Лебединский Дмитрий Юрьевич: другие произведения.

Чтобы выжить, нужно умереть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


ЧТО­БЫ ВЫ­ЖИТЬ, НУЖ­НО УМЕ­РЕТЬ.

   В се­ре­ди­не мая 1993 го­да, под Сейм­ча­ном, на Ко­лым­ской про­то­ке, ещё час­тич­но, вдоль ост­ро­ва, на про­ти­во­по­лож­ной от ко­рен­но­го бе­ре­га сто­ро­не, за­би­той за­тя­ну­тым те­че­ни­ем с ос­нов­но­го рус­ла льдом, у лод­ки "Крым" во­зи­лась па­ра: муж­чи­на и жен­щи­на, за­гру­жав­шая эту лод­ку раз­лич­ным хо­зяй­ст­вен­ным бу­то­ром. Гру­зи­лись сверх ме­ры, то и де­ло, пе­ре­кла­ды­вая уже уло­жен­ное, уп­лот­няя весь груз, за­би­вая им все ще­ли сво­бод­но­го по­ка ло­доч­но­го про­стран­ст­ва. Муж­чи­на, си­дя­щий на но­су со­сед­ней, при­ча­лен­ной к бе­ре­гу "ка­зан­ки", дол­го ку­рил, мол­ча рас­смат­ри­вая ве­ду­щую по­груз­ку лод­ки па­ру, и, на­ко­нец, не вы­дер­жав, спро­сил: "На­дол­го, что ли, Ви­тя, со­брал­ся?" Тот, к ко­му он об­ра­тил­ся: су­хой, мус­ку­ли­стый, бе­ло­бры­сый, не­вы­со­ко­го рос­та му­жик, сбро­сив в лод­ку ме­шок с му­кой, сплю­нул на кам­ни, и со сто­ном ра­зо­гнул спи­ну, при­дер­жи­вая по­яс­ни­цу ру­ка­ми.
   - А хрен его зна­ет, - на­дол­го ли?! Мо­жет, до са­мой смер­ти. За­га­ды­вать не хо­чу. Как по­лу­чит­ся. Здесь, в по­сёл­ке, уже не­воз­мож­но жить. Поч­ти все пред­при­ятия по­за­кры­ва­лись. Да­же Нин­ка моя ра­бо­ту по­те­ря­ла, и жить ста­ло со­всем не­вмо­го­ту, - не на что. В тай­ге, хо­тя бы, зу­бы на пол­ку не по­ло­жу, и, по­ка но­ги дер­жат, про­пи­та­ние для нас все­гда до­бу­ду. С ба­бой вме­сте ухо­жу, а млад­ший сын уже на мо­ём уча­ст­ке жи­вёт. Оту­чил­ся, ви­дать! Пусть те­перь учит­ся жить охо­той! - Он сел на нос сво­ей лод­ки, дос­тал из курт­ки пач­ку си­га­рет, и за­ку­рил, мол­ча ус­та­вив­шись на кам­ни у сво­их ног.
   По­до­шла жен­щи­на, ко­то­рая ста­ла пы­тать­ся пе­ре­ло­жить в лод­ке сбро­шен­ный в неё му­жем ме­шок с му­кой.
   - Пе­ре­дох­ни, Ни­на! Сей­час пе­ре­ку­рю, и вме­сте всё раз­ло­жим!
   - С го­рю­чим-то, как, Ви­тя?
   - За­бро­сил тон­ну на ба­зу, да, кое-что по бе­ре­гам Ко­лы­мы рас­ки­дал, что­бы лиш­не­го гру­за с со­бою не тас­кать. На год долж­но хва­тить. А там, - по­смот­рим!
   - Зна­чит, до сле­дую­щей вес­ны мы с то­бою не встре­тим­ся?
   - Не долж­ны бы!
   - А как пуш­ни­ну бу­дешь сда­вать?
   - У Гос­про­мхо­за связь со мною по ра­ции бу­дет. Нуж­на бу­дет пуш­ни­на, - при­ле­тят са­ми за ней, или, пусть ждут сле­дую­ще­го мая. У ме­ня сво­их крыль­ев нет. За­яв­ку на при­па­сы для ме­ня, я им ос­та­вил. Те­перь, пусть ду­ма­ют са­ми, как её ис­пол­нить. Ма­га­зи­на в тай­ге нет. В слу­чае че­го; пуш­ни­ну, - най­ду, ко­му сбыть, - хоть, в ту же Зы­рян­ку.
   - Вре­ме­на, Ви­тя, на­сту­пи­ли, - хоть в пет­лю баш­кой! А что даль­ше бу­дет, - со­всем не­по­нят­но!
   - Вот, я и го­во­рю, для пет­ли в тай­ге - са­мое ме­сто, - суч­ков хва­та­ет.
   - По­го­во­ри­ли, на­зы­ва­ет­ся! Ну, - бы­вай! Уда­чи те­бе! - Сплю­нув се­бе под но­ги, му­жик под­нял­ся, по­жал ру­ку Вик­то­ру, и, не­ук­лю­же за­гре­бая са­по­га­ми гра­вий, и вся­кий на­нос­ной му­сор, по­шел в сто­ро­ну ма­ши­ны, толь­ко что подъ­е­хав­шей к бе­ре­гу про­то­ки.
   Ещё ми­нут пят­на­дцать по­за­ни­мав­шись по­груз­кой лод­ки, се­мей­ная па­ра, на­ко­нец, уго­мо­ни­лась. Ис­пол­нив пре­дотъ­езд­ной ри­ту­ал по­си­дел­ки с пе­ре­ку­ром, они от­толк­ну­ли лод­ку от бе­ре­га, и на ма­лой ско­ро­сти по­шли к вы­хо­ду из про­то­ки. Ко­лы­ма под­хва­ти­ла их лод­ку мощ­ным па­вод­ко­вым те­че­ни­ем, про­но­ся её над об­на­жаю­щи­ми­ся ле­том от­ме­ля­ми, от­тал­ки­вая её от скаль­ных при­жи­мов бу­ру­на­ми, соз­да­вае­мы­ми ос­тав­ши­ми­ся под во­дой ка­ме­ни­сты­ми вы­сту­па­ми. Вы­со­кая во­да та­щи­ла с со­бою смы­тые с бе­ре­гов ство­лы де­ревь­ев, рас­ко­ря­чен­ные кор­не­ви­ща ко­то­рых то­пор­щи­лись над её по­верх­но­стью, слов­но по­чер­нев­шие щу­паль­ца ме­дуз: не­оп­рят­ные, зло­ве­ще из­ви­ваю­щие­ся в мут­ных стру­ях ре­ки. То, при­жи­ма­ясь к бе­ре­гам, то, по­ви­ну­ясь стреж­не­во­му те­че­нию, на­ис­кось пе­ре­се­кая рус­ло ре­ки, це­поч­ка льдин соз­да­ва­ла до­пол­ни­тель­ные не­удоб­ст­ва Вик­то­ру, си­дя­ще­му за штур­ва­лом лод­ки, на­пря­жен­но вгля­ды­ваю­ще­му­ся в тая­щую опас­ность вод­ную по­верх­ность. То тут, то там, из-под во­ды вдруг вы­ны­ри­вал мок­рый ко­мель или вер­хуш­ка отя­же­лев­ше­го то­п­ля­ка, что­бы за­тем, сно­ва ныр­нуть под на­крыв­шую его вол­ну. Встре­ча с та­ким то­п­ля­ком, вы­ныр­нув­шим под лод­кой, мо­жет сто­ить жиз­ни, и гла­за Вик­то­ра бес­по­кой­но сколь­зят над во­дой, за­ме­чая на рас­стоя­нии двух­сот - трёх­сот мет­ров от лод­ки, вся­кое по­доз­ри­тель­ное пят­но на её по­верх­но­сти, вся­кий её не­ча­ян­ный всплеск. Пе­ре­гру­жен­ная лод­ка дви­га­ет­ся мед­лен­но, но, по­ка уве­рен­но об­хо­дя все воз­ни­каю­щие пре­пят­ст­вия. Не­сколь­ко ча­сов спус­тя, за­тра­тив вдвое боль­ше вре­ме­ни, чем обыч­но, они про­шли "кар­чё­вое по­ле" - от­мель, об­на­жав­шую­ся ле­том, по низ­кой во­де, - об­ра­зо­ван­ную пес­ча­ным на­но­сом, в ко­то­ром ока­зал­ся за­мыт боль­шой дре­вес­ный за­вал. Те­перь, из это­го на­но­са тор­ча­ли толь­ко кор­ни ук­ры­тых пес­ка­ми дре­вес­ных ство­лов - кар­чи, - об­хо­дить ко­то­рые, да­же по вы­со­кой во­де стои­ло сто­ро­ной. Про­шли, на­ко­нец, и "боль­шие тор­фа" - низ­кий пло­ский бе­рег, с об­ры­ва ко­то­ро­го сви­са­ют пла­сты тор­фа, тол­щи­на ко­то­ро­го два - три мет­ра. Об­ры­вае­мые те­че­ни­ем, эти пла­сты, чёр­ны­ми ост­ро­ва­ми плы­вут вниз по те­че­нию Ко­лы­мы, по­сте­пен­но по­гру­жа­ясь в её во­ду, и, на­ко­нец, ис­че­зая в ней. Во вто­рой по­ло­ви­не дня про­шли скаль­ный при­жим, раз­де­ляю­щий ре­ки Су­гой и Ба­лы­гы­чан. При­жим этот - вер­ти­каль­ная сте­на, - про­ре­зан­ная Ко­лы­мой соп­ка, под ко­то­рой ре­ка де­ла­ет плав­ный по­во­рот вле­во. Под сте­ной, та­ит­ся веч­ный по­лу­мрак, от­че­го это ме­сто ка­жет­ся уг­рю­мым, и уж во вся­ком слу­чае, не­при­вет­ли­вым. Мно­гим охот­ни­кам это ме­сто чем-то не нра­ви­лось, - на­вер­ное, имен­но этой сво­ей уг­рю­мо­стью. В устье Су­гоя Вик­тор сде­лал ос­та­нов­ку, у ба­зо­во­го зи­мо­вья Юры Ро­то­ва, ко­гда-то по­стро­ив­ше­го его. Те­перь, по­сле смер­ти Юры, - это уча­сток уже дру­го­го штат­но­го охот­ни­ка. Обе­да­ли на­ско­ро, за­хва­чен­ной из до­му, за­прав­лен­ной мя­сом, чуть ра­зо­гре­той, ка­шей. То­ро­пи­лись. По­след­ний от­ре­зок пу­ти: ре­ка "Мут­ная", - "Кор­ко­дон", до устья "Бу­лу­на", - про­шли, ос­то­рож­но оги­бая все бе­ре­го­вые за­ва­лы, дер­жась от них по­даль­ше. У сво­его зи­мо­вья ос­та­но­ви­лись уже по на­сту­пив­шим су­мер­кам. Су­ме­реч­ная ночь: про­хлад­ная и су­хая, с пол­ным без­вет­ри­ем и ти­ши­ной, на­ко­нец-то, и Вик­то­ру по­да­ри­ла чув­ст­во по­коя и от­ды­ха. По­ка сын пе­ре­тас­ки­вал ве­щи и про­дук­ты в са­рай и дом, за­го­дя по­стро­ен­ные ме­сяц на­зад, Вик­тор, си­дя на бе­ре­гу ре­ки, ку­рил, раз­гля­ды­вая тём­ный, по­ка про­зрач­ный лес, и слу­шал зве­ня­щую ти­ши­ну.
   - Всё вер­но! - ре­шил он про се­бя, - толь­ко здесь и жить! Бу­дем ра­бо­тать, - вы­жи­вем! Но, ес­ли и ра­бо­тать, то - до са­мой смер­ти! - Что­бы вы­жить! Чёр­то­ва ка­ру­сель по­лу­ча­ет­ся, - а жить-то ко­гда? - Ус­мех­нул­ся по­лу­чив­ше­му­ся не­ве­сё­ло­му рас­кла­ду сво­их мыс­лей. Ос­та­ют­ся толь­ко: абы, - да, ка­бы, авось, - да, не­бось. Но, нам, - не при­вы­кать, - с "как-ни­будь", - обя­за­тель­но, по­тя­нем. Най­дя столь не­за­тей­ли­вую фор­му­лу вы­жи­ва­ния, Вик­тор ус­по­ко­ил­ся, и по­шел в дом.
   За ужи­ном, Вов­ка, сын Вик­то­ра, со­об­щил, что в ки­ло­мет­ре от зи­мо­вья, поч­ти на бе­ре­гу ре­ки он на­шел не­сколь­ко ста­рых ям с по­лу­осы­пав­ши­ми­ся края­ми, и вся­ким лес­ным му­со­ром на их дне.
   - Зав­тра по­ка­жешь! - слег­ка по­ду­мав, ска­зал Вик­тор. По­хо­же, ты шур­фы на­шел. Зо­ло­то здесь гео­ло­ги мог­ли ис­кать. По­ищем и мы! Чем чёрт не шу­тит!? Мо­жет, и мы что-ни­будь най­дём.
   - Оно те­бе нуж­но, Ви­тя? - же­на тре­вож­но ус­та­ви­лась в его ли­цо.
   - Что ты по­ни­ма­ешь? А ес­ли в этом го­ду охо­ты нор­маль­ной не бу­дет, ты что, са­по­ги ре­зи­но­вые бу­дешь же­вать? Бу­дет зо­ло­то, - сда­дим! Най­ду, ко­му сдать его, хоть, той же ар­те­ли. У нас с то­бою, как ты по­ни­ма­ешь, зар­пла­ты с твёр­дым ок­ла­дом нет, - и не пред­ви­дит­ся. По­это­му, всё, что мож­но до­быть, - я до­быть по­ста­ра­юсь. Дя­ди мил­лио­не­ра у ме­ня нет, и рас­счи­ты­вать нам с то­бою не на ко­го!
   Же­на мах­ну­ла ру­кой: "Де­лай, Ви­тя, как зна­ешь!.."
   Так на­ча­лась их пол­ная ли­ше­ний се­ми­лет­няя борь­ба за вы­жи­ва­ние. Ни­ка­ко­го зо­ло­та он не на­шел, и бы­ст­ро ох­ла­дел к ста­ра­тель­ст­ву, а при­выч­ная Вик­то­ру охо­та, в тот пер­вый год не от­ли­ча­лась до­быч­ли­во­стью, тем бо­лее, что его сне­го­ход "Бу­ран", вско­ре по­сле на­ча­ла про­мы­сло­во­го се­зо­на по­лу­чил тя­же­лую по­лом­ку, и весь се­зон Вик­тор вы­ну­ж­ден был тас­кать на се­бе всё то, что ему бы­ло нуж­но для охо­ты, об­слу­жи­вая даль­ние, от­стоя­щие от до­ма на де­сят­ки ки­ло­мет­ров пу­ти­ки, на­би­тые в на­ча­ле се­зо­на, ещё на ра­бо­тав­шем в ту по­ру сне­го­хо­де. Не го­ло­да­ли; вы­ру­чи­ла ры­ба и со­ха­ти­на, но, и боль­ших дос­тат­ков, часть из ко­то­рых тут же уш­ла на вос­ста­нов­ле­ние "Бу­ра­на", да на под­го­тов­ку к но­вой зи­мов­ке, - у них не слу­чи­лось. Втро­ём обу­ст­рои­ли ос­нов­ные пу­ти­ки, по­ста­вив на них за два лет­них се­зо­на шесть зи­мо­вий, но к 1995 го­ду Вик­тор "за­хан­д­рил", всё ча­ще по­сы­лая вме­сто се­бя на пу­тик сво­его сы­на. Сам стал по­дол­гу вы­лё­жи­вать­ся на на­рах, иной раз, не­де­ля­ми не под­ни­ма­ясь с них. Сколь­ко я его знал, он был че­ло­ве­ком не­уём­ной энер­гии, не умею­щим ос­та­нав­ли­вать­ся да­же при пол­ной, ка­за­лось бы, ус­та­ло­сти, веч­но на­хо­дя­щим се­бе и ок­ру­жаю­щим ра­бо­ту, за­го­няя всех, и, пре­ж­де все­го - се­бя, в со­стоя­ние ту­пой про­стра­ции: дол­гой и тя­же­лой, для­щей­ся, иной раз, по не­сколь­ку су­ток. Уси­лив­шие­ся бо­ли в спи­не, те­перь всё ча­ще ук­ла­ды­ва­ли его на кой­ку, за­став­ляя по­гло­щать всё боль­шее ко­ли­че­ст­во аналь­ге­ти­ков, по­сле приё­ма ко­то­рых, он на ко­рот­кое вре­мя ожи­вал, сно­ва до­во­дя и се­бя, и сы­на, и же­ну до со­стоя­ния из­не­мо­же­ния, у са­мо­го его со­про­во­ж­дав­ше­го­ся оче­ред­ным, бо­лее упор­ным бо­ле­вым при­сту­пом. 1999 год, был по­след­ним го­дом его, бо­лее или ме­нее, про­дук­тив­ной ра­бо­ты, по­сле ко­то­рой он окон­ча­тель­но сло­мал­ся, и по­след­ние два ме­ся­ца ухо­дя­ще­го го­да из зи­мо­вья уже не вы­хо­дил. И рань­ше не об­ла­дав­ший по­кла­ди­стым ха­рак­те­ром, в бо­лез­ни он стал брюзг­лив и скан­да­лен; при­дир­чив ко все­му то­му, что де­ла­ли сын и же­на, на­хо­дя в их ра­бо­те мас­су изъ­я­нов, ко­то­рых пре­ж­де не на­хо­дил. По­сле дол­гих уго­во­ров же­ны: съез­дить в по­сё­лок, и по­ка­зать­ся вра­чам, он, на­ко­нец, дал своё со­гла­сие. Вес­ной 2000 го­да он поя­вил­ся в Сейм­ча­не; уже пол­но­стью обез­дви­жен­ный бо­лез­нью. В сен­тяб­ре то­го же го­да, я на ко­рот­кое вре­мя; все­го на де­сять дней, вновь ока­зал­ся на Ко­лы­ме, при­ле­тев с про­щаль­ным ви­зи­том, как ока­за­лось, не толь­ко в сам по­сё­лок, но, и к не­му - Вик­то­ру, ко­гда-то, са­мым пер­вым ото­звав­шим­ся на мою бе­ду. В мо­ей про­фес­сио­наль­ной по­мо­щи он уже не ну­ж­дал­ся. Бы­ло позд­но! До­ма у Вик­то­ра я за­стал всё то, что ха­рак­те­ри­зу­ет край­нюю ни­ще­ту, а его; на ко­рот­кое вре­мя ожи­вив­ше­го­ся при мо­ём по­яв­ле­нии, - уже слом­лен­ным бо­лез­нью окон­ча­тель­но. Я по­де­лил­ся с его же­ной тем, что имел, и по­ки­нул их дом, уно­ся из не­го го­речь со­жа­ле­ния: по­след­ний из мо­их дру­зей охот­ни­ков по­ки­да­ет ме­ня. Че­рез не­де­лю Вик­то­ра не ста­ло.
   Зва­ли его: Бо­гда­нов Вик­тор. В пас­пор­те, в гра­фе, где про­став­ля­ет­ся от­че­ст­во, зна­чи­лось - "без от­че­ст­ва". Дру­гих та­ких, - ис­кон­ных ру­са­ков, со столь ори­ги­наль­ной за­пи­сью в пас­пор­те, - я не встре­чал.
   За­вер­шая оче­ред­ную эпи­та­фию, что де­лать, - воз­раст ос­та­вил мне толь­ко это пре­иму­ще­ст­во пе­ред ушед­ши­ми, я с бла­го­дар­но­стью мо­гу по­мя­нуть его - Вик­то­ра без от­че­ст­ва, быв­ше­го мне дру­гом; по-рус­ски бе­за­ла­бер­но­го сы­на сво­его оте­че­ст­ва. Пусть зем­ля ему бу­дет "пу­хом"!
   Ст. Но­во­ла­за­рев­ская 2008 год
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Eo-one "Люди"(Антиутопия) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"