Зима Лёнка: другие произведения.

Северный бриз

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Южный антициклон принёс с собой нечто большее, чем аномальную жару...

  "Когда-то времена были лучше... трава была зеленее, люди - добрее, а песни - осмысленней.
  Потом было немного хуже, пришлось уметь выживать в каменных трущобах и бегать от очевидных неприятностей. Затем кончилось и это...
  Аномальное "хуже" началось ещё позднее. Весной прошлого года синоптики выдали очередной прогноз на лето - адская жара, пожары и кромешный ужас над европейской частью страны. Но ни один прогноз не предупредил нас, что изменчивые антициклоны принесут с собой медленную смерть на крыльях ветра.
  Эпидемия началась летом. Областные деревни забили тревогу - в крупных сельскохозяйственных посёлках неожиданно стал вымирать скот. Коровы, свиньи, лошади и овцы - все без перебору дохли словно мухи, поодиночке и целыми стадами.
  До города новости доходят медленно, в газетах появлялись лишь мелкие сообщения, пару раз по телевидению промелькнул помощник мэра, выразивший свои намерения разобраться в сложившейся ситуации, и больше ничего. Город, утопающий в своих заботах, был слишком занят для того, что бы заметить опухоль, разрастающуюся с юга страны.
  Красная лампочка загорелась лишь тогда, когда в "скорую" стали поступать первые сообщения о людях, найденных мёртвыми или умирающими в своих домах. Случаев было слишком много, что бы списать это на совпадения, а когда в одном из репортажей сотрудник "скорой помощи" на глазах у сотни зрителей, неожиданно закашлялся и упал на асфальт, хрипя и выплёвывая окровавленные кусочки своих лёгких, в городе начался настоящий ад.
  По результатам вскрытия, медики сделали вывод, что вирус передаётся воздушно-капельным путём. Зона заражения росла с каждым часом, жителей из южных районов эвакуировали в северный посёлок Павловский. Обязательной мерой безопасности являлось наличие защитной маски или хотя бы ватно-марлевой повязки на лице. Однако в течение следующих двух часов в больницу доставили несколько пациентов, обследование которых показало страшную правду - попадание вируса в организм осуществлялось бесконтрольно, любым образом. Прикосновение, глоток воды, даже маленький вдох - всё это могло привести к немедленному заражению.
  Движение в городе остановилось. Двенадцатикилометровая пробка из сигналящих автомобилей вскоре разрослась на протяжении всей магистрали. Пожарные машины прокладывали дорогу по тротуарам и объездным дорогам - горели леса в центральном заповеднике. Днём температура воздуха перевалила за сорок градусов в тени, а на солнце невозможно было выйти без защиты - кожа буквально плавилась на глазах.
  Мир рушился. В тяжёлых охотничьих брезентовых плащах, в солнцезащитных очках, закрывающих половину лица, и в мокрых от пота повязках, мы с братом пробирались через трущобы на окраине города. Воздух здесь пропах ржавой водой, текущей из лопнувших труб, и тяжёлым сладковато-металлическим запахом крови. Всюду в воде лежали тела - изувеченные, чаще иссохшие или почерневшие. Некоторые выглядели так, словно их распотрошили разделочным ножом.
  В глазах периодически чернело, но мы продолжали идти, в направлении, как нам казалось, спасительного севера. Уже несколько часов мы не встречали ни единой живой души.
  К вечеру мы добрались до кирпичного завода, откуда дорога уже уходила дальше в северные районы. Сбросив тяжёлую одежду, мы, наконец, смогли вздохнуть полной грудью. Ночевать пришлось в одном из производственных зданий, на бетонном полу, холодном даже в такую душную ночь.
  Сотовая связь здесь отсутствовала, но даже если бы мы могли поймать сигнал, некому было больше звонить.
  Мама умерла первой. В то утро она так и не встала с постели - вполне благородная смерть, без мучений и криков. Наверное, сердце не выдержало.
  О младшем братишке я предпочитаю не вспоминать - как и о бабушке с дедушкой. Их дом был одним из первых в черте города. Я даже немного рада, что не видела его последних минут жизни, потому что так он запомнился мне светловолосым, улыбающимся мальчишкой, с вечно оттопыренными карманами джинсов. Жаль, фотографий не сохранилось.
  А папа... он сделал всё для того, что бы мы с братом смогли выжить. Я порой вижу во снах, как стоит он на пороге и смотрит нам вслед, хоть руки его уже дрожат, а рот сжат в тонкую нить - только бы не закричать от боли.
  Я знаю, если бы у меня был сын, я назвала бы его в честь своего папы.
  Маленький чемоданчик с медикаментами, сотовый телефон и бутылка воды - вот и всё, что было у нас с собой.
  Всю ночь мы с братом боялись уснуть, сидели, облокотившись спинами друг о друга, и говорили, говорили, говорили...
  Я проснулась, когда мне в лицо уже светило солнце. Брат протянул мне ладонь, на которой лежали две капсулы. Я послушно выпила их, и мы отправились в путь.
  Мёртвая зона. Мёртвый город. Вокруг - ни пения птиц, ни дуновения ветерка. Только звук собственного тяжёлого дыхания.
  До леса оставалось меньше километра, когда брат вдруг остановился и прислушался к чему-то. Несколько минут он стоял без движения, не отвечая на вопросы, затем снова зашагал. Я так и не узнала, что же он слышал.
  К полудню солнце жарило нещадно. Добравшись до леса, мы увидели открытую машину на обочине дороги, но, подойдя к ней, почувствовали, что вонь от разложившейся плоти стала просто невыносимой. Машина простояла лишь несколько часов под открытым солнцем, и мы решили попытать счастья.
  Внутри были двое, судя по одежде, оба молодые парни. Рубашка, залитая кровью, опущенная голова - всё говорило о том, что первый парень скончался от обильного кровоизлияния в желудке. Второму повезло не больше - его голова раздулась как футбольный мяч. На мгновение мне пришла в голову дурацкая мысль, что он хорошо подгадал одежду на этот случай - футболка и шорты модного бренда удачно дополняли картину.
  Мы перетащили тела на поляну рядом. Меня вырвало от жуткого запаха, а больше - от вида жука, вылезающего из ноздри футбольного фаната. Он был весь в чём-то склизком и мутном, что я приняла за остатки мозга парня. К счастью, брат оказался выносливее меня и ни разу не подал вида, что его мутит.
  Оставшейся в бутылке воды едва хватило на то, что бы остудить воспалённое горло, но всё же я почувствовала себя лучше.
  Мы забрались в машину, брат повернул ключ в зажигании. Мотор завёлся с третьего раза, и мы тронулись в путь.
  Бак был почти полным - видно, ребята направлялись в соседний город, отстоящий от нашего на несколько десятков километров - но ехать под открытым солнце было бы слишком рискованно. Доехав до ближайшего пролеска, мы завернули в какой-то ельник, где царила приятная полупрохлада, накрыли машину своими брезентовыми плащами и стали дожидаться вечера.
  Часы на телефоне шли ужасно медленно. В багажнике мы обнаружили целый запас консервов и запечатанных бутылок с чистой водой - видно, по радио к тому времени уже объявили об эвакуации населения. Брат пощёлкал переключателем, и через жуткие помехи мы услышали старую композицию, похоже, на "Ретро.fm" - значит, оставались города, которые не затронул смертоносный вирус.
  Я задремала до вечера, а проснувшись, поняла, что что-то не так. Брат вёл себя как обычно, разве что говорил меньше, но мне казалось, что это последствия шока. Ещё одна порция таблеток, и пара болезненных уколов - так нам велел папа. Запаса медикаментов должно было хватить максимум на неделю.
  Мы выдвинулись ночью. Звук заводимого мотора показался мне оглушительным в тишине леса. Лишь когда мы выехали на трассу, ровный гул механизма и яркий свет фар помог мне немного успокоиться.
  На дороге кое-где попадались кровавые лужицы, несколько раз нам приходилось объезжать мёртвых животных и людей, но до сих пор мы не встретили ни одного живого человека.
  Я смотрела в окно - пыталась высмотреть вдали хоть один огонёк. На обочине мелькнул указатель "Павловск". Кромешная тьма. Мёртвый посёлок, как и всё вокруг.
  Мы ехали уже больше двух часов, как вдруг машина снизила скорость и съехала на обочину. Лицо брата было таким бледным, что, казалось, светилось в темноте как лицо вампира. Затем он начал кашлять. Постепенно кашель становился всё сильнее, а на платок, прижатый ко рту, попало несколько кровавых капель. Я немедленно достала из чемоданчика инъекцию, но брат отстранил мою руку со шприцом и сказал сильно изменившимся голосом:
  - Поздно. Дальше поедешь одна.
  Я плохо помню, что случилось потом. Наверное, у меня была истерика, или что-то вроде того. Я хваталась за него, кричала, пытаясь удержать в машине, он отбивался, но его хватка слабела с каждой секундой. Дыхание стало тяжёлым, а кровь тонкой струйкой ползла из угла рта. Он собрал все силы и оттолкнул меня так, что я упала на заднее сидение.
  - Езжай же, идиотка! - прохрипел он и, открыв со своей стороны дверцу, буквально выпал из машины. Красиво, как ангел - распростёр руки и исчез из виду. Пока я, как сумасшедшая, пыталась выбраться с другой стороны - дёргала за ручку, которую неожиданно заклинило - он совсем скрылся. Кровавый след уходил от дороги в кювет, где росла высокая трава, а у меня даже не было фонарика, что бы попытаться разыскать его тело.
  Содрогаясь от рыданий, я влезла на место водителя и, путаясь в педалях, наконец, тронулась с места. Я ехала быстро, очень быстро, так, что не успела заметить, что посреди дороги лежит большая туша мёртвого животного. А когда заметила, было уже поздно - резкий поворот руля, визг тормозов, нахлынувшая боль в животе, мой собственный крик и удар головой. Темнота...
  Не помню, как очнулась. Не знаю, почему выжила - лобовое стекло было треснуто настолько сильно, что, казалось, в лучшем случае, у меня должен был быть проломлен череп.
  Но нет. Я же помню дорогу, по которой шла, сгибаясь от дикой боли в животе, под брезентовым плащом. Помню воздух, который не пах ничем, и помню утреннюю злую тишину в преддверии очередного адского дня.
  Хотя нет, я помню ещё кое-что...
  В последнем вздохе, лёжа на раскалённом асфальте, пропитанном ароматом гудрона, привыкая постепенно к мысли о смерти, и принимая её как данность, я почувствовала лёгкое дуновение ветерка, холодное и успокаивающее. Северный бриз, что принёс надежду, унёс с собой мою жизнь в те края, где больше никогда не наступит торжество человеческой жизни".
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"