Lazyrat: другие произведения.

Цветные сны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вольная импровизация на кольцевую композицию.


   Походка у Зиды мягкая, плавная. Словно не идёт, а скользит над землёй в этаких почти балетных прыжках этот весёленького нежно-голубого цвета, благообразный старичок с белоснежной опушкой в нужных местах. Тощий, но не костлявый - лишь выдаётся вперёд заострённая нижняя челюсть с прилежно заточенными надфилем клычками - тролль мягко плывёт меж корявых почерневших стволов.
   Грубоватый, надёжный приклад собственноручно сделанного арбалета нагрелся и вспотел в моих руках. Спасибо святой Софи Марсо, вовремя она надоумила! В своё время попёр я у соседушки из гаража старую рессору от его ещё допотопного Москвича. Немало потом корпел над конструкцией, прикидывал и так и эдак - уж чертёжик-то не достать ни за какие деньги. Ничего, у нас в шахтёрском крае безруких и безголовых не бывает - в конце концов и придумал, и сделал...
   Следом за Зидой скользят по захламлённой улице ещё двое почти таких же. Куда помоложе, пожалуй, прикидываю я, и поглупее. А значит, и послабее - несмотря на то, что плечики у них поширше будут. Или поширее? Ай, ну и пёс с ними! Я ловлю сторожко виляющий взгляд тролля в Т-образный прицел. И когда Зида своим скользящим шагом проплывает мимо облупленного рекламного стенда, где память услужливо дорисовывает мне настырное предложение корма для энергичных собак, я делаю языком и гортанью неподражаемое:
   - Ццо!
   Эх, где же те собаки и их жрачка, в нынешние времена и то, и другое на ура пошло бы... плавная текучесть Зиды на мгновение прерывается нелепой неподвижностью, пока взгляд тролля пытается вычленить источник цоканья. Это не так-то просто, подскажу я вам, уж место выбирал я долго и пристально, чтоб сбоку не видать, лишь только непосредственно с линии стрельбы - а это, знаете ли, весьма чревато... И мои пальцы столь же мягко и плавно, как только что стелился тролль, вжимают спусковой рычаг арбалета.
   Больше всего я, как ни странно, промучился именно с арбалетными болтами. Если слишком калёные, то лопаются, стоит ими попасть в камень или металл. А если мягкие, то гнутся, и потом семь потов сойдёт, пока выровняешь и доведёшь до приемлемого состояния. Уже и из арматурной проволоки пытался делать, и из сварочных электродов-пятёрки, много чего перепробовал. Но в конце концов, нашёл... а вот, не скажу! Покойный ныне папенька как увидал, что его великовозрастное чадо шутя соседушкин забор из доски-двадцатки прошивает, сразу за ремень ухватился...
   Хмурое утро с низко стелющимися тучами тёмно-золотистого цвета замерло, спрессовалось в одно тугое и невыносимо сжатое, как пружина моего арбалета, мгновение. Казалось, ничего не получится... но длинный спусковой рычаг уже утонул в ложе приклада. Я почти вижу (уж каждую часть сам выточил, да не раз, пока нащупал нужную конструкцию) как хвостовичок зацепил гладко обточенный орех из твёрдого дерева. А тот, в неустойчивом равновесии удерживая прорезью тетиву, еле слышно скрипнул. А, чёрт, опять смазать надо!
   Но натянутая до звона тетива в прорези ореха уже миновала точку, за которой ей остался лишь единственный путь - вперёд. Вперёд, к свободе и уже ждущему в лотке стальному болту! Весь арбалет вздрагивает, весьма ощутимо толкает в плечо.
   И меж уже расширившихся от удивления при виде меня глаз тролля вдруг вырастает диковинное стальное украшение...
   Когда по нашим краям жахнуло катаклизьмой, сразу народ повыбило так, что только один из ста и выжил. Часть потом ещё ушла - кто с горя рассудком тронулся, кто по дурости. Но зато немногие оставшиеся осмотрелись-обнюхались и принялись потихоньку приспосабливаться. Ну да, поначалу всяко бывало - и быковали некоторые пальцами растопыркой, и мародёрствовать пытались по старой привычке выезжать на людском горбу. Но вы не поверите, на что способен старый добрый АКМ - собственноручно вылизанный-пристрелянный, да ещё и при грамотной тактике.
   В общем, стала потихоньку жизнь налаживаться, народ из щелей повыполз и стал как прежде друг к дружке жаться, но не забывать и по сторонам шастать глазёнками завидющими и ручонками загребущими. Кое-где места расчистили, подремонтировали да отстроились по-новой, в том месяце даже свадьбу Лёнчика с Марьяной сыграли. Да нет, не с рыжей Марьяной, которая дочь ведьмы, а с белобрысой, которая с Черёмушек!
   Но потом выяснилось, что после катаклизма здесь появились и эти...
   Арбалетный болт у меня замечательный, охотничий - с перекладинкой в задней части. И пришпиленному к стенду словно гвоздём Зиде только и остаётся, что дёргаться, пока я уже открыто подхожу поближе. Даже забавно смотреть, как по обеим сторонам торчащего наконечника хлопают буркатые, чуть навыкате водянистые глаза тролля - а ниже всего этого благолепия бессильно щёлкают и скрежещут клычки.
   Обоих его спутников уже затянуло под щербатые остатки асфальта некогда роскошной улицы Ленина. Тролли-то, они немного сродни камню - вот и норовят, паскуды, чуть что, сразу в землю уходить. И плевать им, что там, под низом, лишь известняк да немного глинистых сланцев... моя рука проворно лезет в особую жестяную коробочку из-под чая и сыплет на пробивающиеся словно белёсая трава лохматые макушки здоровяков по щепотке особой смеси. Самосад от одного дедка с базара плюс дифенол-дифено-хинон-диимин, между прочим! Если махорка для клыкастых что-то вроде шоколадной конфеты для малыша, то химия... метаболизм у троллей основан на азотной кислоте, кстати - и та дрянь живо проявляет бедолаг, вытаскивает обратно на свет божий.
   Из особого полотняного чехла я достаю кузнечные клещи, почерневшие от частого употребления, и принимаюсь орудовать над тихо верещащим Зидой. Нет, не болт вытаскиваю - не подумайте ничего такого. Где этот малахольный тролль умудрился подцепить червя-мозгогрыза, то ещё умудриться надо. Зараза такая, между нами говоря, что если не уследить, не просто место в черепушке напрочь выгрызает, но занимает его и потом, вроде как в том старом фильме про Чужого, принимается руководить телом.
   Единственные, кто отчего-то не боялись этих длинных чёрных бестий, это коты. Охотиться принялись, и центр бывшего города уже совсем расчистили. Да ещё по слухам, баб-Манина коза с Красного базара - такая упрямая тварь, что от неё, говорят, в ужасе бежал сам враг рода человеческого... впившийся глубоко червь извивается, хлещет чёрным хвостом. Но ручки на клещах длинные, и железу от того никакого убытка.
   - Заткнись, блядь нерусская! - в сердцах бросаю я, потому как тролль уже от тихого подвывания перешёл к оглашенным воплям и порывается даже цапнуть меня когтями.
   - На себя-то посмотри, смесь татарина с французом, - почти нормальным голосом ответствует Зида, когда я уже заканчиваю вытаскивать длинноё и мокро блестящее тельце да наматывать на конец клещей...
   Поначалу, конечно, не обошлось без эксцессов и даже конфронтации. Уж тролли и охотники знатные, и ухорезы, навели шороху сразу. Собралось нас тогда несколько мужиков. Старшим вызвался бывший бригадир Васильич из коксового цеха, когда-то в боевых пловцах обучавшийся. Я, пара молодых шахтёров, проходивших срочную отнюдь не в стройбате, ещё несколько ребят. Когдатошний военком из школы, одноногий майор, охотно откликавшийся на Маркелыча, почистил и подготовил нам оружие да по несколько автоматных рожков на рыло... ну и пошли мы, вразумили немного клыкастых.
   Хоть и не сразу, но поняли те и уразумели всё. Ну да, ещё бы! Даже короткая очередь из надёжного калаша любого, самого заядлого еретика сразу делает православным атеистом. И между прочим, никакой НАТОвской дряни детского калибра - старый добрый семь-шестьдесят-две, который и рельс прошибёт, и бабу на скаку остановит. Между проим, потом, когда уже замирились с клыкастыми - давали им на пробу пострелять. Но что характерно, ни одного выходца из иных миров наше оружие так и не послушалось. То перекос, то осечка, а то и вовсе заклинивало - ни разу тем пальнуть и не удалось...
   Наконец, с глухим чпок! бешено извивающийся червь отлипает сосучкой от чего-то в голове Зиды и оказывается весь беспощадно намотанным на холодное железо. Я прижимаю клещи с добычей к асфальту, а другой рукой нашариваю в кармане зажигалку. Хоть и дрянная турецкая одноразовка, но огонь из неё настоящий, горячий - в несколько секунд тварь оказывается уничтоженной, ведь у неё тоже всё самое главное вот в этой, слегка трёхгранной и недобро поблёскивающей головке.
   - Ух... эта... спасибо... - Зида осторожно ошупывает дыру под челюстью, через которую я извлёк червя-мозгоеда, а потом осторожно обмякает, когда я с натугой вытаскиваю из его башки изъеденный кислотной кровью арбалетный болт и освобождаю от пришпиленного состояния.
   Ничего-ничего, регенерация и восстановление у троллей такие, что от зависти любая собака позеленеет! Только если разрывной пулей в голову, чтоб мозги по всей округе расплескало - да и то, если вдуматься, не гарантия...
   - Шо с меня? - негромко и осторожно спрашивает он.
   Я вижу, как от запоздалого страха трясутся когтистые лапы, а шкура из обычной небесно-голубой пошла грязными серыми пятнами. Да и его двое напарников, которых дедов табачок и химия живо извлекли на свет божий, смущённо переминаются рядом. Теперь я могу рассмотреть их уже спокойно и вблизи. Молодые охотники, которых старый ушлый Зида вывел на прогулку и обучение.
   Между прочим, это у нас, людей, дети сызмальства отличаются любопытством, сообразительностью и интересом ко всему-превсему на свете. Да пожалуй, ещё у гоблинов, которым мэр наш от щедрот разрешил поселиться в развалинах комбината ЖБИ. А так, телом эти клыкасто-голубые вымахивают куда быстрее, чем разуменьицем. И до поры до времени с головой откровенно не дружат - вот и нужен присмотр кого из старших.
   Я смотрю в блеклые глаза тролля и молча закуриваю цигарку, не спеша и наслаждаясь каждым движением. Меня только сейчас потихоньку отпускает и начинает потряхивать. Тролль тоже понемногу приходит в себя и следит за моими действиями с плохо прикрытой завистью, уж им таковое шаманское пускание дыма удаётся куда как плохо...
   - Я не спрашивал, Зида, что тебе нужно было - я просто сделал, - выдыхаю я первую затяжку и сажусь на вывороченный, вставший дыбом бордюрный камень.
   Ох и взгляд у этого злыдня - не хуже как бритва! Зачем только боги создали столько разумных в необозримой вселенной рас, - задумчиво и молча рассуждаю я. - И для чего они вдруг свели их вместе? Но как бы то ни было, тролли умом и сообразительностью оказались ничуть не хуже нас, людей. И довольно быстро усвоили не только язык, но даже переняли и нашу иной раз ох какую непростую манеру соображать...
   - Понял, - Зида склоняет многодумную седую голову, а его когтистые пальцы зачем-то трогают валяющийся у моих ног, изъеденный кислотой арбалетный болт. - Я вчера на Холодную Балку в разведку ходил, наверняка там эту заразу и подцепил.
   На замершие в сторонке, обгорелые и теперь уже совсем не страшные останки червя он боится даже смотреть. Равно как и его два оболтуса, здоровенные и мускулистые, вооружённые прорвой всякого холодного и метательного оружия.
   У меня в кармане завалялось несколько барбарисок-сосучек, которыми я при встрече обычно угощаю сирот из заведения. Вовремя вспомнил! Вытаскиваю наощупь три штуки и протягиваю троллю - уж у тех губа не дура и насчёт сладкого. Зида прилежно заставляет неуклюжий молодняк развернуть обёртки, и лишь после этого дозволяет закинуть в рот вожделенное лакомство. Третью конфету он осторожно кладёт себе под язык меж клычков и некоторое время лишь причмокивает от удовольствия.
   - Слышь, Зида - про рудный двор на бывшем меткомбинате слыхал чего?
   Скрипуче-басовитый голос осторожно ответствует, что ничего такого. А я, с наслаждением смакуя последние, уже горьковатые затяжки догоревшей почти до фильтра сигареты, неспешно роняю, что туман там поднялся. Серебристый такой, словно налитая вода, нехороший. Тишина всё время стоит, чуть звенящая тоненько, если вслушаться. И ощущеньице такое, когда проходишь там, словно в спину тебе смотрит кто.
   - Похоже, василиск там завёлся - но я никак выследить его не могу. Не умею бесшумно ходить - а он, паскуда, от малейшего шороха в тени уходит. Молодой ещё, но не приведи боги успеет вырасти и в силу войти...
   Седые брови тролля взлетают на уже постепенно обретающий прежнюю голубизну лоб, а в голосе его слышится непритворное удивление.
   - Шо? Та ну! - со с детства знакомыми мне донбасскими интонациями восклицает Зида и недоверчиво хмыкает.
   Мой прогоревший окурок он бережно, словно величайшее лакомство (между прочим, так оно и есть) отправляет себе в рот и некоторое время хрумкает смесью барбариски с бычком, блаженно щурясь вверх. В глазах его странно мерцают тёмно-золотистые тучи, отныне заменяющие нам небо.
   На той неделе он как-то обмолвился, что в его прежнем мире всё было почти как раньше у нас. Разве что зелени больше - и про людей никто слыхом не слыхивал, даже в дурном сне такая срань не привиделась бы. Но потом прилетело, закрутило-завьюжило на весь мир...
   Они уже уходят, двое молодых охотников и ведущий их старый Зида. Через развалины аптеки, где ещё совсем недавно я беззаботно покупал памперсы для сына. Затем троица цвета полузабытой уже небесной синевы мелькает меж обрушившимся зданием банка и оптовым магазином. А дальше немного мусора на месте рабочего квартала, за которым до сих пор величественно возвышается покосившаяся, оплывшая словно подтаявшая свеча, но так и не обрушившаяся домна.
   Походка у Зиды мягкая, плавная. Словно не идёт, а скользит над землёй в этаких почти балетных прыжках этот весёленького нежно-голубого цвета благообразный старичок с белоснежной опушкой в нужных местах. Если присмотреться, тело и конечности находятся в непрерывном движении - зато голова словно у птицы передвигается мелкими рывками, замирая каждый раз на миг и всматриваясь в мир настороженным взглядом. А следом точно так же перетекает пара плечистых молодых, старательно копируя повадки ведущего их ветерана. Что и говорить, замечательная у троллей походка - и совсем бесшумная...
  
  
   04.05.08
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"