Lazyrat: другие произведения.

О микро-логике повествования

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.26*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тут кое-что ещё спорно и непонятно. Посему - мнения приветствуются.


   Для начала спрошу тебя, автор или просто читатель: чем отличается пьеса как текст от других жанров прозы? Хех! - воскликнет даже не очень искушённый человек и добавит, что в пьесе идут голые диалоги и реплики. Зато вот в других видах... и тут начинаются тяжёлые, мучительные раздумья, редко приводящие к чему-либо, хоть мало-мальски вразумительному.
   Что ж, попытаемся не просто сформулировать оное нечто, но даже и рассмотреть, как и каким образом оно строится. Предупрежу сразу - всё это мои личные изыскания, не имеющие с академическими канонами ничего общего.
   Прежде всего, я попытался чётко разделить (и отделить) повествование от первого лица и от третьего. У каждого из этих способов есть свои pro и contra, потому подробно останавливаться на том и советовать избрать тот или иной, не вижу смысла. Замечу с ворчанием, что к повествованию от первого лица чаще всего прибегают начинающие авторы, которых с одной стороны просто распирает от идей и слов - а с другой, они понятия не имеют, как то всё выплеснуть в текст. И по той причине последний превращается в длинный монолог с отчётливо выпирающим Я-каньем.
   Да, в самом деле, возможности повествования от первого лица несколько э-э... ограничены. Собственно, их только четыре:
   А) перечисление событий типа "я сделал то, а потом это"
   Б) восприятие, осмысление неких событий вроде "мне подумалось, что"
   В) предположение "вот если бы, то"
   Г) анимация, оживление, когда некие внешние предметы или события происходят как бы сами по себе и собственной воле.
   В качестве примера последнего способа приведу отрывочек из Р.Желязны:
   "Двери, двери, двери без единой полоски света под ними, и единственный звук шлепанье моих ног, да и то только потому, что позаимствованная обувь оказалась слишком велика."
   Да, повествование "от себя" даёт неслыханные возможности описания всего богатства внутреннего мира главгера и гаммы его чувств, хотя именно этим мало кто пользуется. В общем случае, это взгляд изнутри - в противовес взгляду снаружи. Но как выяснилось, они оба служат одной цели, мало того, реализуются абсолютно одинаковыми методами. Посему, предлагаю не сходиться в словесной баталии, какой же метод предпочтительнее, а рассмотреть текст безотносительно способа отображения.
  
   Итак, голое перечисление событий, равно как и их обстоятельств, более приличествует служебному рапорту. А также полным неумехам в делах беллетристики - любой художественный текст обязан обладать связностью и логикой повествования. Я имею в виду не просто сюжетную последовательность и достоверность, а цельность текста на микро-уровне.
   Ведь даже попав в незнакомое место или комнату, мы не мечемся взглядом хаотически, напропалую меняя эмоционально-отношенческий фон? Мы прежде всего пытаемся что-то понять, упорядочить и выстроить в систему. Ведь так легче запомнить и использовать.
   Точно так же и в хорошем тексте - каждое предложение проистекает из предыдущего, да в свою очередь и само готовит почву для следующего. Всё верно? Да. Вот тут-то и кроется наш интерес. А потому, с неуёмной детской любознательностью предлагаю разломать и посмотреть несколько моих интересных находок: как оно устроено?
  
   Схема первая. Замечена и отмечена мною давно. Обладает немалыми возможностями, в том числе благодаря игре на контрастах, потому что является реализацией способа "от обратного".
   Вкратце её логика такова:
      -- Исходная посылка или утверждение.
      -- Оно такое? Тыры-пыры - нет, не такое.
      -- Такое? Траля-ля - нет, не такое.
      -- Добавляется уточняющее определение.
      -- Ага, вот какое оно!
   Гляньте в качестве примера отрывочек из незабвенного Толкиена (в оригинале):
   "In a hole in the ground there lived a hobbit. Not a nasty, dirty, wet hole, filled with the ends of worms and an oozy smell, nor yet a dry, bare, sandy hole with nothing in it to sit down on or to eat: it was a hobbit-hole, and that means comfort."
   И в переводе:
   "Жил-был в норе под землей хоббит. Не в какой-то там мерзкой грязной сырой норе, где со всех сторон торчат хвосты червей и противно пахнет плесенью, но и не в сухой песчаной голой норе, где не на что сесть и нечего съесть. Нет, нора была хоббичья, а значит - благоустроенная."
   Здесь заметно, что переводчик воспроизвёл не только смысл текста, но и его микро-структуру - и за то ему(ей) мои решпекты.
   Можно добавить к двум ещё одно несвойственное несходство, предварив его крайностью вроде "и даже" или "а тем более" (всё-таки русский язык помощнее и побогаче), но не сверх того. Добавлю вдогонку, этот способ обладает просто-таки убойной силой - потому использовать его следует с осторожностью. И ни в коем случае не злоупотреблять!
  
   Схема вторая. От себя замечу, гораздо более "спокойная" и незаметная, а потому распространённая. По этой методе факты или обстоятельства нанизываются последовательно, как бусы:
      -- Исходная посылка или утверждение.
      -- Логичное следствие из п.1
      -- Логичное следствие из п.2
   ...
   N. Логичное следствие из п.N-1
   N+1. В конце концов, что из этого всего следует или к чему приводит?
   Итак, легко заметить этакую слегка "закольцованную" композицию повествования - от себя добавлю, подобные арабески есть высший пилотаж работы писателя. Но в то же время, при вдумчивом рассмотрении, схема эта разительно отличается от предыдущей. Там всё вертится вокруг да около исходной фразы. Зато здесь речь (а вместе с ней и внимание читателя) уходит в другие сферы. И лишь описав где-то там петлю, возвращается к основному предмету и нити повествования.
   Объём таковых схем не может быть велик по той простой причине, что читатель не должен успеть подзабыть основной сюжет, о чём же там шла речь. Потому, подобная схема реализуется в одном-двух абзацах. Разумеется, при известной ловкости можно и там втиснуть что-то на антитезах ради вящего оживления или даже изысканности текста.
   Для примера вам отрывок из Достоевского (или классики не авторитет?):
   "Казалось бы, разговор князя был самый простой; но чем он был проще, тем и становился в настоящем случае нелепее, и опытный камердинер не мог не почувствовать что-то, что совершенно прилично человеку с человеком и совершенно неприлично гостю с человеком. А так как люди гораздо умнее, чем обыкновенно думают про них их господа, то и камердинеру зашло в голову, что тут два дела: или князь так какой-нибудь потаскун и непременно пришел на бедность просить, или князь просто дурачек и амбиции не имеет, потому что умный князь и с амбицией не стал бы в передней сидеть и с лакеем про свои дела говорить, а стало быть, и в том и в другом случае, не пришлось бы за него отвечать?
   - А все-таки вам в приемную бы пожаловать, - заметил он по возможности настойчивее."
   Чем хороши подобные вставки и отвлечения, так это тем, что можно ненавязчиво сообщить некую информацию, что-то охарактеризовать - или же подспудно подготовить, подвести читателя к лихому выверту сюжета. Побочное свойство же то, что эта схема особенно уместна в тех местах, когда нужно понизить темп повествования перед-тем-как. Ведь не всегда же герой или героиня столь же стремительны и нерассуждающи, как набравший ход локомотив?
  
   Схема третья. Непростая, замечу. Необычная и даже слегка противоестественная. Дело в том, что на первый взгляд фразы почти бессвязны, чуть ли не хаотичны. Однако на самом деле они жёстко привязаны к позаимствованному из нити повествования контексту и работают не на себя - исключительно на него.
   Булгаков делал это примерно так:
   "В это время вводили Римского, привезенного в ленинградском поезде. Однако этот трясущийся со страху, психически расстроенный седой старик, в котором очень трудно было узнать прежнего финдиректора, ни за что не хотел говорить правду и оказался в этом смысле очень упорен. Римский утверждал, что никакой Геллы в окне у себя в кабинете ночью он не видел, равно как и Варенухи, а просто ему сделалось дурно, и в беспамятстве он уехал в Ленинград. Нечего и говорить, что свои показания больной финдиректор закончил просьбой о заключении его в бронированную камеру."
   В общем случае, схему эту можно представить в следующем виде:
   1. Событие или факт, которое следует рассмотреть в свете контекста.
   2. Обстоятельство о п.1, работающее на контекст.
   3. Обстоятельство о п.1, работающее на контекст и усиливающее его.
   ...
   N. Обстоятельство о п.1, опять-таки работающее на контекст и уже доводящее его до почти абсурда.
   В приведенном чуть ранее примере смыслом (желающие могут проверить по книге) служит неявное утверждение, что все пообщавшиеся с чёртом вовсе не малость тронулись рассудком - в глазах окружающих. Если же попытаться сравнить эту схему со второй, то легко заметить, что здесь идёт использование событий и свойств, уже имевших место в другие времена и в других местах и лишь сейчас использованных автором - с умом и не без умысла.
   Вообще, любопытная схема эта работает и может быть применена только в том случае, когда имеется некое предположение или идея (контекст) и следует ярко оное проиллюстрировать. Причём, не в лоб одной-двумя фразами, а проявлениями на примерах.
  
   Схема четвёртая. По сути своей, тоже построенная на антитезах и том принципе, что выбрав нечто одно, мы тем самым отказались от чего-то другого.
   В общем случае она выглядит примерно так:
   1. Вводная фраза.
   2. (не обязательно) Некое следствие или свойство из п.1
   3. Предположение "а вот если бы" о п.1 или 2. Или рассмотрение им несвойственного, утерянного ввиду п.1.
   4. Логическое продолжение-рассуждение п.3.
   5. Противоречие п.3 - нет, всё правильно, п.1 или 2 выбран верно, он предпочтительнее.
   6. Доказательство, подтверждение п.5
   Здесь мы видим опять замысловатые танцы, имеющие целью любой ценой увести нас от простого перечисления событий к занятной логике рассуждений, ненавязчиво подтверждая п.1. Пример из Ник.Перумова:
   " И тут уж тем более было не до воспоминаний. Удобная штука - человеческий мозг. Казалось: после всего, что пережил Саша этой осенью в Питере, не просто "крыша", а "все верхние этажи" должны были съехать напрочь. Ан нет: серые мудрые клеточки закопошились, подсуетились, запрятали в дальние углы грозящие сумасшествием образы. И команду дали: работай, мол, ни о чем не думай. И работал. Пахал как проклятый."
   Как видно, автор не мудрствуя лукаво сыграл на противопоставлении и он целиком прав - текст выглядит живо и читается без нудности. От себя добавлю, что пп. 5 и 6 не являются обязательными. Они могут переехать в следующий абзац или же быть опущенными вовсе - со всем из того проистекающим.
  
   Разумеется, все эти схемы следовало бы выбросить именно туда, куда они только и годятся. Применять их слишком часто в непосредственном виде означает нарваться на серьёзные неприятности в виде приедания текста. Случалось мне читывать автора, который неплохо освоил схему 4 и потом усердно долбил ею в мозг словно отбойным молотком. Жуть, иных синонимов по скромности не привожу... А вот комбинировать, чередовать, разрезать прямой речью, это как раз наш способ.
   Но в общем случае, фразы и смысловые отенки всегда жёстко сцеплены элементарной логикой "если, то[, иначе]" плюс периодически некие промежуточные выводы - и никуда нам из-за связности текста не деться. То есть (я надеюсь), тут мы и приходим к пониманию того, что автор как бы ведёт с читателем беседу. Причём не просто говорит, а убеждает и старательно держит его внимание. И в этом случае события и обстоятельства сюжета служат тезисами, аргументами и контр-аргументами.
   Существует и другое мнение - автор как бы воспроизводит логику мышления и действий, тем самым способствуя тому, что читатель невольно ставит себя на место персонажа. Но как по мне, что пнём по сове, что совой о пень... как ни назови, принцип логики тот же.
   Схемы могут быть самыми различными, тут можно экспериментировать вволю. Главное понимать и осознавать, что и как говорится - а главное, говорится связно.
  
   Несколько обособленно стоит такой вопрос, как эмоциональная связность повествования. Всё-таки, герои и героини вовсе не бесчувственные чурбачки, они живые люди (или не-люди). А посему, по ходу дела они обязательно испытывают некие эмоции.
   Пока что я не готов говорить громко на эту тему. Отмечу лишь три момента, которые нашёл или выработал для себя.
   1. Всякие переживания героя имеют некую причину - а в свою очередь, и сами приводят к неким последствиям. Никаких "вдруг" тут быть не может, это возможно относительно лишь внешних воздействий, не связанных с оказавшимся в фокусе внимания персонажем. (тараканов в головах сумасшедших или обкуренных в расчёт не беру)
   2. Крайне нежелательно (лишь в особых случаях) сообщать о переживаемом в лоб. Куда грамотнее было бы сообщить о весьма симптоматичных проявлениях... вроде как когда у бухгалтера в присутствии налогового инспектора трясутся протирающие пенсне пальцы - надеюсь, тут понятно.
   3. Почти все эмоции имеют под собой биохимическую основу, потому что организм выбрасывает в кровь всякие гормоны-энзимы. А потому, их проявление и последствия частенько запаздывают относительно внезапных внешних воздействий - когда ещё вся та дрянь растечётся по жилам. Предвкушение же, когда слегка потряхивает в предчувствии доброй потасовки, то несколько иное дело.
   Как видно, и тут присутствует своя жёсткая логика. Более того, автор обязан выравнивать эмоциональный фон в соответствии с событиями и поворотами сюжета. И к тому же, увязывать с выбранными темпераментами героев и перепадами их настроений.
   Да, обнаружены мною несколько типовых схем эмоционального воздействия и даже "крючки", которыми можно цеплять внимание сопереживающего читателя. Впрочем, некоторые другие авторы тоже задумываются над подобными вопросами, а не гонят ерунду типа "гей-гей-быстрей" мегабайтами.
   В общем случае всё базируется на причинении несправедливого ущерба герою или персонажу, или же наоборот, подарка судьбы в лице автора. Далее возможны многочисленные варианты эмоций - особенно ввиду участия заинтересованных третьих лиц. И, как следствие, всякие удалые или же нехорошие пляски (непременно от печки, судари вы мои и сударыни!)... но, в делах мозгоковырятельских я ни бельмеса не смыслю. Да и больше тут от сюжетных задумок, нежели от чистой психологии? Посему, не рискую влезать на столь скользкую почву.
  
   Резюме: Схемы на антитезах ярче, мощнее. Чуть сильнее притягивают внимание читателя, потому как в них труднее разобраться - и в силу именно этого не следует ими злоупотреблять. Ну и, наверняка есть другие интересные методы, проскользнувшие мимо моего внимания. Равно как и их разновидности. Ищите, изобретайте - и если автор, применяйте.
  
  
   29.04.09
  

Оценка: 6.26*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Т.Осипова "Коррида"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"