Лейфер Дмитрий: другие произведения.

Лягушачья Кровь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Научная фантастика


Дмитрий Лейфер

Лягушачья кровь

Роман

(Научная фантастика)

Предисловие.

   Люди во многом похожи на выведенных ими собак. Разные по назначению породы, разные по характеру нации. Умные сторожевые овчарки, чрезмерно агрессивные ротвейлеры, услужливые охотничьи спаниели и полные гуманизма спасатели - ньюфаундленды и сенбернары.... Конечно, можно встретить добродушного ротвейлера или, наоборот, взбесившегося сенбернара.... Но это большая редкость. В основном все заранее предопределено генами данной породы. Но самые умные собаки, как ни странно, смешанные дворняги. Смешение кровей приводит к появлению новых наций. Англичане - это смесь викингов с кельтскими племенами. Русские - потомки Золотой Орды, созданной полчищами Чингисхана. Японцы - смесь островитян с теми же монголами. Но возникают ненависть и вражда. Никто не помнит, кем он был тысячу лет назад.... Из-за взаимной ненависти разваливались огромные империи....
   Что уже триста лет держит на плаву такую непотопляемую державу, как США? Все очень просто: политкорректность, взаимоуважение. У них каждой твари - по паре. Результат - высокие достижения в науке, технике, культуре и спорте.... Объединенная Европа - неудачная попытка повторить американский успех. Можно перейти из одного "монастыря" в другой. Но в каждом - отдельный устав, другой язык, своя история и, возможно, "не приведи господь", другая религия. Конечно, в западной Европе выше социальная защищенность. Но это уже тема для другого романа....
  
   Люди заселили Землю так же, как термиты расплодились в стенах старого деревянного дома, стоящего посреди песчаной пустыни. Сильная буря, землетрясение или потоп могут разнести этот дом в щепки, и муравейник погибнет. В пустыне нет больше дерева для пищи и строительства гнезда.... Наша цивилизация тратит колоссальные средства на войны. Они возникают, как грибы после дождя. Чаще всего из-за бандитских наклонностей одной из воюющих сторон, слабости жертвы и глупости крупной державы, пытающейся усмирить обидчика. А ведь большая природная катастрофа может откинуть с таким трудом завоеванные блага цивилизации назад, во тьму веков. Мы почти не прилагаем никаких усилий для поисков нового "дома". Стивен Хокинг призывает человечество искать новые планеты, пригодные для жизни. Ему оппонируют недальновидные ученые мужи, заявляя, что легче заселить Антарктиду.... Для поиска планет нужны новые мощные орбитальные телескопы, выведение которых в космос требует больших денег. Наши первые робкие шаги в космос, предпринятые в шестидесятых и семидесятых годах прошлого столетия, остановил финансовый паралич. Космос - враждебная для человека среда. Главный наш враг там не вакуум и невесомость, не солнечная радиация, а время. Расстояния огромны. Скорости малы. Нам надо как-то приспособиться, измениться, "отрастить крылья"..., научиться побеждать время в космосе.
  
   Все личные имена, названия организаций и события, связывающие их, в романе вымышлены.

Часть I.

Амнезия.

  
  
   Бог не играет в кости со вселенной.
   Альберт Эйнштейн
   Возможно, он предпочитает карты?
   Вот они на руках, в таблице
   Менделеева, в геноме человека....

Глава 1. Первые заморозки.

  
   Адам приближался к насыпи железнодорожной ветки на Анкоридж у пригорода Палмер. Было уже около четырех часов утра. В октябре на Аляске и днем-то морозно, а под утро вполне могло быть -10 градусов по Цельсию. Силы Адама иссякли после двухчасового пути от того перекрестка на шоссе, где он покинул грузовик. Аккумулятор подогрева костюма сел, и мальчик стал замерзать и буквально засыпать на ходу. Он улегся спиной на гравий и инстинктивно расположил голову ниже уровня ног, как его учили дома и в школе. Адаму, как и другим его одноклассникам из спецшколы для "больных диабетом третьего типа", запрещали спать на подушке, чтобы в случае гипогликемической комы кровь лучше поступала к голове. Пять минут назад он выпил бутылку сладкого сиропа, которую полагалось брать с собой на прогулки зимой. Но Адам не знал, что эта жидкость лишь не даст ему умереть, но не согреет его. Высокий уровень адреналина в крови заставил его сердце усиленно биться, а печень и мышцы выбрасывать глюкозу в кровь, чтобы насытить ею клетки мозга и других важных органов. Его поджелудочная железа выделяла достаточно инсулина. В забытьи мальчику виделось лето и раннее детство на военной базе около Сан-Диего в далекой Калифорнии. Но сейчас ему 12 лет, и здесь на севере все по-другому. Эта база Пенемюнде - 3 около Палмера, куда он переехал с родителями 5 лет назад, стала внушать Адаму подозрения после того, как ему удалось тайно проникнуть в интернет с отцовского компьютера. Из комнаты Адама не было доступа в интернет. Его компьютер мог входить только во внутреннюю учебную сеть спецшколы и через нее также к пятерым его одноклассникам. Адам учился в самом старшем классе, так как взрослее их шестерых на базе детей не было. Во сне он еще раз видел, как по кадрам, свой субботний визит в интернет месяц тому назад. Адам заметил тогда, что отец вышел из кабинета и забыл выключить компьютер. Мальчик сразу сообразил:
   - Папа, мама. Я не могу пойти с вами в гости. Я должен доделать уроки.
   - Хорошо, солнышко. Оставайся дома, - проворковала мать.
   - Но, Элен..., - начал было отец.
   - Ничего, Алекс. Ребенку хочется побыть дома, - возразила она.
   Как только хлопнула входная дверь за родителями, Адам побежал в кабинет и запустил программу ICQ, которой отец довольно редко пользовался. Адаму не сразу удалось ввести в список абонентов номер девочки, с которой он познакомился летом во время кратких визитов "нормальных" детей офицеров, учащихся и живущих вне базы. Когда ему, наконец, удалось отправить ей сообщение, он увидел, что иконка против ее имени была красного цвета. Это означало, что ее компьютер или программа были выключены. Скорее всего девочки просто не было дома. Адам сразу же зашел на сайт Google и написал в поисковой графе - Peenemunde. Картина восхищения и ужаса, всплывшая в сонном мозгу мальчика: космос и концлагерь, гений и злодейство - была последней.
   Видения оставили его. Мозг Адама перешел в фазу глубокого сна. Температура тела упала ниже 20 градусов Цельсия. Его организм завершил переход в состояние анабиоза. При еле слышном дыхании устойчивый пульс был всего 23 удара в минуту. Клетки мозга Адама накапливали кислород в виде недоокисленных радикалов. Еще через полтора часа мальчик замерз окончательно.
  
   Неделю назад ему удалось договориться по ICQ с девочкой из Анкориджа о том, что в один из дней рано утром он проводит ее до школы под охраной ее же старшего брата. Девочку звали Кэтрин. Ей было 11 лет, и она училась на класс младше, хотя была немного выше Адама. Первый раз он увидел ее летом на теннисном корте. Она приехала в Пенемюнде на несколько дней к отцу, начальнику базы в чине полковника. Кэтрин, как выяснилось позже, тоже болела диабетом и очень удивилась, узнав, что у Адама какой то новый вид болезни, при котором не надо принимать инсулин, и что существует программа отдельного обучения таких детей. Взрослые дома и в школе как-то невнятно отвечали на многие его вопросы, и Адам интуитивно чувствовал, что они лукавят. Он решил за ночь добраться до дома Кэтрин, чтобы утром по дороге в школу поговорить с ней. Девочка жила недалеко от железнодорожной станции. Его план был прост. Иногда ночью с базы выезжали порожние военные грузовики. И три часа назад Адам забрался в крытый брезентом кузов такой машины.
  
   Без четверти шесть утра машинист товарного поезда, проходившего с севера на Анкоридж, заметил тело Адама на насыпи и сообщил в полицию. В 6 часов 15 минут Алекс Штерн, отец мальчика, по дороге в туалет через раскрытую дверь в комнату увидел, что кровать его сына пуста. На кухонном столе лежала записка: "Пошел проводить Кэтрин Невилл до школы. Вернусь в 10 утра ко второму уроку". Алекс сорвал трубку с телефона и немедленно набрал домашний номер начальника базы Рональда Невилла.
   - Полковник Невилл?! - крикнул взволнованно Алекс.
   - Да.
   - Это доктор Штерн. Мой Адам направился к вам проводить Кэтрин в школу, один, и без разрешения.
   - Вы шутите, Алекс! Я немедленно подымаю всех на ноги и вылетаю сам.
  
   Группа полицейских во главе с лейтенантом Сэмом Брауном, детективом из управления полиции Анкориджа, была уже в десяти шагах от насыпи, где лежал Адам, когда зазвонил сотовый телефон Сэма.
   - Лейтенант?! Это старший агент ФБР Росси.
   - Привет, Пол, я тебя узнал по голосу.
   - Сэм, вы прибыли на место?
   - Да.
   - Сэм, остановите своих людей! Это мальчик на вид лет десяти?
   - Да.
   - У него красно-белый комбинезон и синяя шапка?
   - Да, Пол.
   - Лейтенант, не трогайте тело! Создайте охранный периметр и остановите движение поездов.
   - Уже сделано, Пол.
   - Это мальчик с базы Пенемюнде. Я прибуду с врачами и военными через 15 минут.
  
   Два вертолета, ФБР и ВВС, приземлились около полицейского джипа почти одновременно. Доктор Штерн выскочил первым из армейского вертолета и быстро побежал в сторону полицейского кордона, уродливо раскидывая ноги и руки и наклонив голову вперед. Он чуть не врезался в удивленных служителей порядка, как носорог в незадачливых охотников. Полицейские вовремя расступились перед ним после знака, который успел им подать агент Росси, ступивший в это время на землю.
  
   Вложив цифровой градусник в приоткрытый рот Адама, Алекс прокричал полковнику Невиллу: - Мне нужны два армейских санитара с носилками, колотый лед, и не отпускайте машину скорой помощи, что стоит на шоссе!
   - Вы что, собираетесь отдать им труп? - спросил лейтенант Браун у агента Росси.
   - Да, это в их юрисдикции.
   - Но ребенок - гражданское лицо! - воскликнул Сэм.
   - Я забираю тело и передаю его военным, - возразил Пол.
   - Вечером вы сможете увидеться с мальчиком и получить полный отчет о происшествии, - заявил полковник Невилл агенту Росси.
   - Что значит "увидеться с мальчиком"...? - пробурчал озадаченно лейтенант.
  
   Двое солдат под руководством доктора Штерна аккуратно, ухватив за верхнюю часть комбинезона и поддерживая голову горизонтально, втащили волоком затвердевшее тело Адама на мягкие носилки. За рулем машины скорой помощи уже сидел солдат. Пол Росси позаботился о том, чтобы весь медицинский персонал пересел в один из полицейских автомобилей. Алекс приказал выключить отопление кузова, раскрыть окна и заднюю дверь и обложить голову мальчика льдом. Пока колонна тронулась во главе с армейским джипом в сторону Палмера, доктор Штерн, сидя в кузове около Адама, уже говорил по сотовому телефону полковнику Невиллу: - Мне срочно нужен реаниматолог Генри Осборн.
   - Ты же знаешь, Алекс, что он остался с приматами в Сан-Диего. У нас есть хороший анестезиолог...
   - Твоя жена, Рональд, нам не помешает, но у нее мало опыта в нужной нам области. К тому же у нас есть в запасе часа два - три.
   - Хорошо, Алекс. Я позвоню генералу Хаммеру.
  
   В Сан-Диего доктор Осборн подъезжал к лаборатории, когда зазвонил его мобильный телефон.
   - Генри?!
   - Да.
   - Это полковник Невилл. Немедленно езжай в аэропорт. Ты нам срочно нужен на пару часов. Подойдешь к начальнику службы безопасности, и он тебя посадит в самолет.
   - Что случилось?
   - Адам замерз!
   Через полчаса двухместный истребитель взлетел с Генри Осборном на борту.
  
   Доктор Штерн, сидя над телом Адама в машине, трясущимися руками еще раз измерил температуру во рту у сына. Термометр показал -7 градусов по Цельсию. Алекс прикрыл рот мальчика расправленным полиэтиленовым мешочком от перевязочного пакета и закрепил его двумя полосками пластыря. Затем он позвонил старшей медсестре госпиталя военной базы: - Барбара, это доктор Штерн.
   - Алекс! Ну как там Адам?
   - Пока ничего определенного. Барбара, мне нужна ваша помощь.
   - Да, все, что угодно.
   - Сходите в лабораторный корпус, расконсервируйте операционную комнату, выключите отопление, включите приточную вентиляцию и морозильные радиаторы. Охладите помещение до температуры не выше +5 градусов по Цельсию. Включите одну из холодильных камер и настройте ее термостат на -1 градус по Цельсию.
   - Я все сделаю, Алекс.
   - И еще, Барбара, мне нужна мой ассистент анестезиолог Клер Невилл. Она должна уже быть по дороге на базу. Да, Барбара, попросите Мэй, подругу моей жены, как-нибудь нейтрализовать ее.
  
   Адама переложили на мягкий стол на колесиках и вкатили в узкую холодильную камеру. Доктор Штерн закрыл металлическую дверь холодильника и сосредоточился на панели приборов, вмонтированных в нее. Термометр уже показывал -1 градус по Цельсию. Алекс выставил таймер на 2 часа и обратился к анестезиологу:
   - Ну, Клер, теперь у нас есть немного времени на отдых. Оставайтесь с Адамом и следите за приборами, а я пойду пока успокою Элен...
  
   Она утром не вышла на работу по его просьбе. Алекс шел домой к Элен, и в его голове вертелся смерч воспоминаний, угрызений совести и никогда не прекращавшихся сомнений. Он познакомился с ней в Сан-Диего. Алекс начал работать с приматами, а полковник Невилл занимался безопасностью и подбором кадров. Нужно было много лаборантов с навыками медсестер. И Элен была одной из первых принята на работу.
   Между ней и Алексом сразу установились теплые отношения. Обаятельная китаянка, уроженка США, была не только трудолюбива, но очень умна и образованна. И после бурного, но непродолжительного служебного романа они быстро поженились. У них год не было детей, хотя они не предохранялись. Это обстоятельство мало беспокоило Алекса. Он был увлечен работой. Но Элен, не уведомив его, пошла к гинекологу и провела ряд анализов. Результат оказался неутешительным: у нее была непроходимость маточных труб. К тому времени, когда она решилась рассказать об этом Алексу, их опыты с приматами успешно закончились. Затем, по приказу генерала Хаммера, они с полковником Невиллом повели вербовку доноров извне и среди персонала лаборатории. Служба безопасности следила за здоровьем всех работников. И генерал, естественно, знал о бесплодии Элен. Он вызвал Алекса к себе в офис и мягко намекнул на то, что он, доктор Штерн, главный конструктор-генетик проекта, должен показать всем пример самоотверженной преданности науке. Хаммер убедил Алекса уговорить Элен проводить искусственное оплодотворение у них в лаборатории. То есть сделать их будущего ребенка донором проекта! И он, Алекс, согласился! Как он мог вообще уговаривать на такое и других людей? Он ведь врач, и давал клятву Гиппократа! Недаром Хаммер предложил назвать проект "Пенемюнде". Он, Алекс Штерн, ничуть не лучше Вернера фон Брауна, который ходил в форме полковника СС. Который заставил тысячи голодных военнопленных и евреев, узников этого проклятого концлагеря, строить двухступенчатые баллистические ракеты Фау. Достичь космической высоты в 70 километров такой ценой и обрушить этот смертоносный груз на Лондон мог только отпетый негодяй.
   Алекс представил себе, как его бабушку нацисты расстреливали в Бабьем Яру, и принял решение: он, Алекс, наложит на себя руки, если хоть одному ребенку будет причинен вред.
  
   Когда доктор Штерн вошел в холл своего дома, его встретил взгляд полных мольбы и надежды заплаканных глаз Элен. Чем так молча страдать, лучше она бы бросилась на него в истерике и молотила бы его в грудь своими маленькими кулачками. Но около Элен уже хлопотала подруга Мэй с какими-то таблетками и стаканом воды в руках...
  
   Детектив Сэм Браун с одышкой поднялся к себе в кабинет на третьем этаже полицейского управления Анкориджа и снял трубку со звеневшего телефона.
   - Лейтенант Браун слушает.
   - Это корреспондент газеты "Норд-вест Ньюс" Роджер Грин. У нас есть фотография замерзшего мальчика, найденного сегодня утром. Скажите, детектив, гравий, который я вижу вокруг - это железнодорожная насыпь?
   - Как эти бестии успевают за полчаса получить такую информацию? - подумал Сэм и спросил: - Откуда у вас эти сведения?
   - Ну, вы же знаете, мы никогда не раскрываем источников.
   Старому служаке Сэму Брауну давно хотелось наладить свой, личный контакт с прессой. И вот, наконец, представился случай.
   - Тот сержант из патрульной службы, который сливает вам информацию, дешевка. Сегодня вечером, Роджер, если попридержите материал допоздна, я позвоню вам и, мне кажется, вы получите сенсацию. Но! Мне не нужны деньги. Иногда что-то нежелательно публиковать, иногда, наоборот, некоторые вещи нужно предать огласке....
   - Сэм, я рад, что мы договорились. Жду вас внизу в кафе напротив. Я там бываю всегда после восьми вечера.
  
   Доктор Штерн выкатил стол с Адамом из холодильной камеры и снова измерил температуру во рту у мальчика. Градусник показал -1 по Цельсию. Алекс задвинул стол назад и закрыл дверь холодильника. Он выставил +5 градусов на термостате холодильника и установил таймер.
   - Надо включить отопление, - напомнила Клер.
   - Да, поставьте терморегулятор на +25 по Цельсию. У нас есть еще пара часов, и я хочу подождать здесь, чтобы больше не попадаться на глаза жене.
   Алекс повалился на свободный операционный стол и сразу уснул от нервного напряжения и тяжести навалившегося на него горя.
   Ему снились одеревеневшие мыши на лотке, которых он только что вытащил из морозильника в своей лаборатории в Новосибирске. На Алекса доверчиво смотрели три пары остекленевших маленьких красных глазок. Ветер из распахнутой в коридор двери шевелил их усы, покрытые инеем. В проеме двери стояла огромная овчарка завхоза Пасюка и шумно дышала, высунув подрагивающий сиреневый язык. Какая то жирная, серебристо-зеленого цвета муха, громко жужжа, как бомбовоз, пыталась спикировать на стол, в лужицу пролитого кофе около подноса с мышами. Алекс, размахнувшись, ударил по луже с мухой.... Металлический лоток с мышами со звоном повалился на пол. Одна из мышек быстро покатилась под ноги собаке. Овчарка схватила зубами грызуна и скрылась в коридоре. Алекс, как самурай, схватив скальпель, бросился вслед за псиной. Собачий зад вильнул за поворотом в сторону кабинета завхоза. Доктор со скальпелем наперевес распахнул ногой нужную дверь. Но вместо овчарки в комнате за рабочим столом Пасюка сидела шимпанзе Маня. Она широко улыбалась, так что видны были желтые зубы, и показывала на Алекса пальцем вытянутой вперед руки.
   Доктора Штерна разбудил громкий голос Генри Осборна:
   - Ну, вот и я! - приветствовал он Клер. - Это был полет! Меня чуть не вырвало.
   - На чем ты летел? - спросила доктор Невилл вместо приветствия.
   - На F-22!
   - Надеюсь, это не зря, - тихо сказал Алекс.
   - Где Адам? - взволнованно спросил доктор Осборн.
   - Сейчас измерим температуру, и, я думаю, можно начинать, - ответил Штерн.
   Алекс и Генри выкатили Адама из холодильника и измерили температуру у него во рту.
   - Сколько в помещении?
   - Плюс 25, - доложила Клер.
   - Давайте постелем электропростыню и переложим его на другой стол, - предложил Генри. Он приладил маску аппарата искусственного дыхания ко рту мальчика и подключил все оборудование к сети.
   - Алекс, сядь в сторонке и успокойся. Это ведь твой сын! Мы сами справимся, - заботливо произнес Генри и воскликнул: - Ну, с богом!
   - Какой тут к черту бог?! Если бы мы верили в бога, нас бы здесь не было, - пробурчал отец ребенка.
   - Я ввел адреналин с гидрокортизоном, - сообщил Генри и скомандовал: - Дефибриллятор!
   - 300 вольт, - сказала доктор Невилл, протягивая ему шины.
   Доктор Осборн потер их друг о друга, приложил к голой груди Адама и крикнул: - Разряд!
   На зеленом мониторе прибора вместо сплошной белой линии появился высокий всплеск, который плавно перешел в низкое устойчивое биение.
   - Ну вот, с первого раза. Следите за дыханием, - с облегчением заявил Генри.
   - Температура тела? - спросил он Клер.
   - Плюс 17 градусов по Цельсию, - отчеканила она.
   - Пульс? - выкрикнул подошедший Алекс.
   - Пульс 20, неустойчивый. Я включила электропростыню и заменила аккумулятор костюма, скоро стабилизируется, - ответила Клер.
   Через полчаса веки Адама задергались. И доктор Штерн попросил: - Все в порядке, он дышит сам, уберите маску. Клер, позовите Элен!
  
   На КПП военной базы Панемюнде - 3, внутри просторного теплого помещения полковник Невилл разговаривал с детективом Брауном и агентом Росси.
   - Ну, вы видели мальчика, он жив, здоров. И сразу, как вы убедились, узнал маму. Просто легкое обморожение и переохлаждение организма, - убеждал полковник полицейского.
   - Но у нас был обледеневший труп, мой судмедэксперт установила причину смерти.
   - Не кипятитесь детектив, вы ошиблись, ну, бывает, - заверял Сэма Брауна агент Росси.
   - Да я сам щупал лицо! Он был как ледышка. При таком обморожении должен быть некроз тканей! И потом, что мы напишем в отчете? - возмутился детектив.
   - Не надо так драматизировать, Сэм. Укажите, что темное время суток и сложные метеоусловия повлияли на принятие ошибочного решения, - посоветовал полковник.
  
   - Что-то здесь не чисто, - подумал детектив Браун, садясь в патрульную машину.
   Но вечером в кафе на встрече с журналистом Сэм был на коне.
   - Артур, я говорил, что материал еще сырой, мальчик жив и сенсации не выйдет! - покровительственным тоном сообщил детектив.
   - А фотографию отдайте мне до лучших времен, - посоветовал Сэм журналисту.

Глава 2. Шестая оттепель.

  
   Дико болела голова. Адам с трудом приоткрыл глаза. Все, что он видел, было размытым. Взгляд его был затуманен. Адам с трудом различал какие-то фигуры и человека в странном костюме, делавшего ему укол. После укола Адам Штерн опять впал в забытье.
  
   Проснулся он с ясной головой, на мягкой кровати и в теплой комнате. На нем был облегающий комбинезон без единой застежки или молнии. Комната была маленькая, без окон, с одной дверью и каким-то люком в углу потолка. По периметру стен шли поручни. Адам спустил ноги с удобной тахты, на которой не было постели, и почувствовал через покрытие пола легкий гул, как это бывает на корабле, если каюта находится близко к машинному отделению. Он жутко хотел пить и увидел нечто, напоминающее пластиковую бутылку с водой, на прикроватном столике. После непродолжительной борьбы с пробкой Адам открыл сосуд, с удивлением обнаружив наличие на нем левой резьбы. Жидкость оказалась солоновато-сладкой на вкус и слегка мутной. Адам встал, посмотрел себе на руки, на ноги и направился к двери. Там оказалась круглая ручка с нехитрой защелкой. Преодолев препятствие, Адам оказался в небольшой туалетной комнате. Взгляд его уперся в черный квадрат на стене над раковиной. Адам сделал полшага вперед, и черный кусок стены превратился в зеркало. Подозрения оправдались. С изображения смотрел взрослый, тридцатилетний мужчина. Это, несомненно, был Адам Штерн. Вот они, эти ярко-рыжие кудри, раскосые китайские глаза матери и выдающийся семитский нос отца. Адама охватил ужас. Ему же всего 12 лет! Он ушел рано утром из дома на встречу с Кэтрин! Легкий гул ощущался все время. Вдруг Адама осенило. Он вспомнил, что находится на рыболовецком сейнере. Значит, ему 15 лет? Память какими-то рваными кусками возвращалась к нему из прошлого. Вот он, размороженный, лежит в теплой лаборатории и разговаривает с матерью. Ее слезы капают на него. И она все время смахивает их ладонью. Вот лекция, которую устроил его отец в школе на следующий день.
   Там он рассказывал ребятам из класса Адама о том, что они - представители нового вида "homocryos". Что они могут замерзать, как некоторые лягушки, при температуре не ниже -15 градусов по Цельсию. И помогает им в этом глюкоза, которую клетки используют как антифриз против образования кристаллов льда. Отец сказал, что детей с такой способностью пока мало, и они должны себя беречь для выполнения великой миссии, возложенной на их плечи...
  
   Адаму не нравилась скромность девочек из его класса. Не то чтобы он был ловеласом в свои 15 лет. Им просто не хватало шарма. Что было естественно для "теплокровных" при нормальной температуре тела +34,5 градуса по Цельсию. Парню не нравилась ни Ева, ни Мери, ни Пенелопа. Когда их класс был на организованной экскурсии в Ванкувере, Адам познакомился с зажигательной Джейн. Она была дочерью рыбака, траулер которого иногда заходил в Анкоридж. Через месяц, в июле, она позвонила Адаму домой из порта в Анкоридже. Их судно выходило в море через три часа. Джейн взяла такси и привезла Адама на пирс. После долгих страстных поцелуев она спрятала парня в кладовке на камбузе, оставив ему сумку с едой. Адам несколько часов просидел в тесном помещении, пока кто-то не подошел к двери и не стал ковыряться в замке. В щель Адам увидел, что это не Джейн, и испугался. Он уже раньше заметил люк в полу и нырнул туда, не раздумывая. Внизу была крутая лестница, которая вела в трюм. Адам спустился и прошел немного вперед. Над ним оказалось открытое небо. И вдруг он увидел сверху огромную клеть. Она раскрылась, и Адама завалило мороженой рыбой....
   Больше ничего тридцатилетний Адам Штерн вспомнить пока не мог. Он посмотрел налево и увидел раскрытую душевую кабинку, огороженную от пола до потолка матовым стеклом. Адам решил помыться. В зеркале он увидел тонкий шов на комбинезоне, идущий от горла до паха. Адам потянул спереди за ворот, и шов легко раскрылся. Пока мужчина снимал одежду, она постепенно съеживалась. В результате абсолютно голый Адам держал в руках комбинезон размером на годовалого ребенка. Одежда также успела поменять цвет с серого на черный. Адам повернулся к душевой и попробовал комбинацией из пяти кнопок, расположенных по типу джойстика, пустить и отрегулировать воду. Но не тут-то было. Вода не шла. Тогда он зашел в кабину и закрыл за собой дверь. После этого Адам нажал на центральную кнопку, и из душа полилась тонкая, чуть теплая струйка воды. При этом вдруг сток заурчал, шумно засасывая воздух и первые капли, которые упали сверху. При помощи тех же кнопок Адам отрегулировал поток и температуру воды. Обратив внимание на шестую кнопку в стороне, он рискнул нажать на нее. И вода стала мыльной и пенистой. Наверху, через жалюзи в потолке, шумел приточный вентилятор, а сток засасывал воздух вместе с водой. Не найдя, чем вытереться, Адам воспользовался костюмом. При этом комбинезон немного увеличился в размерах. Адам попытался выжать его, но одежда была абсолютно сухой. Мужчина оделся и вышел из ванной. В комнате он обратил внимание на большие экраны, находящиеся на стенах. Там были фотографии с красивыми пейзажами. Адам увидел на них странные растения и диковинных животных. Он подошел к стене, напротив которой стояло вращающееся кресло, прикрепленное к короткому рельсу, вмонтированному в пол так, чтобы сиденье можно было двигать, изменяя расстояние до черного экрана, находившегося на этой стене. Монитор включился, и прозвучало несколько фраз на какой-то смеси английских и испанских слов, из которых Адам успел понять только английское "добро пожаловать". На экране было нечто, напоминавшее операционную систему. Адам впервые улыбнулся, заметив слева внизу знакомую зеленую кнопку "start". Он коснулся экрана в этом месте. Сразу выскочило меню до верхнего края монитора. Адам воскликнул: - Черт! И тут же компьютер выдал огромную древнюю гравюру во весь экран, заслонившую собой все кнопки. На картине был изображен подмигивающий дьявол с рогами и копытами, игриво держащий кисточку своего хвоста во рту. Адам решил молчать во что бы то ни стало. Но как убрать этот "гобелен"? Адам решил выключить компьютер. Он отошел на центр комнаты. Монитор погас. Адам вернулся в кресло. Черт снова весело подмигнул ему. Немного подумав, Адам решил произнести вслух что-нибудь нейтральное, звучащее на всех языках одинаково. Но вместо слова "старт" он вдруг, глядя на черта, произнес: - Анатомия. Система среагировала моментально, комментируя свои действия на испано-английском воляпюке. Компьютер запустил новую программу с богатым интерфейсом и заглавным окном с изображением трех разных голых людей. Каждый из них был изображен внутри окружности с распахнутыми руками и ногами, как на известном рисунке Леонардо да Винчи. Под ними слева направо было три названия: "homosapiens", "homocryos" и "homocosmus". Все надписи в компьютере дублировались китайскими иероглифами. Адам коснулся пальцем картинки с надписью "homocosmus". Раскрылось окно с подробным изображением всех мышц и скелета. В следующем окне он обратил внимание на нечто странное. На изображении всех органов в разрезе почти отсутствовал желудочно-кишечный тракт. На месте желудка было второе малое сердце, чуть ниже - небольшой тонкий кишечник. Печень была слегка увеличена. При этом мочеполовые органы были на месте.
   - Значит, у "них" отсутствует задний проход! - решил Адам. Он немедленно зашел в ванную, разделся и нащупал у себя анальное отверстие. Адам не знал, радоваться ему или огорчаться. Вымыв руки над раковиной с шумно чавкающим стоком, Адам обратил внимание на отсутствие даже намека на туалетную бумагу около маленького унитаза справа в углу.
   Выйдя в комнату, он вздрогнул от испуга. Дверь люка в углу потолка с легким шипением вдруг отъехала в сторону, а часть панели стены неожиданно развернулась по вертикальной оси, показав вмонтированную крутую лестницу. По ней проворно спустилась невысокая стройная девушка с тонкими чертами лица. На ней был такой же костюм, как и у Адама. Ее одежда была голубого цвета с блестками на груди и вокруг талии. Волос на голове у нее не было. Зато у красавицы была облегающая блестящая шапочка в виде крупной сетки. Спереди головной убор был увенчан ажурной диадемой из серебристого металла. Прекрасная фея быстро залопотала все на той же испано-английской смеси языков. Адам громко остановил ее по-английски: - Я не говорю по-испански! - и добавил: - "Но абла эспаньол". Девушка подала Адаму наушник с микрофоном и сама одела такой же.
   - Давай познакомимся, меня зовут Далила Лопес. Я психоаналитик службы безопасности Содружества, - проворковала девушка.
   - Я - Адам Штерн.
   - Ты знаешь, где находишься? - спросила Далила.
   - В море, на корабле, наверное? - предположил Адам.
   - Да, здорово же тебя приморозило! - воскликнула она, и, отключив переводчик, позвала кого-то через микрофон.
   Сверху через люк на вытянутых руках спустили на пол тяжелый порванный скафандр с вышитыми флажками США и России на груди.
   - Ты узнаешь этот скафандр и свой медальон? - спросила девушка, протягивая Адаму титановый медальон на цепочке.
   Адам взял медальон, посмотрел на выбитую на нем надпись, и как ни в чем ни бывало, надел цепочку себе на шею. На медальоне, под трехзначным номером, было выбито:
  

Адам Штерн

астронавт США.

  
   - Да, я вспомнил, мы тренировались перед экспедицией. Я, Одиссей и Ева... Мы должны были лететь.... Но я не помню, куда. И я не могу вспомнить, что было до этого, - пожаловался Адам, схватившись обеими руками за голову.
   - Ну, ладно, на сегодня достаточно. Мы должны поговорить о твоем благоустройстве, - заявила Далила.
   - Скажите, как называется этот язык, на котором вы говорите? - спросил Адам.
   - "Американос".
   - Но такого языка не существует! И кто такие "homocosmus"?
   - Откуда тебе известно про "homocosmus"? - поинтересовалась девушка.
   - Я тут залез в компьютер...
   - Превосходно. Я вижу, что мы в тебе не ошиблись. Ты - то, что нам нужно. А теперь по порядку. Перед тобой живой пример. Я - "homocosmus", - заявила Далила.
   - У вас все девушки такие красивые?
   - Ну, я далеко уже не девушка. Мне 156 земных лет. И у меня двое детей на разных планетных системах. Вообще-то у нас продолжительность жизни - 800 лет без учета заморозок в полетах. Сначала мы долго спим при температуре + 25 градусов Цельсия, и под действием специфического гормона наш мозг дублирует все синапсы. Потом, когда мы замерзаем, то забываем события, происходившие не позже, чем за сутки до замерзания.
   - А как же вы питаетесь? - спросил Адам.
   - Мы пьем растворы аминокислот, жирных кислот и глюкозы. Полное разнообразие всех необходимых нам видов полезных веществ обеспечивает химическая промышленность любой обитаемой планеты. Все это создано трудом большой группы ученых под руководством генетика - конструктора Итиро Накамура. А основоположником этой науки был Александр Штерн.
   - Это мой отец! - воскликнул Адам.
   - Ну, значит, мы легко сможем определить дату твоего рождения.
   - Я и так знаю - 2010 год.
   - Ну вот, теперь осталось покопаться в истории космонавтики, чтобы определить, когда ты последний раз замерз. Так мы узнаем твой реальный возраст. Это важно для тебя. Ведь вы живете не более 300 земных лет.
   - А какой сейчас год? - спросил Адам.
   - 3007 год по земному, - выпалила Далила и заявила: - Ну, все, мне некогда. Нас пока только трое размороженных, а корабль уже вышел на орбиту. До подхода атмосферного челнока осталось два дня. Пошли, я отведу тебя в другую каюту, где есть морозильник с твердыми продуктами питания для тебя.
   И девушка потянула Адама к лестнице.
   - Осторожно, мы находимся на краю вращающегося диска. Чем выше, тем сила тяжести меньше, - предупредила Далила.
   Выйдя из люка наверх, двое астронавтов оказались в бесконечном коридоре с коммуникациями, где периодически попадались двери в полу и потолке. Подойдя к очередному люку в полу, девушка открыла его, и Адам последовал за ней вниз. В каюте Далила взяла со стола и раскрыла тонкую папку. В нее был вложен черный лист, который тут же загорелся экраном компьютера.
   - Это тебе. Можешь его сворачивать и класть в карман. Здесь 500 GB памяти и прекрасная резолюция. В нем уже есть словарь и учебник "американос". Туалет для фекалий только в этой каюте. Можешь гулять по диску для разминки. Там, где тебе не положено быть, стоят кодовые замки. Микроволновая печь и мусоропровод около холодильника, - уходя, проинструктировала Адама девушка. Пока она говорила, Адам успел заметить, что брови у нее были нарисованные, а ресницы - настоящие.
  
   Голодный мужчина сразу бросился к холодильнику. Быстро набив желудок, он решил прогуляться. Сразу же найдя кнопку открытия люка, Адам вылез наверх и обратил внимание на номер 23 на входе в его каюту. Передвигаясь по коридору, Адам задумался и чуть не столкнулся с идущим ему на встречу лысым парнем. Тот, не смущаясь, поздоровался: - Привет. Меня зовут Мартин Гевин. Я командир корабля.
   - Скажите, куда и откуда мы летим? - взмолился Адам.
   - Мы уже дома, на орбите Атлантиды.
   - Что это за планета?
   - Мы находимся в системе звезды Поллукс созвездия Близнецов. Это 35 световых лет от Солнца, - пояснил Мартин.
   - Как я сюда попал?
   - Мне надо работать. Пошли со мной, расскажу по дороге между делом.
   Они остановились возле очередного люка в потолке. Мартин набрал код, дверь раскрылась, и они поднялись в очень длинное помещение шириной с каюту. Там вдоль прохода стоял большой ряд кресел с двойными стеклянными колпаками, в которых находились замороженные члены экипажа и пассажиры. Один колпак был раскрыт, и в нем спал, полулежа на спине, космонавт. Рядом в свободном раскрытом кресле сидела Далила.
   - Мигель проснется через час. Я включила следующего, - доложила она.
   - Из службы безопасности космопорта просили отправить "гостя" с первой партией отдельно от дипломатов, - проинструктировал ее командир корабля.
   - Ну, теперь у меня есть время ответить на твой вопрос, - обернулся Мартин Гевин к Адаму.
   - 140 лет назад наш фрегат - разведчик типа Армстронг прибыл на орбиту земли с миссией обмена дипломатами. На обратном пути нам нужно было дозаправиться водородом для наших термоядерных плазменных двигателей. Его удобно хранить в составе воды. Когда мы заправлялись водой на спутнике Юпитера Европе, мы наткнулись на длинный кусок кабеля, торчавший из ледяных торосов. Я приказал спустить еще один бот с бурильным оборудованием, и мы тебя откопали. Ты лежал в пустой каверне всего в метре над поверхностью жидкой воды. Вода тебя спасла. Она не дала тебе замерзнуть до критической температуры. Ну, у тебя есть еще вопросы? - спросил Мартин.
   - Да, куда делись 140 лет?
   - Как я уже сказал, Атлантида в 35 световых годах от Земли. После того, как нами был установлен на орбите Плутона новый оптический телескоп - интерферометр для поиска планет, мы взяли курс на Поллукс. Двигатели нашего фрегата при непрерывной плавной работе в течение двух месяцев придают постоянное ускорение кораблю 1,5g. За это время фрегат набирает скорость 1/4C (25% от скорости света). Потом мы выключаем двигатели и замерзаем, после чего главный компьютер дает команду откачать воздух из всех помещений для лучшего поддержания температурного режима и предотвращения окислительных процессов в оборудовании.
   - Я вспомнил! У нас на корабле была похожая система жизнеобеспечения, - воскликнул Адам.
   - Ты помнишь хотя бы, когда вы вылетели? - спросила Далила.
   - Нет, я помню только дату выхода на орбиту Юпитера. На наших изотопных часах был 2047 год. Значит, мы вылетели в 2040 году. Выходит, мне сейчас только 30 лет!
   - Ну, поздравляю, - сказал Мартин, похлопав Адама по плечу.
   - Нет, рано еще поздравлять. Я не помню, что было между 2025 годом и 2040 годом. Это 15 лет моей жизни.
   - А что вы делали на Европе? - попыталась помочь психолог.
   - Мы должны были пробурить скважину и спустить робот - батискаф для исследования подводного мира планеты. Я вспомнил, вспомнил! У нас с Пенелопой есть сын. Такой голубоглазый, беленький мальчик. Перед выходом на Европу был сеанс связи с Землей. Сыну тогда исполнилось 7 лет.
   - Ладно, сходи-ка в тренажерный зал, а потом поспи. К утру все и вспомнишь. На двери в это помещение нет номера, только надпись "тренажеры". И не перепутай с четырьмя каютами, где написано "разгон" или "торможение". В них мебель расположена по стенам, - объяснил командир корабля.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 3. Пресс-конференция.

   Детектив Сэм Браун сидел на диване в своем доме в Анкоридже и смотрел вечерние новости CNN по телевизору. Сэм барабанил пальцами по журнальному столику и широко улыбался.
   - Чудом выживший юноша, извлеченный со дна трюма из-под горы мороженой рыбы, доставлен в госпиталь армии США, - монотонно вещала сексапильная дикторша.
   Около детектива сидел с бутылкой пива его приятель по боулингу и о чем-то увлеченно рассуждал. Сэм вдруг схватил его сотовый телефон и заявил другу:
   - Я забираю его в счет твоего долга. Утром позвонишь в свою телефонную компанию и скажешь, что потерял его. Счет за этот месяц за мной. И никому ни слова.
   Когда обрадованный друг удалился, детектив позвонил в справочную службу и выяснил телефон главного редактора вечерних новостей CNN. Набрав номер, Сэм сразу попал к секретарше.
   - Мне срочно нужен редактор. У меня сенсация по поводу замерзшего парня с Аляски, - выпалил детектив. Через семь минут его новый сотовый телефон зазвонил:
   - Это главный редактор Джуди Фриман из CNN. Что вам угодно?
   - Вы хотите, чтобы весь мир прилип к экранам и не мог оторваться от вашей программы? - спросил Сэм.
   - Ну, для этого мы и работаем, - подтвердила Джуди.
   - Парень, который выжил под кучей мороженой рыбы - не человек!
   - Вы смеетесь?
   - Вы слышали когда-нибудь про генетические опыты над людьми? Так вот - это новый вид людей.
   - Но нам нужны доказательства! - заявила редактор.
   - Вы их получите. Имена, звания и место военной базы, где все это происходит. Для начала я скажу, что всем этим детям парят мозги тем, что они больны диабетом третьего типа. Но такой болезни не существует!
   - Их несколько! - удивилась Джуди.
   - Да, 18 душ. Я давно мечтал купить домик в Майями. Примерно за три миллиона долларов. Ну, вы понимаете, к чему я клоню.
   - Как тебя зовут?
   - Я государственный служащий, и мне через месяц на пенсию. Вашим официальным источником будет мой знакомый журналист, который проводил частное расследование. Придется отблагодарить и его тоже. Устройте его к себе репортером или помощником редактора. Он будет просто счастлив. Завтра утром он вылетит в Нью-Йорк и свяжется с вами. Если послезавтра вы не откроете счет на три миллиона долларов в "Ситибанк оф Нью-Йорк", мы обратимся в "Фокс Ньюс".
   - На чье имя класть деньги? - обреченно спросила Джуди.
   - На имя Маргарет Остин, номер карточки социального страхования * * * * * * * * *.
  
   Маргарет, престарелая, незамужняя тетя инспектора Брауна, жившая в муниципальной квартирке в Нью-Джерси, почему-то потратилась на нотариуса и завещала свое небогатое имущество и скудный счет в банке своему единственному племяннику. Она уже три месяца, как была подключена к аппаратам искусственного дыхания и жизнеобеспечения. Ее мозг был мертв, и врач уговаривал Сэма подписать заявление об ее отключении.
   Сэм немедленно позвонил врачу.
   - Доктор Груббер. Это Сэм Браун. Я согласен отключить мою тетю Маргарет от аппаратов в ближайшие дни.
   - Когда вы хотите это сделать? - спросил врач.
   - На днях я вылетаю для этого в Нью-Йорк. Но с одним условием: вы немедленно уберете мое имя из компьютеров больницы на месяц. А бумаги, где оно фигурирует, будете носить при себе. Ни один журналист не должен раньше этого срока получить мое имя.
   - Но это не совсем законно! - возмутился доктор.
   - Эти неудобства я компенсирую через месяц в размере вашего месячного жалования.
   Последний звонок за вечер инспектор сделал своему приятелю - журналисту.
   - Собирайся, Роджер. Твой час пробил. Я тебя устроил репортером в CNN.
   - Сэм, ты же меня разбудил!
   - Я не шучу! Утром первым же самолетом отправляйся в Нью-Йорк. Найдешь главного редактора вечерних новостей Джуди Фриман. И скажешь ей, что у тебя есть все материалы по поводу замерзшего мальчишки.
   - Ты тоже видел его в новостях?
   - А как ты думаешь? И я уже все устроил. Скажи этой дамочке, что если она не выполнит просьбу твоего друга, то мы идем в Фокс Ньюс. И ни слова обо мне! Я анонимный источник. Выбери себе там непыльную должность с пышным окладом. И мне не звони. Я сам тебе позвоню.
  
   Через два дня куча телерепортеров с аппаратурой осаждала ворота КПП военной базы Пенемюнде-3. А генерал Хаммер, курирующий проект "Пенемюнде", разговаривал по телефону с президентом США.
   - Но, госпожа президент, им известны многие имена людей, задействованных в проекте. Кроме того, шестеро старших детей достигли уже возраста пятнадцати лет.
   - Хорошо, генерал, пусть полковник Невилл скажет журналистам, что завтра министр обороны на совместном совещании с руководством NASA объявит дату пресс-конференции с участием доктора Штерна.
   - В любом случае ваша репутация безупречна, госпожа президент. Один ребенок прошел два успешных испытания холодом совершенно случайно.
   - Мне не о чем беспокоиться, генерал. Программу начинали республиканцы.
  
   Толпа журналистов, собравшихся в зале для пресс-конференций Белого дома, нетерпеливо гудела в ожидании госсекретаря. Но к трибуне вышел министр обороны и объявил: - Сейчас перед вами выступит с кратким докладом доктор Штерн. Все вопросы к нему и ко мне после доклада.
   Алекс Штерн, неловко озираясь и поднимая с пола то и дело вылетающие из его папки листки, наконец, взобрался на трибуну и начал: - Леди и джентльмены, всем известны достижения профессора Янга, проведшего ряд успешных экспериментов на мышах. Его комплекс исследований генов, влияющих на работу гипофиза, который является главным регулятором роста и продолжительности жизни всех позвоночных организмов, совершил революцию в генной инженерии. Профессор Янг сумел изменить эти гены в структуре ДНК, а также значительно удлинить хвосты - теломеры в ДНК яйцеклеток и сперматозоидов. Тем самым Янг добился увеличения продолжительности жизни мышей в три раза. Я, в свою очередь, занимался пересадкой мышам группы генов, отвечающих за накопление глюкозы в клетках при низкой температуре у некоторых видов лягушек и рыб. Профессор Янг передал
   шесть мышей - долгожителей Новосибирскому институту биологии и генетики, где я тогда работал. И я решил начать свои эксперименты, используя потомство этих грызунов-
   долгожителей. После успешной демонстрации оживления размороженных мышей в лаборатории космической медицины NASA моими исследованиями заинтересовалось и министерство обороны США. Работая с приматами в Сан-Диего, мне удалось внедрить в их зародыши нужные гены. И результаты не заставили себя ждать. Затем перед нами была поставлена цель создать новый вид астронавтов, готовых к долгим дальним перелетам. Многие научные сотрудники, участники проекта, добровольно сдали сперму и яйцеклетки для экспериментов. После длительной работы с донорским материалом нам удалось отобрать шесть самых здоровых зародышей и пересадить их матерям-донорам. В одном из случаев использовалась суррогатная мать. Методом анализа околоплодных вод и визуального ультразвукового контроля мы наблюдали за ходом развития каждого эмбриона. В течение трех лет после первых шести удачных родов мы довели количество детей - представителей нового вида до 18 человек. Мы назвали их "homocryos". Шестеро старших из них сейчас находятся в возрасте 15 лет.
   Алекс собрал листки доклада и отступил на шаг, спрятавшись за плотной фигурой подошедшего министра обороны Дональда Рипли.
   - А теперь, пожалуйста, вопросы, - объявил стоящий около трибуны пресс-секретарь министерства обороны. Среди оторопевшей толпы репортеров сначала только двое тянули руки.
   - Мистер Штерн. Если, скажем, кто-либо из людей вступит в интимные отношения с одним из ваших "отморозков". Сможет ли такая пара иметь здоровых детей? - поинтересовались из зала.
   - Как я уже сказал, это другой вид, и зачатие просто не произойдет. В дальнейшем homocryos будут спариваться естественным путем между собой, - ответил Алекс.
   - Если кто-то еще раз назовет наших будущих космонавтов отморозками, я лично снесу ему голову, - парировал министр обороны.
   - Доктор Штерн, 20 лет назад российская служба безопасности объявила вас шпионом, и против вас в этой стране было возбуждено уголовное дело. Не могли бы вы пролить свет на эту давнюю историю.
   - Когда я начал работать с мышами в Новосибирске, мне понадобилось дорогостоящее оборудование, которое государство предоставить мне отказалось. Мой брат был тогда очень богатым человеком. Он и купил нам в институт эту аппаратуру. Потом брат попал в немилость к властям, его чуть не разорили. Ему пришлось бежать в Лондон. Тогда ни о каких исследованиях на приматах не могло быть и речи. Я вывез в США мышей и документацию через Украину. После этого меня, естественно, объявили шпионом, и я попросил в США политического убежища.
   - Мистер Рипли, как такая большая программа оказалась скрытой от американского налогоплательщика?
   - Очень просто. Никакой сенат и, тем более, президент-республиканец, не утвердит финансовые средства для опытов с геномом человека из религиозных соображений. Мы уговорили известного магната в области программного обеспечения, чтобы он финансировал наши исследования. В обмен на это правительства США и европейских стран прекратили судебное преследование его фирмы по антимонопольному законодательству. Европейское космическое агентство тоже поддержало нас.
   - Мистер Штерн! Вы наложили руку на творение божье! Вы связались с дьяволом! Не боитесь ли вы кары всевышнего?
   - Бог - это воображаемый друг, которого создал человек почти, как говорится, по образу и подобию своему. Обычный шизофреник видит иногда по нескольку таких несуществующих собеседников. Вероятно, религия - это особая форма шизофрении. Проблема в том, что этих религий много. И все они являются основной причиной войн и террора, а также тянут ко дну весь научно-технический прогресс нашей цивилизации.
   - Мистер Рипли, когда и куда NASA предполагает послать этот новый вид людей в космосе?
   - Как вы знаете, уже давно мы и Россия планируем пилотируемый полет на Марс. Это связано с большими трудностями. Во-первых, длительное пребывание человека в невесомости может вызвать непоправимые дегенеративные изменения опорно-двигательного аппарата и других органов. Во-вторых, огромный запас пищи и воды увеличивает массу летательного аппарата. В-третьих, ожидание совмещения положения планет на орбитах перед обратным путем к земле увеличивает время пребывания в космосе, что снова влияет на проблему запасов и невесомости. Нельзя также скидывать со счетов и психологические проблемы. Все эти трудности homocryos успешно преодолеют, находясь в замороженном состоянии почти все время полета.
  
   Через час доктору Штерну в сопровождении генерала Хаммера и двух охранников в штатском удалось покинуть скопище журналистов. Когда Алекс садился в машину, генерал представил одного из них: - Это старший агент ФБР Роберто Гонсалес.
   В машину Хаммер уже не сел, а второй мужчина представился сидя за рулем: - Я агент Стивен Ли, ваш личный телохранитель. Когда автомобиль тронулся, Гонсалес продолжил разговор:
   - Теперь вы будете включены в официальный бюджет NASA. А безопасностью будет заниматься ФБР. Я назначен начальником охраны проекта, и полковник Невилл на днях сдает мне дела. В течение трех месяцев все дети с родителями и лаборатория переезжают в Таллахасси, штат Флорида.
   - В столицу конфедератов? - попытался пошутить Алекс.
   - Какие конфедераты в 21 веке? Поближе к мысу Канаверал. И потом, там есть университет штата, где старшие дети смогут учиться. А во время каникул они будут проходить тренировки в центре подготовки космонавтов имени Кеннеди.
   - Я что-то не понимаю, им ведь всего 15 - 16 лет? - недоуменно спросил Алекс.
   - Сейчас мы едем в штаб-квартиру ФБР в Вашингтоне. Там вы встретитесь с новым руководителем проекта из NASA Эдом Гольдбергом. Он и ответит на все ваши вопросы, - пояснил Гонсалес.
  
   Пройдя холл и коридор третьего этажа неприметного высотного здания ФБР, доктор Штерн с агентом Гонсалесом вошли в зал для заседаний и закрыли за собой дверь, оставив Стивена Ли в коридоре. По среди комнаты стоял длинный стол с множеством кресел. В дальнем конце во главе стола сидел лысеющий грузный мужчина, который сразу встал и представился: - Здравствуйте господа, я Эд Гольдберг, руководитель центра подготовки космонавтов.
   Слева от Гольдберга встал неприметный мужчина в сером костюме, который сидел по длинную сторону стола, и Эд, указав налево рукой, сказал: - Познакомьтесь, это штатный психолог центра, он же этнограф Том Салливан.
   Когда все уселись, Гольдберг обратился к Алексу: - Мистер Штерн, агент Гонсалес уже немного ввел вас в курс дела. А я расскажу подробнее. Мы уже ведем переговоры с русским аэрокосмическим агентством о совместном проекте пилотируемого полета на Марс. Россия в рамках проекта берется вывести на орбиту Земли и собрать все части марсианской пилотируемой станции. Русские также доставят туда все оборудование, большинство из которого смонтируют американские космонавты. Ядерные электрореактивные двигатели проектируются нами совместно. Слово за вашими питомцами. Доктор Штерн, они - наш экипаж. Начало сборки станции назначено через три года. Через 5 - 6 лет она стартует. Русские уже требуют сообщить им размеры тела членов экипажа. Мы договорились использовать скафандры русского производства. Они проще и надежней. Пока я им передал, что будущие "марсиане" должны немного подрасти.
   Потом вступил в беседу Том Салливан: - Алекс, ваш психолог Кристина Митчелл абсолютно не подходит для детей подросткового и юношеского возраста. Мы смотрели ее досье. Это одинокая старая дева и феминистка. Поэтому ваши старшие девочки ведут себя, как монашки. Я понимаю, что генерал Хаммер, выбрав ее на эту должность, руководствовался исключительно ее антирелигиозными взглядами. Это необходимое условие, но недостаточное. Через шесть лет всем детям из старшей группы исполнится 21 год. И мы хотим, что бы перед полетом на Марс они оставили на Земле здоровое годовалое потомство. Короче, нам нужны через 2 -3 года три свадьбы и три беременности.
   - Мы, как родители, все будем только рады такому развитию событий. Но ведь "сердцу не прикажешь", - выразил свое мнение Алекс.
   - Ничего страшного. Нам поможет в этом мой заместитель психолог-сексолог Номи Вестхаймер, - пояснил Том.
  
   Волна жаркого летнего воздуха Флориды нахлынула на Адама, когда он выходил из самолета к трапу. Внизу на летном поле ожидал автобус с двумя армейскими джипами и полицейской машиной. Все подходы к автобусу и самолету были окружены двойным кордоном из штатских и военных. Когда Адам спустился по эскалатору трапа, внизу к нему подошла ярко одетая женщина бальзаковского возраста и поздоровалась:
   - Здравствуй, Адам, я ваш новый психолог Номи Вестхаймер.
   Не успел Адам ответить на приветствие, как дама опять быстро заговорила, взяв парня за рукав: - Видишь Пенелопу сверху у трапа. Быстро подойди к автобусу, улыбнись и подай ей руку у входа. Потом займи ей место у окна, и сядьте рядом.
   Пока Адам поджидал Пенелопу у автобуса, он заметил, что юркая Номи уже нашептывает что-то на ухо девушке и держит за рукав ее отца. К удивлению юноши, Пенелопа улыбнулась, грациозно подала ему руку и спокойно села на место, которое указал ей Адам. Пока церемония подачи рук и усаживания парами с успехом продолжалась, Адам спросил у Пенелопы: - Что она тебе сказала?
   - Что это сексапильно. А Кристина говорила, что сексапильное поведение только развращает мужчин, - просветила девушка парня.
   - По-моему, обе - дуры набитые, - заключил Адам.
   - Клевая тетка, - отозвался Одиссей, усаживая Еву позади Пенелопы.
   - У нее точно три мужа, - заверила одноклассников Мери, проходя мимо вместе с Артуром.
   Автобус тронулся, и Пенелопа стала потихоньку засыпать. Через полчаса она тихо посапывала, приоткрыв рот и положив голову Адаму на плечо. Парень тоже уже клевал носом.
  
  
  
  

Глава 4. Эпилепсия.

  
   Адам Штерн чувствовал, что кто-то его трясет за плечо, но никак не мог проснуться....
   - Артур! Бур ушел глубже, давай следующую штангу! - истошно кричал Адам.
   Открыв глаза, он увидел перед собой Далилу.
   - Просыпайся, уже утро. За нами пришел первый атмосферный бот, - тормошила она Адама.
   - Ух, я, кажется, хорошо поспал, - потягиваясь, промямлил Адам.
   - Кто такой Артур?
   - Вы его тоже нашли?! Это командир "Фаэтона", нашей пилотируемой станции на Марсе. - Адам, мы откопали только тебя. Подожди, подожди.... Это ведь было на Европе!
   - удивилась девушка.
   - На Европу мы летели на корабле "Арго" в том же составе экипажа. Только командиром был назначен Одиссей. Я был бортинженером в обеих миссиях.
   - Ну вот, ты все и вспомнил. У вас это занимает от двух дней до недели, - обрадовалась Далила.
   - Да, обычно, когда проснешься, все вокруг увешано брошюрами с инструкциями, компьютеры заблокированы, а на экранах висят заставки с указаниями. И все это запрограммировано на неделю. Только с Земли могли включить оборудование раньше срока, если убеждались в нашей готовности.
   - Хорошо, а сейчас я тебя провожу на бот. Он заберет тебя и еще десять членов экипажа.
   - Ты летишь с нами, Далила? Я хочу, чтобы ты меня сопровождала первое время на планете. Мне надо помочь сориентироваться.
   - Нет, во-первых, командир последним покидает корабль. А во-вторых, мне самой нужна помощь психолога. Я не была на Атлантиде 280 лет.
   - Но ты же не командир корабля, - возмутился Адам.
   - Я его жена, и мы полетим завтра со второй партией.
  
   Пройдя короткий коридор между двумя герметичными дверями, Адам оказался в гигантской шлюзовой посадочной камере, где по бокам стояли две небольшие спасательные лодки. А впереди, посредине, ближе к закрытой аппарели, стоял огромный атмосферный бот. Оживленно разговаривавшие внутри него астронавты, заметив Адама на входе, дружно захлопали. Адам, пройдя пассажирский салон, остановился около открытой кабины пилотов, как вкопанный. Оттуда на него смотрели две ослепительно красивые шатенки. И одна из них держала в руке нечто, напоминающее шоколад, и откусывала от него.
   - Вы homo..., - не успел произнести Адам.
   - Да, мы "криосы". А ты думал, что здесь на планете только "космусы" живут? Садись, красавчик, мы вылетаем, - ответила вторая девушка.
  
   Атмосферный корабль приземлился на огромном бетонном поле, где стояло множество таких же ботов и других, более крупных, кораблей разного назначения. Войдя в бункер недалеко от корабля, пассажиры бота спустились на лифте на станцию тоннеля, где ходил поезд на магнитной подушке до здания космопорта. Когда они прибыли в огромный зал, то заметили, что в нем, помимо разных астронавтов в летной форме и других гражданских лиц, было много роботов - охранников цвета хаки и несколько вооруженных офицеров - людей в униформе того же цвета. Это обстоятельство немало удивило прибывших с Адамом космонавтов. Они стали возбужденно расспрашивать о чем-то подошедшего к ним военного. Обернувшись, Адам увидел группу женщин в черных платках на голове и длинных свободных платьях. Робот обыскивал каждую из них, не давая им войти с платформы туннеля в зал без проверки. К Адаму подошла девушка - космус и отвела его ближе к центру помещения. Там несколько человек пожали ему руку и попросили сказать что-нибудь для всего народа Атлантиды. Их аппаратура была такой компактной, что Адам
   не сразу понял, что это интервью. Потом та же девушка представилась: - Я инспектор агентства безопасности содружества Тамила Кларк. У тебя, наверное, есть куча вопросов. Нам надо поговорить наедине.
   И девушка привела Адама через коридор в кабинет с обеденным столом и кухонькой, где уже суетился робот, подавая на стол еду. Когда Адам сел, перед ним было блюдо с мясным антрекотом и гарниром из местных овощей. Рядом стоял стакан тонизирующего безалкогольного пива. Тамила, даже не притронувшись к своему коктейлю, продолжила разговор: - Я не знаю, что тебе успела рассказать Далила. Но у нас многое изменилось в содружестве планет и на Атлантиде за время ее отсутствия.
   - Да, она говорила, что у вас мир и благоденствие.... А тут, какие-то военные и монахини....
   - Ну, это не монахини. Но давай по порядку. У нас на планете магнитное поле на 15% сильней, чем на Земле. Это вызвано большим содержанием железа в мантии и коре Атлантиды, а также слегка повышенной гравитацией из-за большей массы планеты. Вдобавок, наши сутки на два часа короче земных из-за большей скорости вращения Атлантиды. Все это, плюс две наши разные по массе луны, вызывает стойкие магнитные аномалии в разных частях планеты, а также частые электромагнитные бури. На нас, космусов, это не влияет. Примерно только 10% криосов также не подвержены негативным последствиям воздействия магнитного поля планеты. У остальных криосов наблюдаются постоянные небольшие изменения на энцефалограмме височных долей мозга. Это провоцирует легкие эпилептические состояния, вызывающие различные видения и откровения религиозного характера. Поэтому, прежде чем продолжить нашу беседу и твою адаптацию, мы отправим тебя на месяц в закрытый испытательный центр в район с магнитной аномалией.
  
   Когда Адам закончил есть, агент Кларк повела его к туннелю, ведущему наружу. Они вышли к мощеному мрамором переходу на другую линию поезда, идущую по поверхности. Сухой жаркий ветер нес на них красную пыль пустыни, которая простиралась во все стороны от горизонта до горизонта. Слева от перехода блестел металлом памятник Гагарину, а справа стояла гранитная группа трех первых покорителей Луны. Это были Армстронг, Олдрин и Коллинз. Дальше по пути располагался мемориал с именами астронавтов, погибших в космосе. Каждая вертикальная титановая стела соответствовала столетию. 20 век начинался с фамилии Комаров. Адам подошел к плите 21 века и стал пальцем медленно вести по именам снизу вверх: Андерсон, Браун, Кларк, Маккул, Рамон, Хасбанд, Чавла,...Штерн. Адам замер на несколько минут, пока девушка не положила ему руку на плечо.
   - Куда мы едем? - спросил землянин.
   - Эта ветка ведет к главному мегаполису континента Китай.
   - И как называется этот город?
   - Шанхай, - ответила Тамила.
   - А, поэтому у вас все надписи задублированы иероглифами? Там говорят по-китайски?
   - Нет, это столица Атлантиды и здесь говорят на американос. А континент назван так потому, что по своей форме напоминает Китай. Мандарин у нас второй государственный язык. И все обязаны хотя бы знать иероглифы и уметь читать на нем. Скоро поезд сделает остановку, и мы выйдем в аэропорту, где сядем в самолет до России, - предупредила девушка.
   - Это тоже крупный город? - осведомился Адам.
   - Нет, это большой континент на севере планеты. Мы перелетим через Центральный океан и окажемся там. В России как раз говорят больше на мандарине. Через месяц твоего пребывания там мы сделаем тебе энцефалограмму. И я очень надеюсь, что этот тест на наличие изменений в височных долях мозга будет у тебя отрицательным.
  
   Тамила и Адам спускались по трапу с задней части крыла большого бесфюзеляжного стратосферного лайнера. Было холодно и моросил мелкий дождь. Прожекторы высвечивали только кусок бетонного взлетного поля, вырывая его из кромешной тьмы ночи. Внутри пятна света стояла колесная бронемашина и куча роботов-солдат во главе с офицером.
   Когда Адам и Тамила сели в броневик, офицер дал команду, и они тронулись в сопровождении вертолетов.
   Через час бронетранспортер въехал через ворота в высокой стене на большую охраняемую территорию. Машина подъехала к домику, стоявшему на берегу пруда среди хвойных деревьев. На крыльце Адама встретила красивая, кокетливо улыбающаяся блондинка в очень коротком прозрачном пеньюаре, под которым решительно ничего не было, кроме ее великолепного тела. Смущенный Адам обернулся и посмотрел на стоявшую позади Тамилу. Агент Кларк, усмехнувшись, сказала: - Не робей, это Фемина-7 - высоко эргономичный секс-робот. Она хороший массажист и отличный интеллектуальный собеседник. Раз в сутки ее топливный элемент надо заряжать метаном из газового баллона, который находится в кладовке рядом со стерилизатором, набором париков и других сменных "инструментов".
   - И что, я должен...?
   - Не волнуйся, она сама обо всем позаботится. Фемина прекрасный партнер для спортивных игр и развлечений. За домом есть крытый теплый бассейн и сауна. В парке вы найдете теннисный корт. А в пруду можно ловить рыбу.
   - И чем вы ее ловите? - спросил Адам.
   - Фемина разбирается в снастях. Учти, скоро может резко измениться погода и начаться магнитная буря. От этого у многих начинает болеть голова. В этом нет ничего страшного. Возьми на кухне в аптечке капли. Если они будут слабо помогать, то скажешь мне по видеосвязи. Я заменю тебе лекарство.
   Тамила вдруг взяла Адама за левую руку и застегнула на его запястье черный браслет.
   - А это еще что такое! - возмутился Адам.
   - Не переживай, это только на месяц, на время испытаний. Радиопередатчик подаст сигнал тревоги на наш центральный компьютер, если ты вдруг окажешься за стеной вне охраняемого периметра или снимешь браслет.
   Фемина игриво взяла Адама за руку и потянула за собой в дом. Когда они вошли в холл, с дивана на пол вдруг прыгнула толстая ящерица с полметра длиной и невозмутимо направилась к Адаму. Мужчина инстинктивно отодвинул девушку рукой назад, чтобы защитить ее от непрошеной твари.
   - Не бойся, это всего лишь кошка. И не надо меня защищать, животные не нападают на роботов, - расхохоталась Фемина, подрагивая силиконом девичьих грудей.
   Варанчик остановился перед Адамом, поднял мордочку и протяжно замяукал. Потом "кот" развернулся и постучал хвостом о ногу человека. После церемонии знакомства зверь удалился восвояси.
   - Что они едят? - улыбнувшись, спросил Адам.
   - Всяких мелких пресмыкающихся и змей, которые могут заползти в дом. Обычно ему дают размороженную рыбу из холодильника.
   - Где здесь душ? - поинтересовался Адам, еще раз окинув взглядом соблазнительную фигуру Фемины.
   - Там, в спальне, есть второй туалет, - ответила она, увлекая за собой мужчину.
   Когда Адам вышел голый из душа, Фемина легко подтолкнула его в грудь, и они оказались на широкой кровати. Адам с жадностью овладел девушкой. Переживания, накопившиеся у него за последние три дня, требовали разрядки. После короткого, но энергичного секса Фемина сделала Адаму массаж, и он уснул, как ребенок.
  
   Адам проснулся от головной боли и протяжного нудного звука, напоминавшего молитвенный крик. На часах было шесть утра. Фемина послушно лежала рядом, согревая
   постель. Кот метался по дому в разные стороны, прыгая по мебели и периодически жалобно постанывая.
   - Почему кот взбесился? - спросил Адам Фемину, схватившись рукой за лоб и скорчив лицо от боли.
   - Он чувствует перемену погоды. Я принесу тебе лекарство, - сказала девушка, соблазнительно вихляя попкой по дороге на кухню. Выпив капли, Адам воскликнул: - Ты слышишь пение? У меня от него голова раскалывается!
   - Это крик муэдзина, призывающего имамитов к молитве. В километре от нас, снаружи базы, находится мечеть с высоким минаретом, где установлены громкоговорители.
   - Они мусульмане, что ли? - удивился Адам.
   - Я не знаю, в меня не загружено религиозное приложение, - доложила "роботиха".
   - Ладно, пошли на кухню, поможешь мне разобраться с завтраком.
   - Здесь есть полный набор продуктов для криосов, и даже деликатесы и десерт, - похвасталась Фемина.
   - Сначала я хочу крепкий черный кофе с сахаром.
   - Я не знаю, что такое кофе.
   - Я хочу сладкий горячий напиток с большим содержанием кофеина, - раздраженно пояснил Адам. Фемина подвела его к небольшому автомату, стоящему на разделочном столе, и нажала кнопку с надписью "эспрессо".
   - Деликатесы..., - пробурчал Адам, потягивая сладковатую бурду из стаканчика.
   Немного поев, он почувствовал себя лучше и предложил: - Покорми кота. А я пока приму душ.
   Выйдя в холл, Адам незаметно вошел в кладовку, вынул там лампочку освещения из патрона, открыл форточку и слегка открутил вентиль на баллоне с метаном. Выходя из подсобки, Адам плотно закрыл за собой дверь и отправился в ванную. "Если роботиху прилично погонять, то к середине дня у нее кончится заряд, и она оставит меня в покое", - подумал Адам, вытираясь после мытья.
   Он сразу предложил Фемине пойти поплавать в бассейн, потом они еще раз с энтузиазмом занялись сексом. После этого, получив дозу расслабляющего массажа, Адам попросил ее научить его ловить рыбу. Когда Адам восстановил силы, поспав после обеда, они отправились на теннисный корт. Через 15 минут игры Фемина заявила: - Давай прервемся, я схожу, заряжу батарею. Ты можешь подождать здесь. Это недолго.
  
   Спустя полчаса Адам отправился к дому. Он увидел роботиху на дорожке у крыльца. Она сидела спиной к входу, подогнув колени, обхватив их руками и опустив голову вниз. Адам тронул ее за плечо. Фемина не подавала признаков жизни. Оглядевшись, Адам подхватил ее на руки и внес в дом. Когда ее лицо оказалось совсем близко перед его глазами, Адам заметил меланиновую надпись на белом лбу Фемины: "Полный разряд топливного элемента". Усадив ее в кресло, Адам отправился исследовать парк между его наружной стеной и прудом. Вечерело, и в небе зависли бледные очертания обеих неполных лун Атлантиды. Скоро Адам увидел еще один сухой котлован для пруда и другой строящийся домик. Начатая установка металлической разделительной сетки-забора между участками еще не была завершена, и поэтому проникнуть на стройку не составляло особого труда. Между котлованом под пруд и наружной стеной парка стоял огромный робот - экскаватор, который только что завершил свою работу, опустил ковш и выключил фары. Задний капот экскаватора был всего на метр ниже наружной, охраняемой стены парка. Закончив работу, экскаватор повернул корпус относительно гусениц наискосок, чтобы упереть ковш в верхнюю кромку котлована. И один угол поворотной платформы гусеничной машины оказался всего в двадцати сантиметрах от стены. Адам заметил, что остальные роботы на стройке не интересуются его присутствием, и быстро пошел назад к своему дому.
  
   Уже час, как жутко снова болела голова, да еще по пятам неотступно следовал этот кот-ящер. С минарета опять натужно завыли, призывая к вечерней молитве. Но с тех пор, как Адам увидел экскаватор, его мозг не переставала сверлить одна и та же безумно-озорная идея...
   Адам пошел на кухню, взял из аптечки пластырь, схватил разделочный нож со стола и вынул рыбину из холодильника. Со всем этим скарбом в руках и в сопровождении кота он побежал в сторону стройки. Только один робот-строитель копошился в стороне с каким то инструментом. Все остальные сгрудились возле стенда с зарядными шлангами. Адам шарил взглядом по территории стройки, как будто потерял там что-то ценное. Вдруг он улыбнулся и бросился к катушке с кабелем электропроводки. Отмотав метра четыре, Адам отрезал этот кусок провода себе и пошел к экскаватору. Взобравшись на задний капот машины, расположенный около стены, Адам привязал один конец кабеля за какой-то крюк на экскаваторе, а другой перекинул через стену наружу. Сорвав браслет слежения с запястья при помощи ножа, Адам прикрепил "украшение" пластырем к рыбе и кинул ее на землю коту. Ухватившись за провод, Адам лихо перемахнул через стену и, повиснув на кабеле, увидел бегущих к нему вдоль ограждения двух боевых роботов. Времени на аккуратный спуск не было. Тем более что от его ног до грунта было всего полтора метра. Адам прыгнул, поскользнулся и ударился затылком о стену. На несколько секунд он даже потерял сознание от удара....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 5. Фанатики.

   Автобус, быстро миновав предместья Таллахасси, подъезжал к новому небольшому корпусу общежития для студентов. Адам осторожно погладил Пенелопу тыльной стороной ладони по щеке. Девушка проснулась и, улыбнувшись, спросила: - Что ты делаешь?
   - Ты вспотела и я..., - пытался оправдаться смущенный Адам.
   Номи Вестхаймер вещала в мегафон, загородив проход около водителя: - Каждый получает у меня ключи от своего номера на третьем этаже. Мальчики, проводите девочек до их комнат. Багаж вам принесут охранники. Квартиры родителей располагаются на втором этаже. Первый этаж предоставлен в распоряжение охраны. В здании есть подземная стоянка и бассейн на крыше. Остальные этажи пока закрыты.
   - Ты заметил? Мери и Артур уже целовались в коридоре, - спросила Адама Пенелопа, пока они осматривали ее номер.
   - По-моему, она немного сопротивлялась, - игриво констатировал Адам.
   - Так вот, я не такая быстрая. Я еще не знаю, кто мне больше нравится.
   - Ну и зря. А ты мне очень даже по вкусу.
   - С каких же это пор вдруг я у тебя на уме? - застенчиво покраснев, поинтересовалась девушка.
   - В автобусе твои волосы так приятно пахли, что мне ужасно захотелось укусить тебя за ухо.
   - Ты что, собака?! Это просто духи моей мамы. Тебя надо отправить в зоопарк, - миролюбиво улыбнувшись, пошутила Пенелопа.
   - Только, если ты согласишься кормить меня с рук, - заявил Адам, и попытался притянуть девушку к себе за руки.
   - Я же сказала, не сегодня! - возмутилась она, слегка отстранившись от парня.
   - Ну, я пошел? - сказал Адам, открывая дверь в коридор.
  
   Каникулы были в самом разгаре, и на следующий день на десять часов утра назначили поездку в космический центр имени Кеннеди. В семь часов Адам уже выскочил на улицу. Солнце еще было низко, и легкий ветерок нес утреннюю прохладу и свежесть. Когда Адам с букетом в руках выходил из цветочного магазина в квартале от университета, у него зазвонил сотовый телефон.
   - Адам!
   - Да, папа.
   - Ты видишь около себя на улице черный минивен? - взволнованно спросил Алекс.
   - Да, я узнал за рулем одного из охранников, - помедлив и поискав машину глазами, ответил Адам.
   - Ты должен был сообщить охране, куда ты идешь. И тебе надо поближе лично познакомиться с твоими телохранителями.
   - Хорошо, папа, впредь я буду осторожнее.
   - Ты это маме на день рождения? - обрадовался отец.
   - Ой, я совсем забыл! Сейчас зайду в магазин и возьму маме цветов тоже.
   - Не надо. Я закажу два букета на вечер. А сейчас возвращайся, вы ведь скоро выезжаете на экскурсию.
   Адам, запыхавшись, постучал в номер Пенелопы.
   - Папа, ну перестань, заходи, я уже встала, - ответила из-за двери девушка.
   Открыв дверь, Адам увидел в холле растрепанную Пенелопу в одной ночной рубашке.
   - Ой, я совсем не одета, - пролепетала, покраснев, девушка и взяв цветы, осторожно поцеловала парня в щеку.
   Адам сгреб ее в свои объятья и закрыл ей рот страстным поцелуем. Девушка отстранилась и сказала: - Нам же некогда! Мне надо собираться на экскурсию.
   Она понюхала цветы и спросила: - Где ты их взял? Ты известный любитель приключений.
   - Сходил утром в город.
   - Небось, без охраны? Мне не понравится, если мой парень вдруг пропадет. Когда в очередной раз задумаешь сбежать куда-нибудь, то обязательно возьми меня с собой.
  
   Через неделю они уже обсуждали свое будущее, обнявшись в постели в спальне у Адама.
   - Представляешь, я рассказала о нас маме. И она не пришла в ужас, - часто дыша, шептала Пенелопа.
   - Еще бы! Номи, конечно же, и ее обработала, - цинично заметил Адам.
   - А мне Номи нравится. Она сказала, что, если женщина беременна, то благородный мужчина должен предложить ей руку и сердце, если он хотя бы немножечко любит ее.
   - Чушь собачья. Мне же только 16 лет. А тебе будет 16 через три месяца. Не хочешь же ты сказать, что уже беременна.
   - Нет, но ты понимаешь, что это может скоро случиться. Я спросила маму, не надо ли нам предохраняться. И она ответила, что нам нельзя этого делать, что все должно быть естественным путем. Мама сказала, что они с папой будут очень рады и помогут нам, чтобы мы могли учиться.
   - Так ты уже выбираешь свадебное платье?
   - Ведь ты сказал вчера, что любишь меня.
   - Да, было дело. А теперь ты все испортила. Это я должен сделать тебе предложение...
   - Ну, ладно, ты еще успеешь оформить это в виде сюрприза, - примирительно заверила Пенелопа.
   - Знаешь, я подслушал в коридоре один разговор. Мой охранник Джозеф Таккер сказал твоему телохранителю: "Вот родится у них негритенок с лягушачьими лапками"...
   - Почему негритенок? - рассмеялась Пенелопа.
   - Не знаю. Твой охранник велел моему заткнуться.
  
   Вечерело, и Джо Таккер сдав смену, подъезжал на машине к маленькой церкви на окраине Таллахасси. Над большой входной двустворчатой дверью белого здания чернела крупная надпись "Армия сопротивления Господа". А рядом еле виднелись три маленькие буквы "ккк". Таккер вошел и быстро затерялся в гуще прихожан. Сухопарый, средних лет священник, жестикулируя и брызжа слюной, истошно кричал с кафедры:
   - Посмотрите, каких монстров вывел якобы из нашей плоти и крови этот потомок убийц Христовых. Эти отморозки - воплощение дьявола. Они расплодятся по всей земле и пожрут нас, как индюшек. Они хуже черномазых, краснокожих и евреев. Мы должны уничтожить детей сатаны, пока он с их помощью не завладел миром....
   Невдалеке от машины Таккера тихо припарковался агент Стивен Ли. Стив сидел во взятом на прокат автомобиле и спокойно ожидал дальнейших действий Джозефа. Когда поздно вечером Таккер вышел из церкви и поехал в сторону университета, агент Ли направил свою машину за ним. В руках у Джозефа, подходившего к фасаду охраняемого общежития, блеснул большой "Магнум" 45 калибра. Джо Таккер, взобравшись на перила балкона первого этажа, закинул веревку с крюком на следующий этаж. В итоге, оказавшись у стеклянной двери в холл квартиры Адама, Таккер тихо открыл ее и тут же упал лицом на ковер в холле, сраженный метким выстрелом в голову. Агент Ли положил свой штатный "Смит и Вессон" 38 калибра на пол около распахнутой двери в номер Адама, поднял руки вверх и невольно зажмурился от пронзительного визга Пенелопы.
  
   Подбежавшие через полминуты охранники одели на Стивена наручники. Никого не слушая, Стив неуклонно повторял одно и тоже: - Немедленно арестуйте нового доставщика продуктов из супермаркета. Очистите все холодильники и буфеты. Еда может быть отравлена.
  
   На следующее утро старший агент Роберто Гонсалес и агент Стивен Ли сидели за столом в комнате для допросов.
   - Успокойся, Стив. Нового шофера из супермаркета мы уже арестовали. Парень еще никого не успел отравить, но уже во всем признался, - заверял Гонсалес.
   - Я уже не паникую, - сказал Ли.
   - А теперь ответь мне по порядку: Что вы с Таккером делали вчера без четверти двенадцать в номере Адама Штерна? Джозеф уже сменился, а ты вообще должен охранять Алекса. И зачем ты в коридоре связал агента Андерсона?
   - Мне нужен был ключ от квартиры Адама, - коротко ответил Стив.
   - А, понятно, просто так он бы тебе его не дал. И времени на объяснения у тебя, конечно же, не было, - съязвил Гонсалес. - Но меня больше интересует Таккер.
   - Я получил информацию, что у маньяков из Кук - Клукс - Клана есть своя церковь на окраине города. Но главное, что один из наших агентов является ее прихожанином. Я следил за входом в церковь несколько дней, пока не увидел там Таккера. На следующий день я заранее разбросал несколько жвачек с микрофонами на тротуаре, около которого Джозеф любил ставить машину. Одна из них прилипла к подошве его ботинка. И мне удалось записать проповедь и разговор Таккера со священником после нее.
   - Вот твой плейер, который мы вытащили у тебя из кармана. Давай еще раз послушаем, теперь уже вместе, - предложил Гонсалес, подключая электронное устройство к динамику.
   Роберто прогнал файл записи ближе к концу и включил воспроизведение:
   - Отец Джеральд, сегодня ночью, наконец, исполнится воля божья, и я выпущу дух из этого выродка. А, может быть, в придачу отправим в ад и его подружку? Но почему вы выбрали первым именно его?
   - Не беспокойся, Джозеф, у нас есть план "Б": свой шофер из супермаркета. На днях он их отравит всех вместе с родителями. А Адама я выбрал для тебя потому, что он уже прошел испытания на морозе. И это будет для них большим ударом, если план "Б" не сработает. И не забудь, с завтрашнего дня ты ничего не ешь на работе. А вечером пожалуйся на живот и послезавтра оставайся дома.
   Старший агент Гонсалес остановил запись и обратился к Стивену Ли: - Почему ты, когда в первый раз увидел Таккера в церкви, не доложил мне об этом?
   - Я совершил ошибку, я не думал, что он такой мерзавец, и не хотел подставлять его.
   - Ты обязан сообщить мне, кто твой источник. И с каких это пор у тебя появились свои информаторы!? - возмутился Гонсалес.
   - Хорошо, я все расскажу при условии, что меня не уволят из агентства.
   - Мы героев не выгоняем, - серьезно заверил Гонсалес.
   - Я до недавнего времени посещал молельный дом Свидетелей Иеговы в Нью-Йорке, - начал свой рассказ Стив.
   - Это мормоны, что ли? - перебил его Роберто.
   - При чем тут мормоны? Наш руководящий совет находится в Бруклине.
   - Ты что теперь, верующий? В твоем личном деле записано, что ты атеист и склонен только к выполнению буддистского похоронного обряда в случае необходимости, - удивился Гонсалес.
   - Я три года назад женился. Как выяснилось позже, на дочери члена руководящего совета Свидетелей Иеговы. Я приобщился к братству и верю в единого бога нашего, в сына его Иисуса Христа и в святой дух - силу божью.
   - Ладно, кончай тут проповедовать. Говори по делу, - не выдержал Роберто.
   - Суть нашей веры изложена в журнале "Сторожевая башня". Так вот, две недели назад руководящий совет принял новое постановление, которое включили и в новую редакцию "Сторожевой башни". Там написано, что "гомокриосы" - помазанники божьи. И когда наступит Армагеддон, они как ангелы отправятся на небо. А мы, гомосапиенсы - великое множество, останемся на облагороженной земле, и наступит тысячелетнее царство Иисуса Христа... Для нас "гомокриосы" священны и их жизнь мы должны охранять.
   - Час от часу не легче, - вздохнул Гонсалес.
   - Мне флоридский настоятель рассказал, что ему удалось внедрить своего человека в среду прихожан церкви "Армии сопротивления господа". От него я и узнал о Таккере, - закончил агент Ли.
   - Хорошо, Стив, ты сам понимаешь, что в свете сложившихся обстоятельств ты будешь отстранен от работы в проекте Пенемюнде. Тебя, скорее всего, переведут назад в Нью-Йорк. Но я прошу поддерживать со мной связь. И если твои Свидетели Иеговы опять нападут на след каких-нибудь маньяков, немедленно сообщи мне об этом.
   Роберто Гонсалес поднялся и достал из ящика стола удостоверение и табельный пистолет Стивена.
   - Это тебе еще пригодится, - сказал Гонсалес, протягивая вставшему подчиненному документы и оружие.
   - Благодарю за службу, - гордо произнес Роберто и пожал Стивену руку.
  
   В холле четвертого этажа, временно переделанного под актовый зал общежития, собрались все будущие студенты и их родители. Пенелопа сидела в заднем ряду, прижавшись к отцу, обнявшему ее за плечи. На ее бледном лице уже не было слез. Но покрасневшие белки глаз свидетельствовали о произошедшей недавно трагедии. Психолог Том Салливан встал на импровизированную трибуну и начал свою разъяснительную речь: - После случившегося вчера ночью, я думаю, ни у кого не вызывает сомнений наше серьезное отношение к вопросам безопасности. Но я полагаю, что нам надо обсудить и причину, вызвавшую инцидент. Все религии и тоталитарные культы видят себя в борьбе со своего рода антихристами или, соответственно, врагами народа. И если противников нет, то искусственно создается их образ. Под тоталитарными культами я имею в виду всякие одиозные режимы и партии типа нацизма, большевизма, маоизма и другие, им подобные явления. В качестве примера мы рассмотрим их отношение к сексуальным меньшинствам. Например: гомосексуалистов и лесбиянок во многих мусульманских странах в шариатских судах приговаривают к смертной казни. В бывшем СССР официально сексуальных меньшинств просто не существовало. Нацисты уничтожали гомосексуалистов так же, как евреев, цыган и калек. Современные христиане и иудеи изгоняют их из своих общин. Иногда даже случаются совместные демонстрации неонацистов и иудейских раввинов против проведения различных общественных мероприятий сексуальных меньшинств. Вы, гомокриосы, для многих религий и культов являетесь не просто другими или чужими, но иногда и врагами. Вам нужно быть осторожными. Но особых причин для беспокойства нет. Вы находитесь под надежной охраной правительств США и других стран, заинтересованных в освоении космоса.
  
   Вечерело. Тихая романтическая музыка играла в холле номера Пенелопы. Из приоткрытой в туалетную комнату двери струился пар. Адам с Пенелопой сидели, обнаженные, в большой квадратной ванне, наполненной теплой водой. Девушка устроилась верхом на возлюбленном, повернувшись к нему спиной. Адам, положив свои ладони ей на грудь, нежно покусывал Пенелопу за мочку уха. Рядом в раковине лежал огромный букет распустившихся роз, и несколько опавших алых лепестков плавало в ванной.
   - Адам, что теперь будет!? - неожиданно спохватилась Пенелопа: - А вдруг мы, или и наши дети тоже, станем верить в бога. И какой-нибудь священник или имам прикажет нам убивать людей вида гомосапиенс потому, что они другие?
   - Это вряд ли, - процедил Адам сквозь зубы.
   - Эти все верующие, и их духовные лидеры... Они ведь не сумасшедшие? - спросила девушка, повернув голову на бок и посмотрев на Адама.
   - Нет, они просто фанатики, - ответил он с нетерпением, ухватив подмышки Пенелопы сильными руками.
   - Ну, подожди, - попросила девушка, и, вывернувшись из объятий Адама, пересела поудобней лицом к партнеру. - Ты помнишь, как твой отец на лекции объяснял нам, что мы, криосы - новый вид людей? - спросила Пенелопа, слегка отодвинувшись от Адама и временно прервав его очередные плотские поползновения.
   - Да, это была драма..., - задумавшись, не сразу ответил парень.
   - Я была в ужасе. Дома, после ужина меня тогда чуть не вырвало. Всю ночь мне снились прыгающие по мне холодные склизкие жабы, и твой папа, хлопающий в ладоши перед каждым их пируэтом, - дрожащим голосом тихо сказала девушка.
   - Мой отец тогда удивил нас всех. Я был просто потрясен! Еще раньше я подозревал что-то неладное, но такого - никогда не смог бы себе представить! - поддержал Пенелопу Адам.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 6. Рыжая борода.

   Не успев опомниться от удара головой о стену, Адам быстро оказался в цепких руках двух боевых роботов. Около них, невдалеке, уже снижался на посадку вертолет, освещая прожекторами сморщившееся от боли в затылке лицо беглеца. Холодный поток воздуха от винта летательного аппарата заставил роботов с Адамом слегка наклониться вперед, чтобы удержаться на ногах. И Адам вдруг ясно осознал никчемность задуманного плана и всю глупость положения, в которое он попал.
   - Лучше бы оставался себе в теплом домике с Феминой, - подумал он, окончательно расслабившись и полностью отдавая себя во власть судьбы....
   После того, как офицер принял Адама на борт вертолета, винтокрылая машина поднялась, перемахнула через стену и села за парком в центре лагеря на специально оборудованной площадке возле военного городка.
   Адам, в сопровождении офицера охраны, вошел в холл домика, где сидела Тамила Кларк и смотрела программу новостей. Агент Кларк тут же выключила экран компьютера и диктор замолк на полуслове.
   - Добрый вечер, Адам! - поздоровалась Тамила, вставая с дивана.
   - Скорее доброй ночи, - пробурчал, поправив ее, офицер, и быстро удалился.
   - Присаживайся поудобнее, - предложила девушка, указав Адаму на кресло.
   - Мне очень жаль, что я оторвал тебя от отдыха, - извинился Адам, садясь напротив Тамилы.
   - Я вижу, Далила в тебе не ошиблась: ты полон сюрпризов, инициативы тебе не занимать! - с улыбкой констатировала агент Кларк.
   - Я не против, если ты включишь новости, - попытался схитрить Адам.
   - Мы же договорились: месяц - никаких контактов с внешним миром, - уточнила Тамила и спросила: - Так куда ты бежал?
   - У меня просто жутко болела голова... - начал было объяснять Адам.
   - И кто-то третий, кроме вас с Феминой, попросил тебя пойти с ним...? - прервала Кларк Адама на полуслове.
   - Не было никакого "третьего", просто этот крик с минарета жутко меня раздражал! - заявил Адам.
   - Ты принимал капли от головной боли?
   - Да, но пока они слабо помогают, - пожаловался Адам.
   - Почему ты не обратился ко мне!? - удивилась Тамила.
   - Не хотел тебя сразу так быстро беспокоить.
   - Так в чем же причина твоего побега?
   - Мне пришла в голову бредовая идея: забраться на минарет и выдернуть провода из динамиков, - наконец признался Адам.
   - Ты уверен, что это была твоя личная инициатива, и никто, даже во сне, не посоветовал тебе это сделать? - предположила агент Кларк.
   - Кто, ваша сексапильная роботиха? Да она с трудом объяснила, откуда доносится этот занудный вой. И этим ее теологические познания были исчерпаны, - возмутился Адам.
   - Хорошо, будем считать, что ничего страшного не произошло, и наблюдается явная вменяемость твоих действий, - заключила Тамила. - Вот более сильное лекарство, которое, помимо обезболивающего действия, также расслабляет и сосуды головного мозга, - объяснила девушка, протягивая Адаму коробку с пузырьком, вынутую из холодильника.
   - Зачем ты выпустил газ из зарядного устройства? - снова продолжила допрос Тамила, усаживаясь обратно на диван.
   - Фемина мне надоела, и я хотел ее выключить, - оправдывался Адам.
  
   - Надо было всего лишь сказать ей: "отключись", и робот уйдет в кладовку на свое место, - с улыбкой проинструктировала Кларк и добавила: - Пожалуйста, больше не фокусничай с метаном - это опасно.
  
   Было уже около часа ночи, когда Адам вернулся в свой домик. Он решил извиниться перед Феминой и, не найдя ее в холле, отправился в кладовку. Роботиха стояла с закрытыми глазами в углу подсобки.
   - Фемина, включись, - скомандовал Адам.
   - Привет, милый, уже поздно, почему ты не спишь? - проворковала она, подняв веки.
   - Ты помнишь, что у тебя вдруг кончился весь газ в баллоне? - спросил Адам.
   - Да, ничего страшного, была какая-то техническая неисправность в зарядном устройстве, - непринужденно ответила Фемина и, положив руку мужчине на плечо, предложила: - Пойдем спать?
   - Отключись! - рявкнул в ответ Адам, решив не переубеждать наивную роботиху. Приняв новое лекарство, он с облегчением повалился в одиночестве на кровать и тут же уснул.
  
   Наутро, после завтрака, Адам вспомнил о Фемине: решив поиграть в теннис, он вынужден был взять ее с собой на разминку. Теннисный корт прилегал к забору соседнего участка, где находилось еще одно точно такое же спортивное сооружение. Там уже давно играли между собой русоволосый парень и симпатичная брюнетка. Адам, отключив Фемину, подошел к металлическому забору и крикнул: - Эй, приятель, ты можешь прерваться, отключить свою роботиху и подойти на пару слов!? Брюнетка, обратив внимание на крик и улыбнувшись, прошла мимо своего партнера, обойдя вокруг теннисной сетки, и направилась в сторону Адама. Когда она приблизилась, Адам понял, что грубо ошибся и, запинаясь, произнес: - Извини...
   - Меня зовут Николь Чан, я вовсе не робот, - с усмешкой перебила девушка Адама на полуслове.
   - Я - Адам Штерн. А это что за модель? - спросил землянин, указав рукой на партнера Николь, застывшего посредине корта, как манекен.
   - Это Ромео - 5, - слегка смутившись, ответила девушка.
   - Ты здесь работаешь? - поинтересовался Адам.
   - Нет, я на проверке.
   - А, ну да, так же, как и я, и откуда ты прибыла?
   - Из Бразилии.
   - Ты прилетела с планеты Земля, из солнечной системы? - обрадовался Адам.
   - Вовсе нет, я местная, криос с Атлантиды, и жила в Александрии - столице континента Бразилия, - с изумлением уточнила Николь и спросила: - А ты, что землянин?
   - Да, я прилетел три дня назад.
   - Вот здорово! Никогда не видела живого гомосапиенса, - воскликнула девушка, подпрыгнув и захлопав в ладоши. Адам вдруг на мгновение представил себя обезьяной в зоопарке, тем более, что металлическая сетка забора, разделявшая собеседников, удачно дополняла недостающий антураж.
   - Нет, я тоже криос, - громко сказал он, попытавшись остановить волну восторга, нахлынувшую на Николь.
   - Ну и что, все равно интересно познакомиться с землянином, - успокоившись, заявила девушка.
   - Где у вас находится Бразилия? - переспросил Адам.
   - Отсюда на юго-запад, за Большим океаном.
   - Какие еще есть континенты на Атлантиде, кроме России и Китая? - заинтересовался землянин.
   - Еще есть Австралия. Она с запада отделена от Бразилии коротким проливом между морями, - поведала Николь и, запнувшись, добавила: - Ну, я пойду, а то нам, наверное, пока запрещено общаться.
   - Подожди, только пару вопросов, - взмолился Адам.
   - Хорошо, только быстро. Сюда может прийти офицер охраны, если наши браслеты будут долго находиться рядом, - предупредила девушка.
   - Ты мусульманка?
   - Нет, что ты, в Бразилии в основном живут христиане приверженцы церкви свидетелей Иеговы, - удивилась Николь.
   - Когда кончится твоя проверка? - спросил Адам.
   - Через неделю.
   - Как я смогу тебя потом найти? - поинтересовался землянин.
   - Наверное, через агента Кларк, - посоветовала Николь.
   - Ты захочешь еще увидеться со мной? - сверля глазами девушку, спросил Адам.
   - Вероятно, - кокетливо склонив голову на бок, произнесла Николь.
  
   Уходя с корта, Адам подумал о том, что неплохо было бы раздобыть файл с местным учебником истории. И тут он вспомнил, что незадолго до последней его видеосвязи с Землей, перед выходом на Европу, на экране в командной рубке корабля появилась очередная сводка новостей. Комментатор стоял на фоне вида на китайскую стену и рассказывал об экономических договоренностях между США и Китаем. Китай обязывался вложить в течение пяти лет сто миллиардов долларов в строительство поселений на Марсе, при условии, что пять молодых семей криосов переселятся в Гонконг и получат китайское гражданство. Все их будущие дети должны будут обучаться в местных школах на государственном языке мандарин и станут полноценными гражданами страны. В дальнейшем Китай требовал заключения международного соглашения по выделению большого участка поверхности планеты Марс, в виде сектора в меридиональном направлении, под китайскую колонию, в которую входили бы источники воды в качестве участков полюсных ледовых шапок планеты.
  
   Николь Чан, вернувшись в свой домик после "неожиданной" встречи с Адамом, вышла на видеосвязь с Тамилой Кларк.
   - Ну как прошло знакомство? - спросила Тамила после приветствия.
   - Ты права, информационный голод заставил его первым обратить на меня внимание, - ответила Николь.
   - Ты думаешь, он уже успел заинтересоваться тобой как женщиной?
   - По-видимому, да, но пока лучше мне не приходить на корт еще раз, иначе Адам может заподозрить, что встреча была не случайной.
  
   Чтобы время шло быстрее, Адам решил не обращать внимания на числа и дни недели календарей. Тем более, что запутаться в них было немудрено: Месяц на Атлантиде состоял из 33 дней. Это примерно соответствовало тридцати с четвертью земным дням. Лежа на топчане на берегу пруда, Адам увлеченно погрузился в последнюю часть трилогии старинного местного приключенческого романа, который нашел среди разрешенной литературы в памяти своего компьютера. Держа развернутый лист монитора перед глазами, Адам внимательно читал, когда к нему подошла Тамила, приехавшая на бесшумном электрокаре.
   - Привет отдыхающим, - поздоровалась она.
   - Что случилось? - спросил Адам, присев и с трудом оторвавшись от увлекательного чтения.
   - Пора на энцефалограмму, - холодно сообщила агент Кларк.
   - Как, уже? - удивился Адам, вскочив на ноги.
   - Можешь не переодеваться и ничего с собой брать не надо. Процедура безболезненная, и ответ мы получим тут же, - проинформировала Тамила.
  
   Сняв с головы Адама электроды прибора, невропатолог в присутствии агента Кларк радостно заявил: - Поздравляю, результат анализа отрицательный: у тебя нет никаких отклонений от нормы.
   Адам, пожав плечами, выразительно посмотрел на Тамилу.
   - Теперь ты можешь задавать любые вопросы, - объяснила она Адаму.
   - Я хотел бы услышать наконец и вразумительные ответы! А также иметь доступ к средствам массовой информации, - возбужденно потребовал он.
   - Да, да, конечно, - быстро сказала Тамила, и сделала пару коротких звонков, достав из кармана костюма тонкую карточку спутникового телефона.
   - Тест прошел удачно, - сообщила она каждому из абонентов, и, выслушав короткие ответы, обратилась к Адаму: - Посмотри, пожалуйста, в этот оптический сканер, - и Тамила протянула Адаму прибор, похожий на бинокль с антенной.
   - Так, сейчас изображение контура твоей сетчатки введено в главный компьютер системы безопасности, и ты имеешь расширенный доступ на территории этого тренировочного лагеря, - объяснила агент Кларк.
   - Как я могу этим воспользоваться? - спросил Адам.
   - Сейчас уже полдень, через дорожку в парке напротив здания управления, где мы находимся, есть уютное кафе. Сходи пока там пообедай, - посоветовала Тамила и попросила: - Через полтора часа, пожалуйста, возвращайся назад в холл второго этажа. Скоро должен прилететь заместитель директора агентства для встречи с тобой.
   - Спасибо за заботу о моем желудке, - саркастически заметил Адам.
   - У входа, как и в здании управления, стоит робот - охранник. Тебе надо посмотреть ему в глаза с близкого расстояния, и он пропустит тебя внутрь, - объяснила Тамила.
   Оказавшись в кафе, стилизованном под китайский ресторан - пагоду, Адам услышал, как его кто-то окликнул. Обернувшись, он увидел Николь Чан, сидящую одну за столиком.
   - Адам, привет! Присаживайся ко мне, - позвала его девушка.
   - Что ты здесь делаешь? - удивленно спросил Адам, подходя к ее столику.
   - Мой тест прошел удачно, и меня приняли на работу в агентство, - радостно заявила девушка.
   - На самом деле ты там уже давно работаешь, - подумал про себя Адам и с улыбкой сказал: - Я тоже только что признан нормальным.
   Пока Адам присаживался, подошел робот - официант в конусообразной соломенной шляпе, одетый в китайский национальный костюм. На груди у него светилась табличка "cryos". Сделав заказ, Адам с удовлетворением удостоверился, что, помимо палочек для еды, около тарелки Николь на салфетке лежали вилка с ножом.
   - Так теперь ты уже не вернешься домой в Бразилию? - поинтересовался Адам.
   - Не знаю. Может быть, меня пошлют именно туда, - ответила Николь, улыбнувшись алой полоской напомаженных губ. Ее черные как смоль волосы, подстриженные в каре, и тонкие черты лица со слегка раскосыми большими глазами идеально гармонировали с окружающей обстановкой. Тусклые отблески света от низко подвешенных китайских фонарей падали на ее белое лицо, пробиваясь сквозь причудливые фигуры драконов, вырезанных в бумажных стенках разноцветных абажуров. Николь вдруг напомнила Адаму фотографию его молодой матери. Сходство было поразительным. Только обтягивающий современный костюм хоть и подчеркивал и без того изящную фигуру девушки, но совершенно не подходил по стилю к старинному оформлению ресторана. Закончив есть, Адам спросил: - Ты никогда не одеваешь юбок или платьев?
   - Почему? Конечно, одеваю на вечер или на праздник. Этот комбинезон просто выражает общепринятый рабочий стиль, - объяснила Николь.
   - Ты бы великолепно выглядела в летнем платье, где-нибудь на лугу среди цветов, - прошептал Адам девушке на ухо, нежно взяв со стола ее маленькую ладонь в свою руку.
   - Ты неисправимый романтик! - воскликнула девушка, звонко расхохотавшись.
   Адам посидел за столом еще около минуты, молча наслаждаясь ее переливистым смехом и придерживая в своей ладони теплую руку девушки. Затем он встал и извинился: - Прости, мне надо идти на важную встречу.
  
   Оказавшись в холле второго этажа здания управления, Адам увидел, что его уже ждут. Это были Тамила и еще одна женщина - космус средних лет.
   - Адам, познакомься - это Дженнифер Карлос, заместитель директора агентства безопасности содружества, - представила собеседницу Тамила. Адам поздоровался, пожав протянутую руку Дженнифер, и они втроем проследовали в кабинет агента Кларк. Дженнифер попросила не перебивать ее, и выступила с длинной речью:
   - Адам, я позволю себе начать разговор с краткого экскурса в историю. Колыбелью нашего содружества планет является Атлантида. В начале развития, когда на планете жили только криосы, в основном потомки эмигрантов с Марса и Земли, никто не обращал внимания на религиозную принадлежность населения. Тем более, что большинство верующих были приверженцами довольно гуманистической христианской церкви свидетелей Иеговы. Доля религиозного населения среди криосов неуклонно возрастала из-за аномалий магнитного поля планеты. Поэтому количество имамитов, верующих одной из ветвей радикального ислама, возросло постепенно до критического минимума, после которого игнорировать их наличие стало просто невозможно. Сначала мы пытались бороться с ними различными гуманными силовыми методами. Но это не дало никакого положительного результата. Сейчас психологическая служба агентства разработала новый тактический прием. Мы подготовили много наших "дремлющих" агентов, которые живут на территории России и даже входят в имамат - высший религиозный совет духовных лидеров имамитов. Этот верховный орган их иерархии возглавляет Ван Тай-Ву - очень харизматическая личность. К сожалению, этот радикальный лидер абсолютно не подвержен никакому влиянию со стороны и не прислушивается к осторожным советам наших тайных друзей из имамата.
   Тут Карлос запнулась и немного отпила коктейля из бутылки, стоящей на рабочем столе Тамилы. Воспользовавшись паузой, Адам недоуменно сказал: - Если вы хотите, чтобы я что-нибудь понял из вашего рассказа, придется немедленно прерваться и ответить на несколько накопившихся у меня вопросов.
   - Да, разумеется, спрашивай, - разрешила, оторвавшаяся от питья, Дженнифер.
   - Во-первых, в чем заключается радикализм этих имамитов? - начал перечислять свои вопросы Адам. - Во-вторых, что это за гуманные силовые методы? И, в-третьих, какие и сколько планет входит в ваше содружество?
   - Итак, по порядку, - продолжила Карлос: - Манипулируя лозунгами радикального ислама с мессианским уклоном, лидеры имамитов во главе с Ван Тай-Ву не признают конституцию и другие законы высшего совета содружества. Ван Тай-Ву требует создания на территории автономии, предоставленной имамитам в России на Атлантиде, отдельного государства, и хочет обратить в ислам всю планету. Имамиты не считают жизнь "неверных" какой либо ценностью и периодически не только уничтожают боевых роботов, но и убивают офицеров. Также они иногда приговаривают к смерти своих "провинившихся" женщин. Мы пытались сначала ограничить свободу передвижения имамитов, прекратили им доступ к высоким технологиям и космическим исследованиям и разрешили им жить только на континенте Россия. Несколько особо опасных лидеров с семьями мы сослали на вновь открытую планету Нинг в системе отдаленной звезды. Из гуманных соображений содружество на первых порах предоставило техническую помощь криосам - имамитам на Нинге. Это было грубой ошибкой. Мы быстро потеряли контроль над планетой. Нашей третьей обитаемой планетой в содружестве является Вида. На ней живут только космусы. В скором времени, когда на Виде вступит в строй комплекс авиационных заводов, в целях безопасности туда будет переведена центральная база нашего космического флота. Сейчас главной стратегической целью является сохранение Атлантиды в руках светского правительства криосов и трансформация радикального ислама имамитов в религию с гуманными ценностями.
   - Спасибо за краткий обзор ваших актуальных политических событий! - перебил Адам. - Но мне непонятно, почему так срочно понадобилось подвергать меня проверкам здесь взаперти, на холодном северном континенте?! Почему нельзя было дать мне пару недель понежиться и отдохнуть где-нибудь на экваторе, на пляже у океана? В номере гостиницы я бы узнал обо всех ваших проблемах из вечерних новостей.
   - Извини, это моя ошибка, - призналась Тамила, опустив глаза. - Мы, космусы, к сожалению, не так эмоциональны. У нас в голове одни инструкции.
   - Это не только твоя ошибка, - уточнила Дженнифер, повернувшись к Тамиле. - Мы просто очень спешили. Мы хотим, чтобы ты нам помог, - сказала Карлос, выразительно посмотрев на Адама. - Ты будешь, если согласишься, центральной фигурой нашей новой агентурной группы в среде имамитов.
   - Вы смеетесь! Я космонавт, а не шпион! - выразил свое возмущение и недоумение Адам.
   - Это не шпионская миссия. Разведчиков у нас хватает, - пыталась объяснить Дженнифер. - Тут нужен незаурядный человек, обладающий харизмой, способный повести за собой массы.
   - При чем тут я?! - удивился Адам. - Я всего лишь бортинженер корабля!
   - У тебя есть легенда, которая на сегодня наилучшим образом подходит для внедрения, - продолжала уговаривать Адама Карлос, используя не совсем понятную ему терминологию. - Кстати, у тебя борода рыжего цвета?
   - Не знаю, наверное, во всяком случае - щетина рыжая, - ответил Адам, инстинктивно проведя рукой по щеке.
   - Давай прервемся, посмотрим новости, и ты поймешь, о чем я говорю, - предложила Дженнифер, включив экран на стене.
   - А теперь новости из космоса, - заявила поставленным голосом, улыбаясь, молоденькая дикторша - блондинка, скосив голубые глаза на сидящего напротив коллегу. - Передаю слово нашему военному обозревателю...
   - Продолжаются переговоры с правительством планеты Нинг, вооруженные силы которой незаконно захватили транспортный корабль нашего космического флота, и удерживают в заложниках шесть членов экипажа, - начал свою часть программы диктор мужчина. Вдруг картинка на фоне за диктором сменилась. Там появилась фотография Адама, и рядом, справа, фото человека с рыжей бородой. Сходство обоих изображений было поразительным. Такое впечатление, что справа с экрана на Адама смотрел его близнец, отпустивший пышную бороду лопатой. - Наша служба безопасности вовремя сумела опознать и задержать лидера имамитского радикального движения Шен Дао-Вея, внука Исмаила Шена, который был знаменитым основателем этого направления ислама среди криосов, - невозмутимо продолжал вещать диктор. - Шен Дао-Вей, бежавший из тюрьмы на Марсе, пытался выдать себя за чудом выжившего космонавта - землянина Адама Штерна.
   - Вы с ума сошли! Как вы смели так меня подставить! - закричал Адам, заглушая голос диктора, который продолжал развивать ту же тему: - Теперь, возможно, в обмен на свободу Шен Дао-Вея правительство Нинга позволит нашему кораблю с экипажем вернуться на родину...
   - Успокойся, Адам! Это не настоящие новости. Это то, что мы запустим в эфир после твоего согласия, - заявила Дженнифер. - В своем окончательном решении ты должен учесть, что группа наших астронавтов, таких же, как и ты, криосов, находится в плену. Мы, космусы, уже давно не летаем на Нинг по соображениям безопасности. И более подходящей кандидатуры для обмена пока у нас нет. По крайней мере, возможно только проведение ограниченной военной операции здесь, на северном континенте, для ареста местных исламских лидеров, что окончательно прервет и так хрупкий период мира на Атлантиде.
   - Я ведь совершенно не знаю китайского языка, - пытался отговориться Адам. - И потом, мне еще понадобится ознакомиться с кораном и особенностями разных ветвей ислама. У вас нет времени на мою подготовку.
   - У нас в запасе есть несколько лет, которые пройдут за время прохождения сигнала связи до Нинга, - объяснила Дженнифер. Скорость современной дальней связи сейчас значительно выше, чем ты думаешь. Нинг довольно далеко - 45световых лет от Атлантиды и около 70 световых лет от Земли. Мы передаем мощный УКВ сигнал в сторону Нинга. Резко меняя частоту волны сигнала на Атлантиде, мы получаем так называемый туннельный эффект. То есть, задолго до прихода очередного сильного изменения частоты волны на Нинг, там получают очень слабое изменение параметров электромагнитных колебаний, которое распространяется со скоростью выше, чем у основного сигнала, в десять раз. Туннельный эффект работает при условии поддержания постоянной непрерывности основного сигнала радиосвязи на расстояниях не меньше одного светового года.
   - Значит, ваши предложения по обмену на Нинге получат через четыре года? - высчитал Адам.
   - Совершенно верно, если ты дашь нам свое согласие в ближайшее время, - ответила Дженнифер. - Ну, пара недель на раздумья и отдых на теплом курорте у тебя, конечно, будет.
   - Неужели я так похож внешне на этого психа Дао-Вея? - удивился Адам.
   - Небольшое сходство есть, - заверила Дженнифер. - Когда его заморозили после попытки к бегству, марсианская служба безопасности по нашей просьбе распространила дезинформацию о том, что ему удалось бежать. Без бороды его здесь, на Атлантиде, вообще никто никогда не видел. Нам осталось немного подретушировать его изображение на видеофайлах, что мы постепенно сделали еще 70 лет назад.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 7. Двенадцатый имам.

   Прошло всего два часа, как его поймали. Шен Дао-Вей был еще в грязном скафандре, и пока его вели по коридорам в кабинет начальника тюрьмы, красная марсианская пыль постепенно ссыпалась с него на пол. Два робота - охранника ввели Дао-Вея в помещение, где за столом, помимо начальника тюрьмы, сидели главный врач и старший психолог.
   - Что это еще за представление?! - с ухмылкой спросил Шен, поглаживая бороду.
   - Веди себя прилично! Ты находишься перед комиссией по ужесточению наказания и досрочному освобождению! - окриком остановил его начальник тюрьмы.
   - С каких это пор ваша троица превратилась в комиссию?! - продолжал надсмехаться Дао-Вей.
   - Шен Дао-Вей! - вставая, торжественно продолжил начальник, не обращая внимания на реплики заключенного. - За вторую попытку побега вы приговариваетесь к пожизненному замораживанию на тысячу лет. Вы переводитесь в тюрьму - рефрижератор, где будете отбывать положенный срок. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!
   - Вы не имеете права, я духовное лицо! - орал Шен, уволакиваемый роботами в коридор.
  
   Сильный порыв ветра, ворвавшегося в комнату с террасы через раскрытую стеклянную дверь, впустил в помещение более прохладный утренний морской воздух. Адам проснулся и сел на кровати, с удовольствием наблюдая через распахнутую дверь, как волны Атлантического моря лениво полощут пологий песчаный пляж. Вчера поздно вечером его доставил сюда вертолет. Перед вылетом Тамила сказала, что все остальные обитатели домиков, отдыхающие на этом закрытом пляже, являются агентами, которые будут внедрены в составе одной группы вместе с Адамом, при условии его согласия на сотрудничество. Было еще только шесть часов утра. Столовая находилась недалеко, и Адам, чтобы позавтракать, решил пробежаться туда вдоль берега. Через каких-то сто метров он буквально наткнулся на молящегося парня, расстелившего свой коврик прямо на пляже и усердно отбивавшего лбом поклоны в песок. Адам невольно попятился, не сказав ни слова. Парень моментально прервал свое занятие, вскочил и поздоровался: - Доброе утро, я Танг Ксан. А ты, вероятно, Адам?
   - Да. Что это ты...? - спросил Адам, запинаясь и указывая рукой на коврик.
   - Тренируюсь, вхожу в роль, - с гордостью пояснил Ксан.
   - А, понятно, - уже более уверенно произнес Адам. - На Земле мусульмане во время молитвы поворачиваются лицом в сторону Мекки. А ты на что ориентируешься?
   - Грамотный вопрос! - обрадовался Ксан. - Поворачиваться надо на север. Солнце - тусклая звезда, поэтому его трудно найти без телескопа. На Атлантиде Солнце всегда находится в зените небосвода, с точки зрения наблюдателя, расположенного на северном полюсе.
   - Как называется это место, где мы находимся? - спросил Адам.
   - Остров Тасмания, - начал объяснять Ксан. - Он расположен в Атлантическом море между Австралией и Бразилией.
   - Еще скажи, что тут водятся сумчатые волки, и я поверю, что вернулся на Землю, - пошутил, улыбаясь, Адам.
   - Чего нет - того нет, - не поняв веселья собеседника, ответил Ксан.
   - Пойдем в столовую, выпьем кофе, - предложил Адам.
   - Извини, но я хочу дождаться жены, - объяснил свой отказ Ксан. - Ты знаешь, куда идти? - спросил он, указав рукой в сторону вдоль побережья. - Еще два дома.
   - Спасибо, - поблагодарил Адам и побежал рысцой в нужном направлении.
  
   Войдя в полумрак пустой столовой, еле освещенной ранним рассветом сквозь причудливые витражи окон, Адам не сразу заметил Николь, сидящую за столиком в дальнем углу зала. На ней было просторное темно-серое платье до пят, отделанное вышитым орнаментом из черных и серебристых нитей. Длинные рукава и закрытый ворот придавали ей совсем уже монашеский вид. А сбившийся назад черный платок, повязанный на затылке, успешно дополнял картину строгости и траура.
   - Николь?! Только не говори, что оказалась здесь случайно в такую рань, - сказал Адам вместо приветствия.
   - Доброе утро, - поздоровалась Николь. - Ксан позвонил и разбудил меня. - Я даже не умылась, захотелось с тобой попить кофе...
   - Не понял, ты его жена? - недоумевая, спросил Адам.
   - Вовсе нет, я не замужем, мне только 25 лет, и мое имя по легенде теперь Чан Лайди.
   - Лайди! - повторил Адам. - Красивое имя.... Что оно означает на мандарине?
   - Это очень древнее имя, - начала объяснять Николь. - В Китае, еще во времена императоров, мальчики считались более желанными детьми. Лайди означает: "зовущая младшего брата". Сейчас это женское имя очень популярно среди имамитов.
   - Значит, тебе, наверное, придется выйти замуж за какого-нибудь мусульманина и нарожать ему кучу детей, - предположил Адам. - За малейшую провинность он сможет тебя наказать или даже ударить... Ты не сможешь выходить из дома без разрешения мужа.... Как это будет сочетаться с твоей шпионской деятельностью?
   - Очень просто, - ответила Лайди. - По легенде я невеста Шена Дао-Вея. Во всяком случае, пока, кандидатка на эту должность.
   - А если я не соглашусь?
   - Это не проблема, в агентстве через две недели будет готова еще кандидатка, - улыбнувшись, пояснила Лайди.
   - Ты не поняла! - повысил голос Адам. - Я имел в виду мое согласие стать Дао-Веем.
   - В таком случае тебя придется где-то надолго спрятать, - сказала Лайди, посмотрев Адаму прямо в глаза. - Я слышала от Тамилы, что тогда тебе предложат покинуть Атлантиду с экспедицией по освоению новой, только что открытой планеты. Твоя легенда и внешний вид нам очень нужны на Атлантиде. А кандидата вместо тебя уже подбирают...
   - Что это за планета?
   - Не знаю, спроси у Тамилы. Я слышала, что она находится где-то далеко - 75 световых лет от нас. Дело в том, что в качестве первопроходцев подходим лучше мы, криосы, так как мы можем первое время выживать на подножном корму.
   - Ну, уж нет, лучше надеть чалму на голову, чем охотиться на динозавров, - подумал про себя Адам и спросил: - Ты уже пила кофе?
   - Нет, тебя жду.
   - Здесь у вас растет нормальный кофе в зернах? - поинтересовался Адам.
   - Да, конечно, на Атлантиде есть плантации кофе, - спохватилась Лайди. - Сейчас я включу официанта, и он сварит нам отличный напиток.
   - Мне, пожалуйста, с сахаром, - попросил Адам.
   Лайди быстро вернулась за столик, после того как зажегся свет над стойкой буфета. Пока робот суетился около жужжащей кофемолки, Адам спросил у девушки: - Что это за имамиты такие? Никогда не слышал, чтобы так на Земле называли мусульман.
   - Ты просто не знаешь, на самом деле это название одного из известных с древних времен направлений ислама, - пыталась объяснить Лайди. - Имам значит мулла, но с более широкими полномочиями духовного лидера. Имамиты верят, что их первый верховный имам Али, двоюродный брат пророка Мухаммеда, стал посланником Аллаха на Земле. У имамитов власть имамов стояла выше, чем светская власть халифов. Поэтому
   они сразу вошли в конфликт с традиционным исламом, и преследовались, как религиозное меньшинство, со стороны эмиров и халифов, которые правили суннитским большинством.
   - Что-то их современные действия не похожи на поведение несчастного религиозного меньшинства! - подметил Адам.
   - Это среди гомосапиенс на Земле имамиты меньшинство, хотя и довольно большое, - продолжила объяснять Лайди. - А здесь, на Атлантиде они единственные приверженцы ислама. Еще особенность имамитов заключается в том, что они верят в пришествие двенадцатого имама.
   - А сколько всего было имамов? - поинтересовался Адам.
   - Тех, которые ведут свой род от первого имама Али, вместе с ним одиннадцать, - ответила Лайди. - В дальнейшем их счет прекратился, так как прервалась родственно-духовная связь. Все последующие верховные имамы назначались предшественниками и высшим имаматом, в основном не по родственному признаку, и не возведены в ранг апостолов.
   - И что это за двенадцатый имам? - спросил Адам, отхлебнув, еще горячего кофе из чашечки, услужливо поставленной перед ним роботом.
   - Пропавший сын одиннадцатого имама Хасана Аскари, - уточнила Лайди. - Это случилось в конце девятого века. Хасан Аскари умер в тюрьме и одновременно исчез его пятилетний сын. Имамиты считают его двенадцатым имамом и называют по-арабски аль-махди, что означает мессия. Они верят, что аллах забрал его к себе на небеса, и когда-нибудь аль-махди спустится на землю и возглавит общину имамитов.
   Постепенно стали приходить другие "отдыхающие". Они входили в столовую парами. Первыми в парах входили мужчины, держа спутницу сзади на почтительном расстоянии. Внутри зала они сразу расходились по двум разным углам, где стояли большие столы. Лайди, извинившись, сразу же убежала за женский стол. Мужчины все были одеты в просторные темные брюки и рубашки с длинным рукавом, несмотря на теплую погоду. Девушки были в черных платках и платьях, скроенных, как у Лайди. С одной из них капала вода, и платье ее было мокрым сверху до низу. К столику Адама подошла группа мужчин и, почтительно поздоровавшись, пригласила его разделить с ними трапезу. Подойдя к мужскому столу, Адам увидел там Ксана, и, кивнув ему, спросил: - Что это за спектакль?
   Все дружно расхохотались, и Ксан ответил: - Через неделю мы будем далеко на севере. Там женщины и мужчины, не являющиеся родственниками, в общественных местах должны находиться на почтительном расстоянии.
   - Но ты сказал, что придешь сюда с женой? - удивился Адам.
   - Все правильно, она там, за женским столом, потому что остальные мужчины не являются ее братьями...
   - А если женщина не замужем, к ней тоже нельзя просто так приближаться? - спросил Адам, усаживаясь за стол.
   - Да, и если парня с девушкой застанут вместе, то по законам шариата он должен немедленно на ней жениться, - объяснил Ксан.
   - А как же они знакомятся?!
   - По видеосвязи в специальных агентствах, в присутствие родителей с обеих сторон, - пояснил парень, сидящий рядом с Адамом.
   - А по одежде видно, женщина замужем или нет? - не унимался Адам.
   - Ну, мы сегодня не поедим спокойно! - рассмеялся Ксан. - Подойди к женскому столу, и внимательно посмотри на их лица, - предложил Адаму Ксан. - Тем более, что ты
   вообще в шортах, и пока вне игры. Обрати внимание, чем остальные отличаются от незамужней Лайди.
   Смущенный Адам быстро вернулся из "похода" к женскому столу и, улыбнувшись, сообщил: - Я понял, у замужних выщипаны брови.
   - Правильно, полностью удалены лазером, - уточнил Ксан. - Сядь и поешь, предложил он, ловко ухватив лапшу деревянными палочками из своей миски.
   - А почему все одежды, в основном, черного цвета? - снова спросил Адам.
   - В честь траура по мученику имаму Хусейну, родному брату имама Хасана, - объяснил жующий Ксан. - Также это траур по другим мученикам ислама, и по умершим родственникам.
   Когда завтрак подходил к концу, подан был зеленый чай в пиалах. После того, как официант закончил обходить всех с подносом, Ксан встал и обратился к Адаму: - Познакомься со всеми, может быть, мы будущие твои соратники. Он поочередно представил каждого сидящего, указав на него рукой: - Это Ли Хай-Бо, вот Чанг Дацин, это Янг Вейго, вот Тонг Бай-Ан, а это Лей Бао-Донг, он, возможно, будет твоей правой рукой.
   - Какую роль во всем этом спектакле играет Дао-Вей? - спросил Адам после знакомства со всеми мужчинами за столом.
   - Как, тебе еще не объяснили? - удивился Бао-Донг. - После того, как на Марсе Дао-Вея приговорили к заморозке на тысячу лет, здесь имамиты сразу же стали считать его мучеником за веру и объявили Дао-Вея двенадцатым имамом. Когда на Атлантиде получили известие, что в тюрьму - рефрижератор на Марсе якобы попал метеорит, и во время суматохи саркофаг с Дао-Веем выкрали, имамиты окончательно уверовали в пришествие двенадцатого имама в ближайшем будущем.
   - Вы что, из меня пророка решили сделать?! - испугался Адам.
   Выходя из столовой после завтрака, Адам заметил Лайди, ожидавшую его у входа. Она стояла с непокрытой головой, улыбаясь, и игриво помахивая платком, зажатым в руке.
   - Давай искупаемся, - предложила она.
   - Хорошо, - на ходу согласился Адам. - Только лучше встретимся через час на пляже около моего домика. Я сейчас хочу связаться и поговорить с Тамилой. Тем более тебе надо переодеться.
   - Мне вовсе не надо переодеваться. Я ведь правоверная мусульманка. Мне запрещено снимать одежду в общественных местах.
   - А, теперь понятно, почему одна из девушек в столовой была в мокром платье, - догадался Адам. Ты что, тоже через неделю должна быть в России?
   - Ну что ты? - расхохоталась Лайди. - Меня должны переправить туда за месяц до выдачи Дао-Вея. Если хочешь, я с удовольствием надену купальник. Я просто хотела поддержать подруг и услышать твое мнение о моем наряде.
   - Строго, но со вкусом, - определил Адам. - Сохрани это платье для моих похорон.
   Войдя в домик, Адам сразу же схватил со стола спутниковый телефон, но, передумав, включил большой экран стационарной видеосвязи.
   - Доброе утро, - поздоровался он с появившейся на экране Тамилой.
   - У нас уже добрый вечер, - улыбнувшись, ответила она.
   - Ой, извини, я тебя не разбудил?
   - Нет, я еще не ложилась, сейчас только десять часов.
   - Тамила, это правда, что в случае отказа мне придется надолго расстаться с цивилизацией и покинуть планету?
   - Возможно, это единственный разумный вариант выхода из ситуации, - подтвердила Тамила.
   - Зачем на Нинге захватили корабль и удерживают заложников? - спросил Адам. - Каковы их требования?
   - У нас на Атлантиде есть тюрьма - рефрижератор на острове Хенг-Донг в северном океане, - начала объяснять Тамила. - Имамиты требуют немедленно освободить всех заключенных. А ведь среди них есть и убийцы!
   - Если я соглашусь сыграть роль Дао-Вея и буду разоблачен, обещайте мне, что приложите максимум усилий для моего освобождения! - потребовал Адам.
   - Не волнуйся, этого не произойдет, - успокаивала Тамила. - Любые дефекты речи и странности твоего поведения будут восприняты как естественные последствия трех заморозок, которые ты якобы перенес в возрасте ста пятидесяти лет. К тому же Дао-Вей, помимо мандарина, говорил и на американос, а китайский на Атлантиде почти не отличается от мандарина на Марсе.
   - Но у вас есть неувязка! - опомнился Адам. - Меня нашли на Европе, а не на Марсе.
   - Тебя никто не находил на Европе! - железным тоном оборвала Тамила Адама. - В своем интервью в космопорте ты не говорил о том, где тебя нашли. Репортер сказала, что тебя нам выдали в замороженном виде на Марсе в соответствии с твоим завещанием. Ты находился в колумбарии - рефрижераторе для больных, на территории которого и была построена тюрьма, откуда якобы выкрали Дао-Вея. На ранних стадиях освоения Марса ты заболел лейкемией, а доставка лекарства заняла бы полгода. В завещании была просьба отправить тебя на первую открытую планету с атмосферой и климатом, похожими на Земные. Вот тут-то мы и обнаружили неувязку. Похитители Дао-Вея не учли, что ты погиб на Европе. И вся их работа по созданию ложного файла в компьютере колумбария пошла прахом. Наша доблестная служба безопасности сразу обнаружила подлог.
   - Да уж, доблестная служба... - тихо повторил Адам.
   - Теперь ты понял все детали своей легенды? - спросила Тамила.
   - Не совсем, - ответил Адам.
   - Главное, в случае расспросов, повторяй то, что я тебе сейчас сказала, - попросила Тамила.
   - Хорошо, - согласился Адам.
   - Отдыхай, пока мы не торопим тебя с ответом, - попыталась сменить тему Тамила, "подсластив пилюлю".
   - В принципе, я согласен надеть чалму ради спасения экипажа вашего корабля, - сказал Адам, хватаясь за соломинку. - Но я подозреваю, что захват корабля это очередная утка вашей спецслужбы...
   - Такими вещами не шутят! - возмутилась Тамила. - Это свалилось на нас как гром среди ясного неба.
   - У меня есть еще одна просьба, - замялся Адам. - Вернее, я хочу заранее извиниться, если вдруг из нас с Лайди не выйдет пара.
   - Ее отозвать? - спросила Тамила. - Она тебя смущает?
   - Нет, нет! - возразил Адам. - Просто в молодости, после знакомства с женой, у меня осталось ощущение, что мне ее подсунули, что я не сам ее выбрал...
   - Ты можешь познакомиться еще и с другими девушками из агентства безопасности, - предложила Тамила.
   - Пока в этом нет необходимости, - успокоил Тамилу Адам. - Просто я хочу чувствовать себя свободней.
   - Хорошо, мы постараемся внимательно отнестись к твоим просьбам личного характера, - заверила Тамила. - Так я могу доложить Дженнифер Карлос о твоем согласии? - попыталась закрепить успех Тамила.
   - Да, похоже, мне некуда деваться, - подытожил Адам.
  
   Четыре года быстро пролетели в учебе и поездках по планете. Не смотря на свою неуверенность, Адам быстро сошелся с Лайди, и последнее время они, по ее просьбе, жили в большом доме у родителей невесты. Приближалась дата отправки Лайди в Россию, и Адам заметил, что девушка часто плачет, проснувшись под утро или среди ночи. В последний день она прощалась с матерью, как будто навсегда, безудержно рыдая после поцелуев. Мать уверяла девушку, что скоро они увидятся. Адам тоже не мог ничего понять и все относил на счет женской чувствительности. Он неоднократно слышал, что Тамила объясняла Лайди о возможностях ее встреч с родителями в будущем, под разными
   предлогами. Через месяц после отъезда Лайди за Адамом приехал офицер из агентства безопасности, и они отправились на остров Хенг-Донг к месту выдачи Дао-Вея.
   - Я недавно заснул! Вы меня разбудили среди ночи, - выразил Адам свое возмущение офицеру, садясь с ним в автомобиль.
   - Это часть плана, - сказал военный, слушая отчет компьютера - водителя о количестве водорода в баке топливного элемента машины. - Ты должен выглядеть сонным, с низким пульсом, как будто тебя только что разморозили. Вот специальный стимулятор, выпей его, и почувствуешь себя бодро. Но через два часа будешь умирать от желания спать.
   Водитель доложил, что топлива с избытком хватит до аэропорта. После того, как пассажиры пристегнулись, машина закрыла раздвижные двери и покатила по улице, еле слышно гудя электродвигателями.
  
   Огромные лопасти вертолета, неимоверно расширенные по концам, уже начали рассекать снежную пургу, внезапно разразившуюся на острове Хенг-Донг. Каждая лопасть была размером с крыло маленького самолета. Они были сделаны из высокопрочного композитного материала. Чтобы нести винтокрылую машину по воздуху, им не надо было вращаться с дикой сверхзвуковой скоростью. Поэтому, даже в полете, при полной нагрузке, несущий винт почти не создавал шума.
   Во время погрузки Адам, лежащий на носилках, вдруг проснулся, когда они ударились о днище винтокрылой машины. После того как аппарель вертолета закрылась, Адам сразу почувствовал тепло от электрического одеяла. Он увидел, как над ним склонилось знакомое лицо подмигнувшего ему доктора, проверявшего пульс. Это был Ли Хай-Бо, с которым Адам познакомился на отдыхе, на острове Тасмания.
   - Вот мы и проснулись! - с умилением произнес Хай-Бо. - Дао-Вей! Дао, вы меня слышите?
   - Да, - тихо ответил Адам.
   Повернув голову на бок, он увидел удобное кресло в салоне вертолета, и ему захотелось на него сесть. Но напротив расположились двое незнакомых ему людей. Адам решил не рисковать, и до конца полета разыгрывать слабость после размораживания.
   - Когда мы прилетим? - спросил Адам у Хай-Бо.
   - Через час мы будем в аэропорту Харбина, - ответил Ли.
   - Дайте мне знать незадолго до посадки, - попросил Адам.
   - Хорошо, - пообещал Хай-Бо.
   В конце полета Адам, наконец, сел в кресло. Ему тут же помогли надеть чалму и вручили сотовый видео - телефон с дополнительным файлом корана в памяти. Вертолет приземлился около большого самолета. На летном поле Адам сразу узнал Лея Бао-Донга, встречавшего его с двумя телохранителями. Бао-Донг поцеловал руку Адама и представился в качестве уже назначенного пресс-секретаря Дао-Вея. Затем они вместе поднялись по трапу в самолет, вылетающий в Бейджин.
  
   Когда лайнер приземлился, Дао-Вея на аэродроме встречал почетный караул из боевых роботов под руководством офицера, держащего саблю наголо. На голове у начальника караула была ярко-зеленая повязка с черной надписью "воин аллаха". На груди у каждого робота было написано: "собственность аллаха". А на встречу к Дао-Вею уже шел по ковровой дорожке сам Ван Тай-Ву. Адам подумал, что все это выглядит как-то странно, и не совсем соответствует тому, что он себе представлял об имамитах. Также было
   удивительно то, что засланные недавно агенты сумели быстро занять достаточно влиятельные должности, приближенные к персоне Дао-Вея. Но эти мимолетные сомнения быстро улетучились под влиянием внутреннего голоса, подсказывавшего Адаму, что все так и должно быть. Просто сочетание профессионализма и удачи могут давать иногда немыслимые результаты. Окрыленный такими оптимистическими выводами, Адам
   осмелел, и после объятий и поцелуев с Ван Тай-Ву заявил: - Я рад, что, наконец, ступил на землю планеты, благословенной всевышним!
   Все дружно захлопали. И пока журналисты задавали вопросы Бао-Донгу, Адам удивился, что ему самому пришло в голову выдать к месту такую подходящую фразу.
   Адам с Тай-Ву и Бао-Донгом уселись в большой желтый лимузин и поехали в сопровождении эскорта зеленых полицейских машин через город к дому, приготовленному для Дао-Вея. По дороге Адам с интересом рассматривал Бейджин. Среди тесного леса небоскребов, соединенных мостами, проложенными между эстакадами на разных уровнях, сновали одинаковые желтые автомобили и четырехвагонные трамваи на магнитной подушке. Лимузин въехал на территорию небольшого пригорода, главной достопримечательностью которого были два небоскреба, стилизованных под минареты. Между ними внизу располагалось огромное здание мечети с позолоченным куполом, достигавшим высоты пятнадцатого этажа. Дом Адама (Дао-Вея) располагался на той же улице, что и дома всех членов имамата, их семей и приближенных. Въезд на эту улицу был загорожен шлагбаумом с роботом на посту. По сторонам от шлагбаума шла высокая стена, за которой торчали верхушки деревьев тенистого парка.
   - Нас не подслушивают? - спросил Адам шепотом у Бао-Донга, когда они, наконец, оказались наедине в доме Дао-Вея.
   - Не волнуйся, дом проверен нашими людьми, - успокоил его Бао-Донг. - Если и есть подслушивающие жучки, то они установлены нашими агентами в целях безопасности.
   - Я хотел бы увидеться с Лайди, - попросил Адам.
   - Скоро мы это устроим, - пообещал Бао-Донг. - Понимаешь, здесь, просто так, ты не можешь встретиться с незнакомой девушкой. Мы устроим вам смотрины и помолвку. Нам удалось включить Лайди первой в список кандидаток в невесты. На смотринах тебя будет представлять Тай-Вуй с женой, а Лайди, вероятно, будет с братом. Я постараюсь договориться о проведении смотрин в субботу или воскресенье. Завтра пятница, и ты должен выступить с проповедью после молитвы в главной мечети мученика имама Хусейна.
   - Я не знаю, что мне сказать такому количеству людей!? - забеспокоился Адам. - Я еще не готов, еще не в форме....
   - Все в порядке, - заверил его Бао-Донг. - Я уже подготовил текст твоей речи. Сейчас мы отрепетируем немного, и пойдем спать.
   Наступил полдень пятницы. Разувшись у входа в мечеть и обмыв ноги, Адам присоединился к молящимся и встал на колени на почетном месте, в первом ряду перед минбаром, где Тай-Ву должен был скоро начать молитву. Тай-Ву произнес первую фразу, и все дружно упали ниц среди гула многоголосого пения. Говоря заученные слова молитвы, Адам в страхе думал о том, что если после проповеди его сразу не растерзают на месте, то дальше все уже пойдет гладко.... Вдруг Бао-Донг дернул его за рукав, и Адам понял, что наступил его черед. Поднявшись на минбар, Адам начал читать текст своей речи, напичканной цитатами из корана и сложными малопонятными комментариями к ним. В конце он перешел к конкретным выводам, которые были написаны простым и доступным языком.
   - Народная мудрость гласит, - вещал Адам с трибуны. - Если гора не идет к Мухаммеду, то Мухаммед идет к горе. Мы должны не воевать с космусами, а заключить с ними
   выгодный для нас мир. Нам нужны технологии. Нам нужен свой космический флот. И нам нужны новые планеты, которые космусы помогут нам заселить. Джихад это не только война, но и мир, терпение и послушание аллаху. Космусы хотят изменить наши нравы. Они хотят превратить наших жен в распутниц. Давайте перестанем предавать смерти
   согрешивших жен и отступников. Мы будем изгонять их из нашей общины на юг, вон из священной земли. Они все равно потом попадут в ад, и аллах сам их жестоко накажет...
   К концу своей речи Адам весь дрожал от страха. Подошедший Бао-Донг попросил Адама слегка подвинуться в сторону. К трибуне подошел Тай-Ву, обнял и поцеловал Адама.
   - Да будет благословенна воля аллаха, которую донес до нас его посланник великий имам Дао! - произнес Тай-Ву.
   - Аллах велик! - воскликнули все в храме и попадали ниц.
   Вернувшись домой вместе с Бао-Донгом, Адам отказался от еды и сразу уснул на диване в столовой от напряжения и усталости. После трехчасового сна он отмокал в бассейне, когда озабоченный Бао-Донг напомнил ему об обеде. Они вошли в столовую, и Адам сразу стал хватать закуски прямо с сервировочного столика, которые робот еще не успел расставить на большом обеденном столе. Закончив свою работу в столовой, робот вошел со своей тележкой в служебный лифт, на котором спустился прямо в кухню, где сновали еще двое его "товарищей по цеху". Покончив с закусками, Адам, наконец, сел напротив Бао-Донга в ожидании следующего блюда.
   - Что теперь будет? - взволнованно спросил Адам. - Тай-Ву объявит мне войну?
   - Вовсе нет! - успокоил его Бао-Донг. - Твоя проповедь запротоколирована и имеет силу фетвы. Теперь файл с этим текстом разослан по всему континенту. Мало того, твоя речь транслировалась во время пятничной молитвы по всем мечетям России. Тай-Ву давно хотел сделать крутой поворот в отношениях с космусами и ослабить давление законов шариата на общество. Теперь он доволен, что за этой реформой стоит не он один, и ему остается только присоединиться к новым веяньям.
   - Странно, что меня не посвятили в тайны его сокровенных желаний, - удивился Адам.
   - Знаешь, я уже договорился о смотринах, - поспешил сменить тему Бао-Донг. - В субботу после завтрака мы едем вместе с Тай-Ву к брату Лайди. Ты помнишь порядок езды с женщинами в одном автомобиле?
   - Да, конечно, - подтвердил Адам. - Обычно эти желтые машины внутри разделены поперек надвое металлической сеткой. Если это не одна семья, то спереди садятся мужчины, а сзади - женщины.
   - Мы поедем в лимузине, - уточнил Бао-Донг. - Спереди сяду я с двумя телохранителями, на среднем ряду сидений сядешь ты с Тай-Ву, а сзади будет сидеть его жена с девушкой из службы охраны.
   - Интересно, а как здесь ездят в трамваях и метро? - спросил Адам.
   - Очень просто, - начал объяснять Бао-Донг. - В головной и последний вагоны садятся мужчины, а в два вагона посредине - женщины. Зачем ты спрашиваешь? Тебе это не понадобится.
   Когда Адам с Тай-Ву вошли в дом, где были назначены смотрины, их встретил брат Лайди.
   - Я Чан Ли-Вей, - представился он, поцеловав руку обоим имамам. - Проходите, гости дорогие!
   Все охранники остались у входа, а жена Тай-Ву проследовала за мужчинами на почтительном расстоянии. Когда они вошли в столовую, им поклонились Лайди с невесткой, сразу вскочившие с дивана. Женщины были одеты, как положено для приема чужих гостей. Видны были только их лица и кисти рук. Тай-Ву с женой сели на второй
   диван напротив Ли-Вея с супругой. Бао-Донг остался стоять в стороне. А Адам важно уселся рядом в кресле, как раз напротив Лайди. Их разделял низкий столик с выставленным на нем блюдом с фруктами и орехами. Жены демонстративно схватили
   орехи и стали их жевать. Тай-Ву справился у Ли-Вея об ученой степени Лайди, многозначительно кивая головой в знак удовлетворения уровнем образования невесты. За это время Адам с Лайди успели перекинуться взглядами. Потом Адам шепнул что-то подошедшему к нему Бао-Донгу. Тот кивнул головой, подавая знак Тай-Ву. И собеседники сразу перешли к обсуждению даты и места свадьбы....
   Через неделю состоялась свадьба в двух больших залах торжеств. В одном веселились мужчины, в другом женщины. За день до свадьбы в дом невесты прислали подарки от жениха: золотые украшения и обручальное кольцо. Адам тоже получил обручальное кольцо с посыльным роботом от Лайди. Кульминацией праздника было торжественное подписание свадебного договора нотариусом в присутствии имама Тай-Ву. Вечером в конце свадьбы, молодожены по очереди сели в лимузин и отправились к дому Дао-Вея.
  
   Прошла уже почти неделя их медового месяца. И в четверг, поздно вечером Лайди, включив музыку в столовой на полную громкость, зашептала недоуменному Адаму на ухо: - Где твой телефон?
   - В спальне на тумбочке, - шепотом ответил Адам после того, как увидел, что Лайди с мольбой в глазах приложила палец к губам.
   Она метнулась в спальню и быстро выскочила оттуда с двумя телефонами. Открыв дверь на балкон, Лайди швырнула оба спутниковых видеофона подальше в бассейн.
   - Адам! - тихо сказала девушка, отводя его к центру комнаты, где музыка гремела на полную мощность. - Нас подслушивают из службы безопасности космусов. У тебя в голове имплантированы два чипа. Через телефоны, или от космуса, который находится рядом, твой мозг напрямую получает команды, которые ты неосознанно выполняешь. У нас мало времени, пока они не подключились через робота охранника в коридоре. Мой брат знает, как нейтрализовать чипы. Тебе надо немедленно бежать.
   И Лайди затолкала Адама в служебный лифт, идущий на кухню.
   - Подожди! - сопротивлялся Адам. - А как же ты?
   - Мне нельзя! Я должна остаться! Иначе космусы расправятся с моими родителями. Внизу тебя проводят к машине два робота. Там тебя встретит мой брат. Верь ему! - говорила девушка сквозь слезы, пока дверь в кабину лифта окончательно не задвинулась.
   Внизу на кухне, около лифта, Адама сразу же схватили два боевых робота и потащили в крытый кузов грузовика мимо двух кухонных роботов, мирно заканчивающих выгрузку продуктов. Адама усадили между какими-то коробками, задняя аппарель закрылась, и грузовик тронулся. Вдруг с противоположной стороны кузова, раздвинув ящики и держа фонарь в руке, появился брат Лайди Ли-Вей. Он приказал роботам ослабить хватку.
   - Извини, но с рабочими чипами у тебя в голове космусы, через случайного охранника, или подвластного им криоса, смогут снова управлять твоими поступками, - объяснил свои жесткие действия Ли-Вей.
   - А у вас с Лайди тоже есть чипы?
   - Нет, чипы есть у наших родителей, - ответил Ли-Вей. - Космусам не удалось оболванить большинство имамитов потому, что из-за своего радикального ислама местные криосы не признают врачей космусов. Сначала службе безопасности удалось внедрить много агентов с чипами. Но сейчас с этим у космусов проблема. Наши электронщики из подполья создали компактный прибор, легко распознающий наличие рабочих чипов, и раздали его населению. Теперь космусы засылают сюда агентов без чипов. А гарантией сотрудничества является благополучие их оболваненных родственников.
   Машина вдруг остановилась, и боковая дверь кузова раскрылась.
   - Все, счастливо, - попрощался Ли-Вей. - Сейчас ты сядешь в автомобиль с моими друзьями, и они повезут тебя в безопасное место, где можно будет нейтрализовать твои
   чипы. А я должен перепрограммировать память водителя грузовика и вернуться домой.
   Через пару минут Адам оказался между тех же двух роботов на заднем сиденье обычной желтой машины. Пока она неслась по полупустым ночным улицам города, Адаму не удалось разглядеть лица двух подпольщиков, отделенных от него решетчатой перегородкой и сидящих спереди.
   - Скоро мы пересядем на поезд, - прервал молчание один из них. - Постарайся вести себя тихо.
   - Как вы собираетесь нейтрализовать мои чипы?
   - Они находятся на висках под кожей, - начал объяснять другой подпольщик. - Надо надрезать и отвернуть лоскуток кожи, а потом можно выжигать контакты лазером. Это можно делать только под общим наркозом, так как процедура выжигания очень болезненна.
   Когда беглецы пересели в поезд, Адам, наконец, увидел лица товарищей Ли-Вея.
   - Как вас зовут? - спросил он.
   - Я Чао, - представился худощавый.
   - Ронг, но это клички, - сказал тот, что шире в плечах, пожав Адаму руку.
   - Я должен тебя предупредить, - перебил напарника Чао. - Это мало вероятно, но после нейтрализации чипа может выясниться, что ты вовсе не Адам и даже не Дао-Вей...
   Поезд выехал за город, и скоро на станции беглецы снова пересели в автомобиль, который понесся к промышленной зоне. Въехав на территорию какого-то склада, машина остановилась, все вышли и направились к зданию. Адам, наконец, почувствовал себя свободнее, не придерживаемый за руки роботами. Внутри склада было тихо. Несколько роботов грузчиков стояли у входа в ожидании какого-нибудь транспорта. В дальнем конце зала, уставленного стеллажами с огромными ящиками, была большая комната, куда привели Адама.
   - Это наша лаборатория и операционная, - сказал Ронг Адаму. - Зайди сюда в этот рентгеновский аппарат и смотри прямо перед собой на экран. Видишь свой череп в профиль? Видишь на виске прямоугольник с точками внутри?
   - Да, это чип, - согласился Адам.
   - Теперь пошевели головой, подвигай челюстью, проведи рукой по уху, - попросил Чао. - Убедился, что это твой чип?
   - Да, теперь сомнений нет, - подтвердил Адам, выходя из аппарата.
   - Давайте готовьте его, - сказал подошедший хирург, надевая колпак и перчатки.
   - Это же космус!? - воскликнул Адам.
   - Правильно, я вижу, у тебя глаз наметанный! - подтвердил врач. - Мы, космусы, сейчас почти все с чипами. А эти люди меня спасли. Теперь я тоже в подполье.
   - Значит, у экипажа корабля "Армстронг" не было чипов? - спросил Адам.
   - Вероятно, - предположил хирург. - Ведь вся эта история с чипами началась только около сорока лет назад после переворота. Ладно, ложись на стол, и приступим.
   Когда Адам уснул под наркозом, с двух сторон к операционному столу подъехали по роботу и, под наблюдением хирурга, приступили к операции. Они вырезали лазерными скальпелями лацканы кожи и приподняли их с висков больного. Хирург укрепил специальные лазерные головки на поверхности чипов и приступил к выжиганию контактов, подавая команды с клавиатуры компьютера.
  
  

Глава 8 . Амнезия.

  
   Действие наркоза кончилось. Раскрыв глаза, он увидел перед собой врача и еще двоих незнакомых мужчин.
   - Адам, как ты себя чувствуешь? - спросил хирург. - Голова не болит?
   - Какой еще Адам? - спросил Макс, приподнявшись на локтях.
   - Дао! - воскликнул Ронг. - Ты Дао-Вей!
   - Что! - возмутился Макс. - Этот бандит? Да как вы смеете!
   - Так, все, стоп, тихо! - крикнул Чао. - Как тебя зовут?
   - Я Макс Вонг, полномочный представитель планеты Марс солнечной системы.
   - Вот те на! - удивился Ронг. - Марсианский посол собственной персоной. Ну, Карлос и закрутила! Умная, стерва!
   - Где я, черт побери!? - возмутился Макс, ухватившись за бороду в надежде почесать подбородок. - И что это за борода?
   - Ты на Атлантиде, - просветил его Чао.
   - Сам знаю, что на Атлантиде!
   - Так, это уже лучше..., - обрадовался Ронг. - Сначала расскажи все, что ты помнишь о своей жизни на Атлантиде. Это поможет нам объяснить тебе, где ты находишься и как ты сюда попал.
   - Наша делегация прилетела вчера, - начал вспоминать Макс. - Мы с женой дали интервью прямо в космопорте.... Где моя жена!?
   - Посмотри, это не она? - спросил Чао, показывая послу фотографию Лайди на экране.
   - Нет, нет! - возмутился Макс. - Подожди, я ее где-то видел....
   - Как зовут твою жену? - поинтересовался Ронг.
   - Джин, - не задумываясь, ответил Макс.
   - Так, Чао, зайди на сайт посольства и найди Вонг Джин, - распорядился Ронг. - Вы с женой дали интервью, и что же дальше...?
   - Потом нас отвезли на север в какой-то карантинный лагерь отдыха, - старался припомнить Макс. - Там нам дали уютный домик в парке. Перед ним еще был пруд. Вечером мы с женой пошли спать и....
   - И что? - не выдержал Ронг.
   - Не помню! - всхлипнув, крикнул Макс. - Больше я ничего не помню!
   - Так, все ясно, как рассказывала Лайди, в этом лагере они оболванивают важных персон, - сделал выводы Ронг. - В первую же ночь в ваши головы имплантировали чипы. Потом вас продержали несколько дней на наркотических препаратах, пока не рассосались швы. А через месяц протестировали работу чипов на энцефалограмме.
   - Нашел! - обрадовался Чао. - Посмотри, Макс, это твоя жена!
   - Да, но кто этот носатый парень, которого она обнимает!? - возмутился Макс.
   - Это полномочный посол планеты Марс, - ехидно хихикнув, уточнил Чао.
   - Не юродствуй! - одернул его Ронг.
   - Что за наглость! - выкрикнул опомнившийся Макс. - Эта шлюха так прильнула к самозванцу, что не остается никаких сомнений...
   - Поосторожней с выражениями, - напомнил Ронг. - Вы же дипломат.
   - Да я ее вытащил из самого престижного борделя планеты...!
   - Джин не виновата, Макс! - пытался исправить свою невыдержанность Чао. - Она принимает этого парня за тебя. У нее тоже в голове чипы.
   - Что это за чипы? - спросил Макс. - Как они действуют?
   - Чипы запрограммированы так, что выводят память о предыдущей личности и события, связанные с ней, частично или полностью, в подсознание, - стал объяснять хирург. - Через чипы в твой мозг ввели память о новой личности.
   - Кто вы? - обратился Макс к врачу, прервав его на полуслове.
   - Меня зовут Пабло Маратинос. Я хирург, который тебя прооперировал. Мне удалось нейтрализовать действие чипов. И теперь твоя настоящая личность восстановлена у тебя в мозгу. Но тот период твоей жизни, когда чипы были в рабочем состоянии, безвозвратно утерян, потому что здесь, в подполье, у нас нет хорошей сканирующей аппаратуры. А после выжигания контактов восстановить память чипа в виде видеофайлов уже невозможно.
   - И сколько времени эти штуки проработали в моей голове?
   - Четыре года, - со вздохом ответил Ронг.
   - Что-то вся эта ваша история дурно попахивает! - засомневался Макс. - А что, если это вы вставили мне чипы? Или никаких чипов вообще нет, и вы мне просто морочите голову?
   - Зайди сюда, в рентгеновский аппарат, и смотри на экран, - попросил его Чао.
   Подпольщикам снова пришлось проделать ту же процедуру уже с Максом.
   - Ну, хорошо, я вижу чипы, - согласился Макс. - А как вы докажете, что не вы их мне вставили, и что они уже нейтрализованы?
   - Сейчас мы покажем тебе небольшой фильм, снятый скрытой камерой примерно два часа назад, - предложил Ронг, запуская видеофайл с экрана. - Там ты увидишь себя до операции....
   Сначала на экране появился Макс, выходящий из автомобиля и идущий в сторону склада в сопровождении Ронга и Чао. Потом Макс узнал помещение, в котором находился сейчас, и увидел то же самое оборудование.... Больше всего его удивило то, что он откликался на имя Адам, которым называли его окружающие.
   - Теперь ответь нам еще раз, кто ты такой? - спросил его Ронг после просмотра фильма.
   - Я Макс Вонг, посол...!
   - Хорошо, хорошо, - перебил Макса Чао. - Сейчас ты нам веришь?
   - Пожалуй, да, - выдавил из себя Макс. - Дайте мне ножницы и бритву, я хочу, наконец, избавиться от этой бороды.
   - Давай сделаем это попозже, - предложил Ронг. - Сначала нам нужно, чтобы ты сделал небольшое заявление перед камерой.
   - Какое еще заявление? - спросил Макс.
   - Понимаешь, чтобы нейтрализовать чипы, нам пришлось тебя похитить, - начал объяснять Чао. - Вернуться и разыгрывать из себя прежнего человека тебе не удастся. Система слежения агентства безопасности моментально определит, что твои чипы не работают. Да в службе безопасности уже и так давно поняли, кто и зачем тебя похитил. Сейчас за тобой охотится вся исламская полиция континента, в большинстве своем состоящая из агентов диктаторского режима Накамуры.
   - Подождите! - воскликнул Макс. - Но ведь Альберто Накамура законно избранный президент правительства Атлантиды.
   - Ничего подобного, - возразил Ронг. - Альберто Накамура - инженер по биоэлектронике. Он сын знаменитого профессора - генетика Итиро Накамуры. Альберто разработал и имплантировал чипы в головы будущих космонавтов, чтобы минимизировать у них потерю памяти после замораживания. Этой технологией воспользовались военные во главе с генералом Санчесом, который сейчас возглавляет агентство безопасности и является неформальным теневым диктатором на планете. Наша подпольная организация Свободное содружество полагает, что Санчесу удалось имплантировать чипы даже в голову президента Накамуры.
   - Что будет, если они меня поймают? - перебил Ронга Макс.
   - Твои чипы восстановлению не подлежат, - ответил Ронг. - Замена их на новые - очень опасная операция, так как с внутренней стороны черепа нервные волокна - дендриты вросли в контакты чипов. Ты важная персона, и теперь слишком много знаешь. Если агентам Санчеса удастся тебя поймать, то, скорее всего, они тебя заморозят и отправят в одну из тюрем на Нинге или на остров Хенг-Донг.
   - Как, разве исламисты не захватили планету Нинг и не освободили там всех заключенных? - удивился Макс.
   - Это то, что Карлос рассказала тебе, и то, что сообщают вам c Атлантиды во время сеансов связи с Марсом и с Землей, - пояснил Чао. - На самом деле там всего треть заключенных - исламисты. И потом, как могут замороженные поднять восстание...?
   - Ладно, уже утро, нам надо исчезнуть отсюда, - сказал Ронг, оглядевшись вокруг и бросив взгляд на хирурга. - Нас слишком много для этого укромного места. Макс, так ты с нами!? Или тебя подбросить до ближайшего полицейского патруля....
   - Да, да, конечно, с вами! - не раздумывая, подтвердил посол.
  
   А в это время почти на той же долготе, на южном континенте Китай, в столице Атлантиды было тоже раннее утро. Посольство Марса находилось в центре Шанхая в красивом небоскребе, облицованном красным камнем, на самом верхнем, шестом ярусе улиц - эстакад, в ряду с другими представительствами. Все последние двадцать этажей высотного здания, включая верхушку со смотровой башней, принадлежали марсианам. А еще была и загородная резиденция.
   В огромной спальне посла на сто первом этаже пронзительно зазвонил сотовый телефон. Джин ответила, и стала трясти за плечо своего мужа: - Макс, вставай! Это секретарь посольства. Пришел новый видеофайл с Марса по сеансу быстрой радиосвязи.
   - Космусы что, уже передали его нам? - спросил "посол".
   - Конечно! - подтвердила Джин. - Иначе стала бы я тебя будить после вчерашней вечеринки.
   - Ну ладно, включи пока экран и закажи мне кофе, - попросил "Макс".
   На экране красивая марсианка, секретарь министерства иностранных дел, сообщив дату видеозаписи, продолжала зачитывать заранее подготовленный текст: - Как мы уже недавно передавали, осталось несколько месяцев до прибытия на орбиту Атлантиды боевого трехпалубного ракетного крейсера - авианосца модели F-11, типа Фобос. Авиаотряд крейсера оснащен сорока пятью истребителями "Спейс раптор" модели SR-87. Экипаж крейсера состоит из ста добровольцев - кадровых военных космического флота планеты Марс, которые изъявили желание репатриироваться на Атлантиду и готовы присягнуть в верности правительству содружества. Руководители трех держав на Земле, участвовавших в бартерной сделке, выразили удовлетворение техническими характеристиками и оснащением космического парома типа Ковчег, построенного на планете Вида и прибывшего сегодня на орбиту Земли. Особое восхищение у специалистов вызвали новые высокоскоростные двигатели, которые позволят переселенцам гомосапиенс достичь вновь разведанной планеты за более короткий срок, чем было запланировано. Тейя, так назвали планету Земляне, ждет нас в гости! Орбитальная разведка, проведенная кораблем флота содружества, установила приемлемый состав атмосферы на Тейе и нормальное давление воздуха на поверхности, пригодные для ее заселения. На снимках с орбиты видны континенты и океаны планеты. Спускаемые зонды зафиксировали наличие богатой фауны и флоры....
   - Вот видишь, опять ничего нового, - подытожил "Макс", выключая экран. - Надо сказать секретарю, пусть он на этот раз зачитает наш ответ. Я это делал в прошлый раз.
   - Как, они же сообщили, что крейсер прибудет с экипажем! - подметила Джин.
   - Это было указано в контракте, - спокойно ответил "Макс", поставив кофейную чашечку на сервировочный столик. - Еще бы, небось на каждую должность на корабле была не одна сотня кандидатов! Кому охота, после выхода на пенсию, остаток жизни провести в катакомбах, питаясь продуктами, выращенными в теплицах?
   - Да, ты прав, - сказала с вздохом Джин. - Я так рада, что мы вырвались оттуда....
   - Мне последнее время снится странный сон, - задумавшись, стал рассказывать "Макс": - Будто я гуляю по лесу с какой - то девушкой. Мы идем по пригорку на поляне, а вокруг
   ветер качает верхушки деревьев, поют птицы, вдали видно озеро, по небу плывут облака. Мы заходим в большой деревянный дом, и я снимаю с себя китель какой-то старинной
   военной формы летчиков США.... Я все время силился вспомнить, как зовут эту девушку. И вот, наконец, вспомнил - Пенелопа. Самое интересное, что я никогда не был на Земле....
   - Наверное, насмотрелся американских блокбастеров, - предположила Джин.
  
   Макс, Ронг и Чао ехали уже больше двух часов, объезжая стороной встречающиеся все реже и реже мелкие городки с торчащими в центре башнями минаретов. По дороге Макс, сидящий сзади, невольно подробнее рассматривал лицо Ронга, который то и дело поворачивался назад, рассказывая что-то Максу. Ронг, с его коренастым, скуластым и слегка смуглым лицом, напоминал тибетца. Но его ярко-голубые глаза никак не гармонировали с его прямыми и черными как смоль волосами. Пронизывающий взгляд Ронга быстро завораживал собеседника, как змея испуганного кролика.
   Наконец, преодолев пост со шлагбаумом, оборудованным камерой, фиксирующей номера автомобилей, они въехали в огромную промышленную зону, где между корпусов по улицам сновали грузовики и различные подъемно - транспортные машины.
   - Ну, вот мы и дома! - обрадовался Чао. - Это огромный комплекс заводов по производству роботов разного профиля. Здесь нет ни одной живой души, кроме наших людей. Мы тут влезли в базу данных центрального компьютера и стерли из памяти несколько складов. Там мы и расположились. В нашем распоряжении оказалась куча боевых роботов с кодами доступа к их мозгу, море запчастей, процессоров и чипов памяти.
   - Ладно, кончай трепаться, - оборвал его Ронг. - Приехали.
   Все трое вышли из автомобиля и направились к входу в здание, около которого стояли два вооруженных боевых робота. Один робот тут же оставил свой пост и пошел навстречу идущему впереди Ронгу. На расстоянии двух шагов друг от друга человек и машина остановились, и робот просканировал сетчатку глаз Ронга. Подпольщик объяснил роботу, что остальные следуют с ним, и охранник пропустил группу внутрь. Они прошли по коридору, поднялись на лифте, и, пройдя через холл второго этажа, вошли в небольшой зал, служивший командным пунктом. Вокруг все было напичкано оборудованием. Мощные компьютеры, серверы связи и куча экранов по стенам. В середине помещения находился большой дугообразный пульт, состоящий из стеклянных клавиатур и стоящих на нем прозрачных мониторов. Достаточно было одного касания пальцев оператора по клавиатурам или манипуляций руками по поверхности прозрачных экранов, чтобы передать нужные команды компьютерам. С вращающегося кресла, установленного у пульта, встал худощавый лысый молодой парень и, повернувшись лицом к Максу, представился: - Здравствуйте, меня зовут Квентин. Я программист и начальник штаба организации.
   - Очень приятно, - боязливо промямлил Макс, выразительно посмотрев на Ронга.
   - Да не удивляйся ты каждый раз! - рассердился на Макса Ронг. - Он тоже космус. Еще два года назад мы ворвались в здание аэропорта, и нам удалось похитить пять офицеров охраны - космусов. После нейтрализации их чипов, один офицер оказался бывшим электронщиком, другой программистом, а остальные раньше были астронавтами.... Мы надеялись в их лице получить опытных солдат. Но оказалось, что выиграли больше. Тем более, что посылать их на задания здесь, на севере, где большинство населения криосы, нецелесообразно. А в остальных местах планеты тотальная электронная слежка их быстро вычислит.
   - Нужно, чтобы Макс прочел речь Дао-Вея перед камерой, - напомнил Квентин. - Только после этого можно будет избавить его от бороды. Макс более важная карта в игре, чем вы думаете! С его помощью мы сможем перехватить марсианский крейсер Фобос.
   - Что еще за крейсер? - спросил Макс.
   - Это потом, - перебил его Ронг. - Сначала тебя нужно надежно спрятать. Вот текст речи Дао-Вея. Садись сюда, перед камерой, и зачитай ее.
   - Братья, мусульмане! - начал говорить с пафосом бывший работник дипломатического корпуса. - Генерал Санчес окружил меня своими агентами. Но мне помогли бежать партизаны из организации Свободное содружество. Среди них много истинных воинов ислама. Братья, имамиты! Помогайте подполью! Генерал Санчес одурманил головы
   космусов. Они не ведают, что творят. Мой призыв к миру во время пятничной молитвы остается в силе. Это воля аллаха! Не поддавайтесь на провокации....
   - Ну, ты даешь! - восхищенно воскликнул Чао, когда Макс закончил. - Без подготовки, и так красиво!
   - Ладно, - оборвал его Ронг. - Отведи Макса в его комнату, пусть он побреется, и помоги ему изменить цвет волос. А я через час созову совещание.
   Пока они вместе обедали, Чао объяснил Максу, что Ронг - руководитель подполья, хотя иногда лично проводит наиболее важные операции. Когда они вернулись на командный пункт, все уже были в сборе.
   - Великолепно! - оценил Ронг парикмахерское искусство Чао. - Здесь, на севере, почти каждый - узкоглазый брюнет. Познакомьтесь, это посол планеты Марс - Макс Вонг. Вот кого подсунули нам стряпчие с кухни генерала Санчеса в качестве Дао-Вея! Скажи нам, Макс, когда ты с Марса прибыл на наш корабль Армстронг, с тобой были еще пассажиры, кроме твоей жены?
   - Нет.
   - А большой контейнер с замороженным телом? - опять спросил Ронг.
   - У нас с Джин был только личный багаж, который я тщательно проверил, и маленький сейф дипломатической почты с документами.
   - Кроме вас с женой и экипажа, на борту уже были и другие люди с Земли? - не унимался Ронг.
   - Да, были тоже посол с супругой, - недоуменно ответил Макс. - Но они уже были заморожены.
   - А где находился Дао-Вей, когда ты покидал планету? - спросил Чао.
   - Как где! - вскинулся Макс. - В тюрьме.
   - Непонятно тогда, кто этот тип, которого Карлос подставила вместо тебя? - заключил Ронг.
   - Во всяком случае, уж точно не Дао-Вей, - уверенно ответил Макс. - Я его посещал в тюрьме незадолго до прилета Армстронга, чтобы ознакомиться получше с исламом. Ведь здесь, на Атлантиде, большое количество криосов - имамитов. Дао-Вей не похож на того подставного типа.
   - Вот, возьми, - сказал Ронг, протягивая Максу маленький блестящий диск в прозрачной упаковке. - Здесь небольшой фильм, снятый на любительскую камеру той девушкой, с которой ты был вместе четыре года, с тех пор, как тебе имплантировали чипы. Ее зовут Лайди. Она была твоей невестой. Лайди - член подполья и помогла тебе бежать. Посмотри этот фильм на досуге. Все-таки, это хоть какой-то маленький кусочек из твоей жизни в те четыре года, который ей удалось заснять.
   В командный пункт набилось человек двадцать. В основном это были руководители небольших групп, по пять - десять человек каждая, усиленных боевыми роботами.
   - Я могу начинать? - спросил Квентин разрешения у собравшихся. Все затихли, и он продолжил говорить: - Как вы уже знаете, мне удалось сломать защиту центрального пункта дальней и ближней космической связи, который контролирует генерал Санчес. Теперь мы тоже получаем как все сообщения прибывшие с других планет и кораблей, так и отправленные с Атлантиды. Так вот, крейсер Фобос, о котором вы все так наслышаны, прибывает на орбиту нашей планеты через три месяца. С учетом наличия в наших рядах уважаемого посла Макса Вонга, я разработал дерзкий план захвата крейсера....
   Собравшиеся сразу загалдели, бурно обсуждая заявление начальника штаба.
   - Тихо! - крикнул Ронг, и все быстро замолкли.
   - Я предлагаю захватить атмосферный бот из космопорта и прибыть на крейсер раньше, чем это сделают люди Санчеса, - продолжил свою речь Квентин. - Мы захватим Макса с
   собой на корабль, и марсиане нам поверят, послушав своего посла.
   - Как ты сможешь проникнуть на бот, минуя охрану? - спросил Ронг.
   - Охрану придется перебить, а офицеров, по возможности, - нейтрализовать, - начал объяснять Квентин.
   - Чем, голыми руками!? - возмутился Ронг. - Как ты протащишь на летное поле хотя бы двадцать наших боевых роботов?
   - У меня все продумано, - успокоил его Квентин. - Мы попадем на летное поле по двум каналам. Через компьютерную базу центрального туристического агентства я заказал нам
   путевки на курортную зону Китая. С такими документами, и в мусульманских одеждах, мы окажемся на летном поле межконтинентального аэропорта Шанхая, которое отделено от космодрома лишь решеткой электронного забора. Это будет первая группа наших людей. Наши роботы с двумя офицерами прибудут в контейнере. Это - вторая группа.
   - В каком еще контейнере? - удивился Ронг.
   - Я закажу пополнение для охраны космопорта, - улыбнувшись, объяснил Квентин. - Роботы поступят с нашего склада. Заказ будет срочный. Наш контейнер доставят ночью, на транспортном самолете, прямо к казармам охраны на территории космопорта. Туристический рейс тоже прибудет примерно в то же время.
   - Как два наших человека перенесут перелет в грузовом отсеке самолета? - спросил Ронг.
   - В полу контейнера мы сделаем раздвижные жалюзи, чтобы люди не задохнулись на земле, - ответил Квентин. - А чтобы не было неприятных неожиданностей в воздухе, два наших человека наденут отапливаемые скафандры, и мы установим в контейнере дополнительный большой баллон с кислородом. Мы уместим больше роботов, если поставим их плотно друг к другу, без упаковки, и обвяжем крепежными ремнями. А люди пристегнутся к двум креслам, привинченным к полу.
   - Хорошо, мы прибыли на исходные позиции, - подытожил Ронг. - Что дальше?
   - Наша задача захватить дежурный аварийный бот - рейдер, - объяснил Квентин. - Это единственный корабль, который постоянно заправлен и готов к старту. Он находится на специальной площадке. Как только обе наши группы прибудут на место, роботы внутри контейнера разрежут лазерами петли дверей и выйдут наружу. После этого один наш командир с его роботами выдвинется в сторону дежурного рейдера, а другой побежит к месту встречи с туристической группой у разделительного забора. Роботы вырежут дыру в заборе, и все наши люди побегут к рейдеру.
   - У этого плана много темных пятен, которые я бы обозначил словом "если"..., - начал было сомневаться Ронг. - Но, имея двадцать боевых роботов, мы всегда сможем отделить от них мелкую группу без командира для устранения какой-нибудь неожиданной неприятности.
   - У меня предложение! - крикнул Чао. - Карлос, зная, что Макс теперь с нами, наверняка прикажет усилить охрану марсианского посольства. Надо убедить ее в правильности принятого решения. Давайте за день до основной операции устроим небольшое представление у здания посольства как отвлекающий маневр.
   - Отлично! - оценил Ронг. - Ты, Чао, у нас специалист по шумовым эффектам, тебе и карты в руки. Ну, давайте голосовать.
   Все командиры групп единогласно поддержали план захвата крейсера. Уже начали расходиться те, кто не принимал участия в предстоящей операции, когда вдруг Макс крикнул: - Подождите! Да ваш рейдер просто собьют средствами противовоздушной обороны.... Всеобщий хохот сразу заглушил реплику Макса.
   - Здесь их просто нет! - сдерживая улыбку, объяснил Квентин. - Это вы, земляне, весь свой потенциал тратите на войны и вооружения. Вы и Марс сначала разделили на сектора с разными колониями. У нас, в системе Поллукса, нет даже пояса астероидов среди внутренних планет, наличие которого могло бы хоть как-то оправдать развитие средств
   противовоздушной обороны. Здесь есть только дальний внешний пояс комет, которые представляют собой лишь ледяные глыбы.
   - А можно мне пойти с группой Чао к посольству..., - попросил Макс.
   - Там целой группе делать нечего, - прервал его Чао. - Скорей всего, я поеду один. А за Джин можешь не беспокоиться. Как только мы захватим крейсер, максимум через месяц после этого, ты займешь свое законное место в посольстве и обнимешь свою красавицу - жену.
   - Не забывай, ты нам нужен на Фобосе! - напомнил Максу Ронг.
   Макс со смешанным чувством вошел в свою комнату и посмотрел на диск сквозь запотевшую упаковку, которую все это время держал в руке. Макс вставил его в проигрыватель, и, включив экран, прилег на диван. Через час, когда фильм кончился, и голоса с экрана смолкли, Макс повернулся лицом к спинке дивана и уснул. Ему снились Лайди, ее родители, остров Тасмания и Тамила Кларк, которая все время вдруг появлялась непонятно откуда и жестким тоном что-то объясняла "Адаму", жестикулируя при этом руками. Макс проснулся с навязчивой идеей: " в фильме этого не было". В его памяти ясно предстала картина, где Лайди в свадебном платье подходит к нему где-то в саду, у дома.... Макс включил экран и стал тщательно искать это место на диске. Но тщетно. Игры разума, в которые во сне играла с ним коварная Кларк, свели с ума уже много жителей этой планеты.
   - Интересно, что будет с атлантами, у которых чипы стоят уже пятьдесят лет? - подумал Макс. - Если их нейтрализовать, это будет трагедия, сравнимая со смертью....
   Поужинав, Макс решил обсудить эту проблему с Квентином, и отправился к командному пункту. Но начальника штаба на месте не оказалось. Вместо него там дежурила девушка.
   - Где я могу найти Квентина? - спросил у не Макс.
   - Тебе срочно? - переспросила девушка.
   - Нет, просто надо поговорить, - ответил Макс.
   - Он только что сменился, и, вероятно, отдыхает в своей комнате, - объяснила дежурная. - Сейчас я посмотрю. Обычно он посылает нам сообщение на один из компьютеров, если просит, чтобы его не будили по пустякам. Вот, нашла. Сейчас у него подруга.
   - Ладно, я зайду попозже, - сказал Макс, уходя в коридор.
   - Нет, потом он точно пойдет спать, - остановила Макса дежурная, игриво улыбаясь, и приложив к уху сотовый телефон. - Я сейчас спрошу его, может быть, они уже кончили....
   Макс остановился в ожидании, пока девушка тихо говорила что-то в трубку.
   - Они уже одеваются, - прыснув от смеха, сообщила дежурная. - Ты можешь идти, комната номер сорок восемь.
   Макс подошел к двери в комнату Квентина. Она была раскрыта настежь. На пороге стояли Квентин со своей подругой и целовались. Завидев Макса, девушка вздрогнула, отстранилась от партнера, и, махнув Квентину рукой, тихо упорхнула в другую сторону коридора.
   - Извини, я не вовремя, - промямлил Макс.
   - Ничего! Заходи, заходи, - подбодрил его Квентин.
   - Ведь она криос...? - не уверенно спросил Макс, показав рукой на удаляющуюся в конце коридора девушку. - Я не имею в виду ничего предосудительного.... Просто я, ну понимаешь.... Марсианин.
   - У нас обоих сложная судьба, - сказал Квентин, пропуская Макса к себе в комнату. - Мне десять лет назад имплантировали чипы....
   - Вот об этом я и хотел поговорить, - перебил его Макс.
   - Хочешь кофе, чаю? - предложил Квентин, усаживая гостя на диван в холле.
   - Нет, спасибо, я только что поужинал, - поблагодарил Макс.
   - Так вот, десять лет назад у меня была семья, - продолжил Квентин. - Я был женат, но, слава богу, детей пока еще не было. Я отправился с одним товарищем на прогулку на яхте.
   Как выяснилось два года назад, он оказался подонком из службы безопасности. Моей жене сказали, что яхту опрокинуло сильной волной, и нас смыло в море....
   - А может, твой товарищ пострадал так же, как и ты? - выразил сомнение Макс.
   - Исключено, - отрезал Квентин. - Его узнал еще один член нашей организации, с которым случилось нечто похожее. Я проверил наш бывший адрес в сети. Ничего не изменилось. Я влез в компьютер жены и узнал, что она уже давно снова вышла замуж, и у них есть сын. Если бы я вдруг объявился, это навлекло бы опасность не только на меня, но и на всю их семью. Я нашел у жены фотографию, где были мы с товарищем на яхте, и показал ее всем членам подполья. Его опознала Лея - моя подруга. Это вызвало у нее бурю эмоций и заставило пережить снова тот же кошмар. Совместное горе нас и сблизило. Конечно, у нас с Леей не может родиться ребенок, но нам пока хорошо вдвоем.
   - А может, у этих агентов безопасности тоже есть чипы, и на самом деле они тоже несчастные люди? - предположил Макс.
   - Все может быть..., - согласился Квентин.
   - Когда все это началось? - спросил Макс.
   - Примерно сорок лет назад, - ответил Квентин. - Мне недавно удалось, наконец, залезть в базы данных агентства безопасности. Теперь у нас есть списки всех людей, которым не просто имплантировали контролирующие чипы, но и изменили личность. Их около двадцати тысяч.
   - Но для человека потеря памяти о тридцати - сорока годах его жизни - невосполнимая утрата! - воскликнул Макс.
   - Поэтому нейтрализацию чипов таких людей надо проводить только в случае, если они представляют опасность для общества, - объяснил Квентин. - У остальных можно выжечь в чипах только контакты, контролирующие приемо-передатчик внешней радиосвязи.
  
   Три года назад в нейрохирургическое отделение центрального госпиталя в Бейджине попал Динг Фен-Вей. Это был молодой парень, обвиненный в терроризме. Его должен был оперировать Пабло Маратинос. Уже два года Пабло работал одним из ведущих нейрохирургов на отделении. Но особо сложные операции случались крайне редко. Вот и сейчас все было как обычно. Парню надо было имплантировать чипы, чтобы нейтрализовать последствия влияния возможного замораживания на работу памяти, что также уменьшало агрессивность заключенного. Пабло зашел в палату, чтобы подготовить "больного" к операции. Заметив посетителя, Фен-Вей с трудом сел на кровати. На ногах у него были кандалы, соединенные прочным капроновым тросом, а запястья рук были пристегнуты по бокам к поясному ремню.
   - Мне надо в туалет, - сказал Динг врачу вместо приветствия.
   Пабло отстегнул руки Фен-Вея от пояса, чтобы удовлетворить его просьбу. И в этот момент у Маратиноса зазвенел сотовый телефон из кармана халата. Динг моментально засунул свою руку в карман к хирургу и первым завладел телефоном. Он сразу сделал три коротких шага к входной двери, насколько позволяли ему кандалы, высунулся через приоткрытую дверь на полкорпуса из палаты и зашвырнул телефон доктора подальше, в самый конец больничного коридора.
   - Что ты вытворяешь?! - только и успел крикнуть врач. - Я позову охрану!
   - В этом нет нужды, - тихо пояснил Фен-Вей. - Мне отсюда все равно не убежать. Я лишь хотел поговорить. Ведь у тебя тоже есть чипы в голове?
   - Конечно, - подтвердил Пабло. - Но зачем телефон - то выбрасывать?!
   - Через него служба безопасности контролирует твои мысли и действия.
   - Бред какой - то! - возмутился Маратинос.
   - Неважно! - сменил тему Динг. - Запомни: на сто одиннадцатой улице, в доме номер одиннадцать, на первом жилом уровне, в квартире номер один живет моя мать. Если захочешь узнать правду, найди ее. И не вздумай приходить к ней с телефонами. Все остальное забудь! Помни только адрес и мое имя. Никогда не вспоминай обо мне, если около тебя есть телефоны.
  
   Пабло было запрещено проверять состояние таких "больных" после операции. Этим занимались невропатологи в другом корпусе госпиталя. У Маратиноса туда не было допуска, и постепенно он забыл о маленьком инциденте, случившимся перед очередной операцией. Через полгода Пабло попросили проконсультировать больного с черепно-мозговой травмой, находящегося в другой клинике. Когда Маратинос вышел из автомобиля, въехавшего на служебную стоянку около приемного покоя этой больницы, он увидел офицера, инструктирующего роботов охраны. Это был Динг Фен-Вей. Пабло вдруг замешкался, как будто что-то вспомнил, открыл дверь машины и положил свой телефон на сиденье. Затем Маратинос быстро подошел поближе к офицеру и окликнул его по имени. Динг не прервал инструктаж и даже не посмотрел в сторону врача.
   - Фен, ты меня не помнишь? - спросил Пабло, положив ему руку на плечо.
   - Вы меня с кем-то путаете! - заявил Динг. - Я лейтенант Сонг.
   Офицер прочитал данные, указанные на магнитной карточке, болтавшейся на груди доктора, и сказал: - Врач из центрального госпиталя, что вы здесь делаете?
   - Меня вызвали на консультацию.
   - Тогда пройдите, пожалуйста, в приемный покой, - железным тоном предложил лейтенант.
  
   После этой неожиданной встречи весь день Пабло терзали догадки и сомнения. Он решил немедленно попросить перевода на родину, в Шанхай. Маратинос задумал тайно проверить ДНК родителей и сестры, и ему хотелось поскорее убраться с этого негостеприимного северного континента. К концу дня Пабло, наконец, придумал экстравагантную причину для своей просьбы, и послал электронное письмо - заявление главному врачу госпиталя. В письме он уверял, что ему очень одиноко, и подруга просит его переехать, чтобы пожениться и жить вместе. Не дождавшись ответа, Маратинос позвонил главному врачу. Удивившись, Пабло увидел его на экране своего телефона.
   - В чем дело, Пабло?! - спросил начальник. - У тебя же нет никакой подруги. Тебе просто надо отдохнуть и встряхнуться. Я заказал для тебя место в гостинице на южном побережье. Там есть чудесные секс - роботы. Завтра же поезжай на недельку. Туда каждый час с центрального вокзала идет экспресс на магнитной подушке.
   Пабло ничего не оставалось, как согласиться.
  
   Приехав на место, он вскоре пошел прогуляться к морю. Попробовав босой ногой воду, Пабло поморщился, и у него сразу созрел план. Он вернулся в номер, переоделся в рабочий костюм, положил в карман плавки и, взяв с собой прогулочную одежду и телефон, направился обратно к морю. Найдя пустынное место, Пабло закинул телефон подальше в воду, а одежду оставил на песке. Потом он отправился на железнодорожную станцию. Всю обратную дорогу, сидя в поезде, Пабло повторял про себя простой адрес матери Динга Фен-Вея....
  
   Командир космического крейсера Фобос - адмирал Саймон Менг спал в своей каюте на стене, обитой поролоновыми матами, обтянутыми искусственной кожей. По просьбе адмирала, в неформальной обстановке, старшие офицеры могли называть его просто Сай. Ему было всего пятьдесят два года, и выглядел он очень молодо. Получить такой высокий пост и звание адмирала ему удалось только благодаря тому, что он относительно недавно развелся. А всю команду на крейсер подбирали исключительно из холостых и незамужних специалистов.
   Крейсер включил тормозные двигатели на подходе к системе Поллукса, и сила тяжести оказалась направлена вперед по курсу корабля. Командир Фобоса спал, лежа на стене, которая стала теперь "полом" в его каюте, так как находилась в плоскости, перпендикулярной направлению торможения корабля. Полом в каюте называлась "стена", покрытая шершавыми стальными листами, которая действительно становилась полом только во время орбитальных стоянок и в период, когда маршевые двигатели не работали. К полу были привинчены кровать и столик. Поворотный стул держался на вертикальной поверхности пола при помощи ноги - подставки, встроенного в нее магнитного замка и страховочного троса, зацепляемого за ножку стола или кровати. В вертикальном сейчас потолке, который, естественно, находился напротив пола, была входная дверь в каюту. В одной из стен, которые были сейчас вертикальны, находилась дверь в туалетную комнату, где также был и душ. Все двери были раздвижные. Вдоль всех стен и потолка, покрытых мягкими панелями, были привинчены ближе к углам металлические лестницы - поручни. Внутри стен скрывались встроенные шкафы, дверцы которых были также обиты мягкими панелями.
   Часы - будильник зазвенели, и адмирал проснулся. Саймон должен был идти в рубку управления. Начиналась его смена. Ему нужно было выйти наверх через потолочную дверь в коридор, где внизу шли двери в каюты, а наверху люки в подсобные помещения и в коридоры, ведущие к главному переходу из жилого комплекса в рабочие отсеки корабля. Фобос представлял собой гигантскую сигару, поперек которой в центральной части были
   расположены два огромных диска жилых комплексов корабля. По мере надобности диски имели возможность вращаться относительно друг друга, чем создавалась искусственная сила тяжести во время стоянок на орбите в мирный период, или во время длительного полета при выключенных маршевых двигателях в случае размораживания части экипажа по причине какой - либо не боевой тревоги. Крайней поверхностью обода каждого диска являлась панель пола в каютах экипажа. Принято было считать направление в сторону обода - низом, а направление к центру диска - верхом. По концам обоих торцов сигары - корпуса корабля, то есть на носу и корме, находились маршевые двигатели. А в центре торцов, между двигателями - огромные раздвижные ворота, открывающие посадочные палубы для истребителей. Сейчас диски жилого комплекса Фобоса не вращались. Они были жестко закреплены гидравлическими захватами между собой и двумя половинами корпуса корабля. Поэтому специальная вращающаяся переходная шлюзовая камера, расположенная в центре дисков была зафиксирована и позволяла любому количеству астронавтов быстро проходить из жилого комплекса в рабочие отсеки крейсера. Попав в нее, Саймон направился к носовой части Фобоса. Там он воспользовался продольным лифтом, который опустил его на два этажа в сторону носа корабля, где находилась командная рубка. В бою, во время невесомости этим лифтом мало пользовались, так как пристегивающиеся к ботинкам магнитные подошвы позволяли экипажу быстро перемещаться по коридорам вдоль крейсера. Рубка располагалась на втором поперечном уровне. Вход в нее был из центрального продольного коридора, который в конце упирался в одну из посадочных палуб. На другой, кормовой половине сигары - корпуса корабля была соответственно своя, резервная, симметрично расположенная рубка управления, посадочная палуба и реакторные отделения с двигателями вокруг нее. По всей поверхности сигары - корпуса крейсера, кроме носовой и кормовой части, располагались башенные пушки и шахты ракет.
   Когда адмирал, наконец, вошел в рубку, он увидел, что там уже, помимо его старшего помощника полковника Ши, находились оба вахтенных офицера, которые ждали прибытия командира корабля, чтобы передать вахту. У них был совершенно потерянный вид, и они даже сразу не сообразили первыми отдать честь. Адмирал воспринял это спокойно. Он ведь только вчера приказал старпому разморозить этих двух офицеров. До прибытия на орбиту Атлантиды оставалось всего две недели. Рубка, где сейчас происходила передача вахты, представляла собой круглую комнату высотой всего два метра, стальные пол и потолок которой были перпендикулярны маршевым двигателям, а вдоль стены, обитой мягкими панелями, располагались два ряда экранов с небольшими поворотными пультами и поручнями. Если пол и потолок менялись местами в зависимости от направления тяги маршевых двигателей, то простой поворот пульта на сто восемьдесят градусов соответственно переворачивал и изображение на экранах. К полу и потолку рубки по центру были привинчены низкие круглые диваны без спинок. Старпом с подчиненным ему младшим офицером ушли отдыхать в свои каюты, оставив в рубке адмирала с другим лейтенантом, пришедшим на свою вахту. Оба младших офицера, размороженных в помощь старшим командирам, как того требовала инструкция, были летчиками атмосферных рейдеров. На вооружении Фобоса, помимо малых космических одноместных истребителей, были восемь больших рейдеров, которые могли осуществлять взлеты и посадки на планетах с атмосферой. Они могли вести бой как в космосе, так и в плотных слоях атмосферы. На рейдерах, помимо тяжелого вооружения, был также и пассажирский салон, в котором можно было размещать десант из десяти человек или роботов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 9. Переворот.

   Чао вместе с туристами вышел из автобуса. Стоянка располагалась на уровень ниже эстакады парадного входа в марсианское посольство. В руке он держал большой выключенный спутниковый видеофон, в который была вмонтирована шумовая ультразвуковая бомба. Протолкавшись между недоумевающими туристами к внешнему лифту, Чао одним из первых вбежал в него и поднялся на шесть этажей на уровень посольства. В большом вестибюле посольства охраны почти не было. Она вся была сосредоточена около входа в дальний холл с внутренними лифтами, ведущими только наверх, на этажи, занимаемые посольством. В вестибюле по стенам были развешаны огромные экраны, которые показывали исторические и документальные фильмы об освоении Марса и современной жизни на нем. Около каждого экрана на специальной вешалке висели наушники - гиды. Пол в высоком помещении был выложен отполированными каменными плитами всевозможных оттенков красного цвета. А в центре, на мачте, над головами посетителей развивалась голограмма марсианского флага, создаваемая лазерами, вмонтированными в пол у основания флагштока. Изображение имитировало развевающееся голубое полотнище с большим красным кругом посредине. Внутри, по сторонам от входа, стояли два автомата с напитками. Чао подошел к одному из них и заказал себе кофе. Он выпил напиток и подождал, пока все туристы не прибыли в вестибюль. Потом Чао включил видеофон и выставил с клавиатуры таймер бомбы на двадцать минут. Затем он незаметно опустил бомбу в урну для мусора и демонстративно проделал то же с пустым стаканчиком. Быстро выскочив из посольства, Чао побежал к лифту и спустился на самый нижний уровень, где на улице не было ни души. Пробежав квартал к следующему зданию, он, зайдя за грузовик - мусоровоз, сорвал с себя усы и парик и кинул их вместе с темными очками и одним комплектом поддельных документов в мусорный бак, приготовленный к погрузке. После этого Чао зашел в наружный лифт и поднялся на один уровень. Там он вызвал такси по сотовому телефону и, выкинув аппарат, поехал к станции поезда, идущего в аэропорт.
   Как и рассчитывал Чао, последняя группа туристов, закончивших осмотр вестибюля посольства, успела зайти в лифт, когда раздался взрыв. Произошел громкий хлопок, вызванный треснувшим металлом урны. От воздействия мощной ультразвуковой ударной волны огромные стекла наружных окон вестибюля рассыпались вдребезги. Как и надеялся Чао, выбирая подходящее время для акции, никто из туристов и персонала посольства не пострадал, кроме двух роботов - охранников, находившихся у входа в холл с внутренними лифтами, ведущими в помещения, занимаемые посольством. Чего Чао никак не ожидал, так это того, что от воздействия ультразвуковой волны сработает один из противопожарных датчиков, находящихся в помещении вестибюля. Замкнувшийся датчик включил сигнал пожарной тревоги по всему зданию, после чего сразу началась всеобщая эвакуация. Кроме того, в вестибюле включились форсунки системы автоматического пожаротушения и залили помещение противопожарной смесью.
   Все эти подробности "террорист" узнал, находясь в поезде на подъезде к аэропорту и слушая последние известия по сотовому телефону.
   Благополучно пройдя через проверочный терминал аэропорта, Чао оказался на борту самолета, вылетающего в Бразилию. Расчет был прост: пока полиция отловит и допросит всех в панике разбежавшихся туристов, пройдет достаточно времени, чтобы Чао успел сесть на самолет. А проверять ближайшие подозрительные рейсы после посадки, естественно, будут только на континенте Россия. Отдохнув полдня в Бразилии в гостинице аэропорта Сан-Атлантик, Чао отправится обратным рейсом в Китай, чтобы принять участие в полете на Фобос.
  
  
   Днем, накануне операции было холодно и лил дождь. Квентин удачно распорядился еще вчера, заранее, посуху загрузить все оборудование и роботов в специальный контейнер. И сейчас, одетые в скафандры, Ронг и его напарник Кун, чертыхаясь и неуклюже перепрыгивая через лужи, бежали к контейнеру, который уже стоял на платформе грузовика. Когда они вошли в контейнер, Квентин закрыл за ними двери и опломбировал замок специальным чипом с кодом агентства безопасности. Затем Квентин дал команду компьютеру - водителю грузовика ехать назад на рабочий склад боевых роботов, и, вернувшись на командный пункт, вызвал грузовой вертолет.
   Не успел робот - такелажник отцепить прицеп с контейнером от тягача, как низко над грузом завис уже прибывший вертолет. При этом к верхним углам контейнера постепенно начали спускаться четыре крюка на тросах, ведущих к лебедкам на вертолете. Такелажник понял, что от него требуется, оставил тягач в покое и, забравшись на крышу контейнера, вставил крюки в специальные проушины. Подождав, пока грузчик слезет на землю, вертолет включил лебедки, и контейнер постепенно поднялся и прилип к специальной раме, укрепленной под днищем винтокрылой машины.
   - По-моему, нас подцепили, - шепотом сказал Кун.
   - Примерно через полчаса мы будем на аэродроме, - отозвался Ронг, включив фонарик. - Не вздумай там болтать. Нам предстоит еще одна проверка пломбы на дверях перед погрузкой в самолет.
   - Хорошо, - согласился Кун. - А это что за штука? - спросил он, указав на алюминиевый бочонок с крышкой сверху и заплечными лямками по бокам, стоявший внутри контейнера около роботов.
   - Сухой корм для космусов, - объяснил Ронг.
   - Это еще зачем? - удивился Кун.
   - Рейдер поведут два наших пилота - космуса, ты забыл!? - пытался втолковать Ронг.
   - Ну, так выпьют себе по коктейлю перед вылетом, и вся недолга! - предложил Кун.
   - Нам может быть придется неделю пробыть на Фобосе, - урезонивал Ронг. - Чем они там будут питаться, святым духом!? А этого порошка им хватит на десять дней. Растворяй себе в дистиллированной воде и пей.
   - И кто понесет этот жбан? - спросил Кун.
   - Не волнуйся, робот из моей группы, - успокоил его Ронг.
   - Я тут подумал, к вопросу о еде, зачем космусам зубы? - задал, как ему казалось, философский вопрос Кун.
   - Для правильной дикции, деревенщина! - в очередной раз возмутился Ронг необразованностью товарища.
   - Ну, я же не виноват, что отец заставил меня учиться в медресе вместо школы, да еще и в провинции! - обиделся Кун.
   - Насколько я успел понять, ты был широко эрудированным интеллектуалом, пока мы не нейтрализовали твои чипы, - с глубоким сожалением констатировал Ронг. - Квентин ведь нашел тебе файлы с учебными программами колледжа и университета!
   - Но я еще совсем не брался за биохимию и анатомию..., - оправдывался Кун.
   - Зато по физике и электронике ты продвинулся намного дальше факультетской программы, - похвалил его Ронг.
   - Я все-таки волнуюсь, - вдруг опомнился Кун. - Я никогда еще не командовал больше, чем тремя роботами одновременно.
   - Но позавчера на тренировке все прошло гладко, - пытался успокоить его Ронг. - Хорошо, давай повторим все сначала. Итак, у нас двадцать роботов типа Файтер с
  
   номерами на корпусе. Твои подчиненные начинаются с единицы и кончаются десятым номером. Если со мной что-то произойдет, то ты сможешь так же контролировать и остальных наших роботов. Общее для всех кодовое имя - Мак. Ты говоришь в микрофон -
   Мак восемь, и робот номер восемь готов слушать твою команду. Если ты назовешь подряд несколько цифр на американос после кодового имени и отдашь команду, то все перечисленные Файтеры приступят к выполнению этой групповой команды. Запасное кодовое имя - Робин. Не забудь, цифры после этого имени должны произноситься на мандарине, и вернуться к первоначальному коду уже невозможно.
   Вдруг пассажиров контейнера слегка тряхнуло. Сначала они почувствовали, что пол у них уходит из-под ног, а затем ощутили легкую перегрузку.
   - По-моему мы снизились и зависли, - предположил Кун.
   И тут что-то лязгнуло, и послышался характерный гул работающих лебедок.
   - Все, тихо! - прошипел Ронг и выключил фонарик.
   Контейнер плавно опустился на заранее выставленную рампу, соединенную с установленной почти горизонтально задней аппарелью грузового самолета. На рампу поднялся офицер службы безопасности и проверил пломбу на дверях контейнера. Убедившись, что все в порядке, он приказал такелажникам принять груз на борт. Два робота подцепили тросами контейнер за нижние проушины и втащили его в самолет по рольгангу, вмонтированному в рампу и аппарель.
  
   Тем временем на Фобосе готовились к намеченной через два дня встрече первого рейдера с Атлантиды. Маневровые двигатели корректировали положение корабля на орбите. Была разморожена уже половина экипажа. Диски с жилыми помещениями вращались, создавая комфорт искусственной гравитации для их обитателей.
   Адмирал Саймон Менг рассматривал себя в зеркало, вытираясь после душа, и пытался развеять тревожные мысли, не покидавшие его уже несколько дней.
   - Что это за план "Б" на случай неожиданного нападения Атлантов в космосе? - спрашивал он сам себя, и не находил ответа. - Эти подозрительные земляне разработали кучу возможных вариантов тактики ведения космического боя в зависимости от предполагаемых действий противника, и команда отработала их во время тренировок. Еще бы, землян можно понять. Постоянные локальные войны и борьба с террором могут довести до паранойи кого угодно. Но зачем Атлантам такой крейсер? Может быть они, наконец, встретили в далеком космосе братьев по разуму, какую-нибудь новую высокоразвитую цивилизацию, которая вовсе не питает к нам родственных чувств?
   Но вскрыть закодированный файл плана "Б" разрешалось только адмиралу или старпому, в присутствии всех других старших офицеров, и только в случае нападения со стороны атлантов или космусов с Виды. Саймон решил подстраховаться и приказал вахтенному офицеру разморозить еще пять офицеров - десантников.
   Через четыре часа адмирал вскочил с кровати, разбуженный сигналом тревоги, доносившимся из репродуктора. Завывания сирены перемежались с противным голосом главного компьютера, который сообщал: - Отказ дефибриллятора на саркофаге номер двадцать три в кормовом отсеке колумбария. Дежурному врачу срочно прибыть в кормовой отсек колумбария.
   Саймон выскочил из своей каюты и быстро полез по лестницам наверх к переходной шлюзовой камере. Добравшись до площадки перед входом в камеру, он увидел там врача и фельдшера - десантника, ожидавших прихода лифта.
   - Чертов шлюз! - выругался адмирал. - Ты еще здесь?! - накинулся он на врача.
   - Я говорила с дежурным, доктор Бао Сан уже на месте, - оправдывалась смущенная молодая врачиха.
   Саймон взглянул в окно на двери шлюзовой камеры. Он заметил, что цилиндр шахты лифта стал замедлять вращение, совмещая свою боковую дверь с дверью их
   шлюза. Через полминуты все трое вошли в просторную круглую кабину лифта и постарались сосредоточиться на полу у торцевой двери кабины, направленной в сторону носа корабля. Лифт моментально передвинул их на двадцать метров к кормовой части Фобоса, и они вышли через другую дверь лифта. Адмирал тут же побежал по центральному коридору к колумбарию, где находились замороженные члены экипажа. Войдя в помещение колумбария, Саймон увидел врача. Доктор Бао Сан склонился над десантником, лежащим в саркофаге, стеклянный колпак которого был раскрыт. Около врача стоял переносной дефибриллятор с автономным источником питания.
   - Что, черт возьми, здесь происходит?! - крикнул адмирал.
   - Все в порядке, - доложил Сан. - Я вовремя среагировал и запустил его сердце при помощи переносного дефибриллятора. Десантник Альберто Родригес уже дышит самостоятельно.
   Саймон взял в руки две шины штатного дефибриллятора, отсоединенные доктором от тела десантника. Они плавали в невесомости, прикрепленные к саркофагу Родригеса частично оголенными электрическими проводами. Адмирал увидел, что у места, где провода входят в ложе саркофага, они просто были припаяны друг к другу от короткого замыкания, вызванного отсутствием изоляции.
   Саймон подошел к соседнему закрытому саркофагу. Сквозь стекло он заметил, что внутри изоляция на проводах дефибриллятора была того же зеленого цвета, что и в саркофаге Родригеса. Она тоже частично потрескалась и рассыпалась. Обойдя все помещение колумбария, адмирал отметил, что с такой зеленой развалившейся изоляцией было еще два саркофага. Все остальные имели на проводах исправную изоляцию синего цвета.
   - Сан, разморозьте в первую очередь людей из этих двух дефектных саркофагов, - приказал адмирал. - Эти разгильдяи земляне, вместо стандартных космических, установили здесь провода с изоляцией низкого качества, которая кристаллизовалась и осыпалась за время полета.
   - Джу, сходите еще за одним переносным дефибриллятором, - попросил Бао Сан свою коллегу, стоящую за спиной Саймона.
   - Размораживайте их по очереди! - приказал адмирал, обернувшись и, посмотрев, как девушка соблазнительно, но неуклюже виляла бедрами, передвигаясь в сторону выхода и периодически отрывая магнитные ботинки от железного пола.
   - Да, да, - подтвердил Сан. - Строго по инструкции. Пока очередной не проснется, не начинаем процесс со следующим.
   - А эта Джу ничего, - подумал про себя уже слегка изголодавшийся Саймон. - Хотя, на кой ляд она мне, - размечтался он. - На Фобосе есть еще достаточно женщин, но все они, включая эту, бледные, как поганки, потому что выросли в марсианских катакомбах. Говорят, местные, с Атлантиды выглядят куда привлекательнее...
   Адмирал подошел к микрофону селекторной связи и крикнул: - Машинное!
   - Кормовой реакторный отсек слушает! - отозвался дежурный энергетик.
   - Как только доктор Бао закончит свою работу, пришлите электрика в кормовой колумбарий, - приказал Саймон.
  
   Ронг и Кун почувствовали легкий удар о землю. Это автокран опустил их контейнер около казармы резерва боевых роботов, охранявших космопорт. Было около часа ночи по местному времени. Надо было спешить. Они уже опаздывали на десять минут. Нельзя было
   заставлять долго ждать остальных "туристов" у разделительного забора. Их могла бы заметить охрана. Ронг включил фонарик и нашел незаметные дырки - глазки в контейнере, проделанные для наблюдения. Он посмотрел в один из глазков и сразу увидел напротив казарму. Ронг дал знак Куну, и они тихо развязали роботов - Файтеров внутри контейнера.
   Роботы стояли по четверо в ряд по ширине контейнера. Затем Ронг включил Файтеров из ближайшего ряда. Он приказал двум своим роботам срезать лазерами петли дверей, опрокинуть их наружу и вынести весь стоящий на проходе хлам, кроме бачка с кормом для космусов. А два Файтера Куна готовы были сразу выскочить и ринуться в бой. До входной двери в казарму, где стоял такой же робот - часовой, было метров пятьдесят. Когда двери контейнера с грохотом шлепнулись на бетонные плиты плаца, находившегося сбоку от казармы, часовой сразу двинулся к контейнеру, включив сигнал тревоги. Два Файтера, по приказу Куна, побежали на встречу часовому. Не имея понятия о происхождении бегущих ему на перерез роботов, часовой не атаковал их. И этим воспользовался Кун, приказавший ликвидировать вражеского Файтера. Часовой был сражен на повал лазерами роботов повстанцев. Добежав до металлической двери в казарму, они приварили ее к косяку плазмоганами, настроенными на слабый импульс. За это время половина роботов уже выбралась из контейнера наружу. Место встречи с остальными повстанцами, прибывшими в качестве туристов, находилось в двухстах метрах от контейнера. Ронг заметил, что они уже давно ждут, и им пока ничего не угрожает. Он послал туда только двух Файтеров, чтобы вырезать дыру в разделительном заборе и позволить основной группе двигаться в сторону аварийного рейдера.
  
   Макс и два космуса - подпольщика вышли на подземную станцию из поезда, идущего из здания аэропорта к месту посадки на авиалинии. Вместо того, чтобы пройти к главному выходу, ведущему к самолетам, они поднялись по служебной боковой лестнице и, повернув направо, оказались в узком проходе между наружной стеной, ограждающей лестницу главного входа на станцию, и разделительным забором между аэродромом и космопортом. Это и было место встречи, где надо было прорваться через забор. Повстанцы надеялись, что в таком укромном месте никто не обратит на них внимания. Оба летчика - космуса были переодеты в женщин - мусульманок. На головах у них были повязаны платки, а длинные платья скрывали их мужские комбинезоны. Через пять минут к ним присоединился Чао. А еще через десять минут два Файтера, посланные Ронгом, вырезали проход в заборе. Тут же Макс, оба летчика и Чао, приказавший двум роботам Ронга сопровождать группу, побежали к аварийному рейдеру. На полпути к цели их уже поджидал Ронг с еще восемью Файтерами.
  
   Дежурный офицер, находящийся в казарме, вскочил с дивана, разбуженный сигналом тревоги. Следуя инструкции, он стал включать по очереди все тридцать роботов, находящихся в его распоряжении, что заняло, по меньшей мере, три минуты. Получив приказ построиться снаружи, Файтеры столпились у выхода, не имея возможности открыть дверь без взлома. Пока офицер догадался отдать приказ вырезать проход в двери, ушло еще некоторое время. К тому же, его отвлек еще один сигнал тревоги, который указывал на компьютерном мониторе с планом космопорта место прорыва внешней ограды.
  
   Когда последний робот покинул контейнер, Ронг со своими Файтерами двинулся на встречу к основной группе, уже бежавшей к аварийному рейдеру. А Кун со своим десятком остался на месте, чтобы привлечь внимание охраны к завязавшемуся бою у казармы. Пока офицер внутри казармы мешкал, выполняя инструкции, к месту происшествия уже прибыли два робота охраны с соседних постов, которых тут же вывели из строя Файтеры Куна. Он
   спрятал четверых роботов за углами казармы по сторонам входной двери, приказав им атаковать Файтеров противника, выходящих из помещения, а остальных расставил вокруг и внутри контейнера, обозначив им те же цели. После этого Кун побежал к рейдеру, уже не надеясь, что его еще там ждут.
  
  
   Робот, охранявший аварийный рейдер, заметил на расстоянии ста метров группу людей и Файтеров, бегущую к нему со стороны аэропорта. Он успел лишь поднять сигнал тревоги в помещении для дежурных летчиков, и был уничтожен первым же выстрелом из плазмогана, произведенным одним из Файтеров Ронга. Макс и летчики подпольщиков сразу же забрались в рейдер. А Ронг и Чао остались командовать роботами на летном поле.
   Поднятые по тревоге, штатные пилоты рейдера выбежали из небольшого здания, находящегося рядом. Их тут же схватили и прижали к земле четыре робота, посланные для этого Ронгом. Чао расставил остальных Файтеров на безопасном расстоянии вокруг рейдера и заметил бегущего к нему Куна.
   Через три минуты рейдер благополучно взлетел, неся на борту всех шестерых повстанцев.
   Получив условный сигнал об успешном вылете группы подпольщиков к Фобосу, Квентин, дежуривший на командном пункте, проник в главный компьютер космической связи содружества и сообщил вахтенному офицеру на крейсере о скором прибытии атмосферного бота.
   - В чем дело? - спросил удивленный Саймон у Ронга, когда удалось наладить прямую связь с рейдером, покинувшим пределы атмосферы. - Мы не ожидали вас так рано. Мне подготовить первую группу для отправки на Атлантиду?
   - Нет, об этом не стоит пока беспокоиться, - ответил Ронг. - Мы прибудем к вам с особой миссией. У нас на борту ваш полномочный посол.
   И Саймон увидел на экране Макса.
   - Господин посол, крейсер Фобос, вверенный под мою команду, благополучно прибыл на орбиту Атлантиды, - отрапортовал Саймон, соблюдая субординацию перед такой важной персоной. - Докладывает командир корабля, адмирал Менг.
   - Адмирал, вы меня узнали? - с нетерпением спросил Макс.
   - Конечно! - воскликнул недоумевающий Саймон. - Что за вопрос, господин посол! Я лично присутствовал на торжественной церемонии перед вашей отправкой на Атлантиду. Фобос уже строился, и я как раз только получил назначение на должность командира корабля.
   - И все-таки я прошу вас показать старшим офицерам крейсера видеофайлы с моим изображением, чтобы не возникало вопросов о подлинности моей личности, - заявил Макс.
   - Что вы, господин посол, у нас на борту находится военный атташе полковник Андреас, который прибыл в ваше распоряжение.
   - Очень хорошо! - обрадовался Макс. - Мы знакомы лично. Тогда соберите пожалуйста вместе старших офицеров и врача. Через полчаса, когда мы прибудем, я собираюсь выступить перед ними с заявлением.
   Саймон немедленно созвал всех командиров подразделений и главного врача на совещание в рубку управления. Но, сообразив, что кроме десяти собравшихся офицеров и врача, придется впихнуть в тесную рубку еще шестерых гостей, понял свою ошибку. Сначала он подумал было об одной из кают-компаний, находящихся в жилых комплексах вращающихся дисков. Но ему не хотелось тратить время на переходы через шлюзовую камеру с лифтом. И адмирал решил собрать всех прямо на посадочной палубе сразу после приема рейдера на борт. Он приказал дежурному авиатехнику расставить магнитные стулья прямо около рейдера на полу палубы и принести шесть пар магнитных подошв среднего размера, пристегивающихся к обуви.
  
   Когда Макс с остальными повстанцами вышел из рейдера в зал посадочной палубы, их тепло встретили входившие туда офицеры Фобоса. Как только закончились рукопожатия и аплодисменты, по команде адмирала все уселись. Посол, используя свое красноречие дипломата, подробно рассказал о постигшем Атлантиду военном перевороте и о чипах, служащих духовному порабощению людей хунтой генерала Санчеса.
   Рассказ Макса о том, что сейчас планету Марс на Атлантиде представляет ни в чем не повинный самозванец, окончательно вывел из себя адмирала.
   - Да надо атаковать здание главного управления службы безопасности боеголовкой с электромагнитной бомбой! - крикнул Саймон. - Она выведет из строя все компьютеры и системы связи противника, что моментально прекратит массовый контроль над населением со стороны спецслужб.
   - Не забывайте, микрочипы в головах у людей тоже подвергнутся атаке! - подчеркнул один из космусов - пилотов рейдера. - Она может вызвать внезапный сильный спазм головного мозга и, как следствие, смерть в результате инсульта.
   - Извините, как вас зовут? - спросил доктор Бао у летчика.
   - Арнольд, - представился космус.
   - Арнольд абсолютно прав, господин адмирал, - заявил Бао Сан. - Может погибнуть много невинных людей.
   - Адмирал, я думаю, что руководитель местного подполья Ронг лучше знаком с обстановкой, - сказал Макс. - И у него есть план действий. Но прежде чем мы его выслушаем, я хочу попросить доктора Бао проверить хотя бы у двоих из гостей, включая меня, наличие микрочипов на рентгеновских снимках головы.
   - Это мы успеем сделать и потом, - распорядился Саймон. - Сейчас я хочу послушать, что предложит нам Ронг.
   - У нас мало времени, - доложил Ронг. - Наши файтеры и ваш десант должны атаковать три объекта почти одновременно, и при этом нужно нанести ракетно-бомбовые удары по семи резервным складам с боевыми роботами, находящимся в безлюдных промышленных зонах.
   - Что это за объекты? - спросил адмирал.
   - Главная наша цель - это здание центрального управления службы безопасности, - пояснил Ронг. - Оно охраняется двенадцатью роботами снаружи, и восемь файтеров находятся внутри. Обычно в управлении есть два офицера охраны, два старших офицера службы безопасности и, если нам повезет, там могут находиться генерал Санчес и его заместитель Дженнифер Карлос сразу одновременно. Нам надо их арестовать и обесточить главный компьютер. Квентин, начальник штаба нашего подполья, задублировал на нашем сервере всю базу данных службы безопасности. Так что с их компьютером можно не церемониться. Для атаки на этот объект нам нужно тридцать боевых роботов с Фобоса. Около здания управления службы безопасности есть вертолетная площадка. Там могут сесть ваши рейдеры, адмирал.
   Ронг говорил, указывая объекты на карте - компьютере, разложенной тут же на крыле рейдера.
   - Одновременно здесь можно посадить только два рейдера, - сказал Саймон, посмотрев на карту. - Третьему удастся сесть только через несколько минут после того, как предыдущие освободят для него место. Третий рейдер сможет, по началу, огнем с воздуха перебить внешнюю охрану и вывести из строя спутниковые антенны на крыше здания.
   - Вы должны вооружить ваших роботов также и огнестрельным длинноствольным оружием, - предложил Ронг. - Лазеры наших Файтеров поражают максимум на пятьдесят метров, а дальность поражения плазмоганов не выше трехсот.
   - У нас есть специальные автоматические винтовки, приспособленные под роботов, с прицельной дальностью стрельбы восемьсот метров, - сказал командир батальона десантников. - Они дадут нам преимущество.
   - Второй целью, где будут задействованы ваши десантники, адмирал, является главный космопорт и аэропорт Атлантиды, - продолжил инструктаж Ронг. - Он охраняется сейчас только тридцатью разбросанными по постам Файтерами. Атаковать нужно немедленно, пока они не получили подкрепления. Час назад мы, захватив рейдер, вывели из строя весь их резерв. Для атаки нам понадобится еще четыре рейдера и сорок роботов с Фобоса.
   - А что же будут делать в это время уважаемые подпольщики? - спросил старпом.
   - Наши главные силы на севере Атлантиды под руководством Квентина захватят в это время грузовой аэропорт на континенте Россия, - объяснил Ронг. - Рядом в промышленной зоне, которую вы ни в коем случае не должны бомбить, мы сосредоточили на складе наш резерв - триста Файтеров. После захвата северного аэропорта мы сможем отправить их вам на помощь.
   - Так, сейчас же приступаем к операции! - приказал адмирал. - Ронг, скопируйте файл с картой, где указаны атакуемые цели, для майора Фанга.
   Ронг тут же отдал свой компьютер командиру эскадрильи истребителей майору Фангу и вытащил такой же из-за пазухи.
   - Вы атакуете с низкой орбиты, - приказал Саймон Фангу. - Используйте мощные фугасные конвенциональные боеголовки. Каждый объект нужно сравнять с землей, чтобы обрушившиеся перекрытия уничтожили Файтеров.
   - Ронг, с какой группой ты полетишь? - спросил адмирал.
   - Я должен находиться в группе, которая атакует управление службы безопасности, - ответил Ронг. - А остальные, разумеется, кроме посла, полетят к космопорту.
   - Все по местам! - скомандовал адмирал. - Общий вылет через двадцать минут.
  
   В центре управления службы безопасности проходило срочное совещание, созванное генералом Санчесом. Здание управления находилось на маленьком охраняемом полуострове, выдающемся в океан с континента Китай рядом с популярным курортным комплексом. На совещании пока присутствовали два дежурных начальника отдела, Дженнифер Карлос и сам генерал. Не дожидаясь прибытия остальных старших офицеров, Санчес и Дженнифер начали обсуждать возможные оперативные мероприятия в связи с последними бурно развивающимися событиями.
   - Нужно усилить охрану космопорта, - заявила Карлос. - И ни в коем случае не снимать дополнительную охрану марсианского посольства.
   - Ты связываешь вчерашний взрыв в посольстве с нападением на космопорт, которое произошло час назад?! - удивился генерал. - По-моему, инсценировка взрыва в посольстве просто отвлекающий маневр.
   - Более того, я связываю эти два инцидента с похищением Дао-Вея, произошедшим три месяца назад, - пояснила Дженнифер.
   - При чем тут Дао-Вей? - спросил Санчес.
   - Я думаю, что уже не Дао-Вей, а настоящий Макс Вонг! - повысила голос Карлос.
   - Этого не может быть! - воскликнул генерал. - Как они смогли овладеть технологией...? - Три года назад в России у нас пропал один хирург, - ответила Дженнифер. - Это произошло летом, на южном побережье континента. Мы нашли только его одежду,
   оставленную на пляже. Но я все равно не верю, что он пошел купаться и утонул. Вода была слишком холодной для купаний.
   - Он был под контролем? - спросил генерал.
   - Да, конечно, - подтвердила Карлос. - Но на песке у воды мы нашли выброшенный морем его спутниковый телефон.
   - Черт! - выругался Санчес. - Он слишком много знал.
   - Скорее догадывался, а теперь знает, - уточнила Дженнифер.
   - Значит, ты предполагаешь, что настоящий Макс Вонг сейчас проник с мятежниками на Фобос? - спросил генерал.
   - Я послала его фотографию охране космопорта, - сообщила Карлос. - Сейчас их главный компьютер ищет его изображение по всем видеокамерам на пропускных пунктах аэропорта. Служба охраны космопорта покажет для опознания фотографию Макса также летчикам захваченного рейдера.
   Внезапно собравшиеся в зале услышали шум двигателей и звуки выстрелов мелкокалиберных пушек пролетающего над ними рейдера. За этим последовал грохот мелких взрывов на крыше и глухой удар от упавшей спутниковой антенны. Все кинулись к окнам и увидели четыре маленькие танкетки - робота, выползающие из обоих севших на вертолетной площадке рейдеров, и выбегающих оттуда же людей и боевых роботов незнакомой конструкции. На каждой танкетке на пиноли стоял пулемет. Первые же частые одиночные выстрелы из пулеметов сразили остатки внешней охраны, недобитые с воздуха. Тут Файтер внутренней охраны, стоящий у окна зала заседаний, вздрогнул и, тихо шипя, свалился на пол, сраженный двумя выстрелами из пулемета. Стоявший рядом генерал Санчес крикнул: - Ложись! И все немедленно опустились на пол.
   - Без паники, они не будут стрелять в людей, - спокойно сказала Дженнифер.
   Через несколько минут в помещение ворвались четыре боевых робота под командованием Ронга.
   - Всем не двигаться! - крикнул Ронг, держа наперевес плазмоган. - Вы арестованы.
   - Вы же не собираетесь..., - пыталась сказать что-то Кларк.
   - Связать их! - приказал Ронг роботам. - Любой, кто попытается выйти из этой комнаты без моего разрешения, будет уничтожен!
   Роботы поочередно надели на каждого офицера службы безопасности наручники и кандалы.
   - У меня чисто, все уже арестованы, - доложил Ронг в микрофон радиосвязи.
   - Молодец! - услышал он в наушнике ответ офицера десантников. - Я только что вывел из строя их главный компьютер.
   Ронг оставил генерала Санчеса с подчиненными под охраной роботов - десантников, а сам перешел в соседний пустой кабинет и связался с Квентином по спутниковому телефону.
   - Квентин, это Ронг, ты можешь загружаться!
   - Отлично! - обрадовался Квентин. - Сейчас я поставлю под наш контроль центр дальней космической связи. Вам не нужно подкрепление?
   - Нет, здесь нас даже в избытке, - отказался от помощи Ронг. - К тому же тут нечего охранять.
   - Я уже отправил в космопорт пятьдесят Файтеров резерва на всякий случай, - сообщил Квентин.
   - Надо приказать всем госпиталям прекратить имплантации, - напомнил Ронг.
   - Да, да, сейчас я займусь этим, - согласился Квентин. - Главное, вызвать всех офицеров службы безопасности на наш северный реабилитационный пункт, который мы тут во всю расширяем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 10. Свобода и одиночество.

   - Макс, ты уже переоделся? - крикнула Джин своему "мужу" из соседней комнаты. - Выйди скорее в приемную! Они уже поднимаются к нам.
   - Кто?!
   - Только что прилетевший военный атташе Мигель Андреас, и с ним еще двое! - пояснила Джин.
   - Сейчас иду! - услышала она в ответ. - Хорошо, что вчера вечером наконец закончили ремонт вестибюля парадного входа. Этим революционерам обязательно надо было устроить шум и у нас. И кто теперь представляет правительство? Совершенно непонятно!
   В приемную посольства вошли полковник Андреас, Ронг и подлинный посол.
   - Джин...! - воскликнул истинный Макс, шагнув навстречу жене с протянутыми для объятий руками.
   - Я с вами не знакома! - взвизгнула она, отстраняясь.
   - Ну как же...? - спросил пораженный марсианин.
   - Может быть мы где-нибудь и виделись, при весьма сомнительных обстоятельствах, но я сейчас жена посла, и ведите себя прилично....
   - Господин полковник, рад приветствовать вас на Атлантиде! - сказал военному атташе, протянув руку, только что вошедший мнимый посол.
   - Я вынужден огорчить вас..., - сказал Мигель, неуверенно пожимая руку ложному Максу. - Давайте подойдем к столу, я должен показать вам несколько фотографий.
   - Что это на мне за музейный скафандр? - спросил мнимый посол, рассматривая свои фотографии в компьютере полковника Андреаса.
   - Вы не Макс Вонг...., - попытался объяснить Ронг.
   - Не мелите чепухи! - перебил его ложный Макс. - И кто вы такой?!
   - Я Чжу Ронг-Лин, министр внутренней безопасности и министр по делам криосов во временном правительстве Атлантиды.
   - И кто же я, по-вашему?! - с иронией спросил мнимый посол, продолжая раскрывать фотофайлы из папки с названием "Первые криосы". - Джин, вот та девушка, которую я видел во сне...
   - Ты Адам Штерн, первый криос, родившийся на земле, - заявил полковник Андреас. - Четыре года назад в твой головной мозг имплантировали микрочипы и подменили тебе личность и память. То же самое сделали и с Джин, поэтому она считает тебя своим мужем. - Да этому Штерну тысяча лет! - воскликнул Адам.
   - Все правильно, ты длительное время был заморожен, - подтвердил Макс.
   - А ты кто такой?! - спросил его Адам.
   - Я Макс Вонг., полномочный посол планеты Марс....
   Тут раздался глухой удар, все обернулись и увидели Джин, в обмороке грохнувшуюся на пол, и присевшего около нее Ронга. К ней сразу кинулся Макс.
   - Тебе лучше выйти отсюда, пока мы не увезем их в ближайший реабилитационный госпиталь, - сказал Ронг Максу, когда Джин уже начала приходить в себя.
  
   Адам проснулся в палате больницы, и не сразу осознал, где он находится.
   - Добрый день, Адам! - сказал ему на мандарине врач, вошедший в палату. - Ты меня понимаешь?
   - Да, конечно, здравствуйте, - ответил Адам, припоминая знакомое лицо хирурга.
  
  
   - Может, перейдем на американос? - предложил доктор, сменив язык. - Меня зовут Пабло Маратинос. Я тебя оперировал. Ты помнишь? Я министр здравоохранения временного правительства Атлантиды.
   - Да, да, ты рассказывал мне до операции о чипах в моей голове.
   - Вот и отлично! - обрадовался Пабло. - Все прошло удачно. Я постарался сохранить вложенные в память чипов языки, и день, проведенный тобой в госпитале перед операцией. Мне пришлось выжечь контакты шины внешнего подключения и контакты радиопередатчика. Теперь никто не сможет использовать тебя как марионетку и менять твою личность как угодно! Но в случае заморозки чипы могут оказаться полезными.
   - Я знаю, кто сотворил со мной все это! - выкрикнул Адам. - Ее зовут Тамила Кларк.
   - Старший офицер службы безопасности, - подтвердил Маратинос. - Ее тоже одурачили. Ей так же, как и другим имплантировали чипы. Она не ведала, что творила.
   - Когда я смогу выйти из больницы? - с нетерпением спросил Адам. - Я хочу осмотреть город, пройтись по улицам один, пообщаться с простыми людьми без сопровождения всяких агентов.
   - Я думаю, чеса через два мы закончим твой осмотр и тесты, и ты свободен, - успокоил расчувствовавшегося Адама Пабло. - Да, пока я не забыл. Вот тебе карточка - ключ от квартиры. На ней указан адрес. Если потеряешь, то охранник на первом этаже впустит тебя и без ключа. Главное запомни адрес. Это смешанный квартал. Там живут и криосы, и космусы, в основном бывшие космонавты и ученые. Тебе там будет легче адаптироваться. Надеюсь, квартира тебе понравится. Советую сегодня все-таки не гулять, а лучше отдохнуть дома. Компьютер водителя любой машины знает это место и доставит тебя туда без проблем.
   Перед выходом из госпиталя Адам на полминуты задержался в вестибюле около стойки с компьютером автосервиса. Немного подумав, он решил все-таки сначала пройтись пешком. На улице он услышал слабый свисток и голос диктора, объявляющего станцию. Посмотрев наверх, Адам увидел на противоположной стороне проспекта, эстакадой выше станцию трамвая на магнитной подушке. Ему захотелось проехаться общественным транспортом. Перейдя улицу по мосту, Адам поднялся в лифте на станцию и вошел в только что открывшиеся двери подошедшего к нему вагона. Внутри почти не было пассажиров, и Адам уселся напротив девушки с длинными красивыми ногами, в облегающей их красной блестящей мини-юбке. Обладательница соблазнительных нижних конечностей увлеченно болтала по телефону.
   - Скажите, пожалуйста, как мне попасть в центр города? - спросил ее Адам, как только она закончила разговор.
   - Только не прикидывайся туристом! - прикрикнула на него девушка, выставив перед собой на вытянутой руке сотовый телефон с видеокамерой, направленной в сторону Адама. - После смены правительства пассажирские авиаперевозки и междугородние рейсы были временно ограничены на месяц и откроются только к концу недели. Предупреждаю, я включила камеру!
   - Следующая станция - Центральный вокзал, - раздался голос из динамиков вагона после закрытия дверей на очередной остановке. - Выходы на двадцать девятую и двадцать седьмую улицы....
   Адам, недослушав, быстро вскочил и пошел вперед по вагону к выходу. Трамвай вошел внутрь огромного здания вокзала и остановился у перрона. Адам вышел и повернул назад вместе с основным потоком людей в сторону эскалатора. Проходя мимо задней двери вагона, он столкнулся с той же девушкой в красной мини-юбке, выходившей в этот момент из трамвая.
   - Ты вздумал меня преследовать?! - рявкнула девица. - Полиция...!
  
  
   Адам рванулся в сторону от идущей толпы и побежал к голове поезда. Пока он бежал, лавируя между людьми, трамвай начал движение. Адам перешел к ходьбе, остановился и обернулся. Поток людей уже рассеялся. На перрон подходили редкие одиночные пассажиры и останавливались, ожидая следующего поезда. Сумасшедшей девушки нигде не было видно, и за Адамом никто не гнался. Адам успокоился и снова пошел к эскалатору. - Наверное, у несчастной те же проблемы с чипами памяти, вот она и шарахается ото всех подряд, - подумал Адам, выходя в широкий каньон с увеселительными заведениями и мелкими магазинами, расположенный на очередном уровне внутри вокзала.
   Адам увидел бар с броской вывеской и зашел внутрь. Он не заметил мелкую надпись на дверях "здесь напитки только для космусов". В тускло освещенном зале за столиками сидело несколько парочек и небольших компаний. В стороне от стойки с напитками была полукруглая импровизированная сцена. На ней была движущаяся голограмма великолепного качества. Она изображала абсолютно голых танцующих любовников. Девушка страстно пыталась овладеть парнем. А он все время увертывался и отстранялся. Все это сопровождала ритмичная тихая музыка. Адам обратил внимание, что не занятых стульев было навалом, но свободных столов не было. За каждым столиком в основном сидели одна или две девушки. Адаму не хотелось торчать у стойки, где уже крутилось двое парней. И потом он решил, что бар это не трамвай, и тут эксцессов не будет....
   - Можно к вам присоединиться? - сказал Адам, подойдя к ближайшему столику, где сидели две девушки.
   - Ты собираешься спросить: не хочет ли одна из нас заключить с тобой договор на этот вечер, - заносчивым тоном заявила та, что выглядела вульгарнее и сексапильнее другой.
   - Какой договор? - неуверенно промямлил Адам.
   - Так вот, ты нам не нравишься, и отвали! - заключила бойкая подруга, как будто не расслышав вопрос Адама.
   - Ну, подожди, Сьюзан! - попыталась остановить ее более покладистая подруга. - Смотри, какой симпатяга! Может, он марсианин?
   - Какой марсианин? - возразила Сьюзан. - Он даже не криос! Нацепил себе парик и дурака валяет!
   - Вообще-то я землянин, - с достоинством заметил Адам.
   - Отвали! - крикнула снова Сьюзан. - И не морочь голову.
   - Но, Сью, здесь ведь недалеко посольство! - увещевала ее подруга.
   - Посольские не ходят по эксклюзивным барам для космусов, - подытожила Сьюзан. - Ты еще здесь!! Охрана! К нам пристают!
   - Молодой человек! - вежливо, но громко сказал подошедший робот - охранник. - Вы нарушаете пункт семнадцатый восемьсот девяносто третьей поправки к конституции о правах лиц противоположного вам пола. Вы мешаете свободному выбору партнера для секса. Немедленно отойдите к другому столику, иначе, произведя арест, я буду вынужден ограничить вашу свободу передвижения.
   - Эй, приятель! - крикнул Адаму один из двух мужчин, находящихся у стойки. - Лучше не связывайся, а то на тебя заведут административное дело в департаменте полиции нравов о приставании к женщинам в общественных местах.
   Адам в замешательстве сделал шаг назад, и мужчина, предостерегавший его, взяв за руку, повел Адама к стойке.
   - То, что ты забрел в бар для космусов, не беда, - объяснил космус. - Но сильно накачиваться "эротикой" при этом не стоит.
   - Какая еще эротика? - удивился Адам. - Я просто хотел присесть и выпить чего-нибудь прохладительного.
  
  
   - Э, да ты и вправду не местный! - заключил второй космус, подошедший поближе. - Эротика - это возбуждающий мужчин напиток. Бармен, две эротики! Мне и этому гостю.
   - Нет, нет, мне просто что-нибудь сладкое и холодное, - взмолился Адам.
   Через минуту ловкие руки манипулятора поставили два полных стакана с жидкостями разного цвета перед Адамом и его собеседником.
   - Ты это зря отказываешься, - вновь проявил мужскую солидарность "собутыльник" Адама. - После первого стакана на девках пропадает только часть верхней одежды. Ну, ты понимаешь, в эротике есть нанороботы с микропамятью и некоторыми нейротрансмиттерами. Глаз то видит ее одетую, а уже мозг раздевает.
   - А после второго стакана, ты что, как будто ее совсем раздел? - участливо спросил Адам.
   - Да, но самое интересное происходит после третьей дозы: она меняет цвет волос, на ее теле появляются всякие татуировки, которых вовсе и нет, а если и есть, то другие....
   - Наверное, существуют и возбуждающие напитки для женщин? - догадался Адам.
   - Ну конечно! Например, Аполлон, или Комплимент....
   - А какой ты бы предпочел, чтобы выпила девушка для знакомства с тобой? - поинтересовался Адам.
   - Разумеется, Комплимент. Этот напиток изменит тембр твоего голоса в ее мозгу. Он станет мягким и ласковым. И после каждой твоей неуклюжей банальной фразы она будет слышать очень нежные и тонкие комплименты в свой адрес, которые ты вовсе и не говорил. Из простого мужика, отпускающего сальные шуточки, ты превратишься во влюбленного поэта.
   Все это время собеседник Адама смотрел в сторону на одинокую девушку, сидящую за столиком неподалеку. Она вдруг поманила его пальцем, и парень сделал какое-то крутящее движение кистью вытянутой руки в ее направлении. На что девушка ответила утвердительным кивком головы, и он, как ни в чем не бывало, направился к ее столику.
   - Ты не поможешь мне найти адрес и телефон человека по его имени? - обратился Адам к другому космусу, еще оставшемуся у стойки бара.
   - У тебя есть его идентификационный номер? - спросил спаситель Адама.
   - Нет, только имена и фамилии. Их двое, муж и жена, Мартин Гевин и Далила Лопес. Они, вероятно, живут вместе.
   - Хорошо, ввожу их данные, - сказал космус набирая что-то в своем сотовом телефоне. - Год рождения?
   - Только Далилы, приблизительно две тысячи пятьсот семидесятый по земному.
   - Старуха, - заключил космус.
   - Нет, они космонавты, - уточнил Адам и посмотрел на адрес своей квартиры, указанный на карточке ключа. - Вот еще, предположительное место проживания квартал Лос-Анджелес.
   - Нашел, записывай телефоны и адрес.
   Адам вытащил свой сотовый и ввел в память еще два номера. Затем он позвонил на один из них. После соединения на экране его телефона появился Мартин.
   - Адам Штерн! Какая неожиданность! - обрадовался Мартин. - Где ты?
   - Я здесь, в Шанхае. Я могу к вам подъехать, скажем, завтра, в удобное для вас время?
   - Почему завтра? Если можешь, приезжай сейчас. Уже вечер, я и Далила дома....
   - Хорошо, - согласился Адам. - Я только заеду домой поесть.
   - Не надо, мы возьмем для тебя чего-нибудь у соседей.
   Адам махнул на прощанье парню, оказавшему ему помощь, и вышел из бара. Пройдя несколько коридоров и этажей, он нашел нужную автостоянку, где взял свободную машину.
  
   - Адам, дружище! - встретил землянина Мартин, крепко обняв его на пороге своей квартиры.
   - Вот и наш герой! - воскликнула Далила, выбежав в холл из спальни.
   Она обняла за шею и поцеловала в щеку смущенного Адама.
   - Я не знаю, что сказать! - обрадовался и растрогался Адам. - С тех пор как я покинул Армстронг, прошло четыре года. Но для меня это случилось как будто вчера. Я только сегодня днем вышел из госпиталя.
   - Мы знаем, знаем! - подтвердила Далила. - Только на прошлой неделе мы прошли ту же процедуру.
   - Я, кроме вас, теперь никого не знаю на Атлантиде, - сказал Адам с сожалением.
   - Мы тоже, чтобы избавиться ото лжи, попросили хирурга полностью нейтрализовать чипы, - объяснил Мартин. - Мы заранее составили записи о соседях, друзьях из экипажа Армстронга и родственниках. К сожалению, наши дети давно улетели на Виду, а родители уже умерли. Они ведь криосы. Мы с Далилой из первого поколения космусов.
   - Адам, ты же голоден! - спохватилась Далила. - Хватит болтать! Скорее идем на балкон, я накрыла там стол.
  
   - У меня есть к вам несколько вопросов о принятых на Атлантиде нормах поведения в отношениях между полами, - сказал Адам, закончив трапезу.
   - Ты уже успел столкнуться с этими проблемами? - спросил Мартин. - Надеюсь, тебя не арестовали и не зарегистрировали как....
   - Нет, нет! - успокоил его Адам.
   - Очень хорошо! - обрадовался Мартин. - Значит, тебе не понадобится адвокат.
   - Какой еще адвокат?! - удивился Адам. - Просто я зашел в бар. Все места были заняты, и я спросил разрешения присесть за столик с двумя девушками....
   - И получил решительный отпор! - прервал его Мартин.
   - В общем, меня спас один парень, - объяснил Адам. - Он оттащил меня к стойке. Что это за договор на вечер, о котором спросила меня девушка?
   - Можно вмешаться в ваш сугубо мужской разговор? - спросила Далила. - Я просто хочу внести ясность. Когда мы вернулись на планету, то нам сразу прочитали лекцию на эту тему. У нас есть файлы с этими материалами, где даются советы, как себя вести в той или иной ситуации. Ты Адам, безусловно, потом ознакомишься с ними. Я просто хочу рассказать предысторию этой проблемы. Все это началось лет сто назад, когда значительно разрослось количество мусульман среди криосов и усилилось их влияние в обществе. В ответ на их собственническое отношение к женщинам, возникло широкое общественное движение феминисток среди нерелигиозной части населения. Это привело к появлению ряда новых поправок к конституции, более конкретно защищающих права женщин. Начались частые судебные разбирательства по всяким мелким поводам. Это вызвало адекватную реакцию среди мужчин. Пришлось принять дополнительные поправки к конституции, регламентирующие и их права. В результате, если следовать букве закона и соблюдать все инструкции, то любой был юридически защищен. Но пропала вся сложная романтика ухаживаний и любви. Все сводится к сексу по договоренности, или к сексу с целью продолжения рода. После нескольких громких юридических дел, связанных с педофилией, это коснулось и сферы образования. Детям стали внушать, что их тело является только их личной собственностью, и никто не имеет права до него дотрагиваться или увидеть ребенка абсолютно голым. Сегодня конструкторы - генетики полностью контролируют случайные мутации, приводящие к появлению педофилов. Но половое воспитание остается в тех же юридических рамках.
   - Короче, - прервал Далилу Мартин. - Если ты хочешь просто познакомиться с девушкой или женщиной, предварительно ты должен заключить с ней краткосрочный договор,
   заверенный ближайшим роботом - полицейским. Коп просто вносит в центральный компьютер полицейского управления ваши идентификационные номера, тип договора и его продолжительность. Самый простейший краткосрочный договор включает в себя обоюдное согласие на секс между партнерами на время действия договора. Полицейское управление не принимает никаких жалоб за время действия договора от заключившей его пары, кроме заявлений о легких телесных повреждениях, нанесенных женщине, или увечий, причиненных мужчине.
   - Да уж, картина ужасающая! - подытожил Адам.
   - Не надо так сгущать краски, - сказала Далила. - На самом деле, тебе попались очень молоденькие девчонки. Девушки постарше, после тридцати, ведут себя менее агрессивно. И с удовольствием общаются с мужчинами. Просто перед тем, как зайти к ней или к нему в дом, вызывают полицейского и оформляют договор.
   - А если девушка потом вдруг передумает? - спросил Адам.
   - Мужчины так напуганы, что обычно, после такого заявления с ее стороны, оставляют ее в покое, - объяснил Мартин. - Максимум, женщина может вызвать полицию, и прибывший коп прекращает действие договора. После этого парню лучше держаться подальше от этой девушки.
   - Слушай! - воскликнула Далила. - Завтра вечером у нас встреча в кафе с друзьями. Мы отмечаем мой день рождения. Ты приглашен, и никакие отговорки не принимаются.
   - Поздравляю! - сказал Адам.
   - Завтра будешь поздравлять, - усмехнулся Мартин.
   - Но у меня нет подарка! - огорчился Адам.
   - У тебя есть завтрашнее утро, - напутствовала Далила. - И только тебе я открою секрет, что я больше всего хочу в подарок. Я одену свое самое новое, голубое платье. И я хочу к нему ожерелье из пластмассовой бижутерии голубых и белых цветов в комплекте с серьгами - клипсами. Это сейчас в моде. Тебе поможет выбрать подарок Натали. Это одна из моих лучших подруг. Она криос, доктор космической медицины. Ей где-то за тридцать. И, между прочим, она не замужем.... Я дам ей твой телефон, и она позвонит завтра утром. Если она тебе не понравится, то имей в виду, что на вечере будет еще одна одинокая моя подруга, тоже подходящая для тебя.
   - Я вовсе не хотел..., - промямлил Адам. - Ну ладно, хорошо.
   - А теперь лучше сменим тему разговора, - предложила Далила, чтобы больше не смущать гостя. - Я помню, ты интересовался устройством двигателя на нашем корабле....
   - Да, да! - ухватился за соломинку Адам. - Как вам удалось овладеть термоядерным синтезом? И еще создать достаточно компактный реактор?
   - Ну, это не мы изобрели конструкцию двигателя, - сказал Мартин. - Это сделали земляне. Весь секрет заключается в методе концентрации термоядерного заряда водородной бомбы в виде дейтерида лития, который придумали Зельдович и Сахаров. Мы используем все тот же дейтерид лития, микрогранулы которого заключены внутри металлической дроби начиненной очень мощной химической взрывчаткой. Двигатель импульсный. Мощность регулируется частотой подачи гранул в реактор. Гранула выстреливается из бункера в рабочую зону реактора и попадает в фокус сотен лучей гамма - лазеров. Химический заряд взрывается, и дейтерид лития оказывается под огромным давлением и высокой температурой, созданной лазерами. Тут и начинается реакция деления лития на тритий и гелий с образованием быстрых нейтронов и выходом дополнительной энергии, которая возбуждает реакцию синтеза ядер дейтерия и трития. Корпус реактора изнутри хорошо защищен поглотителем быстрых нейтронов. Образовавшийся плазменный микровзрыв удерживается в магнитной ловушке, которая выбрасывает высокотемпературную гелиевую плазму из рабочей зоны реактора в сопло двигателя, где она перемешивается с
   ионизированным водородом, разогретым в системе охлаждения реактора. Дальше плазму сильно разгоняют внешние катушки электромагнитного ускорителя. В корпусе реактора помимо каналов для нагрева водорода, есть и трубы контура теплообменника электрогенератора....
   - Ладно, хватит морочить Адаму голову, - оборвала лекцию мужа Далила. - Уже поздно, и всем пора спать....
  
   Утром Адама разбудил звонок Натали. Не успев ознакомиться со всеми уголками своего нового жилища, Адам выпил кофе и легко перекусил без помощи робота - слуги, которого застал вчера поздно вечером у дверей своей квартиры. Робот утверждал, что доставлен в распоряжение Адама по указанию главного компьютера министерства обслуживания. Нужно было запрограммировать индивидуальные данные пользователя, о чем дополнительно светилась надпись на экране, вмонтированном в корпус слуги. Поздно ночью Адам просто приказал роботу войти в квартиру, что тот и исполнил без вопросов. А утром, после звонка Натали, Адам спешил к ней на встречу и решил оставить возню со слугой на следующий день.
   У входа в огромный каньон с магазинами, как и было условлено, Адама ждала привлекательная шатенка, одетая в облегающий ее фигуру короткий сарафан золотисто - зеленого цвета. Она первой издали заметила Адама, и, улыбаясь, махала ему рукой. Адам тоже, заметив ее на подходе, поднял руку вверх. Он в нерешительности остановился в двух метрах от девушки так, что пара прохожих за время этой заминки успели проскочить между ним и Натали.
   - Адам! - крикнула девушка, сделав шаг навстречу. - Что ты встал, как вкопанный?
   И землянина прожег насквозь обворожительный взгляд ее зеленых глаз, полный энергии и шарма.
   - Привет, - сказала Натали, бесцеремонно взяв мужчину за руку.
   - Привет, - повторил, улыбнувшись, Адам.
   - Не бойся, я не кусаюсь. Я не из тех идиоток, которые из-за любого слова или взгляда готовы обратиться в полицию. Нам надо держаться за руки, иначе ты можешь отстать и потеряться. А у нас на это нет времени. Я хочу успеть сегодня до вечера немного показать тебе город. А потом погуляем в центральном парке по дороге в кафе, если хочешь.
   Они быстро прошли в огромный зал каньона, и, перейдя по эскалатору на одну галерею выше, оказались у входа в большой ювелирный магазин. Внутри три четверти помещения занимали открытые прилавки с аккуратно выложенной пластмассовой бижутерией. Около них суетился робот - рабочий склада, и еще три женщины выбирали себе украшения. Одна из них, с мотоциклистским шлемом на голове, примеряла бусы, рассматривая себя в огромном экране напротив, на который подавался сигнал от нескольких камер, подвешенных вокруг мотоциклистки. Ее шлем был голубого цвета с белыми полосами - молниями по бокам. Обладательница шлема закончила примерку, положила ожерелье с мешочком упаковки в нагрудный карман своего комбинезона, а серьги, уходя, бросила назад на прилавок. Натали сразу обратила внимание на красивые бело - голубые бусы, которые примеряла мотоциклистка, и стала разыскивать их на прилавках. Но вместо них, она нашла несколько похожих наборов, которые ей не так нравились. Схватив серьги, которые вернула мотоциклистка, Натали попросила робота принести такой же набор со склада. Робот заявил, что без кода, указанного на упаковке, не может найти это изделие.
   - Жди меня здесь! - сказала она Адаму, всучив ему серьги.
   Натали ринулась на выход в погоню за мотоциклисткой. Выскочив на небольшую стоянку, специально предназначенную для любителей двухколесного транспорта, она увидела там всего три электроцикла. Из обтекаемых каркасов этих монстров спереди и
   сзади выпирали внушительные спаренные колеса. Ширина каждой пары колес доходила до тридцати пяти - сорока сантиметров. Натали сразу направилась к машине, окрашенной в бело - голубые тона. Ей повезло. Водительница этого чуда слегка задержалась, так как приобрела в магазине, находящемся около стоянки, какую-то штуковину для тюнинга своего монстра. Через минуту "наездница" появилась около своего "рысака", и Натали удалось выпросить у нее мешочек от бус.
   Пока Натали занималась погоней за девушкой с голубым шлемом, Адаму позвонили из посольства Земли.
   - Адам Штерн, доброе утро! - услышал он, ответив на звонок. - Это Альберт Толедано, представитель ООН на Атлантиде.
   - Доброе утро, господин посол, - поздоровался Адам. - Я как раз хотел на днях зайти в посольство....
   - Вы не хотите это сделать сегодня? - спросил Толедано. - Мы недавно получили о вас подробную информацию. Дело в том, что нас неделю назад известили о сигнале бедствия, полученном с корабля, который отправился с Земли на Тейю....
   - Я мог бы посетить посольство примерно в обеденное время, - согласился Адам. - Но со мной будет местная девушка.
   - Кто она по профессии? - спросил посол.
   - Какое это имеет значение? - подумал Адам и ответил: - Она доктор космической медицины.
   - Ваши отношения уже довольно близкие? - поинтересовался Альберт.
   - Еще нет..., - ответил Адам, задумавшись. - Я недавно с ней познакомился.
   - Я думаю, она нам не помешает, - заключил посол. - Жду вас к обеду.
   Натали вернулась, торжественно держа перед собой мешочек от бус. Она предъявила пакет роботу, и тот быстро вернулся из подсобки с нужным набором.
   - Адам, дай сюда серьги, которые оставила мотоциклистка, - попросила Натали. - Еще одна запасная пара Далиле не помешает. Они вечно теряются.
   - Мне только что позвонили из посольства Земли, - сообщил Адам, ссыпая клипсы в мешочек с ожерельем. - Мне нужно зайти туда сегодня.
   - Ты все-таки натворил что-то вчера, проказник! - воскликнула Натали, озорно засмеявшись. - Они предложили тебе юридическую помощь, да?
   - Вовсе нет! - возразил Адам. - Просто у них случилась какая-то авария с космическим кораблем. И я ума не приложу, зачем я им в связи с этим понадобился? Я почти тысячу лет провалялся замороженный....
   - Ой, как романтично! - заворковала девушка. - Я всегда мечтала о дальних полетах, поэтому и выбрала себе такую специальность. Но криосов теперь редко посылают в дальний космос. И я вынуждена заниматься наукой.
   - Ты можешь оказать мне услугу? - попросил Адам. - Поезжай со мной в посольство. Ты знаешь город. И с тобой мне как-то спокойнее. А то пристанет по дороге какая-нибудь истеричка.
   - С одним условием! - заявила Натали. - Ты расскажешь, что там, у землян случилось в космосе.
   - Не волнуйся, я договорился насчет тебя, - заверил Адам. - Они примут нас обоих, и ты услышишь обо всем.
   - Ой, как мило с твоей стороны! - поблагодарила девушка.
   - Ну, не оставлять же тебя на улице!? - удивился Адам. - И потом, мы хотели успеть погулять в парке!
   - Тогда бежим на стоянку! - крикнула Натали, ухватив Адама за руку.
  
   Когда Адам и его спутница вошли в приемную посольства, их там уже ждал Альберт Толедано.
   - Вы как раз к обеду! - констатировал посол. - Сейчас я распоряжусь, чтобы накрыли стол на три персоны.
   - А можно, мы с вами только быстро перекусим? - спросила Натали. - На самом деле мы очень спешим. Вы обсудите с Адамом дела. А потом продолжите обедать без нас.
   - Хорошо, - улыбнувшись, согласился посол. - Подадут только закуски.
   - Как выглядит сегодня Земля, господин посол? - спросил, не удержавшись, Адам.
   - Давай, для тебя я просто буду Альберт, - предложил посол. - Вообще-то я покинул Землю около ста пятидесяти лет назад. Но, учитывая, что ты там не был без малого тысячу лет, могу рассказать, что пятьсот лет назад на планете наступил очередной ледниковый период.
   - И что, гомосапиенсы теперь воюют за земли в экваториальных зонах? - съязвил Адам.
   - Да нет, они поумнели, - ответил Альберт. - Они наконец-то объединились, и их заботит теперь вопрос выживания своего вида. Им удалось, в результате искусственных многоступенчатых мутаций, довести продолжительность своей жизни до двухсот лет, не создавая дополнительного межвидового барьера.
   - А как поживают там наши криосы? - спросил Адам.
   - Криосов на Земле осталось не больше тысячи, - вздохнув, сказал посол. - Мы не выносим очень низких температур.... А главное, в результате политики выживания, нас старались отправлять на Марс и другие планеты Содружества. Но теперь, после передачи планеты Тейя в подарок под заселение гомосапиенсами, отношения потеплели. И поговаривают о скором принятии Земли в Содружество.
   Робот, расставивший блюда, прервал беседу "земляков", пригласив всех к столу. После небольшой трапезы и десерта посол включил большой экран на стене и перешел к деловой части разговора.
   - Посмотрите, - сказал Альберт, указав рукой на трехмерный чертеж на экране. - Это наш корабль Ковчег, который с шестью астронавтами на борту вылетел около шестидесяти лет назад с Земли на Тейю. Недавно мы получили сообщение о том, что, пройдя три четверти пути, корабль внезапно потерял пять процентов своей скорости и слегка отклонился от заданной траектории.
   - Вероятно, они прошли рядом с какой-нибудь неизвестной небольшой черной дырой? - догадалась Натали.
   - Мы тоже так думаем, - подтвердил посол. - Экипаж принял решение выровнять траекторию и не увеличивать скорость.
   - Правильно, - согласился Адам. - Иначе не хватит топлива для торможения.
   - А как же черную дыру в первый раз не заметил корабль - разведчик Содружества? - спросила Натали.
   - Разведчик летел по другому маршруту, напрямую с Атлантиды, - объяснил Альберт. - И потом, мы проверили параметры полета разведчика. Он прибыл на орбиту планеты на три месяца позже расчетного срока. Но этому не придали существенного значения.
   - А в чем, собственно, проблема? - спросил Адам. - Ну, прибудут на пару лет позже.
   - Ты не понял, Адам! - воскликнул посол. - Экипаж - гомосапиенсы! Они просто помрут с голоду. На такую задержку никто не рассчитывал. Даже если они съедят весь неприкосновенный запас, приготовленный для высадки на планету, все семена и трех криоовец, их припасы закончатся примерно за полгода до прибытия на орбиту Тейи.
   - Да, ситуация, - заключил Адам. - А что это за криоовцы такие?
   - Ты же здесь уже ел баранину? - спросил Альберт.
   - Я не обращал внимания, ел какое-то похожее мясо, а что?
   - Так вот, это генетически измененные овцы, которые, как и мы, переносят заморозку, - объяснил посол.
   - Я не знаю, чем я мог бы вам помочь, - сказал Адам, разглядывая фотографии членов экипажа Ковчега на экране. - Мне не приходят в голову никакие конструктивные идеи.
   - Это хорошо, что у тебя возникло желание помочь..., - отметил Альберт. - Дело в том, что земляне просили меня обратиться к правительству Содружества с просьбой срочно отправить свободный корабль - разведчик с гуманитарной помощью на Тейю.
   - Ты хочешь сказать, что Содружество собирается направить туда бригаду спасателей? - спросила Натали.
   - Нет, вы не можете их эвакуировать! - с досадой сказал посол. - В наших силах только помочь им выжить на месте. Содружество выделило в помощь землянам самый быстроходный новый большой корабль - разведчик, который уже переоборудуется под наши нужды. Экипаж почти весь набран. Пока свободны вакансии биолога и врача. Но самое главное, земляне просили назначить командиром корабля кого-нибудь, кто когда-либо общался с гомосапиенсами, или хотя бы опытного психолога - антрополога. Дело в том, что у землян в кризисной ситуации могут проявиться звериные инстинкты....
   - Проще говоря, вы хотите проверить, не начали ли они убивать друг друга в борьбе за скот и женщин, - догадался Адам. - И вам нужен человек, который без паники сможет правильно оценить ситуацию на месте и без колебаний помочь решить возникшие проблемы, если таковые будут обнаружены.
   - Да, Адам, ты правильно меня понял, - сказал Альберт. - И я хочу попросить тебя возглавить эту экспедицию.
   - Но почему я!? - возразил Адам. - Я ведь не полицейский! И потом, у вас ведь есть еще люди в посольстве....
   - Это не совсем посольство, - пояснил Альберт. - Мы просто миссия ООН. И собственно, я здесь один представляю Землю. Мой помощник родился на Атлантиде. А предыдущий посол стар, как древний дуб.
   - Адам, соглашайся! - умоляла Натали. - Ты сможешь помочь сохранить их вид, целую цивилизацию и культуру. Они же могут навсегда исчезнуть, как неандертальцы.
   - За них не волнуйся, - ехидно заметил Адам. - Этих неандертальцев они же и истребили. - У нас среди экипажа даже есть свободное место врача для твоей девушки! - уговаривал посол.
   - Ой, как здорово! - воскликнула Натали, захлопав в ладоши.
   - Ну, я не знаю, - смутился Адам, посмотрев на улыбающуюся Натали. - Наши отношения еще не успели зайти так далеко....
   - У вас есть еще полгода на твою подготовку до вылета, - сказал умиротворяюще посол. - Ты можешь дать окончательный ответ и через неделю. Вот тебе диск, на нем все данные по кораблю - разведчику с гуманитарным грузом и документация по Ковчегу.
   - Я не понял, в чем материально заключается наша помощь? - переспросил Адам.
   - На разведчике будут три спускаемых аппарата с реактором, турбогенератором и топливным контейнером, а также рейдер, нагруженный семенами и криоовцами, - начал объяснять Альберт. - Ты с одним из членов экипажа спустишься на планету, поможешь землянам запустить реактор с генератором, осмотришься, оценишь ситуацию.... А потом вы вернетесь на рейдере на корабль и отправитесь назад....
   - А если...?
   - В общем, посмотри материалы на диске, - перебил Адама посол. - Там указаны все варианты ваших действий при любом развитии событий....
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 11.

Система коричневого карлика DB734JU.

Планета Нинг. Тюрьма содружества на

экваториальном острове.

3004 год по земному летоисчислению.

   Снежная пурга усиленно пробивалась из океана сквозь расселины прибрежных скал к плоскогорью, расположенному в середине острова. Темноту дня нарушали лишь прожекторы, освещавшие серпантин широкой горной дороги, идущей от дебаркадеров искусственного плавучего острова - космопорта и причалов морской гавани. Единственное светило, если его можно было так назвать, обычно представляло собой темное пятно на небосводе. Сейчас оно было заслонено тучами. Но даже в ясный день можно было найти его на небе, только заметив отсутствие звезд на фоне большого темно - бурого диска, который и был центром этого маленького мирка. За скалами, на плоскогорье находилось последнее пристанище колонистов и заключенных. Они давно оставили острова, находящиеся ближе к полюсам в умеренных климатических зонах. Коричневый карлик давал все меньше и меньше тепла. Нинг постепенно остывал, несмотря на постоянную вулканическую активность на дне океана, вызываемую гравитацией звезды и вращением планеты вокруг своей оси. Льды сковали почти всю планету - океан. Ширина полосы свободного океана в экваториальной зоне между границами сплошного ледового покрова составляла не многим более полутора тысяч километров.
  
   У причалов грузового морского порта уже год стояли, законсервированные после своего последнего рейса, три огромных сухогруза. Год назад они пришли наполненные прокатом цветных и черных металлов, гранулами полимеров, металлорежущими станками, термоядерным топливом и роботами. Эти полуфабрикаты и оборудование забрали с заброшенных карьеров, металлургических заводов, прокатных станов и химических комбинатов, располагавшихся на архипелагах островов, которые отвоевали себе холод и лед. Рядом с грузовыми причалами находился бесперебойно функционировавший терминал рыбного порта. Он принимал роботизированные сейнеры с выловленными в океане змеями, кальмарами и лобстерами. С другой стороны острова была еще одна гавань, где располагался причал для приема танкеров со сжиженным газом, добываемым морскими платформами из придонных залежей гидрата метана. Наверху, в конце горной дороги, с краю плоскогорья возвышался гигантский купол термоядерной электростанции. Только ее бесперебойная работа давала единственную надежду большинству заключенных, отпущенных на вольное поселение. Рядом с реактором находилась промышленная зона с химическими заводами, пищевыми комбинатами и отапливаемым ангаром для овец. Всю свободную от построек площадь горного плато занимали поля с посевами морозоустойчивых злаков, за которыми в дальнем конце высокогорной долины виднелся жилой поселок колонистов и заключенных. В центре городка над жилыми зданиями возвышался минарет мечети. На дальней окраине поселка располагалось большое бетонное одноэтажное здание с плоской крышей и редко расположенными зарешеченными окошками, похожее на военный бункер. Это был колумбарий для замороженных пятидесяти убийц, охраняемый боевыми роботами.
   Ву Маноло, один из первых колонистов на планете, дежурил у центрального пульта связи в здании управления промышленной зоной острова. С ним вместе на посту был один из вольноотпущенных, которых последнее время, по требованию лидера заключенных Ли Тай-Фу, приставили к каждому из немногих колонистов, работавших в управлении. Неожиданно в помещение вошел Тай-Фу с двумя командирами рот и имамом мечети.
   - Как дела, астроном!? - сказал Тай-Фу в качестве приветствия.
   - Я не астроном, а планетолог - климатолог! - выразил свое недовольство Ву.
   - Ну, ты же знаешь, Маноло, мы любим всем давать клички..., - извинился Тай-Фу. - Ты лучше скажи: почему наша проклятая звезда называется DB734JU, а не шайтан, или скажем тьма египетская?
   - Я понимаю твои религиозные чувства благоговения и ненависти, которые ты испытываешь к нашему коричневому карлику, - съязвил Ву. - Но тут как раз все просто. DB означает - коричневый карлик. 734JU - это его масса. То есть 73.4 массы Юпитера. Но вы ведь пришли не за этим?
   - Да, мы решили временно отстранить тебя от работы, - пояснил Тай-Фу.
   - В чем дело?
   - Мы отстраняем всех свободных колонистов, - заявил Тай-Фу. - Так будет лучше. Наши люди уже освоили оборудование....
   - Вы мне не доверяете!? - возмутился Маноло.
   - Нет, как раз тебе мы доверяем, - пытался замять конфликт Тай-Фу. - Ты первый поднял тревогу! Ты потребовал эвакуировать всех с Нинга. И когда тебя не послушали на Атлантиде, обратился за помощью к космусам на Виде. Вы должны находиться на связи. Если нам понадобится квалифицированная помощь, мы обратимся к любому из отстраненных специалистов.
   - Хорошо, я тебя понял, - согласился Ву.
   - Ничего ты не понял! - вскипел Тай-Фу. - Через месяц прибудет большой корабль с Виды. Мы сами хотим вести с ними переговоры....
   - Какие переговоры? - удивился Маноло. - Они заберут половину, около пятисот человек. Мы же договорились, что вы сами составите список....
   - Наши планы изменились, - объяснил Тай-Фу. - Мы хотим, чтобы забрали всех! Крейсер не покинет орбиту Нинга, пока не прибудут дополнительные корабли, способные забрать еще пятьсот человек.
   - Но у нас есть еще время! - возразил Маноло. - По моим расчетам, критические условия для жизни на планете наступят только через двести лет. Нет никаких причин, чтобы задерживать здесь корабль. Или вы хотите для уверенности взять их в заложники?
   - Именно это мы и хотим сделать! - подтвердил Тай-Фу. - А если ты ошибаешься? А если эти самые критические условия наступят через сто лет, или раньше? И потом, что это за критические условия? Это когда льды сомкнутся на экваторе?
   - Не совсем, - пояснил Маноло. Главное условие кризиса возникнет тогда, когда температура на полюсах достигнет минуса ста тридцати градусов по Цельсию. Это вызовет образование сухого льда из углекислого газа, и атмосферное давление значительно упадет, не говоря уже о его падении за счет замерзания всех паров воды и метана.
   - Говоря попросту, мы начнем задыхаться? - понял Тай-Фу.
   - Совершенно верно, - подтвердил Маноло. - Ну, я надеюсь, что нас тут не будет к этому моменту.
   - Надейся, надейся, - передразнил Тай-Фу. - А мы решили сами позаботиться о наших шкурах.... Мы хотим разморозить заключенных из колумбария.
   - Как вы это сделаете? - спросил Маноло. - Там же охрана!
   - Ты дашь нам коды от дверей оружейного склада, - потребовал Тай-Фу.
   - Нет, нет, лучше я дам вам командные коды роботов - охранников, - предложил Маноло. - И вы просто их отключите. Но постойте, может быть, не стоит размораживать этих убийц? У нас тут и так на четыреста пятьдесят женщин приходится пятьсот мужчин. Возникнут конфликты! Сегодня ты лидер, Тай! А если кому-нибудь из них это не понравится? Лучше разморозить их перед самой эвакуацией.
   - А ты, пожалуй, дело говоришь! - согласился Тай-Фу. - Хорошо, не будем спешить, обсудим это позже.... А знаешь что, выдай мне всего пять боевых лазеров, и я обещаю не размораживать убийц до эвакуации.
   - Зачем же тебе лазеры?
   - Я хочу попугать экипаж крейсера космусов, - объяснил Тай. - Они и простого кухонного ножа послушаются. Но лазер как-то интеллигентнее выглядит. И потом мне надо будет держать под контролем нашего летчика рейдера. Он из колонистов, и ножа не испугается. Он ведь знает, что мы тут еще никого не прирезали....
   - Но рейдер законсервирован, - сказал Маноло.
   - Я знаю, - подтвердил Тай. - Мы уже работаем над этим.
   - Я так и не понял, что ты собираешься сделать с экипажем космусов? - спросил Маноло.
   - Мы их заберем на Нинг, а их корабль законсервируем, - объяснил Тай.
  
   Крейсер космического флота содружества "Аргентина" типа F-11 заканчивал корректировку своего положения на орбите вокруг планеты Нинг при помощи маневровых двигателей. Командир корабля Маркус Кинг со старшим врачом готовились к размораживанию остальных десяти членов экипажа. Внезапно главный компьютер прервал их планы, сообщив, что к крейсеру движется рейдер, летчик которого вышел на связь с кораблем. Маркус поспешил к ближайшему монитору внешней связи....
   - Откройте, пожалуйста, посадочную палубу, чтобы мы смогли сесть! - попросил Тай-Фу, которого Кинг увидел на экране.
   - В чем дело, почему вы слишком рано прибыли? - спросил Маркус. - Мы же просили не беспокоить нас первые три дня. Нам нужно подготовить корабль к приему пассажиров.
   - Ничего страшного, мы вам поможем, - предложил Тай.
   - Хорошо, сейчас отдам команду, - согласился Кинг. - Не лететь же вам теперь назад. Но у нас сейчас нет времени заниматься контролем и заправкой вашего рейдера. Придется вам остаться с нами на борту....
   Как только внешние ворота закрылись и посадочная палуба снова наполнилась воздухом, из рейдера высыпали десять человек во главе с Тай-Фу. Все они заранее прикрепили к ботинкам магнитные подошвы. Пятеро из них были вооружены лазерами, которые они прятали у себя за спинами. Остальные имели ножи. У всех также были с собой наручники. Через полминуты в проеме открывшейся двери, ведущей в главный продольный коридор корабля, показался Маркус Кинг. Подкравшись заранее к двери, Тай шагнул навстречу Маркусу, улыбаясь и протягивая ему руку. Маркус раскрыл рот для приветствия.... Но Тай резким рывком за руку на себя в то же мгновение втащил Кинга в зал посадочной палубы. Командир корабля оступился, несмотря на наличие магнитных ботинок, и его подхватили на руки сообщники Тая. Один из них тут же приставил к его виску боевой лазер. Тай, не теряя ни секунды, занял место Маркуса на пороге раздвижной двери, чтобы заблокировать ее и не дать ей закрыться.
   - Командир, не делайте глупостей! - крикнул Тай Маркусу. - Ваш корабль захвачен! Теперь вы будете выполнять только мои приказы.
   - Если будешь сопротивляться, то мы проделаем дыру в твоей лысой башке! - коротко объяснил ситуацию заключенный, приставивший к голове Маркуса свое оружие.
   Один из помощников кинул Таю заранее приготовленный стальной намагниченный швеллер, который Тай, поймав, уложил на порог заблокированной двери.
   - Кого еще вы успели разморозить до нашего прибытия? - спросил Тай у Кинга.
   - Только врача, - сообщил Маркус.
   - Хорошо, немедленно свяжись с ним и прикажи срочно прибыть сюда! - потребовал Тай.
   - Это моя жена, Жаклин, - пояснил Кинг.
   - Хорошо, вызови ее. И чтобы она была без оружия! Смотрите мне там, без глупостей!
   - У нас нет на корабле оружия, - с сожалением сказал Маркус.
   Через пять минут, пока все перешли в главный продольный коридор корабля, появилась взволнованная Жаклин.
   - Вы что пираты?! - спросила она.
   На что все заключенные дружно засмеялись.
   - Пираты бывают только в кинофильмах, которые земляне ляпают, как наша промышленность роботы, - ответил Тай.
   - Так зачем же вам наш корабль?! - возмутился Маркус. - Все вооружение с него снято.... Мы прибыли сюда со спасательной миссией. Если вы улетите одни, то пострадают ваши товарищи на Нинге, которых мы хотели эвакуировать!
   - Мы никуда не собираемся лететь! - огорошил Тай Кинга. - Вы и крейсер будете у нас в заложниках до тех пор, пока Содружество не пришлет сюда еще корабли, чтобы забрать всех с этой проклятой планеты.
   Маркус, немного успокоившись, недоуменно пожал плечами.
   - Но ведь мы можем сейчас забрать пятьсот человек! - воскликнул он. - Это же половина! Зачем же ждать?
   - Затем, что мы не уверены, придет ли еще транспорт до тех пор, пока оставшаяся половина не издохнет здесь окончательно! - объяснил Тай. - Все, хватит вопросов, немедленно приступайте к консервации корабля!
   - Но у нас есть еще десять замороженных членов экипажа, - возразил Маркус. - Что вы собираетесь с ними делать?
   - Разморозим их и в наручниках немедленно отправим на Нинг, - заявил Тай. - У вас же четыре рейдера стоят на палубе! Нам и одного для этого хватит.
   - Но мне нужна помощь на время консервации, - упирался Кинг.
   - Моих людей вам будет достаточно, - заключил Тай.
   - В таком случае, я прошу оставить на корабле еще и моего бортинженера, - попросил Маркус.
   - Хорошо, - согласился Тай.
   Вдруг позади послышался лязг падающего металла. Все резко обернулись и увидели, как летчик рейдера, прибывшего с Нинга, неудачно попытался скинуть стальной швеллер с порога заблокированной двери, ведущей на полетную палубу. Он хотел в одиночку угнать рейдер назад на "Нинг". Летчик подумал, что этим поможет экипажу Аргентины справиться с похитителями. Пилот держался за поручень у косяка. Тай предусмотрительно не снабдил его магнитными подошвами. Отставший от основной группы заключенный левой рукой схватил летчика за ворот, а правой приставил к его горлу нож.
   - У тебя же жена и пятнадцатилетняя дочка на Нинге! - зашипел зек на пилота. - Думаешь, мы будем с ними церемониться...?
   - А кстати, командир, наш летчик тоже окажет вам квалифицированную помощь, - хладнокровно добавил Тай.
   - А она ничего! - вдруг громко сказал зек, держащий Жаклин под прицелом своего лазера. - Только лысая, и грудь маловата....
   Он задумчиво склонил голову набок, рассматривая жену командира корабля.
   - Заткнись, Чанг! - рявкнул на него Тай. - Вейго, смени его!
   - Ха, кому она нужна - то! - сказал Чанг, оставляя свой пост. - У нее грудь, почти как у мужика! И вообще, они детей своих с рождения из бутылочки кормят. Мутанты!
   - Поговори у меня еще! - шикнул Тай на Чанга. - Кто тронет хоть одну женщину космусов, будет иметь дело лично со мной!
   - Да, кстати, чем вы нас собираетесь кормить? - встревожено спросил Маркус. - На корабле есть запас пищи только на полгода.
   - Не беспокойтесь, на Нинге есть небольшая установка для производства вашего корма..., - заверил Тай. - Черт, проводите меня немедленно к пункту внешней связи! Я должен срочно поговорить об этом с Маноло.
   Маркус в сопровождении охранника привел Тая в командную рубку корабля и включил экран, где Тай увидел дежурного зека на Нинге.
   - Свяжи меня сейчас же с Маноло! - приказал Тай. - Маноло! Ты дома? Ты меня видишь?
   - Да, да!
   - Надо срочно расконсервировать установку по производству питания для космусов..., - распорядился Тай.
   - Вспомнил! - рассмеялся Маноло. - Я уже вчера закончил с этим, и теперь она работает на полную мощность. Производит корма на пятьдесят человек в сутки....
  
   Прошло уже три года после захвата "Аргентины", когда однажды дежурный зек срочно вызвал Тая на центральный пункт связи.
   - Пришел ответ с Атлантиды, - сообщил он. - Они предлагают отпустить Дао-Вея в обмен на свой крейсер....
   - Двенадцатый имам!? - удивился Тай. - Блефуют.... Скажи им, у нас тут в колумбарии еще и Мао Цзэдун объявился.
   - Да правда же! - не унимался дежурный. - Я сейчас сам видел его в их студии новостных программ. Они говорят, что его тайком выкрали из марсианского колумбария и доставили на разведчике на Атлантиду....
   - Хорошо, сейчас иду, - согласился Тай.
   Прибыв на пункт связи, Тай внимательно изучил видеофайлы, полученные с Атлантиды. Он приказал дежурному настроить аппаратуру на передачу, сел перед камерой и начал перечислять требования заключенных, которые несколько минут назад законспектировал на своем компьютере.
   - Мы требуем немедленно освободить почтенного Дао-Вея без всяких предварительных условий! - твердо заявил Тай. - Иначе экипаж Аргентины может пострадать. Мы требуем направить дополнительные корабли на Нинг для спасения всего населения планеты. И если достопочтенный имам согласится присоединиться к спасательной миссии, то мы с радостью встретим его и подчинимся воле аллаха, которую он нам укажет.
  
  
  

Глава 12.

Система Поллукса. Планета Атлантида.

3011 год по земному летоисчислению.

  
   Адмирал Саймон Менг обсыхал после купания в океане, сидя в шезлонге под навесом. Он со старшими офицерами "Фобоса" уже неделю нежился на австралийском побережье Атлантиды. Рядом с Менгом сидел старпом корабля - полковник Джо Ши. А поодаль остальные члены команды резались в карты. Адмирал решил созвать этот неформальный кворум прямо на пляже гостиницы, чтобы обсудить информацию, имеющуюся на секретных файлах плана "Б", которую он с полковником тайно изучил вчера вечером в номере гостиницы.
   - Джо, я так надеялся здесь осесть, обзавестись семьей..., - сказал Саймон с нотками сожаления в голосе. - Я даже не успел снять какую-нибудь местную шлюху за эту неделю. Тут у них и борделей-то нету! Только полуживые силиконовые куклы. А бабы - все сумасшедшие какие-то, или эти, как их там, ну лысые космополитки.
   - Ты просто зашел не в тот кабак, - ответил с улыбкой Джо. - Я вчера, в баре соседней гостиницы, познакомился с одной постарше. Ей где-то за сорок. И она обещала сегодня привести и для тебя подругу.
   - Хорошо бы, - пожелал адмирал. - А то остался всего месяц. Ну, собери всех поближе....
   - Орлы! - крикнул старпом. - Отпуск кончается! Через месяц снимаемся с орбиты.
   Его подчиненные сразу прекратили игру в карты и подошли к адмиралу, удивленно переспрашивая друг друга.
   - Мы отправляемся на Нинг со спасательной миссией, - заявил Саймон. - Эта темная планета вращается вокруг коричневого карлика всего в пятнадцати световых годах от Поллукса. С нашими мощными двигателями мы будем там через тридцать лет. С самого начала планетологи предостерегали правительство Атлантиды от заселения этой планеты. Но местные борцы с исламским террором их не послушали и организовали там небольшую колонию и тюрьму. Дело в том, что теплый климат на Нинге своим существованием обязан инфракрасному излучению звезды, близко от которой находится эта планета. Но коричневый карлик уже давно прошел первую быструю горячую стадию и выжег весь дейтерий. Сейчас он дожигает остатки лития, и звезда стала заметно тускнеть. А температура на планете стала резко падать с каждым годом на полградуса.
   - Там что, есть кислородная атмосфера? - спросил командир батальона десантников капитан Раймонд Макиверс.
   - Да, планета всего на десять процентов легче Земли, - объяснил адмирал. - А фитопланктон в океанах добавил в атмосферу Нинга достаточно кислорода, производя его из окислов железа под действием инфракрасного излучения звезды .... Все скоро погибнет, лет через двести. Планета стремительно остывает.
   - И сколько человек там живет? - спросил военврач доктор Бао Сан.
   - Около тысячи, - ответил Саймон. - Большинство из них заключенные. Они подняли восстание. Туда уже прибыл крейсер типа Фобоса с Виды. Космусы с этой планеты не успели попасть под влияние диктатора с Атлантиды. Они решили спасти хотя бы половину заключенных. А те их не поняли и взяли невооруженный корабль на абордаж....
   - А откуда на Виде такой крейсер? - спросил командир эскадрильи истребителей, майор Фанг. - И почему они не были вооружены?
   - Они получили всю документацию от землян во время монтажа нашего корабля и построили еще один такой же, - разъяснил старпом. - А вооружение с крейсера сняли, чтобы разместить больше саркофагов для людей. Это же космусы. Их гуманность просто восхищает! Что они понимают в боевых действиях!?
   - И куда теперь эти повстанцы собираются лететь? - спросил майор Фанг.
   - А никуда! - объявил адмирал. - Они требуют прислать за ними еще кучу транспортных кораблей, чтобы спасти всех. Помимо этого они требуют, чтобы их, так называемый, двенадцатый имам прибыл к ним на планету. Они хотят убедиться в его целости и невредимости.
   - И имам согласился отправиться с нами на Нинг? - спросил капитан Макиверс.
   - Не волнуйся, - успокоил Раймонда адмирал. - Он уже у нас в кармане. Об имаме мы с тобой потом поговорим отдельно. Твое подразделение будет отвечать за его безопасность. Ты лично назначишь лучшего своего офицера для его охраны. Сейчас мы должны обсудить, как правильно оснастить Фобос для предстоящей миссии.
   - Нам надо оставить минимум людей и вооружений, - сказал полковник Ши. - Это должно обеспечить нашу собственную безопасность и возможность взять под контроль захваченный корабль.
   - Мы оставим только четыре атмосферных рейдера, - объяснил Саймон. - И еще нам понадобится два истребителя, которые мы переоборудуем по-особому....
   - Значит, останутся только шесть летчиков из всей эскадрильи? - предположил майор Фанг.
   - Точно, - подтвердил старпом. - И ты будешь в резерве.
   - А что это за оборудование для истребителей...? - переспросил командир эскадрильи.
   - Мы вскрыли документы с секретным планом "Б", - сообщил адмирал. - Этим планом нас снабдили земляне на случай непредвиденных боевых действий. Там есть два подходящих нам пункта. Первый: как превратить несколько из наших истребителей в невидимки для радаров противника. И второй: как незаметно подойти к вражескому кораблю и взять его на абордаж.
   - Но чтобы захватить и контролировать крейсер противника,
   нам понадобится много боевых роботов, - заявил капитан Макиверс.
   - Да, твой батальон полетит в полном составе, - подтвердил полковник Ши. - А перед обратным вылетом мы выкинем всех боевых роботов вместе с истребителями в атмосферу Нинга. Сохраним только их процессоры и чипы памяти....
   - А что здесь будут делать с особо опасными убийцами, если нам удастся доставить их в целости и невредимости? - спросил Раймонд. - Ведь таковые наверняка есть среди заключенных.
   - Мы будем проводить их реанимацию вручную, - объяснил старпом. - Перед запуском дефибриллятора оденем на них кандалы и наручники. В списке таких около пятидесяти. Остальные будут амнистированы.
   - Так вот, - продолжил адмирал. - Чтобы переоборудовать истребители, нам надо содрать с их каркаса всю металлическую обшивку и заменить ее фторопластовыми панелями, которые спрятаны под обивкой стен в кают-компании и тренажерном зале. Но мы сейчас портить обивку кают не будем. Я просто заказал эти панели на Атлантиде, и они уже доставлены на Фобос. С истребителей мы снимем все вооружение и установим в корпусе за кабиной поручни, страховочные тросы и ремни для двух офицеров и шести роботов на каждом. Если понадобится идти на абордаж, то мы выпустим и рейдеры, как отвлекающий маневр.
   - Я думаю, все ракетные шахты и внутренние оружейные склады можно освободить, - предложил старпом. - Там можно разместить склады с продуктами питания и дополнительные цистерны для воды. А в штатных продуктовых холодильниках мы сможем установить еще сотню саркофагов. Надо оставить только по небольшому боекомплекту на каждую мелкокалиберную пушку против неожиданной атаки рейдеров противника. Но это маловероятно. Скорее они тоже попытаются взять нас на абордаж....
   - Надо сосредоточить все рейдеры, истребители и оборудование техников с запчастями на носовой полетной палубе, - сказал Саймон. - На кормовой полетной палубе мы разместим большинство дополнительных саркофагов.
   Поллукс уже садился где-то за гостиницей на побережье. И под навесом, где в круг расположили свои пляжные кресла старшие офицеры Фобоса, наступили сумерки.
   - Нам надо спешить, - шепнул Джо Ши адмиралу на ухо. - Ты забыл, у нас через полчаса встреча в соседнем баре....
   - Приказываю! - рявкнул Саймон, поняв намек старпома. - Всем старшим офицерам корабля немедленно составить список членов экипажа, которые примут участие в операции! Всем офицерам и техникам, которые не войдут в этот список, завтра же прибыть на крейсер, и начать переоборудование корабля! Инженерная служба космопорта уже направила свою техническую бригаду и первую партию саркофагов в наше распоряжение на Фобос. А теперь, разойтись!
  
   Джо и Саймон уже четверть часа сидели за столиком в самом дальнем темном углу бара, когда у освещенной стойки появились две привлекательные женщины в вечерних платьях.
   - Вот они! - громко сказал старпом, указывая на них рукой.
   - Тише ты, подожди! - зашипел на него адмирал. - Это же те журналистки, которые брали у нас интервью позавчера. Вечно ты врешь! Ты зацепил их еще тогда....
   - Нет, - возразил Джо. - Линда узнала меня вчера в этом баре....
   - Которая из них твоя Линда?
   - Рыжая, - объяснил старпом.
   - Тебя всегда тянуло на красное, как быка, - пошутил Саймон. - А я не люблю красный цвет. Он меня раздражает, как и большинство марсиан. А ее подруга очень даже ничего, симпатичная...! Напомни, как ее зовут?
   - Юн, - ответил Джо, вставая и размахивая руками, чтобы привлечь внимание женщин....
  
   Юридическая процедура, которую затеяла Юн с полицейским роботом в вестибюле гостиницы, ничуть не охладила пыл Саймона, разгоряченного наплывом адреналина и тестостерона в его голову. Поднимаясь с Юн на лифте в свой номер, адмирал страстно целовал ее в напомаженные губы. Он уже запустил свою руку ей между ног. И подол короткого, облегающего ее женственную фигуру платья, неприлично задрался, обнажая ее короткие, черные, в кружевах трусики.
  
   Было позднее утро. И сквозь неплотно закрытые шторы на широком окне в спальню номера Саймона пробивались лучи Поллукса. Юн проснулась от звонка сотового телефона адмирала, и, осторожно сняв его руку со своей груди, стала трясти его за плечо. Саймон проснулся и ответил на звонок.
   - Доброе утро, господин адмирал, это Макс Вонг - поздоровался с Саймоном по телефону посол.
   - Доброе утро, господин посол, - учтиво ответил адмирал. - У вас какие-то новости?
   - Да, - подтвердил Макс. - Я посоветовался с женой, и мы окончательно решили лететь вместе, несмотря на возможную опасность этого предприятия.
   - Хорошо, я прекрасно вас понимаю, - сказал Саймон. - Главное, что вы согласились нам помочь.
   - Это мой долг! - торжественно заявил посол. - Я ведь марсианин.
   - Не волнуйтесь, - заверил адмирал. - Место для вашей жены уже зарезервировано. - Вы готовитесь, входите в роль, уже отращиваете бороду? Ронг заготовил для вас парочку речей?
   - Да, да, все в порядке, - ответил Макс.
   - За вашу безопасность будет отвечать капитан Макиверс, - сообщил Саймон. - Мы снимаемся с орбиты через месяц.
   Адмирал закончил телефонный разговор и уткнулся носом в подмышку Юн.
   - Ты что, скоро возвращаешься на Марс? - спросила она, обняв его за шею.
   - Нет, но полет будет дальний....
   - Но ты ведь вернешься? - не унималась Юн.
   - Да, конечно, лет через шестьдесят....
   - Это целая вечность! - всхлипнула женщина. - Я хочу тебя дождаться! Я хочу, чтобы меня заморозили на этот период в колумбарии....
   - Ну что ты? - испугался Саймон. - Мы ведь едва знакомы....
   - Я знаю, знаю, - запричитала Юн. - Я очень рано вышла замуж, и в двадцать семь лет родила дочь. Потом мы развелись.... И я так одинока, так одинока...!
   - У меня тоже остался на Марсе взрослый сын, и я в разводе.
   - Вот видишь, мы просто созданы друг для друга! - настаивала женщина на своем.
   - Не делай глупостей! - успокаивал подругу адмирал. - Возьми себя в руки, от судьбы не уйдешь. Ты еще встретишь спутника жизни, своего мужчину.... Я обещаю, когда вернусь, дам тебе эксклюзивное интервью.
   - Правда? - спросила обрадованная Юн, вытирая простыней слезы.
   - Конечно....
   - Это идея! - подумал про себя Саймон и стал звонить послу. - Макс, ты сейчас один? Джин нет с тобой рядом?
   - Да, ты можешь говорить. Она вышла прогуляться.
   - Давай заморозим ее в здешнем колумбарии до твоего возвращения, - предложил адмирал. - Для ее же собственной безопасности.
   - Пожалуй, это лучший выход из положения, - обрадовался Макс. - Я перезвоню тебе когда она вернется.
   - Кто такая эта Джин? - спросила Юн, когда Саймон закончил телефонный разговор.
   - Жена одного..., - сказал, задумавшись, адмирал. - Одного участника нашей экспедиции.
   - Которого зовут Макс? - догадалась Юн. - Они прилетели сюда с Марса?
   - Да нет, - соврал Саймон. - Они местные.
   - Какой ты все-таки бесчувственный болван! - возмутилась Юн. - Мог бы подождать и поговорить с этим Максом не в моем присутствии.
   - Кажется, я совсем зачерствел в этом космосе и стал похожим на мою бывшую жену. Знаешь, когда мы занимались любовью в постели, она могла вдруг начать говорить об облупившемся куске краски на потолке спальни.... Или могла напомнить о том, что надо сменить картины в нашей пещере....
   - Вы жили в пещере!? - удивилась Юн.
   - Нет, это сленг, - продолжил с улыбкой адмирал. - Так на Марсе называют квартиры. Так вот, у моей жены была обсессия, связанная с чистотой и порядком. Нас обслуживал не один, а два робота. Первый занимался основным делом, а второй выполнял ее ежесекундные приказы.... Ну, ты понимаешь, то волосинка на поверхности ванны, то крошка на полу, которую она случайно заметила.... Подождать, когда первый робот в очередной раз уберет помещение, ей не хватало терпения. Прожить с этой крошкой на полу еще пятнадцать минут или час она просто не могла....
   - Ты преувеличиваешь, - заключила Юн. - Вы просто охладели друг к другу....
   - Знаешь, я приглашен сегодня вечером в кафе на вечеринку. Пойдем вместе.
   - А это удобно? - спросила Юн.
   - Конечно!
   - А по поводу чего веселье?
   - Там будут справлять чей - то день рождения, - объяснил Саймон. - Это будет сборище местных астронавтов. Там будет присутствовать и тот знаменитый землянин, первый из криосов....
   - Ой, я хочу сделать о нем репортаж! - оживилась Юн. - А как же мы без подарка...?
   - Нам сказали, подарок не нужен, - заверил адмирал. - Космические байки Джо, которые он будет травить там без умолку, будут для именинника лучшим подарком....
   - Ну, и в кафе какой гостиницы назначена эта встреча? - спросила Юн.
   - Это в Шанхае, - ответил Саймон. - Давай скорей собираться. Через час нам надо быть в аэропорту. Джо заранее заказал для тебя билет.
  
   В кафе сдвинули три стола, на шесть персон каждый, вместе, чтобы все приглашенные на день рождения Далилы могли более тесно общаться друг с другом. Хотя других посетителей, которым могло бы помешать веселье гостей, пока не было. Во главе длинного общего стола сидела именинница, взявшая на себя роль распорядительницы и тамады. Веселье было в самом разгаре. И внимание всех гостей постепенно перешло к Джо, который непрерывно рассказывал анекдоты или короткие истории на космические темы. Адам с Натали сидели напротив адмирала со старпомом. А их подруги - журналистки примостились соответственно по правую и левую руку от своих кавалеров. Джо не умолкал, периодически подмигивая Адаму, от чего тот иногда вздрагивал и из вежливости улыбался.
   - И вот, как раз, когда монтаж этой части крейсера был завершен, мы наполнили воздухом тот злополучный сто тринадцатый отсек корабля, - начал свой очередной рассказ Джо. - Там и начали происходить эти странные случаи. Через неделю в этом оружейном отсеке появилась какая-то странная вонь. А корабль монтировали на орбите земли. Кругом копошились инженеры - земляне и роботы - сборщики. На наше счастье, отсек пока был пуст, так как до стадии установки оборудования и вооружений здесь еще не дошло....
   Саймон стал заметно для всех толкать старпома ногой под столом и шептать ему что-то на ухо. Но тот не унимался и продолжал свой рассказ. Адмирал пытался остановить Джо, потому что эта очередная его история была явно не к столу....
   - Космос - опасная среда..., - как бы извиняясь перед присутствующими, успел вставить короткую фразу Саймон.
   - Я не выдержал и потребовал обыскать весь отсек, - продолжил старпом. - Надо было снять все внутренние панели корпуса и осмотреть пространство между шпангоутами шпация за шпацией.... И что вы думаете? Мы обнаружили труп. Этот несчастный землянин залез в вентиляционный штрек и порвал скафандр. Видимо, забыли смонтировать газоанализатор и датчик давления воздуха около шибера вентиляционного клапана. А робот там бы не поместился. Землянин, пытаясь выбраться назад, порвал скафандр в таком месте, что нарушил все электропитание. И поисковый маяк не смог включиться. Самое интересное, что когда заметили отсутствие одного из инженеров, то сразу нашлись свидетели, видевшие его работающим в открытом космосе. Некоторые даже утверждали, что обнаружили страховочный трос, оставленный им на одном из наружных поручней....
   - Только про крыс не надо! - громко попросил адмирал.
   - У вас есть крысы на корабле?! - взвизгнула Натали.
   - Вернее сказать, были, - парировал Саймон, и попытался сменить тему. - И даже тараканы....
   - Я хочу послушать! - потребовала Далила.
   - Лучше про тараканов, - робко предложил адмирал.
   - Я имела в виду крыс, - настаивала Далила. - Я слышала, что на Марсе, например, совсем нет органических признаков жизни. А тут крысы! Да еще и на орбите....
   - На Марс в наши катакомбы на листьях саженцев с Земли давно уже проникли муравьи, - опять пытался сменить тему Саймон.
   - Так вот, ровно через месяц после этого случая, на корабле появились крысы, - заявил Джо с угрожающей интонацией в голосе. - И где мы их увидели впервые? Все в том же злополучном сто тринадцатом отсеке! Естественно, к этому моменту они уже распространились по всей обитаемой части Фобоса. Это очень умные твари! Изловить в мышеловки их было невозможно, так как после первой же пойманной крысы остальные на эту удочку не шли. Травить было нельзя, потому что потом возникнет невыносимая вонь по всему кораблю. А помирать они будут в самых недоступных местах.... И тут этот русский предложил нам воспользоваться древним флотским методом....
   - Русский!? - переспросила Далила. - Там же сейчас никто не живет. Ледниковая зона. Зимой - минус шестьдесят градусов по Цельсию.
   - Правильно, - тут же подключился к разговору Саймон, чтобы увести его в другое русло. - Население давно покинуло северные и центральные районы этой страны. Кстати, они ушли последними, после жителей северо-западной Европы, Канады и южной Патагонии....
   - Да он, как и все европейцы, из северной Африки, - перебил адмирала неугомонный Джо. - Он был главным инженером по монтажу систем вооружений. Уже в возрасте, чудной такой. Хвастался, что он потомок Чингисхана. Все ходил и рассказывал, что его прадед из России дослужился в военно-морском флоте до адмирала. Вот его все и звали русским. Так он предложил изловить с десяток крыс и посадить в металлическую бочку с открытым верхом....
   - А как изловить, если они не шли в мышеловки? - спросила Натали.
   - Ну, в старину матросам давали премию за пойманную крысу, - объяснил старпом. - Не знаю, уж как они там их ловили? А мы на ночь в каждом помещении расставили по роботу.... А у роботов знаете, какая реакция! Наутро в нашей алюминиевой бочке из-под дейтерида лития была дюжина грызунов. Русский налил им водички на дно бочки, чтобы не сдохли от жажды, и приказал не кормить их....
   - Да что ты все русский, да русский? - раздраженно спросил Саймон. - Имя у него было!
   - Не помню я! - огрызнулся Джо. - Помню только фамилию - Зуев. Я только редкие имена запоминаю. И через неделю на дне бочки осталось только четыре крысы....
   - Куда же делись остальные? - не выдержала Далила.
   - Этот же вопрос мы задали и Зуеву! - с улыбкой сказал старпом. - А он только в шутку в зубах поковырял, и сказал, что их волной смыло....
   - Какой еще волной!? - не поняла Далила.
   - Присказка у него была такая, - объяснил расхохотавшийся Джо. - Чего ни спросишь - волной смыло.... Ну, мы подвели Зуева к бочке и потребовали объяснений. А он показал на самую жирную крысу, и сказал, что этот самец через пару дней останется один....
   - Как он узнал, что это самец? - перебила старпома Далила. - И куда, наконец, делись остальные крысы?
   - Вы не поняли!? - воскликнул Саймон. - Этот самец стал каннибалом!
   На мгновение над столом повисло гнетущее молчание. Все, кто был занят поглощением пищи и невнимательно слушал старпома, застыли и устремили свои взгляды на адмирала....
   - Ну, и чем..., чем это поможет...? - заикаясь спросила Натали.
   - Через три дня, когда каннибал остался один и достаточно проголодался, Зуев опрокинул бочку..., - продолжил рассказ Джо. - И эта тварь выскочила на свободу.... Каннибал и пожрал всех своих сородичей, расплодившихся у нас на корабле. А через две недели мы раскидали мясную приманку и вооружили роботов боевыми лазерами. Робот чуть не прожег обшивку, убив грызуна....
   - А как же крысы, все-таки, попали на корабль? - не унималась Далила.
   - Не знаю, - недоумевал старпом. - Вместе с курятником, наверное....
   - Курятником!? - переспросила Натали.
   - Это все тот же Зуев придумал, - пояснил Саймон. - Любитель домашних животных! Ему, видите ли, своего пса не разрешили взять в космос. Он даже скафандр для собаки смастерил, чтобы брать любимца на работу. Натуральной яичницы ему захотелось! Так он спроектировал титановый курятник на десять кур с петухом. Ну, курятник ладно.... А зачем живых кур тащить на корабль! Можно было бы доставить просто яйца в инкубаторе. Но ему невтерпеж было....
   Адмиралу удалось немного развеять напряжение, повисшее в воздухе в момент кульминации рассказа старпома. Этим воспользовалась Далила, и приказала официанту накрыть десерт.
   - А сейчас - Нирвана! - объявила именинница.
   Все гости по очереди стали передавать роботу, подававшему им напиток в алюминиевых баночках, свои карточки с чипом идентификации личности. На выкрашенных в розовый цвет баночках, сверкала косая голубая надпись "Нирвана".
   - Что это такое? - спросил Адам у Натали.
   - Нирвана - это напиток, стимулирующий работу гипофиза, - ответила она. - В Нирване есть нанороботы, содержащие по молекуле дофамина. Эти нанороботы проникают к гипофизу, стимулируют его электрическими импульсами и высвобождают молекулы дофамина. Под действием электростимуляции и дофамина гипофиз выбрасывает в кровь три типа гормонов. Один из них - эндорфин, вызывающий чувства радости и наслаждения....
   - А что робот делает с нашими чипами? - переспросил Адам, опрокинув баночку в рот.
   - Он отмечает твою суточную норму эндорфина, - пояснила Натали, выпив до дна свою Нирвану - Если принять больше трех баночек, то возникнет состояние эйфории....
   - Значит, это наркотик, - сделал вывод Адам.
   - Вовсе нет, - возразила с улыбкой Натали. - Это не может быть использовано как сильное обезболивающее или средство для наркоза при операциях. Нирвана действует косвенно. Эффект достигается естественным путем....
   Она придвинулась к Адаму поближе и прошептала ему на ухо: - Ну, как если бы я испытала сейчас с тобой оргазм....
   - Это вполне можно устроить! - сказал Адам, расхохотавшись.
   - Смотри, эти голубки уже воркуют! - сказал старпом своей подруге, обращая ее внимание на Адама с Натали. - Они не теряют времени даром.
   - Я слышал, вы собрались в дальнюю экспедицию на помощь землянам, - продолжил говорить Джо, обращаясь к Адаму. - Ох, и не завидую я вам! Не хотел бы поменяться с вами, несмотря на сложную миссию, предстоящую нам на Нинге по спасению заключенных. Лучше иметь дело с зеками криосами, чем с гомосапиенсами на не освоенной планете.
   - Будет чудо, если они вообще доберутся до Тейи! - выразил сомнение Адам.
   - А я уверен, все будет в порядке! - сказал старпом. - Они живучие, как крысы!
   - Джо! - одернул его адмирал, пригрозив пальцем.
   - Давай убежим отсюда! - шепнула Натали Адаму.
   - Давай.
   Адам взял Натали за руку и повел ее к выходу, махнув рукой Далиле на прощанье. Они вышли на улицу освещенного ночного города. Адам остановился, задрал голову вверх и увидел в просвете между небоскребами брильянтовую россыпь звезд.
   - Я не узнаю здесь ни одного созвездия! - возмутился он.
   - И неудивительно, - рассмеялась Натали. - Я на Земле тоже не узнала бы....
  
   Доктор Сун Джу проверяла резервное медицинское оборудование, расположенное в освобожденном авиатехниками складе кормовой полетной палубы Фобоса. До вылета на Нинг оставались считанные дни. Часть экипажа уже была заморожена. Все дополнительные саркофаги, установленные для заключенных, Джу лично протестировала. Сегодня вечером доктор Бао проконтролирует ее собственную заморозку.... Слегка подзагоревшее во время отдыха лицо Джу наполнилось румянцем, когда она улыбнулась, вспоминая свой короткий бурный роман с хирургом клиники, где она проходила интернатуру. Сегодня, в свои тридцать лет, Джу выглядела очень неплохо. После отдыха она похорошела и приобрела тот внешний шарм, который нужен девушке, чтобы на нее устремляли хищные взгляды даже знающие себе цену симпатичные парни. Теперь она стала выглядеть гораздо моложе своих лет даже без косметики. Но Джу немного угнетало, что после романа с хирургом на Марсе у нее так никто и не появился. Во время строительства корабля и подготовки к полету на Атлантиду она боялась завести с кем-нибудь из команды личные отношения. Это было запрещено уставом, и ее могли отчислить.... Даже когда настоящий "мачо" капитан Макиверс обратил на нее внимание и стал с ней заигрывать, Джу решительно отвергла его попытки. Она потом пожалела об этом, наблюдая за связью Макиверса с одной из авиатехников. При чем тогда, им все легко сошло с рук.... Здесь, во время короткого отдыха на Атлантиде, Джу так и не удалось затащить какого-нибудь аборигена в постель из-за ее разборчивости и странных юридических процедур, смущавших ее по началу.
   Адмирал Менг дал понять Джу, что он хотел бы видеть ее среди участников экспедиции на Нинг, и ее отказ был бы принят только потому, что она женщина. Джу очень хотелось остаться на Атлантиде. Но после разговора с адмиралом ей неудобно было подать прошение об отставке.
   - Ну что, девочка, твой черед, ты готова? - спросил покровительственным тоном, подошедший к Джу старший врач Бао Сан. - Жду тебя через час в колумбарии для команды.
   - Да, да, - ответила Джу. - Я уже закончила. Сейчас приму душ, и я ваша....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 13.

Солнечная система. Лунная

база. Металлургический

комбинат. 2645 год по

григорианскому календарю.

   Прокатный стан по производству титановых листов и других профилей, нужных для строительства космических кораблей орбитального базирования, располагался в гигантском подземном сооружении. Его скрывала от метеоритных атак толща потолочных перекрытий, сделанных из лунного бетона. Прокатный цех сообщался с таким же подземным помещением металлургического комбината, огромные ворота которого выходили на лунную поверхность к карьеру, где сновали гигантские грузовики и горные машины, добывающие титановую руду. Конечная продукция, в виде пачек титановых листов или профилей, вывозилась из прокатного цеха наружу через ворота, ведущие к космопорту.
  
   Кармен Моралес шла по цеху к шлюзовой двери, ведущей в туннель, который сообщался с туристическим комплексом. Она уже пять лет занимала должность начальника прокатного цеха. Заключив контракт с компанией на десять лет, Кармен рассчитывала заработать достаточно денег, чтобы приобрести хорошую квартиру на Марсе и всю оставшуюся жизнь посвятить себя семье и детям. Она закончила инспекционную проверку производственных помещений, которую совершала раз в неделю, исключительно только ради прогулки и соблюдения инструкции. Все механизмы и роботы функционировали нормально. Многочисленные датчики и видеокамеры исправно передавали информацию на главный компьютер, расположенный в зале управления вращающегося жилого комплекса работников гостиницы. Туристический бизнес пошел на спад, и аэрокосмическая компания "Локхид" выкупила гостиницу за бесценок для своих служащих.
  
   Оказавшись в туннеле, Кармен с облегчением раскрыла шлем скафандра и вдохнула воздух, которым был наполнен туристический комплекс. Пройдя сто метров по туннелю, Кармен оказалась в маленьком холле, в конце которого сквозь огромные стеклянные двери виднелся высоченный зал вестибюля гостиницы. Когда-то многочисленные туристы с Земли развлекались тут тем, что прыгали с галереи пятого этажа на пол вестибюля. Для превращения прыжка в полет в магазинчиках продавались небольшие пластиковые крылья.... Но Кармен нужно было свернуть в боковую дверь, которая вела к жилому комплексу обслуживающего персонала.
   Пройдя шестидесятиметровый коридор, Кармен оказалась в холле. Там посредине, вместе с толстой колонной шахты лифта в центре, вращалась круглая неогороженная площадка карусели. По стенам помещения были расположены шкафы для скафандров. Женщина сняла пятидесятикилограммовый скафандр и повесила его в шкаф. Затем она сняла с плеч семидесятикилограммовый свинцовый жилет и отстегнула пояс такой же массы. Сила тяжести на Луне в шесть раз меньше земной. Дополнительная нагрузка тренировала мышцы и позволяла ходить, а не прыгать.
   Кармен осторожно приблизилась к краю карусели и запрыгнула на нее, ухватившись в конце прыжка за перила, приваренные к вращавшейся вместе с каруселью центральной металлической колонне. Внутри колонны была шахта лифта, которая уходила сквозь отверстие в потолке на следующий этаж. Держась за перила, женщина прошла по площадке вокруг карусели к дверям лифта, вмонтированным в колонну.
   Поднявшись на один этаж, Кармен очутилась на небольшой площадке, расположенной перед входом в горизонтальный лифт. Из открытых дверей лифта на нее, улыбаясь, смотрел системный программист литейного цеха Кен Гудвуд. Пока еще слабая, центробежная сила пыталась бросить женщину в сторону Кена. Но Кармен держалась рукой за поручень, вмонтированный в косяк двери вертикального лифта, из которого только что вышла.
   - Кен, дай пройти! - потребовала женщина вместо приветствия.
   - Прыгай, я тебя поймаю! - ответил ей парень, озорно подмигнув и протянув ей руку.
   - Сколько раз тебе говорить, перестань со мной заигрывать! - возмутилась Кармен. - Я тебе не пара. Я замужняя женщина. У меня двое взрослых детей. Между нами нет ничего общего. Ты землянин, а я криос.
   - Ты же тоже родилась на Земле, - пытался возразить Кен.
   - Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду! Извращенец! Твое желание затащить меня в постель равносильно влечению к овце!
   - Ты себя так низко ставишь?! - пошутил Кен.
   - Мне просто не хотелось называть тебя обезьяной. Твой контракт через два месяца заканчивается. Можно уж как-нибудь потерпеть! В гостинице полно силиконовых кукол...!
   - Мне они надоели! - пожаловался парень. - И вообще, ты знаешь, за что меня сюда сослали на два года? Я приставал к дочери председателя совета директоров компании. Она работала в моем отделе....
   - Ты просто маньяк, Кен!
   - Ладно, проходи, - уступил дорогу парень, отойдя в сторону от входа в лифт. - Мне ее специально подсунули, чтобы я согласился подписать контракт....
   Кармен запрыгнула в лифт, и он медленно потащил ее на периферию огромного вращающегося диска жилого комплекса. По внешнему кольцу диска располагался ряд жилых комнат управленцев и командный пункт с главным компьютером. Пол в этих помещениях находился на внешней обечайке этой огромной карусели. Его поверхность представляла собой гигантский усеченный конус, перевернутый основанием кверху. Небольшой наклон плоскости пола комнат по отношению к оси вращения диска - конуса был нужен, чтобы учесть силу тяжести на Луне и создать комфортные условия для обитателей комнат. Вся эта огромная карусель вращалась внутри большой пещеры, потолок и стены которой, были укреплены шпангоутами из титановых швеллеров.
   Пока лифт тащил ее домой, и вес Кармен постепенно приближался к земному, она вспомнила, как двадцать лет назад провела девять месяцев в такой же центрифуге на Марсе. Там она вынашивала свою вторую дочь. Тогда ее муж Рамон находился постоянно рядом, изредка уходя на работу в свою лабораторию. Это были одни из самых счастливых дней их совместной жизни.
  
   Выйдя из лифта, Кармен решила проведать своего заместителя Гену Карасева, находившегося на вахте у пульта управления цеха. В зале управления она увидела обоих супругов Карасевых. Лида давала указания роботу - уборщику, а Гена находился на рабочем месте. Кармен тихо поздоровалась, сообщила о своем прибытии и пошла к себе в комнату.
   Удобно усевшись на диване, она, наконец, добралась до спутникового телефона, чтобы второй раз за прошедшие два часа позвонить мужу на Землю. Но Рамон опять не отвечал. Чужой монотонный голос сообщил, что абонент находится вне зоны досягаемости....

Планета Земля. Индонезия.

Остров Суматра. Озеро

Тоба. 2645 год по

григорианскому календарю.

   Вечерело. Легкая рябь на поверхности озера искрилась в лучах заходящего солнца. Вулканолог Рамон Моралес тестировал геодезический датчик, вмонтированный в скалу в двух километрах от побережья. Вдруг он почувствовал легкую головную боль. Рамон приложил ладони к вискам, закрыл глаза и прислонился спиной к скале.
   Ученый так и не понял, потерял ли сознание на те несколько секунд, пока он так стоял с закрытыми глазами. Боль отпустила, и Рамон бросил взгляд на свой компьютер, подключенный к датчику. Экран компьютера погас. Датчик тоже не подавал признаков жизни. Первым чувством был страх. Вот оно, началось! Низкочастотные инфразвуковые колебания почвы перед землетрясениями и извержениями вулканов часто вызывают у людей и животных головную боль и неадекватное поведение. Рамон снял с пояса спутниковый телефон, чтобы вызвать вертолет. Телефон не работал.
   - Так, - подумал Рамон. - Но инфразвуковые колебания обычно не выводят из строя электронные приборы....
   Вулканолог решил идти пешком по тропе, прорубленной в джунглях до базы. Она была в пяти километрах от небольшого скального гребня, где Рамон сейчас находился.
  
   Через два часа Рамон вышел на поляну перед базой. В свете прожекторов он увидел вертолет, готовящийся к взлету. Винтокрылая машина усиленно молотила винтом, отбрасывая вниз поток воздуха, прижимающий траву к земле. Из лабораторного корпуса выскочил начальник Рамона и побежал к вертолету. За ним, еле поспевая, двигался робот, толкавший перед собой двухколесную тачку, груженую приборами.
   - Эдвард! - позвал начальника Рамон.
   Эдвард Гринфельд обернулся и, заметив Рамона, пошел к нему навстречу.
   - Ты вернулся пешком?! - спросил у него Гринфельд. - У меня пропала картинка на всех экранах! Датчики перестали передавать данные на спутник! Что случилось?!
   - У меня сломался телефон, - сообщил Рамон. - По-моему, я даже потерял сознание от резкой головной боли.
   - Все ясно! - возбужденно воскликнул Эдвард. - Это инфразвуковая волна!
   - Но почему вышли из строя все приборы? - засомневался Рамон.
   - Ты же знаешь, извержениям всегда сопутствуют электромагнитные аномалии в атмосфере..., - пытался объяснить Гринфельд. - Ты должен немедленно покинуть Суматру. Извержение может начаться в любую минуту. Ты криос, Рамон! Вас не так много на Земле и даже на Марсе. Через пятнадцать минут вертолет вернется, и ты полетишь до Бангкока.
   - А как же ты? - спросил Рамон.
   - Я..., я хочу вернуться и расставить приборы, - неуверенно ответил Эдвард. - Наша гравитационная теория верна! Ты оказался прав. Каждый раз проходящая мимо Луна своим притяжением забрасывает все новые порции магмы в резервуар под базальтовой пробкой вулкана. Давление в магматическом резервуаре растет.... Если ничего не случится, то завтра днем прибудет вертолет с репортерами. Я должен дать интервью.... Не оставайся в Бангкоке. Там уже все эвакуированы. Его завалит пеплом. Первым же рейсом лети до Пекина. По-моему, у вас там есть консульство.
  
   Рамон вошел в лабораторию и, наконец, добрался до исправного спутникового телефона. Он позвонил жене.
   - Кармен!
   - Ну, слава богу, Рамон! Я уже два раза тебе звонила!
   - Ты все время проводишь в своей комнате на вертушке? - пошутил Рамон.
   - Нет, ты же знаешь, что я часто гуляю. Я так соскучилась по тому времени, которое мы проводили вместе на Марсе в роддоме. Ты тогда изучал вулкан на горе Олимп. Помнишь, правительство хотело строить там подземный город.
   - Я так и не понял, зачем было тебя держать тогда в этой центрифуге!? На Марсе сила тяжести составляет сорок процентов от земной. По-моему, этого достаточно.
   - Но не для зародыша, - объяснила Кармен. - Я хочу еще ребенка! Ты слышишь! Мне всего шестьдесят лет. За третьего и четвертого правительство выплачивает очень хорошие пособия. С моим гонораром от контракта нам хватит денег....
   - Тебе же еще пять лет торчать на этой лунной карусели! - перебил жену Рамон. - А вот я, по-моему, освободился....
   - Что значит, освободился!? - крикнула в трубку Кармен.
   - Кажется, час назад прошла инфразвуковая волна. Я сейчас на базе. Через десять минут за мной прилетит вертолет. Он доставит меня до Бангкока....
   - Немедленно вылетай! Я за тебя очень волнуюсь...!
  

Планета Земля. Азиатско -

Австралийский союз. Город

Мельбурн. Региональный отдел

Координационного Центра

Глобальных Проблем. 2645 год

по григорианскому календарю.

   Еще год назад никто в мире не слышал о существовании такой организации, как КЦГП и не смог бы расшифровать эту аббревиатуру. Сейчас о Координационном Центре Глобальных Проблем знают даже дети дошкольного возраста. Еще год назад имя директора ГЦГП было известно только небольшому кругу сотрудников совсем другой фирмы, где он тогда работал. Сегодня имя Пола Сонга не сходило с уст комментаторов ведущих мировых новостных каналов.
   Пол мерил широкими шагами блестящий порцелановый пол своего просторного кабинета, находившегося в высотном здании регионального отделения КЦГП. Здание, построенное год назад в деловом центре Мельбурна совершенно для других целей, было срочно выкуплено у подрядчика правительствами крупных держав за баснословные деньги. Глобальной мировой проблемой, от которой с утра раскалывалась голова Пола Сонга, было глубоководное озеро Тоба, расположенное в Индонезии на острове Суматра. Вернее сказать, это был супервулкан, кратер которого скрывался под водами Тоба. Развешанные по стенам экраны одновременно показывали передачи почти всех ведущих мировых новостных каналов. Звук был включен только на телевизоре, где вел передачу репортер, берущий интервью у известного ученого - вулканолога Эдварда Гринфельда. Ученый находился около своих приборов, расположенных на берегу озера Тоба.
   - Как вы оцениваете обстановку на сегодняшний день? - спросил репортер у Эдварда, красуясь перед телекамерой, как опытный ловелас перед молодой светской дамой. - То, что мы сейчас находимся непосредственно в жерле этого супервулкана, подвергает наши жизни опасности? Какова вероятность того, что извержение начнется сегодня?
   - Извержение может начаться в любую минуту! - ответил вулканолог, получивший, наконец, доступ к микрофону. - Вернее будет спросить, какова вероятность того, что извержения не будет сегодня. За год наблюдений со спутников уровень озера и почва вокруг него поднялись на семьдесят сантиметров. Но за последний месяц этот подъем составил одиннадцать сантиметров, что говорит о том, что извержение начнется не позже чем через три месяца. Температура воды в озере....
   - Хочу напомнить нашим телезрителям предысторию вулкана Тоба, - прервал репортер ученого на полуслове. - Последний раз этот супервулкан извергался семьдесят пять тысяч лет назад. Тогда он выбросил в атмосферу четыре с половиной миллиона тонн двуокиси серы, что вызвало сильнейшее похолодание на всей планете, которое привело к очередному ледниковому периоду. Почти вся Европа, Сибирь, Канада и Патагония через год окажутся под толстым слоем льда. Подтверждением столь мощного извержения в прошлом служит слой разбросанного пепла, который ученые находят в почве Индокитая, Филиппин и Австралии в радиусе четырех тысяч километров от кратера вулкана....
   В это время за резной двустворчатой дверью, ведущей в кабинет Пола Сонга, остановилась его секретарша - робот, преградившая путь представителю США в КЦГП Тому Шлезингеру.
   - У вас отклеилась правая ресница, - назвал ей пароль Шлезингер.
   Секретарша молча отступила, пропустив Тома в кабинет своего босса.
   - Как поживаете? - поприветствовал Тома Пол, отвлекшись на секунду от созерцания глади воды на поверхности озера Тоба.
   - Ученые не исключают, что извержение этого супервулкана в прошлом привело к вымиранию неандертальцев, которые жили преимущественно в Европе и северной Африке..., - продолжал свой рассказ репортер. - ... Представители гомосапиенс сумели выжить и приспособиться к новым климатическим условиям. Некоторые палеонтологи утверждают, что в этот период произошли очень важные генетические изменения в структуре ДНК нашего вида....
   - Ну, при чем тут неандертальцы! - возмутился Пол, обращаясь к Шлезингеру и переключая подачу звука с другого экрана, где шла трансляция пятничной проповеди муфтия из центральной мечети Сиднея.
   Том саркастически пожал плечами и передал Полу компакт-диск с текущим отчетом NASA по данной проблеме.
   - Они обманывают вас, братья мои! - обращался священнослужитель к своим прихожанам, поправляя чалму на голове. - Вся эта эвакуация проводилась лишь с одной целью - оторвать вас от своей земли и веры в аллаха! Здесь, на чужбине, эти проклятые крестоносцы заставляют ваших дочерей ходить в их школы с непокрытой головой! Они отказываются строить новые мечети...! Возвращайтесь в дома свои! Аллах пощадит Джакарту...!
   - Это же верховный муфтий союза! - воскликнул Пол, выключая звук. - Наши корабли береговой охраны не успевают задерживать все пиратские суда, перевозящие мародеров и просто жителей, желающих вернуться.
   - Я знаю, - сказал Том. - Эти идиоты не понимают, что, может быть, через год после извержения, когда они уже вернутся на родину, им придется принять беженцев из Новой Зеландии, южной Австралии и северной Японии, если ледник достигнет этих районов.
   Пол вставил диск с отчетом NASA в свой компьютер и быстро просмотрел этот текст, пробежавшись по нему взглядом наискосок. Вдруг его внимание заострилось на одном из абзацев, и Пол включил трансляцию текста через динамики с этого места.
   - Еще одним косвенным подтверждением возникновения ледникового периода более семидесяти тысяч лет назад служит появление в этот период нового вида вшей, - монотонным голосом начал вещать компьютер. - Изучив генотип нательных вшей в начале двадцать первого века, ученые пришли к выводу, что этот вид кровососущих паразитов, живущих в нижнем белье человека, появился на планете более семидесяти тысяч лет назад. Как раз тогда, когда люди впервые стали носить одежду, что совпадает с резким похолоданием климата, вызванным извержением супервулкана Тоба....
   - Что это такое? - спросил Пол, недоумевая.
   - Я тоже не знаю, что это за насекомые, - выразил солидарность Том. - Энтомолог - консультант сообщил мне, что вши были широко распространены во время первой и второй мировых воин. Окончательно от них избавились только в конце двадцать первого века. Ареал распространения нательных вшей находился тогда в районах Сибири и Дальнего востока. Они встречались среди солдат, заключенных и бездомных бродяг.
   - Эти ученые писаки начинают меня раздражать! - воскликнул Пол. - У нас кризисная ситуация! А они, вместо того чтобы что-нибудь предложить, занимаются какими-то вшами!
   - Кроме своих прогнозов им нечего предложить, - примирительным тоном заключил Том. - Их заботят лишь проблемы финансирования.... Извержение супервулкана - это не метеоритная угроза. Крупный метеорит можно взорвать на куски, или отклонить его траекторию. Предотвратить извержение невозможно. Его лишь можно спровоцировать, сократив тем самым сроки ожидания....
   - Что ты имеешь в виду? - перебил Тома Пол.
   - За последний месяц у нас возникла проблема самовольного возвращения беженцев, - пояснил Том. - Сегодня мы наблюдаем со спутников десятки жителей, вернувшихся на острова. Через пару недель их будут сотни.... Во время извержения погибнет много людей, если оно не произойдет немедленно. Есть другая проблема. За последние полгода падение котировок на финансовых биржах превысило все ожидания. Мировое производство находится в стадии глубокой стагнации. Никто не хочет вкладывать ни гроша. Все ждут извержения. Финансисты предсказывают небывалый подъем биржи сразу после извержения. Один четырехкилограммовый плутониевый заряд, сброшенный на дно озера, может решить эту проблему и спасти сотни человеческих жизней.
   - Даже и не думайте об этом! - возмутился Пол. - По берегам озера установлена куча аппаратуры. Ваша бомба все равно имеет достаточные размеры, чтобы всплеск воды от ее падения был зафиксирован камерами.
   - А если мы инсценируем авиакатастрофу? - предложил Том. - Точнее сказать аэрокосмическую катастрофу, так как полеты над вулканом запрещены. Сейчас на орбите находится марсианский грузовой корабль. Допустим, четверо криосов из команды должны прилететь на отдых. Скажем, на восточное побережье Австралии.... Атмосферный рейдер отклонился от курса и упал прямиком в озеро Тоба....
   - Нет, это будет уже межпланетный конфликт! - возразил Пол.
   - Успокойтесь, Пол! Криосы останутся на орбите! На рейдере будет только наш плутониевый заряд, - пояснил Том. - Мы им устроим торжественные похороны....
   - Да, идея неплохая, - согласился Пол.
   - То есть, вы в принципе согласны?! - обрадовался Том.
   - Да, у нас, пожалуй, нет другого выхода, - вынужден был согласиться Пол. - А какой фирмы рейдер находится в распоряжении марсиан?
   - Кажется, "Люфт Экспресс", - вспомнил Том.
   - Вы смеетесь! - воскликнул Пол. - Нам никто не поверит! Это вам не "Локхид". На рейдерах этой европейской фирмы еще не зафиксировано ни одной аварии.
   - Это просто потому, что они недавно вышли на рынок со своей продукцией, - нашел причину Том.
   - Но представители компании устроят расследование и начнут охоту на ведьм! - сделал вывод Пол.
   - Вот и у меня такое же мнение об этой инсценировке, - хладнокровно заметил Том. - Этот вариант не годится по причине сложности исполнения и непредсказуемости последствий. Сегодня в нашем полушарии наступает полнолуние. Все верят, что проходящая мимо луна способна своей гравитацией спровоцировать извержение....
   Внезапно страшный грохот, раздавшийся из динамиков, прервал рассуждения Тома. Это Пол включил звук сразу на всех экранах, где показывали трансляцию с видеокамер, расположенных в нескольких километрах от береговой черты озера Тоба. Гигантская клубящаяся пирокластическая гора взрыва, вставшая на месте озера, устремилась в небо на несколько километров....
   - Как вы это сделали?! - крикнул Пол Шлезингеру.
   - Как видите, никто ничего не заподозрит, - спокойно улыбаясь, сказал Том. - Помните, три дня назад произошло странное событие? Почти все камеры и датчики на озере вышли из строя. Мы взорвали над озером электромагнитную бомбу. А затем спокойно скинули плутониевый заряд на тросе с якорем. На дно опускать бомбу было нежелательно. Там уже довольно высокая температура. Всплесков воды и посторонних предметов фиксировать было некому. Бомбу удерживал якорь в ста метрах от поверхности дна. Пятнадцать минут назад мы дали команду на взрыв. Подводный буй, удерживавший заряд, наполнился водой и, когда бомба достигла дна, произошел взрыв. Плутониевый заряд пробил базальтовую пробку и спровоцировал извержение....
   - Почему вы не предупредили меня заранее! - возмутился Пол. - Я вложил бы свои средства в акции....
   - Поэтому и не предупредил. Вы общественный деятель. За вашими счетами следят десятки продажных клерков.... А по поводу биржи не беспокойтесь. Вот вам номер счета и пароль. Пять миллионов юаней с этого счета вложено в надежные акции крупных фирм. Это примерно соответствует объему ваших сбережений?
   - Да, конечно, - обрадовался Пол, распределяя номер и пароль по разным директориям своего компьютера. - Когда все уляжется, я вам обязательно верну всю сумму с процентами.
   - Что вы, Пол! - возразил с улыбкой Шлезингер. - Это подарок моего правительства! Нам ведь с вами еще вместе работать над куда более сложными климатическими проблемами....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 14.

Система коричневого карлика DB734JU.

Борт космического крейсера Фобос на

орбитальной стоянке около планеты Нинг.

3041 год по Земному летоисчислению.

   Фобос приблизился к орбите крейсера Аргентина и держался в кильватере в двадцати километрах от него. Пока адмирал Менг вместе с Максом Вонгом налаживали связь с лидером заключенных на Нинге и начали вести переговоры, полковник Джо Ши с капитаном Макиверсом изучали смутившее их радиомолчание Аргентины и готовили операцию по захвату крейсера.
   - Почему они молчат!? - спросил Джо.
   - Или они затаились и ждут, или корабль просто пуст, - ответил Раймонд Макиверс, только что вернувшийся из носовой командной рубки, где находился адмирал.
   - Что значит, пуст!? - не понял старпом.
   - Законсервирован.
   - А что выведал Саймон у заключенных? - поинтересовался полковник.
   - Адмирал из тактических соображений старается избегать этой темы, чтобы они не поняли наших намерений относительно Аргентины, - доложил Макиверс. - А их лидер Тай-Фу темнит и не раскрывает карты. Адмирал считает, что мы должны немедленно идти на абордаж, не дожидаясь исхода переговоров.
   - Ладно, там у него есть дипломат, замаскированный под имама, - заключил Джо. - Я думаю, что еще часик им удастся потянуть резину. А мы пока приступим. Значит так, ты вылетаешь с группой на рейдере и, если с Аргентины не выйдут с тобой на связь, попытаешься открыть ворота носовой палубы при помощи аварийного кода. Два истребителя - невидимки в это время пристыкуются к боковым отсекам и будут ждать сигнала для вскрытия корпуса.
  
   Рейдер Макиверса осторожно приблизился к воротам посадочной палубы Аргентины. Никаких признаков жизни, кроме позывных дежурного радиомаяка, корабль не подавал.
   Раймонд вышел в открытый космос и, зацепив страховочный трос за крыло рейдера, прыгнул в сторону ворот Аргентины. Ухватившись руками за поручень около пульта управления створками ворот, он прикрепил карабином второй трос за корпус Аргентины, отцепил первый трос и махнул рукой летчику рейдера. Летчик выбрал страховочный трос назад лебедкой и отвел рейдер на безопасное расстояние. Макиверс открыл заслонку пульта управления воротами и ввел аварийный код. Ворота раздвинулись, и Раймонд, войдя внутрь, приказал летчику заходить на посадку. После того, как рейдер сел и Макиверс закрыл за ним ворота, система вентиляции не наполнила посадочную палубу воздухом. Красное панно над каждой дверью с надписью "вакуум" указывало на это. Раймонд предупредил летчика рейдера и направился к двери, ведущей в главный коридор корабля. Когда он набрал аварийный код сбоку от двери, на экране над входом загорелась надпись: "Корабль законсервирован. Если вы хотите включить подачу воздуха, наберите код консервации".
  
   Через полчаса Макиверс вошел в рубку управления кораблем в сопровождении своих боевых роботов. Он наладил связь с Фобосом и приказал истребителям сесть на носовую палубу Аргентины. Как и было задумано, капитан Макиверс должен был взять под свой контроль Аргентину. В его распоряжение поступали еще два офицера и восемнадцать роботов, доставленных рейдером и истребителями.
  
   Когда речь Дао-Вея, которую с пафосом читал Макс Вонг, подошла к концу, Тай-Фу выключил прямую трансляцию на новостной канал телевидения Нинга.
   - А теперь перейдем к делу, - сказал Саймон, сменивший Макса у монитора. - Час назад мы переправили на Аргентину часть наших десантников, и теперь мы контролируем оба крейсера.
   - Как вы...? - не понял Тай-Фу, оборвавший себя на полуслове.
   - Если бы мы не хотели вас спасти, то смогли бы спокойно сейчас отправиться в обратный путь, - раскрыл свои карты адмирал.
   - Не забывайте, у нас в заложниках экипаж Аргентины! - попытался выложить последний козырь Тай-Фу.
   - Нас не волнуют эти яйцеголовые слюнтяи, которые позволили захватить свой корабль! - вспылил Саймон. - Но если вы, придурки, выкинете какой-нибудь фортель, угрожающий их жизни..., если с их лысых макушек упадет хоть одна капля пота, то я лично сдеру с вас три шкуры!
   - Хорошо, я пас! - сдался Тай-Фу.
   - Тогда, пока вы готовите свои атмосферные боты, мы немедленно направляем к вам три рейдера, - начал инструктаж адмирал. - На каждый вы посадите по двадцать человек. И никаких финтифлюшек, и никакого багажа! В первой группе должны быть отправлены оба врача с Аргентины и их командир корабля! Дальше подключаются ваши рейдеры, и продолжаем действовать в том же порядке и темпе.
   - Хорошо, я вас понял, - подтвердил Тай-Фу. - Но у нас есть небольшая проблема. Пятьдесят замороженных убийц, которые пока находятся в колумбарии.
   - Теперь я верю, что ты по настоящему раскрыл карты! - обрадовался Саймон. - Размораживайте по одному на каждый рейдер и в наручниках отправляйте к нам....
  
   Ден Бо-Лин уже пять минут ждал Джессику в баре для светских поселенцев Нинга.
   Бо-Лин познакомился с ней на вечеринке у своего друга Рея, родители которого были одними из первых добровольных поселенцев планеты. Ден же был сыном вольноотпущенных заключенных, которые принадлежали к довольно консервативной общине имамитов. Хотя его отец ходил в мечеть редко, даже не каждую пятницу, а только по праздникам, он все равно прислушивался к мнению религиозных лидеров. Привести домой девушку, да еще и "чужую", было совершенно не реально. Вопрос стоял так: "А что скажут соседи"? Отец дал ему понять: "Делай что хочешь, но чтобы я не слышал об этом ни от кого из общины". Дену было уже двадцать два года, и девушка, которую ему прочили в невесты его совершенно не интересовала. Около бара, периодически сменяясь, дежурили агенты из имамата. Они просто фотографировали входящих сюда подозрительно знакомых молодых людей. Посещение таких заведений считалось богохульством, что грозило позором и каралось изгнанием из общины. Был только один - единственный выход из положения: нужно было быть явно похожим на светского парня. Бо-Лин загодя зашел к своему другу, который помог ему сбрить и так жиденькую бородку и вдеть серьгу в ухо. Осмотрев Дена критическим взглядом, товарищ предложил ему для пущей экстравагантности еще и остричься наголо. После того, как Бо надел черно-красный спортивный костюм, он превратился в поп - звезду мирового масштаба.
  
   Ден выпил уже баночку эротики, а Джессика и не думала приходить. Вдруг на экране, расположенном над стойкой бара, появилось изображение космопорта, и диктор стал зачитывать имена людей, подлежащих эвакуации ближайшим рейсом. Бо засмотрелся на какую-то девушку, сидящую за соседним столиком, и опрокинул в рот следующую порцию возбуждающего напитка. Вдруг он услышал свою фамилию среди имен, называемых диктором. Бо вскочил и направился к выходу. Нужно было явиться к автобусу, который выезжал в космопорт через полчаса, или пришлось бы добираться на попутке. У выхода из бара Ден вдруг столкнулся с Джессикой. Он схватил ее за голову, притянул к себе и поцеловал.
   - Псих! - крикнула девушка, оттолкнув Бо и вытирая губы.
   - Я через час улетаю! - объяснил Ден.
   Джессика покрутила указательным пальцем у своего виска и, демонстративно повернувшись к нему спиной, и села за свободный столик. Только позже Бо догадался, что она, может быть, его просто не узнала.
   Он быстро пошел в сторону автобуса, вынув на ходу серьгу из уха.
   - Куда ты пропал!? - спросил его отец в автобусе. - Мы уже думали вернуться, если ты не приедешь. И что это за вид!?
   - Я побрился перед вылетом.
   - А одежда!? - возмутилась мать, оглядываясь на соседей. - Какой неверный дал тебе этот дьявольский костюм?
   - Я был у Рея, он дал мне примерить....
  
   Когда рейдер, на котором находился Ден, прибыл на Фобос, и беженцы вышли на посадочную палубу, их там встретили десять боевых роботов и дежурный офицер лейтенант Чжен. Под этой усиленной охраной первую группу заключенных и поселенцев сопроводили в зал кормовой посадочной палубы, где было установлено большинство саркофагов.
   - Так, все подошли к ряду с открытыми саркофагами и распределились по местам, - скомандовал Чжен. - Около каждого кресла есть бутылка с сиропом. Вы ее выпьете только после того, как к вам подойдет доктор.
   Врачи Бао и Сун стали поочередно обходить беженцев с двух сторон ряда открытых саркофагов.
  
   Когда Сун Джу подошла к саркофагу, соседнему с креслом Дена, Бо-Лин так и впился в нее взглядом. Перед ним была нагая красавица - врачиха. Румянец ее щек и алый разрез напомаженных губ полураскрытого рта Джу возбудили Бо еще сильнее. Он вдруг почувствовал какие-то колики в нижней части кишечника и инстинктивно слегка согнулся, коснувшись рукой живота. Возбужденное Эротикой воображение Дена рисовало ему в ушах Джу серьги в виде красной змеи, обвивавшей золотую чашу, а на груди вместо фонендоскопа была татуировка, изображавшая огромную кобру, свернувшуюся вокруг шеи женщины, и касающуюся раздвоенным змеиным языком соска ее груди.
   - Ты в порядке!? - спросила Джу у Дена.
   - Немного болит живот, - тихо сказал Бо.
   - Это со страху, - решила Джу. - Пойдем со мной, я тебя осмотрю. Доктор Бао, я отлучусь ненадолго, мне надо осмотреть этого парня.
   Они вошли в боковой склад авиатехников, переоборудованный под медпункт. Джу попросила Дена сесть на кушетку и расстегнуть костюм. Она невольно дотронулась рукой до его возбужденной плоти, после чего Бо окончательно потерял контроль над собой.
   - Что с тобой!? - спросила врач, отдернув руку и ближе наклонившись к пациенту.
   Ден медлил с ответом. В руке у него были медицинские ножницы, которые он инстинктивно успел схватить со столика, привинченного к полу около кушетки.
   - Я напился эротики! - выкрикнул он, приставив острие ножниц к шее Джу. - Делай, что я тебе говорю!
   - Чего же ты хочешь? - спокойно спросила врач, стараясь держать себя в руках.
   - Тебя!
   - Какой милый мальчик! Знаешь, а я тоже проголодалась!
   - Заблокируй замок на двери! - потребовал Ден.
   Они подошли к выходу, прижавшись друг к другу, и Джу сменила код на пульте управления раздвижной дверью. Объективы камер наблюдения, установленных в углах потолка медпункта, автоматически следовали за передвижением людей, настроенные на инфракрасный свет, излучаемый их теплыми телами.
   - А теперь убери ножницы, раздевайся и ложись на кушетку, - прошептала Джу, скидывая с себя одежду.
   - У тебя что, это в первый раз? - спросила женщина, покусывая парня за мочку уха. - Не волнуйся, у нас все получится!
   Она слегка толкнула Дена в грудь и оседлала его на кушетке. В это время доктор Бао подошел к медпункту и попытался открыть дверь. Потом он стал стучать и позвал лейтенанта на помощь. Но стук в дверь не прервал ритмичные движения тела женщины....
  
   Убедившись в том, что дверь заблокирована, лейтенант Чжен побежал в рубку, где находился старпом, и включил на мониторах изображение, передаваемое с камер слежения медпункта.
   - У - у, у - у, - заулюлюкали Джо и Чжен.
   - Эта сучка просто проголодалась! - выругался лейтенант. - Иначе, что она нашла в этом парне?
   - Подожди! - остановил его старпом. - Тут не все так просто. - Давай посмотрим с начала....
   - Вот, ножницы! - сразу заметил Чжен. - Я побежал его брать!
   - Осторожней там! - крикнул ему вдогонку Джо.
  
   Дверь медпункта раскрылась, и оттуда вышли, держась за руки, улыбающиеся любовники. Робот схватил свободную руку Дена и пристегнул ее к себе наручниками.
   - Не трогайте его! - крикнула Джу. - Все в порядке. Я с удовольствием им попользовалась.
   Чжен снова засвистел в ответ и, не переставая смеяться, освободил Дена.
   - Вы, с вашим дурацким военным уставом, просто козлы бесчувственные! - выкрикнула Джу, неприлично выставив средний палец из своей зажатой в кулак ладони в направлении лейтенанта.
   - А ты, оказывается, штучка ручной сборки! - оценил ее выходку Чжен. - Особенно тебе идет военная форма!
   Джу, не ответив, пошла назад к саркофагам. Лейтенант, восхищенно причмокивая губами, проводил ее взглядом....
  
   Эвакуация была успешно завершена, и Фобос, отстав от Аргентины на неделю, набирал скорость, уходя прочь из системы угасающего коричневого карлика. Адмирал Менг пришел в рубку сменить на вахте полковника Ши. Джо, удобно устроившись на диване напротив одного из экранов, смотрел какой-то фильм о животных.
   - Где это? - равнодушно спросил Саймон.
   - В Африке.
   - На Земле, что ли? - переспросил адмирал.
   - Ну да, - подтвердил Джо. - Это старинный фильм Нэшнл Джиографик.
   - С чего ты взял, что он старинный?
   - Видишь этого леопарда, которого небольшая стая гиен загнала на дерево, - стал объяснять сюжет Джо. - В зубах у него добыча - дукер, маленькая антилопа такая.
   - Ну!
   - Садись, - предложил Джо и увеличил звук.
   - Теперь пришли четыре львицы, и гиены убежали, - сказал диктор за кадром. - Ух, ты, смотрите, эта здоровая львица полезла на дерево! Она пытается отобрать дукера у леопарда. А ведь львы не лазают по деревьям! Уже полтора года в саванне тяжелая засуха, и голод заставляет хищников драться за каждую, даже мелкую, добычу. Но леопард полез выше. Теперь остальные львы ушли. Наступила ночь, но львица боится слезать с дерева. Вот она делает осторожную попытку.... О ужас! Она срывается вниз! Смотрите, она зацепилась за острый сук, который распорол ей брюхо, и повисла в полутора метрах от земли. Леопард спокойно спускается с добычей в зубах и убегает. Он победил в этой схватке.... Но вот, остальные львицы возвращаются. И.... начинают раздирать плоть издохшего сородича! Может, эта старая львица, которую они сейчас пожирают, мать одной из них и сестра другой....
   - Знаешь, а ведь большинство этих больших кошек давно вымерло, - сказал Джо. - Поэтому фильм и старинный.
   - А где ж ты его тогда взял? - спросил Саймон.
   - Пока ты ходил по борделям Кейптауна, я ездил в сафари. Там я и купил целую кучу этих фильмов....
   - Почему они вымерли?
   - Четыреста лет назад проснулся супервулкан Тоба на острове Суматра, - объяснил Джо. - Он выбросил в атмосферу столько серы и пепла, что солнечные лучи хуже стали проникать через эту завесу. Наступил новый ледниковый период. Сначала земляне хотели срочно клонировать вымирающих животных, но потом решили подождать, пока климат снова не изменится в благоприятную сторону.... Они просто заморозили оплодотворенные яйцеклетки редких видов до лучших времен.
  
   - Я надеюсь, что это мой последний полет, - вздыхая, сказал Саймон. - На Атлантиде подам рапорт об отставке.
   - Не надейся! - возразил Джо. - Слышал про Тейю? Скоро им понадобится куча больших грузовых посудин. А мы уже почти переоборудованы под это дело.
   - Вот ты и примешь команду.... А мне надоело....
  
  

Система Поллукса. Борт

корабля разведчика "Номэд".

3011 год по

Земному летоисчислению.

   Разведчик "Номэд" уже неделю, как снялся с орбиты Атлантиды, и набирал скорость, чтобы лечь на курс в сторону звезды Мустар, в системе которой находилась планета Тейя. Четверо членов экипажа уже были заморожены и мирно покоились в своих саркофагах. Командир корабля Адам Штерн, находясь на вахте, еще раз изучал все документы и видеоматериалы, собранные на Тейе во время первой разведки. Его пришла сменить врач экспедиции Натали Эрнандес. Адам встретил ее горячим поцелуем.
   Их медовый месяц, проходивший во время подготовки к полету, был лишь условным промежутком времени. Им едва удавалось выкроить какие-то часы раз в два - три дня, чтобы побыть вместе....
  
  

Система Поллукса. Борт

космического крейсера Фобос

на орбитальной стоянке около

планеты Атлантида. 3071 год

по Земному летоисчислению.

   На Фобосе полным ходом шла посадка размороженных пассажиров на рейдеры для отправки на Атлантиду.
   Ден Бо-Лин сидел на своем саркофаге боком к широкому проходу, свесив ноги в узкое место, отделяющее его от соседнего саркофага. На плечи парня было накинуто электрическое одеяло. Но его все равно продолжала трясти мелкая дрожь. Ден еще не пришел в себя после размораживания. Соседний саркофаг, в который Ден уставился взглядом, был открыт. Его обитатель еще мирно спал, но его руки, лежащие поверх одеяла, уже были скованы наручниками. Ден испугался и инстинктивно посмотрел на свои ладони. Убедившись в том, что его руки не связаны, Ден обратил внимание на двух боевых роботов, стоящих в проходе напротив соседнего саркофага.
   Всех убийц решено было эвакуировать на "Фобосе", чтобы лучше обеспечить безопасность их транспортировки. Два ряда с их саркофагами, расположенными на кормовой полетной палубе, начинались как раз рядом с обиталищем Дена.
   Парень обернулся и увидел сзади своего отца, разговаривающего с врачом. Отец улыбнулся Дену. Это его немного успокоило.
   Мужчина в наручниках зашевелился и присел. Роботы подошли к нему поближе.
   - Ослабьте наручники! - закричал заключенный, тряся скованными конечностями. - У меня затекли руки!
   Врач Сун Джу быстро подошла к нему и приказала роботам: - Снимите пока с него наручники. Достаточно будет кандалов.
   Один из роботов тут же выполнил приказание врача. Он подал радиосигнал, раскрывший замок наручников. Джу подошла поближе к заключенному, сняла с него наручники и положила их внутрь саркофага. Мужчина демонстративно потер запястья ладонями и огляделся. Он снял цепь с металлической биркой, висевшей у него на шее.
   Сидевший напротив Ден все время наблюдал за Джу. Он периодически тряс головой из-за метаморфоз, происходивших с ушами врачихи. На них вдруг периодически появлялись замысловатые серьги с красными змеями, и затем снова исчезали.... Ден силился вспомнить, где же он ее видел....
   Заключенный медленно вынул бирку из матерчатого чехла, как будто собирался вспомнить свой номер.... Как вдруг он молниеносным движением мускулистых рук притянул Джу вплотную к своему телу. Обняв Джу сзади левой рукой за грудь, правой заключенный приставил к ее горлу остро заточенную бирку.
   - Немедленно раскройте замок кандалов! - крикнул он на роботов. - Иначе, клянусь аллахом, я вспорю ей горло!
   Робот подал радиосигнал, и замки кандалов раскрылись.
   Ден вздрогнул от крика соседа и тут же вспомнил все, что произошло между ним и Джу на Нинге. Парень перестал дрожать, сосредоточился и собрался. Он понял, что действовать надо быстро, но осторожно.
   Заключенный, не выпуская Джу из рук, освободился из стальных кандалов, перебирая босыми ногами в воздухе. На нем были только тюремные носки. Ботинки бандита находились в ящике для обуви, вмонтированном в основание саркофага. Кандалы террориста, притянутые к магнитным подошвам Джу, звякнули о железный пол и больно ударили женщину по носку ее ботинка.
   - Убирайтесь из этого отсека! - приказал заключенный роботам. - Передайте вашему офицеру, что я взял ее в заложницы.
   Роботы попятились к выходу. Все, кто мог, последовали за ними. Через пару минут на посадочной палубе остались только родители Дена. Они были не на шутку встревожены. Их сын не смог выйти, так как проход перед ним загораживали бандит и заложница.
   - Доблестный воин аллаха! - обратился отец Дена к убийце. - Выпустите моего сына, и мы уйдем с миром.
   - Это ваш сын?! - удивился бандит. - Он одет как неверный!
   - Я просто надел костюм моего друга, - попытался оправдаться Ден. - Он сын поселенца.
   - Сначала ты мне поможешь, отступник! - рявкнул бандит. - А потом, если ты правильно совершишь намаз, то я тебя отпущу.
   - Я не знаю, где здесь направление на Землю, - сказал Ден. - И потом, сейчас, может быть, не время....
   - Хорошо, брат, я тебе верю, - подтвердил убийца. - Надень на нее наручники и кандалы. Не могу же я все время держать свою бирку около ее горла. У меня так действительно затекут руки.
   Ден взял наручники из саркофага и застегнул их на запястьях Джу. Острый взгляд ее глаз обжег Дена огнем ненависти и злобы.
   - Теперь отпусти ее, - попросил Ден. - Мне так неудобно надевать кандалы. Лучше наклонись и прижми ей ноги, чтобы она не брыкалась.
   Террорист фыркнул от находчивости Дена и отбросил в сторону свою бирку. Пальцами ног он отстегнул рычаги замков, удерживающих ботинки женщины на магнитных подошвах. Затем бандит приподнял Джу и положил ее в саркофаг. Он надавил коленом на ее живот и крикнул: - Не вздумай брыкаться, тварь! А то будет больно. Ну, где ты там...?
   Его голос резко прервался и перешел в хрип, потому что Ден накинул на шею бандита цепь кандалов как удавку. Парень крепко стянул цепью шею бандита, держась руками за браслеты кандалов.
   Отец Дена сделал шаг вперед, попытался что-то сказать, но, вспомнив вдруг про связь Джу со своим сыном, остановился, как вкопанный.
   - Хватит, хватит! - завопила Джу через минуту.
   Опомнившись от ее крика, Ден отбросил кандалы в сторону и оттолкнул обмякшего бандита к своему саркофагу. Террорист зацепился растопыренными ногами за края стеклянного колпака открытого саркофага и повис в невесомости. Тут же, не ожидая дальнейшего обострения ситуации, на посадочную палубу ворвались четыре боевых робота под командованием лейтенанта Чжена. Они сковали наручниками и кандалами не успевшего прийти в себя бандита. За ними в отсек последовал адмирал Менг. Лейтенант освободил руки Джу и похлопал по плечу Дена.
   - Нам на крейсере нужны такие парни, как ты! - похвалил Чжен Дена.
   - Еще минута, и ты его убил бы! - сказала Джу, погладив своего спасителя по щеке. - Ты....
   Ден наклонился к Джу и закрыл ей рот долгим поцелуем.
   Адмирал отправил лейтенанта сопровождать террориста на посадку в рейдер и с умилением уставился на влюбленную парочку.
   - Ну, и когда свадьба? - спросил адмирал, когда молодежь заметила его и прекратила лобызания.
   Джу, смутившись, отдала ему честь.
   - Ты молодец! - похвалил адмирал Дена. - После постановки крейсера на консервацию я назначен начальником Военного Космического офицерского училища. Поступай к нам на курс. Я с удовольствием дам тебе рекомендацию на факультет Командиров Роботизированных Отрядов....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть II.

Гарпун Умилыка.

   Чтобы выиграть битву,
   будь готов умереть.
   Миямото Мусаси
  

Глава 15.

Солнечная система. Планета Земля.

США. Чикаго. 2952 год по

григорианскому календарю.

   Конец августа выдался, как всегда, прохладным, предвещая ранние октябрьские снегопады и вездесущий холод, идущий с канадского ледника, до южных границ которого было всего каких - то триста километров. Короткое заполярное лето подходило к концу. Дождь хлестал косыми очередями в окно, подгоняемый постепенно усиливающимся ветром. Наверху, в просвете между небоскребами, можно было увидеть маленький кусок серого неба. Адриан смотрел сквозь струи, стекающие по стеклу. Его взгляд был направлен вниз на улицу третьего уровня. Постепенно его хорошее настроение сменилось тревогой. Адриан был синоптиком до мозга костей. Он повернул голову и посмотрел на наружный градусник. Термометр показывал четырнадцать градусов по Цельсию.
   - Внизу, наверное, теплее, - подумал Адриан и подошел к новому компьютерному столу с контактной стеклянной столешницей, переходящей ближе к стене в такую же низкую стойку. Он включил настенный экран, расположенный чуть выше стойки. Этот новый навороченный стол ему подарили на день рождения его студенты и аспиранты с кафедры климатологии. Адриан Кэбот всего год как был принят на должность доцента, но его научный авторитет быстро вырос. Он единственный обладал таким большим практическим опытом. Адриан приобрел его, работая на метеорологических станциях в самых экстремальных районах крайнего севера. Последнее время он увлекся климатологией и работал в Антарктике в научных экспедициях по изучению льда.
   Экран компьютера включился, и миловидная дикторша начала передавать сводку последних новостей.
   - На Чикаго надвигается холодный атмосферный северный фронт, - перешла она к прогнозу погоды.
   - Уже надвинулся, - поправил ее про себя Адриан.
   - В результате его столкновения с более теплым воздухом в центре континента, могут возникнуть небольшие вихревые потоки местного значения, - продолжала дикторша. - Мы пока воздерживаемся от объявления штормового предупреждения. Но скорость отдельных порывов ветра может достигать шестидесяти километров в час....
   - Что она несет!? - подумал Адриан. - Так будет ураган, или нет?
  
   Адриан сходил в туалет и, во время мытья рук в раковине стал рассматривать себя в зеркало. Он увидел там слегка смуглое монголоидного типа лицо с голубыми отцовскими глазами. Бабка Адриана по материнской линии была эскимоской. Его отец имел европейскую внешность и вроде когда-то хвастался ирландскими корнями своего дедушки. Адриану было тридцать шесть лет, но выглядел он как мальчишка. И это было естественно, так как он принадлежал ко второму поколению генетически измененных гомосапиенсов, средняя продолжительность жизни которых была увеличена до двухсот лет.
  
   Вдруг Адриан услышал характерный стук по дереву. Его издавал компьютер, сообщая о новом письме, прибывшем на электронную почту, которой Адриан почти не пользовался. Обычно он любил переговариваться в реальном времени, где была опция и для посылки документов. Но позывные этой программы были другими. Адриан быстро вернулся в свой кабинет и увидел на экране странное сообщение от пятнадцатилетней дочери его бывшей жены. Он недавно развелся, и в последнее время это его очень тяготило.
   Крупным витиеватым готическим шрифтом на весь экран расползлось письмо: "Адриан, прости меня! Я это сделала в порыве злости. Но угрызения совести все равно меня особо не мучают. Хоть ты меня и удочерил, когда мне было пять лет, но ты не был настоящим заботливым отцом. Твои постоянные командировки.... Мы почти не общались. Один из немногих кратких периодов твоего присутствия случайно совпал с моментом, когда ты мне действительно понадобился как отец. Ты помнишь того парня, который сделал со мной это.... Оно было хоть и по моему согласию, но в последний момент я передумала и попыталась его прогнать. Но мы уже далеко зашли.... Но самое омерзительное, что он стал рассказывать об этом всем в школе. Я попросила тебя просто набить ему морду! А ты что сделал!? Провел разъяснительную беседу с ним и его родителями.... Ты не мужчина, а просто размазня и слюнтяй! И потом мы с мамой очень не любим, когда нас бросают.... Учти, мама не в курсе того, что я сотворила.... Все, извини, твоя дочь Келли".
   - Полюс! - хриплым голосом прокричал Адриан.
   Так он прозвал своего домашнего робота.
   - Я здесь, - сказал Полюс, появившись в дверях кабинета.
   В руке робот держал фен, которым он сушил сменные захваты для мытья посуды.
   - Да выключи ты пока эту штуку! - громко попросил Адриан, скорчившись от шума. - Смотри, какое письмо прислала мне дочь! Что она, черт возьми, сделала!?
   - Вероятно, какую-нибудь гадость, - заключил робот, подумав секунды три.
   Вдруг на экране у верхнего края надписи появилась нарисованная маленькая девочка в короткой юбочке с тряпкой в руке. Она быстро начала стирать текст, периодически кривляясь, поворачивая голову назад и высовывая язык.
   - Вот хакерша чертова! - в сердцах воскликнул Адриан.
   - Не беспокойся, Адриан! - сказал Полюс. - Я запомнил этот текст.
   - Тогда, пожалуйста, подумай, что все это может значить! - попросил Адриан.
   - Я не могу сделать никаких выводов, - промямлил робот. - В меня не загружено приложение по женской психологии.
   - Ну, при чем тут психология!? - взбеленился Адриан. - Она же хакерша! Может, она проникла в мой компьютер и скачала мою последнюю еще незаконченную работу по исследованиям антарктического льда...?
   - Она, несомненно, проникла к тебе в компьютер, - заключил Полюс. - И если бы ей понадобилась твоя работа, то заполучить ее для Келли не составило бы труда.
   - А знаешь, может быть, ты и прав, - задумчиво сказал Адриан. - Где мне взять это приложение по женской психологии?
   - Мне просто надо скачать его из сети и проинсталлировать, - объяснил робот. - Это может занять и полчаса. Сейчас у нас на кухне в раковине недомытая посуда, и надо избавиться от старого компьютерного стола.
   - Давай сначала выкинь стол, - приказал Адриан. - А то, неровен час, скоро буря начнется.
   - Целиком он влезет только в грузовой лифт, - сообщил Полюс. - Лучше я сниму стекло столешницы и разберу металлическую раму....
   - Делай, как знаешь, - безразлично согласился Адриан.
  
   Робот закончил возиться с разборкой стола и понес к лифту столешницу. Адриан снова подошел к окну и посмотрел на эстакаду третьего уровня. Через пять минут он увидел, как его робот борется с ветром, несущим какой-то мелкий мусор вдоль улицы. Полюс развернул стекло вдоль ветра и медленно, согнувшись, переходил улицу по направлению к наружному ограждению эстакады. Там находился зарешеченный с внешней стороны загон для мусорных баков. И тут Адриан заметил несущийся немного наискосок по мостовой большой пластиковый мусорный бак на колесах, который, вероятно, сорвало ветром с соседней помойки. Полюс уже почти пересек мостовую, но бак, подгоняемый порывом ветра, сделал вираж и с огромной силой вдавил робота в металлическое ограждение улицы. Сбоку было видно, как крупные осколки лопнувшего стекла столешницы, искромсав робота, полетели в пропасть вместе с его оторванной рукой. Из придавленного баком Полюса посыпались искры. Конец какой-то вырванной из его тела трубки, выпуская наружу водород, моментально воспламенился и, как паяльная лампа, стал выжигать все чипы его оголившегося мозга. Расположенные на столбах ограждения форсунки системы пожаротушения помойки, наконец, сработали, и окатили робота водяным душем. Это окончательно замкнуло все контакты еще не догоревших чипов памяти Полюса.
   - Хорошо, что я сделал страховку, и каждый вечер Полюс заносил новые данные из своей памяти на сервер компании производителя..., - подумал Адриан, и в ужасе схватился за голову.
   - Письмо! - шепотом сказал он сам себе вслух.
   Спускаться на улицу при таком ветре, чтобы проверить останки робота, не имело никакого смысла. И так было все ясно. Адриан немедленно позвонил в страховую компанию и, не выдержав подробных расспросов дежурного компьютера фирмы, сорвался и наорал на него, что есть мочи. Нервы были на пределе. Разрыв с женой, очередная хакерская выходка дочери и авария с роботом окончательно вывели его из равновесия. Обычно спокойный, иногда даже флегматичный, Адриан сидел, слегка отодвинувшись от компьютерного стола. Он смотрел, задумавшись, в пол, нервно барабаня пальцами по краю стеклянной столешницы.
  
   Так и не начавшаяся буря постепенно стихала. Но ливень не унимался. Детектив Боб Чемберс пристально наблюдал за непогодой снаружи. Из его кабинета, расположенного в полицейском участке западного района Чикаго, было видно, как дождь барабанит по широкому гранитному подоконнику этого старинного здания.
   - Спот, Фарук! - обратился Чемберс к своим двум помощникам - робокопам, которые уже полчаса смирно стояли у двери и ждали его указаний. - Ветер утих. Сейчас же едем на задержание этого типа! Где там он живет?
   - На Ашланд авеню 25, квартира 417, - сообщил Спот. - Это к западу от университета, недалеко от медицинского центра. - Может быть, возьмем с собой еще троих для подкрепления?
   - Зачем? - удивился Боб. - У подозреваемого нет криминального прошлого. И вообще, судя по роду его занятий, он просто душка. Я мог бы послать кого-нибудь одного из вас. Но инструкция есть инструкция. Мы должны следовать правилам.
  
   Чемберс подошел к двери квартиры номер 417, которая находилась напротив открытого выхода на лестничную площадку. Споту он приказал спуститься на полпролета вниз, а Фарука оставил возле лифта. Боб нажал на кнопку звонка.... Трель гонга вывела Адриана из прострации. Он посмотрел на экран компьютера и увидел полицейского около своей входной двери. Адриан вышел в холл, и, прежде чем впустить блюстителя порядка в дом, еще раз рассмотрел его значок на экране у входной двери.
   - Адриан Кэбот? - спросил Боб, когда Адриан открыл ему дверь. - Я детектив Чемберс....
   - Вы по поводу моего робота, - выпалил Адриан, оборвав Боба на полуслове. - Мне очень жаль, но я не виноват. Это был несчастный случай. Я не должен был выпускать его в бурю на улицу. Но у меня на сервере фирмы сохранено его программное обеспечение и память....
   - При чем тут ваш робот! - криком остановил его Чемберс. - Вы арестованы по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней! Вы имеете право на адвоката и можете хранить молчание....
   Ужасная новость ледяной волной окатила и так уже наполненный адреналином мозг Адриана. Убежденный противник любого насилия, Адриан вдруг, держась за косяк двери, резко подпрыгнул и сильно ударил полицейского ногой в грудь. Боб отшатнулся, взмахнул руками, поскользнулся и полетел по ступенькам лестницы вниз. Оставшийся в квартире Адриан сразу захлопнул дверь и уже не видел, как Чемберса тремя ступеньками ниже подхватил на руки Спот.
   - Черт бы побрал этого профессора! - заорал Боб, чудом отделавшийся легкими ушибами. - Немедленно ломайте дверь!
   - Мы не справимся, - доложил подбежавший на крик Фарук. - У нас нет домкрата. Ты же сам сказал, что подкрепления не нужно....
   - Ну, сказал, сказал! - передразнил робота Чемберс. - Кто же знал, что этот профессор окажется таким прытким.
   - Он - доцент, - невозмутимо поправил Боба Спот.
   - Какое это имеет отношение к делу!? - огрызнулся Чемберс, снова нажав на кнопку звонка квартиры Адриана. - Вызови подмогу!
  
   Закрыв стальную дверь на все засовы, Адриан надел свою куртку с широкими накладными карманами и ринулся на кухню. Его мозг, как компьютер боевого самолета, моментально принимал спонтанные, но логически верные решения. Адриан открыл задвижку мусоропровода и протиснулся в его жерло до пояса. Оценив размеры шахты, Адриан выполз назад и направился в подсобку Полюса. Он стал искать лазерный резак по металлу, но, не найдя его, инстинктивно схватил и положил в карман куртки пневматический молоток и обойму с самыми большими калеными гвоздями. Затем он прихватил универсальную отвертку фирмы "Бош" с набором головок и ключей, которую он подарил Полюсу на Рождество. Адриан обратил внимание на то, что в ее аккумуляторе еще оставался небольшой заряд. Все это время Адриан слышал, как Чемберс периодически звонил и тарабанил в запертую дверь. Забежав в кабинет, Адриан взял из шкафа свой любимый фонарик, который он таскал за собой во все экспедиции. Адриан проверил топливный элемент фонаря. Как всегда, он был впрок заряжен метаном под завязку. Найдя в сотовом телефоне адрес Рассела, Адриан записал на своей левой руке код замка от входной двери квартиры своего лучшего друга и стер все данные Рассела из памяти. Затем Адриан вытащил из столешницы компьютера лист ПЗУ и, сложив его вчетверо, сунул во внутренний карман куртки. Вернувшись на кухню, он снял куртку с правого плеча и стал медленно протискиваться в жерло мусоропровода. Оказавшись в более широкой круглой шахте, Адриан, упираясь ногами и спиной, стал медленно сползать вниз. На каждом этаже над боковыми задвижками были козырьки, и Адриан периодически останавливался, упираясь в них ногами. Спустившись таким образом на четыре этажа, Адриан остановился над задвижкой первого этажа третьего уровня. Он достал фонарик, зажег и ухватил его зубами. Адриан вынул из куртки пневматический молоток и выпустил всю обойму гвоздей в жестяную стенку на метр ниже боковой задвижки, ведущей в чужую квартиру. Грохот внутри шахты чуть не оглушил Адриана. На его счастье, ряд гвоздей, пробивших жестяную стенку, достаточно выступал внутрь трубы, так как мусоропровод в этом месте проходил рядом с бетонным перекрытием. Адриан сполз ниже и уперся ногами в гвозди. Осветив фонариком задвижку, он увидел, что направляющая ее рамка привинчена к корпусу болтами, имеющими звездообразное углубление под ключ. Адриан достал электроотвертку, и в тусклом свете фонаря стал искать в надписи на корпусе номер кнопки, выбрасывающей нужный инструмент. Ему бросилась в глаза фраза под знаком фирмы: "Немецкое качество, сделано в Бейруте".
   - Вот идиоты! - подумал он. - Роботы у них тоже немцы!?
   Адриану мешали удобно держать отвертку в руке механический замок и электроразъем для робота. Вдруг какая-то этикетка прилипла к его ладони, и он чуть не выронил инструмент в пропасть. Адриан перехватил отвертку левой рукой и отодрал этикетку от рукоятки. Осветив ее фонарем, он увидел на фоне шестиконечной звезды надпись: "Предъявив этот сертификат, вы можете получить любой набор французской косметики Мертвого моря".
   - Да, там сейчас солнечно, градусов двадцать пять (по Цельсию)..., - размечтался Адриан. - Наверное, можно покататься на верблюде....
   Его ноги начинали затекать от неудобной позы. Шляпки гвоздей врезались в подошвы кроссовок. Наконец, Адриан нашел нужную кнопку на отвертке и нажал на нее. Наружу из цанги выскочила самая тонкая звездообразная головка. Он нажал на кнопку еще раз, и отвертка, заглотнув тонкий наконечник, подала вместо него такой же, но следующего по ряду размера. Адриан примерился к углублению в болте и еще раз нажал на ту же кнопку. Отвертка тяжело загудела и медленно заменила инструмент, с трудом защелкнув захват цанги в конце процедуры.
   - Все, заряд кончился! - подумал Адриан. - Только бы это была нужная головка...!
   Адриан вставил головку в один из болтов и, убедившись, что она подходит, стал выворачивать его вручную. Семь минут, пока он снимал планки рамки, удерживающей задвижку люка в направляющих, показались Адриану часом. Задвижка была прикреплена к штоку механизма закрывания точно таким же болтом. Выкрутив его, Адриан вставил отвертку в щель сбоку от задвижки и, поддев дверцу, выбросил ее в трубу мусоропровода.
   На его счастье, на чужой кухне никого не было. Адриан осторожно выполз на пол в пространство между разделочным столом и холодильником. Дверь в холл была закрыта, и Адриан не стал проверять наличие в квартире ее живых обитателей и их робота. Он сосредоточился на окне, ведущем в маленький палисадник, расположенный между домом и улицей третьего уровня. Адриан подошел к пульту управления окном, раскрыл шторы, отодвинул двойную раму и наружную решетку. Выскочив в палисадник, он прокрался вдоль дома к парадному входу и огляделся. На маленькой стоянке у подъезда полицейской машины не было.
   - Значит, они зашли с другого уровня, - подумал Адриан. - Или оставили машину на подземной стоянке.
   Адриан вошел в парадное и повернул в холл направо, где находились электросамокаты. Он сразу заметил свой Segway, стоящий с краю. Адриан выкатил самокат на улицу и встал на его площадку. Сегвей сразу узнал своего хозяина и сбалансировал центр тяжести, включив гироскопы. Адриан поехал по улице по направлению к дому Рассела. Самокат плавно разогнался до тридцати километров в час. Дождь хлестал Адриану в лицо. Но это обстоятельство не удручало его. Через несколько минут он уже был у цели. Рассел Корнуэлл жил на той же улице всего в трех кварталах от дома Адама.
  
   Адам набрал код замка на двери квартиры Рассела и, открыв ее, наткнулся на вышедшего в холл хозяина.
   - Почему ты не звонишь!? - удивился Корнуэлл. - И чем от тебя несет!?
   - Пойди быстро выключи своего робота и все видеокамеры в квартире, - энергично распорядился Адриан, закрывая за собой входную дверь.
   - Хорошо, хорошо, - согласился Рассел и метнулся на кухню.
   Адам стал стаскивать с себя верхнюю одежду, комкая ее и бросая в угол у двери.
   - Так в чем ты весь извалялся? - спросил Рассел, вернувшись в холл.
   - Я только что вылез из мусоропровода! - сообщил Адриан.
   - Ты что, устанавливал там газоанализатор? - предположил Рассел.
   - Нет, наука тут ни причем, - с улыбкой ответил Адриан. - Я просто убегал от полиции.
   - Что...?
   - Давай я сейчас выкину всю эту вонь, - предложил Адриан. - А ты подберешь мне какую-нибудь одежду, пока я приму душ.
   - Ладно, потом поговорим....
  
   - Ты ведь числишься в экспедиции? - спросил Адриан, выходя из ванной. - Приехал всего на пару дней забрать оборудование?
   - Да, завтра я улетаю.
   - В управлении метеорологической службы не знают, что ты прилетел? - поинтересовался Адриан.
   - Нет, а зачем им сообщать?
   - Отлично! - обрадовался Адриан. - Возьмешь меня с собой на станцию.
   - Ты что, спятил!? - воскликнул Рассел. - Давай выкладывай, в чем дело?
   - Меня обвиняют в изнасиловании....
   Рассел громко расхохотался.
   - Кого ты мог изнасиловать!? - не унимался Рассел. - Секретаршу - робота профессора? А, я понял. Твоя стерва мало того, что завела себе любовника, так еще и устроила тебе заварушку с полицией?
   - Близко копаешь, но это не она, а моя приемная дочь!
   - Вот это номер! - посочувствовал Рассел. - Да, тебе не позавидуешь...! Она что, заявила на тебя в полицию?
   - Точно не знаю, но, судя по ее хакерскому письму на моей электронной почте и заявлению офицера полиции во время ареста, она выкинула нечто в этом роде, - продолжал темнить Адриан.
   - Подожди, ты что, сбежал из полиции!?
   - Нет, они пришли меня арестовать, а я оттолкнул офицера, заперся в квартире и сбежал через мусоропровод.
   - Слушай, тебе надо срочно стать киноактером! - с улыбкой посоветовал Рассел.
   - Смейся, смейся, а меня могут обвинить в нападении на офицера полиции! - осознал вдруг Адриан. - Он полетел кубарем с лестницы! А вдруг он разбился на смерть?
   - Ты что, не видел, как он падал!?
   - А у меня было время рассматривать!? - вспылил Адриан. - Знаешь что, давай вечером посмотрим новости.... Если он получил тяжелые увечья или, не дай господи погиб, то я сам сдамся полиции, чтобы тебя не впутывать.
   - Да, это будет в новостях уже через два часа! - уточнил Рассел.
   - Хорошо, а пока давай обсудим, как ты меня переправишь на станцию.
   - Ты не проживешь там и недели! - возразил Рассел. - Мой напарник тебя тут же сдаст. Он такой зануда. Обо всем сообщает за моей спиной начальству в управление. Не то, что мы с тобой были, не разлей вода! Это все твоя стерва, перетащила тебя в университет поближе к своей юбке....
   - Я и не собираюсь жить на станции! - объяснил Адриан. - Помнишь ту заброшенную доменную печь в километре оттуда!
   - Да, конечно!
   - Твой напарничек любит разгуливать по окрестностям? - спросил Адриан.
   - Куда там, в такой холод! Его от приборов и компьютера не оторвать.... Он все больше роботов посылает. Все корпит над своей диссертацией. Через два месяца закончит и смоется. Тогда может, пришлют кого получше....
   - Вот и ладненько, значит, ко мне на домну никто кроме тебя заглядывать не будет, - заключил Адриан. - А от тебя мне нужны будут только продукты....
   - В грузовом отсеке самолета есть отапливаемая часть для фруктов и овощей, - сообразил Рассел. - Там, конечно, тоже прохладно, но все-таки плюсовая температура. Я тебя посажу в большой ящик....
   - Вопрос, как мне незаметно добраться до ангара с оборудованием!? - засомневался Адриан.
   - Не беспокойся, я вызову к дому грузовик без роботов - грузчиков с кузовом, открывающимся сзади. Компьютер машины тебя не зафиксирует.
  
   Поужинав, Рассел и Адриан уселись напротив экрана и включили новостной канал.
   - А сейчас обзор криминальных событий последнего часа, - объявил комментатор, известный своими связями в кругах полиции. - Адриан Кэбот, доцент кафедры климатологии Чикагского университета, подозревается в изнасиловании своей несовершеннолетней приемной дочери. Во время ареста он оказал физическое сопротивление офицеру полиции и скрылся в неизвестном направлении. Детектив Боб Чемберс чудом отделался лишь легкими ушибами в результате падения на лестнице.
   Вместо картинки с диктором появился видеоматериал, показывающий целого и невредимого Чемберса, дающего интервью в полицейском участке....
   - Ну вот, нападение на офицера полиции отменяется! - с радостью возвестил Рассел.
   - Да, теперь на мне висит всего лишь изнасилование и сопротивление во время ареста...!
  
   Транспортный самолет метеорологической службы США шел на посадку около заброшенного города Эдмонтен канадской провинции Альберта. Адриан почувствовал, как лыжи, которые выпустил самолет вместо шасси, коснулись твердого снежного наста посадочной полосы. Самолет включил двигатели на торможение и постепенно остановился недалеко от ангаров метеорологической станции. Адриан поспешно забрался внутрь своего ящика. Через некоторое время в грузовой отсек вошел Рассел и, убедившись, что Адриан на месте, закрыл карабины на крышке убежища своего друга. Рассел вызвал роботов, и они начали разгрузку. Скоро ящик Адриана оказался на небольшом складе - овощехранилище. Еще через полчаса пришел Рассел и выпустил друга из тесного плена.
   - Я отослал роботов на другие работы и на всякий случай сменил код замка на воротах, - сообщил Рассел. - Так что теперь никто, кроме нас, не сможет сюда войти. Вот тебе электрокостюм для обогрева и баллон с метаном для подзарядки топливного элемента. Тут есть переходник для подключения костюма к внешнему источнику тока. Подключись к розетке возле выключателя освещения и не трать заряд батареи....
   - Великолепно! - обрадовался Адриан. - Ты просто гений! Сейчас я подтащу этот пустой ящик к розетке и устроюсь на нем.
   - Я пока заберу побольше фруктов и овощей на кухню, чтобы хотя бы три дня нас никто не беспокоил, - сообразил Рассел. - Скоро я вернусь и принесу тебе фонарь, пару одеял, термос с чаем и бутерброды.
   Адриан, наконец, согрелся и немного вздремнул, пока не вернулся его спаситель.
   - Вставай! - разбудил его Рассел. - Кушать подано!
   - Слушай, на станции случайно не сохранился тот чугунный камин, который мы с тобой нашли в кузове развалившегося грузовика около литейного цеха? - спросил Адриан, усаживаясь около разложенных бутербродов.
   - Конечно, сохранился! - подтвердил Рассел. - Мало того, я не использовал титановые трубы, из которых мы сделали дымоход. Я только что приказал роботам оттащить печку с трубами обратно на свалку перед цехом. Тебе надо будет только подыскать небольшую кладовую на заводе, где ты и устроишься.
   - Молодец! - похвалил Адриан. - А помнишь, сколько угля из отвала около домны мы сдуру перетаскали на станцию, когда у нас вышел из строя реактор!
   - Да, нам бы вполне хватило запасов метана и водорода для топливных элементов, - согласился Рассел. - Ремонтная бригада прибыла моментально и починила все за сутки. А мы рассчитывали на неделю. Ничего, зато печка сейчас тебе очень кстати! Ладно, перекуси пока. А через часик я зайду, и мы пойдем к домне, подыщем тебе убежище....
  
   Два друга уже пять минут, оглядываясь по сторонам, бродили по огромному заброшенному цеху. В руках они держали плазменную горелку паяльной лампы, включенный фонарь на топливном элементе и баллон с метаном. Дневной свет проникал в помещение только через створку раскрытых ворот и через верхний край окон, которые почти до самой крыши были засыпаны плотным старым снегом. Внутри все было покрыто толстым слоем ржавчины, что создавало еще больший мрак в цеху.
   - Вот какая - то дверь! - воскликнул Адриан, осветив торцевую стену в конце длинного цеха.
   - Хорошо, что дверь железная, - обрадовался Рассел, рассматривая небольшую раздевалку для рабочих изнутри. - Деревянная давно бы уже рассыпалась в труху за столько - то лет.
   - Не скажи! - возразил Адриан. - Смотри, доски на лавках целы!
   Он сдвинул вместе две широкие скамейки, устроив себе кровать, и стал с грохотом выволакивать крайний шкафчик, проржавевший насквозь.
   - Я пока схожу за трубами, - предложил Рассел. - Но печка тяжелая, чугунная, придется тащить ее на санях вместе....
  
   Закончив выволакивать шкафы, Адриан подошел к одному из узких окошек, на глухо запорошенных снегом, и вышиб стекло в крайнем из них. Затем он подобрал в цеху лист металла подходящего размера и примерил его к окну.
   - Вырежи горелкой дыру под трубу, - предложил Рассел. - А я схожу на станцию взять герметик и лопаты.
   Адам соединил дымоход с печкой, установив ее под окном, и затащил один из железных шкафов назад в раздевалку. Адам положил его на пол дверцей кверху, решив использовать шкафчик как бункер для угля.
   - Ну, пошли, раскопаем окно, пока не стемнело, - сказал вернувшийся Рассел.
  
   Им пришлось выкопать в снегу длинный шурф глубиной два метра, пока они добрались до дымохода в окне. Потом, после того как они привезли в цех на санях первую бочку с антрацитом, Адам занялся растопкой при помощи паяльной лампы.
   - Может, на сегодня хватит? - взмолился Рассел. - Уже стемнело, а ночью температура падает до минус двадцати (по Цельсию). Переночуй лучше на овощном складе, а завтра продолжишь....
   - Да все, я уже переселился! - отмахнулся Адриан.
   - Ну, ладно, я схожу еще за углем, а потом принесу тебе еду и одеяла, - заботливо пообещал Рассел.
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 16.

Солнечная система. Планета Земля.

Побережье Ирландии, недалеко от

границы паковых льдов. Сентябрь 2952

года по григорианскому календарю.

   Клайв Флетчер работал на зоологической станции ирландского ледника. Он следил за поголовьем белых медведей, тюленей и моржей....
   Его подруга и коллега Франсуаза неожиданно и некстати заявила о разрыве отношений, чем испортила хорошее настроение Клайва. Он рассчитывал, что у них будет очередной романтический вечер в их уютном домике на станции. Но Франсуаза решила иначе.
   - Все, с меня хватит! - заявила она с порога, входя в дом. - Я решила сделать перерыв в своей карьере. - Я хочу выйти замуж в ближайшее время и забеременеть. Я хочу ребенка! Сейчас с тобой это невозможно, поэтому я улетаю через час на грузовом самолете.
   - Но тебе же всего лишь тридцать семь! - возразил Клайв. - Климакс наступит только в девяносто.
   - Отстань, в твои тридцать четыре! - пыталась объяснить Франсуаза. - Ты совсем еще мальчишка....
   - Ты, естественно, вернешься в Алжир..., - предположил Клайв. - Что ж, счастливо выйти замуж за респектабельного француза! Вы, конечно, сыграете свадьбу в ресторане твоего папочки на бульваре Шарля де Голля, где из окон шикарный вид на жалкое подобие Эйфелевой башни.... Если заранее вышлешь мне приглашение, то постараюсь приехать.
  
   Ясное летнее утро обрадовало Клайва лучами восходящего солнца, искрящимися на снегу. Как обычно, он должен был пометить несколько взрослых тюленей на лежбище, пересчитать количество молодняка и снять небольшой кусок фильма для Нэшнл Джиографик. Но сначала Флетчер решил сделать более сложную работу. Надо было заменить прибор спутникового позиционирования на шее одного, уже старого белого медведя. Прибор подавал сигнал, сообщающий о скором разряде батареи. В последнее время этот медведь держался недалеко от лежбища тюленей и питался, совершая набеги на группы молодняка.
   Клайв быстро нашел его на своем приборе слежения и пошел вдоль побережья на запад по паковому льду. Флетчер держался границы открытого океана, находящейся в полукилометре к югу от него. Ветер дул со стороны океана. Клайв слышал шум волн, разбивающихся о ледовые торосы. Он увидел медведя недалеко от воды. Тот усердно заполнял свой желудок жиром разодранного детеныша тюленя. Медведь притащил сюда зверька, чтобы полакомиться подальше от лежбища. Клайв снял двухминутный фрагмент для телевидения, зарядил духовое ружье стрелой со снотворным и стал подходить поближе. Вдруг он услышал громкий треск и обернулся. Огромная льдина, на которой оказались Клайв и медведь, откололась от основной массы льда и начала отплывать в океан. Флетчер подбежал к отколовшемуся краю льдины, но было уже поздно, от пакового льда его уже отделяла пропасть шириной в пять метров, на дне которой плескались холодные воды северной Атлантики....
   Клайв снял рюкзак с палаткой и снаряжением, не выпуская из рук духового ружья. Полярник оставил ношу на средине льдины, включил сигнал тревоги на спутниковом радиомаяке и стал снова подбираться поближе к медведю. Тот уже закончил трапезу, но почему-то не желал вплавь покинуть льдину.... Несколько арктических чаек кружило над тушкой тюленя, вежливо ожидая, когда хозяин добычи уйдет восвояси и оставит полагающуюся им мясную часть морского млекопитающего.
   - Почему он не уходит!? - подумал Клайв. - Мне ведь придется его убить! Вертолет в лучшем случае прибудет не раньше, чем через два часа. А у меня только три стрелы. Да и потом, три дозы подряд все равно загубят зверя....
   Медведь повернулся мордой к человеку, встал на задние лапы и зарычал. Клайв прицелился и выстрелил. Стрела попала в грудь. Зверь сделал шаг, обмяк и повалился на бок.
   Флетчер снял минутный ролик и вернулся к рюкзаку. Он вынул снаряжение из сумки и разложил его в метре от нее на льдине. Потом Клайв нажал одновременно на две кнопки в разных частях рюкзака, и он с шипением раздулся в небольшую палатку с двойным дном. Занеся все назад в палатку, Клайв взял в руки плазмоган и задумался: - Вряд ли помощь придет раньше, чем медведь проснется. А рисковать снова не хотелось.
   Клайв опять подошел к несчастному зверю и выстрелил ему в шею. Мощный плазменный импульс отделил голову от туловища, и в воздухе запахло паленым мясом. Потом Клайв решил приберечь заряд плазмогана и перевел регулятор на самую малую мощность. Зоолог опалил шерсть с бедра медведя и достал из кармана пластмассовый нож со сменными лезвиями. Клайв решил отрезать ногу медведя, пока она была еще теплая.
   Флетчер не любил пользоваться лазером с тех пор, как его старший брат, в детстве решивший смастерить что-то сам, отсек себе кончики пальцев руки, забыв поставить лазерный резак на импульсный режим работы.
   Добравшись до бедренной кости, Клайв сходил за духовым ружьем. Полярник перехватил его за ствол и со всего размаху ударил прикладом по оголенной кости медведя. Со второго удара Клайву удалось раздробить кость и отделить ногу от туловища животного. Флетчер оттащил ногу поближе к палатке, отделил ножом несколько ломтей с мясом, большой кусок жира и спрятал их под полом палатки. Один из кусков мяса зоолог разложил на ноге медведя и стал поджаривать его при помощи плазмогана. Когда мясо было уже готово к употреблению, Клайв занес его в палатку. Флетчер нажал на кнопку, расположенную в полу в углу палатки, и включил химический обогреватель. Пол быстро нагрелся до пятидесяти градусов Цельсия. Клайв удобно уселся и приступил к трапезе....
  
   Когда через час пол палатки остыл, Флетчер включил обогреватель своего костюма. Зоолог вспомнил, как мать рассказывала ему про жизнь ее древних предков в Гренландии. Они делали жировые свечки для освещения своих снежных хижин иглу. Клайв задумался о том, что могло бы послужить подставкой для свечки. Ему бы не помешало через пару часов обогреть руки. Он только что соорудил фитиль, используя полоску хлопчатобумажной ткани. Ее Клайв отрезал от подола своей нижней рубашки. Флетчер взял в руки прибор для отслеживания места нахождения помеченных животных. Сейчас он не был предметом первой необходимости. На экране прибора вполне мог расположиться приличный кусок медвежьего сала. Клайв вышел из палатки, чтобы взять кусок жира, посмотрел на небо и улыбнулся. Там кружил вертолет....
  
   Флетчер залез в опущенную люльку, и его втащили лебедкой в кабину винтокрылой машины. Внутри робот - спасатель сразу же протянул Клайву бортовой телефон.
   - Это вас, мистер Флетчер.
   - Что стряслось, Клайв!? - спросил его продюсер из Нэшнл Джиографик.
   - Ничего, просто льдина откололась.
   - Что значит откололась?
   - Уплыла в океан со мной и медведем! - пояснил Клайв.
   - И что произошло потом?
   - Мне пришлось убить медведя.
   - Сколько раз я тебя просил брать с собой робота - оператора! - воскликнул продюсер. - Ты, конечно, не снял ни черта!
   - Почему!? - возмутился Клайв. - Я все снял! Я прицепил электронные маркеры для наводки камеры к себе, к медведю, к ружью и к палатке! Я установил камеру на самонаводящемся штативе.... А роботы эти мне только мешают. Они пугают животных шумом своих электродвигателей.
   - Молодец! Материал, наверное, превосходный. Попробуем сначала сразу продать фрагменты в новостные агентства....
  
  

Заполярье. Скалистое побережье

Северного Ледовитого океана в

районе моря Баффина.

Пятнадцатый век по

григорианскому календарю.

   У подножья высоких скал узкая полоса тундры шириной в километр уходила в море, где вдалеке плавали два величественных айсберга. Сентябрьское солнце рано встало на горизонте, и его лучи заиграли в заснеженных вершинах скал побережья северной Америки. Три полуподземных хижины небольшой эскимосской общины расположились на сухом каменистом приступке у подножья гор. Невдалеке ущелье, с поросшей мхом оленьей тропой, рассекало горный хребет надвое. Оно протянулось от моря до большой долины с тундрой, расположенной далеко за скалами.
  
   Умилык с грустью посмотрел на беззубый рот жены, снял унты, переоделся в штаны из выделанной тюленьей кожи, сшитые заодно с сапогами для морской охоты, взял снасти с гарпуном и вышел из хижины в тундру.
   Он был самым ловким охотником общины. Даже сам шаман признавал за Умилыком этот титул. Так было еще до вчерашнего вечера. Умилык был уже стар. Сорок зим прошло, как счастливая молодая мать родила его, своего богатыря - первенца. Уже несколько месяцев Умилык постепенно терял зрение. Правый глаз застилала какая-то пелена. Катаракта не щадила охотника. Вчера мужчины решили впервые взять молодого сына Умилыка на бой кита. Умилык торжественно, с молитвами шамана передал сыну свой лучший гарпун и три больших надувных буя, сшитых из нерпичьих шкур. Сегодня утром с рассветом три охотника на каяках, помолившись богу моря - касатке, отправились за китом в море. Умилык решил тоже попытать счастья и пошел к берегу в поисках моржа. Он чувствовал, что это была его последняя охота.... Умилык поздно заметил и спугнул трех животных, греющихся на солнышке у края воды. Моржи, быстро перебирая ластами, полезли в воду. Умилык со всей силы метнул гарпун в самку поменьше. Она была еще на мелководье. Охотник дернул за кожаный ремешок, и костяной гарпун развернулся поперек раны в теле моржихи. Древко отскочило от наконечника гарпуна и упало в воду. Раненое животное попыталось нырнуть и уйти подальше от берега, в более глубокие воды. Но кожаный надувной буй, привязанный к гарпуну, удерживал истекающего кровью моржа на поверхности. Умилык подобрал на мелководье древко, сделанное из кости китовой челюсти, и побежал за своим каяком. Моржиха уже немного отплыла от берега, и только буй указывал на место удачной охоты. Умилык подплыл на каяке к бую, взялся одной рукой за ремешок, идущий к гарпуну и, держа в другой руке весло, стал тихонько подгребать к мелководью. Раненый зверь сначала затих, но у самого берега вдруг ожил и стал биться о гальку на дне, брызжа соленой водой на охотника. Умилык выскочил из каяка и ударил моржиху по голове каменным молотком. Охотник обернулся, услышав радостные возгласы женщин и детей. Мальчик, издалека наблюдавший за охотой, уже позвал за подмогой. Моржа надо было вытащить на берег и разделать....
   Радость, переполнявшая соплеменников, не передалась Умилыку. Плохое предчувствие легло тяжелым камнем на сердце охотника. Касатка - покровительница не вернет старику молодые глаза.... Умилык потянул каяк к берегу, оступился и, упав на одно колено, сильно ударился ногой о большой прибрежный валун, скрытый на мелководье. Охотник даже слегка застонал от боли. Но его никто не услышал. Все были заняты разделкой моржовой туши. Умилык тяжело заковылял к дому, волоча за собой ногу и опираясь на древко гарпуна. Его младшая дочь, заметив неладное, отбросила скребок и поспешила на помощь отцу....
   Вечером Умилык окончательно слег и только делал вид, что слушал рассказ возбужденного сына об успешной охоте на кита. На следующий день больной уже не смог подняться с постели. Нога сильно распухла и не действовала.... Старый охотник позвал шамана. Тот обратился к духу ворона, чтобы тот отпустил душу Умилыка и, если все же ему суждено умереть, то не мучил его долго. Когда шаман закончил молитвы, Умилык, чувствуя свою ответственность за общину, обратился к служителю культа с мирским советом: - По первому снегу, уходите на нартах в долину. На побережье мало мха, и олени сюда не придут....
   - Нужно будет забрать всю кость и шкуры, - деловито заметил шаман.
   - Собаки все вывезут..., - подтвердил Умилык. - В долине часть моржовых шкур и китовой кости уйдет на строительство хижин. А остальное - обменяем на оленей. Семьи из долины примут нас. Мы породнимся с ними, и они помогут....
  
   То ли судьба, то ли дух ворона вняли молитвам шамана, но на третий день большой тромб оторвался от поврежденного сосуда на ноге Умилыка и, поднявшись к сердцу, закупорил аорту больного. Охотник умер, не причинив много забот опечаленным горем соплеменникам.
   Мертвого Умилыка одели в разрисованный и украшенный вышивкой наряд и обвязали тело ремнями. Вся община собралась на поминки перед выносом тела. Угрюмые соплеменники с удовольствием жевали мантак добытого на днях кита и слушали короткие благословения шамана, которыми он периодически прерывал трапезу.
   Обычно покойников хоронили тут же в тундре, обложив труп камнями. Но шаман приказал отнести Умилыка высоко в скалы, чтобы белые медведи не разорили его могилу. Недалеко был отлогий склон горы, по которому можно было безопасно забраться наверх, где круглый год оставался снег на вершинах. Мужчины подняли и понесли тело. За ними последовал сын мертвого охотника. Он нес его орудия: гарпун, копье, ножи и скребки....
   Дойдя до границы снежного покрова, процессия остановилась по знаку шамана. Он увидел расселину в скалах, частично заполненную не растаявшим льдом. Шаман приказал положить здесь мертвеца. Он сказал несколько заклинаний, обращенных к духам, и разрезал ремни, стягивающие тело Умилыка. Мужчины сбросили мертвого охотника в готовую ледяную могилу, и шаман взял его орудия из рук сына покойного. Произнося священные заклинания, он разломал древко гарпуна и копье пополам и бросил все орудия к ногам мертвого соплеменника....
  

США. Город Сан-Диего.

Март 2952 года по

григорианскому календарю.

   Профессор Шихан внимательно изучал структуру ДНК последнего образца тканей кожного покрова, который он подготовил и загрузил в прибор идентификации. Шихан разглядывал на экране прибора искомую аллель гена DRD4 и улыбался, довольный находкой.
   Лаборатория идентификации располагалась в главном корпусе института Психогенетики. Был уже вечер, и все сотрудники ушли по домам. Профессору никто не мешал наслаждаться результатом анализа, который подтверждал маленькое открытие, предсказанное им заранее. Но поделиться с кем ни будь ученому все же хотелось немедленно. И Шихан позвонил заказчику в Мехико. На экране компьютера появился старший агент ФБР Рауль Гоэрес.
   - Профессор!? - удивился Рауль. - Что-то не так!? Вы же закончили работу на прошлой неделе и передали нам все материалы....
   - Я хочу вас обрадовать! - заявил Шихан. - Вы помните, у меня были некоторые сомнения по поводу чистоты аллели гена, полученной из современных образцов. Мы исследовали останки из недавних захоронений, и это были в основном кости....
   - Да, конечно, - согласился Гоэрес. - Но мы нашли и одну живую старуху, ген которой полностью совпал с образцами из останков.
   - И все-таки, я выразил тогда сомнение, - уточнил профессор. - Я предполагал, что около тысячи лет назад, в результате влияния технологически развитого общества европейцев на эскимосскую общину, могла произойти мало заметная мутация.
   - И что, вы нашли подтверждение этому!? - спросил Рауль.
   - Нет, напротив! - заверил Шихан. - Я нашел древнейший образец с сохранившимися мягкими тканями, генотип которого по искомой аллели в точности совпал с современными образцами....
   - Что это за образец!? - не удержался Гоэрес. - И каков возраст находки...?
   - Подождите, все по порядку! - остановил расспросы профессор. - Я еще раз обратился за помощью в интернет и нашел в Ванкуверском этнографическом музее инуитской культуры замороженные ископаемые останки древнего охотника.
   - Стоп, что за инуитская культура? - прервал Рауль Шихана.
   - Инуит - так называли себя эскимосы....
   - Понятно, дальше...?
   - Останки извлечены из могилы в скалах в районе острова Баффина в начале двадцать первого века, - продолжил профессор. - Это было до потепления. Сначала они хранились в музее городка Бэрроу, а с наступлением нового ледникового периода были переправлены в Ванкувер.
   - И когда же умер, этот охотник? - спросил Гоэрес.
   - По документам, сохранившимся в компьютерной базе данных музея, останки датируются пятнадцатым веком! - сообщил Шихан. - Я не поверил и заново провел изотопно-углеродный анализ, который подтвердил датировку. Главное, что хорошо сохранились мягкие ткани покойника. Это позволило мне более точно идентифицировать ДНК.
   - А ты уверен, что это эскимос? - усомнился Рауль.
   - На сто процентов! - воскликнул профессор. - У него характерная одежда из моржовых и оленьих шкур. А главное, это поворотный гарпун, который был найден среди орудий, уложенных в его могилу....
   - Значит, мы на правильном пути, - сделал вывод Гоэрес. - Благодарю вас, профессор!

США. Чикаго. Август 2952 года

по григорианскому календарю.

   Детектив Боб Чемберс наконец-то дождался подкрепления. Через три четверти часа на лестничную площадку перед квартирой Адриана Кэбота прибыли еще три робокопа с домкратом и лазерным резаком.
   - Что вы столпились! - крикнул Чемберс, выслушав их доклад. - Ломайте эту чертову дверь и хватайте подозреваемого! А вы охраняйте вход! - обратился он к двум другим робокопам. - И чтобы муха не проскочила!
  
   Осторожно наступив на лежащую в проходе выломанную дверь, детектив направился через холл в кабинет хозяина квартиры и тут же столкнулся с вышедшим от туда робокопом.
   - Адриан Кэбот исчез, - доложил робот.
   - Не может быть! - не поверил Чемберс. - Он же не канарейка! Обыщите все как следует!
   Наконец детектив добрался до кухни и увидел открытое жерло мусоропровода.
   - Болваны! - крикнул Чемберс. - Он ушел через мусоропровод! Оставайтесь здесь сторожить квартиру. Проверьте все его связи по компьютеру и, если найдете, по сотовому телефону! Спот, Фарук! - позвал детектив робокопов, находящихся снаружи. - За мной! Идем проверять квартиры ниже по стояку.
  
   Чемберсу удалось найти квартиру на три этажа ниже, где ему, наконец, открыли входную дверь случайно находившиеся дома хозяева. Детектив представился и спросил: - К вам в течение последнего часа никто из соседей не заходил? Кто-нибудь, от кого воняло бы помойкой?
   - Нет, - рассмеявшись, ответила домохозяйка.
   - А где у вас проходит труба мусоропровода? - спросил Чемберс. - Что-то я не вижу ее на лестничной площадке.
   - Я думаю, что в вентиляционной шахте с другими трубами, - предположила женщина. - На каждой лестничной площадке есть маленькая железная дверь, ведущая в эту шахту.
   - Спот, проверь, открыты ли эти дверцы на лестнице, - приказал детектив помощнику. - Вы не слышали за последний час какого либо странного шума? - вновь спросил Чемберс женщину.
   - Да, кажется, слышала. Этажом ниже как будто кто-то стучал чем-то тяжелым, скорее похоже даже на выстрелы.
   - Там же выход на уровень! - дошло до Чемберса.
   - Эти двери закрыты на замок, - доложил вернувшийся Спот.
   - У вас есть ключи? - спросил детектив домохозяйку.
   - Нет, они же у коммунальной службы....
   - Фарук, Спот, идем проверять квартиру ниже, - приказал Чемберс.
   Ниже этажом никого не было дома, и детектив выбежал на улицу через парадное посмотреть на окна подозрительной квартиры. Когда он заметил раскрытое окно кухни и забрался через него внутрь, завибрировал его сотовый телефон.
   - Шеф, это мы из квартиры подозреваемого, - услышал Чемберс доклад одного из робокопов через наушник. - В его компьютере отсутствует ПЗУ, а сотовый мы не нашли.
   - Немедленно обращайтесь во все телефонные компании с запросом! - приказал детектив, рассматривая открытое жерло мусоропровода на кухне.
   - Они потребуют ордер, заверенный прокурором, - остудил пыл Чемберса робот.
   - Хорошо, я займусь этим сам, можете отправляться в участок.
  
   Через полчаса детектив уже выходил из кабинета ректора Чикагского университета, где среди огромного списка сотрудников Кэбота, получил и телефон его жены. Чемберс позвонил, но ответила дочь Адриана.
   - Келли, это снова вы? - спросил Боб. - А где ваша мать.
   - Она в ванной. Детектив, вы его уже арестовали?
   - Нет, он сбежал!
   - Вот здорово! - обрадовалась Келли. - Вообще-то я хотела бы сообщить, что он меня совсем не трогал. Просто, когда я прошлась по дому полуголой, Адриан накричал на меня и напомнил, что он тоже мужчина.... Ну, в общем, после этого остальное мне просто приснилось....
   - Девочка, сколько тебе лет? - спросил Чемберс.
   - Пятнадцать....
   - Твое счастье, а то бы тебе можно было присудить крупный штраф за лжесвидетельство! Ты должна немедленно явиться в участок и подписать отказ от показаний. Но твой папаша все равно пойдет под суд за нападение на полицейского офицера и сопротивление во время ареста.
   - Что он выкинул? - поинтересовалась дочь.
   - Чуть не спустил меня кубарем с лестницы!
   - Надо же! - воскликнула Келли. - Я от него такого не ожидала.
   - Мы тоже! - заметил Чемберс.
   - И какой срок ему за это светит? - спросила Келли.
   - Сначала его надо поймать! - рассудил детектив. - Я думаю, года два, может быть даже условно. Он ведь у вас, оказывается, пай-мальчик. Его счастье, что я не свернул себе шею и не проломил свой долбаный череп! Где он может сейчас скрываться!?
   - Ну..., если бы знала, все равно бы вам не сказала! - отрезала Келли.
  
   Спустя два месяца неожиданный звонок по телефону застал Боба Чемберса в машине.
   - Детектив Чемберс?
   - Да, слушаю.
   - Это снова вас беспокоит агент ФБР Долорес Кейн. Помните, я расспрашивала вас о Адриане Кэботе?
   - Да, да.
   - Вы можете закрыть дело и оставить его в покое? - спросила Кейн.
   - Ну, если этот Кэбот вам так нужен по более важному вопросу? - почти согласился Чемберс.
   - Значит, договорились, - заключила Долорес.
  
  
  
  
  
  
  

Глава 17.

Солнечная система. Планета Земля.

Столица США Мехико. Сентябрь 2952

года по григорианскому календарю.

   Мехико находился в районе пологих гор в двухстах километрах на северо-восток от старой столицы, сильно разрушенной землетрясением. Центральная Штаб-квартира Федерального бюро расследований располагалась в высотном здании на Вашингтон авеню недалеко от площади Конгресса. Сейчас там, в одном из залов для собраний, проходило совещание сотрудников нового отдела, сформированного полгода назад под руководством Рауля Гоэреса.
   - В рамках проекта Феникс мы организовали беспрецедентную рекламную кампанию, - начал свою речь перед подчиненными Гоэрес. - За полгода мы добились неплохих результатов. Нам нужно было подобрать четырех женщин. Но мы подстраховались, и теперь у NASA есть восемь кандидаток с высоким IQ, обладающих подходящим образованием и прошедшим селекцию генотипом. Нам требуется всего двое мужчин. Но мы не смогли найти ни одного! Ни одного кандидата! В чем дело, агент Кейн!?
   - Моя группа выбилась из сил, гоняясь за всякими шарлатанами, утверждающими, что их предки имели нужное нам происхождение, - доложила Долорес Кейн. - Мы не выплатили заявителям ни одной премии, потому что по анализам крови не было найдено совпадений с искомой комбинацией гена DRD4.
   - Хорошо, Долорес, я вас понял, - сказал Рауль, указав рукой на поднявшегося со стула никому не знакомого гостя. - Я пригласил к нам на совещание психогенетика профессора Шихана, чтобы он разъяснил нам подробнее, каковы цели селекции и зачем мы ищем мужчин с такой редкой комбинацией этого гена. Пожалуйста, начинайте, профессор....
   - Нам требуется подобрать двух мужчин на роль лидеров, - стал объяснять Шихан. - Проблема в том, что высокий уровень тестостерона у мужчин молодого и среднего возраста вызывает повышенную агрессивность. Ген, который нас интересует, находится на Х - хромосоме. Он кодирует структуру строения белка рецепторов дофамина D4. От количества повторов комбинации из сорока восьми нуклеотидов в этом гене зависит формирование национального характера и черт личности. Этот ген также отвечает за социальную активность и степень поиска новой информации у данного конкретного индивидуума. Существует больше двадцати различных комбинаций строения этого гена. Нам нужна комбинация, которая чаще всего встречалась среди представителей арктической расы. То есть среди эскимосов или чукчей. Сегодня чистокровных представителей этих народов найти практически невозможно. Они обладали высокой психологической устойчивостью в составе малых групп и легко переносили длительное одиночество. Половина жизни эскимосов протекала в условиях суровых полярных зим, во время которых они не видели до полугода ни луча солнечного света. Эскимосы выходили на своих утлых суденышках в океан, охотясь на морских млекопитающих при помощи гарпунов. Вы знаете, что никто из них не умел плавать?! Невозможно научиться плавать в ледяной воде.... Если каяк переворачивался, рыбак моментально тонул. И никто не бросался ему на помощь из соседних лодок. Тот, кто кинулся бы на помощь тонущему в ледяной воде, подверг бы опасности не только свою жизнь. Он обрек бы на голод всю семью, которая лишилась бы двух кормильцев.... Из-за малой численности и большой рассеянности по обширным территориям крайнего севера для чукчей и эскимосов чужая человеческая жизнь имела высочайшую ценность. Случайно забредшему в стойбище гостю предлагалась на ночь жена хозяина! Тупые простолюдины среди европейцев думали, что это оттого, что эскимосы считали себя ущербными и желали породниться с народами европейской расы. Но этот обычай возник задолго до того, как европейцы проникли в районы дальнего севера. Он способствовал предотвращению случайного инцеста и приносил чужие гены в семью. В итоге мы ищем мужчин, мать или бабушка которых по материнской линии были бы эскимосками или чукчами. И это необходимое условие! Только после анализа ДНК кандидатов можно будет окончательно убедиться, являются ли они носителями нужной нам аллели гена DRD4. У меня все.
   Профессор сел, и тут же вскочила Долорес.
   - Может быть, изменим тактику? - предложила она. - Если зверь сам не идет в ловушку, то надо приступить к активной охоте! У меня есть на примете один кандидат....
   - Подожди, - прервал ее Рауль. - Я тоже об этом подумал еще неделю назад. Посмотрите, это было во вчерашних новостях.
   Гоэрес включил экран, и на нем все увидели искаженное гримасой лицо Клайва Флетчера. Он тащил к палатке ногу медведя.
   - Зоологу удалось выстоять в схватке с голодным медведем! - комментировал диктор за кадром. - Клайв Флетчер оказался один на один с белым медведем на оторвавшейся в океан льдине....
   - Найдите мне этого человека! - потребовал Гоэрес.
   - Хорошо, - подтвердила Кейн. - Но потом я хотела бы, с вашего разрешения, проверить еще одного кандидата, которого мы сразу отвергли....
   - Почему?
   - У него есть криминальное прошлое, - объяснила Долорес.
   - Что!?
   - Нападение на полицейского офицера, - уточнила Кейн. - Позвонила его дочь и сообщила, что его бабка по матери - эскимоска. Но мы не стали на него тратить время из-за криминала....
   - Ладно, проверь и его тоже, - согласился Рауль.
  
  

Австралийский союз.

Город Джакарта.

Июль 2952 года по

григорианскому календарю.

   Хирург Джессика Харрис недавно приступила к работе в отделении имплантации органов в центральном госпитале провинции. Сейчас она готовилась к операции по пересадке печени. Орган вместе со связками, отростками воротной вены, печеночной артерии и желчного протока был выращен в лаборатории заранее из стволовых клеток больного, которые были отобраны из его замороженной крови. Эта кровь, взятая из пуповины много лет назад, в момент рождения пациента, хранилась в банке органов клиники. Доктор Харрис вошла в операционную. Анестезиолог уже начал усыплять больного. Здоровая печень была рядом в переносном холодильнике. Джессика включила робота и ввела в него данные пациента. Через четверть часа робот приступил к операции. Он сделал надрез, манипулируя своими шестью руками, удалил больной орган и поставил зажимы на перерезанные крупные сосуды.
   Агент ФБР Винсент Ортега стоял среди студентов - медиков на застекленной смотровой галерее, находящейся под потолком операционного зала. Он c интересом наблюдал за процедурой пересадки печени.
   Одной из свободных рук робот взял здоровый орган из холодильника и аккуратно уложил его в раскрытую полость в теле больного пациента. Затем один из манипуляторов принялся по очереди сшивать сосуды, а другой подшивать связки.... Доктор Харрис, облаченная в стерильные перчатки, спокойно следила за ходом операции, глядя на большой экран. Когда робот зашил кожу в месте разреза и наложил пластырь на шов, Джессика застегнула длинную рубашку больного и дала команды компьютерам стола и кровати пациента. Манипулятор операционного стола переложил свою столешницу с больным на матрац кровати и короткими рывками аккуратно вытащил ее назад из-под пациента. Кровать бесшумно поехала по коридорам больницы, увозя больного в палату. Доктор Харрис выбросила в урну свои абсолютно чистые перчатки и вышла из операционной.
   Агент Ортега быстро спустился с галереи в холл перед операционной и остановил Джессику уже в коридоре клиники.
   - Доктор Харрис! - обратился Винсент к хирургу. - Я восхищен вашим мастерством!
   - Глупости, - ответила Джессика. - Я всего лишь месяц назад окончила интернатуру. Я еще молода для такой оценки моей работы. Мне всего лишь двадцать семь лет. Просто операция прошла без осложнений. Моя помощь не понадобилась. А роботы оперируют одинаково как с интернами, так и с профессорами.
   - А без робота вы бы смогли провести операцию успешно? - спросил Ортега.
   - Смогла бы. Но это длилось бы не полтора, а три с половиной часа. И вообще, отберите еще сшиватели сосудов и лазерные коагулянты, и мы окажемся в каменном веке...! Вы не похожи ни на студента, ни на интерна?
   - Совершенно верно, я агент ФБР, Винсент Ортега. Рад сообщить вам, что вы в рамках проекта Феникс предварительно включены в состав экипажа переселенцев на Тейю.
   - Какая неожиданность, я и забыла совсем...!
   - Я застал вас врасплох?
   - Вовсе нет, я очень рада.
   - Почему вы вызвались участвовать в проекте? - спросил Винсент.
   - Я обожаю активный отдых и туризм, - пыталась объяснить Джессика. - Я занимаюсь альпинизмом, горными лыжами и дайвингом. Но мне на все это мало месяц в году. Меня интересуют новые места и приключения.
   - А работа? - не понял Ортега.
   - Она стала занимать слишком много места в моей жизни, - ответила доктор Харрис. - Мне уже полгода некогда завести новый роман....
   - У вас было достаточно практики в области гинекологии? - сменил тему Винсент.
   - Не совсем, - сказала Джессика, задумавшись.
   - В ближайшее время вам предстоит заняться гинекологией, - сообщил Ортега. - Это будет вашей основной задачей в рамках подготовки к полету.
  
  

Африканский союз. Остров

Сицилия. Город Палермо.

Сентябрь 2952 года по

григорианскому календарю.

   На белой колокольне протестантского собора уже звонили к вечерне, и слышен был крик муэдзина из минаретов, скромно торчащих по сторонам большого зеленого купола шиитской мечети, находящейся ниже по склону холма, по которому улица спускалась к школе. Жаннет шла на родительское собрание. От ее квартиры было рукой подать до учебного заведения, и она хотела немного пройтись пешком в качестве вечернего моциона. Жаннет вела химию и биологию в двух классах. В одном из них, где учились тринадцатилетние подростки, она была еще и классным руководителем. Другой класс был выпускной, и там было гораздо меньше проблем с дисциплиной. В свои двадцать пять лет молодая учительница сумела быстро завоевать сердца родителей учеников школы. Все хотели отдать своего ребенка именно в ее класс....
  
   Собрание в конец вымотало Жаннет. После ее выступления только небольшая часть родителей разошлась по классам учителей, ведущих другие предметы. Жаннет пришлось разрешить несколько мелких дисциплинарных конфликтов, выслушать кучу претенциозных жалоб от некоторых истеричных мамаш и обсудить положение отстающих по ее предмету учеников. Она вышла из класса в десятом часу вечера, выжатая, как лимон. В коридоре к ней подошел одетый в строгий костюм мужчина.
   - Жаннет Абуксис, добрый вечер, - поздоровался с ней незнакомец.
   Ей врезались в сознание американский акцент, с которым мужчина говорил на французском, и странное обстоятельство того, что он назвал ее по фамилии. Но усталый мозг отказывался реагировать на посторонние раздражители.
   - Собрание закончилось, уже очень поздно, - взмолилась Жаннет. - Пожалуйста, позвоните мне завтра вечером, и мы обсудим проблемы вашего ребенка.
   - Я совсем по другому поводу, меня зовут Винсент Ортега, агент ФБР, - представился мужчина. - Я был бы счастлив отдать своего сына в ваш класс! Я пришел сообщить, что среди кандидатов от Африканского союза, вас отобрали для участия в проекте Феникс.
   - Правда! - обрадовалась Жаннет.
   - Вы устали, давайте поговорим по дороге, - предложил Ортега. - Вы на машине?
   - Нет, я живу рядом, три минуты пешком.
   - Хорошо, я вас провожу, а то уже поздно....
   - У нас можно ходить и без провожатых, город тихий, совсем нет преступности.
   - И все же я хотел задать вам несколько вопросов, - объяснил свою настойчивость Винсент. - Почему вы согласились участвовать в проекте?
   - Я считаю, что образование должно быть домашним, - сказала Жаннет, направляясь к выходу из школы. - Двадцать человек в классе - это много.... Не все дети могут самостоятельно заниматься с компьютером или роботом. Им нужно живое общение.
   Они вышли на улицу, где стал накрапывать дождик. Ортега развернул большой зонт над поежившейся учительницей.
   - Наилучший вариант - один учитель на шесть, семь детей..., - продолжала свою исповедь Жаннет. - Это меня и привлекло в вашем проекте.
   - Ну, а в личном плане? - спросил Винсент. - Вы написали в анкете, что недавно расстались с другом.... Вас не смущает, что во время длительного полета вам придется делить одного мужчину с другой женщиной?
   - Дело в том, что я была последние несколько лет именно в такой ситуации. Мой друг старше меня, и он женат. Его жена знала про наши отношения. Ее это устраивало, пока она не стала задумываться над проблемой совместного имущества.... Пока ей не стали приходить в голову философские вопросы об институте брака как таковом. Все эти условности и разрушили наш роман. Ну, вот мы и пришли....
   - Номер билета я оставил вам на электронной почте, - объяснил Ортега. - Вы вылетаете послезавтра утром в Алжир. А там пересядете на рейс до Майями....
   - А как же ученики, мой класс...?
   - Как вы и просили, вас заменит та прошлогодняя практикантка. Она уже прибыла с континента. Не беспокойтесь, завтра я займусь ее устройством и поговорю с директором школы....
  

Зоологическая станция на

ирландском леднике. Сентябрь 2952

года по григорианскому календарю.

   Телефонный звонок за полночь разбудил Клайва.
   - Франсуаза, ты знаешь, который сейчас час!?
   - Это не Франсуаза, и прошу меня извинить за поздний звонок. Вас трудно застать. Меня зовут Долорес, Долорес Кейн, агент ФБР. Вы, как я понимаю, Клайв Флетчер.
   - Да, вы что, по поводу того медведя?
   - Нет, мой отдел не занимается вопросами охраны природы, да еще и в зоне юрисдикции Африканского союза. Не думаю, что случай с одним медведем может заинтересовать наше агентство. Нас интересует ваше генеалогическое дерево по материнской линии.
   - И за этим вы мне звоните в первом часу ночи!? Это что, розыгрыш?
   - Нет, это серьезно, и еще раз извините за поздний звонок.
   - Чего вы хотите?
   - Просто ответьте на несколько моих вопросов, и я скажу вам спокойной ночи.
   - Хорошо, - согласился Клайв.
   - У вас были в роду эскимосы?
   - Да, моя мать из Гренландии, а откуда вам это известно?
   - Я просто предположила, хотя для нашего агентства это не составляет труда. Вы бы не могли оказать нам услугу? Нам нужно взять у вас анализ крови для проверки ДНК.
   - Зачем вам это нужно?
   - Если анализ подтвердит наличие у вас определенной аллели гена DRD4, то вы получите денежное вознаграждение, и вам сделают интересное предложение....
   - Извините, но я зоолог. В какой хромосоме находится этот ген?
   - В Х - хромосоме, - объяснила Долорес.
   - Но я же мужчина?
   - Этот ген связан с особенностями строения мозга, - сказала Кейн.
   - А, понятно, какого-то психогенетика заинтересовали эскимосские головы, - догадался Клайв. - Но при чем тут ФБР?
   - Вы получите исчерпывающие ответы на все ваши вопросы, если являетесь обладателем арктической аллели этого гена.
   - Вы меня заинтриговали! - воскликнул Клайв. - Завтра же вышлю вам пробирку с моей кровью.
   - Нет, к вам вылетит мой сотрудник и лично возьмет у вас кровь на анализ.
   - Теперь я чувствую, что здесь пахнет криминалом, - испугался Клайв.
   - Нет, нет, просто речь идет о денежной премии....
   - И каково же вознаграждение?
   - Ну, в вашей валюте это будет около пятидесяти тысяч афро.
   - Неплохие деньги, - обрадовался Клайв. - Можно купить новый автомобиль или робота.
  
  

Южная часть канадского ледника

в районе провинции Альберта.

Метеорологическая станция США.

2952 год по григорианскому календарю.

   Адриан Кэбот, просидев два месяца в отапливаемом по старинке убежище, наконец, перебрался на метеорологическую станцию к своему другу Расселу. На станцию прибыл новый помощник, который только что окончил Чикагский университет. Новый напарник Рассела был веселым работящим парнем. Он уважал Адриана, так как успел побывать на его лекциях.
   Телефонный звонок Долорес Кейн разрушил дружественную атмосферу, сложившуюся между обитателями станции.
   - К нам завтра прилетает агент ФБР, - сказал Рассел, войдя в столовую после разговора с Кейн.
   - Ты меня сдал! - крикнул Адриан сидящему напротив за столом, напарнику Рассела.
   - Успокойся, это не он, а твоя дочь! - объяснил Рассел. - Я только что разговаривал с ней.
   - С кем!? - спросил Адриан. - С Келли?
   - Нет, с агентом Долорес Кейн. Их не интересует то, что ты натворил. Тем более, после заявления Келли, с тебя снято обвинение в изнасиловании. А то, что ты толкнул полицейского, который, к счастью, не пострадал, вообще мелкое хулиганство, которым ФБР не занимается.
   - А что же им нужно?
   - Как я понял, Келли решила выторговать для тебя свободу. Ты помнишь рекламу о поиске людей, предки которых были эскимосами?
   - Ну да, чепуха какая-то! - ответил Адриан.
   - Так вот, за этим стоит ФБР. Они ищут какие-то гены на Х - хромосоме. Им нужны анализы ДНК мужиков, у которых мать или бабка были эскимосами. Келли обратилась в ФБР и договорилась, что если ты им подходишь, то они снимут с тебя обвинение в нападении на офицера полиции.
   - А если они не найдут у меня этот ген?
   - Найдут, найдут! - заверял Рассел. - У тебя же бабка эскимоска. И потом эта Кейн обещала, что, в крайнем случае, тебя просто оставят в покое. Пойми! Кому ты нужен!? Какой полицейский припрется сюда, чтобы тебя арестовывать!? У тебя же нет криминального прошлого! Сколько тебе дадут? Два года условно, или шесть месяцев общественно полезного труда. Так будешь бесплатно читать лекции каким-нибудь пенсионерам.
   - Всю жизнь мечтал! - проворчал Адриан.
  
  

Мехико. Штаб-квартира ФБР.

Ноябрь 2952 года по

григорианскому календарю.

   Рауль Гоэрес вызвал в свой кабинет агента Кейн для доклада.
   - Ну, Долорес, теперь расскажите, как вам это удалось, - попросил Гоэрес свою подчиненную.
   - Когда у обоих кандидатов анализы подтвердили наличие арктической аллели гена DRD4, я просто вцепилась в них мертвой хваткой.
   - Да, мы все знаем ваши способности в области вербовки, - похвалил ее Рауль.
   - Кэбот довольно быстро согласился, - принялась раскрывать подробности Долорес. - Прятаться в глуши от полиции - довольно неприглядная перспектива....
   Откуда у него такое странное имя - Адриан? - спросил Гоэрес.
   - Его мать исповедовала православие и потребовала от папаши - Кэбота назвать так мальчика, - ответила Кейн.
   - Почему он напал на полицейского? - поинтересовался Рауль.
   - Его жена ушла к любовнику, приемная дочь обвинила его в изнасиловании, - объяснила Долорес. - А он к ней вообще не прикасался! Кэбота можно понять. Он был на взводе. Он просто оттолкнул полицейского офицера, пытавшегося проникнуть к нему в дом.
   - А как было с Флетчером? - продолжил расспросы Гоэрес.
   - О, его мне удалось уговорить только позавчера. Я напела ему, что на Тейе есть много неизвестных видов животных.... Он ведь зоолог....
   - А в этой истории с медведем все чисто? - спросил Рауль. - Почему сытый зверь набросился на Флетчера?
   - Я выяснила и этот вопрос. Клайв сказал, что медведь воспринял его как самца - конкурента.
   - Ну да, самца! - рассмеялся Гоэрес. - Самцы нам как раз и нужны.... В общем, у нас все. Пусть их теперь проверяют психологи и медики из NASA. Если мужчин устроят подруги, которых мы им подобрали, то будем надеяться, что наша часть работы на этом завершена.

  
  
  
  
  

Глава 18.

Солнечная система. Планета Земля.

США. Город Майями.

Центр подготовки астронавтов.

Ноябрь 2952 года по

григорианскому календарю.

   Клайв Флетчер оказался в кабинете руководителя проекта после того, как робот - секретарша любезно пригласила его войти. С появлением Клайва молодой мужчина, одетый в спортивный костюм, и женщина средних лет встали со своих мест, расположенных за длинным столом.
   - Доброе утро, - поздоровался Флетчер.
   - Доброе утро, Клайв! - поприветствовала его женщина, одетая в строгий деловой костюм. - Я Рейчел Буадана, начальник проекта Феникс. Хочу подчеркнуть, по специальности я психолог, потому что главное в нашем проекте - это люди.... У меня, конечно, есть несколько заместителей по техническим вопросам. Познакомься, это Адриан Кэбот, он тоже член экипажа.
   Мужчины пожали друг другу руки.
   - Садитесь, пожалуйста, поближе, нам предстоит задушевный разговор, - попросила Рейчел. - Вы оба указали в анкете, что не хотите занять должность командира корабля. Так что мы попросили компьютер выбрать наиболее подходящего из вас. Разумеется, мы не указали в данных о твоем криминальном приключении, Адриан, и о твоем, Клайв, случае с медведем. Иначе компьютер просто отверг бы ваши кандидатуры. Выбор пал на тебя, Адриан!
   - Подождите, но экипаж состоит из шести человек! - возмутился Адриан. - Почему именно один из нас?
   - Да, почему командиром не может быть женщина? - вступился за товарища Клайв.
   - Не забывайте, вам предстоит не только длительное космическое путешествие, - объяснила Рейчел. - Вы должны будете выжить в новом мире, ожидающем вас на Тейе. Вы должны дать начало целому народу. Командир корабля - это еще и вождь племени на новой планете. Ты, Адриан, обладаешь качествами лидера. Ты был начальником на антарктической научной станции. Ты руководил несколькими студенческими проектами и читал лекции. Каждая женщина на корабле и на Тейе - это, прежде всего, мать.... Мы подобрали четырех кандидаток с профессиями врачей и учителей.
   - Понятно, - со вздохом сказал Адриан. - Хорошо, я согласен.
   - Клайв, у вас нет возражений? - спросила Рейчел. - Главное, чтобы вы поладили.
   - Конечно, конечно, - заверил Флетчер. - И поверьте мне, у меня нет ни капли зависти или ущемленного самолюбия....
   - Вы оба работали в отдаленных районах, где основным источником энергии являлись термоядерные реакторы, - сменила тему Рейчел. - Вы знакомы с различного рода оборудованием. Вы оба во время учебы в университете проходили курс силовых машин и курс робототехники. Так что база для освоения навыков управления кораблем у вас есть. А на Тейю вы возьмете специальное, надежное и более примитивное оборудование. Об этом позже вам расскажет один из моих заместителей по техническим вопросам.
   Рейчел сделала паузу и предложила мужчинам выпить кофе или чаю. Но оба отказались, сославшись на сытный завтрак.
   - Завтра в концертном зале центра подготовки будет организован ужин с танцами, продолжила она беседу. Там будут четыре кандидатки в члены экипажа и два наших молодых сотрудника для массовки. Девушки не будут знать, кто из вас является членом экипажа. Вам надо будет выбрать себе подругу пока на неделю. За неделю совместного отдыха и, разумеется, секса вы должны решить, готовы ли вы провести с ней долгие годы в полете.... Через неделю вам предлагается завести новые романы с оставшимися кандидатками. В итоге у каждого из вас должно быть в полете по две подруги. Можете придать им какой угодно статус - любовниц или жен.... Главное, чтобы психологическая атмосфера не была накалена. Женщины не должны ревновать.... Это ваша забота! В процессе подготовки к полету весь экипаж будет проживать в многокомнатном общежитии, по своей структуре напоминающем жилой комплекс корабля. Если возникнут психологические проблемы с одной из кандидаток, то мы ее заменим.
   - А как же дети? - спросил Клайв. - Все будут иметь только одного из двух отцов!? Так все племя может превратиться в дебилов через поколение...!
   - Нет, на корабле в термосах с жидким азотом будет банк дозированной спермы от многих доноров, - объяснила Рейчел. - Каждая доза будет соответствовать только единственному донору, и будет заранее четко определять пол будущего ребенка. Сперму заранее пропустили через центрифугу, чтобы отделить девочек от мальчиков. На каждой пробирке - дозе указано имя донора и пол будущего ребенка. Первое поколение детей должно родиться на корабле через двадцать пять лет полета. Каждая из женщин - учителей должна будет родить по двое детей. А каждая из врачей - по одному ребенку по очереди. Итого, к моменту прибытия на орбиту Тейи на корабле должно быть двенадцать человек. Трое мужчин и девять женщин.
   - То есть нам с Адрианом на корабле лучше не заводить своих детей? - спросил Клайв.
   - Почему!? - удивилась Рейчел. - Именно первый ребенок должен быть от одного из вас, и если это будет девочка, то и второй мужчина сможет завести кровное дитя.
   - По справедливости, первым биологическим отцом должен стать Клайв, - уточнил Адриан.
   - Хорошо, я понимаю тебя, - сказала Рейчел, задумавшись. - Хотя, мы просто толчем воду в ступе! Адриан, ты сдашь сперму в нашу лабораторию, и там приготовят еще две пробирки, разделенные по половому признаку. И имейте в виду, вы должны будете одинаково любить всех шестерых детей на корабле!
   - Это можно не обсуждать! - заявил Адриан. - Это само собой разумеется....
   - На сегодня у меня все, - закончила встречу Рейчел. - Завтра утром у вас беседа с Гидеоном Нойманом, моим заместителем по техническим вопросам.
  
   Адриан и Клайв прибыли в общежитие центра подготовки астронавтов к обеду. Открытыми оказались только два больших номера со спальнями и автоматизированными кухнями. На входных дверях номеров красовались таблички с именами астронавтов. В комнатах были большие двуспальные кровати. Вся остальная обстановка, включая небольшие столики со стульями, была спартанской. Прогулявшись по коридору, мужчины нашли в его конце небольшой холл - кают-компанию, где стоял большой стол со стульями. Выход на лестничную площадку, где были лифты и большая застекленная веранда с видом на парк, закрывался стальной дверью с замками, установленными снаружи. Астронавты вернулись в номер к Адриану, чтобы пообедать. Они набрали пива из холодильника и вернулись к кухонному компьютеру, чтобы изучить меню.
   Справа от шкафа - тамбура стоял холодильник со встроенным в его дверцу компьютером, а слева - высокий духовой пенал. Шкаф-тамбур представлял собой шахту подъемника со стеклянной дверцей на передней панели. Внутри тамбура была единственная полка, которая могла перемещаться в вертикальном направлении при помощи электропривода. Ближе к задней панели шкафа в полку был встроен манипулятор. С обоих боков тамбур был отделен от духовок и холодильника герметическими дверями-заслонками, которые автоматически выдвигались по направляющим вверх к потолку, давая доступ манипулятору к полуфабрикатам и готовой пище. Из передней панели духового пенала торчали ручки стеклянных дверец двух духовок и микроволновой печи.
   Как обычно, победила мужская лень, и приятели выбрали стейки, которые можно было приготовить в автоматическом режиме. Клайв набрал нужный код с номером блюда и нажал на пиктограмму ввода на дисплее. Через несколько секунд вторая с низу духовка включилась на разогрев в режиме гриля с вентилятором, а боковая дверь между тамбуром и холодильником поднялась к потолку. Полка тамбура передвинулась наверх, манипулятор выхватил из морозильника два маленьких полиэтиленовых лотка, где были стейки, обернутые в бумагу для духовки, и переместил их в микроволновую печь, после того, как боковая дверь холодильника опустилась, а дверь духового шкафа поднялась. Когда боковая дверь тамбура опустилась на место, микроволновая печь включилась в режим быстрого размораживания. Полка тамбура сразу поехала вниз, боковая дверь слегка приподнялась, и манипулятор вытащил из самого нижнего ящика духового шкафа лоток из алюминиевой фольги. Когда микроволновая печь закончила размораживание, манипулятор переложил стейки из полиэтиленовой упаковки в лоток из фольги и переместил его ниже в духовку с включенным грилем. Затем манипулятор забрал полиэтилен из микроволновой печи. Полка тамбура опустилась к небольшому мусорному ящику, находящемуся между духовками, и манипулятор оставил там полиэтиленовые лотки. На передней панели дверцы мусорного ящика загорелась надпись: "выкиньте мусор".
   - Черт, где они взяли это старье!? - возмутился Клайв, вынимая упаковку из ящика. - Неужели нельзя было просто прибегнуть к помощи робота?
   - Ты не понимаешь, - догадался Адриан. - Нас хотят подготовить к более суровым условиям жизни. Вероятно, эту кухню изготовили по специальному заказу. Раскопали где-то файлы со старинными чертежами....
   - Представляешь, мы полжизни проведем в полете! - соображал Клайв, выпив бутылку пива. - Полжизни не видеть солнца и открытого неба...! Как в тюрьме.
   - Ну, положим, не полжизни, а треть, - рассуждал Адриан. - Семьдесят лет. И потом, там, наверное, будут специальные лампы солнечного света и другие всякие штуки, изображающие натуральную природу.... Это ведь очень большой корабль. Не даром он называется Ковчег!
   - Я не понимаю, что двигало такими людьми как Колумб или Гагарин!? - задался вопросом Клайв. - Вероятно, у них было что-то особенное в генах, что толкало их вперед к неизведанному....
   - Это есть у многих..., - заметил Адриан. - Ты знаешь, в каких войсках были самые большие потери во время первой мировой войны?
   - Это та, что была почти тысячу лет назад? - переспросил Клайв. - Наверное, в пехоте?
   - Нет, в авиации, - объяснил Адриан. - Я на метеорологической станции как-то смотрел серию документальных фильмов о развитии воздухоплавания. Так вот, тогда появились первые деревянные самолеты с чугунными поршневыми двигателями. Их крылья были сделаны из парусины, натянутой на деревянную раму. Алюминий тогда еще не выплавляли в промышленных масштабах. Нужна была большая площадь поверхности крыльев, чтобы удержаться в воздухе. Эти самолеты называли этажерками, потому что у них были двойные, или даже тройные крылья. Соответственно, скорости были низкие, и если двигатель отказывал, то возможностей для планирования было мало. Часто самолет просто камнем сваливался на землю. Мало кто вкладывал средства в развитие авиации. И только война раскрыла потенциал этого нового вида вооружений. Сам понимаешь, парусина и дерево сгорали на ветру моментально. Пулеметная очередь легко разламывала крыло на части. Сбить такой самолет не представляло труда. Но самое ужасное, что парашютов тогда еще не было!
   - Ты шутишь!? - воскликнул Клайв.
   - Вовсе нет! - продолжил Адриан. - Если самолет сбивали, то у летчика было только три варианта: первый - сгореть в адском огне вместе с падающим самолетом, второй - выпрыгнуть из подбитой машины с большой высоты и разбиться насмерть, и третий - пустить себе пулю в висок.... Для этого-то у них и были с собой пистолеты! Но самое интересное, что от желающих сесть за штурвал боевой машины не было отбоя!
   Астронавты еще долго обсуждали прошедшую встречу с Рейчел Буадана и подготовили ряд вопросов к завтрашней беседе.
  
   На следующее утро Адриан и Клайв пришли в здание управления центра подготовки астронавтов для ознакомительной встречи с Гидеоном Нойманом. Он любезно пригласил их в свой кабинет. После того, как мужчины поздоровались, Гидеон познакомил космонавтов с той ролью, которую играет руководимый им отдел в проекте Феникс.
   - Сотрудники моего отдела занимаются разработкой программы вашего жизнеобеспечения во время полета и в процессе существования на планете, - объяснил Нойман. - В термин жизнеобеспечение входят такие важные составляющие, как энергоснабжение и поставка продуктов питания. Начнем с перелета, где для вас проблема продуктов питания будет наиболее актуальной. Порожний корабль Ковчег уже прибыл на орбиту Земли. И мы занимаемся сейчас в основном заправкой топлива и погрузкой пищи. Кстати, у меня есть великолепный французский коньяк с иорданских виноградников! Ну, не стесняйтесь, это не формальная встреча....
   Гидеон разлил спиртное по маленьким стопкам и предложил тарелку с ломтиками сладкого сыра на закуску. Адриан и Клайв не устояли перед соблазном и выпили по рюмке за компанию.
   - И сколько же продуктов нам на шестерых погрузят на корабль? - спросил Адриан.
   - Вас вовсе не шестеро, - уточнил Гидеон. - Через двадцать пять лет полета вас будет уже двенадцать. Человек потребляет в среднем килограмм семьсот пятьдесят грамм продуктов питания в сутки....
   - А воды? - перебил его Клайв.
   - Питьевой воды нужно два с половиной литра на человека в день, - ответил Нойман. - Но по воде и кислороду на корабле будет работать система с замкнутым циклом, так что больших резервов не потребуется. Другое дело пища. У вас будет полузамкнутая система жизнеобеспечения по растительным продуктам питания. То есть на корабле будут оранжереи с овощами и другими полезными культурами. Но нам на них особо рассчитывать не приходится. Скорее, они будут играть психологическую и декоративную роль. В итоге с учетом нормы, которую я вам назвал, на Ковчеге будет четыреста сорок тонн высококалорийных продуктов.
   - Ого, да это целая баржа! - удивился Адриан.
   - Да! - рассмеялся Гидеон. - Ковчег - рефрижератор. Это без учета скромного неприкосновенного запаса продуктов и семян, который предназначен для высадки на планету. По результатам предварительной разведки космусов, структура ДНК и состав белка животных на Тейе позволяют потреблять их в пищу. Но, по нашей просьбе, на Атлантиде на корабль установили семь саркофагов для криоовец.
   - Их надо будет размораживать перед посадкой на планету? - спросил Клайв.
   - Да, разумеется, - подтвердил Нойман. - И, в процессе подготовки к спуску на Тейю, кормить заранее выращенной травой из оранжереи или запасами комбикорма....
   - А сколько времени после высадки на планете нам придется ждать какого либо крупного транспортного корабля криосов с технологической помощью? - поинтересовался Адриан.
   - К сожалению, у нас в конгрессе, да и в ООН преобладает мнение скептиков, - попытался смягчить пилюлю Нойман. - Да и космусы озабочены борьбой с исламским фундаментализмом и освоением их новой планеты Вида. Короче, никто больше не хочет вкладывать средства в наш проект, не получив первых положительных результатов.
   - Что это значит!? - вспылил Клайв.
   - Это значит, что пока вы не сообщите о вашей благополучной посадке на планету, ни о какой помощи не может быть и речи! - огорошил астронавтов Гидеон. - Мы построили для криосов очень дорогой военный корабль в обмен на полное материальное обеспечение помощи поселенцам на Тейе. Наши экономические возможности не позволяют нам приступить к немедленному строительству еще одного крупного корабля. А договор с Атлантидой предусматривает, что они обязаны выслать крупный транспорт только после вашей благополучной посадки.
   - Да вы отправляете нас просто в каменный век! - воскликнул Клайв.
   - Что там нас! - поддержал его Адриан. - Наших детей, которые даже еще не родились!
   - Давайте уточним, - попытался охладить их гнев Нойман. - Первые двадцать лет после посадки на Тейю все технологически сложное оборудование будет у вас работать. Оно хорошо законсервировано и, по мере износа, вы будете осуществлять ремонт или вводить в строй резервную аппаратуру. Проблемы начнутся позже. Но машины, отвечающие за энергоснабжение, изготовлены по примитивным технологиям. Это позволит вам оказаться по некоторым показателям качества жизни, скажем через пятьдесят - сто лет, все-таки в условиях позднего средневековья, а не в каменном веке.
   - Что вы имеете в виду? - спросил Адриан.
   - Прежде всего, генераторы, - пояснил Гидеон. - Топливная цистерна каждого из рейдеров, на которых вы спуститесь на планету, после демонтажа превращается в паровой котел с топкой на органическом топливе. У вас будут три поршневых паровых двигателя и, соответственно, электрогенераторы к ним. Цилиндропоршневая группа двигателей изготовлена из титана с керамическим износостойким покрытием. Привод на распределительный вал с клапанами представляет собой кулисный механизм. У вас будет огромный запас нержавеющих поршневых колец, вкладышей для подшипников, седел для клапанов и других мелких запчастей....
   - Хорошо, понятно, - остановил его Клайв. - Что вы имеете в виду под органическим топливом?
   - Он имеет в виду дрова, - сказал Адриан с вздохом.
   - Совершенно верно, - подтвердил Нойман. - Вы должны будете высадиться на острове возле материка. На этом острове есть пресная вода в небольшой речке. Там же космусы во время разведки нашли открытые залежи каменного угля. Они взорвали для вас карьер приличных размеров. По мере уничтожения леса для освобождения места под посевы злаков, вы используете древесину как строительный материал и как топливо. Помимо нее, у вас еще будут запасы угля.
   - Почему бы нам не высадиться на материке? - не понял Клайв.
   - Потому что за первую неделю вам надо будет уничтожить всех крупных хищников на этом острове, - объяснил Гидеон. - А на континенте к вам будут все время приходить новые....
   - Это по твоей части, Клайв! - пошутил Адриан, подняв настроение себе и товарищу.
   - Между прочим, вам надо постараться приручить каких-нибудь травоядных в качестве тягловой силы, - посоветовал Нойман.
   - Ну, это уже из разряда фантастики, - удивился Адриан.
   - Иначе, когда выйдет из строя пара тракторов, или сломается оборудование по электролизу воды, или откажут топливные элементы, вам придется использовать электрические лебедки, чтобы вспахать поле..., - предположил Гидеон. Конечно, у вас в запасе будут лебедки с километром особо прочного троса. У вас будет так же катушка с тремя километрами пятидесятиамперного кабеля.... Короче, у вас останется примитивное оборудование, детали к которому можно будет изготовить в простой кузнице.
   - А железо на этом острове есть? - спросил Клайв.
   - Да, там нашли немного гематита, - успокоил Нойман. - Для промышленных масштабов мало, но для вашей кузницы хватит.... Совсем забыл! Еще у вас будет три электрогенератора с ременными мультипликаторами. Вы сможете перегородить реку и поставить пару больших водяных мельничных колес. Их вы сделаете из титановых листов обшивки рейдеров.
   - Здорово! - оценил Клайв. - Маленькая гидроэлектростанция с мельницей в придачу. А зимой, когда речка замерзнет, и мельница встанет...?
   - Остров находится в зоне субтропиков! - повысил голос Нойман. - Вам не понадобится отапливать свои жилища. Печки нужны будут только для приготовления пищи.
   - Но летом придется попотеть, - предположил Клайв.
   - Важно, что мы не знаем количества и времени выпадения осадков в этом месте, - подчеркнул Гидеон. - Может быть, вам придется построить водонапорную башню рядом с мельницей.... За одно и обзаведетесь водопроводом.
   - А трубы откуда? - спросил Адриан.
   - У вас будет компактный экструдер для производства полиэтиленовых труб, формы для заливки штуцеров и триста килограмм полиэтиленовой крошки, - ответил Нойман. - Если не выбрасывать старую упаковку и рваные трубы, то останется достаточно сырья для воспроизводства.
   - Нам нужно приобрести кучу сложных навыков за довольно короткий срок! - сделал вывод Адриан.
   - Не беспокойтесь, все, что вам нужно знать и уметь, подробно записано в памяти ваших компьютеров, - разъяснил Гидеон. - При посадке на планету у вас будет достаточно законсервированных компьютеров. Раз в десять лет вы будете распаковывать очередной компьютер из резерва. Помимо этого, будут микрофильмы и примитивный проектор. Там есть простая технология производства стали, изготовления мыла, спичек, пороха, взрывчатых веществ.... Будете в океане глушить ихтиозавров гранатами...! Главное, не то, что вы освоите сейчас за время подготовки. Важно, чтобы вы научили всему детей за время полета. Знания - важная составляющая в формуле успеха выживаемости. Для этого в состав экипажа включены два учителя. И вы тоже постарайтесь принять активное участие в учебном процессе.
  
   Четыре молодые женщины ожидали прихода мужчин, сидя за столиками небольшого бара в фойе концертного зала. Из раскрытых дверей в зал доносилась зажигательная музыка. Там уже кружилось несколько пар роботов - манекенов, запущенных в качестве массовки. Женщины познакомились заранее. Сейчас они с интересом рассматривали наряды друг друга и мысленно прикидывали свои шансы....
   На шатенке Джессике Харрис было короткое облегающее бледно-розовое платье с вырезом на бедре, подчеркивающее ее привлекательную спортивную фигуру. Джессика распустила волосы, чтобы скрыть свои немного великоватые уши. Ей посоветовали выкраситься в более светлый цвет, но она отказалась. Блондинка в розовом походила бы на глупую куклу. Джессика почувствовала, что на нее кто-то смотрит сбоку. Она повернула голову в сторону соседнего столика и столкнулась взглядом с Жаннет Абуксис. Джессика инстинктивно улыбнулась и подумала про себя: - Эти француженки совершенно бесцеремонны! И что мужчины в них такого находят?
   Брюнетка Жаннет была одета в скромное бордовое платье с черной отделкой. Она тоже улыбнулась Джессике напомаженными ярко-алыми губами, слегка раскрыв свой маленький рот. Волнистые волосы Жаннет были убраны назад в хвост, а в ушах покачивались серебряные серьги с рубинами. Ее почти белое лицо оттенял легкий налет средиземноморского загара.
   Вдруг в фойе вошли четверо мужчин, что немного удивило женщин, которых не предупредили заранее о количестве кавалеров. Джессика сразу впилась взглядом в высокого кудрявого симпатичного брюнета, который походил на одного из известных киноартистов. Он подмигнул ей, взял пару коктейлей со стойки бара и подсел за ее столик, как ни в чем не бывало.
   - Можно к вам присоединиться? - произнес он банальную фразу.
   - Да, конечно! - улыбнулась ему Джессика.
   - Клайв Флетчер, - представился мужчина.
   - Джессика Харрис. Вы летите на Тейю? Нам сказали, что в составе экипажа будет только двое мужчин.
   - Неужели нужно так далеко лететь, чтобы познакомиться с такой симпатичной девушкой? - изящно ушел от ответа Клайв. - Вы, наверное, учитель?
   - Не угадал, я врач, - прыснув со смеху, сказала Джессика. - Давай перейдем на ты.
   - Значит, надо сначала выпить на брудершафт, - предложил Клайв и, обойдя столик, подошел к даме с бокалом в протянутой руке.
  
   Адриан медлил, разглядывая женщин, облокотившись о стойку бара. Это ввело в замешательство двух парней из массовки, которые рядом ожидали его выбора. Все женщины были одеты вызывающе и выглядели очень привлекательными. После разрыва с его не в меру сексапильной женой, Адриану хотелось найти себе более скромную подругу.
   - Неужели все эти сидящие перед ним сумасшедшие бабы готовы бросить удобства цивилизации, карьеру и близких им людей ради далекого путешествия к новому миру...? - подумал Адриан и остановил свой взгляд на Жаннет, одетой в закрытое бордовое платье.
   Он подошел к ее столику, отодвинул свободный стул и спросил: - Вы не против?
   - Вы, наверное, ошиблись? - пролепетала Жаннет. - Этот ужин организован для участников экспедиции на Тейю.
   - А я, конечно же, не похож на астронавта, - саркастически заметил Адриан.
   - Нет, что вы! - пыталась оправдаться Жаннет. - Просто я хотела спросить.... Дело в том, что в составе экипажа должно быть всего двое мужчин.
   - Значит, если я не лечу на Тейю, вы даже познакомиться со мной не хотите!? - уклончиво спросил Адриан.
   - Ну почему же!? Меня зовут Жаннет. Если бы мы просто так встретились в баре....
   - Очень приятно, Адриан. Вы пытаетесь понять, зачем здесь двое лишних кавалеров? Двое действительно летят на Тейю, а остальные просто для компании и психологической проверки.
   - То есть, если я буду плохо себя вести, то вы отметите это в своем отчете? - рассмеялась Жаннет.
   - Вы учительница? - ушел от ответа Адриан.
   - Да, вы читали мое личное дело?
   - Нет, боже упаси, я не агент там какой-то! - испугался Адриан.
   - Вот я вас и поймала! - обрадовалась Жаннет. - Вы летите на Тейю.
   - Ну, допустим, - сдался Адриан.
   - А как вы узнали, что я учительница?
   - Просто догадался, - рассмеялся мужчина. - Вы скромно одеты.
   - Это что, плюс, или минус? - спросила Жаннет.
   - На мой вкус, скорее плюс, - рассудил Адриан, вставая. - Вам принести выпить?
   - Только чего-нибудь легкого для компании, - поддержала мужчину Жаннет. - Я уже выпила бокал с коктейлем. А вам, по-моему, не помешает....
  
   За соседним столиком продолжалась оживленная беседа заигрывавших друг с другом Джессики и Клайва.
   - И все же, ты не ответил на мой вопрос! - настаивала Джессика. - Ты член экипажа?
   - Я дам тебе подсказку, - сдался Клайв. - Вон тот мужчина, который подсел к брюнетке в бордовом платье, он мой начальник.
   - Этот маленький...? - удивилась Джессика. - Он так похож на индейца....
   - Ну, он не совсем индеец, но ты подметила довольно важную деталь....
   - Хорошо, - улыбнулась Джессика. - Смотря на двух оставшихся парней, я делаю вывод, что они довольно похожи друг на друга, у них одинаковая прическа и костюмы.... Они что - здесь, просто для мебели!?
   - Угадала! - радостно воскликнул Клайв. - Может, пойдем, потанцуем?
   - С удовольствием! - согласилась Джессика.
   И романтически настроенная парочка отправилась в зал, где играла музыка....
  
   Адриан вернулся к даме со стаканом виски со льдом для себя и бокалом шампанского для нее.
   - Может, пройдемся на свежем воздухе? - предложил он, отпив виски и протянув руку даме. - Просто я танцую, как медведь....
   Жаннет встала, улыбнулась и взяла Адриана за руку. Они вышли на улицу....
   - Он совершенно не умеет завлекать женщин! - подумала Жаннет. - Если я не проявлю никакой активности, то просто окажусь за бортом....
   - У тебя такие большие и теплые руки! - сказала она, остановив Адриана и положив свою руку ему на грудь.
   Адриан притянул Жаннет поближе, и они поцеловались....
   Жаннет стала подробно расспрашивать Адриана о его жизни на полярной и антарктической станции. Адриан увлеченно рассказывал о своей работе и разных забавных случаях в экспедициях.... Они болтали и шли по аллее парка в сторону общежития. Адриан все время придерживал Жаннет за талию. Он предложил ей свою куртку, так как женщина была легко одета, а в парке было уже довольно свежо. Они и не заметили, как через час подошли к зданию общежития.
   - Вообще-то, мы пришли..., - сказал Адриан. - Ты не замерзла? Хочешь заглянуть в наше будущее жилище, или отвезти тебя назад в твою гостиницу? Я прекрасно понимаю, что ты в день знакомства сразу не готова залезть со мной в постель....
   - Ты всегда такой прямолинейный?
   - Я просто стараюсь быть галантным, но у меня, по-моему, это не совсем получается.
   - Кофе у тебя тут найдется? - спросила Жаннет.
   - Да, конечно!
   - Ну, тогда давай посмотрим на то, что ты называешь жилищем, - предложила женщина.
   - Ты вся дрожишь! Тебе точно надо согреться!
   - Дурак, сначала отрезал мне все пути, а теперь завлекает! - подумала Жаннет, входя в здание. - Если я уеду сейчас назад в гостиницу, то можно будет сразу паковать вещи для обратной дороги в Палермо....
   Они поднялись в номер к Адриану. Жаннет сразу присела на кровать и, скинув тесные выходные туфли на высоком каблуке, с облегчением утопила свои маленькие ступни в ворсе толстого ковра, уложенного на пол посредине комнаты.
   - Я сейчас сделаю тебе кофе, - сказал Адриан, скрывшись на кухне. - Тебе какой...?
   - Здесь есть душ? - громко спросила женщина.
   - Да, маленькая дверь прямо из холла..., - ответил Адриан.
   - А чем вытереться?
   - Розовый банный халат на двери - для тебя. А в шкафу есть женские шлепанцы.
   Жаннет зашла в тесную ванную комнатку, скинула предназначенный ей халат на крышку унитаза и вместо него повесила свое платье. Нижнее белье обнаженная женщина положила на ковер в холле.... Она оставила дверь в холл открытой и вошла в теплую струю душа.
   - Адре! - позвала Жаннет его на французский лад.
   И Адриан выскочил из кухни с чашечкой кофе, чуть не наступив на белье и колготки Жаннет. Он как завороженный уставился на обнаженную женщину. Ее слегка смуглое стройное тело сверкало каплями воды, а по белой незагорелой груди стекали струи мыльной пены....
   - Не надо кофе! - улыбнувшись, сказала Жаннет. - Ну, давай, присоединяйся...!
   Адриан, не глядя, поставил чашку в раковину и шагнул к Жаннет под струю душа. Он стал неистово покрывать ее тело поцелуями, на ходу срывая с себя мокрую одежду....
  
   Жаннет проснулась с рассветом и тихо соскользнула с постели, чтобы не будить Адриана, который спал, повернувшись на живот, и тихо посапывал. Она накинула халат и нашла в шкафу подходящие для себя тапки. Сделав себе кофе на кухне, Жаннет вышла из номера с чашкой в руках. Женщина хотела полюбоваться видом на парк с другой стороны здания. Она решила прогуляться на веранду, которая была около лифта. Жаннет подошла к железной двери, отделяющей коридор от лестничной площадки, и попыталась открыть ее, нажав на ручку. Дверь была заперта снаружи.... Женщина вернулась в номер, села на кровать и тронула ладонью Адриана за плечо. Мужчина проснулся, перевернулся на спину и поцеловал руку Жаннет.
   - Доброе утро, милая! Ты так рано встаешь!?
   - Адре, я не хотела тебя будить. Но, по-моему, нас заперли снаружи.
   - А, да, все правильно, - вспомнил Адриан. - Ты имеешь в виду дверь на лестницу?
   - Да.
   - Так и должно быть, тебя разве не предупредили? - спросил Адриан. - Ты должна будешь пробыть тут, не выходя две недели. Так они хотят проверить нашу коммуникабельность и психологическую совместимость.
   - Понятно, - ответила Жаннет. - Здесь все помещения, наверное, напичканы видеокамерами!?
   - Нет, нам сказали не стесняться, потому что психологам достаточно микрофонов, - успокоил подругу Адриан.
   - Но у меня остались вещи в гостинице..., - сообщила Жаннет.
   - Хорошо, давай сходим, посмотрим, может быть, дверь еще открыта? - предложил Адриан.
   Мужчина поднялся с постели и, стыдливо отвернувшись, надел спортивный костюм. Затем Адриан и Жаннет подошли к стальной двери, отделявшей жилье астронавтов от внешнего мира. Адриан с лязгом подергал дверь за ручку и убедился в своей правоте. На шум из своего номера выглянул полуголый Клайв. После него в халате вышла Джессика.
   - Доброе утро! - поздоровались они в унисон.
   - Извините, мы вас разбудили, - сказала Жаннет. - Нас заперли....
   - Это будет романтично! - воскликнула Джессика.
   - Да, но наши вещи остались в гостинице, - пролепетала Жаннет.
   - Нет, мы пришли поздно и застали робота, который заносил чемоданы, - объяснил Клайв. - Вещи находятся в твоем номере.
   Клайв показал на дверь дальше по коридору, на которой уже была табличка с именем Жаннет....
   - Давайте вместе позавтракаем, - предложила Джессика.
   - Отличная идея! - поддержал ее Адриан.
   - Я сготовлю на всех жульен из грибов с сыром по рецепту моей мамы! - крикнула Жаннет из открытой двери своего номера.
  
   Через полчаса все уселись в кают-компании. Перед каждым стояла одноразовая корзиночка из термостойкого силикона с порцией жульена и чашечка дымящегося кофе.
   - Я хочу на минутку посмотреть новости, - извинилась Жаннет, включая экран на стене помещения. - Просто у нас в Палермо на днях сунниты устроили провокационную демонстрацию около моей школы. Они требовали, чтобы в учебную программу закона божьего было включено изучение всех течений ислама. Но у нас учатся только христиане и шииты. Суннитов вообще мало на острове. Я боюсь, как бы шиитские подростки не избили кого-нибудь в ответ....
   - Вчера кинорежиссер Майкл Гольдвассер и актриса Дина Старлет были доставлены в центральную психиатрическую клинику Редстауна прямо с борта корабля Энтерпрайз..., - бойко вещала дикторша с экрана, стоя на фоне марсианского космопорта.
   Все прервали еду и обратили взоры к компьютеру....
   - Да это же прошлогодние новости! - воскликнула Джессика.
   - Все правильно, - успокоил ее Адриан. - Нам тут создали психологическую атмосферу, полностью соответствующую дальнему космическому путешествию. Обратите внимание, справа в верхнем углу экрана видна дата событий. Через несколько лет полета мы сможем получать только устаревшую информацию....
   - Подожди, не выключай! - попросила Джессика у Жаннет. - Смотрите, у нее даже пену изо рта видно! Несчастная девушка.
   - Да, это была трагическая попытка Голливуда снять сериал прямо на борту большого корабля во время полугодового перелета, - вспомнил подробности Клайв. - Они тогда зафрахтовали старый грузовой корабль для этой цели.
   - Такие эмоциональные особы, как люди искусства, не всегда могут выдержать испытание космосом, - заключил Адриан.
   - Но фильм получился грандиозный! - похвалила Жаннет. - Только благодаря оператору, который не прекратил снимать....
   - Так, и чем же мы теперь будем тоску разгонять? - спросил Клайв. - Кто играет в шахматы!?
   - Я! - откликнулась Жаннет, подняв руку вверх, как ученица.
   - А ты что, командир!? - обратился он к Адриану.
   - Я очень мало играл..., - пожал плечами Адриан. - У меня с опытом слабовато. Со мной тебе, наверное, будет не интересно....
   - А мы уравняем шансы, - предложил Клайв. - Будем играть по системе Фишера.
   - Это как? - поинтересовалась Жаннет.
   - Очень просто, в начале игры, в первом ряду фигуры будут стоять в произвольном порядке по случайному выбору компьютера, - объяснил Клайв. - Разумеется, у обоих противников будут сначала идентичные позиции. Единственное ограничение наложено на расположение слонов. Оба слона одного и того же игрока не могут занимать клетки одинакового цвета. Мало того, на своем компьютере я нашел вариант игры в стоклеточные шахматы.
   - А, я знаю! - обрадовалась Жаннет. - Добавляются по две пешки и по два верблюда, которые устанавливаются между ладьей и конем.
   - Это по стандартной схеме, по которой есть разработанная теория, - уточнил Клайв. - А мы будем играть по системе Фишера, где в начальной позиции верблюды будут стоять в ряду фигур как попало. На моем компьютере, при такой расстановке на стоклеточной доске, есть только опция игры для двух игроков. У машины просто нет ни теории, ни программы к этой игре.
   - Подождите, а как они ходят, верблюды эти!? - спросил Адриан.
   - Сейчас покажу на компьютере, - ответил Клайв. - Пошли ко мне в номер.
   Все гурьбой направились смотреть на миниатюрные корабли пустыни, принимающие участие в шахматных баталиях.
   - Смотри, - сказал Клайв, когда компьютер сделал начальную расстановку фигур на стоклеточной доске. - Верблюд ходит прямо или по диагонали, на одну или две клетки. При ходе на две клетки он может перескакивать через мешающие фигуры, как конь. Верблюд - фигура в ближнем бою гораздо более ценная, чем ладья, и уступает по значимости только ферзю.
   И Клайв сделал несколько различных ходов верблюдами за себя и за противника.
   - Понял, - подтвердил Адриан. - Его короткие ходы похожи на ходы короля, а длинные просто на клетку больше.
   - Да, но ни король, ни ферзь не могут прыгать через фигуры, - уточнил Клайв. - Ну, что, давайте вы с Жаннет вдвоем против меня!?
   - Годится, - согласился Адриан.
   - А я что буду делать!? - игриво всхлипнула Джессика.
   - Будешь наблюдать за игрой, - посоветовал Клайв. - А когда надоест, займешься изучением гинекологии. Ты же сама говорила....
   - Нет, когда надоест, мы займемся сексом! - выкрикнула Джессика.
   И все дружно засмеялись....
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 19.

США. Город Майями. Здание суда

штата Флорида. Март 2952 года

по григорианскому календарю.

   Зал заседаний был переполнен репортерами, адвокатами - стажерами и студентами юридического факультета. Все ждали заключительной речи председателя суда и вынесения приговора. Этот скандальный процесс был очень интересен с точки зрения гражданского права, что и собрало вместе эту разношерстную публику. Древний запрет на живую трансляцию из залов суда во время заседаний сильно раздражал журналистскую братию, что еще больше подливало масла в огонь разгорающейся сенсации. Тут не надо было ничего раздувать или передергивать факты.... Все было настолько перекошено и вывернуто на изнанку, что служителям средств массовой информации оставалось только развесить это чужое грязное белье перед ненасытными зрителями. Надо было, чтобы каждый, сидя за своим экраном, смог посмотреть на каменные лица родителей юноши, подавших в суд на молодую учительницу, смог заглянуть в глаза обвиняемой и увидеть открытое лицо шестнадцатилетнего парня, не понимающего этот фарс происходящего вокруг него действа. Но этого телевизионщики сделать не могли. Поэтому процесс обрастал лишаем всяких дополнительных мнений, домыслов, и подробных изложений никому не интересного бесконечного послужного списка присяжных. На все лады обсуждался их возрастной состав и дисбаланс по половому признаку. Женщин было больше, что придавало процессу ненужный шарм во время открытых дискуссий.
   Глэдис сидела за декоративной низкой загородкой на скамье подсудимых. Охранников, естественно, не было. Процесс был гражданский. Но ей все время чудилось, что вооруженные до зубов робокопы стоят у нее за спиной.... Она оцепенела от ужаса, который наводила на нее периодически взревывавшая из зала толпа, хотя, как учитель, не боялась выступать перед аудиторией. Глэдис с нетерпением ждала приговора суда, потому что темные мысли подсознания все время терзали ее видениями тюрем и наручников.... Она с жалостью и любовью смотрела на несчастного Эмиля, который сидел близко от нее. Юноша демонстративно сел подальше от своих родителей, которые находились на месте истца в другом конце зала. Эмиль все время незаметно улыбался и всячески старался поддержать Глэдис влюбленным взглядом своих карих глаз.
   Известный адвокат, специализирующийся по семейным делам, сразу предложил свои услуги молодой учительнице за символическую плату. Он предугадал огромные возможности для саморекламы в этом скандальном гражданском деле. На этом повторном процессе адвокат Глэдис построил линию защиты на обвинении родителей в чрезмерном вмешательстве в личную жизнь сына, что нанесло юноше непоправимую душевную травму.
  
   Наконец, из открывшейся боковой двери, находящейся за скамьей присяжных, показалась стройная фигура пожилой судьи. Она прошла за спинами заседателей и остановилась около судейского пюпитра, повернувшись лицом к залу. Традиционные зеркальные очки, символизирующие невидящие глаза Фемиды, сверкали металлическим блеском на ее морщинистом шоколадном лице. Ее строгий черный костюм украшали лишь тонкий серебряный кант, пущенный по верхнему краю стоячего воротничка, обоюдоострые мечи, вышитые серебром вдоль рукавов на предплечьях, и огромная позолоченная бляха с изображением герба США, висящая на шее судьи на толстой длиной цепи. Судья легонько постучала деревянным молоточком по специальному выступу на пюпитре, и все в зале вразнобой, но быстро встали. Когда наступила гробовая тишина, она приступила к оглашению приговора.
   - Верховный суд штата Флорида рассмотрел апелляцию по иску родителей Эмиля Ортеги против мисс Глэдис Пиньера, - начала свою речь председатель суда. - Учитывая заявление юноши, данное под присягой, верховный суд снимает обвинение с мисс Пиньера в принудительном склонении своего ученика Эмиля Ортеги к сожительству, предъявленное ей в суде низшей инстанции.
   В зале поднялся легкий гомон. Теплая волна радостной надежды охватила Глэдис, и она снова посмотрела на улыбающегося Эмиля. Судья постучала молоточком, и публика затихла.
   - Штат Флорида обвиняет мисс Глэдис Пиньера в пассивном вступлении в половую связь с несовершеннолетним Эмилем Ортегой и последующим сожительством с ним! - продолжила судья. - В виду отсутствия уголовного прошлого обвиняемой, верховный суд штата Флорида приговаривает мисс Глэдис Пиньера к трем месяцам заключения условно. Так же верховный суд штата Флорида приговаривает учителя Глэдис Пиньера к бессрочному запрету на преподавательскую деятельность в начальных школах штата....
   Облегчение, нахлынувшее на Глэдис от смягчения приговора, сменилось тревогой за будущее. В свои двадцать два года она была только в начале своей карьеры и теперь совершенно не знала, чем все обернется. В одном она окончательно не сомневалась: после такого приговора ни в одном штате континента учителем в школу ее не возьмут.... И еще Глэдис решила, что если когда-нибудь у нее родится сын, то она непременно назовет его Эмилем.
   - Верховный суд штата Флорида постановил запретить мисс Пиньера встречаться с Эмилем Ортегой до достижения им совершеннолетнего возраста! - не унималась судья. - Верховный суд штата Флорида вынес частное определение в отношении родителей Эмиля Ортеги. По желанию юноши, ему предоставляется муниципальное жилье, не ближе пяти километров от дома родителей. Мистеру и миссис Ортега запрещается приближаться к дому своего сына и вмешиваться в его частную жизнь! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!
   Гул в зале заглушил звук удара судейского молотка.
  
   Глэдис, прорываясь сквозь толпу журналистов, окруживших ее портативными телекамерами и микрофонами, с трудом протиснулась в такси, которое вовремя вызвал ее адвокат. Какой-то наглый репортер залез с ней на заднее сиденье машины и продолжал задавать свои бесцеремонные вопросы. Тупой компьютер такси в унисон с журналистом монотонно повторял один и тот же вопрос о том, куда второй пассажир собирается ехать. Выручил Глэдис все тот же адвокат, который с неизвестно откуда взявшейся силой вытащил за шкирку представителя телевидения из машины.
   Всю дорогу домой Глэдис обдумывала, что же ей делать дальше. Перед глазами стояла покачивающаяся на волнах у причала любимая маленькая яхта, которую подарил ей отец, когда его дела шли в гору. И вдруг Глэдис представила яхту далеко в море. Грациозное судно подходило ближе и росло в размерах, пока не превратилось в огромный парусник отца, на котором тот совершил в молодости кругосветное путешествие. На открытой кормовой палубе для отдыха Глэдис увидела только себя, загорающую в слабых лучах восходящего солнца. Она очнулась от видения и посмотрела в окно на знакомую улицу.
   - Точно, надо продать дом и купить яхту океанского класса! - подумала Глэдис. - Уйти одной надолго куда-нибудь до Австралии, а лучше вообще в кругосветку, что бы не видеть этих противных соседей и любопытных прохожих, с интересом сверлящих ее своими осуждающими взглядами.
  
   Войдя в дом, Глэдис сразу принялась звонить в агентства по продаже недвижимости. Наконец, она нашла маклера из солидной компании, который, подробно расспросив Глэдис о планировке дома и участка, пообещал продать его за две недели. Узнав, в каком фешенебельном районе находится дом, маклер сразу назвал примерную цену и пообещал заехать к Глэдис через два часа для более точной оценки недвижимости.
   Глэдис тут же выставила на продажу в интернете свой прогулочный швертбот, значительно снизив цену. Автомобиль она решила пока не продавать, потому что до марины от ее квартала было далеко, а снять номер в каком-нибудь дешевом мотеле после продажи дома, значило забраться еще дальше от побережья. Проблемой было, куда девать домашнего робота. На яхте нужен был другой, специальный аварийный матрос. Домашний робот Глэдис знал все ее привычки.... Она тоже привязалась к нему.... Глэдис решила оставить его на время у отца.
   - Вернусь же я когда-нибудь! - подумала Глэдис.
   И тут она услышала трель гонга входной двери. Женщина посмотрела на картинку, передаваемую на экран с камеры наблюдения, установленной на крыльце. Там она увидела мужчину, одетого в элегантный строгий костюм. На журналиста он явно был не похож. Но для маклера было вроде бы рановато.
   - Кто вы! - осмелилась спросить Глэдис в микрофон.
   - Это я, Мелвин, из агентства по продаже..., - отозвался мужчина. - Мы с вами час назад разговаривали.
   - Я вас так рано не ожидала! - удивилась Глэдис, нажав кнопку открытия замка.
   - Да, просто быстро освободился....
   - Вы Глэдис Пиньера!? - воскликнул маклер, когда увидел женщину, спустившуюся к нему в холл со второго этажа.
   - Да, она самая! - отвергла Глэдис сомнения Мелвина. - Только, если вы хотите иметь со мной дело, давайте не будем обсуждать....
   - Да, да, что вы, что вы! - пытался загладить неловкость агент по продаже недвижимости. - Я вижу у вас прекрасный дом. Вы хотите продать все вместе с обстановкой?
   - Да.
   - Сначала нам нужно произвести оценку, - сказал Мелвин. - Это займет не больше четверти часа. У меня в машине робот. С вашего позволения, мы его пустим в дом, и он все измерит, опишет и сфотографирует.
   - Да, конечно, пожалуйста, - согласилась хозяйка.
  
   - Округленная минимальная коммерческая цена недвижимости, с учетом места расположения, составляет миллион девятьсот пятьдесят четыре тысячи долларов, - доложил через двадцать минут робот хозяйке и маклеру, расположившимся с кофейными чашками за компьютерным столиком в холле.
   - Что это значит? - спросила Глэдис.
   - Одну секундочку, - предупредил хозяйку Мелвин и выключил своего робота. - Это значит, что если ваш дом пойдет, скажем, с молотка, по причине неуплаты долгов банку, то ниже этой стоимости банк продать вашу недвижимость не имеет права.
   - Но вы же сказали, что продадите дом за два миллиона триста тысяч! - возмутилась хозяйка.
   - Совершенно верно, я и не отказываюсь от своих слов, - подтвердил маклер.
   - В течение двух недель, как договорились, - уточнила Глэдис.
   - За эту сумму, я не уверен, что управлюсь в такие сжатые сроки, - выразил сомнение Мелвин. - Мне нужен хотя бы месяц.
   - Я не выдержу еще месяц среди гиен - журналистов этого проклятого города! - подумала Глэдис и сказала: - Нет, я хочу продать дом за неделю!
   - В таком случае, вам придется согласиться с суммой, предложенной роботом, - невозмутимо заметил маклер.
   - Но это же грабеж...!
   - Ни одно агентство не продаст вашу недвижимость за такой короткий срок! - набивал себе цену Мелвин, - Решайте! Знаете что, я лично готов выкупить ваш дом сейчас же по цене названной роботом.
   - Хорошо, я согласна! - не задумываясь, сказала хозяйка.
   - Отлично! - обрадовался маклер. - Но вы должны будете освободить дом немедленно!
   - Дайте мне хотя бы три дня, чтобы найти комнату в мотеле и собрать вещи...! - взмолилась Глэдис и решила, что весь не нужный хлам отвезет к родителям.
   - Да, разумеется, мы отметим трехдневный срок в договоре, - успокоил ее Мелвин. - Так вы готовы!? Поехали сейчас же к адвокату!
  
   К концу дня Глэдис, сидя за компьютером в гостиной уже не своего дома, с удовлетворением рассматривала почти двухмиллионный положительный баланс на своем банковском счету. Было уже поздно, и она слишком устала, чтобы начинать сборы. Глэдис решила подыскать себе, пока еще не пошла спать, океанскую яхту в интернете. Сеть была заполнена яхтами со всего восточного побережья. Но Глэдис решила сосредоточиться пока на парусниках, продающихся в ближайшей марине Майями. Она быстро нашла несколько подходящих больших яхт. Но одна из них, сделанная в спортивном стиле, просто поразила ее своими современными формами и ходовыми качествами. Судно называлось "Альбатрос". Яхте было всего пять лет. Ее корпус, длинной двадцать с лишним метров, был выполнен из самых дорогих композитных материалов. Помимо малого поворотного киля, яхта имела большой регулируемый шверт. Весь металлический такелаж и палубная отделка были сделаны из титана. Судно имело расширенный комплект парусов и было оснащено самыми дорогими автоматическими закрутками. Все, разумеется, было компьютеризировано.... На корме яхты располагалась низкая открытая прогулочная палуба. Хозяин судна уверял, что очень редко выходил в море, и что однажды, при хорошем ветре, яхта развила скорость в тридцать два узла (60 км\час). Но цена была предельно максимальной для Глэдис. За яхту просили два миллиона долларов. Звонить было уже поздно, и Глэдис решила пойти спать, отложив переговоры на следующий день.
  
   На утро Глэдис купила упаковку в ближайшем супермаркете для хлама, который собиралась отдать на хранение родителям, и приказала своему роботу заняться укладыванием чемоданов и ненужных вещей по коробкам. Ежеминутно несчастный робот теребил ее и спрашивал о месте назначения той или иной вещи. Заказав грузовой транспорт для перевозки хлама, Глэдис решилась, наконец, позвонить хозяину понравившейся ей яхты. Она убедила его в серьезности своих намерений и договорилась о встрече на следующий день в два часа на палубе его судна.
  
   Все следующее утро Глэдис занималась поисками дешевой комнаты в мотеле, переездом и распаковкой чемоданов. К часу дня она, наконец, выехала на встречу в марине, взяв с собой робота, чтобы закинуть его по дороге отцу.
   Глэдис быстро нашла красавицу - яхту, потому что она резко выделялась среди соседей по причалу своим исключительно спортивным стилем и внушительными размерами.
   - Мистер Хаммер! - крикнула Глэдис хозяину, махавшему ей рукой с борта судна.
   - Меня зовут Майкл Ревиво, - представился мужчина, подав руку даме на трапе.
   - А кто же тогда мистер Хаммер? - растерянно спросила Глэдис.
   - Я очень известный человек, и поэтому стараюсь не афишировать свое имя после скандала с папарацци. Давайте спустимся в каюту, чтобы не светиться на открытом месте попусту.
   - А, я знаю, вы генеральный директор концерна по производству спортивных роботов, - вспомнила Глэдис, входя в шикарно отделанную кают-компанию. - Это ваши роботы в большинстве клубов играют в американский футбол на континенте.
   - Приятно, что вы узнаете меня по моим делам, а не по развратным кадрам, которые распустили в сети койоты этого медиамагната Херста.
   - Я действительно ничего такого о вас не слышала, - заявила Глэдис. - Просто я не смотрю скандальную хронику.
   - К вашей чести! - похвалил ее Ревиво. - Представляете, этот подонок Херст распространил кадры, где мы с женой и ее роботом развлекаемся в своей спальне.
   - Зачем вы мне это рассказываете!? - удивилась Глэдис.
   - Только вы и сможете понять, что я тогда пережил! К своему стыду, я пристально наблюдал за вашим судебным процессом....
   Глэдис бросила на собеседника острый взгляд своих серых сердитых глаз.
   - Ну не переживайте! - испугался Майкл. - Давайте осмотрим яхту изнутри. Видите, все покрыто тонкими негорючими композитными панелями с расцветкой под красное дерево. Главное их преимущество - это легкий вес, что тоже влияет на скорость и маневренность судна. Посмотрите, здесь одна ванная, но два раздельных гальюна....
   - А у вас есть аварийный робот - матрос? - спросила Глэдис.
   - Да, конечно, и он входит в цену, - оживился Ревиво. - Вот смотрите.
   И Майкл подвел Глэдис к шкафу, находящемуся в конце коридора, по которому протянулся ряд дверей из кают. Раскрыв шкаф, Ревиво показал Глэдис на робота, стоящего внутри. Глэдис обратила внимание на его четыре руки, снабженные захватами - кошками, позволяющими лазать по мачтам и крепить такелаж в аварийной ситуации. Большое впечатление произвел на нее и набор слесарных захватов и инструментов, развешанный по стенкам шкафа, помогающий роботу производить ремонтные работы на судне.
   - Его топливный элемент заряжается водородом? - поинтересовалась Глэдис.
   - Да, от баков топливного элемента электродвигателя, - объяснил Майкл. - Кстати, двигатель развивает мощность двести лошадиных сил, а его винт спрятан в трубе водомета, концы которой, во время хода под парусами, закрыты заслонками, чтобы улучшить обтекаемость яхты.
   - И на какое время работы двигателя хватает полной заправки водорода? - спросила Глэдис.
   - На две недели хода, - вспомнил Ревиво. - Но есть еще запас натриевых патронов к водяному газогенератору. Он позволяет снова полностью заполнить баки водородом. Итого, вы можете идти на электродвигателе почти месяц, не заходя в порт. Или восемь месяцев под парусом, используя на среднюю мощность вспомогательное оборудование, которое получает питание от главного топливного элемента.
   - Сколько пассажиров вы планируете взять в круиз? - спросил Майкл.
   - Только я одна.
   - В таком случае вы можете взять с собой дополнительные баки с водородом и натриевые патроны за счет уменьшения количества продуктов питания, - посоветовал Ревиво. - Бортовой компьютер подсчитает вам оптимальный запас еды и топлива для вашего путешествия....
   - Итак, во сколько обойдется мне ваш Альбатрос? - спросила Глэдис, внезапно вернув хозяина яхты к сути их встречи.
   - Вы видели цену в интернете? - начал Майкл издалека.
   - Дело в том, что у меня всего миллион девятьсот семьдесят тысяч долларов на счету, - взмолилась Глэдис.
   - Как вы откровенны! - удивился Ревиво. - Никогда не надо раскрывать карты до конца игры! Ну, разумеется, я сделаю для вас скидку. Скажем, цена в миллион девятьсот тысяч вас устроит?
   - Конечно, конечно! - обрадовалась Глэдис. - Я оставлю вам в качестве компенсации свой маленький швертбот и автомобиль.
   - Бога ради! - обиделся Майкл. - Да не буду я возиться с продажей вашего имущества! Оставьте их себе. И потом, вам понадобятся дополнительные средства для страховки и снаряжения яхты.

Борт яхты "Альбатрос".

Индийский океан. Сто километров

от южного побережья Австралии.

Май 2952 года по

григорианскому календарю.

   К удивлению Глэдис, яхта две недели назад без приключений обогнула печально известный мыс Доброй Надежды в южной оконечности Африки, и сейчас, подгоняемая сильным попутным ветром, приближалась к берегам Австралии. Глэдис спала, потому что была глубокая ночь. Ей снился судебный процесс, и громкий гул из зала жутко раздражал Глэдис. Аварийная сирена на яхте надрывно завывала уже десять минут. Наконец Глэдис проснулась и босиком, в короткой ночной рубашке выскочила на главный пост управления в кают-компании.
   - Что!? - крикнула она навигационному компьютеру, заметив красную надпись на его мониторе.
   - Штормовое предупреждение! - монотонно ответил навигатор через динамики, прекратив вой сирены. - Рекомендую свернуть паруса, перейти на моторный ход и направить судно к ближайшему порту. Если вы участвуете в гонке, то прикажите матросу поставить штормовой комплект парусов.
   - Какой гонке!? - возмутилась Глэдис, пошатнувшись оттого, что яхта стала заметно крениться на борт. - Немедленно сворачивайся, рекордное время кругосветки для нас все равно уже недостижимо....
   - Срочно включаю аварийного матроса! - прервал рассуждения девушки навигатор. - Шверт заклинило! Вероятная причина - потеря давления в гидравлическом шланге управления.
   Глэдис кинулась в коридор и увидела там робота - матроса, раскрывающего панели в полу. Около маслостанции системы управления швертом была уже приличная лужа масла, брызжущего из лопнувшего шланга. Вдруг парусник накренился еще сильнее и лег в брочинг. Глэдис не удержалась на ногах и больно ударилась головой о стену в коридоре. По счастливой случайности, она не потеряла сознание. Снова завыла аварийная сирена.
   - Мисс, немедленно наденьте сухой спасательный костюм и пройдите в кают-компанию! - потребовал от нее робот. - Я здесь сам прекрасно управлюсь!
   Матрос уже успел зажать лопнувший шланг в захват, смазанный герметиком. Он зафиксировал зажим и отстегнул его от своей руки, оставив его висеть на поврежденном шланге. Это позволило немного повысить давление масла в системе, которое вытолкнуло шверт вниз до максимума. Робот немедленно стал вкручивать аварийный фиксирующий винт, чтобы застопорить шверт в этом положении. Яхта плавно вернулась в нормальное положение, и пол под ногами Глэдис стал почти горизонтальным. Убедившись в компетентности своего матроса, девушка вернулась в кают-компанию.
   - Что опять!? - крикнула она навигатору, пытаясь заглушить вой сирены.
   - Отказ механизма закрутки стакселя, - объявил компьютер неполадку. - Причина - обрыв троса натяжения паруса и разрыв стакселя в результате поломки латы.
   Мимо Глэдис быстро прошел аварийный матрос, направляясь на палубу. Девушка вонзила взгляд в монитор с картинкой, которую передавала носовая палубная камера внешнего наблюдения. Глэдис увидела стаксель, свободно развевающийся на ветру, и обломок латы, торчащий из паруса.
   Через несколько минут роботу удалось закрепить трос на парусе, а затем и вытащить сломанную лату. Навигатор тут же включил закрутку и свернул стаксель. Вдруг, в момент, когда робот отцепился от поручня одним из захватов, чтобы вернуться в помещение, нахлынула огромная волна. Через секунду, сквозь капли воды, стекающие по объективу камеры, Глэдис увидела только оторванную кисть робота, намертво сжимавшую титановый поручень ограждения палубы. Матрос бесследно исчез.
   - Его смыло, ты слышишь! - крикнула она навигатору.
   - Связь с матросом потеряна, - равнодушно отозвался компьютер. - Причина - падение за борт.
   - Немедленно скинь спасательный плот, ты слышишь, тварь бездушная! - подняла истерику Глэдис.
   Во внезапно вырвавшемся у нее порыве гнева был не столько страх остаться один на один со стихией, сколько невольное сострадание к роботу. Она уже восприняла матроса, как живого члена экипажа, который без колебаний выполнил свой профессиональный долг.
   - Матрос обладает достаточным запасом плавучести, и уже удалился на недосягаемое расстояние, - монотонно оправдывался навигатор. - Считаю нецелесообразным спасение робота во время шторма.
   - Чтоб ты подавился! - подумала Глэдис.
   - Советую запустить двигатель на средний ход и взять курс к ближайшему порту, - предложил компьютер.
   - Хорошо, выполняй, - согласилась Глэдис.
   - Точное определение курса невозможно, - продолжал нудить навигатор. - В результате падения матроса пострадал носовой прибор GPS. Попытка включить резервный кормовой прибор не дала результата по причине отсутствия метана в его топливном элементе автономного питания. Зарядка прибора во время шторма несовместима с проблемой безопасности нахождения человека на палубе в шторм. Определение курса при помощи магнитного компаса и гироскопа может дать погрешность до десяти процентов.
   - Хорошо! - крикнула Глэдис. - Определись уже как-нибудь, наконец!
   - Прошу вас вывернуть аварийный винт блокировки шверта, - обратился навигатор к девушке. - При проходе в районе рифов безопасней убрать шверт.
   - Но шланг же лопнул...! - возразила Глэдис.
   - Матрос успел заменить шланг, - доложил компьютер.
   Глэдис выбежала босиком в коридор, подняла полик и увидела, что робот успел установить новый шланг.
   - Вот молодец! - сказала она вслух и, упершись босой ногой в масляную лужу на днище, стала выворачивать винт.
   Через четверть часа Глэдис, наконец, оделась, вытащила из шкафа сухой спасательный костюм и положила его, на всякий случай, около себя на диване в кают-компании. Было уже около пяти часов утра, и она уселась с чашкой кофе смотреть американский новостной канал. Благо буря не повредила спутниковую антенну связи.
   - Наш специальный корреспондент докладывает, что сигнал с яхты Альбатрос знаменитой яхтсмен - одиночки Глэдис Пиньера час назад пропал из базы данных навигационного спутника, - сообщила диктор программы вечерних новостей. - Мы немедленно обратились к помощи спутника береговой охраны Австралии и передали на него параметры судна. Четверть часа назад спутник нашел яхту, и теперь неотступно следит за ней. Мы думаем, что на судне испортилась навигационная система, и теперь яхта идет в Порт Линкольн. По данным с метеорологического спутника, с восходом солнца буря в этом районе затихнет, наступит ясная погода, и мы сможем сфотографировать яхту из космоса. Если бы у нас был номер телефона на яхте, то мы бы смогли связаться с мисс Пиньера и передать ей более точные координаты для настройки ее навигационной системы. Во всяком случае, она может связаться с нами по этому телефону....
   Глэдис немедленно набрала нужный номер и переключилась на экран канала связи. Ей моментально ответили, и через минуту, к своему сожалению, Глэдис увидела себя на телеэкране.
   - Как самочувствие, Глэдис? - не давала ей сказать ни слова дикторша. - Как вы пережили бурю? Мы видим около вас спасательный костюм. Вы уже побывали в воде...?
   - Дайте мне немедленно мои координаты и время, когда их определил ваш спутник! - прокричала Глэдис в микрофон.
   Получив нужные данные от дикторши, Глэдис ввела их в навигатор, и тот скорректировал положение гирокомпаса. Потом она выключила видеофон из сети, потому что он звонил не переставая.
   Через час Глэдис увидела солнце в камере наружного наблюдения. Буря стихла, и девушка вышла на палубу, чтобы заправить источник питания запасного прибора GPS. Она услышала гул и повернула голову в сторону шума. К ней приближался вертолет береговой охраны.
   - Ответьте на телефон! - услышала Глэдис просьбу спасателей из мегафона.
   Глэдис вернулась в рубку и включила видеофон. Она увидела на экране лицо офицера береговой охраны.
   - С вами все в порядке, мисс Пиньера?
   - Да, я иду в порт, чтобы починить стаксель, заправиться продуктами, и еще у меня утонул матрос....
   - К вам тут гостья, примите на борт пассажирку, - сообщил офицер, в то время как незнакомка уже спускалась на кормовую палубу по веревочной лестнице.
   - Немедленно убирайтесь! - крикнула Глэдис, высунувшись из рубки, спрыгнувшей на палубу женщине. - Если вы репортер, то я выкину вас в море!
   - Я агент ФБР Долорес Кейн. Если вы впустите меня на яхту, то я готова раздеться догола, и вы сможете обнюхать каждый сантиметр моего тела в поисках телекамер.
   - Она что, лесбиянка!? - подумала Глэдис, заметив черную аббревиатуру FBI на оранжевом спасательном жилете Долорес.
   - Чего вы от меня хотите? - спросила Глэдис. - Я не представляю угрозы для национальной безопасности!
   - У меня к вам предложение, - заявила Кейн. - Я хочу, чтобы вы меня выслушали во время захода в Порт Линкольн.
   - Хорошо, идите внутрь, а я присоединюсь к вам через пять минут после того, как закончу тут возиться с GPS.
   Глэдис вошла в кают-компанию и приказала навигатору поднять паруса, так как ветер был недостаточно сильным, чтобы порвать продырявленный стаксель.
   - И так, я вас слушаю, - обратилась она к Долорес.
   - Мы предлагаем вам принять участие в проекте "Феникс", - сказала Долорес.
   - Что это за проект?
   - Вы слышали о подготовке большой экспедиции на Тейю? - спросила Кейн.
   - Да, но причем тут...? - не поняла Глэдис.
   - Мы предлагаем вам стать одним из членов экипажа корабля, который полетит к этой планете, - пояснила Долорес.
   - Это несколько неожиданно..., - сказала Глэдис, улыбнувшись.
   - Вы нам нужны как учительница, - сказала Кейн. - Вы ведь учитель математики, и очень смелая женщина! Вам предоставляется возможность вернуться к преподавательской деятельности. Представляете, в вашем классе будет всего шесть учеников! Двое из них будут вашими детьми.
   - Вообще-то, я еще не замужем, и как-то не планировала заводить детей, - растерялась Глэдис.
   - Но к годам сорока пяти, вы же планируете родить ребенка? - спросила Долорес.
   - Да, конечно, - согласилась Глэдис.
   - Но вам придется делить одного мужчину на двоих с еще одной женщиной из экипажа, - предупредила Кейн. - И, разумеется, выбор мужчин у вас будет ограничен. Будет назначен испытательный срок, во время предполетной подготовки, в течение которого вы должны будете поладить с другими двумя членами вашей полигамной семьи. Вас это не смущает?
   - Вы имеете в виду, что я уже избалована вниманием шестнадцатилетнего мальчика!? - возмутилась Глэдис. - Но его юный возраст наоборот очень тяготил меня. Я все время чувствовала себя его второй матерью и боялась внезапно прервать эту связь, чтобы не нанести ему душевную травму!
   - Я понимаю вас, - участливо заметила Долорес.
   - Предложение, в моем положении, очень заманчивое! - заявила Глэдис. - Но я еще не знаю, хотелось бы обдумать....
   - У нас есть часа три до прихода в порт..., - предположила Кейн, установив временные рамки для Глэдис на принятие решения. - Мне не хотелось бы снова отлавливать вас в океане, где-нибудь в районе Полинезийских островов или на подходах к Панамскому каналу.
   - Подождите, на меня навалилась сейчас куча финансовых проблем! - вспылила Глэдис. - У меня утонул матрос. Мне надо заказать у того же производителя нового, а я не знаю, в какие бешеные деньги мне это обойдется. И потом, если я соглашусь участвовать в вашем проекте, то что мне делать с яхтой?
   - Яхту наше агентство выгодно продаст здесь, в Австралии, - предложила Долорес. - Основную сумму от выручки мы переведем на счета ваших родителей. ФБР снимет для вас виллу в фешенебельном районе Мехико, и вы станете временным работником NASA....
  
   Кинув носовой швартов одному из агентов ФБР, которые предупредительно заняли свободный причал, Глэдис с опаской посмотрела на демонстрацию феминисток, выстроившуюся на набережной напротив марины. В большинстве своем китаянки и филиппинки, они держали в руках плакаты с надписью: "Мы с тобой, Глэдис!". Между ними сновали телерепортеры, пытающиеся прорваться к пирсу сквозь кордон, устроенный полицейскими.
   - Я согласна, - шепотом сказала Глэдис агенту Кейн, которая, закончив с кормовым швартовым, подошла к хозяйке яхты.
  
  
  
  
  

Глава 20.

Японские острова. Город

Сидзуока. Родильное отделение

городской гинекологической

клиники. Июнь 2952 года по

григорианскому календарю.

   Пока анестезиолог Такахаси готовил роженицу к операции, гинеколог - интерн Эми Танака настраивала робота для проведения кесарева сечения. В операционной присутствовали еще старший врач Такэо Мураками и двое других интернов. Случай был редкий. В животе у женщины была тройня. Нужно было спешить, так как воды уже отошли.
   Через десять минут операция началась. Робот сделал разрез кожного покрова и начал вскрывать стенку матки. Вдруг мигнуло освещение, и пол в помещении начал вибрировать. Инструменты на поддоне задребезжали, робот внезапно остановился, выключил лазерный скальпель и убрал руку от живота роженицы.
   - Потеря координации! - громко заявил он через динамики, включив светящееся красным цветом аварийное панно.
   Танака стояла ближе всех к операционному столу, как раз напротив робота. Она забрала у него лазерный скальпель, отстегнув инструмент от захвата. Вибрация усилилась.
   - Это землетрясение! - крикнул Кюити Ямамото, интерн, находящийся справа от робота.
   Эми пошатнулась и ухватилась свободной рукой за поручень, установленный вдоль периметра операционного стола. На лицо роженицы, частично закрытое дыхательной маской, посыпалась штукатурка. Разрез оставался чистым, так как голову Эми и живот роженицы защищал широкий круглый светильник, который сейчас интенсивно раскачивался на цепях подвески. Камеры, встроенные в корпус светильника по краям, продолжали следить за ходом операции.
   - Мураками - сэнсэй! - отчаянно позвала Танака своего начальника, пытающегося в этот момент вместе с Ямамото оттащить робота подальше от роженицы.
   Старший врач быстро перебрался к Эми на другую сторону операционного стола. Такэо обхватил Эми со спины и прижал животом к краю стола, ухватившись руками за поручень.
   - Заканчивайте разрез, Танака - сан! - крикнул Мураками девушке. - Я вас держу.
   Эми включила скальпель и довела до конца разрез стенки матки. В это время интерн Акира Куроки помогал анестезиологу зафиксировать дрожащий аппарат у края операционного стола. Раздвинув и зафиксировав края разреза, Танака вытащила первого ребенка с остатками его околоплодного мешка, шлепнувшимися на пол. Эми быстро перевязала и перерезала его пуповину. Танака встряхнула ребенка, и он закричал. Это была здоровая девочка. Эми почувствовала, что вдруг перестало трясти, и Мураками слегка отстранился от нее. Она на секунду подумала о том, какой он все же привлекательный мужчина, и как жаль, что Такэо уже женат. Но протянувший к ней руки Ямамото быстро вернул ее мысли в привычное русло. Эми отдала ему ребенка, и Кюити вышел с ним из операционной, направляясь в укрытие. Следующим был мальчик почти таких же размеров, как и первая девочка. Этого ребенка забрал Куроки. Когда Танака вытащила третьего, крошечного малыша, Кюити вернулся за ним из укрытия. Это был совсем маленький мальчик. Потом Эми вставила в рану трубку отсоса и ухватила в руку одну из пуповин. Вдруг все вновь задрожало, и Мураками снова приник к ее телу. Это был повторный толчок. Танака вытянула за пуповину первую плаценту наружу и осмотрела ее за пару секунд. Положив плаценту в стерильную пластиковую упаковку, Эми опустила ее в коробку со льдом, стоящую на полу. Со следующей плацентой Танака поступила точно так же. Потянув за третью пуповину, Эми почувствовала, что она за что-то зацепилась. Но, заметив, что это была всего лишь трубка отсоса, Танака дернула посильнее.... Плацента соскользнула со стола, и кусок плоти прозрачно-белого цвета шлепнулся прямо в лицо анестезиологу, наклонившемуся над своими приборами.
   - Извините за оплошность, Такахаси - сэнсэй! - взмолилась Эми.
   - Ничего, ничего, вы молодец, Танака - сан! - похвалил ее анестезиолог.
   Сменив инструменты, Эми зашила матку и кожный покров раны. Землетрясение прекратилось, и бригада врачей переложила роженицу на кровать....
   - Я внимательно осмотрела плаценты, - доложила Эми улыбающемуся ей начальнику. - У роженицы не будет кровотечений.
   - Вы хорошо усвоили мои уроки, Танака - сан, - похвалил девушку Мураками.
   - Мы не взяли на хранение кровь из пуповин! - вспомнила Танака.
   - Не волнуйтесь, Танака - сан, у нас же есть замороженные анализы околоплодных вод, - успокоил ее Мураками. - В них достаточно стволовых клеток.
  
   На следующее утро Танака впопыхах вбежала в ординаторскую, чтобы получить указания от старшего врача. Все присутствующие медсестры и интерны, сгрудившиеся около экрана, показывающего сводку последних новостей, расступились, заметив Эми. Не сговариваясь, они стали хором рукоплескать девушке в знак приветствия и уважения ее профессионализма. Эми обратила взор на экран и охнула. Там она увидела себя у операционного стола, передающую очередного ребенка из вчерашней тройни. Шла передача национального информационного агентства NHK.
   - Танака - сан, я прошу извинить меня за то, что поставил вас в неловкое положение, - уважительно обратился к Эми ее начальник Мураками. - Мне пришлось обнять вас, чтобы зафиксировать ваше положение у стола. Зато теперь вы стали звездой телеэкрана!
   - Что вы, что вы, Мураками - сэнсэй! - вежливо ответила девушка. - Это ваша заслуга. Если бы не ваша находчивость, то мы могли бы потерять ребенка или роженицу.
  
  

Азиатский союз. Город Токио.

Штаб-квартира службы

безопасности японских

островов. Июнь 2952 года по

григорианскому календарю.

   Управление службы безопасности занимало одно из красивейших современных зданий Токио. Это был небоскреб, построенный в виде пагоды, имеющий на вершине большую металлическую фигуру человека, держащего над собой огромное кольцо, символизирующее восходящее солнце.
   Исполнительный директор службы Токугава был живой легендой. Подтрунивать над ним по поводу его нынешней фамилии позволяли себе только ведущие юмористических телепрограмм или либерально настроенные журналисты. Токугава был назначен на этот ответственный пост не со стороны. Он вырос в рядах организации и обладал высшей государственной наградой, присуждаемой работникам служб безопасности за успешное проведение спецопераций. Эта награда давала право взять себе фамилию любого из старинных самурайских родов. Так как Токугава получил награду, будучи малоизвестным руководителем среднего звена, то его настоящее имя знали лишь его родственники и подчиненные из ближайшего окружения.
   Сегодня Токугава созвал совещание в своем рабочем кабинете.
   - Как вы знаете, нашему народу оказана великая честь! - начал он свою речь перед подчиненными. - Мы должны отобрать двух женщин - кандидаток для участия в экспедиции на Тейю. Судзуки - сан еще не успел справиться с этой задачей за столь короткий срок. И я данной мне властью решил ему помочь. Мы все имели честь наблюдать за самоотверженными действиями врача Эми Танака во время землетрясения в префектуре Сидзуока. Нашей первой кандидаткой прошу считать Эми Танака! У вас есть более подходящие кандидатуры, Судзуки - сан?
   - Нет, Токугава - сэнсэй, - сказал Судзуки, вставая и кланяясь.
   - Судзуки - сан, вам поручается довести до сведения уважаемой Эми Танака, что ей предоставляется почетное право представлять страну восходящего солнца в космосе и на другой планете, - приказал в торжественной форме Токугава.
  
  

США. Город Майями.

Центр подготовки астронавтов.

Ноябрь 2952 года по

григорианскому календарю.

   Первая "медовая" неделя взаперти прошла для будущих астронавтов незаметно. Когда обе влюбленные пары в седьмой раз собрались вместе позавтракать, позвонил видеофон, и они увидели на его экране Рейчел Буадана.
   - Доброе утро всем присутствующим! - поздоровалась Рейчел. - Я попрошу мужчин прибыть через час в мой кабинет, а дам морально быть готовыми увидеть завтра своего суженого со второй подругой. Может быть, кто-то из женщин хочет уже сейчас выйти из игры?
   - Нет, нет, мы в порядке! - почти в унисон ответили Джессика и Жаннет.
   - Тогда я вам советую поужинать рано и после девяти не высовываться из своих комнат, чтобы не смущать напарников, - как можно более мягким тоном попросила Рейчел. - Для мужчин входная дверь откроется через три четверти часа.
  
   Когда Адриан и Клайв уселись напротив руководителя проекта в ее кабинете, Рейчел включила экран и начала беседу.
   - Я хотела обратить ваше внимание на этих двух девушек, - сказала она, указав рукой на фотографии Глэдис Пиньера и Эми Танака. - Вы, конечно же, их узнали, так как они были на том вечере в баре неделю назад. Сегодня они будут там снова. Но на этот раз только вдвоем. Согласитесь, вам был предоставлен выбор. Но среди всех кандидатов наиболее подходящими для нашей миссии являются эти две девушки. Они обладают редким свойством для женщин - умением держать себя в руках в момент критической ситуации. Поэтому я хочу, чтобы вы заранее разобрались между собой, какая из них кому из вас достанется.
   Оба мужчины переглянулись между собой. И Адриан прикинул про себя, что ему, конечно, лучше подойдет невысокая японка.
   - Сегодня вечером, я надеюсь, все пойдет по плану, и вы приведете их в общежитие центра подготовки, - предположила Рейчел. - Я очень прошу максимально проявить такт и внимание к этим девушкам. И если они не сойдутся характерами с Харрис или Абуксис, то я советую заменить Джессику или Жаннет на другую кандидатку. Мы придаем Танака и Пиньера более приоритетное значение. Вы меня поняли?
   - В общем, да, - ответил за двоих Адриан.
  

Борт космического корабля

"Ковчег". Орбитальная стоянка

в околоземном пространстве.

2953 год по

григорианскому календарю.

   Атмосферный рейдер приближался к носовой посадочной палубе корабля "Ковчег". Ворота, расположенные между огромными тормозными двигателями корабля, раскрылись, и рейдер, влетев внутрь, благополучно сел на палубу. Первым из атмосферного бота вышел командир корабля Адриан Кэбот. Он на секунду огляделся и увидел еще три законсервированных рейдера, стоящих на палубе.
   - Так, вот мои жены! - шутя, прокомментировал свои действия Адриан, подавая руку выходящим из рейдера Жаннет и Эми.
   - Принимай теперь моих, - поддержал его шутку Клайв откуда-то из глубины пассажирского отсека рейдера.
   - Дамы, вы ничего не забыли? - продолжал шутить Адриан, пока выходили Джессика и Глэдис. - Косметичку, сотовый телефон?
   Клайв последним покинул рейдер и закрыл за собой люк его пассажирского отсека. Астронавты увидели сквозь лобовое стекло, как летчик рейдера отдал им честь, приложив руку к виску. Они быстро выстроились в шеренгу и сделали то же самое, попрощавшись с последним из землян, которых им суждено было увидеть. Шестеро астронавтов прошли через шлюзовую камеру в главный коридор, ведущий к дискам с жилыми отсеками корабля. Вентиляционная система откачала воздух из помещения посадочной палубы, окончательно законсервировав ее на десятки лет полета. Ворота раскрылись, и рейдер, доставивший экипаж на орбиту, покинул корабль.
   Адриан и Клайв расположились в рубке управления и приступили к запуску реактора. Женщины стали обустраиваться и налаживать быт. Предстоял четырехмесячный набор скорости с ускорением в 1,5g. Энергосистема Ковчега была устроена так, что в режиме свободного полета или орбитальной стоянки электроэнергия малой мощности поступала от топливных элементов. Продуктом их работы была вода. Большая часть этой энергии шла на работу электродвигателя, вращающего диски с жилыми отсеками корабля. Так что, когда запас водорода и кислорода доходил до безопасного минимума, нужно было запускать термоядерный реактор в режим холостого хода и при помощи электролиза воды снова заряжать топливные элементы. Но сейчас корабль должен был включить ходовые двигатели, поэтому реакторы надо было запустить на полную мощность. Клайв стал следить за параметрами работы реакторов, а Адриан проконтролировал настройку навигационного компьютера.
   Через час Ковчег запустил ходовые двигатели и взял курс к планетной системе звезды "Мустар". Полет должен был длиться долгих семьдесят лет сквозь ледяную темную пустыню межзвездного пространства. Предполагалось, что по мере поедания продуктов питания экипаж будет заполнять пустое пространство освободившихся отсеков оранжереями с искусственным освещением. Плодородную почву для этих сооружений рассчитывали готовить из высушенных и специально переработанных фекалий.
  

Борт космического корабля

"Ковчег". 2979 год

по земному летоисчислению.

Двадцать шестой год полета.

   Джессика шла, нагнувшись к ребенку по маленькой декоративной оранжерее, расположенной внутри одного из отсеков вращающегося жилого комплекса корабля. Она вела свою десятимесячную дочь Амелию под руки. Ребенок только вчера впервые пошел сам, и Джессике разрешили немного погулять с девочкой под присмотром Клайва.
   - Моя маленькая, несчастная мышка живет в закрытой норке, не видит солнца, не видит неба...! - причитала Джессика, уткнувшись носом в макушку Амелии, благоухающую ароматом детского шампуня. - Моя мышка не может даже погулять и поваляться на травке! Здесь ее всего-то метр! А там, где много, у нас невесомость. А мышке нельзя гулять в невесомости, у нее косточки перестанут расти....
   Слезы Джессики капали на головку Амелии и стекали по пухлым щекам девочки.
   - Перестань сейчас же причитать! - зашипел Клайв на жену. - Иначе я больше не разрешу тебе общаться с ребенком. Хватит, пошли, тебе нужно принять лекарство....
   И Клайв вызвал по рации Глэдис, чтобы она забрала Амелию. После того как ребенка унесли, Джессика набросилась на мужа.
   - Мы все здесь погибнем! - орала она, молотя Клайва в грудь кулаками. - И мы, и дети! В этой бесконечной черной мгле...!
   Мужчина быстро совладал с Джессикой и сковал ее руки заранее приготовленными наручниками. Психически больная женщина сразу сникла и послушно поплелась за мужем, ведомая за руку в специально оборудованную для нее камеру. Заперев больную жену в изоляторе, Клайв направился к каюте командира корабля. Адриан открыл ему дверь, держа на руках своего трехмесячного сына Эрнесто.
   - Извини, я не знал, что ты не один, - смутился Клайв.
   - Заходи, все в порядке, - пригласил его Адриан, укладывая ребенка на животик. - Эми у себя в каюте. Она его уже покормила, и теперь ей надо поспать. А я пока пару часиков с Эрнесто. Потом Жаннет меня сменит. Она сейчас играет в спортзале с Грейс. Девочке уже полтора года, надо каждый день с ней заниматься активными играми....
   - В общем, я по поводу Джессики, - сказал Клайв, усаживаясь в кресло напротив манежа, где уже ползал Эрнесто. - Улучшения не наблюдается. Болезнь прогрессирует.
   - Ты ей дал антидепрессанты? - спросил Адриан.
   - Да, конечно, - ответил Клайв. - Но мое мнение, ее надо окончательно изолировать от ребенка!
   - Ты хочешь запретить Джессике видеться с Амелией? - спросил Адриан, раздумывая в полголоса. - А что думает по этому поводу Глэдис?
   - Она очень старалась помочь! - сокрушался Клайв. - Но сейчас даже Глэдис согласна с моим решением.
   - Хорошо, поступай, как знаешь, - сказал Адриан. - Речь идет о твоей жене и дочери, так что мое мнение здесь второстепенно. Но если даже ты уже опустил руки, значит, мы остались с одним врачом на борту.
   - Нам повезло, что ее психоз стал резко прогрессировать только после родов у Эми! - заметил Клайв.
   - Да, но, как ты рассказывал, уже полгода назад ее поведение стало выходить за адекватные рамки, - вспомнил Адриан.
   - Если бы мы были на земле, то ее послеродовой психоз не перешел бы в тяжелую форму..., - предположил Клайв.
   - Перестань себя терзать! - приказал Адриан. - Этого еще не хватало!
  
  

Борт космического корабля

"Ковчег". 2991 год

по земному летоисчислению.

Тридцать восьмой год полета.

   Прозвенел звонок окончания перемены, и шестеро детей вернулись в учебную мастерскую. Должен был начаться урок труда. Их уже ожидал Адриан, вооружившийся указкой. Девочки, держась на почтительном расстоянии, сразу окружили маленький прядильный станок, который Клайв с Адрианом притащили из хранилища в класс во время перемены. Станок угрожающе поблескивал титановыми деталями. Двенадцатилетний Эрнесто смело приблизился к незнакомой машине и тронул какую-то ручку настройки.
   - Эрнесто, не спеши! - одернул мальчика Адриан. - Станок законсервирован, и ты раньше времени измажешься в масле.
   Эрнесто послушно отошел и сел за рабочий стол со своей подружкой Изабель, старшей дочерью Глэдис.
   - И так, начнем, - сказал Адриан, взяв в руки клюшку для гольфа. - У нас есть еще две клюшки, которые отправились с нами в полет в качестве рекламы. Мы с вами согласились, что в ближайшие двести лет нам на Тейе в гольф играть будет некогда.
   Дети тихо прыснули от смеха.
   - Так зачем же добру пропадать! - продолжил урок Адриан. - Позавчера Эрнесто вместе с Изабель получили задание сделать из первой клюшки дрель - коловорот, и справились успешно.
   С этими словами Адриан взял с учительского верстака коловорот, и продемонстрировал его детям.
   - Оставшиеся клюшки сделаны точно так же, как и первая, - стал объяснять Адриан. - Рукоять - из алюминиевой трубки, и ударная часть тоже из легкого сплава. Они отличаются только по форме и весу. Как вы видите, Изабель отрезала кусок пластиковой трубы большего диаметра под рукоять, которая будет находиться в середине инструмента. Эрнесто отпилил трубку клюшки от нижней части, заглушил концы, надел обрезок пластиковой трубы, и изогнул алюминиевую трубку в виде коловорота. Затем Изабель выточила на токарном станке короткий стальной штырь, свободно входящий одним концом внутрь трубки. Потом Эрнесто плотно вбил штырь другим концом в ударную часть клюшки, и всадил конус патрона, снятого с электродрели, в торец изогнутой трубки. Теперь у нас получилась дрель - коловорот со съемной верхней рукоятью, сделанной из нижней части клюшки. Сегодня вам на четверых я выдаю еще две клюшки.
   И Адриан раздал заготовки старшим девочкам Жаклин и Франческе.
   - Мануэла, Эллис, учтите вам пока еще нельзя работать на станках, - обратился учитель к младшим девочкам. - Эрнесто вам поможет.
   - Хорошо! - согласился мальчик.
   - Вот вам патрон, - сказал Адриан, выбивая зажим для сверл из уже сделанного коловорота. - А теперь мы начинаем изучать большую тему производства одежды, которая включает в себя пряжу нитей, производство тканей и шитье....
  
   Следующий урок, химии, вела Жаннет. Четверо старших детей перешли с ней в небольшую каюту, переоборудованную под класс, а две младшие десятилетние девочки ушли с Глэдис в столовую заниматься математикой. Жаннет включила большой экран, где ученики сразу увидели таблицу Менделеева.
   - Сегодня мы начинаем курс органической химии, - обратилась Жаннет к детям. - Вы помните, мы говорили о том, что человек состоит в основном из углерода, водорода и кислорода. Так вот, на самом деле у нас в организме присутствует почти половина элементов из периодической системы. Всего около двадцати пяти элементов.
   - Ого! - откликнулся Эрнесто.
   - На уроках биологии, например, мы проходили, что в крови у нас есть железо, которое переносит кислород, - продолжала учительница. - Железо достаточно тяжелый элемент. Как оно образовалось во вселенной?
   - Я знаю! - крикнула Изабель. - Когда солнце потухнет, то весь водород и гелий на нем превратится в железо.
   - Правильно, - поддержала Жаннет. - Мы состоим из звездной пыли. Но мы дети не такой звезды как солнце. Задолго до того, как образовалось солнце, в этом месте галактики была массивная звезда - гигант, масса которой была в два раза больше массы солнца. После того, как весь гелий в этой звезде выгорел с образованием в основном углерода и железа, железное ядро звезды взорвалось. Во время взрыва образовалось огромное количество энергии, способствовавшей слиянию ядер атомов железа и углерода в более тяжелые элементы. Так образовалось облако космической пыли и газов, элементы которого входят в состав нашего организма. Например, такие, как цинк и медь. Они не могли образоваться на такой маленькой звезде, как наше солнце, потому что они тяжелее железа. Один из этих элементов, находящихся в микроскопических дозах в нашем теле - это молибден. Посмотрите, он находится в центре таблицы Менделеева. Его атомный вес девяносто шесть. Как такой редкий тяжелый металл оказался в нашем организме? Почему мы не можем существовать без него? На этот вопрос поможет нам ответить биохимия, которую мы будем изучать только через несколько лет....
  
  
  

Глава 21.

Борт космического корабля

"Номэд". 3093 год по

земному летоисчислению.

   Космический разведчик "Номэд" был на подходе к системе звезды Мустар. До включения тормозных двигателей оставалось три дня.
   Командир корабля Адам Штерн находился у себя в каюте и разглядывал свое лицо перед зеркалом, ощупывая небритые щеки. Он должен был сегодня разморозить врача экспедиции Натали Эрнандес. Предстать с двухдневной щетиной на лице перед подругой ему не хотелось. Адам решил, прежде всего, побриться. Он положил бритву и тюбик с гелем на полочку перед зеркалом. Индикатор, встроенный в корпус бритвы, указывал на полный заряд топливного элемента. Командир выдавил на ладонь немного прозрачного влажного геля и размазал его по лицу тонким слоем. Ингредиенты крема вступили в реакцию с воздухом, и Адам почувствовал, как будто ему в лицо кто-то брызнул теплой струей из душа. Его ладонь и кожа на щеках постепенно нагрелись до сорока градусов по Цельсию, а щетина набухла, расправилась и стала мягче. Командир взял бритву и посмотрел на поверхность рамки станка. Она состояла из трех тонких тупых металлических полосок. Рамка должна была соскребать крем и удерживать кожу от проникновения в узкие щели между полосками, где было пространство для прохождения лазерных лучей. Адам нажал на кнопку в корпусе бритвы и увидел, как появились два тонких лучика света. Они протянулись внутри рамки станка от источника к поглотителю. В бритве зажужжал инжектор отсоса пульпы. Командир провел станком по щеке, и на ней появилась идеально чистая полоса гладкой кожи. Насос бритвы всосал смесь геля и срезанных волос в специальную емкость для пульпы.
   Пока Адам брился, его не покидала мысль о том, что Тейю обнаружили только телескопы, установленные в системе Поллукса. От искомой планеты они находились дальше, чем солнечная система. Командир пришел к выводу, что, вероятно, черная дыра, на которую напоролись земляне, искажает свет, идущий от звезды Мустар к Земле....
  
   Прошли сутки после ее размораживания. Натали еще чувствовала себя неуверенно. Она много пила и боялась притронуться к чему-нибудь технически сложному. Натали часто спрашивала Адама, как пользоваться тем или иным прибором, что иногда вызывало у обоих смех сквозь слезы.
   После ужина они оказались вместе в постели, и Адама потянуло излить душу....
   - Когда я был маленький, мама рассказывала мне про нравы при дворе китайского императора, - начал Адам издалека, присев на кровати и прислонившись спиной к подушке. - У него было несколько десятков жен и наложниц. Но на самом деле император был очень одинок.
   - Не может быть, - удивилась Натали, положив голову Адаму на грудь.
   - У каждой жены или наложницы императора была деревянная табличка, на которой были вырезаны имя женщины, ее статус, размер ее груди и объем ее бедер, - продолжал Адам. - Была сложная иерархия разрядов среди жен императора. От самой почтенной жены, принесшей ему первого наследника мужского рода, до наложницы низшего разряда. Император должен был, в первую очередь, заботиться о продолжении рода и произвести на свет наследника, чтобы обеспечить стабильность власти в империи. За этим следила многочисленная армия чиновников, евнухов и астрологов. Император не мог провести ночь с женщиной, когда ему вздумается. Он не имел права входить на женскую половину дворца. Когда наступит лучший момент для совокупления, решали астрологи по звездам и дотошные евнухи. Император мог лишь выбрать женщину. Свой выбор он мог сделать, только перебирая таблички с именами своих жен. Избранницу в постель императора доставлял евнух, когда наступало благоприятное расположение звезд. Перед этим женщину обмывали и выщипывали все волосы на ее теле. С наступлением ночи евнух вносил нагую избранницу в спальню императора, и через два часа уносил ее назад на женскую половину дворца. Император должен был проснуться утром отдохнувшим и в полном одиночестве.... Его использовали как племенного быка. Он был жутко одинок. Его окружала стена, состоящая из армии чиновников. Он не мог поговорить по душам даже со своими женами. Он даже не мог раздевать их и любоваться их нарядами. Чиновники боялись, что в одежде может быть спрятано оружие. На его плечах висел огромный груз ответственности за судьбы народа и империи.... И ему было страшно одиноко...! Вот и я испытываю такую же тоску и ностальгию....
   - У тебя же есть я! - удивилась Натали. - И меня не заберет никакой евнух.
   - Пойми, на меня давит тысячелетний груз прошлого! У меня нет родины, где бы я почувствовал себя, как дома. Мои родители - земляне. Но я криос. Сейчас я чужой на Земле. Там все изменилось. У них уже, возможно, другие нравы. А в общество на Атлантиде я так и не успел влиться. Я чужой для вас, хоть и криос. Я уже тысячу лет болтаюсь по просторам космоса и не верю, что когда-нибудь обрету дом....
  
   Пока Натали занималась размораживанием остальных членов экипажа, Адам контролировал подход разведчика "Номэд" к дальней орбите вокруг планеты Тейя.
   Через три дня их товарищи оправились после размораживания, и Адам собрал всех в кают-компании на совещание. Включив настенный экран компьютера и вызвав изображение карты планеты, командир корабля еще раз ознакомил всех с целью и программой экспедиции.
   - Прежде всего, начну с дальней связи, - сказал Адам усевшимся за обеденным столом астронавтам. - За время полета пришло сообщение с "Атлантиды" под грифом "Не срочное". Так что, приняв его, главный компьютер решил не размораживать никого из членов экипажа до конца полета. В сообщении сказано, что земляне благополучно высадились на Тейе в запланированном районе. Напоминаю, их поселение должно находиться на южной оконечности Теплого материка. На небольшом острове Надежды, к западу от Калифорнийского полуострова.
   Адам показал собравшимся это место на карте планеты.
   - Значит, нам надо отправить туда рейдер! - обрадовался инженер - разведчик Леон Эспарза.
   - Ты забыл главный пункт инструкции, Леон! - одернул Адам своего заместителя. - Сначала мы должны подробно обследовать корабль землян на орбите. И делать это будешь ты.
   - Да, да, безопасность! - согласился Эспарза. - А на Тейю имеешь право спуститься только ты один. Только после того, как ты убедишься во вменяемости землян, мы сможем посадить еще два рейдера с оборудованием.
   - Вот теперь я вижу, что ты окончательно пришел в себя, - одобрил Адам слова Леона. - Мы находимся в плоскости орбиты "Ковчега". Выше его на сто километров. Погрузишь на рейдер суточный запас сменных кислородных баллонов к твоему скафандру. Вылетишь через два часа к кораблю землян. И не забудь включить все видеокамеры, вмонтированные в шлем!
  
   Рейдер Леона приближался к "Ковчегу". Ворота посадочной палубы были открыты. Рейдер медленно влетел внутрь и благополучно сел в центре большого пустого зала. Леон перешел в пассажирский салон своего маленького корабля, закрыл за собой дверь кабины летчиков, надел шлем скафандра, откачал воздух из салона и вышел на палубу. Разведчик прицепил шасси рейдера к специальным скобам, выдвигающимся из пола палубы "Ковчега". Затем он пошел к двери шлюзовой камеры, ведущей в другие отсеки корабля землян.
   - Тебе видно индикатор запасов топлива? - спросил Адам Леона, когда тот подошел к панели управления шлюзом.
   - Да, - ответил Леон, повернув голову в нужную сторону. - Дейтерид лития на минимуме. Я даже не стал бы рисковать, включая маневровые двигатели.
   - Значит, они забрали все топливо на рейдеры, чтобы спуститься на планету, - сделал вывод Адам. - А как там с кислородом и водородом?
   - Мало, всего десять процентов от максимума, - сообщил Леон. - Зато воды в достатке. Она, наверное, уже давно превратилась в лед и повредила баки. Уходили в спешке. Даже не разложили воду на составляющие, чтобы правильно законсервировать корабль при отсутствии отопления.
   - Они не спешили, - поправил Леона Адам. - Они экономили энергию. Не вздумай наполнять воздухом помещения! Включи только аварийное освещение.
   - Ну, ты меня совсем за дурака держишь! - обиделся Леон.
   - Ты еще позавчера лепетал какую-то чушь про жену и детей..., - напомнил Леону Адам.
   - Это все чипы, одним они помогают, других, наоборот выводят из равновесия, - оправдывался Леон. - Ладно, я вхожу....
  
   Леон решил начать осмотр корабля с отсеков, расположенных в дисках жилого комплекса. Он медленно продвигался от каюты к каюте, осматривая все шкафы и подсобки. Камеры, вмонтированные в шлем скафандра Леона, фиксировали все, что он видел. Они передавали изображение через мощный ретранслятор на рейдере прямо на главный компьютер разведчика "Номэд". Закончив осмотр тренажерного зала, Леон пошел назад к рейдеру.
   - Я возвращаюсь, - сообщил он Адаму. - Кончается воздух, я уже порядком устал и проголодался. Ты заметил, что пять кают оставлены неприбранными? Странно, там есть даже личные вещи, которые человек в здравом уме взял бы с собой на планету....
   - Я даже составил список их хозяев! - похвалил наблюдательность товарища Адам.
   - Что, нашел закономерность? - спросил Леон, заходя в салон рейдера.
   - Отдыхай пока, - приказал Адам. - Потом поговорим.
  
   Леон подкрепился сухим пайком и развалился в кресле пилота. Ему удалось поспать лишь сорок пять минут. Голос Адама в динамиках разбудил разведчика.
   - Просыпайся, приятель! - крикнул Адам. - Я заметил кусок какой-то странной надписи в кают-компании.
   - Что? - переспросил спросонья Леон. - В кают-компании? Я же там не был!
   - Ты проходил мимо по коридору, - объяснил Адам. - Я увидел ее через открытую дверь. Пока ты спал, я еще раз прогнал видеофайл и медленно просмотрел это место. Надпись сделана от руки какой-то бурой краской на металлической двери, ведущей в большой продуктовый холодильник. Я тут проверил на плане "Ковчега". Это промежуточный склад продуктов. Такая холодильная камера размером с маленькую каюту.
   - Хорошо, начну с кают-компании, - согласился Леон, поправляя на себе скафандр.
  
   Быстро пройдя по уже знакомому ему коридору, Леон оказался у входа в кают-компанию. Он обошел вокруг обеденного стола и встал поодаль, напротив металлической двери холодильника так, чтобы Адам смог хорошо рассмотреть всю надпись. Немного ниже уровня глаз, от руки, крупными буквами, бурой краской было написано: Членам экипажа, читающим эту надпись, приказываю выжить! Командир корабля Ковчег Адриан Кэбот. Выше краски мелкими буквами было выжжено лазером: Кладбище в центральном кормовом холодильнике.
   Полминуты оторопевший Леон в ужасе смотрел на надпись.
   - Что ты молчишь!? - наконец крикнул он Адаму.
   - Думаю! - успокоил Адам товарища. - Посмотри на ручку двери. Видишь, к ней привязан компакт-диск. Положи его в карман скафандра.
   - А если он не титановый? - засомневался Леон. - Он же рассыплется.
   - Бери, говорю! - приказал Адам.
   Пока Леон аккуратно раскручивал проволоку, продетую сквозь центральное отверстие диска, пластиковая упаковка рассыпалась, и у разведчика в руках остался металлический компакт-диск. Леон убрал его в карман и открыл дверь холодильника.
   - Я думаю, что там ничего интересного нет, - предположил Адам.
   - Ты прав, - сказал Леон, войдя внутрь и осмотрев пустые чистые стеллажи. - Я пошел на корму. Направляй меня, если я запутаюсь.
   - Подожди, у тебя есть контейнер для проб? - спросил Адам.
   - Да, один я взял с собой, - подтвердил Леон.
   - Сделай маленький соскоб краски с надписи, - приказал Адам. - Только аккуратно! Не повреди буквы.
   - Зачем нам эта краска? - удивился Леон.
   - Сдается мне, что это вовсе не краска, - пояснил Адам.
   - Черт, я не взял с собой ни ножа, ни инструментов! - вспомнил Леон. - Придется вернуться на рейдер.
   - Не надо! - догадался Адам. - Ты же на кухне! Поройся по ящикам. Может, найдешь нож. Только осторожно. Чтобы что-нибудь не порвало тебе скафандр.
  
   Когда Леон, сделав соскоб, пошел на корму "Ковчега", Адам вызвал Натали в рубку "Номэда".
   Через пять минут Леон оказался внутри огромной оранжереи, где трава или низко растущие злаки были покрыты инеем так, что не было понятно, что это за растения. Вдоль прохода сверкали серебром несколько ветвистых кустов со сморщенными замерзшими плодами и листьями. Вдруг Леон почувствовал, как его локоть задел за что-то. Это был толстый ствол кустарника.
   - Берегись! - крикнул Адам незадачливому подчиненному.
   Верхняя часть куста беззвучно отделилась от основного ствола и полетела с огромной скоростью вдоль оранжереи, сбивая на своем пути плоды и ветки с других растений.
   - По-моему, я в порядке, - сказал Леон, проверив давление в скафандре и осмотрев свой локоть.
  
   Наконец, направляемый Адамом, Леон нашел нужную дверь, ведущую в большое хранилище. На двери была выжжена надпись: Кладбище. Вечная память героям космоса! К ручке двери была привязана еще одна копия компакт-диска. Леон сразу же положил ее в карман своего скафандра рядом с предыдущей находкой.
   Разведчик открыл дверь и в ужасе остановился на пороге. Перед ним было узкое помещение длиной в десять метров. С обоих боков от прохода находились стеллажи. Прямо около Леона на ближайших полках лежали на спине пять трупов. Их тела были накрыты белым саваном до подбородка. Концы материи были привязаны к стеллажам. Головы покойников в районе лба обвивали тонкие металлические полосы, приваренные к полкам стеллажей. Все остальные стеллажи в холодильнике были пустыми и чистыми.
   - Ну, что ты встал, как вкопанный!? - оживил Адам Леона. - Мы уже видели их лица. Сними с них покрывала! Пусть Натали осмотрит их, пока хотя бы внешне.
   Леон аккуратно стащил капроновую материю с трупов. На каждом из них стали видны зашитые разрезы в различных местах тела. У двоих трупов головы были обриты наголо и виднелись незажившие следы вскрытия черепной коробки. У третьего была аккуратно ампутирована нога уже после смерти и был незаживший шов от операции по удалению аппендицита. У четвертого и пятого были следы вскрытия грудной клетки для операции на открытом сердце.
   - Да, на стандартную процедуру вскрытия это не похоже, - задумалась вслух Натали. - Я знаю, что это такое! Нам нужно сначала посмотреть информацию на дисках. Но я почти уверена, что мое предположение подтвердится.
   - Что ты имеешь в виду? - спросил Леон. - Я один не смогу переправить тебе тела. Мне нужен контейнер и хотя бы робот в качестве помощника.
   - Я думаю, что нам не понадобится трогать трупы, - заявила Натали.
   - Все, Леон, возвращайся! - приказал Адам. - Мы ждем тебя с дисками.
  
  
  

Глава 22.

Борт космического корабля

"Ковчег". 3002 год по

земному летоисчислению.

Сорок девятый год полета.

   Адриан проснулся от завываний сирены. Полуголая Жаннет трясла его за плечо. В дверь каюты кто-то настойчиво стучал. Было два часа ночи по корабельному времени.
   - Вставай, тревога! - пыталась перекричать сирену Жаннет.
   Адриан вскочил с постели, и, на ходу натягивая штаны, выбежал в коридор. У порога его ждала Эми.
   - Мы отклонились от траектории, компьютер требует...! - не успела крикнуть она выбегающему из каюты мужу.
   У входа в рубку командир корабля столкнулся с Клайвом Флетчером. Подойдя к пульту управления, мужчины увидели красную надпись на экране главного компьютера: "Корабль теряет скорость и отклонился от заданной траектории свыше допуска. Прошу разрешения на запуск главных двигателей. До автоматического запуска осталось сорок две минуты. Возможная причина отклонения - неизвестный мощный источник гравитации". Из коридора за действиями командира уже наблюдал вышедший из своей каюты Эрнесто. Адриан отключил сирену и перешел на голосовую связь с компьютером.
   - Что будем делать? - спросил командира Клайв.
   - Не спеши, у нас еще есть сорок минут для принятия решения, - приободрил товарища Адриан. - Это, вероятно, черная дыра какая-то.
   - Советую запустить двигатели только для выравнивания траектории, - вступил в разговор компьютер. - Решение по набору скорости можно отложить на более поздний срок.
   - Подтверждаю команду! - ответил Адриан компьютеру после короткой паузы. - Выровнять траекторию и после исполнения выключить двигатели. Приступить к запуску через пятнадцать минут. Максимальное ускорение 1.2g.
   К этому времени все члены экипажа, кроме Джессики, уже были в главном коридоре жилого комплекса.
   - Всем убрать опасные предметы и сосредоточиться у кормовой стены каюты! - предупредил компьютер через динамики системы оповещения. - Объявляется десятиминутная готовность на запуск ходовых двигателей и остановку вращения жилого комплекса.
   - Давайте, давайте по каютам, быстро! - скомандовал Адриан испуганным девушкам, скопившимся в коридоре.
   - Я пойду, позабочусь о Джессике, - сказал Клайв на ходу.
  
   Джессика спала на мягком полу своей камеры. Ей снилась операционная, в которую только что вкатили больного. Но что это?! На операционном столе Джессика увидела себя! Ее голова была наголо побрита. Вокруг столпились студенты.... Она узнала стоящую во главе стола женщину, одетую в зеленый халат. Это была Эми. Джессика заметила в ее руке лазерный костный рассекатель.
   - Будем делать трепанацию, - сказала Эми и передала рассекатель молодой девушке. Ужас охватил Джессику! Она узнала в девушке свою дочь.
   - Амелия! - хрипло крикнула Джессика и проснулась.
   Над ней склонился Клайв.
   - Где моя дочь? - спросила Джессика, присев. - Где Амелия!?
   - Все в порядке, - ответил Клайв, обняв ее за плечи. - Амелия в своей каюте. Давай присядем в том углу. Скоро запустят двигатели....
  
   Через пять дней корабль заглушил ходовые и маневровые двигатели. Диски жилого комплекса снова стали вращаться, создавая искусственную силу тяжести. Адриан пришел в рубку, чтобы выяснить у главного компьютера, преодолел ли "Ковчег" опасный участок, и на сколько упала скорость. Командир запер за собой дверь, инстинктивно чувствуя, что должен что-то предпринять для сокрытия истинного положения вещей от остальных членов экипажа. Адриан боялся вызвать панику. Одного случая послеродового психоза было для них больше чем достаточно.
   - Есть ли сильный посторонний источник гравитации? - упавшим тоном спросил командир у компьютера.
   - Внешний гравитационный фон пришел в норму, - доложила электронная машина.
   - На сколько упала скорость "Ковчега"? - спросил Адриан с надеждой в голосе.
   - Корабль потерял 1.75 процента скорости, - сухо ответил компьютер.
   - Мы можем поднять скорость до прежнего значения?
   - Не рекомендую, - посоветовал компьютер. - Резервный запас дейтерида лития ушел на выравнивание траектории. Если потратить топливо на дополнительный разгон, то его не хватит для торможения и маневров.
   - Итак, на сколько увеличится продолжительность полета?
   - На тридцать один месяц и четыре дня, - доложил компьютер.
   - На два с половиной года! - воскликнул Адриан, и инстинктивно обернулся, чтобы убедиться, что его никто не услышал.
   - И так, нам осталось лететь двадцать три с половиной года. Хватит ли нам продуктов питания? - вновь обратился командир с вопросом к компьютеру.
   - При существующей норме расхода и неизменной численности экипажа, продукты питания закончатся через двадцать один год и восемь месяцев, без учета неприкосновенного запаса семян, - подсчитал компьютер.
   - Приказываю выдавать информацию о скорости, продолжительности полета и пищевых запасах только после набора секретного кода! - распорядился Адриан и ввел новый командирский код в компьютер. - Дальняя космическая связь работает?
   - Да, контрольный сигнал восстановлен, - подтвердил компьютер.
   - Пошли на Землю сигнал бедствия и доложи им обстановку, - приказал командир.
  
   Через три дня Адриан решил созвать совещание представителей старшего поколения. Он попросил привести даже Джессику, что вызвало у Клайва немалое удивление. Решено было, что Клайв даст ей повышенную дозу успокоительного. Он выразил предположение, что Джессика может просто заснуть от такого количества лекарства. На что Адриан ответил, что формальная процедура требует ее присутствия. Чтобы дети не помешали, договорились собраться в кают-компании после полуночи.
  
   В половину двенадцатого ночи Адриан откинул свою часть одеяла и осторожно отодвинулся от прильнувшей к нему Эми. Командир посмотрел на часы и аккуратно подоткнул одеяло вокруг тела своей жены. Женщина никак не отреагировала на заботу мужа, потому что крепко спала из-за принятой дозы снотворного, которую Адриан незаметно растворил в бокале красного вина. Супруги поздно поужинали. Сегодня начиналась неделя, во время которой была очередь Эми делить с мужем постель.
   Адриан оделся и открыл командирский сейф. Его взгляд сосредоточился на полке с оружием. Там лежал боевой лазер и автоматический пистолет. Немного поразмыслив, командир взял пистолет, потому что он наверняка не смог бы повредить внешнюю обшивку корабля. А для снижения убойной силы Адриан зарядил две обоймы пулями со смещенным центром тяжести. Положив в брючный карман запасную обойму и большую упаковку таблеток снотворного, командир пошел в кают-компанию. Пистолет он засунул спереди за пояс и прикрыл его рубашкой на выпуск.
   Адриан пришел одним из первых. Когда Клайв привел Джессику и все были в сборе, командир сменил код и запер входную дверь на таймер.
   - Что ты делаешь? - спросила у него Жаннет. - А Эми?
   - Эми не придет, - ответил Адриан. - Сейчас все объясню, рассаживайтесь на диване.
   Адриан отошел от остальных членов экипажа и встал по другую сторону обеденного стола.
   - Я несколько дней скрывал от всех истинное положение вещей, - начал свою речь командир. - Я хотел предотвратить преждевременную панику. Она помешала бы мне принять правильное решение. В результате действия сильного источника гравитации, мы потеряли скорость и потратили резерв топлива на выравнивание траектории. По данным главного компьютера, мы не можем позволить себе разогнаться до прежней скорости, так как у нас не хватит топлива для торможения. Значит, наш полет продлится на два с половиной года дольше. Главная проблема теперь состоит только в ограниченном запасе продуктов питания.
   - Мы можем уменьшить рацион! - предложил Клайв. - Лучше использовать теплицы....
   - К сожалению, это не решит проблему кардинально! - оборвал товарища Адриан. - Я подсчитал, что, если мы введем режим жесткой экономии и засадим все оранжереи только бобовыми культурами, богатыми протеином, то с трудом дотянем до конца полета. Все будут ослаблены, и, может быть, даже больны.... У молодежи не хватит сил освоиться на планете и родить здоровое поколение. К тому же, в конце полета появится опасный соблазн использовать в пищу неприкосновенный запас семян.
   - Ты уверен, что не слишком драматизируешь события? - спросила командира Глэдис, поправив голову заснувшей Джессики.
   - Мы, старшее поколение, отработанный материал, - перешел Адриан к делу, вытащив пистолет из-за пояса и положив упаковку снотворного на стол. - Отсюда живым никто не выйдет! Последняя пуля - моя!
   - Ты с ума сошел! - крикнул Клайв, вскочивший со своего места.
   - Сядь и попрощайся с женой! - приказал командир. - Я плохой стрелок. Ты же не хочешь, чтобы я пробил обшивку. Что же касается Эми, то я решил оставить ее в живых. Она - единственный врач со стажем. У молодых еще мало практического опыта. И потом, она такая маленькая, худая и ест, как птичка. Вот вам упаковка снотворного. На каждого по десять таблеток. Вода в кране над раковиной. Через полчаса, когда вы уснете, я сделаю свое грязное дело.
   - Адриан, останься, не делай этого с собой! - воскликнул Клайв, глотая таблетки. - На тебя хватит еды! Ты же наш лидер, ты их надежда!
   - Я не имею права! - сказал командир металлическим голосом. - У меня нет выбора.
   - А мне ты ничего не хочешь сказать!? - тихо спросила плачущая Жаннет, держа дрожащими руками стакан с водой.
   - Не надо, дорогая, не сейчас! - попросил ее Адриан. - Мне и так тяжело держать себя в руках!
  
   Через три четверти часа Адриан подошел к спящей Жаннет, поцеловал жену в лоб и выстрелил ей в сердце с короткого расстояния. Командир прошелся вдоль дивана и убил выстрелом в сердце каждого из своих товарищей. Потом он повернул голову каждого трупа на бок и сделал контрольные выстрелы в висок.
   Адриан вынул из-за пазухи свой персональный компьютер и прикрепил его липкой лентой к входной двери в морозильную камеру. Командир включил экран компьютера и открыл текстовой файл со своим последним приказом экипажу. Затем Адриан распахнул дверь рефрижератора, и белый морозный дым повалил оттуда в кают-компанию. Командир затащил трупы в дальнюю часть морозильной камеры и сложил их друг на друга в проходе на полу. Адриан посмотрел на часы и вышел из рефрижератора, захлопнув за собой дверь. Оставался час до разблокирования замка двери, ведущей в главный коридор жилого комплекса. Было тихо, никто не стучал, пытаясь войти. Дети не услышали выстрелов. Командир взял с разделочного стола кухни острый нож и глубоко порезал себе указательный палец. Кровь обильно полилась, капая на его ботинки и на пол. Адриан стал быстро выводить слова пораненным пальцем на металлической поверхности двери морозильника. Под экраном своего компьютера Адриан написал: Членам экипажа, читающим эту надпись, приказываю выжить. Командир корабля Ковчег Адриан Кэбот.
   Командир вытащил обойму из пистолета. В ней были еще пули. Адриан сунул ее в карман. В стволе оставался последний патрон. Кровь продолжала литься из указательного пальца. Командир чертыхнулся, перевязал его липкой лентой и снова взял пистолет в правую руку. Адриан вошел в морозильник и захлопнул за собой дверь. Он стоял на небольшом пятачке, который оставил для себя на полу рефрижератора у входа. Прямо перед ним лежали его товарищи. Адриан поднес дуло пистолета к своему виску и выстрелил....
  
  
  
  
  
  

Глава 23.

Система звезды Мустар.

Борт космического корабля

"Номэд". Орбитальная стоянка

около планеты Тейя. 3093 год

по земному летоисчислению.

   Леон тяжело дышал, вылезая из скафандра на посадочной палубе "Номэда". Сказались усталость и нервное напряжение от ужаса, который ему довелось испытать на "Ковчеге". Натали помогала разведчику, придерживая его облачение за рукава.
   - Это была жуткая картина! - воскликнул Леон, закончивший процедуру раздевания.
   - Иди, поспи, ты завершил свою часть работы, - сказала Натали, вынимая из кармана скафандра компакт-диски, доставленные с "Ковчега".
  
   Адам взял один из дисков из рук Натали и вставил его в дисковод главного компьютера. На экране появился текст:
  
   "Три дня назад Ковчег закончил выравнивание траектории полета. Главный компьютер подсчитал, что вам не следует снова набирать скорость, иначе не хватит топлива для торможения. К сожалению, ваш полет продлится на два с половиной года дольше намеченного срока. У нас бы закончились продукты питания задолго до завершения миссии. Мы приняли решение уйти! Вам, оставшимся, приказываю выжить и довести миссию до конца! Дороги назад нет! Мы прошли уже две трети пути!
   Назначаю командиром корабля врача Эми Танака. Начальником экспедиции - Эрнесто Кэбота. Командирский код *****. Приказываю Эрнесто Кэботу лично охранять термосы с донорской спермой во время посадки на планету и соблюдать инструкции по планированию рождаемости. Приказываю врачу Танака, в дополнение к силиконовым моделям, использовать наши трупы в анатомическом театре для более успешного обучения врачей интернов.

Командир Адриан Кэбот".

   Когда динамики компьютера умолкли, закончив читать текст, воцарилась гробовая тишина. Больше минуты Адам и Натали смотрели на экран, не проронив ни слова.
   - Я догадалась сразу, что швы на их телах - не следы от вскрытия, - наконец выдавила из себя Натали.
   - Каким же способом они покончили с собой? - спросил Адам.
   - Я заметила на трупах, у которых не вскрывали грудную клетку, маленькую рану на груди в области сердца, похожую на входное отверстие от пули.
   - Подожди, на диске есть еще один файл! - заметил Адам. - Вот он: "Судебно-медицинское заключение".
   Астронавты раскрыли второй текст и прочитали подробный отчет доктора Эми Танака о трагических событиях, произошедших на корабле "Ковчег".
  
   Адам снова созвал всех членов команды на совещание, где продемонстрировал им видеоматериалы и документы, полученные с корабля землян.
   - Несмотря на массовое самоубийство части членов экипажа корабля "Ковчег", я не вижу причин для изменений в программе нашей экспедиции, - сделал вывод командир корабля.
   - Я беру один из рейдеров с оборудованием и спускаюсь. Сразу после приземления я выйду на связь. Дальше вы ждете моего сигнала. На оценку обстановки у меня может уйти даже несколько дней.
   - А если с тобой что-нибудь случится!? - взволнованно спросила Натали.
   - Никаких если! - отрезал Адам. - Вы действуете строго по инструкции! В случае моего не выхода на связь в течение семидесяти двух часов, вы докладываете о случившемся в центр управления флотом Содружества и снимаетесь с орбиты....
   - Я хочу пойти с тобой! - дрожащим голосом сказала Натали.
   - Ты не имеешь права! - напомнил ей Адам. - Ты единственный врач в экипаже. Со мной все будет в порядке...!
  
   Рейдер командира, делая на автопилоте зигзагообразные движения в стратосфере планеты, снизил скорость и оказался в заданном районе на высоте десяти тысяч метров. Адам отодвинул с окон кабины пилота наружные термостойкие щитки и включил камеры кругового обзора, расположенные в днище рейдера. Сквозь большие прорехи между редкими облаками командир увидел остров "Надежды". Адам стал снижаться и искать место для посадки.
   Скоро он с радостью заметил зеленые и светло-бежевые прямоугольники полей, разделенные между собой бурыми полосами грунтовых дорог. Одно поле было белым, как снег, и Адам решил, что это хлопок. Командир хотел сесть где-нибудь в стороне, чтобы не портить посевы. Но ни одного свободного места, годного для посадки, кроме большого пологого песчаного берега, он не нашел. Широкая полоса берега переходила в косу, выступающую в океан.
  
   Когда рейдер плавно опустился на песок, выключив турбины вертикальной тяги, Адам заметил какого-то парнишку в воде, играющего с мячом в десяти метрах от берега. Парень как будто держал мяч за веревку, уходившую из его руки в воду. Раздетый по пояс, подросток махал Адаму свободной рукой и кричал что-то. Командир выскочил из рейдера, снимая на ходу шлем скафандра, и побежал в океан навстречу мальчишке. Адам еле слышал сдуваемые ветром обрывки его слов: - Земля..., земля..., - выкрикивал мальчишка.
  
   Погрузившись почти по пояс в воду и подойдя ближе к мальчику, Адам увидел качающуюся на волнах длинную деревянную палку.
   - Я знаю, ты землянин! - приветствовал командира подросток. - Ты прилетел нам на помощь!
   - А ты откуда знаешь!? - сказал, улыбаясь, Адам.
   - Баба Эми говорила, что когда-нибудь вы прилетите....
   - Что ты тут делаешь с этим мячом? - спросил командир.
   - Это не мяч, а буй! Ты мне чуть всю охоту не испортил! - огрызнулся мальчик. - Давай помогай! Возьми копье, а то уплывет.
   - Да это палка какая-то, - удивился Адам, подобрав древко.
   - Это не палка, а гарпун! - уточнил подросток.
   Вдруг капроновый трос в его руке натянулся, мальчик дернулся в сторону, вода забурлила, и Адама окатило тучей брызг. Парнишка молниеносно выхватил из-за пояса большой топор и огрел обухом какое-то морское чудище, пытавшееся вырваться на свободу. Животное затихло и всплыло на поверхность. Адам невольно отшатнулся, увидев его чешуйчатую спину.
   - Не бойся! - крикнул мальчишка. - Он только рыбу ест. У него пасть маленькая. Помогай тащить-то!
   Адам, ухватившись за трос ниже кулака мальчика, пошел вместе с ним к берегу. Они заметили, как два таких же ящера грелись в лучах Мустара метрах в пятидесяти от того места, где командир заходил в воду. Ящеры среагировали на приближение охотников и быстро поползли к океану, перебирая перепончатыми лапами.
   Адам силился вспомнить, где он уже раньше видел такую мудреную снасть для охоты на морских животных. И вдруг его осенило. Перед ним предстала картина его далекого детства. Они с матерью были на экскурсии в этнографическом музее. Адам стоял напротив манекена, одетого в эскимосский национальный костюм. Эскимос держал в руке поворотный гарпун с привязанным к нему кожаным буем. А экскурсовод все что-то рассказывал, тыкая указкой в эти предметы....
  
   Командир с мальчиком вытащили мертвого зверя на песок. Парнишка сразу принялся вырезать свой гарпун из тела ящера, орудуя острым ножом вокруг раны, из которой выходила веревка.
   - Смотри, какой наконечник я изобрел! - похвастался мальчик, выдергивая из раны за веревку окровавленную металлическую деталь. - Его надо беречь. Он титановый. Больше титана мне дед Эрнесто не даст. Если потеряю, придется делать из стали.
   - А буй кто тебе посоветовал привязать? - поинтересовался Адам.
   - Я все сам придумал! - обидчивым тоном ответил парень.
   - Тебя как зовут-то? - спросил Адам.
   - Рассел. А тебя?
   - Адам. А баба Эми кем тебе приходится?
   - Она не моя прабабушка. Моя прабабушка Жаннет погибла в космосе! - гордо ответил мальчик.
   - А Эрнесто?
   - Он сводный брат моей бабушки Грейс.
   Вдруг со стороны дороги, спускавшейся из полосы джунглей к пляжу, послышался грохот и рев. Командир с мальчиком обернулись в сторону странных звуков. Они увидели большую деревянную повозку, запряженную парой диковинных ящеров, несущихся во весь опор по дороге под уклон к океану. Колеса этой телеги, отливающие металлическим блеском, весело подпрыгивали на колдобинах развороченного тракта. Их деревянные обода, обитые железными полосами, звонко грохотали по ухабам грунтовой дороги. На уровне мощных стальных осей колес виднелись тростниковые борта кузова повозки. Он плавно покачивался на рессорах, сделанных из набора ржавых стальных полос. Посредине повозки стоял пожилой мужчина и что есть силы натягивал вожжи, пытаясь притормозить вышедший из-под контроля гужевой транспорт. На вознице были светло-серые перепачканные полотняные штаны и широкая бледно-бежевая рубаха на выпуск. Запряженные в телегу ящеры неслись галопом и вытягивали вперед длинные шеи, увенчанные маленькими головами. Животные выбивали из дороги тучи пыли своими раздвоенными подкованными копытами. Они глухо рычали, раскрывая пасти, в которых поблескивали металлические удила, видневшиеся между рядами широких тупых зубов. Толстые обрубки хвостов ящеров уродливо дергались в разные стороны, распространяя неприятный запах, доносимый ветром до Адама. Телега быстро пронеслась мимо командира с мальчиком. Она резко остановилась в ста метрах от них, около зеленой дельты ручья, впадающего в океан. Ящеры сразу же опустили головы в пресную воду и стали жадно пить. Мужчина спрыгнул с телеги и, не заметив Адама, побежал прямо к рейдеру. Кричать на ветру было бесполезно, и командир пошел наперерез вознице. Мужчина уже заглядывал в открытую дверь рейдера, когда Адам, наконец, окликнул его, находясь рядом.
   - Ты землянин! - крикнул возница с улыбкой, повернувшись к командиру.
   Он бесцеремонно сгреб Адама в свои объятья.
   - Я криос, командир разведчика "Номэд", - сказал Адам, пожимая крепкую крестьянскую руку аборигена. - Меня зовут Адам. Я родился на Земле, но мой корабль прибыл с Атлантиды.
   - Эрнесто Кэбот, - представился возница. - Мы так долго вас ждали...!
   - Ты ведь сын Адриана Кэбота? - спросил Адам.
   - Да, я сын нашего командира!
   - Сколько вас здесь на планете?
   - Уже около сотни, - ответил Эрнесто. - Сейчас все в поселке. Они ждут вечера, когда спадет жара и можно будет выйти в поле....
   - Я хочу посмотреть, как вы живете, побеседовать с людьми, - сказал Адам.
   - Конечно, мне мать говорила, что сначала прибудет разведчик....
   - А она жива? - спросил Адам.
   - Да, да, но уже совсем состарилась.... Садитесь с нами в повозку, поедем в поселок.
   - У меня в рейдере для вас трактор и десять сельскохозяйственных роботов.
   - Огромное вам спасибо! - поблагодарил Эрнесто, снова пожимая Адаму руку. - Наши роботы уже давно вышли из строя.
  
   Адам помог аборигенам взвалить тушу убитого морского зверя на телегу, и они втроем поехали в джунгли.
   - Почему у ваших, как их там звать, лошадей обрублены хвосты? - поинтересовался у возницы Адам.
   - Потому что у этих жирафозавров на конце хвоста огромные шипы, которыми они отмахиваются от хищников. Так мы отрезаем их сразу же после того, как детеныши вылупляются из яиц.
   Адам инстинктивно сунул руку в карман комбинезона и пожалел, что оставил боевой лазер на рейдере вместе со скафандром, который пришлось снять из-за жары.
   - Ты что-то забыл? - спросил Эрнесто.
   - Оружие нам бы сейчас не помешало, - неуверенно сказал Адам.
   Возница с мальчиком дружно рассмеялись.
   - Хищников на острове мы давно всех перебили, - объяснил, улыбаясь, Эрнесто. - А эти травоядные твари абсолютно не опасны. Главное, не подходить к ним сзади.... Они даже поля нам не вытаптывают, потому что питаются, в основном, листвой с деревьев.
   Вдруг с одной стороны дороги джунгли расступились, открыв на косогоре огромный луг с высокой сочной травой. По нему лениво бродило стадо криоовец, безмятежно ощипывая траву с поляны. В низине, где луг снова сменяли деревья, виднелась блестящая полоска ручья. Со стороны джунглей к нему на водопой вышла группа диких жирафозавров.
   - А пастух - то где? - догадался спросить Адам.
   - А кому он нужен! - пояснил Эрнесто, улыбнувшись. - Сами овцы никуда не разбредутся. Кругом джунгли. Трава под носом. И нападать на них некому. Сначала иногда прилетали птеродактили с континента красть молодняк. Так мы поставили зенитчика. Летуны перестали возвращаться в родное гнездо, и нас оставили в покое.
  
   Через четверть часа повозка подъехала к высокому частоколу из толстого тростника. У открытых ворот ее встречал молодой мужчина с хлыстом в руках. Он на ходу запрыгнул в телегу и уселся напротив Адама.
   - Папа, папа, к нам землянин прилетел! - крикнул ему Рассел.
   - Диего Рэндел, - представился отец мальчика, пожав Адаму руку.
   - Ваш сын прирожденный охотник! - похвалил Рассела командир. - Рэндел? Откуда у тебя эта фамилия?
   - Не знаю, написана была на пробирке с донорской спермой.
   - Ты родился в космосе? - неуверенно спросил Адам.
   - Нет, через год после высадки на Тейю.
   Миновав ворота, повозка въехала в поселок и остановилась у крайней постройки, где была кузница. Поселение состояло из двух - трех десятков домов, расположенных по обе стороны единственной деревенской улицы. Эрнесто сразу спрыгнул и пошел в сторону столба, расположенного на вытоптанной поляне перед навесом, где был горн. К перекладине на столбе была привязана кованая железная болванка.
  
   Адам обратил внимание на маленькую дряхлую старушку, которая медленно шла ему навстречу из соседнего дома. Она тихо шепелявила что-то беззубым ртом. По ее морщинистым щекам текли слезы. Старуха подошла к Адаму вплотную и молча погладила герб Содружества, вышитый на грудном кармане командирского комбинезона. Адам на мгновение вспомнил мать и представил ее старушкой, так и не дождавшейся молодого сына, сгинувшего в холодной пучине просторов космоса.... Он обнял пожилую женщину....
   - Вы Эми Танака? - спросил ее Адам.
   - Да, - тихо ответила женщина, кивнув головой.
   Вдруг за его спиной раздался сильный звон, от которого Адам вздрогнул и обернулся. Это Эрнесто бил железным прутом по подвешенной болванке, созывая сельский сход. Жители, попрятавшиеся в дома от полуденного зноя, высыпали на улицу и двинулись к кузнице. В толпе было много детей и подростков. Некоторые женщины несли на руках младенцев.
  
   Пока люди собирались на поляне у кузницы, недоуменно поглядывая на Адама, Эрнесто успел на несколько минут сбегать в дом, из которого вышла его мать. Он частично переоделся в остатки парадной формы отца. Теперь на нем была темная фуражка, затянутая сверху белым чехлом, с кокардой космического флота Содружества, и синий китель с никелированной прямоугольной биркой, приколотой к лацкану нагрудного кармана. На бирке была отштампованная надпись: "Командир Адриан Кэбот". На ногах Эрнесто были все те же вылинявшие полотняные штаны, частично прикрывавшие библейского вида пыльные сандалии, сделанные из сыромятной кожи. Адам понял важность момента и поправил на голове форменный берет, который надел, чтобы спрятать голову от горячих лучей полуденного Мустара.
  
   Когда все собрались и смолкли, Эрнесто подошел к Адаму и отдал честь. Адам тоже приложил к виску свою правую ладонь.
   - Экипаж корабля "Ковчег" выполнил поставленную задачу! - громко доложил Эрнесто торжественным голосом. - Экипаж успешно высадился на планете в заданном районе и построил сельскохозяйственное поселение. Численность населения девяносто восемь человек. Больных нет....
   Эрнесто сделал небольшую паузу, снял фуражку и продолжил дрожащим голосом: - Потери в составе экипажа: Глэдис Пиньера, Джессика Харрис, Жаннет Абуксис, Клайв Флетчер, Адриан Кэбот пали смертью храбрых...!
   Эрнесто вновь надел головной убор, приложил правую руку к виску и закончил: - Заместитель командира корабля, начальник экспедиции Эрнесто Кэбот.
   Адам вынул из кармана комбинезона компакт-диск, найденный разведчиком на "Ковчеге" и вручил его Эрнесто.
   - Это ваша история, это на память потомкам..., - прокомментировал он свой жест.
   Эрнесто вынул из внутреннего кармана своего кителя цепь с нанизанными на нее пятью титановыми медальонами. На каждом из них был выбит личный номер и имя погибшего космонавта.
   - Они всегда с нами, - тихо сказал Эрнесто, продемонстрировав медальоны Адаму. - К сожалению, у нас давно вышли из строя все компьютеры.
   - У меня на рейдере для вас этого добра достаточно, - вспомнил Адам, расстегивая ворот комбинезона.
   Эрнесто увидел у Адама на груди два медальона.
   - Второй кто-то из близких? - спросил он.
   Адам отстегнул один из медальонов и показал Эрнесто.
   - Трехзначный номер! - удивился Эрнесто. - Это ж когда было...?
   - Это долгая история..., - ответил Адам и передал медальон Расселу, крутившемуся около него с ватагой подростков. - Возьми на память.
   - Нам нужно назад к океану, - напомнил Адам. - Направьте людей и подводы для разгрузки оборудования. Я должен дать команду на вылет еще двух рейдеров. Они доставят еще трактора, жатки и семена. Но главное, большой запас топливных элементов и запасных частей. Вам нужны еще племенные овцы?
   - Зачем? - удивился Эрнесто, улыбнувшись. - Оставьте их себе на шашлык.
   - Поймите меня правильно, - смутился Адам. - Просто возня с ними на орбите занимает много времени. И потом, лишний вес на рейдере увеличит затраты топлива....
   - В принципе, нам и семена не нужны..., - предположил Эрнесто.
   - Нет, это другие сорта злаков с Атлантиды, - возразил Адам. - Кроме того, мы доставили зерна какао, кофе и орехи....
   - Идем под навес, - позвал Эрнесто Адама, пытаясь продраться сквозь окружившую их толпу.
  
   Эрнесто усадил Адама на скамью в тени и стал давать указания своим помощникам.
   - Сегодня вечером мы устроим торжественный ужин для вашего экипажа, - сообщил он Адаму.
   - Нет, нет, пойми, мы разведчики, а не дипломаты! - возразил Адам. - Мои люди не покинут посадочной площадки. Нам нельзя употреблять алкоголь. Мы криосы. Наша печень устроена по-другому.... Это может вызвать нежелательные эксцессы. Как только мы закончим разгрузку, два рейдера останутся на Тейе, а на третьем наш экипаж должен покинуть планету. Давайте устроим сейчас небольшой обед с моим участием. А затем вернемся к рейдеру.
  
   Рассел стоял на песчаной косе и, прищурившись, смотрел в небо на уменьшающуюся точку уходившего в космос рейдера. Позади мальчика на берегу полным ходом шла разгрузка двух оставленных летательных аппаратов. Рассел разжал кулак, и перед ним в лучах Мустара блеснул медальон Адама. На нем, под трехзначным номером, было выбито:

Адам Штерн

астронавт США.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 24.

   Адам и два летчика, пилотировавших рейдеры, оставленные на Тейе, благополучно вернулись на "Номэд". Натали встречала командира у входа в его каюту. Она бросилась к Адаму на шею.
   - Я так волновалась! - воскликнула женщина.
   - Я должен переодеться и немного поспать, - взмолился Адам, высвобождаясь из объятий.
   - Адам, но сначала, пожалуйста, дай мне образцы тканей..., - попросила биолог Анита Сонг, ожидавшая командира вместе с его женой.
   - Анита, но я же обещал, только если будет возможность, - извинился Адам. - Я был занят разгрузкой, на мне была вся торжественная часть.... Я забыл, не успел. Они же тебе нужны только для развлечения. Разведчики, бывшие здесь до землян, взяли достаточно тканей живых организмов для исследований. Ну, хочешь, я поковыряюсь в зубах? У меня во рту действительно застрял какой-то кусочек мяса морского ящера.
   - Спасибо, не надо, - огрызнулась Анита и удалилась прочь, обиженно поджав губы.
   - Тебе все равно не удастся как следует отдохнуть, - огорошила Адама Натали. - Леон срочно хочет видеть тебя в рубке. Он засек посторонний сигнал, исходящий с Циклопа.
   - Ты имеешь в виду местный газовый гигант? - переспросил Адам.
   - Да, на орбите вокруг него находится наш телескоп - интерферометр, - пояснила Натали.
  
   Адам вошел в рубку и усталыми глазами посмотрел на своего заместителя.
   - Что случилось? - спросил он с укором.
   - Ты не поверишь! - возбужденно воскликнул Леон Эспарза. - Я настроил одну из антенн на прием сигнала с телескопа на Циклопе, чтобы снять на наш компьютер подробную карту сектора неба, в котором ведутся поиски планет. Компьютер немедленно обнаружил, помимо основного сигнала с телескопа, посторонний разумный сигнал с переменной амплитудой. Я приказал компьютеру настроить другую антенну на посторонний сигнал и отследить местоположение источника....
   - Короче! - перебил Адам подчиненного. - Ты снял карту неба?
   - Да, конечно....
   - Потому что это - единственное, что мы должны сделать, перед тем как лечь на обратный курс..., - пояснил свою озабоченность Адам.
   - Подожди..., компьютер сообщил, что источник постороннего сигнала вращается на более удаленном расстоянии от Циклопа в плоскости орбиты телескопа! - повысил голос Эспарза. - Компьютер записал весь сигнал. Это десять мегабайт разумной информации. Потом сигнал повторяется снова....
   - И что ты хочешь? - спросил Адам. - Подгрести на нашем корыте к источнику и убедиться в том, что это какой-нибудь автономный резервный блок, выпавший из нашего спутника!?
   - Тот же вопрос я задал компьютеру, - подтвердил Леон. - Ответ отрицательный. Компьютер утверждает, что сигнал не соответствует никаким техническим стандартам Содружества. Даже самым древним.
   - Ты понимаешь, что на полет к Циклопу у нас уйдет около месяца, - предположил Адам. - Но проблема не в этом. Главное, мы потеряем топливо на эти маневры и вернемся домой на несколько лет позже.
   - У тебя есть другой план? - спросил Леон.
   - Ладно, - махнул рукой Адам. - Готовь корабль в полет к Циклопу. Я буду у себя в каюте. Разбудите меня перед запуском двигателей.
  
   "Номэд" медленно приближался к источнику постороннего сигнала по его орбите, держась в кильватере на безопасном расстоянии от неопознанного объекта. В рубке на экране носового радара уже видно было четкое изображение чужого корабля странной конструкции. У него были огромные размеры. Чужак представлял собой гигантский конус, переходящий по гиперболе в раструб на своем широком конце. На вершине этого конуса была какая-то небольшая, сложно нагроможденная конструкция. Рассмотреть ее подробно пока не представлялось возможным.
   - Ничего себе! - удивился Леон. - Да он больше любого нашего грузового корабля. По длине этот чужак, примерно, как наш крейсер типа "Фобос"....
   - Радуйся! - усмехнулся Адам. - Считай, что тебе повезло. Иначе получил бы от меня выговор....
   - Я был уверен...!
   - Давай, навесь на рейдер дополнительные видеокамеры, где только сможешь, - распорядился командир. - Облетишь его на безопасном расстоянии. И непрерывно подавай какой-нибудь стандартный сигнал Содружества. Например: "я свой". Что-нибудь короткое в этом роде. Посмотрим, какая будет реакция.
  
   Рейдер, который пилотировал Леон, несколько раз облетел чужой корабль с разных сторон. Конус корабля оказался полым внутри и напоминал гигантский раструб тромбона. В своей широкой части диаметр раструба доходил до пятидесяти метров. Вокруг вершины конуса расположился небольшой, вероятно, обитаемый корпус корабля инопланетян. А из самой вершины в конце корпуса выходило главное сопло диаметром полтора метра. Вокруг сопла основного двигателя торчали в разные стороны маленькие сопла маневровых двигателей.
   Корабль пришельцев никак не реагировал на маневры и позывные рейдера атлантов. Мало того, его постоянный, периодически повторяющийся радиосигнал никак не изменился.
   - Да что они там, заснули, что ли!? - произнес Леон вслух, нарушив затянувшееся радиомолчание.
   - Возвращайся назад, - приказал Адам. - Надо обсудить наши дальнейшие действия. Одному тебе там все равно не справиться.
  
   Леон вошел в рубку "Номэда", когда Адам с вахтенным пилотом рассматривали изображения корабля - пришельца в различных ракурсах.
   - Зачем им этот огромный диффузор? - недоумевал Адам. - Непонятно, он находится на носу или на корме?
   - Может быть, это парус? - предположил пилот.
   - Ты имеешь в виду идею использования энергии солнечного ветра? - спросил Адам. - Но после прохождения границы системы звезды наступает гелиопауза, где плотность ветра практически равна нулю. Зачем же дальше тащить за собой этот граммофон?
   - А может быть, они местные...? - выразил мнение вахтенный.
   - Не выдумывай! - вступил в разговор Леон. - На Тейе не обнаружено никаких следов разумной цивилизации. Ее никогда и не было. Вокруг планеты полностью отсутствуют остатки космического мусора. Так, кажется, я понял, что это за диффузор у них на носу....
   - С чего ты взял, что он не на корме? - спросил Адам.
   - Мне нужно посмотреть карту неба, снятую с телескопа, - озабоченно попросил Леон.
   - Хорошо, что тебя интересует? - пытался уточнить Адам, выводя карту на экран.
   - Сделай запрос по туманностям, расположенным не дальше ста световых лет отсюда.
   - Вот, нашел! - обрадовался Адам. - Дальность - пятьдесят световых лет. Протяженность - тридцать пять. Да это газопылевой мешок какой-то. В середине есть две звездные системы. Туманность охватывает их со всех сторон. По крайней мере, если и есть свободный вход в этот котел, то не с нашей стороны.
   - Какова плотность облака? - поинтересовался Леон.
   - Предположительно десять тысяч молекул на кубометр пространства, - прочитал Адам, глядя на экран.
   - Теперь все понятно, - сообразил Леон. - При помощи диффузора корабль пришельцев захватывает сильно разреженную газопылевую смесь. К концу сужающейся трубы газ становиться достаточно плотным, чтобы его можно было подавать в двигатель, подмешивая к основным запасам топлива.
   - Ты думаешь, что они прибыли из звездной системы, спрятанной за туманностью? - спросил Адам.
   - Почти уверен, - ответил Леон. - Нам надо как-то войти внутрь....
   - Пойдешь ты, Леон, - принял решение Адам. - А рейдер поведет Клара.
   - Я схожу, разбужу ее, - предложил вахтенный пилот, проявляя заботу о своей жене.
   - У нас только один рейдер, - объяснил свое решение Адам. - Спасательные капсулы не в счет. Я не хочу рисковать. Клара - самый опытный пилот из всего экипажа.
  
   Рейдер снова приближался к кораблю пришельцев, на этот раз со стороны основного корпуса. Леон, облаченный в скафандр с персональным двигателем на спине, стоял на крыле, готовый к прыжку.
   - Видишь, там какая-то площадка с ограждением, - подсказала Клара по радиосвязи. - По-моему, над ней есть люк с конусным фланцем для стыковки....
   Когда расстояние до корабля сократилось до сотни метров, Леон прыгнул и включил двигатель скафандра. Прыжок оказался неточным, и ему пришлось маневрировать в полете, поворачивая сопла двигателя. За пятнадцать метров до цели Леон переключил двигатели на торможение и через секунду выключил их. Последние пять метров он медленно двигался в сторону поручня, вытянув руки вперед.
   - Есть! - радостно воскликнул он в микрофон, ухватившись за поручень перед люком.
   Леон тут же прицепил к поручню страховочный трос и стал внимательно осматривать поверхность люка.
   - Для люка он крупноват, - стал рассуждать вслух Леон. - В такой проем, пожалуй, даже наша спасательная капсула пройдет....
   - Ищи рычаг механизма запирания, - посоветовал Адам из рубки.
   - Но я тут ничего такого не вижу..., - сказал Леон, ощупывая рифленую поверхность по краям люка, и осекся....
   Скоба, расположенная слева от люка, ушла внутрь корпуса корабля, потому что Леон невольно уперся в нее рукой, зафиксировав свое тело между поручнем площадки и люком. Леон сразу догадался, в чем дело. Проделав тот же трюк с правой скобой, он увидел, как появилась щель между люком и корпусом корабля, из которой выскочило легкое облачко пыли. Леон надавил на люк, упершись в поручень площадки. Люк легко повернулся на петлях и открылся внутрь....
   - Я вошел! - доложил Леон, оттолкнувшись от площадки и плавно пролетая через большой шлюз внутрь корабля пришельцев.
   Он не заметил, было ли изначально в этом помещении слабо флюоресцирующее освещение от белых матовых ламп, вмонтированных в панели внутренней обшивки.
   - Возможно, оно включилось после открытия люка, - решил Леон.
   Он почувствовал, как его тело постепенно развернулось в вертикальное положение и магнитные подошвы ботинок прилипли к полу.
   - У них внутри железный пол, как у нас! - обрадовался Леон.
   - А ты думал, что в чужом мире будут изобретать магнитный титан!? - пошутил Адам. - Закрой внешний люк. Тогда ты сможешь двигаться дальше.
  
   Напротив внешнего люка находился следующий люк, ведущий во внутренние отсеки корабля. Леон заметил сбоку от него какие - то индикаторы, имеющие вид вертикальных разноцветных полос. Сверху над каждой полосой на стене была гравировка, изображавшая несколько шариков, заключенных внутрь многочисленных пересекающихся эллиптических линий с точками.
   - Что это?! - спросил Леон, указывая на индикаторы.
   - По-моему, все понятно, - ответила ему биолог Анита, десять минут назад пришедшая в рубку "Номэда" по просьбе Адама. - Это три газоанализатора и датчик давления воздуха. Видишь над красной полосой два шарика? Вокруг каждого из них - по восемь эллипсов. Очень наглядное изображение молекулы кислорода. Я думаю, нас тут ждали....
   - Точно! - прервал ее Леон. - Над зеленым индикатором видны два атома молекулы азота. А третий синий индикатор - показатель влажности воздуха. Над ним изображен красный атом кислорода в обществе двух синих атомов водорода. Значит, мне остается попробовать запустить воздух в помещения корабля и отрегулировать его состав?
   - Не делай этого! - воскликнула Анита.
   - Почему?! - удивился Леон. - Вероятно, выпуклые шарики, изображающие атомы газов, являются кнопками регулировки...?
   - Не трогай ничего, кроме рычагов замка люка! - одернула Анита разведчика.
   - Впустив воздух внутрь корабля, ты дашь команду на активацию каких-нибудь биологических процессов, запрограммированных хозяевами корабля. А я сначала хочу осмотреться и взять пробы на анализ.
   - Хорошо, я просто вхожу, - успокоил Леон Аниту.
   Он открыл внутренний люк и вошел в большое помещение. Вдоль двух противоположных стен этого зала располагалось восемь саркофагов и два прибора непонятного назначения. Сквозь стеклянные колпаки саркофагов Леон увидел находившиеся в них коричневые яйца. Шесть малых, величиной со страусовое яйцо, и два больших, доходивших по длине до полуметра. При ближайшем рассмотрении поверхность яиц скорее напоминала складчатую кожу, чем гладкую скорлупу. Яйца больше походили на нераспустившиеся тюльпаны, так как в узкой части, на их вершине, имелись небольшие отвороты кожи, напоминавшие края лепестков.
   - Какая температура на поверхности стекла саркофага? - спросила Анита.
   - Минус двенадцать по Цельсию, - не сразу ответил Леон, приложив датчик к стеклу.
   - Немедленно закрой люк шлюза! - напомнила Анита. - Они явно поддерживают внутри саркофагов определенный тепловой баланс. Наша задача - не разморозить яйца раньше времени и не погубить их слишком низкой температурой.
   Леон послушно вернулся к люку и закрыл его. Обернувшись, он стал разглядывать стены помещения. Напротив каждого саркофага на стене был рисунок взрослой особи, соответствующей определенному виду яиц. Там, где в саркофаге находилось маленькое яйцо, была изображена большая самка ящера, кладущая яйца. Внутри ее кладки заметно было одно большое яйцо среди других маленьких. Самка была чуть более двух метров ростом. Она стояла на задних лапах, опираясь на мощный хвост, и походила на небольшого тираннозавра. Напротив саркофагов с большими яйцами были изображены маленькие самцы, похожие на бесхвостых рапторов. Ростом они были немного более полутора метров. Их маленькие пасти скорее можно было назвать ртами. А под большими черепами скрывался явно высокоразвитый мозг.
   - Что-то непонятно, кто кому кем приходится? - с сарказмом спросил Леон. - Женщины у них, по-моему, вовсе не являются слабым полом. Больно уж зубастые дамы тут нарисованы!
   - Ну, в природе полно таких извращений! - со знанием дела ответила ему Анита. - А самка "Черной вдовы", например, вообще довольно редкое проявление крайней агрессивности, но не единичное в мире фауны....
   - Что это еще за Черная вдова такая? - переспросил Леон, медленно продвигаясь по проходу между рядами саркофагов к двум тумбам - приборам, расположенным в конце прохода у двери, ведущей в другие помещения корабля.
   - Это вид пауков, у которых самка пожирает своего миниатюрного самца после совокупления, - сказал Адам. - Причем несчастный в порыве экстаза сам запрыгивает к ней в пасть.
   - А ты откуда знаешь? - удивился Леон, подходя к одной из тумб поближе.
   - Они водятся на Земле, - объяснил свои познания в биологии командир.
   - Да, женщинами я бы все-таки называла этих самок ящеров с достаточно высокой степенью сомнения, - выразила свое осторожное мнение Анита.
   - Кто же тогда построил этот корабль?! - удивился Леон.
   - Их мужчины! - предположила биолог. - Вероятно, они и составляют основу их цивилизации.
   - Ты имеешь в виду, что самки представляют собой животных?! - возмутился Адам.
   - Почему бы и нет? - возразила ему Анита. - Может быть, они и обладают каким-нибудь небольшим интеллектом, скажем, трехлетнего ребенка, как взрослые шимпанзе и гориллы...?
   Леон вдруг чертыхнулся и отскочил в сторону от тумбы, к которой приблизился почти вплотную. Верхняя панель прибора резко открылась на петлях, приняла вертикальное положение, и из ее внутренней части вырвался яркий пучок света, который и испугал разведчика.
   - Чего это оно? - растерянно спросил Леон. - Я ведь ничего не трогал.
   - Успокойся! - рассмеялся Адам. - Это всего лишь видеопроектор. Обернись и посмотри на противоположную стену! Тебе просто показывают фильм. Возможно, ты пересек зону действия какого ни будь инфракрасного датчика, который и запустил проектор.
   Леон бросил взгляд на светящуюся стену, где в промелькнувшем кадре один мужчина - раптор мыл самку мочалкой, прикрепленной к длинной палке, а другой периодически поливал представительницу противоположного пола водой из шланга, пытаясь помочь своему собрату совладать с царапающейся рептилией. Ее огромные когти, расположенные на пальцах передних лап, выглядели, как небольшой набор кухонных ножиков, предназначенных для чистки корнеплодов, и представляли собой серьезную опасность. На самку был надет намордник, чтобы она не смогла причинить своим "мучителям" значительного ущерба....
   Разведчик обернулся и посмотрел внутрь проектора. Там он увидел вращающийся металлический компакт-диск и еще дюжину таких же дисков, стоящих рядом в стойле.
   - Давайте, я прихвачу эти диски и попробую достать малое яйцо, - предложил Леон.
   - Не вздумай прикасаться к саркофагам! - одернул его Адам. - Как тебе понравится, если какой-нибудь инопланетянин заберет твоего ребенка для исследований?!
   - А как же мы...? - не понял разведчик.
   - Я знаю, что мне нужно! - прервала его на полуслове Анита. - Найди мне в подсобных помещениях корабля то, чем они питаются. Проб их пищи мне хватит для предварительного анализа.
   - А диски мы заберем вместе с проектором, - сообразил Адам. - Я заметил, что тумба немного сдвинулась, когда ты на нее оперся. И потом, от нее идет провод к стене и, по-моему, там есть электрическая розетка. Во всяком случае, мы сможем измерить параметры их электросети.
   - Понял, - доложил Леон, направившись к следующей двери.
   - Подожди! - попросил командир. - Прикрепи одну из камер к крышке проектора. Мы сможем записывать их фильм, пока ты будешь искать кухню....
  
   Недолго плутая по остальным, довольно тесным помещениям корабля, Леон, наконец, набрел на большой холодильник с пищевыми продуктами. Основную часть этого склада составляли мешки с семенами и комбикормом для каких - то травоядных животных. Тут же размещался морозильник - саркофаг с их яйцами. По подробным картинкам на упаковках разведчик с Анитой поняли назначение содержимого. Отдельно в мелкой упаковке находились разделанные мясные продукты и какие-то коробки с овощными блюдами. По указанию Аниты Леон уложил в свой контейнер для проб по мясному и растительному брикету и двинулся восвояси. В баллонах его скафандра оставалось воздуха на три четверти часа....
  
   Вернувшись на "Номэд", Леон сразу же передал свой контейнер Аните для анализа образцов.
   - Я пару часов отдохну, и мы с Кларой сделаем следующий заход, - предложил разведчик командиру.
   - Никуда вы не полетите, пока Анита не проведет все биологические тесты! - остудил пыл подчиненного Адам.
  
   Через сорок пять минут Анита позвонила командиру в рубку.
   - Адам, срочно собери всех в кают-компании! - возбужденно сказала биолог.
   - Что случилось, что требуется разбудить даже Леона с Кларой!?
   - Да, да! Я тут на такое наткнулась..., что даже прекратила другие анализы! Как положено, я сначала запустила аминокислотный тест.... Так вот результат оказался отрицательным!
   - Что это значит? - не понял Адам.
   - Я скоро приду и все объясню, - заторопилась Анита. - Такой результат предполагался всегда только теоретически. Но на практике это не могло и присниться даже известным ученым....
   - Я вас поздравляю! - воскликнула биолог, входя в кают-компанию. - Мы наткнулись на биологическую антиматерию!
   - Ты имеешь в виду антиматерию в переносном смысле? - спросил Леон зевая.
   - Разумеется, - подтвердила Анита. - С точки зрения квантовой физики их мир совместим с нашим. Но с точки зрения молекулярной биологии у нас с ними нет никаких точек соприкосновения. Конечно, мы с ними без проблем сможем пожать друг другу руки, если они достаточно дружелюбны для этого, сможем участвовать в каких-то совместных космических проектах.... Но сосуществовать на одной планете, вместе составлять вершину одной и той же пищевой цепочки?! Это невозможно!
   - Давай, объясни нам популярно! - потребовал Адам. - И хватит строить из себя Архимеда, неосторожно плюхнувшегося в наполненную до краев ванну.
   - Пожалуйста, все очень просто, - поучительным тоном сказала биолог. - Все живые существа в нашем мире построены из белков, которые, в свою очередь, состоят из набора аминокислот. Существуют всего около двадцати видов аминокислот. Более половины из них мы обязаны потреблять с пищей. Но каждой нормальной аминокислоте, существующей в виде левосторонней L - формы, соответствует ее биологический антипод, так называемый оптический изомер, правосторонняя D - форма, которую до сих пор получали только искусственным путем в лабораториях или находили на метеоритах....
   - Так наши пришельцы построены из D - аминокислот? - догадался командир.
   - Совершенно верно, - похвалила Анита.
   - А что у них еще наоборот? - спросил Леон.
   - Я тоже задалась этим вопросом и проанализировала химический состав их ДНК, - ответила биолог. - Оказалось, что пятиуглеродный сахар, входящий в нуклеотиды ДНК инопланетян, имеет L - форму.
   - Значит, он такой же, как и у нас? - предположил Адам.
   - Вовсе нет! - отвергла Анита. - У нас сахар в ДНК имеет D - форму.
   - А, тут все наоборот, - догадался Леон. - Мы правосторонние, а они леваки.
   - В общем, черт ногу сломит! - заключил командир. - Ни чаю, ни сахару, ни тебе хлеба с маслом....

Эпилог.

   25 апреля 2007 года по григорианскому календарю чилийские астрономы обнаружили планету Gliese 581C в системе красного гиганта Gliese 581. Эта планета находится на расстоянии двадцати световых лет от солнечной системы. Это уже третья планета, открытая астрономами около звезды Gliese 581.
   Примечательно то, что 581С представляет особый интерес как возможный дополнительный дом для нашей цивилизации. При массе в пять раз больше земной, радиусе окружности планеты, превышающем земной на 50%, сила тяжести на 581С больше, чем на Земле, всего в два раза. При том, что на планете обнаружены признаки жидкой воды, по прогнозам астрономов, температура на 581С колеблется в диапазоне от 0 до +40 градусов по Цельсию. Планета вращается довольно близко от своей звезды. Год на 581С длится всего тринадцать дней. "Мягкий" климат на поверхности планеты обусловлен довольно "холодным" излучением красного гиганта. Хотя такой звезде по астрономическим меркам осталось жить довольно короткий промежуток времени, от сотен миллионов до миллиарда лет максимум, нам, для начала развития космической цивилизации, вполне этого времени хватит.
   Кто же сможет жить на планете, где его собственный вес больше, чем на Земле в два раза? Например, штангист малой весовой категории. Скажем, на Земле он весит шестьдесят килограмм, а на 581С будет весить сто двадцать. Сначала этот спортсмен будет передвигаться на новой планете, частично подвешенный за подмышки к каталке. Через несколько месяцев его ноги и позвоночник настолько "окрепнут", что он сможет свободно ходить. Население такой планеты будет иметь мощную и короткую шею, развитые ноги, малый рост и частично атрофированные верхние конечности, чтобы снизить нагрузку на позвоночник.
   Вопрос: когда и как мы туда доберемся...?
   Стивен Уильям Хокинг - физик - теоретик и космолог, профессор математики Кембриджского университета, создатель теории процессов, происходящих в черных дырах.
   Гипогликемическая кома - резкое падение уровня сахара в крови.
   Peenemunde - городок на севере Германии, нацистская ракетная база и концлагерь во время второй мировой войны.
  
   Анабиоз - временное замедление или прекращение жизнедеятельности.
   Вернер фон Браун (1912 - 1977) - немецкий ученый, пионер ракетостроения и мировой астронавтики, штурмбанфюрер СС, главный конструктор ракетоносителей Фау, Юпитер, Сатурн и Аполлон.
   Дефибриллятор - прибор, применяемый для запуска сердца при помощи электрического импульса.
   Некроз - омертвение клеток, в частности, в данном случае вызванное разрывом цитоплазматической мембраны из-за роста кристаллов льда.
   Европа - планета, спутник Юпитера. Представляет собой водный океан, покрытый толстым слоем льда. На планете есть сильно разреженная кислородная атмосфера.
   Телескоп - интерферометр - прибор, состоящий из нескольких телескопов, объединенных в одну конструкцию при помощи большой металлической фермы. Специальное электронное устройство сводит данные, полученные со всех телескопов интерферометра, в общую картину.
   Теломер - концевой участок хромосомы, состоящий из последовательности одинаковых радикалов. При делении специализированной клетки длина теломера укорачивается на один радикал. Когда отпадает последний радикал, клетка умирает.
   Конфедераты - представители рабовладельцев, проигравшей стороны в гражданской войне в США (1861 - 1865).
   Топливный элемент - электрохимическое устройство, представляющее собой емкость, разделенную мембраной с электродами. В одну половину емкости подается кислород воздуха, в другую - топливо. В результате химической реакции окисления, устройство производит электроэнергию.
   Таллахасси - столица штата Флорида.
   Минбар - кафедра в мечети, с которой имам произносит проповедь.
   Фетва - постановление главного муфтия.
   Нанороботы - машины, размером с молекулу, обладающие функциями движения и исполнения программ.
  

Нейротрансмиттеры - химические вещества, посредством которых осуществляется передача электрического импульса между нейронами мозга.

   Тюнинг - превращение стандартного автомобиля в уникальный при помощи форсирования двигателя, улучшения конструкции колесной базы и изменения дизайна транспортного средства.
   По григорианскому календарю.
   Аргентина - серебряная.
   Шпангоут - ребро судового остова.
   Шпация - ячейка корпуса судна.
   Дофамин - гормон и нейротрансмиттер.
   Миямото Мусаси (1584 - 1645) - знаменитый самурай, писатель и художник, основатель одной из известных школ боевых искусств.
   ПЗУ - постоянное запоминающее устройство, в данном случае - большой блок флэш-памяти.
  
   Умилык - самый лучший охотник общины.
   Мантак - полоски китовой кожи с жиром.
   Аллели - различные формы одного и того же гена, расположенные в одинаковых участках хромосом у группы живых организмов.
   Нуклеотид - мономер молекулы биологического полимера ДНК или РНК. Существует четыре типа нуклеотидов, комбинация из набора которых образует генетический код.
   Дайвинг - подводное плавание.
   Гематит - минерал, широко распространенная железная руда.
   Экструдер - машина для размягчения материалов и придания им формы путем продавливания через профилирующий инструмент.
   Швертбот - маленькая яхта.
   Поворотный киль - продольная вертикальная обтекаемая балка с грузом на конце, подвешенная на шарнире к середине днища яхты. Имеет гидравлический привод, позволяющий отклонять ее от вертикального положения для выравнивания крена судна.
   Шверт - дополнительный выдвижной киль.
   Закрутка - механизм сворачивания паруса.
   Брочинг - резкий завал яхты на борт, сопровождающийся выходом руля из воды и полной потерей управляемости.
  
   Стаксель - косой парус треугольной формы.
   Латы - тонкие гибкие пластиковые планки, вставляемые в специальные карманы парусов.
   GPS - спутниковая система глобального позиционирования.
   Токугава Иэясу (1542 - 1616) - японский полководец и государственный деятель.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   - 172 -
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"