Lanskih Lira: другие произведения.

Не оглядывайся (My Obsession)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Неужели ты оставишь свет включенным? С недавних пор, получив пулю в голову, я никуда не тороплюсь" (с)

   Не оглядывайся
   (My obsession)
  
  
  
Беги вперед, не оглядывайся..
Я - твоя тень на стене.
Я - твой кошмар.
Ты - моя исповедь,
мое смятение и сомнение,
мой фетиш.
  11.10.2006
  
  Если ты захочешь поговорить, позови меня по имени. Я привычно отвечу, пусть ты и не услышишь... Но я знаю: ты чувствуешь мое присутствие. Знаешь, что я где-то поблизости. Возможно, даже ближе, чем тебе хотелось, а может, и не хотелось бы вовсе. Где-то. Непозволительно близко, опасно. В тени сумрачной комнаты. Там, куда не достает свет настольной лампы. Там, где бесплотным призраком в отражении зеркала я касаюсь твоих волос.
  Обернись, я позади...
  Понемногу я привыкаю к новому себе. К новому миру вокруг, новому ощущению себя в этом мире. И, к собственному удовольствию, нахожу нынешнее "здесь-бытие" более удобным и увлекательным. Мы по-прежнему ведем нашу игру, но из нас двоих, лишь тебе не известно об условии цейтнота. Как в компьютерной игре, моя милая, я бессмертен, а ты нет.
  Старая рана иногда донимает меня фантомной болью. Но я все чаще ловлю себя на мысли о том, что треклятое чувство, ненавистное мне в первые дни и недели моего существования, теперь стало для меня навязчивым и болезненно необходимым. Благодаря воспоминанию о миге собственной смерти - твоем первом настоящем убийстве, я вновь ощущаю себя живым. Но я навсегда останусь в твоей голове, верно?
  Годы бессмысленной погони отпечатались в твоей памяти, будто кто-то выжег эти кровавые кадры раскаленным железом. И не только в памяти.
  Я улыбаюсь. Моя улыбка больше напоминает животный оскал, но я не в силах устоять. Я с удовольствием потворствовал своим желаниям и инстинктам при жизни, не уверен, что должен сдерживать их после смерти. Ты наградила меня свободой, и я выбрал тебя своей излюбленной жертвой.
  Невольно, до боли сжимаю твои волосы в кулаке. Рваный фрагмент воспоминаний - лишь отражение в зеркале за твоей спиной. Неровный вздох, и тебя сковывает дрожь... Липкий страх спускается холодом вдоль позвоночника. Твое бледное лицо вновь обращено ко мне. Смотри на меня, как прежде... Я хочу вновь увидеть страх в твоих глазах.
  Меня возбуждает это упоительное чувство - чувство твоей беспомощности. Кричи, тебя никто не услышит. Зови на помощь, тебе никто не поверит. Прислушайся к тишине комнаты, ее яд заполняет все вокруг.
  Кажется, еще совсем недавно мы могли долго беседовать друг с другом: я - выкладывая для тебя мозаику тел, ты - собирая меня воедино по кусочкам. Профайлер? Ты знала меня лучше, чем кто-либо другой. Я был твоим художником, а ты - единственным и беспощадным критиком. Хотела ли ты в действительности знать, что двигало мной? Что происходило в моей голове? Уверен, кровь на твоих руках смотрелась бы притягательно... Не желаешь попробовать?
  Ты вновь оглядываешься. Твои глаза слепы, но интуиция тебя не обманывает. Чувство страха хорошо тебе знакомо, но рассудок упрямо твердит о паранойе? Как долго ты сможешь отрицать меня?
  Правильно. Закрой чертовы книги. Впереди нас ждет долгая ночь, и, увы, мы остались верны своим ролям. Я, как и прежде, пишу сценарий твоих кошмаров, но теперь я в силах сделать их осязаемыми. Неужели ты оставишь свет включенным?
  У меня много времени. С недавних пор, получив пулю в голову, я никуда не тороплюсь.
  Ты расстилаешь постель, не замечая собственную неподвижную тень позади. Еще один примечательный бонус моей нежизни - круглосуточный доступ к твоему телу. Незримое присутствие доводит тебя до исступления... А невольные крики ужаса и пробуждения - услада для моих ушей. Сердцебиение выдает тебя с головой, и я избрал твою хрустальную душу орудием пыток.
  Ты до сих пор хранишь материалы?
  Они лежат ближе, чем ты хочешь это показать. И внушительная папка с бумагами не имеет к ним никакого отношения. Каждый фотоснимок, каждый протокол, экспертизы по трупам, данные механоскопии... Я рисовал эти холсты для тебя последние два года. Пугающие, искусно граничащие с безумием, но прекрасные в своем естестве и беспредельной свободе. Подобные расправленным крыльям кровавого орла, мои творения были гениальными. Я дарил тебе цветы привлекательного зла, а ты считала меня чудовищем.
  
  13.10.2006
  
  Кажется, сегодня ты не в духе. Возвращаешься с работы все позднее. Неужели кто-то занял мое место и безраздельно завладел твоим вниманием? Твое пальто сырое, ты провела много времени под дождем? В этом проклятом городе всегда идет дождь. Сколько несчастных не выдерживают сырости и промозглых туманов, заканчивая свои жалкие жизни, летя с моста в мутную тьму Темзы? Бурлящая, зловонная клоака.
  Поговори со мной. Я уверен, кем бы он ни был, он останется жалким подражателем. Настоящие гении своего ремесла рождаются преступно редко. Мне стоит обеспокоиться? Я не намерен делить тебя с кем-то еще.
  Я смотрю на тебя из-за спины, ты болезненно бледна. Быть может, тому виной освещение и темно-синее платье?
  Что это за рецепт рядом с ключами? Ты была у психотерапевта? Думаешь, с лекарствами ты сможешь избавиться от кошмаров? Моя дорогая Эдит, ты принадлежишь мне. Нельзя, чтобы случайная передозировка таблетками отняла твою драгоценную жизнь вместо меня.
  Мы переходим в ванную? Ты обзавелась новой привычкой раздеваться по пути, оставляя за собой дорожку из скинутых вещей. Одежда еще хранит тепло твоего тела, а запах твоих духов теперь стал для меня более выразительным. Изувеченные тела, маньяки, психопаты, серийные убийцы занимают в твоей жизни места больше, чем стоит ожидать от женщины. Но ты пахнешь темным шоколадом... Кажется, после смерти я немного сменил почерк. Мной движет одержимость.
  Вероятно, ты стала моим предсмертным желанием, и, умирая, я думал о тебе. Как эта перепуганная девчонка с фиалковыми глазами смогла выстрелить в меня? Неужели она нажала на курок по собственной воле? Система часто дает добро на убийство ради торжества закона. Есть приказ, главное - не думать.
  Но ты спустила курок ради справедливости.
  О какой справедливости ты писала в рапорте? Чем оправдала себя и отнятую жизнь?
  Ты ведь знаешь, Эдит? Закрытые двери больше для меня не помеха.
  Шум воды заглушает твое сердцебиение. Сквозь капли и запотевшую дверцу душевой кабины я вижу твой нечеткий силуэт. Эти изгибы линий так хорошо мне знакомы...
  Я легко проскальзываю сквозь стекло, и, в предвкушении долгой игры, я едва ощутимо касаюсь твоих плеч. Все верно, смотри на меня... Почему ты прижалась к стене, ты напугана? Или ты помнишь достаточно, чтобы чувствовать страх?
  Моя Эдит. Ты не должна плакать.
  Ты вновь возвращаешься под горячие струи воды и, повернувшись ко мне спиной, закрываешь ладонями лицо. Твои острые плечи напряжены. Кажется, ты сильно похудела с нашей последней встречи в мире живых.
  - Эдит... - я позади, и ты ощущаешь мое присутствие. Я вновь касаюсь тебя, и на этот раз ты стоишь неподвижно. Так трепетно в моих руках... Ты узнаешь меня? Гораздо труднее убить призрака, не так ли? Обсессивное расстройство нещадно прогрессирует в моем мозгу, и жажда обладания становится все более навязчивой. Я не имею плоти, чтобы думать о сексе, но говоря об обладании, я имею в виду абсолютную власть над тобой, Эдит. Твои мысли, твой разум, твоя душа... Кхм, - невольная ухмылка, - я достиг просветленного уровня вожделения.
  Я касаюсь губами твоей шеи. Тебя пробирает дрожь, когда мой язык скользит ниже к ключице, но ты знаешь - тебе некуда бежать. Это будет продолжаться до тех пор, пока один из нас не признает поражение. И на этот раз, это буду не я.
  
  17.10.2006
  
  Сегодня ты не вернулась ко мне. Это была очень долгая ночь. Я думал, что схожу с ума, сидя в темноте и слушая мерное тиканье часов. В ушах звенело от пустой тишины. Где и с кем ты проводишь ночь, моя Эдит? Я голоден и зол. И ничто в чертовом мире не способно утолить этот голод.
  Меня будто раздирает на части. Заживо рвет кожу и выгрызает куски плоти. Я готов выть от беспомощности. Внутри меня живет опасный зверь, и ты играешь с огнем.
  Твое большое зеркало в комнате треснуло.
   Это сделал я?..
  
  18.10.2006
  
  Скрежет ключа в замочной скважине. Я ощущаю себя, подобно побитой псине, которая преданно ждет своего хозяина, даже зная, что он конченый ублюдок. Ты ненавидишь меня, но я жду твоего прихода, жалобно поскуливая в темном углу комнаты. Я так голоден, Эдит... Ты нужна мне, чтобы я мог существовать без этого убийственного, оглушающего шума крови в собственной голове. Эта непреодолимая жажда меня ослепляет.
  Моя Эдит.
  Ты не одна?..
   Мне больше не нужно время, чтобы оказаться рядом с тобой. Секундная вспышка, и я стою за спиной твоего детектива. Разумеется, как же я мог забыть? Кому еще ты могла рассказать о своей проблеме с галлюцинациями о мертвом серийном убийце, кроме него?
  Но как много ты утаила?
  Детектив-инспектор Чейз Ван Льюит верит в призраков? Его манера ведения допросов убеждала меня в обратном. Скорее его религия - одинокие, пьяные девушки, ждущие принца на черном спортивном авто, нежели вера в сверхъестественное. Но, справедливости ради, стоит отметить, что до недавних пор я сам не отличался особой верой в милых Касперов, пока не стал одним из них.
  Что ты чувствовал, Чейз, когда перед тобой находился убийца, но за неимением улик тебе пришлось его отпустить? Твое злое бессилие меня забавляло.
  Не прикасайся к моей Эдит. От мысли, как Эдит доверчиво принимает твою грязную навязчивость за заботу, меня выворачивает наизнанку. Я вижу твои мысли насквозь, но эта женщина ищет тепла твоих рук. Неужели я упустил такую важную деталь? Нет, я определенно не мог не заметить вашей связи, ведь я знал о ней все.
  Детектив, ты не должен был вести мое дело.
  Моя милая Эдит, почему от тебя так сильно несет алкоголем?
  А твой бравый рыцарь в сияющих доспехах знает о таблетках в твоей сумочке?
  - Я могу остаться сегодня.
  Ты не можешь остаться. Ни сегодня, ни завтра, ни когда-либо еще.
  - Эдит?
  - Мне так страшно.
  - Еще никому не удавалось воскреснуть после пули в голову. Ты слишком много думаешь об этом.
  - Я выстрелила в него, - ты снова плачешь, но теперь в его объятьях, и меня это злит, - я видела его тело. Я уверена, он должен быть мертв. Но почему меня не отпускает чувство, будто я постоянно нахожусь в его незримом присутствии?
  - Стокгольмский синдром?
  Если ты вновь коснешься ее бронзовых волос, я вырежу тебе сердце. Хватит одного незначительного предмета, хранящего память обо мне, чтобы превратить твою жизнь в кошмар. Это нечто более реальное, чем связь жертвы со своим истязателем. И главное, достаточно всего лишь стать призраком, чтобы понять механизм организации и работы тонких материй.
  Он не достоин тебя, Эдит.
  И очень скоро я докажу тебе это.
  
  21.10.2006
  
  В ленивом раздумье я касаюсь твоих разметавшихся по подушке локонов, неторопливо накручивая мягкую прядь на палец. Твое дыхание тихое и ровное. Кажется, впервые за много дней ты уснула мирным сном без сновидений. Сейчас я испытываю приятное ощущение дежа вю, ведь прежде ты бестревожно засыпала в моем присутствии, позволяя мне становиться свидетелем твоей незащищенности и слабости.
  Скажи мне, Эдит? Ты рассказала своему новому бойфренду о том, как хорошо тебе было в руках человека, совершившего двадцать семь чудовищных убийств? Мои экспонаты были произведениями искусства, и только ты понимала их глубокий эстетизм. Или твоя бытность криминалистом вынуждала тебя лезть ко мне в голову? Неужели все это время ты играла со мной? Если да, я восхищен твоим мастерством. Никто и никогда прежде не мог настолько естественно восхвалять моего гения и отдаваться этому с неподдельной искренностью.
  Я невольно начинаю подозревать, что твой выстрел был намеренным. Меня в любом случае ждала бы незавидная участь, но ты пресекла малейший шанс на мой диалог с правосудием. Ты пыталась что-то скрыть?
  Твоими усилиями авторство за моими работами признали посмертно.
  Что это за звук?
  Я оглядываюсь в поисках источника шороха, и собственная догадка озаряет меня быстрее, чем в темный коридор проскальзывает полоска света уличного фонаря. Я поднимаюсь с кровати и прохожу к лестнице, чтобы встретить полуночного гостя, у которого явно имеются ключи от твоего дома.
  Ты так сильно боишься оставаться одна, что сделала ему дубликат ключей?
  Чейз Ван Льюит прошел мимо меня, не заметив моего присутствия. Я разочарован, Эдит. Он слишком банален, чтобы суметь заинтересовать тебя. Слишком практичен и начисто лишен хоть малой толики воображения, если ты понимаешь, о чем я. Или тебе захотелось походов в церковь в выходные и зеленую лужайку перед домом? Купи себе садового гнома и поставь его под куст рододендрона или полей, наконец, чертовы магнолии, мир в твоей голове вернется на положенное ему место.
  Я слишком увлекся, сокрушаясь по поводу твоих неприглядных предпочтений, и не заметил, как он разбудил тебя. Он знает, что тебе нравится... Как долго вы прячетесь по темным спальням? Быть может, я ошибся? Во второй раз.
  - Мы половину ночи искали кота миссис Купер. Эта сумасшедшая старуха скоро сведет с ума весь Скотланд-Ярд. - Кажется, Чейз вполне доволен выдавшей передышкой и незамысловатой работой.
  - Мистер Бэнкс снова сбежал? - Твой смех звучит так непринужденно.
  - Ее племянник работает на МИ-5. Бедолаге Ханту пришлось провалиться в дерьмошахту, чтобы убедиться, что в ней нет кота. Этот пушистый засранец должен стоить целое состояние.
  - Пришлось провалиться?
  - Я пытаюсь представить наши приключения в более выгодном свете.
  - Боже, иди немедленно в душ...
  Я наблюдаю, как ты пытаешься спихнуть его с кровати, и спустя непродолжительное время возни и шороха смятых простыней и одеяла, твоего смеха, прерываемого настойчивыми поцелуями, он уступает и скрывается за дверью ванной.
  Ты молча смотришь на тонкую полоску света на полу, слушая шум воды, и я вижу, насколько томительны для тебя минуты ожидания. Внутри меня неумолимо клокочет ярость, и, кажется, я, наконец, готов опустить занавес в этом нелепом и пошлом спектакле. А ты готова вновь погрузиться в бездну отчаяния и боли?..
  Обещаю, я доставлю тебе удовольствие испытать на себе, сполна прочувствовать, насколько опасным и безжалостным может быть искусство изящного убийства. В конце концов, ты стала моим незавершенным делом, и я намерен сделать тебя завершающей частью моей кровавой симфонии. Но прежде твой детектив сыграет свою роль в сумрачном пассаже...
  Я все еще здесь, Эдит. Я слишком долго бездействовал, идя на поводу у собственной слабости к тебе. Смотри на меня... Я хочу, чтобы ты смотрела только на меня.
  - Смотри только на меня... - я резко срываю с тебя одеяло, ты в ужасе садишься на постели.
  Нет, моя милая Эдит, тебе не показалось. Как жаль, что ты избавилась от того треснувшего зеркала. Оно мне нравилось. Я мог прикасаться к тебе, не покидая пределов его рамы. Но теперь я позволю тебе увидеть меня. Кричи, если сможешь. Зови на помощь...
  Я грубо хватаю тебя за волосы и швыряю на пол. Вскрик боли оповещает меня о том, что я достиг своей цели. Ты не понимаешь, что происходит? Не видишь меня?
  Прочувствуй. Ощущения тебя не обманут.
  - Что происходит?!.. Чейз!..
  Никто не услышит, моя маленькая Эдит.
  Мои пальцы смыкаются на твоем горле, и я с силой заставляю тебя опуститься на пол. Ты лежишь передо мной на спине, и я вижу, как часто вздымается твоя грудь под тонкой тканью ночнушки. Твои глаза слепы, но тело упрямо помнит, кому оно в действительности принадлежит.
  Я невольно наклоняюсь ниже, чтобы насладиться видом своей излюбленной жертвы. Татуировка на твоем запястье с надписью "режь здесь" выглядит как руководство к действию. Быть может, мне стоит начать с исполнения твоего глупого подросткового желания?
  Немой крик застывает выражением ужаса на твоем лице, когда я позволяю тебе увидеть силу, удерживающую тебя на полу. Я позволяю тебе увидеть себя. Смотри, чем я стал?.. Смотри мне в глаза и не смей отворачиваться.
  - Ты не можешь быть им... - ты в неверии мотаешь головой, будто силясь прогнать морок. Но чем больше ты стараешься, тем шире змеится ухмылка на моем бледном лице.
  Я нарочито медленно склоняюсь к твоему лицу, чтобы ты смогла принять неизбежность моего возвращения. Ты затихла, я вижу слезы на твоих глазах. На этих фиалковых глазах... Что мне сделать, Эдит? Я нестерпимо хочу причинить тебе боль. Хочу заставить тебя громко кричать, умолять меня остановиться.. Я хочу слышать, как ты вновь и вновь будешь произносить мое имя своим проклятым ртом. Не его имя, Мое. Я хочу вновь почувствовать себя живым.
  - Кай... - ты шепотом зовешь меня по имени, и я улыбаюсь, уткнувшись лицом в твою шею и шумно вдыхая запах твоей кожи. Я знаю, как ты любишь, и что ты любишь, и твой неровный вдох красноречивее лживых слез. Ты рада меня видеть.
  Зверь внутри покладисто затихает.
  - Повтори.
  - Ты мертв. Я убила тебя... Я выстрелила...
  - Повтори мое имя.
  - Кай...
  - Громче. - Меня охватывает паскудное возбуждение. Еще немного и мой самоконтроль полетит ко всем чертям. Я готов разорвать тебя на части, выпотрошить твое тело, купаться в крови, любить... Любить каждый дюйм твоего бездыханного тела, пропитанного реагентом и застывшего в жидком пластике. Образ твоего экспоната родился в моей голове очень давно. Как жаль, что сейчас у меня нет под рукой необходимых инструментов. Ты была бы прекраснее всех моих предыдущих скульптур.
  - Кай!..
  - Что ты делаешь? Эдит?..
  Я исчез так же внезапно, как появился. Чейз стоит на пороге ванной и в непонимании смотрит на тебя. На его месте я был бы вне себя. Ты бьешься в слезах на полу, крича имя другого мужчины. И не просто мужчины... Зови меня. Твой бойфренд должен знать правду. Ему не тягаться со мной.
  - Помоги мне... Мне так страшно... Он здесь!.. Он сейчас здесь, в этой комнате!.. - ты забиваешься в угол, дрожащими руками цепляясь за тяжелую ночную штору. Я слышу жалобный, сдавленный всхлип.
  - Господи, Эдит..
  Все правильно. Успокой ее в последний раз.
  Хранить дома украденные вещдоки не самый здоровый тон. Но твоя увлеченность, Эдит, отныне играет мне на руку.
  Шоу должно продолжаться.
  И мы переходим к следующему акту.
  
  25.10.2006
  _21-30.
  
  Я назвал его "Кровавый Херувим".
  Знаешь, Эдит, правосудие должно быть неотвратимым и беспристрастным. В нем не должно быть полутонов. Наши гуманные законы и порядки предопределили бы мне худшее из всех возможных наказаний: я гнил бы в клетке до конца своих дней с грузом совершенных мной преступлений. Последний вердикт приговорил бы меня к... Жизни. Разумеется, при условии, что я глубоко раскаялся в содеянном, признал чудовищность своих действий... По замыслу и совести чувство вины должно бы сожрать меня заживо. Так патетично.
  Твой выстрел стал для меня избавлением от бессмысленной растраты времени и жизни. Я не способен на раскаяние. Больше того, я жалею, что позволил тебе подобраться так близко ко мне, и особенно о том, что не приступил к созданию своей коллекции раньше. Наша игра могла затянуться на долгие годы. И, как знать, быть может, однажды, тьма внутри поглотила бы тебя целиком, и мы встретились, как давние друзья или любовники.
  К чему теперь подобные откровения, спросишь ты? Должно быть, твой горячий шоколад еще не отдает стальным привкусом крови, и ты, ни о чем не подозревая, ждешь возвращения своего героя и гениального сыщика сбежавших кошек.
  Я буду терпелив. Месть - блюдо, которое подают холодным.
  
  _23-00.
  
  Почему не звонит твой мобильный? Вопреки восхвалениям своего терпения я едва сдерживаюсь, чтобы не отправить тебе персональный призрачный месседж. К слову, я могу стучать в стенах, выть на чердаке, скрипеть под лестницей, хлопать дверями, передвигать предметы. В общем, как и любая другая паранормальная нечисть по-своему нагнетать атмосферу в доме. Я даже вполне осязаем при некоторой доле везения и концентрации. Я стал мстительным полтергейстом.
  Что-то я слишком много болтаю. Видимо, у меня хорошее настроение...
  Я нетерпеливо расхаживаю перед тобой, но сурикаты по "Би-Би-Си" интересуют тебя больше.
  Я задел журнал на подлокотнике кресла. Ты даже не посмотрела в мою сторону.
  ..Я скучнее сурикатов?
  
  _23-45.
  
  Сурикаты, наконец, тебя сморили. Ты бестревожно дремлешь на софе, укрывшись пледом, а я сижу в кресле у окна и молчаливо наблюдаю за твоим сном. Что тебе снится? Твои веки дрожат, будто ты отчаянно ищешь кого-то взглядом. Тебе снова снится кошмар? Я знаю, сегодня ты не принимала таблетки. Тебе не следовало прерывать курс лечения, ведь кошмары только начинаются.
  Часы на каминной полке монотонно тикают, и каждый "тик-так", благодаря гипертрофированному слуху, звучит в моей голове, словно колокол Башни Елизаветы. Если бы я до сих пор был человеком, скорее всего, страдал жуткой мигренью. Иногда мне кажется, что я слышу, как в соседнем доме, на втором этаже ходит собака.
  Твой телефон. Признаться, я увлекся раздумьями и невольно вздрогнул, когда он завибрировал на кофейном столике. Ты слышишь? Тебе нужно ответить на звонок. Я ждал этого три дня, ты не можешь пустить насмарку все мои усилия. Декорации должны иметь презентабельный вид, чтобы ты смогла прочувствовать глубину величия моего гения и мою привязанность к тебе. Опознания в морге будет недостаточно. Я жажду преклонения и оваций. Протяни руку и ответь на чертов звонок...
  - Да?
  Хорошая девочка.
  - Излингтон? Сегодня смена Харпера. Не хочу смотреть на трупы в свой день рождения. Что?.. - ты резко садишься на софе. Спутанные волосы скрывают от меня твое лицо, но внезапно оборвавшийся разговор и твое молчание куда красноречивее.
  Я улыбаюсь в предвкушении, как прежде. Мне даже хочется петь. Я бы назвал подобную свою улыбку азартной и плотоядной. Меня возбуждает сама мысль о том, что мое произведение искусства вновь предстанет перед публикой, а главное - его увидишь ты.
  Я счастлив. Сегодня мы продолжим нашу игру.
  Знаешь, Эдит, в шахматах есть ситуация, при которой любой ход игрока влечет ухудшение его положения. Тебе придется принять вызов, и на этот раз у тебя нет шансов, поскольку мой разум более организован и изощренно изобретателен. Теперь мне известно, что на самом деле ты меня боишься. Ты собственноручно вручила мне оружие. И я готов его использовать.
  Верно, именно ты сумела познать мой мир. Детектив Ван Льюит и его недалекие ребятки долгие месяцы топтались на месте, и каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что полиция уже дышит мне в затылок, а рыжеволосая девчонка из лабораторий наставила на меня дуло пистолета. Я был заинтригован и позволил тебе подойти ближе.
  Но при прочих равных условиях ты никогда не смогла бы меня поймать.
  - Эдит? Алло? - взволнованный голос вопрошает из динамика. - Ливерпуль-роуд, там неподалеку есть бар "Раунд Миднайт"...
  - Я знаю, где это. - Твой голос звучит глухо и бесцветно. Ты уже знаешь, что обнаружишь по прибытии?
  
  
  Я неотступно следую за тобой по дому. Второй этаж, твоя комната, гардеробная. Ты поспешно переодеваешься, и даже не задерживаешься у зеркала. Хмуриться тебе не к лицу, но легкая небрежность в твоем облике выглядит волнующе.
  Я бы отвернулся, дабы соблюсти приличия, но никогда не слышал о нормах морали для призраков. Не знаю, я должен сейчас чувствовать себя вуайеристом? Боже, что я здесь не видел... Ты и твой новый приятель сломали мне окончательно психику своими ролевыми играми на подоконнике. Хотя у нас бывало интереснее.
  Выбегаешь из комнаты, забыв выключить свет.
  Ты волнуешься, хотя и скрываешь это.
  Ключи от машины, Эдит. Они на комоде.
  
  26.10.2006
  _00-32.
  
  Итак, мы едем в Излингтон. Кто учил тебя так водить? Антидепрессанты и спиртное? Будь я живым пассажиром, я бы поседел. Ты получишь не одну квитанцию после.
  Я предусмотрительно отыскал улики, хранившиеся у тебя в коробке с материалами дела, и обнаружил, что некоторые из них вполне могут оказаться полезными в моем нехитром ремесле. Для чего ты хранила все это? Допускаю, что во время расследования ты проводила долгие ночи в попытках объяснить необъяснимое, но после..? Череда твоих опрометчивых действий теперь имеет закономерные последствия. Иногда не стоит нарушать инструкции. Они уже прописаны кровью и вполне способны сохранить жизнь.
  Нечто вроде "Запрещается сушить хомячка в микроволновой печи". Это так просто и понятно, верно? Но на практике имелся прецедент, повлекший за собой значительные затраты для страховых компаний. И как апогей абсурда - производитель был вынужден внести этот пункт в инструкцию по эксплуатации, потому что проиграл судебный процесс. Нигде не было указано, что в печи запрещено сушить домашних животных. Ты следишь за моей мыслью, Эдит?
  Я запоздало предупреждаю тебя: оказаться на месте хомячка не самый благоприятный исход событий.
  Улики. Всего один волос, спрятанный во внутреннем кармане твоего пальто, позволит мне передвигаться по городу вместе с тобой. Недавно мы уже были в этом месте, помнишь? И я оставил для себя красную ковровую дорожку, чтобы вернуться вновь.
  
  
  Переливы огней полицейских машин окрашивают стены двухэтажного дома. Повсюду снуют люди, ты узнаешь их по форме одежды. Большинство из них тебе знакомы, а вот они, напротив, совсем тебя не знают. Особенно за последнюю пару лет.
  Ты припарковалась неподалеку, но боишься выйти из машины. Твои бледные пальцы нервно сжимают руль, и я улыбаюсь, сидя на заднем сидении. Какое искреннее смятение, Эдит. Предположу, что твое бездействие связано с нежеланием признавать неизбежность: сидя в своей машине, ты еще чувствуешь защищенность. За ее пределами тебя ожидает агония, и, я готов пойти ва-банк, ты уже видишь связующую нить между причиной и следствием.
  Стук в боковое стекло. Ты вздрагиваешь, и, кажется, не сразу узнаешь человека снаружи. Он просит тебя выйти из машины. Я бы советовал тебе выполнить просьбу.
  О чем ты задумалась, Эдит? Сейчас тебе стоит быть внимательнее. Как и прежде, понять происходящее сможешь только ты. Я оставил тебе подсказку.
  - Эдит Грин?
  - Да. - Ты выходишь из машины, и твое лицо принимает привычно будничное выражение. Им известна правда, нет никакого смысла строить из себя невинного Агнца. Ты уже понимаешь, что тебя вызвали сюда не как эксперта. Харпер отлично справится сам.
  - Вас ждет детектив Бейли.
  Я иду за тобой, незримый и молчаливый конвой. Мне наперед известно каждое твое слово, каждое действие. Твои мысли как на ладони. Я даже знаю, о чем именно будет спрашивать тебя детектив Бейли, и что ты ей ответишь.
  Твои бронзовые волосы развиваются на ветру, и я чувствую знакомый запах твоих духов. Моя милая Эдит, за тобой повсюду следует смерть, а ты пахнешь ванилью и шоколадом. Слишком провокационно, даже для тебя.
  Мы проходим в дом и поднимаемся по лестнице на второй этаж. Здесь слишком много полицейских. Они затопчут все следы, а заодно испортят мой шедевр, разобрав его на составляющие части. Но позже. Уверен, детектив Бейли считает так же: ты должна увидеть мой подарок на твой день рождения.
  - Долорес.
  - Эдит.
  Детектив Бейли предлагает тебе подойти ближе. Секундная заминка не укрылась от ее внимательных глаз. Эта женщина старше тебя, уверен, она повидала слишком много за свою долгую службу Ее Величеству, и даже моя скульптура не тронула ее черствого черного сердца. Должно быть, в нем пепел сигарет плескается в виски. Я бы сказал, у нее звериное чутье и стальные яйца, возможно, они у детектива Бейли даже есть.
  - Ты понимаешь, для чего я вызвала тебя?
  Ты едва различимо киваешь.
  - Думаю, мы имеем дело с умелым подражателем. Я знаю о последнем деле Чейза, но мертвые же не восстают из могил? - ее прокуренный смех и пожелтевшие зубы вызывают у меня отвращение. - Я хочу, чтобы ты взглянула на "шедевр", и после я задам тебе пару вопросов. Его отец не последний человек в министерстве юстиции, и мы наживем себе крупные неприятности, если не раскроем дело в кратчайшие сроки. Мне нужна твоя помощь, Эдит. Вне протокола.
  Министерство юстиции Великобритании? Теперь мне становится понятно, почему твой бывший приятель - я позволю себе циничное клише - так неплохо обустроился, будучи рядовым офицером Скотланд-Ярда. Вынужден взять свои слова обратно: твои предпочтения, неожиданно, не просто неприглядны, они скучно меркантильны.
  Детектив Бейли наблюдает за тобой. Уверен, ты пытаешься определить, как много ей известно. Ты отвратительно контролируешь свои эмоции. У тебя все написано на лице.
  Оу... Вот это выглядит натуральнее.
  - Чейз... - ты в ужасе прижалась к стене. Прикрыв рот ладонями, ты медленно, в неверии, качаешь головой. Больше отчаяния и боли! Играй естественнее. Ехав сюда, ты уже знала наверняка, что обнаружишь в доме.
  - Как это могло произойти... Господи...
  - По всей видимости, я могу не задавать вопросы о ваших взаимоотношениях.
  - Нет... Это не может быть он... Я не верю..
  Я не верю. Ты переигрываешь.
  Твой взгляд подмечает детали. В отличие от детектива Бейли, так опрометчиво позволившей тебе минуты молчания, я наблюдаю и вижу. Ты знаешь, что я не торопился. Части тела отделены без суеты. Мне никто не мешал. Рубящее или пилящее орудие? Думай, Эдит. Рубящее. Невероятно, но факт. В какой последовательности были нанесены удары? Используй метод исключений применительно моему стилю убийства. Вначале я отсекал все лишнее и уродливое, противоречащее моему замыслу. И, разумеется, ты понимаешь, что он еще был жив, когда я начал лепить из него произведение искусства. Когда я вырезал крылья своему херувиму, он все еще был жив. Не могу отказать себе в садистском удовольствии...
  Как много ты можешь сказать о фантазиях и внутреннем мире моего "подражателя"? Расскажи ей, Эдит. Я хочу слышать твою ложь.
  - Здесь имеется цитата из Библии. - Детектив Бейли разворошила осиное гнездо. - "Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу". Евангелие от Марка, глава 4 стих 22. Что он хотел этим сказать?
  Это всего лишь предупреждение. Мой апокрифичный херувим несет в себе гораздо больший символизм, и в комнате есть только один человек, способный это увидеть и понять.
  - Я не... Чейз.. - я не уверен, но твои слезы искренние? Не могу этого определить. Ты намеренно пытаешься ввести в заблуждение свою коллегу, чтобы отвести от себя подозрения?
  - Еще, вот здесь, - Бейли указала вниз, - имеется ряд цифр. Во время расследования вам приходилось иметь дело с шифрами? В противном случае, это бессмыслица. Правда, написанная рукой Чейза Ван Льюита и его же кровью.
  
"8 20 8 20 59 49 8 59 49 8 8 20 59 8 20 59 49 8 49 8 "
  - Я впервые вижу это. - Твой голос дрожит.
  Переполняющее меня ликование невозможно передать словами. Какая красивая, искренняя ложь, моя милая Эдит. Я готов аплодировать тебе стоя.
  - Я понимаю, случившееся тебя шокировало, - в голосе детектива Бейли слышатся плохо скрываемые нотки снисходительности, - но постарайся взять себя в руки. Если мы имеем дело с подражателем, твоей жизни может угрожать опасность. Взгляни еще раз на тело, видишь ли ты какие-то отличия? Быть может, он оставил нам автограф?
  - Вы нашли его отпечатки?
  Твой вопрос точен, но ты уже знаешь на него ответ.
  - К сожалению. Но части тела отделены тем же способом, та же изуверская тяга к искусству, пафосные детали и декорации - страницы Библии, терн из колючей проволоки и, разумеется, пластик. - Детектив Бейли указала на кровавые подтеки на лице Чейза, - но у этого экспоната выдавлены глаза. Будь это Кай О'Рейли, он оставил бы нам послание?
  - Правосудие должно быть беспристрастным. - Ты говоришь слишком тихо, боишься, тебя услышат?
  - Если это действительно метафора, то Кай О'Рейли хотел сказать об этом. Но он же мертв, верно?
  
  _04-53.
  
  С днем рождения, Эдит.
  О чем ты думаешь, стоя в темной гостиной? После возвращения домой, ты преступно молчалива. Я ждал твоих слез, криков о ненависти, проклятий, в запале брошенных в мой адрес. Неужели не хочешь кому-нибудь позвонить, рассказать о случившемся? Не хочешь поговорить?
  Твой отсутствующий вид заставляет меня задавать вопросы. Тебе понравился мой подарок? Я старался сделать его соответствующим атмосфере этой ночи. Пусти меня в свою душу.
  Я наблюдаю из кресла у окна, как ты достаешь из кармана телефон. Включив подсветку, ты оглядываешься в поисках нужной тебе вещи и, подойдя к кофейному столику, вытаскиваешь из нижнего журнала листок бумаги. Что ты собираешься делать?
  Я поднимаюсь и подхожу ближе. Ты берешь ручку и записываешь на листке цифры. Разумеется, ты уловила нужную последовательность и запомнила каждую. Я знал, что могу не сомневаться в тебе. Хорошая девочка, ты получила послание.
  
"8 20 59 49 8"
  Ты что-то считаешь, задумчиво бросив хмурый взгляд на потолок, и я вижу, как твоя рука выводит буквы на листке бумаги. Алфавит. Бессмыслица, написанная рукой Чейза Ван Льюита его же кровью. Детектив Бейли, несомненно, будет искать глубинный смысл этих цифр, но ты знаешь - ответ на поверхности. Нет нужды все усложнять.
  
"H T E I D I H"
  - Здравствуй, Кай.
  Ты медленно выводишь буквы в нужном порядке, и я в предвкушении улыбаюсь за твоей спиной.
  
"HI EDITH"
  Фонарик телефона освещает часть твоего лица. Ты глубоко вздыхаешь, на краткий миг, опустив голову, и я жду, когда ты подашь мне знак. Я хочу быть уверен, что ты понимаешь, с чем столкнулась на этот раз. С одной стороны, все верно, не будем беспокоить твоих родителей смертью Чейза Ван Льюита. Они закономерно решат, что твоей жизни угрожает опасность, и чокнутый психопат-подражатель начал свою кровавую вендетту. В общем-то, это будет недалеко от истины.
  - Ты здесь?
  С того момента, как получил пулю в голову, я всегда рядом с тобой. Но я впервые слышу в твоем голосе надежду. Ты надеешься, что я не отвечу. Что ж, я дам тебе эту надежду...
  Чем больше ты будешь сомневаться в реальности происходящего, тем увлекательнее станет наша игра. Я хочу видеть, как ты будешь сходить с ума в одиночестве. И невозможность что-то изменить будет душить тебя изнутри.
  Несколько минут ты ожидаешь ответа, но я молчу. Ты не знаешь, но я стою перед тобой. Сейчас ты даже не чувствуешь моего присутствия, но что-то подсказывает тебе: ты не в безопасности. Пресловутое шестое чувство? Ты оглядываешь гостиную. Зачем ты смотришь на потолок? Я призрак, а не одержимый из "Изгоняющего дьявола".
  Я невольно закатываю глаза.
  ..Под софой? Серьезно? Ты действительно криминалист или я зря теряю время?
  
  
  Почти рассвело. Несмотря на тот факт, что я собираюсь тебя убить, я беспокоюсь о твоем состоянии. Тебе стоит отдохнуть. Зачем ты сидишь над моим делом? Что нового ты хочешь увидеть в этих бумагах теперь? Они едва ли помогут тебе справиться с мстительным призраком.
  Неужели ты думаешь, что твой детектив упустил какую-то важную деталь? Например, наличие у меня напарника или протеже? За годы нашего знакомства ты, как никто другой, должна была понять: я наслаждаюсь собственной исключительностью. В пределах моего эго не должно быть никого, способного, хоть на краткий миг занять мое место в свете софитов. Нарциссический эгоцентризм - моя религия.
  Я всегда работал один. Все лавры должны доставаться мне.
  Ты отбрасываешь сшитую папку и переползаешь с пола на кровать.
  Пару часов назад ты собственными глазами видела освежеванное и расчлененное тело своего бойфренда и собираешься просто лечь спать? Я ничего не имею против здорового сна, но... Он что-то значил для тебя?
  Мне всегда казалось, что реакция нормального человека должна быть более эмоциональной. Но вместо долгих дней печали и скорби, ты зовешь в гостиной призрака его убийцы и копаешься в старом деле?
  Или все это время ты пыталась им кого-то заменить?
  
  27.10.2006
  _03-15
  
  Теперь, когда кровать рядом с тобой пуста, я могу позволить себе немного больше. Я лежу напротив и смотрю на твое умиротворенное лицо. Вечером ты плакала, но из-за твоего молчания я не могу назвать причины. Видимо, ты переживаешь утрату глубоко внутри себя. Но иногда лучше громко рыдать, кричать, выплеснуть накопившиеся проблемы, боль, печаль, чем молча нести этот балласт. Он плохо сказывается на здоровье.
  Небольшое лирическое отступление.
  В гостиной на полу разложены материалы дела. Ты вновь изучаешь их, воссоздавая картины моих убийств в хронологическом порядке. Что ты ищешь, Эдит? Первопричину? Хочешь понять, что заставило меня совершить первое убийство? Я уже говорил, я не способен испытывать чувство вины. Более того, я всегда считал и считаю, что поступал правильно. Характерные признаки психопатии.
  Я неисправимый эстет. Начни слушать классическую музыку: Карг-Элерт, Кребс, Вагнер, Брамс, Моцарт, Вебер - это прививает хороший вкус, даже если ты серийный убийца-психопат.
  Чтобы отвечать моим ожиданиям, нужно соответствовать моему пониманию прекрасного. А это, должен признать, очень непросто. Я добавил Чейзу Ван Льюиту крылья, лишил его глаз, и он стал идеальным служителем закона - беспристрастным ангелом. Своими руками я даровал ему всепрощение и шанс обрести себя в новой ипостаси, согласно моему замыслу.
  Я долго готовился к каждому акту. Я никогда не совершал спонтанных убийств. И даже проба пера прошла как по накатанной, ибо я продумал все до мельчайших деталей. Вплоть до того, каким цветом должны быть глаза моей жертвы, чтобы воссозданный образ отличался достоверностью.
  Но, моя милая Эдит, ты станешь последним цветком, сорванным моими руками. Я сохраню целостность и гармоничность твоей красоты, увековечу ее в фотоснимках, что позже сделают твои коллеги.
  Совершенная каденция.
  Я касаюсь твоих волос. Ты вздрагиваешь во сне, но не просыпаешься. Верно, ты приняла снотворное. Все еще пытаешься избавиться от кошмаров? С твоей работой они неизбежны, если ты не научишься закрывать свое сознание. Думай, но не сопереживай. Смотри, анализируй, но не примеряй на себя.
  Я придвигаюсь ближе и склоняюсь к твоему лицу, почти касаясь уголка твоих губ. Если ты откроешь глаза, ты увидишь меня рядом. И сейчас, протянув руку, даже сможешь меня коснуться. Не уверен, что тебе понравятся эти ощущения, не знаю, какие на ощупь уплотненные призраки. Но думаю, это не самое приятное, что можно испытать в своей жизни.
  Ты медленно приоткрываешь глаза, щурясь спросонья. Тебя разбудила моя близость. Я вновь тебя касаюсь, и на этот раз ты в страхе следишь за моей рукой, вздрагивая от невесомого леденящего прикосновения. Теперь я могу позволить себе любовный жест...
  Почему меня так сильно влечет к тебе? Я не испытывал подобного даже когда был живым. Что изменилось со смертью моего тела? Гипертрофированное сознание? Восприятие и чувства, доведенные до предела? Влечение превратилось в пугающую одержимость.
  - Я знала, что молчание было неслучайно... - Ты резко поднимаешься с постели, вскакивая на ноги. Ты отходишь дальше, следя за каждым моим движением, но я не спешу отвечать.
  - Это ты убил Чейза?
  К чему эти глупые вопросы, когда ты знаешь ответ. Мой почерк ты не спутаешь ни с кем другим.
  - Почему ты не оставляешь меня в покое?! - твой голос срывается в истерику, ты снова плачешь. - Ты должен был умереть!
  Хотел бы я это знать.
  Я спокойно улыбаюсь, глядя на твои судорожные рыдания. Уверен, ты уже поняла, почему я позволяю тебе увидеть себя. Еще нет? Я хочу, чтобы ты знала, кто пришел за твоей жизнью.
  Прочувствуй сполна. Страх лишает тебя рассудка.
  Ты не знаешь, как бороться с призраками прошлого.
  Я поднимаюсь с кровати, попутно прихватываю с комода нож для резки бумаги, забытый тобой с вечера.
  - Тебе некуда бежать. - Я вновь улыбаюсь, делая медленные шаги к тебе навстречу, но ты обходишь меня сбоку, следуя по стене. Ты надеешься выбраться из комнаты?
  Доля секунды, и я уже рядом с тобой. Человеческие глаза не способны различать такие скорости, но тело вполне может почувствовать, когда острый предмет случайно оставляет на нем следы. Предплечье, внутренняя сторона бедра, поясница, грудь. Твой крик звенит у меня в ушах, несмотря на то, что я просто стою рядом.
  Я знаю, куда нужно ударить, чтобы ты не умерла сразу. Поэтому, схватив тебя за горло, я приподнимаю тебя над полом одной рукой. Ты начинаешь задыхаться, забавно дергая ногами, но второй рукой я нарочито медленно ввожу в твое тело узкий нож. Еще и еще.
  Я испытываю удовольствие от ощущения, когда холодный металл мягко разрезает плоть, а в воздухе витает медный запах свежей крови. Он распаляет сильнее огонь внутри меня. Моя персональная Преисподняя, из которой мне уже никогда не выбраться. Пожар внутри меня не потушить. И он требует пищи. Сегодня я принесу тебя последней жертвой на алтаре моего тщеславия. Ты совершила богомерзкий самосуд, выстрелив в меня, и моя неупокоенная душа жаждет отмщения.
  Я швыряю тебя на пол. Ты ударяешься головой об пол, думаю, это больно. Пытаясь восстановить дыхание, ты жадно глотаешь воздух, как будто его можно откусывать пластами. И ползешь к двери, ведущей на лестницу.
  Я неторопливо следую за тобой. Ты пытаешься подняться на ноги, цепляясь за стойки перил, в ужасе отходя как можно дальше. Я вижу животный страх в твоих глазах. Куда исчезла надменность? Вызывающая откровенность и восхищенное желание, с которыми ты смотрела на меня прежде? Я нисколько не изменился, разве что, стал немного бледнее и холоднее.
  Я перехватываю нож удобнее, чтобы нанести серию точных ударов. Но тут происходит то, что совершенно не входило в мои планы. Равно как и, обдумывая свою вендетту, я никогда прежде не предполагал подобного исхода событий. Мое воображение всегда рисовало животрепещущие кровавые картины - воплощение гения моего искусства. Ты должна была стать идеальным экспонатом. Завершающим, в моей серии.
  И в мгновения, когда ты падала с лестницы, я осознал неотвратимость наказания, а быть может - небесной кары.
  В конечном итоге, оно настигло меня и приговорило к жизни, даже после моей смерти. Ты умерла у меня на глазах, так и оставшись незавершенным шедевром.
  И в тихом доме я остался один.
  Один на один с твоим переломанным телом, проклятый жизнью в забвении.
  
  
  ***
  Я знаю, что полиция списала случившееся на несчастный случай. Кажется, твой психотерапевт, после твоей смерти, нарушил врачебную тайну и рассказал инспектору о том, что ты злоупотребляла антидепрессантами, а "Дело Иллюзиониста" пошатнуло твое душевное здоровье. Ты долгое время страдала мучительными галлюцинациями, нередко у тебя случались приступы лунатизма. Из-за твоей связи с Чейзом Ван Льюитом и твоего психического расстройства детектив Бейли закрыла дело, не сумев объяснить его смерть иначе, кроме как твоей патологической манией преследования и шизофренией на фоне "стокгольмского синдрома". Кстати, на твоем теле не обнаружили ран. Удивительное совпадение.
  ..Как думаешь, Эдит?
  Быть может, я всегда был плодом твоего воображения?
  Быть может, посмертное авторство принадлежит тебе?
  Быть может, все это время ты искала собственную тень?
  
  
   Lacrimosa dies illa,
   Qua resurget ex favilla
   Judicandus homo reus
   Huic ergo parce, Deus,
   Pie Jesu Domine,
   Dona eis requiem. Amen.*
  _____________________
  
  *Полон слез тот день,
  Когда восстанет из праха
  Чтобы быть осужденным, человек.
  Так пощади его, Боже,
  Милостивый Господи Иисусе,
  Даруй им покой. Аминь.
  
  Wolfgang Amadeus Mozart-Requiem (Lacrimosa Dies Illa)
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"