Леонгард Валери: другие произведения.

Любить тебя вечность (Общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.77*7  Ваша оценка:


Пролог.

   Группа "Времена" усталая и заспанная сидела в номере отеля и пыталась отдохнуть от концерта. Получалось плохо. Отвратительное настроение мешало парням забыться. Янис проникновенно взглянул на пустую банку пива и швырнул ее в сторону корзины с мусором, не попал и ругнувшись, пошел поднимать. Сплошные невезения преследовали его целый день и не собирались заканчиваться.
   Дарий, Мистер- Великий- Вокалист, клацал пультом перебирая каналы и отчего злился. Потом бросил это дурацкое занятие и подколов волосы одним из карандашей, валявшихся на столе возле ноутбука Николаса, ушел в ванну. Николас зло глянул на друга, но промолчал. К подобной привычке, как подкалывание волос всякими карандашами, ручками или даже японскими палочками для еды, к бешенству Николаса, группа со временем притерпелась.
   -- Что это с ним? -- почему то шепотом спросил Артур, явно обеспокоенный за друга. Дар обозлился на весь белый свет еще после выступления, не сказав друзьям что послужило причиной.
   -- Рыжий, ты его лучший друг? Иди и спроси, а? -- зло бросил Янис и потянулся за очередной банкой пива. Перепады в настроении у парней он не одобрял, но Дар не простая девчонка, которая будет так психовать из-за очередного расставания с парнем. У Дара все гораздо серьезнее...
   -- Да ну вас к чертям, козлы. Парню может плохо, а вы пиво пьете и .. -- он посмотрел на Николаса, который что- то писал в своем интернет- блоге и добавил: -- И фигню строчите своим бабам!
   -- Я не строчу бабам. -- спокойно отозвался Ник.
   В этот момент вернулся Дар и завалился на диван, раскинув руки в разные стороны. Его лицо было мокрым, как и кончики волос. А волосы у Дария были действительно слишком красивые для парня. Длинные, черные, переливающиеся каким- то темно- красным или бардовым цветом, и очень мягкие, до лопаток. Девчонки регулярно ему завидовали, а Артур иногда шутил, что ночью отрежет их и сдаст на парик, а оттого, что это волосы звезды, получит на этом деле кругленькую сумму. Дарий на такие шутки не реагировал и не обижался. Артура он знал с детства и к его шуточкам привык.
   -- Включи телевизор. -- попросил Дарий неизвестно у кого. Но, так как пульт был ближе всего к Янису, тот лениво выполнил его просьбу.
   Комнату пронзил громкий звук женского вокала, но не того, которым балуются девчонки от двенадцати до шестнадцати, а именно профессиональный и от этого еще более захватывающий. Потом, он сменился чистым и высоким , временами переходящий на звериный рык, голосом.
   Дарий, ожидая увидеть девочку- готессу с каким- нибудь по-дурацки раскрашенным лицом, вскочил и уставился на экран, но это была всего лишь реклама одного из концерта, который, к сожалению, будет проходить не в столице. А девочка выглядела совершенно иначе, нежели представлял Дар. Светловолосая, с короткой стрижкой и темно- подведенными глазами, которые были цвета льда, неба или даже моря, напоминала эдакую гламурную дурочку, если бы не одежда и взгляд. Обычно так смотрят на потенциального врага, которому осталось считанные секунды, а не на своих слушателей. Но, девочка притягивала, завораживала и манила, а это взбесило парня. С таким потенциалом, который горел изнутри девчонки, можно было бы давно покорить мир, но она едва мелькнула на ТВ.
   -- Что это?!
   -- А, это неместный канал. Концерт деточки решили устроить, вот, в своем городе по телику и пиаряться. -- хохотнул Артур.
   -- Нет! Что эта за девка?! -- заорал Дарий.
   В комнате повисла тишина. Янис и Артур в полном непонимании переглянулись и пожали плечами, а Николас попытался стать еще более незаметным, чем он есть. Об этой девушке он знал слишком много, но рассказывать о ней Дарию было опасно. Если солист увидел в ней конкурентку, то запросто ее уничтожит, хотя.. Может, она уже пришла в себя и стала старой доброй Греттой? Или скорее старой и злой? Хе-хе.
   -- Ник, пробей что за концерт, и что за девка. Мы поедем туда. Даю руку на отсечение, что ей пророчат хорошее будущее, если она так популярна, но.. -- улыбаясь, словно демон, пропел Дарий, но Ник его перебил:
   -- Дар, они популярны только в своем городе и..
   -- И пусть будут популярны только там! -- рявкнул в ответ солист.
   -- Ха, Дарий, а у этой девки волосы короче, чем у тебя раза в три! Ха-ха! Девушка называется! -- хохотал Артур.
   -- Мне не важны ее патлы, мне важно то, что она может в любой момент нас обскакать. Тем более, я слышал, "Гротеск" едет... И едет он не в столицу...
   Ник молча и угрюмо кивнул и принялся искать все о концерте и о группе, но, к его счастью, информации о группе было так мало, будто они появились пару дней назад, зато о концерте болтали все кому не лень. Откровенно врать темноволосому Ник побоялся, поэтому нужная информация была найдена и доложена Дарию.
   Дарий был в бешенстве.
  

Глава 1.

Из нее неудачная Герда, она любит холодного Кая.

   В гримерке было жарко и душно, при этом запах табака и пива лишь дополнял общую картину "рок- группа после выступления". Ким, красноволосый парень с темными, почти черными глазами, устало сидел в кресле закинув голову и что- то напевая, перебирал струны. Его длинные волосы, достающие ему до пояса, были небрежно затянуты одной из моих резинок для волос. Зато Эрик, швед по происхождению, непонятно каким чудом заброшенный к нам, времени зря не терял, а бережно, с любовью, складывал все на свои места, будь то косметика или пачка сигарет.
   -- Рик, подай мне что- нибудь для снятия макияжа, иначе я сейчас умру! Глаза болят! -- пожаловалась я заботливому клавишнику.
   Он тот же час подал мне средство и ватные диски, при этом добавив:
   -- Только линзы сними сначала, Гретт, а то испортишь и хуже будет.
   Я закрыла ладонями лицо, вдохнула- выдохнула и принялась убирать грим с лица. Глаза и правда изрядно резали эти трижды проклятые линзы, спасающие меня от очков.
   Неожиданно дверь распахнулась и в гримерку ввалились бас- гитарист с барабанщиком. Гитара в руках Кима невнятно матюгнулась и замолчала. Ей, как и нам, было интересно это зрелище.
   Адриан, или просто Ад, крутя в руках барабанные палочки и пошатываясь на ходу, дополз до дивана и бессильно упал на него. Послышались какие- то невнятные звуки и проклятья. Мы только глаза возвели к небу. Райан, закрыв дверь, сел рядом с братом и закурил. Таскать этого идиота на себе он привык, но все- таки устал.
   -- Допились! -- констатировал Эрик, зло сверкая глазами в сторону братьев.
   Хоть парни и были двойняшки, но они были абсолютно непохожи друг на друга. Что в отношении характера, что в отношении стиля. Две противоположности. Как и их имена. Правда родители, когда называли своих сыновей над этим не задумывались, что сокращения получаются очень и очень интересными, но шарма мальчикам добавили на всю оставшуюся жизнь. Ад, блондин, душка, милый мальчик, сводивший с ума почти всю женскую половину наших фанатов был сволочью, эгоистом и циником, а так же любителем приложиться к баночке- другой пива. Райан, меланхоличный романтик, с единственной любовью в сердце, создавал на публике впечатление прямо противоположное. Встреть я его, не зная, на улице, никогда бы не подумала, что этот, аристократического вида год, находится в вечной депрессии и борьбе с самим собой и противоречивыми принципами. Хотя, может это оттого, что когда в его руках находилась гитара, он становился монстром своего дела, а гроул лишь довершал этот образ. Что у парней было абсолютно одинаковым, так это глаза. Ярко- зеленые, с темными краями радужки в обрамлении светлых ресниц.
   -- Я не пил. -- равнодушно парировал Рай, затягиваясь.
   -- И пепел на пол не стряхивай, дурак! -- заорал Рик. Он начинал заводиться.
   -- Сам дурак.
   Я же в свою очередь убрала всю косметику с лица, сняла наконец линзы и надела очки, а потом хотела было направиться за нашими честно заработанными деньгами, но меня жестоко оборвали. Да и кто? Сам Дарий, чтоб его черти съели!
   Солист группы "Времена" вальяжной походкой прошел в нашу гримерку и застыл напротив меня каменным изваянием, явно чего- то ожидая. Я, непривыкшая смотреть на врагом и дураков снизу вверх, и, не решив к какой из категорий отношу Дария, поднялась и нагло посмотрела ему прямо в глаза. Увы, Дарий оказался на целую голову выше меня и мне пришлось с этим мириться.
   -- Прекрасно спела, Гретта. Твой вокал заслуживает только искреннего восхищения! -- театрально похлопал в ладоши собеседник.
   -- Спасибо. Зачем пришел, Дарий? -- грозно спросила я. -- Готова поспорить, не дифирамбы мне петь.
   Он вскинул бровь в удивлении, но спокойно ответил:
   -- Да, совершенно верно, я пришел не за этим. Скажи мне, Гретта.. -- Дарий обошел меня и стал за спиной, нашептывая мне на ухо. Парни занервничали. --Неужели ты думаешь, что ты пробьешься куда- то дальше, чем этот клуб, этот город? И что тебя и твою хиленькую группу , когда- нибудь заметит крутой продюсер? Видимо нет, раз ты до сих пор здесь.
   Я резко повернулась к нему и наши лица оказались настолько близко, что я ощущала его горячее дыхание и запах мяты с морозом. Ненавижу мяту.
   -- Хочешь совет, мой милый? -- так же прошептала я. -- Убирайся отсюда, пока я добрая.
   -- А что будет, если ты станешь злой, моя хорошая? -- в тон мне спросил Дарий, ехидно улыбаясь.
   -- Я вырву твое сердце и съем его, а потом вырежу печень и подам ее ребятам на ужин!
   -- Это угроза? -- хохотнул парень.
   -- Это констатация факта.
   Дарий склонил голову на бок, внимательно посмотрел мне куда- то в районе шеи и показав "викторию" парням, удалился.
   Мы облегченно вздохнули.
   Я опять села в кресло и прижала пальцы к вискам. Этот упырь меня доведет. Я понимаю, что он звезда, что он жутко популярен в столице, но ко мне- то чего цепляться? И интересно, почему Николас сделал вид, что меня не знает, когда мы пересеклись за кулисами? Не хочет ворошить прошлое и причинять мне боль? Или рассказал все, что можно обо мне Дарию, а теперь ему стало стыдно? Бред на ножках, честное слово.
   В это время Адриан начал приходить в себя и абсолютно непонимающими глазами начал оглядываться. Рай лишь покачал головой, удалился сам забрать гонорар. Я ничего не имела против.
   Ким попрощался со всеми и убежал на очередное свидание с Марком. Да, наш Ким был нетрадиционной ориентации, но кто- кто, а мы против не были. Он был отличным компанейским парнем, хорошим другом и крутейшим гитаристом. Остальное для нас важно не было. Такое качество, как толерантность я больше всего ценила в своих парнях.
   Мои размышления прервал Эрик, принесший мне стакан воды. Я благодарно кивнула и осушила его одним глотком.
   -- Может тебе выпить? -- пьяно проговорил Адриан с дивана, лежа с закрытыми глазами.
   -- Я за рулем, -- проворчала я и закинув сумку на плечо, направляясь к выходу. -- Эрик, тебя подбросить?
   -- Нет, я надеюсь на благородство Райана. -- улыбнулся друг. -- Он сегодня тоже с машинкой.
  
  
   Домой я доехала на удивление быстро. Припарковав своего фиолетового "Шкодика" ( ласковое прозвище моей машины) я направилась к подъезду. Часы показывали половину одиннадцатого. В это время братца еще дома нет, а вот Багира уже есть..
   Зайдя в подъезд, я невольно сжала кулачки на удачу и проигнорировав лифт, начала подниматься на шестой этаж, тем самым оттягивая неприятный момент встречи с подругой.
   Все шесть пролетов я преодолела слишком быстро и с замиранием сердца вставила ключ в скважину. Он не поворачивался. Закрыто изнутри.
   Дьявол!
   Дверь передо мной резко распахнулась и на пороге стояла моя давняя подруга Багира. Темно- каштановые волосы до лопаток развивались от сквозняка, который создала открытая дверь и теперь девушка напоминала фурию. Ее зеленые глаза горели яростью и я уже была готова убежать, но она отошла в сторону пропуская меня в квартиру, зло вздохнув.
   -- Привет, Бэк! -- поприветствовала я подругу, заискивающе смотря ей в глаза.
   -- И тебе не хворать! -- улыбнулась она. -- Ты время видела, черт возьми?! Где тебя эти самые черти носили, а?!
   -- Бэк, мы же взрослые люди.. -- начала я, снимая "мартинсы" и проходя на кухню.
   -- Ах, взрослые? Опять выступали, да?!
   -- Ну ты же знаешь...
   Вообще Бэк очень спокойная, но так как она моя лучшая подруга, то знает обо мне абсолютно все и терпеть не может моей музыкальной страсти из- за дурацкого прошлого. Но об этом позже.
   Да, она знала и поэтому устало покачала головой и любезно налила мне в кружку кофе. А кофе она делала бесподобно. Эрик и Райан частенько заходят к нам, только ради него. Это несколько смешит, но несмотря на свой возраст парни оставались в душе детьми
   -- Как выступили? -- успокоившись поинтересовалась подруга.
   Пришлось ей рассказывать все в подробностях. При упоминании Дария она сначала пришла в восторг, группу "Времена" она любила, и даже пожалела, что не пошла, а к концу моего рассказа хохотала в голос, говоря, что мы с ним два сапога пара. Это сравнение я не одобрила и погрузилась в свои мысли.
   -- А где Феликс? -- неожиданно спросила я, вспомнив о брате.
   Он, конечно, был старше и мог позволить себе делать все, что захочет, но я все равно волновалась. Вот жили бы отдельно, было бы спокойнее. Но и так сойдет. Нам в этом плане жутко повезло. Наши родители постоянно в разъездах и находятся за границей, поэтому с детства за нами следили всякие нянечки и гувернантки, но когда Феликс поступил в университет на первый курс, мне тогда было шестнадцать лет, родители быстро купили нам квартиру и снова уехали работать, оставив нас одних. Нас такое положение не смущало, а наоборот радовало. Благо, нас воспитали умными детьми и "глупостей" мы натворить не сумели. Зато когда и я поступила в тот же университет, что и мой брат, я схватила Багиру и поставила перед фактом, что мы теперь семья и жить она будет с нами. Ее родители, тоже крутящие в высших слоях общества, либералы и интеллигенты по натуре, были не против и временами заезжали к нам, чтобы проведать.
   -- Уехал куда- то на своем мотоцикле со словами : "Сегодня она будет моей", -- ответила Бэк, с сарказмом в голосе. К тому, что брат вечно пытается найти "единственную и неповторимую" мы привыкли и продолжали смотреть эту комедию, тактично не вмешиваясь.
   Мы посидели еще немного, пока время не перевалило за полночь и разошлись по комнатам, вспомнив, что завтра вообще- то нам на учебу, а начинать прогуливать уже со второй недели нам не хотелось.
   Комнат в квартире было четыре, родители точно о чем- то догадывались, поэтому каждый имел свой отдельный уголок, так сказать. А самый большой уголок был наречен гостиной и почти ежедневно принимал гостей или пьяного Феликса, который, теряя свою любимую и приходя домой, был не в состоянии доползти до своей кровати. Зато гостиная была определенно ближе и милее душе братца. Мы даже ему предлагали поменять местами комнаты, но это ленивое создание не пожелало делать перестановку и затевать ремонт.
   В тот момент, когда сон уже почти завладел мной, я услышала, как по двери что- то скребется. И это " что- то" были ключи. После я услышала как хлопнула дверь, что- то упало (надеюсь не Феликс) и зашаркало по квартире, направляясь на кухню.
   Выхода не было, пришлось вставать и идти смотреть, чтобы мое чудо не натворило бед. Видимо, эта же мысль пришла в голову и Багире, ибо она, сонная и злая, вышла в коридор.
   -- Гретт, давай его убьем, а? -- предложила подруга, прислушиваясь к действиям юного алкоголика, который шумел на кухне. -- Ты же хотела одну из комнат в студию переделать? Вот и переделаешь, я даже против не буду, честно!
   -- Я и сама об этом подумала. -- отозвалась я и решительно направилась на кухню.
   Картина "Допились" художника Феликса Леонгарда предстала передо мной во всех красках. Брат, почему- то грязный, как черт, сидел на стуле, закинув ногу на ногу, курил и пил вино из чайной кружки!
   Я села напротив него и внимательно посмотрела ему в глаза. Кажется, он меня не узнал. Багира стояла облокотившись на дверной проем и наблюдала за развитием событий.
   -- Ты дурак? -- без предисловий начала я.
   -- Она идеальна.. -- влюбленно прошептал брат, затягиваясь сигаретой.
   -- Ты- дурак. -- констатировала я и выхватила из его рук сигарету и кружку.
   -- Эй! -- возмутился Господин- Я- Снова- Влюбленн и потянул свои руки ко мне, намереваясь выхватить у меня хоть что- нибудь.
   -- Нет. Нет, Феликс. Бегом в душ! -- приказала я.
   -- Но ..
   -- Бегом!
   Брат, забыв, что он вообще- то старше и командовать это его прерогатива, направился в сторону ванны, что- то напевая себе под нос. Я расслышала только "Оделия".
   -- Новая пассия? -- хмыкнула Багира.
   -- Скорее будущая бывшая девушка или очередная несчастная любовь. Пошли спать, дальше, я думаю, он справиться сам. -- и допив вино, а сигарету потушив в пепельнице, направилась в свою комнату.
  
  
  
   Осеннее утро нас встретило угрюмыми тучами и дождем. Еще вчера золотые листья, сегодня почернели и комьями грязи шелестели на деревьях под натиском ветра. Такая погода не вызывала ничего, кроме плохого настроения и той самой знаменитой осенней депрессии.
   Собирались мы медленно, лениво и без настроения. Феликс угрюмо курил на кухне и не реагировал на любые раздражители, будь то я или Багира. Сама подруга пыталась привести себя в порядок и жутко нервничала оттого, что может не успеть высушить волосы, а я была занята поисками нормальной одежды, так как моя концертная с моей человеческой были перемешаны и разбросаны. Выудив брюки, какую- то рубашку и жилетку ( Феликс сначала кричал, что это вообще- то его) я быстро оделась и спустилась вниз, заводить машину, сказав Бэк, что у нее пять минут. Она закричала что- то непонятное и начала метаться по комнате с удвоенной скоростью не забывая меня проклинать.
   Облокотившись на машину, я достала из сумки сигареты и наконец- то закурила. Багира ненавидела, когда я курю, но уговорившись, что я не буду этого делать при ней, она это терпела.
   Феликс, послав мне воздушный поцелуй, оседлал мотоцикл и уже направился на учебу. Ездить со мной он не любил, считал, что слишком большой ездить с сестрицей за рулем. Я лишь усмехалась. Мне казалось, что старше все- таки я.
   Минут через пятнадцать, хотя давалось только пять, из подъезда вышла Багира. Веское отличие меня и подруги было в том, что она была старательна и ответственна, а я наоборот, взбалмошная и вредная в придачу. Мы с ней, как черное и белое. Конечно, не так как Райан с Адрианом, но нечто их напоминающее.
   В университет мы приехали за двадцать минут до начала пары и разбежались по разным корпусам.
   У аудитории, в которой у меня должна проходить лекция стоял Ким и приветливо помахал мне рукой. Он учился со мной с десятого класса и расставаться мы не спешили и лишний раз радовались, что судьба нас так удачно свела.
   --Ну ты как? -- улыбаясь спросил меня друг.
   -- Сойдет. Феликс опять пришел пьяный, Багира накричала.. Все как всегда!
   -- Она до сих пор против? Ты же вроде уже забыла..
   -- Ким, не надо..
   -- Молчу.
   Наш преподаватель появился незадолго до начала пары и впустил нас в аудиторию. Рядом с ним находился какой- то парень, явно новенький. Мы с Кимом прошли на самый верх, не обращая внимания на новую жертву студенческой жизни. А зря.
   -- Итак, дорогие мои.. -- начал преподаватель, но мы с Кимом по- привычке достали наушники- капельки и погрузились в мир музыки.
   Я в добавок ко всеми легла на парту, подложив под голову руки и прикрыла глаза. Пока нам представят новенького я выспаться успею. Но не прошло и пяти минут и песня в плеере еще не закончилась, как Ким настойчиво толкал меня локтем, привлекая внимания. Я, зло сверкнув глазами, подняла голову и увидела Его.
   Демон!
   Нет, это был не демон, но его приближенное лицо, это точно. Рядом с преподавателем стоял Дарий, скромно улыбаясь, потупив глазки!.
   -- Твою дивизию! -- воскликнула я на всю аудиторию.
   Нет, я думала, что сказала это тихо, но наушники убили мои мечты.
   На меня все обернулись, а Дарий поднял глаза и его лицо исказила гадкая усмешка и в глазах заплясали чертята.
  
  
  
   -- Я говорила, что я его ненавижу? Так вот: я его ненавижу! -- распиналась я, сидя в кафетерии с Багирой и Кимом, которые уже полчаса выслушивали мои стенания. --Нет, Ким, ты видел, как он выпендривался? А как девчонки на него смотрели? Тоже мне, звезда местного колхоза!
   -- Если бы я тебя не знала, я бы подумала, что ты влюбилась, -- лениво отозвалась подруга. Ким согласно кивнул.
   Эти двое вообще идеально спелись. Уже сколько лет вместе, а они все так же меня выслушивают и поддакиваю друг другу. Упыри!
   В итоге, высказав все, что я думаю о Дарии, Феликсе и братьях, я успокоилась и принялась строчить в своем блокноте новые рифмы, которые совершенно случайно забрели в мою голову, но могли вполне стать новой песней.
   Ким и Багира разговаривали о новых веяниях моды из- за границы, иногда громко восклицая, привлекая внимание всего кафетерия. И некоторых других лиц.
   В дверь вошел Дарий. Хотя "вошел" совсем не то слово. Он плыл, словно не касался подошвами пола. И каждый девичий взгляд был прикован к его персоне, но казалось, что его это совсем не волнует или скорее он просто этого не видит.
   Он окинул кафетерий быстрым взглядом и увидев нас, улыбнулся и решительным шагом направился к нашему столу. Я не спускала с него глаз. Он тоже самое делал в отношении меня, затевая всем известную игру. Победить не помешал Ким, который невольно задел меня локтем, едва не пролив кофе.
   -- Можно к вам? -- улыбаясь самым обаятельным образом, спросил Дарий, оперевшись на стол и смотря почему- то на Багиру.
   -- Не..
   -- Можно! -- перебила меня брюнетка, убирая свою сумку с соседнего стула, уступая место демону.
   -- Премного вам благодарен, сударыня..?
   -- Багира. -- усмехнулась она, показывая свое пренебрежение к напыщенным речам парня.
   -- Ты решил меня окончательно достать? -- прошипела я на ухо Дарию.
   -- Милая, не нервничай, мы всего лишь попьем кофе.-- шепнул мне в ответ он. -- Или ты хочешь выпить кофе в другой обстановке?
   -- Конечно, милый, -- гадко улыбнулась я.
   -- Но только не сегодня, малышка. Я слишком устал. -- хохотнул этот упырь и игриво провел шершавым языком у меня по виску. Я инстинктивно отшатнулась, чем вызвала новый приступ смеха у парня.
   Дарий подозвал официантку и заказал себе только кофе, поинтересовавшись хотим ли мы что- нибудь. На что получил красноречивый ответ в виде моего озлобленного взгляда и смешка Кима.
   Так мы и сидели. Говорить при Дарии оказалось невозможно, да он и не требовал, сам не начиная разговор. Когда напряженная ситуация меня окончательно достала, я поднялась и кивнув друзьям, что жду их на улице, Дар откинулся на спинку стула и будто никуда произнес:
   --Объявлен новый конкурс среди рок- групп. Группа- победитель получает шанс записать новый альбом, в который войдет запись с группой "Гротеск".
   -- "Гротеск" приедут сюда? -- прошептала я, словно громом пораженная, резко остановившись.
   -- Может и не сами "Гротеск", конечно, но что- то с какой- то заграничной группой, это точно. --заявил Дарий, внимательно следя за моей реакцией.
   -- Гретта.. -- осторожно дотронулся до моей руки Ким.
   -- Когда последний день подачи заявок? -- решительно спросила я, красноволосый лишь отчаянно покачал головой.
   -- Последнее воскресенье месяца. -- хохотнул Дар. -- Но вашими противниками станем мы. Не боишься?
   -- Боюсь, что опозорюсь тем, что буду стоять с тобой на одной сцене. -- бросила я и вышла из кафетерия.
  
  
   Мы сидели у нас дома и смотрели очередной ужастик, принесенный Райаном. Я и Ким вальяжно заняли диван, а Багира и Райан, накидав подушек, расположились на полу. Для большего эффекта мы выключили свет, благо на улице было достаточно темно, и оставили гореть только фонарь в виде черепа, найденного у Феликса в комнате. Сначала было страшно. Но увы, только первые пять минут, а потом нас дружно потянуло на смех, при этом я и Ким начали активно комментировать каждое действие жертвы, которая все никак не могла убежать от зомби.
   -- О, Святые Небеса, неужели зомби бегают быстрее живых? -- сетовал красноволосый.
   -- Нет, ты мне лучше скажи, почему она не умерла, когда он пронзил ей грудь ножом? -- "грозно" вопрошала я.
   -- Потому что сначала идет грудь, а потом сердце. Нож был коротким! -- печально откликнулся Рай.
   -- Пошляк! -- наигранно оскорбилась Багира, на который Рай и показывал "сначала грудь, потом сердце".
   На кухне время от времени что- то гремело и разговаривало само собой. Так как Феликса дома не было, а Райан притащил брата с собой, то эти звуки лишь добавляли хорошего настроения в гостиную.
   То, что сейчас Ад возможно опустошил все бутылки с алкоголем, которые нашел, меня не напрягало. За два года я, по непонятным причинам, привыкла и даже специально держала пару бутылок для нашего пьяницы. А вот Багира терпеть его не могла и именно из- за этого идиотского пьянства. Она вообще не переносила спиртное, но когда нам с ней было уж очень плохо, распить бутылочку вина или абсента, мы могли. Случалось это крайне редко.
   Когда в гостиную зашел Адриан, а он именно зашел, а не заполз, мы на время забыли про фильм и в четыре пары глаз уставились на него. Адриан молчал. Жертва в кино кричала, а я представила, что это кричит Ад и засмеялась. Рай непонимающе покосился на меня и вернув взор к брату поинтересовался целью его прибытия.
   -- Звонил Дарий. -- проговорил блондин в ответ, словно не верил в свои слова.
   -- И что хотело это чудовище? -- скрипнув зубами, спросила я.
   -- Спросил, когда мы подадим заявку.
   -- Какую заявку? Ты перепил? -- сочувственно поинтересовался Рай.
   Пришлось мне все им рассказывать. Ким и Багира дополняли мой рассказ короткими репликами или уточнениями. Братьев эта новость очень обрадовала. Адриан даже протрезвел немного, а Рай был готов броситься к телефону, чтобы разболтать все Эрику, который сейчас сидел дома со своей маленькой сестрой, но когда Ким еще раз напомнил, что приз- это запись с "Гротеск", то парни успокоились и понимающе начали коситься в мою сторону. Это меня и взбесило.
   -- Так, стоп! -- громко объявила я, вскакивая на ноги. -- Это хороший шанс нам выбраться на большую арену, верно?
   -- Ну да.. -- неуверенно откликнулись парни.
   -- И почему мы должны упускать этот шанс?!
   -- Так "Гротеск" .. Там же.. Ты и сама понимаешь..
   -- Я ничерта не понимаю! -- заорала я. -- Мне плевать, что вы думаете, но я вам официально заявляю, что я завтра же подам заявку и мы выиграем это конкурс, прах побери!
   Загоревшиеся этой идеей ребята дружно заголосили и принялись скакать, плясать и прыгать по моей квартире. Рай все же позвонил Эрику и тот отреагировал не менее бурно, чем, как он позже нам шепотом сообщил, разбудил маленькую сестренку и пообещал устроить нам праздничный ужин, если мы пройдем в первый тур. Мы поддержали его дружными возгласами.
   Через минут сорок, когда общее радостное настроение начало покидать бренные тела, а веки наглым образом пытались закрыть глаза, парни, вызвав такси, ибо Рай наотрез отказался садиться за руль, отправились по домам, не забыв пожелать нам сладких кошмаров.
   Пока Багира пыталась дозвониться Феликсу, которого слишком долго не было дома, я заняла ванну. Набрав воды и добавив пены, я опустилась в теплый рай, пытаясь хоть чуть- чуть расслабиться и отвлечься от мыслей о группе "Гротеск", при упоминании которой у меня сердце пыталось проломить ребра, а ноги непроизвольно подкашивались. К прискорбию, у меня ничего не выходило, а настроение начало падать до минусовой отметки.
   Я едва не уснула, как в ванну зашла Багира, объявив, что братец- ленивец явиться примерно через полчаса и он, к удивлению, трезв, как стеклышко.
   -- У него есть еще целых полчаса. Он быстро пьянеет, -- попыталась пошутить я, но голос был похож скорее на предсмертный хрип, чем на задорный ехидный говор.
   -- Думаешь о Кае? -- напрямую спросила подруга, садясь на край ванны.
   -- А ты о Норде? -- отозвалась я, прищурив глаза.
   -- Да, наверно. Я боюсь его увидеть, а ты?
   -- Я не боюсь увидеть человека, которого я ненавижу и который предал мою подругу. Я скорее боюсь не набить ему физиономию при встрече. -- отшутилась я, но Багира меня осадила:
   -- Ты же знаешь о чем я.
   -- Боюсь ли я увидеть Кая? Нет. Скорее, я боюсь его не увидеть зная, что он в городе.
   -- Помнишь, что он написал краской под твоим окном той ночью, когда уезжал?
   -- "Герда, я кретин" ? -- невинно поинтересовалась я, отчего подруга, зачерпнув в ладонь воды, брызнула мне в лицо.
   -- Он написал : "Герда, я найду тебя". -- горько ответила подруга.
   -- Похоже на угрозу, нет? -- с сарказмом произнесла я.
   -- Гретта, ты дурында, я не могу! Все, вылезай, я тоже понежиться хочу!
  
  
   .. -- Эй, Герда, я люблю тебя! И никакая Снежная королева не отнимет меня у тебя!
   Светленький парень, с акустической гитарой за спиной, сидел на крыше многоэтажного дома, обнимая свою подругу одной рукой, а второй аккуратно заправлял ей выбившуюся прядь за ухо.
   -- Учти, Кай, при неблагополучном исходе я вырву волосы этой самой королеве, а ты будешь складывать не слово "вечность" из льдинок, а целую фразу "прости меня, любимая" из останков этой сволочи. Ты меня понял? -- грозно вопросила девочка, щуря глаза.
   -- Понял- понял. -- улыбнулся парень.-- Знаешь, когда я вырасту, я обязательно стану знаменитым певцом, я тебе обещаю. А ты будешь женой знаменитости!
   -- А ты что, еще считаешь себя ребенком? -- хохотнула девушка и потрепала парня по волосам.
   -- Ну мне только восемнадцать, а тебе вообще шестнадцать, малявка!
   -- Ах, малявка? А ну иди сюда, упырь! Я сейчас о твою голову гитару разобью!
   Парень ловко перехватил руки девушки за запястья и коснулся их губами. Она играючи пыталась вырваться, но парень лишь плотнее прижал ее к себе и наконец поцеловал в губы. Так его целовала только она, его Герда..
   -- Кстати, ты ничего не сказала про жену знаменитости! -- шутливо возмутился парень и надул губы в обиде.
   -- А можно я просто буду женой самого лучшего мужа? -- мечтательно спросила девушка и теперь сама потянулась к Каю за поцелуем.
   " ..И никакая Снежная королева не отнимет меня у тебя.."
  
   Я резко села на кровати и часто задышала. По лицу струился холодный пот, а тело горело огнем, хотя в комнате было довольно таки прохладно из- за приоткрытого окна. На улице было ранние утро и машины уже стремились на работу. И снова было пасмурно.
   Я заглянула в комнату к Феликсу, проверить пришел он вчера или нет и направилась в кухню. Включив чайник я удалилась на балкон. Любезно оставленная братом пачка сигарет валялась в кресле. На подоконнике рядом с пепельницей находилась зажигалка. Чиркнув пару раз и удовлетворенно затянувшись, я распахнула балконную раму и вдохнула запах города. Он пах озоном, предвещая дождь. Резкий порыв ветра растрепал волосы и я лишь посильнее закуталась в халат. Докурив, я бросила окурок в пепельницу и вернулась в кухню.
   Варить кофе так, как это делает Багира я не умела, поэтому пришлось пить растворимый, который после настоящего кофе был издевательством над желудком и организмом вообще. Украдкой взглянув на настенные часы я обнаружила, что только пять часов утра и до подъема мне можно было спать целый час, но уснуть я все равно бы не смогла.
   Сходив в комнату за мобильным я увидела два пропущенных вызова от Дария. Это несколько удивило меня. Но больше меня удивило то, что он звонил два часа назад! Неужто и ему не спиться? Сейчас узнаем, хе-хе.
   --Да? -- бодро, но устало отозвались на том конце.
   -- Ты звонил мне? -- без предисловий начала я.
   -- Гретта, это ты? Да, звонил.
   -- И зачем же? -- нетерпеливо спросила я, словно куда- то спешила, но на самом деле поговорить с ним мне сейчас очень хотелось. Почему- не знаю.
   -- Честно? Хотел поиздеваться над тобой, но потом передумал. Прости, я был немного пьян. -- признался Дар.
-- Ничего. Это все?
   -- Да. Да, это все.
   Но как только мой палец потянулся нажать кнопку отбоя, Дарий тихо произнес:
   -- Гретта, можешь не насиловать себя и группу. Я не засчитаю это за проигрыш. Наверно, у тебя есть причины для этого.
   И положил трубку.
   Дьявол!
  
  
   Заявку мы подали в тот же день. Эрик лично сопровождал меня, чтобы, не дай всевышний, я их не обманула. А я это не только умела, но и любила.
   Нас включили в список и даже поставили одними из первых, так как мы были довольно известны и логично, что приоритет отдается нам
   Багира, конечно, снова и снова возмущалась, что эти музыкальные игры нас до добра не доведут, но парни мало ее слышали, а лично мне она спокойно высказывалась дома. Поэтому мы воспользовавшись свободным временем отправились вместе Риком прогуляться по парку, благо погода немного улучшилась и солнышко показало нам свою веселую мордочку, в виде лучиков.
   В парке на данный момент находилось куча влюбленных парочек или родителей с детьми, поэтому вокруг стоял непонятный гул, а музыка из динамиков нещадно била по ушам неумелой попсой. Болтовня ни о чем занимала нас и каждый постепенно забывался. Эрик рассказал о том, что его мама снова рванула за границу к новому бой-френду, оставив на него сестричку с просьбой по клубом не таскать. Но мы- то прекрасно знали, что малышка Джей в свои шесть обожает рок и еще больше обожает выступление нашей группы. Несколько раз она была на наших концертах и потом этим хвасталась в садике. Воспитатели не оценили, нажаловались маме, но та сказала, что это ее дети и в праве выбирать судьбу. Правда, отчитала Эрика, а на следующее утро забыла об этом инциденте. Когда же я приходила в гости для Джей это становилось целым праздником. Она таскалась за мной хвостиком, повторяя многие выражения и движения. Этот неугомонный ребенок даже начал ходить на вокал, на что парни шутливо заявляли, мол, вот и смена тебе, Гретта, растет. Я не была против такой смены . Еще малышка обожала, когда я ей пою колыбельные, причем требовала петь именно те песни, которые исполняю на концерте. Приходилось петь, исключая гроул.
   Когда мои ноги решительно отказались идти самостоятельно мы присели на лавочку. Эрик, как истинный джентльмен, сбегал нам за мороженым и мы ненадолго замолчали. Совсем ненадолго.
   На соседней дорожке, держась за руки, шли Багира с неизвестным мне упырем, вернее парнем, но это сейчас было совершенно не важно в данный момент. Мы с Эриком одновременно переглянулись и подобрали челюсти с асфальта.
   -- Ты тоже это видишь? -- найдя в себе силы, произнесла я.
   -- Ага. -- отчего- то шепотом ответил Рик.
   -- Как насчет..
   -- Проследить за ними? -- сверкнув глазами, закончил за меня друг.
   Я согласна кивнула и схватив его за руку побежала в ближайшие кусты, чтобы там скрыться. Мы, как последние дети или идиоты, хотя для нас это синонимы, нарвали веточек и кое- как засунули в волосы. Эрик предлагал использовать мой карандаш для глаз, чтоб нарисовать на лице полосы, но я ему отказала, пожалев косметику. Поэтому мы, сидя в кустах, принялись спешно и без внешней помощи менять свой облик, использовать самый древний способ: мы поменялись одеждой. Причем, Эрик каким- то неведомым образом влез в мою футболку, зато его водолазка висела на мне мешком! Его фиолетовые волосы скрыла кепка, найденная в его бездонном рюкзаке, а я просто одела капюшон. Джинсами мы, разумеется, меняться не стали, хотя Рик очень настаивал. Вот в таком виде мы отправились следить за этой преступной парочкой, так мы ее окрестили. Для конспирации.
   Уже на пятой минуты нашей слежки нам стало скучно. Эти двое не целовались, не обнимались и вообще вели себя крайне подозрительно. Только что за ручки держались, но так же неинтересно!
   Только я хотела высказать свое негодование, как в кармане раздался звонок мобильного. Звонил Адриан.
   -- Где ты? -- рыкнул он в трубку.
   -- Мы в парке! -- зашептала я.
   -- Кто мы? В каком парке, Гретта? И почему, дьявол тебя побери, ты говоришь шепотом?! -- заорал блондин. Такой тон он позволял себе крайне редко, если только случалось что- то серьезное.
   -- Я с Риком. Мы немного заняты! -- зашипела я. -- Что ты хотел?!
   -- Гретта, тебя ищет Николас. Он всех на уши поднял и если ты не объявишься он поднимет на те же уши и Дария!
   --А что меня искать? Вы ему номер не могли мой дать? -- непонимающе ответила я.
   -- А ничего, что он у тебя в черном списке, а?! Все, я тебе все сказал! А кстати, что вы там делаете- то?
   -- Следим за Багирой! -- рыкнула я, держа за руку Эрика и обходя стороной еще одну палатку со сладкой ватой.
   -- Боги правый, как дети малые! -- усмехнулся Ад и отключился.
   Сказав, что меня ищет Николас, Эрик слегка удивился, но виду не подал, а предложил пойти домой и убрать этого несчастного желтоволосого из черного списка. Я скривилась, показав свое отношение к его идейке и мы снова направились в путь за нашей преступной парочкой. Они как раз заходили в кафе.
   Мы же зашли в кафе немного позже и сели недалеко от них. Спасало нас то, что столики были огорожены перегородками, что не давало нас заметит. Да и их, в принципе тоже. Просидев безрезультатно около получаса, мы расплатились за кофе и покинули кафе, оставив Багиру с неизвестным ухажером. Захочет-- сама расскажет, а не захочет-- выпытаем!
   Идти пешком до дома было слишком долго, поэтому мы решили схитрить.
   Я, жалостливым голосом, ныла Райану в трубку, что подвернула ногу и не могу идти, а денег у меня не осталось. Рай, даже не дослушав меня, уточнил где я и прибыл уже через десять минут.
   Назвав нас хмырями, он любезно распахнул передо мной переднюю дверь и попросил сесть сзади Рика. Тот был не против.
   -- Ну что, куда вас везти?
   -- Меня домой. -- откликнулся Рик.
   -- Эй! А почему не ко мне? -- обиженно сложила руки на груди я.
   -- Лучше ты ко мне!
   -- Райан, вези нас к Рику! -- скомандовала я.
  
  
   В это же время Багира вернулась домой. С силой захлопнув дверь и скинув с ног туфли, он раздраженная и злая прошла на кухню. Швырнув сумку на один из стульев, включила телевизор и невменяемыми глазами уставилась в него.
   На экране мелькали лица. Злую в данный момент Багиру, они раздраконили еще больше. Она начала нервно отстукивать ногтями по столу. Зачем она включила этот ящик она не знала, но чего- то ждала.
   Прошло пять минут. На местном телеканале начался сериал, который, кажется, уже шел год второй. Багира устало выдохнула и направилась к себе в комнату, но внезапно остановилась в коридоре. На полу, под дверью лежал сложенный вчетверо листок. Девушка, склонив голову на бок, долго и пристально смотрела на кусок бумаги, думая, что от нервов у нее начались галлюцинации, но лист не исчезал.
   Она зло подошла к двери и подцепила кончиками пальцев записку. Развернув ее она увидела знакомый почерк. Одинокая строчка гласила: "Герда, он ищет. Он возвращается".
   Багира матюгнулась и выйдя на балкон, подпалила клочок бумаги. Пепел серебряными хлопьями опал в пепельницу.
   Девушка обхватила себя руками, словно замерзла и в пустоту прошептала:
   -- Твоя Герда тебя забыла, Кай. Не возвращайся...
  
  
   Едва я успела переступить пород квартиры Рика, как на меня набросился маленький темноволосый комок с изумительными синими глазами, под названием "малышка Джей". Она с радостным визгом повисла у меня на шее.
   -- Гретта пришла!
   -- Джей, не кричи так, умоляю тебя! -- скривился Рик. -- И тут не только Гретта, между прочим.
   -- Рай и Ад! -- закричала малышка, протягивая руки к братьям.
   Ад подхватил ее на руки и закружил в воздухе. Дети были еще одной слабостью Адриана, кроме алкоголя и девушек. Своих заводить он пока не спешил, но очень хотел, обещая нам, что даже пить бросит не этой почве. И это было правдой, ибо при Джей он никогда не пил, в отличии от нас, придурков.
   За столом естественно поднялась тема Николаса. Оказывается, он так замучил парней своими звонками, что те, последовав моему примеру, тоже отправили его в черный список. При этом обозвав предателем. Гадостей на Дария было еще больше, чем на Ника. Мы даже затеяли игру, суть которой заключалась в том, что каждый по кругу должен придумать слово, характеризующее солиста. На восьмом или девятом кругу мы сдались и плавно перешли к теме конкурса. На этой позитивной ноте нас прервал звонок в дверь. Эрик пошел открывать и через минуту на кухню вошла Багира.
   Она была одета так же, как и на свидании, но несколько потрепанная. Волосы торчат в разные стороны, из под коротенького платья видна линия чулок, а само платье было несколько перевернуто. Впечатление это произвело неизгладимое.
   Она залпом осушила бокал вина и более осмысленным взглядом обвела окружающих. То, что бокал был вообще- то Адриана, ее совершенно не смутило.
   -- Тысячу извинений, господа, я сегодня не в духе! -- отчеканила она.
   Парни лишь махнули на это рукой и разговор продолжился в той же непринужденной обстановке.
   Незаметно, под столом Адриан коснулся меня рукой и указал на дверь. Я согласна кивнула и мы вышли на лестничную площадку покурить.
   -- Что случилось, Ад?
   -- Гретта, ты когда- нибудь замечала, что Багира-- девушка! -- зловещим шепотом сообщил мне друг.
   Я сначала не поняла, что он имел в виду, но поняв расхохоталась, чем заслужила презрительный взгляд от барабанщика.
   -- Ад, ты не поверишь, но живя с ней, я этого почему- то не заметила! -- саркастично ответила я.
   -- Все, забыли. -- и он развернулся, чтобы уйти, но я его остановила.
   -- Прости, я не со зла. Говори, что тебя тревожит. --соучастным тоном предложила я.
   -- Понимаешь, со мной никогда такого не было, честно. Ты же знаешь, что для меня девушки-- материал на одну ночь. Дольше они не задерживаются. Я никогда не стеснялся при них ругаться или говорить то, что думаю, а при ней я пытаюсь сначала осмыслить фразу, а потом сказать. Я даже пить при ней не хочу!
   -- О, да! Это аргумент!
   -- Не ерничай!
   -- Может, ты просто боишься при ней пить? Я вот боюсь при ней курить.. -- призналась я.
   -- Гретта, что ты ощущала, когда рядом был Кай? -- неожиданно спросил блондин.
   -- Не трогай эту тему, Ад, не нужно..
   -- А твое тату в виде обожженных черных крыльев, тоже в его честь? -- зло бросил Адриан.
   -- Ну ты и падаль..
   -- Гретта, прости.. -- осознал то, что сказал барабанщик, но было поздно.
   Я сломя голову неслась по ступенькам, едва не сбив по пути какую- то старушку, отчего получила в спину изрядную порцию проклятий.
   А на улице был дождь. Я вспомнила, что на мне о сих пор одежда Рика, направилась домой, не особо стараясь обходить лужи или прикрывать голову от дождя. Слезы смешались с дождем и у меня потекла тушь с глаз. Я украдкой вытерла лицо рукавом, оставив черные пятна.
   Мобильный начал звонит уже через минуту, но я даже не взглянув кто именно звонит, отменила вызов и выключила телефон.
   На душе было гадко и противно. Но больше всего угнетало то, что я услышала эти слова не от недруга, а от того, кого я смело могла назвать братом. Конечно, Адриан сказал это не со зла, а скорее от непонятной обиды. Влюбиться в Багиру, это, конечно, не подарок. Надеюсь, у них все сложиться.
   Где- то через час я добралась домой. Феликс тоже был дома и как мне казалось, настроение у него было таким же, как у меня.
   Брат сидел на кухне и курил. В пепельнице валялось не меньше десяти окурков. Он сочувственно взглянул на меня и молча полез в бар за абсентом. Поставив передо мной бутылку и два бокала, он открыл это пойло и разлил по бокалам. Тихо сказал : "Будем!" и выпил. Я последовала его примеру. В полнейшей тишине мы оприходовали это проклятую бутылку абсента. Галлюцинаций у нас еще не было, поэтому брат решал выговориться. Я любила его слушать. Даже если он был пьян.
   -- Ее зовут Оделия. Она новенькая. Первый курс. Гретта, она идеал. -- еле шевеля языком начал брат. -- Мы гуляли с ней пару раз. Гретта, ты же моя сестра, ты должна с ней познакомиться. Обязательно. Но у нее брат есть. И он может быть против. Я знаю, что он будет против, Гретта. Я же дурак. Вот скажи, я дурак? Молчи. Не говори ничего.
   Я ничего и не говорила. Я молча выслушивала всю чушь, которую он несет и согласна кивала, потому что если он расскажет это сейчас, потом это выльется в очередную уличную драку. Он их просто притягивал, как магнит. Спасало его то, что когда он злой он был непобедим, да и драться он, хвала всевышнему, умел. Но лучше так, ибо волноваться за него я не люблю, вернее даже ненавижу.
   Один раз, по чистой случайности, когда я возвращалась из клуба, я услышала, что во дворах происходит нечто непонятное. Этим нечто оказалась драка. Не знаю зачем, но я в нее полезла! Нет, я не дура, хотя после этого случая брат сомневается, просто услышав, что в этой заварушке мой брат, я не смогла просто так стоять и смотреть. Вызвать правоохранительные органы мне в голову не пришло. "Новенькую" в драке никто сначала не заметил, а когда я умудрилась- таки завалить одного из них (самого хиленького) парни резко обернулись и с руганью бросили свое занятие и разошлись. Он брата я знатно получила на следующее утро, но это совершенно не важно.
  
  
   Феликс нежно взглянул на уснувшую сестру и на руках понес в спальню. Он был пьян, но соображать был в состоянии. То, что у сестры что- то случилось было видно невооруженным глазом, но спрашивать он у нее ничего не стал. Гретта никогда не расскажет что у нее на сердце, пока это не пройдет. Хотя брат догадывался в чем кроется причина. И еще Ник что- то выспрашивал, но суть так и не раскрыл. Неужто Кай объявиться решил? И если так, то какие проблемы влечет его возвращение? Но сейчас лучше молчать об этом при сестре. Кай, как- никак, являлся лучшим другом Феликса еще со школьной скамьи, но лучше все выяснить, а потом вскрывать старые раны и ворошить прошлое.
   Аккуратно уложив Гретту в постель, Феликс раздел ее и укрыл одеялом. Она во сне что- то прошептала, но Фел не расслышал, и повернулась на бок так, что одеяло обнажило ее спину. Брат кончиками пальцев провел по ее спине, очерчивая пальцами контур ее тату. Она сделала эти крылья на следующий день, после отъезда Кая заграницу три года назад. Крылья были черные и словно горели на концах перьев. Феликс долгое время не видел рисунок на теле сестры, но когда она позабыв об этом, вышла из ванны, завернувшись в полотенце, Фел все увидел и хотел устроить скандал, но вовремя передумал. Символику тату он понял без слов. Кай сжег ей крылья. Кай начал писать слово "вечность" для другой.
   Фел услышал, как хлопнула входная дверь. Вернулась Бэк. Парень немедленно отправился в коридор, чтобы узнать историю из первых уст, но Багира его опередила:
   -- Ты снова пьян?
   -- Да, я пьян, но тебя это сейчас не касается, -- неожиданно парня повело в сторону и он едва не упал. -- Расскажешь мне все завтра. Перед учебой. И не вздумай ее будить с утра.
   На утро Феликс так ничего и не узнал, ибо даже Бэк не знала. Сказала только, что после разговора с Адрианом она ушла не сказав ни слова, что привело парней в недоумение, а Ад предпочел отмалчиваться. При чем здесь Адриан Феликс совершенно не понимал, но поговорить с ним было нужно. Видеть родную сестру в таком состоянии парень не желал.
   Взяв с собой Багиру, Фел отправился в университет, оставив сестре записку.
  
  
   В голове буянили тараканы. Им было жутко больно и плохо. Они сначала вчера устроили пир город, а с утра типа не при чем, но в отвратительном состоянии. Что же, мило.
   Открывать глаза не хотелось. Поднимать тело тоже не было абсолютно никакого желания, но в голове что- то стукнуло, что вообще- то мне нужно на учебу, поэтому я отважно открыла один глаз. И сразу открыла второй, так как мозг принял информацию с часов. Они показывали половину одиннадцатого!
   Вскочив резко с кровати и получив новую порцию головной боли, я со стенаниями направилась в ванну. На скорую руку приведя себя в порядок я переместила тело на кухню и нашла там записку от Феликса.
   Вот же черт! Уже позаботился о моем прогуле! Как же я люблю этого гаденыша!
   Включив мобильный я сразу получила кучу оповещений о том, что меня вчера все усердно искали. Адриан извинялся и прислал около двадцати сообщений. Парни же просто названивали, а вот один номер меня заинтересовал. Он был мне незнаком, но с него поступило больше всего вызовов. Что- то мне подсказывает, что Николас решил достать меня, где бы я не была. Пусть пытается, я не против.
   Через минут раздался звонок в дверь. Так быстро меня еще не находили.
   На породе стоял Ким. Красноволосый явно бежал, поэтому сгорбившись и положив руки на колени, он пытался отдышаться. Я молча впустила друга и выжидающе посмотрела на него. Он поднял указательный палец, в знак ожидания.
   -- Хорошо, я подожду пока ты придешь в себя. -- без слов поняла я и отправилась на кухню за водой.
   Ким забрал у меня стакан с такими глазами, будто всю жизнь провел в пустыне Гоби и никогда не видел воды. Благодарно кивнув и отдав мне стакан, он прошел в гостиную и упал на диван.
   -- Репетиция завтра. -- хриплым голосом сообщил Ким. -- Отборочный тур после завтра. Будем играть "Реквием по тебе".
   -- Хорошо. Но ты же не за этим пришел, верно?
   Ким неожиданно вскочил и схватил меня за плечи.
   -- Гретта, спаси меня! Они думают, что я-- нормальный! -- завизжал друг.
   -- Кто они?! И чего ты орешь, ненормальный?!
   -- Девушки!! Гретт, они в меня влюбились, понимаешь?! Первый курс, чтоб его!! -- парень принялся мерить комнату шагами и хватать себя за волосы.
   Его состояние я понять могла. Девушек он принимал только в качестве друзей, да и то не всех. А тут в него девушка влюбилась! И судя по всему не одна. Для Кима это серьезный удар.
   -- Так, что ты предлагаешь? -- готовая к решительным действиям поинтересовалась я.
   -- Ну, говорить, что я нетрадиционной ориентации, сама понимаешь, я не хочу. От этого будет только хуже..
   -- Согласна.
   -- Поэтому, ты не могла бы сыграть мою девушку? На пару вечеров? -- глазами, полными слез, попросил Ким.
   Я задумалась. Я серьезно задумалась. С одной стороны, это единственный выход, но есть еще ревнивый Марк.. Я тут же поинтересовалась этой стороной вопроса.
   -- О! Он не против, тебе он доверяет! Ну пожалуйста, Гретточка!
   -- Не называй меня так. -- скривилась я.
   -- Хорошо, Гретта. Сделаешь? Хорошо?
   -- Ладно, помогу тебе. -- улыбнулась я. -- План действий есть?
   -- Конечно есть!
   Выпив со мной чая, Ким засобирался домой. Уже на выходе, перед тем как я должна была закрыть дверь, он мне крикнул:
   -- А Дарий классный парень, Гретт! Он тебе понравиться!
   От этого заявления я ненадолго зависла, а потом закрыла дверь и ушла собираться.
   Что же такого смог наговорить этот упырь моим друзьям, что один из них принял его сторону? Вот же демон!
  
  
  
   По времени должна была закончиться только третья пара, но ученики толпами выходили из стен университета о чем- то весело переговариваясь. Некоторые махали мне руками, нашу группу под названием " Forgotten ice ", что в переводе "забытый лед", они знали и меня, как вокалистку, тоже. Пару раз даже автографы просили, что доставляло массу удовольствия. После нашего первого выступления, которое произвело фурор в городе, ребята создали фан- клуб и устроили активную пропаганду. На улицах встречались молодые люди с логотипами нашей группы и в такие моменты я очень гордилась нами.
   Что касается названия нашей группы, то все довольно просто. Когда наши безумные головы посетила такая идея, а именно мою голову и Кима, это подразумевалось, как обычное дурачество на пару месяцев. Совершенно случайно познакомившись в клубе с Эриком, случайно потому, что Ким и я были жутко пьяны, и когда я тащила Кима на себе к такси, он спотыкнулся и бутылка, которую он держал в руках, с радостью вылила свое содержимое на фиолетововолосого парня, названного мной про себя "кальмаром". Нет, Эрик не скандалил, он этого не умеет, зато помог довести Кима и оставил нам свой номер, приняв нас за очень добрых людей. На следующий же день мы пригласили его к нам и , вы не поверите, за какой- то вечер я поняла, что это человек для нас, словно подарок. Мы понимали друг друга с полуслова, хотя он иногда по- привычке переходил на шведский язык. Чем очень нас смешил. Когда оказалось, что он мастерски играет на фортепиано, мы не задумываясь пригласили его играть с нами. Таким образом начало было положено. Я писала тексты, вернее переделывала свои стихи под песни, а парни писали музыку.
   Адриана и Райана нам послала судьба в лице Рика. Он привел двух ангелов к нам и представил их, как профессионалов барабанного и гитарного дела. И они тоже были приняты, даже без прослушивания. Парни отчего понравились мне своей энергетикой, а их внутренние характеры были настолько противоречивы, что не разгадать их было бы большой ошибкой.
   Вот так мы и стали проводить время. Буквально за неделю я узнала своих ребят настолько близко, будто мы дружили с детства. О нас же пошли слухи. Как официальная группа мы себя не объявляли, но здесь и думать не нужно, чтобы все понять без слов. И вот наконец, нами было принято решение заявить о себе. Намечался фестиваль начинающих групп и мы не смогли пройти мимо. Один звонок моему отцу и у нас уже взята в аренду студия и закуплены новые инструменты. Конечно, родители парней тоже очень сильно помогали, благо мы все были из достаточно обеспеченных семей, в них несколько проще воспринимаются подобные причуды. Тогда вопрос названия и стал ребром.
   Рассматривались самые разные варианты и на самым разных языках. Эрик постоянно предлагал на шведском, но легче было сделать харакири, чем выговорить то, что он произносил. И естественно парней занял вариант "обожженных крыльев". На моей кухне тогда царил истинный хаос, как он есть. Даже Багира тогда не возмущалась, она боялась просто туда зайти! А аргументов к принятию именно этого названия было приведено столько, что я почти дала согласие, как совершенно случайно наткнулась на книгу Ганса Христиана Андерсена "Снежная королева" и предложила им альтернативу в виде "Забытого льда". Ох они и призадумались. Нет, не скажу, что они быстро согласились, отнюдь. Они предпочли для начала довести меня до белого каления, а потом, а когда я уже в сотый раз говорила, что если они и хотят символики, а именно символики любви Кая и Герды, то мой вариант самый оптимальный, означающий, что Кай потерял осколок из сердца и забыл о том, что он произошло там, в замке Снежной Королевы. К утру "Забытый лед" был одобрен и лишь переведен на английский. Багира облегченно вздохнула, не забывая капать мне на мозги.
   И вот сейчас, стоя возле "Шкодика" на стоянке университета, я поджидала Дария. Наша группа только что прошествовала мимо меня, обнимая и целуя на ходу, а гламурные девочки даже попытались рассказать мне последние сплетни, но я их слушала в пол-уха, автоматически кивая и улыбаясь. Портить отношения с теми людьми, которые могли мне пригодиться, я не стремилась, а с этих дамочек выгода еще быть могла.
   Узнавать у кого- либо о Дарии я не стала, слишком опасно, еще подумают, что я за ним бегаю. Он же звезда, черт возьми! Хотя, за ним и так бегала добрая половина университетских девушек, а те, кто не бегал шептались за его спиной. Я, по непонятным причинам, не относилась ни к одной из половин, предпочитая его ненавидеть. Как и мужская половина. Может, мне нужно было родиться парнем?
   А мой милый упырь все не шел и это сначала обеспокоило меня, а потом начало приводить в бешенство! Где могли его носить самые близкие родственники, то есть черти?!
   Черти не признались, но в отместку притащили мне Багиру и Феликса. Но если подруга шла медленным шагом, держа до безумия ровно спину( даже в кедах!) и откровенно показывая всем, что она выше, чем этот бренный свет, то братишка бежал ко мне с улыбкой пятилетнего ребенка, которому подарили воздушного змея! Фел подхватил меня на руки и закружил в воздухе, попутно целуя в обе щечки. Я сопротивлялась, я визжала, а этому ненормальному было все равно!
   Ощутив ногами землю я облегченно вздохнула и неодобрительно взглянула на брата, но кажется, он не обратил внимания. Дождавшись когда Бэк подошла к нам, Фел радостно зашептал:
   -- Сейчас посмотрите на право.. Не так открыто, Гретт! Видишь?
   -- Что? -- сдвинув брови к переносице и честно пытаясь увидеть нечто удивительное.
   -- Она..
   -- Вон та? -- я бесцеремонно ткнула пальцев в одну из девушек с иссиня- черными волосами, которая, по моему мнению была во вкусе Феликса.
   Он согласно кивнул, а я решила присмотреться к ней получше. В конце концов, скоро она придет к нам в гости знакомиться ( это сто процентов!) и нужно хотя бы по поведению определить, что она из себя представляет.
   Девушка была не дурна собой. Стройная, длинноногая, с пышными формами и тонкой талией. Губы были накрашены малиновым блеском, который делал пухлее ее губы. Невысокий лоб и маленький носик с легкой горбинкой делали ее очень даже миленькой, а большие зеленые глаза довершали этот образ, но..
   -- Она похожа на ведьму! -- вынесла свой вердикт Бэк, озвучив мою незаконченную мысль.
   -- Не смей так о ней говорить! -- оборвал ее брат и любовно взглянул на очередную "единственную и любимую", но что- то в его взгляде изменилось, и мы с подругой тут же снова воззрились на Ведьму.
   К ней подошел Дарий. Более того, он подошел и очень аккуратно, словно боясь повредить ее кожу, прикоснулся губами к ее щеке. Девушка звонко засмеялась, а подружки, стоявшие рядом с ней, неестественно покраснели. Дарий кинул на них один из тех взглядов, от которых в средневековье девушки хватались за веера или падали в обморок. Надеюсь, эти тоже упадут в обморок. Навсегда.
   -- Кто это? -- зло спросил Феликс и его тон меня очень испугал. Брат был готов кинуться с кулаками на упыря!
   -- Это же Дарий, Фел. Не узнал? -- мягко спросила Бэк, прикасаясь к плечу парня, но он резко откинул ее ладонь.
   -- Я. Знаю. Что. Это. Дарий. -- отрывисто проговорил братец, стискивая зубы. -- Кто он ей, дьявол побери?!
   Нужно было срочно брать ситуации в свои руки, иначе с такими темпами мы запросто могли загреметь в полицию. Нет, отец бы запросто нас вызволил, но связываться с ними, себе дороже. Да и избитого Дария я видела только в своих мечтах, а в реальности отчего- то не желала. Тем более Фел, наверное, старше.. Или нет?
   -- Фел, я сейчас все узнаю! -- выкрикнула я, уже быстро идя на встречу Дару. Багира удержала Фела за плечи.
   Дар о чем- то ворковал с Ведьмой. Это меня разозлило и я в красках представила, как хватаю ее за волосы и.. Эх, мечты..
   Девушка смерила меня высокомерным взгляд и вопросительно посмотрела на Дария. Он смотрел заинтересовано и явно чего- то ждал.
   -- Дар, нам нужно поговорить. И желательно без лишних ушей. -- коротко бросила я.
   -- Ты уже начала называть меня уменьшительно- ласкательными именами? -- улыбаясь и проводя ладонью по моей щеке, спросил парень.
   Я схватила его за руку и хотела со злостью ее ударить в наказание, но неожиданно замерла. У Дара были особенные руки. Не знаю, почему мне так показалось, но то, что я почувствовала в это момент было совершенно не описать. Их хотелось держать вечно. Нет, они не были изнежены, но зато у него были аристократичные длинные пальцы с ярко- выделенными венами и это, черт возьми, так привлекало!
   -- О чем задумалась? -- ехидно поинтересовался Дарий, наклоняясь к моему лицу.
   -- Думаю, что сделать с твоей рукой: сломать или просто ударить по ней? -- оскалившись ответила я. -- Напоминаю, лишние уши мне не нужны. Даже с золотыми серьгами в них.
   Ведьма скривилась и хотела что- то ответить, но Дарий молча кивнул ей в сторону, чтобы оставила нас. Сказать, что она была удивлена и оскорблена, это ничего не сказать.
   -- Прости, Дар, но кажется, ночь любви на сегодня отменяется! -- пропела я, ничуточки не раскаиваясь.
   -- То есть, ты не поедешь сегодня ко мне, милая? -- обиженно опустил уголки губ парень. Я возвела глаза к небу. Небо молча хихикало.
   -- Идиот! Дар, сколько тебе лет? -- резко сменила тему я. Парень это понял и прищурил глаза.
   -- Я на четыре года тебя старше. А что, "ночи любви" тем, кто тебя старше, ты не даришь?
   -- Я дарю им цветы на могилу. -- не обратила я внимание на его иронию. -- Кто это был с тобой?
   -- Боже правый, неужели ты ревнуешь? -- наигранно вскинул руки Дар.
   -- Было бы кого ревновать. -- парировала я.
   -- Но ведь я тебе нравлюсь, признай.
   -- Признаю, если скажешь кто это. -- Неужели он поверит?
   -- Это моя сестра Оделия. --спокойно ответил Дарий, смотря мне в глаза.
   -- Хвала всевышнему!
   И радостным шагом направилась к брату и Багире, но Дар неожиданно схватил меня за руку и резко развернул к себе, схватив еще и вторую руку, чтобы я не смогла вырваться.
   -- Ничего не забыла, милая?
   -- Потешить твое самолюбие? Нет. -- Я гордо вздернула подбородок и яростно взглянула на упыря. Волна ярости достигла области груди.
   -- Ты часто не выполняешь свои обещания?
   .. -- Пообещай. Пообещай мне, Герда, что ты меня не забудешь. --страстно шептал Кай, едва не плача.
   -- Кай, я не могу этого обещать, пойми.. Ты уезжаешь, а мне жить, понимаешь, Кай?
   -- Герда!
   -- Кай! Кай.. Я..обещаю.
   Я сдержала обещание, Кай..
   -- Ты мне нравишься, Дар. Ты мне нравишься в запеченном виде под соусом "Тартар".
   -- Стерва! -- восхищенно ответил Дарий и отпустил мои руки.
  
  

Глава 2.

Герда забыла Кая, а он топит вновь в сердце лед.

   Дарий приехал домой и сразу лег спать. Последние дни он практически не спал, а проблемы все копились и скатывались в огромный снежный ком. Казалось, что вот сейчас, чуть- чуть подожди и ком разлетится на тысячу снежинок, но чудо не происходило, а внутри все сковывал лютый мороз.
   Сначала пришлось уехать, потому что поддавшись минутной злости Дар решил заткнуть за пояс маленькую рок- звезду, но девчонка оказалась проворнее и интересней, а сам отъезд пришелся на руку. Потом Николас, который вел странную двойную игру, но в каком направлении понять было невозможно. Он знал что- то о Гретте, но упорно молчал, зато умолял Дария не говорить ей о конкурсе. Дар сказал. Он не мог не позлить эту зарвавшуюся псину и она была зла. Николас тогда кричал так, что казалось стекла вылетят из рам, а Оделия лишь тихо улыбалась и радовалась приезду "Гротеска".
   Эта маленькая шлюха, за которую Дарий отдал приличную сумму и чудом вытащил из притона, теперь ластилась к нему и называла "братик", но приносила новые и новые проблемы. Ее отец умер, а их общая мать не приняла бы эту ненормальную назад, поэтому пришлось и ее тащить с собой! При этом, устраивать ее в университет, искать старые документы, где значилось, что когда- то давно она училась за границей, чтобы ее приняли без этих чертовых экзаменов и снова отваливать круглые суммы.
   Боги, кто бы знал, как это надоело Дарию!
   Поспать ему не дали. Вернее не дала его "любимая" сестра. Совершенно не озабоченная тем, что возможно брат занят, она вошла в его комнату и королевой села на кровать.
   -- Что это была за девка сегодня? -- брезгливо поинтересовалась она.
   -- Оделия, сделай милость, унеси свой зад из моей спальни и никогда не заходи ко мне, когда закрыта дверь! -- рявкнул Дар.
   -- Братик, я никуда не уйду, пока ты мне не скажешь кто она, -- поджала губы девушка. -- Она ведь обидела меня! Ты же мой брат, мог бы заступиться.
   Дар вскочил, схватил сестру за плечи и хорошенько встряхнул. Глаза его горели, а дыхание было горячим и едва не обжигала, Она впервые видела его таким, поэтому испугалась и хотела было все замять или просто уйти, но Дар слишком сильно зажал в руках ее плечи. Казалось, что он сейчас ее ударит, но взгляд его через минуту потускнел и он обессилено упал на кровать.
   -- Прости, Оделия. Прости меня! Я не хотел, правда. -- заговорил он, глядя в потолок.-- Эта ситуация меня добивает и я совершенно не знаю, что делать. Еще твои походы в клуб и возвращения под утро. Боги..
   -- Дар, нет, это я виновата. -- внезапно заплакала Делия и убежала из комнаты.
   Дарий не стал ее останавливать. Он просто не смог бы, ибо никогда не знал, что делать с женскими слезами, предпочитая уходить в этот момент. Оделия же ушла сама.
   Парень рукой прикрыл светло- серые глаза и почему представил перед собой Гретту. Ее светло- золотистые волосы, остриженные под каре. Но Дарий точно знал, что раньше у нее они были очень длинные, а потом она из почему- то обрезала. Он просто это знал. А еще ее голубые глаза, которые она мило щурила, когда злилась, а ее губы он помнил смутно, хотя очень часто во время разговора на них смотрел. Гретта любила их кривить или изгибать в ухмылке..
   -- Что за дрянь в голову лезет? -- стряхнул он наваждение и тут же подумал, что его Гретта не дрянь..
   Его Гретта?!
  
  
   Домой мы ехали на такой скорости, что Бэк орала благим матом и вспоминала всю мою родню. Больше всего досталось Дарию, который к родне, конечно, не относиться, но то, что он был виноват в моей ярости было неоспоримо.
   Уже в квартире я позволила вырваться на волю чувствам: закрылась в комнате, включила музыку на всю громкость, начала подпевать и еще отплясывать что- то непонятное в такт, хотя это больше было похоже на ритуальные танцы шаманов, которые пытаются вызвать дождь, но то, как я сейчас выгляжу волновало мало. Фел и Багира в комнату в такой момент заходить боялись, ибо я могла накричать, нагрубить и вообще послать туда, куда приличные люди стараются не ходить.
   С каждой новой песней я почему- то становилась только злей! Меня начало раздражать все и я едва не подалась минутному порыву, чтобы разнести в дребезги одну из своих фарфоровых кукол, подаренных родителями в далеком детстве, но моментально взяв себя в руки я остановилась и даже сделала музыку тише.
   В комнату легко проник запах выпечки с намерением выманить меня из моего убежища. На кухне вовсю порхала Багира, готовя нам яблочный пирог. Не знаю, чтобы мы делали с Фалом, если бы с нами не было Бэк. Я и брат совершенно не умеет готовить, а все наши познания в этом деле сводятся к яичнице. Вот любое блюдо подруги мы уплетали за обе щеки, плюс ко всему ее неравнодушие к восточной кухне доводило нас до экстаза, так как если мы хотели ролы, она немедленно их делала и более того, делала почти профессионально и нам не приходилось растрачиваться на модные суши- бары.
   -- Гретта, есть будешь? -- спросила меня Бэк, не отрываясь от укладывания нарезанных кусочков яблок.
   -- Я буду мармелад. Где мой мармелад?
   Мармелад был моим наркотиком. К нему меня приучила Бэк, еще лет в шестнадцать. Мы часто пропадали у нее дома уплетая лакомства и запивая кофе. А узнав, что мармелад очень полезен я настолько пристрастилась к нему, что требовала регулярного нахождения его у нас в доме.
   -- Он закончился. -- равнодушно отозвалась Багира и тут же осеклась. -- Гретт, только спокойно.
   -- Твою дивизию, что за день- то такой, а?! Как же меня это бесит! В доме даже мармелада нет! Боги, боги, боги, как я вас ненавижу!! -- заорала я в бешенстве.
   -- Богов ненавидишь? -- саркастически поинтересовалась Бэк.
   -- И их тоже! И демонов! И Дария в том числе! Упырь! Демон! -- еще больше заводилась я, роясь в ящиках в поисках хоть кусочка мармелада.
   В кухню зашел Фел, привлеченный шумом и тут же влез пальцем в крем для пирога, за что схлопотал удар по рукам от Бэк и подзатыльник от меня.
   -- Эй, аккуратнее дамочки! -- возмутился он, снова поглядывая на крем. -- Что за шум, а трупов нет? Sister, теряешь навык!
   -- Иди к чертям, предатель!! -- взвилась я.
   Фел удивленно уставился на меня, не понимая в чем и когда он успел провиниться. Я не удостоила его ответа, а просто села на кухонный диванчик и взяв с подоконника сигареты, закурила.
   -- Гретта, иди отсюда..на балкон о своими сигаретами! -- замахала на меня руками Бэк.
   -- Упыри! Покурить в собственном доме не дают! -- немного успокоившись, пробурчала я и удалилась на балкон.
   Бэк тут же закрыла балконную дверь и начала ставить пирог в духовку. Фел отстукивал пальцами слегка знакомый мне ритм. Это была песня Кая, я так же была грешна тем, что либо напевала ее, либо отстукивала ногой. Песня умела быстро приедаться, едва вспомнишь ее.
   -- Что это с ней? -- тихим голосом спросил Фел у Багиры.
   -- Знаешь, если бы я ее не знала, то сказала бы, что она влюбилась..
   Я резко ее перебила:
   -- Я все слышу!
   -- Но так как я все- таки знаю ее не первый год, то могу смело сказать, нам нужно волноваться за Дария. Очень. Ибо она захочет его убить.
   Я удовлетворенно хмыкнула, думая, что разговор закончен, но Феликс продолжил выпытывать у Бэк причины моего гнева дальше, предварительно сильнее прижав дверь балкона. Я стояла лицом к открытой раме, поэтому не увидела, как он это делает, а услышала. То, что это был Фел я была уверенно, тем более, что он продолжил:
   -- А почему я предатель- то?
   -- Ну, может потому, что твоя очередная "любимая и единственная" по имени Оделия..
   -- Прекратите так обзывать каждую мою девушку! -- возмутился брат. Но Бэк не обратила на его возглас должного внимания.
   -- .. Является сестрой Дария, а он, как я уже сказала, одной ногой на том свете.
   Слушать дальше я поленилась, поэтому направилась в свою комнату с намерением выспаться перед завтрашней репетицией. Время едва перевалило за шесть часов вечера.
  
  
   Утро как назло выдалось солнечным до безобразия и единственное желание, которое возникло в моем молодом мозгу-- это гулять, а не идти на какую- то там репетицию, распеваться, а потом еще долго и нудно отрабатывать сложные моменты, дорабатывать партию гитары и прочее.
   Райан был настолько любезен, что сам меня разбудил, напомнил во сколько репетиция и разрешил опоздать на полчаса, ибо все это время они будут настраивать технику. Даже предлагал вызвать такси, но я отказалась, напомнив ему, что у меня своя машина и она вполне способна довезти меня этим славным утром. Райан лишь хохотнул в ответ и попросил на этой самой машине случайно не сбежать. Наверно, сам хотел, но чувство ответственности не позволило.
   А вот вчерашний мой скандал не прошел даром, как оказалось. На столе уже стояла тарелочка с мармеладом и кружечка кофе. Я невольно улыбнулась и почувствовала себя намного лучше. После похода в душ хорошее настроение поднялось еще на одну ступень, а за самим завтраком достигло отметки "супер" и так там и осталось.
   Мой ленивец братик куда- то уехал с самого утра, не подумав оставить нам и записки. Багира же решила отправиться на репетицию со мной, а я тут же вспомнила, что вообще хотела узнать, отчего Ким проник к Дарию такой любовью.
   Мы приехали гораздо раньше, чем все остальные. Наша репетиционная база находилась в одном из многоэтажных офисных центров. Отец специально приезжал, чтобы арендовать это помещение и сделать его по последнему слову техники. Одна комната была исключительно для репетиций, там же парни хранили все инструменты, а их было великое множество ( у одного только Райана было одиннадцать бас- гитар!) , вторая некое подобие гримерки и комнаты отдыха, а третья представляла собой настоящую звукозаписывающую студию!
   В студии уже сидел наш техник Виктор. Этому парню было двадцать восемь, но выглядел он лет на двадцать и в душе оставался вечным ребенком. Он начал работать в нашей команде после первого выступления "Forgotten ice" и до сих пор нас, к счастью, не бросил, хотя парни частенько откалывали такие номера, что я, на месте Виктора, давно бы их послала, а еще лучше четвертовала.
   Виктор, не отрывая глаз от монитора, приветственно помахал нам рукой и снова вернулся в просторы Интернета. Бэк, логично рассудив, что смотреть пока не на что, ушла в гримерку, захватив мой ноутбук, а я пошла распеваться к синтезатору Эрика.
   Гениальная мысль приходит опосля: я вспомнила, что не купила воду по дороге, а парни приедут где- то через минут пятнадцать и это время я убью впустую. Приняв решение спуститься быстро вниз за водой, я крикнула Виктору, что скоро приду и умчалась к лифту.
   Я успела лишь нажать кнопку вызова, как дверь тут же распахнулась и передо мной предстала любопытнейшая картина. Эрик, Ким, Райана и Адриан с цветами с обеспокоенными и несколько удивленными лицами смотрели на меня. Я лишь зло взглянула на Ада, вспомнив наш последний разговор.
   -- Гретта, привет! -- протянул Рик, как- то натянуто. -- А мы тут на репетицию собрались, знаешь ли..
   -- Гениальная фраза! -- скривила я губы в ироничной улыбке. Парни неодобрительно глянули в его сторону и наконец вышли из лифта, взяв меня в кольцо.
   Ох, что сейчас будет! И цветы притащили зачем- то. Неужто Ад их Багире подарит в знак вечной и чистой любви? Фу, бред какой!
   Вспомнишь солнце, вот и лучик, как говориться. Багира выскочила к нам, приговаривая под нос:
   -- Гретта- дурында, куда она делась, они же сейчас при.. Ой! -- и так же как и Эрик до этого, попыталась улыбнуться.
   -- И что тут происхо..
   Договорить мне не дали двери лифта, которые распахнулись и представили нам...упыря во всей красе, черт возьми! Уж кого- кого, а его я хотела видеть меньше всего. Настроение начало покидать отметку "супер", разрешая мимолетной злости и холоду занять свое прежнее место.
   Дарий, словно чеширский кот, улыбнулся нам и вышел из лифта. Рассмотрев его лучше, я даже забыла, что мое сердце сейчас является ледяным. На нем были черные джинсы с кожаными вставками в виде крестов, подчеркивающие его узкие бедра, такая же черная рубашка была заправлена в джинсы и чуть распахнута, обнажая его грудь. Вокруг бедер красовался широкий пояс, с отходящими от него цепями. Волосы Дар собрал в хвост, оставив лишь две пряди, отросшей до подбородка, челки.
   -- Всем привет, забытые льдинки! -- поприветствовал он нас, а я наконец подобрала челюсть и закрыла рот. -- Что у нас тут происходит?
   Меня тоже интересовал этот вопрос, поэтому я заинтересована уставилась на своих парней. Они молчали, собираясь то ли с мыслями, то ли силами. И тут, абсолютно нежданно, Адриан бухнулся передо мной на колени, протягивая мне цветы и при этом громко заявив:
   -- ГРЕТТА, ПРОСТИ МЕНЯ!
   Инфаркт миокарда, черт его возьми! У меня с трудом глаза из орбит не выпали, руку даю на отсечение.
   -- Ад, поднимись!
   -- Гретта, сначала прости меня. Я был не прав! Я признаю, поверь. Прости, умоляю, Гретта! -- упорно гнул свою линию друг. Конечно, я его простила. Еще тогда.
   -- Все, я тебя простила, Ад. Встань! Ну, вставай, Адриан! -- и уже сама присела рядом с ним. У парня в глазах стояла такая горечь, что я поняла : еще немного и я расплачусь.
   -- Честно? Гретта, я ведь не хотел его вспоминать тогда, а ты еще тогда была сама не своя оттого, что он решил..
   -- Ад, хватит. Здесь чужие. -- взял за плечи брата Райан и указал глазами в сторону Дара. Я кивком поблагодарила бас- гитариста за это.
   К Дарию же подбежал Ким, пожал ему руку и радостно заявил, что Дарий любезно согласился нам помочь на репетиции. Якобы продюсера у нас нет, а Дар в этом уже профессионал и укажет на ошибки и недочеты. Парни сначала засомневались, но потом все же согласились. Меня, кричащую о том, что нам не нужен никакой Дарий и мы сами вполне справимся, никто не слушал, а лишь тактично отправили распеваться дальше. Я в голове сделала галочку, чтобы потом им это припомнить.
   Воду, кстати, мне принес никто иной, как Дарий и еще прочитал лекцию, что можно кушать перед распевной, что нельзя и что нужно исключить из рациона вообще. При сигареты милый упырь тоже упомянул, но через полчаса сам был нагло замечен за этим "пагубным для голоса" делом.
   Парням он так же помогал с радостью и энтузиазмом. Один раз даже взял гитару у Кима и сыграл его партию, изменив пару аккордов, отчего звучание стало гораздо живее и несколько мрачнее, самое оно, в общем.
   Пока Дарий развлекал публику шутками и трюками, которые он умеет, я незаметно оттащила Кима в сторону и усадила на стул перед собой, схватив за плечи, чтобы не убежал. В темных глазах парня отразилась паника и желание скорее покинуть это помещение.
   -- Ну, вещай! -- скомандовала я, отчего на лице красноволосого проскользнуло удивление и снова испуг.
   -- А ты о чем?
   -- Попытка косить под дурочка с треском провалилась, Ким. --заявила я. -- Отвечай, что тебя связывает с Дарием?
   -- Ничего. --солгал гитарист.
   -- Врете, подсудимый! У обвинения достаточно доказательств, чтобы доказать вашу вину! Чистосердечное признание смягчит приговор и я, так уж и быть, ничего тебе не сделаю...
   Зрачки у Кима расширились и он, тяжко вздохнув, начал свое повествование. А дело было вот в чем.
   В тот день, когда я не пошла на учебу, у Кима приключилась катастрофа. Да-да, именно та, в которой замешаны первокурсницы. Он как раз сидел в столовой, когда туда ввалилась толпа этих ненормальных и они стали показывать на него пальцами. Для Кима, который скрывал свое, так сказать, положительное отношение к нетрадиционным ориентациям, это стало огромной неожиданностью, ведь он подумал, что девушки узнали об этом и теперь в курсе будет весь университет! Но не тут- то было! После того, как Ким спешно ретировал с места событий к нему подбежал наш однокурсник по имени Дарий и рассказал, что девчонки с ума сошли от гитариста группы "Forgotten ice" и теперь готовят план по захвату его сердца. Тогда Ким, а он был очень раним душой и был готов спокойно выложить свои переживания первому встречному, выложил их упырю! Разумеется, Ким тонко обошел пиковые моменты проблемы, но Дарий все понял и посоветовал включить в игру меня, в качестве возлюбленной Кима.
   -- Так вот откуда эта идея! -- пораженно воскликнула я. -- Ну что же, молодец Дар!
   -- Гретта, ты правда не злишься? -- растеряно спросил красноволосый.
   -- Если ты будешь спрашивать с таким лицом, то точно разозлюсь! -- улыбнулась я. -- Как я могу злиться на тебя, Кимушка? И даже на Дария я почти не злюсь, он же помог тебе.
   -- Ты самая лучшая у нас! -- от восторга парень подхватил меня на руки. -- И еще мы пойдем на двойное свидание! Я, ты, Бэк и Дарий!
   И чтобы я ничего не сумела ему возразить, он на руках быстро отнес меня в репетиционный зал, где устраивать скандалы отчего- то стало стыдно.
   Репетиция же шла полным ходом и все ждали только нас. Дарий бросил нам, что если бы он так тратил время на репетициях, то так бы и остался в рядовых группах. На этот раз я предпочла промолчать, за что получила удивленный взгляд от Багиры, которая сидела прямо напротив импровизированной сцены и ждала музыки. Дарий сел рядом с ней пересматривая тексты наших песен. Откуда они у него, я понятия не имела.
   -- Раз, два, три! Go! -- скомандовал Адриан, отбивая ритм палочками.
   Комнату пронзил гром. Музыка пронзала воздух тяжелыми басами и нежными клавишами синтезатора. Всегда, когда я пела, мне казалось, что голос совершенно не нужен. Инструменты создают то, что не нуждается в приложениях, но все считают по другом и только поэтому я еще здесь.
   Песню завершали пару строчек речитатива, которые мы с Раем нашептывали. От этого шепота девушки на концертах сдирали с себя футболки и готовы были падать в обморок. Такую реакцию на песни я никогда не понимала и не пыталась, в отличии от Адриана, который из-за барабанной установки обожал выглядывать девушек топлес.
   -- Кто пишет ваши тексты? --внезапно спросил Дарий.
   -- Гретта. -- тут же ответила Багира и вопросительно посмотрела на меня. Я пожала плечами.
   -- Что, Дарий, думаешь, что смог бы написать лучше? -- Райан снял с плеча гитару и подошел к солисту. Адриан переглянулся с Кимом, а после со мной. Мы были в замешательстве.
   -- Нет, думаю, что у Гретты хороший слог и вкус. -- спокойно отреагировал Дар на неприкрытую грубость. -- Гретта, почему ты иногда пишешь от имени парня?
   -- Я не считаю нужным отвечать тебе на этот вопрос. -- ответила я. -- Мы пришли репетировать или как? Рай, вернись на место, ты мне еще нужен.
   Парень улыбнулся уголками губ и снова взял в руки гитару.
   -- Или песни эти пишешь не ты... -- словно сам себе сказал Дарий, садясь на место.
   Райан услышал это и к нашему общему удивлению развернулся и решительно направился к Дарию. Я же чисто интуитивно кинулась за Раем, успев перехватить его руку в тот момент, когда он замахнулся ей на Дара. Парни тоже отреагировали быстро. Ад помогал мне держать своего брата, а Рик и Ким удерживали Дара, который тоже порывался сцепиться с бас- гитаристом.
   -- Успокойтесь, в конце концов! -- закричала Багира и тем самым привела их в чувства.
   -- Ты еще вспомнишь все, Дарий. -- прорычал Рай и скинув мои и Адовы руки с плеч, подхватил рюкзаки ушел.
   Мы молча остались стоять. У всех в голове стучала мысль, что репетиция была сорвана и вряд ли пройдем во второй тур.
  
  
   Феликс долго не мог понять, что же случилось и наши лица были не просто расстроенные, а мрачные, как у выходцев из преисподней. На его вопросы мы не отвечали, а молча зашли в квартиру и прошествовали на кухню в составе пяти человек: я, Дарий, Бэк, Рик и Ад. Последней каплей терпения Фела стало то, что Дарий молча протянул ему две бутылки вина и велел нести бокалы. Брат тогда и взорвался.
   -- Да что происходит, черт возьми?! И чьи это цветы?!
   -- Мои. -- коротко бросила я. -- Фел, неси бокалы, как Дарий просил, а? Сегодня будем в гостиной.
   Братишка ругнулся, но бокалы послушно принес. И тут началась самая обыкновенная пьянка! Фел неоднократно кивал мне в сторону Дара, типа, вы же враги, так какого лешего, он тут? Я пожимала плечами, а сам солист, видевший это, начинал отвечать, что в критических ситуациях враги объединяются. Фел скептически посмотрел на собеседника и отвернулся, но слегка захмелевший Дар затронул больную тему брата..
   -- А что у тебя с моей сестрой? --с усмешкой поинтересовался темноволосый.
   Фел изрядно занервничал и в поисках поддержки взглянул на меня, но тут мне было просто невозможно помочь этому обалдую! Сам вляпался, сам и выпутывается пусть.
   --Я ее люблю! -- выпалил Фел и зажмурил глаза. Боги, и этому человеку двадцать один год?..
   Все восхищенно присвистнули и зааплодировали! Дарий лишь похлопал Феликса по плечу и улыбнулся мне уголками губ. Я ответила ему тем же, но после отвела взгляд.
   Когда спиртного не осталось, а мы так толком и не напились, было принято решение расходиться, но Бэк, чтоб ей пусто было, позвала всех пить кофе и мы засели на кухне еще на полчаса. Бэк к тому времени прокляла сама себя, ибо все регулярно выходили на балкон курить, что ее жутко раздражало. Но больше всех ее раздражал Адриан. Нет, он не пил, а это уже достижение, не курил, что тоже было несколько странным, но он все равно, каким- то непонятным мне образом умудрился вывести Багиру из себя! Как она кричала, любо дорого слушать. Адриан же сидел с самым несчастным лицом, которое имелось в его коллекции масок и казалось, что еще немного и эта печаль смениться самой настоящей Адовой злобой. Во всех смыслах. И он все- таки вспылил. Наорал на Бэк в ответ, назвав самовлюбленной льдиной, и ушел курить, но не на балкон, а на лестничную площадку. Дарий тут же ушел за ним.
  
  
   Адриан опечаленно сплюнул и достал сигареты из кармана брюк. Ох, как его бесило настроение Багиры и ее отношение к нему. Разумеется, он понимал, как он выглядит в ее глазах, но сейчас старался все менять. Ради нее! Ради этой темноволосой стервы, которая с виду кроткая и милая, а в душе ядовитая змея. Да он, дьявол из всех раздери, в клубы ходить перестал, пытается курить бросить, пить стал гораздо меньше, а она!...
   -- О чем думаешь? -- спросил Дарий, подошедший к Аду и зажимающий во рту сигарету. Парень хлопал себя по карманам в поиске зажигалки. Адриан протянул ему свою. -- Благодарю. Так что стряслось?
   -- Ничего. -- коротко ответил Ад и отвернулся. Изливать душу своему потенциальному сопернику он не намеревался.
   -- Хвала богам, а то я подумал, что тебя сейчас успокаивать придется и мы толком не поговорим!
   Адриан вздрогнул и хотел было ответить собеседнику на его грубость чем- нибудь покрепче, например, кулаком, но передумал. За такие дела Гретта по головке не погладит, а еще сама чертей даст. Да и перед Багирой не хотелось быть еще хуже, чем он уже есть.
   -- А нам есть о чем говорить? -- повернулся Адриан и кинул презрительный взгляд на солиста группы "Времена".
   -- Разумеется, да! -- улыбнулся Дар. -- У меня всего три вопроса. Они не сложные, мой друг. Первый: за какие такие грехи ты сегодня стоял на коленях перед Греттой?
   Адриан немедленно прикинул в чем подвох вопроса. В принципе, ничего преступного нет, если он ответить правду.
   -- Я поступил неосторожно: нагрубил и затронул ее чувства. -- ухмыльнулся беловолосый и поднес сигарету к губам. -- Второй вопрос?
   -- Какие у тебя с ней отношения?
   -- Вау, Дарий, ты поражаешь меня! -- захохотал парень. -- Неужто ты запал на нашу девочку? Учти, я убью тебя, если что, даже если она не будет мне жаловаться на тебя. Так, на всякий случай.
   -- Это уже не твое дело. Ты ответишь мне? -- глаза у Дария горели яростью.
   -- У нас с ней исключительно дружеские отношения. Или скорее родственные. -- все так же мило улыбаясь пропел Ад. -- Я не тот, кто живет в ее ледяном сердечке.
   -- Значит, там живет твой брат? -- догадка озарила лицо темноволосого, но барабанщик скривил губы и выкидывая сигарету в открытое окно, задумчиво произнес:
   -- Если бы там был мой брат, она бы так не страдала, поверь.
   И Адриан, откинув прядь со лба, решительным шагом отправился к двери.
   -- Стой! А что с...
   -- Ты исчерпал свои три желания, странник. Джинны не могут выполнить больше.
   Дар с силой ударил кулаком по стене, разбив костяшки пальцев. Да что это с ним происходит?! Эта девка не выходит из головы и более того, постоянно мелькает перед глазами. Тот факт, что Дар сам подсознательно стремится к встрече с ней и сам приехал в этот город, в голове укладываться никак не желал.
   Каждую ночь он засыпал с мыслью, что завтра он сделает ей какую- нибудь гадость, ведь она стала на тропу успеха и запросто обойдет его, но совесть не желала принимать этот вариант, а сознание любезно подкидывало картинки, где он обнимает эту ненормальную и на душе становилось как- то тепло. Но тепло не доживало до утра, а погибало под гневом Дария. Он умел убивать любые чувства и никогда не показывал их на людях. Каждую ночь после концерта он, проводя время с фанатками, убивал в себе нежность, любовь, тепло и прочую дурь, которую обожали девушки. Оставалась только похоть, страсть и злость на самого себя.
   Дар взглянул на руку и поморщился. Нужно было перемотать или хотя бы вытереть кровь, но тут его внимание отвлек стук шпилек на лестнице. Он обернулся и столкнулся взглядом с ярко- зелеными глазами своей сестры. Она заметив брата, отступила на шаг.
   -- Туда? -- Дарий кивнул головой на дверь.
   -- Да, а ты что тут...
   -- У тебя салфетки есть? Давай сюда.
   Оделия протянула ему пачку влажных салфеток и тут же вскрикнула от вида крови.
   -- Не ори! -- рявкнул на нее Дарий.
   -- Что это? -- прошептала девушка, прикрывая рот рукой, чтобы снова не вскрикнуть.
   -- Руку ударил. Случайно. Поднимайся, я сейчас.
   И они зашли в квартиру в тот момент, когда Адриан еще не скинув обувь, рылся в тумбочке и что- то искал.
   -- Что ищешь? -- поинтересовался Дар.
   -- Жвачку. Багира не любит запах сигарет! Тебе дать? -- Адриан отчего- то нервничал, но Дарий в этот момент понял, к кому именно беловолосый испытывает столь теплые чувства. Адриан протянул жвачку парню и удивленно улыбнулся незнакомой девушке. Неужто Дарий привел пассию, чтобы заставить ревновать Гретту? -- О, а ты у нас...
   -- Это Оделия, моя сестра. Девушка Феликса. -- представил Дарий сестру.
   -- А, сестра... -- несколько печально произнес Ад. Он- то рассчитывал на интересное зрелище.
   -- А ты что подумал? -- грозно поинтересовался Дар.
   -- Я? Ничего. Пойдемте!
  
  
   -- Почему льдина- то? -- пораженно спросила Бэк, находясь в ступоре. -- Или это опять как- то связано с Каем и Гердой?
   -- Не напоминай, а? Хорошо, что Дар не слышал. -- поморщилась я.
   -- А что именно я не слышал?
   Как раз в этот момент в комнату вошел Дарий в компании Ада и...Оделии?! Зло глянула сначала на Дара, а потом на Ада, но по их физиономиям я поняла, что они не менее удивлены, чем я. Только Фел знал ответ...
   -- Делия! Ты пришла!-- радостно воскликнул братец и тут же увел свою любимую, чтобы уединиться с ней в комнате.
   После прихода Ведьмы напряженность в квартире резко возросла. Меня не тянуло на язвительные комментарии в сторону Дария, его словарный поток тоже себя исчерпал, Адриан с Бэк сверлили друг друга взглядом, а Эрик все порывался то помыть посуду, то убрать со стола, но ограничивалось все тем, что он тихонько сидел на стуле и смотрел, как Бэк снова варит нам кофе.
   -- Вам не кажется, что стало несколько скучно? Ну совсем чуть- чуть. -- подала голос я, пытаясь разрядить обстановку.
   -- И? -- непонимающе поинтересовался Дар, лениво подняв на меня свои серые глаза.
   -- Гретт, что ты предлагаешь? -- правильно поняла меня подруга и начала наливать мне кофе.
   -- Давайте поиграем! -- загорелась я.
   -- В "мафию"!
   -- В "бутылочку"!
   -- В карты на раздевание!
   Последняя идея принадлежала, естественно, Дарию и его сразу же поддержали Ад с Риком, но ,увы, нам не дали ни во что сыграть. В дверь неуверенно позвонили.
   -- Да кому не спиться в час ночной?! -- разозлилась я, но даже не попыталась встать, чтобы открыть.
   Звонок повторился более уверенно.
   -- Снова Оделия? -- саркастически поинтересовался Ад.
   -- Она не уходила. -- возразил Дар.
   -- Тот, кто стоит за дверью, тот... -- Бэк задумалась над тем, как бы поковарнее обозвать нежданного гостя.
   -- Северный олень! -- воскликнул Ад и побежал открывать.
   Мы тоже решили посмотреть кто же получит это славное звание и вслед за барабанщиком вышли в коридор. Фел и Ведьма тоже вышли из спальни, правда несколько задыхающиеся и взъерошенные. Сам Адриан же стоял у двери и нервно сжимал ручку.
   -- Эй, Ад, ты чего? Открывай давай! -- улыбнулась я, не понимая, что с парнем.
   -- Гретта, знаешь кто там? -- обернулся он ко мне и с болью взглянул мне в глаза. -- Там тот самый олень, который был последним на северном пути девушки к нему.
   ... - Ну если у нас есть Кай и Герда, то где же та девчонка разбойница? -- хохоча спросил Кайлинн.
   -- Я буду той самой разбойницей, которая стала доброй и спасла Герду! --заявила Багира, уперев руки в бока.
   -- Но у разбойницы же не было парня, верно? -- нежно проговорил Норд, притягивая девушку к себе и целуя ее волосы. -- Значит, ты будешь принцессой, которая спала в кроватке- лилии, а я буду твоим принцем.
   -- Как дети малые, я не могу с вас! -- вскинула руки Гретта и положила голову на колени Каю. Он тут же принялся перебирать ее длинные светлые пряди.
   -- А олень будет Ник! Самый верный и тот, кто- таки доставил Герду к ее Каю! -- радостно оповестил нас Норд.
   -- Сам ты олень! -- отвесил другу оплеуху Николас. -- Хотя олени умные... Умнее, во всяком случае, всяких принцев!
   Со мной и правда остался самый умный и самый верный.
   -- Гретта, прости. -- прошептал Ад и распахнул дверь.
   На пороге стоял Николас. Да, это был он. Его волосы сейчас были коротко острижены, оставив сантиметров пять- шест ярко- желтых волос. Одет он был в простую зеленую легкую куртку, широкие джинсы и "мартинсы". Его карие глаза открыто улыбались мне и он решительно прошел в квартиру, распахнув объятия:
   -- Ну, иди сюда, негодница!
   На моих глазах выступили слезы и я бросилась к другу. Он крепко прижал меня к себе и начал гладить по волосам.
   -- Ты их остригла, Герда.. -- прошептал он.
   Я безмолвно кивнула и снова уткнулась ему в грудь, скрывая слезы от других. Но не от него. Он их видел неоднократно. Только при нем я была способна плакать и точно знала, что никто об этом не узнала. Именно он стал тем, кто вытащил меня из того ада, в который меня бросил Кайлинн.
   -- Герда, не плач, ты чего? Прошел же только год, милая..
   -- Ник, здесь..
   -- Здравствуй, Николас. -- раздался за спиной голос Дарий, который наблюдал за этой картиной.
   О том, что Ник и Дарий играют в одной группе, я, конечно, знала, но рассказывать что- либо Дарию о нашем прошлом мне не хотелось. Мало ли что грозило бы от этого Нику.
   Он слегка отстранился от меня и открыто взглянул на одногруппника, не пытаясь скрыться за ресницами и усталыми взглядами.
   -- Привет, Дарий. А ты что здесь делаешь? -- лучшая защита-- это нападение, да.
   -- Встречный вопрос.
   Не имею представления, чтобы ответил Ник и что бы из этого вышло, но Ад понял все гораздо раньше меня и перехватил инициативу в свои руки.
   -- Ник мой старый друг. Он приезжал к нам раза четыре, тогда с Греттой и познакомился, а ты знаешь, какая она у нас ранимая.
   Глаза Ника расширились. Феликс и Багира вообще чуть не захохотали, прикрыв смех кашлем. Но назвать меня "ранимой"... Так мог только Ад.
   -- Друг, значит... -- задумчиво произнес Дар.
   -- Ты имеешь что- то против, Дарий? -- с вызовом спросил Ник и осторожно закрыл меня собой.
   -- Ни в коем разе! -- поднял руки Дар и первым пошел на кухню. Мы пошли за ним.
   Феликс и Оделия тоже направились за нами, вернее брат потянул свою подружку за собой. По Нику он очень скучал, хоть никогда не признавал этого. Эти двое любили преподносить нам сюрпризы в виде домашнего театра кукол, неожиданных пикников и аллеи роз. Сама аллея, кстати, была самым неожиданным подарком для нас с Кайлинном.
   Парни, решили нам сделать подарок на годовщину. Мне тогда едва тринадцать сровнялось, а Кай был уже взрослый, как я считала, пятнадцать лет, как никак. И вот эта парочка ненормальных, договорившись с нашей гувернанткой, привезли три ящика с землей и посадили туда розы! Причем, гувернантка жутко обрадовалась, что в доме наконец- то будут цветы ( я ненавидела эту дребедень в горшочках) и лично им помогала в этом деле. Когда мы с Кайлинном вернулись с прогулки и зашли в мою комнату, то обнаружили этот маленький садик, расположенный у моего окна. Казалось, Кайлинн прыгать от радости начнет, он обожал розы, но упорно сдерживался, дожидаясь когда до меня дойдет смысл произошедшего. Фел и Ник же ворвались в комнату, таща за собой Норда и вручив нам тринадцать воздушных шариков, принялись громко поздравлять. Вряд ли я когда- нибудь смогу забыть этот день, тем более, что розы до сих пор цветут весной у меня под окном, правда в этой квартире.
   Сидя на кухне, мы болтали о каких- то глупостях, стараясь всячески избегать темы нашего с Ником прошлого, но Дар упорно и в тоже время незаметно снова и снова к ней возвращался. Эрик откровенно скучал, поэтому решал поехать домой, но заботливые Бэк и я тут же решили его оставить у нас, чтобы парень не шел один ночью и властным тоном Бэк отправила его в комнату Феликса. Брат выразительно взглянул на Багиру и незаметно для остальных провел указательным пальцем вдоль шеи, намекая, что она покойница после такого. Я этот жест заметила и показала братцу кулак. Ведьму у нас в доме на ночь я терпеть была не намерена и собиралась при самом удобном случае указать ей на дверь, а заодно и ее братцу. Как говориться, мысли материальны.
   -- Николас, а ты знаешь, что очень похож на одного парня из старой группы Кая? -- поинтересовалась Ведьма, накручивая на палец темный локон.
   Все напряглись. Я едва не уронила чашку, а Бэк, стоя за спинами Дария и Оделии, скорчила мне паникующую рожицу.
   -- А кто такой Кай? -- наивно поинтересовался Ник, хлопая ресницами и в упор смотря на девушку. То, что она пыталась его соблазнить, было видно невооруженным глазом, но как это мог был не замечать Фел, мой мозг понимать отказывался.
   -- Ник, не прикидывайся дураком. -- оборвал его Дарий. Ник лишь удивленно приподнял бровь и продолжил разговор.
   -- И много ты знаешь о Кае, Оделия?
   -- Почти все! -- радостно воскликнула девушка. -- Я обожаю его!
   У меня появилось страшное желание исчезнуть. И желательно куда- нибудь на Марс, чтобы там не было всяких Ведьм, которые обожают Кая!
   -- И что у него там была за группа?
   Николас был спокоен, как удав. Я же наоборот была на пределе и нервно отстукивала то ногтями по поверхности стола, то ногой по полу. Наверно, Ник ощутил мое состояние и обнял меня за плечи. Я несколько успокоилась.
   -- Когда Кай был подростком, он собрал свою группу, правда я не знаю названия, это строго засекречено и ни на каких сайтах не упоминается. Они играли в клубах своего города. Кстати, вы знаете, что родился- то он именно в этом городе! И играл он здесь, представляете? Странно, что о нем тут так мало знают...
   -- А ты узнавала? -- резко спросила я. Лишние упоминания о Кае лишь добавляли ран мне в душу.
   -- Само собой! Я же самая преданная его фанатка! --самоотверженно заявила Оделия. Еще бы в грудь себя ударила для наглядности, преданная фанатка, черт возьми.
   -- Видимо, не самая, раз даже название не смогла узнать! -- победно улыбнулась я и поближе прижалась к Нику.
   Бэк покачала головой и пожелав всем спокойной ночи удалилась. Адриан, как это не странно, ушел за ней. Сказав, что сегодня тоже остается у нас.
   Фел, я и Ник невольно приглянулись и удивленно проводили Ада взглядом. Очень надеюсь, что спать он ляжет в комнате Фела, а не с Багирой, ибо если она проснется и увидит его рядом... Боюсь даже представить это!
   -- Что ты имеешь в виду? -- зло сверкнула Делия, продолжая разговор. Я уже успела забыть, о чем мы говорили, а она вон, помнит, умненькая Ведьма.
   -- Только то, что сказала.
   -- А ты что, тоже фанатка Кая? -- брезгливо посмотрела она на меня, но Дарий ее оборвал. Она сделала вид, что не заметила и продолжила: -- Или одна из его ночных любовниц?
   -- Деточка, ты бредишь! -- засмеялся Ник. -- Кай уже как три года в Европе и девочки у него там, а не тут!
   Я пораженно посмотрела на Николаса, готовая задушить его прямо здесь и сейчас, ради того, чтобы он открыл мне всю правду об увеселительных ночах Кайлинна, но Ник закатил глаза и подмигнул мне.
   -- Делия, прекрати, ты ведешь себя глупо. -- приказал Дарий.
   -- Дар, не мешай мне сейчас!
   -- Делия, успокойся. -- ровно проговорил Феликс. Кай был его лучшим другом, а после такого предательство, как отъезд за границу, брат не смог его простить. -- Гретта не его ночная пассия, уж поверь мне.
   -- Она, так сказать... -- начал Ник, но я вовремя прикрыла рот ладонью. Еще не хватало, чтобы он выложил все карты!
   -- Так кто ты Каю?! -- заорала Делия, вскакивая со стула.
   -- Не ори, идиотка! -- огрызнулась я. -- У нас в квартире спят люди, а если ты изволишь орать, то поднимай свой высокомерный зад и вали из моего дома! Или к своему Мистер- Великолепный- Кай!
   -- Гретта, не стоит.. --тихо, но уверенно сказал Фел, но я была слишком рассержена, чтобы обратить на него внимание.
   -- Когда Кай приедет в город со своей группой, я обязательно с ним познакомлюсь и стану его девушкой! И та старая, хоть и была для него лучшей отойдет для него на второй план!
   -- Что ты несешь?! -- я тоже поднялась и сложила руки на груди. За брата стало обидно, а в голове прошелестела мысль : "Убей ее!". -- У тебя тут парень сидит, а ты ведешь себя, как полная овца! И если ты так хорошо знаешь Кая, то почему ты до сих пор висишь на братце, а? Почему до сих пор не девушка Кайлинна?!
   -- Кайлинна? Это кто? -- непонимающе помотала головой девушка, успокоившись на секунду. Я была готова удариться головой об стол за свой болтливый язык, но Делия не придала значения моим словам. -- Я до сих пор не его девушка потому, что он свою прежнюю забыть не может. Все песенки о ней пишет, твердит, что она добрая, милая и вся такая идеальная!
   Кухня взорвалась смехом. Феликс чуть не плача, уполз на балкон и там принялся хохотать в гордом одиночестве. Я рухнула обратно на стул и положив голову на руки, затряслась от истеричного смеха. Николас же совершенно не обращая внимания, что он может кого- то разбудить, ржал, как ненормальны, другого слова я придумать не могу. Изредка он всхлипывал и из его уст вырывалось нечто похожее на:
   -- Гретта... ой, я не могу!... И- и- идеальная! Ха-ха-ха!... Ты...слышала...ой, я сейчас умру от смеха! Добрая... ха-ха-ха!
   Нашей массовой истерике не было конца, а Ведьма смотрела на нас огромными глазами и не понимала над чем мы смеемся, что веселило еще больше. Даже Дарий слегка улыбнулся, но после посмотрел на сестру и зло сощурил глаза.
   -- Пошли домой! -- скомандовал он ей и схватил за руку, уводя за собой. Ведьма не сопротивлялась и послушна шла за братом.
   -- Эй. Дар, может такси вызвать? Ты же пил... -- неловко предложила я.
   -- Гретта, ты очень любезна, но оставь свою любезность для другого раза, хорошо? -- рыкнул Дар. -- Пошли, я сказал! Дома поговорим!
   Дверь за ними захлопнулась. Я обессиленно сползла по стене и уткнулась лицом в ладони, глубоко вдыхая и выдыхая. В висках билось одна единственная мысль: "Кай приезжает. Бороться мы будем за запись с ним".
  
  
   -- Итак, хоть я и младшая сестра, но я тебе приказываю, да-да приказываю, Феликс, никогда больше не встречаться с Оделией! Я тебе найду девушку, самую лучшую. Какую захочешь! Хоть рыжую, хоть брюнетку, хоть блондинку! -- орала я на брата, который виновато опустив голову, сидел на диване в гостиной и выслушивал мои нотации.
   -- Хоть синюю! -- внесла свою лепту Багира.
   -- Вот именно! -- поддержала я.
   -- Я ее хочу...
   -- Что?! Нет, повтори, что ты только что сказал, а то я не расслышала! То есть, мой брат любит шлюх, так?! -- я была на грани того, чтобы не перерезать ему горло, а лучшее Ведьме.
   -- Она не шлюха! -- в ответ закричал Фел, подняв на меня голубые глаза.
   -- Да что ты говоришь?! Правда? А, нам с Багирой вчера послышалось, что она запала на Кая, да? Что в его список ночных бабочек метит, нет?!
   -- Багиры тогда уже не было...
   -- Заткнись! Умоляю, заткнись... -- прошептала я. -- Я все сказала. Запомни, Фел, я хоть и младше, но смогу здорово испортит тебе жизнь. И если я увижу вас вместе, или, тем более, у нас в квартире, я так потреплю ее шкурку, что она забудет, как выглядит ее родной брат!
   Осознавая, какими словами меня сейчас проклинает Феликс, я направилась на кухню, чтобы успокоить нервы. После вчерашнего вечера осталась гора посуды и полное ведро мусора, которое пойдет выносить Фел, в наказание.
   Эрик ушел рано утром, сказав, что хочет прорепетировать перед вечерним концертом и привести себя в порядок. Заботливый парень очень стремился помыть посуду и убрать все, но я ему не дала этого сделать, на что он долго выговаривал мне, что я совсем себя не жалею и вообще выгляжу, как мертвец. Я сочла это за комплимент.
   Адриан же ушел чуть позже. Улыбающийся, жутко довольный и что- то напевающий под нос. Я совершенно случайно застала, как он выходил из спальни Бэк с очень мечтательным лицом, а за ним выходит собственно сама Багира и отвешивает ему подзатыльник. Что именно там произошло, никто из них так мне и не признался, но судя по тому, как Ад в коридоре потянулся ее поцеловать, а она с ухмылкой отстранилась от него и тут же обернулась, словно проверяя, стал ли кто- нибудь свидетелем этой сцены, мне оставалось только догадываться обо всем и делать кое- какие выводы и ждать, пока Багира сама не решится мне все рассказать.
   В квартире остались лишь Фел, Багира, я и Ник, который наотрез отказался уходить от нас, по причине того, что очень по нам соскучился. Когда ему начал названивать Дарий, Николас сначала просто не брал трубку, а потом поднял ее, послал Дара и сбросил. Тогда солист начал названивать мне! Его, якобы, беспокоит то, что сегодня первый этап, а он сидит без клавишника и не может репетировать! Ник кричал ему в трубку о своем отношении к конкурсу и Дария это раззадорило еще больше. Он угрожал приехать, но толи лень победила в нем этот порыв, толи он был все таки занят репетицией, но его мы так и не дождались.
   Уныло заваривая кофе, я поймала себя на мысли, что приезд Дария развеселил бы меня и более того, я, кажется, соскучилась по этому упырю! Мысль была теплой и приятно отзывалась в сердце, но мозг немедленно восклицал, что у него пошел сбой и я схожу с ума. Я соглашалась и пыталась думать о другом, но сознание любезно подсовывало картинки лица Дария, его профиль, изгиб губ, глаза, темные волосы..
   Нет. Все. Хватит. Иначе, я точно сойду с ума и не смогу его ненавидеть.
   -- Гретта, Гретта, Гретта! -- пропел Ник, заходя на кухню и падая на диван. -- Сделай мне кофе, а? А я тебя поцелую за это!
   -- Прекращай дурачится, Ник. Но кофе, я так и быть, сделаю. -- улыбнулась я , доставая чашку.
   -- Круто ты на Фела наехала! -- похвалил он.
   --Ты можешь помолчать сейчас? -- вздохнула я .
   -- Могу. -- согласился друг. -- Совсем все плохо?
   -- Я же попросила помолчать! -- рявкнула я и обессиленно рухнула на стул, закрыв глаза руками.
   Ник слишком хорошо меня знал, чтобы лишний раз не доставать, поэтому сам сделал кофе и поставив две чашки на стол, удалился. К кофе он не притронулся.
   От скуки я включила телевизор и сразу же наткнулась на рекламу группы "Гротеск". Естественно, на первом плане был Кай и своим бархатным голосом приглашал всех на свой концерт. Голос, кстати, совершенно не изменился, разве что появился легкий акцент. Наверно, когда знаешь человека достаточно долгое время, начинаешь подмечать изменения в нем. В моем же Кае ничего, к счастью, не менялось. Он отрастил волосы, сделал новое тату на ключицах в виде снежинок , сменил стиль, но остался тем же Каем! Как я это поняла-- не знаю. Может, подсознание, а может шестое чувство. В груди что- то отозвалось теплотой и нежностью и я с улыбкой вспомнила, когда мы пошли с ним делать его первое тату.
   Каю тогда было шестнадцать и он жутко нервничал. Мы очень долго выбирали, что же ему изобразить на теле, но в последний день он отказался от моих предложений и за руку потащил в тату- салон к своему знакомому. Оказалось, что мой любимый все уже придумал и уже заказал эскиз, а меня просил найти что- либо для того, чтобы я ничего не узнала и думала, что он в раздумьях.
   Для меня стало приятной неожиданностью, когда я увидела на ребрах, с левой стороны надпись "Gerda"! Сделано это было оригинально и профессионально. Казалось, что у Кая видны сами ребра, а на одном из них мое имя. Тогда, не сдержав эмоций, я бросилась ему на шею. Наше счастье исчезло тогда, когда тату случайно заметила мама Кая. Она, не стесняясь меня высказала все, что думает о сыне и его поступке, но быстро успокоилась, рассмотрев в тату наконец мое имя и выслушав объяснения, что тату Кай сделал в честь меня. Приятно, черт возьми.
   -- Гретта, лицо проще сделай, а то мне кажется, что ты не с братом поругалась, а миллион выиграла! -- ворча подруга зашла на кухню. В руках она держала брюки и одно из своих платьев.
   -- Что это? -- кивнула я на предметы в ее руке.
   -- Мне в чем к вам на концерт идти, а? Я вот думаю, что это платье можно запросто одеть.
   -- И прямиком в слэм, а лучше в "стену смерти"! -- не удержалась от иронии я. -- Ты что, забыла, как на концерты одеваться надо?
   И тут меня осенило...
   -- Твою мать, Бэк, наши костюмы! -- заорала я и выскочила в гостиную, крича на ходу: -- Я его прибью, поганца!
   Кого я хотела убить, я так и не решила, ибо не помнила, у кого же наши костюмы к выступлению. Но позвонив парням, я узнала, что они у нашего заботливого Эрика. Пообещав мне их сейчас же туда привезти, я искренне поблагодарила его и решила поехать прорепетировать в студии.
   Бэк решила поехать со мной, выбрав все таки темные джинсы и светлую водолазку с джемпером. Я же схватила все необходимая, сунула в сумку и выскочила во двор, намереваясь после студии поехать сразу в клуб, на первый тур.
  
  
   Феликс не нашел лучшего применения для себя на день и решил занять себя компьютером. Отписался в своем блоге, посмотрел, что пишут о группе его сестры, мысленно покричал на ее фото, придумал ответы на ее сегодняшние реплики и пожалел, что не смог ей достойно ответить. У Гретты это всегда получалось идеально. Что бы ей не сказали, как бы не оскорбили, она могла ответить так, что собеседник начнет самостоятельно рыть себе могилу от стыда и прятать голову в песок от надвигающейся опасности в лице сестрицы.
   То ли рука у Феликса дернулась, то ли судьба так решила, но светловолосый наткнулся на сайт группы своего бывшего друга, а именно "Гротеск". Здесь были расписаны ближайшие гастроли и мероприятия, в списках был и их город. Феликс надеялся, что это все таки шутка, но, увы. Названия их программы нигде не было, что слегка взволновало Фела, мало ли какой сюрприз готовит Кайлинн...
   -- Прекрати испепелять его глазами, ты же не Герда! -- наигранно возмутился Ник, смотря другу через плечо в монитор.
   -- Ты еще здесь? Почему с ними не уехал? -- сменил тему Фел и закрыл ноутбук.
   -- Я злю Дария. -- как само собой разумеющееся произнес парень и пожал плечами. --Думаешь, она опять сойдет по нему с ума?
   -- Гретта? Да, думаю так. -- коротко ответил Феликс, пытаясь всячески скрыть за кротостью фраз свою нервозность и беспокойство. -- Ты ведь говорил с ним?
   -- Ты, как всегда, догадлив, mon grand! -- Ник, не обращая внимания на возмущенные взгляды друга сел на стол, предусмотрительно отодвинув какие- то тетради и книги на край. -- И знаешь, что его бесит? Что она все так же стремится к музыке, пытается себя реализовать, выступает, собирает приличные залы...
   -- То есть, он надеялся, что она поедет за ним? -- захохотал Фел. То, что сестра смогла обыграть этого самовлюбленного дурочка, его позабавило. -- Он поэтому к ней приехал? Затеял конкурс, чтобы сделать из нее окончательную звезду?
   -- Он приехал не к ней, Фел. Он приехал за ней.
   -- Что ты несешь?... Как за ней? Он с ума сошел?! -- Светловолосый вскочил и схватил друга за грудки. Николас не вырывался, лишь несколько сочувственно смотрел ему в глаза.
   -- Я понимаю, как тебе больно. Она твоя сестра и ты, естественно переживаешь за нее, но он уже здесь и вряд ли мы сможем что- то изменить. Пусть решение принимает она, это же ее жизнь. И...руки, Фел.
   -- Ах, да, прости. -- его взгляд упал на ноутбук и вопрос вырвался быстрее, чем был додуман: -- Как Кай назвал свою новую программу, не знаешь?
   -- "Герда, я возвращаюсь".
   -- Вот же сволочь...
   -- Только Герде не говори пока. Пусть...сама, а не от тебя, любимого брата.
   -- Хорошо, Олень. -- улыбнулся Фел. У него почему- то разыгралось игривое настроение и позлить Ника было святым делом.
   -- Ты сам напросился, гад! А ну, иди сюда!
  
  
  
   Репетиция толком так и не удалась. Я, конечно, распелась, попробовала добавить некоторые голосовые вариации в песню, но это было спонтанно и какими- то урывками, потому как мне постоянно мешали.
   Сначала мне названивал Дарий и снова искал этого проклятого Ника! Пришлось послать Дария туда, куда приличные люди не ходят и отдать трубку Бэк. Подруга же разошлась вовсю и вспомнила парню всю его, упыриную, семью не тихими и отнюдь не добрыми на словами. Не слышала, что отвечал Дар, но по победному выражению лицу Багиры, я поняла, что это сражение она выиграла.
   Вторым гвоздем в гроб моего проигрыша в конкурсе стал Адриан. На блондинистый стервец пришел не просто меня позлить, он пришел злить Багиру! К тому моменту я окончательно запуталась, какие у них взаимоотношения, но то, что я нахожусь в эпицентре, меня не радовало. Ад таскался за Бэк хвостиком, выпрашивая поцелуй, подруга злилась и шла ко мне за помощью. Я, распеваясь в это время, была вынуждена кричать на Ада и выгонять его вон. Он не уходил, а лишь начинал мне мешать еще больше. Попытка выгнать и Ада и Бэк успехом не увенчалась, поэтому я плюнула на них и ушла к Виктору, который так кстати оказался здесь. Он помогал мне, как мог, пока в помещение не зашли эти два...чудовища, больше никак не скажешь. Мое терпение лопнуло.
   Я орала так, что Виктор начал сетовать на трясущиеся стекла в окнах и студии. Бэк невозмутимо на меня посмотрела и удалилась. Адриан, в свою очередь, обиделся и молча уехал. Я вздохнула спокойно.
   Но ненадолго.
   Я вообще очень миролюбивая, спокойная и добродушная. Иногда. И я очень люблю Кима, этого чокнутого парня с нетрадиционной ориентацией и миллиардом бредовых идей в голове, но не тогда когда он врывается во время репетиции с криком:
   -- Гретта, они меня преследуют! Спаси меня!
   -- Ему, значит, шуметь можно, а нам нельзя! -- Багира, жутко любопытная от природы в отношении моих дел, явилась моментально.
   Я мысленно досчитала до десяти и натянутой улыбкой повернулась к Киму. На его лице было столько эмоций, что казалось, еще чуть- чуть и барабанщик либо забьется в истерике, либо начнет крушить студию. Причины мне были известны...
   Ким опасался женщин, или лучше сказать, сторонился их. Причины подобного поведения нам не известны, да мы и не пытались. Может, это было потрясением, может, врожденные психические нарушения, но факт остается фактом. Девушки должны всегда находится от него на расстоянии метра и больше. Так было всегда, сколько я помню Кима.
   Со мной же отдельная история. Он перешел в наш класс из другой школы и о его недуге знали только учителя. Нам ничего не сообщили, что было с одной стороны хорошо, а с другой приравнивалось к катастрофе. Я не любила новеньких в классе, но в случае с Кимом было иначе. Он мне приглянулся, как очень милый мальчик. Но любые попытки с ним заговорить вызывали в глазах парня смесь ярости и испуга, поэтому я оставила свои попытки сблизиться с ним и завести себе нового друга. От Багиры он тоже шарахался, как чумной, что не могло не вызвать в нас подозрений.
   Бесплодные попытки нас выбили из колеи и мы решили оставить его в покое. Но, как всегда это происходит по Всемирному Закону Подлости, к нам пришла новая учительница и заставила меня отнести, на тот момент заболевшему, Киму какие- то материалы для выполнения домашнего задания. Я не задумываясь согласилась и только потом поняла, что я натворила.
   Ким был дома один. Сонно пробормотав контрольное : "Кто там?" в домофон , нажал на кнопку открытия двери и я проскользнула в подъезд. Тут и началось веселье.
   Парень упорно не хотел открывать мне дверь и требовал, чтобы я оставила все у двери, а он потом сам заберет. В принципе, это сделать было не сложно, но мое упорство и любопытство перебороли все разумные нормы: я продолжала настаивать на своем. Ким едва не плакал от горечи и крикнув мне : " Дура!" открыл дверь и убежал в квартиру. Я, пожав плечами, вошла.
   Красноволосый ( окрашивал волосы он уже тогда) сидел на кухне, поджав колени и волчьим взглядом смотрел на меня. Я сделала шаг к нему, но он воскликнул:
   -- Не подходи ближе! Что тебе нужно?
   -- Я уже говорила. Я принесла тебе домашку, не больше.
   -- Не ври мне! -- глаза сверкнули льдом. Мне это понравилось. -- Ты постоянно ищешь встречи со мной. Я тебе нравлюсь?
   -- Исключительно, как будущий друг. -- улыбнулась я.
   -- Будущий друг? Друг?... Как это? -- взгляд темных глаз стал мягче.
   Одна фраза. Одно слово. В тот момент я разбила все то, что он раньше считал нормой. Впервые, Ким мог сидеть рядом с девушкой и даже слегка дотронулся до моей руки. Это было огромной победой для него самого и в тот момент, когда домой пришли его родители, радостный крик сына: "Мама, у меня в гостях друг- девочка" заставила слезы невольно брызнуть из моих глаз.
   -- Кто тебя преследует, Ким? -- отозвалась я, отключая аппаратуру, понимая, что репетиция провалена.
   -- Девушки! Они сегодня идет на концерт, понимаешь?! -- кричал парень, расхаживая по комнате, успокаиваясь.
   -- Ты предлагаешь не выступать? Я согласна!
   -- С ума сошла?! -- покрутил пальцем у виска друг. -- Выступать мы будем, но если хоть одна приблизиться слишком близко...
   -- Я лично ее найду и засуну свои метательные кинжалы в ее органы в алфавитном порядке, Ким.
   Багира лишь довольно хмыкнула. Подобные фразы она отмечала в голове, а ее мысли довольно хлопали в ладоши.
   К Багире, кстати, Ким с трудом, но притерпелся, но подходить к ней близко не любил. Правда, расстояние сократилось до полметра.
   -- А завтра мы идем на свидание! -- весело сказал Ким.
   -- Какое? -- удивилась Бэк и вопросительно взглянула на меня.
   -- Ты идешь с нами. -- мрачно сообщила я.
   -- Свидание втроем?!
   -- Вчетвером! -- радости Кима не было конца.
   -- А четвертый...
   -- Это Дарий. Ты с ним, я с Кимом. -- сообщила скучающе я. -- Я же тебе говорила уже!
   -- Мне?! Как с Дарием?!
   -- Ким, объясни ей, иначе я ее стукну!
   -- Только попробуй.
   На этом мы и разошлись. Я пошла собирать вещи, а Ким еще долго что- то говорил девушке и размахивал руками, под аккомпанемент ее протяжных : "Нет!".
   К четырем часам мы покинули студию и предварительно позвонив остальным, направились за город: клуб, в котором должен проходить первый тур, находился именно там.
   Дорога предстояла дальняя и обещала занять около часа, поэтому Ким, подложив под голову свою куртку, решил подремать это время. Бэк он, кстати, уговорил на это чертово свидание, неизвестно что ей за это пообещав.
   -- Ты ничего не хочешь мне рассказать? -- спросила я, останавливаясь на красный свет светофора.
   -- О чем? -- Бэк не понимала к чему я веду.
   -- Ты ночью была с Адом и подумала, что... ты захочешь поведать мне об этом, явно прекрасном, приключении, а?
   -- Никакое это было не приключение! -- раздраженно отозвалась подруга и отвернулась к окну.
   Я пожала плечами и продолжила спокойно вести машину. Подруга начала рассказ сама.
   ...Бэк с искренним наслаждением нырнула под одеяло и расслабленно потянулась всем телом. Долгие ночные посиделки она на дух не переносила, но спорить с подругой, а тем более, перебороть ее было делом неблагодарным и бессмысленным. Гретта подобные обожала, когда много друзей, смеха и не плохо, если еще и выпивки. Нет, она не была алкоголиком, как Адриан, но от хорошего вина или абсента никогда не отказывалась. Сама Бэк могла позволить себе пару бокалов, а потом начинала пьянеть и только самые близкие знали, какой она становилась в таком состоянии.
   Сегодня же пить не хотелось абсолютно и лучший способ спастись от соблазна, который в этой компании были крайне велик, был просто уйти восвояси. Ничто так не приводило мысли и чувства Багиры в порядок, как сон или любая другая мыслительная деятельность в уютной и теплой кровати. Никаких мыслей на данный момент не приходило и глаза блаженно закрылись, чтобы подарить темноволосой девушки массу приятных ощущений, остающихся на утро от снов.
   Дверь скрипнула и замерла. Скрип. Снова скрип. Шаги. Бэк, мысленно костеря на чем свет стоит, друзей Гретты, которые пробрались невесть зачем в ее комнату, приняла решение не открывать глаза во чтобы то не стало. Она же спит. Ну, или пытается, поэтому менять планы не собиралась.
   Звуки прекратились. Непонятный кто- то замер и в упор смотрел на нее. Бэк сдерживалась, чтобы не показать язык, но удержалась от этого, в противовес открыв глаза и узрев своего ночного гостя в всей красе.
   Адриан стоял посреди комнаты, уперев руки в бока, обнажив торс. У Багиры от подобного зрелища глаза намеривались выпрыгнуть из орбит, но присмотревшись получше к фигуре блондина, решили остаться на своих местах.
   -- Ну, и какого демона? -- не нашла фразы лучше, спросила Бэк, стараясь оторвать взгляд от тела Ада. Парень сделал вид, что не слышал и начал оглядываться по сторонам, словно что- то искал.
   --Эй, ты совсем сбрендил?! -- возмутилась девушка, готовая встать с кровати и выставить вон непрошенного гостя.
   -- Я ночую с тобой сегодня. Если ты мне найдешь подушку и одеяло, я лягу с тобой, милая. -- безаппеляционно заявил парень. После, ехидно усмехнувшись, добавил : -- Хотя, я и так лягу с тобой, ведь мое молодое тело может замерзнуть на этом черством и бесчувственном полу!
   -- Ты издеваешься? -- спокойно поинтересовалась Бэк, изогнув бровь дугой. Спать в одной кровати с Адом она не собиралась. По крайней мере, так твердил ее мозг, голова же скандировала что- то вроде : " С ним теплее, овца!".
   -- Нет, я говорю серьезно, детка. В одной комнате лягут Гретта и Ник, вторая уже занята Риком, а потом подойдет еще Фел. -- объяснил блондин и нагло начал заглядывать под кровать, продолжая поиски подушки.
   -- А гостиная ?!
   -- Там будут, наверно, Дар и Делия. -- пожал плечами тот.
   -- Наверно?!
   -- Все, ты меня достала. Двигайся к стене или ложись с краю. Тратить время на болтовню с тобой я не намерен. Двигайся, я сказал!
   -- Не собираюсь я никуда двигаться! -- взорвалась Бэк, скидывая одеяло и обнажая тем самым свое тело, одетое лишь в длинную футболку, и ноги. Ад игриво облизнул губы и криво усмехнулся. Девушка покраснела и завернулась в одеяло до подбородка. -- Это моя кровать и я имею спать на ней с кем хочу! Иди, вон, к Дару и Делии! Надоел, хуже горькой редьки, скотина!
   Говорить гадости она могла часами, особенно, когда была зла. До изысканных ругательств Гретты, с идеально списанными матами, она не дотягивала, но обидеть могла довольно таки серьезно. От ее тихого, но злого и обиженного голоса становилось неприятно.
   Ад не любил долго слушать женские крики, истерики и прочую чушь, которую они так любят говорить в порывах гнева. Эту ненормальную он, что удивительно, готов был слушать часами. Но не сегодня. Не сейчас.
   Парень, переборов себя и все внутренние установки, шагнул к девушке и обняв одной рукой за талию, а второй за плечи, притянул ее к себе и поцеловал.
   Как он и ожидал, она стала сопротивляться, но у Ада был большой опыт в делах сердечных (и не только!) поэтому через минуту она сама с непонятной яростью и нежностью отвечала на поцелуй.
   -- После такого я просто обязан лечь с тобой! -- отстранившись от девушки, подмигнул Ад.
   -- После такого ты просто обязан лечь на полу.
   Багира вытащила ему одеяло и подушку и кинула на пол. Адриан возвел глаза к небу и не став спорить, устроился на отведенном ему месте.
   Девушка, не говоря больше не слова, вернулась в кровать и отвернулась к стене, чтобы спустя полчаса с некоторым удовлетворением и улыбкой на губах, почувствовать, как Ад перебрался к ней и слегка приобнял ее...
  
   -- Это все? -- улыбаясь спросила я. С одной стороны, я безумно радовалась за подругу, а с другой... Зная Адриана не первый год, я впервые замечаю, чтобы он был таким. Мало ли чем это обернется...
   -- Это все. -- вздернула нос Бэк и снова отвернулась к окну.
   Приехали мы на удивление бысто, дорога была пуста, лишь пара машин направлялись в нашу сторону. Машин парней я не заметила, из чего сделала вывод, что я приеду либо раньше всех, либо наоборот опоздаю. На заднем сидении проснулся Ким и подпевал радио- приемнику.
   -- Гретта, спой мне песенку. --заканючил друг.
   -- Ким, отстань!
   -- Ну Гретта, спой. Тебе все равно нужно распеться, а так ты еще и мне удовольствие доставишь. -- красноволосый строил глазки мне в зеркало заднего вида. -- Бэк, скажи ей.
   -- Что сказать?
   -- Чтобы она спела, глухая!
   -- Сам глухой!
   Чтобы прервать это перебранку я запела. Песню мне написал когда- то очень давно Кай и мы исполняли ее дуэтом. После же Кай уехал, а песня осталась. Исполнять ее одна, я была не в силах, но сейчас слова песни сами вырывались наружу, навевая воспоминания и притупляя боль.
   --Я тебя "прости". Ты меня "прощай".
   Больше не ищи. И не приезжай.
   Вряд ли все прошло, просто так нельзя.
   Я тебя "уйди". Ты во мне "друзья ".
  
   Было у нас все. А теперь вот так.
   Ты меня "люблю". Я тебя "никак".
   Ну же уходи, ну же позабудь!
   Ты меня "всегда". Я "когда- нибудь".
  
   Что мешает нам, снова вместе быть?
   Ты меня "молю". Я тебя "забыть".
   Снова ухожу. Боль опять стерплю.
   Я тебя "прости". Ты меня "люблю".
   Кто же знал, Кай, что твоя песня окажется пророчеством?...
   -- Гретта, ты чего?... -- шепотом, словно боясь нарушить повисшую тишину, спросил Ким.
   -- Ничего. -- коротко ответила я, не понимая, почему спела именно эту песню. -- Смотрите, вон наш клуб и миллион дорогих машин... Откуда их столько?! Там что, вся "золотая молодежь" приехала?!
   -- Ну, логично предположить, что если все организует "Гротеск", которые сейчас купаются в славе и деньгах, то и публика соответствующая. -- ответила мне Багира.
   -- Но ведь сами "Гротеск" не приехали! -- не унималась я. -- Это же всего лишь отборочный этап!
   -- Даже на отборочный этап должны прийти "свои" люди, чтобы выбрать лучших из нас... -- Ким отчего- то погрустнел и тяжко вздохнул. -- Если мы не пройдем, это будет конец. Мы упустим шанс стать мега- звездами...
   -- Отставить истерики и печали! -- скомандовала я, припарковываясь. -- О! Я вижу машину Рая! Вперед, к звездам!
  
  
   Групп в списке было всего лишь пятнадцать, что нас приятно удивило. Во второй тур должны были попасть только семь, и это снова было нам на руку! Процент того, что мы прорвемся в следующий этап был очень высок. Изучив все правила, ибо раньше это сделать никто не додумался, мы начали высчитывать сколько времени займет все мероприятие. Надо отдать должное организаторам, они только сделали отборочный тур, как концерт, но и четко проработали всю систему, включая время, выделенное на каждую группу, то есть по десять минут. Этого бы вполне хватило песни на три, но мы решили, что менять что- либо уже поздно, поэтому оставили только "Реквием по тебе". За эту песню нас едва не на руках носила публика.
   Мы с парнями и Бэк отправились в гримерку, чтобы подкрасить глаза и переодеться. Здесь над поджидала первая неприятность.
   Эрик вошел первым и направился к маленькому диванчику, на котором лежали наши костюмы, упакованные в темные пакеты. Их привезли сюда задолго до концерта, поэтому Рик, быстро заглянув где чей, раздал их нам. Аккуратный до безумия, он опасался, чтобы мы их не помяли. Как оказалось, мять было нечего.
   Футболка каждого из нас была порезана на лоскуты, словно кто- то вымещал злость на них. Я пальцем подцепила один из кусочков ткани и покрутила перед лицом. Багира опешила и подошла рассмотреть поближе. Рай и Ад были впервые единодушны и зло ругнулись. Эрик же находился в некой прострации и не понимал, что произошло.
   -- Очень интересно. -- только и смогла выговорить я.
   -- Ну, я пошел! -- зло сказал Ад и направился к двери.
   -- Стой! Ты куда?! -- остановила его я.
   -- Как куда? Бить лицо тому, кто это сделал!
   -- И я даже знаю, кто это! -- зло усмехнулся Рай, поддерживая брата.
   -- Ну и кто? -- не поняла я.
   -- Дарий, Гретта. Это сделал Дарий. -- как маленькой, заглянув в глаза ответил Рай, пытаясь обойти меня, но я уперла руки в косяки двери и не пропускала их.
   -- Оставайтесь здесь. Я все улажу. Сама. Не выходите отсюда, поняли? -- приказала я и вышла.
   Никого, кроме участников, мне найти не удалось. Другие группы любезно приветствовали меня, как никак, старые знакомые, но я, озабоченная своими мыслями, пробегала мимо них быстрее, чем они успевали договорить.
   Оббежав весь клуб два раза и узнав, что организаторы слишком заняты, чтобы возиться с какой- то девчонкой, вроде меня, я вернулась в гримерку с уже запланированными действиями. Поведение охранников, которые меня и назвали девчонкой, довело меня до точки кипения, а в такие моменты мой мозг работает настолько активно, что я кажусь себе гением.
   -- У меня есть план! -- воскликнула я, врываясь в гримерку. Парни уже подвели глаза и сидели кто с обнаженными торсами (Ад, Рай), а кто в своих футболках ( Рик и Ким).
   -- Какой? -- Багира лениво листала какой- то журнал, вальяжно развалившись на диванчике. Глэм- дива во всех красе, черт возьми! Еще бы блесток больше и губки бантиком.
   -- Ким, Эрик, снимайте футболке, возьмем публику обнаженнкой ! -- скомандовала я. Парни воззрились на меня, как монашки на голого мужчину. -- Давайте- давайте! Времени нет, через пятнадцати минут начало!
   -- А ты? Тоже разденешься? -- хохотнул Рай.
   -- К твоему сожалению, нет. Вы мне дадите то, что осталось от футболок и я перевяжу этим грудь, а сама буду в юбке и "мартинсах"! -- радостно сообщила я.
   -- Гретт, да ты у нас маленький гений! -- Рай подхватил меня на руки и звонко поцеловал в макушку. -- И мы тебя очень любим!
   -- И я вас люблю, только отпусти меня, упырь!
  
  
   Выпускать меня из гримерки в таком виде парни не желали, а поэтому заставили накинуть длинное черное пальто Рая на плечи, дабы "прикрыть сие достоинства". Бэк смотрела на нас, как на сбежавших из психушки и всячески пыталась меня спасти от этого кошмара. Ее попытки достучаться до разума парней логичными доводами, типа : "Она что, на сцене тоже в пальто будет?" или " Гретта, в конце концов, уже взрослая!" проваливались на начальной стадии. Я угрюмо смотрела на свою команду, но молчала. Иногда, редко, но все же, ко мне приходило понимание того, что парни заботятся обо мне и нужно их слушаться, но такое настроение покидало меня слишком бысто и его заменяла приятная и уже знакомая, ледяная ярость на весь шар земной.
   Багира вскоре нас покинула и отправилась в зрительный зал, но не в самую толпу обезумевших фанатов, а за дальние столики, где расположились более спокойные и уравновешенные люди. Мы договорились присоединиться к ней сразу после выступления и отправились за кулисы, где уже толпились группы.
   Кто- то нервно перебирал струны, раздражая остальных, другие распевались и повторяли тексты, барабанщики расхаживали взад и вперед, крутя в руках палочки. Подобное поведение мне было не знакомо. Мы придерживались правил : "Главное не победа, главное-- поржать!" или "Если позор, то вместе", поэтому были спокойны, как удавы.
   Адриан и Райан сели прямо на пол, облокотившись на стену, Эрик побежал за водой для меня, а Ким что- то печатал в мобильном телефоне. Я же рассматривала участников. Как я уже говорила, знакомых было море, вернее все, но опытных и старых групп едва насчиталось пять. Большинство были новички и пара середнячков. Мы относились к последним, хоть и были достаточно известны. Здесь играло роли сколько ты на сцене. Не лично я, или каждый из нас по отдельности, а именно вместе.
   В толпе я увидела Дария со своей группой. Вокруг них собрались парни из других команд и яро рассказывали что- то солисту "Времен". Он лишь коротко кивал и большую часть смотрел на бас- гитариста, по имени Артур.
   Вернулся Эрик и протянул мне бутылку воды.
   -- Много не пей, для голоса плохо! -- посетовал друг.
   Я благодарственно похлопала парня по плечу и начала медленно пить маленькими глоточками.
   В этот момент за кулисы прошли два мужчины, одетых в официальные черный и синий костюмы. Среди нашей яркой толпы они смотрели, мягко сказать, неординарно. Мужчина в черном был продюсером группы "Grotesque", приехавший раньше своих подопечных, дабы отобрать хороший материал к приезду парней.
   Как оказалось, продюсер не умел говорить на финском, только на немецком, поэтому, чтобы хоть что- то нам объяснить суть дел, использовал переводчика.
   Объявлять каждое выступление выходило красочно разукрашенная девица с минимумом одежды и максимум тонального крема на лице. Виляя широкими бедрами она выходила на сцену и , облизывая красные губы, называла следующего участника. От подобных девушек меня выворачивало, а парней наоборот. Они отпускали пошлые шуточки и просили у нее номер телефона. Если бы не мое присутствие, руку даю на отсечение, Адриан бы тоже ухлестнул за девочкой.
   Я немедленно высказала эту мысль.
   -- Гретта, хоть иногда бы молчала! -- раздраженно ответил Ад и удалился в неизвестном направлении. Мы были пятые в списке, поэтому я не волновалась о том, что он может не вернуться.
   -- Раньше он реагировал немного иначе... -- сконфуженно произнесла я, глубже укутываясь в пальто Рая.
   -- Он же в Багиру влюбился, глупая ты наша. -- Рай приобнял меня за плечи. Услышанное новостью для меня не стало, но легкий укол удивления все же был.
   -- Я думала, что это не так серьезно...
   -- Меньше думай, Гретт, -- ухмыльнулся друг. -- Смотри, вот Дарий точно раздевает ведущую глазами, а Ад спокойно на нее смотрел! Это, кстати, какая- то новая модель. Ей пророчат неплохое будущее...
   -- На ее будущее мне плевать! -- процедила сквозь зубы я и вперилась взглядом в Дара, который строил глазки той самой модели, с неплохим "будущим" спереди и сзади.
   Ревность подкралась незаметно и стала за спиной, готовая вырваться любым всплеском эмоций, будь то крик, стон или плачь. Но я удержалась. Это была привычка: сдерживать в себе любые эмоции. Оставалось стоять и смотреть на них, мысленно проклиная, в реальности-- до боли впиваясь ногтями в ладонь.
   -- Следующая команда, которая появиться на этой сцене, уже довольна известна по всей стране, поэтому поприветствуйте наших гостей: группу "Времена"!
   Наваждение спало и на место ей пришла решительность, с привкусом мороза и холода. Я проводила взглядом Дара и обернулась к парням.
   -- Следующий выход наш! -- оскалилась я, скидывая пальто. Мы собирались повеселиться и отвоевать место во втором туре. Зрелище обещало быть захватывающим.
  
  

Глава 3.

Герда скучает, ей Кай все прощает.

   Публика долго не хотела отпускать "Времена" со сцены, что было положительно отмечено организаторами. Девушки в ажиотаже срывали с себя футболки, плакали и кидали на сцену мягкие игрушки. Подобный хаос проходил на концертах группы регулярно и парни даже притерпелись к подобной реакции, но некоторые неудобства это все же приносило. Игрушки и прочая атрибутика в руках девушек представляла собой ядерные оружия, которыми они пытались убить музыкантов, а чаще всего Дария. Он ловко лавировал между снарядами, подставляя под обстрел гитаристов и барабаншика. Первым было проще, ибо он тоже были способны отойти в сторону, Янису же было непросто играть и не сбиваться. В итоге, на фейс- контроле перед их концертами сумки проверяли и на наличие мягких злодеев. Концерт, организованный сегодня, был неспособен провести подобный осмотр сумочек дам, вернее, никто не вспомнил об этом. Парням пришлось платить за свои ошибки самостоятельно, но Госпожа Фортуна была к ним благосклонна сегодня и выступление прошло без эксцессов.
   Дар не переносил подобных выражений чувств. Он считал, что нужно любить не его, не красоту, не характер, не внешнюю оболочку, а музыку, талант и творчество. Нужно не заниматься раскруткой самого себя, нужно делать акцент на то, что ты пишешь, на то, что ты поешь и делаешь для этой толпы. Дар знал, что лицо играет сейчас гораздо более важное значение, чем голос, и поэтому, так же старался поддерживать себя в форме.
   За сценой он устало вытер пот со лба и направился прямиков в зал, где сейчас должна была выступать Гретта и ее группа "Forgotten Ice". Пока ведущая, до этого флиртующая с ним и несущая чушь о современной литературе, болтала что- то на сцене, Дар быстрым шагом направился в зал и стал позади зрителей, близ тех самых столиков, где сидела Багира. Парень ее не заметил, девушка его, в принципе, тоже.
   Дарий во все глаза смотрел на сцену, где один за одним стали выходить парни- льдины. Ким. Адриан. Эрик. Райан. Гретты не было. В зале потух свет и тут же воздух резко распорол звук гитары и гром барабанов. Публика оживленно заголосила. Дар забеспокоился. Куда могла деться эта несносная девица, прах побери?!
   Яркий свет ударил в глаза и на сцене перед публикой предстала солистка самой прекрасной, по мнению Дария, группы-- Гретта. Он осознал, что группа и правда прекрасна, ибо в ней есть такая девушка, которая, несмотря на свою красоту, сейчас обескуражила парня.
   Кроме непонятной повязки на груди и короткой клетчатой юбки, на девушке ничего не было! Тяжелые "мартинсы" и рваные колготки в сетку смотрелись на ней, как влитые, но это было настолько шокирующе, что темноволосый ненадолго потяряд дар речи. Нет, она не смотрелась пошло, как их ведущая, или глупо, как девочки- фанатки, наоборот, она заставляла внимание быть прикованным к ней одной.
   И она запела.
   -- Это, как до жути плохой сюжет,
   Вроде мы здесь, но тебя уже нет,
   Вроде готова реветь и кричать,
   Но дай мне просто тебя обнять!
   Ночи сменяют суровый день,
   Ты вновь приходишь и только тень,
   Тихо мне шепчет, что рядом ты,
   Да будьте прокляты все мечты!
   Но..
   Гроул Райана включился в игру звуков, поддерживая и оттеняя голос Гретты:
   --Почему уходишь ты в никуда?
   Почему тебе закрываю глаза?
   Почему все плачут над телом твоим?
   Почему уже не быть нам двоим?
   Девушка призывающе подняла руку вверх и повернулась спиной к публике, освобождая место для соло Кима. И тут Дар увидел нечто такое, отчего внешний вид девушки отошел на второй план, и даже ее голос показался незначительным.
   На всю спину у девушки были изображены, горящие на концах перьев, крылья. Они выглядели неким оксюмороном между прекрасным и ужасным. Зрелище захватывало дух и заставляло душу падать в преисподнюю. У Дария мороз пошел по коже, а в висках громко бил пульс. В голове крутились сюжеты, которые не могли сложиться в единую картинку, словно разгадка лежит на самой поверхности, но дотронуться до нее, а тем более взять, невозможно.
   -- Это всего лишь тату! -- одернул себя Дарий и снова взглянул на сцену.
   -- Это, как напиться в последний раз,
   Просто задохнулась тобой сейчас,
   Небо проклинать и просить вернуть,
   Боже, я опять не могу заснуть! -- Герда пела тихо, почти шепотом и в ее голосе отчетливо слышались слезы.
   -- Она великолепна, правда? -- раздался справа от Дария голос, на который от инстинктивно обернулся.
   Рядом с ним стоял парень, чуть ниже него самого, в черной облигающей водолазке с длинным рукавом и накинутой сверху темной меховой жилеткой. Единственным украшением служил серебряный медальон в виде змеи и пара металлических браслетов с шипами. Он был облачен в простые темные джинсы, а лицо прикрывала кепка, из под которой торчали неровно выстриженные светлые пряди.
   Парень не поднимал лица на Дария, отчего тот решил, что разговор со случайным знакомым на концерте, это вполне обычное дело, поэтому, помедлив, ответил:
   -- Да, голос у нее замечательный.
   -- И не только голос! -- усмехнулся собеседник с нежностью.
   -- Может быть.
   -- Ты же участник? Рассчитываешь выиграть?
   -- Я верю в победу. -- спокойно произнес Дар.
   -- Такой большой, а верит в чудо! Разве ты не знаешь, что все первые места куплены?
   -- Тогда это просто хорошее развлечение и лишний пиар. -- подмигнул темноволосый.
   -- Знаешь ее? -- парень кивнул в сторону сцены.
   -- Знаком. -- уклончиво ответил Дар, пытаясь рассмотреть незнакомца. Кого- то он определенно напоминал, но вспомнить никак не получалось.
   -- И я вот, знаком. Только о тебе никогда от нее не слышал. Тебя же Дарий зовут, верно? -- в голосе послышалась угроза и парень наконец- то поднял голову, но из- за тусклого света ничего толком рассмотреть было нельзя.
   -- Верно. -- с вызовом ответил Дар. -- О тебе я тоже никогда не слышал от нее.
   -- Ты так уверен? -- парня явно забавляла сложившаяся ситуация. -- Видел у нее крылья? Это я ей их сжег три года назад!
   Незнакомец открыто посмотрел на Дара и тот узнал в нем Кая! Того самого Кая, который мировая звезда, солист группы "Гротеск" и который...должен был приехать гораздо позже! Неужели, сказанное им-- правда?...
   -- Так ты... -- начал было Дар.
   -- Тссс! -- Кай прижал указательный палец к губам. -- Ты меня не видел. И...не говори обо мне Гретте и вообще не приближайся к ней, если не хочешь неприятностей.
   Дарий проводил ошеломленным и яростным взглядом Кая и решительно направился за кулисы. Гретта допевала последний куплет, то беря ноты настолько высоко, что могла бы разбить голосом стакан, то доводя голос до рыка:
   -- И тебя закроют, а сверху крест,
   Здесь для неживых не бывает мест,
   А в пустынной комнате мне молчать,
   Ты уже не в силах будешь мне отвечать!
  
   Багира влюбленно наблюдала за группой и тихо подпевала им. В ее бокале был безалкогольный коктейль, который она изредка тянула через трубочку. Ее состояние было похоже на эйфорию. Девушка точно знала, что "Forgotten Ice" пройдут во второй этап.
   Внимание девушки привлекли два высоких парня, которые не поддались общему безумству в виде слэма, а внимательно смотрели на сцену и о чем- то перешептывались. Все бы ничего, но цепкий взгляд Багиры успел выхватить из реальности момент, когда у одного из парней на руке сверкнула серебряная цепочка с пластинкой, на которой были выгравированы розы с мелкими красными камнями.
   Этот браслет Гретта заказала четыре года назад для Кая. В ответ он подарил ей две серьги в виде звезд и такое же кольцо, пообещав доставать ей звезды с неба.
   В первом парне Бэк узнала Дария.
   Сердце забилось громче, быстрее. Пальцы начали отстукивать чечетку по фужеру, а взгляд был прикован к солистам групп "Гротеск" и "Времена".
   Кай поднял голову и усмехнулся Дару. В ответ у того отразилась гневная гримаса. Светловолосый приложил палец к губам, что- то произнес и развернувшись, ушел. Дар проводив его взглядом тоже ушел.
   Багира бросилась в ту сторону, куда предположительно ушел Кай, но она не нашла его. Топнув ногой, она решила вернуться к столику. Гретта должна была вот- вот вернуться, а что ей говорить и говорить ли вообще, Бэк еще не решила.
   И Норд... Приехал ли он?...
  
  
   Выкрикивая что- то на ходу мы дружной гурьбой ввалились в гримерку и принялись прыгать от радости и веселья. То, что выступили мы круто, было неоспоримо и мы были уверены, что во второй тур мы прошли.
   Я легла на диван и часто задышала от переполняющих меня эмоций. Подобный драйв всегда сопровождал меня на выступлениях и я полностью отдавалась ощущениям и публике. Усталость достигла своих пределов и я хотела было плюнуть на все и уснуть прямо здесь и сейчас, и даже отвернулась к стене прикрыв глаза, но мне в бок уткнулось нечто острое и я вскрикнула.
   Нащупав рукой этот предмет, я извлекла его на свет божий и рассмотрев, поняла что это обычный золотой кулон с рубином, насколько я могла судить. Подобных украшений никто из моих ребят не носил, но я все же решила уточнить:
   -- Парни, это чей?
   Каждый был занят своим делом, но немедленно все обернулись на мой голос и уставились на цепочку в моей руке.
   -- Ого! Дорогая штучка! -- со знанием дела отозвался Адриан. Он частенько дарил девушкам подобные прощальные подарки, поэтому дело он свое знал.
   Ад, отбросил в сторону полотенце, подсел ко мне на диван и начал внимательно осматривать драгоценность.
   -- Ты на ней дырку сделаешь, придурок! -- отозвался Рай и тоже присел рядом. --Могу со стопроцентной уверенностью сказать, что это не Адово!
   -- Почему это? -- возмутился брат.
   -- Потому что, смотри, тут рубин, или нечто на него похожее, братец, ты ненавидишь красный цвет и рубины в частности!
   -- Адриан, ты меня ненавидишь? -- обиженно спросил Ким, складывая руки на груди и надув губы.
   -- Ким, я тебе обожаю. Рай несет чушь. Но это, действительно, принадлежит не мне.
   -- Может, это Бэк? -- подал голос Рик, который пытался навести порядок у меня на столике.
   -- Нет, она золото не одобряет. -- покачала головой я. Подруга могла носить золото, разумеется, но не очень яро его любила, предпочитая серебро. Я придерживалась такого же мнения, но по причине того, что мой организм не воспринимал золото.
   -- Оставляй у себя, авось потом найдем того, кто утерял эту ценность. -- сказал Рай и вернулся к гитарам, которые он сейчас убирал в чехлы.
  
   За одним из столиков нас ждала Бэк, со скучающим видом потягивая третий коктейль, если судить по количеству пустых бокалов. Возможно, их было гораздо больше, а остальные просто унесла официантка.
   Когда мы подошли к столику и по очереди сели вокруг стола, на лице Багиры отразилась некая тревога, но она скрыла ее, взяв себя в руки и открыто посмотрев на меня. Я непонимающе и вопросительно взглянула на подругу, но она покачала головой и влилась в живое обсуждение нашего выступления.
   Остальные группы мы не слушали, лишь иногда, отвлекаясь от болтовни, отмечая недостатки или вспоминая сплетни, интересные случаи и моменты с концертов связанные с их участниками.
   Если же парни были в самом прекрасном расположении духа и с нетерпением ждали окончания концерта и объявления результатов, то у меня в душе выла вьюга, означающая беспокойство и недоверие. Я постоянно наблюдала за Бэк и не могла не заметить, что она ищет кого- то глазами, всматриваясь в толпу.
   Кажется, это заметил и Адриан, поэтому мы, как герои мультиков, пристально наблюдали за любыми изменениями на лице, в поведении и взглядах Багиры. Выглядело это до невозможности весело, но только не для нас. Мы были полны решимости. Для каких действий-- не понятно, но главное стремление к действиям преобладало в нас.
   Мы с Адом переглянулись, подмигнули друг другу и продолжили наблюдать. Подруга была настолько увлечена своими мыслями, что абсолютно не замечала наших изощрений.
   Я не выдержала.
   -- Бэк, что случилось, черт возьми?!
   -- А? Что? Прости, я отвлеклась. -- встрепенулась девушка.
   -- Ты "отвлекалась" последние полчаса! Кого ты там постоянно высматриваешь? Ухажеров ждешь?
   Адриан, усиленно делая вид, что не подслушивает, рассматривал дно своего бокала с соком, но от его усердий у него уши покраснели и между бровей появилась маленькая складка.
   -- Нет, что ты! Какие ухажеры, Гретт. -- Бэк занервничала и натянуто улыбнулась. Но вспомнив, что в подобных случаях она ведет себя иначе, добавила, вскинув бровь: -- Ты с ума сошла?
   -- Хм, может быть. -- недоверчиво произнесла я и тут же переключилась на парней, которые обсуждали девушек.
   Это было нашей любимой темой для разговоров. Причем, я не всегда поддерживала одну и ту же сторону. Часто, я говорила, что женщины незаменимы и вообще, мы-- идеал, реже, что самым нужным существом на земле является именно мужчина, которые бывают гораздо умнее женщин. Это спор мы могли продолжать вечно, ибо находили новые и новые аргументы превосходности одного пола над другим. Адриан, так же, как и я, скакал в своих решениях относительно полов, Рай поддерживал девушек, Ким, естественно мужчин, а Эрик предпочитал не вмешиваться. Бывало, мы спорили до хрипоты, могли подбежать к незнакомцам и спросить у них их мнение или, сидя у нас в квартире, рисовали на листочках всякие схемы, доказывающую нашу правоту. Багира, старалась придерживаться нейтралитета, но бывали моменты, когда живой спор затягивал и ее, вот тогда и она размахивала руками, кричала и заставляла всех замолчать, чтобы высказаться. Но самым любопытным было то, что мы настолько путались кто кого защищает, что создавалось впечатление, что полов в мире не два, а все пять!
   Спор достиг апогея, когда на сцене появился продюсер "Гротеска" и его переводчик. Мы мгновенно замолчали, по примеру толпы и с жадностью стали внимать каждое слово, сказанное ими. Я подалась вперед, а Ад даже вскочил и пошел пробираться к сцене.
   Первыми были названы, естественно, "Времена". Толпа взревела и зааплодировала настолько громко, что у меня заложило уши и разболелась голова. Райан зло взглянул на выходящего на сцену Яниса и скривил губы. Интересно, если бы вышел Дар, какое бы выражение тогда приняло его лицо?
   Вторыми, третьими и четвертыми были абсолютно безалаберные группы, в которых талант отсутствовал напрочь! Я поддержала Рая в кривлянии и начала уже подумывать, что Кай все же где- то здесь и наблюдает за мной и более того, специально не внес меня в список второго тура! Может, оно так и было бы, но Кая тут быть, в принципе, не могло. Его концерт намечался на время третьего тура.
   Пятая группа оказалась не такой плохой, как остальные. Рай удовлетворенно хмыкнул. Багира нервно теребила кольцо на пальце и закусывала губы. Она что, молитву про себя читает, чтобы мы прошли? С нее станется.
   -- Итак, следующая группа, которая порадует нас своим выступлением во втором туре, будет группа... Будет группа... Группа "Forgotten Ice" со своей яркой солисткой, которая покорила сегодняшнюю публику своим нарядом и...голосом! -- позволил себе пошутить переводчик.
   -- Я покорила публику своим...голосом, когда ты в "ин-яз" поступал, придурок! -- проворчала я. Рай лишь усмехнулся, а Багира облегченно выдохнула. Да что с ней, черт возьми?!
   Эрик и Ким тут же вскочили и принялись плясать какие- то шаманские танцы, вокруг нашего столика. Через минуту к ним присоединился Адриан и они в добавок ко всему начали напевать "Реквием по тебе" на какой- то попсовый мотив.
   -- Они сейчас Бога Дождя вызовут и нас затопит! -- возмутилась я, не пытаясь остановить их безумие, а наоборот, с интересом наблюдая за ним.
   -- Или Бога Огня с Оленем... -- медленно произнес Рай.
   -- Олень тоже Бог? -- удивленно взглянула я не друга.
   -- Дурында, вон Ник с Даром идут. И, по- моему, идут к нам. -- покачала головой Багира, поражаясь моей глупости. Я в свою очередь поражалась ее длинному языку, который хотелось оторвать. Или лучше казнить, ведь именно это делали с гонцами, принесшими плохую весть.
   Видеться с Даром мне не хотелось. Госпожа Ревность тут же подкинула воспоминание в виде, заигрывающей с Дарием, девушкой. Я улыбнулась ему, но улыбка больше походила на волчий оскал. Парень приостановился на секунду, пристально взглянул на меня и отвел взгляд, будто я была ему неприятна! Уж чего- чего, а такого поведения я ожидала меньше всего!
   Николас был полон позитива и всячески пытался дарить его другим, но больше было просто некуда. Рик, Ким и Ад достигли высшей точки эйфории и удовлетворенно упали на диван. Нужно ли говорить, что Адриан упал именно рядом с Багирой, но девушка, погруженная в свои переживания лишь легко отстранилась.
   -- Мы это сделали! -- искренне улыбаясь, сказал Ким. Его лицо буквально светилось изнутри и мне захотелось глупо улыбаться ему в ответ.
   -- Ну, и мы это сделали! -- парировал Ник, обнимая меня за плечи и целуя в макушку. -- Эх, а вот была бы ты с нами...
   -- Не дай Всевышний! -- хором воскликнули мои парни и тут же расхохотались. Обижаться на них за это быдо делом неблагодарным, поэтому я отвесила каждому из них затрещину.
   Кто был седьмым претендентом, мы так и не услышали, да и не нужно было. Мы заказали себе выпить, чтобы скрасить этот вечер, но обстановка с приходом Дара стала напряженной и это нельзя было не заметить. Он сам это понял и поднялся, чтобы уйти, но взгляд его скользнул по моей шее и зацепился за кулон.
   -- Откуда это у тебя? -- спросил он, сдвинув брови. Говорить мне с ним не хотелось-- некая обида непонятно за что, еще оставалась в душе, поэтому мне меньше всего хотелось ему отвечать.
   -- Нашли у себя в гримерке. -- нехотя ответила и отвернулась, но неожиданная догадка поразила меня. Тот, кто оставил кулон у нас, тот и порвал наши костюмы... -- Это твой?
   -- Да.
   -- Что же, держи, Дар. -- я недобро сощурила глаза и пыталась рассмотреть на его лице хоть что- то вроде покаяния или стыда, но мои надежда крахом разбились о его непоколебимость. -- Знаешь, я ожидала от тебя чего угодно, но только не подобного.
   На мое заявление обернулись ребята и теперь внимательно следили за нами.
   -- О чем ты, Гретта? -- Дар идеально играл свою роль. Если он так хочет, то мы поиграем. Только по моим правилам.
   -- Мне тоже интересно... -- медленно сказал Рай, поднимаясь и становясь напротив Дара. -- Что ты на это раз учинил?
   -- Ничего, Рай. --осадила друга я. -- Мальчик просто очень хотел выиграть, не так ли?
   Лицо Дара изменилось и он стал тем самым самовлюбленным циником, которого я привыкла видеть в нем. На его губах играла презрительная улыбка, а глаза переполняла ярость, смешанная с игривостью. Темные волосы сейчас, как никогда, подчеркнули его бледность и он стал похож на вампира, готового вот- вот броситься на свою жертву и разодрать ей горло. Жертвой на сцене сегодня была я.
   -- Да, Герда, я очень хотел выиграть. Но, увы, Кай купил своим ледяным сердцем первое место тебе, и ты, как оказалось, зря обнажала свою плоть перед публикой, моя милая. Все зря. -- и он, зло и дико расхохотавшись, оставил нас.
   Конец первого акта. Занавес. Актеры ушли восвояси.
   -- Твою мать... -- только и могла выговорить я.
   -- Хочешь, мы догоним ему и объясним кое- что? -- предложил Рай. Иногда, мне казалось, что вырос он в какой- то преступной банде, где проблемы решались только кулаками, настолько воинственным был мой друг.
   -- Нет, не стоит, Рай, не стоит... Он знает Кая, я уверена, поэтому у нас назревают большие проблемы...
   -- Он же назвал тебя Гердой! -- пораженно откликнулся Ад и уткнулся ладонями в лицо.
   -- И убил наши костюмы... -- зло процедила я.
   -- Гретта, насколько сильными могут быть проблемы? -- заботливый Эрик, как всегда, смотрел в суть проблемы и был готов начать решать ее прямо сейчас.
   -- Если он сказал, что Кай купил мне выигрыш, то он его видел, либо связывался, а это грозит нам тем, что все узнают о потасовке результатов. -- объяснила я.
   Звон разбивающего бокала заставил нас обернуться. Бэк беспомощно и извиняюще улыбнулась и подозвала официанта. Тревога на ее лице была четко написана, что подтверждало мои опасения о том, что подруга что- то скрывает. Врать она никогда не умела.
   -- Кай приедет только к третьему туру. -- отчеканил Николас, словно заучил эту фразу.
   -- Это он тебе так сказал? -- усмехнулась я.
   -- Да.
   -- Значит приехал не Кай, а кто- то из его доверенных лиц. -- заключила я. -- Например, Норд. Ох, я, кажется соскучилась по этому подлецу!
  
  
  
   Вернувшись домой далеко за полночь, я молча прошла в комнату, не сказав ни слова своему любимому братцу. В нашей квартире находилась Оделия и я, едва сдерживала себя, чтобы не устроить грандиозный скандал. Тот факт, что брат пропустил мой концерт из-за какой- то дуры, меня раздражал. С Багирой говорить не хотелось, ибо я на нее обиделась заочно. Она тоже не стремилась разговаривать. Наш дом погрузился в молчание, лишь редкие вскрики Оделии нарушали его.
   Ощущение, что за мной следят дома лишь усилилось и я, для верности, подошла к окну, дабы проверить, не стоит ли какая- нибудь личность у меня под окнами.
   На улице было пустынно. Я распахнула окно, чтобы вдохнуть чистый и морозный воздух. Эта осень пахла совершенно иначе, нежели та... Три года назад... Каждая осень имела свой запах. Я любила, когда осень носила запах ледяной свежести. Золотые листья и кристальные осколки в лужах пахли для меня так. Но ни одна осень не повторялась. Та осень пахла солнце, счастьем и немного дождем.
   Я не помнила, как пахнет твоя осень. Я забыла, Кай...
  
  
   Разбудил меня звонок телефона. Это был Ким. Не знаю почему и как он простил Дария, за наши костюмы, но он это сделал, хотя, он, наверно, и не обижался на него, что было несколько прискорбно для меня.
   Ким будил меня, дабы напомнить о свидании и просил разбудить Бэк. Я отказала ему в этой просьбе, в свою очередь попросив разбудить ее самому. Он согласился, догадавшись о моем настроении и отношении, в данный момент, к Багире.
   Я принадлежу к тем людям, которые не прощают на следующий же день. Скорее наоборот, я буду ходить надутая, пока передо мной не извиняться, причем могу я обидеться на сущий пустяк. Как сейчас.
   Приняв душ, я зашла на кухню и была несколько ошеломлена присутствием здесь Оделии. Девушка, завернувшись в полотенце, сидела на диванчике и пила кофе. Фела не было видно, что взбесило меня еще больше!
   Миллион матов пронеслись у меня в голове. Руки я сжала в кулаки, потому как они очень хотели попасть в волосы этой дряни и выдрать их с корнем. Какого дьявола, это чудовище делает в моей квартире, на моей кухне и в моем полотенце?! Да я ее по стенке сейчас размажу и брата вместе с ней!
   -- Выметайся. -- скомандовала я, без предисловий и указала на дверь.
   -- Что? -- переспросила эта дрянь, прижимая плотнее к груди полотенце. Она была обнажена и я была в этом уверена. Лишний размах для моей фантазии и ярости.
   -- Ты меня не поняла? Я сказала: выметайся немедленно и прихвати вещички, иначе я вышвырну тебя из дома прямо в таком виде. Пять минут.
   -- Вот придет Феликс...
   Договорить ей я не дала. Я ненавидела неподчинение. В совокупности со злостью это дало огромный взрыв, который приказывал телу, а не разуму. Мозг не успел ничего воскликнуть или предупредить, как я уже схватила девушку за руку и потащила в коридор.
   Она кричала. Она поливала меня такой грязью, что я невольно заслушалась, но ненависть брала свое и я продолжала ее тащить за собой. На ее проклятья из комнаты выбежала Бэк, но к счастью, не стала ничего предпринимать, а лишь улыбнулась уголком губ и пожелав удачи, удалилась в ванну.
   Из ванны выбежал Феликс. С его волос стекали капли воды, а на поясе было наспех нацеплено полотенце. Гамма эмоций отразилась на его лице и я ощутила, что он меня сейчас убьет. Он взревел, но я самодовольно усмехнувшись, сорвала с Оделии полотенце и распахнув входную дверь, толкнула ее в дверной проем.
   -- Дура! -- заорал брат и кинулся на меня, намереваясь то ли задушить, то ли просто ударить. Я ловко увернулась и гордо задрав голову пошла на кухню, сказав на последок:
   -- Феликс, я позвоню отцу и скажу, что ты связался с наркоманкой. Я тебе обещала, что устрою ад. Считай, он начался.
   Багира, вернувшись из ванны, заварила мне кофе, чем восстановила утраченный мир, но рассказывать о своих переживаниях не спешила. Я была с этим временно согласна.
   Мы собирались встретиться с парнями в парке в двенадцать, поэтому сборы проходили очень быстрыми темпами. Я опасалась, что даже мой "Шкодик" нас не спасет: на дорогах могли быть пробки.
   В половину двенадцатого мне позвонил Дарий. Наша игра продолжалась, поэтому я с радостью взяла трубку, дабы выслушать его угрозы и крики о позоре его сестрицы. Какого же было мое удивление, когда я услышала его гогот в трубке, который поддерживал Ник.
   -- Гретта, наверно мне нужно тебя за это убить? -- хохоча, еле выговорил он.
   -- О, разумеется, mon brave! -- улыбнулась я. -- Ты определенно должен меня убить! Могу предложить дуэль.
   -- Прости, my darling, но сегодня у меня свидание!
   -- Ах, какая жалость, сударь, у меня тоже! -- разговор начал меня забавлять. Если бы еще не истерический смех Николаса на заднем плане...
   -- Как ты умудрилась выставить ее на смех? -- перевел тему Дар.
   -- Она тебе не рассказала? -- поразилась я. Даже странно, что Оделия не рассказала брату все подробности!
   -- Ну, из ее рассказа я понял только то, что ты как- то ее опозорила и теперь она не сможет стать девушкой... Кая.
   -- Даже так? -- хмыкнула я. Напоминание о Кае не вызвали отчего- то никаких эмоций. -- Дар, я ненавижу твою сестру и не хочу, чтобы она была с моим братом. Поэтому, если она не хочет неприятностей, пусть к нему не приближается. Я, иногда, могу быть, знаешь ли, немного несдержанной.
   -- Где- то я это уже слышал... -- шепнул парень. -- Я заеду за вами ровно в двенадцать с Кимом. Будьте готовы.
   --Дар, да не бери в голову, эту шлюху давно надо было на место поставить, ей же не привы... -- что хотел сказать Ник, я так и не поняла: Дар отключил телефон.
  
  
   Девушки должны опаздывать. Всегда, везде и при любых обстоятельствах. Так считает каждая девушка, когда опаздывает и каждый парень ненавидел это правило, когда опаздывала так считающая девушка. Ким этого правила не знал, поэтому ждал в машине нас спокойно, выслушивая ругань на наши головы от Дара, который обещал наложить проклятие на это правило, девушек и меня заодно. Тот факт, что я тоже девушка, он даже рассматривать не стал.
   Мы прыгнули в машину, когда минутная стрелка перевалила за половину. Ким радостно поприветствовал нас, сказав, что он наш должник по гроб жизни, ибо девушки уже находятся в парке и поджидают его. В одной из социальных сетей он специально написал, что у него свидание и даже где. Ну, а девушкам только повод дай, чтобы проследить за кумиром.
   Дарий же не был столь приветлив, а холодно взглянув на нас, завел машину. Ее я, кстати, оценила. Уж не знаю, откуда у Дария столько денег на черное "Ferrari", но блаженство, которое я испытывала, садясь в машину своей мечты, было невозможно описать словами.
   Багира не испытывала столько эмоций по этому поводу, как я, поэтому скептически окинула взглядом салон и откинулась на спинку и прикрыла глаза. К машинам она относилась крайне равнодушно.
   Эх, не понимает она всей прелести быстрой езды. Как можно было не ощущать безумный восторг, когда рассекаешь дороги на полной скорости, мчишься только вперед, уши закладывает от потоков воздуха, а ветер треплет твои волосы, я не понимала и не желала это делать. При малейшем моем превышении скорости, Бэк орала мне в ухо дурным голосом и приходилось еле тащиться, даже ели дорога была пуста. Вылазки на трассу я делала самостоятельно и в тайне. Только так я расслаблялась и отдыхала от повседневных забот.
   -- Куда поедем? -- вывел меня из размышлений Дар.
   -- К Центральному парку. -- ответил Ким. -- Эти суккубы там...
   Дар коротко кивнул и машина тронулась с места.
   На пути Ким рассказывал нам наши обязанности и планы. Я и Дарий их выслушали вполне спокойно и согласились со всеми пунктами. И все бы прекрасно, но у нас была Багира, которая наотрез не жалела обнимать, целовать и держать за руку Дара. Мы пытались ее уговорить. Я пыталась ей угрожать. Моя упыриха была непреклонна.
   Дар, затормозив у светофора, предложил поехать домой, на что уговоры Ким смешались с его хныканьем. Она сдалась.
  
  
   Когда друзья подъехали к парку, их уже ждали. Ким издали заметил трех девушек, которые смеялись и что- то яро обсуждали. Он занервничал и даже не хотел выходить из машины, но Дарий пообещал, что они на всякий случай будут рядом, поэтому поводов для волнения пока нет.
   Темноволосый распахнул дверь автомобиля для Гретты и Багиры. Первая показала Дару язык, вторая любезно поблагодарила. Дар удивлялся, как эти двое могут быть лучшими подругам, если одна вредина до мозга костей, а вторая до того же мозга приличная. Феноменальная женская дружба...
   Ким ухватил Гретту за руку и утащил вперед. Дар и Бэк плелись сзади, так же держась за руки, при чем девушка пыталась постоянно вырваться, но парень шикал на нее и обещал, что на подобные выходки он перейдет границы и начнет обнимать ее. Багира послушно успокоилась.
   -- Багира, каков твой идеал парня? -- неожиданно спросил Дар, пристально всматриваясь в фигуру Гретты и Кима, который изредка наклонялся к девушке, чтобы поцеловать ее. Поцелуи были ненастоящие, но об этом знал лишь Дар и Бэк. Для девчонок, преследующих их, было видно лишь то, как Ким приближает лицо Гретты к своему, а остальной процесс скрывали длинные волосы гитариста.
   -- Мой идеал? -- задумалась Багира. Она даже не удивилась вопросу, а принялась спокойно на него отвечать. -- Уверенный, статный, немного эгоистичный и... -- Багира на мгновение задумалась, вспоминая Норда. -- И козел.
   -- Что? -- удивленно переспросил Дар.
   -- Козел он, говорю. -- нетерпеливо пояснила Багира. Дару понятнее от этого не стало.
   -- Кто?!
   -- Да все! -- вспылила девушка, злясь на тупость вокалиста.
   -- Но Адриан же не такой... -- неуверенно, с улыбкой проговорил парень.
   Он забил первый гвоздь в крышку своего гроба этой фразой.
   Багира и сама не знала, как она относилась к Аду. С одной стороны, он был ей симпатичен, а с другой... А с другой был Норд, с которым было незаконченно, недописано, недолюбленно... Адриан же был чем- то новым и неизведанным. То, что она ему нравится, никак не воспринималось девушкой. Она еще помнила, как ее любил Норд. Без лжи, фальши и ванильных медвежат. Это было реально, страстно и по- настоящему, несмотря на столь юный возраст.
   -- Мне плевать, какой Адриан, Дар. Сменим тему. -- резко ответила Бэк и потащила парня вперед, ибо они едва не потеряли друзей из вида.
   -- А какой идеал у Гретты?
   Багира остановилась и внимательно посмотрела Дарию в глазах. Помимо пустоты и цинизма, там плескалось нечто, напоминающее...любовь?!
   -- Бэк, пойми, мне это нужно! -- с жаром выпалил темноволосый, схватив девушку за плечи. -- Я... Я не знаю, что со мной происходит, у меня такое впервые... Но я думаю о ней, понимаешь? Это самое хреновое состояние, которое у меня было! Я не хочу ее в физическом плане и у меня волосы от подобной мысли встают!
   -- О, да... -- протянула Багира. Ее сарказм лился, словно смертельный яд. -- Парни привыкли думать тем, что у них встает. В твоем случае это...волосы!
   -- Дура! Я тут тебе душу изливаю, а ты со своими насмешками! -- зарычал Дар, отпуская Бэк и доставая сигареты.
   -- Не кури при мне, меня это раздражает!
   -- Не язви при мне, на меня это навевает скуку. -- в тот ей парировал парень.
   -- Упырь!
   -- Словечки Гретты так знакомы... -- мечтательно шепнул Дар. -- Так значит, она и есть та самая Герда, да?
   -- ..., с чего ты взял? -- Ругалась девушка матом редко, но, как говориться, метко. Дар чуть сигарету не уронил.
   -- Твой комментарий лишь подтвердил мои догадки. Она была с Каем... Ха, так вот кому он целую программу посвятил! -- Дар, запрокинув голову, расхохотался, чем жутко напугал Багиру.-- "Герда, я возвращаюсь"! Как символично! Ха-ха-ха!
   -- Дарий, ты меня пугаешь...
   -- Расскажи мне все, пожалуйста! -- выдохнул Дар, приближаясь к девушке совсем близко.
   -- Не дыши только на меня! -- поставила она условие. -- Когда Кайлинн и Гретта познакомились, ей было вроде лет одиннадцать или двенадцать, точно не помню, мы не общались тогда. Кай на два года старше Гретты, погодок Фела. Именно Феликс впервые привел Кая в к ним в гости.
   Кай пять лет жил в Англии, так настояла его мать, и вот когда он вернулся радости Феликса не было предела и он устроил пир горой у них дома в честь приезда друга. Гретта Кая едва помнила, поэтому, когда она вернулась домой и застала толпу орущих и слегка выпивших друзей Фела, немедленно принялась их гнать вон. Ну, ты сам знаешь ее нрав...
   Феликс обиделся тогда жутко, рассказал все родителям, Гретта в ответ наябедничала, что у них было шампанское и разразился скандал. В итоге, под домашним арестом оказались оба. Общая беда, как говориться, объединяет и они помирились.
   Каю Гретта, конечно, приглянулась сразу. Он постоянно просил, чтобы Феликс брал ее с собой, но она связалась с компанией каких- то подростков- неформалов и ей было не до всяких Каев. Тогда Кай подвигнул друга на другую авантюру: Феликс регулярно стал приводить в гости Кайлинна. Ха, знал бы ты, какой разгром устраивала Гретта, Феликс любит описывать все в лицах, а когда присоединяются Норд и Ник...
   -- Ты и с Нордом знакома? -- поразился Дар.
   Багира на миг запнулась, перевела дыхание и продолжила:
   -- Об этом позже. Так вот, спустя три месяца борьбы за эту самовлюбленную нахалку, Кай победил. Знал бы ты, как тяжело далась ему эта победа! В доме семейства Леонгард цветы не исчезали! Поначалу, Гретта их выкидывала, а потом... Она целый гербарий собрала из роз, только сейчас эта ценность храниться у нее под кроватью и она боится на нее смотреть... -- Грустно сказала Багира, вспоминая о чувствах подруги. Наверно, ей тоже больно...
   -- Дальше, дальше что? -- нетерпеливо вывел ее из ступора Дарий.
   -- А дальше она перешла с Каем, братцем, Нордом и Ником в другу школу и познакомилась со мной. Ох, это было чудное времечко... -- хохотнула девушка. -- Но тебя ведь не интересует лирика? Три года для нас было счастьем. Ты не поверишь, но мне даже нечего вспомнить плохого из того времени! Когда же Гретте стукнуло шестнадцать и она уже как второй год пела с Каем в группе, наш ледяной мальчик объявил нам, что завтра уезжает. Навсегда. За границу. Типа контракт хороший, все такое... И уехал. Не забыв прихватить Норда.
   -- А Николас?
   -- Он уехал через год. И стал полноправным членом группы "Времена". -- Багира пыталась скрыть боль за ресницами, улыбкой, глупыми фразами, но Дар был слишком умен, чтобы все понять.
   -- Ты его любила? Норда, я имею в виду.
   -- Я его люблю! -- воскликнула Бэк с улыбкой и одновременно слезами на глазах. -- Побежали, Дар, иначе что- нибудь интересное пропустим!
   Ребята догнали Гретту и Кима, которые порядком устали изображать влюбленных и предложили пойти в кафе. Девушки в кустах, упорно и неумолимо продолжали нести свой пост.
   Дару с Багирой было смешно. Они, на удивление Гретте, сблизились и иногда перекидывались непонятными подмигиваниями и шуточками. Когда же у Багиры появлялась самая легкая грусть в глазах, замечал это, никто иной, как Дарий и ободряюще что- то шептал девушке на ухо. Она моментально приходила в себя и становилась прежней Бэк.
   Уставшая Гретта обессиленно положила голову на сложенные на столе руки и что- то простонала. Багира переключила внимание на нее и принялась уличать в том, что ей, "дурынде такой", актрисой никогда не стать, потому что она ленива, как Фел и даже другу помочь не может!
   Сравнение с Феликсом подействовали на девушку, как кофе после сна, и она, уже бодрая и мило улыбающаяся, поднялась и потянула за руку Кима.
   -- Пойдем, любимый, я хочу снова прогуляться по парку!
   Бэк и Дар подождали мгновение, когда "парочка" удалиться и направились за ними. Из Дара так и намеревался вырваться беспричинный смех, который он всеми усилиями в себе заглушал. Вид коротко стриженной девушки, натянуто улыбающейся и проклинающей всех поклонниц своего друга, Дара очень забавлял. Ему неожиданно захотелось догнать ее, прижать к себе и потрепать по светлым волосам, но одернул себя, одел маску равнодушия и в компании Багиры покинул кафе.
   То, что начало происходить дальше, не предвещал никто...
   Солист "Времен" был истинным джентльменом, поэтому, вспомнив, что по сценарию, он сейчас обожает Бэк, решил побаловать ее. Воздушные шары, выигранный плюшевый медведь и огромный леденец на палочке не вызывал у него восторга. Наоборот, он готов был швырнуть эту кучу розового цвета в лужу и еще потоптаться на ней, но сознание подсказывало, что девушки такое любят. В фильма, уж точно любили, а нормальных свиданий, кроме ночных, у Дара не было.
   Вернее были, но давно... И это стало ложью со временем...
   Багира мысленно была солидарна с Даром, но играла послушную и милую девушку, чтобы не обидеть этого упыря. Если он так и к Гретте подкатывать начнет, то подруга его в асфальт закатает... Он подобной ванильно- плюшевой нежности ее тошнило.
   Бэк была очень терпелива по натуре. Она прилежно училась, не спорила с преподавателями, была покладиста и исполнительна, но сейчас был другой случай.
   Леденец на палочке морально уничтожил Бэк и подорвал ее мозг.
   -- Дарий, я, конечно, не хочу тебя обидеть, но... Я тебе что, ребенок, чтобы мне эту ... дарить?!
   -- Второй мат за день, Багира! -- наигранно возмутился Дарий, но мысленно облегченно выдохнул. Еще бы чуть- чуть и он сам бы наорал на Бэк за ее восторг от его "ухаживаний".
   -- Да мне плевать, какой он за... Дар, смотри! -- воскликнула она и указала пальцем в сторону Гретты и Кима.
   Подруга, решительно шагнула к красноколосому, что- то шепнула и притянув к себе, поцеловала! Поцеловала!
   Дарий сильно сжал руку Багиры и расширенными глазами смотрел на этих двоих, представляя, как превращает, некогда милую улыбку Кима, в кровавое месиво.
   Пульс застучал в висках, ноги отяжелели, а тело перестало слушаться. На смену спокойствию пришло пламя. Нет. Огонь, лава. Которая намеревалась сжечь Дара изнутри гаммой эмоций, которые смешались в его душе и разуме. Сквозь поволоку мыслей он услышал голос Багиры:
   -- Дар, пусти. Дар, мне больно!
   Он немедленно отпустил девушку и направился к Гретте. Она только оторвалась от Кима и теперь улыбалась ему, а то смущенно и несколько зло смотрел на подругу. Она обняла его за плечи, повернулась, чтобы идти дальше, но замерла и начала падать.
   Дарий успел подхватить ее и обнаружив, что у девушки обморок, поднял ее на руки.
   Багира уже стояла рядом и обеспокоенно смотрела на подругу убирая с ее лица волосы. Она помнила мало случаев и причин, по которым Гретта могла просто так хлопнуться в обморок. И тут ее осенило.
   Бэк обвела взглядом территорию парка и столкнулась взглядом с темно- синими глазами, которые внимательно наблюдали за девушкой. Каштановые волосы перебирал ветер, а губы парня были плотно сжаты, что придавало ему вид эдакого короля, на которого взглянул нищий.
   Норд был великолепен даже в таком образе. Багира пошатнулась и отвела взгляд.
   Рядом с Нордом она увидела и Кая. Причина обморока Гретты стала понятна, как никогда.
   Норд удерживал Кая за плечо. Кай посмотрел на Бэк и снисходительно ей улыбнулся. Он прикоснулся двумя пальцами к губам и указал ими на Гретту.
   Багира покачала головой и пошла за Кимом и Даром, который нес Гретту к машине.
   В машине все молчали, погруженные в свои мысли.
   Дарий едва не сбил пешехода: так сильно гнал свое авто, Ким нервно что- то писал в мобильном телефоне. Скорее всего, братьям- близнеца и Рика, а Багира молила всех святых, которых могла вспомнить, чтобы Гретта упала в обморок не из-за того, что узрела Кая, а, например, из-за сильно палящего солнца... Все лучше, чем снова бороться за нее, за ее улыбку или хотя бы хорошее настроение.
   -- Будь ты проклят, Кай... -- Прошептала девушка, глядя из машины в пустоту. -- А Норда пусть черти покусают, чтоб ему пусто было...
  
  
   Выдержке этих молодых девушек я поражалась! Нет, объясните мне насколько упертой нужно быть, чтобы следить на протяжении двух часов за этим красноволосым упыренышем?! Мы и обнимались с ним, и за ручки держались и даже (о боги!), изображали поцелуи! Все, как о стенку горох, чтоб их!
   Я столько проклятий придумала в их адрес, что Ким едва не стонал от смеха, но играл свою роль до конца.
   Дар и Бэк шагали где- то позади и если говорить на чистоту, мне было абсолютно плевать о чем они там болтают. В том, что подруга не болтнет лишнего, я была уверена. Хотя...эта ее неспособность врать... Будем верить в лучшее!
   В кафе я не выдержала и просто завалилась спать. Плевать, что на нас, наверно, смотрели люди: я устала! Как же тяжело актерам...
   А еще Бэк и мой милый упырь по имени Дар. Для меня было шоком, что они так мило воркуют, словно знакомы всю жизнь! Это моя подруга! Мало того, что он у меня Кима забрал, Ника в группу утащил, так еще и Багиру на свою сторону переманил! Такими темпами и я окажусь в его цепких лапках!
   Если его лапки будут теплые и нежные, то я, в принципе, готово попасться...
   О чем я думаю?! Он-- мой враг и точка! Он тот, кто отнимает у меня победу в конкурсе! Он... Он... Он, зараза, так чертовски мило улыбается!
   ...Я его убью...
   После долгой лекции от Багиры, что актрисой мне не стать и вообще, я-- ужасный друг, я снова направилась на улицу, дабы продолжить играть самую бездарную роль в мире и бороться за счастье друга.
   Девушки, сидевшие за соседним столиком и не спускавшие глаз с Кима, тут же выбежали за нами. Хоть бы прятались, что ли!
   -- Так, Ким, таким образом мы никогда от них не избавимся! -- я решительно развернула за плечи друга к себе и пристально посмотрела его в глаза. -- Ты меня любишь?
   -- Ну... да, конечно, ты же моя подру...
   Договорить я ему не дала, закрыв рот поцелуем. Если это и стало для него ударом, то ненадолго: через пару секунд он начал отвечать на поцелуй и даже обнял меня за талию. Я мысленно усмехнулась. Может, Ким сменит ориентацию после такого, а?
   Прекратив поцелуй, я улыбнулась другу и обняв его за плечи, хотела было пойти дальше, но взгляд наткнулся на преграду.
   Кайлинн всю жизнь ненавидел свою близорукость и цвет глаз. Они у него были карие и он считал, что они ему не идут, поэтому всячески старался скрыть этот недостаток, а именно фиолетовыми линзами. Иногда, он мог позволить себе и красные, но исключительно на концертах.
   Год назад из СМИ я узнала, что Кай сделал долгожданную операцию по восстановлению зрения, но фиолетовым линзам до сих пор не изменял.
   Его неестественные фиалковые глаза сейчас улыбались мне на растояниии метров десяти. Понять, что передо мной Кайлинн и никто иной, я смогла далеко не сразу. Волосы были все так же неровно острижены и взлохмачены. На лице ни грамма косметики, что делало его лицо невероятно милым, как раньше... Я, кажется, забыла каким он был тогда... Слишком привычными стали фотографии с концертов, где на его лицах были самые разнообразные маски, гримы и рисунки.
   Кай открыто мне улыбался и уже подался было вперед, как у меня в глаза резко потемнело и я ощутила, что падаю...
  
  
   Интересно, мне сейчас а самом деле плохо или просто себя так жалко, что хочется еще немного поваляться в мягкой постельке, тяжко повздыхать и поделать жалостливое личико, чтобы мне посочувствовали?
   Нет, мне действительно плохо. В обмороки я падала крайне редко и в основном от давления. Сегодня же давление, видать, ударило слишком сильно. Голова болела так, будто меня приложили чем- то тяжелым по затылку. А может и приложили, кто знает? Наверно, Дарий! Он давно мечтает от меня избавиться... Или Багира. Но у нее, вроде, причин веских нет. Ким точно не будет! Или Кай... Сволочь, ты, Кай, сволочь...
   Я с огромным усилием открываю глаза, а если точнее, то слегка разлепляю веки и...
   -- Кайлинн? -- Голос оказался сиплым и тихим. Что это со мной?
   Закрыв глаза и потерев их руками, я снова их открыла. Теперь полностью и была накрыта с головой своими же эмоциями! Радость, злость, шок и непонятная нежность возникли тут же потухли, лишь услышав фразу Дария:
   -- Прости, твоим снежным королем я не являюсь!
   -- Дарий? -- прохрипела я, оглядываясь.
   Комната была в черно- белых тонах, в стиле хай- тек. Чувствовалась рука мастера. Довольно- таки широкий диван, плазменный кинотеатр на противоположной стене, маленький стеклянный журнальный столик, с непонятными красными побрякушками внутри-- единственное яркое пятно в комнате и одинокое кресло неподалеку. Огромных размеров стеллаж с книгами и целая коллекция черно- белых снимков на стенах, взятые в причудливые металлические рамки привлекли мое внимание и я с интересом стала их рассматривать. Пейзажи, портреты людей, грифы гитар в макро, все это было несколько необычно, но в то же время так знакомо, что создавалось ощущение, что я была здесь раньше...
   -- Нет, я -- Кай! -- саркастически ответил Дар, чем вывел меня из задумчивости.
   -- А где я, Кай? -- Назвался груздём - полезай в кузов, как говориться. Тоже мне, Кай местного разлива!
   -- У меня дома. -- огрызнулся Дар, пожалевший о своем высказывании. -- Ты, как впечатлительная девушка века, этак, восемнадцатого, хлопнулась в обморок! Неужто сударыня мужика раздетого узрела в парке том?
   -- Закрой рот и прекрати издеваться, сударь! Мне надо домой... -- От резкого движение голова снова закружилась и я опустилась обратно на кровать. -- Я передумала, сегодня я остаюсь здесь!
   -- Чего?! Ты мне зачем тут нужна, а? Выметайся давай! -- шутил Дарий или нет, было не понять, но убираться желания не было. Еще свалюсь где- нибудь опять, кто меня оплакивать будет?
   -- Выметается мусор-- это раз. Такая ценность, как я, нужна всем, милый-- это два. А в- третьих, какого ж черта ты меня притащил сюда, упырь?! Домой не судьба было?!
   -- То упырь, то милый... Ты бы определилась, ценность, блин!
   Я не пожелала отвечать на его, поистине риторический, вопрос и накрыв голову одеялом, закрыла глаза. Спать не хотелось абсолютно, но может, он хотя бы комнату покинет, а там можно и спокойно телевизор посмотреть, только тихо. Сидеть с ним, а тем паче, разговаривать, я не собиралась по причине природной вредности. Пусть проваливает, на сегодняшнюю ночь это кровать принадлежит мне!
   -- Ты что, правда будешь тут ночевать? -- по- моему он до конца не осознал тот факт, что я решила тут остаться и уповал на чудо. Прости, упырь, но чудо из меня фиговенькое...
   -- Да! -- пробурчала из- под одеяла я.
   -- Тогда, я тут посижу, пока не уснешь.
   -- Чего?!-- заорала я и откину прочь свое мнимое ограждение от внешнего мира. -- Ты что, совсем очумел? Я больна, мне плохо, у меня кружиться голова и тошнит в придачу, а ты тут телек смотреть собрался? У тебя совесть есть?!
   -- Тебе показать? -- равнодушно откликнулся Дар, садясь в кресло и пультом включая телевизор.
   -- Кого? -- не поняла я.
   -- Совесть. Она правда в моей спальне висит, но ты не дойдешь туда по причине своей слабости.
   -- Кто висит? -- мысли в голове перемешались и не желали собираться в единую.
   -- Совесть! Картина Николая Ге "Совесть. Иуда." 1891 года. Ты что, совсем мировую художественную культуру в школе не изучала? -- Дарий был обескуражен и поражен до глубины души. Я же ощутила себя форменной дурой. -- Правда, там интерпретация, но выполнена она на "отлично".
   -- Дарий, ты такой идиот... -- прошептала я, усаживаясь поудобнее, чтобы тоже смотреть в этот дурацки ящик, который я секунду назад мечтала посмотреть, а теперь проклинаю его.
   -- Я помню. -- в тон ответил мне парень.
   Дарий часто переключал каналы, не стремясь останавливаться на каком- либо определенном. Он даже не всматривался что именно там показывают, просто механически нажимал кнопку. Я не была против такого положения дел. Мне даже доставляло некое удовольствие мелькание лиц на экране. А если прислушиваться к фразам, то можно собрать какую- нибудь веселую цитату. Когда у меня получилось "хомяки убили лучший порошок, мы доказали реформирование страны это же дракон!" я захохотала в голос, чем заслужила удивленно- скептический взгляд Дария.
   -- Гретта, тебе очень плохо? -- его заботливый голос не сочетался с выражением лица.
   -- В смысле? -- зажимая рукой рот, чтобы снова не засмеяться.
   -- Тебе принести таблетку? -- парень был серьезен, как никогда, а мне становилось лишь смешнее.
   -- Успокоительное, типа?
   -- Упокоительное, черт возьми! -- психанул Дарий, выходя из себя. -- Ты же совсем недавно возмущалась, что тебя тошнит! -- Но неожиданно выражение его лица изменилось и он подошел ко мне и присел на диван. -- Какой месяц?
   Неприкрытое ехидство в глазах и голосе.
   -- Дарий, я тебя сейчас сама упокою! Ты что подумал, козел?!
   -- Я -- упырь! -- гордо задрав нос, поправил меня он. -- А отец, наверно, Кай?
   -- Ну, ты и...
   -- Упырь! Я-- упырь, запомни, пожалуйста.
   -- Заткнись! -- я с силой ударила его кулаков в грудь, но он перехватил мои запястья, перекрывая все попытки к новым ударам.
   -- Успокойся. Я принесу тебе лекарство, а ты спокойно... Я сказал: спокойно! Ты посидишь здесь, поняла? -- то, как Дарий умел менять голос, лица, настроение и видимо, характер, удивило меня. Я даже забыла ответить ему что- нибудь столь же противное.
   Я откинулась на подушку и уставилась в потолок. За все время пребывания, недолгое время, конечно, здесь я ни разу не вспомнила о Кае, только сейчас. То, что я его увидела, было несколько неприятно, но старые теплые воспоминания перекрыли весь негатив и я было относительно в норме. Я ожидала нечто подобно. Он любил сюрпризы. Даже странно, что он показал себя еще на первом туре или... Он не хотел меня видеть и встречаться, поэтому скрывался?...
   Подложив руки под голову, я серьезно задумалась. Нет, уже не о том, что Кайлинн объявился, а о том, что эмоций слишком мало для меня, той, которая грезила о Кае последние три года! Слез не было, смеха не было. Ничего не было! Только непонятный холод...
   Дарий вернулся с подносом, который был просто завален едой! Меня тут же замутило.
   -- Я это не буду.
   -- Гретта, тебе нужно поесть. -- приказал Дар.
   -- Я не смогу, меня мутит от одного вида! -- я отползла к самой стене, пытаясь спастись от этого горе- медика!
   -- Хорошо, тогда выпей это и ложись спать. -- он протянул мне стакан и заставил выпить содержимое. -- Теперь спи.
   Обычный холод превратился в лед, который захотелось немедленно растопить.
   -- Дар, можно я тебя обниму? -- шепотом спросила я и не дождавшись ответа, обняла его за шею, прильнув всем телом.
   Он секунду сидел не двигаясь, а потом обнял меня за талию, прижав к себе.
   Я уткнулась ему в шею и вдохнула тепло, которое заставило лед пойти мелкими трещинами, а вскоре и вовсе разлететься осколками. Темные длинные волосы Дара щекотали мне лицо и я невольно улыбнулась.
   -- Я ненавижу тебя, Дар. -- с жаром прошептала я. -- И я тебя когда- нибудь убью...
   -- За свою секундную слабость? -- прошептал он в ответ. -- Убьешь. Только не сегодня...
   Я так и уснула у него на руках, а случайно проснувшись ночью и обнаружив, что он рядом, тихо ругнулась и закрыла глаза.
   "Я убью тебя завтра..."
  
  
   Начинать утро с мысли: "опоздала" я ненавидела, но это утро началось именно так. Мы с Даром, как ненормальные бегали по квартире, кричали друг на друга и пытались найти свои вещи, абсолютно позабыв, что спали вместе, что было, несомненно, на руку. Мне.
   Даже в мыслях я пыталась оградиться от воспоминаний об этом позоре. Своей слабохарактерности и податливости. Это бесило невероятно. Хотелось либо убить Дария за то, что он позволил мне быть такой и даже сам подтолкнул к этому, и одновременно снова прижаться к нему, согреться...
   Посыпая проклятьями меня и мою медлительность, Дар выскочил на улицу и спешно начал заводить машину. Я бежала следом, пытаясь поправить прическу по дороге.
   -- У нас двадцать минут! -- сообщил Дарий, трогаясь с места.
   -- На дорогах пробки, надо в объезд. -- по- привычке чувствуя себя водителем, ответила я.
   Дарий коротко кивнул и погрузился в свои мысли. Его "ferrari" плавно, но в тоже время быстро ехало по дворам, где дороги оставляли желать лучшего. Где- то я слышала, что машины тоже имеют душу или разум и способны проявлять эмоции. Одной из главных эмоций машины Дара было то, что она полностью подчинялась хозяину и буквально сама выбирала маршрут и перемещалась, парень же прикасался к рулю лишь кончиками пальцев.
   До университеты мы добрались за десять минут и буквально вылетели из машины, стараясь всячески избавиться друг от друга и от горького привкуса прошлой ночи. Он-- мятной жвачкой, я несколькими глотками кофе, купленного в автомате.
   Забежав в аудиторию и поймав взглядом, я прямиком отправилась к нему на последнюю парту и села рядом. Тетрадки или ручки у меня с собой не было, пришлось заимствовать у друга.
   Красноволосому делает честь то, что он ни о чем не стал спрашивать, а лишь потупил взгляд и принялся усердно строчить за лектором. То ли понял, что я не в лучшем настроении, то ли был не в настроении он сам. Спрашивать сейчас я не стала. Время тянулось, словно мед из бочонка: медленно и нудно. Записывать торопливый хрип профессора я прекратила уже на двадцатой минуте и принялась писать смс подруге, у которой, к радости, оказалась халявная пара.
   Первой партией пошли мои словесные возмущения на тему: "Ты-- предательница!". Бэк была сдержанна и отвечала коротко, что стало причиной моего успокоения. Вторая партия посвящалась Дару. Я оглядела аудиторию в его поисках, дабы убедиться, что он икает, как черт, но его здесь не оказалось. Я была в замешательстве, позабыв отвечать на сообщения подруге, которая писала их со скоростью света.
   -- Ким... Ким! Дар, где? Вышел? -- шепотом поинтересовалась я.
   -- Он и не появлялся. -- так же шепотом ответил друг, не прекращая конспектировать.
   -- Как так?!
   -- Откуда мне знать? Ты с ним ночью была, не я! -- язвительно прошипел Ким и сразу же пригнулся о моего подзатыльника.
   -- При чем тут ночь?! -- возмутилась я громко. Настолько громко, что многие обернулись на нас.
   -- Не орала бы так, а? И ночь тут не при чем, но парень и девушка в одной квартире ночь... Согласись, подозрительно?
   -- Ким, я тебя прокляну, честное слово! -- рыкнула я, отвечая на очередное сообщение подруги.
   -- Они, кстати, отстали, но тебя теперь ненавидят... -- буднично произнес красноволосый.
   -- Твои девки- то? -- ужаснулась я. Ну, все, я попала. -- Твою прабабушку по дедушкиной линии...
   -- Прости...
   После окончания пары мы отправились в буфет, встретиться с Багирой и Феликсом. Брат, еще не успев толком подойти к нам, закричал, что я-- прогульщица и бездарь. О да, мы до сих пор не помирились с ним.
   -- Если бы не я, у тебя бы было море прогулов! -- ткнул в меня пальцем Фел.
   -- И? -- вскинула бровь я. Брат набивал себе цену. Будем сбавлять.
   -- Я договорился. -- подмигнул он мне, намекая, чтобы я возмещала его траты. Еще чего! Не дождется.
   -- И?
   -- Что "и"? Хоть бы поблагодарила... -- теперь он строил из себя обиженного мальчика, чтобы его пожалели. Строитель чертов.
   -- Считай, поблагодарила. Дара видел?
   --Нет. -- бросил брат, глядя на меня исподлобья.
   -- Бэк?
   Подруга покачала головой. Я начала серьезно волноваться. Куда этого упыря могло понести? Может, он не собирался идти на занятия, а просто подбросил меня и уехал домой? Нужно срочно ему позвонить. Только не мне.
   --Ким, номер Дария знаешь?
   -- Да. -- Кивнул друг, доставая мобильный телефон из кармана. -- Тебе продиктовать?
   -- Нет, позвони ему и узнай где он! -- скомандовала я.
   Брови у Багиры медленно поползли на лоб. За время нашего знакомства она никогда не видела, чтобы я волновалась за врага и просила позвонить ему.
   Или не врага уже?...
   Я в нетерпении сидела и ожидала, когда Ким вдоволь наговориться с Даром и расскажет нам подробности, но друг внимательно слушал темноволосого и из их разговора невозможно было хоть что- либо понять.
   -- Да?... В самом деле?... Я же не знал, что оно... Да, хорошо. Он ее усмирит, если что. Я понял тебя. Пока. -- Краткость-- сестра таланта, черт возьми!
   -- Ну, что там?! -- затрясла за плечи я друга.
   -- У тебя проблемы. Большие. -- Очень понятно, да.
   -- Конкретнее. -- обеспокоенно сказал Феликс.
   -- Девушки решили мстить за мою поруганную честь! -- всплеснул руками друг. -- Тебя хотят подловит после второй пары и знатно отделать. Дарий сказал, что приедет с ними поговорить, а так же теперь мы будем нести караул.
   Ситуация, конечно, интересная. Даже более чем. Но это же бред, люди добрые! Какой караул?! Кого поджидать? О чем Дар вообще думал, когда говорил это Киму? Девушки, конечно, сумасшедшие существа по натуре, но не настолько же, чтобы из- за Кима мне "темную" устраивать!
   Страх отсутствовал во мне напрочь. Его с лихвой заменила жажда действовать, крушить! Моей ледяной кровушке захотелось получить полную гамму ощущений и адреналина.
   -- Так, отставить все. Звони этому хмырю и говори, чтобы не вмешивался. Я сама. -- рыкнула я и хамовато улыбнулась пошла узнавать, на каком факультете те самые девочки, желающие устроить мне сюрприз. Что же, сюрпризы я люблю. Устраивать. Они ведь, их тоже любят?
  
  
   У самых разных знакомых я за одну перемену успела выведать все об этой троице ненормальных. Разумеется, не без помощи Бэк, которая решила меня все же поддержать.
   Имена девушек меня не интересовали. Меня интересовала их деятельность, их прошлое, их планы на будущее и интересы. Парни даже стали подшучивать, что, мол, я теперь на девушек стала западать. Я отвечала нечто язвительное и направлялась дальше.
   Ким звонил не переставая, но, к счастью, мы не пересекались: я, замечая его, скрывалась за колоннами или за кучками людей. Чуть позже он подключил к этому делу Дария и теперь телефон они разрывали вдвоем. Пришлось его выключить. Но парни не сдавались, атаковав телефон Багиры! Но их стало трое! Адриан, не учившийся с нами, но решивший не отставать от моды, начал заполнять память телефона сообщениями. Бэк пообещала его придушить при первой же встрече. Охотно ей верю.
   Что качается девочек, то дела обстояли не самым лучшим образом. Одна из них, рыженькая конопатая мужланка, занималась боксом уже около десяти лет и занималась им профессионально. На ее совести было несколько драк с пьяными компаниями парней, но в приложении к такой сильной девочке шел папочка с довольно- таки толстым кошельком, который был заполнен отнюдь не мелочью, которая обычно делает его толще и тяжелее, а именно крупными купюрами, судя по тому, что в личном деле девочки о драках упоминаний не было, а уголовные дела не заводились. Деньги решали для нее все. Видимо, она полагала, что со временем сможет купить и Кима. Ну- ну.
   Вторая неуравновешенная была представительницей "золотой молодежи", как это не прискорбно. Выкрашенная блондинка с голубями глазами и пухлыми розовыми губами. Классика жанра. Как это чудовище сумело подружиться с рыжей и влюбиться в Кима, я не понимаю, хоть убейте. Но, как говориться, любовь зла-- полюбишь упыря.
   Экспонат номер три был представлен мне, как девочка- ботан. Семья интеллигентов, средний класс. Ха! Взглянув на эту серую мышку, мы с Бэк одновременно заявили, что девчонку используют на право и на лево, чтобы хоть как- то казаться умнее, значимее. Получалось у них плохо. На таких лицах четко и ясно горело: "регенерат".
   Мы изучили их пары и поняли, что заканчиваются они у нас в одно время. Это было мне не на руку, ибо они запросто могли подловить меня после второй пары и объяснить, кем я являюсь. Хорошо, если мной займется рыжая, так ведь блондинка способна позвать дружков, руку даю на отсечение!
   -- Что делать будешь? -- обеспокоенно спросила Бэк.
   -- Что- что? Ловить их после второй пары раньше, чем они поймают меня.
   -- И?
   -- И морально их уничтожу. Слова-- лучшее оружие против дураков. -- ответила я и пошла на пару. Сейчас меня будет уничтожать лектор, а Ким ему поможет.
  
  
  
   Лектор задержал нас и мне пришлось буквально вылетать из класса, чтобы отвязаться от Кима и найти его преследователей. Но мне это не понадобилось: они сами ждали меня у аудитории, присев на подоконник.
   Они о чем- то перешептывались, но заметив меня замолчали и направились навстречу.
   Я не паниковала, а лишь спокойно смотрела в их лица. Одно выражало желание превратить меня в месиво, второе обиду и глупость, а третье смотрело на меня, как на Бога. Это слегка нервировало.
   -- Есть разговор. -- без предисловий бросила рыжая и схватив меня за руку потащила в сторону лестницы.
   -- Руку. -- скомандовала я. Если мышцы не полностью заполнили ее тело, то мозг должен был остаться. Я ошибалась.
   -- Что? -- переспросила она останавливаясь. Твою мать, овца, у меня синяк на запястье из-за тебя будет!
   -- Я сказала: отпустила руку или мне перефразировать предложение, дабы оно дошло до твоего скупого мозга? -- зарычала я, скидывая ее сцепленные пальцы с руки. Мое выражение оставило явственный отпечаток непонимания на ее тупой роже. Печально.
   -- Ты че, типа, меня за козу безмозглую держишь? -- Смысл данного жаргонизма я не очень поняла. Не знаю, кого у них зовут козами, но то, что она является еще и безмозглой, оспаривать не было смысла.
   --Милая моя, я ли вас держу? -- вскинула бровь я. -- По- моему, это вы преследуете меня и моего парня! И держите меня здесь за, как вы выразились, "козу безмозглую"!
   -- Типа, умная? -- Гениальный вопрос! Браво!
   -- Боги, за что мне это?... -- Вздохнула я. -- В общем так, или вы идете лесом, тундрой, полем, или мы будем говорить в иной обстановке и на других тонах. Нет, это не угроза, мои дорогие, это предупреждение. Первое и последнее.
   Логично рассудив, что при всем университете они мне ничего не сделают: для этого придется вытащить меня на улицу, а это невозможно. Но вот лица мне их совсем не нравятся. Неадекватные какие- то! Я что, по-китайски говорю с ними? А серая мышка продолжает видеть во мне божество...
   -- Гретта! -- раздался за спиной до боли знакомый голос, заставивший втянуть голову в плечи.
   Я обернулась, чтобы упереться глазами в грудь Дарию. Пришлось задирать голову, чтобы взглянуть в его злые и наглые глаза.
   -- Тебе чего, упырь? -- зашипела я не него. Он вот- вот сорвет мне все к чертям!
   -- Пошли домой. -- скомандовал он и схватил за руку... За ту самую руку, где уже поставила синяк рыжая! Он покойник.
   -- Дьявол! -- Заорала я.
   -- Я упырь. -- Уже привычно поправил меня Дар. -- Пошли отсюда. Немедленно. Третий раз повторять не буду.
   -- Нет. У меня дела... -- я покосила глазами на девушек. -- Иди сам. И вообще, какой домой? У меня свой дом, у тебя свой!
   -- Любимая, кажется, ты переигрываешь! -- мило улыбнулся парень и резко подхватив меня на руки, закинул на плечо. -- Простите девушки, но я вынужден забрать у вас мою подругу. Дико извиняюсь.
   И он понес меня на первый этаж.
   Мои вопли слышали все. Не использовать маты было невозможно, но я сумела это сделать, ибо получила бы выговор, а этого мне не хотелось. Зато Дарий услышал столько комплиментов в свой адрес, что не выдержав, стукнул меня пониже спины и приказал замолчать. Это меня лишь раззадорило. Когда мы подходили к его машине, я разошлась на всю катушку и в выражениях уже не стеснялась, в придачу мне вспомнилось, что именно он порвал мне костюм для выступления и даже не извинился, спал со мной в одной постели и сейчас, словно мешок с картошкой, куда- то тащит.
   Упырь, одним словом.
   Он усадил меня в машину и зло пристегнул ремень, приказав не рыпаться. Я, к удивлению, послушалась и внимательно следила за тем, как он обходит в машину, рывком падает на сидение и через секунду выжимает газ, срываясь с месте.
   Мы гнали, как ненормальные по трасе, уезжая далеко за город. Дар не убирал ногу с педали газа, набирая и набирая скорость. Я начала бояться этой бешенной гонки, которая могла стоить нам жизней, но молчала. Пока. Дарий тоже молчал, сжимая руками руль и кусая губы.
   Кто выдержит это испытание и кто сорвется первым было загадкой. Тот, кто срывается первым-- проигрывает. Мы впервые поняли, что это действительно игра, своеобразный конкурс. Не только за первое место, но и за гордость, эгоизм, собственное эго.
   Дарий молчал. Молчала я. Город давно остался за спиной, сменив пейзаж. Я сдалась и включила музыку. По колонкам ударил звук узнаваемых басов. "Гротеск".
   Удивленно посмотрев на Дария, я сделала тише и шепотом начала напевать слова песни. Она была мне знакома до такой степени, что я легко могла написать с закрытыми глазами партию гитары. "Весна обманула" была первой песней Кая в группе "Гротеск". Ее текст он написал очень давно, лет, этак, в шестнадцать, но петь ее мне не дал, объяснив это тем, что песня слишком тяжелая для девушки. Уехав в Европу, Кайлинн начал работать над первым альбомом. Какого было мое удивление, когда я, купив диск, обнаружила, что все песни англоязычные, кроме первой! Легко догадаться, что "Весна обманула" стала наипопулярнейшей песней у нас и за рубежом.
   -- Я пытаюсь понять вас. -- Ответил Дарий на мой немой вопрос. Теперь я сомневалась, что проиграла я.
   -- А я пытаюсь понять, почему ты нас тогда так подставил? -- Решила вспомнить старые обиды я, уходя от разговора. То, что Дарий узнал от кого- то обо мне и Кае стало неожиданным и неприятным пониманием. И тут меня осенило! Он знал все еще тогда, ночью, когда я благополучно грохнулась в обморок! И рассказала ему...Багира! Эти взгляды, перешептывания, всё! Абсолютно все сложилось в единую картинку. Ведь подруга не умела врать. Совершенно. Нет, она не предела, я уверена. Скорее всего, Дарий затронул тему Норда и та ему все выложила, а Норд без Кая, как кот без усов, практически невозможно. А там, где Кай, там и я. Наверно, это даже и хорошо, что Дарий все узнал, что Багира все рассказала, без утайки. По крайней мере, я хочу в это верить.
   -- Подставил? Ты о чем? -- Дарий повернул голову в мою сторону и пораженно уставился.
   -- Костюмы нам кто порвал, а? Я требую судить тебя! -- не вовремя во мне проснулась игривость. В Дарии проснулось желание меня придушить, сразу видно.
   -- Ты дура?
   -- Чего?! -- заорала я. -- Твой кулон с рубином лишь доказательство твой вины, упырь!
   -- Закрой рот, ты меня раздражаешь. -- Поморщился он и добавил громкости на магнитоле. -- И вообще, какого черта, я тебя куда- то везу? Выметайся.
   -- Эй, Дар, ты чего? -- Не на шутку забеспокоилась я. Уезжать автостопом желания не было.
   -- Я чего?! -- он резко остановил машину у обочины и повернулся всем корпусом ко мне. -- Ты достала меня! Достала! И твой Кай, тоже! И вся ваша группа! Детка, ты возомнила себя королевой? Прости, но если вы так верите в сказку о Кае и Герде, то король именно он! Тебе остается только оплакивать его бренное тело!
   Я молча открыла дверь и выскочила из машины.
   Стиснув зубы, я побежала прочь от машины Дария, в направлении к городу. Хоть пешком, но доберусь. Но не с ним. Не сейчас.
   Самое жуткое было то, что Дарий был прав. Мне остается только оплакивать тело. И душу, только свою. Кай не вернется и с этим придется смирится, как бы больно не было. Сколько я уже похожа на овощ? Сколько?... Три долгих, холодный и убитых о лед, года. Сколько уже этих регулярных "прости, мы не пара", "извини, я другого люблю"? Сколько выпитых бутылок вина и абсента? Сколько уже пачек сигарет? Сколько проклятых написанных стихов о тебе?...
   Ровно три холодных года.
   Звуки шин я слышала где- то далеко, там, на краю подсознания, но машина, ехавшая со мной порознь, все равно заставила меня выкинуть угрюмые мысли и скосить на нее глаза.
   Дарий опустил окно и пристально посмотрел на меня.
   -- Садись. -- скомандовал он.
   -- Нет. -- просто ответила я и ускорила шаг. Машина решила не отставать.
   -- Ты меня не поняла, девочка?
   -- Я тебя не поняла, мальчик.
   Если так дело пойдет, то мы до города пререкаться будем, а заодно и до утра. Эта игра под названием "пойди ее переубеди, а ты его доведи", начала мне откровенно нравится. Кто еще будет со мной спорить и более того, переспорит? Только Дарий.
   Ох, неужели он начинает мне нравится? Нет, что за чушь? Я, конечно, люблю парней, которые сломать меня способны, но не Дарий. Да и как такое возможно? Это же не Кай! Любимый, милый, добрый Кай... Опять он, чтоб его!
   Нужно срочно разобраться с головой!
   -- Все, сука, сама напросилась! -- рыкнул Дарий, уже вышедший из машины и с силой хлопнувший дверью. Я отшатнулась от него. Такого Дара мне приходилось видеть редко, но ощущения крайне неприятные. Вроде и не виновата ( так считала только я, но не он), а чувствуешь, будто по твоей вине апокалипсис приключился.
   Дарий подошел совсем близко, улыбнувшись на секунду, но потом резко схватил за руку, выше локтя и потащил у машине. Я вцепилась ему ногтями в ладони и начала раздирать их, не особо заботясь о том, что ему больнее, чем мне. Он перехватил и вторую и руку и встряхнул меня, как куклу. Я клацнула у него зубами перед лицом, намереваясь откусить ему нос, но Дарий опять понял все не так...
   Дьявол!
   -- Не кусай руку, которая тебя кормит, милочка! -- прошипел Дар и запихнул в машину, словно я была куклой. -- Будешь открывать рот, я тебе его зашью. И учти, тебя спасает только то, что у меня есть совесть, иначе я давно бы тебя здесь трахнул и выбросил. Поняла меня?
   -- Благородным рыцарем себя возомнил, сволочь? -- огрызнулась я, пристегиваясь. Дарий наклонился совсем близко к моему лицу и схватил за подбородок.
   -- Ты, кажется, меня не слышала, девочка моя?
   -- Я не твоя девочка!
   -- А так хочется ей стать? Можно даже здесь и сейчас. Заднее сидение в твоем распоряжении, а? -- и он окинул меня взглядом у меня в районе груди. -- Обещаю быть нежным и не причинить боли.
   -- Провались в преисподнюю!
   -- Как скажешь. -- хохотнул Дар и сел за руль.
   Он доставил меня к моему дому, бросив что- то на прощание. Я в ответ бросила ему его кулон с рубином и проклятие в подарок. Он поймал его и с искренним ужасом на лице спросил, где я его взяла. Проигнорировав вопрос, я вбежала в подъезд и вызвала лифт.
   Осень оказалась не ледяной, осень оказалась теплой, но жестокой. Как Дарий.
  
  
   Я ворвалась в квартиру и швырнув сумку в угол, прошла в комнату, ловя удивленные взгляды выглянувших Феликса и Багиры. Я не одарила их ответом , молча включив музыку на компьютере на всю громкость. Сквозь шум Багира прокричала нечто гневное, но я показала ей язык и прикрыла дверь.
   То, что Дарий подлец было понятно и так, поэтому мысли на этом останавливаться не решили. Но то, что он узнал обо мне и Кае как- то царапало душу, словно я изменяла ему. Чушь собачья, но мне действительно начал нравиться Дарий! Это было, как снег на голову, как солнечный удар в мороз или как метеоритный дождь.
   Я пришла к осознанию того, что изнутри меня разрывает на части эта чертова любовь к Каю и к Дару. И вроде бы, нужно забыть первого, выкинуть из головы, послать к дьяволу, но не получается, тормоз срабатывает. А на втором не может сработать полный газ, ибо мозг кричит, что он подлец и толку в попытках нет! У меня волосы на голове дыбом вставали от того, что мне Дарий начал нравиться! Ох, как все сложно...
   Раскинув руки, я упала на кровать и начала считать до десяти, чтобы хоть как - то успокоится и забыться, но числа перевалили далеко за сотню, а перед глазами стояла физиономия Дария, говорящая мне гадости. Лицо Кая попыталось затмить образ темноволосого, но сдало позиции на второй минуте, показало язык и испарилось. Я плюнула на них обоих и решила устроить беспредел, хотя бы на этот вечер. Авось, Дарий забьется в моих мыслях куда подальше и носу не кажет больше.
   Влетев, как ветер, в кухню, я заорала, что есть мочи:
   -- Кто со мной на дискотеку? Отзовись!!!
   -- Ты совсем с катушек съехала, дурында? -- и бровью не повела Бэк, готовя нам нечто вкусненькое.
   -- Я собираюсь сегодня оторваться ! -- радостно ответила я, подлезая под руку подруги, пытаясь украсть кусочек огурца. Готовила она для нас салат, изредка заглядывая в кулинарную книгу. Эксперименты в приготовлении были ее хобби.
   -- Как пуговицы? Не трогай! -- И она треснула меня по руке. Я обиженно надула губу и села на стул, поджав под себя ноги.
   -- Ну пойдем, Бэк! Зажжем там, отдохнем! Душой и телом! -- продолжала я завлекать ее.
   -- Дарий что- то натворил? -- в лоб спросила она.
   -- Нет. Просто... Не важно, так мы идем? -- сменила тему я, по причине того, что просто не знала, как рассказать об том подруге. Она умная, она и так меня поймет, но выговариваться сейчас, значило снова прийти в бешенство и сорвать планы. Нет уж!
   -- А салат ты за меня приготовишь? -- Она даже не взглянула в мою сторону!
   -- Феликс! -- Проорала я в коридор брату. Он появился через секунду, еще обиженный, но уже готовый к контакту. -- Ты хочешь сделать приятное сестре?
   -- Нет!-- Одновременно воскликнули Фел и Бэк. Я вовсе демонстративно от них отвернулась.
   -- Я вообще- то про дискотеку слышал... -- начал Фел, но я бросилась к нему с объятиями.
   -- Ты же пойдешь со мной, правда?
   -- Ну, наверно, да... Только на такси поедем! -- поставил условие брат. Его опасение я понимала. Мы могли прийти к такому состоянию, когда не просто за руль не сесть, а еще и ноги не держат. Я согласилась.
   Багира поняла, что она в меньшинстве и...согласилась! Бросила салат, забила на задание в университет и пошла с нами! Это было настолько поразительно, что Феликс у меня несколько раз переспросил Бэк это или ее двойник. Я хотела спросить его о том же.
   У моей подруги было одна дурацкая привычка, особенность, как угодно. Слова "должна" и "обещала" перекрывали все на свете. Если она пообещала, то она непременно это выполнит, даже если эта какая- то мелочь. Из-за подобных мелочей она больше времени проводила дома, пока я не вытаскивала ее в общество. Эта ее домоседочная натура доводила меня до белого коления, но бывали случаи, когда я сама активно пользовалась ее обещаниями. Если бы не они, она бы в жизни не пошла на мои концерты, ибо точно пообещала бы очередную фигню кому- нибудь другому! Компромиссов в этом деле мы не находили. Мне приходилось терпеть и капать на мозги, ей оставалось злиться и обиженно ворчать. Идиллия, как погляди.
   Наряды я выбрала самые откровенные, имеющиеся у меня в арсенале. Коротенько платье, чулки и туфли на шпильке делали меня выше и стройнее, что обещало привлечь внимание парней, которые должны были скрасить мое одиночество.
   Багира отдала предпочтение на вечер легинсам, тунике и ,разумеется, шпильке. Мы крутились у зеркал около часа, пока Феликс окончательно не взбеленился и не вытолкал нас из квартире, заранее вызвав такси. Всю дорогу мы кривляли ему рожицы, чем забавляли больше водителя, чем брата.
   Волнующим меня вопросом стало одиночество Феликса. Он не позвал с собой не друзей, не Оделию, оправдываясь тем, что будет следить за нами и ему будет не до друзей. Чувствую, он даже надеется, что мы натворим глупостей, чтобы снять это на камеру и выложить в Интернет под названием, типа: "Гретта из льдин в клубе или куча парней и блондинка". С него станется.
   Мы расплатились с таксистом и гордо задрав носы, как короли, вошли в клуб. Нужно ли говорить, что до того, как перейти в состояние нестояния, мы ловили восхищенные взгляды всех присутствующих. Одни завистливые и оценивающие, принадлежащие девушкам, другие-- открыто раздевающие, принадлежащие парням.
   Ощущение беспокойства не покидало меня, пока первый бокал абсента не заполнил тело. Я в шутку шепнула Багире, что если сюда придут Адриан и Дарий , то я буду неприкрыто хохотать. Подруга щелкнула меня по носу, напомнив, что подобные идеи, изреченные мной, обычно, отражаются наяву.
   Кто же знал, что это и сегодня сработает?!
  
  

Глава 4.

Время легче дается смелым,

Заставляя сражаться тело.

Эту зиму часами меряй.

Герда, Герда...бросай курить.

Натали Лионкур,

"Навеяла".

   Первый час в клубе Феликс полностью контролировал двух девушек, мечты которых заключались в том, чтобы забыться или упиться. Первая мечта потерпела полный провал, зато они решились отыгрываться на второй. Здесь- то Феликс и понял, что легче ядерную бомбу обезвредить, чем остановить этих ненормальных.
   Сначала девушки принялись за абсент, который был слабостью Гретты. Багира поддержала начинание подруги и хмель начал овладевать их разумом. С сестрой было просто-- пьянела она медленно, а вот Бэк пьянела, наоборот, быстро и заказала еще и вино. Фел был категорически против понижения градусов, но Гретта его осадила, рассказав, что в Хорватии только так и пью. Брат поверил и разрешил им развлекаться дальше. О чем потом жалел...
   Феликс сделал самую большую ошибку этого вечера: он оставил девушек одних, с кредитной картой и с алкоголем, отправившись к друзьям, которых он заметил минуту назад.
   А девушки время зря не теряли и доведя себя до последней стадии алкогольного опьянения, то есть клятвы любви, заверение в уважении и уверенность в том, что море нам по колено, решили использовать свою энергию во благо. Приставать к мужчинам им не хотелось, ибо лозунгом дня была фраза: "все мужики одинаковые", зато они приметили два шеста, на которых обычно танцевали девушки в откровенных нарядах...
   -- А чем мы хуже? -- возмутилась Гретта, направляясь к шесту.
   Одна фраза и подруги уже договариваются с администратором. Одна фраза и девушки полны решимости и безумности. Одна фраза и все летит крахом.
   Феликс не видел сестру, сидя к ней спиной, но ее прекрасно видели его друзья и указали на это. Он подскочил, как ошпаренный и понесся к ним, на ходу придумывая план действий. Увы, голова нужных решений не находила и парню пришлось остановиться.
   Девушки двигались мягко, гибко и изящно, словно всю жизнь только этим и занимались. Хорошая растяжка лишь прибавляла эротичности, а наряды заставляли мужчин истекать слюной. Наряд Багиры выглядел скромнее, но тем не менее, взгляд оторвать от нее было сложно, да и танцевала она скромнее, сказывалась ее натура. Сестрица была более раскованна в движениях и поведении, поэтому весь зал имел честь лицезреть кружева ее чулок. Это окончательно вывело Феликса из себя и он принял решение, набрав номер Адриана.
   -- Ад, мне нужна помощь. -- Сразу сообщил парень, не вдаваясь в подробности.
   -- Я готов. Что нужно делать? -- Решительно ответил друг. На такой ответ Фел и рассчитывал. Каким бы разгильдяем не был Адриан, он всегда был готов сорваться и приехать.
   -- Приезжай в клуб... Твою мать, как называется этот клуб?! А! Клуб "Кристалл"!
   -- Хорошо, Фел. Мы с Дарием сейчас подъедем. -- спешно проговорил Ад и положил трубку.
   -- С Дарием?... -- непонимающе произнес в трубку Феликс.
   Парни прибыли через минут пятнадцать и полные решимости ворвались в клуб и...обомлели. Их глазам была представлена картина, которую они могли видеть только во сне. Адриан-- в лучшем, Дар-- в кошмарном, хотя глядя на танцующую девушку в голове не возникали язвительные реплики, а напротив, какие- то комплименты и нежности. Дарий поморщился и направился к шестам, если он правильно понял, то проблема Феликса заключалась именно в этих двух.
   Темноволосый дернул барабанщика за локоть, но тот не пошевелился. Его взгляд был полностью прикован к Багире. Привыкший к образу пай- девочки, он оказался в плену собственных заблуждений и теперь пытался воссоединить два образа Бэк в один, но у него это не получалось, ибо голова отказалась вообще думать, подкидывая разнообразные картинки, эротического содержания...
   Дарий за шиворот встряхнул приятеля и потащил его за собой. Адриан пришел в себя и пытался идти самостоятельно, но он все же иногда врезался в людей, а Дара это особо не заботило.
   -- Пошевеливайся! -- скомандовал он и направился в самую гущу событий, то есть к толпе парней, которые глазели на девушек и пускали слюни. Как они еще клуб не затопили- то, а?!
   Укол ревности пронзил душу Дара внезапно, дав понять, что еще чуть- чуть и парень раскидает всех и вся по разным углам, чтобы и мимолетной мысли не понеслось в сторону его Гретты. Его Гретты... Опять?!
   Пробираясь сквозь толпу озабоченных парней и мужчин, Ад и Дар таки достигли своей цели и оказались в первом ряду, наблюдающих за танцами девушек. На секунду Дарий даже забыл, зачем он сюда пришел, отдавшись внезапно вспыхнувшему желанию обнять девушку, а то и пойти дальше, но лишь на секунду. Взяв себя в руки, он запрыгнул на сцену и пока девушка не успела ничего понять, закинул ее на плечо и потащил из зала. То, что она била его по спине кулаками и пыталась кусать, его абсолютно не смущало, он даже позволил себе пару похабные шуточек насчет того, чтобы она куснула его за зад, похотливая тигрица. Гретта матюгнулась и замолчала.
   Блондин последовал примеру и Багира уже была на плече у парня. Кричала она больше, чем Гретта, поэтому с ней пришлось сложнее. Она наотрез отказывалась покидать свое место и клуб в частность, но от помощи Дария Ад отказался и пообещал притащить домой ее хотя бы к утру... Он уповал на чудо.
   Не сказать, будто девушек отпустили так просто. Столько гадостей в свой адрес Ад и Дар еще не слышали. Кажется, их прокляли. А именно мальчик гот, неизвестно каким образом затесавшийся в гламурном клубе города, куда пускали лишь "золотую молодежь". А может он был ее представителем... В дальнейшем оказалось, что проклятие было не самым худшим наказанием за "похищение танцовщиц". Благими намерениями, как говорится, выложена дорога в ад.
   Довезти Гретту домой оказалось задачей почти невыполнимой, ибо на протяжении всего пути она закидывала ноги на руль, высовывала из в окно, пела песни, усилив громкость на проигрывателе, сама порывалась сесть за руль и в придачу извинялась перед Дарием за свою глупости и лезла его целовать, в общем-- всячески мешала вести машину.
   Темноволосый терпел. Он молчал, лишь коротко просил девушку поумерить свой пыл, не повышая голоса. Ругань сейчас не возымела бы действия, а лишь подвигла бы на новые подвиги Гретту, да и перед глазами парня еще танцевала другая девушка, всячески показывающая свое тело. Это несколько отвлекало...
   У дверей квартиры Дария поджидало новое испытание, которое заключалось в открытии двери. Пьяная в дым Гретта, была не в состоянии даже попасть в замочную скважину, но отдавать ключи "вредному упырю, который обкрадет ее квартиру" она не желала и пыталась доказать, что он "тверезая, как скетлышко". Дар не верил, Гретта напирала. Ребята сошлись на том, что парень просто вырвал ключи и не обращая внимания на крики девушки о том, что ее насилуют ( Дарий любезно поправил, что он ворует, а не посягается на ее честь), отворил дверь и закрывая ей рот рукой, впихнул в квартиру и зашел сам.
   Он помог Гретте раздеться и насильно занес в ванну, подставив ее голову под поток холодной воды. Если бы не кляп в виде руки, от крика взорвали бы все окна. Девушка все- таки изловчилась и разодрала кожу на запястье Дару. Парень хмыкнул и покинул комнату, дабы дать этой обезумевшей прийти в себя и протрезветь хоть немного.
   На кухне он с яростью опрокинул два бокала абсента и поморщился от собственной слабости. Так пасть в своих глаза он не рассчитывал, а поэтому решил избегать девушку, избавляя тем самым себя от ненужных желаний и мечтаний.
   Но как же она была привлекательна сегодня, дьявол побери! Дарий вспоминал каждое ее движение, каждый изгиб тела и невольно улыбался. Наверно, если бы он не был таким эгоистом, у них могло бы что- то получится. Даже наверняка, но давние установки, заложенные в нем с юности, что девушки должны быть материалом на одну ночь, не давали ему даже коснуться Гретты, не смотря на то, что тянуло его к ней неимоверно.
   Под гнетом мыслей установки начали давать трещину и Дар уже размышлял о том, как бы он осчастливил эту милую дьяволицу, не будь таким подонком. Не хотелось, чтобы она становилась материалом. Вот только если бы...
   -- Сплошные "если бы" тебя сведут с ума... -- Прошептал сам себе Дарий и пошел проверить, как там Гретта: не утонула ли? Она может.
   Дар прислушался, но звуков воды не услышал. Только решив потянуть за ручку двери, как она сама распахнулась, а перед ним стояла Гретта. Обнаженная...
   -- Твою ж мать! -- только и смог выдохнуть парень, понимая, что начинает пьянеть. То ли от девушки, то ли от выпитого абсента...
   Ох, как он ненавидел себя в данный момент. Он посмел проявить слабость, взглянув на нее дольше, чем смотрят на обычную вещь. Но по другому было невозможно! Она ведь так манила... Да и черт возьми, она что, специально это делает, чтобы опять разбредить в нем чувства, которые он едва похоронил?!
   -- Что? -- Искренне поразилась девушка, прошествовав мимо парня, оставив его прибывать в ступоре.
   -- Я, наверно, пойду лучше спать... -- пролепетал он и удалился.
   Занимать комнату Фела или Бэк Дарий не решился, а гостиная его не привлекала своим диваном, поэтому он логично рассудив, что он гость и имеет право на самое лучшее, пришел в комнату Гретты и огляделся. Зацикливаться на каждой мелочи он не стал, а скорее разделся и забрался на кровать, моля, чтобы сон пришел быстрее.
   Дарий был атеистом, поэтому в Бога не верил. Ему чаще приходилось верить в Дьявола, который в отличии от первого, напоминал о себе регулярно. Поэтому когда в комнату вошла Гретта, уже накинувшая на себя длинную футболку, едва прикрывающую ее бедра, Дар привычно помянул своего кумира и выжидательно уставился на девушку. Пришла покричать на него за то, что он занят ее кровать? Или пришла пожелать приятных кошмаров? Кто ее знает, эту сумасшедшую?...
   Дарий не угадал. Гретте было абсолютно плевать где спит Дар и как он спит, видимо, алкоголь из ее головы выветрился не полностью, но она совершенно спокойно отреагировала на парня в своей постели и устроилась рядом с ним.
   -- Дар, ты очень красивый... -- прошептала она, повернувшись к нем лицом и смотря прямо в глаза.
   Не будь Дарий выпившим, может, он и ответил ей нечто язвительное, обидное, просто гадкое, чтобы задеть ее и насмехаться над ее репликой, но он промолчал. Вместе этого он улыбнулся и убрал светлую прядь с ее лица.
   -- Дар, я сейчас серьезно. Не думай, что я пьяная. Я отдаю себе отчет в действиях. -- настойчиво сказала она и приподнялась.
   -- Может и отдаешь, но ты изрядно пьяна, как и я... И это так глупо, моя милая. -- усмехнулся Дар, не понимая чего она хочет добиться от него своими словами, поведением...
   -- Дар...
   -- Что? Только не проси меня опять тебя обнимать, иначе я исполню то, что собирался в машине! -- предупредил он.
   -- О да, грозный Дарий! -- хохотнула девушка и неожиданно легко коснулась губами щеки парня. Он распахнул глаза и отстранил от себя девушку. Алкоголь делал с людьми невероятные вещи, но чтобы Гретта сама тянулась с Дару... Это из фантастики. -- Ну Дарий... Ты сейчас такой хороший, что мне тебя хочется целовать и целовать. А еще, я хочу танцевать, Дар!
   -- Гретта, успокойся. -- темноволосый попытался взять в руки себя и ее заодно, но она вырвалась и сама пригрелась рядом, положив свою голову ему на плечо.
   -- Не хочу успокаиваться! -- капризно заявила девушка и извернувшись, буквально впилась в губы парню.
   Первым желание было отшвырнуть ее от себя и наорать, чтобы больше не смела так делать, но в голове сработал щелчок и вот, Дар уже сам прижимает ее к себе, боясь отпустить и разрушить этот маленький, но приятный бред. Гретта и сама не поняла, как так получилось, но опьянение посоветовало получать удовольствие, а с проблемами разобраться утром. Она так и поступила, полностью отдав себя поцелую.
   Спустя некоторое время Дарий решил прекратить поцелуй, но Гретта ему не дала этого сделать.
   -- Гретта, ты понимаешь, что ты делаешь? -- задыхаясь прохрипел Дар.
   -- Заткнись, Дар... Сегодня я могу тебе это позволить...
   Феликс, вернувшийся через часа два и заметивший чужую мужскую пару обуви в коридоре, удивленно обошел квартиру в поисках этого самого мужчины, но не обнаружив никого, заглянул в комнату сестры.
   Что делать: смеяться или плакать, он еще не решил, но Гретта, спящая на груди чему- то улыбающегося, Дария вызывала саркастическую усмешку и умиление одновременно.
   "Отличный компромат!" -- подумал брат и достав мобильный телефон, запечатлел эту картину. Сестра- то запросто сможет выкрутиться, дар вранья и убеждения у нее в крови, но не с такой фотографией...
  
  
   В голове бушевала буря, активно поддерживаемая тараканами. Кажется, именно они ее и устроили. А нет, это я, сама. Напилась, потанцевала, это я помню. Потом... Потом...
   И что мне мешает дышать?!
   На ощупь это оказалось руками. Не моими, логично? Ладонь мужская, крепка. Хм, Феликс? Тьфу, мы же родные, он бы не додумался. Хотя мы были пьяные... Я была, вернее.
   -- Гретта, прекрати трогать мои руки. Мне щекотно. -- Прошептали мне в затылок.
   Так... Это что, Дарий меня обнимает?!
   Я нервно заглянула под одеяло и едва не заорала от того, что узрела!
   Абсолютно голая, прижимающаяся спиной к Дарию, который держит меня за талию так, будто мы три года женаты! Твою ж мать, а!
   -- Дарий... -- зло пропела я, отодвигаясь от него, но он лишь сильнее сцепил руки.
   -- Не кричи, умоляю... Только три часа утра... Можешь сделать мне кофе, но не кричи.
   -- Чего?! -- зашипела я, вскакивая и прожигая упыря взглядом. Одеяло обнажило грудь и я поспешно натянула его до подмышек. Больше инстинктивно, нежели серьезно стесняясь парня.
   -- Я там и так вчера все видел, не парься на это счет. А от кофе я действительно не откажусь. -- мягко улыбнулся Дар. Что это с ним?...
   -- Так, упырь, проваливай отсюда! И кофе сам себе готовь! -- еще больше злясь, приблизилась я к нему, готовая выцарапать глаза.
   -- Вот еще! Вчера ты была более нежной к своему господину, девочка! -- улыбка перешла в оскал.
   -- Ах, ты...
   -- Упырь?
   -- Тварь!
   Дарий не ответил, а лишь с силой увалил меня на себя. Я попыталась ударить его, но он зло рыкнул и удерживая меня рукой, привстал и оказался сверху.
   -- Одно утро, Гретта. Одно утро и я оставлю тебя в покое...
   -- У меня дежавю! -- закатила глаза я.
   -- Значит, договорились. -- Усмехнулся Дарий и потянулся за поцелуем. -- Не рыпайся...
   Этого козла можно ненавидеть вечно и увеличивать уровень ненависти в геометрической прогрессии. Но одно дело ненавидеть Дара, а другое дело-- его губы... От второго я отказаться просто физически не смогу! Кажется, я начала оправдывать свое влечение к нему...
   Телефонная трель заставила нас оторваться друг от друга и Дар потянулся за телефоном. Мне показалось, или он был недоволен тем, что нас прервали? Хм, интересно.
   -- Да? Да, это я. Нет, что- то случилось? Я помню, что он улетает, но ей еще не сказал. Нам было немного не до этого! Иди к дьяволу. Где?! В смысле? Ты серьезно? Я перезвоню позже. Ничего не делайте.
   Я внимательно посмотрела на Дара, так как поняла, что речь зашла и обо мне, а значит, у нас проблемы. Судя по лицу Дара-- большие проблемы.
   -- Ким улетает сегодня. -- без предисловий заявил парень и пока я не успела завалить его вопросами , принялся спешно отчитываться: -- На него сейчас началась целая охота, ибо у одной из тех девчонок, отец мафиози и он готов на все, чтобы доченька получила желаемое. И пока желаемым является Ким, нужно его срочно куда- то оправить...
   -- К черту. -- мрачно перебила я.
   -- Лично ты, можешь и туда, но мы остановились на Франции, у меня там квартира есть, он поживет там.
   -- Кто это мы? -- попыталась возмутиться я и вырваться и лап Дара, но он удержал меня. Я была не против...
   -- Я, Ад и Ким.
   -- Ага, -- зло протянула я. -- Значит, вы уже и вопросы вместе решаете, да? Как давно ты успел вписаться в наш коллектив, упырья твоя морда?!
   -- Прекрати, иначе я тебя задушу подушкой. -- пригрозил Дар и потянулся за своим оружием, но я успела сделать это быстрее и через секунду у нас начался настоящий подушечный бой. Я выигрывала, ибо Дарий старался делать это шутливо и боялся лишний раз меня задеть, зато моя светлость билась не на жизнь, а на смерть и в итоге парню это надоело. Он зарычал и схватив меня за талию, подмял под себя, оказавшись сверху и зажав мои руки над головой.
   -- Ты меня еще привяжи, извращенец! -- показала ему язык я.
   -- Любишь БДСМ, милая? Могу устроить, -- и он, ехидно подмигнув мне, провел языком вдоль моего тела.
   -- Сволочь, прекрати немедленно, твои слюни меня раздражают! -- завопила я, не особо беспокоясь, что разбужу кого- либо.
   -- Вчера ты была не против, -- хохотнул Дар и отпустил меня.
   -- Вчера я была пьяна! -- парировала, сдернув с него одеяло и направляясь в ванную комнату.
   -- Гретта, а мне, прости, так и лежать здесь, показывая всем и вся свое идеальное тело?
   Я обернулась и застыла. Выпятив грудь и заложив руки за голову, он смотрел на меня таким взглядом, что будь на моем месте его фанатка, непременно его бы изнасиловала. Причем, самым извращенным способом. Но я, по натуре, была более сдержанной, поэтому просто швырнула ему подушку, чтобы прикрыл свое тело аполлона.
   -- А я думал, ты меня с собой в ванну возьмешь... -- надул губы гад.
   Я не удостоила его ответом.
  
  
   -- Неужели сложно сделать мне кофе? -- ныл на кухне Дар, хватаясь за голову.
   Ложиться спать смысла не было, поэтому мы нашли самым рациональным действием это позавтракать. В четыре утра, ага. Из всех сил стараясь не разбудить Феликса, мы случайно уронили хлебницу и полку в холодильнике, тем самым подняв шум и брата.
   Феликс, мрачный как ночь, выбрел из комнаты, шатаясь аки сумасшедший, и покрутив пальцем у виска, сел рядом с Даром, положив голову ему на плечо.
   -- Фел... -- осторожно начала я, решив намекнуть, что выглядит это несколько...в стиле Кима, но брат меня жестом остановил. Неужели ему так плохо?
   -- Кстати, а где Бэк? -- поинтересовался темноволосый, скидывая голову брата.
   -- Достали... -- прошипел тот, вставая, чтобы заварить всем кофе. -- Я не знаю, где они!
   -- Кто они? -- не поняла я. Вроде, гулять я начинала только с Багирой...
   -- Адриан и Бэк, идиотка! Тебя утащил Дарий, а ее Ад!
   -- Ты меня еще и тащил?! -- завопила я, кидаясь у кулаками на упыря, но он предупредительно выставил вперед ложку. Неужто надеялся ею защититься? Но я остановилась.
   -- Давай не будем вспоминать наш обоюдный позор? -- и он протянул мне руку, дабы заключить временное перемирие. Я почти согласилась, как вмешался Феликс. Самым безобразным образом...
   -- Вы, конечно, можете забыть о сегодняшней ночи, но фотографии, господа, могут поведать вам много нового.
   Такой слаженности в действиях мы с Дарием никогда прежде не проявляли, но сегодня видимо была какая- нибудь Луна в Сатурне, поэтому мы, переглянувшись, кинулись на брата, стремясь вырвать у него телефон. Увы, на этом сотрудничество и закончилось, ибо Дар стремился забрать компромат, то я же пыталась посильнее зарядить Фелу, чтоб не повадно было, но в итоге, досталось всем. Парни теперь обозлились на меня. Я хотела было кинуться в свою комнату и запереться там, но меня спас звонок в дверь.
   -- Вы же не будете бить меня на глазах миллионов! -- проорала я, убегая в коридор.
   Знаете выражение: "картина маслом"? Наверняка, вы часто его потребляли, когда видели нечто неординарное, так? Большинство часто людей заменяют это выражение красноречивым матом, который выражает все их чувства, но сейчас материться сил у меня не было. А цитата застряла в горле, но была подавленна шквалом пьяного бреда, издаваемого Багирой, как только я распахнула дверь.
   Вид ее оставлял желать лучшего. Волосы сбились в колтун, тушь потекла, блеск едва не на щеки размазался... Боги, что Ад с ней делал, черт возьми?! Про одежду я вообще молчу! Легинсы сверкают дурками на коленях, туника настолько грязная, будто ее специально в луже стирали, а туфли, туфли- то! На одном сломан каблук, а второй представляет собой порождение Чернобыля! Ну и как их впускать, таких грязных, в дом?
   Хм, почему их? Насколько я успела заметить, на Адриане одежда была в довольно таки приличном состоянии, а маленькие пятна на белоснежной футболке, скорее всего, достались от близкого знакомства с одеждой Бэк.
   Умиляющее представление.
   -- Гретта! -- запищала подруга, вываливаясь из рук Ада и порываясь обнять меня. Я ушла в сторону, парень ее отпустил и она с грохотом рухнула в коридоре, едва не расшибив себе лоб об тумбочку. Ее, как видимо, это совершенно не смутила, поэтому она продолжила: -- Я тебя лю- лю- лю... Что "лю"? А! Люблю! Кого?... Тьфу! Тебя, Гире.. Гре... Гиря... Грядочка!
   -- Она хотела сказать: "Гретточка", -- услужливо пояснил блондин, поднимая ее и заглядывая мне в глаза. -- Она чуточку перебрала сегодня.
   -- Я заметила. -- скривилась я и решила позвать парней, чтобы помогли дотащить это тело, от которого разило перегаром за километр, до кровати. -- Дарий! Феликс!
   -- Не вздумай! Я сам! Я ее рыцарь! -- зашикал на меня друг, затыкая мне рукой рот, отчего снова не упустил Бэк.
   -- Кто ты? -- захохотала я, хватаясь за живот. Нет, любовь-- это хорошо. Чувства-- тоже, но быть рыцарем этой пьяни?! Кажется, Адриан тоже перепил, о чем я ему немедленно и сообщила.
   -- Я не пил, ибо моя принцесса не любит когда пьют! -- назидательно ответил он, потом осекся, сочувственно глянул на "принцессу" и добавил: -- Не любят, когда пьют другие...
   На шум из кухни приползли все- таки Дар и Фел. Первый залился смехом, а второй пытался его унять, ибо от громких звуков голова начинала трещать. Блондин не принял их помощь, которую они, из благородных побуждений, разумеется, а не их язвительности, пытались предложить, и решил оставаться благородным до конца, потащил мою подругу в спальню.
   Нужно ли говорить, что человеку, не знающему Багиру пьяной, не в коем случае нельзя к ней приближаться, а тем более, пытаться уложить спать или успокоить? Странно, что к четырем утра, Ад этого еще не понял. Я была уверенна, что все это время он был рядом с ней, а поэтому должен был ощутить всю тяжесть характера пьяной Бэк.
   Мы вернулись в кухню и стали ждать, попутно раскрутив больного Фела на яичницу. Он, проклиная нас на чем свет стоит, согласился, не забывая упоминать, что отомстит позже, когда его руки доберутся до интернета и он с чувством выполненного долга выместит фотографию меня и Дара, спящих в обнимку.
   Если полчаса назад нас с Дарием это волновало, то теперь мы лишь насмехались над братом, обещая ему все земные кары, причем, я до сих пор помнила про Оделию...
   Насколько я поняла, Дар сам ненавидел свою сестру, так как любое упоминание о ней вызывало на его лицу такую гримасу брезгливости, что я проникалась его чувствами. Может, я даже смогу выпытать у него правду о ней. Если мы станем ближе...
   Ха!
   Оказывается, совместный завтрак это повод к откровениям! Мы наперебой с Даром обзывали друг друга самыми нелестными эпитетами, которые приходили в голову и поистине этим наслаждались, как бы странно это не звучало! Так же, Дарий клятвенно заверил меня и Феликса, что костюмы он не портил и вообще испытывает только теплые чувства к нашей группе ( мы сделали вид, что поверили), что очень уважает меня, как солистку и ему приятно слышать мой голос ( я рассмеялась, а Феликс уточнил, только ли как солистку уважает или еще, как пассию). Иногда, наше мирное обсуждение прерывали крики из спальни Бэк. Например, такие как: "Ад, я тебя ненавижу, скотина!", после сменившиеся радостными воплями: "Ой, ты так мило улыбаешься, дубина! И не скажешь, что парень!", а эпическим завершением утра послужила фраза, смешанная с всхлипываниями и слезами, о том, что она, Багира, до безумия любит Адриана и никому его не отдаст.
   Я поперхнулась чаем, Феликс любезно постучал мне по спине, а Дарий неестественно широко распахнул глаза и в немом шоке уставился почему- то на меня. Я пожала плечами: Адриан знал, на что шел.
   -- Надо ему помочь! -- солист группы "Времена" решительно направился в сторону комнаты Бэк, но я повисла у него на плечах останавливая.
   -- Не спей, упырь! У них любовь! Не мешай! Не двигайся даже, сволочь, иначе... Я тебя укушу!
   -- В шею? -- он игриво приподнял бровь, скосив на меня глаза.
   -- Тьфу, извращенец! Нет! Ты гадкий и противный!
   -- Зато ночью ты...
   -- Заткнись!
   Перепалка могла продолжиться до самой ночи, но к нам на цыпочках, боясь лишний раз половицей скрипнуть, пришел Ад и приложил палец к губам, взывая к тишине. Мы согласно кивнули и, предусмотрительно закрыв дверь кухни, усадили в центр на диванчик блондина и замерли в ожидании рассказа. Он довольно улыбнулся, прищурив глаза, словно кот и достав из кармана телефон, включил запись:
   -- Адриан, я тебя... ну просто...без...без..безумно люблю! Вот! И никуда не отдам! Или никому?... Не важно! Люблю я тебя, хама этакого!
   Не зажав Дар мне вовремя своей ладонью рот , я бы разбудила всю округу на ближайший километр своим радостным визгом. Моему счастью не было предела, ведь теперь Бэк просто не сможет отказаться от своих слов, а если и вздумает, то, как гласит старая поговорка: "Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке", а следовательно, на Ада виды она имеет. Но если так судить, то и я считаю Дара красавчиком? Чушь. Полная. Он симпатичный, да, но... Нет, стоп. Выкинули упыря из головы.
   -- Вот это номер, чтоб я помер! Два компромата за ночь! -- глаза у Фела горели огоньками жажды авантюр. Святые небеса, и этот человек старше меня на два года? Не смешите меня...
   -- Какие два? -- улыбнулся Адриан. -- У меня только эта запись. То, как она свалилась в лужу, показывая реверанс, я не заснял!
   -- Она и в луже была?! -- в один голос с Фелом вопросили мы.
   -- Ну...было дело, только это-- секрет, иначе, сами понимаете. Так что со вторым компроматом?
   -- Феликс на компьютере сделал фотографию, где обнаженные я и Гретта спим вместе! -- ехидно подмигнул брату Дар.
   Я ответно заулыбалась, поддерживая тем самым Дара. Мы думали, что тема пойдет дальше, но Адриан в секунду стал серьезным и вздохнув, посмотрел на нас. Его взгляд мне очень не понравился.
   -- Вы уверены, что фотография была сделана на компьютере? -- медленно произнес он.
   -- Ой, Ад, не сходи с ума, мы взрослые люди! -- отмахнулась я. -- Подумаешь, я пьяная, он пьяный, тьфу! Нет, конечно, он виноват и я при первой же возможности разобью стекло его машины...
   -- Убью! -- прорычал Дар.
   -- Но это не значит, что нужно беспокоится по такому пустяку! -- завершила речь я.
   -- Ты, кажется, не поняла меня, Гретта. -- Адриан сцепил руки и положил на них подбородок-- первый признак задумчивости и усердной мысли. -- Вас вчера видели. В клубе. Когда Дарий тебя выносил оттуда. Пресса взорвется сегодня, ибо Дар не один из местных, он-- звезда страны. -- Дарий попытался сделать пафосное лицо, но я покачала головой. Сейчас это было неуместно. -- Если до этого у него были мимолетные влечения на одну ночь, то с тобой его замечают регулярно. Да, между вами вражда до гроба, по крайней мере, вы так пытаетесь себя вести, но пресса видит совсем другое. Не спрашивайте откуда информация, у меня еще остались собутыльники в этом деле...
   -- И не только они. -- прошептала на ухо Фелу я, но так, чтобы слышали все. -- Девушки небось тоже...остались в этом деле.
   -- Упырка! -- парировал друг. -- Суть не в этом, а в том, что если Кима мы сегодня сплавим в Париж от мафии, то что мы будем делать с вами двумя?
   -- Отрицать, естественно! -- заявила я.
   -- Не поверят. -- по слогам ответил Ад.
   -- Тогда... -- Дарий хотел что- то предложить но очередной звонок в дверь его сбил. У меня не квартира, а проходной двор, что ли? Может, нужно начать взимать плату за вход?...
   Я чертыхнулась и пошла открывать. Странно, но по телу прошла нервная дрожь. Такое со мной было впервые, поэтому я не обратила внимание на это и сразу же распахнула дверь, не боясь, что там стоят убийцы или воры: наш дом был под надежной охраной, которая и кошку не пропустит.
   Желание сею же минуты захлопнуть дверь и с матами вернуться в кухню, чтобы выговориться, снять стресс, разбить посуду или просто накричать на Дара все больше и больше становилось лишь мечтой, ибо он вошел в квартиру и сам закрыл дверь.
   -- Любимая, ты не обнимешь меня? -- улыбнулся Кайлинн, а это был именно он, и первый подошел ко мне, протянув руки для объятий. Я невольно шагнула ему навстречу, готовая утонуть в его тепле. Его взгляд был хуже, чем атомная бомба, она убивает быстро, а он степенно, растягивая удовольствие и по очереди воспламеняя каждое воспоминание связанное с ним.
   Тяжелая рука опустилась мне на плечо, прерывая мои порывы и оттягивая назад. Обернувшись, я увидела довольное и изучающее лицо Дария, который ухмыляясь глядел на Кая.
   -- Любимая, а кто это у нас здесь? Ты позвала гостей, так рано? -- и он потянулся ко мне, чтобы запечатлеть поцелуй у меня на шее. Вроде, обычное прикосновение губ к коже, но меня прошиб холодный пот, что я не смогла и слова вымолвить. Дьявольщина какая- то! -- Ох, ты опять в футболке Фела? Я ревную, родная. Обычно, ты носишь только мою. Где она, кстати?
   -- В стирке, -- огрызнулась я, неожиданно приходя в себя и не понимаю, что за игру придумал Дарий на это раз. Вырваться из его цепких лап не удалось, поэтому я так и осталась стоять, прижатая к его, между прочим, обнаженному торсу.
   -- Герда, кто это? -- решил подать голос Кай, на которого мы перестали обращать внимание из- за внутренних перепалок.
   -- Это... -- начала было я, но Дар меня снова опередил и нагло заявил:
   -- Я-- ее любимый, а вот ты?
   Кажется, Кайлинн начал задыхаться от ярости, но держал себя в руках, чтобы не кинуться на оппонента. Я находилась в бездействии, ибо любое вмешательство было способно повлечь беды еще большие, нежели эти.
   -- Ты обещала помнить. -- мягко улыбнулся Кай, с грусть в глазах, а у меня защемило сердце. Я же так скучала по нему, так почему я не могу просто быть с ним?
   -- Я обещала помнить, но не ждать. -- неожиданно для самой себя, сказала резко я и отвернулась от него, чтобы не утонуть в его глазах, которые прожигали меня и ласкали одновременно.
   -- Кай, думаю тебе лучше уйти. -- усмехнулся темноволосый и легким взмахом руки указал на дверь.
   Я согласно кивнула и направилась на кухню, давая тем самым разрешение Дару самому разрулить сложившуюся ситуацию. В конце концов, эта выдумка про любимого его мозга порождения, пусть с ним и разбирается, а я хочу курить.
   Дверь на кухню распахнулась, дав мне по лицу, от чего я взвизгнула и обложила трехэтажным матом, выходящего так неаккуратно братца.
   -- Твою мать, ...., ..., чтобы тебя ...., а потом еще и ..., ...! -- держась за лицо проорала я ему и отправилась в ванну, останавливать кровь из носа.
   Кай и Дарий тут же кинулись мне на помощь, но я пожелала им отправиться в преисподнею в ближайшем будущем, дабе не портить мне настроение и лицо заодно, скрасив свой милый посыл такими словами, что Эрик, услышав их, схватился бы за сердце и рухнул в обморок. Мой новоявленный любимый лишь восхищенно присвистнул и сказал, что будет брать уроки сапожничьего мата, за что был послан по адресу, наиболее близкому, чем преисподняя, но не менее ужасному. Для парня.
   Правая часть моего лица сияла ярым фиолетовым цветом, который с сочетании с кровью, вызывал смесь истерического смеха с непреодолимым желанием разбить зеркало. Да, представляю, как Дар будет хохотать, когда это увидит. Руку даю на отсечение, что от его ехидных шуточек будет не избавиться.
  
  
   Гретта, высказав все, что она думает о Даре, зажимая рукой нос, ушла в ванну, а парни остались стоять столбами, ожидая, кто первый подаст голос.
   Феликс сорвался и подошел к Кайлинну, чувственно пожав ему руку и обняв. В тот момент для него стало неважным, что натворил друг, как он оказался здесь и вообще все что было до. Абсолютно неважно. Друг, он на то и друг, чтобы принимать его таким, какой он есть и в любое время. Фел сам не понял, как голову покинула обида за сестру.
   Адриан, вышел вслед за Феликсом из кухни. Взгляд пал на лишний объект интерьера, которым являлся Кайлинн и Ад скривился, будто съел лайм целиком. Рад ли он был видеть Кая? Возможно. Сложно оспаривать, что некое чувство радости появилось в его душе, ибо если Кай пришел к Герде, значит, он помнит о ней и все еще способно наладиться, но сомнений было гораздо больше и они буквально швыряли в радость помидоры, дабы она исчезла. Что это человек, от которого не было не слуху, не духу столько лет, может принести Герде? Что?! Да ничего. Адриан остался стоять в проеме и наблюдать за солистом "Гротеска", несколько свысока. Выходка Фела ему не понравилось, но он промолчал, надеясь на Дара.
   Дар его не разочаровал.
   -- Кай, либо ты убираешь свою тушку сам, либо это делаю я, только она уже будет хладной.
   -- Ты мне угрожаешь? -- вскинул бровь тот, подходя на шаг к сопернику.
   -- Дар, не нужно, в конце концов он же любимый Гретты... -- тихо сказал Фел, но Адриан зло посмотрел на него, заставив заткнуться. Такую игру грех было портить.
   -- Феликс, я понимаю, что ты не можешь смириться с тем, что Гретта наконец полюбила меня, но просто прими это, как данность. -- тепло улыбнулся солит "Времен". Феликсу показалось, что улыбка была похожа на оскал.
   -- Воистину, Фел. Оставь. А ты, Кай, лучше уходи. Не нужно ворошить прошлое. -- отчеканил Ад и пошел помогать Гретте, ибо Фел мог запросто сломать ей нос, а проверка сего факта не требовала отлагательств.
   -- Дарий, но он мой друг! -- холодно парировал брат, мысленно возненавидев Дария.
   -- Хм... Хорошо, как тебе будет угодно. Только потом выстави мусор, названный твоим другом, за дверь, дабы он не портил нам настроение. Ничего личного, друг Феликса, я просто привык бороться за свое счастье, а ты нет, за что и расплачиваешься. И, кстати, да, я хочу неприятностей.
  
  
   Кровь текла рекой и не желала останавливаться, что начало меня пугать, ибо такие случаи заканчивались скорой помощью. Идти в комнату за перекисью водорода не представлялось возможным, поэтому приходилось выкарабкиваться своими силами.
   Через минут десять ко мне ворвался Ад и принялся спешно проверять мой нос на предмет перелома, но удостоверившись, что все в полном порядке, принес перекись и присел на ванну, пока я смывала кровь с лица.
   Ох, как он возмущался появлением Кая, какими словами он его называл, какие муки предсмертные обещал ему! Думаю, у Каюшки горели щеки так, что он бегал за льдом. Хе-хе! После мой милый друг переключился на братца, поступок которого поверг его в шок. Я, честно признаться, ожидала от Фела нечто подобное, но все равно скривилась и отметила галочкой в голове пункт : "Поговорить в Феликсом".
   -- Ну, он же его лучший друг... -- попыталась оправдать брата я, глядя из зеркала на блондина.
   -- Был. -- припечатал он, скривив губы. -- Дарий, кстати, тоже себя показал. Признавайся лучшему мужчине своей жизни, было али нет?
   -- Али! -- показала я ему язык.
   -- Фу, ты мерзкая и противная. А еще Дарчика упырем называешь!
   -- Дарчика? -- я прыснула от смеха и тут же опасливо схватилась за нос: напрягать его пока было нельзя.
   -- Это уменьшительно- ласкательное!
   -- Это увеличительно- унизительное, дурак ты мой! Вот услышит это Дарий... -- ехидно пропела я.
   -- Не смей!
   Но я уже выбежала вперед него из ванной, чтобы сдать его с потрохами своему новому любимому.
  
  
   Общим голосованием ( вернее голосовала только я, а парни задумчиво курили, не обращая на мои возгласы внимания) было принято, что в университет я сегодня не пойду, как и Багира. Феликс скорчил рожицу, я показала ему язык, напомнив, чтобы он нас отмазал. Снова. Дарий позволить себе такой роскоши не мог, поэтому отправился собираться, а Адриан решил остаться у нас, дабы быть первым, кто подаст руку помощи, а вернее стакан воды с аспирином, Багире.
   Феликс убежал сразу же, как только мы успели обсудить наш массовый прогул, выкрикнув на ходу, что ему еще за принцессой ехать. За какой именно принцессой я поняла по красноречивому взгляду Ада и не успев сказать, что я против Оделии во всех вариациях, уперлась взглядом в захлопнувшуюся дверь. Ладно, вернется устрою промывание мозгов номер... Черт, я уже со счета сбилась!
   Адриан последовал примеру Фела и ретировал в спальню Бэк. В его замыслы входило обрадовать ее очередным прогулом. Жестоко, но она сразу придет в себя.
   -- Дар, как же ты доберешься, если Феликс и его "хаммер" уже улетели? -- вскинула одну бровь я, наблюдая, как он шнурует кроссовки.
   -- Думаю, любимая, ты поделишься своим "шкодником"? -- ухмыльнулся упырь, крутя на пальце ключи от моей машины. Челюсть нашла приют где- то в районе пола, а мозг не сразу сообразил, что надо немедленно отобрать ключи у нахала.
   -- Ах, ты... -- накинулась я было на него, но он ловко перехватил за талию и оставив на губах поцелуй, быстро выбежал из квартиры, крикнув уже где- то на лестничной площадке:
   -- Обожаю тебя!
   Я что- то прокричала ему в ответ и ушла на балкон, чтобы удостовериться, что моя машина и с места не тронется, под началом упыря. Посмотреть на это шоу пришел и Ад, оставив свою возлюбленную временно без охраны.
   -- Ну, что там? -- поинтересовался он, прилипнув носом к балконному стеклу.
   -- Сейчас выйдет Дар. У него ключи от "Шкодика". -- отчеканила я, испепеляя взглядом улицу.
   -- Оу, уже интересно. А вот и наш дорогой Дар! Смотри! -- ткнул пальцем в силуэт парня, Ад.
   -- Да он и ключ в замке зажигания не повернет! -- гордо заявила я, скрестив руки, будучи уверенной, что "Шкодик" не предатель.
   -- По- моему уже повернул... -- осторожно сказал друг, следя за моей реакцией.
   -- Это мелочи! Педали западут!
   Адриан прислушался. Я тоже. Характерные звуки, что Дар выжимает сцепление, достигли нашего слуха.
   -- Надо было тебе "автомат" брать...
   -- Заткнись, иначе я и правда возьму автомат, только, чтобы прикончить его!
   -- Ну, будем надеяться, что машина не пое...
   Машина сорвалась с места гораздо раньше, чем блондин успел договорить, что привело меня в состояние бешенства и я с силой топнула ногой.
   -- Гретта, ну подумаешь машина...
   -- Уйди с глаз моих, еще один предатель! Я в Великой Обиде и до вечера меня не тревожить!
   -- А если...
   -- А если началась война, то лягте под танки или самоуничтожьтесь! -- рявкнула я.
  
  
   Едва сев в машину, Дарий достал телефон и набрал сестру. Она долго не снимала трубку, но брат умел быть настойчивым, поэтому как только он услышал томный голосок мелкой, незамедлительно рявкнул- спросил где ее изволит носить Его Убожество Черт.
   Оделию передернуло и она подскочила не кровати, чуть не задев Райана, с которым она и провела ночь. Близнец что- то сказал во сне и отвернулся от шипящей в трубку девушки.
   -- Я у друга. Что тебе надо?
   -- У какого друга? За тобой должен был заехать Феликс, но, я так понимаю, он поехал к нашему дому, а не к твоим друзьям. Адрес?
   -- Какой? -- сонная девушка никак не желала возвращаться в реальным мир и не понимала, как отвязаться от братца, который в такую рань требует непонятные вещи.
   -- Что,..., какой? -- перешел на мат он. -- Ты что,..., совсем ... вконец? Я спашиваю: куда мне приехать, чтобы дать тебе ... за все то, что ты натворила, сука!
   -- Не ори на меня! -- взвилась девушка и вскочила с кровати, подбирая одежду. -- Пиши адрес.
   Спустя пятнадцать минут машина Гретты с Дарием внутри покорно дожидалась Оделию, которая попыталась грациозно спуститься со ступенек подъезда, но зацепилась шпилькой за какой- то выступ или камень и кубарем полетела вниз, порвав юбку и сломав каблук.
   Дар и бровью не повел.
   Девушка сверкнула глазами в сторону брата, поняла, что помощи ждать не стоит, поднялась на ноги и направилась к машине. Дар кивнул ей, чтобы села рядом. Она послушалась.
   -- Скажи, сестра, я в чем- нибудь тебя ограничиваю? -- спросил парень, положив голову на руки, покоящиеся на руле.
   -- Нет. -- она ответила почти на автомате, не расслышав и части вопроса: все ее мысли были сейчас в квартире Райана, который на поверку оказался лучше Кая, вернее реальнее.
   -- Скажи, я тебе запрещаю выставлять себя плюхой?
   -- Нет. -- это вопрос она услышала хорошо, поэтому опасливо повернула голову к брату, который смотрел исподлобья на нее, несмотря на ровный голос.
   -- Тогда скажи, где мой кулон с рубином, который ты брала перед первым туром? Ты же слезно молила меня дать тебе его. Я дал. Где он теперь? -- неожиданно перескочил Дарий на другую тему, заставив опешить сестру.
   -- Я... Я его потеряла... -- промямлила девушка, закопошившись в сумке.
   -- Потеряла в гримерке у Гретты? -- заорал Дар. -- Послушай, я терпелив к тебе. Я не обратил внимание на твою репутацию тогда и не обращаю внимания на нее и теперь, я не делаю трагедию из того, что ты запала на Кая, встречаясь с Феликсом и трахаясь с Райаном, или ты думала я не замечу, что это его дом? Милая моя, пару таких выходок и я отправляю тебе обратно или упеку в психушку. Как настроение будет. Ты поняла меня?!
   -- Да. -- кивнула Оделия, не чувствуя и капли раскаяния в содеянном.
   -- Молодец.
  
  
   Если я решила прогулять, то день нужно было провести с пользой, но этого, увы, у меня никогда не выходило. Я заперла дверь в своей комнате, оставив мобильный телефон в коридоре, чтобы не меня беспокоили, а Ада, который был вынужден отвечать за меня. Несмотря на звукоизоляцию, краем уха, я уловила, что звонил Дар, а Адриан обвиняюще ему что- то вещал. Это уже не мои проблемы.
   Моей главное проблемой сейчас был Кай, который приехал и Ким, который уедет! Ни тот, ни другой меня абсолютно не радовали. Я не представляла, как я смогу быть без Кима! Нет, он не мелькал рядом со мной сутками, но он, как и все участники группы был мне очень дорог. Зная его столько лет, я так привыкла, что на уроках он всегда рядом, на парах -- тоже. Даже на концертах он находился ближе всех ко мне! С ним я могла болтать о чем угодно, несмотря на то, что мнения у нас частенько расходились. Ким умел понимать. Ким любил понимать и быть понятым. Да и чертовски весело было меняться с ним одеждой, которая чаще всего сидела лучше на нем, нежели на мне.
   Миллионы картинок- моментов слайдами замелькали перед глазами, вызвав грустную улыбку, отчего я потянулась к полке с фотоальбомами, которые сама собирала на память. Альбомов было много и для каждого из моих ребят. Альбом для Бэк она хранила у себя, боясь, что однажды на него наткнется кто- нибудь и увидит наши с ней самые дурацкие фотографии, из которых он, в принципе, и состоял.
   Альбом Кима был в красной обложке с непонятными мне японскими иероглифами, которые любил Ким. Одно время он даже пытался выучить этот язык, но все ограничилось его любовь к Японии, поездкой туда и тату вдоль позвоночника "Прошлое в прошлом, а настоящее сегодня", которое он там сделал.
   Фотографий, к сожалению, было не много-- только половина заполнена, но все они были настолько родными и милыми, что я едва не разревелась, но вовремя себя осадив, прекратила самобичевание, нашла рамку, вставила туда фотографию друга и поставила ее рядом с компьютером.
   Образом фотосессии была выбрана тематика гейш, поэтому на снимке Ким был одет в кимоно, а на ногах красовались настоящие окобо-- обувь гейш, которую Ким привез мне, но ради таких фотографий я одолжила ему их. Длинные волосы парня долго и упорно поднимали, закалывали, искали деревянные гребни, но в итоге достигнув результата сделали пару снимком и позволили ему снять это " Люциферово устройство" с его головы. Над макияжем работал профессионал, поэтому Ким выглядел, как истинная гейша, только с европейским разрезом глаз, но это мелочи. На прочих фотографиях, в частности на той, которая украшала мой письменный стол, Ким вилял своими патлами, как только мог, но тем не менее, в сочетании с широкими рукавами кимоно, это выглядело прекрасно.
   На пол с грохотом свалился один из альбомов, который я, видимо, задела, доставая первый и многозначительно распахнулся, явив мне фото, на котором меня обнимает Кай.
   Мило.
   Альбом был взят в руки и едва не отправился за окно, но что- то меня тормознула и я принялась их пролистывать, вглядываясь в каждое лицо, вспоминая каждый день и, как дура, улыбаясь каждому снимку.
   Нервов не хватило, поэтому альбом был яростно заброшен в стол, а я решила все же вздремнуть.
   До самолета Кима оставалось часов десять.
  
  
   Адриан сидел на столе, пристально следя за каждым движением любимой, мысленно прозвав ее бестией. Ей такое имя, разумеется, не понравится, но она же не читает мысли, так что можно пользоваться.
   Бестия же спала и видела десятый сон, не собираясь радовать ожидающего ее пробуждения парня своими стонами боли и желоб на то, что Гретта-- сволочь и дурында, раз споила ее вчера вечером.
   Нет, Гретта была отнюдь не такой подлой, чтобы самолично подливать подруге. Скорее, это подруга была столь развязна, что сама ежеминутно, не обращая на Ада никакого внимания, тянулась за спиртным. Конечно, парень понимал, что такое действие срочно нужно остановить, но как только Бэк назвала его Нордом, всякое желание помогать отпало и он едва не бросил ее одну прожигать время в клубе, но устоял и остался.
   Дальше-- хуже. Девушка начала стремится на шест, но так как Адриан не собирался ее туда пускать, она начала кричать, что он к ней пристает. Охрана среагировала быстро, поэтому из клуба их вышвырнули так же в считанные секунды.
   Вызвать такси оказалось невозможным, по причине разряженного телефона Бэк и отсутствия денег на счету у Ада. В общем, полный крах. Но парень не растерялся и принялся отсылать смс брату на оставшиеся деньги.
   Райан внял просьбам брата и соизволил перезвонить, но приезжать наотрез отказался, сказав, что отменять романтическую встречу из- за пьяной пассии братца он не намерен, поэтому просто вызвал им такси и бросил трубку. На последней минуте Аду показалось, что он услышал голос Оделии, но списал это на плохую связь.
   Такси прибыло сразу же и парень кое- как затолкав сопротивляющуюся девушку в салон, сел сам и назвал свой адрес, но Бэк снова подала голос и истошно завопила, что адрес не ее, а блондин-- это маньяк- убийца. Водитель напрягся и вопросительно глянул на парня, но тот лишь вздохнул и покрутив у виска, списал все на опьянение.
   А еще это чертово падение в лужу при выходе из машины. Да, наверно имя Адриан все же произошло от слова "ад".
   Дома у Адриана девушка успокаиваться не захотела, а более того, нашла в гостиной бар и принялась хлестать дорогущее вино, которое Аду привез его друг из Грузии, пролив его на белоснежный ковер.
   Нет, он не кричал. Он вообще ничего не сказал, но стиснув зубы, отправил ту в ванну, дабы отрезвить ее буйную голову.
   Отрезвление потерпело фиаско за отсутствием воды в доме.
   В итоге, Адриан плюнул на Бестию и ушел спать, оставив ей на разгромление дом. Девушка же выпила все вино и довольная приползла к парню, шепотом попросив вернуть ее домой, ибо изнасиловать ее он уже не сможет. Адриан плюнул и отвез ее Гретте, напустив на себя маску Героя- спасителя пьяных и убогих.
   Багира зевнула и распахнула глаза, тут же схватившись за голову. После зажмурилась, скривилась и снова открыла их, повернув голову в сторону Ада.
   -- Дай воды, а? -- простонала она, отчего ее лицо сделалось вконец болезненным.
   Адриан соскользнул со стола, взял стоявший рядом стакан и подойдя к Бэк протянул его. Она без раздумий выпила и отдав стакан парню, прикрыла глаза.
   -- Я вчера отличилась, да?
   -- Еще как. -- не стал спорить Адриан.
   -- Меня много кто такую видел?
   -- Только наши.
   -- Ох...
   -- Все нормально, за исключением того, что ты снова прогуляла универ...
   -- Твою мать!
   -- И сказала, что любишь меня. -- закончил Адриан, гаденько усмехнувшись.
   Багира от переполнивших ее эмоций вскочила и пораженно уставилась на парня, пытаясь вспомнить делала ли она нечто подобное или все же он врет.
   -- У меня есть аудиозапись. -- доверительно сообщил Ад.
   -- Если бы не больная голова, я бы тебя убила. -- вздохнула она, поверив ему на слово. Может атмосфера была такой, а может голос парня не давал сомневаться, но она поняла, что вчера и правда ляпнула нечто такое в запале.
   Адриан взял ее лицо в ладони и притянув к себе, прикоснулся к ее губам своими.
   -- Так лучше?
   -- Что лучше? -- не поняла она.
   -- О, Всевышний...
   -- Гретту только не вспоминай, -- позволила она себе сарказм, вспомнив, что у подруги комплекс Наполеона и при его обострениях она объявляет себя богом.
   -- Дурочка. -- улыбнулся парень и снова ее поцеловал, на этот раз по- настоящему.
  
  
   Зима всегда приходит не вовремя. Зима приходит тогда, когда ей стукнет в голову. Она нагло может отнять у осени ее законное время и рухнуть на землю мокрым снегом, смешанным с грязью. Эта грязь-- попытка осени отвоевать свое место, попытка ожить...
   -- Герда, почему ты не любишь зиму? -- заливисто хохоча прокричал Кай, ловя руками падающие снежинки.
   -- Я ее не не люблю, я ее просто ненавижу. И у меня руки замерзли! -- прорычала девушка, поглубже зарываясь в шарф и натягивая шапку. Она стояла поодаль от него, не решаясь подойти.
   -- Ты снова забыла перчатки, моя милая?
   -- Принципиально не брала, знаешь ли!
   -- Фу, ты злая. Ну, иди ко мне! -- он протянул к ней руки.
   Герда на минуту задумалась. Желание подойти горело в ее душе, но некая преграда стояла между ними, отчего она не могла сделать и шага.
   "За тобой выбор. Ты можешь сделать только один ход. Сейчас ты-- королева. Пересекая шахматную доску к нему, ты убьешь своего короля. Шагнешь к королю-- потеряешь прошлое. Выбирай."
   Слова, словно гром раздались в небе, оставив боль в плечах и грудной клетке,а после сменившись...
  
  
   -- Гретта, проснись, мать твою! Проснись, я тебе говорю! Вот дурында, а! -- трясла меня за плечи Багира, пытаясь разбудить.
   -- Уйди, пьяница. -- прохрипела я, натягивая одеяло на голову и пытаясь от нее отбиться.
   -- Кто я?! -- заорала я, резким движением срывая одеяло.
   Я нащупала его и снова отвоевав, залезла под него, предварительно накрыв голову подушкой.
   -- Багира, нет, нужно не так. -- раздался бархатистый голос Дара совсем рядом. -- Любимая, просыпайся. Нам же нужно проводить Кима, верно?
   Глаза у меня на лоб полезли от такого тона парня. Я уже было решила вылезти и посмотреть с каким лицом он это говорит, дабы убедится, что не сплю, но дальнейший диалог заставил меня подождать с поспешным раскрытием.
   -- Дар, мне показалось или ты ее сейчас любимой назвал? -- пропела Бэк голосом, не предвещающим ничего хорошего.
   -- После того, что я прочитал о нас с ней в газетах мне просто придется так ее называть. Считай, что я учусь и приучаю себя к этому. -- откликнулся Дар ровным тоном, а потом рявкнул в мою сторону: -- Так, если ты не поднимаешь свою жирную задницу с постели, мы уезжаем сами, а Киму я скажу, что ты его другом не считаешь и поэтому даже проводить не пришла! Быстро встала, дрянь!
   Дарий понял, что сделал ошибку, не сразу. Он понял это тогда, когда я злая, как Люцифер, падающий с небес, носилась за ним по квартире с боевыми кличами, желая порезать его тело на мелкие кусочки и отправить их на сковороду.
   Упырь радостно хохотал и не обращал внимание на мою всепоглощающую злость, зато Багира присоединилась к нашему кроссу с не менее воинственными криками, что сама нас поубивает на фиг, если мы не прекратив разводить бардак и шуметь. Мы ее просьбам не вняли, а успокоились лишь тогда, когда Его Величество Упырья Морда забежал в ванну, я, естественно за ним, и схватив душ, включил воду и облил меня с ног до головы.
   Совершенно спокойная и непоколебимая я, рукой смахнула с лица капли и накинулась на Дара, с намерением расцарапать его лицо. Он успел подхватить меня на руки и вскинуть себе на плечо, припечатав ладонью чуть ниже спину. У него это, видимо, стало входить в привычку.
   Мольбы, крики, угрозы, чтобы он поставил меня на место, до упырьего мозга доходить не желали, поэтому я замахала ногами, едва не ударив ему по лицу. Дар озверел и едва не бросил меня на пол, но через минуту обычным голосом произнес:
   -- А ты знаешь, что о нас написали в газетах? Дорогая, мы едва не женаты с тобой!
   -- Да ладно? -- повернула я голову к парню. -- Я думала, они ограничатся, что мы спим вместе.
   -- Ну, спим мы и так вместе. -- подмигнул он, опуская меня перед собой и начиная полотенцем вытирать капли. -- А вот то, что ты теперь, в глазах той троицы, шлюха номер один, это прискорбно.
   -- Можно им лапшу навешать, якобы из- за того, что я бросила Кима, он и уехал.
   -- Боги, мы уже так заездили эту тему, что меня от нее тошнит... -- пожаловался Дар, хватаясь за голову. -- Меня волнует еще кое- что, а именно, как вы будете выступать без Кима, ты подумала?
   Я не думала. Я опасалась этой мысли и откладывала ее в самый дальний ящик, дабы лишний раз глаза не увлажнились, а руки непроизвольно охватила дрожь. Что я вообще могу делать без Кима?...
   -- Не думала... -- призналась я, опустив голову, чтобы скрыть чувства от Дара, но он все понял и приподнял мое лицо к себе за подбородок.
   -- Напиши песню для меня и тебя. Споем дуэтом. Мы сможем использовать Николаса, как гитариста. Тебе не зачтут за поражение. Да и Кай, думаю, против не будет. -- предложил он, доверительно смотря мне в глаза.
   Я размышляла над ответом целую секунду, не успев взвесить не "за", не "против", но ответ сам пришел мне в голову и я с готовностью выпалила:
   -- Да, я согласна.
   Дарий улыбнулся и чмокнул меня в нос. Я сморщилась и раздраженно его вытерла, сообщив, что лишнее ДНК мне на теле без надобности. Дарий парировал тем, что ночью его ДНК меня не смущало, за что получил несильный удар под ребра.
   Мы, довольные друг другом, вышли из ванны и тут же поймали удивленные взгляды Бэк. Она хмыкнула и заявила, что мы слишком быстро вжились в роли. Мы предпочли промолчать, чем доказывать брюнетке свою правоту.
   До самолета оставалось пару часов, поэтому массовой беготни по нашей квартире не наблюдалось. Исключением оказался лишь Рик, который с воплями ворвался в наш храм тишины и покоя.
   На его возгласы, что мы все являемся бесчувственными тварями, дегенератами и вообще отвратительными людьми, с которыми он больше не в состоянии сосуществовать в едином социуме по причине нашей эгоистичности и циничности, мы внимания абсолютно не обратили, ибо я штудировала одну из статей в газете, Дарий комментировал ее для всех, Багира и Адриан убирали квартиру, а Феликс просто страдал бездельем. Все при деле. Но Эрик не унимался, пытаясь донести до нас какую- то идею. Ее суть мы никак не могли поймать, поэтому ждали завершения его ярого монолога, чтобы хоть чуть- чуть вклиниться.
   Пока Эрик своими увещеваниями добрался до основной идеи, мы успели собраться, переодеться, я и Бэк накраситься, а парни наскоро перекусить перед выездом, а дело было вот в чем...
   Эрика с утра пораньше озаботил тот факт, что прощального подарка мы Киму не приготовили, поэтому единственной памятью о нас станут лишь фотографии. Парень попытался придумать нечто оригинальное сам, но все закончилось вяленьким плакатом "До свидания, Ким!".
   И тут мы крепко призадумались, ибо наш фиолетововолосый друг был более, чем прав, а времени оставалось катастрофически мало!
   Местным источником идей оказался Дарий, предложив поехать в центр и купить хорошую гитару и оставить на ней наши подписи или наклеить те самые фотографии, которые опечалили Эрика.
   Мы идею поддержали, поэтому гурьбой спустились в низ и разбежались по машинам. Я и Дарий в мою, Адриан забрал с собой Багиру, а Эрик примостился за спиной Феликса на мотоцикле. Райан и Николас обещали прибыть в центр.
   Выбирать гитару поручили Нику, Дару и Раю, так как они в этом что- то понимали, а Бэк и я поспешили распечатать наши фотографии и сделать их наклейками. Фотографии каждого из ребят у меня были с собой, кроме Дара. Багира принялась звонить Аду и просить достать хоть кусочек с постера их группы, но ничего подходящего не было. Просить фото у самого Дара было бесполезной тратой времени, так как он захочет поиграть в рыцаря и пафосно откажется от своего увековечивания на гитаре Кима. Выход нашелся там, где его и не искали.
   Паренек, делавший эти самые наклейки обожал группу "Времена". Это мы поняли по футболке с логотипом группы. Кстати о логотипе, он был до боли прост и изящен. Силуэт парня с длинными волосами в одной руке держал карманные часы на длинной цепочке, которые падали, но не долетали до земли, а разлетались на осколки, во второй руке у него были крепко сжаты песочные, из которых сыпался песок. Тонко и со смыслом, как я про себя подметила.
   Так вот, этот паренек с радостью предоставил нам снимки Дария с различных концертов и студийные, в том числе, поэтому эта проблема была достойна решена.
   Встретившись на первом уровне со всеми, мы скептически и критически оценили гитару, похвалили выбор и снова заскочив в машины, отправились в аэропорт.
   А я всю дорогу клеила наши фото на гитару...
  
  

Глава 5.

Герда сходит с ума, Герда ищет тебя.

   Мы ворвались в аэропорт шумной толпой и найдя глазами Кима, который еще не начал проходить регистрацию, кинулись к нему.
   Парень жутко нервничал и постоянно заламывал руки. Рядом с ним стоял Марк-- его парень-- и что- то быстро рассказывал, жестикулируя, пытаясь успокоить Кима.
   -- Марк поедет с ним?-- Шепотом спросила я у Дария, удивленно смотря на вторую половинку красноволосого.
   Марк был похож на маленького ангелочка, которого изображают на гобеленах, иконах или стенах храма. Его выгоревшие на солнце рыжие волосы отливали золотом, а мелкие кудряшки едва не доставали до плеч. Они постоянно лезли в глаза, поэтому Марка без ободка мы еще не видели. Глаза у него были желто- зеленые что придавало его лицу изюминку, ибо только глаза мешали завершить образ мальчика- ангелочка. Губы у Марка, на зависть всем девчонкам, были некоего малинового цвета и довольно таки пухлые, поэтому о блесках для губ не могло идти и речи. Марк на лицо был румян и по- своему свеж, а светлые брови были почти незаметны. В общем, друг Кима представлял собой идеал девичьи грез.
   -- Разумеется. Ты бы посмела отправить Кима одного в другую страну? -- вскинул бровь Дар.
   -- Нет, конечно. Но отправлять Кима в Париж с таким же уровнем французского, как у меня...
   -- Совсем все плохо?
   -- Каждый год новый преподаватель. -- вздохнула я. -- Мой французский ограничивается фразами :
   -- А мой словом оливье. -- улыбнулся Дарий и как- то по- свойски обнял меня за талию. -- Не бойся. Марк знает пять языков, проблем не будет.
   -- Точно! Он же лингвист.
   -- Ага.
   Я подлетела к Киму и повисла у него на шее, сдерживая слезы. Он пытался утешить и гладил по голове, но это было неважно. Безумно не хотелось его отпускать из города и выпускать из объятий. Парни тоже подошли к нам и попытались оторвать меня от красноволосого, но я вцепилась в его ладонь мертвой хваткой и чтобы хоть как- то отвлечь всех от горестных дум, слегка обиженно заметила:
   -- Знакомые джинсы, Ким!
   -- Конечно, знакомые! Они же твои! -- улыбнулся парень, обнимая меня за пелчи.
   -- И почему мои вещи на тебе сидят, как влитые, а? А ведь я не хотела их покупать-- ты настоял!
   -- Они мне очень понравились и я подумал, что в итоге ты отдашь их мне и прогадал!
   -- Вот засранец!
   -- Халявщик, скорее.
   До регистрации оставалось около двадцати минут, которых было так мало, чтобы попрощаться и сказать все то, что хотелось. Я стояла и мысленно кляла себя за то, что выехали мы так поздно. Другие занимались тем же самым.
   Ким держался молодцом, изредка закидывая голову вверх, скрывая слезы. Я же не пыталась этого делать, в открытую всхлипывая на плече друга. Он журил меня за несдержанность, но мне было плевать.
   Гитару мы вручили с какими- то не совсем позитивными словами, отчего Ким поджал губы и кинулся нас всех обнимать. Пока он распылялся в клятвах дружбы я заметила, как Райан уводит Дара в сторону. Так как я стояла ближе всех к ним, то разговор мне был слышен прекрасно.
   -- Ты слишком спокоен, не находишь? -- зло бросил Рай.
   -- Ты предлагаешь мне разреветься и повиснуть у Кима на плече? Или пасть пред ним на колени и молить, чтобы он нас не покидал? -- хмыкнул Дар.
   -- Ты понимаешь о чем я.
   -- Конечно понимаю, но мой сарказм берет свое, знаешь ли. Так вот, мне плевать с кем она спит. Хоть с тобой, хоть с Папой Римским-- горбатого могила исправит. А если это была попытка мне отомстить, то ты просчитался и думаю, уже понял это. Он не был виновен в ее смерти и ты это знаешь, поэтому оставь.
   -- Мразь! -- выкрикнул Рай в след уходящему Дару. Он сделал вид, что не услышал.
   Объявили регистрацию на рейс до Парижа и я разревелась окончательно. Меня не пытались усмирить и успокоить, как и Багиру, которая обильно поливала слезами плечо Ада.
   Мы проводили Кима взглядом, которого подталкивал Марк и не давал на нас оглядываться, дабы не рыдать еще больше. Я не в силах смотреть на то, как друг постепенно удаляется от нас отвернулась и уткнулась в грудь брату. Он прижал меня к себе, но меня схватили за руку и развернули обратно. Этим человеком оказался Дар.
   -- Он ищет тебя глазами. Не обижай его. -- прошептал он мне на ухо, крепко держа за плечи.
   Ким и правда ловил мой взгляд, который я пыталась прятать, но когда друг сделал обиженное лицо и пальцами приподнял уголки своих губ, я открыто взглянула на него и тоже попыталась улыбнуться.
   -- Ребята, я люблю вас! -- прокричал Ким, за что схлопотал подзатыльник от Марка и скрылся.
   Мы примкнули к большим окнам и наблюдали за самолетом, к которому уже был подан трап. Группа людей направлялась к нему и когда я заметила красную макушку в этой группе, то едва на радостях не расшибла себе лоб, порываясь быть замеченной Кимом. Нас заметил Марк и ткнул друга в бок. Парень запрыгал на месте и принялся размахивать руками и послать воздушные поцелуи.
   -- Он сейчас сам взлетит. Вместо самолета. -- пробурчали сзади.
   -- Или взлетит самолет, приняв Кима за командира. -- на автомате ответила я и резко обернулась на голос, показавшийся мне до боли знакомым.
   Мне в грудь врезался пронзительный взгляд темно- синих глаз. Я на месте опешила, а после просто проорала с восторгом на весь аэропорт:
   -- Беда опять входит в мою жизнь в лице любимого чертяги! -- и немедленно кинулась на шею Норду, который, казалось, только и ждал, когда на него прыгнет безумная Герда.
   -- Герда, ты выглядишь отвратительно! -- расхохотался он, подхватив на руки и закружив в воздухе. -- Боги, я думал, что Кай шутит, когда сказал, что ты остригла волосы. Вот же неугомонная девчонка! Я желаю тебя отшлепать! Немедленно!
   -- Норд, оставь пошлые игры для меня, -- подошел к нам Кай и перехватил меня на руки. -- Ну что, любимая, ты берешь свои слова обратно?
   -- Убери руки, старый хрен. -- прорычала я, теребя ногами в воздухе и неожиданно для самой себя жалостливо пропела: -- Дарий! Дарий, мать твою, спаси меня!
   Дар незамедлительно пришел мне на помощь и грозно взглянув на Кая, притянул к себе. Я ощутила себя трофеем, который передавался из рук в руки. Победителем оказался Дарий и, как ни странно, находится в его руках было приятнее всего.
   Норд тем временем отсалютировал всей нашей компании и дружественно пожал руку Аду, улыбаясь смотря на Багиру. Девушка замерла, а мы притихли.
   -- Привет Адриан, хорошо выглядишь. О! Бэк, здравствуй. Рад тебя снова видеть. Хорошеешь. Я смотрю, вы с Адом? Друг, отличный выбор! -- подмигнул он.
   Я едва не рухнула, но руки Дара, обнимающие за талию, удержали меня на ногах.
   В голосе Норда не было и капли сарказма, а о ревности и речи идти не могло. Он был спокоен, как танк и искренне радовался тому, что бывшая девушка сыграла отличную партиею с одним из близнецов. Самое обидное было то, что надежды лишь на внешнюю прохладу Норда рухнули при воспоминании его слов...
   ...-- Я никогда не пытаюсь играть на публику. Никогда. Я всегда показываю то, что чувствую. Хм, может поэтому меня и ненавидят? Хотя, частенько я сам страдаю от этого. Бэк, как я буду скрывать от тебя свою нервозность?
   -- Ты этого не умеешь делать в принципе. У тебя, кажется, нервная система просто отсутствует.
   -- Да. И это еще один минус. ..., я один сплошной минус!...
   Смотреть на Багиру стало для меня непосильной пыткой, ибо ее выражения сменялись от печально- трагичного до злостно- агрессивного. Представив на секунду, как ей больно, я прикусила губу. Наверно, ей было сложнее, чем мне, когда я узрела Кая. Норд ее не предавал и она верила. Верила в него, в его честность, в его любовь. Даже Адриана она подпускала к себе аккуратно и осторожно, словно надеясь, что Норд появится и она снова будет с ним и для блондина это не будет удром. Я тоже верила в Норда. До сегодняшнего момента.
   -- Кай, что за хрень, мы пропустили отъезд Кима! Это все ты виноват, скотина. Герда, я рад, что ты бросила этого упыря!
   -- Это он меня бросил... -- проворчала я.
   -- Я бросил?! -- возмутился Кай, яростно сверкая глазами. -- Да это ты изменила мне с Дарием!
   -- Я не... Ну, то есть... А ты что, монахом заделался и не с кем не спал?! -- лучшая защита-- это нападение.
   -- Это был зов природы! -- парировал Кай, наступая. Я отходила от него, мысленно продумывая путь к побегу.
   -- Вот и иди удовлетворять зов природы, животное!
   -- Все! Хватит! -- заорал Ник, до этого сохранявший молчание. -- Норд, еще увидимся вечером. Кай, с тобой тоже. Дарий, давай я тебя подброшу до дома, если хочешь. Остальным всем пока. -- и он схватил меня за шиворот и потащил к своей машине.
   -- Стой, -- прошептала я, останавливаясь. -- он взлетает...
   И новый поток слез вырвался из глаз.
   Я чувствовала, как Ким смотрит в окно и машет нам рукой из, поднявшегося в небо, самолета.
  
  
  
   Предложение Ника оказалось бессмысленным, так как Дарий не побрезговал воспользоваться моей машиной и в дальнейшем, пообещав вернуть ее к утру. Я в ответ лишь скривилась и пригрозила, что если машины не будет, то он лишится своей. Если солист "Времен" сначала не внял моим изречениям, то после подтверждения Ника о том, что однажды я сожгла дом, напрягся и клятвенно заверил, что даже сам доставит меня в университет.
   А история с домом и правда была занятной.
   Когда мне было пятнадцать лет, я развлекалась лазаньем по старым разрушенным домам и постройкам. Ничего особенного мы с парнями не делали, а по- детски пытались освоить паркур, модный в то время, или-- что я любила больше всего-- били стекла. Разбить большое окно было самым кайфом, а если его еще скинуть с этажа, к примеру, пятого, то ощущения вообще не описать. Звон стекла разливался на округу вокруг и так приятно радовал сердце...
   И вот однажды, мы с Ником забрались в очередной дом. Как оказалось, там ничего кроме старых балок и миллиона труб не было. Попрыгать по голым стенам не представлялось возможным. Мы уже уныло направлялись к выходу, как я заметила стопки старых книг и газет в углу комнаты. Подлетев к ним и подняв тучу пыли, мы одновременно пришли к мысли, что это можно поджечь ( это дело я тоже безумно любила, поэтому дома спички от меня прятали до сих пор). У Николаса нашлась зажигалка и яркий костер озарил весь дом. Мы полюбовались около получала, попрыгали вокруг него, горланя песни и изображая из себя шаманом и направились к выходу, предварительно накрыв пламя тазиком, так любезно попавшимся нам на пути. Надежды, что огонь потухнет от перекрытия кислорода не оправдались, ибо двое подростков совершенно не заметили, что помимо книг горела еще и старая шуба, на которой книги и валялись.
   Мы ушли домой, забыв про оставленный нами костер, зато утро меня встретило поговоркой, которую кричал в трубку Ник:
   -- Что посеешь, то и пожнешь, подруга моя!
   Оказалось, что пожар воспылал так, что перебрался на обои, а в последствии и на весь дом. Ник узнал об этом, когда родители везли его в школу, а пути проходил мимо заброшенного района, и заметили, что оттуда уезжает пожарная машина, а один из домой до сих пор дымиться. Ник моментально понял, что это "наш дом" и принялся мне названивать.
   О нас, разумеется, никто не узнал, но воспоминания остались на всю жизнь.
   -- Ну, и чего ты молчишь? -- поинтересовался Ник, тормозя у светофора и поворачиваясь ко мне.
   -- Я с тобой не разговариваю. -- гордо откликнулась я и наигранно отвернулась к окну, рассматривая соседнюю машину. Молодой парень подмигнул и улыбнулся мне, но сжатая в кулак рука Ника и мой показанный язык поумерили игривость парня.
   -- Причина?
   -- Ты знал, что они приедут в аэропорт и не сказал мне! -- ударила я кулаком по подлокотнику, но жуткая боль пронзила локоть и я злостно зашипела, потирая ушибленное место. -- Ты в этом виноват!
   -- В том, что локоть ударила? О да, несомненно я, детка. -- усмехнулся Ник. -- Кай просил не говорить. Он мой друг. И Норд тоже.
   -- А я?!
   -- И ты. Но, черт, честно говоря, Кайлинн так визжал о своей любви к тебе, что я поверил.
   -- Именно, что визжал. Как свинья. -- саркастически заметила я. -- И ты ему даже адрес моей квартиры дал! Не поверю, что спустя два с половиной года он его помнит.
   -- Слушай, а я и забыл, что он приезжал тогда, через полгода. Насколько помню, я еще был здесь.
   -- Угу. -- я откинулась на спинку сидения и продолжила следить за дорогой. Мой взгляд привлекла яркая вывеска на клубе "Silver Dark", прозванного в народе просто "Сильвером", на которой красовались физиономии всех членов группы "Гротеск". --Тормозни тут!
   Ник кривил губы, но машину все же остановил и нехотя вылез из машины. Я уже рассматривала афишу.
   "Гротеск" вечно великолепные, возвышенные и несколько надменные лицезрели на простую смертную меня. Кай ухмылялся уголкам губ, снова и снова притягивая к себе взгляд, а заодно и массу отпечатков девичьих губ, различного рода надписей маркером и одинокую розу на асфальте.
   Кайлинн и его группа давали здесь концерт на Хэллоуин. В памяти любезно выскочила программка нашего конкурса и я поняла, что на этом концерте с "Гротеском" будет выступать победитель. Меня невольно передернуло, ибо желание победить, а тем паче стоять на сцене с Мистер- Я - Внезапно- Вернулся медленно и тихо испарилось.
   Как оказалось, мои переживания связанные с конкурсом были откровенной чушью, по сравнению с тем, когда я увидела название нового альбома, а заодно и программы вечера. Три слова, а я уже готова кинуться на плакат и ободрать его. Три слова, а мысль размазать самодовольную улыбку Кайлинна в кровь готово воплотиться в жизнь.
   Три слова, а я, кажется, готова броситься к нему в объятия...
   Программа называлась "Герда, я возвращаюсь".
   Я зло сплюнула и отправилась назад к машине. Ник последовал за мной.
   -- Гретта, я же говорил... -- устало проговорил Николас, заводя машину.
   -- Ник, я знаю. Я знаю... Дьявол, ну вот зачем он вернулся, ...! -- ненормативная лексика так и полилась из меня. -- ..., я убью этого ... или отхожу так, что он, ..., дорогу к этому городу ... забудет!
   -- Он тебя...
   -- Любит?! Ник, не смеши меня! -- расхохоталась я, хотя это больше напоминало истерику. -- Вот Ад Багиру любит, да. Норд ее любил. Ты Катрин любил...любишь. Ник прости... -- осеклась я, поняв, что и кому я ляпнула.
   Ник промолчал, сильнее стиснув руль.
   -- Все в порядке. Честно. Не извиняйся только, хорошо? -- ответил друг, стараясь не смотреть мне в глаза. -- Я отвезу тебя домой, а ты сразу ложись спать, ладно? Не хочу за тебя волноваться. И прекрати себя проклинать, я же вижу, что ты уже мысленно ползешь на эшафот.
   -- О`кей. -- кивнула я. -- Еще раз...
   -- Ох, замолчи, дурная девчонка. -- через силу улыбнулся он мне. -- Все. В. Порядке. Поняла? Успокойся.
   Я снова закивала и молчала до самого дома.
   На улице пошел дождь, смешивая грязь с опавшей листвой. Небо приняло серый цвет и не желало его менять. Солнце, даже не начав борьбу за право властвования, тихо скрылось за черными грозовыми тучами, пообещав не появляться до утра, а то и дольше.
   Улице опустели.
   На душе творилось тоже самое.
  
  
   Дома меня ждала Багира, Феликс и блинчики. Подруга надеялась поднять мне настроение, но по моему лицу стало понятно, что все попытки тщетны. На тот момент мне стало абсолютно все равно и я принялась молча уминать блины.
   Не знаю как описать то, что происходило у меня в душе. Хотелось кричать, плакать и скакать по квартире от бессилия и непонимания происходящего. Все навалившиеся проблемы казались огромными и непреодолимыми. Я ничего не могла. Я абсолютно ничего не могла, по крайней мере мне так казалось. Зацикленность на собственном эго привела меня к депрессии.
   Я стала ничтожеством, которое не хотелось подниматься с колен. Мне до безумия хотелось курить, но лень не позволяла даже вставать с дивана. Ощущение непригодности окружающего мира и желание разрушить все земное стало в тот день главным ориентиром.
   Мне до безумия хотелось курить.
   -- Гретта, ты уже минут пятнадцать смотришь в одну и ту же точку. -- обеспокоенно дотронулась до моего плеча Бэк.
   Я дернула плечом и перевела на нее пустой взгляд. Она нахмурила брови и ушла в свою комнату. Я продолжила молча сидеть и теперь гипнотизировала взглядом кружку.
   Слезы брызнули из глаз неожиданно и покатились по щекам обжигающими потоками. Я не видела причины их останавливать или стирать жестоким жестом, оставляя красные полосы на лице.
   Феликс возник в дверях и сочувственно взглянул на меня. Я покачала головой и обессилено закрыла лицо руками. Брат видел мою подавленность, поэтому молча подошел, попросил ухватиться за шею и поднял на руки.
   Уже в моей комнате он аккуратно уложил меня на кровать и присел рядом. Я не стала раздеваться, а лишь прикрыла ноги одеялом и отвернулась от брата. Он погладил меня по плечу и сел ближе.
   -- Sister, слушай...
   -- Фел, он программу назвал: "Герда, я возвращаюсь". -- перебила брата я, продолжая всхлипывать.
   -- Я знаю, Гретт... Мне Ник сказал.
   -- Давно? -- горько усмехнулась я, придя к осознанию, что вокруг, возможно, все были в курсе, а меня за дурочку держали.
   -- Не очень.
   -- Ясно.
   И все. Просто ясно и ничего больше, что я могла ему сказать. К чему здесь еще слова, когда все про все знают, а героиня трагедии не в курсе. Мило. Ясно. Понятно. Они ведь даже не предали, а просто смолчали, а быть точнее, то солгали. Лучшие друзья.
   -- Только, знаешь, не кидайся в омут с головой, ладно? -- тихо попросил брат, уходя.
   -- Хорошо, я кинусь без нее. -- позволила себе некоторый сарказм я.
   -- Когда же ты повзрослеешь?...
   -- Вопрос риторический. -- ответила я брату, привыкши оставлять последнее слово за собой.
   Мне безумно хотелось курить.
  
  
  
   Ник мчался по трассе, обгоняя и подрезая тех, кто мешал ощущать скорость дорог. В открытые окна порывался шум с ветром, но парню было не до этого, поэтому он просто не обращал внимание на внешние раздражители. Нога не убиралась с педали газа, а лишь все сильнее и сильнее вдавливалась в пол. Мелькающий за окном пейзаж слился в единую серую полосу и казалось, машина сейчас вылетит с трассы из-за огромной скорость, но за рулем сидел опытный водитель, поэтому автомобиль продолжал рассекать дорогу, ловя пораженные взгляды остальных.
   Николас ненавидел машины. Нет, у него не было фобии или чего- то подобного, но воспоминания, которые врезались в ребра при посадке в автомобиль, приводили все тело в дрожь. Ник пробовал пользоваться общественным транспортом, но напряженный график не позволил ему такую поблажку. Только быстроразвивающийся мир технологий вынуждал его пользоваться его этим транспортом.
   Еще полтора года назад Ник и не предполагал, что будет в состоянии снова сесть за руль, но вот "Времена" наметили очередной крупный тур и Дарий за шиворот вытащил Николаса из полосы беспробудного пьянства и последней стадии депрессии, когда тебе абсолютно плевать кто ты есть.
   Катрина никогда не снилась Николасу, несмотря на то, что он каждый день перед сном молил ее об этом. Она снилась друзьям, родителям, но не ему, отчего в душе отчетливо выжигалась картина того утра и понимание, что не простила, не приняла. А теперь не хочет забирать с собой и заставляет мучиться здесь, без нее.
   Ее облик стал ближе, чем святые лики. Ник молился на нее. Поначалу он каждый день ходил в церковь и на кладбище и обессиленно вымаливал- выпрашивал у нее прощение, но церковь оказалась пустышкой, которую усиленно скрывали монахи за богатыми бородами и этакими пивными пузами или хуже того, за лживой верой. Что есть Бог? Ник не знал, поэтому спасение пришло в выпивке.
   И все. И началась темнота.
   Салон автомобиля пронзил звонок мобильного телефона, валяющегося на соседнем пассажирском сидении. Парень краем глаза взглянул на кран и быстро нацепил на ухо гарнитуру и наконец нажал кнопку ответа.
   -- Ты едешь? -- раздался радостный баритон Норда.
   -- Скажу тебе больше, mon ami, я уже приехал. Распахивай ворота. -- улыбнулся Ник, отбрасывая печальные мысли.
   -- О`кей, видим тебя. Кай скажи, чтобы эти охламоны пошевеливались!
   Ворота двухэтажного особняка, который принадлежал обеспеченным родителям Кайлинна распахнулись и Ник въехал в просторный двор, припарковав машину рядом с двумя джипами, которые по предположениям принадлежали Каю и Норду.
   Два ротвейлера были посажены на цепь и заперты в вольере. Несмотря на то, что собаки были бойцовские, Кай любил их всей нежной душой. Еще в детстве, когда два щенка появились в доме, мальчик вызвался сам их дрессировать и вырастил настоящих охранников и защитников. Повзрослевший Кай часто брал псов с собой на пешую прогулку или пробежку в парке.
   Николас закрыл дверь машины и бегом направился с дому. На пороге его уже ждали парни, размахивая бутылками вина в воздухе.
   -- Чертяга, ты все пьешь? -- шутя упрекнул Николас Норда.
   -- Это же только вино, олень. В доме Кая нет ничего крепче, как это не прискорбно. -- усмехаясь заявил тот в ответ.
   -- Это тебе прискорбно, а мне нормально. -- скривился Кай. -- Давай, Ник, проходи. Отметить встречу все же нужно.
   -- Хотя бы этим напитком трезвенников!
   -- Норд, ты алкоголик.
   Парни перешли в просторную гостиную. Любовь родителей Кая к средневековью прослеживалась в интерьере, поэтому здесь присутствовал камин, кресла с элегантными резными подлокотниками, такой же диван, мягкий персидский ковер, огромный стеллаж с книгами и, естественно, бар, который на данный момент был заполнен лишь вином и несколькими бутылками мартини.
   Кай, по привычке, сел на ковер, поближе к камину. На этом ковре он провел первую зимнюю ночь с Гретой и каждая мелочь до сих пор грела душу. Норд, как король, развалился на диване, поставив бутылки на маленький журнальный столик, а Ник скромно занял место в кресле.
   -- Ну, my dear friends, вещайте! -- скомандовал Ник. Еще и руками взмахнул, переигрывая.
   -- А что вещать- то? -- вскинул бровь Кай, потом подумав поднялся и достал три высоких бокала, поставил их перед Нордом, кивнув, чтоб разливал вино. -- Мы с Чертягой еще с первого тура здесь ошиваемся, ты знаешь. Парни остальные позавчера прибыли. Вчера первая репетиция была, дела пока улаживаем.
   -- А где они все? -- поинтересовался Ник, принимая бокал из рук Норда.
   -- В отеле каком- то вроде. Каюшка решил, что нечего в его шикарном доме ошиваться. -- принялся паясничать парень.
   -- И правильно сделал. -- поддержал желтоволосый. -- И какого же демона вы сегодня устроили явление Христа народу, точнее Норда в аэропорту?
   -- Я не удержался. -- уточнил Норд. -- Кай с утра был зол, как его ротвейлеры, когда чужие приходят, а вот мое величество распирало любопытство.
   -- Не мог поверить, что его Бэк теперь с этим блондинчиком. -- возвел глаза к нему солист "Гротеска".
   -- А ты, якобы, мог смириться, что Герда с Дарием! -- парировал вмиг разозлившийся Норд. -- Кстати, Ник, это правда? Газеты, конечно, могут врать, но он ее так тащил! В смысле, эротично!
   -- Эротично тащил? -- переспросил блондин. -- Черт, ты помешан на сексе!
   -- И на порно... -- тихо проговорил клавишник "Времен", но так, что его услышали все.
   -- Мы все на нем помешаны, жалкий смертный. И да, мне нужен номерок Бэк. -- подмигнул шатен.
   Ник пораженно взглянул на друга и не поверил своим ушам. Чувства к этой интересной девушке остаться могли, но не у Норда, который после отъезда только и мелькал в прессе с очередной моделью. Такой Норд был истинным, а тот, который мог помнить свою любовь и хранить ей верность, являлся вымышленным персонажем в жанре фантастики. Насколько Ник помнил, Герда усиленно прятала от подруги любые журналы и газеты с упоминаниями Чертяги, а сама Багира в Интернете не особо любила искать информацию, считая ее лживой. Так и жили. Старые, как говорится, добрые времена...
   -- Ник, не прожигай меня взглядом. Она моя бывшая и я хочу, так сказать, вспомнить прошлое. Спорим, она не кинулась мне в объятия только потому, что там рядом стоял Ад?
   -- Ты хочешь поспорить? -- резко встрепенулся Кай и внимательно взглянул на друга. Подругу своей любимой он уважал и считал, что именно она частенько сдерживает Герду от опрометчивых поступков, мысли о которых живут в голове девушки.
   -- Хочу. -- решительно кивнул Норд, не задумываясь. -- Если Багира придет ко мне и ляжет в койку, то ты отдаешь первое место "Временам"!
   -- Боги, у меня ощущение, что Ник сейчас сам тебе ее привезет, разденет и заставит изнасиловать. Проще взгляд, друг мой. Идет, Норд. Если же победа на моей стороне, то ты прилюдно признаешься в любви к Адриану. На Хэллоуин! -- Кайлинна начала порядком занимать эта ситуация. Он ничем не рисковал, Герду он отобьет и так, а вот репутация Норда стала находится под угрозой.
   -- Ах ты скотина! -- возмутился в ответ парень.
   -- Струсил? -- прервал поток гадостей Кай ледяным голосом. Ник молча наблюдал за развивающимся мини- скандалом.
   -- Вот еще! По рукам! Только потом не хнычь, что Гердочка не выиграла и с нами не поедет!
   -- Норд, она поедет в любом случае. -- уверенно отозвался блондин и опрокинул бокал залпом.
   -- Ты уверен, что она выберет тебя? Думаешь, у нее с Дарием ничего нет? -- задумчиво проведя рукой по подбородку, поинтересовался Николас.
   -- Она не может меня не любить. Я отдал ей всего себя. -- подал плечами тот. -- Если она отвергнет меня, то я умру, наверно...
   Желтоволосый ничего не ответил, но принял к сведению. Настроение насколько испортилось после сказанных слов и парни постарались заглушить паршивое чувство одиночества, страха и неприязни к самим себе.
   Номер Багиры Ник под конец вечера дал Норду и ушел придаваться сну в одну из спален, которую ему выделял Кай всегда. Сам же солист "Гротеска" еще долго не мог заснуть и постоянно теребил свои пепельные волосы, вспоминая Герду и ее равнодушные глаза, при встрече в аэропорту.
   -- Ты не убежишь от меня. Я обещаю. -- прошептал он в темноту и кажется, заснул.
  
  
   Депрессия решила, что покидать меня так рано нельзя, ибо я стану не в меру веселая и радостная, а это ей было совершенно ни к чему. Она решила остаться со мной еще ненадолго, поэтому все утро мешала позитивно скакать по дому от того, что на занятия нужно было идти лишь к третей паре. Выспаться, кстати, она тоже не дала, поэтому в семь утра я уже была на ногах, как и Фел с Бэк, которые тоже не спешили в универ. Объяснив мне, что весь преподавательский состав на первых парах решил устроить некое жутчайше важное совещание, они разбрелись по квартире в надежде себя чем- нибудь занять. Любимая ванна с кучей баночек и флакончиков, в которых плескались пены, гели и прочая ароматная чушь, была свободна для вольного плавания под названием "Гретта депрессивная".
   Набрав полную ванну воды я начала выливать в нее все, что попалось под руку, а попалось мне практически все, поэтому шампунь Багиры потерпел некоторые потери от моей руки, а гель Феликса несколько оттенял цветочные ароматы резким запахом.
   Я блаженно залезла в обитель кайфа и прикрыла глаза от удовольствия. Наглый братец ворвался ко мне, порываясь побриться, но наткнувшись на мой удивленно- ироничный взгляд, подался назад, но уловив все гамму запахов, сморщился и предупредил, что чертей за гель он даст потом. От подзатыльника он, кстати, не удержался.
   Побаловавшись в пеной вдоволь, я расслабленно возлежала в воде и дурашливо переливала воду из одной руки в другую. Жизнь перестала казаться фигней и начала приобретать яркие краски. Они в миг сменились серыми, когда я услышала дверной звонок.
   Кай? Дар?
   -- Багира, открой дверь и пошли его к черту! -- проорала я в приоткрытую дверь и наскоро вытерла руки, дабы зацепившись за ванну высунуть голову и посмотреть на нарушителя спокойствия.
   Бэк спокойно подошла к двери и несколько недовольно распахнула ее.
   Все- таки Кай?
   -- Это вам! -- раздался мальчишеский голос, не схожий с голосами ни одного из моих знакомых.
   -- Что это? -- скептически вопросила Бэк.
   -- Багира, я не вижу кто там! Отойди! -- прошипела я так, что только меня и услышала.
   Она пропустила в коридор...курьера с огромной, нет, гигантской корзиной красных роз.
   -- Это цветы. Вам. Доставка. -- отчеканил паренек лет шестнадцати.
   -- Нам это кому? -- не унималась подруга.
   Мальчик радостно продиктовал наш адрес.
   -- Записка там есть? -- поинтересовалась Бэк, заглядывая в букет.
   -- Нет. Но это вам, я уверен!
   -- Ты толком не знаешь кому эти цветы, но утверждаешь, что они наши!
   -- Мне ваш адрес раз шесть повторили... -- пробурчал парень.
   -- Кто? -- пошла в атаку подруга.
   -- Не скажу, секретная информация. Но сказали, что отдать девушке, которая откроет дверь. Значит, цветы ваши!
   -- Так у нас тут еще и парень живет! Чтобы ты делал, если бы открыл дверь он? -- хмыкнула Бэк. Я уже почти в голос хохотала в ванной. -- Ладно, где расписаться за получение?
   -- Нигде. Не надо. Мне же ваш адрес шесть раз сказали, а отправитель мне верит. Ну, я пошел?
   -- Багира, отпусти малого с миром, иначе я сейчас умру от смеха! -- попросила я, едва не плача.
   Подруга пожала плечами и попрощавшись с курьером, захлопнула дверь. Потом тщательно осмотрела корзину ( на предмет бомбы, наверно!) и увидев, что я так же подглядываю из ванной, заявила:
   -- Цветы прислал Кай.
   -- Ты это по запаху определила? -- опешила я.
   -- Во- первых, до этого цветники в твоей квартире разводил только он и явилось это чудо совсем недавно. Во- вторых, красные розы это его кредо.
   -- Его бремя. -- поддакнула я.
   -- Его карма, блин! -- съязвила Бэк и потащила корзину в гостиную, прикрикнув на ходу, что и так вечно лепестки от старых роз на полу, а теперь еще и новые жертвы.
   Я в свою очередь потянулась за мобильным телефоном, намереваясь устроить бывшему капитальную взбучку за цирк, который он удосужился устроить. Но сначала нужно было узнать его номер и я, кажется знала у кого.
   -- Ник, утро, да. Люблю тебя вечно. Номер Кая не подскажешь? О да, сплю и вижу, как впиться в его губы страстным поцелуем! Прекращай это, ладно? Кинь в смс. Все, жду. И я тебя.
   Сообщение от друга пришло спустя две минуты, за которые я успела заскучать и понять, что пены в ванной толком не осталось. Пришлось добавлять горячей воды и еще шампуня.
   -- Кайлинн проснись и пой, ведь Гретта снова здесь, с тобой! -- пропела лилейным голосом я . Он купился на нежный голос и с готовность пошел на контакт, но : -- Ты, старый хрен, какого черта будишь меня цветочками своими, а? Еще и курьера прислал! "Девушка, которая откроет дверь!". Дверь открыла Багира, придурок!
   -- Герда, да что случилось? -- попытался меня перекричать сонный Кайлинн.
   Я зарычала и принялась растолковывать ему ситуацию:
   -- Мне прислали цветы с курьером. Розы, как мы...как я... Блин! Как ты любишь и сказали отдать их девушке, которая откроет дверь, но дверь открыла Багира!
   -- То есть, тебе прислали цветы и ты думаешь, что это я? Эй, кто тебе прислал цветы?! Я убью его, слышишь? Что за ...?-- неожиданно заорал он, нецензурно выражаясь
   -- Оу, по- моему не ты! -- сдала позиции я, стремясь закончить разговор. -- Ладно, Кай, пока.
   -- Герда, люблю тебя вечно. -- все еще зло, но уже нежнее попрощался Кай.
   -- Не могу сказать того же. Прости.
   Напряженно вздохнув я с головой окуналась под воду и замерла там на минуту. Кислорода не хватало, но выныривать я не желала. Может, помереть сейчас и пусть все плачут над моей могилой? Хотя, Багира разозлиться и гроб заказывать не захочет, а просто труп сожжет. Как потом пугать всех своим разложившимся телом?
   Дьявол, ну что за мысли, а?
   Хм, как раз дьявольские.
   ...-- Люблю тебя вечно... -- по слогам произнес Кайлинн, сидя на кухонном столе и рассматривая стакан на свету.
   -- И я тебя люблю. -- отозвался в хлам пьяный Норд, обнимая Багиру за талию, лежу у нее головой на коленях.
   -- Интересная фраза, верно? -- так же заворожено продолжил парень, взлохматив пепельные волосы. -- Герда, кого ты любишь вечно? Кого ты можешь любить вечно?
   -- Себя. -- улыбнулась девушка, зажимая ладонью рот, чтобы не захохотать. Алкоголь давал о себе знать. -- Тебя, Норда, Кима и Ника. Феликса, иногда. Предков своих, разумеется.
   -- Кай, это надо сделать девизом нашим! -- прошептал Норд. -- Мы все друг друга вечно любим! Даешь свободный вечный секс!
   Багира отвесила ему легкий подзатыльник и он тут же заткнулся, примирительно притягивая ее к себе, чтобы поцеловать.
   Проснувшись на утро ребята поняли, что фраза действительно уникальная. Именно она связала таких разных и непонятных единым звеном...
   Багира, совершенно не обращая внимания на мою наготу прошла в ванну и закрыла дверь, вопросительно взглянув на меня. Я уже успела вынырнуть и была готова рассказать все подруге.
   -- Это не Кай. Он еще и разорался, что мне цветы всякие таскают. -- хихикнула я.
   -- Ревнует, я смотрю. -- мстительно ухмыльнулась подруга. -- Ты ждала три года и он подождет.
   -- Да, ревнует. Не то, что Норд, верно? -- сочувственно произнесла я.
   -- Тут ты прав, подруга. Блин, опять звонят! -- вспыхнула она. -- Если тот же курьер, то я пришибу его!
   И она раздраженная пошла открывать дверь, а я снова заняла наблюдательную позицию и не прогадала.
   Тот самый курьер стоял у нас в коридоре и боязливо жался под взглядом брюнетки, сжимая в руках злосчастную корзину с красными розами...
   -- Опять он? -- моментально перешла к делу Бэк.
   -- Уже другой. Адрес назвал раз пятнадцать. Но я не уверен, что букет вам, раз посылают второй... -- пролепетал он, глядя в пол.
   -- Багира, ты обещала его пришибить. -- напомнила я, наблюдая, как лицо у парня пошло пятнами. -- Оставляй букет и дуй отсюда, иначе в следующий раз выйдет мой брат и даст тебе чертей. Все, забудь сюда дорогу.
   Парень кивнул и убежал быстрее, чем я вышла из ванны.
   Бэк поджидала меня на кухне в кружкой ароматного кофе. От одного взгляда друг на друга кухню пронзил заливистый девичий смех.
   -- Теперь это точно был Кай, руку даю на отсечение! -- сквозь смех сумела произнести я.
   -- А первый Дар. Звони ему давай. Послушаем оправдания.
   Я набрала номер и вслушалась в длинные гудки.
   -- Дарий, привет! Ох, я знаю, что разбудила, прости, любимый. Придуриваться ты мастер, а сонный голос и я сделать могу. Я не мелю чушь, я несу ее в массы. Признавайся: цветы ты прислал? Как не ты, а ... Ай, не кричи на ухо! Я не знаю! Тьфу, иди к дьяволу с такими предъявами, упырь! -- и гордо бросила трубку.
   -- Не он? -- понимающе спросила подруга.
   -- Не он. Еще один ревнивец. Ему- то что? У нас все фиктивно, а он начал распыляться, сволочь.
   -- Может, любит? -- улыбнулась девушка.
   -- Он себя любит. И никого более, запомни.
   Позже пришел Феликс и поинтересовался откуда у нас целая оранжерея. Мы принялись в лицах все описывать, скрашивая особо интересные моменты и искренне поражаясь, что брат ничего не слышал. Оказалось, братец был в наушниках и слушал, ненавистную мною, группу "Времена". Когда же брат заявил, что у Дария голос очень даже ничего, а партия гитары так вообще выше всяких похвал, то я с чувством накинулась его, целясь зубами в шею. Брат оказался сильнее, поэтому в результате пятиминутная борьбы я была усажена на диван и заткнута блином.
   Третий звонок в квартире ознаменовал похороны одного надоедливого курьера, который, как выяснилось, снова притащил цветы. Красные розы.
   -- Опять ты? -- пробуравила я взглядом несчастного парня, который и сам был не раз трем букетам, которые заставляли таскать к ненормальным девчонкам.
   -- Это вам. -- без предисловий протянул он корзину.
   -- Я знаю. Колись, кто тебя послал?
   -- Нельзя говорить. -- покачал головой он.
   -- Зато можно оторвать тебе голову.-- задумчиво ответила я.
   Угроза подействовала и он со всех ног рванул вниз по лестнице. Я лишь усмехнулась.
   Три корзины роз занимали весь центр гостиной, что тихо меня бесило, так как приходилось обходить и бояться задеть, а задевая я царапала ноги об шипы, которые никто не додумался обрезать. Со злости я кинулась пересчитывать розы, надеясь, что если есть четное количество, то можно смело оторвать голову ухажерам, но мои мечты не воплотились в жизнь.
   Через полчаса мы наконец начала собираться на учебу. Дарий прислал в сообщении и предупредил, что заедет через час. Мы заметались с Бэк по квартире с удвоенной скоростью.
   Никогда в жизни я не думала, что я типичная девушка, у которой в шкафу живет некий "нечего одеть", но сейчас я столкнулась именно с этой проблемой и перерывала шкаф. Выбор остановился на юбке, рубашке и светлом пиджаке. Аксессуары, в тон наряду, были изъяты из шкатулки и брошены на кровать. Натянув колготки, я вспомнила, что у меня есть красивые жемчужные серьги, но они находились в гостиной, поэтому я опрометью бросилась туда и резво налетела на проклятые розы и, словно по закону жанра, порвала чулки.
   -- Твою мать! -- вопль достиг ушей брата и он влетел в комнату, явно думаю, что я увидела первого Всадника Апокалипсиса. Рваные чулки брата не впечатлили. -- Выброси эту ... немедленно, иначе я за себя не ручаюсь!
   -- Выбрасывать цветы только из-за того, что ты чулки порвала? Да ты дура, милая!
   -- Выброси! Я сказала: выброси! Они меня раздражают! -- продолжала истерику я, напоминая себе маленького ребенка.
   -- Ладно, сделаем. А они тебя совсем не нужны?
   -- Нет! -- рявкнула я.
   -- Тогда я ими воспользуюсь? -- загадочно улыбнулся Фел.
   -- Без проблем, только надеюсь это не БДСМ.
   -- О нет, что ты! Это всего лишь садо- мазо. -- в тон мне ответил братец.
   Отказываться от юбки я была не намерена, поэтому вторая пара чулок была извлечена из пачки на белый свет. Но если на одевание я тратила максимум минут пятнадцать, то макияж занимал около получаса, учитывая то, что я еще подбирала цветные линзы, которые бы подходили к наряду.
   Бэк переминалась с ноги на ногу, ожидая меня у выхода. Она сообщила, что окрыленный Феликс улизнул на своем звере с цветами, пообещав не опоздать на пары. Я кивнула в ответ, схватила сумку с тетрадями и вот мы уже красивые и сногсшибательные выходим из подъезда навстречу Дарию.
   Парень опустил солнцезащитные очки на кончик носа и я отследила его раздевающий взгляд.
   -- Девушки, вы великолепны. -- сделал нам он комплимент, распахивая пред нами двери моей машины, попутно пытаясь притянуть меня к себе.
   -- Дар, можешь себя сегодня не утруждать в воспевании дифирамбов. Мы сами знаем, что великолепны. -- лениво отозвала Багира.
   -- Эх, эмансипация до добра не доведет. Придется мне геем становится. -- вздохнул парень.
   Он сел в машину и сразу выжал педаль газа. Видимо, его не особо заботило то, что машина моя и ее можно повредить, поэтому он гнал на дорогам так, словно мы спешили на пожар. Не удивительно, что доехали в универ мы за десять минут.
   Оставаясь таким же любезным, Дарий вышел первый и протянул нам руки, которые мы, задрав носы, проигнорировали. Багира умчалась в другой корпус на пары, а парень властным жестом меня остановил.
   -- Пока ехали в машине не мог оторвать взгляд от твоих аппетитных ножек. -- промурлыкал он мне на ухо.
   -- Аппетитных? Дар, ты голоден или у меня моги выглядят, как куры гриль?
   -- Ну давай, включай свою язвительность на полную мощность, моя милая. -- прошептал он, прижимая меня к машине. -- Ты ж не будешь отрицать, что я тебе нравлюсь?
   -- Старая пластинка, дорогой. Секс не повод для знакомства, знаешь ли. И вообще...
   Договорить он мне не дал. Секундой позже ко мне пришла святая истина, что нельзя злить парней, потому что они сразу лезут целоваться и делают это, надо признать мастерски.
   Через силу взяв себя в руки, я попыталась оттолкнуть его, но он лишь сильнее прижался губами и обнял за талию, положив вторую руку на шею. Теперь отстраниться не представлялось возможным.
   -- Я заметил у тебя очень красивую линию чулок и это меня безумно возбудило, так что не рыпайся, ведь ты моя девушка. И нужно ли тебе подставлять саму себя да еще и Кима перед целой толпой, которая сейчас пожирает нас глазами за спиной? -- жарко проговорил Дар.
   -- Скотина... -- в тон ему ответила я и уже сама потянулась к нему.
  
  
   На протяжении всех пар в нашу сторону не прекращали коситься студенты, а знакомые подходили, чтобы поздравить или узнать правда ли это, что мы вместе. Если Дарий активно отвечал на все вопросы, улыбался и не заставлял их сомневаться в правдивости нашей игры, то я скрепя сердце кивала и старалась не кинуться на парня, который постоянно тянулся поцеловать меня, чтобы ответить на поцелуй или расцарапать лицо.
   После последней пары мы подождали Багиру и направились в уютное кафе за углом, где нас уже должны были ждать Адриан и Райан.
   Ругаясь по мелочам и ловя презрительные взгляды Багиры, которая искренне не понимала зачем мы страдаем подобной фигней, мы дошли до кафе, но близнецов там не обнаружили. Вместо них за столиком сидел рыжеволосы паренек, которого, насколько я помнила, звали Артур и был он в группе "Времена" бас- гитаристом.
   Возмущенный взгляд в моем исполнении Дар попросту проигнорировал и уселся рядом с другом, представив его нам.
   Артур выглядел очень...необычно для окружающих. Но не для нас, привыкших к неформальному окружению. Глаза у парня были разного цвета, один желтого, а второй ярко- зеленого, которые в сочетании с легкими морщинками по краям придавали ему выражение змея- искусителя. Губы украшали два серебряных кольца снизу, от одного из которых тянулась цепочка к проколу в ухе. Я подметила это украшение и кивнула Бэк, но она показала мне кулак. Она всегда была против пирсинга на лице и я даже не представляю, как она меня не убивала за мой проколотый пупок и язык. Что же касается остальных пирсингов у Арчи, то я ничего больше не заметила, зато меня привлекли два наращенных клыка на верхней челюсти. Я завистливо присвистнула. В остальном же он оказался вполне приличным парней с рельефной мускулатурой и тату- рукавом на левой руке.
   -- Дар, милый, позволь узнать: какого черта? -- нежно улыбаясь поинтересовалась я, не особо заморачиваясь на том, что Артур еще здесь и ему подобные выходки могут быть неприятны.
   -- Гретта, умерь свой пыл, я все сейчас объясню. -- примирительно поднял руки Дар.
   -- Смотрите! А вон и Ад! -- ткнула Бэк на входящего блондина, который направился к нам, не забыв кивнуть официантке, чтобы подала ему кофе. Мы радостно закричали, что нам всем тоже.
   -- Rest in peace, люди! --отсалютировал нам пришедший барабанщик и сел поближе к Багире.
   -- Траурные тонки в твоей фразе означают, что ты хочешь отправить всех нас на тот свет? -- вскинула бровь я.
   -- Исключительно Райана, но это дело семейное. Что вы уже успели обсудить?
   -- Ничего, ибо я только собирался рассказать все Гретте. -- ответил ему Дар, принимая принесенное кофе из рук официантки.
   -- Что же, я вся внимание. -- кивнула я.
   -- Ну, для начала сообщаю, что роль гитариста будет исполнять Арчи, а не Ник, так как второй, как показала практика, толком не может отыграть партию "Реквиема", а у нас еще толком нет песни...
   -- Сегодня же напишу. -- перебила я.
   --Хорошо, я в тебе не сомневался, но нам требуется написать музыку, отрепетировать и я планирую сделать студийную запись, я не хочу петь в живую просто на слух, сама понимаешь.
   Я его прекрасно понимала. Мы с парнями привыкли выступать с оригиналом в ушах, так сказать. Это было проще, чем подстраиваться под нужный тон и лад и испоганить песню голосом, который и лечь толком не может. Пару раз выступая в "холостую" мы столкнулись с проблемой разных тональностей. Запись была одна, а в живую оказалось, что на тот момент ведущие клавиши брали на октаву ниже и я, стараясь слиться с музыкой, тоже брала выше, чем испортила все, что только было можно.
   -- Успеете ли вы? -- подал голос Артур, подавшись назад на стуле. Мне показалось, что его подмывает закинуть ноги на столь, но только то, что он в приличном кафе, сдерживало его.
   -- У нас практика две недели. -- непонимающе повернулся к нему Дар. -- А через полтары недели концерт, все нормально.
   -- В чем она заключается ? -- практичность Арчи меня порадовала.
   -- Провести парочку социальных опросов и заполнить анкеты на их основе. -- вклинилась в разговор я.
   -- Это круто, people! Тогда программа такова, -- взял бразды командования в свои руки рыжий. -- Гретта пишет сегодня текст, но можешь не спешить, я знаю, что вдохновение штука противная, а мы с завтрашнего дня начинаем репетировать на вашей базе. Я попытаюсь влиться в коллектив и отработать ваши основные темы. Вас все устраивает?
   -- Вполне, -- уже гораздо дружелюбнее улыбнулась я ему. Не размениваясь на пустые разговоры он составил план и уже распределил роли. Эх, мне бы его качества...
   -- Тогда завтра в одиннадцать или королева вокала захочет поспать в воскресенье? -- послал ответную улыбку он.
   -- Королева приедет к одиннадцати. -- усмехнулась я.
   -- О`кей, guys! Ад, тебя попрошу приехать пораньше, а то у меня всегда с барабанами на отработку много времени уходит.
   Адриан согласился, а Артур козырнув нам, ушел.
   -- Вот это мировой человек, я понимаю! -- восхитился блондин. -- Где вы его нашли, Дар?
   -- Это он нас нашел. Пришел как- то на репетицию и давай строить, указывать на ошибки. Ох, мы злились, как демоны, а он наоборот доволен был этим, вот тогда стало понятно, что с ним мы заберемся выше крыши. -- ответил парень, мечтательно улыбнувшись, вспоминая былые времена.
   -- Только ваша крыша ограничилась пятиэтажным домом. -- пробурчала я.
   -- А твоя ограничилась небесами, небоскреб ты мой? -- съязвил темноволосый.
   -- Намекаешь, что я дохлая?! -- взвилась я, представив себе рай, ангелочков и нимб над головой. И тапочки, обязательно тапочки. Белые.
   -- Дохлую тебя бы с небе, как Люцифера, согнали. К нему же. -- заверил меня он.
   -- Я думаю, Люцифер бы ее тоже выгнал. -- медленно произнес Ад. -- Ему конкуренты не нужны.
   Перепалка возобновилась с новой силой, в ходе которой мы едва не разбили чашку, но зато вылили кофе на белую футболку Адриана, за что он пообещал нас проклясть. Кроме Багиры, разумеется, несмотря на тот факт, что кофе был разлит по ее вине. В итоге, было решено, что Ад сам является пособником дьявола, но вспомнив про Райана, мы изменили свое решение и пообещали сшить ему костюм Люцифера на Хэллоуин.
  
  
   Друзья покинули кафе через час. Гретта радостно выхватила ключи у Дария и влетела в машину, желая быстрее ощутить скорость и ветер. Багира уехала с ней, а парни решили заехать к Дарию, дабы отметить кратковременное воссоединение двух групп.
   На машине Адриана они добрались до дома Дария, у которого стоял черный джип, привлекающий внимание молодежи, детворы и даже бабушек у подъезда.
   -- Это чья красотка? -- присвистнул Ад. Его "мазда" отдыхала в сравнении с этим зверем.
   -- Понятия не имею. -- не меньше опешил Дар. -- Может, кто- то заселился?
   Но оказалось, что никто не заселялся, а всего лишь Кай приехал для разговора. Он изящно вышел из машины и смерил темноволосого насмешливым взглядом, сразу устанавливая позицию, что он лучший и тягаться с ним опасно для жизни.
   -- Пошли поднимемся в квартиру, -- спокойно пригласил вокалист "Времен" потенциального соперника.
   Кайлинн кивнул и первый направился к подъезду, приоткрыв дверь перед друзьями. Вроде обычный жест, но Дар успел подметить, что Кай пытается всячески принизить его. Вот и сейчас он показал, что Дария он воспринимает, как девчонку, перед которой нужно распахивать двери, подавать ручку и отвешивать поклоны.
   Дарий открыл квартиру и в нос тут же ударил сильно выраженный запах цветов. Каких -- он не понял, но что цветы принадлежали его сестрицы, он уловил ясно.
   -- Не думал, что ты занимаешься цветоводством. Розы... Розы напоминают мне Герду. Она их обожает. Как и меня. -- продекламировал Кай, скидывая с плеч легкую кожаную куртку.
   -- Гретта обожает столько ерунды, что я уже замучался вести подсчет. Для меня главное, что Гретта любит. -- парировал парень с легкой улыбкой на устах и приглашая парней в гостиную, проходя первым.
   Он замер на пороге и ужаснулся.
   -- Это, мать вашу, мои цветы! -- заорал он.
   Адриан, перепугавшись, сунулся посмотреть в чем дело и намереваясь поддеть друга, так же застыл истуканом и возопил похлеще друга:
   -- Это же мои цветы!
   -- Как твои? -- не понял Дар.
   -- Девочки не ссорьтесь, помада у... ЭТО МОИ ЦВЕТЫ! --Кайлинн присоединился к хору под названием "Мальчики- цветочки".
   -- Очень интересное кино... -- скривившись проговорил Дар. -- Ну, вот эти точно мои. -- он указал на букет с одинокой черной розой в середине.
   -- А эти-- мои, -- ткнул пальцев в букет, состоявший только из кроваво- красных роз.
   -- Как вы уже поняли, мои -- эти. -- Адрианом были заняты ярко- красные розы. -- Но, в отличии от вас, влюбленные идиоты, я послал цветы Багире, а не Гретте.
   -- То есть ты ее не любишь, а просто шлешь цветы? -- Ад в ответ отрицательно покачал головой. -- Тогда, ты тоже влюбленный идиот.
   Дальнейшее обсуждение было бессмысленным, поэтому парни перебрались на кухню с угрюмыми мыслями об убийстве Гретты и Багиры, которые так бессердечно обошлись с их душевными подарками.
   Дарий, как гостеприимный хозяин, решил напоить этих самых гостей чаем и включил закипать чайник. Кай предпочел кофе, а Ад жасминовый чай. Сам Дар воздержался, налив себе вишневого сока.
   -- Ну, о чем говорить будем, Кай?
   -- О Герде. -- Кай откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. Первый этап борьбы за сердце любимой начался.
   -- Конкретнее.
   -- Оставь ее в покое. -- Заявление должно было ударить по Дарию и застать его врасплох, ведь он рассчитывал на долгий разговор. Так Кай считал.
   -- Нет. -- отмахнулся, как от назойливой мухи Дар.
   -- Но почему? -- взвыл Кайлинн.
   -- Я не пойду против души.
   -- Чьей души? -- смысл разговора стал медленно ускользать от парня из- за бессильной злости, рождающейся где- то внутри.
   -- Своей. Я люблю ее. Всей душой. Поэтому, прости, но тебе я ее не отдам.
   -- Но она моя! -- прошептал Кай.
   -- Кай, прости, не мое дело, но после того, как ты рванул черт знает куда, она перестала быть твоей. -- подключился к диалогу Ад, решивший наконец сам заварить себе чай. Кружку Кая он проигнорировал.
   -- Хоть ты можешь помолчать, а? И на твоем месте я бы тоже волновался, ты же помнишь, что теплые чувства Багиры были когда- то обращены к Норду?
   -- Ты сейчас намекнул, что она сохнет по вашему красавчику? -- от удара по милой физиономии Кая Адриана сдержал лишь Дар, вставший между ними.
   -- Психология и логика женщин схожа на апокалипсис. О нем знаю все и ничего. И только тот факт, что он разрушителен, опасен и ужасен, заставляет нас думать о нем с легкой усмешкой, дабы не показать свой страх. -- бросил Кай и направился в коридор.
   -- Смейся над смертью, чтобы она не посмеялась над тобой... -- тихо произнес Дарий, улыбнувшись. -- Эй, Кай, стой! -- он выбежал в коридор за парнем, который уже стоял на пороге. -- Ты же дашь ей выиграть?
   -- Это зависит не от меня. Но если она выиграет, я увезу ее с собой, ты же понимаешь.
   -- Для меня главное, чтобы она была счастлива. Выиграв, она станет счастливой. А вот насчет ее отъезда, то здесь я поспорю. Ты счастливой ее не сделаешь.
   -- Когда- то сделал, сделаю и сейчас. -- не отступал Кай.
   -- Когда- то бросил, бросишь и сейчас.
   -- Она меня любит!
   -- Ты оптимист, друг мой. -- похвалил Дар, но Кай уже выскочил в подъезд, хлопнув дверью.
   Дарий вернулся на кухню и полез в бар за абсентом. Молча налил в рюмку и залпом осушил. Адриан тоже было потянулся, но вспомнив, что он за рулем, одернул руку и продолжил пить чай. Парни были мрачнее тучи.
   -- Ты ее и правда любишь? -- в грубой тишине спросил Ад, сомневаясь в честности парня относительно чувств к подруге. Не похоже это было на мелькающего с экранов Дара.
   -- Как бы это паршиво не звучало, но по- моему да...
   -- И правда паршиво.
   -- А ты Багиру?
   -- До безумия. -- уныло отозвался блондин. -- Влюбить влюбился, а как с этим жить никто не объяснил. Инструкция по эксплуатации спасательных кругов будет выдана после потопа корабля.
   -- Нет, надо забить на эту идею, иначе я себя с ума сведу. -- уткнулся лицом в ладони Дар. -- Слушай, может я боюсь?
   -- Потерять свободу?
   -- Ага.
   -- Тогда, мы с тобой друзья по несчастью.
   -- Общество бабников, которые бояться потерять всех баб и оставить при себе одну. -- хохотнул темноволосый.
   -- Целое жертвоприношение получается. В твоем случае точно! -- развеселился Ад. -- На жертвенник ты положишь всех свои девушек до, после и сейчас и вызовешь демона по имени Гретта взамен.
   -- Радует, что в постели она и правда демоница.
   -- Горячая?
   -- Не то слово! -- подмигнул Дар. -- Так, к черту твою машину, вызовешь такси. Нужно выпить за это! -- и он достав еще одну рюмку, поставил ее перед Адом, предварительно налив туда абсента.
   -- За девушек!
   -- За демониц!
  
  
   Оделию тошнило от ухаживаний Феликса и единственным желанием было вышвырнуть принесенные им цветы в мусоропровод, но она удержалась, мило улыбнулась и промолчала. На этом все. Никаких эмоций, там паче вешаний на шею с поцелуями благодарности.
   Раньше девушка с ума сходила по сильным и стильным парням, которые готовы постоять за честь возлюбленной. Вся эта романтичность была рождена книгами о славном средневековье, рыцарях и принцессах, которая абсолютно не котировалась в современном мире. Что уж говорить о мире, в котором жила проститутка, с клиентурой ни на йоту не похожей на ее идеал. Оделия сама прекрасно знала, что жизнь на этом заканчивается, так как дальше ничего нет и принц никогда не приедет и не скажет: "Эй, милая, садись- как ты в мой белый Мерседес и я увезу тебя на Средиземное море, где мы поженимся". Такому никогда не суждено было сбыться. До появления Дария, который в один миг разрушил все, что относилось к прошлому и создал абсолютно новое, неизведанное настоящее.
   В тот момент девушке показалось, что все желания, загаданные ею на Рождество вот- вот исполняться, потому что Дарий-- это добрый волшебник, готовый подарить сказку. И идеал, хранившийся в самом далеком уголке души Оделии в лице Кая, мог возникнуть и остаться с ней, мог быть принцем.
   Но так не бывает. Жизнь ненавидит счастливые финалы.
   Поэтому она любезно подкинула Райана, не то чтобы кардинально отличавшегося от идеала, но все же другого и несколько странноватого.
   Разве можно за одну ночь влюбиться? Это иррационально! Это немыслимо! Это нереально!
   Можно твердить, что такое невозможно, за что в ответ Оделия с радостью готова была дать в челюсть, ибо это случилось с ней. Здесь и сейчас. Да ее в ту ночь так шарахнуло, что она даже не поняла, отчего с ее губ слетают такие непривычные и нежные слова.
   С наступлением вечера она собралась и вызвав такси, умчалась к Раю. Ее не волновало, что возможно, он не захочет ее видеть, ей просто хотелось быть с ним, говорить с ним, чувствовать его... Она не могла понять, как девушка, продававшая свое тело и смирившаяся с прискорбной участью, способна на такое. Оделии все больше казалось, что она под кайфом и если он закончится, то и Райан закончиться с ней. Он стал кайфом, наркотиком, спиртным... Рай стал смыслом, а это стоило гораздо дороже ее тела.
   Как и предполагалось ранее, Рай ее не ждал, а тщетно пытался репетировать, выливая злость в музыку. Звонок в дверь отвлек его и он грязно выругавшись, пошел открывать. Какого же было его удивление, когда он узрел Оделию, кутающуюся в плащ от холода и смотрящую на него щенячьими глазами.
   -- Чего тебе? -- парень никак не ожидал ее появления у себя. Вроде, вчера она сбежала и на этом они поставили жирную точку в их встречах. Конечно, месть вышла корявой и неумелой, так как Дар и внимания не обратил, но зато они славно позабавились, а что еще нужно молодым людям друг от друга?
   -- Я...к тебе... -- пролепетала Оделия. Она впервые сама просилась к парню, ведь обычно просились к ней. Просили ее.
   -- Зачем?
   -- Может, хотя бы разрешишь войти?
   Рай кивнул и отошел в сторону, пропуская ее. Оделия скинула плащ в прихожей и направилась за парнем.
   Они прошли в спальню, которая еще смутно напоминала о вчерашней ночи: смятая постель, разбросанные вещи и одинокая бутылка мартини на полу. Оделии это слегка грело душу, а Раю было плевать. Он ногой отшвырнул бутылку и раскинув руки, упал на кровать.
   -- Ты пришла не просто так. -- заявил он, бездумно глядя в потолок. Девушка осторожно присела на край кровати.
   -- Да...наверно...
   -- Тогда зачем?
   -- Если бы я знала...
   -- Мы...можем повторить вчерашний опыт, -- неожиданно подмигнул Рай, поворачиваясь к ней.
   -- Я...не против. -- шепнула девушка, но Рай уже сдирал с нее одежду, покрывая все тело поцелуями.
   Они снова заснули вместе. Оделия, с улыбкой на горящих губах, а Рай-- со злыми мыслям, что он тварь и попросту использует девчонку...
  
  
   Вечер тяжелыми шагами пробирался в дом и тянулся, как мед густо и медленно. На осеннем небе начали появляться редкие звезды и только одна из них-- Звезда Странников, как я ее называла-- сияла ярко и притягивала к себе взгляд. Юный месяц находился вдали он нее и в нетерпении ожидал, когда он станет полноправной Полной Луной.
   -- Мне бы твои проблемы... -- прошептала я , откинув со лба прядь и смяв очередной лист в руке.
   Вот уже битый час я сидела над текстом для дуэта и не могла ничего придумать. Ну что поделать, если не умела я писать на заказ или под чужим натиском. Вот если на меня снизошло вдохновение, то пожалуйста, хоть сто песен напишу, а если нет, то чего пытаться? Но, увы, внутренняя установка, что я должна это сделать сыграла свое дело и я зло швыряла в угол комнаты рваные и помятые листки с одной двумя фразами, не особо заботясь, что попадаю мимо урны.
   Так, будем вдохновляться искусственно. Дуэт для Дара и меня, значит нужно вспомнить, как он выглядит и уловить ощущения, которые я испытываю. Нужно просто вспомнить. Хм, волосы темные с легким багрянцем (красит что ли?), губы мягкие, всегда в ироничной усмешке, а глаза... Серые с искорками на самом дне и в них хочется смотреть и смотреть...
   А ну стоп! Какие еще искорки в глазах? Нет, когда он перепьет искры там мелькают во всю, но чтобы "смотреть и смотреть" -- увольте!
   Ощущений нуль. Хотя...
   Я бросилась к ноутбуку, чтобы найти все тексты песен Дара и проштудировать их от начала до конца, даже если для этого понадобятся сутки.
   ... -- Я пытаюсь понять вас...
   А ведь тогда он так и учился понимать меня, через стихи, через песни и через музыку. Пытался ощутить наши мысли? Сейчас и я рискну.
   Но кто знал, что меня настолько затянет, что спустя полчаса я схвачу листок и карандаш и начну жадно исписывать его рифмами, зачеркивать, писать новые и через час вырвусь из комнаты с победным кличем:
   -- Я написала!
   Багира и Феликс, находившиеся в кухне, непонимающе взглянули на меня.
   -- Песню, придурки. -- скривилась я.
   Подруга немедленно протянула руку и выхватила текст, начав вдумчиво нашептывать его себе под нос. По мере прочтения легкая складка между бровями разглаживалась и лицо становилось несколько ошеломленным. Я забеспокоилась.
   -- Гретта, это ты написала?... -- прошептала Бэк.
   -- Ну да, а что, плохо совсем, да? -- мое настроение стремительно падало, посылая сигналы SOS мозгу и сообщая, что он соорудил очередную чушь.
   -- Да что там такое, мать вашу? -- разозлился брат, забирая лист у девушки. Я надеялась на положительную реакцию, но настроение упало еще ниже, заметив, что глаза Фела медленно, но уверенно ползут на лоб.
   -- Отдай сюда. -- рыкнула я обиженно, попытавшись отобрать текст, но брат оказался проворнее и просто увернулся.
   -- Sister, ты у меня талант! -- медленно проговорил он, удивленно взирая на меня, а после попросту взлетел с места и закружил в воздухе. -- Дьявол, да ты растешь маленьким гением слога и слова.
   -- Отпусти меня, противный! -- верещала я. -- Ты мне ребра переломаешь, бугай!
   Багира хохотала, наблюдая за нами и даже не пыталась меня спасти из лап зверского животного с именем Феликс. Более того, она перехватила меня за ноги и теперь эти двое нахально интересовались, выкидывать меня с балкона, чтобы присвоить славу себе или все- таки я буду молить их о пощаде.
   Ха! Не на ту нарвались!
   Не ожидав от меня никаких активных действий, эта парочка любителей помучить Великих Стихоплетов заболталась на тему моего расчленения и расслабилась , но была сражена моим прицельным укусом в руку Феликса. Брат ругнулся и ухватился за покрасневшее запястье, отпустив меня. Это была первая роковая ошибка.
   Я, как тушка, с грохотом рухнула на пол, приложившись головой об паркет и начала выражать свое недовольство в таких изощренных матах, что Багира всплеснула руками и отпустила мои ноги. Это была вторая роковая ошибка вечера, потому что я не успела среагировать, за что отбила пятки.
   -- Извини, что мало. -- заулыбалась подруга, не признавая свою вину и совершенно не раскаиваясь. Новый поток ругани обрушился на ее голову.
   -- Мне, между прочим, тоже больно! Вампирша чертова! Кусать брата, нет, ну ты подумай! -- подхватил мои негодования брат.
   -- Леонгард, у меня от вас двоих голова болит! -- картинно приложила руку ко лбу подруга. -- Все, я удаляюсь спать, а вы тут хоть дом разносите, но меня не троньте. И не кричите.
   -- Как можно разносить дом без крика? -- резонно заметила я.
   -- Не паясничай, Гретт. Всем спокойной ночи.
   -- Вали, предательница. -- хором гаркнули мы с братом и рассмеялись.
   Если Багира и надеялась на тишину и покой, то все рухнуло, когда на малом семейном совете мы приняли решение не спать всю ночь. Фел мог выспаться завтра, а мне хотелось его поддержать, тем более я подзабыла то время, когда подобные ночи были редкостью.
   Первым делом я отправила братца за поп- корном и колой. Этого было вполне достаточно, но Фел всегда набирал гораздо больше, поэтому в списке возникали чипсы, конфеты или шоколад. Он вообще был щедрым и добрым, когда мы не дрались и не пытались цапаться по любому поводу. Да- да, такие периоды у нас тоже наступали и лучше к нам было не подходить, зато потом все заканчивалось бурными примирениями в заверении вечной семейной любви и совместного похода в парк развлечений или кино.
   Я же кинулась расправлять диван и перетаскивать из всех комнат подушки. После поискала в Интернете фильм- ужасов и поставила его на загрузку, дабы к приходу Фела он уже был готов.
   Из комнаты Багиры зазвучала мелодия звонка телефона, я было кинулась ответить на него, подумав, что звонит домашний, но как показала практика, звонил ее мобильный.
   -- Да? Кто это? -- хриплым шепотом ответила подруга. Мысленно она уже материла мешающего ей спать собеседника. -- Ты?...Да нет, я не спала, просто голос охрип немного. Да, было неожиданно. Завтра? Я не уверенна... Хорошо. Хорошо...
   Если бы не вернувшийся из магазина Фел, я бы немедленно ворвалась в комнату Бэк и поинтересовалась кто звонил, но обстоятельства пошли против нас.
   Брат, как и предполагалось, принес два огромных пакета с едой. Мы затащили их на кухню и занялись готовкой. Выбор остановился на фруктовом салате и мы спешно начали нарезать яблоки, апельсины, киви и бананы, намереваясь заправить это все взбитыми сливками. Поп- корн все же решили оставить в нашем позднем ужине и радостно запихнули его в микроволновую печь.
   Самое сложное оказалось донести все приготовленное до гостиной, ибо нам было лень ходить дважды, поэтому мы взяли тарелки в руки и зубы и пошагали к гостиной, шумя на ходу так, будто шло стадо слонов. По пути мы умудрились уронить торшер ( Дело рук Феликса) и я ударилась ногой об шкаф, что не способствовало хорошему настроению.
   Первое испытание мы выдержали, а второе-- поставить все аккуратно на журнальный столик-- с треском провалили. Тарелка с поп- корном, которую держал Феликс перевернулась и маленькие белые кукурузные чудовища быстро и весело разбежались по ковру.
   Тихо кинуться на пол, чтобы все собрать мы и не подумали. Феликс, наоборот, яростно заорал, а я прошипела что- то ругательно. Как Багира не проснулась, я не представляю.
   Оставив все, как есть мы упали на диван и притянули к себе ноутбук, включив фильм. Абсолютно не помню о чем был ужастик, зато прекрасно помнила о нашем диком хохоте, громких комментариях, испугов Феликса, при которых он произносил нечто схожее с фразой : "Пришиби меня калитка!" и случайно пролитой колы на сумку Багиры.
   Настолько веселого фильма ужасов мы не помнили, но страх идти одним в туалет еще остался, поэтому я потащила брата с собой, не позаботившись о включении света. Мне казалось, что так страшнее, а значит интереснее.
   Снова шумно мы пробрались по коридору и почти достигли своей цели, как свет резко ударил по глазам мы зажмурились, но успели заметить некое тело в белой накидке и с длинными черными волосами.
   Феликс и я завопили самыми высокими голосами, которые были в арсенале. Багира, а это была именно она, заорала в ответ, окончательно проснувшись.
   -- Ты что тут делаешь, голова твоя змеиная?! -- возмутилась я, удерживаясь от желания придушить подругу.
   -- Это вы тут какого демона расшумелись, упыри?! -- в тон мне парировала она, отходя от шока.
   -- Мы не шумели, мы в туалет шли! -- оповестил Фел.
   -- Без света?!
   -- Так интереснее.
   --Ходить в туалет?! Мать моя женщина, да вы сошли с ума, Леонгард. У вас семейное расстройство на почве... Вы что, кстати, делали?
   -- Ужасы смотрели. -- ответила я.
   -- На почве просмотров ужастиков! -- завершила она предложение. Но тут же добавила, вскинув бровь:-- После ужасов вы еще и в темноте ходите? А ржали чего?
   -- Там моменты...веселые были... -- потупилась я. Дело в том, что Бэк ненавидела ужасы. Любые. Она могла пугаться даже самых обычных монстров, которые внезапно возникали на экране. Несмотря на то, что я всегда смеялась во время подобных фильмов и пыталась рассмешить Багиру, она упорно продолжала закрывать глаза и настаивать, что не откроет их или окочурится быстрее, чем сам главный герой.
   -- С кем я живу?... -- риторически изрекла подруга.
   Мы с Феликсом переглянулись и сделали одинаково- высокомерные лица, намекая на то, что нам фиолетово мнение простой смертной, которая не осознала всей прелести жизни с Богами.
  
  
   Под утро нас все же сломало и мы уснули, совершенно забыв убраться в гостиной. За что и поплатились утренними криками, издаваемые Багирой при виде испачканной сумочки и поп- корна на полу. Пробуждение, в итоге, вышло не самым радужным.
   Достучаться до нашей совести Бэк пыталась около получаса, до тех пор, пока Феликс не махнул рукой и ушел спать, а я начала метание по дому, собираясь на репетицию. Багира обиделась, но уборку взяла на себя, сообщив, что на репетицию не пойдет, у нее встреча. Я вспомнила, что ей звонили и поинтересовалась кто это и не с этим ли "кем- то" у нее встреча, за что получила пас в виде тряпки и злое: " Не твое дело". Я обиделась в ответ, выскочив из дома.
   Только я успела сесть в машину, как тут же раздался звонок мобильного телефона. Я взглянула на дисплей и не узнав номера, ответила на звонок.
   -- На проводе.
   -- Королева, вы уже изволили поднять свое венценосное тело и направить его в студию? -- поинтересовался собеседник, в котором я узнала Артура.
   -- Королева сейчас будет выезжать. -- в тон ему ответила я, заводя машину.
   -- Ты не поверишь, как это прекрасно, девочка моя. Никого нет, а меня не пускают, ибо пропуска у меня нет.
   -- Ох, дьявол! Тогда я постараюсь приехать быстрее и не утонуть в пробках. -- улыбнулась я.
   -- Разве королев не пропускают вперед? -- в его голосе слышалась усмешка.
   -- Увы, но в наше время судари стали так пренебрежительно относиться к королевской семье... -- наигранно вздохнула я.
   -- Я постараюсь это исправить, моя королева. -- он уже готов был захохотать в голос.
   -- Надеюсь на ваше благородство. Отключаюсь.
   -- Yes, Your Highness!
   Машина тронулась с места плавно и я позволила себе расслабиться и насладиться дорогой. Мелькающие авто за окном моего внимание не привлекали, но взгляд совершенно случайно выцепил из потока черное "Ferrari", направляющееся в ту же сторону, что и я. Возникшее желание обогнать его и показать, кто круче, я подавлять не стала, а лишь посильнее выжала газ.
   Никакого удовлетворения обгон не принес, потому как Дарий абсолютно не сопротивлялся, но меня заметил. В зеркало заднего вида я заметила, как он усмехнувшись покачал головой. Рядом с ним сидел блондин, в котором я узнала Адриана. В общем, я показала им себя со своей любимой стороны-- детской. Но ко всему прочему я смогла заметить, что солист вел машину спокойно, не напрягаясь, а вот Ад едва не сполз под сидение, прикрыв глаза рукой. Плохо ему стало, что ли? Или они с Даром всю ночь, как и мы с Фелом дурака валяли?
   У входа в студии меня уже ждал Артур, замерзший и одинокий. Насколько я поняла, то машины у него не было, поэтому он согревался прыжками на месте и растиранием ладоней. Выглядело это более, чем комично. Высокий парень, неформального вида в кожаной красной куртке с множеством цепей и шипов, в рваных джинсах и "мартинсах", громыхая всем металлом, что на нем есть, скачет возле элитного здания, матеря все вокруг. Я прыснула, понаблюдала и наконец- то вышла из машины.
   -- Ура! -- воскликнул Арчи и кинулся ко мне. -- Почему так долго?
   -- Дария обгоняла. -- ответила я, проходя в здание и показывая пропуск.
   -- А что его обгонять- то? -- не понял рыжий. -- Он же никогда не соревнуется с девушками.
   -- Я этого не знала.
   Мы вошли в лифт и поднялись на нужный этаж. Арчи положительно оценил обстановку и саму студию в общем. Он опробовал каждый инструмент, послушал звучание, познакомился с Виктором и обсудил с ним технические вопросы. В общем, осваивался, как мог.
   Через минут пятнадцать подъехали Ад и Дар. Их парочка с недавних пор, как я заметила, стала фактически неразлучна. Мы с Артуром скооперировались и попытались возмутиться тем, что мы вообще вражеские группы и нечего тут якшаться друг с другом, на что Дар резонно заметил, что сейчас они нам помогают и на несколько часов мы становимся семьей. Я округлила глаза и посмотрела на Дара, как на явившего мне Дьявола. Он лишь кивнул рукой, попросив меня, "демоницу очей его", принести ему воды, ибо он "всю ночь думал обо мне".
   -- Сидя на подоконнике с сигаретой в руке? -- усмехнулась я, намекая на недавнее распространенное течение среди девушек, вечно думающих о Нем.
   -- Нет, я брутально возлежал на диване и потягивал абсент, в одних носках! -- съехидничал Дар.
   -- С Адрианом вместе?! -- изобразила я обморок. -- Ким уехал, а дело его живет? Ну, я, в принципе, рада. Он всегда был отличным парнем.
   -- Гретта, умри. Или замри, как угодно. Только принеси воды и...
   -- Как мертвец может принести воду? -- задумалась я.
   -- Все, ты меня...
   -- Заткнулись все! -- скомандовал Артур, беря все в свои сильные татуированные руки. -- Пока все не собрались, давайте разыграемся и распоемся, это вас касается. -- он указал на меня и больного Дара.
   -- Я, как и обещала, кстати, написала песню. -- скромно сообщила я. В конце концов, давать свои тексты чужим я еще не решалась, только петь. Это было нечто личное, будто отдаешь душу на показ.
   -- Давай сюда, я прочту и начну работать над музыкой и основной темой. -- протянул руку Арчи, в которую я немедленно вложила мятый лист бумаги.
   -- Окай, так Дар, Гретта, распеваться в студию, быстро. Ад за мной! Хм, как звучит... -- улыбнулся рыжий. -- За мной целый ад! Уахахаха!
   -- Нет, блин, за тобой половинчатый ад. -- возвел глаза к небу блондин и, толкнув в спину Арчи, поторопил его: -- Пошли уже, великий предводитель.
   Нас с Дарием оставили одних. Как распеваться с ним вместе я понятия не имела. Видимо, он тоже, хотя я готова поставить под сомнение, что он вообще собирался это делать. Его голову больше занимала вчерашняя пьянка, отвратное состояние и боль в висках. Хотелось его пожалеть и даже самой подать аспирин, но злорадство взяло верх над искренними чувствами (Хотя почему злорадство не может быть искренним? Даже наоборот...) и я молча направилась к синтезатору. Может, Эрик почувствует энергию инструмента и появится чуточку быстрее, иначе меня разорвет от желания задушить или обнять Дара. Я, кажется, окончательно и бесповоротна сошла с ума... Даже и Кайлинн меня не трогает. Весело живем, слов нет.
   Осторожно дотронувшись до клавиш, будто пробуя их на вкус, я извлекла одинокий звук, заставивший отвлечься Дара от внутренних истязаний.
   Еще пара аккордов, для себя, для души, для тела. Чтобы пальцы ощутили привычную нежную дрожь звуков.
   Снова аккорд, разрывающий пространство тяжелыми нотами. Дарий, не пытался скрыться за ресницами, наблюдает за мной.
   Последняя пара, чтобы окончательно размять пальцы и я заиграла свою любимую песню, полностью отдаваясь музыке и временно выпадая из реальности.
   -- Прости.
   Себя исчерпал я, не выдержал этот этап.
   Не смог я украсть твое сердце, забрать из его цепких лап.
   Забудь.
   Сожги мои письма. Меня нервно выкини вон.
   Все это для нас было лишним. Теперь же похоже на сон. -- песня была медленной, грустной, но все же самой любимой из всего моего репертуара. Мне нравилось писать от лица мужчины или парня, изображать их чувства в текстах и передавать ощущения голосом.
   Дарий мягко улыбнулся мне, забыв привычно состроить рожицу или подколоть. Просто в один момент стало ясно, что каждой клеткой своего тела готов пережить эту песню со мной. Да что там песню? Жизнь.
   -- Не плачь.
   Ты зря совершаешь наивный сей промах, поверь.
   Меня можешь тихо окликнуть, но сердце укажет на дверь.
   Уйду я.
   Не жди меня больше, не вспомни, когда рядом он.
   На все, что в стихах моих было, шепчи ему : " Как он смешон!". -- я громкими и роковыми нотами окончила песню, срываясь на рык. Дар зааплодировал. Я улыбнувшись, покачала головой и села рядом с ним.
   -- Распелась? --он потрепал меня по волосам,. Так неожиданно и так... привычно, что ли?...
   -- А ты не слышал? -- игриво увернулась я от его второго выпада.
   -- Скажу больше: я заслушался.
   -- Терпеть не могу, когда ты нормальный! -- показала ему язык я.
   -- О, Всевышний, за что ты послал это недоразумение на мою голову? -- закинул голову Дар к потолку и скосив на меня глаза, быстро вскочил, подхватив на руки закружив по комнате. -- Ну, такой Дар тебя устраивает, наглая девчонка?
   Парить вниз головой было не особо приятно, но и сдавать не хотелось. Что- то меня стали частенько таскать на руках. Или он тоже возжелал быть укушеным? Запросто!
   -- Дар, отпусти ее, разговор есть. -- ворвался Артур, размахивая написанным мною текстом песней.
   Дарий не внял его просьбе, а лишь поудобнее меня перехватил под коленями, мне пришлось вцепиться ему в шею, ставя мысленно галочку возле пункта "Придушить Дара".
   -- Что случилось? -- не поняла я.
   -- Это ты писала? -- Да что ж такое, что все в шок впадают от этой песни? У нее аура настолько плохая или все же у меня?
   -- Разумеется. В чем проблема?
   -- Ты хоть понимаешь, что ты написала? -- воскликнул Арчи, швыряя лист на стол перед нами. -- Во- первых, для такого текста над музой работать и работать, потому как текст-- шедевр и музыка должна соответствовать! Во- вторых, ты пишешь о любви, но прости, ее нужно чувствовать, когда поешь! А как ты будешь петь ее с Даром, если вы готовы друг друга прикопать под ближайшей осиной? Будешь думать о своем... Как его?!
   -- Кайлинн. -- зло сверкнул глазами Дарий в сторону друга, но я не придала этому значения.
   -- Да, Кай. Будешь смотреть на Дара и представлять его? Этого зарвавшегося щенка, уж простите? А Дару будет еще сложнее, потому что представлять ему, в принципе, не...
   -- Прекрати орать, новичок. -- в студии прошествовал Райан в компании Эрика. Первый выглядел усталым, злым и задумчивым. Его задумчивость была привычной, а вот злость... Это что- то новенькое.
   -- Рай, не вмешивайся. -- холодно осадил парня Дар, спуская меня на пол.
   -- Я не вмешиваюсь, а прошу, чтобы он прекратил командовать и поливать грязью Кая. -- лениво отозвался Рай, целуя меня в макушку. -- И, кстати, Артур, ты что- то серьезное имеешь против Кая?
   -- Рай, не надо. -- сжала я его запястье, понимая, что назревает конфликт.
   -- Гретта, то есть, ты его уже не любишь и позволишь оскорблять?
   -- Ну... не совсем так... -- сконфузилась я, ловя себя на мысли, что оскорбления бывшего меня абсолютно не задели, если не наоборот.
   -- Так, успокоились все! -- рявкнул Дарий, выходя из себя. -- Слушаем Артура и если вам что- то не нравится, то мы с радостью уйдем, оставив вас прозябать над следующим туром без номера, идет?
   -- Да нам как- то...
   -- Райан! -- теперь на крик перешла и я, начав серьезно беспокоиться за друга.
   Райан поднял руки вверх, показывая, что он тут не при чем и ушел за гитарой. Если бы я на тот момент знала, что творилась в его шальной голове, то выбила бы ее немедленно, но такого преимущества у меня не было, поэтому пришлось дослушать речь Артура о том, что мы будем репетировать каждый день, дабы добиться результатов, иначе он нас лично всех посадит на кол и прокрутит на них тридцать девять раз. Угроза подействовала на нас и мы наконец занялись делом. Эх, всегда б так...
  
  

Глава 6.

И не важно, как долго вместе... Обещаю любить тебя вечность...

   С самого утра Багира нервничала. Три года, черт возьми, три года! После игнорирования в аэропорту, после длительного молчания, после того, как она посмела влюбится он позвонил! Напомнил о себе, заставил остывшее сердце вспыхнуть и забиться быстрее!
   Что же заставило ее сначала позволить себе согласиться, потом наплевать на все, а в завершении сорваться и отправиться на встречу? Чувства? Любовь? Воспоминания? Нет, отнюдь. А вот любопытство... Это да.
   Говорить Гретте ничего не хотелось, ибо поведение ее предугадать было невозможно. За кого она вступиться за Чертягу, которого она восхваляла-- уважала-- прокляла-- ненавидела и снова бросилась на шею при первой встречи или поддержит Адриана, человека, который был за нее горой и стал родным. Подруга находилась бы между двух огней, как сейчас между Даром и Каем, несмотря на то, что они ее делят, а не она мучается от выбора! Дар и Кай это совсем другое, но не менее сложное, а вот Норд и Ад...
   Дождавшись, пока дом опустеет Бэк перезвонила Норду и еще раз уточнила место встречи. Отель? Ха, он на что надеется?
   "На то самое" -- подсказал мозг.
   Скорее всего. Хм, интересно. Ах, он уже заказал им обед прямо в номер? Как мило, право. Обед при свечах. Идеальный мужчина.
   Идеальный бред.
   Наскоро одевшись и затянув волосы в тугой хвост, Бэк выскочила на улицу и поймав такси, отправилась в назначенное место.
   Нервничала ли она? Разумеется. Вопросы один за другим врывались в голову, ища ответы, а не находя взрывались мелкими салютами. Каким он стал? Каков его характер? Что он будет делать: грубить или лелеять? Зачем она едет?
   Любит ли он ее?...
   Такси остановилось у отеля, ожидая когда клиентка покинет авто. Девушка не торопилась. Она глубоко вздохнула, отдала деньги и выскочила навстречу с судьбой. Судьба, звавшаяся Нордом, позвонила и нетерпеливо напомнила номер комнаты. Приключения начинались.
   Девушка прошла мимо секьюрити, которые в какой она номер, позвонили, уточнили, подтвердили и пропустили. Стандартная схема. Лифт. Последний этаж. Как всегда любит высоту, любит высоко летать. Норд исполнил мечту сполна.
   Парень распахнул дверь сразу же, как только Бэк дотронулась до двери. Он ждал.
   Секундная заминка. Взгляд исподлобья, а после расслабленное лицо и он пропустил ее в номер.
   -- Что будешь пить? Вино, сок, финская водка? Хотя ты ее не любишь. -- прокомментировал Норд. Пытаясь скрыть некую нервозность за пустой болтовней. Получалось не очень.
   -- Сок. Я не пью, если помнишь. -- ответила Багира, опускаясь в кресло и осматривая двухкомнатный номер. -- Неплохо устроился.
   -- Я живу не здесь, а у Кая. Но если я встречусь с тобой у него, он будет в бешенстве.
   -- Я уже стала врагом народа? -- вскинула бровь Бэк.
   -- Из- за Герды бесится. -- Норд подал девушке бокал с соком. Не говорить же ей про спор, верно?
   -- Ничего не поняла, ну и ладно. -- Мужская логика, по мнению Бэк, была сродни женской психике. Абсолютное ни о чем, но их не переубедишь.
   Норд хмыкнул и отправился к столу, на котором была ярко- красная папка. Он взял ее в руки и пролистал, поглаживая листы, будто прощался с самой дорогой ценности в мире. Дьявол возьми, в Норде умер такой актер!
   Папка полетела прямо в Багиру. От неожиданности она н смогла ее поймать и все листы взлетели на воздух, закрыв на минуту от нее Норда. Девушка присела и начала их собирать, узнавая свои рисунки.
   Вся внутренняя защита, все установки, которые она давала себе утром разбились, впитавшись в эти рисунки. На каждом из них был Норд. Руки беспомощно брали каждый, а в голове один за другим появлялись воспоминания.
   -- Зачем это? -- взглянула с пола на парня Багира?
   -- Хотел тебе вернуть. -- Норд сел рядом с ней и взял в руки один из рисунков. -- Помнишь этот день?
   На рисунке Норд, обхватив руками лицо Бэк, целовал ее в нос. Тогда на улице стоял жуткий мороз и девушка едва не плакала от того, как она замерзла, когда она шли домой. Как назло, магазины уже были закрыты и спрятаться и отогреться было негде. На такси денег не было, поэтому влюбленная парочка в компании незамерзших Кая и Герды, бежали к Нику, чей дом находился ближе всего. В момент, когда нос Бэк достиг апогея, а именно стал белым, Норд не выдержал и стал его согревать губами. Герда умилилась картине и достав фотоаппарат из сумки, запечатлела этот момент.
   Сначала фотография жутко не понравилась Багире, казавшись слишком уж милой для такого харизматичного Норда и вредной ее, но вскоре сюжет был перенесен на бумагу и подарен Норду.
   -- Не помню. -- отвернулась Багира, скрыв слезы. Сдержанность сдержанностью, но помнить- то себе не запретишь!
   -- А этот? -- Они в парке. -- Этот? -- Спящий Норд. -- И даже этот нет?! -- Последний рисунок был занят портретом Бэк, который Норд рисовал сам. В районе груди был изображен маленький человечек, над головой которого значилось "Норд". Несмотря на то, что рисунок был корявый и неумелый, Багира хотела сохранить его, но перед самым отъездом парень выкрал его и увез в Германию. Для него это было верным решением.
   -- И это нет! -- сорвалась на крик Багира, забирая у него рисунки и пытаясь порвать. Слезы уже катились по щекам и девушка не пыталась их остановить.
   Парень схватил ее за плечи и прижал к себе. Она попыталась вырваться, но он не дал, лишь крепче взяв ее в объятиях. Неужели это была попытка воспроизвести прошлое? Неужели он сейчас не думает о том, чтобы просто переспать с ней? Породила ли она в нему чувства? Готов ли он забыть себя и свои желания, ради старой любви? Ложь.
   Любви ли?
   Багира вздрагивала и пыталась вытереть слезы. Сколь податлива она сейчас, сколь способна отдаться...
   "Now or never!" -- мысленно приказал себе Норд и начал неистово целовать девушку туда, куда дотягивались его губы, а они, смею вам сказать, дотягивались везде.
   Бэк замерла, не до конца осознав, что сейчас происходит и Норд, кажется, это понял, но не дал ей вымолвить и слова, заткнул поцелуем. Его язык ловко проник в ее рот, преждевременно отменив такой ход, как сжатые зубы.
   Она сопротивлялась, кусалась, царапала ему руки, что лишь сильнее возбуждала охотничью сущность Норда. Он был сильнее и шансов его остановить практически не было. Это уже не была любовь или ласки, это походило на изнасилование. Бэк кричала и извивалась под ним, а парень усиливал напор, наслаждаясь своей жертвой.
   Норд стянул с нее одежду, за которую она еще цеплялась, как за последний оплот спасения, но сила и тут сыграла свою роль. Как оказалась так, что Бэк сама потянулась к футболке парня и стянула ее, она не поняла. Память тела, как говорила Герда. Багира готова была поклясться, что Норд чувствует то же, что и она...
   Грязь смешалась с любовью, а искренность с пошлостью. Норд не сразу понял, что он делает и как он стал насколько запачканным. Он отдавал ей последнюю любовь, которую еще пытался хранить в себе, он отдал ей последнюю часть души, которую когда- то отнял. Он возвращал долг. И это было оправданием. Совершенно не важно, что перед самим собой, просто слова для успокоения себя.
   Багира резким движение стерла с лица слезы, кинула в сторону тихое: "Сволочь!" и подхватив одежду, убежала в ванну.
   Гитарист "Гротеска" набрал на мобильном телефоне номер Кайлинна и тяжело дыша быстро проговорил в трубку:
   -- Я это сделал, ты проиграл! И Герда, следовательно, тоже проиграла.
   -- Что ты сделал? -- не понял Кайлинн. Судя по голосу он еще спал.
   -- Багира у меня сейчас. В ванной. Она была моей.
   -- Твою мать, Норд!...
   -- Отключаюсь, друг.
   Девушка вернулась через полчаса и присела рядом с Нордом, облокотившись на диван. Мятые рисунки, на которых стерся карандаш и размазалась паста от ручек, лежали жутким напоминанием о проведенном времени. Думать не хотелось. Ничего не хотелось...
   -- Багира, нам надо поговорить. -- серьезно заявил Норд, не смотря на девушку. Благородные порывы взыграли в молодом теле и он решил выложить все карты.
   -- Говори. -- равнодушно откликнулась Бэк, смотря в одну точку, которой являлся рисунок, запечатлевший парня в профиль.
   -- Это был спор. -- на одном дыхании выпалил Норд, а после затараторил, боясь, что она не дослушает или уйдет. -- Я любил тебя, веришь? Искренне любил, хотя сама понимаешь, подобная натура не способна на длительные отношения, но они были, понимаешь? Не знаю точно, ты ли сломала меня, или я сделал это намеренно, но верь слухам, что я кинулся в вольную жизнь едва покинув Финляндию. Нас с Каем адски ломало от неспособности что- то сделать!
   -- Мне все равно. Это было в прошлом.
   -- Дослушай меня! -- зло вскричал Норд, но тут же сменил тон. --Знаешь почему он сорвался? Потому не хотел вечно быть в мертвой точке и держать Герду там же. Он хотел будущего для них! А в итоге, у него контракт и полный запрет на связи.
   -- Он мог... -- попыталась спорить Бэк, но Норд ей не дал.
   -- Не мог! Ты знаешь, что о его поездке к ней узнал наш директор и заставил платить за свой промах? Не деньгами, нет, но так Кайлинн не пахал никогда.
   -- На звонки тоже запрет? И трахались вы друг с другом, да? Или это тоже "связи"? -- от горечи девушка уже не могла запретить себе язвить.
   -- Дура! Ты даже представить себе не можешь, что было с Каем, когда нам приводили оплаченных проституток на ночь, а он тянулся к светленькой, но одергивал себя и вышвыривал ее вон!
   -- Мне все равно. -- повторила Бэк.
   -- Тогда тебе должны быть и сейчас все равно. Да, я не люблю тебя, это в прошлом, верно. Не могу поспорить, что меня долбануло, когда тебя с Адом увидел, но это тлен. Сейчас, для меня ты-- пустота. Прости. Но я любил, а теперь люблю свободу. Ты не сделаешь из дикого волка домашнего пса.
   -- Я не удивлена, мне просто противно.
   С его стороны это была последняя попытка хоть в чем- то быть с ней честным, глупая попытка не выглядеть замаранным, но не получилось и он понимал это. Все сказанное стало данью некогда бывшим взаимным чувствам. Теперь же его сердце там, в Германии, полностью подаренное свободе, а ее... Он верил, что она полюбит Адриана или уже полюбила.
   На прощание он поцеловал ее в висок, за что еще долго клял себя после. Она не придала этому значения, а молча покинула отель, не забыв забрать рисунки и намереваясь напиться. Гретта должна быть еще на репетиции и судя по присланному от нее смс, они с парнями там пробудут до вечера. Значит, есть возможность протрезветь до возвращения домой.
  
  
   Столь серьезной и плодотворной репетиции мы не наблюдали за всю историю существования "Forgotten Ice". Требовательность и организованность Артура поражала. В перерывах он становился веселым и беззаботным, но в рабочей обстановке представал тираном.
   Кричал он на нас постоянно. На меня и Дара чаще всего. Он хотел, чтобы мы почувствовали друг друга, прониклись какими- то чувствами, но кроме дикого смеха в нас ничего не просыпалось. Арчи бесился и едва не кидался с кулаками на Дара. Он хотел видеть результат и мы стали его понимать, поэтому начали репетировать другие песни из нашего репертуара, а парни играли , стараясь привыкнуть друг к другу. Я поняла, что мы застряли здесь надолго и отправила смс Багире, написав, что буду в студии до вечера.
   Все ломалось Райаном. Он злился на Дара и Артура, не относящихся к нашей группе, на брата, который сдружился так быстро с врагом и предал нас, на Эрика, ошибающегося в нотах и даже на меня, как он считал, фальшивящую на каждой песне. Если столько пренебрежительное отношение к себе я и могла стерпеть, то никак не к Эрику.
   Рай не успел понять, отчего его щека вспыхнула, а я находила напротив и готовилась отвесить вторую пощечину.
   -- Немедленно прекрати вести себя, как последний баран! -- заорала я.
   Дар подлетел ко мне и вцепился в плечи.
   Правильно, иначе я убью его сейчас.
   -- Гретта, ты чего? -- поднял на меня ошарашенные глаза, приложив руку к щеке, Рай.
   -- Чего я? Чего я?! Да ты себя слышал, ублюдок? Это тебе не так, то не так. Я терпела весь день, но всему есть предел, тем более оскорблениям!
   Райан плюнул и успокоился. Дальше его нервозность распространялась только на Арчи, несмотря на то, что ситуация складывалась весело. Парни упорно твердили друг другу о разных вариациях в темах песен, о основной мелодии для дуэта, ругаясь и перекрикивая один одного, не беря во внимание абсолютную идентичность предложений, сказанных разными словами. В итоге, Адриан или Дар психовали и предлагали им их же идею! Она воспринималась на ура, одобрялась и дальше спор шел о том, чью же идею приняли парни!
   Под конец репетиции мы смогли добиться сносного результата. Правда, Артур все же остался недоволен мной и солистом "Времен", поэтому нам было дано задание на дом почувствовать хоть что- то в песне. Мы кивнули, но мысленно махнули на это рукой.
   На часах было семь часов вечера, когда мы прощались у стоянки. Эрика я взяла с собой, решив завести его домой, а Арчи и Ад прыгнули к Дару. Рай остался один, хотя с Артуром они обменялись крепкими рукопожатиями.
   Рик уснул на пути домой, поэтому пришлось будить его. В этот же момент позвонила малышка Джей и поинтересовалась где носит ее непутевого братца. Из уст ребенка это прозвучало забавно и мы захохотали. Она услышала мой смех и чуть не заревела, когда я отказала в ночном визите, пообещав заглянуть на недели.
   На прощание друг звонко поцеловал меня в щеку и убежал, а я решила узнать где ходит моя Багира и не нужно ли ее забрать. Меня ожидало разочарование, так как подруга трубку не брала. Видимо, она обижалась до сих пор, что для нее не характерно. Звонок Феликсу натолкнул на угнетающие мысли: Бэк не появлялась дома. Сообщив, что сейчас приеду, я помчалась по трассе, обгоняя многочисленные машины. Благо, что город был не большой и пробки попадались редко.
   Ехала до дома я недолго, несмотря на дальний район. При выборе квартиры основным критерием стал именно он. Я выступала за спокойствие и за тишину, а не за ночные крики, раздававшиеся в центре. Брат поддержал меня тогда, что не могло не обрадовать меня. Конечно, недочет был в расстоянии, но и он был исключен благодаря такси, мотоциклу Фела и моей машине.
   Влетев в квартиру, я едва не снесла брата с ног.
   -- Ты не сняла свою ужасную обувь. -- прокомментировал он мое появление.
   Я быстро скинула кроссовки и проверила квартиру. А вдруг, Фел просто ее не заметил? Ну мало ли! Но черти меня раздери, ее не было!
   Засев на кухне мы начали взрывать ей мобильный телефон своими звонками. Так продолжалось около получаса. После Феликс позвонил ее родителям и сказав, что он старый друг и не знает нынешнего номера Багиры, невзначай выяснил, что и дома ее не было. Мы нервничали и готовы были впасть в панику. Последней стадией стали звонки в больницы и морги, хотя разумнее было бы обзвонить клубы и рестораны.
   Время близилось к девяти вечера и впору было принимать кардинальные меры, но мы ждали. Ждали что она вернется или хотя бы напомнит о себе. В девять пятнадцать я психанула и позвонила Адриану.
   Наверно, Ад уже научился чувствовать меня, иначе как он догадался, что у меня проблемы? Я вкратце рассказала суть проблемы и он пообещал приехать через минут пятнадцать. С Дарием. Кажется, я начинаю бесится по этому поводу так же, как Райан.
   Феликс действовал мне на нервы своими походами по кухне туда- сюда. У него на горизонте вырисовывалась проблема в виде Оделии. Дело явно шло к очередной порции скандалов и разрывов, но это в лучшем случае. А в худшем... Я боялась даже представить, но очередное разбитое сердце Феликса обещалось мне запомниться.
   Парни приехали раньше на пять минут и с порога завалили меня вопросами. Массовая истерия косила наши ряды. Я старалась держать себя в руках, дабы показать пример Аду, но его одержимость Багирой не давала рационально думать.
   Дарий же был более сдержан и сделал всем чай. Нужно ли говорить, что самую большую кружку он протянул Адриану.
   -- Больницы? Морги? Обзвонили? -- меланхолично поинтересовался он, держа образ а-ля мне все равно.
   -- Да.
   -- Родители?
   -- Да.
   -- Знакомые?
   -- Я и Фел здесь, вы с нами. С остальными она не общается. -- четко отвечала я на одном дыхании.
   -- Уверена? -- Ненавижу за эту нотку, которая порождает сомнения.
   -- Практически...
   -- Так практически или уверена?-- продолжал наступать Дар. -- Норд и Кай не входят в ее круг общения?
   -- Твою мать! -- хором выдохнули я и Ад. Феликс лишь красноречиво хлопнул себя оп лбу.
   Дарий уже набирал на моем телефоне номер Кая. Хотелось заткнуть уши и не слышать их разговора, но я решила стоически выдержать это испытание. Громкая связь была включена и длинные губки раздавались на все кухню. Мы ждали.
   -- Да, Герда? -- голос у Кая был расстроенным.
   -- Не угадал, мачо. Это Дар. -- весело ответил солист "Времен". Ему доставляло садистское удовольствие издеваться на Каем. --Бэк у тебя?
   -- Почему ты звонишь с телефона Герды? Что- то случилось?
   Я хотела сама ответить, но Дарий кивнул и Феликс закрыл мне рот рукой, второй обхватив сзади за талию. От возмущения я чуть не задохнулась.
   -- Я четко поставил вопрос.
   -- И что? Мне распластаться перед тобой теперь? -- Кай начинал злиться, а вот Дарий был спокоен, как удав.
   -- Можешь и распластаться, я не против. А вот насчет Гретты, с ней все хорошо, она со своим любимым.
   -- Нет, она сейчас не у меня. -- ответил колкостью на колкость солист "Гротеска". Ох, Кай, лучше бы ты молчал...
   -- Быстро соображаешь, да вот жаль, что плохо. Значит...
   -- Кай, мать твою, где Бэк, ты можешь сказать?! -- рыкнула я, кое- как освободившись от ладоней брата.
   -- Она с Нордом. Была. Все. И еще... я жду встречи, Герда. -- он сдался раньше, чем я думала. Где же тот Кай, которого я знала?...
   ...Пальцы у Кая всегда ледяные. Кай-- это Ледяной Принц. Глаза у Кая тоже, как лед. Не цвет, нет... Его взгляд. Кай синоним льда?
   За какие грехи ты достался мне? За какие грехи забрали? Скажи мне, Кай...
   Если я тебя так любила, то почему сейчас от слов твоих-- пустота?...
  
   Я поразилась спокойствию Адриана, не ставшего громить дом, кричать или биться головой об стену. Напротив, лицо стало похоже на восковую маску, дань хладнокровию. Мы непроизвольно напряглись. Честное слово, всплеск эмоций был бы уместнее, нежели это.
   -- Позвоните ей еще раз. Я пошел искать.
   И все. Сказал, как отрезал.
  
  
   Что есть злость и к чему она может привести? Чаще всего в ней просто нет необходимости, это элементарный удар эмоций и ничего больше. От чего спасает злость? Чем она может помочь. Верно, ничем.
   Так рассуждал Адриан бродя по району Гретты. В такое время улицы пустынны тихи, молодежь предпочитает собираться в клубах либо на квартирах. И тишина не кажется пугающей, а наоборот, успокаивающей, помогающей. Если догадки Ада бли верны, то девушка вот- вот должна возвращаться домой. Пьяная, разбитая и с размазанной тушью на глазах.
   Что ей сказать при встрече? Как реагировать на нее? Ведь Ад готов был поспорить, что с Нордом она не чай пила. Он для нее-- один огромный соблазн, старая память, образ, который она любит. Возможно, в нем уже нет ничего того, что влекло ее, но душа хранит его еще любимым и простым. Скорее всего она даже не слышит, когда он говорит, что не любит, а он не любит! У него миллион поклонниц и еще больше девушек на час. Зачем ему проста Бэк? Любовь к ней?
   Господи, прости, о чем вы?
   Надо было все бросить здесь и сейчас и пусть Гретта сама разбирается с этой грязью, пусть ищет выход, вызванивает Дару, а не ему. Сама. Пусть. Но она, сволочь последняя, позвонила ему и заставила волноваться, выслушивать Кая, купаться вместе с ней в этой грязи. Прах побери это дурное чувство любви! Кто его придумал? Подайте его сейчас же, чтобы он был уничтожен!
   Надо было все бросить здесь и сейчас...
   Кто она ему? Никто. Первая любовь? Фу, отвратительное сочетание слов.
   А так хорошо жилось раньше. Ведь он даже не отрицал, что был по сути пьяницей и разгильдяем. Но так было гораздо спокойнее и проще! Пьянка, девка, утро. Все. Конец эпопеи. А сейчас? Чертова Багира!
   Адриан невольно сжимал руки в кулак и был ведом единственным желанием заставить страдать так, как страдал он. Боги правый, да тут впору было волосы выдирать от услышанного, а он держался. И шел, искал, ждал.
   Фатум. Судьба. Не иначе, но он встретил Багиру в трех дворах от дома Гретты. Как и ожидалось, в принципе.
   Слова? Ругань? Обида? Зачем это все? Ни к чему.
   То ли обнять хотелось, то ли придушить в себе слезы. И Аду и Бэк. Отвратительное чувство.
   Она увидела его и едва не упала на колени. Шлюха. Дура. Идиотка. Все про нее. И он так же думает, правда? Тогда зачем смотрит и ждет? Ненормальный...
   -- Прости меня... -- выдохнула Багира и уткнулась ему в грудь. Он не порывался ее обнять, да и она тоже.
   -- За что? -- резко ответил он, добавляя стали в голос. Не получилось. Он все равно дрогнул, она поняла.
   -- Я сволочь. Но я люблю тебя. А сегодня ушла к этому...козлу. Боги, я несу чушь, Ад. -- она схватила его за ворот и дышала в лицо перегаром.
   -- Ты мне противна. -- Адриан смог это сказать и отстранил ее от себя. -- Пойдем домой, там и поговорим.
   -- Ты не простишь меня, да? И правильно... -- шепнула Бэк и пошатываясь первая направилась к дому.
  
  
   Спрашивать что- либо у Багиры смысла не было. По ее подавленному виду, можно было понять, что с Нордом они не картинки рассматривали, несмотря не то, что красная папка с рисунками, которую грех было не признать, была зажата в ее руке.
   Хм, неужто Норд ее вернул?
   Адриан не пожелал ничего объяснят. Он подхватил засыпающую Бэк на руки и потащил в ванну. Мы услышали визг и понимающе переглянулись. Это было сродни мести за собственную низость. Он страдал морально, а она физически. Не уверена, что ей больно, но неприятно-- это точно.
   -- Мне кажется, нужно оставить их одних... -- задумчиво предложил Фел.
   -- Чтобы разгромили квартиру? Бэк может и не способна сейчас на это, но Адриан... -- сообщила я, лениво мешая сахар в кружке с чаем.
   -- Я поехал к Рику, а вы как хотите. --поставил нас перед фактом брат и убежал собираться.
   -- Тогда я тоже поехал домой. -- пожал плечами Дар.
   -- Я с тобой! -- тут же подскочила я, услышав, что Адриан что- то говорит Багире на повышенных тонах. Лучше им не мешать, Феликс прав.
   -- Куда со мной? -- ужаснулся Дарий.
   -- К тебе. Мне больше не куда. К Эрику едет Фел, к Раю не хочу, а к Адриану...он ключи не даст. Ну Дар, ну пожалуйста. -- принялась поспешно уговаривать- объяснять я.
   -- Езжай к...
   -- И к Каю не хочу! -- закапризничала я. -- Ты в своем уме, отпускать меня туда? А если...
   -- Все, пошли. Иначе своей болтовней уничтожишь мне мозг. -- закинул меня себе на плечо солист "Времен".
   -- Остатки мозга, если быть точнее. -- победно съязвила я.
   -- Умолкни, или скину тебя сейчас.
   Я и умолкла, только показала большой палец брату, провожавшего нас глазами размером с монету. По- моему он окончательно уверился в моей шизофрении. Сначала я рычала на Дара, а теперь сама лезу в логово к нему. Что уж говорить, если я сама себя не понимала...
   У дома Дара, мы заметили куда- то спешащую Оделию. Меня заинтересовал ее путь, но спрашивать у Дария об этом я не стала, заметив, что он покачал головой и провел ребром ладони вдоль горла. Что означал этот жест, я не поняла и приуныла. Парень в одну секунду стал мрачный и злой.
   Будучи в квартире, он бросил мне злобное, чтобы я шла в ванну, а он найдет мне что- нибудь в гардеробе Оделии для сна. Спорить с ним было опасно и я молча отправилась по указанному направлению. Хорошо, что не послал...
   Душ расслабил меня и я была в состоянии мыслить ясно и четко. Только вот все мои хваленые "ясно" и "четко" было направлены на сволочь Норда и его дружка Кая. Дружба дружбой, ребята, но поступок вы совершили свинский. Хм, относится к людям так, как они относятся к тебе? Запросто. Стану ненадолго орудием мести. Бэк мне расскажет о произошедшем в подробностях слишком поздно, а действовать стоит уже сейчас.
   В дверь постучали в то время, когда я натягивала на себя футболку Дара, так любезно попавшуюся в мое поле зрения. Ну не хотелось мне одевать одежду Делии, что поделать!
   -- Дар, я тут подумала и... -- распахнула я дверь и застыла.
   Дарий, опешив, смотрел на меня, зажав в руках три комплекта вещей. Меня отправляют на бал?
   -- Что это? -- не поняла я, кивая на его руки.
   -- А это? -- он кивнул на футболку.
   -- Твоя футболка, я буду спать в ней.
   -- А... -- он красноречиво провел взглядом по моим голым ногам.
   -- Спим мы отдельно, поэтому смущать они тебя не станут. А дома я периодически вообще обнаженная сплю, не привыкать. -- объяснила я и гордо прошествовала на кухню. Есть хотелось неимоверно.
   Мне всегда говорили, что я очень наглая, поэтому я не преминула и сейчас воспользоваться столь полезным свойством моего характера, попросту начав искать пищу в холодильника Дара. Услышав мой вопрос, будет ли он яичницу ночную по моему фирменному рецепту, парень тут же влетел на кухню и заскрипел зубами. И чего так злиться? Я добра ему хочу... Интересно, синонимом льда стал Кайлинн, а ярость полностью вошла во владения Дария. Еще немного и я забуду их имена.
   -- Знаешь, почему я приехал сюда? -- неожиданно поинтересовался Дарий, протягивая мне сыр для яичницы.
   -- Удиви меня.
   -- Я увидел тебя в рекламе концерта. Того, на который я приехал и мы познакомились.
   -- Приехал из Хельсинки, чтобы познакомится со мной? Мило. -- Мне польстило.
   -- Мне показалось, что вы сильная команда и еще чуть- чуть и взорвете страну своей музыкой, но увы. Вы слабые, Гретта. -- он поднял за меня бокал вишневого сока и протянул второй мне.
   -- Почему это? -- поразилась я, принимая сок.
   -- Вас губит незнание друг о друге. Я ведь ехал сюда, чтобы унизить тебя, забить, не дать вырваться, а оказалось, ты сама этого не хочешь. Абсолютная ограниченность город. Милая, ты вогнала себя в рамки. Золотая клетка, если угодно.
   -- Не понимаю о чем ты.
   -- Хорошо. Возьмем конкретный пример. "Времена" знаю друг о друге все. Даже самые сокровенные мелочи, поверь мне. И о Нике я знаю все. Возможно знаю больше, чем ты. Вернее, ты была наслышана о его трагедии из прессы, так как он приезжал сюда лишь в течении года, а после был погружен в рутину группы. Имя Катрина тебе говорит о чем- нибудь?
   Я кивнула и отвернулась. Этой историей пестрили все газеты тогда. Ник не приезжал и не жаждал рассказывать ничего, но все отслеживалось мной через социальные сети, официальные сайты... Я внутренне переживала потерю Ника. Знала, конечно, что он забросил музыку, начал пить. Пресса выливала всю информацию на мою голову. Хотелось рвануть к другу и поддержать его, но не рванула. Его поддержал Дарий. Впервые я была благодарна этому упырю. Он ли спас Ника? Скорее всего.
   -- Ему тяжело было. Мы знали все об этом. Вся группа. Так же, мои парни знают о том, что Арчи сидел в тюрьме. Нет, не подумай, что он кого- то убил или украл круглую сумму, просто тогда его подставили, а мой дядя не смог его отсудить. Обо мне парни тоже знаю много. А что вы знаете друг о друге?
   -- Думаю, все. -- потупившись ответила я, доставая тарелки.
   -- Не ври. Знаешь ли ты, кто родители Райана и Адриана?
   -- Разумеется!
   -- Удиви меня. -- улыбнулся Дар, повторив мою фразу.
   -- Отец владелец крупного бизнеса, а мать...
   -- Родна мать? -- тут же перебил он.
   -- Ну да. -- неуверенно сказала я, садясь напротив парня и начиная есть. Благо, в этот раз я ничего не спалила и все было сносно на вкус.
   -- А вот и нет! -- победно тыкнул в меня вилкой Дарий. Мой выпад последовал незамедлительно и у нас развязался вилочный бой. Победила дружба, а точнее болтовня темноволосого. -- Она не родная им. Мой дядя некогда был влюблен в их мать, у них завязался роман. Ад и Рай были совсем детьми, когда их отец все узнал и в приступе ревности решил убить моего дядю. А дальше сюжет несколько напоминает знаменитого "Отелло, венецианского мавра", но реальность такова, что пуля попала не в моего дядю, а в мать близнецов.
   -- С ума сойти... -- только и смогла сказать я. Парни никогда не рассказывали мне об этом. Стало обидно. Дар говорил правду, мы мало знаем друг о друге. Слишком мало.
   -- Ты не подумай, что они предатели. Райану сказали сразу же, поэтому он выглядит замкнутым и сложным ребенком, на самом деле он стал защитой для Адриана. Впредь он не позволял обижать Ада, которого отец возненавидел, видя в нем мать. Ему думалось, что он передаст компанию Раю, но то воспротивился, а Аду она была ни к чему.
   -- Но Адриан же знает правду?
   -- Разумеется. Но узнал он ее позднее. И знаешь, он смог меня простить, в отличии от Райана.
   -- Стой, а каким чертом ты тут замешан?
   -- Первые пять лет моей жизни, ты не поверишь, прошли в этом городе. Да и фамилия у меня дядина, сложно Раю было не признать ее. Он жаждет мести до сих пор, аот и отыгрывается, как может.
   -- Точно! -- осенило меня. -- Всяческие колкости в твой адрес, вечная ругань! Как же я раньше не догадалась? И твое быстрое, буквально мимолетное, схождение с Адом. Как же я глупа... А тогда, в аэропорту? Вы говорили с Райаном...
   -- Ты уверена, что хочешь знать все правду? Я понятия не имею зачем рассказал все, но дальше ты в праве не идти... -- напрягся Дар.
   -- Будь откровенным до конца. -- улыбнулась я и так пораженная до предела.
   -- Рай спит с Оделией. Она сходит по нему с ума.
   Удар. Нокаут. Шок. Бред. Нереально...
   Я замерла, не донеся бокал до губ. В один миг пронеслись воспоминания.
   ... Счастливое лицо Феликса...
   ... Мы на кухне и Делия ластится к Феликсу, болтая о Кайлинне...
   ... Она целует моего брата...
   ... Обиженный Фел за то, что не принимаю его возлюбленную...
   ...Заставляет его прикрыть себя, в это время изуродовав нам костюмы...
   Конец. Поклон. Аплодисменты. Занавес.
   -- Врешь!
   -- Нет. За всю ее карьеру "ночной бабочки", я впервые замечаю это идиотски- счастливое лицо сестрицы. Ты же видела, что она сейчас ускользнула из дома и поехала к нему. Не уверен, что это чувство взаимно, ибо Рай пытался мне отомстит, а получилось...что получилось.
   -- Вот же дрянь! -- с чувством бросила я.
   -- И я не буду с тобой спорить. -- согласился Дар, отодвинув меня в сторону, когда я хотела помыть посуду, а запросто сделал это сам. Идеальный мужчи... упырь.
   Я отправилась на изучение спального места для любимой себя. Огромный диван приветливо улыбнулся мне, зазывая прилечь на него и уснуть. Послав воздушный поцелуй, я убежала в комнату Дара и похитила с его кровати одеяло и подушку. Раскладывать диван смысла не было, поэтому мое тело блаженно распласталось прямо так. После всей суматохи дня и последних открытий, это показалось раем на земле. Напрягать мозг и еще больше нагнетать обстановку не хотелось. Прикрыв глаза и натянув одеяло до подбородка, я устроилась поудобнее и...
   -- И как это понимать?
   Ну какого черта, а? Меня постоянно прерывают на самом интересном месте! Этого подлеца спасло еще то, что я не начала видеть сон.
   -- Что именно? -- зло пробурчала я, готовая пнуть Дара, если он приблизиться ко мне. Одеяло отдавать я не собиралась, а подушку тем более. Мое и точка.
   -- Вот это! -- Дарий резко дернул за край одеяла, оставив меня с подушкой. Я думала, он потянется отбирать и ее, но он не стал этого делать, уставившись на мои ноги.
   Тьфу! Футболка задралась обнажив не только ноги, но и все, что было выше.
   -- Маньяк! -- завопила я, накидываясь на него и потянув злосчастное одеяло на себя. -- Отдай!
   -- Возьми Оделии! -- не уступал упырь, пытаясь отцепить меня от своей собственности. Вернее, уже моей!
   -- Сам возьми! -- в ход пошли зубы и Дару пришлось отступить.
   -- Вот же...дите малое! -- сплюнул он, явно желая назвать меня отнюдь не дитем.
   -- Бе- бе- бе! -- подтвердила я его выражение, показав язык. -- И не вздумай ночью прийти ко мне и начать приставать!
   -- И в мыслях не было. -- отмахнулся он, уходя к себе.
   Как это не было?!
   Мне наконец- то подарили спокойствие и отдых, но никак не сон. Минуту назад я готова была убить любого, кто не даст спать, а сейчас была полна энергии и жаждой творить. Только что творить- то? Интересно, а Дар спит? Ну и пусть спит, упырь. Тут у него девушка скучает, а он дуростью мается.
   Кажется, я начала думать, как озабоченная дура. Или влюбленная. Плевать, это теперь сходные по значению слова.
   Где- то я читала, что влюбленность-- это когда представляешь его в эротических сценах. Дара я не представляла, а уже видела. Это осложняло все.
   Черт, с Кайлинном все было совершенно иначе. Там не было метаний и угрюмых дум. Было проще, а здесь... Я ведь точно знала, что Кай любит меня, а Дарий, как он сам выразился, приехал, чтобы сломать меня. Значит, его нынешнее дружелюбное поведение лишь знак того, что он окончательно разочаровался во мне, как в личности и не видит дальнейшего смысла на провокации, дабы я проявила себя.
   Как все сложно- то! И узнать не у кого. Не пойду же я спрашивать о чем он думает в лоб! Или?...
   Нет!
   Зачем же он той ночью поддался на мои пьяные провокации? Или он тоже был пьян? Не помню такого, а значит все было не так. Элементарное влечение, готова поспорить. Все мужчины в этом плане одинаковы. Небось, через его постель прошли миллионы таких же пьяных дур.
   Ууу, как я себя ненавижу!
   И он, упырья морда, спит! Услышал бы мои ночные страдания и пришел бы, утешил... Всевышний, о чем я думаю?
   Прошел ровно час моих ночных стенаний по поводу несчастной судьбы. Нужно было спать, иначе до утра я сна знать не буду. И это говорит та, которая пообещалась недавно не мучить себя напряжением мозга. Да- да.
   Я уже говорила, что все женщины дуры? Так вот, смею вас уверить, я так же отношусь к этой категории, ибо никак иначе не могу назвать свое тихое путешествие до спальни Дария.
   Он спал, как труп. То есть очень спокойно, что даже грудь не вздымалась от его дыхания. Он вообще дышит?
   Я на цыпочках пробралась к его кровати и улеглась рядом. Утром я буду в силах встать пораньше и ускользнуть, что он ничего не узнал. Я сошла с ума...
   -- Ну наконец- то! -- шепнул Дарий, притягивая меня к себе. -- Я уж думал ты не придешь и придется нарушить обещание.
   -- Так ты знал, гад такой! -- попыталась я вырваться, но сильные руки не выпустили меня, а лишь сильнее сцепились вокруг моей талии.
   -- Конечно, знал. А теперь помолчи и спи, иначе я не буду к тебе приставать. С утра. -- усмехнулся он.
   -- Да я тебе с утра все патлы отстригу и задушу ими! -- зашипела я.
   -- Неужели ты так не хочешь быть разбуженной нежным поцелуем? Странная ты, Гретта... Все, спи.
   Я пихнула его локтем, но улыбнулась про себя. Быть влюбленной дурочкой, а тем более влюбленной в такого упыря, было очень даже неплохо.
  
  
   Пробуждение мое произошло не от нежных поцелуев и милых ласк, а от прямо противоположного. Дарий, зараза такая, развалился на кровати, раскинув руки, одна из которых покоилась на моей шее и не давала дышать, нога же его была закинута поперек моего тела и мешала повернуться. Я воззвала к Богам и его совести и получила в ответ гробовую тишину. На часах было семь утра.
   Если я проснулась, то нужно чем- то заняться, а не валяться под этой тушкой, которая и в ус не дует! Примерный план действий на утро моментально всплыл в моей голове и я, аккуратно убрав конечности упыря с себя, взялась за его исполнение. Первым пунктом было посещение дома Кайлинна, а если быть точнее, то уничтожение Норда.
   Пробежка по квартире с целью отыскать свои вещи прошла на ура и я уже повернула ручку двери, как вспомнила, что забыла мобильный телефон на кухне. Пришлось вернуться, не утруждая себя снятием обуви (думаю, Дар не обидится), забрать мобильник и написать даже прощальную записку о том, что романтический завтрак отменяется. Ну и черт с ним собственно, а вот ключики от машины, словно ожидавшие меня, оказались в моей руке быстрее, чем мозг прокрутил мысль о возможных карах за самоуправство. Желание оказалось сильнее и я пулей вылетела на улицу и сдерживая радостный визг, плюхнулась на водительское сидение ferrari. Жизнь начинает налаживаться!
   Дорогу до дома Кая я еще смутно помнила, поэтому расслабилась и получала удовольствие от езды. Машина превзошла все мои ожидания и ехала спокойно и плавно, повинуясь лишь легкому движению руки. Вот почему Дар едва касался руля, машина понимала водителя на каком- то генетическом уровне и это не могло не радовать душу автолюбителя.
   Вызванивать Кайлинну заранее смысла не была, я была уверена, что Норд сейчас там и скорее всего еще спит. Он обожал спать и мог это делать в любом месте и в любое время, а уж в уютной кровать и подавно! После такой бурной встречи- то с Бэк!
   Подъезжая к дому, я начала слегка нервничать. Руки вспотели, а в ногах появилась слабость. Связано это было с предстоящей встречей с бывшим любимым. Хм, странное сочетание слов для него. Сейчас меня не прикроет ни Дар, ни кто иной. Кто знает, может и Багира ощущала тоже, что и я, поэтому и сорвалась? Но ведь она любила Норда... А я? Нет, Кая я не любила...
   Но кто сказал, что она не любила Адриана? Интересное кино.
   Ворота запирались как раз в тот момент, когда моя машина припарковалась напротив. Он что, увидел меня и решил спастись таким образом или поздние гости покидали дом? Тем не менее, я набрала его номер и вслушалась.
   -- Да? -- рявкнул Кай.
   -- Не думала, что ты теперь так реагируешь на мой звонок. -- поразилась я, усмехнувшись. -- Открывай ворота, рыцарь-- Гретта милая пришла! -- пропела я с ходу.
   -- Да что за день? -- задал риторический вопрос парень в никуда, сбавив обороты. -- Открывайте снова ворота, олухи. И выпустите собак.
   -- Эй, не надо собак! -- заорала я. Его старых ротвейлеров я любила, но там запросто могли оказаться новые псы, которые не очень любили меня. -- Да и не спасут они тебя.
   -- Это старые собаки, Герда. Не нервничай. Я сейчас спущусь.
   И на том спасибо.
   Машину я оставила за территорией дома, подозревая, что поняв кому она принадлежит, Кай запросто нацарапает парочку выражение. Ворота распахнулись и я прошла во двор, вдыхая привычный запах прошлого. Столько воспоминаний, столько тепла, боже правый...
   За рассматривание окрестностей и подметанием изменений, я заметила машину Адриана и подбежала к ней. Она была пуста, а владелец уже спешил к дверям дома, из которых выходил Кай. Пришиби меня калитка!
   -- Ад, стой! -- единственное, что пришло мне на ум прокричала я и побежала за другом. Он обернулся и остановился, прожигая меня взглядом. Да- да, испортила ему теплую встречу с Нордом. А то я не знаю, зачем он сюда приехал так рано! Сама такая же. У гениев мысли сходятся...
   Проскочив мимо Кая, который распахивал мне объятия на встречу, я вцепилась в Ада, оттаскивая его назад. Он сопротивлялся и пытался проскользнуть в дом первый, будучи перепоенным эмоциями. Ха, со мной ему не тягаться.
   Кай взирал на эту картину с нескрываемым удивление, пока разумно не вмешиваясь. Видимо, он еще не разобрался зачем к нему пожаловали и что они сейчас хотят.
   Я все- таки победила в борьбе с Адрианом, отсалютировала Каю и вбежала в дом, немедля начав голосить имя Норда, дабы этот "человеческий труп" спускался вниз и "не боясь встретить свою смерть" предстал передо мной. Чертяга не внял моим угрозам и являться не пожелал. Пришлось обыскивать дом, благо я знала расположение комнат наизусть. Адриан подобными навыками не владел, оставшись внизу с Кайлинном. Хоть какая- то от него польза, отвлечет мне обозленного близнеца.
   Норд находился в спальне, которую мы все по неизвестному праву назвали его. Здесь он всегда оставался с Багирой, если ночевать решали у Кая. Странно, что он не изменил принципам.
   Чертяга, прикрыв талию одеялом и наигранно обнажив торс, возлежал на своем ложе, напомнив мне демона- искусителя. Подкаченное тело привлекало и манило, но просчитался мой мальчик, я на такие вещи не покупалась.
   -- Ответь мне, что ты хочешь, чтобы я с тобой сделала? -- грозой застыла я, у края кровати.
   -- Можешь присоединиться и сделать все, что хочешь. -- оскалился друг, похлопывая рукой рядом с собой.
   -- От тебя разит неугомонной пошлостью и дрянным характером. -- нежно улыбнулась я и подлетев к нему, схватила за волосы, стащив с кровати. -- Только попробуй сопротивляться сейчас, вообще убью!
   Отпустив волосы Норда, я за руку потащила его по лестнице вниз на расправу к Адриану. Обнаженность чертяги меня совершенно не смущала, хотя он все же ухватил с собой подушку, прикрывая низ. При этом он не забывал стенать, смешивая просьбы и мольбы с изысканными ругательствами. Обожаю его!
   Дотащив этот извивающийся и что- то бубнящий комок до первого этажа, не особо заботясь о его обнаженности, я предстала перед Каем и Адом, распивающих чай в гостиной и мило беседующих о --вы не поверите!-- верности человеческих женщин! Адриан красноречиво доказывал, что самые верные во все времена оставались именно вампирши, а мой дорогой Кайлинн убеждал, что орки все же их превзошли, по причине частых измен у вампиров. Мне кажется, или в этом доме произошло массовое помутнение рассудка?
   Оказалось, нет, так как заметив Норда, Адриан медленно подошел к нему и что есть силы ударил по лицу. Мы с Каем переглянулись и вмешиваться не стали. Скажу больше, я не посчитала нужным заступаться или объяснять ситуацию. Все присутствующие были в курсе конфликта.
   Норд зыркнул на меня и отер кровь рукой. Адриан оставил ему отметину возле глаза, задев нос. Благо не сломал, ибо везти это чудо в больницу не хотелось.
   -- Надеюсь понял за что? --поинтересовался Ад, присев рядом с чертягой и убирая мою руку с его волос.
   -- Силы были не равны. -- рыкнул Норд.
   -- О, ты говоришь о честности сейчас? -- горько ухмыльнулся блондин. -- Честно было бы не организовывать спор. Да, Кай, благодари небо за то, что при Гретте я не могу и тебе врезать. Честно было бы не впутывать в это Багиру, честно было бы не спать с ней и не марать ее ушедшие чувства к тебе, Норд. Поверь, и тебе сейчас крупно повезло исключительно благодаря Гретте.
   Он поднялся, отряхнул невидимую пыль со штанов и направляясь к выходу спросил:
   -- Ты со мной, Гретт, или хочешь остаться со свои милым?
   -- Постой, Ад. Что за спор? -- уцепилась я за непонятную мне вещь в речи друга.
   Смотрящий на меня до этого с мольбой Кай, сейчас стал мрачнее тучи. Ох, что- то здесь не чисто.
   Адриан развернулся и с безумно счастливым лицом вернулся в кресло.
   -- Ну, что, мальчики? Кто поведает ей правду? -- поинтересовался он, потирая руки в ожидании. Что- то я за последние сутки стала узнавать слишком много правды, которая меня совершенно не радует.
   Я последовала примеру Ада и села на диван, рядом с Кайлинном. Он не замедлив подвинулся ближе ко мне. Если бы не полное равнодушие, я бы отстранилась.
   -- Я пойду оде...
   -- Не смей! -- перебила я Норда, собиравшегося улизнуть. -- Вещайте, дети мои, а то я начинаю скучать.
   -- Никто не хочет начать? -- еще шире улыбнулся Адриан. -- Тогда, пожалуй, я. Гретта, начну с главного, мы проиграли. И первое место уходит черт пойми кому-- это раз. Во- вторых, почему мы проиграли? Места для нас Кай выбил у своего продюсера, ведь именно из-за тебя началась эта канитель. Он хотел забрать тебя под видом записи альбома.
   -- Столь самонадеянно... -- прошептала я себе под нос. Я столь предсказуема, что он знал о моем пожелании принять участии?
   -- Во- вторых, парни заключили пари. Условие: ночь Бэк и Норда. -- при этом друг сжал руки в кулак. -- При лета...прости, благополучном исходе, ты проигрываешь и мы с тобой заодно. Кай, я верно все сказал?
   Тот закрыл лицо руками, что мы приняли за согласие. Норд зло ударил рукой по столу. Для меня же комната наполнилась мраком. Два шока за один день-- это слишком круто. Горло сдавили тиски, отчего слова не могли вырваться. Да и не знала я, что говорить им. Злиться? Кричать? Топать ногами и отвешивать пощечины? Зачем?
   Прошло три года, а из них вышли столь гадкие люди. Больше похоже на сон. Это не те Норд и Кай, которых я знала. Они не могли меня разочаровать. Не они. Мысли пульсом стучали в висках.
   Не они. Другие.
   Спроси меня сейчас Дарий, почему я вогнала себя в рамки и не хочу пробиваться дальше, я бы нашла, что ответить. Большая сцена меняет людей. Уничтожает личность. Увеличивает шкалу эгоистичности и цинизма, но понижает собственное "я". Зачем мне такая сцена?...
   Зачем мне такие Норд и Кай?...
   Не они. Другие.
   Я глубоко вздохнула, встала и пошла было к выходу, не намереваясь находиться здесь более, как Кай упал на колени, обхватив мне ноги. Я опешила и попыталась убрать его руки, но он впился в меня мертвой хваткой. У него по щекам катились слезы.
   -- Не уходи, умоляю... -- горячо прошептал он, взглянув на меня снизу вверх. Карие глаза были красные и влажные. -- Не сейчас, Гретта. Не сейчас!
   -- Кай, пусти! -- заорала я, превозмогая ком в горле.
   Прошлое ударило по мне этими слезами.
   -- Никогда. Я обещал не опускать тебя!
   -- Кай, пусти! -- пришлось запрокинуть голову к потолку, чтобы непрошеная соленая вода не выплеснулась за края ресниц.
   -- Гретта, я подожду тебя...
   -- Ад, убери его. -- взмолилась я, не скрывая уже сырых глаз.
   Норд и Адриан одновременно подлетели, чтобы оттащить бьющегося в истерике Кая. Я прибывала в схожем состоянии. Меня трясло и блондин обняв меня за плечи, повел к своей машине, говоря какие- то глупости, которых я не слышала и набирая номер Дара. Ох, не хватало еще и ему меня увидеть такой...
   Во дворе навстречу нам выбежали два ротвейлера. Я не помнила, как их зовут, но упала перед ними и все так же заливаясь слезами, уткнулась одному из них в шею, поглаживая по голове. Второй уткнулся мне в колени, выпрашивая ласк. Я улыбнулась и игриво почесала у него за ухом.
   -- Я позвонил Дару, он приедет за машиной и мы уедем.
   Я лишь кивнула в ответ, оставив собак и направляясь к машине. Адриан все понял и садиться в нее не решился, давая мне время прийти себя и выплакаться. Я не стала его разочаровывать.
   Хотелось кричать и ломать. Было обидно, горько, гадко. Жалко. Себя и Кая. Но на жалости не строят заново отношения, а на односторонней любви тем более. Или это мой эгоизм, ведь в случае с Даром, представителем этой самой любви была я. Но плакать из- за него не хотелось, я надеялась. А Кай...
   Каю было больно и провалиться бы мне сейчас за эту жестокость к нему! Но я не из железа, я не могу так...
   Адриан открыл дверь машины, скептически осмотрел меня с головы до ног и наконец сел, начав заводить машину.
   -- Дар уже подъехал. -- сообщил мне друг, поглядывая в зеркало заднего вида, отъезжая. Он развернул машину и мы выехали за ворота. --Хотел тебя забрать, но ты выглядишь, как исчадие ада... Прекрати хихикать, не мое ты исчадие. Хотя лучше хихикай, а то зареванная ты ужасна!
   Мы обогнали Дара на трассе и помахав ему ручкой, двинули дальше, к моему дому. Ехать к Райану или говорить о нем я не стала, а то еще поссорятся. Вместо этого мы успели к уходу Багиры в универ. Она робко поцеловала Ада на прощание и окрыленная умчалась на автобусную остановку, даже не заикнувшись о ненависти к этому транспортному средству.
   Мы решили зря время не терять и наскоро перекусив, завалились спать, поставив будильник и включив беззвучный режим на мобильных телефонах. С Раем я намеревалась поговорить после репетиции, а Дарий, если и будет звонить, пусть понервничает, ему полезно.
  
  
   К своему удивлению мы даже не проспали и успели на студию вовремя. Нас встречал радостный Арчи, сообщивший, что в его гениальной голове вчера ночью родилась идея для песни и он решил не спать, дабы запечатлеть это все на бумаге. Я и Адриан переглянулись и сошлись на мысли, что вчера и правда была несколько бессонная ночка.
   Партии для гитар собирались редактировать походу, а вот Аду придется разбираться с барабанами самому. Клавиши должны были играть основную тему, поэтому Эрик получил ноты и сразу принялся разучивать. Все оказались при деле, кроме Дария, которого в студии не наблюдалось.
   Он заявился около двенадцати часов, заявив, что в его опоздании виноваты мы, ибо не разбудили. Хорошо выкрутился, как погляди.
   Заметив меня, темноволосый ринулся навстречу и обхватил руками за плечи. Убежать или спрятаться я уже, в принципе, не успевала да и не смогла бы.
   -- Ты! -- он прожег меня взглядом. -- Ты теперь можешь смело отнести себя к разряду трупов, милая.
   -- Почему это? -- робко подала голос я, не понимая, что с ним происходит. Вроде, на пьяного он пока не тянет, а вот на сумасшедшего...
   -- Во- первых, ты не приготовила мне завтрак!
   Вот еще!
   -- Во- вторых, угнала мою машину! -- продолжал Дарий, в то время, как я мысленно приводила контр аргументы.
   Не угнала, а взяла на временное пользование!
   -- В- третьих, не заперла толком квартиру, оставив меня на радость маньяков и убийц.
   Скорее наоборот...
   -- И в- четвертых, ты не разбудила меня поцелуем. -- улыбнулся парень и притянул мое лицо за подбородок, чтобы поцеловать. Сопротивляться такому нежному порыву не хотелось.
   -- Я не понял, вы что...того? -- опешил Арчи, застыв с нотами в руках.
   -- Сам ты того! -- не удержавшись, зарычала я, оторвавшись от Дара. Он незамедлительно вернул меня на исходную позицию. Странное с ним что- то происходит...
   В дальнейшем на нас перестали обращать внимание и вернулись к привычному дурдому. Ругань, крики, нервы и смех, все смешалось на репетиции. Если с музыкой мы кое- как и разобрались, то вокал хромал! Артур снова и снова заводил пластинку о "почувствовать друг друга". Что он под этим подразумевал-- непонятно. Я уже начала жалеть, что написала столь романтичный текст.
   -- Мне тебе сюда Кая притащить?! -- орал Артур, едва не отвешивая мне подзатыльник. Его удерживал Эрик.
   -- Нет! -- одновременно отвечали мы с Даром, порождая взрыв хохота.
   Так все и продвигалось, до прихода Багиры. Она вырвалась с последней пары и примчалась к нам. Адриан сразу расцвел, несмотря на то, что пытался держаться хладнокровно и сосредоточено.
   Бэк решила помочь именно мне и Дару. Она долго вчитывалась в текст и прослушивала музыку, пока мы сбегали за кофе. По нашему возвращению, она утащила нас в коморку к Виктору и началось.
   -- Я поняла, что у вас не выходило. Вы не понимаете как это нужно исполнить. Разложу по полочкам. Господи, а вроде опытные вокалисты... -- вздохнула она, усаживаясь поудобнее на компьютерном столе. -- Гретта, ты на каждую строчку должна рисовать картинку. Плевать, что ты рисуешь. Хоть Кая, как говорит Арчи. -- Дарий на этом заскрипел зубами. -- А ты Дарий, должен понять только смысл. Картинки тебя не спасут. Вот эти последние строчки... Ты уходишь, понимаешь? Что ощущаешь, когда ты покидаешь кого- то?
   -- Спирт в крови. -- вскинул бровь Дар.
   -- Дурак, мы же серьезно! -- толкнула я его в плечо.
   -- И я серьезен.
   -- Так, Гретта, выйди на секунду, нам поговорить нужно. -- скомандовала Бэк, указав мне рукой на дверь.
   -- Эй!
   -- Не спорь, а просто выйди!
   Я показала им кулак, но все- таки вышла. О чем они говорили для меня загадка до сих пор, но результат не заставил себя долго ждать и мы наконец исполнили с Дарием все так, как хотел Арчи. За столь ценный вклад в развитие группы Эрик пообещал завалить ее розами. Всем вспомнился недавний инцидент с этими прекрасными цветами и студия погрязла в нашем хохоте.
  
  
   "На кого я похож? Кем я стал? Небо, что со мной?..."-- Кайлинн стоял возле окна, выходящего во двор и наблюдал, как Норд дурачится с псами. События утра совершенно вылетели у того из головы и он мог позволить себе столь беззаботное поведение, а Кай...
   А что Кай?
   Он заламывал руки, выламывал пальцы. Кратковременная боль заглушала внутреннюю. Что толку- то?
   Паршиво ощущать себя, столь беспомощным и жалким. Герда, наверно, ничего в нем кроме грязи и не увидела. Она гордая, статная, холодная... Плакала? А чего стоят ее слезы, вызванные воспоминаниями? Сколько стоит ее любовь, полностью отданная Дарию, он и это заметил, да.
   Чем он покорил ее? Чем смог так быстро овладеть ею? Это была не та любовь, некогда бывшая между Каем и Гердой. Все иначе, все не так, мать вашу! Она светилась, горела, играла! А с Каем? Нежность, улыбка и...привычка?
   Страшная догадка поразила разум Кая и он присел на кровать, обхватив голову руками, запустив пальцы в пепельные волосы.
   Нет. Нет! Она любила его. Любила. Больше похоже на самовнушение или самообман. Но она маленькая была и лгать так красиво? Зачем? Немыслимо...
   Злые слезы подступили к глазам, застлав реальность. Окружающее раздражало своей несправедливостью и неправильностью. Сказки не заканчиваются плохо, в сказке есть Кай, Герда и Снежная королева, но Снежного короля- то там не наблюдалась, так почему жизнь меняет карты?
   И какой черт дернул его уезжать тогда? Погнался за славой, захотел популярным стать, мировой звездой, да? И как ощущения? Нравится? Зато теперь мы имеем униженного себя и потерянное чувство собственного достоинства. А еще сожженные крылья на спине Герды...Он сжег ей крылья, душу и сердце. Во всем виноват только он.
   Он же мечтал забрать ее с собой! Конечно, потом, но обещал! Обстоятельства. Контракт. Музыка. Шлюхи. Ни одного звонка. Миллиард возможностей напомнить ей о себе ломались о запреты. Он попался.
   В Кае проснулось желание бросить все, забрать Герду и рвануть куда- нибудь за океан, где их не найдут и она снова будет принадлежать ему, забыть все суетную жизнь, Дария, потери, сцену, уйти от всего. Это было так здорово и так неосуществимо. Тысячи причин, которые состояли из контрактов, совести, денег. Проклятые деньги. Скольким людям они некогда сломали жизнь и скольким сломают впредь. Кай вошел в это число, как не прискорбно.
   Нужно было что- то делать, что- то решать, бежать... Бороться за нее, заново влюблять в себя, как бы дико это не звучало. Другого выхода он не видел. Цель оправдывала средства, а средства пришли на ум ужасающие...
   -- Мне нужно досье на всю группу "Forgotten ice". -- набрав номер, сообщил Кай в трубку нужному человеку. -- Даю время до завтра.
  
  
   После репетиции Багира утащила Адриана с собой, не дав насладиться походом в кафе с группой. Парень не сопротивлялся, а наоборот, с готовностью направился за своей бестией.
   Они решили пройтись пешком и так добрели до озера, на котором еще плавали утки, не пожелавшие улетать. Повсюду бегали дети, пускали воздушных змей и баловались мыльными пузырями. Осень была во всем своем цвету. Яркая, золотая.
   Адриан, решив вспомнить детство, купил и себе пузырей, незамедлительно начав их пускать. Багире же было протянуто мороженое, которое пузыри выбрали своей основной целью. Девушка отгоняла их руками, что смешило Ада и он принимался дуть ей в лицо.
   Позже они сели на скамейку, уставший Ад положил голову на колени Бэк и начал дремать от ее рук, нежно перебирающих его волосы. Идиллия, как посмотри. Так можно было сидеть веками, а то и вечность. Сейчас любимая фраза Гретты: "Люблю тебя вечность" обрела смысл. Он может любить ее вечно. Он хочет этого. Эту бестию с изумительными зелеными глазами, которые смотрят лишь на него. У нее неповторимые глаза...
   -- Не хочу портить тебе настроение, но мне нужно это сделать. -- тихо сказала Бэк, наклоняясь к лицу Ада.
   -- Твой поцелуй не испортит мне настроения. -- ответит он, приподнимая голову и касаясь ее губ.
   -- Ад, сейчас не об этом. -- Она потянулась к сумке и достала из нее красную папку. Адриан приподнялся и задумчиво наблюдал за ее действиями.
   Она дала ему папку и он стал медленно перебирать рисунок за рисунком. Они резали хуже ножа, не давая легким вдохнуть. Непонятная ревность окутала разум, отчего рисунки захотелось немедленно уничтожить.
   -- У тебя есть зажигалка? -- поинтересовалась неожиданно Бэк.
   -- Держи. -- достал он из кармана брюк нужную вещь.
   -- Неа, -- покачала головой девушка. -- Поджигай.
   Адриан сначала не понял, но после утвердительного кивка Багиры, чиркнул зажигалкой и один из рисунков охватило пламя. Так было с каждым. Когда от бумаги остался лишь пепел, Бэк стряхнула его в воду, а папку отправила в урну.
   -- Теперь это все. -- обняла она парня.
   -- Да, это все. -- погладил ее по волосам Ад и поцеловал в макушку. Она улыбнулась и они, счастливые направились к дому, понимая, что никуда им друг от друга не деться.
   Старое осталось в прошлом, обратившись в пепел. А у нового были ярко- зеленые глаза, совершенно не похожие на глаза Бэк, и светлые волосы, цвета льна. Светлое будущее? Скорее всего.
  
  

Глава 7.

Герда выпьет бокальчик виски,

Нахлестается после водкой.

   -- Пусти! Упырь, пусти меня немедленно! -- кричала я, ударяя кулаками спину Дара, несущего меня к кафе. Парни хохотали, наблюдая за это картиной, а мне было не до смеха. -- Ты какого демона не дал мне поговорить с Райаном? -- зашипела я, дотянувшись до его уха.
   Дар нахмурился и остановился. Я тоже замерла, подготавливаясь быть отпущенной на землю. Не тут- то было!
   -- Ну и чтобы ты ему сказала? -- прошептал Дар, продолжив движение.
   -- Я бы сообщила, что он редкая сволочь и я жажду его прикончить! -- выпалила я, поймав странные взгляды Арчи и Эрика.
   -- Угу. -- кивнул солист "Времен", задумавшись. -- А дальше, он бы опешил, спросил в чем дело, ты бы все выпалила и?... Все? Хотя нет, он бы отрицал все, развязывается спор, приплетаем Оделию, которая так же все отрицает и ты переходишь в состояние "стринги"!
   -- Это как? -- не поняла я последнее выражение, но соглашаясь с его относительной правотой.
   -- Ты в заднице, девочка моя! --наконец поставил меня на землю Дарий, но все же перехватил за руку. Руки у него оказались горячие и несколько обжигающие для моих, вечно холодных. Но несмотря на это, они были красивые, с тонкими длинными пальцами и ярко- выраженными венами.
   Пришлось обиженно поджать губы и попытаться вырвать руку, но Дар оказался проворнее и вцепился в нее мертвой хваткой при этом одарив таким взглядом, что я заранее причисляла себя к покойникам.
   Дружной четверкой мы вломились в кафе и заняли столик у окна. Верхние , куртки скинули на подоконник, предварительно отодвинув горшок с цветами и довольные заняли свои места, ожидая официанток. На мой вопрос, почему мы не пошли в зал для курильщиков, Дарий ответил красноречивым взглядом и не менее красноречивым жестом, проведя ладонью по горлу и указав на меня. Мне что, запретили курить? Чушь какая!
   Подошедшая официантка окинула наш столик томным взглядом и решительно пошла в наступление, "случайно" расстегнув пуговичку на блузке, облизав красные пухлые губы и стрельнув глазками по каждому из парней. Эрик скривился и отвернулся, в лицах показав мне что она его "убила"! Арчи натянуто улыбнулся и попытался найти помощи у Дара, но тот приобнял меня за плечи, смерил девушку брезгливым взглядом и сделал заказ. Само спокойствие.
   Девушка резко развернулась на каблуках и грузной походкой ушла, костеря нас шепотом на чем свет стоит, отдавая предпочтение в этом деле Дарию. Я всерьез обеспокоилась, как бы нам не подали нечто испорченной, приправленное ядом.
   -- Она меня бесит! -- безапелляционно оповестил нас Эрик, изображая рвотные порывы.
   -- И меня. Ненавижу, когда липнут девушки, видя обручальное кольцо. -- сморщился Артур.
   -- Ты женат? -- удивилась я.
   Рыжий лишь загадочно ухмыльнулся и протянул мне левую руку на безымянном пальце которой мерцали камнями два, сцепленных лапками, паука. Столь оригинальные кольца я еще никогда не встречала, поэтому заинтересованно рассматривала каждую мелочь.
   -- Белое золото. Бриллианты. Стоимость не скажу. -- заученно отчеканил парень.
   -- Почему пауки?
   -- Жена всегда называет меня паук. Она попалась в мою паутину и теперь ей не выбраться.
   -- Он ее сожрал, короче говоря. -- хохотнул Дар. -- Я пойду отлучусь ненадолго. Если что, гоните расфуфыренную официантку в шею.
   Я показала ему язык, отлично понимая, что уходит упырь курить. Он послал мне воздушный поцелуй и скрылся. А любовь передается воздушно- капельным путем? Или это сумасшествие? Да и в нем я не уверена...
   -- Она ждала меня пять лет. -- продолжил Артур.
   -- Откуда ждала? -- сделала я вид, будто не знаю о его тюремном прошлом.
   -- Ха, не поверю, что Дар не сказал тебе. Я же сидел. Гребанных пять лет... -- задумчиво почесал он подбородок. -- Идеально спланированная подстава. И у них все получилось, к сожалению.
   -- Ты серьезно? -- повернулся к нему Эрик, смотря так, будто видел впервые.
   -- Абсолютно. И она ждала меня, а после мы поженились. -- он игриво толкнул меня в плечо. -- Свадьба это не так страшно, как ты думаешь. А готов поспорить, что ты против всего этого, по глазам вижу. Дарий тоже отшучивается, когда говорит о свадьбах. Но скажу тебе честно, и тебе Рик, он просто боится отношений. Его однажды жестоко бросила девушка и после этого длительных отношений у него не наблюдается. С тобой другое дело. -- он откинулся на спинку стула и проследил взглядом за официанткой, которая принесла нам заказ.
   -- Какое же дело со мной? -- я взяла нож и медленно стала делить пиццу на равные части, всем видом показывая, что она интересует меня больше, чем Дарий и его девушки. А Мадам Ревность замахала руками на заднем фоне, обещая испепелить упыря по возвращению.
   -- Не буду утверждать, но он меняется. И для меня, старого друга, это чересчур заметно. -- Артур поставил всем тарелки и разложил вилки. -- Скажу одно: он никогда не держал девушек за руки и не обнимал их прилюдно.
   -- То есть как? -- вмешался Рик, раскладывая пиццу.
   -- Вот так. Только секс. Показать свои чувства, означает для него, показать слабость.
   -- Небо, неужели рядом с Греттой я выгляжу слабым? -- садясь рядом, состроил печальную гримасу Дар.
   Артур показал ему "викторию" и извиняюще пожал плечами.
   -- Со мной ты вообще не выглядишь, тебя затмевает моя красота! --я ткнула в грудь пальцем.
   -- Тебя затмевает твой пафос, ящер ты мой! -- потрепал меня по голове упырь.
   -- Кто я? -- взвилась я. -- Ты намекаешь, что я-- зеленая?!
   -- Ящеры бывают разные. -- уклончиво ответил Дарий, поглощая пиццу.
   -- И с длинным хвостом?! -- продолжила я, сделав вид, что не заметила, как мой кусок пиццы покоится во рту Рика.
   -- По твоим волосам не скажешь.
   -- Упырь!
   -- Ящер!
   -- Уймитесь... -- взмолился Арчи, хлопнув по ладони Эрика, но поняв промах, подвинул мне все блюдо.
   -- Связалась с вами... -- пробурчала я, опустошая бокал с водой.
   -- Кто еще с кем связался! -- кивнул Дар, размахивая ножом.
   Мы, во избежание травм и ран, отобрали у него холодное оружие, вручив вилку, которой он как не пытался, а все же не смог толком одолеть "адскую еду", которая "имеет теста больше, чем положенного сыра" и "так и теряет помидоры и мясо"!
  
   Кай ожидал гостя в гостиной, отдав предварительно распоряжение охране. Норд, впервые показав себя рассудительным и мудрым человеком, кричал, что Кай безумец и добром затея не кончится, но тот был непреклонен. Эти два дня он больше был похож на сумасшедшего, нежели на адекватную знаменитость. Он исписал кучу листов, а порвал еще больше, пока не написал сносный текст, от которого веяло депрессией настолько, что Норд морщился читая это, но пообещал сделать "потрясный трек".
   Шины авто прибывшего противно скрипнули, словно оповещая о злости и несдержанности с которой тормозил гость. После ворчание гравия от шагов, ступеньки дома, отрытая входная дверь и наконец голос:
   -- Ну, и где ты, Кайлинн?
   Кай поднялся со своего места и прошел в прихожую, оглядев его с ног до головы. Привычные по фотографиям темные цвета, отсутствие улыбки, полное сосредоточение на деле. Блондин не ожидал ничего иного, поэтому несколько агрессивно улыбнулся.
   -- Есть дело. -- нужно было брать быка за рога сейчас, нежели ждать, когда гость сам перейдет к делу.
   -- Я слушаю. По телефонному разговору я уже понял, о чем пойдет речь. -- он первый прошел в сторону гостиной и внимательно огляделся. Хотелось поймать слабость Кая, но как назло ею являлась лишь Гретта, а это секретом не было.
   -- У меня выгодные условия. Я плачу тебе хорошую сумму и отдаю Дария. -- сообщил Кая, несколько нервничая и заламывая пальцы. Это начало входить в привычку.
   -- А я, значит, отдаю тебе Гретту? -- собеседник покрутил фотографию девушки в руке, стоящую над камином. Она улыбалась. Она раньше всегда улыбалась будучи с Кайлинном.
   -- Верно. -- кивнул блондин, отбирая фото и словно святую хоругвь ставя его на место. Он ненавидел, когда трогают его душу. А Герда была его душой. Разумнее сказать, она забрала его душу. Демоница, не иначе.
   -- Ты так уверен, что я соглашусь?
   -- Это нужно нам обоим. Подумай. Об этом никто не будет знать. -- слова Кая манили и имели смысл. Но дело-- дрянь.
   -- Прах тебя побери, я согласен! -- гость протянул руку солисту "Гротеска", тот в ответ подал ее и довольно улыбнулся. Игра обещала быть интересной.
  
  
   Последние полторы недели напоминали нам сущий ад. Столь "горячих" деньков в моей жизни не было давно. Мои надежды отоспаться за практику были похоронены Артуром, который требовал приходить на репетицию в восемь утра, ибо "Временам" тоже нужно было прогонять материал.
   День мой начинался с ворчания и заканчивался скандалом. С Дарием. Фраза "От любви до ненависти один шаг" полностью обрела свой смысл. Я понимала, что ему было тяжело. Он должен был выступить от нашей группы и еще и от своей, при чем не забыв все сделать идеально и там и там. Но его напрягало соперничество. Он хотел победы, но и хотел достойного противника. Это была игра против себя самого.
   На репетициях мы себя еще сдерживали, но покинув студию начинали взрываться и высказывать претензии, которых с каждым днем становилось все больше. Я предполагала, что он способен на такую подлость, как отвратительное выступление на туре, дабы выиграть, о чем сообщала ему, дополняя речь отборным матом, он отвечал, что ждет ответной подлянки на выступлении "Времен". С его слов, я могла запросто перерезать им провода или того хуже, поломать технику. Я бесилась, переходила на личности, а именно на Оделию, он защищал сестру, я добавляла масло в огонь, напомнив, что эта сука кинула моего брата.
   В жизни Бэк и Адриана наступила белая полоса. Подруга убивала время после учебы на наших репетициях, слушая нас, давая советы и выполняя нашу Дарием практику. Только в этом вопросе мы были с ним солидарны, вернее благодарны. Ад находился на седьмом небе от счастья и стал играть гораздо лучше, что мы подметили с восторгом. Все- таки любовь делала с людьми невероятные вещи! Багира, кстати, частенько не ночевала дома, проводя время у Ада. Он в скором времени собирался представить ее родителям. О чудовищном инциденте с Нордом все благополучно забыли.
   Что касается близнеца Ада, то Рай был раздражен больше обычного. Постоянные срывы на Дара не приносили нам радости, отчего приходилось успокаивать его моим рукоприкладством. Райан в ответ бросал нечто обидное мне в след, а потом приходил извиняться. На мобильный ему постоянно звонила Оделия. Что не укрылось от моего взгляда. Только я и Дар знали, что звонки осуществляет именно она, остальные лишь откалывали шпильки в его адрес. Интересно было то, что в каждом разговоре он говорил грубо и резко. Я поражалась Делии, ибо терпеть такое отношении к себе смогла бы лишь по уши влюбленная или не уважающая себя девушка.
   Феликсу я все рассказала. К моему великому удивлению, он не расстроился, а даже несколько обрадовался. Я было подумала, что он не хочет меня расстраивать, но оказалось, что она ему разонравилась и теперь он ищет будущую жертву. Простите, я хотела сказать единственную и неповторимую.
   День выступления неумолимо приближался, заставляя меня нервничать еще больше. Из- за особенно ярких стычек с Даром, я вознамерилась выиграть, несмотря не на что. Даже ценой его жизни. Мы даже не задумывались, что выиграть в этом туре мы способны оба. Упорство, жажда победы, стремление показать друг другу кто здесь лучший перекрывалось все попытки нашего разума к рациональному решению.
   К счастью, мы успели сделать в срок все то, что задумывалось. А именно записать песню, хорошенько отрепетировать и даже сшить новые костюмы. Этим вопросом отдельно занимались Эрик и Багира, по той причине, что в этом разбирались только они. Когда Рик пару раз отменял репетиции и тащил нас на примерку, Артур призывал себе богом и демоном, но ни те, ни другие не отзывались, зато их место занимали я и Ад, отчего рыжий хватался за голову и убегал курить. Позже его перехватывали и тоже заставляли одевать "чудовищные наряды". Дурачась, мы обматывали его розовой тканью, а на голову нацепляли бантик. Позже это все было заснято на фотоаппарат. В общем, примерка была самым веселым занятием за эти дни.
   Самый ответственный день, а точнее самое ответственное утро встретило нас солнцем, что я приняла, как хороший знак. Концерт был назначен на шесть часов вечера и у меня оставалось в запасе часов восемь. Пройдясь по квартире и не обнаружив ни одной живой души, я отправилась в ванну, приняла контрастный душ, помыла голову и привела лицо в порядок. Краситься не стала, ибо Рик обещался напрячь с этим своего друга стилиста. Завтракать пришлось тем, что нашлось в холодильнике. Мда, бутерброды с утра... Не густо. Опять таки надежда на Рика.
   Позвонила Багира, сообщила о том, что наши костюмы готовы и она их уже забрала, а через час они в Адрианом уже будут у Эрика, который не отвечает на звонки. Видимо, мой фиолетововолосый друг еще изволил спать.
   После звонок Кима, который имел честь выслушивать мои вопли минут пять, пока я не успокоилась. Хвала богам, у него все было хорошо. Появился легкий акцент, французский шел достаточно неплохо, никто его не искал. С Марком он в первую же неделю исследовал все достопримечательности, при этом Лувр он посещал раза четыре, будучи любителем искусства. У меня увлажнились глаза, когда я слушала его счастливый голос. Напоследок он пожелал нам удачи и верил в победу над "Временами". О том, что его заменят Арчи он знал и посетовал, что по возвращению покажет рыжему, кто тут самый крутой.
   Окрыленная приятными новостями, я начала собираться, буквально летая по квартире, кидая нужные вещи в спортивную сумку. Напоследок оставила записку Фелу, что если он не придет на концерт, то я его четвертую, схватила ключи и выбежала к машине.
   Через десять минут я уже стояла у квартиры Рика в тщетных попытках разбудить его трелью звонка. Прислушавшись, я поняла, что клавишник попросту отключил его. Каков нахал! Пришлось атаковать его мобильный, оказавшийся так же выключенным. Подъехали Багира и Адриан и попытки попасть в квартиру стали намного веселее. Мы даже присели на лестнице, наблюдая, как Ад ломится вовнутрь, выбивая ногами дверь. Тревожные мысли посетили наши головы. Надо было вызывать спасателей. Мало ли...
   На лестнице послышались шаги и незнакомый парень, который мне до ужаса напомнил Джонни Деппа, поднялся на этаж и замер напротив квартиры Рика.
   -- Даже не пытайся, он не открывает. -- устало кинула я парню.
   Тот смерил меня презрительным взглядом и постучал три раза. Пауза. Еще два. Пауза. Три раза. Дверь через секунду распахнулась, а на пороге стояла улыбчивая Джей.
   -- Гретта пришла! -- завопила она, кидаясь ко мне на шею. Я еле успела поймать несносного ребенка и прошествовать с ней в квартиру.
   Парень, которого я мысленно называла Джонни, по- хозяйски прошел в гостиную и начал раскладывать косметику. На нас он обращал внимание не больше, чем на предметы мебели, а то и меньше.
   -- Джей, и что это было за представления со стуками? -- отпуская с рук девочку, спросила я.
   -- Так это мы вчера ночью пароль с Эриком установили! -- хихикнув, ответила она и потащила меня за руку на кухню. -- Ад, Бэк, вы можете раздеваться!
   -- А где сам Эрик? -- Ад помог Багире снять куртку и разделся сам.
   -- Он спит! -- прокричала ему Джей, усадив меня на стул и доставая из холодильника вкусности. -- Ты моя гостья и я тебе буду угощать. Мармелад будешь?
   Я согласно кивнула и начала доставать на всех чашки. Чувствую, сегодня мы обойдемся исключительно чаем и сладостями.
   В проеме кухни я случайно заметила, как Ад тащит полное ведро воды и направляется он...
   -- Адриан, не смей! -- заорала я, выскакивая с кухни и цепляясь ему за плечи. На мой вопль выбежала Багира и столкнулась с парнем.
   Изначально из этого ничего толкового выйти не могло, но мы очень пытались.
   Наше красочное падение нужно было снимать на камеру и выместить в Интернет, но Джонни и Джей замерев, наблюдали эту картину.
   Я потянула Ада на себя, поскользнулась и полетела вниз, не отпуская друга. Он, в свою очередь, отпустил ведро, которое окатило Багиру и уже она, валилась на нас сверху. Общую картину довершал смех Джей, мой вопль и маты Ада. Бэк прибывала в мокром шоке и не в состоянии была вымолвить и слова.
   -- Что тут происходит? -- сонный Эрик показался перед нами.
   На нем были только ярко- зеленые шорты, которые рассмешили меня. К моей истерике присоединилась Багира, а после и сам Эрик с Джонни. Джей не поняла столь кардинальной смены настроения и покрутив пальцем у виска, ушла на кухню делать чай.
   -- Эрик, мы все уберем! -- клятвенно заверила Бэк, пытаясь успокоится. Она даже сделала попытку подняться, но снова поскользнулась и упала на Ада с еще большим хохотом.
   -- Я очутился в дурдоме. -- высокомерно изрек Джонни, разворачиваясь и удаляясь обратно к своей косметике.
   -- А я в нем живу и в нем проснулся. -- почесал голову Рик. Его фиолетовые волосы торчали во все стороны, а сам парень выглядел, как пришелец с марса. -- Поднимайтесь давайте.
   Он шагнул к нам, чтобы через секунду распластаться рядом.
   --Это никогда не кончится! -- вздохнула я.
   Через полчаса хаос был убран, полы вымыты, мы подняты, а чай изволил остыть. Пришлось бы делать новый, но Бэк взглянула на наши постные лица и сжалившись, решила сварить кофе. Джонни при упоминании живительного напитка состроил гримасу отвращения и заявил, что пьет только зеленый чай, а кофе вредит сердцу. Мы обменялись с Багирой взглядами. Ад все понял и сменил тему, не давая мне нагрубить этому субъекту. А мне очень хотелось...
   За столом мы разговорились. Оказалось, что Джонни настоящее имя нашего стилиста, а образ Деппа ему нравился еще с глубокого детства, так почему бы не использовать его? Парнем он был компанейским, хоть и немного высокомерным и помешанным на здоровой пище и диетах. С этим можно было мириться. Эрика он знал давно, но никогда не работал с рок- группами, поэтому после допитого чая потащил меня в гостиную, предварительно запретив появление там носов Бэк и Ада.
   -- Ну, чтобы нам с тобой сделать, Снежная Королева?
   Только от этой фразы у меня пошел мороз по коже, а Джонни с горящими глазами, аки у львицы на дичь, взялся за мои волосы. Я уже боюсь!
   Краски, кисточки, непонятные пряди, оксиданты, ножницы, миллионы расчесок это неполный список того, через что прошли мои волосы. Я не совсем понимала, что вытворяет этот псих с манией Эдварда руки- ножницы, но выглядело не менее пугающе. В зеркало смотреться было невозможно, по причине его банального отсутствия, на все мои вопросы Джонни отвечал односложно и нехотя. Пару раз заскочила Багира и со словами: "Она тебя убьет!..." выбежала обратно. Паника охватила меня и не хотела отпускать. А еще непонятные пряди светлых волос, с серебристым оттенком ( как у Кая прямо, только белее) стали спадать мне на плечи, доставая до пояса. Это что такое?!
   -- Джонни, что это за патлы? -- гневалось Мое Высочество.
   -- Теперь это твои волосы. Закрой глаза!
   Пришлось послушаться и молчать. Сколько на меня ушло штукатурки я даже не представляю, но по ощущениям лицо закатали в цемент. Я петь- то смогу, с такими губами?
   -- Несите платье!
   Платье?! Какое к черту платье?! Мы так не договаривались!!!
   А Багира уже заносила что- то белое, прозрачное с неисчислимым количеством кружев.
   -- Одевай! -- скомандовал Джонни.
   -- Нет!
   -- Да!
   -- Нет!
   -- Гретта, ты хочешь победить Дария? -- привел контраргумент Эрик.
   Это положило конец всем дебатам и спорам. Пришлось одеть то, что изначально предполагалось быть черными лакированными брюками и корсетом!
   Меня подвели к зеркалу и я обомлела. Нет, я знала, что стилисты делают с людьми такое, отчего потом дух захватывает, но чтобы настолько...круто! Джонни использовал исключительно белые и голубые цвета, что подчеркивало образ Снежной Королевы. Волосы ниспадали белыми локонами подобно фате, а несколько черных лент оттеняли их. Платье представляло из себя корсет с темной шнуровкой сзади и юбки, которая была представлена ворохом кусков ткани, напоминающей мелкую сетку.
   -- Чулки! -- вскричал Джонни, но Бэк уже протягивала ему нужный аксессуар. -- Одевай.
   Черные чулки в сетку завершили мой образ. Подобная вариация Снежной Королевы мне нравилась. Черное с белым, синее с голубым. Кажется, идеальное сочетание. Осталось лишь привыкнуть к этому и не спасовать на сцене.
   После меня Джонни усадил Эрика и вооружившись ножницами, приступил к своему черному делу. Я была против. Ненавижу, когда у парней нет волос или есть, но редкий ежик. А наш Депп явно намеревался сотворить с Эриком подобную гадость. Меня вытолкали вон, чтобы не мешала процессу.
   Джей прибывала в немом восторге от моего наряда и теперь ее целью стало выпросить такой же у Рика на Рождество. Я дала слова помочь с уговорами, а то и сделать вклад в благое дело. Пока Джонни творил нечто с Эриком и Адрианом (он взялся и за него, ибо Бэк была тоже выставлена за дверь), мы сели смотреть видео с выступлений Джей. Наша девочка в свои шесть лет смело покоряла сцену за наличием прекрасного слуха и хорошего голоса. Вся группа гордилась ей, а она гордилась нами. Думаю, с возрастом она достигнет еще больших высот.
   Время близилось к четырем часам, когда перед нами показались они. Мое удивление достигло апогея и я вцепилась в руку Бэк. Она в ответ прикрыла рот рукой, дабы не вскрикнуть. "Твою ж мать!"-- это была единственная мысль, царившая в моей голове. Вот так номер, чтоб я помер!...
   Медленно подойдя к Рику и дотронувшись до его волос, я подавила в себе смех и слезы. Багира скопировала мои движения, приблизившись к Аду.
   Волосы Эрика теперь едва доставали ему до плеч, неровными прядями торча во все стороны и обретя нежно- голубой оттенок. Как Джонни удалось уговорить на это Рика-- не представляю, но несмотря на это ему шло. Адриан поразил нас светло- каштановыми волосами с осветленными прядками, появилась косая челка и сейчас он стал напоминать мне Лайта из знаменитого анимэ "Death note". Ха, все наши упадут, когда увидят!
   В пять часов мы выехали из дома, оставив Джей на попечительство Джонни, настрого запретив творить что- либо с волосами малышки. Он опечалился, но согласился. А сама Джей надула губы, утянув от нас стилиста, размахивая руками и что- то нашептывая. Меня не покидало ощущение, что эта парочка не внемлет нашим запретам...
   По приезду в клуб и столкнувшись наконец со своими парнями я ожидала чего угодно, вплоть до шока, но реакция Дара поразила меня, если не сказать убила.
   -- У нас что, уже Рождество наступило, Снежинка? -- невинно хлопая ресницами спросил он, просканировав мой наряд.
   Сам он был упакован в черный пиджак с белыми вставками и изящными серебристыми эполетами, черную рубашку без излишек и брюки в тон. Туфли порадовали меня серебряными шпорами и тонкой цепочкой. Выглядел Дарий, как злодей из сказки, эдакий темный искуситель. Я на секунду забыла, что мы враги. Хмырь умел вскружить голову.
   -- Ты себя- то видел, трупак? Краше в гроб кладут! -- возвратила ему шпильку я.
   -- Ты еще не слышала, что мы будем петь! -- подмигнул Арчи, уворачиваясь от подзатыльника Дара.
   На распевку ушло малое количество времени, так как его было в обрез. На меня смотрели недоброжелательно. Конкуренция делала свое дело. Быть побежденным, да еще и девушкой... Такое мог пережить только Дарий. Хе-хе!
   В списке "Forgotten ice" значились третьими, а "Времена" пятыми. Спасибо, Кай, хоть тут не сделал подлянку. С него станется.
   -- Дар, смотри, как чудесно все сделали. У тебя есть шанс испортить выступление нам, а потом выигрышно выступить на нашем фоне. Сегодня твой день! -- протянула я, источая яд.
   -- Увянь цветочек, я не опущусь до такого. А вот ты-- запросто. Заранее трепещу перед твоей хвостатой шалостью. -- сложил руки на груди Дар.
   -- Упырям слово не давали, а за хвостатую ты отдельно получишь! -- оскалилось Мое Высочество.
   -- И что же я получу, ящерка моя? -- медленно подошел ко мне это представитель класса зомби, проведя ладонью по лицу.
   -- Лучше спроси, чего ты не получишь! Жизни спокойной, например! И убери грабли от моего лица!
   -- Ой ли? А насчет граблей, -- его лицо нацепило маску победителя. -- Боишься, что штукатурку испорчу тебе?
   И этот подлец имел совесть одним движение стереть помаду с моих губ, размазав ее по краям, сказав: "Так намного интереснее!" и запечатлев поцелуй. Негодованию не было предела.
   Я развернувшись на каблуках отчалила к Райану, который из- за кулис выглядывал кого- то. Присоединившись к этому делу, я моментально уловила в толпе Феликса, у которого волосы торчали, словно иглы, сидящую за столиком Багиру и Оделию, расположившуюся у барной стойки. Уж кого- кого, а ее я меньше всего ожидала увидеть. Райан, как мне показалось, тоже.
   -- Вот сука! -- прошипел он и вернулся за кулисы. Я пожала плечами и скрылась за ним.
   Ведущая, та самая, что и в прошлый раз, решила выглядеть сегодня скромнее и теперь ее юбка не напоминала мне пояс, а топ не открывал на обозрение всю грудь. Это чудо тараторило так, что мы морщились, пытаясь разобрать ее треп. Надо найти Кайлинна и дать ему по голове, что выбрал ее в ведущие. Или ее выбирал Норд? Хм, учитывая размер груди... Да, определенно Норд.
   На первой группе я начала нервничать. Успокоится помогал карандаш, протянутый Адом, который я с рвением бобра, грызла. Дальше в ход пошло отстукивание ритма пальцами по плечу Дара, но рука отекла от постоянного нахождения на весу.
   Вторую группу я встретила сжатыми кулаками и накручиванием волос на палец. Хоть одна польза от длинных! Дар их для этого растит? Нет, вон стоит истуканом и ни капельки не волнуется, упырь. Вот что значит-- выдержка! Мне бы так, ей богу!
  
   Зачем она сюда пришла? Не иначе, как бес попутал и притащил тело в этот прокуренный клуб, где все смотрят на нее, словно она-- добыча. Она в грязи, она пала так низко, что притащилась за ним сюда. Не удержалась. Ночей стало мало, жара не хватало, а его хотелось больше. Любовь ли это?
   Он увидел. Из- за кулис и замер. Не рассчитывал ее здесь встретить. Не хотел. Это значило лишь одно, что ночью он будет снова груб и резок. Хорошо, если не порвет одежду и не накричит, схватив в запале за волосы. Унижение, на которые она могла идти только ради него. Он всячески пытался казаться хуже, чем он есть, а ее влекло к нему с большей силой. Становилось плевать. Оделия была готова даже быть избитой. Но только его рукой...
   Две группы уже выступили и теперь объявили "Forgotten ice". На сцену вышла Гретта, держащая за руку Дария. Впервые Делия была рада за брата и улыбнулась при виде блондинки. Негатива к ней уже не было, ведь именно она познакомила ее с Райаном.
   Дар и Гретта смотрелись идеально, словно всю жизнь были вместе, не расставаясь ни на миг. Она в белом, он в черном. Она-- лед, он-- пламя.
   Парни около минуты настраивали инструменты, ставя их на нужный лад и голос Дара раздался над залом:
   -- Приветствую вас всех. Прошу не удивляться моему нахождению на сцене с группой "Forgotten ice", а просто наслаждаться тем, что мы сделали. "Времена" выступят со своей песней отдельно чуть позже, а пока, пожелайте льдинкам удачи!
   Клавиши вступали первые, напомнив по звучанию старинную шкатулку. Все на мгновение затаили дыхание. Парни, ожидавшие "тяжести", которую всегда исполняла Гретта, переглядывались в непонимании. Девушка прикрыла глаза, улыбнувшись и басы гитар поглотили зал, обрадовав зрителей.
   Голос Дария разлился в воздухе:
   -- А если запретят читать твои стихи?
   То я умру, прости. Я в ночь уйду. Пусти!
   А если образ твой заменять зеркала?
   Я разобью их, знай, мне будешь ты нужна!
   Та часть публики, что не отрывалась в слэме, была приятно удивленна. Оделия и сама не верила, что ее брат может настолько искренне исполнять подобные слова в песни, учитывая всю мрачность его предыдущих текстов. На глаза попался Кай из "Гротеска", словно монумент, хладнокровно наблюдавший за происходившим на сцене.
   -- А если скажут мне, что ты покинул мир?
   То значит, не любил. Я- тень пустых квартир.
   А если голос твой навеки замолчит?
   С тобой затихну я, и пусть душа кричит. -- голос Гретты был выше и вливал новую кровь в эту песню. Она даже зажмурилась, сжимая в руке микрофон. Ее эмоции передались и зрителям, которые вскричали от звуков ее вокала.
   --И не важно, как долго вместе,
   Никаких нет для нас "если".
   Просто будь для меня песней,
   Просто будь для меня...
   Уходя, уходи с Богом,
   Не смотри на меня строго.
   У Него не прошу много.
   В своем сердце храня...
   Припев они исполняли вместе с Даром, который, играя, держал девушку за руку и пристально смотрел в глаза. Она улыбалась.
   Кайлинн от напряжения присел за один из столиков, как на зло оказавшийся занятый Багирой. Та скептически глянула на приземлившийся субъект и снова отвернулась к сцене. Ее больше интересовали друзья, исполнявшие, по словам Артура, "наисложнейшую песню". Ребята справлялись безупречно.
   Гретта запела намного тише, но музыка делала свое дело. Артур и Райан отдавались гитарам полностью, погрузившись в свой мир, а Адриан вкладывал всю мощь в барабаны, с чувством победы.
   -- А если ,вдруг, меня на плаху возведут?
   Мой дух падет к чертям, тебе взорвут салют.
   А если мне сказать, что вечно отдана?
   Зачем тебе жена? Пусть лучше, что пьяна.
   Дарий в ответ пел яростнее, выплескивая душу в текст:
   -- А если на войну меня опять пошлют?
   И не найти приют, меня там отпоют.
   А если я приду, а ты уже с другим?
   Тобой я был любим, но он меня затмил.
   Дарий, к удивлению всех подошел к Гретте и прошептал в микрофон:
   -- И не важно, как долго вместе... Обещаю любить тебя вечность.
   Короткий поцелуй, вызвавший свист и гомон, еще один припев и они поклонившись, скрылись за сценой. Зал находился в ажиотаже, все будто сошли с ума. Багира даже встала, чтобы поддержать аплодисменты. Кай тоже хлопал, как ни странно.
   -- И какого демона там делал Дар? -- его слова были направлены в никуда, но Бэк расценила это, как вопрос к себе.
   -- Он же ее любит, вот и решил поддержать в трудный момент. Сам понимаешь, Ким уехал, а они без него, как без...
   -- Любит говоришь? -- яростный взгляд безумца упал грузом на плечи девушки. -- Мы еще посмотрим, кто у них кого любит!
   И был таков.
  
   Мы под блэк- металл рухнули рядом с Бэк, требуя воды. Официант, обходя по самому краю безумцев, утонувших в музыке, пробрался к нам и принял заказ, улыбнувшись на нашу мольбу, быть чуточку быстрее, иначе мы не доживем до конца. Дар и Арчи остались за сценой, проклиная нас за то, что мы уходим на покой.
   -- Молодцы! -- похвалила Бэк, умильно смотря на каждого.
   Мы даже ей что- то ответили, пытаясь отдышаться. У меня ко всему прочему чесалось лицо и горели губы. Кто ж знал, что Дару взбредет такое в голову? Упырь он и в Африке упырь.
   К нам одновременно прошли официант и... Оделия. Багира, да и все остальные взглянули на меня (интересно, почему?) и снова на девушку. Райан холодным взглядом скользнул по ней и принял заказ. Никаких эмоций. Ни одного лишнего движения. Не хочет показывать нам, что их что- то связывает? Умно, ничего не скажешь.
   -- Дели, я рада тебя видеть. -- наигранно- дружелюбно поприветствовала я ее. -- Садись с нами. Ты же из- за Дария сюда пришла, верно? -- я выделила красным эту фразу. Она кивнула и села с краю. -- Как тебе выступление? По- моему, твой брат был на высоте!
   -- Без тебя и ребят он бы не достиг такого успеха у публики. Я очень рада, что у него появилась ты. -- тихо поведала она мне.
   -- После той утраты, что была в его жизни, Гретта и правда неплохое спасение. -- скептически заметил Рай.
   -- Ты сейчас сам понял, что ляпнул твой язык? -- зло оборвал его Ад.
   Я не хотела слушать их ссору, несмотря на то, что слова Рая меня задели. О потери Дара я не знала и не особо к этому стремилась, но чтобы быть "спасением" или если на то пошло, и "заменой", я отказываюсь. Любовь любовью, но быть столь униженной не в моих правилах. От тяжелых дум меня отвлекла причина инцидента в лице Дария.
   Посмотреть на него со стороны и понять, как он смотрелся рядом со мной было крайне интересно, поэтому я погрузилась в его атмосферу и его голос. Он завораживал...
   -- Ты выпиваешь меня по частям,
   Я же иду по холодным костям.
   Хочешь убить, но боишься терять?
   Душу готова свою ты предать?
   Я для тебя мертвецов подниму.
   Волю исполню сейчас я твою.
   Будешь ты долго и громко кричать.
   Ты же не хочешь меня убивать.
   Если Артур упоминал именно этот текст, то он и правда шокировал. Совершенно непривычный для "Времен". Это поняла и толпа. Я даже услышала чью- то фразу, что сегодня день сюрпризов. Что верно, то верно.
   -- Я умирать для тебя готов,
   Прости глупца, мне не нужно слов!
   Освободи от своих оков!
   Освободи меня.. от снов!
   Для кого был готов был умирать мой упырь и кто должен был его спасать, я не поняла, но тонкую грань реальности и вымысла смогла уловить. Неужели, его мучает прошлое?...
   -- Я не мертвец, я всего лишь твой вздох.
   Самый паршивый и пошлый порок.
   Но ты же хочешь меня пристрелить?
   Как же ты мертвого будешь любить?
   Мне надоело играть в твою ложь.
   Я подниму за любовь этот нож.
   Им раздеру я все тело твое.
   Да, я смогу обожать и его.
   Стадо мурашек совершило поход по моей спине, остановившись у пальцев рук, заморозив их. Не знаю, о чем думал Дарий, когда писал это, но тихий шок неплохо совмещался с непреодолимым страхом. Только мыслей Дара мне бояться не хватало...
   Его не хотели отпускать со сцены. Крики "Бис!" раздавались повсюду и я понимала их. Такого уникума мне тоже отпускать иногда очень не хотелось. А он улыбался уголком губ и принимал какие- то подарки он девушек лет четырнадцати- пятнадцати. Поймав мой взгляд, он послал воздушный поцелуй и удалился со сцены. Томный вздох девушек был слышен даже здесь. Главное, чтобы меня после концерта не убили. Знаем мы этих безумных фанаток...
   -- Иди ко мне, я, кажется, соскучился! -- Дар упал на диван рядом со мной, обняв за плечи. -- О, Делия! Не думал, что... То есть, забыл, что ты тоже решила пойти.
   -- Вы ехали не вместе? -- прозорливость Багиры сведет меня в могилу! Я легонько пнула ее под столом.
   -- Да, не вместе. Я уехал раньше, а сестрица...
   -- Добиралась на такси. Мне же не надо было репетировать, в отличии от Дара. -- закончила за него Оделия, спасая ситуацию. Ад вопросительно посмотрел на меня, но я отвернулась, сделав вид, что не поняла его.
   Следующие две группы мы слушали в пол уха, но пришедший Арчи, как он сообщил нам, он бросил тех скучных идиомов, решивших остаться за сценой, помогал нам восполнять эту потерю комментариями игры и вокала. В итоге, группы по его мнению были "профанами в музыкальном деле" и только мы могли пройти в финал. Нельзя было с ним не согласиться, ибо последняя группа, перенервничав, фальшивила так явно, что немец, продюсирующий "Гротеск", попросил их прерваться и покинуть сцену. Никто не стал спорить с решением.
   После этого зал погрузился в тишину. Все ждали. Фоном включили какой- то рок, под который и продолжился слэм, а некоторые ушли к барной стойке, ожидать решения. Моя нервозность окончательно сошла на нет и мне оставалось лишь потягивать безалкогольный коктейль.
   Кайлинн появился на сцене незаметно для всех. Зал замер. Зал затих. Мы напряглись, особенно Дар, сжавший в ладони мою руку. Приятно, конечно, но капелька горечи от "замены" оставалась. Ладно, разбор полетов оставим на потом...
   -- Здравствуйте дамы и господа. Я рад приветствовать здесь собравшихся молодых людей, которые не остались равнодушными к подобному конкурсу. Сначала, я хотел бы вам назвать тех, кто проходит в финал, а после исполнить одну из наших композиций в качестве бонуса. -- Голос у него был тихий и подавленный. Он совсем не воспринимался мною, как принадлежащий Кайлинну. Дело играл не акцент, нет. Дело было в интонациях, движениях рук, выражениях лиц. Все не то! -- Итак, в финал выходят три группы, которые, честно скажу, покорили мое сердце сегодня. Первыми оказались "Forgotten ice", в составе которых возникли участники "Времен"...
   Я завизжала от восторга и кинулась на шею к Дару. Парни источали не меньший восторг, хлопая и топая ногами.
   -- ...которые тоже проходят в финал! -- завершил Кай.
   Теперь перед нами выплясывал Арчи, а Ник и Янис неслись ему на встречу. Дарий присоединяться к ним не спешил, накрыв мои губы своими. Хороший подарок за победу. И ему, и мне.
   -- И третьими финалистами становятся " Убей любовь", удивившие скорее не меня, а Норда, гитариста нашей группы.
   Это была блестящая победа и даже напоминание внутреннего голоса о том, что мне не суждено занять первое место из-за глупого спора Кая и Норда не могло бы омрачить мне сегодняшний триумф.
   Слушать песню Кайлинна мне не хотелось. Не потому, что разлюбила его голос, нет. Скорее боялась уловить в нем теплые ноты, обращенные ко мне. Дарий это понял и за руку вывел меня из клуба. Николас и Феликс собирались отмечать выигрыш отдельно ото всех и, насколько я поняла, с "Гротеском", вернее с двумя его участниками. Я не была против. Любовь не дружба, омрачить сложнее.
   А вот Адриан с Багирой решили остаться до конца. Но домой подруга сегодня уже не попадет. И я была за нее искренне рада. Если смотреть на мир через призму потерь, то для Бэк Адриан не был "заменой". Ад был чем- то новым, другим. Конечно, это еще один способ забыть, но чувства не подменишь и не скроешь, их видно сразу, поэтому я не волновалась и не была против.
   Как покинули клуб Райан и Оделия мне было неизвестно, но предполагаю, что все- такие вместе. Незаметно ото всех, скрываясь за ресницами и поворотами голове, Рай часто смотрел на девушку. То ли она не замечала, то ли делал он это мастерски, а рассмотреть могла только я, но они ничем себя не выдали. Подсознательно, я хотела, чтобы эти двое сошлись. Противоположности, как говориться, притягиваются, но готов ли был Рай на такую жертву, как бросить все и утонуть с ней в пучине любви. Не уверена...
  
   Рай втолкал Оделию в квартиру и с грохотом хлопнул дверью. Прах бы побрал эту стерву! Какого черта она пришла в клуб? Явилась, показалась, испортила настроение напрочь. Сволочь...
   Тяжело дыша, Рай прошел на кухню и достал сок из холодильника. Оделия прошла за ним и, пытаясь быть незаметной, села на кухонный диванчик, поджав под себя ноги. Юбка задралась, обнажив линию чулок. Она не заметила. Это сделал Райан. Со стуком поставил сок на стол, отчего девушка дернулась и испуганно взглянула на парня.
   -- Накричи на меня. -- шепотом попросила она. -- Ударь. Выскажись, Рай, только не молчи...
   Ледяной душ на пылающий огонь. Она видит его таким. Тираном, не иначе. Во рту появился горький привкус обиды. Рай стремился к этому, желал стать ей ненавистным, и вот, он получил что хотел и что же теперь? Гнетет себя за дерзость. Не она сволочь, а он.
   Парень бессильно опустился на пол, положив голову ей на колени и сжав руками колени. Как же тяжело было в этот момент чувствовать ее руки, ее тепло, ее тело и ненавидеть себя за слабость. Он ничего не понимал в том, что происходит между ними. Не говоря уже о своих чувствах...
   Делия молчала, борясь с собой. Не поцелуй, не заговори, не посмотри в глаза. Молитва, впечатанная в ее голове. Такое поведение Рая пугало и настораживало. Бояться его она привыкла, а получать ласку... Такого на ее памяти еще не было.
   Райан резко поднял голову и поднявшись на ноги, обхватил ее лицо ладонями, впиваясь в губы. Поцелуи были словно укусы, она знала, что на утро останутся красные следы. Он не замечал такой мелочи, руками стягивая с нее майку. Это было чистой воды безумство! Подхватив ее на руки, Рай прижал ее к стене, продолжая неистово покрывать поцелуем каждый открытый участок тела. Она обхватила его ногами за пояс, а его руки уже стягивали ее чулки. Тяжелый стон.
   Словно ото сна он очнулся и замер. Все, как всегда. У них все шло по схеме. Его квартира, секс, утро. И ничего более. На пыталась что- то говорить, но зачем в такую минуту слова? Он не видел в ней любви и не нуждался в ней. Скольким клиентам она строила столь милые улыбки? Сотням.
   Через минуту он бросил ее на кровать и приказал спать. Сегодня будет иначе. Обыденность претила.
   Райан вернулся на кухню и закурил. Мысли путались, голова звенела а внутреннее самообладание трещало по швам. Бесчисленные вопросы не давали покоя, а отвечать на них никто не спешил, даже он сам. Непонятная теплота и нежность, поднявшаяся в душе была сродни любви, но этого просто быть не может. Эта история не про него. Всю жизнь прожив между семьей и работой, а точнее между Адрианом и распоряжениями отца, он просто был не способен на такое чувство. Музыка была тем, что заменило и любовь и все остальные вытекающие из этого чувства.
   Еще будучи ребенком, он строго запретил себе влюбляться. Смерть матери выбила его из колеи и он понял всю свою важность. "Нужно заботиться об Аде" -- было основным правилом. Брат не должен был знать о смерти и о потерях, брат должен быть счастлив. Ради этого на алтарь было положено все.
   Позже девушки стали толпами ходить за ним, приглашая на свидания, но обещания не позволяли. Вместо этого он шел к отцу в фирму и становился на несколько часов офисной крысой. Адриан в это время напивался в клубах и барах.
   Со временем Рай понял, что теряет брата. Вернее, брат потерял Рая. Он возненавидел того. За умалчивание о смерти мамы, за ее роман, за нелюбовь отца. Накопившееся выплеснулось в один день. После этого Рай навсегда облачился в черное.
   Оделия мирно спала, подложив ладонь под голову. Картина умиляла, но Рай тут же оборвал себя. Он просидел в кресле, наблюдая за ней до рассвета, перебирая какие- то листы, а под утро ушел в другую комнату, чтобы не мучить себя.
   Проснувшаяся около полудня девушка, заметила в кресле папку и заинтересованно пролистала ее. Первыми на глаза упали строчки:
   Умереть от твоих рук?
   И упасть у твоих ног?
   Для тебя я всего друг,
   Ну, а ты для меня- Бог.
   Не молить о пощаде молча,
   Не заткнуться мне ярым криком.
   Продолжай убивать, солнце.
   Научи умирать тихо.
   Говори! Говори, милый,
   И от слов твоих дрожь в пальцах.
   Я, как прежде, шепчу дико
   Имя Бога, твое, в танце.
   Избиваешь меня плетью,
   Оставляешь на мне раны.
   Не быть принятой мне смертью,
   Мне на утро лечи раны.
   Пред тобой на коленях стоя,
   Поливаю слезой ботинки.
   Этой ночью не знать покоя,
   А на утро мои поминки.
   Захлебнуться в твоих глазах?
   Умереть от твоих уст?
   Для тебя я всего шаг,
   Ну, а ты для меня- путь.
   Незаметная пометка внизу листа: "Рай, к этому музыку!", дала понять, что это текст новой песни Гретты. Оделия горько усмехнулась, в очередной раз убеждаясь, что любимая Дария пишет от сердца и только то, что видит. Дар рассказал ей, это очевидно. Но откуда ей знать, что испытывает Оделия на самом деле? Читает во взгляде или... прошла через те же испытания и эта песня ни что иное, как ее прошлое?
  
   -- Ну, наконец- то дома! -- потянулась я, одной рукой расшнуровывая сзади корсет.
   -- У меня дома. -- поправил Дар. -- Тебе помочь?
   -- Сейчас для меня дом там, где есть ванна и кровать. -- Пока Дарий возился со шнуровкой, я разбиралась с молнией на боку, которая, как назло заела. В итоге, рванув посильнее, она поддалась, но ткань такое кощунство терпеть была не намерена и издала трескающийся звук.
   -- Очередной заход на диван совершать будешь? -- сорвалась ехидца с губ Дара.
   -- Само собой. Буду я еще с трупаком спать!
   -- Да, трупаку не место со снегом! -- серьезно кивнул он и отправился на кухню.
   А я наконец оказалась в ванной комнате. К счастью, у Оделии было хорошее молочко для снятия макияжа и я смогла снять всю эту тонну штукатурки, которой покрыл меня Джонни. Красота, конечно, страшная сила, но в моменты зудящего лица. Все должно быть в меру. К длинным волосам я кое- как привыкла, подцепив их заколкой.
   Воспользоваться что ли гостеприимством Дария и залечь в ванну? Надеюсь, он против не будет... Да и вода уже набирается.
   В дверь постучали. Нагло так постучали, по- хозяйски. И чего ему неймется- то?! Пришлось потянуться к дверной задвижке и толкнуть дверь. Дара хорошим манерам не учили, видимо, потому как он без приглашения зашел в ванну и уставился на меня. Пена спасала положение и мое голое тело.
   -- Ты уснула. -- констатировал он, облокотившись на стену и сложив руки на груди.
   -- Бывает. Ближе к делу, ты мне мешаешь. -- нахмурилась я.
   -- Спать? -- его брови взлетели вверх. -- Ты как относишься к японской кухне?
   -- Положительно. Все, вали отсюда и не вздумай больше вламываться!
   -- Как скажешь. -- пожал плечами хмырь, скрываясь за дверью.
   Пришлось покинуть столь уютное место. Взамен в мое распоряжение были предоставлены масла для тела, какие- то бальзамы, тоники и крема. Пока Оделия не видит, можно и воспользоваться подарком фортуны.
   Натирая свое тело одной из прелестей я столкнулось с проблемой под названием "нечего одеть". Это животное не жило у меня в шкафу, как у некоторых девушек, просто мне реально не в чем было показаться на глаза хмырю. Вот дьявол, я забыла футболку!
   -- Дар! -- проорала я в приоткрытую дверь.
   Ленивое: "Что тебе надо, смертная?" было мне ответом. Остроумный ответ уже подлетел к губам, как был остановлен разумной мыслью, что сейчас я в проигрышном варианте и при любой оплошности мне вообще ничего не достанется.
   -- Дар, милый, а я тебе говорила, что ты сегодня великолепно исполнил свою песню? -- лилейным голоском пропело Мое Подхалимство.
   -- Еще раз спрашиваю, что ты от меня хочешь, женщина? -- он поднял свою тушу с дивана и теперь его прищур был направлен на мой одинокий глаз, торчащий из ванны. Сама не знаю, почему стала стесняться Дара, но дело обстояло именно так и выйти на белый свет, сверкая прелестями, я была не в состоянии, поэтому глаз посылал сигналы SOS мозгу Дара.
   -- Дай футболку, а?
   -- Нет. -- и ушел. Зараза!
   -- Дар, вернись!
   И тишина. Красота. Просто супер.
   Что мы имеем? Занавеску, полотенце и белье, отвоевавшее в концерт. Чем изволите прикрываться, сударыня? А ничем. Так и пойдем. Главное: перед прикрыть и добраться до комнаты, а там уже в сумке запасное все лежит. Спасибо разуму за мою практичность!
   Тихо пробираясь по квартире, я врезалась в грудь Дария и тихо ругнулась. Он улыбнулся и обойдя меня, за плечи направил в комнату.
   -- У тебя есть, что одеть, кроме платья?
   Я кивнула и указала на сумку с вещами.
   -- Тогда одевайся, пойдем гулять. Только не спорь, умоляю. -- он коснулся губами кончика моего носа и ушел. Такие перепады в его настроении меня слегка напрягали.
   В сумке меня любезно поджидали рваные джинсы и кофта- худи с капюшоном. С моей черной кожаной курткой это выглядело неплохо, только "мартинсы" портили впечатление, но я притерпелась. Да и кто нас увидит ночью? Волосы были убраны в хвост и я строго вознамерилась снять их при первой встречи с Джонни. Пусть лучше свои растут, чем эти чудовища, напоминающие змей Медузы Горгоны.
   Дар, уже одетый и застегнутый на все пуговицы своего черного драпового пальто, ждал меня у двери, затягивал шнурки на таких же, как у меня, "мартинсах", только с еще большей платформой. Цепей на них, кстати, тоже было в избытке.
   Он распахнул дверь и пропустил меня в перед. Я не стала дожидаться, пока он закроет дверь, а поскорее выбежала на улицу. Прохлада ночного города наполнила легкие и я закружилась по улице в непонятном танце, ногами швыряя опавшие листья. Темно- серое небо не сочеталось с яркой листвой, омрачая ее. Фонари возмещали эту потерю.
   Упырь подошел ко мне и взял за руку.
   -- Ну, что, пошли?-- улыбнулся он.
   -- Пойдем. -- согласна кивнула я. -- Только куда?
   -- Куда глаза глядят. Это ли важно? Посмотри, какая ночь! Часто ли ты видела такую ночь?
   -- Не очень. Не имею привычки бродить по ночам. -- пробурчала я, не понимая его восхищения. И это несмотря на то, что минуту назад прыгала, как ненормальная. Сменами настроения страдаем мы оба. Лечиться! Срочно!
   -- А ездить? Ты ведь удивлена, что мы не на машине?
   -- Совершенно верно.
   -- В машине мы не увидим и доли того, что видим сейчас. Тут недалеко есть старый парк. С кладбищем. -- прорекламировал мой спутник.
   -- И по кладбищам я не брожу.
   -- Ой ли? Боишься? -- он на секунду замер, чтобы взглянуть мне в глаза.
   -- Ха! Если только того, что захочу принести тебя там в жертву! -- выглядеть трусихой очень не хотелось.
   -- Какому Богу? -- невзначай спросил Дар, ведя меня по закоулкам и постоянно заворачивая в незнакомые дворы.
   -- Думаю, Богу Тщеславия. -- задумчиво кивнула я. -- Дар, мы не заблудились? Или ты маньяк и хочешь меня изнасиловать?
   -- Не дай Бой! Бог Тщеславия, я имею в виду. Любой маньяк увидь тебя сейчас, забьется в предсмертных конвульсиях и покончит жизнь самоубийством!
   -- Знаешь, что?...
   -- Тихо! Мы пришли...
   И он потянул меня за руку, выводя на пустынную улицу, конец которой был представлен в виде аллеи темно- красных деревьев, склоненных друг к другу, очерчивая тонкую дорожку между собой. Идеальное место для готов ночью и романтиков днем. Мы, к счастью, не относили себя ни к тем, ни к другим, поэтому молча направились вперед. Чем дальше шли, тем загадочнее казалась мне обстановка здесь. И как можно было жить в этом городе всю сознательную жизнь, не знать о таком месте? Возможно, дело сыграло именно кладбище, расположенное неподалеку. К таким местам меня не влекло.
   Мой друг молчал, я молчала в ответ. Здесь слова были абсолютно лишними. Боязнь испачкать сумрачную красоту пошлостью, глупостью. Тьма принимала, только откровения. Сколько признаний в любви слышало это место? Сколько слышало отказов?...
   Каждый звук осуществляемый ветром в ветвях, каждый шорох от нашей тяжелой обуви раздражал внутреннюю тишину парка. Воистину волшебное место. Или проклятое...
   -- Там есть старое озеро. -- Дарий указал куда- то в сторону, произнеся все шепотом.
   -- Почему мы не пойдем туда? -- так же шепотом вопросила я, заинтересовавшись тем местом.
   -- Там покойники всплывают. -- усмехнулся парень, сжимая мою ладонь и не давая побежать в том направлении. -- Озеро было сделано на еще одном кладбище века, примерно, девятнадцатого- двадцатого. Первые активисты тут же оккупировали это место, а позже и вовсе молодежь сделала это своим летним пристанищем. Когда одна из девушек решила показать свое мастерство в нырянии, то выныривая, она заметила с собой непонятное. Это оказалось цинковым гробом.
   -- И что с девушкой? -- идти к озеру желание отпало напрочь.
   -- Ничего. Испугалась, но ничего непоправимого. А вот один парень закончил ныряние разрывом сердца. Его тело нашли под водой с рукой скелета на груди. -- без эмоций закончил Дар.
   -- И теперь ты привел меня туда, где лазит всякая нечисть! -- в сердцах бросила я.
   -- Я привел тебя туда, где очень красиво. А про покойников... Не любви врать, да и правда была единственным способом удержать тебя от прогулки до воды.
   Я промолчала в знак согласия и мы направились дальше. В животе начало щекотать нечто, похожее на страх. Теперь деревья не казались волшебными, а наоборот, это были истинные чудовища! Одернув себя, я зрением адекватного человека посмотрела на это со стороны и страх сменился на заинтересованность. А здесь можно встретить вампира? Ну, если предположить, что они существуют.
   Можно. Мы достигли границы кладбища и первое, что бросилось мне в глаза, был-- вампир! Весь в белом! С протянутой вперед рукой...
   -- Д-д-дар! Та-та-там ва- вампир! Вампир! -- заикаясь, затрясла я Дария за рукав.
   -- Где? -- Господи, он что, бесстрашный? Столько радости и интереса в голосе! Да он самоубийца!
   -- Вон там! -- я для безопасности присела на корточки и потянула за собой парня.
   Дар пригляделся, проследив за моим взглядом, нахмурился, а потом разразился диким смехом, утирая с глаз выступившие слезы.
   -- Белый? -- сквозь хохот спросил он, смеясь еще больше с моего ошарашенного вида. Я кивнула. -- Гретта, это памятник. Ой, я сейчас лопну от смеха! Ва-ва-вампир! Вампир! -- продирая меня, пропищал он. -- Вставай давай. Это еще одна чудесная страшилка на ночь. Глупая ты моя.
   Я не веря своим ушам, да и глазам тоже, поднялась и присмотрелась к "вампиру" получше. Дарий для окончательной проверки повел меня к нему, не переставая похихикивать и бросать на меня ехидные взгляды. Да, теперь поводов для издевательства у упыря еще больше! Отлично!
   На деле оказалось, что это действительно памятник из белого мрамора мальчику одиннадцати лет, выбросившемуся из окна. Отец, успешный бизнесмен, долго не мог смириться с утратой сына и заказал ему бюст во весь рост. Почему маленький мальчик выбросился из окна никто не знает, что породило множество слухов. Например, что этот мальчик оживает, или, что его привидение плачет ночью над кладбищем, или, что это вампир. Дарий рассказывал мне об этом на обратном пути, удивляясь, что я не в курсе местных сплетен и не удержавшись, снова залился смехом от "нового слуха". Я обиженно пихнула его в бок.
   -- Куда теперь? Я так понимаю, что наш вечер, а точнее ночь, еще не закончена?
   Дарий хитро подмигнул мне и ускорил шаг. Ему, разумеется, было проще. Мало того, что рост около двух метров, так еще и ноги длинные и тяжелая обувь совершенно не мешает, а вот мне с моими метр семьдесят приходилось туго, отчего я еле поспевала за ним.
   Когда Дар завершил наш кросс на большие дистанции, казалось, обойдя весь город, время показывало полночь. На улицах еще были случайные прохожие, а большие компании только шли в клуб.
   -- А в Хельсинки в это время город только оживает. Наплыв туристов, сама понимаешь. -- несколько печально произнес Дар, оглядывая улицы.
   Он задумчиво дотронулся большим пальцем до подбородка и просияв, дернул меня к огромному центру с оптимистичным названием "Твой день!". В нем мне, хвала Всевышнему, быть приходилось, поэтому с Дарием мы буквально вбежали туда. Центр включал себя множество отделов с одеждой и кафетериями, а так же ледовый каток и бассейн и даже кинотеатр. В подобных центрах можно было зависнуть на целый день, что и делала молодежь или гламурные дамочки. Хотя, представители класса офисные люди здесь тоже встречались.
   Мы изучили карту центра на первом этаже и одновременно ткнули в кафе с японской кухней. Хм, значит Дарий все к этому и вел, когда мы были у него в квартире.
   Большой стеклянный лифт распахнул перед нами двери и мы, обнявшись, вошли в него. У подножия лифта находились фонтаны и я припала к стеклу, рассматривая удаляющийся источник воды.
   -- Смотри стекло головой не пробей. -- взъерошил мне волосы Дар.
   -- Твоими молитвами все обошлось! -- показала ему язык я, выскакивая на третьем этаже.
   Сидя за столиками и мучая официанта- японца глупыми вопросами и пререканиями, мы напоминали детей, а не взрослых состоявшихся личностей. Паренек кидал на нас удивленные взгляды, когда уходил выполнять заказ. Нам же было все равно, что подумают люди. Что там гласила вывеска на центре?... Ах, да! Это Наш День!
   -- Почему ты не рвешься никуда дальше, чем этот город? -- Дарий принял заказ и попросил принести нам колы. Пить саке он мне не дал и сам отказался от этого удовольствия. Суши с колой я еще не пробовала, странно что вообще в их ассортименте присутствовал это напиток.
   Пока я думала над ответом, Дарий открыл пакетик с японскими палочками для еды и не раздумывая, подколол одной из них слишком длинные волосы, лезущие ему в пищу. Мои глаза сделались размером с монету и теперь я прибывала в тихой истерике, хихикая в рукав худи.
   -- Потому что в других городах есть такие идиоты, которые палочки для еды в волосы засовывают!
   Дарий удивленно воззрился на меня, не понимая веселья, а потом присоединился к нему, попросив еще один набор палочек. Обслуживающий нас официант, кажется, окончательно убедился в нашем психическом состоянии.
   -- А серьезно? -- теперь это чудо боролось с палочками, пытаясь их правильно взять в руки.
   -- Мне вполне хватает и этого. Меня здесь все знают. -- пожала плечами я, помогая Дарию с палочками.
   -- У тебя руки не согрелись. -- неожиданно сменил тему он, поглощая суши.
   -- Они всегда такие, если не заметил. -- изогнула я губы в усмешке.
   -- А я хотел было тебе их согреть...
   Мои брови сошлись у переносицы, остерегаясь подвоха в столь нежном голосе.
   -- Но я передумал! -- и он не замедлил явиться. -- У Снежных Королев всегда руки, аки лед.
   -- У трупов, кстати, тоже, но ты прямо- таки извергаешь тепло!
   -- Я- дракон! -- гордо ткнул себя в грудь палочкой Дар.
   -- Ты- упырь. -- лениво отозвалась я, макая ролы в васаби. Переборщила. Рот тут же запекло и я, воя нечто нечленораздельное, попыталась отобрать у Дара колу, которую он, поняв мое состояние, мстительно убрал со стола к себе на сидение.
   -- Я тебе и в драконьи подметки не гожусь! -- довольный своим остроумием злил меня он. Я зарычала и кинулась было на него, но он подался мне на встречу, поцеловав в губы. -- Ух, Снежная Королева, у вас ледяное сердце и огненные поцелуи!
   Дальнейшее время было потрачено нами на игровые автоматы. Впервые я с удовольствием окунулась в детство. Гонки, настольный хоккей, стрельба в зомби и все прелести были отданы на растерзание взрослым ненормальным нам. С каким упоением я выигрывала Дария! А с какой ребяческой злостью он бросал на меня злющие взгляды! Эх, у нас таких чудес не было в детстве...
   Выходя из ярко- освещенного всеми цветами радуги зала, мои глаза резко защипали. Косметики не было, поэтому я принялась тереть глаза грязными руками, что удовольствие не доставляло. Они чесались и резали. Меня это раздражало, а Дара заставило остановится и попробовать мне помочь. Но чем?! В итоге, я растерла глаза до неимоверной красноты и одна из линз покинула неудобное место, приютившись на полу.
   -- Я говорил, что ты дура? Так вот: ты дура! -- всплеснул руками Дар.-- Сними и выброси вторую, и пойдем.
   -- Куда? -- жалобно всхлипнула я.
   -- Тут оптика есть. Пошли- пошли!
   Оптика здесь и правда была и располагалась она на первом этаже. Огромный выбор, рассчитанный на самых разнокалиберных потребителей. Карнавальные, цветные и обычные линзы с прилавков манили меня. Дария тоже заинтересовал подобный товар и он покинул меня, скрывшись за прилавком с красными линзами. Я решила не мучить себя выбором и ткнула в оттеночные голубые, подчеркивающие мой цвет, с диоптриями. Мне вручили покупку, дав флакончик жидкости для линз в подарок, и к кассе подвалил Дар, держа в руках три пары карнавальных. Я покрутила пальцем у виска и покинула отдел. Он нагнал меня позже.
   -- Вот это вещь! -- восхищенно протянул он!
   -- Линзы, как линзы. Никогда не носил что ли? -- высокомерно бросила я.
   -- Нет. -- на мой тон он внимание не обратил, разглядывая приобретение. -- Кай ведь их носит?
   -- Угу. Ненавидит свои глаза. -- настроение спустилось к отметке "нуль".
   -- Какие они у него? -- Дар остановил меня и внимательно посмотрел.
   -- Карие. Считает, что ему они не идут.
   -- Ты так не считаешь?
   -- Мне плевать. Я думаю, что у тебя очень красивые глаза и прятать их за линзами преступление. -- выпалила я.
   -- Может быть. -- по слогам проговорил Дар. -- Туда пойдем? -- он кивнул на отдел с украшениями для музыкантов и прочей субкультурной братии.
   Впервые мою голову посетила гениальная догадка! И как я раньше не поняла?!
   -- Пошли.
   Отдел был воистину шикарен в своем серебряном блеске. Все мое внимание было отдано серьгам для пирсинга. Очень давно хотела что- то новенькое в язык и пупок, а все ходила с обычными. Значит, нужно срочно обновить!
   -- Гретта, иди сюда! -- шикнул на меня Дар, подманив пальцев.
   Он находился у витрины с кулонами и указал пальцем на один из них. В виде ящерицы! Ну, кто бы сомневался!
   -- Нравится?
   -- В твоем стиле. -- хмыкнула я, переключившись на другой объект.
   -- Я беру! И вот эту цепочку. -- он подозвал молодого продавца.
   Мне не было интересно, что он выбирает и я улизнула у другой кассе, чтобы тоже кое- что прикупить. Долго пришлось объяснять продавцу, что именно мне нужно, но девушка оказалась смышленой и хитро мне подмигнув достала из- под прилавка черную коробочку. Проверив, я расплатилась и выбежала к Дару, пряча коробку в карман куртки. Черт, еще серьги!
   Не дойдя двух шагов до упыря, я ругнулась и развернувшись, убежала выбирать себе обновку. Дарий стоял рядом и наблюдал за моими горящими глазами.
   -- Вот эта неплохая. -- он ткнул в серьгу с черепком.
   -- Трупаков, я смотрю тянет на сородичей? -- улыбнулась я краем губ.
   -- Или вон тот. С розой.
   -- Засунь себе эти розы, знаешь куда?
   -- Лучше Каю. --равнодушно парировал друг. -- А вон та с тремя снежинками?
   -- Хм, похоже на правду. Девушка, покажите нам вот эту сережку!
   Вся серьга была сделана из серебра с вкрапленными в нее голубыми камнями. Три снежинки располагались одна за другой и были не очень большие, что меня утраивало, по причине частой задеваемости серьги одеждой. В языке решили оставить прежнюю.
   Мы довольные собой вышли из мира металла и приютились в маленьком кафе. Ходить невидящей было невозможно и мною было принять решение наконец вставить линзы. Дарий вызвался помочь и будь я трижды проклята за то, что позволила ему это!
   Его руки были вымыты, проверены и допущены к линзам. Он осторожно вытащил одну и началось...
   -- Ты мне глаз выколешь!
   -- Тихо, открой его шире!
   -- Куда шире! Пальцами оттяни веки!
   -- Смотри на меня!
   -- Ай!
   -- Вставил!
   -- Идиот, дай вторую!
   Глаз снова покраснел от операции, проведенной Даром и я начала напоминать одноглазого вампира, еще недавнего чудовища с кладбища! Вторую я вставила сама, смотря вместо зеркала в экран телефона. Мир озарился привычной четкостью и яркостью. Прелесть!
   -- Я тоже хочу свои вставить. -- надулся Дар.
   -- Иди сюда, дите малое.
   Ох, как он шипел! И тут ему больно, и с глазом аккуратнее, а то что он меня его едва не лишил, так это мелочи для Мистера Вокалиста! Потом ему было неудобно, странно и цветно. Объянения, что линза имеет свойства смещаться возымели действие и упырь соизволил поднять свою задницу, дабы выйти на улицу и оценить всю прелесть такого чуда природы, как цветные глаза. Он точно меня старше? Не наоборот?
   -- Тьфу, совсем забыл! -- треснул он себя по лбу. -- Держи. Это я покупал для тебя.
   Он протянул мне ту самую серебряную ящерку. Я, кажется, отвыкла получать такие приятные подарки от противоположного пола, поэтому несколько сконфуженно и смущенно приняла подарок и одела на шею, щелкнув замком.
   -- Ну, как? -- убрала я прядь волос в общий хвост, хвастаясь такой красотой.
   -- Безупречно, моя королева. -- он игриво поклонился мне. Резкий порыв ветра тут же подхватил его длинные волосы и радостно швырнул их в лицо парню. -- Что за!...
   -- Упырья ты морда! -- вздохнула я. -- Иди сюда.
   Он послушно подошел, а я собрала его волосы в хвост и сунула за ворот пальто, чтобы не мешались. Ветер был против такого, поэтому снова вывернул их вон.
   -- Расстегни верхние пуговицы! -- скомандовала я, незаметно доставая свой подарок из черной коробочки.
   Дар незамедлительно выполнил мою просьбу, а я притянула его за шею и замаскировав все за борьбу с волосами, осуществила желаемое. Теперь и на шее Дария висел кулон в виде маленького скелета с черными глазками- камушками на крученой серебряной цепочке.
   -- С днем рождения, Дарий. -- шепнула я ему, целуя в уголок губ. Дар перехватил инициативу, обняв за талию.
   -- Догадалась. -- скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он. -- И скелет, так символично.
   -- Трупак, ты во мне сомневался? Сколько тебе стукнуло?
   -- Я на четыре года старше тебя, -- проговорил он, повторив фразу, сказанную им при встрече.
   -- Двадцать три! Точно! Ну и старый же ты! -- наигранно возмутилась я.
   -- Не ровня молодому Кайлинну? -- поддержал грустным голосом мой театр Дар.
   -- Идите к дьяволу, месье!
   -- Как пожелает, Ваше Ледяное Величество! -- он подцепил мою руку, положив ее к себе на локоть. -- Домой?
   -- Домой!
   Разумеется, можно было поехать домой, спокойно отдохнуть там, выспаться наконец, но нужно знать Дария.
   Мы поймали такси, не желая терзать более ноги и таким образом в считаные минуты оказались у его дома. Поднимаясь по лестнице к квартире, Дарий проигнорировал родную дверь и стал подниматься выше. Мои шипящие возгласы и вопросы в купе с угрозами во внимание взяты не были. Мы упорно поднимались на самый верх. Достигнув финиша, Дар уставился на верх, где нашему взору был представлен выход на чердак обыкновенный, незапертый. Чем мой юный друг и воспользовался. Хотя, какой юный- то? Двадцать три стукнуло!
   Он, как истинный джентльмен, подал мне руку и помог выбраться на крышу. Я так и застыла с открытым ртом.
   -- Сегодня, наверное, твой день рождения, а не мой.
   -- Мой тринадцатого мая. -- заворожено и практически на автомате ответила ему я. -- Сегодня двадцать второе.
   -- Мая? -- усмехнулся Дар, присаживаясь на непонятное сооружение из каких- то деревяшек.
   -- Октября.
   -- Сколько сейчас время? -- его вопрос застал меня врасплох и я неуклюже полезла в карман за мобильным телефоном.
   -- Почти четыре часа утра. Мы так долго гуляли? -- время действительно пролетело совсем уж быстро. -- Не поверю.
   -- Отчего же? Время летит быстро, когда весело. Сейчас будет самое интересное.
   -- Что? -- я присела рядом в ним и уставилась в даль.
   -- Рассвет. -- таинственно ответил Дар, обнимая меня за плечи.
   Я никогда не умела красиво описывать что- либо словами и впервые об этом пожалела. Ничего подобного я никогда не видела, быть может потому, что рассвет мне заставать не удавалось. Хм, мы "умирали" с ребятами по группе немного раньше, чтобы поймать такое чудо, как это ярко- красное зарево, поднимающееся из-за горизонта на фоте серого неба, захватывая крыши домов, окрашивая все вокруг теплым светом. На улицах послышались первые моторы машин, город оживал.
   --Скамья над обрывом намокла,
   Покрылась налетами льда.
   Зарей освещенные стекла
   Вдали отразила вода.
  
   Взлетела случайная птица
   И села на крышу опять.
   Раскрыть свои крылья боится -
   Ночное тепло растерять. -- тихо продекламировал Дарий, поднимаясь и идя к краю.
   -- Красиво. Чьи они?
   -- Самуил Маршак, русский поэт. А стихотворение называется "Рассвет в Финляндии". Почему- то вспомнилось...
   Я подошла к нему, а он ступил назад и обнял меня сзади за талию, коснувшись губами волос. Я сложила свои руки поверх его и облегченно вздохнула. Дарий был теплый и даже...родной, что ли? Он был таким, каким никогда не был Кайлинн. Их невозможно сравнивать. Вроде, все то же, но совершенно иначе.
   И какого демона, я его вспомнила?
   -- Ты замерзла, пойдем спать. -- Дар поцеловал меня в макушку и первым спустился вниз, поймав меня.
   Будучи в квартире и засыпая рядом с ним, я подумала, что скажи мне кто- нибудь месяц назад, что такой упырь, как Дар, покорит меня и я влюблюсь, я бы смело отправила этого человека по знакомому адресу, приписав еще парочку, а сейчас, я смело могу заявить, что действительно его люблю. Но, черта с два, он услышит от меня это!
  
  

Глава 8.

Мы не друзья. И не враги.

Ты, я - никто. Слышны шаги.

   Утренний звонок мобильного разбудил меня, а следом и Дария. Он матерился, как сапожник, требуя, чтобы в его день рождения никто не смел его будить. Я посылала его к дьяволу, парируя тем, что он не помогает найти телефон, а следовательно будет от этого мучиться сам. В меня полетела подушка. В него полетели проклятья.
   Телефон нашелся в моей куртке. Норд! Кто бы мог подумать!
   -- Чертяга, говори быстро и по делу, мы спим! -- зашипела в трубку я , радуясь и печалясь, что это не Кай. С одной стороны, он сберег себя от моего гнева, а с другой лишил меня жертвы.
   -- Спим? С кем это, интересно? -- я почувствовала его, что его лицо расплывается в ехидной усмешке.
   -- Не твоего ума дело! Вещай, что хотел. -- огрызнулась я.
   -- Третий тур будет на Хэллоуин. Вместе с концертом "Гротеска". Там же объявим победителя и подпишем контракт на полгода.
   -- Чего? -- опешила я. На подготовку оставалась неделя, а завтра уже в универ! Мы не успеем...
   -- Того. Мы не вложились слегка в график, поэтому ускорили процесс. Но...ты можешь не заморачиваться особо, вашу победу Кайлинн проиграл! Ха-ха! -- и он бросил трубку. Скотина.
   Я вернулась к Дарию, в уме просчитывая все возможные варианты репетиций. Мы не сумеем сделать все настолько быстро. Начинать с сегодняшнего дня? Но что начинать, если нет ни текста, ни музыки. Старье играть не хотелось, а придется. Без Кима, но придется, потому что снова просить об услуге Арчи и Дара не резон.
   -- О чем задумалась? -- сонно спросил Дар, притягивая меня к себе.
   -- Выступать мы будем на Хэллоуин, Норд только что звонил и обрадовал. -- честно ответила я, устаиваясь у него на груди.
   -- Хороший подарок. Что ж, будем работать. Вы с нами?
   -- Думаю, мы справимся своими силами. Да и смысл? Как напомнил Чертяга, Кай уже отыграл нашу победу. Смело могу сказать, что в Германию с ними поедешь ты и "Времена".
   -- Не думай обо этом. -- шепнул он мне, уткнувшись в локоны. --Хм, а ты...сильно хочешь спать? -- я отрицательно покачала головой. -- Тогда, я требую еще одного подарка. Поцелуй меня, Гретта...
   И мы забыли о всяких Каях и Нордах, укрывшись под теплым одеялом и даря друг другу себя. К чему слова о любви, когда может говорить тело?...
  
   Первый учебный день ознаменовался апокалипсисом по полной программе. Мы с Дарием отрывались на его день рождении в гордом одиночестве, решив отдохнуть ото всех. Его квартира была в нашем распоряжении. Где носило его сестрицу мы догадывались и не стали мешать (сами грешны). Зато в универ мы благополучно проспали, влетев в аудиторию запыхавшиеся и сонные. Это дало очередной повод для сплетен, которому было лень препятствовать.
   На большом перерыве мы встретились с Багирой, а заодно позвонили всем парням и сообщили им о концерте. Репетиции решили начать сегодня же. Райан пообещал пораньше уйти с работы и сочинить музыку на один из моих текстов, которые в огромном количестве валялись у него дома. Нам всем предстояла работа в ускоренном режиме.
   Практику мы сдали на отлично и разделившись, понеслись по студиям. Артур тоже был не рад новости и Дария спешил угомонить друга, кричащего в трубку, что при встрече с Каем он лично сделает из его лицо массу красного цвета за такие дела. Дарий тихо, словно сам себе, прошептал, что готов помочь...
   Багира составила мне компанию и мы дружными рядами собрались на студии. Паника была оставлена на потом, а работа начала кипеть. Мы с Райаном работали над партией гитары, пока ад советовал, что корректировать Эрику. Синтезатор снова должен был выполнять основную функцию в песне. Несмотря на то, что текст песни был о Кае и Герде, Рай решил все же его задействовать, предварительно отредактировав. Выигрыш это нам не обеспечит, но впечатление произведет.
   И все- таки, мы боялись не успеть. Эрик нервничал и никак не мог собраться. Я, оставив Рая, пришла ему на помощь и теперь парилась с ним вместе. У него тряслись руки и я не понимала в чем дело. Не верилось, что все это из- за предстоящего концерта.
   -- Что с тобой? -- потребовала объяснений я , утащив его с собой на улицу, покурить. Он уткнулся носом в шарф, спасаясь от дыма. Я отошла подальше.
   -- Дурдом какой- то! И дома и здесь! -- обессиленно всплеснул он руками, присаживаясь на асфальт, возле студии. -- Джонни, кстати, перекрасил малую. В розовый. Мама была в шоке!
   -- Да ладно? -- не поверила я. -- Он с ума сошел?
   -- Творческая натура, что поделать. Вся вина легла на мои плечи. Доверил ребенка, называется... Ник уезжает завтра, знаешь?
   -- Стоп- стоп- стоп! -- так быстро переключаться с темы на темы я не умела. -- Куда?
   -- Катрин... Год уже... В Хельсинки. -- видно было, что Рику тяжело и неприятно говорить об этом. Я его понимала...
   Мы вернулись в студию и просидели там до десяти вечера. Багира задремала на диванчике и Адриану пришлось на руках ее нести до машины. Он поинтересовался, поеду ли я с ними, но Райан перехватил меня и пригласил проехать с ним в кафе. Я не отказала ему.
   Кафе Райан выбрал одно из самых дорогих в городе, при этом настроение у него была приподнятое. Чем оно было вызвано, я не догадывалась, но поддерживала радужную атмосферу. Он заказал нам по чашечке кофе и фирменному пирожному, опустив шутку про то, что мы испортим фигуру.
   Болтание о сущих пустяках с ним доставило мне удовольствие, так как Рай действительно был очень умным. Его философские размышления вызывали отклик у меня в душе и я, захваченная разговором, поддерживала его и развивала тему. Мы в один голос выступили за Макиавелли и его работу "Государь" и так увлеклись, что перенесли все на нашу страну и затронули политику. На ее смену пришел Ницше с его книгой "Веселая наука. Злая мудрость". Рай цитировал его наизусть.
   Время близилось к полуночи, когда мы засобирались домой. Мой темноволосый друг попросил счет и стал ждать, а я вышла на улицу, дабы завести его машину и заодно покурить. Он кивнул мне, отдав ключи.
   Заведя машину, я достала сигарету и похлопала по карманам в поиске зажигалки и когда она была найдена и поднесена к сигарете, та выпала и затерялась где- то под сидением. Искать ее не было смысла, мое внимание приковал к себе другой объект.
   Дарий стоял у того самого кафе, из которого должен был выйти сейчас Рай и кого- то ждал. Желание выйти к нему было перебито девушкой в ярко- зеленой куртке с ярко- рыжими волосами, которая подбежала к солисту "Времен", забыл о шпильках, украшавших ее сапоги и накинулась на Дара, со страстью запечатлев на его губах поцелуй. Он ответил на него, обняв ее за талию. Вечер становился веселее и веселее.
   Я продолжала наблюдать, а на моих губах играла злорадная улыбка. Думаю, со стороны это напоминало оскал.
   Райан вышел из кафе, запахнув ворот куртки и зацепился взглядом за парочку, распознав в целующихся Дара. Окликнув его, он удивленно уставился на потенциально некогда врага, как, в принципе Дарий на него. Немая сцена. Я расхохоталась.
   Они пожали друг другу руки, Рай вскинул бровь, кинув на меня взгляд. Я утвердительно кивнула и поманила его пальцем. Он отсалютировал Дару и открыв дверь машины, плюхнулся рядом на сидение. Дарий увидел меня.
   Тихий ужас. Безмолвный шок.
   -- Поехали, Гретта. -- скомандовал Рай, поняв все лучше, чем я.
   Я ударила по газам, облив на повороте Дара из лужи. Мелочь, а приятно.
   -- Кто она, знаешь? -- начала я, давя комок в горле. Не время для слез, не время.
   -- Его девушка, насколько я помню. Он встречался с ней до приезда к нам, а потом... Мне неизвестно. -- Рай сжал мою руку, находящуюся на ручке переключения скоростей.
   -- Чудесно. -- кивнула я. Этого было достаточно. Если Рай не знает, что там дальше, то это означает лишь одно: Гретта была временной игрушкой для Мистера Солиста.
   -- И это все? -- удивился друг.
   -- А что еще? Я все поняла. Он развлекся за мой счет, а я развлекусь за его. Предложения есть? -- Я повернула голову к другу и улыбнулась через силу.
   -- Ты сейчас серьезно? Я же не владею всей информацией.
   -- Ей владеет Ник, но он уехал. Рай, я тебе верю. Я сегодня обо всем подумаю, а теперь, мне пора.
   Я завернула к себе во двор и покинула машину. Райан вышел меня проводить, но неожиданно обняли тихо сказал: "Держись.", после он уехал, оставив меня с миллионом вопросов наедине. Слезы, я приветствую вас!
  
   Что я должна была делать? Я не знаю. Я молча прошла в квартиру, не прокомментировав мое проявление и угрюмое настроение. Багира разумно решила меня не трогать и на том спасибо.
   Присев за стол и взяв в руки листок бумаги и карандаш, я начала думать, чертя какие- то линии. Это отчасти меня успокаивало.
   Тот факт, что Дарий меня использовал не поддается критике. Его даже можно понять. Молодой парень, уехавший на неопределенный срок, естественно захочет удовлетворить свои животные потребности в сексе. И разумеется, для этого нужно охмурить неприступную дуру, типа меня. Этакую Снежную Королеву, уложив в постель которую получаешь кайф даже от того, что она сейчас с тобой. А все почему? Мужчины охотники и это осталось в них еще со времен древнего человека. Да, Дарий, видимо, еще не доэволюционировал до современного человека. Прискорбно.
   Можно рассмотреть и другой вариант, что он испытывает ко мне "романтические чувства", как пишут в романах. Но к Дарию подобный критерий, после увиденного мною, вызывал сомнения. Возле кафе на него сама девушка накинулась, но кто сказал, что сейчас он не накидывается на нее? Если только не срывает мой предусмотрительно отключенный мобильный телефон, дабы "все объяснить".
   В его объяснениях я нуждалась меньше всего. Есть мысль, что я неправа, но Раю я доверяю больше, чем его лапше на мои уши, которые парни вешают в таком случае. Сюжет банален и уже столько лет неизменен. Я не знаю кто она, зачем накинулась и я не виноват. Конечно- конечно. И только идиотки верят в это.
   Я же поверила другому.
   Всевышний, после того, как обожглась на Кайлинне, я еще сумела влюбиться? Аплодисменты мне! Но Кай хотя бы не врал, что любит, он просто уехал, попытался забыть, но вернулся! А этот врал, в чем я становлюсь еще более уверенной с каждой секундой. Мать моя женщина, это я ли оправдываю Кая? Кажется, я. Хм, странно... Во мне даже появилось жалость и нечто похожее на ту самую теплоту, которая была когда- то к нему.
   Из крайности, в крайность.
   А еще я не плачу. Даже интересно. Стоя у подъезда хотелось, а сейчас нет. Вру. Вот уже, на подходе. Идите, мои милые. И ты, истерика, тоже сюда. Сейчас Гретта будет себя жалеть и реветь над своей несчастной судьбой.
   Почему мне, собственно, так не везет в любви? Один уехал, второй с другой. Эх, напиться что ли? Нет, я передумала. Алкоголем делу не поможешь, а мне с утра на учебу. Только вот как ему в глаза смотреть? Он же еще пристанет, начнет разговаривать, а я либо дам ему по лицу, либо разревусь, либо язвить начну. Первый и третий вариант вполне приличные. Так и сделаем.
   Я рухнула на кровать и уткнувшись в подушку, тихо заплакала. В комнату тенью скользнул Феликс и присев на кровать, провел по мои волосам. Он ничего не говорил, а только оплотом моей печали продолжал сидеть рядом. В этом было его незаменимое качество. Он говорил лишь тогда, когда это действительно требовалось.
   -- Дар? -- брат все же прилег рядом, закинув руки за голову.
   -- Он самый. -- пробурчала я, не пытаясь поднять заплаканное лицо от подушки, которая явно пострадала от косметики...
   -- Рай звонил, рассказал.
   -- И зачем тогда спрашивать? -- возмутилась я, приподнимаясь на руках, чтобы посмотреть братца в его наглое лицо.
   -- Чтобы убедиться, что моя сестрица простая смертная, а не та самая Снежная Королева, за которую ее принял упырь. -- невозмутимо ответил Фел. -- Ты скучаешь по Каю?
   Вопрос застал в меня врасплох.
   -- Не знаю. -- честно ответила я. -- Это память, вот и все. Иногда мне его жаль, но это не любовь. Я бы хотела, чтобы он стал другом, как бы глупо это не звучало, но после того, как он рухнул на колени...
   -- Гретта, он сходит с ума. -- вздохнул брат. -- Я серьезно. Норд боится за него. Он часами может смотреть на твое фото, говорит с вымышленной тобой, а дом весь заставлен красными розами. Когда я, Ник, Норд и Кай рванули гулять по ночному городу, он весь вечер говорил о тебе. Знаешь, это пугает.
   У меня мурашки пробежали по спине.
   -- Только не говори мне... -- хмыкнула я. Он перебил меня:
   -- Я не требую много, но Норд и Кая мои друзья, несмотря на то, как они поступили с тобой и Бэк. Забудь про Чертягу, помоги Каю. Хотя бы своим визитом...
   -- Феликс...
   -- Подумай об этом. Просто подумай.
   -- Чем я, собственно, и занимаюсь. -- отвернулась от него я, показывая, что разговор окончен.
   -- Ладно, я пошел, а то смотрю, ты еще больше поникла. -- брат потрепал меня по волосам и вышел.
   Молодец, братик, ничего не скажешь. Мало того, что до его прихода я не знала, что делать с Дарием, так теперь у меня на горизонте возникает проблема по имени Кайлинн. У нас это семейное, видимо, метаться от одного к другому. То Фел за Кая, то за Дара. А за кого я?
   За саму себя.
   Но что если, Кайлинн действительно сошел с ума? И в этом, получается, виновата я? Боги, как же противно ощущать себя причастной к подобной гадости, но увы- увы. Стоит все же навестить его... Только в присутствии Норда, иначе, боюсь, он снова накинется на меня.
   Твою мать, Гретта, что ты делаешь?! Какого демона ,тебя ,вообще, понесло на этого упыря, из- за которого у нас теперь проблем вдвойне больше!
   Уууу, а если этот хмырь сейчас ласкает ту девицу? Убью. И получается, что мой Дарий, возможно, целует ее? С языком? Идите к черту, никогда к нему больше не прикоснусь!
   Веду себя, как идиотка!
   Я рыкнув, швырнула подушку в дверь и попала во входящую в комнату Бэк. Раскаяния в мои глазах она не увидела, поэтому спокойно прошла и объявила:
   -- Звонит Дарий. Что мне сказать?
   -- Скажи, что я умерла! -- скривилась я.
   -- Дар, она умерла. А, ты слышал. Эм, хорошо. Он хочет обо всем поговорить, а ты отключила телефон.
   -- Передай, что сегодня я не настроена на выслушивание бреда и лжи из его чувственных уст. Я не в настроении. И вообще, я же труп. Он что, некромантом заделался? Гробы на сегодня закрыты и мертвечина не желает покидать все пристанище!
   -- Ты сбрендила... Ты слышал? Хорошо. -- она нажала отбой и уперла руки в бока. -- Ревность, ревностью, а выслушать его стоило!
   -- Стоило превратить его лицо в кровавое месиво прямо там! Бэк, если не хочешь перейти в ряды некромантов, то покинь помещение, иначе я поднимусь, а злые зомби не очень приветливы.
   -- Язва! -- бросила подруга и хлопнув дверью, ушла.
   Тишина и покой! Внутреннее умиротворение. Душевный покой. Десять метательных ножей ему в сердце...
   Опять не в ту степь несет мой нерадивый мозг.
   Стоило, не стоило. Какая разница? Утро вечера мудренее, поэтому и будем думать об этом завтра.
   С такими, относительно радужными, мыслями я и уснула.
  
   Радужными, как оказалось, были только мысли. Утром у меня разболелась голова и, в придачу к ней, встала проблема в виде Дария, от которого нужно было сегодня убегать, скрываться и вообще вести себя, словно ненормальная.
   Но мои предположения увяли, так и не родившись. Дара в универе не было, как и не было ни в одном из предполагаемых мест. Это, к сожалению, не спасало, поэтому я продолжала оглядываться и озираться, нервируя сначала Бэк, а потом Эрика, который забрал меня на студию.
   Все наши уже были в курсе происходящего, поэтому молчали, как рыбы. Выглядело это наигранно, напряженно и оттого еще более глупо. У меня было дежавю. Еще несколько месяцев назад они так же боялись говорить о Кае. Ничего не меняется!
   Мы в этой неприятной обстановке отработали песню и даже уже подумывали над послезавтрашней записью. Это было бы хорошим продвижением в нашей практике. Я даже обрадовалась, что все так хорошо складывается. Благодаря музыке я забывала о проблемах, но они никуда не уходили после и Райан не замедлил о них напомнить.
   -- У меня к вам предложение. -- заявил он, усаживаясь на диван, закинув ногу на ногу. Мы удивленно посмотрели на друга. -- Гретта, ты же хотела отомстить, верно?
   -- Не исключено. -- уклончиво ответила я.
   -- Теперь слушайте внимательно. У меня есть предположение, что Кай пойдет против правил.
   -- Не понял. -- Адриан сел с ним рядом и внимательно посмотрел на брата.
   -- Смотри: он проиграл Норду, так? Но свою Герду он любит больше, а поэтому запросто может послать и Норда и его спор куда подальше и отдать победу нам. -- глаза Рая мстительно блеснули. Он был на моей стороне, а это было лучше всякой поддержки и ненужных слов. -- Мы отдадим нашу победу "Временам". Мы ведь и так не рассчитываем, а так она будет еще и...
   -- Подачкой! -- восторженно подхватила я. -- Точно! Этакий пафосный выход и унижение в одном лице! Рай, ты гений!
   -- Хм, а идея не лишена смысла. -- почесал подбородок Ад. -- Но, Гретта, ты так уверена, что хочешь это сделать?
   -- Ты говорил с ним, да? -- догадалась я.
   -- Он не сказал ничего толком, требует личный контакт с тобой. А если потом помиритесь?
   -- То это будет свадебный подарок от нее. -- хмыкнул Рай.
   -- Если Гретта так хочет, то я за. -- робко согласился Эрик.
   -- Я вам, что, гад какой? Против всех я не пойду, да и вы все сами сделаете. Я поддерживаю.
   Я радостно вскинула руки и показала им "викторию" и по очереди обняла каждого. Не ожидала, что на подобную безумную идею мои парни согласятся, но Райану нужно отдать должное. Он смог придумать то, что в мою голову не то, чтобы не пришло, а даже бы не мелькнуло!
   Покинув студию, я поймала такси и поехала к Каю. Ребятам говорить ничего не хотелось, вряд ли бы они одобрили этот поступок. Я предупредила лишь Феликса, который, кажется, искренне обрадовался за друга и пожелал удачи. Еще был один звонок Норду. Когда он проорал в глубь дома, что я к ним еду, Кай, по- моему упал. Я ощутила, что моя сегодняшняя поездка сродни той, которые были в далеком прошлом. Я сама возвращалась в прошлое и...была счастлива, как ребенок, которому подарили долгожданную игрушку. Может, я сошла с ума? Хотя, кто из нас абсолютно нормален?
   Меня встречали у ворот, словно королеву. Я не ошиблась, сказав, что все это-- иллюзия машины времени Мы вернулись.
   Парни, как прежде шумели, бесились, дрались и ругались, вовлекая меня в этот дурдом. Кайлинн, кстати, выглядел несколько странно. Мало того, что под глазами мелькали синяки, будто он не спал неделями, а губы были потрескавшиеся и на лице вырисовывалась непонятная мне бледность, так еще и его взгляд, который был прикован лишь ко мне. Он почти не моргал.
   Спросить у Норда, в чем дело, не было шанса, так как Кай, по причине то ли ревности, то ли "болезни", не отходил от меня ни на шаг. Сейчас он никак не выглядел на свой двадцать один год, скорее лет на пять, а я выполняла роль его мамы. Откровенно говоря, я начала его бояться. Моя теплота к нему испарилась. Ко мне пришло понимание, что это конец.
   Мы почти не говорили с ним. Я говорила с Нордом, а Кай, каменным изваянием, сидел рядом со мной, сжимая мою ладонь. Я рассказала о Даре и Норд, отбросив свой сарказм, меня понял и даже предложил помощь, а Кай встрепенулся и умчался на кухню. Мы остались одни.
   -- Что с ним? -- торопливо потребовала я объяснений.
   -- Он сошел с ума. Это дело попахивает шизофренией на почве тебя. Ты видишь, как он таращится на тебя? Да он скоро памятник тебе поставит, мать твою!
   -- Увезти его в больницу или отправить на обследование?
   -- Ты, что, тоже того? Тебя с ним отправить? У нас концерт и контракт. Мы столько денег потеряем, что легче в рабство себя продать!
   -- Но это его здоровье! -- зло зашипела я на Чертягу.
   -- А ты его любовь и что? Возьми и останься с ним, слабо? Вот и не говори того, чего не знаешь! -- друг сложил руки на груди.
   -- Ты-- кретин.
   -- А ты-- самовлюбленная эгоистичная сволочь, которая думает только о себе!
   -- А ты? Ты не такой, друг мой? Когда трахался с Багирой, о ее чувствах думал? Нет! Ты думал только о себе! -- я перешла на личности и теперь меня невозможно было остановить.
   -- У меня были прекрасные учителя! Если бы ты уехала с нами...
   -- Теперь виновата я?! Что ты несешь?!
   -- Заткнись. Он идет.
   -- Не зли меня, Норд... -- прошептала я ему, переводя взгляд на входящего Кая. Он стал еще бледнее...
   Кайлинн приведением прошел к нам и почти свалился на ковер возле камина. Мы, забыв о разногласиях, переглянулись с Нордом и подошли к нему. Кай вцепился в мою руку и потянул меня к себе. Я послушалась его движения, селя рядом, положив его голову себе на колени. Как всегда, как тогда...
   Норд кивнул, что оставит нас. Я лишь коротко кивнула, не сводя взгляда с мягкого и осунувшегося лица Кая. Он глубоко дышал, отчего его грудная клетка сильно вздымалась под моей ладонью, а сердце билось так громко, что удары, казалось, слышит весь дом.
   -- Я тебе кажусь жалким, да? -- прохрипел он, распахнув глаза. На меня жалостно и в то же время нежно смотрели, некогда любимые, карие глаза. -- Не отвечай мне, я не готов к правде. Даже если она такая, какой я ее хочу видеть. Думаешь, я не замечаю, что со мной происходит? Ошибаешься. Я болен. Тобой, Герда. Мне не надоедает смотреть на тебя, слушать тебя, чувствовать тебя... Ты сегодня уйдешь?
   -- Я...подожду, пока ты уснешь.
   -- Ты снова слишком добра. Я помню тебя такой и это убивает еще больше. Я ведь до сих пор хочу, чтобы ты стала моей женой. Помнишь, что ты отвечала мне?
   Я промолчала, отвернувшись. Смогла ли я ему сказать снова эти слова, без слез и чтобы голос не дрогнул. Сомневаюсь.
   -- Не отворачивайся! -- вскрикнул Кай. -- Только не отворачивайся от меня. Лучше молчи, но позволь мне побыть сегодня с тобой. Это же не много? Или?...
   -- Это не много, Кай. -- тихо ответила я. -- У тебя глаза закрываются, ты долго не спал?
   -- Мне хватает трех часов для сна, а вот ты, как прежде, заботишься обо мне. Я люблю это. Я люблю тебя. Добрая Герда и ледяной Кай. Почему же с ним ты Снежная Королева?
   -- Пойдем, лучше тебе лечь в кровать, чем потом тебя туда потащит Норд.
   Кай лениво поднялся и перешел на диван, а я присела возле него, чтобы уходя, не будить.
   -- Герда, а тебе...хотелось бы все вернуть? Если бы я остался тогда? -- спросил Кай, закрывая глаза.
   -- Ты готов к любому ответу? -- осторожно поинтересовалась я, перебирая его серебристые волосы. Он покачал голов, прикрыв глаза. -- Хотя, я не знаю ответа на твой вопрос. Все сложилось, как сложилось, понимаешь?
   Я солгала. Нагло врала ему в лицо, а он, не открывая глаз, кивнул мне. Понимал ли он это? Я боялась сделать ему больно именно сейчас. Страх перед ним и страх за него смешались и мешали говорить откровенно. Это уже не казалось мне прошлым, скорее маскарадом, на котором каждый выбрал свою маску и не желал снимать ее до конца.
   -- Но он же сделал тебе больно и ты его простишь? Меня ты не простила... -- сонно пробормотал Кай.
   Значит, он тоже знал. Слухи разлетались быстро, как всегда!
   Он засыпал, а я не стала отвечать. Посидев еще полчаса с ним и убедившись, что он крепко заснул, я нашла Норда и попросила меня проводить и вызвать такси. Он выполнил мою просьбу. Мы не хотели оставлять Кайлинна в такой момент одного, поэтому я уехала домой, обняв на прощание Норда и попросив у него прощения. Он лишь покачал головой.
   -- Я, наверно, буду жутко мерзким и сентиментальным, но дьявол ваз раздери, Герда, я скучаю по нам.
   -- Норд, однажды твоя похоть и язвительность перебороли в тебе тебя, пусть они сделают это и сейчас. Я знаю, ты можешь. Это, по крайней мере, лучше, чем рушить все снова, что столько времени возводилось.
   -- Но ты же в силах построить все заново!
   -- А нужно ли? -- риторически вопросила я, садясь в машину.
   -- Мы это еще посмотрим.
   Я непонимающе посмотрела на друга, но он одел, уже ставшую привычной мне, маску ехидства и приказал шоферу уезжать. Если эти двое что- то и затеяли, то результат мы увидим очень скоро.
  
  
   -- Она была здесь... -- как одержимый, шептал Кай, дотрагиваясь до статуэток и фотографий на камине. -- Она была здесь... Со мной... Норд, ты веришь в это?
   -- Кай, скажи честно, ты ведь не болен, правда? -- парня напрягало поведение друга, которое уже выходило за рамки адекватного. -- Ты просто начал принимать наркоту, да? Не, это нормально, все рок- звезды чем- нибудь страдали в свое время, но...
   -- Моя Герда мне не улыбнется, но бесспорно услышит мой крик. Ее сердце так громко бьется. Моя Герда, взгляни лишь на миг! -- тихо напел светловолосый, взяв в руки фото, где он с Гердой.
   -- Ты меня вообще слышишь?! -- заорал Норд. -- Это не шутки, понимаешь? Сначала твои безумные планы, чтобы их разлучить...
   -- А они действуют, правда? -- Кай дотянулся рукой до стены, отодвинув мелочи и достал маленькую видеокамеру. -- Сделай пару снимков и снова вышли ему. Или через этого кретина передай. Первый этап он провернул идеально. Это-- контрольный выстрел. -- он бросил камеру темноволосому, который неохотно ее поймал.
   -- Хорошо, как скажешь. Но послушай, теперь она приезжает и ты, кажется, снова здоров? Ты думаешь, она вернется из жалости?
   -- Нет, что ты! Она приехала сама, заметил? Я не звал ее, если только мысленно... Просто, она должна осознать, что Дар ей не пара, вот и все. А я... Когда мы вернемся с ней в Хельсинки, я обязательно обследуюсь... Честно, Норд. Не волнуйся так.
   -- Вернешься с ней? -- ухмыльнулся он. -- Ты ничего не путаешь, mon ami? Ты, по- моему, забыл, что она не может выиграть.
   -- Ты меня недооцениваешь. Она сама захочет уехать со мной, когда мы пошлем наши войска и уничтожим противоборствующую армию. Королева вернется к королю, а паж останется прозябать под гнетом музыки в Германии.
   -- Ты сумасшедший...
   -- Может и сумасшедший, может, меня таким сделали.
   И он расхохотался, словно адский пес. Его смех разлился по дому, впитывая в себя следы присутствия Гретты и отдавая их Кайлинну. Он закружил по гостиной, снося все на своем пути. Его глаза горели, а тело жило своей жизнью. Фотографии были отправлены в камин: он сделает новые, гораздо лучше, чем прежние. На них будет Она. Только она. Вазы и лампы бились об пол, осколками разлетаясь по комнате. Хаос, не иначе. Чистой воды безумие.
   Он схватил гитару и заиграл неизвестную доселе мелодию, сочиняя ее на ходу. Она снова хохотал. Он наслаждался эйфорией, которую подарила ему Герда. Только она... Она уедет с ним, она сама сделала первый шаг. Хм, несмотря даже на то, что он подтолкнул ее к этому. Все будет так, как захочет Кай. Этот мир подарил ему любовь, славу и все блага, которые он желал, так зачем Судьбе отнимать что- либо у своего любимчика?
   А сумасшествие, на котором он действительно ловил себя, было на руку. Жалость... Мерзкое слово, но если оно вернет его девочку, то почему бы и нет?
   Норд покрутил пальцем у виска и ушел к себе, оставив Кайлинна предаваться шабашу в одиночестве. Хоть какой- то прогресс за последнее время. Не зря говорят, что любовь и музыка способны лечить. Если его лечит Герда, то необходимо ее вырвать из пасти Дара и плевать, что он в нее вцепился, как в соломинку, которая спасет его. Не спасет. Герда всегда принадлежала им. И сегодня она доказала это. Норд ловил себя на мысли, что одобряет "безумные идеи" Кая. Они действуют, а это главное. Узнай о них сама девушка, то убила бы обоих, но все для ее же блага. Она все поймет. Правильно, надо одержать победу в этом сражении и все вернется на круги своя.
  
   Дарий не звонил. Он не звонил всю неделю до концерта. Признаюсь честно, я не ожидала от него подобного. Мне казалось, что он будет срывать телефон, но он этого не делал. В университете мы пересекались исключительно на парах. Дар проводил по мне равнодушным взглядом и на этом наше общение заканчивалось. Я ничего не понимала, удерживая в себе желание первой кинуться к нему навстречу. Его хладнокровие и безразличие пугало.
   Багира не вмешивалась в этот переполох и запрещала это делать Адриану, который очень хотел нас помирить, придумывая различные замысловатые планы. Мы списывали это на его недавнюю страсть к аниме и молчали. Чем бы дитя не тешилось, как говориться. Багира относилась к японской анимации без огонька, поэтому терпела, а окончательно перебравшись к Аду, стала ограничивать его порции потребления этих "сериалов". Благо, что он исправно посещал каждые репетиции, хоть иногда и сетовал на то, что мы торчим на студии слишком долго и он не в состоянии посмотреть очередную серию своей новой страсти. И мы снова молчали.
   Рай же ходил нервный, что стало нормой его состояния. На его всплески ярости мы стали смотреть сквозь темные очки, а на резкие и колкие заявления закрывали глаза. В мою сторону он смотрел исключительно сочувственно и я подозревала, что он просто меня жалеет и ищет повод снова отомстить Дару.
   Но поводов я ему не давала, предпочитая держать себя в руках и выглядеть жизнерадостной. Сложно сказать, но это мне неплохо удавалось. Мою наигранности замечал только Феликс, с которым у нас вошло в привычку после моих репетиций ехать к Каю и Норду и прожигать с ними время. Не хватало только Ника, но он звонил нам и присылал сообщения, говоря о том, что появиться исключительно перед концертом. Мы соглашались, предостерегая, что Арчи его убьет при встрече. Нас поражало, что рыжий так спокойно отпустил своего друга перед финалом.
   Кайлинн с мои приходом приходил в себя, периодически зависая над каким- либо предметом. Мы перестали обращать на это внимание. Могу сказать, что он изменился, и в лучшую сторону. Постепенно его запал сошел на нет и мы могли общаться, как старые приятели. Иногда, конечно, что- то находило на него, отчего он признавался мне в любви, обнимал и пытался целовать, но я стоически выдерживала эти испытания вновь, как маленького ребенка, укладывала спать, читая на ночь книги Энн Райс и перебирая его волосы, цвета серебряной нити. Его убивало, что я не могу и не хочу возвращаться, меня убивало, что он является таким из- за меня.
   Когда Кай засыпал, а Феликс просто валился с ног от усталости, мы пару раз до утра говорили с Нордом. Он уговаривал меня уехать с ними, я отшучивалась и меняла тему. Он грозил, что разрешить Каю дать мне выиграть, а я понимала, что, если он не сделает это сам, то Кайлинн проявить волю и все равно я останусь победителем, и подливала темноволосому вина. Мы были так пьяны, что разговор переходил на недавние сплетни музыкально мира и наши в частности. Чертяга тогда включал весь свой полны сарказма мозг и промывал кости Адриану, Багире и Дарию. Я хохотала, одергивая его на поворотах. Он любил выражаться пошло. И, как бы парадоксален не был сей мой вывод, но он любил меня. Ненавидел за предательство, но искренне любил. Не как любовницу, а как старого друга, который исчезал и снова появился. Я тоже любила его. Я любила его вечность. Даже когда он, в запале и безграничной злости, возмущался поведение Дария, не замечая, что этими словами терзает меня.
   Ко дню концерта, "Forgotten ice" были во все оружия. Я гордилась, что мы справились с поставленными задачами и не опозоримся с плохой программой, наплевав на короткие сроки. Костюмы решили не делать отдельно, взяв из гардеробов все темное и с металлом. Этого было вполне достаточно.
   Николас приехал, как и обещал, в день концерта. Он с букетом роз и подарком, в виде книги, для меня, заскочил с утра пораньше, разбудив нас с Феликсом своим появлением. Братцу он привез из Хельсинки непонятную штуковину для компьютеру, от которой тот был в восторге и пошел тут же испытывать ее, а я проводила Ника на кухню, намереваясь поболтать с другом и выслушать его рассказ.
   -- Ты готова слушать? Тогда я начну с того, что извинюсь перед тобой. За все, Герда. Перечислять не стану, ибо запутаюсь, но скажу, что мне жаль, что я никогда не рассказывал тебе всей правды. -- он начал издалека, пока я разливала нам чай. -- Когда я попал во "Времена", сама судьба свела меня с Катриной. Я помню до мелочей тот день, когда мы познакомились, но сейчас это не важно. Скажу, что день ее смерти стал для меня роковым. У нас была забава: мы стояли на перекрестке и ждали, когда загорится зеленый свет, чтобы сделать шаг навстречу друг другу. Было в этом что- то мистическое и завораживающее. Она говорила, что делая первый шаг, мы приближаемся друг к другу не только физически, но и морально. Якобы, кто делает первый шаг, тот и любит больше. Мы всегда делали его одновременно, но однажды она не выдержала и побежала ко мне первой...
   -- Ее сбила машина. -- обреченно закончила я.
   -- Да. -- кивнул друг. -- Я думал тогда, что самоубийство это спасение. Потом тормознул и предался пьянству. Это похлеще, поверь мне. Меня Дар вытащил и я ему благодарен. Не будь его, я бы сдох, как пес. Или приехал бы Норд, чтоб дать чертей. В тот момент он постоянно звонил и орал на меня, идя против контракта, запрещающего внешние связи с "прошлым". Знаешь, он, хоть и сволочь у нас, но чувствовать и переживать он умеет. -- хохотнул Ник.
   -- А еще издеваться! -- подхватила я.
   -- Верно. Так вот, я уезжал, чтобы посетить могилу, ей ровно год. Меня поразило, что пришло так мало людей. Родители и пару друзей, хотя на похоронах была толпа. Вот я и подумал, неужели о умерших так быстро забывают и все обращается в тлен? Меня , ведь, тоже забудут. И тебя. И всех нас. Мы уйдем в вечность.
   -- Но мы будем любить...
   -- ...вечность. -- улыбнулся он. -- Смотрю, ты побледнела. Успокойся, подруга, я помирать пока не собираюсь, а вот сделать вас сегодня-- запросто!
   -- Это мы еще посмотрим, милый!
   -- Ха! Надеешься на привилегии, которыми тебя осыпает Кай? Рассказывал мне Чертяга, как ты проводила время. Учти, я не знаю еще всех подробностей, но докопаюсь до истины и поубиваю и тебя, и Дара.
   -- Там такая ситуация... -- попыталась объяснить я.
   -- Ничего сейчас не говори, иначе мы лишимся солиста раньше! Сегодня я вас не трону, но после-- берегитесь! Должен же хоть кто- то разрешить эти споры и отправить Кая на лечение. Да, об этом я тоже знаю, поэтому спокойно готовься к выступлению и покажи на что способна моя дорогая Герда!
   Он чмокнул меня на прощание и пожав руку, выскочившему из комнаты, Феликсу, уехал.
  
   Кажется, я впервые не паниковала и не нервничала перед концертом из-за самого выступления. Причиной моих трясущихся рук стал Дарий, которого я жаждала увидеть. Мне хотелось услышать от него хотя бы слово. Колкое замечание, ругань или приветствие. Я уже не мечтала о том, что он заговорит со мной, но мысленно я хотела этого разговора и более того, выяснения отношений. У меня началась ломка по Дарию, но гордость, тысячу раз проклятая мною гордость, заставляла замереть и надевать маску равнодушия, дабы не опуститься в своих глазах. Дарий занимался тем же, поэтому с его стороны не было и намека на интерес к моей персоне. Ничего. Он холодный, как и прежде, поздоровался с парнями и ушел готовиться. Арчи, шедший следом за ним, поморщился при взгляде на меня, чем вызвал неудержимое паническое состояние. Николас заметил это и похлопал меня по плечу.
   -- После поговорим. Ох, и натворила ты дел, милочка. -- он покачал головой и ушел следом за парнями, оставив меня с открытым ртом и медленно взрывающейся головой. Что, демон возьми, происходит?!
   К нам подлетел Норд. Выглядел он сегодня просто неотразимо и возможно, не зная я его, запросто бы клюнула на такого парня. Идеальная укладка, кожаные брюки с широким шипованным ремнем, белая рваная футболка, оголяющая рельефный торс и пара металлических браслетов на запястьях, подчеркивающим мускулистые руки. Загляденье! Он поймал мой изучающий взгляд и игриво подмигнул, ответно "изучив" мою черную майку с глубоким вырезом и облегающие темные джинсы с серыми крупными надписями. Сапоги на шпильке дополнили образ и Норд это подметил, шепнув на ухо комплимент. Я отвесила ему подзатыльник, но он увернулся и убежал вперед, намереваясь показать нам гримерную.
   Мы занялись последними приготовлениями. Парни переодевались, не сделав этого дома. Я пыталась уложить волосы, ругая опаздывающего Джонни. Он, как единственный человек, способный делать хорошо макияж, прибежал чуть позже и с возмущенным воплем треснул мне расческой по рукам, запрещая касаться волос, которые я так и не удосужилась снять. Теперь моя прическа оказалась полностью в его руках в прямом и переносном смыслах. Я едва не умерла от боли, когда он торопливо расчесывал мне волосы, не заботясь о том, что это крайне неприятно для меня и, что он вообще- то стилист и обязан ублажать клиентов, а не мучить их. А после чуть не задохнулась от лака, вылившегося на мои, теперь, вьющиеся локоны.
   С парнями он был более безжалостным и каждому накрасил глаза, а Эрику еще и губы бесцветным блеском. Адриан пребывал в восторге и попросил сделать "такую штуку" и ему. Райан пнул братца и вытер губы Рику, выгнав Джонни из гримерной наблюдать за концертом. На этом конфликт был относительно исчерпан, ибо я пообещала все рассказать Бэк. Ад замолчал, периодически бурча себе под нос о несправедливости мира. Надо его полностью ограничить в дозах аниме, оно до добра не доведет...
   До начала выступления оставалось пятнадцать минут и я позволила себе выпить чашку горячего чая, принесенного мне Эриком. Я уже распелась, а горячий чай поможет горлу.
   Из гримерной я услышала, как Кай уже начал вести концерт и видимо, собирался открыть его своей песней. Его голос на концертах всегда звучал иначе, нежели на записях. На концертах он дарил себя публике, он дарил ей свои эмоции. Его характер здесь открывался, как можно чище и яснее. Он умел владеть толпой и заводить ее, доводя до оргазма. Так умел далеко не каждый. Дар умел. И это делало их такими похожими, но такими, дьявол побери, разными.
   Я махнула парням рукой, что скоро приду и пробралась в зал. Мы, все равно, выступали вторыми, поэтому можно было в полной мере насладиться голосом Кайлинна.
   Его образ меня завораживал. Образ Кая. Ледяного Кая. Синий-- это его цвет, ему всегда шел синий цвет!
   -- Хотелось бы открыть финал песней, которую я написал совсем недавно для одной девушки. Она значит для меня очень много и это главное. Норд мне поможет. Начали!
   Барабаны вступили в адскую игру моих ненормальных "Гротеск". Их подхватили гитары Кая и Норда, а клавишные прервали своей мелодичностью. Я засветилась изнутри. Все- таки это было приятно, что песню Кайлинн посвятил мне.
   Я загляделась и потеряла счет времени, отдавшись музыке. А когда он запел, я поняла, чего мне не хватало этим вечером и все прежние вечера, которые я проводила в его доме! Мне не хватало его песен! Тех, в которых он дарил себя. Это была не любовь к нему, нет, это была любовь к его музыке.
  -- Моя Герда мне не улыбнется,
   Но бесспорно услышит мой крик.
   Ее сердце так громко бьется.
   Моя Герда, взгляни лишь на миг!
  -- Кай страдал в этой адской разлуке.
   Моя Герда, поверишь ли мне?
   Я же снова к тебе возвратился
   Ведь угодно все это судьбе. -- веселый и бархатный голос Норда подхватил мелодию.
   Из толпы навстречу мне вынырнул Райан и без разговоров потащил к кулисам. Я пыталась вырваться, но он шикнул на меня и вцепился в запястье, не отпуская. Я подумывала цапнуть его за столь бесцеремонные действия, но передумала. Мало ли, что случилось у этих ненормальных без меня!
   Заходя за сцену, я услышала последнюю строчку из песни, которую Кай пропел с некой особой нежностью , а Норд даже приглушил басы:
  - Я вернулся, любимая, слышишь?
   Это ты, там, давала мне сил.
   Моя Герда, мой крик ты услышишь.
   Улыбнулась, взглянув лишь на миг.
   Я невольно повернула голову к нему и все- таки улыбнулась. Он поймал мой взгляд и послал воздушный. Я покачала головой. В этот момент Норд схватил микрофон и спешно, пока я не удалилась, проговорил:
   -- Герда, возвращайся! Мы же...любим тебя вечно, черт возьми!
   Рай дернул меня за руку, утащив за сцену. Я шикнула на него, будучи довольной где- то внутри. Но мое довольство омрачило скривившееся лицо Дария, словно он узрел во мне слизняка. Я перестала его понимать окончательно, поэтому отошла к своим ребятам, приказывая мысленно угомониться своему разуму, который утроил революцию, скандируя лозунги: "Дария на мыло!" и " Нашего Дарчика на место!". В итоге, революционные восстания были подавлены моими сомнениями насчет Кайлинна. Стойкое ощущение, что Норд даст добро на мой выигрыш, окончательно и бесповоротно засело в моем мозгу. Парни пойдут против правил или это будут не они.
  
   -- Грустишь, красавица? -- рядом с Багирой за столик плюхнулся Норд, сверкая белоснежной улыбкой.
   Бэк одарила его мимолетным взглядом. Сейчас ее больше интересовало выступление "Времен", нежели возникший, словно черт, предатель, эгоист и циник в одном лице.
   -- Будешь молчать? -- он протянул к ней руку, но она одернула свою ладонь, намереваясь пересесть за другой столик. Как назло, пустующих не было и пришлось выносить общество Чертяги.
   -- Буду молчать. -- кивнула девушка.
   -- Дорогая, ты злишься? -- он облизнул губы и приблизился к столику.
   -- С чего бы это? -- непонимающе вопросила Бэк, вскинув бровь.
   -- Откуда мне знать? -- риторический вопрос не обязывал ее отвечать. -- Может, ревнуешь, что я возношу хвалу на сцене Герде, а не тебе, а может, еще хранишь обиду за тот случай. Но послушай, любовь моя, нам разве, не было хорошо вместе?
   -- Норд, скажи, ты кретин или да?
   -- Ты снова показываешь зубки, моя хорошая. -- его постоянное "моя" стало надоедать. -- А не хочешь уединиться и показать кое- что еще своему старому доброму Чертяге?
   -- Как точно, ты подметил со старым... -- отозвался подошедший к ним Кай. -- Привет, Бэк! Как жизнь?
   -- Продолжается. -- лениво откликнулась Багира, мысленно умоляя парней куда- нибудь уйти. Сидеть в их компании, несмотря на старую дружбу, было неприятно и гадко.
   -- Поехали с нами. -- неожиданно предложил Кайлинн.
   Багира не сразу поняла, что он сказал, а когда поняла, то взглянула на него, как на умалишенного. Норд смотрел так же, но прикрыл рукой глаза.
   -- Куда?
   -- В Германию. Норд дал добро на выигрыш Герды.
   -- И что? Ты думаешь, она уедет с тобой? Ты искренне в это веришь?
   -- Она уедет, Бэк. -- проговорил Норд, поднимаясь. -- Пойдем, Кай, тебе еще пить лекарство.
   -- Я хочу посмотреть выступление, а после мы уйдем. -- он жалостливо взглянул на друга.
   -- Черт с тобой! -- покачал головой темноволосый, садясь на место.
   Багира прикусила губу, тяжело вздохнув. Что этим двоим от нее надо? Ничего толком не говорят, предлагают уехать, заставляют снова вспомнить о том позоре, который она пережила. Мерзко. Грязно.
   В ее глазах Кайлинн выглядел действительно странно. Движения стали более нервные, более резкие. Он заламывал руки и потирал пальцами виски, словно у него болела голова, хоть кто знает, может, так оно и было . В его фиалковых глазах одна эмоция сменяла другую. Любовь. Ненависть. Робость. Усталость. Горечь. Как его не взорвал этот водопад страстей?...
   Бэк обвела взглядом зал, который нетерпеливо ожидал выступления "Времен". Кто- то начал выкрикивать одинокие фразы, требуя парней на сцену. Когда из- за кулис вышел Дарий, приветливо помахав в зал, девичья половина завизжала. Жуткий звук, если честно. Оделии, которую Багира заметила за соседним столиком, тоже не нравилось слушать этот писк и она поморщилась. Снова пришла посмотреть на Райана? Что же, он будет, хм, рад...
   Следом за Дарием появились Арчи, Ник и Янис. Артур, заводя толпу, отыграл несколько аккордов, заработав очередную порцию женских восторгов.
   "Показушник!" -- улыбнулась Багира мысленно. Интересно, его жена здесь или решила не приезжать на финал? И как она реагирует на его популярность, если сама Бэк уже ненавидит фанаток Адриана...
   -- Всем привет! -- отсалютировал Дар. -- Сегодня весьма странный день, я думаю. Песни отчего- то все посвящают Герде и хочу вам сказать, что я не стал исключением и тоже дарю эту песню ей...
   Кай сжал в руке мобильный телефон и это не скрылось от Бэк и Норда. Они переглянулись. Багиру что- то кольнуло в сердце и она опустила взгляд, проиграв ему, Норд это понял и тоже отвернулся. Он даже не стал задевать ее или напоминать о том, что когда- то она могла смотреть в глаза ему часами. Плевать, уже не важно...
  -- Все тот же виски, все та же мышка.
   В моих глазах лишь огонь- огонь- огонь.
   Но надо выпить. Опять забыться.
   Чтобы не помнить тебя, любовь и боль.
   Тебе же просто. Ты из металла.
   И ты вконец себя исчерпала..
   Зал торжествовал, зал находился в эйфории и с каждым словом, с каждым движением Дара становился все безумнее. Девушки протягивали руки к сцене, пытаясь дотронуться до солиста. Арчи же отдавался полностью, едва не падаю в руки фанаток, мечтающих порвать на нем одежду.
  -- Забыться б сейчас и закрыть всех, кто не понял.
   Тебя отдав, осознал, что небо стонет.
   А ты ушла и тебя забыть не в силах,
   Но милая, ты течешь лишь в моих жилах.
   Багира заметила Гретту, которая выглядывала из- за кулис и завороженно смотрела на Дария. Казалось, еще немного и из ее глаз брызнут слезы, но она сдерживалась, а после ее вообще утащил Эрик.
   Дарий повернулся в сторону кулис, как только девушка скрылась от его косого взгляда, который он неустанно бросал во время песни, наблюдая за ее эмоциями. Он прикрыл глаза и с никому не понятной яростью начал петь последний куплет, срывая голос, переходя на гроул и борясь с желанием броситься в слэм.
  -- И что мне делать? Скажи, где мелом
   Мне твое имя писать или терять!
   Я не забуду, как целовала,
   Но твои руки его теплом горят!
   Дай мне забыться. Дай мне упиться.
   Но я смогу снова в сказку влюбиться..
   Фурор. Триумф. Всеобщий восторг охватил этот уютный клуб. Отпускать Дара, как всегда не хотели. Но он сдержанно поклонился и первым скрылся за кулисами.
   Кайлинн зарычал и ругнулся сквозь зубы. Глаза стали бешенными и неадекватными. Сжимая в руках все тот ж мобильник, он схватил стакан с водой и залпом осушил его, стуча по нему зубами. Его затрясло. Вены на руках вздулись в лицо неестественно покраснело. Норд подхватил его подмышки и вытащил из- за стола. Кай не вырывался, лишь вцепился в руки друга и пошатываясь направился с ним.
   Бэк проводила их взглядом, заметив, что Каю стало лишь хуже. Он замахнулся на Норда, но тот перехватил руку друга и швырнув в открытую дверь вип- комнаты. Что была дальше, она могла только догадываться... Стало ясно, что Кайлинну уже дают таблетки, а если так, то неизвестно, чем закончится эпопея...
  
   Я думала, что после выступления "Времен" нас не то что не примет толпа, а разорвет на кусочки. Все оказалось более спокойно. Девушки смотрели на меня, как на пушечное мясо и только парни сохранили одобрительное выражение лиц, подойдя ближе к сцене, в ожидании адского слэма и гроула.
   Мы не заставили себя ждать.
   -- Hello, people! Вас приветствует группа "Forgotten ice"! Я рада представить сегодня нашу новую песню, поэтому...мы начнем!
   Я увидела, как Кайлинн, оперевшись на Норда, выходит из вип- комнаты. Он остановился у стены, смотря в упор на меня и изредка проводя рукой по лбу и незаметно для остальных, потирает виски. Чуть поодаль от него, возле барной стойки, находился Дар. Он лениво пил минеральную воду, сложив руки на груди. Несмотря на это, его взгляд был обращен ко мне...
  -- И все же я не Герда, а ты не Кай,
   В глазах твоих согреться...
   Забудь тот май!
   Бежать, сбивая ритм, с тобой во тьму,
   Бросай все это в пропасть...
   Я не умру! -- в этот раз мы совмещали гроул Райана и мой вокал. Я не могла слышать это со стороны, но по оживленным и довольным лицам зрителей, поняла, что все мы делаем круто. Парни организовали "стену смерти" и предались общему безумию.
  -- Вновь забывая про себя, свою душу,
   Кричишь, бежишь вперед, но я слово не нарушу.
   Пообещав однажды все забыть, как сон свой,
   Ты был иной, ты был родной!
   Я не заплачу, не предам и не разрушу,
   Ту теплоту которой ты жил . Так лучше.
   Осколок льда вырвать к черту из сердца.
   Но никогда! Умрет слеза.
   Громкий хлопок в зале и свет потухает. Электричество отключили.
   Вскрики девушек и массовая паника. Я достала из кармана телефон, как и многие другие, подошла к своим парням, стараясь не зацепиться за провода.
   -- Просьба не паниковать и оставаться на своих местах. Сейчас мы починим свет и продолжим выступление! -- услышала я громогласный голос Норда.
   Сквозь непроглядную тьму, подсвечиваемую исключительно мобильными, я разглядела, что он стоит на барной стойке, размахивая руками и командуя процессом. В этом бедламе нам не на руку сыграло то, что все были в темной одежде, которую было едва различить. Девчонок спасали яркие неоновые заколки, а некоторых людей фосфорицирующие трубы в дредах.
   -- Суки, такое выступление нам сорвали! -- сплюнул Рай. -- Узнаю кто в этом виноват-- убью к чертовой матери!
   Норд продолжал успокаивать всех и поторапливая рабочих. Они как раз стояли у электрощита и пытались вернуть нас к жизни с помощью света. Случайность ли, но я заметила на этом концерте единственное светлое пятно. Им был Кайлинн в светло- синем костюме. Он постоял возле рабочих около минуты и стремительно направился в противоположную от них сторону.
   Неожиданная и ужасная догадка посетила меня. Кай отключил электричество!
   Я рванула вперед, забыв про выключенный свет. Глаза привыкли к темноте и я даже стала различать силуэты. Спрыгнув со сцены в чьи- то заботливые руки, я опустила их и поторопилась дальше, стараясь не выпускать Кайлинна из вида. Он, словно по наитию, все отдалялся и отдалялся. Я ускорила темп и все же догнала его, прижав к стене.
   -- Ты! Это сделал ты, Кай! -- зашипела я, стараясь максимально приглушить голос. Казалось, что здесь и сейчас меня может услышать каждый. -- Ты вырубил свет в клубе!
   -- О чем ты говоришь, любимая? -- Кайлинн врал. Искусно и профессионально, отчего я едва не поверила, но...
   -- О том, что я заметила, как ты испугался, заметив рабочих! Сделал вид, что проходил мимо, но Кай, я, как никто другой, умею читать твои эмоции. Даже в этой проклятой темноте!
   -- Я не понимаю тебя! -- он схватил меня за плечи и теперь прижатой к стене оказалась я. Его шепот звучал где- то на грани реальности и забытья: -- Что, любимая, теперь я в выгодном положении? Света нет и ты не сможешь допеть свою песню. Мы, проявим благосклонность и подарим тебе эту победу. Ведь, прах побери, как некрасиво, когда прерывают столь чистый голос такой хорошенькой девушки!
   -- Кай, ведь это не ты. Не настоящий ты. -- я испуганно заглянула в его фиалковые глаза, но не нашла и намека на сочувствие или осознание содеянного. Он видел лишь меня. Для него-- цель оправдывала средства. Целью стала я.
   -- О, да! Я сошел с ума! Но сейчас об этом знает только три группы и чего мне стоит убить всех участников этих несчастных коллективов? Ведь, все же ты не Герда, а я не Кай... -- Он сказал это так, словно речь шла о погоде на завтрашний день. Нуль эмоций, нуль чувств. Полное равнодушие к чужим судьбам.
   -- Кайлинн, я тебя боюсь...
   -- Не бойся, любимая, мы уедем и все встанет на свои места... -- он обнял меня и я не смела вырваться. Страх сжал все внутри.
   Громкая ругань вперемешку привлекла внимание всех, дав мне повод отцепиться от Кая. Он поморщился и снова потер виски. Резко и больно в глаза ударил свет, ослепив всех. Толпа радостно вскричала, а я прикрыла глаза рукой и сквозь пальцы посмотрела туда, откуда слышался дикий шум. Картина была животрепещущая...
   Адриан одной рукой держал за шиворот Норда, а второй замахивался для удара. Темноволосый в свою очередь закрывал глаза руками-- прожектора были светом ему в глаза-- наплевав на защиту от удара. Света он опасался больше, словно вампир. Рядом с ними, в ужасе зажав рот рукой, стояла Багира. Вашу мать...
   Дарий, вылепленный мной из толпы, уже пробирался к этим сумасшедшим, расталкивая всех на своем пути. Я окрикнула его и бросилась к нему, но Кайлинн перехватил мою руку и прежде, чем я успела осознать, что он делает, поцеловал меня...
   Черт возьми, я теперь никогда не помирюсь с Дарием...
  
   -- Я, прах вас побери, готов огласить результаты. -- начал Норд, потирая ушибленное плечо. Адриан таки осуществил задуманное, несмотря на то, что Дарий пытался их разнять.
   Мы стояли на сцене и ожидали решающей фразы из уст Норда, но он молчал, подогревая наше любопытство. После его мини- драки с Адом, мы разошлись, ошеломленный кто чем. Группа "Убей любовь" смогла выступить, не произведя должного впечатления на публику, как "Forgotten ice" или "Времена", даже не смотря на то, что наше выступление сорвали. Вернее, сорвал...
   Кайлинн после нашего поцелуя попытался утащить меня с собой, но я сопротивлялась и убежала к своим ребятам. Дарий провожал меня недружелюбным взглядом, но при этом хранил молчание. Любая попытка заговорить или привлечь внимание обращалась в прах. Ему было противно и только слепой мог этого не видеть.
   -- Итак, победителем становиться...группа... "Forgotten ice"! -- заорал Норд, а толпа радостно его поддержала.
   Мы с парнями переглянулись. Райан утвердительно кивнул. Я заметила, как Дарий возвел глаза к небу, будто не сомневался в том, что победу отдадут нам. Почему будто? Он ни на йоту не сомневался. Кайлинн был предсказуем в своей любви ко мне.
   Адриан похлопал меня по плечу и я приняла микрофон от улыбающегося Норда, чтобы сказать:
   -- Нам очень приятно, что мы выиграли этот конкурс, но, увы, наше выступление не идет в сравнении с тем, которое показала нам группа "Времена", поэтому, посовещавшись, мы решили, что наша победа может смело переходить именно этой группе. "Времена", я поздравляю вас с победой! -- заорала я, вскинув вверх руку.
   Норд широко распахнул глаза и подлетел ко мне, я лишь усмехнулась ему в лицо и удалилась со сцены. Это не было победой. Ни в конкурсе, ни над Дарием. Фарс. Не более того.
   Не знаю, что чувствовал или говорил публике Дарий. Мне было интересно, не спорю, но видеть его презрительное лицо не было сил. Кайлинн наверняка прибывал в глубоком шоке или ярости. Благо, если он окончательно не свихнулся, но я не ручаюсь за подобны исход. Норд, по возвращению в Германию, обязательно позаботиться о нем, я верю. Будет, конечно, сетовать на мою самовлюбленность, хладнокровность и бестактность, но Кая вылечит.
   С Дарием они подружатся, в это я тоже верю. Хотелось бы так же верить, что они запишут классный альбом, который займет первые строчки хит- парадов. Они смогут, они сильные. "Времена" должны достигнуть мирового успеха.
   По дороге домой, я не чувствовала себя разбитой. Самоубеждение в том, что я поступила правильно, сделало свое дело. Моя эпопея должна была закончиться. Так или по- другому, но кто я такая, чтобы сетовать на Судьбу и ее мнение на мой счет.
   Сейчас даже измена Дара казалась мелочной и несуществующей. Горький осадок недосказанности был подавлен и утоплен в вине. Я становлюсь алкоголичкой, раз уже начала пить в одиночку. Но...лучше подумать об этом завтра.
  
  
   Требовательный звонок в дверь пролетел по квартире, не забыв залететь в мою комнату. Так трезвонить могли либо свои в доску, либо чужие, но злые. У Бэк и Фела были ключи, у моих парней по группе не было поводов ломать дверь в такую рань, ибо после концертов они отходили долго, а остальные... Дарий...
   Пошел к дьяволу!
   Я подняла свое тело с постели и поплелась к двери, приготовившись убивать того, кто посмел меня потревожить. Даже если это ожидаемый мною из Франции Ким.
   На пороге стояла молодая девушка, одетая в ярко- зеленую куртку. Копна рыжих волос легкими прядями покоилась на ее плечах. Какая встреча, пришиби меня калитка!
   Мое лицо не выражало никаких эмоций, а вот ее полыхало цветами от синего до багрового. Ей, что, плохо?
   -- Цель прибытия и проваливай. -- скучающи тоном оповестила я ее, нарушив тишину.
   -- Можно я войду?-- писклявые голоса меня бесят, а ее так вообще вывел из себя.
   -- Нет. -- А кто говорил, что я добрая с утра? -- Вещай здесь и проваливай скорее!
   -- Хорошо, как скажешь. -- улыбнулась она, напомнив мне в этот момент змею. -- Переходя к делу, спрошу: чем ты думала Гретта, когда отдавала победу Дарию?
   -- Тем, чего тебе не хватает, раз пришла сюда. Мозгом, милая моя, мозгом. -- сложила я руки на груди.
   -- Тебе, я смотрю, его тоже не хватает.
   -- Поторапливайся, я начинаю выходить из себя.
   -- Дарий просчитал тебя, Гретта.
   -- Чего? -- мое непонимание достигло высшей точки и брови непроизвольно взвились вверх.
   -- Того, дура. Ему нужна была победа в этом конкурсе! Он приехал сюда, чтобы выиграть и подписать контракт с "Гротеском", но вот незадача, какая- то девка, которой успех был обеспечен из- за прошлых связей с Кайлинном, стала у него на пути. А как еще убрать с дороги ту, что мешает? Разумеется, исход очевиден. Ты влюбилась, Дар хорошо сыграл свою роль, а я...я приехала слишком рано, чтобы поздравить своего жениха и попалась тебе на глаза в самый дурацки момент. Молчишь? -- она усмехнулась и несколько сочувственно взглянула на меня. Мразь. -- Молчи, а я расскажу, что было дальше. Дарий увидел тогда тебя и попытался все замять, названивая тебе, но потом понял, что затея изначально провальная и новый план оказался готов в считанные секунды! Тебе подают идею отдать победу Дарию, как этакую подачку, ты ее радостно принимаешь и вот: наш общий возлюбленный едет завтра в Германию. Гениально, правда?
   Я была не в силах до конца осознать все сказанное ею.
   Меня...просчитали? Обманули? Играли? Дарий?...
   Что б ты провалился, Трупак...
   -- Пошла вон!
   -- Даже не скажешь спасибо за правду?
   -- Пошла вон! -- повторно рявкнула я и захлопнула перед ней дверь.
   Кажется, во мне проснулось желание убивать...
   Но даже не оно заставило непроизвольные слезы брызнуть из глаз. Я буквально свалилась на пол и до боли сжала руки в кулаки, отчего ногти впились мне в ладони. Когда- то мне говорили, что физическая боль спасает от душевной, но я убедилась в обратном. Что вообще может спасти тебя от подобной грязи, которую с лихвой вылили на твою голову? Алкоголь? Наркотики? Помилуйте... Время. Только оно заставляет подниматься, идти дальше и снова обретать силу, гораздо большую, нежели имеющуюся вначале.
   Придя на кухню, я заварила себе кофе и безучастно уставилась в противоположную стену. Она не давала мне ответов на интересующие вопросы, но тем не менее, выступала хорошим собеседником. Думаю, это неплохо быть стеной. Вечное молчание, как знак вечного согласия. Никаких проблем или страданий, привычная рутина бытия. Дурдом, право...
   Опустошив еще три кружки с кофе, на мобильный пришло сообщение от Феликса: сегодня он придет только вечером, ибо задержался у подружки. Так же там была непонятная мне гневная отповедь о том, что я поступила глупо, но еще глупее было мое решение уйти с концерта. Я непонимающе пожала плечами и перезванивать не стала. Если нужно будет-- позвонит сам, а не будет отчитывать таким образом.
   На улице тем временем, как назло, начался дождь. Раскаты грома раздавались, казалось, прямо над моим домом. Молнии озаряли всю комнату светом и стремились сделать это все ближе и ближе к окнам. Настроение стало еще хуже и меня начало клонить в сон. Взглянув на часы, я обнаружила, что только одиннадцать часов утра. И чем теперь заняться, в такую рань?
   Самый лучший способ отвлечься-- убраться в квартире. В мусорное ведро полетело все, что неровно не лежало, при чем, меня не заботило, что именно это было, поэтому, боюсь, Бэк и Фел могут кое- чего не досчитаться...
   Листы бумаги рвались мною с особой жестокостью и если бы они представляли собой кукол- буду, то Дарий бы давно мучился в конвульсиях.
   В очередной раз телефон разразился звуком барабанов, оповещая меня о звонке. Звонила Оделия.
   Первые сомнения, что это звонит Дарий, уже прошли и я спокойно ответила на звонок. В трубке слышались всхлипы.
   -- Алло, Дел, ты чего? Плачешь? -- попыталась я достучаться до разума девушки.
   -- Гретта...мне нужно...поговорить...приезжай...
   -- Эй, что за бред?! Ты где? Прекрати плакать!
   -- Я дома... -- прохрипела она в трубку. -- Дария нет, можешь не волноваться...
   -- Это меня меньше всего и волновало. Жди.
   Я бросила трубку, наспех оделась, прыгнула в машину и уже через считанные минуты была у девушки. Дверь была незапертая и я ворвалась в квартиру, пробежав по комнатам в поисках Делии. Она сидела на кухне и сжимала в руках непонятную белую пластмассовую пластинку. Рядом стояла бутылка вина и еще куча маленьких пластиковых бутылок из-под минеральной воды.
   Мда, сегодня всех тянет напиться.
   -- Рассказывай. -- скомандовала я, сложи руки на столе.
   Оделия подняла на меня безучастный взгляд и молча подала пластинку, которую она держала в руке. Я моментально поняла, что это: тест на беременность. Две полоски.
   -- Твою мать... -- выдохнула я.
   Она разрыдалась, тихо всхлипывая. Что с ней делать, я понятия не имела, поэтому подсела ближе и обняла за плечи. Она уткнулась мне лицом в грудь и заревела в голос.
   -- Что мне делать? -- прохрипела Делия.
   -- Чей ребенок? -- поглаживая ее по голове, поинтересовалась я.
   -- Райана.
   -- Уверена? -- сомнения мои были вполне обоснованы, ибо о прошлом Оделии было известно всем.
   -- Да... Я только с ним последнее время и тем более, были прецеденты...
   -- Вы не предохранялись. -- заключила я. Она лишь согласно кивнула.
   Мы прошли в гостиную и сели на диван, прихватив с собой по кружке с чаем. Оделии я предварительно заварила с травами, чтобы хоть как- то ее успокоить. Давать успокоительное в ее положении крайне не хотелось.
   -- Итак, давай по- порядку. -- предложила я. -- Ты уверена в том, что это "залет"?
   -- Три теста не будут лгать... -- робко ответила она. Хм, вот зачем ей нужно было столько воды...
   -- Еще как будут! -- возразила я. -- К врачу ты, естественно, не ходила?
   -- Я тебя и позвала, чтобы...
   -- О`кей, я поняла, запишем тебя на прием в ближайшие дни, благо, концертов пока не намечается... Так, Раю ты еще ничего не говорила?
   По ее понурому лицу стало понятно, что она и мусли такой не допускает. Но аборт делать нельзя, о чем я ей и сообщила.
   -- Рай меня убьет! -- она снова заплакала. -- Он и слышать не захочет о ребенке! Для него он будет лишь обузой, а меня и вовсе прогонит, а ведь я...я люблю его... -- последние слова она произнесла настолько тихо, что я едва их расслышала.
   -- Ну, это мы еще посмотрим! -- отрезала я. -- Аборт делать не дам лично я! Думаю, Дарий меня поддержит в этом вопросе. Кстати, где он?
   Я не спеша прошлась по квартире и заглянула в его комнату. Находиться в комнате было горько и больно. Каждая мелочь отдавалась некой резью в груди. Ко всему хотелось прикасаться, ощущать то немногое тепло, оставленное им, которое хранили эти придметы. Здесь царил идеальный порядок и чистота. Создавалось ощущение, что он здесь вообще не жил в последнее время. Я присела за письменный стол и отодвинула ящик стола. Он был пуст и лишь несколько снимков валялось на дне.
   Мысленно обругав себя за то, что трогаю чужие вещи, я достала снимки из ящика и вскрикнула.
   Вот так номер, чтобы я помер!
   Это были мои старые снимки с Кайлинном. Я прикрыла глаза в неверии, чтобы открыв снова увидеть свое некогда счастливое лицо.
   Я пересмотрела каждую фотографию и кое- что повергло меня в шок. Мои волосы, на тот момент, когда снимки делались, доставали мне почти до пояса, но здесь же едва доходили до плеч! Над фотографиями несомненно работали, причем профессионал. На других же я была с Кайлинном у него дома и, прах побери, это было совсем недавно, а именно тогда, когда я решила наведаться к старым друзьям. Вот голова Кая покоиться у меня на коленях, вот он смотрит мне прямо в глаза и что- то говорит, но... Откуда, черт возьми?!
   -- Так он же еще с утра сегодня улетел. -- запоздало мне крикнула Делия.
   -- Куда улетел?
   -- В Германию.
   Я метнулась к его шкафу и распахнула его: вещей там не было.
   -- Когда, во сколько и зачем он улетел? -- я сдерживала себя, чтобы не начать трясти ее за плечи.
   -- Кайлинну вчера после концерта резко стало плохо и с утра было принято решение немедленно отправлять его на лечение. Норд лететь не смог, поэтому вызвался Дарий.
   Я сбегала за фотографию в комнату.
   -- Ты знаешь, откуда эти фото? Дарий не мог ничего о них не говорить! -- я и не заметила, как начала повышать тон.
   -- Их просто клали нам в почтовый ящик. Правда, они сначала были в конверте, но Дар был слишком несдержан, что отправлял его в урну сразу же.
   -- Проклятье... -- устало упала на диван я.
   Столько проблем навалилось сразу, что я е знала, куда бежать в первую очередь. То ли к Райану, чтобы устроить ему взбучку и поздравить с тем, что он станет отцом, то ли в аэропорт, а оттуда лететь в Германию, чтобы... А что я скажу Дарию? Непонятно было, кто кого подставил. Меня, когда присылали ему мои фото с Каем или его, когда наведалась его "невеста"?...
   -- Оделия, а у Дария есть...девушка? --задала я вопрос, задумчиво вертя в руках фотографию.
   -- Была одна, правда давно. Ирэн. Она, кстати, приехала к финалу. Мы с ней пересеклись в клубе. Она с ума сходила по Дарию и видимо, всеми силами пытается его вернуть.
   -- А он?
   -- А он... Он тебя любит, Гретта. Знаешь, я верила тебе, но после этих фотографий мне стало жаль брата. Ты бы видела, что он тут устроил, когда получил их. А потом еще так некстати приезд Ирэн...
   -- Но ты позвонила именно мне. -- усмехнулась я.
   -- По непонятным мне самой причинам, -- улыбнулась девушка.
   Пазл медленно начал собираться в единую картинку. Можно предположить, что подставила меня именно Ирэн, но как объяснить ее поцелуй с Даром?
   Голова кипела от полученной информации и требовала отдыха, но взгляд уцепил маленькую деталь на снимке, отчего мысли снова активно заработали.
   На заднем плане одной из фотографий, был мутно, но явственно, запечатлен силуэт целующейся парочки. Я пригляделась получше, чтобы рассмотреть и победно расхохоталась, узнав в этом силуэте Багиру и Норда!
   Эту фотографию, если мне не изменяла память, делал Феликс, когда мы выбрались на прогулку ранним утром. На фото должны были получиться только я и Кай, но брат захватил в кадр еще и Чертягу с Бэк. И сейчас точно такая же фотография сейчас хранилась у меня в альбоме, и готова поспорить, что силуэт этой парочки там не столь размытый, как здесь, а волосы у меня более длинные. Следовательно, если мои суждения верны, то такой снимок есть и у Норда, а тем более у Кая и, что им помешает отредактировать фотографию так, как вздумается? Насколько я помню, Норд частенько баловался с нашими фотографиями... Хм, побаловался, значит, Чертяга?
  
   Мы сидели в моей кухне уже около часа и все безрезультатно. Норд не хотел признаваться в содеянном, отшучивался, ругался и обвинял всех, кроме себя. Вместо того, чтобы отвечать на четко поставленные мной вопросы, он дурачился и уничтожил мои запасы кофе. Нет, он не выжидал удобного момента, чтобы раскрыть карты, он просто дурачился и выводил меня из себя, добавляя в разговор и ругань шепотку уговоров. Идеальная сволочь.
   Не могу сказать, что вытаскивание из него слов, ни к чему не привело. В ходе "допроса" выяснилось, что в этом дурдоме местного масштаба был так же замешан Райан.
   Райан, святые небеса! Тот, кого я в последнее время стала считать, если не лучшим другом, то очень дорогим человеком. Как относиться к нему сейчас, я даже не представляла.
   -- Норд, прекрати ломаться и рассказывай.
   -- Что рассказывать? -- невинно вопросил он, поднеся кружку в губам, но не притронувшись к кофе.
   -- Как вы додумались, зачем это сделали и почему вмешали Рая?
   -- Никто никого не вмешивал! -- скривился Норд. -- Что ты вообще ко мне привязалась?
   -- Ах, вот ты как заговорил, Чертяга! -- я оперлась руками о стол и посмотрела этому наглецу прямо в глаза. Он показал мне язык и отвернулся к стене.
   -- Спрашивай все у Кая. -- буркнул он.
   -- Как?! -- моему негодованию не было предела. -- Кай в больнице, Дарий с ним, а мы с тобой здесь!
   -- Поехали в Германию? -- плотоядно улыбнулся друг.
   -- Никогда!
   -- Ты увидишь Дара и сможете поговорить...
   -- Нет!
   -- Да он и разговаривать не захочет, после твоей измены...
   -- Чего? -- я схватила Норда за грудки и встряхнула его. Он лишь захохотал.
   -- Не мне тебе рассказывать правду, Герда. Максимум, что я могу сказать, так это то, что фотографии действительно редактировал я, а вот Ирэн...
   -- Идея Кая и Рая, верно? -- убитым голосом завершила я.
   -- Я этого не говорил. -- Норд поднял в верх руки.
   -- Какие же вы все твари, а... -- пришлось сдерживать себя, чтобы не заплакать. При Норде этого делать не хотелось абсолютно. -- У тебя есть номер Дария? Или Кай сказал, не давать мне его?
   Чертяга поджал губы и согласно кивнул. Он не пойдет против друга, как бы ему не было меня жаль. Его желание, чтобы все старое вернулось было непреодолимым, поэтому он и пошел на обман, подделку снимков и...предательство? Меня, что, окружают лгуны и предатели?
   -- Звони Оленю и Раю. Будем разбираться до конца или я действительно поеду в Германию. -- рявкнула я Норду. Он не посмел меня ослушаться.
   По приезду парней, мы заняли гостиную и все началось по новой. Рая отнекивался, Ник молчал, Норд шутил. Я начинала снова заводиться. Меня или проверяли, или пытались замять дело. У них не вышло, ибо Ник сорвался. Впервые на моей памяти он так орал...
   -- Ну, вы и сволочи, парни! Уж от вас я этого никак не ожидал. Дарий, перед концертом, орал, как ненормальные только потому, что ему прислали фото Гретты, где она с Каем! Боги, он просто "купился" на фальшивку, которую вы ему подсунули! Вы что, думали только о себе? У них все только пошло на лад и тут вы со своими играми! Норд, скажи, тобой двигала только дружба и любовь к Каю или что- то ему? Вернее не так... Ты просто не мог смириться с тем, что Бэк теперь с Адом и пытался все вернуть с помощью переезда в Германию? Конечно, это удобный способ, ибо если уезжает Гретта, то ее подруга неизменно рванет с ней, так? Феноменально! А ты, Рай? Что двигало тобой? Старая месть? Или зависть? О да, сестричка Дара так прекрасна в постели, но так бедна...
   -- Да при чем здесь это? -- отмахнулся Рай.
   -- Да, наверно, не при чем! Вы просто испортили чужое, вот и все! -- на лице Ника появилась радостная улыбка, как у безумца. -- А ты, Гретта?
   -- Что я? -- не поняла я.
   -- Ты свои промахи не считаешь? -- в его нежном голосе чувствовался подвох. -- Во- первых, не проверила информацию относительно его и Ирэн...
   -- Но поцелуй...
   -- Не перебивай! -- рявкнул Ник. -- Во- вторых, какого демона, ты забыла у Кая и Норда?
   -- Мне было...жаль Кая, что ли... -- робко ответила я, уже стыдясь этого разговора.
   -- Жалость... -- повторил Олень, растягивая слово, словно пробуя его на вкус. -- Прекрасное чувство, чтобы добить кого- то еще больше.
   Я склонила голову в знак согласия. Ник погладил меня по волосам и повернулся к Норду:
   -- Звони Дару и рассказывай ему все.
   -- Мы завтра улетаем, завтра при тебе и расскажу. -- рыкнул Чертяга. Ему было неприятно чувствовать себя столь униженным при нас.
   -- Рай, а тебе советую извиниться перед Греттой и перед Даром...
   -- Не нужно. -- оборвала его я. -- Лучше иди к Оделии, она ждет ребенка. Ты ей нужен больше, а я уж подожду.
   Райан, не веря своим ушам, ошарашено смотрел на меня. Я лишь улыбнулась ему и кивнула в сторону двери. Он подлетел ко мне и закружил по комнате, крича, что просит прощение и безумно любит меня, а после, не дождавшись ответа, убежал у своей...любимой?
   -- Жаль, не погулять на их свадьбе. -- взгрустнулось Норду.
   --А ты думаешь, что там будет свадьба? -- отозвался Ник. Казалось, что конфликт между ними исчерпан.
   -- Я думаю, что будет. -- прервала я заведомо глупый разговор. -- И вообще, это не наше дело. Видели, как засиял?
   -- А я думал, что полюбить...
   -- Девушку легкого поведения! -- хором перебили Норда я и Ник.
   -- Да-да, именно ее, невозможно. Вдруг, да сорвется?
   -- Оно тебе надо? -- закатила глаза я, а Ник еще и отвесил другу подзатыльник.
   -- Мне-- нет, я все равно сваливаю от вас!
   -- А вот я еще вернусь... -- улыбнулся наш Олень.
  
  

Глава 9.

Ее не забыть, не бросить, не выпить ее до дна.

Она, как холодное солнце, как яростная луна.

Она в моей памяти вечно, и пусть остается, пусть.

Ее все привычки так детски, я знаю ее наизусть.

Могу ее слушать часами. Какую же чушь ты несешь!

Тебя не обидишь словами, ты в хлам этот бред разнесешь.

Любимая, милая, детка, ну сколько тебе повторять,

Я забыл, что он есть в твоей жизнь и тебя не хочу я терять.

  
   Мы провожали "Гротеск" и "Времена" всей нашей дружной компанией на следующий же день. Бэк и Оделия позволили себя всплакнуть, а я предпочла держаться и улыбалась парням.
   Норд рассыпался в извинениях, нес какую- то чушь про то, что он еще побывает на нашей с Дарием свадьбе, но я этом глубоко сомневалась, так как после всего произошедшего Дар имел полное права не прощать ни меня, ни остальных. Я опасалась, что он все же затаит обиду на Рая и будет против его брака с Оделией, но оказалось, что ради сестры он готов наступить на горло своей гордости, поэтому простил Рая. Хм, Рая, но не меня... Как мне рассказывала Дел, он был очень рад, что станет дядей и обещал приехать летом, чтобы помочь.
   Ах, да! Рай не захотел переезжать в Хельсинки, с чем Делия согласилась и теперь они подыскивали новую квартиру, в которой будет просторно малышу. Вернее, малышке, как уверял нас Райан.
   Ник обещался устроить Дару взбучку, от чего я отговаривала его, ссылаясь на то, что мы взрослые люди и в состоянии разобраться сами. Смешно, конечно, но Адриан и Феликс поверили и подключились к уговорам, но Николас был непреклонен.
   Я долго не могла попрощаться с ними, поэтому удерживала их в объятиях до последнего. Норд постоянно умолял простить его, на что я делала неприступный вид, но в душе давно простив его. Он желал мне счастья, не понимая, что счастье для меня-- это Дар. Арчи лишь качал головой: ему все рассказал Олень. Я поняла, что Дарию придется несладко, как только вся эта компания прилетит в Германию.
   Они улетели, оставив меня совсем одну. С моей стороны это был непростительный эгоизм, но я ничего не могла с собой поделать. Жизнь завертелась, позабыв втянуть в этот водоворот меня.
   За эти полгода произошли не слишком катастрофические изменения в нашей жизни, а именно...
   "Forgotten ice" из- за недавнего фурора на Хэллоуин стал поистине популярной группой. Нас пару раз приглашали в Хельсинки, где мы с радостью выступили. Нам обещали устроить целый тур по Финляндии, как только мы запишем новый альбом, над которым мы и начали работать уже в январе. Нами, так же, заинтересовались продюсеры. После долгих раздумий, пьянок и проверок моего отца, мы выбрали самого лучшего и дела наши пошли в гору.
   Дарий, как нам сообщили, снова перевелся в университет в Хельсинках, чем очень раззадорил наших преподавателей. О "Временах" уже знал каждый, поэтому универ стоял на ушах и обсуждал их карьерный рост и новые песни, записанные с "Гротеск". Я долго не могла себя пересилить и прослушать хотя бы одну, пока в Интернете не наткнулась на их видеоклип.
   Кайлинна в клипе не было, что породило множество слухов, но я прекрасно знала где он. Но об этом после.
   Клип был снять мастерами своего дела и я невольно залюбовалась Дарием и Нордом, которые то ли спелись, то ли сдружились. Артур и Николас тоже выглядели презентабельно, но с излишним шиком. Сразу было видно, что с парней там сдувают пылинки.
   Возвращаясь к Кайлинну скажу, что Норд звонил мне часто и постоянно сообщал о состоянии здоровья Кая. Он шел на поправку, что меня радовало. Чертяга взахлеб рассказывал о записях в студии и о смешных моментах, но и словом не обмолвился о Дарии. Кажется, эта тема была у них под запретом.
   Еще в декабре Ник, позвонив, сообщил, что Дарий рвал и метал, а после успокоился и предпочитал избегать темы, касающейся меня. Что меня поразило, так это то, что чаще всего Кая посещает именно мой Трупак. Это было неплохо, учитывая, что вскоре им предстояло работать порознь.
   В середине февраля мы отмечали новоселье Рая и Оделии. Они купили квартиру совсем неподалеку от моего дома. Райан шутил, что это для того, чтобы у ребенка рядом были две няньки: я и Бэк.
   Адриан, кстати, так и не уговорил Багиру переехать у нему, за что злился на меня и устраивал разбор полетов. Я лишь усмехалась и оспаривала тем, что комната Багиры всегда в его распоряжении.
   Март и апрель выдался для нас суматошным и жарким. В первом случае это были дни рождения Багиры и Феликса, а во втором-- весенняя погода в этом году несказанно радовала нас.
   Феликс же нашел свою единственную. Когда он пришел поздно ночью злой и проклинающий весь женский род вместе взятый, мы с Бэк несколько удивились, но все оказалось до смешного просто. Какая- то девушка, которую он облил водой из лужи, так поразила его своим словарным запасом, что он попал на опасную грань между "люблю" и "ненавижу". По его рассказам, она не сказала ни единого матерного слова, но от этого ее ругань не стала менее ужасающей и угрожающей. Эта, кажется, и покорило сердце моего брата.
   Девушку звали Натали и, насколько я знаю своего брата, у них все замечательно. Она не дает спуску этому гордецу и ловеласу, при этом не удерживая на коротком поводке, но и не давая большой воли. В общем, эта девушка нам положительно нравилась. А главное, что она нравилась Фелу...
   Подарки на день рождения братцу и Бэк мы начали готовить еще в марте, поэтому приходилось умалчивать, прятаться и разжигать их любопытство. Но если брат пытался быть ласковым и добрым, чтобы поскорее узнать, что мы им готовим, то Багира брала тяжелой артиллерией и ставила ультиматумы, такие как: говоришь подарок или я не готовлю больше ужины.
   Эх, пришлось готовить мне! Подруга быстро поняла свою оплошность и снова взялась за готовку.
   Объединив два дня рождения в один, мы отправились в боулинг- клуб. Бэк и Фел были приятно удивленный, хотя главные подарок мы не раскрывали до самой ночи.
   Мы прекрасно провели время, а когда на часах пробило полночь, то мы преподнесли Феликсу новый ноутбук, а Багире-- графический планшет. Эта парочка была на седьмом небе от счастья и я искренне радовалась за них.
  
   А с утра нам принесли почту. Одно письмо для Фела, а другое для Багиры. От Дария. Он просил прощения, что не может поздравить лично и что письмо, возможно задержалось в пути. Кучу поздравлений, куча пожеланий и ни слова обо мне. Багира боялась подходить ко мне в тот день, потому что я провела его в комнате, руша все, что попадалось под руку. Еще чуть- чуть и меня нужно будет отправлять к Каю... Два психа!
   В начале мая мои ребята начали подготовку теперь к моему дню рождения, в которой я участия не принимала, но догадывалась по возмущениям Адриана, что они готовят нечто грандиозное. Благо, что тринадцатое мая выпадало на субботу и нам не нужно будет идти в универ, а некоторым на работу, а в воскресенье мы запросто сможем выспаться.
   Утром меня разбудила ни кто иная, как Багира с радостными криками: "С днем рождения!". Первое желание было кинуть в нее подушкой, но я быстро поймала себя на том, что это не сон и Бэк будет не рада такому повороту событий.
   На кухне уже собралась вся наша честная компания с огромным тортом в руках. Они все замерли в ожидании, когда я задую свечи и я не заставила себя долго ждать, загадав при этом увидеть Дария.
   -- Что загадала? -- незамедлительно полюбопытствовал Ад.
   -- Чтобы ты в следующем году женился! -- показала я ему язык.
   -- Только в следующем? -- обиделся друг.
   Мы сели за стол и мне вручили в руки нож, дабы я разрезала им наконец торт. Чувствую, они все утро ждали, чтобы его наконец попробовать.
   Багира поставила перед каждым чашку и налила чай, предварительно заявив, что пить с утра "крепкое" мы не будем. Все с ней, к моему удивлению, согласились.
   Но это была первая странность, которая произошла за это утро в нашей квартире. А вот вторая не заставила себя ждать: звонок в дверь оповестил нас, что сюрпризы уже начались.
   -- Кто виновник торжества, тот дверь и отрывает! -- нахально объявил Рай.
   Я ничего другого от него и не ожидала, поэтому послушно пошла открывать.
   Сердце мне подсказывало, что сюда меня отправили не просто так и оно не ошиблось, ибо как только я нажала на ручку двери, то меня буквально снес ярко- красный вихрь с темными глазами и радостными воплями. Когда мне удалось различить в этой буре Кима, то я завизжала не намного тише, чем он. За его спиной стоял Марк и приветливо мне улыбался. Мое счастье от встречи распространилось и на него, отчего Киму пришлось ловить букет из рук любимого, который я нечаянно снесла, когда бросалась с объятиями.
   -- Идите уже сюда, голубки! -- окликнул нас Эрик и мы, обнявшись, втроем поплелись на кухню.
   В этот день мне разрешали делать абсолютно все, только закрывали глаза на мои шалости. В Парке развлечений я уговорила парней испытать все самые экстремальные аттракционы и они...огласились! Бэк и Делия с нами идти не захотели, вместо этого они то и дело шутили, что я сейчас больше похожа на паренька, нежели на девушку. Зато Адриан проявил свои недюжинные вокальные способности. Сидя рядом с Райаном, он голосил от страха так, что у его темного братца, кажется, едва не лопнули перепонки. Мы с Эриком лишь ехидно переглядывались, обещаясь припомнить Аду его страхи при более выгодных обстоятельствах.
   В суши- баре, куда мы притащили наши тела, после долгой прогулки, у меня даже взяли пару автографов, что жутко мне польстило. Парни ошеломленно наблюдали за этой ситуацией, а после начали спорить кто из парней в нашей группе круче. Наша девичья половина отвечала, что все самые лучшие, но этого было недостаточно и они принялись опрашивать всех девушек, сидящих за соседними столиками. Поначалу те стеснялись и отнекивались, но ребята знали, чем завоевать сердца. С небольшим отрывом выигрывал Райан. Девочки лет шестнадцати даже попросили у него номер телефона, правда, эта попытка была сорвана Делией, которая пристально следила за любимым. Он уловил этот взгляд и вернулся на место под наши ехидные смешки. Нас поразило то, насколько Райан стал покладистым, несмотря на, еще не исчезнувший, вид гота.
   Когда дверь бара распахнулась в очередной раз, то моя голова непроизвольно обернулась на шум, разнесшийся по залу. Из-за слишком высоких спинок на диванчиках мне не было видно, что там происходит и пришлось приподниматься, чтобы...чтобы в следующую секунду рухнуть обратно и непонимающе воззриться на довольные лица моих ребят.
   -- А где же наша Герда? -- раздался по залу громкий голос, принадлежащий, несомненно, Норду.
   Я все еще пребывала в состоянии шока и не до конца осознала всю эпичность и абсурдность ситуации. Эрик подмигнул Киму и хлопнул его по ладони.
   Вот так подарочек... Значит, Ким был не единственным, кого они вызвали сюда?
   -- Герда! Гердочка, выходи! Олень прибыл, а Чертяга изнывает в неведении! -- теперь Норда подхватил Ник. По шуму стало понятно, что их пытается усмирить администрация. Хотя...часть девушек тоже набросилась на звезд, почтивших сие заведение своим визитом.
   Пришлось вылезть из укрытия и робко помахать им ручкой. Они бросились мне навстречу еще более яро, чем Ким и мы едва не упали. За этими поцелуями, извинениями и пожеланиями любви и здоровья, я не заметила, что по лицу Багиры скользнула непонимающая тень и она уставилась на Адриана, ожидая ответа на немой вопрос.
   -- Ах, да! -- хлопнул себя по лбу Ник. -- С нами прилетел подарок для тебя!
   -- Вернее мы прилетели с подарком, ибо если бы он всех не торопил, мы бы не вложились в график и вряд ли бы оказались здесь. -- пробурчал Норд, отходя в сторону и давая мне взглянуть на... Дария.
   Мы замерли в нерешительности. Ждать эту встречу полгода и стоять, как каменные изваяния, при виде друг друга? Да, так могли только мы.
   Столько слов, сказанных ему мысленно на протяжении этих шести месяцев, столько слез, пролитых из-за невозможности встретиться и столько времени, утерянного и забытого...
   Каждый раз, представляя, что встречу его, я продумывала наш диалог с особой точностью, зная, что не представиться случая сказать ему это. Но вот он, случай! Скажи, давай! Но язык, казалось, онемел, а руки безвольно повисли и даже не тянулись к нему.
   -- Да целуй ее уже! -- рявкнул Чертяга в нетерпении. -- Зря что ли тащил нас сюда?!
   Дарий словно очнулся и медленно, пробуя каждое движение на вкус, обнял меня и зарылся в мои волосы, вдыхая их запах.
   -- Я скучал, родная... Боги, как я скучал... -- прошептал он мне, ища мои губы своими.
   Я, до сих пор не веря, подняла глаза на Дара и первая поцеловала его. Он облегченно выдохнул, будто боялся, что я не пойду на это и увернусь, и теперь решительно прижал меня к себе, впиваясь в губы, снова и снова пробуя их на вкус. От его поцелуя у меня заболели губы и я игриво укусила его за язык, но он не отпустил меня, не давая оторваться и заставляя забыть где мы и с кем мы.
   Здесь и сейчас остались только я и он. И нам было плевать, что на нас смотрит все кафе, а мои любимые "Forgotten ice" с Оленем и Чертягой еще додумались свистеть и аплодировать.
   Мы оторвались друг от друга, за что Ким наградил нас комплиментом : "Слиплись, как веки!".
   -- Я думаю, нужно выпить!
   -- Чертяга, ты как всегда... -- всплеснула руками Багира.
   -- Эй, почему это "как всегда"?! Я что, алконафт?
   -- Ты просто дурак! -- улыбнувшись, отозвалась я.
   -- Ладно, впервые я согласен с этим неадекватом и говорю, что надо выпить за воссоединение семьи! -- поднял бокал с соком Ник.
   Все остальные тоже поддержали Оленя и "неадеквата" заодно и...опустошили свои бокалы, кто с соком, а кто с простым молочным коктейлем.
  
   Единственным правильным решение за прошлый день это оставить именинницу одну, дабы она выспалась. Ну, возможно не совсем одну... И не совсем выспаться... Но оставить меня все же следовало!
   Поэтому проснувшись и почувствовав на талии тепло рук Дария, я сладко потянулась и повернулась к нему лицом. Он уже не спал, а лишь сонно улыбался мне и поглаживал по спине.
   -- Так бы и просыпался с тобой по утрам. -- прошептал мне Трупак и поцеловал в уголок губ.
   -- Эй, не подлизывайся, упырь! Я тебя еще не простила! -- рявкнула я и игриво укусила его за палец, так не вовремя потянувшийся, чтобы убрать, мешающую мне, прядь с лица.
   -- Не простила говоришь? -- "злобно" прорычал Дар и обхватив меня за талию, усадил на себя. Теперь мои колени были по обе стороны от него и я могла смело их сжать вместе и...попытаться сломать ребра упырю. -- Кажется, сегодня ночью я вымолил свое прощение, нет?
   -- О, ну если ты привык так извиняться, то я пожалуй...
   -- Потребуешь еще одно извинение? -- захохотал Дарий и уже ехидно добавил: -- Я согласен извиняться весь день! А ну, иди ко мне, моя милая!
   По прошествии часа мы уже сидели на кухне и я любовалась, как Дарий готовит мне завтрак. Почему- то раньше я никогда не задумывалась хорошо ли готовит упырь или нет, но попробовав его произведение искусства, которое он назвал "Утреннее восхищение", а на деле оказавшееся элементарной яичницей, в которую он добавил практически все овощи, найденные у меня в холодильнике, я поняла, что забота а моем питании полностью ложится на его плечи.
   -- Что- то не так? -- спросил Дар, наливая мне сок.
   -- Жду, когда ты мне поведаешь историю длинною в полгода. -- улыбнулась я, принимая стакан из его рук.
   -- Я думал, это мне все расскажешь. -- сделал умильную моську упырь и перехватил с моей вилки, только что наколотый, кусочек помидора.
   -- Я буду столь любезна и уступлю тебе. -- пробурчала я, притянув общую сковородку поближе к себе, да еще и прикрыв ее рукой.
   -- Ха! Ты уже однажды уступила мне и что из этого вышло? -- короткий смешок и задумчивый взгляд в окно, словно он вспоминал, что подвигло его рвануть прочь отсюда. -- Тогда ешь, а я расскажу тебе все с самого начала.
   Я согласно кивнула и принялась слушать.
   --Сначала пришла партия писем с твоими фотографиями, Оделия, наверно, говорила тебе. Я рвал и метал. Вернее, я пребывал в глубоком шоке и не знал, что делать дальше. Боги, эта ненормальная ревность полностью затмила разум и я, как дурак, этому поверил. Потом, совершенно внезапно, прибывает Ирэн и кидается со своей любовью мне на шею, что- то кричит про то, что все Хельсинки в курсе о твоем романе с Каем, а надо мной просто смеются. Этот аргумент пополнил копилку моего отвратительного настроя.
   -- А она тебе не сказала, зачем приехала? И неужели ты, не заметил, что все снимки-- подделка?
   -- Конечно, она сказала. Цитирую: " Чтобы утешить тебя здесь, Дарчик!". Ненавижу когда меня так называют... -- буркнул Трупак. Я внимательно наблюдала за ним и он раздраженно добавил: -- Замуж она хотела, замуж! А насчет фотографий, то смело могу заявить, что в этом деле я профан, да работа была проведена очень уж прилично и аккуратно, но судить не могу-- оригинала не видел.
   Я уперла руки в бока и покачала головой. Пришлось бежать за альбомом и предъявлять его Дарию.
   Он покрутил его в руках, достал все снимки и пересмотрел их, при этом комментируя каждый и подшучивая надо очередным прикидок Кая. Он попробовал пошутить и над моими, некогда бывшими, розовыми волосами, но после оплеухи помалкивал, лишь изредка хихикая.
   -- Ну, убедился, что это фальшивка?
   -- Вроде, да, но... -- он открыл верхний ящик стола и достал оттуда зажигалку.
   -- Ты что делаешь? -- не успела удивиться я, как он смял все снимки и прошел с ними на балкон.
   Я кинулась за ним, но он уже чиркнул зажигалкой и начал сжигать каждую фотографию. Завопив, я попыталась отнять или хотя бы потушить это безобразие, но он ловко уворачивался и продолжал вершить свое темное дело.
   -- Дай я хотя бы себя обрежу! -- возмущалась я.
   -- У тебя на компьютере есть! И у Феликса есть и даже у Багиры! Руки прочь иначе обожжешься!
   Видимо, Дария волновал только процесс уничтожения...
   Он вернулся на кухню и примирительно поцеловав в макушку, продолжил:
   -- Новая серия фотографий меня выбила из колеи, но я взял себя в руки, написал тебе песню и уже морально готовился все выяснить на финальном концерте, как увидел, что тебя целует Кай, при этом ты, словно специально, меня предварительно окликнула. Вот тут у меня уже сдали нервы и я крупно психанул и забил на идею поговорить с тобой.
   -- Ага, именно поэтому зыркал на меня исподлобья весь вечер... -- хмыкнула я.
   -- Я был на пределе, милая! Не каждый день тебе любимая изменяет!
   -- Или любимый со всякими Ирэнами...
   -- Прекрати нудеть! -- скривился Дар. -- Ты слушаешь? Так вот, в финале ты показала себя во всей красе! Молодец, любимая, я горжусь тобой и смекалкой Райана! В тот момент я даже не подумал тебе перечить и, ничего не отрицая, принял свой рок. Только на утро следующего дня, когда мы летели в Германию с Кайлинном, я понял, что натворил! Но увы, мы подписали контракт и начали пахать.
   -- А что произошло с Каем? И почему, черт возьми, с ним полетел ты, а не Норд?
   -- Нервный срыв и в этом, как не ужасно, все винят тебя. Пресса в Германии пестрила твоими снимками с Каем первую неделю, пока им рты не прикрыл Норд. Мы даже удивились, как они сюда не добрались!
   -- Хм, странно, а у нас дело пошло на лад...
   -- Я знаю. -- отмахнулся Дар и я опережая мои ехидные вопросы, ответил: -- Да-да, я следил за вашими успехами, признаю. Когда Норд прилетел и открыл все карты, а Райан еще и подтвердил, позвонив и сообщив о беременности Делии, первым желанием было бросить все и лететь обратно! У меня все из рук валиться начало от общего апокалипсиса в голове, но Ник угомонил меня и предложил немного потерпеть и отдохнуть друг от друга полгода...
   -- Заставив меня страдать... -- изогнула я губы в усмешке.
   Знал бы Дар, как я все эти полгода искала его спину взглядом, цеплялась за любое упоминание, каждую строчку новостей... Знал бы он, как каждый парень с темными длинными волосами напоминал мне его, а он...он даже не догадывался и сидел в этой трижды проклятой Германии и занимался альбомом!
   Упырь, одним словом!
   Я прошла на балкон и привычно потянулась к сигаретам. Курить не хотелось, я фактически избавилась от этой привычки, но вот мои руки еще нет и непроизвольно искали тонкую бумажку с табаком и фильтром.
   Дарий прошел за мной и отвел руку в сторону, не дав взять пачку. Он обнял меня сзади и положил мне голову на плечо.
   -- Прости меня, а? -- Всевышний, как же он сейчас похож на ластящегося кота.
   -- Никогда... Ты такая тварь, Дарий! -- горько ответила я, повернувшись и обняв его в ответ. -- Как ты вообще мог согласиться на эту чушь, предложенную Оленем?
   -- Я думал, что дав тебе время ты либо меня забудешь, либо успокоишься... -- в его голосе была такая тоска, что я протянула руку к его лицу, но он ее перехватил и начал неистово покрывать поцелуями.
   -- Либо упокоюсь. -- позволила я себе некий сарказм. -- Сейчас с Кайлинном все в порядке?
   -- Боги, какая ты непосредственная! -- наигранно поднял глаза к небу Трупак. -- Я ее тут целую, а она упорно думает о своих бывших! Все хорошо с ним, не волнуйся. Выписали его из клиники и если ты не слышала, что в альбоме четыре песни с его участием, то это твои проблемы! И не приехал он лишь потому, что решил оставить тебя в покое! А теперь секунду помолчи, чтобы я смог поцеловать тебя и мы пойдем гулять!
   И не успела я возразить, как губы Дария уже целовали мои.
  

Эпилог.

Полгода спустя или чуть больше.

   -- Еще один такой концерт и меня можно будет смело тащить не кладбище! -- я еще не могла отдышаться после того шоу, которое мы на пару с группой Дария устроили сегодня на одном из стадионов такого любимого и ,уже ставшего родным, города Хельсинки.
   -- У нас еще два таких концерта! -- флегматично парировал Дарий, выходя из машины и ожидая, когда моя светлость вытащить свою душу на свет белый. Я не спешила его радовать.
   -- Трупак, тогда неси гроб прямо сейчас... -- захныкала я.
   -- Я убью тебя... Я обещал и я это сделаю! -- прорычал Дар и помог мне вылезти из машины, потом подхватил на руки и понес в сторону подъезда одного из домов, в котором мы с недавних пор обитали.
   Старую квартиру в Хельсинках Дар продал, купив вместо нее эту: побольше и поуютнее. Не сделай он этого, не думаю, что я согласилась бы переезжать и уговаривать "Forgotten ice" ехать со мной. Они, к моему удивлению, охотно согласились и теперь мы покоряли Финляндию более активно и, надо сказать, имели оглушительный успех.
   Дарий внес меня в квартиру и усадив на стул, стянул с моих ног тяжелые мартинсы, после чего я протянула к нему ручки и он снял с меня куртку.
   -- Ты такой милый, когда молчишь! -- заискивающе пропела я.
   -- Не думай отвертеться за этими умильными фразами! -- он разделся и присел напротив меня, обняв за ноги и положив подбородок на колени. -- Я еще не настолько глуп, чтобы не помнить, что ты дала согласие.
   -- Ах, какая чушь, сударь! Обещания, признания... -- наигранно начала я строить из себя "принцессу". -- Слово мое! Могу дать, а могу забрать. Я, если хочешь знать, собиралась пожить вольной жизнью лет до тридцати...
   -- А я, наглый и неотесанный хам, обломал все, верно?
   -- Именно! На тот супружеский свет я пока не собиралась! -- я сложила руки на груди и показала ему язык.
   Дарий встал и направился на кухню, продолжая говорить:
   -- Любимая, если ты откажешься, то, наверно, сама понимаешь, что мне придется тебя убить?
   Я вскочила и побежала за ним. Что за мысли на ночь глядя проснулись у этого кладезя сюрпризов?
   -- Ты не сможешь меня убить, ты же меня любишь. -- напомнила я.
   -- Разве? Я рассчитывал просто жениться, доставить тебе удовольствие пару месяцев и принести в жертву Богу Жульничества... -- Дар покрутил в руках нож, которым нарезал яблоки и найдя там свое отражение, обернулся ко мне. -- Но, раз ты не хочешь удовольствий, то я смело могу принести тебя в жертву прямо сейчас!
   Я состроила неверующую мордочку, на которую мое чудо положил нож на место и взяв мое лицо в ладони, прикоснулся своими губами сначала к кончику носа, потом к уголкам губ и как завершающий этап-- крепко поцеловал в губы.
   -- Надеюсь, ты понимаешь, что предложение я делал на глазах у тысячи зрителей?
   -- Они могут и забыть... -- еще отнекивалась я, заочно понимая, что если этот упырь так решил, то так ему и быть.
   -- Не уверен... Судя по рыданиям поклонниц и воплям поклонников, они еще и на свадьбу придут...
   -- Я тогда сразу сбегу из под венца, учти!
   -- Плюс еще наши друзья... Готов поспорить, что Ад и Рай уже готовы тебя связать и держать до самой свадьбы под прицелом!
   -- Раю хорошо говорить, у него вон, и свадьба уже была и Хелли умницей растет... -- скептически заметила я.
   -- Зато представь, как Олень и Арчи будут охранять тебя и препятствовать побегу! -- мечтательно ответил Дар.
   -- Тогда пусть Эрик меня кормит, а Норд с Каем поют на ночь! -- нагло заявила я.
   -- Даже не знаю, что тебе ответить на это... -- с сомнением произнес любимый. -- Во- первых, позвать этих двоих, конечно, на свадьбу надо, а во- вторых, сейчас кто- то получит у меня!
   И он снова подхватил меня на руки и закружил по комнате, обещая небесные кары и все проклятия преисподней, а я поняла, что слишком сильно люблю этого упыря, чтобы не выйти за него замуж и плевать, что у нас впереди вся жизнь. Ведь, если ты готов отдать сердце человеку, то почему не можешь отдать и жизнь?
   Хм, в переносном смысле, разумеется! Ха-ха!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 3.77*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) К.Тумас "Врата на Изнанку"(Боевое фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"