Лейченко Сергей Федорович: другие произведения.

Фанфик на one piece

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как обычно, написал и выложил целиком. Закончено 24.01.2020. Фанфик охватывает исключительно арку Триллер-барка. Теги юмор, чуток AU и OOC.


   -----//-----1
   Небольшая комната была практически пуста. Голые каменные стены без украшений. Аналогичный пол. Единственным предметом интерьера являлся огромный шкаф. Вообще складывалось впечатление, что в свое время из обычной подсобки выкинули весь хлам и установили по центру это весьма солидно выглядящее хранилище одежды, забив на прочий антураж. Сейчас дверцы этого "одежного сейфа" были открыты, и перед ним стоял богато одетый мужчина и с мечтательным выражением на лице рассматривал несколько белоснежных свадебных платьев разных фасонов и размеров. Глядя на этого человека, легко можно было заметить его одержимость свадебной темой: он поглаживал невесомую ткань фаты и бормотал себе под нос, что вскоре ему обязательно улыбнется удача, он встретит самую красивую девушку Гранд-Лайна и женится на ней... В общем было вполне очевидным, что за размещение здесь этого шкафа ответственен как раз данный представитель сильного пола.
   Если про сами наряды мало что можно было сказать: ну, платья и платья, да, красивые, ну и что? То вот про мужчину, носящего стильное длинное черное пальто нараспашку с высоким воротником, разрезами на полах и серыми лацканами, а также щегольские рубашку, брюки, заправленные в высокие чёрные сапоги и белый ремень с цепочкой, можно было рассказать очень много. Начиная со странной круглой белой тиары с синим крестом, более подобающей какого-нибудь главному служителю культа, и заканчивая тем, что на лицо была пришита морда льва. Вполне живая и исправно функционирующая по назначению, заменяющая ему рот и нос.
   Если бы у кого-нибудь была возможность изучить медицинские записи местного хирурга-трансплантолога - всемирно известного доктора Хогбака - то он бы сразу узнал, что львиная морда далеко не единственная пересаженная часть звериного тела. Слоновья кожа на груди, мышцы, взятые у медведя и гориллы, и даже детородные органы не были родными. Вот только Абсалом и сам не знал, какой зверь являлся донором для последних. Хогбак всегда хихикал и подшучивал: "Неужели не нравится? Хочешь - верну, как было?". Но Абсалом не хотел, его все устраивало, несмотря на то, что львиная харя пугала потенциальных невест, а обнаженное тело и вовсе приводило их в ужас с последующей потерей сознания, но и отдача была под стать внешнему виду: он стал на порядок сильнее физически, ну, и по мужской части - не без этого.
   Внезапно, казалось, прямо за дверью раздался громкий трубный глас:
   - Абсалом? Абсаломчик! Где же ты?!
   Мужчина подпрыгнул на месте, разворачиваясь к двери с испуганным лицом. Львиная пасть открылась, и в глотке начал, было, зарождаться угрожающий рык, но ладони вовремя прижались к пасти, давя не нужные и даже опасные сейчас звуки на корню.
   - Я помылась и надела для тебя новое платье! Абсаломчик, выходи, я готова!
   Вопли становились еще громче, приближаясь. Настал момент истины. Но новая нычка не подвела, и монстр, откликающийся на девичье имя Лола, громко топая, прошел мимо, не обратив внимание на замаскированную дверь.
   - Чтоб тебя, Хогбак! - тихо выругался Абсалом, когда угроза миновала. - Создать такое чудовище - это за гранью добра и зла! И главное - теперь не дает от него избавиться! Р-р-р! Бесит!
   - Как ты можешь считать себя джентльменом, и постоянно прокатывать бедную девушку? - из пола вылезло улыбающееся приведение, говорящее девичьем голосом.
   - Чего тебе, Перона? - стильно одетый мужчина, будучи уже привычным к шуточкам и внезапным появлениям "повелительницы духов", даже не почесался, когда в комнатку просочилось новое действующее лицо, если так можно было выразиться о призраке.
   - Хогбак просил передать, что сработал маяк. Скоро у нас будут гости, тебе надо подготовиться и встретить их, как полагается. Ну, в общем, все как обычно - сам знаешь.
   - Ненавижу воду, - для стороннего человека данный ответ прозвучал бы невпопад, однако, призрак, названный Пероной, был явно в теме.
   - Никто не заставляет тебя плыть самому, львенок. Попросишь Хилдана отнести.
   - Р-р-р! Ненавижу летать!
   - Какой ты капризный. "Не люблю то, не люблю се", - пожурила его Перона.
   - Очевидно, что это бессмысленная трата времени! Я устал убеждать Хогбака, что мое присутствие на кораблях пиратов излишне. Зачем вообще нужна эта подстраховка?! Кораблям не вырваться из ловушки паутины!
   - Ой, можешь не продолжать! Я не буду говорить на эту тему с Хогбаком! К тому же, насколько я помню, это было распоряжением Мории-сама.
   - Ну, да, конечно! - по-кошачьи фыркнул Абсалом. - Валите все на Морию-сама. Просто Хогбак боится возвращения того скелета, и хочет, чтобы я проводил разведку на предмет его наличия на корабле.
   - Чего причитаешь, раз сам все понимаешь? Какой ты скучный, Абсаломчик. Ты так никогда не женишься, - Перона знала, куда ударить побольнее, собственно ради подколок она и прилетела, а новые гости были лишь поводом.
   - Я не скучный!!! Р-р-р! Я же не виноват, что фруктовики и кошки не переносят воду?!
   - Пф... кому другому можешь свои байки рассказывать. Фруктовики не любят только морскую воду, а насчет кошек - там тоже не все так однозначно.
   - А там что, не море? - он рассерженно обвел рукой полукругом, подразумевая, что их искусственный остров окружает самое что ни на есть настоящее скопление соленой воды.
   - Причем тут море? - деланно удивилась девушка. - Я говорю, что от тебя воняет. Мог бы и помыться хоть раз в год. То-то от тебя все невесты нос воротят.
   Выведенный из себя Абсалом покраснел от бешенства и закричал:
   - Это не от меня! Я...
   Закончить он не успел. Его крики оказались завлекательными для некоторых жильцов особняка. В коридоре раздался быстро приближающийся топот, а затем дверь с грохотом распахнулась, и на пороге возник монстр-кабаниха - та самая Лола.
   - Нашла!
   Опешившего мужчину попытались сгрести в объятья, но несмотря на шок, вызванный раскрытием убежища, Абсалом умудрился на одних инстинктах избежать опасной хватки. Дураком он не был, а потому избежав "смерти", генерал первым делом лягнул уплывающего с девичьим смехом в пол призрака. Понятное дело, что атакованный монстром-кабанихой Абсалом знал о невозможности нанести приведению урон, но ему нужно было как-то показать, что он все понял и запомнил виновницу.
   - Пер-р-рона! Сучка... Ну, погоди у меня! - несмотря на задействованную невидимость, он едва избежал очередных объятий и выскользнул в коридор.
   С болью в душе он слышал, как разъяренная кабаниха, упустив "жениха", вымещает свою злобу на белоснежных одеяниях будущей невесты. У него еще были нычки, но конкретно в том шкафу, который доживал последние секунды своей жизни, находилось несколько отменных экземпляров, которые было сложно достать.
   "Ладно, в конце концов, обязанность по проведению разведки, является также и привилегией - я первым смогу ознакомиться с командой корабля и застолбить за собой самых красивых девушек!" - размышляя таким образом, он направился на поиски своего летающего напарника по диверсиям...
   ***
   - Идиот! Ты чуть меня не уронил! - мокрый от брызг Абсалом ругался на порхающего около него Хилдана, который делал вид, как тяжело ему пришлось во время возвращения лазутчика с корабля мугивар на берег.
   - Так не уронил же, - ответил тот и приложился к бутылке с вином. - А надо было бы.
   Мужчина перестал отряхиваться и с подозрением уставился на зависшего в воздухе человеко-мыша. Мугивары были не первыми и не последними пиратами, и ему не хотелось, чтобы когда-нибудь помощник Хогбака исполнил свою угрозу.
   - С чего это?
   - Ты, Абсалом, вспомни, как проходили твои первые диверсии - прилетел, быстренько вывел пушки из строя и улетел. А сейчас что ты сделал? Ничего! Все мысли о бабах! Думаешь, я не понял, что ты около брюнетки увиваешься?
   - Не говори о том, чего не знаешь! Ты видел их корабль?! Там сам дьявол ногу сломит! Всего одна носовая пушка и то непонятно, как управляется. Я только и смог, что якорь опустить.
   - Зато брюнетку успел и облизать, и потискать во всех местах, - насмешливо отозвался Хилдан и не мог не поддеть главного фетишиста и извращенца Триллер-барка. - Выбрал новую невесту?
   - Было бы из кого выбирать! Она там единственная, - фыркнул недовольно Абсалом и быстро перечислил все основные на его взгляд недостатки кандидатки, то и дело срываясь на рычащие нотки: - Фр-р-руктовик, под тридцать лет и не девственна, брюнетка и пахнет пр-р-роблемами!
   - Какой ты привередливый, а...
   - Я не говорил, что отказываюсь от нее! - прервал львиномордый. - Раз уж выбора нет, буду делать из нее невесту.
   - Ну, вообще-то там есть еще одна, - почесал лысую макушку Хилдан, из-за чего едва не навернулся. - Как раз в твоем вкусе: рыженькая, молодая, м-м-м... горячая красотка!
   - Что ты несешь?! Там никого не было, я весь корабль облазил.
   - Сила есть ума не надо, - с притворной горестью вздохнула летучая мышь с человеческой головой, а затем покровительственно заявила: - Дубина, а кого по-твоему они на берегу выкрикивали? Ты разве не слышал, как они звали "Нами-Нами!"?
   - Да?! - настолько искренне удивился Абсалом, что собеседнику сразу стало все ясно - стильно одетый мутант и не думал проводить разведку, все свои чувства сосредоточив на приснопамятной брюнетке.
   - Она и еще двое уже должны быть на полпути к особняку, так что я что-то с тобой заболтался, мне надлежит встретить их и проводить к Хогбаку.
   - Пусть им купальню предложит! Купальню! - только и успел крикнул мужчина вслед "улетучившейся" мыши.
   -----//-----2
   - Нами, ты же сама можешь о себе позаботиться! - испуганно озирающийся Усопп был далеко не в восторге от блужданий по коридорам страшного замка. - На кой черт мы тебе понадобились в ванной? Хм, или ты хочешь, чтобы мы потерли тебе спинку?
   Страх на лице снайпера сменился мечтательным выражением: ради такого он, пожалуй, обойдет этот замок вдоль и поперек.
   - Нами, Нами! Я хочу поговорить с доктором Хогбаком! - вторил своему другу маленький олененок, который имел планы, отличные от немедленного посещения купальни.
   Чумазая красотка резко обернулась и впечатала кулак в голову фантазирующего о ненужном длинноносого накама. От чего последнему пришлось выбросить беспутные мыслишки и с воплем схватиться за пострадавшую макушку.
   - Ты будешь последним, кого я об этом попрошу, - мрачно прокомментировала она свои враждебные действия.
   После чего она зыркнула на вздрогнувшего Чоппера, на что тот, взвизгнув, спрятался за ногами Усоппа. Удовлетворившись реакцией, навигатор развернулась и бросила за спину приказ, не обращая внимания на начавшийся возмущенный ор: - Уймитесь и идите за мной!
   На этом бунт умер в зародыше, и расстроенный Чоппер поцокал вслед за "страшной Нами". Усопп же вернулся к "замкобоязни", но несмотря на застучавшие от страха зубы, его глаза не отрывались от коротких шортиков в обтяжку, маячащих в паре метров от него. Он здраво решил, что лучше следить за голыми ножками красотки, чем пялиться на страшные картины, намалеванные каким-то безумцем-психопатом...
   Весь путь до ванной комнаты Нами о чем-то размышляла и периодически наставляла на путь истинный идущую за ней парочку, едва та начинала барагозить.
   - Тут зомби точно нет, - констатировал Усопп, когда троица бравых мугивар замерла на пороге купальни.
   - Да, ты что, - саркастически отозвалась девушка, смело входя в пустое помещение.
   - Здесь нет, а из-за окна, вон, выглядывают... - небрежно ответил тот, словно это ничего не стоящий мелкий нюанс.
   Едва девушка осознала фразу, произнесенную таким безразличным тоном, как она буквально телепортировалась за порог и с уже побелевшим от страха лицом выглянула из-за расправившего плечи кучерявого парня с рогаткой. Контраст в поведении, как говорится, на лицо.
   - Где они?!
   - Кхм... - парень понял, что говорить правду не стоит, а потому продолжил отращивать нос в стиле Пиноккио. - Уже убежали.
   Однако девушка в отличие от своих туповатых накама умела головой работать, а не только носить на ней соломенную шляпу или получать тумаки. Впрочем, в данной ситуации не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы сообразить, что реакция Усоппа на зомби отличается от стандартной - той, которую он демонстрировал на протяжении всего пребывания на Триллер-барке. Длинноносик скорее сам бы первым убежал прятаться за ее спину, а значит...
   - Ус-с-с-оп!!! - прошипела девушка, в то время как ее длинные пальчики перекочевали с плеч врунишки на его тонкую шею, с неженской силой обхватили и, резко сдавив, принялись мотать из стороны в сторону. - Не смешно!
   - Прости! Кха! Ха!.. А... ...
   - Нами! Усопп! - олененок, в очередной раз принявший все за чистую монету, отчаянно бегал вокруг выясняющей отношения парочки...
   Спустя две минуты, девушка выставила их за пресловутое окно, которое, как оказалось, выводило на неширокий уступ, опоясывающий замок. Место для размещения "охраны" было выбрано не столько из-за угрозы нападения зомби с той стороны, сколько из-за нежелания искать их по всему замку, оставь этих трусишек просто за дверью. Окна закрыты занавесками, так что подглядываний она не опасалась, зато сама прекрасно видела тени "охранников". Правда, если бы Нами знала, что в углу купальни притаился невидимый враг, то безобидные подсматривания носатого напарника волновали бы ее в последнюю очередь.
   "Восхитительно!" - львиная пасть Абсалома мгновенно переполнилась слюной, когда девушка стала поспешно избавляться от одежды, планируя как можно быстрее расправиться с грязью. - "Эта куда лучше брюнетки с корабля, тут даже не нужно пробовать на вкус! О-о-о!". Когда девушка полностью разделась и на несколько секунд обернулась лицом к невидимке, то его поразил разряд.
   "Это любовь с первого взгляда! Сегодня я непременно женюсь!" - пока троица, разделенная стеклом и занавесками о чем-то переговаривалась, Абсалом полностью погрузился в мир фантазий на тему будущей свадебной церемонии. Темные глаза обладателя силы дьявольского фрукта невидимости - Сукэ-Сукэ - прямо-таки упоенно пожирали взглядом обнаженную красотку, не обделяя вниманием ни один из участков тела. Длинные стройные ножки, переходящие в неширокие бедра, тонкая талия, средних размеров аккуратная округлая грудь с крупными сосками, татуировка мандарина на плече в тему насыщенно оранжевого цвета коротких волос, большие темно-ореховые глаза на прекрасном лице... Чем больше вглядывался в принимающую душ девушку, тем больше радующих глаз деталей он замечал.
   Вскоре эротический показ прелестей от будущей невесты подошел к концу. Как только красотка после душа опустилась в ванну и скрылась почти полностью под водой, охватившее зрителя оцепенение прошло само собой, и Абсалом вновь был готов воспринимать реальность.
   "Вот это меня вставило!" - изумился генерал Мории и помотал головой, пытаясь избавиться от обворожительного шарма рыжевласки: как никак он помимо прочего пришел шпионить...
   - ...Я не хочу выходить наружу! Там лес, кладбища, мертвецы... Ни за что! - вопль говорящего оленя стряхнул остатки свадебного угара, перенаправляя поток сознания, наполненный пошлыми мыслями, на рабочее русло.
   - Внутри или снаружи - везде одно и тоже, - сказала, как отрезала, девушка с закрытыми глазами. - На этом острове все странное, а сам особняк - квинтэссенция подозрительности. Вы что не видели, что он заполнен зомби под завязку?
   Девушка приподняла над водой изящную ногу и поглаживающим движением оценила степень чистоты. Тем временем Усопп и Чоппер начали вспоминать обстановку замка, а затем, наконец-то, сложили два и два, и за окном раздались вопли ужаса. Пока накама соревновались, у кого крики получаются более испуганными, Нами не удержалась и снова провела ладошкой по бархатной коже, но на этот раз насквозь эротичным жестом. Ножка погрузилась в воду, а Нами, поудобнее утроившись на подголовнике, снова закрыла глаза и расслабилась. Абсалом в этот момент несколько раз громко сглотнул, подавшись вперед, но благо троица вернулась к разговору, и его никто не услышал.
   - А самый подозрительный тут - доктор Хогбак, и все, что он нам говорил - это наглая ложь! Ха! Живет на искусственном острове среди зомби и не имеет к ним никакого отношения? Бред! А видели, какую он рожу скорчил при упоминании о Бруке? Да еще и сказал, что впервые слышит! - звенящий девичий голос толкнул обвинительную речь, а затем подытожил в виде очередного приказа: - Так что, пока нас никто не охраняет, мы убежим с наступлением ночи.
   За занавеской послышалось яростное шушуканье: партнеры принялись обсуждать вводную, и, кажется, не все они были согласны с таким решением. Но Абсалому было плевать на ту парочку, только что он услышал кое-что интересное. Изначально он хотел отлучиться для доклада, но теперь ясно понял, что этого делать совершенно точно не следует. Девчонка оказалась не только красивой, но и смышленой, а значит никак нельзя оставлять ее одну... Иначе потом придется ловить по всему острову, если ей взбредет в голову покинуть гостеприимный особняк, не дожидаясь ночи! К тому же, а вдруг с ней что-то случиться, и она отыщет неприятности на свою спелую попку? Нет-нет, терять такую прекрасную невесту он не намерен - пусть сидит в особняке под его присмотром...
   Подойдя к ванной с нежащейся в ней с закрытыми глазами красоткой, он некоторое время приноравливался как бы сподручнее осуществить захват, но потом пожал плечами и незатейливо выдернул девушку за плечи. Спустя секунду ее тонкие запястья оказались сведены над головой и легко удерживались одной рукой, вторая в тот момент успешно закрывала рот. Затем последовал еще один рывок, и обнаженная спина девушки уперлись в холодную стенку купальни, а грудь расплющилась о нечто невидимое.
   Нами хоть и была в хорошей форме, но не имела в своем загашнике ни дьявольского фрукта, ни других способностей наподобие мантры или владения мечом как у Зоро, а потому за время операции, проводимой невидимым незнакомцем, который обладал огромной физической силой, едва и успела что ойкнуть да возмущенно замычать, когда ей уже заткнули рот. Девушка отчаянно задергалась, пытаясь если и не освободиться, так хоть позвать на помощь. Правда, услышав громкое хихиканье над очередной, наверняка, тупой шуткой, она на миг усомнилась в эффективности таких защитников, но ей выбирать не приходилось.
   Вспомнив, что она предстала перед напавшим, кем бы тот ни был, совсем голой, навигатор мугивар от отчаяния начала сопротивляться с удвоенной силой. Впрочем, ей это не помогло, но зато подвигло невидимку сделать предупреждение.
   Монолог незнакомца начался с тихого рыка, наполненного скрытой силой и агрессией. Девушка, услышав прямо над ухом такую внезапную прелюдию, замерла испуганной ланью, узревшей хищника на расстоянии броска. Довольный произведенным эффектом Абсалом, глядя в расширенные от ужаса зрачки широко распахнутых девичьих глаз, произнес с рыкающими нотками:
   - Тихо! Рр-р-р! Умная! Кр-р-расивая! Моя невеста!
   Дабы доказать серьезность намерений и будучи возбужденным близостью к обнаженному распаренному в горячей воде девичьему телу, он прижался к рыжеволосой красотке плотнее и стал легонько тереться об нее, не обращая внимания на впитываемую одеждой влагу.
   - Мр-р-р! - Внезапное мурлыканье с низким тембром заставило девушку вздрогнуть, но язык, прошедший по ее шее и добравшийся до ушка, вновь вынудил оцепенеть. - Ты намного лучше той голубоглазой брюнетки с корабля. Мне нравятся невинные девушки. Ты такая сладкая... Так бы и съел! - язык начал безостановочно облизывать лицо и шею, постепенно сползая вниз, к груди, и все это под непрестанные звуки, издаваемые большой довольной кошкой.
   Едва шершавый язык, слизывающий капельки воды и оставляющий за собой целые потеки слюны, коснулся бусины соска, как Нами сразу вышла из ступора и принялась действовать, подключив разум. Нет, ее интеллекта не хватило, чтобы придумать, как освободиться из захвата силача будучи совсем безоружной, но сообразить вывернуть голову боком, чтобы воспользоваться ртом, Нами смогла. Невидимая ладонь довольно быстро скорректировала свое местоположение, но было поздно - сигнал о помощи в виде громкого крика ушел по назначению:
   - Помогите! Тут... Ум-м-м!
   И хотя, пока Абсалом следил за троицей, то носатый тип и крохотный олененок не показались ему опасными, но получить удар в спину он все равно не хотел. Поэтому Абсалому пришлось отпрянуть от девушки, чтобы посмотреть был ли услышан призыв, и не идут ли уже ей на помощь "бравые" охранники. Упругие груди мгновенно восстановили свою форму, а у девушки появилась некоторая свобода.
   Окно распахнулось, и в комнату в прямом смысле слова ввалилось подкрепление. Абсалом, наблюдающий за героическим появлением, на секунду пожалел, что сначала не решил вопрос с этой парочкой, например, скинув их с поддоконника. Увы, но Мории для извлечения теней нужны были живые люди, а падение с верхнего этажа обычный человек мог и не пережить...
   Тем временем носатый выпученными глазами пялился сквозь невидимого Абсалома на его невесту, одной рукой пытаясь остановить хлынувшую из носа кровь, а другой прикрыть встопорщенные штаны. Олененок переводил недоуменный взгляд со снайпера на навигатора, застывшую у стены в странной позе.
   - Нами? Усопп?
   В ответ послышались приглушенное мычание. Раздраженный вмешательством, Абсалом тихо рыкнул, но, поняв, что вновь прибывшие не доставляют проблем, расслабился. Последнее оказалось ошибкой.
   Видя, что подкрепление не торопится ей помогать, и почувствовав слабину захвата, Нами решила, что спасение утопающих - дело ног самих утопающих. Коленка, что есть мочи, врезалась по причинному месту невидимки. Враг, вздрогнув, охнул и еще больше ослабил хватку. Пусть свободы не удалось добиться одним ударом, но теперь, по крайней мере, она могла говорить. Чем сразу и воспользовалась.
   - Идиоты!!! Харе пялиться! Тут кто-то невидимый, помогите мне!
   Первым, как ни странно, врубился в ситуацию Чоппер. Хоть олененок и был полным профаном в некоторых житейских вопросах, но за своих накама он был готов стоять горой. Лицо "чибика" поплыло, вытягиваясь в полноценную оленью морду. Венчающий ее синий нос несколько раз сморщился, принюхиваясь в поиске противника. Видимо, результаты выслеживания врага выдались однозначными: в мгновение ока вместо маленького Чоппера появился огромный йети, заросший мехом по самую макушку. Синий нос у появившегося монстра являлся отличительной чертой, по которому накама при необходимости всегда могли опознать своего Чоппера.
   - Он тут! Я его чую! - взревел "снежный человек", бросаясь к брыкающейся у стены Нами.
   Абсалом и до доработки его тела Хогбаком был мужчиной далеко не слабой комплекции, а уж после нее и вовсе стал настоящим бугаем, один его вес приближался к трем сотням килограмм. Но в данный момент гибрида нескольких зверей посетили сомнения в целесообразности силового противостояния с эдаким громилой.
   "Проклятье!" - приняв решение, Абсалом с большой неохотой отпустил свою добычу и отпрыгнул в сторону двери.
   Пусть органы чувств в гориллоподобной форме Чоппера оказались не столь хороши, как в оленьей, но отследить убегающего по лужам невидимку не составило особого труда. Но тем не менее Чоппер, являясь доктором по призванию, кинулся не в погоню за врагом, а к своей накама, безвольно осевшей у стены и явно находящейся в стрессовом состоянии.
   В этот момент даже до Усоппа дошло, что тут что-то не так. Одной рукой он схватился за рогатку - Кабуто, а второй по выработавшейся за сегодня привычке полез за огненным снарядом: они хорошо себя показали против зомби.
   - Где он?! - заорал снайпер, натягивая резинки и одновременно рыская взглядом по предполагаемым местам пребывания противника.
   - У двери! - отозвался Чоппер, пытаясь ощупать в медицинских целях отбивающуюся от него девушку.
   Но совет запоздал, дверь уже открывалась. В этот момент Усопп, повернувшийся ранее на подозрительный звук к окну, рывком развернулся и, не целясь, навскидку выстрелил в своем снайперском стиле.
   - Получай!
   Очевидно, что штатным снайпером мугивар он назывался не зря и попал именно туда, куда целился - в дверной проем. Вот только к несчастью Усоппа и его накам, находящихся в купальне, дверь в этот момент уже начала закрываться, и поэтому не было ничего удивительного в том, что взорвавшийся шарик хоть и разнес ее в клочья, но большую часть силы не самого слабого взрыва выпустил внутрь комнаты. Казалось, весь замок вздрогнул.
   Из коридора донесся болезненный рык опаленного зверя, но до сбежавшего врага мугиварам уже не было никакого дела. Чоппер успел прикрыть собой Нами, но судя по густому запаху паленой шерсти, окутавшему купальню вместе с паром, доктору пришлось несладко. Виновник, сам не зная как, отделался легким испугом: пламя почему-то предпочло охватить стены комнаты, оставив центр просторной купальни почти не тронутым.
   - Усопп! - раздался негодующе-обиженный трубный вопль Чоппера, все еще пребывающего в форме гориллы.
   - Чтоб тебя, косорукий извращенец! - вторил ему девичий голос из-под кучи горелого меха, коим и предстал ее спаситель. - Чоппер, слезь с меня!
   - Я не косорукий! - возмутился стрелок, даже не заметив, что согласился с титулом эрокока.
   - Отвернись, идиот! - освобожденная Нами тут же оказалась под прицелом жадного взгляда покрасневшего снайпера.
   Первым позывом обнаженной девушки было одеться. Конечно, она не отказалась бы еще раз принять ванну, чтобы избавиться от ощущений мерзких прикосновений невидимки, но развитие ситуации уже не предполагало повторных помывочных процедур. Однако с одеждой ее ждал облом. Висевшая практически прямо у входа, она ныне представляла из себя продолжающие тлеть обрывки, кучкой лежавшие на мокром полу и только по причине этого не превратившиеся в горстку пепла.
   - Ус-с-соп!!! - по змеиному прошипела разозленная до бешенства девушка.
   По спине незадачливого стрелка пробежал целый табун мурашек.
   - И-и-и! Прости! Прости!
   Усопп продолжал стоять спиной к девушке и еще не знал, за что конкретно просит прощения, но в одном он был уверен на все сто - при таких интонациях не будет лишним встать на колени и покаяться. Достаточно вспомнить, что случилось с эрококом и головой-травой, затеявшими в очередной раз драку, в результате которой пострадало мандариновое дерево... Но то, что он услышал потом, напрочь порвало шаблон, заставив сердце громко застучать:
   - Раздевайся!
   - Прости, Кая! Но кажется, я не смогу отдать тебе свою девственность... - озвучил он шепотом родившуюся мысль на фоне мелькающей перед глазами картинки обнаженной рыжеволосой красавицы.
   - Что ты там бубнишь? Иди сюда, мне нужна твоя одежда. И не вздумай поворачиваться!
   - Одежда? - непонимающе переспросил парень в то время, пока его ноги, подчиняясь властным ноткам, сами собой пятились к девушке.
   - Да, придурок! Ты спалил мою, поэтому будешь ходить голым, пока не вернемся на Санни или не найдем замену здесь!
   - Э-э... - у Усоппа даже тени сомнений не возникло, что его сейчас разденут до нитки, и он начал судорожно осматриваться, стараясь не провоцировать наблюдающую за ним девушку.
   - Может, возьмешь полотенце? - Усопп махнул рукой в сторону небрежно брошенного у пола ванной означенного предмета, а затем представив, как Нами будет выглядеть в коротком полотенце на голое тело, покрытое не высохшими капельками воды, и влажными волосами, он судорожно сглотнул и чуть не навернулся.
   Как оказалось, фантазия у оставшейся без одежды красотки работала тоже отменно, а потому после недолгого молчания она со всей категоричностью заявила:
   - Вот сам и пойдешь в нем!
   Уловив едва заметную слабину - видимо ей не особо хотелось носить мужские тряпки - парень малость воспрянул духом и попытался зайти с других сторон:
   - У меня в карманах комбинезона боеприпасы, без них наша группа потеряет боеспособность! Может, воспользуешься хотя бы занавесками? А то одежда у меня грязная, потная, а ты только что из душа... да и чего я там не видел? Ай!
   То, что последнее было лишним, Усопп прочувствовал сразу, не успела фраза до конца слететь с языка. На голову опустился сборный клима-такт, кобура от которого уже заняла положенное ей место на правом бедре девушки.
   - Вот сам и будешь ходить в занавесках! Я еще вычту из твоей доли за то, как ты пялился на мое тело! А сейчас - раздевайся! - приказ отдавал металлом, таким же был привкус крови от прикушенного языка.
   Вздохнув Усопп принялся стягивать с себя одежду. Чоппер в это время, вернувшись в привычный облик, на полную катушку исполнял врачебные обязанности и в темпе накладывал мазь и бинты на мало-мальски заметные ожоги девушки.
   ***
   Пока троица мугивар спешно осуществляла перегруппировку, немного подпаленный Абсалом торопился в местную церквушку, чтобы начать приготовление к свадебной церемонии.
   - Эй, Абсалом! Что это был за взрыв? Ты опять буянил в купальне? - по пути мутанта перехватил человек, приложивший руку к модификации его тела. - Сколько можно?! После твоих подкатываний к сильным пираткам приходится ее отстраивать, а после слабых - отдраивать от твоей кончи! Фу! Мы тоже хотим пользоваться ванной! Я же тебя просил свои "брачные игры" проводить в другом месте!
   - Хогбак... та девушка, она мне понравилась. Я забираю ее себе!
   Владелец особняка от возмущения открыл рот, но несколько секунд не мог вымолвить ни слова: было не понятно, чем он больше недоволен - тем, что соратник снова пропустил мимо ушей его справедливые нотации, или тем, что в который раз пытается отжать добычу в единовластное пользование.
   - Только после того, как я получу за нее награду! - со все возможной категоричностью заявил остроносый Хогбак.
   - Нет! - праведно возмутился в свою очередь командующий зомби. - Мне не нужен безголовый зомби - мне нужна живая девушка! И эту я тебе точно не отдам - она станет моей невестой!
   - И как тогда получать за нее награду? Дозор знаешь ли не верит на слово! Они верят только мертвым головам! Кстати может все-таки передумаешь? Я тебе такую невесту-конфетку сделаю, что все ахнут!
   - Мне. Нужна. Живая. Невеста!
   - Ох, Абсалом-Абсалом... снова наступаешь на одни и те же грабли? Сколько их у тебя было, этих живых? Почему бы не попробовать что-то новое? О, точно! - местный Франкенштейн с размаху стукнул кулаком по раскрытой ладони, словно получил озарение с самих небес. - Хочешь я тебе Синдри-тян отдам?
   - Не хочу! На нее без слез не взглянешь! - на этих словах Хогбак натурально схватился за сердце, а на висках вспучились жилки от злости от такого нелестного отзыва на его лучшее творение. - Так что я забираю эту рыжеволосую пиратку - она станет моей невестой, и точка! И вообще - последнее время Мория-сама извлекает тени изо всех, а таких мы не сдаем дозору!
   - Только после получения награды, - заявил успокоившийся Хогбак и принялся с показательным усердием рассматривать ногти. - Обычно - не значит всегда. Ты же знаешь распоряжение Мории-сама - нам нужны все возможные деньги.
   - Ладно! Я отдам за Нами из своих средств!
   - О! Ты запомнил ее имя? - искренне удивленный толстый доктор отвлекся от маникюра и уставился на Абсалома, как на восьмое чудо света. - И с чего это такая щедрость?
   - Р-р-р! Я же сказал, что это моя невеста! Я люблю ее!
   - Сколько уже было таких невест, - пренебрежительно отнесся к сделанному заявлению Хогбак, а вторую фразу и вовсе проигнорировал. - У тебя встает на любую смазливую мордашку, которая хоть чуть отличается от Лолы.
   - Что за чушь?!
   При упоминанию об огромном отвратительном монстре, слепленном из кабана-бородавочника и откликающегося на женское имя Лола, мужчина в пальто передернулся и нервно огляделся. Быстрый осмотр показал, что в пределах видимости ее не наблюдалось, и Абсалом расслабился. Кабаниха хотела сделать его своим женихом не с меньшей маниакальностью, чем он хотел найти себе нормальную невесту.
   - Короче, Абсалом, я все сказал! Получишь ее тело после отправки головы дозору или, если Мория-сама так решит, после извлечения тени. А если уж так невтерпеж присунуть, то, конечно, можешь отдать свои кровные, но я советую обратить внимание на Синдри-тян. Ах, какая девушка! Уж она-то точно сможет выдержать твой напор! Представляешь, ты сможешь пользовать ее и день и ночь, и день и ночь - сутками напролет! Прямо от сердца отрываю!
   - Ага, как же - от "сердца"... Себе оставь эту потасканную зомбячку! - нахмурился взявший себя в руки генерал. - Сколько назначили за пиратку?
   - Без понятия, - пожал плечами Хогбак, в этот раз пропустивший оскорбление своего детища мимо ушей и нисколько не обидевшийся на очередной отказ: ему явно доставляло удовольствие подначивать вспыльчивого "льва", но теперь, судя по всему, веселуха закончилась. - Сейчас узнаем. Перона, я знаю, что ты тут. Перона!
   - Как это грубо, Хогбак! Ты сказал это так, словно я только и делаю, что подслушиваю! - раздался наигранно обиженный девичий голосок.
   Из земли вынырнуло приведение - белый силуэт с бесформенными отростками рук и ног и улыбающимся смайликом на голове. Призрак тут же попал под уничижительный взгляд Абсалома, который еще не забыл о недавней подставе.
   - Да-да, как скажешь... Так что там с их наградами? - докторскую потребность в пикировке полностью удовлетворил разговор с человеком-львом, а потому ввязываться в полемику со скучающей девчонкой сейчас у него не было никакого желания.
   - В этот раз знатный улов, - послушно доложила Перона - очередной фруктовик - не став развивать тему. - За шестерых из них назначена награда, и один из них стомиллионник, а за капитана дают все триста.
   - Ого! - приятно удивился главный из присутствующих. - Целый сверхновый пожаловал. Это удачно. Мория-сама будет доволен!
   - Это все хорошо, но что там с девушкой? - нетерпеливо поинтересовался Абсалом.
   - У брюнетки... восемьдесят миллионов, - с готовностью отозвался призрак и сделал многозначительную паузу.
   У любвеобильного мутанта дернулась щека от таких известий - все-таки огромная сумма. Не дождавшись продолжения, стиснув клыки, он прорычал:
   - Хватит играть! Сколько дают за рыжеволосую?!
   Пауза затянулась. Однако молчать до бесконечности тоже было нельзя, и Перона, вдоволь налюбовавшись на пышущего раздражением соратника, ответила:
   - Все как ты любишь, Абсалом - она полная слабачка. Всего шестнадцать миллионов белли. Так что можешь расслабиться: твой тощий кошелек потянет эту покупку.
   - Отлично! Она будет моей! - львиномордый враз вернул себе хорошее расположение духа и, не прощаясь, спешно направился к церкви.
   - Эй, Абсалом, мы еще не договорили! - возмутился Хогбак и, не видя реакции, крикнул тому вслед: - Направь зомби на поимку остальных! И не забудь занести деньги за пиратку!
   - Перона, тоже готовься. Если что - подстрахуешь мышек-пауков. Со сверхновым могут быть проблемы, - предупредил призрака доктор перед тем, как уйти.
   - Да, надеюсь на это! Будет весело! - донеслось уже из-под земли.
   -----//-----3
   - Кья!!! - завопила бегущая Нами, с трудом уворачиваясь от захвата очередного картинного зомби, и вырвалась вперед, чтобы тут же обратиться к пыхтящим позади товарищам, высказывая претензии одному из них: - Усопп!!! А кто кричал "Я не верю в призраков!", "Зомби - всего лишь иллюзия"?!
   Прорыв из ловушки в холле и последующий забег по коридорам особняка дались для бодрой троицы нелегко.
   - Усопп?!
   - Ха... ха... ха... это не я... это Чоппер, - тяжело дыша ответил Усопп, отвлекаясь от своих мыслей.
   - Что?! - тут же выдал олененок, бегущий почему-то в своей мини форме.
   От неожиданного навета коротышка на мгновение отвлекся от дороги и запнулся копытцем о стык напольных плит. Заминка едва не привела к трагедии, но в последний момент Чопперу удалось ускользнуть от объятий зомби, вырвавшегося из очередного произведения искусства.
   - А-а-а!!! - завизжал доктор мугивар не менее громко, чем девушка до этого. - Усопп!!!
   Но снайпер пропустил мимо ушей возмущенный вопль спасающегося бегством товарища. Его интерес в данное время был практически целиком сконцентрирован на двух вещах: беге по коридору и задирающейся при оном беге мини-юбке Нами, которая теперь лидировала в соревновании на выживание.
   Усопп недолго щеголял в одних трусах, и одеждой для Нами удалось разжиться в комнате рядом с купальней. Вот только, увы, ассортиментом чей-то найденный гардероб похвастаться не мог, и Нами пришлось ограничиться облегающей блузкой отвратно розового цвета и короткой, но свободной черной юбкой. К огромному сожалению девушки вопрос с нижним бельем остался открытым.
   Зато к нескрываемому удовольствию Усоппа, столь явственно ощущаемому в штанах, теперь ему открывался шикарный вид на голую попку навигатора и все сопутствующие прелести. И тяжелое, сбившееся дыхание, как и красное донельзя лицо, и сочащаяся из носа кровь - все это объяснялось отнюдь не только бегом. Он уже и не соображал кто, куда и зачем бежит, перед ним перманентным девственником маячила желанная цель, а все остальное могло подождать. Лицо Усоппа исказилось в гримасе, увидь которую, любой член команды соломенной шляпы мгновенно вспомнил бы об эрококе - Санджи...
   - ... !
   - ... !!!
   - ... ?
   - ... !
   - ... ?!
   - ...?!!
   Надрывающаяся Нами, улепетывая по коридорам особняка от нечисти, с чувством вымещала свой страх на наиболее подходящем для этого кандидате - их самым бестолковом и бесполезном товарище - Усоппе, который всегда безропотно сносил удары рыжеволосой "судьбы", к вящему довольству последней. Однако, несмотря на некоторую бесхребетность, даже Усопп не смог бы не огрызнуться на преувеличенные претензии красотки-навигатора, и в голову последней закрались подозрения... К чести Нами, она перво-наперво подумала о том, что зомби добрались-таки до ее накама и того уже доедают где-нибудь за углом. Улучив момент, она обернулась с выкриком "Усопп!"
   Испуганное выражение на лице девушки сменилось на недоумение, а еще спустя мгновение - на злость. Не нужно было владеть дедукцией, чтобы правильно сложить направленный на ее задницу бессмысленный взгляд, красное лицо, кровь, рекой текущую из носа, бугор в штанах, а самое главное - извращенческий флер, присущий Санджи.
   Темно-ореховые глаза прелестной бегуньи почернели, а затем в их глубине полыхнуло истовое пламя под стать яркому цвету волос.
   - Ус-с-сопп... - в противоположность недавнему накалу эмоций едва слышно прошипела девушка, но это сразу произвело неизгладимое впечатление... причем на всех.
   Один из оживающих на встречном пути портретов вбило невидимой аурой обратно в рамку. На лице дрожащего страховидного зомби легко можно было заметить крупные капли пота. Второму повезло меньше - он не успел скрыться самостоятельно, и ему "немного" помогли. Девушка, чьим вниманием завладел носатый накама, не глядя отмахнулась искрящимся от молний шестом, и затрясшийся зомбак безвольно опал у стены, испуская всем телом дымок. А от Чоппера, как и ожидалось, последовала соответствующая реакция:
   - И-и-и! Нами - страшная!
   Разумеется, больше всех досталось начинающему извращенцу. Парень вроде и продолжал бежать, как ни в чем ни бывало, даже не запнувшись ни разу... но белое лицо и взгляд, оторвавшийся от девичьих прелестей и загипнотизировано уставившийся на горящие яростью глаза, выдавали его настоящие чувства. По телу снайпера начинали бегать наперегонки толпы мурашек, а губы дрожа силились что-то произнести. И это ему еще повезло, что девушка не могла все время бежать, повернув голову назад, иначе, продолжи она прожигать товарища гневным взором, и от Усоппа осталась, дай боже, кучка углей.
   - П-п-прости!
   Едва очи изволящей гневаться богини перестали давить на парня, как тот разродился покаянным воплем. Однако, его глаза тут же сами собой, безо всякого напоминания вновь ожгли страстным взглядом восхитительные округлости, а лицо сменило палитру и нацепило маску мечтательности. Нами напряглась, словно почувствовав этот рецидив, хотя почему словно - женская интуиция определенно что-то уловила!
   - Усопп...
   На этот раз в ее словах царил арктических холод, и если раньше его лицо белело от ужаса, который принесло осознание грядущей расплаты, то в этот раз его длинный нос покрылся настоящим инеем. Это с врагами Нами становилась пугливой козочкой, но в общении с накама в навигаторе просыпался безжалостная львица, готовая рвать и метать, отстаивая свою "территорию", в чем бы та ни выражалась... Повеяло смертью.
   - А-а-а-а-! Прости-прости-прости-прости...прости! - выпалил скороговоркой парень, поняв, что шутки кончились, и рыжая спутница в бешенстве.
   Впрочем, на стороне провинившегося был накопленный опыт общения с этим боцманом в юбке, и раз уж его спалили, а дело дошло до серьезных разборок, то ему ничего не оставалось, как воспользоваться верным способом погашения конфликта и просто-напросто откупиться от разозленного демона в юбке. Такой короткой юбчонке... Глаза невольно снова попытались занять "удобное" положение, но ему неимоверным напряжением куцей воли удалось взять себя в руки, благо морозная аура смерти все еще действовала.
   Всякий член экипажа мугивар знал об одержимости Нами деньгами и богатством, и не раз им, в том числе и Усоппу, приходилось откупаться от своих косяков как явных, так надуманных. Неудивительно, что значительная часть средств команды находилась в руках алчного навигатора. Так что оставалось решить вопрос цены. Как бы то ни было Усоппу тоже нужны были деньги, и отдавать все он был не намерен. И тут самое главное - самому назначить начальную ставку, иначе вскоре это сделают за него, и та будет отнюдь не минимальной, ведь для Нами контрибуция с товарищей тоже являлась "верным способом разрешения конфликтных ситуаций".
   - Че-четверть, - стуча зубами от холода, произнес Усопп, со всеми этими событиями даже позабыв про окружающих зомби.
   - Что?! - воспламенилась Нами от возмущения, от чего все зомби в очередной раз шарахнулись прочь. - Половина, не меньше! Ты еще за купальню не расплатился!
   - Но там не было моей вины! Ты сама позвала на помощь!
   - Именно - на помощь! А не пускать слюни на мое голое тело, пока его лапал какой-то урод-невидимка! - градус жара повысился, и теперь зомби приходилось сбивать с одежды тлеющие искорки.
   - Я же не виноват, что ты такая красивая! - но ожидаемый комплимент не возымел эффекта, и Усопп поспешил добавить логичную на его взгляд отмазку: - Я же, в конце концов, парень!
   - Грр-р-р! Так и веди себя как парень! Половина и точка! Не зли меня, Усопп!
   - Хорошо, - обреченно вздохнул носатый.
   Усопп рассчитывал на треть, но могло быть и хуже, при этом он старался не думать о последствиях, когда девушка узнает, что значительная часть его доли была проиграна Зорро в кости. Остаток едва достигает миллиона белли, что являлось сущей мелочью для знаменитой кошки-воровки, а уж половина от этой суммы...
   - Нами, Усопп, - осторожно прощупал обстановку олененок, когда страсти улеглись. - Сейчас не время ссориться.
   - Все в порядке, Чоппер. Мы и не ссорились, правда, Усопп?
   Ответом ей было лишь молчание.
   - Усопп? - сейчас в девичьем голосе отчетливо прозвучала угроза.
   - Да-да, не ссорились... - заблеял Усопп, подавленный грядущей расплатой за обман.
   Прозвучало настолько жалко и "подкаблучно", что парень сам устыдился своего голоса. "Стерва!" - с неожиданными для себя негативом и агрессией мысленно воскликнул Усопп. Топтание по мужской гордости достигло точки апогея. "Постоянно всех третирует! Френки прав, что ей не хватает настоящего мужика!" - под "настоящим мужиком" и Френки, и Усопп, естественно, имели ввиду прежде всего себя лично. Мысль о том, зачем бы ей мог понадобиться мужик, трансформировалась в наглядную картинку нагнутой у стола Нами с задранной на талию юбкой и подступающей к ней обезличенной фигурой со снятыми штанами. В фигуре мало-помалу проступали легко узнаваемые черты Усоппа. От неожиданной фантазии рот мгновенно пересох, а напряжение в паху выдалось таким сильным, что штаны, удерживающие его источник, причинили боль. И это безо всяких стимулирующих взглядов на волшебную попку!
   Кто его знает, на какой порнографии остановилось бы разыгравшееся воображение, но в этот момент его накама нашли отнорок свободный от зомби, заканчивающийся солидно выглядящей дверью, на вид способной сдержать натиск погони.
   - Туда! - запыхавшаяся Нами устремилась к спасению, а Усопп, погруженный в свои извращенные мысли, внезапно осознал насколько его утомил бег.
   Близкое спасение заставило сосредоточится на приближающейся двери, и натюрморт с девушкой на столе развеялся как дым. О недавнем возбуждении напоминал лишь каменный стояк.
   Нами и Усопп как лидирующие в гонке с разбегу навалились на дверь, которая уступила их чаяниям и с грохотом распахнулась внутрь. Парень с девушкой, кувыркаясь, влетели в комнату и растянулись на полу неопрятной кучей рук и ног. Чоппер, бегущий следом, мигом оценил ситуацию и внес лепту в спасение путем попытки быстро закрыть дверь. Тяжелая деревянно-металлическая конструкция сопротивлялась усилиям маленького олененка, но вид приближающихся зомби придавал Чопперу правильную мотивацию.
   Тем временем накама олененка пытались подняться.
   - Слезь с меня, придурок! И убери свою рогатку! - хоть усталая Нами и едва копошилась под снайпером, пытаясь обрести свободу, но голос ее звучал по-прежнему бодро.
   Усопп, не стал говорить, что упирающийся в девичью талию предмет является не его оружием, а кое-чем иным и более живым, хотя и не менее твердым. Он просто скатился с девушки, поворачиваясь к ней спиной, чтобы "рогатка" так и оставалась "рогаткой". В противном случае ему пришлось бы расстаться с оставшейся половиной, а то и вовсе продаться в рабство.
   Благодаря пришедшему на помощь длинноносого парня Чоппер успел закрыть дверь и задвинуть засов, отгородив их всех от подступающей нечисти. И только после этого у троицы мугивар нашлось время оглядеть их временное прибежище.
   Молча переглянувшись, при чем Успопп старательно продолжал скрывать вздутие на ширинке, накама разошлись по комнате, наполненной фотографиями ослепительно-красивой блондинки, похожей на помощницу доктора Хогбака, изучая и комментируя свои находки.
   Есть такая пословица: "Свинья везде грязь найдет". И она как нельзя более точно описывала очередной виток эротических приключений Усоппа, который по окончанию этого дня вполне смог бы побороться с блондином-коком за титул главного извращенца.
   Когда Нами по истечение пяти минут обнаружила, что в разговоре участвует один лишь Чоппер, она не преминула поинтересоваться, чем таким занят их третий напарник:
   - Что там у тебя, Усопп? Нашел что-то?
   Парень не ответил, сосредоточившись на чем-то в углу, стоя спиной к накама. Девушка, не мудрствуя лукаво, подошла и заглянула через снайперское плечо, благо рост позволял. Лицо Нами застыло восковой маской, в то время как щеки стремительно захватывал румянец. И не понятно от чего смущения напополам с яростью было больше: от листаемого Усоппом журнала с откровенным порно или от того, что его левая рука спряталась в брюках, где совершала размеренные движения.
   Застыв на пару секунд, девушка, не говоря ни слова, опустила кулак на голову ничего не подозревающего юного фапера. А затем еще раз, и еще... Заоравший Усопп вжал голову в плечи, и схватился за набухавшую на глазах шишку, и на свою беду случайно коснулся рукой девичьего кулачка. Рука оказалась той самой, что еще недавно "гоняла лысого", и на Усоппа тотчас обрушилась кара от рассвирепевшей девушки.
   - Ублюдок! Какого дьявола ты занимаешься этим в такое время и у меня на глазах, гребанный извращенец?!
   - За что?! Я же даже не на твои фотки! - взвыл ничего не понимающий парень.
   - Ах, тебе еще и мои фотки подавай... Сдохни!!! Умри!!!
   Зажатый в угол ринга боец в зеленом комбинезоне пропускал серию ударов за серией от обладателя розовой блузки. Возможно ее обещания скорой смерти исполнились бы, если бы не вмешался с ужасом наблюдающий за расправой Чоппер.
   - Нами, стой! Хватит, ему же больно!
   Первая попытка не увенчалась успехом.
   - Ах, ему больно, бедняжке. А нечего херней страдать!
   Чоппер вцепился в девушку и попытался остановить, но если бы та сама не позволила себя увести, напоследок пнув скорчившегося в углу парня, то у олененка ничего бы не получилось.
   Пока доктор хлопотал над пострадавшим, Нами ушла в противоположный угол, стараясь успокоится, но слившиеся с радужкой зрачки и слегка трясущиеся руки прямо говорили об охватившем ее эмоциональном раздрае: "Мало мне нападения зомби, так и этот ловелас доморощенный чудит на каждом шагу!" Наконец девушка прикрыла глаза и начала глубоко дышать, восстанавливая над собой контроль.
   Чтобы окончательно успокоится она вернулась к прерванному занятию: изучению комнаты. И тут внезапно стрелка эмоций сделала разворот на сто восемьдесят градусов: в процессе обыска Нами нашла скрытую нишу, в которой среди своих непримечательных коллег располагался роскошный сундук. Данный образчик представлял из себя прямо-таки эталонный предмет для хранения богатств. "Джекпот!"
   - Усопп... - девичий голосок выдал нежные переливы из тех, что заставляли противоположный пол распрямлять плечи, гордо выпячивать грудь и кидать мужественные взгляды на источник звука.
   Вот только такие приемы проходили только с неопытными юнцами, сам же снайпер мугивар, имея за плечами несколько месяцев совместного времяпрепровождения с Нами, лишь с подозрением покосился из угла на оживившуюся девушку. Лицо красотки фонтанировало радостью, но значки белли, мерещащиеся в глазах, прямо говорили, что это ж-ж неспроста. И следующая фраза оформила его опасения в свершившийся факт.
   - Поможешь донести до Санни, и считай, ничего не должен!
   Усопп прекрасно понимал, что "поможешь" в данном контексте подразумевает единоличную переноску сундука на корабль, и при этом упаси боже не донести его до трюма... последние пять минут ему покажутся раем на земле. Нет, он, конечно, рад, что его простили (хотя было бы за что), но... Вот именно все упиралось в это самое "но" - тяжеленный сундук, по виду не меньше его собственного веса.
   - Может, сначала посмотрим, что там? - внес он ценное замечание.
   - Пф... естественно. И не только его - нужно осмотреть здесь все! Нужно взять самое ценное! - уже никто не мог сказать, что денежные знаки в глазах девушки это такое образное выражение - для этого они были слишком заметны. - Никогда не знаешь, где хозяева хранят свои сбережения. Вот помню...
   Но накама было не суждено узнать продолжение истории о трудовых свершениях кошки-воровки. Девушка рывком открыла крышку, сорвав при этом простенькую защелку, которую владельцы особняка приспособили вместо нормального замка, а из сундука полезла очередная зомбивидная страхолюдина.
   - А сокровища спрятаны не здесь! - зловеще заявила искусственная нечисть.
   Из угла, где раненому продолжали оказывать первую помощь, раздался сдвоенный вопль ужаса. Вот только третий голос вопреки ожиданиям не присоединился к завывающему в унисон дуэту. Испуг Нами не продлился и мгновения - ее расшатанную за последние часы психику потянуло совсем в другую сторону. Особенно сильно на этом сказалось заявление про отсутствующие сокровища, из-за которого Нами снова превратилась в фурию, и на монстра обрушился град ударов.
   - Сдохни!
   - Тебе не победить! Ауч...
   - Умри!
   - Я зомби! Боль для меня - ничто!
   - Сдохни!
   Поначалу "игра" была на равных, но когда Нами вооружилась вырабатывающим электричество клима-тактом, то дела бедного зомби стали совсем плохи. Наконец-то девушка смогла избавиться от накопленного стресса! И по мере прояснения кровавой пелены перед глазами, в голову девушки стали закрадываться более рациональные мысли.
   - Где сокровища?!
   - Не ска-а-а-а!!!
   - Сдохнуть захотел, урод?!
   В теле зомби стали появляться прожженные дырки, но тот все еще держался, как партизан на допросе.
   - Где деньги?! Где золото?! Отвечай! - девушка почти загнала монстра обратно в коробку и теперь мутузила его прикладывая все свои силы.
   - А-а-а! Пожалей!
   - Меня бы кто пожалел! Живо деньги гони! Ну?!
   Избиваемый сдался в тот момент, когда швы, наложенные на его тело доктором Хогбаком, стали расползаться, и от него начали отваливаться целые куски. Рыжеволосая стройная девушка с оголяющейся в моменты удара попкой жестоко расправлялась над ни в чем "неповинным" зомби, а у зачарованно наблюдающего за этой картиной Усоппа снова встал...
   - Сокровищница в главном корпусе, рядом с павильоном Пероны-сама! А-а-а! Пощады!
   - Конкретнее!!!
   - А-а, - очередной вопль резко оборвался, а зомби рассыпался буквально на куски.
   Из груды "запчастей" вылетела темная субстанция и под изумленными взглядами дрожащей в объятьях друг друга парочки и тяжело дышащей Нами улетела прочь, просочившись сквозь потолок. Капли соленого пота, льющиеся ручьем с измученного нагрузкой тела, склонившимся над сундуком, сделали свое "черное" дело. Хотя, разумеется, в данный момент мугивары не могли знать, что и по какой причине сейчас произошло.
   Ступор девушки быстро прошел: ведь рядом еще оставались куча сундуков, шкатулок и шкафчиков, в которых она надеялась найти свое богатство, ну, или (но это на крайний случай) хотя бы комплект нижнего белья...
   -----//-----4
   - Станьте моими накама!
   - Луффи! Чтоб тебя! Десятый раз - это уже совершенно точно не смешно. Ты теперь каждого чудика будешь приглашать на борт?!
   - Спокойно, бровастый. Пока они отказываются - все хорошо.
   - Нарываешься, голова-трава?!
   - Че сказал?
   Но Санджи уже не было никакого дела до недовольного Зоро, хотя пререкания между ними - их обычное времяпрепровождение. Но сейчас бровастый кок заметил дискриминацию, совершаемую по отношению к единственной присутствующей рядом девушке, и не мог не отреагировать на такой беспредел.
   - Эй, какого черты ты, голый извращенец, едешь верхом, а Робин-тян, - в момент упоминания черноволосой девушки выражение лица Санджи изменилось на абсолютно дебильное, - идет пешком?! Ну-ка, быстро уступи ей место!
   Высказав претензии, парень повернулся спиной к мечнику, сразу возмутившемуся от такого игнорирования, и, не обращая на зеленоголового внимания, тыкнул зажженной сигаретой в сторону сидящего на монстре Френки. Дополнительная жестикуляция к словам была вовсе не лишней, ведь верхом еще ехал капитан, но вот что интересно - пока Мугивара там был один, от Санджи не было никаких претензий. Как будто Луффи не считался им за нормального человека... Ага "как будто"!
   - Хей-хей, блондинчик, тут места, - он похлопал по спине побитого жизнью и Луффи цербера, - хватит на всех. Если девушка захочет, то присоединится.
   - Она не будет сидеть рядом с таким извращенцем! - возмутился кок от одного только предположения, что нормальная девушка (а Робин, по мнению Санджи, была из таких) может добровольно сесть рядом с голым роботом в трусах и рубашке нараспашку. После чего блондин снова скорчил влюбленную рожу. - Робин-тян! Хочешь, я понесу тебя на руках?
   - Она не хочет, - убедительно констатировал Френки полсекундное молчание со стороны девушки. - Можешь меня понести: за последнюю минуту ты уже два раза назвал меня извращенцем - давно мне столько комплиментов не делали.
   Санджи аж отшатнулся от такого предложения. На его беду за спиной шел "голова-трава"...
   Капитан со всей непосредственностью громко заржал, наблюдая за упавшими и ругающимися накама, обвиняющими друг друга в скудоумии и прочих грехах. По губам брюнетки, идущей с противоположной стороны трехголовой собаки и внимательно оглядывающейся, скользнула улыбка. Но контролирующая окрестности девушка радовалась дружеской потасовке недолго: издалека послышался детский голос, невозможный в таком месте, сплошь состоящем из декораций для фильма ужасов.
   - Ne-ga-ti-ve, ne-ga-ti-ve, ne-ga-ti-ve... - вскоре обладатель писклявого голоса приблизился настолько, что стало возможным различить далеко не оптимистичный стишок, состоящий из одного единственного слова.
   - Что за дьявол? - пробормотал Зоро, опуская ладонь на рукоять белой катаны.
   - Не слишком воодушевляюще, - констатировал идущий рядом блондин.
   Из-за верхушек деревьев показалось нечто белое, летающее и обладающее приклеенной улыбкой. Оно танцевало в воздухе и напевало "ne-ga-ti-ve", несмотря на сомкнутые неподвижные губы.
   - Это что еще за ухмыляющаяся сопля из детского сада? Призрак что ли? - сделал логичное предположение Френки при виде обтекающих форм и нечеловеческих пропорций монстра.
   - Вау! Кру-у-уто! - тут же оживился Луффи на слове "призрак" и схватился за сачок. - Давайте, кто первый его поймает, то...
   В этот момент танцующий призрак-поэт замер и спустя секунду от него отделилась полноценная копия, а затем еще одна и еще... Луффи быстро сориентировался в изменившейся обстановке:
   - Кто первым поймает одного из них, тому Санджи сделает его любимое блюдо... десять порций любимого блюда!
   - Эй! Не решай за других! - вспылил Санджи, которому не улыбалось готовить огромную кучу мяса с учетом того, что размер порций в понимании Луффи не был константной величиной и зависел от многих параметров.
   Особенно коку не понравился тот факт, что предложение поспорить как-то внезапно трансформировалось в безусловное утверждение, при чем последние слова парень в соломенной шляпе произносил, когда сачок уже опускался на призрака.
   Привидение, как и полагается бестелесным сущностям начисто проигнорировало мельтешение сачка сквозь свое тело.
   - Про-клятье! - протянул разозлившийся на неудачу капитан и попытался, напрыгнув, схватить трофей руками.
   После соприкосновения мышцы парня внезапно ослабли, и он безвольно свалился на землю:
   - Я безнадежен. Я хочу умереть, - плачущим голосом донеслось от поникшего парня. - Надеюсь, в следующей жизни я стану червяком... нет, личинкой червяка.
   - Че за херня?! - судя по лицам прочих, Санджи выразил единодушное мнение остальных.
   Словно отреагировав на звук к нему метнулся один из призраков... Вскоре к "негативирующему" Луффи присоединился его товарищ, который принялся подвывать с аналогичными интонациями:
   - Нами-сан и Робин-тян меня не любят... Бесполезен, я полностью бесполезен.
   - Простите за мою никчемность, - в хор "кающихся эмо" ворвался голос Френки, который пытался поджечь призраков. - Нет, меня нельзя простить. Я не достоин даже целовать землю под вашими ногами.
   - Робин, нам надо отступить, - со всей доступной бескомпромиссностью мрачно заявил Зоро, наблюдая за "безобидными" привидениями: он, конечно, верил в свою силу воли, но на всякий случай...
   - Кажется, они собираются уходить.
   Прекрасный археолог мугивар оказалась права, призраки стали удаляться в сторону замка, возвышающегося по центру острова.
   - Ну, и славно, - с облегчением украдкой выдохнул Зоро, который так и не придумал, что можно противопоставить бестелесным тварям да еще и с такими впечатляющими возможностями. - Эй, вы, бестолочи! Хватит фигней страдать! Вставайте! - На демотивированных накама обрушились пинки.
   Пока парень отвлекся на лежащих, не шибко сдерживая силу своего тренированного мускулистого тела, за его спиной едва не случилась трагедия. Прирученный Луффи цербер при виде выведенных из строя пиратов вспомнил главный императив хозяина и попытался напасть на оставшихся. А самой близкой целью была девушка, поглаживающая по одной из его морд.
   Робин, вскрикнув, едва успела отдернуть руку, когда на том месте, где была ее ладонь, с глухим клацаньем сомкнулись челюсти. Следующая атака трехголового адского пса тоже вышла опасной, от нее девушка с трудом, но все же увернулась, неловко отшатнувшись назад и при этом потеряв равновесие. Понимая, что от следующего броска ей уже не увернуться, а на применение способности не хватает времени, она сделала то, что нужно было сделать сразу же - позвала на помощь:
   - Зоро!!!
   Однако ее тревоги были напрасны: мечнику достаточно было услышать ее первый крик, чтобы уже заподозрить неладное, после чего он быстро обернулся, кладя ладонь на рукоять меча. Результатом оценки обстановки стала отделившаяся средняя голова цербера, в то время как его имя еще только-только слетело с девичьих губ. Мечник умел резать сталь - что ему какая-то песья шея, тянувшаяся к его подруге? По прочности обычное пусть и мертвое животное не могло составить конкуренцию металлу.
   Теперь уже двухголовая тварь, ставшая полусобакой-полулисой, взвизгнула то ли от боли, то ли от неожиданности и отступила на несколько шагов. Разрыв дистанции между девушкой и напавшим на нее монстром был как нельзя кстати. Зоро выхватил еще один меч, напрягся, замер на мгновение, а затем совершил несколько трудно уловимых движений и стал вкладывать мечи в ножны.
   Казалось, ничего не изменилось. Упавшая Робин, сидя на пятой точке с отрезанной собачьей головой между ног, не поддалась панике и готова была активировать силу фрукта, дабы обездвижить нападающего. Цербер по-прежнему скалил песью и лисью головы, угрожающе рыча. Впрочем, в момент, когда оружие Зоро вернулось на место со звонким щелчком, картина преобразилась. Зомби попросту распался на несколько частей, осыпавшись неопрятной груда мяса.
   - Так и знал, что Луффи - тот еще дрессировщик.
   - Спасибо, Зоро.
   - Да не за...
   - Гав! Гав! Гав!.. - в процесс общения накама на фоне бормотания приходящей в себя троицы вклинился еще один собеседник.
   В ответ на тихий лай ожившей головы, лежащей рядом с Робин, с уст последней сорвался вскрик, прозвучавший донельзя по-девичьему:
   - Кья!
   Зоро вытаращился в удивлении: живая башка, лишенная возможности двигаться, а потому не представляющая опасности, не шибко его заинтересовала, а вот Робин открылась с новой стороны, отыграв в этом эпизоде роль слабой милой девушки. Румянец смущения залил щеки брюнетки, когда та, поймав пристальный взгляд парня, осознала, в каком виде предстала перед ним. Зоро даже на мгновение закрыл глаза и помотал головой - настолько напарница вышла из привычного образа спокойной, уравновешенной, где-то даже бесстрастной особы. Навскидку последний раз, когда он видел на ее лице сильные эмоции, был на Эниес Лобби, правда, тогда это были слезы... Зоро открыл глаза, но все, что он увидел - нацепившую маску холодной королевы Робин, пинком откидывающую разгавкавшуюся голову в сторону останков цербера, куча которых начала подозрительно шевелиться.
   - А у вас тут весело... Огоньку?
   Очухавшийся Френки, не дожидаясь ответа, выдохнул в сторону дергающихся частей тела монстра сильную струю пламени, сделавшую бы честь любому огнеметчику.
   - А-а-а! Мой цербер!!! - около пылающего костра нарисовался капитан собственной персоной.
   - Эй, салатоголовый! И на минуту оставить нельзя! Какого хрена Робин пострадала?! - и Санджи тоже пришел в норму и теперь ужом вился вокруг отряхивающейся девушки. - Робин-тян, я понесу тебя!
   - Она тебя не любит, потому что ты бесполезный, - со слабо скрытым удовольствием отозвался мечник, припомнив недавний концерт с дирижером-призраком.
   - Че вякнул?! - покрасневший от злости напополам со стыдом парень в черном костюме подскочил к обидчику.
   - Сам же сказал. Забыл уже?
   - Это не я! Меня заставили!
   - Все вы так говорите...
   - Аргх! - не выдержавший подначек, Санджи вцепился руками в шею Зоро.
   Завязалась потасовка. Робин с Френки отвлеклись на пыхтящую парочку, а в это время Луффи рванул дальше по тропинке, к особняку, крича о возмездии. Пока замешкавшиеся накама раздумывали последовать за капитаном, или подождать результатов драки, с той стороны послышались звуки ударов и выкрики любимых техник резинового парня.
   - Эй, хватит вам уже! А то капитан там один всех замочит, - высказал Френки, пробегая мимо выясняющих отношения парней.
   Робин в отличие от киборга понимала, что словами тут не поможешь, и применила силу фрукта. Появившиеся руки быстро заломали дерущихся, а сама она убежала за Френки. На этом все и закончилось. Инициатору драки - Санджи - биться без свидетелей было невыгодно, ибо Робин не смогла бы оценить героическую победу во имя нее. А Зоро... Зоро верил в себя и в выигрыше нисколько не сомневался, так что никаких подтверждений ему не требовалось.
   Парочка поспешила за своими накама, а вылетевшую из костра черную тень так никто и не заметил...
   ***
   Пока мугивары прорывались к замку, попутно вымещая на кладбищенских зомби обиду за позорное поражение от призраков, в замке предавалась скуке обладательница фрукта Хоро Хоро но Ми - Перона, одна из генералов шичибукая Мории.
   Розоволосая девушка с двумя косичками была стройной молодой особой невысокого роста со странными предпочтениями в одежде. Белый и черный цвет соседствовал с кричащими красно-розовыми оттенками. Она считала себя принцессой духов и в доказательстве своей избранности носила вычурную красную корону поистине королевского вида.
   Перона могла бы обеспечить захват пиратов еще на их корабле, но после нескольких таких успешно проведенных операций ее в свое время мягко пожурил Мория, и теперь она давала возможность остальным развлечься и проявить себя. Поэтому-то она не стала обезвреживать мугивар и лишь поиграла с ними, но теперь скучала и одновременно бесилась, тяготясь таким положением дел.
   Девушка, прижав к животу мягкую игрушку медвежонка, перевернулась с бока на бок на кровати - по-королевски огромном предмете интерьера с балдахином.
   - Кумаси, развлеки меня, - приказала она, когда смена позы не помогла. - Кумаси?
   Девушка приподняла голову, но огромного медведя-зомби нигде не было видно.
   - Почему, когда он нужен, его никогда нет на месте?! - воздух прореза возмущенный крик. - Это совсем не мило!
   Плюшевый медвежонок, оказавшийся довольно страшной на вид игрушкой, был отброшен в сторону. Перона со вздохом села, сгибая ноги, а затем положила голову на колени и обняла их.
   - Хоро-хоро... - раздался приглушенный нерадостный смех. - Как же скучно... А точно!
   Перона оживилась и вскинула голову, ее рука нырнула под подушку. Девушка была из тех лиц женского пола, что верили в принцев на белых лошадках, в данном случае - лошадках-зомби, и несмотря на возраст, приближающийся к четверти века, она не утратила своего романтического настроя.
   На свет показалась книжка. Женский роман с эротической составляющей. Правда, конкретно в этом экземпляре эта самая составляющая занимала больший объем текста, периодически скатываясь в откровенную порнографию, но если это кого-то и волновало, то уж точно не Перону.
   Принцесса открыла на закладке сборник сокровенных фантазий для девушек от четырнадцати и старше и углубилась в чтение. Темные глаза, окаймленные пушистыми ресницами и подведенные тушью ради зримого увеличения объема, быстро пробегали по строчкам, пропуская неинтересное описание, и наоборот - медленно вчитывались в действия, порой возвращаясь к сочным подробностям.
   Девица глубоко вздохнула, пытаясь стабилизировать участившийся пульс, а свободная ладошка шмыгнула под розовую мини-юбку, аккурат в районе сердечка, украшающего пояс.
   Спустя минуту невинных развлечений, дыхание окончательно сбилось, а краснота захватывала на лице все новые и новые территории, старательно подгоняя его под цвет одежды.
   - Пиона-сма, хо ы делте?
   Девушка вздрогнула, и резким движением головы оторвала взгляд от книги. Над ней склонился незаметно вернувшийся большой зомби-медведь с огромными выпученными глазами и зашитым ртом.
   - Пиона-сма?
   - Заткнись, Кумаси! - девушка торопливо вынула руку из трусиков: настроение было безнадежно испорчено, и кому-то предстояло за это ответить. - Сколько раз я предупреждала тебя, чтобы ты молчал? Это абсолютно не мило!!!
   Накрутив саму себя, Перона нащупала лежащий неподалеку зонтик от солнца и стегнула им по глупой харе медведя.
   - Заткнись, заткнись, безмозглый идиот! Все, Кумаси, ты наказан! Отправляйся в угол и стой там, пока не позову! И чтобы ни звука!
   Кумаси покивал, попятился и, развернувшись, заковылял к месту наказания. Разозленная девушка проводила его взглядом до самого угла, а затем немного успокоилась, но возвращаться к прерванному занятию уже не тянуло, а потому упрятала книгу обратно под подушку...
   - Бли-и-ин! Скукотища! - Перона снова завертелась на кровати, пытаясь найти удобную позу для ничегонеделанья. - Может, еще раз разобрать сокровищницу? О, точно! Мугивар же не осталось на корабле! Наверняка у пиратов с такими наградами отыщется чем поживиться!
   Девушка, найдя занятие по вкусу, спешно вскочила и заорала, созывая своих подчиненных, тусующихся у входа в ее покои:
   - Эй, там! Зови остальных! Идем к причалу!
   -----//-----5
   Усопп пришел в себя в полной темноте и тесноте. По телу распространялась жгучая боль, источником которой выступала грудь. А еще его трясло, словно в лихорадке. Немного оклемавшись, он вспомнил, что на них напал какой-то странный самурай. И если с причиной боли было все боле-менее ясно - последствия атаки этого мечника-зомби, то насчет вибрации до него не сразу доперло. Но потом он, услышав стоны Чоппера, смекнул, что их в чем-то транспортируют.
   Захват врагами не сулил ничего хорошего, а потому вариантов не было - нужно было выбираться отсюда. "Вот только бы еще понять - откуда "отсюда"?" - подумалось Усоппу, пока он, сморщившись от боли, пытался ощупать окрестности. Ноги во что-то упирались, голова тоже касалась некой преграды, а сверху и с одного бока, как он выяснил опытным путем, была деревянная поверхность. Единственным направлением для рекогносцировки виделась та сторона, откуда раздавались стоны доктора.
   - Чоппер? - прошептал он, пытаясь нащупать товарища.
   Нащупал. Только это был не олень. Ясное дело, что это была Нами - кому еще тут быть? Вопрос был не в том, кто это был, а в том - в сознании ли она? Ведь то место, которое он благополучно нащупал и чье тепло теперь ощущал под замершей ладонью, не могло быть ни чем иным как женской грудью. Он, конечно, еще ни разу не лапал женскую грудь, но всегда представлял сей священный процесс именно таким упоительным. Напряжение в штанах лишний раз доказывало его правоту.
   - Нами? - тихо позвал он, легонько трогая девушку за нащупанное место.
   Ответа не было. И теперь на волне эйфории, позабыв про боль, про плен, про Чоппера, находящегося неподалеку, он пытался составить план дальнейших телодвижений.
   "- Ага, я за телодвижения! Давай, присунь ей и начинай двигаться!" - перед мысленным взором нарисовался крошечный дьяволенок с чертами самого Усоппа. Был он красным и, как полагается, держал в руках трезубец. После такого приветствия лежащая на холме рука сама собой сжалась несколько раз и стала нащупывать пуговички на блузке.
   "- Вы охренели?! Нами твоя накама! Она в бедственном положении и нуждается в нашей помощи! Как ты можешь поступать с ней так по-свински?! А, ну, прекрати!" - в противовес ожившим соблазнам проснулась совесть, принявшая вид ангеленка. Поскольку Усопп не шибко походил на одного из небесных воинов, то и ангеленок получился уродливым, и ни нимб, ни белоснежные крылья не спасали положение. Однако, слова нашли отклик в душе, и пуговица, уже сдавшаяся, снова оказалась застегнутой, а ладонь замерла, спрятавшись между двух возвышенностей в ожидании дальнейших приказов.
   "- А мы чем по-твоему занимаемся?!" - вскинулась персонифицированная похоть. - "Ты про прямой массаж сердца слыхал, дурья башка? Нет? Иди вон, у оленя, матчасть изучай! Не обращай внимания на этого девственника - ему просто завидно. Ты продолжай-продолжай".
   "- Так-то ты за добро отплачиваешь? А что уж сразу нож в спину не воткнешь?"
   "- Не нагнетай, а? От нее не убудет, если парень чуток помацает за сиську".
   "- А кто про присунуть говорил?!"
   "- Вот же златоголовый - все в прямом смысле воспринимает! Это для красного словца было, понял? Как он здесь развернется, идиот?!", - демоненок обвел рукой вокруг.
   Видя, что его уговоры не работают, и рука Усоппа уже шмыгнула за пазуху, ангел решил перейти к серьезным аргументам.
   "- Усопп, ты только подумай, что будет, если она сейчас очнется. Она же тебя убьет!"
   "- Если то, если се!", - передразнил "коллегу" его антипод. - "Ты ничего не попутал? Вообще-то за уловки здесь отвечаю я! Не бойся, Усопп, за свои дойки она тебя не убьет, вот ободрать до нитки - вполне может. Но, как ты помнишь, денег у тебя и так нет. А побить она тебя в любом случае побьет, так пусть хоть в этот раз пострадаешь за дело! Давай!"
   А Усопп уже давал, словно сорвавшись с цепи. Последние реплики его советников пролетели мимо ушей. Его рука фантастическим образом одновременно успевала гладить обе груди, периодически сосредотачиваясь на изучении сосков одной из них. Вторая рука была прижата, но настойчиво продвигалась к предположительному месту дислокации девичьей попки.
   Он почувствовал, как в груди девушки возникает напряжение, но осознать этот факт не успел. Внезапно мир завращался, что-то заехало ему по челюсти, а затем его голова сильно стукнулась о деревянную перегородку, одновременно послышался громкий треск, и он потерял сознание...
   Очнулся Усопп от боли в ребрах. Не успел парень удивиться (ведь болела же грудь!) - как вышеупомянутые ребра снова пересчитала чья-то нога. Он взвыл, переворачиваясь с живота на спину, и попытался встать, но своим маневром лишь подставил под удар другой бок. Но на этот раз, напавший, видя, что цель пришла в себя, раскрыл свое инкогнито, разъяренным женским голосом прошипев:
   - Ус-с-сопп!!! Мерз-с-с-завет-с-с!!!
   - Прости! Не хотел, бес попутал! - выдал себя Усопп в мгновения охватившей его паники.
   Парень сжался, но больше ударов не последовало. Видимо, демоненок был прав, и до смертоубийства Нами не доведет. А возможно избиение прекратилось благодаря успокаивающему шепоту Чоппера... Как бы то ни было, у Усоппа появилась возможность подняться на ноги. Он, пошатываясь, занял вертикальное положение и первым делом протер лицо, зажатой в руке тряпкой. Рядом раздалось приглушенное рычание дикого зверя.
   В голове носатого парня сама собой нарисовалась рассерженная тигрица, дергающая хвостом в разные стороны... Усопп посмотрел на Нами и, судорожно сглотнув, сразу проникся проблемой. Девушка стояла, закрывая руками обнаженную половину грудь, вторая округлость которой была прикрыта остатками блузки, каким-то чудом удерживаемыми на нескольких ниточках на плече. Усопп покосился на "платок", которым он только что вытер пот и грязь, и отбросил его, как ядовитую змею, вызвав еще один рык.
   - Это случайность! Я не хотел!
   - Да? - девушка даже не стала делать вид, что поверила его отмазкам. - А за что ты тогда извинялся?
   - А, ну... это... по привычке! - взгляд на мгновение вильнул, а когда он снова посмотрел на Нами, то увидел в ее почерневших глазах свой приговор.
   - Сдохнуть захотел?! Ты меня уже достал за сегодня! И раз уж тебе на меня плевать, расскажу-ка я Санджи о твоем джентельменском поведении, как считаешь, что он с тобой сделает?
   Парень переменился в лице. У каждого в команде мугивар был свой заскок, и Усоппу, учитывая его слабость, было противопоказано сталкиваться с любым из них, в том числе и с джентльменством Санджи. Это как заявить Луффи на полном серьезе, что это он, Усопп, станет Королем пиратов. Или сказать Зоро, что его белый меч - гавно (можно было бы и зеленоголовому сказать, что Усопп станет мечником номер один, но тот в отличие от Луффи ни за что не поверил бы в серьезность такой заявки). Или попытаться отобрать деньги и мандарины у Нами... Касательно последнего он отстраненно подумал: "Неужели Нами деньги и мандарины дороже своего тела? Ведь за них она бы его непременно прибила, не ограничившись парой ударов..."
   Пока мозги гоняли мысли по извилинам, тело проявило похвально быструю реакцию, а самое главное - правильную. Усопп бросился на колени и, прижавшись, к девичьим ногами завопил с не меньшей экспрессией, чем до этого на него обрушивалась кара от рыжеволосой накама:
   - Нет!!! Прости!!!
   - Тихо, Усопп! - громко зашептал Чоппер. - Тут же полно зомби!
   - Отвяжись, извращенец!
   На голову парня в который раз за сегодня опустился клима-такт. Вот только в отличие от предыдущих сеансов терапии, на сей раз Нами пришлось применить оружие аж целых три раза подряд. И уже заносила руку в четвертый раз с видимым намерением добить распластанного у ее ног этого "кобелиного выкидыша", как Чоппер, паникуя, объявил:
   - Зомби идут! Бежим!
   Не успела Нами взять себя в руки, а спины Чоппера и Усоппа, оказавшимся еще тем притворщиком, уже были в десяти метрах от нее, и расстояние продолжало увеличиваться.
   - Эй! Подождите меня!
   Не прошло и десяти секунд, как мугивары бросились в бегство, а на полянку уже вывалилась огромная толпа местной нежити, представляющая из себя оживших звероподобных кукол.
   Огромная зомби-панда с большим цепом на плече осмотрела остатки гроба и, уставившись на двух крохотных белок, отвечающих за его переноску, спросила:
   - Где они? Где эти пираты?
   Зомби-белки тоже не слишком блистали интеллектом и для констатации факта отсутствия мугивар им пришлось обежать вокруг разбросанных щепок.
   - Убежали!
   Множество взглядов скрестилось на неживых грызунах, словно остальные зомби пытались понять - издеваются ли над ними носильщики, или они настолько тупы и не осознают, что и без их изысканий прекрасно видно пропажу груза. Впрочем, последующие слова мертвого слона опровергли это предположение: прочие зомби оказались такими же тупыми, как и белки.
   - Тогда надо их найти! Перона-сама будет довольна, если их поймаем именно мы!
   Зомби, согласовав зону поисков по типу: "Я туда, а ты сюда" - разбежались по округе. Из разговоров можно было с уверенность утверждать, что самыми авторитетным среди этого стада являлись животные с наибольшими размерами. Для себя эти командиры выбрали перспективные по их мнению тропки, вся "многообещаемость" которых заключалась лишь в их ширине, позволяющей зомби их габаритов уверенно чувствовать себя там. Мелочь же разбрелась по округе, не слишком усердствуя, понимая, что шансы найти беглецов, наверняка уже удравших на другую сторону острова, не велики - ведь даже зомби с их куцыми мозгами осознавали всю тупость идеи спрятаться рядом с местом освобождения.
   Тем не менее к удивлению полубудьдога-полубыка, воспользовавшемуся своим нюхом и идущему по следу, едва уловимому из-за плохо работающего мертвого носа, он сначала нашел кусок ткани, пахнувший человеком, а затем и одного из беглецов, точнее беглянку. Поначалу он хотел заорать, призывая товарищей, но затем заинтересовался ее положением, а оно было весьма занимательным...
   Нами свернула за парочкой в проход, затем еще в один, но вскоре потеряла их из виду, и теперь следовала за ними, ориентируясь исключительно на создаваемый ими шум. То, что она окончательно заблудилась в этом лабиринте, Нами поняла, когда настала пора сворачивать направо, к источнику быстро удаляющегося топота, вот только видневшийся впереди Т-образный перекресток на деле оказался обычным поворотом. Влево. Девушка в отчаянии замерла, огляделась и рискнула выдать свое местоположение голосом, чему до этого противилась до последнего, слыша за спиной нарастающий шум.
   - Усопп! Чоппер! Вы где? - больше прошептала, чем сказала девушка, с трудом удерживая себя, чтобы не сорваться на крик.
   Ответа, естественно, Нами не получила. Девушка не знала, что парочка беглецов еще полминуты будет слышать лишь свист ветра в ушах, а когда осознаю отсутствие за спиной своей накама будет уже поздно. И то, что к их чести они сразу развернулись и побежали обратно, не помогло отменить уже свершившийся факт о потере.
   "Вот ..." - но подобрать достойное ситуации определение нехорошим личностям, бросившим ее на съедение зомби, она так и не смогла. Навигатор мугивар снова побежала, стараясь, чтобы погоня по-прежнему оставалась за спиной...
   Ей казалось, что она вечно блуждает по этому лабиринту без выхода, хотя на самом деле прошла всего пара минут, да и сами насаждения занимали не столь большую площадь, как виделось изнутри. Как бы то ни было, все когда-то заканчивается, и ее забег не исключение. Вот только желаемое разошлось с реальным, и вместо выхода девушка уперлась в тупик.
   Заполошно оглянувшись, девушка немного потопталась, а затем с решительным видом опустилась на четвереньки и, не обращая внимания на царапающиеся ветки, полезла вглубь кустов, намереваясь пересидеть опасность в каком-нибудь отнорке.
   Спустя несколько метров, стоивших ей пары сотен царапин, едва не выколотого неоднократно глаза (почему-то не везло исключительно правому), и последней половины блузки, оставшейся где-то позади, она уперлась в тропку, идущую вдоль каменной стены, и выбралась наконец из переплетения веток. Зомби поблизости к ее радости обнаружено не было. Ее, конечно, печалил тот факт, что и накама отсутствовали в поле зрения, но это пока была не самой главной проблемой на настоящий момент.
   Поднявшись на ноги, она побежала куда глаза глядят, но то, что такой подход неразумен, ей достаточно быстро объяснило появление огромного зомби, выбежавшего из-за очередного поворота. Благо услышав издаваемый им шум, Нами успела нырнуть обратно в ставшие уже практически родными кусты. Умная девушка со всей отчетливостью поняла, что нужно, что-то решать. Отсидеться в кустах у нее не получится: это только с высоты пробежавшего мимо бугая ее не видно, но ведь в распоряжении владельцев зомби есть подчиненные размером поменьше, которым не составит труда увидеть ее в кустах - тем не нужно даже будет пригибаться.
   И тут ей улыбнулась удача. Поодаль она заметила темную каверну в стене, покрытую плющом. С ее позиции было не видно, насколько та глубока, но то, что в случае нормальных размеров та станет идеальным укрытием, у нее не было никаких сомнений.
   Оглядевшись по сторонам и собрав волю в кулак, девушка выскользнула из кустов и в несколько прыжков достигла потенциального убежища. Она сдвинула вьющиеся плети в стороны и нагнулась, заглядывая внутрь. Ожидаемо без света разглядеть ничего не получилось, но ей показалось, что вдалеке что-то свернуло золотым блеском. Она помотала головой, отгоняя не вовремя нахлынувшую жадность, но больше никаких знамений не привиделось. На вид глубина была удовлетворительной, а вот вход, с ее точки зрения, мог бы быть и пошире. Девушка на всякий случай проверила глубину норы шестом сборной конструкции и, удостоверившись в ее достаточности, окинула себя взглядом: если в талии она не сомневалась, то вот с бедер можно было и согнать с килограмм-другой веса.
   Услышав вдалеке шум, Нами решилась, и клима-такт занял свое место в кобуре. Со злобой вспоминая Усоппа, из-за которого она лишилась одежды причем дважды, девушка опустилась голой грудью на землю и попыталась ужом скользнуть внутрь.
   То что рептилия из нее не удалась, Нами поняла почти сразу. Было узко и тесно, и чем дальше тем больше, и, в конце концов, внезапно для себя девушка уперлась в фактически тупик: диаметр отнорка сузился до двух ладоней. Да, клима-такт проходил свободно, но где она, и где палка? А ведь сзади еще оставался солидный "хвостик": по ощущениям наружи торчали ноги.
   Думать тут особо было нечего, и едва девушка поняла, что дороги больше нет, она попыталась выбраться назад. Вот только с этим нарисовались проблемы. Нет, она не застряла, как поначалу подумала, но если вперед ей помогали продвигаться ноги, то из-за отсутствия нормального упора для рук обратный маршрут проходил со скрипом. Она успела вытащить попку наружу, показалась талия, но следом ее ноги придавила тяжесть, а лающий голос произнес:
   - Попалась!
   Рыжая подавила вырывающийся вопль. На него могли сбежаться другие зомби, а уж с одним-то она разберется, надо только выбраться. Вот с последним-то и возникла загвоздка. Ее и так медленное продвижение окончательно застопорилось: усевшийся на ноги зомби оказался слишком тяжел.
   Пока девушка возилась, пробуя различные упоры и подходы. Бульдожья роже с бычьими рогами не теряла времени даром. Когда-то человек, чья тень была вселена Морией в этого мутанта, очень любил женские ножки и то, что располагалось повыше. Теперь, когда приказ старших по сути уже выполнен и пиратка поймана, можно было пойти на поводу у смутных образов и воспользоваться ситуацией. Собачий язык облизал голени, коленки и постепенно по бедрам поднимался к стиснутым ягодицам.
   Когда Нами почувствовала отвратительное прикосновение холодного языка к попке, она поняла, что одним языком неизвестный не ограничится, не выдержала и закричала:
   - Усопп! Чоппер!
   Из лаза вырвался глухой крик и вряд ли смог охватить большую территорию. Зомби только что совершил языком круг почета, обслюнявив контур попки, и на этот отчаянный призыв о помощи лишь скорчил неестественную уродливую ухмылку и ответил:
   - Зови сколько влезет, тебя никто не услышит кроме моих товарищей. Или тебе мало одного моего языка? Не волнуйся, у меня еще кое-что припасено для тебя.
   Голова снова склонилась над беззащитной попкой, намереваясь на этот раз, как следует, изучить ее сердцевинку. Но вытянутый язык не дотянулся каких-то миллиметров. Кто-то ухватил пса за шкирку, резко поднимая в воздух. Из пасти неосознанно вырвался скулеж. Полубудьдогу-полубыку подумалось, что его нашли те самые товарищи, и теперь либо придется делиться, что не так уж плохо, либо развлечения закончатся и девчонку доставят Мории или Пероне, что уже было не очень, так как четвероногая нечисть уже конкретно настроилась на "продолжение банкета". Реальность оказалась во стократ хуже предположений, это несостоявшийся насильник осознал, когда над ухом раздался знакомый рыкающий голос, а его самого развернули лицом к львиной морде.
   - Зато я услышал! Ты рад? - он тряхнул зомби. - Я узнаю эти ноги из тысячи других! Что ты там припас для моей невесты, сволочь?!
   Вопросы звучали донельзя риторическими, и взбешенный Абсалом явно не требовал на них ответа. "...!" - сверкнула молнией нецензурная мысль пойманного на горячем любителя ножек. - "Невеста! Мне пиздец". Его бульдожья харя словила удар и превратилась в лепешку, на следующий - вогнулась внутрь. Не собираясь узнавать, к чему приведет третий, монстр детище Хогбака прошепелявило:
   - Не нао, бойно!
   Почему-то ноющий о ранах зомби, которому была не ведома боль, окончательно разъярил помощника шичибукая. Хотя, наверное, помимо этой попытки уйти от наказания к выведению Абсалома из себя привели и другие факторы: домогательство до его невесты, принадлежность провинившегося к собачьему роду - да и дышащая в затылок Лола тоже внесла свою лепту. Воспоминания о Лоле натолкнули на другую мысль. Абсалом огляделся и, никого не заметив, вынул из-за пазухи небольшой мешочек - заначку соли, которую он приберегал для кабанихи, если та когда-нибудь загонит его в угол или окончательно достанет его, при чем сегодня он уже два раза вспоминал об этом НЗ.
   - Тоу? - успел произнести пес что-то невнятно перед тем, как ему в глотку забили кулинарный расходник.
   Больше зомби ничего не успел сделать. Его затрясло, а потом тело обмякло и из пасти вырвалась черная тень. Труп был брезгливо отброшен, а мужчина в итоге сконцентрировался на молчащей невесте, которой оставалось уже совсем немного, чтобы выбраться из каменной ловушки.
   Сейчас антураж сильно отличался от купальни, и Абсалом не почувствовал ни толики возбуждения. При виде грязной покрытой царапинами девушки его сердце захватила несвойственная жалость. Рыкнув как-то успокаивающе, он одним рывком вытащил невесту наружу и развернул к себе лицом, удерживая за плечи. С этой стороны дело обстояло еще хуже, отсутствие одежды выше пояса превратило ее тело в памятник жертвам кошачьего беспредела. Грязь еще худо-бедно скрывала основные царапины, но и того, что было видно хватало за глаза. Особенно это было хорошо заметно на лице, которое девушке удалось сохранить почти чистым. Абсалом оценив повреждения заглянул в глаза избраннице и поймал ответный испуганный взгляд.
   Парочка молча уставилась друг на друга. Нами опознала по голосу и по упоминанию о невесте своего "жениха" из купальни, а потому, несмотря на спасение, она за спиной медленно собирала свою палку. Его руки были теплыми, и на зомби он не походил, несмотря на явно не соответствующую человеческой природе львиную харю, но что ожидать от него было непонятно, и девушка заняла нейтральную позицию, потихоньку собирая свое оружие.
   Мужчина приоткрыл, было, пасть, но не нашелся со словами и снова захлопнул. Как на духу Абсалом признался себе, что в решении таких ситуаций он полный дилетант, ведь обычно он выступал в роли плохого парня, а не спасителя.
   В любом случае видеть невесту потрепанной ему не хотелось, да и демонстрировать ее прелести остальным тоже желания не было. Посему, когда руки автоматически стали стягивать с себя никогда не застегиваемое пальто, это действие не встретило внутреннего отторжения.
   Нами отреагировала на движение остро и напряглась, готовясь в любой момент развернуть клима-такт и вдарить им по врагу. Единственное, что ее удерживало до сих пор - неопределенность ситуации: ее вроде как спасли и пока что не предпринимали никаких злодеяний. Хотя сейчас, когда плечи стали свободными, для атаки был самый оптимальный момент. Правда, освобождение от захвата говорило в пользу мирных намерений, а потому девушка замешкалась, не торопясь пускать оружие в ход. Но вот когда мужчина с мордой льва начал раздеваться, снимая пальто, тут уже нервы Нами не выдержали. Конечно, будь на месте незнакомца Санджи она в подобной ситуации и не подумала бы ничего плохого, а здесь получилось наоборот - у нее даже мысли не мелькнуло, расценивать это действие монстра-невидимки в качестве джентльменского поступка.
   За грациозной полуголой фигуркой последнее колено шеста с щелчком заняло своем место, и под потрескивание электрического разряда его конец устремился по наикратчайшему маршруту к задумавшему насилие незнакомцу, а именно - последовал тычок в бок
   Тем временем Абсалом загипнотизированный взглядом ореховых глаз не замечал опасности. Он успел накинуть на плечи девушки свое стильное пальто и заметить удивление в глазах, как его ударило током. Учитывая, что это случилось первый раз и что он до сих пор удерживал взгляд на невестиных глазах, дрожь, пронзившая каждую клеточку его тела, ощущалась как внезапный удар любви по меньшей меньше. А трепетание невесты напротив и вовсе воспринималось как взаимная любовь с первого взгляда (она-то его первый раз видит)!
   Разумеется, ни о какой любви речи ни шло: просто Нами не повезло и электричество пронзило тело врага как раз в тот момент, когда тот касался ее плеча. Пока душа мужчины пела, не обращая внимания на страдания тела, внимание девушки целиком и полностью акцентировалось на непрекращающихся конвульсиях. Но вот заряд выдохся, и девушка замерла, пытаясь очухаться. Абсалом же стоял с незнамо когда прикрытыми глазами и, казалось, к чему-то прислушивался глубоко внутри себя.
   Нами все же пришла в себя первой: банально сказался опыт обращения с электричеством. Настороженно посмотрев на застывшее в отрешении лицо и покосившись на накинутое на плечи пальто, она осторожно попыталась освободиться от хватки, в которую переросло обычное касание в процессе поражения током.
   Абсалом отреагировал на движение и распахнул глаза. Девушка, следящая за ним, замерла. Помощник Мории словил божественное откровение не иначе и, резко встав на одно колено перед девушкой, протянул ей открытую потасканную на вид коробочку с изящным кольцом, сапфир в котором, несмотря на его размеры схожие с оправой, смотрелся весьма гармонично.
   - Выходи за меня!
   То ли из-за того, что голос был наполнен искренностью, то ли из-за романтической составляющей ситуации, а то ли из-за мелькнувших в глазах значков белли, но в любом случае ладошка девушки дернулась сцапать колечко, замерев только на полпути.
   Торжество в глазах Абсалома слегка поутихло, но надежда на согласие еще даже не начала покидать его. Тем не менее узнать ответ на вопрос вечному жениху было не суждено...
   - Аб-сама! Где вы?
   "Аб-сама" вздрогнул. Голос Лолы слышался вроде не близко, но зная ее скорость, а также веря в закон подлости, он понимал, что она может тут оказаться с минуты на минуту, и встречи фанатки с невестой не желал категорически. Нужно было что-то делать...
   - Аб-сама!
   Возможно сила фрукта, дарующая способность делаться невидимым самому и тех, кого он касается, могла бы помочь, но мужчина банально не рассматривал такую возможность. Подсознание помнило, что Лола за многие годы навострилась узнавать место его пребывания, появляясь в разных местах в самое неожиданное время, невзирая ни на какую невидимость. Пусть ее попытки были безуспешны, но порой ему больше помогала банальная удача, чем фрукт.
   Решение было принято быстро - нужно всего-навсего отвлечь неугомонную Лолу и, отведя подальше, окончательно с ней разобраться, благо НЗ соли еще не был растрачен до конца.
   - Милая, если она тебя найдет, то убьет! Спрячься где-нибудь тут, я ее отвлеку и скоро вернусь! - пока Абсалом скороговоркой высказывал предупреждение, он, все еще окрыленный от любви, успел надеть кольцо невесте на палец, свести полы плаща вместе, скрывая оголенное тело и сделать абсолютно невинное касание губами в щеку.
   Мужчина рванул по дорожке и вскоре свернул в кусты, навстречу приближающимся воплям, среди которых в том числе летели обещания покарать наглую кошку-воровку. Впрочем, девушка, находясь в шоке, с трудом воспринимала информацию, в ушах стоял гул, в глазах все плыло. Напала немощность, а затем и посох выпал из ослабевшей ладони...
   Но долго раскисать было не в традициях Нами. Подумаешь - позвали замуж, подумаешь - подогнали кольцо (она украдкой полюбовалась блеском ограненного синего камешка), подумаешь, ее едва не изнасиловали... тут она скользнула взглядом по округе в поисках несостоявшегося насильника, но когда нашла-таки, то все прочие размышления и переживания вымело из головы. Очень уж сильное впечатление оказал размер полового органа дохлого зомби-мутанта. Девушка как-то сразу вспомнила, что она на вражеской территории и вместо того, чтобы искать выход и своих накама или хотя бы последовать совету и спрятаться, стоит тут и с глупой рожей философствует! А если еще такие же набегут?! Нами пробрала дрожь от одной только мысли и стала действовать. Руки - в рукава, пальто - застегнуть, поднять клима-такт, оглядеться и нырнуть в кусты...
   - Нами! - тихо звал Усопп поочередно с Чоппером.
   Хотя накама и вернулись назад, их поиски сильно смахивали на дрожание в кустах и периодический призыв откликнуться, произнесенный шепотом, на грани слышимости. Ах, ну да - еще они под командой Усоппа самоотверженно крались самыми густыми зарослями, в которые не ступала ни одна нога зомби со времен постройки острова. Как бы то ни было, чем больше разбредались ищущие их монстры тем активнее становились поиски, пока наконец...
   - На... Ай!
   Очередной зов прервал опустившийся на голову конец железной палки.
   - Вы бросили меня!!! - из кустов, из-за которых нанесли подлый удар, послышался разъяренный шепот.
   - Нами!
   - Ты сама потерялась, - в отличие от радостного олененка получивший по башке парень не мог не пробурчать что-нибудь в ответ.
   - Ну-ка, вы оба, идите сюда...
   - Вон они, у стены! - донесся издалека чей-то голос, но можно было не сомневаться, что речь шла именно о них.
   А мугивары и не сомневались.
   - Идиоты, из-за вас меня нашли! Валим! - плеснув эмоциями, взвизгнула Нами и на этот раз первой рванула, выбирая маршрут. По виду девушки безо всяких слов было ясно, что ей очень не хотелось повторения ситуации с зомби-собакой, чье изображение периодически вспоминалось без прикладываний усилий.
   Спустя двадцать секунд, через покинутое ими место пронеслась постоянно увеличивающаяся толпа животных.
   -----//-----6
   - Нами, быстрее! Забудь о деньгах, надо сваливать! - поторапливал спутницу Усопп в то время, пока сам, замерев у входа в зал, неотрывно следил за коридором.
   Его не интересовал интерьер огромного помещения, больше всего походившего на детскую, заполненного мягкими игрушками, коврами и подушками. Из мебели в наличии была большая кровать с белым балдахином да небольшой уютный диванчик со столиком. Хотя на попку разбирающей чужие запасы Нами, успевшей протереться и сменить пальто на короткий топик, он бы посмотрел, но та запретила ему поворачиваться под страхом смерти. Откуда у нее, кстати, взялось пальто и кольцо, она так и не сказала...
   С губ девушки, с остервенением рывшейся в сундуке, разбрасывая одежду во все стороны, едва не слетело сакраментальное "В жопу деньги!", но ей удалось удержаться от подобного святотатства и вместо этого просто произнесла правду:
   - Мне нужно нижнее белье! - искомого в препарируемом сундуке не обнаружилось, и девушка откинула крышку со следующего, воскликнув в сердцах: - Да где же она хранит трусики, дьявол ее побери?!
   - Кто? - поинтересовался Чоппер.
   - Откуда я знаю?! Хозяйка комнаты!
   Олененок благоразумно решил не доставать пребывающую на взводе накама и с любопытством продолжил осматривать обстановку огромного зала, приспособленного под чью-то опочивальню, хотя и периодически косился на быстро растущие на полу кучи тряпья. Ему подумалось, что если хозяйка комнаты столь же бережно относится к одежде, как Нами и Робин, то она совершенно точно не обрадуется такому издевательству над ее гардеробом. И почему-то Чопперу от таких мыслей хотелось убраться как можно дальше и как можно скорее...
   - Нами! Зомби! Надо бежать! - Усопп, наплевав на запрет о подглядываниях, подскочил к девушке.
   Он, пока еще бежал через зал, сообразил, что сложно будет покинуть помещение, из которого только один выход, а еще "башковитый" парень понял, что об этом следовало задуматься немного раньше. Взгляд судорожно заметался по кучкам наваленных тут и там подушек, игрушек и прочих мягкого ширпотреба, но счел их размер крайне недостаточным для укрытия, оценил пространство под кроватью, где не было места даже Чопперу, скользнул по окнам, но вспомнил о высоте, и, наконец-то, уперся в огромный набитый пуф в углу, похожий на толстую полосатую сардельку с идущей вдоль молнией застежки.
   "Мешок с заполнителем для игрушек!" - почему-то решил Усопп.
   - Туда!
   Нами до этого так же, как и он, осматривалась по сторонам в поисках выхода, но найденное глазастым снайпером место она не заметила. "А если бы и заметила, то точно проигнорировала", - пришла к выводу девушка, подбегая к укрытию, около которого Усопп храбро сражался с замком. - "Мы же туда не влезем! С другой стороны..." - ей снова припомнился размер репродуктивного органа быкособаки.
   - А ну, отойди, криворукий! - Нами оттолкнула парня, тянущего собачку во все стороны кроме правильной, и ловким движением открыла замок, откуда стали высыпаться белые комочки мягкого наполнителя.
   - Залезай!
   - Может, ты первой? - Усопп решил пропустить даму вперед.
   - Ты потом замок не закроешь, лезь давай!!! - яростно зашептала девушка, негодуя на непредвиденную задержку и ощущая, что звуки погони становится все громче и громче.
   Парень, согласившись с аргументом, нырнул в недра мешка, как в воду. Туда же Нами закинула и Чоппера, а потом и сама забралась следом. Внутри было тесно. Девушка же начала воевать с молнией, и ей было не до комфорта: застегнуть замок изнутри оказалось той еще задачкой. Но она справилась до того, как в зал ворвалась толпа зомби-зверушек и разом загомонила:
   - Здесь никого.
   - Я точно что-то слышал!
   - Смотрите!
   Взгляды устремились туда, куда показывала зомби-горилла. При ближайшем рассмотрении оказалось, что одна из куч, сваленных около сундуков, представляет собой залежи не обычных пуфиков и игрушек, а изуверски разбросанной одежды Пероны-сама. При дальнейшем же исследовании таких куч оказалось не одна, а две.
   - Это не хорошо...
   - Кто это сделал?!
   - Это те пираты!
   - Надо их найти и привести Пероне-сама, иначе она расстроится - раздалось чье-то предложение, не лишенное здравого смысла.
   - Сильно расстроится.
   - Найдем их!!!
   - Смотрите! - снова раздался голос глазастого зомби, и его возглас успел всех остановить до того, как они выбежали из комнаты сломя голову.
   Рядом со сваленными на полу девичьими футболками лежало мужское черное пальто. И данный предмет был отлично знаком даже самым тупым зомби.
   - Это же Абсалома... - пронесся испуганный шепоток.
   Несмотря на принадлежность к другом подразделению, этого генерала побаивались все зомби без исключения, хотя бы из-за того, что тот претендовал на титул верховного главнокомандующего всеми военными силами Мории-сама.
   - Значит, это он ограбил Перону-сама?
   Зомби растерялись от подобных новостей, но зомби-панда взяла инициативу в свои лапы:
   - Надо все рассказать хозяйке.
   - Верно! Найдем хозяйку!
   - Перона-сама уходила к причалу!
   - Вперед, к Пероне-сама!
   - Смотрите!
   На этот раз все уставились не туда, куда показывала горилла, а на нее саму. Зомби, не сговариваясь, стали потихоньку обступать коллегу, то и дело приносящую дурные новости. Выражение их лиц не предвещало ничего хорошего.
   - Там Кумаси! - горилла заподозрила неладное и поспешила вывалить очередную новость.
   - Что?
   - Я говорю - вон там, в углу, Кумаси стоит. У него можно узнать, что тут произошло.
   Фокус внимания перенесся в угол, где из-за кровати виднелась неподвижная спина приближенного к Пероне раба... помощника.
   - Точно, это Кумаси!
   - Кумаси, кто это сделал? Абсалом-сама?
   - Где Перона-сама? Она не возвращалась от причала?
   Медведь слегка дернулся, но это была единственная реакция на вопросы.
   - Совсем зазнался, даже не повернется!
   - Надо его проучить!
   - Бей, гада!
   Толпа начала смещаться в пресловутый угол. А за их спинами осталась лежать неизвестно когда и кем вырубленная горилла... чисто на всякий случай. И некому уже было предупредить товарищей о появлении начальства.
   - Эй! Кто вам разрешил входить в мои покои?!
   Звери начали торопливо оборачиваться, но они в принципе и так знали, чей это был голос. Перона застыла на пороге, хмуро оглядывая подчиненных. Рейд на корабль этих нищебродов нисколько не развлек ее, а теперь еще и это! Топчут тут всякие ножищами ее ковры! Тут боковым зрением девушка заметила несоответствие в своих родных пенатах. Она повернула голову и аристократическая бледность превратилась в ледниковые пустоши как по цвету, так и по температуре.
   - ГАДЫ!!! - она ринулась к сундукам, дабы оценить ущерб.
   - Это не мы, это Абсалом-сама!
   - Что?!! - разгневанная девушка от такой новости даже отвлеклась от разглядывания мятой, а где-то истоптанной и грязной одежды.
   Вперед вытолкнули самого "смелого добровольца", который заикаясь произнес:
   - Во-о-от, нашли тут.
   Перона со злобой уставилась на знакомое пальто. Первой мыслью было, что это месть львиномордого за дневную подставу с Лолой, но девушка усомнилась: нафига тогда оставлять тут пальто? "Но, если не он, то кто? С другой стороны - я никогда не видела его без пальто... Хм. Тогда получается, это все же Абсалом его тут оставил?" - она невольно призадумалась, а потом щелкнула пальцами: несмотря на сильное желание впасть в бешенство и причинить кому-нибудь боль, несовместимую с жизнью, котелок еще работал в верном направлении.
   - Кумаси! Ты же все время должен был быть тут? Иди сюда!
   Из угла, расталкивая зомби, выбежал огромный пучеглазый медведь, прикидывающийся до этого "мешком с наполнителем для игрушек".
   -Пиона-сма?
   Разговорившийся Кумаси стал последней каплей и Перона сорвалась в крик:
   - Заткнись! Это не мило! Заткнись, заткнись!
   - ... .
   - А теперь говори, кто это сделал? Абсалом?
   - Ну, эо...
   - Заткнись! Кто это сделал?!
   Растерявшись от противоречивых приказов, Кумаси выпучил глаза еще сильнее, хотя казалось бы куда уж больше, но те превратились в настоящие блюдца.
   - ... .
   - Почему ты молчишь?! Ты его покрываешь? Это был Абсалом, да?
   - Йа е уи...
   - Заткнись! Кто разрешал тебе говорить?! Это точно был Абсалом, больше некому! - Перона уже неосознанно, по привычке продолжала затыкать медведя каждый раз, когда тот пытался что-то произнести своим зашитым ртом.
   - Йа е уидел!
   - Заткнись! Как ты мог не видеть? Ты же был тут все это время!
   Зомби тихонечко стояли, прикидываясь ветошью, теперь уже они не хотели набить морду Кумаси за проявленную им заносчивость. В их представлении медведь стал героическим парнем, каждый день прикрывая их от излишнего внимания хозяйки.
   - Ну, эо...
   - Не беси меня Кумаси! Ты можешь заткнуться и сказать, кто это был?! - девушка постучала неизменным зонтиком по башке тупого медведя.
   Тот поначалу решил снова отмолчаться, но внезапно заявил:
   - Эо быль Абсолм!
   Голос звучал откуда то из груди и был малость не похож на обычный лепет зомби, но порядком выведенной из себя Пероне этого хватило. Кумаси удивленно покосился вниз, а потом замотал головой:
   - Эо е йа!
   - Заткнись! Заткнись! Так все же Абсалом... Вот гад! Так - все за мной, идем к Абсалому!
   Но рейд против босса не задался с самого начала. Не успела Перона выйти за порог, как ее нашел Хилдан.
   - Перона-сама, Мория-сама желает видеть мистическую тройку.
   - Зачем? - девушка была недовольна, но попыталась скрыть раздражение.
   - Мугивара Луффи пойман. Мория-сама хочет пробудить девятисотого. Озз скоро проснется!
   "Абсалом же тоже там будет!" - осенило ее, и лицо расплылось в предвкушающей улыбке.
   - Отлично! Я сейчас же приду! - девушка кивнула посланнику, который сразу улетел по исполнению своей миссии. - Кумаси - за мной! Остальные... ВЫ ЕЩЕ ЗДЕСЬ?! Пошли прочь из моей комнаты!!!
   Тем временем, в темноте тесной утробы мишки быстро и верно накаливалась обстановка.
   - Усопп. Хватит. Меня. Лапать! - раздался тихий, но от этого не ставший менее яростным шепот.
   - Я же не нарочно! Тут трясет!
   - И не прижимайся ко мне!
   - Мне некуда отодвинуться!
   - А ты найди!
   - Нами, Усопп, нас же услышат...
   - И что теперь - я должна терпеть приставания этого извращенца?!
   - Нет, но...
   - Эй, я не извращенец!
   - Еще скажи, ты в меня своей рогаткой тычешь!
   - Нет, это не рогатка...
   - Так это правда?! Ублюдок, я тебя сейчас кастрирую!
   - Это естественная реакция! Ты сидишь на нем голой жопой, как я еще должен...
   - Это у меня-то жопа?!
   - Но ведь голая же...
   - Сдохни!
   Девушка попыталась изменить положение, а Усопп в свою очередь пытался ее удержать, напирая, естественно, не на личную выгоду, а на возможность их раскрытия.
   - Успокойся, Нами! Нас же поймают!
   Это подействовало похлеще чем ведро ледяной воды после бани. Посидеть на отростке Усоппа - ничто по сравнению с наихудшими возможными вариантами плена, на которые изощрилась ее фантазия, испуганная тем бульдогом-зомби. В конце концов, то, что она до сих пор без трусиков - ерунда, главное - чтобы на Усоппе штаны никуда не делись "случайно", иначе она за себя не ручается...
   - Я спокойна, а теперь убери руки, уйми своего дружка и сиди спокойно.
   - Э-э, да, конечно.
   В этот момент Кумаси в очередной раз "побултыхал" содержимое своего тела, надеясь избавиться от непрошенных гостей. Его короткие ручонки не доставали до спины, где располагалась молния замка, а потому приходилось действовать опосредованно. Троице мугивар только и оставалось, что стиснуть зубы и переждать этот искусственный шторм, стараясь не слишком напирать на стенки прибежища, чтобы не спалиться. Когда все закончилось, ладони Усоппа оказались жестко зафиксированы аккурат на выпуклостях нового топика Нами и по ходу совершенно не торопились оставлять такие удобные поручни без присмотра.
   - Усопп, если ты сейчас не уберешь руки, клянусь - я запихаю тебе колено клима-такта туда, где ты абсолютно точно не будешь рад его видеть, а затем к нему в гости нагрянут два его товарища. Смекаешь? - с эдакими скучающими интонациями предупредила его девушка, которую уже порядком задрали его поползновения... в самом деле сколько можно?
   - Д-д-да... - ладони покинули облюбованное место.
   - Нами... - просипел полузадушенный олененок, которого сжала в своих объятьях девушка, в очередной раз пребывающая в плену холодного бешенства.
   - Ой, прости, Чоппер! - она расслабила хватку на его шее.
   На некоторое время все успокоилось, правда, Нами становилось все жарче и жарче, а дышать - труднее, но такой дискомфорт был невеликой ценой за безопасность ее попки. Кстати о попке... в какой-то момент девушка что-то почувствовала и почувствовала именно этой частью тела. Но гадать, кто в этом виноват ей не приходилось: тут вообще было без вариантов.
   - Усопп, разве я не просила держать свой писюн на привязи?
   - Я не могу это контролировать! - зашипел в ответ Усопп. - Это невыполнимое требование!
   - А ты представь огромные ножницы. Вот они раздвигаются, касаются твоего отростка, ме-е-едленно начинают сходится и....чик.
   Позади "некто" с богатым воображением шумно сглотнул, но тем не менее, набравшись храбрости из-за текущей диспозиции, которая не располагала к мгновенному возмездию со стороны девушки (по крайней мере он искренне в это верил), он возразил:
   - Очень сложно такое представить, когда его касается твоя попка! Да и потом... Эм, что ты делаешь?
   Усопп, почувствовав девичьи пальчики на своем поясе, встревожился. Поначалу, конечно, у него мелькнула мысль о внезапной, взаимной, безудержной страсти, но... это же Нами! Какая еще нахрен страсть?! Послышался металлический стук, а затем к его бедру прижалось что-то твердое.
   - Н-н-на-а-ми-и?
   - А ты думаешь я пошутила?
   - Но я правда ничего не могу с собой поделать!
   - Так я же как раз хочу помочь: с этой штукой ты определенно сможешь сконцентрироваться на чем-то ином помимо моей попки... например на своей.
   - Я все понял, не надо!
   - Я не чувствую, что ты понял, но ты поймешь, когда почувствуешь сам.
   Но Усопп не хотел ничего чувствовать, а потом придумал другой, свой вариант решения проблемы поднявшегося бойца. Девушка вздрогнула, когда ладони парня стали прослойкой между ее попкой и его пахом. И насколько она могла судить тыльная сторона была обращена вниз.
   - Т-так лучше?
   - Усопп, ты залез своими руками мне под юбку и ждешь, что я тебя похвалю? Сдохни!
   Девичий локоть воткнулся в чужие ребра, но отсутствие замаха ни привело к сколь-нибудь значимым повреждениям. Усопп, в свою очередь, попытался заблокировать следующий удар, но столь же безуспешно. Завязалась драка, больше похожая на детскую потасовку в куче мале.
   - Хватит! - внезапно раздался оглушающий рев.
   Чоппер долго молчал и терпел ссору, искренне надеясь на благоразумие накама (все равно они в такие моменты почему-то никогда не воспринимали его всерьез), но металлическая трубка, едва не попавшая в его задницу вместо задницы Усоппа, положила конец его выдержке. В результате внутри пусть и не маленького медведя появился сопоставимый с ним в размерах снежный человек с синим носом, откликающийся на доктора Чоппера.
   Глаза Кумаси выпучились, а его тело раздулось раза в два, эволюционируя из сосиски в сардельку или даже шпикачку, набухшую при варке, но ему повезло: первой не выдержала застежка, и бравая троица вывалилась из укрытия в ореоле разлетающегося наполнителя...
   ***
   - Абсалом, если ты думаешь, что портить мою одежду - это смешно, то мои призраки мигом вразумят тебя! Они будут преследовать тебя днем и ночью! Будешь сидеть в уголке и влачить жалкое существование, плачась, что тебя никто не любит!
   - Р-р-р! Пер-р-рона, ты угр-рожаешь мне?!
   - До тебя это только дошло? Не прошло и часа...
   - Я тебе уже объяснял, что не лазил по твоим сундукам! Мне, что - делать больше нечего?!
   - Я нашла твое пальто у себя в комнате!
   - Я же сказал, что меня там не было, мои зомби это подтвердят!
   - Пф... мои тоже, что угодно подтвердят, и что?
   - Ки-ши-ши-ши! Вы ничего не попутали? Это мои зомби!
   Шичибукаю Гекко Мории хоть и забавно было слушать переругивания подчиненных, но за час уже успело приестся... Оставалось лишь скучать и ждать, когда наконец великан с подселенной в него тенью Мугивары очнется.
   -Угху! Пиона-сма! Тм...
   - Кумаси! Когда же ты... Что с тобой?
   - Мне кажется, он съел что-то не то, - предположил Хогбак, с интересом наблюдая, как гладкое "сосискообразное" тело медведя выпячивает в самых разных местах под аккомпанемент странных звуков. - Чем ты его кормишь?
   - Ха-ха, как смешно. Кумаси, что с тобой? - повторила вопрос принцесса призраков.
   - Да как он тебе ответит, дура, у него же рот зашит! - не выдержал Абсалом такой пытки своих остатков адекватности.
   - Как ты меня назвал? - прошипев, развернулась девушка лицом к львиномордому.
   - Ого! - воскликнул Абсалом, переводя взгляд за спину Пероне, и той пришлось экстренно поворачиваться обратно.
   - Кумаси! - она успела застать кульминацию.
   Вспухающая спина взорвалась белым конфетти, и в холодильной камере, являющейся местом пребывания тела огромного зомби-великана, возникли новые действующие лица. И к своему страху одну из них Абсалом прекрасно знал: попадание будущей невесты на глаза начальства и под руку разъяренной Пероны им точно не планировалось. К его счастью вмешиваться не пришлось...
   - Поздравляю, у вас тройня. Я не знала, что Перона - парень.
   На заговорившей Сидри поначалу скрестились взгляды Мории, Хогбака, Пероны и окружающих их зомби, но потом часть их внимания перекинулось на остолбеневшую Перону. Черный юмор подопечной доктора Хогбака был широко известен.
   Абсалом же продолжал неотрывно наблюдать за осматривающейся с ужасом рыжеволосой красоткой, успевшей обзавестись топом со знакомой символикой пероновской короны. Впрочем, еще когда Перона объявила его вором и предъявила пальто, он уже догадался, кто именно похозяйничал в ее святая святых. Взгляды связанных ударом "любви" скрестились, и Абсалом едва заметно дернул головой в сторону выхода, намекая, что ей не стоит тут задерживаться.
   - Ч-что ты такое говоришь, Синдри-тян?! - первым отмер Хогбак, он небеспочвенно опасался за сохранность своей протеже после такого выступления... да и за свою тоже. - Сейчас же извинись перед Пероной!
   - Извини, - не могла ослушаться прямого приказа девушка-зомби, но, как обычно, извратила свой ответ. - Наверное, это больно - тыкать членом в медведя. Сочувствую.
   Перона впервые в жизни покраснела от стыда и бешенства одновременно. Подергивание щеки - тоже было ей незнакомо. На фоне такого наезда Абсалом, Кумаси - все были забыты.
   - Хогбак...
   - И-и-и! Это не я! - Хогбаку точно не хотелось "сидеть в уголке и влачить жалкое существование, плачась, что его никто не любит". - Синдри! Ты ответишь за все!
   Бедлам нарастал с увеличением потока взаимных претензий, существенную лепту в представление вносила Синдри, которая своими словами задевала, а то и вовсе оскорбляла то одну, то другую сторону, делая исключение лишь для шичибукая.
   - Достаточно. Пираты сбежали, - Мория хоть и отвлекся вначале на грызню подчиненных, но все равно был первым, кто заметил побег троицы мугивар.
   - Я схвачу их, - тут же сориентировался Абсалом, который уже искал повод, чтобы отправиться на поиски невесты не привлекая внимания, до знакомого по событиям в купальне йети, уносящего на плече третьего пирата, ему не было никакого дела.
   Внезапно пол под ногами вздрогнул. Озз начал просыпаться, и в связи с торжественностью момента погоню пришлось отложить...
   -----//-----7
   - Нами, Усопп, Чоппер! Вы в порядке?
   Неожиданная встреча Робин и Френки со своими накама состоялась около выхода из замка. И теперь к причалу направлялось уже пятеро из команды мугивар.
   - Нет, не в порядке. Особенно он, - рыжеволосая девушка со всей силой огрела бегущего рядом парня.
   - Эй, да сколько можно?! Я же извинился!
   - Я тоже могу извиняться после каждого удара, - Нами пожала плечами, дескать, о чем речь. - Тебе будет от этого легче?
   - Нет! Ай! На-а-ами! Да перестань уже!
   - Вот и мне от твоих извинений ни тепло, ни холодно. Так что я буду тебя бить пока ты продолжаешь вести себя как маленький засранец.
   - А вы, я посмотрю, не скучали, - Френки покачал головой и попытался угадать причину этого сыр-бора. - Оу, Усопп, братан, неужели ты не смог сдержать свои извращенческие позывы?
   - Да нет у меня никаких позывов! - с отчаянием в голосе завопил
   - Никаких женских трусиков под подушкой, подглядываний за девушками и никакой коллекции постеров с наградами за пираток и порножурналов? - Робин ожидаемо приняла сторону Нами - выказала, так сказать, женскую солидарность.
   Пока Усопп позволил себе крохотную паузу то ли на раздумья о том, насколько перечисленные хобби относятся к нему лично, то ли на придумывание очередной отмазки, его заминка была воспринята как признание вины.
   - У тебя была коллекция, и ты не поделился со своим братаном?! - главный извращенец мугивар был откровенно возмущен подобным предательством.
   Он показал свое негодование дружеским укоряющим ударом по лопатке Усоппа. Худощавый снайпер не отличался могучим телосложением и выносливостью и после всех сегодняшних событий бежал, еле-еле держась наравне со всеми, а потому не удержался на ногах и кубарем покатился по лестнице, заканчивающейся где-то там, вдалеке, уже у причала.
   - Спасибо, Френки, - поблагодарила его Нами: она и сама не сделала бы лучше.
   - Оу, - он смущенно уставился на быстро удаляющегося с криками Усоппа и почесал затылок. - Да, не за что...
   - Где Луффи и остальные? - когда источник раздражения и злости перестал маячить в пошаговой доступности, Нами сразу задумалась над другими вопросами.
   За прояснением обстановки, начиная от потери накама и встречи с Бруком и заканчивая собственными приключениями, расстояние до Санни пролетело незаметно.
   - Помогите, - прохрипел Усопп, протягивая дрожащую руку вслед поднимающимся по сходням накама.
   Чоппер, который мог бы ему помочь, был намертво стиснут подмышкой Нами и мог разве что поделиться извиняющим взглядом, а не оказанием первой помощи. Когда мимо него прошел даже Френки, делая вид, что не замечает распростертое тело, выдержка Усоппа ему изменила, и он, вскочив, словно и не было скоростного спуска, обозленно закричал:
   - Эй! Как вы...
   - Чоппер, - перебив парня, обратилась Нами к олененку, - ты проспорил: как видишь, он симулировал.
   Чоппер, извернувшись в руках девушки, с обидой посмотрел на своего лучшего друга. Тот, впрочем, быстро сориентировался и принял позу умирающего, но в сердце даже столь наивного существа как олень не осталось места доверию.
   - Ну, простите меня!!! - покаянно и вроде бы искренне взвыв, Усопп плюхнулся на колени, вцепился в кучерявые волосы и едва не вырвал их с корнем.
   Дождавшись, когда на него обернутся поднявшиеся на борт товарищи, он продолжил:
   - Френки, я поделюсь с тобой коллекцией журналов!
   - Нами! Я отдам тебе всю свою долю!
   - Робин, э-э...
   - Ты вернешь мне мои трусики, - подсказала брюнетка с коварной улыбкой.
   - Я верну тебе твои тру... - согласно кивнул, было, Усопп, но потом опомнился и вскинулся: - Что?! Но у меня...
   - Сдохни, извращенец!
   В лицо вымаливающего прощение парня впечатался деревянный ящик, на его счастье оказавшийся пустым.
   - Да ладно тебе, Нами, я пошутила, - Робин, продолжая улыбаться, придержала руку подруги, готовящейся послать новый снаряд в Усоппа. - Я бы его уже убила, если бы он только попытался. - На мгновение вокруг археолога распространилась аура смерти, дотянувшаяся до Усоппа. - Лучше расскажи, что там у вас все-таки произошло, от чего ты так на него обозлилась. Ведь это же Усопп - он всегда был балбесом.
   - Нечего там рассказывать. Этот озабоченный приставал ко мне при каждом удобном случае!
   Френки покачал головой, вроде не одобряя такие действия своего товарища, но внезапно вступился за него:
   - Нами, ты меня извини, конечно, но в чем-то я могу его понять: ты одета очень... - киборг на мгновение замялся, но потом вздохнул и сказал, как думал, - откровенно и провокационно. - Он кивнул на юбку, имея ввиду ее длину или заметив отсутствующее нижнее белье, а может сразу одновременно и то, и то.
   - Так это все из-за него! Сначала сжег мою одежду - снайпер хренов! Потом порвал найденную блузку! Лапал меня!
   - Ладно, потом сделаем ему внушение, сейчас надо найти наших. Брук говорил, что они должны быть где-то на корабле...
   Как ни странно, отыскать пропавших накама посчастливилось именно Усоппу. Пока остальные обшаривали нижнюю палубу, он устремился на второй этаж, в столовую, ведомый чувством голода...
   Когда на крик Усоппа прибежали остальные, то первой от представшего зрелища "приукрашенных" накама опомнилась именно Нами.
   - Эти три идиота... - процедила девушка, с потемневшим лицом подходя к зафиксированным в идиотских позах на стульях Луффи, Санджи и Зоро. - Значит, пока мы там буквально выживали - самые сильные из команды дали себя поймать и лишить теней, а теперь дрыхнут, как ни в чем не бывало!
   На расстоянии трех шагов по спящим парням пробежали мурашки, на расстоянии двух - они вздрогнули, на одном - начали просыпаться. Но жажда крови, распространяемая девушкой, не успела пробудить их до конца, а потому Нами не удовлетворилась видом слабо ворочающихся накама и без затей настучала им по головам. Разумеется, не рукой, а ничтоже сумняшеся - первым попавшимся стулом.
   - А ну, быстро встали, оболтусы!
   - Нами-сан? - видимо от близости яркой представительницы женского пола первым пришел в себя незабвенный Санджи - эрокок мугивар.
   Первый пришел, первый получил - это было справедливо, а Нами всегда за справедливость. И чем яростнее девушка, тем большую справедливость она приносит. В общем, ни Зоро, ни Луффи нисколько не возражали, что навигатор в своих пробуждающем избиении сосредоточилась на одном Санджи. Последний тоже был не против, поскольку, как и все извращенцы, в душе был немного мазохистом во всем, что касалось девушек.
   Пока девушка скидывала остатки стресса на Санджи, остальные с подачи капитана успели обсудить самую главную проблему - кражу большей части продовольствия.
   Закончилось все логично, но печально для блондина. Упавший на пол, избиваемый парень случайно заглянул под юбку и, издав "О-о-о!", забрызгал все вокруг мощным носовым кровотечением. Девушка, задохнувшись от злости, на волне воспоминаний о сегодняшних событиях напоследок вмазала ему ногой по голове и отскочила назад. Тело по окончании терапии тут же напомнило Нами и про усталость, и про грязь, и про чужую одежду, и следующие помыслы навигатора были направлены исключительно на прием душа и полный комплект чистой одежды.
   Когда посвежевшая Нами спустя полчаса вышла из ванной, одетой в свою привычную одежду, она чувствовала, как возвращается хорошее настроение. И оно продолжало возвращаться до тех пор, пока девушка ни прошла в столовую в поисках запропастившихся накама и ни нашла на столе адресованную ей записку от имени капитана.
   "Нами, мы ушли бить рожу Мории! Догоняй!"
   В этот момент душевное состояние резко поменяло свой знак с плюса на минус. Нами затрясло, а потом она неожиданно для самой обмякла и расплакалась: ощущение, что команда снова ее кинула, было невыразимо сильно, от этого обида и острое чувство одиночества как никогда захватили ее. Будто девушку коснулся один из тех призраков, о которых упоминала Робин: она почувствовала себя бесполезной и брошенной.
   - Да пошли они! - девушка с яростью смяла и откинула записку.
   Правда, на этот момент сила ее эмоций составляла лишь жалкую долю от обычной, девушка уже успела перегореть от богатого на события дня, и ею после этой небольшой вспышки сразу овладело безразличие. Действовать не хотелось, думать не хотелось, а еще сказывался недавний прием горячей ванны, так что все, чего ей по-настоящему желалось - расслабиться и забыть обо всем. И она знала только об одном способе...
   Нами, шаркая, поплелась в закрома Санджи, но там искомого не нашла: зомби первым делом очистили камбуз и склад от алкоголя, не пропустив ни единой бутылки. Вскоре девушка вышла и уже обычным шагом направилась в свою с Робин комнату: там имелось несколько экземпляров коллекционных вин, которые Нами держала в виде запаса, свободно конвертируемого в золото, а еще Робин хранила пару бутылок в своем сундуке...
   Спустя пять минут по кораблю носилась, передвигаясь исключительно бегом, юная рыжеволосая особа, одержимая идеей фикс - напиться и забыться. Но поиски алкоголя были безрезультатны - зомби хорошо прошерстили корабль. Девушка готова была завыть от отчаяния, но в какой-то момент, проносясь по палубе, она резко остановилась около фок-мачты, озаренная догадкой, и задрала голову, разглядывая частично скрытое парусами воронье гнездо, которое Френки приспособил под спортзал для Зоро. А мечник был известным любителем выпить и нелюбителем делать лишние телодвижения. Значит, если и есть шансы найти на корабле алкоголь, то только там, наверху, в запасах Зоро. Нами с решительным видом полезла по мачте...
   ***
   - А ну, стой ты, Хоро-Хоро девка!
   Погоня за "хорохорилкой" заняла минут десять, во время которых Усоппу "пришлось" пялиться на попку девицы, любящей короткие свободные юбчонки, и при этом параллельно вспоминать унижения, полученные от Нами. В итоге его помыслы сплелись в одно единственное несколько противоречивое желание - отомстить Нами, натянув мелькающую впереди попку. И его не волновало, что оная часть тела принадлежит пусть и смазливой, но чужой девице, а не его накама. К тому же с этой пираткой может совладать только он, капитан Усопп-сама! Это сильно увеличивало боевой дух и то, что пониже пояса, тоже поднимало.
   Замечтавшись, главный нытик мугивар, будто всего на секунду, выпустил из виду преследуемую девчонку, а ее уже и след простыл. Заметавшись, он все же нашел потеряшку, но при виде зависшей в воздухе "принцессы" его чуйка взвыла, сообщая о приближающихся проблемах смертельного характера. Девушка не замедлила подтвердить все его самые худшие опасения.
   - Ты ведь один из тех, кто прятался в моем милом Кумаси? Его пришлось отдать на починку Хогбаку... Перед тем, как попадешь к Мории-сама, клянусь, что ты пожалеешь! Я отомщу за тебя, Кумаси! Мини-Хоро. - От рук Пероны отделилось несколько крохотных призраков и устремились к Усоппу...
   "...!" - Усопп не ждал ничего хорошего от нового типа призраков, а потому выполнил отточенное до совершенства тактическое отступление, вернее - попытался выполнить. От раздавшегося взрыва ему сначала досталось от ударной волны, а затем перекувыркнувшись, парень приложился в столб. Не успел он подняться, как от "Хоро-Хоро девки" полетела следующая партия взрывных привидений. Получасовой сеанс персонального ада для Усоппа только начался...
   ***
   Абсалом в невидимости крался по кораблю мугивар, осторожно огибая разбросанный повсюду мусор. Хилдан сказал, что все пираты должны быть тут, и он пришел, чтобы успеть забрать свою невесту до того, как они отчалят. Но судя по всему, нетопырь ошибся, и тут никого не было. Или они ушли обратно на остров...
   "Странно, тут должна быть по крайней мере та троица, у которой Мория-сама забрал тени... Неужели они уже очнулись? Ладно, надо осмотреть остальные этажи. С чего начать?" Пока мужчина отгонял от себя пораженческие мысли, он успел выбраться на палубу и застыть по центру, не столько осматриваясь, сколько прислушиваясь. Сверху послышались какое-то звяканье и последующий свист. Абсалом задрал голову, но это оказалось неправильным решением. О чем без всяких намеков ему донесла прилетевшая в лицо пустая бутылка.
   - Уй-й-й... Эй!!! Кто там такой смелый?! - позабывшись, он закричал на весь корабль, уставившись на открытый люк вороньего гнезда.
   Ветер принес сверху пару отголосков неразборчивого бормотания. С какой стороны ни посмотри, это не было похоже на засаду, а потому подчиненный шичибукая полез наверх. В конце концов, там явно кто-то был, а ему нужна информация о текущем местоположении его невесты.
   При приближении к люку невнятное бормотание сложилось в отчетливый шепот пьяного человека, жалующего на жизнь. На последних ступеньках чуткий львиный нос, который еще на половине подъема уловил запах алкоголя, был сражен вырывающимися из люка винными ароматами. Из-за обуявшего Абсалома кашля и чихания ему повезло: не притормози мужчина на входе, и его голова обязательно повторно встретилась бы с очередной емкостью из-под винно-водочной продукции.
   - Кто там? Усопп, это ты, гад? Только сунься сюда и я насажу твою жопу вместо флага, - засевшая наверху хоть и был пьяна, но все же услышала и отреагировала на чихи.
   - Мерзавцы... кругом одни мерзавцы, - заплетающийся девичий, а главное - знакомый - голос, не дождавшись ответа, продолжил кого-то ругать.
   На то, чтобы оценить обстановку, много времени у Абсалома не ушло: достаточно было мельком осмотреть практически пустое помещение. Вдоль стен стояли разнообразные тренажеры, подзорные трубы и небольшой шкафчик. Последний был раскрыт нараспашку и, судя по бутылкам и кувшинам на его полках, предназначен был исключительно для хранения спиртного. Неподалеку от единственного предмета мебели с комфортом расположилась, используя вместо стола и стула один из тренажеров, рыжеволосая девушка. Его невеста была пьяная чуть менее чем в зюзю и успешно шла путем исправления этого "недостатка".
   Больше никого в вороньем гнезде не наблюдалось, и потому Абсалом, тяжко вздохнув и поморщившись (видеть суженую в таком состоянии ему явно было неприятно), сбросил невидимость и полез в помещение, оказавшееся тренажерным залом. Залечивающая душевные раны пиратка следила за входом, видимо в ожидании того самого Усоппа и его жопы, а потому гость был обнаружен практически сразу.
   - А это ты... - Нами потеряла интерес к новоприбывшему и потянулась к кувшину за добавкой.
   Абсалома покоробило такое пренебрежение, но как человек опытный он понимал, что пьяные люди находятся на своей волне и для взаимопонимания важно суметь настроиться на нее.
   - Дорогая, что случилось? - спросил он девушку, аккуратно подсаживаясь поблизости, отчетливо понимая, что его первая брачная ночь может свестись исключительно к выведению невесты из запоя.
   - Меня никто не любит, - тут же пожаловалась ему Нами, вывалив наболевшее на добровольного слушателя. - Меня все бросили, и я никому не нужна...
   Мужчина даже нервно огляделся в поисках призраков Пероны: очень уж симптомы черной меланхолии были похожи на их воздействие.
   - Я люблю тебя, - постарался успокоить поникшую девушку, хлюп носом которой грозился перейти в полноценный плач.
   - Правда? - вскинулась та, пытаясь безуспешно сфокусировать взгляд на собеседнике. - Тогда выпей!
   Девушка протянула ему полную кружку, которую до этого с особой осторожностью, доступной только пьяным людям, заполняла вином.
   - Если любишь - пей! - категорично заявила Нами, косясь на замешкавшегося мужчину...
   - А теперь - штрафную!..
   Спустя принятий "доказательства любви", оплаты "штрафа", неоднократных "заверений в искреннем уважении", между пьяными завязалась никому кроме них не понятная беседа.
   - Что толку от невидимости, если нет силы? А я не хочу в разведку, хочу в войнушку... Понимаешь?
   - Я люблю мандарины и рисовать карты, но на последнее совсем нет времени, а мое дерево чуть не поломали твои зомби!
   - Не мои - Пероны!
   ...
   - А они мне: "Извращенец! Изврасалом!" А я-то все лишь хочу найти вторую половинку...
   ...
   - Я девушка! А мне каждый раз приходится сражаться! А у меня даже фрукта нет...
   - Я с детства хотел быть настоящим генералом, но зомби такие бестолковые...
   ...
   - Вот посмотри, в кого этот Хогбак меня превратил! Это же кошмар какой-то! Эта часть от слона, эту мышцу присобачил от медведя, а эту уже и не знаю... я же теперь самый настоящий монстр! Вот как мне теперь жениться?!
   ...
   - Почему не женился на Пероне? Скажешь тоже... Она же еще маленькая... и стерва каких поискать!
   ...
   - А я им говорила - это опасно, давайте просто уйдем, не надо никаких разведок. А они мне в ответ: "Нет в тебе, Нами, духа авантюризма!" А потом как идиоты бегали по всему острову от дозорных...
   ...
   Ты хороший парень, но мне еще рано замуж... Я хочу путешествовать, хочу приключений...
   - Одно другому не мешает, к тому же поздно - ты уже взяла кольцо.
   - Это да... но без выкупа за невесту не считается.
   - Как это без выкупа? Я честь по чести заплатил Хогбаку.
   - При чем тут Хогбак?! - когда речь зашла о деньгах, прошедших мимо нее, Нами возмутилась, сбивая размеренный ритм пьяной беседы. - Ты должен был заплатить мне! И... сколько заплатил?
   - По цене с листовки...
   - Пф... всего-то? - сумма девушку откровенно расстроила. - Шестнадцать миллионов? Дешево же ты оценил свою невесту, у тебя что, больше не было?
   - Почему не было? - пожал ответчик плечами, окосевшим взглядом пытаясь что-то высмотреть в полупустой кружке. - Были, конечно - я же коплю на счастливую семейную жизнь. Миллионов двести, наверное есть - тратить-то их тут почти некуда...
   - Накопление - это правильно, - сумма ее порадовала, и она солидно покивала, поддерживая стяжательство собутыльника. - А то накама совсем не ценят деньги. Хотя они добыты потом и кровью... моими между прочим! А что, больше ни у кого на острове денег нет? - словно невзначай поинтересовалась девушка и пригубила вино, скрывая алчный блеск белли в немного протрезвевших глазах.
   - Ну, в сокровищнице Мории должно быть побольше... пару миллиардов где-то.
   - ... - число не сразу смогло пробиться до сознания сквозь пьяную хмарь, но когда все же дошло... - !!! Проводишь?!
   - Зачем нам куда-то идти? Разве плохо сидим? - размякшего Абсалома тянуло в сон, и ему совершенно никуда не хотелось тащиться.
   - Ну, позязя!
   Но состроенные глазки не оказали должного эффекта: мужчина в тот момент косился на ее ножки. Девушке пришлось зайти с другой стороны.
   - Ты же обещал мне отдать двести миллионов в качестве выкупа за невесту, чтобы завершить помолвку. А заодно и в сокровищницу заглянем... одним глазком.
   Про "обещание" он, разумеется, ничего не помнил, а вот речи о помолвке задели нужные струнки в душе пьяного Абсалома.
   - !!! Кхм! Почему бы и нет...
   -----//-----8
   Когда Санджи услышал, что какой-то говнюк сначала лапал Нами в купальне, а затем сделал ей предложение, то ему чуть крышу не снесло под девизом: "На его месте должен был быть я!". Ревность вообще - страшная штука, и едва высокий блондин выведал у Робин подробности, то тут же умчался устранять обнаглевшего конкурента. Его интуиция подсказывала, что подобного извращенца нужно ловить в местной богадельне, чьи купола с крестами возвышались над окрестностями.
   Чуйке эрокока можно было только позавидовать, ведь данное строение действительно было вотчиной Абсалома, вот только фортуна повернулась к мстителю задом. Хозяина там не оказалось, но кое-кто там все же был. У львиномордого подчиненного Мории не получилось избавиться от Лолы, но зато удалось заманить ее в собор, запереть и поставить зомби-генералов охранять вход, вернее блокировать выход, чтобы самопровозглашенная невеста не вырвалась на свободу.
   Вид запертых дверей с подпирающей плечами стражей создал у парня видимость испуганного врага, спрятавшегося от его, Санджи, праведной мести. Данную ассоциацию не смог пошатнуть даже тот факт, что засов был накинут с внешней стороны, а зомби были сосредоточены больше на происходящем внутри, чем снаружи.
   Стражу удалось раскидать в три пинка, а благодаря подготовленной Усоппом соли, она нашла вечное упокоение. Под шепот Санджи: "Нами-сан, я отомщу за тебя!" - засов был отброшен, а двери распахнуты, и мститель ворвался внутрь с криком:
   - Абсалом! Она будет моей невестой!
   В полумраке противоположного конца собора виднелась крупногабаритная фигура в белом подвенечном платье. Вот она дернулась, разворачиваясь ко входу, и перед глазами Санджи предстала кабанья харя с выпирающими на целую ладонь клыками.
   - Ох, правда?! Это так неожиданно... Прости, но у меня уже есть Абсама. Хотя... - Санджи удостоился пристального взгляда, и сравнение было сделано не в пользу опостылевшего "Абсамы". - Ты знаешь, красавчик, я еще не дала согласие Абсалому, и кажется, я не могу устоять перед твоими шармом и настойчивостью... Я согласна! Иди же ко мне, мой пупсик!
   Сигарета не удержалась в ослабевших губах и, едва не залетев за пазуху, упала на пол. Ноги тем временем самостоятельно приняли решение и уже совершали полный разворот от распахнувшего объятья уродливого монстра, наряженного в одеяния невесты.
   - Куда ты? Или ты хочешь поиграть, зайчик?
   Позади раздался топот, при чем к ужасу Санджи, быстро нарастающий. Стало ясно, что ситуация явно нешуточная, а очень даже серьезная. И показателем этой серьезности выступил тот факт, что считающий себя настоящим джентльменом парень не увидел в этой мертвячке женского пола ни грамма от признаков леди. Игра "Догони жениха" началась...
   Вскоре перед Санджи обрисовалась будущая проблема: живое человеческое тело по сравнению с зомби-кабанихой имело ограниченный ресурс выносливости, а также в отличие от Абсалома он не обладал невидимостью и не имел на своей стороне многочисленных подручных, которые могли выполнить любой приказ. Он, конечно, еще долго мог бегать по острову, но постоянно отступление - тупиковый путь, нет, проблему нужно было решать иначе. К тому же это только поначалу все мысли его были о бегстве, теперь, малость успокоившись, его все чаще стало посещать осознание о наличие другого способа решения проблемы, более кардинального.
   Санджи, сжав в руке мешочек целиком (на такую цель не жаль соль без остатка), и резко остановился, морально готовясь встретиться со своим страхом лицом к лицу. Встреча ему не понравилась. Утреннее небо, несмотря на пасмурность, давало на порядок больше света, чем несколько полуживых свечей в соборе, а потому неохватная невеста предстала перед Саджи во всей своей уродливости.
   Для того, чтобы воспользоваться изгоняющим дьявола средством (так назвал его Усопп), нужно было вырубить кабаниху-переростка, зовущую себя Лолой, хоть на пару мгновений. И вот здесь вылез очередной нюанс - пинки на этого зомби действовали слабо. В отличие от ранее встреченных экземпляров, которые забывали о своем немертвом происхождении и добросовестно вырубались после нокаутирующих ударов, эта зомбиха хорошо вошла в роль бессмертного, нечувствительного к боли монстра, а ее упорные попытки запечатлеть поцелуй на искаженном в отвращении лице Санджи не давали последнему возможности сконцентрироваться и провести какой-нибудь спецприем.
   - Проклятье, - парень увернулся от очередной контратаки и отскочил, разрывая дистанцию, для проведения уже своего удара. - Как же ты бесишь...
   - Бешу?! - Лола внезапно воспылала не хуже самого Санджи, увидевшего Нами, принимающую душ. - Я заставлю тебя извиниться! А потом еще и еще! Ах! Ты будешь извиняться до самого утра, милый!
   Он был готов отдать ногу на отсечение, что под последним "извиняться" этот монстр имел ввиду кое-что иное.
   - Отвали от меня, уродина!
   - Ни за что! Бросок невесты! - Лол совершила стремительный натиск, в мгновение ока преодолевая разделяющее их расстояние.
   Из горла Санджи едва не вырвалось пресловутое девичье "Кья!", но он успел сдержать вскрик и не опозориться. Сцена битвы за девственность перешла во второй акт. Правда, было не совсем ясно, чья девственность стояла на кону. У противоборствующих сторон сложились диаметрально противоположные точки зрения: одна хотела свою невинность подарить, а второй - отстоять.
   ***
   Во время драки с готической принцессой Усопп натерпелся ужасов, боли и страданий, наверняка расплатившись за все прошлые и будущие грехи с процентами. Но теперь... теперь он был на коне. Парень, торжествующе глядя на противницу, пытающуюся освободиться из плена ловушки с птичьим клеем, с трудом поднял онемевшую правую руку (в левой была Кабуто), и стер с лица потеки крови из рассеченной брови, заливающие ему глаз. Затем он шагнул в сторону разрушенного им входа в потайную комнату, в которой и находилась приклеенная к кровати девушка. На лице парня застыло нехорошее выражение, больше полагающееся какому-нибудь отъявленному мерзавцу, нежели члену команды мугивар. Да, сам Усопп никогда бы не решился претворить свои темные желания в жизнь пусть даже и с врагом, но то Усопп, а ведь есть еще и...
   - "Согэкинг! Твой выход!" - маска заняла положенное место на лице, и обычного парня заменил "великий" снайпер, чьи грехи не распространялись на Усоппа.
   - "Я не подведу тебя, Усопп-сама! Наши враги буду повержены, а обиды - отомщены!".
   Вслух же перевоплотившийся парень сказал совсем иное:
   - Попалась, сучка! Сейчас за все ответишь!
   - Не подходи ко мне!
   Словно и впрямь вняв приказу Пероны, пират из команды мугивар остановился. Но, естественно, на самом деле причина была в другом. Просто там, где Усопп мог не заметить в плане уязвимого места, Согэкинг предпочитал перестраховаться, вот и теперь альтер эго снайпера не понравилось, что клей удерживает не полный комплект конечностей девушки, и правые рука и нога остаются на свободе. Последовал еще один меткий выстрел, устраняющий причину паранойи, и рогатка была отброшена в сторону, а руки стрелка начали нетерпеливо расстегивать ремень.
   - Подонок, только посмей! Ты слышишь?!
   Усоппу было плевать на гневные выкрики, он уже стоял в шаге от кровати и в спешке разоблачался. Но когда начинающий насильник уже был готов подступиться к своей жертве и причинить ее одежде вред, несовместимый с жизнью, его остановил ультиматум.
   - Если попытаешься это сделать, клянусь - выйду духом из тела и взорву нас обоих!
   - Ха! Как ты думаешь, кто я? Я лжец со стажем! Я всю жизнь врал и обманывал, неужели ты думаешь, что я поверю в твой неумелый блеф? Убьешь себя? Не смеши!
   - Нет! Умоляю, не надо! - как и ожидал Усопп, угрозы тут же сменились мольбой о снисхождении, а по искаженному от страха девичьему личику потекли слезы.
   Клейкая масса облепившая руки и ноги Пероны сильно мешала самому создателю ловушки, но кто сказал, что снимать одежду обязательно полностью, когда ее можно просто разорвать? Вот и парень считал также. Последний шаг, рука неторопливо тянется к белому плотно облегающему топику, украшенному черными сердечками.
   Усопп наслаждается моментом своего триумфа... и не замечает, что в огромных темных глазах девушки совсем нет демонстрируемого страха. Напряжение? Несомненно присутствует. Брезгливость? Полно. Ненависть? Не без этого. А вот испуга нет.
   - Кумаси-два, давай!
   Практически одновременно с выкриком Усопп почувствовал на своих щиколотках чью-то сильную хватку, а после уже заметил кардинальные изменения, произошедшие на лице жертвы. Слез не наблюдалось и в помине, а триумф со страхом поменялись владельцами. Не успел Усопп до конца осознать произошедшее, как последовал жесткий рывок.
   Исчезающему с криком под кроватью парню донеслось вслед ядовитое:
   - Ты всю жизнь врал, а я десять лет в театральную школу ходила!
   Затем девушка обратилась в сторону разгромленного входа:
   - Эй, там! Есть кто-нибудь? Помогите мне, дармоеды! А ты, Кумаси-два, смотри не убей этого носатого ублюдка, он должен сполна заплатить! - судя по темному пламени, бушевавшему в глазах девушки, она забыла про остальных пиратов и все ее внимание сосредоточилось исключительно на одном ненавистном носатом типе.
   - Да, Пиона-сма!
   - Проклятье... Заткнись, заткнись! Все вы, Кумаси, абсолютно не милые, когда разговариваете!
   ***
   К тому моменту, когда пьяная парочка добралась до заначки шичибукая, захваченные с собой припасы закончились, а оба "молодожена" находились на одинаковой стадии борьбы с зеленым змием, вернее с ее последствиями. Однако, если у Абсалома улучшенный метаболизм без вливаний новых порций медленно, но верно начал справляться с опьянением, то девушка из-за количества выпитого находилась во вменяемом состоянии только лишь благодаря своей беспрецедентной неуемной тяги к деньгам, и это несмотря на ее опыт в застольях и то, что с момента разговора о деньгах она только делала вид, что пьет.
   - Это и есть хранилище шичибукая? - сфокусировавшись на хоть и приметной, но хлипкой дверце, Нами недоверчивым тоном высказала свою оценку. - Вы совсем воров не боитесь?
   - Да кому тут красть? Тут же одни зомби, - мужчина беспечно отмахнулся, не замечая веса чемодана с "невестиным выкупом", его внимание последние несколько минут занимали сама невеста и мысли о том, насколько шикарно та будет смотреться в белом платье. - Давай, заходи, посмотрим быстренько и пойдем. Я покажу тебе свою коллекцию свадебных нарядов.
   Эту девушку вообще не нужно было просить зайти в чью-то сокровищницу. Тем более дважды. Дверь распахнулась от легкого прикосновения, словно только и ждала этого мгновения, когда ее посетит знаменитая на весь Ист Блю кошка-воровка.
   Одного взгляда на немаленький зал было достаточно, чтобы внутренний счетчик профессиональной воровки выдал число... далеко за рамками ожидания. "Десять миллиардов", - девушка с вожделением уставилась на возвышающиеся ряды аккуратно сложенных пачек и на мгновение покосилась на сундуки, стоящие вдоль стен. Воображение мигом нарисовало картину, в которой превалировали груды золота и драгоценностей. "Двадцать!" - сделала вывод под аккомпанемент сердца, зашедшегося громким стуком от восторга.
   Впрочем, когда зрение начало улавливать мелкие детали, нашлась и ложка дегтя. Купюры были разных достоинств, и, увы, преобладали отнюдь не десятитысячные банкноты. Пока Нами осматривалась, пуская слюни на чужое бога... свою добычу, Абсолом подошел к одному из сундуков и, откинув крышку, извлек из нее запечатанную амфору с вином. И пусть смотрелась та достаточно древней, чтобы стоить бешеные деньги на аукционах, но все же недостаточно, чтобы компенсировать стоимость гипотетических драгоценностей, взятых по весу вина.
   Восторги еще малость поутихли. Правда, достаточно было сделать пару шагов к центру, как сердце предприняло почти успешную попытку вырваться из груди. За денежной горой спрятался небольшой столик, который кто-то с завидным мастерством и обладая утонченным вкусом сервировал чашками, блюдцами и прочей посудой, соблюдая эталонно выверенные расстояния и симметрию. Чая в них, естественно, не было, но зато стол ломился от вазочек с фруктами. Очень необычными фруктами. Настолько, что опознать в них дьявольские плоды можно было с первого взгляда.
   Пока ее душа снова воспарила к небесам, а на глазах стали наворачиваться слезы счастья, в руки Нами всунули ту самую амфору, только уже изрядно опустошенную. Девушка непроизвольно добила остаток, даже не почувствовав богатого вкуса вина столетней выдержки. Чужие руки обвили талию и прижали красотку к мужскому телу. Дезориентированный алкоголем разум расхитительницы чужой собственности с трудом переключился с мыслей о способах транспортировки добычи на внешний раздражитель. Почему-то угрозы с этой стороны девушка не ожидала. Видимо после спасения и последующего предложения руки и сердца, сделанного в рыцарском стиле, происшествие в купальне было напрочь позабыто, а возможность принуждения к первой брачной ночи и вовсе не рассматривалась.
   Когда Нами опомнилась, ее щеки уже приятно щекотали кошачьи усы, а чужие губы напористо пытались добиться ответных действий. Попытка возмутиться лишь открыла доступ и позволила наглому языку хозяйничать в ее рту, а потуги вырваться привели к тому, что девушку завалили прямиком на бумажную денежную гору да еще и придавили сверху.
   Нами некстати вспомнила, что выкуп за невесту ей уже передали со всеми вытекающими отсюда последствиями, и теперь идея посмотреть на казну Мории уже не казалась такой удачной...
   ***
   Через особняк, пребывающий частично в разрухе, пробирался молодой человек в черном костюме. Во рту у него дымилось сразу три сигареты, но даже такое количество никотина не могло заставить его расслабиться и отвлечься от пугающих воспоминаний. По телу бровастого блондина не реже чем раз в десять секунд пробегала нервная дрожь, а каждые полминуты его начинало корчить от отвращения к себе. А еще его одолевала тошнота и лишь курение не позволяло опустевшему желудку вывернуться наизнанку и повторить судьбу обеда.
   - Это позор на всю жизнь. Как я теперь в зеркало смотреть буду? - бубнил он себе под нос, особо не обращая внимания, куда бредет. - Да ладно, зеркало - как мне в глаза Нами-сан и Робин-тян смотреть?!
   Воспоминания о поцелуях кабанихи, достигших цели, и ощущения от прикосновений ее уродливых губ выносили мозг на раз, и это еще при всем при том, что он считал, будто легко отделался. Ведь если бы эта "Лола" не была столь повернута не поцелуях, то его, обессилившего от затянувшегося сражения, могли ожидать не полчаса поцелуйной практики в компании с монстром, а то же самое время, но уже за более углубленным изучением анатомии кабаних-переростков...
   Когда озабоченная зомби в свадебном наряде замерла и, обмякнув, свалилась на него, а ее тень покинула тело, то почти потерявший разум Санджи в тот момент готов был все церквушки мира заставить свечками за свое спасение. Уже потом, когда воспоминания о незабываемых минутах, проведенных с зомби, стали возвращаться, он припомнил жуткий грохот и крики, царящие в округе, и, сложив два плюс два, догадался, что его спасителями стали накама, очевидно разделавшиеся с шичибукаем без его, Санджи, помощи. К чувству несмываемого позора добавились угрызения совести.
   - Я бесполезен... - невольно повторил он свои слова, произнесенные под действием приснопамятных призраков той смешно одетой девчушки.
   - Хоро-хоро-хоро! - донеслось издалека, прямо как на заказ.
   - Помяни дьявола... - в сердцах бросил Санджи и тут же возмущенно добавил: - Чем там Усопп занимается? Не смог одолеть маленькую девочку! - И сразу непоследовательно закончил, включив джентльмена: - Если он ее обидел, пусть пеняет на себя!
   На то, чтобы добраться до источника девичьего смеха, у парня в депрессии ушло минут пять. По мере приближения к цели хохот обрастал новыми подробностями. Теперь он перемежался со свистом, а также становились слышны шлепки и мычание.
   Около комнаты с выбитой дверью и обвалившимся проемом вповалку лежали тела зомби, загромождая подступы к разрушенному входу. Санджи миновал последние препятствия, заглянул внутрь, застыл в ступоре на пару секунд... и, резко отвернувшись, принялся яростно тереть глаза. На руках у него остались следы от стекающих кровавых ручейков. Теперь-то он убедился, что выражение "кровь из глаз" порой применяется отнюдь не для красного словца.
   "За что мне это?!" - тонкая душевная организация джентльмена второй раз за день подверглась испытанию на прочность, и, положа руку на сердце, Санджи не смог бы себе честно ответить, какая из проверок была жестче. - "Убейте меня. Я хочу это развидеть...". Ноги сами собой понесли его прочь.
   - Прости, Усопп, я никому не расскажу, но спасаться тебе придется самостоятельно, второй раз я этого зрелища не перенесу и точно ослепну... кхм, я хотел сказать, что джентльмен никогда не ударит девушку, и поэтому я бессилен тебе помочь. Да, несомненно именно по этой причине... - бормотал он себе под нос, успокаивая совесть, и вместе с тем быстро удалялся от этого проклятого места.
   Вскоре адский смех затих вдали, и Санджи направился на поиски остальных накама. По сравнению с увиденным его собственные проблемы отошли на задний план...
   ***
   Когда Абсалом проснулся, он некоторое время не мог сообразить, где находится. Несмотря на то, что Триллер-барк был плавучим островом, качка из-за его размеров совсем не ощущалась. Тут же пол под задницей явственно ходил ходуном. Наблюдая вокруг себя кучу знакомых сундуков Мории-сама и смутно припоминая вчерашние события, он логично предположил, что находится на куда-то направляющемся корабле мугивар, то есть его жены.
   "Что же вчера было?.. Помню мы пили, потом пошли в особняк, потом я таскал сундуки из сокровищ... !!! У-у-у! Мория-сама меня убьет... За каким дьяволом я их сюда притащил?!" Тут, в момент самобичевания, всплыли воспоминания, давшие ответ на его вопрос.
   "Точно! Я же поцеловал ее! Затем повалил и... и... Проклятье! Не могу вспомнить, что было дальше...". Память решила сжалиться над ним и подкинула ощущение схожего с тем самым ударом любви, который он испытал незадолго перед предложением руки и сердца. "Я чувствую, что мой первый раз был восхитителен... но почему я не помню подробностей?! Почему следующее, что вспоминается - это то, как я ношу треклятые сундуки. Р-р-р! Ничего не понимаю..."
   Тут его физиономия приняла мечтательное выражение. "Ладно, просто в следующий раз я не буду пить и обязательно все запомню! Кстати, пора бы увидится с Нами". Абсалом, кряхтя от затекших мышц, выбрался из закутка, в котором он отсыпался по завершению погрузочных процедур, и проследовал на выход. Вот только там его поджидал облом: на корабле пиратов соломенной шляпы очевидно более недоверчиво относились к своим накама, чем на Триллер-барке, а потому дверь была заперта.
   Абсалом толкнул ее, потом надавил плечом, затем ударил, но преграда высокомерно проигнорировала его потуги, если так можно выразиться о бессловесной деревяшке.
   - Да что не так с этой дверью? - обескураженно пробормотал он себе под нос, пытаясь найти решение.
   И одно такое вскоре все же нашлось. Вот только иллюминатор, который, как он и подозревал, служил источником освещения, оказался мал настолько, что мужчина не был уверен, пролезет ли в него хотя бы его голова.
   - Р-р-р, раздражает. Тогда буду бить, пока не выломаю, - он шагнул обратно в сторону выхода...
   На то, чтобы разобраться с преградой, ушло не так много времени, как он предполагал - всего минут десять: все-таки комната являлась сокровищницей, а не тюрьмой и соответственно дверь должна была препятствовать проникновению, а отнюдь не побегу.
   В процессе нанесения двери урона, несовместимого с ее дальнейшим существованием, Абсалома насторожил тот факт, что еще никто не прибежал выяснять, кто это там буянит в самом сокровенном месте трюма. Он не знал обстановки на корабле, но не исключал, что корабль поменял владельца на Морию, хотя отголоски вчерашнего пьяного угара почему-то настойчиво подпихивают мысли о поражении хозяина... Но тогда вновь вставал вопрос - почему мугивары не прибежали на шум? Абсалома даже посетила нелогичная догадка, что на корабле он присутствует в гордом одиночестве.
   Мужчина помотал головой, отгоняя не прошенные мысли, пока нелогичное не перешло в разряд совсем уж фантастичного. Чего гадать, когда наверняка можно получить ответ, поднявшись на палубу? Тело обладателя дьявольского фрукта Сукэ Сукэ но Ми растворилось в воздухе, и Абсалом отправился на столь нелюбимую разведку.
   Чтобы разобраться в ситуации хватило буквально одного взгляда, остальные полчаса он потратил на подтверждение своих первоначальных выводов. Мужчину раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, Мория проиграл, и теперь он, Абсалом, уже не станет во главе огромной армии зомби. С другой - у него есть прекрасная жена и обеспеченная семейная жизнь (перед глазами мелькнуло нагромождение сундуков). Вот только...
   "Какого дьявола творит эта дуреха?! И вообще, как она тут оказалась?!"
   Его внутреннее негодование было оправданным. Нами и остальные мугивара (впрочем на последних ему было наплевать) пребывали на палубе и находились в плачевном состоянии под эффектом призраков Пероны. Сами привидения летали неподалеку и периодически обновляли эффект. Окруженная сонмом подручных, в воздухе парила духовная проекция девушки-принцессы, оглашающая окрестности довольным и хорошо знакомым "Хоро-хоро-хоро". Конечно, Абсалом этого не мог знать, но Усопп, который после недавнего прецедента познавший на своем личном опыте, что всегда может стать хуже чем было, тоже стал подвержен влиянию призраков, несмотря на весь свой врожденный негатив, а потому сейчас находился среди своих накама. Отсутствие на горизонте Триллер-барка дополняло картину.
   Абсалому хорошо были известны сильные и слабые стороны его недавней союзницы, а потому лезть на рожон он не спешил. Несмотря на их взаимные подначивания, они не торопились переводить их в полноценные разборки. Им хватило двух раз, чтобы осознать собственную уязвимость друг перед другом: вырваться из хватки призраков было нереально, что на своей шкуре сейчас проверяли пираты Мугивары, в то же время найти крадущегося невидимку для призраков было нетривиальной задачей. Так что на данный момент их счет был один-один, и по молчаливому согласию приступать к реваншу они не спешили.
   "Мы точно на одном корабле не уживемся", - ему было крайне неприятно наблюдать за Нами, зацикленной на фразе, что ее никто не любит. - "Нужно найти ее тело".
   Поиски не затянулись. Место дислокации худосочной девицы, обладающей своевольным характером, нашлось за первой же дверью, запертой изнутри. Каюта второго этажа носовой надстройки оказалась, как впоследствии выяснилось, жилищем девушек мугивар и обладала всеми приличествующими способами по избеганию мужского внимания в ночное время суток, а именно: запорами и внутренним замком.
   Впрочем, дверь все же не выступала рубежом последней обороны и не была рассчитана на силовое проникновение - так, чисто страховка от "случайных" посещений. Во всяком случае, на ее вскрытие Абсалом потратил куда меньше времени и сил, нежели на попытки выбраться из ставшей западней сокровищницы. Ну, а дальше было делом техники - взять за шкирку безвольную тушку девушки и потащить ее на палубу.
   - Перона, - громко обозначил он свое присутствие, продолжая удерживать пленницу на виду.
   Девушка услышав знакомый голос резво обернулась и ойкнула от неожиданности, но быстро взяла себя в руки: она совсем недавно умудрилась прямо-таки эпично сбежать из-под носа Кумы, вылезшего из какой-то задницы - что ей волноваться из-за старого союзника, к тому же хорошо знакомого? Уж с ним-то она определенно сможет договориться.
   - Абсалом? Не ожидала увидеть тебя здесь.
   Мужчина отменил действие фрукта и, оскалившись, произнес в ответ:
   - Я гляжу, с Морией тебе оказалось не по пути?
   Девушка не могла не заметить нюанс обращения к шичибукаю: имя босса резало слух без привычного окончания "-сама".
   - Проигравших никто не любит, - Перона равнодушно пожала плечами. - Сам-то тут тоже не просто так очутился. Тоже от Кумы прятался?
   - От Кумы? Шичибукая Бартоломью Кумы?
   - Ты не видел его? - удивилась девушка. - Он же весь остров едва не разнес на кусочки.
   Новости были, прямо скажем, обескураживающие, но с другой стороны - это уже не имело значения: Триллер-барк остался далеко за кормой.
   - Ладно, дьявол с этим Кумой, у тебя какие планы?
   Проекция Пероны покосилась на свое настоящее тело и в сомнениях предложила:
   - Пятьдесят на пятьдесят?
   - Эй, это вообще-то - честно награбленное моей женой! - Абсалома посчитал, что находится в более выгодной позиции и имеет право диктовать свои условия.
   На зубовный скрежет, донесший при слове "жена" откуда-то со стороны мужской части причитающих мугивар, никто не обратил внимания.
   - Вон той? - тонкий пальчик указал на поникшую рыжеволосую красотку, с ног до головы облепленную взрывающимися призраками.
   Скрежетание повторилось, но на этот раз за авторством Абсолома.
   - Пер-р-рона, не шути со мной! - теперь тело девушки удерживалось за хрупкую шею.
   На девушку, еще недавно смотревшей в лицо печально известного шичибукая, это произвело слабое впечатление.
   - А ты не пытайся мне угрожать! В конце концов, если что, я успею взорвать эту лоханку.
   На этот раз при слове "лоханка" раздалось металлическое клацанье.
   - Р-р-р! Пер-реговор-р-ры?
   - Пятьдесят на пятьдесят, - повторила она свое предложение.
   - Хорошо, - легко согласился мужчина, подсознательно не слишком-то считавший себя вправе единолично претендовать на казну бывшего начальника. - А что насчет...
   Далее последовал интенсивный обмен мнениями о разных "мелочах": месте назначения и самое главное - гарантиях собственной безопасности. Все же между бывшими союзниками теперь не имелось того доверия, которое во времена их службы обеспечивал своим могуществом Гекко Мория.
   В процессе обсуждения, незаметно превратившегося в ностальгические посиделки старых товарищей, "взрывчатка" была убрана с заложницы, а Перона вернулась в свое тело. Теперь парочка устроилась за столиком, друг напротив друга, и мирно оговаривала условия сосуществования, периодически срываясь на воспоминания как давно минувших событий, так и вчерашних приключений. Так бы может все и закончилось, если бы они, как уже не раз про меж них бывало, не сцепились из-за какой-то мелочи. Вскоре, одномоментно вспыхнувшая ссора перешла во взаимные оскорбления в некомпетентности и умственной неполноценности...
   Вот только, отвлекшись на "посиделки", парочка забыла про исконных хозяев корабля, а ведь те мало-помалу приспосабливались к воздействию негативных призраков, приобретая иммунитет от впадения в пучины отчаяния. И первым, как ни странно, пришел в себя капитан команды.
   Луффи, узрев ссорящуюся парочку, сразу представил на их месте Зоро и Санджи, а потому громко, жизнерадостно и заразительно, как умел только он, расхохотался, окончательно скидывая наведенный негатив. Прежде, чем оглянувшиеся на смех бывшие соратники Мории успели отреагировать, парень в соломенной шляпе произнес ставшее уже сакральным предложение:
   - Эй, вы! Айда, ко мне в команду!
   - Луффи, чтоб тебя... - позади капитана послышался совокупный и обреченный стон оставшихся накама, мысленно уже смирившихся с пополнением: уж кто-то, а накама Луффи прекрасно знали его упрямство, настойчивость и твердолобость в некоторых вопросах.
   И если Зоро, Робин, Френки, Чоппер и Брук с любопытством рассматривали задумавшихся новичков, малость ошарашенных внезапным приглашением, то Санджи был преисполнен истовой ревностью и крутил головой между мордатым мужчиной и Нами, умудряясь между делом кидать влюбленные взгляды на новую накама. Та, в свою очередь, пребывала в смешанных чувствах и не могла сделать какой-то определенный вывод относительно этой ситуации как в целом, так и в части ее касающейся.
   Абсалом и Перона размышляли недолго. Первого в принципе это неожиданное предложение устраивало со всех сторон: он становился ближе к своей супруге, и перед той больше не стояло никакого выбора между мужем и накама. Вторая поначалу была настроена пренебрежительно, ведь несмотря на победу на Морией, она была одержана не слишком "честно": будь та схватка соревнованием - любой спортивный комитет исключил бы Луффи за допинг. Но в какой-то момент взгляд девушки натолкнулся на ужас в глазах Усоппа, который пытался незаметно убраться из ее поля зрения, и ее лицо исказила улыбка, не предвещающая обидчику ничего хорошего.
   Абсалом с Пероной переглянулись, обменялись едва заметными кивками и дружно объявили:
   - Мы согласны.
   - Усопп, - послышался чирк и во рту кока появилась зажженная сигарета, - мне тут послышалось, или ты хотел крайне не по-джентльменски поступить с Пероной-тян...
   - И-и-и!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"