Лексутов Сергей Владимирович: другие произведения.

Дутые фигуры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Сергей Владимирович Лексутов

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Дутые и трагические

фигуры истории

  
  
  

эссе

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Омск, 2005 год.

  
  
  
   Глава 1. Герои и негодяи смутного времени.
  
  
   Наверное, начать следовало бы с Ивана Грозного... Но... Иван Грозный так сумел запутать свою биографию, что тут нужно серьезное и длительное расследование. Можно сказать только, что время правления Грозного четко делится на четыре периода, как будто правили четыре разных человека. Так что, не исключено, что в грандиозную фигуру "слиплись" четыре человека. И "слипнуться" они могли очень просто: нумеровать царей русские начали только в конце восемнадцатого века, с началом русской истории как науки, до этого времени цари были известны по именам и прозвищем. Историкам позднего времени легко ошибиться, если несколько человек носили одно и то же прозвище. Допустим, после Ивана Грозного правил царь Дмитрий Грозный. И вот летописец пишет: "А правил царь Иван Грозный..." Другой летописец, уже при другом царе просто пишет: "А правил Грозный царь..." К тому же существовала практика, что до восшествия на престол человек носил одно имя, а, взойдя на трон, принимал другое, тронное имя. При таком положении позднему историку легко принять даже нескольких совершенно разных людей за одного человека. Ведь древние летописцы мало заботились об удобстве своих потомков, они-то знали, о ком писали.
   Гораздо большими сведениями мы обладаем о "смутном времени". Вот с него-то и начнем. На первый взгляд весьма загадочна личность Лжедмитрия первого. По официальной версии - это беглый монах Гришка Отрепьев. Тогда непонятна патологическая тяга к нему богатейшего польского магната пана Мнишека? И тем более, его дочери. А так же братьев Вишневецких, не просто одних из богатейших польских магнатов, а самых, что ни на есть... Крупнейший русский историк Соловьев вообще старается обходить Лжедмитрия молчанием, или отделывается невнятной скороговоркой. Полное впечатление, что нагло лгать ему не позволяет научная добросовестность, а правду говорить не позволяет нечто такое, справиться с чем ученому не под силу. Хотя и из официальной истории ясно - Лжедмитрий не простой беглый монах. Если, конечно, читать внимательно, и руководствоваться здравым смыслом. Если польский король и высокомерная польская шляхта признали его право на русский престол, следовательно, он предъявил какие-то неоспоримые доказательства. Я не говорю, что это и правда был убиенный в Угличе царевич Дмитрий. В России мог быть и другой претендент на престол, не учтенный историками. Суть в другом, человек этот был хорошо образован, имел даже и неплохое военное образование. Итак, с небольшим польским отрядом Дмитрий переходит границу России, и сейчас же к нему начинают сбегаться не просто обиженные холопы, а знатнейшие бояре во главе воинских подразделений. О военном образовании Дмитрия свидетельствует хотя бы такой факт: в бою под селом Добрыничи Дмитрий лично возглавил кавалерийскую атаку. Вести в бой кавалерию может только опытный кавалерист, любой другой просто не сумеет встроиться в лаву, и его свои же затопчут.
   В июне 1605 года Дмитрий вступает в Москву при бурном народном ликовании. Обычно узурпатора народ встречает настороженным молчанием, вопрошая себя: а хуже не будет? Дмитрий начинает править, и тут начинается форменная клоунада: он надул всех иностранцев, кто помогал вступить на царство. Первым короля Сигизмунда - он не выполнил ни единого данного ему обещания. Потом надул пана Мнишека; щедро отсыпал ему денег, но Новгорода и Пскова с прилегающими землями ему не отдал. Вместо того чтобы принять католичество и жениться на католичке пани Мнишек, он вынудил ее принять православие. Последним он надул Папу Римского: обещал то ли перекрестить Россию в католичество, то ли принять унию. Однако когда в Москву прибыл папский посол, угостил широко, по-царски в Кремле, и отправил восвояси, простодушно объяснив, что одному ему трудно порушить древние устои. Но внутри России тут же начал реформы. Эти реформы Соловьев, например, называет заигрыванием с народом самозванца. Но реформы-то были толковые! Это известно из независимых источников, например из мемуаров голландского купца Исаака Массы, от французов и даже англичан, путешествовавших в то время по России. Первым делом Дмитрий вернул из ссылки сосланных Борисом Годуновым, вернул конфискованное имущество, произвел в новые чины. Объявил свободу торговли, промыслов и ремесел. Объявил свободный въезд и выезд из России, и свободу передвижений по ее территории. Служилым людям увеличил жалованье, ужесточил наказание для судей за взяточничество. Судопроизводство сделал бесплатным, т.е. видимо, судьи получали жалованье от казны. Если раньше патриарх и архиереи приглашались в Думу лишь в особых случаях, то Дмитрий предоставил им постоянные места. Сам Дмитрий любил участвовать в заседаниях Думы и частенько живо и остроумно решал самые запутанные вопросы. Частенько попрекал бояр в невежестве, и советовал съездить в Европу, подучиться чему-нибудь полезному.
   При Годунове человек, запродавший себя в холопы, передавался по наследству, в случае смерти хозяина, так же и дети его автоматически становились холопами. Дмитрий отменил этот закон. Запродаться в холопы мог сам человек, но дети его оставались свободными. Дмитрий издал указ, о том, что помещик, не кормивший своих крестьян во время голода, не имеет права удерживать их на своей земле. Разумеется, если они выживали в случае голода. Если помещик в течение пяти лет не мог изловить своего беглого, то он терял на него право. Если учесть, что первыми указами Шуйского при восшествии на престол явились отменяющие эти послабления, то мы нашли причину убийства Дмитрия, а также причину начала смуты. Еще бы! Можно представить возмущение народа, когда выяснилось, что люди Шуйского, крича, что, мол, поляки царя убивают, сами под шумок его и убили. А тут еще вышли указы, отменяющие послабления, введенные Дмитрием.
   Внешняя политика Дмитрия была вполне разумной. Он всерьез начал строить планы покорения Крыма, и пресечения всех безобразий, что творили крымцы на южных границах России, из Европы приглашал ученых людей, оружейников и архитекторов, вел переговоры о закупке оружия для войны с Крымом. А в это время, недовольные ослаблением крепостничества крепостники уже плели козни. Разумеется, образованные крепостники знали, что реформы необходимы, и прекрасно перенесли бы освобождение своих рабов. Но такие бездари, как братья Шуйские, были людьми упертыми и недалекими. Да еще упорно циркулировали слухи, что Дмитрий вообще хочет освободить крестьян. Пока Шуйские потихоньку вербовали сторонников в своей среде, заговор оставался тайной, но как только они попытались вербовать исполнителей в народе, их тут же сдали. Любой другой, на месте Дмитрия, велел бы всех замешанных казнить на заднем дворе, не особенно-то и разбираясь, кто заговорщик, а кто случайно рядом постоял. Однако Дмитрий отдал их церковному суду. Василия Шуйского приговорили к смерти, его братьев к ссылке, а рядовых участников заговора вообще помиловали. А Дмитрий тут же помиловал и Шуйских на свою беду. Шуйские не унялись, лишь поняли, что широкой поддержки заговора нет и быть не может. Наоборот, Дмитрий завоевывал все большую популярность в народе своей разумной внутренней и внешней политикой. А потому Шуйские спешили. Сговорившись с Голицыными, справедливо решив, что обманутый Дмитрием король Сигизмунд жаждет мести, они отправили к нему посланца с предложением сообща свергнуть Дмитрия, а на Российский трон посадить сына Сигизмунда. И посланец пришелся как нельзя кстати. В это самое время под самим Сигизмундом сильно шатался трон. Большинство магнатов были возмущены тем, что Сигизмунд женился на немецкой принцессе из рода Габсбургов. Они опасались усиления немецкой партии при дворе. И опасения их были столь сильны, что они отрядили гонцов к хорошо им знакомому Дмитрию, и предложили ему не много, ни мало, корону Польши! Естественно, Дмитрий согласился! Спрашивается, могли ли польские магнаты предложить корону какому-нибудь проходимцу? Вот тут и прослеживается польский след в убийстве Дмитрия. Когда началась резня в Москве, а резали и убивали всех граждан Польши, служивших Дмитрию, заодно резали и прочих иностранцев, попавших под горячую руку, посольство Польши нисколько не пострадало. Наоборот, пытавшимся спастись за стенами посольства своим гражданам даже не открыли ворот. А Шуйский сразу же, после начала резни, прислал отряд стрельцов для охраны посольства.
   Мало того, что со смертью Дмитрия, Россия откатилась на многие годы назад в своем развитии, она еще провалилась в смуту на долгие годы. А главное, потеряла ослепительные перспективы. Ведь страшно представить роль такой супердержавы, объединенных России и Польши, в европейской политике. А объединение России и Польши было вполне возможно. В те времена обширные области, населенные русскими, входили в состав Польши. К тому же, в те времена русские и поляки легко понимали друг друга без переводчика, так близки были языки.
   Вот так, благодаря законченному подонку и негодяю царю Ваське Шуйскому, на Россию свалились чудовищные бедствия. Ну разве ж может править страной человек, которого даже друзья и подельники по мятежу звали царь Васька?
   Как таковой польской оккупации вовсе не было. Лжедмитрий второй набрал войско из всякого сброда, да и сам был личностью весьма бледной, в подметки не годился Дмитрию. Были в его войске и поляки, но большую часть составляли русские, литовцы, немцы, в нем не было разве что готтентотов. Поляков обвиняют в оккупации на том основании, что при дворе тушинского вора объявился знаменитый пан Лисовский с войском. Но это было не регулярное польское войско! Сам Лисовский из Польши бежал, потому как там его собирались повесить. ( Это что ж такое надо натворить, чтобы шляхтича повесить, как простолюдина, а не благородно обезглавить?!) Да и "войско" его стоило своего предводителя. Это был всякий сброд, которым на родине грозили либо плаха, либо петля. Не зря же потом, после смуты, их в Польшу не пустили, и им пришлось двадцать лет шляться по Европе, подписываясь на всякие темные дела, чтобы заработать на жизнь. И даже эти люди изумлялись тем бесчинствам и грабежам, которые творили русские тушинцы.
   Шведской оккупации тоже не было! Так называемый "корпус Делагарди" не был регулярным шведским войском. Это были наемники разных национальностей, и нанял их в Швеции Василий Шуйский для борьбы с тушинцами, потому как стрельцы Шуйского за полноценного царя не признавали и частенько ему не подчинялись. Шуйский и с Делагарди проявил свою предательскую натуру, он вульгарно кинул Делагарди. Попросту не заплатил ему и его наемникам обещанные деньги, а стрельцы еще и разграбили обоз. Наемники есть наемники; солдаты Делагарди горевать не собирались, согласно веками устанавливавшимся законам наемничества созвали круг, объявили себя свободными от обязательств и перешли к самообеспечению. Не с голоду же помирать? Тем более что в Швеции их никто не ждал. Да и какой из Якуба де Ла Гарди швед? Имя славянское, фамилия французская - крайне темная и подозрительная личность. Это присутствие на территории России формально шведских войск дало повод королю Сигизмунду для вторжения в Россию. Дело в том, что Польша и Швеция были в состоянии войны. Впрочем, в состоянии войны они были лет триста, вплоть до раздела Польши в конце восемнадцатого века. И после вторжения регулярных польских войск, оккупация дальше кремлевских стен не распространялась, на всей остальной территории России продолжались прежний бардак и беспредел. Грабили все и всех подряд: солдаты пана Лисовского благородно грабили сторонников Шуйского, солдаты Делагарди грабили всех подряд, свои, русские разбойнички, объявляли свои деревни свободными, и грабили всех проезжих. А чего было делать простому народу? Пока два узурпатора делили власть... К тому же других Лжедмитриев по России в это время болталось несколько десятков. Да и вообще, вплоть до двадцатого века понятия "оккупация" не существовало. Даже Наполеон, захватывая страны, просто сажал на трон своего родственника, и все. Вся администрация и в столице, и в провинциях оставалась местной. Потому и партизанских войн против Наполеона не было. Разве что в Испании, да в России. Но в Испании герилью поддерживали англичане. А в России, можно со стопроцентной гарантией сказать, уход в партизаны выглядел следующим образом: барин, испив чаю утречком, приказав заблаговременно собрать к крыльцу усадьбы мужичков, надевал свой охотничий кафтан, вешал на плечо свое охотничье ружье, за пояс затыкал пару пистолетов. После чего выходил на крыльцо, и объявлял: "В общем так, мужики, землю нашу топчет супостат, а посему уходим все, дружно в партизаны!" Что оставалось делать крестьянам? Барин сказал, барину виднее... Я в своем цинизме захожу так далеко, что не верю в исконный патриотизм крепостных крестьян. Цивилизованные и лично свободные крестьяне Европы почему-то не партизанили, а русские крепостные, по-существу рабы, вдруг проявили такую инициативу... Да крестьянину начхать, кто сидит на троне, лишь бы налоги не увеличивал!
   Когда летом 1610 года регулярное польское войско подошло к Москве, навстречу ему выступило русское войско под командованием Дмитрия Шуйского. Некоторые источники утверждают, что численный перевес был на стороне русских, примерно в два раза, другие - что в четыре раза! Победа русских была бы неизбежной, если бы войском командовал не такая бездарь, как Дмитрий Шуйский. Был в России молодой и талантливый военачальник князь Скопин-Шуйский, племянник братьев Шуйских. Да вот беда, незадолго до польского вторжения сам Дмитрий Шуйский его и отравил, прямо у себя на пиру. А отравил за то, что многие бояре, недовольные бардаком, который не мог унять царь Васька, всерьез поговаривали, что не худо бы заменить его на Скопина-Шуйского. А на место Василия как раз претендовал его брат, Дмитрий, вот и убрал соперника, заодно и принес России новые беды. Ведь Скопин-Шуйский, несмотря на молодые годы, неоднократно бивал и поляков, и шведов, и литовцев. Дмитрий же Шуйский, едва русские дрогнули под натиском поляков, вскочил на коня и задал деру. От такой неслыханной трусости предводителя, русские пришли в замешательство, чем поляки и воспользовались. А потом началась форменная шизофрения под названием "семибоярщина". Ну, положим, бояр было всего шесть, и имена их известны. И вот эти шесть предателей от имени всего русского народа объявили царем принца Владислава, сына Сигизмунда, и открыли ворота Москвы полякам. Так что, поляки вошли в Москву совершенно на законном основании, сами позвали. Где ж тут оккупация? То была обычная средневековая практика, когда в своей стране иссякали достойные на престол, призывали короля или царя из соседних стран. Самой Польшей незадолго до Сигизмунда правил французский принц. Да и чем плох был бы Владислав? Чем он хуже того же Михаила Романова? И чем плох такой союз с Польшей? Зато Россия вырулила бы из того исторического тупика, в который упорно лезла со времен Ивана Грозного! Под управлением просвещенного монарха, глядишь, и поубавилось бы дикости...
   Кто бы ни был Лжедмитрий первый, фигура эта трагическая, незаслуженно оболганный сразу после смерти. Не менее печальна и судьба истинного героя смутного времени, князя Михаила Скопина-Шуйского. Ну кто его теперь помнит? Разве что специалисты историки. Зато все знают Ивана Сусанина. Сия гигантская дутая фигура возвышается и над героями, и над негодяями смутного времени. А ведь еще Соловьев и Иловайский доказали, что никого он спасти не мог, да и не было такой необходимости. И, тем не менее, из учебника в учебник так и кочует вместе с вереницей несчастных поляков, бредущих за ним по заснеженному лесу. Во-первых, Ипатьевский монастырь, в котором жил Михаил Романов после избрания на царство, представлял из себя нешуточную крепость, к тому же в нем стоял "сильный" отряд дворянской конницы. Сколько это - "сильный"? Да не меньше тысячи! Кострома тоже была забита русскими войсками. Чтобы убить или захватить царя, нужна была целая армия. В энциклопедическом словаре описано, как Иван Сусанин завел поляков в глухой лес, откуда они не сумели выбраться. Если их была целая армия, то они бы протоптали торную дорогу, по которой не смог бы выбраться из лесу разве что слепой дебил. Эту очевидную глупость попытались исправить в словаре, изданном в 1985 году. Но получилось еще глупее. Оказывается Иван Сусанин завел поляков в болото. Но, во-первых, по русским болотам зимой можно на танках ездить, а, во-вторых, где ж он под Костромой нашел такие хляби, что в них без следа канула целая армия?! Ну и в-третьих, многочисленному польскому отряду было просто неоткуда взяться под Костромой. Еще с лета 1612 года Москва была наглухо блокирована партизанами и отрядами ополчения. Туда не сумел пройти четырехтысячный отряд под командованием гетмана Ходкевича, и был разгромлен в предместьях Москвы. Еще задолго до Минина и Пожарского многим боярам надоел беспредел и они на свой страх и риск начали собирать отряды ополчения, а то и просто со своими холопами уходили партизанить. Так что, Ивана Сусанина умучила какая-то шайка бродячих разбойничков, выпытывая у него, где он спрятал припасы и брагу? В самом деле, ну зачем разбойникам царь?
   Почти век, будто тифозный больной, Россия приходила в себя. О реформах пришлось надолго забыть. Михаил Романов не столько правил, сколько им правили приближенные бояре. Лишь его сын попытался вести самостоятельную политику, но на реформы так и не решился.
   Глава 2 Новое время.
  
  
   В умах большинства людей, интересующихся историей, время до Петра первого предстает в видении Алексея Толстого, ярко и талантливо описанное в известном романе - сон, замшелость и заскорузлость. Тем и опасен талант, что он может ярко и талантливо, но тенденциозно извратить реальные события, и в умах миллионов закрепится насквозь лживая картина. Перед Алексеем Толстым стояла задача: изобразить застой и сонную одурь допетровской России, а потом ярко и привлекательно описывать веяние "свежего ветра", и другая задача - сделать Петра первого похожим на Сталина. Как и свойственно таланту, хоть и продажному и подхалимскому, Толстой блестяще справился с задачей. Хоть и слегка, мягко говоря, подправил реальную историю.
   Уже при Алексее Михайловиче никакого застоя и заскорузлости в России не наблюдалось. Когда понадобилось защитить экономические интересы на Каспии от морского разбоя, без проблем был построен военный корабль. Так что, и до Петра корабли строить в России умели! При Алексее Михайловиче знатные люди в Москве начали носить одежду, пошитую по польской моде. И лишь под давлением церковников царь запретил появляться в Кремле в польских одеждах, но по Москве князья и бояре разгуливали разодетые по последней польской моде. Про других точно не известно, но князь Голицын еще и нагло брился каждый день! При Алексее Михайловиче в России появился и театр. Впрочем, о театре и Толстой упоминает в своем романе, но существовал он, якобы, тайком от царя и патриарха.
   То, что регулярная армия в России появилась при Петре - полная ерунда! Еще при Василии третьем на Руси появились полки "иноземного строя". А при Алексее Михайловиче численность "полков иноземного строя" составляла 90000 человек. Да, в общем-то, в них не было особой необходимости - стрельцы по боевой подготовке нисколько им не уступали. Стрелецкие полки были еще под Полтавой, и неплохо там себя показали.
   С науками и искусствами все было в порядке. Симеон Полоцкий сочинял неплохие пьесы для театра, да и поэтом он был не последним. В посольском приказе по указанию царя переводились книги по космографии, риторике и фортификации. Создавал свой грандиозный труд, "История скифов", ученый-историк Андрей Лызлов. Горное дело развивалось своим чередом. Медеплавильный завод первым построил в Невьянске некто Тумашев, при Алексее Михайловиче, а вовсе не Демидов при Петре.
   Из поля зрения людей, интересующихся историей, совершенно выпала фигура царя Федора Алексеевича (1676-1682г.г.) Может, не выпала, а выдернули? Иначе господам историкам пришлось бы объяснять, почему у Петра оказалось приоритетное право на престол? А ведь он был последним претендентом. До него большими правами обладали дети от первой жены Алексея Михайловича; по старшинству - Федор Алексеевич, Софья Алексеевна, Иван Алексеевич, не считая еще нескольких сестер. Петр был от второй жены - Натальи Нарышкиной, и прав на престол имел меньше чем у Софьи. Федор и Софья получили прекрасное образование. Федор в совершенстве знал латынь, читал по-польски, сочинял стихи. Софья тоже владела несколькими языками, сочиняла пьесы и ставила их в домашнем театре. Про Ивана мало что известно: упоминается, что он был слаб здоровьем и слабоумен. Что-то не верится... Он был женат, у него были дети. Анна Иоанновна, например, стала императрицей, прожила долгую жизнь, и ни слабым здоровьем, ни слабоумием не выделялась из пяти женщин, правивших Россией в восемнадцатом веке.
   Федор, взойдя на престол в очень молодом возрасте, сразу проявил себя незаурядным государственным деятелем. До него многие цари думали об отмене местничества, но так и не решились. А местничество страшно мешало промышленному, культурному и военному развитию России. Федор попросту повелел собрать поместные росписи и сжечь. Если его отец лишь разрешал носить иноземные одежды, то Федор попросту повелел придворным, военным и чиновникам одеваться по польской моде, что в условиях российского климата невпример удобнее, нежели немецкая одежда. Было рекомендовано брить бороды. Ворам перестали отрубать руки и ноги.
   Симеон Полоцкий и Сильвестр Медведев разработали проект славяно-греко-латинской академии. Учиться могли люди всех сословий и возрастов. Преподаваться должны были грамматика, поэтика, риторика, диалектика, философия, языки - славянский, латинский, греческий и польский. Кстати, Лжедмитрий первый тоже подумывал о русском университете, что свидетельствует о том, что сам себя он самозванцем не считал, и собирался править всерьез и долго.
   Федор Алексеевич, по свидетельствам современников, был человеком слабого здоровья, но смертельными недугами не страдал. Так, может быть, ему помогли поскорее освободить престол? И помогла Наталья Кирилловна, чтобы потом править от имени Петра? Не зря же ее с почтительным ужасом современники называли Медведихой. В романе Толстого она показана эдакой патриархальной неграмотной мамашей. А на самом деле она была властной и очень решительной дамой. Не зря же потом до самой смерти она Петра до власти не допускала. Ей было даже удобно, что он в Преображенском годами играл в войнушку. Даже в учителя ему дали жалкого полуграмотного пьянчужку Зотова. По-видимому, сам Петр его и подпаивал, чтобы сбежать поиграть в войну. А потом до конца жизни писал с ошибками. Биографы распускают умильные слюни, расписывая, как Петр постигал военную науку, пройдя от солдата до бомбардира. А я полагаю, что негоже будущему императору стучать в барабан и палить из пушки. Императору полагается изучать тактику и стратегию, да учиться водить в бой армии. Эта малограмотность Петра в дальнейшем сыграла с ним немало злых шуток: всякий раз, когда он брался сам вести в бой армию, бездарно проигрывал сражения. И начал сие сразу с Нарвы. Пишут, будто бы армия была плохо обучена, необстреляна и так далее. Плохому танцору известно, что мешает. Необученными да необстрелянными там были всего два полка - Преображенский и Семеновский. Остальные, это были все те же бывшие стрельцы, участвовавшие не в одной баталии.
   Но вернемся к Софье. Из-за малолетства Петра и Ивана она была правительницей ничуть не худшей, чем Нарышкина, у нее даже были права на престол, большие, чем у Петра. Якобы, стрельцы выкрикнули Петра на царство. Как нынче говорят уголовники - мутная история... Испокон веку на таких мероприятиях проходил кандидат, у кого было больше сторонников в кольчугах под зипунами, и с ножами за голенищами. А потом стрельцы еще и Ивана посадили рядом с Петром - архимутная история... Впоследствии, даже упертые до упора приверженцы Петра признавали, что Софья была великого ума женщина. Да об этом говорит хотя бы то, что она успела сделать. Не зря же существует поговорка: скажи мне, кто твой друг, и я скажу кто ты. У Петра в друзьях и сподвижниках ходил пьяница, развратник, и по многим свидетельствам современников, гомосек Франц Лефорт. А у Софьи в любовниках и сподвижниках состоял блестяще образованный, голубых кровей аристократ, древностью рода не уступавший Рюриковичам князь Василий Голицын. Был он откровенным западником, брил бороду, одевался по иноземной моде, владел несколькими европейскими языками. Именно он заключил вечный мир с Польшей, выведя Россию из перманентного многолетнего состояния войны. При этом добился возвращения Киева России. Софья поручила князю разработать проект крестьянской реформы, согласно которой крестьяне получали землю, взамен должны были платить лишь ежегодный налог. Толстой в романе просто смакует бездарность Голицына. А из чего он сделал такой вывод? Всего-то неудачный крымский поход. Зато вполне толковый проект реформы освобождения крестьян, и просто талантливая политика примирения с Польшей. А на счету Петра громкий провал под Нарвой, затем крайне неудачный прутский поход, в котором он потерял чуть ли не половину армии и сам чуть к туркам в плен не попал. За свою свободу заплатил тем, что отдал туркам обратно Азов и Таганрог, а корабли черноморской эскадры сжег. Все жертвы и усилия оказались напрасными. Даже победы Петра какие-то жалкие! Под Полтавой у него было 40000 войска при 72 пушках, против 16000 шведов, измотанных долгим походом, при 4(четырех!) пушках. В сражении принимали участие лишь 10000 русских, остальные стояли в каком-то странном резерве, неподалеку от авангарда. Это построение было очень похоже на применение заградотрядов. Вот до чего Петр боялся Карла двенадцатого, несомненно, полководца талантливого, хоть и авантюриста.
   Я думаю, что причина свержения Софьи в том, что она начала прогрессивные реформы, толком не утвердившись на троне. Ни Алексей Толстой, ни господа историки, в том числе и Соловьев с Ключевским не в состоянии объяснить ни причины свержения Софьи, ни патологической верности ей стрельцов. На плаху шли, якобы, за старую веру. Чушь собачья! Стрельцы - воины, а у воинов отношение к религии чисто утилитарное: лишь бы Господь в рай пустил, и ладно. А как креститься - дело десятое. Да простому народу невозможно разобраться, в чем отличие старой и новой веры. Кое-кто глубокомысленно разглагольствует о староверстве, совершенно не представляя, в чем суть реформы Никона. А реформа практически ничего не затронула. Просто патриарх Никон обратил внимание, что Библия буквально начинена латинизмами, а в то время уже, по-видимому, возобладал взгляд, что русские приняли христианство от Византии. Вот Никон и попробовал русскую Библию приблизить к греческой. Что у него практически и не получилось. А для народа все изменения свелись к изменению крестного знамени. Раньше пальцы складывали таким образом: мизинец, безымянный и большой, а со стороны казалось, человеку далекому от религии, что крестятся двумя пальцами - указательным и средним. А русским нет нужды признавать, что христианство они получили от Византии. То, что русская Библия переведена с латинской, объясняется очень просто. Княгиня Ольга крестилась вовсе не в Царьграде, который нынче Стамбул, а в Царьграде, который назывался Ахен, и в котором жил император Священной Римской Империи германской нации. Для русского человека в те времена, любой город, в котором живет царь или император - Царьград. В 962 году христианство еще не разделилось на католическое и православное, а было просто Христианством. Разделение произошло лишь в 1054 году. Еще Иван третий помнил, откуда пришло на Русь христианство, да и католические иерархи тоже помнили. Когда турки захватили Царьград, ко двору Ивана третьего приехал посол Папы Римского и завел речь в том смысле, что, поскольку, Царьград под властью мусульман, то Руси следует пойти под руку Папы. На что Иван третий безапелляционно заявил: "Москва есть Третий Рим, и четвертому не бывать!" Смысл этой фразы не понял ни Алексей Толстой, ни господа историки. Вторая половина фразы как раз и указывает, что Иван третий италийскому Риму отказывает в праве называться даже четвертым Римом! В древности, по-видимому, слово "Рим" - было не просто названием города, это было какое-то мировоззренческое понятие. Сначала "Римом" назывался Египет. Он назывался Миц-Рим. Это переводится как Высокомерный Рим. Мне кажется, точнее будет - Высокий Рим, в смысле, близкий к Богу. Затем "Римом" стал Константинополь. После захвата Константинополя турками, высокое звание "Рим", автоматически перешло к Москве. Кстати, бытующее мнение, что двуглавый орел "залетел" в Россию из Византии, в корне не верно. Византийский император считался наместником самого Бога на земле. К чему ему еще и какие-то глупые картинки - гербы - придумывать? Двуглавый орел входил в герб Габсбургов. По-видимому, какую-то принцессу выдали за русского царя, или великого князя, и когда династия пресеклась, по законам геральдики, герб перешел к боковой ветви, то есть русским царям. Габсбургский след подтверждается и тем, что на государственном флаге Черногории красуется тоже двуглавый орел.
   Не за старую веру шли стрельцы на плаху, а за то, что Софья предоставила льготы на торговлю, ремесла и прочие промыслы, которыми занимались стрельцы, в свободное от основной работы время. К тому же в народе наверняка уже разнесся слух о грядущем освобождении крестьян. Вот эта угроза лишиться рабов и подвигла бояр к мятежу. Не нужно выискивать какие-то старые затерянные в архивах документы, достаточно внимательно читать учебник, сверяясь со здравым смыслом. Не суть важно, кто первым начал - нравы такие были! Возможно, готовясь к коронации, Софья решила убрать смехотворное для нее препятствие - Петра. Возможно, бояре, подняли панику умышленно, чтобы Петр сорвался и ускакал в Троице Сергиеву лавру, и тем стимулировали мятеж. Дальше события развивались спонтанно: все бояре и прочие крепостники потянулись в лавру. Стрельцы остались без командиров. Разве что Софье до конца остался верен Шакловитый. И все-таки, с оставшимися верными ей стрельцами, даже без командиров, она бы с легкостью прихлопнула Петра вместе с его потешными! Но она зачем-то поехала в лавру, даже без свиты. Что это? Глупость, или последняя попытка договориться? Чтобы избежать кровавой развязки... Но она плохо знала своего братца, хотя в этот раз он убил немного народу. Казнили Шакловитого, высокоученого Сильвестра Медведева сожгли как чернокнижника, вроде бы по настоянию патриарха. Что сомнительно. Его, скорее всего, убрали как опасного свидетеля. Как человек высокоученый, он наверняка бы оставил потомкам правду о царевне Софье. Петр развернулся позднее, во время второго мятежа стрельцов. Женщину, великого ума и образованнейшего человека своего времени, князя Голицына обвинили в приверженности к старине и застою! Да ведь Голицын, как человек образованный, видимо путешествовал по Европе, и точно знал, какие именно реформы нужны России! Реформы - это не бритье бород, курение табака, и ношение немецких кафтанов. Реформы - это стимуляция развития промышленности. А для этого необходимо освободить крестьян, чтобы они потянулись в города, на фабрики и заводы.
   Ну, а какие "реформы" затеял Петр? Первое, что он сделал, это усилил рабство. До него в России существовало лишь крепостное право, при Петре началось настоящее РАБСТВО! Либо не понимал, что без отмены рабства невозможны никакие прогрессивные реформы, либо отрабатывал авансы, розданные боярам во время мятежа. Я думаю, и то, и другое. Из-за малограмотности не понимал, а авансы, все же, раздал. Тех, кто не может сам отыскать свидетельства современников, я отсылаю к великолепной книге Александра Бушкова - "Россия, которой не было". Там собраны десятки свидетельств современников о дичайших глупостях, которые историки девятнадцатого века объявили "прогрессивными реформами". Я упомяну лишь основные, опорные факты, которые дают общую картину.
   Самой дичайшей дичью были петровские мануфактуры и заводы. На них трудились рабы, не крепостные, а настоящие рабы! Ну чего может наработать раб, прикованный цепью к станку, за миску похлебки?! Далее идет воспетая господами историками и писателями отправка дворянских недорослей в Европу. А задумывались эти певцы "петровского прогресса" над деталями? Недорослей собирали из захолустных помещичьих усадеб, то есть, владеющих лишь русским разговорным языком, лишь кое-кто из них разумел русскую грамоту. И вот, не озаботившись предварительным обучением какому-нибудь европейскому языку, отправляли в европейские академии и университеты. Это даже в романах о том времени отражено. Разумеется, среди десятков недорослей, находился один вундеркинд; за год-два осваивал язык, за три-четыре проходил университетский курс. Но остальные-то годами сидели в аудиториях, не понимая ни слова, дурели от тоски и скуки. Эти ученики частенько и голодали. Деньги на их содержание постоянно разворовывали, а родители из-за отсутствия товарного хозяйства, а по этой причине - денег, помочь им ничем не могли. Не отсылать же куда-нибудь в Париж или Барселону воз битых гусей и пару мешков муки! И последнее "крупное достижение" Петра - флот. По этому поводу следует задать вопрос: если Петр создал российский флот, то куда он делся к последней трети восемнадцатого века? Если Екатерине второй, когда она затеяла войну с Турцией, пришлось создавать флот заново. За период от Петра до Екатерины второй мы не слышим ни об одной, даже ма-аленькой победе российского флота. А загадка отгадывается легко. Петр повелел создавать "кумпанства" для строительства кораблей, но сроки давал совершенно нереальные, в силу своего пароноидального нетерпения. В фильме "Арап Петра великого" очень ярко и правильно показано, как недостроенный корабль начал тонуть прямо у причала, и боярин самолично конопатит щели. Но это не бояре были такие дураки, это они от страха перед сумасшедшим царем. Дело в том, что для постройки корабля дерево должно быть очень хорошо просушенным. Голландцы, например, отработали такую технологию: ошкуренные бревна два года сушатся под навесами, затем их распускают на доски и плахи, и этот пиломатериал еще год сушится под навесом. Только после этого пиломатериал поступает на верфи. В России же не существовало технологии подготовки древесины - не было надобности. Избы на Руси испокон веку строили из сырого леса. В отличие от кораблей, избы как раз и надо строить из сырого леса. Когда изба просыхала, сруб так стягивало, что в нем не могло образоваться ни малейшей щели. А корабли, построенные из сырого леса, наоборот, рассыхались и тонули прямо у причалов и на рейдах. У такого флота еще хватило силенок выиграть одну баталию, а потом он благополучно сгнил, из-за полнейшего отсутствия боевых задач.
   Любой мой оппонент может, конечно, обвинить меня в дилетантизме и брезгливо отмахнуться от вышеизложенных "измышлений". Но есть один критерий, от которого не отмахнешься брезгливо - это статистика. При Петре, в целях изымания как можно больше налогов, часто проводились переписи населения. Возьмем лишь один промежуток, даже не пик, а начало "петровских строек прогресса" - 1703 - 1710 годы. За этот период численность податного населения России уменьшилась на одну пятую. Вдумайтесь, господа читатели: за семь лет в России куда-то исчезло 20% населения (Двадцать процентов!). Для примера: в Великой Отечественной войне в Советском Союзе погибли примерно пятнадцать процентов. Вдумайтесь, господа читатели: что это за реформы, которые обернулись бедствием, соизмеримым с самой жестокой в истории человечества войной! Эти люди не разбежались в Сибирь или на Дон, иначе было бы зафиксировано многократное увеличение численности населения этих областей. Эти люди умерли на мануфактурах и заводах, от скотского содержания, несчетные тысячи лежат под мостовыми Петербурга, там же лежат и сорок тысяч пленных шведов. Просто не могу не упомянуть про картошку! Петр заставил русских крестьян сажать картошку, а те уперлись - и ни в какую. Господа историки непринужденно объясняют это дикостью русских крестьян. Это ж надо подумать, европейские крестьяне сразу разобрались, что это за овощ, способный навсегда избавить население от голода, а русские крестьяне до того тупы и дики, что им силой пришлось пихать в рот картошку! Да ларчик просто открывается: сажать картошку приказали, а что именно у этого овоща есть - объяснить забыли. Кто-то пытался делать салаты из листьев, кто-то посчитал, что в пищу надо употреблять зеленые ягоды. Но дело в том, что ягоды эти неимоверно противны на вкус, да еще и ядовиты. Случились массовые отравления, потому крестьяне и отказались сажать картошку. Но вместо того, чтобы объяснить им, что употреблять в пищу, по деревням и весям помчались солдаты с батогами, кнутами и топорами, да не учить картошку варить, а пороть и вешать!
   Упертые интеллигенты петровские зверства оправдывают тем, что с русским народом иначе было нельзя. Да полноте, господа, клеветать на собственный народ! Любому народу предоставь немного свободы, да законности, и в стране начинается изобилие и благоденствие, и даже простолюдины, разбогатевшие на ремеслах и торговле, добровольно посылают своих детей в университеты. А вот русский народ не таков - его к прогрессу и процветанию надо гнать топором и кнутом! Что за извращенный ум мог это измыслить?!
   Петра не сбросили с трона лишь по одной причине: он не покусился на собственность рабовладельцев! Вот русская знать и рассудила - можно и перетерпеть царские забавы.
   Опять мы имеем вполне объективный критерий полного провала петровских "реформ". При обилии заводов и мануфактур, российские купцы как везли в Европу сырье, так и продолжали везти. Ни единого вида конкурентоспособного товара Россия не производила ни при Петре, ни при его преемниках в восемнадцатом веке. Да и в девятнадцатом тоже. Петровские "реформы" загнали Россию в исторический тупик, из которого она начала выбираться лишь в 1861 году. Петр создал сущих монстров, которые легли на века поперек пути прогресса. Во-первых, это дворцовая гвардия, которая играла императорами весь восемнадцатый век по своему усмотрению, затем бюрократическая система, которую усилия целых поколений императоров так и не смогли реформировать до самого 1917 года. Ну, а об узаконенном рабстве и говорить не стоит. Давайте прекратим стыдливо говорить о "крепостном праве" - рабство, рабство, оно и есть рабство!
   Все, вышеизложенное не я сочинил, я лишь перевел на современный русский язык. О грубости, малограмотности, самодурстве Петра, а так же о его беспробудном пьянстве пишет Ключевский. Осторожненько так намекает, что реформы не дали должных результатов. Даже по Ключевскому видно, что реформы провалились! Но делает он неожиданные выводы.
   Сохранился документ, подтверждающий дремучую дикость Петра. В Дептфорде Петру со свитой отвели помещение в частном доме близ верфи. Когда после трехмесячного жительства царь и его свита уехали, домовладелиц подал, куда следовало, счет повреждений, произведенных уехавшими гостями. Полы и стены были заплеваны, запачканы следами веселья, мебель поломана, занавески оборваны, картины на стенах прорваны, так как служили мишенью для стрельбы, газоны в саду так затоптаны, словно там маршировал полк в железных сапогах.
   Ключевский и это пытается оправдать всякими интеллигентскими рассуждениями. Хочется спросить: а неужто бояре, ходя друг к другу в гости, плевали на пол, плескали щами на стены, сморкались в занавески, в огороде топали прямо по грядкам? Чего-то сомнительно. Сомнительно даже, что так поступали крестьяне ходя друг к другу в гости на крестьянские праздники. А вот Петр почему-то позволял себе и своим людям жлобское хамство в гостях.
   Глава 3 Эпоха дворцовых переворотов
  
  
   Благодаря идиотскому (иного слова и не подобрать) закону Петра первого о престолонаследии на весь восемнадцатый и часть девятнадцатого века приходится форменная чехарда вокруг российского трона.
   Два года правила вдова Петра - Екатерина. Ну, здесь, вроде, ясно. Как говорится, старая любовь не ржавеет; от ее имени правил прежний любовник и милый друг князь Меншиков. Но стоило Екатерине умереть, как Меншиков загремел в ссылку, а советниками при малолетнем царе пристроились Долгорукие. Но через три года Петр второй скоропостижно умирает. Мутная история... Он простудился на крещенском водосвятии и одновременно где-то подцепил оспу. Конечно, сочетание смертельное, но оспа обычно наваливалась летом, в теплое время года, и аристократы оспой болели реже простолюдинов. И где ж император мог подцепить оспу?.. А на мысль, что это мутная история, наводят последующие события. Приоритетными наследниками были: Елизавета, дочь Петра первого и малолетний царевич Петр сын Анны Петровны, внук Петра. Но члены Верховного тайного совета, князья Долгорукие и Голицыны, передали престол племяннице Петра первого, Анне Иоанновне, которая имела на него меньше всего прав. Но самое интересное, в избирательном акте имелся пункт, что условием избрания на престол является то, что Анна обязуется не решать никаких важных государственных дел без согласия Верховного совета. Но Анна вульгарно "кинула" своих благодетелей; заручившись поддержкой Остермана и фельдмаршала Миниха, прибыв на коронацию, она прямо на коронации разорвала этот акт об избрании, и короновалась как полновластная самодержеца. Чем не версия? Долгорукие и Голицыны, приметив, что с возрастом Петр второй начинает все больше и больше проявлять крутой нрав деда, решили пораньше заменить его на более покладистую марионетку, очень уж понравилось править и воровать от души... И ниоткуда не следует, что в начале восемнадцатого века люди не знали, как передается оспа. Вполне могли подсунуть малолетнему императору какую-нибудь вещь, принадлежавшую больному оспой.
   Императрица Анна Иоанновна, утвердившись на троне, призвала ко двору свою племянницу Анну Леопольдовну, дочь своей сестры Екатерины Иоанновны и Карла Леопольда, герцога мекленбургского, выдала ее замуж за Антона Ульриха, герцога брауншвейгского. Вот от этого брака родился следующий император России Иоанн Антонович. Как видим, имевшая очень мало прав на престол императрица Анна пыталась закрепить их за потомством соправителя Петра первого, Иоанна Алексеевича, мало заботясь, что в потомстве все меньше и меньше остается не только царской крови, но и русской.
   Перед смертью Анна Иоанновна назначила своим преемником Иоанна Антоновича, а когда умерла, ему было всего два года. Правительницей стала его мать, Анна Леопольдовна, но правила она немного. Елизавета, взбаламутив гвардию, свергла ее вместе с сыном и отправила в ссылку в Холмогоры, где она и скончалась в 1746 году. С чего бы это помирать молодой и здоровой женщине? Сына ее перевели в Шлиссельбургскую крепость, где он умер в 1764 году. Люди, даже интересующиеся историей, смутно знают о каком-то загадочном Иоанне Антоновиче. А ведь это по-настоящему трагическая фигура, с ужасающей судьбой: ведь трудно представить, что чувствует человек, с малолетства сидящий в тюремном каземате, и не знающий - за что? Наша, российская, "Железная маска"... Может, из России и проникла в Европу легенда о коронованной особе, с малолетства заключенной в крепость? Но эту "честь" приписали двойнику Людовика четырнадцатого? Я думаю, даже если бы и был брат-близнец у Людовика, заключать его в крепость не было бы нужды. В отличие от России, законы престолонаследия в Европе были четко прописаны, и брат-близнец короля был бы полноправным принцем крови.
   Итак, уже две императрицы пришли к власти незаконным путем: Анна - в результате темной интриги, и Елизавета - с помощью гвардии, положив начало "славной традиции".
   По телевидению недавно в который раз повторили сериал, снятый с потугой на историческую достоверность. В фильме, о последних годах царствования Елизаветы, на экране мелькает совершенно ублюдочного вида субъект, по имени Петр. А авторы навязчиво подводят зрителя к мысли, что это родной сын Елизаветы. Большинство народонаселения России так и думают. А ведь это иезуитская политика господ историков: если трудно объяснить факт, его надо замалчивать, в научнопопулярных книжках не обсуждать, до широкой общественности не доводить. Так оно удобнее: благородная, прогрессивная Екатерина свергла такого ублюдка, слабоумного алкоголика, импотента - так ему и надо! А ведь Петр третий Федорович племянник Елизаветы. Неужели такая императрица, к концу жизни приобретшая недюжинный государственный ум, назначила бы своим преемником слабоумного алкоголика?! Напротив, Петр всю сознательную жизнь провел в Европе, получил там прекрасное образование, и Елизавета, сочтя его самым достойным кандидатом на российский трон, вызвала его ко двору незадолго до смерти, вот только невесту подобрала ему неудачно, которая впоследствии и измазала его грязью по самую макушку.
   Петру вменяют в вину преклонение перед Фридрихом. Якобы он даже вставал перед его портретом на колени. А кто это видел? Фрейлина, которая жила спустя несколько десятилетий после его смерти... А хоть бы и преклонялся! Перед кем еще преклоняться, как не перед великим полководцем, создавшим лучшую в Европе армию. О том, что он чисто из преклонения перед Фридрихом прекратил Семилетнюю войну, пишет и Соловьев, напрочь забыв, что на этой же странице пишет, что русские воевали с Фридрихом за чужой интерес. Оказывается, Елизавета затеяла войну с Фридрихом исключительно из личной неприязни. И действительно; С Людовиком четырнадцатым и Марией Терезией она заключила союз исключительно для того, чтобы завоевать для нее Силезию. А с королем польским был союз исключительно для того, чтобы отдать ему Восточную Пруссию. Напротив, Петр поступил как истинно государственный муж - вывел Россию из ненужной и бессмысленной войны.
   Соловьев с нескрываемой иронией пишет, что Петр собирался отобрать у датчан герцогство Шлезвигское. Во-первых, это была его собственность, которую датчане нагло отобрали, воспользовавшись тем, что Россия увязла в бессмысленной войне. А во-вторых, господин историк явно не служил в армии даже в сержантах. При одном взгляде на карту, даже мичман сразу поймет, что, отвоевав герцогство, Россия в любой момент могла бы взять за глотку всю Европу. Это ж только представить: база русского флота в самом горле Балтийского моря!
   Петру вменяют в вину, что он, якобы, собирался уничтожить православную веру. Вот уж точно, у страха глаза велики... Он всего лишь собирался отобрать церковные земли. Но эта история восходит еще в четырнадцатый век, к движению нестяжателей. Многие цари хотели отобрать церковные земли, но не решались. Даже Иван Грозный не решился. После того, как свергла мужа, Екатерина преспокойно отобрала у церкви земли.
   Вины Петра явно притянуты за уши, а вот его добрые дела как обычно, господа историки замалчивают. Петр ликвидировал жуткую Тайную канцелярию, гнездо произвола. Объявил амнистию староверам и прочим беглым. Отменил страшный бич России - "Слово и дело". Убийство крепостных квалифицировал как "тиранское мучение", подлежащее наказанию. Запретил наказание нижних чинов батогами и кошками. Он поручил разработать проект, как поднять мещанское сословие. Видимо прекрасно понимал, что без среднего класса России не выбраться из отсталости. Что поделать, образование то европейское, и пожил в Европе достаточно. Он запретил владельцам заводов и мануфактур покупать рабочих, повелел нанимать вольных за жалование. А вот закрепить за монастырскими крестьянами земли не успел. Он покровительствовал университетам. Петр отменил обязательную пожизненную службу дворян. Что-то не похож этот человек, на субъекта ублюдочного вида, мрачно шныряющего по телеэкрану... Соловьев так и пишет, что он являл собой образец "кротости и доброты".
   А теперь отшелушим весь бред собачий, которым замаскированы реальные причины переворота, учиненного Екатериной.
   В учебниках, писаных высокоучеными господами историками, почему-то возобладала одна версия, изложенная в записках самой Екатерины, и ее подельников по мятежу - Дашковой и Болотова. Якобы, уж правдивее правды и быть не может. И явно противоречащие официальной версии факты, добытые Соловьевым, Костомаровым и некоторыми другими учеными, походя отмели. Во-первых, можно ли доверять запискам самой Екатерины? Зная женщин по собственному немаленькому опыту, не верю ни единому слову! В самом деле, как только Екатерина освоилась во дворце, на голове у Петра разветвились пышные рога. Она не переспала разве что с дворцовыми конюхами. Хотя, если поверить, что анекдоты не на пустом месте растут... Петр собирался развестись и жениться на Воронцовой. Екатерина поступила так же, как нынче поступают брошенные жены: с помощью гвардии "отсудила квартиру", а потом бывшего мужа от души измазала в дерьме.
   Почему гвардия ее поддержала? Соловьев пишет о каком-то возмущении, в подробности не вдается, этакое спонтанное "возмущение"... С чего бы это? Армейцы готовы Петра на руках носить; как же, освободил от изнурительной и бессмысленной войны за чужой интерес. Одна гвардия возмущена. А ларчик просто открывается: неплохо разбираясь в военных вопросах, Петр терпеть не мог дворцовую гвардию. К тому времени гвардия уже пол века не участвовала в сражениях. Многие гвардейцы даже не умели заряжать ружья, не то что стрелять. Многие офицеры вообще ни разу в жизни мундира не надевали, всю жизнь проводя в отпуске, отираясь по салонам Москвы и Санкт-Петербурга, и, тем не менее, в отставку выходили в бригадирских чинах. Это чуть пониже генерала, но выше полковника. А потом всю жизнь получали генеральский пенсион. Петр всего лишь, взойдя на престол, издал указ, повелевавший всем гвардейцам вернуться из бессрочных отпусков и приступить к службе. Вот уж точно, с точки зрения зажравшихся бездельников - немыслимое тиранство! Это первая причина его убийства. Вторая - это его твердое намерение освободить крестьян. Поскольку, все гвардейцы были дворянами и помещиками, Петр умудрился наступить разом на две гвардейских мозоли. И как нельзя кстати им пришлась брошенная женушка, из под которой ускользал столь вожделенный трон.
   В России, в отличие от Европы, крестьян реально было освободить с землей, а с другой стороны, освободить их мог только просвещенный тиран, не боящийся твердой рукой рубить головы. В Европе крестьян освободили, но без земли. А поскольку в европейских странах уже в средние века была большая плотность населения, податься крестьянам было некуда, кроме как в арендаторы к бывшему сеньору, или в города на мануфактуры. А вот трагедия России в том и состоит, что из-за ее просторов, крепостники всячески препятствовали отмене рабства. Ведь кроме помещичьих земель, даже в европейской части России были гигантские свободные территории, а ведь еще была Сибирь, с вовсе необъятными просторами. Допустим, если бы Софья, опираясь на стрельцов, основательно прижав крепостников, освободила бы крестьян, на помещичьих полях попросту некому было бы работать! И крепостники это понимали! Екатерина вторая, вместо того, чтобы освободить русских крестьян, свободные земли России заселяла немцами. С чего это она теперь - "Великая"?
   С Петром третьим злую шутку сыграли как раз его европейское образование и природное добродушие. Будь он нравом покруче, опираясь на сиволапую пехоту, которая души в нем не чаяла, он разогнал бы гвардию, и тогда важнейшая реформа в России была бы вполне осуществима. А вот Екатерина вполне усвоила восточное коварство. Да и в гвардии нашлись умелые руководители мятежом; поднаторели за пол века. Петр, точно зная, что гвардейцев больше никто не поддержит, был уверен, что мятеж захлебнется сам собой. Он бы и захлебнулся, но пехотные командиры, в силу дисциплины, не могли выступить самовольно. К тому же эмиссары гвардии умело подогревали неразбериху. Если бы находящийся при Петре фельдмаршал Миних взял инициативу в свои руки, обожавшая его пехота, при своей неприязни к гвардии, втоптала бы ее в грязь по одному мановению пальца Миниха. А оставшихся в живых гвардейцев загнала бы в казармы прикладами, не удосуживаясь примыканием штыков. Но... Очень удобна фразочка на вооружении господ историков: "История не знает сослагательного наклонения..."
   Итак, третья императрица пришла к власти незаконным путем. И образовалась следующая трагическая фигура истории.
   Кроме империи, Екатерина присвоила еще и право Петра третьего называться великим. Ведь, по сути, она исполняла всю жизнь его намерения. Она не выполнила лишь два его намерения: не разогнала гвардию, а добавила ей привилегий, и не освободила крестьян. Видимо точно знала, чем это чревато в России. Всю жизнь она притворялась просвещенной монархиней: заигрывала с Вольтером, княгиню Дашкову сделал президентом Академии наук. А по сути, как была провинциальной бабой-стервой, так ей и осталась до конца жизни.
   Замыкает эпоху дворцовых переворотов Павел первый. Фигура загадочная, в чем-то противоречивая, и убит непонятно почему и для чего. В учебниках истории девятнадцатого века даже не писали, что он умер насильственной смертью. Просто - "скончался, трон передав своему сыну Александру". В советских учебниках истории написано, что Павел пал жертвой собственной политики страха и насилия. А с чего сделали такой вывод советские историки? Да со слов все тех же обиженных! Гвардейцев и помещиков. Он наступил на те же грабли, что и Петр третий: повелел гвардейским офицерам вернуться в полки и приступить к службе. На этом основании его объявили приверженцем Фридриха, и адептом армейской муштры. Человека, который всего лишь пожелал подтянуть дисциплину в армии, подрасшатавшуюся за время правления Екатерины, обвинили черт те в чем! Он и крепостникам наступил на мозоль. Запретил продавать дворовых крестьян без земли, и запретил помещикам заставлять крестьян работать на своих полях больше трех дней в неделю, а так же по воскресениям и праздникам. Правда, в советских учебниках истории написано, что сделал он это от страха перед французской революцией. Вот уж точно - паранойя! Впрочем, в советских учебниках хватало паранойи. Человек образованный, Павел отлично знал, что если и дальше цепляться за рабство может рвануть пострашнее, чем во Франции. Мне не удалось точно узнать, в чем суть проекта "по улучшению крестьянского быта", над которым работал Сперанский. Но совсем не удивлюсь, что это все тот же многострадальный проект освобождения крестьян.
   А проблема-то давно перезрела, и давно перешла в крайнюю стадию гниения. Это ж только в России встречались этакие извращения: например, богатейший купец живет в городе, в трехэтажном дворце, а его господин проживает где-то в захолустье, в полуразвалившемся поместье. Да еще купчина его содержит, даже карточные долги платит. Большинство купцов, конечно, выкупали себя за баснословные суммы, от нескольких сот тысяч до миллионов рублей. Но многим баре и не давали вольную, предпочитая паразитировать всю жизнь. Я уж не говорю о романтических случаях, вроде крепостной актрисы. А писатели и тут умиляются, совершенно при этом не зная истории. Меня здорово позабавил эпизод в одном "историческом" фильме, кажется, все та же "Крепостная актриса". Богатый помещик, бесящийся с жиру, назначает "выкуп" своему крепостному, богатому купчине: к завтраку доставить живых устриц. И это в восемнадцатом веке, хоть и в конце. Господа, поставившие "исторический фильм", даже не знают, что устрицы стали деликатесом лишь к концу девятнадцатого века, и то с легкой руки американцев. В Европе они считались пищей простолюдинов. Английские лорды, например, строго следили, чтобы их арендаторы не ели устриц чаще трех раз в неделю, опасались, как бы соседи не зачислили в скопидомы. Как отзывались современники: "Правлением Павла недовольны все, кроме городской черни и крестьян". "Все" - это кто? Пять процентов населения? Вот именно - гвардейцы и помещики.
   Советские историографы напрочь отметают английский след в истории убийства Павла, считают, что его намерение заключить союз с Францией еще недостаточный повод. В тексте из каждой строчки буквально сквозит осуждение этого намерения, заключить союз с гнусным Бонапартом. А почему, собственно? От союза с Англией Россия не получила никакой выгоды, одни бедствия. (Последнее бедствие случилось в семнадцатом году в виде октябрьского переворота. Именно потому, что в Первой мировой Россия воевала на стороне Англии). А потому советские историки осуждают Павла, что Наполеон в их головах ассоциируется с Гитлером! И трудно им осознать это: Наполеон - не Гитлер! Он не строил концлагерей, не грозился извести всех евреев и славян под корень. Он просто был император и великий полководец, каковых в истории человечества полно. В истории человечества в единичных экземплярах имеются как раз Гитлер и Сталин.
   Намерение совместного с Наполеоном похода на Индию все недоброжелатели Павла объявляют безумной авантюрой. Лет за пятьсот до этого, действительно, авантюра. Но в девятнадцатом веке пути до Индии были уже неплохо наезжены и обустроены. Тысяч пять всадников, и тысяч пятнадцать пехоты с верблюжьими обозами вполне могли пройти по маловодным полупустыням. А для удара по Индии больше и не надо. Англичане крупных сил там не держали, а отряды сипаев были столь ненадежны, что первыми бы перешли на сторону русских и французов.
   Может быть союза с Францией и не достаточно для убийства монарха, но была еще одна, более веская причина. Советские историки пишут, что когда Павел начал тяготеть к Франции, торговля с Англией захирела, и от этого сильно страдали русские помещики. На мой взгляд - полная ерунда. Оставалась еще целая Европа, как рынок сбыта сельхозпродукции. Суть в другом: Англия в короткий срок могла лишиться своего флота, заключи Павел союз с Наполеоном. Дело в том, что к концу восемнадцатого века Англия лишилась всех своих источников древесины. Остатки лесов на самом острове запрещено было рубить, из-за опасности экологической катастрофы. Американские колонии превратились в США, и стали злейшим врагом метрополии. Канада принадлежала Франции. Индийская древесина малопригодна для строительства корабельных корпусов. Для этого нужны хвойные породы. А хвойные в Индии произрастают в высокогорных районах Гималаев в очень небольших количествах. Весь английский флот от киля до верхушек мачт был построен из российской сосны. Вот потому и маячит за плечами гвардейцев, душивших императора шарфиком и бивших по голове табакеркой, английский посланник сэр Уэнтворт со своей любовницей княгиней Жеребцовой. Английское золото наиболее веская причина для убийства императора. Его не спасло то, что он наконец-то отменил петровский закон о престолонаследии. Поистине трагическая фигура, оклеветанный и оболганный. Слава богу, Соловьев о нем пишет спокойно и доброжелательно, а вот советские учебники буквально сочатся злобой. Нашим-то историкам чего злиться? Павел их в строй не ставил, и рабов отобрать не грозился...
   Глава 4 Дело фельдмаршала Кутузова
  
  
   Меня насторожила численность войск Наполеона, перешедших границу России - Шестьсот тысяч солдат и офицеров. Им противостояли двести тысяч русских. Вот это странное соотношение сил и побудило меня повнимательнее присмотреться к войне двенадцатого года, казалось бы, давно расписанной по часам и разложенной по полочкам. Правда, первым, высказал версию, отличную от официальной Юрий Куранов в своем романе "Дело генерала Раевского", Армада 1997 год.
   Куранов открытым текстом пишет, что Кутузов, будто бы, и не собирался побеждать Наполеона! Впрочем, у Куранова, вся кампания двенадцатого и последующих годов событийно описана так же, как и в учебнике истории. Но, помилуйте! Любой грамотный пехотный лейтенант, если вдумчиво прочтет в учебнике истории о войне двенадцатого года, тут же углядит массу нелепостей и несообразностей в поведении Кутузова, и вообще, в ведении им войны. Мне возразят, что пехотному лейтенанту не дано постичь величие замыслов великого полководца! Помилуйте, господа! Только из грамотных лейтенантов вырастают великие полководцы! Малограмотные - вылетают в отставку в чинах майорских. Сам Кутузов начинал лейтенантом у Суворова, да и воевал он с бывшим артиллерийским лейтенантом Бонапартом, который вроде бы дослужился только до полковника, а потом присвоил сам себе титул императора, и дальше карабкаться по служебной лестнице ему стало вроде как и не к чему. Так что, давайте отбросим ложную скромность, и поглядим на кампанию двенадцатого года взглядом грамотного пехотного лейтенанта.
   Вызывает удивление сам факт вторжения Наполеона в Россию. Куранов, все же считает, что имело место желание завоевать Россию. Вот в этом я категорически с ним не согласен! Еще Фридрих Великий высказал здравую мысль, что победить Россию в войне, тем более на ее территории, невозможно. Наполеон не мог не знать мнения своего великого предшественника, да и сам был нехилым полководцем; мог и самостоятельно додуматься. В конце девятнадцатого века Бисмарк только подтвердил общепринятое мнение, что завоевать Россию невозможно. Хотя уже и имело место позорное поражение в крымской войне. Поражение - но не завоевание! К тому же, поражение, обернувшееся победой. В 1853 году был затоплен старый, деревянный флот, и уже вскоре на смену ему на Черном море появился новейший паровой военный флот. В учебнике истории проскальзывает версия, будто бы Наполеон собрался идти на Индию через территорию России, Среднюю Азию и Гиндукуш. Абсолютно непреодолимый маршрут для полумиллионной армии, в которой основное средство передвижения и тягловая сила - лошади! Для такой массы лошадей на многих отрезках пути просто невозможно было бы найти фураж и воду. Или, наполеоновские фуражиры надеялись снабжать армию за сотни километров? Сомнительно... Да и для захвата Индии не нужны были все наличные силы. Достаточно было экспедиционного корпуса численностью десять-двадцать тысяч человек.
   Возможно, эта загадка, почему Наполеон непостижимым образом потерял голову и полез в Россию, решается очень просто. Решение находится в Тильзите. Ведь там Наполеон и Александр часами о чем-то беседовали наедине; протоколы не велись, а сами они потом помалкивали, о чем говорили. Может быть, имел место примитивный сговор? А потом, когда Наполеон вторгся в Россию, Александр чего-то забоялся и вульгарно "кинул" Наполеона? А может, забоялся раньше, и Наполеон своим вторжением надеялся его все же подвигнуть на какую-то совместную акцию, о которой договорились в Тильзите? Не зря же, за пару лет до вторжения, когда французский посол уламывал Александра присоединиться к континентальной блокаде Англии и грозил войной, Александр безмятежно бросил, что войны не боится, и будет отступать хоть до Камчатки. Наполеон не мог не знать, что победить Россию невозможно, но она ему была крайне необходима не побежденной, а в виде союзницы. К двенадцатому году он понял, что без России Англию не одолеть, и поставил все на карту. И проиграл. Скорее всего, сыграло роль врожденное коварство Александра. Не стоит сбрасывать со счетов, что он был отцеубийцей. Это многое говорит о характере человека. Неправдоподобны официальные причины войны, неправдоподобны цифры, странно ведут себя полководцы...
   В учебнике истории, рекомендованном для исторических факультетов пединститутов, - "История СССР с древнейших времен до 1861 года", (издательство "Просвещение" 1983 год,) - черным по белому написано, что границу России перешли шестьсот тысяч наполеоновских солдат и офицеров. До Бородина дошли 130000 - 135000. Потери составили около 150000. Прочитав столь сногсшибательное сообщение, я заподозрил, что у господ историков не ладно с арифметикой, а потом сообразил, что историки не шибко задумываются о смысле попавшего им в руки первоисточника. Итак, сложив столбиком два числа, получаем - 280000 человек. Спрашивается, куда делись остальные 320000 солдат и офицеров? Рассосались на просторах России? Хорошо известно, что Наполеон нигде не оставлял крупных гарнизонов, просто, не было надобности - все боеспособные русские войска отступали к Москве. Стояли гарнизоны в Екабпилсе, Вильнюсе, Волоковыске, Минске, Борисове, Могилеве, Орше, Витебске и Смоленске, но не 320000 же человек! Если бы это было так, то отступающая наполеоновская армия, подобно снежному кому намотала бы их на себя, и к Березине вышло бы не 30000 человек, а все 300 000! Однако этого не произошло. Если все эти исчезнувшие, плюс, зафиксированные потери, есть истинные потери наполеоновской армии, то это означает, что потери составили 80% личного состава. Для любой армии это катастрофа, равноценная полному разгрому. Да, в общем-то, и 60% потерь - тоже равносильно катастрофе. Не проще ли предположить, что численность наполеоновской армии и была 280000 человек? Или даже меньше. Если судить по соотношению потерь, то получается тысяч двести тридцать. Две действовавшие русские армии имели общую численность 200000 человек. К Бородину вышли 120000. (В некоторых документах фигурирует цифра - 157 000 человек.) Наполеон, естественно, должен был нести большие потери, потому как наступающая армия всегда несет большие потери. Для чего была преувеличена численность наполеоновской армии более чем в два раза? И кем? Возможно даже и самим Кутузовым. Ведь считается, что он был прилежным учеником Суворова. Известно, что после штурма Измаила, один из офицеров спросил полководца, сколько в реляции указать убитых турок? На что Суворов с присущим ему юмором ответил: - "Басурманов нечего жалеть, пиши больше..." Вот и явилось миру столь совершенное, столь округлое число - 100000. Хотя, возможно это взято из анекдотов о Суворове - как в Измаиле вообще могли бы разместиться столько народу? А может уже потом, долгое время спустя после войны, кто-то, чтобы выпятить гениальность Кутузова, преувеличил численность наполеоновской армии? Сия загадка стоит в ряду прочих загадок, связанных с личностью Кутузова.
   Далее, в том же учебнике читаем, что на Бородинском поле погибло 50000 наполеоновских солдат. 130000 минус 50000 получается 80000. И вдруг дальше читаем, что из Москвы отступает уже 100000 французов, и за ними едут 40000 повозок с награбленным добром. Откуда взялись еще 60000 солдат, если Наполеон не получал подкреплений из Франции, да и дороги на Москву были перерезаны русскими войсками, если предположить, что подтянулись отставшие? Допустим, что на повозках с награбленным добром возницами сидели русские пленные, в таком случае все равно на каждую повозку необходимо было посадить хотя бы по одному солдату с ружьем. Потому как русский возница, пользуясь неразберихой отступления, мог в любой подходящий момент свернуть налево, и через пять-шесть верст оказаться в расположении русских войск. Да-а... Не худо бы господам историкам определиться, с этими кудесниками, наполеоновскими солдатами... То исчезают неведомо куда сотнями тысяч, то появляются неведомо откуда десятками тысяч... Скорее всего, сорок тысяч повозок с награбленным, такой же миф, что и шестьсот тысяч солдат, перешедших границу России. Наполеоновские солдаты просто не успели бы ничего награбить. Дело в том, что имеется много свидетельств: Москва загорелась со всех концов еще до вступления в нее французов. Потому они и кинулись вылавливать поджигателей; ведь эти злыдни сжигали их зимние квартиры!
   До прибытия Кутузова в армию война шла без странностей, своим чередом; широко растянутые вдоль границы три русские армии постепенно стягивались к направлению главного удара Наполеона. Кстати, ниоткуда не следует вывод о бездарности Барклая де Толли. Армии были разбросаны на большом пространстве не по его приказу, а наличными силами он мог вести лишь арьергардные бои. Как только стянулось достаточно сил для сражения, Барклай и решил его дать у Царева Займища. Что делает Кутузов? А он уводит армию с обустроенных позиций Царева Займища и ведет ее на Бородино, мотивируя это тем, что сил пока недостаточно. Господа историки придумали вовсе бредовую причину ухода с Царева займища: "Сражение еще не созрело..."! За те несколько дней, что армия шла к Бородину, подкрепления еще физически не могли бы подойти! После изнурительного марша, армия всю ночь напролет перед сражением строит укрепления. Полное впечатление, что Кутузов сознательно снижает боеспособность своей армии! Воля ваша, господа, но с точки зрения пехотного лейтенанта, русские войска на Бородинском поле расположены весьма и весьма странно! Во-первых, что делает сорокатысячный корпус Барклая, стоящий далеко в тылу за правым флангом, на берегу речки Колочи с обрывистыми берегами? А ничего не делает! Так и не двинулся никуда за все время сражения. Так же никуда не двинулся двадцатитысячный резерв, стоявший у села Татариново. Только эпизодически посылались небольшие отряды то на Багратионовы флеши, то на батарею Раевского. Основные силы французов перемалывались в основном на батарее Раевского! Бездействие корпуса Барклая можно объяснить лишь одним: он прикрывал Горки, где была ставка Кутузова, и должен был прикрыть возможное бегство полководца. Больше ничем нельзя объяснить это странное и бессмысленное стояние сорока тысяч русских солдат! Фланговый удар через речку Колочу, ни один нормальный полководец не стал бы наносить; для кавалерии эта речка была неплохой ловушкой, а атака пехоты была бы неэффективной: обороняющиеся просто сбрасывали бы штыками с высокого берега атакующие цепи.
   Итогом Бородинского сражения стало то, что по живой силе русские и французы сравнялись. Но! У русских на полсотню пушек больше, а это ощутимое преимущество. Но Кутузов решает сдать Москву. В таком случае, чем вообще объяснить бойню, устроенную им на Бородинском поле? Ведь его лейтмотив, - любой ценой сохранить армию, - растиражирован во всех учебниках и во всех художественных произведениях о кампании двенадцатого года. Если уж он так хотел сохранить армию, незачем было гробить сорок четыре тысячи солдат и офицеров. Нужно было сразу сдать Москву, перерезать дороги, тем более в окрестных городах уже стояли многотысячные отряды народного ополчения (в учебнике истории проскальзывает цифра - 300000 человек), и спокойно ждать. Через месяц Наполеон запросил бы мира, через два - сдался бы вообще безоговорочно. Слава Богу, что во всей кампании единственным логически обоснованным маневром был Тарутинский маневр Кутузова. Откуда-то он знал, что Наполеон не кинется в Санкт-Петербург, до которого всего-то какая-то неделя верхами, а прикрывают столицу несколько полков дворцовой гвардии, зажравшейся и давно разложившейся, сто лет не нюхавшей пороху. Просто, Александр откочевал бы со своим двором в Архангельск, или вообще под защиту неприступных стен Соловецкого монастыря, и история реализовалась бы с другими названиями. Как то: - "Отступление армии Наполеона из Санкт-Петербурга".
   Итак, сидят; Наполеон - в Москве, Кутузов - в Тарутине. Только наполеоновские солдаты уже голодают, а к Кутузову непрерывно подходят подкрепления, и уже к концу сентября его армия насчитывает 240000 человек. В таком случае, чего ждет великий полководец?! Имея в наличии более полумиллиона солдат, пусть даже половина их - крестьяне с топорами, и помещики с охотничьими ружьями, против восьмидесяти тысяч французов, он мог бы попросту обложить Москву со всех сторон. При таком раскладе Наполеон ни за что бы не решился на прорыв.
   Следующая странность ведения войны Кутузовым: при наличие многочисленных казачьих соединений, почему-то из Москвы и в Москву беспрепятственно шныряют наполеоновские курьеры. Наполеон "скрытно" выступает из Москвы и шесть дней движется к Малоярославцу, а Кутузов даже об этом не знает! Эта плохо поставленная разведка, что это? Бездарность, или преступный умысел? Далее следует напряженное сражение за Малоярославец. Кутузов не мог не понимать важности Малоярославца, и, тем не менее, скупо посылает к нему небольшие отряды, в результате чего город семь раз переходит из рук в руки. Что мешало Кутузову, имея троекратное численное превосходство, сразу послать к Малоярославцу группировку, достаточную для надежного перекрытия пути отхода Наполеона?! Что маскирует героизм русских солдат под Малоярославцем - бездарность полководца или преступный умысел?
   Отчаявшись прорваться на Калужскую дорогу, Наполеон покидает армию и в сопровождении нескольких кавалеристов беспрепятственно едет по враждебной стране к границе. Где Денис Давыдов? Где еще три или четыре партизанских отряда, сформированных из солдат и офицеров регулярной армии? Где казаки, которые черта выследят и голыми руками изловят? Впрочем, в учебниках главенствует другая версия: будто бы Наполеон покинул свою армию лишь под Вильно. Сомнительно... Скорее всего, это реверанс в сторону Наполеона. В самом деле, что делать императору в разгромленной, отступающей армии? Руководить отступлением могут и генералы. Дальше умирающая от голода, лишенная боеприпасов, бросающая пушки, по причине съедения коней, французская армия тащится к границе, а Кутузов буквально за штаны держит своих генералов, которые рвутся хотя бы из милосердия пленить умирающих французов. Что стало с прилежным учеником Суворова? Гениальный Учитель с присущим ему лаконизмом говорил: - "Окружение - победа!" Сам Кутузов шлет в Санкт-Петербург реляции о кровопролитных арьергардных сражениях. Помилуйте, господа! Очевидцы утверждают, что французы тысячами гонялись за русскими офицерами, с одной единственной целью - сдаться в плен! Потому как крестьянам-партизанам было лучше не попадаться - порубят в капусту топорами без всяких разговоров! В учебнике истории тоже писано о кровопролитных сражениях. Уж туда это утверждение могло залететь только из реляций Кутузова! Итак, под Смоленском французов было уже 60000. Вы не забыли, что русских - 240000? И подкрепления все подходят? Чего ждет великий полководец, имея четырехкратное превосходство? К Березине вышло 40000 французов, и, тем не менее, тридцать тысяч их сумели переправиться. И Россия получила еще два года войны в Европе. Потому как уже через два месяца Наполеон стоял во главе трехсоттысячной армии. Воля ваша, господа, но будь я на месте императора Александра, назначил бы следственную комиссию, и подверг Кутузова суду военного трибунала!
   Однако Александр не назначил, и не подверг... Почему? Только по одной причине: столь явное нежелание победить Наполеона, было волей самого императора! Куранов считает, что вся суть преступного умысла Кутузова была в том, чтобы спалить Москву, и с ней все древние русские традиции. Дьявольский, конечно замысел... Но что-то не верится... Более правдоподобно то, что Александр не хотел побеждать Наполеона. А Кутузов, как опытный царедворец, чутко угадал волю императора, и почти блестяще исполнил ее; да так, что почти никто не догадался об этом. В благодарность Александр сделал его великим и гениальным. А, по сути; полковником при Суворове он был хорош, но фельдмаршалом при самом себе - не потянул. Да и генералы своим героизмом здорово подгадили, чуть было не победили Наполеона; все эти Ермоловы, Раевские, Дохтуровы, Багратионы, Милорадовичи... Не зря же их потом раскидали командовать захолустными корпусами. Всех, кроме Милорадовича. Но Милорадович был простой лихой рубака, и пролить свет на странности ведения кампании двенадцатого года в принципе не мог. Возможно, Александр видел свою выгоду в том, чтобы Европа бесконечно воевала с Наполеоном, а Россия бы то присоединялась к антинаполеоновской коалиции, то к континентальной блокаде. Несомненно одно: Александр победными фанфарами замаскировал какую-то свою грязненькую политическую игру. А возвеличив Кутузова, превратив его в этакую священную корову, окончательно заслонился им. Вряд ли мы когда-либо узнаем, что это был за сговор, из-за которого Наполеон поставил на карту все... Хотя, опытный историк, хорошо умеющий работать с документами, разбирающийся в политических реалиях первого десятилетия девятнадцатого века мог бы и вычислить. Сомнительно, что кто-то взялся бы за это; слишком уж много всего понаписано о войне и гениальности Кутузова. Хоть историки и признают, что Кутузов был еще и "гениальный" подхалим и лизоблюд, но почему-то не сомневаются в его гениальности, как полководца. Хотя, это само по себе сомнительно, что подхалим и лизоблюд вдруг переродился и стал великим полководцем. Косвенным подтверждением того, что Кутузов - дутая фигура является хотя бы то, что ни его генералы, ни последующие русские офицеры, вплоть до 1917 года вообще ничего не говорили о Кутузове! Ни хорошего, ни плохого, и уж тем более, никто не набивался к нему в ученики. Возможно, они знали о Кутузове нечто такое, от чего историки открещиваются, как черт от ладана? Но русские офицеры помалкивали либо блюдя свою офицерскую честь - не хотели мараться, либо по какой еще причине. Но лично мне непонятно, почему боевой офицер, участник Крымской войны, Лев Николаевич Толстой, несомненно, знавший о грязненькой подоплеке Кутузовской "гениальности", встал на официальную точку зрения, и Кутузов у него выведен народным героем?.. Впрочем, психологически это объяснить можно: уже к середине девятнадцатого века сформировалась этакая глобальная романтическая эпохальная легенда о Великой Победе, воспет и высочайший патриотический порыв русского народа. По-видимому, Толстой посчитал, что не вправе разрушать столь грандиозную и красивую легенду, но считал себя и не вправе не написать о народе в войне двенадцатого года. О мотивах Толстого теперь можно только гадать... Если до 1917 года возвеличиванием Кутузова занимались придворные летописцы и ангажированные историки, а военные вообще, хранили гордое молчание, то после семнадцатого года, и особенно в годы Великой Отечественной, за дело взялись большевики. Видать понравился этакий народный герой, выписанный Львом Толстым, потому как сусальный образ Кутузова нисколько не похож на реального Кутузова, каким его описывают современники.
   Кстати, французы до сих пор считают, что это Наполеон победил Россию, а не наоборот. О славной победе Бонапарта, кажется, даже на триумфальной арке написано.
   Размышляя над нелепыми телодвижениями великого Бонапарта и "гениального" подхалима и лизоблюда Кутузова, я пришел к выводу, что с точки зрения официальной истории невозможно объяснить внезапное помешательство первого и явный саботаж второго. Но все становится на свои места, если предположить, что Александр еще в Тильзите обещал не препятствовать проходу на Индию экспедиционного корпуса через территорию России. Но потом проанглийская клика при дворе надавила на него, и чтобы не получить по голове табакеркой, или чем еще поувесистее, он сдался. Послав в войска прожженного царедворца и правоверного англомана, Александр надежно обеспечил соблюдение английских интересов. А сам, чтобы не потерять лицо и не остаться в истории английским холуем, устранился от управления армией, но волю свою Кутузову успел высказать, или выказать, или намекнуть: Наполеон в любом случае должен уйти из России живым. Тогда становится понятной и бойня на Бородинском поле, и прочие странности. Во-первых, несмотря на явную угрозу вторжения, русские армии никто не озаботился стянуть к направлению главного удара Наполеона, они до самого вторжения так и стояли, растянувшись вдоль всей западной границы России. Бонапарт, вероятнее всего, планировал скорым маршем достичь Москвы, и сразу же выслать экспедиционный корпус по рязанской дороге в сторону Астрахани, а главными силами сковать возможное преследование этого корпуса русскими войсками. Возможно, он даже не ожидал какого-либо сопротивления со стороны русских войск. Помните, фразу Александра? "Войны я не боюсь, и буду отступать хоть до Камчатки..." Наполеон вторгся в Россию с не слишком большими силами, но и не маленькими, чтобы война не выглядела опереточной. Понятно, почему Кутузов не вводил в бой на Бородинском поле чуть ли не половину своей армии - он хотел исключить малейшую возможность прохода экспедиционного корпуса. Москва была сожжена, скорее всего, по прямому приказу Кутузова. Ведь отдохнув в Москве, Наполеон мог либо послать все же экспедиционный корпус на юго-восток, либо прорываться туда со всеми остатками армии. Видимо Кутузов до последнего момента и ждал подобного маневра Наполеона. Потому и расположился в Тарутине, а не в Малоярославце. Потому и движение армии Наполеона на Малоярославец стало для Кутузова полнейшей неожиданностью. Сидение Кутузова в Тарутине малообъяснимо с точки зрения общепринятой версии, но вот если он ожидал прорыва Наполеона на юго-восток, тогда это становится вполне логичным. Кутузов намеревался пропустить армию Наполеона мимо себя по Рязанской дороге, а затем ударом с тыла уничтожить. Ну, а если бы Наполеон послал экспедиционный корпус, а сам с главными силами попытался бы сковать русскую армию, получилось бы еще лучше: фланговым ударом Кутузов отсек бы экспедиционный корпус от главных сил, сковал бы их, а уж с экспедиционным корпусом справилась бы и парочка казачьих дивизий: порубали бы их постепенно на долгом пути через степи. Получает объяснение и единственный решительный жест Кутузова за все Тарутинское сиденье - это приказ о разгроме конницы Мюрата. Да и то приказ он этот отдал после того, как генералы долго и упорно убеждали его в необходимости уничтожения конницы Мюрата. А к чему бы это? Почему только конницы? Почему не всей армии? Сил-то предостаточно! А больше всех суетился некто по фамилии Бенигсен. Очень уж фамилия его смахивает на английскую... Он же и громил Мюрата. Без конницы рейд Наполеона на Индию становился абсолютно невозможным!
   Кстати, на Березине наполеоновская армия все же была обложена двумя корпусами и замкнуть окружение должен был третий корпус, который опоздал, чем французы и воспользовались. А командовал опоздавшим корпусом лично великий полководец Михаил Илларионович Кутузов!
   Придя к этим выводам, я, признаться, зауважал Кутузова! Это ж каким надо быть ловкачом, чтобы совершить эдакий пируэт: и интересы Англии соблюл, не пропустил экспедиционный корпус на Индию, и тайную волю императора исполнил!
   С прискорбием приходится констатировать, что Отечественная война двенадцатого года, была вовсе не отечественной, а реки русской крови были пролиты за английский интерес. Потому что все выгоды от разгрома Наполеона получила только Англия, а Европа с Россией остались при своем интересе. Наполеон вообще бы не вторгался в Россию, сохраняй Александр твердую и ясную позицию. Но Александр крутил-вертел, юлил и лавировал, вел какую-то политическую игру, а потом сотворил гигантскую дутую фигуру "великого" полководца и заслонился ею на века.
   Вот если бы военные специалисты в компании с историками поработали над, казалось бы, изученными вдоль и поперек знаменитыми войнами прошлого, много бы интересного открылось потрясенному человечеству...
   Глава 5 Император Иосиф первый Сталин
  
  
   Собственно говоря, Россия нормально и правильно развивалась лишь короткий период: с 1861 года по 1917. Впрочем, она могла бы правильно развиваться и после семнадцатого года, если бы не немецкие деньги. Без финансовой помощи Германии большевики никогда не пришли бы к власти. К ним настолько несерьезно относились, что особо и не гоняли, хоть Временное правительство и объявило ВКП(б) вне закона. Все спокойно ждали Учредительное собрание, чтобы законно и легитимно принять конституцию, выбрать форму нового правления, выбрать президента и парламент. Но большевики учинили именно переворот. До сороковых годов это даже официально в Советском Союзе именовали - "переворот". Великой Октябрьской Социалистической революцией он стал лишь в пятидесятых годах. Ну и, конечно, роковую роль сыграла ошибка Временного правительства, которое после февральской революции не вывело Россию из войны.
   До сих пор историки, да и публицисты, с едкой иронией пишут о "бредовых" идеях Троцкого насчет мировой революции и мытья сапог в Индийском океане. А может пора прекратить иронизировать? Ведь прав оказался Лев Давыдыч на сто десять процентов! Никак не выжить социализму в отдельно взятой стране. И Маркс оказался прав - никак нельзя коммунизму без мировой революции. Это Ленин, в общем-то, далеко не гений, нахватавшийся верхушек типичный представитель "образованщины", обосновал возможность победы революции в одной стране, но и он писал, что потом необходимо распространять социализм по всему миру, где необходимо - опираясь на военную силу. Но после польского похода, когда польские рабочие не только не кинулись со слезами радости в объятия красных конников, а совсем наоборот, совершенно добровольно взяли в руки винтовки и показали советскому Бонапартику Тухачевскому Кузькину мать. Германия и вовсе была готова к революции, по мнению большевиков: была разгромлена в войне, в ней царили голод, нищета, были сильны коммунистические настроения. Но и тут ничего не вышло, так и не удалось расшатать, даже раздавая коммунистическим вождям деньги мешками, а рабочим - винтовки, прямо во дворе советского посольства. Видимо после этих разочарований Ленин и пришел к выводу, что мировая коммунистическая революция невозможна. Это только удалось в России, в результате стечения в одну временную точку множества случайностей. Вот он и убедил политбюро объявить в России НЭП. Возможно он даже не предполагал, что через десяток-полтора лет, развившийся капитализм задушит саму коммунистическую идею. Впрочем, видимо он считал, что коммунистическая партия у власти и капитализм в стране - вещи вполне совместные. Правильно считал! Это мы и наблюдаем нынче в Китае. А сами щелкаем зубами от голода в условиях разгула демократии, все чаще приглядываясь к трехэтажным "коттеджам" новых русских, беззастенчиво ограбивших свой народ, на предмет, куда лучше бомбу заложить? А вообще-то, пора бы уж заменить большевистский термин - "капитализм" - на более корректный - свободная экономика.
   Строго говоря, если отшелушить идеологическую шелуху, Советский Союз предстает классической рабовладельческой империей в крайней фазе своего развития. В самом деле: у власти стоит человек, обладающий абсолютной властью, это и называется "император". Он может без суда и следствия приказать казнить любого жителя страны, вплоть до высшего сановника. Крайне напоминает империю Петра первого. Остальное население - типичные рабы. Раба не обязательно приковывать к станку цепью, достаточно на границу поставить Карацупу с кусачей собачкой, и цепь можно заменить на красивенькую книжечку под названием паспорт. Вот и получается, для жителей городов длина цепи увеличивается до границ, а у жителей деревень и вообще доходит до границ колхозных владений. Их паспорта ведь лежать в сейфе, в правлении. А работают они даже не за миску похлебки, а за некие "палочки", которые называются трудодни.
   В детстве я взахлеб читал рассказы о подвигах пограничника Карацупы. Как он ловко вылавливал коварных диверсантов. И лишь сравнительно недавно узнал, что он более полутора сотен переловил не диверсантов, а бедолаг-беглецов из Советского Союза!
   Захвативший власть в стране после Ленина Сталин, снова своротил страну на тупиковый путь развития. Почему? Либо не понимал, что коммунизм без мировой революции не выживет, либо лелеял тайную мысль об экспорте революции. Сталин был кем угодно, вот только дураком он не был. Значит, лелеял мысль о мировой революции? Вообще-то, если разобраться, "коммунизм" и "тоталитаризм" - одно и то же. Но коммунисты у власти - не всегда означает "тоталитаризм", экономика может оставаться свободной.
   Сейчас, к шестидесятилетию Победы, демонстрируется сериал - "Трагедия века". Серии, показывающие предвоенное время и период начала войны, буквально вопят: Сталин дурак! Идиот! Параноик! Да и вообще маньяк! В самом деле, сцена: совещание в кабинете Сталина, присутствуют маршалы, генерал армии Жуков, уже начальник Генерального штаба. И вот командующий западным военным округом жалуется, что доты вопреки всем правилам строятся на самой границе, без всякой маскировки. Жуков, сам Жуков жалуется, что и вдоль южной границе такое же головотяпство, доты строятся так же на самой границе и без маскировки. Сталин с каменным выражением лица пропускает все это мимо ушей. Господа, которые сочинили все это, сами сумасшедшие. Это ж подумать только! Какой-то заштатный генерал-лейтенант, военный инженер, наплевав на мнение своего непосредственного начальника, с маниакальным упорством строит укрепленную линию вопреки всем правилам такого рода строительств! Эту сцену в фильме без смеха невозможно смотреть: сидит банда клоунов, которая, полное впечатление, ничего не решает и ни за что не отвечает, и с умными физиономиями несут форменный бред собачий! А самое смешное, что этот идиот генерал-лейтенант сам гениальный Карбышев. Куда это он, интересно, свою гениальность растерял к сорок первому году? До этого он укрепления строил по всем правилам военной инженерной мысли, потому-как он еще и профессор. Получается, что кто-то выше Жукова ему приказал строить оборонительную линию по-головотяпски. А кто выше Жукова? Кроме Сталина некому... Пойдем дальше. Открываем учебник истории для девятого класса, и читаем написанное черным по белому, что в тридцать третьем году Гитлер пришел к власти исключительно потому, что Сталин запретил Эрнсту Тельману блокироваться с социал-демократами. Объясняют это историки личной неприязнью Сталина к социал-демократам и его недальновидностью. Во как, мягонько так - недальновидность. А по существу - форменное идиотство. "Недальновидность" Сталина почему-то проявилась только в Германии, до того и после ему было совершенно наплевать, с кем блокируются зарубежные коммунисты. После прихода Гитлера к власти, в Советский Союз потянулись германские офицеры на учебу. В то самое время, когда в тайных филиалах военной академии сидели немецкие офицеры, одетые в советскую военную форму без знаков различия, Эрнст Тельман и прочие германские коммунистические функционеры, подправляли здоровье, расшатанное борьбой за счастье рабочих, на черноморских курортах. Нелепость? Про курорты - это все понятно. А вот немцы в советской военной академии? Про это господа историки опять с отеческой укоризной пишут - недальновидность. Читаешь учебник, и между строк прямо сквозит, как ученый-историк буквально любуется собой: "Видите, какой я умный, а какой дурачок Сталин - даже не понимал, что обучает воевать своих будущих врагов".
   Сразу после тридцать третьего года в Германию потянулись эшелоны с советской броневой сталью, кобальтом, никелем, сталью Гатфильда для танковых гусениц, и прочими материалами, необходимыми для военной промышленности. Фактически Сталин восстановил всю германскую военную промышленность. И опять господа ученые с отеческой укоризной - недальновидность, понимаете ли, вот какой дурачок, еще и вооружил будущих врагов. Если упорно стоять на официальной версии - это все не недальновидность, а идиотство! Продолжим перечисление Сталинских "идиотств". Гитлер захватывает Австрию, Чехословакию, Францию. Он - гнусный агрессор. Сталин захватывает прибалтийские государства, пытается захватить Финляндию. Это - дальновидная подготовка к будущей освободительной войне. Это что же, захват большой Франции - агрессия, а прибалтийских карликов вроде как и не жалко? Я понимаю, что российский интеллигент может что угодно обосновать и оправдать, но не до такой же степени цинизма доходить... Далее, Сталин делит Польшу с Гитлером. Это опять оказывается "подготовка к будущей освободительной войне". А вот с точки зрения нормального здравомыслящего человека, все эти захваты - сплошное идиотство. Нормальный политик предпочитает сдерживать агрессора как можно дольше чужими руками и на чужой территории. Польша и прибалтийские государства, это же великолепная "полоса обеспечения"! Нормальный руководитель страны, если он не идиот, не стал бы захватывать соседей, а принялся бы гнать в эти страны эшелоны с военной техникой и боеприпасами. Вермахт в Польше завяз бы надолго, да и в прибалтийских странах немцам пришлось бы не сладко. Да если бы туда еще советских добровольцев, как в Испанию... Если уж Сталин, как везде утверждают, старался как можно дальше оттянуть войну, почему своими действиями он наоборот подтягивал войну к советским границам? Господа историки утверждают, потому что идиот...
   Итак, война у границ. Шесть с половиной миллионов германских солдат сидят в приграничных лесах, жрут и гадят, а Сталин упорно не верит, что война вот-вот начнется. (Чаще фигурирует цифра в пять с половиной миллионов). Мой отец, воевавший с сорок второго года, имеющий два высших образования, упорно, как попугай, повторяет совершенно идиотскую байку, что "Сталин верил Гитлеру". Да Сталин себе то не верил! Не то что какому-то Гитлеру... Колдун, что ли, этот Гитлер? Так очаровал Сталина, будто юную гимназистку великосветский жиголо... Впрочем, во времена моего детства главенствовала другая версия "неготовности к войне". Якобы, войска были выведены в летние лагеря то ли на отдых, то ли для полевых учений. Мой родной дядя, начавший войну в двух километрах от западной границы, рассказывал, что им в начале июня выдали полный боекомплект, то есть: сто двадцать пять патронов к винтовке в "сидор", это пять пачек, и тридцать патронов в подсумки, и скорым маршем вывели в "лагеря". То есть его полк поселили в палатках, в приграничном лесу с полным боекомплектом. И вот мой дядя, прошедший всю войну, сначала бронебойщиком, потом шофером у генерала Чуйкова, всю жизнь твердил как попугай, что "их вывели в летние лагеря". Да им просто сказали, что выводят в летние лагеря! И этого оказалось достаточно, чтобы сотни тысяч людей всю жизнь это повторяли. Эта версия потому и главенствовала, что слишком много еще тогда оставалось в живых солдат, которые в июне сорок первого жили "в летних лагерях" возле самой границы с полным боезапасом.
   Пойдем дальше в изучении клинического "идиотизма" Сталина. За неделю ему сообщают, что Гитлер нападет, и даже точное время, а он не верит. Нет у Советской Армии ни армейской разведки, ни полковой, нет разведки у пограничников, с границы им совсем не видно сосредоточение немецких войск, нет у нас разведки НКВД, нет ГРУ. Короче, слепоглухонемые. В дневниках С.М. Буденного сохранилась запись о совещании у Сталина вечером двадцать первого июня. Присутствовали маршалы, генерал армии Жуков, кто-то еще. И вот Сталин сообщает, что получено сообщение будто бы немцы нападут в четыре часа утра. Буденный реагирует как нормальный генерал; предлагает выдвинуть войска к границе и объявить полную боевую готовность. У него, как у мужика в маршальских погонах, вполне нормальная реакция на опасность. Но вот высокоученый Жуков вдруг заявляет, что нет необходимости выдвигать войска к границе, потому как нет признаков подготовки немцев к войне на территории Советского Союза. Видимо признаков этих и правда не было. По крайней мере разведчики ГРУ о них не доносили. Генерал Жуков переоценил ум и дальновидность немецких генералов; эти идиоты, видимо, изготавливаясь к нападению на гигантский Советский Союз, зимой воевать и правда, не собирались. А они действительно не готовились к зимней войне. Это стало ясно уже в ноябре, когда ударили первые морозы. Из-за летней смазки клинило оружие, топливо разлагалось на фракции, а сами немецкие солдаты кутались во всякое тряпье, потому как одеты были в шинели из тоненького сукна. Эту запись в дневнике Буденного господа историки стараются обходить молчанием, а если и комментируют, то обвиняют Буденного в том, что он вину за катастрофу пытается свалить на Жукова, клевеща на него. Видимо господам историкам не ведомо, что к тому времени Семен Михалыч уже никем не командовал, и ни за что не отвечал, а потому ему и на Жукова было сваливать нечего.
   Сталин даже запретил копать окопы вдоль границы! Якобы, этим можно было спровоцировать немцев на преждевременное нападение. Если учесть, что на каждый метр границы приходилось по два солдата, окопы полного профиля можно было выкопать за час, не шибко-то и напрягаясь. Странная предосторожность: в это самое время генерал Карбышев при дневном свете, ночью - при прожекторном освещении, на самой границе строит доты, а окопы, видите ли, спровоцируют... Не идиотизм ли?
   Господа историки слишком буквально восприняли пропагандистскую байку, будто немцы "внезапно" и "вероломно" напали на Советский Союз. Многомиллионная армия не может напасть внезапно и вероломно. Она это может сделать только тогда, когда все генералы и правитель страны, на которую она собирается напасть, слабоумные идиоты, или сами замышляют "внезапное и вероломное" нападение. Советская пропаганда не солгала, ибо советская пропаганда не может лгать, она лишь не сказала всей правды. Сталин действительно всеми силами пытался оттянуть войну, но речь шла не о месяцах, даже не о неделях, а о нескольких днях. До полного сосредоточения Советской Армии для удара по вермахту. Если бы советские солдаты, жившие в "летних лагерях" вдоль границ, двадцать первого июня, с утра, принялись бы демонстративно копать окопы, глядишь, Гитлер еще бы перенес начало плана "Барбаросса" на пару недель, и вот тогда был бы уже иной расклад. Гитлера спровоцировало на нападение именно то, что советские солдаты демонстративно не копали окопы! Сталин потому запретил объявлять полную боевую готовность, он правда не верил, что Гитлер может напасть. А не верил не потому, что был идиот, а потому, что переоценил ум немецких стратегов. У него просто в голове не укладывалось, что немцы могут напасть, видя, какая силища сосредотачивается у границ. А может, немецкая разведка плоховато сработала, вот немецкие генералы и недооценили силы Советской Армии. Вторая причина "идиотского" поступка Сталина: объявление боевой готовности немцы могли принять за то, что Советская Армия изготовилась к удару, и могли начать ответные действия, что скомкало бы подготовку к наступлению, к тому же еще не закончилось полное сосредоточение войск. А немцы взяли, и правда, напали. Эти две причины единственные, все остальные - шизофренические, предполагающие, что Сталин клинический идиот.
   Загадка "Белостокского выступа" настолько выпирает из всей истории войны, что кинематографисты уже во многих фильмах пытаются как-то объяснить, почему три армии оказались вблизи границы, там и погибли. В фильме "Агрессия" есть уморительная сцена: является к Жукову уже смещенный генерал Павлов и Жуков возмущенно его ругает за то, что он не убрал армии из "Белостокского выступа". Умора в том, что перед этим несколько месяцев Павлов был прямым подчиненным Жукова. В конце концов, Жуков мог просто приказать. Не приказал. Забыл? Наивность кинематографистов просто смешит, а военные сокрушенно разводят руками, мол, чего тут думать? Идиоты мы...
   Вообще, значение Жукова в войне сильно преувеличено. Все операции, которые он планировал, кончались катастрофами. С февраля 1941-го года, он начальник генерального штаба. Он что, не мог приказать Карбышеву строить доты как положено? Что, не мог приказать Павлову отвести три армии из Белостокского выступа? Мог! А не приказал потому, что готовил внезапный удар, как на Халхин-Голе. Но такой удар можно нанести лишь один раз в истории. А Жуков с какой-то дубовой тупостью считал, что можно повторять раз за разом, путем расстрелов сохраняя секретность подготовки. Но немцы-то были не дураки! Они тоже изучали операцию Жукова на Халхин-Голе. И разведка у них работала исправно. Вот и упредили. То же самое повторилось под Харьковом. Тоже готовили массированный удар по флангам, а немцы опять упредили. Тупость господина Жукова уже потрясает. То же самое произошло под Вязьмой - шестьсот тысяч пленных красноармейцев. Под Сталинградом сама-собой получилась классическая победная операция. Пока несколько армий, истекая кровью, обороняли город, на немецких флангах накапливались резервы, но в бой не вводились. И вот, когда немцы выдохлись, был нанесен фланговый удар. Все знают, чем это кончилось для немцев. На Курской дуге эта операция повторилась уже сознательно. Но планировал-то ее уже Рокоссовский, не Жуков. Немцев измотали в обороне, а потом из-за спин оборонявшихся войск был нанесен удар резервами. Тут с упрямством, требующим лучшего применения, не уповали на секретность подготовки. Разведки работают, и там отнюдь не дураки. А Жуков этого почему-то упорно не понимал. Рокоссовский планировал и операцию Багратион, которая тоже принесла блестящую победу. Нежная любовь Сталина к Жукову непонятна и противоестественна. За катастрофу сорок первого года ведь надо было Жукова расстреливать! Павлов всего лишь исполнял его приказы.
   Я не понимаю, почему мы должны стыдиться того, что Советская Армия сосредотачивалась на границах для превентивного удара по Германии? Что тут зазорного, если Советский Союз хотел помочь своей союзнице Англии? Англия уже была близка к капитуляции, английский посол дневал и ночевал в приемной Молотова, чуть ли не на коленях умолял начать войну против Гитлера. Гитлер уже достаточно скомпрометировал себя; орал на весь мир, что собирается извести всех евреев и славян. А Сталин помалкивал, и как кот усмехался в усы, при том что советская пропаганда обещала всех осчастливить в коммунистическом раю. Почему советским генералам проще признать себя дураками и идиотами, чем просто потерпевшими военную неудачу?
   Суворов пишет, что в приграничной полосе в июне прямо на землю складировались гаубичные снаряды. Мне не надо читать Суворова! Мой родной дядя, всю жизнь, подпив, с возмущением рассказывал, что буквально в пятистах метрах от их палаточного лагеря, в лесу, стояли гигантские штабеля гаубичных снарядов, а рядом не было ни единой гаубицы. В то время, как их полковая батарея калибра семьдесят шесть миллиметров расстреляла боезапас за два часа, и остаткам полка пришлось драпать, даже не успели взорвать штабеля гаубичных снарядов. Мой дядя все это объяснял просто - вредительство, враг народа на враге сидел и врагом погонял. Это ж надо подумать?! Все были вредителями; от начальника тылового снабжения, до Ваньки-взводного... "Полный боезапас" потому и рассчитывается на два часа боя, что больше солдату просто не унести на горбу. Это готовясь к обороне, солдат в блиндаж может натащить кучу ящиков патронов, гранат, тушенки, да поплевывать из амбразуры. И только в наступлении он может унести на горбу всего-лишь "полный боезапас". Возле штабелей снарядов потому не было гаубиц, что незаметно снаряды подвезти еще можно, но подтащить незаметно гаубицу - невозможно. Их собирались подвезти в последний момент перед наступлением. Не зря же имеется множество свидетельств, что лесные дороги были забиты сотнями гаубиц. Каждый очевидец утверждает именно о сотнях. Среди них и мой дядя. Если сложить показания всех очевидцев, получатся несметные тысячи.
   Кстати, о кучах яловых сапог у границ пишет не только Суворов. Мой дядя лично видел кучу сапог, которую пытались поджечь энкаведешники, когда полк уже разрозненными кучками удирал по лесу. О куче сапог пишет и писатель, ныне покойный, Баруздин в одном из своих военных рассказов. Он даже попытался выхватить из горящей кучи пару сапог, но попались оба на одну ногу.
   Многие мемуаристы, начинавшие войну майорами и полковниками, пишут об отсутствии топографических карт. И опять мне не надо читать об этом у Суворова! Моя родная теща с тридцать девятого года работала на Омской картографической фабрике. Так вот, когда я впервые прочел, что у советских офицеров в первые недели войны не было топографических карт, я тут же спросил у тещи, какие карты она печатала перед войной? Она ответила, что начиная с тридцать девятого года фабрика работала круглосуточно, без выходных и праздничных дней, и печатала "какие-то военные карты". Теща не уточнила, какие именно. Может, из страха перед грозной распиской о неразглашении, а может по причине малограмотности. Я все же думаю, что верно первое. Теща проработала на фабрике, кажется, до семидесяти пяти лет. До пенсионного возраста - печатником, контролером, кем-то еще, потом - вахтером. А поскольку фабрика постоянно печатала секретные карты, теща так привыкла к режиму секретности, что даже о простых вещах говорила весьма уклончиво. Итак, областных городов, таких как Омск, в Советском Союзе десятки, в каждом имеется картографическая фабрика. Если все они работали в течение двух лет круглосуточно и без выходных, куда ж девалась та прорва карт, которые они напечатали? Прав, прав Суворов! Это были не те карты! Трудновато воевать на территории Украины по картам Польши и Германии! Войска к границе передислоцировались издалека, старые карты уже не годились, да и секретчики старые карты отбирают. Кто служил в армии, знают эту процедуру; карту нельзя просто выбросить, или самому сжечь - ее необходимо сдать секретчику под расписку. Новые карты не выдавали потому, что немецкая разведка все же умела работать. Если бы карты выдали командирам хотя бы за неделю до наступления, несколько карт диверсанты сумели бы выкрасть, а по нескольким картам, даже без нанесенной на них оперативной обстановки, опытный аналитик может определить даже направление главного удара.
   О том, что Советская армия сосредотачивалась для наступления, говорят и ненормально большие потери в первые недели войны. Давайте грубо прикинем, сколько было советских солдат непосредственно у границ? Нам говорят, только в плен попали два миллиона человек. Хорошо. Чтобы совсем не потерять уважение к Советской Армии, предположим, что не все разом задрали руки вверх, и примем погибшими три миллиона человек. Далее, кто-то ведь отступал с боями, сдерживал немецкую армию. Если представить что немцев было шесть миллионов, то отступать с боями, и сдерживать их должно было не менее трех миллионов человек. Итак мы получаем совершенно фантастическую цифру - восемь миллионов человек. Это минимальное количество советских войск, которое было сосредоточенно непосредственно вдоль границ. Я подчеркиваю - минимальное. Могло быть и девять, и десять миллионов. Так что, видимо, еще и потому замалчивается численность Советской Армии, и то, что она сосредотачивалась для удара, чтобы приуменьшить масштабы катастрофы. Нам назойливо навязывают мысль, будто основная мобилизация была проведена после двадцать второго июня. Людей обмундировывали, вооружали и сразу направляли на фронт. Военные либо сознательно вводят историков в заблуждение, либо забыли сообщить: до тридцать девятого года в Советском Союзе армия была добровольная, то есть основная масса мужского населения не имела военной подготовки. Так что нельзя было сугубо гражданских людей сразу отправлять на фронт, не обучив предварительно хотя бы стрелять, я уж не говорю о навыках наступления рассыпным строем, или грамотного отхода с позиций. Так что, нет нужды верить, что взамен погибшей у границ армии, тут же стеной встала другая, ее еще надо было хотя бы пару месяцев обучать. Не зря же всю войну кроме действующей армии, были еще и резервные. У границ была сосредоточена такая армия, что даже после разгрома, форменной катастрофы, она смогла отступать с боями, огрызаясь, до самой Москвы. И только там, получив подкрепление, остановила вермахт.
   Почему случилась катастрофа? Господа историки приписывают это порочной доктрине Тухачевского. Это он, Бонапартик эдакий, удумал воевать на чужой территории. Зачем лишний раз плевать на могилу, итак уже неоднократно оплеванную? Тухачевский уже четыре года лежал в могиле, а все советские СМИ в один голос кричали : "малой кровью, на чужой территории..." Да и к доктрине "Глубоких массированных ударов" Тухачевский не имеет никакого отношения. Ее разрабатывал маршал Шапошников. И тактика эта оказалась настолько эффективной, что значительно уступавшая Советской, немецкая армия учинила форменный разгром. К тому же немцам несказанно повезло; скорее всего это получилось случайно - они напали в самый благоприятный момент для себя, и самый неблагоприятный для Советской Армии. Советская Армия сосредотачивалась, многие дивизии и армии были на марше. Нам говорят, что даже танки у границ стояли без горючего, а у некоторых были даже разобраны некоторые узлы и агрегаты. Во! Как были не готовы! Кто служил в армии, особенно танкисты, знают, что надо делать перед долгими маршами. Правильно! Кое-что перебрать, кое-что отладить, отрегулировать. Естественно многие работы нельзя производить при полных баках и не сливая масло. Да еще с танков приказали поснимать рации и сдать на склады. Во! Как были не готовы! Вот это уж, элементарно просто. Это напрямую свидетельствует, что войска сосредотачивались для наступления, потому-как рации поснимали с танков и самолетов по очевидной причине: наши раздолбаи летехи, как им не запрещай, все равно не откажут себе в удовольствии поболтать по рации с корешом из соседнего полка. Представляете, какой всплеск активности в эфире наблюдался бы у границ? Самый глупый шпион сразу бы понял, что тут сосредотачиваются армии!
   Я не могу понять, то ли историки вульгарные шулера, то ли настолько узкие специалисты, что, например, один знает все о Тухачевском, но даже не знает, кто такой Шапошников, а другой - наоборот? Немцы применили типичную доктрину Шапошникова; глубокие двойные удары. Можно взять школьный учебник и воочию в этом убедиться, там приведены неплохие карты немецкого наступления. Вы не забыли, что многие высшие немецкие офицеры окончили советскую военную академию? Когда начала наступать Советская Армия, она применяла ту же тактику; достаточно взять школьный учебник, и ясно видны стрелы двойных ударов и окружений - просто зеркальное отражение немецкого наступления! Так что идея блицкрига возникла не в немецких головах, а во вполне русской, в голове его превосходительства, еще царского генерала, господина Шапошникова. Потому он один из немногих царских офицеров, кто уцелел во всех чистках. Сталину был нужен его талант полководца.
   И еще об одном, так сказать, "преступлении" Тухачевского. Диктор телевидения не моргнув глазом говорит с экрана, что вот наделали танков БТ несколько тысяч, а у них оказалась броня тонковата. Надо думать, текст ему писал какой-то специалист историк. Любой инженер сразу поймет, что тут в явном виде сквозит форменный идиотизм. Видимо в понимании историка, чтобы создать танк, достаточно красиво нарисовать чертежи, и давай клепать тысячами! А испытания? А отработка конструкций? А полигоны? Боевые машины создают для каких-то боевых задач, а не просто так - красивеньким показался. Другой диктор телевидения так же не моргнув глазом говорит, что это Тухачевский, вражина, для своей порочной идеи войны на чужой территории приказал наклепать негодных танков. Опять же, ни диктор, ни его консультант историк не ведают о чем говорят. Танк БТ-7 принят на вооружение в 1940 году. Тухачевский уже три года лежал в могиле. Это что же, главный идеолог лежит в могиле, а танки продолжают клепать? А Сталин об этом не ведает? Да мимо Сталина ничто не проходило! Его же не зря звали - Хозяин. Именно так, с большой буквы. Если сравнить тактико-технические данные БТ-7 и современных БМД, БМП и бэтээров, сразу видно, что БТ даже не дедушка, а родной папаша этих машин! Танки семейства БТ создавались под конкретную боевую задачу, а именно - для лихих рейдов по ближним тылам противника. Ведь в тылу у него просто нет достойного противника! В самом деле, танки на фронте, артиллерия тоже. Склады, железнодорожные станции и прочие объекты защищают комендантские взводы и роты, вооруженные легким стрелковым оружием, в крайнем случае, на наиболее важных объектах установлены зенитные пулеметы. На складах даже и зениток не устанавливали. Потому как сквозь зенитный огонь прорывается большинство самолетов. Склад лучше замаскировать, чем защищать зенитками. Таким образом танки БТ безнаказанно окаянствовали бы в немецких тылах, устраивая там форменный бардак. Благодаря высокой скорости, и громадного запаса хода на одной заправке их попросту никто бы не смог догнать, разве что мотоциклисты на свою беду. Вот для какой задачи создавался этот танк. Ведь в наше время ни одному генералу не придет в голову послать пару десятков БМД против тяжелого танка, а потом сокрушенно разводить руками; вот мол, оказия какая, и броня оказалась тонковата, и пушка мелковата... Просто, это было очень новое и необычное оружие, советские генералы не умели им пользоваться. То есть, они знали, что танки БТ приготовлены для наступательной войны, но из-за паники, охватившей их благодаря тому, что война пошла не тем путем, какой ожидали, они бессмысленно и бездарно использовали идеального диверсанта в лобовых сражениях против немецких средних танков и артиллерии. Не сообразив, что танки БТ и при отступлении можно было использовать по их прямому назначению. Представляете, как бы замедлилось немецкое наступление, если бы у него в тылах ежедневно окаянствовали по нескольку сотен неуловимых бронированных диверсантов?
   Историки с пафосом твердят о мощи немецких танков, а прямо у них под носом, в музее, находящемся неподалеку от Москвы, стоит массовый немецкий средний танк Т-IV с аккуратненькой дыркой от пули противотанкового ружья в лобовой броне башни! В то время как лобовую броню советского среднего танка Т-34 не брали даже бронебойные снаряды! Если верить историкам и кинематографистам, в Советской Армии плевать хотели на субординацию и уставы. Военный инженер, генерал-лейтенант плюет на своего начальника генерала армии. Командиры батальонов, получив директиву об объявлении полной боевой готовности, почему-то не копают окопов. Да солдату в обороне и не нужен приказ, копать окоп! Получив под свою ответственность свой метр фронта, солдат просто не может не достать лопатку и не откопать стрелковую ячейку. После чего, перекурив и подкрепившись, если противник не пошел в атаку, обязан приступить копать ход сообщения, навстречу своему соседу. Комбаты потому не приказали копать окопы, что полная боевая готовность для них означала: следующим приказом будет - вперед!
   Вопреки мнению господ историков, я утверждаю: Сталин был величайшим гением всех времен и народов. Сейчас поясню, почему я так думаю.
   Гитлер не совершал переворота, не захватывал власть силой, он был избран народом Германии! Но если бы Сталин не запретил Эрнсту Тельману блокироваться с социал-демократами, этот блок набрал бы большинство голосов и Гитлер никогда бы не пришел к власти. Историки говорят, что Сталин недальновидный идиот. А может, наоборот, дальновидный, коварный политик? Он сам был участником точно такой же операции. Только тогда Германия ставила себе задачу вывести из войны, и по-возможности развалить Российскую империю. Германия подготовила и снабдила деньгами для этого Ленина. Сталин поставил задачу грандиознее, он попросту заранее готовил одновременно пугало для всей Европы и козла отпущения. Не идиотство, а просто гениальность! И не надо думать, что Сталин мнил себя всеведающим и всемогущим: на него так же, как на любого нынешнего президента работали целые институты аналитиков. Гитлер еще и не помышлял о власти, пил пиво в мюнхенских пивных, а эти ребята уже вычислили и просчитали его ходы, как опытные шахматисты, на двадцать ходов вперед. В те времена по Европе мутили воду множество диктаторов и фашистиков, но для сталинских целей подходил только Гитлер. Франко не годился, ни за что бы не начал войну против Европы: и сам мелковат, и страна слабовата. По тем же причинам не годился Муссолини. Да он и сам, одним из первых фашистов придя к власти, так никого и не захватил, даже крошечную слабосильную Абиссинию. Разве что Албанию. Ну это уж совсем смешно. Были свои фашистики и у Англии, и у Франции, но их даже Сталин не сумел бы привести к власти. А в Германии это оказалось вполне возможно: Германия была унижена Версальским миром, и весь народ Германии жаждал реванша. Тут фюрер пришелся как нельзя кстати. Не могли же немцы заподозрить, что он станет в буквальном смысле слепым орудием Сталина. Сталину осталось только вскормить Гитлера и натравить на Европу. И вовсе не из-за сталинской недальновидности шли эшелоны со стратегическими материалами, а благодаря гениальности. Опираясь на ресурсы Германии, Гитлеру пришлось бы очень долго восстанавливать военную промышленность, что не входило в сталинские планы. К тому же, если бы Сталин не уверил Гитлера в своей нерушимой дружбе, тот вряд ли решился бы воевать со всей Европой. Это к вопросу, кто кому верил. Это Гитлер, дурачек, поверил сверхковарному политику! В самом деле, ну никак не может человек, по трупам своих товарищей по партии добравшийся до вершин власти, быть недальновидным дурачком.
   Интеллигенты, чтобы сбить с толку собеседника, любят задавать вопрос - "зачем"? Если в студенчестве не читали Маркса, почитайте, все ж таки интересное чтиво. Да и Ленина тоже. Там черным по белому написано, что коммунизм необходимо распространять по всему миру. Просто Сталин решил построить социализм во всем мире, и для этого ему нужен был Гитлер. А нужен исключительно для того, чтобы не перепугать весь мир своей грандиозной подготовкой к войне. Ведь индустриализация и подготовка к войне начались еще задолго до прихода Гитлера к власти.
   В свете того, что Сталин, оказывается, не клинический идиот, а гений всех времен и народов, получают логическое объяснение и массовые посадки тридцать седьмого и тридцать восьмого годов. Лишь на основе того, что людей сажали по лагерям по липовым обвинениям, Бехтерев, кажется, вывел заключение, что Сталин страдает паранойей. Да не страдал он паранойей! Это было гениальной находкой, чтобы скрыть массовую мобилизацию еще задолго до начала войны. Были посажены миллионы мужчин призывного возраста, да к ним еще подсажены десятки генералов и сотни полковников - готовая армии, к тому же прошедшая великолепную школу выживания. Солдата, прошедшего лагеря, никакими окопами не напугаешь! К тому же, скрыть мобилизацию из лагерей, проще простого; ну какому начальнику разведки придет в голову посылать шпиона в лагерь, находящийся где-нибудь в Красноярском крае?! Да еще Сталин сэкономил деньги, которые пришлось бы тратить на содержание генералов и полковников без войны - он их попросту законсервировал. Точно известно, что генерал-майор Рокоссовский был выпущен из лагеря в мае сорокового и отправлен на Черное море, подкормиться и поправить здоровье. Но неизвестно, сколько полковников ехало к месту службы, которых не удосужились сначала подкормить, прежде чем обмундировывать. Да и неизвестно, сколько солдат ехало в эшелонах, шедших из безлюдной сибирской тайги. Армии, сформированные из зэков, встретили немцев на границах, встречали их и на пути к Москве. Свидетелей оказалось мало потому, что у границ полегли все, а которые встречали немцев на пути к Москве, искренне считали, что их освободила война.
   До шестидесятых годов вся страна распевала типично зэковскую песню - "Гоп со смыком". Если внимательно приглядеться к тексту - типично зэковское творчество. Там есть такие слова: "... в танки нас понасажали, автоматы в руки дали и послали в дальние края..." Так и видится бывший зэк, сидящий в палатке у границе и дуреющий от скуки. И дальше: "... вот вошли мы в ближнее село..." Явно солдат мечтает об удачном наступлении. "... захожу я в правый крайний дом, там живет старуха со стариком, в ноги бросилась старуха - я ее прикладом в ухо, старика прикончил сапогом..." Бывший зэк еще и пограбить мечтает...
   Эту пропагандистскую байку, будто Советский Союз был не готов к войне, тиражируют уже шестьдесят лет писатели, кинематографисты, публицисты. Неужели так трудно самим подумать, своими мозгами? А не повторять, как попугаи то, что им велели тиражировать? Когда-то, в журнале "Техника молодежи" из номера в номер публиковались тактико-технические данные советского оружия времен Великой Отечественной, при этом непременно упоминалось, что это был лучший в мире танк, лучший самолет, лучшая пушка. Тактико-технические данные немецкого оружия не приводились, но само собой подразумевалось, что оно было хуже советского. В фильме "Агрессия" Сталин рассуждает о том, что Советский Союз к сорок второму году лучше бы подготовился к войне: да, мол, новейшие советские танки и самолеты лучше немецких, но их мало! А вот Катуков в своих мемуарах пишет, что за два года наступления не потерял ни одного танка. Да, подбивали, но после несложного ремонта, танки снова вставали в строй. Что именно говорил Сталин, никто не знает, кинематографисты его устами говорят то, что думают сами. Если принять их логику, то в сорок четвертом году мы бы уж точно задали немцам. Ведь появились вообще неуязвимые танки ИС-3. Но если бы немцы и тогда нам задали, опять бы сокрушенно говорили: вот, оказия какая, мало у нас было "исов", в основном были устаревшие Т-34 и КВ...
   Историки с пафосом восклицают, что на Гитлера работала вся Европа! И кто ж на него работал? Та же ограниченная в ресурсах Франция, слабосильные Чехия со Словакией, Австрия, слабосильная, хоть и богатая нефтью Румыния, еще Италия, тоже имеющая весьма ограниченные ресурсы, про Венгрию с Болгарией и говорить смешно. Суммарная численность населения Германии и ее союзников - 223 миллиона человек. И это против Советского Союза, имевшего неограниченные источники стратегического сырья, на который работали сверхмощные Соединенные Штаты. Суммарная численность населения СССР и его союзников - 430 миллионов человек. А если принять во внимание упоминание о каких-то "индийских дивизиях" участвовавших в освобождении Италии, то можно причислить сюда и Индию. Это получается 900 миллионов! Работали на Гитлера, кто спорит? Но без энтузиазма, а вот в Штатах вкалывали с энтузиазмом: как же, против гнусного агрессора помогаем воевать! Советский Союз, потеряв в первые месяцы войны, чуть ли не девяносто процентов своей военной промышленности, уже к сорок третьему году производил военной продукции больше, чем вся Европа! Так кто ж не был готов к войне?
   Советский Союз был обречен на победу! Напади он первым - через месяц советские танки были бы уже в Португалии, и весь мир рукоплескал бы. Вот как было подготовлено общественное мнение! Как же, освобождаются страны, захваченные Гитлером, освобождается Испания из под власти лучшего друга Гитлера - Франко. И вряд ли кого насторожило бы на первых порах, что в освобожденных странах у власти ставятся наспех сформированные правительства из коммунистов.
   Кстати, почему Хемингуэй гордо воевал в Испании под своим именем, а советские добровольцы воровато, под испанскими псевдонимами? Да ответ напрашивается сам собой - Сталин усыплял бдительность Гитлера. "Хапай, хапай, друже Гитлер свою половинку Европы, а мне и своей достаточно..." Сталину позарез нужны были обстрелянные, обученные воевать офицеры, и преждевременно настораживать Гитлера не хотелось. Еще бы, в академии обучаются немецкие офицеры, а советские, в это же самое время воюют в Испании. Стоит только принять постулат, что Сталин не клинический идиот, а гений, ну буквально все становится на свои места! И головотяпское строительство дотов на границе - бдительность усыпляли, вот, мол, как не хотим воевать, доты ставим, ни перед какими затратами не останавливаемся. И то, что бетонировали взлетные полосы в приграничной полосе. Это гораздо нагляднее, дешевле дотов и выглядит не так глупо, как дот без маскировки. И нет ничего загадочного, что в Белостокском выступе стояли три полнокровные армии. Вовсе не Павлов их туда по глупости загнал, а сам Жуков. И тоже не по глупости, а наступление готовил. От Белостока до Берлина всего шестьсот километров, пять суток танкового марш-броска. Павлова потому так поспешно, без следствия и суда, расстреляли со всем штабом, что Сталину требовался козел отпущения. Если бы проводилось следствие, Павлов, оправдываясь, рассказал бы о готовившемся наступлении. Получилось бы, что виновниками катастрофы являются сами Сталин с Жуковым, или виновников нет. Но Сталину позарез нужен был виновник! Да он всю жизнь был мастером в подборе козлов отпущения. Поистине чудовищные жертвы коллективизации он объяснил "перегибами" местных руководителей. Бухарин с подельниками на процессе буквально клянчили для себя смертной казни. Видимо и генерал Павлов со своими офицерами стоял на краю оврага с ясным пониманием, что иначе никак нельзя.
   Даже после полного разгрома в сорок первом, к сорок пятому Советская Армия набрала такую мощь, что за три недели, играючи, разнесла в клочья японскую армию. Американцы с крошечной, лишенной ресурсов Японией возились четыре года. А Германия лишь истощилась в войне. Советский Союз обречен был на победу и еще по одной причине: в сороковом году немцев было около шестидесяти миллионов человек, население Советского Союза составляло около ста восьмидесяти миллионов. По людским ресурсам превосходство в три раза! Союзники Германии, Франко с Муссолини, на восточный фронт послали по несколько дивизий, да румыны слегка повоевали под Одессой. Финнов не очень заметно было под Ленинградом.
   Считается, что только из-за своей паранойи Сталин, в преддверии войны обезглавил Советскую Армию, уничтожил всех высших командиров, имевших опыт гражданской войны. Ну, положим, он поступал не как параноик, а как нормальный диктатор. В новых условиях опыт гражданской войны уже не годился, а если бы он просто отправил в отставку Тухачевского, Блюхера, Якира, Уборевича, обиженные генералы и маршалы уж точно бы устроили заговор. Это были люди решительные и самостоятельные, к тому же желавшие еще послужить, но для сталинских целей уже не годились, да к тому же были склонны к мятежу. Да и был, был троцкистский заговор! Хотелось бонапартику Тухачевскому самому порулить. Да и остальным, казненным, тоже. Это Буденный с Ворошиловым смирились со своей декоративной ролью, потому и маячили всю войну возле Сталина. В сорок первом году все еще было полно комкоров и комдивов, хотя уже существовали генеральские звания. Дело в том, что все комкоры и комдивы сорок первого года - бывшие зэки, генеральские звания им еще предстояло заслужить в боях. Вот как Сталин воспитывал настоящих волков: без вины сажал, да еще требовал кровью смыть не существующую вину! Так стоило ли удивляться, что вытащенные из лагерей генералы и полковники гнали на убой солдат, как скот. Они выслуживались, и заслуживали звания не своей кровью, а кровью солдат. Потому и потери вермахта сравнялись с потерями Советской Армии, а потом и превысили только в сорок пятом году.
   А теперь разберем, была ли у Сталина возможность создать величайшую социалистическую империю в 1941 году? Была, да еще какая! На всем евразийском континенте, кроме вермахта, у Советской Армии не было достойного противника. Франция была разгромлена немцами, Англию Гитлер давил и чуть не задавил одними подводными лодками, у нее не было серьезной сухопутной армии. Сумей Сталин разгромить Гитлера, советские танки мчались бы до самой Португалии под рукоплескания всего мира. И мир насторожился бы лишь тогда, когда советские парашютисты высадились бы в Англии. На самом острове у них не было бы достойного противника. А все английские крейсеры и линкоры не в состоянии были бы помешать десанту; в мелководном Ла-Манше крейсерам и тем более линкорам не развернуться. После захвата Англии у Сталина остался бы единственный достойный противник - США. И опять же, советские танки катились бы беспрепятственно по всей Азии до океана, под ликование населения. Даже иранский шах не посмел противиться вводу советских войск в Иран. Япония сильна была на море, но сухопутная армия не могла противостоять советской ни в сорок первом, ни, тем более, в сорок пятом году.
   То, что Сталин лелеял мысль о мировой социалистической империи и после сорок пятого года, подтверждается его действиями после войны. И Сталин, и Хрущев прекрасно знали, что демократические страны не в состоянии вести агрессивные войны на истощение, и, тем не менее, советская пропаганда упорно насаждала миф, будто империалисты спят и видят завоевать могучий Советский Союз. Агрессивные войны на истощение могут вести только страны с тоталитарными режимами. Мы это видим и в наше время. США почему-то не стремятся прихлопнуть Кубу, лишившуюся поддержки могучего Советского Союза, и на режим Северной Кореи им наплевать. Оккупировали Ирак, но пытаются насаждать там свою демократию, а получается ни демократии, ни порядка, сплошной бардак. Немцы, захватывая страны, мгновенно вводили свой тоталитарный режим, с гестапо и бургомистрами, и наводили порядок. Сталин не спешил демобилизовывать армию после войны. Во времена своего детства я многих солдат знал призыва сорок четвертого, сорок пятого годов, прослуживших еще и после войны по пять-шесть лет. У Богомолова, автора знаменитого романа "В августе 44-го", есть мало известная повесть - "В кригере". Сюжет ее таков: на Дальнем востоке в палаточных городках вдоль Сибирской магистрали живут выведенные из Китая солдаты и офицеры Красной Армии и ждут демобилизации. И тут, как гром с ясного неба, начинается формирование дивизий и корпусов, которые отправляют служить на Чукотку и Камчатку. Богомолов пишет о шести или семи дивизий и одном горно-стрелковом корпусе. Но это то, что ему было известно, а было их много больше, целые армии. Богомолов знает, о чем пишет, он сам несколько лет прослужил на Чукотке. Господа историки этот факт дорогостоящего содержания целых армий на Чукотке и Камчатке объясняют весьма непринужденно: защищались от нападения хищных империалистов. Вот уж поистине, объяснение для полных идиотов! Да возьмите любую карту России и смеряйте четвертями расстояние от Чукотки до ближайших населенных мест в районе Хабаровска! Там более трех тысяч километров, и не менее половины маршрута проходят по районам, где и в наше время не ступала нога белого человека. Да никакому, даже самому сумасшедшему американскому генералу в голову бы не пришло вести наступление по абсолютно непроходимой тайге! А вот наступление через Берингов пролив на Штаты для Советской Армии вполне возможно. Еще до войны Аляску с южными штатами связывали отличные шоссейные дороги. Так что, американцы не успели бы ничего сообразить, как советские танки оказались бы в Калифорнии. Действительно, зимой лед Берингова пролива прекрасно может выдержать советский средний танк, не говоря уж о пехотной колонне. Южная кромка льда находится аж в восьмистах километрах от пролива. Так что, все американские авианосцы бессильно стояли бы перед ледяными полями и не в состоянии были бы ничего предпринять. Тогдашняя палубная авиация на такие расстояния не летала. А авианосец - не ледокол. Все это с большой натяжкой еще можно объявить фантазией и домыслами, если в мозаику не поместить еще один кусочек. В сорок пятом году Сталин приказал скопировать один к одному интернированный американский бомбардировщик Б-29. Он торопился, иначе, чем это объяснить? Ведь в Советском Союзе уже имелись гораздо лучшие разработки. Свидетельством тому наш Ту-160, по всем параметрам значительно превосходящий любые американские самолеты. Да и винтовой Ту-90 ничем не хуже Б-52. Однако Сталину срочно понадобились сотни бомбардировщиков, способных летать над северным полюсом. И они были получены в короткий срок; Ту-4, это точная копия американского Б-29! И тут же началось оборудование аэродромов подскока на северном полюсе. Вот оно! Армии на Чукотке и Камчатке, в сочетании с аэродромами подскока на северном полюсе, это не что иное, как подготовка нападения на США. Действительно, после войны во всей Европе у Советской Армии не было достойного противника. США могли хоть как-то противостоять на море, но на суше американская армия была бессильна против советской. На территории США имелась только плохо организованная национальная гвардия. О ее серьезном сопротивлении и говорить смешно.
   Жаль, я уже не смогу спросить у своей тещи, какие военные карты она печатала в сорок шестом-сорок девятом годах...
   Аэродромы подскока существовали на северном полюсе и после смерти Сталина, но это уже Хрущев, не зная зачем и для чего, тупо продолжал политику запугивания всего мира. Армии постепенно вывели с Чукотки и Камчатки, но до сих пор там можно увидеть руины военных городков.
   Вот я и утверждаю: Сталин величайший гений всех времен и народов. Ибо только гению под силу организовать и развязать самую жестокую в истории человечества войну, а потом надуть весь мир и остаться в истории человечества в белых одеждах победителя коричневой чумы.
   А если разобраться, чем коричневая чума, хуже красной чумы? Гитлер, придя к власти, уничтожил всего лишь десять тысяч германских коммунистов. Сталин, за тридцать лет своего правления - несчетные миллионы собственного народа. Разве можно оправдать людоедские коллективизацию и индустриализацию грядущей великой освободительной войной? Кто мог знать, что она грядет? Разве что сам Сталин. Чем оправдать расстрелянных 440000 собственных солдат за всякие пустяки? Никто толком не изучал причины прихода Гитлера к власти, а даже из школьного учебника истории буквально сквозит недоумение историков: действия Сталина перед войной выглядят, как бессмысленные и непоследовательные метания. То он Англию с Францией обвиняет в развязывании войны, то Германию, то Польшу. А если признать, что он главный организатор войны, все становится стройным и логичным. Кто сказал, что фашизм, это непременно войны и захваты? Муссолини двадцать лет просидел в Италии, вовсе даже не пытаясь никого захватить. А ему вполне были по силам и Венгрия с Болгарией, и Чехия со Словакией. Франко и Салазар до конца жизни просидели на своих тронах, и народ вовсе не роптал, не уходил массами в партизаны. Так что, фашизм с войной связывает только - Сталин. Во Второй Мировой нет победителей и побежденных, есть только безвинные жертвы двух самых жестоких в истории человечества диктаторов.
  
  
  
   39
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"