляющие каркас сооружения, были покрыты шкурами тех же браминов, но что-то показалось мне неестественным, нечто неправильное почудилось мне в этих шкурах. В планы не входило где-либо останавливаться, но это место не могло не заинтересовать...
   Как только друзья начали приближать к воротам из проволоки неизвестно откуда появилась свора псов - стая, облюбовавшая себе заброшенный лагерь, выжившая в радиоактивной пустыне, наводившая ужас на всё живое в своих охотничьих угодьях, их глаза были бешенными и не внушали ничего хорошего с ними было опасно связываться ведь их было порядка 3 десятков, это внушало страх, но Даллас не раз был в таких передрягах поэтому не испугался он первый понял без выгодность ситуации и издали начал отстреливать псов,
   Псины тут же сорвались с мест и прыжками побежали к цели их языки свисали с них капала слюна, звериный оскал святящиеся глаза, пыль сыпалась в воздух из под лап шерсть дыбилась, , но Даллас был хладнокровен он методично отстреливал, одного пса за другим Сулик тоже не отставал Он взял в руки свой СМГ и переключив его на одиночные выстрелы не совсем метко но все-таки убивал, озверевших псов, бой был не шуточный ведь если псы доберутся до линии персонального контакта, то парням крышка.
   Вот шестеро вздыбленных псов уже добежало до цели первый же из них опрокинул Сулика на землю, тот не испугался и вытащил свой нож и перерезал глотку псине. Собака взвизгнула и забилась в смертной агонии, так и не причинив вреда никому, остальные четверо уже успели ухватить Сулика кто за что, один за лодыжку второй за предплечье. Третий пытался добраться до глотки, Даллас все с тем же хладнокровием отстрелил двоих, что были в полуметре и пинком отбросил того, что пытался перекусить глотку Сулику, прозвучало еще три выстрела и собаки взвизгнув отправились в свою псовскую преисподнюю.
   Шум схватки утих, оглядевшись Даллас увидел, что пространство между пустыми палатками было завалено трупами одичавших собак. Все было заляпано кровью. Все было сделано за каких-то несколько минут. Больше, чем половина псов была убита точным выстрелом в голову или глаз. Меткость приходит в тренировках, не раз не переставал повторять Даллас.
  -- Кайф, какой сказал Даллас, мать твою Сулик, ты ведь тоже почувствовал это возбуждение.
  -- Хм, Даллас, кость тебя простит, но я чуть не лишился самого дорого, что у меня есть жизни. Он был прав ведь на них не было механизированной брони, сейчас они очень рисковали.
  -- Это ничего, Сулик, нормально! Теряешь сноровку, тебе повезло, что у меня сохранился обеззараживающий раствор. При первой же возможности нужно будет купить новый. Если бы развилась гангрена, ты бы остался без руки, - сказал Даллас, перевязывая рану и обильно вкалывая различные препараты.
  -- Я уже давно не мальчик, и знал, на что иду. Эта псина прыгнула на меня когда я отстреливал другую, что бежала рядом. Хорошо, что я успел перерезать ей глотку.
  -- Ну вот, почти как новая. Осталось только вколоть тебе стимулятор и всё заживёт до заката, - заявил уверенно Даллас. Да, Даллас славный герой, но не все так думали. Хотя во многих уголках пустыни люди считали его желанным гостем. Хотя и немного странноватым, но желанным. Ведь какой нормальный человек в такое время будет оказывать бескорыстную помощь, и спасать жизни совершенно незнакомых людей. Но странное дело, как только он им помогал и избавлял от тяжкого бремени опасности, которое могло тяготить их годы, люди начинали по-другому относиться к окружающему и осознавать, что иногда можно и с помощью одного человека по-настоящему сильного и благородного, чтобы улучшить мир.
   После обильного выкалывания стимулирующих средств Даллас и Сулик решили, приступить к делу.
  -- Поперли к завалу нас ждет неизведанное. Может мы здесь найдем GECK?
  -- Они подошли к вагонетке, что стояла в центре двора огражденного нержавеющей проволокой.
  -- У нас был запас динамита, Сулик?
  -- Так... в машине.
  -- Поди принеси, а я пока осмотрюсь! Мы разворошим эту кучу, чертовски повеселимся! - улыбка сияла на его лице адреналиновое опьянение еще не прошло.
   Сулик отправился к Хайвейману, а Даллас пошел к сторожке, там он к своему удивлению нашел много динамита, сложенный лист и кассету с магнитной лентой, повезло.
  -- Любопытно, - сказал Даллас, взяв лист. - Похоже что он брошен совсем недавно. Бумага даже не успела сильно пожелтеть и ещё очень крепкая. Похоже на какую-то карту...
   Там же он нашел кожную куртку, слегка истлевшая, но все же пригодная для того, чтобы надеть. "Немодная!"- заключил про себя Даллас слегка ухмыльнувшись, в машине лежала дюжина новеньких кожных курток закупленных в магазинах Фриско одна из них сейчас красовалась на нем , но все-таки он помнил ту первую, которая была исполосована ножами, прострелена в нескольких местах родная вообще.
   Надо было плотнее осмотреть это место, здесь похоже много нужного и ценного, что можно было продать в Фриско. Так было решено, так было сделано.
   Даллас вышел из сторожки и крикнул:
  -- Сулик, не надо динамит присмотри лучше что-нибудь перекусить.
   Даллас решил порыться в палатках, которые были уже порядком истрепаны и истерзаны пустынными ветрами и занесены песком.
   Порывшись по закромам палаток, или как еще назвать эти пыльные "усыпальницы" первоклассного оружия, Даллас нашел много образчиков слегка поржавевших, но еще пригодных для использования. Сулик тем временем с увлечением разгребал барахло в другой палатке, ему было интересно посмотреть на старые засорившиеся со временем стволы, мать моя женщина, да там этого добра хватало бери не хочу и все дела, кто его знает, сколько друзья проторчали в палатках время летело незаметно. Все найденное в палатках барахло они свалили в груду.
  -- Сулик, я тут подумал, что есть смысл задержаться в этом лагере. Пип-бой смог считать информацию с глодиска, который я нашел в той будке. Похоже, что то разрушенное строение на востоке ничто иное, как старая военная база "Марипоза".
   На базу было решено двинуться утром, чтобы у Сулика успела зажить рана. Они остались ночевать в заброшенном лагере. Наутро Даллас рассказал интересную новость.
  -- Здесь может оказаться то, что я ищу, - просто ответил Даллас. Хотя даже, если это и так, здесь почти наверняка всё завалило, но мы попробуем рискнуть, кто не рискует, тот не пьет шампанского.
  -- Дух говорит, что за обрушенными камнями следует проход, - сказал Сулик.
  -- Я думаю, что, раз это военная база, то она строилась надёжно, а вглубь нас поведет Лифтовая шахта, ты ведь помнишь Сулик токсичные пещеры, что близ Кламата. Похоже, схема Военной Базы здесь такая же, но горы здесь нет, поэтому спускаться придется вниз. Вполне возможно, что если мы найдём проход, то мы сможем попасть на нижние этажи, не затронутые взрывом, будем уповать на везение, как всегда.
  -- Ладно, всё равно я с тобой, - ответил Сулик. Лишь только кость знает, что нас ждет впереди.
   Даллас и Сулик приступили к подрывным работам. Ведь внутрь базы можно было попасть только одним путем через головной вход, а он сейчас был завален. Пришлось воспользоваться тяжёлой железной вагонеткой, загруженной камнями, чтобы создать направленное воздействие. Сулик подобрал возле вагонетки металлическую трубу, а Даллас примастерил ее к вагонетке и стал приматывать к ней куском проволоки динамит. "Бомба на колесиках" - дал смешное прозвище этой конструкции Даллас. Оставалось только навести таймер и отправить, "бомбу на колесиках" в дальний путь, толкнуть ее рукой.
   На самом деле эта вагонетка была лишь шуткой двух идиотов, которым было нечего делать с таким количеством динамита. Но, кроме того, пришлось расчистить в четырех местах углубления и заложить активированные заряды, время на каждом было изменено в зависимости от отставания по времени, чтобы они смогли взорваться одновременно. Заряды сработали, раздался оглушающий взрыв. Всю территорию, и так покрытую камнями, забросало осколками гранита. Как только осела пыль, друзья дружною гурьбой направились к проходу.
   Заваленный камнями проход нашёлся быстро. Немного пришлось повозиться с его расчисткой, динамитные шашки, заложенные в основание, вызывали небольшие оползни в груде камней, практически не принося результатов. Остатки завала были легко расчищены с помощью дюжих рук, тем более усиленных энергодоспехами. Взяв в руки фонари, научно-исследовательская группа вступила в тёмный коридор.
  -- Сулик, - негромко обратился Даллас к товарищу, - будь наготове. В случае чего, не жалей боеприпасов.
  -- Зачем? - изумился Сулик. - Здесь же только крысы.
  -- Я не знаю, кому принадлежал этот лагерь, но в записи говориться про какой-то образец, хранившийся на этой базе. Люди, пришедшие его забрать, столкнулись с серьёзными трудностями и, отступая, взорвали выход. Вот кстати и один из них...
   Луч его фонарика упёрся в лежащее на полу тело, закованное в энергодоспех Анклава.
  -- ...анклавовец, - сказал Даллас, - опять. У них неплохое оружие и энергодоспех. Представляю, что здесь творилось, если они оставили после себя трупы.
  -- Дух говорит, они очень опасны, - добавил Сулик.
  -- Странные существа, - сказал Хоакин, - похоже, что они пользовались оружием, смотри, этот разрезан лазером. Из того, что я смог считать с магнитной ленты, я могу сделать вывод, что нам предстоит иметь дело с мутантами. Радостно, что не со Смертокогтем с пулемётом.
   Однако, никаких признаков жизни, за исключением крыс, им до сих пор не попадалось. Крыс убивали тихо, растаптывая тяжелыми саперными ботинками и добивая пинками, чтобы не создавать лишнего шума. Затем, пройдя несколько десятков метров по коридору, они наткнулись на старый генератор.
  -- Как думаешь? - спросил Даллас, показывая на генератор. - Можно его починить?
  -- Кость говорит, что нужно чинить эту машину. В темных водах темные духи, они бояться света и слепнут.
  -- Верно, ты говоришь, если здесь мутанты, то нам лучше, чтобы они были, как только, что родившиеся крысята - слепы. Недостаток света долгие годы, привел к тому, что они долгое время не смогут ничего видеть, - сказал Даллас.
  -- Что они тут жрали, эти крысы? - удивленно сказал Сулик.
  -- Мертвечиной, скорее всего, живились. До чего же живучие твари.
  -- Да может себе подобных загрызают, а некоторые наверняка уничтожают даже свой помет, уродство, - сказал Сулик.
   Пока Даллас ремонтировал генератор, Сулик разбирал свой SMG-автомат, хорошенько смазав его , снова собрал, к тому времени Даллас уже все сделал. Лифт заработал.
   Друзья расправились с еще парочкой кротокрысов, они были похожи на свиней, так часто встречающихся до "атомного апокалипсиса" и похоже вымерших, к 2241 году.
   И зашли в лифт, кнопок было не много, на них еле-еле из-за пыли угадывались кнопки, Даллас нажал - 2, и лифт с рывком и гудением тронулся, шарниры задвигались, парни начали опускаться вниз.
  -- Внутри базы куча замурованных мутантов, с кучей оружия...
  -- Да, на базе наверняка кто-то есть, судя по записям с голодиска и следам оставленным Анклавовцами. Да, и мутанты здесь оставили, похоже, тоже не мало следов. Вспомнить, хотя бы разрезанного пополам солдата.
  -- Дух говорит, они очень опасны, но слеповаты, - сказал Сулик.
   Было решено осматривать каждый этаж. Искомое могло находиться, как на складах, так и в медицинском отделении, так и в командном центре. Кроме того, было необходимо обеспечить себе надёжный тыл на случай отступления. Как ни странно, но второй подземный этаж был не целее первого. Он даже выглядел ещё более заброшенным и разрушенным.
   Мутанты на базе были...
   Друзья держались настороже, но всё же для них стало неожиданностью, когда, заглянув за один из поворотов, они наткнулись на толпу стоявших с кислыми мордами мутантов.
   Даллас, как наиболее сильный и быстрый в команде, шёл впереди, держа наготове авиационной пулемет, гауссовка против мутантов была не пригодна, из-за поворота шагнул мутант. Мутант не успел ничего произнести. Первым в бой ринулся Даллас, он стрелял из Авиационного пулемета, узкие коридоры военной базы забрызгивало зеленоватой кровью мутантов, было не привычно видеть такой цвет крови. Сулик палец Сулика рефлекторно дёрнулся, и очередь из автомата прошла по груди мутанта. Он стрелял из SMG, без остановки экономить патроны было не время. От боли мутант зарычал и замахнулся на Сулика кулаком с надетой на него энергоперчаткой. Сулик не задумываясь, пристрелил его, жестокость исказила его лицо до неузнаваемости. Эту трудно было прочесть под крепким шлемом брони Братства стали, только тонкая зеркальная полоска обзорного окна в шлеме могла что-то выдать...
   Мутанты все напирали. Дважды Сулик выстрелил через плечо Далласа в голову мутанта. Тяжёлые кости черепа не выдержали заряд Гауссовки. Тяжёлым мешком мутант рухнул на пол и из-за угла раздался рёв его остервеневших собратьев. Мутанты наступали, их было много, страх сковывал парней. Странно было смотреть на рожи мутантов. Их гримасы не выражали ничего хорошего, оскалы светились не хуже ламп дневного света. Пулемет стрекотал трудно было расслышать звук своего голоса в этом шуме, раненные мутанты кричали от боли, один из них, с начисто отстреленными ногами, еще полз к своему огнемету.
  -- Уходим, быстро, - сказал Даллас. - Их слишком много.
   Быстрым шагом они начали отходить в сторону лифта. Они не сделали и нескольких шагов, как из-за угла вылетело несколько мутантов. Почти все были вооружены энергокулаками, только у двоих были пулемёт и огнемёт. Они держались позади толпы и это спасло друзей от немедленной расправы.
   Тяжёлые пули хлестнули по первым двум мутантам, отбросив их на остальных и приостановив движение. Но живучесть этих существ была потрясающая, даже истекая кровью и качаясь, они нашли в себе силы продвигаться вперёд, в то время, как остальные мутанты прятались за спинами камикадзе. Даллас услышал, как сзади стреляет очередями Сулик. Рискнув бросить мимолётный взгляд назад, он похолодел. Дорогу к лифту загораживали мутанты, вооружённые огнемётами. Один из них уже направлял огненную струю в сторону Сулика. "Время умирать", - философски заключил Даллас, навскидку стреляя в голову мутантам, прикрывавшихся двумя трупами: "Сейчас кончатся патроны в магазине, а перезарядить я уже не успею". Что-то ударило его под колени, и одновременно с этим нечто, подобное тяжёлому молоту, ударило его в плечо, буквально швырнув на пол. "Умирать легко", - подумал Даллас. Он лежал на полу, закрыв глаза и слыша частый стук. "Сердце", - решил он,  - "значит, я ещё жив". Он приподнял голову и огляделся. Стоящих прямо перед ним мутантов раздирало на части. Подобное он видел только однажды, когда на них напали рейдеры. Даллас осторожно перекатился на спину. В коридоре со стороны лифта стоял Сулик, держа в руке SMG. Стены были заляпаны кровью, пол был завален ошмётками мяса, которые никак не напоминали тела. Даже потолок был в кровавых подтёках.
  -- Ты жив? - спросил Сулик, у лежащего у ног Далласа. Я думал, что не успею.
   Даллас в обгоревшем боевом доспехе со стоном выполз. Из груды мяса на полу. Оглядев вымазанный кровью коридор и остановив свой взгляд на Оружии, он произнёс:
  -- Живешь, дважды! Спасибо, брат?!
  -- На том свете, сочтемся, брат, мы давно породнились с тобой кровью.
  -- Тут еще несколько этажей не забывай это, кто знает, что нас ждет впереди.
  -- Давай осмотримся на этом этаже и пойдем дальше.
   Перезарядив оружие, парни двинулись вглубь коридора, там их ждала куча ящиков, набитых барахлом. Даллас тщетно пытался найти что-либо отдаленно напоминающее GECK, все безуспешно, было много патронов, оружия доспехов, брони, но GECK'а не было,
  -- Мать твою, где же нам найти этот GECK?
  -- Не злись Даллас, это делу не поможет, собирай патроны, может на следующем этаже нас ждет удача?
   Взяв из всего найденного только самое нужное, они поднялись на третий этаж, там их ждала еще одна группа мутантов.
   Они двинулись на следующий этаж, там их ждала еще группа мутантов. "Всех их придется расстрелять!" - подумал Даллас. Убивать, придурков не хотелось. Хоть они были зелеными как лягушке и вонючими, как выгребная яма. Вот так началась резня, по-другому это назвать было нельзя. Даллас и Сулик были на волосок от смерти, если бы они дали приблизиться тем трем мутантам, у которых были огнеметы, то не видать бы им больше белого света, да и звезд тоже.
   Мутанты, как подкошенные падали в метрах пятнадцати, бежали и с дикими криками, воплями падали. Тренированный глаз и рука, вот что решило исход схватки несколько точных выстрелов в глаза смерть, еще выстрелы. Мутанты мерли, как мухи, паучьи снасти: везение, удача, меткость, скорость, решительность, талант - сейчас были в руках Далласа и Сулика.
   На этот раз обошлось без проблем. Еще несколько крыс, мирно бегавших по близ лежащим территориям, погибли быстрой смертью от авиационного пулемета и одиночных выстрелов SMG. Быстро добравшись до лифта, друзья двинулись, по направлению к лифту. Он находился по периметру на другим конце базы. Он был заблокирован, поэтому знание электроники, взлома и отмычка пригодились.
   На четвертом этаже их ждали все те же сонные мутанты, их долгое выживание здесь было под большим сомнением, как они смогли выжить в этой ловушке. Как не умерли от голода или не задохнулись холодной затхлости невентилируемых коридоров базы, все это под большим сомнением. Но факт оставался фактом. Парни видели, что мутантов здесь было много. Не было загадкой и откуда они взялись здесь работали наемные шахтеры Анклава, были здесь и Анклавовцы - солдаты, они расчищали завалы и пытались, видимо восстановить базу, но тут произошло непоправимое и один из шахтеров наткнувшись на чан со столетним ФЭВ'ом, пробил его жидкость разлилась и рабочие-шахтеры стали мутантами. Анклавовцы были не готовы к такому обороту событий и мутанты начали оттеснять их к выходу, много анклавовцев погибло в той схватке, затем было решено подорвать, вход, чтобы запереть мутантов в стенах Военной Базы, так говорилось вы записях на глодиске. Видеоматериалов не было. Поэтому Даллас недоверчиво отнесся к этим записям, ведь их могли оставить специально, что бы любопытные не смели, войти внутрь базы.
   Теперь все встало на свои места, все стало понятно. Потому, что Даллас видел, тот разлившийся ФЭВ. А посреди лужи ФЭВ'а крутого мутанта, который вызывал себе на помощь Когтей Смерти ...
   Этот мутант в крутом доспехе ждал их, он все время матерился и плевался, похоже, было на то, что его плевки, эта органическая слизь, быстро превращались в Когтей Смерти, как в сказке, Когти Смерти вставали буквально из ничего.
   Мутант стрекотал из двух авиационных пулеметов, в каждой руке у него было по одному. Когти Смерти бежали, передергивая своими маленькими задними конечностями, лишь слегка опираясь на передние. Черт, его знает, чем бы все это закончилось. Далласу уже было не до GECK'а, он уже просто молился о том, чтобы просто унести ноги отсюда. Да, похоже, он немного сплоховал. Даллас дернулся к лифту, но Сулик его остановил:
  -- Ты что сдрейфил?! Мы сделаем это, поверь мне, это я тебе точно говорю, главное поверить!
   А Когти Смерти уже были близко, их уродливые пасти были все в слизкой противной слюне.
   Вот они уже совсем рядом, Даллас решительным движением вскидывает гатлингган и с юлюлюканием и воплями отстреливает Когтю Смерти голову. Сулик тоже не остается в долгу, попав одному из Когтей в глаз, он полностью его нейтрализует. Приведенный в бешенство Коготь Смерти сметает все на своем пути и смертельно ранит самого же себя. Его собратья Когти Смерти, затаптывают его в узком проходе коридора...
   Огонь, вырывающийся из стволов авиационного пулемета, светился ярким пламенем, в темном мало освещенном коридоре. Даллас отстреливал оставшихся Когтей Смерти, он понял, что нужно убивать мутанта, иначе патроны закончиться, и их задавят Когти, и так без конца подымающиеся из зеленой жижи.
  -- Черт тебя дери Сулик, только не хватайся за свой чертов молот, сейчас. У тебя еще есть патроны.
   Мутант не переставал стрелять из пулеметов. Пули сталкивались в беспрерывном потоке противоборствующих сторон, отскакивали от брони, образуя на полу, что-то наподобии ковра, броня не поддавалась, напору свинца. Наконец, одна из пуль угодила мутанту в глаз. Сулик расстарался и тщательно прицеливаясь за спиной у Далласа выстрелил одиночным в голову...
   Мутант, словно подкошенный с диким криком свалился на пол, это было чудо, победа досталась с огромным трудом но, падая, мутант все-таки успел плюнуть один разок, на зеленную жижу мутагенного раствора, Из жидкости начала вырастать гора она росла и росла, Даллас посмотрел и увидел, что патроны закончились.
   Сулик тоже понял, что у него в патроннике последний.
  -- Голыми руками его не возьмешь, черт что делать, - сказал удрученно Даллас.
  -- Кость говорит, что пора пользоваться молотом, - с улыбкой заявил Сулик.
  -- Это хорошо, ты его отвлеки, а я пока перезаряжусь.
   Отвлечь взрослого самца Когтя Смерти было не так просто, Сулик махал молотом, но от этого было мало результата. Воздух только колыхался и все. Коготь Смерти одним только ударом отбил молот в темную и пенистую жидкость. В это время Даллас подбежал к телу мертвого мутанта и стал перезаряжать гатлингган.
  -- Все тебе конец тварь, - со злобой выкрикнул Даллас, что даже динамики в энергодоспех задрожали.
   Сулик, опрокинутый одним ударом могучей лапы лежал и Рука Смерти уже замахнулся убить несчастного парня, но трассирующие пули решили все. Огонь заструился и крутящихся дул авиационного пулемета, тело Когтя Смерти разрывало на ошметки. "Здорово!" - сказал Даллас: "Это здорово!". Смерть забрала не Сулика, а Дескло - Когтя Смерти. "Счастье, хорошая штука!" - подумал Сулик. "Спасибо Кости за удачу, которой она одарила нас с "братом".
   С последним мутантом было покончено, оставалось только обыскать этот уровень, на наличие GECK'a.
   Даллас не забывал, что GECK сейчас самое главное...
   В шкафах на цифровых замках, в ящиках нигде его не было...
   Что ж это место заслужило, что бы о нем не вспоминать больше, как о дурном сне...
   Друзья поспешили убраться отсюда, чтобы не тратить и без того драгоценное время. Чистый радиоактивный воздух был все-таки лучше затхлости этих темных коридоров. Только усевшись в уютные кресла Хайвеймана, парни смогли расслабиться. Перезарядка и чистка оружия не заняла много времени, через несколько минут они уже мчались на всей мощности по пустыне.
  
   Снова в путь колеса Хайвемана крутятся бешенная гонка Марипоза - Город Убежище открыта, победит сильнейший, машина хороша тем, что медленными уже кажутся все быстроногие Геккосы и Когти Смерти, да и бандиты, которыми густо заселен этот участок суши. А чего чего, а бандюг, тут полно. Матери их нарожали такую прорву, что рука устанет отстреливать.
   Итак, сезон отстрела всех тварей, всех мастей открыт.
   Расправившись с мутантами, Далласом и Сулик решил, было, что понежиться несколько дней в спокойствии в удобных сиденьях Хайвеймана не тут то было. Да не что так не расслабляет, как комфорт чайник на атомных батареях купленный в Сан-Франциско, атомная плитка, СВЧ, все эти "примарибомбейсы", да еще и диск с музыкой, который был прихвачен в Братстве Стали Даллас, скачал ее с головного компьютера базы, 1000 000 мелодий. За эти несколько дней Даллас стал настоящим меломаном.
   Музыка, которая разрушает психику, но приносит удовольствие. Становишься наркоманом, психологическая зависимость возникает быстро, и ты уже не можешь остановиться.
   Рай Даллас уже даже не хотел думать о чем-то еще более клевом. Гидрокомпрессор собирал воду буквально из ничего, так что проблем вообще не было, круто жить не запретишь, там, где дениги, там и комфорт.
   Еды хватало, конечно, засушенное мясо Геккосов с трудом можно было назвать хорошей едой, но Сулик умел делать классный соус из кактуса, поэтому парни считались у местных "бакланов"-дикарей гурманами. Да, и вообще "конкретными кренделями".
   Такая жизнь расслабляет, но до поры до времени. Пора было опомниться и встряхнуться, чувство защищенности и комфорта, самые опасные из чувств, потому что обманчивы. Нет, безопасности никой, все это иллюзия, надо это понять или ты в миг расстанешься со своей жизнью. "Вообще живи не "борзей" и крути "баранку", - так думал Даллас, ему было все ровно, как он закончит свои дни, сейчас главное было спасти деревню - задача N 1 и все тут, "дожимать эту ситуацию до конца" и победа, ждет у входа.
   Начинало темнеть, звезды уже начали проглядывать, как белые точки на темно синем небе. Солнце заходило, закат был красивый. Дороги не было, поэтому пришлось включить фары ночного освещения, музыка вправляла мозги и спать не хотелось. Даже Сулик привыкший только к шаманскими напевам, похоже, пристрастился, машинка прокручивала мелодии, одна круче другой, но Даллас, расслабившись в мягком кресле, спокойно слушал их.
  
  
   Ферма старины Льюиса.
  
   Даллас и Сулик поняли, что это засада трупы фермеров валялись кругом, ущелье, по которому бежал тоненький ручеек, было оазисом в пустыне. Теперь смерть поселилась здесь.
   Даллас уже хорошо освоился в пустыне, тем более они ехали по уже знакомым местам, которые приходилось пересекать на своих двоих, а это хорошо запоминается. "Здесь неподалеку должна быть крестьянская ферма; нужно переночевать там. Фермеры всегда гостеприимны, если не учуют зла, тем более, что я знаю ее хозяина старину Льюиса".
   Темнело быстро, вот уже звезды появились своей золотистой россыпью на небе. Нужно было спешить, Даллас прибавил газу.
   Машина почти бесшумно бежала по песку, только колеса шуршали, и столб пыли как хвост вился сзади.
   Вот уже какой-то огонь появился впереди. Сулик задремал и растянулся на заднем сиденье. Даллас не хотел "светить" машину, поэтому было решено оставить ее за хребтом в роще низкорослых, пустынных деревьев.
   Сулик который уже изрядно покемарил на заднем сиденье, шел как "зомби" не разбирая дороги. Когда они зашли во двор фермы, Даллас понял, что огонь был не отсюда. Здесь была полная темнота. Тогда он тихо постучал в окно, лишь гробовая тишина ему ответила.
   Даллас сразу понял, что-то случилось. Он не стал включать фонари на энергодоспехе еще, когда они вышли из машины. А теперь он тем более не собирался включать их.
   Они быстро вошли в дом, и только там Даллас включил слабый ручной фонарь, Сулик сразу стал бодрым и настороженным, как будто сон из него вытряхнуло, как пыль из ковра.
   Повсюду в доме валялись разбросанные вещи, сломанные стулья. Хозяин дома вместе со своей семьей лежал в центре. Картина была не из приятных - лужа крови и пять мертвых тел. Да заснуть после такого будет трудно, но Даллас решил, что все-таки - даже если мертвым уже не помочь, то все же он может, по крайней мере, найти тех, кто это сделал. Он вспомнил о том огне, который видел из машины. "Видимо - это был костер. Стоит осмотреться здесь может быть я еще смогу найти твоих убийц, Льюис", - обратился он к трупу, быстрыми шагами он направился к двери на другую сторону фермы. Приоткрыв ее слегка, через щель, он увидел две тени стоявшие у костра. Окурок, как падающая комета описал дугу в воздухе и упал в костер. Тени о чем-то переговаривались, костер освещал их суровые лица. Людей можно было описать просто - засаленные волосы, грубые, словно рубленные топором лица. Один из них тот, что бросил окурок, почему-то громко и грубо выругался. Второму это не понравилось, и он встал и зашагал прочь. Первый достал двустволку и два раза выстрелил во второго.
   Даллас не помешал ему, потому что не хотел, что бы их было двое на двое, он решил и попал как в нужный момент, достав Винтовку Гаусса из ножной боковой панели Анклавовской брони он выстрелил незнакомцу сначала в одну ногу, а затем в другую. Тот упал навзничь лицом в песок.
  -- Какого, мать..., - только успел произнести он. И только тогда когда Сулик и Даллас включили фонари на шлемах понял откуда стреляли.
   Друзья подошли поближе, не опасаясь нападения от шокированного разбойника. Даллас задал вопрос:
  -- Кто ты? Назови себя!
  -- Я Рик Чикен, а моего друга зову... звали Миллс Робертс.
  -- Зачем вы убили семью фермера. Кто их убил?
  -- Это все Миллс, я здесь ни причем, - ответил разбойник.
  -- Ты лжешь, я вижу, - и Даллас с силой наступил на правую ногу грабителя перешибленную в колене. Так что тут взвыл.
  -- Хорошо, хорошо я все скажу, это я убил семью фермера, да я, а Робертс в это время убил брамина которого мы сначала хотели увести.
  -- Зачем ты убил своего товарища, - и Даллас опять с силой наступил на правую ногу колеки.
  -- Он - чертов идиот - пристрелил животное, так что пришлось его долго расчленять, и как только узнал, что я убил семью фермера набросился на меня с кулаками.
  -- Как он жалок, - сказал Сулик, собирая омуницию и провиант.
  -- Нет не оставляйте меня здесь заберите с сабой, можете забрать всю тушу брамина если хотите только не оставляйте меня здесь на растерзание диким псам, заберите меня с собой...
  -- Вот тебе твой шотган и один патрон, и веди себя, как подобает мужчине, убей себя сам, мы не будем марать свои руки о твою грязную кровь.
  
   Не прошли друзья и 25 шагов как услышали одиночный выстрел. Затем они спокойно сели в машину и уехали. Дорога была тяжелой, им пришлось несколько раз заправлять машину энергобатареями. Через пять дней почти беспрерывной поездки, они прибыли в Город Убежище.
  
   Город Убежище.
  
   VaultCity.
  
   "У государства не бывает благих намерений и оправдывающих жертвы целей" - Постулат о пропаганде.
  
   Город Убежище, конечно, многим удивил еще при первом визите, во-первых, и тем что здесь процветало рабство. Город Убежище, его неестественное разделение на две половины, фактически кастовое отношение горожан по отношению друг к другу - "Искусственная смесь".
   Город Убежище возник у такого же Убежища, как и Убежище N 13, в его собственных архивах оно значилось как "Федеральное Убежище N 8 - Контрольное Убежище - VaultCity - Vault 8" и предназначалось для реколонизации поверхности. Оно открылось спустя 10 лет после окончания "активных боевых действий" на поверхности. Выходцы из Убежища предпочли не отдаляться далеко оттого, что стало им домом на долгие годы, и обустроили посёлок, вскоре разросшийся до небольшого города. В его конгломерат входили не только жители Убежища, но и жившие на поверхности.
   Трудно сказать, когда и как произошло разделение. Но факт остаётся фактом - жители Убежища предпочли обособиться - выкинув за пределы городских стен тех, кто не жил или не был рожден в Убежище. Огороженную ими же часть города стали называть Внутренним Городом, всё то, что находилось за его стенами - Предместьем. Жители Убежища признавали Предместье, как необходимое зло, наверное, именно поэтому те, кто имел несчастье жить там до сих пор не были превращены в рабов или, как их называют в самом Городе "служащих". Что касается мутантов - то их во Внутреннем городе никто не считал за людей, вход им туда был заказан, а в Предместье их особо и не видели. Живущие же в Предместье, хоть и понимая, что их выживают, тем не менее, оставались там, ведь это место для многих из них было отдушиной среди той невыносимой жизни, что дала людям постядерная земля.
   Перед глазами вновь всплыли образы самодовольных лиц граждан Города Убежища. Чванливые надутые гуси! Потомки тех бюрократов, которые попрятались по Убежищам, спасаясь от ими же вызванной и спровоцированной войны, живших в довольстве и относительной безопасности, в то время как на поверхность ИХ страны сыпались бомбы и Их же народ вымирал миллионами. Не признающие никого кроме себя людьми, прикрывающие рабство канцелярским словечком, считающие себя пупом вселенной, а всех окружающих - отбросами.
   Да, после Войны многое было разрушено, но, всё-таки, кое-что уцелело. Пропадали старые очаги цивилизации, на их месте возникали новые. В Северной Калифорнии и той части Невады, которая уцелела после уничтожения огромного военного комплекса на территории этого штата, таковыми были уже знакомые вам Город Убежище и Новая Калифорнийская Республика, точнее её столица Шейди Сэндс, а также город под названием Нью-Рено - мне он всегда представлялся Лас-Вегасом постядерного Апокалипсиса -, возникший на развалинах когда-то известного городка контрабандистов Рино.
   Все эти три города вели между собой непрерывную борьбу за преобладание в этой части континента. Со стороны это может казаться смешным - кому нужно владеть пустыней, излучающей радиацию в таких дозах, что местами она способна убить даже слона из вольфрама.
   Вот список основных чиновников Города Убежища:
   Акула, начальник городской стражи, человек, поставленный следить за порядком, образец неподкупности и охранника правопорядка - насколько же циничен и жесток был этот человек за пределами Внутреннего Города! Именно он, разгромив бар Кэсседи, пригрозил тому, что он окажется "служащим", если вздумает жаловаться. Он же отдал в местный центр рабов Джошуа - одного из тех немногих, пытавшихся вразумить его. Наивные! Они не знали, что метают копья в камень. Именно он должен был разобраться с выродками, которые нападали на караваны из ЕГО города и насиловали и убивали ЕГО сограждан. А он просто трусливо отсиживался за стенами под напряжением в 3 тысячи вольт, мотивируя это чрезмерной ценностью его личности. Молодец среди овец....
   Баркус - глава Центра Содержания "служащих", рот с большими губами, уголками подходящий к ушам, узкие, вечно бегающие глазки, тонкие пальцы рук, находящиеся постоянно в движении. Жадный к добыче, скупой в бою, похож на четырехпалую курицу, когда она, вылупив глаза, со сладострастным кудахтаньем бросается на корм.
   Уоллас - образчик бюрократа, которые, наверное, в изобилии водились до Войны.
   И Скив, его помощник, торгующий документами о Гражданстве направо и налево документами, фальшивыми, разумеется, за которые городские сразу же сделают из "счастливчика" раба.
   Линнетт - Первая Гражданка, разглагольствующая о чистоте вышедших из Убежища и об "ужасных нечеловеках" - упырях в Гекко, городке по соседству, который возник вокруг пятого реактора, принадлежавшего когда-то компании "Масла Посейдона" (Poseidon Oil). Да эти "нечеловеки" в сто раз человечнее любого жителя её города.
  
  -- Мы здесь уже были Сулик здесь не увязка как так получилось, что мы сюда приперлись второй раз? - сказл Даллас.
  -- Кость говорит, что твои таблетки* хуже любого молота, отбили тебе то столп что называется рассудок. (*Сулик имеет ввиду Ментат - пилюли повышающие умственную активность на время. Улучшающие память и ускоряющие мыслительные процессы, срок их действия ограничен, затем все эти пораметры резко снижаются, Даллас их принимал когда читал книги). Нужно было поменьше их принимать! - разумно заключил Сулик.
  
  -- И это все, - разочарованно заявил Сулик. - Я ожидал большего, эта выгребная яма и есть Город Убежище.
  -- Ну, ты скажешь, Сулик, выгребная яма. Да это нормальное место, глянь, сколько тут пушек лазерных, разнесут нашу колымагу в раз, вон глянь, какое-то административное здание идем туда разузнаем все для начала.
  -- Да, было бы неплохо.
  
   И они вместе направились туда. Там их встретили парень и девушка в голубых костюмах, очень похожих на костюм Убежища N 13 только без цифры 13 на спине.
   Парень вопросительно посмотрел на друзей. Они поприветствовали друг друга.
  -- Что вас привело в Город Убежище, и откуда вы? - с врожденным снобизмом спросил он.
  -- Мы путешественники и не в первый раз прибыли в ваш город, мы ищем одну из технологий Убежища. Она называется ГЕКК, не могли бы вы нам подсказать, где ее можно найти.
  -- Что ж я подскажу вам что может быть такую технологию можно найти в местном Контрольном Убежище -Убежище N 8, - сказал парень вполне дружелюбно, не в тон своему заносчивому выражению лица.
  -- Спасибо, друг, за эту информацию.
  -- А теперь не могли бы вы удалиться, я очень занят, - сказал парень, углубившись в чтение каких-то документов, он перекладывал их один за другим.
  
   Сулик и Даллас направились вдоль по улице, которую обрамляли обветшавшие здания и палатки из браминьих шкур, привычный пустынный пейзаж резко котрастировавший с хорошо вымощенной улицей.
   Случайно заглянув в одну лачуг, Даллас увидел, как какой-то бродяга загибался от радиационного облучения. Даллас решил, ему помочь. Несколько порций Рад-Эвея*(*Рад-Эвэй - химический препарат, который взаимодействует с радиоактивными веществами и выводит их из организма. Эффект наступает по происшествии некотого времени) и щадящая терапия и все в порядке, старикан очнулся и начал благодарить своих спасителей.
  
   Там же в Предместье в палатке возле бара Даллас набрел на крестьянина, он так обнищал, что заложил местному барыге свой плуг, Даллас выкупил плуг и помог бедняге выбраться из нищеты. Благодарность жены крестьянина не знала предела. Смех детей игравших рядом с палаткой из браминьих шкур игравших в жмурки был лучшей наградой. Харизма его после этого заблистела как начищенный доспех рыцаря. Но крестьянин с сиящими глазами решил отблагодарить Далласа по-другому, пустынный орел и патроны доставшиеся крестьянину от отца перешел в руки героя.
  
   Там же в Предместье Города Убежищаможно у женщины в палатке, Даллас получить задание по спасению её мужа - Джошуа из Исправительного Центра.
   Получать пропуск - Day Pass - во Внутренний город не пришлось. Он валялся в бардачке машины, Даллас просто вернулся за ним, оставив там же оружие, наркотики и спиртное.
   Тогда давно Уоллас долго не давал Далласу пропуска, мотивируя это отсутствием у него резких причин для в езда во Внутренний город. Хотел взять его на измор, но, в конце концов, Далласу пришлось покупать поддельный пропуск, с ним легко можно было пройти в город, он купил его у помощника Скива зама главного Уолласа, там же на таможне. Так он запросто прошел во Внутренний город.
   Даллас просто пошел туда и наврал им про то, что Джошуа заражен каким-то инфекцинным заболеванием. Баркуса начальника Исправительного Центра обмануть не удалось, но видели бы вы его рожу, когда Даллас предложил наличные в качестве выкупа за Джошуа - клянусь Храмом Испытаний, Баркус был счастлив. Счастливая женщина заплакала всю мужнину рубашку, когда Джошуа и Даллас вернулись в Предместье.
   Заслуживает так же внимания история с местным барыгой владельцем магазина и изрядным выпивохой. Этот магазин - золотое дно: напоив торговца, чем-то покрепче 2-3 бутылок пива Даллас мог обворовать его, но в последний момент Хоакин все-таки удержался, оставшись честным человеком хотя бы в этом городе. Однако посещение увеселительного заведения еще не закончило этот день. Ребетенок того самого крестьянина, которого Даллас спас от неменуемой нищеты потерял куклу - мистера Никсона, Даллас как раз нашел такую в куче мусора за баром. Счастливый ребенок, смеясь, побежал обо всем рассказать матери.
  
   Теперь Даллас даже не думал что-либо делать, пока не выспиться.
   На утро он пошел в Волт-Убежище, но охрана его даже не впустила, на входе сказали, что доступ в Убежище разрешен только гражданам Волт-Сити. Поэтому следующей и главной для Далласа стала задача получения граданства.
   Как выяснил Хоакин, получить гражданство можно было несколькими путями:
   Пройти тест и стать полноценным жителем города, этот путь был недоступен из-за слишком интенсивного использования Ментатса - таблеток, которые сперва вызывают временное улучшение мозговой деятельности, а затем она из этих таблеток резко ухудшается на очень продолжительный срок. Административный работник, проводивший тест так и сказал, что Даллас, баран, и не сможет пройти этот тест.
   Поэтому Даллас пошел к Первой Гражданке - Линнет к FirstCitizen, она сказала, что есть другой путь, но для этого Далласу нужно уничтожить реактор в городе Gecko, который отравляет воду. Потом прийти к ней, и она даст ему - Хоакину гражданство.
   Был и еще один путь о нем Даллас узнал от Акулы начальника Allocation center'а. Когда Даллас вошел в комнвту сверкающую навизной, отделённая жёлтыми светящимися перегородками, то посреди ее наткунулся на настороженный и внимательный взгляд Акулы, тот стоял посреди коридора напротив двери. Даллас попросил у него роботу, он хотел выполнить ее до получения гражданства. Акула послал Хоакина просканировать сектор вокруг Ghecko, это легко было сделать, ведь Даллас был на машине. Хоакин просто обехал раен вогрук Gecko, занес все данные в ПИП-БОЙ и вернулся во Внутренний город, получив за это причитающиеся ему деньги. После успешной разведки Хоакину "заобгредили" пип-БОЙ. Второе задание было, которое дал Акула, это проникнуть в НКР, но Даллас не спешил его выполнять, сейчас для него было важнее другое. Даллас получил еще одно задание у Первой Гражданки, отнести голодиск к Вестину в NCR. Но так же не стал спешить с ним. Для него было важнее другое борьба с рабством на всем просторе пустыни, и он не хотел потворствовать рабовладельцам в их самых мерзких планах.
  
   Геко.
  
   Gecko.
  
  
   В расположенной рядом обители мутантов - ГЕКО - GECKO - есть только одна достопримечательность - атомная электростанция. Теоретически, долг Хоакина - взорвать ее. Даллас и вправду не на шутку обдумывал это. Но тогда повторно будет уничтожено пол Калифорнии или половина Соединенных Штатов Америки. Поэтому Даллас не захотел стать камикадзе. Он мог умереть с высоко поднятой головой и яркой вспышки за спиной. Но он предпочел жить. Уж больно мне памятна история с подвигом Гастелло. Он вроде бы еще жив в наших сердцах, только вот самого Гастелло это уже не радует.
  
   Теперь о главном, как Даллас починил пятый реактор в Геко.
   Когда Гарольд - местный мэр, Ленни и Фестус - главный инженер электростанции - все трое гхулы - просили Далласа помочь им с реактором, каждый из них беспокоился не о своей безопасности, а о том, чтобы беда не накрыла соседей - Город Убежище. В голове до сих пор сидит фраза, сказанная суховатым, с небольшой долей иронии, голосом Гарольда, прозвучавшая в ответ на вопрос Хоакина, почему не устроят переговоры с правительством Города Убежище по поводу необходимых технологий, взамен которых реактор вдоволь бы снабжал Город Убежище энергией:
  -- Проблема, малыш, состоит в том, что они убивают всех наших посланников, а это чертовски тормозит процесс переговоров, не находишь?
  -- Всё верно...
   Тогда Фестус полез в радиоактивный участок реактора, чтобы собственноручно установить недостающую деталь. С роботом, выполнявшим все функции на опасном участке, возникли непредвиденные проблемы - он функционировал, но наотрез отказывался выполнять программу до конца даже после диагностики, и тогда Фестус плюнул и решил взять груз решения задачи на себя. Даже учитывая тот факт, что радиация гхулам не так страшна, как людям, не каждый их них смог бы проделать это. А Ленни - замечательный врач, молчаливый и опытный, бывший человек, изуродованный этим отравленным миром, нашедший свой смысл жизни в том, чтобы помогать другим, лечить, вправлять неуправляемое, практически возвращать жизнь с того света.
   Многие из тех, кто знал и людей и гхулов, утверждают, что последние порой гораздо человечнее, чем сами люди.
   ...Когда реактор был оптимизирован (это уже сделал Даллас - работа была несложной) и опасность взрыва и заражения окружающего мира миновала, Даллас вернулся к МакКлюру - кажется, единственному человеку в правлении Город Убежище, которому Хоакин мог доверять. Он сделал многое как для города, так и для всего окружающего мира: узнав от Далласа о проблеме с Джетом в Реддинге, дал задание Трою разработать противоядие (конечно, это он сделал не ради благостных намерений, а чтобы иметь возможность увеличить своё влияние на город, но так ли порой важны мотивы, если благодаря им добрые дела иногда всё-таки совершаются), которое, кстати, продал тоже Даллас; именно МакКлюр, ознакомившись с расчётами гхулов, убедил Далласа в необходимости починки пятого реактора в Гекко и он же выписал Далласу необходимое со склада. Когда тот вернулся, именно он наградил Хоакина Гражданством. Линнетт была взбешена, когда Даллас поведал ей о том, что реактор был починен. Она орала так, что наверняка было слышно по всей мэрии. Она рассчитывала, что, взорвав реактор, у неё будет предлог для населения, чтобы начать тотальную войну и перебить гхулов. Иногда задумываешься чего больше у властьпредержащих - амбиций или глупости. Кричала, что найдёт и разберётся с предателями в правлении самолично, что рано или поздно умертвит всех "нелюдей" и, уже успокоившись, сквозь зубы произнесла, что разберётся с Гражданством Далласа и что он - Хоакин недостоин его носить. Гораздо позднее, когда я, наконец, покончил с рейдерами и принёс ей эту благую весть, заодно сообщив, что их финансировал и подкармливал Бишоп из Нью-Рено, к которому имеет не последнее касательство, живущий, кстати, в ЕЁ городе, она оттаяла, назвала Далласа "Щитом надежды", даже думала поцеловать. Однако вспомнила, что любит другого. О, видели бы вы ее, когда она думает о Роджере Вестине! Честное слово, даже такая стерва, как Линнетт имеет в жизни что-то, что даёт ей сладкие мечты. Что касается Линнетт, то, как мне кажется, она была бы не прочь связать себя узами брака с Вестином, но пока он был нужен ей там, в НКР. Поэтому она и ждала того времени, когда обстоятельства позволят им с Вестином соединиться (насколько Даллас мог судить, это должно было бы произойти, если бы Реддинг перешёл в её управление и стал "плантацией" Города). В любом случае, она была в очень хорошем настроении.
   Тогда-то Даллас и решил воспользоваться удобным моментом и заговорил о рабстве в её городе. Она заявила, что никакого рабства в городе нет. Даллас возразил, что называть ЭТО можно разными именами, но суть от этого не меняется. Она помрачнела, и спросил, на что именно Хоакин намекает. Даллас постарался убедить её в том, что, поощряя рабство она только настраивает против себя людей, живущих в соседстве с городом, которые однажды просто взбесятся от бесцеремонного обращения с их близкими и сметут её город с лица земли, заставив всех обитателей её города, как правых, так и виноватых почувствовать всю прелесть жизни "служащего" на своей шкуре. Он приводил пример Нью-Рено, Реддинга, у которых хватило ума и терпения обойтись без рабства и научиться сосуществовать с другими формами жизни. Взывал к её разуму, надеясь, что прагматика возьмет верх над эмоциями. Приводил в пример Дэн - мерзкую дыру, которую Даллас в своё время вычистил. и то, как там относились к Метцгеру, равно как и то, что с ним в конце-концов приключилось не без Хоакина помощи. Даллас уверял, доказывал, убеждал... Глупец! Как поздно он понял, что пытался оживить мертвеца. Она не орала, как в прошлый раз, но по её голосу, полному металла, было ясно, что если ранее она его-Далласа недолюбливала, то теперь она его ненавидит. Она ясно дала понять, что всё останется так, как есть, что Далласу следует думать не о всеобщем благе, а о том, чтобы его еше терпели в городе и заметила, что только заслуги Хоакина перед Городом останавливают её от того, чтобы лишить его гражданства.
  -- Тебя не тронут, я ручаюсь, но за твоих спутников я не поручусь... - так сказла она.
   Даллас не стал ей на это ничего отвечать, он пошел в Убежище...
  
  -- Эй, парень, у меня к тебе дело, - позвал Далласа какой-то старик прямо посреди улицы во внутреннем городе. В ходе разговора Даллас понял, что тот яростный борец против рабства, Далласу с ним "было по пути". Его звали Томас Мор. Этот чудак уговорил Далласа отнести чемодан с технологией из Волта в Нью-Рено некому человеку по имени Джон Бишоп...
  
   ...Придя в Убежище N 8, Даллас удивился, увидев девушу в белом халате, они долго разговоривал с ассистенткой доктора Троя, а это была именно она- фельдшером Филлис, а это была именно она. После чего они провели удивительный вечер вместе. Походу, он ей рассказал про трудности в Реддинге с наркотиками. Она тупа, промолчала и сослалась на доктора Троя. После чего предложила Даллас внести свой вклад в банк спермы, он согласился. Даллас так же уговорил ее покинуть Убежище, она согласилась, но позже и не с ним. Она даже не предстовляла, что ей может дать столкновение с внешним миром, не понимала, что это ее может убить. Феллис - глупышка Феллис.
   Там же на первом этаже Убежища у доктора в компьютере, Даллас нашел интересную информацию, что-то насчет имплантирования, скачав ее в пип-бой. Даллас подешел к доктору Трою насчет противоядия, для Джета упаковка наркотика и пару бессонных ночей и противоядие готово. Трой делает антидот. Даллас закупается порцией у Дока, говорит, что нужно пару образцов для спасения шахтеров в Реддинге, сам же преследуя корыстные цели, вспоминает о словах Доктора Дела, хочет улучшить свои физические данные, реакцию, рефлексы, силу, восприятие.
   Покончив, с этим Даллас отправляется к лифту и подымается на 2-ой этаж. Там он находит сломанный vent и чинит его, получив 50 батареек. Там же на втором этаже он Голосовой Модуль для Центрального компьютера Убежища, технологии подобной N13, и кучу водяных чипов, ими просто забиты все контейнеры. Это отголоски старой истории чипы прибыли не по адресу их место назначения было 13-ое Убежище. На том же втором этаже Даллас находит гаечный ключ и плокогубцы. Некоторые двери заклинило, поэтому эти инструменты, как нельзя пригодились.
   На третьем этаже в компьютерной базе Центрального компьютера Даллас находит информацию о местонахождении еще одного Убежища N15, далеко на севере и затертые данные о радиации в VaultCity. Все это Даллас скопировал в ПИП-БОЙ.
   "Теперь здесь, больше делать нечего!" - решительно заявил Хоакин.
   Но все-таки хоть какая-то мелочь его задержала, он отправился обмыть удачливое предприятие.
   Во Внутреннем городе, в пивнушке, Даллас попросил у барменши выпить, она предложила синтетический безалкогольный. Даллас даже слушать не хотел. Тут она распереживалась, что взять не откуда. Но Даллас ее утешил, что может ей помочь с этим легко. Она сказла так, как вы много странствуете, то может, где найдете, 10 бутылочек светлого и пять бутылочек ещё крепленого пивка. Даллас ничего не обещал. Но принес ей то, что она просила, воспользовавшись правом гражданина на свободный проход во Внутренний город.
   Даллас сильно облучались у него мутировали пальцы ног, а он все думал, почему так жмет саперный ботинок. В Пригороде врач - доктор Эндрю удалил его и Даллас завернул его в тряпку и положил в сумку -заплечный ранец. Он и сам не мог понять, как могли мутировать пальцы!
   Парень во Внутреннем городе в библиотеке дал Далласу прочитать пару книг. Даллас с огромным трудом, но все-таки прочел их от корки до корки.
  
   Даллас не хочет торопиться, но ноги сами несу к заветной цели. Но он хочет наведаться в мастерскую, там работает дочь Вика - ремонтница Валери. Она пошла по ступням отца, Далласу не радостно сообщать, что ее отец погиб в не равной схватке с анклавовцами. Потом, поговорив с ней, Даллас сказал, что ее отец не такой уж и плохой. Вик плохой! Придумать ведь такое. Плач долго не унимался. Даллас помнит, как она отдала свой набор супер инструментов, а у нее осталось еще 3-4. Они очень дорогие, по 600-700 $. Тогда Далласу он нужен был как вода страннику пустыни. Они тогда всей командой занимались поисками недостающих деталей впрыскивателя топлива в Геко к Хайвейману, что бы, наконец, запустить этого быстроного зверя.
   Утешая бедную девушку, не заметил, как они начали целоваться, и это произошло не осознанно...
   Сулик в это время ошивался в баре у Кессиди, они разговорились и Сулик предложил Кессиди попутешествовать вместе с ними присоединиться к ним, в их многолетних скитаниях по пустыне в поисках Гека. Удобное местечко в машине много бабок, стрельба если это тебя устраивает парень, то пошли с нами.
  -- Окей, меня это устраивает, но помни это очень опасно, я потерял много друзей, мы попадали в такие передряги с ними, которые тебе даже не снились, несколько месяцев назад погибло трое Мирон, Вик и кибер пес, было не радостно терять товарищей.
  -- Так что оценивай риски и вперед.
  -- Я пойду с вами. Только обещайте мне, что дадите мне хорошую броню и оружие, а то мое все совсем не годиться для этого из него разве что местных крестьян пугать.
  -- Не вопрос парнишка его у нас предостаточно, я лично выдам тебе механизированную броню Братства и автоматизированный шотган.
  -- У нас несколько моделей. Тебе понравиться, скоростная и супер точная стрельба, ты наверняка оценишь по достоинству.
   В течение двух часов мастерская была заперта. Наконец, отдав все силы, Даллас выбрался из мастерской и отправился к бару Кессиди, где он оставил Сулика, Герой любовник, сонно плелся по мощеной улице. Охранники у выхода бодро поприветствовали его: "Доброе утро, гражданин!" - он только в ответ кивнул головой...
   "Черт, что знает такое...Сулика, здесь нет и бар закрыт", - сказал про себя Даллас.
   Даллас отправился машине, там он увидел две фигуры, одна из них была до боли знакома, вот он где. Сулик что-то бодро объяснял Кессиди. Как только Даллас подошел Кессиди сразу протянул ему руку. Даллас ответил крепким рукопожатием.
  -- В чем здесь дело? - заинтересованно спросил Даллас.
  -- Понимаешь, брат Кессиди, хочет помочь нам в наших скитаниях. Он хочет присоединиться к нам.
  -- Что ж это похвально мы всегда рады лишнему стволу в команде. Но ты Сулик рассказал как все это опасно
  -- Конечно, сомневаешься во мне?
  -- Нет, я всегда в тебе уверен. Ну, что ж выдай ему лучшую броню, пушку какую он пожелает и пачку бабок пусть тратит их мне не жалко ...
  -- Нам не плохо было бы поставить новую атомную батарею, накупится в местной лавке и вперед к приключениям. Так, Кессиди?
  -- Да, я помогу вам, - ответил Кесс. надевая тяжелую моторизированную броню.
   Кессиди сперва неловко чувствовал себя в броне. Первые десять минут ему было трудно привыкнуть к усилению движений. Так что он дергался как марионетка в руках неумелого кукловода. Но, немного потренировавшись, он свыкся. Как выяснилось Кессиди - владел баром в Волт-Сити, а твкже неплохо винтовками и отлично стреляет из винтовки Гаусса.
   Ведь усовершенствованный энергдомпех Братства Стали немного нарушал привычную координацию движений, сервопривод делал их немного преувеличенными, но к этому Кессиди уже начал привыкать. Ему очень хотелось почесать несколько шрамов, но каждый раз рука натыкалась на твердую поверхность шлема, сейчас он выглядел больше, чем забавно.
   Пока он делал эти смешные движения, Даллас успел перезарядить атомную батарею, а Сулик к этому времени пошел закупать патроны и провиант. Буквально через полчаса друзья отправились в дорогу.
  -- Прочь из этого места - "города узкозадых", - сказал Кэссиди.
  -- Как ты его назвал, - засмеялся Даллас: - "город узкозадых", ха-ха.
   Хоакин знал, что неподалеку находится база рейдеров, если судить по карте найденной в лачуге близ военной базы "Марипоза", но это место они объехал стороной.
  
   Покидая Город Убежище, Даллас чувствовал себя предателем перед всеми, кто мне доверился и кому он не смог помочь до конца. Хоакин мог только молиться и в крайнем случае помочь силой гхулам, если дубинноголовым жителям Город Убежище вздумается устроить на них охоту. Об их участи было страшно думать: в лучшем случае - раб с функциями "служащего", а в худшем... Продолжать не надо. Но молиться Даллас не мог. Тот бог, в которого он верил, не мог сейчас ему ничего дать. Даллас вспомнил записки прапрадеда, кого его прапрадед уничтожил с большим удовольствием - как того, кто ради смерти попрал жизнь. Но это было более восьмидесяти лет назад, и Даллас не знал, стал ли бы его великий предок набрасываться на граждан Город Убежище, как серп жнеца на поле с рожью, чтобы остановить всё это или же он, так же как и Даллас ушёл бы, поникнув головой? Есть вопросы, на которых нельзя найти ответа, даже если было бы у кого спросить.
   "О, я буду с непокалебииой волей, с беспрерывной энергией и упорством, всеми силами души до конца моей жизни бороться за наше дело! Я буду биться за свабоду до победы - или умру за нее смертью храбрых!" - такую клятву дал себе Даллас Хоакин....
  
   ...Парней снова ждал сюрприз, они наткнулись на совершенно неизвестный город Броукен Хиллс...
  
  
  
   Броукен Хиллс.
  
   Broucken Hills.
  
   Ехали они без остановки, на пути могло оказаться много неприятностей. Не останавливались, какая-то группа двигалась по холму, друзья не стали обращать внимания, продолжали двигаться к намеченной цели, начинало темнеть. Сулик предложил заночевать где-нибудь. На горизонте показались огни какого-то города, решили направиться туда прямиком, идея была не плохой, что ж поспешим, сказал Даллас и сильнее нажал на газ.
   Броукен Хиллс - город населен мутантами и людьми. Ну, и соответственно они друг друга не очень-то и жалуют. Это небольшой городок основанный шерифом Маркусом супермутантом и Якобом из Братства Стали. Здесь расположены шахты Урана, здесь его же и перерабатывают.
   Они въехали в город, когда уже почти стемнело. Темные краски уже полностью закрыли все небо, солнце скрылось за небосвод, и только лучи высвечивали мутный полукруг на западе, но в городе его можно было рассмотреть лишь в промежутках зданий.
   В самом начале города, как только друзья появились, стоял человек, уберав оружие, Даллас решил поговорить с ним, тот рассказал ему много интересного.
   Как только Даллас вернулся к машине, то обнаружил, что понечайности они сбили какого-то Гхула. Поговорив с ним, друзья направились искать гостиницу для ночлега, найти ее оказалось делом нехитрым, они нашли ее без труда...
   В гостинице их ждал сюрприз, здесь было два огромных мутанта, одним из них что-то тупо бубнил себе под нос, разобрать было трудно, они, расплатившись за комнаты, расселились, комнат едва хватило на троих, гостиница была не большая.
   "Заплеванная конура!" - сказал про себя, Даллас. Хотя вряд ли по всей пустыне вообще можно было найти хорошую гостиницу.
   Не распаковывая сумки, друзья решили пропустить перед сном по маленькой, так они отправились в местный бар, везде их встречали добродушные рожи мутантов, выпив по одной они разговорились с барменом. Вернее Кессиди нашел с ним общую тему, в то время Даллас подошел к одному из столиков и, перевернув стул ногой, так что он стал спинкой к нему и сел. Мутант, что сидел напротив был совсем можно сказать не маленький, поэтому, можно было сказать, что Даллас ищет приключения на собственную задницу, делая сейчас рожи этому гиганту...
   Болезненные глаза мутанта молча с недоверием следили за всеми действиями Далласа. Мутант был огромен, хотя Даллас был тоже не промах, ведь он был мастером школы Дракона
   Мутант предложил померяться силами на руках. Мутант был силен, да и опыта у него было достаточно. Супермутант, качком и армрестлер. Вообще было весело, короче, так началась "бузня". Даллас в солидном подпитии поспорил с мутантом, что побьет его на руках, мутант согласился на спор...
   ...Тогда так и пошло...
   ...Даллас тужился и силился победить мутанта, мутант злился. Он проигрывал ...
   Наконец последним усилием Даллас побеждает. Мутант достает и дарит ему энергокулак, он сказал в сердцах
  -- Ты победил, я не видел досель столь сильного человека можно сказать, что ты первый из людей кто победил меня...черт тебя дери!!!
  -- Что ж, но я не скрою от тебя, мне приходилось побеждать мутантов...
  -- Надеюсь, ты не из тех парней, что так ненавидят нас мутантов...
  -- Нет, но мне нравиться побеждать! Я люблю сладость победы...
  -- Покажи, кто нет, усмехнулся мутант. Ладно, парень давай я тебя угощу выпивкой.
  -- О'кей давай выпьем...
  -- Что это за город расскажешь мне,
  -- расспроси у бармена. Он лучше тебе сумеет рассказать или обратись к Шерифу Маркусу он тоже супермутант.
  -- Окей, но сам ты как будто не знаешь
  -- нет просто я не мастер словесности разглагольствовать не умею, язык у меня подвешен плохо, да и знаю я не так много как они. Осведомленность этих парней иногда даже меня поражает этого я, наверное, не узнал бы и через тысячу лет, вот что, значит, уметь слушать людей и делать соответствующие выводы.
  -- Ладно, а еще говорил, что язык плохо подвешен, отвертелся ты мастерски, - и оба "заржали", так что стаканы на стойке задрожали.
  -- Окей, пошлите парни пора дрыхнуть, нас ждут теплые койки.
  -- А девочки? - вдруг решил вмешаться Кессиди,
  -- Что девочки? - переспросил удивленный Даллас.
  -- Мы сегодня посетим местное увеселительное заведение?
  -- О чем ты парень, если хочешь оттянутся помнишь денег у тебя достаточно отрывайся наславу...
  -- Да ты прав, я пойду с вами в гостиницу, и буду отрываться...
   Самым первым заснул Сулик, его кость в носу рождала такой храп, что Даллас думал, что уже не уснет, черт подери, так всегда когда Сулик оказывается в мягкой постели. Природа на него никогда, так не действовала.
   Пока Кессиди отрывался, Даллас тщетно пытался уснуть. У него так и ничего не вышло, только выпив изрядную порцию пива, Даллас смог заснуть.
   На утро у него раскалывалась от боли голова, они подумывали немного остаться в этом городе, что бы справиться насчет GECK'а, но так как координаты Убежища уже были в ПИП-БОЕ, то тратить время на всякую ерунду не имело смысла, просто нужно было расспросить шерифа насчет города и местных порядков.
   Маркус, шериф, попросил за 500 $ найти и выяснить все про пропавших людей. Чуть выше от говорящего, разумного подсолнуха людоеда, был спуск в шахту. Даллас спустился туда и прошел вперед чуть-чуть. Там Хоакин увидел много трупов, у одного из них Даллас нашел записку, с этой запиской он вернулся обратно к Маркусу.
   В разговоре выяснилось, что шериф вполне может присоединиться к бодрой команде друзей, что он может помочь в их исканиях. Так у Далласа появлялись новые друзья, Но... Чтоб он пошел с ними надо починить воздухоочиститель в шахте. Запчасти к кондиционеру в Hью-Рено у аптекаря Ренеско, а также найти пропавших людей. Это было невозможно, Даллас не хотел "мотаться" по пустыне, его ждало Убежище N15.
   Хотя Маркус - и был Супермутант. Но Даллас не был бы против, чтобы он присоединился, как и остальные члены команды. Маркус хорошо обращался с большими пушками и не носил броню. НО выглядел просто ужасно.
  
   В северноной части Броукен Хилллс гхул Эрик в самом первом здании улицы попросил Далласа подать в его дом побольше энергии. От гхула воняло, и его замучили мухи.
   Поговорив с Гхулом, ведающем распределением электроэнергиив южной части города, Даллас договорился, что бы бедняге гхулу подали энергию в дом. Эрик в награду предложил кое-что для помощи в армрестлинге, но это Далласу уже было не нужно.
   В той же северной части города Даллас решил посоревнаваться с творением профессора - умным Радскорпионом. Тест на лавкость и зрение Даллас прошел легко, а вот тест на ум, игру в шахматы не смог. Но, пересадив говорящий, разумный подсолнух мясоед, творение все того же профессора, куст сам попросил себя пересадить, он рос на огороде, для пересадки была нужна лопата, в качестве благодарности тот рассказал, как обдурить Радскорпиона в шахматы. После того, как Даллас выиграл у Радскорпион, тот на него напал, пришлось его убить, после чего Даллас отобрал у него солнцезащитные очки, его харизма засияла еще ярче.
  
   В доме напротив профессорского был Гхул, он попросил Далласа найти ему журнал "Cat's Paw" - "Кошачья лапка, там еще была нарисована на обложке черная кошка, больше похожая на пантеру. Даллас зашел к нему через час, тот попроси его найти ему еще и надувную куклу. Эта кукла вылялась у Маркуса в доме на полке. После того как Даллас зашел еще через некоторое время тот рассказал о богатствах, спрятанных в заброшенном колодце. Вернувшись в Южную часть города Даллас, взял в свою команду збитого им гхула, маленького роста. Как только они прибыли на место Хоакин попросил его спуститься в колодец, пообещав поделиться богатствами. Гхул нашел там 10000 пробок - деньги первого Fallout'а. Гхул был не в обиде, ведь ему достался колодец на всю оставшуюся жизнь.
  
  -- Короче, я так понял здесь нам нечего искать кроме как сухой пыли пустыни, так что надо отправляться к Убежищу N15 там нас будет ждать интересная информация или GECK.
  -- В путь, - сказал Кессиди. - Хотя я с трудом представляю себе для чего нам нужен этот GECK.
   Как только они получили координаты Vault 15, друзья решили не сильно растягивать срок прибытия туда, Даллас понимал, что если бы не Хайвейман, то путешествие - пешком - растянулось, как минимум на полгода.
   Опять без дороги, но с особым пунктом назначения, друзья отправились в путь.
   В машине стало гораздо меньше места, после того как в нее сел Кессиди и любимый Далласом гатлингган уже покоился в багажнике, музыка заменилась веселым разговором, шутки не прекращали сыпаться, было весело...
   Потом пришлось несколько раз заночевать в пустыне, но так дорога прошла без особых приключений.
  
  
  
   Убежище 15.
  
   Vault 15.
  
   Друзья прибыли на место. Вот подъехали они к огромной горе, под ее склоном был небольшой поселок Даллас, Сулик и Кессиди не стали рисковать и с оружием в руках подошли поближе к поселку. Их встретили вполне приветливые люди, но чем-то напуганные, Далласа это сразу насторожило ...
   Он подошел поговорить со старой женщиной, она стояла недалеко от костра и грелась. Она предложила уединиться и рассказала Далласу, что у неё пропала дочь, и она боится за неё. Женщина попросила Хоакина помочь её найти, Даллас с радостью согласился ей помочь. Она указала на тропинку, по которой ушла девушка. Даллас вместе с друзьями направился вдоль тропинки, выложенной из камня. Она привеля их к девушке в рваной вонючей одежде. Она закрыла путь, поведав всю историю, Даллас так ее растрогал, что та сразу пропустила его.
   За леском из черных вызженных пустынным солнцем деревьев их ждали двое парень и девушка.
   Из лачуги, покрытой шифером, доносились крики о помощи.
   Даллас сказал парню, что, мол, они драться с ним не собираются.
  -- Отпусти дочку по-хорошему.
  -- А тебе какое дело иди, гуляй парнишка, лучше не встревай, тебе же дороже будет!
  -- Если вы что-нибудь сделали с этой девушкой то вам несдобровать.
  -- Мы немного развлеклись с этой девчонкой,
  -- Отпустите ее по-хорошему, и у вас будет все в порядке, обещаю...
  -- Не пугай меня пуганый уже...
  -- Я тебя не пугаю, а предупреждаю, клянусь, что не трону вас если вы ее отпустите...
  -- Хорошо я отпущу ее...
  -- Ты сделал правильный выбор, тебе не придется жалеть об этом.
   Бандит убегает вместе со своей помощницей, вот уже в кустах даже не видна его черная кожаная куртка.
   Даллас прошел в лачугу там, в дальней комнате, на гнилом матрасе лежала связанная девушка. Даллас просто стал развязывать девушку. Она была молода и красива, Сулик засмотрелся на нее и встал как вкопанный, когда Даллас почти развязал ее, он, поди, нигде еще не видел такой красоты. Искра прошла между ними, Даллас не обратил на это никакого внимания. Когда освободил девушку, из ее рта и понеслось. Ее рот не закрывался, слезы лились ручьем. Ее слезливый голос как будто заслонил всю окружающую действительность так, что закаленные вояки, чуть ли не затыкали уши от ее щебетанья, они все время морщились. Все возвышенные чувства сразу опали,
  -- Похоже, она глупа, - с разочарованием сказал Сулик, Даллас лишь усмехнулся, одними глазами сверкнув в зеркальности глазниц шлема.
   Как только девушка оказалась дома, в замызганной, сшитой из браминьих шкур палатке, счастливое семейство воссоединилось, мать обняла дочку. И тут же понеслось слезливое щебетанье в два потока, его уже нельзя было остановить, Даллас и Сулик отвернулись. Их лица сморщились в страшную гармошку...
   Когда чувства двух женщин успокоились. Девушка сказала:
  -- Вы мои рыцари, вы спасли меня, я хотела бы вас чем-либо отблагодарить, но даже не знаю чем...
  -- Единственной благодарностью будет, помощь твоей матери в одном деле по ходу мы ищем Убежище!
  -- О, я могу вами помочь, - ответила женщина, оно вот в этой горе. Вы наверняка видели вход, ворота с металлическими стержнями.
  -- Да, но как нам попасть внутрь?
  -- Старейшина может помочь, я поговорю с ним.
  
   Даллас выудил информацию из счастливой мамаши, она знала немного, что УбежищеN15 находиться в этой горе, что электронный ключ к воротам для в хода в пещеру, которая ведет в убежище находиться у Старейшины поселка, она могла бы поговорить со старейшиной насчет ключа, за исход дела она не ручалась. Но все-таки это было уже что-то. Конечно, Даллас мог попробовать вскрыть ворота и электронной отмычкой, которых у него было предостаточно. Но все-таки ключ гораздо лучше. Как оказалось потом гораздо лучше, так как ворота были под сильным напряжением. Хотя и не смертельным.
  
  -- Чего? - переспросил Сулик.
  -- Она говорит, что мы можем пойти поговорить со Стариканом, - усмехнулся Даллас.
   Старейшина, он соизволил выслушать друзей. Даллас получил аудиенцию старика. Даллас задал ему пару вопросов.
  -- Что вы знаете об убежище Старейшина?
  -- К сожалению, я бы вам рассказал об Убежище больше. Но это опасно для меня самого. То, что я вам даю ключ, это уже опасно, понимаете? Мне не нужно рисковать. Могу только сказать, что те люди, что засели в Убежище, очень опасны, и я бы не советовал вам туда заходить.
  -- Не беспокойся за нас, старик. Мы уже взрослые мальчики и способны о себе позаботиться вот увидишь, эти парни получат такого "стрекача", что надолго запомнят, если выживут, верь моим словам.
  -- Я рад вашей уверенности, но будьте осторожны.
  -- Ладно, у нас нет времени тратить на пустые разговоры. Мне надо найти GECK.
  -- GECK, что это такое никогда не слышал?
  -- Долго рассказывать, как-нибудь в другой раз, старик!
   Даллас и Сулик пошли проверить амуницию, и боекомплект, они серьезно готовились к этой операции. Рожки были разложены по отсекам брони, здесь не должно быть ошибок ведь на кону не только собственная жизнь Далласа или его друга. Здесь жизнь этого поселка и далекой северной деревни на кону. Риск должен был быть минимальным. Только проверив все снаряжение, друзья отправились к входу в пещеры.
   Замок поддался не сразу слегка поржавевший. Повозившись с полчаса друзья вошли в темные пещеры. В Убежище хозяйничала куча бандитов, там их ждала парочка грязных, панков, у всех лица были в серой пыли. Поприветствовав их как-будто, они знакомы, Даллас прошел в развалившийся вход в Убежище N15, все таже развалившееся шестеренка запорного механизма треснувшая посередине. Еще та, которую видел предок Далласа Великий и Ужасный Дьюк Хланиган.
   Освещения практически не было, генератор был видимо запасной, и мощности явно не хватало, пыльные стены убежища слабо ограждали этот жидкий свет. Но рассмотреть окружающую грязь вполне хватало.
   Поднявшись на второй друзья не нашли ничего интересного, в ящиках в жилых помещениях. Которые были такими же пыльными, небыло ничего особенно ценного, что нельзя было бы купить в многочисленных магазинах пустыни.
   Не тратя время на разговоры с болтавшимися здесь отрепьем человечества Даллас, Сулик и Кусседи поднялись на третий этаж, там тоже не было особенно много интересного, пройдя вдоль коридора они наткнулись все на тех же Панков, но какой- то здоровый парень в кепке видимо босс бандитов, окликнул громко их:
  -- Эй, вы уроды что вы здесь делаете вы не из нашей общины.
  -- Во-первых, мы не уроды, а во-вторых, мы действительно не из ваших, - спокойно ответил Даллас...
  -- Тогда кто вы и что вы тут делать, - собака, которая мирно покоилась возле парня в кепке, вдруг взбудоражено вскочила и оскалилась.
   Ребятки в боевой броне с пулеметами тоже как-то засуетились. Назревал конфликт и он, похоже, двигался к кульминации.
  -- Вообще мы ищем GECK, и советую, если он у тебя есть отдать нам его по добру по здорову.
  -- Ха, нашли дурочка, да мы покрошим вас, холодильники ходячие, на мелкие части, вы даже пикнуть не успеете!
  -- Да он оборзел по ходу дела, - тут Даллас сделал знак рукой и Сулик, подняв руки с SMG автоматом, расстрелял в упор одного из охранников боевой броне.
  -- Разговор не получился, - сказал Даллас, и вскинув винтовку Гаусса отстрелил голову второму, тот даже пикнуть не успел, Парень в кепке не смог сдержать крика ужаса отпустил пса тот как бешенный сорвался злобна рыча, выстрел и писк псины пронесся глухо по коридорам Убежища.
  -- Теперь твой черед, - сказал Даллас, наводя Гауссову на парня в кепке. Черт не убивайте меня, я вам могу помочь. Я вам расскажу, где находиться НКР и где нах Убежище N 13,
  -- Мы не нуждаемся в твоих услугах, целый поселок уже давно жаждет твоей смерти.
  -- Нет, постой, я тебе расскажу, что в НКР есть предатель, Приближенный к Президенту Танди. Он сдавал мне информацию.
  -- Ты все ровно умрешь, умри с честь, не роняй свое лицо...
  -- Засранец, - сказал парниша в кепке достал пушку. Почти мгновенно Даллас выстрелил в него.
   Осмотрев этаж, друзья наткнулись еще на нескольких очумевших от наглости и неожиданности панкующих бандитов. Перестрелка была не долгой, и их трупы обильно заливали кровью грязный пол Убежища...
   Перешагнув через холодеющие, в не слишком теплых стенах Убежища, трупы бандитов Даллас подошел к компьютеру рядом с трупом босса, использовав его и Даллас получил диск с информацией о каком-то шпионе в NCR (New California Republic). Здесь же Хоакин скачал карту местности с насенным координатами Убежища N 13.
  -- Наконец-то удача, - радостно произнес Даллас.
   На нижних этажах их ждали остальные Бандиты, они слышали выстрелы и похоже все поняли, слова Далласа, что их главарь погиб, не действовали, он стреляли, неслушая слов, всех их пришлось убить. Даллас был уверен в своих силах, поэтому друзья пришили всех "Панков". После выноса этих нехороших ребят останется много "добра".
   Когда у Сулика закончились патроны, он стал их резать ножом. Броня защищала его от кровавых укусов свинцовых пуль. Кессиди, непривыкший к активным боевым действиям, пока только присматривался и отсиживался в тылах.
   Справившись с своей миссией Даллас поговорил со старейшиной, оказывается из-за этих бандюг у них был конфликт с НКР. НКР объявило торговое эмбарго этой небольшой деревне, но сейчас ситуация должна была пойти лучше. Именно в том русле, которое так нужно было обнищавшим жителям. Старик был счастлив просто на седьмом небе.
  -- Ладно, нам нужно отправляться в путь, - и друзья сели в машину и только пыль стелила прощальную песню этому поселку... Изможденных пустыней и жизнью людей.
  
   Люди, пережившие ужасную катастрофу, разбрелись по территории бывших США и Канады в поисках лучших мест, изредка объединяясь в группы, чтобы уничтожать друг друга. Человек человеку - волк, и это правило с особой четкостью проявилось сейчас, когда на почти мертвой планете остались только люди. Без необходимости противостоять живой природе и, неимея возможности противостоять мертвой, люди стали завершать то, что недоделали атомные бомбы...
  
  
   Убежище 13.
  
   Vault 13.
  
  -- Если смотреть по координатам Убежища N13 совсем близко, - сказал Даллас. Сулик, который вел машину, только кивнул, нам не долго осталось, вон череда гор, нужно точно скоординироватьместонахождение. И точно занести в бортовой компьютер данные об Убежище, что бы не получилось, как в прошлый раз с Военной Базой. Даллас усмехнулся его шлем валялся на заднем сидень, где дрых Кессиди он. ...
  -- Ну, и соню мы взяли с собой, - заключил Сулик только и знает, что развлекаться и дрыхнуть, пользы от него ноль!
  -- Ладно, Сулик, дай человеку шанс, может он еще покажет себя!
  -- Зря ты ему денег дал, он по ходу еще не заслужил их. Мы тут уже успели дельце провернуть, а он этот Лысый сердечник ни черта не сделал.
   В то время Кессиди уже не спал, тихо прислушивался к тому, что говорят друзья. Ему вдруг стало так горько, и комок обиды застрял в горле. Ведь они сами его не разбудили, и он решил, что еще покажет себя обязательно...
  -- Вот смотри, судя по бортовому радару, мы приближаемся к Убежищу, осталось совсем не моного, черт, Сулик, мне тяжело сдерживать радость, наконец-то я попаду в Убежище N13.
  -- Сколько соплеменников моих могли бы об этом только мечтать, - сердце у Далласа учащенно билось, в голову лезли всякие глупости.
   Машина подкатила к широкому входу в пещеру, Даллас долго сидел в машине и не мог подняться, он словно прилип к сиденью. Сулик в то время расталкивал уже неспавшего Кессиди. Здоровый мужик, Кессиди сейчаспрятал свои глаза, чтобы друзья не увидели его скпую мужскую слезу. Но, молча, одев шлем и броню, что бы друзья случайно не заметили, что он сейчас в таком расстройстве чувств, он вышел из Хайвеймана и стал перебирать оружие в багажнике.
   Набравшись решительности, Даллас отправился в направлении входа.
  -- То, что меня здесь может испугать так это тень моего предка не больше не меньше, - заключил он. - Все!
  
   Направившись к незнакомой пешере Даллас зашел внутрь, там стояла уже знакомая ему шестеренка заградительного механизма ворот. Набрав на панели вход, Даллас увидел этот механизм в действии, тяжелая шестеренка откатилась в выступ в скале. Тем самым, освободив вход внутрь убежища.
   На первом этаже Убежища к своему удивлению Даллас увидел Когтя Смерти, он думал уже выхватить оружие, но заметил, что Коготь не выказывает никаких злых намерений, и успокоился. Десклав первый заговорил с Далласом, этотот факт удивил Далласа даже больше чем само нахождение Когтей Смерти в Убежище.
   Десклава звали Грутар, как оказалось, он был Старейшиной клана деаткло и был весьма дружелюбным. Он согласился обменять Г.Э.К.К. на услугу: сломался компьютер убежища, отвечавший за жизнеобеспечение, и высоко технологичное Убежище превратилось в обычные пещеры. Поэтому он попросил Далласа починить компьютер на третьем этаже, там сломался Voice Module - Голосовай Модуль. Даллас как раз захватил такой в ВаултСити в самом Волте, поэтому с радостью согласился починить компьютер Святого Тринадцатого!.
   На удивление Деаткло оказались вполне мирными существами и не стремились нападать. Это были удивительные и странные создания - разумные деаткло в народе их прозвали просто Когтями Смерти....
   Поднявшись, наконец, на третий этаж, Даллас увидел тот самый компьютер - при виде этого шедевра он моментально забыл обо всех горестях. Глаза его даже засверкали от такого зрелища!
   Друзья столпились вокруг компьютера, пока Даллас его чинил. Вот все уже было готово, вдруг компьютер начал прокручивать картинку, так ярко и с жестокой выразительностью:
   Люди получили сигнал, лампа замигала ярко-красным светом, свистящий звук разнесся по убежищу к выходу, решили открыть вход в убежище.
   Неожиданно погас свет люминесцентных лампы. Загорелось красное аварийное освещение. Затем снаружи пролился необычайно яркий свет. Как на проявляющейся фотопленке отчетливо проявились застывшие в изумлении люди, прикрывшие руками глаза, короткие, отчетливые черные тени, протянувшиеся от них. Все залил ослепительный блеск. Из-за света трудно было различить чуть видимые силуэты у входа. Вдруг ни с того ни с сего раздался стрекот машины - убийцы, авиационный пулемет сделал свое страшное дело, жители убежища были мертвы и незащищенные тела разметало на шмотки трассирующими авиационными пулями. Пятимиллиметровыми пулями со смещенным центром тяжести.
   Какой-то человек, стаявший, прикрыв глаза рукой закричал. Его тело уже билось в агонии, даже когда он падал. Пронесся жуткий вопль, нестерпимая боль изумление и страх слышались в нем. Люди, стоявшие перед входом уже не кричали, просто лежали кучками мертвеющей плоти. Все произошло каких-то нескольких секунд. Люди при входе еще не сообразили в чем дело, а уже превратились в кричащее и визжащее ничто.
  -- Ужасно, - сказал Кессиди.
  -- Это был Анклав, - ответил Даллас. - Черт подери такое чувство, что их вседозволенность не знает предела.
  -- Они творят, что хотят, сказл Сулик.
  -- Они вырезали Братство Стали, им этого было мало, выкрали секретные технологии базы "Марипоза", и этого им мало, теперь они взялись за технологии Убежища. Назревает что-то ужасное, это понятно, как дважды два четыре. Похоже, Анклав наращивает обороты, растит силу, которая должна скоро выплеснуться, обрушиться на Пустыню, ужасной волной, цунами.
  -- Мне не нравится интонация, с которой ты это сказал, ты боишься? - спросил удрученно Сулик
  -- Нет, я не боюсь, но понимаю, что надо что-то делать, но пока не знаю что.
  
   Даллас спустился вниз на первый этаж и подошел к Грутару, чтобы поговорить:
  -- Грутар у вас есть тут паренек, который хочет уничтожить вашу кладку яиц. Вы присматривайте за ним, он очень опасен, отпустить вы можете отпустить его, но практически уверен, что он приведет сюда кого-нибудь, у него, похоже, психическое расстройство или типа того. Его переполняет ненависть.
  -- Я понял, о чем ты мы давно за ннм присматриваем, я думаю, мы его отпустим мне кажется, что он не на столько опасен.
  -- Ну, делай, как знаешь! Я починил голосовой модуль головного компьютера... так что.
  -- Хорошо я не забыл об уговоре, ты можешь забрать GECK, он находиться на третьем этаже Убежища. Удачи тебе. Ведь ты не станешь задерживаться у нас, как я понял?
  -- Так и будет, старик.
   Даллас поднялся на Третьий он зашел в хранилище начал вскрывать сундуки и ящики в поисках GECK'а, наконец, он нашел его небольшой чемоданчик это и оказался пресловутый GECK.
   Даллас не смог скрыть удивления
  -- И это GECK не переставал повторять он... Мда
   Сулик и Кессиди в это время сидели в Хайвейман и слушали музыку. Кессиди был рад, что не было ссоры с Когтями Смерти, эти чудища, да еще к тому разумные, не могли не вызвать у него страха.
   Далласу хотелось бежать со всех ног к Автомобилю, но он не забыл, что обещал Горису предупредить его, когда они будут отправляться в путь. Захватив Гориса с собой, он буквально побежал со всех ног к лифту. Нетерпение просто распирало его, он сейчас был, как большой ребенок.
   Вот уже спустившись вниз, Даллас уже бежит, только кивнув в сторону Грутара, он бежит к выходу, вот оно то самое, наконец, он может вздохнуть свободно, он нашел GECK. И Шаман - Хакунин - больше не будет приходить к нему во снах...
   Когда бравая команда села в машину, то Далласу не пришлось обьяснять, кто скрывается под накидкой под именем Горис. Все поняли, что это Коготь Смерти. "Горис - Десклав - лезет в драке все время вперед. Закутанный такой, странный, горбат", - так Далласу сказал Грутар.
   Кессиди немного побаивался его, поэтому надо было его посадить на заднее сиденье. Сулик, как самый мудрый и решительный, сел ядом с Горисом. Даллас, как всегда сел за руль. Поездка предстояла долгая. Нужно было за несколько дней преодолеть всю пустыню, что бы попасть в родное селенье.
   Горис оказался хорошим собеседником и большим любителем музыки. Но уже буквально через день он заявил, что к нему пришло виденье, что Убежище N 13 в опасности, и ему нужно спешить на помощь... С утра, когда еще солнце несмело бросало свои лучи на землю, он ушел обратно на юг. А друзья втроем продолжили путь.
  
   Опять колеса Хайвеймана крутятся в бешеном танце, крутятся, вертятся никак не остановиться без Байды конкретно значит наворачивают обороты. Музон опять все тот же конкретный психоделик гумус. Или как его там...
  
   Пустошь.
  
   В один из прекрасных вечеров троица напаролас на пустынную шайку Грабителей
   Даллас вышел из машины и направился в грабителям. Один из них поприветствовал его выстрелом из охотничьего ружья. Мелкая дробь подняла пыль в пяти метрах от Хайвеймана.
  -- Это, предупредительный! - заорал грабитель.
   Даллас шёл прямо на них. Раздался второй выстрел, на этот раз дробь попала в песок у ног Хоакина. Даллас остновился, прицелился, нажал на курок... тот, который был ближе всех к нему упал с дырой в голове, Хоакин метил в глаз, но промахнулся. Грабитель с ружьём снова прицелился и выстрелил мимо. Ещё один стрелял в Далласа из 10мм пистолета, третий с задором пристреливался из "Узи" к сидящим в Хайвеймане, а четвёртый стал стрелять из "Пустынного Орла". Даллас снова прицелился и попал в кисть грабителя с 10мм пистолетом, он взвыл и упал на песок, его напарник подбежал ко Хоакину и достав из кармана нож-выкидуху с размаха ударил по голове, шлем Далласа так и остался лежать в Хайвеймане, ловко увернувшись Даллас приставил ствол Винтовки Гаусса к затылку бандита и нажал на курок... винтовка щёлкнула и замолкла, патроны кончились. Грабитель повернулся к нему с радостным лицом, явно собираясь довершить начатое, Даллас с размаху ударил его винтовкой Гаусса по лицу, он упал. Грабитель с ружьём продолжал стрелять в пустоту, один раз Хоакин услышал, как дробь попала в металл и прежде, чем он успел обернуться, грабителя разнесло на мелкие кусочки. Обернувшись, он увидел, как Кессиди передергивает затвор своего шотгана...
   Бандит вскинул плазменную винтовку и выстрелил. Кессиди упал на землю. Второй бандит достал гранату и кинул в Кессиди, который всё ещё лежал на земле.
  -- Ну, как?! Нравится?! - заорал первый бандит.
  -- Вдруг Кессиди вскочил, направил свой шотган на бандита с гранатами и нажал на курок... бандит поглядел на дыру в своём теле и с удивлённым взглядом упал на колени, потом на песок.
  -- Я? Я смерть ТВОЯ! - заревел бандит, направил Эвенджер на Кессиди и... упал, потому что Даллас выстрелил ему в ногу.
  
   Но тут неожиданно из-за дюны, неизвестно откуда взявшиеся бандиты подошли сзади, один выстрел и Кессиди падает с пробитой насквозь механизированной броней. Внезапная атака застала всех врасплох. Сулик, который первый спохватился, начинает отстреливаться из любимого SMG , но уже поздно Кессиди прижимая рану стоял к ним ближе всего они обстреливали его из всего что у них было они видели что он сделал с их товарищами, один из них догадался бросить плазменную гранату она расплавила броню Кессиди на спине причинив ему неимоверную боль. Сулик и Даллас видели что происходит и тщетно пытались выправить ситуацию несколько из бандитов было в боевой броне*(*Броня из легких сплавов металлов, укрепленная огне и лазеростойкими материалами) поэтому меткие выстрелы в исполнении Хоакина унесли жизнь уже четверых, остальных троих отстрелил Сулик, он стрелял очередями, не жалея патронов. Пули выбивали из человека красные брызги, он дергался, и пока он, наконец, не упал навзничь.
  -- Мужайся царапина не из глубоких! - кричал Даллас Кессди.
  -- Царапина, черт побери, царапина, Вполне достаточно и такой. Чума возьми твое проклято племя. Из-за вас стал я кормом для червей! - выкрикнул Кессиди.
   Кессиди заливал серый песок своей кровь, у него было слишком много ран, кровь уходила из него струей в два пальца, ему уже не было чем помочь. Сулик вспомнил те слова, которые он говорил в Машине. Они с Даласом приподняли голову Кессиди он что-то пытался сказать, силы покидали его он тщетно пытался прижать рану, Даллас еще не потерявший веру спасти Кессиди колол ему стимулирующие средства*(*Стимултор - лечебный препарат при впрыскивании, в большинстве случаев обеспечивает немедленное заживление ран).
  -- Нет, лучше вколи успокоительное, - сказал Кессиди. - Уйми мою боль, я надеюсь, вы вспомните старину Кессиди и не держите на меня зла. Я отработал те деньги которые ты мне дал Избранный,
  -- Ну, что ты забудь о деньгах сказал Даллас, да и какой я Избранный, когда не могу даже спасти друга от смерти, - Даллас смотрел Кессиди в глаза, жизнь угасала в нем.
  -- Нет, ты Избранный помни об этом и никогда не забывай, - произнес Кессиди. - Я не долго пробыл с тобой, но понял это, не забывай. Мне тяжело говорит но я скажу... Ты избранный, потому что не жалеешь собственную жизнь ради многих, я чему то научился у тебя и ты меня научил давать людям. То, что они заслуживают, я знаю, что умираю не зря... Кх, Кх, Кх...
   Кровь пошла у Кессиди горлом, но он продолжал говорить:
  -- Не думал, что умру так пустыне от бандитской пули. Думал, что сердце меня доконает, а оно вон, как вышло ...
  -- Не говори, Кессиди, береги силы, ты выживешь.
  -- Не обманывай себя, я уже вижу смерть, - взор все более становился пустым.
   Кессиди уже ничего не видел его, глаза смотрели в одну точку, он раскидывал руки, хватался за воздух ... Тщетно пытаясь что-то сказать, он умер...
  -- Нет, нет, нет... - Кессиди, умирает, его кровь растекается по песку...
  
   Конечно можно сказать никто не выбирает свою смерть... Но Правда ли это? Ведь есть в Великой Пустоши люди, которые предпочли бы славную смерть в бою, от вражеской пули, посреди тел противников и с хриплым боевым кличем на устах... Имя им - герои.
   Так умер Кессиди, он не прятался за чужими спинами, не прижимался трусливо к земле, когда пули свистели рядом, он шел на встречу опасности, смело смотрел ей в лицо, он боролся за право жить и побеждать.
   Достойные похороны достойному воину...
   Похороны не заняли много времени. Постояв несколько минут у свежей могилы, парни сели в машину и поехали на северовосток в Арройо, и пустынный ветер заметал песком следы шин Хайвеймана, а вокруг простиралась бесконечная Пустыня...
  
   Пустыня везде одинакова по эту сторону побережья. Унылое завывание ветра, метущего по поверхности земли острые песчинки... Сумрачное безмолвие ночной пустыни, на милю вокруг нет ни единого живого существа, лишь мертвые пески и чахлая редкая растительность, прорывающая песчаный ковер своими слабыми побегами. Только изредка можно встретить скорченное деревце в человеческий рост. Но даже эти проблески жизни безжалостно вычеркиваются с лица земли жестокими бесчувственными лучами палящего полуденного солнца. Днем пустошь раскалена, точно гигантская сковородка, ночью тепло улетучивается без остатка, и космический холод укутывает пески, заставляя все живое, искать тепла друг в друге. В такую ночь можно видеть стада диких браминов, жмущихся вместе, стайки крыс, забывших о внутренних распрях и прижимающихся друг к другу, подобно напуганным маленьким детям ...Лишь стайки мантисов, шурша жесткими крыльями, на миг затмевают трагичный лик луны...
   Жестока пустынная ночь...
   Банды работорговцев нападают на спящие селенья, наполняя хаосом и террором мнимую идиллию. Вспомнились слова Сулика: "Поднимая камни, ты найдешь только слизняков". Где-то рейдеры, напав на мирного путника, отбирают его нехитрый скарб, упиваясь его беспомощностью, наслаждаясь его липким обессиливающим страхом. Зря надеется он остаться в живых, рейдеры не отпускают никого, кто попадает им в руки. Единственное, на что он может уповать, взывая к богам, это быстрая смерть. Но на это тоже не следует особенно надеяться, больше всего они любят перебить жертве конечности и оставить умирать в пустыне...
  
   Далласу снился сон странный сон, тень предка приходила к нему, он с ним долго разговаривал, предок говорил хоакину, что не спокойно ему, что страх сковывает его, ему страшно за свою кровь, она убегает в жаркие пески пустыни, в морскую воду побережья,
  -- Останови мою кровь, - просил предок.
  -- Останови мою кровь, - молил он...
   Даллас посоветовался с Суликом на счет этого сна. Сулик обьяснил ему, что кровь это родственники предка - это его племя, и что он боиться за него, и что убегающая в песок и воду кровь, это означет, что многие из соплеменников погибли, или с ними произошло что-то дурное, а остановить кровь, это значит или спасти их от смерти, или от какого-либо другого несчастья. Сулик переспросил, не видел ли Даллас, как свертывалась ли кровь у предка в его сне?
  -- Нет, - ответил Даллас. Она не запекалась, просто стекала и растворялась в прибрежной воде, и лишь только на песке засыхала, но туда капало мало...
  -- Значит твоих родственников, еще можно спасти.
  -- Но правда ли то, что ты мне сказал?
  -- Этого никто не знает, но верить мне или нет решать тебе самому, - разумно заключил Сулик, и они вместе снова отправились в путь.
   Друзья думали, отправится сразу в Арройо, но пустыня привела их в Дэн.
  
   Ден - город повышенной детской преступности.
  
   Den.
  
   Пустыня - таинственная, теряющаяся в синеватой дымке безграничности. Тёплые потоки воздуха, высохшие деревья, тянущие свои чёрные ветви к палящему беспощадному солнцу - единственному спутнику за последние несколько недель, а может и месяцевм или лет. Время утекало в песок неподдаваясь счету, потеряв всякое значение. Шелест жёлтой травы, блеск урановых руд находят отражение в воспалённом разуме и не оставляют там ничего кроме боли.
   Тишина. Когда это было? Раньше, очень давно... Даллас любил слушать тишину, когда жил в деревне. Монотонная речь и уроки шамана ему были не нужны. Сейчас он понимал это. Все они: его друзья, родственники, наставники - все они остались где-то там, сейчас уже непонятно где. Затерялись в тёмных уголках памяти. Тишина и одиночество всегда приносили гармонию в внутренний мир Хоакина, но не теперь... Теперь они стали тяжёлым грузом, от которого нигде не найдёшь спасения. Вновь и вновь в своих воспоминаниях возвращался к родной деревне, и Даллас видел её как на ладони. Простота, доброта и открытость жителей - все те душевные качества, которые пустыня выжигает в первую очередь, теперь казались ему примитивными. Пустыня уничтожает человека, ломает его характер, заставляет понять, что он ничто. Только песчинка в бесконечном потоке времени и судеб.
   Внезапные порывы ветра поднимают с земли сотни и тысячи микроскопических частиц и заставляют их двигаться в бешеном танце хаоса. Сколько будут, продолжались бы поиски Далласа не найди он Святой GECK.Что есть ГЕКК - не более чем сказка, или пустынный мираж; история, рассказанная выжившим из ума старцем. Нет, это, правда и эта правда сейчас лежит в багажнике Хайвеймана.
   Его ноги перестали посылать нервные импульсы в мозг. Физическая боль исчезла, оставив Далласа наедине с собой. Радость!? Смятение? Нет! Скорее боязнь! Непонятная боязнь... Того что там впереди.
   На рассвете Даллас заметил город. Водоворот мыслей не даёт сосредоточиться. Долгое отчуждение и одиночество в пустыне рисуют страшные картины в воображении. Даллас чувствует страх перед неизвестностью. Часть его хочет развернуться и уехать наперекор другой части, которая питает слабую надежду на спасение деревни...
   Кровавое зарево над руинами когда-то небольшого городка выбрасывает тень на землю. Солнце только начало медленно ползти по небосводу, а Даллас уже вехал в торговый квартал Дэна. Свет бледно-красного диска с трудом просачивается через густой клубящийся песчаный туман. Ночной мрак постепенно ослабевает, обнажая ужасающие картины жестокой действительности. Узкие кривые улицы безлюдны, лишь несколько нищих, наркоманов и уличных торговцев начинают появляться из тёмных аллей и укромных закоулков. Повсюду, здесь и там, припорошенные радиоактивной пылью, лежат неподвижные тела тех, кто не смог найти себе приют от пустыни. Почти все эти несчастные - дети, обречённые на скитания по мрачным ночным улицам города-призрака, не имеющие семьи, приюта и надежды. Из соседнего здания раздались несколько выстрелов, и слышится приглушённый смех. Никогда не знаешь, что тебя ждёт, особенно в таком месте как Дэн. Да, это бандитский город, когда нашпигованный бандитскими группировками и работорговцами и сейчас "не утратил свой дух"!
   Даллас шагнул в тёмный проём двери, вместе с Суликом, в искрящегося цветной вывеской бара.
   Мутноватый свет лампы заставил Даллас на время зажмуриться. Синтезированный электрический свет чужд таким странникам, отшельникам пустыни как он. Даллас двинулся через прочные заслоны охраны к стойке бара, улавливая неприязненные взгляды на себе. Пустыня! Что ты сделала с людьми?! Что ты сделала с человечеством?!! Казалось бы, взрыв атомной бомбы стёр с лица земли не только множество городов, но и полностью опустошил души выживших. Сейчас Даллас чувствовал себя маленькой искрой костра, которая попала в пожирающие просторы тёмного неба. Цивилизация отвергает его также, как когда-то он отверг её, пустившись в странствия по пустыне.
  -- Бей его, лови, этого маленького воришку! - кричала барменша
   Мальчик бежал по улице, держа в руке кусок сушеного мяса Геккоса, и никто даже не попытался его остановить.
  -- Ловите мальчишку. Он меня обобрал, - неунималас барменша.
   Никто даже не двинулся с места, не то чтобы в городе была круговая порука.
   Кто этот парень, я его знаю, черт подери добуте мне всю информацию об этом парне. Я должен ее получить прямо сейчас. О, это Флик, местный воришка. Я найду его и прибью.
  -- Стой, бродяжка! - полусказал, полупрорычал грозный телохранитель хозяйки бара, пересчитав несколько десятков пуль и перезарядив магазин в своём ржавом Desert Eagle*(* Десерт Игол - Пустынный или еще Степной Орел - Древнейший пистолнт - магнум .44. Интерес к немупривлеченный в конце двадцатого века, сделал его невероятно популярным. Он укомплектован большим магазином на 20 зарядов .44 пулями со смещенным центром тяжести - ПСЦТ - весит 5 фунтов)
   Даллас увидел его боязнь. Да, он боитсяего. Даллас слишком долго странствовал по пустошам и научился понимать примитивные чувства людей. Небрежно оттолкнув его плечо, закованное в железную броню Даллас двинулся к Ребекке - владелице заведения. Вновь и вновь ощутил холодную сталь оружия, скрытого подброней ноги. Это придало ему некоторую уверенность и заставило двигаться дальше.
  -- Вот, я заплачу за мальчишку, этого хватит? - и при этом Даллас бросил пару монет на барную стойку. Ребекка была удивлена такой щедрости, но утвердительно кивнула и плеснула Далласу пару капель алкоголя в стакан.
   Тут в баре началась "заварушка". Какой-то из посетителей казино, проиграв, видимо большую сумму денег решил учинить драку.
   Но внезапно фигура громилы-охранника вновь выросла на его пути. Нежно поглаживая двухзарядный дробовик, он процедил сквозь зубы несколько слов, не дошедших до ушей Далласа. Единственное, что он услышал, было "Постой прият..." ... остальное заглушил выстрел, застлавший на время большую часть помещения белым дымом. Из белой пелены порохового тумана показались очертания другого верзилы, спешившего на помощь товарищу. Что же. Вскоре он догнал друга по пути в рай, ад, или то, что осталось от них. Мгновение... и представшая картина навсегда запечатлелась в сознании: корчившийся в конвульсиях вышибала пытался вынуть из кобуры револьвер, но сильные судороги мешали ему сделать это, двое других "телохранителей" спокойно истекали кровью в безмятежности смерти. На время даже показалось, что комната приобрела кровавый оттенок. Резкая боль в спине заставила прекратить буйствовать незадачливого посетителя казино. Красный капли ручьём побежали на деревянный пол, склеивая одежду с телом. Быстрый поворот, недоумение, ощущение неожиданности и нереальности случившегося. Дрожащие руки Ребекки и ужас в её глазах. Если бы в этих бездонных глазах было зеркало, то Даллас не увидел бы ничего особенного - рукоять ножа, утопающая в складках грубой кожи. Desert Eagle лениво освободился из сжатого кулака и также медленно устремился вниз. Казалось бы, он падал вечно, но удара об пол был услышан. Звон в ушах напомнил о пустыне и одиночестве, заполнив все уголки разума. Ошеломлённое лицо Беки в глазах умирающего, сменилось на грубую обивку пола - падение было быстрым и безболезненным. Боль давно оставила беднягу. Он умер.
   Хотя если подумать, совершенно неважно от чего умирать: от старости, голода, или передозировки свинца или джета в организме. Будет ли человек отравлен ядом, подкошен невидимой радиацией или вульгарно зарезан ножом-выкидухой - это, в конечном счете, неважно. Смерть во всех ее обличьях мерзка и неестественна. В самом деле, буквально пару дней назад человек ступал по той же земле, что и все, дышал тем же самым воздухом, его опаляло то же солнце. И вот каждый продолжает все это делать, когда кто-то уже никогда не ощутит ни горячего дуновения пустынного воздуха, не слизнет каплю крови, выступившую из потрескавшейся от сухости губы, не услышит противного визга пули над собой и не расслабится, думая о вечном в каком-нибудь укромном местечке. Это совершенно неестественно, но придет день, и кто-то небрежно переступит через уже бездыханное тело, равнодушно вывернет полупустые карманы, сорвет с пояса потертую кобуру. Такова жизнь...
   Уже не ощущаешь тех мучительных угрызений совести, лишая противника его главной ценности - жизни. Всегда можно найти оправдание. Со временем это даже входит в привычку, можешь сходу сочинить немало оправданий и аргументов в свою пользу. Только невесть от чего на душе становится слишком мерзко, когда еще одна кровавая зарубка появляется на совести. Но все равно, цель оправдывает средства. Даже то, что собираешься совершить очень скоро, даже это оправдывается. Как и говорил, при надлежащей сноровке можно оправдать даже начало третьей мировой. И не сомневаешься, что человек, нажавший на красную кнопку, сделал это если не с удовольствием, то уж точно без особых моральных затруднений. Каждый из них свято верил, что создает новый и лучший мир. Ну и что? Чего они добились... Пустыня. Жаркая, смертельная, беспощадная. Солнце, укрытое черной пеленой людского страдания и горя. Мириады превратившихся в пепел живых существ, понятия не имеющих о высокой политике. Немногие уцелевшие спаслись в подземных Убежищах. Немногие из простых людей. Политиканы попрятались в убежища самыми первыми, будто крысы. И когда там, наверху, одна за одной вонзались в города ядерные ракеты, испепеляя все живое. Когда не срабатывали противоракетные системы защиты. Когда со спутников лазерами подрывались химические предприятия. Когда над землей несся радиоактивный ветер, несся на своих крыльях крики боли и ужаса, эти трусы сидели за столами глубоко под землей и пили шампанское за успех операции. Они называли это именно так: операция. Ну не маразм ли? Поставив на Земле жирный ядерный крест, назвали все происшедшее "операцией". И кто знает, что являлось причиной войны? Была ли это нефть, столь щедро разливаемая ранее, или же опрокинутый бокал вина на приеме... Какая теперь разница. Былое не вернуть, а мир не повернуть вверх ногами, как бы этого не хотелось. Нужно сказать спасибо предкам, уничтожившим старый добрый мир. Это из-за них теперь люди шатаются по бескрайней Пустоши, изредка набредая на остатки городов, не до конца уничтоженных прошлым. Это из-за них опаляет солнце, из-за них люди мучаются жаждой и тошнотой. Из-за них волосы выпадают у некоторых еще в подростковом возрасте, их наследство облучает, кусает и стреляет в людей.
   Мерзко, мерзко жить в этом мире. Еще тяжелее не имея собственной ниши, своего угла, неприкаянно мотаться от одного города к другому в поисках. Даже если кто-нибудь почует сладковатый удушливый аромат гниющего мяса, он даже не подумает предать земле тело несчастного. Какого черта? Все сантименты остались в далеком прошлом, сгорели в термоядерном аду. И вместо последней помощи нашедший труп, прежде всего, обшарит карманы, зажав свободной рукой нос и рот, успокаивая подступивший к горлу желудок. Если же мародер не обнаружит ни единого медяка, он произнесет первую и последнюю заупокойную, сплошь из нецензурной брани.
   Но люди никогда не покинут свою безжалостную пустыню, как бы жестока она не была. Просто они уже вросли в нее, сжились с обжигающим ветром, с раскаленными песчаными барханами, с редкими изувеченными радиацией растениями. Они привыкли даже к постоянной угрозе смерти. Что такое смерть? Это прежде всего часть мира, неотделимая от него, как и сами люди. Как бы парадоксально это не звучало, человек не отринет смерть ради жизни. Потому, что и она вросла в человека, сжилась с тобой. Они как два сиамских близнеца - беспомощны один без другого. Что делать? Так происходит с каждым. Или он сливается со смертью, или она вливается в него. Убить, или быть убитым... Каждый сам за себя - таков закон пустыни. Человеку не выжить в другом мире. Другим мирам не нужны такие. Типичный человек пустыни. Пропыленный, обветренный человек. Слезящиеся от постоянного прищура - то вглядывается в даль, то прицеливается -- красные глаза, резко очерченные морщинами. Шелушащаяся кожа, не раз сожженная дотла солнцем, безволосая голова - что поделаешь, радиация невидима. Руки, грубые, покрытые мозолями... Они привыкли сжимать оружие, сдирать шкуру с ценных ящеров и некоторых неразговорчивых врагов, знающих нечто ценное. Эти руки не умеют нежно провести по щеке любимой, ласково обнять. Зато они привыкли бесжалостно сворачивать челюсти и ломать ребра. На эти пальцы не надеть обручального кольца - они больше привыкли к кастетам и энерго-кулакам. Ноги. Этому точно нет места нигде, кроме этого выжженного мира. Не кружиться в танцевальных па они предназначены, нет... Отмахивать бесконечные мили, не замечая тупой боли в мышцах. Разбивать буйные головы и бока монстров, превращать в кашу органы противников - вот их истинная задача. Покрытый шрамами больше, чем прославленные ветераны прежних войн. Куда такому в лучшую вселенную? Занозой, соринкой в глазу будешь там этот человек пустыни. Его место здесь, в Пустоши. Только здесь уместен хладнокровный взгляд убийцы. Только здесь нужна безупречная реакция, спасающая жизнь.
   Так что человек пустыни не рвись в другие места. Слишком глубоко в тебя вьелась пустынная пыль и... кровь. Всюду, где ты будешь проходить, всюду Пустыня будет стараться вырваться из твоей души, чтобы жадно впиться радиоактивной пастью в свежую плоть сущего. Ты будешь кровавым вестником горя и гибели всему живому.
   После таких размышлений Даллас спокойно углубился в воспоминания.
   Тогда глава одной из местных группировок, которая находиться в одном из зданий Дэна, - Лара попросила Далласа разведать, что хранится в ящиках в церкви, и платит за это "чистоганом" - 200 монет. Даллас сказал охраннику, что пришел по поручению босса работорговцев - Метцгера. Они его пропустили, Даллас тогда проверил все ящики в дальнем правом углу и вернулся к Ларе за деньгами.
   Лара попросила поинтересоваться, что думает Метцгер по поводу войны ее банды с той бандой, которые работают на него. Лара у него просила разрешенияна разборку. Метцгер ответил, что все это ему сугубо фиолетово, ему все равно, какая именно банда выполняет его поручения.
   После этого Лара попросила выяснить, когда лучше всего напасть на этих негодяев, найти их слабое место. Даллас переговорил с одним охранником церкви, тот проболтался про вечеринку, получив свои законные 400 монет, Даллас думал, что этим все закончиться, но не тут то было. Лара попросила помочь ей, разгромить эту банду. Даллас вырезал всех один, так и не дав охране Лары показать себя.
   Он вспомнил, как спас Вика? Вик находиля тогда в плену у работорговцев. Даллас не стал вступать в ряды работорговцев, его убеждения не позволил этого. Это позорное клеймо, которое поставли бы ему преспешники Мецгера, осталось бы с ним на всю жизнь. Да, и Сулик не понял бы этого. Даллас просто вырезал всю зловонную банду работорговцев, получите много вещей на продажу и Вика в компаньоны.проще говоря забрал Вика и выпустил всех рабов на заднем дворе ДОМА МЕЦГЕРА.
  
   Хозяйка бара - Бекки, попросила Далласа тогда выбить из одного алкоголика, его зовали Фред. Фред выглядел, как простой житель и сначала не вступал в диалог. Даллас тогда помог этому бедолаге, оставив ему немного денег и добавив за него Бекки, Даллас помнил как тот потом щедро возместилза его помощь, сорвав в казино банк.
   В казино "У Беки", пока Даллас выпивал, то услышал какую-то занимательную историю от девушки посетительницы, душещипательную историю про бедную кошечку. Но так сильно был погружен в себя, так и не понял, про что она рассказывала.
   Даллас вспоминал, как Беки попросила вас принести ей потерянную книгу, книгу Даллас нашел на кладбище, получив - 80 монет в награду. Именно в первое посещение Дэна Френк, бармен, попросил узнать, почему у Бекки такая дешевая выпивка за 100 монет. Даллас нашел тогда самогонный аппарат в подвале у Беки, охранник, что смотрел за дверью, время от времени отлучался к дилерше рулетки, договориться про вечер. Фрэнк умолял сломать ее аппарат, но Даллас был непреклонен, он просто уломал Фрэнки покупать выпивку у Беки, хотя и не получил за это ни цента.
   Даллас так же вспомнил, что в городе есть отдел Братства Стали. Его тогда туда не пускали. Хотя Хоакин и долго уламывал охранника.
  
   В здании по с соседству отделом Братства, Даллас нашел призрака некой девушки по имени Анна, он появлялся как в сказке ровно в 12 ночи. Призрак ходил и повтарял об утеренном Амулете. В разговоре с призраком Даллас выяснил, чтодух его ни успокоиться пока ему не вернут Амулет. Зайдя в диннер Матушки, Даллас начал выспрашивать у нее про "Проклятый Дом". Матушка (Моме) рассказала, что там девушка жила Анна, потом померла и в ее доме поселился какой то "недоумок" в синих штанах. Этот то панк и начал торговать невесть откуда взявшимися ювелирными изделиями. Что его этого панка зовут Джои, и что он часто ошивается возле костра за местной богодельной. Как оказалось это был местный драгдиллер. Он еще оказывается и наркотой из New Reno торговал! Хорошенько припугнув его:
  -- У тебя медальон призрака, призрак за тобой охотится, тебе "кронты", - Даллас получил заветный медальон в виде сердечка.
   После возвращения амулета Анне от нее остались кости, эти кости Даллас похоронил на местном кладбище, раскопав могилу, где написано женское имя, Anna WinSlow, положил туда кости и закопал могилу.
   Самая яркое из всех воспоминаний это машина - "тачку", как в шутку ее называл Хоакин, которую Даллас купил у местного механика и торговеца машинами по совместительству, очень полезного персонажа. Можно сказать за гроши, за 2000 монет и впрыскиватель топлива из Геко. Да, чуть не забыл, для экономии энергии и топлива нужно было также вставить - Fuel Cell Controller, ту запчасть, которую Даллас нашел в Кламате. Механик еще поломался немного, якобы слишком дешево ее продает, но после того как Даллас принес ему еды от "МАМЫ", согласился продать "Хайвейман".
   Вдоволь потешив себя воспоминаниями Даллас решил поспать и направился к бывшей резиденции Лары, к заброшенному зданию, там они с Суликом и заначуют иначе усталость и ломота в костях их доканают.
   "Все-таки ночь в пустыене не сравнится с теплотой постели пусть и без одеяла", - усмехнулся про себя Даллас.
   На утро они сразу отправились в путь, застилая небо пустынной пылью.
  
   Вертиберд близ Кламата.
  
   Klamat.
  
   Они мчались на большой скорости, почти летели по просторам пустыни, но все-таки Даллас сумел рассмотреть что-то необычное. Похоже, удача не прекращала радовать его сюрпризами. Это было что-то крылатое, как обычно Даллас сразу решил воспользоваться справкой ПИП-БОЯ. Это был вертиберд. Видимо он разбился недавно ибо трупы валявшиеся вокруг были еще не совсем разложившиеся, но воняли ужасно. Да, это был вертиберд, но не то ржавое корыто, которое валяется по хвост зарытым в песок, или является домом для местных аборигенов, а настоящий вертиберд.
   Сейчас Даллас стоял у разбитой покореженной машины, может быть час назад парившей в воздухе, Вокруг были разлиты черная как нефть масло и урановое топливо, лужи зеленной радиационной массы. Пахло маслом и горячим металлом. Лопасти винта на левом крыле погнулись, из двигателя текла какая- то жидкость.
   В салоне царил полнейший кавардак. Пол был наклонен под небольшим углом, поэтому приходилось то и дело сохранять равновесие. Куча разномастных ящиков и бочек с радиоактивными веществами, большой железный контейнер справа, закрытый на замок, вот, пожалуй, и все богатство. Даллас хотел попробовать пробраться в кабину пилотов, но не получилось. Сплошной завал из ящиков и покореженного железа. Здесь было нечего искать отстрелив замок на железном контейнере Даллас решил осмотреть его содержимое внутри не было ничего интересного только безделушки золотые и бриллиантовые украшения, монеты, слитки золота и платины. "Ненужное барахло!" - подумал про себя Даллас, но Сулик удивленный обилием богатства никем еще не запримеченным сгреб все к себе в сумку Даллас при этом не произнес ни слова. Его больше заинтересовало странное оружие, которого они доселе не видели, но патронов к ниму, оказалось, мало, поэтому брать его не имело смысла, разве, что только для того, чтобы загромоздить и так безбожно забитый багажник.
   Пока друзья рались в разломанном брюхе разбившегося вертиберда, к ним подбиралось скрипея подшипниками нечто непонятное, одного взгляда Далласу хватило, что бы понять это робот ремонтник. Его мощные щупальца-манипуляторы то сжималсь, то разжимались. В его намерениях не было ничего дружелюбного, он мчался на внушительной скорости, направляясь к вертиберду еще пол минуты, и он достигнет цели и прикончит друзей. Даллас ненашутку испугался, ведь он совершенно не рассчитывал, что что-либо или кто-либо выживет после такой катастрофы, но вот оно живое свидельство его ошибки. Оно направлялось прямо к нему, Даллас быстро выхватил винтовку из ножной панели и недолго целившись, выстрелил в робота. Один из детекторов двжения был поврежден, так что робот завертелся вокруг своей оси, а потом долго не мог скоординироваться, и кружил по поляне с выжженной от катострофы травой. Наконец, он опять направился к цели, Даллас почти содрогнулся рассмотрев поближе робота и поэтому промазал пуляю скользнула по броне родив тьму искр. Даллас старался как можно лучше целиться и наконец попал по второму детектору движения, робот окончательно потерял направление движение, но все ровно продолжал движение. Далласа это удивило, и только отстрелив одно из колес робата, он понял, робот двигался чисто импульсивно, по ранне заложенной программе, теперьже ремонтник сбился с кусра и наткунвшись на груду камней буквально разлетелся на части, из его круглого как мусорная бочка брюха потекла черная маслянистая масса.
  
   Кламат - это небольшой город трапперов, охотников на Геко, что неподалёку от горы Клэмат. Когда-то, до Войны, он назывался Кламат-Фолс - Война отрезала вторую часть вместе с памятью тех, кто выжил. Даллас встретил в этом городе много людей. Но ни один из них не отпечатался в сознании Далласа так ярко, как парень у входа в бар Торр - он был слабоумным от природы. Он предложил - дело правое - охранять брахминов от скорпионов. Двое братьев Чак и Бак предложили спереть у бедняги брамина, Даллас не согласился, и прирезал обоих. Пошарив в их карманах, он нашел тогда два неплохих кастета, за которые потом и выручил Сулика из рабства, выкупив его у местной барменши.
   Даллас начал свое путешествие именно с этого города. На входе в город стояло кафе. Даллас помнил как парень по имени Боб, который там стоит рядом с входом, попросил Хоакина заправить его самогонный аппарат. Аппарат находился в "охотничьих угодьях на Золотых Геккосов". Даллас тогда легко справился со своим заданием и получил причитающееся ему вознаграждение. В другом баре бармен попросил, наоборот сломать самогонный аппарат Боба. Но Даллас не захотел делать этого низакакие деньги. Но прежде, чем Даллас выполнил это задание. Он по заданию какойто заплаканной женщины в том же баре, где он выкупил Сулика, нашел ее пропавшего мужа - Смайли, она показала на карте место под названием Таксичные Пещеры - Toxic Caves, что близ горы Кламат, с резиновами сапогами из сторожки самогонщика там было безопаснее, Сулика Даллас оставил в городе.
   Там же в Таксичных Пещерах Хоакин нашел лифт. Но без электронной отмычеки, туда даже нечего было суваться. Смайли научил Далласа разделывать и снимать шкуры с убитых Геккосов, а его жена дала Хоакину за освобождение мужа - 100 монет.
   В другом баре некий знаток кулачного боя "поставил" Далласу хороший удар правой и найчил лучше владеть холодным оружием.
  
   Еще в этом трапперском городке часть города отделена от остальной, в подвалах второй части много крыс. Даллас решается спасти город от этой начасти. Вход в эту часть города - дверь охраняет мужик. После короткого разговора, а с ним можно было договориться, тот просто отдал ключ. Разгроми "Крысиное королевство" наверху, Даллас спустился под землю, там он встретите еще больше крыс и огромного Бога крыс. С немеренным здоровье, так что казалось, что тот сейчас убьет Далласа. Подорвав одну дверь, Даллас поднялся наружу. Там он увидел разбитую машину, с тем самым контроллером топлива, который так пригодился в Дэне. На этом приключения в Трапперском Городе закончились и он отправился дальше в Дэн путь, к которому указала одна из посетителей БАРА.
   Покончив с воспоминаниями, Даллас сел за руль Хайвеймана и снова отправился в дорогу. Сулик включил погромче музыку и практически сразу уснул.
  
  
  
   Арройо мертво.
  
   Arroyo.
  
   ...Невада, Невада, Невада! Поет ветер, слышны его напевы, убаюкивающие, усыпляющие зазывные, тревожные...
  
   Еще издали через грязное, мутноватое стекло Хайвеймана Даллас заметил что-то не так, оборванный подвесной мост через каньен, сгоревшие палатки из браминьих шкур и тело у самого моста. Это был шаман Хакунин, было понятно, что произошло что-то недоброе.
  -- Шаман о нет, что здесь произошло, расскажи старик...
  -- Все было так, сынок...
   Как сказал шаман, он единственный кого не забрали. Хакунин поведал о страшных машинах и не менее страшных металлических людях, увезших всех на запад, к Большой Соленой Воде.
  -- Я выбежал из старой, засаленной палатки и увидел четыре механизма, зависшие в воздухе, они медленно снижались. Люди высыпали из палаток и землянок и замерли в удивлении. Из машин попрыгали существа, похожие на людей, однако людей, закованных с головы до ног в металл, в такие же одежды, как и у тебя, и стали сгонять всех к машинам. После первой, практически невольной, попытки сопротивления, незваные гости достали оружие необычной формы, стреляющее молниями. Сопротивление было подавлено в зародыше, - сказал шаман. - Я упал как подкошенный. Пришельцы не обратили на меня внимания, видно посчитав мертвым...
  -- Прошу спасти наше племя, - молил шаман, умирая.
   Даллас еще долго рыдал над трупом Шамана. Пережить это, и не сломаться, даже ему было сложно.
  -- Негодяи, они убили всех, - и Даллас упал на колени, держа в одной руке голову, а другой, придерживая плечо уже мертвого шамана.
   Его лицо было открыто, шлем разгерметизирован и лежал, отбрасывая тень на горячий песок. В глазах была скорбь и это неподдельное чувство утраты чего-то, что уже никогда, никогда не вернется назад. Его поселок был чем-то родным приветливым и всегда желанным. Оазис доброты и покоя. Это чувство его часто согревало в долгих переходах. Он всегда считал, что сможет сюда вернуться, и что все будет по-прежнему, так же как и всегда или так, как будто бы он оттуда и не уходил.
   Теперь все померкло вокруг, под тем грузом горя, которое горой, не меньшей, чем Кламат, сейчас навалилось на Далласа. Внутри что-то сломалось, какая-то пружина, которая держала весь характер, всю сущность, вообще всего его самого, некий остов, скелет, который всегда позволял Далласу преодолевать любые несчастья и жизненные преграды, возникающие на пути. Он был сломлен, разбит, растоптан - он, Избранный, ничем не смог помочь своей деревне, своей родине, своей маленькой, но все-таки гордой родине - Арройо больше не было. В это было трудно поверить, с этим было тяжело смириться.
  -- Я убью их, я убью их всех! Анклав поплатиться за это! - он показал на сожженную напалмом деревню.
  -- Не горячись, Хоакин. Время лечит раны. Они зарубцуются, и будут ныть, но заживут. Лишь на воде не остается следов. Сердце построено по-другому. Потерпи и все забудется.
  -- Нет, я этого не забуду, пока не отомщу. А я буду мстить, эти ублюдки очень скоро, из первых рук узнают об этом, мое оружие поведает им лучше любого посыльного.
  -- Брось, Даллас, стоит ли сейчас бросаться в столь опасное дело на горячую голову. Для начала не мешало бы посовещаться с Духами предков. Быть может им вовсе неугодно наше вмешательство, - пытался успокоить Далласа Сулик. Давай, друг, подымайся, пошли, отоспишься - утро вечера мудренее.
  -- Нет, я никуда отсюда не уйду. Я хочу еще похоронить этого бедного старика.
  -- Брось, будь же мужчиной, в конце концов, не упрямься, я за тебя это сделаю.
   Но Даллас все не приходил в себя, а только твердил одно и тоже: "Я убью их, я убью их..."
   Сулик не дал ему закончить эту оду ненависти, отобрал оружие тут же. Да так, что Даллас даже опешил от неожиданности, ударил его наотмашь кулаком в подбородок. После чего Хоакин, глубоко удивленный происходящим, упал на спину, проделав ее довольно таки широкую борозду в песке. В следующую же секунду Даллас уже вскочил. И не напрягая мозги размышлениями, сразу же бросился на своего друга. Реакция Сулика была мгновенной. Он отскочил в сторону и разворотом руки опрокинул Даллас наземь. Этому приему он научился в Сан-Франциско, когда участвовал в тренировке местных борцов, чьи предки были переселенцами из Китая и знали многие секреты восточных единоборств. Сейчас эти приемы как никогда пришлись, кстати, ибо его друг был сильно взбешен и поэтому о здравомыслии, даже не стоило вспоминать. Нужно было обороняться от яростных атак этого дикого зверя. Вот и опять Даллас вскочил, чтобы нанести удар ногой, но Сулик уверенным движением схватил его за ногу и, поставив другой его ноге подножку, ударом ладони вновь сбил его на обжигающий зноем песок. В конце концов, Даллас вышел из себя и крикнул срывающимся голосом:
  -- Черт тебя дери, Сулик, что ты задумал?
  -- Это для твоей же пользы.
  -- Пользы? О какой пользе ты говоришь?! Ты мне чуть зуб не выбил!
  -- Ну, вот, ты опять заговорил о себе, только не надо так выходить из себя. Злость лучше, чем отчаянье!
  -- Да?! - и внезапно с неизвестно откуда взявшейся сноровкой Даллас хуком справа сбил своего друга с ног, и удовлетворенно с грубостью в голосе добавил, к сказанному:
  -- Да, теперь я чувствую себя намного лучше. Сулик, не подымаясь, схватил лодыжки Далласа своими ступнями и резким движением ног свалил его наземь.
  -- Ладно, ладно, сдаюсь, дай мне руку!
   Сулик решил ему помочь и тут же за это поплатился, нога Далласа уперлась ему в живот, после чего, перевернувшись через голову раз, пять, очутился довольно таки далеко от того места, где стоял вначале. Подымаясь и стряхивая песок со своей механизированной брони, Сулик произнес то, что давно хотел сказать своему другу:
  -- Ты не умеешь проигрывать, Даллас, и это твой главный недостаток, но и если уж говорить прямо, то и достоинство тоже!
   И он с каменным лицом поднялся и пошел к машине, оставляя за собой на песке отпечатки стальных ботинок.
  -- Что ж ты как всегда прав, кладезь древней мудрости! Как это не прискорбно, но факт, - сказав это, Даллас подошел к винтогвке Гаусса, подбросил ее лодыжкой вверх, перехватил в воздухе рукой, и тут же перекинул ее через плечо, закованное в латы из сплавов легких и высокопрочных металлов. И мирно насвистывая под нос, что-то очень знакомое побрел к Хайвейману. Он и сам не помнит, где слышал эту мелодию, видимо в шахтерском баре в Реддинге, хотя он насвистывал очень неумело так, что трудно было разобрать. Там он достал из багажника лопату, что бы похоронить старика шамана, как этого требовали традиции, да и что бы дикие, мутировавшие за время ядерного вторжения звери не трогали его бренного тела. Но тут вдруг разрыдался, как ребенок, и упал на песок, обронив лопату.
   Сулик не посмел подойти к нему. Он стоял в тени Хайвеймана и смотрел своими глубокопосаженными глазами на происходящее. Боль и скорбь влагой отразилась в них. Его лицо исказила гримаса отчаяния, видимо он вспомнил, как с его деревней расправлялись, рабовладельцы. И украли самое драгоценное, что у него осталось - сестру, всех остальные его родственники погибли в подожженной рабовладельцами хижине.
   А может он, настолько прочувствовал боль и скорбь друга?! Тем не менее, Сулик проникся чувством к этим ему незнакомым людям. Ему тоже захотелось помочь Далласу спасти их.
  -- Я не нянька, что бы присматривать за тобой все время. Но мне жаль, что так мучаешь себя, ты глупец и больше ничего.
  -- Но ведь ты тоже хотел спасти свою сестру, помнишь? Мы искали ее, ты ведь помнишь, как это было, тогда мы познакомились со стариной Виком. Да я жалею, что он погиб, но друзей не вернешь они уходят и мы ничего не можем сделать.
  -- Да я помню этого толстяка мне его тоже жаль хоть он мне и никогда не нравился, и я помню что мы не нашли моей сестры среди рабов Мецгера.
  -- Я так же помню, как в НКР у этого торговца, как бишь его не помню...
  -- Мы тоже ее не нашли где мы ее только не искали все напрасно.
  -- Но я старался тебе помочь я шел тебе, на встречу пойми, и ты что я не могу просто так сдаться и ничего не делать. Мне нужно спасти свое племя. Оно мне так же дорого, как и тебе, твоя сестра пойми это. И поверь, что это настолько же важно для меня как пить или есть, как дышать, в конце концов. Я должен это сделать. Ты со мной?
  -- Да я с тобой друг, но мы не бабы что бы тратить слова понапрасну, давай все сделаем как надо. Неподвижные воды никуда не текут. Ищи свое отражение и перед тобой откроется путь... Никто ведь не знает, насколько силен этот Анклав, давай подготовимся к этой мясорубке хорошенько, ОК?
  -- ОК! Ты прав, твои слова как нержавеющая сталь надолго запечалятся в моем мозгу, давай за дело. Для начала поедем в Нью-Рено и накупимся оружием и наркотиками. Ведь они нам пригодятся ведь так.
  -- Да, друг этот дурман сейчас нам нужнее, чем солнце над головой.
  
  -- Наш путь должен лежать в Нью-Рено там я стану тем, кого даже Анклав не сможет победить. Кровь во мне кипит неимоверно горячим пламенем, я хочу убивать. Сила здесьб в моих рках я розорву ими Фрэнка Хорригана, я уверен это он, со своими преспешниками во всем виноват, он будет наказан. Верь мне Сулик, мой народ будет освобожден, а шаман отомщен.
  -- Что ж, чем мы быстрей доберемся до этого города, тем быстрее мы осуществим наш план...
  -- Вперед пусть правосудие свершиться. Звезды укажут нам правильный путь..
  -- Нужно как можно лучше подготовиться к убийству.
   Они сели в Хайвейма Сулик теперь сидел за рулем.
  
   По пути в Нью-Рено Даллас долго вспоминал о пережитом в Арройо. Как он прошел испытание в Храме и добыл одежду Хранилища N 13. Тест легкий, но его осложнло то, что у него из оружия было всего одно копье. Как он там же в Храме Испытаний дрался на кулаках за эту одежду со своим соплеменником, бой не до смерти, но победить нелегко. Они чуть не поубивали друг друга, Даллас. Когда тот был на последнем издыхании, пожалел беднягу. После победы воин пропустил Хоакина.
   "Теперь ты Даллас - Избранный, Chosen One", - вспомнил слова Старешей Хоакин, старая женщина в палатке из браминьих шкур, благословившая Далласа на это длительное путешествие. Она дала ему задание найти торговца Вика и ГЕКК (Golden of Eden Creation Kit), и около 150 монет в дорогу.
   Даллас помнил, как стоящий рядом с головой статуи воин, поднял у него способность драться без оружия, который так пригодился Далласу многократно выходить победителем в кулачных боях в многих городах и с разными противниками. Другой воин в палатке из браминьих шкур научил Хоакина обращению с холодным оружием. Даллас помнил, как спас собаку своего односельчанина, пса Хоакин нашел на северо-западе поселка в чаще почерневших пустынных деревьев, посреди поляны загрязненной радиоактивными отходами. Благодарный хозяин не мог найти себе места от счастья.
   Помнил, как уничтожил два вредоносных растения подсолнухов людоедов на огороде у Хакунина. За это тот дал Хоакину лечебный порошок. Он делал его из цветков, который цветут охотничьих угодьях, там ползают Геко, ящерицы на двух ногах, очень опасный противник, и корней. Корни Даллас нашел в одной из палаток. После благополучных поисков Даллас отправился к выходу из деревни, к длинному навесному мосту, человек охранявший мост улучшил тогда копье Далласа, после того как Хоакин принес точильный камень, который он сперу своей мачехи в деревне.
   Если бы он знал, что такое произойдет, но чем бы он им помог тогда, судьба распорядилась за него, теперь вся надежда только на него. Судьба целого племени в его руках. Он не имел права на ошибку. Ведь он - ИБРАННЫЙ, Chosen One.
   Вдоволь помучив себя воспоминаниями и мыслями, Даллас заснул.
  
  
   Нью-Рено.
  
   Никогда не спящий город.
  
   ... Друзья въехали в Нью-Рено - самый большой городишко Северной Калифорнии. Огни неоновых реклам и уличных фонарей в который раз слепили Далласа...
   Нью-Рено - Лас-Вегасом пост-ядерного Апокалипсиса -, возникший на развалинах когда-то известного городка контрабандистов Рино.
   Пьяные крики в барах и одиночноя стрельба на улицах - это Нью-Рено, не было сомнений. Вот он, бандитский рай! Нет, лучше, чем рай - наркотики, проституция, игорный бизнес и сразу несколько преступных семей, готовых принять любых отморозков всех мастей в свои ряды! А здесь их хватает бутлегеры, наркодиллеры, сутенеры, озверевшие от джета нарки. Вот еще не полный их список.
   Повтарюсь, но Нью Рено давно зарекомендовал себя, как постядерная столица игорного бизнеса, настоящий рассадник наркомафии и проституции. То есть здесь есть все, что начиняет этот мир опасностью - наркотики, проституция, игорный бизнес и сразу несколько просто преступных или даже мафиозных семей: Семья Бишопа, Врайтеры, Семья Сальваторе, Семья Мордино.
   Нет ни закона, ни полиции, ни шерифа, ни правительства, только семьи.
   Опасный город вечно злых людей, обеспокоенных только своими проблемами, здесь нет места состраданию и жалости...
   Когда наступают сумеки город словно оживает...
   Бездломные в оборванных одеждах дети, найдя упаковку Джета, долго подначивают друг друга вкусить этот запретный плод... Один из них, не выдержав измывательств, быстро вдыхает содержимое баллона. Естественно эта доза оказывается смертельной для тщедушного организма... Детишки испуганной стайкой мантисов разлетаются во все стороны от холодеющего тела своего товарища...
   Проститутка выкалывает глаза шилом своей сопернице, перехватившей клиента и лишившей ее заработка. Но истощенный организм настойчиво требует новой дозы наркотика, и кровавые монеты идут не на еду, а на Джет. Под кайфом она не замечает, как жизнь исчезает из нее, подобно пламени свечи, задутой шаловливым ветром. Дай Бог всем такой смерти...
   Смерть и роскошь здесь шествуют рядом...
   Вот богатый и хорошо одетый мафиози выходит из бара. Проститутка, которой он не заплатил, бросается на него, он не успевает выхватить оружие, и она уже всадила ему нож-выкидуху в ребра, еще десяток ее подруг разравают его дорогой пиджак и рубаху на мелкие клочья. Через несколько минут его тело уже лежит в придорожной канаве.
   Наркодиллер зажавший клиенту пару грамм дозы не избегает своей учати и погибает под пулями автомата-пистолета.
   Страшный город контрастов...
   Разве, нет! Это не пустые слова на ветер - это чистая, правда. Тут же в придорожной канаве загибается нарк. У него уже нет денег на дозу, и нет сил, добыть их! Он превратился в трясущееся ничтожество, ему всего 25, а он уже выглядид, как столетний старик, редкие волосы свисают грязными клоками, он тчетно пытается доползти до бочки с горящими покрышками, что бы погреется, но до нее так далеко... доживет ли он до того момента, когда доползет до нее. Большие сомнения, скорее всего, умрет на полпути.
  
   Да, пошарпанные разрисованные стены, давящая сила боли и зла, вот атмосфера этого города, где даже сильный не может себя чувствовать в абсалютнгой безопасности. Ведь огромный оружейный магазин "New Reno Arms" в обилии снабдил этот город оружием.
   А неподалеку от него магазин доктора Ронеско. Наркотиков на любой вкус и выбор здесь предостаточно.
   Даллас и Сулик решили закупиться всем этим, при этом приоритеты разделились следующим образом. Даллас решил обойти всех наркодиллеров в городе, а Сулик решил закупиться провиантом, амуницией и патронами, последнее было самым важным из списка. Потроны были важнее хлеба, это первый признак войны, которая никогда не заканчивалась в этой богом забытой пустыне.
   Сулик остался за рулем, Даллас, захватив огромный рюкзак, вылез. После чего Сулик поехал в направлении магазина оружия со злобным названием - "New Reno Arms", а Даллас побрел, совершено в другую сторону. Все это они делали молча, как будто это был какой-то странный ритуал.
   Даллас уже освоился с джет, у него было противоядие, и он знал, что с ним делать ведь еще доктор в Делл из Реддинга рассказал о своих предположениях. А когда он поговорил с доктором Троем, все стало на свои места, он был уверен, что с помощью джет и антидота, он сможет изменить не только показатели реакции, но и значительно увеличить порог восприятия и силы. Похоже, наркотик имел, разрушительное воздействие, но в данном случае, сработал бы его положительный эффект, так как антидот практически снимал все отрицатеольные моменты
   "Главное правильно провести эксперимент", - сказал Даллас. Эксперементировать на себе было опасно, но подходящей кандидатуры не было. Да, и глупо было улучшать силу и восприятие человеку с улицы мало ли что ему взбредет в голову.
   Белый Ронеско, бывшый врач из Города Убежища, и негры Джимми Джи - человек со шрамом - и Джулес это были основные наркодиллеры, торговцы наркотиками в городе, называйте, как хотите, от этого смысл не меняется. Именно через них Даллас пытался выйти на крупного поставщика. Конечно, Даллас знал, что кроме Мордино в городе джетом никто не занимается, но он так же знал, что напрямую с Мардино ему будет опасно работать. Резня в Стейблс врядли забылась. Конечно, Даллас сделал пластическую операцию, но это ничего не меняло, его все ровно могли узнать. Слухи по пустыне разносили вместе с ветром, "цыганское радио"*(*цыганское - слухи, жаргонизм) отменный, механизм оповещения.
   Конечно, операция проводилась тайно, Даллас появился в городе ночью, переговоры с доктором велись в тайне, но рано или поздно все всплывет, он понимал это, но не это сейчас его волновало, главное было наркотик, а ему нужна была крупная партия джета, никак не меньше 100 балонов высококачественного не разбавленного джета. Первым в списке был Ронеско, этот старик оказался весьма образованным и хитрым пронырой, жадным до денег, но скупым к правде. Так как Даллас в вопросе денег не скупился, то проблем не было. Ронеско разговаривал не дружелюбно, даже заносчиво, снобизм сквозил в каждом слове, это раздрожало. Даллас еле удерживался, чтобы не пристрелить этого "козла".
   В помещении, где находилась аптека Ронеско бродила толпа отрешенных от жизни нарков. Схлопотать выстрел в лицо здесь было просто, как сказать "Я ПОЕХАЛ В ТИМБУКТУ".
   Неожтданно один наркоманов набросился на Далласа с криком: "Умри Коготь Смерти!" Выстрелами он ранил, троих нарков, пули лишь задели их. Далласу ничего, зато Ронеско, вмиг закрыл решетку своей аптеки и вынял шотган.
   Теперь Даллас понял, что за проблема у этого старика. Он просто боялся всех и каждого.
   Он усмехнулся, и даже не обращая внимания на убегающего прочь нарка, который явно думал, что "коготь смерти", которго он не смог убить погониться за ним.
   Проститутки, стоящие по обочинам улицы, посылая воздушные поцелуи, предлагали себя на разный лад, одна даже распахнула тоненький халатик, показывая свои прелести. Привычная картина для Нью-Рено, но не привычная для Далласа. Он признался себе, что ему нравиться этот город жизнь в нем лилась через край, конечно, это был ключ не живого источника, скорее мертвого, жизнь может быть мертвой, даже если он бьет через край. Это был тот случай. Продажная любовь, продажное уважение, продажная дружба все в этом городе было продажным, даже смерть.
   Даллас осматривался. Ночью в этом городе было очень красиво. Сотни красочных огней, неоновых ламп на вывесках заведений: бар "Сальваторес", казино "Шаркклаб", порностудия "Golden Globes Porn Sign", зал бокса. С непривычки они резали глаз, но было здорово.
   Еще один наркоторговец, к которому его направил прохожий с улицы, оказался негром со шрамом через все лицо. Он был пьян, но твердо стоял на ногах, Даллас громко пориветствовал его. Шлем энергодоспеха он держал в руке, что бы легче было разговривать, на голове осталася только кивриловый капюшон. Как оказалось, его звали Джимми Джи. Да, было, похоже, что этот человек, со шрамом через всю щеку, был пьян. Но не это заинтересовало Далласа, а шрам, он спросил у Джимми, откуда у него этот шрам? Тот начал рассказывать путанную историю, как он защиащал одну из проституток от в стельку пьяного клиента, который хотел ее порезать и в схватке ему тоже досталось. Это невеселая история была интересной, но збивчивые, рассказанные заплетающимся языком речи, быстро утомляли, поэтому Даллас просто скупил весь джет, который имелся у Джимми, и, узнав, как найти еще одного наркодиллера, и попрощавшись, пошел прямо по улице.
   Здесь была территория Мардино, Хоакин знал, что сейчас рискует, но надеялся, что его измененная личность, его не выдаст. И действительно, люди Мордино, стоящие у входа в казино "Десперадо", внимательно всматриваясь, все-таки не узнали в Далласе того самого безбашенного убийцу, так смело расстрелявшего бригаду из Стейблс.
   Пройдя еще немного вдоль улицы, Даллас подошел к негру в выцветшей, под жарким солнцем, поблекшей оранжевой рубашке. Он был барыгой - наркодиллером это было написано у него на лбу...
  
  -- Тебя зовут Джулесом верно? Меня зови просто Даллас. У меня к тебе дело, - взял быка за рога Даллас. Я хотел бы купить у тебя весь джет, ты можешь помочь мне с этим?
  -- Это будет оптовая покупка? - спросил заинтересованно Джулес.
  -- Да, - ответил твердо и уверенно Хоакин.
  -- Должен разочаровать тебя братишка, но у меня нет сейчас с собой столько джет.
  -- Давай все, что у тебя есть, вот все столько монет хватит.
  -- Смеешься, братишка? Такой херовой кучи денег я давно не видел.
  -- Расскажи все, что ты знаешь о местных порядках.
  -- О каком порядке ты говоришь в этом городе полный беспредел баллом правят гангстерские кланы, Мордино, Сальваторе, Бишопы и Врайты, слышал о таких?
  -- Слыхал, но мне интересно было бы услушать больше.
  -- Окей, о ком первом?
  -- Давай о Мардино, я о нем кое-что слышал.
  -- Хорошо, - Джулес поднимает вверх два пальца. Мардинос - двухголовое чудовище, друг, и каждая голова называется Езусом Мардино. Один отец, Большой Езус Мордино, второй сын Маленький Езус Мордино, они оба ближайшие родственника дьявола. Были здесь рабами, но перевернули все давным давно вверх ногами и создали свою собственную империю.
  -- Как велика их империя?
  -- Они владеют казино "Десперадо", прямо вниз по улице. Их нельзя пропустить. У них так же самый большой рынок джет в Нью-Рено. Так что, если вам нужна крупная партия, вам нужно обратиться к ним.
  -- Да, у меня есть идея на счет этого, но об этом позже. Лучше расскажи, как они стали самими крутыми поставщиками джет в городе?
  -- Они на вершине горы, брат. Нет никого другого объяснения. У них есть завод, изготовитель, и сеть распространителей. У них джета. Как в море воды.
  -- Насколько распространяется их сеть диллеров?
  -- Они распространяют его по всему Нью-Рено. Так же продают на север, в Дэн, и так же...кхе-кхе, - обрывает себя на полуслове, кашляет и продолжает. Ну, и Реддинг, который тоже в последнее время не разочаровывает Мордино.
  -- У них фабрики по всему Нью-Рено, выбрасывают дерьмо в воздух день и ночь. Вот почему вы можете купить джет почти везде: в барах. Казино, на улицах ... и конечно у меня, - при этом Джулес улыбнулся, и его залотой зуб засверкал.
  -- Ты слыхал о Стейблс? - как бы ненароком Даллас поднял интересную тему.
  -- Теперь, я не хочу продолжать говорить об одном из самых отвратительных городов, но видно придется тебе сказать. Что в Стейблс много людей в белых халатах. Их стерегут люди Мордино.
  -- Там их исследовательский центр, они тестируют новые виды джета, я так слышал. Теперь я говорю тебе секреную информацию, о которой лучше помалкивать. Так вот, не шляйся там почем зря. У Джулеса джета, хоть завались, и рисковать не нужно.
  -- Почему Мордино продолжает тестировать джет?
  -- Просто улучшают, я думаю, перестраивают сам процесс изготовления, наркотика. Джет хорош, но если они смогут его сделатьеще лучше... будет разница, как между полетом над помойкой и на Луну.
  -- На ком Мордино тестирует джет?
  -- Рабы, их довольно много. Держат их в загонах, как скот. Мордино купил очень много рабов, которых проводили здесь. Они очень много купили,потому что рабы болеют, сбегают, умирают...конечно больше умирают.
  -- Похоже, он действительно очень затягивает?
  -- Не всегда, конечно, а то бы они управляли всем Рено. Так они просто развиваются спокойно.
  -- Я думаю навестить Стейблс, - сказал Даллас, но про себя подумал: "Это слишком опасно, я не буду делать это снова. Первого визита хватило сполна".
  -- А теперь, погоди минуту, я бы даже не думал об этом на твоем месте, брат. Охрана Мордино там, как охотничьи собаки. Просто выбрось это все из своей головы. Рассказывают, что туда наведался какой-то отморозок и вырезал всю охрану и захватил главного ученого Мирона, этим он основательно подорвал бизнес Бишопа, за этого отморозка дают большие деньги, мистер Мардино заточил зуб на него. Вряд ли этот парень жив, если он так искует его, скорее всего, замочили. Но если он жив, я был бы рад получить гонорар за него.
  -- Кто бы был не рад, - усмехнулся Даллас. А сколько дают?
  -- 20000 гринов!
  -- Неплохо, - присвистнул Даллас, а про себя подумал: "Теперь, я знаю настоящую свою цену!"
  -- Ты хочешь повторить его подвиг?
  -- Нет, что ты я уже передумал. А что ты знаешь о Бишопе?
  -- Ха, Джон Бишоп? Нечего сказать: Бишоп умный малый, силен и, похоже, он захватит здесь все...
  -- Почему ты так думаешь? Откуда такая уверенность?
  -- Интуиция, при том пойми, брат, я здесь живу, и видел многое.
  -- Хорошо, не уду спорить, где его территория?
  -- Шарк срит и 2-ая улица. Он всегда окружен охранной и не выходит из своего заведения, так что не пытайся нанести ему визит, до тех пор, пока у тебя нет настоящего дела к нему. Но держись подальше от его жены и дочери.
  -- Вот, дела...
  -- Сам знаешь, о чем я говорю, брат. Держись от него подальше, если не попал в список хороших людей у Бишопа.
  -- Ладно, Заведение "Шарк-Клаб" принадлежит, Бишопу?
  -- Да, это полность его здание, казино, бар, гостиничные помещения, кинотеатр, и тренажерный зал и зал для бокса.
  -- Неплохо!
  -- Бишоп покравительствует спорту, у него тренеруется местный чемпион Мастикатор...
  -- Даллас тихо улыбнулся....
  -- Что ты можешь сказать о Сальваторе?
  -- Тихая семейка. Ею управляет Луис Сальваторе, прирожденный гангстер, в довольно пожилом уже возрасте. Не каждый может этим похвастать, - Джулес поднял указательный палец вверх. Их территория в Вест-Сайди, их резиденция - бар. Называется "Сальваторес" на Второй улице. Не впутывайся там в историю.
  -- Почему бы и нет?
  -- Бесплатный совет: вы видите Сальваторе, наклоните голову и захлопните пасть, или они вас на две половины разрежут.
  -- У них есть лучшее огнестрельное оружие этой части мира, так что никто не пытается с ними конфликтовать, - Даллас усмехнулся, но промолчал:
  -- Что за оружие у Сальваторе?
  -- Пистолеты, которые стреляют светом. Конечно, Нью-Рено это город огней, но тот "свет", кторый излучают эти пистолеты, может разрезать человека на две половины запросто... - Джулес делает движение рукой, рассекая воздух на две половины. Между двумя половинками ничего нет, это точно.
  -- Стреляют светом? Они не называли пистолеты лазерными?
  -- Ну, окей. Я точно не знаю, не уверен, что это как раз то, о чем ты говришь. Но вот тебе мой совет. Не спрашивай Сальваторе о пистолетах. Они имеют отвратительную привычку убивать людей. Которых это интересует!
  -- Под лазерными пистолетами, Джулес я имею ввиду те питолеты, которые излучают пучки когерентного света. Луч достаточной мощности, скажем, несколько мегаватт, может причинить значительный ущерб, если держать его на цели несколько секунд. Вы не знаете, как Сальваторе заряжают свои пистолеты? Они используют батареи, аккамуляторы или кабельные системы?
  -- Я особенно ничего не знаю...хмм...разговариваешь, как один из этих белых халатов из Стеййлс. Ты уверен, что ты не один из них?
  -- Нет, я не один из них, - засмеялся Даллас, сверкнули острые клыки на худом лице. Доктор в Сан-Франциско во время операции удалил ему парочку зубов и поставил заменители из керамики и металла. Глаза прикрывали снятые с трупа убийственно стильные солнцезащитные очки. Надпись на дужке: "Зеркальные тени". Обладание ими уже заставляет чувствовать себя круто. Странно, что ты так подумал, разве я похож на этих ученых крыс продавших свои мозги за довольную и охраняемую жизнь?
  -- Нет, извини, брат, я сказал, неподумав...
  -- Тебе не зачто извинятся, ты сказал, что сказал. Что ты еще можешь поведать о Сальваторе?
  -- Несколько месяцев назад был случай.
  -- Какой еще случай?
  -- Двое из семьи Сальваторе убили целую толпу людей Бишопа с помощью тех пистолетов, а потом пристрелили одного из парней Мордино. Который пытался обосноваться в Вест-Сайде. С тех пор, другие семьи держаться от них на приличном расстоянии.
  -- Точно как лазеры. Ладно, что ты знаешь о Райтах?
  -- Райты? Хех. Райты единствнная семья, которая настоящая семья. Другие семьи просто состоят из торговцев и вышибал. Но Райты - это настоящая семья, понимаешь?
  -- Семья? И сколько их?
  -- Почти 20 или больше Райтов голубой крови. Я говорю, один другого ужаснее.
  -- А чем занимаются Райты в Нью-Рено?
  -- У них нет казино или бара, они в большинстве своем занимаются алкоголем. Продают его другим семьям. Так что если нужен алкоголь... Они обитают в Ост-Сайде, в большом особняке.
  
   Похоже, Даллас выкачал всю информацию о Семьях у Джулеса, но этого было мало наужно было, что бы парень помог ему провести сделку на сотню упаковок джет, уговорить его быть посредником при этом, чтобы он не заподозрил, что здесь что-то неладно. Ведь за 20000 в этом городе могли продать даже собственную мать.
  -- У меня к тебе есть дело, Джулес! Раз ты такой неплохой парень, помоги мне закупить крупную партию наркотика. Я не останусь в долгу, поверь заплачу. Так что ты сможешь поднять свой бизнес выше всех.
  -- Нет, я не стал бы поднимать свой бизнес, это слишком опасно, но почему ты сам на прямую не закупишь такую партию?
  -- Дело в том, что я не знаю, как провести такую сделку. Ведь ты Джулес лучше знаешь с кем и как разговаривать, а я человек в городе новый, поэтому мне не обойтись без твей помощи. Да, я скажу тебе честно, у меня есть не большие, самнения ведь если они будут знать, что за такой крупной покупкой стоит один человек, они просто "замочат" меня, и возьмут мои деньги. Но ведь ты умный человек верно, и сам понимаешь, что если все оформить, как покупку очень сильной и влиятельной организации, то они не только породадут джет, но еще, и скинут цену. Это пойдет в твой процент Джулес, все зависит от того, насколько ты хорошо проведешь сделку, ты хорошо подымешься на этом.
  -- Это соблазительное предложение и разумное. Но как представить организацию, кого я буду представлять.
  -- Ты будешь представлять "Братство Стали". Это сильная полувоенная организация, я действительо состою в ней, и если они будут пробивать это, то сомнений не будет!
  -- Значит, она на самом деле существует?
  -- Да, но в последнне время нашей организации приходиться туго, поэтому нас все меньше и меньше. Нам нужны свежие вливания в организацию, а для волонтеров нужны деньги. Поэтому мы хотим заняться наркотой.
  -- Да, звучит разумно. Но почему ты думаешь, что тебя убьют раз у вас такая крутая организация.
  -- Потому что нас кот наплакал, я мой друг, и еще один брат в Дене.
  -- О, да я слышыл о вас, конечно. Как я мог забыть, но говорят вас много, что вы сильны, как сотня чертей.
  -- Как видишь не все, правда! Оружия у нас много, но держать его некому. Ты поможешь мне?
  -- С радостью с тобой интресно делать бизнес парень, ты тот, кто сразу завоевывает уважените своей прямотой и честностью. Я предчставлю вас, так что люди Мордино обосрутся со страху, и скинут цену, как минимум на 30 процентов.
  -- Хорошо только не перестарайся, - усмехнулся Даллас. - Как бысро ты сможешь провернуть сделку?
  -- В течение двух дней. Где тебя искать?
  -- Ищи меня в Баре "Шаркклаба", вот тебе деньги рассчитывай из этой суммы. Я даю тебе эти деньги на полном доверии, деньги не так важны, как доверие, если ты хорошо провернешь это дело, будут и другие дела...
  -- Хорошо, Босс, можно я тебя так буду называть, теперь я всецело твой. Таких денег я недержал ни разу в жизни.
  -- Назвай меня, как душа лежит, хоть "котом в сопоге", но дело сделай, понял?
  -- Да, как не понять, Босс.
  -- Все ищи меня в Шаркклабе или у Сальваторе. Моя тачка серый Хайвейман, атомомобиль, так здесь немного. Хм, один на всю пустыню - он мой, - и Даллас самодовольно улыбнулся, ведь гордиться действительно было чем.
  -- Заметная тачка, не волнуйтесь, Босс, я сделаю все, как вы сказали.
  -- Все до встречи, скорой...
  -- Все будет в лучшем виде, Босс.
  
   Бар "У Сальваторе".
  
   Даллас зашел в бар, посетителей было много, зал гудел. Столики были забиты пивом и едой на любой вкус, в дальнем углу была лестница, которая вела на верхний этаж, видимо там и находиться офис Сальваторе, - подумал Даллас, у дверей в контору и между столиками стояли и крепкие парни в кожаной броне и с лазерными пистолетами. "Точно, как говорил Джулес, все сходиться", подумал Даллас "Они выглядят как уверенные засранцы похоже на то, но их не так уж и много". С тем потенциалом, который у него был, Даллас бы их перестрелял, но опасность потерять самое драгоценное - жизнь, была слишком велика - около 60 процентов, большой риск. "Может не стоит торопить события". В голову забрела шальная мысль, а не стравить ли семьи и не вмешаться ли в разборку, что бы выгородить не более сильного, а того, кто пригодился бы, как пешка в игре?
   Даллас сел, за стойку сбросив рюкзак, не заполненный даже на четверть джет и заказал пиво. Выпив изрыдную порцию, он решил заговорить с барменом.
  -- Вы знаете эту девушку? - и Даллас показывает портрет незнакомки, который он сам воссоздал на компьютере Братства. Конечно, это далось ему не легко, однако, хорошенько поломав голову, он смог это сделать и распечатал на плотный лист бумаги результат получился впечатляющий, полное сходство.
  -- Да, ее зовут Анжелина, она наркоманка и немного сумасшедшая. У нее большие проблемы?
  -- Не совсем, хотя как сказать, ведь разве у нее не давно уже САМЫЕ БОЛЬШИЕ В МИРЕ ПРОБЛЕМЫ?
  -- Да, вы правы. Она умеет создавать проблемы и себе, и другим.
  -- И все же, скажите, как я ее могу найти в таком большом городе.
  -- Вы ее легко найдете. Она может ошиваться, где угодно, но вечером она всегда в баре казино Бишопа "Shark club". Она там живет. Там вы ее найдете.
  -- Большое спасибо. Вот за выпивку, а это чаевые, - сказал Даллас и щедро одарил бармена за информацию.
  -- Желаю удачи! - старик тихо усмехнулся себе в усы.
   Даллас решил подготовиться к столь важной встрече. Девушка уже не просто его интересовала, он что-то нашел в ней. И она была ему уже чем-то дорога и близка. Но он еще не знал, что с ней делать, убить ее или помочь ей стать нормальным и уравновешенным человеком. Конечно, если бы можно было возвратить к жизни тех людей, которые были ею, убиты, и собрать из них суд присяжных, то вердикт был бы: виновна и приговорена к смерти. Но Даллас понимал, кто такая Анжелина и почему она это делала. Наркотики и паранойя делали свое черное дело. Анжелина кололась, курила, принимала таблетки, и все это запивала лошадиными дозами алкоголя. Для молодой девушки, которой еще нет и двадцати, это было медленное самоубийство, а в случае передозировки немедленная смерть. Но кто в этом обществе всеобщей анархии и вседозволенности остановит эту заразу, поглощавшую и до ядерной войны сотни миллионов людей по всему миру. Никому не было интересным, что конкретный человек убивает в себе человека. Похоже, Далласу эта девушка стала дорога, он уже продумывал пути возвращения ее в нормальную жизнь. Но первое, что нужно было - это заманить эту бестию в ловушку. И на самом деле это было совсем не просто и даже опасно.
   Но первое, что он решил сделать на сегодня - это хорошенько выспаться. Поэтму он пошел искать место для ночлега, это оказалось делом не простым, в городе можно было найти сотню развлечений на ночь, но совершенно негде было поспать, только у Мардино было пару комнат для сьема, да и парочку холодных стен местного гетто наркоманов и остальных оутсайдеров вполне могли укрыть от дождя.
  
  
   Жизнь коротка, используй это Избранный.
  
   Даллас решил испробовать действие наркотика на себе. Он знал, что неизбежно возникнут, различные параноидальные сдвиги в сознании, и что подсознание вытолкнет на свет божий все самые опасные звериные инстинкты. Но он все же решился на этот шаг.
   Он хотел узнать, что это такое думать, как Анжелина, видеть, как Анжелина, слышать, как Анжелина, чувствовать, как Анжелина, ... убивать, как Анжелина!
   Он просто хотел понять ее. Что такое убивать, не руководясь принципом самообороны и справедливости...
   Даллас воткнул себе в вену иглу пневматического пистолета с джетом. "Странно, но я ничего особенного не чувствую!" - подумал про себя Даллас. "Видимо, я просто выкинул деньги на ветер?! Драгдиллер* (Драгдиллер* - продавец наркотиков) просто надул меня, если он попадется мне на глаза, пусть пеняет на себя". Он нисколько ни мог понять, что действие наркотика слилось с ним самим, что он его не замечает, лишь потому, что полностью слился с ним.
   Хоакин чувствовал себя, как никогда хорошо, у него было прекрасное настроение. Агрессивная эйфория охватила его. Рой мыслей опять закружил в голове. Такое чувство, что вся пчелиная популяция застряла в его черепе. На него давила маленькая комнатушка ее тесные стены, воздух казался душным и тяжелым, хотелось подвигов и новых свершений. Поэтому он громко пнул ногой дверь гостиничного номера и выбежал на улицу. Солнце уже было на закате. "Самое время повеселиться", - про себя подумал Хоакин. Ему на глаза попалась бочка с мусором, он с размаху опрокинул ее ногой. Какому-то мужику это не понравилось. Он решил поставить Далласа "на место", и размахнулся, что бы ударить хулигана. Но Далласу только того и надо было. Он без разговоров, сходу дал мужичку в глаз. Мужичок отказался это понимать, и тут же не подымаясь, схватился за металлическую трубу, что мирно ржавела вот уже семь лет на этом месте. Хоакина только насмешила эта выходка. Одной рукой он ухватился за трубу, а другой схватил ее ржавый стержень, а головой с размаху дал мужику хорошего "бычка", так что тот выпустил злосчастный ржавый металл, который Даллас тут же подхватил, после чего сразу же несколько раз ударил краем трубы "БОМЖ'а"* ("БОМЖ"* - гражданское лицо без определенного места жительства) по челюсти. Острый конец красный от ржавчины окропился кровью, осколки зубов и челюсти полетели на землю, среди них блеснуло что-то золотое. "Золотой зуб" - почему-то впилось в сознание Хоакина. Теперь его уже ничто ни могло остановить. Торс, ноги, голова "бомжа" покрывались обильно ударами, пока тот не упал, как перебитый тростник, и не закричал истошно: "Помогите, помогите..."
   Начали сбегаться люди. Ведь все происходило на очень людной улице. Но вдруг лицо "бомжа" задергалось в предсмертной судороге, и он умер. Даллас лишь усмехнулся, отбросив трубу в сторону, и продолжил молотить безжизненный труп ботинками, оббитыми металлическими пластинами. Он опомнился лишь, когда его окружила толпа зевак. Оглянувшись, он увидел. Что от мужика остались лишь кровавые ошметки, месиво, кровавая каша. Мозги, этого ему совершенно незнакомого человека, плавали в огромной луже крови. Хоакин бросился бежать, ловя на себе презрительные взгляды, Даллас, впервые слышал злобное шипение толпы в свою сторону. Эта стена отчуждения вот-вот должна была обвалиться на него и привалить его свей массой. В голове начала пульсировать какая-то боль. Она никак не хотела остановиться. Даллас бежал без оглядки, куда глаза глядят. Впереди замигали какие-то огни. Казино Бишопа "Shark club"... Ноги сами неслись туда.
   "Сейчас Анжелина вряд ли меня узнает, ведь не зря же я делал пластическую операцию, если помнит мое лицо, конечно, в чем я очень сильно сомневаюсь. Ну, и если узнает, то таких неприятностей ей создать не удастся. Я ведь теперь, как железный дровосек. Ни огонь, ни медные трубы не возьмут титановый скелет и металлические поршни мышц моего тела", - так думал Даллас, да, но куча головорезов в баре, так думать отнюдь не собиралась. Он был не новичком в городе, но его новое лицо и телосложение никто в городе ни знал. Да, и голос у него был другой.
   Он был весь в свежей крови, которая еще не успела запечься, а это о многом говорило. Но наркотик делал свое черное дело, и это о многом говорило.
  
  
   Бескорыстна дружба мужская.
  
   Не успел Даллас зайти в бар Казино "Shark club", как его окружила целая толпа людей Бишопа. Один, видимо главный сказал: "Если ты подлый щенок не пойдешь с нами, то я размозжу твою тупую башку! Ты усек тему?!"
   Так грубо с Далласом разговаривать еще никто не позволял себе. Не сдержавшись, Даллас ударил обидчика так, что тот перелетел через стол и кувыркнулся в угол бара. "Да ты зазнался, сосунок!", - вскрикнул, тут же поднявшись и брызгая слюной и кровью Скотт Фарелл, так звали "смотрящего" в этом заведении. "Какого черта, я не понимаю, что здесь происходит!" - выкрикнул, входящий в двери бара брат Фарелла, Суоза-Мартин Фарелл младший. "Мать вашу, еще раз спрашиваю, что здесь происходит?!" - не на шутку разорался он. Скотт сказал примиряющую фразу: "Успокойся, Су! Я сам во всем разберусь, это мое дело!" - но сам он отнюдь не был спокоен и готов был размазать Далласа по полу, тут же не отходя от стойки бара. В углу стояла полуавтоматическая винтовка Томпсона, но он все же хотел решить все по-честному.
  -- Эй, малыш, айда на улицу, и ты покажешь себя, сначала со мной, а потом с моим братом Су, - сказал он, смотря Далласу прямо в глаза.
   На это Даллас только молча кивнул. И уже собираясь выходить, добавил: "Каждый должен отвечать за свой базар! Готовься к смерти Бишопмэн. Ты умрешь, как собака!"
   Сразу откуда-то появились секунданты, что бы провести этот бой честно.
   Они вышли из бара на асфальтированную улицу, и их почти сразу окружила толпа зевак. Даллас начал первый он провел захват рукой и перебросил противника через плечо. Фарелл упал, и еще больше рассвирепел.
   Скотт взвизгнул и с невероятным бешенством налетел на Хоакина. И отбросил его назад. На какую-то секунду Даллас потерял из-за этого толчка равновесие и упал спиной, оперевшись на руки. И тут же еле увернувшись от удара по голове и вскочил на ноги.
   Фарелл оказался неплохо тренированным, он изобразил ложную атаку, нацеливая удар в голову, а Даллас умышленно сделал неверный выпад. В ту же секунду Фарелл попытался ударить Хоакина в висок, но голова нашего героя уже находилась вне предела его рук. Более того, Скотт наткнулся на рубящий удар снизу, который заставил его с воплем подняться на носки.
   Даллас уже было, приготовился еще раз ударить его, но Фарелл обхватил Хоакина руками и повис на нем.
   Разжав руки, обхватившие плечи, Даллас с силой оттолкнул от себя противника, уверенный, что тот распластается у его ног. Но этот мерзавец, падая, успел зацепить Хоакина ногой так ловко, что тот упал на спину. Но еще в падении Даллас согнул ноги, что бы приготовить достойный ответ на случай атаки. Как только противник приблизился, ногами ударил его в грудь так, что они подействовали, как сжатая пружина. Скотт Фарелл упал, схватившись за грудь он тяжело дышал и с ненавистью смотрел в сторону Далласа он пытался встать ему это, в конце концов, удалось он встал и снова бросился вперед для яростной атаки при этом он кричал, истощая свое дыхание этим усилием:
  -- Я убью тебя, жалкий дикарь! Ты умрешь, как и вся твоя родня, жалкие грязные охотники гор - под пятой более сильных.
   Даллас ничего не ответил на эту тираду. Он пропустил все мимо ушей, за него говорили кулаки. Он ударил бегущего Фарелла с такой силой, что тот отлетел назад, брызгая кровью из разбитого носа. При этом нос был разбит настолько, что Скотт мог дышать только ртом. Кровь ручьем заливала яркую рубаху. От этого Фарелл еще больше озверел и решил повторить попытку, но Даллас не дал ему ее начать. Хорошенько разбежавшись, он ударил Скотта в грудь своими тяжелыми ботинками, двигая ногами в воздухе, как заправский танцор лезгинки, он как будто шагал по груди Скотта. Под конец Даллас с огромной силой оттолкнул Фарелла, так что тот ударился о фонарный столб, стоящий на углу казино и потерял сознание.
   Больше Скотт не встал, видимо Даллас проломал ему грудную клетку, ведь ботинки были с саперным утяжелением. Но, похоже, все-таки Скотт был жив, ибо закашлялся, и тут же попробовал привстать на руках, но у него это плохо получилось, и он снова упал в пыль асфальта.
  -- Ладно, ты показал, что умеешь драться, - сказал брат Скотта, Мартин. Но теперь ты должен побить меня, если ты не трус. Помогите моему брату, - сказал младший Фарелл своим людям, без малейшего чувства сострадания кивая в сторону брата.
  -- Что ж я готов, давай, я не против честной драки, - ответил Даллас.
  -- Честной!? - сказав это, Мартин усмехнулся и слегка приподнял брови. Ну, нет, парень, теперь играем по моим правилам, - и он тут же взял в руку вакиджаси - острый, как лезвие нож, больше похожий на меч самураев в миниатюре.
  -- Потанцуем, - и дикий оскал засветился на лице Суозы, глаза он мог и не прищуривать, так как был на половину японцем, по материнской линии. Некоторые даже иногда его за это называли в шутку якудзой, даже его собственный брат, которого уже унесли в казино полуживого. Сам Суоза не любил этого, он требовал называть себя Мартином, так, только так, и не как иначе. - Я тебе просто голову оторву вот и все.
  -- Вот и все, так просто? - страх блеснул в глазах Далласа. Он знал этих "косоглазых", и как они умеют драться. Даллас запомнил тот бой с мастером школы Кун-Фу, и извлек из него положительные уроки.
  -- Так просто, - тихо почти про себя повторил Даллас, вспомнив, что где-то совсем рядом, есть его друг Сулик, и если что с ним, с Хоакином, случиться, его друг отомстит за него.
  -- Ты не запугаешь меня, Суоза, притом, что к тому же ты - не настоящий якудза. Ты наверняка не знаешь, что такое каратэ или кэмпо и тем боле что такое Кун-Фу. Тебя унесут на носилках, как и твоего брата, - уже смело и решительно сказал Даллас.
  -- Ха, ты смел, я видел, как ты дрался. Но хватит, как женщины лепетать языками, давай покажем, на что способен каждый. И он сразу стал в боевую стойку.
   Еще один профессиональный бой, два мастера в искусстве убивать схватились не на шутку. Даллас понял, что, несмотря на отрицание корней, Суоза все-таки впитал все самое лучшее, что могла ему дать культура его предков, то есть боевые искусства, так же как он впитал все самое подлое из крови "белых", предательство и обман, а так же кровную месть. Это был опасный противник. Его нельзя было оставлять в живых. Это бы обернулось смертью для самого Далласа.
  
  
   Смертельные уроки жизни.
  
  -- Ты, идиот, держись, размозжить тебе башку мне не проблема, - и он быстрым движение руки задел плечо Далласа, сейчас Даллас был лишь костюме убежища тринадцать, и яркой рубахе с бананами купленной здесь у какого-то барыги, поэтому кровь полилась из плеча. Он только посмотрел на кровь и тут же отразил следующую атаку противника. Это было здорово - веселый вакиджаси и быстрый Даллас хорошая парочка! Даллас развернулся три раза так, что противник растерялся и попытался смутить нападавшего ловким ударом ноги, но ему это не слишком удалось. И противник почти сразу раскусил маневр, он увернулся и попытался вздеть на свой вакиджаси Далласа, как на шампур. Действительно мог ли Даллас сойти за шашлык, конечно же, нет.
   Кровь капала с вакиджаси, она была темная и густая. Даллас знал, что это не смертельная рана, но его как бы поразил сам вид крови, своей крови. Он засмотрелся на нее. И как бы впал в транс весьма глубокий и тяжелый с грубыми последствиями в виде ступора, противник тоже растерялся и засмотрелся. Но тут же спохватившись снова бросился в бой. Ему не терпелось довести дело до логического конца, он жаждал победы, это его забавляло, стало для него частью жизни. На его губах сверкнула улыбка победителя, он уже не сомневался в своей победе, он шел к ней, рисуя на теле Далласа замысловатые узоры своим вакиджаси. Даллас терял самое драгоценное, что у него было - свою кровь, он слабел, он как будто потерял свою силу. Силу, которую ему подарил его народ, приняв этот наркотик, он лишился ее. В голове мелькнула мысль о смерти. "Я не собираюсь умирать!" - Даллас ждал помощи, что-то ему подсказывало, что она придет, и действительно вдруг на горизонте показался Сулик на их машине. Он медленно выруливал по грязными улицам Нью-Рино, даже не подозревая об опасности, которая грозит его другу. Но как только он рассмотрел что происходит, всю его вялость и спокойствие, как рукой сняло. Он выхватил SMG и одиночным отстрелил из руки Суозы острый вакиджаси. Но его помощь лишь все усугубила. Секунданты оживились и достали свое оружие. Вдруг появился один из людей Бишопа, он растолкал толпу и подозвал Суозу, Суоза расстроено матернулся, но все-таки отправился выполнять инструкции помощника, он помнил, что не самый последний человек в организации, и что слишком близок к самому Боссу и ему уже было труднее выполнять приказы Бишопа. Он открыто выражал свое недовольство, люди Бишопа стали это замечать, они с большим удовольствием исполняли приказы Суозы. Все уважали его. Авторитет Суозы в организации был действительно высок и продолжал расти.
   Сулик подбежал к другу, пытаясь отвести его в машину, ведь выдержать напор двух братьев было не так-то просто, Даллас устал и ослаб от потери крови.
   Но Сулика нагло оттолкнули от друга, и как щенка отбросили к машине. А Далласа подхватили за руки, и повели в сторону казино.
   Семья Бишопа - очень могущественный преступный клан. Бишоп нанял Рейдеров, пустынную банду налетчиков, нападать на Волт-Сити* (*Волт-Сити - город убежище, если переводить дословно, это весьма развитый город государство, который признает рабство, как основу государства), он же хочет спровоцировать конфликт между все тем же Волт-Сити и Калифорнийской Народно-Демократической Республикой*(*НРК - это тоже город государство на юге Калифорнии). У него есть дочь Анжелина и жена, обе его любят и в тоже время ненавидят, так как их жизнь сущий ад под пятой этого жестокого человека. Он ставит перед собой четкие цели и выполняет их. Он сильный и крепкий. Он сам пробил себе дорогу, а кроме того, ему еще повезло. Он умеет подбирать нужных людей, а ненужных запугивать так, что они за два квартала обходят и его, и организацию. Он обладает грубым характером, и одновременно у него, как у ребенка, отсутствует чувство ответственности, что делает его порой совершенно невыносимым. Но, несмотря на все свои недостатки, Бишоп отличный организатор. Вот краткий портрет Бишопа главы самого влиятельного преступного клана в Нью-Рено...
   ...В зале казино было полно людей, стук костей, гогот выигравших и вопли проигравших, громкие команды крупье. Запах алкоголя был настолько силен, что входящий пьянел, заходя в холл.
   Один из охранников казино - человек опаленный солнцем, с шелушайщейся кожей, тащил за собой девушку, явно завсегдатая казино. Она сильно выпила.
   Все было как в тумане...
   В глазах Далласа не было ужаса, когда его вели по узкому коридору утыканному дверями со всех сторон. Его яркая одежда никак не выделялась в пестроте тканей этого мафиозного клана. Он сам слился с ними в единое целое. Кровь уже не бурлила таким сумасшедшим потоком в жилах Далласа, но ему еще хотелось: взорвать этот мир раскрошить все, вскрыть себе вены, убить всех, посыпать голову пеплом.
   А пока они тихо шли: тишина иногда угнетает. Наколка на плече у одного из бандитов - змея, кусающая свой хвост, как нельзя лучше подходила к данному моменту. Вечность и смерть, две сестры, как будто бродили рядом. Но нарушенное восприятие внешнего мира мешало Далласу реально и четко оценить создавшуюся ситуацию. Действие наркотика было на самом пике. Далласа уже начинало мутить. Он бросал взгляды по сторонам. И понял, что еще никогда здесь не был. И вот как во сне преред ним возникала размытая фигура девушки. Она удивленно смотрела на него, рассматривая с ног до головы. Она заинтересовалась чем-то. Она даже была немного удивлена. До Далласа вдруг дохошло, что перед ним Анжелин. У него в голове начали кружиться вопросы - как, зачем она здесь? В конце концов, что она здесь делает? Ведь, он уже знал, что ее зовут Анжелин, но вспомнил слова бармена:
   "Она все время ошивается в этом баре". Нет, он сказал: "Она живет в этом баре". Ясно, она здесь живет, в этом казино?" - теперь все стало на свои места. "Она здесь живет, это очень интересно", - и, наконец, он ее нашел, но время ли об этом думать, сейчас ведь никто не знал, что его ждало за этой дверью, и что ему скажет Босс мафии.
   Но тут Хоакин оступился и буквально сбил с ног одного из охранников, что стоял в коридоре, одним ударом плеча, ведь вес Хоакина внушителен.
  -- Ты что болен, парень, не видишь куда идешь. Я тебя сейчас научу хорошим манерам, - Даллас не мог оторвать взгляд от Анжелин. - Куда ты уставился грязный дикарь - это дочь мистера Бишопа.
   "Дочь Бишопа, значит, она обладает огромный властью, и если ее украсть, то можно очень сильно за это поплатиться", - думал Даллас.
  -- Давай двигай или я тебе сейчас снесу тебе твою дурную башку, - прикринул охранник, изобразив на лице злобную гримасу и выхватив из-за ремня металичесскую дубинку с электродами на конце, уже замахнулся на Далласа. Хоакин среагировал мгновенно и увернулся, в это время остальные охранники стоявшие в коридоре оттощили его. Суоза хотел сделать знак невмешиваться, но пердумал. Далласа повели в кабинет к Боссу, к Бишопу.
   Они гурьбой подходошли к двум охранникам у лестницы. Суоза с ними о чем-то долго перешептывался, и они все вместе поднялись верх.
   В небольшой бильярдной, которую, видимо, решил отвести под кабинет Бишоп, стояло кроме самого босса еще трое охранников. Видимо Бишопа уже предупредили о случившемся, так что он сразу сказал:
  -- Кто ты тупой ублюдок, кто тебя надоумил, что ты спокойно можешь убивать "овец" на моей территории. Кем ты себя возомнил. Я здесь хозяин ты понял меня. Я здесь хозяин и все чертов недоносок. На моей территории, могут убивать члены семьи. Я бы тебя прикончил сегодня же, но ты мне еще нужен, ты мне дейсвительно пригодишься.
  -- Вас зовут Бишоп!
  -- Что?
  -- Вы мистер Бишоп?
  -- Да, все меня зовут Бишопом, да я Бишоп, хотя мама называла меня Джонни, но тебя это не касается.
  -- Я был в Городе - Убежище в Волт-Сити там я познакомился с Тамасом Мором, Вы знаете такого?
  -- Да, но почему столько много вопросов, я слышу от этого куска дерьма, что стоит передо мной, кто-нибудь скажет мне, ребята?
  -- Так вот, мистер Бишоп я разговаривал с этим полусумашедшим человеком, и он попросил кое-что передать вам!
  -- Что же этот недоумок просил мне передать, ты скажешь мне это, в конце концов, или нет, или мы так и будем, как идиоты стоять весь вечер.
  -- Хорошо, мистер Бишоп, я Вам скажу. Я вижу, как Вам не терпиться. У меня в машине портфель с бумагами из Волт Сити, который он просил передть Вам. Если ваши люди спустятся к моей машине, то мой друг Сулик отдаст его Вам.
  -- Что ж Мартин-сынок спустись за ними, - сказав это, Бишоп посмотрел в строну Суозы Фарелла.
   Тот в ответ лишь кивнул, при этом его длинные и черные как смоль, отдающие блеском метелла от немытой сальности волосы закрыли лицо, затем послушно спустился по лестнице.
   В то время Бишоп решил проявить свой интерес и спросил Далласа, часто ли тому приходилось убивать, вот так запросто, не в чем не повинных людей.
   На что Даллас сказал, что уже привык к смерти вокруг себя, и убивать ему не в первой.
  -- Тогда тебе наверняка будет не трудно выполнить пару заказов для меня, мой мальчик, ведь так. Я в свою очередь обещаю в чем-то тебе пойти на встерчу. Допустим, я забуду о том поступке, который ты совершил, то есть об убийстве жалкого старика и драке с моим человеком, ведь это ты затеял драку, ведь так.
  -- Хорошо, меня учтраивают ваши условия, мистер Бишоп.
  -- Отлично, но не будем торопить события, мой мальчик, я хочу, что бы ты сначала понял насколько это важно и не принимал все слишком близко к сердцу, ведь ты не воспринял слова старика всерьез, ведь я не хотел обидеть тебя ругательствами, я лишь хотел проверить сильный ли ты, пойми.
   Тут вошел Суоза и принес чемодан с документами, там он нашел какую-то записку, быстро прочел и взглянул на Далласа.
   Тишина повисла в воздухе вечностью, почему-то Далласу сейчас показалось, что он был на волосок от смерти. В записке могло быть, что угодно, он молил бога, чтобы там было не то, очем Даллас счас думал - знак смерти или слова о ней. Ведь он был полностью в руках этого жестокого человека сейчас он стоял полностью безоружный перед ним, но страха в нем не было. Бишоп просто сказал:
  -- А тебе действительно можно доверять, - и - Даллас понял - это судьба, его смерть отсрочена, еще на некоторое время. Главное помнить, что живешь только раз и не рисковать попусту, ведь жизнь так мала. Вот о чем наш герой забыл, приняв наоркотик. Теперь он понлял эту давнюю истину и записал ее себе в память. Ведь она так сладка и прекрасна - эта жизнь, но месть выжнее, думал он, и вспомнил о Анжелине, ведь она здесь, совсем рядом, стоит спуститься по лестнице. После последних событий он совсем забыл о ней, о сладкая Анжелина, он сам не знал, что с ней делать убить ее или сделать своей.
  -- Ну что ж молодой человек, вы будете работать на меня, это устраивает похоже вас тоже. Обговорим мелочи завтра, а пока продемонстирируйте, как вы умеете отдыхать после кровопролитий. Эй, ты, отведи "Крутого" к его апартаментам и смотри, чтоб с его головы и волосок не упал, он мне сейчас дорог, как ни кто из вас "чучел набитых". Пусть, он отоспиться, а ты стой у двери, и никого не пускай, и захвати с собой смену. А ты, Мартин, лично проследишь за всем, ты меня понял. Я так хочу, и так будет, ты понял меня.
  -- Да, босс, покусывая верхнюю, губу ответил Суоза.
  -- Что ж, теперь я хотел бы поговорить со Скоттом, как его дела, он жив, как его отделал этот паренек. Он мне определенно нравиться, - добавил Бишоп, когда троица во главе с Суозой и Даллас спускались по лестнице. - В нем есть что-то, что напоминает меня самого в молодости - неудержимая жажда жизни и сила. Я всегда уважал таких людей, он ни чета вам кусливым крысам.
  -- Ладно, пойдемте, взглянем на Скотта, - и он направился к лестнице к гостиничному этажу, где уже полчаса местный доктор, если его можно, так назвать - Ронеско колдавал над телом одного из братьев Фареллов. Бедняге повезло, Даллас сламал ему два ребра и нос, ребро пробило легкое и сейчас у него кровь шла горлом, розовая она пенилась на его губах, он давился ею, и все время кашлял.
  -- Будет жить? - спросил Бишоп.
   На что Ранеско, улыбаясь глазами, ответил:
  -- Конечно, будет, но нужно, чтобы была проведена полноценная операция, его необходимо свозить или в Сан-Фран или в Город Убежище, на худой конец в Реддинге есть хороший врач. Ни первое, ни второе нам не доступно. Значит, его не плохо было бы отвезти в Реддинг,
  -- И кто его отвезет? - спросил заинтересованно Бишоп.
   Один из людей решил вмешаться,
  -- Почему бы не взять машину у того недомерка, который это сделал со Скоттом.
  -- Что ж я не спрашивал тебя, но ты прав, тем более, что Скотт мне, как сын. Этот парень попал в передрягу, но я знаю его характер, он всегда превый лез на рожон. Всегда, это в его привычках. Именно поэтому он моя правая рука. Позовите того дикаря, как бишь его звать.
  -- Сулик, босс!
  -- Да-да, позовите Сулика, я поговорю с ним, похоже, он умеет водить эту колымагу! Пусть отвезет Скотта в Реддинг, кто-либо поедете с ним, и смотрите не слишком там. Я слышал этот Сулик, убивал пятерых одной очередью из SMG автомата. Так что не слишком распускайтесь, мне дорог Скотт, и я не хочу, чтобы его замочили шальной пулей какие-либо недоумки вроде вас.
  -- Конечно, босс, будет сделано, босс.
  -- Все найдите этого Сулика и ортправляйтесь в Реддинг, там не слишком напивайтесь и не деритесь с Шахтерами, я слышал, там есть свой шериф. Так что вперед, я рассчитываю на этот город в будущем.

Книга вторая.

Возрождение.

   Жизнь - это слово жизнь.
  
   "Анжелин - это злорадное существо, которой доставляет удовольствие убивать. Но даже самый последний негодяй, в сущности, не согласится в том, что он негодяй. Живи настоящий! Тщеславие стыдись, оно никогда не умрет в тебе самом. Недобившись по сути ничего, чувствуем себя на вершине горы. Только познав самого себя человек, может познать других. Не следует усложнять в этом мире все просто. Кто не ценит себя, тот не ценит и все что для него делается. Поэтому надо любить себя, тот человек, который любит себя, может полюбить другого. Только уважая себя, человек начинает уважать и других. Но я люблю эту стерву, хотя это и чертовски трудно. Ведь когда человек тебя не уважает, тебе не хочется с ним иметь никаких дел и вообще наплевать на него, махнуть рукой. Но это не совсем, правда. Так как чувства мои к ней совсем на любовь не похожи. Боль в груди сейчас разрывает мое сердце. Мысли о мести слишком часто посещали. Месть ужасное создание, она мучала меня слишком сильно. Воспоминаниями о пережитых мучениях и безотчетной болью бессилья. Но я буду жить будущим...
   Глупая, хоть и красивая стерва, наркоманка. Но я, похоже, лучшего и не заслуживаю, это еще одно падение. Я ведь еще не прекращаю падать. И упрусь, видимо, во что-нибудь твердое, только в Аду. Остается только одно в жизни наслаждение месть. Она сладка, как отравленный плод. Но не сейчас. Я не глуп и не испытываю больше чувств добродетели сомну всех злопыхателей, как картонки. Я мог бы сделать это и сейчас. Но, не время, подожду. А пока забуду об этом, ведь, это глупость. По сути, они сделали мне плохо, но и я сам себе сейчас причиняю не меньше боли, бередя рану. Вот подрагивает левая рука, нужно вылезать из этой выгребной ямы. Ненависть нужно оставить на время. Все сдвинулось с мертвой точки, но мир все еще стоит перед глазами широкой пеленой. И в тоже время я вижу мелкие черты. Все суета и томление духа!
   Милосердие и добро в этом зверином обществе, самая вредная штука, если вы заботитесь о собственном здоровье. Но если все действительно от чистого сердца, совсем другое дело. Где чистые сердца и светлые души? Вас прессуют и не уважают, на вас плюют! Обижать слабого, так легко. Что ж это ничего, к этому должен привыкнуть каждый, кто встал на путь добра и милосердия, нужно понять, что если ты посвящаешь себя добру, то это не значит, что ты не будешь соприкасаться с мерзостью! Наоборот, ты постоянно с ней будешь бороться, и совсем нет никаких гарантий, что победишь!..
   ...Откуда головная боль мне чего-то не очень хорошо, если не сказать очень плохо современные технологии давят на мозг...
   ...Нужно принимать все как есть, хотя это чертовски трудно, ведь человек редко, что может изменить в будущем. А вернее в настоящем, и никогда в прошлом. Нужно привыкнуть к этой мысли и жить дальше - это неизбежно.
   Болтливость - это порок? Или все-таки разговор, язык которым так щедро, неведомо какой силой человек одарен, это бесценное богатство, которым некоторые пренебрегают, а некоторые бесцельно эксплуатируют, попусту тратят его бесценные свойства. Скорее последнее, чем первое, хотя в принципе одно проистекает из другого.
   Мир штука странная тут сам не знаешь, откуда ждать удара. Иногда когда ты меньше всего этого ждешь.
   Выбор самое сложное в жизни человека. Распределение приоритетов - дело жизни. Я совершил множество ошибок в моей жизни. Их было столько, что их не счесть. Трудно с чего то начать, ибо хоть я и молод, но в душе давно старик.
   Я жил счастливым ребенком, пока тяжелая ноша отрочества не свалилась мне на шею, роль "Избранного". Я должен был решать, куда мне идти по жизненному пути, самому рашать все...
   Но я еще имею один шанс и все исправлю...
   Что страшнее кратковременный испуг или постоянный страх. Я думаю, на этом свете нечего боятся, абсалютно, все на этом свете решается легко, и страх лишь мешает пониманию, нет таких ситуаций, которых надо боятся, есть только такие, которые требуют немедленных контрмер. Человек становится таковым, каков он есть не по собственной воле, и обстоятельства тут не причем. Поэтому иногда нужно перестать бегать от самого себя, забыть про страх и посмотреть в лицо правде, своей судьбе и действовать.
   Жизнь движется по спирали...
   Конечно, этот путь дался мне совсем не легко. Ведь очень трудно снова встать с колен, и почувствовать себя способным перевернуть мир, почувствовать твердую почву под ногами, опору. Сдвинуть все с мертвой точки..." - в таких размышлениях самобичевания прибывал Даллас засыпая.
  
   ...Еще один Сон Хоакина...
   Даллас корчился в самобичевании, страшных муках и боли на полу. А другой Даллас более сильный перешагнул через него слабого и израненного. Даллас даже как-то посмотрел жаласливо на самого себя слабого и беззащитного. Сильный Даллас пошел в жизнь, а слабый стал умирать, задыхаясь и тяжко страдая.
   Далласу снилось, как он достал свое сердце рукой из груди и в его руках оно начало засыхать прямо на глазах, оно засохло, и Даллас тчетно пытался вернуть его обратно. У него никак не получалось. Тут он проснулся...
  
   "Господи возьми меня. Забери меня с этой земли пропитанной злом и кровью, - молил в исступлении Даллас. Я не могу справляться со своими эмоциями. Я сломлен. Чёрт, нет, нет, я силён. Ха, эти все недоумки думают, что умнее меня. Они заслуживают этого. Они все, все до единого. Я даже думаю, что убью их, их ВСЕХ. Я освобожу их души от этого ада на земле. Моё слово будет решающим. Старейшая не ошиблась во мне, я действительно Избранный. Я освобожу родственников захваченных Анклавом. Я рождён на эту землю для того, чтобы очисть её от зла. Да, да и ещё раз да. Анклав ещё узнает кто такой Даллас Хоакин. Этот мир слишком заполнен грязью. Я рожден, чтобы, если не освободить его зла, то хотя бы очистить этот мир от злейшей язвы Анклава. Я прав, все узнают об этом, все ещё увидят. Черт мне плохо. Мне очень плохо. Всё тело ломит. Мне срочно нужна доза. Ещё одна и я встану, я пойду и покажу им, им всем. Ха, вы ещё узнаете, но это потом, завтра. А сейчас ещё одну капсулу. Джета вот оно просветление. Как они не понимают, что Джет это королевская утварь. О, этот мир полон зла. Шальные мысли. Столько мыслей. Такое ощущение, что целый пчелиный рой застрял у меня в голове". Даллас вколол Джет, а через некоторое время вколол противоядие. Такие действия, он повторял несколько раз. Даллас заметил, как его тело наполняется здоровьем и силой, мышцы разрастаются, да и общй тонус организма сильно увеличивается. С эксперементами над джетом и антидотом Даллас провел около недели, все это время люди Бишопа даже не входили к нему. Но вот Даллас спросонья услышал чужой голос в ушах, сначала он подумал, что сошел с ума, голос был так далеко, что Даллас с трудом его слышал, он пытался прислушаться, чтобы понять, кому он принадлежит, но у него ничего не получилось. Но как только Хоакин раскрыл глаза, то понял, что этот голос принадлежит одному из телохранителей Бишопа, он тряс Далласа за руку, но Хоакин лишь молча смотрел на него ничего непонимающими глазами. Наконец он пришел в себя и встал с пыльного матраса, белья не было. Хоакин укрывался электрическим одеялом с атомной батареей V5 и терморегуляцией. Когда охранник пытался разбудить его, то сразу стянул его, поэтому сейчас оно уже было холодным, его температура уравновесилась с температурой воздуха в комнате, чтобы зря не тратить заряд. С тех пор, как человек Бишопа начал будить Далласа прошло уже много времени.
   Помутнение в голове прошло не сразу, видимо побочный эффект после джета все-таки был несмотря на антидот. Действие наркотика полностью закончилось только через 7 дней. Все оставшееся время он проспал в той "засранной" комнатушке, которую он снял в этом странном городе, "вечного праздника жизни".
   После столь долгого сна Хоакин уже точно не мог нормально соображать, ему нужно было хорошенько поесть. Он пошел и пообедал в том же баре, где был вчера ночью. Мысли к нему в голову приходили с трудом, его голова была пуста, как глиняный кувшин - он был полностью опустошен, но пока не сломлен. Первое, что он подумал, где Сулик?
   Перед входной дверью его встретил человек Бишопа не то, чтобы Даллас сильно удивился, но был слегка сконфужен,
  -- Мистер Бишоп ждет вас, - сказал мобстер.
  -- А может сначала поедим, парень, ты не против? Я ведь отлеживался целых 7 дней.
  -- Хорошо только мистер Бишоп просил сопровождать вас.
  -- Хорошо, пойдем, поешь за компанию, мистер Бишоп не говорил, что ты мне должен кое-что рассказать.
  -- Нет, он сам вам все расскажет.
  -- А пока прошу вас побыстрее, ведь мистер Бишоп уже ждет вас. Он прислал меня охранять вас!
  -- Хм, надо же какой он заботливый! Пошли где у вас тут не плохо кормят?
   В то время пока Даллас отлеживал свои бока, Сулик практически с пустынным орлом у виска вез беднягу к уже знакомому доктору Деллу. Почему-то Делл не капельки не удивился увидев Сулика. Он просто вежливо пригласил всех войти и разъяснить суть дела. Сулик передал доктору голодиск с информацией по изготовлению антидота против Джета. Доктор с нетерпением выхватил голодиск и тщательно проверил все данные на компьютере, и только потом приступил к осмотру больного.
  -- Я уже у вас как домашний доктор, - вежливо пошутил он. "Еще одна ночь без сна", - про себя подумал он.
  -- Что ж операция не буде сложной и угрозы для жизни больного не будет составлять. Он будет практически здоров уже через три недели. А теперь если вы господа не возражаете, я хотел бы остаться с больным наедине.
   Толпа из трех вооруженных людей вышла на улицу, двое из них закурили смачные кубинские сигары третьи почему-то длинную трубку, та сразу пошла по кругу как бы в примирение перед их враждой. Им не имело нужды сидеть в городе всем три долгих недели, поэтому было решено, что по жребию в городе останется один из людей Бишопа, другой же поедет с Суликом в Нью-Рено сообщить о том, что со Скоттом все будет окей. Так и порешили и Сулик вместе с одним мафиози на машине отправился опять в Нью-Рено.
   Даллас зашел в уже знакомый бар Сальваторе, как вы уже знаете Сальваторе, это еще один глава преступного клана Нью-Рено.
   Бармен предложил ему яичницу кладки Геккоса, приготовленную на скорую руку. Даллас заказал ему десять штуки таких.
  -- У вас волчий аппетит сэр, - сказал ему бармен.
  -- Вы не представляете, насколько правы, - ответил Даллас.
   Загадочность посетителя нисколько не смутила официанта. Он мало чему удивлялся, ведь это был Нью-Рено, а здесь мало чему удивляются.
   Охранника Бишопа не стали заходить в бар. Они просто встали у входа готовые ко всему. Да, и их бы не впустили люди Сальваторе, ведь они помнили ту стычку с группировкой Сальваторе, где погибло столько их ребят. Они помнили разрезающее плоть энергетическое оружие, помнили, как умирают их друзья, братья. Бишоп всегда старался лишний раз подчеркнуть, что они одна большая семья. Бишоп тогда затаил зуб на Сальваторе за эту нелепую стычку. Теперь их семьи враждовали.
   Непонятно почему, Далласа потянуло поесть у Сальваторе, видимо, наивность еще не исчезла из его глаз и головы, или голова была затуманена после лошадиной дозы Джета, но он пошел к Сальваторе.
   Напряженность сухостью и холодом висела в воздухе, но Даллас с таким забавным аппетитом уплетал яичницу, что бармен за стойкой просто нарадоваться на него не мог.
   Затем, когда они вернулись к Бишопу, и он узнал, что Даллас ходил к Сальваторе завтракать, он пришел в бешенство, и чуть не убил Далласа на месте, его спасло лишь то, что Бишоп узнал, как он Даллас расправился с бандой Мецгера в Дене. Именно тогда Даллас понял, что у него есть шанс разыграть неплохую партию...
   Правда, Даллас не понял почему. Но, придя все-таки в себя Даллас, обсуждает планы вместе с Бишопом:
  -- Я не должен ничего объяснять тебе. Твоя репутация идет впереди тебя. Я знаю, как ты расправился с Мецгером и его шайкой в Дене, мне непонятны пока еще твои мотивы, но я их пойму, я знаю как ты профессионально расправился в Стейблс с охраной Мордино. Тебе лучше не показываться в восточной половине города. Хм-хе-хе, - рассмеялся себе в нос Бишоп. - Мордино заточил на тебя зуб, но ты мне подходишь. Не думай, что если я почти не выхожу из своего казино, то ничего не знаю. У меня везде информаторы! Поверь мне парень, эти руки держат в узде большую силу. Я рад, что не сильно покалечил моих ребят, иногда им нужна встряска, я уже знаю, как они иногда покусывают друг друга от нечего делать. Если ты выполнишь правильно то, что от тебя требуется, у тебя будет великое будущее, поверь мне.
  -- Вам трудно доверять, мистер Бишоп, но я так же помню, что я ваш должник.
  -- Тоже верно!
  -- Давайте, наконец, приступим к делу.
  -- Что ж ты прав! Ты будешь должен убить Роджера Вестина из NCR. Только убрать его надо тихо и незаметно. Этот урод живет в собственной резиденции, отгороженной от основной части NCR энергетическими воротами. Скажешь охраннику, что у тебя есть дело к Вестину, и он тебя пропустит. Как ты его убьешь, твое дело можешь воспользоваться шприцом с ядом, отравить наркотиками, до смерти заколоть стимуляторами, в конце концов, ты можешь его подорвать вместе с его домом, при этом Джон Бишоп улыбнулся. Полная свобода выбора. Решать тебе. В случае успешного убийства Вестина, ты получишь еще одно задание. О Вестине могу сказать немногое - это сенатор из конгресса Новой Калифорнийской Республики. На моей памяти он вечно старался отложить вопрос об отношениях с Городом Убежищем, чтобы дать возможность Линнетт действовать на полшага впереди НКР. Он жалет о том, что концепция Город Убежище не был взят за основу в НКР, как административная единица. Сначала я думал, что он восхищается этим "городом узкозадых", но вскоре понял, что причина кроется не в городе, а в его Первой Гражданке. Послушать его, так на свете нет места лучше, чем Город Убежище. Он был бы счастлив, служить под её началом.
   Итак, Бишоп решил наказать Далласа делом. Он будет должен убить одного из самых важных людей в НКР - Роджера Вестина. То есть поработать наемным убийцей. Ему выдают оружие, дают деньги и подробный план действий и даже человека в помощники, никогда не догодаетесь кого - Суозу Мартина Фарелла. Несмотря ниначто это устраивает Далласа, снайперские винтовки на улице не валяются, да и деньги пригодятся. Этот человек. Суоза Фарелл должен проследить за исполнением плана по убийству Вестина. И в случае неудачи ликвидировать Сулика и Далласа.
  
   Новая Калифорнийская Республика.
  
   NCR (New California Republic).
  
   Всю дорогу до столицы Новой Калифорнийской Республики Даллас провёл как во сне. Тело работало автоматически, а мысли витали вдалеке. Молчали и все его спутники. Только Сулик вначале попытался развеселить компанию, но, быстро поняв, что шутки сейчас неуместны, замолчал. И уже подъезжая, Хоакин неожиданно решил для себя, что именно нужно делать. Даллас знал, что его поступок в НКР не поймут и будут, вероятно, проклинать, но он не мог позволить себе расслабиться, просто потому что должен был исправить то немногое, что он ещё мог исправить - даже если от этого в который уже раз пострадает моя и так неважнецки выглядящая репутация. Припарковав машину на Базаре, Даллас поспешил на ранчо Вестина. Однако ведь Бишоп может подождать несколько дней, сейчас Далласа больше волновало другое. Сулик и Суоза остались в машине - толпа могла вызвать подозрение, нужно было действовать осторожно. "Будь что будет, но с Городом Убежищем я посчитаюсь навсегда", - сказал Даллас.
   НКР - город свободных людей и мутантов. Гармонически развитое общество. Как уже говорилось президент здесь - дочь Арадеша, старейшины Шэйди, Сэндс, Танди. Она уже изрядно состарилась. Но в ней еще живет тот огонь, который был в молодости правда этого нескажешь с первого взгляда. Со сторны она больше похожа на сморщенный лимон.
   В городе много заведений и административных зданий, на центральной площади стоит памятник Волтдвеллеру - жителю Убежища N13 спасшего Пустыню от нашествия мутантов.
   Красивый город - хорошие люди. Наличие полиции явно сказывается. Уровень преступности в городе очень низкий.
   Улицы чистые и ухоженные. Здесь Даллас во второй раз увидел зелень, деревья и птиц. НКР была сильной республикой и как любое государство его основой было сельское хозяйство. Оно тем, что зародило и вскормило город, как заботливая мать. Да НКР разраслось за последние 50 лет. Богатый город скотопромышленников...
   В город можно было попасть только в светлое время суток, ночью проход был закрыт.
   Он прошел к входу в город. Его поприветствовал рейнджер и сразу же стал обыскивать...
  -- Вы въезжаете на территорию суверенной Новокалифорнийской Республики. Если вы провозите наркотики, они будут изъяты, а вы не будете допущены далее шлагбаума, как сейчас, так и в последствии, если у вас есть спиртные напитки, вы должны внести их в декларацию и заплатить в размере пять баксов с бутылки. Также внести подорожный сбор в размере двести баксов с каждого передвижного средства и по пятьдесят с каждого копыта ваших браминов! И запомните, использование огнестрельного оружия в нашем городе строго запрещается так, что забудьте про пальбу, иначе вы будете объявлены вне закона, учтите, полисмены открывают огонь без предупреждения.
  -- Ясно парень, а теперь, может, ты меня просто пропустишь?
  -- Проходите сэр! Не смею больше вас задерживать!
  
   Даллас, неспеша, шел по улице, он знал, где находиться ранчо Вестина. Бишоп точно указал место на карте. Но есть такой закон у киллеров не торопиться, делать все неспешно, как будто совершаешь какой-то тайный ритуал.
   Вот Даллас прошел на его ранчо, и, миновав охрану, устремился в его комнату. Он был в своём особняке и как обычно сидел за своим столом и читал какие-то бумаги. На его приветствие Вестин что-то рассеянно пробормотал. Затем предложил подождать его несколько минут и перекурить на террасе. Он даже не поднял головы и не увидел, что его ждёт. Нет, Даллас не стал стрелять в него - это было глупо.
   "Да, не стоит портить отношения с НКР, где так любили моего предка, но очистить это место от тех, кто невольно или по собственному побуждению способствовал рабству, я обязан. Демократ на словах, Вестин ничем не отличался от работорговца Мецгера. Другой человек, другие повадки, другие слова - но суть остается, неизменна, во всяком случае, для меня", - так рассуждал Даллас, пока Вестин перебирал бумаги.
   "Рабство, не может быть не наказано", - так думал Сулик, и Даллас это понимал, он уважал мнение своего друга, ведь он потерял стольких за время скитаний. Каждый человек одинок, но Даллас понимал, что его одиночество это самообман, если не больше. Кессиди, Мирон, Вик, Догмит, Киберпес мертвы вот что, правда за что умерли эти храбрецы за жалкий рабский мир, где человек не может свободно дышать и говорить?
   Вот Вестин поднял голову и спросил:
  -- Чего вам угодно, чем обязан?
   Даллас молча смотрит ему в глаза, ничего не отвечая. Вестин сразу понял, зачем Хоакин пришел. Он пытается переубедить Далласа, не убивать его, он приводит разумные доводы. Что старался для общей пользы, что он хотел сделать этот мир лучше. Даллас не слушает. Он говорит ему:
  -- Ты хотел сделать этот мир лучше и поэтому предавал НКР ты сенатор Республики, предал это так ты спасал мир. Почему ты предал, слабая твоя душа.
  -- Хорошо я скажу. Ты знаешь Первого Гражданина Города Убежища - Линнет мы любим друг друга ее любовь заставила меня предать. Но я действительно желал лучшего Калифорнии, ведь Город Убежище принес бы нам ту силу и уверенность, которой так не хватает нашей пустыне ты понимаешь, о чем я говорю.
  -- Но ты предал. Ты регулярно снабжал сведениями Город Убежище. Ты ведь знал, какая конкуренция развивается между двумя городами. Ведь ты Сенатор посмотри, во что ты превратился, на тебя стыдно смотреть, ты похож на змею на теле своего Города-государства, ты должен умереть, но я лишь исполнитель карающая рука, настигла тебя, Сенатор!
   Вестин все еще пытается убедить, но Даллас тверд в своем решении. Он вкалывает Веснину инъекцию яда, после этого смерть Вестина уже не остановить. Он пытается позвать охрану, но уже не может его губы лишь производят беззвучные движения, ему сперло дыхание, в глазах темнеет кровь приливает к горлу затем удушье и смерть. Что бы уничтожить все следы убийства Даллас задкладывает заряд динамита. И ставит бомбу на двухминутный отсчет. Что бы увести полицию по другому руслу он разбрасыват по комнате прерписку Линнет и сенатора, так что бы взрыв разметал их, но не сжог. Такая уловка поможет задержаться в городе подольше.
   Выйдя на террасу, Даллас перебросился парой слов с охранником и быстрым шагом пошёл к выходу с ранчо, мысленно отсчитывая секунды. Возможно, Даллас поступал мерзко, но другого выхода он не видел. Можно было бы попытаться решить вопрос военной силой в Городе Убежище, но почти наверняка ему пришлось бы драться со всем населением, а выжил ли бы Хоакин в этой мясорубке - неизвестно. Да и если убить Линнетт, на её место придёт другой, а то, что он не будет лучше, Даллас был более чем уверен, хотя и ошибался в своих умозаключениях.
   "Так придётся убивать всех", - думал он. Но лишать жизни еще невиновных не поднималась рука даже унего, пропахшего окислом цинка и перебившим больше живых существ, чем любой другой из живущих на этих землях без радости. Но вот Линнетт, ту, которая стоит во главе всего этого накопления той государственной мерзости, которую Война, казалось, уничтожила, но как оказалось, не до конца, он покарать был обязан. Убить её - зачем, когда можно сделать гораздо хуже? За всех рабов, за тех, кого она поставила ниже себя и за тех, кого она, пусть не своими собственными руками, но убила, она заплатила самым дорогим, что у неё было - своей любовью. Холодная постель - удел многих правителей, но без той составляющей, на которой держится любой из них, они уже неспособны на то, на что вдохновляла их эта часть их жизни. Деньги, власть, ничто без тех, кто тебя любит, кто тебе дорог.
   "Мне нужно торопиться в Нью-Рено, чтобы сказать, что дело сделано мистеру Бишопу. Убийство, мы обговорили с ним, что всё это будет выглядеть, как несчастный случай. Новость о смерти Вестина уже достигнет к тому моменту Города Убежища и Линнетт будет поражена в самое сердце. Линнетт без Вестина упустит удобный момент, а НКР приберёт к рукам и Реддинг, и, если Даллас прав, Город Убежище. Если клан Мордино. Вовлечь в многосторонюю гангстерскую войну, то Новая Калифорнийская Республика сможет взять в свои крепкие руки Реддинг. Все шахты кроме Далласа, конечно, будут в руках НКР, жаль, что Даллас не позаботился о надежной охране. Но все же заручился поддержкой НКР.
   Даллас не надеялся, что граждане НКР поймут его когда-нибудь, но Танди и Карлсон, неужели и он предатель, не дадут удаче уйти из их рук - прагматика президентши и вице-президента НКР общеизвестна. Им надо помочь, даже если они не понимают, что им помогают. Конечно, Далласу не поставят статуи, подобно тому памятнику его предку, который стоит на площади Конгресса, но Далласу это было всё равно. История и здесь сыграла свою злую шутку - прапрадед Хоакина делал те же вещи, что и Даллас - убивал врагов, своих, живность, хитрил и обманывал ради результата и убеждал словом, там, где это возможно, даже приворовывал в молодые годы. Однако, ему за всё это поставили памятник и сделали из него героя, его же - Далласа, скорее всего, сделают "персона нон грата" и будут уверять своих потомков, что такого вообще не существовало, а всё "шло естественным путём по ходу жизни". Но теперь это всё равно. Даллас точно знал свою цель, а это - всё что ему сейчас было надо.
   Он вышел с территории ранчо Вестина. Солнце неумолимо жгло, он шёл, устремляя свои стопы по направлению к базару, где возле Хайвеймана его ждали Сулик и Суоза Мартин Фаррел.
  -- Ну что дело сделано, - спросил Суоза. всматриваясь в мутные глаза Далласа Суоза.
   Даллас лишь утвердительно кивнул в ответ.
  -- Мы еще на некторое время останемся в городе, - сказл Суоза. Я хочу убедиться, что ты все сделал правильно.
  -- Но как ты не понимаешь оставться в городе сейчас опасно, - ответил твердо Даллас.
  -- Так хотел мистер Бишоп, его приказы не обсуждаются.
  -- Ладно, тогда я пошел, - бросил через плечо Даллас.
  -- Оставайся в машине в город пойду я, - приказал твердо Суоза.
  -- Оставь свои замечания при себе парень, я в них не нуждаюсь, - сказл Даллас. И он спокойно пошел, не думая, что будет, потом или, что о нем подумают, просто пошел и все.
   Суоза сплюнул, смачно выругался и сказал:
  -- Этого Хоакина ничем не проймешь, просто скала какая-то. Нужно его как-нибудь подстрелить, что бы посмотреть, как он здесь выкрутиться. Хе-хе...
   Молчание Сулика было согласием.
  
   Для начала Даллас решил вычистить город от мрази и начал с местного работорговца Вортиса, приемный пункт которого находился за чертой города. Самое удивительно, это убийство пошло на благо общества! И даже местная полиция не вмешалась.
   Поговорив с главой рейнджеров Элис, Даллас признался ей, что тоже ненавидит рабство, она согласилась с ним поговорить. Она же и дала ему задание освободить рабов из клеток, и избавиться от работорговцев недалеко от входа в сам город. Чтоб освободить рабов из клеток надо было просто "поюзать" терминал. За убийство работорговцев и за освобождение рабов, Даллас получил членство в отряде Рейнджеров.
   Перестрелка, в которой участвовал и Сулик, была не долгой, но среди рабов сестры Сулика не оказалось. Сулик не убивался, это было не в его характере.
   Походив по лавкам, Даллас нашел неплохой образчик оружия пулемет Бозар, и большое количество пуль к ним.
   Кстати, недалеко от здания работорговцев, мужик, стоящий у бочки, "запгрейдил" Хайвейман, чтобы он "ел" еще в 2 раза меньше топлива - всего за 1000 "убитых енотов".
   В баре супермутант, некий Мерк, попросил Далласа "грохнуть" Монаха-Хобологиста - адепта распространенной в 21-м веке религии. Но, несмотря на свое отношение к этой церкви, Даллас с большим удовольствием "грохнул" самого Мерка.
   На входе в некое здание, сильно похожее на электростанцию, стояла женщина и робот. Она убедила Далласа поговорить с неким сумасшедший полисменом. Тот собирался закончить жизнь самоубийством около пульта управления электрогенератора. Говорить с ним было трудно, он видимо с трудом воспринимал человеческую речь, почти бесполезно. Чокнутого полицейского звали Джек. Он хотел взорвать компьютер, распределяющий питание всего города. Далласу ничего не оставалось, как убить его, пустить ему пулю в лоб. Затем женщина попросила помочь ей починить компьютер, хотя она и сама с этим прикрасно справилась.
   Здесь же в баре Внутреннего города Даллас хорошо "оттянулся", "побухав" и "отмутузив" одного очень нахального типа, чуть не убив его, но вовремя вспомнил, что вокруг полиция.
   Там же местный ученый, чей дом стоял в первой половине города, попросил "пьяного в стельку" Далласа испытать его новый антимутаген, убивающий мутантов, на любом Супермутанте в голову пришол Мерк, но он был мертв, но ничего страшного, его подручный Ленни тоже сошел за живую мишень для испытаний он тут же растворился на глазах привратившись в зеленую лужу жижи. В награду Даллас получил железно-кибернетического пса. Но, вспомнив что, случилось с предыдущим, он оставил его здесь в НКР.
   Еще одно задание, которое пообещал выполнить Даллас пред старейшиной поселка близ Убежища N 15 это отнгести голодиск с компроментирующей информацией против вицепрезидента Карлсона. Он отнес его к президенту Танди. Ее дом находился в восточной части города. Не долго разговаривая на входе с ее помощником, Даллас прошел к ней. Президент оказалось очень, очень похожа на Старейшину из Арройо. Даллас передал ей голодиск из Убежища N 15. она была обескуражена этим, как вицепрезидент Карлсон и вдруг шпион, "продажный" чиновник. У помощника Даллас получил причитающуюся сумму 10000 $.
   Решение Суозы было четким отправляться обратно в Нью-Рено.
   По дороге назад машина Далласа натыкается на банду хаббологистов, они смертельно ранят Суозу. Даллас всячески пытается спасти Мартина. Они стали в некоторой степени друзьями, пока ездили по заданию Бишопа, он завещает Далласу заботиться о Анжелинаи, ведь она должна была стать его невестой. Он доводит Далласа и Сулика до слез своими словами любви к ней.
   Убив Вестина, Даллас получает задание убить еще и вицепрезидента НКР Carlson'a, как потом выясняется, тот замешан в крупной афере против Республики. Его убийство только упрочит Влияние Республики в регионе. Но Даллас не решается на такой серьезный шаг и пытается убеждить Бишопа начать войну с Мардино. Это давний и заклятый враг Далласа. Мордино на догло запомнил, как тот увел его лучшего химика Мирона, хотя Мирон и умер в одном из переходов через пустыню, но Мордино не может забыть предательства. Первая гражданка Линнет огорченная смертью Вестина не находит себе места, она был любовью всей ее жизни, она хочет знать, кто убийца, но расследование затягивается, найденная переписка Вестина приводит к другому руслу расследования, полицаю НКР уже не интересует кто виноват в смерти Вестина. Ее больше интересует подоплека с заговором, чтобы подорвать силу НКР в регионе. Против Первой Гражданки выдвигается серьезные обвинения, как и против убитого сенатора Вестина.
  
  
  
   Золотая перчатка.
  
   Тотализатор изнутри.
  
   Зал для бокса принадлежал Бишопу, он регулярно получал доход от тотализатора, который работал, как отлаженная машина. Бишоп предложил Далласу поучаствовать в одной из схем, предложение отклонять было нельзя, не оставалось ничего другого, как согласиться. Схема была простой, если Даллас пробивается в финал, то он встречается с Мастикатором - "Чемпионом Северной Калифорнии". Он может получить большой куш, и у Бишопа есть проверенный человечек, с которым легко будет работать, его звали Стюарт Литл. В зависимости от ставок должен будет победить, или Мастикатор, или Даллас.
  -- Но запомни все должно выглядеть реально, понял меня? - сказал Бишоп непререкаемым тоном.
   Да, выбора у Далласа как всегда не оставалось. Он пошел в направлении зала Бокса, он находился, как раз напротив порностудии. Даллас нашел того самого коротышку, они договорились о проценте.
  -- Теперь я буду твоим секундантом. Ты станешь чемпионом, - при этом Стюарт Литл улыбнулся и похлопал Далласа по плечу.
  -- Вот твои вещи, - и Стюарт бросил Далласу кучу тряпья и перчатки. Тренироваться будешь?
   Даллас отрицательно покачал головой.
  -- Нет, уверен, что побьешь всех?! - опять улыбнулся Стюарт. И запомни пользоваться всякими нечестными штуками вроде - боксерских перчаток со свинцовой вставкой, ну, или там обколоться или ударить не рукой, а ногой, строго запрещено или тебяя сразу дисквалифицируют, а ты знаешь что это такое? Тебя больше никогда, парнишка, на ринг не выпустят, веришь, нет? Итак, вперед на ринг... ЧЕМПИОН, - Стюарт Литл громко засмеялся.
   Даллас ничего не стал отвечать на такие глупости, его каменное лицо было не проницаемо, он вышел на ринг в черном с отливом балахоне. На спине был нарисован череп и подпись "Punisher" - "палач", "мститель". Скинув наброшенный на плечи балахон, он поприветствовал толпу, она ликовала. Свист гомон, был такой, что нельзя было услышать собственный голос. Боксерские трусы, черные перчатки весьма редкая в Нью-Рено вещь украшал все тот же череп и надпись. Контраст был заметен, как будто Даллас специально подобрал цвет смерти и порока по случаю. Боксер знал, что Далласу не раз приходилось убивать людей в жизни, и поэтому это было для него дополнительным психологическим давлением. Но он так же понимал, что на ринге, скажется только умение боксировать.
   Даллас разминался перед боем слегка подпрыгивая и пританцовывая, похоже, что он совсем не волновался, да и вправду, чего? Ведь, его подкожная броня и металлический скелет мог выдержать любые нагрузки, но ведь мозг самая ранимая часть...
  -- Ха, брось, - сказал он сам себе...
   Ведущий громогласно объявил имена боксеров. Количество боев каждого, и их титулы.
   Вот они уже пожали друг другу руки, и рефери крикнул: "Бокс".
   Понеслось, Даллас со всей силы вмазал прямым левым в челюсть, противник взвыл челюсть, треснув в основании подбородка повисла. Бой был остановлен, а победа по техническому нокауту присуждена Далласу.
  -- Легко тебе победа досталась. Слушай, покажи перчатки, хочу проверить, может все-таки у тебя там свинцовые вкладки. Ну, не может быть удар таким сильным, - сказал Стюарт Литл, не веря собственным глазам, его злорадная ухмылка сползла с лица.
   Так получилось, что Далласу пришлось буквально через сутки встретиться уже со следующим соперником, по идее он должен был быть мощнее первого. Когда проводили первый замер веса, Далласа для определения веса Далласа, то у одного из секундантов челюсть отвисла, и волосы встали дыбом, весы зашкалили за 150 килограмм. Это была редкость, ведь Даллас не был высокого роста всего лишь 187 см, да и размерами не сильно выделялся, отговорка была, якобы у него кость была тяжелой с детства, прошла с трудом. Конечно, не с детства, а после операции в Сан-Франциско, но это мелочи.
   Второй противник и вправду оказался посерьезнее, на ринге он двигался быстро наносил удары и тут же уходил. Его было трудно достать. Удары были ощутимыми, Даллас уже чувствовал, как ссадина на брови все больше разрастается, и превращается в рассечение. Нужно было что-то думать, или скорее действовать. Далласу хотелось достать его ногой, но он вовремя вспоминал, что после этого последует дисквалификация, того не хотелось.
   Вот перерыв между раундами, Стюарт Литл оживленно шепчет на ухо Далласу:
  -- Следи за его дыхалкой. Пусть метуситься, прыгает, как стрекоза, ставь блоки, а когда дыхалка у него подсядет, сразу мочи...
   Работать руками блок уход, себя пришлось сломать. Вот Даллас почти достал этого ублюдка, но он опять ушел, он летал, как мотылек. Даллас же двигался, как танк, его прыжки были больше похожи на удары отбойного молотка об асфальт. Но Даллас заметил, что парнишка явно устает: "Надо было "решать ситуацию". Он измотается, и тогда надо нанести удар, который и должен решить исход боя..."
  -- Мать твою я тебя все-таки достану, - говорил Даллас, и вот удача вдруг улыбнулась. Парень подставил подбородок, и, сделав удар в блок, и сразу же поплатился, он тут же свалился на ринг, судья мог считать долго, но парнишка все ровно бы не встал.
   Даллас сам не понимал, зачем он ввязывается в эти драки, ведь и без того денег у него хватало, но это нужно было, что бы лишний раз проверить себя на прочность после, неплохой терапии джета, у него появились сверх способности, если можно было бы так сказать. Он был практически, "совершенно" развитым человеком...
   Да, и заслужить лишний раз доверие Бишопа не мешало бы...
   Сейчас он лежал на своем пыльном матрасе, он так и не стал селиться у Бишопа, хотя тот предлагал ему. Завтра должен был быть бой с Иваном Холифильдом. Стьюарт побаивался за исход боя, но только не Даллас. Не в его правилах было волноваться, тем более по пустякам. Он знал, что не проиграет этот бой, никак, хотя о Холифильде говорили многое. Даже Стьюарт Литл сказал, что он достойный боксер, а он редко раздает такие похвалы, весьма опытный и рассудительный на ринге, способный четко подобрать выигрышную схему против определенного боксера, это не могло не настораживать. "Вскрытие покажет!" - улыбнувшись, подумал Даллас, и тут же уснул. Сулик дрыхнул рядом. Пока Даллас "развлекал себя" боксом, этот "хитрый поц", долгими ночами проводил время в заведении "Кошачья лапка", сексуальные игры с головой захватили Сулика, ему надавало покоя похищение работорговцами его сестры, поэтому он без конца разыгрывал сцену похищения его сестры работорговцами с одной из проституток. При этом проститутка всегда играла роль работорговца.. Иногда до одурения нанюхавшись джета, колоться он не любил, тем более заразы хватала и без того вокруг, он начинал клясть Духов за то, что они не помогли ему спасти сестру, он начинал пинать, их и, как правило, под руку, всегда попадала одна и та же девочка Бетти. Миссис Китти хозяйка "Кошачьей Лапки" с трудом терпела такое злорадство, и хотела пожаловаться Мордино, на чьей территории и находилось заведение. Даллас дорого расплачивался за эти наркоманские выходки Сулика, кроме этого дорого обходился Джет и противоядие. Если бы Сулик не спасал ему многократно жизнь, Даллас бы даже не стал бы сюсюкаться с ним, но он помнил, сколько передряг прошли они вместе.
   Однажды Сулик под джетом снялся в порнофильме, где разыграл все ту же сцену похищения его сестры. Видимо, у него пошла клемма по этой теме, иногда про себя говорил Даллас: "Чертов засранец, он бы хоть о других подумал, если о себе не думает", - так он ругался Даллас, а в жизни носился с Суликом, как беременная мамаша.
   После этого случая Бишоп даже перестал здороваться с Суликом и не подавал ему руки.
   А охранники и вышибалы подшучивали, называя его "мисс Порнозвезда". Но Сулик одному разбил нос, они заткнулись, хотя изредка шепотом между собой они все-таки называли его так. Но проститутки Нью-Рено, все как одна жадно рассматривали его, когда он появлялся на улицах. И иногда даже назойливо приставали, все заканчивалось обычно милым минетом, Сулика это стало забавлять, и его по ночам в их конуре редко можно было застать.
  
  -- Двигайся, двигайся, уходи от нападения. Да, давай, малыш, работай руками, и у него слабая защита пробивай ее, смотри, черт, он тебе пытается разбить все ту же правую бровь, уклоняйся.
   У Далласа уже кровоточила бровь, сильно разбитая еще в прошлом бою. Надо было что-то делать. Иван Холифилд и вправду оказался умным противником. Даллас уже несколько раз пытался разбить ему нос, но тот ловко уходил от контратаки. К тому же кровь заливала правый глаз, казалось Даллас уже начал терять ощущение действительности, но вот произошло, то самое, он вошел в транс. Как в бою в Сан-Франциско, у него открылось второе дыхание, и он стал нападать бить, молотить, Холифильд не ожидал такого напора, в конце он уже думал, что противник истощен. Но Даллас буквально смял его защиту. Холифильд был зажат в угол ринга, страх в его глазах, был больше, чем физическим. Его спас удар гонга.
  -- Молодец, так держать, - сказал Стюарт Литл, пока Даллас садился на стул из парусины. Ты зажал его в угол. Ты почти сломал его, осталось совсем чуть-чуть и он сдаст. Похоже, он устал, а в тебе словно вулкан проснулся.
   Сейчас Даллас развалился и учащенно дышал. Вся сила, которая было так много, куда-то делась. Надо было че то делать.
   Раунд начался и Даллас опять, как с цепи сорвался, Холифилд, словно антилопа ото льва, убегал от Далласа, но спасения не было нигде. Вот серия ударов в голову, и Холифильд, как подкошенный, падает на ринг. Он не подымается его так, и выносят с ринга не пришедшим в сознание.
  -- Бой выиграл по нокауту - "Punisher" , Даллас Хоакин.
  -- Да, поверишь или нет, но сразу я не поверил в твою удачу, малец, я думал ты не выиграешь.
  -- Но теперь, хоть у тебя не осталось сомнений в победе? - усмехнувшись спросил Даллас.
  -- Это нужно спросить у Мистера Бишопа, сынок. У мистера Бишопа! - да, решающие слово было за мистером Бишопом.
   Когда Даллас зашел в его кабинет Бишоп как всегда распасовывал шары по лузам, похоже, это было его любимое занятие. Еще он мечтал о гольфе, давно забытой игре на зеленой траве. "Да, где сейчас возьмешь столько зеленой травы. Смешно", - говорил Бишоп, но желание внутри него не унималось, ему все еще хотелось этого.
  -- Не говори, что ты проиграл, иначе выйдешь отсюда вперед ногами, - сказал Бишоп.
  -- Я победил, Мистер Бишоп, - спокойно ответил Даллас.
  -- Я знаю это уже, что ж ставки пали на твою победу, похоже любители тотализатора мало доверяют такому новичку как ты, да и тем более у тебя рассечение. Из-за которого по идее тебя должны давно дисквалифицировать. К сожалению, для зрителей рефери оказался продажной шкурой. Но ты сам понимаешь, во сколько мне обошлось, что бы замять это дело.
  -- Я понимаю, мистер Бишоп.
   Ты должен выиграть, но не рассчитывай, что Мастикатор легко сдаст тебе титул, похоже он прирос к титулу "Champion of Northern California", он заупрямился, и я ничего не могу с этим поделать, фаворит, мать его. Хм. Вообще ты должен победить его, и приложи все усилия или завтра же будешь гнить на Голгофе.
   Даллас помнил, что такое Голгофа, в Нью-Рено это место знали все, там бесславно гнили кости многих храбрецов. Это было местное кладбище...
  
   Мастикатор - это самый лучший боец, местный чемпион. Они тренировались вместе в подвале казино Бишопа.
   О, Мастикаторе рассказывали такие небылицы. "Хе-хе!" - при одном воспоминании о них Даллас усмехнулся, якобы он на завтрак съедает дюжину младенцев, питается исключительно человечиной... Что его отцом был мутант, это больше всего рассмешило Далласа, ведь он знал, что мутанты не могут иметь детей.
   Вообще вся эта галиматья, которую рассказывают детям перед сном. Все это было чистой воды ложь, ведь Даллас был лично знаком с Мастикатором и его способности к боксу, вызывали у Далласа большие сомнения. Но не это сейчас занимало Далласа, он думал, что если люди такое думают, о Мастикаторе, то, что же они тогда рассказывают. Про меня задумался он, ведь мне не раз приходилось совершать убийства, которые ну никак не сочетались с актами милосердия.
  -- Да ну весь этот бред к чертям... Лучше проанализировать свои шансы на победу - это важнее, Мастикатор опытный чемпион, его не так просто будет отобрать титул. Пусть у него есть прорехи в защите. Ну, и что ведь главное нападение. На ринге, быть может, он будет боксировать лучше, чем на тренировках, конечно, зачем ему выкладываться на тренировках, это просто глупо видимо он берег силы? Да, что-то не вериться, что "Чемпион Калифорнии в Супертяжелом весе", будет так вяло боксировать. Ладно, вскрытие покажет, - усмехнулся Даллас, но самому ему было не до смеха, перспектива очутиться на кладбище не могла радовать. "Действие мать победы, кто действует тот и побеждает... Ситуация решиться здесь и сейчас", - думал Хоакин.
  
  -- Итак, дамы и господа, я должен объявить о матче за звание чемпиона Северной Калифорнии в Супертяжелом весе, в левом углу ринга в красных трусах - Чемпион Северной Калифорнии, король ринга, настоящий бульдог-убийца - М-а-с-т-и-к-а-т-о-р, - зал взбесился, взорвался аплодисментами, сотня глоток разодрала тишину, женский визг и мужские басы смешались.
  -- В правом углу ринга в черных трусах - боксер, который провел три боя и не одного не проиграл, новичок которого мало, кто знает - Даллас Хоакин, П-у-н-и-ш-е-р.
   Только свист, осуждающие крики и редкие аплодисменты, "Да, похоже, Бишоп был прав!" - рассудил, недолго думая, Даллас. "Толпа глупа и покупается на яркую обертку. Ничего посмотрим, что вы после боя запоете, птички".
   Даллас скинул балахон, череп ярко засветился на одежде, лампы высоко на паталке светили ярко, но освещали только ринг, поэтому тела и одежда боксеров светились, череп блистел ярче всего.
   Даллас побрился по этому случаю.
   "Победу или смерть нужно встречать всегда одинаково - при полном параде", - так он всегда думал. Боксеры, как обычно, поприветствовали друг друга.
  -- Бокс, - крикнул рефери. Блок еще блок еще раз блок, казалось, Даллас ушел в глухую, защиту, стандартное начало, это был его стиль.
  -- Давай замочи этого сосунка, - кричали с трибун. Прижучь этого недомерка. М-а-с-т-и-к-а-т-о-р! М-а-с-т-и-к-а-т-о-р!
   Даллас перемещался по рингу и работал исключительно на контратаках. Он выжидал, похоже, подходящий момент еще не наступил. Мастикатор должен раскрыться и тогда, вот они сцепились в ближнем бою пару ударов по корпусу и кости у Мастикатора затрещали, но он поморщился от боли, но бой продолжали. Даллас постарался налечь на противника всем телом, для того, что бы тот уставал быстрее, он буквально повис на нем. Дело шло к завершению, еще до конца раунда Мастикатор уже прерывисто дышал, Далласу не нужно была быстрая победа, в ней было слишком много риска, он мог сам случайно раскрыться при неудачном нападении, и тогда могло случиться непоправимое, чего он так боялся.
   Да, но нужно было побеждать, поэтому он пошел по изведанному пути, работая по схеме - измотай противника и отправь в нокаут. Схема работала с остальными, а чем он Мастикатор хуже, но похоже на то, что Даллас переоценил своего противника, тот сдал намного раньше. Вот удар левой правой опять левой правой Мастикатор в глухой защите, пытается уйти. Даллас прижимает его к канатам, работая обеими руками, он бьет прямой правой, прямой левой, "свеча". Мастикатор лишь на мгновение опускает прибитую левую руку и вот он уже в нокауте. Удар все-таки получился смазанным, и через пять счетов он подымается. Даллас понимает, что теперь у Мастикатора есть еще шанс и если он в полном сознании и рассудке, то он попытается его использовать.
   Да, так и вышло! Мастикатор решил идти до конца, и как бульдог, почувствовавший запах крови, вцепился в Далласа. "Сплошное нападение" - это была его фишка. Даллас держал оборону крепко, но понимал, что надолго его не хватит. Откуда только этот Мастикатор берет столько сил. Но, похоже, запала не хватило на долго. Поняв, что Далласа не сломить, даже таким напором, Мастикатор поуспокоился. И это было его главной ошибкой, Даллас быстро перехватил инициативу на себя. Тремя ударами он вышиб дух из Супертяжеловеса Майкла Тайсона. Как в замедленной съемке тело ударилось о ринг тяжелым ударом, сотрясая на ковровое покрытие, роняя на него тысячи капель пота.
  
   Через три часа в казино "Шаркклаб" в кабинете Бишопа...
  -- Молодец, сынок! Ты - "Чемпион"! Ты заработал мне на Тотализаторе 3,5 мулимана пустынных долларов. Хорошая работа, так держать, чем ты на этот раз порадуешь меня, хе-хе?
  -- Есть у меня дело к вам, мистер Бишоп, - как всегда начал спокойно Даллас.
  
   Далласу предстояло расследовать убийство, с этого он определенно получил бы выгоду, но была опасность, что семья Бишопа сочтет его за предателя, и ему отрежут яйца. Именно поэтому Даллас сначала решил обсудить это дело с самим Бишопом, дабы избежать эксцессов.
   Даллас знал, что крысы уже доложили Бишопу о том, что Даллас взялся за это дело. Но он так же знал, что, несмотря на то, что не был человеком Бишопа, но тот ценил его, как ценного человека мастера в своем деле, не больше не меньше. А не так как думала Анжелина. Таковы были правила игры, Бишоп заказывает - Даллас исполняет, пока это правило работало, Даллас не боялся за собственную жизнь. Но всегда были кое-какие сомнения...
   Нужно было найти убийцу сына Райтов, Даллас уже пару раз пытался поговорить с Бишопом и навести его на мысль о союзе с семьей Райтов. Но сам союз должен был, проистекать от общего желания объединится, а не от усилий одного Далласа. Поэтому пока все его усилия были больше похожи на разбивающуюся о стену безразличия воду...
   Союз был нужен самому Далласу, как вы уже догадались. Ведь этот союз позволил бы Далласу наконец начать войну с толстяком Мордино. Даллас знал, что сам с этим может справиться. Но риски резко возрастали, он хотел натравить на Мордино собак Бишопа и Райтов. Это позволило бы Далласу, прикрываясь именем этих двух влиятельных группировок, взять Нью-Рено в невидимую сеть своего контроля, все дело было слишком опасным, но опасность грела кровь и, несмотря на то, что он был можно сказать киборгом. Но все-таки мозги у него были собственные и, похоже, не плохо соображали. Поэтому боятся, было не за что, кроме разве что, тех самых драгоценных мозгов. Правда, как утверждал нейрохирург делавший ему эту операцию, они были в стальной нержавеющей черепной коробке. Но пуля дура, и даже эти прибомбасы вряд ли спасли бы Далласа от смерти, если бы Бишопу вдруг взбрело бы в голову его "замочить".
   Короткий разговор с Бишопом:
  -- Я помню, как мы посетили ...
  -- Посетили, - засмеялся один из охранников Бишопа. Кажется, это былвыздоровевший Скотт Фарелл, Даллас и Бишоп посмотрели на него удивленно, и он заткнулся. Даллас продолжал.
  -- ...это место конюшни. Охранники там так наширялись и обожрались Джетом, что, всаживая в их тело с десяток пуль, мы не могли убить их.
  -- Кроме семьи Мордино не плохо было бы замочить Сальваторе.
  -- Я могу поссорить две семьи, тогда ваш клан станет самым сильным в Нью-Рено, это борьба обескровит и ту и другую. Но если мы поможем Врайтерам, то найдем настоящего союзника. Наше влияние в районе возрастет до небес. Как вам этот план. Вместе с ними мы можем раздавить остатки Семей Мордино и Сальваторе, взять все их технологии и бизнес поделить и взять в оборот. Если честно, конечно, поделить. Но это уже вы сами можете рассмотреть "на стреле".
  
  -- Сальваторе нужно мочить, как вы не понимаете, Джон, - обратился Даллас к Бишопу.
  -- Я не хочу лезть это дело, потому что всего лишь двое из его людей замочили десятерых моих первоклассных ребят.
  -- Но ведь, Сальваторе наступает на пятки не только вам. Я знаю, Мордино тоже имеет, на него зуб ведь люди Сальваторе убили и его человека. К тому же у меня есть некоторые подозрения, что и Сальваторе имеет причастие к убийству Ричарда Райта. Если я смогу раскопать доказательства. То мы сможем развязать войну, которой еще не видел Нью-Рено, город просто утонет в крови людей Сальваторе.
  -- И ты уверен, что сможешь убедить Мордино и Райтов пойти на Сальваторе.
  -- Это совсем не обязательно делать. Скажу вам честно, мистер Бишоп, я и один мог бы справиться с кланом Сальваторе, поверьте мне, но я хочу втянуть в войну семьи, что бы ослабить их вы понимаете, о чем я, мистер Бишоп?
  -- Я кажется, начинаю понимать тебя, сынок, значит ты ведешь к тому что, мы будем расширять свою территорию на весь город и даже за его предела. Мне нравится такая перспектива, и как ты себе это представляешь?
  -- Мы должны сразу после этого напасть на клан Мордино. Вырезав его подчистую, мы возьмем город в свои руки. Наркобизнес Мордино перейдет к нам в руки, и вы станете единственной силой в городе, Райты не смог противостоять вам.
  -- Что ж план хорош, но сможешь ли ты его осуществить, вот в чем вопрос. Сальваторе и Мордино не дурачки, и я думаю их не так просто взять.
  -- Но попробовать стоит...
  -- Да, действуй парень, я еще никогда не чувствовал себя так уверенно, как сейчас. Ты способен убеждать. У тебя талант. Я тебе дам людей для веса. Теперь ты в семье. Помни об этом... Будешь моей правой рукой за Фарелла не бойся, пока я жив он тебя не тронут, этот фраер опозорил себя своим проигрышем теперь его в организации никто не будет уважать.
  -- Меня радуют ваши слова, мистер Бишоп, но мы теперь с Фареллом как родственники поэтому ваши опасения излишни, Сулик породнился с ним кровью, да и брат его которого я самолично хоронил, оказался мне лучшим другом.
  -- Ну что ж тогда не буду мешать вашей крепкой дружбе, Кстати, как тебе моя дочь,, - Даллас покраснел. Конечно, у нее скверный характер, но это единственный способ нам с тобой породниться, я буду чтить тебя как сына, это честь, которой удостаивается не каждый, поверь мне...
  -- Сделаю все, как надо...
   Первое что начал делать Даллас это начал расследование убийства Ричарда Райта, как он думал, можно будет без труда договориться Райтами после этого.
  
  
   Расследование убийства Ричада Райта.
  
   Семья Райтеров - с ними Hью-Рено ждало бы самое лучшее будущее. Наверное, самая перспективная из семьей в Нью-Рено.
   Клан Райтов находился в Восточной части города. Далласу нужно было поговорить с Крисом Райтом - главой семьи. Он подошел к особняку, это было очень большое здание, его трудно было не заметить. В разговоре с женой Криса Райта Даллас практически ничего не выяснил. Она лишь объяснила ему что ему лучше разговаривать обо всем с мужем. Поэтому Даллас направился в кабинет с самого главного Райта. Крис Райт оказался худощавым стариком с сухой выгоревшей на солнце кожей. Разговор не был долгим. Главе семьи Райтов нужен был человек, чтобы расследовать загадочную смерть его сына. Предположительно отравленного некачественным Джетом.
   Крис Райт имел некоторые свои предположения насчет смерти сына. Он предполагал, что в этом замешан клан Мордино, так как это был единственный производитель Джета во всей пустыне. Задание было не из простых. Но польза была очевидна, если Даллас найдет убийцу, то это приведет к войне ведь очевидно, что в этом замешана одна из семей Нью-Рено.
   Даллас начал с опроса свидетелей, а вернее с родственников которые знали убитого. Поговорив с еще одним из сыновей Райта. Который выполнял обязанности охранника и стоял у дверей, Даллас выяснил, как провел последние часы убитый. Так он вышел на одну из главных улик - пустую капсулу из-под джета, она была в комнате Ричарда, среди прочего хлама и капсул с Джетом она выделялась тем, что на ее стенках осталась желеобразное вещество зеленного цвета явно не смахивающее на джет. Проведя экспертизу, при помощи лазерного микроскопа, который легко подключился к ПИП-БОЮ, Даллас выяснил, что в этой капсуле кроме джета содержаться так же яд радскорпиона.
   На следующей ступени расследования предстояло опросить всех торговцев джетом Нью-Рено.
   Первым кого решил опросить Даллас, был Ронеско. Как всегда Ронеско разговаривал, как старый, но все еще упрямый козел.
   Он, как и всегда сказал много, но по сути ничего не сказал.
   Тогда Даллас пошел к стоянке автомобилей, там стоял уже знакомый партнер по бизнесу Джулес, который оказал неоценимую помощь в покупке большой партии Джет, его засаленную оранжевую рубаху трудно было не узнать. Ничего нового Джулес к сожалению не сказал, но посоветовал поговорить Младшим Езусом Мордино. Как он считал, тот замешан в этом деле.
   Даллас зашел в уже знакомое казино "Десперадо", ведь он был здесь не раз, как всегда учтивость швейцаров контрастно сочеталась с автоматами Томпсона в их руках, малышами этих вышибал, язык еле поворочивался назвать. "Да, город контрастов, правильно его называют", - сказал Даллас. Все было как обычно, все те же карточные столы рулетка. Разгоовор с Младшим Мордино, не клеился, еще и потому, что зубочистка в зубах мешала Езусу говорить. Даллас с трудом разбирал некоторые слова. Мордино не сказал ничего нового, только то, что он подозревает Ронеско, то же повторил ему Jagged Jimmy J. со 2-ой Стрит видимо неграм нравятся яркие цвета, он был в красной рубахе. Он подтвердил, что в канистре остатки яда радскорпиона. Теперь Даллас прижал Ренеско как следует, после угрозы разбитого носа и развороченной аптеки , и после того, как Даллас упомянул про яд скорпиона в канистре, тот сознался, что продал, капсулу, но яд не добавлял, все было сделано по заказу Сальваторе, тот грозил повысить ежемесячный сбор в фонд "братвы", как он, Сальваторе выражался, Хоакин не пошел к Сальваторе, Крис Райт прямо сказал, что нужно все доложить ему.
   В принципе, Даллас мог назвать любого торговца наркотиками, и того просто не стало бы. Тот многозначительно исчез бы с улиц города. Но Даллас в своем упорстве докопался все-таки до истинного убийцы.
   Рассказав Крису Райту, что его сын был отравлен, и что он - Хоакин нашел канистру... ну, в общем, правду! Даллас получил свои заработанные 2000, винтовку с патронами.
   Вынос вперед ногами Семьи Сальваторе было трудно осуществить, но вполне возможно. А вот договориться с семьями было не так просто. Все сходились на том, что не пошел бы Даллас далеко и надолго. Мордино открытым текстом сказал, что он не будет вмешивать своих людей, но если Даллас замочит Сальваторе, то у него есть шанс присмотреть местечко в его организации, одни Райты выразили желание вынести Сальваторе. У Криса Райта Ричард был любимым сыном, поэтому они даже советовали не вмешиваться в это дело Далласа, это ситуация, как раз устраивала Бишопа, тем более, что вмешательство его семьи в кровное дело могло обернуть войной против самой семьи Бишопа.
   Разговор с Крисом Райтом:
  -- Если надо я один "замочу" Сальваторе, ведь он отравил вашего сына на тот свет, этого простить нельзя! - сказал Даллас.
  -- Что ж, сынок, ты прав, но мы бы хотели разобраться с семьей Сальваторе сами без чужой помощи, это семейное дело. Понимаешь?
  -- Я понимаю, но послушайте мое предложение. Возьмите на себя Ронеско, а я возьму на себя Сальваторе. Я знаю подоходы к нему и слегкостью разберусь с ним.
  -- Нет, сынок, я не могу пойти на это!
  -- Поймите же, наконец, ваши люди не смогут противостоять силе энергетического оружия, и ваша семья просто погибнет в неравной схватке. У меня же есть "козырь" против них.
   В конце концов, своей настойчивостью преубедил старика. И тот согласился, что займется лишь Ронеско, а Даллас займется Сальваторе. Даллас не забыл до всего этого у Ренеско забрать запчасть к кондиционеру в Броукен Хиллс.
  
   Казалось бы, дело на этом бы и закончилось, но нужно было хорошо знать Далласа, чтобы понять, что он это дело так просто не оставит.
  
  
   Война семей.
  
   ...Три Семьи хотят, чтобы была уничтожена самую сильную семью Сальваторе...
  
   ...Отношения с НКР - это большая тема для Бишопа. Полиция из НКР посредник в переговорах семей, она контролировала ситуацию, чтобы не было эксцессов. Отличная стрельба и боевые качества полиции заслужили авторитет среди преступников, если друг другу они доверяли с трудом, то полиция с легкостью выполнила бы эту роль. В тайне ото всех группировок Бишоп договорился, что мир будет односторонним, проще говоря, он тянул все одеяло на себя. Полиция здесь олицетворяла волю президента Танди. Поэтому договор с Бишопом покрывался его заслугами перед Республикой. Конечно, демократический строй президента был более либеральным, чем в Городе-Убежище, но факт остается фактом, власть президента была очень сильна. Анклав в тайне помогавший Сальваторе тоже не оставался в долгу, но он не посмел вмешаться в ситуацию, потому что его влияние и так было сильно выражено в регионе. Его интересовали только технологии, сам Нью-Рено, как территория их абсолютно не интересовал, остальные семьи имели в регионе вес только в экономическом плане, Мордино продавал Джет - Райты алкоголь. Так вырисовывалась картина спокойного демарша Бишопа. Его лидирующее положение в Нью-Рено было неоспоримо. Его орудием стал Даллас, Бишоп давно задумал такой план его поддержка НКР была ключом ко всему остальному, тем более, что серьезная сила, растущая совсем рядом, заставляла действовать быстрее, я имею ввиду клан Сальваторе.
   Конечно, кланы уже давно находились в состоянии войны Сальваторе как будто сам старался разжечь ее огонь при том по всем фронтам сразу. Конечно, наверняка он не думал, что Райты, в конце концов, догадаются, кто отравил Ричарда, но питал надежду, что их гнев падет на другую семью, то есть на Мордино или Бишопа. Но так распорядилась судьба, что истина всплыла. Райты не хотели объединяться, что бы вырезать семью Сальваторе, но шансов у них на это было мало, поэтому Бишоп посылает на это дело своего лучшего человека Далласа, Хоакин великолепно выполняет задание. Бишоп подсылает свою дочь, что бы она прощупала Далласа. Анжелина спит с Далласом, даже не заподозрив, что это тот самый парень, которого она чуть не убила шесть месяцев назад, она находит у него звезду помощника шерифа и документы на владение шахтой в Реддинге, кучу денег в рюкзаке, это ее очень заинтересовывает. Она все рассказывает отцу. Бишоп поражен, он не верит собственной удаче, его не пугает даже тот факт, что Даллас был помощником шерифа Реддинга бывшего техасского рейнджера, ведь рейнджеры исповедуют туже цель, что и сам Бишоп. Но его испугало другое, что человек с таким влиянием и деньгами и на свободе, тьфу, и в его организации. Он только сейчас понял, какая сила может быть сосредоточена в руках этого исполнителя, и что он совсем не простая пешка в игре или, по крайней мере, пешка, которая вот-вот станет ферзем.
  
  
  
  
  
   Клан Мординос.
  
   "Мордино сидит в казино "Десперадо" на Вирджен стрит", - вспомнил слова одного из пушеров*(*пушер - наркоторговец) Даллас. Он знал Мордино в лицо. Большой Езус - толстяк с заплывшими глазами. Он с трудом передвигал ноги. Сколько он его помнил, тот всегда был покрыт потом, так что его рубашка была прилипшей к телу, и тяжело дышал.
   Даллас решил рискнуть и пойти на переговоры с Мордино лично. "Утка" с "Братьями Стали" уже сработала, надо было, лишь тащить удочку, рыба была уже на крючке, Даллас не сомневался, что Мордино согласиться "мочить" Сальваторе, зная кто такой Мордино.
   Даллас уже выполнял пару поручений Мордино еще в первое свое посещение Нью-Рено: деньги Корсиканских Братьев в порно студии "Golden Globes Porn Sign", пакет с джетом в качестве подарка за хорошую работу местному помощнику Большого Езуса в Стейблс. Там где Даллас нашел Мирона...
   В кабинет Езуса воешел один из телохранителей - его правая рука.
  -- Сеньор Мордино, в городе появился какой-то человек, его зовут, так же как и того "отморозка", что вырезал охрану Стейблс, он хочет поговорить с вами...
  -- Проверь его. Я ведь сказал, что нужно проверять каждого подозрительного новичка в городе.
  -- Но Сеньор Мордино, выживший парниша из Стейблс видел его, он сказал, что это не тот. У него даже телосложение другое. Да и видно, что весит он по более, да и тот был уродом, а этот красавчик, хоть в порно фильме снимай.
  -- Все ровно прощупай, может быть за ним водяться кое-какие делишки, мы его прижмем к ногтю. Выполняй приказ. А теперь скажи ему войти, я поговорю с ним.
  -- Слушаюсь, сеньор Мардино.
   Затем Езус Мордино сел в глубокое кожаное кресло и раскурил сигару. Он блаженно откинулся в кресле и выпустил изо рта несколько сизых колечек дыма. За прошедшие пятнадцать лет, что он возглавляет клан Мордино, Езус так и не привык чувствовать себя боссом. Точнее не так. Да, он был боссом, хозяином семьи и Нью-Рено. Он правил своими псами крепкой и безжалостной рукой, но все же иногда, вот в такие минуты, когда Езус оставался один, он не мог поверить, что он стал мистером Мордино. Пятнадцать лет назад ему просто повезло, рулетка счастья указала на Езуса. Он стал главой клана, пусть для этого ему и пришлось отправить много народа на кладбище. Мордино стал одним из самых важных, значительных и опасных людей этой части Калифорнии. Под каблуком Езуса находилась большая часть бизнеса, о котором порядочные граждане говорят только шепотом. Торговля джетом, оружием, спиртным, азартные игры, проституция, контроль над караванами, дань с окрестных деревень и городов. Да, всего и не перечислишь, а это ведь только верхушка айсберга. Начав с разбоя на большой дороге и рэкета, ему удалось то, что не удавалось другим семьям в последнее время. Благодаря жестокости и хитрости Езуса и его помощников.
   Раздался вежливый стук в дверь.
  -- Войдите, - отозвался Езус и потушил сигару, раскрошив ее в пепельнице из белой глины, в виде человеческого черепа.
   Дверь открылась, и в кабинет Езуса вошел человек. Мордино его никогда до этого не видел. Вошедший выглядел молодым и опасным.
  -- Кто ты незнакомец? - с повелительной интонацией сказал Мордино.
  -- Я - Даллас Хоакин, - твердо ответил тот.
  -- А-а-а! Даллас, мой мальчик! - радостно провозгласил мистер Мордино. - Входи, входи. Присаживайся.
   Даллас молча сел в кресло, закинул ногу на ногу и посмотрел в глаза Мордино.
  -- Возьми, угощайся сигарами. Таких ты нигде не найдешь, это из особых запасов, - сказал Езус Мордино, мурлыкая как кот объевшийся селедкой.
  -- Спасибо, мистер Мордино, - и Даллас привстал и взял со стола из коробки одну, дорогую, оставшуюся еще с довоенных запасов сигару.
  -- Это прикрасные сигары, лучше их нигде не найти. Да, что я тебе рассказываю мама-мия! Ты и сам это поймешь.
  -- Вы правы, мистер Мордино, - кивнул Даллас.
   Езус пока еще не знал, откуда в Нью-Рено появился Даллас. Но он знал, как использовать этого простофилю, как его называл про себя Мордино.
   Так случилось, что на Езуса Мордино, когда он открыл казино, было совершено покушение. Недобиток из Сальваторе пытался пристрелить мистера Мордино, но оказавшийся рядом помощник, спас Езуса, сделав то, что не смогла сделать многочисленная охрана клана. Сальваторе нужно было давно отправить к праотцам, если бы Даллас сделал это, то легко вступил бы в семью Мордино. Даллас стал бы тем, кто избавил бы Езуса от неприятностей.
  -- Дела давно минувших дней, мы о них еще с тобой поговорим за бокалом довоенного виски, а пока меня больше беспокоит Сальваторе. - У меня есть для тебя задание, Даллас. Ты должен будешь прикрыть одно заведение, оно называется "У Сальваторе". Да ты, поди, и сам знаешь? И убить его хозяина ... Сальваторе...
  -- Я все понял, мистер Мордино, - Даллас кивнул.
  
   Езус тряхнул головой, повернул кресло и стал наблюдать за пауком, плетущим в углу комнаты свою тонкую паутину. "Самый удобный момент для убийства, но не сейчас, позже", - думал Даллас, но стерпел. "Не сейчас, попозже!"
   Мордино перестал рассматривать стену и повернулся в кресле к Далласу лицом:
  -- Итак, Даллас, мальчик мой, сделай старику Мордино отдолжение, убей эту мерзкую гадину, Сальваторе! Я тебе заплачу, договорись с моим помощником о сумме. А теперь, Ступай!
   Как понял Даллас, разговор был окончен, он поклонился и вышел.
   Задание Мордино было ясным - это убить Сальваторе. Но Даллас помнил, как тот неплохо защищен. Даллас решил убить его очень хитро. Сальваторе доходяга, и дышал при помощи кислородной маски. Нужно было отобрать у него эту маску, и "загнулся" бы сам. Правда, его охрана все ровно нападет, но это был единственный подходящий вариант, так решил Хоакин.
  
  
  
   Клан Сальваторес.
  
   Клан Сальваторе находился, как вы уже знаете, в баре чуть выше порностудии "Golden Globes Porn Sign" на втором этаже.
   Чтоб пройти к Сальваторе Даллас переговоритл с его охранником. Охранник сначала не хотел его впускать, но Хоакин был настойчив, если не сказать, нахален и охранник его пропустил. Сальваторе был очень больном человеком, и дышал при помощи маски с кислородом. Даллас обыскал всю комнату, не стесняясь хозяина комнаты, бедняга из-за маски не мог даже как следует крикнуть. И забрал у него в ящике кислородный баллон. "Такой бы пригодился в шахте в Броукен Хиллс", - подумал Даллас.
   Поговорив с Сальваторе, Даллас сказал, что хочет работать на него. Сальваторе поверил ему и дал задание. Кто-то украл у семьи деньги, чего Сальваторе простить никак не может. Нужно разыскать и убить его, и вернуть прибранные этим нахалом деньги. Для уточнения информации Даллас поговорил с охранником, тот сказал, что "урода" звали Ллойд и он спер 1000 монет. Ллойда Даллас нашел в подвале казино Мордино "Десперадо". Под угрозами Ллойд сознался, где спрятал украденные деньги, и они вместе отправились на кладбище - Golgotha, там Даллас, чтобы не заработать звание ГрейвДиггер, опять же угрозами добился того, чтобы Ллойд рыл сам. Даллас первый полезв могилу и быстро нашел деньги. Ллойд, когда Даллас вылез, начал стрелять в Далласа, потому пришлось пристрелить его, "как загнанную лошадь", забрав деньги и вернувшись к Сальваторе Даллас не стал отдавать деньги, настало время выполнения заказа Райтов, Бишопа и Мордино, он "вынес вперд ногами" Сальваторе и всех его приспешников.
   Убийство босса семьи Сальваторе было осуществить легко, просто нужно было у бедного старика отобрать его кислородную маску, а запасной у того уже не было. Смеяться над такой смертью грешно, поэтому Даллас напряженно и молча наблюдал, как на его глазах угасает бедный старик.
  -- Убиство людей из других семей дорого тебе обошлось, не питай пустых надежд, Сальваторе, - сказал твердым, почти, "металлическим", голосом Даллас.
   Агония смерти прошла по всему телу Сальваторе. Старик умирал стоя, тщетно хватаясь ртом за воздух, он упал навзничь, издав душераздирающий вопль. Его тело еще долго дергалось на полу, потом все закончилось, он умер.
   Увы, беззвучно убежать, Далласу не удалось, и его ждала большая и жаркая схватка с охранной Сальваторе. Заряды энергетических пистолетов могли легко пробить броню Далласа, но меткостью охранники не отличались, поэтому Даллас точными выстрелами из Гауссового пистолета перебил их всех. Троих он уложил на втором этаже в холле пред лестницой и еще пятерых внизу в баре. Они даже пикнуть не успели, как их настигла быстрая и безболезненная смерть.
  
  
  
   Убийца с Шаркстрит.
  
   В кабинете сидело шестеро. Даллас тоже там был. Он только, что выполнил заказ и должен был получить деньги, но что-то пошло не так. Разговор шел не по тому руслу.
  -- Да, ты, крутой парень, как никак, я так понимаю,
  -- Конечно, не из простаков.
  -- Мочить умеешь, как надо.
  -- Марти, сколько ты говорил, мы должны заплатить "мокрушнику"* (*Жаргонизм, пришедший из преступной среды, "мокрушник" - это наемный убийца, "мокруха" или "мокрое дело" - убийство)
  -- 11000 $.
  -- А он говорит 15000$.
  -- Здесь что-то не так.
  -- Но мы договорились, что он замочит его незаметно, а он убил в баре "У Сальваторе", так мы не договаривались.
  -- Точно, если бы он выполнил условия, то получил бы всю сумму.
   И тут вмешался Босс - Мордино:
  -- Ладно отдайте парню его деньги, - но в то же время, он сделал какой-то знак и бодисейверы* (Слово пришедшее из английского США языка, бодисейвер -это телохранитель) рванулись со своих мест и вынули оружие , стволы автоматов и пистолетов, как иголки ежа окружили Далласа. Хоакин недолго думая заслонился человеком Мордино от ударов пуль и подстрелил парочку мобстеров* (Моб - на английском США мафия, мобстер - это мафиози, мафиози это итальянское слово с сицилийского наречия пришедшее в Америку вместе с итальянской мафией(Ma Fia - по итл. моя семья, прямо как кетчуп , "Моя семья"). Быстрый рывок к двери, бег по узкому коридору к лестнице, и потом сразу кувырок в окно, спас Далласу жизнь, автоматы были уже готовы разрядиться в его тело. Он упал прямо на рельсы. Стекло обрушилось на него крупным дождем. Вставая с этого искрящегося настила Даллас, изрезал руки и колени, он сорвался с места и побежал. Где-то вдалеке уже разносились крики и лай собак. Из разбитого окна на Хоакина посыпался град пуль - это люди мордино пытались его достать, но ему опять повезло, он перепрыгнул через двухметровую ограду и "был таков". В висках глухо стучало: "Убей всех! Убей всех!" Но это был слишком большой риск. Даллас понимал, что его шансы выжить, и так малы. "Нет, уходи отсюда, тебе здесь делать нечего, это место проклято", - говорил внутренний голос.
   А в то время в комнате Мордино:
  -- Даллас должен умереть. Нужно убрать этого бесшабашного парня, он слишком много знает, - сказал Мордино. Да, и смерть Чарли, - он паказал на растерзанное пулями тело. Не должна сойти ему с рук, мы должны отомстить найдите этого недоноска, живым или мертвым. Я убью каждого, кто проговориться об этом деле, и не важно кому, даже если вы это расскажете своей жене. И проверьте, действительно ли он убил Сальваторе. Этого ублюдка. Он мне в горле сидел, как кость, этот Сальваторе со своим энергетическим оружием. Надеюсь все всем ясно. Теперь за работу, а я пока свяжусь с охранной Стейблс, они должны нам помочь.
  
   Пискнула тихо мышь и убежала в нору. В тишине раздавался липкий стук ее лапок. Блеск черного металла в темноте выдавал присутствие наемного убийцы. Даллас сразу заметил его и рывком бросился на пол. В прыжке, бросив под ноги убийце импульсную гранату. Тут же прогремел мощный взрыв, разорвавший полстены вместе с дверью на куски. Западня не удалась, Даллас выжил. В следующую же секунду убийца уже вылетел чер окно на мостовую, он был оглушон, но не убит.
   А у Далласа лишь был подпорчен небольшой участок моторизированной брони и все.
   Крупно колиберная пуля, чуть не убила Далласа. Он видел, кто в него стрелял, и бросился за этим человеком. Это произошло неподалеку от казино "Шаркклаб". Точнее, в узеньком переулочке между Шаркстрит и 2-ой Стрит.
   Они долго бежали вдоль улицы, затем по заброшенным кварталам города, голодные псы бродили рядом. Темнело быстро, Даллас бежал. Сервомоторы брони работали отменно, он почти не уставал. Парень оказался не робкого десятка и стрелял, редко оглядываясь, из своего "Магнума"*(*.44 Магнум - револьвер магнум .44, с ускоренной перезарядкой, имеется барабан на 6 зарядов .44 ПСЦТ, весит 6 фунтов). Но пули редко попадая в броню, отскакивали от нее, Внезапно остановившись, что бы перезарядить парень совершил ошибку Даллас быстро покрывал расстояние, разделявшее их, он бежал со всех ног, зная, что ему ничто не грозит, хотя если задуматься, то в броне были слабые места.
   Вот осталось уже пять метров, парниша успел все-таки выстрелить всю обойму, но тут же был придавлен тяжелой тушей Далласа,
  -- Мать твою, - успел выдохнуть он.
  -- Ну что попался? Какого ты в меня стрелял? - парень был наркоманом. Нос у него был с заметными следами въевшегося в кожу джета.
  -- Я ничего не буду говорить,
  -- Заговоришь, куда ты денешься, говори, кто тебя прислал. Говори или размозжу твою тупую башку. И Даллас со всей силы опустил голову наемника на асфальт так, что тот взревел от боли.
   Следующее, что сделал Даллас, это поднял осколок плиты над головой убийцы, тот взмолился.
  -- Ма... Подожди я все скажу, меня подослал Мордино, он узнал тебя Даллас Хоакин, ты тот самый, кто убил его бригаду в Стейблс. У него информаторы по всей пустыне он знает, что ты сделал, операцию, это тебя не спасет, он будет подсылать убийц, пока не прикончит тебя.
  -- Ясно, парень, но теперь я не могу оставить, тебя в живых, - сказал Хоакин, и стальные ноты проскользнули в его голосе.
  -- Нет, не убивай, пощади, я задолжал Мордино много денег, он вынудил меня...
  -- Что ж беги, я не стану догонять,
   Парень, как бешенный сорвался с места, и побежал по улице. Даллас делал вид, что целиться в него, и даже для виду пару раз выстрелил в воздух. На самом деле он знал, что парню не жить. Мордино не оставит его в живых после такого провала. Он уже был трупом, только еще не знал об этом.
  
  
  
  
   Жестокая расправа над душой "Бешенного Быка".
  
   Мордино - Большой Езус Мордино - горделивая осанка, потомок конкистадоров... Нет ее не было, ведь она пропала у его народа за те века, пока их родина жила под тяжелой пятой Америки, он помнил это и сейчас щедро расплачивался с ней за это. Топя их в наркотическом дурмане Джета. Этот парень не зря родился в пустыне. Он много о ней знал. И она жестокая и бессердечная была с ним чем-то похожа. Он никуда некогда не спешил его движения говорили о почете и уважении, которое он сам себе наработал или мама слишком баловала этого ублюдка. Он был известен всем своей жестокостью, грубостью, сластолюбием, бахвальством и подлостью. Звали его Большой Езус Мордино, и этим многое было сказано. Мордино не любил слов, но когда напивался, то молол все, что в голову взбредет, а что делал, о том и говорить не стоит, но такое было не редко. Разные времена, разные нравы. Он легко делал подлость людям, клевета была обычным делом для него. Он наверняка с легкостью пошел бы на убийство из-за денег. Он был еще тем мерзавцем и многие за это его побаивались, но странное дело и уважали. Он мог легко убить женщину, не задумываясь убить ребенка. Но еще больше ему нравилось мучить людей смотреть на их мучения. Иногда этот "горделивый потомок" напивался вдрызг и начинал избивать своего младшего брата Олонсо, который его и без того боялся, хоть и был уже не так мал ему было 18. Вообще братья были мало похожи, и можно было даже сделать любопытное предположение, а родные ли они вообще. Их характеры были слишком разными. Олонсо Ривейро впечатлительный и хрупкий юноша, любящий свою мать нежною любовью и Мордино, который слова доброго не сказал своей матери и оскорблял ее, мучил не меньше, чем брата, хотя та в нем души не чаяла и любила просто безграничной любовью. Как вы уже догадались, у них были разные отцы, и это многое объясняло. Ибо отец Езуса, Винсент Мордино, закончил свою жизнь на виселице. Его линчевали местные фермеры за многочисленные убийства и угон браминов, этих двухголовых подобий крупного рогатого скота.
   Отец Олонсо - Рико Альварес Ривейро был добрейшим человеком, который, полюбив вдову, пожалел и пасынка. Он умер затоптанный бешеным брамином. Пасынок же плюнул на его могилу и обозвал про себя слабаком. Его детство не было безоблачным и счастливым, но это не давало ему права на такие слова. Его часто били мальчишки из фермерских семей и называли вшивым щенком висельника. Но он не был лучше их и подстерегая их по одному избивал в закоулках Рено. А затем сколотил шайку из более подлых из них и начал методично запугивать и молотить всех кто раньше бил его. Ему это хорошо удавалось, и Езуса пошел дальше, начал собирать с них дань. Когда его матери сказали это, она ни в какую не хотела верить.
   Езус рос, и дела его росли. Так он стал Большим Езусом. А когда родился его сын, то Езусов в семье прибавилось появился еще и Маленький Езус.
   Его мать и болезненный брат Олонсо умерли, он не пролил на их могиле ни одной слезинки.
   В один из жарких дней, которые так щедро дарит пустыня Большой Езус Мордино ограбил казино в Реддинге, убив всех охранников и кассира. Ему никто не смог помешать. Он действовал по первобытным законам, законам силы и угрозы. Но в этом мире Анархии ему никто не мог противостоять. И поэтому этот человек, "топтавший" других на том лишь основании, что на его стороне были сила и наглость, врожденные черты характеры, которыми он не чурался воспользоваться при удобном случае, был, уважаем во всем городе. Таков портрет Большого Езуса Мордино...
  
   Мордино был серьезным человеком, Даллас это понимал, но теперь его было не остановить. План развивался, как по накату, вот уже люди Бишопа готовы к тому, что бы убивать "фраеров" Мордино. Час настал стрелки сошлись в линию, пора убивать.
   "Нам предстоят крутые разборы. Не меньше", - подумал про себя Даллас.
   "Мочилово пошло" серьезное, не на шутку, когда Даллас с Суликом входили в казино "Десперадо", то первыми кому они отстрелили башку, были двое вышибал с пулеметами Томми*(*Пулемет-автомат Томпсона М1928 - заряжается 50 штучным круглым барабаном, заряды .45 калибра, весит 12 фунтов) на входе.
   Даллас стрелял, он двигался быстрее людей Мордино, они делали один выстрел, он десять и каждый был верной смертью для мобстера. Пуля проникала через глаза в мозг. После чего мозги и кровь забрызгивали все стены второго этажа казино "Десперадо".
  -- Ты попал в мой любимый глаз, сука! На, получай, - крикнул Маленький Езус Мордино, и тут же умер, не успев даже выстрелить, вторая пуля, пробив грудную клетку, попала прямо в сердце.
   Телохранитель выстрелил. Заряд дроби, выпущенный с трех метров, отрикошетил от брони, даже не поцарапав её. Даллас ответил ему выстрелом из Пустынного орла, голова телохранителя разлетелась в разные стороны, забразгав нескольких посетителей кровью. Несколько женщин жалобно завопили и попрятались под игральные столы.
   От неожиданности и шока все посетители застыли на местах, охрана разинула рты, им трудно было что-то сказать. А в это время Даллас нещадно отстреливал охранников, казалось его не могло остановить ничто на свете, со спокойным лицом под шлемом Анклавовской брони, он отсреливал охрану Мордино как зайцев. Пару охранников бросились к лестнице, что бы спрятаться от разящих их пуль, но они и там их достали, вот Даллас подошел к лестнице и начал спокойно подниматься по лестнице. Иам еще стояла пара бандитов. Непонимание отразилось на их лицах, они не понимали, что происходит в низу, пули разъяснили им распорядок. Пара трупов и бандиты повынимали свои "пушки", но не тут-то было. Смерть их находила везде в маленьких комнатах и в узких коридорах везде. В панике они пытались бежать, но пули настегали этих трусливых зайцев. "Тотальная смерть". Рассчитавшись со всеми телохранителями Даллас, вошел в комнату Езуса Мордино.
  
  -- Не дергайся, - произнес Даллас фразу адресуясь к Мордино, ставшему недалеко от двери. - Стой тихо.
   Быстрый взгляд, который Мордино бросил на собеседника, говорил о том, что его слова произвели на него впечатление.
   -Даллас? - прохрипел мистер Мордино. - Ты с ума сошел? Ты что себе позволяешь?
   Даллас подошел ближе и взглянул на него с улыбкой. Езус Мордино похолодел от страха. Он давно узнал этого человека и вспомнил его своеобразную улыбку, это он Даллас вырезал всю охрану в Стейблс. Он понял, что встреча эта не случайна. Его жизнь на сорок шестом году должна была закончиться здесь в его кабинете его собственного гостиничного комплекса "Десперадо". Не будет у него больше собственного наркобизнеса, который ему приносил столько денег, которыми даже некоторые государства не могли бы похвастаться, ни круглолицей жены, ворчавшей на него на ломаном английском языке, ни ответных тирад не в меру умного сына, ни белокурой шлюхи, живущей в трущобах "Старого города", которая знала, как удовлетворить его половые проблемы и при этом доводила его до такого экстаза, который раньше ему и не снился, ни возможности использовать власть над жизнью и смертью, которой он так упивался всегда. И все из-за нее из-за власти, которой он так всегда жаждал, за которую боролся.
  -- Ты не сделаешь этого Даллас, - прошептал Езус, с удивлением отмечая в своем голосе проклюнувшиеся нотки ужаса. - За дверью мои люди...
   -Нет там теперь никого, - перебил мистера Мордино Даллас. - Да и какая мне разница? Я сделаю это, за тех, кто не может это сделать, кому ты продовал свой мерзкий Джэт. Просто умри!
   Мордино видел, как незнакомец приближается к нему и схватил шотган, лежавший в столе. Но было уже слишком поздно.
   Езус Мордино последний раз содрогнулся, когда крупнокалиберная пуля вошла ему в лоб, и мозг его разлетелся по комнате, забрызгав бумаги на столе и книги на полке.
  
   "Здесь может быть только два мотива: деловой и персональный", - заключил Бишоп, разговаривая с начальником полиции НКР.
   "Честно говоря, не могу представить человека, глупого настолько, чтобы решиться преследовать людей из организации только из личной мести", - сказал начальник полиции.
   "Следовательно, это бизнес. Кто-то хочет сам войти в организацию. Убрать верхушку, вызвать замешательство у остальных, принудить их признать игру проигранной или добиться того, чтобы они закрылись, как устрицы", - вставил Джон Бишоп.
   "Довольно опасная игра", - заключил начальник полиции.
   "Тем не менее, она уже испробована и оправдала себя. Иногда более выгодно принять новичков, чем бороться с ними. Семьи заинтересованы в том, что бы объединить свои силы. И поэтому следует ждать новых кровопролитий", - закончил беседу Бишоп. Несомненно, он знал, кто этот человек.
   "Остаются две семьи английского происхождения это ли не проявление расизма?", - сказал начальник полиции.
   "Одна из них Семья Бишопа - ваша Джон - сильная влиятельная семья, которая стала еще сильнее после войны и слабая обескровленная семья по глупости втянутая в разборки семья Райтов. Вы здесь в весьма выгодном положении, Джон", - при этих словах полисмен подмигнул, видимо он обо всем догадался.
  
  
  
   Анжелина.
  
   Тропикана-женщина - горяча и бешена, а внутри соленая словно кровь, текила-любовь. Вместо слов про мою любовь, я кричу от боли... Миладзе.
  
   Девушка вошла в бар, за ней плотной толпой следовало еще семеро телохранителей, и заказала двойное виски. Бармен лениво посмотрел на нее, но виски налил. "С лимоном?", - спросил он. "Дружок, ты всегда задаешь глупые вопросы таким красавицам, как я? Ты меня не узнал?" - ответила она.
  -- Я извиняюсь, мисс Бишоп, я просто расст...
  -- О только не надо мне так льстить. Свои эмоции можешь оставить при себе. А не то я сильно рассержусь...
  -- Сейчас, все будет в лучшем виде.
  -- Ладно, расслабься, старина, я просто пошутила.
  -- Ну, и шуточки у вас, мисс Анжелин, - и старик схватился за сердце.
  -- Ты что серьезно подумал, что я буду учинять расправу в баре Сальваторе?
  -- Нет, мисс Бишоп, я вообще удивлен, что вы сюда пришли. Ведь, сейчас война, остатки людей Сальваторе могут напасть...
  -- Законы для мужчин, а нам девушкам можно все, - она улыбнулась, показывая свои жемчужные зубки. Наша власть над мужчинами безгранична... и она улыбнулась, слегка повернув голову так, что волосы перекинулись через плечо красивой воздушной волной.
  -- Какая сладкая, - шепотом сказал бармен, Видимо она услышала, и вскинула тонкую бровь.
   Бармен спохватился и тут же поправился. В слух он сказал другое:
  -- Ваша красота мисс Бишоп может разжечь огонь страсти, даже старого поникшего тополя
   Анжелин спросила без явного интереса в голосе:
  -- Что слышно вокруг? Кого опять зарезали или убили? Как там поживают и здравствуют ли бандитские кланы.
  -- Что вы, мисс Бишоп, я не обладаю такой информацией, - ответил он убитым тоном, видимо, он вчера хорошо приложился к бутылке, это было видно по его лицу.
  -- Ну же старый прохиндей, колись, - щебетала своим сладким голоском Анжелин. - Иначе, ты меня сейчас рассердишь.
  -- Зачем тебе, девочка, изображать из себя грубого мутанта, я знаю, какой пайдевочкой ты можешь быть! Но старого бармена ты не обманешь, я хорошо разбираюсь в людях, что случилось на это раз? Твое посещение всегда согревала душу старика...
  -- Вот рассержусь на тебя, тогда узнаешь, - ответила она смеясь.
  -- Вот, вот расскажи лучше о погоде, - сказал бармен, изобразив на лице ухмылку.
  -- Тучи ходят, да все берегом, - сказала и тут же тяжко вздохнула. - Да, вот недавно в городе объявился паренек, он почему-то напомнил мне того парня, которого я наширявшись чуть не убила, хоть и не похож на него! Он скорее сильно от того отличается. Тот был дураком, боролся за справедливость. Глупец! Этот другой. Он жестокий и расчетливый убийца. Знает и умеет, быстр и ловок. Похоже, никто не сравниться с ним, в искусстве убивать. Он крут! Принимает какие-то наркотики, которые его делают быстрым, как молния, хоть он и тяжел, как гиппопатам.
  -- Так чем же ты встревожилась, моя сладкая?
  -- Да, так! ОТЕЦ сильно доверяет этому парню, хоть он чуть и не убил его любимчиков Фаррелов. Вообще мне этот парень...
  -- Что этот парень...
   При этих словах Анжелина потупила взгляд и начала смотреть в одну точку...
  -- Что этот парень? - переспросил бармен.
  -- Ничего просто ОТЕЦ, считает его своим сыном. Да, и мне он, как-то стал дорог. Отец все время твердит, что этот парень лучший из его людей. А таком сыне, ему бы только мечтать... Я даже начала ревновать только, кого и к кому? Досих пор не разобралась!
   Бармен закашлялся и налил себе порцию "Гнилой Кишки"*(*"Гнилая Кишка" - экстремально сильный, валяший с ног ликер).
  -- Там у тебя сухость почище, чем в пустыне после вчерашнего то, небось, а? - эти слова Анжелин промурлыкала словно киска.
  -- Спасибо за заботу, радость моя, но мое подорванное алкоголем здоровье уже ничто не спасет.
  -- Тебе бы в пророки, Салим. Кто там толкается то в такую рань? А это ты Бьетмо! Чего ты хочешь, радость моя? - спросила она, посмотрев малыша, который дернул ее за локоть.
  -- Энжи, дай мне пять монет, ну дай, заискивающим голосом просил малыш.
  -- Наглые детишки растут, ничего не скажешь, - тут она не смогла сдержать улыбки.
   Тут в разговор вмешался какой-то странный старик, сидящий неподалеку:
  -- Послушай, Анжелина, зачем ты говоришь с этим малым, не давай ему денег. Он все потратит на джэт.
  -- Кто Вы и почему Вы мне Анжелине Бишоп смеете давать советы!
  -- Девочка, я не думаю, что тебе действительно хочется знать, кто я такой, - ответил спокойно незнакомец.
  -- Ладно, милый, на ко вот держи свои пять монет и беги отсюда, - сказав это, Анжелина пошла к выходу, даже ни с кем не попрощавшись. Охрана с каменным выражением лица двинулась за ней.
  -- А ты ее, откуда знаешь, я тебя раньше здесь не видел, - сказал озадаченный всем происходящим бармен.
  -- Налей мне, и я тебе поведаю, сею долгую историю.
   Бармен налил ему как положено до краев и с нетерпением сказал:
  -- Ну, рассказывай, трави, старик, только помаленьку, время у меня есть...
  -- Я старый солдат, и не знаю слов любви. Мое сердце уже давно не рождает теплоты и не бьется трепетно от девичьего щебетанья. Но я все еще люблю жизнь. А смерть так близка. Я уже слышу ее зловонное дыхание у себя за спиной. Многое было прожито, многое было пройдено мною. Но главного я так и не понял, зачем нам дается эта жизнь. Я для себя считал, что она дается, для того чтобы помогать другим. Кто-то, может быть, считает по-другому, может быть он и прав? Но я знаю, что оставил после себя хорошую память и доброе отношение людей. А это лучший памятник, который человек может поставить себе при жизни. И так меня зовут Дьюк Хланиган мне несчитано лет, я уже давно сбился со счету...
  
   Кто не знал Анжелину, тот вряд ли поймет, что сейчас произошло, ибо это действительно странная девушка, которую стоит любить лишь только за то, что она из себя представляет. Норовистая, необъезженная, необузданная, словно дочь Мустанга, дикая лошадка. Всегда готова в тебя вцепиться, словно тигрица, наброситься в любую минуту. Не раз задиристость ее чуть-чуть не доводила кого-либо до греха. А строптивость ее вообще была притчей во языцех. Но не только об этом ходили слухи. Ее красота многих удивляла и поражала. Ее лицо было с рождения - лицом ангела, спустившегося к нам смертным с небес. Родинка на этом лице была причиной многих бед. Ее глаза, зеленые словно изумруд, пылали иногда таким завораживающим, диким гневом, который и пугал и притягивал одновременно. Губы два лепестка розы, с еще не скатившейся каплей росы. Зубы белые и острые, как у хищницы. Ее рыжие волосы, словно живая плоть, благоухали молодостью, их водопад ниспадал до плеч, но жаждал продолженья. Да, и остальным бог ее не обделил. Стройные ноги, плавно перетекающие в сексуальные выпуклости бедер, статная фигура - осиная талия, словно подчеркивающая хищность характера, великолепная высокая грудь, да и вся она в сладковатой дымке сексуального обожания, словно пустынная жизнь на нее не повлияла нисколько. Она то и шрама ни одного не помнит. Хотя это только о шрамах телесных, но вряд ли, и телесные шрамы тоже были, но они как-то зарубцевались на ее нежной коже и стали не видны. Анжелина, Анжелина, Анжелина, Малышка Энжи, маленький падший Ангел.
   Да, и еще, Анжелина - наркоманка. Наркотики полностью затуманили ее молодой и неокрепший мозг. Она и полдня не могла обойтись без дозы. На ее лице уже появились следы - круги под глазами, ее руки уже немного подрагивали мелкой дрожью. Джет для нее стал основным смыслом жизни, единственной отрадой и целью. За него она могла отдать все что угодно: жизнь, тело ну и конечно деньги отца. Ведь она была дочерью очень богатого Главы преступной группировки в Нью-Рено - Бишопа.
   Отец, безусловно, любил ее и баловал. Она же совсем не жалея его спала с его "шестерками". Паранойя уже начала свой неумолимый путь. Анжелина уже практически не контролировала свое поведение. Ее зависимость изменила ее, до этого она была просто "поцанкой". Но когда она попробовала джет, то, как будто с цепи сорвалась. Она впервые убила человека еще в 14 лет, тогда же она и попробовала, что такое секс с одним из людей своего отца, с Суозой Мартином Фареллом. Этот молодчик "заделал" ее, когда она была под "кайфом", сам он был "пьян в стельку". Ее характер был подобен метущемуся животному, которое не может сидеть в клетке, которую так искусно для нее соорудил отец, пусть она и снизу до верху золотая.
   Ее мать, Лесли Энн Бишоп, называла ее бродяжкой, неприкаянной душой. А кем она Анжелин еще могла быть, если ее окружала смерть, кровь и наркотики. Избежать этого зла трудно, очень трудно, если ты еще мал и не знаешь о жизни ровным счетом ничего, она попалась на удочку к этому миру - миру Нью-Рено, неоновых реклам, ярких красок, и лицемерия скрывающего за яркими улыбками...
  
   Удивительные вещи иногда происходят в жизни. Человека, который тебе причинил боль и которого ненавидишь всем сердцем, ты начинаешь любить. И хотя понимаешь, что, вряд ли способен на какие-либо добрые чувство к своим злопыхателем. Но, понимая под влиянием, каких обстоятельств человек, делал тот или иной поступок, приходишь к выводу, что уже не способен чувствовать ненависть. Прощение приходит не сразу, это болезненный процесс, но если он подогревается еще и другими чувствами, то результат неизбежен.
   Но надо помнить, что милосердие может оказаться той нишей, в которой можно зависнуть и стать человеком, которого все используют. Конечно, если вас это устраивает, вы можете продолжать быть милосердным.
   В наше жестокое время большинство считает, что милосердие удел слабых и тот, кто считает себя сильным не способен на милосердие. Да сильные люди, которые могут убивать, несковываемые дурацкими комплексами, они не способны на милосердие, тем более к своим врагам. Лишь неопытный ребенок или просто глупый человек будет искать любовь у врага. Но Даллас уже не думал о мести, когда приблизился к своему врагу, Анжелин была для него просто объектом ненависти не больше не меньше он был "удачливым ублюдком", когда встретил ее, но когда он узнал ее ближе. Он понял, кто она, что все ее разговоры жаргонные словечки это барьер, которым она хотела защититься от жестокого мира. И в тот день, когда они встретились в первый раз, и Даллас был на волосок от смерти, она просто не могла по-другому. У криминального мира свои законы и ее слабость могла повлиять не только на ее жизнь. Но и на жизнь всей семьи Бишоп. Безусловно "несмываемый позор" был важнее, чем жизнь какого-то человека. Даже если бы она проиграла, Даллас не должен был вмешиваться. Таковы были правила игры.
   Даллас понял эти правила, когда он разобрался с братьями Фарелл. После схватки, в которой Фареллы проиграли, их в Нью-Рено не уважала даже самая последняя шавка, даже их люди отказывались им подчиняться, если бы не вмешался Бишоп, могли быть серьезные проблемы.
   Фареллам снова пришлось доказывать, что они не пустое место. И лишь основательно избив пару своих людей, Суоза вернул себе уважение. Его люди снова начали подчиняться ему. Ведь он имел свою собственную бригаду в организации Бишопа, у них было собственное дело, которое они вот уже несколько месяцев вели. До этого братья были сутенерами. Это не лучшее с чего бы следовало начинать, ведь сутенеры в преступном мире не пользуются уважением. Они считаются низшей ступенью в иерархической лестнице преступной среды.
   Но братья не застряли внизу, они двигались вперед и всегда держались вместе. Были вышибалами, охранниками в казино, выполняли опасные поручения, убивали по заказу, а затем стали особо приближенными к самому Бишопу. Избив одного из Фаррелов до полусмерти, Даллас нажил опасных врагов в организации. Если бы не та стычка в пустыне, когда Даллас буквально изпод обстрела вытащил Суозу, и не жертва Сулика, когда доктору нужно было сделать переливание крови Мартину Фареллу, быть может, вся история пошла бы по-другому. Но судьба или скорее удача решила так. Мартин породнился с Суликом кровью. Теперь братьев Фареллов было четверо. Они вместе вырезали семью Сальваторе и Мардино. Там же Скотт Фареллы и погибли.
   Другой Фарелл - Суоза Мартин Фарелл погиб еще раньше в долгом переезде из НКР в Нью-Рено под пулями Хобологистов.
   Окунувшись в преступный мир, Даллас многое понял. Теперь Анжелин стала для него родным человеком. Похоронив стольких друзей, он не хотел хоронить ее. Он помнил то зло, которое она ему причинила, но сейчас были более важные цели. После того как Анклав напал на Арройо, все остальное было ерундой.
   Даллас понимал, что пока он не разовьет в себе силу и ловкость, пока его восприятие действительности не обостриться до крайности в Анклав ему даже не стоит соваться. Но теперь, когда он нашел метод развить в себе суперспособности. Он мог поверить в себя, в свои силы. Он выбивал цель на расстоянии 500 метров. Силу он тоже опробовал не раз во всех испытаниях пустыни.
   Теперь надо было лишь найти себя в этом море бессмыслицы по имени жизнь. Это было не так-то просто, Даллас вспомнил, как под воздействием Джета он затеял драку с Фареллами и убил ни в чем не повинного старика. Теперь этот человек снился ему по ночам, как впрочем, и все кого он, когда-либо убивал. Он придумал себе отговорку, что убивал их во благо. Но понимал, что не может оправдать себя и это его пугало. Вот почему в переходах по пустыне он засыпал с трудом и спал чутко, как зверь. Те лица, которые мелькали перед его глазами, когда он чуть не умер в клинике доктора Дела в Реддинге, это были лица тех, кого он убивал. Он уже совсем не помнил первого лица того людоеда, которого он убил еще, когда вышел во внешний мир из Арройо, но он помнил все в подробностях что делал, лицо приходило к нему в невнятных образах, которые он не мог увидеть в целом. Иногда он тщетно пытался вспомнить, но безрезультатно. Глупо было думать, что сам Даллас считал себя лучше Анжелины, он иногда сам не понимал, как относиться к ней...
  
   Лесли Энн Бишоп.
  
   Даллас шел по коридору второго этажа казино Бишопа "Шарклаб", посреди него стояла женщина, как оказалось - жена Бишопа.
  -- Идите сюда, мой милый мальчик, я хотела бы поговорить с вами, - и Лесли Энн Бишоп нежно взяла Далласа за руку.
  -- Но...как?
  -- Никаких "но", идите за мной, - и она повела Хоакина в комнату, которая была похожа на кабинет.
  -- Я вам расскажу о своем муже. О, этой свинье, монстре, дьяволе во плоти... Конечно, кроме того мой муж... Он глава семьи Бишопов. Да, вы это и сами знаете. Он занимается дипломатией, бизнесом, криминальными делами, обладает хитростью животного, которой нельзя не восхищаться, конечно, если забыть о его остальных качествах. Почти нечего сказать о "Семье" Бишопа. Это большая семья проституток, распространителей. Вышибал, работорговцев, наемников, но это и все, никаких других людей в этой семье нет. Клан Бишопа - это преступная группировка, семья Бишоп гораздо меньше: Анжелина Бишоп, Джон Бишоп, ну и конечно я сама - Лесли Энн Бишоп.
  -- Похоже, что ваша семейная жизнь совсем, не так счастлива, как должна быть.
  -- Нет... мой последний муж занимается накоплением энергии. Он редко отлучается из комнаты для... чего-то еще. К тому же, моя дорогая дочь, быстро выучила, что, значит, быть женщиной в Нью-Рено.
  -- Ваша дочь?
  -- Да, моя дочь Анжелина. Она стала совсем, как маленькая бродяжка, - Энн Бишоп печально улыбается. Как и ее мать... - вздыхает нервно.
  -- Ах, да с ней уже знаком. Ну, а теперь это все?
   Лесли Энн улыбается слабо, как будто вспоминает что-то приятное:
  -- Никогда не были в городе Убежище? Это на северо-востоке от Нью-Рено.
  -- Я знаю, где это. Я был там, и даже получил статус гражданина...
  -- О боже, - Лесли Энн не могла скрыть радость. И как там сейчас...
  -- Город не меняется уже много лет, как мне сказали, там все хорошо.
  -- О, как я хочу попасть, туда снова.
  -- Почему бы вам ни уехать!
   Ее улыбка вянет, выражение ее лица становится неприступным и отвлеченным.
  -- Это не возможно. Больше ни о чем не спрашивайте меня.
   Даллас уже собирался уходить, но Лесли Энн остановила его на полпути:
   Постойте не уходите я так одинока в этом холодном доме побудьте, еще...
   Она подошла и обняла Далласа, они начали целовать, потом она повела его в свою комнату...
   ...Даллас никак не мог ожидать такого оборота событий, он отнесся к этому весьма насторожено. Но убедившись, что здесь нет никакого подвоха, расслабился.
   Переспав с женой Бишопа, Далласа понял кое-что, если человек во что-то верит, то он отдает всего себя этому делу и родным иногда ничего не остается. Во сне Лесли твердила какую-то билиберду, это оказался шифр к сейфу, Даллас вскрыл, но ничего осбенного там не нашел только золотые украшения и недопитый довоенный ликер, да и еще уже знакомое месторасположение Рейдеров пустыни на голодиске. Видно Лесли Энн пыталась звглушить алкоголем ту пустоту, которая была в ее душе. Но ей это плохо удавалось, эта пустота душила ее хуже любй удавки,странно, но это событие подстегнуло Анжелин, и она стала проявлять больший интерес к Далласу...
  
   Безбрежность.
  
   Даллас и Анжелина.
  
   Время бежало незаметно для самого Далласа, убегая в песок пустыни, а нужно было помнить о спасении родственников и друзей...
  
   ...Войдя в комнату, Даллас бросился к ногам Анжелин и в бессвязных словах благодарил ее за любовь к нему, и за выраженные ею чувства...
  
   ...Даллас поднял Анжелин на руки кружил, кружил, пока хватало сил, и они не свалились в сладкую мягкость постели, она убегала, ловила губами пушинки, выбитые из подушки. Они много смеялись, улыбались, жизнь была прекрасна, солнце яркое лучистое, небо самой нежной чистоты. Она прильнула губами к его губам. Он смело ответил поцелуем на поцелуй, жизнь закружилась в сладкой сказочной пляске. Такого давно не было, счастье приходит незаметно...
   Даллас поглядел на Анжелину, она на него, и на мгновение Хоакин утонул в её глазах...
  -- У тебя есть цель в жизни? - лукаво улыбнувшись, спросила Анжелина.
   - У жизни нет цели, у нее есть цена - много патронов, сушенное мясо Гекосса, винтовка Гаусса M72. Я живу, чтобы выжить и всё тут.
   - Да... А тебе не хотелось когда-нибудь осесть где-нибудь, пустить корни?
   - Чтобы первая же песчаная буря вырвала бы их? Сейчас, нет. До ЭТОГО хотелось. Но я не успел. Теперь меня гонят по свету воспоминания. Движение, смертельная опасность забивают их. Вот и брожу...
   Долгое молчание сглаживалось тем, что они смотрели друг другу в глаза утомленные сладостными мечтами и любовью. Их дыхание переходило в одно, Анжелина трепала ежик волос Далласа и нежно целовала его щетинистую кожу на лице. Наконец-то молчание прервалось, и она заговорила:
  -- Знаешь, меня часто в детстве дразнили "дикой Анжелиной" и "питбулем", за то, что я могла вцепиться в кого-либо в драке зубами и долго не отпускать, - она показала как она, как собака вцепливается в свою добычу укусив Далласа за шею. Я злилась, но к папе не ходила, и не ябедничала. Я просто гонялась за ними и била, от этого они, наоборот, начинали еще больше меня дразнить. Меня это просто бесило! Я была готова просто визжать и рвать волосы на голове, так я их ненавидела. Какой-то человек еще в детстве, вколол мне наркотик. С этого все и началось. Я опять папе ничего не сказала. Но тот дядька продолжал давать мне Джет, пока я окончательно не привыкла. Это стало моей жизнью, если это можно назвать жизнью я скорее существовала, чем жила, потом в моей жизни появился Фаррел. Он сделал меня женщиной, я плохо это помню, была под воздействием наркотика. Но он был неплохим парнем, хоть и пил безбожно, в общем, мы были парочка еще та! Ну, ты понимаешь, о чем я, - наркоманка и пьяница, а теперь - ты, просто ангел, милый мой зайчонок! Я серьезно, почему ты смеешься. Не щекочи меня, дурачок, ой сейчас умру, не щекочи, так не честно, а теперь я тебя тоже буду щекотать. Вот попался сейчас ты у меня получишь, мерзкий негодник, хотел меня до смерти защекотать вот тебе.
   Ее смех колокольчиком заливал всю комнату. Они еще долго смеялись, пока их глаза не встретили друг друга, и они не закружились сплетеньем тел! Глубокая нежность отразилась в ее глазах! Их лица светились счастьем в этом холодном и темном городе смерти и порока...
  
   ...Счастье любви захватило Хоакина с головой, но он понимал, что не пренадлежит себе...
  
  
   Сьерра.
  
   Военная база "Сьерра Армии Депорт".
  
   Семья Райт, и в лице ее босса Криса Райта, дала Далласу задание разведать секретное, "чудесное" место - Sierra Army Depot. Это секретная военная база, напичканная современнейшей техникой и роботами. Глава семьи подробно рассказал о ее месторасположении. Друзья снова двинулись в путь. Побег с Анжелин пришлось отложить на неопределенный срок...
   ...Из тягостных размышлений Далласа вывел звук чьих-то шагов. Он мгновенно сдвинул вперед рычаг предохранителя и повернул голову на звук. Это был всего лишь Сулик, которого он отправил набрать дров для костра. Старина дикарь, как всегда с блеском выполнил свою задачу, его мощный торс было сложно различить за громадной кучей дров, которую он тащил, слегка отдуваясь.
   - Дрова! - проревел Сулик, сваливая огромную ношу на землю, начал складывать ветки для костра. С того времени, как они встретились в том городке под названием Клэмат, он изрядно поднаторел в этом деле, и его костры занимались с первой спички и не затухали даже под натиском сильного ветра. Так! От этой привычки Даллас уже длительное время не мог отучить Сулика. Он достал из-за плеча свой ...слегка усовершенствованный тем умалишенным из Нью Рено, и, наведя дуло на кучу дров, легонько нажал на курок. Дрова моментально занялись и весело затрещали.
   ... Подбрасывая в догорающий костерок дрова, Даллас с удивлением обнаружил, что держит в руке гладкую доску с торчащим на ее конце гвоздем и отрывком клейма "USA ARMY EQUI..." - дежавю. На этом печать обрывалась.
   - Сулик, дружище, а где ты это взял? - недоуменно спросил Даллас. Кожа на лбу собралась складками, он глубоко задумался.
   - Там... На юге... Юрта! Да, юрта! Старый ящик был в этой юрте, - ответил он.
   Что-то заинтересовало Далласа в этом ящике, откуда в заброшенной юрте ящик из под армейского оборудования? Задачка...
   - Сулик, а ты можешь показать, где находится это место? - спросил Даллас друга.
   - Легко, - сказал он, - как "два пальца обмочить"!
   Когда-то в детстве, когда Даллас с друзьями охотился на мантисов, он набрел на труп брахмина, растерзанного радскорпионами. Его выворачивало наизнанку минуты полторы, и Хоакин не мог спокойно спать долгое время, метался на циновках, захлебывался скулящим стоном и тонул в холодном поту. Его спас шаман Хакунин, поивший Далласа каким-то травяным настоем, который погружал того в омут странных видений, но и успокаивал, давал Хоакину возможность заснуть. А что теперь? Даллас спокойно проходил мимо гниющих человеческих останков, бросив лишь мимолетный взгляд на них, хотя и спал вполглаза, держа руку на ложе винтовки, и пробуждался при любом шорохе, но и то лишь потому, что не хотел пропустить момент когда кто либо покуситься на его драгоценную жизнь.
   Они шли во все более сгущающимся сумеркам по направлению к загадочной юрте. Ступни увязали в песке, друзья уже отвыкли ходить пешком, привыкнув к последнему во вселенной благу цивилизации -- старенькому потрепанному "Хайвеймену". Но запас термоядерных аккумуляторов для его заправки постепенно истощился и вот-вот совсем бы закончился. Пришлось, как и прежде, странствовать пешком. Надеюсь, седьмой палец на ноге у Далласа уже не вырастет, хватит и одной милой шуточки матушки природы...
   За этими думами Даллас и не заметил, что они уже пришли к месту назначения.
   Юрта была на первый взгляд самая обыкновенная - жердины, скрепленные жилами брахминов, составляющие каркас сооружения, были покрыты брахминовыми же шкурами, но что-то показалось Хоакину неестественным, нечто неправильное почудилось Далласу в этих шкурах.
   - У этих браминов всего одна голова, - прогудел Сулик.
   Теперь словно пелена спала с глаз Хоакина. "Точно у этих браминов действительно только лишь одна голова, да и сами эти шкуры настолько истлели и прохудились, что им можно было, смело дать лет 300- 400. Да и занесена песком эта юрта больше, чем на четверть".
   Надо же, одноголовые брахмины, а Даллас и не поверил Хакунину, который рассказывал ему о них. Даллас высмеял его, обозвал шарлатаном...
   Юрта была одним боком прикреплена к скале, заглянув внутрь, Даллас не увидел ничего, кроме покосившейся книжной полки. Пошарив по ее отделениям, он не обнаружил ничего, кроме окаменевшего куска вяленого мяса, которым наверняка можно было пробить Анклавовскую-моторизованную броню, а оставлять так эту загадку так он уже не мог, но и для более тщательного осмотра было уже слишком темно. В конце концов, Даллас еще не схватил такую дозу радиации, даже во время ручной починки реактора в Гекко, чтобы подсвечивать себе ночью, но у него был фонарь на шлеме, батарея уже подходила к концу, и ее срочно нужно было менять. Друзья решили заночевать здесь. Ночь прошла на удивление спокойно, к ним даже не забрела какая либо крысогнида, привлеченная запахом живого мяса.
   Утром, наскоро перекусив, Даллас приступил к тщательному осмотру того места.
   Самое трудное было проникнуть внутрь базы, на территорию которой, как оказалось, они вместе с Суликом забрели ночью. Охранялась база хорошо - лазерными пушками. Но кто ищет, тот всегда найдет. Самой дальнобойной из плазменных - лазерной винтовокой Даллас уничтожил все пушки. А, далее спустившись вниз по лестнице туда, где много генераторов, Даллас включил рубильник. Как впоследствии выяснилось, это дало то, что в самом здании защитные поля из желтых стали красными, то есть Даллас и Сулик смогли бы сквозь них проходить свободно без огромного риска для здоровья. Вследствии неосторожности, какзалось, что Даллас и Сулик наткнулись на все ловушки, которыми в обилии была устлана земля вокруг секретной базы.
   Очень скоро Хоакин обнаружил, что рядо есть сторожка. Друзья прошли к маленькому строению. Дверь естественно оказалась закрыта. Он попытался открыть ее, но мощная, в сравнении с обычными дверьми, железная дверь никак не поддавалась, ее никак невозможно было сдвинуть с места, даже усилия Сулика не увенчались успехом, он только сломал две доски. Далласу пришлось действовать крайне варварски - одолжить у Сулика супермолот Братства Стали, которым он очень дорожил, и сокрушить несчастную дверь в комору, которая оказалась прикручена к ободу очень мощными и длинными болтами. Из этого ничего не вышло. Это не остановило Далласа, уже вошедшего во вкус этой головоломки?
   Давно уже прошли те времена, когда подобные двери Даллас мог открыть лишь при помощи пластида, под угрозой лишиться конечностей. Даллас аккуратно поддел шомполом для чистки оружия крышку электронного замка, пошарил в заплечном мешке и выудил оттуда электронную отмычку. Оголив концы двух проводов замка, Даллас прицепил к ним "крокодильчики" отмычки. Теперь оставалось только немного подождать. Отмычка коротко пропела мелодию из шести нот и дверь с натужным скрипом начала открываться.
   В ящике там Даллас нашел снаряд для старинной пушки, немного патронов и базуку. Зарядив снарядом пушку, Даллас выстрелил в огромную дверь Сьерра Армии Депорт.
   В воротах образовалась огромная дыра, и перед друзьями открылся равномерно освещенный голубым светом коридор, уходящий в глубь темноты.
   Главное было внимательно смотреть по сторонам, а внутри не забывать обыскивать все шкафы, так можно было приобрести массу отличнейших вещей.
   По этому коридору видимо уже давно не ходили - пол покрывал дюймовый слой пыли, шаги друзей, даже отдавались гулким эхом, хотя и утопали в мягком пылевом ковре. Парни шагали, а коридор все не проявлял никаких признаков поворота. Еще через секунд пять, и друзья уперлись в дверь лифта.
   В самой Сиерре покопавшись в столе прямо рядом с входом, Даллас нашел кусок бумаги с кодом - TCHAIKOVSKY - Чайковский. Далее Даллас открыл запертую дверь и возял там же, в столе диск. При помощи кода Даллас убрал поля. Поковырявшись в ящиках, в одном из них Даллас нашел глаз Диксона. Этот глаз он использовал на сканере лифта, чтобы подняться на второй этаж.
   Лифт послушно отворил свои двери, пропуская друзей в уютную кабину. На пульте управления оказалось много кнопок. Даллас лишний раз проверил затвор винтовки, Сулик перевесил поудобнее СМГ, и Даллас нажал кнопку. Взвыли натужно механизмы, и лифт буквально пополз вниз, по дюйму преодолевая расстояние отделявшее друзей от загадочной угрозы. Наконец лифт сухо щелкнул, и Даллас увидел напротив двери лифта яркую табличку с несколькими пересеченными дугами и надписью "BIOHAZARD". Нечто подобное Даллас уже видел на военной базе "Марипоза", но не придал этому значения. Выходит, не первый раз Даллас сталкивался с этим... Друзья вышли из лифта и направились вперед по коридору. Кое-где валялись пустые ящики, подобные тому, доска которого и привела их сюда. По творившемуся здесь беспорядку Даллас понял, что лаборатория была покинута в спешке. Повсюду висели такие же таблички со зловещей надписью. Завидев дверь, он тотчас же вошел в нее. Даллас оказался в комнате со стеклянной стеной, служившей, по-видимому, окном в соседнее помещение, огромными шкафами и несколькими компьютерами. Через гигантское окно можно было наблюдать высохшие тела на белых койках. К ним вели множественные провода и рядом стояло немыслимое количество непонятной аппаратуры, таких технологий он не видел даже у Братства Стали и Анклава. О ее назначении Даллас мог только догадываться, хотя себя он вовсе не считал профаном в технике. Скорее всего, это были механизмы диагностики.
   Там Даллас догло "юзал" все компьтеры, пока не отключил все устройства, в том числе и поля. На третьем этаже его и Сулика ждал великий и ужасный - Скай-HЭт.
  
   Суперинтеллект - Скай-Нэт.
  
   Сьерра Армии Дэпорт.
  
   Компьютер включился. Замерцал дисплей, и запищали динамики. Затем раздался холодный женский голос:
   - Внимание!!! Зафиксировано вторжение чужеродных форм жизни на охраняемую территорию. До активации защитного робота класса К2021 осталось 30 секунд, до активации системы лазерных орудий 10, 9, 8,7,6,5,4,3,.. - голос продолжал считать и Даллас понял, что сейчас случится что-то ужасное, он не знал кто такие чужеродные формы жизни и этот К2021, однако не имел ни малейшего желания с ними познакомиться.
   Но вскоре
   Даллас сел за компьютер и вдавив до упора кнопку включения. К его удивлению, экран мягко засветился ровным фиолетовым светом. На дисплее замерцали белые символы. Даллас пробежался пальцами по клавиатуре. Защита! Как два пальца об асфальт.
   ...Далласа заинтересовала одна проблема. Он решил изучить все, что касается исскуственного интеллекта в лабораториях и в тэрминалах, а ринее он много читал по неврологии. Он пытался найти что-то общее между человеческим мозгом и компьютером. Компьютеры представлялись ему нейронами. Клетками мозга. Любому компьютеру до человеческого мозга - как до звезд. Компьютер не способен обобщать, делать выводы, изобретать. При хорошем матобеспечении может возникнуть впечатление, будто он что-то такое делает, но это иллюзия. У Далласа было предположение, что был создадан компьютер, в котором было столько же транзисторов, сколько нейронов в человеческом мозге, то есть у него было сознание. Но транзистор не нервная клетка, квинтильон транзисторов ничем не лучше, чем дюжина. Многие специалисты в этой области придерживались такого же мнения, и они начал искать общие свойства у нейронов и однобайтовых компьютеров - "Trash-80", "Atari", "TI", "Sinclar". Восьмиразрядная машина гораздо сложнее нейрона, но все равно ни один компьютер не выдерживает сравнения с человеческим мозгом. Если их вообще можно сопоставлять. Да, "Atari" сложнее нейрона, но на самом деле их трудно сравнивать. Все равно, что направление с расстоянием или цвет с массой. Они разные. Но есть одна общая черта - Связи. Опять же, тут все по-разному, но принцип тот же. Нейрон связан со множеством других нейронов. Их триллионы, этих связей, и то, как передаются по ним импульсы, определяет, кто мы такие, что мы думаем и что помним. С помощью такого вот компьютера можно связаться с миллионами других компьютеров. Эта информационная сеть обширнее человеческого мозга, она содержит больше данных, чем все человечество в состоянии усвоить за миллион лет. Она тянется от "Pioner-10", который сейчас где-то за орбитой Плутона, до каждой квартиры, где есть телефон. С помощью этого компьютера можно получить тонны сведений, которые когда-то были собраны, но некому было даже взглянуть на них, времени не хватало. Старая идея "критической компьютерной массы", когда компьютер обретает сознание, но можно рассматривать эту идею под новым углом. Может быть, важен не размер компьютеров, а их количество. Когда-то компьютеры считали на тысячи, теперь - на миллионы. Их ставят уже в автомобили и в наручные часы. В каждом доме их несколько: от простенького таймера в микроволновой духовке до видеоигр и компьютерных терминалов. Возможно ли, набрать критическую массу таким путем. Критическая масса... На что это может быть похоже? Кажется, должен возникнуть колоссальный разум. Такой быстрый, такой всезнающий. Всеобъемлющий. Почти богоподобный. Но... не захватит ли такой искусственный интлект власть над всем человечеством, вот в чем вопрос? Не превратятся ли люди в его рабов? Нет, зачем ему это? Стоит ли человечество того? И потом, откуда нам знать, что ему будет нужно? Захочет ли он, чтобы его обожествляли? Сомневаюсь. Это скорее из области фантастического фильма. Можно говорить о сознании, но что под этим термином понимать? Должно быть, амебы что-то осознают, да и растения тоже. Возможно даже, у каждого нейрона есть какой-то свой уровень сознания. До сих пор не известно, что такое человеческое сознание, откуда оно берется и куда уходит, когда люди умирают. А уж применять человеческие мерки к гипотетическому сознанию, которое зародилось в глубинах компьютерной сети, так и вовсе глупо. Например, не представимо, как оно может взаимодействовать с человеческим сознанием. Не исключено, что оно просто не обратит на него внимания, так же, как люди не замечают отдельных клеток собственного организма, или нейтрино, пролетающих сквозь них, или колебаний атомов в воздухе...
   К таким выводам пришел Даллас, тчательно исследуя Суперкомпьютер. СКАЙ-НЭТ попросил Далласа забрать его, переместить его в чье-нибудь тело. Даллас ничего не обещал, но сказл что попытается это сделать.
   Друзья пошли дальше, на четвертом этаже их ждала еще одна неожиданность - лаборатория.
   Далласу показалось, что он что-то нащупал. Еще несколько манипуляций с клавиатурой...
   Он выпустил из криогенной камеры солдата, который погиб, а потом его оживили. Но тот прожил недолго, и на его трупе Даллас поднял Ружье Красного Охотника, а также собственно взял мозги, но как потом оказалось они не пригодились, Далласу подвернулся более хороший вариант Кибернетические мозгт - СКАЙ-НЭТ'а, человеческие и шимпанзе не очень. На третьем этаже стоял на лессах робот, перед этим залив все БиоГелем, Даллас засунул в робота мозги Скай-Нэта, нехватало только Мотиватора от ТОЧНО такого же робота, его можно было взять у любого такого же, предварительно убив его, благо таких уже было много. Даллас успели настрелять их целую кучу. Засунув его в робота и использовав компьютер, Даллас получил в результате взорвавшегося робота...
   После неудавшегося эксперемента Даллас решил дальше исследовать криогенное хранилище военной базы...
   "Так! О, Боги, чем они здесь занимались! Мы забрели на фабрику производства бактериологического оружия. Здесь из самых невинных болезней генерировали смертельную заразу".
   Даллас читал и читал, холодея от безграничности человеческой злобы. Анклавовцы со своим ФЭВ'ом по сравнению с тем, что Даллас обнаружил в этих лабораториях, выглядят детьми, играющими с разбитым градусником. Но есть одно сходство - большим начальникам из высоких кабинетов, нет дела до рядовых людей и они готовы пускать их в расход несметными количествами ради своих целей и в том и в другом случае... Грипп, сибирская язва, эбола, фулликулярная ангина, лихорадка, все абсолютносмертельно, со стопроцентной заражаемостью, гарантированным отсутствием иммунитета... Если что-то вырвется из этих лабораторий - наступит конец всему, вирусы исправят то, что не доделали ядерные бомбы, с одним отличием - даже убежища не спасут от этого ужаса. Человечество за считанные дни умрет, покрывшись язвами, задохнется от спазмов горла, захлебнется гноем. ... Этот список можно продолжать до бесконечности... Возьмите любую болезнь, усильте ее симптомы в сотню раз, прибавьте отсутствие антител и лекарств и получите слабое представление о мизерной доле этого чудовищного проекта, который был озаглавлен с черным висельным юмором "НАСМОРК".
   Даллас читал дальше и все более ужасался, когда он нашел описания действия вирусов на живом подопытном материале у него, Невозмутимого и Хладнокровного Избранного, сдали нервы. Кто бы мог спокойно читать описания человеческих мучений, описанных сухим канцелярским языком, но не потерявшим от этого своей жути? Подавившийся языком во время восьмиминутного приступа кашля Брэдли, захлебнувшаяся слизью Лианна Лестер, сгоревший от жара 14-ти летний мальчуган Бобби, все это не оставит никого равнодушными? Даллас в приступе бешенства разрядил всю обойму в экран дисплея, посыпались искры, повалил вонючий дым над остатками дорогой техники. Лоб его был покрыт испариной, левая щека судорожно дергалась в нешуточном нервном тике.
   "Как, как уничтожить эту мерзость, как снова спасти человечество, не подозревающее об этой скрытой угрозе?" - наверное, последние слова Даллас выкрикнул вслух, судя по тому, как на него уставились Сулик.
   - Неужели так серьезно? - спросил Сулик.
   - Все гораздо серьезнее, серьезнее некуда, - прошептал Даллас, чувствуя страшную сухость в горле.
   - Может взорвать все к чертовой матери? - подал голос Сулик.
   - Нет, от взрыва демон вырвется на свободу! Нужно, хотя бы устроить ядерный взрыв...
   При словах "ядерный взрыв" Сулик заметно оживился:
   - Реактор! Может взорвать реактор!
   - Если бы здесь был реактор, то твоя идея была бы просто отличной, - с горечью ответил Даллас Сулику, - Скорей всего здесь обычная электростанция. Ее уничтожение не даст нам ничего, кроме долгой и мучительной гибели.
   Даллас долго ломал голову, обдумывая способы избавления...
   "Ну же, "Избранные мозги" придумайте хоть что-нибудь, оправдайте свое звание...". Даллас сосредоточенно вспоминал все способы разрушения, которые успело придумать человечество. Нет, ничто из этого не способно было им помочь.
  -- Значит, остается один путь, уйти отсюда и сказать Райтам, что мы ничего не нашли, а самим подорвать вход в базу.
  -- Да, ты прав, Даллас!
  -- Что ж так и порешим! Уходим отсюда, тут больше делать нечего!
   Даллас просверстрелил уже знакомым способом, лазерной винтовкой, отверстия в скале для динамита, взвел механизм отсчета на десять минут и сев в машину, где его ждал Сулик, ударил по газам...
  
   ...Звук выстрела даже слегка контузил кентавра. Даллас стрелял из своей любимой винтовки Гаусса. Не успев вцепиться Сулику в лицо, тварь оказалась на песке у Сулика над головой в виде кусочков фарша в люминесцентном желе, неспешно стекающего на пол. Даллас переполз чуть в сторону, и сел, оперевшись о край Хайвеймана. Сквозь облачко порохового дыма было видно, как Сулик перезарядил СМГ. ...Бой закончился. Трупы кентавров, изрешеченные до состояния дуршлага, лежали у ног Сулика.
  -- Ты здорово стреляеш, Сулик, я раньше как-то этого незамечал - сказл Даллас с неподдельным уважением. - Должно быть, это был СМГ - ПСЦТ - пули со смещенным центром тяжести?
  -- Да, ты прав, друг Даллас! - с этими словами Сулик сел в Хайвейман, Даллас последовал его примеру, и друзья отправились в путь...
  
   ...Даллас остановился возле передвижного агитационного пункта, вернее, его остатков. Внутри сохранилось несколько плакатов, времен последней войны. Даллас прошелся взглядом по ним. На первом, призывавшим молодежь записываться в морскую пехоту - "ударную силу американской армии", стоял огромный, бритый мужик, стрелявший навскидку из 2-х винчестеров. Горы трупов в белых накидках громоздились у его ног. На втором три солдата с винтовкой Гаусса, винчестером и Узи расстреливали какое-то зеленое чудище. Надпись гласила: "Вместе остановим зеленую угрозу!" Даллас порылся в рухляди, но ничего интересного не нашел...
  
   ...Бандиты даже не прятались, рассчитывая на лёгкую победу. Пять человек в рваных, обитых заклёпками и металлическими пластинами кожаных куртках, держа в руках двуствольные самопалы калибра 5.56, появились у Далласа за спиной, забыв, правда, что заходящее за ними солнце создаёт длинные тени. Не оборачиваясь, Даллас крутанулся в сторону, в падении снимая винтовку Гаусса с предохранителя. Бандиты дали залп в камень, на котором он сидел. Второго залпа не было. Пять выстрелов - пять трупов. Куда им, бывшим клеркам, бухгалтерам, водителям тягаться с "Избранным". 25 столь дорогих патронов 5.56 стали его наградой, теперь Сулик даже не успел вылезти из Хайвеймана...
  
   ...Наконец друзья прибыли в Нью-Рено! Они действительно ввели в завблуждение Криса Райта сказав, что не нашли базу Сьерра Армии Депорт. Тем более он все ровно не принял человека Бишопа в свою семью.
  -- Да и не сильно хотелось, - так сказал сам себе Даллас...
  
   ...Бишоп не согласился на то, чтобы отдать часть своих людей для уничтожения Анклавовской Базы. Он не хочет ссор с властями. Далласу не терпится попасть туда, он жаждет мести, но он понимает, что сперва нужно подготовиться к этому. Он настоящий киллер-профессионал, и знает, что такое убийство.
   По ходу Даллас узнал, что жена Бишопа не может иметь детей, он узнал это от нее самой, когда однажды утром они проснулись в одной постели. Анжелина вылечилась от наркотической зависимости, но, узнав, что ее жених и ее мать были вместе, она снова взялась за старое, ей трудно. Даллас предложил бежать вместе, но Анжелина испугалась, ведь ее отец так силен, он найдет их, где угодно. Даллас уговарил ее в конце концов, и они договорились сбежать вместе. Анжелина поклялась, что уже больше не будет принимать наркотики.
   Даллас встретился с одним из помощников Бишопа - неким Робом, он обещал помочь встретиться с Анжелиной, нужно было сматывать из этого города как можно быстрей, здесь уже нечего было ловить. Только смерть пряталась за каждым углом. Сулик в Хайвеймане стоял, где-то в полумиле от Нью-Рено. Было ясно, что чем скорее они уберутся из города, тем лучше. Бишоп оказался хитрой свиньей, он "обул" Далласа, бессовестно использовал его. Даже став его человеком, Даллас не мог себя чувствовать в безопасности. Но если бы он вовремя убил вицепрезидента Карлсона, может быть все сложилось бы по-другому...
   Анжелина должна была появиться с минуты на минуту, он ждал ее. Но знал, что если она не придет, то уедет без нее. Но она пришла, и они отправились вместе расправиться с базой Анклава "Наварро", по пути Даллас нескрывая ничего, наконец, смог ей рассказать все, не нарувшив клятв...
  
   Удача - награда за смелость.
  
   Патруль Анклава.
  
   Радиоактивная пустыня... Вначале - абсолютно безжизненная, сухая, только ветер вперемешку с песком оставляет на губах кислый привкус радиации, да счетчик Гейгера с потрескавшейся шкалой, тихо пощелкивает, отсчитывая силу невидимой смерти...
   ...День был, жаркий. Солнце палило нещадно. Земля жгла ноги не хуже любой сковородки. Жара висела в воздухе густой пеленой и не собиралась спадать. Марево стояло над пустыней, создавая видимость, далекого озера. Если бы человек, случайный и непривыкший к таким условиям, попал сюда по непредвиденным обстоятельствам, то умер бы, если не от солнечного удара, то от обезвоживания организма.
   В такую жару на руках подгорают волосы, человек теряет литр воды в час, и, если нет пополнения, кровь у него сгущается, сердце колотиться сильнее, появляется тошнота, головокружение, поступки становятся иррациональными. Человек теряет сознание и наступает неизбежная смерть.
   Пятьдесят семь градусов! И речь идет только о температуре воздуха. Земля нагревается на много сильнее - до девяносто трех градусов!
   Что значит такая жара?
   Даже мухи не летают, а ползают, чтобы не опалить крылышек; ящерицы переворачиваются на спину, чтобы охладить обожженные лапки, а дождевые капли испаряются в воздухе, так и не достигнув земли.
   По пустыне ехали недолго, так как встретили патруль из десяти солдат Анклава. Патрули здесь ходили часто. Друзья вышли из Хайвеймана. Теперь, когда они в сотню, раз быстрее двигались, каждого из первосортных солдат, этот патруль был им не страшен.
   Патрульный, неосознавая всю ущербность своего положения, громко крикнул:
  -- Кто вы странники, это запретная зона, уезжайте или умрите!
  -- Мы не будем, бежать от тебя кусок дерьма, черт тебя дери, прими сам смерть с честью, как подобает настоящему солдату! - с этими словами Даллас прицелился и выстрелил из Гауссовки первым, Анклавовец упал замертво с простреленной глазницей. Тут же в Далласа выстрелили сразу шестро патрульных, но Даллас успел отпрыгнуть в последний момент, и заряды превратили песок в стекло. В это время Сулик достал свой СМГ и начал стрелять очередями по патурулю, пули практически не наносили урона. Анжелин в это время тихо отсиживалась в Хайвеймане, боясь даже высунуться.
   От выстрела Гауссовки Анклавовца не спасла даже броня, с дырой в животе жить трудно. Сулик успел прицелиться и снести голову еще одному солдату. Кровь залила остальных, но они явно не собирались умирать.
   "Их семеро, а нас двое и мы сильнее!" - с гордостью за себя и Сулика подумал Даллас. Это подтвердил и выстрел Далласа, заставивший ближайшего патрульного стать куском холодеющей плоти и металла.
   Хоакин выстрелил еще несколько раз из винтовки Гаусса, лежа на горячем песке, и уложил ещё двоих Анклавовцев точными попаданиями в разрез с разбившимся стеклом, в глазницу.
   Анклавовец лежа, выстрелил из своего энергетического пистолета, но выстрел был неточный, он промазал. Зато Хоакин бил из своей Гауссовки без промаха. Теперь рядом патрульным лежали еще два куска мертвеющего мяса.
   Даллас, тщательно целясь, выстрелил ещё раз и уложил еще одного солдата. "От патруля Анклава - угрозы побережья ничего не осталось", - подумал Хоакин. Как бы в опровержение его слов, один из Анклавовцев вскочил нивидимый из-за дюны и, выкинув энергетический пистолет, пытался спастись бегством. Но не тут-то было, Сулик достав молот, догнал и прикончил беднягу точным ударом в голову, этого Сулику показалось мало и он долго молотил солдата Анклава по голове, тот был без шлема, и его мозги растекались по песку, разлетаясь в сторону. Сулик признал в нем того самого, который прикончил данным давно двух друзей - Мирона и Вика.
  -- Успокойся, Сулик! Успокойся! - тщетно пытался угомонить друга Даллас, лишь небесной чистоты голос Анжелины смог успокоить разбушевавшегося не на шутку дикаря.
   Наконец, успокоившись, Сулик еще долго стоял над трупом солдата Анклава. Затем они все уселись в Хайвейман и направились в уже знвкомое место, военную базу Анклава.
  
   Попути на Далласа опять нахлынули воспоминания...
   ...Он вспомнил, как получил координаты Наварро - военной бызы Анклава. Это было в Сан-Франциско, где у члена братства Стали он получил задание любым путем добыть "чертежи Вертиберда"*(*Планы Вертиберда - куча чертежей постройки Вертиберда), заодно получив координаты Hаварро.
   Прибыв на место Даллас наткунулся на затерянную бензозаправку, и никого Наварро там и близко не было, сперва это его удивило, но затем преговорив с человеком в монышеском одеянии, он понял, что это именно она - Военная база "Наварро"! Этого человека пришлось убить, он задавал слишком много вопросов, ответа на которые не было, или, скорее всего, они были тайной за "семью печатями и мог поднять переполох! Пришлось пристрелитьнезадачливого бедолагу. Друзей тогда Даллас оставил наверху, конечно, он не хотел, чтобы их всех там прикончили, а сам спупустился вниз в подсобные помещения базы. Там он нашел то сокровище, которому мог позавидовать каждый странник пустыни Анклавовскую энергетическую броню и плазменную винтовку, и кучу патронов к ней и другому оружию.
   Там же в нижних помещениях Наварро Даллас починил киберпса - k-9 - мотиватор для него он нашел на улице у механика, рядом с вертибердом в ангаре. Перед этим преговорив с ученым, которого потом просто пришил. Тот дал ему задание убить Когтя Смерти, Даллас этого делать не стал, он сказал доктору, что он этого тоже хочет, а сам напротив хлопнул профессора, благо в комнате стены были звуконепроницаемые, взяв синюю карточку в столе доктора, Даллас освободил Когтя Смерти.
   И, наконец, сделал самое главное, у одного из Анклавовцев - механика - стащил в ящике позади того чертежи вертиберда...
  
   Наварро.
  
   Военная база Анклава.
  
   Скоро оказались около входа на базу "Наварро"...
   Чтоб не подорваться на минах, когда троица шла на саму базу, они продвигались по каменной дороге. Зданий там было много, штук десять, все двух-трёх этажные, на всех постах стояли часовые. Их было всего человек тридцать, может менее, на территории базы стояли лазерные пушки, весьма сильное оружие. Их Даллас начал "кончать" из самой дальнобойной винтовки - улучшенной лазерной.
   Но на базе Анклава все же никто не ожидал столь внезапных событий. Ведь патруль неотступно дежурил круглые сутки. По всему периметру базы стояли часовые, которые должны были следить за всем. Но видимо, что-то пошло не так. И взрыв, прозвучавший в центре базы, для всех был большой неожиданностью. Это взорвались цистерны с топливом для вертибердов. Разорвавшись, они унесли за собой в небытие с дюжину солдат и здание вычислительного центра вместе со всеми учеными. Под звуки сирены на базу вломились чужаки. После этого раздалось еще несколько смертоносных взрывов, где-то в туннелях под базой. Но в пылу боя на них уже никто не обращал внимания. Со стороны это больше походило на битву титанов с гигантами. Битва разыгрывалась нешуточная.
   Ближний бой, как высший предел глупости. Кто как не мы люди раздвинул этот предел. Гром плазменных орудий сокрушал всех и вся, но больше своих, чем чужих. Превращая песчаную землю в дымящуюся, обугленную массу.
   Выстрел пришелся в голову. Солдат Анклава пал жертвой глупости компьютерной техники. Лазерная пушка вместо того, чтобы прострелить движущуюся цель чужака в броне Анклава, подстрелила боевую еденицу анклава. Лучи быстрыми рывками разрывали плоть. Кровь быстро закипала, образуя воронки из поджаренного мяса. Трупы больше походили на барбекю. Ничто так не отупляет как кровь, смерть и боль. Смерть вселяет страх, страх притупляет все чувства и делает человека слегка заторможенным и вялым.
  -- Яйца на жопу и вперед, сказал тебе не при на рожон. Солдат не спать в строю. Я кому сказал. Вперед. Вперед, все. Вы солдаты или бабы в юбках. Вперед. Вперед... - такие вопли слышались из динамика защитного обмундирования офицера Анклава.
  -- Есть, сержант! - гаркнул один из солдат.
  -- Огонь беглым! - кричал сержант. Их мало превосходство на нашей стороне!
   Он попытался пристрелить одного из чужаков, но ...
   Пули свистели там и тут, казалось никто не уйдет из-под этого урагана огня и пыли. Сулик, как бешеный, молотил направо и налево из узи. Анжелина вопила во всю глотку, когда буквально рядом разорвало одного бойца Анклава на более мелкие части. Даллас еле успевал перезаряжать лазер Гатлинга, не переставая стрелять. Он сеял панику в рядах Анклава то тут, то там. Анклав явно терял в превосходстве.
  -- Кэптн, что нам делать с этими чужаками, они режут нас, как овец!? - спросил радист, и неуверенность явно проскальзывала в его голосе.
  -- Вызывай подмогу, идиот, иначе мы здесь все подохнем! - ответила в сердцах капитан.
  -- Дело идет к тому, капитан! - крякнул сержант.
   Рядом рванула хорошенькая импульсная граната. Капитан сбила с ног горемыку сержанта, и тем самым спасла ему жизнь. Анжелина, очнувшаяся после хорошей встряски, не растерялась и так хорошо метнула гранату, что даже Сулик не смог скрыть удивленья, а Даллас и подавно. Нога сержанта чуть не улетела к праотцам вместе с ним самим. Но солдат, стоявший рядом, об этом никогда не узнает. Он смотрел уже остекленевшими глазами на этот мир, который был далек и чужд ему. А рядом все еще продолжали рваться разрывные и импульсные гранаты. Пулеметные очереди превращали в решето и без того напуганных и растерянных всем анклавовцев. Если бы можно было увидеть их лица, то паника явно читалась бы в них.
  -- Мат*твою, сержант, ты будешь следить за тем, что происходит вокруг тебя, или щелкать, чем ни попадя. Я не хотела бы, что бы твои кишки забрызгали мой защитный костюм.
  -- Капитан, ты тут, что самая умная что ли, - смотри, что бы моя пушка ни вынесла твои мозги!
   Боль, как странно! Но что есть боль? Где же та грань, за которой ее уже не чувствуешь? Кто знает, каков ее порог. Крики раненых, искалеченных солдат, последний стон уходящей жизни. Воздух с шипением выходящий из разрываемых шрапнелью легких. Месиво грязи с человеческими останками, кровью и горящим железом. Дикая картина, ужасающая своей красотой.
  -- Кто хочет умереть, братья, идемте со мной, и вы умрете с честью, как настоящие мужчины, - пыталась перекричать агонию боя капитан.
  -- Вперед! За нами весь Анклав. Кто не с нами, тот против нас, - крикнул один из пехотинцев.
  -- Идиоты, - в сердцах выкрикнул Сержант.
   Все кто еще мог, поднялись и побежали. В их глазах больше не было страха. Это были солдаты-смертники идущие на смерть, ради самой смерти. И все они умерли... казалось целенаправленность и фанатизм продолжали светится в их глазах даже после смерти...
  -- Центр. Центр. Вызывает Пустынный Орел, мы уходим на удобрение. Высылайте подмогу. Повторите, как слышали меня, высылайте подмогу. Прием. Центр...
  -- А-а! - всхлипнула капитан, и ее грудная клетка разлеталась на труху. Атака захлебнулась вместе со смертью капитана.
  -- Капитан ушла на удобрение, теперь я здесь за главного. Приказ будет такой: меняем место дислокации - полное отступление. Отступаем к вертиберду, рядовой, передайте по цепочке.
  -- Е-ес, с-сэр!
  -- Это не наш день!
   Лишь сейчас, когда противник покидал, поле сражения, Даллас смог посмотреть, что с Анжелиной, его дорогой Энжи и спросить:
  -- Анжелина, как ты, любимая?
  -- Хорошо, не дай им уйти, а сантименты оставь напотом.
  -- Пусть съедят еще одну базуку перед отлетом. Я удивлюсь, если они ей не поперхнуться, - сказал Хоакин.
  -- Она им оказалась в самый раз. Неплохой выстрел, Даллас, - похвалил Сулик, и улыбка засияла на лице этого изможденного воина. Его сердце давно очерствело, и чужая смерть уже не трогала струн его души. Но ему тут же пришлось спрятать улыбку, ибо один из осколков вертиберда, падал под углом близким к 90 градусам, и просто чудом не отправил Сулика на тот свет. Как только Сулик отпрыгнул, болванка весом с пол тонны пробила заасфальтированную площадку. Природная реакция, не в первый раз спасавшая нашему мудрецу и аскету жизнь, и тут его не подвела ни на йоту.
  -- Анжелина, ложись! - крикнул Даллас, выбросив не нужную "трубу", и тут же сбив ее с ног и закрыв ее хрупкую и женственную своей широкой спиной.
  -- Еще не время, глупый! Хм! - выдохнула она, буквально подмятая под себя донельзя сообразительным, но все-таки тяжелым ухажером.
   В этот же самый момент вокруг застучал град металлических осколков. Колесо вертиберда приземлилось в дюйме от ноги Далласа и отскочило еще на метров двадцать в сторону. Им всем еще раз повезло. Видимо везенье начинало становиться для них нормой.
   Осколки взрыва обильно забросали ближайшие сто метров. И теперь можно было с уверенностью говорить, что весь отряд Анклава отошел к праотцам. Этот день можно с уверенностью в голосе объявить черным для всего Анклава.
  -- Мир их праху, пусть земля им покажется пухом!
  -- А теперь возьмем то, что нам действительно нужно, - сказал Даллас, помогая Анжелин встать и направляясь к еще целехонькому вертиберду, чтобы проверить уровень топлива. Даже из поверхностного осмотра было ясно, что машина нуждалась в серьезной дозаправке, но еще не было известно, работает ли она. Дуглас проверил основные системы по бортовому компьютеру. Им повезло, вертиберд был рабочий.
  -- Сулик, поищи цистерны с бензином. Может, какие-нибудь из них еще целы.
  -- Чему быть, тому быть, Босс! Если мы отсюда не улетим, то - смерть! Я сделаю это, ради нас всех!
  -- И поменьше разговоров, - последние слова застали только пустоту, Сулик уже беспорядочно, но усердно искал бензин. Большая часть цистерн уже была взорвана, но некоторые все же уцелели, несмотря на фейерверк, устроенный нашей троицей. Их шансы на успех операции определенно не хотели уменьшаться. Через несколько минут Сулик уже тащил один бочонок, найденный совершенно случайно в углу базы.
  -- А я пока займусь зачисткой этого места. Не хотелось бы, что бы оно заселилось вновь. Энжи поможешь мне?
  -- Конечно, солнышко мое!
  -- Тогда бери эти часовые заряды и разноси по Базе! А я спущусь в подземный туннель, разведаю, не остался ли кто там.
  -- Какое время наводить, любимый?
  -- Так дай сообразить! На 5 часов по полудни.
  -- Но сейчас - 4.13. Управимся ли мы за столь короткий срок?
  -- Должны, да и срок не столь короток. Не равен час сюда припрется "конница его величества". А, если нет, то мы сами их позовем.
  -- Нужно найти рацию и "Обман Танкера"*(*Закодированный ключ-пропуск, обеспечивающий допуск в высокосекретные обласчти) - ФОБ к танкеру в Сан-Франциско. Но не все сразу. Сулик, верил ли ты, что увидишь когда-либо отступающий Анклав.
   Даллас знал, что Фоб можно получить, попав в комнату каптитана. Туда он и направился в той же комнате была и рация.
  -- Знаешь, что я тебе скажу, Даллас, если бы здесь был весь Анклав, нам бы не поздоровилось.
  -- И, ты как всегда прав, Сулик. Нужно поскорее уносить ноги из этого места.
  -- Тогда меньше времени трать на слова, дорогой.
  -- Любимая, твоя забота обо мне просто не знает предела.
   И все трое громко рассмеялись.
   Даллас и Анжелин сели в вертиберд. Сулик остался на базе с фобом в руках, он должен был один привести танкер к нефтяной вышке "Посейдон Ойл". Поэтому Сулик повел Хайвейман в Сан-Франциско, а Даллас и Анжелин отправились на вертиберде на нефтяную вышку.
   Даллас и Анжелин взлетели, они легко освоились с управлением, в старые времена на вертолетных пилотов учились годами, а здесь сплошная автоматика автопилот разве что не задает цель. Красота - море, зарница вдоль береговой линии - солнце встает, скорость, ветер...
  -- Что ж прощай, злосчастный Наварро, - почти крикнул Даллас.
  -- Мне до сих пор не вериться, что мы сделали это, - сказала Анжелина. Неужели все позади, неужели все закончилось?
  -- Не думаю, что все уже закончилось, Энжи. И давай все-таки не будем загадывать наперед, - так вскользь прозвучало одно из основных правил нашего героя. Да он редко загадывал наперед, именно загадывал, а не планировал, ибо как он считал, это были разные, абсолютно разные вещи. Загадывать он не любил, но всегда планировал. Это уже было частью его, он даже, иногда не задумываясь, составлял подробный план любого начинания. Хотя выполнение этого план не всегда шло по заданному пути. Всегда были какие-либо неожиданности, которые в начале совершенно сбивали с толку. Но все же Даллас всегда говорил себе, что нужно принимать все как есть, хотя это иногда чертовски трудно, человек ведь может редко что изменить в будущем, вернее сказать в настоящем, и никогда в прошлом. Так было с Арройо, его деревней, с Мироном, Виком смерть которых для него стала неожиданностью. Но он понимал, что нужно привыкать к этой мысли и жить дальше - это неизбежно. Мир штука странная, здесь сам не знаешь, откуда ждать удара иногда, когда ты меньше всего этого ждешь. Поэтому нужно не ждать удара, а идти вперед, не боясь ничего, смело, твердо. Ибо дорога поддается идущему. Драться если нужно и всегда бороться до конца, и никогда не сдаваться.
   Перевернуть, повернуть Землю своими силами, не полагаясь ни на чьи либо силы. Лишь только на себя и не на кого другого. Не бояться ступать в новый мир, решать непосильные задачи. Брать на себя всегда немного больше, чем можешь, не стоит, но то, что по силам делать незамедлительно.
   Нотки сомнения. Чтобы идти вперед не стоит все время оглядываться назад, но иногда посмотреть стоит. Ибо можно и заплутать. Но если есть уверенность в правильности выбранного пути, можно идти без оглядки. И не стоит оглядываться на других ибо, если все пойдут к пропасти, глупо идти за ними...
  -- О, чем ты задумался, милый! Может все-таки, скажешь, куда мы летим!? - пролепетала Анжелина и поцеловала Даллас в его обросшую щетиной щеку.
  -- Бог никогда не простит моих грехов. Но, мы это сделали по праву возмездия, отплатив за не в чем неповинные души!
  -- Если ты в это, веришь, значит, это правда! - сказала Анжелина с улыбкой на устах, видимо, желая приободрить Далласа.
  -- Но мне самому в это вериться с трудом. Я стал с трудом чувствовать что-либо. Но, похоже, еще не все доброе и человеческое во мне умерло.
  -- Дорогой, постарайся все забыть, так будет легче жить. Давай забудем прошлые ошибки, - и она поцеловала его в колючую от небритости щеку, глубокая нежность отразилась в ее глазах.
  -- Прости, я немного растерян, - сказал он, немного понурив голову. Анжелина обняла его за плечи и сильно, насколько это было возможно, прижалась к нему.
  
   Месть - это гнилой плод.
  
   В кабине вертиберда.
  
  -- Все проходит, пройдет и это, - сказал многозначительно Даллас.
   Он был опять далеко, в глубине своих мыслей, он уже никого не видел и не слышал.
   Человек - существо непостоянное. Его мучают страсти, эмоции, страхи. И не нужно упрекать кого-то в этом, ибо все мы сами чего-то боимся или поддаемся отрицательным эмоциям, без исключения все. А еще человек любит плавать по течению. Ну и конечно, ему очень, очень, ну очень интересно, что там за горизонтом. И тогда ему приходиться бороться со страхами, забыть о течении и идти вперед, навстречу судьбе. Именно с этого начинается судьба героя.
   Герои умирают и рождаются. Племя героев розниться характерами и поступками, но всех объединяет общая добродетель: благородство, холодная голова, горячее сердце и чистые руки. Упрямство на пути к цели. "Momentо Finis!" - "Помни о цели!" - вот клич настоящего героя - последнего пионера-первопроходца. Герой всегда действует, и там где нужно отступить, и там где нет уже пути назад. Он тупо идет вперед, иногда пугая всех своей настойчивостью. Приключения, авантюры, драки, что бы жизнь била ключом. Огонь в сердце, горячая, как кровь любовь, с добавление горечи огненной страсти и жаркого солнца пустыни.
   Только в пограничных состояниях ты начинаешь чувствовать жизнь такой, какая она есть, кровь кипит, мир наполняется яркими красками, словно просыпаешься после долгого сна. Бум! Огромный молот падает тебе на голову и кровь стучит в висках! Ноги подгибаются, трясутся, но ты действуешь иначе все смерть. Это становиться наркотиком. Это уже кайф.
   Это отрада и мука все вместе. Как в первой детской драке. Тебе бьют, ты захлебываешься в собственной крови, если сдался, то все пропал, но если нашел в себе силы и проглотил кровавые сопли, то ты победил, главного своего врага - самого себя. И каждая ситуация испытывает тебя, ты можешь сдаться и в следующий раз тебе будет сложнее поверить в себя, в свои силы.
   В таких состояниях человек забывает о своих болезнях, практически не чувствует боль. Ведь, что такое боль, ведь это только предупреждение об опасности твоему здоровью. Поэтому организм иногда отключает эту функцию, когда на первом месте стоит нечто большее, чем здоровье - ЖИЗНЬ.
   Путешествия добавляют жизни, оставляют яркие впечатления. Это положительный стресс, как говорят врачи. Они закаляют...
  
   Жизнь слишком быстротечна. Нельзя все успеть. Но можно собраться с силами и сделать главное, а что это уже каждый решает для себя сам.
   Даллас решил для себя, что это спасение Арройо. Но он не успел, не смог помочь. Поэтому месть сменила добрые начинания. А добрые намерения стали жестокой местью.
   Месть - это хорошо, но это то блюдо, которое подают холодным, и как хорошему вину, ей, мести нужно время и деньги. Плоды этого ядовитого фрукта в первую очередь вредны для самого гурмана. И страдает, как нестранно, больше всех требующий возмездия. Месть иссушает душу и убивает чувства в основном добрые, на корню. Ненависть просто-напросто разрушает человека. Уничтожает психику, нервы. Испаряет память и знания. Ненависть - яд, который отравит твою кровь, превратив ее кипящую серу, в кислоту, которая одновременно ранит и иссушает тебя. Яд, который потечет по твоим венам, отравит тебя, извратит тебя, превратив в машину без сердца. Деградация наступит за отсутствием развития. И человек гибнет, изматывая себя безысходным гневом, перед тем как отомстить.
   Другое дело, когда человек пребывает в полном спокойствии духа, которое позволяет ему рассуждать трезво, находить слабые стороны врага, и поэтому нанести точный, сокрушительный, а иногда даже смертоносный удар. Именно так и сделал Даллас. Он не мучил себя размышлениями о том, как дико обошлась судьба с его соплеменниками. Он просто уничтожал своих врагов и вот все.
   Даллас показал обитателям базы "Наварро" настоящий гнев жителя Арройо, потомка выходца из Святого Убежища! Благо он уже знал, где искать родных - все оставшиеся в живых жители Арройо томились в заключении на металлическом острове, называвшемся Нефтяная Вышка "Посейдон Ойл".
  
  
   Танкер в Сан-Франциско.
  
   San Francisco.
  
   Очень неспешно, от большой усталости, Сулик шел по городу к гавани. Вдали уже мелькала огромная махина танкера. Сотни мыслей роились в голове Сулика, от чего жутко хотелось выпить. Маленькие дети беззаботно играли на улицах, а попрошайки неизменно клянчили монету-другую на очередную бутылку с последующим забвением. Что ж, нормальная жизнь, совершенно. Если конечно не принимать во внимание то, что он шел спасать мир. Сулик уже знал, что в паре миль от берега, на шельфе стоит старая нефтяная вышка, и что там находится база Анклава. Знал, что никогда не будет прежним и что мир, который он хотел вместе с Далласом спасти, того не заслуживает.
   Сулика всегда учили уважать предков и единственная причина, по которой он сейчас тащил на себе три сотни фунтов взрывчатки и другого оружия - долг его предкам. Нет, Сулик уже не тот дикарь, которого учили почитать кость, как бога. Просто, потеряв все: немногих друзей, веру в справедливость, он сохранил только это. Чувство долга перед священными предками, перед костью и слабую надежду, что теплилась в нем, найти сестру.
   Ещё раз, вспоминая весь путь, пройденный им вместе с Далласом за два года, он понял, что не приобрел ничего, кроме хронической усталости, и озлобленности на весь мир. Однако, не смотря ни на что, он не имел права уничтожить этот мир. Ведь он не бог, чтобы распоряжаться этим миром. Кстати о богах, ходят слухи, что сорок лет назад, далеко на востоке безумная машина захотела управлять миром. Однако кто-то её остановил. Сейчас для Сулика это не более важно, чем лепешка брамина, в которую он наступил, когда выходил из машины. Кстати машина его тоже достала. Все, решение принято, назад пути нет, точка. Даллас сказал "пригнать" танкер к нефтяной вышке "Посейдон-Ойл", и точка ее координаты были занесены в ПИП-БОЙ, который ему тоже отдал Даллас. Что там ждет, Сулик не знал, может быть, смерть, может избавление. Он не знал. Но надежда найти сестру все еще учащенно билась вместе с его сердцем.
   Вот уже серая махина уже возвышается над ним...
   Идти осталось недолго. Тихо было в то утро у танкера. Все люди занимались своими делами, кто-то ловил гигантских тунцов в своих прохудившихся и ветхих рыбацких лодках, кто грузил рыбу для отправки в город для продажи, кто-то просто от безделья рассматривал окрестности, но у Сулика была цель, к которой он шел, бессменно направляя свои шаги. Он тащил свой огромный рюкзак набитый всякой всячиной, в основном оружием...
   Сулик смело отплыл в Enclave - нефтяную вышку "Посейдон-Ойл", где встретил друзей Далласа и Анжелин...
  
  
   Нефтяная вышка "Посейдон-Ойл".
  
   Анклав - Enclave.
  
   Хоакин знал, что там находится база самой опасной военной группировки за последние 80 лет. Даллас знал, что шел к этой цели слишком долго. Знал, что отправил на тот свет сотни живых организмов. Знал, что никогда не буду прежним и что мир, который он хотел спасти, того не заслуживал.
   Даллас решил один исследовать всю базу, так как понял что Сулика сразу раскусят по его броне Братства Стали, да и Анжелин брать с собой туда не стоило. В одном из ящиков там, где было много дверей, и Даллас их должен был в правильной последовательности открыть, Хоакин нашел новенькую усиленную Анклавовскую Энергетическую Броню, теперь старую можно было отдать Сулику.
   С собой у Далласа было много боеприпасов и взрывчатки, хотя и на самой Нефтяной Вышке боеприпасов тоже хватало.
   Спустившись вниз, поговорив со старейшиной Елдер из Арройо, которая сидела в камере, Даллас решил взорвать реактор, чтобы отключить энергетические поля и обесточить всю базу. Елдер поведала ему, что когда он взорвет базу, она и все остальные освобожденные его сордичи будут ждать его на танкекре.
   В первом зале, Даллас зашел в правую часть базы, в верхнем правом углу в комнате, где стояли роботы, и находилась куча шкафчиков, Даллас нашел там взрывчатку. Было лишь одно но, туда нельзя было входить одному, пока туда не зайдет кто-нибудь из персонала, иначе роботы бы растерзали Далласа.
   Поговорив с президентом Даллас выяснил, что тот, якобы хочет добра человечеству. Применив на президента 20 обычных стимпаков*(*стимулятор - лечебный препарат при впрыскивании, в большинстве случаев обеспечивает немедленное заживление ран), Даллас подождал, когда тот умрет...
   Даллас уговорил одного из ученых в апартаментах Президента, чтобы тот пустил в вентиляцию газ. Чтобы умерли ученые в халатах рядом с головным компьютером. Без шума и гама...
   Чтобы попасть к реактору, Далласу пришлось пройти комнату с девятью небольшими комнатками, которые отделены дверями и в них находятся компьютеры, еще там по полу через некоторое время пробегает электрический разряд в результате, которого можно потерятье самое драгоценное нервные клетки. Поэтому надо было действовать очень быстро. При воздействии на компьютеры некоторые двери открывались. Нужно было из верхней двери пробраться вниз. Дверь в верхнем правом углу открыла дверь из левого среднего квадрата в левый нижний, после чего Даллас должен был пробраться через верхний средний, потом верхний левый, левый средний, левый нижний, потом компьютер в правом нижнем открыл нижнюю выходную дверь. Затем за комнатой президента Даллас нашел лестницу наверх. В этой зоне была еще лестница, которая была закрыта дверью. Эта дверь открылась после взрыва реактора. Поднившись туда, и чуть ниже и правее лестницы, Даллас нашел реактор с тремя компьютерами.
   Реактор взорвать было не просто. В комнате с компьютерами и с мертвыми учеными Даллас положил рядом с этими компьютерами заряженный динамит. На всякий случай, ради подстраховки, Даллас продумал еще один путь. Уломал ученого, чтоб тот включил самоуничтожение...
  
   ...Отрезок коридора, мрачные металлические стены. Громадные ворота с автоматическими запорами, несколько людей вооружённых до зубов, в энергоброне. Они стоят посреди коридора, разговаривают:
   - Достало меня руководство с этими учебными тревогами, ни дня не проходит без какой-нибудь выходки.
   - А ты вспомни про газовую атаку, - все смеются.
   - Тот ученый и говорит: "А как мне надеть противогаз?"
   - А Хорриган ему: "А как ты презервативы надеваешь, так и представь себе, что ты сплошная шняга"
   Сквозь дверь начинает доноситься странный шум, глухие, тяжелые удары, от которых заметно подрагивает пол. Все замолкают. Один из механизмов висящих на воротах с шипением начинает работать. Ворота открываются. За ними стоит громадная металлическая фигура, ростом метра в три, отдаленно напоминающая человека в броне. Она подходит к стоящим людям. Раздается глухой, низкий голос, вызывающий дрожь в коленях и защемление седалищного нерва.
   - Приказ - при появлении противника, не открывая огня, пропустить к воротам, когда начнётся бой, ударить в спину.
   - Да сэр.
   Фигура исчезает за другими дверями.
   - О чем это он?
   - Накликал. Помянешь его вот и...
   Фигура удаляется в направлении шлюза. Шаги замирают за поворотом, громадная металлическая дверь закрывается.
   Все молчат. Разговор замер. Человек с нарисованными на броне нашивками сержанта начинает тщательно осматривать свою винтовку. Один из солдат спрашивает "Сэр...". Сержант поднимает голову.
   - Я еще никогда не слышал, чтобы Хорриган шутил...
   Солдаты начинают готовиться к бою. Тот, кто спрашивал, достает энерго батарею и вставляет в скорострельный лазер.
  
  
   Фрэнк Хорриган.
  
   Слава сильных - это то, о чем слабые с ужасом вспоминают.
  
   Что за тип Фрэнк Хорриган - супер-мутант в Энергетической Броне, кибернетически улучшенный человек, робот, кибернетически улучшенный мутант-робот в Энергоброне, также, если он мутировал, почему Анклав не покончил с ним, они по-разному относились к FEV-мутантам и радиационным мутантам...
   Фрэнк Хорриган - худший кошмар из преисподней, он - мутант в Энергоброне. Технический ли он супер-мутант - это спорно, так как над ним много работали ученые и перенастроили его ДНК и физиологию так, что сложно сказать, что в итоге было бы, если бы он мутировал сам по себе.
   Что касается того мутант ли Хориган:
   "Важно обратить внимание, что Хорриган никогда не считал себя мутантом; только ученые Анклава считали бы его им, но они в основном упоминали его как "эксперимент" даже за глаза. Большинство солдат считали Хорригана ходящей атомной бомбой, чем-то, построенным техниками, и они вообще не знали о том, что он мутант. Большинство считали его уродом, однако, были несколько солдат, которые с удовольствием шли с ним на задания".
   Они не делали различий, только исключения. Немногие знали о нем, как о мутанте или могли распознать в нем мутанта... а те люди видели в нем больше альтернативного экспериментального человека, чем мутанта. Это все семантика. И избирательный Фанатизм.
   Он был просто генетически созданным монстром, контролируемый Анклавом... и вот что говорит о нем сержант Гранит:
   "Он - какой-то генетически созданный урод - вот что он. Использовался в качестве телохранителя Президента. Агент Секретной службы Фрэнк Хорриган. Теперь он больше чем наполовину машина!"
   Несколько разъяснений...
   Хорриган - мутант, но он был монстром прежде, чем заразился ФЭВ на военной базе. У него было много психологических проблем, которые, возможно, будут включены в психологический портрет Хорригана в будущем.
   Важно обратить внимание на то, что Хорриган никогда не считал себя мутантом; только ученые Анклава считали его им. Большинство солдат считало Хорригана, ходячей атомной бомбой, чем-то, что построили технари, и они вообще не знали о том, что он - мутант. Большинство считали его уродом, однако, было несколько солдат, которые с удовольствием шли с ним на задания.
   Хорриган всегда был предан Президенту, Анклаву и вооруженным силам - эта преданность присутствовала у него и до заражения ФЭВ, и она была закреплена Президентской Директивой через выработку условных различных рефлексов и через тестовые программы, разработанные Анклавом. Низкий интеллект Хорригана, который к тому же был травмирован заражением ФЭВ, дал возможность этим программам условных рефлексов легко закрепиться.
   Итак, Хорриган - выведенный искусственным путем, киборг - убийца, прототип оружия нового поколения. Жесткость, с которой он расправлялся с своими противниками, не имела себе равных...
   ...Старина Фрэнки...
   ...Люди змии источают яд и кусаются. Ничто животное не чуждо человеку. Слабость обычное для рода людского. Нет силы. Есть только слабость, прикрытая силой. Агрессия еще долго не покинет сознание Фрэнка. Хочется молотить без остановки. В любое время суток и кого угодно. Мозги дистрофируются. Память резко ухудшается и сокращается. Мутант действительно становится мутантом, диким зверем. Метущимся и постоянно всем мстящим ни за что. Но не говорит ли это о том, что он внутренне сломлен и все его действие лишь попытка доказать самому себе, что он силен и не смотря ни на что может раздавить любого. Сперва, да, но потом этот человек, действительно становиться сильным по настоящему сильным. Он уже не колеблется, как в начале он действует у него не встает вопрос, убить или не убить, он убивает. Его действия не ограничиваются самообороной, он способен напасть первый убить ни за что, наступает момент, когда он просто сам наслаждается собственной силой. Таковым был Фрэнк так мутировала его личность, так изменилась его душа, ссохшееся сердце в груди, печать жестокости на челе...
  
  
   ...Через некоторое время раздается приглушенный расстоянием и переборками взрыв. Свет медленно потухает и, словно нехотя, через секунду зажигаются аварийные лампы. Снова раздаются шаги монстра, голосовое оповещение произносит фразу, записанную много лет назад, наверняка до войны: "Запущена система самоуничтожения... Взрыв через 10 минут.... Начать эвакуацию...".
   Никто не двигается. Сержант поворачивается к солдатам и произносит: "Мы сохраняем положения до получения официального приказа об эвакуации..."
   Он появился с той же стороны, что и Хорриган. Дверь внезапно открылась, и мы оказались лицом к лицу. Его можно было узнать сразу, несмотря на новейшую броню, какую выдавали только хорригановским прихвостням, это Даллас Хоакин. Уже знакомый странного вида пистолет болтался в кобуре под мышкой. В руках он держал баллистическую винтовку с коробчатым дульным тормозом на срезе ствола. И ненавязчиво направлял ее в сторону солдат Анклава.
   - Стоять, что ты здесь делаешь? - сказал сержант.
   - Я? Я пытаюсь вырваться из этой преисподней сам и спасти сородичей.
   - ...
   - Вы видели Хорригана? Он собирается поднять на воздух это место вместе со всеми вашими задницами.
   - Что?
   - Он слетел с катушек, убил президента и запустил систему самоуничтожения, вышка взорвётся через, (Даллас смотрит на часы), девять минут. Если вы не поможете...
   - Поможем что?
   - Поможете мне одолеть этого Хорригана.
   - Что?!
   - Я же не предлагаю вам вступить в сексуальную связь в извращенной форме с самкой ванаминго, я только предлагаю застрелить одного свихнувшегося на идее убийства киборга - мутанта.
   Один из солдат размахивая руками и сбиваясь, говорит:
  -- Сэр, арестуйте этого человека, он предатель!
  
   Солдаты удачи Анклава.
  
   ...Даллас ухмылялся, под шлемом: "Большие профи ищут большую рыбу!"
   Ситуация действительно складывалась дурацкая, с одной стороны сержант не мог просто предать Анклав, которому прослужил значительную часть своей жизни. С другой, никак нельзя пропустить постоянное напоминание компьютера о нависшей над Вышкой "Посейдон Ойл" опасность ядерного взрыва.
   - Если вам слабо сразиться с Хориганом, то хотя бы не мешайте мне. Тогда у вас еще будет шанс спасти свои жалкие жизни. Иначе... Молитесь, что ваша броня плавает. Можете пердануть, чтобы наполнить ее газом, - сказал сурово Даллас, а про себя подумал: "Все решиться здесь!"
   С этими словами он повернулся к двери и зашагал твердой походкой, перезаряжая винтовку. Одини из солдат Анклава трясущимися руками поднял Гатлинг L30 и прицелился в спину Далласа. Шагнув вперед, сержант наотмашь ударил по стволу. Вырвавшись из его рук, она глухо звякнула о металлический пол. Заряд ушел в сторону. Широкая спина Далласа даже не дрогнула. Он продолжал медленно идти, твердо ставя шаг. Солдаты изумленно таращились на сержанта.
   - Чего уставились, как кентавры на вертиберд? Вы будете выполнять мои приказы, а не этой железяки!
   - Мы не станем стрелять в Хорригана!
   -Вас об этом никто и не просит, стадо брахминов, вы просто стоите и не вмешиваетесь. Отвечаю я. Мы его не заметили. К тому же, сейчас турели порвут его в клочья.
   ...Наступило время "кровавой мессы". Пои свою черную душу кровью и злобой мутант - Фрэнк Хорриган, жизнь не стоит того, что бы жить. Убивай, пока кровь струиться по твоим жилам, рви плоть ради Великой Америки. Пусть страх будет в сердце тех, кто знает, что ты рядом, твоя сила - это сила Америки. Ты - это Америка! Ты ее карающая рука! Убивай! Убей всех! Фрэнк!..
   ...Сейчас было хуже всего, неспав ночь, голова была размером с земной шар. Казалось, Даллас был под воздействием джета, смерть была близко ее близость не пугала, а скорее даже превлекала. Игры со смертью! Нет, Даллас нкогда не считал риск с опасностью для жизни, игрой - это была необходимость. Жизнь была полна сюрпризов и неожиданностей, ни от кого он так не страдал как от богини УДАЧИ.
   ...Сознание его притупилось, но Даллас все еще соображал. Джет сделал его рефлексы четкими и быстрыми. Он как будто танцевал между пуль. Казалось, он видел, как медленно они двигаются. Как их траектория секунда за секундой приближается к нему, к его телу, как будто песчинки в песочных часах они громко ударялись о дно его сознания. Время замедлилось, видимо эксперименты с Джетом не прошли даром. Даллас теперь видел и чувствовал больше, чем другие. Он был сильнее, хитрее и быстрее. Трассирующие заряды неоновыми вспышками пролетали мимо. Одна из пуль с шумом отскочила от брони, но Даллас слышал лишь вибрацию воздуха. Это было завораживающее зрелище, достойное киноленты. Но никто не мог оценить его. Ведь зрителей у этой кровавой разборки не было.
   Лишь турели по понятной причине стреляли не в него, а в Хорригана. Так как их Даллас перепрограммировал президентской карточкой, который "стянул" с трупа.
   Особого вреда они ему причинить не могли, так как находились на приличном расстоянии от механического ублюдка, но заставляли нервничать и отвлекаться.
   В зале действительно пронзительно застрекотала турель, но крик боли, раздавшийся за этим, был совершенно не человеческий. Скорее, что это был разъяренный вопль Хорригана. Сержант попытался выглянуть, но турельная очередь, чуть не снесшая ему полголовы, заставила его сменить планы. Но и того, что он увидел, хватило ему, чтобы озадачиться. Даллас был до сих пор жив...
   Подобно танцу с волками Даллас делал свое черное ДЕЛО. Он мстил за Арройо, за убитых Братьев Стали. Но и сейчас он был честен, честен до конца. А Фрэнк Хорриган был, как никогда близок к смерти. Если бы можно было увидеть его глаза, вы бы увидели в них страх и бессилье, хоть и затуманенные действием наркотика. Фрэнк еще не встречал такого сильного противника на своем пути. Он боялся, боялся смерти и его страх был оправдан.
   Звуки, доносившиеся оттуда, заинтриговали сержанта. Похоже, что Хорриган, бешено рыча, разносил один за другим турельные пулеметы. Когда в зале осталось около трех-четырех пулеметов, сержант снова выглянул из-за своего укрытия. Остатки размозженных турелей искрили около стен. У пулемета за спиной мутанта заело ленту с патронами, и он лишь бессильно щелкал. Два других изредка выпускали очереди в сторону Хорригана, но пули лишь звякали о его мощную фигуру, отлетая в стороны. Но, похоже, и Даллас не терял времени: грудная пластина брони Хорригана была хорошенько смята. На ноге броня была пробита, и через пулевые отверстия вытекала какая-то жидкость. Не хотелось думать, что это кровь. Скорее всего, это антифриз, или смазка. Но и Даллас выглядел не очень. Его только что крутейшая броня превратилась в смятую и покрытую гарью консервную банку. Одно из смотровых стекол шлема покрылось густой матовой сетью трещинок, затрудняющих обзор. Он приподнял свою Гатлингган... С пронзительным звуком оружие исторгло в Хорригана гигантскую очередь свинца.
   Несколько пуль все-таки пробили грудные пластины чудо-брони Хорригана, а один наиболее удачливый патрон перешибил трубку, подающую какую-то дрянь Хорригану под шлем. Злые языки утверждали, что по этим трубкам непрерывно качается в мозг всякая наркота. Из перебитого шланга пульсирующими толчками медленно потекла некая лиловая гадость. Эта сокрушительная очередь заставила Хорригана упасть на одно колено. Теперь он сравнялся ростом с Далласом. Тот в это время молниеносно вставлял в свой убойный пулемет новый магазин.
   В поле зрения Хорригана попал сержант, заворожено наблюдавший за схваткой. Он, держа рукой оборванный конец трубки, прорычал:
   - Какого... вы там стоите? Еще минута бездействия, и я лично надеру вам всем задницы. Этот человек должен умереть!
   Сержант переводил взгляд с одного на другого. Двое сошедшихся в смертельной схватке. Двое, уповающие на его помощь. Отряд ребят, предающих Анклав сейчас, подчиняясь его приказу, был за его спиной. И ко всему еще угроза ядерного взрыва, нависшая черной тучей над их головами. Хорриган, свихнувшийся от ярости. Даллас, прилетевший на вертиберде на средоточие Анклава за своими соплеменниками. "Кому помочь, кому поверить", - думал сержант ...
   Анклав всегда состоял из неравных частей. Гражданские - вольнонаёмные специалисты, получавшие за свою работу деньги, продукты и защиту. Спецы, Хорригановские прихвостни, остатки довоенного АНБ, люди воюющие не за деньги, а за идею. С промытыми мозгами и импульсными ружьями, они никогда не жалели о том, что делали. И мы, простые солдаты, те самые, которые роют песок пустыни, получают бронебойные пули в голову и страдают от произвола начальства.
   Воздух распорола очередная пулеметная очередь Далласа. Сержант перевел глаза на них. Хорриган, схватив одной рукой ствол пулемета Далласа, заносил над ним Лезвие. Очередь все-таки задела Хорригана, прорешетив ему левый бок. Сквозь его спину полетели куски мяса. Но и пулемет Далласа больше нельзя было считать оружием. Мощные пальцы Хорригана смяли ствол оружия, точно он был из фольги. Сержант принял свое решение...
   Вскинув на плечо базуку, он окликнул Хорригана:
   - Эй, Хор!
   Хориган не терпел фамильярности. Такое обращение заставило его вздрогнуть от ярости. Даллас , видя это, благоразумно отскочил в сторону, выдернув искалеченный пулемет из руки Хорригана.
   - Держи, Хор! - крикнул сержант.
   С низким ревом ракета ринулась Хорригану под ноги. Взрыв отбросил его от Далласа. Получилось удачно. Его левая нога была оторвана по колено, взрыв довершил начатое пулеметом Далласа дело, а сам он был брошен спиной на заевший турельный пулемет. Обрушившаяся на турель масса заставила ленту, вздрогнув, щелкнуть и встать на место. Хорриган начал приподниматься, но....
   ... Очередь двух пулеметов турели в упор ударила ему в спину. Спереди это выглядело весьма неаппетитно. Брюшные пластины брони вспучились, а затем взорвались изнутри. Всех обдало дождем осколков брони, расплющенных пуль турели и обрывков кишок Хорригана. Его верхняя половина туловища слетела на пол, покрытый гильзами. Последний выстрел лазера Гатлинга и Фрэнк с грохотом упал на землю. Невероятно, но он был еще жив. С трудом, приподнимаясь на руках, он полз к Далласу, слегка все-таки отброшенному взрывной волной. За Хорриганом волочился шлейф внутренних органов. Подползя к Далласу, с усилием приподнявшемуся с пола, он схватил его одной рукой за ногу. Броня на ноге Далласа затрещала и начала проминаться под нажимом руки мутанта. Как дубиной, он наотмашь огрел Хорригана по голове пулеметом. Туша киборга бессильно завалилась набок, выпустив ногу Далласа.
   Даллас подошел к трупу и разгерметизировал шлем, перед ним появилось худощавое заросшее черной бородой лицо уже немолодого дистрофика. Шея у Фрэнка была неимоверно тонкая. Далласу стало противно, и он, не сдержавшись, перебил эту тонкую шею одним ударом приклада. И отвернулся, на его лице бы сейчас читалось неимоверное призрение. Этот слабый душой и телом человек погубил столько невинных жизней. Но теперь он мертв, но месть ЕЩЕ не завершена.
   Ни что не должно расслаблять сейчас Далласа, ведь он знает, что часть его родичей из Арройо и Убежища номер тринадцать еще живы и находятся в плену, он должен освободить их это дело первостепенной важности, и он выполнит эту миссию до конца. Чего бы это ему не стоило, пусть даже жизнь будет самой высокой ценой за то его собственная жизнь. Но это цель, его цель. Но боль, страх и маниакальное чувство полной свободы и вседозволенности не дали этому случиться. Даллас выжил и спас всех жаждущих возмездия за злодеяния Анклава. Президент Анклава мертв, и его предсмертная речь уже не забелит его в глазах избирателей. Его душа так же черна, как смоль, он умер еще тогда, когда в его душе зародилась мысль о массовом убийстве, он умер, как "существо", и как президент, последний "настоящий президент Америки"...
   Даллас снял шлем. Его молодое лицо было покрыто копотью, но улыбка оставалась белоснежной. Он повернул голову и сказал:
   - Спасибо... друг...
   Динамики продолжали надрываться: "До взрыва осталось пять минут, четыре секунды... три секунды"
   Двери открылись, и в них хлынула толпа людей. Люди в костюмах убежища и полуголые дикари бежали через зал к шлюзу. Какая-то древняя бабка. Как вы поняли это была Елдер - старейшина Арройо подковыляла к Далласу и обняла его, пачкаясь в крови.
   - Ты выполнил свой долг, "Избранный".
   Танкер "Посейдон - Ойл" ждал их у пристани, к счастью один из них не затонул во время войны. Правда, судя по состоянию, ему требовался капитальный ремонт. Местный народ представлял собой самое странное зрелище, что можно было увидеть в жизни. Но все бежали к узкой двери входа в танкер. Они жаждали спасенья, жаждали жизни...
   Даллас присоединился ко всем и отплыл на танкере, пока "Посейдон-Ойл" еще не взорвался поглащенный мощным атомным взрывом, почти весь танкер был забит людьми, солдатами, дикарями, и конечно, там была его любимая Анжелин.
   В короткий промежуток времени, темная шапка тучь закрыла пол неба. Как два черных волка, тучи схватывались в смертельной битве, изрыгая молнии. Наконец-то пошел дождь, он лил, заливая металлическую площадку нефтяной вышки.
  
   Радиацией дышит природа. Удушье сильнее тисков сжимает горло. Легкие поражены облучением. Кровь идет ртом. Воздух закончился, а тот, что остался, источает яд. Смерть близка, нечем дышать, удушье, звуки затихают, слышно только, как стучит кровь в ушах. Боль все нарастает. Смерть с липким страхом стоит у изголовья.
   Авторский белый стих.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"