Леонгард Валери: другие произведения.

И пусть нас не убьют.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ночь придет и утонет в твоих глазах,
    А луна поменяет свой грозный лик,
    Мой кровавый Принц, мир в твоих руках,
    Отчего же угрюм ты и как-то сник?
    За плечами твоими - пятьсот дорог,
    Нам, сжигая мосты, кровью их обагрить...
    Мне спасать бы тебя от мирских тревог,
    Но ты болью лишь нежность сумел заменить.
    Нам пристанища в жизни людской не найти,
    Нас изгонят из Ада, и в Рай нас не взять,
    На твоей лишь груди мне покой обрести,
    Нам с тобою в могиле одной лежать...


   Аннотация:
   Ночь придет и утонет в твоих глазах,
   А луна поменяет свой грозный лик,
   Мой кровавый Принц, мир в твоих руках,
   Отчего же угрюм ты и как-то сник?
  
   За плечами твоими - пятьсот дорог,
   Нам, сжигая мосты, кровью их обагрить...
   Мне спасать бы тебя от мирских тревог,
   Но ты болью лишь нежность сумел заменить.
  
   Нам пристанища в жизни людской не найти,
   Нас изгонят из Ада, и в Рай нас не взять,
   На твоей лишь груди мне покой обрести,
   Нам с тобою в могиле одной лежать...

Валери Леонгард

И пусть нас не убьют!

И на лицах нет ничего, кроме жуткой ухмылки губ,

А в руках только камни, мой свет...

Я и есть этот хладный труп?

Когда солнце уходит за тучи, когда тлеет пустая душа,

Приходи. Приходи, чтоб я понял: ты меня пробудил ото сна.

На ладонях твоих нити, судьбы... Я касаюсь губами любя.

Ты горячий, как солнце, уходишь, вновь за тучи, спасая меня.

К черту плети, удары, ужимки! Наказание мое, боль моя,

Ты кнутом проведешь меж лопаток - забывается суть бытия.

Языком вновь в открытые губы, и устами касайся ран,

Огоньки твоих глаз убивают. В них тону, ибо ты - океан.

И они будут вечно молчать, запечатай ты рты им крестом,

А на тех, кто меня угнетал,

Ангел мой, укажи - как перстом...

  
   Сколько себя помню, людям всегда нужна была Вера. Вера в мир, спокойствие, светлое будущее или в Лазаров рок. Менялось все, а главное - мир. Неизменной оставалась Вера. Люди забыли, что есть нечто за пределами их ограниченного видения. Они свято уверовали, что есть Лазар, и он их спасет. Но как Бог, который убивает, насилует, заставляет страдать, может кого- то спасти?
   "Бог милостив к тем, кто верит, к тем, кто не грешен!"
   Бедняк верит, но умирает от голода, несмотря на абсолютную безгрешность. Зато убийца купается в золоте, слышав о Храме постольку - поскольку. Бог ли милостив?
   "Лазар слышит наши молитвы и помогает нам".
   Если мне скажут, что пришел Лазар, и отдал мешок монет сирым и убогим, то я возможно и поверю, но мировая история не помнит подобных случаев. Разумеется, вы можете оспорить мое мнение, сказав, что деньги, хоть и отданные богачом, были даром Лазаровым, ибо именно он направил чистые помыслы в голову неразумную, именно Лазар управлял богачом в момент пожертвования. Простите, но если вы способны столь изысканно идеализировать мир, то я лишь посмеюсь. Все, что мы видим - это стечение обстоятельств, случайные встречи или наши усилия. Ничего больше.
  
   В этой жизни мне не повезло, так как я родилась не в том веке и не в том мире, увы. Я не прошу, чтобы меня жалели, ибо все, что есть- это констатация факта. Не более. Признаться, я завидовала детям королей, которые золото видели так же регулярно, как я- грязь вокруг дома. У меня не было меховых накидок, перстней с драгоценными камнями или игрушечного пони, присланного эльфами в дар отцу - королю. Взамен судьба подарила старенькое бабкино платье, рваный платок и, хвала Пропасти, сандали. Жить можно и ладно.
   Родилась я, по рассказам бабки, в дождливый день. Мать моя, ведьма, мучилась часов пять, не в силах разродиться, валяясь в лесу. Откуда бежала, куда бежала - не понятно. Бабка так и сказывала. Ее, кстати, Данка звали, но простецкое "бабка" за столько лет приелось и осталось в памяти. Возвращаясь же к матери скажу, что Данка пришла к ней на помощь слишком поздно. Родить помогла, но жизнь сохранить не сумела. Печалится или радоваться подобному исходу? Не знаю. Вы не подумайте, что я совсем бесчувственной была! Конечно, когда бабка правду мне рассказа, я едва не топиться собиралась, но получив хлыстом по мягкому месту, успокоилась и даже охладела. Сейчас же я не испытываю ровно никаких чувств к этой женщине, только благодарность за способность жить. Все.
   Росла я сорванцом. Бабка заработала столько упреков из-за меня от жителей ближайшей деревне, что думаю, будь я не ее месте, вышвырнула бы негодную девку прочь. А она терпела и любила, как ни странно. Меня редко кто любил, и за это я готова ей кланяться в пояс.
   Какие крупные неприятности мог принести ребенок? Я ставлю вопрос не правильно, понимаю. Какие неприятности мог принести ребенок - полукровка, дочь вампира и ведьмы, в то время, когда ведьм ненавидели и, с поводом и без, ссылали на костер, а вампиров прогоняли вилами, садили на кол, оправдываясь тем, что те заняли целое Солнце. На кой черт людям было Солнце Дорина, самый холодный участок мира, я не понимаю до сих пор. Есть у вас Солнце Лазара-- пользуйтесь, но нет! Зависть. Поэтому люди бесились и уничтожали и так малый контингент нечисти.
   Мысль о том, что люди ненавидят всех, кто не похож на них: сильных или просто выделившихся из толпы, пришла ко мне намного позднее, поэтому пришлось пожертвовать счастливым детством.
   Наверно, я лгу. С чем прощаться? Я не познала понятия "детство". Уже в пять лет бабка взялась за мое образование. Магическое. И ей было абсолютно плевать на мирские запреты. Она говорила, что мол, магия всегда пригодится и точка. Вопросы о кострах ее не очень интересовали.
   Далеко мне было до прекрасных магичек с дипломами, но все же. Бабка знахаркой была и кое- что смыслила в этом. Спросите, почему ее не сожгли, как ведьму? Ответ прост: во - первых, в деревне не было целителя, и лечить всех приходилось Данке, а во- вторых, знахарок не относили ни к ведьмам, ни к магичкам. Поэтому мое утро начиналось с домашних хлопот, где- то в полдень бабка занималась со мной, а под вечер сил хватало только на то, чтобы доползти до кровати и уснуть.
   Бабка старалась дать мне все науки скопом. Я не хватала звезд с небес, не подумайте, наоборот, я училась так тяжело, что можно восхвалить создателя за мою способность читать и писать. Какая магия, о чем вы? Да я едва подпалить палки могла, если на то пошло. Бабка злилась, считала себя неумелым учителем, а я злилась, что такая тупая.
   Но в пять лет мне море было по колено! Мысленно я видела себя великой магичкой, а реальность являла дурную полукровку. И снова я сталкивалась с несправедливостью мира. Детское сознание еще не до конца понимало, что происходит. Оно просто воспринимало информацию.
   Данка приучала меня к религии. Здесь дело шло быстро, я поняла систему. Три Солнца -- Три Бога. Аарон, красное солнце, принадлежащее нечисти, Лазар, желтое солнце, отданное во владение людям и Дорин, синее или ледяное солнце, отвоеванное вампирами. Мы молились Лазару, и я оставалась довольна, думая, что этот Бог заберет все мои грехи, защитит меня и будет благосклонен.
   Вера интересная штука, работающая на самовнушении. Можно было бы верить хоть в Дьявола, которого отчего- то на три Солнца не делили, оправдывая его поступки и ища у него защиты, но Дьявол -- зло. А как зло может защитить? Запросто, скажу я вам.
   Находились смельчаки, организовавшие Орден Люцифера и привлекающие в свои ряды людей, но таких отлавливали по одному и в переулках метелили так, что уже ни один Бог не способен был им помочь. Или же, так любимый народом вид казни -- костер. Еретиками их звали, отступниками Божьими. Ах, как много пафоса и как мало смысла! Их никто не слушал, а зря. Но гениальные мысли приходят после, как говориться.
   В шесть лет мне захотелось увидеть мир, но Миром деревню сложно было назвать, но я ребенком была и даже эта мелочь сгодилась мне в поисках приключений.
   Стоит ли говорить, что все закончилось лучше, чем могло?
   Бабка с утра ушла в лес, а я, забросив домашние дела, бросилась к деревне со всех ног. Мною двигала самая дурацкая цель в жизни -- найти друзей. Конечно, для дитя она дурацкой не была и я, словно нечистый дух, ворвалась в обитель спокойствия и верования.
   И на меня смотрели, как на тот самый нечистый дух, порождения Дьявола, отступницу божью. Им и в голову не пришло, что ребенок -- это только ребенок, ничего больше. Шрамы на теле зажили, а рубцы оставались на душе.
   Меня закидали камнями, оставив синяки, ссадины и многочисленные раны на теле. Бабка за голову хваталась, кричала и проклинала всех, но какой толк в проклятиях? Надо было сделать выводы и успокоиться. И я их сделала.
   Сложно было принять такую себя. Я возненавидела свою сущность, возненавидела людей, проще говоря, мир стал одним большим куском ненависти. Обидно было до слез, но я не позволяла себе плакать. Детство было жестоко отобрано. Бог был отвергнут. Личность стала чем- то эфемерным.
   К десяти годам, когда девочки начинают прихорашиваться и таскать мамину мастику для губ, я зубрила книги денно и нощно, самообразовываясь, дабы доказать всем. Что доказать и кому? Сама не знаю.
   Я ведь не была красавицей по человеческим меркам. Более того, я относилась к разряду "дурнушка обыкновенная". Волосы мои были белого цвета, словно снег и зимой даже сливались с ним. В сочетании с бледной кожей, красными глазами и внешней худобой это выглядело ужасно. Я и сама понимала, что похожу на мертвяка, восставшего из могилы. Ярко- красные губы и маленький нос так же не придавали мне красоты. Смотрясь в зеркало, я видела белое пятно с тремя красными пятнами -- губы и глаза. Отвратительное зрелище.
   Такой подарок, как говорила бабка, мне достался от родителей. Отец подарил кожу и глаза, а матушка -- волосы. Это не делало их лучше или хуже в моих глазах, просто мне было любопытно, чем они думали, когда решили оставить ребенка в чреве матери, заведомо зная, кто родится.
   Дальше жизнь тянулась, как мед. Гадко и медленно. Дни превратились в сплошную серую массу. Меня перестало что- либо интересовать, кроме книг и дома. В деревню я больше не выходила. Никогда. Ко всему прочему я окончательно и бесповоротно перестала верить в Бога. С каждой прочитанной книгой в голове неустанно складывался образ некого Создателя, но отнюдь не Бога.
   Смерть. Чума. Война. Голод.
   Это от Бога? Не верю.
   Я рано стала задумываться над подобными вещами незаметно для себя начала оправдывать Дьявола. В одном из споров с бабкой мы разругались, и мне захотелось убежать. Она верила, а я нет. Но она считала, что она права и поэтому я должна была заткнуться и слушать ее бред о святости бытия.
   Слово "святость" обесценилось. Что есть "святость"? Я проштудировала литературу, которую нашла в Данкином разбитом доме, но книги полнились водой, полнились бессмысленными рассказами о Лазаре. Этого был катастрофически мало.
   Подростковый возраст был ударом по психике бабки. Я начала буянить так, что местные вскричали. Дважды я сама напрашивалась на костер, проверяя себя и способности, так внезапно открывшиеся. Огонь не жег тело, а лишь слегка покалывал, и это доставило извращенное удовольствие. Я была совершеннее, чем они. Я была другой. Я урод, не принятый толпой, но я -- иная. И этим нельзя было не гордиться. Побег от костра стал трюком простейшим, заключавшийся исключительно в тушении огня магией и распутывание веревок, а остальное дело делали быстро бегающие ноги.
   Второй этап проявить себя начался тогда, когда я поняла, что меня опасаются. Меня боятся. У них мороз по коже щеголял, когда я проходила мимо. Они поняли, что воевать со мной бессмысленно и начали преклоняться. Неохотно, скрепя зубами от злости, но уважать начали. Если боятся, значит уважают. Иногда уважение было не столько ко мне, сколь к бабке и ее способностям, но для меня, ребенка в сущности, это приравнивалось к Великим.
   Так продолжалось года два, за которые бабка окончательно поседела и мечтала от меня избавиться. Я желала того же, но идти пока было некуда. Я окончательно стала символом греха, пособничеству Дьяволу и Богоненавистничества.
   Ребенок. Ну да.
   Я готова была кричать о том, что люди глупы и верят невесть во что, но меня удерживало что- то внутри и я ждала. Ждала своего часа. Можно было податься в Орден Люцифера, но я принципиально избегала этого сообщества, которое могло элементарно забить голову чушью и не дать мне ожидаемого результата. Тем более того результата, о котором я еще не задумывалась.
   Семнадцать лет ознаменовали год потерь. Данка скончалась.
   Она умерла ночью, во сне. Я нашла ее холодное тело наутро и не могла кричать, плакать или звать на помощь. В голове образовался вакуум, твердивший, что сейчас нужно ее похоронить и становится взрослой. В один момент. Детство закончилось не начавшись. Это конец.
   Хоронить же я ее не пожелала, отдав тело огню. Это было гуманнее, по моему разумению. Глубокая могила мне не под силу, а оставлять ее так это значило отдать ее на съедение лесным животным. Побрезговали бы они мертвечиной или нет, я не знаю. Что сделано, то сделано.
   Я не оплакивала ее. Незачем. Со временем понимаешь, что слезы не сделают мертвому ни хуже, ни лучше. Ведь это всего лишь слезы. Вода, если угодно. И отмаливать ее я не хотела, хотя она явно бы мечтала об этом. Верующая моя. Она-- да, а я... Проще поверить в Дьявола, который ее отнял у меня.
   Полгода прошли относительно спокойно. В деревню я выходила за продовольствием неохотно, стараясь набирать всего и побольше заранее, а на вопросы о Данке отвечала, что бабка нынче больна. Поначалу мне охотно верили, но вскоре слух о ее смерти разлетелся, как пчелиный рой и деревня заголосила. Меня гнали, чем могли вон. Они боялись. Но еще больший страх заключался в том, что меня никто не удерживает и значит, Дитя Дьявола, а меня начали называть и так, может выплеснуть свою злость на урожай и младенцев. Подслушав подобные речи, я хохотала пару дней. Если бы я могла, от деревни и камня не осталось, а так...
   Терпение их подошло к концу в середине лета. Помню, ночь жаркая стояла, и пришлось оставить окна распахнутыми. Звезды можно посчитать, так чисто было небо. Шорохи во дворе я услышала где- то на краю сна. Нужно поблагодарить отца- вампира, от которого унаследовала столь тонкий слух и чуткий нюх.
   Их было пятеро. Маловато для такого большого населения. Но к чему храбриться, я бы и с тремя здоровыми мужиками не справилась. Магия не сыграет большой роли. Направленный удар на несколько человек я делать не умела, а отвлекаясь на одного, смело получу удар вилами под ребра от другого. Зачем зря тратить силы?
   Мозг сработал быстрее, и я нырнула в погреб. Чувствовала ли я себя трусом? Нет, я мечтала выжить. Но, не смотря ни на что, я знала, что я лучше их. Я была одна, а они толпой. У меня была цель, а они собирались ее оборвать, забрав жизнь. Так просто отдаваться не собиралась.
   Некоторые в момент опасности предпочитали читать молитвы, которые бесполезны. Или целовали кресты, иконы, восхваляли Лазара... Спасло ли их это? Помогло ли им это? О да, помогло, они обрели веру в себя, которую, конечно же, ниспослал Лазар, и выпутались из передряги, но если искренне верить в себя, то результат будет таким же. Но людям нужна Вера.
   Я не молилась, а молча ждала. Когда сломают дверь, ворвутся в дом, разгромят все и, не обнаружив меня, крикнут об этом остальным, спалят дом... Учуяв запах гари, мои губы невольно зашептали неизвестное заклинание, а в руках вспыхнул огонь. Шок был сильнее испуга, и я не задумалась о том, что сейчас я в состоянии сжечь дом сама вместе с собой. Это было бы несколько...неудачно.
   Огонь продолжал разгораться, а попытки скинуть его с рук не увенчались успехом. Паника. Страх. Неизвестность. Пламя становилось больше и обретало форму.
   Человек. Нет, нечеловек...
   Высокий парень, сгорбившись под весом потолка, взирал на меня из под слишком длинной челки огненного цвета. Ярко- желтые глаза были наполнены интересом от происходящего, а рот расплылся в безумной улыбке, обнажив ряд идеально белых клыков. Цвет кожи у этого существа был неестественно светлый, породив во мне предположения, что он относится к вампирам. Рукой с длинными острыми ногтями красного цвета, он откинул с лица мешающие волосы и небрежным движением затянул их в хвост. Они доставали ему до пояса...
   Кричать? Бежать? Враг? Друг? Кто хуже: селяне или это?...
   -- Ну что, ангел мой, порезвимся с твоими обидчиками? -- хриплым голосом поинтересовался он, выпрямляясь и открывая погреб.
   Я кивнула, боясь противиться ему.
   - Не то, совсем не то, милая...
   Он отрицательно покачал головой. Что ему нужно? Мое непонимание достигло его разума.
   -- Слово! -- приказал он.
   Какое, черт подери, слово? Меня колотило так, что зуб на зуб не попадал Я перестала осознавать где нахожусь, что со мной... И главное, что я не понимала, так кто стоит передо мной и что ему нужно.
   -- Слово, ангел мой, это подтверждение нашего соглашения. У нас же соглашение, верно? -- и опять на его лице заскользила это ехидная и гадкая улыбка.
   Оставалось лишь согласно кивнуть.
   -- Ну, так скажи, что ты согласна, мы скрепим наши руки в честь вечной дружбы и я предоставлю тебе свою защиту. Ты ведь для этого меня звала?
   -- Я...согласна. -- промямлила я, еще больше отползая к стене, буквально впечатываясь в нее. Кажется, все его слова просто пролетели мимо моих ушей.
   -- Молодец. -- Оскалился он, проведя рукой по моей щеке, оставив след от когтей.
   Он выпрыгнул из укрытия и предстал перед противниками. Я не могла пошевелиться, не могла дышать. Воздуха катастрофически не хватало. Только звуки. Звуки смерти и страданий. Звуки падающих тел. Меня передернуло, и я позволила себе, наконец, пошевелиться и вылезти на свет. Тот, кого я приняла за вампира, стоял посередине комнаты и облизывал пальцы, выпачканные в крови.
   Ужаснулась ли я? Да. Я никогда не видела столько крови и никогда не выдела подобные тела, словно выпотрошенные изнутри.
   -- Противное зрелище, верно? -- спрашивает. Я бросаю на него быстрый взгляд и тут же опускаю глаза. Противно, ты прав.
   Больше всего я боялась платы за его благодеяние. С подобным мне сталкиваться не приходилось, поэтому моральная подготовка к смерти уже мной осуществлялась. Он не заставил себя ждать.
   -- Я слышу, что ты боишься расплаты. Я не возьму с тебя много, Ангел.
   Он медленно приблизился ко мне и одной рукой, притянув к себе за талию, а второй обхватил за шею, закинул мою голову и впился губами туда, где пульсировала кровь. Его шершавый и горячий язык прошелся по моей коже, отчего та покрылась мурашками. Он чувствовал мой страх и усилил напор своими губами. По телу разливалась приятная истома. Я протянула к нему руки, но он одернул их, оторвавшись от шеи и одарив меня негодующим взглядом.
   -- Никогда не перехватывай инициативу, Ангел мой. Я-- твой Бог, я-- твоя вера, я то, что нужно тебе. Я владею теперь тобой. Ты-- моя. Не бойся, -- и он одним движением клыков вспорол кожу на моей шее, слизывая и высасывая из раны кровь.
   У меня от перенапряжения закрывались глаза, а состояние близилось к обморочному. Я теряла контроль над разумом, над собой. Неистовое желание коснуться его стало непреодолимым. Его огненное тело вспыхивало от моей крови, и он лишь сильнее сжимал меня в своих руках. От боли закружилась голова. Его когти разорвали ткань рубашки и оставили тонкие порезы на спине. Я вскрикнула последний раз и потеряла сознание.
  
  
   Прошло три года с тех пор, когда впервые встретила Вала, своего демона, своего защитника наставника и опекуна. Эти года пролетели, как один год и я почти не заметила, что мне уже двадцать лет. Вал часто шутил по этому поводу, не понимая, по вампирьим или человеческим годам вести счет. Пока мы ограничивались вторыми, но никто не знал, как обернется дело.
   Мой старый дом мы сожгли, уничтожив все следы нашего пребывания там. Думаю, наше отсутствие, а вернее мое, заметили на следующее утро и окрестили то место проклятым, а может даже, им пугали маленьких детей. Меня и Вала это интересовало мало. Мы пересекли наше государство и оказали на его границе, благодаря чудному дару моего демона. Он умел перемещаться на далекие расстояния.
   Приграничный город Грас был идеальным местом для таких путников, как мы. Находясь на пересечении с Дорином, он ежедневно пропускал через себя сотенный поток людей и нечисти. Здесь вампиры и ведьмы не вызывали благоверный ужас, а эльфы запросто обсуждали новые поставки с людьми за бокалами пива. Вал объяснил мне, что мир меняется и меняется менталитет людей. Я искренне надеялась, что пройдут времена и вся нечисти сможет так же спокойно, как и в Грасе, разгуливать по улицам, не скрывая лиц.
   Мы обжились здесь, но все же кое- что нас не устраивало. Люди ненавидели демонов. Они искоренили в своем разуме веру в то, что вампиры-- зло, но о демонах речи не шло. Самоубеждение все еще играло важную роль. Мы не решились кого- либо переубеждать в правильности своих мнений, предпочтя носить мантии, покрывающие головы капюшоном. Вал не заставлять носить ее меня, но я боялась. Боялась, что вампиры, заметив меня, почуют Зов Крови. Кто знал, что сделают они с полукровкой. Поэтому мои снежные волосы всегда скрывала ткань, при любых обстоятельствах.
   Как только мы переехали в Грас и освоились, выкупив дом у пожилого торговца, Вал взялся за мое обучение. Прах и бездна, это было чудовищно! Он требовал невозможного. Вставать приходилось рано, потом бег до озера и плаванье в ледяной воде, при этом демону было плевать, холодно мне или нет. Физические нагрузки, регулярная магическая практика и чтение очередного тома на ночь-- это малый список того, чем занимал мое время Вал.
   Чем я заслужила от него такую заботу? Смешно сказать, но это была банальная выгода. Впервые попробовав мою кровь, Вал понял, что она впитала в себе вкусовые качества от вампирьей и количественные от человека. Тем не менее, я оставалась бледной, благодаря его еженедельным "пробам". Но все было не так просто.
   У нас была заключена сделка. Когда при первой нашей встрече он спросил, чего я хочу больше всего, я, неожиданно для себя ответила: "Найти отца". Эта фраза буквально соскочила с моего языка прежде, чем я успел додумать ее смысл. Вал принял это условие и отныне, он брал мою кровь, напоминая о контракте. Честно говоря, он давал мне намного больше. Знания, умения. Это был воистину ценный дар.
   Общение Вала значительно сказалось на моей внешности. Отныне моя худоба не вызывала у меня омерзения, лицо преобразилось, тело приобрело формы более присуще девушке и, Люцифер побери, у меня появился некий шарм! Это было настольно нереально и настолько здорово, что зеркала перестали играть в моей жизни второстепенную роль. Даже волосы цвета снега стали более густые, шелковистые, вызывая жгучее желание снять капюшон и похвастаться окружающим своей пышной гривой.
   К сожалению, Вал был силен только в магии демонов и, следовательно, только эта магия преподавалась мне. Остальное приходилось по мелким кусочками тянуть из других книг, что давалось тяжело и неохотно, но внутренние установки, что это пригодиться мне в будущем, делали свое дело и я снова и снова, покрыв голову капюшоном, пробиралась по улочкам до книжного магазина и приобретала новые манускрипты.
   Чему еще мог демон научит полукровку? Странный вопрос, право, который я задавала себе вначале. Искусству смерти. Вал приучил меня, что Смерть-- неотъемлемая часть человеческой жизни. Смерть-- орудие, забирающее жизнь. Все в мире можно получить, но можно и отнять. Как и жизнь.
   Увидев впервые, как Вал убивает вора на моих глазах, меня стошнило. Это было настолько мерзко и противоестественно, что данная картина навсегда впечаталась мне в душу. Мальчишка лет семнадцати с вырванным сердцем, валяющийся на мостовой. Сильный ливень нещадно бьет по его ранам, а капли уносят кровавые следы прочь. Тогда, это было жутким, а сейчас стало обыденностью. Я научилась убивать.
   Подобные уроки проходили через слезы и угрозы. Вал вырабатывал во мне силу духа и полное отсутствие страха. Ему было абсолютно плевать, хочу я этого или нет. Контраргументом служил договор. Вал всегда говорил мне тогда:
   -- Ты сама решила, что хочешь встречи с отцом. Но что, если в тебе возникнет желание его убить? Столько времени прошло, сколько воды утекло... Потребности в Смерти нужно удовлетворять, иначе как потом жить? А сможешь ли ты его убить? Нет! Поэтому...на исходную позицию!
   И я снова выдирала стрелы из мишени, снова натягивала тетивы лука и снова выпускала их прочь, думая, что убить отца никогда не решусь. Он не был хорошим человеком, но был безупречным вампиром. Закон правит. А он следовал Закону.
   Спустя чуть больше полугода, Вал стал брать для меня заказы. Теперь я убивала за деньги. Это была неплохая школа, я вам скажу. По крайней мере, я ко всему начала относиться философски. Смерть? Чушь какая! Жизнь? Разве это жизнь? Любовь? Боже правый...
   Демон сломал прошлую меня и вырастил новую. Он собирал мой портрет по кусочкам хладнокровия, равнодушия и стойкости. Не было старой Анели. Теперь на мир смотрела наемная убийца с прозвищем Ангел.
   Вал снова давал гораздо больше, чем получал. Хотя...с его точки зрения все было наоборот. Он боготворил мою кровь.
  
  
   -- Вставай немедленно! -- громогласный голос Вала раздается где- то рядом, а его руки пытаются оттолкнуть меня от прижатого к груди тела.
   -- И не подумаю... -- сонно пробурчала я, пододвигаясь к демону, не желая вылезать из под теплого одеяла и из ,не менее теплых, рук.
   -- Пять минут и я сам потащу тебя на озеро! -- рявкнул он и резко сел на кровати, сорвав с плеч одеяло.
   Я оскалилась на него, но, тем не менее поднялась и поплелась собираться. Утреннее купание в ледяном озере было противной традицией для меня. Купаться там не было никакого желание, тем паче в такую рань, но демон был непреклонен. Приходилось слушаться его и плестись на озеро, мысленно удовлетворяя себя тем, что Вал тоже идет со мной, а не остается спать еще добрых полчаса.
   От нашего маленького дома до озера дорога занимала около пяти минут. Дом стоял на отшибе Граса, что давало нам особые преимущества. Мы стали полноценными жителями этого города, но все же скрывали лица. Нас узнавали исключительно по черным плащам. Тот, кто все же видел лицо Вала, это случалось довольно редко и то, по ошибке, не запоминал его, ибо память немедленно корректировалась, а у наемной убийцы Ангела на руках были черные татуировки в виде черных веток деревьев, на которых зимой лежал снег, а летом цвели мелкие красные цветы. Вал около часа работал над ними, пока мы не добились устраивающего нас обоих результата. До этого на мои руках красовались змеи, пауки, человеческие головы и даже чьи- то челюсти ( по заверению демона-- его).
   Дойдя до озера мое разочарование и плохое настроение достигло своего апогея. На улице, уже как месяц, стояла весна, но озеро видимо не было об этом оповещено, поэтому радовало меня слоем льда и мелкими трещинками.
   -- Я не буду этого делать... -- пробурчала я, кутаясь в плащ до самого носа.
   -- Ты каждый раз этого говоришь и каждый раз делаешь! Вперед, Ангел мой! Даже местные прыгают в прорубь, а ты не можешь!
   -- Они делают это раз в год... -- все еще возмущалась я, но быстро скинув сапоги и плащ, ринулась к воде.
   Холод в первые секунды мелкими иголками пронзил все тело, будто я погрузилась в кокон изо льда, но в следующее мгновение мышцы пришлось расслабить, чтобы обжигающее чувство мороза сменилось уже привычным ощущением легкой прохлады.
   "Только не напрягаться..."-- твердила мысленно я себе, задерживая дыхание и обнимая себя за плечи.
   Выныривать еще было рано-- Вал засекал время стоя на берегу. Если вампиры были способны не дышать под водой, то у меня это получалось, от силы, час, да и то в теплой воде. Сейчас же все сосредоточение ушло на состояние покоя.
   Минута. Еще одна.
   Легким не хватает воздуха.
   Минута. Еще одна.
   Тупая ледяная боль. Ноги сводит судорогой.
   Мину... Не могу!
   -- И пятнадцати минут не прошло! -- возмущенно крикнул Вал.
   Я выбежала на берег, стараясь не прикасаться ко льду полной ступней. От ветра стало еще хуже, пришлось в спешке накидывать плащ и одевать сапоги на мокрую ногу.
   -- Иди сюда. -- уже спокойнее проговорил демон и протянул ко мне руки.
   Грех не воспользоваться такой добротой с его стороны.
   Я приникла к нему всем телом согреваясь. Его тепло обжигало меня, нежели грело. От кожи пошел пар. Вал еще теснее прижал меня к себе и провел руками по моим волосам, высушивая их.
   -- О Люцифер, сколько же с тобой проблем, Ангел! -- посетовал он.
   -- Ты сам на это подписался, -- парировала я, обратив к нему лицо.
   -- Я и не спорю. -- улыбнулся Вал. -- Твоя кровь -- это эликсир для моего тела и души, но благие намерения, как говориться, наказуемы.
   -- И этими намерениями вымощена дорога в Преисподнюю?-- захохотала я.
   -- Во- первых, я и сам из здешних мест и ничего хуже, чем обучение тебя, мне уже не грозит, а во- вторых...
   -- Что?
   -- Сколько тебя уже отучать от этих мирских пониманий Ада и Рая, девчонка?!
   -- Молчу- молчу. -- усмехнулась я и побежала вперед.
   Вал только покачал головой. Кажется, он окончательно смирился с тем, что года для меня идут по вампирьим меркам-- во мне еще жил ребенок.
  
   -- В городе произошла череда непонятных убийств. -- хмыкнул Вал, когда мы сидели в таверне и ожидали нашего заказа. -- Твоих рук дело?
   -- Я не принимаю заказы без тебя, следовательно, о каждом убитом ты знаешь лично.
   -- Убивает чисто, тихо и крайне аккуратно, не в пример смертным. -- продолжал между тем демон. -- Оставляет единственный тонкий порез на шее либо ярко- красную стрелу. Точно в сердце.
   -- Кровь?
   -- Остается в теле! -- хмыкнул наставник.
   -- Значит, не вампир. -- заключила я, пожав плечами.
   -- Ты так уверена? -- вскинул бровь Вал. -- Я бы не торопился с выводами. Вампир он или нет, но такую работу в состоянии сделать только он, да и соперник у тебя появился достаточно сильный.
   - А чья энергетика?
   - Я не в силах определить. - пожал плечами демон.
   Вот это новость!
   Нам принесли наш заказ, который буквально спас меня от дальнейшего разговора. Есть не хотелось абсолютно, но пришлось глотать через силу. Вал это заметил и кивнул, догадавшись, что сейчас меня больше занимают мысли о серии убийств, чем еда.
   Все это было несколько странно, даже для Граса. Знатных наемников здесь было всего три, в число которых я с гордостью входила. У каждого из нас был свой почерк. Мирел, эльф- боец, предпочитал арбалеты, заправленные изумрудными стрелами, которые он делал сам. За собой он оставлял веточку хвои, что давало шанс безошибочно опознать, чьих рук было убийство. Флорин же, человек, обходился мечами, которые и оставляли метку в виде нескольких капель крови. Свои предпочтения я отдала метальным ножам. Благо, Вал в совершенстве обучил меня владению этим видом оружия. Никаких опознавательных знаков я не оставляла и лишь только по хорошо сделанной работе, местные узнавали, кто побывал на данной точке.
   Мы уже возвращались домой, как Вал снова вспомнил про убийцу.
   -- Что будешь делать с соперником? Устранять?-- поинтересовался он тогда.
   Я удивленно вскинула брось. На моей памяти еще не было момента, когда Вал сам предлагал мне включиться в подобные игры. Он был сторонником здоровой конкуренции, считая ее неизменным источником успеха.
   -- Убийство, -- говорил он тогда. -- Не соревнование, где один способен осилить другого. В мире наемных убийц есть те, кто хорошо выполняет, и те, кто не очень. И вот вторые должны ровняться на первых, брать с них пример и показывать свои умения в деле.
   Сейчас же это была провокация, скрытая под предложением.
   -- Отнюдь. Лучше посмотреть на что способен наш птенчик, а уж потом изымать из этого либо положительные стороны, либо гнать его из нашего города.
   Вал улыбнулся, будучи довольным моим ответом.
   Через неделю Валу уехал, оставив меня одну. Он часто исчезал на пару дней, оставляя записку на столе и мешочек монет. Но эти дни, если и хотели, то никогда не становились для меня выходными. Только посмей я не пойти с утра на озеро, как в мою кровать начинал лить ледяной дождь, что было вдвойне хуже. Приходилось сушить постель, вытирать мокрый пол. Разумеется, можно было воспользоваться магией для более быстрой уборки, но Вал предварительно накладывал блокирующее заклинание и мне оставалось лишь выполнять всю работу руками.
   На второй день отсутствия Вала ко мне заглянул мальчишка- посыльный и отдал письмо. Я повертела его в руках, проверила на наличие проклятия и только тогда вскрыла.
   В углу пергамента значилась печать наемников: клиновый лист. Банальщина на мой взгляд, но желание выделиться и соблюдать традиции в людях неизлечимо. Я усмехнулась: в клане я официально не состояла, а о моих ежегодных взносах они могли только мечтать. Разумеется, состоять в клане было престижно, ибо за хорошо проведенную работу давали премию. Меня таким было не заманить в эту кривую имитацию жестоких и холодных убийц, за это меня ненавидели и уважали, хотя, думаю, эти слова уже являются синонимами. Мирел и Флорин частенько подшучивал, что братство развалиться, но тот факт, что от них пришло письмо, меня заинтриговал.
   "Не вздумай принимать заказы без моего ведома!"
   Голос Вала, словно наяву прозвучал в моей голове. Меня передернуло.
   Разумеется, мой демон беспокоился о том, кого я убиваю, ведь под руку запросто могли попасться нужные люди, которым стоит сохранить жизнь, а на некоторых не стоило и нарываться, но мое любопытство, жажда деятельности и стремление показать свою самостоятельность сыграло со мной злую шутку.
   Я начала читать, чем уже подписала себе смертный приговор.
   Ха! Да они, поди, совершенно забыли, кому пишут письмо! Им, видите ли, заказ поступил, а они не в состоянии его выполнить! Не в состоянии! Святые Небеса, подумайте только, все наемники уже заняты, территории распределены, а заказ воистину стоящий и отказать они не в силах, вот и бьют мне челом. Они, что, с ума там сошли?!
   Письмо полетело в камин, а мозг уже начал свою деятельность, прокручивая все варианты развития событий. Можно предположить, что их предложение является ловушкой, но какой именно? Что им может быть нужно от независимого наемника, успешного наемника- девушки? Знания. Если они хотят узнать обо мне и содрать с головы капюшон, то подобная идея изначально была провальной. Но если на секунду подумать, что все действительно так, то можно взять это задание и... И получить нагоняй от Вала, который обещал в скором времени вернуться.
   Моя голова в тот день вообще работала не лучшим образом, ибо как объяснить то, что я решила принять этот заказ и показать Валу, что я стала взрослой, самостоятельной, сильной... Боги, как много пафоса, как мало смысла...
   А следующим утром моя бунтарская натура взыграла во мне и потребовала немедленно идти в кабак и встретиться с заказчиком. Можно смело признать, что я стремилась нарушить установленные для меня правила. В подобные моменты ты не осознаешь зачем это делать и для кого, но делаешь. Вал называл это максимализмом. Ты считаешь себя правым и думаешь, что в данной ситуации это единственное верное решение.
   Я оправдывала себя. Мысленно. Да, Вал устроил мне тиранию, а я в ответ собиралась устроить бунт. Все верно, все правильно. Да и кто задумается над тем, что он хочет только лучшего для тебя, когда в тебе жажда деятельности?!
   А много ли тех запретов было, спросите вы, чтобы так отчаянно предать наставника? Много.
   Слезы. Слезы являлись запретным плодом, который так хотелось заполучить, но при малейшем приближении к цели, желанной цели, надо сказать, ибо меня жизнь избивала и швыряла так, что впору было падать на колени и молить существующих и несуществующих богов о смерти, Вал рывков ставил меня на ноги и давал звучную пощечину, на принимая во внимание, что я была девушкой или ребенком. Он говорил, что он растит меня и отдается полностью, а я должна отдаваться в ответ. Отдавалась. Полностью. Более того, я, кажется, разучилась плакать...
   Вторым запретом стала жалость. О чем тут говорить, если он мечтал сделать из меня убийцу? Вал умел учить и каждое его слово вбивалось в моей памяти, словно на Скрижалях Судеб. О жалости, сомнениях и робости было забыто навек. В реальной жизни это становилось плюсом, а для ранимой души-- минусом. К сожалению или к счастью, но все проходит. И даже душа, которая некогда казалась девственно чистой марается со временем. Это не плохо, когда душа грязная, гораздо хуже, когда на душе рубцы, раны и шрамы.
   ...-- Ты говоришь о красоте души так, словно это лицо! Право слово, оставь лирику, Ангел! -- говорил мне Вал, придерживая мою руку у себя на локте.
   -- Но ведь душа, так же красива! -- парировала я, не собираясь соглашаться с его точкой зрения.
   -- А теперь, мечта моя, подумай, всегда ли лицо красиво? Всегда ли душа красива? И могут ли они быть одинаковы?
   -- Душу мы пачкаем сами, а лицо нам дано от рождения. Следовательно, Матушка Природа считает, что именно такой облик прекрасен! Но я уверена, что тот, кто чудесен лицом, мил и душой, Вал!
   -- Взгляни на того урода, который просит милостыню? -- Демон схватил меня за плечи и повернул в сторону корчмы, где у входа действительно сидел попрошайка.
   У него не было руки: пустой рукав куртки был затянут в узел, лицо в саже и не понятно, то ли грязь под глазом, то ли кто- то из вышибал постарался, многочисленные шрамы и рубцы так же его не украшали. Волосы превратились в серую паклю и были затянуты веревкой. Вторая, здоровая рука, тряслась, держа в руках шапку с монетами.
   -- Что ты хочешь этим сказать? -- я порывалась отвернуться, но Вал вцепился своими когтями в мои плечи и заставлял смотреть.
   -- А то, Ангел мой, что душа этого человека чиста, как утренняя росинка. -- яро зашептал мне наставник. -- Не могу утверждать, что он не крал, но не убивал. Смотри, на нем нет Печати Смерти. Он-- белое полотно, а вон тот вельможа, который сейчас утирает батистовым надушенным платочком свой кривой нос, бесспорно красив, идеален, мечта любой девки, согласна? И не качай головой, даже я бы его захотел! А теперь смотри чуть дальше, чем эта фальшивая физиономия! Смерть. Везде. Его руки в крови, а душа... Фу, лучше отвернись!
   -- Зачем показывать таких разных людей? Полные противоположности... -- прошептала я, все еще думая о безруком мужике. Бездна, да его же убьют...
   -- Наш мир-- это игра противоположностей. Здесь все построено на этом. Черное и белое, добро и зло, любовь и ненависть.
   -- А, так называемая, золотая середина? -- поинтересовалась я.
   -- Ее нет. -- запросто ответил мой демон. -- Я не говорю, что они абсолютны, нет, они очень часто незначительны и более похожи на тени, но середины нет. Скорее, белое заменяет черное и наоборот. Все так эфемерно и относительно, что никогда нельзя быть уверенным, это было правильным или это....
   Третьим запретом стала Вера. Вал обожал эту тему и готов был философствовать часами, смакуя каждое слово, каждую теорию. Верить можно исключительно в себя. Есть только мир и ты, первый подставит первым. Богов нет, Святых небес нет, ничего нет. Были придуманные Божки, чтобы люди не отчаивались и за удачи возносили им хвалу, тратя свое время, и были Демоны, которые, в отличии от Святых были вполне реальны. Понятие Ада присутствовало в наивных головах человечества, а сам Ад являлся ничем иным как Подземельем. Все просто. Все сложно.
   Проклятая относительность...
   ... -- Кто же тогда создал этот мир?
   -- Создатель.
   -- И он есть Бог?
   -- Он есть Создатель. -- строго одергивает меня Вал. -- Это люди придумали, что он Бог. Но что такое Бог, ты думала? Создатель действует в пределах созданного им мира, он всесилен только в этом мире.
   -- То есть, я и ты-- плод воображения создателя?
   -- Мы-- нет, а люди-- да. Магию не подделаешь и не подменишь. В принципе, как и вампиров, эльфов и прочую чушь. Создатель берет несколько рас в начале Времени и переправляет их сюда, в созданный мир. Людей создает сам, но поверь, все они одинаковы. Он лишь меняет судьбы, да и то не всегда. Легче копировать судьбу, подменив имена, чем создавать целую историю.
   -- Мы, что, пешки? Нам судьба уже расписана? -- я ужасаюсь и непонимающе смотрю на наставника.
   -- Я только что сказал, что на иные расы это не распространяется! Ты чем слушаешь, Анели?!
   -- Прости, я невнимательна сегодня. -- покорно киваю я и опускаю глаза в пол. Вал редко называет меня по имени, только когда раздражен.
   -- Ничего. -- он оттаивает слишком быстро и это означает, что я могу спрашивать дальше.
   -- Но если есть множество миров, то почему ты выбрал именно этот?
   -- Этот мир...самый сложный. Он непонятный, странный и...жестокий. Еще нигде не сжигали ведьм на кострах, а вампиров редко садили на кол. Создатель любит мучения, я думаю, он сродни нам, если, конечно, и сам не является демоном. Да и здесь есть хорошее Подземелье, здесь есть ты.
   -- Мир и правда сложен... -- я поморщилась и скривила губы.
   -- Ты только начинаешь его познавать, для тебя, полукровка, жизнь только начинается...
  
  
   Я металась по дому, собираясь на встречу с неизвестным нанимателем. Ближе к полудню примчался посыльный и вручил мне еще одно письмо, в котором мне напомнили о предстоящей встрече. О да, я не отказала им, а значит молчание они восприняли за согласие. Милые люди, право слово!
   Накинув привычный моим плечам плащ и одев перчатки, тем самым прикрыв рисунки на руках от любопытных глаз, я вышла на улицу и досадливо цокнула языком: погода на улице стояла воистину весенняя. Слякоть, грязь, грязно серое небо и тающие островки снега, смешавшиеся с песком и дрянью. Не знаю, отчего люди называли весну порой любви, порой цветения, если ту красоту, которую они описывали , я едва ли могла встретить в лесах. Пора любви наступает за пределами города? Едва ли...
   Город был полон народа. Ежедневные поставки себя оправдывали. Кто- то что- то продавал, кто- то таскал тяжелые тюки, разгружал повозки, ругался с поставщиками. Девки шастали по городу, пытаясь купить что дешевле или, сидя возле дома на скрипучей скамейке, засматривались на красавчика- вампира, который с величественным видом размахивал руками, показывая рабочим куда ставить ящики невесть с чем, словно он-- король, а эти дурни-- его вассалы. Вампиру разменял пятый век своей жизни, если не больше, но выглядел он едва ли на тридцать. В этом возрасте предпочитают просиживать вечера дома в компании теплого вина и камина, придерживая рукой старенький фолиант и размышлять о бренности всего живого, а не таскаться через границу в поисках наживы. Если только не шла война, тогда вампиры в данном возрасте признавались лучшими войнами. Опытные и неуязвимые, они стоили тридцати живых людей.
   Я постаралась скорее миновать его, дабы не попасться на глаза и не дать ему хоть на секунду уловить знакомый до боли Зов Крови, несмотря на то, что меня еще ни разу не ловили и вампиров, которых он бы смог ощутить-- достаточно.
   В корчме было безлюдно и душно. Приторный запах перегара и горелого мяса ударил в ноздри, едва не заставив меня покинуть это отвратительное место. Что поделать, я была чувствительна к запахам.
   В центре зала восседали четыре мужика, один из которых был неместным, видимо приезжий, и играл в карты с нашими шулерами. Сначала я было подумала, что они играют недавно и вот- вот обставят паренька, но их мрачные лица свидетельствовали о том, что удача сегодня на стороне этого новичка. Покачав головой, я прошла к дальнему столику, находившемуся в дальнем углу и сокрытому от посторонних глаз тенью. Паренька было откровенно жаль, ведь он даже не знает, что несмотря на проигрыш, а тем паче выигрыш, его ожидает банальная драка. Эта веселая тройка не любит оказываться в минусе. Точнее сказать, они вообще ничего не любят, кроме выпивки и карт.
   Ко мне подошла разносчица и попыталась заигрывать, приняв за мужика, но я стянула с рук перчатки и указала на рисунок, а после кинула ей, чтобы притащила вина и снова начала наблюдать за игрой.
   Посетители прибывали, мой бокал опустошался, а игроки вели уже третью партию подряд. Мое вампире зрение сыграло на руку и я могла замечать каждую сброшенную карту, каждый ложный ход. На меня никто не обращал внимание: фокус с отводом глаз у меня получался лучше всего, поэтому данная игра скрасила мое ожидание клиента.
   Когда вошел Он, по полу прошлась волна колючего холода, я оцепенела и не в силах пошевелиться, смотрела на него. А Он шел неспешно, вальяжно, оценивая каждую деталь своими пронзительными вишневыми глазами, пока не наткнулся, именно наткнулся, взглядом на меня и решительными шагами пересек зал, присел на соседний стул и подперев руками подбородок, любопытно уставился на меня. Думаю, не стоит упоминать, что никто кроме меня на него даже не оглянулся...
   Мы изучали друг друга. Я, научившаяся выбирать самые мелкие детали, пыталась запомнить его лицо. Длинный нос, тонкие яркие губы, темные вишневые глаза с неестественно белым белком, ровные брови, волевой подбородок, широкий лоб. Смоляные волосы до плеч, без единого седого волоска. Не старый, но и не молодой. Возраст приблизительно век- полтора, но не смею ручаться. Опасен для человека, красив для вампира.
   -- Ангел? -- то ли спросил, то ли заключил он, прервав наш зрительный контакт. Он не видел глаз, он их чувствовал.
   Было заметно, что ему жутко хочется содрать с моей головы капюшон, но это будет означать срыв сделки. Он удержался. Разумно.
   -- Верно. -- кивнула я и натянула капюшон еще больше.
   -- Руки. -- он улыбнулся...искренне? Нет, мне показалось.
   Я протянула ему запястья. Он схватил их и поднес к лицу, рассматривая каждый участок рисунка. Я заволновалась, и он это понял. Коснулся губами кончиков пальцев и мягко отпустил их.
   -- Полукровка. -- он облизнул губы и обнажил клыки. -- Идеально...
   -- Что идеально?
   -- Глупый вопрос, я не смогу дать тебе на него ответа. -- он отмахнулся и подозвал девку, которая опешила, заметив его. Разумеется, она же не видела, как он появился здесь.
   -- Моя раса к делу не относится, говорите условия, я выполняю заказ, получаю деньги, и мы расходимся, удовлетворенные друг другом.
   -- Не так быстро, Ангел. Не нервничай только, я никому не выдам твой маленький секрет, наоборот, голову любому оторву, кто проболтается.
   -- Мне не нужны покровители... -- начала я, но он перебил меня.
   -- Потому что они у тебя уже есть? -- он усмехнулся, игриво вскинув бровь. -- Это правильно, ведь этот мир полон неожиданностей. Я удивлен, что этот город еще стоит и тут не устраиваются массовые казни! Но мы пришлю сюда не для того, чтобы я угнетал тебя философией и справедливостью мира. Меня больше интересуют твои способности. Ангел, ты боишься убивать?
   -- Если бы я боялась, то ты бы вряд ли сидел здесь и сейчас! -- огрызнулась я, не заметив, как мы перешли на "ты".
   -- Верно, девочка моя. Хорошо, мое имя-- Небирос и , как ты поняла, я-- вампир. Странно, что я в тебе не чувствую Зова Крови, если только не прикоснусь, но это мелочи. Моя задача рассказать тебе о твоем задании.
   -- Опусти лирику. Имя?
   -- Лейф Дарковских. Ты слышала о нем?
   -- Нет.
   -- Тем хуже для тебя, ибо о нем пора слагать легенды. Единственное, что я могу тебе рассказать-- это приметы. Волосы длинные, до талии, собирает их обычно в толстую косицу. На свету волосы цвета вина, а ночью-- вечернего неба. Высок, статен, предположительно, королевских кровей. Кожа бледная, но думаю, это эффект царских белил.
   -- Не думала, что принцы тоже пудрят лицо... -- поморщилась я.
   -- Он не принц, он-- нечто непонятное! Прибыл в Грас инкогнито и покидать его пока не собирается, но это пока.
   -- Мало... Слишком мало... -- я покачала головой.
   -- Поэтому и деньги такие большие! -- всплеснул руками Небирос.
   -- А зачем это тебе нужно? Ты же вампир! Не в состоянии найти мальчишку и прикончить его?
   -- Ай- яй- яй! Не влезай, куда тебя не просят. Хоть ты мне и нравишься, но это не твое дело. Поэтому, найди его и убей. Все просто.
   -- Сроки?
   -- Месяц. -- улыбнулся вампир и, бросив монету на стол, поднялся, собираясь уходить.-- Одно условие: не вздумай искать меня. Я узнаю, что ты выполнила заказ и сам найду тебя. И еще...капюшон тебя не красит. Скрывая лицо, ты скрываешь саму себя, полукровка. Подумай об этом.
   Я поджала губы и отвела в сторону взгляд, подумав: "Главное, что меня никто не видит, а уж что я скрываю, так это не твое дело!". Вампир не видел моего выражения лица и не слышал о чем я подумала, но тяжело вздохнул и снова незаметно для посетителей, скрылся.
   Развязка у игроков произошла в тот же момент, когда за Небиросом захлопнулась дверь. Один из шулеров вскочил и опрокинул стол, карты взлетели вверх, а монеты осыпались на пол. У другого сверкнул нож, третий оскалился, обнажив ряд неровных желтых зубов. Новичок остался сидеть и то ли удивленно, то ли насмешливо наблюдал за развитием событий.
   -- Эй, барыга, а ну отдавай немедля наши деньги! -- рыкнул перевернувший стол. -- Ты мухлевал, сволочь!
   -- Простите? -- переспросил Новичок и доброжелательно улыбнулся. -- Я ли мухлевал, достопочтимые господа? -- он одним ловким движением достал из сапога мужика карту и продемонстрировал ее окружающим. -- Это, кажется, ваше?
   ...Как много в нашей жизни значат слова. Звуки, шорохи, разговоры. Слово-- и ты убит, слово-- ушел от смерти. Миром правят слова...
   Они бросились на него одновременно с грозным рыком, надеясь повалить его на пол, но он был меньше их и легко увернулся от первого, ушел от второго подставил подножку третьему. Нож просвистел возле его шеи, но он, заливисто хохоча, снова ворвался в общий бедлам, к которому подключились посетители, вышибалы и все те, кому охота размять косточки.
   Бабы визжали и порывались разнять дерущихся. От их криков картина напрочь была испорчена. Вал некогда привил во сне любовь к уличным боям и сейчас, когда выпала возможность полюбоваться чем- то подобным, эти курицы изволят голосит, отчего стены содрогаются! Ну, что за люди!
   Быстро шепнув: "Shuya", я пробралась между сцепленными мужиками к выходу, но Новичок возник у меня на проходе и схватив за руку, потащил за собой, поторапливая на ходу.
   В первые минуты я была настолько удивлена, что даже не подумала его убить, а он, воспользовавшись этим, добежал до выхода и, не выпуская моей ладони, затащил в неприметный переулок.
   Ладонь его была горячей, словно огонь. Но если огонь моего Вала грел, то этот обжигал. Я выдернула руку и прижала ее к груди. Если он до этого опасливо выглядывал из- за угла, то теперь повернулся ко мне всем корпусом и обиженно или разочарованно вглядывался в темноту под капюшоном.
   -- Руки...они такие...неприятные, да? -- он грустно улыбнулся.
   -- Нет, просто меня никогда не держали за руку. Это...необычно. -- честно ответила я, заметив за собой, что с этим парнем я могу говорить без утайки. Только Небеса мне свидетели, отчего такая уверенность в нем...
   -- Я могу всегда держать тебя за руку. Тем более, у тебя такие красивые руки...
  
   Его звали Дер. Просто Дер. Это имя чертовски не подходило ему, такому нежному, хрупкому и прекрасному. Имя было грубое и жестокое, словно нож, вонзенный в спину, словно резкий и последний предсмертный вздох, а Дер не был таким, но ему это прощалось. Признаться, я все готова была ему простить исключительно за глаза, которые были прикованы ко мне...
   Если говорить о внешности Дера, то она была столь же нежной и хрупкой, как и его душа, как он сам. Светлые соломенные волосы, крупными кудрями обрамляли его гладкое ровное лицо, глаза напоминали мне озеро, такие же глубокие и синие, что в них можно было утонуть. Губы у Дера всегда улыбались чистой и искренней улыбкой, на которую редко кто был еще способен. У других было не так, у других было наигранно. Он обожал касаться каждого предмета руками, предпочитая такой контакт, нежели верить глазам или слуху. Дер обожал касаться моего лица, моего тела и рук. Его, идеального и незапятнанного, не страшил даже холод, исходивший от моего тела и это было необычно.
   В Дере все было необычно, что уж говорить! Если только проблема не крылась во мне самой, той, которая общалась с людьми так же много, как все люди с животными, только по крайней необходимости.
   Он привел меня в свою комнатушку под крышей, находящуюся в одном из борделей. Грязь, вонь и разврат царили здесь. Дер не вписывался в картину мрака и пошлости. Мой изящный мальчик...
   Комната его отличалась от интерьера в борделе, хотя, смею предположить, это из- за того, что все было заставлено книгами. Книги были везде. На столе, под ним, на подоконнике, на шкафу, под кроватью, а еще парочка валялась в распахнутом чемодане. Старые рваные или совсем новые в кожаных переплетах они превратили эту комнату в целую библиотеку или даже мир.
   Я проходила мимо каждой из них и прикасалась пальцем к корешку, пытаясь из названия понять, о чем в ней говориться. Подобного я никогда не читала, несмотря на то, что Вал регулярно заставлял меня читать разнообразную литературу современных авторов. Но эти книги стали мне в новинку и Дер заметил неприкрытый восторг в моем взгляде.
   -- Удивлена? -- его голос-- бархат-- пробирал до костей и у меня невольно холодели руки.
   -- Ты прав. Не знала, что приезжие, из города в город, переезжают с целой библиотекой.
   -- А ты знаешь много приезжих? -- хохотнул Дер и подойдя ближе, взял мои ладони в свои.
   -- Ни одного. -- улыбнулась я в ответ, но он мог прочесть улыбку только в голосе.
   Он дотронулся губами до моих запястий и на рисунках появились мелкие белые цветки, напоминающие водяные лилии. Подобного эффекта в заклинании я еще никогда не видела и вряд ли Вал продумывал такое. Магия сама баловалась с чужеродной энергией на моих руках.
   -- Если они цветут, то значит, что цветешь и ты? -- он завороженно рассматривал каждый лепесток и касался его кончиками пальцев.
   -- Душа. -- уточнила я.
   -- Это плохо? Я могу...продолжить?...
   Что он подразумевал под этим "продолжить" я смутно догадывалась, но когда он шепнул: " Не ругай меня за это." и одним рывков, как порывом ветра, сдернул с моей головы капюшон, я вскрикнула и занесла руку, чтобы ударить его, Дер перехватил ее и снова поцеловал.
   -- Богиня... -- прошептал он.
   С Дером было приятно и спокойно говорить. Он много читал, много знал и умел занятно рассказывать. Все книги в комнате были действительно его, он привозил новые каждый раз, когда посещал Грас. Весь бордель принадлежал его тетушке, а она не смела выкидывать книги любимого племянника, а, тем паче, отдавать его комнату на растерзание обнаженным телесам. Иногда деньги для людей не стояли на первом месте, но очень редко...
   Мы валялись на его старой кровати и, небо свидетель, я была самой счастливой на свете! За бесчисленными разговорами, шутками и поцелуями, Дер не прекращал шептать абсолютные глупости, которые были похожи на бред сумасшедшего влюбленного, но из его уст я готова была слушать подобное вечность.
   Если любовь это каждый пойманный взгляд, каждая легкая улыбка, каждое робкое или страстное прикосновение, то я готова была признать любовь, изначально, совершенно не веря в нее. Смерть и бездна, но я любила его! Если только вампиры умеют это делать...
   -- Вот скажи, как тебя можно не любить? -- риторически вопрошал Дер, наматывая мой локон на палец и поднося его к губам.
   -- Запросто. -- пожимала плечами я и придвигалась еще ближе к нему. -- Я даже лицо открывать боюсь лишний раз, чтобы меня, не дай Небеса, не отправили на костер или кол, а ты про любовь...
   -- Ты очень красивая, Анели. -- шептал он и приподнимал мое лицо за подбородок, заглядывая в глаза. -- Очень красивая. И поверь, если бы я мог, то смотрел бы на тебя часами! Хочешь, убежим? -- неожиданно предлагал он.
   Мне оставалось молчать и прижиматься губами к его губам, чтобы заглушить ноющую боль неудач. Мы не сможем. Мы не убежим, а у этой истории и продолжения- то быть не может. Он понимал это, Дер всегда все понимал. Зачем? Ему ехать дальше, а мне погружаться в рутину, учиться, слушаться Вала. Зачем? У нас разные судьбы и не нужно было смотреть на ладони, чтобы понять это. Зачем? Он любил меня здесь и сейчас, а я не могла не ответить ему.
   Увы, на наше счастье было отведено два дня. Меня не волновало, что происходит в мире, у меня дома или на ближайшей улице. Я забыла о Лейфе, о котором теперь знал и Дер, если не сказать, что он знал обо мне все, забыла о своем наставнике, учебе. Это было безумие, истинное безумие, которым я упивалась, как упивалась Дером и его телом.
   Любить так сильно, нежно, бездумно и красиво умел только Дер. Он отдавался целиком, не задумываясь, что я способна отвергнуть его. Он верил в святую любовь, заставив поверить в нее и меня. И я...верила. Верила с каждым стоном, вздохом и поцелуем.
   -- Что ты будешь делать после того, как убьешь Лейфа? -- спросил меня неожиданно Дер, накручивая мой локон на указательный палец.
   Я шутливо одернула его и перевернувшись, села сверху так, что его бедра оказались зажаты у меня между согнутых колен. Дер удовлетворенно охнул и на секунду забылся, целуя меня, приподнявшись на локтях.
   -- Ты уходишь от ответа, Анели... -- шепнул он мне в губы, в принципе, не отрываясь от них.
   -- Я не ухожу, а игнорирую его. -- парировала я, погружая пальцы в его кудри и вновь ища его губы своими. Он игриво прикусил мне нижнюю губу и провел горячими руками по моей груди. Я захохотала, откинувшись назад и все же удосужилась ответить: -- После того, как я прикончу этого королевского ублюдка, я возьму следующий заказ!
   -- Только если тебя не убьют раньше... -- вздохнул Дер, покоив свои руки на моей талии.
   -- Так пусть же меня не убьют, иначе они тем самым лишат меня денег! -- снова рассмеялась я. -- Эй, Дер, я полукровка, почти вампир, и поверь, меня очень сложно убить. Веришь?
   -- А тебе можно не верить, богиня?
   И лучше было замолчать, потому что целовать его и говорить, было крайне неудобно.
  
  
   Вала никто не ждал. Мы вообще никого не ждали и внезапное возникновение демона в своем истинном обличии посреди комнаты Дера несколько наш шокировало, если не сказать больше. Я, привыкшая к его любви к театру и дешевым фокусам, только удивленно вскрикнула и попыталась слезть с Дера, то тот, в свою очередь, как истинный ребенок своего времени, зачертыхался при виде столба пламени и ярко-- красного чудовища в нем.
   -- Вы невероятно догадливы, молодой человек! -- с наигранной радостью заявил Вал, отряхиваясь от ,непонятно откуда взявшегося, пепла. -- Я, конечно, не черт, ранг у меня повыше, но общую суть вопроса вы уловили.
   -- Вал, какого демона? -- недоверчиво поинтересовалась я у наставника, подмечая цепким взглядом, что его лицо не выражало ни злобы, ни ярости и это было, по крайней мере, пугающе.
   -- О, мой любимый Ангел подал голос и даже прикрыл все оголенные участки кожи! М-да, я польщен, милая. -- он похлопал в ладоши и отвесил мне поклон. -- Даю пять минут и если ты не изволишь спуститься вниз, то остатки этого мальчишки придется соскребать с соседних домов. Я обещаю.
   -- Да как вы... -- начал было Дер, но Вал жестом заставил его замолчать.
   -- Юноша, тот факт, что вы любите это вампирье отродье, не дает вам абсолютно никаких преимуществ. Любите ли вы друг друга или нет, мне абсолютно плевать, ибо я заберу ее с собой при любых обстоятельствах. А теперь, дайте Ангелу одеться и молю вас, не связывайтесь вы с демоном, для вашего же блага.
   Дер дернулся ему на встречу, но я схватила его за руку и оставила подле себя. В его глазах был немой укор, но это было не важно. Вал всегда добивается своей цели. Тот, кто учит ходить по трупам, не может этого не уметь. А демон умел в совершенстве и еле сдерживался, чтобы не привести все угрозы в исполнение.
   Вал начал отсчет моих промахов за время его отсутствия. Да спаси меня Небо, если он не устроит мне жуткую порку.
   Демон вышел за дверь, а я начала спешно собираться. Дер не спускал с меня взгляда, помогал одеться, предварительно покрывая каждый участок обнаженного тела мелкими поцелуями. С каждой застегнутой пуговицей на рубашке, с каждым затянутым стежком на сапоге, он словно закрывал себя от меня. Он четко осознавал, что это конец и медлил, чудовищно медлил, провоцируя меня на поцелуй, на лишнее объятие, на нежный взгляд. Когда он запечатлел на моих губах, я поймала себя на мысли, что он пытается впитать в себя мой образ, пытается впитать в меня свой образ. Он ставил печать своей любви. И не было ничего прекраснее, чем принимать эту принадлежность ему.
   -- Я люблю тебя, Анели... -- шепнул он, натягивая на меня капюшон. Его глаза увлажнились, да я и сама была сама близка к тому, чтобы не взвыть волком.
   -- И я люблю тебя, Дер... -- голос дрогнул, а по щеке скатилась кровавая слеза, которая привела его в ужас.
   -- Боги, у тебя кровь... -- он взял мое лицо в ладони и пальцами вытер слезы, оставив на моем лице кровавые следы.
   -- Не стоит. -- я настойчиво убрала его руку. -- Еще одно прикосновение и я не смогу уйти...
   -- Так не уходи, Анели! -- он упала передо мной на колени и обнял мои колени. Я погрузила пальцы в его волосы и подняла голову, чтобы новые слезы, вишневыми каплями, не посыпались из глаз. -- Давай сбежим? Что нам какой- то Вал, любимая? Я никому не отдам тебя, не дам в обиду, милая! Умоляю, давай!
   --Дер, Вал-- демон, понимаешь? Ему ничего не стоит найти нас и убить тебя! Только...что мне потом делать, Дер, скажи, что? Всю жизнь горевать о твоей смерти? Уж лучше, если ты будешь жив...
   -- Анели...
   -- Дер, нет! -- я решительно отошла от него, а от бессильно отпустил меня и опустил руки.
   Он уронил лицо в ладони, не в силах идти за мной, а тем более, останавливать. Я не могла выдерживать эту пытку больше и стремительно направилась к двери. Уже на пороге я прошептала так тихо, чтобы услышал только он:
   -- Если мне на Судьбе написано встретить тебя еще раз, то я встречу, обещаю. И я безгранично счастлива, что у меня был ты, мой милый Дер...
   Вал бы его убил. Принципы у демона были железные.
   Выскочив на улицу, я впечаталась в Вала, который терпеливо ожидал меня, теребя в руках кулон в виде дракона. Когда демон увлекся этими существами-- не понятно. Выясню при случае или когда он придет в себя и не будет испепелять меня взглядом.
   -- Домой, немедленно! -- прошипел он, подцепив мой подбородок двумя пальцами.
   -- А если я не хочу?
   -- А если ты не хочешь, то придется домой тащить твое бессознательное тело, которое совсем недавно нежилось в руках того малыша. Скажи мне, Ангел мой, ты его хотя бы любишь или кинулась в омут с головой из природной вредности?
   Я закинула руку, чтобы ударить наставника, но он перехватил ее и скрутил меня в считанные секунды. Резкая и острая боль пронзила руку. Я не вырывалась, не молила о пощаде и даже не скривилась. Вал наказывал меня за нарушение запретов и абсолютно не желал сделать больно из садистских побуждений. Боль-- наказание. Боль должна запечатлеться в памяти и напоминать о себе при малейшем желании оступиться.
   Вал отшвырнул меня от себя и поймав за руку, потащил домой, натянув мне капюшон до самого носа. Если наши чувства и были схожи: мы были злы, раздражены и гневны, что одна посторонняя искорка и все чувства изольются взрывом друг на друга, спалив все вокруг, то причины подобных чувств были разными. Вала бесил Дер, который посмел коснуться его Ангела, то есть меня, а меня бесил Вал, посмевший угрожать моему ангелу! В общем, до дома мы добрались быстро и в полном выдержанном молчании.
   -- Сядь! -- рявкнул Вал и швырнул в угол свой плащ. Туда же отправился и мой.
   Я послушно села за стол и внимательно следила за каждым движением демона. Он мерил шагами комнату, сцепив пальцы в замок и что- то замышлял. Явно против меня.
   Он разъяренным огненным пятном сел напротив и внимательно посмотрел мне в глаза. В его, ярко- желтых, плескалась жажда уничтожать. Не меня. Дера.
   -- Я не хочу, чтобы ты объясняла, что произошло. -- резко заявил он. -- Мне просто любопытно, как ты дошла до такого? Только не говори, что это была жажда тела! Вампиры этим не страдают так рано.
   -- Вал, я не вампир. -- тихо ответила я, боясь вывести его из себя любым выражением. Он казался мне действительно пугающим и я не могла предположить, что стукнет ему в голову в следующий момент. -- И это не жажда тела... Это...
   -- Анели, нет! -- он предупреждающе поднял руку, заставляя замолчать. -- Не говори при мне этого слова! Что я говорил, насчет всей этой чепухи?
   -- Что ее нет... -- лениво отозвалась я. Вал, кажется, уже отошел и теперь принялся меня поучать. Что ж, я послушаю, но свое слово не упущу.
   -- Совершенно верно, мой свет...
   -- Но, Вал, -- перебила его я. -- неужели ты совершенно не веришь, что людьми могут не чувствовать сердечные порывы? Неужели ты думаешь, что это только выдумка для отвода глаз? Мол, я влюбился, и у меня все валиться из рук? Я не верю, Вал! Ты умеешь чувствовать! Ведь ты не будешь отрицать, что тебя удерживает рядом со мной не только кровь. Это нечто иное, тоже любовь, но другая...
   -- Замолчи... -- прошипел демон. Я попала в цель. Я сумела задеть в душе Вала то, что он усердно скрывал от меня, других и возможно, себя самого. Он снова злился и ненавидел, но теперь эти эмоции были из-за меня и для меня. Боялась ли я? Отнюдь. Я желала убедить его в своей правоте и...причинить ту же боль, что испытывала я, когда он выцепил меня из объятий Дера.
   -- И не подумаю! Готова поспорить, что это чудовищное и трепетное чувство мелким червячком сидело в твоей эгоистичной душе! Ты жил, чувствовал и может, был нежным, Вал! Но потом один переломный момент и все летит к чертям, и нет ни взгляда, ни радости, ни каждого лишнего прикосновения, да такого, что тебя холод прошибает и ты волнуешь только о том, чтобы не задохнуться, чтобы тебе крышу не снесло...
   Вал задышал глубоко и часто. Его руки начали выписывать круги и знаки, и мелкая пульсация энергии проскальзывала между пальцами. Он колдовал. Темная, густая, как мед, магия наполняла комнату. Мне сдавило горло, словно веревкой и я закашляла. Попытка перебить заклинание закончилась тем, что двери и окна в комнате с громким хлопком отворились и поток огня, сплошной волной, пронесся по дому, отшвырнув меня к дальней стене. Я сильно приложилась спиной, а Вал оставался стоять неподвижным, с закрытыми рукам и только его руки, ногти на которых всегда напоминали мне ножи, танцевали, призывая все новые и новые силовые потоки.
   Мебель, посуда, предметы, все дрожало и скрипело. Еще немного и демон разворотил бы здесь все, но мне пришлось подавить боль и подняться, дойти до Вала и в следующую секунду получить удар по лицу, пронзивший тело неимоверной болью. Я упала на пол и опешив, провела ладонью по лицу. Когти Вала оставили на моей щеке четыре глубоких раны из которых теперь сочилась кровь.
   Все остановилось в момент. Прекратился танец рук, энергия застыла в воздухе, а после впиталась в ладони и кожу, предметы в доме прекратили дрожать. Время застыло, оглушив нас тишиной и покоем. Остались только и я Вал, испугавшийся не меньше меня, а то и больше.
   Я медленно подняла на него глаза, а он уже кинулся ко мне, пытаясь дотянуться до щеки, проверить, что со мной. Я вскрикнула и он отстранился.
   -- Ангел... -- ошарашено прошептал он.
   Он не ожидал от себя подобного, я понимаю. Вал никогда не бил меня, редкие пощечины были не в счет, не обижал, хотя на тренировках невозможно обойтись без синяков и ссадин, даже там он старался лишний раз не задевать, не нападать, проклиная мысленно за тщедушие. Столько раз говорить мне, что в бою пощады не будет, что там бьют один раз и на поражение, но все равно смотреть на меня, хохотать и стараться бить слабее, чтобы не дай Всевышний, не пролилась ни слеза, ни кровь.
   До крови никогда не доходило...
   Незнание как говорить теперь с Валом, после всего произошедшего, после наших взаимных упреков, самым верным решением было уйти на время из дома, подумать, но подальше от него или от самой себя, что я и сделала, шепнув напоследок:
   -- Я всегда тебя прощала, Валтер, прощу и сейчас...
   Озеро в этом году таяло на удивление быстро. Ни мелкого ледохода тебе, ни треска льда по ночам, только степенное оттаивание от самого края. Маленькие снежные островки еще радовали взгляд, но не долго им осталось плавать на зеркально- голубой поверхности.
   Погоду всегда было сложно предсказывать и понимать, разве что по приметам, которые народ веками подмечает, да и то не всегда. Но куда нам, великим магам, погоду по приметам предсказывать, когда можно помахать руками, пошептать бредовый заговор или вовсе стих какой, задумчиво почесать бородку и выдать что- то вроде: "Дождь будет... И грязь... Великая грязь дороги размоет, а кони спотыкаются, вязнут... Солнцу потом быть, но обозы поздно придут...". Тьфу, прах их побери! Разумеется, и дождю быть-- весна на дворе, а грязь в это пору, смешанная с лучами солнца, так это и малый предскажет, не то, что ведун и маг. А про обозы еще вчера известно стало, только о причинах приходилось догадываться, но ведь догадались же сами! Нет, только слова тех, кто выше, тех, кто умнее, могут оказать непосредственное влияние на эти, недостигнутые истиной, умы.
   Миром правят слова...
   Чтобы сесть на сырую землю, пришлось поработать. С магией растений больше были знакомы эльфы, но никак не ученица демона. Уж как счастливо эти зеленые отзывались на мало-мальски легкий импульс, поданный им остроухими! Любо-дорого посмотреть! На мои же потуги они реагировали неохотно, но позволили впитать всю влагу в себя и дать мне усесться. Я облегченно вздохнула и откинулась назад, на дуб, который, к моему удивлению, пустил мелкие нити магии, отдавая энергию. Я усмехнулась и позволила этим потокам проходить через себя. Приятно, как не крути...
   Чего можно ждать и о чем можно думать, сидя возле озера в столь серый день? Вала. Теперь вернее говорить Валтера, но...
   Узнать его имя было сложно и легко одновременно. Все время оно крутилось у меня в голове, с того самого момента, как демон появился в моей жизни, но к какой части моих воспоминаний оно относилось мне было непонятно, зато теперь, когда Вал, в момент своей необузданной ярости, пытался наколдовать нечто путное, из его кармана так кстати виднелась записка, на которой четко значилось: "Валтеру от...". От кого я прочитать не смогла, да и не хотела. Это уже было неважным. Главным сейчас было выявить все минусы и плюсы знания имени демона, но как назло, в меня такие знания Вал не закладывал. Как знал!
   И Дер отошел на второй план... Могло ли это быть правдой? Могло. И это было лучшим, что со мной могло произойти. Любовь и безумие всегда идут рядом, рука об руку, и я не желал быть поглощена еще и вторым чувством...
   Перед моим лицом мелькнул лист пергамента с печатью в виде клинового листа. Что это такое я поняла быстрее, чем лист припечатало с другой стороны дуба.
   Проклятье, я же сожгла его!... Вал... Огонь ему не помеха, а пепел выбросить я не удосужилась...
   В воздухе нарастал звук ледяного шепота. Он приближался. Я развернулась корпусом и увидела сначала Вала, который опускал руки после выпада, а после и два метательных ножа, которые летели на меня. Моя реакция оказалось автоматической.
   Перехватить ножи в воздухе. Взять лезвие в руку. Взмах. Бросок. И тот же ледяной шепот...
   Если Вал рассчитывал ножами пригвоздить письмо от наемников, то я целилась в него самого... Как подло, но как чертовски весело!
   Два ножа пронзили грудь Вала, испортив ему новенький камзол. Плащ он не одевал, о чем, видимо сейчас жалел. Что там говорить, если мне самой было совестно оставлять дыры на такой красивой вещи!
   -- Кошка показала коготки? -- захохотал Валтер, выдергивая ножи из груди и кидая мне их обратно. -- Ангел, я тебя обожаю, моя девочка! За несколько дней ты сумела разрушить всю систему!
   -- У меня были прекрасные учителя, которые даже имени своего назвать не удосужились! -- грозно парировала я, но после тоже рассмеялась и облегченно застыла в объятиях Вала, незамедлительно мне предоставленных.
   -- Давно об имени узнала? -- демон запечатлел поцелуй у меня на макушке и провел рукой по волосам.
   -- Только сегодня. -- я уткнулась ему в шею и едва не заревела. Ну кто я такая, чтобы так давить на Вала, чтобы напоминать ему о его, явно несчастной, любви?
   -- Ты даже не представляешь, какой ты себе сделала подарок! -- он отстранился и внимательно изучил мое лицо. -- Легенду о имени драконов я же тебе рассказывал?
   Я согласно кивнула, а Вал взял мое лицо в ладони и провел кончиком языка по ранам. Они защипали и я скривилась, но мысленно приказала себе расслабить мышцы лица. Раны от когтей демонов не заживали на людях и оставляли кривые рваные шрамы на остальной нечисти. Только сам демон мог избавить от этих мучений, но они, чаще всего, благотворительностью не занимаются.
   Благотворительностью занимался мой Вал, но наш случай был исключительным.
   -- И что же говориться в этой легенде? -- напомнил мне Валтер, критически оглядев мое лицо. Я дотронулась до щеки там, где секунду назад был шрам, но почувствовала лишь гладкую кожу и не намека на недавнюю царапину.
   -- Не вдаваясь в подробности скажу, что тот, кто узнает имя дракона отныне владеет им. Дракон находится в подчинении. -- я снова села на землю. Вал устроился рядом, обняв меня за плечи. -- У демонов так же?
   -- Ха! Не думай даже, я не ни под каким предлогом не стану выполнять твои прихоти, милая! -- он потрепал меня по волосам. -- У нас имя связывает, но для того чтобы связь окрепла нужно лет десять, моя хорошая, поэтому в твое обучение добавляется еще и это!
   -- Валтер! -- удивленно воскликнула я.
   -- Да-да, я у тебя жуткая сволочь, а теперь немедленно домой, я тебя еще не отчитал за то, что ты взяла непонятный мне заказ! И не приведи Небеса тебе со мной спорить! Вперед, Ангел!
   По приход домой, Вал заявил, что голоден аки волк и идти куда- либо Его Сиятельство не собирается. В конечном итоге, готовить ему пришлось именно мне. Делать это мне абсолютно не хотелось, но кто меня, собственно, спрашивал? Если Вал начинал говорить в приказном тоне, то спорить с ним было весело, но бесполезно. Как один из способов решения дилеммы было находить сотни аргументов, выкручиваться, как гадюка, отстаивая и не сдавая свои позиции, не смотря ни на что. Иногда, в своих спорах он переходил к рукоприкладству и тогда спор решала именно я, попросту утаскивая его подальше с места происшествия. Со мной он обходился обидами, криками, язвительностью и ехидством. Бывали моменты, когда передо мной представал другой...демон. Это походило на спектакль: я была злым и вредным монстром, а забавный и жалостливый ангелок смотрел на меня умильным глазами. Мне становилось в такие моменты стыдно, Валу радостно и суть проблемы медленно ускользала...
   Как сейчас, например. Мы поспорили, подурачились, я возмущалась и пообещалась выколоть демону глаза и вот я уже подаю ему кусок прожаренного мяса, он ставит на стол салат из зелени, которая отдаленно мне напоминает водоросли и мы начинаем с ним это уминать за обе щеки. Идиллия.
   -- И как его зовут? -- Вал задал вопрос в лоб, не считая нужным размениваться на тягостные вступления.
   Четвертым запретом были заказы, которые я не имела права брать в одиночку. Этот запрет не оговаривался в основном списке, поэтому был внесен мной самостоятельно и занял четвертое место. Причины подобного ограничения наемнической деятельности были вполне разумны и понятны.
   -- Вал, ну к чему этот разговор, если...
   -- Имя! -- голос остался ровным, но недовольный блеск в глазах изволил себя проявить.
   -- Лейф Дарковских, -- нехотя ответила я и отошла к окну, морально подготавливая себя к тому, что на меня обрушаться все Подземные проклятья.
   Вал восхищенно присвистнул и расхохотался.
   Я пораженно обернулась. Да, он действительно хохотал, словно душевнобольной, а его глаза наполнились огненными слезами.
   -- Ты самоубийца, мой Ангел! -- воскликнул он, всплеснув руками при этом задев тарелки на столе, которые разлетелись на мелкие осколки, соприкоснувшись с полом.
   -- В том смысле, что я заранее знала о своей участи, уготовленную тобой для меня?
   Валтер отшвырнул со своей дороги то, что некогда было посудой и плавно, медленно, словно кот, подобрался ко мне. Я, опасаясь, отстранилась назад, но задом уперлась в подоконник. Пути к отступлению были перекрыты. Разбивать окно, чтобы спастись бегством, я не собиралась, тем паче, что мы только недавно вернулись домой. Я же не могу вечно рвать когти, чтобы спастись от гнева наставника! От гнева, который, кажется, за последний день перевесил всю его жизнь со мной.
   Демон тяжело выдохнул и опустил руки на подоконник по обе стороны от меня. Самым сложным оказалось выдержать его взгляд. А его пришлось именно выдерживать, ибо он был столь обременителен и грузен, что хотелось отшатнуться, уйти, опустить очи долу. Нельзя. Нужно держать его до конца и не отпускать эту нить, связывающую вас, словно это твой последний оплот свободы, спасения...
   -- Я спрошу только одно, Анели... -- он первый прервал наш зрительный контакт и опустился на пол, подле меня, прижавшись головой к моим коленям. -- Каким местом ты, черт возьми, думала?!
   -- Могу смело сказать, что это была не голова! -- усмехнулась я и потрепала Вала по огненной гриве.
   -- Что ж, тогда и разбираться с этим будешь ты сама! -- он открыто мне улыбнулся, запрокинув голову. -- Сама узнаешь кто это, найдешь способ, как скорее с ним разделаться, как не попасться на крючок... А я посмотрю, мой Ангел. Твоя попытка показаться взрослой почти провалилась, а если ты еще и это задание провалишь... Эх, не завидую я тебе...
   Он вскочил на ноги и отряхнул штаны. Запечатлев на моих губах воистину насмешливый и игривый поцелуй, он покинул дом, кивком указав мне на груду фолиантов, которые полагалось прочитать...
   Лучше бы он задал мне порку.
  
  
   Когда к вечеру Вальтер вернулся, с моего лица можно было смело читать трактаты старых магов, ибо каждая страница едва ли не отпечаталась на мне. Демон искривил рот в ухмылке и жестом отправил все книги в шкаф, обозначив тем самым конец обучения. Или мучения, это как посмотреть.
   -- Я, так уж и быть, буду столь щедрым и милым наставником, что разрешу тебе наведаться к твоему Деру. -- без предисловий начал Вал. -- Я лично тебя проведу, лично заберу. Никаких глупостей, шалостей и всего того, на что ты в последнее время стала горазда.
   Моему удивлению не было предела. Челюсть оказалась на уровне пола и возвращаться на свое законное место не желала, а глаза, казалось, вот- вот, покинут глазницы и укатятся под кровать.
   -- Молю тебя, Ангел мой, не смотри на меня так! -- всплеснул руками наставник. -- Я сам не понимаю, что делаю, но, как показала практика, любовь приносит не только страдания, но и чувство удовлетворения.
   -- Цинично, Вал. -- покачала головой я.
   -- Зато правдиво. -- опроверг он. -- Не вдавайся в тернии, моя дорогая. Я тебя уже отпустил, менять решение не намерен, а посему можешь идти спать, рассуждать о ценности любви и мечтать о своем возлюбленном.
   -- Вал, ты жуткая сволочь, но я тебя почему- то люблю. -- проворчала я, направляясь к кровати.
   Учитывая, что день сегодня действительно выдался насыщенный и тяжелый, сон-- хорошая идея, можно и отдохнуть от всего пережитого, а так же набраться сил для завтрашней встречи с Дером.
   Меня захватило ожидание и мечтание о предстоящем. Перед глазами возникал образ Дера, его лазурные глаза, светлые кудри, которые так приятно перебирать во время беседы, его руки... Его нежные и мягкие руки, прикосновения которых хочется ощущать на своем теле снова и снова. Губы...
   Я с горьким стоном притянула к себе подушку, представляя на ее месте Дера. На мои душевные порывы она не отозвалась, лишь кольнула вылезшим пером лицо.
   -- Если ты не прекратишь пускать слюни на несчастную, я ее заберу и уйду. Будешь спать холодная и одинокая сама! -- раздался над головой хитрый голос Валтера.
   -- Чтоб ты провалился! -- ответила ему я, отодвигаясь к стене и уступая тем самым место, чтобы он лег рядом.
   -- А сама говорила, что любишь меня, а теперь, чтоб провалился... -- с наигранной скорбью в голосе сказал он, обнимая меня руками за талию, стараясь согреть всем телом.
   -- От любви до ненависти...
   -- Еще такая гамма чувств, что ты в ней бы потерялась, любимая! --улыбнулся Вал. -- Пока в тебе есть только любовь и это не может меня не радовать.
   -- Но любовь же под запретом? -- сощурилась я, вглядываясь в темноте в черты лица Вала.
   -- Ты мне сегодня сама доказала, что иногда она необходима! -- с упреком вскинул он брови, но смягчился и коснулся одной из прядей моих волос своими губами. -- Эта тема столь непостоянная, что я опасаюсь спорить...
   -- Вал, значит ли это, что ты...любил? -- осторожно поинтересовалась я, боясь задеть его свой прямолинейностью, как сделала уже это сегодня днем.
   -- Это значит лишь то, что тебе пора откинуть дурные мысли, иначе они не дадут заснуть. -- отрезал он и крепче обнял меня, зарывшись лицом в мои волосы, выдыхая горячий воздух.
   -- Сволочь... -- беззлобно шепнула я на последок, но успела ощутить, как его губы дернулись в ухмылке.
  
  
   Следующее утро ознаменовалось вихрем, устроенным мной. Проснувшись ни свет, ни заря я выбежала к озеру, окунулась с диким радостным визгом, успела примчатся домой и организовать Валу завтрак.
   Будит его оказалось делом малоприятным, ибо демон сначала просто посылал меня по всем знакомому адресу, потом пытался отмахиваться, а в результате швырнул кинжал, который так кстати попался ему под руку. Мой кинжал.
   Несостоявшееся орудие убийства вернулось к Валтеру с моей подачи и только тогда это чудо удосужилось поднять свою демоническую голову от подушки.
   Стоило ли мне опасаться того, что он передумает и не пустить к Деру? Разумеется, стоило, но я слишком хорошо знала наставника: он не опустился бы до недержания своего слова.
   -- Ты изверг! Нет! Ты демон! -- возмущался Вал, потирая ушибленное плечо. Благо, кинжал задел его плашмя и лишняя кровь не пролилась на постельное.
   -- Почему это? -- я уже нетерпеливо ожидала его за столом, нервно постукивая вилкой по столу.
   -- Потому что едва не убила, да и разбудила в такую рань. -- объяснил мне демон таким тоном, словно я была умалишенная и не понимала очевидных вещей.
   -- Тьфу, подумаешь! -- отмахнулась я. -- Тебя только чуть задело! И вообще, нечего было бросать в меня мое же оружие! Ты когда- нибудь слышал о том, что у металла есть душа?
   -- Ага, слышал. Видимо, все твои клинки столь же вредные, как и ты сама, поэтому если не попадают в цель, так хоть калечат! -- отстаивал свою точку зрения наставник, принимаясь за еду. -- И любимая, ты предпочитаешь, чтобы с утра я бросал в тебя свое оружие?
   -- Ты обрежешь ногти и будешь в меня ими швыряться? -- невинно поинтересовалась я, сдерживая смех. -- О, я представила себе эту картину!
   Вал одарил меня красноречивым взглядом, из которого следовало, что временно он молчит, но при любом удобном случае я еще получу свое. В ответ ему достался мой язвительно кривляющийся высунутый язык.
   -- Я его сейчас цапну и ты не сможешь разговаривать недели две. -- с нежной улыбкой прокомментировал Валтер. -- Ах, эти две недели твоего молчания станут для меня раем...
   -- Которого нет... -- не осталась я в долгу.
   Демон довольно фыркнул и продолжил поглощать пищу. По его лицу было заметно, что несмотря на подъем в столь ранний час, мое игривое настроение, а так же ехидные шуточки, отпускаемые в его сторону, он был доволен. Доволен тем, что я повзрослела и могу, не боясь ему отвечать, что с изыском и шиком отбивать его удары. Его! Удары моего учителя! Он был доволен даже тем, что я люблю...
   Мое рвение не могло быть сдержано ничем, кроме самого Дера, поэтому я, обгоняя Валтера, стремилась к любимому всем сердцем, всем телом. Я плевала на слякоть, в которой пачкала ноги, на людей, попадающихся мне на пути, на капюшон, сползающий с головы, отчего приходилось обновить заклинание и закрепить его, на пряди волос, выбившиеся из косы и мешающие смотреть под ноги...
   Взлетев на второй эта и не обратив внимание на приветствие тетушки Дера, я мысленно прокрутила в мыслях нашу встречу, его жаркие поцелуи на теле, его обжигающие руки. Я продумала каждое его движение и даже то, как он, с легкой нежной улыбкой на устах, потянется ко мне, чтобы снять мантию, а я позволю ему это. Прах побери, я позволю ему все, даже касание его пальцев к лицу, дабы убрать эти чертовы снежные пряди...
   Я замерла перед дверью в его комнату и, набрав в легкие побольше воздуха, распахнула ее.
   Стук. Еще один. Вдох.
   Крик боли, ярости и горечи пронесся по всему дому, чтобы вернуться в меня и оглушить. Звуков не осталось, мыслей тоже. В голову ударил разряд, равный по силе лишь молнии и подавил все живое во мне. Вымолвить звук? Застонать? Упасть?! Не хочу и не могу. Во мне этого уже нет. Ничего нет. Никого нет. Его нет...
   Тело Дера выглядело так, словно стая голодных волков не нашла ничего другого, как полакомится парнем. Грудная клетка была разодрана в клочья и распахнута. Сердце прекратило биться, кровь уже не пульсировала. Лицо прекратилось в одно сплошное месиво, и только волосы, его прекрасные кудри, даже измазанные в кровавой помаде, выглядели великолепно.
   Я упала рядом с ним на колени, стянула перчатки, обнажив рисунок на руках и бессильно заплакала, совершая жалкие попытки призвать его к жизнь. Руки испачкались в крови, слезы ярыми потоками лились по щекам. Меня начала бить мелкая дрожь. Это была истерика.
   Позади начали собираться люди, но я не слышала. Только почувствовав рывок, которым Вал поставил меня на ноги, я пришла в себя и посмела обернуться.
   Шум. Возгласы. Тетушка Дера в слезах, грязные проститутки в слезах.
   Они не должны рыдать над ним, над моим Дером. Они не смееют омрачать его тело грязью, которую эти дуры выносили с чужих мужчин. Они не смеют...
   -- Вон! -- заорала я, вырываясь из рук демона, но он вцепился в мои локти и не позволил выпустить гнев на волю в полной мере. -- Пошли вон отсюда, твари!
   -- Анели, они любили Дера...-- зашептал Вал.
   Я не слышала его. Мой взгляд был прикован к кровавым на разводам на полу, окружившим Дера...
   ...Богиня.
   Вал потащил меня на выход, шипя какие- то глупости, дабы успокоить. Я полностью поддалась его натиску и вывалилась на его руках на улицу. На нас смотрели. Вся улица уже знала о случившемся и теперь я, одна из трех лучших наемников, по их мнению, покидала место отвратительно сделанной работы. Я убийца возлюбленного, я-- чудовище. Слушая лживые обвинения, утопая в грязи, более мерзкой, нежели та, в которую опускались девушки публичных домов, я была не в состоянии даже возразить им, даже убить их. Чего таить, я была слаба, как никогда.
   Мы притащились в корчму и засели за самый дальний стол, как всегда. Здесь слухи только усилились. Маленький город, сплетни передаются из уст в уста, разрастаясь дополнительными деталями. Я уже не любила его, он был простым заказом, как оказалось. Валтер прислушивался к этому с легкой ухмылкой, держа меня за руку.
   И никого не шокировал мой вид. Мое лицо...
   Слезы были вытерты с лица, на лицо была одета маска равнодушного спокойствия. Не важно, что они говорили, не важно, кем я стала в глазах многих. Главное-- я знала правду. У меня свои принципы, своя мораль. Я любила и я осталась все той же наемницей. Остальное-- не важно, остальное-- тлен.
   -- Что будете заказывать, господа? -- пропела официантка у меня над ухом. От ее духов у меня закружилась голова. В голове вспыхнуло жгучее желание перерезать ей горло и запахом крови перебить эту цветочную дешевую вонь. Вал снова вцепился в руку.
   -- Грог. Принеси нам грога. -- прохрипел демон. Он даже голос предпочитал менять, когда находился вне нашего дома.
   В его статусе, кстати, по отношению ко мне, народ долго не мог определится. Поговаривали, что он и есть убийца, прикрывающийся мною, или, что он мой наставник -- в этом они попадали в яблочко, были версии, что Вал является мои любовником, братом, дядей... В общем, первое время они пускались во все тяжкие, мечтая заглянуть под капюшон или спросить лично, но никто не осмелился. Никогда не осмеливался. Как и подойти ко мне с теми же желаниями.
   -- На закуску?
   -- Как всегда-- мясо. -- без энтузиазма ответила я, но все же добавила. -- И не болтай язычком, милочка, да подружкам присоветуй, иначе мясо может в твоей тарелке оказаться твоим.
   Она взвизгнула и убежала выполнять заказ. Вал одобрительно фыркнул и откинулся на спинку стула, разглядывая посетителей. Все, ощутив недобрый взгляд, исходящий от парочки ныне популярных гостей, стали воротить от нас взгляд, прекращая шуршать, как крысы под половицами.
   -- Анели, знаешь, я думаю тебе стоит поплакать. -- спокойным тоном, словно разговор шел о погоде, высказал свое мнение наставник.
   -- Не нужно. -- покачала головой я. -- Тут-- не нужно. Я не хочу давать им еще один повод для молвы. Ты представь, как это будет звучать: "Наемная убийца ревела в корчме из- за своей работы!". Фу, Валтер, мне нужно хотя бы поддержать статус.
   -- Как красиво ты пытаешься скрыть истерические нотки за визгом безумия и истерики. Я уже говорил, что горжусь тобой?
   -- А я уже говорила, что сегодня мне нужно напиться и домой меня на себе тащишь ты? -- отправила я ему нежнейшую улыбку, которую он поймал и отправил обратно.
   -- Разумеется. Я прочел это в твоих глазах, дорогая.
   Заказ нам принесла уже совершенно другая официантка. По виду ей было лет четырнадцать. Лицо в веснушках, тело еще полностью не сформировалось, но на тяжелые рыжие волосы, заплетенные в две косы, мужики таращились так, словно она была одним из Солнц. Даже удивительно, что их привлекли не формы...
   К нам неожиданно подсел Мирел, тот самый наемник, который входил в тройку лучших. Он окинул равнодушным взглядом силуэт Вала и повернулся ко мне. За ухом у него торчала мелкая веточка хвои.
   -- Приветствую вас. Я милостиво прошу прощение за то, что прерываю вашу трапезу. -- он склонил голову в поклоне, что для эльфов значило признание. Я кивнула, отбрасывая тем самым все формальности. -- Ангел, я тут прознал, что вокруг тебя, как несколько лет назад, снова шум и гам! Что на этот раз?
   -- Несколько лет назад скандал был несколько значительней. Я тогда всего лишь заявила о себе. -- я сдвинула капюшон чуть назад, чтобы Мирел мог видеть мое лицо. Если раньше ему доставалась только коронная ухмылка, а большего я не позволяла ни с кем, то сейчас он откровенно разглядывал меня. Как и все. Но он если и удивился нахлынувшим переменам, то вида не подал.
   -- А сейчас?
   -- А сейчас я просто обнаружила растерзанное тело Дера в...доме его тетушки.
   -- То есть, в связях с Дером ты не состояла?
   -- Смотря в каких! -- позволила я себе короткий смешок.
   -- Про твой роман уже весь город знает и меня, как наемника, насколько ты понимаешь, он интересовать не может. Дер был нанят?
   -- Мирел... -- тяжело вздохнула я.
   -- Ангел, они вызвали мага из столицы. Кто- то брякнул, что Дера убил вампир, а ты у нас "нечто". То самое, которое непонятно к какой расе относится. Следовательно, попадаешь под подозрение. Думаешь, капюшон тебя спасет от этих сумасшедших, которые сжигают ведьм? На плаху захотела? Да твою морду нынче половина города наблюдает, а если сейчас капюшон натянешь, то слухи все равно не остановить!
   -- Стой! -- замахала руками я на эльфа, который вошел в раж. -- Какой к демонам вампир? -- Вал на это только хмыкнул. -- Ты его видел? Да там маньяк какой- то, а не кровопийца!
   -- Благие Боги! -- возвел глаза к небу Мирел. -- Наш маг, обследуя тело заявил, что сначала Дера убили прикосновением, а после уже терзали тело. Оставлять подобного рода прикосновения могут только вампиры, да и то не все. Да и почувствовать это очень сложно...
   -- Когда он успел только? - риторически вопросила я. -- Но маг почувствовал? Он настолько сильный? -- усомнилась я.
   -- Он настолько старый. Участвовал в Войне с вампирами и чудом выжил. Теперь их ощущает кожей, но говорит, что не знает, кто сделал подобное с телом.
   -- Да у нас по городу толпы вампиров шастают, разве что в правительство не лезут!
   -- Раньше вампиры и людей не резали и ночи с ними не проводили!
   -- Зараза... -- прошипела я, косясь на Валтера. Он весь разговор оставался равнодушным, но я полагала, что ему интересно. Он проглатывал каждое слово. -- Что ты предлагаешь?
   -- Беги из города. Это твое спасение. Если дело дошло до столичного мага...
   -- Так быстро...
   -- ...то что дальше- то будет?
   Я задумалась на минуту. На мне висел заказ на Лейфа Дарковских и откажись от него, я и представить не могу, чем все это грозит. Ко всему прочему, это единственный город, где не было гонений в отношении иных рас и вот, меня от сюда желают вышвырнуть, раскрыть все карты... На другой чаше весов была моя жизнь и, как бы не было странно-- Вал. За него я боялась, хотя он и создавал вид грозы, которую не сломать. Неизвестно, как все обернется...
   Вал постучал когтями по столу, ожидая моего ответа. Он был заинтригован, он желал повеселиться. Осторожность? Страх? В Подземелье! Он жаждал деятельности, его обуревала страсть порвать все стереотипы и разрушить рамки. Демон был готов на все, лишь бы рискнуть.
   -- Нет, Мирел. Я останусь тут. По крайней мере до того момента, как не выполню свой заказ.
   -- Который тебе подсунул клан?
   -- Ага! Значит именно подсунул! -- победно заключила я. --Да, именно этот. И передай всем, что Ангел так просто не сдается. На плахе меня уж точно не убьют!
  
  
   Три дня пьянства, слез, истерик и криков. Три бессонных ночи всхлипываний, стенаний и самоунижения. Десятки часов, убитых на разрушение личности и собственного "я". Столько времени, погрязшего в счастье прошлого, каких- то его обрывках, кошмарах настоящего и непонимании будущего.
   Я не успела его спасти...
   Забытье стало целью, а алкоголь-- средством. Были лишь бутылки с грогом, элем или вином, призрачный силуэт Дера, разговоры взахлеб, угарный бред. После-- все. Беспамятство настигало меня в тот момент, когда Вал переносил меня на постель. Под утро приходила головная боль, похмелье, но только для того, чтобы все повторилось.
   Забытье-- цель, алкоголь-- средство.
   Валтер пытался со мной говорить, орал, взывал к благоразумию и проклинал Дера, но его благие помыслы разбивались о стену моего непонимания. Я не слышала и не желала слышать. Пыталась что- то голосить в ответ, старалась словами причинить боль, сходную той, что испытывала сама. Да, все повторялось, как бы это не было глупо.
   Эгоистично и глупо.
   На третий день демон вышвырнул все бутылки вон из дома и силком потащил меня к озеру. Я вырывалась, царапалась и кусалась, но получила ощутимый шлепок по заднице и угрозу, что мне расцарапают лицо, если не угомонюсь. Угроза возымела свое действие, и я благоразумно заткнулась и угомонилась.
   Меня приводили в чувство около часа, до того момента, когда я смогла соображать и не путаться в словах. Даже таким результатом Вал был доволен, поэтому милостиво донес меня на руках домой и принялся расчесывать мои волосы, мокрые от ледяной воды озера.
   Понять бы с чего он такой добрый и терпел столько мои выходки.
   Несмотря ни на что, наставник ликовал. Он готов был скакать на месте, кричать от восторга, целовать мои ладони только из- за того, что я поступила так, как он хотел, так, как он ожидал. Он ощущал дикую гонку и уже сейчас был готов бросится в океан авантюр, которые нас ожидали.
   Это была не единственная причина, как оказалось.
   -- Ангел, это был вампир. Та серия убийств.
   -- Чего? -- я не расслышала голос демона из- за истомы, навалившейся на меня от его рук.
   -- Повторяю: убийства. -- он треснул меня расческой. -- Порез на шее, красная стрела и кровь, которую этот вамп оставляет.
   -- С чего ты взял, что это вамп? -- я отодвинулась от него, чтобы повернуться лицом.
   -- Я, пока ты пребывала в состоянии опьянения, скажем так, провел маленькое расследование, чтобы хоть как- то обезопасить мою малышку. А узнал я вот что: всех жертв, как и Дера, убивали прикосновением. Надрез делался потом, как и стрела-- тоже вгонялась в сердце уже после.
   Я опешила:
   -- То есть, Дера растерзали потом? И вообще, как ты все это опознал?
   -- Спокойно, милая. -- он снова повернул меня к себе спиной и заставил положить голову к нему на колени. -- Я наведался к...телу твоего любимого и выяснил, что тот старый маг был прав. Мне был достаточно прикосновения, чтобы считать ауру смерти. На остальных был тот же след...
   --Столь же яркий?
   -- Наоборот. Еле заметный, едва ощущается на вкус, но достаточно четкий, чтобы я в нем увидел твоего сородича.
   -- Мне противно. -- я сморщилась. -- А как ты остальных- то проверял, если они уже похоронены?
   -- Разрывать могилы мне не впервой... -- начал, ухмыляясь, Вал.
   -- Ты ненормальный! -- возмутилась я. -- Раньше ты не мог их читать!
   -- Раньше не было веского повода, -- искривил мой подлец губы в усмешке. -- Но мы сейчас не об этом. Тебе не кажется странным, что вампир совершает несколько однотипных убийств, а после одно-- абсолютно противоположное?
   -- Разумеется, это странно. -- не стала спорить я. -- А какие сходства, собственно, еще у первых?
   -- Они все были приговорены к смертной казни, а позже к переправке в Дорин.
   Мои глаза невольно расширились. Убивать тех, кто и так идет на убой? Тем паче-- к твоим же сородичам...
   Дело было в том, что смертная казнь широко применялась исключительно в Лазаре, остальные государства Солнц предпочитали более гуманные способы наказания, будь то плети или каторжные работы. Наш монарх до подобного если и додумался, то осуществлять в полной мере не спешил. Этим воспользовался Король Дорина и прислал нам послов, с целью договорится о переправке к ним осужденных. И вроде все в порядке, все при деле: вампирам-- осужденных, нам-- золото, но вот незадача!-- никто не знал, что там делают с осужденными. Вампы ничего толкового не говорили, а лишь меняли тему при любом затрагивании нежелательных аспектов данной ситуации.
   Сам же Вал мне рассказал, что многих казненных вампиры используют, как источник питания или обращают в своих, но лишь особо сильных, да и то, подобных славных малых было не много.
   -- То есть, этот вампир перекрыл поставку своим же? -- у меня пробивался истерических смех от комичности ситуации. -- Он сумасшедший?
   -- Ты смотришь слишком поверхностно, моя милая. -- Вал покачал головой и заставил тем самым работать мой мозг активнее.
   В голове крутились самые разные мысли, которые казались той самой разгадкой на настырный взгляд Валтера, но я никак не могла ее уцепить и выдать наставнику.
   -- Ангел, когда ты решила заявить о себе, что ты сделала в первую очередь в этом городе? -- раздраженно прервал мои тягостные размышления Валтер.
   -- Перебила три заказа, которые взяли другие наемники...-- осторожно ответила я.
   -- Верно. Эти тоже были своеобразно наняты...
   -- Вампир заявил о себе! -- воскликнула я. -- Только никто не понял, что он представляет наемникам Полосу Признания, потому что никто не знал, что все это делает вамп, предположительно незнающий о наших обычаях и традициях!
   -- А тем более об Уставе наемников! -- подхватил Вал, улыбнувшись.
   -- Я его, кстати, тоже не знаю... -- стушевалась я, за что получила щелчок по носу. -- Тогда Дера он убил, чтобы... -- я замолчала, боясь озвучит свою догадку.
   -- Чтобы заявить о войне только тебе-- Ангелу, наемнице. Ему не нужен был Дер, ему нужно было показать, что он знает о тебе, видит тебя и следит.
   -- Если это правда, то у меня крупные неприятности...
   -- Ну, наконец- то мы влипли в какую- то передрягу, где я смогу проявить свой потенциал! -- зааплодировал себе демон.
   -- В этом деле ты обещал, вообще- то не помогать. -- хмыкнула я. Валтер состроил удивленную гримасу, одним лишь взглядом требуя объяснений. Я улыбнулась еще шире, поражаясь, что мой умный демон не догадался еще обо всем сам. -- Ты обещал мне не помогать в деле с Лейфом, а проанализировав обстоятельства, я могу заявить, что убийца Дера не кто иной, как этот злостный вампирюга!
  
  
   Тело моего возлюбленного пришлось красть. Самым наглым, глупым и странным образом, а именно: мы утащили гроб.
   В тот момент, когда эта громада неспешно плыла под потолком, направляемая моей магией, периодически задевая своды и косяки, Вал шепотом ругался и посылал проклятья, словно заправский сапожник. Ему это все до чертиков не нравилось, а в особенности то, что гроб поднял сначала тучу пыли, которая ныне покоилась на его новеньком пальто из красного бархата, а после гроб стукнул его по лбу, по причине моей криворукости и невнимательности. Но демону делает честь, что он все это стоически терпел.
   Мы, невесть каким чудом, выбрались на улицу и нас даже никто не заприметил. Сумрак играл нам на руку и мы беспрепятственно покинули двор и продолжили свое шествие по улицам города.
   Если нас кто и видел, то вряд ли мы представляли для него интересное зрелище, ибо нас с Валтером частенько видели прогуливающимися по ночам, а на гроб я предусмотрительно поставила маскирующее заклинание.
   Как стало уже понятно, Дера собирались хоронить. Класть в гроб, опускать эту дубовую клетку в землю, а сверху засыпать землей. Я же, как нечисть, придерживающаяся норм некромантии, была категорически против подобной наглости, как самовольное пожертвование материала для работы. Нет, конечно, иногда я и сама пользовалась ненужными телами, но сама мысль, что мой Дер будет шататься по селениям в виде зомби и выполнять приказы некого полоумного некроманта приводила меня в ужас. Не позволю и не отдам. Лучше сжечь.
   Дер, кстати говоря, в одном из наших разговоров упоминал тот факт, что он выступает за кремацию. Это разговор я запомнила и решила, что это неплохой повод выполнить его волю.
   - Ты ненормальная! - шипел Вал, стараясь аккуратнее ступать по земле, дабы не испачкать сапоги. - Ну похоронили бы его, ну закопали бы! Тебе какое до этого дело? Я тебе разве не говорил, что мертвым уже плевать, что о них говорят тут и делают с ними?
   - Говорил. - согласно кивнула я, сосредоточив свой взгляд на гробу. - Но ты не говорил, что происходит с душой.
   - Ее либо выбрасывают, либо она перерождается. - отмахнулся демон. - Тебе ли не все равно? Обещаю, что твою душу я заставлю воскреснуть!
   - А его?
   Я остановилась перед высоким мостом, который был построен несколько веков назад над рекой, уровень воды которой частенько выходил из берегов. Сейчас же река практически высохла, а вот мост остался и по высоте приблизительно равнялся дому градоправителя. Из-за этого приходилось сначала долго подниматься вверх по лестнице, а после, столько же спускаться.
   - Его душа мне ни к чему. -ровно ответил Вал и первый начал путь вверх.
   - Его душа нужна мне... - прошептала я и отправилась за наставником.
   Ледяной ветер распахнул плащ и проник до костей, словно хлыстом обдав по позвоночнику. Я поежилась и едва не уронила гроб. Валтер обнял меня рукой за талию и заглянул в глаза. Это был немой вопрос. Я должна была решить, готова ли я.
   Подавив слезы и сменив их на маску равнодушия и спокойствия, я одним движением заставила гроб воспламениться и рассыпаться бабочками пепла. Серый взрыв пронзил ночную тьму.
   Я отошла от Валтера и отвернулась, чтобы не видеть, как прах падает в реку, а легкие потоки воды уносят остатки Дера прочь от меня, в неизвестность.
   - Пусть твое тело покоится, Дер... А о твоей душе я позабочусь...
   Новый порыв ветра попытался сдернуть с меня капюшон, а в следующую секунду мой слух пронзил такой водопад брани, исходящей из уст Вала, что я резко повернулась к нему на пятках.
   - А его прах пусть покоится на моих плечах, да?! - орал демон, стряхивая пепел с плеч, который благодаря ветру осел на пальто.
   Я расхохоталась, несмотря на сей трагичный момент. Раздражение Валтера достигло своего апогея и он с дикой руганью погнался за мной, чтобы вершить месть. Сбегая вниз, я споткнулась и полетела кубарем вниз. Мой демон нагнал меня в этом эпичном полете и заставил принять вертикальное положение. У него получалось плохо, так как мой дикий смех мешал этому.
   - Ты успокоишься сегодня? - прикрикнул Вал, напустив грозный вид.
   Покачав отрицательно головой, я поцеловала его и обняла за шею. Валтер приобнял меня за талию и поднял на руки. Моему восторгу не было конца и края даже в тот момент, когда демон в угрожающей близости от грязной воды, принялся меня кружить.
   - Ангел, ты чувствуешь? - он замер на месте и аккуратно спустил меня на землю.
   Я прислушалась.
   Свист стрелы в воздухе разрушал окружающую шутливую тишину. Она близка. Стрелок близко. Я не успею...
   Вал швырнул меня в сторону, но стрела, словно изменив курс, достала до меня и теперь мертвым напоминанием об этом промахе сидела у меня в плече.
   Острая боль пронзила руку, отчего я воскликнула и бросила быстрый взгляд на своего демона. А он уже мчался вперед, словно ищущий пес, чуя обладателя стрелы.
   Лейфа чувствовала и я. Не сложно было догадаться, что это именно он. Каким- то неведомым чувством я ощутила рядом Кровь. Свою Кровь, родственную. Вряд ли кто- то из вампиров стал бы на меня охотиться.
   Лейф совершил оплошность, подобравшись к нам столь близко. Не рассчитывал, что у меня такая охрана?
   Скорее, он не рассчитывал, что мы учуем его, погруженные в скорбь по Деру. Ха! Ты ошибся, мой маленький вампиреныш. Я хоть и страдаю, но тебе глотку за него перережу, да еще и награду за это получу, тварь.
   Поднявшись с земли и поведя плечом, я поморщилась и вгляделась в даль. О плече пока думать не хотелось, Вал вытащит стрелу сам и сделает это в лучшем виде, а вот мысли о моем косвенном сородиче меня занимали. Очень занимали.
   Интересно, если я его смогла ощутить как вампира, то сможет ли он сделать нечто подобное? Небирос же почуял, но был слишком близко. Может, кровь полукровки для него омерзительна и он проигнорирует ее?
   Короткий смешок вырвался у меня из уст.
   Валтер поймал Лейфа.
  
  
   - Не ори! - рявкнул Вал и вогнал стрелу мне в плечо так, что она протаранила мне плечо насквозь.
   Боль была настолько сильная, что я, наплевав на злость Валтера, верещала, как резаная во все горло. Наставник переломал древко стрелы и выдернул поочередно каждую часть.
   - Как не орать, - извивалась я. -, если ты даже не удосужился обезболивающие заклинание прочитать?!
   - Боль надо терпеть! - парировал демон, успокоившись. - Когда в пылу боя нужна быстрая помощь, там не думают о всяких заклинаниях!
   - Но там же есть маги!
   -Маги есть, времени нет.
   Ответить мне не дал стон. Лейф пытался прийти в себя.
   Я не раздумывая вскочила и одним ударом по лицу заставила его снова впасть в беспамятство. Из носа у него пошла кровь, но тут же свернулась, оставив лишь темный след над губой. Этого было мало для удовлетворения моего желания его прикончить, но вполне достаточно, чтобы чуть усмирить мой пыл.
   -Ангел... -с укором произнес Вал. На меня его вздох действия, увы, не произвел.
   - Что? Он вообще баба или мужик? По морде- то и не скажешь! - возмутилась я, скептически разглядывая лицо этого скота.
   Лейф был красив. Нет, не так. Он был безумно красив и если бы не клыки и длинные черные когти, то его бы забрали на Небеса, как ангела.
   Столь идеальных, ровных и мягких черт я не видела ни у одного живого человека, поэтому смотреть на вампира было больно и одновременно приятно. Щемящее чувство прекрасного...
   В его волосах, несмотря на застывшую кровь, таилась кромешная тьма. Казалось, еще чуть- чуть и все Подземелье снизойдет сюда исключительно ради него, за него. В этих черных прядях шептал ветер. Я готова была поспорить, что Лейф был бы самым прекрасным контрастом, который когда- либо видел снег. Зима любила бы Лейфа. Да и вряд ли его можно было не любить...
   Вишневая сталь его глаз была ныне прикрыта от меня темными, совершенно не в тон его белой восковой коже, веками. Посмотрев в них мельком, я запомнила их навсегда. Исключительными были не только их цвет или темный ободок радужки, скорее в мою память взрезалось выражение и эмоции, которые источали эти кладези металла и крови. Ненависть, радость, высокомерие и презрение. Вот, что я смогла увидеть за секунду в этой сволочи до того, как Валтер небрежным движением отправляет его в глубокий сон.
   Руки подходили Лейфу великолепно. Странно говорить, что какая- то часть тела подходить субъекту, но это было так. Бледные, изящные, с длинными тонкими пальцами и острыми, как бритва когтями. С Валом ему в этом не тягаться, мал еще. Да и демона мне хотелось назвать грозным, а по отношению к Лейфу на языке вертелось только слово "изящный".
   Валтер прошествовал к бездыханному телу и скептически его оглядел.
   - Баба говоришь? - хохотнул демон и одним резким движением разодрал на нем батистовую рубашку. - Ну судя по отсутствию груди... И наличию... - Валтер беспринципно заглянул вампиру в штаны, прежде, чем я успела его оборвать:
   - Вал!
   - Зато мы убедились, что лицом он- девушка, а телом- мужчина!
   - Мифический андрогин? - хмыкнула я, подцепив пальцем одну из прядей Лейфа. -Чистый шелк, как поглядишь.
   - Ага. Пойдем, сдадим на парики? - подмигнул наставник. - Они ему, вон, ниже зада достают. Авось втридорога и возьмут.
   -Предпочитаешь убивать его морально? Он же за патлы свои нас убьет!
   - Не нас, а тебя! - нравоучительно поправил меня демон, ткнув пальцем в кончик носа. - И да, действительно убьет. Волосы- это их все. И ранг определяют, и косу в бой плетут...
   - Так я режу ее? - уточнила я, уже доставая нож из сапога.
   - Нет! - вцепился в руку Вал. - Мы еще у него не узнали всей правды...
   - О чем? Все же ясно, как день!
   -Шрамы видела на спине и груди? Ничего не напоминает?
   Внешне Лейф был тощим, но под кожей явно угадывались рельефные мышцы. Непонятно было, как он столь тонкими руками держит оружие, тем паче тонкие длинные мечи, которые были приняты у вампиров. Валтер утверждал, что для сего требуется недюжинная сила: меч выглядел воздушным, но направлять его- дело не из легких.
   Это роскошное тело портили лишь данные злосчастные шрамы. Длинные красные полосы, этакая дорожка из рубцов, могла напоминать мне только одно, а именно: метку демона.
   Валтер прошелся пальцами по одному из шрамов, который шел от одного плеча поперек груди. На секунду его пальцы замерли. Демон задумчиво побарабанил по груди и склонился на Лейфом. Язык Вала быстрым движением коснулся плоти.
   - Мерзость! - скривился он. - Шрамы не убрать -демон равен мне по силе. Судя по всему, вампир ходит с ними не первый десяток лет...
   -И сколько же лет ему? - недовольным голосом поинтересовалась я, даже не принимая во внимание те страдания, которые мог испытывать мой "собрат".
   - Восемьдесят шесть...- прохрипел вновь очнувшийся Лейф.
   Я схватила вампира за подбородок и отвесила звонкую пощечину.
   - Просыпайся, сволочь! - снова занесла я руку для удара, но слабый с виду Лейф, перехватил ее, вонзившись мне ногтями в запястье. Тонкая струйка крови стекла вниз по руке.
   - Уже проснулся. - оскалился Лейф и одним рывком сел на кровати, не выпуская мою руку. - Ангел, верно?
   - Верно. - зашипела я. Вампир потянул меня на себя и я оказалась на коленях пред его кроватью. - Падла!
   Андрогин наклонился к моему лицу и обжег ледяным дыханием. Я отшатнулась, но он вцепился второй рукой в волосы. Его слабость была ложной, вампир уже полностью прошел регенерацию и был готов к драке. Моя позиция была выжидательной. Чего именно я ждала - не знаю, но в любом случае Валтер не даст ситуации выйти из под контроля, поэтому пока можно потерпеть и не волноваться.
   Лейф отпустил мою руку, и тут, я заметила то, что повергло меня в ужас. Его ладонь засеребрилась, а в следующую секунду в ней возник длинный и тонкий клинок. Эфес был увенчан рубином, по всей длине клинка шла мелкая вязь темно - серебряных нитей. Эти нити, словно змеи, извивались и образовывали непонятные мне слова. Когда эти нити стали багроветь, я действительно испугалась и сделала неловкую попытку убраться подальше от этого оружия, которое, даже находясь на расстоянии , жгло мне кожу, похлеще, нежели когти Вала.
   Сомнений не было. Перед нами находился Взывающий. И прах меня побери, если эта тварь сейчас в секунду не располосует меня.
   Вал замер у стены и с заинтересованным лицом взирал на происходящее сумасшествие, а точнее, самоубийство. Кажется, ему сейчас самое время вмешаться...
   - Ты уже не такая смелая, а, девка? - прошептал мне Лейф, наматывая на руку белоснежные волосы. Я уже начала жалеть, что не нацепила капюшон...
   Ответить мне не дал мой наставник. Он оказался за спиной Лейфа в тот момент, когда клинок очертил в воздухе сверкающую полосу, застыв у моего горла.
   - Одно движение, Лейф, и мои пальцы сомкнуться на твоем горле. Поверь, я успею прикончить тебя раньше, чем ты убьешь мою подопечную. - в голосе Валтера было столько любви и заботы, что меня перекосило. Благо, что за этим всем скрывалась злоба.
   Меч исчез так же быстро, как и появился. Вампир снова откинулся на подушку и вперился не моргающим взглядом в потолок.
   - Прекрасно! - улыбнулся демон, словно до этого момента мы не были готовы поубивать друг друга.- Перейдем к делу.
   -К какому? - Я отошла к камину, оседлав спинку стула. - Мне же его просто нужно убить...
   - Как и мне тебя... - Лейф не собирался сдавать позиций.
   - Стоп! - замахал руками Вал. - Так не пойдет! Нам всем надо успокоится и...
   - Убить его!
   - Убить ее!
   Мы с Лейфом переглянулись, а в следующую миг демон уже стоял между нами, сдерживая. Я кусалась, брыкалась и рычала, пытаясь дотянуться до вампира, но наставник упирался мне рукой в грудь, не давая довершить начатое. Лейф же сложил руки на груди и кривлялся, показывая свое превосходство, что лишь подначивало меня.
   - Вал, пусти!
   - Ты убьешь его.
   - Да, черт возьми!
   - И мы ничего не узнаем.
   - Плевать!
   - Ты удовлетворишься столь легкой местью за Дера? - невинно поинтересовался Лейф, прошествовав мимо обеденного стола и одарив меня насмешливым взглядом.
   Я вернулась на исходную позицию, признавая его правоту.
   Мне будет мало просто убить за любимого, я жажду его мучений. Чтобы он страдал так, как страдал Дер, чтобы он каждой клеточной своей плоти ощущал боль. Быстрая смерть совсем не то.
   Прикрыв глаза, я представила своего милого и в душе что- то оборвалось. Вновь и вновь. Мне стало стыдно, что даже я опошлила его смерть, бросив там, в реке, уделив все внимание Лейфу. Проклятому Лейфу, который упорно забирает у меня все. Дер был спасением, отдушиной. Он был для меня тем, с кем я готова была пожертвовать вечностью...
   - Очнись, дуреха. - сплюнул вампир и повернувшись к демону, спросил: - Что тебя интересует?
   - Ты так просто ответишь? - слова Вала источали недоверчивый яд.
   - Почему бы и нет? Я же все равно уже в плену...
   - Верно подмечено. - довольно хмыкнул наставник. Один щелчок пальцами и я вижу, как тонкий солнечный контур окружает наш дом изнутри. Подобный Запрет на выход я бы поставить не сумела, не то, что мой умница Вал. Теперь понятно, отчего вампирчик перестал рыпаться и ведет себя ниже воды, тише травы.
   - А ты не боишься, что все вопросы мы узнает от тебя под пытками?
   - Не боюсь. Страшные девушки меня не пугают, а боль мне не страшна. Только смерть. Но убить вы меня не пожелали...
   Мой демон покатился со смеху, а я, в свою очередь, опешила и пораженно уставилась на вампира. Нет, я, конечно, не была красавицей, но столь неприкрытое хамство в отношении человека, который держит его в плену... Или он только Валтера боится?
   Убью. Однозначно.
   Наставник утер слезы смеха и бессильно упал на кровать, подле вампа.
   - Хорошо. Давай начнем с простого: твое имя?
   - Лейф Дарковских, Серебряный клинок, Верховный клан Дорина.
   Я присвистнула. Одно дела, когда тебя нанимают на простого вампира и совершенно другое, когда пред тобой сидит принц Дорина, которого не удастся по- тихому устранить. То- то Валтер мне намекал, что я влипла по- крупному. Это еще мягко сказано...
   - Что и требовалось доказать! - победно сказал демон, уловив изменения на моей физиономии и в настроении.
   - Какого же черта твое имя скрывали, Лейф? - поинтересовалась я.
   Действительно, его имя никогда нигде не фигурировало, исключительно это дурное прозвище: Серебряный клинок. Что уж говорить, если его и в лицо-то никто не видел.
   - А зачем? Я ничего не решаю в государстве, а тем паче, до коронации мне столько же, сколь тебе до Подземелья пешком.
   - О, значит коронация уже скоро? - усмехнулась я.
   - С чего это вдруг?- не понял Лейф.
   -Потому что ее Подземелье всегда рядом с ней. - Вал горделиво ткнул себя в грудь. - И ей до меня рукой подать.
   Пока Валтер и дальше болтал с вампиром на отвлеченный темы, напрочь позабыв о самой сути всей авантюры, я выглянула в окно. На дворе собирался рассвет. Туман бродил в поросшей траве, оставляя мелкие капли росы. С улиц уже слышался утренний шум и далекий крик петухов. В это время демон обычно отправляет меня к озеру, но сегодня было сделано исключение. Хм, мы просидели так полночи, а я даже сонливости не чувствую. Зато Валтеру может от недосыпа стать плохо, он еще тот соня.
   - Вал, марш спать! - приказала я, кивнув в сторону окна, намекая на обстоятельства. - Завтра днем наговоришься с этим венценосным подонком. Главное, не снимай контур, а с остальным я справлюсь.
   - А ты спать не собираешься? - заботливо вопросил вампир.
   Я скривила губы.
   - Как и ты, мой мальчик. Сон нам сегодня не грозит. А ты хотел выспаться? Прости, кровать у нас одна и спать с Валом дозволено только мне. Хотя...если ты тоже мужеложец... -моя ехидность так и сочилась из голоса.
   - Я думаю, я уже выспался на весь следующий век... - смущенно ответил Лейф и пересел к камину.
   - Она всегда такая беспринципная, что раскрывает мои маленькие секреты всем, кому не попадя! - пробурчал Вал, отворачиваясь к стене, уже окутываемый нитями сна.
   Лейф недоверчиво взглянул в мою сторону, а я лишь махнула рукой. Кому какая разница, кого любит мой демон? На меня его любви хватало всегда, а предпочтения в постели меня не касаются.
   Так как мои утренние купания сами собой исключились, то я не нашла ничего лучше, как приготовить завтрак. Делать было все равно нечего, а так и Лейф под присмотром и Вал похвалит. Благодать, как погляди.
   Сам вампир шествовал мимо книжных полок и периодически раскрывал некоторые, что- то вычитывал и ставил обратно. Изучал, что уже умеет полукровка? Что же, я запросто продемонстрирую ему при случае. Если только он не выберет бой на мечах... Здесь и думать было нечего- Взывающий уложит меня на лопатки за долю секунды.
   Пока закипала вода, я вооружилась клочком бумаги и пером и записала перечень заклинаний, которые следовало испробовать на Взывающем сейчас, дабы не оплошать потом. Как назло, Валтер никогда о них не рассказывал, ибо был в неведении сам. Те, кто пытался сразить с Взывающими на заклинаниях, обычно не доживали не то, что до старости, до следующего утра! Единственно, что было о них известно, это то, что подобной силой, как взывание к любому виду оружия, которое они только пожелают, их наделяли демоны. Вал говорил, что это не что иное, как сбой системы, но факт оставался фактом. Взывающие были первоклассными бойцами, выживающие в любой битве. А уж если Взывающий был вампиром...
   - Shayi hus shi es... Shayi hus ta she... - зашептала я, выдавая пассы руками, но так, чтобы этого не заметил Лейф.
   Цепи змеями поползли по телу вампира, обвивали запястья и лодыжки. Слово. Затянуть потуже. Лейф замер. Ухмыльнулся. Обвел взглядом путы и перевел его на меня... А потом сбросил все цепи к чертям и продолжил рассматривать полку с книгами. Упырь.
   Следующими в атаку пошли огненные шары, молнии и даже иллюзорные стрелы. Я уже не скрывалась и не думала о том, что создаю море шума. Валтера он, хвала всевышнему, не разбудил. Но вот все мои потуги как о стенку горох, право слово! Лейф их даже не отражал, скидывал с плеч прежде, чем они долетали до него.
   - Ты так весь дом разгромишь, Ангел! - хохотал он.
   - Плевать! - злилась я, отправляя в полет очередь заклинаний.
   Когда я окончательно выдохлась, вампир покачал головой и подошел ко мне, вырвав записи из рук.
   -У тебя вода закипела давно. - кивнул вампир. - Хм, и чего ты этим добивалась?
   Он внимательно перечитывал заклинания.
   - Думала, чем можно атаковать Взывающего. - пожала я плечами.
   - Глупая.- улыбнулся он. - Тут дело не в том, Взывающий я или нет. Наше оружие только, что мы держим в руке, то, что мы призвать можем. Простенькое "Da nat" отправит нас в Подземелье, если сталь клинка не отразит его.
   - По статистике последних лет, я смотрю, частенько сталь отражает нападки магов... - огрызнулась я. - Вы все не подыхаете. Твой фокус в этом?
   - Взывающие- это бойцы ближнего боя и магам нет до них дела, если только мы не призовем меч- артефакт. Там уж все братия магов бросится, как пчелы на мед! Тебя что, этот демон совсем ничему не научил? - я лишь издала ироничное: "Пф!" и Лейф продолжил: - Что качается меня, то "фокус" в моей крови. Она совершенно без примесей. Браки не смешивались, а заключались в пределах рода. Кровь так сильна, что твои заклятия лишь расход моей энергии. Не спорю, что и с мечом в руке, я бы проделал ту же работу, но с большими разрушениями. - Лейф броском отправил листок в огонь.
   - Перворожденный... - открытое отвращение в голосе.
   - Именно. Хотя поговаривают, что именно эльфы были первыми, кто заселился в мире. - улыбнулся Взывающий, я не ответила ему. - Давай хоть с готовкой тебе помогу, сердобольная.
   - Не стоит... -покачала головой я. - Принцам нечего помогать низшему сословию.
   - Стоит, полукровка. Мужчины жаждут пищи, а ты готовишь явно только на себя! Ради такого случая, я даже забуду, что я- Серебряный клинок!
   - Какая честь! - отвесила я поклон и мы, временно заключив перемирие, взялись за дело.
   Валтер, проснувшись, не поверил своим глазам и спросонок полюбопытствовал, когда пришел конец света и неужто он его проспал. Вампир и я, тихо переругиваясь о готовности нашего блюда, осознали всю абсурдность того, чем мы, собственно, занимаемся и немедля друг от друга отшатнулись. Демон все же похвалил нас и сел за стол, ожидая.
   - Ну и что вы уже наготовили, дети? - он сцепил руки в замок и положил на них подбородок, не сводя с нас глаз.
   - Учитывая, что способности твоей ученицы здесь крайне ограничены, я взял инициативу в свои руки и смею тебе предложить...
   - О да, тушеная картошка с мясом! - не удержалась я от комментария. - Верх профессионализма, Дарковских. Принцы ныне этим спасаются от голодной смерти? Или по старинке яичницей, а здесь ты решил превзойти самого себя?
   - Закрой рот, полукровка и довольствуйся дарами Серебряного клинка. - с некой гордыней парировал он, но, к его сожалению, я уловила нотку обиды. Мелочь, а приятно.
   - А если не закрою, то ты велишь меня казнить? Или вызовешь на смертный бой? А может...
   - Хватит! - не выдержал Вал. - Анели, умерь свой пыл и возьми себя в руки, сколько раз мне это нужно повторять? Лейф, я надеюсь на твое благоразумие, она ещё ребенок...
   От негодования у меня перехватило дыхание.
   Несмотря на мою насупившуюся физиономию, наш поздний завтрак прошел довольно- таки успешно. Я оставила нападки на Лейфа, Валтер был доволен тем, что мы приготовили, а Дарковских сохранял молчаливый нейтралитет. Кажется, все в равной степени не понимали, что делать дальше и каким чертом собрались здесь.
   - Вал, он меня напрягает... - поделилась я наболевшим, как только Лейф отправился мыть посуду, вновь проявив не свойственное принцу благородство.
   - Вернее, ты жаждешь его убить, а я этому активно мешаю. - поправил меня демон.
   - Не суть! - шикнула я. - Пока ты спал, он выложил мне все карты! И кто такие Взывающие, и о крови своей сверх крутой! Мы- враги, он это понимает или пытается тем самым меня запутать?
   - Спроси у него. - отрешенно посоветовал Вал, рассматривая рисунок на столе. -А лучше- не забивай себе мозги глупостями. Потерпи чуток, я выпытаю у него все о Шакале и отдам тебе на растерзание, там уж мы побегаем...
   - Но его нельзя убить! Он словно бессме... - я осеклась. - Кто такой Шакал?
   - Что? - переспросил Вал.
   - Не витай в облаках! - я треснула его по лбу. - Ты сказал, что выпытаешь о Шакале каком- то. Это кто ?
   - Не важно. - пространственно ответил Вал и поднимаясь, задумчиво произнес: - У нас, кажется, гости. Лейф, хочешь поболтать с родней?
  
  
   - Именем Альера Дорина откройте, иначе мы выломаем дверь! - продолжали вторить нам "гости", в то время как Лейф порывался выйти к ним.
   - А я Дорину не подчиняюсь... - пробубнила я, укладывая в сумку свои ножи.
   - Нет, Вал, я сейчас выйду и... - снова сделал попытку вампир вырваться из цепких лап демона, но успеха не возымел.
   - И сдашь нас всех. - Не отвлекаясь от сборов, закончила я за него. - Тебе- то ничего не будет, а вот меня на кол.
   - Да меня, между прочим...
   - Мы начинаем ломать дверь!
   - Вы бы сначала защиту мою сняли. - хохоча посоветовал Валтер.
   Слаженный возглас возмущения и крик боли оповестил нас о том, что демон услышан не был. Жаль, он ведь предупреждал.
   - Ангел, скорее! - поторопил он меня.
   - Ты место уже выбрал?
   - Пока нет. - задорно улыбнулся Вал.- Импровизация!
   Мое шестое чувство подсказывало, что данный эксперимент нас до добра не доведет, но спорить было бесполезно. Перепады в настроении Валтера были прекрасны и опасны. Сейчас он безумец- весельчак, а в следующую секунду - жестокий убийца. Каждое подобное состояние нужно было просто переждать. Как и третий вариант- строгий учитель.
   - Я готова! - оповестила я, подбежав напоследок к окну и показав стражам язык.- Лейф, а ваши с нашими сотрудничают? - с сомнением вопросила я.
   - Твои- это какие? - скривился вампир.
   Ко мне подошел демон, отпустив Лейфа, и выглянул в окно. Его глаза невольно расширились, когда он увидел стражу вампиров в темной форме с синими эполетами и стражу Лазара - в золотистой.
   - Плохо дело. - прокомментировал Валтер, оскалившись.
   - Плохо? По- моему, просто отвратительно!
   - Тогда, бежим!
   Вал схватил меня за руку и цапнул Лейфа. Я даже понять не успела, как водоворот закружил меня, вызывая рвотные спазмы. Воздуха не хватало, легкие сдавило, а вдохнуть или выдохнуть не были ни сил, ни возможностей. Остальные же чувствовали себя прекрасно, в то время как я едва не грохнулась в обморок. Казалось, что еще пару секунд и меня придется откачивать, но нас последний раз швырнуло и выбросило на неизвестную поляну.
   Я больно приложилась о камень головой и с громкой руганью немедленно об этом сообщила. Прощупав голову, убедилась, что не разбила и поднялась на ноги оглядеться.
   Вал отряхивал свое, уже полюбившееся, красное пальто и всматривался в даль. Лейф находился рядом с ним и убегать, что любопытно, не спешил.
   На горизонте был Тарел- столица Лазара. Не сложно было догадаться, что это именно он. Из древне он славился своими ярко- зелеными крышами и внешним превосходством. "Пряничный город"- подумалось мне. Каждый дом словно пирожное- милое, яркое и вкусное. Улочки покрыты мелким щебнем, под окнами домов растут кусты с розами. Даже в воздухе витал этот запах сладости и ванили.
   Люди, разодетые по весне в яркие одежды, здесь всегда приветливо здоровались с соседями. Сторожевые псы были ласковы и отнюдь не злобны. Рай для тех, кто ищет спокойствия.
   Уже сейчас я поняла, что мы, грязные, мрачные личности совершенно не вписываемся в ландшафт города. Мы станем грязным пятном на свадебном пироге. Мы- ложка дегтя в бочонке с медом.
   - У меня есть ответы, на которые я требую вопросы! - выпалила я.
   - Ответы. Тебе нужны ответы. - поправил Вал.
   - Именно. Во- первых, какого черта Лазар связался с Дорином? Во- вторых, за кем из нас они приходили, за Лейфом или за мной? В- третьих, почему ты еще здесь, Лейф, когда есть шанс свалить?
   - Зачем мне отвечать, если я тебя напрягаю? -иронично вопросил вампир. - Чтобы ты снова сомневалась и шептала Валу о том, что: "Он выложил мне все! Это подозрительно! Убить! Убить!". Так получается? Анели, а ты думала, почему ты хочешь меня убить? Месть? О да, это славный аргумент, но смысла в нем не вижу. Скорее ты хочешь самоутвердится. Черта с два, убить вампира! Подумать только! А теперь ты знаешь, что убить меня ты не в силах и что же я вижу? Ищешь повод сорваться, найти новые подозрения... Мелочная уродина.
   - Как быстро ты меняешь тему. - оскорбленная и униженная, я еще пыталась выкрутится.
   Валтер, плюнув на нас, пошел в направлении города. Мы же остались на поляне. Готова была поклясться, еще пара фраз и нас нужно будет разнимать. Понимал это Вал или нет- понятия не имею, да и интересовало меня это мало. Сейчас было важнее не дать Лейфу превзойти меня.
   - Хочешь правду? - зашептал он лилейным голосом, словно любовнице. - Ты уверена, что тебе это нужно?
   Я опасливо, отступила на шаг.
   - Я- принц, но я- никто. Меня вышвырнули из Дорина, как только подвернулся удобный случай. Ты не запомнила, чьим именем они действовали? - Лейф прижал меня к дереву и впивался рукой в горло. Больно не было, его холодное дыхание, совсем близко, приносило гораздо больше неудобств.
   - Альер. - тихо ответила я, пытаясь отвернуться, но вампир схватил мое лицо рукой. Возможность выбраться из этого плена была, но я хотела выслушать этого озверевшего андрогина. За что боролась, как говорится...
   - Умница, какая! А теперь мне назови предшествующего Правителя? - потребовал он.
   - Стригал. - огрызнулась я. - И что мне с того?
   - А ты не догадалась? Стригал- мой отец, а Альер- бывший наставник! Подумай хорошенько и скажи, за что могли выгнать принца из его же государства? Наследного принца, уточню.
   - Так у вас был переворот! - захохотала я и с силой отпихнула от себя андрогина. - Так ты отверженный принц, мой мальчик! Что, Серебряному клинку не нравится, что о него вытерли ноги? Папа умер, а принца вон?
   - Заткнись! - заорал Лейф, а в руке уже засеребрился меч.
   - Ну, давай! Убей меня, вампир! Сделай это! Докажи, что тобой сейчас правят не амбиции, а праведный гнев! Давай!
   Я не понимала зачем я разжигаю еще больший огонь в глазах вампира, но мои злые слова возымели свое действие. Лейф с диким ревом бросился на меня.
   - Ах, увернулась! И снова! Сосредоточься! - я с громким хохотом уходила от него. Он делал ошибку за ошибкой, поглощенный своими эмоциями. Он не мог сконцентрироваться на мне. Вампир хотел меня убить, но ему застилали глаза мои усмешки.
   Смех прекратился в тот момент, когда меч уперся мне в грудь. Улыбка с лица не сошла, глаза светились, но все стихло. Вал был слишком далеко, чтобы помочь мне сейчас. К черту. Он либо не решится, либо...
   - Один шаг и ты сделаешь то, чего так желал. Решайся. - спокойно произнесла я.
   Лейф не делал попыток сдвинуться с места. Я тоже. Вокруг стояла тишина, и только ветер, качающий старые клены, создавал лишний шум. Все стало не важным. Мы поняли это одновременно. Когда ты, казалось бы, стоишь на лезвии ножа, а вернее, это самое лезвие упирается тебе в солнечное сплетение, ты понимаешь, что вот он, твой, может быть последний день, последние секунды. Тебя не станут оплакивать и не возведут в ранг святых. Да тебя даже хоронить не станут и плакать над могилой, ибо сожгут к праотцам. И все. Ничего не будет. Все, что есть под ногами- трава или грязь, камни или песок- все не важно. Жизнь, она здесь. В теле, в душе...
   Когда клинок исчез, я позволила себе облегченный вздох, который не остался незамеченным. Вампир наградил меня тяжелым взглядом и поплелся вперед, догонять Валтера.
   - Мне тебя незачем уже убивать, Анели. Я не желаю этого, поверь. Отныне, я жду, когда ты попытаешься меня убить, ведь тебе пообещали неплохую сумму за это, верно? Это хорошо, учитывая, что деньги, просто монеты, играют для тебя ведущую роль. Обладая деньгами, ты владеешь миром, так ты думаешь? Что же, это твое право и я не в силах его у тебя отнять.
   Он резким движение отшвырнул за плечо волосы и пошел дальше.
   Столь гадко и унижено я не ощущала себя даже в те моменты, когда меня закидывали камнями...
  
  
   - Она ведь уже не первая, кто желает тебя убить? - полюбопытствовал Валтер, задевая Лейфа плечом, когда мы наконец его нагнали.
   - С чего ты взял?
   - Потому что я- уже второй, а это только за день! Представляю, что ты умудрился пережить за свои восемьдесят шесть! - возвел глаза к небесам демон.
   - Да, пережил я действительно много... - задумчиво ответил вампир. - Вы уже решили, что мы будем делать, когда нас спросят о цели визита и кто мы вообще такие?
   - Перелететь через стену? - предположила я, рассматривая неустанно приближающийся Тарел.
   - Чушь. - забраковал идею Вал. - Слишком много энергии потребуется, а у нас и так в дефиците.
   - Отвести глаза? - включился в "игру" Лейф.
   - Отпадает, ибо в городе нас все равно поймают и проблем станет больше. Это не портовый городишко, где поток людей сменяет другой, это- столица и чужаков, которых не отметила стража, тут немедля швыряют в камеры для заключенных. А там уже прежний сценарий с виселицей и колом. Выбраться из камеры - снова лишняя энергия, да и связываться с их магами...
   - Инкогнито. - осенило меня.
   - Что? - хором переспросили парни. Чувствовалось, что их порывает покрутить пальцем у виска.
   - Лейф, кто - либо знает о том, что сейчас правит Альер? Мы, те, кто ближе всех к границе, не знали, а в столице и подавно.- объяснила я.
   - Альер не собирается объявлять об этом до...до определенного момента. Боится бунта. Даже у нас многие находятся в неведении. - с неким сомнением в голосе произнес вампир.
   - Как прелестно...- пропел демон.
   - Сейчас дело не в этом. - оборвала его я. - Мы можем сказать, что мы делегация из Дорина. Я и Вал - свита, а Лейф, собственно, представитель, Великий Серебряный Клинок. Причину прибытия придумаем на подходе.
   - Не думал я, что у светловолосых девушек работают мозги.
   - Я заметила, что ты не думаешь. - бросила я и первая направилась к вратам Тарела.
  
  
   Возле врат было огромное количество людей, жаждущих попасть в город. Среди них, в основном, находились торговцы. Нам не повезло, ибо попали мы именно в их день. Такие дни приходились три раза на неделю. Привоз нового товара, его регистрация и оформление занимали кучу времени, в отличие от Граса. У нас отдельных дней не выделялось, а все шли ежедневным потоком, отчего и времени уходило меньше.
   Среди столпотворения попадался и простой люд. Мы заприметили пару магов, от которых Лейф и Вал воротили нос и скрывали его под капюшонами. Маги не одарили нас вниманием, едва скользнув взглядом. Это показалось мне несколько неестественным, ибо такая концентрация различной силы в одной точке была нехарактерна для данных мест. Вампиром пускали скрепя сердце, а о демонах и речи быть не могло- их уничтожали едва заметив.
   - Я тут на вас последнюю энергию трачу! - зашипел Вал, догадавшись о моих мысленных страданиях. - Благодари меня великого, ибо не будь я Высшим, вас бы давно швырнули в камеру пыток.
   - А они это могут? - недоверчиво вопросил Лейф, косясь из- под капюшона на магиков.
   - Они могут не только это... - уклончиво ответил демон. - Это придворные маги, а там дураков не держат.
   Рассматривая каждого из магов, я старалась подмечать каждую деталь. Один был сутулым, высоким и худым. Черты лица были резкие и суровые, создавая образ скверного и властного человека. Губы плотно сжаты, а глаза представляли собой две тонкие линии, полуприкрытые в цепком прищуре. Седые редкие волосы были затянуты в тугой хвост. На его плечах был накинут темный потертый плащ, что вряд ли говорило об особе Двора. Светлая рубаха, видневшаяся из- под плаща, являла собой убогое зрелище: то ли от множества стирок она утеряла прежнюю белизну, то ли была такой изначально. Темные штаны, вправленные в дорогие сапоги, имели множество заплаток. И лишь сапоги выглядели дорого и статно. Сделаны они были из драконей кожи, насколько я смогла определить, что позволяло владельцу ступать почти бесшумно. Кожа их была мягкой и приятной на ощупь, несмотря на то, что кожа дракона- чешуя.
   Второй маг был полной противоположностью первого. Толстый, низкий с округлым лицом и наивными глазами, он казался торговцем на рынке, но никак не придворным магом! Данный любитель мучных изделий явно нацепил на себя с утра все украшения, которые нашел. Множество перстней сверкали на его пальцах, мантия была расшита мелкими блестящими камушками, а на лысой голове не хватало, разве что, короны, чтобы окончательно довершить образ глупого монарха.
   - Их нужно пропустить первыми, дабы не возникло вопросов. - предупредил Лейф
   Мы согласно кивнули и удалились чуть дальше, уступив каким- то беднякам, которые чуть не выдали нас, начав благодарить и кланяться, привлекая лишнее внимание.
   Магов пропустили, практически не взглянув. Страж поставил им некую метку и пропустил дальше, склонив голову и не поднимая ее, пока они не скрылись.
   Наша очередь приближалась. Я занервничала. Валтер сжал мою ладонь и, неожиданно весело, для столь ответственной ситуации, проговорил:
   - Ну что, господа, включаем весь свой актерский талант и разыграем эту сцену по нотам?
  
  
   Они требовали показывать им руки. Ладони, пальцы, каждый ноготь- все тщательно осматривалось. Лицо можно было скрыть, нацепить морок, изувечить шрамами, а руки- зеркало личности. Обычно на них проставляли печати, если ты принадлежал к одному из кланов. Я поблагодарила Всевышнего, что не позволил мне в свое время быть причисленной к одному из них.
   Беспокойство во мне вызвало тату, но Валтер махнул рукой и велел успокоиться. В конце концов, мы прибыли как свита Лейфа и внешний вид поданных никого не касается.
   Мы приблизились к стражам и я, опередив Лейфа, протянула ладони первой. Во мне еще тлела надежда, что рисунки не привлекут внимания, что Вал позаботился и о них, что на них даже не взглянут... В конце концов, это просто растение, впечатанное в кожу, если можно так выразиться.
   Увы.
   Стражник схватил меня за запястья и вперился взглядом в мелкие цветы, которые стали темно- синими и выпустили шипы. Мне это не понравилось, а молодой человек, кажется, не обратил на это внимание и продолжил в немом восторге держать мои руки.
   - Имя? - его голос был словно в тумане, столь же отреченный и пространственный.
   - Ангел. - прохрипела я, уже не уповая на то, чтобы меня отпустили.
   Валтера начали обрабатывать где- то неподалеку от меня, поэтому я могла слышать, как он четко отвечает на вопросы по цели прибытия. Лейфа оставался позади нас и выжидал. Отчего же со мной произошла заминка, я так и не поняла.
   - Та самая? - стражник поднял на меня голову и теперь смотрел так, словно божество спустилось к нему в руки. Меня это напугало.
   - Ага, та самая. - кивнула я, пряча кривую усмешку. - Гонят нас отчего- то с неба, вот, по городам расползаемся...
   - Нет, вы не поняли! - встрепенулось это чудо, стараясь заглянуть под капюшон и, хвала Всевышнему, отпустило мои руки. - Вы же наемни...ца, верно?
   Столь резкий поворот событий меня не устраивал. Я хотела было соврать, но меня перебили:
   - Мы вас все здесь знаем! - зашептал он, снова взяв мои запястья в свои руки и прижимая их к груди. - Я пропущу вас, даже не требуя пошлины! Это ваши друзья? - он кивнул на Вала.
   - Да. - согласилась я, поглядывая на паренька, вызывающего во мне подозрение. - А еще вон тот. - указала на Лейфа.
   - Мы всех пропустим, только скажите, вы приехали с заказом? Сейчас настали темные времена, поэтому и проверку ужесточили, но мне нужно знать, за кем вы прибыли!
   В его больших зеленых глазах было столько наивности и честности, что мне стало его жаль. Не знаю, кто сделал мне подобную славу в самой столице, не знаю, кто надоумил его пропустить меня, но пока это шло нам на руку, я готова была с этим мириться и сказала:
   - Нет, мы прибыли исключительно для того, чтобы отдохнуть и развеяться. Даю вам слово Ангела: убивать я здесь не стану.
   - Жаль. - неожиданно поджал губы стражник и кивнул своим: - Эй, пропускайте эту тройку, они под моей ответственностью!
   - За что такие почести? - нахмурилась я в тот момент, когда к ладони прикоснулась стальная печать, вспыхнула желтоватым огоньком, изображающем льва- герб Лазара, и потухла.
   - Это, если позволите, я расскажу вам позже. Уверен, эта встреча не последняя.
   Валтер смотрел на меня ошалелыми глазами и пытался ими же добиться ответа. Я сохранила молчание, прошла вперед и остановилась, дожидаясь спутников. Меня не смутило, что заранее заготовленная легенда потерпела крушение, разбившись о скалы моей репутации.
   Лейф еле переставлял ноги и едва не рухнул, споткнувшись о камень. Это настораживало как меня, так и демона, который готовился навалиться с вопросами, но передумал, узрев вампира.
   - Какого черта? - зашептала я, схватив Лейфа повыше локтя, оттаскивая в тень.
   Он не сопротивлялся, не пытался спорить и даже негодования не выразил по поводу столько наглого обращение с венценосной особой.
   Демон, видя, что все настолько плохо, перекинул руку вампира себе через шею и самостоятельно потащил в переулок.
   - Все в порядке? - окликнул меня стражник, у которого я, к своему стыду, даже не удосужилась узнать имя.
   - Да, спасибо. - помахала ему рукой я и решила немедля исправить свою оплошность. - А можно узнать ваше имя?
   - Зовите меня Астарт. - улыбнулся он и вернулся к своим прямым обязанностям.
   Я поспешила к парням, которые уже скрылись за поворотом и обнаружила, что лицо Лейфа, некогда мраморно- белое, сейчас приобрело нежный синий оттенок. Глаза впали, потускнели. От рубинового блеска не осталось и следа!
   Он лежал на сырой земле в каких- то кустах и ногтями царапал землю, что- то шептал, словно в бреду. Грязный, мерзкий и одновременно притягивающий. Отвратительная смесь грязи и красоты. Но даже эта дурацкая обстановка не портила его.
   Заметив меня, он попытался дотянуться когтями до лица, но я отшатнулась и нервно потеребила Валтера за край пальто:
   - Что с ним?
   - Сама не видишь? - огрызнулся демон, сложив руки на груди.
   Видела. Более того, видела это гораздо чаще, чем хотелось бы, а именно на самом Валтере, который до последнего не позволял себе просить моей крови, до последнего стремившегося сломать это ломящее чувство в суставах.
   И я совсем забыла, что Лейф вампир и кровь ему нужна всегда, дабы обеспечить жизненные процессы. А он держался, не нападал на людей и даже не сказал, насколько отвратительно ему будет.
   - Сама с этим разбирайся. - бросил мне демон. - Я пока найду нам комнаты для ночлега.
   Он бросил меня с голодающим вампиром. Он дал волю выбирать самой: пожертвовать свою кровь или бросить его, отказаться от мести, умыть руки и идти дальше. Спасти себя. Или пожертвовать одного из жителей. Хороший вариант, но...
   Зло закатав рукава, я вытащила из сапога один из ножей и резанула по запястью. Кровь тонкой струйкой побежала вниз, заляпав рубашку вампира. Приподняв его за голову, я заставила примкнуть его губами к руке.
   Он сопротивлялся. Он бредил и уверял, что выдержит, а кровь уже засыхала на его губах. Лейф делал попытки вырваться, но еще больше пачкал себя и меня. Сейчас была не та ситуация, когда он был способен совладать со мной. Все мои силы были направлены на него, вся его энергия утекала в пропасть, как утекала моя кровь. Он не понимал, что происходит...
   - Давай, тварь бесхребетная, пей уже! - прикрикнула я, вцепившись ему в шею.
   То ли крик так на него подействовал, то ли я шею пережала слишком сильно, но он послушно приник к источнику крови и принялся утолять свой голод.
   Он пил крупными глотками, забыв обо всем и так вцепившись в мою руку, что новые раны от его когтей стали кровоточить. Лейф замирал на секунду, чтобы провести по ним языком и продолжить.
   - Богиня... - прошептал он, вдоволь напившись. Кожа его снова приобрела мраморный оттенок, пальцы более не казались столь омерзительными, а пакля, в которую превратились его волосы до этого, вновь обрели прежнюю красоту.
   Звонкая пощечина пронзила тишину. Лейф, еще пребывающий в экстазе, не успел среагировать и предотвратить удар.
   - За что? - непонимающе спросил вампир, приложив ладонь к щеке.
   - За "богиню". - коротко оповестила я и поднялась с колен.
   Лейф задумчиво провел пальцами по губам и, встав, обронил фразу:
   - Не можешь забыть своего Дера? Это он тебя богиней величал, верно?
   Я бросилась на вампира прежде, чем он успел понять, отчего мы валяемся в грязи, я восседаю на нем, пытаясь придушить, а он сдерживает мои запястья.
   - Глупая попытка! - зарычал он, подминая меня под себя и оказываясь сверху. - Не смогла ударить меня слабого, но позарилась на восстановившегося? Поступаешь по чести?
   - Стараюсь, если есть такая возможность! - оскалилась я, совершая попытки вырваться. Он все равно был сильнее. У меня не было возможности даже достать кинжалы. Но и он не спешил доставать клинок...
   - Дура, раз плюешь на нравоучения наставника, берясь за такой заказ! - он приблизился к моему лицу и прошептал: - Надо здраво оценивать свои силы и понимать, что я тебе не по зубам, полукровка.
   - Откуда про заказ- то узнал, вампир? - уже спокойнее спросила я, выделив красным обращение к нему. Руки с его шеи я, предусмотрительно, не убирала.
   - Я был выгнан из Дорина, ты знаешь, но совсем недавно я понадобился Альеру, поэтому он меня и ищет. Живым или мертвым- не важно. Поэтому нанять убийцу и пустить по следу стражу- это все, что в его силах. - Лейф слез с меня и подал руку.
   - Ты что- то не договариваешь.
   - Разумеется. Как и ты. - кивнул Лейф.
   Я встала, устало махнула не него рукой и направилась вперед по улице искать Валтера. Состояние опустошения и никчемности неожиданно настигло меня и стало совершенно наплевать на испачканный плащ, грязные ладони и лицо и даже на то, что с меня в любой момент может слететь капюшон и меня тут же поймают.
   Валтера первым увидел Лейф и, схватив меня за руку, потащил к нему. Я как ошпаренная зашипела на него за то, что посмел прикоснуться столь бесцеремонно. Вампир тоже это понял и удивленно глянул на свою ладонь, словно она сама отвечала за свои действия.
   - Я не чумная, не волнуйся. - хмыкнула я.
   - Удивительно!
  
  
   Ирония судьбы, но дом, в котором Валтер снимал ныне нам комнаты оказалось, принадлежал Астарту. Его маленькая дочь и ее нянька с неподдельной радостью приняли Вала, просившегося на ночлег.
   Астарту немедленно сообщили, что у них гости. Какого же было мое удивление, когда он бросил работу и прибежал домой, чтобы лично убедится в отсутствии обмана.
   - Я и предположить не мог, что звезда приведет вас именно в мой дом! - пожимал он мне руку.
   - Я и предположить не мог, что меня лихая занесет в дом стража... - с наигранным ужасом пробурчал Валтер.
   Мы с демоном заняли привычно одну комнату на двоих, а вторую отдали вампиру. Этим мы давали ему полную свободу действий: на побег, на убийство и прочие жизненные мелочи. Лейф был не против, даже рад. Я усмехнулась и подумала, что либо он сбежит куда глаза глядят уже ночью, если Вал его не перехватит, либо для него это шанс сторониться нас. В любом случае, стадия отрешенного отношения к нему входила в законные права.
   Знакомство с семейством Астарта прошло мирно и без затей. Его дочь, семь лет отроду, звали Лоя, а ее няньку- Уфира. Мать Лои умерла три года назад, и отцу пришлось спешно решать вопрос с сиделкой для маленького ребенка. Уфира, можно сказать, нашлась сама, когда заприметила одинокую девочку и завела с ней разговор. В то время к Лое было сложно найти подход - сказывалась детская рана- но у няньки это получилось и Астарт не раздумывая позвал ее к себе.
   Нам же пришлось показать свои лица. Я не услышала ни криков ужаса, ни воплей радости. Ничего. Они приняли это как данность. Мое уродство, красоту Лейфа и жуткость Вахтера. Лоя даже подбежала к Валу, дабы потрогать его когти на прочность и издала удивленный вздох, поняв, насколько они крепкие и острые.
   Оказалось, всю мою жизнь я жила не в том месте. Слишком далеко и слишком там было консервативно. Здесь же все было совершенно иначе! Не боялись никого, все мирно сожительствовали. Люди и нечисть, маги и вампиры и даже эльфы! Эльфы, великие борцы за чистоту крови тут заключали браки! И, как уверила меня Уфира, иногда даже забирали своих влюбленных к себе! Мне это казалось дикостью, я элементарно к такому не привыкла. Полукровки- это нормально! Черта с два! Да я всю жизнь в капюшоне проходила для того, чтобы мне в один прекрасный день сказали, что я такая же, как все?
   Вал лишь ухмылялся. Он все знал. Он же демон, а они всегда все знают. Но запереть меня в такую глушь?
   - Чтобы ты научилась скрываться даже там, где ты на виду. Чтобы ты ощущала опасность, если она есть, даже когда отказывает здравый смысл!
   Все верно. И все чертовски правильно.
   Астарт вскоре нас покинул, оставив с Уфирой и Лоей, последняя из которых неизменно старалась быть ближе к Валтеру. Демон не проявлял эмоций, а тактично игнорировал ребенка.
   - Не любишь детей? - улыбнулась я.
   - Скорее опасаюсь. - покосился на Лою демон. - Они видят все совершенно иначе, чем мы и как знать, какими мы запомнимся в ее подсознании.
   - Думаю, такими, каковыми вы и являетесь, а то и вовсе сказочными прекрасными странниками. - ответила Уфира, ставя настоль блюда с разными вкусностями.
   Она было невозможно милой. На вид ей было около пятидесяти, но я могла и ошибаться. Столько неприкрытой нежности, искренней душевной радости, столько отдачи в глазах... Мне не верилось, что такие люди еще существуют. Готовая пожертвовать собой, способная оказать помощь в любой момент, не умеющая лгать. Уфира была таковой и нам стоило благодарить всевышних за такую встречу.
   - Я опасаюсь того, чтобы она о нас своим друзьям не рассказала... - скривился Валтер.
   - Ты думаешь, они примут чушь о вампире, полукровке и демоне за чистую монету? Даже мне это больше напоминает бред, нежели явь! - махая вилкой опроверг идею Лейф.
   - Единственный бред здесь это ты. - отрезала я. - Они дети. Не поверю, что ты, будучи ребенком, не заглядывал перед сном под кровать, чтобы проверить, есть ли там чудище из леса, которое вот- вот схватит тебя за нос!
   - Почему за нос? - недоверчиво покосился на меня вампир.
   - Потому что он у тебя больно длинный. Вечно лезет туда, куда не следует! - начала заводиться я.
   - И снова на больную рану! - позволил себе ухмылку вампир. - Самой еще не надоело? Все гнетешь себя этим Дером, обвиняешь в его смерти... Он мертв, понимаешь? Из Подземелья не возвращаются. - горько заключил он.
   - А ты все пытаешься найти повод, чтобы остаться... Я, наверное, по...
   - А чего боялась ты? - перебила меня Лоя, взирая на меня широко распахнутыми глазами и ожидая ответа.
   Я присела перед ней и провела рукой по каштановым волосам, убирая выбившуюся из косы прядь за ухо.
   - В детстве я боялась камней. - В каждой шутке была доля правды.
   - Почему? - не поняла малышка.
   - Иногда они очень больно бьют...- уклончиво ответила я.
   - Вы играли в казаков- разбойников? - наивный вопрос снова застает меня врасплох.
   - Да, мы играли. - насилу выдавила я улыбку.
   Направляясь к выходу, моего слуха достиг голос Уфиры:
   - За что вас так?
   - Лицом не вышла.
  
  
   Город лежал на моей ладони, как жемчужина. Эдакое сокровище, которое ты несомненно хочешь отыскать, разгадать и проникнуть в суть. Хм, а можно ли проникнуть в суть жемчужины?
   Несомненно, учитывая желание докопаться до истины и вглядеться более глубоко, нежели поверхностно.
   Город взирал на меня глазами миллионами лиц жителей. Они спешили, спотыкались, торговали и торговались. Крик, шум, гам! Грязь, сволота и боль. Истинная столица. Обитель порока и греха.
   Отчего- то мне захотелось посмотреть на это чудовище, которое они мастерски скрывают под фальшивой оберткой радужной крепости, изнутри. Увидеть то, что не показано жителями.
   Слепцы. Казалось, они не замечают даже той гнили, которая душит их, окружает и засасывает. Это было болото, закрытое от глаз зарослями камыша. Это была сцена, укрытая кулисами. Красиво- да, но бессмысленно.
   Передо мной открывались переулки с множеством цветов, ухоженные улочки, чистенькие дома. Несмотря на внешний шум, я взглядом улавливала это щемящее душу прекрасное настроение. Неужели, они как зомби, делаю то, что им говорят, верят в то, что им проповедуют.
   Да. Ответ очевиден.
   Представ перед их Храмом, внутри поднялась волна ненависти и омерзения. Это ли Божий Дом? Это ли пристанище уверивших? Золото, парча, холеные монахи, с огромными животами и огромная икона Лазара, сделанная, я полагаю, из драгоценных камней и металлов. Сюда приходят просить помощи и говорить с Богом? Сюда, где дыхание спирает от столь ярого духа ладана и свечей. Запах смерти и тления, я бы сказала. Запах угасания.
   Входить не было никакого рвения. Мой путь лежал мимо очередной фальшивки правителя.
   Вели меня вперед только мои глаза. Дорогу я принципиально не выбирала, стараясь углубляться все дальше и дальше во тьму этого города. Мне были интересны воры, наемники, убийцы и прочий преступный контингент. Даже бродяги, которых я пока не встречала на пути. Вымерли они, что ли с голоду?
   Когда я заприметила то, что мне требовалось, идти стало значительно легче, и я буквально ворвалась в местный трактирчик, пропустить бокальчик вина.
   - Чего желаете? - услужливая официантка, жаждущая правдами и неправда отхватить лишнюю монету, возникла рядом со мной готовая едва ли не в койку ко мне лезть.
   - Тебя желаю. - без обиняков заявила я и услужливо похлопав по ближайшему стулу.
   Она защебетала, наигранно покраснев и плюхнувшись рядом.
   - Мне нужно, чтобы ты пальцем тыкнула во всех местных наемников.
   Вот тут- то ее и перекосило. Она попыталась встать, но я вовремя удержала ее за руку.
   - Что такое? Боишься?
   - Дело не в этом... Мне нужно идти... Отпустите...
   - Нет! - тихо, но резко. - Сядь и объясни.
   Послушно вернувшись не место, и уже не пытаясь выцепить свою руку, она произнесла:
   - Тут нет наемников.
   - Как нет? - ответ застал меня врасплох.
   - Все благочестивые граждане... - она старательно отводила глаза. Врет. Только в чем?
   - А воры? Убийцы? Попрошайки и мужланы, болтающие о былых временах за монету? - продолжала пытать я.
   - Никого. - близка к тому, чтобы разреветься. На нас стали кидать удивленные взгляды.
   - Вали отсюда, только притащи мне выпить. И своим дружкам ты ничего не скажешь. Ничего не было.
   - Хорошо, госпожа.
   Я прыснула. "Госпожа..."
   Передо мной опустилась кружка с пивом. Я отхлебнула и поморщилась. Не ясно, чем они это разбавляют, но вкус меня едва не убил. Следовало бы выплеснуть сей напиток на пол и уйти, но я сдержалась. Меня ныне занимали другие мысли.
   Пауки, крысы, змеи... Все эти животные идеально подходили для разного вида обрядов. В них была капелька магии, посему они охотно отзывались на любой зов, готовые услужить и получить маленькую награду в виде энергии.
   Прикрыв глаза и погрузившись в транс, я начала поиски.
   Пауки отпадали сразу. Вряд ли они будут плести паутину в сырых и грязных тюрьмах. Змеи мне тоже сегодня не подходили. Ими лучше воспользоваться в лесу. А вот крысы...
   Одна из них сейчас шастала на балках трактира. Я подцепила тонкую ниточку ее сознания и аккуратно потянула. Она отозвалась теплой пульсацией, доверяя тем самым мне себя в подчинение.
   Ее цель предопределена- она направлялась в тюрьму, я же сейчас видела все ее глазами и надеялась, что меня не потревожат.
   Улицы быстро промелькнули перед глазами, вход в тюрьму мы тоже преодолели быстро и здесь я двигаю ею более осторожно. Напрасно. Крыса сама рванула вперед. Словно пытаясь показать мне то, что тревожило всех. И показала.
   Каждая камера была забита под завязку. Если она и рассчитывалась на четверых, то на это наплевали и швыряли туда всех подряд. Около двадцати человек в каждой! Они что, полгорода сюда сбагрили?
   Отвечать не требовалось.
   Меня едва не стошнило от вида полудохлых болезненных физиономий. Камеры были погружены в молчание. Все были обречены, поэтому даже не пытались выбиться в лидеры, сбежать, подраться. Ничего. Пустота.
   Я оборвала связь и совершенно по-другому взглянула на присутствующих. В прошлом- убийцы, у них руки в крови, сейчас- скрывающиеся от закона люди. Они сами верят в этот спектакль, который их заставляет разыгрывать государь?
  
  
   - Куда она ушла? - интонация Лейфа была небрежна, словно это воистину его не интересовало. Он скосил глаза на Валтера, наблюдающего за Лоей, и ждал ответа.
   Лоя сразу прониклась симпатией к демону и всячески старалась его занять или обратить на себя внимание. Вал, любящий лишь внимание своей подопечной, относился к малышке равнодушно и несколько брезгливо. Невдомек ему было, что она всего лишь дитя, что следует быть более милым и чутким. Его это мало волновало, поэтому он прямиком из воздуха достал широкую цветную картинку, порвал ее на мелкие части и отдал малышке. Лоя обрадовалась и приняла сей дар от кумира с неприкрытым трепетом и любовью. Когда же она прикладывала кусочки мозаики друг к другу, они начинали двигаться и мерцать как драгоценные камни. Демон просчитался: надеюсь отвлечь от себя ребенка и расстроить, разочаровать в себе, он лишь снова привлек ее.
   - Изначально неверно заданный вопрос! - повернулся к Лейфу Вал. - Тебя интересует не, где она, а сколько ее не будет в доме.
   Вампир пропустил это замечание мимо ушей как истинный принц, не слушающий критики в свой адрес. Высокомерная тварь.
   - Отвечу тебе, что я не знаю ни того, ни другого. - демон нетерпеливо побарабанил пальцами по столу. - Собственно, ты можешь смело говорить, что хотел. От тебя так и веет этим ожиданием и нервозностью...
   Вампир секунду пометался, внутренне разрываясь от противоречий и решаясь на подобный шаг, и ,наконец, вымолвил:
   - Мне нужна твоя помощь.
   Валтер расхохотался. Открыто, громко и несколько удивленно. Лейф мялся на одном месте не желая прерывать эту истерику или вести себя по - плебейски глупо: будь то ужимки или краснеющее лицо.
   - Уж чего я не ожидал от тебя, так это просьбы! - отдышавшись, произнес Вал. - Ты, принц Дорина, просишь помощи у демона? Да ты с ума сошел!
   - Отнюдь, Вал. Я могу хорошенько тебе заплатить.
   - Чем? Золотом? Серебром? Каменьями? - перечислял красноволосый, закинув ногу на ногу и насмешливо поглядывая на вампира. - Мне не нужны эти людские мелочи. Ты бы мог это Анели предложить, да думаю, она тебя на куски скорее порежет, чем примет такое.
   - Я много знаю о Шакале...
   Одна фраза и демон из усмехающегося хозяина положения превращается в его раба. Он и сам не понял, как вампир так быстро одел на него уздечку, но готов был сам ее дать ему в руки.
   - Что ты за это хочешь?
   - Чтобы ты помог мне вернуться в Дорин и открыть Врата.
   Вал замер. Он знал о Вратах многое. Больше, чем многие демоны. После одной из воин нечто загнали за эти врата и запечатали. Никто не знал, что там. Никто не знал, кто вправе их открыть. Вал предполагал и надеялся, что он прав.
   А недавно некто пытался снова открыть Врата - демонов собирали на Совет и требовали наложить новую печать, дополнительную. Все отказались и разошлись недовольные друг другом. Шакала на Совете не было и если Вал прав, то...
   - Рассказывай. - приказал он Лейфу. - Рассказывай все, что знаешь, иначе я расчленю твое тело, из ниточек вен свяжу шарф и подарю его Ангелу, а остальное тело велю собакам раздать, а то и просто спалить. Понимаешь меня?
   - Конечно.
   ...Тренировки в жизни Лейфа всегда играли первостепенную роль. Маленького принца учили быть королем, воином и мудрецом, то есть тренировали мышцы, разум и память. Поразительно было то, что принц любил учиться и прикладывал к этому все усилия, в отличие от дворцовых отпрысков. Если он их и не понимал, то молчал и продолжал занятие. Не его это дело, что они остаются на низшей ступени развития.
   Нет, их, конечно, учили и письменности, и бою, но не так. Да и зачем им это дело? Главное, чтобы на балу в красе явится, и поклоны дамам отвешивать.
   Несмотря на полуденную жару, Альер, наставник Лейфа, вытащил молодого принца из- под деревьев во дворе, под которыми тот соизволил прятаться от солнца, и приказал идти в оружейный зал, дабы потренироваться.
   Лейф сначала сопротивлялся, но попав во мрак, сырость и прохладу зала, тут же умолк и гораздо бодрее взялся за меч.
   - Сразу к делу, мой господин? - уголки губ Альера лишь слегка поползли вверх от вида своего молодого и статного ученика.
   - Отбрось этот пафос, Тень! - воскликнул Лейф и его слова эхом отразились от стены. - Мы старые друзья и без сомненья можем позволить себе некоторые уступки в этом зале.
   -Вы так считаете? - склонил в поклоне голову наставник, но в следующий миг оказался возле ученика, чтобы нанести удар. Лейф, с ликующим вздохом, отбил его.
   И начался танец...
   Два вампира кружили по залу, а звук стали клинков разрушал тишину. Вздохи, крики, возгласы - все это слилось в один единый звук рвения к победе и стало некой музыкой. Невозможно стало уследить за движениями. Казалось, что меч - продолжение руки, тело - извивающаяся змея, а плетеные косы - руки тьмы.
   Они танцевали только им понятный танец и сами задавали ритм. Атака. Отбито! Атака. Отбито! Переворот, подсечка, атака!
   - Стар я стал. - хохотнул Альер.
   - Нет. Просто я повзрослел. - Лейф протянул наставнику платок, дабы тот утер кровь со щеки.
   - Ой ли, принц! Тебе едва сравнялось восемьдесят три! В твои годы отец только учился страной править. - усмехался Тень.
   - Ну, он же стал Верховным Дорином в пятьдесят. - пожал плечами андрогин и направился к одному из потайных ходов. - Пойдем, я хочу прогуляться, ибо даже здесь становится душно.
   - Продолжим тренировки позже, мой господин?
   - Я же просил...
   Вампиры направились в подземелье, где было на порядок холоднее. Лейф вдохнул легкими сырой и грязный воздух и расслабленно опустил плечи. Здесь он чувствовал себя спокойно и легко, словно обретая нечто утерянное . Иногда он думал, что возможно, в далеком детстве он бродил здесь с отцом и...
   Но не было никаких "и". Он помнил каждую секунду своего существования и от этого, сие странное ощущение тревожило его еще больше.
   Альеру комфортно здесь не было, но он был обязан сопровождать принца. Вампира душила атмосфера этого места, а грудь невольно сжималась под гнетом запахов и темноты. Смешно сказать, учитывая, что тьма - дом для вампиров.
   - Тебе не кажется, что здесь появились крысы? - принюхавшись и сморщив нос, посетовал наставник.
   - В подземелье у вампиров? Ты смеешься, Тень? - касаясь каменой кладки рукой и пробираясь все дальше в глубь, засмеялся андрогин.
   - Нет, мой господин.
   - Чушь, право слово!
   Камни отзывались на прикосновения, как живые. Лейф пропускал через себя эти приятные и покалывающие ощущения и прислушивался к себе. Он мог чувствовать весь замок, каждый уголок, каждую пылинки. Сейчас стены звали его, и принц совсем позабыл, что рядом есть наставник и все же стоит уделять внимание его бессмысленным сетованиям на жизнь. Увы, не сейчас и не сегодня. Что- то странное творилось в подземелье , и Лейф хотел понять что, увидеть это, хотел, чтобы тлеющие чувства в душе стали насыщенней...
   Когда он наткнулся на неизвестные до этого двери и смело толкнул их, зная, что за ними и есть источник его раздумий, его в ту же секунду снесло волной темной магии и швырнуло об стену.
   Благо Лейф не потерял сознание, а резво вскочил на ноги и понял, что Альера рядом нет и он один, наедине с чем- то поразительным...
   В руке уже серебрился меч, который придал силы вампиру и он ворвался в просторную залу и замер.
   Огромный алтарь в центре, множество факелов на стенах и миллионы свечей на полу. Комната горела. Душа горела...
   Запах крови ударил в голову и рассудок на секунду помутнел.
   Напротив алтаря стоял демон. С синими короткими волосами, которые торчали вверх, словно пламя. Лицо у него было мягкое, а глаза - небесный лед с фальшивой добротой. Голубые губы медленно обнажили короткие, но хищные клыки...
   - Принц Лейф... - протянул демон с улыбкой на устах, но наткнулся на меч в руке вампира. - Вооружен и опасен...
   Только сказал он это, как его тело плавно и быстро переместилось к Лейфу, а рука больно схватила за шею, проткнув когтями горло. Вампир закашлял, но тело реагировало быстрее и вот уже демон прижимает окровавленную руку к груди, после удара меча. Ожесточенная схватка началась в одно мгновение, и все правила боя отпали на второй план.
   Демон играл с ним. Он запросто мог бы убить вампира, но отчего- то медлил и лишь когти с каждым разом все больше и больше резали кожу. Руки, грудь, спина - все превратилось в кровавое месиво и не успевало даже регенерироваться. Лейфа тошнило, желание упасть было просто непреодолимым, но он продолжал драться, понимая, что демон каким- то чертом пробрался в их замок, а значит, жди неприятностей. Нужно было бы узнать, что требуется этому синеволосому, но не было сил даже рта открыть. Дыхание давалось с трудом, тело горело, но руки держали меч. Не было того спасительного и ласкового чувства внутри, которое привело сюда вампира. Были лишь боль, страх и некая уверенность.
   Кажется, демон заскучал, ибо одним ударом руки по лицу отправил Лейфа с спасительный обморок. Вампир рухнул, отключившись на секунду, но придя в сознание увидел рядом с собой обмякшее тело Альера, потухшие свечи, лужи крови, развороченный каменный алтарь и горящую надпись на стене:
   "Только яблоко, павшее от тени яблони, даст свет. Без тьмы нет света, а без света нет теней."
   - Черта с два! - заорал Валтер, хватаясь за голову. - То есть Шакал видел эту надпись? Он пытался открыть Врата?
   - Не знаю, видел или нет, но думаю, если он заметил ее еще тогда, то печать с Врат была бы снята и они бы показались нам. Но, увы, ничего не было. Скорее, он в порыве гнева разрушил алтарь и сбежал...
   - Да, смерть и бездна! Тварь... Три года назад... Верно... Я тогда встретил Анели... День день, год в год.. Тварь... - повторил он. - Дальше что?
   - Дальше все просто. Альер сказал мне об этом забыть, но тема меня заинтересовала. Я стал читать запоем и нашел много чего интересного. И когда запечатали, и что неясно кто их откроет и когда, и про обряд нашел- все верно, алтарь, кровь, свечи, но нужен был еще некий ключ и жертва. Этого я что- то не заприметил у Шакала.
   - Он так глупо просчитался? И что за глупая фраза? Свет, тьма... Совсем наши ополоумели?... Говори дальше. - махнул рукой Вал.
   - Совсем недавно моему отцу стало плохо. Я понимаю, что ему уже вторая сотня идет, но это маловато для правителя. Слишком мало. Альер тайно стал готовить меня к коронации. Мне это показалось странными, ибо вроде как правитель не умер, а я уже примеряю образ Верховного Дорина. Тень лишь отмахивался. Когда в полдень я сидел у себя, а отец отдыхал в соседних покоях, я услышал непонятный шум. Ворвавшись в комнату передо мной было тело отца со спицей в сердце. - Лейф говорил сухо и прохладно.
   - Спица? - переспросил Валтер, обеспокоившись.
   - Да, металлическая спица из серебра и крови и демона. Знаешь такие?
   - Они запрещены около века! - заорал демон.
   - Я знаю, но легче не становится, Вал! Догадаться, что это Альер было не сложно. Во- первых, по времени выходило, что эти часы отец отдавал беседам с Тенью, во- вторых, на шум сбежались стражники, но не сам Тень! А в- третьих, я понял, что он в подземелье и рванул туда и, о да, Альер был там! И снова горели свечи, и снова обжигала надпись, и снова алтарь был на месте, только... рядом с ним девушка была. Мертвая.
   - Вот как. - только и сумел выговорить демон, поднимаясь и отходя к окну, дабы первому узнать, что Ангел вернулась. - Хорошо. Я помогу тебе. Сам не знаю, зачем соглашаюсь, но мне кажется, что не зря нас столкнуло с тобой, Лейф. Поэтому, молчим об этом при Анели, я сам буду ей лгать... От тебя требуется только правда...
   - Говорить ей правду? - усмехнулся вампир.
   - Мне, олень! - огрызнулся Вал. - Она уже идет, я чувствую. Будь аккуратен...
  
  
   Я возвращалась полная негодования и желания кого - нибудь убить, а именно нашего правителя- Старшего Лазара. Меня буквально поглотило страстное желание смерти. Сотни людей, гниющих в тюрьмах только из-за того, что в стране большие налоги! Идеальные чистые улицы не что иное, как фальшь! Пустые улицы, полные тюрьмы...
   На пороге меня уже ждал Валтер, сложив руки на груди. Искры сверкали из глаз, а улыбка была воистину злой и напряженной. Впервые на моей памяти подобное поведение со сторону наставника не вызывало во мне страха: все мысли были заняты иным, а эмоции направлялись на невинных.
   Благодетельница чертова!
   Нагло и бесстыже, но я прошествовала мимо демона и вошла в дом. Вал опешил, как и Лейф, который выступал в качестве второго фронта.
   - Какого демона, Анели? - рявкнул он.
   Моя бровь иронично изогнулась. Он действительно не понимает, что его язык изволил мне сказать?
   - Судя по всему, красноволосого и злого, Лейф. И еще, попридержи язык за зубами, венценосный упырь.
   - А то что?
   - Ты думаешь, я с тобой не справлюсь? - моя злость уходила в мирное русло, то есть в нашу перебранку.
   - Ха! Полукровка с чистокровным? Уродка, ты смеешься надо мной или действительно ищешь смерти? - рыкнул он, нацепив улыбку.
   - Ты поплатишься, вампир. За все поплатишься... - прошипела я, готовая схватиться за оружие.
   - Заткнулись оба! - заорал Вал. На шум вбежала испуганная Уфира, но демон взглядом отправил ее вон. - Где ты была, Анели?
   - Вал, они держат всех в тюрь...
   - Я спрашиваю, где ты была! - пуще прежнего заголосил демон. - Нас ищут, между прочим, тебя могли увидеть! Сколько тебя не было? Час, два? Бесстрашная моя! Думаешь, что если не схватили в Грасе, так тут и подавно? Разумеется, они думают, что в столицу мы носу не сунем, но заметь нас стража, и твой Астарт нас не прикроет, понимаешь? Снова в бега? Я не смогу перекинуть нас вновь, пока не восстановлюсь, Анели! - он с силой ударил по стене кулаком и прижался лбом к руке.
   Я подошла к нему и обессиленно обняла его со спины. Вал тяжело выдохнул и повернувшись ко мне, прижал к себе, согревая. Вдыхая его запах, меня стали раздирать противоречия. В голове мелькнула мысль, что совсем недавно я прижималась так к Деру, а сейчас... Кто согреет меня по- настоящему теперь? Как мне жить без него? И это щемящее чувство свободы и спокойствия. Мой демон меня любит, я люблю его. Он, каким бы строгим не был, убережет меня. Я верю. Я в него Верю.
   - Вал, они держат простой люд в подземельях. Швыряют их туда, как бездомных собак. В городе нет грабежей, насилия, страха, но вместо этого есть привитое чувство Веры, ты слышишь, Вал? Ты бы мог верить в ложь? Поверил бы, что солнце одно, когда перед глазами- три? Скажи мне, Вал? А они верят... Слепо и безрассудно. И даже когда их тыкают лицом в ту пропасть, которую создали высшие власти, они не замечают... - я всхлипывала и сжимала в руках рубашку демона, как последний оплот моего спасения.
   - Зачем ты туда пошла, счастье мое? - прошептал он, поглаживая меня по волосам, сняв капюшон.
   - Хотела проверить город на наличие убийц. Но, увы... Ни- че- го. Они были ими когда- то, сейчас же привыкли скрываться. Как это, жить в вечном страхе?
   - Ты же жила, Ангел. - Вал отстранился от меня и заглянул в глаза. - Когда закидывали камнями, когда местные создали это глупый Орден Люцифера, когда учиться не было сил, а ты с колен поднималась, милая. Ты жила в страхе, помни об этом. И когда тебя пожелали убить...
   - И сейчас. - в тон ему ответила я.
   - Сейчас?
   - Дер умер. Я боюсь уйти за ним, боюсь сорваться и натворить глупостей, кажется. - горькая улыбка, Вал все понимает и жестом направляет меня в сторону спальни.
   Это был лучший вариант, он знает. День тянулся непреодолимо долго и хорошо скоротать его вот так.
   Лейф сделал вид, что ничего не слышал, но это было не так. С его- то слухом! Стоит рассказать ему все. О предателе Небиросе, о том, что я, о ужас, прощаю его, так как жить с таким камнем на груди невозможно. Дер поймет, он у меня умный был. Если не делать огромный акцент на ушедшую душу, то можно мечтать, что он уехал. Просто, как все просто.
   Ты сама- то сможешь с подобным мириться? И с чего это ты решила стать столь великодушной? Советую меньше общаться с людьми, ты становишься отвратительно человечной, Ангел. Убийца, беспощадная Анели...
   Не лги себе, это некрасиво. Ты просто устала и ищешь оправдания.
   "Так будет лучше.."
   Кажется, засыпая, я услышала голос Дера и увидела его нежную улыбку. Если это так, то я все делаю верно.
  
  
   Меня разбудили легкие поцелуи Валтера. Он улыбался и продолжал качаться моего лица губами, даже когда я проснулась. Я приоткрыла один глаз, но демон лишь усмехнулся, и горячие уста обожгли уголок глаз.
   - Что за приступы нежности? - удивилась я, прижимаясь к нему. Он вдохнул запах волос и зарылся в них, словно прячась от всего мира.
   - Мне нужно будет ненадолго уехать, милая. - шепнул он.
   - Эй! - вскочила я, повернувшись к нему. - Куда?
   - Я давно не был в Подземелье, сама понимаешь, что они требуют меня.
   - Да плевать мне на их требования! Вал, я не хочу оставаться одна в столице! Если меня схватят, то...
   - А ты сделай так, чтобы тебя не схватили. - пожал плечами демон и снова притянул меня к себе. - Ангел мой, это похоже на женскую истерику. Молю тебя, не стоит. С тобой остается Лейф...
   - Потрясающий собеседник, сожитель и спаситель... - буркнула я.
   - ... и Астарт, который, как никак, но работает в страже, а значит, ты в относительной, но в безопасности, верно? Пока он рядом, думаю, тебя и не тронут, только сильно не светись. И ты обещала ему не работать на этой территории.
   - Тогда тут вообще нечем будет заняться! - воскликнула я.
   - Думаю, наш венценосный подлец сможет тебя чем- либо развеселить. - подмигнул мне наставник.
   - То есть?...
   - Скажем так, не всех убийц разбросали по тюрьмам, Ангел. - красноречивый взгляд был больше, чем миллион слов. - Ты же любишь играть, девочка моя? А кто лучшая игрушка, если не тот, кто унижал твое самолюбие?
   - Я поняла тебя, демон искуситель!
   - Вот и чудно.
   Мы пролежали так до самого утра, пока я снова не заснула. Перед рассветом демон ушел, словно его и не было, оставив после себя лишь пахнущую им теплую постель. Он ненавидел лишние прощания и непрошенные слезы. Лучше уйти молча, когда все спят, уйти, не говоря, когда вернешься, чтобы возвращаясь, кинуться в объятия и знать, что тебя ждали.
   Я всегда ждала его. Это было утомительное и щемящее чувство, просыпаться с мыслью, что сегодня день пройдет без меня. Но он вернется. Сегодня, завтра, послезавтра, но вернется! Я ждала, но все равно облегченно и удивленно вздыхала, когда он, усталый и вымученный появлялся на пороге и тянул ко мне руки, дабы поцеловать.
   - Анели, я устал. Черта с два, как я устал... - выдыхал он, утыкаясь мне в шею. И от этого было спокойно и легко. Все, он вернулся. Новый день.
   Солнце нещадно палило в окно, превращая дорожную грязь в пыль. Птицы сошли с ума и голосили настолько громко, что создавалось ощущение, будто они пытаются докричаться до небес. Я пока не относила себя к эфемерным телам, поэтому поднялась с постели, распахнула окно и прогнала надоедливых певцов прочь. Пусть лучше Лейфа идут будить.
   Мои надежды не оправдались, ибо вампир имел честь уже проснуться и более того, помогал рубить дрова Уфире.
   Обнаженный по пояс, с топором в руках, с плетеной косой, он напоминал викинга, бороздившего некогда океаны и моря. При взмахе орудия, под кожей перекатывались мышцы, а пот тонкими струйками стекал по спине. Уфира восхищенно охала рядом, так как работа шла несказанно быстро и продуктивно. Он что, собирается на всю зиму этих дров нарубить?
   Я невольно облизнулась и закрыла шторы, чтобы больше не заглядываться. Чудовищно было признавать, что его тело являлось этаким объектом притяжения взглядов. И никаких афродизиаков не нужно, черт возьми.
   В комнату просунулась белесая голова Лои и озорными зелеными глазами осмотрела все помещение, а потом расстроенно поджала губы и спросила:
   - А где главный?
   - Кто главный? - улыбнулась ей я, уже поняв о ком ведется речь. Вряд ли ее заинтересовал Лейф. Он, несомненно, красив, но дети любят не за красоту, а за то, что чувствуют внутри человека...или демона.
   - Красный Валтер. - доверительно ответила она.
   - Уехал. - пожала плечами я и направилась к умывальнику, который, хвала богам, был в соседней комнате.
   Лоя не собиралась мне оставлять одну и направилась за мной, оставшись у приоткрытой двери, продолжая болтать.
   - Жаль. Очень жаль. Я думала, что мы поиграем сегодня, а он сбежал. Он ведь сбежал, да? От меня. Я его, наверно, обидела. Она так смотрел на моего пони, а я ему не дала его. Красный Валтер расстроился, да?
   Я скинула с себя одежду, набрала ледяную воду в бадью и нырнула туда, слушая самокопания несчастного ребенка.
   Она меня забавляла. Было в ней нечто такое, что заставляло ее слушать. На нее хотелось обратить внимания и, готова поспорить, Вал тоже это заметил. Возможно, он увидел в ней гораздо больше, чем я, поэтому несколько сторонился. Не удивлюсь, если к семи годам в ней проснется зов магии...
   - А ты красивая... - неожиданно проговорило это чудо.
   Я лишь удивленно хмыкнула.
   - И камнями, наверно, больно. Но люди просто не видят лиц, когда одержимы своими плохими мыслями... Они бы тебя полюбили. Я вот Вала люблю, он красивый. И тебя я люблю. Наш город бы тебя полюбил, Ангел. Папа тоже говорит, что ты красивая. Мы будет тебя защищать. У меня есть солдатики, которые защитят тебя, честно!
   И она убежала. Оставив меня размышлять над только что сказанным.
  
  
   Из комнаты меня выманил аромат выпечки. Я шла на запах, как иная псина следует за сумкой с едой. Кушать хотелось невыносимо, я не ела со вчерашнего дня.
   Меня поджидали Лоя и Уфира, выставляя на стол оладьи и сметану. Слюнки потекли раньше, чем я увидела лакомство. Пришлось снова облизываться, только по другому поводу.
   - А где Астарт? - полюбопытствовала я.
   - Так он уже на службу убежал. Теперь в полден придет, дабы пообедать. - доложила Уфира, приглашая к столу. - Демон же вашего с самого утра не видно. Приболел он, али чего?
   - Уехал. - туманно пояснила я и попыталась замять тему: - Смотрю, вы Лейфа работать заставили? Сложно, поди, было? - первый оладий отправился в долгий путь в мой желудок. Я проглотила его, даже не ощутив вкуса.
   - Отчего же сложно, когда он сам предложил помощь?
   Оладий застрял где- то в горле, вызвав кашель. Лоя весело рассмеялась и любезно похлопала мне по спине. Я благодарно ей кивнула. Кажется, это дитя понимало гораздо больше, чем мы, взрослые.
   Я выскочила на улицу. Помощь он предложил? Самовольничать вздумал, королевская свора? На кол его никогда не сажали?
   Мой взгляд вперился в фигуру Лейфа. На его теле играли тени от клинка, с которым он изволил ныне танцевать. Жаль, что сегодня у вампира не было соперника, но, даже не смотря на это, действие завораживало. Взмахи, выпады, блоки - все это было отражением самого Лейфа. Он играл с клинком, а тот привычно отзывался на душевный голос своего мастера и , кажется, даже пытался отвечать.
   - Эй, ты с ума сошел, вампир? - крикнула я, уперев руки в бока.
   Лейф остановился и повернулся ко мне. Он тяжело дышал, отчего ему пришлось склонить корпус и опереться руками на колени. Клинок незамедлительно исчез, сверкнув напоследок.
   - Чего тебе, уродина?
   - Ты когда решил тут представление устроить чем думал, идиот?
   - Тем, чего у полукровки и быть не может - головой.
   - Головы нет, так хоть разум имеется, в отличие от зарвавшихся венценосных принцев. Тебя не смущает, что если тебя заметят, то меня повяжут, а тебя вместе со мной?
   - Дай- ка подумать... - он "задумчиво" почесал подбородок. - Мой ответ: нет! За меня Дорин такую сумму отвалит, что они мало того, что выпустят, так еще и красный ковер постелют до страны.
   Я оскалилась и уже собиралась было молча уйти, гордо задрав голову, но он резко сплюнул и заорал:
   - Ты совсем дура, да? Твой любимый Валтер тут "зеркало" поставил, чтобы тебя, не дай Всевышний, не заметили! Ты совсем к магии не восприимчива?!
   Пришлось показывать ему мою невосприимчивость при помощи маленькой бури. Комок энергии в руках заблестел синим и отправился в полет, подпитываемый моей злобой. Я, прикрыв глаза, видела, как он настигает Лейфа и...
   - И с памятью у тебя тоже плохо, чучело. -услышала я.
   Вампир, как нечто неприятное, отряхивал то, что некогда я называла заклинанием. Синие клочки впитались в землю и на их месте появились васильки.
   Кровь, прах ее подери. Ну, конечно! Из- за нее вечные проблемы. И дело даже не в том, что она мешает магии. Иногда страдаешь оттого, что кровь- это твои родные. И никуда от этого не деться. И не излечить и не исправить. Она есть в каждом и ежели он дурная, остается только уповать на Лазара, Дорина или Аарона, кого угодно, чтобы она не натворила бед. Но творит же! Убивает, сжигает, мучит! Кровь... И всегда кровь.
   - Дядя вампир, ты будешь кушать? - заголосила из окна Лоя, маша при этом рукам так ретиво, что я испугалась, будто она вывалится.
   - Ты идешь? - бросил мне Лейф.
   - Конечно, дядя вампир, я же жажду поглядеть, как ты подавишься человечьими оладьями!
   - Оладьи из человечины? - он ухватил меня за руку и обнажил клыки. - Я хочу их на десерт.
   - Прости, сегодня только из муки, трупов поутру не наблюдалось. - выдернула я свою конечность.
   - Зачем нам трупы? - надул губы вампир. - У нас же есть вполне живая ты!
   Так переругиваясь, мы вернулись в дом. Принца усадили за стол, и Уфира принялась всячески его ублажать. Вампиру это нравилось до ужаса, ибо улыбка с его уст не сходила. Лоя крутилась рядом, балуясь с картами, которые поминутно выскакивали у нее из рук.
   Подобный Лейф мне симпатизировал. Наверно, он даже будет способен стать нормальным. Интересно было бы быть с ним не на ножах, а, в некотором смысле, дружеских отношениях.
   Какая чушь.
   Интересно, а он голодает или моей крови ему хватило? Проявить гуманность?
   Если он окочурится, мне лучше от этого не станет. Этот ненормальный вполне способен поубивать тут всех, если будет голоден. Объясняй потом Валу, что это, мол, он сам, а я просто пожалела кровушки.
   В мое поле зрение попал высокий бокал. Схватив его, а заодно достав из кухонного шкафа нож, я уединилась в угол комнаты. На меня, к счастью, не обращали внимания. Можно было бы уйти в комнату, но мне была любопытна реакция Лейфа.
   Лезвие резануло по запястью, и темная тягучая жидкость тонкой струйкой стала наполнять бокал. Я неотрывно следила за вампиром.
   О да, он заметил. Учуял.
   Лейф медленно повернул голову в мою сторону. Его взгляд не выражал ничего хорошего. Полагаю, он был близок к тому, чтобы броситься на меня. Балом правил голод.
   Кровь заполнила бокал. Я покрутила его в руках и задумчиво принюхалась. Запах металла, не более. Для меня. Лейф же чуял еду. Наблюдать за тем, как он следит за каждым моим движением, за каждым вздохом, каждым шевелением губ, было невыносимо приятно и тошно. Он завораживал меня, а я его.
   Медленно подойдя к столу, я поставила перед ним бокал. Столько непонимания и благодарности было в его глазах, что мне хотелось дать ему по лицу. Искренний Лейф... Из ряда вон выходящее явление.
   - Я думал, что ты принципиально выльешь это сокровище на пол. - Заявил он.
   - У меня есть более интересные методы, чтобы задеть тебя.
   - Продемонстрируешь? - он залпом осушил бокал и со стуком поставил его на стол.
   Уфира, брезгливо подцепив его, унесла прочь, дабы Лоя не заметила. А она и так не заметила, в очередной раз рассыпав карты по полу.
   -Лучше мы с тобой поиграем. - Я села напротив вампира и улыбнулась. - Лоя, дашь нам карты?
   - Чур, я буду смотреть! - обрадовалось дитя, доверительно вручив мне колоду.
   - Как угодно. - Кивнул Лейф. - Во что и на что? Только не на раздевание, я тебя прошу... - простонал он, скривившись.
   - Боишься опозориться перед дамой?
   - Скорее опасаюсь увидеть тебя голой и заработать полное отторжение ко всем, кхм, дамам.
   - Тогда на правду?
   - Тебе есть, что мне поведать? - сарказм сочился из его клыков.
   - Это тебе есть, мой милый упырь. - Я начала тасовать карты. Лоя внимательно за мной следила, пытаясь запомнить.
   - Ох, ежели я перешел в разряд "милый", то думаю, мы скоро придем к мирному сожительству. - Он взял свои положенные шесть карт и, взглянув на них, нахмурился.
   - А мы еще не пришли? - я сделала ход.
   Лейф задумался. Крепко так задумался, отчего Лоя начала заглядывать к нему в карты от непонимания. Вампир легко треснул ее по носу и "отбил". Я скинула еще две карты. Он сжал их, тяжело вздохнув.
   - Скорее, это дурной мирный договор, заключенный перед большой войной, дабы дать сторонам подготовить орудия для сражения. - Пожал плечами вампир, "отбиваясь".
   - Почему бы и нет, Лейф? Это оптимальное решение для тебя и для меня, хотя я не стану отрицать, что мой пыл несколько охладел, и я не жажду тебя убить. Более того, я дарую тебе прощение. Валет!
   - Удивительно, что я еще не превратился в пепел от столь неприкрытого унижения. Неужто ты думаешь, что мне оно действительно требуется, полукровка? Дама.
   - Пытаешься воззвать к логике и стыду, тем самым отвлекая от игры? Отринь надежду, клыкастый, мы еще повоюем, поверь. А пока...валет.
   - Снова? - хмыкнул он. - Хорошо. Кстати, с чего такая милость? Или ты поняла, что твой смертный всего лишь грязь с подошв?
   - "Отбой". - Я бросила карты в сторону, пригрозив взглядом Лое, чтобы не трогала их. Девчонка сникла под моим взглядом, но к картам не притронулась. - Ты не задумывался, что, такие, как ты и есть грязь с подошв?
   - Мы с тобой золотые монеты, Анели.
   - То есть продажный и разменный металл? Шлюхи, если угодно.
   - Я этого и не скрывал. Никогда. - Лейф начал злиться. - Не пытался прятаться за добродетелью, не лгал, ибо нет смысла во лжи, не продавался... До недавнего времени... Но заметь, ведь нас используют. В какой- то мере.
   - Валет. - кинула я карту. -Кто же тебя использует? Со мной и так понятно: Вал, наниматели, теперь вот ты. Я даже не монета, я еда, что звучит еще противнее.
   - Черт, прекрати пудрить мне мозги и воровать карты из "отбоя", это уже неприлично! - воскликнул он, отшвырнув недавно украденного мною вальта.
   Я притихла, и мы продолжили в более миролюбивой обстановке.
   А действительно, какой смысл во лжи? Ложь во имя правды? Можно спорить об этом вечно, втягивая новые и новые аргументы, но зачем? Первая ложь это первый шаг на этом изворотливом и тяжелом пути. Солгав однажды, ты не сможешь остановиться. Ложь станет спасением. Да, оно станет убежищем, твоим домом. Будет скрывать тебя. Только вот...
   Подумай, умеешь ли ты лгать? Лгать, не краснея, не леденея и не дергая нервно себя за подол платья. Если ты выбираешь неправду, то преврати ее в смысл жизни. Будет легче. А если нет, то оставь попытки и живи честно. Ведь лгут, в большинстве случаев те, кто ищет выгоду, лучшую жизнь.
   Выбирая ложь, ты выбираешь притупление совести. Возвести себя на престол негодяев, сумеешь ли? Ибо это придется сделать. В противном случае, тебя ожидают бессонные ночи, долгие и глухие, в которые будет приходит раскаяние и угнетение, вечно тянущие свои лапы к твоему разуму, дабы лишний раз добавить: "Лжец!".
   Партия с треском окончилась в "ничью". Швырнув карты на стол, я удалилась в свою комнату. Сегодня в мои планы входила мирная прогулка по городу и покупка обновок на теплую весну. Она, кстати говоря, уже вступила в свои права, открыто подпекая.
   Собраться вампир не дал, так как абсолютно наглым образом ввалился в комнату и упал на кровать, подмяв под голову подушку. Я, будучи уже по пояс обнаженной, непонимающе уставилась на неприятный объект на моей постели, одним лишь выражением лица указывая на дверь.
   - Чего я там не видел? - пожал плечами Лейф, поняв, о чем я думаю, и принял позу поудобнее. - Ты куда- то собираешься?
   - На кладбище. - Брякнула я.
   - Ты проголодалась? Или ты к мужчинам? Некрофилия, скажу я тебе, не лучшее занятие для вампирши...
   - Полукровки, забыл? Да и я к тем самым, которые, словно грязь с подошв. - пропустила я его шпильку.
   - То есть, правда тебя больше не интересует? Ты обиделась? - удивилось это черноволосое чудовище, встав с постели.
   - Ничья была абсолютно честной, а правду я вытащу из тебя после.
   Я натянула на себя рубашку и теперь пыталась затянуть корсет. Без Валтера дело шло туго. Лейф это заметил и, подойдя сзади, резко потянул за шнуровку так, что у меня дыхание перехватило!
   - От...пусти...клыкастый... Тварь... - попытка вдохнуть не удалась.
   - Клыкастый тварь? - он усмехнулся, глядя на мое отражение в зеркале, и потянул еще немного.
   Выгнувшись так, что спицы корсета едва не проткнули мне внутренние органы, я внимательно посмотрела на вампира и одним резким движением закинула руки назад, схватила его за голову, наклонила на себя и ударила своим затылком по подбородку .
   - Дрянь! - зашипел он, выпустив меня из лап. - Я же помочь хотел!
   - Правда? Я, за отсутствием дыхания, этого что- то не заметила! - в тон ответила я, чуть отпустив шнуровку.
   - Благие боги, ты же человек в чистом виде! Не умеешь использовать кровь, дабы не дышать?
   - Умею, но когда меня буквально пытались задушить...
   Вампир изогнул бровь, сдерживаясь, чтобы не покрутить пальцем у виска.
   Я оправдывала себя. Все верно. Это смотрелось жалко и неактуально.
   - Забудь. Просто забудь, Анели. Оставим эту тему на потом, вернемся к делам насущным. Ты хочешь правду?
   Задумалась, на секунду задумалась, а вампир уже затягивал на моей косе черную ленту и накидывал на плечи плащ.
   - Думаю, тебе нужно это знать.
  
  
   Не зная, кого благодарить за свое владение магией- то ли богов, то ли демонов, я мысленно благодарила Валтера и наслаждалась поистине жарким весенним днем, кутаясь в черный плащ. Лейф же, привыкший к более низким температурам как тела, так и окружающей среды, просто изнывал от жары и удивленно и завистливо поглядывал на меня. В итоге, я сжалилась и шепотом прочитала заклинание, чтобы не дать вампиру умереть от пекла. Благодарности я не услышала. Королевская кровь, что с нее возьмешь...
   А солнце тем временем припекало так, словно пытаясь либо сжечь все, либо отыграться за предыдущие дни слякоти. Малышня радостно повыскакивала на улицу, взрослые спешили по своим делам, сетуя на столь гадкую погоду. Таких людей невозможно понять, да я и не пыталась.
   На нас не обращали абсолютно никакого внимания. У людей здесь существовал лишь один принцип: если тебя впустили в город, значит ты безопасен. Благие боги, им и в голову не приходило, что рядом с ними шествуют наемник и вампир! Я представила, как они ошалеют, узнав это и подавила смешок. Интересно, а нас повяжут стражи или люди сами бросятся на защиту города от злостных упырей? Второй вариант был более реальный: жители превратились в зомби, которым в голову вбили ложные идеалы в виде приказов к действиям.
   Мы виляли средь толпы, невесть куда направляясь. Я не мешала вампиру самому выбирать путь, пока не осознала, что наше молчание стало затягивать, а сами мы направлялись в самый центр города. Толпа меня душила, но я стоически терпела. В конце концов, если моя цель- правда, то я в силах и потерпеть.
   Лейф продолжал расталкивать толпу локтями, брезгливо кривясь, и продолжал шествовать вперед. Его смелости и стойкости можно было позавидовать. Даже я, будучи полукровкой, готова была осыпать проклятиями этих незнакомцев, но вампир стискивал зубы и упрямо тащил меня в неизвестность.
   - А куда мы, собственно, направляемся? - осмелилась поинтересоваться я, когда вдали увидела рыночную площадь.
   - Какой сегодня день недели? - вместо ответа напряженно спросил Лейф.
   - Пятница... - устало вздохнула я и, опустив голову, врезалась в спину вампира, ибо эта тварь изволила резко затормозить.
   - Ты, что, слепая? - зашипел он, повернувшись.
   - Прости, мне просто наскучило волочиться за тобой, и я решила развлечься! - огрызнулась я.
   - Каким образом? Претвориться быком и потыкать в меня своими мелкими рожками?
   - Почему мелкими? - возмутилась я.
   - То есть, рога тебя, в принципе, устраивают? Осталось решить вопрос исключительно относительно их размера? Дер часто спал с другой? - вампир так искренне и мило изгалялся над тем, что я попалась на его крючок, отчего желание перерезать ему глотку перерастало в потребность...
   - Во всяком случае, реже, чем над тобой измывался демон. А ведь он сделал это единожды, признай.
   - Пошли уже, полукровка. Я обещал тебе рассказать, значит, расскажу, а пока нам нужно прикупить новой одежды и успеть до казни. - Лейф потянул меня за руку в самую гущу кричащей и ругающейся толпы.
   - Какой казни? - не поняла я.
   - Понятия не имею, но точно знаю о ее скором исполнении, ибо каждая пятница для этих, - он кивнул на торгующихся бабу и мужика, скривив губы. - словно праздник, уж поверь мне! Им только волю дай, чтоб поглазеть на смерти и истязания...
   - У вас нет подобного?
   - На наш век хватило смертей, чтобы подобным образом тратить бесценные жизни...
   Мы выбирали лавку тщательно и долго, отчего вампир заметно нервничал. Он постоянно одергивал капюшон на глаза, боясь, что он все же спадет, бросал цепкие взгляды, выискивая невесть кого и невесть что, теребил мои пальцы в своей руке, пока, наконец, не заприметил то, ради чего мы сюда, собственно и пришли.
   Лавка была темной, сырой и мрачной. Заправлял здесь всем, к моему глубокому удивлению, тролль. Опасаясь говорить хоть слово, относительно творческих талантов данного субъекта, я боком направилась вдоль рядов с одеждой, дабы прицениться и выбрать товар. Если будет, что выбирать...
   Иногда реальность предвосхищает наши ожидания и это оказался именно тот случай, потому что через полчаса брожения мои руки были забиты всевозможной одеждой, а вампир продолжал беседовать, краем глаза наблюдая за мной. Когда вторая пара сапог выпала у меня из рук, издав противный и оглушающий для подобной тишины грохот, Лейф и тролль одарили меня таким взглядом, после которого обычно хочется провалиться. На их беду, я была более закаленного десятка, поэтому гордо зажрала голову и прошествовала для примерки в отдельную маленькую комнатку.
   - Ангел, ты взяла корсет? - поинтересовался вампир из-за шторки.
   - А нужно? - не поняла я странного вопроса, любуясь на темно- синие штаны из драконьей кожи, севшие на мне как влитые.
   - Я бы мог тебе помочь его затянуть... - услышала я ехидные нотки.
   - Затяни лучше петлю на своем горле, Лейф. - отмахнулась я.
   То ли он обиделся, то ли ушел выбирать и себе новую одежду, но от меня он отстал и я в гордом одиночестве наслаждалась примеркой. Тролль периодически заглядывал, помогая застегнуть непонятные мне кнопки на куртке или завязать шнуровку на бардовой рубашке. Корсет, кстати, я тоже прикупила новый, по совету продавца, за что была награждена выкриками Лейфа о том, что я предала его. Мои возведенные к небесам глаза сказали сами за себя, вызвав грубый смех тролля.
   Вампир вышел из примерочной, красуясь новеньким комплектом одежды в черном цвете с серебряными выточками. Еще два для меня и для него тролль упаковывал и передавал мальчишке- посыльному. Я продолжала рассматривать вампира, поминутно хмыкая, и вынесла- таки свой вердикт:
   - Упырь. Страшный. Бледный. Мрачный. Не страх навеваешь, а скуку. Пошли, гроза Дорина, принц- убийца.
   - Чего? - возмутилось его высочество.
   - Ничего, плати давай и пошли отсюда. - бросила я.
   Готова поспорить, что такое поведение мне не сойдет с рук, ибо венценосный мальчик не терпит к себе панибратского отношения.
   Жара достигла своего апогея. Казалось, что лето отбирает законный трон у весны и вступает в силу. Солнце не согревало, а выжигало землю. Земля умирала долго и мучительно. Люди топтали ее прах и мчались дальше.
   Толпа подвержена такому феномену как идти туда, куда и все. Если точнее, то сама толпа является феноменом. В ней невозможно мыслить самостоятельно, невозможно идти против нее. Она поглощает тебя. Именно поэтому против толпы идти нельзя, если ты слаб духом, именно поэтому на войну собирают толпу, которую вдохновляют высшие, именно поэтому все дохнут в ней, как мухи...
   Лейф и я ввалились в корчму, блаженно вдохнув прохладный воздух сего заведения, и заказали себе холодного пива. Желание говорить ушло на второй план, мы хотели пить или упасть ниц, дабы отдышаться.
   - Твоя магия...уже ни черта...не спасает... - прохрипел вампир, прикладываясь к кружке с пивом.
   - Если бы не она, ты бы вообще подох. - огрызнулась я. - Рассказывай мне правду, упырь, иначе я тебя задушу.
   - Не...сможешь. - выдохнул он, откинувшись на спинку стула. - Задавай вопросы, полукровка. Но я не обещал, что отвечу на все.
   - Тебя изгнали за убийство отца? Я не спрашиваю, я уточняю.
   - Подсказал кто или сама догадалась?
   - Сама. Это легко, если использовать элементарную логику. На троне Альер, Стригал мертв, ты бежишь, за тобой гонится стража... Все просто, если подумать.
   - Ты права.
   - Но ты, конечно, не убивал. - не пыталась я скрыть ироничные ноты. - Тебя просто подставили и готова поспорить, что это Альер.
   - Снова в яблочко!
   - Итак, на троне этот... Альер?
   - Да, Тень.
   - Почему Тень?
   - Тень- это мальчик для битья, советник, друг и замена в одном лице. Детей растят вместе, как братьев, поэтому они очень сплоченные . Так же, они должны быть похожи. Это определяет Верховный Дорин, ибо у него есть власть видеть схожесть младенцев. Тень забирают у матери и их вскармливает жена Верховного. Это считает очень почетным, если именно из твоей семьи взяли ребенка.
   - Сумасшествие у вас на государственном масштабе, я смотрю...- брякнула я.
   - Почему? Тебе всего лишь не понятно, как можно у матери отнять ребенка, верно? Заметь, ты никогда не имела детей, но Вал не упрятал тебя от людских и таких человеческих предрассудков, отчего ты сейчас смело нас судишь. Человечка... - перекосило его. - Что же в тебя от вампира, кроме крови и жестокости? Хотя, можно поспорить, в ком из нас ее больше. Ведь я тоже не понимаю, как можно отправлять своих же на костер...
   - Прознал о той деревне? Ладно. Оставь лирику, вампир. Речь не об этом. Зачем стал убивать?
   - А ты не догадалась?- он подался вперед, и наши лица оказались в опасной близости. Меня овеяло диким холодом, и я отодвинулась. Он скрыл победную улыбку. - У тебя же были версии, выкладывай.
   - Первая серия это была Полоса признания. Не знаю, откуда ты узнал, думаю, просто выкрал у кого- то Кодекс. А Дер... Дер... - я нервно сглотнула от нахлынувших воспоминаний. - Это был шаг исключительно для меня. Но на кой черт тебя понесло к нам, когда мы хоронили его...
   - Я очень долго сомневался, что рядом с тобой демон. С одной стороны, энергетика у них яркая, но некоторые ее прикрывают, поэтому был вариант, что это ты создаешь кому- то такую энергию. А с другой, я мечтал встретить демона...
   - Демона? Зачем тебе это?
   - Валтер просил не говорить.
   - Что?! - возмутилась я. - Рассказывай, Лейф. Рассказывай, иначе Подземелье пошатнётся от моего гнева на Вала. И поверь, тебя заденет это волной злости.
   Лейф ухмыльнувшись, склонил голову на руки и поведал мне любопытнейшую историю из своего прошлого, в котором он повстречал Шакала. Это походило на рассказ, выдуманный сумасшедшим, но все было именно так. И если я правильно поняла, то Валтер элементарно хотел от меня сие скрыть, до определенного момента. Но вот загвоздка, когда наступит этот момент и как же сам Вал связан с этим мифическим Шакалом?...
   - Значит, ты жаждешь отыскать своего демона. - уточнила я.
   - Совершенно верно. И ты во всем оказалась права: я добивался Признания. Но исходной целью было не это. Нужно было подорвать народ на бунт, завоевать власть и пойти бы войной на Дорин. Я понимаю, что это долго, но выхода не было. А убить именно тебя я решил тогда, когда узнал, что в городе лишь три знатных убийцы ,и девчонка...
   - Показалась тебе легкой добычей. - закончила за вампира я. - Лейф, ты идиот, я не устану это повторять. За своими венценосными замашками ты не заметил, что твой план изначально полный бред. Нет, ты понял, что меня наняли, что твое убийство отныне подпитано местью, но ты даже не решил выяснить, кто нанял! Трон решил завоевать? С людьми? А что, если у тебя есть союзники у вампиров? Или враги, которые следуют от Альера по следам, как в городе?
   -Мы так и не поняли, за кем они приходили...
   - Судя по всему, пришли за мной. Ведь, это я "убила" Дера.
   - А почему была стража из Дорина? Потому что шли за мной! Я нужен Альеру!
   - Или потому что ее прислал Небирос, который меня и нанял. То ли ему не понравилось, что на мне другое дело, то ли просто решил убрать и взять другого наемника. Теперь нам сие не узнать, мой дорогой вампир.
   - Так ты мне поможешь, моя дорогая полукровка? - он протянул мне руку.
   - Устроить новый переворот?
   - Почему бы и нет? Взамен я обещаю тебе узаконить полукровок. - Лейф пожал плечами.
   Мои ладонь оказалась в его руке и я поняла, что от новых опрометчивых шагов меня способна спасти только виселица.
   Что это было? Минутное помутнение рассудка, здравое решение или детское решение, которое не одобрит Вал? Снова я пошла против него, снова получу нагоняй... Но мне так хотелось пойти на поводу у вампира, что я скрыла в своей голове это за добрым делом для всех полукровок, которых раскидало по земле...
   Шум на улице все нарастал, чем привлекал внимание публики. Мне тоже стало любопытно, поэтому, когда корчму покинул сам хозяин, я потащила упирающегося Лейфа на улицу, на ходу читая заклинание, которое способно было спасти нас от жары.
   - Ангел, забудь! - приказным тоном, прогромыхал он. - Тебе нечего там делать! Я приказываю тебе!
   - Как же ты меня достал со своими приказами, принц! - в сердцах бросила я, отпустив его ладонь. - Я буду делать то, что я хочу! И сейчас я хочу посмотреть, куда стекается эта толпа...
   Вампир обреченно покачал головой и последовал за мной.
   А толпу, тем временем, несло к ратуше. Из посторонних разговоров было невозможно понять, что же их так влечет туда, но ответ пришел неожиданно.
   Пятница. Казнь.
   Вампир же говорил...
   - И кого будут казнить? - поинтересовалась я, расталкивая многочисленный люд.
   - Подойди поближе и взгляни, мне нет надобности лицезреть ваши смерти. - буркнула его напыщенность.
   Я пожала плечами, ускорила шаг и оказалась вблизи эшафота. Сердце провалилось куда- то в пятки, дыхание сбилось, а глаза закрыла темная пелена. Лейф удержал меня сзади за талию. Я зашипела на него и отстранилась, подавшись вперед.
   Мое зрение мне не изменяло. На эшафоте стоял молодой вампиреныш, со связанными у изголовья руками . На теле были многочисленные шрамы, которые он даже залечить не пытался или...не мог?
   - Лейф, что с ним делали?
   - Резали, Ангел. Меч с ногтем демона. Запрещенный прием, но этот болван объявлен государственным преступником, поэтому пошли на уступки. Сейчас будут мучать огнем, потом отрубят конечности и подвергнут их сожжению.
   - Костер разжигать два раза... - прошептала я, словно меня волновало только это.
   - Да, твои люди жутко нелогичны!
   - А может...- готова поспорить, что у меня появился нездоровый блеск в глазах.
   - Нет!
   - Но там твой вампир, Лейф! Он вампир! Спаси его, ты же принц! - жарко зашипела я, схватив Лейфа за грудки.
   - И что? Прикажешь мне спасать всех вампиров, которые попадутся на моем пути? Он сам решил уйти от нас и сам расплачивается за свои ошибки! - резко ответил вампир, скинув с себя мои руки.
   - А что он сделал, ты видел? Ты знаешь об этом?! - голос был тих, но громоподобен.
   - Догадываюсь. Смею предположить, что его сначала приняли, немного обучили, а потом повесили пару преступлений за единственный проступок, дабы другим не повадно было. - он перевел на меня глаза и задумчиво почесал подбородок. - А ты что, жаждешь его спасти? Кровушка вампирская взыграла в венах? Не хочешь, поди, чтоб родную проливали... Так спаси его, вперед! Покажи Валтеру, что ты и дня на месте просидеть спокойно не можешь! Обожглась с Дером и тебе все еще мало?!
   - Заткнись... - зашипела я.
   - Почему же? Это же ты у нас поборник справедливости!
   Я отвернулась и зашагала прочь. Мне больше ничего не требовалось. Желания смотреть на казнь мальчика не было, сил- тоже. Пришло понимание, что вампиры более жестоки, но более разумны, чем кажется простому люду.
   Не было смысла отрицать правоту Лейфа, не было смысла с ним спорить, но в душе действительно что- то натянулось, когда глаза встретили тонкую фигуру на эшафоте, готовящуюся к казне, и в миг оборвалось, осознав нереальность спасения.
   Гребанная политика. Лейф не желал в это вмешиваться из-за своих интересов, Дорин не желал вмешиваться из-за возможности конфликта с другим государством... Бред! Люди и вампиры, облаченные в политику идентичны в своих размышлениях. Пусть убивают сородичей, пусть кровь льется по улицам городов, пусть умирают и страдают те, кого вы называете своими... Пусть! Политики не сделают и шага навстречу этому погрому, дабы уничтожить его.
   Ведь Лейф все знал все с самого начала. Знал, что будет казнь, знал, что будут казнить кого- то из вампиров и все равно привел меня туда. Хотел, чтобы прониклась состраданием к его людям? Но он не хотел выходить после из корчмы. Передумал? Черта с два! Что его королевская голова себе вообще думает?
   Проносясь между потоком людей, который все стремился на площадь, в голове одна за другой сменялись картины изувеченного тела этого мальчика. Люди смешались в глазах в одну серую массу, в которую я случайно вылила красную краску и ей изобразила узор в виде ран... Я жаждала смерти. Смерть звала меня, а я податливо хотела идти к ней на встречу по трупам этих жалких людей...
   Мои ноги привели меня к дому Астарта. Я услышала, как на заднем дворе играется Лоя, о чем- то громко повествуя то ли себе, то ли своим куклам, как Уфира гремит посудой в доме и прошла мимо уютного уголка. В данный момент мне требовалось нечто иное, нежели теплая обстановка.
   Тело требовало свободы.
   Через окно я пробралась в свою комнату, схватила метательные ножи и выскочила на улицу.
   Мои поиски были направлены на водоем. Любой. Пруд, река, озеро... Главное, чтобы была природа, которая способна дать силы, восстановить себя. В любом уважающем себя городе должно быть подобно место. И для тренировок оно неплохо должно подходить и для романтических ночных посиделок с возлюбленным.
   Крохотное озеро нашлось вблизи нашего дома, но достаточно далеко от шума города, что меня вполне устраивало. Стена из высоких деревьев и густых кустов скрывали сие прекрасное место от посторонних глаз. В воздухе отсутствовал легкий душок магии, присутствующий в городе. Любой маг, артефакт и амулет создают вокруг себя энергетическое поле, которое обладает не только цветом и формой, но и запахом. Валтер, к примеру, как демон, умел различать и запоминать такие вещи на раз, а вот мне пока подвластны были только запахи, да и то, когда они насыщенны.
   Я огляделась. Вокруг меня находились вековые деревья, в которые, не думая, начала метать свои ножи, дабы снять напряжение.
   Вал всегда говорил, что эмоции не должны мешать мне. Нигде. Никогда. Если эмоции возьмут над тобой верх, то ты тут же падешь жертвой неравной схватки, и лишь Боги отпоют твою душу.
   Но я сорвалась. Невесть от чего во мне кипела ярость, злость, ненависть и жалость. Эта ненормальная смесь выбивала меня из колеи, а ножи летели куда угодно, только не в намеченные цели. Я психовала еще больше и еще яростней швыряла металл в дерево, но он пролетал мимо с гулким свистом, словно усмехаясь.
   - А я слышал, что мастерство не пропьешь... - голос Лейфа, ироничный и надменный одновременно, прозвучал за спиной.
   Я резко обернулась и отпустила нож в полет. Взывающий поймал его у самой груди двумя ладонями и в ту же секунду отправил нож мне.
   "Красуется..." - подумалось мне в тот момент, когда я отклонилась от ножа и перехватила его в воздухе.
   - Я ничего и не пропивала, вампир.
   - Отчего же ты пьяна, полукровка? От злости? От негодования? - он обходил меня по кругу, попутно подбирая мои ножи. Остановился: - От глупости?
   - Если только от твоей. - сложила я руки на груди.
   - Не спасти того вампиренка было глупостью? Ты так считаешь? Признай, что ты чем- то на него похожа... Изгои. Вампир, не принятый тем обществом, к которому он стремился всем ледяным сердцем и полукровка, которую не признали лишь из-за установившихся законов и обычаев. Вы были бы идеальной парой, мои хладнокровные сородичи. - и он одним броском всадил все ножи в ствол дерева.
   В яблочко.
   - Куда нам до вас, кровавый принц. - отмахнулась я. - Убийца отца, лжец, король без трона... Какого тебе? Я привыкла быть изгоем, а ты? Жалкий тип.
   - Ты хочешь попробовать, какой я, крыса? - прошептал он мне у самого уха, притянув к себе одной рукой за талию.
   - Учитывая, что меня ты уже пробовал, то я могу потребовать нечто в замен, упырь. - я развернулась к нему. Лицом к лицу. Глаза в глаза. Шепот мороза и обжигающий лед. Снежное дыхание и огненное тело. Черта с два...
   - И снова твоя сущность пробуждается в тебе и требует кровь. - усмехнулся он. - Когда она победит, я буду рядом, чтобы быть тем первым, кто даст тебе своей крови, а пока...
   - Заткнись, Лейф, я согласна. - это был глупый, безрассудный, ненормальный шаг. В данной ситуации и в нашем положении, но...
   - На что? - вскинул бровь вампир.
   - Согласна устроить переворот. Ну, и испить твоей кровушки, когда моя взбунтуется.
   Взывающий отступил от меня и захохотал в голос. Он упал на траву и закрыл лицо руками, продолжая упиваться беспричинным смехом.
   - Ты идиот, Лейф... - прошептала я и легла рядом с ним.
   - Человечка, ты жуткая, но начинаешь мне нравится. - сквозь смех произнес он, склонившись надо мной.
   - Это более чудовищно, вампир. - скривилась я.
   - Смерть, грех, порок - вот что чудовищно, Анели. Но эти вещи прекрасны в своем ужасе. - философски изрек он. После на минуту замер, задумался и предложил: - Не желаешь ли развлечься, пока нет Валтера? Иначе, я думаю, мы умрем от скуки в этом городишке...
   - Твои забавы никогда еще не заканчивались хорошо...- осторожно молвила я.
   - Не удивлен, что с таким отношением к жизни ты одинока и глупа... - хмыкнул Взывающий.
   - Заткнись, источник негатива. Вещай, давай, о своих развлечениях, а Моя Светлость подумает над этим.
   - Ты разрешаешь мне, полукровка?
   - Разумеется, чистокровный.
   - Хамка. При иных обстоятельствах я бы вздернул тебя на виселице, но сейчас мы поговорим о делах насущных. - Лейф потер ладони и положил их под голову. - Анели, ты же считаешь себя сильной?
   - Не я сильна, а моя душа, которую все, в том числе и ты, сумели закалить.
   - Благие боги, деточка, только не вспоминай опять своего Дера, иначе я его воскрешу и снова убью, ибо он отравляет твои воспоминания, а заодно, и мою жизни...
   - Считаешь любовь отравой, Лейф? - попытка скрыть горечь не удалась.
   - Любовь не более, чем яд, поражающий кровь и тело. - в его голосе слышалась брезгливость в сочетании с нежностью. Сказать, что вампир меня поразил, это ничего не сказать. - Не думай, что я бесчувственный урод, который бежит от этого чувства. Отнюдь нет. Я люблю и я любим. Но мне мерзко от того, что это чувство пожирает меня изнутри и заставляет бросаться перед этой девкой на колени, бежать ей на помощь, как только она зовет, связываться с полукровкой и демоном, чтобы замарать руки кровью...
   - Значит, все из- за любви, Взывающий?
   - Не только. Это лишь одна из причин. - Вампир тяжело вздохнул и отвернулся от меня.
   Я легонько и шутливо толкнула его в плечо:
   - Эй, Лейф, ты хотел развлечься...
   Вампир резко обернулся ко мне, сгреб в охапку и подмял под себя. Я снова имела честь ощутить на себе его дыхание и прикосновение рук. Еще чуть- чуть и эта мерзость войдет у меня в привычку!
   - Грабли убери, тварь.
   - Без них не будет развлечения, милая. - Прошептал он и повел губами от щеки до шеи. По телу пробежали мурашки. Я позволила себе остановиться и принять новые ощущения лишь на секунду, чтобы в следующий миг рывком подмять Лейфа под себя и оказаться сверху, победно нависнув над ним и вцепившись руками в горло.
   Вампир оценил это заинтересованным взглядом и аккуратно убрал мои руки.
   - Любишь быть сверху? - невинно поинтересовался он, обхватив мое лицо ладонями и притянув к себе. Мои снежные волосы разметались по его плечам, скрыв нас от мира.
   - Люблю главенствовать. - Отозвалась я, не пытаясь при этом оттолкнуть вампира или вырваться самой.
   - Я могу тебе это позволить. - Загадочно оскалился Взывающий. - Какой контраст: смола моих волос и ангельские крылья твоих. Ты так же чиста, как они?
   - Невесте своей будешь эту лапшу вешать, упырь! - взбеленилась я, более негодую от своего поведения, нежели от высказываний вампира.
   - А ты меня уже ревнуешь? - хохотнул он и первым сбросил меня с себя.
   - Идиот!
   - Поговори мне еще! - рыкнул Лейф, вернувшись к роли венценосного придурка. - А лучше докажи, что полукровка смеет претендовать на место в обществе благородных вампиров. Покажи мне, что Валтер превратил тебя в сильную девочку. Покажи мне то, что скрыто под маской несчастной дуры, которую закидывали камнями и которая никак не может забыть первую несчастную любовь. Покажи где скрыта Сила. Мощь. Покажи мне это, Анели!
   Последнюю фразу он бросил так, что внутренняя ненависть пробудилась ото сна и требовала действовать.
   Кто я такая, чтобы мешать ей?
   Вампир перехватил мою руку, занесённую для удара, и с силой дернул ее на себя. Я едва не упала, но успела сконцентрироваться и парировать надвигающийся удар ногой чуть ниже спины.
   Это была глупая и неумелая разминка. Позже все изменилось. Мы сцепились не на шутку, пытаясь нанести друг другу больше увечий. Вампир не жалел меня, хотя я замечала, что удары он так или иначе смягчает, и это бесило еще больше, отчего я заводилась и теряла контроль. От хладнокровия не осталось и следа. Казалось, что здесь растерялось все былое мастерство. И это стало роковой ошибкой.
   От размышлений я очнулась уже на коленях, спиной к вампиру. Лейф держал меня за волосы, вторую руку покоив у меня на плече. Он коленом ударил мне меж лопаток, заставив выпрямиться.
   - Именно так ты должна стоять перед своим господином, тварь. - яростно зашептал он мне, еще больше запутываясь пальцами в моих волосах, причиняя боль.
   Я умею терпеть, Взывающий. Стерплю и это унижение.
   - Да, мой господин.- Усмехнулась я, за что получила дополнительный удар в спину.
   - Не смей мне язвить, уродина!
   - И не думала, Принц.
   Моя голова склонилась к земле, изображая искреннее раскаяние. Которого не было и в помине. Лейф поступил необдуманно, когда стал за моей спиной и убрал из поля зрения мои глаза, ибо они могли сказать гораздо больше, чем наигранные фразы.
   Дыхание вампира выровнялось, он стал спокоен. Рука на моих волосах ослабла и это был знак действию.
   Вцепившись в руки Лейфа, я потянула его на себя, выставив назад ногу. Он потерял равновесие, как потерял бдительность и начал падать, а я, в свою очередь, отскочила в сторону и вовремя приставила нож к горлу вампира.
   - Именно так ты должен валяться перед тем, кто может распознать твои слабости. - выплюнула я ему в лицо и неспешно отправилась к дому Астарта, довольная тем, что преподала Взывающему маленький, но стоящий урок.
   - Я все равно считаю тебя убийцей, Лейф. И как бы ты не пытался казаться мне лучше, увы, не выйдет.
  
   Характер - одна из сложнейших вещей, которая формируется в человеке годами. В нас изначально закладывается лишь малая часть того, что мы можем в себе развить. Но это способно сделать лишь время.
   Валтер никогда не понимал, какая я. Да я и сама не знала. Где- то мои поступки были логичны и умны, я была собранная, сдержанна и хладнокровна, но иногда верх брали эмоции и вся хваленая закалка летела к чертям в Подземелье. Демон считал, что это из- за чертового смешения кровей. Я же надеялась, что это именно так, ибо признавать себя истеричной дурой было несколько противно.
   Разбираться в себе не было смысла. Привыкшая плыть по течению обстоятельств, я шла вперед, совершенно не задумываясь о том, что будет завтра. Эти минутные порывы спасали и губили, но иначе было нельзя. Вал любил повторять: "Все, что делается, делается к лучшему". Правда, говорил он это исключительно в отношении себя, но что возьмешь с такого ребенка, как я.
   Просто в один миг что-то обрывается внутри и все идет наперекосяк. Все истины, которые усиленно вживались в кровь, буквально вдалбливались в разум, рушатся на твоих глазах, а ты сидишь и изволишь собирать осколки того, что еще совсем недавно ты смел называть своей жизнью.
   В мире нет вечных вещей и это следует принять как данность, иначе сдохнуть тебя под гнетом своих идеал. Ничто не вечно. Особенно человеческая жизнь, хрупкая как стекло.
   Мои мысли неустанно возвращались к Деру. Моя любовь к нему превратилась в ошметки воспоминаний. Лейф снова оказался прав, когда говорил, что я мучаю себя.
   Оказалось, это то самое человеческое качество, доставшееся мне.
   В доме Астарта баловалась Лоя, всячески отвлекая Уфиру. Малышка прыгала вокруг нее и дергала за подол юбки, а та лишь отмахивалась и пыталась готовить.
   Когда я прошла в дом, они на меня невольно обернулись и уже хотели было что- то радостно сообщить или поприветствовать, но я махнула им рукой и направилась в свою комнату.
   Меня поняли без слов.
   Услышав, как снова хлопнула дверь, оповестив всех, что Лейф не заставил себя долго ждать и вернулся следом за мной, я сбросила с себя верхнюю одежду и рухнула на кровать.
   Ночь, как назло, обещала быть холодной. Несмотря на то, что днем солнце было обжигающим и готово было сжечь все на своем пути, холодная Ночная Королева вошла в свои права и окутала город мертвенно- синей дымкой, подвесив свой персональный фонарь- луну - в поднебесье.
   Легкий мороз, который был ощутим только мне, тихими шагами пробирался через щели в окне и змеей скользил по полу, пробираясь ко мне в кровать.
   Я невольно поежилась и прокляла тот день, когда приучила себя засыпать в теплых объятиях Валтера, совершенно не приспособив себя к холоду. Во время его отъездом мне приходилось особенно тяжко, но парочка теплых одеял вполне меня спасала. Сейчас же вставать и идти просить их у Уфиры не представлялось возможным из-за банальной лени.
   Проклятия на мою грешную голову полились с новой силой. Зажмурившись, попыталась скорее уснуть, но ни черта не вышло! На смену пришла идея посчитать баранов, но долго пересчитывать Лейфа я была не в состоянии, поэтому прекратила страдать невесть чем и нервно перевернулась на другой бок.
   - Хренов Валтер, где тебя твои сородичи носят? - угрюмо пробурчала замерзшая я.
   - Не знаю, где Валтер, но я здесь! Ты уже достала, Ангел! Стук твоих зубов мешает мне спать!
   Я обернулась и узрела в своей комнате никого иного, как самого Лейфа Дарковских, соизволившего войти в комнату к той, кто совсем недавно унизила его. В руках вампира я заметила два теплых одеяла. Это дало повод к тому, чтобы не бросать язвительные комментарии, относительно его персоны в сей комнате, , а тактично промолчать.
   - Спасибо тебе, Лейф... - начала я.
   - За что? - хмыкнул он. - Думаешь, эти одеяла тебе? Нет, моя дорогая. Они- нам! Насколько я понял, ты не умеешь засыпаться одна...
   Я снова отвернулась. Уснувшая ярость возвращалась к жизни.
   - Пошел вон.
   - Небось, привыкла с мужиками- то в кроватку ложится? - усмешку в своем голосе он не скрывал. Мстил? Так глупо? Хорошо, ради тепла я выдержу и это. Выигрывают войну, а не поражения. - Давай лучше двигайся, ибо сегодня для тебя мужчиной побуду я!
   - А в остальное время ты не мужчина? - расхохоталась я. - Ах, простите! Ты же Принц! И вообще, Принц, тебя не смущает, что ты холоднее, чем лед? Решил меня добить? Спасибо за теплоту, но проваливай. Согреюсь сама.
   - Наивная моя, - пропел он, подняв мое лицо за подбородок. - Я приму ту температуру тела, какую ты только попросишь.
   - Что ж ты днем при солнце чуть не сдох? И я не попрошу.
   - Уверена? - он взял мою ладонь и приложил к своей груди. Ладонь была ледяной, а грудь неожиданно теплой. Вскоре и рука его начала наполняться каким- то неведомым мне теплом. - Солнце- это другое. Оно делает меня слабее.
   Моему удивлению не было предела.
   - Это еще одно прекрасное свойство нашей крови, Анели. Наша физиология отлична от людей, и мы этим пользуемся. Просто, многие предпочитают держать свое тело в отрицательной температуре, это тонизирует. Но при необходимости она может повышаться, чувствуешь?
   - Уникальные твари...
   - Ты тоже тварь. - он мягко улыбнулся. - Я могу попробовать научить тебя этому. Хочешь?
   -Я подумаю...- осторожничала я.
   - Тогда думать будешь завтра, а пока спать.
   Он скинул с себя одежду, оставшись лишь в легких брюках, и нырнул ко мне под одеяло, укрыв нас еще двумя. Спокойно рассудив, что это нас ни к чему не обязывает, а меня еще и одаряет заветным теплом, я прикрыла глаза и отвернулась к стене, кожей ощущая как змей- холодок постепенно отступает. Оказалось, что вампиру мало просто находится рядом со мной, ему требовалась непосредственная близость. В тот момент, когда он притянул меня к себе за талию, уткнувшись лицом мне в волосы, я коротко взвизгнула и попыталась вырваться.
   - Заткнись и спи. Я для тебя сейчас стараюсь. Поверь, мне даже противно обнимать твое тело, но это вынужденные меры, чтобы ты не сдохла от холода, а я не получил нагоняй от Валтера.
   - Да он тебя просто убьет... - скривилась я.
   На этом наш диалог был окончен, но меня терзали сомнения, что Лейф и сам не верил в то, что говорил. Скорее всего, ему, как мужчине, необходима этакая разрядка в виде женского тела, но за неимением оного, он решил, что сойдет и полукровка. Хе-хе, главное, чтобы не умер от омерзения у меня в кровати! Просыпаться с холодным трупом еще хуже, чем просыпаться с теплым Лейфом.
  
   Анели уснула быстро. В ночной тишине дома слышалось лишь ее размеренное дыхание. В соседней комнате посапывали Уфира с Лоей, но Лейф был слишком увлечен полукровкой, чтобы отвлекаться на такие мелочи.
   Прижимать эту девку к себе оказалось, как ни странно, приятно. Ее тело было податливым и непринужденно отвечало на ту ласку, которую вампир, забывшись и отрекшись от внешнего мира, дарил ей через мимолетные прикосновения. Анели более не мерзла, но вампиру не хотелось ее выпускать ее из объятий, тем паче, что она сама уткнулась ему лицом в грудь, и это наводило на интересные мысли...
   Накручивая ее белый локон на коготь, Лейф подумал, что эти самые локоны похожи на снег... Анели была бы прекрасна в небесно- голубом платье зимой. Там, у него в государстве. Она бы изящно ступала по льду своими мраморными ножками, кружилась в легком танце среди хрусталя снежинок, и Дорин так идеально подходил бы ей... Странно понимать, что место подходит человеку.
   Лейф хотел подарить ей все это морозное великолепие. Он бы запросто смог это сделать, но...
   Анели ненавидит холод. И это не единственная причина.
  
   Когда под утроа меня словно кусок льда коснулся, я зло зашипела и, не задумываюсь, пихнула Дарковских локтем. Он втянул воздух через крепко сжатые зубы и убрал свои руки, которые до этого обнимали меня.
   - Сволочь, ты обещал согреть меня, а не превратить в ледяную красавицу! О чем ты вообще думал?
   - О том, что из тебя выйдет никудышная красавица, пусть и ледяная. - парировал еще обозленный Лейф.
   - Разумеется! - хмыкнула я. - Куда полукровке до невесты- красавицы, да?
   - Именно так. - помрачнел вампир и снова обнял меня, показывая тем самым, что наш разговор окончен.
   Прикрыв глаза, я погрузилась в сон, который еще полностью не успел меня покинуть.
  
   Новое пробуждение было вызвано непонятным шумом, который создавали Уфира и Лоя. Был слышан приглушенный голос Лейфа, в чем- то уверявшего наших гостеприимных хозяек. Подниматься и выяснить суть дела мне было лень, поэтому я дала себе возможность поваляться еще минуть пятнадцать.
   Возможность была у меня нагло украдена Взывающим, так не во время вошедшим в комнату.
   К счастью, вампир не заметил того факта, что его ненавистная полукровка уже не спит, что дало мне возможность понаблюдать за его действиями из- под полуприкрытых век.
   Предполагалось, что Лейф разбудит меня пинком, выльет ледяную воду на голову или просто дико заорет, создав эффект неожиданности, но ничего из этого он пока предпринимать не спешил. Во мне закрались смутные сомнения относительно его здравого ума и чистой памяти...
   Лейф присел на край кровати, держа в руках длинный сверток. Рассмотреть, что же это такое, мне толком нее удалось, ибо все внимание перехватил сам вампир, протянувший свою руку ко мне и накрыв ей мою ладонь.
   Я опешила. Замерло. Воздуха не хватало.
   Что он...?
   - Открывай глаза, Ангел, я чувствую, что ты не спишь. -шепнул он, напряженный голосом, словно пытался сделать интонацию злее, чем есть на самом деле, но не вышло.
   - Подлец. - улыбнулась я, неожиданно.
   - Давно не спишь? - руку он убирать не спешил.
   - С твоего появления здесь.
   - Прости, не хотел разбудить. Это тебе. - он без перехода кивнул на сверток.
   - Ты извинился, Лейф.- интонация вышла утверждающая и вопросительная одновременно.
   - Это плохо?
   - Это неожиданно.
   - Тогда забудь. - резко бросил он, поднявшись. - Быстрее собирайся, завтракай, и я буду ждать тебя во дворе.
   - Узнаю истинного Принца Дорина. - склонила я голову.
   - Закрой рот и поторапливайся.
   Он вышел, а я расхохоталась. Что- то вампирюгу в последнее время бросает из крайности в крайность и мне это не очень нравится. Нервничает? Если да, то по какому поводу? Поубавилось решительности, и он уже не жаждет вернуть трон? Или жалеет, что связался с полукровкой? В любом случае, вел он себя странно, что давало мне лишний повод подшучивать, язвить и...опасаться.
   Утонув в размышлениях, я механически притянула сверток к себе и вытянула на свет длинный тонкий меч, украшенный множеством камней. На свету это сокровище переливалось миллионом огней. По красоте он мог сравниться только с небесным сводом нашей страны.
   Но внешняя красота этого меча не смогла заменить все остальные качества. Совершенно не сбалансированный, тяжелый, неудобный он лежал у меня в руке, мерцая камнями, словно глупая красавица. То есть, красота не могла скрыть отсутствие ума. Но проблема заключалась в том, что красавицам зачастую ум нужен лишь для того, чтобы выбрать цвет платья на сегодняшний день, то клинок должен сливаться с хозяином, быть продолжением руки, отвечать на мимолетный порыв, расправляться с врагами, не замирая в раздумий. Этот же красивый уродец мог разве что висеть на стене в гостиной у некоего барона. Бесполезная игрушка. О чем только вампир думал, когда покупал его?
   " О том, что ты была бы красивой игрушкой." - любезно отозвался внутренний голос.
   - Идиот. - горько шепнула я и отправилась умываться.
   Ледяная вода прекрасно помогала прийти в себя. Вода удивительная вещь. Она, как ничто иное, обладает столькими свойствами, что впору менять поклонение нашим Божкам на поклонение Ей Единственной. Вода, как человек, способна надевать маски. Вот она в жидком состоянии. Такая, какая есть. Течет сквозь пальцы, каплями стекает вниз и уходит в землю, спасая растения от смерти. А вот он превращается в пар. Исчезает. Она мягкая и воздушная, немного наивная. И как завершающий штрих- она лед. Стойкая, сильная. Она ломает и застывает, но ищет трещинами при едва заметном касании или сильных ударах, тает под теплыми...взглядами ли? Вода как стихий способна снести к чертям все города на свете, она способна обратить вспять все обращенное против нее. Живая и мертвая вода...
   На завтрак Уфира преподнесла мне блинчики с вишневым вареньем, за что я едва не расцеловала ее, так мне хотелось чего- то сладенького.
   - Какие новости? - поинтересовалась я.
   - Прибыли стражники из Дорина. - начала Уфира, присев рядом и взяв на руки Лою. Я удивленно вскинула брось.. - Астарт сказал, что вас ищут.
   - Главное, чтобы он сам не подставился...
   - Он всегда очень осторожен. Доринцы просили помощи, но наши отказали, а маги пообещали повесить каждого вампира. Это, конечно, слухи, но Астарт говорит, что в городе волнения. Все озлобленны.
   - Лейф знает?
   - Да, ему уже сообщили.
   Так вот из-за чего ты нервничал, вампир? Родственники притащились за тобой сюда... Кто кого пытается догнать и кто в этой игре мышка?
   -Спасибо большое, я пойду, Лейф уже ждет меня. -поблагодарила я и отправилась искать Взывающего, захватив в комнате его подарок и свои метательные ножи.
   Все это время вампир тренировался со своим оружием. Обнаженный по пояс, он снова заставил меня залюбоваться пластикой его движений.
   - Мне это не нужно, Принц. - придя в себя, сообщила я, протянув его меч.
   Он остановился и оценивающе взглянул на меня. На миг показалось, что на его лице сверкнула довольная улыбка.
   - Могу я узнать причину твоего отказа?
   - Я могла бы ответить, что пользуюсь лишь метательными ножами, дабы не обидеть тебя, но это была бы не я. Вампир, ты совсем не понимаешь в оружии. Клинок настолько отвратителен, что мне даже противно держать его в руках.
   Меч в его руке исчез. Лейф зааплодировал мне.
   - Это, несомненно, делает тебе честь, Ангел. Отвергнуть подарок Принца... Браво! Браво, моя дорогая! Но дело не в этом. Помнишь, я обещал тебя кое- чему научить? - он приблизился ко мне и протянул руку. - Дай мне руку и я открою тебе тот мир, который мог тебе лишь сниться, моя прелестная тварь.
   - Чувствую, что ты откроешь мне ближайшее кладбище, где ты изволишь питаться, пока я сплю, - недоверчиво отозвалась я, на руку все же в ответ протянула.
   - Ох, ты разве не чувствовала всю эту ночь огонь моего дыхания у себя на шее? - вампир превратился из ледяного Принца в обольстительного вамипира, что привело меня в ужас. - А мои обжигающие руки у себя на талии? Я был так нежен с тобой сегодня ночью, что твое тело само невольно отзывалось на мое тепло, верно?
   - Вампир, ты сегодня с деревьев не падал? - поинтересовалась я.
   - Нет. При чем тут это? - остановился Лейф.
   - При том, что ты выглядишь, как идиот. Боюсь, как бы ты своего темноволосой головой не повредился.
   - Тьфу! Дура! - нервно сплюнул он. - Твои новые клинки лежат за поленьями! Пошла и взяла! И не вздумай мне сказать, что я не понимаю в оружии! А это сверкающее чудовище можешь подарить Астарту. Когда-нибудь ему понадобятся деньги и он продаст этот хлам.
  
   С того самого дня в моей жизни начался кромешный ад, что абсолютно доказывала слова Валтера о том, что Лейф скучать мне не даст. Мерзкий вампир не давал мне не только скучать, но и отдыхать, спать, а иногда даже и питаться.
   В чем же дело? Серебренный клинок решил, что раз я теперь в его команде ( да-да, он наивно надеялся, что мы- команда!), то мне следует быть физически подготовленной.
   Подготовка выглядела как соревнования. Мы начинали с малого: метание ножей, бой на мечах, стрельба из лука. Если попаданий в цель было десять из десяти, то упражнение считалось легким и на него уделялось меньше внимания. С боями же все выходило куда сложнее. Оказалось, что все это время вампир мне либо поддавался и давал себя одолеть, либо был крупным идиотом. Я склонялась ко второму варианту...
   У меня упорно не получалось повалить этот венценосный кусок пафоса на лопатки. Я регулярно оказывалась под ним, что дико бесило меня и давало лишний повод для шуток вампира.
   День за днем нагрузка возрастала, а Вала все не было. Наверное, думалось мне, он бы меня спас от этой каторги, но что- то внутри подсказывало, что он не только бы не спас, но и помог бы вампиру.
   Что же касается магии, то заниматься приходилось поздно вечером и чаще всего на Лейфе. Ему ничего не будет, а мне приятно, как он тратит на меня энергию, нервы и словарный запас ругательств. Он и сам понимал, что это необходимо, но, по-моему, склонять все мировые проклятия на мою голову стало его привычкой, от которой спасения уже нет. Проще себя убить, правда!
   Зато ночью я отныне никогда не мерзла, кроме тех случаев, когда вампир вспоминал свою страну. По крайней мере, мне думалось, что именно страну, а не невесту, которая в постели, словно лед. Как то я попробовала пошутить по этому поводу, за что поплатилась холодной ночью без Лейфа. Он пришел только под утро, рыкнул что- то в мою сторону и уже привычным, но грубым движением обнял меня, вскоре уснув.
   Однажды утром вампир меня не изволил разбудить стандартным "Подъем, полукровка!", а позволил спать столько, сколько мне вздумается. Я же, не знав этого, проснулась и, не обратив внимание на посапывающего рядом Лейфа, взглянула за окно, увидела, что солнце уже, собственно, высоко, вскочила с кровати, как ошпаренная, мысленно придумывая отговорки и начала собираться.
   Отговорки мне, к счастью, не потребовались.
   Заметив вампира, я попыталась разбудить и его, дабы сообщить, что мы, два ленивых барана, проспали все, что можно! То ли Лейф не хотел будиться, то ли я была слишком сонной, но когда он схватил меня в охапку и повалил на кровать, я даже не пробовала сопротивляться. В тот моменты, когда я уплывала в объятия сна, вампир шепнул мне:
   - Для занятий уже поздно, а для приключений еще рано.
   - Каких? - сипло проговорила я, ужаснувшись тому, как тихо и несвязно звучит мой голос.
   - Для любых. Для преступных и...
   - И?
   - И не твое дело, Ангел. Благодари меня, что даю тебе возможность выспаться!
   - Благодарю. - кивнула я и провалилась в сон.
   Честное слово, лучше бы я не знала, что за приключения он имел в виду!
   Тренировки это прекрасно! Я готова была кричать это на каждом шагу, ибо для меня они стали лучшим занятием в мире после того, как вампир рассказал мне о своих воистину "грандиозных" планах. Но не все сразу.
   Подъем произошел ближе к вечеру. Мы как- то одновременно проснулись и не видели дальнейшего смысла спать, тем более что Астарт сам пришел разбудить нас и сообщить, что завтрак и обед мы проспали, а к ужину можем успеть.
   После ледяного душа, который под чутким руководством Лейфа был осуществлен, мы выбрались к столу. Вернее, я выбралась, ибо для меня то, что вампир называл "бодрящей вещью", было вещью раздражающей. Зато вампир гордо прошествовал, пообещав вообще в Дорине закрыть в Ледяном Зале. Что это за зал такой, я понятия не имела, но угроза возымела свое действие и угрюмое выражение моего лица сменилось на более миролюбивое. По крайней мере, пока.
   - В Дорин собрались? - поинтересовался Астарт. - Вовремя, я вам скажу. В Правительственном Доме скандал за скандалом. Лазар принимать Дорин отказывается, обещает посадить на кол всех, кого поймают за нарушение правил!
   - Многих наловили? - безучастно спросил вампир.
   - Ни одного, если честно. Но преступность резко возросла, ибо все дела обставляются так, словно это вампиры делают. Дело- дрянь, мы сразу опознаем, что две дырочки на шее это не более, чем следы от спицы. Но ты должен понимать, что правительству это не важно, им лишь бы подставить ваших!
   - До этого же вполне мирно существовали... - пробурчал вампир, но на него никто не обратил внимания.
   - Пока мы не можем уехать, следует дождаться Валтера. Вампиры, надеюсь, отбиваются от обвинений? - обеспокоилась я, на что вампир хмыкнул.
   - Отбиваются во всех смыслах. Говорят, там один парламентер из Дорина кинулся на нашего за ложные обвинения! Еле разняли этих двух! - посетовал Астарт.
   - Скорее, еле парламентера от шеи оттянули. - хохотнул Лейф.
   - Может быть, меня там не было. - пожал страж плечами. - А вы сейчас куда направляетесь?
   - Хочу Ангела порадовать, да и издали взглянуть на тех, кого я некогда считал своими.
   - Я бы советовал вам сильно не высовываться. - покачал головой Астарт. - Защита еще крепка?
   Лейф пихнул меня локтем. Я закатила глаза и направила руку в ту сторону, где за домом располагались ворота- точка отсчета для защиты. Прикрыв глаза, я пустила энергию между пальцем и получила ответный импульс. Теперь сетка заклинания горела на изнанке моих век, как костер в ночи. Прощупав каждый узелок и каждую нить, я распахнула глаза и согласна кивнула, тем самым дав понять, что все в порядке.
   Спустя полчаса мы вышли с Лейфом в город. Звездное небо миллионами огней сияло над ним, дополняя те, что полыхали из окон домов. Шумные улицы были полны теми, кого по праву можно было назвать Детьми Ночи. И это были совсем не вампиры. Воры, убийцы, нищие- те, кто не спал и днем и ночью. Те, кто работал всегда. Каждый работал, как умел, но именно ночь благоволила этим малым.
   - Натяни капюшон, у тебя лицо, словно мрамор, фосфором начищенный! - шикнула я, сама поправляя плащ.
   - А ты вообще похожа на бледную немочь... Или нежить.
   - Я и есть нежить! - окрысилась я.
   - Полукровка по определению не может быть нежитью. - нравоучительно заявил Лейф. - Ты где- то между. Недоработка. Ошибка.
   - Сейчас ошибкой станешь ты. Моей. Ибо если я тебя тут прикончу, то меня найдут и схватят. Не важно кто, суть состоит в том, что мне останется только гнить и жалеть о содеянном.
   - Ты будешь жалеть? - не поверил вампир.
   - Себя.
   - Ах, да! Прости, я и забыл, что это твое любимые занятие. Сначала ты жалела себя, когда сдох твой блондин...
   - Его убил ты! И его звали Дер!
   - Теперь ты жалеешь себя из-за того, что связалась с убийцей блондина...
   - Заткнись! - крикнула я. - Его можно любить, в отличии от убийцы!
   Все те, кто находились на улице обернулись на меня в недоумении. Мы привлекли слишком много внимания. Нужно было брать ситуацию в свои руки, но в голову ничего не лезло, кроме...
   - Простите, мой друг перепил и так меня достал, что нужно его заткнуть! - объявила я и, схватив этого упыря под руку, попятилась в сторону, уводя его за собой.
   - Да ничего, бывает. - махнули мужики. - Если проблемы будут, ты обращайся! Дотащить его не надо или отметелить?
   Отметелись можно. Даже нужно.
   - Нет, спасибо. Я справлюсь! Еще раз спасибо.
   Мы дотащились до мрачного переулка, который ныне пустовал и прижались спинами к стене, мысленно крича и психуя друг на друга.
   Молчание длилось целую вечность, пока вампир не начал:
   - Знаешь, я не признавал людей. Никогда. А полукровок и подавно. Мне казалось, что они неправильные. Они- не мы. Я не принимал все то, что казалось неверным. Мое мнение с недавних пор изменилось. Ты сумела доказать, что вы чего- то стоите. Судить предвзято по нескольким экземплярам было глупостью. Я тоже в какой- то степени был неправильным. - он тяжело выдохнул. - Ты же всегда знала, чего хотела, что делала и зачем. Ты знала, кто я и что я ненавижу. Я ненавижу тебя, ты права. Но ненависть граничила с моей глупостью. Кажется, я забыл, что ты тоже бываешь непомерно глупа. Я терпел твое неподобающее отношение к себе, Анели. Я- Принц, позволил девке называть себя тварью! Мать твою, да ты понимаешь, как ты себя вела? Узнай об этом в Дорине, меня бы выгнали с позором! Сегодня ты снова унизила меня. Перед людьми..
   - Лейф...
   - Молчи! - он стал напротив меня, припечатав мне рот ладонью, второй рукой с силой ударив стену на уровне моего лица. Его глаза сверкали гневом и злобой. Я послушно заткнулась. - Мне нужен Валтер, ясно? Но он без тебя никуда не пойдет, а если не согласна ты, не согласен и он. Ты уже согласилась и если ты откажешься, то я убью тебя прямо здесь и сейчас. Мне нечего терять, девочка. Смерть, так смерть. Поэтому, ты или соглашаешься, за что я дарую полукровкам официальный статус Дорина и крупную сумму лично тебе, либо ты подыхаешь здесь, как псина и я продолжаю тебя мучить на небесах, ведь Вал отомстит. Ответ?
   Сердце неистово билось в груди. Руки безвольно были опущены. Не было ни злости, ни ненависти. Я превратилась в клочок страха. Нет, не от возможной смерти, а от слов вампира о том, что он терпел, но вот я ожиданий не оправдала. Смысла извиняться не было, да я и не пыталась. Нужно было принимать решение.
   И я согласно кивнула.
   - Хорошо. - он оскалился и провел ладонью по щеке. - Теперь наши отношения вернуться к исходной точке. Я- Принц, ты- грязь у моих подошв. Вряд ли ты сможешь изменить мое мнение о себе, но ты в праве попытаться. Обращаться более ко мне не следует, чем меньше мы пересекаемся, тем лучше. Дожидаемся Валтера и уезжаем.
   Снова кивок.
   - Не забудь соответствующе обращаться ко мне.
   Он повернулся спиной и направился к выходу из переулка, жестом поманив за собой.
   Мне претило идти за ним. Внутренний голос кричал, чтобы я плюнула на все и сдохла здесь, но не терпела унижения.
   Вина. Вот что заставило идти за ним.
   Жалела ли я Лейфа? Отнюдь нет. Просто, когда ты ощущаешь тот груз ответственности, который невольно ложиться на твои плечи, моральные принципы уходят на второй план. Это своеобразные весы на которых находится твое будущее, в котором ты коришь себя и твое настоящее, в котором ты способная сделать то, что ныне в твоих силах. Сделать для тех, кого ты не знаешь, но чувствуешь. Они близки тебе по духу. Мне подумалось, что через несколько веков все полукровки поблагодарят меня за то, что я сделаю...
   С каких пор я стала моралисткой и мечтательницей? Подходящий момент, чтобы заниматься подобной ерундой, когда спина вампира, в которую пора бы и кинжал с кровью демона вонзить, удаляется, а ты застыла истуканом!
   Я послушно зашагала за Лейфом, мысленно проклиная его, себя, а заодно и Валтера. Город за нами словно закрывался, открывая совершенно иное пространство, иную реальность. Запахи стали насыщеннее, цвета ярче, силуэты резче. Мы попадали туда, откуда я бежала все эти годы. Вампир, следует полагать, здесь так же никогда не бывал, да и не стремился совершенно.
   Вампир и полукровка вошли в район, где правила преступность.
   Несмотря на то, что косвенно мы были членами этой славной братии, дышалось нам тяжело. Непривыкшие к подобному, словно забитые птицы оглядывались и удивлялись. Позже, взяв себя в руки, горделиво шли и пронизывали прикрытыми взглядами здешний контингент.
   Было заметно, что Дарковских никогда не был именно в этом районе, но он как- то ориентировался, и мне приходилось идти следом настолько близко, дабы не потерять его из виду. Неизвестно о чем он думал в данный момент, но плечи, которые сначала были опущены, сейчас распрямились. Он чувствовал себя королем положения, что отчасти радовало.
   В окнах домой горел свет, бары были полны людом, на улицах пели и плясали те, кто убивали днем. Здесь совершались сделки и оговаривались суммы гонорара. Каждое здание имело свою грустную историю, которое оно жаждало поведать через этих людей. Насмешка судьбы, но вряд ли стены домов были усыпаны каплями крови так, как руки некоторых людей. Вряд ли дощатые полы ощущали на себе удары золотых монет, которые привычно позвякивали в карманах воришек.
   Когда мы остановились возле ветряной лестницы, я порядком была удивлена. Что там забыл вампир, тысяча чертей его раздери? Мой вопрос не был задан. Лейф поманил меня за собой по лестнице, жестом попросив не создавать шум. Мы забрались на самый верх, откуда прекрасно просматривалось все внутренне строение мельницы, а заодно и просторная площадка в самом низу. Мы устроились поудобнее, пребывая в полном молчании и уединении с собой.
   -Слушай и запоминай все то, что будет сейчас сказано. - прозвучал приказ. - Не отвечай. Просто делай.
   Я кивнула и принялась ждать. Вампир отодвинулся от меня подальше, словно ему было противно даже касаться меня. Хотя, думаю, именно так все и было. В конце концов, он никогда не скрывал своей брезгливости по отношению ко мне. Даже удивительно, что его благосклонность была столь долгой. Все объяснимо, конечно, но такой как мне, всеми отвергнутой, это было в какой- то степени приятно...
   Дверь внизу приоткрылась, впустив внутрь сооружения двух людей. Я напрягла зрение, но не смогла ничего рассмотреть, кроме того, что эти двое были мужчинами. Один крепче второго, точнее, пузатее. Второй худой, щуплый, но высокий. Руки крепкие, привыкшие, стоит полагать, держать оружие.
   - Говори скорее! - поторопил первого высокий.
   - Не торопи меня! - огрызнулся тот. - Я плачу, а ты выполняешь мои прихоти!
   - Прихоть, которую я смогу выполнить, так это "пришить" того, на кого укажет твой перст Судьбы.
   - В Судьбу веришь?
   - Не твое, барин, дело!
   Вампир приблизился ко мне и ехидно шепнул:
   - Неужто твой брат по мастерству?
   - Да, Принц. - сдержалась я, чтобы привычно не окрысится в ответ.
   А действия внизу продолжались и теперь тот, которого назвали барином, отдавал мешочек монет наемнику со словами:
   - Это задаток, остальное потом, если выполнишь. Имя его Эсбат. Днем можешь найти его в оружейной лавке, он торгует ворованным товаром, а ночью ошивается в "Полной бочке". У него волосы длинные, рыжие. Морда вся в веснушках. Ты его сразу признаешь. Мы за глаза его называем Рыжий Царь.
   -Я понял. Уточни сроки.
   - Недели хватит?
   - Это даже много. Я найду тебя, как все сделаю. -кивнул наемник и первый покинул мельницу, весело позвякивая монетками.
   Через несколько минут, и барин оставил здание умирать в тишине. Мы с вампиром остались одни. Снова молчание.
   - Не думаю, что потратил столько своего времени в пустую. Да и ты осталась верна прежнему мастерству, поэтому его не растеряла. Убей Эсбата раньше меня. Ты хотела развлекаться? Подавись своими развлечениями! - сплюнул вампир, и первый удалился вон.
   Не нужно было читать мысли, чтобы догадаться: он не хотел, чтобы я шла за ним. Если ему требовалось побыть одному, то я смело могла предоставить сию возможность.
   - Да, Принц. - прозвучало в ответ хлопнувшей двери.
   Вернувшись домой далеко за полночь, я тихо пробралась в комнату, чтобы не разбудить домашних и повалилась на кровать, не удосужившись раздеться. Я просто была не в состоянии это сделать. Нет, проблемы как таковой не было, была лишь моя грандиозная оплошность и перемена в настроении Принца. Или он всегда был таким и до этого сдерживался. Какая разница, черт меня дери? Я даже не имела представления, что мне дальше делать. Теперь жалкой казалась себе я сама! Я боялась следующего дня, как верующий боится рока Лазара! Что же вы со мной сотворили, господин Дарковских...
   Некстати вспомнился Небирос. Вампир не объявлялся тысячу лет, что вызывало во мне двоякое ощущение. С одной стороны, он требовал исполнения заказа, то есть я пока могла жить с Лейфом в мире и спокойствие ( второе более сомнительно). Но с другой, он мог запросто быть в числе тех, кто разыскивает нас, по отдельности или вместе- не важно. Вот забавно- то будет, когда нас поймают вдвоем и потребуют, чтобы я выполнила заказ! Ага, направлю я меч на Принца, капну на него кровью Валтера и проткну это бесчувственное сердце! А потом проткнут меня...
   Благие боги, ну что за мысли?...
   Требовалось срочно отвлечься, но никак не выходило. В голову снова и снова лез Дарковских, Небирос и прочие упыри, которые и так житья не дают, так еще и сна лишают! Сказать по правде, сна меня лишал исключительно холод, который не давал о себе знать уже давно. Первая причина была в том, что на улице-таки установилась относительно теплая погода, а второй причиной был сам Лейф. Но, как говорится, закон подлости не дремлет, и ночь любезно подкинула мне прохладу в комнату, забыв подкинуть источник тепла.
   Лейф, какие демоны же демоны живут в твоей голове?...
  
   Приказ развлекаться был принят и вступил в действие следующим утром. Требовалось выяснить все про Эсбата: привычки, род занятий, расписание, биографию и семейное древо. Это было не особо важно, но вампир и рассчитывал, что я просто убью несчастного и дело с концом. В итоге же меня можно будет обвинить в непрофессионализме. Да и какое к черту развлечение, если все делается настолько быстро? Почувствовать настоящий вкус победы мы сможем, только проникнув в ту обстановку, которая окружала "цель". Даже убийство было не столь интересно, как ощутить себя частью человеческого мира.
   Впервые, занимаясь своим ремеслом, я настолько увлеклась делом, что мне казалось, будто Лейф специально выбрал простого и ничем не примечательного смертного, дабы показать себе и мне заодно, как прекрасна эта жизнь. Простая человеческая жизнь. Мы высоко ценим недолговечность. Вечность утратила свое величие.
   Теперь мы встречались с вампиром только за завтраком. Это были дивно для меня, учитывая тот факт, что после трапезы он старался скорее покинуть дом. Первый день мне казалось, что он торопится выполнить все быстрее меня, но уже к следующему я поняла: ему действительно неприятно меня видеть, а тем паче разговаривать со мной.
   Три ночь подряд я мерзла, несмотря на теплую погоду. Три ночи для меня тянулись настолько медленно, что я грызла подушку и желала сорваться, плюнуть на все и пробраться к Лейфу, чтобы просто поговорить с ним. К счастью, на третью ночь он явился ко мне сам. Под утро. Приоткрыв дверь, он заглянул в комнату, окинул ее равнодушным взглядом, швырнул на пол конверт и ушел. Этого хватило для того, чтобы заснуть спокойным снов и проспать до утра.
   Спала я настолько хорошо, что проснулась около полудня. В глаза мне бросилось письмо, которое ныне оставил мне вампир. Распечатав жесткие пергамент, я впервые узрела почерк Лейфа. Ровный, с легким наклоном и множеством изящных завитков, он выглядел настолько интересно и по своему мистически, что я на секунду забыла о том, что письма вообще- то принято читать, а не рассматривать то, как они написаны. А оно гласило:
   "Едва пробуждение коснется твоих очей, я ожидаю тебя у озера."
   Прелестно! Он с самого утра ждет или вампиры обладают таким любопытным качеством, как определение время пробуждения на расстоянии? Ну не стоит же он у озера с того самого момента, как солнце встало, право слово!
   Меня ждать долго не нужно было. Я летела на встречу в Принцем, как некогда бежала к Деру. Это показалось аморальным и совершенно неправильным, отчего я подавила в себе подобное чувство и направила свои мысли в другую строну. Никто не смеет омрачить память Дера и никто его не заменит.
   Вампир, кстати, уже ждал меня. Я не посмела ему даже намекнуть о своих мыслях относительно его долгого пребывания здесь. Вместо этого мною осуществился поклон в лучших традициях королевского двора. Ниже. Еще ниже. Ровная спина. Не смотреть в глаза. Пусть получит то, чего ему так не хватает в мире людей.
   - Издеваешься?
   - Никак нет, Принц. - Выпрямится. Не показать, что его слова правдивы.
   - Где оружие? - Лейф отвернулся от меня, вдыхая чистый воздух, который приносил ветер от озера.
   - Прошу меня простить...
   - Заткнись. - махнул он. - Раздевайся.
   Я замерла. Непонимание тонкой струйкой просочилось в мой мозг. Играть в верную подданную становилось все сложнее...
   - Что?
   - Ты оглохла? Раздевайся. Это приказ.
   Анели, одумайся! Ну зачем это тебе? Откажись, пригрози тем, что Вал его убьет, сделай хоть что-нибудь, но не будь такой дурой! Ты же...
   Мне просто это нужно. Я считаю, что так будет правильно. Это пригодится потом, возможно, не мне. Нужно просто снять одежду. Это легко.
   - Брюк и рубахи будет достаточно. Не хочу любоваться на твое худое тело.
   Ага, значит, все- таки любоваться. Вампир, если ты сходишь с ума, то почему я должна потакать твоим прихотям? Делай это в одиночку, черт возьми!
   Поочередно стянув с себя вещи и оставшись в одном нижнем белье, я приблизилась к Лейфу, ежась от холода. Он повернулся ко мне и оглядев с ног до головы, принялся раздеваться сам! Такого поворота событий я никак не ожидала, поэтому когда он сцепил вокруг моей талии руки и потянул к воде, я даже толком и не сопротивлялась. Главное, чтобы он меня не утопил...
  
   Она смотрела на него так, словно она дичь, загнанная стаей волков: вот- вот и бросится на него, чтобы его глаза кровавые стереть с лица да еще превратить улыбку в одно кровавое месиво. Ненавидит или жалеет? Она смотрит, слышит, а значит понимает и выполнить.
   "Девочка, нам необходима эта грань, пойми. Я на другом берегу и нам не переплыть эту реку, как бы не хотелось. Как бы не желалось мне плюнуть на все эти дурацкие законы и... Нет никаких "и", есть только я- Принц и ты- полукровка. Меня не поймут и осудят, ведь я не умею плевать на людское мнение в тот момент, когда цель уже в руках трепещет мелким воробушком, теплым и юным."
   Лейф говорил это сам себе и все же подался порыву. Он обнял Анели и на секунду прикрыл глаза, дабы в полной мере ощутить всю гамму ощущений, которые пробуждала в нем Ангел, почувствовать запах ее волос с нотками морского воздуха и дурманящего женского тепла. Она не сопротивлялась, хотя здесь следуют отдать должное тому страху, который он поселил в ней. Вампиру хотелось пойти гораздо дальше, чем эта жеманность, осуждаемая им. Но разум снова взял вверх и он осуществил то, что давно уже пора было сделать с этой мерзкой полукровкой, которая находилась на грани двух миров. Сильная и не сломленная, но глупая и еще по- своему человечная. Дура, одним словом.
   Эта странная пара в секунды погрузилась под воду и замерла там. Лейф развернул ее к себе спиной, одной рукой легко сжимая горло, чтобы и не подумала вырываться, а второй обхватив под грудью. Отметив про себя, что девчонка уж очень тесно прижалась к нему, он ослабил хватку, но рук не расцепил. Вместо этого он принялся считать про себя, задержав дыхание, рукой на горле контролируя все процессы, происходившие с Анели.
   Они вдвоем с легкостью выдержали минут пятнадцать без воздуха. Лейф прекрасно понимал, что она даже и не думает задействовать кровь, дабы открыть второе дыхание. Вампирья кровь вообще специфическая вещь. С ее помощью, если правильно ей воспользоваться, можно открыть легкие на том уровне, при котором они бы даровали воздух внутри тела, не используя нос. Принц и сам не понимал, как это происходит внутри него. Зато он прекрасно знал, как это делается и желал, чтобы и в полукровке взыграло то, что смеет называться Кровью. Он хотел, чтобы он распахнула всю себя навстречу миру, в котором вампиров больше, чем людей, в котором у нее есть жалкий шанс на существование без страха перед колом.
   Анели начала вырываться. Лейф усилил давление на горло и прошептал ей:
   - Слышишь меня? Представь, что легкие вскрываются навстречу и дают тебе то, чего так не хватает сейчас- воздуха. Ты должна почувствовать, что отсутствие его не есть дискомфорт, а просто временная жизнь без сладкого. Ты же можешь жить без сладкого, Анели? - он начинал опасаться за нее и сам. - Ангел, ты можешь, ты же вампир. В тебе же больше вампира, чем человека. В тебе больше нашего, чем людского. В тебе больше меня, чем Дера.
   Она резко обернулась к нему и его когти невольно полоснули ее по белоснежной шеи. Вода окрасилась в красный цвет, из ранок расползался сладостный эликсир, который так хотелось попробовать на вкус. Вампир взглянул ей в лицо. В ее широко распахнутых глазах читался гнев и понимания. Ее что, разрывает внутри на части? Она даже забыла о том, что воздуха нет и она...
   Воздух был больше ей не нужен! Внутри сломалось то, что Лейф некогда называл "открытием легких". Она смогла! Но какой ценой...
   "Язык мой- враг мой, правду говорят. Даже я не понял, что сказал, а уж она и подавно. Моя милая полукровка. Дыши, девочка, я покажу тебе новый мир..."
  
   Черта с два, я дышала! Даже нет, не дышала, я контролировала недостаток воздуха, потому что он был внутри и был не нужен вне меня! Это ужасно сложно и ненормально прекрасно. Кажется, открытие таких возможностей внутри меня произвело огромное впечатление на мой разум, что слова Лейфа вспомнились только в тот момент, когда он, не убирая от меня своих рук, потянулся к шеи и запечатал на ней свой поцелуй. Холодный и обжигающий, как осколок льда, режущий по живому. Я запрокинула голову, чтобы вампиру было удобнее, он лишь благодарно провел языком у меня по шеи и продолжил свое дело. Не до конца понимая, что он делает, питается или целует, теперь я сама потянулась к нему и откинула его волосы с лица, погрузив в них пальцы.
   Во мне проснулось то забытое или скорее похороненное чувство искренней любви и ласки к кому- то. Не смею утверждать, что это была любовь, но нечто на нее похожее. Своеобразный ужас и прелесть.
   Но все хорошее имеет свойство заканчиваться. Не помню, кто первый решил отстраниться: Лейф, который решил закончить это безумие или я, вспомнившая о Дере. В конечном итоге, вампир легко оттолкнул меня, кивком приказав выбираться на поверхность.
   Когда мы выбрались, он швырнул мне полотенце и достал себе из сумки такое же. Я обессилено упала на траву, не в силах даже надеть на себя рубаху. Молча сидела и глядела прямо перед собой, а полотенце валялось рядом. Видимо, водное упражнение отнимает слишком много сил, отчего тебе даже вставать не хочется. Да и зачем? Вот травка, прекрасная травка, в которую можно упасть лицом и заснуть навечно. Не подниматься никогда. Так проще. Трусость всегда проще.
   - Мне что, самому тебя одевать? - раздался голос вампира над ухом. Я вздрогнула и обернулась.
   Он уже был одет и готов отправляться в путь. Но оставлять меня одну в таком состоянии не решался. Благородный Принц Дорина.
   - Нет, спасибо. Я сама. Отдыхайте, Ваше Высочество.
   - Уже на покой меня отправляешь? На вечный, небось? - Лейф потянулся к полотенце и принялся аккуратно собирать им с меня капли воды. Сопротивляться не получалось и не хотелось. Он лучше знает, что делать, а я могу немного побыть слабой дурой.
   - Даже не думала, мой Принц. - уже чуть резче ответила я.
   - У тебя интересное имя, Ангел. Anely... "An" и "Ely", что в переводе означает: ложный ключ. - неожиданно сменил тему вампир. - Что же ты открываешь, Ангел? Ключ к чему? И почему ложный?
   -Слишком много вопросов, на которые даже я не знаю ответа, Принц.
   - Не знаешь или говорить не хочешь?
   - Я всегда говорю так, как есть на самом деле. Я не знаю.
   -Зря, Анели. Ложь во спасение иногда бывает более необходима, чем правда. Солгав, можно оттянуть время. Только ложь, моя дорогая.
   - Не суди всех по себе, Лейф. - рыкнула я.
   - Ты забываешь!
   - Иди к демону! - я откинула с себя его руки и вскочила на ноги, оглядываясь в поисках одежды.
   - У тебя напрочь отсутствует чувства страха, а в купе с ним и терпение, полукровка?! - заорал он.
   - Чтоб тебя демоны сожрали, упырь! - подхватила я одежду, плюнув фразой ему в лицо.
   - Я уступаю эту честь тебе, тварь!
   Первой убежав с поляны, я не стала забегать по пути в дом, а сразу отправилась туда, где сегодня собирался провести вечер Эсбат. Маленький кабак, в котором любили заседать все относительно богатые преступные элементы, всегда радовал постояльцев интересной развлекательной программой и славной выпивкой. Владелец сего заведения имел неплохой доход, поэтому старался все поддерживать в порядке, в угоду клиентам. Если заказывались танцовщицы, то самые лучшие и с последующими услугами, ежели приводили подростков мальчиков, то всегда чистых, гладких и холенных. Поговаривали, что их даже выставляли на торги, но мне подобного видеть не случалось.
   В кабаке на чужих смотрели с легкой опаской, но не прогоняли. Сказывалось то, что место было идеальным для коротких, но значимых встреч. В мою сторону на третий раз, как я пришла сюда, уже никто не посмотрел. Это не могло не радовать. Сейчас мне необходимо было сосредоточиться и подумать.
   Я покрутила в руках монетку. Орел... Гордый, напыщенный и надменный, как Лейф. Но орлы летают одиноко и высоко, а вампиру явно недоставало общества. Моего ли, придворного ли, непонятно. Его поведение сегодня на озере давало лишнюю пищу для размышлений. Вроде и невеста есть, и не голодный совсем, и живет в теплоте и уюте, так еще и прислуга в моем лице согласилась помочь ему трон завоевать, но чего- то же ему недостает!
   Не чего- то, а девок ему не достает. Тех самых, которые сначала пляшут, а потом по койкам прыгают.
   Прелестно. Это получается, он меня за одну из них принял? Или в Дорине все так к полукровкам относятся? То-то он предложил мне их узаконить, правами наделить...
   В то, что Лейф испытывает ко мне нежные и теплые чувства с примесью розовых облаков, моя скептическая натура отказывалась категорически. Существуют такие люди, которым любовь недоступна. Не потому, что они не желают ее или не ищут, все с точность да наоборот, а потому, что внутри однажды перегорает нечто и остается вечной пустотой. Сердце сгорает дотла, не превращаясь в прекрасную птицу феникс, а тело обращается в лед. Пустота внутри может так же быть кем- то заполнена, но она настолько темна, что пробраться сквозь сей мрак не представляется возможным. В этих людях за множество лет одиночества, скитания и нелюбви скапливается множество эмоций, которые взрывают тебя в один момент и тишина. Вокруг тебя остается огромное выжженное поле, которое некогда ты собирался вспахать, посадить орхидеи. Отныне все. Ты остаешься со своим полем, пока не появится тот, кто будет жаждет разбудить тебя и самому обратить усталый пепел в живой снег.
   Вампир относился к тем людям, которых пробудить уже невозможно. Даже его невеста не является той любимой, которой он готов подарить вечность добровольно. Он дарит ее скрепя сердце, внушив себе, что им движет ангельское и дьявольское чувство любви. Та, что будет рядом с ним обречена на холод его взгляда, грубость его рук и тошнотворную любезность его языка. Увы, любовь не знает границ, а я готова поспорить, что Лейфа она любит до боли в груди, и ей достанется честь согревать его ночами, пока он будет устало от нее отмахиваться. Именно она будет рядом с ним в те моменты, когда все валится из рук и кажется будто мир обрушил на тебя небо. Ему не нужны ее старания, ее боль, ее слезы и теплота. Ему нужно, чтобы нечто живое находилось рядом при отсутствии подходящей девки.
   Склонив голову и едва не рухнув ею на руки, я бессильно простонала. Крах ситуации наступает тогда, когда ты не понимаешь самого себя. Я же не то что не понимала, я даже не могла толком осознать, что происходит вокруг меня. За несколько недель моя спокойная и размеренная жизнь превратилась в круговорот непонятных событий. Осознание, что ты теряешь контроль на д ситуацией, заставляло меня сжимать руки в кулаки и скрипеть зубами от злости.
   Мелочи выступают тем винтиком в часах, который заставляет их идти. Мелкие детали всегда и во всем очень важны, по причине своей мелочности и внезапности. На данном этапе мелочи от меня просто ускользали в никуда. Цепляешься за какую- то деталь в поисках основы, а она просто бежит с криком и упорно не становится на место!
   - Если я не приведу в порядок голову, то мои мелочи обратятся в пыль...- прошептала я.
   Скользив взглядом по залу и привычно выискивая ими Эсбата, я впервые подумала, что делаю этот заказ бесплатно. Это было так глупо, так наивно. Зачем убивать его? Я никогда не спрашивала себя о подобном, я просто делала. Почему срок именно неделя? У заказчика были причины, а у нас? Можно было давно пришить этот несчастного. Что сделает с нами Астарт, когда узнает, что мы не сдержали обещание? Его снимут с должности. За какие грехи я связалась в вампиром и взяла тогда на него заказ?... Ответа не последует.
   Когда вошел в кабак мой объект, внутри меня все напряглось и замерло в ожидании. Решение пришло быстро. Нужно сделать свою работу и омыть кровь с рук после нее. Все просто. Благо, что мои метательные всегда со мной. Ими я и собиралась осуществить задуманное. Лейф же не надеялся, что я приду и отчитаюсь ему о дате своего выхода, верно?
   Эсбат уселся к своим друзьям за стол, находившийся недалеко от сцены. Это было мне на руку. Они весело болтали, распивали пиво и совершенно не подозревали, что я уже держу их на прицеле.
   Все внимание толпы в один миг переключилось на сцену. Посетители разом умолкли, отчего в помещение воцарилась противоестественная тишина.
   На сцену под всеобщее молчание вывели молодого паренька. На его руках и ногах были наручники, от которых тянулись длинные тонкие цепи. Мужчина, в руках которого эти цепи находились, выглядел лет на пятьдесят и внешность неописуемо подходил под роль того, кто содержит множество мальчиков на продажу.
   Паренек же выглядел лет на восемнадцать. Худой, но холенный, с рельефным торсом, он даже не смотрел вокруг. Его тонкое и хрупкое лицо обрамляли светло-рыжие волосы, достававшие ему до плеч. Казалось, что парень находится в подвешенном состоянии. Безвольное тело, отсутствующий взгляд зеленых глаз, которые я сумела разглядеть, придавали ему еще более несчастный вид.
   Игрушку поставили, дали всем обсмотреть, кто- то даже просил покрутить и показать поближе задний план, и заставили танцевать. Внутри меня все сжалось и упало от горечи и ненависти к людям. Они жадно впитывали каждое движение мальчишки, пачкали его своими едкими замечаниями и сальным улюлюканьем. Было противно.
   Поднявшись со своего места, я направилась в конец зала, чтобы лучше осмотреться и выбрать подходящее место для удара, заодно и отвлечь себя от мысли об этом парне. Когда я заприметила знакомую фигуру в другом конце зала, я ничуть не удивилась, а даже обрадовалась.
   Лейф стоял, облокотившись спиной о стену, и пристальным взглядом изучал того, кто сейчас выступал с сольной программой на сцене. Ничего, кроме гнева я не смогла прочитать в его металлических глазах. В эту же секунду в моей голове родилась идея, и луч надежды на спасение мальчонки засиял уж очень ярко.
   Пробравшись к вампиру, я вцепилась в его плащ:
   - Лейф, нам надо его спасти!
   - Ты ненормальная? - взвился он. - Какого черта ты тут вообще делаешь? Кажется, еще недавно я отправил тебя туда, откуда дорогу знают лишь демоны!
   - Считай, что меня Валтер провожал. - отмахнулась я. - Слушай, я готова понести любое наказание за свою неосмотрительную грубость, но послушай, Принц, парень обречен на гибель! Это не тот вампир, которого ты оставил подыхать на площади, это человек! Он всю жизнь страдает...
   - И ты страдаешь, и я страдаю, и вон тот мужик за стойкой тоже страдает. Что, всех спасать пойдем? - с сарказмом спросил он.- Ангел, я тут не для того, чтобы тратить силы и время. Все, вали от меня.
   - Дарковских, ты меня бесишь. Безумно. Но я сейчас на колени готова рухнуть, чтобы ты мне помог. - сквозь зубы прорычала я.
   - Многие девушки на коленях меня молили...только не о спасении другого парня. - он приблизился ко мне и жарко прошептал: - Он просили меня дать им больше... Еще и ещеЈ Анели...
   - Мразь. - отшатнулась я.
   Лейф лишь победно хмыкнул и сложил руки на груди, ожидая моих действий. Я же постаралась поскорее уйти подальше от него. Нужно было срочно что- то делать, пока парня не выкупили и не заставили помирать где- то в шикарном особняке.
   Когда на мои плечи опустились теплые ладони, обжигающе сжавшись, я облегченно вздохнула. Эти руки так часто были на мне, что их я была в силах узнать из тысячи и узнала! Валтер, мой любимый Валтер, развернул меня к себе и сжал в объятиях.
   - Я скучал, мой Ангел. - проговорил он мне, неотрывно через плечо глядя на сцену.
   - И я скучала, Вал. - выдохнула я, цепляясь за него изо всех сил, боясь, что он снова оставит меня. - Мне было так тяжело...
   - И будет еще тяжелее, если сейчас ты останешься здесь и послушаешь нашего малыша Принца.
   -Но я не знаю...
   - Ты знаешь. - Валтер заглянул мне в глаза и указал на сцену. - Отвлеки внимание на себя, предварительно убрав парня из общего внимания.
   Я вскинула удивленно бровь, оглянувшись назад.
   - Танцуй, Анели! Танцуй, как никогда в жизни!
   Он рывком содрал с меня всю одежду, оставив меня абсолютно голой. Сначала я опешила, но под доверительным взглядом Вала, более уверенно направилась в таком виде к сцене. Зал с восхищением и замиранием поглядывал в мою сторону. К концу моего шествия все уже откровенно пожирали меня глазами, позабыв про мальчонку. Да он и сам был в недоумении. Когда я взглядом указала ему уйти в сторону, он неуверенно отошел к краю сцены. Там его уже ждал демон с чье-то накидкой в руках.
   Я ступила на край сцены и замерла. Музыканты удивленно переглянулись и заиграли ритмичную мелодию. Барабаны и четки сами указывали мне танец...
  
   Лейф провожал Анели не менее восхищенным взглядом, чем и все остальные. Эта девка все же нашла способ, как утащить мальчонку, но не подумала о том, кто теперь утащит ее, если Валтер увлекся тем, кого они и спасли.
   Зачем ей этот раб, черт ее дери?...
   Но он позабыл обо всем на свете, когда Анели начала свой танец. Она двигалась плавно и быстро одновременно. Это был даже не танец, это был бой, который она вела с воздухом и своим телом. Изящно изгибаясь, эротично двигая бедрами, она пробуждала в вампире те мысли, которые он старался в себе похоронить. Она порождала в нем желание. Желание не только обладать, но и забрать ее себе и никогда не отпускать. Он хотел ее так, как жаждет умирающий от жара воды.
   А она продолжала свой дьявольский танец. Она Ангел, который тянет в Подземелье. Ее следовало наречь Демоницей и заковать в золотые цепи. Она та, что возносит тебя к небесам и обрекает на смертные грехи. Боги, за что такое наказание?...
   Ее снежные волосы летали вокруг нее, прилипали к лицу от жара и падали за плечи, смея касаться ее тела. Ее язык облизывал ее губы. Сам же Лейф не имел столь свободного доступа к этим малиновым лепесткам. Ее обнаженная фигура была так совершенна и так грациозна, что излишняя худоба не портила всего вида. А ее грудь... Да, за одно прикосновение к ней вампир готов был сейчас продать душу.
   "Что за ересь в голову- то лезет? Я просто устал и соскучился по женскому телу. Следует вернуться в Дорин и как следует пройтись по борделям до свадьбы. И волк сыт и овцы целы..." - успокаивал он себя, но еще ближе подходил к той, что целиком и полностью владела им сейчас.
   Она танцевала, а он замирал от каждого движения. Она улыбалась, а он проклинал тех, к кому была обращена эта улыбка. Она смотрела на него так, что Лейф хотел ее еще больше и проклинал всех за то, что не может проучить полукровку. Она была настоящей и стоила десятки тех девиц, что стреляли в него глазками при дворе, прячась за веерами.
   Он так давно не был там, где ему и место- во дворце. Он отвык от балов, званных ужинов. Ел, что дают. Стал жить так, как получалось. Спал там, где получится...или с Анели.
   Вампир посмотрел на Валтера, который прижимал к себе паренька и лишь согласно кивнул, когда демон указал на сцену. Да, он поможет Анели. Разумеется. Он даже о Эсбате успел забыть, пока Ангел танцевала, но забыть о ней...
   А она, оказывается, помнила. Все помнила.
   В руках ее были веера, которые ей кто-то участливо подал. И теперь она танцевала с ними, что придавало некую пикантность. Хотя Лейф бы предпочел добавить к танцу одежды.
   Никто не заметил, как спицы с легким свистом вылетели из вееров и попали точно в цель. В Эсбата. Дружки за его столом загомонили, бабы завизжали, и в зале поднялся дикий шум. Все оборачивались к сцене, на которой стояла Ангел и театрально кланялась, хохоча при этом. Она смотрела только на Лейфа.
  
  
   Мы мчались через весь город, подгоняемые городской стражей. Они вынырнули из ниоткуда, посреди шумного зала. Нам ничего не оставалось, как хвататься друг за друга и рвать когти из этого заведения. Валтер закинул мальчишку на плечо, а Лейф, стащив меня со сцены, отдал свой плащ и силком поволок прочь.
   Наш путь лежал в дом Астарта. Это была самая жуткая оплошность в нашей жизни. Мы не думали, мы совершенно не думали, за что поплатились в последующем.
   Уже тогда, в сознание пришла дорогая мысль, что мы где- то ошиблись, оступились, но теплые руки Лейфа на плечах отогнали эти мысли прочь.
   Подходя к дому, мы были овеяны тревогой. Все и разом. Она прорезалась в воздухе и возникла перед нами, накинув на глаза свою темную шаль. Вал провел рукой перед моим лицом, словно сдернув пелену. И я наконец увидела то, что не давало мне покоя. Сбросив руку Лейфа с плеча, я побежала в дом, прекрасно понимая, что здесь был кто- то до нас. Даже не кто- то, а маг. Сильный. И смелый, раз осмелился повредить "зеркало" Валтера.
   - Ангел, стой! - в один голос прокричали мне вампир и демон, но меня это уже не волновало.
   В доме была Лоя, Уфира и Астарт! С ними могли сделать все что угодно. Их даже могли держать до сих пор и пытать, тем самым выведывая, где мы. Или уже выведали, раз стража оказалась в кабаке.
   Влетев я дом, я поняла, что мы опоздали. Стояла противоестественная тишина, нарушаемая лишь моим тяжелым дыханием. Время остановилось. Замерев посреди комнаты, я осмотрелась. Это был конец: передо мной лежала Уфира и Астарт. Мертвые.
   - Агнели, какого... - речь Вала оборвалась. Он стоял за моей спиной и ошеломленно рассматривал тех, кто еще совсем недавно был жив, на тех, кто принимал нас со всей душой и пониманием.
   - Лейф, найди Лою. Она где- то здесь и она жива. Малышка оказалась умнее и спряталась. Или же ее спрятали. В любом случае, она отправляется с нами.
   - Что? - в голосе Лейфа проскользнуло омерзение.
   - Найди ее, я сказал. - рявкнул Вал, прижимая к себе парнишку. Я совсем забыла про него... - Анели?...
   - Да?
   - Это просто смерть, Ангел мой. Ты и сама убивала, помнишь? Сегодня... Ты справилась, молодец.
   - Валтер, они убили их. И убили из-за нас. - медленно проговорила я, кутаясь в плащ и обходя трупы стороной. На Уфире были многочисленные раны и ссадины, я предполагала, что стража попросту изнасиловала ее, а уже после убили.
   - Но ты...
   - Мы заберем Лою и я найду этих тварей, чтобы превратить их прекрасную улыбку, с которой они их убивали, в кровавое месиво. А после, расчленив, я разожгу самый большой костер в мире и сожгу их. - словно в бреду шептала я.
   Вал обходил дом и запоминал запахи. Пробовал чужую кровь на вкус. Изучал. Его самообладание никогда не давало сбоя, поэтому он со всей тщательностью извлекал из ситуации то, что потребуется в последующем. Он ступал по осколкам посуды и стекол, и от каждого шага я невольно вздрагивала.
   Нынешнее мое состоянии напомнило мне о Дере. Дере, который тоже погиб по моей вине. Наверно, каждый, кто теряет дорого тебе человека начинает винить себя. Я не была исключением. Но если в прошлый раз был Лейф, на котором можно было здорово оторваться и выплеснуть свою злость, то теперь не было никого и ничего. Это бесило невероятно.
   - Какого демона я Лейфа не убила?... - риторически изрекла я и отправилась его искать.
   Как оказалось, он сам спешил к нам.
   - Она там...в подвале... Не думаю, что ее можно спасти...
   - Показывай! - заорала я, первой бросившись к двери, расположенной в полу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) К.Тумас "Врата на Изнанку"(Боевое фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"