Ледовский Вячеслав Анатольевич: другие произведения.

Астрал

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  1. Попасть в астрал можно только по своему желанию
  
  Крепления, как позже выяснил Олег, были ни при чем. Дюбеля сидели в кирпиче плотно, даже пассатижами шевельнуть невозможно. Петли тоже оказались в полном порядке.
  Ковер просто будто сдуло со стены, и теперь он подобием горного массива бесформенной грудой коробился в центре комнаты и пах пылью и старой сухой бумагой.
  Сначала Возок выругался от злости и неожиданности.
  Потом, когда увидел причину бытового несчастья, притих и озадачился.
  На клееных пару лет назад обоях, там, где секунды назад висело ворсистое изделие китайских умельцев, проступал контур матово-серой, как экран телевизора, двери.
  Проявился, словно изображение на старой, той, что нужно было полоскать в растворе, фотобумаге.
  Все четче и четче, пока окончательно не вырисовался выпуклыми косяками, круглым золотистым набалдашником ручки, зеленой, как бы даже светящейся обивкой.
  По центру полыхнула надпись "Чивомик Гело Козов".
  Сбавила яркость, адаптируясь к вечернему полумраку.
  - Ни хрена себе, - выдохнул хозяин, - это что еще за нововведения?
  "Чивомик - это нечто вроде человека", - подумалось неизвестно с чего, - "А может, должность. Гело - похоже на грузинское имя, Козов, понятно, фамилия".
  Дюжину лет Олег Возок прожил в этой доставшейся от покойной бабушки квартире, и до сих пор она себя вела смирно, ничего подобного не выкидывала. Ну, проблемы с сантехникой, конечно, как у всех, да иногда с балкона струйкой слякоть набежит, не более того. Даже простеньких полтергейстов не наблюдалось, а тут вдруг сразу такое!
  Олег пошарил трясущейся рукой под диваном. Нащупал гладкую рукоять, вытащил туристический топорик.
  Мало ли что. Коли дверь появилась, так из неё, значит, кто и войти может. Это в честно приватизированное жилье! А, как говорится, наш дом - наша крепость, и потому все права и обязанности оборонять её лежат на хозяевах. Еще неизвестно, что за зверь этот "чивомик", и с чем его едят. А то, может, и он ест. Всех, кто под руку попадется.
  Левой рукой Возок снял телефонную трубку, прижал плечом к уху, набрал номер милиции.
  - Тридцать вторая слушает, - откликнулся ленивый женский голос.
  С полминуты Олег промедлил. Ничего не происходило. Дверь вела себя мирно, открываться не собиралась. Мерцала приятным изумрудным светом, успокаивая, вызывая желание окунуться в эту густую зелёную рябь.
  Гипнотизирует, что ли?
  - Ну что там у вас? - недовольно спросили в трубке.
  - Извините, - неуверенно ответил Возок. - Похоже, номером ошибся.
  - Внимательнее надо быть, - наставили его издалека. Добавили, - если что, то у нас и случайные звонки фиксируются. Это я вас на всякий случай предупреждаю, коли желание глупо пошутить появится...
  Длинные гудки.
  Олег положил трубку.
  А что он мог сказать? Мол, неожиданно в стене между комнатой и кухней появился несанкционированный хозяином проход? Полыхающий зелёным цветом и с непонятной надписью?
  В лучшем случае отправят матом куда подальше. В худшем посчитают хулиганом и оштрафуют. Или, того веселее, приедут дюжие товарищи и отвезут на машине с красным крестом в места, где все двери плотно запираются. Ведь, если эта штука неожиданно появилась, то она может так же быстро исчезнуть. Доказывай потом, что все это не привиделось.
  - Значит, что? - логично решил Олег. - Нужно зафиксировать событие!
  Заодно и себя перепроверить. Глюки, как известно любому алкоголику и наркоману, на электронику записать невозможно.
  Возок достал из-под наваленных на журнальный столик рекламных проспектов мобилу. Навел на стену. Сделал с десяток кадров. Посмотрел изображения. Все вроде нормально. В смысле, что в натуре видно, то и на экране отобразилось.
  На секунду задумался. Набрал номер старого, еще со школы, друга:
  - Серега? Слушай, я тебе сейчас фотку скину. Сразу отзвони, что по этому поводу думаешь, ладно?
  Отправил послание. Телефон завибрировал через минуту.
  - По работе повысили? Даже персональный кабинет выбил!? Поздравляю! - пророкотал баритон приятеля.
  - С чего ты взял?
  - Ну, брось, ведь похвастаться хотел, признайся? Молодец! Я в тебе не сомневался! Только у меня фотка мне зазеркалилась, твое фамилие как Козов читается. Прикольно! В общем, молодчик! Как первую зарплату будешь обмывать, звякни! Пока, я тут с подругой, некогда!
  Так.
  Олег внимательно посмотрел на дверь.
  "Чивомик Гело Козов"
  А если наоборот, то...
  "Возок Олег Кимович"
  Забавно.
  Зеркальный мир, что ли?
  Держась на расстоянии от зелёной двери, ежесекундно ожидая от неё подвоха, прижимаясь к дивану, дальней стенке, Возок пробрался на кухню.
  С этой стороны никаких новаций не было. Кафель, стол, три пуфика. Ладно, хоть здесь порядок. Олег заглянул в туалет, ибо испуг обернулся "медвежьей" болезнью. Отсидел там, пока в животе не прекратилось бурчание и позывы к очищению кишечника. Дверь в коридор не закрывал, настраиваясь в случае опасности стартовать к выходу из квартиры. Впрочем, обошлось без неожиданностей. А то бы пришлось, поддерживая штаны и роняя на пол то, чему положено исчезать в унитазе, ковылять до лестничной площадки.
  В сортире прихватил пластмассовую швабру. Вернулся в комнату. Держа рукоять в вытянутой руке, ткнул в надпись на двери. Швабра ударилась о гладкую поверхность, скользнула по ней.
  Словно издалека донесся хрустальный звон колокольчиков.
  И всё.
  Что дальше-то делать?
  Возок поудобнее устроился на диване и погрузился в размышления. Так. Жилье досталось от бабушки. А про неё ходили слухи, что была ведуньей. Может, это наследство от старушки, и ТУДА нужно просто войти?
  А вдруг там угроза? И лучше отзвонить на всякий случай приятелям ... или в МЧС?
  А если там что хорошее? Дар какой необычайный. Сказочное умение. Или клад. Если кого звать, так с ним тогда еще делиться придется. Оно надо?
  Ведь надпись на двери имеет очевидный персональный характер! Приглашение только одному человеку! Пусть и написано имя шиворот навыворот.
  Проем светился в полумраке уютным зеленоватым светом, и совсем не казался опасным. Олег вскочил, нервно забегал по комнате. Сделал несколько энергичных движений руками. Подражая каратистам, лягнул правой ногой в разные стороны. Ничего не происходило.
  Возок пожал плечами. Достал из стенки хранимую на крайний случай бутылку дорогого коньяка, свернул пробку, набулькал в хрусталь сотню грамм, выпил в два глотка. Обжигающая пряная жидкость ухнула в желудок, взорвалась там маленьким солнцем.
  А идет все к чертям!
  Что он теряет? Работа экономистом за гроши, чем дальше, тем больше с угрозой сокращения, квартира в хрущевке, постоянно ремонтируемые "Жигули"?
  А что может приобрести?
  Вот это неизвестно.
  Может быть, всё - в самом широком смысле слова.
  И если дверь сейчас исчезнет, а он так и не решится её открыть, такого себе Олег не простит никогда - в этом Возок уже не сомневался.
  Несколько раз шумно вдохнул и выдохнул воздух. Показалось, что от двери пахнет ландышами и багульником. Олег подошел к стене. Правую руку - с прихваченным на всякий случай топориком, отнес чуть назад и наотмашь. Бережёного бог бережет, мало ли что может ОТТУДА выпрыгнуть.
  Левую протянул к поблескивающему золотом набалдашнику.
  Простонал, заставляя себя сделать последнее, решающее движение.
  И положил кисть на вспыхнувшую солнечным бликом рукоятку...
  Его крутануло, не больно, но сильно, и словно всосало внутрь. Сразу же выбросило на подсвеченную лиловым светом родную кухню.
  Никакого сомнения, он по-прежнему дома, уж очень все до отвращения знакомое: кафель, стол, три пуфика, чайник с заклееной скотчем трещиной на пластмассовой крышке.
  Возок разочарованно простонал.
  Гиперпереход между смежными помещениями? Всего лишь... Может, кому это в Академии каких-нибудь наук и можно продать. Но вряд ли дорого. К тому же, если квартиру оккупируют экспериментаторы, где жить?
  Только почему всё предметы такого странного колера?
  Олег взмахнул крыльями (как у бабочки, точнее, у мотылька, потому что маленькие и бархатистые), неожиданно взмыл к потолку, пробил его, оказался этажом выше.
  По ухоженной кухоньке порхала соседка - в одной полупрозрачной коротенькой ночнушке. Мелькала загорелыми икрами, дразнила просвечивающими сквозь ткань крепкими остренькими бутонами груди. Быстрыми точными движениями намазывала на хлеб масло, сверху складывала кружочки сервелата и пластики сыра.
  - Извините, - отчаянно пискнул Возок. Мужем у Раи был Саша, бывший боксер, мужик крепкий и ревнивый, потому горло перехватило испугом. Словно Александр уже взял гостя за глотку своими стальными пальцами.
  Впрочем, Олега, похоже, не только не услышали, но и не видели.
  И откуда у него крылья?
  Возок подлетел к круглому зеркальцу на холодильнике, глянул в него.
  Так. Рая подхватила тарелку с бутербродами, покачивая бедрами, исчезла в коридоре. Теперь в стекле отражалась пустая кухня. То есть, с мебелью, посудой и прочим, вот только Олега не было видно.
  Да что же такое? А ну-ка, если назад...
  Взмах крыльев, пол становится потолком.
  А на этой кухне тоже появилась дверь, только малинового цвета!
  С той стороны стоял, держась за ручку и отнеся назад правую руку с топориком, сам Возок. Впрочем, уже не стоял, а оседал на пол.
  Олег взвизгнул, бросился к себе.
  Влетел в свое тело, успел притормозить падение, упал на колени перед зелёноватой дверью.
  С обратной стороны которой, вспомнилось, было написано "Возок Олег Кимович".
  Выдохнул. На дрожащих ногах, пошатываясь, добрался до дивана. Растянулся на нем головой к окну, косясь на изумрудный проем.
  Сначала в голове было пусто.
  Потом стали появляться разные мысли.
  Вот, значит, откуда бабушка все знала. Личный переход в астрал. Ну, может, не в астрал, главное, что можно гулять где угодно. Незамеченным, но всесущим и всеведущим. Так ведь эта штука помощнее любого клада будет. Если ею правильно воспользоваться. Тайны - это то, за что люди готовы платить любые деньги.
  Нет, никакого шантажа, не дай бог. Что-нибудь не конфликтующее с уголовным кодексом и не привлекающее внимание криминального мира.
  Надо хорошо все это обдумать.
  И еще, конечно, создать для своего тела комфортные условия на время отлучек. А то оно как-то уж слишком беспомощным становится. Передвинуть диван к стене? Много мороки. Кресла хватит. С подушками.
  На улице зажглись ночные фонари. Мертвенный белый свет сквозь тюль ажурными полотнами проникал в комнату, но в районе возвышающегося комом ковра уступал зеленоватым отсветам Двери. Теперь её надо называть так, с большой буквы. Просто дверей много, но такая - только одна. И только у Олега Кимовича Возка!
  Соседи справа наслаждались сериалом, где очередная Изаура объяснялась в любви своему Мейсону. Её всхлипы доносились из-за стены. Заглянуть, как они живут? Да что может быть интересного у пенсионеров?
  Сверху, сквозь потолочные перекрытия, слышался скрип пружин и стоны Раи.
  А вот это действительно любопытно посмотреть...
  Олег вскочил, вцепился к кресло, передвинул его к Двери. Повозился, поудобнее умащиваясь. Положил руку на золотистую рукоять. Через секунду взмыл вверх.
  Однако...
  Саша оказался импотентом и пользовал жену специальным розовым приспособлением. Впрочем, от этого Рая не становилась менее привлекательной. Олег покрутился вокруг, пытаясь каким-либо образом пристроиться к процессу. Ничего, кроме как посмотреть, так и не получалось. Дух, он и есть дух, существо бесплотное. Потому через несколько минут разочарованный Возок отказался от бесплатной порнушки.
  Вернулся домой и задумался над денежными перспективами применения Двери.
  
  2. Остаться в астрале можно только по своему желанию
  
  Спустя неделю планы быстрого обогащения пришлось отложить. Верных вариантов как-то не возникало. Приходящие в голову идеи никак не хотели материализоваться шуршащей или позвякивающей в кошельке наличностью.
  Скажем, не было проблем подсмотреть у кого и где угодно пин-коды кредитовых и дебетовых карточек, пароли и шифры сейфовых и дверных замков. Но дальше что с этим делать?
  Пытаться выкрасть бумажники или засветиться под объективами камер наблюдения? Ну, уж нет. В животе холодело даже при мысли о возникающих при этом рисках. И неизбежной расплате, если попадешься.
  Некоторый период Олег посвятил изучению финансовых секретов близлежащих к дому компаний и учреждений. Узнал много нового про укрывательство от налогов, способах обмана клиентов, бюджета, акционеров. А также о том, что могут сделать с людьми, сующими нос в чужие дела. Когда он намекнул главному бухгалтеру родной фирмы, что применяемая система обналички не является для экономиста Возка секретом, то немедленно был предупрежден об ответственности за разглашение коммерческой тайны и вдобавок почему-то о неполном служебном соответствии. А еще, что не в меру любопытного сотрудника без проблем можно надолго поместить в очень удаленные места под охрану служивых людей. Просто вовремя подбросив ему в карман десяток грамм героина. С учетом того, что мужем бухгалтерши числился милицейский майор, угроза представлялась вполне реальной, и Олег сделал вид, что он ничего такого в виду не имел и вообще являет собой пример максимальной лояльности родной компании.
  Одно время перспективными показались истории интимного характера. К примеру, Возок выяснил, что у Раи были любовники, и даже в количестве двух штук. Сослуживец и таксист. Соседка их вызывала к себе по очереди в те дни, когда Александра отправляли в командировки. А он как раз отлучился до самой пятницы.
  Вдоволь насмотревшись в квартире наверху эротических сцен, Возок решил намекнуть о своем знании симпатичной даме. Абсолютно бескорыстно, в смысле, рассчитывая не на деньги, а на то, что и ему что-нибудь от прелестей чаровницы достанется. Тем более, что он рядом, вызванивать и долго ждать не придется.
  В субботу подловил Раю на лестничной площадке, спросил с невинным видом:
  - Красавица, а кто к тебе ходил всю эту неделю? Такой брюнет на "Тойоте", а иногда высокий худой юнош волосатого вида? Любопытные звуки, знаешь ли, слушал. Звукоизоляция-то у нас хреновая. Каждый скрип и шорох доносится...
  Нарвался на презрительный взгляд и пожелание завянуть и не лезть не в свои дела.
  Надежду на то, что дама одумается и попробует договориться по-хорошему, разрушил на следующеё утро супруг-рогоносец. Набыченный, багровый от ярости Саша долго жал на кнопку звонка, долбил в двери, требуя открыть. Осторожный Олег сделал вид, что его дома нет.
  Напоследок услышал, что все равно его поймают, обломают ноги и оборвут все излишне висящее, чтобы не домогался к чужим женам.
  Разглядев через дверной глазок налитые кровью глаза и пудовые кулаки, Возок решил, что благоразумнее бывшему боксеру глаза на измены жены не открывать. Похоже, все равно не поверит, а доносчику достанется по полной программе.
  Благодарение начальству соседа, что его снова отправили в командировку, далеко и надолго. Но презрительно кривящая губки при случайных встречах Рая у себя принимать любовников перестала, теперь ездила к ним или на съемные квартиры.
  Впрочем, Олегу вроде удалось нащупать более верный, в денежном плане, вариант.
  Напротив их хрущевки высился, накрывая постоянной тенью пятиэтажку, как слон Моську, элитный дом, весь верхний этаж которого занимал местный олигарх, владелец заводов, газет и пароходов.
  Супруга у него, как водится, была моделью. Активно изменяющей втрое старшему мужу со своим телохранителем и шофером. Правда, в отличие от ситуации с Раей, это был один и тот же человек.
  Возок запротоколировал с полдесятка их интимов - когда, сколько времени, в каких позах.
  С трудом, с двадцатой попытки, через секретаршу пробил звонок на олигарха. Предложил ему, за соответствующее вознаграждение, открыть глаза на шалости молоденькой стервочки.
  Неожиданно нарвался на грубый мат и угрозы оторвать почему-то именно информатору язык и те причиндалы, с которыми куры расстаются добровольно.
  Связь разорвалась словно сама собой, Олег так и не вспомнил, кто из них первым бросил трубку.
  Вечером "слетал" в пентхауз богатеев. Удачно попал на объяснивший ситуацию семейный скандал. Вывалив бегемотное пузо из атласных трусов, олигарх визжал на недоуменно хлопающую голубыми глазками белокурую жену:
  - Вера, мы же договорились! Что угодно и где угодно, но чтобы никто не знал! Зачем ты меня подставляешь? Почему мне сегодня опять звонили со сплетнями про тебя?
  - Так, слоник, подожди, - решительно встряла блондинка, - кто звонил и что говорили?
  - Кто, пока не знаю. Прикажу службе безопасности пробить номер, пусть определят. Но этот хмырь сказал, что про тебя в курсе. Типа с кем, кроме меня, спишь. Судя по уверенному тону, человек очень информированный. И наглый. Намекал на вознаграждение за передачу досье.
  - Ну, с тобой, к примеру, мы совсем не спим, - поправила Вера. - Так что не очень-то этот типчик информирован. Кроме того, если он даже не назвал имя Игоря, чего беспокоиться? Тебя, извини, на понт берут или как лоха разводят, а ты мне истерики закатываешь.
  - Может, и так, - глянул толстяк из-под кустистых бровей. На секунду задумался, чуть успокоился - ладно, пусть безопасники и разбираются. Во главе с твоим Игорьком, как человеком заинтересованным. Но еще раз прошу - занимайся, чем хочешь, но чтобы до меня эта грязь не долетала!
  Обратно к себе Возок направился, зарекаясь вмешиваться в семейные проблемы. Муж и жена - одна сатана, как говаривали предки. Встревать в эти отношения себе дороже.
  Мало было проблем на работе, ревнивца Александра, вот теперь еще Игорь добавляется.
  Никаких материальных выгод из наличия Двери выжать пока не удавалось. И было непонятно, как это можно сделать.
  Конечно, если передать проход в аренду какой-либо мощной структуре - финансовой, правоохранительной или криминальной, та бы преобразовала это дело в золотое дно.
  Но что она сделает с Олегом? В лучшем случае превратит в эксплуатируемого вовсю узника. В худшем, если выяснится, что через Дверь может пройти любой, могут убить.
  С оставляемым без присмотра телом тоже были проблемы. Если Возок не успевал опростать мочевой пузырь или кишечник, это происходило автоматически без него, потому после второго подобного прецедента Олег стал застилать кресло клеенкой с тряпками поверх в несколько слоев. Очень быстро закончились все старые треники и джинсы, не говоря же о трусах - не стирать же их, в самом деле.
  По-хорошему, надо было купить взрослые памперсы, но на это денег не было.
  Кроме того, спустя некоторое время безнадзорный организм периодически забывал о необходимости дышать, и тогда душу Возка словно захлестывала петля и выдергивала из астрала.
  Он приходил в себя в задыхающемся, чаще всего обгадившемся теле, и это было так ужасно - возвращаться из неги всезнания в запахи и боли отвратительной реальности. Все чаще Олег чувствовал себя как собака, привязанная на короткий поводок к осточертевшей будке.
  С одной стороны был мир без проблем, где Возок был всезнающим неуязвимым духом, презрительно и свысока рассматривающим людское племя с его пороками, мелкими страстишками, нелепыми обычаями и секретиками.
  С другой стороны, в своем физическом воплощении Олег оставался неудачником, все дальше погружающимся в пучину все более значимых проблем
  На работе предупредили о сокращении.
  - Допрыгался, голубчик! - ехидно прокомментировала эту новость главбух.
  Безопасники во главе с Игорем следили за Возком уже вторые сутки, а завтра ожидалось возвращение из командировки Александра.
  В очередной раз очутившись с малиновой стороны Двери, Олег обернулся, с ненавистью глянул на свое развалившееся в кресле небритое обрюзглое тело.
  Надо же себя до такого состояния довести! Теперь Возок все чаще думал о своем земном воплощении отстранено, как о потерявшем доверии, некогда родном, но ныне окончательно опустившемся существе.
  Словно о коконе отвратительной личинки, чье главное призвание - родить бабочку и отмереть.
  А может, именно в этом и объяснение?
  Олег с ненавистью махнул крылом по надписи. Неожиданно часть букв стерлась
  "Во... О... Кимович"
  Тело в кресле захрипело, задергалось. Возок затрепетал, почувствовав, как рвутся нити, привязывающие его к этому нелепому созданию.
  А ну-ка...
  Он прошелся вторым крылом по двери, превращая слова в бурые разводы:
  " В..... .... .....ич"
  Связь с физическим воплощением явственно ослабла.
  Еще раз!
  Вот теперь всё.
  Душа гудела ораторией восторга.
  Свободен! Наконец-то свободен!
  Теперь ничего не связывало Олега с той нелепой тушей, что уродливым манекеном застыла за малиновой пеленой. Он стал самим собой. Неуязвимым, скорее всего бессмертным созданием. Единственным и неповторимым, ибо подобных себе пока не встречал. Хозяином превратившегося в огромную сцену мира. И теперь у него есть время посетить спальни и будуары звезд, съемочные площадки блокбастеров, лучшие концерты, посидеть рядом с президентами, или, чем черт не шутит, слетать на Луну или еще куда подальше!
  "Я свободен, словно птица в небесах, я свободен, я забыл, что значит страх..." - замурлыкал про себя Возок и взмыл, не обращая внимания на то, что происходит за его спиной.
  А стоило бы...
  ***
  За полмесяца Олег побывал в Голливуде и Париже, Кремле и Рио-де-Жанейро, в Антарктиде и тропиках, на вершине Эвереста, Пасхе и еще сотне мест, посетить которые он когда-либо хотел. Рассветы сменялись закатами, мировые столицы - шикарными курортами, спальни экранных див кабинетами президентов.
  Возок был вхож всюду. То, что его никто не замечал, первые дни Олега не тревожило. Оно и к лучшему, зачем хозяев напрягать? Когда люди ведут себя естественно, гораздо интереснее за ними наблюдать.
  Но со временем всеобщее невнимание стало обижать, и потому он сделал несколько попыток пошалить.
  К его сожалению, ничего не удалось. Ни опрокинуть бокал с минералкой на брюки Обамы, ни погасить свечу у супружеского ложа Джоли и Питта, ни навести помехи на телевизор бывшей супруги во время показа её любимого сериала.
  Он видел всё. Но не мог участвовать в протекающей мимо него, как иллюзия, жизни.
  Чтобы отвлечься, Возок решил разобраться с главными загадками человечества. Он сумел найти гробницу Чингисхана и разобраться с тайнами египетских пирамид, обнаружил с десяток пиратских кладов и развалин неолитических городов, оказался в курсе нескольких не самых абсурдных замыслов по захвату мирового господства.
  И от всего этого еще глубже погрузился в уныние. Знание, которым невозможно было воспользоваться, не радовало.
  Если бы в этом мире существовали другие, похожие на него создания, с которыми можно было общаться! Делиться своими достижениями, узнавать, где что происходило без Возка, устраивать совместные просмотры деликатесных сцен жизни людей или примечательных природных явлений! Но и этого Олег был лишен. Скорее всего, думал Возок, они есть, но я их просто не вижу, не ощущаю. А это значит, все равно что их нет. То есть, одиночество навсегда...
  От этих мыслей, по другим ли причинам, но крылья Олега стали блекнуть, съеживаться, скорость полета падать, краски мира тускнеть, звуки глохнуть.
  Мало того, чем дальше, тем больше Возок понимал, что ему недостаточно только зрения и слуха. Безумно, до боли в отсутствующих пальцах хотелось прикоснуться ими к шершавой стене, погладить по мягкой шерсти котенка, почувствовать тепло огня, стылость льда, влагу дождя. Он скучал по запаху мокрых листьев, вкусу кофе и коньяка, мечтал о горбушке черного хлеба с хвостиком малосольной селедочки, готов был отдать сотню лет существования даже за возможность вновь убрать за прежним собой экскременты. Они ведь, по крайней мере, хоть как-то пахли! И были влажными...
  Мозг, или то, что теперь вместо него было у Олега, лишенный привычных сенсорных ощущений, бунтовал.
  И тогда, словно преступник, которого тянет на место совершения злодеяния, Возок направился к своей квартире.
  Посмотреть, кто в ней живет, прикоснуться, хотя бы мысленно, к тому, что там осталось прежним - родным стенам, ванне ... унитазу.
  Он не мчался над улицами, а ковылял, будто одноногий инвалид по разбитой дороге. Стоящий на пути элитный дом пробил в районе знакомого пентхауза, мельком заметил, что у олигарха появилась новая содержанка. Прежняя, видимо, допрыгалась. Или ушла, получив достаточное отступное.
  Нацелился на милые сердцу окна "хрущевки". Надо же, даже тюль прежний!
  Ввалился в комнату.
  Замер.
  Здесь все было по-прежнему!
  Коричневый шкаф, телевизор, комп на столике в углу...
  Стена с обоям под кирпич (ну вот какой в этом смысл? Штукатурить стенку, чтобы потом на неё клеить почти тот же самый рисунок?) завешана ковром. Хотя именно этого изменения стоило ждать.
  Диван, а на нем
  Спал
  Олег Возок!
  К его подмышке притулилась сладко посапывающая Рая.
  Да что это такое!
  Настоящий Возок метнулся на кухню.
  Малиновой двери, что могла его вернуть назад, не было.
  Стол был заставлен виски, текилой, коньяком, закусками. В блюдечке с черной икрой утонула толстая полуискуренная сигара. В мойке валялись шприцы и разбитые ампулы подозрительного вида, по полу просыпалась дорожка белого порошка.
  - Ах ты, сука! - взбеленился Олег, - мое тело наркотой уродуешь!?
  Бросился назад, навис сам над собой.
  Нет, не совсем над собой.
  Виртуальным зрением увидел Возок, что в его теле прячется хвостатый, острозубый, рогатый.
  От которого шибануло такой смертельной опасностью, что Олег кинулся к окну.
  Не успел.
  Был схвачен когтистой лапой.
  А потом его приложили к зеркалу так, что мир вокруг померк.
  Очнулся Возок внутри квадратной льдистой поверхности.
  С другой стороны щерилась спрятавшаяся в человеческое тело рогатая мерзость.
  Погрозила корявым пальцем, прошипела:
  - А теперь сиди здесь, пока вместе со своей тушкой не сдохнешь. Недолго ей осталось. Надо же, придурок, так дешево купился!
  Мигнула вертикальным узким зрачком:
  - А чтобы меньше развлечений тебе напоследок, суну-ка я зеркало за шкаф.
  И более ничего в своей жизни, кроме пыльной стенки. Олег Возок не видел. И новых дверей в ней так и не появилось.
  
  3. Демоническая сущность может занять только добровольно оставленное владельцем тело. При этом претензии отказников не принимаются...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"