Лекс Ален: другие произведения.

Тайны серых кхоров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.04*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:

           В этом мире жизнь замирает с заходом солнца, прячась от хищных Теней, поглощающих души. И только благодаря кхорам - серым колдунам, владеющим магией охранных границ, продолжает существовать человеческий род.
           Говорят, так всегда было... Говорят, так всегда будет... Но всегда найдется кто-то, не желающий верить тому, что говорят.
           Коракс стремится отыскать древний Источник - средоточие сил Теней, и найти ответ на вопрос - как вернуть людям свободу. Однако поиски Источника запрещены Советом, а жизнь самого Коракса стремительно истекает...
           Роман вышел в издательстве "Альфа-книга" 08.09.08.  Купить(Лабиринт) Купить(Озон)

Буря мглою небо кроет... [Рис. на переплете С.А.Григорьева]


  

Ален Лекс

ТАЙНЫ СЕРЫХ КХОРОВ

  
   ПРОЛОГ
  
   Страницы книги были хрупкими и пожухшими. Коракс осторожно перевернул очередной листок, стараясь не надломить его. Спать не хотелось совершенно. Странная история, найденная им в старом хранилище, захватила мальчишку с головой. Захватила настолько, что он даже не обратил внимания, как ночную тишину потревожили мягкие и осторожные шаги.
   - Ну и почему ты все еще здесь? - Раздавшийся прямо над ухом голос наставника заставил Коракса нервно вздрогнуть. Страница протестующе хрустнула в его пальцах. - Разве колокол не звонил отбой уже два часа тому назад?
   - Я... немного зачитался.
   - И вчера? И позавчера тоже? Неужели ты не понимаешь, что несоблюдение режима замедлит твое выздоровление?
   - Я уже хорошо себя чувствую... - неубедительно пробормотал Коракс, старательно разглаживая смятый уголок листа.
   - Хорошо? - Зеран нагнулся вперед, заглядывая ученику в лицо. - Откуда на повязке кровь?
   - Ну... - Коракс коснулся бинтов, плотным слоем охвативших лоб. Кажется, они все-таки опять намокли.
   - Я задал вопрос! - В голосе Зерана прорезалось раздражение.
   - Наставник, я просто неловко повернулся... Там правда ничего серьезного!
   Зеран протянул руку, явно намереваясь проверить слова своего ученика, но ему не дали. С протестующим писком из-за локтя Коракса выкатился маленький пушистый комочек, грозно топорща крохотные крылья. Рука Зерана неестественно застыла в воздухе.
   - Что это? Ты что, с ума сошел? - очень тихо и очень напряженно спросил он.
   - Ну... птенец... - Коракс почувствовал некоторую неловкость. Что он такого натворил? Подумаешь, птица! У одного из учеников змея под кроватью спит - и ничего.
   - Птенец. Лерринка. Позволь, я угадаю, откуда он у тебя? - Седые брови Зерана сдвинулись в одну линию. - Если не ошибаюсь, один из старших учеников утром похвалялся, что собирается провести уникальные опыты над неким легендарным существом. А ближе к вечеру он загремел в лазарет с обожженными ногами. И разговоров об опыте больше не вел.
   Коракс погладил теплый комочек из пестрого пуха, доверчиво подкатившийся к забинтованным пальцам.
   - А это лерринк? Я думал, они как-то по другому выглядят. Они же должны быть белыми и большими. В смысле - совсем большими, - он задумчиво уставился в янтарно-желтые глаза птенца. - И потом, он меня ничуть не боится. А я ведь не девчонка.
   На щеках Зерана заиграли желваки.
   - Причем тут твой пол?! Как ты вообще посмел ввязаться в драку?! Ты только-только ходить начал! Тебе что было сказано?! Никаких - слышишь? - никаких заклинаний! Ан нет, пожалуйста! И пары дней не прошло, а он снова головой в петлю полез! И ради чего?! Ради какого-то полудохлого птенца?!
   Коракс вздохнул и перевел взгляд на своего наставника.
   - Опыты, что хотел проводить тот ученик, были слишком жестокими. А птенец вовсе не полудохлый. И его перелом я уже подлечил. - Он аккуратно шевельнул пальцами, поднимая правое крыло лерринка. Кое-где сквозь пух виднелись небольшие скрепы.
   - Коракс... - Зеран устало потер виски. - Тебе что, мало тех увечий, что ты уже заработал? Еще пара таких стычек - и твое тело не выдержит.
   - Но ведь вы сами меня учили, что защищать - это наша обязанность. Долг каждого кхора.
   - Защищать людей! Людей, а не птиц и бьерров! Не говоря уже о том, что я многократно озвучивал тебе ситуации, в которых надлежит не защищать, а спасать собственную шкуру! Потому что спасти всех и вся ты никогда не сможешь! И твоя задача, твой долг, твое предназначение - максимально эффективно использовать данный тебе Дар. А не рисковать жизнью по несущественным мелочам! Неужели это так сложно понять?!
   - Сложно, - Коракс снова погладил льнущего к его руке птенца. - Я же не просил меня лечить. Если я такой бесталанный ученик, не проще ли махнуть на меня рукой?
   Зеран скрипнул зубами.
   - Твой уровень способностей... Не дает мне право махнуть на тебя рукой, - процедил он.
   - Тогда вам придется и дальше терпеть мое поведение.
   - Если ты и дальше продолжишь в том же духе, я буду вынужден прибегнуть к услугам экзекуторов.
   - Гресера? Но я его не боюсь.
   - Ты уже не помнишь, как едва не умер? Он до сих пор не в восторге от твоего вмешательства. Ты помешал ему нормально провести дрессировку своего подопечного. Из-за тебя ломка его бьерра не закончена и по сей день!
   - Он не убьет меня, - Коракс безмятежно улыбнулся.
   - Откуда такая уверенность? Если бы в тот раз я не оказался поблизости...
   - Я видел свою смерть. Она случится не от его руки и не так уж и скоро.
   - Видел?! - Зеран застыл с полуоткрытым ртом. - Но тебя же еще не обучали... Или ты тайком занимаешься сам? - Он резко схватил лежащую на столе книгу. Несколько страниц, не выдержав такого обращения, сложились почти напополам, надламываясь по сгибу. - Что это? - недоуменно уточнил наставник, разглядывая пожелтевшие от времени строки. - Ты начал читать сказки?!
   - Мне не показалось, что это сказка. - Коракс нахмурился. Не закрывшаяся до конца рана отозвалась колющей болью. - Почему эта книга имеет гриф ограниченного допуска?
   - Меня куда больше интересует, как она попала к тебе с таким грифом?
   - Взломал замок. Можете меня выпороть, - кисло предложил Коракс. - Позже, когда спина заживет.
   - Не премину, - не менее кисло согласился наставник. - А книгой этой не забивай голову. Глупый вымысел какого-то свихнувшегося барда не стоит пристального внимания.
   - Глупый вымысел не прячут подальше от глаз и не запирают под замок, - возразил Коракс. - Зачем вы лжете? Эта книга... Это действительно было? Время, когда ночь была просто ночью? Время, когда никто не знал, кто такие кхоры? Когда Тень была просто тенью и не вела за собой смерть?
   - Ты переутомился, - сухо произнес Зеран. - Видимо, утренняя драка не прошла для тебя бесследно. Или ты сам не понимаешь, что несешь редкостную чушь? Тени были всегда. И кхоры были всегда. И если нас не станет, мир погибнет.
   - Но это неправильно. Люди не должны жить в постоянном страхе.
   - Довольно. - Зеран хлопнул раскрытой ладонью о стол. - Ты идешь спать. Немедленно. Лерринка завтра же выпустишь на волю. У тебя нет времени, чтобы заниматься птицами. И если я еще раз увижу, что ты читаешь запрещенные книги, тебе придется очень несладко. Уверяю тебя, я умею наказывать и поболезненнее, чем Гресер.
   Коракс медленно поднялся, одной рукой цепляясь за спинку стула, а второй нашаривая посох.
   - Как скажете, наставник.
   Наверное, ему стоило отразить на лице смирение. Наверное. Но он точно знал, что нарушит приказ Зерана. В том хранилище спрятано много странных книг. Быть может, если он прочитает их все, то сможет узнать правду.
  
   ГЛАВА 1
  
   Староста неторопливо обходил село по периметру. Близился вечер, и необходимо было проверить, что граница в порядке. Тусклое мерцание золотистых шаров, свободно парящих над линией границы, успокаивало и навевало сон. Он уже почти закончил свой ежедневный обход, когда под одним из последних шаров заметил невысокую фигуру, закутанную в просторный серый плащ. Староста вздрогнул и замер, сбиваясь с шага. Незнакомец медленно поднял голову, откидывая капюшон на плечи. Лучи заходящего солнца мазнули по лицу гостя, заставляя алый кристалл на лбу вспыхнуть живым огнем. Впрочем, в этой демонстрации не было необходимости. Спутать кхора с кем-либо из живых было более чем проблематично. Слишком уж чуждая их окружала сила.
   - Я... мы... - староста мгновенно ощутил, как пересохло во рту. - Я не вызывал никого из Клана. У нас... эээ... - Он обвел рукой линию из мерцающих шаров. - У нас все в порядке.
   - Я знаю. - Голос у кхора был неровным, ломким. Такой голос бывает у юношей, когда они начинают взрослеть. - Я веду Поиск.
   - Ээээ... - Больше всего на свете старосте хотелось сейчас оказаться в своем доме, у жарко натопленного очага. От кхора веяло холодом и смертью. Поиск! За что же им такое наказание?! Да еще сейчас, накануне праздников?
   - Я веду Поиск, - терпеливо повторил кхор. - Ты позволишь мне войти?
   Староста покосился на горизонт. Солнце медленно садилось. Еще совсем немного - и оно окончательно скроется за лесом. И когда его свет погаснет - ни одна живая душа не сможет выйти за пределы, очерченные мерцающей линией золотистых шаров. За исключением кхоров. Староста не знал, оставалось ли в них что-то живое после посвящения, или же колдуны уподоблялись всем прочим созданиям теневой стороны.
   Кхор слегка пошевелился, напоминая о себе. Староста только теперь заметил, что колдун тяжело опирается на посох.
   Хотел бы он иметь право отказать кхору. Но вопрос был больше данью вежливости со стороны колдуна, чем реальной просьбой.
   - Да, конечно... но... - Староста отер вспотевшую ладонь о засаленную ткань штанов. - Но через пять дней будет Праздник Урожая... Мы планировали... Ну... если... чтобы не омрачать... Свадьбы же будут...
   - Пяти дней вполне достаточно. Благодарю. - Кхор сделал шаг вперед, пересекая тонкую линию. Золотистые шары на секунду вспыхнули ярче - и снова потускнели, признав хозяина. За спиной кхора, по ту сторону границы, мелькнули смазанные силуэты. Это длилось не дольше удара сердца, и староста решил, что увиденное - не более чем результат разыгравшегося воображения. Ведь солнце еще не село - а значит, время Теней еще не пришло.
   - Я... я бы предложил вам разместиться в моем доме, - напряженно попросил староста. - Если это не нарушит ваших планов...
   Кхор заколебался, но все же кивнул.
   - Хорошо. Надеюсь, ты не пытаешься меня обмануть.
   - Нет-нет! Как можно! Прошу, следуйте за мной, - староста сделал приглашающий жест, очень надеясь, что рука не задрожит. - Я... вы планируете начать сегодня?
   Кхор недоуменно воззрился на старосту.
   - Уже поздно. Я не хочу будить детей. Завтра. Я начну Поиск утром.
   Староста постарался скрыть облегчение. Утром - а значит, у него есть целая ночь, чтобы предупредить жителей. Если повезет, часть детей удастся спрятать. Но надо действовать крайне осторожно. Староста не хотел попасть под горячую руку разгневанного кхора.
  
   Рассвет не принес привычного чувства радости и воодушевления. Староста едва держался на ногах. Всю ночь он провел без сна, торопливо обходя дома. На пятом десятке такие бдения давались уже крайне тяжело.
   Кхор устроился в самом мягком из всех имевшихся в доме старосты кресел. Капюшон он снова опустил, скрывая проросший из живой плоти красный камень. Теперь староста видел только острый подбородок и неровно остриженные пряди грязных седых волос.
   - Это все, что есть? - Вопрос кхора вырвал старосту из полусонного состояния.
   - Э... ну... это лучшие... - Староста покосился на детей, испуганной стайкой жмущихся у дальней стены. По большей части это были нищие беспризорники. Или седьмые-восьмые сыновья в семье. Те, кого можно отдать. Те, без кого будет только проще. Но таких детей подобралось не так уж и много. Кто по доброй воле отдаст ребенка кхору?
   Староста подошел к детям и подтолкнул одного из них вперед. Мальчик сделал пару неуверенных шагов, в широко распахнутых глазах застыл ужас.
   Кхор протянул в его сторону руку. От черных ногтей по иссохшей ладони разбегались змеи непонятных узоров, прячась в широких рукавах плаща. Ребенок вздрогнул и шарахнулся назад, упершись спиной в живот старосты.
   - Я не причиню тебе вреда, дитя... - Устало произнес кхор.
   - Нет! Нет, пожалуйста! - Мальчик заплакал. - Я больше не буду! Я даю слово! Я не украду ни одного хлебца! Пожалуйста! - Он упал на колени.
   Кхор медленно встал. Серая ткань плаща придавала ему сходство с Тенями - с теми самыми Тенями, от которых колдуны защищали живых.
   - Я пойду... прогуляюсь.
   - Но... пожалуйста, может, вы сначала все же посмотрите этих детей? Вдруг вам кто-то подойдет? - Староста нервно сглотнул. Если кхор будет сам ходить по домам, не так уж много удастся уберечь от его взгляда.
   - Я сказал "прогуляюсь". Надеюсь, что к моему возращению ты приведешь детей в более вменяемое состояние. Мне неприятно смотреть на истерику. Это мешает.
   - Я... да... разумеется... - Староста облизал пересохшие губы, провожая серый силуэт взглядом. Этот колдун совсем не производил грозного впечатления - если брать в расчет чисто физические данные. Но кхоров нельзя было оценивать по привычным меркам. Даже если колдун уже не в состоянии своими дряхлыми пальцами удержать чашку, он до самой смерти останется членом Клана. И тот, кто осмелится пойти против его воли, погибнет ужаснейшей из смертей.
   Кхоры... Спасение этого мира. Единственные, кто в состоянии вести борьбу с Тенями.
   Никто не знал, что такое эти Тени на самом деле, на что они похожи. Изнутри границы они выглядели размытыми пятнами серой мути. А снаружи... Те, кто видел Тени по ту сторону границы, уже никогда не расскажут об этом.
   Тонкая, едва заметная линия на земле, прочерчиваемая кхорами по внешнему краю жилых поселений. Эту линию не мог стереть ни дождь, ни ветер. Линия, над которой даже в самую сильную грозу неярко мерцали золотистые шары. Граница. Внутри - мир живых, снаружи - мир мертвых. За ее пределы можно уйти, но оттуда нельзя вернуться.
   Иногда случалось находить тех, кто по тем или иным причинам оставался на ночь снаружи. Они по-прежнему были живы. На их телах не было ни царапины. Но разум навсегда покидал их. В пустых глазах горели только животные инстинкты, без малейшего следа души. Они больше не были людьми.
   Староста слышал, что когда-то давно таких несчастных пытались лечить. Но лечение не приносило пользы - утратившие душу превращались в диких зверей. И нападали на своих близких, воспринимая их лишь как пищу - близкую и доступную.
   Сейчас, если и случалось найти человека, пробывшего ночью за пределами границы, его уже не приводили обратно в дом. Его просто убивали на месте.
  
   Коракс медленно шел по улице, выбивая посохом облачка сухой пыли. Было привычно тихо - и привычно безлюдно. Время от времени, проходя мимо наглухо запертых дверей и закрытых ставен, он слышал отдаленный шорох - жильцы притаились у щелей, высматривая - пройдет он мимо или остановится. И молясь про себя, чтобы не остановился. Страх невидимой змеей полз перед кхором, ядовитой паутиной оплетая дома. Кораксу казалось, что еще немного - и этот страх можно будет почувствовать на ощупь.
   Тем больше было его удивление, когда за очередным поворотом улицы он наткнулся на ребенка, увлеченно пускавшего кораблики в широкой луже. Ребенку было лет пять, не больше. И, конечно, это была девочка. Мальчика не оставили бы без присмотра - он либо подпирал бы стену в составе недавней стайки в доме старосты - либо сидел бы в подвале, стараясь не дышать.
   - А это ты и есть страшный колдун? - Девочка оторвалась от попытки выудить из лужи утонувший кораблик и схватила его за полу плаща.
   - Именно страшный? - уточнил кхор.
   - Так моя мама сказала. Она говорит, что от меня никакого проку. И что даже страшному колдуну я не нужна. Она выгнала меня. Я мешала им сидеть тихо, - девочка шмыгнула носом и вытерла его рукавом и без того не очень чистой рубашки. - Но тихо сидеть скучно. А ты правда хочешь украсть моих братьев? Укради лучше меня!
   Коракс с трудом опустился на корточки рядом с ребенком. Старая рана на ноге ныла, мешая свободно двигаться.
   - Ты хочешь, чтобы я тебя украл?
   Девочка некоторое время рассматривала его низко надвинутый капюшон, словно надеялась отыскать в старой серой мешковине что-то интересное.
   - Ну... не знаю. Если ты не будешь меня бить - хочу. Мама все время меня бьет. Я не люблю, когда бьют. Это больно.
   - Мы не бьем, - он запнулся, - детей. - Пригладил встрепанные вихры ребенка. Темные руны, покрывавшие высохшую кожу колдуна, мягко вспыхнули золотым.
   - Ух ты! - увидев свечение, девочка восторженно взвизгнула и попыталась коснуться ожившего узора. Коракс резко отдернул руку. Руны снова начали темнеть, возвращаясь к первоначальному виду. - Как красиво! Это фокусы, да? Как на ярмарке?
   - Если бы... - Он уставился на ребенка.
   - А зачем ты их сделал?
   - Привычка. Этот свет значит, что ты подходишь для моего Поиска.
   - Ой! Ты меня заберешь? Мама говорит, колдуны воруют детей - а потом превращают в чудовищ. Я стану чудовищем?
   - Нет. И мы никого не воруем.
   - Но мама же спрятала братьев! Она сказала - ты их можешь украсть. Зачем тебе дети?
   - Я ищу преемника. Мне осталось недолго жить, и мне надо, чтобы кто-нибудь заменил меня.
   - Ой. Ты такой старый? - Девочка сделала попытку заглянуть под его капюшон. - Но ты не кажешься очень старым! Мой дедушка точно старше. А, знаю! Ты больной, да?
   - Нет. Просто мы знаем, когда наш срок истекает. Это сложно объяснить.
   Девочка попробовала на зуб край его плаща, но почти сразу же отказалась от неинтересного развлечения.
   - Так ты возьмешь меня, старый-страшный колдун?
   - Нет. Хотя ты и подходишь.
   - Почему? - Девочка дернула его за руку. - Из меня нельзя сделать колдуна?
   - Можно, почему нет. Но мне нужен мальчик. - Он задумчиво изучал испачканное личико. У нее есть братья - те, которым она мешала сидеть тихо. Скорее всего, кто-то из них тоже может подойти.
   - Я хорошо дерусь! - сообщил ребенок. - Лучше, чем Салей!
   - Это неважно. Ты еще маленькая. Тебе предстоит вырасти в прекрасную женщину и продолжить человеческий род. А задача кхоров - защищать людей. Это не женская, это мужская обязанность. И потому мне нужен мальчик.
   - Я не понимаю. - Девочка отпустила подол его плаща и засунула палец в рот. - Ты все-таки заберешь моего брата?
   - Не знаю. - Он медленно поднялся, опираясь на посох. - Может быть, и заберу.
   - Не надо! Мама огорчится.
   - Вероятно. Но тут ничего не поделать. Чтобы дать человечеству возможность жить счастливо, приходится жертвовать счастьем нескольких отдельно взятых семей.
   - Я не понимаю! Ты плохой! - Девочка зло ткнула его кулачком. - Ты хочешь расстроить маму! - Она ткнула колдуна еще раз и шмыгнула прочь, оставив невыловленный кораблик плавать в грязной луже.
   Коракс задумчиво изучал полузатонувшую конструкцию из обломанной бересты. Он не чувствовал обиды или удивления. Все верно. Другой реакции просто не могло быть. Люди всегда остаются людьми.
   Колдун потер пальцами виски. Голова болела, в ушах все еще звенело тихое эхо. Но боль тоже была привычной. Ему всегда тяжело давались переходы через теневую сторону. Жаль, что его собственные запасы трав заканчиваются. Впрочем, ничто не мешает попробовать собрать нужную траву в здешнем лесу. Может, за это время дети в доме старосты успокоятся.
  
   ГЛАВА 2
  
   - И, значит, как зыркнет он на меня... - Криста сделала максимально страшное лицо. При ее задорно-веселой физиономии это получилось абсолютно несуразно. - А глаза у него - зеленым огнем горят!
   - Ха. Как гнилые головешки? - насмешливо перебила рассказчицу Гелера. Описание "жутко-страшного-колдуна" ее совершенно не занимало. Куда больше беспокоила чуть растрепавшаяся от недавних девчачьих игр прическа. Ведь скоро за ней придет Налек! Девушка кинула скептический взгляд в маленькое зеркальце - слишком уж маленькое, чтобы досконально изучить образовавшиеся огрехи.
   - И вовсе не как головешки! - Кристу было сложно сбить с намеченной линии. Кроме того, за исключением Гелеры, в лице остальных девушек она нашла более чем внимательную аудиторию. - А прямо как настоящий огонь - но зеленый и мертвый! И как он зыркнет на меня - так у меня все душа в пятки и ушла! Стою - и шагу сделать не могу! Не иначе - заколдовал! И, значит, подходит он ко мне - медленно так, неторопливо... Видит, что я двинуться не могу... И глаза у него все горят... А высокий - жуть, плечи - во! - Криста развела руки широко в стороны.
   - И что, что? - нетерпеливо перебила одна из слушательниц.
   - И как обнимет меня - чуть дух не вышиб!
   - Криста, а ты этого "страшного" кхора случайно с кузнецом не перепутала? Он вроде давно уже к тебе неравнодушен. - Гелера по-прежнему не отрывала взгляд от зеркала. Да нет, не так уж и страшно. С чуть растрепавшимися кудрями она выглядит даже милее. - Сама же говоришь - темно было.
   - Ты это... - Криста недовольно наморщила конопатый носик и с завистью покосилась на лилейно-белую кожу подруги. - Я что, по-твоему, одного мужчину от другого отличить не могу?!
   - Сложно сказать. Сама ведь жаловалась, что зрение у тебя слабое. Да и на твою вышивку просто посмотреть - сразу все станет ясно.
   Криста хотела уже ответить привычной колкостью, когда ветки ближайших деревьев качнулись в стороны, и на полянку шумно ввалился Налек. И почти сразу же замер, уставившись на Гелеру влюбленным взглядом.
   Гелера в притворном смущении опустила длинные ресницы. Она и сама знала, что хороша - более чем хороша. Она считалась первой красавицей - и, по ее собственному мнению, считалась заслуженно. Высокая, гибкая, с пышной грудью и осиной талией, с пшеничными волосами, мягкой волной падающими почти до лодыжек, с ясными серыми глазами, подчеркнутыми тонким росчерком бровей, - ее красота заставляла оборачиваться практически любого мужчину. И девушка частенько пользовалась этим. Правда, тщательно следя, чтобы рядом не было Налека. Своего жениха она любила и старалась не расстраивать.
   Гелера плавно встала и грациозно приблизилась к застывшему соляным столбом юноше. У того на лице снова появилось выражение безграничного счастья пополам с недоверием - будто он боялся очнуться и осознать, что их помолвка - просто сон. Гелера мягко взяла его за руку. На фоне медвежьей лапищи ее ладошка казалась крошечной.
   Налек, собственно, тоже не был обделен вниманием противоположного пола. Высоченный, крепко сбитый, да и на лицо не урод, он заставлял тайком вздыхать не одну девушку. Но, в отличие от Гелеры, своей привлекательности абсолютно не осознавал. Да и зная нрав Гелеры, никто не рисковал переходить ей дорогу.
   - Послушай... я тут подумал... - они уже значительно отошли от полянки с девчатами, но дар речи к Налеку только начал возвращаться. - Может, тебе сейчас не стоит гулять одной? - Он запнулся, покраснел и бросил на нее смущенный взгляд.
   - Это ты из-за кхора, что ли? - Она недоуменно вскинула совершенной формы бровь. - Ты подслушал рассказ Кристы?
   - Я... нет... ну то есть... Но все-таки колдун... Мало ли...
   - Глупости это все. Кхор охотится за детьми. К тому же только за мальчишками. Я ему без надобности.
   - Это так, но я волнуюсь за тебя...
   - Перестань.
   - Нет, я все же думаю, что лучше я буду провожать тебя, пока этот колдун здесь.
   - Налек! - Девушка резко остановилась, заставив юношу запнуться. - Я сказала - нет! И более того - я вот прямо сейчас пойду домой одна! И дойду! И ничего мне не будет, потому что я не верю в старушечьи россказни!
   - Но, но, Гелерочка...
   Девушка стремительно выдернула свои пальцы из его ладони. Конечно, Налек без труда мог бы задержать ее силой, но у него даже и мысли такой не возникло. Он только растерянно округлил глаза.
   Гелера небрежно тряхнула косами и шагнула в сторону.
   - Я пойду одна! Понятно? И не смей мешать мне!
  
   Из вредности она выбрала самый дальний путь, решив по дороге нарвать букет любимых желтоглазок. Несомненно, Налек сейчас будет бежать до ее дома - а после ждать у двери, с замиранием сердца вглядываясь в лес. Ну и пусть. Будет знать, как верить всяким старушенциям. А она не хрустальная, чтоб с нее каждую пылинку сдувать. Хотя эта привычка Налека, что уж греха таить, ей все-таки нравилась.
   Девушка настолько увлеклась своими размышлениями, что далеко не сразу обратила внимание на непривычную тишину, накрывшую лес. Она остановилась, только заметив впереди незнакомца, закутанного в серый плащ. И этот незнакомец - какая наглость! - рвал ее желтоглазки!
   - Да как ты смеешь! - Гелера вспылила раньше, чем успела задуматься, кем мог быть встреченный в лесу чужак. - Это мои цветы!
   - Что? Цветы? - Он наконец повернулся. Ничего общего с описанием Кристы. Невысокий, тощий, глаз не видно за патлами седых волос. Даже красный кристалл - атрибут власти кхоров - едва-едва проглядывал из-под длинной седой челки. Да еще, похоже, и горбун - или это он так сутулится? Ха, и этого мелкого старика испугался Налек? Да она сама с ним разберется - мало не покажется!
   - Цветы! Это моя полянка. Никто не вправе рвать мои цветы, - снизошла она до объяснений.
   - Девушка, эти цветы не могут быть твоими. Это же лес.- Он уставился ей в глаза. Этот взгляд не нес в себе даже толики привычного восхищения. Так можно смотреть... Ну, на придорожный столб. Гелера почувствовала, как в душе закипает злость.
   - Ты, мерзкое существо! Быстро положил мои цветы на землю и пошел прочь! Пока я из тебя дух не вышибла. - Она махнула в сторону кхора сжатой в кулак рукой.
   Но, к сожалению, на колдуна ее выпад не произвел ни малейшего воздействия. Некультурно повернувшись спиной, он медленно опустился на карачки, обрывая последние из уцелевших желтоглазок. Гелера скрипнула зубами. Чесались руки отдубасить наглеца - тем более, при такой хлипкой комплекции старикашка явно слабее, но ведь драка могла оставить следы на ее безупречной коже. Гелера задумчиво уставилась себе под ноги. И почти тотчас же торжествующая улыбка озарила ее лицо. Стараясь производить поменьше шума, она подняла с земли небольшой, но довольно увесистый булыжник - и швырнула в зловредного колдуна.
   И в этот момент он обернулся. Гелера успела увидеть, как камень вскользь ударил его по голове - а в следующий миг все заволокла вязкая тошнотворная дымка. Девушка закашлялась. В воздухе нестерпимо завоняло какой-то мерзостью. А когда все слегка рассеялось, колдун исчез. И утащил с собой все сорванные на поляне цветы.
   Девушка протерла слезящиеся глаза, но ничего не изменилось. Дымка медленно таяла, открывая полностью лишенную цветов полянку. Гелера оглянулась и, убедившись, что никто не слышит, крайне некультурно выругалась. Не то чтобы она прямо так уж любила эти проклятые желтоглазки, но как смел какой-то вшивый старикашка перечить ее желаниям? Нет, он просто обязан поплатиться за такую наглость!
   Все еще кашляя и сплевывая наполнившую рот горечь, она медленно двинулась прочь. В голове продолжали вертеться мысли о желанном возмездии. Кажется, этот кхор поселился в доме старосты? Что ж, она нанесет туда визит.
  
   Добраться до дома старосты незамеченной ей удалось без малейших проблем. Все жители села - от мала до велика - старательно обходили стороной приметный дом, не желая случайно попасться на глаза страшному кхору. Гелера презрительно фыркнула. Видели бы они этого кхора живьем! Смех, да и только.
   Покрутившись вокруг дома, девушка вычислила и комнату, предоставленную "дорогому гостю". Окошко, правда, было высоковато - но зато незаперто. И всего с четвертой попытки удалось забраться внутрь. Внутри, кстати, против ожидания, оказалось довольно чисто и аккуратно. Она ожидала, что кхор разведет грязь и беспорядок, посыплет все вокруг слоем ядовитой пыли... ну, в общем, эти слухи тоже не оправдались. Самого жильца на месте не оказалось. Гелера разочарованно вздохнула и стала задумчиво перебирать разложенные на столе предметы. В основном там лежали книги - причем ни одной с картинками! Но потом, отбросив их в сторону, она отыскала вещицы поинтереснее. Например, длинную цепочку из незнакомого металла, украшенную золотистым кулончиком. Гелера тут же примерила найденную штучку и завертелась в поисках зеркала - полюбоваться собой. Настенного зеркала в комнатушке не оказалось, но на столе она нашла маленькое ручное - тоже необычного вида. Изображение в нем отражалось чуть темнее, чем на самом деле, что вызывало некоторые неудобства. Гелера раздраженно передернула плечами. Глупый колдун! Даже зеркала нормального у него нет!
   Дверь скрипнула, медленно открываясь. Кхор сделал шаг - и замер, воззрившись на незваную гостью. На голове его, аккурат по центру темечка, красовалась довольно значительная шишка. С одежды медленно стекали густые темные капли - как будто он только что повалялся в грязной луже, а рукав был обмотан обрывками какого-то растения. Выглядел колдун на редкость жалко. Гелера позволила себе слегка удовлетворенно улыбнуться.
   - Думал, тебе удастся спрятаться, а?
   Кхор вздохнул и мрачно уставился на нее, слегка задрав голову. Лица его Гелера по-прежнему не могла как следует рассмотреть.
   - Слушай, что я тебе сделал, а? - Он коснулся рукой шишки на голове. - Или у тебя мания чужих людей преследовать?
   - Цветы отдай, вор!
   - Девица... ну как бы тебе потактичнее сказать... Ты начинаешь мне действовать на нервы.
   - Ха! Напугал! Да я тебя сейчас... - Она зашарила рукой по столу, нащупывая какой-нибудь объект для нового броска.
   Кхор, следивший за ее действиями, вдруг заметно дернулся.
   - Стой!
   - А-а-а, испугался? Сейчас ты узнаешь, как мои любимые цветы таскать!
   - Да стой же!!!
   Тяжелая вещь странной формы, которую Гелера схватила пальцами, вдруг стала нестерпимо горячей. Девушка испуганно разжала руку.
   Разлившийся в воздухе звон прозвучал на редкость красиво и мелодично. Гелера никогда не слышала ничего подобного. Звон издавала раскрывшаяся при падении на пол шкатулка - та самая вещица, что обожгла ей пальцы. А чуть погодя из шкатулки вылетело облако сияющей пыли. Пыль была золотистого цвета - точно такого же, как мерцающие шары, отмечавшие границу села. Эта пыль моментально забилась ей в нос, мешая дышать. Гелера закашлялась. Теперь пыль попала еще и в рот. У нее был сладкий привкус, отдающий корицей и миндалем. Девушка завертела головой, стараясь отряхнуться.
   Кхор медленно опустился на колени и с осторожностью закрыл шкатулку. Звон исчез, оставив после себя неуютную пустоту. Исчезла и пыль, тонкой струйкой втянувшись обратно. Колдун так и остался сидеть на полу, обнимая шкатулку руками.
   - Что же ты наделала... - В его тоне звучала запредельная печаль.
   - Эй, ты чего? - Гелере совершенно не понравился его голос. Ну да, она хотела с ним расквитаться за цветы, но почему он ведет себя так, будто кто-то умер? - Эй, вроде ж твоя шкатулка цела? Я не знала, что она такая ценная! Я не собиралась ее портить.
   - Шкатулка? -Кхор уставился на руки, словно впервые увидев, что именно он сжимает. - Ах, шкатулка... ее нельзя разбить.
   - Ну и чего ты тогда пол протираешь?
   Колдун медленно поднялся, цепляясь за ножку стола. На вопрос он не ответил. Гелера задумчиво покосилась на него. В руках он по-прежнему стискивал непонятную шкатулку. Придурочный какой-то!
   - Ладно, я забираю свои цветы и ухожу, договорились? - Она сделала шаг к разбросанным на полу желтоглазкам.
   - Уходишь? - Он поднял голову. Сквозь спутанную седую челку тускло блеснул алый кристалл. Гелере на миг почудилось, что там и не кристалл вовсе - а просто кровавая рана. - Но ты теперь не можешь уйти...
   - Что? - она нахмурилась. - Что за ерунда?
   Он медленно взял со стола то самое, не понравившееся Гелере, ручное зеркальце и протянул девушке.
   - Посмотри...
   Гелера недоуменно пожала плечами. Что там смотреть? Хотя, может, эта пыль осела у нее в волосах... Она кинула быстрый взгляд на стеклянную поверхность. И взвизгнула так, что зазвенели стекла.
   Из зеркала на нее смотрело чудовище. Чудовище с золотистым кулончиком на груди. Роскошные волосы цвета спелой пшеницы исчезли, оставив голый, лишенный какой-либо растительности череп. Кожа приобрела отталкивающий серовато-голубой цвет утопленницы. Брови и ресницы пропали. Губы сморщились, как у столетней бабки. А там, где положено было находиться глазам - в провалах, залитых слепяще-золотистым светом, плавали две огненно-алых точки.
  
   ГЛАВА 3
  
   - Немедленно! Немедленно расколдуй меня обратно! - оправившись от первоначального шока, Гелера схватила кхора за грудки и встряхнула, как тряпичную куклу.
   - Я не могу тебя расколдовать. Не в моей власти кого-то заколдовывать или расколдовывать, пойми же! - он попытался высвободиться из ее пальцев, но девушка вцепилась намертво.
   - Лжешь! Ты же колдун! Это ты превратил меня в ходячую жуть! Немедленно исправь!
   - Это не я тебя превратил! Это ты сама себя превратила! - сорвался на крик кхор.
   - Чего? - От неожиданности она ослабила хватку, чем кхор и не преминул воспользоваться, поспешно отодвинувшись на безопасное расстояние.
   - Это ты открыла Врата. Не я!
   - Да что ты несешь? Какие еще "Врата"?!
   Кхор устало потер шишку на темечке. Очевидно, она причиняла ему явные неудобства.
   - Шкатулка. Ты их видишь как шкатулку. Никто из людей не может открывать Врата. Но на тебе был один из моих амулетов. - Сухой палец кхора ткнул в "позаимствованный" кулончик на ее шее. - Только поэтому ты до сих пор и жива. Но вернуть тебе первоначальный облик - не в моих силах.
   - То есть как? - Она едва ли не взвыла. - Я что, теперь всю жизнь буду таким чудовищем?!
   - Да нет, не всю. - Колдун явно успокоился, нервные нотки исчезли из его речи. - Думаю, не больше чем год.
   - Год?! У меня свадьба через пять дней!
   - Ну, извини. Перенесешь. - Он нагнулся, собирая рассыпанные по полу желтоглазки.
   - Эй, стой! А почему, если ты можешь это расколдовать через год - то не можешь сейчас? Это что, месть?! - Гелера сжала кулаки.
   - Девица... да оставь ты меня уже в покое, а? И без тебя тошно!
   - Ты на вопрос ответь!
   Кхор неторопливо положил собранные цветы на стол и обернулся.
   - Я не могу тебя расколдовать. Это магия Врат. Но каждые Врата привязаны к своему хозяину. Когда их владелец умирает, они исчезают - и, соответственно, их магия прекращает свое действие. Я умру через год. И тогда твой облик вернется к тебе, - он устало вздохнул. - Если хочешь, можешь попробовать убить меня сейчас. Но, поскольку я еще не нашел себе преемника, я буду вынужден сопротивляться. Только поторопись с решением - у меня слишком много дел.
   - Э... - Гелера растерянно мигнула. Убить? Нет, но убить - это же... - А откуда ты знаешь, что умрешь через год? А если не умрешь?
   - Значит, тебе либо придется ждать, пока я все-таки умру, либо убить меня самой. -Колдун повернулся к ней спиной, явно не желая продолжать спор. Гелера ошеломленно смотрела, как он обдирает с проклятых желтоглазок, из-за которых и заварилась вся эта дурацкая каша, лепестки и методично ссыпает их в небольшой котелок.
   - Ты что делаешь?
   - Лекарство. У меня болит голова. Причем не только из-за твоих неуместных упражнений. - Он снова коснулся шишки на темечке и вдруг оглушительно чихнул. Лепестки желтоглазок взмыли в воздух - и осыпались обратно на стол. Кхор уставился на свои руки, только сейчас заметив чрезмерно сырое состояние своей одежды. Попытался отцепить от намокшего рукава прилипшие травинки и тут же чихнул снова.
   - Тебе надо переодеться. И выпить горячего, - против воли посоветовала Гелера. Вообще-то по-прежнему хотелось набить кхору морду, но уж очень жалкий был у него вид. И, кроме того... шкатулку ведь действительно открыла она. Но что же теперь делать?! Не убивать же на самом деле этого малахольного?
   - Я не простужен, - пробормотал кхор.
   - Что? - Гелера благополучно успела потерять нить разговора, углубившись в невеселые размышления.
   - Это просто аллергическая реакция на мох. - Он отряхнул с рукава еще несколько зеленых нитей и поморщился. - Но переодеться мне действительно стоит. Отвернись. -Кхор начал расстегивать плащ. Гелера поспешно уставилась в пол. Еще чего не хватало - на голых тщедушных стариков пялиться. Вот если бы на его месте был Налек - дело другое... А так... Девушка вздрогнула, снова вспомнив про свой облик.
   - Но я же не могу в таком виде показаться на людях! -Пытаясь продолжить диалог, она непроизвольно подняла глаза. Колдун стоял в одних подштанниках. Гелера почувствовала, как горят щеки. Она ведь не собиралась подсматривать! Но, с другой стороны, когда еще выпадет шанс рассмотреть полуголого кхора...
   Руки колдуна сплошь покрывала темная вязь непонятных рун, тянувшихся от черных ногтей и обрывающихся в район ключицы. На груди этих рун не было. Зато там были шрамы - словно на кхора напал оголодавший медведь. Жуткие рубцы толстенными жгутами сплетались в путаную сетку.
   А еще Гелера смогла разглядеть его лицо: колдун завязал свои седые патлы в неаккуратный хвост. Через нос и левую щеку тянулся шрам. Видимо, когда-то это была глубокая рана - или же лекарь не имел достаточных навыков - но образовавшийся рубец стягивал кожу в подобие жутковатой маски. Там, где лицо не было перекошено, его испещряли нити темных морщин. А по центру бледного лба огненным цветком горел красный камень, растущий из живой плоти. Гелера нервно сглотнула.
   Пожалуй, только глаза выбивались из общей картины. Они отнюдь не были похожи на горящие зеленым огнем головешки. Обычные человеческие глаза. Светло-карие. И сейчас в этих глазах явственно читалось бешенство - тоже вполне человеческое.
   - Я тебе что, чучело?! - Перехватив ее взгляд, кхор резко сорвал с кровати покрывало и набросил себе на плечи. - Что ты на меня пялишься? Если тебе так хочется поизучать чудовищ - посмотри в зеркало! Ведь зеркало - это единственное, чем ты умеешь пользоваться в совершенстве!
   Гелера от возмущения потеряла дар речи.
   В повисшей тишине скрип открывающейся двери прозвучал особенно отчетливо.
   - Господин кхор, мы тут вам поесть приготовили... - Жена старосты медленно протиснулась в проем, держа в руках заваленный снедью поднос. На ее счастье, поднос был слишком тяжел, она сначала пристроила его на край стола и только после этого осмотрелась.
   Последовавший визг многократно перекрыл недавние голосовые упражнения Гелеры.
   - Ч-что это? - Дрожащим пальцем женщина ткнула в сторону замершей Гелеры.
   - Тень. - Голос кхора был до невозможности спокойным.
   - А... а... как? Тут? День же... И мы внутри...
   - Всего лишь мой слуга. Кстати, я бы предпочел остаться один. Я сейчас занят одним важным опытом. - Он кивнул в сторону полузасыпанного лепестками желтоглазок котелка.
   - А. Ну да. Да, конечно... - Пятясь задом, женщина поспешно ретировалась. Выражение ужаса так и не исчезло с ее лица.
   - Она же сейчас всем расскажет... - несчастным голосом прошептала Гелера. - И Налек тоже услышит...
   - Чушь. Она не могла тебя узнать. Она расскажет, что видела монстра. В результате меня здесь просто начнут больше бояться, только и всего. - Кхор потер виски.
   - Но мне-то что делать? Как мне теперь в таком виде? Я никому на глаза показаться не смогу! Ты же видел, как эта тетка испугалась!
   - И что? Неужели твои близкие ценят тебя только за твою внешность?
   - Но у меня на самом деле свадьба через пять дней! Что я скажу Налеку?!
   Кхор сжал оборванные лепестки желтоглазок в ладони, непонятным образом превращая их в труху. Образовавшуюся пыль ссыпал в принесенную женой старосты чашку с кипятком. Вода тут же окрасилась в ядовито-зеленый цвет. От едкого запаха заслезились глаза.
   - Скажи правду.
   - Ты сошел с ума! Я не могу показаться ему в виде чудовища! Он же меня разлюбит!
   Кхор пожал плечами и глотнул мерзко выглядевшую жидкость.
   - Странная любовь. Ну, раз боишься встретиться, напиши ему письмо.
   - Письмо? - Гелера округлила глаза. С равным успехом кхор мог бы предложить ей полетать. - Я что, похожа на дуру? Стану еще я тратить свое зрение, учась рисовать эти дурацкие мелкие закорючки!
   - А ведь по форме черепа и не скажешь, - задумчиво констатировал кхор.
   - Чего? Ты о чем?
   - О низком уровне разума. - Он сделал очередной глоток и поморщился. Судя по всему, на вкус жидкость была ничуть не лучше, чем на запах. - Полагаю, если бы ты осталась ночью снаружи границ, тебе бы ничего не грозило. Даже теневые создания не польстились бы на такую мелочь.
   - Ты, кажется, своими заумными речами меня оскорбить решил?
   - Да сохранит меня Великое Солнце от подобной мысли! Страшно подумать - если в нормальном состоянии духа ты запросто вламываешься в чужой дом, крадешь чужие вещи и швыряешься драгоценными магическими устройствами - кстати, тоже чужими, то на что же ты пойдешь, если я тебя оскорблю? У меня всего одна жизнь, да и та уже почти кончилась. - Он перевернул кружку, допивая последние капли лекарства. - В любом случае, умеешь ты писать или не умеешь - тебе все равно как-то придется предупредить своих родных и близких. Мне странно предположить, что их может взволновать твое длительное отсутствие, но, скорее всего, именно так и случится. - Кхор с легким стуком поставил опустевшую кружку на стол. - Ты, вероятно, еще не поняла. Пока я не умру, тебе придется находиться рядом со мной.
   - Чего-о?! - возмутилась Гелера. - Ах ты, мерзкий сластолюбивый старикашка! Да я тебе сейчас отшибу все остатки твоего достоинства, если они еще не высохли от времени!
   Кхор опустился в кресло, продолжая кутаться в покрывало.
   - О моя юная самовлюбленная нахалка. Из-за воздействия Врат ты теперь не вполне человек. Если ты отойдешь от них достаточно далеко, свершившаяся трансформация попросту убьет тебя. Если честно, лично я предпочел бы оставить тебя здесь. Меня останавливает только то, что это будет убийством - а нам запрещено убивать людей. И, уж прости за уточнение, ты меня не интересуешь - ни в виде женщины, ни в виде чудовища.
   - Лжешь!
   - Хотелось бы надеяться, что когда-нибудь ты поймешь, что отнюдь не являешься центром этого мира. Но опасаюсь, это случится явно не при моей жизни. - Он помолчал. - Завтра утром я ухожу отсюда. Из-за последствий твоей выходки здешние дети будут слишком напуганы, чтобы я мог нормально заниматься Поиском. Если ты мне не веришь - можешь оставаться. Я тебя предупредил.
   Гелера нервно прошлась взад-вперед, отбивая каблуками невнятный ритм.
   - Я подумаю. Раз ты уходишь завтра, я подумаю до завтра. А сейчас... сейчас я хочу есть. - Она потянулась к поставленному на стол подносу с пищей и схватила жареную куриную лапу.
   - Мне только кажется, что я не приглашал тебя разделить трапезу? - задумчиво уточнил колдун, наблюдая, как она жадно проглатывает мясо.
   - Но я же хочу есть! А твоей еды они все равно не принесли. Не пропадать же добру! - Гелера отбросила обглоданную лапу и схватила крылышко.
   - Моей еды? - Кхор пошевелился, забираясь в просторное кресло с ногами и целиком закутываясь в покрывало. Теперь из-под плотной ткани торчала только макушка с седым хвостом. Гелера поморщилась: старик, а ведет себя как ребенок.
   - Ну там, каши какой... Чтобы у тебя зубы не выпали. Я же видела - они у тебя черные, как трухлявые пеньки. Куда уж тебе мясо есть. Да и вечер скоро, а старикам на ночь нельзя много есть - живот не выдержит.
   - Ну-ну. Пеньки, значит... Любопытно. - Он высунулся из-под покрывала, умостив острый подбородок на коленях.
   - Да, кстати. - Гелера отерла измазанные жиром пальцы о скатерть. - А где я буду спать? Кровать тут только одна.
   - На полу?
   - Еще чего! Это ты будешь спать на полу! А мне нельзя! Я могу простудиться.
   - А я, значит, не могу?
   - Ты же все равно умираешь.- Гелера пожала плечами. - Какая тебе разница?
   Кхор склонил голову набок и откровенно хихикнул, на мгновение напомнив девушке маленькую хитрую лису.
   - У меня есть очень обоснованное подозрение, что пора заняться твоим перевоспитанием, дитя мое.
  
   ГЛАВА 4
  
   Налек нервно мерил шагами комнату. Пол под ногами юноши едва не дымился.
   - Это моя вина! Я должен был лучше за ней смотреть! Если бы я не оставил ее одну, ничего не случилось бы!
   Его отец, Карей, устало вздохнул, следя за ним.
   - Ты не мог знать заранее. Никто не мог знать.
   - Мог, не мог - не важно! Как мне теперь ее найти? Куда этот проклятый кхор ее утащил?! - Он замер около массивного стола - только для того, чтобы садануть по нему кулаком. Дерево жалобно скрипнуло.
   - У нас нет никаких доказательств, что ее похитил кхор.
   - А кто еще?! - Налек резко развернулся. - Мальчишки рассказывали, что видели, как Гелера лезла в комнату колдуна. А потом она исчезла! Исчезла именно после встречи с ним!
   - Послушай... - Пожилой мужчина тяжело поднялся и подошел к Налеку. - Ты ее все равно не найдешь. Кхоры перемещаются не как люди, у них свои пути. Тебе надо успокоиться. Может, оно и к лучшему.
   От неожиданности Налек споткнулся, едва не перевернув стол, и уставился отцу в глаза.
   - К лучшему? Ты что, издеваешься?!
   - Нет, ни в коей мере. Гелера, конечно, красивая девушка. Даже очень красивая. Но не стоит забывать о некоторых ее проблемах.
   Налек отвел глаза. Щеки юноши залила краска.
   - Она - нормальная! Только... иногда она бывает... немного нездорова.
   Теплая рука легла Налеку на плечо.
   - Ты просто не готов с этим смириться.
   - Она не сумасшедшая!
   - Ты помнишь, что рассказали тебе мальчишки? Она сама забралась в комнату, куда поселили кхора. Причем тайком, через окно.
   - На что ты намекаешь? - Налек скрипнул зубами. - Я не верю, что она собиралась сделать что-то недостойное!
   - Ты действительно полагаешь, что нормальный человек полезет в жилище кхора через окно? Даже если ей действительно было что-то нужно от колдуна, естественным было бы войти через дверь. Совершенно очевидно, что у нее случился очередной момент помутнения сознания.
   - Она не сумасшедшая, - тихо повторил Налек. - Я должен вернуть ее.
   - Ты не сможешь поймать кхора. Да даже если и поймаешь... Даже если тебе каким-то неведомым способом удастся его обмануть... Прости, но я не понимаю, зачем ему нужна Гелера, кроме как в качестве любовницы. Неужели твоя гордость позволит тебе жениться на обесчещенной женщине? Да на тебя все село будет пальцем показывать! И даже твои кулаки не заставят их заткнуть рты. Ты такого будущего хочешь?
   - Гелера - не шлюха. И даже если колдун к чему-либо принудит ее силой, это не повод тыкать в нее пальцем. В конце концов, я могу жить и в другом месте. Там, где нас никто не знает!
   - Налек... - Карей медленно погладил сына по плечу. - Наверное, нам имело смысл обсудить все это раньше. Я не думал, что твоя детская влюбленность зайдет так далеко. Я не знал, что у тебя хватит глупости организовать тайную помолвку.
   - Ты о чем?
   - На свете есть много других девушек, не менее прекрасных, чем Гелера - но нормальных, в отличие от нее! Я, вероятно, сам допустил ошибку, когда приютил эту девочку. То, что ты с раннего детства непрерывно находился рядом с ней, несомненно, наложило свой отпечаток. Ты просто не в силах адекватно воспринимать ее состояние. Но до настоящего времени ее приступы были довольно редки. Если они усилятся... Что ты будешь делать, если она окончательно сойдет с ума? Она превратится в такое же неуправляемое животное, как и ее мать!
   Налек недоуменно нахмурился.
   - Ее мать? Постой, какая мать? Ведь Гелера - сирота, разве нет? Ты же сам говорил, что взял ее в наш дом грудным ребенком.
   - Говорил. - Карей отвел взгляд. - Присядь, пожалуйста. Я не хотел рассказывать кое-какие детали, но не вижу смысла дальше это скрывать.
   Налек послушно опустился на стул. Карей уставился за окно, словно его крайне занимал унылый осенний пейзаж.
   - Она действительно сирота. Во всяком случае, мне неизвестно, кто ее отец. Что касается матери... Гелеру не подбрасывали под дверь нашего дома. Я нашел ее в лесу, неподалеку от села. - Карей вздохнул. - Это было утром. Ранним утром. Я услышал детский плач, пошел на звук... И увидел новорожденного ребенка, которого пыталась пожрать его собственная мать... - Его руки задрожали, и он поспешно сцепил их в замок. - Мне до сих пор не по себе, когда я вспоминаю это зрелище. Ее мать... она оказалась ночью снаружи границы. Всего несколько минут пешего хода - но она не успела, так и не добралась до нашего села. Старики говорят, раньше люди часто оказывались снаружи. Сейчас это происходит редко. Я... я первый раз увидел тогда человека, проведшего ночь с Тенями. Я не знал, что мне делать. Эта женщина... она услышала мои шаги... и бросилась на меня. Она была как дикое животное... Защищая свою жизнь, я убил ее. А ребенка забрал с собой. Я решил, что он родился уже при свете солнца. Что девочку не затронуло воздействие Теней. Но кажется, я ошибся. Сначала ее приступы были совсем незаметными... Только в возрасте десяти лет стало ясно, что она все же больна. Но я уже привязался к ней. Конечно, не так, как к тебе - но все же... Я не был готов убить ее. То, что она сейчас исчезла... Это подарок судьбы - для тебя и для меня.
   У Налека перед глазами поплыли цветные пятна.
   - Она не может быть... Ты ошибаешься... У нее просто небольшие отклонения в поведении... - Собственный голос казался ему глухим и далеким.
   - Я не знаю, ошибаюсь ли, прав ли. Но шанс на то, что со временем изменения в ее разуме усилятся - вплоть до полной его потери - весьма велик. Тебе не надо ее искать. Проще смириться с утратой, чем наблюдать, как она медленно превращается в животное.
   Налек медленно встал. Пол качнулся, пытаясь убежать у него из-под ног.
   - Если я оставлю все как есть... Ты думаешь, я смогу забыть? Не думать, что в то время, пока я живу спокойной жизнью, она где-то там мучается, превращаясь неизвестно во что?!
   - Неужели ты меня не слышишь?! - всплеснул руками Карей. - Ты не в силах воспрепятствовать ее превращению!
   - Да. - Налек закусил губу. - Тут ты прав...
   - Хорошо, тогда...
   - Но, вероятно, это сможет сделать кхор!
   - Что?!
   - Кхор. Тот, кто ее похитил, или другой из их Клана - неважно... Но они борются с Тенями. И значит, они должны знать способ помочь ей.
   - Сын мой! Что ты такое говоришь?! Если бы можно было вылечить человека, оставшегося на ночь вне границ, разве мы убивали бы этих безумных?! Кхоры могут лишь остановить Тени! Они не лечат тех, кто уже подвергся их нападению!
   - Но ведь они сами могут оставаться снаружи. И они не теряют разум. Значит, какой-то способ должен быть.
   - Но кхоры - это уже не люди!
   Налек глубоко вздохнул. Цветные пятна перед глазами постепенно рассеивались, возвращая предметам привычные очертания.
   - Неважно. Лучше пусть Гелера станет такой, как они, чем сумасшедшим животным.
   - Но она же женщина! Среди кхоров нет ни одной женщины!
   Налек оперся о стол, ощущая ладонью гладкую поверхность отполированного дерева.
   - Я должен попробовать. Должен... Я... понимаю тебя, но не могу по-другому. Я действительно люблю ее, отец. И это вовсе не детская привязанность.
   Карей устало отер вспотевший лоб.
   - Но ты же сам не знаешь, где и как ее искать! И даже имя этого кхора нам не известно!
   Налек отстраненно погладил столешницу.
   - Я поеду в столицу. И буду просить лорда-императора о милости. Власть кхоров ограничена. Если император поддержит меня...
   Карей медленно опустился на стул. Взгляд его был намертво прикован к носкам домашних туфель.
   - Мать... она будет волноваться. Ты наш единственный сын... Ты слушаешь меня, но мои слова не находят путь к твоему сердцу. Я не могу тебя переубедить... Но я прошу - будь осторожен! Власть кхоров... все же слишком велика.
  
   Две недели пути. Пять коней, загнанных насмерть. Торговый караван шел бы месяц - медленно, осторожно, загодя выбирая безопасный островок для ночлега. Но Налек слишком торопился, чтобы быть осторожным. Он не имеет права терять время - кто знает, какую мерзость вздумается учинить кхорам над беззащитной Гелерой! Предположениям отца Налек не очень-то верил. Он никогда не слышал, чтобы кхоры крали женщин - пусть даже и таких прекрасных, как его невеста. Быть может, они собираются воспользоваться отклонениями в ее психике и использовать девушку для каких-то тайных опытов?! Мысли в голове юноши путались. Рассказ о матери Гелеры то и дело всплывал в памяти, рождая жуткие видения. Налеку еще ни разу не приходилось встречать того, кто провел ночь за пределами защитных линий. Но, к несчастью, на недостаток воображения он пожаловаться не мог. Он почти не спал - потому что сон оборачивался кошмарами. Он гнал прочь тревожные размышления - но они возвращались снова и снова. Что, если Гелера действительно уже не человек? Ему то и дело представлялось, как она обращается в огромную кошку - и прыгает на него, оскалив пасть.
   Терзаемый пугающими образами, едва держась на коне от недосыпа, он почти не думал о собственной безопасности. Путешественники провожали Налека неодобрительными взглядами, когда он вваливался под защитный свет шаров буквально за считанные мгновения до наступления темноты.
   К столице подъехал тоже на закате. Огромный город встретил его равнодушно распахнутыми воротами, в которые вползала тонкая цепочка припозднившихся путников. Диск солнца уже начал скрываться за горизонтом, но ворота никто и не думал запирать. Столичные жители верили в незыблемость защиты границ.
   Сонный стражник, опиравшийся на копье, мазнул по Налеку ленивым взглядом.
   - Цель визита?
   - Я хочу просить великого императора о справедливости... - нерешительно пробормотал Налек. - Моя неве...
   - Угу. Жалобщик. Проходи, не задерживайся. - Стражник небрежно подтолкнул его копьем в спину - совсем несильно, явно для проформы. - Следующий!
   Налек шагнул под высокую арку ворот, ведя коня в поводу. Усталый жеребец шумно фыркнул и нехотя последовал за хозяином, то и дело спотыкаясь на неровно замощенной улице. В воздухе пахло гарью и нечистотами, под ногами хлюпала грязь. Налек поморщился. Он представлял себе столицу совершенно по-другому.
   Золотистые шары границы остались за высокой каменной стеной, их свет не достигал улиц города. Столица медленно погружалась в темноту. Изредка в домах попадались освещенные окна, позволявшие разглядеть дорогу. Но задерживаться рядом с этими источниками света явно не стоило - когда Налек остановился у одного из домов, стараясь сориентироваться, окно на втором этаже распахнулось настежь, и вниз выплеснули то ли грязную воду, то ли помои - юноша едва успел отпрыгнуть.
   - Эй, здоровяк, под ноги смотри! - Резкий толчок заставил его остановиться. - Куда прешь?!
   - Я... прошу прощения... - Он сощурил глаза, разглядывая маленький темный силуэт, устроившийся на камнях мостовой. Оказалось, правая нога Налека перевернула плошку, выставленную перед нищим.
   - Чужак? - Капюшон драного плаща чуть качнулся. - Ты не похож на идиота. На кой ты забрел в этот квартал?
   - Я ищу дворец императора. Но я впервые в столице, и, кажется, немного заблудился. - Налек наклонился и вернул плошку на первоначальное место. - Здесь темно, и я тебя не заметил.
   - Дворец? Сколько заплатишь, если я тебя провожу?
   - Э-э-э... А сколько надо? - Юноша поскреб затылок. - У меня не так много денег.
   - Два золотых. Идет?
   Налек замялся. Сумма показалась ему абсолютно несусветной - но ведь это не его родное село. Это центр империи, ее сердце. Возможно, здесь действительно все так дорого - даже услуги проводника. Он уже хотел отказаться - но освещенных окон становилось все меньше, а сам Налек окончательно перестал понимать, где находится.
   - Хорошо. - Он вытащил из поясного кошеля две монеты и бросил нищему. Они не успели упасть в плошку: тощая рука поймала их еще в воздухе.
   - Не, все-таки ты идиот. - Нищий поднялся. В движениях его была текучая грация дикого зверя. - Ходить в одиночку по задворкам, верить первому встречному... Ты хоть понимаешь, что тебя еще не прирезали только из-за того, что ты на медведя смахиваешь? Здешняя братия побаивается таких бугаев.
   Он бесцеремонно пощупал руку Налека. Пальцы у него были холодные.
   - Ладно, я отведу тебя. У меня сегодня исключительно благодушное настроение. Всего за каких-то два золотых ты приобрел лучшего проводника в этой дыре. Тебе везет.
   Нищий дернул коня за уздцы.
   - Пшла, красотка.
   В сгустившемся сумраке очертания улиц были уже едва различимы. Силуэт проводника практически сливался с темнотой. Пожалуй, в одиночку Налек еще долго плутал бы кругами.
   Постепенно гари и вони в воздухе становилось меньше. Камни под ногами уже не так скользили. Кажется, и дома стали получше - и повыше. Но света по-прежнему не прибавлялось, и это мешало в полной мере оценить изменения.
   - Все, притопали. - Нищий неожиданно остановился, и Налек едва не налетел на него. - Видишь ту кляксу? Это и есть дворец.
   Юноша повернул голову в указанном направлении. Там действительно маячила громада, выделяясь огромным пятном на фоне чуть менее темного, чем она сама, неба. Налек думал, что дворец окажется прекрасным зданием, освещенным факелами и окруженным кольцом охраны - но это была просто черная махина - беззвучная и глухая.
   - А что, лорда-императора там нет? Он куда-то уехал?
   - Че? Куда уехал? Там он сидит, внутрях. Окон там нету, вот ничего и не видно. Тока сейчас туда не пустят. Но тебе еще повезло, что ты именно сегодня приехал.
   - Почему повезло? - От местных запахов у Налека разболелась голова.
   - Ну, ты ж жаловаться к нему приехал, так? - Нищий лениво потянулся, почесывая правый бок. - Так он жалобщиков принимает раз в месяц, первого числа. Завтра аккурат приемный день, стало быть. Только они ворота отопрут не раньше полудня. Есть где ночь переждать или тебя снова проводить?
   - Если ты все это знал... Почему не сказал сразу?
   - А на кой? Так ты мне больше заплатишь. Ты ж не местный и не привык ходить в потемках. Значит, и до трактира тебя надо за ручку тащить.
   - Сам доберусь, - Налек выдернул уздечку из его пальцев. - Я не настолько богат, чтобы платить по твоим расценкам.
   - Фью! Какой гордый! - Хмыкнул тот. - Если сейчас пойдешь вперед, поверни направо после пятого дома. На ощупь пять домов отсчитаешь, не? Дальше увидишь вывеску. Там окошки горят, не промахнешься. И это... поосторожней со случайными встречными, здоровяк. А то без порток останешься. - Нищий взмахнул рукой, демонстрируя нож. Тот самый нож, что всего минуту назад спокойно висел на поясе Налека.
   - Презренный вор! - Юноша хотел схватить коварного проводника, но тот легко скользнул в сторону, растворяясь в темноте улиц. Ветер донес его ехидный смешок. - Проклятье! - Налек устало прислонился лбом к холодной стене какого-то дома. Что за город! Неужели такое вот место считается "центром мира"? Как вообще можно здесь жить?
   Украденный нож был не единственным у Налека, но это было неплохое оружие - и разбрасываться им таким образом... Юноша провел рукой по поясу. Ножны этот бродяга снять не удосужился... Как не удосужился и срезать кошелек. Налек удивленно потрогал кошелек рукой. Нет, ему не кажется. Деньги на месте. Странно... Он утомленно мотнул головой. Не важно. Еще только размышлять над поведением местных воров ему не хватало.
  
   Вопреки опасениям, прощальные указания вора оказались правдивыми. Гостиницу Налек нашел без особого труда. Это было довольно чистое - и не очень дорогое заведение. Даже нашлась свободная комната.
   Налек полагал, что опять не сможет заснуть - однако отключился сразу же, едва коснулся головой подушки. Этой ночью кошмары его не тревожили.
   Проснулся он позже обычного - видимо, сказалось напряжение последних дней. При дневном свете город выглядел куда приветливее - и чище. Оказалось, что большинство домов снаружи украшено разноцветной мозаикой, весело блестевшей на солнце. Да и дворец превратился в весьма изысканное и просторное здание. На площади перед ним уже собралась довольно большая толпа народу. Нищий не солгал - был действительно "приемный" день. Когда солнце подползло к зениту, высокие двери распахнулись, и из дворца вынесли большое кресло, обильно украшенное позолотой. Спустя недолгое время в сопровождении охраны появился и сам стареющий император.
   Фигура и лицо его не отличались особой красотой, зато костюм едва гнулся от обилия нашитых драгоценностей. Блеск камней, отражавших солнечные лучи, слепил глаза. Император тяжело опустился в установленное кресло. Охрана широким полукольцом рассыпалась позади. А непосредственно за правым плечом правителя встал еще один человек. Налек решил, что это сын императора - он был довольно молод, и также весьма богато одет. Правда, в чертах лица не было сходства, да и, в отличие от императора, молодой человек был красив, но кто же еще может находиться рядом с властителем? Прическа у стоявшего была немного странной: светлые волосы на лбу перехватывала широкая бархатная повязка с затейливой вышивкой.
   Барабанный грохот, сопровождавшийся взвизгом труб, открыл день жалобщиков. К удивлению Налека, тех, кто все же рискнул предстать под светлые очи властителя, оказалось не так уж и много. Большая часть недовольных тихо мялась в сторонке, не решаясь выйти вперед. Налек ничего не понимал в судебных тяжбах, однако процесс принятия императором решений показался ему довольно странным. Больше всего в каждом деле отходило в городскую казну. С тех, чья жалоба не касалась непосредственно финансовых вопросов, требовали уплатить налог - "за вмешательство пресветлого лорда". Налек попытался прикинуть, сколько потребуют с него, но с арифметикой у юноши было не вполне хорошо.
   Небольшая очередь жаждущих милостивого суда быстро закончилась. Налек шагнул вперед. Правитель окинул его утомленно-пресыщенным взглядом.
   - А у тебя что, крестьянин?
   Юноша набрал побольше воздуха.
   - Мою невесту украл кхор.
   - Что? - Император затряс лысеющей головой, полагая, что ослышался. У молодого вельможи, стоявшего за его креслом, удивленно округлились глаза.
   Налек постарался как можно короче - и четче - обрисовать произошедшую ситуацию. Но с каждым новым словом лицо правителя становилось все холоднее и холоднее.
   - Я не вижу никаких оснований для твоего обвинения, - прервал очередную его фразу император. - Никаких. То, что твоя невеста пропала именно в день отбытия кхора, ни о чем не говорит.
   - Но я же объяснял! Люди видели, как она заходила в его комнату! Как раз перед тем, как исчезнуть!
   - Не люди, а дети... Я склонен предположить, что ты намеренно пытаешься оболгать Клан. А ведь мы в неоплатном долгу перед ними! Только благодаря кхорам мы получили шанс спокойно жить и трудиться.
   - Я не пытаюсь никого оболгать!
   - В твоих словах мне видится только зависть - зависть к собственным защитникам. Крайне недостойно. Вместо положенного почтения и уважения...
   - Да причем тут почтение?! - вспылил Налек, стискивая кулаки. - Я только хочу вернуть Гелеру! Какое мне дело до чужих долгов?
   - Что ж, мы проверим это. - Император нехорошо сощурил глаза и взмахнул правой рукой. - Стража, взять его!
   - Что? - Налек осекся, оторопело наблюдая за приближением затянутых в броню воинов. - Что это значит?!
   Толпа на площади стала стремительно редеть.
   Правитель устало вздохнул.
   - Сопротивление бессмысленно. Я намерен выяснить, кто подкупил тебя, чтобы ты сеял смуту в сердцах моих подданных. Если ты проявишь благоразумие и будешь откровенным, твоя казнь будет быстрой и безболезненной.
   Налек со свистом втянул воздух, уставившись в глаза императора. Водянистые глаза властителя были лишены какого-либо намека на эмоции - там плескалось только безразличие. Он что, заколдован? Тут замешаны кхоры? Или здесь не разрешено и бранного слова сказать в адрес колдуна?
   Острие пики наклонилось, кольнув его в грудь.
   - Руки назад, не шевелиться... - Тон стражника был монотонным и слегка заунывным.
   Налек медленно начал отводить руки назад - но, не довершив движение, резко упал на землю, сбивая с ног зазевавшегося воина. От удара о камни заныли ребра, но времени думать о боли не было. Юноша поспешно вскочил, уклоняясь от удара второго стража. Пока ему везло: по сравнению с лесными зверями нападавшие оказались довольно неповоротливы, а он считался неплохим охотником. Но стражи были вооружены не только пиками.
   - Взять его!!! - резко взвизгнул император, вскакивая со своего кресла.
   В воздухе тоненько тренькнуло - и в камни рядом с ногой Налека воткнулась короткая арбалетная стрела. Он шарахнулся в сторону, стараясь уклониться. Вторая стрела царапнула по плечу, оставив неглубокий порез.
   Те люди, что не успели заблаговременно уйти с площади, в панике заметались, мешая стражникам. Из ворот дворца выбежал еще один вооруженный отряд и начал оцеплять площадь по периметру.
   Налек рванулся к краю площади, расталкивая обезумевших людей. Если удастся затеряться в этих узких улочках, стража будет вынуждена отстать.
   Снова свистнули стрелы. Горожанин, бежавший наперерез, схватился за грудь и опрокинулся навзничь. На губах у него выступила кровавая пена. Налек споткнулся о мертвое тело и пролетел несколько метров вперед кувырком.
   Еще свист. Левый бок обожгло острой болью, в глазах на мгновение потемнело. Но дома были уже совсем близко. Он заставил себя подняться на ноги и снова побежать. Быстрее, быстрее... Силуэты домов плыли, раздваиваясь. Топот ног позади отдавался в ушах барабанным боем.
   Поворот, сквозной двор, еще поворот... Чужие улицы казались лабиринтом. Ему только чудится, или шум погони начал отдаляться? Очередная улочка заканчивалась тупиком. Недолго думая, Налек рванул дверь покосившегося деревянного сарая, пробежал его насквозь и резким ударом пробил в противоположной стене дыру, ведущую на другую улицу. Он едва успел выскочить - не выдержав толчка, хлипкое здание с треском стало заваливаться вовнутрь, погребая проход.
   Он пробежал до конца улицы, свернул налево, снова побежал. Дышать становилось все труднее. Но тяжелых шагов за спиной, сопровождаемых бряцаньем металла, он больше не слышал. Сделав для верности еще пару поворотов, юноша затаился в каком-то грязном дворе. Ноги мелко дрожали, и он постепенно сполз на осклизлые от грязи камни мостовой. Острая боль в боку сменилась тупой. Налек попытался ощупать рану - но едва его пальцы коснулись засевшего в боку наконечника, пятна перед глазами слились в сплошную черноту - и он упал навзничь на холодные камни.
  
   ГЛАВА 5
  
   - Эй, здоровяк! Зенки-то продери, а? - Голос сопровождался методическими пинками по бедру. Пинки были ленивые и размеренные - словно обращавшийся к нему перепутал его ногу с выбиваемым половиком. - Ты че, оглох, что ль?
   Налек пошевелился, пытаясь последовать совету невидимого собеседника. Голова болела, как после хорошей попойки.
   - Два золотых! - прямо в нос ему ткнулась грязная тощая ладонь.
   - Что? - Налек усиленно заморгал и глубоко вздохнул, стараясь прогнать дурноту. И сразу же вспомнил, что не дома. В воздухе тяжело пахло фекалиями. Юноша стиснул зубы, убеждая желудок остаться на месте.
   - Два золотых. Если ща снова брякнешься в лужу, то будет уже три, ты имей в виду. А у тебя их не так уж и много осталось, я проверял. - Склонившееся над ним худое лицо было обильно измазано в грязи. В продемонстрированной широкой улыбке не хватало пары передних зубов.
   - Ты о чем?
   - Дядь, ты че? Неркашки пережрал? Деньги гони!
   И тут Налек вспомнил - он уже слышал этот голос раньше. Ночью. Именно этот мальчишка проводил его до дворца - и украл его нож. Руки не желали слушаться - но он все же потянулся к шее своего мучителя, желая сдавить тонкое горло.
   - Вор!
   - Че? Какой вор? Да ты сам свой ножик уронил! - Нищий ловко отпрыгнул в сторону, без труда уклонившись от дрожащей лапищи Налека. - И вообще, не отвлекайся. Ты мне еще за спасение шкурки не отстегнул. - Он выудил из складок своей одежды обломок стрелы и легонько ткнул Налека в район живота. - Если бы не я, все твои внутренности давным-давно жрали бы местные шавки. Так что давай золото. Я тороплюсь.
   Налек поднялся, цепляясь за влажные камни стены. Теперь, при дневном свете, он хорошо видел, что нищий оказался мальчишкой лет десяти-двенадцати на вид, тощим и костлявым. Черные патлы волос он связал в куцый хвост на темечке. Налеку этот ребенок не доставал и до пояса.
   В боку тупо кольнуло. Налек потянулся к ране - и нащупал пальцами повязку.
   - Дядь, ну че ты там ковыряешься, а? Тебе че, цвет кальсон не нравится? Так я те сразу скажу - тут рядом из чистого тока эти кальсоны и были. Неча морду кривить. Давай уже мне мои монеты - и я пойду.
   Налек скосил глаза. Проклятый ребенок действительно использовал для повязки чье-то белье. Розовое. C кружавчиками.
   - Я... ээ... - Юноша замялся.
   - Два золотых! - нетерпеливо напомнил нищий.
   Непослушными пальцами Налек потянулся к кошельку. И только когда нащупал завязки, до него дошло.
   - Ты же мог взять все сам... Почему же...
   - В следующий раз так и сделаю. Пока от тебя денег дождешься - сдохнуть можно! - фыркнул мальчишка. - Ну чего ты опять застыл? Поторопись, а то я чьи-то шаги слышу.
   - Шаги? - Налек повернул голову, проследив за взглядом нищего. В конце улице действительно замаячил силуэт прохожего. Он прищурился, всматриваясь. Что-то смутно знакомое было в этой фигуре.
   - Дядь! - Воришка дернул его за подол куртки. - У тебя щас глаза выпадут, если будешь так пялиться.
   - Тихо! - Налек сграбастал нищего правой рукой, зажимая тому рот ладонью. - Помолчи немного. Я отдам тебе деньги, только помолчи.
   Налек сдвинулся назад, стараясь вжаться в дверной проем. Шаги становились все четче. Прохожий постепенно приближался. Еще немного - и он поравняется с домом, у которого они затаились. Уже можно разглядеть не только черты лица, но и узор вышивки на головной повязке прохожего. Тот самый человек, что стоял за стулом лорда-императора! Наследник? И нет охраны! Если удастся поймать этого вельможу... Возможно, тогда император изменит свое решение.
   Но когда вельможа подошел уже почти вплотную, нищий укусил Налека за руку. Юноша вздрогнул и разжал пальцы. Нищий тут же вылетел на середину улицы.
   - Спасите, добрый господин! - бросился он под ноги прохожему. - Убивают!
   - Что? - Вельможа недоуменно замер, уставившись на мальчишку.
   Налек кинулся следом. Рана в боку взорвалась болью, но он заставил себя не обращать на это внимания. Он опасался, что сын правителя успеет убежать - но тот продолжал растерянно стоять посреди улицы, переводя взгляд с нищего на Налека.
   Однако задумываться о причинах столь странного поведения было некогда. Добежав до вельможи, юноша резким толчком опрокинул того на землю. Раздался протестующий возглас.
   - Что здесь происходит?! - Классически правильные брови наследника полезли на лоб. Он дернулся, пытаясь вывернуться. - Что вы себе позволяете?!
   - Лежать! - Налек покрепче придавил вельможу.
   - Вас приговорят к казни! Немедленно отпустите меня! - возмутился тот.
   - Меня уже к ней приговорили, - зло бросил Налек. - Неужели ты не помнишь?
   Вельможа, однако же, не пожелал более детально изучить напавшего, а предпринял еще одну попытку вывернуться, ткнув кулаком в повязку на боку юноши. Налек сжал зубы, стараясь не заорать. По телу разлилась предательская слабость.
   Вельможа рванулся в сторону, выкатываясь из-под нависшего над ним человека. Но тот не собирался так легко отступаться: уже почти в последний момент он ухватил свою добычу за рукав шелковой рубашки. Тонкая ткань не выдержала рывка, лопнув по шву почти до половины рукава - в пальцах Налека остался лишь бесполезный клочок ткани.
   Вельможа бросился прочь. Но ушел совсем недалеко. То ли от страха, то ли по какой еще причине - но он совершенно забыл про нищего, расположившегося прямо посередине улицы и с неподдельным интересом наблюдавшего за схваткой. И споткнулся о вытянутые ноги мальчишки.
   Налек заставил себя подняться. Перед глазами то и дело плыло. К его счастью, вельможа больше не предпринимал попыток к бегству. Приложившись головой о брусчатку, он затих и не шевелился. Шатаясь, Налек добрался до своей жертвы и склонился над ней.
   Породистое лицо с тонкими чертами было измазано уличной грязью. С разбитых губ капала кровь. Но все внимание Налека приковала к себе рука. Та рука, на которой была порвана одежда. Наверное, случись схватка ночью, Налек не заметил бы ничего странного. Но в дневном свете нельзя было пропустить темно-серую вязь рун, оплетших тонкую руку вельможи. Возле локтя эти руны были особенно хорошо различимы - но к запястью сходили практически на нет. А кисть? Ногти выглядели нормально, и на ладони никаких рун не было. Но... Юноша решительно рванул со лба вельможи широкую повязку. Голова безвольно мотнулась, откидываясь назад и снова ударяясь о камни. Налек не обратил на это внимания, тупо уставившись на красный кристалл, расположенный точно по центру белого лба. Кхор... Неужели действительно кхор?!
   Юноша не смог преодолеть желание ущипнуть себя. Может, он бредит от полученной раны? Но неподвижно валявшееся у его ног тело не собиралось никуда исчезать. Как никуда не исчезал и красный камень, ранее спрятанный под повязкой.
   - Кхор... - неожиданно севшим голосом вслух повторил Налек. - Великое солнце...
   - Че? - За его плечом раздалось легкое шебуршание, и миг спустя над потерявшим сознание вельможей склонился мальчишка. - О, чтоб я сдох! Ну ты даешь, здоровяк! - Он с размаху хлопнул по плечу Налека. - Колдуна загасил! Силен!
   Нищий с энтузиазмом потыкал пальцем в красный камень на лбу вельможи. Налек замер, в ужасе ожидая, что ребенок немедленно превратится в жабу или того хуже. После очередного тычка кхор слабо пошевелился. Но, к несказанному удивлению Налека, раздавшийся звук оказался вовсе не жутким колдовским заклинанием, а самым обычным стоном.
   - Не, так он же еще живой! - с некоторым разочарованием протянул нищий. - Может, его добить? Ну, чтоб не мучался? - Он вытащил из складок одежды украденный накануне нож.
   - С... стой! - Налек поспешно схватил ребенка за руку. - Убери это.
   Нищий неприязненно ощерился.
   - Дядь, ты че? Кхоров любишь? А я вот не люблю. Не мешай, а? Я ведь могу и в тебя ткнуть.
   - Подожди. - Налек глубоко вздохнул, стараясь упорядочить скачущие мысли. - Он... он мне нужен.
   - На кой? - Бродяжка раздраженно фыркнул.
   - Ну... я... я точно еще не знаю. Я хотел использовать его как заложника. Раз он сын императора, то...
   - Че? - перебил мальчишка. - Сын? Кто тебе такую чушь ляпнул? Это - Варст. Первый советник. Правда, даже я не знал, что он кхор. Хорошо притворялся, падла.
   - Советник? - тупо переспросил Налек.
   - Ну! - Нищий сплюнул сквозь щель в зубах, попав точнехонько на красный камень. - Слышь, дай я его прикончу, пока он не очухался, а? - Он попытался замахнуться ножом.
   Налек отдернул мальчишку назад.
   - Прекрати! Это в любом случае неправильно - кидаться на беспомощного человека.
   - Он не человек. Он кхор. А ты дурак. - Мальчишка снова сплюнул, на сей раз - на ботинки Налека.
   - Даже если я дурак, я не собираюсь позволять тебе становиться убийцей! Убери нож!
   - Тысячу иголок мне в задницу! Да ты никак решил меня повоспитывать, дядь? - Брови нищего взлетели на лоб. - Ну-ну. Давненько меня так не веселили.
   Болезненный кашель переключил внимание Налека на валявшегося на мостовой вельможу. Тот, наконец, открыл глаза и пытался приподняться на дрожащих руках.
   - Я тебя... не сразу узнал... Твой голос... Человек с площади... - Глаза вельможи скользнули по повязке на боку Налека. - Ты все же выжил...
   - Ага, дядь, он точно выжил. И ща он тебя прирежет. Точно-точно! - вмешался нищий. Лежащий перевел взгляд на него.
   - А тебя я не знаю. Но... - колдун протянул вперед руку, словно пытаясь коснуться. - Кто ты?
   - Твоя смерть! - Мальчишка вывернулся из хватки Налека и прыгнул вперед. Руны на руке вельможи - там, где был порван рукав, вспыхнули золотым огнем - так ярко, что стало больно глазам. Налек рванулся за мальчишкой, резким ударом сшибая того в сторону. Еще миг - и вцепился в руку вельможи, едва не ломая ее.
   - Не трогай ребенка, подлая твоя душа! Не смей!
   В голубых глазах отразилось некоторое недоумение.
   - Я... пока ничего не делал.
   - Не делал?! Немедленно потуши свой колдовской огонь!
   Кхор скосил глаза на руку и с легким презрением улыбнулся - слабо, самыми уголками губ.
   - Я не могу. Пока что. Но этот свет не опасен - ни для него, ни для тебя. Просто этот ребенок нам подходит. Только и всего.
   - Что? Для чего подходит?!
   - Когда-нибудь его заберут, - продолжил свою мысль вельможа. - Но он не выживет. Слишком взрослый.
   - Ты, проклятый колдун! - Налек стиснул тонкую руку в своей лапище. - Только попробуй причинить вред ребенку, и я из тебя котлету сделаю.
   - Еще немного - и ты сломаешь мне кости, - сухо проинформировал его вельможа. - Я не виноват, что твой подопечный подходит для Поиска. Я всего лишь объяснил тебе происхождение моего света. Руны реагируют на "подходящих" детей, вне зависимости от моего желания. Если подождать некоторое время, свет погаснет.
   - Дядь, так ты его будешь кончать или как? - Мальчишка снова подошел, потирая щеку. Там красовалось темное пятно: из-за толчка Налека он тоже приложился к мостовой, хотя и не так сильно, как колдун. - А то смотри - вспомнит он щас свои колдовские приемчики - и - р-р-раз - превратит тебя в кучку ослиного дерьма.
   Лицо лежащего приняло откровенно неприязненное выражение.
   - Мы не причиняем вреда людям, - процедил он сквозь зубы.
   - Да ну? Пра-а-а-авда? Дядь, а у меня слегка другие сведения. Точно, гадом буду!
   - Это бессмысленный разговор. Если вы собрались меня убивать, вам целесообразно сделать это быстрее. Скоро здесь будет моя охрана. Я отпустил их очень ненадолго. Поскольку я не вернусь вовремя, они начнут меня искать.
   Налек в сомнении коснулся рукояти ножа. Убить... Но что даст смерть этого кхора? Он резко мотнул головой. У него есть цели поважнее удовлетворения сиюминутной мести за смертный приговор.
   - Ты пойдешь со мной. - Юноша отцепил с пояса небольшой моток веревки и начал быстро спутывать пленнику руки за спиной. Еще несколько ловких движений - и он перешел к ногам. - Ты ведь хочешь жить? Я обменяю твою жизнь на жизнь своей невесты.
   Вельможа дернул плечом.
   - Какая наивность! Я помню твой рассказ, плебей. Но даже я не представляю, кто из нас забрал твою девушку. И если ты думаешь, что мое пленение поможет тебе...
   - Дядь, а вот тут ты неправ. - Нищий небрежно запихнул в рот какую-то щепку и гонял ее из стороны в сторону. - У вас же есть свои анклавы, так? Тайные места, где вы живете и обучаете похищенных детей. И там, зуб даю, нетрудно найти того, кто стоит над всеми вами. Ведь есть такой? А, у тебя бровь дернулась. Значит, есть. Ну вот... почему бы с этим главным и не потрепаться на предмет мены твоей шкурки на шкурку человеческой девчонки?
   - Слишком умные мысли для ребенка. Кто тебя подучил?
   - Поживи на улице, красавчик... - Щепка хрустнула на зубах мальчишки, расколовшись на две части. - Глядишь, тоже поумнеешь.
   - Если вы полагаете, что я укажу вам путь... - зло прошипел вельможа.
   - Да не, зачем... Как минимум одно такое местечко я и сам знаю. - Бродяжка повернулся к Налеку. - Так че, здоровяк? Проводить тебя? А то этот колдунчик, походу, сам тебе дороги не покажет...
   - А... - Налек обнаружил, что голос не желает его слушаться. Он окончательно запутался в происходящем. Тайное убежище кхоров? Каков шанс, что этого колдуна действительно получится обменять? Но если не это - то что тогда ему делать? Ведь император отказал в помощи...
   - Два золотых. - Мальчишка лениво почесался. - И еще два - за лошадей.
   - Лошадей?
   - Ну! Пешком до того местечка далековато будет. Давай, дядь, раскошеливайся. А то я проценты считать начну - без порток останешься.
   Налек глубоко вздохнул и потянулся к кошельку.
   - Хорошо.
   Мальчишка ловким движением выхватил у него монеты и порскнул прочь, растворяясь в лабиринте городских улочек.
  
   Налек в очередной раз проверил прочность веревок, связывавших колдуна, и нервно покосился на небо. Солнце опасно клонилось к закату. А от ближайшего безопасного места, окруженного границей, столицу отделяло не менее трех часов езды. Если нищий не вернется в ближайшие минуты, они просто не успеют выбраться. А чем больше они здесь остаются - тем больше риск, что их засечет один из патрулей стражи.
   - Ты невероятно глупо ведешь себя, плебей. - Колдун попытался пошевелиться и тут же поморщился - пережатые конечности начинали болеть. - Этот ребенок просто обманул тебя. Забрал твои деньги и убежал. Зря ждешь.
   - Он вернется. Он вполне мог ограбить меня, пока я спал, но почему-то не сделал этого. Значит, ему не чуждо понятие чести. - Налека тоже беспокоило долгое отсутствие мальчишки, но он старался гнать от себя опасения.
   - Честь? Уличного вора? Ты не только глуп, ты еще и невообразимо наивен. Как только мои люди найдут тебя, ты отправишься на виселицу.
   - Не найдут. Заткнись.
   - О. Первая здравая мысль, которую ты произнес. - Вельможа снова поморщился. - Знаешь, а я ведь слышу шаги. И звон металла. Не думаю, что это твой подопечный шумит. Как думаешь, быстро они прибегут, если я закричу?
   Налек нервно оглянулся, быстро зажимая колдуну рот своей ладонью. Ему сначала показалось, что тот просто разыграл его - но вскоре действительно раздалось отдаленное бряцанье и тяжелые, мерные шаги. Юноша вжался в каменную арку, стараясь сдвинуться подальше в тень. Кхора он практически вдавил в стену.
   Шаги приближались. Теперь уже стал слышен и тихий разговор - стражники обсуждали свои планы после окончания смены. И вскоре неспешно прошли мимо, время от времени оглядываясь по сторонам. Их не заметили, к величайшему облегчению Налека. Он позволил себе немного отодвинуться от грязной стены и отнял ладонь от лица кхора. Тот с омерзением сплюнул. Казалось, что колдун хотел что-то сказать, но тот все же промолчал.
   Юноша еще раз взглянул в сторону удалившейся стражи и вздохнул. Из-за непривычной обстановки он слышал в городе не так хорошо, как у себя дома. Мешало большое количество посторонних звуков. Если бы колдун не сказал, сам он узнал бы о приближении стражи слишком поздно.
   Налек замер. Бред какой-то. Он даже помотал головой, но навязчивая мысль не желала оставлять его. Ведь верно - его предупредил именно его пленник. И этот пленник не предпринял никаких попыток создать шум, когда стража была рядом. Налек уставился на свою ладонь, еще хранившую след зубов нищего. Если бы кхор хотя бы повторил прием мальчишки... У Налека разболелась голова. Ситуация становилась абсолютно непонятной.
   - Дядь! - Перемазанная мордочка возникла перед Налеком настолько неожиданно, что он вздрогнул. - Ты чего тут ворон считаешь? Вон, полюбуйся, каких красавцев я тебе привел!
   Юноша только сейчас заметил, что мальчишка держал в поводу трех лошадей. Их копыта были обмотаны какой-то ветошью - видимо, это и позволило нищему подкрасться беззвучно.
   - Так. Этот - тебе. - Мальчишка сунул в руки Налека уздечку гнедого. - Он туповат, но вынослив и спокоен. Как раз подойдет. К кобыле примотаешь колдунчика. Она смирная и приучена за этим жеребцом ходить. Их даже связывать между собой не надо.
   Третий конь склонил голову на плечо нищего и попытался пожевать его ухо. Мальчишка ласково потрепал его по холке.
   - Забавно, - подал голос колдун. - Я вижу на них тавро императорской конюшни. Полагаю, число людей, стремящихся вас отыскать, возрастает с каждой минутой. А ведь солнце почти село. Вы уже не успеете выбраться из города.
   - Заткнись, трупоед, - неприязненно фыркнул мальчишка. - Эй, дядь здоровяк, че он у тебя с раскрытой пастью бегает, а? Заорет ведь - проблем не оберешься. - Он вытащил из складок своего балахона какую-то тряпку и принялся заталкивать колдуну в рот. Тот попробовал отвернуться, но это ничего не изменило. - Ты не вертись, красавчик. И не пытайся ее языком вытолкнуть. - Быстрыми движениями мальчишка закрепил кляп обрывком веревки. - Да и вообще не шибко облизывай. Я енту тряпочку в конюшне подобрал. Вроде как ей копытца коней обтирали. От дерьма.
   Колдун ощутимо позеленел и начал заваливаться набок. Налек едва успел его подхватить.
   - Ты знаешь, где мы можем укрыться на ночь? - спросил он. Диск солнца алым пятном висел уже над самой линией горизонта.
   - Укрыться? На кой? - Мальчишка погладил своего жеребца по шее. Налек непроизвольно отметил, что, когда нищий переключал внимание на животных, глаза его ощутимо теплели. - Пошли. Пора выбираться из этого вонючего городишки.
   - Но уже закат! Не больше четверти часа - и солнце скроется!
   - Не дрейфь, здоровяк. - Мальчишка нахально подмигнул. - Не доберутся до тебя Тени. Во всяком случае - не сегодня. Ну? Идем или будем с охранкой в салочки играть? Их тут ща много будет. Я ж действительно спер любимую лошадку императора. - Он ткнул пальцем в бок белоснежной кобылы. - Давай, топай за мной. Пока не выйдем из города, погуляешь пешочком. Не хочу животинам ноги ломать - ям в этом квартале многовато.
   Видимо, сочтя лимит уговоров исчерпанным, мальчишка двинулся прочь.
   Налек поспешно забросил так и не пришедшего в себя колдуна в седло и потянул коней за собой.
   - Постой! - окликнул он. - Ты же так и не сказал, как тебя зовут!
   - Зовут? - Тот на миг приостановился и обернулся. - Ну, зови Крысом.
   - Крыс? - Налек недоуменно нахмурился. - Ах да... Я слышал, у воров принято общаться по прозвищам.
   - Тебе чет-та не нравится, здоровяк? Так я по секрету скажу - мое имя тебе понравится еще меньше, чем кликуха. Все, кончай сопли жевать. Ходу, ходу. - Он возобновил движение. Налек послушно следовал за ним.
  
   Солнце садилось быстро. Казалось, еще минуту назад на улицах лежали длинные полосы багряного света - а сейчас уже все исчезло, и в воздухе начала густеть серая мгла. Город снова превращался в темное скопище непонятных закоулков. Совсем скоро Налек уже не понимал, где они идут. Запахло сыростью - как если бы поблизости протекала река. Но Налек помнил, что реки на подходе к городу он не заметил. Может, слухи о том, что в городах научились гнать воду под землей - не совсем и слухи? Юноша мотнул головой, стараясь не отстать от своего провожатого.
   Они плутали по темнеющим улицам почти полчаса, когда нищий неожиданно резко остановился перед ничем не примечательным покосившимся домом. Точнее даже - не домом, а чем-то вроде заброшенного сарая. Червивая дверь открылась с мерзким скрежетом, резанув Налека по нервам. Он тут же заозирался, опасаясь, что звук привлечет ненужное внимание, - но на улице по-прежнему было пустынно.
   - Да заходи же! - Крыс дернул его за куртку. - Чего опять замечтался?
   Внутренности сарая рассмотреть не удалось. Здесь царила кромешная тьма, а редкие полоски сумеречного света, просачивающиеся сквозь дырявые стены, делали эту тьму еще более густой.
   - Держись за седло моего коняки, дядь. А то отстанешь же, - посоветовал Крыс.
   Сарай был какой-то странный. Чувствовалось, что земляной пол плавно понижается - будто они спускались в подвал по пологой лестнице. Вот только лестница эта все не кончалась и не кончалась.
   Полоски света пропали. Под ногами захлюпала вода. То и дело мокрые капли срывались с потолка и падали Налеку на лицо. И каждый раз он вздрагивал. Вода была ледяной, как пальцы самой смерти. Сзади недовольно пофыркивали ведомые в поводу кони. Им тоже не нравилось это гиблое место.
   Казалось, что прошло не менее часа, пока пол не выровнялся.
   - Это потайной ход? - Тихий вопрос породил многократное эхо. - Куда мы идем?
   - За городскую стену. Собственно, уже вышли.
   - Но... - Налеку стало очень неуютно. - Как же Тени?
   - Дядь, ну какой ты занудный. Вот заладил, как заевшая шарманка - Тени, Тени... Чего они тебе сделают? Мы ж под землей. Или ты не знаешь, что им под землю хода нет? Не, право слово - дурак ты.
   Налек не стал возражать. То, что от Теней можно защититься, всего лишь закопавшись под землю, он действительно не знал. Но, с другой стороны, где-то же должен быть выход на поверхность... Почему же Тени не проникнут сквозь этот выход?
   Впереди мелькнула искорка света. Налек прищурился, опасаясь, что у него окончательно сдали глаза. Но искорка мелькнула снова, постепенно разгораясь все ярче.
   Нет, не искорка. Далеко впереди мягко мерцал золотистый шар. Вероятно, когда они подойдут ближе, можно будет увидеть и нарисованную на земле линию - линию, которую невозможно стереть.
   А за светящимся шаром ход заканчивался - широкая деревянная дверь перегораживала земляную нору. Не доходя до шара, Крыс остановился.
   - Все, здоровяк. Можешь слегка поспать. Пара часиков у тебя есть. Дальше ход откроется только с рассветом. И мы сразу окажемся в лесочке - довольно далеко от городских стен. Так что стража ничего не увидит. В это место они не сунутся.
   Налек закрепил уздечку своего коня на выступе стены и устало сполз на мокрую землю. Впрочем, холода он почти не чувствовал. Слишком много всего случилось в этот день. Словно обиженная чем-то судьба решила растянуть и скомкать время.
   Хотелось обдумать дальнейший план. Действительно хотелось. Но в голове царила вязкая каша, а глаза то и дело закрывались. Гелера... Где она, как она?
  
   ГЛАВА 6
  
   Кхор поставил шкатулку на тонкую линию, процарапанную в земле, и откинул крышку. Вверх взметнулся рой золотистых пылинок, тут же заключивших колдуна и Гелеру в полупрозрачные коконы. На этот раз пылинки пахли медом. Гелере подумалось, что они напоминают пыльцу, опавшую с крыла огромной бабочки.
   - Зажмурься и возьми меня за руку.
   Очень хотелось воспротивиться этому указанию. Хотелось - но она покорно закрыла глаза. Слишком хорошо помнился самый первый переход. Когда она не послушалась.
   Серая вязкая муть окутала ее, отзываясь по коже ледяными покалываниями, как заиндевевшее шерстяное одеяло. Сначала казалось, что мгла была однородной и плотной, как предрассветный туман, но вскоре девушка поняла, что ошиблась. Чем дольше она вглядывалась в опутавшую ее серость, тем точнее вокруг проступали контуры - сначала тонкие и схематичные, постепенно они становились все четче и четче. Огромные сизые головы молча кружили во мгле, непрерывно клацая безгубыми челюстями в тщетных пока попытках разорвать незваных гостей в клочья.
   Но ее испугало даже не то, что эти головы были увеличенной копией ее собственной. А то, что захотелось остаться в этом тумане. Отпустить горячую руку колдуна и сделать шаг в сторону от танцующего над тропой золотистого шара, растворяясь в серой мгле. И это было не ее желание. Не она, а кто-то чужой, проснувшийся внутри, подталкивал ее сбежать.
   В тот раз ей удалось прогнать чужака прочь. Но теперь она боялась открывать глаза. Боялась, что мгла снова потянет к себе, и чужак в ее душе сможет победить.
   Руку своего проводника она стискивала с такой силой, что наверняка наставила синяков тщедушному кхору. Впрочем, он пока не жаловался.
   Это был четвертый переход. И четвертая деревенька. Они все были разные - и все оказывались похожи. Во всех предыдущих поиски кхора не принесли никакого результата. Гелере начинало казаться, что не принесут и в этой.
   Кхор традиционно согласился разместиться в доме старосты, не менее традиционно перенеся "смотр" детей на утро. Как и везде, потребовал две комнаты - одну для себя, вторую для своего "слуги". Отлучаясь, свою он неизменно запирал на ключ.
   Гелере претило, что колдун так представляет ее - а временами и заставляет выполнять обязанности прислуги. Но каждый раз, когда начинала спорить, она только делала себе хуже. Как в самый первый день их встречи, когда он не заставил - а убедил! - спать на полу именно ее. Кажется, тогда он утверждал, что это невыразимо полезно для осанки, в качестве примера приводя собственную сутулую спину. Гелера не знала, насколько улучшилась ее осанка, но только с утра она чувствовала себя так, будто таскала мешки с камнями. В отличие от свежего и отдохнувшего кхора.
   - Не спи, дитя мое. Ты еще не расставила мои книги.
   Гелера с отвращением уставилась на объемную сумку, набитую дурацкими книгами. Сумка была тяжеленной. Девушка потерла все еще слегка нывшее плечо. Интересно, а как он сам все это таскал раньше?
   - Сам расставишь. Откуда я знаю, куда чего класть?
   - Дитя мое, - кхор мягко коснулся ее запястья. - Не стоит преуменьшать значение физических нагрузок. Они помогают сохранить фигуру в совершенстве. Ты ведь не хочешь вернуться к своему жениху расплывшейся колодой?
   - У меня и так прекрасная фигура! - фыркнула Гелера. - Этого не может скрыть даже дурацкий балахон, что ты нацепил на меня.
   - Мммм... а мне показалось, на твоем боку одежда как-то слишком туго натянулась. И вон та складочка... Но я уже подслеповат. Видимо, ошибся... - Он равнодушно пожал плечами и склонился над второй сумкой, вытаскивая непонятные склянки.
   Гелера обеспокоенно попыталась рассмотреть свой бок. Но ручное зеркальце кхора она ухитрилась разбить еще два дня назад, а других отражающих поверхностей поблизости не наблюдалось. Чуть высунув от усердия язык, она скосила глаза и пощупала подозрительное место. Вроде ничего страшного... Хотя нет... Или... Ну почему здесь нет нормального зеркала?! Она зло скрипнула зубами.
   - Ладно, старик, давай я разберу твои книги. - Она вытащила из сумки пару фолиантов и забралась на табурет, начав небрежно рассовывать их по полкам.
   - Дитя мое! А не затруднит ли тебя расставить их по порядку? А то мне неудобно, когда первый том произведения ты кладешь на верхнюю полку, а второй - на нижнюю. Я уже так стар... Ты ведь добрая девушка и не заставишь меня мучиться, наклоняясь лишний раз?
   - Да откуда я знаю, где у тебя тут что! - Она раздраженно всплеснула руками, напрочь забыв о находящихся в них книгах. С тяжелым стуком тома посыпались вниз, едва не саданув кхора по темечку. - Я и так ставлю их правильно! По цвету!
   Кхор задумчиво уставился на разбросанные на полу книги. Ну, насчет "цвета" Гелера преувеличила. Скорее, фолианты она сортировала по степени засаленности и облезлости. Цвет как таковой там встречался довольно редко.
   - А ты не хочешь научиться читать, дитя мое? - поинтересовался он, поудобнее опираясь на свой посох.
   Гелера нехорошо уставилась на него глазами, превращенными в провалы золотистого света. Ей очень, очень и очень не нравилось это обращение колдуна. Она еще в самый первый день сказала, что у нее есть имя и потребовала называть ее нормально. Колдун немедленно согласился, долго рассыпался в извинениях... а потом четыре раза подряд переврал произношение до такой степени, что Гелера сочла за благо не настаивать. Уж лучше "дитя", чем нечто, что можно спутать с песьей кличкой - если не с заковыристым ругательством.
   - Вот еще! Я умею читать! А в твои книги я и не собираюсь заглядывать! Что за интерес - читать книги без картинок?
   - Полагаешь, с картинками интереснее? - вежливо спросил кхор.
   - Ну... да... - Немного некстати Гелере вспомнилась единственная книжка с картинками, которую она довольно досконально изучила. Эту книжку в свое время где-то раздобыл Налек. Нет, книжка ее действительно заинтересовала. Особенно картинки. Особенно их... ммм... практическое применение...
   - Тогда не смею настаивать.
   Гелере показалось, что колдун над ней смеется. Но не может же он читать мысли! Или может? Она почувствовала, как слегка горят щеки.
   Кхор неподвижно стоял на месте, тяжело опираясь на свой посох. Седые пряди неаккуратной челкой падали почти до кончика носа, не давая никакой возможности нормально разглядеть выражение его лица.
   Гелера раздраженно фыркнула и отвернулась, стремясь побыстрее покончить с оставшимися книгами.
  
   Как и предполагала девушка, "смотр" детей кхор обставил так же, как и в прошлых деревнях. Развалившись на покрытом мягкой шкурой кресле, он с видом пресыщенного вельможи потребовал, чтобы дети выстроились в линейку и подходили к нему по очереди.
   Для Гелеры кресла не выделили. Стула тоже. Хорошо еще, что дали подушку. Нет, по правде говоря, она могла бы и попросту сесть на пол - тем более что в честь высокого гостя его отдраили и навощили - разве что ноги не разъезжались, но на подушке было все-таки поудобнее.
   Староста вытолкнул вперед очередного испуганного мальчика. Глаза у ребенка едва не лезли из орбит. Кхор протянул вперед левую руку, делая над головой мальчика непонятные пассы. Тот побледнел и начал меленько дрожать. Кхор не обращал на это никакого внимания, спокойно продолжая свои колдовские штучки. Гелера отвернулась. Ей не хотелось смотреть на перепуганных детей. Мерзкий кхор прямо-таки упивался своей властью! Ведь наверняка можно было сделать все так, чтобы дети боялись меньше! Но нет... Ему бы только на чужих нервах поиграть.
   Гелера раздраженно фыркнула и уставилась на сухую кисть кхора, неторопливо поглаживавшую ручку кресла. От глянцево-черных ногтей по тыльной стороне ладони разбегался путаный черный узор. Однажды девушка попробовала выяснить, что этот узор значит и зачем он вообще, но кхор традиционно оставил ее вопрос без ответа.
   - Нет, этот мне не нужен. Следующий!
   Гелера подняла глаза. Очередной мальчишка, как ни странно, почти не боялся. Но, едва он сделал шаг к креслу кхора, тот протестующе взмахнул рукой. Этот жест Гелере тоже был знаком. По непонятной ей причине, некоторых детей кхор отказывался осматривать детально. В прошлой деревне таких оказалось два. В позапрошлой - один. Она уже приготовилась услышать привычное "нет, я даже отсюда вижу, что он мне не подходит", когда торжественная тишина процесса Поиска была нарушена.
   Дверь с грохотом распахнулась, пропуская девочку лет четырнадцати.
   - Эй, эй... ты что творишь? - Староста поспешно двинулся ко входу. - Ты разве не знаешь, что я запретил мешать нашему гостю?!
   - Не трогай его! - Девочка ловко вывернулась из тянувшихся к ней рук старосты и подбежала к застывшему на полшаге мальчишке. - Не трогай, колдун! Возьми лучше меня!
   Кхор раздраженно взмахнул рукой.
   - Нам не нужны женские особи. Уйди, ты мне мешаешь!
   Девочка, вместо того, чтобы послушаться, бросилась прямо к его креслу и бухнулась на колени.
   - Господин колдун! Умоляю! У него слишком слабое здоровье! Прошу тебя, возьми лучше меня вместо брата!
   Кхор начал медленно вставать.
   Мальчишка, до того неподвижно наблюдавший за происходящим, явно испугался этого движения - но побежал не к двери, а вперед, желая защитить девочку. Точнее, даже не побежал - прыгнул.
   Черная вязь на руках колдуна вспыхнула золотым огнем - столь ярким, что Гелере на миг показалось, что зажглось второе солнце.
   - Назад... Прочь! - почти что заорал кхор, вскакивая.
   Этот крик сработал, как удар хлыста. Староста схватил провинившихся детей за шкирку и буквально вышвырнул наружу. Оставшиеся мальчики оцепенело жались к стенке.
   - Все прочь!!!
   Дети бросились к распахнутой двери. Миг - и в комнате больше никого не осталось, кроме самого колдуна и Гелеры.
   - Проклятье... - Кхор медленно опустился обратно в кресло и обхватил ладонями лоб. Мерцание начало плавно гаснуть, снова превращаясь в черный узор.
   Гелера неприязненно на него покосилась.
   - Что они тебе сделали?! Неужели только за то, что они приблизились без спроса, ты был готов их убить? Как отвратительно!
   Кхор снова поднялся - на этот раз медленно и цепляясь за посох.
   - Найди старосту. Скажи, что они меня разозлили. Скажи, что сегодня я больше никого смотреть не буду. Мне нужно отдохнуть...
   - Сам скажи!
   Он не ответил, медленно направляясь к выделенной ему комнате. Стукнула дверь. Гелера услышала, как поворачивается в замке ключ.
  
   Старосту удалось отыскать далеко не сразу. Он устроился в одном из трактиров и методично глушил одну кружку самогона за другой. Когда Гелера приблизилась, поспешно опустил кружку на стол, расплескав почти половину содержимого.
   - Мы не хотели! Дети... они из дурной семьи... Родители ихние померли давно, присмотра за ними не было... Что теперь будет? - Глаза поднять он не осмеливался. И хорошо, что не осмеливался. Как бы низко Гелера ни натягивала на голову капюшон, полностью скрыть ее лицо он не мог. А старосте и так уже достаточно на сегодня.
   - Кхор... Он сказал, что все в порядке. Он просил извиниться, что вспылил и напугал вас.
   - И-извиниться? - Все-таки он поднял взгляд. И тут же опустил. Смотреть на существо с мертвенной голубовато-серой кожей и горящими золотом дырами на месте глаз было жутко. В сердце Гелеры болезненно кольнуло. Она не чудовище! Ее такой сделали!
   - Да, извиниться, - как можно тверже постаралась сказать она. - Дети не виноваты. Он просил их успокоить. Завтра он закончит осматривать оставшихся.
   - Завтра? Да, конечно! Мы... я... Все будет сделано! Я все исправлю! Никто больше ничего не нарушит! Клянусь!..
   Он еще долго бормотал какие-то заверения в преданности и верности, но Гелера больше не слушала. Открыв тяжелую дверь, она вышла на улицу из закопченного трактира и с наслаждением вдохнула свежий воздух.
   Дверь за ее спиной тотчас прикрыли - видимо, чтобы не пугать остальных гостей. Еще один болезненный укол. Девушка отвернулась. Кхоры... Кажется, теперь ее считают одной из них. Если колдун солгал... Если на самом деле она вовсе не привязана к этой его проклятой шкатулке... Даже если она вернется... На нее до конца жизни будут смотреть, как на чудовище. Даже Налек... Будет ли она нужна ему с такой внешностью? Она горестно вытянула перед собой руку, рассматривая отвратительный цвет кожи. Вытащенная из воды утопленница и то краше.
   Порыв ветра принес с собой редкие белые крупинки. Гелера зябко повела плечами. Зима уже совсем скоро. В этих местах было куда холоднее, чем в селе, где она родилась. Кхор движется на север? Впрочем, спрашивать бесполезно - все равно ничего не ответит. Может, у него и вправду проблемы со слухом? Но разве бывает, что иногда человек слышит, а иногда - нет? Гелера потерла ладони друг о друга, стараясь согреться. В стариковских болезнях она совершенно не разбиралась. Кто мог представить, что ей потребуются такие знания?
   Новый порыв ветра взметнул полы мешковатого плаща, холодной рукой мазнув по лодыжкам. Гелера поспешно повернула к дому старосты, ставшему ее временным пристанищем. Подумать можно и позже, устроившись у огня. На улице становилось слишком неуютно.
  
   Она ошиблась. Все домочадцы разбежались из дома старосты, и там было не намного теплее, чем под открытым небом. Пришлось долго возиться с печкой, разжигая огонь, прежде чем тепло стало возвращаться в выстуженные комнаты.
   Она свернулась на краешке набитого шелухой матраса, поджав под себя ноги. Дома для такой погоды у нее был припасен красивый плащ, снаружи и изнутри подбитый мехом. Подарок Налека.
   Гелера натянула на плечи тощее стеганое одеяло, стараясь побыстрее согреться. Ей хотелось есть - но пока староста придет в себя и вспомнит о долге гостеприимного хозяина, пройдет не один час. А самой рыскать на чужой кухне... хозяйка обидится. Да хорошо еще, если не сочтет, что присутствие чудовища попортило все продукты.
   Мерзкий запах, медленно, не неотвратимо наполнявший воздух, прервал голодные размышления. Гелера покосилась на дверь, ведущую в соседнюю комнату. В этот раз ее и кхора разместили в смежных помещениях, ее собственная комната была проходной. Последнее, впрочем, не очень обеспокоило Гелеру. Вопреки ожиданиям, колдун отнюдь не рвался подсмотреть за процессом ее переодевания или чем-то подобным. Сначала она пребывала в недоумении по этому поводу, пока не поняла: в виде чудовища она навряд ли будет интересна даже этому дурному старикашке.
   Запах усилился. От него свербило в носу и хотелось чихать. На глаза выступили слезы. Гелера поднялась, нехотя выпутываясь из нагретого одеяла. Колдун! Небось какие-то мерзкие опыты ставит! Она дернула дверную ручку, но та, как и следовало ожидать, не подалась ни на йоту. Запах и не думал ослабевать.
   Гелера заколотила по двери.
   - Открывай! Немедленно открывай!
   Шагов за дверью она не услышала - и когда та медленно распахнулась вовнутрь, едва не саданула кулаком по руке кхора.
   - Что-то случилось? - Голос у него был усталый.
   Но Гелера не обратила внимания на голос, уставившись на голову колдуна. Все его волосы были покрыты странной субстанцией серо-белого цвета - словно он решил замесить на голове тесто. Белыми пятнами были измазаны даже брови - и руки. Именно эта субстанция и распространяла тошнотворный запах.
   - Что это?! - Она ткнула пальцем в сторону его головы, старательно выдерживая дистанцию. Мало ли. Вдруг это ядовито.
   Кхор на миг нахмурился, скосил взгляд на заляпанные белым руки... Пожал плечами - небрежно, как показалось Гелере.
   - Голову мою.
   - Что?! - Она ослышалась? - Ты что, издеваешься?
   - Как можно? - Он сжал губы, стараясь скрыть улыбку. - Чем ты недовольна?
   - Все нормальные люди голову моют травяным отваром. А не этой... Вонючей белой кашей! - возмущенно ответила Гелера.
   - Ну, так то люди. А я же не человек. Я кхор.
   Гелера опасливо коснулась своего черепа. Превращение начисто лишило ее волос. Сейчас она впервые обрадовалась этому.
   - И мне что, тоже надо так их мыть, когда они снова отрастут? - уточнила девушка.
   - Не знаю, не знаю... - Теперь кхор уже в открытую ухмылялся. - Все может быть. Вырастут - проверишь. Если твой отвар не подействует...
   Гелера снова коснулась голой кожи. Брррр!..
   - Да, дитя мое! Чуть не забыл. А не принесешь ли ты мне тепленькой водички, чтобы я мог смыть вот это? - Он ткнул пальцем в свою шевелюру.
   - Сам принеси! Мог бы и заранее позаботиться, раз мыться собрался!
   - Мммм... да, ты права... Но, видишь ли... Я тут немного нервничал из-за неудачного дня, и часть этого состава попала мне в глаза. Пока я их протру... Мне просто показалось, что тебе чем-то не нравится запах...
   Гелера уставилась ему на макушку, стараясь прожечь взглядом. Вот мерзкий старикашка! Вечно он так!
   - Хорошо. Постараюсь найти тебе воду, - буркнула она себе под нос, разворачиваясь.
   - И не забудь подогреть! Холодной водой этот состав не смывается! - донеслось ей в спину.
  
   ГЛАВА 7
  
   Коракс повернулся на шум. Хех, а ведь она действительно принесла воду. И кажется, действительно озаботилась ее подогреть. Правда, слегка перестаралась: густые клубы пара над ведром навевали мысли о крутом кипятке.
   Кхор подошел к окну и распахнул его настежь, позволяя холодному воздуху забраться в комнату. Человеку, наверное, было бы неприятно. Кораксу же было все равно. Он просто хотел, чтобы вода быстрее приняла нормальную температуру.
   - Оно все еще воняет! - Донесся возмущенный голос из-за запертой двери.
   Ну да, запах был, прямо скажем, не самый изысканный. Коракс усмехнулся. Неужели она действительно поверила, что он этим моет голову? Забавно.
   Он склонился над ведром, старательно смывая остатки краски. Мокрые волосы неприятно и жестко кололись и лезли в рот. Коракс отплюнулся. Прическа была не самой удобной, но свою задачу выполняла - а значит, сожалеть не имеет смысла.
   Кхор отжал седые пряди и связал их в пучок, после чего потянулся за картой. Тонкий листок бумаги, отражавший северные границы империи - и горную гряду в их центре. Карта была испещрена множеством крестиков - те деревни, где он уже был. Крестики образовывали начало широкой спирали, стремившейся свернуться в точку где-то в районе горной гряды. Коракс поставил очередной крест и задумчиво уставился в рисунок.
   Может, зря он все это затеял? Может, надо было просто добиться вхождения в Совет? Его бы приняли, в этом нет никаких сомнений... Но на это требовалось время. Коракс вздохнул, вспоминая тревожный сон. Если бы у него было это время, насколько все было бы проще! Но вода неумолимо стекала по стенкам клепсидры - слишком быстро, чтобы он мог позволить себе ждать...
   Кхор коснулся кончиком черного ногтя рисунка гор. Он ведь даже не знает, где конкретно находится это место. Конечно, он надеялся, что, попав ближе, сможет его почувствовать... Но если он ошибается, если все его домыслы - не более чем разыгравшееся воображение? Если выводы, что сделал на основании старых книг - ошибочны? И если кто-то из Совета поймет его игру - и попробует остановить? Что тогда?
   Он медленно и аккуратно свернул карту в трубочку и положил обратно в шкатулку. От никак не желавшего выветриваться запаха краски начинала кружиться голова.
   За дверью снова послышался шум.
   - Эй, колдун! Ты есть будешь?
   Есть он не хотел. Но он никогда не мог похвастаться здоровым аппетитом. Коракс отпер дверь и шагнул наружу. Гелера устроилась на дальнем конце стола, опасливо поглядывая на него и старательно подгребая наиболее вкусные, по ее мнению, яства поближе к своей персоне. Кхор покачал головой, с трудом скрывая невольную улыбку. Совсем как избалованный ребенок.
   Жаль, что с нею все так получилось. Время от времени Кораксу хотелось рассказать ей правду. Вот только разве она поверила бы? Поверила, что он и сам не знает, почему Врата вместо того, чтобы убить ее, превратили в нечто совершенно непонятное? Он лгал. Он совершенно не был уверен, что уничтожение Врат будет способствовать возвращению ее первоначального облика. Скорее, был уверен в обратном. Ведь мутации, как правило, протекают только в одну сторону.
   Не был он и уверен, что удаление от Врат приведет к ее гибели. Зато практически не сомневался, что перепуганные видом монстра вчерашние односельчане запросто могут забить девушку камнями, и на его совести повиснет очередная смерть. Нет уж. Пусть лучше Гелера считает его вредным колдунишкой - неприязнь перенести куда проще, чем вид перерезанного горла.
   Коракс рассеянно подобрал с блюда яблоко и вцепился в него зубами.
   - Эй, ты с ума сошел? - Рука, куда более сильная, чем его собственная, буквально вырвала фрукт изо рта. Коракс чуть не подавился тем куском, что успел отгрызть. - Тебе нельзя есть такие вещи! У тебя же все зубы гнилые!
   Кхор вздохнул. Объяснять Гелере, что зубы у него вовсе не гнилые, а попросту черного цвета, никакого смысла не имело. Либо не поверит, либо попробует выбить.
   Она, быть может, и неплохая девушка, вот только немного ненормальная. Интересно, знали ли про это в ее родном селе?
   - Дитя мое... - Коракс покатал в ладонях последнее оставшееся яблоко. - А ведь ты совершенно права. Будь так любезна, порежь мне его на кусочки.
   - Чего?! - Если бы Гелера видела себя в этот момент в зеркало, она бы точно воздержалась от столь экспрессивного выражения эмоций. - Сам порежь! Или ты и нож в руках не удержишь?
   - Сложно сказать... - задумчиво протянул Коракс, старательно имитируя дрожь руки. - Ты хорошо переносишь вид крови? - Он неловко уронил ножик. Лезвие уткнулось в стол в опасной близости от пальцев.
   Нож еще не перестал вибрировать от удара, когда Гелера рывком выдернула его.
   - И как ты только обходился, когда меня рядом не было? - недовольно хмурясь, поинтересовалась она.
   - Да, тяжело было. Приходилось питаться исключительно кашей. Может, оставить тебя при себе навсегда, а?
   Гелера отшвырнула уже надрезанное яблоко на пол и стиснула пальцы в кулак.
   - Колдун! Ты же сказал, что умрешь, и я снова стану сама собой!
   - А если нет? - Коракс вытащил с полки и неспешно положил на стол недочитанную накануне книгу. Переплет совсем истрепался, надо будет подновить.
   - Нет?! Что значит нет?! - Гелера подпрыгнула почти вплотную к нему и схватила за плащ на груди. - Куда ты глаза прячешь, колдовское отродье?
   Коракс послушно поднял взгляд. М-да, сложно производить внушительное впечатление, если ты ниже оппонента почти на полголовы.
   - Я просто предположил, только и всего.
   - Я не хочу слушать такие предположения! Еще раз такое скажешь - так тебе лицо отделаю, родная мать не узнает.
   - Мать... в любом случае навряд ли меня узнает... - чуть слышно пробормотал Коракс. А сам он не узнает ее точно. Как и все кхоры, он не помнил своего прошлого. Самое раннее воспоминание приходилось на посвящение и сопутствующие ему испытания. Первые четыре года жизни были наглухо отрезаны каменной плитой. Ни одного воспоминания... Даже имя... Он не знал, было ли оно настоящим, данным ему родителями - или просто одной из кличек, придуманной на скорую руку одним из учителей. Скорее всего, второе.
   - Эй, колдун... А откуда у тебя этот жуткий шрам на носу? Это Тени оставили? - Серый палец едва не попал Кораксу в глаз.
  
   ... Его привели стоны. Тихие, едва слышные - словно издававший их уже не имел сил даже стонать.
   Ученический корпус бьерров. Он никогда не был здесь раньше. Да и сейчас попал случайно - его память, все еще проходящая стадию трансформации, сыграла с ним злую шутку - он перепутал направление.
   Ему надо было развернуться и пойти прочь - не его это дело, что творится у бьерров. Он - кхор. У них разные дороги. Но стоны все никак не желали затихнуть... И он не смог уйти.
   Валявшийся на полу мальчишка был примерно его лет - не старше двенадцати. Бьерр. Из всей одежды - только тонкие золотые браслеты на запястьях. На этих браслетах должна была красоваться гравировка птицы, распахнувшей крылья. Сейчас рисунка было не разглядеть - его заливала кровь.
   Бьерр услышал шаги и тут же попытался сдвинуться, сжаться в комок.
   - Нет!
   - Эй, не бойся... Я не враг. За что они тебя, а? Сделал что-то дурное?
   - Не подходи! - руки беспомощно выставлены вперед в жалкой попытке защиты.
   - Да говорю же, я тебя не трону. Я шел на занятия и немного заблудился. Правда! Кстати, меня Коракс зовут. А тебя?
   - Варст... - Губы бьерра зашевелились почти беззвучно. - Если ты не враг... Тогда... Ты убьешь меня?
   - Что?
   Бьерр не успел ответить. А может, и успел - но его ответа было уже не слышно. Гулкие и быстрые шаги в коридоре создавали слишком много шума.
   - Это еще что такое?! - В тоне преподавателя явственно читалось раздражение. - Что ты забыл здесь, ученик кхора?! Изволь покинуть эту территорию.
   Да, по правилам ему не положено здесь находиться. По правилам ему положено немедленно уйти. По правилам... Тонкий полустон-полувздох за спиной.
   - Этот бьерр... что он натворил?
   - Мальчишка! - Глаза преподавателя опасно сощурились, превратившись в тонкие щелочки. - Я повторяю. Изволь покинуть эту территорию. Процесс ломки этого нахала - не твое дело!
   - Ломки? Какой ломки?!
   - Еще один вопрос - и я перенесу его наказание на тебя. Изволь выйти вон!
   Преподаватель прав. Ему надо уйти.
   Он замялся всего на миг... Миг, достаточный, чтобы в последний раз обернуться.
   Бьерр уже не смотрел в его сторону. Он глядел на преподавателя. В голубых глазах застыла стена ледяного ужаса.
   - В чем он провинился? Могу я попросить прервать наказание?
   - Щенок! Да как ты смеешь?! - Свист кнута, рассекающего воздух. Черное жало метнулось в опасной близости от его носа. - Еще слово, и я...
   - Ему плохо и больно! Я не могу так его оставить.
   - Ты - кхор. Твоя задача - защищать людей. Людей, а не каких-то бьерров! Пшел вон! Немедленно!
   - Ему больно...
   - Наглец!
   Снова свист... Кнут огненной плетью обжигает лицо. От боли темнеет в глазах. Нет, не только от боли. Что-то вязкое капает со лба, мешая видеть... Он инстинктивно прижимает руки к лицу... Под ладонями тепло и мокро... Он пытается вытереть глаза, но их заливает снова и снова...
   - Извинись и выметайся!
   - Нет...
   Тычок в бок едва ощутим, но почему же так предательски подгибаются ноги? Удар каменных плит по виску кажется едва ли не успокаивающим: камень холодный, а в голове никак не успокаивается вспыхнувший пожар...
   Удар по спине, по рукам... Какой-то хруст... Ломается кость?.. Он пытается пошевелиться, уйти от каскада ударов, но тело реагирует слишком вяло.
   - Решил, что тебе все дозволено, щенок?
   Очередной удар по спине вдруг взрывается фонтаном непереносимой боли. Тело окатывает волна жидкого огня... Он кричит, не в состоянии больше сдерживаться... Кричит, не понимая, что из раскрытого рта больше не вылетает ни звука... На губах мерзкий соленый привкус... А глаза так и не удается протереть... Ударов больше нет, но боль не уходит, снова и снова скручивая тело в судороге... Почему он не чувствует ног?.. Снова свист хлыста - но на этот раз удар достается не ему... Как глупо... Мысли путаются... Голоса...
   - Гресер! Ты сошел с ума! Это мой самый перспективный ученик! А ты ему позвоночник перебил!
   - Я же не знал, кто он. Он мешал моему уроку. К тому же я был немного разозлен. Не поднимай его, он уже не жилец. Только в крови измажешься. Я объясню Совету... Да найду я тебе еще перспективных, не хохлись ты так...
  
   - Эй, ты меня слышишь? Ты чего, заснул? Я спросила, откуда у тебя шрам на носу?
   Коракс отдернул руку от лица.
   - Упал. Нечаянно упал и порезался. Только и всего. - Он потер глаза и попытался сосредоточиться на книге. Воспоминания... У памяти кхоров есть одно неприятное свойство: из нее невозможно что-либо вычеркнуть. Вероятно, в чем-то это может быть полезно. Коракс предпочел бы отказаться от способности держать в памяти мельчайшие частицы прошлого.
   - Это колдовские заклятия? - Голос раздался прямо у него над ухом, заставив нервно вздрогнуть.
   - Книга? Нет. Просто древняя легенда.
   - Легенда? - Золотые глаза недоуменно расширились. - Разве о них пишут в книгах?
   - О некоторых. - Коракс провел ладонью по истрепавшемуся переплету. - Здесь рассказывается о давних временах. Об очень давних. Тогда жизнь не прекращалась с заходом солнца и не ограничивалась очерченной по земле линией, - он помедлил и добавил чуть тише: - И кхоров тогда не было.
   - Глупая легенда. - Гелера склонилась, разглядывая полустертый текст. - Такого никогда не было. Глупая книга. Лучше бы картинки нарисовали.
   - Точно? Может, тебя все-таки научить читать? - Он полуобернулся на стуле, заглядывая ей в лицо.
   - Я не собираюсь читать про глупости. - Девушка зябко передернула плечами, старательно кутаясь в старый плащ. Коракс отвел глаза. Естественно, что она мерзнет. Полудраный плащ из мешковины - отнюдь не то, что носят в начале зимы. Но из ее родного села они едва что не убегали, и времени захватить теплые вещи просто не было. А купить ей что-то посущественнее кхор попросту не мог: вопреки распространенному поверью, денег у него было всего ничего. Жаль, если она простудится.
   Ворвавшийся холодный ветер попытался перевернуть пожелтевшие страницы книги, возвращая внимание Коракса к старому тексту. Кхор коснулся пальцами поблекших строк, пытаясь проникнуть в скрытый за ними мир. Мир, где люди были свободны.
   Коракс лгал. Эта история... возможно, была не совсем легендой.
  
   ...Золотые шары огромным шевелящимся облаком клубились под потолком пещеры. Коракс старался не смотреть вверх: свет был слишком ярок для человеческих глаз. Только крелги, плохо переносящие сумрак, комфортно чувствовали себя при таком освещении.
   Гулкое эхо четких шагов заставило Коракса вздрогнуть и поспешно отдернуть руку от пушистого загривка крелга.
   - Ну и что ты здесь делаешь? - хмуро поинтересовался Зеран, впериваясь взглядом в непослушного ученика. - Кто разрешил тебе отвязать собаку?
   - Ну... - Коракс невольно сделал шаг назад, вжимаясь телом в огромную тушу крелга. - Он подобран плохо...
   - Крелг?!
   - Ошейник! - Пальцы Коракса пробежались по шее животного, легонько массируя. - Он едва не задохнулся. А ведь крелгов и так осталось очень мало... Будет жалко, если они совсем исчезнут.
   - Ну да. Конечно. По-твоему, смотритель здесь только для того, чтобы двери смазывать? - Зеран устало потер лоб. - Мало тебе этого проклятого лерринка, нашел себе еще зверька для развлечений?
   Коракс отвел глаза. Ну, назвать крелга "зверьком" все же было некоторым преувеличением. Снежно-белый пес был как минимум в два раза больше человека. И его зубы с легкостью могли перекусить человеческое тело напополам.
   - Кстати, о зверьках. - Зеран заложил руки за спину и адресовал ученику весьма неласковый взгляд. - Я же сказал тебе отпустить лерринка. Почему мое указание не выполнено?
   - Я его отпустил! - возмутился Коракс.
   - Ну да. Отпустил. А кто каждый вечер ходит его подкармливать? Пойми, это не ручной голубь!
   - Он еще маленький. Ему тяжело искать пищу, - пробормотал подросток, усиленно изучая утрамбованную землю под ногами.
   Зеран вздохнул.
   - Ты - кхор, ученик мой. Тебе нельзя давать волю человеческим чувствам. Чем раньше ты это осознаешь, тем лучше будет для тебя самого. И если ты еще раз пойдешь кормить лерринка, я прикажу своим бьеррам пристрелить эту птицу. Ты меня понял?
   - Угу, - грустно кивнул Коракс, невольно потирая рукой левую щеку. Рана зажила, но кожа вокруг толстенного жгута шрама немилосердно зудела и чесалась.
   - Внешность - далеко не самое главное, - проследил за его жестом Зеран. - Ты выжил и даже можешь ходить. И ты не утратил свой Дар.
   - Зато превратился в чудовище! - Он снова коснулся шрама, обезобразившего лицо. - Люди... боятся меня.
   - Они и должны бояться! Это вполне естественно. Ты сильнее их. Ты владеешь силами, которые они даже не могут себе до конца представить.
   - Это неправильно!
   - Это естественный порядок вещей. Так всегда было и так всегда будет.
   - Не верю... - Коракс отвернулся, уставившись на переливы света в белой шерсти крелга. Пес, почувствовав его настроение, ткнулся лобастой мордой в плечо. - Так не могло быть всегда.
   - Ты опять залез в закрытое хранилище? - сухо уточнил Зеран. - И откуда в тебе только эта страсть к раскапыванию чужих секретов? Лучше бы ты сосредоточился на учебе вместо сомнительных прогулок по запрещенным местам. У тебя ведь очень хороший потенциал. Полагаю, ты вполне в состоянии заслужить место члена Совета.
   - Я не люблю власть.
   - Но ты любишь знания. А только Совет знает действительно все! Или ты собрался потратить всю свою жизнь, выискивая крупицы сомнительной истины в горах лживых книг? Обретение доступа к библиотеке Верхнего Круга многократно увеличит твои способности.
   - Если сила Верхнего Круга столь велика, почему до сих пор они не придумали ничего, чтобы уничтожить Тени? Почему мы топчемся на месте? Наши защитные границы ничуть не лучше ошейника для крелга! Они лишают людей свободы!
   - Свобода - понятие относительное. А Тени слишком сильны, чтобы мы могли даже думать об их абсолютном уничтожении.
   Коракс вздохнул, теребя пальцами мягкий белый мех пса.
   - Раньше... Если посмотреть хроники... Городов было больше. Население ведь сокращается, верно? И я слышал, что уровень Источника падает... Мы делаем что-то не так. Если ничего не менять... Если тенденция сохранится... Еще пару сотен лет - и люди исчезнут с лица земли! Неужели кхоры должны просто сидеть и спокойно смотреть на это?! Какой же тогда от нас прок?!
   - Ты еще молод и рассуждаешь неразумно. Что до Источника... Это весьма сложный артефакт, и не так просто понять, с чем связаны его изменения. В любом случае, Верхний Круг решит эту проблему.
   - Решит? Каким образом? Ведь попасть туда невозможно!
   - Так. - Зеран скрестил руки на груди. - Это уже переходит всякие рамки. Кто дал тебе право подслушивать совещания Круга?! Если об этом догадается хоть кто-нибудь, кроме меня, тебя попросту уничтожат!
   - И пусть! - Коракс резко вздернул подбородок, выдерживая ледяной взгляд наставника. - Я хочу знать правду! Зачем Совет прячет ее? Им настолько нравится играть в великих властелинов? И все эти фразы о нашей великой миссии, о том, что кхоры избраны, чтобы защищать людей, - просто красивая обманка?
   - Ты делаешь неверные выводы.
   - Я найду способ добраться до Источника. И узнать, что вы пытаетесь скрыть!
   - Надеюсь, трех недель карцера тебе хватит, чтобы прочистить мозги. Встать!
   Нога отозвалась на резкое движение волной привычной боли. Пришлось поспешно вцепиться в посох, чтобы удержать равновесие. Крелг лизнул шершавым языком его ладонь, то ли подбадривая, то ли утешая...
   Он должен найти ответы... Даже если его каждый раз будут сажать в ледяные застенки... Ведь если кхоры созданы, чтобы оберегать жизнь - они должны выполнить свое предназначение. Так или иначе... Цена... не имеет значения.
   Шум шагов отражался каменными сводами, возвращая причудливо искаженное эхо...
  
   ГЛАВА 8
  
   Как и опасалась Гелера, колдун так никого и не выбрал - только перепугал до полусмерти всех деревенских детей и довел старосту до состояния беспробудной пьянки. После чего спокойно начал готовиться к следующей точке своего визита. Девушка заметила, что каждый раз он тщательно сверяется с какой-то картой, рисуя на ней крестики. Получается, кхорам положено искать своих преемников не где хочется, а только в определенных местах? Раньше ей не доводилось слышать ни о чем подобном.
   Перемещение теневым путем по сравнению с человеческими способами передвижения было несопоставимо быстрее - меньше чем за час покрывалось расстояние полумесячного перехода. Если бы еще оно не было настолько жутким...
   Гелера покорно зажмурила глаза и вцепилась колдуну в руку, ожидая ощутить холодные уколы теневой стороны. Ей показалось, или в этот раз они стали сильнее?
   Кхор двинулся вперед, следуя одной ему видимой тропе. Гелера шла рядом, не открывая глаз и не отпуская его ладони. Она старалась не думать о плавающих в серой мгле оторванных головах, но воображение с каждым шагом рисовало все более пугающие картины. И когда чьи-то холодные пальцы коснулись ее лодыжки, она не смогла сдержать громкого визга.
   - Да что оп... - Кхор еще не успел закончить свой вопрос, когда Гелера почувствовала, как земля - или то, по чему она шла - уходит из под ног. Она снова завизжала - громче и пронзительней, и замолотила ногами в пустоте, стараясь нащупать опору. Опоры не было, но не было и чувства падения. Вот только она снова ощутила прикосновение чужих рук к лодыжке.
   Не в силах больше пребывать в неизвестности, она опасливо приоткрыла глаза.
   Серая муть полнилась яркими сполохами - будто вокруг разыгралась безмолвная гроза. Сполохи порождали неисчислимое множество теней, большинство из которых, к ужасу Гелеры, походили на человеческие. Эти-то тени и тянулись к ней своими длинными пальцами. Полупрозрачные призраки танцевали вокруг, тщась сказать что-то языком своих тел. Когда они соприкасались друг с другом, вспыхивали крошечные золотые огоньки, похожие на светлячков. Огоньки успокаивали. Их свечение было теплым и мягким. Оно звало и манило за собой.
   - Не смотри туда!
   Она услышала выкрик колдуна, но почему он так взволновался? Это всего-навсего светлячки. Разве могут причинить вред такие крошечные создания?
   Золотистые искорки кружились у самого лица. Гелера протянула руку, желая их коснуться, но они тут же отлетели немного в сторону - и снова возобновили свое кружение. Девушка шагнула к ним.
   Ноги по колено провалились во что-то мокрое и холодное - как если бы она с размаху влетела в подтаявший сугроб. Гелера скосила взгляд вниз. И дернулась в сторону, пытаясь отпрыгнуть. Холодная субстанция оказалась живой. Она обладала множеством шевелящихся щупалец - и сейчас эти щупальца обвили ноги девушки, старательно притягивая к широко раззявленной пасти, усыпанной множеством мелких зубов. Вырвавшийся из пасти длинный язык влажно мазнул девушку по руке. Гелера завопила.
   Щупальца, несмотря на всю их аморфность, держали крепко - все ее рывки ничуть не помогали замедлить приближение ко рту жуткого существа. Девушка в панике завертела головой. Колдун! Куда же он провалился?!
   Силуэт кхора виднелся где-то далеко слева, едва различимый в плавающей вокруг мути.
   - Помоги!! - Гелера думала, что кричит - но почему же тогда сама она слышала только сдавленный писк? Однако фигурка кхора шевельнулась - и, кажется, начала двигаться в ее сторону?
   Девушка снова дернулась, пытаясь ударить пока еще свободной рукой по пеленавшим ее щупальцам. Без толку. Она заорала еще раз - теперь получилось чуть громче. Но пасть чудовища была уже так близко! Паника мешала размышлять связно.
   Гелера кинула отчаянный взгляд в ту сторону, где заметила силуэт кхора. И едва не заорала снова. Он теперь был ближе - значительно ближе. Вот только колдун ли это? За спиной серой фигуры рвали воздух два огромных черных крыла.
   Пытавшийся перекусить ею монстр тоже заметил гостя. Из амебного тела выстрелило еще с десяток щупалец - теперь уже в направлении крылатого колдуна. Тот выставил вперед руки. Руны на ладонях вспыхнули золотым огнем - но почти сразу же угасли. Несколько щупалец упало вниз, по пути рассыпаясь в труху. Но одно из оставшихся схватило колдуна за ноги и дернуло, стремясь повалить. Еще одно с размаху ударило в распахнутое черное крыло, пробив в нем дыру. В стороны полетели перья. Запахло паленым.
   Вспышка невыносимо яркого света резанула ей по глазам, полностью ослепляя. Что-то жесткое ударило в бок и по ноге. Гелера вслепую дернулась, стараясь ударить невидимого противника, когда поняла, что ее уже больше никто не держит.
  
   Зрение возвращалось медленно и нехотя. Плавающие перед глазами разноцветные пятна никак не желали исчезать. Но даже той малости, что она уже могла разглядеть, вполне хватало, чтобы успокоиться. Она явно была не на теневой стороне. Под ногами ощущалась вполне обычная промерзлая земля, а над головой рассыпались ледяной крупой самые заурядные облака.
   Гелера глубоко вздохнула и потерла лицо руками. Этот монстр - он был на самом деле? Или ей привиделся кошмар? Ведь теневая сторона - не более чем колдовство? Она снова закрыла и открыла глаза. Цветные пятна слегка поуменьшились. Порыв холодного ветра сорвал капюшон плаща и взъерошил волосы. Гелера раздражено выхватила одну из длинных прядей, едва не попавшую ей в рот... и ошеломленно уставилась на нее.
   Волосы... Настоящие? Она дернула за пшеничную прядь. Рывок отозвался болью. Действительно настоящие?! Дрожащими руками она коснулась своей головы, опасаясь нащупать голый череп. Но ее руки ощутили только успокаивающую мягкость. Она схватила еще одну прядь, перебросила вперед... Да, несомненно, это ее волосы. Такие же, как были до превращения. Заклятие исчезло?! Гелера поспешно приблизила пальцы к носу, рассматривая кожу.
   Но нет. Руки ее по-прежнему были омерзительного сероватого цвета. Разве что он чуть-чуть посветлел, и только.
   Гелера снова поднесла к лицу пшеничную прядь. Но ведь волосы вернулись! Почему же тогда...
   - Эй, колдун! - Она ненадолго отвлеклась от изучения собственной внешности и завертела головой, высматривая кхора. - Что все это значит?
   Кхор стоял неподалеку, тяжело опираясь на свой посох. Серый плащ его на правом плече и спине был покрыт какими-то темными мокрыми пятнами.
   - Старик! Ты меня что, не слышишь? - Она сделала шаг в его сторону, раздраженная полным отсутствием реакции. Но колдун так и не обернулся, предпочитая смотреть на деревню. Да что он там такое увидел?!
   Гелера проследила за взглядом кхора. Деревня как деревня. Маленькая совсем. Домов пятнадцать, не больше... Она еще не закончила высказывать кхору свое раздражение, когда наконец поняла, на что он смотрит. В воздухе над деревней танцевало золотое свечение, то гаснувшее, то загоравшееся снова. Длинная вспышка, короткая, снова длинная... Длинная, короткая, длинная... Гелера нервно сглотнула. Длинная...
   - Прорыв... помогите, у нас прорыв... - перевела она вслух вмиг пересохшими губами. Страшный сигнал, знакомый любому ребенку. Этот сигнал возникает только при нарушении границ. Возникает сам - еще одна часть колдовского заклятия, налагаемого кхорами. Этот сигнал должен позвать их - позвать, чтобы они смогли исправить нарушенное.
   Гелера обернулась. Прочерченная на земле линия была в порядке. А вот шары, что плавали над ней, больше не светились. В воздухе на их месте висели обугленные темные комки неправильной формы.
   - Собаки...
   - Что? - Гелера резко повернулась на голос колдуна.
   - Собаки не лают... - чуть громче повторил он, делая шаг назад. - Слишком поздно...
   - Поздно? Почему? Как? Там люди! Ты должен помочь! - Она снова обвела взглядом притихшую деревню, ища следы жизни. Колдун лжет! Всем известно, что сигнал должен срабатывать заранее - чтобы кхоры успели прибыть вовремя!
   Гелера вцепилась колдуну в запястье и рванула за собой, увлекая ближе к домам.
   - Идем! Ты должен помочь им! Ты обязан! Ведь кхоры должны защищать!
   Колдун почти не сопротивлялся. Он только что-то тихо шептал, но Гелера его не слушала. Надо найти людей. Если колдун не хочет чинить границу - надо забрать их отсюда и...
   За углом первого же дома она наткнулась на ребенка. Он стоял на четвереньках, опустив голову к распластанному на земле окровавленному телу. Гелера по инерции сделала еще один шаг вперед - и в этот момент ребенок поднял голову и зашипел. Лицо его было обильно измазано красным, а изо рта торчал недожеванный кусок сырого мяса.
   Гелере показалось, что это... то, что она приняла за ребенка... что оно сейчас прыгнет прямо на нее, когда из-за соседнего дома метнулась тень - и похожее существо сцепилось с первым, громко рыча.
   - Назад! - Колдун рывком переместил ее себе за спину. Еще одна тень прыгнула прямо на них - но тут же отскочила в сторону, жалобно повизгивая. - Беги, быстрее!
   Гелера со свистом втянула воздух - и бросилась прочь, обратно к почерневшей линии границы. Кажется, колдун бежал рядом с ней. Кажется, на них еще два раза кто-то пытался напасть. Она не помнила, сосредоточась только на беге. Быстрее, быстрее, еще быстрее... Серая мгла теневой стороны казалась ей теперь спасением.
  
   ГЛАВА 9
  
   Длинная, короткая, длинная...
   Гелера стояла на месте и тупо смотрела на мерцание. Сил ни на что другое не было.
   Эта деревня была больше - домов тридцать, как ей показалось. И здесь граница еще держалась - плавающие над ней шары неустойчиво мигали, но пока не гасли.
   - Господин кхор! Прошу вас! Умоляю! Не оставляйте нас! - Староста уже давно стоял на коленях, уткнувшись лбом в землю и лишь изредка рискуя поднять голову. Слова безостановочно слетали с его дрожащих губ, их поток прервать было абсолютно невозможно. - То, что случилось - это просто недоразумение! Клянусь! Я готов... Прошу! Все, что пожелаете!.. - Он на миг запнулся, чтобы набрать воздуха в легкие.
   Гелера ничего не понимала в его сумбурных объяснениях. Кажется, они оскорбили кого-то из колдунов, но чем? Речь старосты была слишком уж путаной.
   - Я постараюсь помочь. - Голос кхора был тихий и невыразимо усталый. - Уходите отсюда. Вы будете мешать.
   Толпа жителей, собравшаяся у границы, шумно загомонила, разбирая сваленный тут же в кучу скарб. Перед тем как появился кхор они явно собирались оставить свои дома в тщетной надежде спастись. В тщетной - потому что крестьян было слишком много, а местность вокруг была довольно пустынной - и значит, дорожные островки, созданные колдунами, не вместили бы больше десяти человек.
   Гелера вздрогнула, вспомнив окровавленное лицо создания, у которого Тени украли душу, и звук клацающих челюстей перед носом. Они успели убежать буквально в самый последний момент. А если у кхора не получится починить здешнюю границу? Ей не хотелось думать, во что превратятся встревоженные жители.
   - Отойдите... - еще раз повторил кхор. - Вы не даете мне сосредоточиться.
   Толпа послушно начала редеть. Гелера замялась. Ей тоже уйти? Но ноги, измученные недавним сумасшедшим бегом, отказывались подчиняться.
   Колдун шагнул на линию границы и раскинул руки в стороны. Черные руны вспыхнули - но на этот раз не золотым, а кроваво-алым. Из прочерченной на земле полоски вверх выплеснулось облако густого дыма, мгновенно поглотившего щуплую фигурку кхора. Через несколько томительно долгих ударов сердца дым рассеялся - но кхора за ним уже не было.
   Гелера нервно облизнула губы. Одна ее часть была абсолютно убеждена, что колдун исчез. Но вот вторая... Вторая все еще его видела. Видела, как он резко выпрямляется, вскидывая вверх голову. Как покрепче перехватывает руками толстый посох. Как с тихим хлопком раскрываются за его спиной черные как смоль крылья. И еще она видела обугленную дыру в его правом крыле, сквозь которую беспрепятственно сочилась серая муть.
   Девушка потерла глаза, но пугающее раздвоение зрения и не думало исчезать. Словно и сама она одновременно присутствовала и здесь, и не здесь. То, второе место - это ведь сторона Теней? Гелера поежилась, старательно кутаясь в старый плащ. Почему ей так холодно?
   Вокруг колдуна стремительными призраками носились какие-то смазанные силуэты, то и дело норовя зацепить длиннющими зубами. Когда их мельтешение немного ослабевало, можно было разглядеть огромные глаза, сиявшие как плошки расплавленного золота. Руны светились уже не только на кистях кхора, а по всей длине его рук, кровавыми потеками просвечивая сквозь рукава плаща.
   У ног колдуна то и дело взрывались гейзеры, окутывая его облаками черного пара. Кхор начал выполнять какие-то пассы, медленные, но невыразимо пугающие. Гелера куснула себя за палец. Чего она боится? Он просто машет руками, разве не так? Но страх не желал уходить, усиливаясь с каждым новым движением колдуна.
   Прерывистое мигание шаров над границей постепенно выравнивалось, возвращаясь к привычному ровному сиянию. Черный пар вокруг кхора закрутился спиралью и плавно начал светлеть. Он почти исчез, когда колдун вдруг неустойчиво пошатнулся, лихорадочно вспарывая воздух крыльями. Порыв невидимого ветра рванулся ему навстречу, стараясь оттеснить назад. Седые патлы заметались вокруг головы серыми змеями. Шары над границей снова неустойчиво мигнули.
   А ветер и не думал ослабевать. Как живое существо, набросился он на кхора, стремясь обратить незваного гостя в бегство - а затем и уничтожить. С тихим треском оторвался один из рукавов мешковатого плаща. В лицо колдуну полетел колючий сор, прорезая кожу кровавыми росчерками. Кхор попытался опереться на посох, но тот треснул, оставляя в руках своего владельца бесполезные обломки. Шары над границей мигнули еще раз.
   Ветер торжествующе взвыл. Обломки посоха, все еще сжимаемые колдуном в пальцах, начали крошиться в мелкую щепу. Поврежденное крыло сложилось почти напополам, с мерзким хрустом ломаясь по линии загиба. Со второго крыла порывы ветра обдирали черные перья, обнажая исцарапанную кожу. Еще один порыв - и второе крыло тоже не выдержало напора, разрываясь, как истлевшая ткань. В воздухе тонким маревом зависла кровавая пыль. Кхор упал на колени.
   Шары над границей мигали нервно и прерывисто, будто взывая о помощи. Сияние в их глубине совсем ослабло, делая их похожими на чуть тлеющие огарки.
   Кхор медленно, пугающе медленно попытался встать. Порыв ветра тут же отбросил его назад, но колдун не собирался сдаваться. С третьей попытки у него все же получилось, но Гелера видела, как тело колдуна бьет крупная дрожь. Долго он так не простоит.
   Новый порыв ветра. Ошметки черных перьев взметнулись в воздух и беспорядочно закружились вокруг кхора. Его руны вспыхнули пронзительно-белым, неприятно мертвым светом - словно в один миг зажглись тысячи лун. Ветер снова взвыл - но на этот в раз в вое слышалось уже не торжество, а боль. Кхор поднял руки, соединив их над головой. Из камня на лбу полыхнул луч алого огня, вплетаясь в вязь белого сияния рун. Шары над границей мигнули еще раз - и вдруг рывком восстановили первоначальную яркость.
   Колдун покачнулся и сделал шаг в сторону - теперь уже не на теневой стороне, а в человеческом мире. Гелера заметила, что лицо у него сплошь залито кровью. Еще один неуверенный шаг - и он медленно рухнул вниз, прямо девушке под ноги. Из спины колдуна, в разрывах мешковатой ткани торчали костяные обломки крыльев.
   Шары над границей светили ровно и уверенно.
  
   Гелера неуверенно склонилась над колдуном и потрясла его за плечо.
   - Эй, вставай! Ну? Чего разлегся-то?
   Кхор медленно пошевелился и лег на бок. Тело его сотряс спазм сухого кашля. Мелко трясущейся рукой он коснулся лица, пытаясь вытереть кровь.
   - Подло... Великое солнце, как же можно так подло...
   - Чего? - Гелере показалось, что она ослышалась.
   Кхор приподнял голову.
   - Прорыв... Он был создан намеренно... - Голос его был так тих, что девушка едва понимала.
   - То есть как?
   Кхор тяжело закашлялся и сплюнул кровью. Кажется, он собирался что-то ответить, но не успел. Глаза его закатились, и он снова потерял сознание.
   Гелера присела на корточки рядом с ним. И что теперь ей делать?
   - Эй, люди! Эй, ну хоть кто-нибудь! Ему нужна помощь!
   Ответом была глухая тишина. Гелера слышала - крестьяне прячутся где-то неподалеку, но отзываться на ее просьбы они не торопились.
   Девушка бросила еще один взгляд на тело кхора. Под ним начинала расползаться алая лужа. Но откуда течет кровь? Она же не видела ран...
   Гелера решительно поднялась и двинулась в сторону деревни. Даже если прячутся и напуганы - должны же они помочь? В конце концов, ведь кхор все-таки восстановил их границу! Но не успела она сделать и десятка шагов, как в ее сторону из-за ближайшего забора полетел увесистый камень. Гелера отшатнулась. Следующий камень упал почти у ее ног, вырыв в земле небольшую ямку.
   - Убирайся прочь, колдовское отродье! Прочь! Иначе мы побьем тебя!
   - За что?! - опешила Гелера.
   - Прочь! - Засевшие за забором не были склонны вести переговоры. Еще один камень взрыл землю рядом с предыдущим. - Убирайся прочь!
   Девушка попятилась.
   - Колдуну нужна помощь! Он ранен!
   Ей не ответили. Но услышали: за забором зашептались.
   Вероятно, они полагали, что Гелера не разберет их спора. Действительно, она ведь была достаточно далеко. Но девушка все же слышала отдаленные голоса, тихие, но достаточно четкие, чтобы понять смысл слов.
   - Его нужно добить! Пока он не может сопротивляться! И его жуткого прислужника - тоже! Мало нам, что ли, горя от этих колдунов было?
   - Но это все же кхор... А если он обрушит на нас свои силы?
   - Если он ранен, то наверняка ослаб! Нас много, неужели мы не справимся?
   - А если нет? Лучше выждать. Если действительно ослаб - издохнет, и тогда-то мы и заберем спокойненько все его деньги.
   - А вдруг очухается и уползет обратно к себе?
   - Ну и пусть. Зато не так опасно! Я не хочу рисковать своей шкурой. Мало ли на какое колдовство он еще способен! Мне говорили, они превращают неугодных людей в жаб, а после давят камнями!
   - А сколько ждать-то?
   - Да хотя бы до заката! И ослу понятно, если еще не сдохнет, то предпочтет сбежать к своим Теням.
   Дослушивать спор Гелера не стала. Ноги несли ее назад.
   - Колдун! - она лихорадочно затрясла худое тело. - Колдун, очнись! Ты не должен умирать, слышишь?! Здесь все сумасшедшие! Они хотят прикончить тебя ради золота! Очнись, не умирай!
   Бледные веки дрогнули, на минуту приоткрыв затянутые мутью глаза.
   - Не... - Губы его едва заметно зашевелились.
   - Что? - Девушка нагнулась ниже, прислушиваясь.
   - Не умру... Вода... в клепсидре... еще не вытекла... Не время...
   - Что?! - Великое солнце, какая еще вода?! Он что, бредит?
   Гелера пощупала пальцами лоб кхора. Горячий, как раскаленная печка. Но вроде бы ей и раньше казалось, что у него руки горячие? Или нет?
   - Эй, ты меня слышишь?! Эй!
   Но глаза колдуна снова закатились, и он обвис на ее руках безвольным мешком. Повторная попытка встряхнуть его ни к чему не привела - только голова на тонкой шее мотнулась из стороны в сторону, как у задушенной курицы.
   Гелера покосилась на небо. Сколько еще до заката? Успеет ли колдун очнуться? А если крестьяне передумают и нападут раньше? Что тогда? А ведь сама она не умеет уходить на сторону Теней. Значит, и ее тоже убьют? А если она расскажет, что кхор заколдовал ее? Гелера облизнула сухие губы. Нет, они не поверят. Они слишком напуганы ее внешним видом, чтобы поверить. Гелера вспомнила летящий в лицо камень и зажмурилась. "Великое солнце, помоги мне! Пожалуйста, пусть он не умрет! Не сегодня! Я не хочу умирать вместе с ним!" Руки девушки судорожно стискивали тело колдуна, но она даже не замечала этого. Не заметила она и полупрозрачного свечения, окутавшего ее запястья и начавшего перетекать на кхора.
  
   ГЛАВА 10
  
   Налек задумчиво изучал полоскавшиеся на ветру яркие флаги. Гомон веселящейся толпы был слышен даже от городских ворот.
   - Значит, тихое место, да? - саркастически уточнил он у своего провожатого.
   Крыс небрежно пожал плечами и сплюнул через дырку в зубах.
   - Ну, дядь, откуда ж мне было знать, что у местного ставленника наследничек народился? Обычно тут куда спокойнее.
   - Наверное, нам лучше вернуться, - предположил Налек, оборачиваясь. На лице Крыса не отразилось заметного энтузиазма. Скорее, сожаление. На лице Варста не отразилось ничего вообще, поскольку вельможа считал ниже своего достоинства демонстрировать эмоции плебеям. Перед въездом в город Налек решил временно освободить его от кляпа, предварительно потребовав дать слово чести, что тот не будет пытаться звать на помощь. Слово Варст так и не дал, но не мог же Налек тащить его в город прямо так - связанного по рукам и ногам и с кляпом во рту. Городок был хотя и мелким, но все же довольно людным. Пленник непременно привлек бы излишнее внимание. Пришлось ограничиться связанными за спиной руками: под накинутым плащом это не бросалось в глаза.
   - Ладно, поворачиваем. Переночуем еще раз на дороге, не рассыплемся, - решил Налек.
   - Глупое решение, - презрительно бросил Варст. - Ты же видел, к городу стекается довольно много торговцев и лицедеев. Пинками будешь себе отвоевывать место за защитным контуром?
   - Тю, наш красавчик решил чего-то пискнуть. - Крыс развернул коня, подъезжая к Варсту. - Небось, блохи заели? - Мальчишка запустил руку во взъерошенную паклю волос и принялся энергично почесываться. - Или зад о седло отбил? Мож, подушечку подложить? - Крыс вцепился в уздечку кобылы кхора и наклонился вперед, разве что не ложась ей на шею. Варст попытался отодвинуться, но у него ничего не вышло. - Ты зубки-то спрячь, красавчик. Тем паче, что они у тебя не самые беленькие. И не разжимай их больше. А то как бы я их тебе не выбил. Глянь, руки-то так и чешутся. - Крыс ткнул грязным кулаком прямо в нос вельможе, будто ненароком задев его. Варст не успел отдернуть голову, из подбитого носа закапала кровь.
   - Крыс! - Налек поспешно вклинился между пленником и мальчишкой. - Немедленно прекрати! Он же заложник!
   - Ну и че? Подумаешь, маленько рожу подрихтовал. С него не убудет. Я ему даже ничего не сломал еще.
   - Все, перестань. Кхор прав. Сейчас действительно слишком много народу в округе. Полагаю, с нами ничего не случится, если на одну ночь мы присоединимся к толпе в этом городе.
   - Город так город. - Крыс снова развернул коня, переключившись на разглядывание разноцветных вымпелов над стеной.
   Стража на воротах не удосужилась спросить их о цели визита, проводив беспечно равнодушными взглядами.
   Чем дальше они углублялись в город, тем громче и зазывнее звучала музыка.
   - Там будет представление, - тихо прокомментировал Варст. - Мы специально едем на центральную площадь?
   - Куда надо, туда и едем. - Налек не хотел признаваться, что опять заблудился в путанице улиц. Крыс не торопился прийти ему на помощь. Мальчишку явно тянуло посмотреть, на что зазывают горожан трубы.
  
   Коней пришлось оставить у ближайшей гостиницы. Толпы народу, наводнившие город ближе к центральным улицам, делали перемещение верхом крайне неудобным и более чем медленным: Налек то и дело останавливался, опасаясь задавить очередного зазевавшегося горожанина.
   Крыс с энтузиазмом вертел головой по сторонам, прислушиваясь к музыке. Налек покосился на него и подавил вздох. Зачем, на самом деле, мальчишке потребовалось вести их через город? Почему не обойти кругом, чтобы поменьше привлекать внимания? Фраза Крыса про "тихое место", в котором "будет неплохо отдохнуть" слишком очевидно отдавала ложью. Да и вообще траектория их движения была какой-то странной. Словно проводник не очень хорошо знал дорогу.
   - Крыс, мы ищем что-то конкретное? - поинтересовался Налек.
   - Че? - Тот встряхнулся, разом принимая абсолютно беспечный вид. - Я просто подумал - раз уж мы здесь, почему бы и не посмотреть на циркачей? Немного отдыха нам не повредит.
   - Я не хочу отдыхать. Я хочу как можно скорее найти колдуна, похитившего мою невесту! - в который раз попытался втолковать ему Налек.
   - Дядь, да не дергайся ты так! Если уж ее до сих пор на суп не покрошили, то за пару лишних дней ничего с ней не сделается. Ну разве что потискает ее колдунчик слегка, так это для жизни не опасно.
   - Крыс! - Он раздраженно попытался схватить мальчишку за воротник, но тот ловко скользнул в сторону.
   - Дядь, не обижайся. Это я так шучу. - Крыс состроил максимально честные глаза. - Ладно, раз вы циркачей не любите, пойду сам поглазею. Никуда не уходи, а то еще потеряешься. - Он показал язык и почти мгновенно растворился в пестрой толпе. Налек не успел даже слова вставить.
   - Такими темпами мы будем искать этот проклятый колдовской схрон еще не один месяц, - устало заключил он, смиряясь с очередной задержкой.
   - Зря ты на него так давишь. Он и без того постоянно сбивается, - тихо прокомментировал Варст. От неожиданности Налек чуть не подпрыгнул на месте и резко обернулся к своему пленнику. По бесстрастному лицу вельможи было абсолютно невозможно прочесть что-либо.
   - Ты о чем?
   - О твоем провожатом. Разве непонятно? У него есть способности... Очень большие способности, раз даже мои руны на него среагировали. - На слове "мои" Варст кисло усмехнулся и продолжил:
   - Но ведь его никто не обучал, он не проходил посвящение, он не может воспользоваться кристаллом. То, что он вообще видит путь - почти за гранью реальности. Я даже теоретически не предполагал, что такое возможно.
   - Подожди... Ты хочешь сказать, он колдует? - У Налека заломило в висках - как всегда при разговорах со странным пленником. Он не понимал и половины слов Варста.
   - Нет. Просто он не знает всей дороги и теперь пытается ее найти. - Варст в упор уставился на собеседника. - Развяжи мне руки. Я не собираюсь убегать.
   - Ты можешь начать применять заклинания. Я не хочу рисковать. Ты так и не дал мне слова.
   - Слова... Слова - это просто сотрясение воздуха, и ничего больше.
   - Я думал, у благородных иное представление о чести, - хмуро заметил Налек.
   - У людей - да. У нас - нет.
   - Я тебе не доверяю, - еще более хмуро продолжил Налек. - Твое поведение - мягко говоря, странное. И не думай, что я не заметил - ты специально тогда предупредил меня насчет стражников. Тебе требовалось скрыться из столицы?
   - Требовалось? Нет. Хотелось. Но я не собираюсь объяснять тебе свои мотивы.
   - Я перебьюсь! А Крыс прекрасно знает дорогу, просто он непоседлив, как все мальчишки. Так что доберемся мы до твоего анклава, так и знай.
   - До моего - сомнительно. - Губы Варста мазнула легкая улыбка. - Он ведет тебя в другое место. И дорогу он потерял еще сутки назад. Да и странно было бы, чтоб он ее не потерял. Даже с его способностями абсолютно невозможно проследить кхора до точки назначения. И он торопится. Он невообразимо торопится - потому и ошибается так часто. Но, скорее всего, он уже давно опоздал.
   - Не желаю слушать эту ложь.
   - Подумай сам. - Варст легонько пожал плечами. - Разве нормальный ребенок, даже будь он сто раз воришка, полез бы в настолько самоубийственную авантюру? За сколько он там формально предложил провести тебя? За два золотых? При том, что в случае неудачи твои переговоров он в лучшем случае лишится жизни? Чересчур низкая цена - даже за шкуру нищего, не находишь?
   - В каком смысле - лишится жизни? - опешил Налек.
   - А ты думаешь, кхоры оставят в живых того, кто знает, как найти к ним дорогу? Зачем же тогда прятать свои убежища, если им это безразлично? - Варст издевательски приподнял бровь. - Нет, мальчишка просто воспользовался тобой как предлогом, который поможет ему проникнуть вовнутрь. Он хочет найти кого-то. Кого-то, уведенного кхорами.
   - И чего ты хочешь добиться, рассказывая мне все это? - нахмурился юноша.
   - Не знаю. Ты так долго и так забавно пытался убедить императора помочь тебе... Ты действительно так любишь свою невесту?
   - Какое твое дело, а?
   - Да так. Можно сказать, я завидую. - Выражение голубых глаз было абсолютно непроницаемым. Такой взгляд мог быть у статуи. - Пойдем на площадь? Ты ведь беспокоишься, как бы твоего юного проводника не поймали на воровстве.
   - Просто не хочу оставлять ребенка одного в незнакомом городе.
   - Тебе надо научиться врать. Иначе твои переговоры кончатся весьма плачевно.
  
   Крыса они нашли почти сразу. Он болтался у клеток со странного вида животными и усиленно о чем-то думал, не обращая внимания ни на толкавшую его толпу, ни на пресловутых животных - даже когда одно из них попыталось куснуть слишком близко подошедшего мальчишку.
   - О, дядь здоровяк! Ты тоже решил поразвлечься? - С наигранным энтузиазмом обратился он к Налеку. На дне его глаз плескалась печаль, но причины ее Налек понять не мог. - Тут забавно. Они даже песчаных хорьков завезли. Хочешь, покажу? Вон в тех клетках.
   Налек уже хотел согласно кивнуть - ему, в принципе, было без разницы, где стоять - у хорьков или у ящериц, вот только куда успел отойти Варст? Ведь вроде только что был здесь!
   - Твой пленный красавчик решил притвориться кошачьим меню? - поинтересовался Крыс. Проследив за взглядом мальчишки, Налек отыскал пропавшего вельможу. Тот стоял, тесно прислонившись спиной к прутьям одной из клеток. Вот только по своей ли воле? Руки Варста были протиснуты вовнутрь, и их активно грызла одна из огромных кошек, обитавших там. Подстилка была уже закапана кровью.
   Налек бросился в сторону колдуна. Почему тот не кричит? Он что, решил покончить жизнь самоубийством?
   Добежать юноша не успел. Варст дернулся и отшатнулся в сторону, неуклюже взмахивая окровавленными кистями. Ошметки веревки упали на мостовую.
   Налек запнулся, едва не сбив с ног какого-то горожанина. Что ему делать? Почему он не подумал, что колдун и без рук далеко не беспомощен? Наверняка он наложил на зверей какое-то особое заклятье! Налеку очень хотелось набить себе морду. Как можно было проявлять такую беспечность! Теперь проклятый колдун точно сбежит!
   Но Варст не торопился скрываться в пестрой уличной толпе. Вместо этого его руки что-то старательно делали с замком клетки. Ряд непонятных манипуляций - и решетчатая дверца распахнулась. Один из хищных котов тут же выскочил наружу, издав торжествующий рык. Горожане испуганно шарахнулись в стороны. Вторая кошка убегать не торопилась. Она медленно выползла из клетки и устроила голову на коленях присевшего Варста. Глаза хищника были подернуты мутной пленкой, сквозь худые бока отчетливо выпирали ребра. Колдун медленно погладил тусклый мех. На капавшую с оцарапанных запястий кровь он не обращал никакого внимания.
   - У тебя есть нож? - Он спросил довольно тихо, но у Налека не возникло и тени сомнений, что вопрос адресован именно ему. Юноша стряхнул нахлынувшее оцепенение и преодолел оставшиеся несколько шагов.
   - Ты... ты что творишь? - выдавил он из себя.
   - Дядь, ты че, сам не видишь? - Сбоку, как всегда незаметно, нарисовался Крыс. - И дохлой собаке ясно, что он решил живность на волю поотпускать. Ну и помиловаться с аракийскими кошками. А ведь с их зубками руку перекусить - как для тебя щепку сломать. Походу, у нашего красавчика конкретные нелады с головой.
   - Я могу объяснить. - Голубые глаза Варста по-прежнему были непроницаемы. - Но сначала мне нужен нож.
   Налек скрестил руки на груди.
   - Я еще не настолько выжил из ума, чтобы давать пленникам оружие! - возмутился он.
   - Зря... - Окровавленные пальцы колдуна зарылись в мех на шее кошки. Налек даже не сразу понял, что Варст пытается задушить животное - тем более что кошка не сопротивлялась. Вообще. Только глаза у нее все больше и больше стекленели.
   - Ироды! Да что ж это тут делается, люди добрые?! - Потрясая увесистым брюшком, к ним спешил какой-то горожанин. - Да кто позволил-то, а?! Чужое добро вот так просто... - Горожанин аж задохнулся от возмущения. С некоторым опозданием Налек догадался, что то был хозяин котов - один из которых уже давно успел скрыться, а второй - кажется, уже мертвый - валялся на коленях Варста. - Воры! Бандиты! Кто позволил?! Я сейчас кликну стражу!
   Налек нервно облизал губы. Вот только стражи ему опять и не хватало! Ну зачем Варсту приспичило лезть в эту клетку?
   - Уважаемый, - нерешительно начал он, - это просто небольшое недоразумение. Мы не собирались причинять вам ущерб...
   - Не собирались? - толстяк упер руки в боки. - Ах, не собирались?! Ну так заплати мне за моих котов! Мне каждый обошелся в двадцать монет чистого золота!
   Крыс презрительно фыркнул.
   - Брешет. Вторая кошка уже едва дышала. Это в самом лучшем случае монет пять, не больше.
   Никакого облегчения Налеку эта информация не принесла. В кошельке у него оставалось только немного меди. Толстяк абсолютно верно интерпретировал его растерянное молчание и перевел злой взгляд на более очевидного виновника, так и продолжавшего гладить мертвое животное по голове.
   - Если не заплатите, я зову стражу!
   Варст поднял на него равнодушный взгляд.
   - Я не могу тебе заплатить. У меня нет денег.
   Толстяк уже собирался вспылить, но тут взгляд его остановился на золотых браслетах, плотно охватывающих кисти Варста. Раньше они были скрыты под рубашкой, но зубы кошек превратили нижний край рукавов в тонкую бахрому.
   - Отдай один из них, - предложил толстяк, тыкая пальцем в браслеты.
   Губы Варста изогнулись в усмешке - резкой и откровенно неприятной.
   - Там сломана застежка. Сними, если сможешь.
   Толстяк попытался сорвать браслет, но у него это не вышло - ни с первой попытки, ни с пятой. Он зло зашипел:
   - Издеваться надо мной вздумали?! Мерзкие воры! Ну, вы сейчас у меня попляшете!
   Налек не успел и дернуться, как толстяк схватил висящий на шее свисток и вывел громкую трель. Он еще продолжал тупо рассматривать свистульку, когда Крыс резко дернул его за рукав.
   - Бежим!
   По краю площади замельтешили стражники, закованные в броню. Налек не стал дожидаться, пока они проберутся через толпу. Отпихнув незадачливого владельца кошек, он схватил Варста под мышку, словно тряпичную куклу, и рванулся прочь, едва поспевая за шустрым Крысом.
  
   На счастье, то ли толпа была слишком плотной, то ли стражники слишком ленивыми, а может, и хозяин живности не имел большого веса в городе - но беглецам удалось оторваться от погони, выскочив из города через противоположные ворота.
   С этой стороны почти сразу за стеной начиналась широкая полоса хвойного леса, и всего десятка-другого шагов вглубь от дороги хватило, чтобы окончательно затеряться.
   Но едва Налек перевел дух и разжал руку, выпуская слегка придавленного пленника на землю, он понял, что побег был не самой лучшей идеей. Пока они болтались по городу, солнце уже давно успело перевалить за полдень, и теперь висело почти над самой линией горизонта.
   Крыс тоже покосился на красный диск и пробормотал что-то про себя. Налеку показалось, что краткая речь мальчишки была весьма малоцензурной.
   - Сколько отсюда идти до ближайшего безопасного места? - спросил Налек.
   - Не знаю. - Крыс неприятно ощерился и уже громче повторил, что он думает об этом городе, животных, колдунах в общем и их пленнике в частности, не опуская детали отношений, в которые он со всеми ними хотел бы вступить.
   - Стой, но ты же должен знать эти места! Иначе как ты нас ведешь?
   - Каком кверху, - огрызнулся мальчишка. - И вообще, че ты ко мне прицепился? Вон, подолбай мозг нашему красавчику! На кой ему там с кошками любиться приспичило? Ведь могли бы спокойно переночевать, так нет! И ведь говорил я тебе - свяжи его в узел и оставь на конюшне! Эй, ты че, оглох, козел? - Последняя фраза, равно как и пинок ноги, предназначалась уже Варсту. - Это по твоей воле мы сейчас вмазались в дерьмо! А ты даже свою цацку за сдохшую кошку отдать пожлобился!
   - Они не снимаются... - тяжело выдохнул Варст.
   - Брехай-брехай! Ты еще скажи, что они ненастоящие! Обломаешься - я золото с первого взгляда отличу.
   - Они настоящие, но снять их я не могу. - Колдун потер одной рукой запястье другой. - Там действительно не открывается замок.
   - Ага. И ты с ними так всю жизнь ходить и будешь! И моешься ты с ними? Я слышал, знатные, почитай, каждый день моются. Оно тебе как, кожицу не натирает?
   - Прекрати, Крыс. - Налек сграбастал разозленного мальчишку, явно нацелившемуся повыбивать пыль из колдуна. - Какая теперь разница, почему он не снял браслет? Может, это его фамильная реликвия.
   - Глаза протри! Их сделали максимум лет десять назад, а то и меньше! Какая еще реликвия?! Свеженькое золото! Знал бы раньше, что он их прячет...
   - Замолчи. Нам нужно искать место для ночлега. Времени уже почти не осталось. Чтобы добраться до укрытия засветло, надо поспешить, - тихо закончил Налек.
   - Это дорога ведет на Лерман, - неожиданно вклинился в их разговор Варст. - Ты не успеешь. Это не торговый путь, и здесь устраивалось не так много безопасных мест. Ближайшее - в пяти часах верховой езды от города. А пешим и вовсе не успеть.
   - Пасть заткни, вонючка! - Крыс подпрыгнул к Варсту, явно с трудом сдерживаясь, чтобы тут же не набить ему морду. - Мы успеем!
   - Нет. Лучше попробовать обогнуть стену и вернуться в город через другие ворота. Сомневаюсь, чтобы из-за какого-то торговца поставили на уши всю стражу.
   Налек отошел назад, возвращаясь к дороге. Но в воротах все еще стояла охрана - та самая охрана, что гнала их по городу. И, судя по всему, уходить стражники не собирались.
   - Лес слишком густой, - констатировал он, возвращаясь. - Мы потеряем слишком много времени. Даже если у этого города четыре выхода...
   - Два, - прервал Варст. - Второй - тот, через который мы вошли. На противоположной стороне городских стен.
   - Тогда точно не успеем... - мрачно заключил Налек.
   Крыс раздраженно вытащил один из своих ножей - явно позаимствованный у кого-то из горожан, и начал крутить его в пальцах.
   - Вонючка-колдун с самого начала так замышлял, - зло процедил он. - Ему-то Тени ничего не сделают. А мы сдохнем. Вот он и устроил всю эту возню с кошками.
   - Неправда. Они помогли мне освободиться от веревок. А потом... мне просто стало их жаль.
   - Кого жаль?! Полудохлых кошек? А че ж ты одну из них придушил? Из великой жалости, что ль?
   - Ты думаешь, жизнь всегда лучше смерти? - Варст сощурил глаза, и теперь они перестали походить на осколки неба. - Тебе пока везет, нищий. Но твое везение вполне может кончиться. И, возможно, вот тогда ты и поймешь, почему я ее убил.
   - Ща я усрусь от страха, твою мать! - фыркнул Крыс. - Освободитель недоделанный! Зверьков он, видите ли, любит! Мож, ты и спишь с ними? Раз уж они такие распрекрасные? - Он ткнул острием ножа в горло Варста. По белой коже скатилось несколько капель крови, но колдун даже не дернулся. - Ну, че молчишь? Язык проглотил? А мож, тебе его вырезать? Хоть полюбуюсь на дохлого кхора перед смертью.
   Налек схватил мальчишку за потрепанные лохмотья, которые тот считал своей одеждой, и оттащил в сторону, не преминув отобрать обнаженный нож.
   - Довольно, Крыс. Какой смысл препираться? Лучше подумай, как нам вернуться обратно в город.
   - Ты че, думаешь, я тоже колдун? Щас я поболтаю руками - и вся охранка разом обделается и побежит портки менять? Ты ниче не попутал, дядь?
   Налек перевел взгляд на Варста. Ведь такое очевидное решение... Почему же он сразу не подумал?
   - Колдун, но ведь ты можешь сделать временный защитный круг! Я слышал про такое!
   Варст поднял голову, встречаясь с юношей взглядом.
   - Если бы я мог, я бы предложил это в первую очередь, - весьма сухо проинформировал он.
   - Постой! Но ведь ты - кхор! А в эту ситуацию мы попали только из-за тебя! Или ты действительно задумал все заранее?
   Варст дернул плечом.
   - Да ничего я не задумывал! Не говоря уже о том, что Тени меня убьют точно также, как и вас. А границу я сделать не смогу. Мне... мне не хватит способностей.
   - Это как? - опешил Налек. - В каком смысле - не хватит?
   Варст открыл рот, собираясь ответить, но тут же захлопнул его и скосил глаза на свои запястья. Золотые браслеты были уже почти полностью измазаны кровью - перевязать колдуну руки никто не удосужился.
   - Я... попробую. Но вам лучше отойти подальше. На всякий случай.
   - Дядь, да он попросту сбежать хочет! - встрял Крыс. - Он тебе всякую херню чешет, а ты и уши развесил. Удерет он, только пятки сверкать будут. А мы сдохнем, пока будем ждать его "колдовства".
   Налек хмуро оглядел Варста и отмотал с пояса остатки веревки.
   - Свяжу ему ноги. Для колдовства они не нужны, а с путами он далеко не убежит, - сказал юноша. - Колдун, мы отойдем. Но если ты меня обманул, я лично убью тебя, и заката ты не дождешься!
   Налек сгреб Крыса в охапку и стремительно зашагал прочь. Лучше не думать, что с ними станет, если колдун солгал. Или если он не солгал и у него действительно ничего не получится. В любом случае, сожалеть глупо. Он же знал, что не на прогулку собирается. Чего уж теперь... Налек повертел головой и счел, что отошел уже достаточно далеко. Сквозь ветки деревьев над головой виднелось небо, уже окрашенное багряными красками заката. Ждать им в любом случае осталось недолго.
   Крыс высвободился из ослабевшей хватки Налека и устроился на трухлявом пне, подтянув колени к подбородку.
   - Ну и плевать... Все равно я не могу найти дорогу, - тихо произнес мальчишка.
   - Ты ее забыл?
   - Нет, я ее до конца и не знал... Только начало. Думал, сумею отыскать. Зря думал. - Он нахохлился, пряча лицо.
   - Тебе надо просто отдохнуть. Я уверен, что у нас получится ее найти. - Налек взлохматил своей лапищей спутанную паклю волос мальчишки, но закончить успокаивающую речь не успел: далеко за деревьями, там, где остался кхор, полыхнуло золотое зарево.
   Крыс резко подскочил и бросился в ту сторону. Налек помчался за ним, едва поспевая за быстроногим мальчишкой.
   - Стой! А если он еще не закончил колдовать?! Ты же можешь превратиться в жабу!
   Но Крыс явно не собирался его слушать.
   Опасения не оправдались: вокруг колдуна по земле изгибалась четкая линия, внутри которой с легкостью могли бы поместиться не только трое, а и десять человек.
   При появлении Налека колдун повернул голову и едва заметно улыбнулся.
   - Надо же. Действительно получилось! - тихо заметил он. А спустя миг ноги Варста подогнулись, и он рухнул в кучу палой листвы.
   Плавающие в воздухе шары продолжали распространять ровное свечение.
  
  
   ...
   Полная версия романа будет опубликована в августе 2008 года в издательстве "Альфа-книга".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.04*18  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | В.Василенко "Стальные псы 3: Лазурный дракон" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"