Ледовский Вячеслав Анатольевич: другие произведения.

Сибирская резня бензопилой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Каждая весна ошеломительна по-своему. Раньше, конечно, они били по мозгам гораздо круче. То по юности эрекция появилась, такая, что утром перед собственным одеялом неудобно. То полудесятком лет позже неожиданно, как всегда в таких случаях, повестка в армию, и не знаешь, куда бежать и как скрываться. То, когда стал зарабатывать приличные деньги, девушки вдруг стали уступчивее, а пухленькая Инга, которую добивался с восьмого класса, так вдруг не с того, не с сего, и дала, и взяла. А потом, со временем, переехала в мою квартирку - как только она у меня появилась. После этого ночи стали гораздо интереснее и утомительнее дней.
  
  ПЛАГИАТ
  Мы на черном картоне ловили слепыми руками
  Строгий месяца профиль, лукавый луны анфас
  Мы, наивные дети с уставшими за ночь телами
  Хоронили любовь в морщинках у чистых глаз...
  Конец плагиата
  
  С годами стало поспокойнее. Но все равно, как рассеяется в голубом небе солнышко, побегут мутными ручьями грязные городские сугробы, вылезут из-под них собачьи, и не только, какашки, так и ...
  Что-нибудь...
  Такое, что не знаешь, как реагировать.
  В прошлом году кризис достал-таки своими щупальцами компанию, где работаю, да так, что отменили уже заработанные премии, снизили зарплату, а недовольные рты заткнули предупреждением о возможном сокращении. Начальство усилило злобствование до размеров невыносимых, и...
  
  КОМПРОМАТ
  Я хочу трахнуть свою начальницу. Сижу в её кабинете, она орет на меня, а я представляю, как хватаю эту крашенную, несмотря на полтинник, ухоженную спа-салонами и курортами сексуальную стерву. Опрокидываю животом на стол, задираю юбку, рву на ней беленькие (я подсмотрел) трусики и ...
  Или затыкаю её рот страстным, таким, что зубы клацают о зубы, поцелуем, а потом своим рвущим трусы и ширинку (хорошо, что все это скрыто от неё столом) членом, и...
  Начальница прерывается. Смотрит на меня сузившимися глазками. Её щеки алеют. Бросает мне через стол мои наработки, перечеркнутые красным. Шипит:
  - Всё переделать!
  Ухожу. От порога оборачиваюсь, бросаю взгляд.
  Она смотрит на мой зад.
  Но, может быть, это всего лишь подстава моего распаленного воображения...
  Конец компромата.
  
  В этот раз улицы заполонили брюнеты с бензопилами солнечного цвета.
  Они были везде - на каждой остановке, во всяком дворе, бродили по тротуарам, выскакивали к машинам на проезжую часть, предлагали свой товар.
  При этом так двигали черными сросшимися бровями, шевелили орлиными носами, что было неловко им отказывать. Но на хрен городским жителям бензопилы? Да в таких количествах? У нас столько маньяков просто не наберется.
  И откуда эти торгаши взялись?
  Может, думал я, где-то у кавказских гор обанкротившийся завод рассчитался с работниками своей продукцией, они арендовали поезд и поехали по российским весям? Мчится, мчится по рельсам состав, тук-тук, тук-тук. И в каждом вагоне смуглые лица и желтые металлические корпуса, из окон торчат режущие полотна, будто колонна драккаров идет в набег на богатую монетой и женщинами Гардарику?
  Или наоборот, этническая мафиозная группировка разбомбила импортный контейнер с оборудованием для лесорубов и теперь подключила диаспору, чтобы все быстрее продать? Пока менты и хозяева груза не спохватились?
  Или это ваххабистский заговор, и в каждом моторчике заложена взрывчатка? А потом - раз, сигнал по радио, и в тысячах квартир взрываются бомбы?
  А то, может, напротив, это такой эксперимент спецслужб? Мало ли какие у них цели? Или таинственная волшба затейника-колдуна? Неудачная маскировка инопланетных эмиссаров-разведчиков?
  Непонятно.
  Выходишь вечерком в супермаркет за пивком, или там с утра в опостылевшую контору, с которой злое начальство и обстоятельства грозят разлучит (а среди знакомых уже каждый пятый - безработный), и почти сразу они.
  - Брат, купи!
  Какой я им брат? Даже не земляк.
  Но цены смешные. Мало того, постоянно снижаются. Сначала говорится одна, потом меньше на треть, затем еще падение на шестую часть. Мой сосед уже три штуки приобрел - в запас. Это, говорит, дело случая, такого может не повториться, а резерв попу не ..., в общем, не мешает. Причем все агрегаты - рабочие. Сосенки он ими валить не пробовал, но ножки табуретов пилит на раз. Теперь сидеть неудобно - коленки в подбородок упираются.
  Причем так сразу эти ребята не отстают, с десяток метров обязательно проконвоируют.
  Как-то все это напрягает. И наорать, послать куда подальше не решаешься. Все-таки у них в руках бензопилы. Опять же, политкорректность. С одной стороны, они наши гости. С другой, соотечественники. Ведь в одной стране живем. По-крайней мере, пока. Но иногда такое впечатление, что ...
  Ладно. Какое-то внутреннее непонимание от всего происходящего. Будто что-то важное в жизни упустил...
  
  ОФФТОП из будущего
  Без букв Х, У, Й, то есть совсем без них, ибо не... .
  
  - Что просрали в этот раз? - Митрич придавил тяжелым взглядом сына Петра, мелкого, пошедшего в мать шалопая. - Дожили, на... Не чаял, что людям придется своим языком с инопланетниками торговать. И, главное, сами ведь согласились! Сами все самое родное отдаем!!!
  - Па, мы взамен имеем гравицапы ... корабли для полетов через подпространство ... синтезаторы, навсегда решена проблема голода ... вечное здоровье и долголетие ..., - несмело напомнил Петр, - а главное, мы вошли равными членами в галактическое сообщество!
  - Что членами, это точно, - плевком за окно выразил свое отношение дед. - Но главное как раз не в этом. Вот непонятно, зачем оно им? Словно издеваются над нами!
  - Общее цивилизационное правило. Все расы имеют разные возможности интонирования. Вот в каждом языке и должно быть не более восьми знаков. Из базового списка, что всем посильны. А, О, Е, И, С, Т, В, П. Меньше можно, больше - нельзя. Все для политкорректности.
  Сын пожал плечами, типа - не нами это принято, не нам отменять. Что, мол, поделаешь.
  - Ладно, понимаю, вам, молодым, горит Кассиопею посмотреть. В воскресенье к Спике кости бросить, - горько продолжил о наболевшем Митрич. - А мне теперь, значит, и поговорить всласть нельзя?
  - Так ведь мы как раз ради вас этот темп и выторговали, - возразил, почесывая затылок, Петя. - Один знак списываем раз в пять лет. Чтобы было все терпимо и легонько. С этим станет всего лишь четыре. А тебе что, те три, что потеряли, жалко? По мне, гораздо лепше стало. Меньше гадости везде видно.
  - По тебе, гадость, а по мне исконно наше слово. - Отрезал старик. С горечью выдавил, - главное, как подло так срастается? Власть что-то там подписывает, а я выговорить то, что за меня продали, никак? А потом, через неделю-месяц, и все слова забываются, где этот знак есть! И даже с печатного текста запретное исчезает! Одни пробелы остаются... Как вы разговаривать-то станете через полвека? Писать? Много слов вам на итоге останется?
  - Все решено, па, - поднял палец сын, - меры предпринимаются. Разрабатывается язык, в основе которого, с запасом, всего шесть знаков.
  - И что он вам даст? - Иронично спросил дед, - всего шесть? Чего ими сказать можно?
  - Чисто арифметически, шесть достаточно, чтобы построить словарь на тридцать тысяч слов, даже если каждое не превышает шесть знаков, - с достоинством парировал Петр. - Все просчитано.
  - А как же наша память, бессмертные произведения Шекспира, Лермонтова, этого... как его... что про работника по имени Балда писал? - Гневно прошипел Митрич, - А этот, которого на кресте за нас распяли? Ты и ...
  - Стоп, - прервал сам себя, - Ша... Правительственное сообщение. Объявят, чего опять власть этим тварям за нас сдала..
  Он посмотрел на сына обещающим многие неприятные последствия взглядом.
  - Соотечественники, - мягким, но непонятным образом при этом торжественным голосом обратилась дикторша, - нами обеспечена еще одна огромная победа! Наши партнеры приняли в качестве очередного взноса наш отказ от мягкого знака! Согласитесь, в этот раз, как и ранее, мы немного потеряли. Кроме того, практически завершается процесс апробации нашего нового языка, полностью отвечающего галактическим стандартам...
  - Твою мат, - Митрич выключил стереовизор. Напрягся, вспомнив, что сказал. Внимательно повторил.
  - Твою. Мат.
  Взревел. - Что, все? Абзац с мягким знаком? Стырили!!! Богопродавцы! Ага, опять все самое святое на торговлю! Нет, ты объясни, как так вышло, что я на старости лет со своим родным языком так страдаю? С болью возвел глаза к люстре. Снова попробовал.
  - Ебат колотит, как же далше жит?
  И бессильно осел на паркет, под ноги Петра.
  Конец оффтопа.
  
  Вопрос со стороны:
  - А это здесь на ... ?
  - Ответ:
  - Сам не знаю. Наверное, потому, что мнится - с каждым годом что-то теряю. Либо оно само перестает ко мне приходить. По весне, а ведь раньше было. Даже градус удивления все мельче. Ну что значат продавцы механических короедов по сравнению с шоком юношеской эрекции? Опять же, материть их нельзя, когда достанут. Потому что бензопилы в руках, а ужастик про техасскую резню смотрели все...
  
  ... А теперь они взяли за правило с рассветом устраивать летучки под моим балконом. Галдят на своем языке. В унисон воронам в парке за углом. Я поворачиваюсь в полудреме. Утыкаюсь носом и животом в волосы и спину Инги, пахом в её ягодицы. Коленкой, потом руками поудобнее развожу сводящие меня с ума ножки. Она недовольно бурчит:
  - Дай поспать.... Ааах...
  Поворачивает ко мне головку. Впивается поцелуем так, что наши зубы клацают.
  
  ПЛАГИАТ
  Не вкусившие грех, избалованные отцами
  Зарывались в кружево сладких грез по ночам
  Мы, наивные дети с изношенными сердцами
  Раздарили цветы поцелуев своим палачам.
  Конец плагиата.
  
  Я всегда хочу Ингу. А когда к утру устаю, она умеет сделать так, что у меня снова все восстанавливается. И желание, и возможности. Инга мне рассказала про всех мужчин, с которыми спала до меня. Всегда считал себя ревнивым. Но её откровения меня не отвращают, а возбуждают. Они все где-то там, в прошлом. А я рядом. Я сейчас с ней, а
  значит, именно я - победитель. Хотя с работой, после того, как Инга ко мне переехала, стало сложнее. Она любит спать с краю. Значит, как вставать, так через неё перелезать. А это ох как непросто.
  Но, если честно, теперь по утрам мне спешить некуда. Работу я все же на прошлой неделе потерял.
  
  КОМПРОМАТ
  Для Инги приемлем любой секс. Она заходится от страсти и сверху, и снизу, и сзади, и когда обхватываем губками мой пенис, заглатывает его так, что мне кажется - он уже у неё в пищеводе. Я зажигаюсь от её вожделения. Мне хочется, чтобы она сошла с ума
  Я знаю - меня для неё недостаточно, чувствую, как не хватает сил, чтобы довести подружку до наивысшего наслаждения. Которое своим откатом полыхнет и меня. Потому томлюсь желанием включить в наши игры третьего участника - крепкого неутомимого самца. Тогда с нашей мужской стороны всего будет в два раза больше. Мы будем ласкать её в четыре руки, два рта, два пениса. И тогда, наконец-то, моя любимая удовлетворится, может даже, сдастся под двойным напором....
  Конец компромата.
  
  Просыпаюсь. Обнимаю подушку. Моя постель принадлежит только мне. После Инги её делить с кем-то, кроме неё - это профанация.
  Моя бывшая жена и единственная любимая женщина теперь живет с врачом на другом конце города. Иногда, по вечерам, я приезжаю в их двор. Не выходя из машины, смотрю на окна, за которыми она ласкает другого мужика. Что она в нем нашла? Чего вообще в нас не хватает женщинам?
  Под окном галдят брюнеты. Их с полдюжины. Заправляют бензопилы из пластиковой канистры. Проверяют агрегаты на разных режимах. Морщатся от несущейся с балконов ругани. Не отвечают на неё, сгорбившись, расходятся в разные стороны.
  Возьму-ка я сегодня с собой лишнюю пятисотку.
  У соседа три бензопилы, а у меня ни одной.
  Непорядок.
  
  Оффтоп.
  Надоело все
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"