Лекс Ален: другие произведения.

Третий глаз дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 5.48*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:

           Прошло двенадцать лет. Древнее пророчество неумолимо близится к своему завершению. Уже две звезды горят алым огнем в созвездии Дракона, и только последний из Изначальных богов – бог Огня - не успел еще прорваться в этот мир.
           Но люди забыли – когда-то этого бога называли богом Коварства. И избранная пророчеством магичка Красной Лиги леди Керриалина попадает в расставленные им сети. Ведь разве можно сказать "нет", когда на кону стоит жизнь того, кто дорог?
           Роман вышел в издательстве "Альфа-книга" 23.06.08. Купить(Лабиринт) Купить(Озон)

Покрытая загаром и отгламуренная по небалуйся Керри ;) [Рис. на переплете В.Федорова ]


Ален Лекс

Цикл "Пророчество Сиринити"

Том 3 (и пока - последний ;)

Третий глаз дракона

Почтеннейшая публика!

Данная книжка является продолжением романа "Правый глаз дракона".

Если вы не прочли до конца указанный опус,

вам могут быть непонятны многие сюжетные линии.

Кроме того, нижеследующий текст раскрывает концовку второго тома.

В общем, читать лучше по порядку и в полной версии :)

Но лично я совершенно не против, если вы сделаете вовсе даже наоборот.

Если что - я предупредил! :)

Крутите ниже.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 1

  
   Едкий зеленый дым проникал сквозь неплотно прикрытые ставни. Каверилл поморщился и перевернулся на другой бок, чихнув пару раз. Едучесть дыма ничуть не уменьшилась. Бормоча себе под нос нечто малоприличное, наставник седьмого курса Академии Высокой Магии наконец разлепил глаза и попытался обозреть происходящее. Голова слабо гудела, напоминая о неплохо проведенном вечере. Рядом заворочалась белокурая дива - магичка Бьянка.
   - Еще только рассвело же... - сонно пробормотала она. - Ой, а что за дрянью здесь пахнет?
   Дрянью не "пахло", а уже конкретно воняло. Каверилл дополз до окна и распахнул его настежь. Это оказалось ошибкой. В мгновение ока зеленый дым заполнил комнату, заставив мага ощутить себя подсобным рабочим в городских сортирах. Лихорадочно размахивая руками перед собой, он по пояс высунулся в окно. Снаружи видимость была получше, но это лишь исторгло из груди наставника горестный стон. Центральный шпиль белого сектора Академии, каковой должно было украшать сверкающее на солнце белое знамя, почернел и обуглился. Сверху на шпиле сидело нечто, отдаленно напоминавшее гибрид гигантского паука и бешеной лошади, и увлеченно жевало остатки опаленной материи, время от времени сплевывая вниз едучие комки слюны размером с кочан капусты..
   Каверилл застонал еще раз и задал риторический вопрос:
   - Какое сегодня число?
   - Пятнадцатое, - любезно проинформировала его Бьянка, подходя сзади и также высовываясь в окно - скорее для того, чтобы прочистить легкие от едучего дыма, чем для ознакомления с пейзажем. Но, разумеется, монстр на опаленном шпиле не остался ею незамеченным.
   - Э.... на нас напали черные? - неуверенно спросила девушка.
   - Хуже, - уже абсолютно несчастным голосом ответил Каверилл. - Нет, просто сегодня начались каникулы.
   - И что? - недоуменно поинтересовалась Бьянка. Она была назначена в преподавательский состав совсем недавно, не прошло еще и пары месяцев. И, естественно, еще не имела счастья ознакомиться с местным стихийным бедствием.
   Дверь спальни Каверилла с грохотом распахнулась, пропуская еще одного из преподавателей - Леаста. Белый маг был взъерошен, мантия не застегнута, а только перевязана на талии какой-то бечевкой, не скрывавшей синие кальсоны в желтый цветочек. Изучив кальсоны, Бьянка хихикнула. Белый маг не удостоил ее вниманием, жалобно уставившись на Каверилла.
   - Ты уже знаешь, что Винс Арриера приехал? - печально вопросил Леаст.
   Каверилл покосился на заоконный пейзаж. У твари на шпиле появилась компания - два ярко-желтых павлина, летающих восьмерками. Разумеется, магическая блокада по-прежнему не срабатывала.
   - Уже да, - ответил он не менее несчастным голосом, пытаясь одновременно завернуться в мантию и нацепить обувь. Из обуви почему-то нашлись только тапочки.
   Бьянка слушала их с возрастающим недоумением.
   - Это моя, - отобрала она белую ткань у Каверилла. - Да что с вами такое? Кто это такой? И почему он приехал? На каникулы же, наоборот, по домам разъезжаются...
   - Он к брату приехал, - автоматически пояснил Каверилл. Ботинки упорно не желали находиться. Значит, придется бегать в тапочках.
   - Скоро сама все увидишь, - все так же печально пообещал Леаст. - Нужно успеть поймать их, пока они не натворили еще чего-нибудь. Похуже.
   Путаясь в перекошенных мантиях, преподаватели вылетели в коридор. Бьянка едва успела выскочить следом: мужчины неслись, будто им подпалили пятки.
   Пролетая по центральному залу, украшенному фресками батальных сражений с Пресвятым Орденом, Каверилл уже почти ожидаемо констатировал некоторые видоизменения сюжета, в основном выраженные в дополнении рисунков внеплановым количеством конечностей, рогов и усов. В одном месте лорду Арриера пририсовали хвост от дракона. На "усовершенствования", внесенные в изображения черных магов, кое-где смотреть было даже несколько неприлично. Если ректор это увидит!..
  
   Взбудораженная реакцией коллег, Бьянка ожидала увидеть что-то жуткое. Возмутители спокойствия, общим количеством трое живых душ, найденные во дворе Академии, жуткими явно не были. Обычные дети.
   Двое эльфийских и один человеческий ребенок. Эльфы выглядели лет на одиннадцать-двенадцать по человеческому счету - а значит, фактически были как минимум на пять лет старше. Оба светловолосые: у одного пепельно-русая грива, у второго - золотисто-льняная. У обоих классически правильные, утонченные лица, светлая кожа, едва тронутая загаром. "Пепельный" обладал ярко-зелеными глазами и упрямо вздернутым подбородком. "Льняной" на первый взгляд казался поспокойнее, но голубые глаза его хитровато бегали.
   Человеческий ребенок на их фоне смотрелся, как обугленная головешка: смолисто-черные волосы, торчащие во все стороны непослушной паклей, карие глаза, загорелая почти до абсолютной черноты кожа. Опаленная и перемазанная в саже одежда довольно органично дополняла этот "темный образ". Если бы Бьянка не видела, что у него определенно человеческие уши, она бы рискнула засомневаться - не из исчезающего ли рода темных эльфов этот ребенок. На всем лице было только три светлых пятна: белки глаз и ослепительная улыбка, которой он приветствовал преподавателей. Внешне он выглядел сверстником своих друзей.
  
   - Ну и кто даст мне объяснения по поводу всего этого? - хмуро поинтересовался Каверилл, обращаясь к подросткам. Уточняя вопрос, рука его ткнула в опаленный шпиль.
   "Пепельный" эльф шагнул вперед.
   - Учитель Каверилл, но вы же знаете, что это я сделал. Больше ведь некому. - Зеленые глаза явно смеялись. Никакой тени раскаяния на лице даже отдаленно не наблюдалось.
   - И, конечно, именно ты все это придумал, Грей?
   - Нет, придумал он, - пальцы обоих эльфов абсолютно синхронно ткнули в стоявшего чуть впереди черноволосого. Отработанность жеста вызвала у Бьянки подозрения в частом его выполнении.
   - Угу. Желаешь что-нибудь добавить, Винс?
   Услышав вопрос Каверилла, обращенный к черноволосому, Бьянка слегка удивилась. Она-то полагала, что братьями являются эльфы. Не говоря уже о том, что сам лорд Арриера - стопроцентный эльф. Нет, конечно, иллюстрации в учебниках до сих пор оставляли желать лучшего, но смуглый мальчишка даже отдаленно не был похож на героя последней битвы за Белую Башню.
   Винс непринужденно почесал за ухом и улыбнулся еще шире.
   - Ну, мы хотели сделать дракона. Но у нас не совсем получилось. В следующий раз мы будем стараться лучше.
   Каверилл возвел очи к небу, все еще местами окутанному зеленоватым дымом. Он очень надеялся, что "в следующий раз" ректор уже утвердит наконец его отставку, и расхлебывать все это счастье придется кому-то еще.
   Визиты Винса были страшнейшей головной болью всей Академии, но Белой Лиге традиционно доставалось больше. Сначала белые обрадовались, что юный Грей Арриера, с прямо-таки огромным потенциалом сил, на испытании определился именно как белый маг. Сам по себе Грей, несмотря на свои возможности, особенной проблемой не был. Стандартная магическая блокада, призванная рассеивать шалости адептов, прекрасно действовала и на него.
   Из Винса мага не получилось. Несмотря на собственное горячее желание им быть, все тесты, включая и углубленные, проведенные после настойчивых просьб лорда Арриера, показывали строго отрицательный результат. Винс злился, пытался что-то доказать, но результаты не сдвигались с нулевой точки. То есть не просто низкий потенциал, а полное его отсутствие. С такими результатами в Академию не принимали: это было бессмысленно.
   Чуть позже выяснилось, что Винс не только сам не может колдовать, но и любые заклинания, направленные на его персону, неизменно рассеиваются. А спустя неполный год маги узнали, что при его участии можно деактивировать практически любое заклинание. Чем, собственно, подростки только что и воспользовались, сняв магическую блокировку на Академии.
   Наверное, если бы визиты к учащимся были разрешены не только в период каникул, Академию уже не раз пришлось бы реставрировать.
   Конечно, "нерадивых" учеников наказывали, но хватало этого ненадолго. Максимум на пару дней. Каверилл был абсолютно уверен, что попытку создать дракона они повторят еще до конца недели.
   Будь на месте Грея кто-то другой, он уже давно с треском вылетел бы из Академии. Но отчислять сына лорда Арриера было как-то... неудобно. К тому же, Грея в перспективе пророчили на место Главы Белой Лиги, а маги, выброшенные из Академии, зачастую начинали мстить своим обидчикам. Адепта такой силы было неразумно настраивать против Ордена.
  
   Размышления Каверилла прервало появление ректора собственной персоной. Щеки ректора нервно подергивались. Мантия его, долженстовавшая иметь белый цвет, почему-то была украшена некоторым количеством крестиков и кружочков - словно кто-то из учеников использовал ее вместо бумаги.
   - Что это такое?! - ректор застыл напротив троицы детей и гневно ткнул пальцем себе в грудь, показывая на ряд из трех крестиков, перечеркнутых сплошной линией.
   - Кто-то выиграл? - невинно поинтересовался Винс.
   - Я запрещу тебе вход на территорию школы! - прошипел ректор, проглатывая ненормативные выражения, которыми ему очень хотелось дополнить свою фразу.
   Каверилл тактично кашлянул, привлекая к себе внимание.
   - Ну что еще? - ректор резко повернулся в сторону преподавателя.
   - Вы уже запрещали ему приходить.
   - Тогда почему он здесь?! Кто его пустил?!
   Винс почесал чуть шелушащийся от солнца нос.
   - Никто не пускал. Я залез через стену. Заодно и потренировался. Ну, нас как раз недавно учили, как проходить через такие препятствия.
   Чтобы отвлечь Винса от постоянных сожалений на тему отсутствия у него магических способностей, мальчика отдали обучаться военным искусствам. Помогло это не сильно, а новоприобретенные знания Винс использовал на что угодно, только не на общественное благо.
  
   Каверилл опять слишком отвлекся на размышления и не сразу заметил, как редеющая шевелюра ректора вспыхнула мелкими огоньками пламени и начала тлеть. Наставник поспешно щелкнул пальцами, и на голову главы Академии перевернулось небольшое ведерце воды. Ректор замер на середине обличительной речи, со свистом втягивая воздух.
   Золотоволосый эльфенок хихикнул. Неелерк тоже был той еще головной болью. Способности у него были средние, а вот наглость запредельная. Дружба с Греем открывала для него огромное поле для реализации собственных пакостей.
   Формально Неелерк считался единственным сыном советника правителя Абадосса по финансам. Фактически профиль эльфенка до мелочей напоминал изображения, гравируемые на монетах. С учетом того, что законного наследника у Ксорта до сих пор не было, применять более-менее серьезные воспитательные меры к Неелерку опасались.
  
   Ректор устало вытер остатки воды с опаленных волос. И почему все проблемы имеют свойство наваливаться сразу? В кабинете у ректора, до которого он не успел дойти, рассмотрев нововведения в окраску своей одежды, дожидалась вторая проблема: бесталаннейший из учеников выпускного курса, черный "маг" Галлик.
   Способности Галлика едва-едва позволили положительно пройти тест при поступлении, трижды его оставляли на повторное прохождение очередного курса. Шансов успешно закончить Академию у него, по мнению ректора, не было. Откровенно говоря, у него вообще не было шансов ее закончить. С курса на курс Галлика двигало только его собственное ослиное упрямство и нежелание понимать, что никем, кроме преподавателя начальных классов либо колдуна в отдаленной деревушке, ему быть ну никак не светит. Так нет, мальчишка мечтал о великой славе некроманта!
   Ректор устало потер мокрый лоб. Хотя бы с Галликом пора все-таки заканчивать. Либо он доказывает свои способности, либо надо его отчислять.
  
   За спиной Каверилла раздался легкий хлопок и в воздухе снова распространился крайне неприятный запах. Еще не оборачиваясь, он логично предположил, что шпиль черного сектора повторил судьбу белого. Каникулы начинались традиционно.
   - Грей!!!
  

Глава 2

  
   Винс надеялся проскользнуть незамеченным, но уже во дворе дома наткнулся на явно поджидавшего его Ралернана.
   - Мы же вроде договаривались, что ты никуда не исчезаешь? - полюбопытствовал эльф.
   Ну... я ходил проведать Грея, - слегка смущенно ответил Винс. Предполагалось, что визит в Академию он нанесет вместе с родителями. Но разве вместе с ними получится поколдовать! Взрослые иногда такие зануды...
   - Со мной уже связался его наставник и рассказал о твоем посещении, - Ралернан едва заметно вздохнул. Конечно, оставлять Грея в Академии на каникулы тоже было не самой хорошей идеей, но преподаватели явно лучше справлялись с устранением последствий внештатного колдовства, чем он сам. Ралернан пытался терпеть выходки Грея около пяти лет, но когда тот в очередной раз "случайно" превратил первый этаж замка Арриера в огромный аквариум, Ралернан решил, что его сыну безопаснее оставаться в Академии до окончания срока обучения.
   Сам Ралернан так и не стал хорошим магом. Сила, которой наделила его богиня Света, отнюдь не сопровождалась знаниями по ее применению. Ралернану пришлось потратить несколько лет, обучаясь управлению своими возможностями, но до конца он их еще до сих пор не освоил. Формально Ралернан даже не числился в составе Белой Лиги.
   - Ну, пап... Мы же совсем чуть-чуть поколдовали. - Винс усиленно изучал пыль под ногами. Впрочем, он чувствовал, что на него не сердятся. Вероятно, Грею достанется больше. Хорошо еще, сам Грей абсолютно спокойно относился к тому, что большая часть упреков выливается на его голову.
   - Каверилл был весьма огорчен. - Рука Ралернана взъерошила черные волосы Винса. - Знаешь, мне бы хотелось увидеть Академию на том же месте, когда мы будем уезжать.
   Винс сверкнул белозубой улыбкой.
   - Там хорошие стены! Я абсолютно уверен, что здание выдержит.
   - Винс!
  
   Керри задумчиво наблюдала за ними из окна. Винс оживленно жестикулировал, рассказывая о деталях своего посещения Академии. Ралернан делал притворно-суровое лицо, но глаза у эльфа были теплые.
   Двенадцать лет назад она бы ни за что не поверила в это...
  
   Разговор об аборте Ралернан завел почти сразу после своего возвращения. Керри это показалось странным - с учетом той лояльности, что эльф проявлял всего несколькими днями раньше. И с учетом того кошмара, что приснился ей в день сражения за Белую Башню. А еще спустя всего пару часов Ралернан проговорился, что убил Л'эрта.
   Она не поверила. Не хотела верить. Не могла. Но тот сон... был слишком живым.
   И потом, если вампир действительно мертв, его магия должна перестать работать! Она должна воспринимать его исключительно как монстра. Но... не воспринимала же!
   Ей нужна была отсрочка. Для вида она согласилась с Ралернаном, но попросила "на всякий случай" проконсультироваться с хорошими лекарями - чтобы не было проблем со следующими детьми. Ралернан согласился. Они поехали в столицу. Керри всю дорогу изображала, как ей плохо. С учетом того, что раньше она стремилась изображать прямо противоположное, эльф крайне обеспокоился. Разумеется, он не стал возражать, когда она сказала, что хочет отдохнуть после тяжелого пути и немного побыть одна.
   Портал построился неожиданно легко. Никогда раньше у нее не получалось с первого раза создать именно то, что надо. Но в этот раз магия слушалась ее практически идеально.
   Сама Керри не знала никого из магов, но память вампира хранила довольно много имен - куда больше, чем ей было нужно. На свое счастье, она начала с не очень сильных представителей Ордена - и ей без труда удавалось устанавливать ментальный контроль над их разумом. Третий по счету невольный собеседник дал ей детальное описание битвы в Башне. Этот маг был уверен, что Л'эрт мертв. Керри по-прежнему в это не верила.
   У следующего мага она узнала, что тело вампира забрал некий Глонк. Воспоминания Л'эрта предполагали четыре возможных места его постоянного проживания. Керри наткнулась на Глонка в первом же.
  
   Портал был золотисто-красным, как мерцающий сгусток огня. Глонк не успел даже как следует ни удивиться, ни испугаться, когда портал развернулся, устанавливая связь. Построивший его настолько силен, что для него ничего не значит защитное поле? Глонку это казалось малореальным. Но портал не исчезал. Когда сполохи на его поверхности успокоились, в комнату из портала спрыгнула молоденькая девчонка, почти совсем еще ребенок. Глонк навскидку дал бы ей не больше семнадцати лет. А то и меньше.
   - Чем обязан? - поинтересовался он, продолжая изучать гостью. Гостья не стала тратить время на приветствия и представление.
   - Мне сказали, что ты забрал тело Л'эрта. Где он?
   Глаза Глонка продолжали оставаться нейтральными. Очередная любовница Л'эрта? Но как она вышла на него? О его текущем местонахождении знал только Карвен.
   - Я спросила: где он? - Шартрезовые глаза полыхнули огнем. Зрачки сузились, превращаясь в вертикальные полосы.
   Глонку не понравились ее глаза. У человека таких глаз не бывает. А если она вампир, то ему положено бы знать об этом.
   - Зачем тебе?
   - Это тебя не касается.
   Он чуть нахмурился.
   - Не хами, девочка. Ты не знаешь, с кем говоришь. - Глонк бросил в нее стандартный аркан подчинения. Заклинание рассыпалось, словно разбившись о невидимую стену.
   - Знаю. Мне нужен только ответ. - Она вздохнула и потерла маленькие ладошки, словно ей было холодно.
   Глонк пожал плечами. В конце концов, тайной это не было, а разбираться с одуревшей от любви девчонкой ему не хотелось. Особенно с учетом того, что девчонка, кажется, не так чтобы уступала ему по уровню силы.
   - В Орионе.
   - Спасибо. - Неожиданно вежливо она кивнула головой и снова провалилась в портал. Дороги не спросила.
  
   Замок Ориона казался заброшенным. Причем заброшенным давно. Темная громада почти растворялась на фоне ночного неба. Лунный свет призрачными бликами играл на каменных стенах, местами все еще отполированных, а местами выщербленных. Ни в одном из окон не мелькало ни огонька света. Стояла странная тишина, стих даже порывистый осенний ветер.
   В этой тишине скрежет цепей опускающегося подвесного моста показался Керри особенно жутким. Она непроизвольно сделала шаг назад, убеждая себя, что бояться нечего. Мост вполне мог опускаться из-за действия аркана, который уловил ее присутствие снаружи. Убедить себя ей так и не удалось, но, сделав еще пару шагов назад, она все-таки остановилась.
   С глухим стуком мост встал в пазы, закрепляющие его в горизонтальном положении. Бессознательно Керри отметила, что цепи моста, в отличие от всего остального, кажутся довольно новыми. Недавняя починка?
   Деревянные доски тихо скрипели под ее ногами, но ничего другого не нарушало тишину ночи. Она почти дошла до другой стороны моста, когда прямо ей под ноги выкатился большой рыжий клубок шерсти, издающий громкое мяуканье. Жутковатая атмосфера замка тут же затрещала по швам. Керри опустилась на колени и облегченно погладила кота. Он еще пару раз мявкнул, тщательно обнюхал ее сапоги и отбежал чуть в сторону, интенсивно помахивая хвостом.
   Керри шагнула в его сторону, он сдвинулся еще дальше. Ей показалось, что кот хочет ей что-то показать. Впрочем, чего еще ждать от обитателя замка черного мага. За котом она не пошла, предпочтя исследовать замок самостоятельно. Начала она с верхних комнат. Кое-где ей удалось обнаружить следы чьего-то недавнего присутствия, но, кроме этих следов, ничего не было. И никого. Она методично обшаривала замок, коря себя за то, что не уточнила у Глонка место более конкретно.
   Прошло почти два часа, пока она добралась до подвалов. Она уже привыкла к тяжеловатой, словно пропитанной смертью, атмосфере замка, но здесь, под землей, было еще более неуютно.
   Двери по пути приходилось открывать самостоятельно. Они почему-то были заперты только на обычные замки, никакой магии. Странно: в воспоминаниях Л'эрта точно фигурировала магическая защита, крайне тщательно наложенная на замок. А пока магии она нигде не видела. Даже мост, как выяснилось, опускался механически: вероятно, встретивший ее на пороге кот прыгнул на соответствующий рычаг.
   Последняя дверь также не стала исключением. Здесь даже не оказалось замка. Просто две тяжелые дубовые створки, окованные по краям толстыми металлическими пластинами. Дверь открылась легко: петли явно недавно смазывали.
   Высокие, в четыре человеческих роста, каменные колонны подпирали каменный же свод. Окон не было: помещение находилось на несколько десятков метров ниже уровня земли. Вероятно, где-то была устроена вентиляция: полагающейся сырости Керри не ощутила. Воздух был прохладный и довольно сухой.
   Как и в предыдущих подземельях, здесь было темно, но Керри это не мешало. Она все так же прекрасно видела в темноте. Открывшийся ее взгляду зал был прямоугольной формы, по центру пролегала мягкая ковровая дорожка. А слева и справа от дорожки стояли гробы. С призывно откинутыми крышками.
   Она неуверенно сделала шаг вперед, по щиколотку утопая в мягком ворсе ковра. Ближайший к ней гроб оказался пустым. Изнутри он был обит мягкой тканью и снабжен подушками.
   В воспоминаниях Л'эрта это помещение фигурировало весьма смутно. Кажется, оно служило чем-то вроде... гостевой комнаты? Керри не поняла точно, но времени копаться в чужой памяти у нее сейчас не было. Может, Глонк принес Л'эрта сюда? Чтобы тот смог вылечиться? Насколько она помнила, свет не оказывал негативное влияние только на вампира в здоровом состоянии.
   Она еще раз окинула взглядом зал, более тщательно изучая гробы. Всего их оказалось двенадцать. Два самых дальних были закрыты.
   Керри медленно двинулась по ковровой дорожке, заглядывая по пути в открытые гробы. Все они были пусты. И все выглядели как убранная постель, ожидающая уставшего с дороги гостя. Когда она дошла до конца зала, коленки у нее немного дрожали. Слишком уж чуждое это было место.
   Закрытые гробы были абсолютно одинаковы: каменные саркофаги, украшенные гравировкой из цветов, листьев, каких-то щитов, мечей... На одном из них Керри заметила длинную пространную вязь Верхней Речи, выбитую на крышке. Она честно попыталась ее прочитать - но ее владение наречием эльфов не выходило за рамки требуемого при составлении заклинаний. Надгробную эпитафию - если это была действительно она - Керри перевести не смогла. С некоторым беспокойством ее рука потянулась к защелкам, удерживающим крышку. Защелки были тщательно замаскированы под выгравированными виноградными кистями: вероятно, чтобы отдыхающих не тревожили незваные гости. "Секрет" крышек был одним из немногих сведений, что всплыл в памяти относительно данного места.
   Крышка откинулась без малейшего звука. И в нос Керри ударил смрадный запах гниющего мяса. Она не заорала только по одной причине: голос ее не слушался. Невидящими глазами Керри уставилась на разложившийся труп, аккуратно уложенный в саркофаг. Мягкие ткани почти полностью сгнили: сквозь истлевшую кожу проглядывали белые кости черепа, оскаленного в жутковатой гримасе. Кое-где на теле шевелились черви, поедающие остатки гнилого мяса. Тление не тронуло только роскошные черные волосы, пышной волной спускавшиеся до лодыжек.
   Керри глубоко вдохнула воздух, уже не воспринимая трупной вони. Перед глазами закружились темные пятна. И только спустя несколько редких ударов сердца до нее дошло: этот труп никак не мог быть Л'эртом. В гробу перед ней лежала женщина. То есть то, что когда-то было женщиной. Керри еще пару мгновений всматривалась в кремовое платье усопшей, сохранившееся значительно лучше самого тела, а потом резко опустила крышку вниз и осела на ковер подле гроба. Ноги ее не держали.
   Оставался еще один гроб. Она почти час собиралась с духом поднять его крышку. Но не может же она уйти отсюда, не проверив...
   Наконец она решилась, тронула защелки - и тут же крепко зажмурилась, не в силах преодолеть паническую волну страха. На сей раз гнилью не пахло. Даже чуть-чуть. Она выждала пару минут, чтобы окончательно в этом убедиться, и медленно открыла глаза.
   Он казался спящим. Черные локоны пушистым облаком разметались по уложенным в саркофаг подушкам, глаза закрыты, на лице спокойное и умиротворенное выражение.
   Керри сглотнула. Он же спит! Только спит! Ведь правда же?
   - Л'эрт! - прошептала она. - Л'эрт, ты меня слышишь?
   Он не ответил.
   Керри, наконец, оторвалась взглядом от его лица и заметила осколок лезвия, торчащий в груди вампира. Кровь на ране казалась запекшейся.
   Но это просто рана! Она же видела, как он ходил, утыканный такими обломками - и ничего! Его не может убить какой-то ножик!
   Керри нерешительно дотронулась пальцами до его лица, потрясла за плечо. Руки ощущали ледяной холод - но ведь он всегда холодный! Это его нормальное состояние! Ее начала колотить дрожь. Может, надо просто вытащить осколки? Конечно же, он просто без сознания и не может восстановиться: мешает это проклятое лезвие.
   Почти не соображая, Керри схватилась руками за обломок меча и потянула на себя. Она не почувствовала, как острые кромки прорезали ее ладони почти до костей, омывая рану вампира свежей кровью. Несколько капель попало на разрубленный медальон в форме солнечного диска. По краю медальона метнулось несколько искр - и тут же погасло, но Керри не заметила этого.
   Отбросив обломок, она отерла порезанные руки о края своей куртки, не заботясь о том, как потом будет объяснять свой вид.
   - Л'эрт! Ну, пожалуйста, очнись! - Керри осторожно взяла его за руку. Голос ее срывался. - Л'эрт!!
   Тело вампира по-прежнему было неподвижно. Кровь на рубашке вокруг раны казалась черной. Почему-то Керри ожидала, что рана начнет заживать - но ничего не происходило.
   Он просто потерял слишком много крови, только и всего. Ему надо помочь... Она сосредоточилась, призывая магию исцеления. На кончиках ее пальцев затанцевали серебристые искры. Но вместо того, чтобы окутать пораженное место, искры разлетались в пустоту и гасли. Она попробовала еще три раза, пока не вспомнила: такая реакция характерна, если объект излечения... мертв.
   Керри опустила руки. В голове метнулось еще одно непрошеное воспоминание. На Орион была наброшена достаточно мощная магическая сетка. Она должна была воспрепятствовать любому магу, кроме установившего блокаду, накладывать какие-либо чары. А ее заклинание ничто не блокировало. Оно просто не нашло цели.
   Ни один из арканов, наложенных хозяином, не работал. Ни один из огромного количества арканов, что должны были сработать. Они больше не существовали. Потому что создавший их маг был мертв.
   Керри стояла у тела Л'эрта еще несколько часов, кроша пальцами каменную кромку саркофага и вглядываясь в его безмятежное лицо, словно пытаясь навсегда запомнить. Только когда рассвет лизнул шпили замка, она вызвала портал в свою комнату на постоялом дворе Керхалана. Ей даже не пришлось выходить из склепа - теперь это было просто обычное помещение. Сосредоточиться было трудно, с необходимым уровнем силы она слегка переборщила: при закрытии портала по склепу ударила волна спрессованного воздуха, опрокинувшая крышки на распахнутых гробах и перекосившая входную дверь. Керри этого уже не увидела.
   Слезы пришли только на следующую ночь. Ралернану она сказала, что ей приснился кошмар.
  
   Когда Ралернану показалось, что Керри окончательно пришла в себя после "тяжелой" дороги, он пригласил нескольких наиболее известных медицинских светил, традиционно практикующих в столице.
   Первых трех Керри просто загипнотизировала, подчинив волю взглядом. Послушные ее приказам, они тупо повторили Ралернану, что прерывать беременность его жены крайне опасно для ее здоровья и лучше бы этого не делать.
   Четвертый лекарь оказался иммунен к чарам вампира. Сухощавый невысокий старик с длинной, чуть ли не подметающей пол бородой, обладал, как оказалось, весьма цепким умом.
   - Девочка, а ты ведь не человек, - выдал он после полуторачасового обследования.
   - А кто же? - как можно более нейтрально поинтересовалась она.
   Ралернан считал, что Акерене удалось вернуть Керри человеческую сущность. Керри не стала его разочаровывать. В конце концов, если для его счастья достаточно наблюдать, как она ест то же, что и он, - что ж, вмешательство Акерены дало ей эту возможность. Кровь животных и раньше не нравилась ей на вкус, но была необходима. Теперь эта необходимость отпала. Зеркала перестали прятать ее отражение.
   Вот только человек не может остановить биение сердце, не может перестать дышать. Не может перекинуться в летучую мышь и подчинять взглядом. Она могла.
   Возможно, она и перестала быть вампиром, но во что тогда она превратилась, она и сама не понимала.
   - Не знаю. - Лекарь подергал себя за бороду, вырвал несколько волосков, но не обратил на это внимание. - Крайне любопытный, уникальный феномен. М-да. Но, конечно, тщательно в этом разобраться можно только путем эксгумирования трупа, а это несколько преждевременно. - Он поймал ошалелый взгляд девушки и поспешил вернуться к проблемам более насущным. - Это ведь у тебя третья беременность?
   - Вторая, - холодно возразила Керри.
   - Нет, третья. Твой муж сказал мне, что вы хотите прервать ее?
   - Он хочет.
   Лекарь задумчиво изучал ее своими темными глазами.
   - Я слышал его разговор с моим предыдущим коллегой. Диагноз, который выставил коллега, показался мне странным. Скажи, ты сама ведь хочешь родить этого ребенка?
   - И что? Это преступление?
   - Нет. Но твой организм может этого не выдержать. Развитие плода на текущий момент складывается не самым удачным образом. Роды могут тебя значительно травмировать. Я обязан об этом предупредить.
   - Он подкупил вас, чтобы вы меня запугали?
   Лекарь покачал головой.
   - Ты еще так молода. Стоит ли рисковать?
   - Не ваше дело, - зло отрезала Керри. Ну что ей делать с этим типом? Ментальной атаке он не поддается. Пригрозить ему оружием? Как-то глупо...
   Лекарь тем временем собрал свои инструменты и направился к двери.
   - Постойте! - окликнула его девушка. - Что вы скажете Ралернану?
   - Повторю диагноз моего коллеги.
   Керри опешила:
   - Но почему?
   Лекарь огладил свою длинную бороду.
   - Меня учили, что конечный выбор в данном вопросе всегда за женщиной. Я буду польщен, если ты захочешь прибегнуть к моей помощи через полгода. Удачи.
  
   Странный лекарь оказался очень уважаемым и известным медикусом. "Диагноз" свой он расписал довольно пространно и в таких красках, что вызвал у Ралернана нервный тик. Больше разговоров об аборте эльф не заводил.
  
   Если бы кто-нибудь сказал Керри двенадцать лет назад, что Винс станет для Ралернана любимым ребенком, она бы не поверила. Впрочем, она и сейчас до конца в это не верила. Но Ралернан не притворялся. Он действительно привязался к мальчишке, причем почему-то даже больше, чем к своему родному сыну. Не сразу: первые несколько месяцев после рождения Винса он подходил к ребенку, только чтобы лишний раз проверить, что у того не растут клыки. Но однажды в процессе такой проверки Винс схватил его ручонками за палец, проворковал "папа" и не пожелал отпускать. За какую струну души это задело эльфа, Керри так и не поняла. Но с того дня Ралернан навсегда перестал называть ребенка "проклятым отродьем".
  

Глава 3

  
   День был теплым и солнечным. Глаакх, Глава Черной Лиги, откинул капюшон, подставляя лицо легкому летнему ветерку, напоенному ароматами цветов. Квадраату пришлось сделать над собой некоторое усилие, чтобы не дать проявиться эмоциям. Облик черного мага, значительно пострадавший во время первой битвы с Пресвятым Орденом, был довольно неприятным. Вся правая сторона тела Глаакха представляла собой мешанину толстых красновато-розовых рубцов. Несмотря на то, что прошло уже много лет, они так и не зажили до конца. Правая бровь была выжжена, глаз казался вечно прищуренным и косящим из-за перетянутой кожи.
   Глава Белой Лиги не понимал своего собеседника. Глаакх упорно не желал пользоваться наложением иллюзии, хотя в среде черных магов это был очень распространенный прием. Хотел он вызывать ужас своим обликом или же сочувствие - для Квадраата оставалось загадкой. Хотя, какое сочувствие... За годы, прошедшие с момента столь неожиданного - и столь удачного - падения Пресвятого Ордена, Черная Лига уже довольно значительно восстановила свои силы. Но, конечно, не до конца. Потери, вызванные падением Черной Башни и схваткой за Белую, сильно проредили ряды черных магов. Глаакх все еще оставался в довольно невыгодном положении: в воспрянувшем Ордене Высокой Магии порядки задавали белые.
   Квадраату было известно, что Черная Лига все-таки восстановила свою Башню. Но где расположен новый оплот черных - и насколько он уязвимее (а в том, что новая Башня уязвимее старой, Квадраат не сомневался), никто не знал. Разумеется, сам Квадраат также поспешил в кратчайшие сроки перенести Белую Башню в новое место - по его мнению, даже более удачное, чем предыдущее. Схватка с Пресвятым Орденом, на время объединившая интересы Черной и Белой Лиги, не могла обеспечить их дальнейшее мирное сосуществование. Как только общий враг исчез, старые склоки снова были вытащены на поверхность. Пока все еще оставалось на уровне косых взглядов и уколов исподтишка - белые маги тоже были несколько ослаблены случившимся противостоянием с церковниками, но Квадраат не сомневался, что пройдет менее столетия - и точечные уколы вполне могут перерасти в открытое столкновение. Но пока, пока все еще выглядело относительно мирно.
   Орден заново отстроил разрушенную Академию в Гринатаире - и даже добавил к привычным двум секторам новый, красный. Как выяснилось, дети с предрасположенностью к магии равновесия все еще встречались. Было принято решение попытаться восстановить Красную Лигу, хотя в отсутствие преподавателей и учебных пособий это было не самым простым начинанием. А единственный неизвестно кем обученный красный маг... Квадраат поморщился, возвращаясь к насущным проблемам.
   - Итак, темнейший... Чем все-таки я обязан твоему приглашению? - обратился он к Глаакху. Глава Черной Лиги еще несколько мгновений полюбовался ясным небом, после чего соизволил перейти к разговору.
   - Пророчество. Или ты хочешь сказать, что забыл про него?
   - Забыл?! В то время, как мы прилагаем титанические усилия, чтобы сгладить последствия прорыва богинь в наш мир?! Темнейший, ты издеваешься?
   - Да при чем тут твои усилия... - Глаакх поморщился.
   - Если бы не наше вмешательство, все живое уже давно было бы стерто с лица земли! - Квадраат несколько преувеличивал. Последствия призыва богинь оказались куда более мягкими, чем могли опасаться маги. Да, Клиастро успела разрушить несколько крупных торговых городов, спровоцировав длительные землетрясения. Кроме того, Квадраат полагал, что именно ей они обязаны многочисленными вспышками эпидемий странных болезней, не поддающихся никакому лечению и выкосивших немало людей. Общее количество жертв, конечно, было весьма значительно, но тотального уничтожения удавалось избежать. На публике Квадраат приписывал это активному участию магов Белой Лиги, тратящих свои силы на спасение жизней простых смертных, но сам он понимал, что его хвастливые выпады несколько не соответствуют реальности. По какой-то причине Клиастро медлила, не стремясь развивать бурную активность. Со стороны Акерены вообще пока не наблюдалось активных действий - то ли она довольствовалась тем, что мешала в некоторых из особенно крупных начинаний Клиастро, то ли ее планы были несколько иными.
   Возникшее положение все больше и больше казалось Квадраату затишьем перед бурей. Вот только он не понимал, как эту бурю предотвратить. Но о решении призвать на помощь силы богинь он не жалел. Глава Белой Лиги полагал, что победа церковников не принесла бы этому миру спокойствия - и спасения.
   Глаакх терпеливо выслушал пространный монолог Квадраата о том, какие героические усилия предпринимает Белая Лига для спасения мира, дождавшись, пока поток самовосхваления сойдет на нет.
   - Тренируешься, светлейший? У тебя неплохо получается, - сухо вставил он в образовавшейся паузе. - Но давай все же сначала обсудим более насущные вопросы. Надеюсь, ты не позабыл те документы, что нам представилось изучить, захватив архивы Пресвятого Ордена?
   - Нет. - Квадраат привычно сплел толстые пальцы на животе. Он прекрасно понимал, о каких манускриптах ведет речь черный маг. У Пресвятого Ордена оказалась очень и очень неплохая библиотека. После поражения церковников в сражении у Белой Башни захватить эту библиотеку было только делом времени. Формально Пресвятой Орден остался. Остатки его адептов, "милостиво" отпущенные в мир, время от времени таинственным образом исчезали, чтобы найтись через некоторое время в какой-нибудь канаве с перерезанным горлом - или не найтись вовсе. Но схема уничтожения выживших церковников была построена столь тщательно, что никому из непосвященных и в голову не могло прийти связать эти исчезновения с Орденом Высокой Магии. Единственным разочарованием оставалось то, что так и не удалось разыскать Главу Пресвятого Ордена - Кхенеранна. И тот артефакт, что церковник использовал для призыва магических сил. Кхенеранн будто провалился сквозь землю. Самые тщательные поиски не дали и намека на его местопребывание. Это было единственным, что отравляло сладость победы над Пресвятым Орденом.
   - И? - нетерпеливо прервал воспоминания белого мага Глаакх.
   - И ничего. Ты знаешь, как я отношусь к этим документам. Мы даже не в состоянии выяснить, не подделка ли это!
   - Я бы предпочел перестраховаться. В этом конкретном случае, - возразил Глаакх. - Даты, указанные в данном документе, в отношении произошедших событий оказались слишком близки к реальности.
   - Близки, но не идеально точны! Вероятно, и эта, так беспокоящая тебя дата, является просто ориентировочной. Скорее всего, в этом году ничего не случится. Никакие из других косвенных признаков не указывают на увеличение активности сил равновесия.
   - Даже если и так, это лишний раз говорит о том, что нам необходимо поторопиться!
   - Поторопиться! Ну и поторопись! Что тебе мешает это сделать? Или тебе больше нравится делиться со мной своими опасениями? - Квадраат индифферентно отвернулся. Он был не прав, но показывать глубину своих собственных страхов полагал излишним. Кто знает, на что захочет использовать его слабость черный маг. После случая с неожиданным появлением кровососущих упырей в ходе последней битвы с церковниками, Квадраат стал несколько опасаться Глаакха. Даже несмотря на то, что Черная Лига была слабее. В конце концов, лишняя осторожность никому еще не вредила.
   - Ты же прекрасно знаешь, что одному мне не справиться. В свое время Риффир уже пытался в одиночку уничтожить эту девчонку, и потерпел неудачу. К сожалению, тут нужны наши объединенные силы.
   - Дело не в силах. - Квадраату было жарко под прямыми солнечными лучами. Растягивать разговор становилось довольно неприятным делом. - Для того чтобы ее уничтожить, ее надо заполучить на Круг, используемый для поединков.
   - Или в одну из наших Башен.
   - Ты же сам понимаешь, Башни - не тот вариант, что мы можем применить. Мы не настолько доверяем друг другу, а тратить силы на необходимый последующий перенос Башни слишком уж расточительно. - Белый маг передвинулся, стараясь встать так, чтобы на него падала хотя бы легкая тень. - Но все это неважно. У нас нет возможности заполучить леди Арриера. Она даже отказалась от нашего предложения возглавить Красную Лигу...
   - Можно подумать, ты полагал, что она согласится! Вздорная девчонка, и ничего более. Ойенг выбрал для себя весьма странного проводника.
   - Если бы она согласилась, у нас был бы прекрасный шанс очень просто выманить ее на Круг. Просто притвориться, что это очередное место прохождения Совета. Ее знаний наверняка было бы недостаточно, чтобы разобраться в реальной ситуации.
   - Что толку обсуждать провалившийся вариант! Она не согласилась - и я сомневаюсь, что когда-либо согласится. Она, вообще, на мой взгляд, с излишней подозрительностью относится к общению с нами. Можно подумать, ей известно про пророчество и ее собственную роль.
   - Нет, это абсолютно невозможно. Доступ к этим документам более чем ограничен.
   - Хотелось бы надеяться, светлейший. Но у тебя странный подход к безопасности. Ты даже согласился обучать лорда Арриера! Как знать, не пошерстил ли он в твоей библиотеке?
   - Мы обучили его только самым азам. Это было необходимо для всеобщей же безопасности. Обладание такой мощью вкупе с неумением ее хоть как-то контролировать слишком опасно.
   - Все равно я считаю, что его обучение было ошибкой.
   - Просто тебе неприятно знать о существовании в составе Белой Лиги столь сильного мага, - пожал плечами Квадраат. В целом он был согласен с доводами своего собеседника, но лорд Арриера проявил завидное упорство, настаивая на обучении. Хорошо еще, удалось ограничиться общими вещами.
   Несмотря на то, что сила Арриера была чисто белой, Квадраат не считал целесообразным развивать его способности. Все дело было в том, что лорд Арриера новоприобретенные знания использовал по большей части для обеспечения безопасности своей супруги. Квадраату он пояснял это тем, что опасается интриг со стороны царствующего монарха. Главе Белой Лиги такое объяснение казалось притянутым за уши. Насколько ему было известно, Ксорта почти не отреагировал на триумфальное возвращение опального лорда Арриера в роли спасителя Ордена Высокой Магии. И уж точно не устраивал никаких покушений на его супругу. Но доказать это Квадраат не мог, и ему приходилось мириться с теми объяснениями, что представлял Арриера. Периодически у Главы Белой Лиги возникало неприятное ощущение, что тот знает несколько больше, чем говорит, - но что толку с этих ощущений!
   - В любом случае мы не можем незаметно похитить леди Арриера, - подытожил свои рассуждения Квадраат. - А открытое столкновение с ее мужем я не хотел бы устраивать.
   - Ты просто боишься ему проиграть, - неприятно усмехнулся Глаакх. - Акерена наделила его огромной силой.
   - Я не боюсь, но не полагаю это разумным. - На самом деле Глаакх не ошибся: Квадраат не хотел рисковать своей жизнью, ввязавшись в драку с помощником богини Света. Но признаваться своему собеседнику Глава Белой Лиги не собирался. - Нам необходимо как-то ее выманить. Так, чтобы лорд Арриера не смог этому воспрепятствовать.
   - Усыпить или отравить, - предложил Глаакх. - Кстати, я уже работаю в этом направлении. Главное, чтобы в этот момент внимание ее мужа было отвлечено. О чем как раз можешь позаботиться ты.
   - Даже если я отвлеку его непосредственное внимание, он все равно не оставит ее без охраны.
   Глаакх тонко улыбнулся.
   - Светлейший, ты поглупел за последние годы. Охрану можно подкупить.
   - Ты что, действительно считаешь меня настолько идиотом?! Мы неоднократно пытались это сделать, но неизменно терпели крах! Арриера неплохо платит своим людям.
   - Платит? При чем тут деньги? Надо просто узнать слабости ее охранников. У каждого человека есть свои слабости. Надавить на нужное место - и человек твой.
   - У меня не сложилось впечатление, что это возможно. Его люди слишком ему верны.
   - Но ведь совершенно необязательно, чтобы они его предавали. Конечно, нельзя требовать, чтобы они просто отвернулись и смотрели, как наши люди будут ее похищать - или убивать. Но вот допустить небольшое отклонение от своих обязанностей...
   - Настолько небольшое, что оно позволит нам вмешаться? - Квадраат нахмурился. От иносказаний Глаакха у него уже голова шла кругом. Да и солнце поднималось все выше, припекая его лысоватую макушку и не способствуя улучшению настроения.
   - Настолько небольшое, что охранник и не подумает, что мы сможем им хоть как-то воспользоваться. Наверняка он будет считать, что действует исключительно в своих интересах. А когда поймет, как помог нашим планам, будет уже поздно.
   - Ты задумал нечто конкретное? - уточнил белый маг.
   - Да. Но, как я и говорил, мне нужна твоя помощь. Я не смогу отвлечь лорда Арриера на достаточно долгое время. Так что этим придется заняться тебе.
   - И в чем твой план?
   - Я его еще корректирую. Мне надо закончить обработку телохранителей, а это требует времени. Не хочу рассчитывать на кого-то одного. Нужно предусмотреть несколько вариантов.
   Квадраат пожевал нижнюю губу.
   - Ты хоть понимаешь, что леди Арриера сама по себе - не беспомощный котенок? Я так и не смог точно оценить ее уровень силы.
   - Это неважно.
   - Неважно?! - Брови белого мага полезли на лоб. - Что за козырь ты прячешь в рукаве?
   - Никаких козырей. Достаточно всего лишь оглушить ее, и вся ее сила ничем ей не поможет. А переправить ее на Круг будет уже просто делом техники.
   - Глаакх, ты себя хорошо чувствуешь? Тебя послушать, так все наши проблемы можно решить, незаметно подойдя к ней на улице и тюкнув по виску!
   - Все так. Именно незаметно. Я просто добьюсь того, что в момент нападения она будет сильно занята другими вещами. Настолько сильно, что переключиться на моих людей у нее просто не получится.
   - Ты не хочешь хоть немного пояснить все эти туманные высказывания?
   - Нет, не хочу. Иногда лишние уши появляются в самых неожиданных местах. Наберись терпения, светлейший. И будь готов отвлечь Арриера по моему знаку.
  

Глава 4

  
   Ящер стремительно спикировал вниз из-за слоя облаков, прижав к спине огромные кожистые крылья. Когти его привычно подцепили отбившегося от стада козла. Несчастное животное успело только пару раз жалобно проблеять, прежде чем чешуйчатая лапа свернула ему шею.
   Ящеру очень хотелось незамедлительно полакомиться своей добычей, но многолетняя привычка заставила его снова взмыть вверх и направиться к своему убежищу, затерянному среди горных хребтов. Тащить козла было неудобно. Кроме того, запах свежей крови слишком дразнил обоняние голодного ящера. Но вот еще несколько минут изнурительного полета - и впереди показались почти отвесные горные пики, куда не смог бы добраться ни один смертный. Убежище.
   На площадку, где располагалось его логово, ящер приземлился только со второй попытки. И тут же с некоторым облегчением выпустил когти из неудобной ноши - только для того, чтобы вонзиться в добычу зубами. Когда-то ему претило есть сырое мясо. Когда-то давно. Сейчас ящеру казались смешными те привычки. Быстрыми, хотя и немного неаккуратными движениями он разорвал тушку на куски. Кровь обильно окрасила камни площадки и его пасть. Ящер облизнулся. Он был доволен сегодняшним днем.
   Вскоре от козла остались только кости и ошметки шкуры. Небрежным движением сильной лапы ящер спихнул остатки своей трапезы вниз, следя взглядом за их падением. Вскоре кости достигли слоя тумана, скрывающего подножие гор, - и исчезли.
   Ящер слегка потянулся, разминая мышцы, и свернулся кольцом. Солнце ярко сверкало на его золотых чешуях.
   - Я настойчиво прошу тебя соблюдать осторожность, сын мой. - Раздавшийся в голове настойчивый голос прервал сладкую дрему ящера. Он приподнял голову, неосознанно раздувая кожистые брыжи по ее бокам. Нет, гость не представлял никакой опасности для ящера, даже напротив. Но часть животных рефлексов не поддавалась контролю разума. Ящер повернулся в сторону черного проема, ведущего в глубь его логова. Сияющий силуэт казался особенно ярким на фоне темноты.
   - Я соблюдаю... осторожность... - медленно проговорил ящер. Говорить было трудно: пасть животного не приспособлена для человеческой речи. К тому же, сказывалась весьма редкая практика.
   Ящер смотрел на своего собеседника неподвижными янтарными глазами, лишенными всяческого выражения. Он еще помнил, как падал ниц перед этим богом. Но то, что было важным для человека, становилось все менее и менее важным для дракона.
   - Я просил тебя выбирать для охоты более отдаленные места. И уничтожать следы своих трапез. Гора костей, которую ты создаешь внизу, рано или поздно привлечет чье-либо внимание. И блеск твоих чешуй слишком далеко заметен, когда ты лежишь здесь на солнце.
   - Мне тяжело... далеко охотиться... Твоя магия... не настолько... совершенна... чтобы научить... хорошо летать... того, кто не родился... с крыльями... - Ящер облизнул пасть длинным раздвоенным языком. Разговор утомлял его. - Даже если... меня и найдут... Что с того? Люди не посмеют... напасть на меня...
   - Крестьяне - да. Но поползут слухи, и однажды ты увидишь у входа в свое жилище уже не крестьян, а воинов.
   - Охотников за нечистью... - продолжил его мысль ящер. - Ты не находишь... это несколько... забавным? - Он склонил голову набок и слегка прищурился.
   - Ты - не нечисть! Ты избранный!
   - Это ты... так говоришь... Я слышал... разговоры людей... Белая Лига... теперь... обучает... охотников... А уж за чьими скальпами... они отправляются...
   - Белая Лига только стремится уничтожить кровососущих тварей, выпущенных в мир черными магами. Их "боевые" маги нацелены именно на это.
   - Но все же... это именно... боевые маги... Неплохо для белых... которые предпочитали... отсиживаться в обороне... Мир меняется...
   - Это прямое следствие прорыва стихий. Но это мелочи, от них допустимо абстрагироваться. Не допустить полного и истинного прорыва стихийных сущностей - вот наша основная задача.
   - Наисвятейший?
   - Да, сын мой?
   - Я пока еще... помню... основную задачу... Мой мозг... деградирует... не настолько... быстро... Но говорить... мне тяжело...
   - Сын мой, скрепи свое сердце. Тебе осталось ждать совсем немного. Пойми, твоя миссия более чем важна. Артефакт, который я даровал тебе, не должен попасть в руки стихийных сил.
   Артефакт... Ящер непроизвольно пошевелился, вспоминая о дополнительном кожном наросте на спине - как раз между крыльями. Двенадцать лет назад это казалось ему прекрасной идеей. С каким энтузиазмом он поддержал предложение своего бога! Его даже не смутило то, что для извлечения артефакта обратно придется уничтожить его физическое тело. Разве можно колебаться, когда речь идет о спасении мира?
   А сейчас он именно колебался. Сил Наисвятейшего было недостаточно, чтобы просто способствовать изменению его человеческой формы. Пришлось осуществить слияние с животной сущностью. Тогда он был так удивлен своим будущим обликом, что даже особенно не задумывался, в какой глуши Наисвятейшему удалось отыскать этот вымирающий вид. Вот только они не учли, что человеческий разум не предназначен для существования в черепной коробке дракона. Сначала изменения были незначительны и касались скорее восприятия внешних раздражителей. Сейчас они начали затрагивать логические цепи. Наверное, необходимо было более активно предупредить об этом Наисвятейшего, но ящеру происходящие изменения не казались чем-то значительным. А говорить... говорить было вся тяжелее и тяжелее.
   - Мне неприятно... его присутствие... - сказал ящер, когда пауза слишком уж затянулась. - Он жжет мне... спину...
   - Сын мой, это всего лишь мелкое физическое неудобство. Но без силы, дарованной тебе этим предметом, ты не смог бы контролировать тело, которым обладаешь сегодня. Именно он позволяет тебе удерживаться в воздухе.
   - Я помню... Ты пришел... только чтобы... напоминать?
   - Время последней схватки близится. Ты должен быть готов к ней. Уже совсем скоро я призову тебя.
   - Ты так говорил... уже несколько раз... Но ты ошибался... Смешно... Когда-то я считал... что боги... никогда не ошибаются...
   - На сей раз нет никакой ошибки. Пройдет меньше года, и твои страдания закончатся. Душа твоя обретет заслуженный покой.
   Ящер слегка встопорщил костяные наросты, идущие вдоль позвонков от головы до кончика хвоста. Покой... Ему не хотелось покоя. Ему просто хотелось жить. Пусть даже так, как сейчас, с огненным комком между основанием крыльев. Человеческая часть сознания вяло шевельнулась, несогласная с этой точкой зрения. Пока еще она имела на него влияние.
   - Что-то не так, сын мой? - Сияющий силуэт приблизился к его голове. Ящер ощутил тепло, волнами исходящее от бога. Тепло и уверенность в правильности выбранного пути.
   - Все... в порядке... Просто... устал ждать...
   - Уже скоро. - Бесплотная рука коснулась его шеи. В душе ящера всколыхнулась благодарность к этому божественному существу, давшему ему возможность послужить на благо людей. В присутствии Наисвятейшего было так уютно... Ящер изогнулся, как огромная кошка, приласканная хозяйкой. - Уже совсем скоро, сын мой. Потерпи.
  

Глава 5

  
   Летнее солнце весело сияло на безоблачном небе, распространяя волны жаркого тепла. Деревня казалась вымершей, лишь где-то вдалеке лениво брехали собаки да мычала одинокая корова. Деревня стояла на отшибе от основных дорог, и посторонние сюда забредали редко.
   Появление странного путника, долго изучавшего деревянную табличку с названием деревни, невольно привлекло всеобщее внимание. Молодой человек, на первый взгляд не старше двадцати лет, был невысок ростом и чрезмерно худ. Светлые волосы его были подстрижены несколько неровно и перехвачены на лбу узкой кожаной полоской. Одет путник был в мантию, бывшую, вероятно, изначально черной, но сейчас пестревшую пятнами грязи и пыли. Пожалуй, грязной ткани было куда больше, чем чистой. На левом плече красовалась вышитая алыми нитками буква "А". На боку путника висела объемистая сумка едва ли не в половину его самого.
   Путник не казался особенно опасным, но вот мантия... Магов крестьяне не жаловали. Если бы он был белым, то еще куда ни шло, но мантия была черной. Черных магов в последние годы стали бояться гораздо сильнее. Ведь именно черные выпустили в мир этих проклятых упырей! Кто знает, что нужно здесь этому типу? На вышивку на рукаве, означавшую принадлежность к обучающимся в Академии, крестьяне не обратили внимания.
   Староста деревни терпеливо ждал, надеясь, что маг, наконец, даст понять о своих намерениях, но тот по-прежнему не двигался с места, продолжая детальное изучение ничем не примечательной таблички. Наконец староста не выдержал и подошел к нему.
   - Господин маг, вы по делу тут или проездом?
   Путник вздрогнул и резко повернулся.
   - Ой. Я вас не услышал. - Голос у него был тихий, ломкий и совсем не внушительный. - А тут кладбище есть?
   Староста опешил.
   - Ясное дело, есть. - Он автоматически махнул рукой в направлении искомого объекта и только мгновением позже спохватился. - А зачем оно вам?
   Путник слегка замялся.
   - Мне нужен практический материал...
   - Чего?
   - Ну... мне нужно позаниматься...
   - На кладбище?! Это место упокоения наших предков! Чем вы там собираетесь заниматься?!
   Путник застенчиво улыбнулся:
   - Понимаете... мне непременно нужно сделать зомби.
   - Что-о?! - рука старосты сжалась в кулак. Староста был еще далеко не старым мужчиной, ему едва перевалило за сорок, сложением его природа наградила плотным и крепким. Путник покосился на его руки и весьма заметно побледнел.
   - Если, конечно, вы не будете против, - поспешно добавил он.
   - Да как ты смеешь! - От возмущения крестьянин потерял всяческий пиетет. - Ты что же, думаешь, что раз в эту тряпку завернулся, так тебе позволено наших предков позорить?! Да мы тебя сейчас!..
   Путник не стал дожидаться конца фразы. Подобрав полы своей пыльной одежды, он припустил прочь.
   Если бы жители деревни проследили за ним, они бы заметили, что маг убежал совсем недалеко. Как только деревня скрылась из виду, он поспешил спрятаться в первых попавшихся кустах, где и просидел до наступления темноты.
   Но как только наступила ночь, путник вернулся, стараясь производить как можно меньше шума.
  
   Стук лопаты о неожиданно попавшийся в мягкой земле камень заставил Галлика нервно дернуться и застыть в довольно неудобной позе. Несколько минут он выжидал, настороженно вслушиваясь в ночные шорохи. Нет, вроде ничего подозрительного. Можно продолжить работу. Ах, если бы магия давалась ему хоть немного легче! Но у него не хватало способностей самостоятельно сформировать даже такое простое заклинание, как шатер безмолвия. А как было бы удобно! Поставил себе - и работай, не затрудняясь необходимостью соблюдать тишину! Может, ректор прав? Нет, конечно же нет. Галлик не мог смириться с тем, что маг он никудышный. Он докажет всем этим напыщенным господам из экзаменационной комиссии, что по праву претендует на звание черного мага! Хотя бы один удачный опыт, и высокая оценка на выпускном экзамене не заставит себя ждать.
   Галлик встряхнул головой, не желая задумываться о весьма вероятных сложностях с продолжением образования, но незваные мысли все равно настырно крутились в его голове. Академия представляла собой только первый этап обучения магов - тот этап, что был открыт для глаз простых смертных. Второй этап обучения, включающий возможные человеческие жертвы, проводился непосредственно в Башнях Ордена Высокой Магии. Маг, не завершивший второй этап, так и не становился полноценным членом Лиги.
   Чтобы найти нужную могилу, у Галлика ушла почти половина ночи, и теперь молодой адепт Академии разрывался между желанием скорее завершить начатое и опасением, что его могут обнаружить.
   Лопата снова стукнула, но звук получился более глухой - на этот раз ей встретилась не каменная, а деревянная преграда. Галлик стремительными движениями расчистил крышку гроба от остатков земли. Захоронение было неглубоким и наиболее свежим из всех, найденных им на деревенском кладбище. Остается надеяться, что труп еще пригоден для его целей.
   Крышка была забита явно наспех, без особого тщания. Галлику потребовалось только несколько минут работы небольшим ломиком, чтобы сорвать ее. В летнем воздухе тут же разлилась смрадная вонь. Правду сказать, запах гнили проникал и сквозь крышку, но теперь он стал почти что невыносим. Галлик давно уже привык к таким запахам, они его не беспокоили. Прокашлявшись и подождав, пока легкий ветерок слегка развеет вонь, он склонился над открытым гробом, изучая покойника.
   Труп был захоронен сравнительно недавно, и ткани тела не успели еще полностью сгнить. Но, увы и ах, труп был калекой: одной ноги у тела не было. Причем, судя по всему, ее отняли задолго до смерти.
   Галлик огорченно вздохнул. Ну, как же ему сделать зомби из такого покойника? На чем тот ходить будет? С другой стороны, еще одну могилу он раскопать не успеет. Адепт еще раз беззвучно посетовал на судьбу и полез в свою объемистую сумку. В любом случае, раз уж он здесь, необходимо хотя бы попробовать.
   Разумеется, мешочек с необходимыми ингредиентами завалился на самое дно. Рядом с кучами свежевскопанной земли образовалась ничуть не меньшая куча из различных совершенно необходимых для потенциального черного мага вещей, вытащенных из сумки - начиная от учебника истории и заканчивая четками из сушеных майских жуков, пойманных в полнолуние.
   Магическая фигура вычерчивалась с трудом. В учебном классе ему казалось, что все это весьма просто и обыденно, но сейчас руки дрожали, и Галлику то и дело приходилось подправлять линию. Наконец круг замкнулся. Адепт оттер обильно выступивший на лбу пот и нараспев начал произносить ключевые строки заклинания. Он настолько погрузился в таинство магии, что совершенно забыл о необходимости максимально соблюдать тишину. Последние слова аркана он почти что прокричал.
   По краю магической фигуры вспыхнули слабые алые огоньки, метнулись в центр - и тут же начали угасать. Галлик досадливо сплюнул. Ну надо же! Неужели он плохо сконцентрировался?
   Он уже почти приготовился повторить попытку, когда в отдалении заметались сполохи факелов и послышались возмущенные голоса. Галлик поспешно вскочил, наскоро заметая начерченный на земле многогранник. Чтобы сложить обратно все вещи в сумку, у него ушло слишком много времени: руки слегка дрожали, что не ускоряло процесса. Огоньки факелов двигались уже у соседнего захоронения, когда он закончил собирать последние предметы и метнулся прочь. К несчастью, Галлик ухитрился споткнуться о позабытую лопату, каковая с громким шумом грохнулась в разоренную могилу, сообщая о его местонахождении.
   - Вот он! Здесь! Лови проклятого колдуна! На вилы его! - громкие голоса перебивали друг друга, но обладатели их отнюдь не стремились перейти к рукопашной. Галлик этого не понял. Испуганный до полусмерти, он побежал прочь, не разбирая дороги. Какое-то время он слышал за собой топот ног и проклинающие выкрики.
   Постепенно преследующие отстали, но Галлик не останавливался до тех пор, пока в боку не закололо, а ноги не стали подкашиваться. Он не знал, что крестьяне боялись его едва ли не больше, чем он их.
  
   Наконец отдышавшись, он попытался осмотреться и понять, куда попал. Места были незнакомые. Удирая от своих преследователей, он практически не смотрел по сторонам. Кажется, он пересек какое-то поле и небольшой, но довольно глухой подлесок. Сейчас Галлик обнаружил, что стоит на заброшенной дороге. Где-то за спиной осталась недружелюбная деревня с неудачно откопанным покойником. А в нескольких полетах стрелы впереди на фоне ночного неба вырисовывался силуэт какого-то замка.
   Галлик немного приободрился. Замок - а значит, там наверняка есть кто-то более или менее просвещенный. Быть может, они с пониманием отнесутся к его рассказу и даже позволят переночевать в человеческих условиях? Весь последний месяц Галлик обретался на задворках различных мелких селений и спал по большей части прямо на земле. Адепт решительно поправил сбившуюся мантию и направился к замку.
   Однако по мере приближения энтузиазм Галлика начал иссякать. При более тщательном рассмотрении замок казался брошенным - слишком уж тихой и темной была его громада. Правда, Галлик ощущал постоянное усиление остаточного магического фона. Хозяин или хозяева замка явно не чужды были магии. У любого нормального человека этот фон вызвал бы волну мурашек по коже и желание убраться как можно дальше. Но Галлик привык к аналогичным всплескам во время некоторых из курсов. Гнетущей атмосферой его было не испугать.
   Подвесной мост, перекинутый через все еще глубокий и вполне функциональный ров, был гостеприимно опущен. Может, хозяева все же есть и просто спят? С другой стороны - а где же тогда охрана? Мало ли кто тут шастает по дорогам. Галлик вошел внутрь и попытался осмотреться. В общем, ничего нового он не увидел - те же старые и местами поросшие мхом камни, что и снаружи. И все та же тишина. Словно кто-то набросил на замок долговременный шатер безмолвия, о котором недавно так мечтал адепт.
   Ощущение постороннего присутствия возникло внезапно, застав Галлика врасплох. И шло оно почему-то снизу, от земли. Галлик прищурился, стараясь разобраться. Было слишком темно, и ничего, кроме не вполне аккуратно выполненной отмостки дворика, он не увидел. Камни - камни и есть. Ощущение пропало - и возникло снова, на сей раз более четкое и явное. Галлик поспешно опустился на колени, собираясь исследовать старые камни. Загадка начала его интриговать.
   Он как раз с великим тщанием заканчивал выцарапывать один из камней, когда прямо перед его лицом возникло небольшое светящееся облако. Галлик вздрогнул и пребольно прижал пальцы уроненным камнем. Облако немного поколебалось из стороны в сторону и замерло точно напротив его глаз. Посасывая ушибленные пальцы, Галлик задумчиво уставился на непонятный ему феномен. Чем дольше он смотрел, тем больше ему казалось, что облако приобретает очертания животного. Кота или кошки. Призрачный зверь широко раскрыл пасть, издавая беззвучное мяуканье, и активно помахал прозрачным хвостом. Галлик заинтересованно протянул в его сторону руку, собираясь потрогать, но призрак тут же прыгнул в сторону - и снова замер, чего-то выжидая.
   Адепт сосредоточенно почесал нос. Призраки. Странно, призраки животных - тема, конечно, еще малоизученная, но вроде они не должны быть разумны. А этот ведет себя необычно и на удивление неагрессивен. Во всяком случае, пока. Вот бы забрать его отсюда в лабораторию Академии! Галлик мысленно прикинул перечень заклинаний, которые могли бы помочь ему удержать облачного зверя, и с неудовольствием отметил, что ни одним из них он еще ни разу не пользовался. Ну, надо же когда-то начинать! Галлик выпрямился и попытался сконцентрироваться на самом простом из вспомнившихся арканов.
   К его сожалению, призрак не стал ожидать окончания концентрации адепта, а проворно сдвинулся еще на несколько шагов. Галлик нахмурился. Если бы тот стоял, ему было бы куда проще накладывать заклинание. Призрак снова издал беззвучное мяуканье и пошел прочь, переступая прозрачными лапами по обросшим мхом камням. Галлик только моргнул, а кот был уже на другой стороне внутреннего двора замка - почти что у входа в само здание.
   - Эй! Постой! - Галлик поспешно двинулся за призраком. - Постой, я не сделаю тебе ничего дурного! - Его слова породили множественное и жутковатое эхо, но адепт не обратил на него никакого внимания. Подумаешь, эхо. Вот необычный призрак - это да. Надо его непременно поймать.
   Призрак любезно подождал, пока адепт приблизится к нему почти вплотную, после чего скользнул в щель приоткрытой двери. Галлик ругнулся и дернул дверь на себя. Тяжелые створки поддались с трудом: их явно давно не смазывали. Физическая форма Галлика была весьма далека от совершенной и с дверью он провозился довольно долго. К его удивлению, призрак никуда не исчез - он сидел внутри, словно поджидая. Но как только Галлик прополз через частично приоткрытую дверь и протащил через нее свою объемную сумку, призрак снова двинулся прочь, помахивая хвостом и время от времени оборачиваясь и проверяя, следует ли адепт за ним.
   Галлик восхитился. Похоже, это не просто призрак, а дух, снабженный поисковым либо направляющим заклинанием. Как интересно! Да, хозяева замка однозначно не чужды магии. Адепт уже не пытался поймать кота, а с любопытством следовал за ним. О том, что животное может завести незваного гостя в ловушку, он даже не подумал.
   Призрак привел его к длинной винтовой лестнице, уходящей вниз, и проворно запрыгал по осклизлым от влаги ступеням. Галлик не обладал такой легкостью и то и дело оскальзывался, поспешно хватаясь за перила, чтобы не слететь вниз. Насколько ему было видно, лестница была довольно длинной, а ломать кости в намерения адепта не входило.
   Он уже начал уставать от однообразного и монотонного спуска - и снова начать выстраивать в уме заклинание по поимке призрака, когда лестница неожиданно кончилась. Галлик понял это только по тому, что не нащупал ногой следующей ступеньки. Под ногами был уже не каменный, а земляной пол. Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Смазанное пятно призрака скорее усиливало, чем разгоняло тьму - и уж никак не могло служить осветительным прибором. Галлик попытался наколдовать себе освещение, но, как всегда, вышла у него только миниатюрная копия желаемого: повисший над правым плечом огненный шарик был всего с ладонь в диаметре, а света давал ничуть не больше чадящей свечи. Впрочем, это было лучше, чем ничего.
   Призрак снова раскрыл пасть, словно призывая адепта поторопиться. Подвал Галлику не понравился. Темно, грязно, сыро. И главное - никаких таинственных помещений с результатами каких-нибудь магических опытов или, на худой конец, тайной библиотекой. Только стены, стены, стены, по которым текла вода. Странно, что не было крыс - местечко как раз подходящее. Пару раз адепт поскальзывался на слое слизи, местами обильно покрывавшей пол. Черная мантия украсилась некоторым количеством мокрых и неприятно пахнущих пятен.
   Призрак привел его к тяжелым двустворчатым дверям, окованным металлическими пластинами - и исчез. Галлик издал возмущенный вопль, но призрак не пожелал появиться. Может, он опять внутри? Адепт перевел взгляд на двери, подергал за ручку. Впрочем, он и так видел, что створки слишком сильно перекошены, чтобы поддаться так просто. Возиться с заклинившей дверью не хотелось. С другой стороны, он и так уже, одни боги знают, сколько времени гуляет по этому замку. Надо хоть проверить, куда же его привели.
   Попытка расшатать дверь ни к чему не привела. Галлик провозился больше часа, пока не понял, что его сил тут явно недостаточно. Но уходить теперь было еще более глупо. И он вызвал заклинание тления, направив его на несговорчивую дверь. Заклинание должно было превратить дерево двери в труху, но, как всегда, сработало оно не в полном объеме. Доски приобрели подгнивший вид, и на этом все закончилось. И, конечно, тут же погас огненный шар: адепту не хватило сил на одновременное поддерживание двух заклинаний.
   Галлик досадливо пнул дверь ногой, естественно, чуть не отбив при этом указанную конечность. Но то ли пинок дополнил заклинание, то ли сказались предыдущие усилия - створка скрипнула и прогнулась, образовывая щель, достаточную для того, чтобы худенький адепт пролез внутрь.
   Внутри было темно, но воздух казался значительно более сухим и прохладным. Галлик поспешно наколдовал себе новый огненный шарик. Призрак, таинственно исчезнувший перед дверью, тут же выкатился чуть ли не под ноги. Но Галлик был слишком поражен помещением, в котором он оказался, чтобы уделить возвращению призрака должное внимание. Склеп! Кот привел его в самый настоящий склеп! Сколько хватало глаз, на постаментах слева и справа располагались гробы. Галлик склонился над ближайшим, изучая изысканную гравировку на крышке. Да, это вам не сельское кладбище. Адепт сглотнул. А вдруг... Вдруг здесь еще есть хотя бы один недавний труп? Склеп хорошо проветривается, может, он найдет здесь тело в более-менее пригодном состоянии? А раз хозяев нет, то его никто не прогонит, не так ли?
   Галлик восторженно потер ладони, примериваясь к ближайшему гробу. Гробы явно были сделаны не из дерева - скорее всего, какой-то камень. Чем бы подцепить крышку?
   Яростное мельтешение призрака под ногами отвлекло адепта. Кот казался недовольным задержкой и по-прежнему рвался куда-то вести. Галлик задумчиво посмотрел на приглянувшийся ему гроб, но все-таки последовал за призраком. Все равно он будет возвращаться этой дорогой.
   Впрочем, насчет возвращения Галлик несколько погорячился. Призрак увел его совсем недалеко - на противоположный конец склепа. Кот прыгнул на крышку одного из гробов, на несколько мгновений застыл в неподвижной позе - и снова исчез.
   Галлик почесал нос. Странно все это. Может, заклинание, наложенное на дух, сработало не до конца? А может, животное пыталось помочь ему и показало нужный гроб? Почему бы и нет? Вполне возможно, призрак настроен на восприятие мозговой деятельности посетителя. Галлик вздохнул. Нет, это животное совершенно необходимо поймать! Оно куда любопытнее, чем может показаться.
   Гробы в этом конце склепа, по результатам беглого осмотра, ничем не отличались от всех прочих. Соответственно, ничто не мешает ему начать именно отсюда.
   Галлик подергал крышку гроба. Крышка, выполненная из камня, поддаваться не собиралась. Между ней и нижней частью угадывалась едва заметная щель, но сам механизм крепления оставался для Галлика загадкой. Может, она просто положена сверху? При таком весе даже и забивать гроб вовсе необязательно.
   Адепт покрутил головой вокруг, выискивая что-нибудь, что можно было бы использовать вместо рычага. В его собственных пожитках ничего похожего, к сожалению, не было. Впрочем, откуда в склепе лишний мусор?
   Но мусор в склепе все-таки был. Галлик заметил, как в свете созданного им огонька сверкнул какой-то металлический обломок на полу. Адепт поспешно поднял его, чуть не порезавшись. Обломок, видимо, когда-то был частью лезвия. Галлик с сомнением повертел его в руках: особенно прочной находка не выглядела, но все же ткнул лезвием в тонкую щель между крышкой и основанием гроба.
   Лезвие жалобно хрустнуло и переломилось надвое. Но вот крышка гроба почему-то шевельнулась - и, к немалому удивлению Галлика, плавно и беззвучно откинулась вверх.
   Изучение механизма движения крышки Галлик оставил на потом, с восторженным энтузиазмом изучая содержимое гроба. Призрачный кот не подвел! Труп был совсем свежим! К своему удивлению, Галлик даже не чувствовал запаха разложения. Ну, совсем запаха не быть не могло - наверное, он просто уже привык.
   Труп принадлежал мужчине лет тридцати, довольно высокому, но весьма и весьма отощавшему. Галлик сначала решил, что покойный умер из-за голода - лицо его было сильно заострившимся, кожа туго обтягивала кости, придавая телу сходство с мумией. Но в результате более пристального осмотра в центре груди обнаружилось пятно запекшейся крови, прикрывавшее сквозную рану в сердце. Чуть повыше раны на теле лежал какой-то странный медальон в форме солнечного диска, расколотый глубокой трещиной. Галлик покрутил медальон в руках и соединил части. По краю диска тут же метнулись крошечные сполохи, и адепт поспешно выронил опасную игрушку. Трещина на медальоне странным образом исчезла, будто срослась. Диск сверкнул еще пару раз и потух. Только в центре все еще осталась тлеть слабая, незаметная для глаз Галлика искорка. Впрочем, медальон мало интересовал адепта.
   Галлик потрогал тело. Оно было мягким. Трупное окоченение либо еще не наступило - либо уже прошло. Скорее второе - навряд ли покойник умер меньше суток назад.
   Адепт восторженно потер ладони и мысленно вознес благодарность таинственному призраку. Прекрасно! Абсолютно идеальный экземпляр! Возможно, его мозг даже не полностью уничтожен! Галлик поспешно вытащил из сумки необходимые принадлежности и начал вычерчивать круг вокруг гроба. Вынимать тело он пока не стал - склеп был достаточно просторным, но разместить магическую фигуру в проходе между гробами было бы сложновато. А тащить тело наверх - слишком долго и муторно.
   На этот раз Галлика никто не отвлекал, необходимости соблюдать тишину не было, и фигура получилась хотя и не совсем идеальная, но куда ровнее, чем на сельском кладбище.
   Галлик немного подумал, и решил усилить аркан магией крови. Вообще-то, ее рекомендовалось использовать в любом случае, но в прошлый раз он слишком волновался, и пропустил этот момент подготовки. Галлик сделал небольшой надрез на руке и прошел вдоль начерченной фигуры, окропляя ее алым. Наконец все было закончено. Адепт еще раз проверил углы сопряжения, встал в центр фигуры рядом с гробом, и закрыл глаза, сосредотачиваясь на призыве сил. Сила текла к нему тоненькими, едва заметными ручейками, которые то и дело пытались иссякнуть. В этом не было вины конкретного места или неумения самого мага - просто не так уж много способностей было дано ему от природы.
   Галлик забормотал под нос слова заклинания. Более опытные маги воспользовались бы просто ментальным приказом, но он этого еще не умел - и старательно произносил малопонятные фразы на Верхней Речи.
   Но вот последняя фраза была произнесена - и Галлик неуверенно приоткрыл глаза, оценивая результаты своей волшбы. Начерченный им круг уверенно полыхал холодным огнем. Язычки призрачного пламени поднимались до колен и были наполнены силой. Но вот только тело в гробу почему-то так и не пошевелилось.
   У Галлика вырвался досадный возглас. Ну почему же так? Он ведь все сделал правильно! Адепт склонился над гробом, все еще надеясь увидеть хотя бы легкое шевеление. Труп лежал абсолютно неподвижно.
   Галлик раздраженно схватил тело за плечи и встряхнул.
   - Ну, оживай же! Почему ты не оживаешь?
   Несмотря на кажущуюся худобу, труп оказался неожиданно тяжелым. Галлик почти тут же отпустил его. Поцарапанная рука, откуда адепт брал кровь для аркана, отозвалась болью.
   Галлик скосил глаза на все еще пылающий круг. Но ведь заклинание работает! Он слишком отвлекся, выискивая ошибки в нарисованной фигуре, и не обратил внимание, как тело в гробу пошевелилось. Холодные пальцы трупа резко схватили кисть раненой руки адепта, и дернули его на себя. Галлик едва не упал вовнутрь гроба - с такой силой был сделан рывок. Глаза трупа были распахнуты, но взгляд их был невидящим. Странные глаза. Светло-светло-голубые, как толстый слой льда, и подернутые какой-то беловатой сеточкой, словно изморозью.
   Галлик настолько погрузился в изучение необычных глаз, что до него не сразу дошло, что труп притянул его руку к своему рту и явно пытался пить его кровь. Адепт резко дернулся, желая вырваться, но хватка мертвеца оказалась неожиданно крепкой. По спине Галлика побежали мурашки. Он дернулся еще раз, и опять с нулевым результатом. Неужели он что-то напутал? Зомби не может восстать против своего создателя. За исключением тех редких случаев, когда нарушен контроль, и зомби впадает в безумие. Ох боги, только не это! А ведь так хорошо начиналось! Галлика слегка замутило, незаметно подкралась волна слабости. Он снова попытался высвободиться, но уже не столь активно. Руки почему-то дрожали. Неужели этот поднятый монстр просто-напросто убьет его, высосав все кровь? Галлик едва не плакал от отчаяния. Вечно у него что-нибудь да не так. Ну, где же он мог ошибиться?
   - Отпусти меня! Ну, пожалуйста! - Галлик знал, что если контроль над зомби утрачен, восстановить его практически невозможно - до момента окончательно уничтожения тела они превращаются в безумную машину убийства. Но паника перемешала все мысли адепта. - Отпусти! Мне же больно!
   Холодные пальцы неожиданно разжались - как раз во время очередной попытки адепта вырваться. Галлик не смог сохранить равновесие и опрокинулся на спину, с размаху ударяясь о пол.
  

Глава 6

  
   Каменный свод потолка покрывал слой пыли, местами бережно спрятанный под паутиной. Потолок. Так, следовательно, он лежит на спине, и... И, собственно, что? Зачем он это делает и почему выбрал для отдыха столь грязное место? Хотя потолок однозначно был знакомым. Уже лучше. Ну, и где же тогда он находится? Попытка порыться в памяти отозвалась сильнейшей головной болью. Одновременно пришло неуютное осознание того, что не помнит он, кажется, вообще ничего. Включая и информацию о собственной персоне. М-м-м... Не очень хорошо. При этом почему именно нехорошо - тоже неясно. Повторная попытка самоопределиться не принесла ничего, кроме усиления головной боли. Память любезно показала кукиш и отказалась от дальнейшего сотрудничества. Оставалось лежать и изучать потолок. Вот только за исключением смутного чувства спокойствия из-за нахождения в условно знакомом месте, детально изучение каменной кладки больше ничего не дало.
   Через пару минут в пустую голову пришла гениальная мысль - встать и осмотреть остальные части помещения. Встать получилось только с третьей попытки, да и то не до конца. В смысле, получилось сесть. Любопытно, а какой идиот придумал такие высокие бортики для кровати? Да еще и каменные... Он потер слегка ушибленную кисть. Так, ладно, боги с этой кроватью, но надо же, наконец, из нее вылезти. Странно, но почему все-таки тело так паршиво слушается? Или так и должно? Память согласилась уведомить, что нет, должно быть намного лучше, после чего опять сосредоточилась на составлении кукишей.
   Всякое упорство, однако же, приносит свои плоды, и через каких-то несколько минут, сопровождаемых беззвучными, хотя и весьма выразительными, ругательствами, ему удалось перебросить ноги через непонятный каменный бортик - и шлепнуться вниз. Что хорошо - шлепнулся он на что-то мягкое и даже теплое. Что плохо - с такой координацией далеко не убежишь. Правда, непонятно было, зачем ему куда-то бежать, но инстинкты настойчиво требовали срочно восстановить двигательные функции в полном объеме.
   Он как раз попытался над этим задуматься, когда "что-то мягкое", на что он приземлился, издало возмущенный возглас и попыталось вылезти из-под его задницы. Не то чтобы он был против - сидеть на шевелящейся куче не вполне удобно, - но зачем же при этом пинаться?
   - Стой, где стоишь! - громко выдала шевелящаяся куча. - Не двигайся!
   Он отметил, что указания были взаимоисключающими по той простой причине, что он вообще-то сидел. Ну, почти - пинки недовольного собеседника перевели его тело в полулежачее положение. Тем не менее, какая-то сила, не имеющая ничего общего с его собственными желаниями, заставила его замереть в данной не очень удобной позе.
   Более детальное изучение говорящего объекта проинформировало его о том, что перед ним находится живое существо, скорее всего относящееся к человеческому подвиду. Существо было совсем молодым и, кажется, чем-то напуганным. Гм. С учетом того, что никого другого вблизи не наблюдалось, выходит, напугал существо именно он. А чем? Инстинкты уверяли, что это правильно - напуганная пища меньше сопротивляется. Стоп. Какая еще пища? Он что, должен есть вот этот верещащий комок?! Да в нем же костей больше, чем мяса. Хотя есть действительно хотелось. Память отвлеклась от кукишей и выдала несколько картинок-воспоминаний, мигом перебивших аппетит.
   - Чтоб меня сожрали демоны... - произнес он вслух. - Что же тут творится такое?
   Живое существо недоуменно уставилось на него, после чего испуг на его лице сменился восторгом.
   - Ты можешь говорить? - спросило существо.
   - Да? - не менее недоуменно поинтересовался он. - А надо?
   Существо радостно потерло верхние конечности и исполнило ряд малопонятных движений нижними. Кажется, это называется "танец". Память издевательски напомнила ему, что место для танцулек слегка неподходящее, после чего опять самоустранилась.
   Тем временем существо перестало метаться взад и вперед и замерло на месте, максимально вытянувшись вверх. Звуки, издаваемые существом, перестали быть понятными. Почему? Существо сошло с ума? Но с чего бы? Или с ума сошел он? Второе казалось более вероятным. Жаль, он только начал разбираться в происходящем. Память сжалилась и разрешила осознать, что странные звуки - ни что иное, как обычное заклинание. Эй, стоп. А зачем... Додумать он не успел. Существо снова перешло на понятную речь.
   - Повелеваю тебе назвать свое полное истинное имя!
   Он не понял, в чем суть вопроса, но губы уже шевелились, выполняя полученный приказ.
   - Герцог Лаэрт Саранциа, - послушно произнес он. И тут же в голове взорвался фейерверк каких-то смутных образов и воспоминаний, словно в одночасье прорвало огромную плотину. Он заорал от разрывающей череп адской боли, и орал до тех пор, пока воспоминания не сменились уютной и безопасной темнотой, затопившей все вокруг.
  
   Галлику уже начало казаться, что он оглохнет от крика зомби, когда тот неожиданно замолк и кулем свалился на пол. Адепт склонился над ним, избегая, однако, дотрагиваться - рука все еще болела. Зомби не шевелился, только медальон на его шее горел мягким голубым огнем. Галлик осторожно пнул неподвижное тело носком ботинка, и тут же отскочил в сторону. Отскакивал он совершенно напрасно - никакого воздействия его пинок не оказал.
   Адепт испытал очередной укол расстройства. Неужели все? Его сил хватило только на несколько минут? А может, попробовать еще раз? Может, в следующий раз получится лучше? Он уже начал прикидывать, какие поправки имеет смысл внести в заклинание, когда труп беззвучно принял полусидячее выражением. Медальон начал медленно гаснуть, пока сияние не свернулось в крошечную точку в его центре. Труп несколько раз мигнул и потер пальцами виски.
   - Проклятье, как же голова болит. - Странные льдистые глаза уставились в лицо Галлика. Тот невольно почувствовал себя кем-то средним между лабораторной крысой и загоняемой дичью. - А ты кто вообще, а? И что тут делаешь? - наконец вполне осмысленно поинтересовался зомби.
   - Г-ггг-галлик, - с трудом выдавил адепт. Бред какой! Он что, правда разговаривает с зомби?! Или у него уже крыша поехала от перенапряжения? Они же неразумны!
   - Любопытное имя. Папа был заикой? - некультурно поинтересовался Л'эрт. Сказать, что он не понимал, что происходит - почти ничего не сказать. Последнее, что он помнил - драку с Арриера. Кажется, о чем-то они еще в процессе спорили, но вот о чем? Вспомнить не удавалось. Зато прекрасно помнился удар серебряным лезвием в сердце, после которого... Так. Но он же вроде бы умер? Или нет?
   - Нет, не был, - адепт в конце концов разобрался со своим речевым аппаратом. - Галлик меня зовут. Студент последнего курса Академии.
   - Ага. - Л'эрт как раз закончил осматривать свое тело. Рана в груди присутствовала - соответственно, драка с Ралернаном сном не была. Непонятно. - Но все-таки, что ты тут делаешь?
   - Лабораторную. - Галлику внезапно очень захотелось изучить пол под ногами.
   - Ага, - повторился Л'эрт. Так, хорошо. А он действительно в Орионе или ему кажется? Может, его сделали живым экспонатом для студентов? Стоп. Для каких студентов?! - А разве Академия не разрушена? - вслух поинтересовался он.
   - Разрушена?! - на лице Галлика отразился панический ужас. - Когда?!
   Л'эрт назвал дату. Галлик посмотрел на него, как на умалишенного.
   - Все ясно. Мозг все-таки испортился, - заключил адепт.
   - Чей? - уточнил его собеседник.
   - Твой! - безапелляционно заявил Галлик. Странный зомби начал его несколько раздражать. - И не спорь. Ты вообще мертвый.
   - А то я без тебя не знаю! - фыркнул Л'эрт. Очень хотелось добавить "уже несколько столетий", но он сдержался. Ну его, этого странного адепта.
   Челюсть Галлика упала вниз.
   - В каком смысле знаешь? То есть как? То есть я же делаю все неправильно, но откуда ты это знаешь, я же еще ничего не рассказал?
   - Так расскажи уже! Пока я окончательно не спятил от собственных догадок!
   - Ну... тебя убили.
   - Причем, кажется, аж два раза, - тихо пробормотал Л'эрт. Галлик его не расслышал.
   - Тебя убили... и, наверное, ты умер. Во всяком случае, я так думаю.
   - Ну, убили меня, хорошо. И что дальше-то? Безутешные родственники послали тебя поплакать на моей могиле?
   - Нет, я сам пришел.
   - Поплакать на моей могиле?! - Л'эрт ощутил острое желание схватиться за голову.
   - Ну... в общем, мне надо было сделать что-нибудь достаточно впечатляющее... А то у меня оценки очень низкие... Ну, и я решил сделать зомби.
   - И как, получилось? - отстраненно поинтересовался Л'эрт.
   - Я как раз над этим думаю.
   До Л'эрта наконец дошло.
   - Прости, ты из меня, что ли, пытался сделать зомби?
   - Ну да. - Румянцу на щеках адепта позавидовала бы любая юная леди.
   - Э... - Л'эрт почувствовал себя очень и очень неуютно. Да нет, бред какой. Зомби - это же просто мешок гнилых костей, приводимых в движение волей и силой некроманта. Но думать-то они не могут!
   - Только я не уверен, что у меня примут этот опыт. Ты какой-то странный. Слишком связно разговариваешь. Наверное, это из-за того, что ты совсем недавно умер. - Кажется, сомнения Галлика имели аналогичный характер.
   Л'эрт задумчиво взъерошил волосы. Ему все больше и больше начинало казаться, что он спит и видит сон. Причем довольно идиотский.
   - А какое сегодня число?
   Галлик ответил. Л'эрт впал в еще большую задумчивость и медленно протянул:
   - Тогда не сходится. Двенадцать лет под "недавно умер" притянуть сложновато.
   - Какие еще двенадцать лет?! Да ты еще разлагаться не начал! Ох, как жалко. Говоришь ты временами разумно, но с головой у тебя серьезные проблемы.
   - А может, меня забальзамировали? - отрешенно спросил Л'эрт. Голова у него решительно отказывалась воспринимать происходящее.
   - Тогда ты точно не смог бы говорить. Без мозга. К тому же тогда твою рану бы наверняка зашили. Ну, там, и кровь вытерли. Чтоб красиво было.
   - Угу. - Рука Л'эрта дернулась к упомянутой ране. Рана по-прежнему никуда не делась. При желании через нее можно было поизучать часть внутренностей. Ну, хорошо, сердце, естественно, не бьется, но ведь он и до этой дурацкой драки умел его останавливать. А еще по-прежнему сохранялась странная легкость в голове. Он не чувствовал вокруг никаких колебаний силовых потоков, хотя вообще-то должен был. Л'эрт попробовал сотворить простенькое заклинание. К его удивлению, оно не сработало. Вообще. Как будто он снова был ребенком, начисто лишенным магического дара. Да уж, лучше некуда. Как это понимать? Временная утрата способностей? Или постоянная?
   Неужели этот студентик прав, и он теперь действительно зомби? Л'эрта слегка затрясло. Наплевав на конспирацию, он попытался перекинуться в форму летучей мыши, но это тоже не получилось, как он ни старался.
   - Какой кошмар, - заключил он вслух.
   - Да не волнуйся ты так, - Галлик хотел похлопать созданного зомби по плечу, но не решился, отдернув уже занесенную руку. А ну как снова начнет кровь пить? - Я тебя быстренько покажу ректору, а потом освобожу от своего контроля, и ты снова станешь обычным трупом.
   - Крайне радужная перспектива. Я прямо дрожу от восторга.
   - Пойми меня правильно, я ничего против тебя не имею. Но когда ты начнешь пахнуть, ты будешь пугать людей.
   - А что, мне теперь еще и мыться нельзя? - покосился на него Л'эрт.
   - Мыться? Интересная мысль. - Галлик задумался, на несколько минут выпав из разговора. - Нет, думаю, ничего не получится. От воды ты начнешь разлагаться еще быстрее.
   - Весело. - Тон Л'эрта был весьма далеко от оптимистичного. - А может, я все-таки не буду разлагаться?
   Галлик вздохнул. Этот странный зомби упорно считает себя живым.
   - Я не могу остановить этот процесс. В любом случае твой мозг погибнет самое позднее через несколько дней, и тебя это уже не станет беспокоить.
   Л'эрт резко поднялся. Тело послушалось, но двигаться было тяжело. Руки и ноги казались чужими и ненормально тяжелыми. Л'эрт зло выругался и двинулся к выходу. Ладно, хрен со всем этим. С сумасшедшими студентами, с его потерянными способностями и вообще со всем. Но какого ... он обязан сидеть и слушать разглагольствования этого чудика на предмет скорости своего разложения?
   Галлик поспешно сделал несколько шагов в сторону, только сейчас оценив, что результату своего "опыта" он приходится едва выше плеча. Но ведь если этот зомби все-таки не безумен, он должен его слушаться, разве нет?
   - Эй, герцог, ты куда это?
   Л'эрт замер.
   - Как ты меня назвал?
   - Ну, ты же сам сказал, что ты герцог. Как там бишь... Лаэрт Саранциа.
   - Я этого не помню.
   Галлик вздохнул. Мозг зомби разрушался слишком уж быстро.
   - Я приказал тебя сказать свое имя, и ты сказал. Потом ты спросил у меня мое. Потом ты сказал, что Академия...
   - Стоп! - Л'эрт вскинул руку вверх. - Остальное я помню, спасибо. - Он возобновил медленное продвижение к двери.
   - Вот и хорошо. Но ты все равно не сможешь уйти отсюда.
   - Поче... - Л'эрт не закончил вопроса, ткнувшись носом в невидимую, но тем не менее весьма ощутимую преграду. Преграда на ощупь казалась каменной стенкой, но от ударов рукой и ногой лишь пружинила, не собираясь поддаваться. - Это еще что за дрянь?
   Галлик облегченно вздохнул. Если быть честным, он опасался, что круг повиновения может и не сработать.
   - Ну, ты не можешь отходить от меня дальше, чем на тридцать шагов. Я заложил это в аркан, когда поднимал тебя.
   - Вот дерьмо! - Л'эрт сел на пол около невидимой стенки.
   Убедившись, что созданный им зомби не выказывает никаких признаков буйства, Галлик рискнул повернуться к нему спиной и начал стаскивать раскрытый гроб с постамента. Шум, сопровождавший данный процесс, заставил Л'эрта повернуть голову.
   - И зачем тебе гроб?
   - Не мне. - Пыхтя, Галлик оттер со лба пот и покосился на каменную громаду. Гроб практически не сдвинулся. - Тебе. Гринатаир отсюда довольно далеко, нам придется долго добираться. А солнце тебя сожжет. Буду тебя днем прятать.
   Сначала Л'эрт хотел возразить, но воспоминания о неудачных попытках призвать магию и перекинуться заставили его прикусить язык. Проверить, конечно, не помешает, но где гарантия, что его способности к сопротивлению солнечным лучам сохранились?
   - Тебе помочь?
   - Нет, не надо. У тебя мышцы атрофированы. Еще оторвешь руку или ногу.
   - А двигаюсь я тогда как?
   - Не знаю. - Галлик задумался. - Наверное, благодаря моей магии.
   - Кстати. А почему ты не применишь заклинание левитации? Тогда тебе не пришлось бы так мучиться.
   - Я... - адепт покраснел. - Ну, у меня не все заклинания получаются. У меня... не очень высокий потенциал.
   - Весело. Я пленник мага-недоучки, который толком ничего не умеет.
   Л'эрт воспользовался тем, что Галлик снова завозился с открытым гробом, и попытался приподнять один из пустых гробов, около которых он стоял. Он хотел проверить, пропала ли вместе с остальными способностями и его физическая сила. Морально Л'эрт был уже почти готов к тому, что гроб окажется неподъемной махиной, но пессимистические ожидания не подтвердились. Поднять тяжеленный камень по-прежнему не составляло для него труда.
   Когда Галлик сделал очередной перерыв, чтобы передохнуть, он с изумлением увидел, как зомби вертит гроб одной рукой. И при этом у него явно ничего не отваливалось.
   - Э... так, ладно, забирай лучше уж тот, который твой, и пойдем отсюда. - Галлик двинулся к выходу из склепа. В некоторых источниках говорилось, что зомби могут обладать значительной силой, но вроде он же ничего такого в свой аркан не вплетал. Опять он что-то напутал, не иначе.
   Л'эрт вздохнул. Интересно, есть ли шанс обмануть этот проклятый аркан, привязавший его к адепту Академии, как собаку на цепь? Или, разорвав заклинание, он автоматически превратится в неподвижный труп?
  
   ...
   Роман выйдет в издательстве "Альфа-книга". Надеюсь, что в июне 2008 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.48*19  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
К.Полянская "Я ненавижу оборотней" М.Красавина "Острые грани" О.Пашнина "Леди-дракон.Факультет оборотничества" И.Успенская "Практическая психология.Конт" Г.Гончарова "Некромант.Работа словно праздник" Е.Никольская "Сбежавшая невеста" А.Гринь "Олимпиада.Бубновая дама" Л.Терри "Под крылом дракона" У.Каршева "Оберег для огненного мага" Н.Колесова "Призрачный роман" А.Демченко "Охотник"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"