Lazyrat: другие произведения.

Щепотка звёзд на стакан молока

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.47*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная версия, законченная на 03.05.07 Плюс добавлена кое-что разъясняющая "ретро-вставка" Встречаются словечки и даже выражения! Вышла в "Альфа-книге"


   - Прошу прощения, мэм - в этот сектор станции проход временно закрыт.
   Дородная мамаша, в которой по смуглому загару и слишком уж тускло выглядящих при искусственном свете украшениях только слепой не признал бы уроженку Арктура, боязливо поёжилась. Потопталась словно в сомнении, бросила взгляд за широкие плечи молодого человека. Массивная даже на вид плита металлопластика перегораживала там проход, оставляя для неё и дочери единственно возможность повернуть назад и вернуться в зал ожидания для транзитных пассажиров.
   Зато её дочь, весьма аппетитная миниатюрная блондиночка самого что ни на есть секс-эпил вида, боязливо передёрнулась. "Вот бы такой впереть и умереть. А потом полежать - и опять оживеть" - сквозь чуть затемнённое забрало шлема не страдающий стеснительностью Хэнк с одобрительной ухмылочкой обозрел девицу в туго обтягивающей одежде из искусственного стереосинтетика. Провинциалочка, ясное дело - но фигурка очень даже ничего...
   Хотя на ухоженных мордашках обеих дамочек отчётливо проступало сомнение - остаться возле этого здоровенного как лось курсанта, всей своей облачённой в серый комбез фигурой так и излучающего ощущение спокойствия и уверенности, или же в самом деле вернуться в забитый находящейся на грани паники толпой зал транзита - маман так ни на что и не решилась.
   - А что вы посоветуете, молодой человек? - хорошо хоть, догадалась глазки не строить - не круглая дура, выходит.
   Поскольку Хэнка Сосновски, курсанта-старшекурсника Звёздной Академии космофлота, в данный и конкретный момент меньше всего интересовали треволнения обеих неприлично взволнованных фемин, он позволил себе легонько пожать плечами. Ввиду того, что внезапная атака невесть как прорвавшихся в этот сектор пространства леггеров на пассажирскую станцию "Альдебаран-терминальная" оказалась отбита, то вполне естественно, что прежде чем убирать перегородки, разделившие большое сооружение на герметичные отсеки, персоналу следовало всё осмотреть - парящее на орбите огромное сооружение пару раз таки здорово тряхнуло.
   Сколько Хэнк помнил в истории, вышедшее на оказавшиеся весьма пыльными перекрёстки звёздных дорог человечество постоянно с кем-то если не воевало, то находилось в состоянии перманентного конфликта. Даже у Сириуса не обошлось поначалу без мордобоя. Могучий флот тамошних рептилоидов и армада землян почти сутки молотили друг друга с переменным успехом. А потом обе стороны подсчитали соотношение достигнутых результатов и понесённых потерь - да втихомолку ужаснулись. Затем дипломаты обменялись осторожным "Мужики, может, ну его нахер?" - и с тех пор люди и рептилии кое-как поддерживали вооружённый до зубов нейтралитет.
   Это если не учитывать трений чисто внутренних - выход в космос всего лишь сменил масштаб и место действия, дамы и господа...
   - Это затянется как минимум на сутки, - наконец смилостивился Хэнк, который один только вид нетронутой половозрелой девицы рядом с собой воспринимал как вызов своей репутации. - На третьем терминале диспетчера притормозили под защитным полем несколько чартерных грузовиков... если договоритесь с каким шкипером, ещё и быстрее будет - пассажирский лайнер наверняка задержится.
   Как оказалось, провинциальная мамаша отсутствием сооображения и деловой хватки действительно не страдала. А судя по обилию дорогих украшений - излишней худобой банковского счёта тоже. Потому, когда Хэнк имеющимся у него универсальным ключом разблокировал боковой служебный проход, обе дамочки уже немного избавились от интересной бледности и даже преисполнились некоторой доли энтузиазма. Пустивишиеся в щекочущий нервы вояж женщины на прощание одарили курсанта хорошо отрепетированными улыбками, и тут же юркнули в дверь.
   Хэнк проводил обеих одобрительной усмешкой, пришедшейся главным образом на умопомрачительно вихляющую попу плывущей рядом с мамашей девицы. Словно почувствовав на себе его взгляд, блондиночка на миг обернулась, сделала виновато-извиняющееся выражение и тут же сложила губы бантиком в подобии намёка на поцелуй. А бровки её обиженно поднялись вразлёт.
   Бог мой, какая прелесть! Хэнк даже развеселился - эта игра мимикой нынче распространена уже чуть ли не в детсаду, и встретить такую неиспорченную мегаполисами простую девчонку оказалось даже забавно. Он вздохнул, закрыл обратно проход и вернулся на свой пост.
   Что-то сержант задерживается... едва получившие увольнение и прибывшие с Базы на станцию курсанты, в предвкушении развлечений уже строящие планы на ближайшие двое суток, успели хлопнуть по бокалу вполне недурственного пива, как прозвучал сигнал тревоги. И учащихся космофлотовской академии как верный и бессменный второй резерв быстро припахали - там дежурить, тут работать или патрулировать. Вот сопровождающий второй взвод сержант Беккер и выдал Хэнку на ходу сочинённый приказ - стоять здесь. В общем, держать и не пущать!
   Курсант посмотрел на часы. М-да, что-то не то... с тех пор, как пять лет назад на Среднерусскую равнину рухнул потерпевший аварию гипер-ядерный звездолёт, Хэнк оказался круглым сиротой. В ослепительной вспышке выгорела такая немаленькая территория, что земная федерация до сих пор пребывала в состоянии лёгкого шока. Вот и осталось ему только чудное имечко, за которое немало подзуживали однокашники (папенька и маменька, видите ли, в соответствующий период начитались каких-то древних книг об освоении Дикого запада не менее дикими янкесами), да фамилия, весьма быстро переделанная на универсально-интернациональный лад - Сосновски.
   Отец в своё время работал инженером на производившем секретную космическую технику заводе, а мать развлекалась на должности учительницы физкультуры, сгоняя гиподинамию с великовозрастных балбесов и их прыщавых подружек. А сестрёнка... Хэнк некстати вспомнил вечно торчащие паклей белобрысые волосы и горящий любопытством шаловливый взгляд над родной курносинкой - и стиснул зубы.
   Отставить ностальгию, курсант!
   В общем, отправленному в Артек за отменное окончание школы Хэнку не было даже куда возвращаться. Правда, слывший весьма крутым командором Флота дядька с кем-то там пошептался в охренительно секретных звукоизолированных кабинетах - и племяш необъяснимым наукой да здравым смыслом образом попал в неохотно объявленный Звёздной Академией дополнительный набор. И хотя нынче от дядьки и всей его тактической эскадры крейсеров осталось лишь до сих пор светящееся радиоактивное облако у Ригеля, где во встречном бою сошлись устаревшие корабли земной федерации и рвущиеся к коммуникациям людей рейдеры леггеров - однако молодой Хэнк Сосновски вот он, пока жив и вроде бы даже здоров.
   Ещё недельный цикл учёбы, а потом экзамены. И будущий мичман космофлота намерен был зубами урвать у фортуны любой подвернувшийся ему шанс... впрочем, за выпускные испытания Хэнк волновался меньше всего. От папеньки достались весьма неплохие мозги, которые оказались не в состоянии запутать даже уравнения космонавигации. А от маменьки здоровьечко дай-бог-каждому. Ну, и внешность, понятное дело - когда рослый, светловолосый и сероглазый курсант появлялся в увольнении на поверхности спутников Альдебарана, среди девчонок начиналось весёлое оживление, а среди их папаш и мамаш тихая паника...
   - Ба, кого я вижу - оглобля, бля-бля! - раздался из коридора язвительный голос, который тут же подхватило подобострастное хихиканье.
   Парень незаметно подобрался. Только этого здесь ещё и не хватало! Если Хэнк на своём курсе всегда стоял вторым по росту на построении, то плетущаяся навстречу развязная троица вечно обреталась где-то в конце, между выходом на шканцы и третьим ангаром. Велерин Торнтон и его два закадычных дружка-подпевалы топали сюда намеренно расслабленной походкой.
   - Отодвинься с дороги, кабаняра! - весело заявил тощий и нахальный Велерин. По курсу упорно циркулировали глухие слухи, что иной раз позволяющий себе чуть перегибать парнишка на самом деле приходился внучатым племянником начальнику Академии - но проверять их да претворять в жизнь соответственные действия Хэнк считал ниже своего достоинства.
   - Остыньте, парни - проход закрыт. Сержант поставил меня на пост, - он ещё пытался урезонить отчего-то развеселившуюся при этих словах троицу.
   - Вот же орясина тугоухая, - обратился Велерин к приятелю, словно Хэнка, по образному выражению провинциалов, тут не стояло. - Да ведь тревоге уж четверть часа как отбой протрубили.
   Не спинным мозгом и даже не печёнкой, а именно что задницей Хэнк уже понимал, что без некоторого э-э... физического контакта здесь не обойдётся. Он ещё пытался что-то объяснять, пока не давая волю рвущемуся на волю глухому раздражению, однако куда лучше него разбирающиеся в таких делах почки уже исправно выдали в кровь соответствующую дозу адреналина. И не успел Хэнк по третьему разу повторить, что он на посту и обязан пресекать всё такое да всякое-разное, как уже обнаружил себя весело и с каким-то злым азартом дерущимся.
   Если кто-то думает, что крепкая комплекция парня да его доставшееся по наследству увлечение обязательным для курсантов рукопашным боем давало какое-то преимущество, тот ошибётся весьма и весьма изрядно. Ибо трое с той стороны тоже не пропускали уроков, в отличие от отбывающих повинность на гражданке лоботрясов. Хоть и были помельче да послабее, однако в подвижности несколько превосходили. Да и трое на одного, как ни крути...
   И обнаруживший себя уже почти прижатым спиной к перегородке Хэнк перестал церемониться. То есть, забыл на несколько секунд крепко вдолбленные правила безопасности при учебных боях и спаррингах.
   - Обстановка максимально приближённая к боевой, - процедил он, заученным и доведенным до конца приёмом отправляя в полёт взвывшего от боли противника.
   Другой ещё только начал соображать, что шутки здесь кончились, как уже задёргался сбоку, прижимая к животу вывернутую из сустава ногу. А оставшийся один на один с Хэнком Торнтон никаких шансов просто не имел. Сила она и есть сила - помноженная на природную ловкость и занятия, она скрутила Велерина в пару секунд. Однако, тот не поверил в такую серьёзность намерений своего извечного соперника, и попёр напролом...
   Глухой хруст вывернутой локтем в несвойственную ей сторону руки, и вот уже последний из нападавших упал на пластиковый пол, белея закатившимися от боли глазами.
   - Медотсеку от поста... - запыхавшийся и изрядно помятый Хэнк вдавил сенсор коммуникатора и скосил глаза на стену, где в круге большими символами виднелось слабо светящееся обозначение. - У шлюза семнадцать-бис. Трое легкораненных курсантов, ситуация стабилизирована.
   Пожалуй, это было последнее из заслуживающего внимания, что потом мог припомнить Хэнк из того столь хорошо начавшегося дня...
  
  
   Глава первая. Гамбит
  
   - Прошу прощения, господин адмирал, однако сержант Беккер погиб, исполняя свой долг - и ни подтвердить, ни опровергнуть слова курсанта Сосновски насчёт выставления на пост не в состоянии, - выражение лица дежурного офицера вполне соответствовало его кислому голосу.
   - Как это произошло, чёрт возьми? - начальник академии раздражённо швырнул на заваленный документами стол планшетку и откинулся в своём кресле.
   Уже почти час шло разбирательство обстоятельств дела. Шутка ли - один из курсантов прославленной Звёздной Академии вступил во внеуставные отношения со своими однокурсниками, в результате которых трое оказались в госпитале, а двое из них пробудут там ещё пару дней. Переломы и разрывы суставных сумок не так быстро лечатся даже в наше время, знаете ли...
   Стоящий навытяжку офицер чуть добавил деловитости в голосе.
   - Одна из выпущенных леггерами торпед оказалась бинарного действия, с задержкой. И когда сержант Беккер выводил из поражённого пятого отсека гражданских, сработала вторая боеголовка, пробившая защитный слой станции. Сержант успел вытолкнуть через аварийный шлюз последних и загерметизировать сектор изнутри - там запоры предусмотрены только с одной стороны.
   Сидящие в зале военные и слабо замаскированные под штатских безопасники мрачно переглянулись. Как ни прискорбно слышать такое, однако, служба есть служба.
   - Что ж, достойная гибель достойного человека, - адмирал Неккерман тяжело встал и демонстративно взял на сгиб локтя свою флотскую фуражку.
   Пятнадцать обязательных по уставу секунд последней памяти человеку и солдату протекли в такой тишине, что стоящий навытяжку чуть сбоку Хэнк едва ли не услышал, как с мочки уха упала на воротник капелька пота. Что-то нехорошее ему нашёптывало предчувствие - настолько мерзкое, что и разбирать-то не хотелось.
   - Прошу садиться, господа офицеры, леди и джентльмены... продолжим.
   И продолжилось. Поскольку подтвердить слова Хэнка и правомерность применения им боевых приёмов против своих товарищей было попросту некому, то руководящий трибуналом адмирал волевым решением приказал это заявление обвиняемого во внимание не принимать.
   "Да что ж ты делаешь, скотина!" - Хэнк едва сдержался. И то, лишь вспомнив из лекций, что всякая обязательная на гражданке чушь вроде презумпции невиновности на военном флоте никакой силы не имеет.
   В это время один из штатских в нарочито дурно пошитом костюме подал адмиралу кристалл памяти и шепнул что-то на ухо. Не зря, не зря Хэнк насторожился - у просмотревшего на экране содержимое чипа адмирала брови полезли даже не на лоб, а куда-то к лысеющей макушке с пятном ожога, оставшимся на память об одной не совсем удачной битве.
   - Это уж совсем некстати, - вполголоса проворчал один из офицеров трибунала, когда пришёл его черёд ознакомиться с прилежно зафиксированной службой безопасности информацией.
   Выснилось ни много, ни мало, как то весьма неприглядное обстоятельство, что стоявший не так давно в карауле курсант Сосновски пропустил через свой пост на территорию Академии неопознанную сенсорами женщину. Ночью - каково, а?
   Вновь воцарилась пауза - и под двумя десятками скрествшихся на нём взглядов Хэнк чувствовал себя куда менее уютно, чем под прицелами леггеров, когда их курс обкатывали в лёгких пограничных стычках. Тогда он на древнем и безнадёжно устаревшем старфайтере умудрился зацепить залпом один из перехватчиков противника и вынудить убраться, а потому принимал после дела вполне заслуженные поздравления. Впрочем, там скорее была заслуга везения да настырного характера самого Хэнка, сунувшегося в противоход...
   Но всё же, он не скосил глаза в сторону сидящей здесь строгой и печальной лет-капитана Жаклин, преподававшей в Академии счисление и навигацию. Лишь вспомнил её ещё блистающие шалые глаза, когда женщина той ночью задержалась где-то на свидании с другом и потому пробиралась на Базу через выход на инженерные палубы, где как раз нёс службу курсант Сосновски. Хэнк пропустил её без малейших вопросов, словно так оно и надо было - но коль скоро лет-капитан была ещё в гражданском, то честь не отдал. Что и ввело в затруднение детекторы сканеров и в заблуждение высокую комиссию трибунала.
   - Что ж, другого я и не ожидал, джентльмен о леди ничего не скажет, - майор-артиллерист показал Хэнку внушительный, не уступающий его собственному кулак и повернулся к начальнику Академии. - Господин адмирал, предвижу ваше возражение насчёт того, что на флоте всякому чистоплюйству не место - однако, законов чести никто не отменял.
   На лице адмирала пошли красные пятна, на скулах еле заметно дрогнули желваки. Однако, старый служака умел держать марку.
   - Что ж, с этой стороны похвально, - проскрипел он дважды простреленным в битвах и кое-как залеченным горлом. - Но всё же, факт не в пользу обвиняемого, господа офицеры. Проводить всяких бл*душек на территорию прославленной Академии и тем самым превращать её в бордель...
   Он уже привычно начал было набирать обороты своего командного голоса, намереваясь устроить образцово-показательный разнос, однако дежурный офицер весьма неделикатно постучал на табло часов, и адмиралу волей-неволей пришлось умерить пыл.
   - Адмирал Неккерман - медотсеку, - он коснулся коммуникатора и рыкнул в него, словно прибор связи или кто-то из эскулапов были виноваты. - Могу ли я наконец, тысяча межзвёздных чертей, поговорить с кем-то из потерпевших? Хотя бы по связи, времени на соблюдение формальностей нет - у меня пять сотен бандерлогов в учебном корпусе без присмотра остались!..
   Хэнк холодел и холодел, словно намереваясь выстудить космическим холодом помещение ангара истребителя, где собрался и проходил трибунал. Такой смеси полуправды и искусно завуалированных намёков он ещё в жизни не слышал. В другое время он подумал бы, что речь читает кто-то из прожжённых политиканов - настолько искусно она была составлена.
   - Что? Позволял себе насмешки над товарищами из-за их малого роста? - вот чего во флоте не терпели, так это небрежения товарищами. Сквозь пальцы посматривали на дружбу меж командирским и рядовым составом, не замечали синяки, иной раз появлявшиеся от столкновения с невовремя открывшимся люком после воспитательных бесед - но высокомерия и отстутствия взаимовыручки не прощали.
   Но как же искусно всё повернул! Хэнк по-прежнему стоял навытяжку, и его мнение насчёт порядочности рода людского таяло стремительно, как стойкость иной девчоночки под его поцелуями. Хотя скорее следовало признать, что как раз Велерин сотоварищи психовали из-за великолепной фигуры Хэнка и его успехов у слабого пола, но тут оказалось всё перевёрнуто с ног на голову - причём так, что отделить зёрна от плевел, а мух от котлет, было практически невозможно. Соответственно, впечатление создалось настолько отвратительное, что некоторые члены трибунала уже посматривали на курсанта Сосновски с плохо скрываемым презрением...
   Неуставные отношения, приведшие к нанесению травм сослуживцам... аморальное поведение и нарушение присяги... презрительное и свысока отношение к товарищам... - словно сквозь липкий бредовый кошмар Хэнк слышал отчего-то стыдливо зачитываемые слова приговора. И в конце удалось расслышать, будто контрольный выстрел в голову, ещё одну фразу - отчислить без права обжалования и восстановления...
  
   - Что господин изволит? - поскольку облокотившийся о столик уличного кафе крепкий молодой человек задумался настолько сильно, что не замечал всех потуг кибер-официанта с его примитивным позитронным мозгом, то немудрёный робот дёрнулся на антигравитационной подушке всем своим полированным шарообразным телом и тут же сексапильным женским контральто осведомился. - Цо пан хце?
   Однако записанные в память голоса лучших актёров и дикторов земной цивилизации, звучавшие на разные лады и пытавшиеся узнать у посетителя кафе его вкусы и желания, по-прежнему оставались безответными. Если что и вывело Хэнка из мрачной задумчивости, так это донёсшийся со стороны робота смачный пинок армейским ботинком и одновременно раздавшийся женский голос:
   - Исчезни, зануда!
   Против ожидания, мающийся неудовлетворённым желанием угодить кибер мгновенно притащил две чашки кофе и бутерброды - очевидно, так бесцеремонно обошедшуюся с роботом Жаклин и её предпочтения здесь прекрасно знали.
   Лет-капитан ногой придвинула себе яркое лёгкое креслице из суперпластика, и через мгновение с той стороны столика в пасмурное лицо Хэнка заглянули два карих глаза под короткой флотской чёлкой.
   - Ты в порядке, малыш? Скажи мне только это, - преподша... впрочем, для парня уже бывшая, сунула ему в руки еду и чашку, шлёпнула по ладони, когда тот пытался отмахнуться. - Быстро ешь, у нас много дел.
   Если что-то и могло вывести Хэнка из его мрачного оцепенения, то только подобного типа заявления. И оставалось ему только эдак неопределённо двинуть плечом... впрочем, заявившуюся лет-капитаншу этот ответ вполне устроил.
   - Кстати, отчего ты меня не выдал? - Жаклин ела быстро и в то же время с тем неуловимым изяществом, присущим женщинам, и особенно вышедшим из древней Франции.
   Хэнк кое-как прожевал так и норовящий стать колом бутерброд с ветчиной и промямлил что-то в том духе, что, дескать, ему подобное как-то и в голову не пришло. Зато женщина замерла, не донеся к красивым губам дымящуюся чашку. Её глаза широко распахнулись, а коротко стриженая голова в удивлении покачнулась.
   - Разрази меня гром, малыш! - негромко, но с чувством произнесла Жаклин. - Это лучший ответ на подобные вопросы, который я когда-либо слыхала.
   Смущённая улыбка Хэнка Сосновски, а пуще того вымахнувшая на его физиономию краска, лучше иных слов подтвердили циркулировавшие по Академии сплетни, что Жачка хоть и бывает иногда стервозной, но тётка классная. И броситься в паре с нею в собачью драку против четвёрки леггеров можно спокойно - не подведёт. Ну, а насчёт присущей вьюношам некоторой романтичности и влюбчивости промолчим, пожалуй - вон, какие у Хэнка кулачищи. Враз начистит рожу за одно только не то слово в сторону лет-капитанши...
   - А теперь за мной... - странно, прошло всего несколько секунд, а женского и романтического в Жаклин осталось не более, нежели в гипердвигателе совершившего дальний марш-бросок крейсера.
   Однако, непонятки и сюрпризы этого дня, похоже, только начинались. Хотя у Хэнка где-то в мозгах ещё и застряли остатки похмелья после затерявшейся куда-то из памяти ночи, но постепенно в черепушке начался столь привычный мыслительный процесс. И всё же, и всё же...
   - Возьми и спрячь, у меня сзади за поясом, - шепнула Жаклин в густой вечерней тени местной пальмы, прежде чем обнять парня и запечатать ему губы показавшимся столь жарким и бесконечным поцелуем...
   Судя по рубчатой рукояти, это оказался армейский бластер... точно, хотя модель дрянь и почти повсеместно снята с вооружения, но работает неплохо.
   - Полная обойма, - шепнула коварная лет-капитанша, по-прежнему не отодвигаясь.
   - А ещё одного нет? - некстати поинтересовался Хэнк, незаметно пряча оружие в рукав куртки и тоже не спеша выпускать женщину из своих объятий.
   На её губы выплыла лёгкая мечтательная улыбка. И всё же, в шёпоте Жаклин не оказалось ни капли лишнего - лишь сухая деловитость.
   - Я сегодня ночью крупно повздорила с начальством из-за тебя, малыш. Но - ничего сделать не в состоянии. Хоть адмирал и мерзавец, но послужной список у него слишком уж хороший.
   При одном только взгляде на Хэнка в голове всплывали кадры рекламной хроники, где армейские головорезы с надменно выпяченными стальными подбородками огнём и кулаками пробивали себе путь в полчищах леггеров - однако голова у того работала ничуть не хуже тела.
   - На кого ты работаешь на самом деле, красавица?
   Лет-капитанша легонько вздохнула.
   - Контрразведка Федерации, малыш - ведь леггеры упрямо ищут тропочку в Академию.
   Пораскинув уже начавшими выходить из ступора мозгами, Хэнк нехотя признал, что на месте руководства леггеров тоже весьма живо бы интересовался - чему, как и с каким результатом обучают в лучшей Академии противника. А Жаклин шепнула, что всё же, начальство хоть и не смогло помочь, но дало добро на одну акцию - и при этом будет старательно смотреть в другую сторону.
   Оказалось, что разрешено втихомолку пощипать местных торговцев таким себе порошочком. Отлажена система у тех настолько, что местные блюсты либо бессильны что-либо сделать, либо всё время ловят пустышку или мелюзгу.
   - Вообще, это не совсем наши дела - однако мне разрешили не церемониться и хоть как-то помочь одному попавшему в беду красивому да крепкому парню. К тому же... где криминал и контрабанда - там обязательно рано или поздно замаячат ушки чьей-то разведки.
   Хэнк наконец сообразил - есть шанс совместить полезное с приятным. Шпиона или предателя угрохать. И если такого уголовного пушера ещё и грабануть, то оставшийся без единой кредитки бывший курсант может взять билет на межзвёздный лайнер в любую сторону. Да и первое время не заботиться о хлебе насущном - когда ещё судьба выбросит более-менее приличные кости...
   Впрочем, одну судьба уже выбросила - Хэнк без зазрения совести вытребовал с Жаклин ещё один затяжной поцелуй - да такой, что оба чуть ли не вслух пожалели, что совсем рядом нет приличного убежища на двоих, да с хорошей надёжной кроваткой.
   - Отставить, малыш - мне потом надо прибыть к начальству с ясными мозгами, - Жаклин слабо улыбнулась и сделала безуспешную попытку отстраниться.
   Оказалось, что они уже идут обнявшись по вечерней улице окраины Аламеро - столицы хоть и провинциальной, но всё-таки планеты. Наверное, с климатического спутника недавно передавали дождь - невесть зачем выложенные под старину брусчаткой улицы влажно и романтически блестели, а покачивающиеся под бризом пальмы иногда роняли на парочку холодные капли.
   Вообще-то, Жаклин в своей одежде подчёркнуто милитаристского покроя и крепких армейских ботинках, да при короткой стрижке, больше походила на пустившуюся в загул девицу из уличной банды. Однако, и здоровенный Хэнк в комбезе без знаков различия и примерно такой же обуви походил на забияку как заяц на кролика - так что, к указанному женским пальчиком тесному переулку обнявшаяся парочка подошла, не вызывая ни малейших подозрений.
   Они ещё долго целовались в темноте за углом, прежде чем Жаклин чуть напряглась и шепнула:
   - Вон те трое, и по два у обоих концов переулка.
   Обычно выпускники Звёздной Академии либо шли на крупные корабли флота в надежде там выслужить чины да звания - либо пилотами звёздных истребителей, как гордо пропаганда называла неуклюжие утюги, уступавшие кораблям леггеров по всем показателям. Но, кроме специальной подготовки, умение махать кулаками-ногами да палить в супостатов изо всех марок табельных стволов лишним отнюдь не считалось. А уж не страдающему дистрофией Хэнку таковые занятия и вовсе в радость были...
   - Контрольный, последний, - объявил он, брезгливо отряхивая высокое голенище от разбрызганных пополам с кровью мозгов незадачливого наркоторговца.
   Жаклин отклеилась от угла, из-за которого обозревала улицу - она со своей задачей управилась чуть быстрее. Её ещё горячий бластер перекочевал парню, а сама она быстро и с заметной сноровкой принялась обыскивать нелепо раскинувшиеся в полутьме тела.
   Хэнка едва не стошнило. Одно дело палить в злодеев самонаводящейся ракетой или видеть вспышку на месте только что бешено мчавшегося истребителя леггеров - но совсем другое дело вот так. Хладнокровно и в упор перестрелять почти безоружных. Дрянной пистоль ещё на порохе да пара виброножей против мощных и почти бесшумных армейских бластеров, это даже не смешно... и он вновь старательно проглотил так и подступающий к горлу кисло-горький ком.
   - Смотри, - глаза женщины блеснули отражением фонаря напротив, а в ладонях она показала два пакета с мелкими белыми пилюлями наподобие капсул. - Тут полгорода отравить хватит, привыкание с первой же дозы.
   Щёлкнула атомная армейская зажигалка, не боящаяся ни дождя, ни холода, ни чертей или проклятий - и в её пламени чадным огнём занялась горка дури, стоившая наверняка чёрт-те сколько кредиток. А в ладонь Хэнка словно сама собой сунулась такая толстая пачка слегка потрёпанных купюр, что он даже на миг призадумался, да куда же её спрятать?
   - Ох, малыш, извини, - Жаклин тут же расстегнула у него на боку клапан с обязательной здесь аптечкой, коммуникатором связи и прочей белибердой.
   С интересом Хэнк следил, как женщина деловито перешерстила содержимое, большую часть добавила к диковинному топливу костерка, а на освободившееся место запихала пластикатовые банкноты.
   - Уходим, - абсолютно невозмутимо распорядилась она... хорошо ещё, что вновь приклеилась к Хэнку всем своим волнительным телом - и небезуспешно изображающая из себя влюблённых парочка прогулочно-романтическим шагом направилась в ночь.
  
   - И зачем это я опоздал родиться лет этак на десять? - поинтересовался Хэнк, погядывая из темноты на просторное поле космопорта.
   Почти напротив их укрытия тускло блестел после дождя корпус небольшого транспортника с аляповатой надписью Слейпнир, в объятиях парня стремительно как мороженое таяла Жаклин, а на душе было как-то грустно и немного пусто... впрочем, после нескольких впервые в жизни отправленных на тот свет мерзавцев да выпитой пинты неразбавленного виски могло быть и хуже.
   - Нет, малыш - это мне повезло родиться на десять лет раньше. Тепрерь я понимаю, почему девчонки теряют голову... а там и честь, повстречав одного моего знакомого, - Жаклин шевельнулась, и с поднятого к Хэнку лица подозрительно ярко блеснули её глаза.
   - Короче, малыш. Шкипер и команда редкостные аферасты - но иногда приносят на хвосте интересные новости для моей конторы. А за это портовые власти сквозь пальцы смотрят на их мелкие шалости с налоговыми и прочими ведомостями...
   Выяснилось также в странно прерывающемся голосе женщины, что обязательный для этого класса грузовиков второй пилот попал в какую-то передрягу - а лететь этому кораблику надо срочно. Хэнк мимолётно усмехнулся, не позавидовав судьбе незадачливого пилота, и вздохнул.
   - А может, ну его, всё это? Тебе всего тридцать, а мне уже двадцать два. Давай... - но дальнейшие слова оказались попросту невозможны... кажется, этот поцелуй называют французским - в теории этих дел Хэнк разбирался не очень. Зато в практике превзошёл всё и вся.
   - Если мы ещё раз увидимся, малыш - не сдобровать нам обоим. Есть в тебе что-то такое... надёжность, что ли. Всё, иди, и давай обойдёмся без соплей и киношных страстей.
   И всё же, уходящий к замершему на стартовом поле кораблю Хэнк заметил, как снова подозрительно ярко блеснули глаза затаившейся в густой тени лет-капитанши. Да, распогодилось - наверное, это звёзды...
   - Я слышал, вам нужен толковый пилот и не задающий лишних вопросов универсал? - поинтересовался он у тощего лохматого бродяги, который подпирал спиной словно пожёванную посадочную опору и довольно успешно делал вид, что ничто в мире не интересует его сильнее, нежели грубая самокрутка с подозрительно ароматным дымком.
   Потомок древних хиппи не спеша обозрел Хэнка. Хотя плевок и пришёлся всего лишь в дюйме от не очень-то и запылённого ботинка парня, рефлексы тот всё-таки сдержал.
   - Возможно, - хрипло процедил лохмач и с заметным наслаждением затянулся ещё раз, а потом неожиданно протянул помятый чинарик Хэнку. - Будешь? Это мягкая травка, натуральная - не та отрава, что из человека кретина делает... ну как хочешь. Шкипер уже готов на переборку лезть, так что давай, почапали на коробку.
   Уже переставляя ноги по загаженному и помятому трапу, Хэнк Сосновски сделал весьма важный в своей жизни подвиг - он не остановился и не оглянулся. Лишь поинтересовался в тощую спину впереди:
   - А кто такая переборка, что на неё шкипер лезет? Ну и имечко!
   - Шутник? Это хорошо, без этого в рейсе туговато. А переборка... увидишь сам. Кликуха такая, - и помятый хиппи вновь направился в тёплые, душноватые и слегка пахнущие машинным маслом недра корабля.
   Вот и всё, Хэнк, вот и нет прежней жизни - а впереди только жизнь новая. Что ж, здравствуй!..
   Переборкой оказалась встретившаяся по пути худая и нервная девица с рыжеватыми прядями, которая осмотрела Хэнка непонятным взглядом и тут же куда-то испарилась в своё машинное отделение. Недоделанный хиппи назвался Жаком-бортинженером - зато капитан Эрик своим невысоким ростом и широченными плечищами понравился Хэнку куда больше. Он и без бороды был бы несомненно похож на вполне киношного вида гнома, но при ухоженной и заплетённой в косички пышной поросли да жёстких умных глазах именно подгорным кузнецом и выглядел.
   - Круто, - хмыкнул Хэнк, едва выдержав пожатие этих тисков, невесть зачем прикинувшихся обычной мужской ладонью.
   - Не дохляк, - то ли выразил своё мнение о новичке, то ли скромно обозначил свои возможности Эрик. - Стало быть, по Клаусу можно петь отходняк? Что умеешь?
   Прежде всего, парень выложил на боковину пульта, отполированную до блеска локтями шкипера, свой бластер с рябым от перегрева стволом. Уж капитан на борту царь, бог и прокурор в одном лице - а оружие может прекрасно отдохнуть и в его сейфе. Равно как и энная сумма наличными. Бородач принял это как должное, и кивнул.
   Хэнк не стал скрывать, что умеет понемногу почти всё, хотя с практикой туговато. Да и совет Жаклин не выдумывать липу, а говорить как есть (не раскрывая деликатные подробности нынешнего вечера), оказался весьма кстати. Потому что шкипер, ещё раз оглядев чуть ли не вдвое более высокого парня, повздыхал для солидности, а затем поинтересовался:
   - Ты часом не тот обормот, что обломал грабки внучку начальника Академии?
   Хэнк хоть и подивился, с какой скоростью и изощрённостью распространяются слухи - но воспоминание всё ещё резануло по сердцу.
   - Тот самый. Только давай о том позже, кэп, - он стукнул себя по левой стороне груди. - Не отболело ещё.
   Капитан Эрик понимающе покивал, а затем развернулся в своём кресле. Его ручища ткнула в соседнее место за пультом.
   - Ну давай глянем, чему там учат в ваших академиях... системы на старт.
   Больше всего Хэнка поразил не тот факт, что эта битая ржавчиной и временем рухлядь ещё двигается - а то, что взлетела она на удивление неплохо.
   - Хм-м - эта посудина летит лучше, чем выглядит, - он закончил вывод на промежуточную орбиту и обернулся к внимательно наблюдающему за его действиями капитану. - Куда дальше, кэп?
   Тот очнулся от созерцания проворно снующих рук парня и выслушивания его бормотания, и старательно спрятал в бороду всё же замеченную немного вспотевшим от усердия Хэнком улыбку. Хоть и не весть что - восемьсот регистровых тонн да тысяча двести груза - а ударить в грязь лицом перед опытным человеком не хотелось.
   - Жак, давай координаты!
   В ответ из навигаторской рубки послышался перемежающийся матюгами кашель, а потом на экраны перед Хэнком с бешеной скоростью полетели цифры - похоже, хиппи оказался в своём деле вовсе не таким задохликом, как казалось вначале.
   - Разброс двадцать два процента, - огорчённо отозвался Хэнк, некоторое время посвятив священнодействиям с древним как мир пультом управления.
   Цифры полетели вновь - и вновь парень ловил их на лету, привязывал к кораблю незримыми нитями причинно-следственных связей и делал непонятным самому ему образом выводы. Тут не справлялся никакой компьютер. Лишь изощрённый мозг человека с тренированной специальными методиками интуицией мог продраться через такие дебри, как закрученное хрен-его-знает во что гиперпространство.
   - Четырнадцать! Ещё сдвинь по тау-вектору вниз!
   И в конце концов, когда Хэнк умудрился понизить вероятность "сброса" корабля из гиперпространства до вполне приемлемых пяти процентов, капитан Эрик громко щёлкнул спрятанным в своей лапище старинным механическим секундомером.
   - Э-э... семь минут. Что ж, парень, для начала неплохо - будет из тебя толк, - он снял с шеи обретавшийся там на цепочке ключ гиперпривода, вставил его в гнездо пульта и рявкнул неожиданно таким гулким басом, что тут уже не требовалось даже громкоговорящей связи:
   - Эй, всем говнюкам на борту! Готовность ноль! Три, два, раз - панесла-ась п**да по кочкам!
   Охренеть...
   Обычно, хорошо синхронизированные системы при выходе на гипер-режим обеспечивают людей лишь секундной тошнотой да мельтешением цветных пятен в глазах. Так произошло и на этот раз - видимо, Переборка держала двигатели и гипер-секцию в относительном порядке. Хэнк привычно сморгнул, глубоко вдохнул-выдохнул, борясь с тут же отхлынувшими ощущениями, и демонстративно поковырял в ухе.
   - Тишина. Кажется, запрыгнули в вектор...
   Капитан уже проворно орудовал на пульте, сквозь зубы и бороду переругиваясь вполголоса с Жаком, а затем внушительно кивнул.
   - Ноль-девяносто-шесть. Бывало и лучше - но случалось и куда хреновее, - капитан повернулся к мокрому хоть выкручивай Хэнку и некоторое время словно в сомнении поглаживал бороду. - Ты второй пилот, Малыш. Подробности у помела, как созреешь - поговорим.
   Совершенно справедливо приняв последние слова как освобождение от вахты и разрешение покинуть ходовую рубку, парень всё же с некоторой осторожностью поинтересовался - а кто же такой или такая Помело?
   - Если хочешь распространить какую-то новость или сплетню, сообщи её мне, - в дверях обнаружился расхристанный и ухмыляющийся Жак со здоровенной дымящейся чашкой в руках, каковую вручил шкиперу. - Потопали на камбуз, Малыш, а потом покажу бывшую конуру Клауса.
   Поскольку обижаться на обозначенную шкипером кличку Хэнк считал ненужным - что есть, то есть, все остальные члены экипажа смотрелись рядом с ним недомерками - то безропотно поднялся с места. Двумя пальцами под козырёк несуществующей фуражки откозырял кивнувшему капитану, и ощущая в теле приятную усталость, а на душе особое удовольствие от хорошо да на совесть проделанной работы, направился за Помелом. Это надо же - и даже не обижается!
   - Похоже, ты понравился шкиперу, - тарахтел растрёпанный хиппи, показывая, где тут что в похожем больше на склад старьёвщика камбузе и примыкающей к нему продуктовой кладовке. - В общем, остальное сам сообразишь - только не трогай чашку кэпа. Из неё пьёт только он.
   Хэнк припомнил массивную посудину граммов эдак на четыреста или четыреста пятьдесят, и устало кивнул. Все треволения последних дней уже начали наваливаться с непреодолимой силой. Глаза самым предательским образом слипались, а руки-ноги налились вязкой свинцовой тяжестью словно на тренажёре под нагрузочкой эдак в три же. Впрочем, не пять - так что, пока ещё терпимо...
   Если в современном мире и можно обнаружить что-то похожее одновременно на лужу грязи и свалку, так это оказалась каморка, ещё вчера принадлежавшая насквозь неизвестному субъекту по имени Клаус и прозвищу Анархист. Впрочем, одно можно сказать со всей определённостью:
   - Хлев на палубе!
   Жак-помело хохотнул, однако тут же поперхнулся и эдак смущённо увял, когда чешущий в затылке при виде этого зрелища Хэнк сквозь зубы выразил надежду, что в каюте у самого хиппи всё же почище.
   Ну что ж - хотя у бывшего курсанта мнение о будущем месте обитания оказалось куда похуже нежели о привокзальном сортире, не дело ныть подобно всяким неудачникам? И Хэнк решительно засучил рукава.
   - Как я понимаю, кибер-сервы на борту встречаются ещё реже, чем привидения? - и поинтересовался насчёт более прозаических средств уборки - типа большого мусорного бака, ветоши и синтетических моющих средств.
   Надо отдать должное, тощий хиппи изрядно заинтересовался предстоящим. Он даже смотался куда-то и притащил пластиковую бутыль с жидким мылом.
   - ДБ, - гордо объявил он. - Зараза такая мыльная, что отмывает хоть что.
   В самом деле, после того как Хэнк на своих плечах отнёс к люку утилизатора два мешка всякого хлама, если не сказать дерьма, и принялся за наведение более основательной чистоты, оказалось что принесённая задохликом химия весьма неплоха.
   - Пятна на солнце отмывать ею не пробовали? - поинтересовался парень, отчаявшись сполоснуть руки в пластиковом ведре с водой. Мыльные, и хоть ты тресни.
   - Не-а, эту заразу шахтёры с Титана добавляют в распыляемую воду для улучшения смачиваемости - ну, чтоб осадить пыль из воздуха, - Жак оказался столь впечатлён первыми результатами, что не пикнув притащил ещё ведро воды - лишь бы Малыш позволил ему поприсутствовать при столь диковинном зрелище как уборка. Он даже прекратил сплёвывать на пол, опасаясь если не посадить пятно, то получить в глаз от хозяина каюты.
   А зрелище того стоило - наверное, такой чистотой каюта не блистала даже после спуска корабля со стапелей. Понятное дело, что заглянувшая на шум и суматоху Переборка оказалась столь впечатлена увиденным, что присвистнула.
   - Тут что, праздник какой? Или чистоплюи на борту объявились? - выразив в нескольких словах своё презрение, девица независимо утопала по коридору дальше.
   Подпирающий плечом комингс люка Жак проводил её долгим взглядом, и в голосе его послышалась непонятная нотка смущения.
   - Ты это, Малыш - поласковее с ней... - дальше растрёпанный хиппи поведал, что девицу в тринадцать лет огуляла целая банда. Но перед тем дали ей нанюхаться какой-то хитрой дряни. В общем, теперь, если Переборка хоть сутки не потрахается, у неё самым натуральным образом крыша едет. Потому-то она и лётает на корыте, где сплошь мужики, а сплетни за пределы обшивки не улетают.
   - Ну, и у нас во время длинных переходов яйца не пухнут... - подытожил Жак и вновь едва удержался от намерения оставить на подсыхающем пластике пола смачный плевок.
   Хэнк с трудом распрямил ноющую поясницу и огляделся. Ну что ж, вполне флотская чистота. Можно и заселяться, а то желание выспаться уже перерастает из насущной потребности в какую-то манию...
  
   - Ну ты и здоров дрыхнуть! - в дверях каюты обнаружился капитан собственной персоной, солидный и абстрактно внушительный.
   Единственное, что как-то выбивало его из образа, так это обнаружившаяся в руке кружка. Двуручная гномья секира или хорошая трубка кэпстена смотрелись бы тут куда уместнее...
   - Привет, кэп. А что, если попугая на плечо посадить, для образа и пущего впечатления? И треуголку старинную надеть, - Хэнк душераздирающе зевнул, потянулся так, что в плечах что-то сладко хрустнуло, и потряс головой.
   Против ожидания, Эрик отнёсся к словам своего второго пилота весьма серьёзно. Поскрёб в сомнении где-то под бородой, а потом покачал головой.
   - Мы, конечно, не Ангелы Пустоты - но и не пираты какие нибудь, - огласил он своё мнение слегка сдерживаемым басом.
   Ангелами Пустоты в обиходе называли наполовину чокнутых идеалистов, которые взялись своими силами наводить порядок на межзвёздных трассах. Хотя эти поборники порядка да справедливости и слыли свихнувшимися фанатиками - однако после нескольких показательных и беспощадных разборок с пиратами да как по волшебству объявившимися в космосе работорговцами тех зауважали не только в народе, но и в официальных, так сказать, организациях...
   - Ладно, Малыш - делать в рейсе нечего, тогда займись порядком на борту, раз уж ты такой чистюля.
   Хэнк уже перешёл от отжиманий к разминочному комплексу, а капитан Эрик всё ещё стоял в дверях как та статуя Командора из старого фильма.
   - Мне потребуется малый ремробот - а лучше два. Тридцать шесть, тридцать семь...
   Капитан ухмыльнулся в бороду, кивнул и посоветовал обратиться к Переборке - вся кибер-механическая рухлядь числилась её законной вотчиной и епархией. Ну, и к Помелу, если надо чего перепрограммировать.
   - Значит так, Малыш, - голос его неуловимо изменил интонацию. - Не знаю, что там тебе напели о нас тихари...
   Всё же пришлось подняться с постеленного на пол вместо коврика куска чехловой ткани, и выслушать капитана весьма внимательно. В прнципе, Хэнк склонен был согласиться, что чистоплюям да тихоням в нынешнем мире не выжить - но в то же время и за совсем уж неприглядные делишки браться тоже не след. Втихомолку прихватить то, что плохо лежит, особенно если от того никому худа не будет - почему бы и нет? А закон что дышло - как поворотил, так и вышло. Главное, совесть не терять.
   - В общем, можешь сойти, где хочешь - в любом порту можно найти замену. Но если надумаешь пока помотаться по космосу, набраться опыта-впечатлений... опять же, в долю войти помимо пилотской грошовой зарплаты... - видимо, столь длинная речь таки утомила рыжебородого шкипера, потому что он с заметным наслаждением припал к кружке.
   К обещанию Хэнка подумать он отнёсся с некоторым сомнением, но лишь кивнул на прощанье и не забыл задраить за собой дверь в каюту.
   Пластиковая поверхность пола то приближалась, то удалялась - Хэнк решил повторить отжимания. А раз голова свободна, самое время её чем-нибудь загрузить. Следовало всё же признать, что всё произошедшее с ещё курсантом Сосновски весьма здорово смахивало на дурную театральную постановку. Это если не сказать подстава или провокация... однако руки-ноги Хэнк всё-таки переломал забиякам по-настоящему. И следовательно, к тем событиям следовало отнестись со всей серьёзностью.
   И коль не выходило пока отвлечься да забыть этот чудовищный словно плохой сон вывих судьбы, то отвлечься какой-нибудь подходящей работёнкой Хэнк решил в первую же очередь. Не зря ведь кто-то из древних сказанул, что именно труд сделал обезьяну человеком... или наоборот?
   - Ну, чего припёрся? - ковыряющаяся с каким-то блоком Переборка в промасленном комбинезоне окатила завалившегося в её святая святых неуместно здорового и красивого Хэнка откровенно неприязненным взглядом. А затем ладонь её неуверенно затеребила застёжку затянутого на тонкой талии ремня. - Или уже приспичило? Помело уж небось растрезвонил...
   Хэнк не счёл нужным изобразить даже подобие улыбки. Чего лезть девице в душу - он и сам был благодарен окружающим, что не пристают с расспросами или никому не нужными соболезнованиями. Скажи ему неделю назад, что такое возможно - и он послал бы предсказателя так далеко, как тот по его мнению и заслуживал. То есть в ад, на рудники Цеферы или просто и незатейливо на одно из тех слов, кои так не любят рафинированные мадамы и старшие офицеры.
   - Шкипер сказал, что у тебя можно малым ремроботом разжиться? - он окинул взглядом груду хлама на полках да стеллажах и мысленно удивился, что тут ещё только грибы не растут.
   Девица со слипшимися рыжими кудряшками поморщилась, словно одна только мысль, что некто оскорбляет своим присутствием её каморку возле машинного отделения, доводила её до крайности. Может, так оно и было. А возможно, и нет - Хэнк не стал о том задумываться, когда получил кое-как процеженный через губу ответ, что пусть кое-кто шибко чистый проваливает отсюда, а она сама притарабанит робота, когда приведёт в приемлемый вид.
   - А, ещё - где можно раздобыть или сделать кружку чуток побольше, чем у шкипера?
   На физиономии девицы явственно и большими буквами читалось всё, что она думает об этих самцах, такое преувеличенное внимание уделяющих размерам - однако она только вздохнула. Большая матовая труба под верстаком, которую Переборка оттуда извлекла, оказалась из литого кварца, а в ладонь Хэнка ткнулся плазменный резак.
   - Сдюжишь, ковбой?
   На удивление, резак оказался хоть и потёртым с виду, но отлично отрегулированным - видимо, девица опустилась не совсем, раз содержит инструменты в образцовом состоянии. Парень отрезал от трубы цилиндр, первым делом приплавил к нему грубую надёжную ручку под свою ладонь, а потом принялся делать дно.
   - Чуть меньше возьми, как раз на пинту выйдет, - видимо, сноровка парня в обращении с резаком Переборку всё-таки немного смягчила.
   Поскольку пинта это по объёму чуть больше поллитры, и соответственно, изделие будет выглядеть посолиднее капитанской недомерки, то Хэнк благодарственно кивнул. Он любил иногда что-нибудь сделать своими руками - видимо, папенькины инженерные гены таки не совсем пропащими были - а потому через довольно непродолжительное время перед обоими людьми уже стояла ещё раскалённая до нежного свечения внушительная кружка.
   - Зажди, я в муфельной печи прокалю, чтоб градиент выравнять, - Переборка клещами сунула кружку в раскалённое нутро агрегата для закалки-отжига, и сноровисто заклацала по кнопкам управления.
   Хэнк проводил своё изделие нетерпеливым взглядом и некстати поинтересовался:
   - А почему Переборка?
   Девица хмыкнула и пожала тощими плечами под комбезом.
   - А потому. Плоская что спереди, что сзади - короче, доска-два-соска, - и невозмутимо заглянула в глазок печи. - Кажись, хватит...
   Более меткого прозвища весьма похожей на угловатого тощего подростка девице трудно было и придумать, однако та упредила уже готовый было сорваться с губ Хэнка вопрос.
   - Да я не обижаюсь, что есть то есть, - Переборка вынула из печи равномерно светящееся розовым светом изделие и удовлетворённо кивнула.
   На её чуть разрумянившейся от жары и покрытой бисеринками пота мордашке мелькнуло даже подобие улыбки, когда не страдающий отсутствием тактической хитрости Хэнк откупорил две банки безалкогольного пива, которые он заранее прихватил из холодильника по пути сюда. И пока они блаженствовали над покрытой душистой пеной жидкостью, кружка успела остыть на покрытом тонкой изморозью радиаторе охлаждения.
   Переборка смяла банку одним движением ладони - и жестом заправского баскетболиста зашвырнула за шкаф с запасными пластинами для реактора. Там что-то бумкнуло, посыпалось с жестяным грохотом - а девица пожала плечами с эдакой извиняющейся улыбкой и поставила на верстак полупрозрачную чашку.
   - Неплохо, - признала она после пристального осмотра, и тут же стукнула по краю рукоятью отвёртки.
   Раздался столь глубокий, заунывный и нутряной звук, что Хэнк в ужасе схватился за занывшие корни зубов, а Переборка поспешила обхватить воющий кварц ладонями.
   - Ладно... могу нанести рисунок. Позолотой или титаном, - в её устах это прозвучало чуть ли не признанием в любви оказавшемуся вовсе не безруким кретином парню.
   Хэнк осторожно выразил пожелание - красивый рисунок фрегата. Старинного, разумеется, под парусами. А не патрульную громадину, ощерившуюся жерлами квантовых пушек и зевами ракетных шахт. Глаза девицы от этих слов вдруг распахнулись в своём блекло-голубом неприглядном великолепии, и стали отчего-то намного ближе...
   - Завтра будет - и рисунок, и ремробот, - рассеянно буркнула резко отодвинувшаяся Переборка, отчего-то разом потеряв к посудной забаве всякий интерес.
   Не забывший на прощание ещё раз поблагодарить Хэнк шёл по радиальному коридору с видом столь задумчивым, что попавшийся навстречу Помело со стопкой голодисков в руках не сразу привлёк его внимание.
   - Ну и как тебе Переборка? Правда, трахается как лошадь? - хиппи развязно и заговорщически подмигнул.
   В другое время и в другом месте, сказавший такие слова крепко рисковал бы своим здоровьем - однако Хэнк одёрнул себя. Он что, рыцарь без страха и упрёка? Защитник прекрасной дамы в блистающих белоснежных доспехах и с гордым девизом на щите? Нет, он теперь изгой. Такой же, как эти не страдающие филантропией звёздные скитальцы. Что ж, с волками жить, по волчьи выть... парень молча вынул верхний из стопки диск и неодобрительно покачал головой над обложкой, где сексапильного вида блондинка в ужасе извивалась в лапах отвратительно болотно-гнилостных то ли гремлинов, то ли ещё чёрт знает каких монстров.
   - Да нет настроения. Я по делу заходил. Слушай, ты ремробота на кибер-уборщика перепрограммировать сможешь?
   Жак даже не счёл нужным выражать своё презрение по поводу столь немудрёной операции. Подумаешь, прошить заново позитронную матрицу, да Переборке следует поменять киберу пару манипуляторов... кивнув на прощание, лохматый как обычно дохляк потопал в свою каюту, дабы поскорее окунуться в мир стереофильмов со столь непритязательным и щекочущим нервы сюжетом.
   А Хэнк направил стопы в сторону корабельного санузла - зайдя туда помыться, он еле сдержал по первости свою брезгливость и дал себе слово при первой же возможности заняться этим вонючими и осклизлыми сооружениями, в которых не то что принять душ - справить нужду и то зазорно...
   Он уже содрал слой гидро- и теплоизоляции, когда сзади раздался знакомый топот. Судя по какому-то дробному перестуку вприпрыжку, Переборка после обеда оказалась в чуть более благодушном, нежели обычное её задиристое, настроении.
   - Блин, никакого тебе покоя... - она ещё загнула сквозь зубы что-то в бога-душу-мать, однако неожиданно ухватилась за инструменты и принялась азартно ворочать трубы, краники и прочие милые девичьему сердцу железки.
   Хэнк принял её помощь как должное. То есть, молча, и не удосужившись поблагодарить грязную как чёрт девицу даже кивком. По правде говоря, Переборка не особо и рассчитывала на это - она-то сразу приметила, что с клапанами и фланцами у Хэнка получается не очень-то уверенно.
   - Слушай, а как тебя на самом деле зовут? - он примерился, и на глазок залил первую полосу изоляции белоснежной пеной.
   Хэнк шёл вдоль стены, равномерно накладывая распылителем слой пузырящейся синтетической гидроизоляции. А орудующая рядом Переборка лихорадочно доделывала свою работу, стараясь не дать себя догнать, и вообще убраться с дороги вовремя. Впрочем, за качество никто даже и пикнуть не посмел бы - когда над треснутым фитингом Хэнк пожал плечами и предложил просто залить герметиком - типа, и так сойдёт, девица его едва не прибила. Так отчехвостила в семь гробов глотателей вакуума, что парень против воли почувствовал, как на лицо выползает румянец...
   - Зачем тебе? Имя моё умерло ещё тогда, - руки её замелькали с удвоенной скоростью, и клапан регулировки воды с чавканьем вплавился в пластиковую трубу. - Подожди чуть, пусть остынет.
   Когда настроение хорошее и дело спорится - работать одно удовольствие. Переборка даже выдавила на бледные губы подобие улыбки, когда Хэнк предложил последний слой сделать белым в условно мужской половине - и чуть розоватым, нежным, в женской.
   - А давай, попробуем, - спорить Переборка не стала.
   Естественно, на ужин они не успели - однако заглянувший в поисках двух пропавших членов экипажа капитан долго и недоверчиво разглядывал преобразившийся санузел.
   - Даже и посрать-то страшно, - Помело заглянул в своё отражение на сияющей крышке унитаза, и отчего-то передёрнулся.
   Однако капитан Эрик показал ему кулачище и проворчал что-то насчёт того, что если здесь хоть пятнышко появится, то один лохматый тип будет языком вылизывать. На что разобидевшийся хиппи заявил, что он не совсем охламон - и вообще, чужую работу уважает и любит.
   - Особенно издали, да лёжа на боку, - ехидно заявила ему завинчивающая последние шурупы Переборка, и незаметно пихнула в бок острым и жёстким, как стальной стеллаж, локотком.
   Естественно, стоящий с руками в карманах Помело не остался в долгу и сыпанул таким букетом цветастых выражений, что за десятую часть такого Хэнк запросто мог бы и обидеть маленько.
   - Гой необрезанный, - проворчала Переборка, и с намёком продемонстрировала в своей руке большой, похожий на косую гильотинку резак для плёнки. - Уж если я обрежу...
   Естественно, лохматый тут же переменился в лице и счёл благоразумным от греха подальше заткнуться, да и вообще спрятаться за широкие плечи похохатывающего шкипера. Но когда Хэнк на остатках сил и вдохновения наклеил на стену большой кусок зеркальной плёнки да разгладил его, все только благоговейно ахнули.
   - Не, я бутта аглицкая королевна, - пропела Переборка и без малейшего стеснения перед мужчинами полезла мыться в карамельно-розовую кабинку - уж ворчание капитана Эрика, что обновить-то кошкой надо, все поняли верно.
   Впрочем, грязный как чушка Хэнк чуть погодя занял белую половину. Коль такая чистота, да и воду экономить не надо - уж рециркуляторная система у Переборки работала на зависть швейцарским часам, то после хорошей работы оно не грех.
   - Стоять, - буркнул он, когда распаренная тощая девица вознамерилась юркнуть в свою привычную вторую шкурку.
   Переборка орала, визжала и вопила благим матом в переносном, буквальном и самом настоящем смысле, когда Хэнк бесцеремонно словно котёнка сунул её обратно в кабинку и показал - как маленькая леди обязана мыть голову на самом деле. Правда, болтающийся на тощей шее старинный серебряный крест снять всё равно отказалась наотрез.
   - Я не леди, Малыш, - вздохнула она уже потом.
   Однако появившийся в угрожающей близости к её отмытому и даже порозовевшему носику кулачище Хэнка всё же внушил ей должное почтение. Она круглыми глазами смотрела, как тот демонстративно сунул в мусорный бак её привычный комбинезон, который по мнению самого парня не годился даже на ветошь, и с хрустом разорвал упаковку нового.
   - Ещё раз увижу, что ходишь в грязном или разводишь в голове вшей, переломаю руки-ноги - и заявлю, что так оно всю жизнь и было. Раз сказал леди, значит и будешь ею.
   Переборка передёрнулась от смеси страха и отвращения, однако напоследок не удержалась от колкости. Уже выскальзывая в двери санузла, она буркнула на прощание:
   - Я в твою каюту ни за что не приду на ночь, придурок, - и хлопнула створкой так, что будь здесь вместо стальных комингсов обычная дверь, штукатурка посыпалась бы точно.
   "Не трахайся где живёшь" - примерно таковую премудрость снисходительно объяснил один старшекурсник некогда зелёному ещё новичку Хэнку Сосновски, и у того впоследствии никогда не было проблем из-за таких тонкостей. Потому и понятно, что на парня слова девицы не произвели ровным счётом ни малейшего впечатления. Невозмутимо он подал полотенце вознамерившемуся опробовать обновлённый санузел шкиперу, придирчиво напоследок осмотрел себя в зеркало на стене. Согнал сзади за поясом мелкие складочки, и только тогда вышел наружу...
  
  
   Глава вторая. Танго с Безносой
  
   Капризные мгновенья жития сплетаются в минуты прихотливо на вычурном узоре бытия рисунком неизменным, молчаливым. Есть там и твой стежок, рукою вышивальщицы бессонной он брошен в вечности поток, чтоб взволновать на миг его теченье ровно...
   Хэнк прикрыл глаза и устроился поудобнее. Нет, он конечно же знал, что самый тягомотный разнос от мастер-сержанта или наряд вне очереди вынести легче, нежели ничегонеделанье ходовой вахты - однако в голову один хер лезла всякая ерунда. На пульте красовался один и тот же изученный и запомненный до мелочей узор показаний приборов да огоньков индикаторов, ровным счётом ничего не случалось, да и случиться не могло - перехватывать корабли в гиперпространстве не умели даже леггеры, а рифов или столь излюбленных борзописцами атомных бурь здесь не могло быть в принципе.
   Однако, всё равно - коль положено кому-то присутствовать в рубке, сиди, дежурь и не вякай. Два заменяющих локатора датчика, способные унюхать даже чих осторожной мыши на том краю галактики, в гипер-режиме почти слепли и глохли - но всё же улавливали хоть что-то. А что может попасться в чёрном как ночь промежутке между двумя спиральными рукавами галактики? Сюда даже звёзды не суются, а мусор столь же редок, как золотая кредитная карточка в кармане нищего бродяги.
   С другой стороны, рейс обещал быть весьма прибыльным - где-то там срочно потребовалась такая редкостная дрянь, как электролит для ядерных аккумуляторов. И хотя история так и не сохранила в памяти, каким образом капитан Эрик сумел урвать столь вкусный фрахт, однако когда он спешно покидал здание биржи на Цефее, провожали бородача взгляды с плохо скрываемой завистью.
   Впрочем, вернувшийся на борт Слейпнира шкипер тоже не распространялся, каким образом он провернул столь блистательную аферу. Лишь добродушно щурился, когда Жак без разговоров притащил ему чашку кофе, да ухмылялся в слегка растрёпанную бороду. Проследил по экрану, как Малыш и Переборка подцепили к кораблю вместо контейнеров шарообразные танки с электролитом, пообещал сделать обоим секир-башка, если хоть один узел крепления разойдётся.
   А затем с неожиданной для его комплекции проворностью шастнул к пульту и проворно передёрнул туда-сюда несколько рычажков.
   Ставший на полторы тысячи тонн тяжелее Слейпнир отозвался презрительным чихом продутых на полную мощность дюз. Вообще-то, таковые лихие трюки категорически не рекомендовались стоящим на грузовой площадке кораблям и буксирам - однако у бородатого капитана здесь и без того была репутация отчаянного сорвиголовы. Так что, переполошившиеся диспетчера из башни ограничились лишь забористыми матюгами по связи.
   На экранах все сцепки просияли ровным зелёным светом. Верный признак того, что всё сделано чики-пуки. Впрочем, другой работы шкипер и не ожидал от парочки, которая втихомолку грызлась в своё удовольствие и не торопилась завалиться в каютку да установить полный мир и согласие. Потому капитан Эрик не стал выносить благодарность или произносить прочие велеречия. Лишь буркнул куда-то в бороду "порядок" и приказал быстрее тащить свои задницы на борт.
   Разумеется, Переборка не была бы самой собой, если бы в ответ не пожелала кое-кому провалиться ко всем чертям. Не потому, что была такой уж зловредной - просто, Хэнк сиганул с высоты напрямую к люку, пользуясь своей силой. А потому очутился в шлюзовой камере на пару секунд раньше, где и ожидал запоздавшую напарницу с таким недовольным видом, будто та занималась чёрт знает чем, чёрт знает где и чёрт знает сколько времени.
   Для такого ветерана, как Слейпнир, подъём с полуторкой тысяч тонн оказывался делом весьма хлопотным. Потому Хэнку пришлось здорово попотеть на пару со шкипером под ругань Помела, который от ярости уже переходил с матюгов на какой-то волчий хрип. Жидкость в большом объёме танков обладала настолько неприятным моментом инерции, что малейшие возмущения в атмосфере сразу закручивали грузовик волчком. Тем не менее, на орбиту они прорвались на полминуты раньше стартовавшей одновременно с ними яхты королевского посла откуда-то с Альтаира - за что диспетчера и связисты порта аплодировали им стоя.
   Не любят здесь заносчивых и гордых альтаирцев...
   Хэнк прислушался краем уха к еле заметно изменившемуся журчанию и шелестению приборов - по давней традиции ими модулировали звук. Гробовая тишина никому нафиг не нужна. А так, и вроде отвлекает, да и на слух позволяет выделить какие-то изменения. Говорят, слепой Морган именно так нашёл в своё время брешь между звеньями патрулей да грабанул звёздный дредноут самого его святейшества папы.
   В показаниях приборов ничего угрожающего или хотя бы интересного не обнаруживалось. Дежурящий ещё немного присматривался, недоверчиво приподняв одну бровь - а потом вновь откинулся на спинку кресла.
   Стоило признать, что знаменитые красоты Цефеи на поверку выяснились куда менее впечатляющими, нежели на голокартинках или в рекламных буклетах. А бывавший здесь раньше капитан заметил, что в зимнюю пору, так и вообще полная дрянь. Пиво тоже оказалось сродни кое-как разбавленному мочой керосину - как местные ухитрялись пить его, да ещё и нахваливать, с жаром обсуждая оттенки вкуса разных сортов, Хэнк представить себе так и не смог.
   Зато отметил с неудовольствием, что почувствовал себя как-то спокойнее и увереннее, когда за хвостовыми балансирными стабилизаторами стала удаляться поверхность планеты. Что ж, привыкаем к одночеству помаленьку...
   В ритмичное побулькивание и шипение мельтешащей за бортом гипер-мути снова вплелось что-то иное. На этот раз Хэнк уже стряхнул с себя философское терпение и решительно развернулся к пульту. Чёрт его знает - тут, как говаривал его закадычный приятель Ли-син, без бутылки не разобраться.
   И вахтенный решительно коснулся сенсора связи.
   Из каюты Помела сначала раздавалось шуршание и сопение, столь разительно схожее со звуками, кое-как улавливаемыми приборами с той стороны стасис-поля, что Хэнк на миг нахмурился. Однако потом он разобрал задыхающийся от страсти животный стон Переборки. И только сейчас из динамиков донёсся голос злого как чёрт знает кто бортинженера.
   - Ну какого хера?!!
   В ответ дежурный пилот сообщил в каюту, что если тот сейчас же не явится в ходовую, то от гнева Хэнка Сосновски одного засранца не спасут даже боги глубокого космоса.
   Естественно, через минуту Жак появился - полуодетый, растрёпанный более обычного, и распространяющий за собой такой вкусный запашок, что Хэнк поневоле заёрзал в своём кресле. Бортинженер некоторое время прислушивался к звукам, изучал показания датчиков, а потом нехотя поплёлся в свою каморку...
   - Если предположить, что передача морским кодом, то это призыв о помощи, - всё ещё хмурый Помело взъерошил свои и без того напоминающие взрыв сверхновой патлы, и вздохнул. - Но этот код из времён ещё первых шагов нашей цивилизации в космос. Ни один корабль той эпохи не мог залететь так далеко - да и от времени просто рассыпался бы в пыль.
   Связные компьютеры и дешифровальная приставка попросту зашли в тупик, когда священнодействующий над ними Помело попытался если не расшифровать, то определить тип ритмичного изменения спектра жутко искажённого сигнала.
   - Всё же, на естественный источник не очень-то похоже, - буркнул он и покосился на кнопку вызова капитана.
   Тот сейчас спал, и будить его было бы делом крайне неблагодарным и даже опасным - однако Хэнк без зазрения совести и даже с каким-то злорадством вдавил сенсор.
   - Ходовая рубка - капитану. Срочно явиться в центр управления, - он хоть и отступил немного от флотско-уставной формы доклада, однако не позволял себе вольностей или ругани подобно другим членам экипажа.
   Гном... ой - вернее, шкипер - именно что явился, как чёрт во сне - и куда более злой, чем в своё время Помело. Молча и с сопением выслушал он соображения обоих парней - стриженого здоровяка и лохматого задохлика. Долго присматривался, прислушивался и чуть ли не принюхивался к данным с пульта, а потом распорядился хриплым ещё спросонья басом:
   - Выскакиваем в реал. Хоть это и навряд ли может быть призыв о помощи, но я жопой чувствую - там что-то не так, - и отправился приводить себя в порядок.
   Через час, когда непонятный участок пространства уже достаточно приблизился, а слегка проснувшийся капитан и подозрительно довольная Переборка тоже подтянулись в ходовую рубку, из навигаторской притащился Помело. Молча он положил перед шкипером кристалл и демонстративно пожал плечами.
   - Это действительно сигнал бедствия - древний как мир.
   Всё ещё насупленный Эрик вложил расшифрованную запись в разъём и некоторое время озабоченно рассматривал. В его голосе всё же слышались сомнения - это место далеко в стороне от проторенных торговых и коммерческих трасс, а полученный на Цефее реестр не содержал сведений, чтобы сюда направлялась исследовательская или научная экспедиция. Ибо изучать здесь попросту нечего.
   В конце концов капитан распорядился вываливаться.
   - Но! На всякий случай приготовить и сделать всё, что можно, чтобы мы не теряли времени, - пробасил он и пояснил - если там есть какая-то опасность, то лучше бы своевременно нырнуть в гипер да не испытывать судьбу.
   С такими доводами согласились безропотно все, и разошлись - Переборка к своим любимым двигателям-реакторам, Помело в навигаторскую рубку, а Хэнк на всякий случай принялся проверять противометеоритную защиту.
   Шкипер тоже не остался без дела. Вновь прошерстил Звёздный Реестр, пытаясь хоть что-то найти о кораблях и технике той далёкой от нас эпохи. Приказал рассчитать выход в реал противоракетным зигзагом - и тут уже Хэнк на пару с Жаком учудили такую вероятностную траекторию, что сошёл бы с ума любой тактический компьютер.
   - Годится, - брови Эрика одобрительно разгладились, когда он разобрался в хитроумных мерах предосторожностей. - Эй, Переборка, график нагрузки уже у тебя. А ну глянь, сдюжит ходовая часть?
   Из ответных матюгов рыжей плоскогрудой девицы мужчины узнали о себе и своей родне много нового насчёт сексуальных привычек и традиций - но общее резюме оказалось таково: если надо, выдержит - но без небольшого ремонта потом не обойдётся.
   - Тебе б матерные поэмы писать, Переборка, - тощий хиппи уже проверил и раздал всем противоперегрузочные костюмы - бережёного, как известно, и чёрт уважает.
   - Угу, и профессора литературы потом дружно и всем скопом повесятся с тоски, - людей уже потихоньку начинала колотить лёгонькая дрожь.
   И вот, когда расчётное время до скачка обратно в гипер удалось подготовить и сократить до двадцати девяти секунд, капитан последний раз словно в сомнениях обвёл взглядом пульт. А затем из-под знаменитой на пол-галактики бороды появился и главный ключ на хромоникелевой цепочке...
  
   - Какой же он древний... - в глазах Переборки восторг откровенно смешивался не только со светом невероятно далёких звёзд, но и с недоверием.
   В самом деле, обнаруженный корабль оказался древнего класса Фрегат. И хотя он не обладал гипердвигателями - но факт оказывался фактом: он смирнёхонько висел себе в пространстве, равнодушно поблёскивая изъязвлёнными кое-где боками, и во всю мощь орал ХЕЛП на всех частотах. А факты, как известно, вещь упрямая: никаким образом эта уродливая громадина на химическом топливе не могла преодолеть чёрт знает сколько сотен световых лет и оказаться здесь - но она здесь оказалась, да ещё и в сравнительно приемлемом состоянии.
   Сидящий за пультом крохотного челнока Хэнк чуть довернул курсовой рычаг, чтобы приближающийся корабль не уползал в сторону от направления, и тихонько вздохнул. Мало того, что одноместная скорлупка оказалась тесной даже для одного него, однако неумолимый шкипер ещё и приказал Переборке сопровождать Малыша.
   И вот теперь макушку Хэнка периодически лоскотало дыхание Переборки, а к спине жарко и тесно прижималась она сама, отчего пилот маленькой шлюпки чувствовал себя в слишком уж... гм, приподнятом настроении.
   - Малыш, что там? - донёсся сбоку из динамиков чуть силый от волнения голос капитана.
   - Обшивка довольно сильно побита метеорами, однако не насквозь, - сообщил Хэнк, которому приблизившийся корабль загородил уже половину обзора - радары пришлось отрубить и идти на ручнике.
   - Шкипер, мы к их шлюзу не пристыкуемся, - затараторила Переборка, отчего ёжик волос на макушке Хэнка зашевелился с удвоенной силой и частотой. - А если б там был хоть один живой, они просто обязаны были заметить нас.
   Слава богу, что на Слейпнире отключили рацию - техника могла бы не выдержать витиеватой ругани капитана Эрика. Но связь не включали и в шлюпке - одевать скафандр в условиях крайне стеснённого пространства, да ещё и чуть ли не в обнимку со вспотевшей от жары девицей, это занятие крайне матерное.
   В черноте пространства совсем рядом равнодушно и неподвижно висел мёртвый крейсер древних землян. Мёртвый, это было понятно уже каждому. Однако, по параграфам межзвёздного уложения, нашедшие первыми подающий сигнал бедствия корабль всё равно обязаны были осмотреть его. Забрать бортовой журнал и записи регистрации, установить причины, взять образцы - и прочая, прочая...
   - Бортовой номер N-173... последнюю цифру не разберу, - Хэнк покосился на крохотный экранчик, спроецированный на внутреннюю поверхность шлема - ведётся ли съёмка и запись с наплечной камеры.
   Всё оказалось в порядке - на изображении изборождённая морщинами и вмятинами поверхность корабельной брони виднелась ярко и как бы не лучше, чем глазами. И Хэнк не без некоторого внутреннего трепета коснулся древнего металла затянутой в перчатку рукой.
   - Не голоизображение и не мираж... - проворчал он, хотя от попыток устроить такие шутки в вакууме отказались даже вояки.
   Сзади неслышно из-за вакуума сопела и ворочалась Переборка. Нагруженная ранцем и коробкой с аппаратурой, тощая девица ёрзала, словно её терзали сомнения... а может, просто боялась.
   - Пытаюсь разблокировать вакуум-шлюз, - деловито сообщил Хэнк, хотя на практике это означало грубый метод кувалды и чьей-то матери... вернее, плазменного резака и рычага.
   Преграда оказалась из какого-то лёгкого сплава, и почти невидимое пламя резало её как масло. Уже изнутри Хэнк выглянул в неровно проделанную дыру.
   - Вы неплохо смотритесь на фоне Млечного Пути, - весело сообщил он на борт приветливо моргнувшего лазерной подсветкой Слейпнира.
   В ответ, естественно, донеслись разудалые матюги и весёлые проклятия. В общем, отставить болтовню и работать по инструкции.
   "Не учи папу трахаться!" - Хэнк мысленно послал шкипера по известному адресу - уж правила работы в такой вот ситуации он знал как бы не получше самого капитана.
   - Воздух на борту отсутствует, - проворчал он, и равнодушное моргание индикатора рекордера бесстрастно подтвердило, что записана будет каждая мелочь - ведь толстый корпус мёртвого крейсера напрочь отшиб радиосвязь.
   Внутри оказалось практически чисто, но что самое интересное - ни малейших следов экипажа или его пребывания. Равно как и записей бортового журнала в командной и ходовой рубках - уж устройство этой модели крейсера каждый мальчишка знает назубок после бередившего умы не одного поколения молодёжи стереофильма "Гончие псы из созвездия Гончих Псов".
   Каюты экипажа тоже оказались стерильно чисты - не плавали в невесомости вещи или обломки, не скалились из проёмов высохшие мумии, и даже никакой мертвец не выскочил из огромной как ангар кают-компании, чтобы цапнуть Переборку за её тощую задницу.
   - Впечатление такое, будто новенький крейсер взяли прямо с верфи и перенесли сюда. Переборка, ты сможешь поковыряться в движках и сказать, сколько они прошли?
   Переборка крутнулась в полутьме, пытаясь к чему-то присмотреться, а затем чертыхнулась.
   - На поручнях в коридоре нет даже намёков на потёртости - крейсер новенький, просто с иголочки. А движки... нет, лучше снять плунжеры с топливного насоса и осмотреть, сколько же он прокачал.
   Хэнк демонстративно показал девице большой палец в древнем жесте одобрения, и потихоньку потянул своё чуть непослушное и неуклюжее в скафандре тело в сторону миделя - именно там находились у этого крейсера машинные палубы. И пока Переборка ковырялась в недрах некоего блестящего механизма в хитросплетениях кабелей и укутанных теплоизоляцией трубопроводов, парень равномерно осматривал всё машинное отделение, помогая себе лучом ксенонового минипрожектора.
   - Ну не может быть, чтобы совсем не было за что зацепиться, - проворчал он. - Ведь ерунда какая-то выходит.
   - Ерунда не ерунда, а я могу тебе сразу подтвердить, что нагнетатель отработал всего ничего, - наконец Переборка неуклюже в своём скафандре вылезла из недр безбожно разоряемого ею механизма, и продемонстрировала Хэнку цилиндр литого сапфира, блеснувший в свете прожектора феерическим неземным сиянием. - Целочка, в общем.
   Хэнк поймал лениво отлетающий в сторону и кувыркающийся гаечный ключ, чтобы водворить его на предписанное инструкцией и здравым смыслом место. То есть, в ящик с инструментами, который на время перекочевал к нему...
   Вселенная на миг вздрогнула и сжалась в слепом ужасе. Замерла притаившимся в норке перепуганным мышонком, чтобы тут же словно сойти с ума.
   - Что... - ещё пискнула Переборка, прежде чем Хэнк отработанным до автоматизма движением оторвал её от какой-то стойки и швырнул в щель между массивными кожухами буферных кулеров, а затем накрыл сверху своим телом. Ах да, как раз из этого укрытия великолепный в своей ярости агент Джеймс Бонд отстреливался из бластера Walter-turbo от толпы осатаневших членистоногих баггеров... сознание отчего-то позеленело и медленно померкло - э, да суждено ли ему когда-нибудь проясниться вновь?
  
   Всё же, прояснилось - и первое, что вползло в осознание Хэнком себя живым, был тихий плач Переборки. Она хлюпала носом, кашляла и давилась соплями, однако вновь и вновь принималась за своё.
   - Ох... - воздух никак не хотел попадать в лёгкие, но всё же Хэнк пересилил его тугую неподатливость и кое-как протолкнул по назначению.
   Боже, до чего же хреново - как в то мутное утро, когда с вечера трое получивших увольнение курсантов-третьекурсников решили отведать неразбавленного спирта. Всё тело ломило и трясло какой-то рябой и пятнистой дрожью, а в том месте, которым порядочные люди обычно воспринимают изображение с сетчатки глаз, порхал и задорно бухал в череп мутно-зелёный мотылёк. Сухость на языке пополам с ощущением, будто во рту отметились сразу оба кота Звёздной Академии, всё же позволяли надеяться, что вульгарное похмелье удастся со временем преодолеть...
   Глаза всё-таки удалось открыть - и за этот подвиг, сравнимый с преодолением Глебом Горбовски границы Солнечной системы, Хэнк мысленно поставил себе зачёт.
   Рожица Переборки мало того что оказалась заплаканной, но и светилась во мраке подобно кошмарному привидению, обожравшемуся радиоактивных изотопов.
   - Ох, ты живой... - тихо обрадовалась девица, и в довершение ко всем сугубо неприятным ощущениям Хэнка начала ворочаться и извиваться всем телом. - Да убери ж ты фонарь, придурок...
   В самом деле, плечевой прожектор Хэнка упёрся девице прямо в забрало шлема и светил так, будто ту допрашивали на предмет, кто же упёр ядрёну бомбу. И мало-помалу приходящий в себя парень таки сумел пошевелиться и даже храбро попытался двинуть рукой.
   К его немалому удивлению, это ему всё-таки удалось. Хотя руки-ноги и почти не ощущались, но беглый осмотр индикаторов внутри шлема подтвердил, что по крайней мере физически человек не пострадал. А коль скоро его не прижимала безжалостно сила тяжести, то через некоторое время оба медленно воспарили над рядами механизмов мёртвого крейсера. Словно призрак отца Вия над кладбищем датских принцев...
   - Что это было? - Переборка ничуть не подумала отцепляться от парня, лишь сместилась, чтобы её не слепил свет - ну и, конечно продолжала трястись от страха и исправно разводить сырость.
   - Не знаю, - хмуро отозвался Хэнк. Он не стал добавлять "но очень надеюсь, что нашим оно не повредило" - одна только мысль, что Слейпнир и двое оставшихся на его борту людей могли пострадать, грела весьма мало.
   В голове потихоньку прояснялось - всё-таки насильно впрыснутая в тело доза стимуляторов дело своё сделала.
   - Ты как? К выходу добраться сможешь? - как можно более спокойно и внушительно поинтересовался он. Не столько потому, что перед глазами упрямо мельтешила исполинская бабочка, то и дело заслоняющая взор мутными крыльями забытья, а чтобы отвлечь Переборку от столь любимого слабым полом занятия.
   Прозвучало всё равно как-то слабо и даже болезненно - однако Переборка заверила, что по ней будто хоть и стукнул штамповочный пресс, но вообще-то терпимо.
   - Веди меня потихоньку к люку, у меня какие-то глюки перед глазами, - Хэнк прислонил забрало шлема к её и продолжил. - Рацию отключи, даже маячок. У обоих. Разговариваем только так.
   - Зачем? - поинтересовалась неугомонная Переборка ещё дрожащим голосом. Однако, получив столь ясные и недвусмысленные инструкции к действию, всё-таки отвлеклась от своих страхов и горестей да принялась кое-как орудовать - а потом Хэнк почувствовал, как его мягко увлекло куда-то.
   - Энергию надо экономить, - в самом же деле, не говорить ей правду? Правду, которая может и убить...
   Как Хэнк добрался до им же самим вырезанной дыры в створке шлюза, он попросту не помнил. Наверное, пролить свет на это могла бы Переборка - но той и самой приходилось несладко. Наверное, присущая лишь человеку привычка упрямо цепляться за жизнь и ползти в тщетной надежде ещё хоть немного отсрочить неминуемый победный смех безносой, наверное именно это и позволило двум неуклюжим фигурам в скафандре оказаться в конце концов на нужном месте в боку замершего навсегда мёртвого корабля.
   - Осторожно выгляни в люк и осмотрись. Потом доложишь, - мягкая упругость женского тела куда-то на время отодвинулась.
   Потом вернулась и стукнула в шлем забралом.
   - С виду всё нормально. Наша шлюпка на месте, Слейпнир висит там же и светит прожекторами, - некоторое время Хэнк обдумывал это сообщение, но потом всё же решил, что пользоваться связью не стоит.
   - Направляй меня к шлюпке, и внутрь, - губы пересохли, а язык еле ворочался.
   Впрочем, хотя Хэнк и прикрыл девицу своим телом и немного защитил от... не будем забегать вперёд - но ей наверняка приходилось ненамногим лучше. С другой стороны, парень где-то слыхал, что жилистые с виду особы, худые как глиста, как раз лучше всего и переносят всякие передряги.
   В шлюпке оказалось, что сдохла добрая половина бортовой электроники - однако, нечто подобное уже укрепившийся в своих подозрениях Хэнк и предполагал. Он кое-как занял место в кресле пилота, усадил на колени Переборку, и положил свои ладони поверх её на пульт управления. Конечно, звучит-то это просто, да только в стесняющих движения скафандрах осуществить на практике оказалось куда как труднее.
   - А теперь давай, Переборка - ты смотришь и сообщаешь, а я потихоньку рулю.
   Бабочка перед глазами всё реже приоткрывала бархатные крылышки забытья - похоже, портативная кибер-аптечка скафандра попросту не могла справиться с недугом хозяина.
   - Я не смогу, - вздохнула девица и вздрогнула от еле сдерживаемых рыданий.
   Если бы Хэнк мог, он отругал бы девчонку в таких выражениях, так оттаскал бы на матюгах... однако он прошептал совсем, совсем иное.
   - Если мы выберемся, я буду любить тебя каждый день и каждую ночь. Подарю тебе весь жар своего тела и души, сделаю счастливейшей женщиной во вселенной...
   И заливающаяся слезами Переборка злым от отчаяния голосом прорыдала:
   - Сволочь ты всё-таки, Сосновски - знаешь, чем купить... расстояние километра два... ещё левее на час... так, хватит... а почему не попросить помощи?
   - Думаешь, нашим там легче? Всё-таки у древнего крейсера броня куда толще. Может, уже и некому нам помочь.
   Девица постоянно выла сквозь зубы, ворочалась и хрипло ругалась, однако периодически выдавала поправки курса. Затем замерла на некоторое время, и Хэнк уже некстати подумал, что кто-то из них двоих всё-таки помер. Однако тут Переборка деревянным и каким-то чужим голосом выдохнула:
   - Метров пятьдесят... - и Хэнк дёрнул на себя рычаг подачи топлива.
   Дьявол, ну откуда же глупышке знать, что давно уже пора потихоньку притормаживать? Шлюпку заметно повело куда-то в сторону и наверняка закрутило юлой, однако совместными действиями её кое-как удалось стабилизировать - и со второй попытки даже без особой тряски пришвартовать.
   - Гравитацию на борту, сбрось до четверти, - и Хэнк снова остался один в кажущейся обманчиво-уютной тесноте шлюпки.
   Если он верно оценил свои силы, при четверти силы искусственной гравитации на борту Слейпнира им обоим всё-таки удастся доползти до медотсека - а тамошний кибер не сможет поднять на ноги разве что покойника. Да и то, постарается на совесть...
   Как же хорошо откинуть забрало и всей едва подчиняющейся грудью вместо резкой химической свежести воздуха из скафандра вдохнуть тёплый и знакомый запах родного корабля! Дом, милый дом - да, не сразу понимаешь истинный смысл иных слов... Хэнк обнаружил, что упёрся во что-то упругое.
   На ощупь это оказалась Переборка, которая силилась приподняться, чтоб достать ладонью до сенсора у двери. Вот она поворочалась, со стоном куда-то делась, чтобы почти сразу мягко рухнуть сверху. Однако тут же раздался щелчок и жужжание отъезжающей створки, и немного отдохнувший Хэнк нашёл в себе силы не только перевалить через высокую закраину, но и втащить туда же зашедшуюся в кашле девицу.
   - Включай и залезай... - однако, когда после некоторых трепыханий Переборка севшим голосом заявила, что у кибера мозги отшибло напрочь, тихо вздохнул.
   Что ж, ожидаемо...
   - Давай аварийный комплект - с тремя красными полосами.
   Вообще-то, медикаменты из тревожного чемоданчика были повсеместно и напрочь запрещены - уж слишком резво заключённые в них энзимы сжигали ресурсы организма. На них неодобрительно косились все, кроме военных медиков из засекреченных лабораторий. Даже если у тебя не осталось половины внутренних органов и крови, после вкалывания дозы этих чудовищных стимуляторов ты играючись мог бы побить любые рекорды... а потом если не подохнуть, то навсегда обратиться в калеку. Однако, похоже, пришёл как раз тот самый, распоследний случай.
   - Вколи мне одну красную ампулку и две зелёных, в основание шеи, - сил вылезти из скафандра Хэнк в себе решительно не находил. - И не бойся - представь, что движки на форсаж выводишь.
   Возле ключицы что-то завозилось, трижды тупо и болезненно ткнуло. Парень некоторое время полежал, чувствуя как по жилам словно разбегается огненная волна. И когда в тело вернулась стократно умноженная сила и подвижность, захохотал. Страшная штука эти био-синергетики - и забавная в то же время! А затем Хэнк решительно открыл глаза.
   Свет резанул по восприятию, как утренний сигнал на побудку. Всё вокруг виднелось неестественно ярким, чётким - и понятным. Хэнк встал, одной рукой небрежно забросил в ложе печально потухшего кибер-медика обмякшее тело Переборки, и без труда вынул из её судорожно стиснутой руки шприц-пистолет.
   - Сколько в тебе веса? - услышав, что пятьдесят пять, хрипло засмеялся. - Не такая уж ты и дохлятина... ладно, одну красную и одну зелёную... давай, очухивайся, я в рубку.
   И со скоростью да сноровкой, повергнувшими бы в зависть всех какие ни есть суперменов, Хэнк Сосновки припустил в ходовую рубку. Уж где и могли находиться не отзывающиеся по внутренней связи шкипер с бортинженером, то скорее всего там.
   Сказать, что он обрадовался, когда обнаружил, что оба валяющихся на полу тела хоть и обнаружились в коме, но всё-таки подавали признаки жизни - это значит не сказать ничего. Хэнк готов был своими руками протолкать Слейпнир чёрт знает сколько световых лет - настолько он оказался рад.
   - Ремроботы тоже сдохли? - он уложил на плечо появившейся Переборке Жака, а капитана, как гораздо более тяжёлого, потащил сам.
   В ответном ворчании словно не почувствовавшей тяжести и даже пританцовывающей на бегу девицы удалось разобрать, что не сдох только главный комп - он оказался настолько древним, что удар излучения его попросту не смог зацепить. Оптоэлектроника, видите ли - это вам не куда более шустрая и компактная позитронная техника. Слоны детской рогатки не боятся...
   - Так это вообще прекрасно! Значит так, подруга - отрубаем мозги кибер-медика, подключаем главный корабельный компьютер, и скармливаем ему запасной кристалл со всей этой медицинской трихомудией, - Хэнк уложил безвольное тело шкипера на медицинское ложе и зачем-то заглянул ему под веко.
   Девица, уже сгрузившая лохматого хиппи на второе место, тихо ужаснулась. Оказывается, ей надо полчаса, чтобы что-то там переключить в ходовой части - а то без управления жахнет так, что богам мало не покажется.
   - Стимуляторы нас столько не подпитают. Пятнадцать минут тебе, - бросил Хэнк вслед унёсшемуся урагану, который матерился смутно знакомым девичьим голосом и срывал с себя остатки сверхпрочного скафандра легко, словно марлю.
   Так... вот он, главный ввод - Хэнк легко, словно шею удаву, свернул толстый кабель в бронированной оболочке и потянул в сторону. Синхронизация и так стандартная, теперь сюда... воняющая горелым пластиком коробка кибер-мозга медробота улетела в угол, а в разъём парень осторожно, уговаривая себя действовать аккуратно и неторопливо, воткнул сигнальный кабель задумавшегося о чём-то главного бортового вычислителя.
   Бег с препятствиями через пол-корабля, и вот уже почти невесомый прозрачный кристалл, в котором оказывались заключены все (или почти все) достижения человеческой медицины, мягко щёлкнул в приёмном гнезде.
   - Не фурычит? - оказывается, Переборка справилась за двенадцать минут.
   Мокрая и дышащая словно загнанная девица деловито осмотрела развороченную каюту и удовлетворённо кивнула.
   - Стукни вот сюда. Легонько, вполсилы, - и Хэнк с чувством припечатал ладонью в бок бронированного голубого ящика со с детства знакомой и родной аббревиатурой IBM.
   - Ага, электроника любит кувалду! - в голосе Переборки послышалась чуть ли не нежность, когда она залезла обеими руками в зияющую рваными краями дыру и принялась там что-то шуровать.
   Оказывается, стимуляторы прочищали и мозги неплохо - Хэнк тоже что-то переключил под крышкой компьютера такое, что потом не мог не то что объяснить, но даже и вспомнить.
   И как результат, в медотсеке обнаружилось, что оба пациента уже окружены самой пристальной заботой и вниманием - манипуляторы, шприцы и лазерные скальпели деловито порхали над шкипером и Помелом с самой что ни на есть материнской заботой. В общем, изображали активную и весьма бурную деятельность.
   - Ну что, пошли умирать? У меня уже отходняк начинается, - Хэнк не без труда отбросил в сторону мысль ещё раз воспользоваться чудо-аптечкой. Больно коварная штука...
   - А-а, ни хрена не будет! - Переборка залихватски разломала в руках свой любимый гаечный ключ титан-ванадиевой стали, которым при желании запросто можно и голову размозжить - и теперь вертела в ладонях да рассматривала массивные половинки с неподдельным интересом естествоиспытателя.
   - Поясни, - потребовал Хэнк, которого уже начала бить дрожь.
   Он с трудом припомнил отчего-то кажущийся сейчас таким далёким обязательный в Академии курс первой помощи. Так... и атропин тоже, как бы ни не хотелось... он вколол себе в бедро, прямо сквозь пропотелую ткань комбеза, половину мутновато-белого содержимого шприца и пальцем показал Переборке - а поворотись-ка!
   Та кокетливо подставила кажущуюся сейчас невероятно притягательной и просто восхитительной попу - и Хэнк без зазрения совести вколол в неё жуткую, собственноручно составленную смесь. Аптечки скафандров неплохи, однако для лечения подобного просто не рассчитаны.
   - Поясни, - потребовал он, когда приплясывающая от избытка сил и настроения девица всерьёз вознамерилась пробежаться по стене... вернее, по переборке.
   Как ни странно, однако ей это удалось - всё-таки, теперешняя ловкость и невероятная координация при четверти силы тяжести это таки позволяют.
   - Чувствую просто - мы хватанули такую дозу излучения, что с той дрянью из тройной красной аптечки выходит вроде противофазы. Ну, как тебе объяснить... в общем, плюс на минус выходит ноль, - прощебетала она в лицо Хэнка, уже чувствующего расползающийся по телу мутный холодок усталости.
   А потом обняла сползающего вниз парня за шею - и её сейчас самые прекрасные и желанные в мире глаза приблизились. Вот они заполнили собой весь мир. И оттуда, откуда-то из-за края вселенной, донёсся лукавый девичий шепоток.
   - А ещё - кое-кто слишком джентльмен, чтобы нарушить своё обещание трахать меня день и ночь непрерывно...
  
  
   Глава третья. Приказано выжить
  
   В тускло освещённом и тесноватом коридоре мелькнула тень. Пьяно покачивающаяся фигура крепкого парня еле передвигала ноги, цеплялась за поручень у стены, однако упрямо двигалась к одной ей известной цели.
   Хэнк Сосновски по прозвищу Малыш, он же Ковбой, он же Викинг, прокладывал себе путь к медотсеку - и пусть все демоны разбегутся с дороги, трусливо поджав облезлые хвосты! Нет силы, способной остановить его или заставить свернуть с дороги...
   Лица обоих порученных кибер-медицине людей, по правде говоря, цветом мало отличались от покойников. Однако, показания бесстрастных приборов неопровержимо свидетельствовали - оба ещё живы. Мало того, Помело упрямо норовил открыть глаза и даже что-то шептал лопнувшими от внутреннего кровоизлияния синюшными губами.
   Наклонившись, Хэнк расслышал горячечный, больше похожий на бред сиплый голос.
   - Малыш, принеси мне... и дай дёрнуть...
   Хотя шкипер не одобрял на борту употребление хмельного и даже лёгонькой Жаковой травки, а сам Помело подтвердил, что покуривает только снаружи корабля и только во время остановок на планетах, всё же Хэнк не нашёл в себе сил отказать тому в очень даже может быть, что и последней просьбе.
   Дело оказалось дрянь - видимо, в главном компьютере всё же чего-то не хватало, чтобы поставить на ноги обоих людей. Или же вынести им окончательный, неутешительный диагноз. Универсал, однако не специалист.
   Удар композитного жёсткого излучения сам по себе особого вреда не причинил. Сгоревшая позитронная электроника то мелочь. А вот получившие столь жестокую встряску ядра клеток человеческого организма на миг сошли с ума - и сгенерировали хорошую порцию молекул клеточного яда. И сейчас, если бы не почти вовремя подоспевшая подмога в виде медицинского кибер-недоумка, люди бы уже разлагались, гнили заживо...
   Небольшая, плоская металлическая коробочка с сухо и приторно пахнущим табачком всё-таки нашлась в том подобии порядка, навести который хватило сил у насмотревшегося на подвиги Хэнка Помела. И хотя обратный путь в медотсек показался парню каким-то кошмаром, всё-таки он в конце концов свернул из листика папиросной бумаги неумело слепленную самокрутку. Вставил её в чуть раскрывшиеся навстречу изуродованные губы - и щёлкнул армейской зажигалкой.
   Миг-другой, в воздухе поплыл понемногу уносимый вентиляцией синеватый дым, а в глазах Помела зажёгся осмысленно-мечтательный огонёк. Он сейчас как-то странно постарел, и уже не выглядел как хиппи неопределённого возраста. Ах да, тридцать три - по меркам озабоченно всматривающегося в него парня, совсем старик...
   - Это был лёгкий крейсер леггеров? - и Хэнк хмуро кивнул в бледно-зеленоватое лицо с синюшными пятнами мешков под набрякшими глазами.
   Тот факт, что коварный рейдер поджидал их у подававшего сигнал бедствия корабля, а потом шарахнул по прибывшему оказать помощь гражданскому судну комбинированным лучом, оказывался настолько мерзким, что думать о дальнейшем даже не хотелось.
   - Врубили как медика главный комп? - и снова Хэнк медленно покивал. Уж тут как ни крути - а мощный компьютер только один. Либо поддерживай жизнь людей, либо возвращай обратно к управлению кораблём. Невесёленькая альтернатива, верно?
   - Как шкипер? - и вот здесь Хэнк только вздохнул и потупил голову, словно он был тут в чём-то виноват.
   Несколько секунд Помело мечтательно щурил заблестевшие глаза, а потом выдохнул сизой струйкой:
   - Та дрянь, которую мы везём, когда-то использовалась как топливо в прямоточных гипер-движках. Пусть Переборка подумает... и ещё, Малыш - оттрахай её за всех нас. Так, чтоб аж из ушей потекло...
   Обслюнявленный чинарик выпал из ослабевших дрожащих пальцев, а ухвативший его Хэнк отшатнулся от метнувшихся к закатившему глаза пациенту датчиков и манипуляторов озабоченно верещащего кибер-медика. Всё же, надо признать, Помело светлая голова. Вот он, шанс - хотя пахать тут ещё и пахать, чтобы он стал хотя бы призрачным...
  
   Сон тёк как-то на редкость мягко, уютно и ласково. Настолько, что Хэнк никак не хотел расставаться с ним - так и хотелось ещё, ещё немного задержать в себе это нежное ощущение прокравшегося сквозь листву тёплого и светлого солнечного луча. Пришлось для разнообразия хотя бы потрепать по голове мурчащего под боком котёнка... правда, им оказалась забравшаяся подмышку Переборка.
   Девица слабо сотрясалась всем напряжённым и вытянутым в струнку телом, однако прижималась к парню горячим пластырем и отчего-то хрипло рычала, вцепившись зубками в плечо Хэнка.
   - А ведь клялась, не приду, мол... - он ещё раз погладил мокрые от пота рыжие кудряшки.
   - И ты поверил женщине? - худышка зло засмеялась сквозь слёзы, на миг оставив терзать надёжное плечо парня. - Я не могу одна, Малыш... уже слышу голоса пустоты...
   Это было ой как худо - верный признак того, что крыша улетает стремительно, словно уносимый осенней бурей лист. И всё же, Переборка каким-то чудом ещё держалась.
   - Я сейчас не могу, - кое-как выдавил Хэнк фразу, которую не любит никакой уважающий себя мужчина.
   - Я знаю. Мне тоже хреново... Потому, позволь мне просто побыть рядом, - Переборка снова вздрогнула всем телом. Затрясла головой, словно отгоняя обсевших её демонов и гремлинов, а потом с придушенным воем снова вцепилась в плечо.
   Всё тело казалось состоящим словно из какого-то противно мутного и вязкого киселя - однако, с вечера Хэнк заставил себя и впавшую в мрачное оцепенение девицу сдать анализ крови, да скормил обе экспресс-тубы в гнездо анализатора. Долго ковырял непослушными пальцами, собирая по выданному рецепту чудовищный набор полигенов и антител. Да потом безжалостно всадил в обоих ещё хоть как-то передвигающихся людей получившуюся адскую смесь.
   А всё же, стоило признать, что отделались они, по сути, лёгким испугом. Уж шкиперу с Помелом не позавидуешь - те хватанули дозу по полной. Отчего вынырнувший из гиперпространства крейсер леггеров не саданул по жестяному грузовичку из главного калибра да не потренировал своих канониров на замершем навеки древнем корабле землян - Хэнк не стал даже и гадать. Нелюди, сволота, что тут можно ещё сказать...
   Как странно было ощущать неуверенное и всё же упрямое стучание двух сердец - в большом тонкостенном гробу, который плавал в межзвёздной пустоте. Там, где ничему живому вроде и быть не положено. Да и неживому, в общем-то, тоже. Но рядом подавала несомненные признаки жизни хрупкая на вид женщина, которая не совсем женщина - а где-то в медотсеке замерли на зыбкой грани между жизнью и ... двое товарищей.
   - Но чует моё сердце, мы всё же выкарабкаемся, - он даже нашёл в себе силы хрипло хохотнуть.
   Переборка, которая уже забралась головой на плечо и чуть ли не силой заставила парня обнять себя рукой да прижать к себе, снова вздрогнула со страшной силой. А потом ощутимо обмякла - и Хэнк почувствовал, как по ней потёк холодный пот.
   - Выходит, я всё же могу обходиться без самцов? - бледное и заплаканное лицо её взмыло с искусанного вовсе не от любовной страсти плеча. - Или это только рядом с тобой? Кто ты такой, Хэнк Сосновски?
   И острый кулачок её с неожиданной силой въехал под рёбра парня.
   - Человек. Мужчина, - подумав, сообщил тот.
   Как ни странно, девицу этот ответ устроил. Да и похоже, очередной приступ как-её-там-фобии на время миновал - она даже размазала по щекам слёзы и опёрлась подбородком на положенную поперёк широкой груди парня руку.
   - Рассказывай подробно, Малыш - что там придумал тот обкуренный Христосик.
   Сначала Хэнк удивился столь необычному прозвищу. А ведь, верно - и чертовски метко. Правду, выходит, говорили древние, что у женщин мозги хоть и вовсе не легонько набекрень, но иногда выдают такое, что нормальному человеку и в голову не придёт... и он шёпотом принялся рассказывать.
   Ладонь его поглаживала Переборку по плечам и намного ниже - однако не было в его прикосновениях ни капли грубой животной страсти, в которой так остро нуждалась и которую в то же время так жёстко ненавидела взбалмошная девица.
   - Переделать движки на прямоток и фугануть в них ядерный электролит не проблема, - Переборка задумчиво потёрла заострившийся нос. - Тут другое...
   В принципе, Хэнк и сам помнил из курса истории космонавтики, какими пагубными иной раз оказывались первые шаги человечества к далёким и уже почти доступным звёздам. Если нынешние гипер-приводы можно было сравнить с изящным проколом из точки А в точку Бэ, то тогдашние методы... парень едва не передёрнулся от омерзения. Грубое раздирание пространства напрямик мало того, что жрало топливо в астрономических количествах - но ещё и оставляло за собой длинную, десятилетиями не рассасывающуюся полосу из изодранного и перемешанного пространства-времени-вероятности. И попадать в постепенно расширяющийся подобно хвосту кометы след категорически не рекомендовалось ни кораблю, ни тем более целой планете.
   Иные районы прилегающего к Солнечной системе космоса и поныне закрыты для навигации...
   - Вот и реши для себя, Переборка - стоит ли спасение наших того, чтобы мы с тобой до конца жизни, сколько там у нас её осталось, маялись в тюряге или на рудниках.
   Девица посовалась, укладываясь поудобнее худышечным телом, и вздохнула.
   - Ты теперь капитан, Малыш - решай.
   Хэнк вздохнул и легонько чмокнул ту в ещё мокрый от слёз нос.
   - Я для себя уже всё решил - однако здесь такой случай, что нужно выслушать и твоё мнение.
   Переборка долго молчала, и лишь её прерывистое дыхание периодически холодило губы задумавшегося парня.
   - Если здесь действительно замешаны леггеры... мне страшно, Малыш. Нет, ты мужчина - и привилегию принимать решения у тебя никто не отнимет.
   Да, подобные слова стоят иных других - но куда интереснее было то, о чём девчонка умолчала, но что было прекрасно понято внимательно выслушавшим её Хэнком. Что ж, это действительно страшно - однако именно в этом и кроется наш крохотный шанс!
   - Хорошо. Я принимаю решение прорываться напрямую, грубо. Сколько тебе надо времени, чтобы переделать двигатели на прямоток? Желательно быстро... хотя я и не верю, что тот крейсер вернётся. Да вот только, в медотсеке расходные материалы не бесконечны.
   От одной только мысли, что совсем рядом лежат впавшие в кому товарищи, а ты не можешь им ничем помочь, хотелось взвыть по-волчьи да вцепиться всей зубастой пастью в чьё-нибудь горло. Однако Переборка облизнула так и не отведавшие сладости поцелуя губы и принялась прямо на широкой груди Хэнка чертить пальцем схему, поясняя не столько парню, сколько самой себе нужные действия.
   Шарообразные танки с ядерным электролитом оказались как раз напротив сердца. Ждущие адской смеси топливные насосы и реактор - где-то в районе печени. Переборка проводила линии, поясняя и прикидывая задумчивым шёпотом. Однако, до поры скрывающие в себе титаническую мощь двигатели обнаружились, как слишком поздно спохватился Хэнк, ниже пупка... то есть, весьма интересно ниже.
   - А двигатель таки работает... - с хихиканьем объявила Переборка. И глаза её шаловливо блеснули, когда ладонь потеребила... гм-м - ну, вы поняли. - Только, давай повременим? Если я действительно могу обходиться без этого - пусть даже только рядом с тобой - выходит, ты, Малыш, ещё и доктор! Жаропонижающее и транквиллизатор с андидепрессантом в одной упаковке...
   В общем, если отвлечься от чуть было не принявших совсем иное направление мыслей, работы предполагалось на пару суток - Переборке в основном в машинном отделении, а Хэнку снаружи печально замершего корабля - протянуть спаренную магистраль к грузовым танкам с жидкостью да подключить к тамошним клапанам. И на совесть укутать всё толстым слоем корабельной изоляции - температуру почти абсолютного нуля плохо переносит даже такая редкостная дрянь, как сверхтекучий ядерный электролит. Но в ручном режиме эта схема вроде должна работать...
   - А ночью я всё-таки буду здесь, - жёсткий как отвёртка палец Переборки ткнул в плечо Хэнка. - И ты поможешь мне бороться с моими демонами.
   Чудны дела твои, Господи! Как же иной раз прихотливо выгибаются взаимоотношения людей - но всё же Хэнку даже в голову не пришло отказаться. Коль надо подставить товарищу плечо не в переносном, а самом что ни на есть прямом смысле, тут даже и обсуждать нечего. А если и делать, что именно ничего в это время не делать - чёрт его знает, а вдруг Переборке именно такая терапия и нужна?
   - Хорошо. Отдыхаем ещё четверть часа. Прикинь пока, что и как тебе надо, а потом надо вставать. И вкалывать как проклятым...
   Первым делом после более чем сытного завтрака, который Хэнк кое-как проглотил сам и лишь под угрозой немедленного выбрасывания за борт впихнул в Переборку, они навестили медотсек. Пока парень менял позу неподвижных тел, чтобы не образовывалось пролежней, да обтирал их смоченной в спецрастворе губкой, девица устроила обоим пострадавшим принудительно-жидкое, а также внутривенное питание.
   - Да, без компа им и часа не протянуть - индикаторы балансируют на критической отметке.
   В ушах изрядно шумело, перед глазами иногда так и пробегала рябь, которую нестерпимо хотелось ухватить рукой да зашвырнуть куда-нибудь подальше - однако Хэнк уже и сам видел, что здоровьечко потихоньку идёт на поправку. Он даже сумел самостоятельно облачиться в скафандр и послать по известному адресу ни с того, ни с сего пожелавшую ему ни пуха Переборку.
   - Малыш - кораблю. Покидаю шлюз, расчётное время работ за бортом - два часа...
   В ответ, естественно, Переборка мрачно поинтересовалась из недр машинного отделения - какой же это паразит стибрил её разводной ключ с магнитной насадкой на два дюйма? Да так ловко упёр, что впору только подивиться. Ухмыляющийся Хэнк как раз и орудовал этим самым ключом у кормового технологического люка, однако озвучивать сей факт не спешил. Наоборот, самым проникновенным воркующим голосом прожжённого сердцееда он в качестве компенсации пообещал сделать с кое-кем нечто, не описанное ни в какой камасутра... впрочем, в кама-с-вечера тоже.
   - Вряд ли меня по этой части чем удивишь... - однако, голос потрошащей узел накачки реактора Переборки чуток потеплел - так, самую малость выше жидкого азота. Но, всё же, холоднее замороженной углекислоты.
   Хэнк на глазок прикинул длину переходника - и принялся плазменным резаком кромсать притащенную за собой на буксире связку труб. Работёнка не пыльная, да и немного привычная - пару раз курсанты Академии стажировались на строительстве в невесомости орбитальных комплексов, так что, основные навыки оказались не забыты.
   - А как насчёт... - и он лукаво шепнул кое-что, настолько не предназначенное для чужих ушей, что наверняка покраснели даже по определению бесчувственные приборы связи. Если не от стыда, то уж от зависти точно.
   - Злыдень, - только и сумела ответить вовсе не малость оттаявшая девица. - Хм-м, какая прелесть - у нас, оказывается, сердечники осцилляторов алмазные.
   В ответ на вопрос задумавшегося над креплением перепускного клапана Хэнка - хорошо это или плохо - Переборка звякнула обо что-то тестером. Парень почти увидел, как она в задумчивости знакомым жестом почёсывает нос, размазывая по нём если не копоть, то смазку. А потом проворчала что-то типа того, что такой реактор можно кормить хоть чем - ни поноса, ни несварения желудка у него от того не приключится. И стало быть, задуманная афера с подменой топлива где-то и как-то даже безопасна.
   - Станет реветь, смердеть и пердеть - но прямоточная тяга у нас будет что надо, Малыш! - уже чуть ли не около нуля по Цельсию заявила Переборка и азартно завизжала своим гайковёртом. - Конструкция получается диковинная, не хуже как в музее - но я не знаю чем чувствую, что работать таки будет.
   Хэнк сделал весьма умно, что смолчал и лишь ухмыльнулся своим мыслям - чем это девица чувствует подобные дела. Однако Переборка и сама сообразила, что тут к чему, и не мешкая обложила мужланом, пошляком и бесстыжим самцом.
   И в таких вот милых перебранках два часа пролетели как пять минут - только, ворочающий тонно-кубометрами металла Хэнк выложился до того, что Переборке пришлось тоже вылезти в шлюз да подтянуть парня к створу перецепленным на лебёдку страховочным тросиком.
   - Устал? - участливо спросила она, едва перевалив неповоротливого и одеревенелого парня через комингс люка в коридор.
   Блаженная улыбка растянувшегося наперекосяк Хэнка и его постепенно унимающееся дыхание сказали девице всё. И что универсальный скафандр куда менее удобен, чем специально приспособленный строительно-монтажный. И что размер едва подходил рослому и плечистому парню. И что два часа тяжёлой работы в невесомости даже слона отправили бы на больничную койку. И многое другое... однако Хэнк Сосновски всё-таки поднялся на ощутимо подрагивающие ноги - пусть даже опираясь одной рукой на коридорную переборку, а другой - на Переборку живую и тёплую...
   - Говнодавы сними, - буркнул он, когда после мимолётного звяканья переговорной системы створка двери в его каюту отъехала в сторону, а за нею обнаружилась Переборка собственной персоной. Ха, будто кто-то ещё мог шастать по стремительно утрачивающему с таким трудом наведённый порядок кораблю.
   Взгляд девицы эдак с сомнением скользнул вниз, пристально изучил тяжёлые ботинки, на которых и в самом деле обнаружились желтоватые потёки засохшей вакуумной смазки. Однако, она безропотно оставила тяжёлую и громоздкую, но чертовски надёжную обувь снаружи. Хотя неопределённо-серо-пятнистого цвета носочки вряд ли можно было назвать намного более чистыми, но без сил валяющийся на койке Хэнк не стал возводить принцип в абсолют и доводить его до абсурда.
   Лишь проследил слипающимися, но упрямо почему-то не желающими засыпать глазами, как Переборка невозмутимо растеряла по дороге все части своей одежды и привычно скользнула к нему под бок.
   - Спи... - голова её змеёй вынырнула из-под одеяла и хозяйски оккупировала своё уже мало-помалу становящееся законным место - на плече парня.
   И это было последнее, что уставший как тысяча межзвёздных чертей Хэнк помнил. Наверное, это и была та самая малость - чувствовать едва холодящее дыхание на своей щеке да воспринимать левым боком робкий перестук доверившегося тебе девичьего сердца - которой и не хватало, чтобы уснуть.
   И он уснул. Не слышал он, как жадно обнявшая его девица испуганно вздрогнула, когда опять её сознания вкрадчиво коснулись по-змеиному свистящие голоса Пустоты. Той самой пустоты, которая страшнее обещанного нам святошами Ада с его кострами да котлами с кипящей смолой. Какая мелочь, право... Переборка стиснула зубки на плече спящего и еле слышно застонала.
   Кто же ты такой, парень, если рядом с тобою не страшны даже демоны?
  
   В глазах постепенно просветлело. Среди мельтешащих зеленовато-розовых пятен обнаружилась зарёванная мордашка Переборки. Хэнк слабо дёрнул головой, пытаясь увернуться от очередной пощёчины - но зато теперь в ухо ввинтился язвительный голосок.
   - Ну что, оклемался, супермен долбаный?
   Как ни крути, а Хэнк облажался. Три часа работы в вакууме доконали его напрочь - поменять все тахионные модуляторы в форсажных камерах двигателей следовало за один раз. Движки хоть и не работали уже трое суток, но до сих пор были весьма и весьма горячими. Настолько горячими, что пришлось вырубить звуковой сигнал датчика проникающего излучения в скафандре - тот визжал как резаный.
   Оставалось полагаться только на пилюли от радиации, да на обещанную Переборкой полновесную стопку пшеничной. Но тем не менее, парень потерял сознание задолго до полпути обратно - и это несмотря на буксировку тросиком. А чего стоило Переборке втащить тело здорового парня в скафандре, да обвешанного приборами и инструментами... брр! Наверняка опять отрубала искусственную гравитацию, хотя шутки такие не рекомендовались весьма категорически.
   Как бы то ни было, дело сделано, и тестер девицы на пробную продувку дюз отозвался мельтешением жёлтых огоньков, задумчиво перетёкшим напоследок в несколько зелёных. Лететь в ручном режиме можем - а всё остальное, леди и джентльмены, суть субъективные ощущения и посторонних не касаются.
   Перед светлеющим постепенно взором появился край большого пластикового стакана, а в нос ударил столь восхитительный, полузабытый запах, что прищурившийся от предвкушения Хэнк мурлыкнул.
   - Говорят, от стронция хороша столичная... - и одним махом осушил граммов эдак сто пятьдесят. - А хорошо пошло, душевно так.
   Правда, закусывать студенисто-бесформенным желе из пайка это не то же самое, что присланными матушкой одного курсанта маринованными маслятами - и даже не невесть где раздобытыми пронырливым Ли-сином огурчиками. Но и в самом деле, Хэнк приободрился настолько, что броском руки изловил всполошившуюся девицу и ласково погладил её пониже спины.
   - Да не такая уж ты и Переборка, - удивительно, но та эдак пикантно запунцовела и поспешила перевести разговор на более безопасную тему. На предстартовую подготовку, например.
   Правда, отодвигаться или вырываться даже не подумала...
   И вот, вторые сутки за тонкой, окутавшей корабль шубой стасис-поля визжал и ныл от возмущения безжалостно раздираемый вакуум. Когда Хэнк смеха ради развернул назад один из датчиков и попытался хотя бы примерно подглядеть, что же за хрень остаётся за кормой - то датчик сковырнулся быстро и, что характерно, напрочь.
   - И вот такая ерундень - целый день, - задумчиво констатировал Хэнк.
   Он чуть подвинул рычажок синхронизации и тут же проворно заклинил его в нужном положении специально оструганной щепочкой. Вторые сутки Слейпнир словно оправдывал своё позаимствованное у легендарного шестиногого скакуна имя - нёсся по галактике так, что боги глубокого космоса от возмущения закатывали глаза. А мелочь послабее и вовсе валилась без чувств кверху лапками да с перепугу портила воздух. Или вакуум?
   Хэнк так замыслился над этим интересным вопросом, что едва не пропустил донёсшееся из недр двигательного отсека ворчание Переборки. Дескать, первобытный хлам, рухлядь - а без неё тут вообще всё пошло бы прахом.
   Идти на ручном режиме, подпитывая умоляющий если не об отдыхе, то о пощаде организм стимуляторами - удовольствие, доложу вам, ещё то. Однако, как втихомолку шепнула раскрасневшаяся от возбуждения Переборка, она давно мечтала попробовать движки на всю катушку. А тут нагрузка аж сто двадцать процентов... гоночные демоны от зависти просто рыдают.
   Правда, периодически девица объявлялась в ходовой рубке, сухо роняла сообщение, что в медотсеке она управилась - и прижималась к Хэнку всем телом, сотрясаясь от переполняющих её эмоций. Однако, глаза её оставались сухими, а кусалась в плечо лишь изредка.
   - Неужели я сумею? - она притащила не могущему отойти от пульта парню его кружку, напоила кофе.
   Затем отвернувшись подождала, пока Хэнк смущённо пожурчит в пластиковую бутыль, и утащила всё куда следует. А бессменный пилот и навигатор с проворством паука колдовал у пульта управления, краем глаза наблюдая тающую горку скрупулезно рассчитанных стимуляторов и витаминов. Ужас...
   - На мостик - Малышу, нужна пауза на четверть часа - лопнуло крепление инжекторной камеры.
   - Машинному отделению - добро, а я пока по-новой уравновешу датчики, - Хэнк протёр горящие и слезящиеся словно от пригоршни песка глаза, и со вздохом вернулся к пульту управления.
   Что ж, до конечного пункта полёта уже рукой подать. Сгорели в четырёх жадно алчущих ядерных топках почти шестьсот тонн охренительно дорогого электролита - но таки протолкали корабль через почти всё тёмное пространство, отделяющее спиральные рукава галактики друг от друга.
   Да уж, участники звёздной регаты Альтаир-Вега могут смело пошить себе детские слюнявчики и вовсю ими пользоваться - такие скорости и энергии им недоступны!
   - Готово, можно зарабатывать себе срок дальше, - мрачноватый юмор Переборки Хэнку не понравился.
   Да, за такое дело, как распушить ядерный хвост, вряд ли можно было надеяться обойтись всего лишь ториевыми рудниками. Как говорится, исключительная мера наказания... однако, и прежде времени каркать не стоит. Есть и по сему поводу кое-какие мыслишки, знаете ли.
   - Поехали! - и вновь, вновь взревела высвобождаемой мощью счетверённая ядерная глотка.
   Опять в реальном режиме времени раздиралось вероятностное пространство - и не гипер, но и не суб-уровень. Короче, не открывать ключом дверь к пресловутому пункту Бэ, а выворачивать её вместе с рамой...
   - Мостик - машинному отделению. Осталось недолго. Как там дела?
   Донёсшаяся в ответ ругань Переборки, отчаянно борющейся за сохранность и работоспособность техники, вселила в Хэнка некоторую уверенность. Если ругается, а не бросается под крылышко в поисках утешения и защиты - значит, дела ещё не так хреновы.
   - Переборочка, милая, выдай мне ещё пять процентов мощности - нас сносит в сторону, - и двигатели послушно с воя перешли уже на чёрт знает что.
   Дюзы светились так, что из задней полусферы их смело можно было принять за удирающую с перепугу сверхновую. Защитные экраны плавились и дымились - но сделаны они были в те ещё времена, а потому обладали просто-таки чудовищным запасом прочности. Из машинного отделения уже не просто попахивало горелым - отчётливо клубился чадный дымок под ругань и кашель орудующей в том аду Переборки. Да уж, предков стоило уважать. Летать на такой технике - одно только это было подвигом.
   - Переборка, сбрасывай мощность до ноль-две - разворачиваемся по изограве вокруг звезды. Я уже различаю сквозь помехи приводные маяки...
   Сама идея использовать для разворота поле тяготения звезды или планеты была не нова. К чему расходовать весьма дорогостоющую энергию, когда можно воспользоваться известными с глубокой древности законами всемирного тяготения? Правда, в распоряжении Хэнка не оказалось хоть мало-мальски толкового компьютера, чтобы рассчитать траекторию да поиграться вариантами.
   Но в самом-то деле - когда находящийся на открытой площадке баскетболист бросает в ветреную погоду мяч и таки забрасывает его в кольцо, он ведь не решает в голове эти чёртовы дифференциальные уравнения? Не вводит в матрицу всякие численные поправки и прочие зубодробительные коэффициенты? Он просто делает это.
   Вот и Хэнк Сосновски - он взял, и просто сделал...
   Наверное, дежурный офицер попавшегося по пути патрульного катера просто-таки охренел, когда из-за могучей короны полыхающей во всю ивановскую звезды прямо на него вымахнул несущийся как бешеный космический тягач - а в остающемся за ним следе творилось такое, что хоть святых выноси. Во всяком случае, история о том скромно умалчивает. Зато по сохранившимся в суперзасекреченных архивах отрывочным записям можно попытаться хотя бы отчасти восстановить ситуацию.
   Хэнк ударом ладони врубил во всю мощь сигнал SOS, едва приметил на экране дальнего обзора лениво валандающийся по звёздной системе патруль.
   - Эй, лежебоки, офицера службы безопасности мне, да закрытый канал, - со злым азартом выдохнул он в чуть перекошенное сеточкой помех бледное лицо дежурного.
   Тот подавился возмущённым вопросом - настолько не укладывалось в его сознании появление так засирающего пространство гражданского кораблика. Наверное, потому и повиновался огорошенно-быстро да беспрекословно.
   - На борту есть тяжело раненые. Главный комп подключен вместо медицинского, потому прём в ручном режиме. Медиков ко мне на борт, и лично проследите, чтобы там не было лишних и болтунов, - Хэнк потёр усталое лицо. Одной рукой - другая обняла смирно посапывающую на плече закопчённую Переборку, которая почти приползла от своих машин и теперь добудиться её не было никакой возможности.
   - А теперь главное. Имею на борту сведения чрезвычайной - повторяю, чрезвычайной важности. Организуйте мне прикрытие... ну, бригаду ударных крейсеров или парочку линкоров. А пока дайте канал к лет-капитану Жаклин Дюваль из Звёздной Академии.
   Помятый спосонья безопасник попробовал было задавать провокационные вопросы или хотя бы уговорить выключить двигатели. Однако Хэнк ответил уклончиво - то есть послал того в и на.
   - Если вы обеспечите мне закрытый канал с мадмуазель Жаклин - это станет хорошим толчком для вашей дальнейшей карьеры...
   Хэнк так и не мог потом вспомнить, сколько чертовски тяжёлых минут прошло, пока экран вновь прояснился, и на нём объявилась озабоченная и милая даже в таком виде мордашка лет-капитанши. Она слушала сосредоточенно, и только неплохо знавший свою бывшую преподавательницу парень догадывался, какая же мыслительная работа ведётся сейчас там, за этими знакомыми глазами.
   - Послушай, Хэнк, это немыслимо - подбивать гражданские суда, выполняющие спасательные работы по сигналу бедствия? Это запрещено международным кодексом, и приравнено к военным преступлениям. Нет-нет...
   В ответ Хэнк продемонстрировал пластиковый пакет с несколькими кристаллами памяти. Из обоих скафандров, со шлюпки - равно как и из систем наблюдения самого Слейпнира.
   - У меня чертовски веские и убедительные доводы. Пойми, Жаклин - ведь войну с леггерами мы потихоньку проигрываем - уж слишком они опережают нас в техническом развитии. А тут есть шанс... нет, не объявлять во всеуслышание. Но втихаря переговорить с руководством мерзавцев да выторговать если не мир, то хотя бы передышку.
   Парень вздохнул и потёр ноющий висок. Боги, как же хочется упасть прямо здесь - и спать, спать, спать...
   - Потому я так спешил дать человечеству этот шанс, что решился даже засрать пол-галактики прямоточным выхлопом.
   Глаза лет-капитанши на миг расширились в изумлении - она поняла.
   - Держись, я помчалась нажимать на все кнопки. Главное - держись, Малыш...
  
  
   Глава четвёртая, неофициальная
  
   Да, леггеры всё-таки чертовски красивы по человеческим меркам. Почти неотличимых от гуманоидов очертаний, они обладали чуть более длинными ногами - а потому любой из них ко всему прочему выглядел стройным, подтянутым легкоатлетом. Потому-то и укрепилось название ногастые (leg) - леггеры.
   Поначалу восторженные люди чуть не объявили встреченную в космосе расу легендарными эльфами - у леггеров и в самом деле обнаружились чуть заострённые кверху кончики ушей, равно как среди цвета их волос в основном преобладали светлые тона. Однако леггеры весьма быстро показали свою неуступчивость в политических и принципиальных вопросах. А потому и естественно, что едва успевшее что-то понять человечество весьма быстро оказалось с расой леггеров и их союзниками в самых неприглядных отношениях.
   Война, дамы и господа... древнее как мир, но от того не менее мерзкое занятие.
   А всё же, они чертовски красивы... чрезвычайный и полномочный посол вошёл в предназначенную для переговоров каюту как дуновение весны - упомрачительной летящей походкой.
   - Здравствуйте, дамы и господа. Прошу прощения за задержку - медицина придралась из-за какой-то прививки, - весьма музыкальный голос тоже так и заставлял забывать о прилагающемся в комплекте незаурядному интеллекту и едва прикрытому холодку в голосе.
   Леди N и сэр Б, представляющие здесь и сегодня Земную Федерацию, не стали разводить церемоний и объявлять протест. Всё-таки, неофициальная встреча на нейтральной территории, именно и предназначенная, чтобы скрыть от всех остальных подробности неслыханного происшествия, позволяет кое-в чём свободу действий.
   - Медицине возражать трудно, - леди N, баронесса и член правительства одной из не самых слабых планет, дипломатично улыбнулась и предложила забыть об этой досадной мелочи.
   Со здравым смыслом, к тому же объявленным устами женщины, спорить никто не стал. А потому все четверо - посол леггеров, двое землян и арктурианский кронпринц, своим присутствием подтверждавший неприкосновенность и прочие гарантии - сели вокруг нарочито круглого стола полированного орехового дерева.
   Посол обвёл присутствующих непроницаемым взглядом чертовски нечеловеческих зелёных глаз. А следом его голос осведомился великолепным баритоном:
   - Прежде чем я оглашу полуофициальное послание своего августейшего монарха, я хотел бы задать представителям расы людей один вопрос. Отчего вы решили не оглашать инцидент, и даже действовать не обычными дипломатическими путями?
   Что ж... конечно, чертовски заманчиво выглядел вариант объявить о преступлении во всеуслышание да разослать представителям всех галактических рас доказательства. Да, от леггеров отвернулись бы даже самые преданные союзники - если крейсер королевского флота проделывает настолько неслыханные мерзости, с леггерами церемониться не стали бы.
   Да, поднялась бы кровавая мясорубка неслыханных размеров - уж если дело пошло на принцип, то полностью опорочившую себя цивилизацию просто стёрли бы из истории... вместе с самой расой леггеров.
   Только, кому от того станет лучше?
   - Мы предпочитаем мир, - сэр Б хоть и отслужил своё в звёздной пехоте, умел выражать умные мысли чётко и лаконично.
   Посол леггеров чуть склонил белобрысую голову с безукоризненным, на строгий земной манер пробором. И лишь потом поднял глаза.
   - Что ж, это делает вашей расе честь.
   Он медленно и чуть ли не торжественно вынул из принесённой с собой папки несколько вполне старинного вида листов. Некоторое время молча и внимательно просматривал их, словно видел впервые, а затем легонько кивнул.
   - Я уполномочен заявить следующее. По пунктам...
   Да, руководство и сидящий чёрт знает где на троне король леггеров признаёт факт, что принадлежавший королевскому флоту его Величества крейсер ... запятнал себя военным преступлением.
   Сам корабль не объявился ни на одной из баз или пунктов боепитания, связи с ним нет, потому подробности и причины сего неслыханного злодеяния пока неизвестны.
   - Чтобы это всё не выглядело бюрократическими увиливаниями или дипломатической отпиской... - а дальше последовало неслыханное.
   - В одностороннем порядке объявляем о прекращении наступательных действий и высылаем делегацию, уполномоченную начать переговоры о приостановлении боевых действий, а там... - посол обвёл внимательным взглядом затаивших дыхание слушателей. - И о мире.
   - Крейсер ... навеки исключён из списков Королевского флота, объявлен пиратским - и цивилизация леггеров заранее поддерживает любые меры, направленные на его обнаружение, захват или уничтожение, в зависимости от обстоятельств.
   И так далее, и тому подобное - в общем, это была если не капитуляция по всем пунктам, как предполагал в своё время затерявшийся где-то Хэнк Сосновски, то очень и очень достойное предложение, за которое человечеству следовало ухватиться руками-ногами, зубами, да ещё и страховочным поясом прицепиться.
   - И ещё одно, последнее - не входящее даже в неофициальный протокол, - посол не спеша раздал присутствующим три листа бумаги с текстом.
   Он в почти человеческом жесте сцепил ладони - за исключением того, что леггеры делали это кончиками пальцев внутрь - и на миг призадумался. На лицо его набежала то ли тень, то ли что-то ещё очень человеческое. Хотя почти наверняка, за возможность проникнуть сейчас в его думы продали бы душу самые матёрые разведчики и генштабисты. Однако, посол то ли отрицательно, то ли осуждающе качнул чему-то головой, и его породистое лицо вновь обратилось в маску.
   - Не стану скрывать - когда наши эксперты подтвердили подлинность представленных данных и побывали на оцепленном охранением месте происшествия, на высшее руководство и его величество это произвело просто-таки шоковое впечатление. Такое пятно на репутацию... ведь крейсером, запятнавшим позором всю расу, командовал один из хоть и младших, но членов королевской семьи.
   Хотя разведка фосмофлота нечто подобное и предполагала, и даже глухо намекала - однако на троих присутствующих слова посла произвели наверное, примерно такое же шоковое, как и им самим описанное впечатление. Сэр Б деревянным голосом даже предложил объявить перерыв для неких консультаций. Однако, леди N не зря в своё время вела железной рукой парламент немаленькой звёздной колонии. Её голос плавно перетёк от колоратурного сопрано к бархатисто-располагающим ноткам.
   - Господа, мы сегодня на одной стороне. Стоит ли упускать редчайший шанс поговорить по душам?
   - Устами леди глаголет истина, - одобрил доселе внимательно молчавший арктурианский кронпринц. Он поднял со столешницы лежавшую перед ним небольшую коробочку, успокоительным зелёным морганием свидетельствовавшую, что средства против подслушивания применены самые серьёзные, и положил точно посередине. - Лично я просто прибыл сюда отобедать.
   Опомнившийся сэр Б усмехнулся и проворчал, что сегодня вечером они с леди N идут на концерт известнейшей в этом созвездии оперной певицы... впрочем, последним обстоятельством заинтересовался и посол эльфов... тьфу, леггеров!
   - Что ж, - в знак высшей неофициальности его высочество кронпринц лично подошёл к двери и распорядился насчёт напитков и лёгкой закуски. - Я, как член нашей королевской семьи, вполне понимаю нелепость и трагичность произошедшего. Однако, дамы и господа, жизнь продолжается! Нужно жить и дальше.
   Посол кивнул, и даже это у него получилось элегантно и как-то по-спортивному красиво. Он даже изобразил кончиками губ строго отмеренную улыбку, когда леди N предложила тост... ну, для начала за мир.
   - Неплохое начало, - шампанское, стоившее более тысячи кредиток за бутыль, оказалось послу весьма по вкусу.
   Последовавшие за тем обсуждения, более похожие на осторожные, прощупывающие уколы опытных фехтовальщиков, вряд ли представляли интерес для кого-либо кроме высшего руководства обеих цивилизаций - потому самое для нас интересное оказалось в конце.
   - И ещё - я передаю посланникам человечества личную просьбу одного из членов королевской семьи. Те четверо пострадавших... наша медицина всё-таки получше вашей. Скажем так, прибыть для прохождения курса лечения - ну, а о чём её высочество станет лично беседовать с людьми, я даже предполагать не берусь. Ну, и компенсации им за финансовые и моральные убытки - за нашей стороной, разумеется.
   В качестве же гарантий и прочего - четверо высокопоставленных леггеров добровольно (!) побудут у людей... скажем так, хорошо охраняемыми гостями. Ознакомиться с культурными и историческими достижениями, завязать контакты на личном уровне помимо чисто дипломатических, и всё такое.
   Что ж, предложение выглядело вполне достойным. Тем более, что посол после некоторой заминки добавил, что среди четверых гостей землян будет и его дочь...
   - Слушайте, а зачем мы воюем? - с непонятной улыбкой поинтересовалась леди N у посла, поигрывая хрустальным бокалом в холёной руке.
   Затем женщина с присущей только им хозяйственной хваткой предложила следующее. Ваши технологии - наши ресурсы и умение драться. Слить воедино финансы и экономику, чтобы война между обеими расами стала попросту невозможной. Вроде как между левой и правой рукой - тут посол заинтересованно глянул на свои ладони, чистящие персик.
   - Заманчиво, - он улыбнулся. - А знаете - после заключения мира приезжайте к нам, дамы и господа. Думаю, этот вопрос таки стоит обсудить лично с его величеством и парой-тройкой министров. Официальное приглашение гарантирую...
   А уже поздно ночью, на борту лёгкого эсминца, леди N снисходительно посмотрела на пытавшегося увещевать её сэра Б.
   - Вы, мужчины, слишком трусливы в своих желаниях. Всё прячетесь за долгом, гордостью, дурацкой честью. Нам же порой разрешено то, что для вас попросту невозможно. Если нам удастся всё это... что ж, тогда выходит - не напрасно я прожила свою жизнь.
   И то были последние слова, произнесённые перед сном смертельно уставшей баронессой, глядящей в стремительно летящие навстречу яркие и колючие созвездия.
  
   Лет-майор Мазератти надолго запомнил тот вечер в баре какого-то захолустного космопорта. Взвод третьекурсников лётного училища, который он курировал и сопровождал, ожидал посадки на уже дважды объявленный задерживающимся лайнер - однако майор не роптал. Цедил потихоньку вполне недурственное пиво, да поглядывал на девчат или варнакающую что-то на своём змеином языке туристическую группу сирианских рептилоидов в дальнем уголке.
   Конечно, пассажирские корабли хоть и достаточно были защищены от всяких передряг, однако ввиду отсутствия толстой боевой брони такая досадная мелочь, как пронёсшийся где-то там корпускулярный поток, послала к чертям все графики и расписания.
   Вот и сидел он в баре, наливался недорогим здесь пивом да поглядывал иногда на своих воспитанников, оккупировавших половину залы да все четыре имеющихся здесь игровые лет-кабинки старфайтеров. Так, наверное, и прошёл бы тот вечер в скромных удовольствиях и не запомнился бы лет-майору ничем таким особенным - да на свою беду, обратил он внимание на рослого детину за крайним столиком, который тоже хлестал пиво да сопровождал разгорающиеся в кабинках бои истребителей язвительными комментариями.
   - Инвалиды, а не летуны, - лохматый белобрысый здоровяк, больше похожий на сбежавшего со съёмок голофильма викинга, махнул огорчённо рукой и отвернулся от тренажёров. - Понятно теперь, почему леггеры вас бьют, как хотят...
   Воцарилась такая тишина, что похолодевшему лет-майору на миг почудилось, что кто-то из курсантов не выдержит. Однако, к чести парней и девчат, кое-какие понятия о дисциплине и флотской чести всё же задержались у них в том подобии мозгов, которое таки имелось в головах. А потому лет-майор лениво поинтересовался, не вставая со своего вращающегося стула у стойки:
   - Быть может, господин гражданский лично покажет, как же надобно летать, чтобы надавать по зубам леггерам?
   Лохматый белобрысый тип гражданской наружности оторвал взгляд от пенящегося бокала пива и неторопливо сфокусировал его на лет-майоре. Не спеша пожевал словно светящийся янтарным жиром ломтик охренительно дорогой местной рыбки, на которую не решился бы даже неплохо зарабатывающий офицер, и солидно кивнул.
   - Отчего бы и нет? - и на удивление легко взмыл из-за столика.
   Только сейчас и стало заметно, что викинг не коренастый крепыш, а атлетически сложенный рослый парень, по которому просто рыдает космическая пехота или штурмовые роты.
   - С дороги, пацаны! Щас дядя надерёт вам грязные попки! - он словно ватный манекен вынул из кресла обиженно захлопавшую глазами курсантку и со вздохом плюхнулся на её место.
   Поднявший за его будущий успех бокал лет-майор ухмыльнулся краем рта, когда заметил, что потомок древних то ли викингов, то ли арийских полубогов случайно зацепил и насторожил рычажок активации ножных педалей тренажёра. Уж пользоваться всеми органами управления едва ли мог даже каждый второй выпускник добротного и пользующегося заслуженной репутацией училища в созвездии Девы - а тут какой-то самонадеянный полупьяный гражданский...
   Однако, улыбка лет-майора растаяла бесследно, когда здоровяк в несколько секунд, словно играючись, разнёс условный истребитель довольно неплохого курсанта. А потом, откинувшись назад и высунувшись из кабинки, азартно выкрикнул:
   - А ну, слётанная пара желающих получить поджопников найдётся?
   Заслуженный ветеран нескольких сражений, лет-майор Мазератти не знал - верить ему своим глазам или нет. Во всяком случае, ему то и дело приходилось одёргивать себя, чтобы на лицо не выплывала дурацкая улыбка, а порывающаяся ущипнуть себя за бок рука оставалась расслабленной на стойке бара.
   Ведь только ему, сидящему в сторонке, и было видно - руки и ноги парня выделывали на сенсорах управления тако-ое! Это был знаменитый, полузабытый и легендарный танец-на-звёздах. По слухам, такие пилоты даже не удосуживались посчитать, сколько там противников им противостоит - они просто сбивали их и отправлялись дальше по своим делам. А вечером жаловались на скуку, сидя с приятелями в баре бороздящего космос авианосца...
   Троих неплохо слётанных друзей, под конец азартно занявших кабинки одновременно, постигла та же участь - с той лишь разницей, что вывалились они из кресел далеко не сразу. Зато распаренные и пристыженные настолько, что утешения уже получивших своё товарищей едва ли оказались ими замечены.
   Взгляды ошеломлённых курсантов мало-помалу сошлись на уже холодеющем в предчувствии неминуемого позора лет-майоре. Хотя он и числился крепким, тёртым и битым ветераном, но противопоставить этому оказавшемуся опасным как гремучая змея викингу ему было просто нечего.
   Однако, верно говорили древние, что бога если и нет, то его стоило бы придумать - на коммуникаторе расслабленно откинувшегося в кресле белобрысого аса запиликал зуммер, и тот, бросив туда пару слов, кивнул и встал.
   - Извините, мальчики и девочки - мне пора, - он смутно знакомым жестом - двумя пальцами под козырёк несуществующей фуражки - откозырял подтянувшемуся лет-майору. И собрался уже совсем протопать вразвалочку мимо стойки на лестницу, уводящую в расположенную над баром гостиницу, когда офицер громко спросил того:
   - Ну и как это понимать? Лучшие силы человечества рвут жилы на фронте...
   Однако парень замер на миг, вскинув руку в предупреждающем жесте, а потом хмуро бросил через плечо:
   - Не порите пропагандистскую херню, лет-майор. Лучшие силы человечества вот они, - он ткнул себя в грудь и громогласно выдал пивную отрыжку. - А на фронт гонят умирать едва обученных выполнять "взлёт-посадка" сосунков...
   Гнев так бросился в голову лет-майору Мазератти, что он едва нашёл в себе силы жестом остановить вскочивших курсантов, готовых всей оравой наброситься на здоровяка и растерзать его в клочья. Такого оскорбления вынести было попросту невозможно! Миг-другой он сверлил викинга ненавидящим взглядом, а затем обессиленно рухнул обратно на круглый вращающийся стул.
   А викинг покачал лохматой головой, и на прощание добил курсантов последней фразой.
   - Желаю вам не сразу пасть в боях за родину - и при том не сильно её опозорить...
   Хэнк ухмылялся, почти бесшумно взбегая по лестнице. К чёрту лифт! Ещё бы чуть-чуть, и тот смуглый майор раскусил бы по запаху, что пиво безалкогольное - уж капитан Эрик таки был прав, перед работой негоже. А работы предстояло столько, что от одной мысли о том хотелось радостно пританцовывать.
   Хотя тело и душа хотели ещё, ещё того незабываемого ощущения, только что сполна полученного за весьма неплохим имитатором лётной кабины старфайтера - но согласитесь, сравнивать уровень подготовки пилотов Звёздной Академии и какой-то провинциальной лётной школы, это даже как-то несолидно, дамы и господа! Ну, и природные данные у Хэнка тоже вроде ничего...
   - Вставай, Переборка - я нашёл нам работёнку. Да такую, что ты и думать про мужиков и своих демонов забудешь! - в гостиничном номере на широкой кровати валялась в одних стрингах тощая девица и с глухим хрипением терзала зубами подушку.
   - То есть? - взгляд оторвавшейся от своего занятия Переборки оказался почти нормальным.
   Хэнк продемонстрировал часы и с добродушной ухмылкой присел на край кровати. Пощупал заходящийся от скорости пульс, заглянул в бездонную черноту зрачков, и одобрительно кивнул.
   - Ты уже продержалась полсуток и семь минут в одиночестве. Вставай, - он бесцеремонно швырнул в девицу полотенцем. - Вали в душ, а я пока введу тебя в курс дела.
   По одному только голосу и виду заряженного каким-то небывалым энтузиазмом Хэнка Переборка сразу поняла, что здесь кроется кое-что интересненькое. Она всем телом прижалась на миг к парню, застонала от наслаждения сразу обернувшим её ощущением защищённости. Конечно, по своей зловредности цапнула зубками - но так, несерьёзно - и поплелась в ванную. Однако, её мордашка вынырнула оттуда после одного лишь провокационного вопроса:
   - А ты знаешь, на что способна толково поставленная разведка, если ей грамотно сформулировать задачу?..
   Где-то там, на орбите, до сих пор болтался одинокий и покинутый Слейпнир. Остатки электролита из его танков уже выкачали, личные вещи экипажа и всё ценное сняли. И теперь никто не знал, что со старым грузовиком делать - светился он радиацией так, что местный профсоюз докеров строго-настрого не советовал рабочим браться за его разделку в металлолом. Даже за тройные премиальные - здоровье, оно дороже. А датчики излучения портовых чиновников да инженеров, вознамерившихся сунуться на борт, подняли такой хай, что живо отбили у перетрусивших чинуш всякое любопытство.
   Коль скоро мающаяся бездельем Переборка решила поставить личный рекорд пребывания в одиночестве, да ещё и без траха, то Хэнк втихомолку развил весьма бурную деятельность. И вот, пора пришла пожинать плоды, косить бананы и вообще, грузить апельсины цистернами.
   А дела обстояли так. На той неделе здесь выводили из орбитальных доков прошедший капремонт тяжёлый крейсер. Как ни осторожничали, но всё же что-то не доглядели - десятитысячетонную громаду повело вбок, и туша огромного корабля навалилась на болтающийся рядом патрульный корвет.
   - Экспериментального класса Новик, - вертящаяся от любопытства Переборка уже послала к чёрту ванную и теперь аж повизгивала в нетерпении да приплясывала вокруг парня.
   - И вот смотри, - ухмыляющийся Хэнк жестом волшебника развернул у стены большой голографический чертёж.
   Оказалось, что у корветов этой серии двигатели не встраиваются внутрь корпуса и не навешиваются снаружи - они составляют единое конструкционное целое с ним. Несут нагрузку наряду с остальными элементами каркаса. Выяснилось, что так можно сэкономить сотню тонн веса на каждом.
   - Короче, - Хэнк внушительно кашлянул и обернул уже покрывшуюся от холода пупырышками Переборку полотенцем. - Смотри... смяло и изогнуло корвет вот здесь, на уровне орудийных палуб.
   Обалдевшими глазами Переборка смотрела, как Хэнк прямо на глазах отрезал на чертеже жилые отсеки и ходовую секцию, выкинул вон помятую середину - и соединил оставшиеся части вместе.
   - Рама энд мотор, - прокомментировала получившееся необычное зрелище девица.
   Однако следовало учитывать, что жилые и командные отсеки корвета оказывались вдвое более просторными, чем у прежнего Слейпнира - а тяга двигателей бывшего корвета превращала всё сооружение в суперскоростной тягач.
   - Погоди, - похолодевшими пальцами девица принялась порхать над клавишами. - Ни хрена себе - тяговооружённость на единицу веса выходит лучше, чем у гоночных яхт Британского яхт-клуба?
   - Именно, Переборочка! - от избытка чувств Хэнк обнял едва одетую девицу так, что та жалобно пискнула.
   - Именно! Что делать с помятым корветом, никто не знает - и пока его отбуксировали в сторону, к орбитальной свалке металлолома. Ведь именно из-за вделанных хитро вые*анным образом движков он ни ремонту, ни разделке не подлежит.
   Смеющиеся серые глаза Хэнка остановились на едва дышащей посреди гостиничного номера девице.
   - Через час начнётся уикенд. Завтра выходной день - а послезавтра на этой планете общенациональный праздник. У нас есть двое суток на всё про всё.
   Без малейшего стеснения Переборка покрутила пальцем у виска. Вдвоём, за двое суток переделать такую громадину как корвет? Это, Малыш, даже не из области фантастики...
   - Нам лишь бы увести получившийся тягач с места, да подальше. Пока будут искать, разбираться и ругаться, делать друг друга виноватыми, мы где-нибудь потихоньку и продолжим работы. Потом эскулапы поставят на ноги шкипера с Помелом и...
   Тощая рыжая девица в упор смотрела на возвышающегося над ней Хэнка и дышала через раз. Боже, как же хочется ему поверить! Прямо до уссыкачки хочется - и поверить тоже.
   - Грузовой флаер с резаками и сваркой уже ждёт на заднем дворе отеля, - на полном серьёзе, безо всякой улыбки объявил парень. - Там же четыре вакуумных робота с уже заложенными в память чертежами, скафандры и инструменты.
   И Переборка решилась. Мать их за ноги! Пусть шансы сделать всё это за двое суток и при том не подохнуть ничтожно малы. Пусть переполошившиеся флотские и секретные службы ищут изменившийся до неузнаваемости корвет хоть до посинения. Пусть потом шкипер изгрызёт ногти до локтей в попытках изыскать способ зарегистрировать "раму энд мотор" в судовом регистре Ллойда. Но отказать этому парню, не поверить ему и не пойти за ним пусть даже в горнило сверхновой? Нет, немыслимо...
   - Я с тобой, Малыш, - хрипло выдохнула она.
   И в последующие двое суток Переборка не раз и не два проклинала эти слова, саму себя и весь бездонный космос заодно. Досталось и конструкторам, и верфи "де Хэвилленд", и скопом всему генштабу Земной Федерации. Даже придумавшим этот титан-бериллиевый сплав паразитам икалось, небось, до рыгачки. Ну, а на долю осунувшегося и насквозь мокрого Хэнка с плазменным аппаратом в руках, в сущности, ничего особенного и не осталось - так, сущие пустячки...
  
   - Нет, я до сих пор не могу поверить - мы всё-таки сделали это! - слабый девичий стон изнеможения совершенно неожиданно сменился серебристым смехом.
   Большая кают-компания, в которой без труда поместился бы старфайтер с убранным шасси, была почти полностью погружена в темноту. Тонкий луч единственного ксенонового мини-прожектора, который чудом удалось не разбить в спешке да от дрожи в уставших руках, освещал лишь чудовищное подобие пульта управления, у которого сидел осунувшийся молодой человек со спутанными и слипшимися от пота белобрысыми волосами.
   Лицо его, освещённое под необычным ракурсом, казалось странно заострившимся. Да, наверное, так оно и было - Хэнк опять выложился на всю катушку, безбожно подпитывая тело и дух стимуляторами.
   Однако, за ситалловым иллюминатором проплывала мимо поверхность одной из здешних лун, и это служило лучшим подтверждением удавшейся неслыханной афере. Хэнк даже ничуть не озаботился, когда рядом замаячил патрульный катер. Уж присобаченные по бортам кое-как, наспех, две грузовые лебёдки делали изрядно укоротившийся бывший корвет совершенно неузнаваемым.
   Парень хрипло проворчал в рацию, что вся команда грузовика отмечает победу футбольной сборной, а остальные пусть проваливают ко всем чертям. Означало это на здешнем диалекте, что экипаж мается жесточайшим похмельем после вчерашнего праздника, и лучше пока от визитов в гости воздержаться. Могут и морду набить, знаете ли - уж матросы ещё со времён парусного флота кротостью да благонравием ничуть не отличались.
   С катера фараонов понимающе просигналили успокоительный ответ, и отвалили. Да один чёрт, стоило дать двигателям хотя бы четверть тяги, как у занюханного полицейского катера не оставалось ровным счётом ни малейших шансов - что в реальном космосе, что в гипере. При такой тяге да похудеть на две тысячи тонн орудийных палуб с их начинкой - не мелочь, вестимо.
   И хотя подключенная наспех искусственная гравитация отчего-то оказывалась не совсем перпендикулярна полу, хотя вспомнить распотрошённые внутренности корабля было попросту страшно, а всё тело ныло словно пропущенное через мясорубку, Переборка на этот раз оказалась целиком права:
   - Мы сделали это!
   Хэнк сосредоточенно орудовал джойстиком от радиоуправляемой игрушки - если бы конструктора могучего корвета увидали такое, они бы подавились своими ватманами да кульманами. Но для простейших маневров столь нехитрой конструкции оказывалось вполне достаточно, а большего пока и не требовалось.
   - Хватит пить сок - и так уже словно на шестом месяце беременности, - проворчал он в сторону валяющейся на роскошном диване кают-компании Переборки.
   - Дождёшься от тебя... отстань, а? - смутно виднеющаяся в рассеянном свете тень пошевелилась и опять блаженно забулькала. - Я выпила всё из скафандра, уже вторую банку сейчас - и никак не могу напиться. Всё потом вышло, я сейчас как вобла сушёная. Вобла - во, бля!
   Морячки драпали с трещащего по всем швам корвета столь спешно, что на борту остались все запасы - от пищевых пайков до столового серебра. От судовой кассы до полного комплекта одежды. И сейчас Переборка, напялившая великоватую ей тельняшку вместо платья, валялась на обитом розовым бархатом диване, болтала в воздухе босыми ногами и хлестала сок... судя по запаху, на этот раз яблочный.
   Сосредоточенно Хэнк подвёл диковинный корабль к астероиду. Пусть этот болтающийся в пустоте каменный обломок и был всего-то раз в несколько больше их нового дома, однако на фоне его угнанный корвет не унюхает ни один радар или датчик. Снаружи завизжали сервомоторы, пол под ногами чуть дрогнул - и всё стихло.
   - Всё, теперь отдыхаем. Спим, как на первенство города среди пожарных, - Хэнк устало распрямился.
   Тут же он со сдавленными матюгами схватился за взвывшую и запросившую пощады поясницу, и чуть ли не на четвереньках добрался до дивана, где сразу попал в жадные объятия не мешкая скинувшей вон тельняшку Переборки.
   - Умм, как же я истосковалась по этому. Двое с половиной суток - никогда бы не поверила, - девица прижалась так, будто хотела вплавиться в тело Хэнка напрочь. - Слушай, как это называется? Аура, биополе?
   - Обычное, живое человеческое тепло, - Хэнк ещё успел почувствовать, как всего пару раз дрогнув ногой, он мгновенно провалился наконец в ласковое, тёплое и такое долгожданное забытьё.
   Спать-спать-спать...
  
   * * * Вставка-бонус
  
   Острый словно алмаз, не смягчённый атмосферой лучик Кассиопеи нескромно забрался под веко и напомнил спящему человеку о неуёмном существовании где-то там Вселенной со всеми её треволнениями. Само по себе это было вовсе и не плохо - Хэнк выспался так, что оставшиеся в теле отголоски недавней работы уже почти о себе и не напоминали. Однако, нарушить сон доверчиво взобравшейся на привычное плечо вместо подушки маленькой женщины? Нет, немыслимо...
   Тихо сопящая куда-то в подбородок Переборка пошевелилась. Словно сквозь сон спохватилась, чуть впилась в бесстыже обнимаемое ею тело коготками и прижалась покрепче. Дыхание её постепенно участилось, а робко постукивающее сердце постепенно стало набирать обороты. Невидимая в темноте ладошка дрогнула, приласкала нежно и нескромно - и вот уже взгляд двух лучащихся тихим счастьем глаз озарил тёмную кают-компанию мягким незримым сиянием.
   - Хочешь, начнём по-настоящему знакомиться прямо сейчас? И до сладкой одури, до нежного звона в ушах? - Хэнк не смог удержаться от улыбки, легонько взъерошив почти не рыжие в потёмках волосы.
   Девица потянулась всем телом, куснула на пробу сразу затвердевшее под её зубками плечо. И вздохнула так глубоко, с таким наслаждением, что скосивший в её сторону глаза парень явственно расслышал лёгкий стон блаженства.
   - Ты даже представить себе, Малыш, не можешь - до чего хочу. У меня, наверное, там уже всё паутиной заросло, - Переборка легонько хохотнула. - Но если именно рядом с тобой, но без этого, я и смогу выкарабкаться да разогнать тараканов в голове... ты мне поможешь?
   Бывают предложения, от которых просто нельзя отказываться. Наверное, для этого друзья и созданы. Не те, которые стоят рядом с тобой в строю со стальным блеском в глазах и гордо выпяченной тренированной грудью. А вот такие, которые тихо и незаметно, по капельке отдают себя... другу? Да нет - Хэнк с весьма интересным ощущением признался себе, что худая и невзрачная Переборка как-то незаметно заняла в его сердце то место, которое так тосковало по младшей сестрёнке. Интересно, как малышка сейчас там, в раю?..
   - Выше нос, Переборка - прорвёмся.
   - Понимаешь, - девица улеглась поудобнее и легонько мурлыкнула, когда сильные и в то же время нежные пальцы пробежались по впадинке вдоль её спины. - Я хочу прийти к тебе не оттого, что тело требует трахаться. И не от тоскливого одиночества. А от того, что я, именно я этого хочу, по своей воле... бля, не знаю, как объяснить!
   И с чисто женской непоследовательностью стукнула кулачком по груди парня, словно он был тут виноват... а ведь был, причём именно он. Вернее, они оба - и от осознания этой одновременно пришедшей в головы мысли двое, укрытые вместо одеяла куском мягкой корабельной изоляции, беспомощно улыбнулись друг другу в полутёмной кают-компании изуродованного корвета, который втихомолку дрейфовал вместе с астероидом под вечными и мудрыми звёздами.
  
   * * *
  
   Взгляд Переборки лучился чем угодно, только не филантропией и альтруизмом. Кроме выражений непечатных и напрочь запрещённых даже весьма либерально настроенной цензурой, там ещё виднелось что-то весьма и весьма нелестное про недоумков, поставивших на крышку ротационного насоса такие болты, что любимый гаечный ключ девицы к ним совершенно не подходил.
   Хэнк, который потрошил потолочный блок с коммутаторной панелью, не выпуская из зуб оптиковолоконный кабель, поинтересовался - а к его болтику гаечный ключ одной рыжей девицы подойдёт?
   - Разумеется, подойдёт, - взгляд Переборки непроизвольно мазнул по ширинке парня, и только сейчас она спохватилась. - Блин, умеешь же отвлечь!
   Поменяв в зубах оптоволокно на тонкий кабель, которым предположительно и подключалась главная антенна, Хэнк сквозь зубы посоветовал одной прелестнице не заморачиваться, а реквизировать комплект инструментов у сгоревшего ремробота. В самом деле, во время работ в вакууме один из киберов не успел убраться от подъезжающего на место отсека. И осталось от бедолаги-паучка... ну, вы сами догадываетесь что - рожки да ножки.
   - Могла бы и сообразить. Совсем отчего-то разомлела, хватку теряю.
   - С чего бы это? - ехидно поинтересовался вослед Хэнк - но Переборка уже умчалась в шлюз, где осталось свалено всё наспех заброшенное туда снаружи барахло.
   И воткнул последний разъём.
   Как ни странно, вспыхнуло освещение, а на экранчике портативного монитора загорелось изображение проплывающих перед носом корабля созвездий. А ведь, не должно было, по идее-то... судя по ругани ворочающей в шлюзе металлолом Переборки, тоже.
   - Какого хрена?!! - от звонкого девичьего вопля, равно как и последовавших за ним междометий, Хэнку пришлось оставить распотрошённую коммутаторную коробку и для разнообразия слезть со стремянки вниз.
   Переборка появилась со стороны шлюзового отсека мрачная, злая и опять вся покрытая копотью. Правда, с какими-то железками подмышку.
   - Представляешь, Малыш, та сплющенная консервная банка оказалась не совсем дохлой - ударила меня током! - наябедничала она, а затем продемонстрировала попечённый палец и вновь принялась его облизывать и дуть.
   - Отрежем? Или пристрелить всю и сразу? - Хэнк пристыковал кабель к здоровенному пульту управления ходовой рубки и ткнул в сенсор.
   Экраны полыхнули изображением, забегали огоньки, ожили приборы. А синтезированный голос откуда-то из звуковой панели проворчал, что после проверки систем ни двигатели, ни орудийная палуба не обнаружены. Но зато порадовали глаз просто шикарные по сравнению со старым Слейпниром изображения звёздного неба. Цветные, прикиньте!
   Похоже, Переборка оказалась впечатлена настолько, что далеко не сразу опомнилась и огрызнулась.
   - Сам дурак! Кретин долбаный! **дарас ё*нутый!..
   Хэнк, хоть и ухом не повёл на эти любому другому стоившие бы подпорченной фотографии слова, всё же оставил тщетные попытки с наскока достучаться до блока определения координат. Если бы этот корвет был хоть немного похож на старые системы - но здесь, похоже, действительно оказалось воплощено всё лучшее, что на сегодня могла выдать инженерная мысль человечества. Он повернулся к надувшейся и разобиженной Переборке, с чувством лизнул её отставленный пальчик и проворковал в ответ:
   - Я - тебя - тоже - очень - люблю.
   Это стоило видеть. Такие огромные глаза бывают, наверное, только у мультяшных персонажей - ну и, пожалуй, у стрекоз, особенно если им прищемить хвост. С грохотом посыпались из-подмышки забытые железки, а девица некоторое время стояла разевая и закрывая рот, словно нокаутированный боксёр или выброшенная на берег рыба.
   - Ох, Малыш, это слишком много для меня одной, - она наконец опомнилась, выражение распахнувшихся глаз неуловимо изменилось, а девица подозрительно посмотрела в этот нависающй над нею серый взгляд. - Ещё раз пошутишь так - ищите нового механика.
   Тощая девчонка удирала по ведущему в инженерную секцию коридору, словно по пятам за ней гнались все демоны ада. А Хэнк стоял посреди разом опустевшей без неё ходовой рубки и задумчиво чесал репу - от кого же или от чего Переборка удирала на самом деле?
   Но в конце-то концов! - чуть не взвыл он. Это в хитроумных связях компьютера, трижды продублированного и распределённого по всем отсекам боевого корабля для увеличения живучести, можно разобраться. Рано или поздно сдадутся и такие крепости, как заумная теория квантовых супер-струн, в которой и сами её изобретатели Марков с Радживом едва просекают. Но пусть схарчат мою душу все демоны гиперпространства, если кому-то когда-то удастся распутать женскую логику!
   И немного приободрившийся от этой мысли Хэнк послал все такие размышления подальше, решив и дальше доверять сердцу и только сердцу - и с головой залез в шифровальный связной блок. Тут аккуратненько сработать надо. Вон они, подозрительно уставившиеся на человека датчики модуля самоликвидации.
   Ничё-ничё, надурим и отымеем - чай, не впервой!
   Да уж, куда там быстрой, однако не обладающей ни гибкостью мышления, ни здравым смыслом электронике до человеческого мозга, собаку съевшего на обмане и хитростях. Конечно, здесь лучше было бы Помело припахать... ничего, пока и так сойдёт - и торжествующий Хэнк в конце концов воткнул последнюю перемычку.
   Связь в самом деле ожила - причём оказалась на удивление чувствительной и селективной. Ах ну да, всё-таки корветы использовались в основном для разведывательной и патрульной службы... Хэнк ничуть не заинтересовался выловленной чуткими приборами передачей стереовидео, где сразу трое мускулистых парней усердно охаживали по вполне понятной причине не могущую даже и пискнуть девицу.
   А вот канал частной связи его заинтересовал, и весьма.
   - Переборка, бегом сюда! - рявкнул он особым, командирским голосом, когда заставка флотского госпиталя на экранчике наконец сообщила, что абонент Эрик Свенссон ответит с секунды на секунду.
   Девица примчалась так же быстро, как час назад и умчалась - правда, вся в какой-то дряни вроде солидола - и сходу полезла к экрану обниматься.
   - Шкипер! Живой, сукин ты сын! - и так далее, и тому подобное.
   Довольный как слон и ухмыляющийся во все тридцать два Хэнк стоял чуть в сторонке, но всё же ухитрился показать капитану большой палец - всё в порядке. Потому что как печёнкой чуял, что расчувствовавшаяся Переборка зальёт слезами оптический датчик видеокамеры и придётся протирать его гидрофильной салфеткой.
   Правда, новости от кэпа оказались так себе - он сам ещё более-менее, а вот с Помелом плохо. Здоровье у вечно растрёпанного хиппи и раньше неважнецкое было, а после недавней оказии он и вовсе оказался к госпитальной койке прикован. Но, медики вроде надежд не теряют.
   Шкипер поскрёб то обритое безжалостными эскулапами место, где ещё недавно красовалась знаменитая борода, и только вздохнул.
   - А ну, отодвинься на секунду, Переборка! - он быстро осмотрел с той стороны разорённую ходовую рубку, и в глазах его мелькнула хитринка. - Ага, ну да... гм, последние новости по стереовизору я всё-таки смотрел... признаться - не ожидал.
   И показал в экран единственный одобрительный жест, который себе позволял - сжатый кулак с забытым снаружи средним пальцем.
   - Есть и другие новости, шкипер - однако, то уже когда сам поднимешься на борт, - Хэнк всем телом изобразил что-то похожее на стойку "смирно" и тут же расслабилася опять. - Но - хорошие новости, так что выздоравливай быстрее.
   Переборка снова полезла в ближний бой. Хорошо хоть, губной помадой не пользуется, разве что иногда гигиенической - а то не миновать бы экрану и оптике быть всем испачканными. А что, а как, да кровь-из-носа передай привет Помелу - вооот такенный ЧМОК и всякое разное, и вообще, и в частности.
   В конце концов, когда счёт за разговор уже вырос до более чем солидной суммы, Хэнк одним жестом намекнул шкиперу на это весьма весомое обстоятельство. Капитан Эрик и сам сообразил столь плачевное финансовое состояние экипажа, и стал прощаться.
   - Уффф! - с чувством выдохнула зарёванная от счастья Переборка и, подумав, от избытка чувств выдала малый флотский загиб. - Умеешь же порадовать, Малыш, когда хочешь.
   И независимой походочкой утопала опять к столь милым девичьему сердцу реакторам и реверсивным нагнетателям. Хэнк проводил её взглядом, а затем тоскливо огляделся. Ох, мать твою, сколько ж ещё работы! Но с другой стороны, это и хорошо - некогда будет думать, а тем более делать всякие глупости.
   И Хэнк Сосновски вновь взялся за уже чуть не дымящийся от работы многоканальный тестер. Ну, как говаривал шкипер, па-анеслась п**да по кочкам!..
   Но в конце концов, таки настал тот неминуемый момент, когда уже что пнём по сове, что совой о пень. Хэнк поймал себя на том, что рассматривал собственную руку с пассатижами в ладони и никак не мог сообразить - что же это такое и к какому оптическому разъёму оно подключается. Нет, бля, без Помела тут толку ни хера не будет!
   Пришлось для разнообразия забросить в себя пару фунтов по-быстрому разогретого пищевого пайка, да воспользоваться просторной и безлико-стерильной душевой бывшего корвета. По некоторому размышлению, кое-как ворочающемуся в туго соображающей голове, Хэнк оставил в покое шикарного размера капитанские апартаменты - но себе выбрал ближнюю к ходовой и боевой рубкам каюту с другой стороны коридора.
   Однако не успел он улечься поудобнее, а сведённое от усталости судорогой тело растечься по вполне приличной по сравнению с прежней койке, как почувствовал рядом легчайшее дуновение воздуха, да ещё и со слабым запахом реакторной смазки.
   Два ледяных пальца словно плоскогубцы стиснули его ухо. Легко подняли голову от подушки, протащили самого Хэнка по всему коридору, пока сзади с шипением не закрылся люк ближней к выходу на машинные палубы каюты. А затем чуть придали ускорение по направлению к здешней койке. Правда, когда в губы ткнулось стеклянное горлышко с запахом весьма недурственного виски, он отпрянул.
   - Пей, - шёпот Переборки дрожал точно так же, как и её холодное, прижавшееся тело.
   Хэнк Сосновски иногда хоть и делал глупости, но по большому счёту дураком никогда не был. И то сказать, мог ли он быть одним из лучших курсантов Звёздной Академии, однажды во время учебного боя сумевшим даже перехитрить тактический компьютер? Хер там - таких умников ещё поискать, знаете ли! Сообразил он быстро - и бутылка похищенного из капитанского бара виски мгновенно перекочевала в надёжную ладонь парня.
   - Ты так легко сдалась, Переборка?
   Дрожащая на плече девица не сразу отозвалась.
   - Малыш... давай не будем усложнять, а? Оттрахай меня во все места, как последнюю бл**ь, и сам увидишь - между нами сразу всё станет легко и просто, поверь.
   Хэнк некоторое время поглаживал отрастающие, но всё такие же упрямые рыжинки, нежно ласкал содрогающиеся острые плечи.
   - Неужели в тебе погасла последняя искорка надежды?
   Переборка на некоторое время замерла испуганным воробышком, а потом выдохнула и чуть расслабилась. Словно то ли согрелась, то ли и в самом деле начала немного успокаиваться.
   - Хрен его знает, Малыш. Не лезь в душу, там и без тебя муторно.
   Сколько прошло времени, знали только безостановочно тикающие где-то в бесконечной дали атомные часы. Но даже они скромно промолчали бы на такой вопрос - уж на это мозгов у них хватило бы.
   - На, возьми, - Хэнк сунул виски в ледяную девичью ладошку. - Можешь заткнуть... а можешь поступить по своему. Решай.
   Может быть, это сердце стукнуло как-то странно, невпопад и с перебоями, а может быть опять начались какие-то глюки и непонятки со временем - во всяком случае, никто из двоих, лежащих во тьме неведения, не смог бы сказать, сколько же его утекло.
   - Сукин ты сын, Малыш, - хрипло засмеялась Переборка и задумчиво поболтала булькнувшей бутылкой.
   - Э-э, нет - маменьку мою не трожь, - Хэнк усмехнулся. - Когда она поздно вечерами одна возвращалась домой, все хулиганы и грабители старательно прятались по тёмным углам.
   - Знаю, - меланхолично ответила невидимая, но прекрасно ощущаемая и даже обоняемая Переборка. - Я недавно упросила Помело ломануть архивы Академии, и сунула нос в твоё личное дело.
   Хэнк в удивлении приподнялся на локте и навис над испуганно съёжившейся в ожидании пи*дюлей Переборкой. Долго всматривался в блестящие глаза девчонки, в которых изумрудными огоньками отсвечивали настенные корабельные часы-табло.
   - На самом деле, ты именно тогда всё для себя решила, - он легонько коснулся кончиком носа её, почесал нежно, и ухмыльнулся. - Ищи пробку, злыдня...
  
  
   Глава пятая. Против лома нет приёма
  
   А наутро всё оказалось как прежде. Один только раз Переборка искоса зыркнула настороженным взглядом. Однако, напоровшись на непроницаемую и всё же какую-то нежную улыбку, сразу смешалась. И слава богу, что самое время было мотать в душевую, иначе кое-кто мог бы рассмотреть слегка порозовевшие щёки.
   Чёрт, чёрт, чёрт!..
   Хэнк как раз придерживал экран и ломал голову, куда бы сплавить оставшиеся в головном отсеке и нахрен никому не нужные две скорострельные лазерные пушки, когда его внимание привлёк заморгавший индикатор на панели, а компьютер сексапильным голосом Переборки (ох, сколько ж они намаялись с настройкой, до коликов в животах от хохота) вежливо пригласил офицера связи к пульту.
   - По одному только отсутствию матюгов можно отличить от меня, - Переборка завернула последнюю гайку на энергопроводе и пихнула плечом Хэнка, помогавшего ей ворочать тяжёлые экранирующие плиты. - Вали отседова - слышишь же, как эта тёлка нетраханная внимания просит.
   Это оказался шкипер, то бишь, капитан Эрик собственной персоной. Однако вид его обнаружился настолько пришибленным и торжественным одновременно, что парень сначала насторожился в нехорошем предчувствии. Но когда капитан на полном серьёзе снова подтвердил что да, всем четверым надлежит отправиться на лечение ни много ни мало, как в таинственный и до сих пор малоизученный человечеством сектор космоса, где хозяйничали леггеры, Хэнк по малодушию всё равно ущипнул себя за бок.
   - Послушай, Малыш, - шкипер уже нахмурил свои примечательные гномьи брови - а это был вернейший признак падения барометра, а там и бури на дурные головы экипажа. - Уже пора бы и понять, какими вещами я могу шутить, а какими нет.
   Хэнк призадумался. В принципе, тактический компьютер мог бы предсказать, какие мысли бродили, ползали и летали в его голове - для такого он был достаточно быстр. Но вот соображалова и хитрости позитронной железяке как раз бы и не достало. Ведь с одной стороны, Переборка клялась, что ещё сутки, и с управлением реакторно-ходовым блоком всё будет тип-топ. А с другой, в жилом и командном отсеках работы оставалось непочатый край, конь не валялся и вообще дохренища.
   - Когда и куда надо прибыть? - выслушав ответ, Хэнк Сосновски подобрался.
   Ибо шкипер скороговоркой, по памяти выдал ему наверняка только мельком увиденный маршрут с промежуточными точками, реперными маяками и створами, кодами пропусков и прочей, по глубокому убеждению парня, хернёй.
   Он прикинул по карте, услужливо предоставленной компьютером корвета, и вздохнул.
   - Мы будем там в нужное время - но пойдём своим ходом, напрямик.
   Шкипер хотел было по привычке почесать свою бороду, но затем только с отвращением сплюнул в сторонку.
   - Без сопровождения и официальных пропусков? Пограничные и внутрисистемные патрули у длинноногих получше наших будут, Малыш.
   Пожатие плеч и презрительное фырканье Хэнка послужили лучшим подтверждением того, с каким наплевательством тот отнёсся к заслуживающим куда более осторожного отношения словам.
   - Сначала нас найти надо, а потом ещё и умудриться догнать, кэп. Разве я плохой тягач тебе предложил бы? Обижаешь, шкипер.
   Судя по сомневающейся физиономии ещё изрядно бледного от хворей капитана, у того с превеликим трудом укладывалась в голове мысль, что какой-то рабочий муравей торгового флота людей может тягаться с прославленными крейсерами леггеров, заставившими уважать себя даже линкоры других рас. Но всё же, через несколько секунд взгляд капитана сместился куда-то в сторону от объектива и блеснул сталью.
   - Да мать его итить, в конце-то концов! Предлагаю пари: Хэнк Сосновски, прошедший полный курс обучения в Звёздной Академии и стажировку у меня, сможет натянуть нос погранцам леггеров и их патрулям.
   Если кто-то и не сопоставил тот факт, что изображение чуть дрогнуло и покачнулось, и не предположил, что среди оставшихся за кадром дипломатов и сотрудников контор поднялась тихая паника, то этим кем-то был уж никак не Малыш. Хотя лицо его, сейчас наверняка тщательно изучаемое психологами и прочими физиономистами, оставалось бесстрастным, внутри парня всё пело - вот она, работёнка и задачка, достойная самих Хэнка Сосновски и гм... Переборки!
   - Машинное отделение, ситуация Шторм! Чеши в рубку полным ходом, Переборка! - рявкнул он в переговорник, едва шкипер попрощался и экран связи погас.
   Переборка примчалась как угорелая - с неизменным гаечным ключом в руках и столь же привычными матюгами в зубах. Однако выслушав и узнав, в чём дело, неожиданно расплакалась.
   Вот и пойми этих женщин...
   Но потом пообещала выжать из реактора и движков раза этак в два больше, чем они способны, и утопала обратно с видом таким задумчивым и решительным, что Хэнк только озадаченно поскрёб в затылке.
   Нет, тут даже и пытаться понять не стоит, пожалуй...
   А ночью - о-о, ночью... неожиданно затребовавший связи старый адмирал Бенбоу, герой и живая легенда Земной Федерации, так никогда и не узнал, за что же ему сразу сказали такое горячее и проникновенное спасибо. Хотя предположить-то никто не мешает - возможно, своим неурочным вызовом генштабист и кумир миллионов людей просто спас этих двоих от самих себя же. Это предположение хоть и осталось неподтверждённым, но каким-то боком следует истолковать тот факт, что гораздо позже его торжественно пригласили на... не стоит, впрочем, забегать вперёд.
   Но пока что, бравый служака на экране стряхнул с себя удивление, вызванное столь горячим приёмом, и строго воззрился на полускрытое в сумраке лицо Хэнка.
   - Что ж - хоть мичманом или вообще офицером назвать не могу, но... Молодой человек, не могли бы вы включить освещение? Зрение у меня уже не то, что в молодости, уж не серчайте.
   Хэнк запаниковал. Ледяная иголочка безнадёжности уже вползала куда-то под сердце - он прекрасно понял маленькую тактическую хитрость старого адмирала. Стоит только дать команду Свет, как на заднем плане неумолимо обнаружится лишь слегка преобразившаяся кают-компания бывшего корвета, на диван которой его притащила сегодня спать весёлая и взбалмошная Переборка. Видите ли, она перестроила двигательно-реакторный блок так, что теперь по излучению ни одна стервь не признает бывший корвет!
   Но отказать этому великому человеку, который при жизни попал в герои Федерации, все энциклопедии и кучу стереофильмов?
   Однако рано, рано праздновал победу хитро усмехающийся в седую шкиперскую бородку ветеран флота. Невидимая в темноте Переборка улыбнулась так, что Хэнк почувствовал это плечом, и нежным голоском записной пай-девочки сладко промурлыкала:
   - А вот хер тебе на всю морду, адмирал.
   Как оба мужчины не провалились сквозь стальные палубы, землю и все семь кругов ада, осталось известно только им. В спецпротоколах осталось лишь зафиксировано, что некая слушавшая беседу дама усмехнулась и изобразила пальчиками букву V, некогда по слухам произошедшую от древнеримского слова Victoria, сиречь победа.
   Однако такой старый лис, как адмирал Бенбоу, не был бы самим собой, если бы и из такой ситуации не нашёл достойного выхода.
   - О, с вами леди? В таком случае, прошу прощения - и просьба отменяется.
   Переборка вновь улыбнулась и вроде бы даже бесшумно захихикала под надёжным прикрытием плеча, а адмирал молодецки блеснул глазами.
   - Хорошо, постараюсь быть кратким и не отвлекать от... гм, иных дел.
   А затем эдаким задушевным тоном поинтересовался - не может ли один молодой человек что-нибудь поведать о судьбе столь таинственно пропавшего корвета? Всё-таки, боевая единица флота...
   Хэнк уже пришёл в себя. Благодарная рука его под одеялом так проникновенно ласкала одну симпатишную впадинку чуть пониже девичьей спины (но и не совсем чтобы совсем на попе), что парень ничуть не удивился бы, если бы нежащаяся Переборка замурлыкала во всё кошачье горло.
   - С момента пропажи все уходы в гипер идентифицированы? - поинтересовался он.
   Адмирал сухо подтвердил, что да - корвет в гипер-пространство не уходил, но тем не менее, никакими методами внутри звёздной системы обнаружить его так и не смогли. Дошло до того, что среди личного состава верфи и эскадры уже всерьёз циркулируют слухи о Летучем Голландце, древнем корабле-призраке с экипажем из мертвецов.
   Хэнк демонстративно наморщил в раздумьях, и позаимствованным у Переборки озадаченным жестом почесал нос. Только бы, Господи, запись показали одной мадмуазель - надеюсь, та догадается? Господи, если ты слышишь - выручай, старый хрыч! Однако, вслух он произнёс совсем другое:
   - Советую не только не пресекать эти слухи, но отнестись к ним со всей серьёзностью, - и, пару секунд позабавившись озадаченным лицом не боящегося ни чёрта, ни крейсеров леггеров адмирала, добавил. - Думаю, что своего бывшего корвета флот уже никогда не увидит.
   Всё же, адмирал недаром прославился как талантливый флотоводец и жёсткий командир. Уже оправившимся и ничего не выражающим голосом он поинтересовался - а что же делать, если вдруг кому-то где-то померещится что-то такое... эдакое?
   - Исключено, - однозначно ответствовал Хэнк и даже сделал рукой в воздухе жест отрицания. - Или пусть удирают, как если бы увидали камикадзе, мчащегося верхом на боеголовке планетарного калибра.
   - Но это же какая-то чертовщина! - на миг выдержка изменила адмиралу, или же он попросту не счёл нужным скрывать этот крепкий коктейль из раздражения пополам с удивлением.
   - Намного хуже, поверьте, - ханжески вздохнул парень. Для вящей убедительности он даже добыл из-подмышки закатившийся туда серебряный крест девицы и демонстративно помахал им в воздухе, словно разгоняя так и мельтешащих тут демонов.
   В конце концов адмирал поскучнел и признал, что впрочем, бывали и куда более странные оказии среди неизбежных в космосе случайностей. Безо всякой надежды поинтересовался, не желает ли некто имярек вернуться на флот, да с повышением сразу на два ранга и блестящими перспективами? Получив отказ, вовсе не обиделся, а погрозил худощавым пальцем и стал сворачивать беседу.
   Правда, сообщил вдобавок, что одному молодому нахалу неплохо бы принять на борт да подкинуть в столицу леггеров пару дипломатов - под его личное, адмирала, заверение, что никаких подвохов не будет.
   Хэнк рассудил, что честному слову такого адмирала, пожалуй, доверять всё ещё можно - да в примерно тех же выражениях и озвучил. О, как блеснул взор старого служаки! И наконец тот, передав привет и наилучшие пожелания оставшейся в тени неизвестной рыжеволосой леди, дал отбой связи.
   Но не успел Хэнк, у которого от чуть неудобной позы чуть затекла шея, перевернуться поудобнее, как в ухо тут же ткнулся холодный и любопытный нос Переборки.
   - А что, по-твоему, хуже чёрта?
   На что Хэнк на полном серьёзе ответил:
   - Мы с тобой, когда действуем слаженно.
   Против такого заявления Переборка то ли не нашлась что возразить, то ли даже и не возражала вовсе. Лишь засмеялась, потёрлась о плечо парня и - о чудо! - вместо того чтобы ущипнуть или ткнуть стальным кулачком в бок, ласково погладила. И не успел Хэнк расплыться в нежной и всепрощающей улыбке, как девица для вящего контраста стала требовать на ночь сказку о том самом, как бишь его - дер Флюгендер Холлендер? Зе Флаин Датчмэн?
   - Э-э, нет, Переборочка - сказка та слишком уж печальная. Ведь она пришла ещё из тех старых времён, когда корабли были деревянными, а люди железными.
   Но зловредная Переборка один хер не угомонилась и потребовала объяснить, кто же такой тот адмирал, перед которым на задних лапках ходит даже Малыш? Обречённо Хэнк взъерошил упрямые рыжие волосы, и вздохнул.
   - Да пожалуй, лучший адмирал Земной Федерации. Был однажды, лет десять тому, случай один. Вцепился в хвост его эскадре целый флот леггеров. Но старый лис так путал следы, так замотал преследователей, всё время весьма чувствительно огрызаясь, что в конце концов те плюнули и вернулись на свои базы. И вроде бы, даже был у длинноногих специальный приказ - с адмиралом Бенбоу больше ни в коем разе не связываться...
   Когда Хэнк закончил свой рассказ, Переборка уже сладко и равномерно посапывала на его плече. И снилось ей наверняка что-то настолько хорошее, что парень и сам поспешил удалиться из мира грубого и материального в ту далёкую и недостижимую... страну...
  
   Если бы кому-нибудь из дотошных и бессонных астрономов в эту ночь приспичило присмотреться к безымянному астероиду номер хрен-его--знает-бис-Хэнк-и-сам-забыл-какой, то достойный учёный муж или прилежная дама оказались бы в забавном удивлении. Просто обязанный подчиняться законам небесной механики и скучно плыть по своей орбите каменный обломок выписывал в пространстве такие кренделя и загогулины, что тут впору было бы предположить наличие нечистой силы или чего-то подобного.
   А вот если бы догадливый астроном внимательно рассмотрел резко поменявшийся спектр излучения, да проконсультировался бы со старым специалистом с двигательного завода Пратт энд Уитни, то мог бы куда спокойнее отнестись к сомнениям в здравости своего рассудка или рассуждениям о потусторонних силах. Ибо хулиганила тут никто иная, как бередящая умы всех разведок галактики парочка в лице мокрой как мышь Переборки и сосредоточенного, но тоже мокрого Малыша.
   Не отцепляясь от астероида, будущий тягач на пробу продувал в четверть силы огненные лёгкие своих дюз, а двое на борту регулировали и подстраивали двигательную установку. В принципе, нечто подобное иногда проделывали бывалые и опытные шкиперы, если решались самостоятельно отбалансировать и отъюстировать ходовую часть - а не платить за то же самое охренительные бабки инженерам на верфи.
   Но к счастью, ни одна крыса из учёной братии не заинтересовалась этим не представляющим ценности астероидом, а сбившиеся с ног тихари искали парочку весьма далеко от этих мест. А потому Хэнк наконец сбросил тягу, хмыкнул в сторону индикаторов и шепнул вдумчиво подкручивающей что-то Переборке:
   - Нет, ты понимаешь, что у нас получилось?
   Естественно, та, прежде чем ответить, почесала нос выпачканной в графитовой смазке рукой.
   - Ну... по скорости и маневренности в реале мы теперь не уступаем даже истребителю?
   - Раз, - Хэнк вытер носопырку девицы извлечённым из её кармашка белоснежным носовичком.
   - В гипере нас может догнать только специальный гоночный корабль?
   - Или очень мощная и охренительно дорогая тактическая ракета, - на этот раз Хэнк вытер замурзанную щёку, причём извлёк носовой платочек уже из другого кармана комбеза сосредоточенно размышляющей Переборки. - Ладно, это два.
   - М-м... прекрати дрессировать из меня леди!.. Ну, тогда... это лучший в мире тягач! - выпалила она и быстро принялась маркировать чёрной и блестящей смазкой нос-лоб-щёки. Заодно досталось и парню.
   Неизвестно, куда ещё могла бы завести фантазия строптивой девицы, однако Хэнк внушительным голосом потребовал прекратить нарушать безобразия.
   - В принципе, да, лучший. Но главное, что это именно тот корабль, на котором мы надерём задницы выскочкам-леггерам!
   - А почему всё-таки лучший? - коварно поинтересовалась Переборка, лукаво прищурив лучащийся нахальством глаз.
   На подобный вопрос существует только один (запомните, парни!) правильный ответ - и Хэнк нашёл его не задумываясь.
   - Потому, что на нём есть ты...
   Куда и на что оказались потрачены почти трое суток, постороннему взгляду сказать было бы весьма затруднительно. В жилых отсеках царил форменный бедлам, в инженерной секции и на машинных палубах немногим лучше. В командную или ходовую рубку вообще страшно заходить - развороченные пульты своим видом больше напоминали мечту напрочь спятившего компьютерщика. В общем, шкиперу и Помелу тут ещё до хренища работы.
   Но главное, этот корабль мог лететь. И теоретически способен был забросить экипаж в любую точку галактики. Причём со скоростью, вызвавшей бы тихий зубовный скрежет и бессильную зависть самых скоростных пассажирских лайнеров или курьерских почтовиков. В самом деле, построить быстрый корабль не проблема - дело лишь в деньгах. Но чтобы он не нёс никакого груза? Коммерческого, или же в виде оружия? Шалите, господа хорошие - больно дорогое это удовольствие, гоночные гиперы.
   Как бы то ни было, когда к дальнему терминалу... не будем называть космопорта, приткнулся какой-то несуразный тягач, диспетчера не проявили к нему никакого интереса - уж прибывшая к парадному причалу делегация соседней звёздной системы это событие, требующее куда больше сил и внимания!
   Потому Хэнк в самой потрёпанной и затрапезной куртке, какую сумел найти на борту, сунул в детектор опознавателя какую-то подобранную по дороге грязную бумажку и, никем не замеченный, выбрался с территории причала. Уж он-то изучил устройство типового комплекса и стандартные коды здешней ветхозаветной электроники ещё в Академии.
   На лацкане его куртки под видом значка поблёскивал глазок микрокамеры. А Переборка, которой в виде особого расположения Хэнк разрешил пить чай из его именной кружки с фрегатом, спасённой ещё с прежнего Слейпнира, с комфортом устроилась перед пультом в мягком кресле и теперь только похохатывала, глядя на Малыша. В самом деле, балаган он устроил знатный...
   - Господин инспектор, как это Слейпнир числится в списанных? А вон то что, призрак? Или я, по вашему прибыл в этот порт верхом на ведьминской метле? - тут Хэнк от испуга округлил глаза. - А может, упаси боги, меня обманули насчёт широко известного здешнего порядка и гостеприимства?
   У дальнего терминала и в самом деле виднелся какой-то диковинный тягач со следами многочисленных и небрежных ремонтов, да и все датчики исправно подтверждали материальность пристыковавшегося там грузового корыта.
   Потому поглазевший в ту сторону инспектор шлёпнул в бумаги печать, в явно ошибшийся компьютер поправку, и через несколько секунд уже и думать забыл о настырном молодом человеке.
   А зря, зря - ибо Хэнк прямо от проходной космопорта нырнул в тёмный переулок и вскоре вынырнул из него там, где и предполагал - на стоянке такси-флаеров. Чернобородый индус не очень хотел отрываться от редкостного зрелища транслируемого по всем каналам прибытия гостей - однако вы не поверите, на какие подвиги способны вдохновить человека правильно подобранные слова (если они подкреплены ещё и купюрой в полсотни кредитов).
   На грузопассажирской бирже он старательно напустил на себя вид растерянного провинциала и растяпы. Долго и в сомнении топтался у расписания, поглазел на стол предварительных заказов. Однако он не направился к терминалам компьютерных регистраций, хотя именно там можно было подобрать себе более-менее приличный фрахт. Нет - умница Хэнк уже заприметил в сторонке стеклянную кабинку, где скучала брюнеточка средних лет со скромным бейджиком младшего клерка.
   О, только Переборка и могла оценить, как подобрался парень, как изменился его шаг и походка! А Хэнк, подойдя к кабинке, включил на всю мощность свою сногсшибательную улыбку, да ещё и распустил во все павлиньи перья знаменитое некогда обаяние. Неизвестно - сидящая на борту Слейпнира девица кусала губки или же ухохатывалась, глядя как Хэнк терпеливо и умело обхаживает разулыбавшуюся дамочку - но через каких-то десять минут ухмыляющийся парень уже прыгнул в терпеливо дожидающееся его такси.
   Ну, обратный его путь особых затруднений тем более не вызвал, а посему интереса и не представлял.
   - Малыш - ходовой рубке. Отчаливаем! - ещё из шлюза распорядился он.
   И едва за ним закрылась внутренняя створка, как Переборка уже азартно торговалась с кем-то за право срочно отдать концы. В конце концов, довод, что фрахт уже получен, а потому платить за лишнее время стоянки никто не собирается, всё же дошёл до соображения измотанных и усталых диспетчеров. Не из их же карманов оплачивать простой?
   - Всё-всё, только отстаньте! - и из башни сразу же прилетел электронный пакет документов с маршрутом, графиком да прочей, столь любой сердцу бюрократа белибердой.
   - У тебя купцов в роду не было? - добродушно поинтересовался Хэнк, который уже переоделся и занял соседнее место за пультом.
   Естественно, Переборка тут же перекочевала в соответствующее кресло. И уже сидя на своём законном месте, на коленях парня, легонько куснула - для разнообразия, на этот раз за ухо.
   - Это за охмурение той мадамы. Да, предки мои почти все в торгашах и банкирах числились, так что талант торговаться наследственный, - голос Переборки только сейчас начал теплеть.
   Хэнк через её плечико глянул на выбранный диспетчерами трафик. Ткнул пару кнопок, и в огненном вихре космопорт, небольшая провинциальная планета и вся эта звёздная система вскоре провалились в тартарары.
   - Слушай, Малыш, а что же ты всё-таки задумал? - Переборка вдумчиво изучила показания приборов, и рыжая бровка её озабоченно воспарила - один движок немного играл.
   - Где темнее всего? - задал Хэнк классический вопрос.
   Разумеется, на него он получил столь же классический ответ - под пламенем свечи. Ну так вот, теперь уже легально существующий тягач взял хоть и не очень выгодный, но вполне легальный фрахт - и с полным на то правом потянет легальный груз. В пути маленько отклонится от курса...
   - Туды-сюды, чего-нибудь обязательно с нами приключится - а территория леггеров как раз рядом! - оживившаяся Переборка кивнула.
   Подобраться близко незамеченными - это уже полдела. А там, штурм унд дранг! Ферштеен?
   Кстати сказать, из здания биржи Хэнк едва не забыл отправить одно сообщение - но забыл предупредить о нём Переборку. Потому, когда с грузового терминала, где Хэнк в поте лица подцеплял к кораблю три здоровенных контейнера, на борт забрались двое неизвестных, они мгновенно оказались под прицелом бластера.
   По правде говоря, в приехавшем ещё с Альдебарана оружии Хэнка не имелось ни единого заряда, а в ни разу не чищенном излучателе разве что ещё пауки не завелись - но ведь побелевшим от испуга дипломатам о том невдомёк? Вообще, такая пигалица, как Переборка, весьма забавно смотрелась со здоровенным армейским бластером в лапках и офигительно решительной мордахой. И Хэнк, который успел переодеться во флотский мундир без знаков различия, некоторое время любовался на её раскрасневшиеся щёчки да на побелевшие и перекошенные от испуга лица обоих гостей.
   - Опусти пушку, Переборка - это как раз те двое, которых нам надо забросить к леггерам.
   Следует отдать должное, девица умела прикинуться паинькой, когда надо. Во время представления гостей она ни разу не загнула в бога-рога-носорога, и даже, представьте, довольно мило извинилась перед нерешительно осматривающейся парочкой.
   - Не верь им, Переборка, - подбоченившийся Хэнк навис над поднявшимися на борт, как угроза неминуемого.
   - Леди N на самом деле баронесса и член не самого захудалого правительства. Злопыхатели за глаза называют её железная леди - хотя и отдают должное её деловой хватке и уму, - чтобы немного скрасить свои слова, парень с максимально возможной галантностью приложился к ручке означенной баронессы.
   - А вот этот дядечка, сэр Б, в своё время геройствовал в звёздной пехоте. И когда он со своим полком высаживался на какой-нибудь планете, половина супостатов умирала от страха ещё до начала штурма, - надо признать, бывший полковник отнёсся к этой убийственной характеристике гораздо более спокойно.
   - Ну, знаете, молодой человек... - щёки баронессы постепенно вернули себе естественный румянец. - Применение тяжёлых крейсеров в дипломатии недопустимо!
   На что Хэнк эдак подкупающе ухмыльнулся, как он умел, и предложил гостям расслабиться да послать все экивоки да условности туда, где им самое место.
   - У нас тут затеян небольшой ремонт, - он рассеянно обвёл взглядом царящий в рубке погром. - Но жилой отсек в порядке, так что вполне флотский уют гарантирую. Будьте проще - и люди к вам потянутся.
   Разумеется, ни сэр Б, ни тем более леди N, не признали вокруг себя бывшего корвета новейшей серии, что обоих присутствующих членов экипажа вполне устраивало. Пока леди ахала и охала в доставшейся по наследству маленькой оранжерее, где очень кстати расцвёл какой-то охренительно редкий кактус, Хэнк в двух словах посвятил сэра Б в маршрут и предполагающиеся по пути перипетии.
   - Вообще, нам поручили ещё и присмотреть, чтобы один молодой человек во время осуществления пари не слишком уж допускал противозаконные или откровенно опасные действия, - свежевыбритый и благоухающий дорогим одеколоном сэр Б помотрел в серые глаза Хэнка с военной прямотой. - Пари получило огласку, и букмекеры уже принимают ставки за - и против вас.
   Парень улыбнулся и заверил - хоть он и не получил офицерский патент, но что такое порядок, всё-таки догадывается. Нашедшие такое замечательное сходство мнений мужчины обменялись рукопожатиями, и на время расстались если не весьма довольными друг другом, то более-менее успокоенными на сей счёт.
   Поскольку Хэнку надо было посвятить некоторое время работе в ходовой рубке (не всё можно доверить компьютеру, дамы и господа), то он легкомысленно поручил Переборке устроить ознакомительную экскурсию в машинное отделение.
   Если бы он знал, чем это обернётся! А впрочем, чёрт со всем этим... короче, чинная и вежливая Переборка, оказавшаяся в своей законной, родной и насквозь знакомой епархии, уже пришла в себя от невесть с чего затмившего ей разум приступа благонравия. И когда её экскурсанты с благоговейным трепетом таращились на блестящие и басовито гудящие механизмы да приборы, рыжая чертовка с невозмутимой улыбочкой поинтересовалась:
   - Вы когда-нибудь трахались на работающей турбине главного корабельного реактора? Нет? Напрасно - очень рекомендую. Впечатления воистину незабываемые... да и вряд ли вам ещё когда-нибудь представится такая возможность.
   Лица обоих дипломатов в тот момент нельзя даже описать. Нет, и не уговаривайте - таковое невозможно в принципе. Ит из импоссибл. Даже если бы на официальном приёме у какого-нибудь короля или премьер-министра им предложили что-нибудь неприличное, на подобные шутки существовали давно заготовленные контрходы (прецеденты, знаете ли, случались). Но к такому почтенная леди и штурмовавший знаменитую Ледяную Твердыню сэр оказались явно не готовы.
   И долго ещё боялись отчего-то смотреть в глаза друг дружке...
  
   Привыкнуть можно ко всему. Вид сэра Б в рабочем комбезе, спешащего куда-то с мотком кабеля или люминесцентной панелью в руках, никого особо не удивлял - бывший бравый полковник от скуки сам напросился у Хэнка на какую-нибудь несложную работу. Правда, больше похожая на чинную и благонравную старшеклассницу Переборка, которой по её просьбе баронесса преподавала кое-какие премудрости поведения истинной леди, поначалу выглядела весьма забавно и до жути пугающе. Уж не заболела ли?
   Однако баронесса, собственноручно подающая на стол кают-компании кастрюлю с обедом - это, скажу я вам, круто! Почтенная леди сунулась на камбуз, втихомолку ужаснулась и заявила, что теперь понимает, отчего у флотских сплошь и рядом гастриты и холецеститы. Мало того, что вбила камбузному роботу несколько дюжин новых рецептов, так ещё и взялась вести недрогнувшей рукою таковые дела - да-да, самолично готовила-кашеварила!
   - М-м, пельменики? - Хэнк демонстративно повёл носом, с наслаждением принюхался в одну сторону - и точно, оттуда вынырнула разрумянившаяся баронесса с подносом в руках и добродушной улыбкой на лице.
   Раскладывающая на белоснежной (!) скатерти столовое серебро Переборка невозмутимо шлёпнула его по рукам, чтоб не вздумал утянуть истекающий духмяным ароматом ломтик ветчины, а сама поинтересовалась у сэра Б - какой сорт виски положено употреблять господам офицерам перед обедом?
   - Джентльмены перебьются, - безапелляционная баронесса ловко сгрузила поднос и уплыла обратно на камбуз, словно величавый фрегат под одобрительными взглядами мужчин и задумчивым девицы.
   И когда сервированный в кают-компании стол оказался больше похож на репортаж из рая для гурманов, к нему соизволила прибыть и леди, сменившая белый поварской комбез на строгое (но чертовски дорогое) платье. Впрочем, от предложенной ей сэром Б рюмочки шартреза не отказалась, а потом все от хохота едва не подавились супом с фрикадельками, когда Переборка с отвращением обозрела всё это великолепие да обилие и уныло пожаловалась Хэнку:
   - Блин... тут вилочек и ложечек всяких больше, чем насадок у моего гайковёрта! Как можно всё упомнить?
   - Привычка появляется не сразу, - парень хоть и сам едва не путался во всех этих делах - но обязательный в Академии курс этикета всё же оказался забыт не полностью.
   С унылым видом девица покосилась на орудующего ложкой Хэнка - и не задумываясь цапнула такую же.
   - И всё же, - парень как ни в чём не бывало продолжил прерванную часа три тому беседу. - Не выйдет так сразу развернуть отношения двух рас на строго противоположные. Думаете, люди забудут эту войну, сотни тысяч погибших?
   Не страдающий отсутствием аппетита сэр Б уже доел первое, и потеребил край заправленной за воротник салфетки.
   - Поначалу я тоже относился отрицательно, потому вполне понимаю ваш скепсис. Но! - он в ожидании перемены блюд обозрел стол. Покривился эдак легонько при виде сладкого шартреза, который простительно пить только дамам и детям - и достал из нагрудного кармана плоскую серебряную фляжку с хорошо заметной пулевой вмятиной.
   Тоже покончивший с супом Хэнк ничуть не возражал против напёрсточка хорошего коньяка - равно как и против того соображения, что как ни странно, именно флот и армия первыми поддержали идею. Ведь уважать сильного и достойного противника, это как раз в духе кодекса чести почти всех земных народов. Против сообщения, что генштабы обеих рас уже задумали снять флоты с границ между ними и использовать их там, где они нужнее, парень тоже ничего не имел - равно как и против второго напёрсточка.
   Но окончательно всех убедило сообщение, что обе стороны уже начали освобождение и обмен военнопленными, и сейчас к границе подтягиваются представители Красного Креста, да наблюдатели, да прочие члены комитетов солдатских матерей.
   - В общем, после консультаций с руководством флота, а также бесед с командным да рядовым составом я всё-таки переменил своё мнение, - сэр Б поблагодарил баронессу за предоставленную ему порцию второго блюда.
   Леди N изобразила породистым лицом строго отмеренную дозу недовольства и заметила, что на финансовом и экономическом поприще, против ожидания, перспективы выяснились куда хуже. Оказывается, все расы с нескрываемым ужасом посматривают на нашу банковскую сферу. Столь изощрённые и нахрапистые методы воротил бизнеса человечества давненько уже внушили к себе трепетное почтение соседям. Интересно, что пираты и акулы это самые мягкие слова, каковыми характеризуют наших финансистов едва оправившиеся от первоначального шока те же сирианские рептилоиды.
   - Знай наших! - раскрасневшаяся отчего-то Переборка залилась тихим смехом и залихватски проткнула вилкой толстый пельмень, словно это был нерасторопный денежный мешок леггеров.
   - Так что, министерства финансов всех рас чётко отдают себе отчёт - если они сегодня решатся в своей сфере сотрудничать с человечеством, то завтра проснутся без штанов, - сэр Б одобрительным кивком сопроводил попавшую по назначению порцию умопомрачительного овощного салата и потянулся за следующей.
   - В каком смысле без штанов? - невозмутимая Переборка не была бы самой собой, если бы и тут не подкузьмила.
   Под дружный смех присутствующие одобрили ход мыслей нахальной девицы и даже подняли за неё следующий тост.
  
   Третий день тягач исправно тянул на себе груз и всю развесёлую компанию. По пилотской или навигаторской части хлопот практически не было - уж автоматизация на новом корабле оказалась на высоте. Хэнк на пару с сэром Б потихоньку превращал тактическую рубку во что-то вроде запасной ходовой, леди N под чутким руководством ухохатывающейся Переборки отважилась открутить пару гаек, а за бронированными стенками бывшего корвета всё так же стекала за корму мельтешаще-серая муть гиперпространства.
   Однако, и всему этому безмятежному времяпровождению рано или поздно приходит конец. Уже вечером Хэнк недрогнувшей рукой выдернул грузовик в реальный космос и тут же, жадным взглядом принялся считывать данные истосковавшихся по работе приборов.
   - Почти не промахнулись, - усмехнулся он в ответ на обращённые к нему вопросительные взгляды. Затра должны быть на месте.
   Во всех глазах наблюдалась такая диковинная смесь вопросов, любопытства и даже детской обиды (Переборка), что Хэнку на миг захотелось всё рассказать. Однако, нет - сюрпризы должны быть неожиданными.
   - Если я верно поняла нашего молодого капитана, корабль неплохо прыгнул через гиперпространство, а теперь остатки надо добирать на ходу в реальном космосе? - баронесса полюбовалась на своё отражение в большущем экране, на котором еле заметно перемещались звёзды, и обернулась.
   Хэнк подтвердил, что если опустить технические и малосущественные детали - примерно так оно и обстоит.
   Наутро он уже далеко не так же был в том уверен, и всматривался в приборы с таким пристальным вниманием, что тихо шепчущийся с баронессой сэр Б, который на пару с леди потрошил и переподключал сигнальный кабель, обратил на то внимание.
   - Есть причины для беспокойства, кэп?
   На обернувшемся лице Хэнка блуждала смутная улыбка.
   - С одной стороны да, с другой нет, - он ткнул пальцем в сенсор связи. - Мостик - машинному. Переборка, готова устроить то, о чём мы договаривались?
   В ответ как обычно полетели матюги - однако в них на этот раз проскальзывала витиеватая забористость пустившейся во все тяжкие леди. Хэнк-то понял всё до мелочей - впрочем, смущённая улыбка баронессы подтвердила, что и почтенная дама тоже не слишком осталась в стороне от понимания общего смысла сообщения. Да в самом деле, чего тут не понять-то?
   - Как ё*баны в рот, так я бля буду ни х*я. А если ё* твою мать - то ну меня на *уй! - задорный голос девицы, всёрьёз вознамерившейся надрать все какие ни попадутся задницы, разнёсся по всему кораблю.
   - Отменно, - улыбнулся Хэнк. - Тогда бегом волоки свою тощую попу сюда и раздай противоперегрузочные костюмы. Отбой связи.
   - Я за эти дни неплохо обогатила свой лексикон, - леди N тонко улыбнулась, потёрла нос смутно знакомым жестом и тут же изобразила, будто собирается отвесить сэру Б подзатыльник. - Ты куда смотришь своими гляделками, растудыть твою в кандибобер? Синхронизация на узел накачки идёт через разъём три-бэ. А вообще, просто ужас...
   Похохатывающий и сконфуженный напарник изобразил виноватым жестом - mea culpa - и переподключил наконечники. А потом признал, что по витиеватости и изощрённой забористости ругани с флотскими не тягаться даже прославленной звёздной пехоте. Да уж, иные доставшиеся нам от эпохи паруса традиции ох как живучи.
   Переборка уже примчалась маленькой бурей. Если с сэром Б проблем не возникло ни малейших, уж бравому полковнику во время форсаж-десантирования со своими головорезами много раз приходилось пользоваться подобными моделями, то с баронессой девице пришлось немного помаяться. Чуть более гм-м... аппетитного сложения, нежели это дозволено какой-нибудь мисс победительнице конкурса красоты, леди N выглядела в облегающем противоперегрузочном костюме весьма импозантно.
   - Кто станет насмехаться или подшучивать, останется без десерта и сладкого, - баронесса со смеющимися глазами сделала вид, будто ищет скалку.
   Хотя гравитационные компенсаторы человечества и оставляли желать лучшего, но благодаря своей простоте и отличались высокой надёжностью. Однако, и работали кое-как - посему для преодоления мелких всплесков и приходилось одевать это обжимающее тело со всех сторон недоразумение.
   Хэнк, который делал одновременно три дела - прыгал на одной ноге, пытаясь попасть другой в завернувшуюся упругую штанину; выдавал с пульта команду ходовому компьютеру; и изо всех сил пытался сдержать улыбку - всё же не удержался. Одна половина его лица, обращённая к почтенной леди, оставалась эдакой одухотворённо-серьёзной. Зато другая... в её-то щёку и чмокнула подскочившая на помощь Переборка.
   - Рассказывай, Малыш, что задумал - а то я уже извертелась от нетерпения.
   Палец парня ткнул в три светящиеся точки, которые объявились на только что пустом экране и шли пока почти параллельным, слегка сближающимся курсом.
   - Ага! Нас сейчас попробуют ограбить. Вот и джентльмены пустоты пожаловали...
   Затем он сжалился над вовсе не малость озадаченными физиономиями и пояснил - дескать, в том порту, из которого он отправил сообщение обоим дипломатам да назначил рандеву, он в такси мимолётно пожаловался водителю. Так мол и так, шкипер он же первый пилот приболел - а тут подвернулся чертовски дорогой фрахт.
   - А, так вы предполагали, что тот простолюдин работает осведомителем у... пиратов? - глаза баронессы в предвкушении впечатлений горели восторгом.
   На самом-то деле, Хэнк Сосновски знал точно - полученное сообщение от одной симпатишной контрразведчицы свидетельствовало о том недвусмысленно. С другой стороны, если чудо объяснить, оно сразу потускнеет и потеряет свой блеск да шарм непознанного - это он тоже знал не понаслышке. Парень ещё ухмыльнулся, завидев, с каким отвращением сэр Б повертел в руках запущенный донельзя бластер, а потом скомандовал занять кресла - сейчас будет жарковато, и путаться под ногами у него да получать порцию матюгов крайне нежелательно.
   В просторной рубке обретались как раз четыре роскошных кресла - бывший капитан корвета, пилот, навигатор и артиллерийский сержант могли отсюда с немалым комфортом руководить боем или сложными маневрами. Однако теперь их заняли совсем другие и куда менее подготовленные люди - лишь Хэнк мог похвастать должным образованием и некоторым опытом...
   Три точки скользнули на сближение слаженно и как-то даже вкрадчиво. Словно три акулы, завидевшие жирненького неповоротливого кита, они устремились к беззащитной добыче. Беззащитной в том смысле, что если вдруг у Слейпнира забарахлит что-то в ходовой части или управлении ею, то дела хероваты. Но взгляд занявшей место рядом Переборки излучал полное спокойствие - техника не подведёт.
   - Естественно, естественно, мы станем удирать, - Хэнк уже надел на запястья упругие кольца объёмных датчиков и проделал руками в воздухе несколько движений с виртуальными рычагами. - И само собой, в строго противоположную от пиратов сторону.
   - Ага, а там как раз граница пространства с леггерами? - более-менее разбирающийся в трёхмерной ситуации сэр Б ухмыльнулся.
   Хэнк подтвердил, и попросил того нажать во-он ту кнопку.
   - И что станут делать скрывающиеся до поры в гиперпространстве пограничные крейсера или эсминцы, если удирающий в их сторону от пиратов грузовичок землян начнёт узконаправленным лучом верещать ХЕЛП? А передатчик у нас дай боже каждому, голосистый...
   Сэр Б ухмыльнулся понимающе - и вжал сенсор. Тут уж и к попу ходить не надо. Коль поступил приказ, что Земная Федерация теперь друзья, а с их кораблей отныне надлежит сдувать пылинки, то обязательно среди капитанов леггеров найдётся молодой да амбициозный, желающий отличиться да заработать медальку. Уж на всех незримых в космосе границах местные испокон веков сквозь пальцы смотрели на небольшие проскоки на ту сторону. Всяко в жизни бывает, знаете ли - не устраивать же из каждой мелочи скандал и дипломатические склоки?
   Опять же, пиратов пощипать - дело вполне почтенное и заслуживающее всяческого поощрения да поддержки в любом государстве...
   Хэнк как в прогноз тактического компьютера глядел. Конечно, он даже и на четверть не показал преследователям, какую же прыть может развить его корабль на самом деле - рычажки ускорения едва выползли из стопор-фиксаторов. И неспешно приближающихся захватчиков, уже предвкушающих резню, а потом захват и делёж трёх здоровенных серебристых контейнеров, что отягощали корму Слейпнира, наверняка ожидал чертовски неприятный сюрприз.
   Освещение еле заметно моргнуло. Корабль чуть вздрогнул, а на пульте лениво пошевелилось несколько огоньков.
   - Что это было? - полюбопытствовала раскрасневшаяся леди N. В самом деле, весьма интересное занятие - расположившись с комфортом наблюдать за подробностями разворачивающегося за бортом действа.
   - А это по нам стреляют, баронесса, - лениво отозвался блаженствующий в своём кресле сэр Б.
   Разумеется, округлившиеся глаза почтенной леди ничуть не выражали всего её восторга пополам с острасткой.
   - И что?
   - Защитное поле выдержало, - Хэнк потянулся рукой и на всякий случай чуть добавил мощности на генераторы означенного поля.
   Дама в ответ поинтересовалась - а что, если?
   - У нас и кое-какая броня имеется, - заверил её Хэнк, припомнив доставшуюся по наследству от корвета вполне приличную шкурку из лёгкого тугоплавкого сплава. Титан-бериллий это вам не какая-нибудь холоднокатанная сталь.
   На этом леди N не угомонилась и полюбопытствовала - а если и броню пробъёт? На что Хэнк с удовольствием констатировал, что есть ещё один слой защитного поля - внутренний. Но дотошная любительница докапываться до истины не угомонилась на том и продолжала свои а если и это.
   - В жопе у них не кругло, - лаконично ответила дремлющая в своём кресле маленькая рыжеволосая бестия, когда кораблик несколько раз подряд вздрогнул снова.
   - Гм-м, этот несносный l'enfant terrible хотел сказать, что пробить трёхслойную защиту у пиратов не хватит мощности бортового залпа, - бывавший в передрягах сэр Б в поисках поддержки обратился к Хэнку.
   Тот, разумеется, не стал рассыпаться в подробностях и хвалебных одах конструкторам и инженерам Земной Федерации - как ни крути, а защита бывшего корвета была не по зубам мелким шакалам. Им-то надо захватить, а не уничтожить? Если уж совсем худо станет, тогда можно попросту удрать...
   В это время экраны и пульт озарились феерической вереницей огней, а где-то сбоку негромко заверещал зуммер. То недрёманое око тактического компьютера сразу приметило во взвихрившемся спереди и чуть сверху всплеске поля корабль. А коль скоро программ опознавания никоим боком не касаются политические течения и ветры, то датчики с полным на то правом распознали в нём чужака. Уж системы свой-чужой на корвете стояли самые современные.
   - О, а вот и подмога прибыла, - Хэнк с любопытством послал запрос и присвистнул, завидев ответ. - Ого, нас серьёзно оценивают - лёгкий крейсер класса Терминэ.
   Казалось, крохотный грузовичок покачнулся, когда мимо него пронеслась огромная камуфляжно-серебристая тень весьма хищных очертаний - Хэнк безотчётно вжал голову в плечи. А затем быстро укрупнил изображение заднего обзора и вырубил подачу топлива.
   - Красиво, - признала леди N.
   В самом деле, крейсер леггеров мгновенно показал пиратам, кто же тут на самом деле акула - а кто мелкая, хоть и зубастая рыбёшка. Изощрённые датчики корабля показывали брызжущие лучики залпов и феерическое мельтешение разлетающихся обломков. Первый пират почти сразу сменил цвет на чёрный, и тактический компьютер услужливо оконтурил его столь же чёрным треугольничком.
   - Подбит и полностью выведен из строя, - сообщил с не меньшим любопытством глядящий на это зрелище Хэнк.
   Второй попросту разлетелся на величественно кружащиеся обломки, и попросту исчез с экрана - судьба его оказалась понятна и без комментариев. Третий пытался увернуться и отвалить в сторону, однако неумолимая инерция уже набранного разгона тащила его прямо под огнедышащие жерла квантовых пушек крейсера. Яркая вспышка, и на экране остался только пульсирующий пурпурным светом корабль леггеров да замершая рядом чёрная могилка первого корабля.
   Хэнк поколдовал над пультом и усмехнулся.
   - Вот и всё. Я передал на крейсер огромаднейшее спасибо и сердечные поздравления. И что мы практически не получили повреждений, исправим своими силами. Мир-дружба, пожелание глубокого вакуума и всё такое...
   В ответ на вопросительные взгляды он пояснил - защитное поле не закрывает столь лакомый для захватчиков груз. Видимо, канониры у пиратов были совсем косые, коль один залп промазали и повредили узел крепления.
   - Переборка, проверь, как там дела в машинной секции. А вы, леди и джентльмен, надевайте скафандры и отправляйтесь чинить повреждённый узел. Мне как капитану, по должности не положено.
   Баронесса мудро усмехнулась и заметила, что такой экзотики она ещё не пробовала - будет о чём рассказать за обедом у премьер-министра или в будуаре королевы. И решительно встала из кресла.
   Пока эти двое там ковырялись, неуклюже кувыркаясь в скафандрах и меняя сцепку под одобрительные шуточки и подначки друг друга, Хэнк провернул одну из самых блистательных афер. Когда Переборка вернулась с осмотра и одним лишь пренебрежительным движением плеча подтвердила полный порядок, её Малыш уже держал в руке две чин-чином отпечатанных грамоты-свидетельства.
   Так мол, мать вашу, и разэдак, сэр Б и леди N находились на борту выдержавшего пиратское нападение и обстрел гражданского корабля. Сектор космоса, время и всё такое, а дополнительные сведения у лёгкого крейсера леггеров бортовой нумер такой-то. Упомянутые вели себя как и подобает, а потом мужественно ликвидировали полученные повреждения. Подписи капитана, главного механика, голографическая цифровая подпись бортового компьютера.
   - Да уж, охренеть можно, - девица порыла носиком над весьма почтенного да официального вида документами и преисполнилась важности. - Главный механик это, стало быть, я и есть?
   И тут же, испачканным в копоти пальцем поставила в нужных местах два папиллярных отпечатка. Хэнк не стал так изощряться - черкнул свою залихватскую подпись. Так что, когда со стороны шлюзового отсека послышались усталые, но всё же довольные голоса, он чуть выждал, и скомандовал построение.
   Видок у насквозь мокрой леди N, которая вклинилась меж привычно ставшим во фрунт бывшим полковником и независимо занявшей своё место в конце Переборкой, оказался ещё тот, когда исполняющий обязанности капитана здоровенный викинг преисполненным достоинства голосом объявил благодарность за проявленную выдержку перед лицом численно превосходящего неприятеля - и раздал имеющие, между прочим, вполне официальную и юридическую силу свидетельства.
   - Впрочем, ничего другого я от вас и не ожидал, - хотя в глазах Хэнка и можно было бы рассмотреть глубоко спрятавшуюся усмешку, однако он уже запомнивишимся жестом откозырял к несуществующей фуражке да предоставил обоим поработавшим в вакууме полчаса для приведения себя в порядок. И принялся раздавать рукопожатия.
   Едва оба вовсе не малость обалдевших и пошатывающихся дипломата скрылись по направлению к душевым, шёпот Хэнка сорвал с места тут же рыжей белкой унёсшуюся Переборку.
   - Мухой чеши исправь, чего они там наковыряли, а я пока приготовлюсь к дальнейшему... - в самом деле, зачем лишать людей их маленького удовольствия и возможности немножко погордиться собой?
   Ведь груз на самом деле Хэнк ещё ночью передал на попутный буксир вместе с документами фрахта, а сзади виднелись теперь лишь три большие, красивые, и что самое главное - лёгкие пустышки. Впрочем, они тоже сыграют свою роль...
   - А теперь, дамы и господа, продолжим, - в голосе Хэнка отчётливо проскакивала лукавая чертовщинка.
   Крейсер леггеров с экранов уже исчез - капитан пристыковал подбитую скорлупку пиратов в качестве, так сказать, офигенно вещественного доказательства да отправился по своим делам. Небось, сейчас пишет победную реляцию да готовит дырочку под медаль... на миг Хэнк позавидовал, причём не стал скрывать это от самого себя. Из таких вот мелочей и складывается служба в мирное время. А, да что там!
   Переборка кивнула и поглубже вжалась в своё кресло. Только по мелкой её дрожи и можно было догадаться, как она волнуется. Повинуясь команде Хэнка, скрытый где-то глубоко внизу реактор щедро заглотил порцию топлива. Шустро засновали безжалостно содранные со своих орбит электроны, обнажая мрачную решимость затаивших титаническую мощь ядер. Неистовым вихрем взвилась в накопителе инжектора маленькая буря - а Хэнк бестрепетной рукой вливал и вливал мощь в этот едва уже сдерживаемый катаклизм.
   Это называлось скачок. Не плавное и экономичное скольжение, а словно стартовый рывок сжавшегося в пружину спринтера. И когда капитан вставил сияющий никелем гипер-ключ да вжал тревожно полыхающий сенсор, исполинская сила выгнула в дугу самоё время и пространство. Разметала его в рваные клочья. И словно маленький серфингист на гребне могучей волны, в авангарде этой судороги понёсся маленький кораблик, в котором оказалось всё чётко уравновешено и синхронизировано.
   - Отличная работа, Переборка - даже гоночные яхты вряд ли могли бы стартовать так резво, - а Хэнк выжал рычаг подачи топлива чуть ли не до половины.
   Ох, как же наверняка охренели от радости неистовствующие в ядерном аду бесы! Наконец-то подвалила приличная работёнка, наконец-то можно вволю, до одури лопатой покидать в топку сошедшие с ума античастицы да проявить свою подзабытую мощь!
   Маленький корабль нёсся по гиперпространству так, словно за ним гнался сам дьявол. Разумеется, датчики пограничных патрулей зафиксировали столь необычный феномен - однако их корабли были куда тяжелее, да и не запасли в топках энергии для столь умопомрачительного рывка.
   - Адьёс, амигос, - Хэнк беззаботно помахал рукой куда-то в сторону кормы, и встал из кресла.
   Корабль гудел еле ощущающим басовитым звуком - тут-то и сказалась предсказанная ещё хер знает когда Переборкой пресловутая тяговооружённость - по динамике разгона и скорости лучшие корабли леггеров оставались не просто позади. Они вообще не имели шансов, отстали словно самокаты пацанов от хорошего флаера. А перехватить в гипер-пространстве и вовсе нереально.
   Вот и всё, дамы и господа - отдыхаем пока...
  
  
   Глава шестая. Не дела, а делишки
  
   - Помните, в прошлом году, нашумевшее дело "Земная Федерация против Иржи Джованниевича"? - леди N с очаровательным румянцем на щеках изящно нахмурила бровку и переложила одну карту своего пасьянса.
   По правде говоря, лёгкая вибрация реактора на ходовом режиме за двое суток надоела до крайности. Сэр Б, намаявшись с работой, откровенно дремал в своём кресле, Переборка с самой мрачной рожицей чистила да изучала бластер, а мающийся с навигацией Хэнк уже и сам чувствовал, как впадает в тихую тоску. Зато одна лишь баронесса выглядела как всегда блестяще - то есть сияющей и свежей.
   - Ну как же, - отозвалась Переборка и заглянула одним глазом в ствол. Неизвестно, что там высмотрела, потому что этак неопределённо дёрнула плечом и вздохнула. - Профессор чё-то там напортачил со своей генной инженерией, а его за то нахер упаковали в каталажку.
   Не обратив должного внимания на лексикончик своей подопечной, баронесса рассказала менее известные подробности. Оказывается, профессор Иржи потом умудрился через друзей опубликовать в научной прессе открытое письмо. Мол, так и так - я учёный, моё дело открывать и давать человечеству знания. А как воспользовались моими достижениями всякие мерзавцы, вот с них и спрашивайте.
   - Определённая логика в том есть, - задумчиво признал Хэнк и вновь углубился в свою навигацию. Вот же хрень! Без тощего Помела как без рук...
   - Да, в научных кругах поднялся самый настоящий, как выражается одна рыженькая нахалка, шухер, - баронесса опечаленно вздохнула и смешала карты. - В общем, профессора выпустили - но в качестве хоть какого-то наказания поручили разобраться с генетическим кодом леггеров. К тому времени накопилось достаточно материалов для статистики и сравнительного анализа.
   Хэнк оторвался от своих расчётов и поднял глаза.
   - Только не говорите мне, леди, что люди с леггерами родные братья. Застрелюсь из ржавого бластера.
   Баронесса криво усмехнулась, однако ответил вроде бы безучастно дремлющий и не прислушивающийся к беседе сэр Б. На самом деле, выводы профессора Джованниевича (подтверждённые, кстати, и независимой проверкой) оказались куда более парадоксальными.
   - Ну вот представьте вышедшие из одной верфи крейсер и пассажирский лайнер - они совсем разные. Однако, если в них поковыряться, обнаружится удивительное сходство - одни и те же материалы, методы сборки и технологии.
   - Я понял, - Хэнк хмуро кивнул. Всё-таки где-то в расчётах ошибка, придётся делать ещё одну коррекцию курса. - Если предположить наличие некоего Творца, Создателя, то люди и леггеры вроде как его экспериментальные мышки, вышедшие из одной лаборатории и одних рук?
   Он скосил глаза в сторону - Переборка оставила играться с деталями оружия и втихомолку подключилась к отнюдь не страдающей скудоумием корабельной базе данных. А теперь с умопомрачительной быстротой просматривала данные по запросу всё о бластерах.
   - Примерно так. Потому результаты и не разглашались, - леди N задумалась ненадолго, а потом, словно отгоняя мрачные мысли, встряхнула головой. - Не моё дело решать - профессор Иржи Джованниевич безумный гений без зачатков морали или же гордость человечества...
   - Но мы везём кристалл со всеми его выкладками, - сэр Б даже открыл глаза. - И эти данные ещё один чертовски веский довод - что воевать нам и леггерам, пожалуй, не стоит.
   Хэнк уже получил от компьютера данные для коррекции курса и задумался. Возможно, конечно, что где-то там сидит старикан или грозная дева, с которыми неплохо было бы встретиться как-нибудь да покалякать по душам под пивко. Но ходить во всякие культовые сооружения и слушать бред посредников? Нет уж - нахер, нахер, как орали в доску пьяные детсадовцы - потрахаемся и спать! И никакой манной каши!
   Воодушевлённая чем-то Переборка уже вынюхивала нечто в трёхэтажной формуле, в которой Хэнк не без удивления признал расчёт энергетического баланса плазменной пушки. Ничего себе девчоночка! С виду как оторванная от забора доска - но гонор и мозги дай бог каждому...
   - Ладно, - вздохнул он и посмотрел на часы. - Скоро отбой, а завтра у нас будет жаркий день. Все могут разойтись на отдых.
   И стал готовиться к последней коррекции курса.
  
   Время тянулось невыносимо медленно. Да и в самом-то деле, куда ему спешить? Хоть стой, хоть беги, хоть спи сном праведника - а оно ничуть не ускоряет и не замедляет своей неслышной, однако вполне ощущаемой походки. Тик-так, и хоть ты тресни! Поскольку от древней гипотезы некоего Эйнштейна давно уже отказались, перейдя на куда более прогрессивную теорию единого временного континуума, то уж будь добр, иди в ногу со временем. Или лежи в ногу с ним же - ему от того ни жарко, ни холодно.
   Вообще никак.
   А всё остальное, дамы и господа, суть субьективное восприятие и самообман. Коли в голове тараканы завелись, куда похлеще выверты случаются, знаете ли...
   Потому, когда во входном створе гостеприимно раскрывшего объятия космопорта столицы леггеров разлилось призрачное лиловое сияние, неопровержимо свидетельствующее о том, что сейчас из гиперпространства вывалится некто, к тому месту не мешкая ринулись две доселе казавшиеся мирно спящими грузные тени.
   Человек знающий (да и не только человек) тотчас признал бы в оных тенях два весьма мощных ударных крейсера. И прибывающему без уведомления чужаку сразу пришлось несладко. Да только, с самого начала что-то пошло наперекосяк и у перехвативших вторжение боевых кораблей.
   Эх, как славно молотили по ясно видимой в прицелах цели батареи квантовых пушек и плазменных орудий! Какие красивые брызги летели от наглых человечишек, сумевших коварством и обманом обвести вокруг пальца прославленных асов пограничья! Но что такое? Противник не сдаётся и даже не взрывается? Ах, какая прелесть - нате, получите ещё!
   Однако, мало-помалу, стрельба с обоих крейсеров стихла - что-то тут оказалось не так. И когда рассеялись облака раскалённых до оранжевого свечения ионизированных газов да разлетелись кувыркающиеся ошметья, глазам недоверчиво всматривающихся в прицелы артиллеристов и наблюдателей предстала огромная махина изуродованного, продырявленного железа, размерами вряд ли уступавшего самим крейсерам. Залпы и длинные очереди изрешетили в решето бывшее нечто и окончательно превратили его в металлолом - да только, что проку? Такой махине оно как дробина слону...
   Сбросивший контейнеры впереди себя и под их прикрытием скользнувший в сторонку Хэнк ухмылялся. Нет, он откровенно скалил зубы и насмехался над не изменивишими своей уставной тактике флотскими дуболомами - уж modus operandi вероятного противника в Академии преподавали на совесть. Да и от щедрой сетки помех от стрельбы, забившей восприятие всех датчиков на сотню миль в округе, прямо в глазах рябило.
   Слейпнир мягко качнулся, когда в тёмном и чуть ли не покрытом паутиной дальнем уголке космопорта коснулся причальной стенки.
   - Прошу зафиксировать время, - обратился он к сэру Б, который потрясал взор своей военной выправкой под вполне цивильного вида фраком. - А также связаться с диспетчерской да посольством и засвидетельствовать - мы прибыли.
   - Пари выиграно, - леди N блеснула острыми радужными брызгами бриллиантового колье и покосилась в сторону бокового экрана, где канонир крейсера на пробу всадил очередь в мрачный и непонятный кусок железа. - Надо же - до сих пор не замечают. Прямо обидно, как нас низко ценят.
   Она улыбнулась эдак ободряюще чинно стоящей рядом Переборке, которая в белоснежном флотском комбезе сейчас больше походила на смазливого и отчаянно рыжеволосого кадета. Правда, девица чувствовала себя в светлом как последнаяя дура - уж к её белой коже куда лучше подходило тёмное.
   - А ведь, пожалуй - это ещё один довод в пользу мира?
   Переборка просияла ясным солнышком, однако открыть рот и высказать вслух всё, что она думает о неких долбаных недоумках, не осмелилась - сэр Б уже разговаривал сразу с двумя весьма важного вида господами. Один оказался похохатывающим и откровенно довольным консулом Земной Федерации, а другой униженным и разобиженным длинноногим хреном откуда-то из комендатуры порта.
   Потому девица втихомолку показала второму козу, и на этом посчитала своё злокозненное самолюбие в должной мере удовлетворённым.
   - Засвидетельствовано, - сэр Б отключился от тех и отвернулся от экранов. - Сейчас придёт подтверждение...
   Почти сразу на пульте просияли сполохи изумрудного мерцания, а так похожий на одну рыжую девицу голос мурлыкнул, что пароли, шифры и контрольные коды из диспетчерской получены - теперь любой корабль леггеров просто обязан признать их за своих.
   - Шампанское за ваш счёт, госпожа баронесса - а топливо, так уж и быть, соглашусь принять в подарок от джентльмена, - вовсе не чуть мокрый и усталый Хэнк отключил ходовую часть и принялся успокаивать да готовить к отдыху отменно поработавший корабль.
   - Шутить изволите, герр шкипер? - брови леди N возмущённо воспарили. - Да это я почту за честь денно и нощно поить лучшим шампанским живую славу нашего флота и его легендарную подругу! Уж будьте покойны - моя сестра пописывает пьески, так что поможет мне написать путевые заметки об этой поездке. И я продам права на публикацию крупнейшему концерну масс-медиа!
   Хэнк впервые видел Переборку столь смутившейся. Она даже спряталась за его надёжные плечи и теперь выглядывала из-подмышки на манер любопытного нашкодившего котёнка. Во, хрень какая!
   Сэр Б задумался на миг и тоже не остался в долгу.
   - Хорошо. В посольстве я выпишу чеки на топливо - и... оплату нашего проезда. Сумму во втором мы с леди проставим сами, уж не обессудьте, - с интересом слушающая баронесса незамедлительно подтвердила.
   Снаружи сквозь корпус донёсся стук и лязг, а недрёманая в недрах компьютера вторая Переборка мурлыкнула, что почётный караул, лимузин и прочая хрень к трапу поданы. Сэр Б незамедлительно подал руку баронессе и величаво направился с нею в сторону шлюзовой, а Хэнк выудил рыжую девицу из-за своей спины и не без труда проделал то же самое.
   - Не дрожи - после сегодняшнего, это пусть леггеры трясутся да портят с перепугу воздух, - шепнул он ей. И в качестве вполне здравого отвлекающего маневра продолжил. - А всё-таки, третий двигатель у тебя немного барахлит...
  
   - Прикиньте, люди - здесь травка растёт прямо на улицах! - Помело потянулся рукой, безжалостно отодрал с какого-то высокого растения привявший лист и в пару движений свернул из него подобие сигары. Щёлкнула зажигалка, и вскоре в глазах Жака зажёгся мечтательный огонёк. - Когда меня первый раз вывезли на прогулку, я по первости подумал, что угодил прямо в рай.
   Девять дней прошли с того момента, когда Хэнк с волнением ступил на землю главной планеты леггеров и тут же попал в крутой оборот здешних эскулапов. Большинство их методов и процедур так и остались ему напрочь неизвестными несмотря на постоянные медкомиссии и проверки в Академии - и не все из них отличались приятственностью. Уж чего только с ним не делали... он вспомнил ощущение, когда его явственно разбирали даже не по клеткам - по молекулам - да кропотливо собирали вновь, и втихомолку сплюнул.
   Переборке тоже досталось по полной программе, но рыжая хулиганка отнеслась ко всему со своим всегдашним наплевательством. Правда, шкиперу Эрику пришлось вынести куда больше, но тот не роптал. По той простой причине, что уже мог самостоятельно ходить и сейчас стоял рядом.
   - Не смотрите на меня так, - неугомонный Помело щелчком отправил окурок куда-то за кустарник и откинулся на спинку, подставив ласковому солнышку бледное лицо.
   Приговор эскулапов ему одному оказался суровым и безжалостным. Жить будет, и даже долго - только вот, нижняя половина так и останется навсегда парализованной... что это означало для не мыслящего себя без космоса растрёпанного даже сейчас хиппи, Хэнк не хотел и представлять.
   - Вот говорят, нет правды на земле - но правды нет и выше... - прошептали тонкие бескровные губы.
   Жак покачался в парящем на антигравитационной подушке инвалидном кресле, а потом медленно направил его по усыпанной серым гравием дорожке больничного парка. Он азартным голосом отвесил пару плюх Хэнку - дескать, то, что тот проделал с леггерами, можно было провернуть вдвое лучше и изящнее. И на ходу пояснил, сыпля цифрами и пеленгами как из рога изобилия. Ну, Помело он и есть Помело, что с него взять.
   - Так что, кэп, одобряешь новый тягач? - повернулся он к сумрачному Эрику, который через каждую минуту озабоченно ощупывал подбородок, словно проверяя - хорошо ли растёт его будущая борода?
   Шкипер мрачно загнул что-то такое, что с шага сбилась даже сопровождающая пациента и ни бельмеса не волокущая в языке людей вполне леггерского вида медсестричка. Тут уж и по интонациям раскатистого капитанского рыка догадаться не мудрено - нахрен тот опупенный корабль, когда Помелу на нём не летать!
   Переборка двигалась рядом с Хэнком, и только по её деревянному шагу да иногда с неженской силой стискивающей руку ладони и можно было догадаться об урагане, бушующем за обратившимся в приветственную маску лицом. Они надеялись на выздоровление Помела до последнего. Вчера Хэнк даже предложил вернуться на Слейпнир, а потом взять на абордаж роскошный, бело-зелёный королевский дворец, а там и прижать эдак за бело горлышко тутошнего короля. Дескать, вылечи другана нашего, твоё мать его разэдак величество! Большинством голосов (шкипер и Переборка) идея была отклонена - хоть и не без колебаний.
   И вот теперь... а что теперь? Не хотелось о том даже и думать.
   - Малыш, - в глазах Жака мелькнуло что-то жёсткое. - Когда встретишь тех ублюдков, что обидели нас... если в душе у тебя шевельнётся жалость, вспомни обо мне - таком. Обещаешь?
   Чего стоило Хэнку просто кивнуть с задумчивым видом, знал только он. А Помело бросил на него пристальный взгляд и шёпотом поинтересовался - с у него Переборкой что, настолько всё серьёзно? Парень без зазрения показал любопытствующему свой кулак и пообещал за длинный язык немного кое-кого и обидеть.
   Жак засмеялся и откинулся на спинку.
   - Да, мне сейчас уже похеру - обижай, не обижай... - он надолго о чём-то задумался в наступившей тишине.
   Остроухая длинноногая медсестричка обеспокоенно наклонилась к своему пациенту, что-то прощебетала. А затем, распрямив ничуть не уступающи Переборкиному тонкий стан, жестами показала - её подопечному следует принять процедуры.
   А стало быть, на сегодня пришла пора прощаться.
  
   Сбоку, с свете луны мелькнула тень. Хэнк повернул голову и поспешил подняться на ноги - её высочество Иррхен снова соизволили почтить его своим визитом. Да ещё и со своим супругом Мирром, щеголяющим в мундире командора флота леггеров.
   - У-у, злыдень - когда я вхожу, так не вскакиваешь, - чтобы Переборка и тут не показала свой норов? Да ни в жизнь - и всё же она нехотя отклеилась от парня.
   Когда несколько дней назад с посыльным передали весточку, что предстоит визит чертовски высокопоставленной в здешней иерархии леди, Переборка разволновалась так, что по щёчкам пошли красные и белые пятна.
   - Знаешь, подруга - не надо этих обезьяньих ужимок да этикетов. Будь самой собой, - это оказался лучший совет, который Хэнк ей смог дать. - Если у дамочки чувство юмора есть, она оценит.
   В самом деле, появившаяся с помпой и охраной принцесса сначала посматривала настороженно и откровенно не знала, как себя вести. Выглядела она обычной длинноногой блондинкой, коих и в наших мирах на любом углу пучок за пятачок. Разве что мордаха чуть посимпотнее, да иногда проглядывало сквозь причёску чуть заострённое ухо.
   И спасло постоянно увядающий разговор совсем неожиданное обстоятельство. Её высочество выразила пожелание, чтобы спецы с королевской верфи закончили переделки на Слейпнире да навели там порядок - дескать, денег у неё всё равно больше чем может истратить, потому и может себе позволить такую маленькую прихоть.
   Хэнк тогда в весьма осторожных выражениях ответил, что на борту могут оказаться секретные новинки человеческой цивилизации, то да сё. Её высочество с заинтригованным видом вызвала какого-то хмыря со знаками Инженерной Гильдии в петлицах и преисполненным величия голосом поинтересовалась - так ли это?
   Тот в ответ сначала смерил Хэнка таким пренебрежительным взглядом, что у того даже зачесались кулаки, а потом ответствовал, что корветы людей серии Новик это даже не вчерашний день - это, с позволения сказать, каменный век. Спасло его физиономию только то вовремя всплывшее в голове у парня соображение, что нос флоту леггеров они всё-таки утёрли даже на таком, по мнению тех, корыте.
   - На том корабле не сыщется ничего, что нам не было бы давно известно, ваше высочество, - он поклонился и совсем уж хотел было удалиться, однако всемогущая Фортуна в лице невзрачной Переборки снова улыбнулась людям.
   - Нет, не всё, - чуть побледневшая от решимости рыжая девица шагнула вперёд, а в глазах её плясали явственно видимые чёртики. - Например, нестандартное применение главной турбины реактора.
   На породистых физиономиях леггеров тут же проступил явственно заметный мыслительный процесс. А неугомонная Переборка повернулась к Хэнку и нарочито громким голосом заявила:
   - Ставлю серебряную монету в десять кредитов, что за сутки не догадаются!
   Хэнк ухмыльнулся - он-то догадался с лёту. Чего уж тут проще! Берёшь флаер, слегка рассинхронизируешь ему турбины, чтоб вибрация шла. А потом убалтываешь девчоночку малость покувыркаться... орали те от кайфа так, что спектролитовый колпак крыши чуть не лопался.
   - Принимаю пари! - азартно заявил он и хлопнул по ладони Переборки.
   Уже ночью она заявила куда-то в шею Хэнка:
   - Они ни за что не догадаются, Малыш - у них турбины не ротационные, а вихревые... ну, другого типа, в общем... не так вибрируют...
   Через сутки принцесса явилась в сопровождении всё того же хмыря, инженерного гения. Несколько предложенных версий не выдерживали критики даже Хэнка, а потому были с негодованием отвергнуты.
   - Вы так растравили моё любопытство, что я уже сама не своя, - с лёгкой улыбкой заметила её высочество Иррхен.
   - Пусть он уйдёт, - рыжая негодница смерила инженера неприязненным взглядом.
   Хэнк мысленно схватился за голову - он уже знал, что сейчас произойдёт. Равно как и понял, за что же леди N весьма горячо поблагодарила при расставании одну рыжую девицу, при том что сэр Б подчёркнуто невозмутимо вышагивал рядом. И точно - Переборка шагнула вперёд, привстала на цыпочки, и шепнула несколько слов в любопытно высунувшееся из блондинистой причёски августейшее ушко.
   Сначала глаза её высочества стали эдакими округлённо-ошарашенными. Затем на алебастровые щёки вымахнул смятенный румянец. А потом принцесса захохотала так, что закачалась и даже вынуждена была ухватиться за дерзко и независимо стоящую Переборку с задранным носом.
   - Нет, на тебя положительно невозможно сердиться! - она смахнула брызнувшие из глаз слёзы и засмеялась вновь - но уже с предписанным членам королевских семей достоинством.
   А затем изобразила кистью руки такой пренебрежительный жест, что ноги сами унесли Хэнка подальше.
   - Мы тут посплетничаем немного...
   И вот, сегодня её высочество явилась во всём блеске своего великолепного белого платья и под ручку с супругом. Абсолютно невозмутимо, неплохо освоившая гипнокурс Общего Языка людей принцесса осведомилась - во что станет им с супругом прокатиться на одном музейном шестиногом скакуне... скажем так, несколько витков вокруг планеты?
   Переборка, демонстративно не вытаскивая рук из карманов, азартно ринулась торговаться. И в конце концов сошлись на том, что Хэнку позволят немного порулить новым истребителем леггеров, о котором люди пока только слыхали краем уха - а ей самой поковыряться в двигателе да реакторе того же аппарата.
   Хэнк не знал, верить ему глазам, ушам и прочим органам чувств, когда после выхода корабля на орбиту августейшая чета весьма недвусмысленно выдворила немного скуксившуюся рыжую девицу из её законных владений, да ещё и задраила люк с той стороны. Кто бы мог подумать... фи, а ещё королевна!
   Правда, околачивающаяся по ходовой рубке Переборка, нахально глядя голубыми глазами, весьма недвусмысленно намекнула, что когда-нибудь и одному викингу придётся потрудиться там да отполировать кожух турбины рыжей тряпочкой... ой, мама, не будем об этом!
  
   Как странно ощущать себя живым - и при том совершенно здоровым. Словно в первый день каникул, когда выспался до нехочу, вставать некуда и незачем - а так и слипающиеся зачем-то глаза с радостью видят приехавшую с фермы бабушку, которая уже подносит внучку кружку так замечательно пахнущего коровой молока. Уже не рябит иногда в глазах, не накапливается к вечеру мутная, пропитывающая всё тело киселём усталость. Сегодня утром Хэнк потянулся с таким наслаждением, что спросонья едва не придавил притулившуюся под бок Переборку.
   Девица с перепугу заверещала так, будто садящийся корабль ненароком облокотился о неё посадочной опорой. Потом как положено, отвела душу, ворчала и злобствовала в своё удовольствие - но остыла весьма быстро и опять принялась трястись. Видите ли, предстояла ей ещё одна весьма деликатная медицинская процедура. Оказывается, принцесса Иррхен, да и вся королевская семья имела весьма похвальную привычку не почивать на лаврах августейшего почёта - а работать на благо своего народа.
   Короче, белобрысая её высочество оказалась не последним в медицинских кругах светилом. Если ещё точнее, лекарем души или как-то так - на лучшее понимание знаний изучаемого Хэнком заковыристого языка леггеров пока не хватало. А говоря проще, мозгоковырятельница она и есть. Правда, надо отдать принцессе должное, убеждать она умела.
   - Девонька, душа твоя не будет знать покоя. Она всеми силами стремится туда, в прошлое - ещё до... того события. Оттого ты и затормозилась в своём развитии, психологическом и физическом, осталась нескладным ершистым подростком. Я могу помочь не просто избавиться от терзающих тебя демонов - напротив, подчинить их и сделать твоими верными и преданными слугами...
   Естественно, Переборка тут же разворчалась. Дескать, против того чтобы попробовать, она вовсе не против. Но разморозиться в физическом развитии?
   - Ну и, зачем мне все эти девчачьи сиськи-попки?
   Доводы мягко и снисходительно улыбнувшейся принцессы изрядно поколебали сомнения рыжей девицы, однако всё решили несколько слов не-для-всех, которые шепнул ей Хэнк. Переборка в конце концов таки позволила себя уговорить - и на следующее утро хоть и тряслась в тихой панике, но покорно позволила своему Малышу за ручку отвести себя, как она сказала, "погонять малехо тараканов в башке".
   Судя по тому, что в белый домик, где принцесса принимала пациентов, вскоре приехала ещё целая бригада помощников, среди которых Хэнк с удивлением приметил нескольких тихарей из местных, тараканы у Переборки в голове завелись серьёзные. Да и мордаха у принцессы, когда она вышла из домика под ручку со странно смирной и притихшей Переборкой, оказалась ох какой задумчивой.
   - Дело оказалось одновременно и лучше, и хуже, чем представлялось вначале, - её высочество отчуждённо посмотрела на вскочившего навстречу парня своими так непохожими на наши глазами, но быстро оттаяла.
   Выяснилась такая невероятная история, что во время рассказа Хэнку так и хотелось найти домкрат, чтобы подпереть свою то и дело отпадающую челюсть. А всё-то началось со вполне невинного вопроса...
   - Молодой человек, вам знаком термин импринтинг?
   Хэнк осторожно пробормотал в ответ - что-то типа впечатывать?
   Выяснилось - примерно да. Но куда паскуднее. В том смысле, что какая-то особенность человеческой психики позволяет во время чрезвычайных психологических стрессов впечатывать в мозги некую сумму знаний или модель поведения.
   - Голоса пустоты звучали примерно так? - обратилась принцесса к хмуро и недоверчиво слушающей Переборке и произнесла короткую фразу на столь мерзком шипящем языке, что даже Хэнк почувствовал, как под лёгкой рубашкой по спине пробежали мураши.
   Рыжая девица встрепенулась, и глаза у неё едва не полезли на лоб.
   - Да... откуда вы... но как?..
   Принцесса вздохнула и медленно, печально покачала головой.
   - То что с тобою сделали, само по себе мерзко. Однако то было лишь прикрытие... тебя пытались зомбировать. Та фраза, которую я произнесла - на языке рептилоидов Сириуса.
   Невысоко над головами пролетел патрульный флаер с эмблемой королевских ВВС, тень лениво и вкрадчиво скользнула по лужайке перед белым домиком - но вряд ли кто её заметил. Переборка рыдала на надёжной груди обнимающего её Хэнка, а в глазах принцессы колыхалась какая-то совсем человеческая грусть.
   - Я не разбираюсь в методах работы спецслужб - но скорее всего, девушку намеревались превратить не просто в наёмного шпиона. В преданного душой и телом, сознательного агента, работающего на совесть, а не за деньги. Однако, ты оказалась куда сильнее, чем выглядишь, - её высочество попыталась одобряюще улыбнуться.
   Переборка рыдала так, что уже намочила на груди ласково обнимающего её Хэнка изрядный кусок рубашки - но судя по всему, останавливаться на достигнутом не собиралась. Кое-как она оторвалась на миг, хлюпая носом, и выдавила:
   - И, что теперь?
   Принцесса одобряюще погладила её по голове - уж этот жест и у людей, и у леггеров оказался одинаков что по форме, что по смыслу.
   - Ввиду необычности и деликатности случая, мне пришлось проконсультироваться с коллегами и даже вызвать психокинетика из Гильдии Внешней Разведки. А так - я справилась блестяще и разогнала из головы пациентки всех до единого неизвестных мне насекомых. Сняла барьер и провела мягкую коррекцию. Скоро воспоминания о прошлом утихнут... останется лишь знание языка Сирианцев.
   Хэнк вспомнил прямоходящих рептилоидов, так напоминавших серых мультяшных динозавров, что люди относились к ним без особого внутреннего протеста. Припомнил чёрные бусины блестящих глаз, которым Сирианцы по очереди рассматривали заинтересовавший их предмет или человека (у них взгляд не совсем стереоскопический - глаза по обеим сторонам головы, зато шире поле обзора). Только могучее сияние неистового Сириуса и могло породить да подпитывать энергией хладнокровных, однако быстрых стадных животных, которых неумолимая эволюция в конце концов вывела в космос.
   Припоминал сухое шелестение их гладкой чешуйчатой кожи и осторожное, еле заметное шевеление почему-то вполне змеиных, раздвоенных язычков. Не оттого ли человечество именно потому и вцепилось в глотку леггерам (впрочем, взаимно), что не воспринимало рептилоидов всерьёз?
   - И последнее, - принцесса кивнула выбежавшей из здания врачихе, сообщившей о важном вызове по визору. - Через половину вашего месяца начнутся изменения в организме, а через шесть можно уже будет подумать и о продолжении рода... о детях, так у вас говорят?
   Хотя Переборка упрямо не отрывала лица от насквозь промокшей рубашки, Хэнк сверху всё-таки приметил, каким румянцем зажглись её щёки. Лекари тела убедили, что теперь по этой части всё будет в порядке - последствия прошлого исключены полностью.
   - А теперь прошу прощения, работа не ждёт. Надеюсь, мы ещё увидимся - однако не в качестве моих пациентов, - её высочество помахала позаимствованным у Переборки жестом ручкой и показала - ступайте.
   И быстро, насколько позволяли правила приличия, вернулась в свой кажущийся столь милым и безобидным белый домик...
   Как странно ощущать себя живым - и при том совершенно здоровым. Хэнк сидел на вершине мягко посеребрённого сиянием здешней луны холма, поглаживал уютно устроившуюся на его коленях Переборку и смотрел на раскинувшийся за рекой город леггеров. И таким умиротворением веяло от осознания этого, месяц тому ещё невозможного события, что хотелось тихо петь.
   А всё же, в здешней архитектуре проскальзывала какая-то хоть и чуждая, но вполне заметная красота. Мягкая плавность линий и очертаний, так отличная от холодного рационализма человечества, некая очаровательная соразмерность - впрочем, с нужной долей неправильности. Ну хотя бы вон та башня - хоть застрелись, Хэнк сделал бы её чуть по-другому, да и поставил иначе. Но тем не менее, именно здесь она и смотрелась красиво... и даже, пожалуй, именно так как надо.
   Для разнообразия, что ли? Хэнк припомнил, что вся планета по сути являлась огромным жилым, культурным и административным центром. Дома, учреждения, музеи и театры - и всё это как-то чудно гармонировало с какой-то дикой и в то же время ухоженной природой. Причёсанной, что ли. Если что и портило иногда впечатление, так это вкрапления защитных сооружений. Да уж, если стрелковую роту во главе с бравым лейтенантом высадить хоть в раю, они первым делом построят крепкий и надёжный армейский сортир...
   - Ты меня теперь прогонишь? - рыжая даже в свете луны Переборка блеснула глазами и поёжилась. - Я теперь ведь могу обходиться без... костылей. Зачем такому симпотному Малышу страхолюдина вроде меня?
   На подобные вопросы, опять-таки, существует один-единственный ответ. И к чести Хэнка, он его прекрасно знал. Упрямо поджатые губы девицы поначалу неохотно раскрылись навстречу - но боги, от неё прямо-таки било током!
   - М-м, а сладкий мальчик - никогда не думала что это может быть так, - с трудом оторвавшаяся от губ парня девчонка мимолётно шлёпнула того по расшалившейся ладони и блаженно вздохнула. - Я ещё не готова к этому, Малыш - именно потому, что с тобой. И... давай посмотрим, что из меня получится через время? Я ведь начну меняться.
   Очевидно, они оба вспомнили давешние "сиськи-попки", потому что тихо и неприлично засмеялись. Особенно звонко и долго хохотала Переборка - Хэнк вспомнил, как боялась щекотки его сестрица, и коварно устроил девчонке лёгонькую встряску.
   В конце концов та на настойчивые расспросы призналась, что ей уже почти двадцать одни - а зовут...
   - Мария... уй, как же я вся пошуршавела - хватит щекотаться-то!
   Хэнк ухмыльнулся и прекратил доводить девчонку до колик.
   - Ага, значит, Манька?
   Переборка покосилась эдак подозрительно и лукаво, да поинтересовалась - в чём тут дело? И когда парень шёпотом пояснил, с удовольствием заколотила кулачками по его груди - аж гул пошёл.
   - Так в вашем славянском фольклоре фигурирует коза Манька? Ободранная, тощая и злющая как хер её знает что? А вообще, это как раз про меня - но бегать через мосточек и жевать кленовый листочек всё равно не стану...
   Всё же, Переборка угомонилась. Вновь угрелась и принежилась в тёплых объятиях, посматривала на раскинувшийся за рекой прекрасный и немного чужой город. На губах её застыла смутная мечтательная улыбка, а в глазах её что-то поблёскивало - наверное здешние, никогда не виданные в родном секторе космоса созвездия. Этот ночь навсегда запомнилась им обоим. Как странно ощущать себя живым - и при том совершенно здоровым...
   А ещё, в эту ночь застрелился Помело.
   Когда в кармане у Хэнка заверещал коммуникатор, он отозвался не сразу. Но уже спустя секунду мчался к спрятанному в кустах флаеру, держа подмышкой недоумённо болтающую ногами Переборку.
   Жак словно спал. На всё так же бледном лице замерла странная, лёгкая усмешка - а на виске притаилась маленькая чёрная звёздочка запёкшейся крови. Где он ухитрился достать мощный импульсный разрядник, так и осталось неизвестным. Но Помело сумел провернуть то и распорядиться остатком своей жизни так, как счёл нужным. И когда на бешеный щелчок примчалась недоумевающая ночная дежурная, всё оказалось уже кончено...
   В палату ворвался задыхающийся от волнения и усталости шкипер - его полное выздоровление немного затянулось. Он словно споткнулся на бегу, и упал на колени у последнего ложа своего верного бортинженера.
   - Что ж ты наделал, мудак...
   Хэнк стоял у входа, держал и прижимал к себе бьющуюся в истерике маленькую рыжую девчонку, и чувствовал только какое-то тупое оцепенение. Да, он знал это состояние по рассказам терявших в бою друзей ветеранов. Разум всё уже понял и осознал - да только, сердце упрямо не хотело принимать, да и не скоро смирится с этой ложью. Помела - и нет с нами?
   Чушь какая-то! Ещё утром он разговаривал по визору, был отчаянно остроумен и дерзок, блестел глазами с какой-то весёлой хитринкой. Наверное, уже тогда решился, а может быть, даже и припрятал где-то вон ту маленькую и с виду безобидную чёрную коробочку с двумя блестящими клеммами. И вот теперь его нет - высоковольтный разряд в висок одним импульсом выдирает содержимое черепной коробки, буквально вмиг перемешивает мозги.
   Как же так? Куда ты в это время смотрел, боженька? Если в сторону - грош тебе цена. А если наблюдал и позволил случиться этому с хладнокровием законченного циника - нахрен тогда ты такой нужен...
   Как странно ощущать себя живым, и при том совершенно здоровым - в то время, как от друга осталось лишь нелепо измятое в последней судороге тело, да скромно лежащий на прикроватной тумбочке кристалл звукозаписи.
  
   Сначала ничего толком не было слышно. Что-то зашуршало, щёлкнула зажигалка, и тогда вполне понятен стал блаженный выдох. Первая тяга, как говорил Помело - глубокая, чтоб быстрее мозги заволокло сладким дурманом, а по телу прокатилась волна лёгкости.
   - Думаете, Жак-Помело слабак? - внезапно прорезавшийся голос прозвучал так, что на миг Хэнку наяву вспомнился прежний умница и прожжённый циник.
   - Надеюсь, что нет - не настолько уж плохо вы меня знаете, - ещё живой Помело замолчал на некоторое время - у него всегда была привычка внимательно рассматривать только что раскуренную самокрутку.
   - Думаю, что вы понимаете меня. Не любить девчонок, не гонять по космосу так, чтоб тамошняя пыль столбом взвивалась - и вообще, видеть звёзды только из окна больничной палаты? Нет, это не по мне - нахрен такая жизнь нужна.
   Почти явственно видимый навигатор стряхнул пепел таким знакомым жестом, и на его лицо выплыла такая знакомая кривоватая усмешка.
   - Нет, други мои, не надо мне такого. Если уважаете меня хоть немного - вспоминайте меня таким, как я был, а не калекой. Это моя жизнь, и я вправе распорядиться ею по своему разумению. В посольстве пусть знают, что я сделал это добровольно и в здравом разуме - чтобы не вздумали там охереть и сдуру устроить репрессии против тех четверых длинноногих, что отправились в гости к нашим.
   После таких длинных речей Помело обычно прикладывался к подходящей посуде - и точно, звякнул стакан... вон он, нелепо красивый сосуд небьющегося стекла с недопитым соком.
   - Что ж, вроде всё. Родни у меня нет, долгов и незавершённых обязательств тоже. Прощайте - возможно, когда-нибудь свидимся... там.
   Несколько секунд тишины, а потом не столько по ушам, сколько по нервам хлестнул такой удар разрядника, что Переборка со сдавленным воплем вырвалась и опрометью вылетела вон. В ужасе заткнул уши шкипер, и теперь обхватив ладонями голову только покачивался на больничном стуле. А у Хэнка с опустевшими руками отчего-то сразу затуманился взор.
   Вот и всё.
  
   Не плачь, рыженькая. Помело достоин большего. Он был хоть и дохляк, матерщинник - однако, много лучше иных благовоспитанных и плечистых парней.
   Не плачь, милая. Ему бы это не понравилось. Ну-ка, подними лицо, давай вытрем глазоньки. Вон, посмотри... во-он там.
   Видишь? Вон он, идёт по Млечному Пути, с хрустом давя попавшиеся под крепкие армейские ботинки звёзды. Вон, пнул что-то залихватски... а теперь в карман полез. Интересно, что он теперь курит вместо своей травки? Звёздную пыль, наверное, или лунный свет.
   Да, он такой, Малыш. Теперь я знаю, кто осмелился оставить вон те... и вон те грязные отпечатки на Млечном пути. И поняла, отчего у здешней звезды такая растрёпанная и лохматая корона - это Помело общипал её на чинарики! Пусть, пусть гуляет - мы сможем его видеть отовсюду... если кто и достоин быть там, так это он.
  
  
   Часть вторая, глава первая. Эгалитэ, фратернитэ и прочая ерунда
  
   Всё-таки, есть в этом занятии что-то притягательное - стоять, опираясь плечом о посадочную опору и потягивать трубочку. Временами поглядывать на медленно, почти незаметно проплывающие над головой чужие созвездия. Вспоминать мимолётно былое, оставшиеся в чёрт знает какой дали родные края - и в то же время осознавать за спиной распахнутый люк родного корабля.
   Вот Хэнк Сосновски и стоял. Подпирал плечом надёжный металл опоры, потягивал трубку и лениво перебирал в голове всякую ерунду. На душе было как-то удивительно спокойно - невзирая на. Например, на то, что Слейпниру для ремонта и переделок пришлось сесть на краешек секретного взлётного поля, примыкающего к серебристым корпусам здешней Инженерной Гильдии, что само по себе казалось чудом. На то, что все трое наличествующих членов экипажа чувствовали себя просто-таки неприлично здоровыми - в то время, как сожжённый в неистовой плазме прах Помела по здешним обычаям распылили в короне звезды.
   Последняя память, видите ли, и пусть он вечно сияет на весь космос... Хэнк едва не поперхнулся, когда затянулся слишком уж глубоко. Ввиду того, что случившееся с экипажем прежнего Слейпнира люди сумели обратить на благо обеих рас, их здесь открыто провозгласили национальными героями - со всеми проистекающими из того последствиями.
   И только личное обращение весьма здесь похожего на своего Хэнка (ввиду белобрысой с золотинкой шевелюры) и пришедшейся всем по нраву Переборки ввиду её совершенно несносного и в то же время чертовски очаровательного характера - личное обращение к Его Величеству и позволило соблюсти приличия. Ведь настоящим героям подобает скромность, неправда ли?
   Да и сам Хэнк ни на миг не склонен был забывать или (упаси боги!) прощать затаившимся до поры нектам произошедшее. Да, имелись у него некие соображения, подкреплённые приведшими бы людей знающих в изумление расчётами и выкладками - однако не дело трубить на всю Галактику, что Хэнк Сосновски сотоварищи вышли на тропу войны? Да и не на Слейпнире же с его жалкими пушчонками, спешно переделанными в роскошную противометеоритную спарку. В то же время, командор Мирр, непонятно глядя своими зелёными до неприличия глазами, поведал - ежели одному здровенному викингу дать под начало новейший ударный крейсер, который вот-вот сойдёт со стапелей, то у людей и леггеров вскоре и врагов-то не останется. Нет-нет, командор - вы нам того не говорили - а мы вашего намёка по толстокожести нашей не поняли в принципе...
   Хотя да, трое людей наотдыхались до нехочу. Посетили всё, куда их приглашали - в голове ещё долго будут мельтешить весьма приятные и интересные воспоминания. Да уж, леггерам есть чем гордиться - тем более что гордились они в основном не могучими линкорами или научными достижениями. А-а, не стоит, право, петь дифирамбы древней расе, пусть она даже того и вполне заслуживает.
   Новостей было столь много, что долгонько придётся ещё разбираться в этом ворохе. Завернувший как-то на огонёк сэр Б поведал, что когда леггеры разложили по полочкам выкладки мрачного гения Земной Федерации, профессора Иржи Джованниевича, то бросились, естественно, проверять. И потом пришли в просто-таки неописуемый восторг. Короче, в личном послании Ассамблее Федерации здешний Его Величество, во всём своём великолепии сидя на троне в окружении сановников и министров, сообщил, что лучше всего было бы забыть прошлые разногласия да начать всё сначала - но уже в свете вновь имеющихся реалий. Мир и дружба, в общем, левая да правая рука и всё такое...
   Против этого Хэнк не имел ничего. Ну никак он не воспринимал этих длинноногих врагами - хоть ты тресни! Да и шкипер с Переборкой, пожав плечами, проворчали что-то в том духе, что люди они и в Африке люди. А уж эти и подавно. Свои, в общем.
   Потом и адмирал Бенбоу в свою очередь подкинул непоняток. Оказывается, вояки обеих сторон всерьёз озаботились возможностью не просто замириться со столь грозным противником (всё-таки человечество даже на своих устаревших скорлупках крепко надавало по зубам леггерам). Объединённый комитет начальников штабов уже приступил к реформам и реорганизациям. В набор Звёздной Академии этого года открыт доступ молодым посланцам леггеров - и два лайнера с будущими курсантами уже прибыли на Базу. Да и в Инженерную Гильдию леггеров прибыла на учёбу и обмен опытом целая орава людей - во главе с обуянным просто-таки неуёмным энтузиазмом профессором Иржи Джованниевичем и не упустившим случая разругаться с ним вдрызг академиком Марковым.
   Прямо-таки тебе идиллия и божия благодать, в общем. Конечно, со временем первоначальная эйфория спадёт - но того, что делается уже сейчас, не перечеркнуть никогда. Как сказал старый адмирал, умение признавать свои ошибки свойственно, оказывается, обеим расам - ввиду гибкости мышления. Что ж, посмотрим. Намекал Бенбоу ещё на кое-какой сюрприз, да вновь под его личное слово, что неприятностей не будет. Посмотрим, посмотрим.
   Парень поднял глаза и покосился вверх. Ну да, прямо под искажённой до неузнаваемости Кассиопеей завис и теперь светит в лучах скрытого за горизонтом светила ртутным блеском линкор леггеров. Соображают-таки стервецы, боятся - вчера Хэнк на полном серьёзе предложил шкиперу и Переборке угнать со стапелей почти законченный новейший крейсер, о котором якобы опрометчиво поведал командор Мирр. И стоит признать, что идея та была после долгих прений отвергнута по единственной причине - управиться втроём с такой колымагой было попросту нереально, невзирая ни на какую автоматику и суперкомпьютеры.
   Всё-таки, ударный крейсер решает совсем иные тактические задачи, нежели даже корвет. Куда более мощные и разрушительные...
   В темноте за краем лётного поля раздался свист рассекаемого воздуха и вой насилуемых на предельных оборотах турбин флаера. Хэнк ухмыльнулся - только люди здесь относились к личной безопасности, правилам движения и прочей муристике с лёгоньким наплевательством. Да ещё несколько группировок местных экстремалов, смотревших на землян с плохо скрытым восхищением - то, что для чинных и благонравных леггеров считалось эпатажем и вызовом общественному мнению, для людей частенько оказывалось повседневной нормой.
   Сэр Б носился по своим дипломатическим делам, словно съехал с гоночной трассы и впопыхах о том забыл - да и леди N, взяв пару уроков у Хэнка, с удовольствием сшибла дюжину столбов и постоянно добавляла работы длинноногим механикам закреплённого за ней лимузина изящных очертаний. Доверить свою жизнь наёмному водителю? Да ни за что! А сквозь зубы оба в случае нужды крыли местных такими изощрёнными многоэтажными конструкциями, что вовсе не тугие на ухо леггеры едва наизнанку не выворачивались - лишь бы угодить.
   Ибо оказалось, что в дипломатии и линкоры применять возможно, главное уметь. Не зря, не зря у здешних остроухих головы шли кругом от выходок этих сумасшедших людей - но все с удовольствием признавали, что мир уже никогда не будет прежним.
   Слегка притормозив на повороте где-то в районе ворот, невидимый в темноте флаер не озаботился чинной беседой с тамошними охранниками и их начальством - судя по звуку, водитель попросту проигнорировал их да на форсаже перелетел сверху. Но коль скоро переполох да столь любимая армейскими пальба не поднялись, имел на то хоть какое-то право. Ну-ну...
   С усталым воем умирающих от перегрева турбин флаер таки плюхнулся где-то неподалёку, душераздирающе заскрежетал по инерции брюхом о литые базальтовые плиты посадочного поля, и вскоре стих. Заскрипела открываемая перекошенная дверца - однако обострившийся в тишине слух не донёс до Хэнка хлопок закрываемой.
   А затем в ночи зазвучали неторопливые шаги уверенного в себе человека. Да уж, грациозные леггеры и ходят-то не так...
   - Эй, на борту! Вам нужен толковый навигатор и не боящийся крови универсал?
   Даже если бы по-прежнему подпирающий плечом опору Хэнк не узнал этот голос, то схожесть ситуации живо напомнила бы ему события почти полугодовой давности. Неужели прошло так много - и в то же время так мало? И когда чуть сбоку в потёмках забрезжила беззаботно подходящая фигурка, парень в лучших традициях космических вестернов осмотрел её сверху донизу и обратно, а потом лениво процедил через губу:
   - Возможно, - и смачно сплюнул строго в дюйме от остановившихся возле него высоких армейских ботинков.
   Мадмуазель Жаклин Дюваль почти не изменилась. Всё та же очаровашка, лишь в карих глазах под короткой чёлкой поселилось какое-то новое выражение. Значит, это и есть тот самый, обещанный адмиралом Бенбоу сюрприз? А ведь обещал, обещал он старому вояке поверить на слово, что подлянок ждать не станет... Всё же, Хэнк не осмелился предложить даме трубку.
   - Шкипер в нетерпении уже грызёт ключ зажигания. Ладно, почапали на коробку.
   Теперь уже очевидно, что бывшая преподша, но вполне возможно что ещё вполне леди плаща и кинжала поправила на плече потёртый и довольно туго напханный армейский вещмешок и не мешкая затопала следом за парнем по трапу. И вполне естественно, что в спину подобно выстрелу ударил вопрос.
   - Малыш, ты что же это - курить начал?
   Хэнк через плечо пояснил, что это всего-навсего ингалятор - приставучая медицина настоятельно рекомендовала таки провести до конца курс лечения. А зловредная Переборка похимичила чуток в корабельной мастерской да замаскировала приборчик под вполне земного вида трубку.
   Да вот и она сама - окатила топающую за Хэнком мадмуазель таким взглядом, что на месте той парень живенько удавился бы - и на плече утащила в свои святая святых какую-то блестящую трубу с залихватски приваренной на одном конце финтифлюшкой. А сидящий у шикарного и сияющего чистотой пульта шкипер при появлении Жаклин и вовсе издал какой-то невнятный хрюкающий звук и даже заёрзал в кресле. Потом тяжело вздохнул, эдак безысходно махнул рукой - и к вящему изумлению Хэнка, встал. Отпад...
   - Добро пожаловать на борт... - капитан быстро, но цепко осмотрел заявившуюся и теперь независимо стоящую посреди ходовой рубки мадмуазель и добавил. - Принцесса. Что умеешь?
   Жаклин стрельнула в задумчивого и угрюмого Хэнка таким взглядом, что тот нехотя процедил, что Принцесса преподавала в Звёздной Академии счисление и навигацию. Шпиёнка ещё из тех, а в одиночку способна взять на абордаж пиратское корыто и оставить там лишь раскиданные в художественном беспорядке живописные трупы. Надо признать, что подобная рекомендация из уст Малыша стоила иных толстых и охренительно секретных досье. Потому капитан мимолётно почесал свою уже вполне шкиперскую бородку и лишь безнадёжно рухнул в кресло.
   - Э, шкипер, да ты никак подрос? - в самом деле, неугомонные леггеры поковырялись в хромосомах бравого капитана да чуток добавили тому роста. Так что, теперь Эрик Свенссон выглядел уже не коротышкой-гномом, а неприлично здоровым дядечкой немного повыше даже самой таким неожиданным образом появившейся на борту Жаклин... думать дальше в эту сторону Хэнк даже боялся.
   - Ладно, отставить сме*уёчки и пи*дохаханьки! - рыкнул всё ещё немного обескураженный шкипер и указал рукой на соседнее с собой кресло. - Навигаторское. Ну и, давай покажи, чему обучала сосунков в той Академии. Проложи мне курс на ... ... ... - и чтоб ни одна сволочь среди длинноногих о том не догадалась!
   Орудующий на пару с капитаном за ходовым пультом Хэнк не раз и не два краснел со стыда за свои скудные умения, и уже вполне чувствовал себя морально готовым провалиться сквозь палубу прямо во владения Переборки. Судя по обескураженной физиономии шкипера, тот ощущал нечто подобное - то, что проделывала с навигационным и тактическим компьютерами Принцесса, оказалось не просто почти совсем непонятным, но даже чем-то запредельным и чуть ли не мистическим.
   - Да уж, Помело при всех его достоинствах тут просто дитё малое, - в конце концов признал кэп, когда за бортом уже замельтешила привычная муть хаоса гиперпространства, а из динамиков посыпался негромкий шорох и шелест.
   - Так что - я член экипажа, навигатор и бортинженер? - Принцесса по-прежнему великосветски игнорировала упрямо направленный на неё бластер, который бездельничающая в крайнем кресле Переборка реквизировала у своего Малыша.
   И судя по мерцающему под предохранителем огоньку, обойма оказывалась полнёхонькой.
   - Готова поговорить по душам? Что ж, ты куда лучший навигатор, чем я смел бы и мечтать - но... - шкипер пожал плечами и откинулся в кресле. - Экипаж тебе не совсем доверяет - да и я, признаться, тоже.
   Честно говоря, Хэнк весьма скептически относился к возможности покинуть контору иначе как вперёд ногами - да и имелись у него ещё кое-какие соображения иного плана, знаете ли. Он отобрал у упрямо вцепившейся в оружие Переборки бластер, демонстративно осмотрел его, и вполголоса поинтересовался:
   - Так на кого же ты работаешь на самом деле, Принцесса?
   Карие глаза мадмуазель не заметались испуганно, и даже слёзы не брызнули из них вопреки предположению, что сейчас она попытается давить на жалость. Принцесса откинулась в кресле, некоторое время размышляла, а затем в ходовой рубке раздался её на удивление спокойный голос.
   - Что ж, наверное, пришла пора рассказать всё...
   Сообщение, что раса леггеров вышла в космос ещё хер знает когда и первой наткнулась на пребывающих в раннем средневековье землян, особого внутреннего протеста не вызвало - откуда-то же появились мифы и легенды о всяких там эльфах-гоблинах? Объяснение, согласитесь, весьма здравое и по вдумчивом размышлении, вполне научное. Отголоски сведений о первых контактах да наивной попытке тогдашних леггеров интегрироваться, так сказать, в земную историю да стать своими.
   Однако, воинственность и упрямство людей живо отбили всякую охоту сотрудничать. И леггеры наконец вняли советам своей тогдашней Гильдии Соционики да оставили человечество развиваться своим путём - рановато ещё давать знания. Едва вышедшие из пещер земляне попросту не готовы были принять новую философию, взгляды и идеи.
   - И вас оставили под неприкасаемым присмотром - однако, поскольку социологи всё-таки предупреждали о возможности, что человечество способно уничтожить само себя... - Принцесса обвела слушающих непроницаемым взглядом карих глаз. - В общем, я потомок тех землян, которых леггеры взяли для сохранения, так сказать, генофонда - на всякий случай.
   Дальше Принцесса поведала, что выборка шла жесточайшая, потому-то все нынешние люди-леггеры отличаются отменным интеллектом и гибкостью мышления. Ну, и великолепным экстерьером, куда уж тут деваться. Но потомки различных земных рас, которым тогдашний король повелел от щедрот выделить целую планету, приняли неожиданное решение махнуть рукой на свои культуры, страдающие кроме всего прочего, ещё и жесточайшей несовместимостью - и приняли обычаи леггеров. Одна страна, один народ.
   - Ну вот... вполне естественно, что мои соплеменники оказались непревзойдёнными кандидатами для разведработы в Земной Федерации, - Принцесса отхлебнула сока из упаковки, и вздохнула. - Но, нами было поставлено одно непременное условие: только при гарантии, что всё будет идти не во вред нашим братьям и сёстрам хоть и не по духу, но по крови.
   На вопрос, сколько их - Принцесса устало дёрнула плечом. Вполне естественно, что при высочайшем уровне жизни, обеспечиваемом нынешней развитой технологией, рождаемость постепенно упала донельзя. И сейчас население всей уютной планетки составляет едва ли пару миллионов.
   - Короче, когда начался конфликт с Земной Федерацией, только малочисленность и ввиду этого бесперспективность всяких трепыханий и удержали нас от открытого восстания. Да и по воспитанию, менталитету мы всё-таки леггеры. Бунтовать против самих себя? Немыслимо.
   Принцесса повернулась к внимательно слушающему Хэнку, который хоть и опустил бластер, но всё же держал его на коленях.
   - Когда ты догадался, Малыш?
   Тот поморщился. Как ни прискорбно признать - но догадался совсем недавно, и то лишь благодаря подсказке умницы Помела. Растрёпанный хиппи, покуривая в свём инвалидном кресле, на полном серьёзе посоветовал легонько охмурить за кустами длинноногую и остроухую медсестричку, а потом хорошенько пораскинуть мозгами.
   - Она до дрожи в конечностях хотела меня вот здесь, - ствол бластера качнулся и неделикатно указал Принцессе между ног. - Но в то же время, абсолютно не воспринимала меня как объект для траханья - вот здесь.
   И ствол бластера нацелился Принцессе точно в голову.
   - Точно как ты - тогда, при последней нашей встрече.
   Переборка заворочалась в своём кресле и мрачно проворчала, что кое-какому викингу она таки кое-что отчикрыжит - по самый пояс. Как ни странно, Принцесса всё же не соизволила ответить на столь злобный выпад - либо посчитала то ниже своего достоинства, либо и вовсе согласна была с рыжей девчонкой. Лишь проворчала с кислой мордашкой, что очень тонкое это дело, любовь-морковь.
   - В общем, Малыш - когда ты прислал сообщение, да ещё и с непонятным намёком, - донельзя знакомым жестом Принцесса почесала носик, по-прежнему игнорируя округлившиеся глаза Переборки. - Адмирал Бенбоу как раз прибыл в Академию читать традиционную лекцию...
   Хэнк кивнул. Да, в Звёздной Академии существовала традиция - первую, вводную лекцию второкурскникам по тактике всегда читал кто-то из прославивших себя в боях орлов или орлиц флота. Его курсу, например, читала командор Хоровиц, разметавшая в клочья целую эскадру Сирианцев.
   А воодушевлённая пусть даже такой крохотной поддержкой Принцесса поведала - как, вооружившись парой парализаторов, проложила себе путь в личные апартаменты прославленного и легендарного Бенбоу. И там, демонстративно отдав тому оружие, передала сообщение от Хэнка Сосновски. И заодно рассказала о себе - всё.
   - Никогда не думала, что совесть может так терзать, - принцесса упрямо покачала знаменитой и любимой на всю Академию чёлкой. - Пусть даже ни единого сведения об Академии я ни разу не передала своему начальству - настоящему начальству.
   На вопрос Хэнка по поводу наркоторговцев Принцесса кивнула. Да, там был настоящий шпион - те распространители получали дурь через третьи руки от Сирианцев. Ага, опять умненькие морды рептилоидов маячат... Причём, акцию на ликвидацию одобрили оба начальства - контрразведка Федерации и леггеры.
   - И вот, нынче я предательница и в Федерации, и в королевстве леггеров, - Принцесса скорчила угрюмую мордашку - ну точь-в-точь Переборка! - и пожала плечами. - Ну, теперь решайте сами - если скажете шагнуть за борт без скафандра, даже не пикну. А, погодите - подарки отдать надо.
   Стоит признать, в вещмешке оказалось немало интересного. Хэнку достался новейший, ещё не поступивший на вооружение даже спецслужбам бластер несколько непривычных очертаний. На боку обнаружилась серебряная накладка со старинным девизом: без нужды не обнажай, но коль взялся - не плошай.
   - Адмирал Неккерман умеет признавать свои ошибки, - пояснила Принцесса в ответ на удивлённо-радостный взгляд Хэнка. - Когда он малость остыл, ему тонко намекнули повторно рассмотреть случившееся. Ну, и... он потом попросил знакомых умников в лабораториях сделать тебе хорошую пушку - и подал рапорт о переводе в действующий флот. Всё-таки, одного парня выкинули без права обжалования и пересмотра...
   Хоть Переборка и ворчала во всеуслышание, что сделает ещё лучше, но её только трижды потрепали по непокорным рыжим вихрам, постепенно отрастающим и уже складывающимся в некое подобие причёски. Самой ей достался толстенный инфокристалл с полным курсом новейшей теории и практики двигательных да энергетических систем - причём, глаза девицы распахнулись в удивлении от известия, что и достижения по этой части леггеров там имеются тоже. Дескать, замечания её, когда она вылезла из турбинного отсека новейшего истребителя, весьма впечатлили инженеров и техников.
   Ну и, пара патентов на какие-то новшества, когда умники леггеров вдумчиво изучили, чего же там одна тощая рыжая особа учудила в показавших такую резвую прыть машинах ещё старого тягача.
   Капитан получил полный патент Земной Федерации и королевства леггеров (первого класса!), да ещё и новенькое свидетельство о регистрации скоростного тягача Слейпнир, боротовой нумер такой-то, во всех звёздных реестрах. Короче, если это было не отпущение грехов по всей форме, то весьма и весьма к тому близкое. А ещё, небольшого размера коробку с дырочками, в которой что-то самым нетерпеливым образом ворочалось и шебуршало.
   И когда едва сдерживающий улыбку шкипер содрал пломбу, на пол ходовой рубки немедля вырвался на свободу небольшой котёнок. Он осторожно обнюхал ботинок капитана, сделал под себя лужицу, и во всеуслышание нетерпеливо объявил:
   - Мяу! - а вместо бантика на шее тут же принявшегося умываться зверька болталась кредитная карточка - причём с платиновым обрезом, прикиньте!
   - Специальная порода - не боится ни радиации, ни невесомости, - гордо объявила Принцесса. - Кота лично выбрали и просили передать её высочество принцесса Иррхен да её супруг, командор Мирр. Это потомок земных кошачьих, которых взяли с собой в страну эльфов дети наших далёких предков.
   - Ну что ж, - Принцесса со вздохом встала и устало покачнулась. - Я с вашего, герр шкипер, позволения, отдохну немного - мчалась сюда, всех коней загнала... Мне понадобятся силы, чтобы услышать ваш приговор...
   Однако, когда кое-как ковыляющая на остатках сил и гордости Принцесса уже вышла в коридор да прикоснулась к сенсору открывания расположенных там кают, Переборка с воплем:
   - Прибью суку! - ухватилась за бластер и ринулась туда же.
   И принять бы сквозь сон удивлённо хлопающей глазами Принцессе лютую смерть, если бы шкипер совместно с Хэнком не привели к порядку лягающуюся и сыплющую матюгами рыжую бестию. Оказалось, что первая слева каюта, это как раз именно та, в которой расположился Малыш.
   - У-у, как странно - ещё не люблю, но уже ревную, - за эти слова, сказанные Переборкой, писательницы дамских романов продали бы душу. И всё же, она нехотя обмякла.
   А опять уснувшая на ходу Принцесса, пожав плечиком, развернулась и кое-как ввалилась в каюту напротив - с правой стороны коридора. Теперь пришёл черёд эдак интересно покраснеть шкиперу - ведь как-никак, это оказалась его, тоже ближняя к ходовой рубке капитанская каюта. И Хэнк, внимательно рассматривая настороженно затихшую в своих объятиях Переборку, заметил в сторону, что поддержание психологического климата на борту это прерогатива и обязанность прежде всего капитана.
   - Если она хоть раз посмотрит в твою сторону, Малыш, - я нахер обломаю о ваши бошки свой любимый гаечный ключ на два дюйма! - строптивая девица опять затрепыхалась нетерпеливым воробышком и попыталась вырваться, великолепная в своём маленьком и в то же время неистовом гневе.
   Не дело, наверное, говорить о том, что было в долгих взглядах, которыми обменялись капитан и его второй пилот? Вот и промолчим, пожалуй - не такие уж мы сволочи...
   И как хорошо, что пролетевших над рыжей макушкой очередей не заметила Переборка. Девица сердито дёрнулась последний раз, проворчала, что за пушку хвататься не будет - и несколько неохотно оказалась отпущена.
   - Как я понимаю, в глубине души вы уже приняли решение? - оказывается, она всё же разбиралась не только в железках. - А как быть мне?
   Горестное ворчание шкипера по поводу, что отныне он зарёкся возить на корабле влюблённые парочки, Переборка прервала одним лишь замечанием - если такая эффектная стервь, как Принцесса, в самом деле положит на того глаз, кэп и сам почувствует каково оно, когда небо с овчинку.
   - М-да, вот она настоящая причина, по которой моряки древности закаялись принимать на борт фемин. А вовсе не примета насчёт рифов или бурь, - шкипер задумчиво почесал с готовностью подставленную мордочку уже забравшегося к нему на колени котёнка. - Что делать-то будем, Маркиз?
   - Мурр, - ну какого ещё можно было ожидать ответа от нагло прищурившего голубые глаза котейки?
   А Переборка подняла на Хэнка свой почти точно такого же цвета взгляд, и парень увидал плещущуюся там боль.
   - Скажи, Малыш, у тебя с ней было что-нибудь?
   Тот пожал плечами.
   - Ничего такого, чего я мог бы стыдиться.
   Некоторое время девица обдумывала этот весьма непростой ответ, и глаза её поднялись вновь.
   - И всё же?
   Разумеется, Хэнк запросто мог бы сказать "да не трахался я с ней, чёрт побери!" - равно как и "да мы всю ночь не вылезали из постели и таки поломали кровать в придорожном мотеле". Только, он прекрасно отдавал себе отчёт, что не изменило бы то ничего. Ну вот ровным счётом. Потому он только вздохнул и проворчал, что насчёт взаимоотношений с женщинами у него никто не вправе требовать отчёта.
   Переборка увяла, как майская роза в лютую январскую стужу. И на прощание проворчала, что делайте как хотите - она поддержит любое решение.
   Вот так.
   И уже задолго после того, как утихло нарочито независимое и нахальное топанье её ботинок, оборвавшееся у дальней отсюда, но ближней к выходу на машинные палубы каюты, капитан вздохнул и покачался в кресле.
   - У меня есть всё, о чём я только мечтал. Лучший в галактике тягач, куча денег и блестящая команда. Только, отчего мне так хреново?
   - Взрослеешь, наверное, шкипер, - рассеянно ответил Хэнк. - Начинает до тебя доходить, что это не главное в жизни.
   И раздумывая, что же это такое умное он сам сказанул, второй пилот расположился в своём кресле. Проверил работу систем, ещё раз поцокал языком, просмотрев краткий повтор маневров, выполненных под руководством этой таки ненормальной Принцессы, и поинтересовался:
   - Чья первая вахта?
   По весьма заинтересованному взгляду шкипера он осознал всю пагубность этого вопроса. Ведь на втором слое он означал - чья очередь идти отдыхать... хм-м, а в какую же каюту? Шкипер достал было из кармана кителя и хотел подбросить завалявшуюся там монетку леггеров - однако Хэнк с жаром возразил, что каким-то остроухим бестиям он судьбу экипажа не доверит. Порывшись по своим, он выудил серебрушку в десять кредитов, которую так и забыл отдать Переборке. Усмехнулся символичности, и подбросил.
   - Десятка - ты отдыхаешь, кэп, а герб Федерации - стоишь вахту.
   Наивные мужчины... как же мне порой их жаль! Едва монета, звеня и подпрыгивая на полу, закружилась в последнем танце перед тем как показать кому-то из них улыбку или оскал судьбы - как с колен шкипера стремглав слетел мгновенно заинтересовавшийся такой забавой Маркиз. Мгновенно он подгрёб монету когтистой лапкой, цапнул зубками - и боком, боком, потешно вздыбив шёрстку и распушив задорно воздетый хвостик, принялся отступать.
   И едва мужчины наклонились к нему, как принявший всё это за игру котёнок бросил под креслом Хэнка оказавшуюся такой невкусной игрушку и цап-царап - взлетел по протянутой руке капитана на его плечо. Уже оттуда он забавно зашипел куда-то в сторону пульта... и принялся вылизываться.
   - Герб, - констатировал опустивший к монете глаза шкипер. - Что ж, Малыш, забавные шутки иной раз выкидывает Фортуна. Шесть часов тебе... или вам - отсчёт пошёл.
   Последние слова Хэнк расслышал уже на бегу в душевые. Потому и не видал, как капитан Эрик усмехнулся в бородку и проворчал что-то про нетерпеливую молодёжь. Почесал за ушком снова перетёкшего на колени и уютно свернувшегося в клубочек Маркиза. А потом ещё раз покосился на отливающую серебром монетку под соседним креслом, на которой яснее ясного виднелись цифры 1 и 0.
   Капитан он, дабы принимать решения самостоятельно - или так, поросячий хвостик?
  
   Во взгляде Его Величества короля леггеров при желании можно было усмотреть почти всё, что угодно - однако враждебности адмирал Бенбоу там не заметил. А король некоторое время рассматривал прославленного флотоводца недавних противников, а сегодня почти братьев, и наконец улыбнулся.
   - Весьма интересно видеть того, при упоминании о ком бледнеют наши генштабисты и адмиралы флота.
   Хотя оба беседующих и находились не невесть каком расстоянии друг от друга, но на экранах гиперсвязи могли рассмотреть друг друга до мелочей. Потому Его Величество посоветовал адмиралу всё-таки сесть. Не очная аудиенция в тронной зале, всё-таки, да и возраст у человека почтенный. Бенбоу поблагодарил строгим кивком и принял разрешение без ложной скромности, хоть и гадал - зачем же такой человек... вернее, леггер, запросил возможность переговорить лично с ним.
   Несколько обязательных для вполне светских бесед вопросов и ответов, едва не скатившихся к непременному обсуждению погоды - но Его Величество сумел удивить адмирала ещё раз.
   - А знаете, адмирал, забавно наблюдать за появлением легенды.
   На осторожный вопрос, что же Его Величество имеет в виду, облачённый в переливающееся пурпуром и серебром нечто король с туманной улыбкой ответил такое, что отнюдь не страдающий замедленным мышлением адмирал задумался надолго:
   - Капитан и Красавица, Блудница - и Воин.
   На адмиральском столе, невидимый в глазок видеокамеры, лежал свеженький, прямо-таки горячий рапорт - каким же образом арестованная Жаклин Денёв сумела совершить считающийся невозможным побег с перевозящего заключённых специально оборудованного корабля-тюрьмы.
   - Наша специальная служба сочла нужным сообщить нам о полученном от Федерации рапорте, что бывшая наша разведчица - и ваша контрразведчица - совершила побег и направляется в пространство нашего королевства, - хотя привычка Его Величества говорить о себе в третьем лице множественного числа и звучала весьма непривычно, но адмирал и ухом не повёл.
   - Мы так заинтересовались этим, что распорядились пока не распускать руки - как бы ни хотелось арестовать беглянку да вернуть спецслужбам Земной Федерации в знак, так сказать, и подтверждение нового уровня доверия.
   Адмирал Бенбоу догадался мгновенно - не зря его за глаза называли старым Лисом.
   - Слейпнир?
   Его Величество подтвердил, что да - мадмуазель Жак-лин совершила несколько визитов, а потом рванула на взлётное поле испытательного космопорта-полигона с такой скоростью, что верные слуги короля попросту отстали.
   Вполне естественно, что в воздухе со всей неприглядностью возник вопрос - а что же теперь делать? Оба собеседника некоторое время разглядывали это болтающееся между ними недоразумение, а потом Адмирал Звёздного Флота поднял со стола рапорт и медленно, с невыразимым наслаждением разорвал его.
   - Я солдат, и к подковёрным играм спецслужб испытываю вполне заслуженное презрение. Если Хэнк Сосновски и его капитан в ответ на приказ о выдаче одной девицы покажут мне кукиш - останется со стыда только застрелиться.
   И вновь Его Величество одарил собеседника туманной улыбкой.
   - Понимаем, понимаем. Хотели бы мы разделять вашу уверенность, адмирал, - он посмотрел куда-то чуть в сторону и явственно покачал головой в знак отрицания. - Хорошо, быть посему - мы тоже остановим своих держиморд, а там будем посмотреть.
   Отчего сидящий на троне в неведомой дали король чужой расы употребил столь старинное и специфическое словечко, адмиралу Бенбоу оставалось только гадать. Возможно, конечно, что Его Величество очень глубоко продвинулся в изучении истории и психологии человечества... хотя и верилось в то с трудом. А возможно, и ему осточертели спецслужбы с их извечными закидонами - но в то верилось куда меньше, чем в порядочных политиканов или рассекающую вместо ступы на флаере Бабу-Ягу.
   - Хорошо, адмирал Бенбоу, - голос Его Величества изменился как-то так, что упомянутый едва удержался от того, чтобы вскочить и с предписанной флотским уставом лихостью отдать честь. - Сейчас наша племянница, принцесса Иррхен лично повезёт на скоростном эсминце копию отчёта аналитиков и проработку вариантов случившегося... куда?
   Хотя профессия звёздного адмирала флота и не единственная, где требуется принимать быстрые и правильные решения, но старый служака не подкачал и на сей раз.
   - Через час на курьерском корабле я с парой аналитиков отправляюсь на Альтаир - поужинать и попить тамошнего винца... успех первых переговоров именно там позволяет рассчитывать и на столь же удачное продолжение. У меня с собой будет... примерно то же.
   Фантастика - но Его Величество улыбнулись снова.
   - И если мнение экспертов наших рас совпадёт?
   Адмирал Бенбоу позволил неприлично искреннюю улыбку и себе.
   - Не думаю, что наша Федерация решится на войну, даже имея такого мощного союзника, как вы. Но я поступлю куда тоньше - перешлю выводы экспертов... Воину. Он один способен доставить больше неприятностей, чем хороший флот. А в составе такого экипажа - как говорится, тушите свет и строчите завещание.
   - Или - запасайтесь гробами, гады? - как ни странно, Его Величество сумел запросто выговорить это так не идущее его августейшим устам словечко. - Положительно, общение с вами, людьми, оказывает на нас воистину неизгладимое впечатление. Наша августейшая королева до сих пор неприлично хихикает после аудиенции и закрытого разговора с одной маленькой рыжеволосой леди.
   Напоследок Его Величество поинтересовался - действительно ли Эрь-ик Свенс-сон когда-то служил под началом адмирала? На что старый Лис подтвердил, что да, тогда молодой ещё парень был у него палубным главстаршиной, когда в жаркой стычке у Акернара они подбили тяжёлый крейсер "Король Илтхэнэ". Едва-едва тот унёс задн... вернее, дюзы.
   И когда столь странный разговор оказался наконец закончен, адмирал тут же принялся по-новой насиловать кнопки связного устройства.
   - Вестовой, через час самый быстрый корабль в моё распоряжение. Профессора и полковника из института стратегических исследований - туда же. И соедини меня прямо сейчас с Ассамблеей Федерации... что? Закрытое совещание? К дьяволу - соединяй или я тебя лично швырну за борт, глотать вакуум!
   Надо признать, иные методы старого служаки шокировали - но оказывались чертовски эффективными. И через час адмирал Бенбоу взбежал по трапу срочно переделанного по методе Хэнка Сосновски бывшего патрульного корвета серии Новик. В ушах ветерана ещё звучало эхо только что гарантированных ему Ассамблеей Федерации чрезвычайных полномочий - а рукой старый Лис то и дело нащупывал висящий на шее вместо медальона кристалл памяти.
   - Хороший ты мужик, ваше величество... но дурак. Может, и разбираешься в своих длинноногих - но в людях, а тем более в бабах не волокёшь ни хрена, - адмирал вспомнил взгляд Жаклин, когда та рукоятями вперёд протянула ему оба ещё горячих парализатора, а затем и табельный бластер - и отчего-то усмехнулся. У леггеров-то глаза вовсе не зеркало души...
  
   На любом космическом корабле, бороздящем, так сказать, просторы Большого Театра, время сугубо местное. И то сказать, в галактике всегда можно найти сотню-другую планет, над чьей столицей сейчас пылает закат или рассвет. Царит глубокая ночь или весело светит местное солнышко. Однако по старинной традиции, корабельное время подчиняется своим законам, иногда вовсе даже непонятным.
   Как бы то ни было, посреди своей ночи Жаклин проснулась от того, что совсем рядом кто-то возился с явным и недвусмысленным намерением забраться в её же, Принцессы, постель.
   - Какого чёрта? - лениво произнесла она, едва найдя в себе силы приоткрыть хотя бы один так и слипающийся глаз.
   Когда шкипер проворчал, что какого хрена - это на самом деле его капитанская каюта, Принцессу с ног до головы осыпало жаром. Правда, тут же забравшийся рядом под одеяло Эрик добавил, что в общем-то никого не гонит... а потом оба уснули глубоким, и что характерно, безмятежным сном.
   Переборка, когда её Малыш чуть раньше забрался под бок и привычно пустил ту на плечо, во сне лягалась и толкалась локтями - но строго через шесть часов исправно разбудила и даже оказалась столь любезна, что смоталась на камбуз за кофе и бутербродами.
   А потом, ни слова не говоря, забралась на колени принявшему вахту и полуулёгшемуся в своё кресло Малышу - и безмятежно засопела опять. Хотя это и было против всех и вся правил, Хэнку не достало твёрдости согнать её. Тем более что почти тут же в кресло запрыгнул Маркиз, порыл носом. А потом в свою очередь оккупировал без малейшего зазрения совести тощие коленки девицы.
   И уснул с таким сладким мурчанием, что доносящиеся из динамиков голоса пустоты немного позавидовали.
   Совсем чуть-чуть.
   Но всё же.
   Вахта тянулась столь же долго и невыносимо, как и обычно. Правда, заявившаяся через шесть часов Принцесса некоторое время подбоченясь любовалась на эту парочку, а потом принялась принимать рапорт.
   - Не подерётесь? - недоверчивый как древние гестаповцы Хэнк рассматривал зыркающих друг на дружку девиц со вполне понятными опасениями.
   Однако, Принцесса показала рыжей малявке кристалл и прощебетала, что есть тут у неё кое-какие расчёты, куда и когда мог удрать с места происшествия тот стрелявший по Слейпниру крейсер. Но без Переборки в этих тягово-разгонных характеристиках и расходах топлива ей ни в жисть не разобраться.
   - Хочешь вычислить, куда те скоты спрятались? - ради такого дела Переборка склонна была забыть наметившееся было противостояние.
   - Точно, - Принцесса швырнула ей кристалл. - Чеши, оденься, да подумаем вдвоём. И ещё...
   Она чуть заколебалась, но решилась.
   - Если я верно что-то поняла, рыжая - ни малейших причин для недовольства у тебя нет и быть не могло. А повтора ситуации не будет, даю слово леггеров.
   И обе девицы - роскошная Принцесса и захмурышечная Переборка - осторожно, на пробу улыбнулись друг дружке. Ничего так получилось, надо будет присмотреться да принюхаться ещё.
   - Ладно, мир, - соображающая куда лучше в двигателях и реакторах Переборка вдумчиво изучила данные, пока Хэнк притащил прямо на мостик поднос с лёгкими закусками.
   И ткнула пальцем в больше похожую на матерную фразу строку на экране.
   - Вот тут не так. Реактивная мощность в контуре разнесёт всё нахер, - и принялась азартно тарабанить по клавишам.
   Когда через некоторое время в рубку заглянул шкипер со своей неизменной кружкой в руке, на шее у того живым воротником блаженно щурился Маркиз, а в рубке чуть только дым коромыслом не стоял.
   - Нет, но если последняя дозаправка была полной, то запасов топлива у них оставалось прилично, - ради разнообразия, девицы на этот раз объединились и теперь выбивали пыль из упрямо твердящего своё Малыша.
   - Не-а, пункты дозаправки у леггеров растянуты в этом районе, а напрямик к цели ни один шкипер в здравом разуме не пойдёт, - Хэнк нутром чуял какую-то несуразицу, и протестовал изо всех сил.
   Шкипер сунул было нос в расчёты, нашёл ещё одну поправку, но в конце концов оказался легонько поколочен обеими спевшимися девицами и отправлен на камбуз за печеньем и чаем.
   - Так что, какое мнение будет? - в конце концов, красная от злости Принцесса признала свою неправоту... вернее, что теория частенько пасует перед практикой.
   Трое переглянулись с совершенно одинаковыми выражениями лиц - и кивнули.
   - А если к трапу подвалит толпа фараонов с ордерами на арест, розыскными листами и наручниками? - хмуро поинтересовалась новенькая.
   Шкипер нарочито медленно и невозмутимо положил левую ладонь на сгиб правой руки и затем, сжав ту в кулак и согнув, продемонстрировал имеющий, между прочим, вполне интернациональное хождение жест.
   - Как говорится, с Дона выдачи нет, - с ухмылочкой прокомментировал Хэнк.
   - Или, что тоже самое, хрен им всем и каждому, - Переборка, как обычно, не сочла нужным церемониться в выражениях.
   Капитан кивнул и подтвердил - частный корабль, обладает правом экстерриториальности. Как бы ни хотелось фараонам, но прав они не имеют. А если решатся на хитрость или штурм... тут он призадумался.
   - Ладно, чего гадать, - Хэнк поскрёб в затылке. Затем почесал нос, отчего рыжая нахалка злобно хихикнула. - В галактике полно мест, чтобы не встречаться с той бандой. А в случае чего, придётся Принцессе торчать на корабле - но места тут у нас навалом, хоть на велосипеде разъезжай.
   - Короче, Принцесса - ты в команде. Подробности нужны? - солидно объявил резюме шкипер.
   Однако та хлопнула пару раз глазами, судорожно вздохнула - и таки разрыдалась на плече неожиданно для самой себя принявшейся утешать её рыжей девицы. И при виде совершенно не свойственного выражения голубых глаз Переборки, в самую пору было призадуматься о неисповедимости путей... да нет уж - человеческих, чёрт вас подери.
  
  
   Глава вторая. Сумерки
  
   - А-а, вижу - старинная система Гатлинга всё ещё бередит умы оружейников, - Хэнк полюбовался на экран, где смоделированные науськанным Переборкой компьютером шесть лазерных стволов медленно вращались вокруг оси, поочерёдно приникая к жаждущему впрыснуть в них порцию энергии узлу накачки. - Что ж, вполне недурственный себе ротационный шестиствольный бластер.
   А потом нехотя попробовал огорчить самонадеянную конструкторшу. Так мол, и так, в качестве главного калибра для Слейпнира подобная система слабовата. Для флаера слишком тяжёлая, потому как его бортовой мини-реактор попросту не потянет. Вот для тяжёлого истребителя, пожалуй, самый раз будет - но против брони противника лучше применять менее скорострельные, но более мощные системы.
   Однако, Переборка ничуть не огорчилась. Мало того, с самой хитрющей и заговорщической мордашкой ответила - что если кое-какой остолоп не посмотрел на размеры, то это его вина.
   - Это будет ручная модель, Малыш! Для одного человека... - она покосилась в сторону разинувшей от удивления рот Принцессы. - Или леггера.
   Как шкипер не поперхнулся своим неизменным кофе, осталось известно только богине, которой изобретатель сего напитка его и посвятил.
   - Эй, рыжая - да чтобы прокормить такую прожорливую заразу, надо будет таскать на спиняке хороший реактор в полтонны, а то и поболе весом. Ножечки у кое-кого не подломятся?
   Однако Переборка не унялась и заявила, что если у кое-кого в голове дерьмо вместо мозгов, то это не она.
   - Уж мне-то как раз и известно, что мощность реактора на корабле должна быть даже больше потребляемой мощности двигателей! А вот возьму и сделаю, что тогда скажете?
   Принцесса потянулась рукой и бестрепетно пощупала у той лоб.
   - Да нет, температура вроде нормальная, - она пожала плечами. - Может, снова отправить к её высочеству принцессе Иррхен да погонять тараканов в чьей-то дурной головушке?
   В голубых глазах Переборки уже стояли слёзы, когда она обратилась к озадаченно переминающемуся с ноги на ногу Хэнку.
   - Малыш, ну хотя бы ты-то мне веришь?
   А Хэнк Сосновски стоял и с самым задумчивым видом вспоминал тот эпизод в номере заштатного отеля, когда он сам предлагал девице ничуть не менее бредовый и противоречащий здравому смыслу план похищения и переоборудования корабля. Однако, бывший корвет вот он, исправно несёт их через пространство, добродушно гудя своими агрегатами. Они всё-таки сделали это. Но сейчас... наплевать на все какие ни есть законы науки и техники? Ради такой девчонки?
   - Я с тобой, Переборка, - твёрдо заверил он, не колеблясь ни мига. - Удастся или нет, я с тобой.
   А, чёрт - ради того, чтобы услышать такие слова, стоит пройти пол-галактики, по пути нахрен развалив пару-тройку не самых слабых государств! Потому и понятно, что Малыш удостоился прилюдного чмока от Переборки и даже чести разбить в пари её руку с ладонями Принцессы и шкипера.
   - Серебряный червонец?
   - Принято!
   Третьи сутки Слейпнир тянул за собой полученный груз. Трудолюбиво урчал реактором, пыхтел и сопел, но тянул. И то сказать - когда шкипер с Переборкой отправились в космопорту искать фрахт, то неожиданно урвали весьма тяжёлый груз в пять тысяч тонн, который был просто не по зубам большинству извозчиков космоса. Потому и понятно, что после коротких переговоров с экипажем контракт был взят и засвидетельствован - мощные двигатели таки позволяли утянуть столь солидную массу. Да и оплата фрахта оказывалась таковой, что капитан Эрик скорее повесился бы, чем отказался.
   Поскольку в непосредственной близости от корабля околачивалась пара весьма подозрительных типов, Принцесса благоразумно осталась на борту, заявив, что отоспится маленько да приведёт в порядок камбуз и оранжерею - если ей доставят всё вот по этому списку. Естественно, припахали Малыша. Справился он быстро, а потом отправился в развалины бывшего космопорта, который не стали восстанавливать после последней войны, а попросту отгрохали по соседству новый.
   Стоит признать, что Хэнк отчего-то чувствовал себя куда увереннее с оружием в руках, даже если реальная польза от него была ноль. Да и новая машинка оказалась чертовски хороша. В конце концов, разваляв в щебёнку пару древних бетонных стен, он вернулся на корабль весь из себя весёлый и довольный.
   - Весьма и весьма - думаю, даже по меркам леггеров, - заявил он.
   Принцесса не проявила к бластеру особого внимания. Как-то не чувствовала в себе тяги к техническим новшествам - да и специфика её прежней работы не поощряла всякие смертоубийства. Шкипер тоже не особо интересовался малыми калибрами. Вот если бы Малыш притащил на плече плазменную пушку с тяжёлого крейсера, тогда другое дело. Ого-го!
   Единственно, Переборка изучила бластер досконально. Проворчала, что для не шибко притязательных личностей вроде Малыша и так сойдёт - и собрала оружие вновь. А потом стала канючить, что ей нужен бездефектный кристалл алмаза - однако как она ни рылась в каталогах, ни одна фирма таких размеров не производит. Придётся выращивать самой.
   Опять, опять пришлось отдуваться Малышу, причём без единого возражения. Напялив скафандр, он свинтил с носовой пушки один лазер излучателя и принёс в клювике добычу приплясывающей от нетерпения Переборке.
   И теперь в маленькой мастерской бывшего корвета, в луче боевого лазера Переборка выращивала алмазы по какой-то бешено дорогой и старинной технологии.
   - Ладно, из отходов сварганю Принцессе серьги, - отшучивалась она.
   Однако, Хэнк-то видел - волнуется, да ещё как.
   - Бриллианты - лучший друг девушки, - вспомнил он старинную поговорку.
   Шкипер не согласился. Мол, эти слова были справедливы ещё в те времена, когда алмазы добывали только натуральные. У-у, какой жаркий спор не замедлил тут же разгореться! Пришлось Принцессе оторваться от гидропоники в своей оранжерее да притащиться в кают-компанию, чтобы надавать всем по шее.
   - Так... кто на глиссаде отклонился от траектории? - Хэнк безропотно получил свой подзатыльник.
   - Хм-м... а по чьей вине мы вовремя не уступили дорогу и едва не протаранили тот танкер на орбите? - шкипер хоть и успел вовремя поднять лапки, но своё наказание перенёс стоически.
   - Ага, а почему возле второго бьефа масло из системы подтекает? - мигом подхватившаяся Переборка таки успела удрать вовремя. И уже на бегу затараторила, что шеф, сей час усё будет в ажуре.
   Капитан попробовал перейти в контратаку, поинтересовавшись - какая же это длинноногая зараза напортачила с расчётами и едва не направила их в противоположную от нужной точки сторону? Стоит признать, что на миг смутившаяся Принцесса сориентировалась быстро. Зыркнула на свои и в самом деле чертовски интересные нижние конечности да ответила:
   - Переборка, - и тут же пояснила в удивлённые глаза мужчин. - Да не рыжая - а та, что в компьютерах поселилась.
   - Не, я таки прибью нахер эту смазливую сучку, - хрипло проворчала в переговорник с натугой затягивающая гайки Переборка, которая всё прекрасно слышала - однако ей никто не поверил.
   Вернулась она вся заляпанная в масле - но довольная. Работы по её части почти и не было, а тут сразу такая прелесть! А так... разве что немного в мастерской, где уже подрастал будущий осциллятор микрореактора. Или малость отточить коготки на Малыше - что там Принцесса нашёптывала своей новой подруге насчёт умения крутить мальчиками, знали только эти две негаданно-нежданно спевшиеся бестии.
   - Шкипер, утечка ликвидирована, бьеф вычищен и теперь блестит, как у кота яйца! - нахальная девица сделала почти точную копию уставной стойки смирно - а затем потешно-утрированным строевым шагом, высоко задирая ноги, с энузиазмом затопала неизменными ботинками в сторону душевых.
   - Да уж, с вами не соскучишься, - добродушно, с ухмылочкой проворчал капитан и вернулся к своему чтиву.
  
   Хэнк удивлялся сам себе. Куда девался тот ловелас из Академии, не пропускавшей ни одной смазливой мордашки при тугой попке? Но тут, словно монах, право. Да Принцесса как-то покрутила плальцем у виска, показав глазами в сторону играющейся с котёнком Переборки. Девка-то чуть кипятком не писает при виде него, и что?
   А ничего. Как призналась как-то утром сонно промаргивавшаяся на плече девица, она откровенно выздоравливает - но иногда зудит в письке так, что хочется просто надеться на одного парня и затрахать его до полусмерти. Хэнк не стал в свою очередь скрывать, что уже почти мечтает разложить одну рыжую кошёлку да показать ей, где раки зимуют.
   - Не, раз договорились, подождём? - хрипло и подозрительно часто дышащая девица с надеждой посмотрела в такие опасно близкие серые глаза.
   - Раз договорились - надо держаться, - Хэнк поинтересовался затем - а если они после всего такого станут относиться друг к дружке безо всякого интереса, как брат к сестре?
   Рыжая безобразница тихо захохотала.
   - Не-а, мы трахаем всё что шевелится. А если не шевелится, то расшевелить и оттрахать, - а затем, совершенно неожиданно заалевшись, приложила ладонь парня к своей уже вполне девичьей груди. - И что скажешь?
   Чёрт его знает - но Хэнк отдёрнул руку словно обжёгся.
   - Скоро тебя и Переборкой звать-то будет нельзя. И всё остальное, кстати, уже весьма и весьма становится... аппетитно до того, что впору облизываться, со стороны глядючи.
   Рыжая и спросонья лохматая как Помело девица подозрительно покосилась в его сторону - уж не смеётся ли? - и со вздохом поплелась в душ, на ходу совершенно беззаботно натягивая размеров этак на пять великоватую ей тельняшку. А Хэнк одобрительно посмотрел на её незаметно наливающуюся соком фигурку и как-то некстати подумал, что игры становятся чересчур уж опасными.
   Однако, чёрт побери - когда это флотские боялись опасностей?
  
   - Есть контакт, - подтвердил голос диспетчера.
   Всё! С этого момента груз уже подлежал ответственности космопорта. Фрахт считается закрытым, осталось отстыковаться, передвинуть Слейпнир к терминалу для дозаправки и профилактики. Заодно закачать в бортовой Реестр свежую информацию и новости, а капитану сделать в журнале соответствующие записи и пометки. Да поставить в диспетчерской печати на бумагах.
   И потом можно будет устроить маленький налёт на здешние злачные или не очень места - нейтральный донемогу космопорт могла потоптать ножками и засидевшаяся на борту корабля Принцесса. А стало быть, вылазка намечалась серьёзная.
   Хэнк без возражений полез напяливать скафандр - разъединить сцепку должны были всё-таки они, доверять такое портовым рабочим было и не по правилам, да и не в привычках шкипера. Рядом тихо матюгалась со своим скафандром Переборка, которая никогда не отказывалалсь от возможности размяться с гаечным ключом или гайковёртом.
   - Поставим на уши здешние кабаки? - поинтересовался парень.
   Наверное, всё-таки хорошо, что содежатели здешних заведений, да и сами жители моргающего огоньками внизу города не слышали презрительного ответа девицы - между прочим, медвежий угол и паскудная дыра были ещё далеко не самыми обидными. Оказывается, в прошлом году они таскали сюда с прежним Слейпниром какой-то груз, и впечатление осталось самым что ни на есть неприглядным.
   Но всё же, после однообразия на борту даже это казалось хорошо. Даже расстыковывать кое-где прикипевшие насмерть стяжки - и то было разнообразие. Хэнк с придыхом орудовал в вакууме самой банальной кувалдой, ведь ничего проще и надёжнее не придумало ни человечество, ни изощрённые технологии других рас. А юркая Переборка проворно снимала стопоры и развинчивала свои любимые болты на два дюйма.
   Хм-м, симптоматичный размерчик, пожалуй - Хэнк не без труда развернул свои устремившиеся по извечной колее мужские мысли в другую сторону и подёргал последнюю сцепку, сразу заигравшую, когда получивший сигнал шкипер легонько дунул дюзами, чтобы чуть отойти. Правда, Переборка называла это куда более цинично... да ладно вам. Ну, пукнул, с кем не бывает или... всё-всё, молчим?
   Хэнк зацепился рукой за отплывающий корабль, а другой притянул к себе ничуть не возражающую Переборку. Словно два комарика на двигающемся вдаль слоне, они наблюдали, как медленно из-под них отъехала тёмная громада оставленного груза, а прямо под подошвами скафандров раскинулся довольно немаленького размера город. Спустя некоторое время надвинулись решётчатые конструкции терминала - и тут уже парень ловко, привязанным к поясу коротким ломом подправил стыковочные фермы и озабоченно присветил фонарём.
   Шкипер из рубки усталым голосом подтвердил, что всё в порядке. А подоспевший чиновник в аляповато-ярком скафандре опломбировал сцепку и в подтверждение помахал рукой - грузовик пристыковался.
   Не считая нужным расходовать слабенький запас реактивной тяги в скафандрах, Хэнк снова обнял подругу и так, перебирая руками по лееру, они доплыли безо всякой страховки к шлюзу. Вообще-то, таковые лихие маневры в невесомости не рекомендовались настоятельно и даже категорически. Но чёрт побери, как же приятно иной раз всё-таки нарушать кой-чего!
   Тем более, что в бьефе уже поджидала Принцесса, которая и скафандры помогла снять, и даже соком угостила.
   - Спасибочки, дорогуша, - совсем знакомыми интонациями леди N ответствовала усталая Переборка - а затем, подумав, добавила непечатное слово.
   Оказывается, транспорт вниз только через час, и предстояло в ожидании вылазки на поверхность планеты грызть ногти. Принцессе-то хорошо, вон у неё какой маникюр ухоженный - рожу кому раскарябать, самое оно. Хэнк безо всякой надежды на успех ласково чмокнул каждый пальчик с по-мальчишечьи коротко остриженными ногтями - за что, соответственно, назван был прилипалой и подлизой.
   Однако, глаза Переборки смеялись - ворчать она даже и думать забыла. Весело на пару с подругой поскакала в свою каюту готовиться к отпуску, а Хэнк в рубку покалякать со шкипером.
   Тут-то и произошло... впрочем, по порядку.
   Для начала на пульте скромно заморгал индикатор такого себе экстренного вызова, а компьютерная Переборка отчего-то испуганным голосом напомнила, что лучше бы всё-таки ответить.
   Хэнк с Эриком переглянулись - и уже позже сознались друг другу, что предчувствия в тот момент их терзали одинаковые. Нехорошие. И когда шкипер, пожав плечами, осторожно, словно дремлющей змеи, коснулся сенсора ответа, поначалу ничего не происходило.
   Но потом три индикатора защищённости канала с мельтешением поползли вверх. Поколебавшись, столбики прочно упёрлись в верх шкалы - и подозрительно разглядывающему их Хэнку некстати подумалось, что будь их воля, поползли бы и дальше, нежели Top Secret.
   Некоторое время на экране гиперсвязи болталась стандартная непримечательная заставка - но то-то и было плохо. Ни одна уважающая себя контора или солидная организация не воспользовались бы яркими и аляповатыми изображениями, которыми можно привлечь внимание только ни черта не понимающего обывателя.
   А затем тишину рубки нарушил смешок адмирала Бенбоу.
   - Ну, наконец-то, я уже нехорошее думать начал. Здравствуйте, молодые люди, - его изображение на экране то и дело морщинилось сеточкой помех - уж сильно далеко забрался Слейпнир от родных мест.
   Адмирал сразу взял быка за рога. Как только определится следующий фрахт (но желательно бы в сторону дома), сразу сообщить - навстречу вылетит чрезвычайный курьер с некоей чрезвычайно и чертовски важной информацией для размышления. Далее...
   - Мадмуазель Жаклин Дюваль на борту или хотя бы жива?
   Немного ошарашенный шкипер пробурчал, что Принцесса сейчас в каюте - дамы готовятся к спуску на планету и отдыху. Впрочем, тут же вызвал обеих по внутренней связи в рубку.
   Видок у Принцессы был ещё тот, когда она узрела на экране хитрого Лиса собственной персоной. Губы запрыгали, плечи опустились, а глаза под чёлкой подозрительно заблестели. Впрочем, весело прискакавшая в одной тельняшке Переборка смотрелась куда экзотичнее - да и посланный ею адмиралу воздушный поцелуй оказался принят не в пример более благосклонно.
   - Огонь девка - хотя, за острый язычок однажды таки достанется, - одобрительно проворчал адмирал и перевёл глаза обратно на вторую.
   - Принцесса, значит? Хм-м... Ладно, не буду терзать - перед твоими бывшими тихарями я тебя отстоял, да и самый главный длинноногий тоже обещался придержать своих за поводок. Короче, тебе дан шанс, - адмирал так многозначительно подчеркнул голосом последнее слово, так мастерски сделал паузу, что тут и дурак догадался бы - из кожи вон вывернись, но!
   - Я поняла, - на побледневшие было щёки Принцессы медленно возвращался цвет. - Охоты за мной не будет?
   - Кроме тех, кто уже чуть раньше обидел остальных, не будет, - многозначительно заверил адмирал. Дальше... у вас и так есть предположения по поводу - потому внимательно изучите, что вам передаст курьер. Эрик, ты его лично знаешь - вы когда-то чуть не подрались на учениях возле орбиты Плутона.
   Шкипер хмыкнул, но кивнул, а адмирал тем временем продолжил.
   - Последнее. Случайно обнаружен и доведён до меня рапорт одного лёт-майора, на которого произвело неизгладимое впечатление, как в баре космопорта некий викинг надрал задницы его воспитанникам, - взгляд адмирала упёрся в Хэнка, словно прицел спаренной башни главного калибра.
   - Так вот, спецы с ним умело побеседовали - в том баре опять видели... короче, берегитесь динозавров. Крепко берегитесь.
   Принцесса молниеносно подняла руку, словно прилежная ученица горела желанием ответить на уроке в школе.
   - Тараканы в голове у Переборки того же происхождения. Подробности - у... важной супруги зеленоглазого командора. Возможны и другие случаи подобного рода.
   - Вот как? - заинтересованно прищурился адмирал. - Полюбопытствую, обязательно и всенепременно. Вот уж попыхтят мои тихари!
   Поскольку сеансы дальней гиперсвязи пробивали солдидную брешь даже в бюджете космофлота, адмирал Бенбоу коротко откозырял - и отключился. Некоторое время экипаж Слейпнира ещё смотрел на потухший экран то ли по инерции, то ли из опасения, что он опять озарится да подкинет очередную порцию непоняток или трудностей. Однако, ничего не происходило, и шкипер со вздохом отключил канал.
   - Ладно, подумать тут есть над чем - потому советую внизу не нажираться до поросячьего визга. Малыш и Переборка - присматривайте друг за другом, а...
   - Уж будь спок, кэп - надраться как дорвавшаяся до дармового спиртного целка, я тебе не дам, - сладко мурлыкнула Принцесса.
   Факт оставался фактом - лексикончик у всех, мало-мальски общавшихся с рыжей девицей, со временем становился удивительно колоритным. Шкипер лишь осуждающе покачал головой, но глянул на часы и тут же вскочил.
   - Четверть часа до лифта вниз - а следующий только через два. Мухой, пулей, но чтобы все через десять минут были в шлюзе!
  
   По правде говоря, Хэнк успел попробовать только три сорта здешнего пива. Лучше всего казалось вон то, светлое очищенное. Ошивающаяся рядом Переборка хлопнула пару рюмок чистой водки и только раскраснелась легонько. Хоть она и немного похорошела по сравнению с той нескладной плоскогрудой девчонкой, но приставать к ней пока что не спешили даже крепко поддатые матросы с какого-то танкера. Впрочем, вечер только начинался.
   Динозавриков, как назвал рептилоидов не доверяющий даже защищённому каналу старый Лис, поблизости не наблюдалось, а поцелуй, который удалось мельком урвать у девицы, обжигал губы и кружил голову куда сильнее выпитого.
   В общем, вечер начинался весьма неплохо.
   - Послушай, Переборка - а какого чёрта шкипер зажилился и не сел прямо в здешний космопорт? - Хэнк вдумчиво свернул голову непривычно выглядящей, но точно так же копчёно-ароматной здешней рыбине - пиво он потреблял только под оную.
   Девица снисходительно усмехнулась и оторвалась от соломинки на пробу взятого коктейля.
   - Сразу видно новичка. Топливо здесь, на периферии, охренительно дорогое. Втрое, а редкие сорта и вчетверо. А шуба у планеты толстая.
   Он кивнул. Чего ж тут не понять - спуск и подъём выльются в такие бабасики, что лучше уж заплатить орбитальным лифтёрам... и тут-то запиликал коммуникатор.
   - Вы там ещё не вконец упились? - голос шкипера звучал несколько озабоченно. - Слушай, Малыш - есть шанс урвать двойной фрахт - причём оба обалденно вкусные, но надо посоветоваться. Мы с Принцессой в баре возле биржи, Переборка должна помнить - Дырявая Луна, я тут ещё набил морду боцману с Росомахи.
   - Поняла, щас притащим свои задницы, - наклонившаяся к Хэнку девица ткнула пальцем кнопусечку отбоя.
   А потом и в свою очередь урвала у него такой поцелуй невзирая на строгие здешние нравы и горящую прямо над головами запретительную табличку, что оба едва не упали с неохватных и неподъёмных табуретов. Чтоб в драке неповадно было, что ли?
   - Что ты такое крепкое пила? - добродушно поинтересовался Хэнк, выволакивая Переборку на свежий воздух, подальше от глаз нахмурившегося от их выходки бармена.
   - Тебя, - на полном серьёзе и абсолютно трезвым голосом мурлыкнула та.
   И опять полезла целоваться. Ну, от такого отказываться грех - тем более, что глядящая сверху местная щербатая Луна ничего против не имела... рррррррр-романтика, блин!
   Кстати, бар Дырявая Луна оказался вполне приличным и где-то как-то даже респектабельным заведением. Оно и понятно - от порта подальше, а главная биржа совсем за углом. Даже вышибала при входе имелся - они с Хэнком заинтересованно смерили друг дружку взглядами, но последний проворчал, что неприятностей от него не будет, и беспрепятственно с Переборкой подмышку проник внутрь.
   Шкипер с выглядящей здесь даже как-то неуместно Принцессой обнаружились как обычно в уголке. Если Эрик Свенссон со своей внешностью и повадками бывалого капитана выглядел чудесно в любом месте - от перестрелки где-нибудь в портовой забегаловке до парадной залы Королевского Дворца леггеров, то Принцесса один чёрт смотрелась заблудившимся в каком-то подозрительном болоте лунным отблеском. Вот уж верно кэп кличку приклеил... хрен поспоришь.
   - Короче, - Хэнк ногой пододвинул к себе стул и аккуратно опустил на него трезвую как молодая монашка Переборку.
   Затем озаботился стулом и себе, бокалом пива опять же для себя, любимого - и минералкой для рыжей подруги, и приготовился внимательнейше слушать. Уж шкипер не из тех, кто просто так волну гонит. Да и Принцесса цедила через соломинку свой коктейль чересчур уж спокойно. Верный признак, тут и к бабке не ходи!
   И точно - стоило капитану заикнуться насчёт невероятного фрахта аж на семь тысяч тонн, Хэнк демонстративно прочистил уши - уж не ослышался ли он, упаси боги? Обычно таковые махины таскала бригада из двух тягачей с опытными капитанами, отменно сработанными экипажами да насмерть засинхронизированными ходовыми компьютерами.
   Ужас - Хэнк даже почувствовал, как с холодной испариной куда-то улетучился его лёгонький хмель.
   Однако, астрономическая стоимость фрахта поколебала даже его - за такие деньги, даже деньжищи, стоило рискнуть, тут спору нет. Ладно, при маневрировании придётся попотеть - но вдвоём справиться можно. Да и навигатор вроде не с помойки подобранный (тут Принцесса эдак великосветски повела бровкой и тонко усмехнулась). В конце концов, после жарких прений и достойных поэта эпитетов да сравнений мнения сошлись на том, что в принципе это возможно. И все взгляды сошлись на беззаботно попивающей свои пузырики Переборке.
   - А что я? - деланно возмутилась девица. - Надо будет - и десять нахрен утянем, лишь бы сцепки выдержали. Я зазря деньги не получаю.
   Шкипер втихомолку перекрестился. Шутка ли - десять тысяч тонн это же тяжёлый крейсер! Но раз Переборка сказала, что ходовая потянет, тут впору поверить в помощь нечистой силы или святого воинства, однако признать сей факт именно фактом.
   - Шутки в сторону. Взвешиваем ещё раз - и я бегу брать контракт, - капитан обвёл команду внимательным взглядом.
   Переборка смешно надула щёки и дунула в соломинку. Громко, словно в сомнениях, побулькотела. А потом древним как мир жестом голосующих за жизнь или смерть гладиатора римлян изобразила пальчиком - вверх.
   Хэнк просто кивнул. Коль умеешь водить тяжёлую технику, тысяча-другая тонн туда-сюда особой роли не играют. Если ходовая секция не подведёт, почему бы и нет?
   А её высочество Принцесса усмехнулась тонко и сообщила, что если она сумеет с такой тяжеленной плюхой на прицепе выдать курс, шкипер потом лично будет мыть ей ноги шампанским. Кэп словно в сомнении глянул куда-то под столик, а потом побожился. Мол, вымою, да ещё и вылижу. Глубоко вздохнул, словно набираясь решимости - и отправился на биржу.
   - Интересно - отчего это с такой радостью мы сунули голову под гильотину? - задумчиво поинтересовалась Принцесса и опять поймала красивыми губами свою соломинку.
   - Сумасшедшие, не иначе, - отозвалась Переборка. - Месяц ещё назад скажи мне кто про такой вес, я бы та-ак послала. Мало не показалось бы!
   Разумеется, в последнем никто не сомневался - а потому вернувшегося через несколько минут капитана встретила весело гудящая за столиком компания. Шкиперу тоже нацедили вовсе не капельку - но так, без чрезмерности.
   - Ладно - снявши голову, по волосам не плачут. Какой второй фрахт? - поинтересовался Хэнк и демонстративно, на округлившихся от такого зрелища глазах Принцессы, поцеловал ничуть не смутившуюся Переборку.
   Шкипер кивнул в сторонку. Дескать, вон тот пухленький мужичок никто иной, как светило научной мысли из здешнего университета. А рядом с ним тощая племяшка - то ли доцент, то ли бакалавр, то ли и вовсе чёрт знает какой магистр того же заведения. И получили они солидный грант на некую поездку да исследования - в ту же сторону, что и фрахт Слейпнира. Ну, чуть дальше. Так что, всего и делов-то, подкинуть учёную братию да пару десятков тонн их аппаратуры.
   - А в чём нахер проблема, шкипер? - поинтересовалась неприкрыто поглазевшая в ту сторону Переборка. - У нас и места валом, да и десяток-другой тонн не тяжесть. Хоть полсотни!
   - Да вот, слишком уж подозрительное совпадение, - озвучила сомнения Принцесса, и все безоговорочно согласились, что в свете последних новостей и впрямь как-то немного того... этого.
   А впридачу к охренительно тяжёлому и дорогому фрахту, и вовсе выглядит этого... того. Правда, выяснилось, что профессора шкипер знает лично, однажды возил вместе с экспедицией куда-то в глухомань. А племяшка... чёрт её знает.
   - Чужаки на борту, - внезапно похолодевший Хэнк сказал это негромко, но как-то убедительно. - Вот что нас смущает. Паранойей попахивает немного, правда.
   Потом Принцессу чуть ли не на полном серьёзе подозревали - уж не имелись ли у неё в роду легендарные отцы-иезуиты с их изощрённой хитростью. Потому что именно она и предложила сумасшедшую, но чертовски хорошую идею, чтобы Малыш подвалил за тот столик во всём блеске своего обаяния да прощупал - чем та девица дышит. И даже на пару со шкипером убедила мигом возревновавшую Переборку, чтоб та не хваталась за гаечный ключ и не вздумала никому раскроить голову.
   - Ладно, Малыш, вали - но помни, что сердце моё кровью обливаться будет, - и рыжая девица безнадёжно махнула рукой.
   Что ж, коль задача поставлена ясно, а тылы прикрыты решительно настроенной командой - вперёд, Хэнк Сосновски!..
  
   Он шагал по ночной улице - да нет, он отодвигал её назад чуть неуверенными ногами. А плечо оттягивало тело бесчувственной учёной дамочки. И хотя Хэнк пил наравне с нею, улица вращалась, в общем-то, не так уж и сильно. Рядом семенила Переборка, и в свете луны выглядела всё ещё немного дующейся. Впрочем, до первого поцелуя - в том Хэнк был уверен точно.
   Племянница профессора на ощупь (пардон) воспринималась скорее худощавой спортсменкой - тело упругое, как пружина. И хотя довольно быстро дошла рядом с Хэнком до нужной степени нагрева, держалась весьма строго и лишностей не дозволяла - с обеих сторон. И всё же, выслушавший доклад Малыша капитан решился взять на борт учёную братию...
   Впереди, между шкипером и Принцессой, вышагивал и иногда возмущённо подпрыгивал словно мячик, столь же кругленький профессор.
   - Не обижайтесь пожалуйста, господин Цвиг - мы урвали настолько вкусный фрахт, что конкуренты готовы из кожи вон вылезти, чтобы если не перехватить его, то опорочить нашу репутацию, - капитан пожал плечами. - А тут вдруг мне предлагают подкинуть вас, да ещё и в ту же самую сторону - согласитесь, весьма подозрительно. Законы бизнеса жестоки и безжалостны. Вот я и отправил второго пилота проверить, так сказать, что к чему.
   Учёная дамочка, как оказалось, нисколько не интересовалась мужчинами - то ли ввиду фанатичной преданности её величеству науке, то ли (как подозревал Хэнк) ввиду несколько э-э... перезрелого возраста. И всё же, он сумел найти общую тему для разговора, а во время танца даже легонько раззадорить чопорную фемину, чем возбудить с её стороны некоторое любопытство. Ну и, напоить в стельку, что называется. Хотя, спортом она определённо занимается - худощавая, но вся как пружина.
   Профессор ещё немного кипятился - но с другой стороны, деваться ему было некуда. Район космоса тот совершенно, как говорят на флоте, неходовой. В том смысле, что лайнеры или даже чартерные корабли туда не ходят. Ну нет там ничего для них интересного! А зафрахтовать какую посудину на полную стоимость денег-то и нет - сумма гранта хоть и неплоха, но всё же не астрономическая.
   Впрочем, за профессора сразу же принялась тяжёлая артиллерия в лице очаровашки Принцессы. Вмиг она нашла общую тему в виде столь излюбленной им археологии, затем зацепилась за какой-то там сравнительный анализ радиоизотопным методом - а через минуту они уже азартно и вовсю ругали какого-то там шарлатана из университета Нового Кёльна. Причём говорил-то в основном профессор, а умница Принцесса главным образом поддакивала и вставляла едкие и умные реплики - словом, леди плаща и кинжала в полном блеске проявила своё легендарное умение мягко разговорить языка.
   И кстати, наутро профессор глубоко был убеждён, что леди на самом деле его коллега, ввиду неких превратностей судьбы вынужденная отойти от науки и скрываться в глуши. Но, не лезть с расспросами такта у него всё же хватило.
   Наутро, впрочем, Хэнку оказалось не до того. Выпитый накануне разнокалиберный набор всякого пойла сказывался теперь вполне банальным и предсказуемым вульгариус похмелиус. Да ещё и пара слабеньких да вроде безобидных дамских коктейлей, на самом деле валивших с ног не хуже пресловутого русского медведя, бодрости что-то не добавляли. Помаявшись пару минут под градом язвительных насмешек не будем и упоминать кого, он таки потащился в сторону медотсека.
   Боже, как обрадовался, небось, заскучавший по работе кибер-медик! Впервые за долое время ему подвалила хоть какая-то работёнка - да ещё и бледно-зелёную учёную даму притащил под мышкой недовольно ворчащий профессор Цвиг. Неуверенно переступая нетвёрдыми ногами, госпожа Цвиг кое-как забралась на ложе и отдалась... на милость медицины.
   В соседнем койко-месте уже валялся Хэнк и сполна получал своё. Чего тут только не было - но через предписанные уставом четверть часа он встал на удивление бодрым и, что немаловажно, мертвецки трезвым. Пить, правда, один чёрт хотелось...
   - Знаете, остаётся даже вполне приличненький запас в тридцать процентов, - сделавшая прикидочный расчёт Принцесса оторвалась от компьютера и призадумалась - чего же ей хочется? Выпустить пар на тренажёрах в крохотном корабельном спортзальчике или хлопнуть баночку пива да растечься в кресле под мурчание котёнка? Поколебавшись между сеансом здорового секса и стереофильмом по мотивам дамского романа, Принцесса зацокотала каблучками в оранжерею - там как раз должен был поспеть персик.
   - М-да, как раз запасец на обещанные Переборкой десять тысяч, - шкипер проводил умопомрачительную походку Принцессы одобрительным взглядом и вернулся к пульту.
   Слейпнир неспешно подтягивался в очереди к грузовому пакгаузу. Впереди оставался только неряшливый даже в вакууме танкер с набившими оскомину либерийскими опознавательными знаками. Ну, танкерюгу загрузят быстро - подключат шланги да шустро закачают на борт положенное число тонн какой-нибудь дряни. А вот им придётся хорошенько примериться да прицениться к почти неподъёмной махине, прежде чем ухватиться всей силой, сорвать с места и окончательно признать груз и фрахт своей сферой ответственности.
   Ну, а старенький армейский флаер да пара небольших серебристых контейнеров, принадлежавшие археологам и уже выдвинутые докерами в ярко-оранжевых скафандрах на верхнюю платформу, чудесно влезут в пустующий ангар для второй шлюпки.
   - Шкипер, тут Хэнк предлагает поставить дополнительную сцепку, - Переборка пыхтела и сопела где-то снаружи. - Вот тут, где я сейчас. Прикинь балансировку - я, в принципе, одобряю.
   Смачно обгладывающая лохмобокий персик Принцесса пробежалась по сенсорам ноготками с безукоризненным как всегда маникюром.
   - Сдвинься на метр в сторону, рыжая, - безапелляционно заявила она. - Да не в ту, чтоб тебе кисло стало!
   Переборка беззлобно заметила в ответ, что ей тут и так нахер несладко, но зелёная точечка на экране проворно сдвинулась на нужное место. Повторный перерасчёт показал вполне приемлемую невязку, весьма близкую к нулям, и шкипер дал добро. Вторая зелёная точечка в лице Малыша уже буксировала сюда тяжеленный узел крепления, и вскоре работа там закипела. И даже датчики успела подключить не преминувшая сцепиться и погавкаться по этому поводу парочка, чем несколько обогатила в эфире лексикон местных работяг нестандартными в здешних палестинах ругательствами.
   - Брысь оттуда, цепляемся, - рыкнул терзающий бородку шкипер и принялся осторожно подтягивать Слейпнира к уже показавшимся из зева пакгауза угольно-чёрным контейнерам.
   Оказались они на удивление небольшого размера, что при их более чем изрядной массе породило град вопросов. Орудующий у сцепки номер два Малыш предположил, что там актив хорошего банка в виде золотых и серебряных слитков. Азартно ворочающая у четвёртой Переборка возразила - дескать, бруски урана или оружейного плутония. Бездельничающая пока Принцесса осторожно предположила, что кто-то умыкнул сокровищницу здешнего императора, и теперь им предстоит тащить контрабандный груз платино-иридия и драгоценностей.
   Однако, шкипер подвёл черту под прениями, вполне резонно заявив, что такой дешёвый груз никто не станет тащить через пол-галактики - себе дороже выйдет. А что там на самом деле, их лично не касается. Литерный фрахт получен вполне официальным и легальным образом, пломбы на месте, печати-подписи тоже.
   Слейпнир, уцепившийся за чёрную махину семью стяжками, на пробу чихнул дюзами - все узлы просияли изумрудным светом.
   - Порядок, тащите задницы на борт, - шкипер выглядел легонько озабоченным.
   Вовсе не следовало особо напрягать воображение, чтобы представить, какая сутолока сейчас творилась возле иллюминаторов да экранов - небось, почти все собрались поглазеть, как же одинокий серебристо-серый муравьишка потянет аж семитысячник. Докеры в пакгаузе тоже не торопили, понимали что к чему. Да и стоящий сзади в очереди тягач с радужной эмблемой местных каботажников приветливо моргнул фарами и деликатно отъехал подальше в сторонку.
   Хэнк с разбегу запрыгнул в своё кресло, на лету надевая манжеты виртуального управления.
   - Впечатление, словно руками гору тянешь, - он на пробу пошевелил рычагами и поёжился.
   Переборка стояла в дверях, готовая по малейшему признаку непорядка умчаться в свои владения и дать хорошего прочухана обленившемуся или, упаси боги, вздумавшему сачковать агрегату.
   А капитан покосился на два лишних огонька, свидетельствовавших о наличии на борту чужих, и всё-таки выдал команду на старт в более мягкой форме...
   - Переборка, пристегни нас - и сама залезай на место, - девица проворно выполнила команду вспотевшего от ответственности шкипера, залезала в своё великоватое ей кресло и уже выглядывала оттуда на манер перепуганного рыжего бельчонка.
   Слейпнир взвыл всем своим ядерным чревом - и мало-помалу широко распахнутые створки пакгауза, решётчатые фермы и сияющая как новогодняя ёлка башенка диспетчеров плавно уплыли назад.
   - Тяжеловато, - признал Хэнк и чуть добавил тяги.
   - Да уж, ощущеньце словно сам себя за волосы из болота вытягиваешь, - шкипер постучал ногтем по шкале кренометра и чуть пыхнул боковой дюзой.
   - Неправда, мальчики, идём красиво как на адмиральском параде, - Принцесса уже колдовала над своими каббалистическими премудростями.
   - Сорок процентов, - отозвался Хэнк, и все мысленно присвистнули.
   Такая огромная вероятность выпадения из гипера в реал - позор на всю галактику! А Принцесса невозмутимо затарахтела клавиатурой, и её ноготки запорхали над пультом бешеными розовыми шмелями.
   - Двенадцать, - отозвался Хэнк через некоторое время, и у всех немного отлегло от сердца.
   Пока шкипер кропотливо поддерживал потихоньку набиравшую ход махину на курсе, Малыш и Принцесса вгоняли параметры гипер-перехода под вектор. Двенадцать со второй попытки - это уже обнадёживает... и всё-таки на четыре процента они вышли только с пятого раза.
   - Девять минут... при такой массе это почти рекорд, - скромно заметил шкипер.
   Он вытащил из-за пазухи сияющий никелем ключ гипер-привода, и вставил его в гнездо пульта. Со щелчком провернул его, ещё раз окинул приборы, да и экипаж заодно, пристальным взглядом. А затем нагнулся.
   - Кис-кис, а ну, чеши сюда!
   Лапкой упирающегося Маркиза он вжал полыхающий тревожным мельтешением сенсор, чтоб было на кого свалить в случае чего все последствия. Пару секунд ничего не происходило - умный копьютер накапливал в недрах реактора необходимую порцию энергии.
   А затем... за иллюминаторами вспыхнул рассвет. Розовый, нежный и неуместный как девчачья пижамка или ночнушка.
   - Слыхать приходилось, а вот воочию видеть не сподобился, - с любопытством признал шкипер.
   При перегрузе как раз и случались подобные феномены - вплоть до зловещих фиолетово-лиловых переливов. Но то уже верный признак, что дело труба... и всё же, Слейпнир справился. Взвыл на миг чем-то под ногами - и таки втащил тягач и его неподъёмный груз в гипер-пространство.
   Когда за бортом замельтешила привычная уже хаотически-серая муть, а из переговорного устройства послышалось шуршание сминаемого шёлка и шёпот невидимых звёзд, выдохнули все, надо признать, с немалым облегчением.
   - Ну вот - а мялись, а боялись, как целки непробованные, - язвительная Переборка приподнялась в кресле и уставилась на шкипера блестящими от восторга глазами. - Чур, при мытье и облизывании ног Принцессы я присутствую!
   Капитан, в принципе, и не против был - обещался, куда уж тут деться. Да и Принцесса справилась просто блестяще. Ноль-девяносто-пять в гипере - это с таким грузом просто фантастика! Правда, скромно заметил, что в реестре бортового оборудования и груза столь деликатный напиток не числится.
   Принцесса скромно согласилась на оную процедуру по прибытии, и на этом нехотя согласились. Благо стоимость фрахта позволяла без особой дыры в капитанском бюджете заказать хоть ванную из прославленного напитка и окунуть туда навигаторшу наподобие русалки...
   Хэнк лениво изучил расположение огоньков на пульте и вздохнул. Коль скоро делать тут нечего, он поплёлся в кают-компанию, где развесёлая компания и расположилась. Большой диван розового бархата безоговорочно отдали на растерзание дамам - и учёная крыска непринуждённо расположилась между Принцессой и Переборкой да азартно дулась с ними в карты. Проигрывала помаленьку, но так, несерьёзно.
   Профессор всем занятиям предпочитал ковыряние с научными трудами. И сейчас, воспользовавшись услугами бортовой электронной библиотеки да своими кристаллами, вынюхивал что-то в мельтешении цифирей да навороченных, трёхмерных цветных графиках. Не бурчит, и ладно...
   А шкипер сидел в одиночестве за столом да коротал время за большой банкой того самого, светлого очищенного, два ящика коего Малыш контрабандой протащил на борт. Стоило признать, что пиво пришлось по вкусу даже взыскательному на сей счёт капитану - а потому в качестве наказания он и сам иной раз прикладывался к баночке-другой напитка производства потомков древних баварцев. Зато профессор отнёсся скептически.
   - Прямо дрожь берёт - какую мы планочку взяли. И прём действительно красиво, словно на адмиральском смотре, - Хэнк кивнул в знак того, что в ходовой всё в порядке и в присмотре она не нуждается.
   Шкипер скосил глаза на беззаботно шлёпающую картами Принцессу и тепло улыбнулся.
   - Мы все хорошо поработали - но вот балансировка у нас ни к чёрту. Груз при таком весе маловат размером, и метацентр тяжести уж слишком сместился, - важно изрёк он и приложился к пиву. - Надо было всунуть промежуточную ферму, чтоб отодвинуть.
   Хэнк миг-другой соображал, затем кивнул в знак согласия. При семи тысячах тонн массы момент инерции выглядел так, словно не груз прикрепили к Слейпниру, а наоборот - тщедушного мотылька приклеили к яблоку и зашвырнули в небо.
   - Нет, я во время гипера за борт не полезу, - ухмыльнулся он и жестом фокусника достал из рукава такую же, как и у капитана, банку.
   Впрочем, предложил её рассеянно поблагодарившему профессору у стереоэкрана компьютера. А себе непринуждённо достал из другого рукава ещё одну. Шкипер же пробормотал, что и сам никого бы не послал - а если Малыш попробует провернуть такую шутку по своей инициативе, то он, капитан Эрик, натравит на того Переборку.
   Та отозвалась мгновенно, вся в полной готовности устроить хорошую головомойку кому бы то ни было - учёная госпожа Цвиг таки сумела отыграться. Впрочем, профессор уже вычислил что-то жутко научное по своим коэффициентам корреляции, и с довольным, хоть и несколько усталым видом проследовал в свою каюту немного отдохнуть.
   Племянница его, стоит признать, после визита в каюту Принцессы, схожую на нечто среднее между дамским будуаром и филиалом модного бутика, выглядела теперь всё же немного получше огородного пугала. На мордашке её виднелся даже лёгонький макияж. Правда, когда почтенный профессор впервые увидал её в боевой раскраске, то протёр глаза и пробормотал что-то вроде того, что у него от усталости уже цветные пятна перед глазами идут...
   Госпожа Цвиг мило извинилась перед девчонками и упорхнула следом за дядюшкой - он всё время такой рассеянный! То бритву сунет в коробку для образцов, а потом долго и обиженно ищет, то норовит рубашку навыворот надеть.
   - Ладно, други мои. Коль собрались - поговорим? - хотя на призыв шкипера девицы и отозвались заинтересованными возгласами и блеском глаз, но так и остались валяться на бархате дивана да болтать в воздухе ногами.
   Зато словно по сигналу сбор, в кают компанию неслышно заявился Маркиз, зачем-то притащивший в зубках хвостик от копчёной колбасы.
   Из слов капитана выяснилось, что он попросил супруга одной зеленоглазой принцессы рассчитать - какие же параметры были у того залпа, которым одарил экипаж ещё старого Слейпнира крейсер леггеров. И выяснилось одно чертовски интересное обстоятельство - чтобы выдать такие характеристики, нужно было расфокусировать орудия, да ещё и здорово над ними попотеть.
   - Ни один артиллерийский офицер или комендор боевого корабля не позволит утворить над своими пушками подобную хрень, - шкипер обвёл экипаж непроницаемым взглядом.
   Хэнк кивнул и добавил - это согласуется с его расчётами.
   - Короче, если бы нас хотели убить, то убили бы. Но... - он в сомнении пожал плечами.
   - По нам шарахнули достаточно сильно, чтобы убедить в серьёзности своих намерений. Но впритирочку с тем расчётом, чтобы мы всё-таки выжили и на всю галактику раструбили о военных преступлениях крейсера леггеров, - с блестящими глазами, но тихо продолжила Переборка.
   Что ж, сказано было достаточно. Однако, в кают-компании всё-таки зависла нехорошая тишина, которую не портило даже привычное шуршание гиперпространства за бортом. И никто не хотел озвучивать последнее оставшееся слово - провокация. Или подстава, тут уж выбирайте на вкус, да только смысл от того не менялся. И не выгорело дело лишь потому, что здоровенный вояка Хэнк Сосновски оказался самую чуточку умнее.
   - Если исходить из древнего принципа "ищи, кому выгодно"... - попыталась экстраполироваться на дальнейшее Принцесса, но её всё же не поддержали.
   - Я почти уверен, что имеющие куда больше данных эксперты да аналитики обеих рас уже сделали прикидки, - шкипер хотел отхлебнуть ещё пива - но обнаружив, что банка давно показала дно, протянул в сторону Малыша пустую ладонь.
   Впрочем, ей последовали ещё две девичьи, столь же недвусмысленно требующие хорошего пива. Хэнк попытался изобразить то же и самому себе, но таки сбегал в кладовую за упаковкой.
   - И коль скоро адмирал Бенбоу намерен прислать нам два доклада - то мнение обеих рас совпало, - Переборка оторвалась от банки и залихватски утёрла белопенные усишки ладошкой - к вящему негодованию Принцессы.
   Хэнк всё-таки решился первым.
   - Значит, всё-таки... динозаврики? Всем миром сковырнуть опорочивших себя леггеров как самую сильную из космических рас. Быть может, даже не уничтожить, а гуманно отбросить в каменный век - и тогда... со своими союзниками они будут всё же посильнее даже человечества.
   Вновь нависла нехорошая тишина. И обвинение неслыханное, и доказать нечем, да и контрмеры бесполезны. Если рептилоиды Сириуса захотят втихомолку уничтожить не оправдавший их надежд экипаж, да возьмутся за дело с их всегдашней основательностью - тут и дёргаться бесполезно. Остаётся лишь забиться в самый глухой медвежий угол в призрачной надежде, что их не найдут...
   - Ладно, чего гадать, - шкипер решительно припечатал о полированную столешницу ладонью. - Получим информацию, будет больше зацепок, да и исходных данных.
   - В любом случае, мы им не спустим. Правда? - и Переборка хмуро кивнула в ответ на вопрос Хэнка.
   Принцесса вздохнула. Обойтись по-тихому уже не выйдет ни в коей мере... но и впрямь, переливать из пустого в порожнее при нехватке информации - дело дурное.
   На том пока и порешили.
  
  
   Глава третья. Звезды мерцающей сиянье
  
   - Так, и какая же это зараза высмоктала втихаря два баллона ацетилена? - ничуть не сдерживаемый рык что-то ищущего в кладовой шкипера разнёсся по тут же притихшему в ожидании шторма кораблю.
   До конечной цели грузового фрахта оставалась всего одна ходовая вахта. То есть, шесть часов корабельного времени. И от волнения обглодавший ногти уже едва не до локтей шкипер не нашёл ничего лучше, чем за какой-то надобностью полезть в бортовые запасы.
   - А не хер лазить, где не надо, - втихомолку злобствовала Переборка, но уже тащила в кают-компанию заботливо завёрнутое в тряпицу нечто. - Не ори, шкипер, это я извела - но вроде, с толком!
   Физиономии у всех с любопытством собравшихся тут же были хорошие - ох, щас как дадим одной самонадеянной букашке! Но ловкие руки девицы уже развернули тряпицу на столе, и по глазам присутствующих ударили бешеные радужные брызги. Длинный, в ладонь, кристалл почти квадратного сечения в хороший палец тощиной просто изумлял своей глубокой прозрачностью и соразмерностью.
   - Красиво, - признал не оставшийся равнодушным к такому зрелищу шкипер и повернулся в сторону. - Господин профессор, вы можете как-то проверить?
   Господин Цвиг с интересом рассмотрел это маленькое, покоящееся посреди стола технологическое чудо и проворчал, что геология у него, в общем-то, специальность не профилирующая... но худощавая словно Переборка племянница уже тащила из каюты какие-то мерзкого и подозрительного вида приборчики.
   - Голыми руками не беритесь, грани как бритва, - вовремя предупредила разволновашаяся донельзя рыжая - учёная дамочка согласно кивнула.
   И надела белые нитяные перчаточки. Что они там колдовали над кристаллом, экипаж Слейпнира в основном так и не понял. Алмазный стержень то полыхал феерическим светом, то скептически визжал на попытки прощупать его чем-то посерьёзнее излучения, то вгонял в стыдливое мельтешение красных огоньков хитромудрые приборы археологов.
   Но в конце концов, посоветовавшийся с племянницей профессор громогласно признал - кристалл просто великолепен, и ничуть не уступает изделиям прославленных де Бирс или Даймонд Корпорэйшн.
   - Поздравляю, фройляйн главный механик - для частной лаборатории это просто блестящее достижение! - без ложной скромности он приложился к ничуть не блещущей чистотой ручке только что вылезшей из недр своей мастерской Переборки.
   О, как рыжая девица похорошела, когда на щёчки её выполз румянец гордости - вполне, впрочем заслуженной. Она даже вопреки обыкновению не послала по известному адресу всё равно что-то бурчащего шкипера. С достоинством приняла поздравления, чмоки - а с Малыша вытребовала поцелуй взасос.
   - Вот и осциллятор для микро-реактора, - счастливо вздохнула она. - А из остатков-обрезков - всем сестрам по серьгам.
   Магистр Хельга Цвиг заметила, что та планета, куда они сгрузят сейчас отягощающий корму Слейпнира груз, известна своими ювелирами - и Переборка вполне великодушно заверила, что коли так - после визита к ним и учёная дама без подарка не останется. Гм-м, куда она нахер денется...
   Правда, почти сразу выяснилось одно весьма деликатное обстоятельство - правда, не связанное с уже заботливо утянутым в свою норку девицей кристаллом. Шкипер выгрузил на стол пару бутылок неплохого виски да вина и со вздохом заметил - сегодня сорок дней с тех пор, как...
   Лица посерьёзнели. Капитан толкнул над поднятыми рюмками такую проникновенную речь в память хоть и необычным образом, но вернувшегося в космос Помела, что девицы даже разбавили напиток слезами.
   - Ладно, отставить грусть... - шкипер сквозь зубы помянул незлым тихим словом динозавров и их предков - заодно отчего-то досталось и ракообразным. - Помело просил вспоминать его с радостью. Помнить, каким он парнем был.
   И они вспомнили. Надо признать, что когда малость хмельная Переборка в коротюсеньком мини-платье вместо примелькавшегося комбеза ввалилась в кают-компанию, зрелище оказалось ещё то. А похорошела деваха, чёрт меня побери с всеми потрохами!
   Впрочем, худощавая фройляйн Хельга в ненамного более длинном тоже выглядела весьма неплохо. И пока все три разгулявшиеся дамочки под грохот старинного разухабистого рок-н-ролла выделывали чёрт-те что своими соблазнителными ножками, а разрумянившийся профессор ухохатывался над ними да поощрял одобрительными возгласами и прихлопываниями, Хэнк в углу под шумок зажал шкипера, словно удалой мичман смазливую служаночку.
   - Разрядник Помелу ты принёс? - чёрт его знает - хотя Хэнк и напустил в голос нехорошего металла, а во взор его же тусклого блеска, капитан ничуть не отвёл глаз.
   - Ты отказал бы ему нахрен в такой просьбе? Или на его месте не сделал бы то же самое?
   Он сокрушённо хряпнул рюмку виски в своей ладони и боком выскользнул на простор, оставив Хэнка в весьма непростых размышлениях и сомнениях. Однако пребывать долго в эдаком подвешенном состоянии тому не удалось - Хельга Цвиг мягко уцепила под локоток и сообщила, что одна неприлично рыжая особа разрешила Малышу подарить фройляйн один танец в виде, так сказать, извинения ещё за тот инцидент в Дырявой Луне.
   Стоило признать, что учёная дама танцевала всё же лучше, чем Переборка. Да и под тонким платьем у неё оказалось всё в порядке, равно как и с чувством немного оттаявшего юмора - в противовес укоренившемуся мнению о синих чулках. Нет, определённо спортсменка, а не просто иногда занимающаяся для своего здоровья научная крыска... и вновь повторилась история с прошлого раза - постепенно растаяла как мороженое на солнышке, однако держалась стоически. А всё же, Принцесса сказала - не из леггеров, повадки не те...
   - В этом что-то есть, - со слабой улыбкой шепнула дамочка, с ощутимым усилием заставив себя отклеиться от белоснежного флотского кителя Малыша.
   И когда тот чинно проводил даму на место, утешилась хорошей рюмкой неразбавленного виски. Да уж, наверняка и в её учёной голове тоже хорошие такие тараканы имеются...
  
   - Майнуй, майнуй! - Хэнк озабоченно присматривался в постепенно съедаемую осаживаемым Слейпниром щель между грузом и фиксаторами пакгауза.
   Всё парящее на орбите сооружение мягко дрогнуло и поплыло в сторону под магнитными подошвами скафандра, когда прибывшая из чёрт знает какого далека махина тупо боднула его своей массой. Всё значительно потяжелевшее сооружение поколыхалось малость и стало успокаиваться - но развалиться, как иногда бывало, всё же не посмело. И только сейчас из диспетчерской донеслось столь долгожданное подтверждение:
   - Есть контакт!
   Ползающая где-то под днищем Слейпнира Переборка не мешкая принялась разъединять сцепки, и её верный Малыш поспешил туда же. Обязательно какая-нибудь прихватится в вакууме напрочь, и опять придётся помахать ветхозаветной кувалдой. Не девице же - если рыжая хорошенько размахнётся, её и саму унесёт нафиг. Сила действия, знаете ли, имеет весьма паскудное свойство равняться силе противодействия...
   Как обычно, вторая и приделанная наспех седьмая - Хэнк с удалой лихостью выбил вздумавшие было фордыбачить массивные стальные пальцы, а ловкие руки Переборки тут же прихватили их контровкой. Затем девица трижды поклацала ладонью по датчику - сигнал в рубку. И Хэнк привычно обнял её одной рукой, другою зацепившись за брюхо родного корабля.
   По сторонам спрыгнули со своих мест и задёргались в розовом плазменном мареве звёзды и созвездия - то шкипер дал на секунду самый малый вперёд. Слейпнир послушно отплыл подальше от с таким облегчением скинутого груза. Он даже великодушно подождал немного, подобно хорошо воспитанному скакуну, пока две блошки доберутся по его боку до шлюза, а потом с гулом изрядно полегчавшего и почти пустого корпуса степенно направился вниз - в бело-голубое кипение атмосферы.
   Стоило признать, что планета Поммерн находилась в блёклом завитке здешнего звёздного скопления, и осваивалась с весьма-таки вялым энтузиазмом. Короче, полудикий мир со всеми его прелестями и недостатками. Однако, топливо тут всё-таки было всего лишь по двойной цене, а шуба у планеты весьма-таки жиденькой.
   И когда Слейпнир пригасил неистовое сияние своих двигателей да почтил прикосновением опор плиты здешнего наспех и кое-как сооружённого космодрома, экипаж да пассажиры ожидали сего знаменательного события с плохо скрываемым нетерпением. Даже профессор с его достойной учёного мужа философской выдержкой смущённо признал, что сидеть взаперти пусть и такого роскошного корабля ему надоело уже до чёртиков.
   - До розовых чертей и зелёных соплей, - как втихомолку расшифровала зловредная по своему обыкновению Переборка.
   А тишина тут стояла необычайная. Шкипер даже поковырялся в ухе и заметил, что в подобной глухомани есть своя неизъяснимая прелесть. Вон, и завезённый сюда ещё из Земной Федерации жаворонок щебечет с небес то же самое.
   Прислушавшись к льющемуся с небес пению невидимой отсюда пташки, Хэнк признал правоту слов капитана. Как же здорово шагать по земле, а не по тонкой палубе, вибрирующей от гула двигателей. Как же здорово дышать здешним воздухом с его неуловимыми ароматами свободы. Да и одно ощущение... всё же, человек рождён на земле, что бы там ни вещали в барах прожжённые и закопчённые светом всех звёзд бывалые космические волки.
   Профессор Цвиг так обрадовался возможности отдохнуть, что даже разрешил воспользоваться прихваченным археологами в экспедицию лёгким всепогодным флаером. Чем арендовать втридорога местную развалюху... в общем, шкипер не сопротивлялся даже для порядку. А в качестве ответной любезности распорядился отдыхать на сутки дольше - дескать, переход был выполнен просто блестяще. Впрочем, как всегда... хотя истинная причина крылась в том, что согласно только что полученному сообщению, таинственный курьер и посланец от адмирала прибывал с некоторым опозданием - уж сильно далеко от колыбели человечества находился Слейпнир даже сейчас.
   Шкипер при поддержке громыхающей тяжёлыми залпами Переборки уже вовсю собачился о чём-то с подоспевшими местными чиновниками. И рядом, воплощением непоколебимой уверенности и превосходства виднелся почтенный профессор и его маячащая за плечом чопорная сотрудница - а Принцесса всё чего-то собиралась внутри корабля.
   - Смотри, Малыш, - шепнула она тихонько и продемонстрировала на ладони три непонятного назначения штуковины.
   - Жучки, подслушка, - пояснила Принцесса в ответ на недоумённый взгляд Малыша. - Очаровашка Маркиз, между прочим, и такую дрянь обнаруживать натаскан.
   - Вот эти два знакомы - возможно, подарок от наших... от леггеров, - безукоризненные ноготки отодвинули соответствующие устройства в сторону. - Зато вот этот... таких не видала даже я, пришлось в нём поковыряться. Новёхонький - батарейка едва села.
   Как ни не хотелось - но таки пришлось им посмотреть ненароком на учёную братию да предаться неизбежным размышлениям о подлости рода человеческого. Однако, чертовски было бы интересно полюбопытствовать, откуда же таким нехорошим ветерком смердит?
   - Шкиперу я доложила - сказал сообщить тебе и пока не рыпаться, и даже вида не подавать, - Принцесса уронила крохотульки и с каменным лицом трижды хрустнула титановым каблучком. - Надо бы ещё пройтись - но у меня нет специального оборудования. Рыжей ни слова - по запальчивости может и вякнуть. Ладно, пошли.
   С другой стороны, Принцесса как-то обмолвилась, что широкая общественность была бы весьма шокирована, узнав - сколько же разъезжающих по заграницам учёных и звёзд искусства втихомолку вовсю пробавляются шпионскими забавами. Оказывается, понятие патриотизма этой братии вовсе не чуждо. Да и нервы приятно щекочет, опять же - и Хэнк тогда согласился с нею, помня старую истину, что кто владеет информацией - тот владеет миром.
   Так что, вполне ожидаемые ходы от чересчур резвых тихарей из числа местных или даже Федерации, знаете ли. Вполне могут быть даже и свои. Ладно, посмотрим...
   Мимо них рыжим вихрем обратно к кораблю пронеслась Переборка. Опущенный трап в ужасе содрогнулся под её неистовыми подошвами - но едва успел немного прийти в себя, как неугомонная и взбалмошная девица уже с грохотом своих излюбленных армейских ботинок скатилась обратно. И в охапке тащила всё имеющееся на борту оружие.
   Шкипер невозмутимо прицепил на пояс кобуру с небольшим, почти даже несолидным парализатором, новейшую подарочную разработку кинул подоспевшему Малышу, а Переборка со старым армейским бластером в руках обернулась к с интересом приглядывающимся учёным.
   - Здесь недавно произошла пара случаев нападений... то ли одичавшие собаки, то ли плохо одомашненные волки - чёрт поймёшь здешнее наречие. Разговаривают, словно солидола в рот напихали, - съязвила она и неуверенно протянула им бластер. - Кто-нибудь умеет пользоваться?
   Хельга независимо пожала плечами и заметила, что одно время весьма увлекалась стрельбой, когда... впрочем, распространяться дальше не стала. Ловко передёрнула затворную раму, заглянула внутрь и кивнула. А потом не без вздоха стала цеплять армейскую дуру к своей изящной талии.
   Чтобы заскучавшие в такой глухомани от безделья портовые чиновники упустили такой замечательный шанс поразвлекаться? Да никогда - и тут же полезли проверять. Документ на парализатор шкипера и даже на диковинную пушку Малыша стерпели не моргнув глазом - но при виде старенького бластера, на котором ввиду специфики отродясь не бывало заводского клейма или номера, глаза у них полезли на лоб.
   Пришлось Хэнку для разнообразия уцепить старшего под локоток да чуть в сторонке поведать душераздирающую историю, как он некогда помогал стражам порядка ликвидировать банду торговцев дурью - и офицер в знак благодарности подарил ему это реквизированное у плавающего в луже крови главаря оружие. Намекнул ещё на некие романтические обстоятельства... в общем, слушал тот с восхищением. Наверное, именно то, что по сути оно примерно так и произошло на самом деле - это было написано на подкупающей и располагающей физиономии Малыша, и решило дело. Потому что чиновник зыркнул на уже запертый шкипером люк и согласился поглазеть на разрешение чуть позже.
   Ну, вечером Принцесса с её талантами им такой документик намалюет, что все по стойке смирно встанут - в этом никто не сомневался. Потому уже весёлая в предвкушении развлечений банда кое-как набилась в потёртый открытый флаер полувоенного образца и весело покатила по отнюдь не страдающей живописностью дороге в город.
   На полпути профессор разволновался и потребовал вернуться. Дескать, забыл прихватить какой-то пакет, который его просили забросить здешним коллегам. Однако, совместными усилиями пропажу таки нашли засунутой в бардачок. Профессор немного успокоился, но всё равно ворчал что-то, прижимая к себе драгоценную учёную важность и озабоченно ощупывая её каждую минуту.
   - В самом деле - три нападения животных на прохожих и даже одно на детей, - ушлая Принцесса уже подключилась бортовым терминалом к местной инфосети и на ходу поковырялась в лентах новостей.
   Потому, когда флаер со свистом приблизил к себе окраину немаленького размера здешней столицы, неуловимо напоминающей первые города поселенцев с их пылью и сонной тишиной, шкипер распорядился первым делом найти оружейный магазин...
   - Я как раз из такого стреляла, - со вздохом Хельга вернула на прилавок изящный Walter-LaserJet.
   Да, машинка была хоть и послабее армейских моделей, но в умелых руках оказывалась весьма грозным оружием. Зато и цена на неё оказалась такая, что тихо злобствующая Переборка не решилась бы за такую купить себе набор инструментов. Однако её Малыш невозмутимо полез в карман за кредитной карточкой да жестом показал продавцу - и ещё три обоймы.
   - Подарок.
   Шкипер показал кулак пытавшейся отвертеться от таскания железа Принцессе и навесил на ту точно такую же, безобидную с виду воронёную игрушку. Старенький армейский бластер перекочевал к Переборке, но вот с выбором оружия для профессора возникла заминка.
   - С охотничьим ружьём дядюшка управляется ещё кое-как, а вот из пистолета и в небо не попадёт, - подначила того Хельга и окинула взором тающее разнообразие прилавка - взволнованные недавними событиями местные тоже вооружались со страшной силой, что весьма и весьма радовало вспотевшего от усердия продавца.
   Но тот сумел угодить даже и столь изысканным знатокам. С заговорщическим видом пошарил в углу, и достал длинный дерюжный свиток.
   - Ох, да по нём же музей просто рыдает! - восхитилась Переборка, когда из-под ветхой ткани наконец блеснуло изделие прославленной некогда фирмы Ремингтон.
   В самом деле, гаусс-ружьё оружейников ещё как бы не позапрошлого века прекрасно сохранилось. Проносящийся вдоль ствола импульс электромагнитного поля разгонял металлокерамическую пульку до трижды сверхзвуковой скорости, благодаря чему при не очень-то большом калибре это оружие в своё время пользовалось заслуженной популярностью.
   - Дядюшка, этот раритет будет отлично выглядеть на стене над камином, рядом с тем черепом неандертальца - на пробу попыталась увещевать его Хельга - оружие ей явно понравилось.
   Принцесса тоже не осталась в долгу - дескать, стереофото известного профессора с ружьём, попирающего ногой какую-нибудь жуткого вида клыкастую зверюгу, будет отлично смотреться в прессе.
   В качестве последнего аргумента продавец выложил на потёртый и исцарапанный прилавок вакуумную упаковку патронов - и профессор сдался.
   - Ну какой же настоящий мужчина равнодушен к оружию? - улыбнулся он, проведя ладонью по прикладу. - Ладно, дарственная надпись - за вами.
   С этим спорить никто не стал. И хотя шкипер отвертелся от оружия, не пожелав расстаться с лёгким и компактным парализатором, заявив - дескать, его дело командовать, а уж палить найдётся кому, все вывалились наружу в весьма весёлом настроении.
   - Да уж, видок у нас сейчас - если мы прямо так завалимся к ювелирам или в винный магазин за дорогущим шампанским, там все дружненько кверху грабки подымут, - Переборка хохотнула и последней полезла в флаер.
   Естественно, к Малышу на колени. И хотя её бластер то и дело врезался последнему в живот, тот особо не роптал. В конце концов, уговорившись, где и когда отправляющиеся к коллегам учёные подхватят их на обратном пути, проводили унёсшуюся пару взглядами.
   - Что-то у меня от них всё равно шёрстка дыбом, - втихомолку пожаловалась Переборка. - Вроде и милейшие люди, а всё же.
   Трое остальных обменялись над её рыжей макушкой понимающими взглядами. Да уж, отголоски былого до такой степени въелись в кровь, что и сейчас потомки ювелиров и торгашей недолюбливают потомков любителей пива и сосисок с капустой.
   - Ладно, - солидно распорядился шкипер. - Девчонки за покупками и к ювелирам, мы с Малышом на транспортную биржу и... есть тут ещё всякие дела по мелочам.
   Проводив долгим взглядом сразу обзаведшихся киношно-ковбойскими ухватками смеющихся девиц, Хэнк невесело переставлял ноги по щербатому тротуару.
   - Что скажешь?
   Парень пожал плечами.
   - Чует моё сердце, верно сказала Принцесса - мы уже сунули голову под гильотину. Только не знаю, где она.
   Шкипер сквозь зубы проворчал, что и у него сердце не на месте. Динозавриков вроде поблизости и духу нет - а отчего-то муторно.
   На каждом перекрёстке виднелся полицейский патруль или разнокалиберная группа местных бдительных с весьма решительными физиономиями и стволами. А один раз навстречу проехал лёгкий открытый грузовичок, с задка которого свешивалась лохматая окровавленная лапа таких размеров, что Хэнк едва не завернул шкипера обратно за оружием. Если это местная собака, то парализатор против такой просто пукалка...
   - Не дрейфь, прорвёмся, - капитан таки высмотрел указатель к бирже и повернул туда.
   Таки не зря ворчал Эрик Свенссон, что его далёкие предки не пиратствовали викингами на боевых драккарах, а скорее всего промышляли торговлей на ладьях грузовых - скайл и ледунг. Потому что не только быстро отчитался за груз, но и даже урвал маленький местный заказ - развесить на орбите этой планеты гирлянду связных и метео-спутников.
   - По крайней мере, окупим карманные расходы, - довольно усмехнулся он. - Ещё и девчонкам на булавки останется.
   - Да уж, не зря Принцесса называла вас аферастами, - Хэнка прямо-таки восхитила оборотистость капитана.
   Тот беззаботно заявил, что в особо тяжёлых случаях натравливал на неуступчивых чиновников Переборку - и тогда наступал маленький, локальный конец света. Со вполне предсказуемым результатом, впрочем. Кто в шоке, кто рыдает, а кто и вовсе в обмороке валяется да нехорошо попахивает.
   - Да уж, рыжая такая, - похохатывающий Хэнк вышел на крыльцо и огляделся.
   Заштатный городок хоть и мог похвастать почти всеми новинками передовых достижений и технологий, однако милое провинциальное очарование всё равно прорывалось в каждой мелочи. Один лишь уличный торговец сувенирами чего стоил... полюбовавшись его допотопным надтреснутым пенсне и ярко-аляповатым рекламным зазываловом, двое направились в ближайшее заведение. Перекусить и вообще промочить, так сказать, горло да обсудить дальнейшие планы - несомненно, зловещие и коварные.
   Чтобы они да не поставили на уши этот городишко с населением едва в миллион жителей? Да уважать бы себя перестали, а то девчонкам на глаза потом и вовсе хоть не показывайся...
   - Шкипер, мы покончили с ювелирами, теперь отправляемся прошвырнуться по лавкам, - весело прощебетал коммуникатор голосом Принцессы.
   Тот едва не облился пивом.
   - Это в каком змысле покончили? - от этих сумасшедших девиц ожидать можно было всего.
   - В обоих, - лаконично объявила та. И словно сжалившись, пояснила. - Нас тут легонько надуть пытались... ну, я и объяснила то Переборке.
   Из коммуникатора донёсся сдавленный мужской вопль, а затем грохот падающего тела.
   - Ладно, только без трупов там, - шкипер дал отбой и мимолётно поинтересовался у местного типа, какого размера тут штрафы за нарушение общественного порядка.
   Умилившись провинциальными копеечными ценами на мордобой и лёгкие телесные повреждения, оба приезжих заказали себе графинчик вон той настоечки, и принялись лениво ковыряться в тарелках со вполне недурственным рагу...
   Тащить на плече ящик дорогущего шампанского под удивлёнными взглядами зевак не столько тяжело, сколь забавно. Хэнк великодушно избавил от такового занятия шкипера и теперь топал рядом с ним. Встреча с девчонками намечена оказалась на площади имени какого-то местного хрена. Это почти рядом, за углом. Солнышко светило вовсю, свежий воздух и всё такое - а настроение-то, настроение!
   На площади с позеленевшим и обгаженным голубями памятником оказалось не продыхнуть от красиво перемигивающихся моргалками патрульных флаеров.
   - Я вас сразу узнал, - местный фараон с немалым числом звёзд на погонах мгновенно вычленил натренированным взглядом столь отличную от местных парочку и метнулся к ним.
   В его торопливой речи почти сразу обозначилась суть дела. Так мол, и так, местные ювелиры жаждут крови - но вон те две дамочки не очень-то склонны общаться, и уже набили физиономии сунувшимся было к ним нескольким слишком рьяным служителям порядка.
   - Не советую обижать их, - важно изрёк шкипер.
   Надо признать, что с большой бутылкой местного пива, отлитой из стекла (представьте!) вместе с ручкой - то ли для переноски, то ли для вящего удобства в кабацкой драке - да ещё и с замаскированным под курительную трубку ингалятором, он при своей бородке смотрелся весьма эффектно.
   Дескать, вон за ту рыжую малявку (величавый жест трубкой) запросто вступится Технологический Институт и не преминет поиграть мускулами да испытать над этой планеткой кое-какие новинки. Она, видите ли, стоит в Федерации на спец-учёте как опупенный гений по части механики. Полицай от такого известия малость увял и даже переменился в лице - упомянутая контора пользовалась заслуженным авторитетом во всех концах галактики.
   А вон у той красавицы, для разнообразия, в знакомых числится едва ли не половина рыцарей плаща и кинжала. Стоит только свистнуть, как в этом городишке жителей станет не в пример меньше, нежели слетевшихся со всех концов вселенной киллеров, убивцев и снайперов. Да не с пустыми руками, вестимо. Ну а во второй волне прибудут асы тайной службы рангом повыше - разведка, контрразведка и даже космофлотовские спецы. Естественно, с детекторами правды, нейро-полиграфами и прочими орудиями пыток. Живо у них признаетесь, что убили свою маму в ещё спящей в колыбельке.
   Фараон откровенно поскучнел и, помявшись, убитым голосом попросил совета.
   - Ладно, - шкипер вздохнул, похлопал того по горестно опустившемуся плечу и сменил гнев на милость. - Штраф, если без чрезмерности, я заплачу. А на ювелиров натравите налоговых и фискальных чиновников - завтра сами пощады запросят.
   Совет показался вспотевшему главполицаю хорошим, и тот умчался, на ходу требуя в коммуникатор мэра и зачем-то пожарную команду.
   Переборка мирно сидела на перилах с видом записной пай-девочки и вообще маминой дочки - и чинно кушала мороженое. Зато Принцесса стояла рядом подбоченившись с великолепным видом эдакой львицы, которой не разрешили поймать белого кролика. Даже если не замечать топорщащихся на их бёдрах стволов, смотрелась эта парочка весьма эффектно. Вон, даже местный Джордж Вашингтон со своего постамента поворотил сюда свою позеленевшую от времени бронзовую физиономию.
   Рядом виднелась длинная и хорошо построенная череда посыльных с коробками, пакетами, и смотрела на девиц с тщётно скрываемым обожанием.
   - В чём дело, кэп? Мы только во вкус вошли... - обиженная Принцесса в гневе была чертовски хороша.
   - А ну-ка... - тот бесцеремонно взял навигаторшу за ухо и рассмотрел блеснувшую в мочке алмазную каплю. - Бриллиантовая огранка, десять карат, чистой воды. Одобряю.
   Хэнк не без некоторого облегчения сгрузил под ноги Переборке свой ящик и в свою очередь присмотрелся к ней. Стоило признать, что девица в бриллиантах смотрелась как ободранная кошка в подвесках королевы. Или как предводительница пиратов после удачного набега на алмазные копи.
   - Вторая версия мне нравится больше, - заявила та и с хихиканьем поведала о злоключениях в квартале аферистов... то бишь, ювелиров.
   - В общем, там оказался единственный порядочный человек - такой себе мистер Смит, - Переборка полюбовалась на брызжущий радужными искрами перстень на мизинчике. - Почикал гамма-лазером, даже два кристалла получилось. А потом на станке с компьютером вмиг огранил обрезки.
   - Вообще, рыжеволосой фройляйн больше подошли бы изумруды, - оказывается, профессор с племянницей уже вернулись со своего рандеву и тихонько въехали на площадь.
   - Причём, натуральные, - без ложной скромности заверила Хельга и позволила Принцессе вдеть бриллиантовые серьги и себе. Но такого же стиля заколку для галстука дядюшке надела сама.
   - Прям тебе аристократы, блин, - несмотря на ворчание, Переборка всё же выглядела довольной.
   Выяснилось, что археологи приглашены к местному научному обществу на ужин, так что флаер до утра в распоряжении экипажа Слейпнира.
   - Отлично, - Хэнк проводил взглядом парочку, которую на своём слегка исцарапанном драндулете увёз больше похожий на поджарого полковника здешний учёный муж, и полез на водительское сиденье.
   - Я обожаю эту планету, - пока посыльные под бдительным оком Принцессы загружали в кузов свои коробки, Переборка продемонстрировала своему Малышу кусок брезента, где тускло поблёскивали шесть длинных цилиндров. - На барахолке сторговала, почти за бесценок - излучатели от лазерного ружья.
   Хэнк брезгливо передёрнулся. Снайпер с таким ружьём, питающимся от бортовой сети тяжёлого ховеркрафта или танка на антигравитационной подушке, за пару миль прошибал навылет пехотинца в армейском бронежилете или борт броневика.
   - Для твоего пулемёта? - хмуро осведомился он и тронул флаер с места.
   "Наверное, всё же правильно ворчат пехотинцы" - размышлял он. - "Дескать, вы, флотские, летаете поверху, все чистенькие да беленькие. А на нас вся грязь остаётся. И кровь."
   Шкипер распорядился не откладывать развеску спутников, а потом на общем собрании было решено не ночевать в корабле, а дать подзаработать местному пятизвёздночному отелю. Так что, остаток дня пролетел в хлопотах и заботах.
   Да и остальные дни, в общем-то, тоже. Чего стоила одна облава на зверей - аборигены решили не привлекать роботов или ядохимикаты, а на тысячах флаеров с помпой выехали поразвлечься. Даже профессор ухитрился попасть из своего кремнёвого мушкета в здоровенного самца - и потом весь экипаж Слейпнира вдоволь поразвлекался, разглядывая в новостях снимки именитого учёного на фоне поверженного хищника.
  
   - Знаете, всё так указывает на динозавриков, что мне аж как-то жутко становится, - Принцесса первой подала голос, когда просмотр резюме из обоих кристаллов оказался закончен уже второй раз.
   Таинственный посланец адмирала прибыл под утро, весь запорошенный пылью звёздных дорог. Однако это ничуть не помешало ему со шкипером обменяться парой-тройкой гневных взглядов. Присматривающий за порядком Малыш уже хотел вмешаться, как мужчины неожиданно сошлись во мнениях, вспомнив недобрым словом какого-то лейтенанта Питерса. Причём настолько недобрым, что даже выдудлили остатки его, Хэнкова пива - и на этой волне помирились.
   И вот теперь, так и не скинувший мешком сидящую на нём гражданскую одежду гонец похрапывал на диване, а экипаж с мрачными физиономиями просматривал результаты работы экспертов и аналитиков двух рас.
   - Страшно, - вздохнул шкипер. - Галактика была на грани...
   На грани чего, никто не хотел даже озвучивать. Лишь отвращение промелькнуло на лицах, да Переборка чмокнула своего Малыша неожиданно целомудренно - в щёку - после чего прошептала "ты молодец" и тихо расплакалась.
   Хэнк сидел, гладил тихо хлюпающую носом на его плече девчонку и тупо смотрел куда-то в сторону Маркиза, беззаботно пытающегося закогтить своё отражение в экране бокового обзора. Вот уж кому ни забот, ни хлопот... он представил себе рвущийся через мрачные бездны галактики крохотный как пылинка тягач, оставляющий за собой гордо распушенный ядерный хвост. Вспомнил, какое страшное знание корабль нёс на своём борту - и лишь наитие позволило распорядиться им правильно.
   - Давайте не горячиться, - неожиданно для себя предложил он. Кашлянул легонько, прочищая осипшее от непонятного волнения горло. - В тот раз у нас с рыжей было время подумать - и сделать всё как надо.
   - Мудро, - шкипер кивнул. - Возможно, что и на этот раз удастся из безнадёжной ситуации извлечь выгоду.
   Принцесса с кислой мордашкой возразила, что не бывает счастья всем - и даром. Всегда приходится кому-то наступать на хвост.
   - Не тебе, не тебе, Маркиз, - она погладила котёнка, но тот вприпрыжку удрал под защиту шкипера.
   Странное дело - терпел он всех, даже на дух не переносившую его Хельгу - но признавал только Малыша и шкипера. Причём до такой степени, что даже удостоил их чести спать на их животах, свернувшись в клубочек, и при этом рокочуще мурчать.
   - Ладно, нам через час взлёт назначен. Будите лет-капитана - и в шею его.
   Тот проснулся, будто только что и не храпел тут, вытянув долговязые ноги в чёрно-белых флотских носках. Потянулся, повторил порученный передать ответ - и через пару минут отбыл. А экипажу Слейпнира осталось последнее дело - забросить тут неподалёку учёную пару. И дальше маячила одна лишь неизвестность с лёгкими намёками...
  
   Хэнк просматривал доступную в корабельной библиотеке, информацию, когда в кают-компанию притопали вновь заскучавшие учёные. Поздоровавшись, он вернулся к своему занятию. Вот уж когда пригодилась усвоенная в Академии привычка - просматривать целые пласты данных, быстро вычленяя да запоминая ключевые понятия и идеи. А остальное зацепится да само собой уляжется в подсознание, готовое вылезти оттуда в виде догадки или интуитивного озарения.
   - О, я вижу, вы интересуетесь Сирианцами? - профессор после завтрака был в несколько приподнятом настроении.
   Пожав плечами, Хэнк пробормотал - что-то последнее время эти рептилии чересчур уж вертятся вокруг системы Змееносца. Да и эскадры их поблизости маячат. Шкипер от греха подальше даже отказался от нескольких весьма выгодных фрахтов в ту сторону.
   - М-да, - Хельга нацедила дядюшке крохотную рюмочку виски. Звякнул бултыхнувшийся туда кусочек льда, а фройляйн Цвиг признала. - Вообще-то разумно, выяснить что те собираются делать.
   Хэнк неприкрыто мрачно вздохнул.
   - Меня нафиг не интересуют их намерения - меня интересуют их возможности.
   Брови профессора одобрительно поползли вверх.
   - Превосходно, молодой человек. Немногие нынче смогли бы цитировать такие блестящие высказывания мыслителей древности, - и поднял рюмку в знак восхищения.
   По правде, Хэнк не помнил уже толком, сказанул ли то воинственный Клаузевиц, или же проронил железный Бисмарк - в голове от усталости уже бултыхалась какая-то каша. Потому он послал к дьяволу Сирианцев (вместе с данными о них) да налил по рюмашке и себе с Хельгой. Хоть и неурочный час, однако на душе, как сказал шкипер, и впрямь было донельзя муторно.
   Но всё же, профессор не разделял его мрачного настроения.
   - Завтра вы наконец доставите нас к цели, отдохнёте снова. Разнообразие есть дело действительно большое...
   Впрочем, назавтра и в самом деле наступило некоторое разнообразие. Поскольку планетарное время в точке посадки примерно совпало с локальным корабельным, то получалось что-то вроде позднего вечера. Или ранней ночи - тут уж у кого на что фантазии хватит. А потому, поглазев в залитое тьмой пространство за иллюминатором, шкипер зевнул и посоветовал переждать до утра.
   Учёные родственники, коротавшие время за шахматами, переглянулись. Сунулись было наружу, однако ночь и у них, похоже, не вызвала особого энтузиазма. А потому, принюхавшись к морозному воздуху из люка да покривившись на чернильную темноту с едва видимыми посадочными опорами, профессор поспешил вернуться в тёплое нутро корабля.
   - Хорошо, герр шкипер. На меня эта зиняя ночь и в самом деле тоску наводит.
   Принцесса с Переборкой, маявшиеся девичьей болтовнёй, давно уже все обзевались и потопали баиньки. Шкипер поколдовал у пульта, да тоже отправился на боковую. А одинокий Хэнк в тишине почти тёмной кают-компании всё стоял у иллюминатора, бездумно глядя на снежную круговерть, в которой сразу же утопал луч прожектора с верхней палубы. Надо же, он уже почти забыл, что на свете бывает зима.
   - В плаще серебряном, подбитом вьюгою... - прошептал он.
   - И шапке снега цвета белых роз, - неслышно подошедшая Хельга ловко и вкрадчиво, ничуть не хуже Маркиза, скользнула в его объятия. - Я тоже знаю эти стихи...
   Чуть пахнущие томно и горьковато горным миндалём губы её на этот раз оказались вовсе не сестрински-холодны. А чуть напрягшееся под платьем тонкого стереосинтетика стройное тело мгновенно расслабилось и поплыло под нежными прикосновениями ладоней. В конце концов Хельга кое-как, с лёгким сожалеющим вздохом отстранилась, и её усмешка на миг захолодила губы Хэнка.
   - Рыжая спит... Пошли в мою каюту? Тебя ждёт сюрприз, Малыш, - шепнула она. - Правда, не совсем тот, о котором ты думаешь.
   Сюрпризы Хэнк любил. Особенно приятные - но неожиданные тоже сгодятся. А посему он прекратил ласкать уже обозначившиеся и с готовностью затвердевшие кнопочки, и покорно поплёлся в обнимку с лукаво и хмельно улыбающейся фройляйн...
  
   Боже, до чего ж болит голова... Миг-другой он ещё соображал - кто же он такой и вообще. Ага - кажется, Хэнк Сосновски это о нём. Нет, точно - Ли-Син или Эрик Свенссон это кто-то другой. Или другие? Да и хер с ними!
   Под рукой оказалось что-то гладкое и прохладное. Под щекой тоже и то же. Кажется, палуба. А при чём тут голова? Как она может болеть - это же кость! Так... а это стойка... ага, откидная опора флотской конструкции... флотской, это уже легче.
   На руках, к вящему удивлению Хэнка, оказались почти невесомые наручники. Интересно... может, это расстарались фараоны с этого, как его - ага, с Поммерна? А ну-ка... и он на пробу попытался приоткрыть один глаз. Бес-по-лез-но. Эй, да ведь есть ещё другой - и шансы вполне ничего. Один из двух - либо откроется, либо нет.
   Перед плавающим и изрядно мутноватым взором обнаружилось что-то блестящее. Проморгавшись бухающим по голове болью веком, Хэнк обнаружил перед лицом и в самом деле боковую опору кресла... так, это ходовая рубка. А что с той стороны делает шкипер, извивающийся словно червяк?
   Хэнк и сам не заметил, как озвучил последний вопрос неожиданно хриплым шёпотом, потому что скованный как и он сам капитан прекратил свои поползновения и отозвался.
   - Живой, Малыш? Ну, слава богу.
   Во время этой длинной, странно звенящей и неохотно лезущей в ухо речи Хэнк совершил маленькое открытие. Оказывается, если немного поворотить голову, то открывается и ранее прижатый к палубе второй глаз.
   - Кто это нас так?
   Шкипер хмыкнул и даже невесело засмеялся.
   - Сука та, фройля долговязая. На один и тот же крючок обоих поймала...
   Хэнк скосил взгляд на ширинку капитана, но развивать дальше тему насчёт крючков не стал.
   - Баба? Двоих здоровых мужиков?
   Капитан зло сплюнул, едва не угодив Хэнку в лицо.
   - Неправ ты был, Малыш, насчёт спортсменки. Как минимум штурмовая рота или спецназ - бъёт, как ломом по башке. Матёрая...
   Вполне уже здраво рассудив, что сейчас не совсем время выспрашивать - где это и когда шкиперу прилетало столь тяжёлым и незатейливым инструментом по черепушке, Хэнк попытался оглядеться. Ракурс, да и место оказывались не самым удачным - но всё же отсутствие в пределах видимости девчонок вселяли слабенькую надежду. Принцессу так просто не скрутишь... вряд ли профессор или Хельга сможет поймать её на подобную шутку. А Переборка если успеет схватиться за гаечный ключ, который она иной раз с устатку под подушку прятала, тут без тяжёлой бронетехники не подходи.
   И то - ушлая малявка враз все колёсики пооткручивает.
   - Ты хоть трахнуть успел её? Нет? Жаль - не так обидно помирать было бы... - Хэнк не успел задуматься насчёт таких мрачных мыслей капитана, как палуба под щекой еле слышно задрожала, и в поле зрения вошли два высоких армейских ботинка.
   Вообще-то, смотрели они куда-то не туда - хотя всё верно, перпендикулярно палубе так и должно быть. Но вот начищенный до глянцевого блеска вид их Хэнку здорово не понравился. Переборка всегда относилась к этим чистоплюйствам со здоровым пофигизмом, а Принцесса сразу после признания себя полноправным членом экипажа цокотала туфельками на своих неизменных четырёхдюймовых шпильках - к вящему удовольствию провожающих её взглядами мужчин и лёгкой зависти не чувствующей в себе таких сил Переборки.
   Как бы в подтверждение самых худших опасений, где-то над головой раздался смешок, а потом как-то странно изменившийся голос Хельги процедил.
   - Лежите, телки глупые? Верно говорят, что мужики всегда одним местом думают...
   Впрочем, хотя эта стерва и втащила в рубку упакованную по рукам и даже ногам Принцессу, левая сторона лица фройляйн выглядела примерно как бочина того крейсера, когда ещё палубный главстаршина Эрик Свенссон ухитрился пробить торпедой защитное поле, а потом в на несколько мгновений обнажившуюся дыру всадить залп главного калибра.
   Короче, великолепный фингал под глазом плюс отменного качества кровоподтёк во всю щёку. С другой стороны, Принцессе мало того что досталось не меньше - но она ещё и мягко шлёпнулась на палубу без малейших признаков сознания.
   - Стерва, - Хельга с заметным наслаждением пнула лежащую в живот, а затем осторожно потрогала свои разбитые губы с торчащими из-за них обломками зубов.
   Шкипер на удивление ловко извернулся и прикрыл лежащую от дальнейших подарков своим телом. Может, именно это привело в чувство перекошенную от ненависти и ударов фройляйн, а может и раздавшиеся в коридоре шаги.
   Переборка сегодня храбро собралась провести мало того что целый день без своего Малыша, но ещё и ночь в одинокой каюте. И вид её в розовой пижамке со слониками оказался ещё тот. Похожая на старшеклассницу рыжая девчонка тряслась от страха, глаза в пол-лица и губы так заметно прыгали, что Хэнк на полном серьёзе озаботился - не перемешаются ли? Не выйдет ли мордаха как на полотнах тех абстракционистов, когда глаз на пупке, а из уха шестипалая рука растёт?
   Заявившийся следом профессор толкнул её так, что Хэнку пришлось задрать ногу и поймать летящую кубарем Переборку, чтобы она не расквасила себе лицо о пульт. Хотя в голове эти трепыхания и отозвались вновь взившейся волной почти утихшей было боли, но рыжая довольно мягко шлёпнулась на палубу - чтобы тут же, извиваясь розовым червячком, уползти и спрятаться хотя бы за такую призрачную защиту, как обречённо поникшие плечи Малыша.
   - И как это понимать, профессор? - осведомился шкипер, разглядывая тоже изрядно преобразившегося герра Цвига. - Или к науке вы на самом деле никоим боком?
   Куда только и делся тот немного неуклюжий добродушный толстячок. Нет, сейчас учёный выглядел эдаким воплощением уверенности со стальным блеском глаз. Немного пухлым и по-прежнему похожим на мультяшного Винни-Пуха - да только, медвежонок тот оказался бешеным.
   Потому что ботинок профессора оторвался от палубы, качнулся - и с хрустом впечатался в и без того окровавленное лицо шкипера.
   - Хоть твои предки и были нордлингами, но сейчас выродились в нацию лентяев, - беззлобно заметил он. - А вот не буду я толкать патетические речи, как киношные злодеи в миг своего триумфа. Терзайтесь неизвестностью.
   И обернулся к своей коллеге или кто она там.
   - Ты как, Хелль?
   Долговязая девица прекратила многозначительно поигрывать воронёным Вальтером-Джет и осторожно прикоснулась к почти совсем заплывшей половине лица.
   - Эта смазливая сучка и впрямь дралась как бешеная кошка - но против меня ей ничего не светило. А ты как, фатер?
   Ах, папенька, значит... вот уж верно говорили древние, что яблоко от яблоньки - два сапога пара.
   - Придётся посетить лазарет, дочь, - профессор нехотя изобразил лицом лёгкую озабоченность. - Эта рыжая шлюха хоть и потомок племени рабов, но сопротивлялась достойно. И похоже, таки сломала мне руку своим разводным ключом.
   Только сейчас Хэнк и обратил внимание на висящую плетью левую кисть этого мерзавца и заливающую его лицо лёгкую бледность. А хорошо держится, надо отдать ему должное...
   Но когда Хелль с возмущённым возгласом шагнула вперёд с явным намерением переломать Переборке все какие ни есть косточки, отец остановил её.
   - Не подходи близко, рабы могут быть опасны. Через час сеанс связи с партайгеноссе... а я, пожалуй, пока всё-таки отправлюсь к кибер-эскулапам.
   Переборка за спиной Хэнка тряслась вовсе даже не мелкой, а самой что ни на есть настоящей крупной дрожью. А ещё парень почти затёкшими в неудобной позе сзади руками откровенно чувствовал, как по металлопластику его оков медленно разливается ощутимое тепло.
   - Пилочка для ногтей, с алмазной пыльцой, - шепнула теперь понятно отчего трясущаяся рыжая. - Принцесса подарила... ещё чуть, потерпи.
   Преизрядно истерзанная Принцессой Хелль, как оказалось, всё же не оглохла.
   - Что это вы там шепчетесь? Отставить! - и Вальтер её опасно блеснул излучателем.
   - Последние признания в любви, - горько усмехнулся Хэнк. - С вами, злодеями, всё некогда...
   Долговязая девица, смотрящаяся этакой спортивно подтянутой длинноногой бестией в флотском комбезе, странно изменилась в лице. Что-то живое и даже почти человеческое почудилось в нём недоверчиво прислушивающемуся Хэнку.
   - Эх, дурак ты, Малыш. Признайся лучше в любви мне, и вся галактика вскоре станет нашей. И пусть папенька только пикнет, что я связалась с низшей расой. Пристрелю. Ну же, решайся!
   Она уже шагнула вперёд... но тут снова капризная и ветреная Фортуна коварно крутанула своё колесо. Сменила ветры и вообще, поменяла местами улыбку и гримасу...
   Маркиза никто и никогда не обижал. Максимум, пару раз ткнули носом в зловонную лужицу, а потом показали плоскую коробку с таким замечательным песочком - так славно бывало пожурчать в него, а потом вволю порыться! Но сейчас, когда кованый сапог этой противной чужачки со странным запахом вдруг наступил на хвост... о-о, вопль оскорблённого до глубины души уже не котёнка, но ещё и не кота взлетел до мигом заинтересовавшихся этим делом небес.
   Нет, таки боги кошачьего роду-племени в этот день наверняка были благосклонны к экипажу Слейпнира, никогда не обижавших их пушистого любимца. С таким душераздирающим мявом котейка, с низкого старта, пушечным ядром рванул из-под каблука Хелль, что та шарахнулась с перекошенным от неожиданности лицом.
   Раньше Маркиз не интересовался невкусно пахнущим и противно помаргивающим пультом, к тому же иногда до распушения хвоста пугающим его разговором человековского голоса. Но сейчас вопящий на всю вселенную МЯУ!!! перепуганный кот промчался по пульту, щедро утрамбовывая все клавиши и сенсоры, которые попадались ему под четыре лапки.
   И ухохатывающиеся на своих небесах боги не придумали забавы лучше, нежели подсунуть ему по пути кнопку Старт... ох и шуточки у них, право!
   Хэнк никогда не думал, что взмывший в воздух на манер кота Слейпнир способен выписывать такие даже не положенные по Реестру степенные эволюции и виражи - а именно что неприличные загогулины и зигзаги. Коль скоро Маркиз отчего-то не включил компенсаторы гравитационных перегрузок, то и понятно, отчего ходовая рубка вертелась и прецессировала наподобие бешеного электрона, получившего на своей орбите хороший квантовый пинок в бочину.
   Кувыркало и швыряло их так, что Хэнк едва успел отвернуть лицо от летящей в него люминесцентной потолочной панели. Затем от закраины пульта, подлокотника кресла... однако словно пиявка вцепившаяся в него Переборка уже неприкрыто дёрнулась ещё несколько раз, и с лёгким кррак! металлопластиковые наручники распались.
   Не решаясь довериться затёкшим рукам, Хэнк улучил момент, когда Слейпнир замер в нерешительности - на какой же борт ему кувыркнуться на этот раз - и со всей дури, ботинком впечатал фройляйн в весьма неприличное место меж её изящных ног. Ведь на самом-то деле, инструктор по рукопашному бою предупреждал, что для девиц удар туда тоже весьма и весьма болезнен - почти как для... гм-м, не-девиц.
   Долговязую Хелль буквально подбросило в воздух силой удара, и даже припечатало макушкой о потолок. А Хэнк перехватил вылетевший из её руки изящный Вальтер, и с нескрываемым наслаждением врезал рукоятью по этим беленьким зубкам...
   - Руки! - поскольку шкипер и Принцесса закатились в угол и по-прежнему трудолюбиво не подавали признаков сознания, вцепившаяся в чьё-то кресло Переборка мигом выпростала запястья - профессор опрометчиво сковал её не сзади, как не преминул бы сделать сам Хэнк, а спереди.
   Со второго выстрела металлопластик расплавился, немилосердно обжигая брызгами столько раз целованные девичьи запястья, но Хэнк уже метнулся к пульту и в пару касаний привёл взбесившийся корабль к порядку. А то как же, обучали их работать даже и при условно вышедшем из строя гироскопе, когда корабль вертится на манер подброшенной монетки.
   - Смотри за ней, - с хрустом ломая крепления, Хэнк сорвал с пожарного щитка топорик и швырнул его приплясывающей и с матюгами дующей на запястья Переборке.
   А сам бросился по направлению к рубке с кибер-медиком...
   Напрасно, напрасно он сделал то - выстрел почти в упор даже из такой древности как гаусс-ружьё, отбросил его обратно. В бок словно ударил лягающийся бешеный жеребец, и почти половина отнялась сразу и напрочь.
   - С-сука! - Хэнк кое-как вдохнул воздуха в упорно не желающее принимать его место, где ещё только что была грудь - профессор спрятался за коммутаторным шкафом и его отсюда было не достать.
   Впрочем, и тот не спешил выскакивать - диспозиция оказалась, как говорится, примерно равная. Только вот, у сползающего по переборке Хэнка Сосновски силы утекали слишком уж быстро.
   И тогда пальцы, словно обрёвшие вторую и не совсем понятную хозяину самостоятельную жизнь, перевели рычажок Вальтера на Auto - и почти не примериваясь всадили в нужное место противоположной стены длинную очередь. На все оставшиеся сколько их там зарядов...
   Миг-другой он словно со стороны смотрел, как бешеные зелёные искорки лазерных пучков рикошетировали под углом от металлической переборки - и с хрустом взрывающейся плоти впивались во что-то там, за коммутаторным шкафом...
   Сначала оттуда выпало оружие, затем показалась окровавленная нога - а следом кулём вывалился и герр Цвиг... вернее, то что от него осталось.
   - А ещё профессор, - злорадно выдохнул Хэнк и едва не задохнулся от боли. - Угол падения равен углу отражения!
   Опустевший Вальтер сам собой упал на палубу. Да и сам трудолюбиво выдраенный киберами до блеска металл зачем-то приблизился, на миг показав удивлённую физиономию разглядывающего себя Малыша. Тупо ударил в лицо - а затем наконец-то навалилась благословенная темнота.
   И тишина, кстати, тоже.
  
   Если честно, Хэнку уже изрядно поднадоело приходить в себя в лежачем положении. Что тогда, на мёртвом древнем Фрегате, что после знакомства с кулаками фройляйн, что сейчас - когда тело упрямо отказывалось слушаться, но в нём с лёгким жужжанием кто-то прилежно ковырялся.
   И слава всем богам глубокого космоса, что первое, что замаячило перед неохотно проясняющимся взором, оказалось рыжим. А при вдумчивом рассматривании выяснилось заплаканной мордашкой растрёпанной как Помело Переборки.
   - Живой! - девица едва по своему обыкновению не заколотила Хэнку кулачками в грудь, однако покосилась на колдующие над ним манипуляторы и вовремя спохватилось.
   Видимо, она всё же прочла что-то в глазах своего Малыша, потому что затараторила. Шкиперу злыдни сломали нос, ключицу и пару рёбер - но вон он, в соседнем ложе, и цвет лица вроде вполне живой. Принцесса отделалась с одной стороны вроде бы легче - а с другой, та паскудная тощая стерва так отделала её мордашку, что фотографироваться Принцесса не сможет ещё долго. До сих пор в отключке, а койко-мест в лазарете всего два. А из самого Малыша кибер до сих пор извлекает осколки пули - керамика рентгеном не видна. Вычисляет траектории и роется как может. Ну, а она сама в порядке.
   Видимо, столь героический подвиг, как подтверждающее моргание ресниц, всё же оказалось Хэнку по силам, потому что воодушевлённая такой поддержкой девица заговорила опять. Профессора или кто он там, Малыш почти перепилил пополам лазерной очередью. Кибермедик показал чёрный цвет индикатора. А Хелль...
   - Она всё-таки крепкая девка была. Пришла в себя - и таки попыталась дёрнуться.
   Если бы Хэнк мог, он бы содрогнулся. Настропалившаяся орудовать гаечным ключом и прочими инструментами рыжая девица при случае могла чем подручным так приголубить... а тут вполне исправный пожарный топорик.
   - Я хоть и обухом била, но даже не смогла потом вытащить из черепушки, - и опять собралась разреветься.
   - Отставить, Переборка - ты теперь капитан, - очевидно, усилия кибер-медика таки увенчались успехом - Хэнк обнаружил, что начали слушаться уже губы. - Как корабль?
   Размазывая по щекам слёзы, Переборка поведала, что кое-как включила автопилот, все системы защиты - однако на большее её умений не хватило. Наученный горьким опытом так бесцеремонно обошедшегося с ним Маркиза, ходовой компьютер заблокировал пульт и впал в спячку.
   - В общем, мы висим на высоте километров двух и ждём вашего выздоровления. Может, это - тревожную аптечку притараканить? - с надеждой просияла Переборка.
   Кое-как Хэнк скомандовал отставить. Ситуация не критическая. И как только кибер прекратит колдовать над шкипером, сразу подсунуть эскулапу Принцессу - из такой глухомани они могут без неё и не выбраться. А потом как-то некстати вдохнул, когда коварный манипулятор пшикнул ему в лицо чем-то морозно-жгучим, и зачем-то кувыркаясь опять провалился в сон...
   Следующий приход в себя оказался хоть и тоже лежачим, однако не в пример приятнее. Хэнк обнаружил, что по крайней мере, правая рука и лицо его слушались. Вообще, левая половина тела и ноги ощущались каким-то обрубком, однако он разглядел на индикаторах успокоительный рядок зелёных огоньков. Подлый кибер-медик посчитал своё дело на время сделанным и теперь опять бессовестно дрых.
   Одкуда-то слышались голоса - Переборка за что-то чехвостила Принцессу, а та огрызалась довольно вяло и как-то неубедительно, без своего обыкновенного блеска.
   Подумав, Хэнк наощупь передавил какой-то манипулятор кибера, и разом проснувшийся эскулап с перепугу заверещал истошным голосом. Разумеется, первой прискакала Переборка, а следом притащилась мумия... ой! - вернее, вся залитая быстрозаживляющим медицинским гелем Принцесса.
   - Я у по-ядке, - кое-как выговорила она, и показала рукой так, между троечкой и четвёркой.
   И то терпимо - при такой фигурке ещё и мордаху красивую иметь, это уже чересчур. Хэнк усмехнулся, насколько хватало свободы движения, и поинтересовался - что там с компьютером. Принцесса бросилась было объяснять, помогая себе жестами рук, но затем показала - потом, и уковыляла куда-то в сторону на плече никак не падающей от усталости рыжей девицы. Двужильная она, что ли?
   С этой мыслью Хэнк неожиданно зевнул - и уснул уже без помощи ударов по голове или всяких наркозов. Теперь можно спокойно и покемарить... чуток...
  
  
   Глава четвёртая. Всё страньше и страньше
  
   - Сволочь ты всё-таки, Малыш, - заявила Переборка с каменным лицом, когда выздоровевший шкипер оказался признан кибер-медиком к неограниченной эксплуатации и освободил рыжую от капитанских обязанностей.
   Слейпнир покоился на грунте, для пущей солидности впившись в промёрзлую землю ещё и опорами. Утихшая к утру метель уже намела маленькие и вполне похоронно-белые сугробчики на выжженном и оттаявшем было пятачке. Словно всеми силами старалась как можно быстрее ликвидировать этот беспорядок...
   За пологим и расплывшимся от времени холмом под толстым слоем снега мирно дремал город. Бывший город. Город мёртвых - Хэнк без труда усмотрел его с высоты мощной сканирующей аппаратурой корвета. Чересчур ровные ряды руин с хорошо заметными в ИК-лучах прогалами улиц, радиально сходящихся к почти круглой площади в центре. Шкипер поразмыслил, и приказал опуститься рядом с навеки уснувшим городом.
   Впрочем, то было вчера. Равно как и невесёлая процедура, выполнение которой досталось опять же Малышу и смущённо прячущей лицо под тканевой карнавальной маской Принцессе. Отвезти на краешек едва угадываемых под снегом развалин все вещи непонятных археологов и побросать их в кое-как поставленную на морозе большую армейскую палатку. Забросить рядом всё барахло, чтобы ни единого предмета на борту не осталось... впрочем, самый последний приказ Хэнк угадал и сам. Ведь на тягаче не имелось ни морга, ни здоровенного холодильника.
   И последним рейсом флаера они с Принцессой медленно ехали в центр накрытого белоснежным саваном города. Там, в подземелье руин роскошного лазоревого с золотым дворца, опустили на не потерявший за тысячелетия полировку каменный пол оба застывших тела. Неизвестно, какая катастрофа произошла в те давние эпохи, но вечная зима теперь оказывалась единовластной хозяйкой всей безжизненной планеты. Пусть хранит и этих...
   - Красиво здесь, - Принцесса дохнула на замёрзшие ладони, отвернулась от печального зрелища и с явной неохотой заставила себя осмотреть стены. - Не слишком ли роскошная усыпальница для них?
   Да, если бы судорога природы не стёрла здешнюю цивилизацию, какие соседи могли бы быть в галактике! Эти явно знали толк в красоте - а может, и успели хоть частично эвакуироваться, прежде чем остальные обратились в призраков прошлого. Вон, на ничуть не потускневших от времени мозаиках краски сияют во всём великолепии.
   - Кем ты себя больше ощущаешь - человеком или леггером? - глухо произнёс ничуть не заинтересовавшийся стенными панно Хэнк.
   Принцесса пожала плечами под коротким флотским полушубком.
   - Как когда... а к чему ты это, Малыш?
   Хэнк опустил бластер, так и не решившись на прощальный салют - кто знает, когда решат обрушиться эти древние своды над головой? Кто б ни были эти двое - профессор с искажённым в предсмертном крике лицом и его дочь, из-под слипшейся причёски которой так и торчала рукоять малого пожарного топорика - они были людьми. Быть может, наёмниками, отрабатывавшими жалование. А может, и попавшими в цепкие лапки конторы учёными. Хотя, сам он всё больше укреплялся во мнении, что ни то, ни другое.
   Да, во многом действия их оказывались непрофессиональными. Да, спасла экипаж Слейпнира только пушистая случайность по имени Маркиз. А всё же, Хэнк всё больше укреплялся во мнении, что действовали они сознательно - какими бы ни были мотивы...
   - Эти двое погибли за идею. Понимаешь, пусть даже мерзавцы - что не доказано - но они боролись за свои убеждения. Как могли.
   Принцесса подошла, осторожно ступая по кажущемуся льдом полированному камню. Осветила фонарём лица, вздохнула.
   - Фанатики и дилетанты как раз и успевают перед смертью испортить и облажать всё, что возможно, - она пожала плечами.
   Хэнк покачал головой.
   - Всё-таки ты леггер, для тебя наша история и её уроки чужие.
   Однако Принцесса не согласилась и весьма резонно заявила, что единственный вывод, сделанный аналитиками - человечество так ничему и не научилось из своей истории.
   - Что за страсть говорить трескучими фразами? - парень глянул на бластер в ладони, словно только сейчас заметил его.
   - Хочешь уложить меня рядом с ними? В усыпальнице древних королей? - карие глаза Принцессы чуть сузились. В своей маске она больше походила на спецназовца из старых фильмов, нежели на ту красавицу, которую память услужливо дорисовывала за тканью.
   - Хорошая мысль, - нехотя согласился Хэнк и вздохнул. - Почему это место в заметках профессора было отмечено крестиком?
   Принцесса молча осветила фонарём дальнюю стену. Там виднелся вполне неплохо сохранившийся проход, в котором угадывались уходящие вглубь земли грубые каменные ступени. И хотя корабль не отозвался на вызов коммуникатора, Хэнк не без вздоха направил ноги в ту сторону.
   Как ни странно то казалось, однако чем ниже спускалась всё ещё подавленно молчащая пара, тем становилось теплее. В стене иногда попадались ниши со вполне ожидаемыми костями. Однако оба путешественника разбирались в эдаких делах не то, чтобы очень... вернее, совсем не разбирались - а посему вскоре перестали обращать на них внимание.
   Винтовая лестница через довольно продолжительное время привела в довольно большую круглую залу. И здесь Принцесса замерла с восхищённым вздохом.
   Посреди виднелось некое каменное сооружение, в котором взгляд немедля признал кровать. Ложе или алтарь - несомненно что-то подобного вида. А на нём застыли в последнем, длящемся уже тысячелетии объятии два вполне человеческого облика скелета.
   - Вот это любовь, - Принцесса утёрла подозрительно блеснувшие глаза.
   Впрочем, Хэнка и самого проняло не на шутку. Абсурдность ситуации и увиденного зрелища - а может быть, просто озяб.
   - Пошли дальше или наверх? - он недоверчиво приценился к прогнившей двери в тёмном углу под лестницей, куда он едва мог пробраться даже согнувшись пополам.
   Пинок Принцессы в дверь пропал втуне - преграда просто осыпалась потоком трухи и пыли, так за долгие века изъел дерево неумолимый кислород. Косо уходящий вниз ход вскоре вывел на крохотную галерею в такой огромной пещере, что свет мощных ксеноновых мини-прожекторов едва доставал до противоположной стены. А посередине...
   Хэнк сначала не поверил своим глазам. Судя по словам профессора, да и замеченным наверху фрагментам, здешняя цивилизация едва вползла из бронзового века в железный. Однако, посреди большой подземной каверны стояло то, что предки с полным на то правом называли летающей тарелкой. Потускневший и изрядно засыпанный пылью, аппарат мирно покоился на каменных, едва угадывающихся под слоем мусора плитах пола и казалось, недобро косился в ответ.
   - Где-то я такой видал... - хмуро прошептал он.
   Оказалось, что Принцесса в этих делах осведомлена как бы не лучше его самого. Судя по её отчего-то смущённому шёпоту, это ни много ни мало, как один из самых первых, малых исследовательских кораблей леггеров, какими пользовались ещё... у-у, сколько сот лет тому назад. Так что, их не осталось даже в Музее Космонавтики человечества - он был основан куда позднее.
   - На стереофото и то вряд ли, - кивнул Хэнк. - Оно тоже было изобретено не так уж и давно.
   Поскольку на прогнившую железную лестницу, лохматившуюся наростами бурой ржавчины, он не пошёл бы сам и не пустил напарницу, а прыгать вниз с такой высоты означало попросту разбиться, пришлось ограничиться несколькими снимками через по наитию прихваченный рекордер.
   В дальнем углу, куда едва доставал свет, виднелась груда то ли ящиков, то ли контейнеров, и даже проржавевшие остатки какого-то оборудования. А над головами явственно виднелись какие-то балки, в которых Хэнк не без удивления признал механизм открывания крыши. Так что следовало признать, что всё это сооружение весьма похоже то ли на промежуточную стоянку, то ли на заброшенную военную базу.
   - Нет уж, пусть спецы здесь вынюхивают - всё равно придётся, - решительно заявила Принцесса.
   Поскольку возражать Хэнк не видел ни смысла, ни толку, то потоптавшись ещё на небольшой площадке, двое отправились обратно. Путь показался куда дольше - хотя парень и оказался уже признан здоровым даже придирчивым кибером, но силы, как оказалось, восстановились ещё не совсем.
   Запечатлев в рекордере всё так же смирно дремлющую парочку на ложе посреди круглой залы, Хэнк пробормотал, что ничуть не удивился бы, если окажется, что эти по ночам шастают здесь и тарахтят костями. Вон, ни пылинки, ни паутинки на них нет...
   Смех Принцессы оказался хриплым и немного усталым.
   - Да хоть бы и так. Каковы бы их грехи ни были, раз они ушли так, все счета истлели со временем.
   А всё же, что-то в этом было такое. И не отдавая себе отчёта, Хэнк ещё долго стоял в задумчивости, глядя на обратившую друг к другу провалы глазниц парочку. Какие грезы посещают их в этом тысячелетнем сне? Какие ангелы или демоны играют им свою музыку в вечном танце любви?
   - Неужели есть сила сильнее смерти?
   Принцесса, которая оказалась рядом и тоже зачарованно смотрела на это незабываемое зрелище, опустила фонарь, еле слышно шмыгнув носом.
   - Пошли, Малыш. Не будем смущать их, - если бы она сказала "не будем нарушать их уединение", он бы удивился меньше. А так, холодно-прекрасная Принцесса, оказывается, не лишена некой спрятанной в глубине романтичности?
   Подъём по длинной спиральной лестнице чуть было не доконал обоих. Холод и усталость донимали уже до чрезвычайности, и последние ступени показались просто невыносимыми. Подземный зал, где по-прежнему лежали отец и дочь Цвиги, они прошли уже изрядно пошатываясь. Потому, едва закрыв лёгкую крышку флаера, Хэнк сразу включил обогреватель. И даже не стал дурашливо бороться с Принцессой, с блаженным вздохом сунувшей ладони прямо под тёплую струю воздуха. Лишь сидел, глядя за белое безмолвие снаружи, и отчего-то на сердце было одиноко и тоскливо.
   А перед глазами так и всплывало зрелище - нет-нет, не космического корабля древних леггеров. Последний взгляд двоих, подаренный ими друг другу на пороге вечности...
   - Поехали, Малыш? - оказывается, он уже пригрелся и даже задремал.
   - Да - куда лучше будет отдохнуть дома...
   Однако на Слейпнире оказалось тоже не всё слава богу. Выяснилось, что Малыш и Принцесса отсутствовали почти пять часов, и мрачный шкипер уже всерьёз собирался поднимать корабль и лететь на помощь.
   Хэнк грелся под горячими струями душа и мурлыкал от счастья, буквально ощущая, как намёрзшееся и усталое тело прямо-таки впитывает тепло, разбегающееся по жилам сладостной дрожью. Нет, герр Цвиг таки здоровьечка убавил изрядно - надо будет применить испытанный способ. Побольше есть и подольше спать. Да умеренные нагрузочки на тренажёрах...
   Однако после чего-то, совершенно не запомнившегося на вкус, но приятной тяжестью упавшего в желудок, разморило так, что переборки и люки родного корабля шатались перед глазами и таки норовили подлейшим образом уплыть куда-то в сладком забытьи. И едва Хэнк, кое-как разбирая путь слипающимися глазами, добрёл до своей каюты и открыл люк, как изнутри выскочила злая как тысяча чертей Переборка.
   Пощёчину он едва почувствовал - и то лишь благодаря мотнувшемуся перед взором лицу. Но затем почти проснулся. Оказывается, он с Принцессой на самом деле загнал флаер в руины и всё это время трахался, трахался, трахался!
   - М-м? Нет... - только и смог выдавить он, потому что девица прямо на глазах вместе с люком поплыла куда-то в сторону.
   Но оказалось, что всё сходится - их слишком уж долго не было, приехали все загнанные и мокрые. Первым делом в душ, чтобы успеть запашок смыть, а потом и баюшки, дабы восстановить растраченные в трахе силы. У-у, козёл похотливый, а не Малыш! Да пошёл ты...
   Раздался звук ещё одной оплеухи, но Хэнку всё же удалось кое-как сообразить, что досталось на этот раз не ему. Оказалось, в коридор ввалилась и посвежевшая-порозовевшая после душа Принцесса.
   - Дура! - заявила она и снова замахнулась.
   Переборка, ясное дело, в долгу не осталась - по крайней мере словесно. Затем гордо выпрямилась, бросила в лица оставшимся "ненавижу!" и как была в одной тельняшке, вломилась в каюту напротив...
   - Говорят, месть сладостна, Малыш, - Принцесса вздохнула и посмотрела на разом проснувшегося Хэнка как-то сочувственно.
   Люк в капитанскую каюту распахнулся снова. Рыжая девица вылетела оттуда кубарем, как проштрафившаяся кошка. Следом шагнул наружу и полусонный шкипер с таким выражением лица, что Хэнку сразу захотелось куда-нибудь спрятаться. Подбоченившись, кэп выслушал скупые объяснения Принцессы, а потом сгрёб рыдающую прямо на палубе Переборку за шиворот да водворил на ноги. Вернее, попытался, потому как та вцепилась в него.
   Пошли мол, трахаться - и все дела! И пусть одному мерзавцу будет хуже, пусть он в свою очередь затрахает ту грёбаную и ахнутую Прынцесску хоть до полусмерти...
   - Молчать! - давненько Хэнк не слыхал такого грозного рыка. И даже вознамерившаяся было отвесить рыжей бестии ещё одну пощёчину Принцесса струхнула и отодвинулась подальше.
   На вопрос, было ли чего с Принцессой, он только устало мотнул головой. На второй, по поводу - обещал ли чего одной рыжей дурёхе - тоже.
   - Тогда чего бесишься? - он встряхнул за шкирку опять порывающуюся лезть в драку Переборку.
   И тут Принцесса учудила такое, что даже и удивления никакого не хватит. Она гордо выпрямилась, посмотрела на всю эту сцену, а уже зажившие красивые губы её искривились в горькой усмешке.
   - Прошу капитана быть судьёй в споре, - и сказано это было таким официальным тоном, что на неё в немом изумлении воззрились все.
   А красотка с каменным лицом поинтересовалась у бравого капитана - способен ли тот отличить отведавшую любовных утех женщину от, так сказать, изголодавшейся?
   - Ну, по глазам - с большой долей вероятности, - тот в сомнении поскрёб бородку.
   - А в своей постели? - тут челюсть отпала даже у вского повидавшей Переборки.
   Шкипер малость смутился, но пробормотал в том смысле, что безоговорочно. А Принцесса повернулась к заплаканной и разинувшей от изумления рот Переборке и поинтересовалась:
   - Слову капитана Эрика поверишь?
   Та вредно проворчала, что такая сучка, как Принцесса, взглядом любой детектор лжи нахер обдурит. И тогда в тесноватом коридоре раздались такие слова, которых никогда ещё тут не слыхали - ни до, ни после.
   - Эрик Свенссон - позволишь ли ты мне скрасить ночь твоей жизни? - в лексиконе леггеров, неплохо известном по стереофильмам, это было равнозначно если не признанию в любви, то недвусмысленному предложению завалиться в одну постель и покувыркаться в своё удовольствие. - И завтра я положусь на твоё решение.
   Переборка затихла мгновенно, как мышь под метлой. Сообразила уже, что дела тут пошли нешутейные. Зыркала на всех затравленным взглядом, но всё равно молчала.
   - Жаклин Дюваль - позволишь ли ты мне скрасить ночь твоей жизни? - ответ капитана Хэнку понравился - что такая изящная штучка, как Принцесса, давно нравится шкиперу, он если не знал точно, то замечал много раз.
   - Хорошо, поверю, - кое-как проворчала Переборка, до которой уже кое-что начало доходить.
   И тут случилось маленькое, но очень красивое чудо - гордо цокающая каблучками по палубе Принцесса перешагнула закраину люка капитанской каюты. С шипением створка закрылась за обоими, а Хэнк Сосновски, которому спать уже хотелось просто отчаянно, эдак с намёком на прощание помахал рыжей девице ручкой. Как он добрался в своей каюте до постели, а тем более в неё забрался, уже не вспоминалось никакими усилиями... спать-спать...
  
   Хэнк хотел уж привычно попросить Переборку передать ему горчицу - но вовремя вспомнил, что тишина за завтраком стояла гробовая. Ну вот просто-таки похоронная! Да и настороженно поблёскивающая глазами рыжая девица на этот раз сидела не по левую руку от своего Малыша, чтобы поближе к сердцу - а демонстративно у противоположной стороны стола.
   Пришлось ему таки встать и добраться до хрустального графинчика самому - поскольку готовил сегодня кибер-повар, то вкусовые качества завтрака оказались весьма посредственными. Шкипер с Принцессой откровенно клевали носом, да и поспели к завтраку еле-еле. Зато Переборка с независимо засунутыми в карманы руками нетерпеливо околачивалась тут уже полчаса - но даже и пальцем о палец не ударила.
   Капитан вытащил из-за ворота салфетку, вытер губы и небрежно положил на стол.
   - В общем так, Переборка. Тебе придётся крепко потрудиться, чтобы вымолить прощение, - слова эти дались ему нелегко, ибо он как и Хэнк не любил распространяться насчёт женщин.
   Взгляд рыжей девицы надо было видеть. Только быстро - потому что он сразу залился дождём слёз. Можно подумать, мировые проблемы решаются тут... впрочем, Принцесса, бросив странный взгляд на шкипера, первой пришла на помощь вчерашней самозваной сопернице. Слава богу, что оба носовых платочка, к которым рыжую терпеливо приучал Хэнк, нашлись в положенным им по уставу кармашках.
   - Ладно, я не в претензии... - Принцесса кое-как вытерла рыдающей девице глаза и даже заставила высморкаться. - Даже спасибо скажу - я бы сама не решилась с кэпом объясниться...
   И дальше по определению не страдающая стеснительностью бывшая разведчица выдала такое, что от изумления Переборка даже забыла, как плакать. Оказывается, у Жаклин в, скажем так, друзьях доселе были только леггеры. Настоящие леггеры. Однако нынешней ночью выяснилось, что глухие слухи о том, что остроухие несколько э-э... холодноваты в делах любви, на самом деле весьма соответствуют истине.
   - Шкипер, тебе нужна любовница - красивая и умная? - без ложной скромности поинтересовалась она.
   Кэп вместо ответа эдак пикантно покраснел и отвернулся - но Хэнк со своего места прекрасно видел - тот против воли улыбнулся. А затем смущённый капитан пробормотал, что такие вопросы он предпочитает обсуждать без посторонних, и тотчас удалился в ходовую рубку. Само собой, что ничуть не обманутая его молчанием Принцесса с радостными восклицаниями умчалась следом.
   И Малыш остался за огромным столом один на один с Переборкой. Или Хэнк с Марией? Чёрт разберёшь эти дела сердешные - но девица хоть и перестала так уж откровенно хлюпать носом, но поднимать глаза упрямо не решалась. А затем и вовсе, поджав губы, пробормотала что-то вроде "спасибо" и пулей умчалась из-за стола.
   Судя по загрохотавшему трапу, в свою святыню - машинное отделение. Хэнк ещё немного посидел, уговорив заодно полграфина показавшегося пресным как вода виски - и поплёлся в свою каюту добрать ещё минуток триста полноценного сна.
   Но едва он закрыл глаза, как люк каюты снова зашипел.
   Хэнк не стал открывать глаза и даже демонстративно отвернулся к серой титановой переборке с давно выученным наизусть рисунком стандартных флотских заклёпок. Гробовым молчанием встретил с грохотом упавшие у входа ботинки, торопливое шлёпанье босых пяток и шуршание разбрасываемой как обычно во все стороны одежды.
   Как обычно, Переборка залезла под одеяло с ледяными руками-ногами. Ну прямо тебе лягушка... правда, настоящая лягушка не стала бы требовательно переворачивать Хэнка Сосновски на спину и нахально залезать на своё законное место "под крылышком". Правда молчала как настоящее земноводное, и точно так же не кусалась. Посопела, поворочалась тихонько, устраиваясь поудобнее, и затихла.
   Да и Хэнк на этот раз не стал как обычно запускать пальцы в ставшие шелковистыми благодаря стараниям Принцессы волосы и перебирать их в нежном забытьи. И даже не приласкал едва округлившиеся девичьи плечи и спинку, отчего Переборка всегда тихо млела.
   Больно... как же больно и обидно... неужели так бывает?
  
   - Да, таки ты был прав, шкипер - насчёт недопустимости девиц на борту корабля.
   Хэнк всего-то навсего осведомился у капитана, какой ближайший порт Слейпнир намеревается посетить, и получил ответ - скорее всего, обратно в Поммерн, надо дозаправиться. Да чуть более обычного нейтральным голосом объявил затем, что он, Хэнк Сосновски, намерен там получить расчёт и сойти на берег.
   Однако Принцесса столь же недрогнувшим голосом объявила, что в таком случае прямо сейчас идёт ломать двигатели. И прихватив с пожарного щитка багор, наперевес с ним зацокотала каблучками в сторону машинного отделения.
   Естественно, разволновавшаяся донельзя Переборка с воплями помчалась за ней, грохоча по палубе ботинками и ругаясь так, что покраснел бы и пьяный боцманюга. Надо же - а ведь, вроде уже почти приучили рыжую нахалку следить за язычком...
   А Хэнк и шкипер остались в рубке изучать взглядами друг друга, словно никогда не виданную диковину.
   - М-да, девицы... тайфун загадочных страстей... Не стану скрывать, Малыш - приложу все усилия, чтобы ты передумал. Время ещё есть, - капитан вздохнул и отвёл взгляд.
   Слейпнир всё ещё стоял на грунте, и в иллюминаторы по-прежнему билась метель. Словно просилась белая проказница сюда, внутрь щедро обогретого реактором корабля. Стукала пригоршнями снежинок, волновалась, и снова упрямо ломилась сюда. Будто только её тут и не хватало.
   - Ладно, - шкипер потёр лицо. - С покойниками и той базой пусть разбираются спецы - у нас для того ни оборудования, ни опыта нет.
   В принципе, Хэнку было всё равно. Столько лет ждали эти тайны своей разгадки, подождут ещё немного.
   В коридоре раздался грохот, с лязганьем что-то упало... судя по звуку, невовремя подвернувшийся под руку кибер-серв. Послышалась возня, невнятные и не совсем цензурные восклицания, а потом в ходовую осторожно заглянула запыхавшаяся Принцесса, которая волочила за собой злую и скуксившуюся Переборку.
   - Надо же, за руку укусила, вреднота, - пожаловалась цокающая каблучками девица и за шкирку втащила в ходовую свою добычу.
   С грохотом, немилосердно свалила на палубу, и победно перевела дух.
   - Ладно, не буду ломать двигатели... может, передумаешь и таки вымолишь у Малыша прощение? - взгляд её опустился на угрюмо сидящую возле неё рыжую девчонку.
   Та лишь по-мальчишечьи утёрла слегка разбитый нос, и молча встала на ноги. Отвернулась, помедлила миг-другой, и гордо задрав лицо, независимо удалилась.
   - Вот же дал бог характер. Малыш, как ты её до сих пор терпишь? - Принцесса покачала головой и забралась в своё навигаторское кресло.
   Да не мешкая затарабанила по кнопкам компьютера. Оказывается, их совместные с "рыжей стервой" расчёты вроде сошлись ко вполне приемлемому диапазону разброса... четверть часа Принцесса демонстрировала зоны и сектора вероятностей, сферы убегания при расходах топлива, пока оба со всё большим интересом внимающие мужчины не согласились, что если крейсер леггеров не принимал на борт дополнительного топлива, то очень даже похоже.
   - А вот тут есть тонкость, - Принцесса обвела собеседников торжествующим взглядом.
   Выяснилось, что крейсеры леггеров пользуются весьма редким сортом топлива, каковой в обычном порту не сыщешь и не приобретёшь. И следовательно, вероятность дозаправки ничтожно мала. Потому что, хоть бывшая родина старательно и делает вид, что ловит одну бывшую разведчицу, однако на запрос о пропажах или сверхнормативных расходах топлива из штаба флота ответили оперативно: не было.
   При этом известии шкипер и Хэнк разом повернули свои кресла и единодушно потребовали повторить выкладки. Уфф! - Принцесса уже и сама не рада была, что затеяла это дело. Ибо оба знающие толк в практике полётов мужчины буквально затерроризировали её.
   Хэнк поднял на ту взгляд - глаза её откровенно смеялись.
   - Змея ты, а не Принцесса, - всё же, он не удержался от улыбки. - Ладно, давайте ещё подумаем - а если его просто бросили где-нибудь в космосе да пересели на другой корабль?
   И опять, опять пошла тягомотина с разбирательствами да просчётами на ходовом компьютере побочных и иной раз весьма фантастичных вариантов. Но в конце концов удалось свести всё ко вполне премлемым цифрам - и вот уже на карте сектора галактики объявилась весьма интересная знающему взгляду цветная схема.
   - Что б я без вас, мальчики, делала? - стоит признать, Принцесса и сама осталась довольна результатом.
   А шкипер уже прикидывал. Дозаправка в Поммерне, короткий отдых - и можно лететь вот сюда, к безымянному звёздному скоплению номер такой-то. Если там нет, тогда вовсе недалеко - вот сюда и сюда... если и там нет, значит, пустышку вытянули. Вмешался какой-то неучтённый фактор...
   - А не могли они после пересадки на другой корабль попросту взорвать крейсер? Чтоб замести следы? - поинтересовался Хэнк.
   Лица собеседников вытянулись. Такая штука, как бесхозный крейсер экстра-класса, на дороге не валяется, да и стоит чёрт-те сколько - навряд ли. Вполне может пригодиться и для других дел... Хэнк и сам видел, что ляпнул ерунду от безысходности, а потому промямлил - ладно, но после изучения точек... в общем, после завершения этой операции он точно уходит на берег. Но, не раньше.
   - Это уже кое-что, - шкипер и Принцесса обменялись торжествующими улыбками, в которых промелькнуло кое-что ещё.
   Бли-ин, неужели им целой ночи не хватило?
  
   Поскольку торопиться было решительно некуда, то хитро переглянувшийся со своей Принцессой шкипер решил идти экономичным ходом. То есть, учёно говоря, с почти черепашьей скоростью, тем не менее обеспечивающей солидную экономию топлива.
   Хэнк днём ковырялся в информации о рептилоидах, до ряби в глазах изучая их психологию, обычаи и традиции. А когда уже обнаруживал, что мозг впитал столько, сколько в состоянии переварить, то шёл в спортзальчик, где до седьмого пота гонял себя на тренажёрах или в рукопашном бое.
   К слову сказать, с вёрткой и техничной Принцессой они оказались примерно на равных. Да и шкипер оказался не дурак кулаками помахать. Хоть и чуть пониже Хэнка, но шириной плеч превосходил его, и несколько раз тому приходилось отлетать в угол от пропущенного удара закрытого накладкой кулака. А кулачищи у шкипера ещё те...
   Переборка закрылась в своей мастерской, и лишь визжал станок с программным управлением, на котором она упрямо что-то изобретала со своими лазерами-шмазерами и микро-реактором.
   Но стоило только Хэнку забраться в постель, чувствуя себя в достаточной степени измотанным морально и физически, как в этот же момент в каюте феноменальным и необъяснимым образом объявлялась вредная рыжая девица. Не помогло даже блокирование замка изнутри - Переборка принялась так молотить в люк своим любимым гаечным ключом, что на грохот сбежалось всё население корабля, включая и распушившего хвост Маркиза.
   В конце концов Хэнк махнул рукой и не препятствовал, когда упрямо молчащая словно пойманный жулик на первом допросе девица забиралась на его плечо и обняв, постепенно засыпала. Он тоже лишь украдкой вздыхал, случайно зарывшись носом в непокорные вихры.
   А ночью приходили сны. То он посреди заснеженного поля танцевал с королевой-Зимой в искрящемся инеем платье, а откуда-то издали на них таращилось заиндевелое в предсмертном оскале лицо профессора Цига. То каким-то туманным утром отбивался на крыльце от стаи рептилоидов отломанной от кибера лапой. Причём те умирали, но не отступали, а шипели и бросались в него гайками. А один раз у него на руках сидела младшая сестрёнка, как раз в том резвом возрасте, когда режутся зубки, и с радостным визгом кусалась в смутно знакомое плечо...
   Принцесса наплевала на все правила приличия и в открытую крутила любовь со шкипером. Судя по всему, дела там шли на лад - Эрик Свенссон как-то незаметно изменил свои традиционно матерные бортовые команды на почти флотски-строгие. И даже стал пользоваться одеколоном, отчего немало разволновавшийся по такому поводу Маркиз сразу переметнулся к Малышу и дрых у него если не на груди, то на животе уж точно. Но тотчас из темноты появлялась маленькая ладонь, и ревниво сгоняла сонно муркнувшего котейку в ноги.
   И тогда, намаявшийся за день Хэнк спокойно спал, а с его плеча таинственно и невозмутимо посвёркивали в полутьме задумчивые голубые глаза...
  
   Туз. Ну наконец-то! Хэнк недоверчиво рассматривал попавшуюся в раскладе пасьянса долгожданную карту, а затем особнячком положил её на стол. Начало всех начал, тем не менее обречённое на вечное одиночество. Ибо абсолютная сила и власть в принципе несовместимы с дружбой или иными привязанностями, а уж тем более... м-да, незавидная участь, если призадуматься. Великовата плата за всё-всё-всё.
   Король. А ну, давай вот сюда - ты-то мне и нужен, субчик. Бородка вполне шкиперская, такую обожают носить в стереокино капитаны всех мастей. Правда, физиономия аж опухшая от осознания собственной важности. Ну, да это ничего, сейчас придут взбунтовавшиеся солдаты и надают монарху и по увенчанной зубчатой короной головушке, да и по тому месту на котором сидят, сейчас прикрытому горностаевой мантией. А потом попинают беззлобно ногами, постращают немного - да всё же поднимут с изгвозданного пола, кое-как отряхнув от мусора и одобрительно похлопав по плечу. Напоят вином и посадят обратно на древний трон. Без тебя тоже никак, сиди уж тут, как дурак у всех на виду, монаршествуй и куролесь дальше в своё удовольствие.
   Дама. Ну и спряталась, интриганка, еле нашёл - с карты снисходительно смотрела лукавая мордашка вполне хоть бы и леди N, легонько и пренебрежительно приподнявшей в немом вопросе бровку. Ну, чего пристал? Хэнк усмехнулся и беззастенчиво погладил пальцем по пышной и аппетитной груди под шелками-атласами. Терпи, милая - коль хочешь быть красивой, то смирись уж и с тем, что красота должна радовать. И не только взгляд. И всё же, такую роскошную мадаму хоть трахай, хоть в публичный дом продай - а всё равно будет смотреть на тебя этак свысока, не допуская и мысли о всяких глупостях вроде демократии.
   Валет. Вот уж пришлось попыхтеть, разыскивая тебя. Едва пыхтелка не стала сопелкой, право... если вдуматься, самая хлопотная должность. То капризная Дама вечерком втихомолку тащит в свой будуар - и вполне может статься, что утром возвращаться придётся прямиком на плаху. То суровый монарх пристаёт - мол, бери войско и отправляйся воевать супостатов. Да фаворитки последнюю шелкову рубашку норовят снять (в обоих смыслах), да солдаты жалованье требуют увеличить. Но, при должной изворотливости жить вполне можно. Хэнк задумчиво поскрёб ногтем безмятежное смазливое лицо под поднятым забралом. Глаза голубые да кожа белая... э, да вон и кудри с рыжинкой - словно то коварная Переборка облачилась в меха и доспехи, променяв свой потёртый хром-ванадиевый гаечный ключ на златой кубок с вином. И теперь ухмыляется, злыдня, с беззаботной мордашкой.
   Эх, девонька-девчоночка!.. Крутанула было тебя жизнь в своей мясорубке, а потом, покривившись, выплюнула - нате, нате, подавитесь! То ли побрезговала такой мелюзгой, то ли дала маленько отдохнуть перед куда более серьёзной передрягой - поди разбери тут.
   Ага-ага, вот она и гвардия подоспела. Очень кстати...
   Десятка. Бравый полковник с целым иконостасом звёзд да орденов на широкой груди. Самая та должность, если разобраться. Вроде король и помыкает, посылая в любую мало-мальски значимую передрягу. Иногда ветреная Дама втихомолку не прочь для разнообразия полакомиться после дворцовой сдобы чёрным хлебушком. И уж тут будь добр, ублажи фемину на совесть да со всем прилежанием. Валет, правда, не особо забижает - чует сердце, тот и сам изведал в своё время лямки солдатской. Зато в случае чего, можно свистнуть своих головорезов и взять на меч вычурный королевский дворец. Весело позвенеть реквизированным из казны золотишком, разорить винные погреба. Задрать все какие ни есть юбки радостно и для виду визжащих фрейлин и прочих утончённо-великосветских дам. Втихаря набить морду самому герцогу... а потом в качестве наказания отвоевать для королевства у соседушек баронство какое, да опять вернуться в столицу, ухарски подкручивая ус с высоты седла.
   Хэнк усмехнулся. Надо же, какая интересная ерунда в голову лезет, если всмотреться да вдуматься - что же скрывается за этими лощёными обличьями да шикарными одеждами. Отчего то замирает, то учащённо бъётся картонное сердце под ещё не пробитым копьём или плазменной вспышкой бархатом. Э-э, нет - в те времена лазер-ганы вроде ещё не изобрели.
   Девятка упрямо не находилась. Видать, снова гвардейский капитан где-то шастает с лазутчиками, высматривая в дождь и снег что-то у границ. А может, в невообразимых далях командует Пли! с мостика ракетного крейсера или парусного фрегата - хотя, возможно, и охмуряет где-нибудь на сеновале млеющую от счастья смазливую служаночку. С него станется...
   Парень вновь прошёлся по раскладу и с некоторой досадой всё-таки бросил карты. Если пасьянс не сходится, последнее дело прибегать к помощи джокера. Вон он, скраю, весело скалит зубы, а в умных глазах словно лукавые демоны пляшут. Вроде и в обносках - да парчовые лохмотья-то. А шутовской колпак с бубенцами хоть и засаленный, но шёлковый. Нет уж, с таким чёртушкой свяжешься, себе дороже выйдет.
   Хэнк пошуровал среди перевёрнутых кверху рубашкой карт - ну точно! Вот он, девятизвёздный капитан - и разумеется, в обнимку со смущённо зардевшейся двоечкой пик. А ничего девчонка, мордашка и фигура весьма, да и глаза отнюдь не пуговки глупышки. При настойчивости да некоторой удаче может и в Дамы выбиться. Прецеденты случались, знаете ли...
   - Жульничаешь? - карие глаза Принцессы напротив смеялись.
   Она тоже колдовала над картами - правда, над звёздными из каталога. А затем совершенно непоследовательно поинтересовалась - а какое же место Малыш отводит в своём пасьянсе ей, Принцессе?
   Вот уж - наверняка в своё время с Двоечки начинала. Умная, чёрт её побери... хотя нет, зачем лукавому такая головная боль, пусть уж живёт спокойно. Вмиг ведь вычислила, какие мысли одолевают чересчур задумавшегося над пасьянсом Малыша.
   - Таких стервозных особ ни один расклад не выдержит, - привередливо фыркнул он и вновь взглядом нашёл среди карт разительно схожего с Переборкой рыжеволосого Валета.
   Придётся всё же признать, что меньше всего девиц интересуют всякие постельные забавы, что бы там ни выдумывали сочиняющие розовое чтиво борзописицы или снимающие душераздирающее лавстори киношники. Ерунда всё. Любофф, моркофф, и неизбежно прольётся крофф. Угу, всё по фабуле и в строго одобренных цензурой количествах.
   Но жизнь куда хитрее умыслила. Да и умнее, стоит согласиться. Хэнк полуулёгся на столе кают-компании, опёршись подбородком на руки и лениво прислушиваясь к картам. Вон, даже пластикатовые листочки со штампованными рисунками при вдумчивом рассмотрении показывают за собой тако-ое... Ну вот, хотя бы вон та смазливая пятёрка бубён, содержательница крепкого трактира - что там шепчет? Ну да, нафиг ей не нужен в постели этот молодецкий трефовый усач, гвардейский то ли лейтенант, то ли мичман. Вернее, нужен - потому как по-иному подобраться к нему труднёхонько.
   А хочется-то девчоночке всего-навсего заполучить в своё распоряжение надёжные мужские плечи. За которыми можно вовремя укрыться от бурь житейских или вполне природных. На которые можно сесть и вволю покататься, свесив обтянутые розовыми чулочками изящные ножки да весело помахивая ими в воздухе. Чтоб был хозяин и защитник в доме да кормилец детям. Добытчик и опора, в общем. А иногда немного отработать на спинке раздвинув бёдра, то себе не в убыток. Даже, как говорят врачи, немного полезно для женского здоровья. Да и сильнее любить будет этот грубый неотёсанный самец.
   Может, даже шубку подарит новую - или не забудет, если вдруг в полковники выбьется. Но то уж вряд ли... не в смысле фортуны, а в смысле благодарности. У мужиков, знаете ли, достоинство длинное, зато память короткая. Наше дело не рожать, сунул-вынул и бежать! У-у, паразиты вы наши сладкие...
   Стоит признать, Принцесса вовсе не обиделась на слова Малыша. Лишь пнула в щиколотку мыском туфельки. А потом скинула её и беззастенчиво сунула ножку на колени шкиперу. Ну да, от возможности лишний раз погладить такое кто откажется - когда капитан вымыл их шампанским под хохот визжащей от щекочущихся и покалывающих пузырьков Принцессы, а потом с чувством облобызал, улыбающийся Хэнк даже на миг позавидовал.
   Правда, потом парочка не вылезала из капитанской каюты долгонько, пришлось даже отстоять вторую подряд неочередную вахту. Но Хэнк отнюдь не роптал, пусть их. Лишь старательно отвернулся, когда Переборка вдумчиво изучала в зеркале свои нижние конечности. Ещё немного, и тогда уже Принцесса будет ревновать к рыжей. Очень даже ничего девчонка уже сейчас выглядит...
   Кстати, вы любите ножки?
   О да - особенно телячьи!
   Шкипер ласково погладил доставшееся ему богатство, легонько помассажировал пяточки под сияние восторженных глаз прищурившейся от удовольствия Принцессы... ну да, всё верно. Продолжение ожидаемо.
   - Малыш, иди отдыхать. Завтра садимся на Поммерн - станешь за ходовой пульт. А я не прикоснусь ни к одной кнопке и молчать буду как рыба, даже если ты разгрохаешь тягач ко всем... - он всё же удержался, чтобы привычно не загнуть, и с лёгкой улыбкой закончил. - Звёздным чертям.
   Дальнейшее тоже оказалось весьма предсказуемо. Едва Хэнк откинул койку да принялся застилать её, как где-то внизу мгновенно утих визг плазменной фрезы насилуемого Переборкой станка. И только-только неторопливо действующий парень улёгся, как уже лязгнула дверь душевой, а по коридорной палубе сюда торопливо загрохотали вприпрыжку армейские ботинки. Судя по походке, девице сегодняшняя работа явно удалась... вон какая горячая и вся из себя довольная. Ещё мокрая - настолько торопилась, что лишь кое-как повертелась под горячим воздухом сушилки.
   Уй-й, злыдня, да разве можно так кусаться? Синяки же будут! Однако Хэнку пришлось подчиниться, когда цепкие пальчики бесцеремонно ухватили его за ухо и повернули лицо от переборки титановой к Переборке живой и тёплой.
   - Есть ли способ уговорить тебя остаться? - надо же, таки заговорила первой, змея подколодная... хотя нет, негоже оскорблять весьма полезных в природе змеюшек таким сравнением.
   Дыхание холодило кожу в опасной близости от чертовски притягательных, хоть и невидимых в полумраке девичьих уст. А ладошки и сводящие с ума округлости просто плавили, плавили истосковавшееся по ласке тело.
   Хэнк закусил губу и мысленно усмехнулся. Так вот как чувствуют себя девчоночки, когда их умело и нежно уламывают. Как же это приятно, чёрт подери... э-э, нет, рыжая, вот сюда не надо. А всё же, стоило признать, всё прекрасно чувствует и понимает - словно ласково заставляет заработать закапризничавший инжектор реакторного впрыска.
   Переборка вновь получила легонько по ладошкам. Беззлобно ответила тем же, а потом зачем-то отступила на отвоёванный плацдарм в виде плеча и принялась вдумчиво покусывать мочку уха, весело сопя и пофыркивая.
   - И всё же, я могу тебя дожать нахер, Малыш. У меня сегодня подходящий день - ты навсегда станешь моим... и даже будешь тому радоваться и любить меня уже в открытую. Только, этот вариант решения как-то уж слишком бабский - да и попахивает весьма мерзко.
   Всё соображает, негодница рыжая - Хэнк вместо ответа легонько взъерошил её волосы, поднёс их к лицу и вдохнул всей грудью. И это оказался единственный ответ, который он себе позволил.
   - Ты сам приучил меня - не смущаться содеянного, а уж тем более своих мыслей, - Переборка чуть слышно вздохнула, а язычок её легко и со вкусом скользнул по щеке парня. - Потому, извиняться считаю ниже своего достоинства - я самой себя не стесняюсь и не стыжусь.
   И в качестве завершающей точки она урвала с нетерпеливо раскрывшихся навстречу губ законный чмок, и с лёгким смехом победительницы принялась поудобнее устраиваться на плече.
   - Если ты сойдёшь на берег, я всё равно побегу за тобой, Малыш. Вот такая я, сучка непокорная... лучше оставайся. Ладно, давай баюшки...
  
   Как и было обещано, капитан молчал с непроницаемым лицом. Один лишь раз, уже после завершения орбитального маневрирования, связался с замотанными диспетчерами, у которых не заладилось быстро переправить в пакгауз оставленный прямо на терминале каким-то транзитным тягачом груз, да заявил тем - мол, экзаменует своего второго пилота, и согласен бесплатно оттарабанить две тысячи тонн на нужное место.
   Там так обрадовались нежданной подмоге, что едва не признались известному шкиперу в искренней и беззаветной любви. Пришлось Хэнку выполнить самостоятельно и стыковку к обшарпанному контейнеру, и выждать с холодком где-то уже не в сердце, а чёрт знает где, пока весело переругивающиеся Принцесса с Переборкой зашплинтуют сцепки.
   А потом отвести изрядно потяжелевший Слейпнир к жадно раскрывшемуся зеву пакгауза с той стороны планеты. Правда, на излёте чуть не раздавил будку здешнего дежурного - перепуганные чинуши и чаёвничающие докеры уже разбегались оттуда во все стороны, словно громко матерящиеся в радиодиапазоне тараканы. Но обошлось, и даже неплохо удалось затормозить в пределах объёма захвата манипуляторов. Потом едва девиц не забыл снаружи - вот стыдоба была бы! Но всё же, спохватился вовремя, надо тут отдать должное извечному стремлению Хэнка к порядку.
   Спуск лёгкого и маневренного тягача в атмосфере после таких треволнений показался просто лёгкой забавой. Корабль был в отличном состоянии, слушался легко и, казалось, даже охотно откликался на малейшие команды. А сел Хэнк в своей излюбленной манере - тормозную тягу включил в самый последний момент. И уже камнем падающий на плиты космопорта немаленького размера тягач вырубил двигатели точно в тот миг, когда опоры коснулись поля.
   Скорость ноль, расстояние до грунта... практически ноль.
   - Я чуть не обделалась с перепугу, - всё же глаза Переборки сияли восторгом.
   Ведь именно таким образом легендарный пилот Макс О'Брайен всегда сажал свой потрёпанный эсминец, чем довёл до инфаркта не одну дюжину диспетчеров и даже парочку адмиралов. Правда, Слейпнир на три тысячи тонн полегче... но ведь и Хэнк Сосновски ещё совсем зелёный парень?
   И под снисходительную улыбку Принцессы расчувствовавшаяся рыжая от облегчения полезла к своему Малышу целоваться. А шкипер некоторое время смотрел на это милое непотребство, грозящее вот-вот перерасти в интересную сцену прямо на возмущённо полыхающем огоньками ходовом пульте, а затем усмехнулся.
   - Что ж, Малыш... если тебе потребуется рекомендация для получения капитанского патента - я тебе её гарантирую.
  
   - Нет, ну вы точно мазохисты, - Принцесса бережно принесла из оранжереи цветущую веточку карликовой вишни и в качестве украшения поставила в вазе посреди стола. А затем шепнула Переборке в самое ухо. - У тебя ж глаза как у Маркиза, когда его забываешь покормить. Голодные...
   И всё же, рыжая лишь хмуро отмолчалась да укатила со шкипером утрясать формальности и вытрясать новости. Хэнк остался на хозяйстве, а Принцесса глянула на сеющийся за иллюминатором кают-компании мелкий осенний дождь и передёрнулась от отвращения. Правда, по перенятой у Малыша весьма похвальной привычке, бездельничать и не подумала - напялила белые перчатки да принялась чистить оружие.
   Хэнк прикинул, что если в ответе на запрос по поводу более чем странного поведения известного в учёных кругах профессора и его непонятной доци найдётся хоть намёк о связях с Сирианцами, то без пальбы тут уж точно не обойдётся. И в свою очередь, отложив в сторону "Этику рептилоидов", занялся бластером.
   Он чистил металл, оптику и металлокерамику, чудным образом воплотившие в себе непонятную тягу вполне разумных к убийству себе подобных. Хоть и странно да непонятно, а всё же, не нами выдумано. И коль скоро оружие в этой жизни играет такую немалую роль, будь добр умей им пользоваться и не чирикай. А то другие чирикнут раз-другой - а потом с фальшиво-скорбными минами с удовольствием споют по тебе, как выразился шкипер, отходняк.
   Куда проще военным! Вот тут свои, вон там враг. А где и когда помирать, то уж пусть начальство думает. Или бойцам невидимого фронта - Хэнк мимолётно покосился на Принцессу, ловко и как-то безразлично орудующую с деталями Вальтера. Их-то учат всяким-разным штучкам...
   - А вот скажи, сотрудникам всяких контор сердце, или там совесть, иметь по определению не положено?
   Принцесса отложила в сторону маслёнку. Призадумалась, вполне Переборкиным жестом мазнула пальцами нос, и вздохнула.
   - Знаешь, это всё же заблуждение. Очень часто бывает, что всё равно, какой ты выбор или решение примешь. Заданию или государству до одного места - и тут уже остаётся полагаться только на...
   Она не договорила, лишь неопределённо дёрнула плечиком. Но Хэнк и так всё понял. Потому молча кивнул. Щёлкнула пружина предохранителя сияющего чистотой бластера, и парень для разнообразия потянулся за дурой профессора. Хоть и старинное оно, это гаусс-ружьё, однако по собственным ощущениям стоит признать, что только чудо и уберегло одного молодого да не в меру резвого придурка от весьма скорого рандеву с ангелами. Или чертями - это уж смотря что перевесит, грехи или заслуги.
   Двигайся тогда Хэнк чуть медленнее или окажись покойный ныне герр Цвиг чуть расторопнее - и как раз Малышу пришлось бы остаться на той планетке смотреть куда-то застывшими глазами. Уж вот эта махонькая и с виду напрочь устаревшая пулька оставляет спереди вроде и безобидную дырочку - зато выходное отверстие, кулак пролезет... он вспомнил случайный взгляд тогда на своё изуродованное бедро и против воли поморщился. Ужоснах!
   - Да, возможно и напрасно сейчас так увлекаются энергетическим оружием, - по своей уже въевшейся в естество привычке заметившая и верно истолковавшая выражение лица Малыша Принцесса полюбовалась на изящный и соразмерный Вальтер в своей руке, а потом брезгливо отложила это орудие смерти в сторонку.
   - Можно подумать, яд в бокале или кинжал в спину пригляднее, - подначил её Хэнк.
   Некоторое время он смотрел, как Принцесса ловко и быстро забросала сияющее оружие в сейф и замкнула реквизированным у шкипера ключом. Точь-в-точь маменька на кухне в их доме - разве что немного моложе и эффектнее... Хэнк вздохнул, и вернулся от воспоминаний в кают-компанию.
   - Надеюсь, этот вздох всё же не по мне? - осторожно поинтересовалась Принцесса.
   Хэнк дёрнул щекой и пробормотал - мать вспомнил, когда она на кухне посуду убирала, или свои запасы в шкафу перетряхивала. Разумеется, в ответ сначала получил по затылку, а затем Принцесса со вполне материнской снисходительностью взъерошила шевелюру Малыша.
   - Увы, не мне достанется этот кусочек ласки, - на борт уже взобрались неунывающий шкипер с весело припрыгивающей и отряхивающейся Переборкой.
   Первый весь мокрый хоть выкручивай, а вторая в великоватом-до-пят реквизированном у капитана плаще и, как обычно, с нахальной мордашкой.
   Принцесса тут же принялась хлопотать над шкипером, увиваясь вокруг влюблённой белкой. И с печальной усмешкой поведала - если Малыш когда-нибудь решится отвести одну рыжую стерву к подножию алтаря или вступить с той в гражданский договор о ненападении, то она, Принцесса, согласна побыть названой матерью.
   - Вот ещё! - чтобы Переборка упустила случай задрать нос? Да ни в жисть...
   Правда, снисходительно позволила своему Малышу уделить и ей долю хлопот да внимания, а потом ещё и на руках отнести под горячий и сейчас чертовски желанный душ. На диво смирно вынесла головомойку (не в смысле наказания) и даже лёгкий массаж. Прислушалась к весёлой возне в соседнем отделении да поинтересовалась насчёт шампанского. И при этом этак с намёком вытянула в струнку ножку и счастливо прищурилась.
   Известие о том, что все корабельные запасы, не израсходованные во время некой процедуры, уже давно утянуты в капитанскую каюту да употреблены по прямому назначению, не заставило Переборку ворчать - так она разнежилась в тепле и под ласковыми прикосновениями ладоней. Привередливо фыркнула, когда Малыш для профилактики заставил её выпить полпинты горячего красного вина. А потом смирно как послушный ребёнок позволила завернуть себя в самое большое мохнатое полотенце, какое удалось найти в здешних лавках - и с умиротворённым сопением отнести на диван вишнёвого бархата.
   Новости оказались так себе - но отсутствие среди них плохих само по себе внушало уже некоторую надежду.
   Профессор Цвиг и его непутёвая доця вроде бы оказались теми, за кого себя выдавали. Известное в научных кругах светило хоть и не галактического уровня, но вполне рабочая лошадка, исправно двигающая человеческую науку. И подающая надежды магистр, недавно пережившая бурный роман с бравым командиром штурмовой роты. В связях с пиратами или динозавриками вроде не замечены. Большего им с лёту сообщить не смогли, но...
   - Заместитель адмирала заверил, что науськает своих. Получившие новое направление поисков тихари перевернут каждый камушек и полюбопытствуют каждым в лесу листочком, - распаренный и розовощёкий после тепла капитан со вкусом выцедил рюмку клюквенного ликёра.
   А вот о чём одна рыжая особа шепталась с неизвестным адмиралом и дядечкой с бейджиком Технологического Института, выяснить не удалось. Ухмыляющаяся Переборка зловредно молчала - лишь углядела, как Принцесса подсунула шкиперу помассажировать ноги, и тут же добыла из-под полотенца свои розовые пяточки.
   - Мырр! - без малейшего зазрения совести потребовала она, затарабанив ногами по коленям Малыша.
   И ведь знала, малявка рыжая, что вполне может нарваться на щекотание означенных частей тела. Но угадала верно. Потому блаженно щурилась и мурлыкала ничуть не хуже подобравшегося поближе Маркиза, всерьёз заинтересовавшегося этаким вовсе не научным феноменом.
   - То, чего вы не знаете, не может вам повредить, - так и осталось неизвестным, какая Поммернская муха её укусила - но Переборка снизошла даже до того, что позволила Малышу надеть на себя чистые беленькие носочки... до остального не допустила, правда.
   Сама покопошилась под полотенцем - и выбралась оттуда, как бабочка из кокона, уже одетая в повседневный, светло-серый флотский комбез. С треском затянула на осиной талии ремень на магнитных липучках, потом позволила напоить себя ещё чашечкой противогриппозного. И с блаженным вздохом рухнула обратно на диван - Хэнк еле успел выдернуть полотенце.
   - Всё, люди, я умерла, - сладко мурлыкнула она. - Но если у меня задумка выгорит - мытьём и вылизыванием одних ног вы у меня не отделаетесь.
   Осторожная дискуссия насчёт того, какие каверзы ещё может подсунуть этот несносный, по выражению сэра Б, l'enfant terrible, ни к чему такому не привела. На Малыша посмотрели эдак сочувственно, хоть и не без изрядного любопытства. Но оставили в покое - ужиком заползшая на его плечо (для разнообразия, на правое) Переборка уже тихо-мирно спала. Хотя, глядя на её умиротворённо-счастливую мордашку, слабо верилось в то, что никаких сюрпризов не будет - тут как раз именно тот самый омут, в котором, как говорят, чертей топят.
   Хэнк осторожно погладил ещё чуть влажные рыжие локоны, и левой рукой вывел на терминал следующую порцию данных. Солдат спит - а служба идёт. Солдат бодрствует, а служба тоже идёт. Коль по гиперсвязи передали от умотавшего куда-то адмирала совет подождать немного, отчего бы и нет?
   Новый фрахт капитан с одобрения экипажа решил не брать - денег пока что хоть кибер-лопатой греби, а перед предстоящей эскападой и тем более не стоит грузиться. Так что, леди и джентльмены, отдыхаем...
  
  
   Глава пятая. В погоне за призраком
  
   Недавно произошло... хм-м, да много чего произошло. Зато сегодня... о-о, это пресловутое сегодня. Ещё не завтра, но уже не вчера - и вообще, здесь вам не тут.
   Короче!
   В вынесенном в верхний и сейчас настежь открытый шлюзовой люк кресле блаженствовала на свежем ветерке Принцесса. Периодически она прикладывалась то к соломинке коктейля, то к пульту дистанционного управления. А иной раз разражалась со своей верхотуры смачной флотской руганью, честя в хвост и в гриву две барахтающиеся в грязи фигурки.
   Местный профсоюз строителей за пару сотен кредиток вывел к краю взлётного поля свою тяжёлую технику, хорошенько изрыл землю отвалами земли да ухабами - и таки соорудил нечто, весьма прилично напоминающее полосу препятствий. Чуток облагородили, щедро накидав туда же канав с водой и луж с жидкой грязью, по периметру расставили кое-какое оборудование да с поклонами удалились - прошлый визит воспитал в аборигенах должное почтение к экипажу Слейпнира.
   А уж тем более, к его женской половине.
   И вот теперь, две грязные женские фигурки в штурмовых комбезах мужественно преодолевали означенную полосу. Да не за просто так, за здорово живёшь - периодически несколько автоматов в разные стороны выбрасывали в воздух летающие тарелочки, в которые диверсантки обязаны были палить почём зря. Причём, боевыми. Да пара кибер-сервов щедро поливала над головами зелёными и красными очередями лазеров, зорко вычисляя позитронным мозгом - чтоб трассы с гудением распарывали воздух поближе и наводили должный пиетит, но в абсолютной безопасности. А то для разнообразия паскудства принималась бросаться гулко взрывающимися хлопушками.
   - Мать вашу, не целиться! - Принцесса перегнулась и погрозила вниз кулачком. - Сколько раз повторять - решение о выстреле принимает голова, об остальном должны заботиться инстинкты.
   Затем присмотрелась, одобрительно кивнула, когда угнездившаяся в воронке рыжая очередью навскидку сняла уже падающую тарелочку. Во всю мощь лёгких добавила, что таки воспитает из двух тощих доходяг достойных gun-women, и вернулась в своё кресло. И даже улыбнулась, когда другая изловчилась да подорвала брошенной гранатой стрелковую турель, заставив ту задымиться да упасть набок.
   Под прикрытием посадочной опоры шкипер и Малыш гоняли взмыленного Командора на имитаторе учебного боя - и тому приходилось вовсе несладко. Ибо Малыш играл за противную сторону, а шкипер щедро подбрасывал обоим разнообразные пакости и вводные в виде неизбежных в космосе случайностей.
   Ах ну да - экипаж Слейпнира недавно опять увеличился. Впрочем, всё по порядку...
   - К нам гости! - голос неугомонной компьютерной Переборки вырвал людей из блаженной послеобеденной полудрёмы.
   Хэнк высунулся в настежь открытый люк и неприкрыто потёр в изумлении глаза - с хмурого неба к замершему на лётном поле Слейпниру пикировал истребитель леггеров. Правда, с орбиты предупредили, что опасаться тут нечего, всё согласовано - однако крепко-накрепко вбитые инстинкты прямо срывали с места бежать в рубку да играть тревогу.
   Надо признать, что капитан проворчал нечто в подобном духе. Дескать, шуточки больно уж смелые у кого-то... вот как раз сейчас бы и садануть в недавних противников из носовой спарки. Прямо на посадочной глиссаде, больно уж угол и дистанция хороши...
   Но стоит отдать должное выдержке троих людей и одной леггерши (Принцесса махнула рукой да не стала ломать свою натуру) - истребитель беспрепятственно приблизился. И вот уже сдул пыль с плит космопорта впритирочку к величаво замершему на краю поля Слейпниру.
   Правда, тут оказалось, что ни малейших опознавательных знаков на нём ровным счётом не имелось. Даже примелькавшейся под гаргротом обязательной эмблемы королевских ВВС леггеров. Хэнк подивился таковому обстоятельству, но сотрясать и так ревущий воздух дурацкими вопросами не стал. Так или иначе, сейчас всё разъяснится.
   В самом деле, когда вой атмосферных турбин стих, а зловещие проблески посадочных огней перестали терзать глаза, крышка пилотской кабины с жужжанием поползла вверх. Изнутри выбрались двое фигуры откровенно леггерских пропорций, которых не смазывали даже плотно облегающие лётные костюмы. Он и она - тут уж и к попу ходить не надо. Вон, некто даже подал руку некте и помог ей спрыгнуть с плоскости стабилизатора. Правда, откидывать затемнённые забрала шлемов не спешили, лишь чуть приоткрыли их. Так они и шли взявшись за руки к любопытно высыпавшему на верхнюю часть трапа экипажу Слейпнира.
   Некоторое время двое стояли, разглядывая уже начавшую хмуриться четвёрку. А потом, в лучших традициях прошлых событий, у посадочной опоры раздался смутно знакомый голос.
   - Эй, на борту! Вам нужен бывалый офицер и хороший медик?
   Только сейчас забрала оказались откинуты, и глаза экипажа с изумлением признали вспотевшие и смеющиеся физиономии прибывших. Умереть-не-встать! Командор Мирр и его августейшая супруга, принцесса Иррхен, собственными длинноногими и остроухими персонами.
   Шкипер так удивился, что открыто ущипнул себя за бок. Подпрыгнул немного от неожиданности, а затем ошарашенно сел прямо на верхнюю площадку трапа. Принцесса сквозь зубы загнула что-то нелестное про тридцать три тысячи гоблинов и их нечистого папеньку, но быстро умолкла. Хэнк и сам неприкрыто почесал в затылке - ожидать подобного от чинных и чопорных леггеров он оказался никак не готов.
   Что ж, положение на этот раз спасла Переборка. С грохотом она ссыпалась по трапу, шустро подпёрла плечиком посадочную опору и неспешно, даже нахально обозрела стоящую перед ней парочку. Безо всяких комплексов смачно сплюнула строго посередине между двух пар высоких лётных ботинков.
   - Возможно, - процедила эта смазливая рыжая бестия со здоровенным шпалером в набедренной кобуре. - Шкипер в нетерпении уже изгрыз свою пенковую трубку. Ладно, почапали на коробку...
   И степенно, невесть где подсмотренной матросской походкой вразвалочку, развернулась и деловито затопала по трапу. Леггеры переглянулись, хохотнули да поспешили следом.
   - Нет, Переборкой тебя называть уже никак нельзя - вон вся какая фигуристая из себя. Придётся срочно переименовывать, - её высочество тут же деликатно врезала супругу в бочок за одно только проявленное уважение к мелькающей перед глазами туго обтянутой и весьма аппетитной попе девицы.
   - Это уж пусть у шкипера голова болит, - бросила через плечо ничуть не смутившаяся рыжая нахалка и загрохотала ботинками дальше.
   Стоит тут упомянуть, что её высочество Иррхен во время знакомства с любопытством присмотрелась к Принцессе и с непонятной улыбкой прощебетала - дескать, очень надеется, что никто на борту не станет попрекать ей происхождением.
   - Мне пришлось открыто поскандалить с дядюшкой... - по той причине, что так ненавязчиво она назвала самого могучего в галактике монарха, присутствующих вовсе не маленько передёрнуло. - Так что, не претендую, голубушка.
   Супруг её тоже признал, что затерроризировал генштаб и руководство флота леггеров, но таки вышел в отставку - а в качестве "подарка на память" получил боевой истребитель, только-только прошедший капремонт.
   - Не могли новейший подарить, - втихомолку съязвила Переборка, но зеленоглазый Мирр с восторгом взъерошил её прямо-таки неприлично рыжие волосы.
   - Он ещё на вооружение не поступил. Да и в ваш ангар для челнока не поместится.
   Тут уже пришёл черед изумиться да переглянуться шкиперу с Малышом. Правда, последний припомнил две торчащие по бокам секретной машины здоровенные импульсно-плазменные пушки и интенсивно закивал головой. Не поместятся, в самом деле - зато вот этот истребитель хоть и не суперсовременный, но зато проверенная в боях модель, выдержавшая несколько модификаций и пользующаяся у пилотов всех рас вполне заслуженным уважением.
   Её высочество поведала также, что закатала грандиозный скандал всей взявшейся было чинить препятствия королевской семье. Неслыханное дело - никто и никогда из них не покидал планеты-столицы! Но как ни странно, её величество августейшая королева поддержала молодую возмутительницу спокойствия и сумела загасить наметившееся было противостояние.
   - В общем, мы теперь вольные птицы, и теперь просим место в экипаже Слейпнира, - Мирр блеснул непривычно ярко-зелёными глазами и осторожно покосился на вдумчиво переваривающего новости капитана.
   Хэнк одобрительно кивнул, когда шкипер осторожно выразил надежду, что тихари расы леггеров тут ни при чём. Но её высочество тут рассмеялась и как-то непонятно переглянулась с супругом. А затем, весело поблёскивая глазами, поведала, что таковые намёки и даже интересные мыслишки от разных контор поступали.
   - Я попросила Мирра избавить меня от этих непристойных предложений... по-моему, там не обошлось без телесных повреждений - но всё же, отстали.
   - Вам придётся забыть многое из того, к чему вы привыкли - и научиться многому другому, - всё же шкипер протянул вперёд руку.
   Переборка первой положила свою ладошку в знак одобрения. Следом Малыш прижал сверху надёжной ладонью. Принцесса поворчала и позлобствовала втихомолку (но чтобы все слышали), что дескать, самозванок на борту не потерпит - и шлёпнула ручкой.
   Не страдающие отсутствием сообразительности леггеры догадались быстро, чего от них ждут, и в конце концов посреди кают-компании образовался шестислойный бутерброд из изящных и крепких рук.
   - Командор, загоняй колымагу в ангар, - распорядился улыбнувшийся капитан. - Док, принимай хозяйство по своей части и выбери каюты... кроме уже отмеченных на плане.
   А затем признался, что с таким пополнением уже будет чувствовать себя куда спокойнее - молодёжь вечно норовит учудить чего. Но учить будет на совесть...
   И вот теперь переименованная в Рыжую Переборка и Док трудолюбиво преодолевали под обстрелом полосу препятствий. Задача в общем-то и несложная - уложиться в норматив. Да попутно не дать себя угробить, в то же время кладя супостатов штабелями и пачками. Если первая отнеслась к испытаниям стоически - уж после случая с учёной парой даже она согласилась в необходимости некоторой крутизны, то уж бывшая принцесса хлебнула курса молодого бойца по полной программе.
   Мать-перемать! Принцесса слетела со своей верхотуры и принялась чехвостить кое-как поднявшуюся на ноги грязную парочку. Да, во время уложились - но вон ту огневую точку не уничтожили, а всего лишь подавили. Да и слишком по многим тарелочкам промахнулись. Короче, десять минут перекур, пока кибер-сервы восстановят всё порушенное - и в обратный путь.
   - А ты не ухмыляйся, Командор - следующая очередь твоя и шкипера.
   Мирр сокрушённо вздохнул - Малыш в тактическом бою просто-таки выбил из него пыль. Хотя, куда более уместно было добавить "и вытер о него ноги". На вопрос, отчего вот этого ухмыляющегося викинга не прогонят по полосе препятствий, Принцесса весьма здраво ответила:
   - Если Малыш разойдётся, полигон придётся строить по-новой, - а затем отвернулась к своим уже начавшим восстанавливать дыхание подопечным. Для порядку легонько обложила это сборище вертихвосток с тощими задницами, но без чрезмерности - всего-то в три этажа. И потом безжалостно погнала опять преодолевать полосу. - Как сходите в душ, потом ещё будет рукопашный бой - я вас таки научу родину любить! А ну, ползком по-пластунски, кошёлки!
  
   Нет, без смеха смотреть на это зрелище было попросту невозможно. Видок, когда шкипер и Командор сошлись в спарринге, оказался ещё тот. Если первый небрежно отмахивался словно здоровенный, зачем-то вставший на задние лапы медведь, то отнюдь не страдающий отсутствием гибкости и подвижности леггер скользил вокруг него как голодный тигр, вполне резонно не решающийся вцепиться мишке в загривок.
   Фемины от хохота едва не надрывали животики, а Хэнк от попытток сдержать смех уже был весь багровый. Правда, Принцесса пришла в себя первой - и приказала Рыжей не зубоскалить, а надрать задницу белобрысой медичке. Та по-мальчишечьи поддёрнула штаны и полезла в драку, всерьёз намереваясь ободрать уши одной вздумавшей шутки шутить белобрысой стерве.
   Видите ли, вдумчиво изучившая себя в зеркале Принцесса как-то на пике вдохновения пробормотала, что не прочь сделать себе форму ушек классическую для леггеров - чтоб уже ни одна зараза не смогла бы принять её за хомо. Стоит признать, что её друг сердешный принял эту идею с интересом - а Док фыркнула, что такую простенькую пластическую операцию провернёт за десять минут. Потом сутки-двое выждать, чтобы закончились процессы регенерации тканей, и voila!
   - Но глаза переделывать не рекомендую...
   И вот теперь Принцесса с щедро намазюканными быстрозаживляющим медицинским гелем ушками отвернулась от примеряющихся друг к другу кулаками мужчин и уделила должное внимание своим основным, так сказать, воспитанницам. И то сказать, тут зрелище оказалось куда более приятственное - это даже если не считать весьма изящных форм сошедшихся в поединке девиц. Обе вёрткие, резкие и инициативные. Разве что, рыжая всё время лезла в ближний бой - уж если она вцепится своею обладающей просто феноменальной силой пятернёй, тут уже пиши пропал.
   С другой стороны, белобрысая леггерша отличалась тактической грамотностью да вполне житейской мудростью. Кое-как ускользала. Так что, бой с обменом ударами шёл примерно на равных. Рыжая размазывала по мордахе кровь из разбитого носа, зато на скуле у блондинистой стремительно наливался великолепный синячище. Женщина людей уже щеголяла прорехой на разодранном боку, зато у леггерши была почти оторвана штанина.
   Мужчины уже закончили бой - перед этим надравший задницу Малышу шкипер здесь всё-таки пропустил быстрый и словно вкрадчивый удар, и нехотя признал себя побеждённым. И они, кое-как отдыхиваясь, принялись в свою очередь наблюдать за диковинным зрелищем.
   Однако снова, снова вмешалась ветреная Фортуна - заглянувший на хохот и одобрительные выкрики Маркиз не разобрался с ходу, что к чему. И с воинственным мявом безоговорочно принял сторону Рыжей. Его прыжок с распушённым хвостом был потом признан просто безукоризненным. И ощерившийся котейка впился когтями в плечо медички, уже выбивающей пыль из соперницы.
   Вовремя, вовремя. Та дрогнула от неожиданности, отвлеклась всего на миг - и пропустила великолепный удар пяткой подмышку. А потом, кое-как поднявшись на ноги и отодрав от себя завывающего и царапучего зверька, влепила такой прямой удар вознамерившейся добить её Рыжей, что та улетела в угол и ещё долго потом дулась и жаловалась своему Малышу...
   В общем, милитаризация шла полным ходом. Оказалось кстати, что Док неплохо управляется с дальнобойным оружием. Потому вполне резонно Принцесса посоветовала, что медицине негоже ломать супостатов в первых рядах. А вот охотиться на них издали, будучи готовой в любой момент подать помощь пострадавшему или пострадавшей, дело очень даже почтенное.
   И вот теперь зрелище белокурой бестии, отстреливающей тарелочки из гауссовки и одновременно ухитряющейся одной рукой условно перевязывать условно раненного Командора, весьма понравилось пристально наблюдающим шкиперу и Принцессе.
   - Наши, - снисходительно процедил капитан, и улыбка Принцессы послужила лучшим подтверждением его правоте.
   Она теперь щеголяла вполне симпатишными чуть заострёнными ушками, что поначалу несколько озадачило её друга - но опять-таки, примирение в капитанской каюте прошло весьма бурно и ко взаимному удовольствию...
   - Не дёргайся, - Хэнк пощёлкал тумблерами и для пущего душевного спокойствия включил стабилизатор.
   Истребитель застыл на высоте километров около двух. В пилотском кресле сидела Рыжая и весьма скептически посматривала на действия Малыша, обещавшего выучить её запросто лётать на диковинной птице леггеров всего-то в четверть часа.
   - Теперь представь, что ты разворачиваешь машину вон туда, - он указал на виднеющуюся вдали радарную башню космопорта, и девица послушно рванула рычаги.
   Разумеется, истребитель не шелохнулся. Почему? Сейчас, сейчас всё разъяснится.
   - Так, теперь на глазок задери нос на тридцать градусов, - и Рыжая ловко проделала соответствующие, по её мнению действия.
   Потом пошла морока с тангажом, ускорением и реверсивными тормозами, да прочей, по вдумчивому размышлению, ерундистикой. И лишь в самом конце сидящий во втором кресле Малыш что-то аккуратно набрал на крохотном пульте и вдвинул его в приборную панель.
   - Видишь ли, адаптивное управление штука очень интересная, - начал он.
   Дальше оказалось, что на лёгких летательных аппаратах леггеров не пилот приспосабливается к машине, а строго наоборот - чувствительность управления подгоняется под природные данные и наклонности управляющего ими новичка. Так называемая, интуитивно понятная раскладка. А мелкие отклонения устраняются разностной схемой.
   - В общем, делаешь то, что считаешь нужным и как считаешь нужным - бортовой миникомп уже знает твои управляющие воздействия и готов их правильно интерпретировать, - при этих словах Рыжая нетерпеливо кивнула.
   Хэнк уронил пару слов в коммуникатор, и небо вокруг расчертили тонкие разноцветные линии лазерной разметки - то установленные вокруг Слейпнира излучатели подали свой знак.
   И выключил стабилизацию.
   - Полетели.
   Ну, ладно - полетели... ого... да нет же - ого-го! Рыжая сначала взвизгнула от восторга. В самом деле, делай что хочешь, но в любой момент времени именно это и оказывалось как раз тем, что сейчас нужно. Ощущение выяснилось настолько своеобразным, что постепенно щёки у пилотессы неприлично раскраснелись.
   А истребитель носился, петлял меж линий разметки и вообще изображал из себя большого вёрткого нетопыря.
   - Слушай, это же такая прелесть! - Рыжая лихо крутанула восходящий иммельман, а потом благодарно чмокнула Малыша. - Теперь я понимаю, отчего леггеры всегда били наших на этих гробах старфайтерах... как я понимаю теперь, с прицеливанием-упреждениями примерно те же заморочки?
   И с воем турбин вошла во вполне боевой разворот.
   - Нет, это даже не чудо, это какое-то колдовство, - Рыжая мизинцем нехотя выравняла разгорячённый истребитель и вздохнула. - Полетели домой, Малыш - меня так проняло, что ещё чуть, и я за себя не отвечаю.
   В самом деле, глаза девицы подозрительно ласково блестели, а грудь вздымалась чересчур уж бурно. Хэнк глянул через плечо назад - меж турбинных отсеков виднелось как раз подходящее и весьма уютное пространство. Но в конце-то концов, то вотчина каждый день летающей четы леггеров, и негоже оскорблять её своими пусть даже возвышенными чувствами.
   Он перехватил управление, инициализировал хранящиеся в памяти бортового компьютера свои настройки. И только тут Рыжая поняла, насколько дилетантскими были её первые шаги. Казалось, истребитель вознамерился нарушить все какие ни есть законы аэродинамики и инерции.
   - Нет, ну этого не может быть, потому что не может быть никогда! - она вцепилась в подлокотники, когда её Малыш заставил машину сделать что-то совсем уж запредельное. Ещё и хвостом вперёд! Уписаться от восторга можно...
   - Я посоветую дядюшке сформировать несколько эскадрилий с экипажами из людей, - Док лежала на краю полосы препятствий, смотрела в небо с порхающим там истребителем и безуспешно пыталась унять так и рвущееся из груди дыхание. - Все они какие-то бешеные...
   - И мы стали уже почти такими же, - Командор валялся где-то рядом и чувствовал себя ненамного лучше.
   А всё же, они таки одолели эту полосу препятствий, а не она их. И позади осталась лишь изрытая дымящаяся земля да хаос, в котором сгинули огрызавшиеся огнём кибер-супостаты.
   - Значит, разум пусть прокладывает путь, а всё остальное доверить инстинктам? - бывшая принцесса уже изрядно подрастеряла свою наносную чопорность и теперь выглядела бравой диверсанткой из бригады звёздной пехоты. Она рывком перевернулась на живот. Чуть проползла словно под плотно прижимающим их к земле обстрелом, и бесцеремонно нашла губы своего супруга.
   М-м, только не здесь! - оказалось, что армейские бронежилеты вот-вот полетят прочь. А после того побоища, что эта парочка устроила на полигоне, словно сам демон искушения подталкивал к некоему весьма желанному и сейчас уже вовсе не кажущемуся столь уж предосудительным действу.
   - Тигра ты моя белобрысая, - Командор улыбнулся и бесцеремонно погладил победно усевшуюся на него боевую подругу пониже спины.
   - Сам змей траншейный, - классически огрызнулась Док и, подумав, осторожно добавила. - Чёрт побери!
   Как оказалось, хмурое небо не рухнуло на землю. И даже не посыпались на дурные головы молнии, дабы испепелить гневом осмелившихся ругнуться леггеров. Лишь одинокий серебристый истребитель заложил головоломный вираж и стал ловко снижаться...
  
   - Не, это не космический тягач, а какой-то летающий бордель! - Рыжая втихомолку злобствовала.
   Шкипер опять заперся со своей пассией в каюте, её бесцеремонно попросили из машинного отделения двое радостно и нетерпеливо приплясывающих леггеров, а Малышу она сама демонстративно и со вкусом показала кукиш. Хотя больше всего хотелось как раз наоборот, скинуть комбез - обнять его и... ой! И ой, и ай, и уй - много-много раз...
   Дело было в том, что сделанная на пробу первая модель микрореактора, установленная за ближним холмом (в самом-то деле, не внутри же корабля испытывать) и выведенная на режим, взорвалась с нехилым грохотом - хорошо хоть, что алмазный сердечник уцелел. Малыш чуть не карачках излазил остатки холма, но таки нашёл его.
   А стало быть, придётся пересчитать энергетический баланс да сделать новую модель... и Рыжая поплелась в мастерскую, глушить тоску работой. Однако, проходя мимо кают-компании, она почувствовала, как ноги буквально приросли к палубе. Неугомонный Маркиз, хоть к ночи отвоевавший большое помещение в своё безраздельное владение, резвился и бесился в своё удовольствие. Однако, не от этого изнывающая с тоски девица застыла на месте. Котёнок как раз сейчас вертелся волчком, изо всех сил стараясь вцепиться лапками-зубками в собственный хвост - и понятное дело, это ему по вполне очевидной причине не удавалось. И Рыжая отправилась дальше, умиротворённо улыбаясь и чуть ли не облизываясь - раз какая-то смутная мыслишка или догадка при виде этого зрелища мелькнула где-то в голове, то поздно или рано она всё же вылезет на поверхность!
   Сидящий под прикрытием лохматой пальмы Хэнк проводил девицу взглядом. Да уж, куда там прежней Переборке до этой чертовски эффектной Рыжей! И куда как проще всего было бы наконец вложить истосковавшийся ключик в жаждущий того замочек... и в самом деле, всё стало бы легко и просто. Но лучше ли? А чёрт его разберёт! Не зря шкипер ворчал на эти дела сердешные - хотя и сам недолго околачивался вокруг своей Принцессы.
   Он погладил неприлично волосатую пальму и усмехнулся - экипажу Слейпнира на днях придарил её глава местных фараонов. Оказывается, после прошлого раза ювелиры скинулись и весьма убедительно дали ему на лапу - лишь бы он натянул поводки да попридержал налоговых инспекторов с их проверками да ревизиями... э-э, чёрт - да кому это там не спится в такую ночь?
   Оказалось, не спится сигналу вызова гипер-связи, полученному через местный ретранслятор. Хэнк злорадно ухмыльнулся и вдавил пару сенсоров. Он почти видел, как в машинном отделении замелькал особый фонарь, наверняка обломав длинноногим их романтическое времяпровождение. Да и у шкипера зашёлся тревожный зуммер... а сам парень щёлкнул в ладони купленным у здешних торговцев антиквариатом старинным и сразу вызывающе зацокотавшим механическим хронометром.
   - Двадцать семь секунд, - кивнул он с важным видом, когда в рубку нестройной гурьбой, едва не выломав комингс люка, ввалилась сразу вся разношерстная толпа.
   Понятное дело, шкипер беззлобно послал его по известному адресу, одновременно турнув из капитанского кресла - а Рыжая злокозненно погрозила зачем-то прихваченным с собой лазерным микрометром.
   Это оказался один из заместителей адмирала Бенбоу. Так мол, и так - по учёной парочке вскрылись такие вкусные подробности, что попискивающие от восторга тихари зарылись в поиски по самые уши. Но до окончательных результатов пока далеко. Второе - эксперты не подтвердили прикидочный маршрут ухода крейсера леггеров с места атаки им прежнего Слейпнира. Но запрещать ничего его превосходительство не стал, даже передвинул поближе в тот район намеченные как раз на... э-э, ближайшее время маневры Второго Флота.
   И последнее - идея одной рыжеволосой леди не только принята и одобрена, но уже и приступили к испытаниям. Всем горячий привет от его превосходительства. Конец связи. Отбой.
   Некоторое время присутствующие только хлопали глазами, пытаясь осмыслить этот как из пулемёта вываленный ворох новостей.
   - Ключ на старт! - первым опомнился шкипер. - Подумать можно и на ходу.
   С этим не стал спорить никто. Рыжая вприпрыжку ускакала к резервному пульту, расположенному поближе к её излюбленным машинам, Док валяться на диване в кают-компании и пытаться понять журналы мод хомо - жертвы в ближайшее время не предвиделись. А четверо оставшихся без понуканий заняли место в креслах.
   И едва от заспанных диспетчеров прилетел сигнал добро, как уже прогревший дюзы и едва не расплавивший плиты взлётно-посадочного поля Слейпнир рванул вверх с резвостью, повергнувшей бы в завистливое изумление очень и очень многие корабли - это если не считать того сообщённого Командором факта, что леггеры сейчас испытывают переделанный таким же манером старенький крейсер, который совсем уж собрались было списать в металлолом.
   Принцесса уже вовсю освоилась с внедрённым пока только на Новиках виртуальным управлением. Улавливающая биотоки схема позволяла не тарабанить по клавишам, а делать всё то же куда быстрее, буквально с быстротой взгляда. Потому и понятно, что с таким навигатором корабль под управлением шкипера и Малыша унёсся прочь от Поммерна с шустростью, недоступной даже пресловутым эскадрильям быстрого реагирования. Тем более, что Командор поглядывал по сторонам и выдавал поправки да пеленги на возможные помехи по курсу, позволяя обоим пилотам не отвлекаться от основной задачи.
   - Что, уже всё? Правду говорят про вас, хомо - вы медленно запрягаете, зато потом быстро мчитесь, - когда за бортом взвилась серая муть гиперпространства, в ходовую рубку заглянула Док с подносом, на котором хорошо поработавший экипаж углядел и кофе, и предпочитаемый остроухими чай.
   А следом Переборка... тьфу, Рыжая тащила булочки, масло да прочие вкусности для лёгкой перекуски под обстоятельную беседу. Она ещё проворчала, что если шастать с такой скоростью по галактике, народ просто завидки возьмут.
   - Колись, Рыжая - что там удумала, - Принцесса отобрала у шкипера медовый пряник и с наслаждением впилась в него зубками.
   - Нет уж, сначала по основным вопросам, - резонно заявила та, уже угнездившись в кресле поверх Хэнка и нахально отхлебнув из его кружки. И как ты меня терпишь, Малыш?
   Вообще-то, Командор посмотрел выкладки вариантов и сообщил - леггеры так никогда не поступили бы. Но поскольку никто и мысли не допускал, что с крейсера стреляли, да и вообще на тот момент им владели остроухие, то замечание его в тот момент приняли за просто брюзжание и погнали на повторный заход отжиматься.
   - Думаю, адмирал Бенбоу опять что-то замыслил, - Хэнк первым высказал свою точку зрения.
   - Несомненно, - раздались сразу несколько голосов. - Только, вот что?
   Шкипер оторвался от своей кружки и заметил - старого Лиса не могли раскусить даже лучшие умники леггеров, на что Командор неохотно кивнул. Кстати, супруга с одобрения остальных членов экипажа перекрасила его причёску в эдакий светло-изумрудный цвет, и теперь сходство с найденными в старых фильмах изображениями эльфов стало просто разительным.
   - Но из лука стрелять не стану, это вообще какая-то дикость, - он хоть как-то сумел оставить за собой последнее слово.
   А сейчас, прикинув так и этак, экипаж помаленьку склонялся к мнению, что им предназначенна роль наживки - а спрятавшемуся где-то в гиперпространстве Второму Флоту роль сидящего в засаде охотника. Что-то при известии о предоставленной полной свободе действий иные мысли в головы не приходили.
   - Возможно, конечно, - шкипер покрутил на пальце ключ гиперпривода. - А может, он просто поверил, что мы и тут себя проявим и учудим что-то этакое?
   Разумеется, прения вспыхнули по-новой. Они то стихали, то разгорались с новой силой, когда обсуждавшими подбрасывались новые версии. Но в конце концов, шкипер оставил на вахту Командора, а остальных безжалостно погнал спать.
   Угу... кому спать, а кому и думу думать. Стоящая посреди мастерской Переборка задумчиво взяла маркер и набросала эскиз. Что ж, если по методе Маркиза... вот утекающие из микро-реактора потери. Перехватить вот этим блоком и завернуть обратно в контур. Да, чуть увеличится мощность и опять же потери - но опять перехватить и завернуть... прикидочный расчёт показал такой вкусный итоговый КПД, что насупленная девица против воли улыбнулась.
   Но опять же, опять выходит двухконтурная система управления, достойная мощного корабельного реактора! Переборка покосилась на чёрный кубик позитронного микрокомпьютера. Да уж, трёхмерную систему диф-уравнений решать это вам не гайки откручивать... И девица всерьёз призадумалась, как бы половчее, серой шкуркой броситься в ножки и подлизаться к Принцессе да упросить ту рассчитать всю эту херомантию. Если стервозная красотка снизойдёт, может получиться очень даже интересно.
   Уже готовая передняя часть тускло блистала в сторонке сшестерённым пакетом излучателей, готовая принять в себя и выплюнуть лазерными пучками мощь навешенного за плечами стрелка микро-реактора. Тэ-экс... двести вольт на пятьсот ампер - сто киловатт непрерывной мощности. Переборка поделила на шесть, затем на коэффициент скважности импульсов, и уважительно присвистнула. Не-ет, надо понижать мощность, а то на излёте и спутники за горизонтом посшибает нахер.
   Итак, поехали - схема "Переборка энд Маркиз"... А всё же, интересно, сколько за неё на этот раз отвалят оружейные концерны? Или решиться сыграть по-крупной самой?
  
   Мириады веков в этом месте ничего не происходило. Светили из бездонной черноты неба одни и те же звёзды. Строго в нужное время перечёркивало его неспешным полётом полыхающее светило, медленно, еле заметно меняющее свой спектр с ярко-белого до нынешнего жёлтого с отчётливо прорезающимся уже красноватым оттенком.
   Разрушились и осыпались щебнем едва не достающие до звёзд пики, обратились в тупые иззубренные горы. С досады планета даже обзавелась тонкой шубкой атмосферы. Словно плесень неумолимого увядания, появилась кое-какая зелень, старательно избегая кровоточащих язв могучих вулканов. Даже микроскопические букашки копошились в заливающих низины водоёмах... но дальше дело не пошло.
   И вот недавно, с неба спустилась полыхающая неистовым светом звезда. Осветила надменным светом горную долину, распугала грохотом мелкую живность и до скального основания выжгла тощий грунт. А когда свет её нехотя иссяк, так она и осталась нелепым наростом чужеродного металла, едва не достающего тупым рылом до макушек неодобрительно обступивших это место гор...
   - Всё-таки мы сделали это! - Рыжая зачарованно смотрела на экран дальнего обзора.
   Да, стоило признать - когда все точки оказались проверены и холодок разочарования уже обернул сердца экипажа, шкипер решил посетить отмеченную в каталогах условно пригодной планету находящейся на отшибе тусклой и словно какой-то пыльной звёздной системы. Отдохнуть немного да пошарить по неизменной привычке вокруг - а вдруг вдали от проложенных трасс да найдётся чего интересного?
   И вот... нашлось. С еле заметным вертикальным наклоном в долине меж гор стояло скопище металла, тотчас замеченное недрёмаными датчиками бывшего корвета, а потом и опознанное как крейсер класса Терминэ.
   - Сигналов искусственного происхождения не зарегистрировано, - удивительно, однако в голосе компьютерной Переборки отчётливо проступало сомнение.
   Шкипер с Малышом тщательно просканировали все мыслимые и немыслимые диапазоны. Вяло попререкались с Командором по поводу одного подозрительного побулькивания - но то оказался дважды отражённый сигнал их собственной системы. Да, стоило признать, что крейсер был скорее всего брошен или же оставлен до лучших времён - даже неистовый ядерный огонь в его чреве оказался пригашен до полного останова.
   Чёрт его знает - могла быть и ловушка. Даже наверняка обязана была быть. По крайней мере, Принцесса по-любому оставила бы на борту крейсера пару-тройку сюрпризов весьма неприятного свойства. Чтобы если не уничтожить любопытных, то надолго отшибить всякую охоту любопытствовать. По молчаливому соглашению, вариант оставить всё как есть и просто доложить где надо о находке даже не рассматривали. Чтобы мы да отказались влезть в передрягу? Скорее она, Принцесса, в монахини подастся.
   Командор мрачно взглянул на неё, кивнул и вновь уставился на экраны и датчики. А потом вызвал на дисплей эскизный чертёж крейсера и после недолгого раздумывания ткнул пальцем в одно неприметное место.
   - Если здесь прорезать дыру, можно попасть вот сюда, на нижнюю палубу, где сходятся радиальные коридоры во все стороны.
   Что ж, не ломиться в двери и окна, где скорее всего полным-полно всяких ловушек, а коварно забраться через подкоп? Изящный ход, стоит признать... и Командора одобрительно похлопали по плечу.
   Хэнк в качестве весьма убедительного довода выложил посреди стола свой внушительный кулак. Чем бы ни обернулась вылазка на печально дремлющий крейсер, однако на борту Слейпнира должен остаться минимум, способный увести тягач обратно в населённые миры и поднять там несусветный хай. И взгляды экипажа постепенно сошлись эдак сочувствующе на шкипере со скорчившей уморительную мордашку Принцессой.
   Капитан со вздохом кивнул.
   - Первая группа - Малыш и Док. То есть, боевик и медицина - если на крейсере окажется кто-то, способный оказать сопротивление или же нуждающийся в помощи.
   Рыжая хотела привычно что-то возразить, но шкипер одним лишь жестом ещё большего кулака показал, что демократию и прочие замашки не потерпит - он намерен во всей полноте воспользоваться нынче своей властью.
   - Прикрытие - Рыжая с инструментами и Командор. Если первая группа даст добро, заходят следом и осматривают крейсер, - отчего-то сейчас весьма тяжёлый взгляд капитана обозначил названную пару. - Меня интересует отчёт о состоянии корабля и вся возможная информация о его прошлых... деяниях.
   Иной раз полезно убедиться в здравости кое-каких принципов, хотя и не так-то приятно прочувствовать это на своей шкуре. И сосредоточенно собирающийся Хэнк ничуть не удивился, когда Рыжая подошла сзади и обняла его, словно не желая никуда опускать. Прижалась, всем лицом вдохнув этот незабываемый и сводящий с ума запах... а потом с каменным лицом помогла залезть в скафандр.
   - Если тебя там угрохают, ко мне потом даже не приходи, - весьма убедительно заявила она и отошла, напоследок коварно цапнув зубками за ухо.
   В свою очередь посоветовав снисходительно, чтобы одна смазливая девица уберегла там свою замечательную попку, Хэнк с мимолётной улыбкой покосился на увивающуюся вокруг Рыжую. А руки привычно навешивали на фиксаторы скафандра оружие, кое-какие инструменты и неудобный до остервенения плазменный резак с примотанным изолентой запасным баллоном.
   Хотя атмосфера и имелась, и даже неплохая - но живительного кислорода в ней было удручающе мало. Потому пришлось навесить на спину тяжеленный дьюар с иссиня-голубой жидкостью. Лучше перебдеть, чем недобдеть, знаете ли... да и не повесишь же на леггершу? Пока Хэнк Сосновски жив, подруги не будут таскать тяжести!
   - Малыш и Док - кораблю. Вышли на грунт, расчётное время пребывания за бортом до пяти часов, - он привычно в ответ послал всех по известному адресу, и в нарушение всяческих правил передал чмок лихорадочно натягивающей у бьефа скафандр Рыжей.
   Слейпнир сел за соседней к крейсеру горушкой во избежание всякого-разного. Так что путь оказался хоть и недальним, но всё же он предстоял. Белобрысая под забралом шлема леггерша молча вышагивала рядом, вся из себя внушительная с ярко флуоресцирующим горбом аптечки за плечами и профессорским ружьём в лапках.
   - Сзади, Док. Прикрывай по сторонам и не вздумай высовываться из-за моих плеч.
   Хотя изящной бывшей принцессе пришлось бы здорово попыхтеть и попрыгать, чтобы высунуться из-за внушительных плеч парня, она молча показала ему розовый язычок и послушно спряталась за спину. А Хэнк взобрался на каменистую осыпь и осторожно выглянул. Боже, какой же он здоровенный! А всего-то-навсего крейсер... хотя, линкоры на поверхность планет и не сажают. Те обречены всегда летать в космосе - пока не погибнут со славой или же бесславно окажутся разрезанными на лом.
   - Малыш - кораблю. Трап главного шлюза опущен, но люки закрыты. Следов на грунте вокруг крейсера не замечено, - он хотел было почесать в задумчивости нос, однако лишь стукнул пальцами по прозрачной броне забрала.
   С борта передали, что принято - и вторая группа выдвигается следом.
   Очень не хотелось вылезать из-за ставшего таким уютным и надёжным укрытия. Тело так и просило остаться, остаться тут - вон, даже ослабло немного и начало предательски подрагивать. Так и представляло, как спрятанная где-нибудь в расщелине кибер-турель сейчас шарахнет во всю дурь своим спаренным рэйл-ганом... и полетят от Хэнка Сосновски в разные стороны дымящиеся ручки-ножки.
   Всё же, обошлось. Да и сканер не показывал ничего подозрительного. Хэнк медленно выпрямился на гребне во весь рост, в любой миг готовый сигануть обратно.
   - За мной, Док. И не высовывайся, а то Командор мне шею намылит.
   И, осторожно выбирая путь, стал спускаться по щебню на ту сторону. Вблизи крейсер оказался вообще кошмарным порождением из дурного сна. Парящий в пустоте он как-то пригляднее смотрелся, что ли...
   Ну вот не хотелось ему делать следующий шаг. Хоть застрелись, Хэнк не мог заставить себя двинуться вперёд, поперёк невидимой, но вполне осязаемой взбунтовавшимся подсознанием черты.
   - Малыш - кораблю. Интуиция прямо вопит что-то, однако не разберу. Не ходи сюда, и все дела.
   Док сопела позади, но голос не подавала. Шкипер с корабля бросил Жди! - и принялся что-то шуровать с получаемым от плечевого рекордера Малыша изображением. И через несколько томительных секунд отозвалась Принцесса.
   - Не двигайся пока... смотри вправо.
   Спроецированный на внутреннюю поверхность шлема лазерный лучик вильнул, сформировался в квадратик, пополз в сторону - и совсем справа Хэнк заметил обозначенное им чёрное пятнышко. Спрятанный за выступом скалы, кибер уже почти готов был сбоку-сзади залить двоих наглых нарушителей безжалостным огнём. Хитро поставили, стервецы - заметить кибер-стрелка можно было лишь почти только из сектора обстрела... со вполне, впрочем, предсказуемыми последствиями.
   - Док, сними его...
   Транслируемое с рекордера изображение несколько раз моргнуло, увеличиваясь, а потом светящаяся стрелка-указатель голосом Командора ткнула в шишкообразный нарост примерно посередине чуть выступающего из-за скалы грибообразного корпуса - дескать, бортовой мини-комп, самое уязвимое место.
   Док не мешкая стала на одно колено, вскинула длинный ствол гауссовки. Еле слышный, даже какой-то несолидный щелчок, женщина чуть вздрогнула. Однако, семиграммовая металлокерамическая пулька на скорости почти километр в секунду, попав в лоб даже слону, заставляет того проявить должное уважение и шлёпнуться на его слонячью задницу... кибер подпрыгнул, теряя какие-то ошметья, вывалился из укрытия. Ну, тут уже Хэнк добил его очередью из бластера - так что по откосу покатились вниз лишь дымящиеся обломки.
   - Нет, Малыш, скажи - чем это ты чуешь подобные сюрпризы? - вверху, на гребне откоса, с которого спустилась первая группа, уже маячила нагруженная инструментами Рыжая и рослый Командор.
   Хэнк ухмыльнулся и прислушался ко внутренним ощущениям. Поворчав для порядку, интуиция нехотя притихла и лишь из вредности что-то попискивала. Ладно, пошли далее...
   Под нависающей сверху громадой крейсера оказалось полутемно - и Хэнк ничуть не удивился бы, если б ещё оказалось и сыро вдобавок. Обогнув просто-таки исполинских размеров горб двигателя, он сторожко добрался наконец до потемневшего слоя брони.
   - Здесь? - он присветил лазерным дальномером. Командор буркнул, что лучше на пару футов правее, а то трубопроводы зацепит - и Хэнк отцепил с пояса резак.
   Да уж, броня у крейсера леггеров оказалась что надо. И толщиной, и качеством. Уже показал дно и запасной баллон плазмы, светилась белым светом фокусирующая форсунка - и только сейчас Хэнк закончил прорезать намеченного размера неровный квадрат. Зашипел жидким азотом из маленького распылителя, охлаждая рдеющие багровым края разреза. И после нескольких манипуляций ломиком солидный кусок металла вывалился под ноги.
   Грунт ощутимо дрогнул, но больше никаких эффектов не наблюдалось. Похоже, такой изощрённый путь таки привёл к успеху... Хэнк чуть присел, сцепил руки в замок и забросил в лаз напарницу. Миг-другой прислушивался - не раздастся ли оттуда треск выстрелов?
   Но Док прерывающимся от волнения голосом сообщила:
   - Чисто, и даже воздух нормального состава.
   И он не мешкая полез следом.
   - Малыш и Док - кораблю. Забрались на борт, начинаем поиск, - он помахал рукой не мешкая объявившейся внизу парочке, которая недоверчиво ощетинилась во все стороны стволами и прикрывала группу-один хотя бы с этой стороны.
   Что ж, тылы обеспечены, и в случае чего можно отступить на заранее подготовленные позиции... Хэнк осторожно выглянул в тускло освещённую камеру, куда и в самом деле сходилось несколько проходов. Уснувший было на перекрёстке бортовой ремробот, которого какая-то паскуда вместо пылесоса или гайковёрта снабдила лазер-ганом, встрепенулся. Однако времени развернуться у него не хватило.
   Ну не был он ввиду своего основного рода деятельности предназначен для таких лихих маневров - и выскочивший из-за угла Хэнк без особого труда поставил на нём две жирные кляксы.
   - Пригнись, - мурлыкнула Док чуть ли не материнским тоном.
   Над головами пролетел целый веер зелёных трасс. Однако, навстречу им деловито защёлкала гауссовка - и в конце уводящего к реакторному отсеку полутёмного коридора что-то с яркими искрами взорвалось. Да уж, с таким прикрытием работать можно - и Хэнк одобрительно похлопал смущённо улыбнувшуюся Док по плечу.
   - Рыжая, слышишь меня? Пусть Командор и Принцесса попробуют подобрать на компе Слейпнира код свой-чужой, а то от кибер-сторожей с плазмаганами тут не продыхнуть.
   Затаившаяся у дыры парочка кое-как слышала дерзко ворвавшуюся внутрь крейсера группу - и в свою очередь, могла связываться со Слейпниром, служа эдаким ретранслятором. Пробиваться глубже смысла пока что не было - киберы повалили сюда словно деловито жужжащие мухи на мёд.
   Хэнк чуть не разрывался сразу на три части, поливая огнём и прикрывая соответственно три коротких коридора, а за его спиной Док хладнокровно показывала чудеса снайперской стрельбы вдоль длинной галереи по летающим... не совсем тарелочкам. Но в конце концов, одна из еле слышно гудящих зелёных трасс таки чиркнула парня по рукаву. А-а, чёрт, жжётся-то как!
   Но уже заверещали что-то рации обоих скафандров, посылая во внутренности корабля кодированные сигналы. Напирающая со всех сторон толпа киберов всех мастей и калибров разом потеряла к огрызающейся с перерёстка парочке всякий интерес - а потом и вовсе посыпалась с грохотом по ступеням трапов.
   - Командор, ко мне - Хэнка немного зацепило! - несколько секунд спустя со стороны проделанной дыры мелькнула тень - и леггер вполне эльфийского обличья сразу с двумя Вальтерами в руках уже был рядом.
   Он не мешкая взял под присмотр коридоры, а медицина, соответственно, взялась за своё дело.
   - Вообще-то, луч всего-то скользнул вдоль бицепса, испарил кусок шкуры и вскипевшей кровью закрыл прореху, - Док, немного смущённая и одновременно довольная тем, что нашлась работа и по её части, быстро осмотрела рану. - Нет, целиком стерильно, до возвращения потерпит.
   Затем она покопошилась с аптечкой скафандра привалившегося к переборке Хэнка, и тут же в бедро того кольнули две пчёлки.
   - Обезболивающее и противошоковое, - кивнула Док и заклеила прореху в скафандре Малыша крест-накрест ярко-алой липучкой. А затем с лёгкой улыбкой добавила. - Успокойся, Рыжая - там не зацепило.
   В ответном ворчании без труда оказалось возможным разобрать, что если бы одному Малышу там отстрелило всё нахер, то целая куча проблем разом исчезла бы. Бластеры в руках Командора ощутимо подрагивали - он беззвучно посмеивался.
   - Я тебя тоже очень люблю, - пробормотал Хэнк и кое-как попытался встать на ослабшие ноги.
   К его удивлению, это ему удалось. А Рыжая, к ещё большему удивлению, промолчала. Воистину, мир положительно сходит с ума...
   Док возилась с анализатором, сосредоточенно сведя брови под белобрысой чёлкой а-ля Принцесса. Вот она поморщилась, скептически качнула головой. В принципе, если не считать дыма от подбитых киберов, воздух внутри крейсера полностью пригоден - и она осторожно, на пробу приподняла забрало шлема.
   Хэнк спустя некоторое время последовал её примеру. Да уж, чада и копоти они добавили в воздух преизрядно. Однако, пробивался сквозь гарь ещё один запашок - причём настолько мерзкий, что парню он сразу не понравился.
   - Да, где-то разлагаются трупы, - кисло признала Док и скормила своей гауссовке новую обойму, словно собиралась ещё добавить смертей в этот хаос.
   В это время прискакала Рыжая. Она присобачила у дыры ретранслятор, так что с кораблём связь обеспечена. А шкипер с Принцессой весьма мудро пока что помалкивали, доколе их не просили - не хрен лезть под руку. Да и ситуация отнюдь не критическая, чтобы вмешиваться и спускать сверху всякие дурацкие приказы.
   - У меня в голове ещё немного шумит, - признал Хэнк. - Я постерегу пока здесь путь к отступлению - а вы попытайтесь найти бортовой журнал и записи бортсистем.
   Шкипер дал добро на изменение первоначального плана, потому ощетинившаяся стволами троица бодро потопала в указанную Командором сторону - ему внутренне устройство лёгкого крейсера оказалось весьма знакомо. А Хэнк остался сидеть у стены, посматривая в проходы краем глаза и чутко прислушиваясь к доносящимся по связи звукам. Временами он принюхивался к воздуху, и тогда еле заметно морщился.
   Интересно, не крысы же дохлые так воняют?.. Затем снова откуда-то издали донеслась пальба, и Рыжая возбуждённым голосом сообщила - нашлись несколько не заснувших киберов. Но хрен их издали разберёшь, что у них там на подвеске манипуляторов, потому отстреливают всё, что шевелится.
   Затем Командор огорчённо доложил, что они на мостике - но записи и бортжурнал отсутствуют. В принципе, рассчитывать на подобное везение было бы чересчур уж наивно, потому шкипер в ответ посоветовал особо не падать духом, а попробовать по запаху найти источник.
   - О, пресветлый Иллувиар! - судя по тону, долженствующая быть привычной ко всему и немного циничной Док оказалась на грани истерики.
   Затем по связи донеслись сдавленные рыдания. А хмурый голос Рыжей сообщил - в трюме свалены останки экипажа. Их расстреливали из тяжёлых лучемётов, но уже довольно давно. Амбрэ здесь такое, что пришлось захлопнуть шлемы и перейти на внутренние запасы воздуха...
   Хэнк озабоченно глянул на стоящий рядом сосуд и облегчённо перевёл дух - каким-то чудом дьюар уцелел в перестрелке. Если бы зацепили, то выгорело бы сразу пол-крейсера, уж сжиженный кислород не шутка.
   - Командор нашёл останки с обгоревшей капитанской эмблемой - то был троюродный брат принцессы Иррхен, - голос Рыжей не предвещал ничего хорошего устроившим эту бойню мерзавцам.
   Шкипер немедля приказал Доку подобрать сопли и уточнить - причём официально - когда наступила смерть? Взять образцы тканей, зафиксировать время и место, свидетели... в общем, всё законным образом и согласно правилам, да запротоколировать.
   - Принято, шкипер, - отозвался грустный донельзя Командор. - Я вколол ей успокоительное... сейчас всё сделаем. Рыжая, да помоги!
   Некоторое время царила почти полная тишина, а потом связь донесла деловитый, удивительно спокойный голос эльфийской принцессы... тьфу, блин, медички по прозвищу Док:
   - Здесь почти весь экипаж. Убиты практически в упор из энергетического оружия, затем притащены в трюм. Точное время сказать затруднительно без подробного анализа - но по опыту скажу, давно. Примерно соответствует времени нападения на старый Слейпнир или даже чуть раньше. Разложение тканей зашло слишком далеко.
   Затем она вздохнула.
   - И ещё одно - Малыш, тебе стоит подойти сюда...
   Хэнк обнаружил, что ноги довольно-таки уверенно его держат. Всё же, пустячная царапина. И путь в чреве печально затихшего крейсера по подсказкам Командора он проделал хоть и осторожно, но весьма быстро. Ни один из валяющихся киберов не вздумал чудить или даже шевельнуться - группа прочистила дорогу на совесть.
   Мельком он заглянул в проём люка, чтобы тут же отвернуться, старательно удерживая в себе тошноту. Смерть всегда неприглядна, однако в таком виде особенно. Хэнк обнял тихо плачущую в коридоре Рыжую, так и не решившуюся зайти в трюм.
   - Зайди, посмотри, Малыш. Может, это есть просто пометка - но может, это тебе есть известно? - оказалось, что кое-как орудующая с экспресс-анализатором Док трясущимися руками случайно навела ультрафиолетовый излучатель на переборку...
   О нет, дьявол - Хэнк буквально почувствовал, как от зрелища феерически засиявшего на стене грубо намалёванного знака у него шерсть на загривке поднялась дыбом. Это невозможно - но это было так. Кто-то чересчур наглый или уверенный в себе оставил на прощание видный только в ультрафиолете росчерк. Прощальный автограф и свидетельство.
   - Рыжая, зайди и взгляни - это приказ, - кое-как выдавил он пересохшими от ненависти губами.
   Осторожно, стараясь не наступать на... девица подошла с каменным лицом.
   - Ты наверняка должна помнить этот знак, - Хэнк ободряюще полуобнял её за плечи и чуть прижал к себе.
   А другой рукой навёл на тёмную переборку зрачок анализатора и вжал кнопку. Миг-другой Рыжая недоумённо смотрела на колдовским образом просиявшие на тусклой поверхности линии. Затем потрясла головой, словно отгоняя от глаз наваждение - а затем побледнела и согнулась в спазмах.
   - Ох, да сколько же можно... - лицевой щиток забрызгало блевотиной, и Хэнк осторожно, почти волоком утащил сотрясающуюся от омерзения девчонку подальше от трюма и его зловещего груза.
   - Снимите это на рекордер - а запись потом отдадите лично мне, - распорядился он скорбно замершим в недоумении леггерам.
   Шкипер поинтересовался - что же это оно такое? Всезнайка Принцесса, и та оказалась в недоумении.
   - Если у вас есть что-то святое в душе, забудьте, и молчите пока, - за углом коридора Хэнк кое-как откинул забрало шлема Рыжей и протёр его изнутри оторванным от чехла лоскутом. - Держись, солнце моё, я с тобой - и в обиду никаким паразитам не дам.
   Осторожно он вытер забрызганное кислятиной личико, прыгающие и издающие еле слышный стон губы. На, попей - он сунул клапан-трубку от резервуарчика с водой в рот вздрагивающей девчонки и осторожно обнял.
   Кто бы мог подумать... это невероятно, невозможно... но это факт. А факты, как известно, вещь чертовски упрямая. Даже более упрямая, чем почирикавшие между собой убитыми голосами леггеры, сообщившие затем, что их долг остаться возле погибших братьев и сестёр да проводить тех в последний путь.
   - Малыш - капитану. Прошу чрезвычайных полномочий для эвакуации группы с борта чужого корабля.
   Шкипер наверняка усмехнулся, сообразив, каким образом Малыш собирается выбить маленько дурь из напрочь шизанутых как водится леггеров. Вон, уже и скорбную песню затянули... ах, ну да - то наверняка ихний отходняк.
   Ага, вот один голос икнул и затих.
   Хэнк вынес на плече тело оглушённого Командора и сгрузил его под ноги всё ещё морщащейся Рыжей.
   - Стереги. Если начнёт трепыхаться... но это вряд ли, - он протянул ей оба конфискованных Вальтера.
   С бывшей принцессой прошло не в пример проще - даже не подумавшая сопротивляться Док пискнула что-то возмущённое и отрубилась, когда неодолимая сила скрутила её, а кулак увесисто приложил по затылку. Да и нести на плече куда легче и приятнее - хоть Рыжая и зыркнула люто на аппетитную даже под скафандром попу на плече рядом с ухмыляющейся в шлеме физиономией Хэнка.
   - Подержи.
   Он кое-как загрузил обратно на себя неподъёмного Командора, на другое плечо уже немного очухавшаяся Рыжая помогла забросить обмякшую медичку.
   - Собери всё, не забудь записи и образцы, - бросил он уже на ходу.
   Силы, конечно, уже не те что час назад, когда в организме не наличествовало вовсе не предусмотренных природой лишних дырок - но должно хватить. Надо, попросту надо...
   - Шкипер - Малышу. Идём на помощь, встречаем у потайного входа...
   А чтоб вам всем тыщу лет прожить! Таки не выдержали, полезли на выручку, засранцы. Ладно, не в претензии...
  
   Хэнк легонько стукнул кувалдой в бок массивной железяке, чтобы она стала ровнёхонько на лучике лазерной разметки, по оси скрытого под обшивкой шпангоута. А Рыжая тут же деловито принялась приваривать сцепку к носу печально замершего в долине крейсера.
   Решение зацепить восемь с половиной тысяч тонн да утянуть с поверхности планеты пришло не сразу. Леггеры умоляли, просили, требовали - традиции древнего народа должны быть соблюдены. Мол, позвольте нам остаться с павшими, и всё! Но шкипер оказался неумолим. Долго он смотрел, облачившись в скафандр, с высоты откоса на замерший боевой корабль. Сопел, бормотал какие-то древние и полузабытые то ли молитвы, то ли проклятия. А потом спустился обратно да поднялся на Слейпнир странно задумчивый.
   - Эта звезда достойна, чтобы в её короне вечным светом сияли ваши братья и сёстры? - он кивнул в иллюминатор, за которым восходило здешнее солнце.
   Найденное им решение оказалось простым - и единственно верным. Аккуратненько вытянуть мёртвый крейсер вместе со столь же мёртвым экипажем на орбиту. А затем осторожно разогнать в сторону звезды, вовремя отцепиться и отойти обратно, подальше от огненной улыбки светила. Вечная память, в общем, да светится имя твоё, и всё такое...
   И теперь поддержавшие его Малыш с Рыжей маялись, организуя возможность замершему в ожидании такого груза Слейпниру проявить свою мощь. Вверху замер истребитель, откуда серьёзный по самое немогу Командор лазерным прицелом указывал скрупулёзно рассчитанные точки приложения сил. Запертая в своей каюте Док металась раненой тигрицей - однако ничего поделать не могла. Никто не позволил ей как члену королевской семьи осуществить своё законное право уйти вслед за родственником.
   По этому поводу они даже сцепились с Рыжей - но та хладнокровно поставила ей фингал и так нашлёпала по заднице, что бывшая принцесса только слезами заливалась.
   Поднять крейсер своим ходом не было никакой возможности. Топлива ноль, реактор на холостом ходу. Мало того, кто-то извлёк и умыкнул управляющие коды из бортового компьютера, а без них могучий крейсер превращался просто в бесполезную груду железа... которую экипажу и предстояло зашвырнуть прямо на солнце, подобно легендарным титанам прошлого...
   Хэнк устало распрямил спину и взвалил на плечо кувалду. Показал одобрительный знак Рыжей - та упрямо не разжимала губ - и пошёл прямо по обшивке крейсера к трапу вниз. Что ж, дело подготовлено, остаётся только сделать то, что задумано.
   На Слейпнире оказалась подавленная тишина. Принцесса угрюмо колдовала с ходовым компьютером, шкипер мрачно тыкал в экран и бурчал, что по эклиптике он ни за что не пойдёт, в здешней системе от метеоров не продохнуть. Спустившийся от верхнего ангара Командор тоже хмуро мерял шагами кают-компанию, пока Малыш не налил ему ударную дозу славянского национального лекарства от всех болезней.
   - Единственное объяснение - крейсер взяли на абордаж. Скорее всего, оказывали помощь якобы терпящему бедствие кораблю... а на борту оказалась шайка вооружённых до зубов боевиков, - Хэнк нацедил хорошую рюмку и себе.
   Подумал, прихватил бокал и бутылку да затопал по направлению к каюте, в которой что-то подозрительно притихла Док.
   - Пей, - он щедрой рукой плеснул в бокал и протянул гордо выпрямившейся леггерше. - Пойми, никто тебе не позволит маяться дурью.
   Док одним махом осушила лекарство. Выдохнула, поморщилась легонько и по перенятой у Малыша привычке занюхала рукавом.
   - Мы экипаж или сборище эгоистов? К тому же - предстоит ещё найти да маленько обидеть тех, кто это всё устроил.
   Во взгляде белобрысой что-то мелькнуло, но выражение глаз определённо изменилось. И Хэнк добродушно налил ещё.
   - Без тебя и твоего супруга у нас вряд ли что выйдет... или традиции леггеров не знают священного слова месть? Выпей и это.
   На идеально гладкие щёки вымахнул румянец, когда леггерша кое-как пришла в себя после второй дозы.
   - Я целительница души, а не дарящая смерть, - наконец отозвалась Док, когда её легонько покачнуло.
   Хэнк подумал немного и пожал плечами.
   - Одно другому не мешает. Всему своё время, - и нацедил по-новой.
   Не моргнув глазом, дамочка хлопнула и третью. Неуверенно моргнула прослезившимися глазами, отдышалась. И потом кое-как ухватилась за стойку да села на краешек кровати. А Хэнк отклонился назад и позвал негромко:
   - Командор, иди сюда, - и когда тот угрюмо показался из-за поворота, поинтересовался. - У вас простые средства для целительства души в ходу?
   И под вопросительным взглядом зеленоволосого леггера Хэнк эдак с намёком щёлкнул себя по горлу, потом сложил пальцы колечком и демонстративно потыкал внутрь указательным - а сам кивнул в сторону сидящей на койке белобрысой дамочки.
   Командор эдак непонятно хмыкнул, но проворчал, что в общем-то, средство сильное. А потому Хэнк вручил ему полупустую бутылку и затолкал в каюту.
   - Не всё ж твоей супруге целительницей работать - иногда надо и тебе. И не сачкуй там, Командор...
   Это было вчера. Зато сегодня четверо мрачно сидели у ходового пульта и смотрели, как всё быстрее и быстрее удалялась от них маленькая точка на экране. Безразличный к эмоциям тактический компьютер всё равно упрямо подсвечивал её пульсирующим красным. Чужой, чужой и хоть ты тресни!
   А у роскошного иллюминатора кают-компании стояли две стройные фигуры. Кто знает, что они пели крейсеру, удалявшемуся к могучему светилу, чьё сияние здесь полыхало на пол-неба и обжигало даже сквозь двойной слой защитного поля? Во-всяком случае, в ходовой рубке это звучало печально и красиво.
   Да и шкипер, завидев угрюмую мордашку белобрысой Док, перестал хвататься за парализатор...
  
   Выражение лица адмирала Бенбоу оказалось непроницаемым.
   - Что ж, добытые данные уже переданы экспертам... но, мне хотелось бы сначала узнать ваше личное мнение.
   Хэнк помедлил немного и пожал плечами. Очень ему не хотелось этого разговора. Ну вот просто чертовски не хотелось... и всё же, он пересилил себя.
   - Адмирал, знак, который был оставлен там, в трюме крейсера... это древний сакральный знак огня и плодородия.
   Стоит заметить, старый Лис отнюдь не страдал узостью кругозора. Медленно он опустил глаза от экрана гипер-связи, взял маркер и быстро начертал перед собою на листе несколько линий. Миг-другой смотрел на это недоумённо, а затем резко нахмурился.
   - Этого не может быть - вы уверены?
   Рыжая вздохнула и заметила - её тогда от отвращения едва не вывернуло наизнанку. Подобные вещи уже в крови...
   Адмирал швырнул бесполезный маркер на стол и откинулся на спинку кресла. Некоторое время он барабанил пальцами по столешнице, а потом вздохнул.
   - М-да, а ведь этим силам для своих целей как раз и нужен вселенский бардак... Если поиски по профессорской чете приведут в ту же сторону - вы отдаёте себе отчёт?
   Док подняла голову с плеча своего супруга и с застывшим лицом покивала. Она уже переговорила по закрытому каналу лично с августейшим дядюшкой... раса леггеров в своё время тоже переболела подобной болезнью - в общем, король заверил, что галактической войны не будет. Его Величество лишь выразили надежду, что расследование будет происходить при участии экспертов его королевства, равно как потом и раздача слонов виновным.
   - Несомненно, несомненно, - адмирал горестно покачал головой. - Ладно, молодые люди. Делов вы наворочали таких, что дипломатам да политикам не одно десятилетие отдуваться. Да и учёные вроде что-то нащупали с тем древним фрегатом. Но! Если ваш корабль ещё хоть раз заметят поблизости от тех мест...
   Он чуть не задохнулся от избытка чувств и о дальнейшем промолчал. Но так многозначительно, что шкипер засовался в своём кресле, словно оно прижгло ему известную часть тела, и пробормотал - обязательно и всенепременнейше. Да и вообще, экипаж Слейпнира хорошо поработал и теперь просто мечтает славно отдохнуть в чертовски отдалённых краях.
   На том и порешили.
   Но события на том не закончились - мало того, они получили новое направление и толчок.
   Адмирал откинулся в кресле, ещё некоторое время глядя в погасший экран гипер-связи. Чертовски хорошо было сидеть вот так, зная что ещё есть время перед тем, как сделать последний шаг и принять важное - если не сказать судьбоносное решение. Отхлёбывать коньяк из массивного литого стакана, которые любитель всего надёжного предпочитал иным другим. Пыхкать иногда ароматной сигарой специального сорта, и прямо-таки чувствовать, как вместе с дымком куда-то уплывают уже чуть ли не за горло хватающие заботы и проблемы.
   Разумеется, он ни на миг не поверил, что окаянный экипаж резвого тягача удержится от дальнейших авантюр. Уж больно хитро у них выглядели рожицы - особенно у той блондинисто-рыжей парочки. Во время разговора адмирал не раз чувствовал, что тех буквально обуревает желание протянуть руку прямо сквозь экран да ухватить его за шкиперскую бородку. И если не оттаскать вволю, то выщипать её по одной волосинке пинцетом - медленно и с наслаждением. Но хуже всего было не это. Старый Лис всей кожей чувствовал, что этот чудным и невероятным образом спевшийся интернациональный экипаж способен во время следующей эскапады выложить на стол чертовски убедительные аргументы. Настолько убедительные, что впору хватать тревожный флотский чемоданчик и драпать в отчаянии на край галактики. В принципе, ещё не поздно... но чертовски интересно - что же они учудят в следующий раз. Ладно, это может подождать.
   Адмирал одним глазом, сквозь сизоватое колечко дыма, покосился на лежащий перед ним доклад. В другое время он послал бы автора подальше или спустил документ на заместителей, те на своих - и в конце концов дело заглохло бы в недрах штабной бюрократической машины. Но одна только подпись под испещрёнными формулами и графиками бумагами заставляла отнестись к документу уважительно и даже трепетно. Как сказал откровенно ходящий на задних лапках сенатор Федерации - Иржи Джованниевич в науке примерно то же, что и адмирал Бенбоу в тактике и стратегии.
   Ладно, допустим. Сам принцип модульных кораблей не нов. Хотя он раньше и не оправдал себя в должной мере, но с получением доступа к кое-каким технологическим новинкам вдруг оказался чертовски актуальным.
   Итак, смотрим ещё раз: в распоряжении командующего эскадрой, кроме всего прочего, имеются четыре мощных и скоростных тягача а-ля Слейпнир (опять, опять эти аферисты!), а при них тяжёлый транспортник-контейнеровоз. Если нужны мощные артсистемы, тягачи подцепляют соответствующие модули - и благодаря новейшим компьютерам леггеров превращаются в чертовски хорошие мониторы, по огневой мощи не уступающие спаренному главному калибру линкора. Если нужна противоракетная и противоистребительная защита - цепляют иные модули... адмирал прикинул плотность заградительного огня и присвистнул - в семь раз лучше, чем рекомендовано уставом. Охереть от счастья можно, как говаривала одна рыжая леди!
   В общем, командующий эскадрой может всегда менять состав и тактические данные части своих кораблей сообразно цели и поставленным задачам. Чего только стоят одни только новейшие активные постановщики помех - адмирал Бенбоу представил ослепшие датчики и компьютеры противника... а судя по цифрам, тамошних наводчиков и корректировщиков вообще будет бить током от своих же приборов!
   Да уж, к выкладкам сумасшедшего профессора и инженеров стоило отнестись ко всем уважением - тем более что на последней странице обнаружился сделанный умниками из Технологического Института эскизный расчёт турели среднего калибра. Бог мой! И это нынче называется средней мощностью? Адмирал почувствовал, как его против воли разбирает злой смех и весёлый азарт, как оно бывало перед боем. Энергетика единичного залпа да, примерно как у среднего качества крейсера - да вот только, прицепленный к тягачу модуль способен сыпать этакие плюхи не раз в полминуты, а длинными очередями, поливая противника как из пожарного брандспойта. Да лет ещё пять назад он, старый Лис, на таком тягаче в одиночку разнёс бы вдребезги хорошую эскадру леггеров!
   Эх, где же такое оружие раньше было... сейчас от враждебной части галактики остались бы одни дымящиеся руины - и над каждой гордо развевался бы флаг Земной Федерации, а разномастная орава туристов фотографировалась бы там в своё удовольствие и в полной безопасности.
   С другой стороны - история не терпит сослагательного наклонения. Адмирал усмехнулся, окунул в бокал кончик сигары и с чувством попыхкал вновь, окружившись ароматным дымком наподобие маленького добродушного вулкана. В нынешнем Совете Федерации среди прочих заседала и парочка так называемых ястребов - и старый Лис чувствовал себя не в своей тарелке от одного только предположения, что поиски любителей свастики могут привести к ним. Вот это оксюморон выйдет! Знатнейшая оказия, что ни говори. А ведь этот король леггеров таки что-то наверняка знает... что ж, сыграем, сыграем - и ещё посмотрим, на чей труп мухи сядут!
   И хозяин чертовски секретного кабинета ткнул пальцем в сенсор связи.
   - Адмирала Неккермана мне. Срочно.
   Минуты уплывали за минутами. Точно так же почти незаметно убывала янтарная жидкость в литом стакане да укорачивалась сигара с низким содержанием смол и никотина. Медленно утягивались клубы дыма спрятанной за портретами древних полководцев вентиляцией, а в душе царил спокой и какой-то почти забытый холодок. Точно как тогда, когда отступать оказывалось некуда, сильный и решительный враг вот он - и единственная возможность выжить, это крепко надавать супостату по зубам. Спокойствие, прежде всего спокойствие - как говаривал, по слухам, первый в истории космонавт.
   - Здравия желаю, ваше превосходительство, - экран озарился, и с него уже смотрел строгий, подтянутый адмирал Неккерман.
   Выглядел он так, будто его оторвали от руководства боем или вытащили из рубки ведущего артиллерийскую дуэль крейсера. Однако старый Лис ни за что не побожился бы в том - скорее уж, этого лощёного флотского служаку сдёрнули прямо с очередной любовницы... впочем, он и сам такой же, чего перед собой скромничать-то.
   - Без фанатизма, друг мой, - хозяин кабинета стряхнул пепел в массивную пепельницу, вырезанную из излучателя плазменной пушки эсминца, подбитого им много лет назад. - Мы на связи одни.
   Поза и выражение лица старого сослуживца вроде не изменились ни на милиметр - однако коллега почувствовал, как тот чуть-чуть расслабился.
   - Значит, так. Мне тут яйцеголовые подкинули чертовски интересные новинки, и первые образцы я направляю тебе, - в нескольких словах старый Лис обрисовал ситуацию.
   Естественно, обрадованный Неккерман поинтересовался, откуда же взялось столь долгожданное чудо-оружие? Адмирал Бенбоу не стал скрывать. Так мол, и так, к Иржи Джованниевичу подвалил некий оружейный концерн при поддержке Технологического Института. Мол, вы спец по биологии и прочим заморочкам. Вот такие-то и такие-то принципы и тенденции - и что будет, если такой гений применит к ним законы эволюции и развития? От простого к сложному, и всё такое.
   - Ну и, не вдаваясь в технологические нюансы, профессор и выдал им согласно теории борьбы за существование и естественного отбора, что должно получиться вот тут-то и вот там-то. Эволюционным методом, так сказать - глядя сверху. В общем, теперь у Иржи Джованниевича больше миллионов, чем ему нужно, а оружейники спроектировали для нас чертовски интересные новые системы.
   Адмирал скормил устройству гипер-связи информационный кристалл, и некоторое время собеседник смотрел чуть в сторону, разбирая присланную информацию.
   - Да, с такими кораблями можно не бояться никого... даже леггеров? - взгляд Неккермана иронически прищурился.
   - Нет, дружище, в эту сторону даже не думай. У нас тут наверху крепко попахивает палёным. Настолько, что впору хватать бластер и самому идти на штурм. Но как ни странно, единственные кто нас твёрдо поддерживают, это леггеры и их король, - угрюмо ответил адмирал, уже внутренне подбираясь в ожидании второй части разговора, куда менее приятной.
   - Кстати, тебе будет интересно узнать - за древними, ещё земными мифами об эльфах отчётливо маячат ушки леггеров. Это проверено и подтверждено.
   - Любопытно. Что ж, если я расскажу о том своей внучке - возможно, она обрадуется развенчанию легенд. А возможно, и нет, - взгляд адмирала Неккермана лучился кажущимся добродушием, однако старый сослуживец и командир ни на миг не купился на эту показную расслабленность.
   - Короче, дружище. Посоветуй мне на всякий случай надёжную часть... поблизости от столицы Федерации. Лучше я подниму мятеж и перестреляю мерзавцев, чем допущу угрозу галактической войны, - адмирал Бенбоу никогда не думал, что ему однажды придётся произнести такие слова.
   - Всё настолько плохо? - взгляд Неккермана пристально рассматривал ничуть не смутившегося старого Лиса.
   - Даже ещё хуже. Помнишь тот наш разговор на подлёте к Ригелю? О парнях, которые некогда едва не сколотили тысячелетний рейх... нынче они учудили такое, что у человечества попросту может не оказаться выбора. Да и у остальных рас тоже, собственно говоря.
   Находящийся в чёрт знает какой дали бывший начальник Звёздной Академии отчётливо поиграл желваками. Да уж, иные уроки истории чертовски убедительны - однако человеческая раса с удивительным упорством раз за разом наступает на одни и те же грабли.
   - А если наци всё же правы? - угрюмо выдавил он. - И человечеству следует пойти по трупам, но стать доминирующей, если не единственной расой во Вселенной?
   Адмирал Бенбоу пристально, сквозь выдохнутую струйку синевато-сизого в свете лампы дыма всмотрелся в лицо собеседника.
   - Если б я тебя знал чуть похуже, мог бы и поверить таким словам, - негромко ответил он.
   Неккерман побледнел так, что это оказалось заметно даже через иногда покрывающийся сеточкой помех экран гиперсвязи. Он решился.
   - Ладно, старый Лис - у тебя там на руках вся информация и... я верю тебе, - старый друг назвал номер да место дислокации тактической бригады крейсеров. - Для затяжных или штурмовых боёв не годится, но свернуть головы коричневым - сделают со всем удовольствием. Для командира слово честь не пустой звук - да и офицерский состав почти все из Академии. Берёгли мы её с парнями на самый крайний случай, но похоже - именно к тому и идёт.
   Дальше командующий флотом назвал ещё нескольких надёжных ребят и девиц из генштаба, и даже посоветовал действовать ещё и через кое-кого из гражданских. Леди N и сэр Б - дескать, один белобрысый недомичман и его рыжая шлюшка лично посоветовали. А их рекомендация стоит иных других.
   Откинувшись в кресле, адмирал Бенбоу задумчиво пригубил из стакана, и мягкие пары с виноградников древней Земли ласково обернули язык и нёбо. Опять эта банда со Слейпнира - и ведь чёрта с два их заманишь обратно на военный флот. Тем более, что в то дело по локоть сунули руки эльфы... тьфу, леггеры. Принцесса крови королевского дома - как ни крути, а таковой факт заставляет относиться с должным уважением...
   - Что ж, спасибо, дружище - это даже больше, чем я мог рассчитывать. Теперь можно побороться если не на равных, то по крайней мере не с пустыми руками. Ладно, это мои проблемы. А ты, Некки, испытывай новые системы. Придётся кое-что поменять в тактике и боевых наставлениях - если что, помогу. И... готовься крепко, очень крепко примериться к динозаврикам. Разведка пока так и не смогла толком что-то выяснить, но кое-чьи серые хвосты и раздвоенные языки торчат чуть ли не из-за каждой нашей неприятности.
   Да уж, судя по кислому кивку адмирала Неккермана, тот и сам понимал, что Сирианцы не угомонились. И коль оказались не в состоянии победить врага в бою, пустились на всякие хитрости. Стравить человечество с леггерами или натравить на последних всю галактику. Да тут ещё и нацисты каким-то боком замешаны - в общем, змеиный клубок ещё тот. И распутывать его предстоит старому и бесконечно усталому Лису с горсткой верных ребят да кое-какими силами. Да уж, на передовой, как ни крути, проще.
   - Крокозябрики, говоришь? Что ж, они давно напрашивались на хорошую плюху - а с новыми системами они её получат. Ладно, Бенби - не дай там себя побить, - адмирал Неккерман прикоснулся двумя пальцами к сидящей строго идеально флотской фуражке - и через секунду экран потух.
   Адмирал Бенбоу остался докуривать почти догоревшую, уже начавшую легонько горчить сигару - до совещания с представителями объединённого комитета штабов время ещё было. А сам иногда поглядывал на флуоресцирующую печать оружейного концерна и с непонятным холодком в сердце прикидывал - "Мария и Маркиз", что бы оно могло значить? Серьёзные там собрались люди, судя по их оружию...
   Ладно, поборемся ещё. Пороховые погреба фрегата не показали дно, течь в трюме не столь сильна, а паруса не совсем изодраны картечью и ядрами. Флаг прострелен, но не спущен. А главное, не перевелись на борту крепкие и надёжные парни и девчонки, знающие что делать по любую сторону от мушки или клинка. Вот, вот оно, самое главное - и сквозь застящий адмиральский кабинет почти пороховой дым на миг почудилась пришедшая из чёрт знает какой старины совершенно пиратская физиономия с траурной повязкой на одном глазу.
   Право, нам ли бояться хорошей драки?
  
  
   Ретро-вставка
  
   - Ганс, держи ровнее - я откручиваю фланец нагнетателя, - голоса и позвякивание инструментов механиков вывели одиноко сидящего на бугорке человека из задумчивости.
   Вот она, весна сорок третьего. Очередная... хоть и суеверием считалось задумываться - сколько их ещё будет впереди? - но против воли таковые крамольные мысли нет-нет, а закрадывались в голову. Следовало признать, что Адольф и его партийная верхушка таки что-то не додумали. Не учли. Так хорошо начавшийся блицкриг уже тогда, зимой, приказал долго жить. Последовавший за тем сорок второй хоть и приказано было считать победоносным, но Курт Фогель-то видел - дела обстояли не совсем так, как того хотелось бы.
   Вернее, совсем не так. Уж ему как военному, а тем более лётчику, сверху хорошо видно, и много чего... он усмехнулся. Было видно. Два самолёта пережил он. Два прославленных юнкерса, в просторечии именуемых "штука", а у проклятых русских "лапчатый" - словно гусь. И вот он, нынче третий... вспоминать, каким чудом он вчера дотащил изувеченную машину до грунтовой полосы прифронтового аэродрома, просто не хотелось. Коммуняки день ото дня становились всё смелее в воздухе, их самолётов всё больше. Но главное не это.
   Да, слабые и неумелые погибают - выживают же сильнейшие. И наверное, в этом есть какая-то высшая справедливость, хотя и чертовски неприятно терять боевых друзей. А вспоминать то, что осталось от сгоревшего вместе с подбитой машиной напарника, и вовсе не хотелось...
   Курт неохотно повернул голову и взгляд вправо. Туда, где трое механиков что-то проворно отвинчивали под мотогондолой. Нахальные русские пилоты вчера до того изуродовали его юнкерс, что сегодня утром словно крупповским молотом по голове ударил приговор заместителя по технической части - восстановлению и ремонту не подлежит.
   Впрочем, майор из штаба группы в приватной беседе вовсе не прозрачно намекнул - первая же машина из новых будет твоя, обер-лейтенант Фогель. Хоть и нечисто с тобой что-то, но слишком уж ты хороший пилот. Недолго оставаться безлошадным.
   И вот теперь механики снимали то ли топливный насос, то ли масляный - у гауптмана на его штуке забарахлил, а в запасе как назло не оказалось. Да и то, во сколько рейхсмарок напряжённо работающей Германии обходится армия, объяснять не стоит? А летать и бомбить надо позарез, ведь не просто так война уже покатилась потихоньку обратно, к пока ещё далёким старым границам...
   За уже зеленеющими кустами с той стороны, где стояли прилежно, в полном соответствии с уставами замаскированные машины и вагончики штаба и синоптиков, послышались шаги.
   Курт чуть откинулся назад, опёршись спиной на еле заметно покачивающийся ствол сосны. Подобрал ноги, а ладонь привычно откинула клапан на надёжной тяжести кобуры. Надо же, в расположении своей части и опасаться бандитов приходится!
   Но это оказался гауптман Цвиг, он же заместитель комполка, и с ним незнакомый долговязый тип в чёрной униформе со сдвоенными то ли молниями, то ли и впрямь аббревиатурой SS. Этих Курт любил и жаловал примерно так же, как змей - желательно на расстоянии, и чем большем тем лучше. А уж тем более с такою штабной рожей - каким ветром его аж на восточный фронт занесло? В весьма немалых чинах этот тощий, да ещё и в пенсне...
   - Пароль и пропуск, - лаконично поинтересовался лётчик из своего укрытия.
   Пришедшие с готовностью остановились, а потом осторожно оглянулись. Когда в спину кроме настороженного взгляда смотрит ещё и ствол вытертого чуть не до белизны офицерского парабеллума, сильно не потрепыхаешься.
   - Свои, обер-лейтенант, - с явным облегчением произнёс гауптман.
   Однако, Курт Фогель этим ответом не удовлетворился.
   - Вас я знаю лично, гауптман Цвиг - а вот вашего попутчика, извините, нет. Что делает посторонний в расположении полка?
   Физиономия эсэсовца медленно стала принимать весьма интересный цвет - забавно схожий со здешним свекольным супом. Ах, мы ещё и гневаться, не привыкли к таковому обращению?
   - Позавчера полковник нам весьма убедительно объяснял насчёт диверсантов и саботажников... - зачем-то пояснил Курт и недвусмысленно повёл стволом. - Руки на виду держите, герр не-знаю-кто. Стреляю я ненамного хуже, чем бросаю бомбы из своего пикировщика.
   Гауптман с весьма заинтересованной рожей кивнул и подтвердил - да, это так. Уж кто-кто, а обер-лейтенант недавно на показательных полётах перед чертовски важными шишками из Берлина положил учебную авиабомбу точно в бочку, стоящую на выделенном под полигон поле. Те потом долго удивлялись холёными лицами и хвалили пилота. Да и на состязаниях стрелков Фогель всегда в первой тройке...
   Незнакомец высокомерно и нехотя кивнул, а потом добыл из кармашка свой аусвайс и перебросил в требовательно протянутую ладонь Курта. И пока тот с неудовольствием рассматривал документы, гауптман заверил - подтверждение полномочий прибывшего пришло с самого верха.
   - С самого нашего верха, - он с таким еле заметным нажимом выделил нашего, что Курт понятливо кивнул. От дядюшки Геринга, дело понятное...
   Указанное звание его интересовало мало - он и сам не так давно в мундире простого фенриха присутствовал с инспекцией в одном из полков. Инкогнито, так сказать... а вот место работы сказало куда больше. Эка неприятность! Долговязый оказался из таких верхов, где обычные правила и законы уже не действовали. Наверняка один из тех, кому дозволено входить в кабинеты высших руководителей рейха в любое время суток.
   - Прошу извинить, - он таким же манером переправил документы обратно. - Позавчера бандиты ранили нашего командира. Кстати, герр гауптман, как он?
   После ответа лётчик неприкрыто скорчил мрачную физиономию. Жить будет - а вот летать нет. Он вздохнул и сквозь зубы выдал нечто не при фрау и фройлйн будь упомянуто.
   - Плохо, герр гауптман - с опытными пилотами у нас становится всё тяжелее.
   Под изучающим взглядом штабного чина Курт чувствовал себя всё менее и менее уютно. Тут уж такое дело, лучше высоким шишкам на глаза не попадаться... но оказалось, что чёрный прибыл не только прямиком из самого Берлина - но ещё и лично по его, Курта Фогеля, душу...
   - Исчезните, - равнодушно процедил гауптман, и заляпанные маслом механики понятливо испарились.
   А гость недоверчиво осматривал то, что с виду весьма неплохо напоминало самолёт. Прославленный в одних хрониках и зловещий стервятник в других, детище немецкого гения, пикирующий бомбардировщик Юнкерс-87.
   - Это не шутка, обер-лейтенант? - а голос у этого ... не будем упоминать имён, оказался бархатисто-доверительным. Так и представлялось, как тот бесшумно-вкрадчиво скользил над паркетом и коврами, да подносил секретные папки рейхсминистрам. - На этом металлоломе вы вчера вернулись из вылета?
   Он протёр пенсне, вновь водворил на нос и затем недоверчиво просунул кулак в одну из дыр.
   - На обратном пути к нам сквозь группу сопровождения прорвались два пушечных истребителя... - начал было неохотно пояснять Курт и едва не подпрыгнул. - А вот этого не стоит делать!
   Ладонь стоящего на стремянке эсэсовца потянулась было к застрявшему в заднем бронестекле неразорвавшемуся снарядику от авиационной двадцатимиллиметровой пушки.
   - Может взорваться, у этих русских всё не как у людей.
   Высокий чин ещё раз осмотрел изуродованный самолёт и покачал головой.
   - Хорошо - я не только впечатлён, но и убеждён, - и совершенно неожиданно предложил отойти чуть в сторонку - на краешек лётного поля, где подслушать дальнейшую беседу не мог никто...
  
   Полёт в холодном и почти пустом транспортнике для кого угодно показался бы изматывающим. Гул двигателей, болтанка - чёрный сопровождающий хоть и держался стойко, как и подобает истинному немцу, но зеленел и бледнел настолько явно, что Курту стало на миг смешно. Да уж, бескрылого гуся видно за километр!
   Не обращая внимания на высокое начальство, оба офицера переглянулись с понимающим видом - и улеглись немного поспать. Свёрнутую меховую куртку под голову, того достаточно. Уж солдатской привычке прихватить немного сна где придётся оба выучились на совесть. Да и хорошим лётчикам дозволяется немного больше, чем просто людям?
   Сколько б там ни занял полёт до Берлина, а отдохнуть немного не помешает - везли их уж явно не на увеселительную прогулку. Да и на арест не похоже, даже с учётом целого грузовика автоматчиков, сопровождавших всех троих до самого трапа...
   И вот теперь Курт стоял навытяжку почти в середине полутёмного кабинета. Широченный стол, к которому так и напрашивалось словечко министерский, словно отгораживал обер-лейтенанта от той, тёмной стороны. Единственным источником освещения оказывалась настольная лампа, не столько освещавшая стол, сколь погружавшая в ещё более непроглядную темноту окружение и хозяина. А ещё эти до пота прошибающие кроваво-алым ковровые дорожки.
   Запах... это не сравнить ни с чем. Кабинеты высокого начальства даже пахнут не так, как насквозь родные временные пристанища донельзя знакомого полкового начальства, пропахшие сигарным дымом и легчайшими ароматами авиационного бензина...
   - Так... бомбардировочный полк StG2... железный крест за Францию... дубовый венок к нему за подвиги под Минском и Киевом... командир звена... ну что ж, для двадцати шести лет неплохо, - сидящий в полутьме закрыл наконец и небрежно выбросил в круг яркого света папку с личным делом такого себе Курта Фогеля.
   На вопрос, отчего до сих пор при таких-то данных и всего лишь обер-лейтенант, ответило смутно белеющее сбоку лицо гауптмана. Дескать, весь полк напрочь убеждён, что Курт продал душу нечистому за своё просто-таки дьявольское мастерство пилота. Тут уж не до карьеры.
   - Свежий пример - во вчерашнем вылете русские изуродовали его самолёт так, что ремонту в полевых условиях и даже в мастерских не подлежит. Юнкерс лишился в общей сложности четверти площади крыла, от хвостового оперения остался лишь огрызок - но обер-лейтенант не только сумел дотянуть до линии фронта, но даже и посадить изувеченную машину.
   Хозяин кабинета неопределённо хмыкнул.
   - Да, здесь и в самом крепко деле попахивает серой... расслабьтесь, обер-лейтенант. В этом кабинете все свои - лётчики. И разговор не пишется. Вольно.
   Курт потихоньку перевёл дух и чуть приотпустил звенящую где-то в глубине струну. Не узнать этот голос, знакомый по выступлению на выпуске училища, по радио - было попросту невозможно. Герман Геринг, в прошлом и сам лётчик, теперь залетевший в такие выси, куда ни один и самолёт-то не поднимется. Но, раз его превосходительство хочет зачем-то поиграть в инкогнито, пусть его...
   - Ну хорошо. А почему в лётной школе или испытателем не работаете?
   Обер-лейтенант хоть и не переменил выражения лица, но в голос подпустил эдакого смущения. Дескать, испытатель как раз-то и должен выявить все недостатки самолёта.
   - А я, как оказалось, могу управлять даже тем, что способно летать лишь теоретически. Приделайте к забору двигатель с винтом - и я смогу поднять это в воздух. Тут уж не до рядовых пилотов, под которых надо подогнать машину.
   В кабинете воцарилась тишина. Та тишина которой никогда не бывало наверху - лишь здесь, глубоко под землёй, в надёжно бетонированных бункерах таковое и оказывалось возможным. И только мерное цоканье невидимых часов не давало окрепнуть так и лезущему в голову ощущению, будто время остановилось.
   - Ну что ж, именно это и нужно, - наконец объявил невидимый собеседник.
   Правда, Курт всё же покраснел, когда выяснилось, что его подвиги на любовном фронте вовсе не остались незамеченными службой безопасности. Хоть при полку и обретался публичный дом с проверенными и чуть ли не проштемпелёванными службой безопасности девицами - но молодой офицер всё равно гулял по смазливым аборигенкам. Да-да, в нарушение приказа, что с неарийской расой иметь связь ни-ни! Но тут снова вступился гауптман, под командованием которого он начинал ещё ту, свою самую первую кампанию в броске к Ла-Маншу.
   - Святые нам не нужны, да и не бывает их. Как говорят русские, удаль молодцу не в укор.
   Затем последовал куда более щекочущий вопрос насчёт того - почему столь перспективный молодой пилот и офицер до сих пор не вступил в ряды национал-социалистической партии. Курт разозлился. По материнской линии его предки оказывались рыцарями да ландскнехтами - не зря дядька и двоюродный брат в танкистах геройствуют. Дворянство, как ни крути. А по отцовской механики да оружейники, всё при дворах маркграфов и королей...
   - Ну-ну, не стоит так уж, обер-лейтенант... такими предками можно смело гордиться. Они отдавали всё за фатерлянд, снабжали его оружием... ладно, это не принципиально. Воевать за Германию, какая б она ни была?
   Угодить в гестапо вполне можно было и за куда менее крамольные мысли. Но видимо, и в самом деле, иные принципы и правила заканчивались на пороге этого кабинета - рейхсминистр с той стороны стола прокашлялся чуть сипящим горлом, отмороженным ещё во времена лётной карьеры, и легонько засмеялся.
   - Герр гауптман! А знаете - мне этот парень нравится. Чистокровный арийский бестия, и в то же время не прост, не прост, - интонация голоса сменилась резко, без предупреждения. - Обер-лейтенант, вы доверяете гауптману, своему командиру эскадрильи?
   Курт легонько, еле заметно дрогнул правой ногой. Так с ним бывало всегда, когда он вспоминал ту мясорубку под Сталинградом...
   Самолёт горел. С воем истекал в буквальном смысле слова горючими слезами - и как дико оказывалось слышать не привычный гул мощного двигателя, а завывание ветра в изрешечённой обшивке да гул пламени сзади. Через разбитый триплекс в кабину забирался ветер, а с ним и пресловутый генерал Мороз. Уж здесь, на подступах к Сталинграду, где части Манштейна изнемогали в попытках пробиться к окружённой армии Паулюса, зима стояла такая, что даже в танках разлагался синтетический бензин.
   Высота падала стремительно. Едва-едва успевала за ней бешено крутящаяся стрелка альтиметра - а земля всё не показывалась. Лишь мутно-белая круговерть некстати разыгравшейся метели. Впрочем, русским ястребкам времени как раз хватило, чтоб вывалиться из брюха низкой зимней тучи и почти в упор расстрелять натужно гудящий бомбардировщик. Ещё бы пару минут, и не нашли бы... мимо раскорякой даже не летящего, а падающего юнкерса с гулом промелькнула тень. Полста семь - то командир эскадрильи даже в такой ситуации не хотел оставлять своего пилота.
   И в этот момент снизу словно вынырнули чёрные макушки деревьев, с которых злой ветер беспощадно сдул остатки снега, и даже какое-то поле. Какими усилиями Курт сумел довернуть неуклюжий утюг, в который превратился и так неповоротливый бомбардировщик, не помнил и он сам. Если уж прыгать с парашютом, то на поле. Ну их ко всем чертям, лес или вон те домишки... фонарь кабины раскрылся со зловещим щелчком. И последнее, что лейтенант помнил о своём самолёте - как тот напоследок мстительно ударил по правой ноге оставляющего его, перевалившегося через борт пилота...
   Едва лямки рванули, впиваясь в тело даже сквозь лётный комбинезон, и над головой с хлопком развернулся купол парашюта, ветер практически стих.
   - Так оно и должно быть, герр Фогель, - лётчик осторожно цедил слова через разбитую губу и пытался рассмотреть, что же там такого с ногой? Болело просто нестерпимо - но вроде бы, конечность виднелась на месте.
   Родной юнкерс догорал на краю поля чадно, дымно - языки пламени едва виднелись из-под стелющегося над снеговой равниной чёрного хвоста. Но не на это смотрел сквозь метель ковыляющий на одной ноге Курт Фогель. Из гудящего своими и чужими двигателями неба вывалился тёмный на его фоне знакомый силуэт и после совсем уж отчаянного маневра пошёл на посадку возле горящей машины. Командир настоящий ас... отчего же так вдруг потеплело в груди?
   - Правее, правее! - Курт изо всех сил замахал рукой в сторону - как раз на пути грузно садящегося юнкерса оказывалась едва заметная, занесённая снегом ложбина.
   Видимо, в тот день покровители воздухоплавателей оказались благосклонны к Курту и его отчаянному командиру - тот таки заметил потуги своего пилота и в последний момент чуть довернул в сторону. Вздымая высоченные, столь эффектные клубы снежной пыли, тотчас разбиваемые тугой струёй из-под винта, самолёт постепенно замедлялся и подпрыгивал, катился к одинокой прихрамывающей фигурке...
   Впервые Курт пожалел, что штука такая здоровенная - залезть в кабину без стремянки оказывалось попросту невозможно. И лишь вскарабкавшись на конец чуть опустившегося из-за неровностей почвы крыла, он почти ползком устремился по обледенелой поверхности к нетерпеливо распахнувшейся кабине.
   - Давай быстрей, Курт! - не столько услышал, сколько прочёл он по губам командира. Тот смотрел куда-то в сторону и нетерпеливо подгонял.
   Ну, тут понятно - небось русские тоже хотели бы заполучить в плен немецкого пилота. Да вот, с техникой у тех всегда было туговато. А пешком или на лошадях по таким сугробам быстро передвигаться невозможно... и лишь когда полуокоченевший пилот неуклюже, словно барсук в нору, нырнул в выстуженную кабину - а сзади с дребезжащим щелчком захлопнулась створка - только тогда он и поверил. Поверил, что чудеса всё-таки иногда случаются...
   - Так точно! С герром гауптманом я полечу в любую мясорубку. Бомбить хоть дьявола, хоть самого Сталина! Дайте только приказ с координатами цели и выкладками маршрута...
   Ответ с той стороны стола прозвучал хоть и не сразу, но оказался весьма и весьма неожиданно. Так мол и так, гауптман Цвиг, не хотели бы вы тоже начать жизнь сначала? Но с такими перспективами, которые не снились даже мне, одному из высших чинов рейха?
   - Здесь тот случай, когда приказывать вам нельзя, гауптман. Вы должны принять волевое решение - сами. И выполнять его не из дисциплины, а сознательно. Обратного хода, как сами понимаете, просто не будет.
   В туманный круг света вплыл и сам шагнувший вперёд гауптман. В свои двадцать девять офицер смотрелся этаким воплощением самой надёжности. Да он и был таковым, прошедший Польшу и Францию, не сгоревший на восточном фронте пилот. Лицо его выглядело бесстрастным... впрочем, чего ожидать от отпрыска профессорской четы из блестящей научной элиты?
   - Мои родные и близкие... - в голосе его прозвучал этакий вопрос.
   - Не беспокойтесь, господа пилоты. Вот, набросайте на бумаге список имён. И завтра же эти люди выедут с дипломатической миссией или через Красный Крест в нейтральную страну - и до конца дней не будут ни в чём нуждаться. Чем бы ни закончилась эта война, и каков бы ни был результат вашей эскапады.
   Холодок уже давно заполонил стоящего почти навытяжку Курта. Но теперь он и вовсе едва не покрылся инеем - да что же такое умыслил папаша Геринг, раз дело важнее даже разгрома в этой войне тысячелетнего рейха?
   Видимо, подобные умозаключения посетили и Цвига, потому что он в кратком раздумьи склонил голову с безукоризненным как всегда пробором.
   - Благодарю. Что ж... раз нечто эдакое можем сделать только такие высококлассные пилоты как мы - pourcois pa, как говорят лягушатники. Почему бы и нет? Я готов побороться за что бы то ни было.
   А Курт Фогель лишь молча кивнул.
   Невидимое кресло зашуршало, и оттуда неожиданно долетел смешок.
   - Вот за что я вас люблю, парни - так именно за это. Жаль, что вас таких маловато... - что-то скрипнуло, и в круг света последним, как и подобает полководцу, вошёл сам. - Ладно, господа офицеры, быть посему - служба безопасности, которая проверяла вашу подноготную аж до средних веков, заверила что вы не свернёте с курса.
   Погрузнел, обрюзг - а ведь, говорят, такой красавец-ас был когда-то! Курту на миг даже обидно стало за люфтваффе.
   - Что, не впечатляю? - первый пилот Германии невесело усмехнулся. - Кабинетная работа, да ещё и с этими остолопами, и не до такого доведёт. Иной раз так с бумагами навоююсь, что верите ли - по углам Сталин с Берией мерещатся.
   Оба молодых лётчика вежливым смешком сопроводили юмор высочайшего начальства - словно одна только мысль, будто эти могли появиться в глубине святая святых подземного бункера, и в самом деле казалась смешной. А Геринг покачался на каблуках мягчайших, аляповато-роскошных заказных сапог, после чего кивнул. Он принял некое, ещё неизвестное решение.
   - Значит так, господа - отставить всякое чинопочитание. Мне нужно с вами поговорить и даже посоветоваться как с пилотами-асами. Здесь сейчас только лётчики, только свои, только коллеги. Договорились?
   Оба офицера осторожно уронили свои яволь, герр... - а тот лишь отмахнулся этак устало.
   - Гауптман, плесните нам коньячку из бара. Но без чрезмерности, - а сам отошёл к громадному, в полстены сейфу.
   Пока озадаченный Цвиг орудовал в роскошном стенном баре, сзади заклацали наборные рукоятки, застучали сверхсекретные шифрованные кнопки, и на стол возле бутылки Наполеона и рюмок шлёпнулась тощая папка дорогой тиснёной кожи. Совсем без наклейки, без грозных пометок сверхсекретно! для служебного пользования! - и вот эта-то простота потрясла и заставила проникнуться сильнее всего.
   Но ещё больше изумило дальнейшее. Курт не раз и не два втихомолку пощипывал себя в бок - да судя по вздрагивавшему иной раз гауптману, тот тоже проверял себя на бредовый сон... впрочем, стоит начать по порядку.
   - Полюбуйтесь, - на стол легли несколько фотоснимков, и пилоты с едва сдерживаемым любопытством принялись рассматривать некое подобие сковороды без ручки, лежащее на несвежей простыне.
   Прилежно снятое с разных ракурсов, оно казалось совершенно непонятным. И даже изрядно чужим - вон, гауптман зачем-то даже перевернул снимок кверху низом и придирчиво всмотрелся при свете лампы. Мина, что ли? Или радарная тарелка...
   - И в довершение, ещё один кадр.
   Гауптман вздрогнул. Теперь, когда на последней фотографии появились стоящие и ходящие рядом люди, масштаб вдруг стал на своё место - это нечто на снимках оказалось весьма немаленького размера. Метров сорок в диаметре.
   - Вы хотите сказать - это должно летать? - он всё же не сумел скрыть удивления в голосе.
   Однако замолк и даже легонько поморщился - стальной локоть обер-лейтенанта незаметно въехал точнёхонько под рёбра.
   - Где это нашли? - Курт вцепился в фотографии таким пристальным взглядом, будто это оказались результаты аэрофотосъёмки по результатам чертовски важного бомбометания.
   - Антарктида, учёные обнаружили совершенно случайно, - хозяин кабинета небезуспешно изображал, что он насмотрелся на эти фотографии до чёртиков. - Война войной, однако на научные экспедиции мы время и средства находим. Да, по мнению двух экспертов из конструкторских бюро Вернера фон Брауна и Вилли Мессершмитта - это должно летать, причём чертовски далеко и быстро.
   Курт Фогель поморщился и не удержался от вздоха. Всё же, сразу видно - этот аппарат не военный. Исследовательский или разведчик. Даже если и переоборудовать в истребитель или сверхскоростной бомбардировщик, войну с одним таким не выиграть и не переломить.
   Рейхсминистр покивал с невесёлым видом.
   - Всё верно, господа. Мало того - в ближайшие десятилетия наша наука не сумеет не то чтобы научиться изготавливать такие же, но даже и разобраться в устройстве.
   Оказалось, что двум отчаянным пилотам надлежало принять на борт наспех переоборудованного неизвестного аппарата несколько коллег - тех самых, молодых научных гениев.
   - Плюс переснятые на микроплёнку достижения науки и культуры, немного концентрированных пищевых рационов, и... - пухлая рука Геринга указала куда-то вверх.
   Очень-очень далеко вверх.
   - И там найти место для базы. Лишь там начать изучать эту технику, разбираться в ней и той цивилизации, что её создала, - он нервно засмеялся. - Только так можно гарантировать, что ни разведка, ни предатели не сумеют до вас добраться.
   Задумавшийся гауптман отставил в сторону рюмку и машинально полез в ящичек с сигарами.
   - Курите, курите, - жёлчно усмехнулся хозяин кабинета. - Мне всё равно придётся после вашего отбытия лично жечь все эти документы. Дыму будет... Правда, там только кубинские остались - все виргинские и ямайские сигары перетаскал партайгеноссе Борман.
   Лётчики совещались недолго. И их резюме прозвучало примерно так - если инженерный гений немецких учёных даст хоть какие-то наводки, они уведут эту тарелку-переросток с земли. Нет - с Земли. Дальше видно будет.
   - Но, много продуктов с собой взять не выйдет. Во всяком случае, не на годы, - Курт набросал карандашом столбик прикидочных цифр и скептически покачал головой. - Придётся возвращаться, и не раз.
   Геринг задумчиво покивал, и вновь пригубил из своей округлой коньячной рюмки.
   - Что ж, мы попробуем организовать резервные базы где-нибудь в Парагвае или Аргентине, в глуши. Тамошние режимы к нам лояльны, да и наших парней хватает... Но с секретностью будут проблемы. Здесь такой вопрос, что я не доверяю никому.
   И тогда гауптман озвучил такую идею, за которую Курт много раз благодарил того уже впоследствии.
   - Герр рейхсминистр - а что, если уйти в отрыв очень надолго? Лет на пятьдесят-сто? За это время утихнут любые страсти, и покроются пылью любые слухи. А вот потом уж...
   Стоило признать, что Геринг, как и всякий толковый пилот, соображал быстро. Он вскочил с удивительным при его нынешней комплекции проворством, и бесшумно заходил по алому ковру. И лишь это ритмичное похаживание туда-сюда и выдавало напряжённую работу мысли одного из крепчайших и вернейших столпов рейха.
   - Вот. Вот именно та идея, что и была нужна! Что ж, парни - вы меня не разочаровали, - он обвёл обоих лётчиков смеющимся и усталым взглядом. - Ладно, давайте прикинем по-новой.
   Они сели и прикинули расчёты ещё раз. А выходило очень даже недурственно. Коль прежние владельцы и обитатели тарелки оказывались гуманоидами, если не людьми - уж конструкция и размеры лётных кресел, оборудования кают, на то указывала недвусмысленно - да и дышали те воздухом...
   - Значит, если сэкономить на продуктах и запланировать забрать их вторым рейсом - можно отправить вдаль пятерых парней и... - Геринг с довольным видом хохотнул. - Ладно, девиц я вам подберу лично. Из парашютных и диверсионных кадров - да не плоскогрудых и тощих, как гамбургские или берлинские шлюхи. Настоящих, белокурых арийских бестий, чтоб потомство было здоровым и красивым.
   Постепенно безумная афера приобретала всё более и более осязаемые черты. По одному молодому научному гению из лабораторий Мессершмитта, фон Брауна и доктора Порша - то есть, авиаконструктор, ракетчик и инженер. Плюс два лётчика-аса, да пятеро головорезок... это уже не кое-что. Самолётом, ночью, до испанского порта, там пересесть на готовую к сверхдальнему переходу подлодку одного из опытнейших морских волков адмирала Деница. Дозаправка у берегов Южной Африки - есть, есть там неизвестные даже британскому адмиралтейству интересные местечки. И уже потом в царство вечных льдов.
   - Подробности вам объяснит штандартенфюрер, что отправится с вами, - Геринг устало потёр лицо и вновь облокотился на стол. - Он раньше воевал в отряде Отто Скорцени - головорез матёрый. Но, у него начался рак, уже сейчас держится только на опии. Впрочем, месяца три врачи гарантируют. Он зачистит за вами... следы после отлёта. И себя тоже.
   Таким образом, сомневаться в судьбе персонала базы, спешно развёрнутой где-то во льдах Антарктиды, не приходилось. Курт передёрнулся от зябкого ощущения, и это не осталось незамеченным хозяином кабинета.
   - Что-то не так? - вот уж чутьё у папаши Германа!
   Обер-лейтенант таки сумел скрыть истинную причину своего непроизвольного жеста. Одно дело сбрасывать с высоты груз на коробочки домов или игрушечные танки противника - и совсем друге вот так, хладнокровно, в упор стрелять в своих же. В тех, чья вина лишь в том, что знали то, что следовало скрыть любой ценой...
   - Всё упирается лишь в вопрос - сумеют ли спецы хоть что-то разобрать, а мы потом поднять эту громадину в воздух. Тут ведь иной даже сам принцип полёта. Ни винтов, ни ракетных сопел.
   Собеседники словно сговорившись пожали плечами, а гауптман жёстко процедил:
   - А есть ли у нас выбор, Курт? Либо ты и я сделаем это да улетим, чтобы где-то на звёздах начать строить новый рейх - либо я своими руками взорву эту штуковину до полной неузнаваемости.
   Рейхсминистр подтвердил - совершенно верно. Если что, пусть лучше не достанется никому. А он со своей стороны тоже все следочки зачистит.
   - Потому, парни - как бы ни сложилось и не закончилось здесь, однако наше дело не должно погибнуть. Ну вот не верю я, чтобы немецкий гений отступился перед воистину достойной его задачей...
   Голос его тёк и журчал, временами прерываясь покашливанием - Цвиг таки здорово начадил в кабинете. А Курт уже всматривался, приценивался к изображениям. Как бы поглаживал эти виды фас-профиль, детальные фотографии внутренних помещений и непонятных механизмов. Примерял на себя - вон, даже ладонь сунулась к рычагу триммеров.
   - Центр тяжести высоковат... и тяжёлый сам аппарат. Уж не для пилота-истребителя, как раз для бомберов. Но, ничего! - наконец он поднял взгляд от снимков и посмотрел в напряжённо уставившиеся на него глаза собеседников. Отметил красные от недосыпа прожилки у господина рейхсминистра, еле заметное усталое подёргивание левого века у гауптмана - память о прошлогоднем прямом попадании зенитного снаряда в его юнкерс где-то под Москвой. - Если учёные не подкачают - мы лётчики, тем более. Даю слово.
   Некоторое время Геринг смотрел словно гипнотизируя, затем всё же моргнул.
   - Ну что ж - слово потомка саксонских рыцарей и мюнхенских механиков, пожалуй, заслуживает доверия? - он перевёл взгляд на гауптмана.
   Тот убеждённо кивнул.
   - Яволь. Если уж Курт сказал, что оно полетит - значит так тому и быть. Научит и меня, а пилотируя по очереди мы уведём эту громадину хоть на край галактики.
   Зато Курт решительно осушил свою рюмку и поставил её посреди россыпи фотографий с летающим диском инопланетчиков.
   - Может, и вы с нами, Герман?
   Старый лётчик молал так долго, что это красноречивее любых слов говорило о снедающих того сомнениях. Он вновь прошёлся по ковру, самолично налил всем троим ещё коньяка, и неприкрыто глубоко вздохнул.
   - Поначалу я иногда ещё летал - с полосы в Олендорфе. Но Адольф потом запретил мне. Дескать, ты слишком важный человек для рейха, чтобы так рисковать. Эх, парни... если б вы знали, как тоскует душа по небу. Иногда оно мне снится. Тогда я просыпаюсь среди ночи - и верите ли, мне хочется выть.
   Он помолчал немного, затем дёрнул щекой. Рука его тем временем добыла из золотого портсигара капсулку ядовито-розового цвета. Геринг запил её просто водой, и некоторое время молчал откинувшись на спинку кресла. А потом... потом Курт поразился - как порозовели его бледные от усталости дряблые щёки, как тот оживился будто в него влилась свежая струя силы. И глаза... с огромными, просто-таки бездонными зрачками.
   - Нет, парни - мы эту кашу заварили, нам до конца и расхлёбывать, - лихорадочно свистящий шёпот то приближался, то удалялся. Он завораживал, словно гипнотизирующий кролика удав, и лишь изрядным усилием воли Курт заставлял себя вслушиваться в слова. - Чует моё сердце, мы уже проиграли. Хотя ещё и потрепыхаемся... ладно, ступайте. И если вас одолеют сомнения или боль, вспоминайте, что вы не какие-то низшие расы. Вы - арийцы. Немцы... ... ...
   Это оказалось последним, что удалось разобрать в записях древнего, записанного ещё на бумаге дневника с рассыпающимися от ветхости страницами.
  
  
   Эпилог
  
   Тень медленно и неумолимо ползла по мраморному полу. Тысячи лет назад её точно так же отбрасывало копьё или меч неподвижно замершего часового, затем их сменили мушкет и штурмовая винтовка. Сегодня она боязливо обрисовала ствол скорострельного лазер-гана - однако, смысл тот же. Всё течёт... но по сути, ничего не изменяется.
   Вот удлиняющаяся и уже чуть расплывшаяся тень боязливо лизнула роскошную ковровую дорожку, протянувшуюся от золочёных дверей тронной залы и боязливо стелящуюся к ступеням у подножия трона. Только что пришедший и севший наверху чуть склонил набок голову, отчего седые от рождения волосы красиво свесились на плечо и заискрились в лучах заходящего солнца. А всё же, интересно - кто же тот могучий и таинственный оружейный барон, встретиться с которым столь настоятельно рекомендовала ветреная и мотающаяся по всей галактике племянница? Позор и гордость королевской семьи одновременно, видите ли.
   На орбите планеты-столицы леггеров висел прибывший с визитом дружбы тяжёлый крейсер "Сталинград", в порту среди прочих сновали туда-сюда закопчённые торговые калоши Земной Федерации, и где-то там, как всегда неприметный, причалил носящий имя легендарного шестиногого скакуна тягач. Всё же, кое-что поменялось, стоит признать - глухие сведения о каких-то волнениях в столице Земной Федерации скромно промелькнули на подвальных полосах газет и пропали, так никого и не заинтересовав. Нет, но каков же хитрый лис тот адмирал! Так вот для чего ему потребовалась дивизия королевской тяжёлой штурмовой пехоты! Положительно, просто необходимо с ним познакомиться...
   Сидящая рядом на малом троне Её Величество пошевелилась. И экран терминала, на котором она втихомолку от августейшего супруга запоем читала низкопробный розовый роман из жизни хомо, тускло блеснул отражёнными лучами вот уж которое тысячелетие умирающего каждый день солнца.
   - А знаешь, супруг мой, их всё-таки можно понять - и принять, - королева улыбнулась и свернула изображение - часы показали Время. Аудиенция, леди и дженьльмены!
   За роскошной и примелькавшейся за годы высокой дверью что-то грохнуло, донёсся сдавленный вопль. Створка резко приотворилась, в неё сунулся было один из часовых с белым от ужаса лицом и выпученными глазами. Однако следом появилась крепкая рука, не мешкая цапнула солдата за горло и стремительно утянула обратно.
   Движение августейшей брови в сторону замершего рядом начальника охраны, увлечённо что-то наблюдающего в свой монитор - и снисходительная улыбка в ответ, после которой полковник еле заметно, отрицательно качнул головой. Ну, тут даже и гадать нечего - опять эти шестеро знаменитостей куролесят... а почему бы и нет? Хоть какое-то развлечение!
   Дверь с треском распахнулась, напрочь пугая и разгоняя чинную тишину королевского дворца. В неё кубарем влетел помятый солдат и тут же, поскальзываясь, на четвереньках уполз в боковой проход. Нет, такового беспорядка пред лицом короля быть не могло - но похоже, придётся к тому привыкать.
   - Привет, дядюшка! - ну да, принцесса Иррхен всегда отличалась живым и весёлым нравом.
   - Бог мой, что за причёска! Что за чёлка? - еле слышно ахнула Её Величество, но заинтересованно сверкнувшие глаза выдали королеву с головой. Похоже, во дворце опять сменится мода...
   Следом за супругой в двери ввалился и бывший командор королевского флота - хотя стоило признать, эти зелёные патлы ему шли. Ну, дальнейшее угадать нетрудно - недавно возведённый в маркизы Хэнк Сос-ноф-фски и до ряби в глазах рыжая красотка у него подмышкой, да ящик шампанского на другом плече парня. И крепко сбитый шкипер Эрьик Свенс-сон со своей... ах, ну да - хм-м, для самозваной Принцессы вполне недурна. Ох, Вечный Лес - ещё и кот на плече капитана!
   Наперерез им вкрадчивой походкой скользнул дворцовый церемонимейстер в угодливом поклоне. Здоровенный Хэнк совсем уж собрался было отвесить ему хорошего пинка под оттопыренный костлявый зад - но августейшая племянница отрицательно качнула головой. И вместо визитной карточки с грохотом опустила на серебряный поднос воронёный бластер. Однако, придворный служака оказался ещё той, старой закалки. Он и глазом не моргнул, с достоинством приняв эту стоящую иных других рекомендацию. Лишь всё сильнее подрагивали его ладони под грудой быстро растущего на подносе оружия.
   Его Величество шевельнули пальцем - пропустить. Надо ли и говорить, до чего они оказались заинтригованы? Да и племяшку свою любили не менее иных родственников, хоть та частенько и выкидывала несовместимые с достоинством королевского дома фортели...
   Хэнк хотел было заодно сгрузить на поднос и ящик, однако пожалел уже багрового от натуги тощего леггера.
   - Нет, ещё вылакает втихаря - вон какая физиономия продувная, - ничуть не сдерживая голоса, проворчал он.
   Тот пытался в эдаких обтекаемых выражениях намекнуть, что вот коты, даже по прозвищу Маркиз, дворцовым церемониалом как-то не предусмотрены - однако шкипер внушительно положил ему на плечо увесистую ладонь.
   - Ступай себе, болезный, а то ещё зашибёт кто ненароком...
   Церемонимейстер не стал более испытывать судьбу и столь же бесшумно скользнул вбок, где с заметным облегчением сгрузил на вычурный столик свою ношу. А потом в немой скорби за нынешние нравы задрал глаза к небу.
   Её высочество бывшая принцесса пружинистым шагом вырвавшейся из зоопарка пантеры скользнула вперёд.
   - Дядюшка, тётушка, не надоело ещё там торчать с постными лицами? Мы тут вам розового шампанского притащили - прямо с виноградников Земли. Лично рекомендую...
   Странно - Его Величество не дали команду пли замершим гвардейцам с побелевшими от напряжения пальцами на прикладах. Мало того, они откинули в стороны края королевской мантии и встали. Обнаружились они в мундире над-поручика штурмового батальона, до коего чина и дослужились много лет назад в армии своего августейшего папеньки. Они подали руку не мешкая выпорхнувшей из объятий трона супруге и чинно спустились вниз. Нет, мир таки точно сошёл с ума!
   - А кто же тот могучий оружейный барон? - поинтересовались они с непроницаемым выражением на породистом лице.
   Племянница этак лукаво посмотрела на дядюшку и поинтересовалась - небольшая демонстрация разрешена? И пусть охрана не рыпается - а то тех обидят, и вовсе не маленько.
   Стоит признать, что Его Величество оказались заинтригованы, и весьма. Потому после кивка августейшей головы шкипер и Малыш не мешкая притащили из немного разорённой залы за дверями небольшой длинный ящик. Рыжая при виде его заметно оживилась и принялась надевать на себя какие-то блестящие штуковины. Заплечный ранец с тонким кабелем... ага, подключается к передней части. Заверещали провернувшиеся сшестерённые стволы - и в тронной зале разверзся маленький ад.
   Сполохи этого огня мерцали потусторонним сиянием на восхищённых и перепуганных лицах - а Рыжая с раскрасневшейся довольной физиономией полосовала мраморный пол и стену потоком изливающихся из её рук приручённых молний. Чадные глубокие проплешины испарившегося камня, огненные брызги... в общем - небольшой, но хорошо организованный конец света.
   - Боезапас без подзарядки миллион выстрелов, - объявила наконец отжавшая спусковой рычаг бестия и лукаво подмигнула королю. - Попробуете сами, вашвеличество?
   Его Величество таки не удержались от соблазна. Прав был покойный герр профессор - ну какой настоящий мужчина, а тем более бывший офицер, останется равнодушным к хорошему оружию? И через минуту управляемый ад снова предъявил сшестерённое приглашение в свои пылающие бездны...
   Начальник охраны выглянул в ещё полыхающую расплавленным камнем дыру в стене - ну да, королевскую канцелярию по соседству тоже ремонтировать придётся. Полюбовался на глубоко выжженный монархом в потолке и ещё слегка чадящий патриотический вензель VR (Viva Regina - да здравствует Королева), и сокрушённо покачал головой.
   - Когда мы вместе с хомо штурмовали Ледяную Твердыню баггеров, нам весьма и весьма не хватало чего-то хотя бы подобного.
   А Его Величество позволили снять с себя ранец и крепление оружия, задумчиво погладили его. И благожелательно кивнули.
   - Значит, вы и есть та самая оружейная баронесса, вокруг которой нам рекомендовано ходить на задних лапках?
   Рыжая не стала ломаться. Ну, да... есть и ещё кое-какие задумки, уже проверенные и испытанные в лабораториях Технологического Института - однако они с Малышом как держатели патентов настояли на непременном участии королевства леггеров.
   - Ну, и... эта дура всего лишь первый, экспериментальный образец, - она небрежно пнула ножкой сброшенное на изуродованный пол оружие.
   Его Величество и отметившийся на всех фронтах начальник охраны переглянулись с чуть было не переменившимися лицами. Уж кому как не им было известно, что от первого образца до принятых на вооружение моделей разница в качестве солидная. Если это всего лишь экспериментальная модель - да за такое предложение надо уцепиться любой ценой! Миллиардов эдак двадцать-тридцать вложить в эту баронессу - и это для начала...
   Шкипер очень кстати хлопнул в истерзанный потолок пробочкой. В мигом притащенные церемонимейстером бокалы полился благородный пенистый напиток, а Её Величество королева, уже предвкушая с восторгом и острасткой некую шалость, поинтересовалась - известно ли дамам и господам демократам, что существуют правила этикета и их следует хотя бы отчасти соблюдать?
   В тронной зале воцарилась глубокая и какая-то зудящая в чаду тишина. И вот в этой-то пустоте прозвенел серебристый голосок рыжей красотки.
   - Да, конечно известно - пальцами и яйцами в солонку не лазить...
   Первыми засмеялись мужчины из экипажа Слейпнира, и их поддержали боевые подруги. Затем в своё удовольствие заржал начальник охраны, и церемонимейстер в углу тихонько вторил ему. Подрагивали и отчего-то багровели гвардейцы у стен. Её Величество королева хохотала так отчаянно, что в восторге заколотила супруга по спине, пошатнулась, и была вынуждена присесть на перевёрнутый и услужливо подсунутый Малышом оружейный ящик.
   И даже на породистом и строгом лице Его остроухого Величества против собственной воли проступала добрая и какая-то совсем человеческая улыбка...
  
  
   Вместо послесловия
  
   Хэнк призадумался. Ну что тут ответить... э, Принцесса вроде приглашала весь экипаж отдохнуть на планете людей-леггеров? Ну вот, он согласен махнуть туда, благо недалеко. А то все треволнения последнего времени лично у него уже просто в печёнках.
   - И я там же, в печёнках? - Рыжая нахально разлеглась на нём словно на диване и пытливо смотрела в упор печальными голубыми глазами.
   Скорбно вздохнув и ханжески закатив взор, Хэнк признал, что вот уж нет - такая зараза с первого же выстрела попала прямо в сердце.
   Голубые льдинки чуть оттаяли, а их обладательница на диво скромно поинтересовалась - и чем же они там будут заниматься?
   Хэнк пожал плечами и задумчиво намотал на палец рыжий локон. Народа там немного. Можно забраться куда-нибудь в глухомань. Гулять по лесу или горам, наблюдать закат...
   - И трахаться, Малыш? - где-то там зажглись первые лукавые искорки рассвета.
   Покосившись в ответ на этот взгляд, Хэнк заметил, что можно и наоборот - отправиться на южные острова, где океан ещё более лазурный, чем на рекламных буклетах. Загорать на песке, купаться, даже ловить рыбу...
   - И трахаться, трахаться, трахаться! - от избытка чувств её глаза замерцали уже двумя восторженными огоньками.
   Нет, удержаться тут от улыбки было просто невозможно, и Хэнк, разумеется, не удержался. Он даже потёрся кончиком носа о носопырку девчонки, а потом назидательно погрозил пальцем.
   - Нет, Рыжая - мы будем дарить друг другу свою любовь.
   В голубых глазах прямо-таки плясали лукавые бесенята.
   - А это лучше, чем просто трахаться?
  
   Хм-м, интересный вопрос. Пожалуй, всё-таки да.
   А вы как считаете?
  
  
  
   16-е, декабрь 2006
  
  

Оценка: 4.47*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"