Вейцель Леонид Иосифович: другие произведения.

Тайна Головы Скифа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Владислав Дар

ТАЙНА ГОЛОВЫ СКИФА

роман

ЧАСТЬ I

  
  
   Совершенно секретно срочная депеша:
   Начальнику контрразведки майору Айвену Штольцу.
   Банда головорезов из армии Редьки Гунна намерена пробраться в столицу российской империи, город Коктебель, и отыскать древнее оружие Атлантов - Мак-Мак.

Агент большой У.

  
   Айвен Штольц, главный сыщик Коктебеля, сидел за столом и разбирал донесения своих агентов. Айвен Штольц роста был среднего, телосложения крепкого, имел пышную черную густую шевелюру. Большой широкий лоб мощный нос. Тонкие плотно сжатые губы и на верхней губе черные маленькие усики. Но главное в его лице это глаза. Глаза не смотрели - они пронзали собеседника насквозь. Длинные, чуть узкие, они были скрыты под черными бровями. Длинные гибкие пальцы пианиста играли с курительной трубкой, лежавшей на столе.
   Это был солнечный уютный день. Корабли не спеша заходили в гавань. Из кофеен маняще пахло кофе. На улицах жарили рыбу, а в прохладных тавернах пили красное вино. Зеленые парки гудели голосами отдыхающих и жителей Коктебеля, которые громко, вслух читали газеты.
   По улицам бегали мальчишки. Надев страшные маски, они пугали девчонок и прохожих. Девчонки визжали, а прохожие чертыхались. Город Коктебель, столица империи, готовился к большому празднику - карнавальной ночи.
   Штольц посмотрел на море.
   В дверь постучали.
   - Войдите, - пригласил Штольц.
   В комнату вошел, печатая шаг, как на плацу, громадный бородатый мужик. Фигурой он напоминал борца. У него были крепкие ноги, широкая грудная клетка и литые плечи, на которые была посажена мощная голова. Широкий лоб, глубоко посаженные глаза, некрупный, но мясистый нос, борода, обрамляющая крупные губы. Волосы спадали на лоб. В глазах была чуть заметна грусть.
   - Вы майор контр-разведки Айвен Штольц?
   - Да, это я.
   - Теофраст Бомбаст Акулов, демобилизованный с Марса и прикомандированный лично к вам для усиления отдела контрразведки. Направлен главой департамента безопасности министром Сен Жуком.
   - Садитесь, Теофраст. Мой отдел состоит из одного человека - меня, - если не считать группы захвата. Но теперь нас двое. Скажите, татуировка бабочки у вас на руке означает десант?
   - Так точно. Сделал по молодости. Романтика. Символ десантных войск.
   - Перестаньте отвечать по уставу, привыкайте к гражданской жизни. Кого-то вы мне напоминаете, Теофраст, я сейчас не могу вспомнить, кого именно. Но не будем терять время. Вот донесения моих агентов. Прочитайте, вникайте в обстановку. Самые лучшие мои осведомители - это семейство агентов "Ушастых".
   На столе лежали листы донесений:
   "Банда из армии Редьки Гунна ищет оружие Атлантов".
   "Спутник заметил вооруженных людей у стен Коктебеля".
   "Оружие цивилизации Атлантов имеет сокрушительный эффект".
   На телефон Айвена пришло смс-сообщение. Штольц прочитал сообщение.
   - Мой агент "Актер" зовет на встречу в кафе большого парка Коктебеля. Акулов, поедете со мной. Будете входить во вкус оперативной работы.
  
   Сыщики Коктебеля уселись за один из боковых столиков уютного зеленого кафе. Играла музыка, официанты разносили мороженое и напитки. Штольц был одет в элегантный костюм. На лацкане его пиджака красовалась белая роза.
   - У меня, Акулов, как я тебе уже говорил, есть своя потрясающая агентурная сеть, семейство "Ушастых". Это талантливая семья. Они могут запомнить сложные тексты наизусть и потом артистически воспроизвести. У них музыкальный слух и даже толстые стены им не помеха.
   - А вот и мой агент. Самый лучший сборщик информации.
   Высокий гибкий официант, с большими ушами, похожими на распустившиеся бутоны роз, обслуживал клиентов. Официант незаметно подал рукой знак и скрылся из зала. Штольц и Акулов последовали за ним.
   У малиновых кустов за кухней кафе Штольц встретился с агентом.
   - Зачем ты нас звал, Актер?
   - В городе объявилась банда из армии Редьки Гунна. Места постоянной ночевки не имеют. Все время кочуют, как будто опасаются чего-то. Крутились у дома графа Арвида. Они дремучие и бородатые, видно, много времени провели в лесах у Угрюмов. Ищут какое-то оружие. Говорят, что еще очень древние Атланты владели этим оружием.
   - Кто провел их через стены города? - спросил Штольц.
   - Известно кто - Туз. Он лучше всех мутантов знает систему канализаций. У этих мутантов и штаб есть, где-то в подземелье.
   - А мутанты, это кто? - шепнул на ухо Штольцу Акулов.
   Штольц вытащил из кармана книгу и открыл Акулову нужною страницу энциклопедии безопасности.
  
   Краткая справка о мутантах
   Мутанты - это новая популяция людей. Мутанты обладают способностью трансформировать свое тело, гипнотизировать и частично подавлять сознание людей. Психологи определили поведение мутантов как поведение, направленное на обладание неограниченной властью.
  
   - Майор, если я что-нибудь услышу о мутантах, то обязательно вам передам.
   Лейтенант Акулов молчал, сгустив черные брови.
   - Главаря этих бандитов зовут Олоне. Они обедали у нас на кухне и все время крутили в руках вот эти вырезки из газет: "Сенсация: профессор Лемониус, главный ученый краеведческого музея, делает открытие"; "Находка загадочной пирамиды в Крыму"; "Мы не одни во вселенной "; "Я гений - так сказал профессор Лемониус ". Я слышал, как Олоне ругал графа Арвида и говорил, что они с ним обязательно сведут счеты.
   - А кто такой граф Арвид? - спросил Акулов у Штольца.
   Штольц вытащил из кармана отпечатанный лист и подал Акулову.
  
   Досье на графа Арсения Веденеева
   Кличка - граф Арвид.
   Граф Арвид - торговец оружием. Скрывает свой бизнес под прикрытием торговли антиквариатом. Тесно сотрудничает с грабителями музеев. Сбывает краденый товар из музеев и заповедников местным олигархам. Является дальним родственником императора Августа.
  
   Акулов, молча прочитав, вернул лист Штольцу. Тот достал из кармана спички и сжег досье.
   - Спасибо, Актер! - Штольц пожал руку агенту.
   - Всегда рад служить вам, майор Штольц.
   Штольц набрал номер на мобильнике.
   - Срочно пробейте по информационной базе: в каком музее работает профессор Лемониус и что он там такое нашел?
   - Эх, послали бы вы меня на ликвидацию банды Туза и этих наемников, пробравшихся к нам из лесов угрюмов... - Акулов крутил в руках револьвер.
   - Перед ликвидацией, Теофраст, пройди-ка ты, пожалуй, короткий тест: где может какать горилла весом в триста килограммов?
   - Где? - не понял Акулов. - Не знаю.
   - Везде. Видишь, для операций по ликвидации ты еще не готов.
   Из штаба перезвонили через пятнадцать минут. По ходу разговора Штольц постепенно мрачнел.
   - Чертовщина какая-то, Акулов. Файл о профессоре Лемониусе помечен грифом "секретно", разглашению не подлежит.
  
   Дворец императора Августа был великолепен и считался одним из чудес света. Пять венчавших здание куполов отливали золотом и светились на солнце, стены были из белого мрамора, лес причудливых колоннад манил посетителей вглубь просторных залов.
   Во дворец вели пять изумрудных ворот, охраняемых гвардией императора, всадниками на крылатых белых Пегасах.
   Путь в тронный зал императора проходил через великолепные галереи. Стены залов были расписаны разноцветной мозаикой с позолотой, а в особенно торжественные дни в этих залах за тонкой занавеской сидела армия музыкантов, играющих приятную музыку и всевозможные гимны, прославляющие императора и его народ.
   В это утро император Август проснулся в плохом настроении. Императрица Виктория слишком громко храпела ночью.
   Надев доспехи и взяв в руки саблю, двухметровый гигант-император, сильный мужчина с квадратной фигурой, мощным лбом и буйной шевелюрой каштанового цвета, вместо утренней зарядки вступил в фехтовальный бой с манекенами.
   - Мой дорогой, почему вы так кровожадны с утра? Выпейте томатного сока, утолите жажду крови на губах, - жена императора проснулась от шума битвы. - Мой дорогой муж, вы не живете в гармонии с природой.
   Виктория, красивая черноокая брюнетка, не потерявшая женской кошачьей грации и сохранившая себя в спортивной форме, лениво потянулась в кровати.
   Аккуратно отложив оружие, император вытер влажным полотенцем разгоряченное тело.
   - Вы правы, я не живу с природой, а живу со своей женой, которая ужасно храпит по ночам.
   - Прошу тебя, не выдавай наши семейные тайны. При том, быть может, это была не я. Я думаю, это комары мешали тебе спать.
   Император схватил шпагу и, сделав выпад, попал манекену в сердце. Железный манекен жалобно задрожал.
   - Держи себя в руках, этот манекен ни в чем не виноват. Ты же император и должен быть хладнокровным.
   Император решил, что на сегодня уроков фехтования достаточно.
   - Воды! - громко крикнул он слугам.
   Железные роботы принесли на серебряных подносах кубки с томатным соком.
   - Но я же просил воды.
   - Была услышана команда утолить жажду томатным соком, - прогудел металлическим голосом робот-мажордом Паласиас.
   - А я хочу воды, простой воды, и быстро!- заорал на весь дворец император.
   - Скажите, моя дорогая, почему вы трон променяли на хобби?
   - Что за хобби? Я вас не понимаю.
   - Ваше хобби, которое вы превратили в профессию, - благотворительность. Нет ни одной организации, где вы бы не заседали и не выпили чашку чая в обсуждении, как помочь всем бедным нашего королевства.
   - Но я современная эмансипированная женщина я не могу целыми днями сидеть дома, - возмутилась императрица.
   Эта красивая женщина играла длинными локонами волос. Она наматывала их кончики на маленький пальчик, а затем кокетливо закусывала и при этом настороженно смотрела на мужа.
   - А кто поможет нашим детям, Виктория? - ласково спросил император.
   - Но у них есть слуги.
   - Слуги не заменят им мать.
   - Но у них есть отец.
   - Я вечно занят государственными делами.
   - Ой, Август у меня ужасно разболелась голова. Я хочу есть.
   И Виктория крикнула в зал скучающим роботам:
   - Готовьте завтрак!
   - Где была вчера наша дочь? - спросил император.
   - Как где, спала в кровати.
   - Я не про Клеопатру спрашиваю, а про наследницу престола, Ойкумену.
   - Привет родителям! С добрым утром! - радостно вбежала младшая принцесса, Клеопатра, милая девочка с тонкой фигуркой, длинным носиком, большими черными глазами и такими же черными волосами, собранными в длинный хвостик.
   Она была второй наследницей престола, после ее старшей сестры Ойкумены.
   - Долгие лета императору, привет папе, привет маме! - продолжала она утренние приветствия. - Родители, когда мы будем завтракать? Я ужасно голодна.
   За длинным столом слуги-роботы ловко и бесшумно накрывали на стол, который быстро заставлялся заморскими фруктами, различными тортами и пирогами. Император смотрел на стол, как на поле боя.
   - Зачем все это? Я на диете! Кто-то может в этом дворце разбудить Ойкумену?! Я хочу ее видеть, я приказываю! - вскричал император.
   Заиграли фанфары, застучали барабаны, двери распахнулись с благородным стуком, и в зал вошла принцесса Ойкумена.
   Это была дикая амазонка, крепкая и смелая. Движения ее были быстры и энергичны. За поясом всегда висел нож. Ойкумена была очень красива. Черные тяжелые локоны волос отливали на ее мраморной шее синим светом. Большие глаза искрились на открытом и благородном лице с милым носиком и пухлыми губами. Ойкумена была целеустремленной особой и имела властный характер.
   - Приветствую императора Августа, - сказала она. - Долгие лета тебе, папочка. Приветствую и тебя, мамочка. - И повернувшись к Клеопатре, крикнула: - Привет и тебе, сестренка Клео.
   Ойкумена села за стол.
   - Где вы были вчера ночью, моя любезная? - спросил у Ойкумены император.
   - Я была с народом, папа.
   - С каким еще народом? - удивился император.
   - С нашим народом. Я танцевала на улицах. Ведь скоро в нашем городе будет карнавальная ночь. Люди будут танцевать на улицах, бить в барабаны, дудеть в трубы, разжигать костры и танцевать в масках. Это праздник свободы, когда вельможа и простолюдин равны. Никто тебя не узнает под маской, и можно делать, что хочешь. Вести себя свободно, а не по этикету.
   Громкий голос робота-мажордома Паласиаса огласил:
   - Советник императора министр Сен Жук просит аудиенции.
   - Зовите, - сказал император.
   Двери залы распахнулись, и вошел лучезарный Сен Жук в белом парике. Черный фрак был надет на мощное тело, на ногах - ботинки с блестящими серебряными пряжками.
   Поднеся к глазам золотой лорнет, Сен Жук изобразил на своем добром округлом лице сначала удивление, а затем умиление.
   - Долгие лета императору и его почтеннейшему семейству, - сказал он и склонился в глубоком реверансе.
   И так в танце реверансов, ножку вперед, ручку назад, семеня шагами, согнув колени, и делая всяческие поклоны, Сен Жук обошел стол. Он поцеловал ручку матери-императрицы, лобик принцессы Клеопатры и щечку Ойкумены.
   - Сен Жук, - не выдержал император, - прекратите ваши индейские пляски. Садитесь за стол обедать.
   - Всегда готов, император.
   - Ойкумена, наследница престола, нарушает дворцовый этикет, - обратился император к Сен Жуку. - Гуляет по ночам. Она должна быть выше всех этих простых удовольствий, потому что скоро получит самое большое удовольствие на свете - власть.
   - Папа, ну не могу же я ради власти так страдать! - рассердилась Ойкумена.
   - Я согласна с тобой, дочь. Можно встретить массу интересных людей и почерпнуть большое количество оригинальных идей на этих народных гуляниях, - поддержала ее мать-императрица.
   - Моя дорогая принцесса Ойкумена, а вас кто-нибудь там узнал? - спросил Сен Жук.
   - Нет, никто.
   - Император, пока не о чем волноваться. Принцесса потанцевала, никто ее не узнал, никто ничего не заподозрил.
   - Женить ее надо... - вздохнул император. - И желательно на принце с хорошей родословной.
   - Я уже взрослая и сама найду себе жениха! - ответила Ойкумена.
   - Только осторожней, моя милая, жених без родословной грозит потерей трона!
   Ойкумена встала из стола:
   -Я пойду, папа. Мне нужно потренироваться в стрельбе из лука.
   - Я с тобой! - крикнула принцесса Клеопатра и побежала вслед за сестрой.
   - Какой характер! - с гордостью сказал император. - Вся в меня!
   - Я тоже пойду, у меня заседание клуба состоявшихся женщин, - заявила королева Виктория.
   - Не забывайте, дорогая: кроме того, что вы общественный деятель, вы еще и мать.
   Виктория молча удалилась из зала.
   - Сен Жук, а ты понимаешь сны?
   - Расскажите император. Хоть я не библейский Иосиф, но постараюсь разобраться.
   - Сегодня ночью мне приснился сон, что я гуляю по полю. Вокруг красота необыкновенная, я гуляю среди фруктовых деревьев и вдруг вижу коров.
   - Сколько их было император, случайно не семь?
   - Нет. Там паслось целое стадо коров. Было много тучных, жирных коров, с лоснящимися боками, и всего один бык. Да, там был один бык, чем-то похожий на меня.
   - Это весь сон, мой император?
   - Нет, погодите Сен Жук. Гуляю я среди этих коров, хлопаю их по лоснящимся бокам, как вдруг мой взгляд упирается в небо. А оттуда сыплется фонтан звезд. И чувствую я, как мне жарко от этих звезд. Эти звезды горячие, а вместе с ними на меня падает грязь.
   - Землетрясение или вулкан, мой император.
   - И коровы в панике бегут от этой грязи. Тяжелая грязь падает на них, а они жалостно мычат и бегут, и я среди них. Коровы меня не слушаются, и бегут, словно безумные, и я не могу их остановить. Я смотрю вверх а там все небо в грязи. Проснулся я, Сен Жук, в холодном поту. И что это все значит?
   - Думаю, император, нас ждут тяжелые времена, - со вздохом ответил Сен Жук.
  
   Граф Арсений Виденеев нежился в постели, когда сильный стук в дверь заставил его вскочить с кровати.
   Граф был рослым мужчиной с широким и круглым лицом. Поредевшие золотистые волосы беспорядочно спадали на лоб. Вдоль висков к щекам спускались рыжие бакенбарды. Широкий лоб прорезали глубокие морщины. Хищные глаза настороженно смотрели из-под густых бровей. Крупный нос и густые русые усы нисходили радугой по верхней губе. Тупой подбородок был надменно поджат.
   Услышав стук, граф истерично заорал:
   - Курк, открой дверь! Курк, да где же ты?
   Не дождавшись ответа, граф в халате и одном тапке, с белым колпаком на голове побежал отпирать дверь. В руках он держал старинное ружье. Чертыхаясь, граф с трудом отодвигал тяжелые дверные засовы.
   - Ну, где же тебя носит Курк? Кто это там так трезвонит? Одно лишнее слово, и я стреляю!
   Граф со злостью распахнул двери. За дверью, склонившись в реверансе, стоял его преданный ученик Курк.
   - Так вот ты где! - со злостью заорал граф.
   Курк улыбнулся бледными губами. Его узкое лицо с тонкими чертами прорезали морщины. Он был похож на юркого зверька, на хорька. На правой стороне головы Курка волосы над ухом были короче, чем на левой. Это было сделано специально для того, чтобы все могли видеть крупную золотую серьгу с алмазом, украшающую его ухо.
   - Граф, не надо нервничать, - сказал Курк. - Я привез вам новую партию антиквариата. Свежую, прямо из музея. Куда поставить?
   - Заноси, в салон, - со вздохом промолвил граф.
   - Мальчики, ко мне! Быстро взяли и понесли! - скомандовал Курк бородатым мальчикам. - Граф, мне так повезло! Я был в доках Коктебеля, искал парней для черной работы. А тут эти. Сами подошли и предложили помощь. На ловца и зверь бежит, не правда ли граф?
   Грузчики, кряхтя, тащили статуи в залу.
   - А этот двухметровый геркулес очень хорош! - Курк любовно погладил экспонат по мраморному животу.
   - Хозяин надо бы на водку дать. Так сказать, допинг.
   Граф рассматривал экспонаты и даже не обернулся:
   - Курк, дай им олимпийский серебряный рубль, и пусть убираются отсюда.
   А грузчики никуда не торопились. Они быстро закрыли двери на тяжелые засовы. Из-за углов залы выступили люди в черных масках.
   - Караул, грабят! - закричал Курк.
   Тяжелая рука заткнула ему рот. Фигура в центре сняла маску.
   - Не надо нервничать, граф Арвид, - произнесла тень.
   Перед ними предстал бородатый мужик с грубыми руками и красной рожей, на его левой щеке сиял большой шрам.
   - Олонэ, генерал армии Редьки Гунна, - представился он графу.
   Граф ойкнул от испуга:
   - Что тебе здесь нужно?
   - Решил познакомиться. Я так много о вас слышал... И совсем не лестные отзывы. Хороший у вас бизнес, граф: скупка краденого, торговля ворованным антиквариатом. Арвид, первую партию оружия мы получили, как вы и обещали. Но Редька Гунн очень недоволен, граф. Это оружие морально устарело лет так на пятьсот. Ты, наверное, ограбил исторический музей битвы на Бородинском поле, мерзавец, - наклонился Олоне к лицу графа и дыхнул на него запахом гнилых зубов. - А Редька не любит, когда его обманывают. Он хочет мести. И он прислал меня сюда, чтоб я отрезал тебе голову.
   - О боже, граф, я жить хочу! - завопил Курк.
   - Олонэ, это неправда. Я все объясню. Мы же цивилизованные люди, - оправдывался граф. - Это только первая партия, пробные образцы. Но скоро я налажу поставку очень хорошего современного оружия для вашей армии повстанцев.
   - Закройте им обоим рты, - приказал Олонэ.
   - Олонэ, я знаю, я допустил ошибку. Но это бизнес, с кем не бывает. Я жду новой партии оружия, сверхсекретного, мощного, у меня и свой человек сидит в генеральном штабе. Ведь можно обо всем договориться. Только, пожалуйста, без крови.
   - Ладно, граф. Давай договоримся. И крови не будет, - согласился Олоне.
   Он сел на антикварный стул с резными ножками. Стул под грузным телом Олоне жалобно заскрипел.
   - Мне нужна голова вождя скифов. Достань мне ее.
   - Что за голова вождя скифов? Его череп? - граф Арвид захохотал. - Так это же пустяк. Мы свои люди. Только один белый облезлый череп скифа. Нет проблем.
   - Да. Мне нужен один экспонат. Вместо твоей головы я хочу получить другую голову. Голову вождя скифов.
   - Имя музея, где лежит это сокровище? - решил не терять времени даром Арвид.
   - Я не знаю. Не хочу светиться со своими людьми, - Олоне почесал свой шрам. Мы после лесов Угрюмов слишком приметные стали в вашем городе. Ты уж постарайся найти нужный музей и принести мне голову. Найдешь - позвони, вот номер моего мобильного, - и Олоне ножом на деревянном старинном столе начертил свой номер.
   - Граф у тебя есть время до утра, - предупредил Олоне. - Утром я хочу получить голову скифа. Или я положу твою голову на поднос и подарю Редьке Гунну. Учти, у моих ребят тупые пилы.
   Банда бесшумно вышла из дома графа Арвида.
   - Премного вам благодарен за предупреждение, генерал Олоне, - пробормотал вслед граф и, раскланиваясь, закрыл за ними дверь.
   - Курк! - закричал граф. - Быстро наверх! Хватай толстую энциклопедию музейных экспонатов Коктебеля. А я пока загляну в интернет.
   "Что же искать-то? - нервно жевал губу граф Арсений Веденеев. - Допустим, "знаменитые экспонаты музеев Коктебеля"".
   Интернет выдал статьи из газет: "Находка профессора Лемониуса"; "Профессор Лемониус - работник краеведческого музея Коктебеля - нашел гробницу курган скифо-сарматского вождя".
   - Что это за музей, граф?! - истерично закричал Курк.
   - О нем ходит дурная слава. Это Местный краеведческий музей Коктебеля. Нет, туда я войти не могу. Над этим музеем висит проклятье. Все кто пытался стащить оттуда что-либо, сходили с ума, или их ловили на месте преступления. Они сами бежали в полицию и признавались в содеянном.
   - Граф, что же делать?! - вопил Курк. - Они убьют нас!
   - Если бы это был другой музей, - рассуждал вслух граф Арвид. - Но над этим весит проклятье. А воры - люди суеверные. Ни один из них не захочет заглянуть в пасть черту. Нет, тут должен быть кто-то другой. Это должен быть человек не раз видавший преисподнюю и даже самого сатану.
   - Сатану вы говорите граф, сатану? - ухватился за идею Курк. - Граф, у меня есть на примете кое-кто. Он мне рассказывал о своей битве с шайкой, где был сатана по кличке Нельсон.
   - Кто он? Где нам его искать?
   - Его зовут капитан Григорий Кархан. Он пират и контрабандист. Этот человек достанет любую вещь даже из пасти черта. Имперский флот подбил его шхуну "Черный принц". Сейчас он со своей командой сидит на мели в доках Коктебеля. Пьет водку, живет в долг, и мечтает, чтоб кто-нибудь дал ему подработать для покупки нового корабля.
   - Что же ты молчишь, Курк! - воодушевился граф Арвид. - Веди меня к нему! А по дороге захватим барона Фиванского. Пусть произведет на этого пирата впечатление своими медалями на мундире.
   - Граф, а как мы с ними расплатимся?
   - Тут свою голову спасать надо, в обмен на эту, скифскую. Не волнуйся, на выходе из музея Кархана будет ждать шайка Олонэ. Он с пиратами и разберется. Все будут довольны, все будут в расчете.
   - О, граф это гениально! - вскричал Курк.
   - Учись, Курк. Если бы я не подобрал тебя в притонах Коктебеля, ты бы, наверное, и не дожил до своих тридцати.
  
   В кабинете Штольца Теофраст Акулов смывал с себя мраморную краску.
   - Так ты говоришь Акулов, что граф Арвид собирается грабить краеведческий музей Коктебеля?
   - Так точно, майор Штольц. Но больше в костюме Геркулеса я на задание не выхожу. Очень холодно в нем стоять.
   - А я когда тебя увидел, подумал, на кого это ты похож? - улыбнулся майор Штольц. - А потом понял! Ведь это точная копия античного героя, Геракла.
   - Зачем же им нужна голова вождя скифов? - продолжил свои рассуждения Штольц. - Что они в ней могут искать?
   - Может то, чего нет в наших головах - мозгов? - пошутил Теофраст. - Вот, майор, смотрите. Я тут порылся в секретных файлах. Прикидывал разные гипотезы и нашел вот эту историю. Акулов передал Штольцу лист бумаги, на котором было написано следующее:
   "Материал из секретных файлов.
   База данных разведки Коктебеля:
   В южной Америке был найден череп из горного хрусталя.
   Индейцы майя, потомки древней цивилизации, опустились перед черепом на колени и начали молиться. Вождь племени сказал, что таких черепов было тринадцать и если их собрать вместе, то они заговорят".
   - Это все интересно, - скептически заметил Штольц. - Но мне кажется, что нам надо навестить этот краеведческий музей.
   - Только без наряда геркулеса! - усмехнулся Акулов и метнул три ножа в громадное чучело - голову кабана, - висевшее в углу кабинета Штольца
   - Осторожно, Теофраст! Так ты мне охотничий трофей продырявишь, - Штольц нежно погладил чучело. - Это тебе не хрустальный череп вождя скифов. Ты знаешь, чей это череп? Это череп прадедушки кабана Кабаконга. Самого большого кабана, водящегося в наших лесах. Дикий был зверь, многих охотников истоптал и загрыз. Это легенда "натуралиста", гроза лесов Коктебеля.
  
   Пираты сидели за большим столом в кабаке у Клеща. Они пили текилу, смачно закусывая фирменным блюдом "ляб ляби дундерьма". Это было фисташковое мороженое, посыпанное изюмом. Во главе стола сидел предводитель ватаги, капитан Кархан.
   Боцман Бимс, коренастый мужчина в тельняшке с густыми усами и непослушно спадающими ему на глаза волосами, поднял толстый палец перед длинноносым юнгой Левентиком.
   - Левентик, пить надо аккуратно, - изрек он.
   Ночной Ангел, двухметровый негр атлетического телосложения, уплетал цыпленка, сверкая зубами в ночи.
   Доктор Буртик, врач экипажа, мужчина с блестящей лысиной и пучками белых волос по бокам головы, ходил между пиратами и щупал им пульс.
   - Это ж надо, столько выпито! Такие перегрузки, а пульс в норме! Пейте осторожно господа, каждая третья смерть в России связана с алкоголем, - доктор был весельчаком и любил пошутить.
   Два брата-головореза, Шверт и Ушбон, лица которых были словно вырезанными из гранита, инфантильно взирали на ночной кабак. У них были крупные носы, выпирающие подбородки, широкие скулы и глубоко посаженные глаза. Шверт точил нож, а Ушбон своим ножом чистил ногти.
   Юнга Левентик читал письмо от своей жены.
   - Левентик, что там тебя жена написала? - спросил его Ушбон.
   - Пишет, что устала ждать. Она грозится уехать с дочкой в Чебоксар, к маме.
   - А где это? - удивился Ушбон .
   - Да я и сам не знаю, где. Где-то далеко, наверное.
  
   Карета графа Арвида остановилась у рыбного рынка. В нее, звеня шпорами и сверкая золотыми эполетами, влез гость в мундире кавалериста.
   - Познакомься, Курк. Это наш друг, барон Фабиан Фиванский, родственник императора. Лучшей кандидатуры невозможно было и подыскать, - представил его граф Арвид.
   Барон, сверкнув лысиной, махнул головой в сторону Курка. Широкая лента красно-белого цвета и разноцветные ордена украшали его обтянутую синим мундиром грудь.
   - Граф, а куда мы едем? - поинтересовался барон.
  
   - Мы едем в притоны Коктебеля, барон. Там в одном уютном местечке скрывается контрабандист и пират Кархан. Сегодня у нас с ним назначена встреча. Так сказать, деловые переговоры.
   - Граф, но это же опасно! Остановите карету, я сойду, - пробормотал барон.
   - Мне кажется, я в вас ошибся, барон - скорбно произнес Арвид. - Вы можете выйти на следующем повороте. Но не забудьте сегодня же вечером вернуть мне ваш карточный долг. Я надеюсь, вы - человек чести, барон, и вернете мне все сполна. В противном случае о вашем бесчестии узнает весь Коктебель.
  
   Барон начал храбрится. Он энергично размахивал руками, раздувая щеки:
   - Нет, нет, граф, вы меня не так поняли. Я хочу сказать, что без батальона гвардейцев наше путешествие может быть опасным.
   - Я вижу, вы - смелый воин. Вы - Юлий Цезарь, черт побери! Теперь я за судьбу Коктебеля могу быть спокоен, - громко сказал граф и тихо, так, чтобы барон не слышал, добавил: - Бедный город! С таким генералом, как вы, мы быстро проиграем сражение Редьке Гунну. Это произойдет, даже если он атакует нас музейными экспонатами, которые вы, барон, проиграли мне в карты.
   Барон хотел, что-то возразить, но в это время Курк указал на ресторан, где пировала команда Кархана.
   Курк, одетый в черный костюм, состоящий из длинного сюртука с золотыми пуговицами, спустился по ступенькам в нижний зал ресторана. Его волосы были аккуратно уложены, на голове - черный цилиндр, на руках - белые перчатки. Он шел, прокладывая себе дорогу тростью с громадным золотым набалдашником.
   - Кархан, к тебе гости? - крикнул хозяин кабака по имени Клещ, скользкий худой тип в белом фартуке, залитом вином и оливковым маслом.
   Голова Клеща напоминала большую маслину, обвязанную белой грязной банданой. Он кивнул на Курка, плавающего в густом смоге курительных трубок и алкогольных паров.
   Кархан стряхнул с себя сон. Его движения, как и фигура, походили на стальной клинок. Высокий и широкоплечий, Кархан имел крепкое тело, мускулистые руки и тонкие пальцы. Казалось, застынь этот человек в воздухе, и ты услышишь несыгранную ноту.
   Его черные кудрявые волосы небрежно падали на подвижное лицо. Темные брови нависали над мудрыми глазами. Взгляд его был хитрым, губы, как натянутые струны, нос, словно тромбон.
   Капитан Кархан не спеша поедал омлет, прихлебывая холодную водку.
   - Скажите, капитан, а у вас есть мечта? - спросил его боцман Бимс.
   - Есть, боцман. Но это не то место, чтобы рассказывать о ней. Пока у меня одно желание - съесть омлет и выпить для аппетита холодную водку.
   "Я люблю текилу, она делает меня счастливым", - пели пираты.
   Клещ ставил одну за другой бутылки текилы на стол Кархана:
   - Я вас предупреждаю, Кархан, пейте медленно - ваш кредит в моем заведении подходит к концу.
   Забрав пустые бутылки и вытерев грязным полотенцем стол, он направился к себе в угол считать цепкими длинными пальцами золотые рубли.
   - Смерть одна - текила на всех! Мне кажется, это девиз этого милого заведения, - сказал доктор Буртик, аккуратно разделывая скальпелем жареного кабана. - Не успел я сесть за стол, как соседи уже успели выложить мне всю душу. Где сбил их экипаж, как они умирали от жажды. Убийства и исчезновения - вот любимая тема этого заведения. Весь мир поднялся на борьбу с алкоголем, но, тем не менее, спиртное в Европе делают монахи. Посмотрите на этот мир, Кархан. Все напились и лежат под столами без сознания.
   - Доктор, - вмешался боцман Бимс, - русские пьют, чтобы подавить печаль в своей душе.
   - Тоже мне, загадочная русская душа! Меньше пить надо! - усмехнулся Кархан.
   Вдруг откуда не возьмись на Кархана ринулся верзила с ножом:
   - Вот наконец мы с тобой и встретились, Кархан!
   Кархан отреагировал отменно быстро: пуля его револьвера пробил голову верзиле раньше, чем тот вонзил нож в китель капитана. В ресторане запахло порохом. На минуту веселье приостановилось.
   - А кто это был? - спросил Кархан у притихшей публики. - Клещ, унеси это блюдо. Я не заказывал бифштекс с кровью, - крикнул Кархан в мрачное затишье суровых посетителей.
   Ресторан грохнул громким смехом, и веселье снова потекло своим чередом. Живые хотели получить от жизни все.
   - Кархан, к тебе опять гости, - гаркнул Клещ. - Мне как, нести носилки или тащить бутылки? Я устал бегать вокруг вашего стола и вытирать кровь. Только трупы от вас можно поиметь, а денег не дождешься. Тунеядцы! - Клещ презрительно сплюнул в сторону бочек с вином и пивом.
   - Ну что, опять кому-то неймется? - Кархан вытащил из кармана револьвер.
   Но тут перед пиратами предстал надушенный и напомаженный, весь блестящий от лака Курк.
   - А, Курк, это ты? Чего тебе нужно? Ведь ты знаешь, что мы не торгуем антиквариатом? - поинтересовался Курка Кархан.
   - Кархан, встань, когда с тобой говорят благородные особы, приближенные к императору! - потребовал Курк.
   - Сейчас! - и, вскочив, Кархан двинул Курка кулаком по скуле.
   Курк упал, как тряпичная кукла. Его ноги подкосились, он уткнулся носом в пол и жалобно заскулил, как побитый пес.
   - Ну что, Курк, я достаточно выразил почтение особам, приближенным к императору. Они от этого стали еще ближе.
   - Ничего он без меня сделать нормально не может! - процедил сквозь зубы граф Арвид и, разгоняя густую табачную завесу белыми перчатками, сам подошел к столу Кархана.
   Граф Арвид был одет в смокинг. За его спиной маячила голова барона Фиванского в синем мундире, трясущего медалями и гремящего шпорами.
   Граф снял цилиндр и отвесил короткий поклон.
   - Капитан, ну зачем же так строго! Сразу и в морду! Где ваше благородие, воспитание? Вы же, я слышал, офицер! Белая кость, голубая кровь. Позволите, я присяду за ваш столик?
   - С кем имею честь говорить?
   - Я - Граф Арвид, меценат, антиквар и народоволец. Вот вам моя визитная карточка. Если вам нужно будет трюмо эпохи Людовика, или банка шпрот, то обязательно обращайтесь.
   - Вы ко мне по какому вопросу, граф?
   - Я к вам, Кархан, по одному очень важному, деликатному делу, - пригнув голову к уху Кархана, зашептал граф.
   - У нас в Коктебеле дела так быстро не делаются. Присаживайтесь, граф, поговорим.
   - Я работаю на правительство его величества короля Августа, - начал граф. Трону нужен редкий экспонат. Голова вождя скифов.
   - А почему бы королю не взять эту голову самому?
   - Нельзя. Король не может быть грабителем гробниц. Что о нем подумает народ? А старикашка-профессор с очень кислой фамилией, который работает в музее, где находится та самая голова, ни в какую не отдает экспонат. Кричит, что это ценность мировой культуры.
   - Скажите, граф, зачем вам нужен я? Почему вы обратились именно ко мне? - поинтересовался Кархан.
   - Браво, капитан! Да, вы прирожденный коммерсант! - похвалил граф. - Вы крепкий орешек, мастер своего дела. Про вас ходят слухи, что вы - самый отчаянный контрабандист Коктебеля и можете достать любую вещь даже из пасти черта.
   - Граф Арвид, про меня ходят разные слухи. Я даже устал их опровергать. Я бы, граф, вам поверил на слово, но интуиция мне подсказывает, что передо мной сидит мошенник и аферист, соблазнитель простаков рассказами о несметных сокровищах.
   - Профессия афериста, должен вам заметить, капитан, не располагает к здоровому образу жизни. Эта ночная работа, этот постоянный недосып, алкоголь... Все это разрушает крепкий организм. Кархан, вам деньги нужны? - прямо спросил граф.
   - Нужны.
   - Принесите мне этот саркофаг вместе с головой вождя скифов и у вас появятся деньги на новый корабль.
   - Граф, не платите ему деньги, лучше дайте их мне! - заорал Курк.
   К этому времени он уже поднялся из-под стола, и, усиленно массажируя челюсть, внимательно слушал разговор. А то вы щедры только на словах. А я хочу жениться на богатой невесте!
   - Официант, еще порцию текилы моему компаньону и льда, чтоб охладить его пыл и раны. Барон вам что-нибудь заказать, а то вы молчите и жуете листья фикуса, - вежливо поинтересовался Арвид у барона Фиванского.
   Барон, спрятавшийся за горшком с фикусом, отрицательно покачал головой, из-за чего вместе с ним затряслись листья фикуса.
   Курк, выпил пятый стакан текилы, и, приложив лед к щеке, опять свалился под стол.
   - Бедный мальчик, - зашептал граф, глазами показывая на Курка. - Он все время хочет казаться лучше, чем есть на самом деле. Я подобрал его в этих притонах. Банда головорезов собиралась выпустить ему кишки в темном углу. Если бы не я, научивший его своему ремеслу, неизвестно, как бы он кончил. Он и так слишком много прожил. Ведь он с малых лет не брезговал ничем: крал, торговал, занимался контрабандой, лжесвидетельствовал и брал взятки.
   - Ну, так как, вы согласны на мое предложение, капитан Кархан? - спросил наконец граф.
   - Да. Я согласен. Только платите сейчас половину, а то, как сказал Курк, вы, граф, щедры только на словах.
   - Ищи дурака! Принесите мне голову, и я расплачусь с вами прямо на пороге музея.
   - Деньги с вами?
   - Вот они, - граф показал мешочек с фальшивыми алмазами.
   - Ушбон, Шверт, Ночной Ангел! Живо возьмите эту троицу и крепко свяжите. Они пойдут с нами в музей, - быстро приказал Кархан и, обратившись к Арвиду, произнес: - Не люблю бегать за должниками, граф. Но если вы меня обманите, то берегитесь, - Кархан выхватил кинжал и воткнул его в рукав смокинга графа, пригвоздил того к столу. - Прибью, как муху.
  
   Штольц и Акулов не спеша ходили по краеведческого музею и рассматривали экспонаты.
   - Молодые люди, мы уже закрываемся! - перед сыщиками предстал старик, пахнувший нафталином и сам походивший на музейный экспонат.
   - Извините, а вы кто? - поинтересовался Штольц.
   - Что это значит, кто? - воскликнул старичок. - Я профессор Нестор Лемониус, директор этого музея.
   Лемониус был высоким, скрученным, как пергаментный свиток, старикашкой. Его лихо надетый черный беретик острым концом опускался над правым ухом. У него были усы, плавно переходящие в клинышек бородки. Венцом творения были напяленные на его лицо большие черные очки.
   - Очень хорошо! - Штольц потер руки от удовольствия. - Скажите, профессор, а что является жемчужиной вашей музейной коллекции?
   - Безусловно, саркофаг вождя скифов. Прошу вас, пройдемте к нему. Ученые точно не определили, кем он был, - рассказывал профессор, ведя Штольца и Акулова за собой. - Там так много всего намешано! Но я по секрету вам скажу, что это, скорей всего, египтянин. А главное, что нет ну хотя бы какой-нибудь надписи. Курганы - они ровесники египетских пирамид. Эти погребальные сооружения создавались посредством насыпания грунта. Очень сложно откапать такой погребальный курган, тем более, скифов или сарматов. Вы знаете, между нами, археологами, ходит поверье, что для того, чтобы раскрыть тайну кургана, нам надо заплатить цену. Очень высокую. Древние так просто не отдают свои секреты.
   - А много золота там находят? - поинтересовался Акулов.
   - "Курганы, хранящие золото" - так я назвал свою гениальную статью в журнале "Археологический вестник", - ответил Лемониус. - Так вот, если вернуться к сопоставлению между курганами и пирамидами, еще халиф Аль-Мамун мечтал добраться до сокровищ пирамид. Но он потерпел полное фиаско. И выдал рабочим все свое золото как якобы то, что было найдено в пирамиде. Но наша находка - это что-то потрясающее. Мы наткнулись на этот курган случайно. Садовник разбивал цветник в нашем саду, прямо на территории музея, и надо же, такая находка. Самый настоящий курган был найден под самым носом! Там, где никто и не ожидал его найти.
   Важной деталью скифских захоронений является устройство тайников. Этот курган был опутан лабиринтами, уводящими грабителей от золота. Тут были узкие лазы, хитрые проходы, темные тоннели. Я провел в этих раскопках год своей жизни. Но какой это был год!? Високосный! Мы нашли внутри трупы погибших грабителей. По-видимому, их засыпало землей, как только они добрались до саркофага. Мертвый царь цепко хранил свою тайну. Древние поверили в месть мертвого царя, поэтому курган больше не пытались ограбить. А затем про него попросту забыли. Мы нашли в нем золотые украшения, подвески, кольца, чашки и блюда.
   Но главной находкой этого саркофага был рисунок, нарисованный на нем. Вот он, смотрите! Это была сенсация! Надо описать саркофаг.
   На спинах каменных львов покоился белый каменный саркофаг. Внутри лежал скелет вождя с черепом, украшенным золотой диадемой. Из углов саркофага выступали оскаленные морды львов. На стенках были выбиты странные фигуры. Целые картины, описывающие какую-то древнюю церемонию, которая заканчивалась боем.
   - Очень интересные рисунки, - согласился Акулов. - Не могли бы вы объяснить, что все это значит?
   - На этих барельефах изображена битва наших предков с неизвестной инопланетной цивилизацией. Посмотрите, вот они, эти фигурки на конях, атакующие пришельцев. И пришельцы падают в страхе перед оружием, которое держит в руках вождь защитников. А главное, на крышке саркофага изображен участок звездного неба. Почему именно этот участок, а не какой-либо другой?
   - Действительно, почему? Как вы, профессор, это объясняете? - спросил Штольц.
   - Пока я не могу ответить на ваш вопрос, - Лемониус отрицательно покачал сухонькой головкой. - Говорю вам, это сенсация! Мы не задворки исторического мира. Мы его начало! Но самое интересное, это карта звездного неба, иероглифы на саркофаге, и, конечно, загадка: кто же они, эти самые пришельцы?
   - А что это за подозрительные усики на шлемах? - поинтересовался Акулов.
   - Больше я ничего вам рассказать не могу, - многозначительно произнес профессор. - Это государственная тайна. Я давал подписку о неразглашении самому министру Сен Жуку, ближайшему помощнику императора Августа.
   Сыщики молча переглянулись. Сен Жук был непосредственным главой департамента силовых структур, шефом внешней разведки, контрразведки и тайного сыска.
   - Скажите, профессор, в музее есть военизированная охрана? - спросил Штольц.
   - Ну, разве что бабушка пенсионер. Но она уже дней десять как на больничном. Музей в ее отсутствие никто не охраняет.
   - А если произойдет ограбление?
   - Ну, на этот случай у меня имеется свисток. А у вахтеров и технических работников - дубинки. А почему вы спрашиваете? Вы случайно не воры, молодые люди? А то ходите тут, расспрашиваете, а ночью все отсюда и вытащите.
   Штольц достал удостоверение:
   - Мы из организации "Кокан": Комитет охраны культурного наследия. Майор Штольц и лейтенант Теофраст Акулов. Проводим проверку музеев, архивов и библиотек. Вы знаете, например, что три процента краж в музеях приходится на экспонаты археологических раскопок?
   - Ну, так как ваша проверка? Что она показала? - взволновано спросил Лемониус.
   - Результаты проверки музея неутешительны, профессор Лемониус. Наша цель - предотвратить хищения культурного наследия. И мы это сделаем. Мы сегодня останемся тут на ночь. Сделаем засаду. А у вас что запланировано на сегодняшний вечер, профессор?
   - Сегодня у нас банкет.
   - Вот и хорошо. Отдыхайте. А мы вместо бабули посторожим ваш музей. Только вот подберем себе подходящую экипировку.
  
   Красный, как капля крови, солнечный шар закатился за горизонт. Темнота опустилась на землю, и наступила ночь.
   Олоне с наемниками спрятался в заповеднике Коктебеля. "Здесь нас не найдут, это же заповедник. А в заповедник лишь бы кого не пускают", - подумал он, когда принимал решение о месте укрытия.
  
   (надо описать)
  
   Наемники спрятались за мощными каменными стенами четырехугольного здания, увенчанного круглым куполом.
   В стенах были проделаны маленькие оконца, удобные для стрельбы. Главный вход был забаррикадирован большим круглым камнем. У камня, зорко всматриваясь в темноту, стоял часовой. Все было предпринято на случай внезапной атаки врага. За свою оборону Олоне был спокоен.
   Солдат Кость сидел в углу дома. Сняв сапоги и размотав портянки, он шумно втягивал носом воздух:
   - Я чувствую Ахримана, духа хаоса, пожаловавшего к нам в Коктебель.
   - Кость, а что это за каменный дом, в котором мы прячемся от любопытных глаз? - спросил Олонэ.
   - Это гумбаз - могила кочевников, - ответил образованный Кость. - Прочный склеп с куполом. Такие строят для тех, кто провел свою жизнь в скитаниях. Чтобы после смерти у них был надежный дом.
   Солдаты раскрыли амфоры с вином и фляги с водой, разожгли костер и сделали вкусную похлебку.
   - Война войной, а обед обедом! - орал наемник Малюта, разливая большой ложкой по котелкам солдат горячий суп.
   В гумбаз на запах еды заползла страшная тень. Она ползала вдоль стен, вытянув вперед костлявые руки.
   - Мертвец гумбаза ожил! - схватившись за саблю, вскричал Малюта.
   Солдаты вскочили с мест, обнажив клинки. Кость осветил мертвеца фонарем. Тот руками полез в котел с едой и, давясь, начал пожирать похлебку.
   - Дух так жрать не может. Это же Гальмонт! - хохотнул Кость. - Ишь, как жрет, будто сто лет не ел.
   Воины весело заржали.
   - Это из-за него мы, рискуя своими шкурами, забрались в логово врага! Гальмонт, где золото, которое ты нам обещал? Где оно, это секретное оружие Атлантов? - негодовали солдаты Олоне.
   - Гальмонт, кто тебе позволил оставить пост?! - заорал Олонэ, направив на Гальмонта два пистолета.
   Гальмонт злобно, с опаской, зыркнул маленькими глазками на вожака. Лицо его чем-то напоминало мышиное.
   - Я был голоден! - взвизгнул он. - А на посту меня никто не менял!
   - Олонэ, - обратился к вожаку Кость, - звонил граф. Место встречи - парадный вход краеведческого музея Коктебеля.
   - Собирайся, Гальмонт. Мы идем в музей. Там мы найдем череп вождя скифов, и ты покажешь нам, где лежит оружие Атлантов - Мак-Мак, - твердо сказал Олонэ.
   - Олонэ, надо быть осторожным! - в ужасе зашептал Гальмонт. - В музее прячутся призраки. Даже здесь я чувствую, как их желтые глаза жгут мне спину. Поверь мне, я знаю. В музей нам входить нельзя.
   - Не разводи панику, Гальмонт! - Олонэ состроил презрительную гримасу. - Сразу видно, что ты никогда не был воином. Зайдем в музей, заберем череп, и ты покажешь нам дорогу к сокровищам Атлантов. А если не покажешь, я твой череп насажу на свое копье и отдам его на растерзание диким псам угрюмов.
   Олонэ дал знак воинам строиться в боевой порядок. Отряд грязных, бородатых, пропахших болотами и лесом солдат опасливо двинулся вглубь Коктебеля. Дряхлые здания равнодушно провожали пришельцев. Вокруг стояла мертвая тишина. Не было слышно даже пения птиц. Воины подозрительно оглядывались по сторонам. Позади колонны солдаты вели мулов, нагруженных амуницией и пустыми мешками для золота.
   Вдруг заскрипели ставни старого дома, трухлявая крыша с шумом рухнула вниз. Воины застыли, направив ружья и арбалеты в сторону подозрительных звуков. Минуту никто не шевелился, потом тяжелая тень метнулась в воздух.
   - Олонэ, мне кажется, что кто-то идет за нами! - заикаясь, закричал Гальмонт.
   - Не разводи панику, это всего лишь птицы. Сова, наверное.
   - Без согласия призраков, если мы даже и найдем клад, то вынести его не сможем. Только одним образом можно будет прогнать от себя этого злого духа - травой-папоротником, - дрожащим голосом прошептал Гальмонт и истерично начал рвать траву, засовывая ее себе за пазуху.
   - Я духов не боюсь, - спокойно сказал Олонэ. - Я боюсь стрел Угрюмов. Их стрелы пробивают даже самые крепкие кольчуги.
   - Угрюмы - это жители окрестных деревень, - затараторил Гальмонт. - Они одичали от природных катаклизмов и ушли жить в лес подальше от цивилизации. Свои стрелы они обмазывают страшными ядами, секрет которых не знает никто. Угрюмы по своей природе угрюмый народ, поэтому их и прозвали Угрюмами.
   - А призраки музея - это страшные духи! - добавил он, слегка поежившись. В книгах по магии говорится, что они охраняют сокровища древних. И без нужного заклятия нельзя брать то, что принадлежит им.
   Подул слабый ветер и воины увидели, как красный туман поднялся с моря и пополз в их сторону.
   - Исчадия ада пришли по наши души! - в ужасе завопил Гальмонт, прячась за спину Олонэ.
   Олонэ приказал всем остановиться. Солдаты крепко сжали сабли и ружья в руках и стали ждать, пока рассеется туман.
   Когда туман рассеялся, перед ними предстало белое здание краеведческого музея Коктебеля.
   - Вот мы и у цели, - Олоне отдал команду, и банда начала входить в музей с черного входа.
  
   В музее горел свет и шел пир. Играла громкая музыка, стол ломился от обильной закуски. Технические работники и бабульки-сторожа весело и энергично жевали шашлыки, плов и жареные чебуреки, запивая вином.
   Профессор Лемониус давал в музее банкет. Кроме описанных выше, на банкете присутствовали робот-секретарша Соня, Айвен Штольц, одетый в доспехи рыцаря, и Теофраст Акулов в шкуре медведя. Чтоб придать своему облику достоверность потертого музейного экспоната, Акулов ободрал листья редких растений музея и посыпал ими шкуру медведя.
   - Я - гений! - провозгласил высокий и хрупкий, как высохший стебель, профессор и поднял бокал с шампанским.
   - Вы слышали, они уже летят! Наш многолетний труд завершился блестящим глобальным успехом.
   Соня, робот-секретарь профессора Лемониуса, усердно перебирала старые фолианты и вносила данные книг в компьютер. Ученые-роботехники создали эту серию роботов изящной и красивой, придав им настоящий женский шарм. Этой серии роботов они дали имя Соня.
   Соня мило улыбалась. Так ее запрограммировали.
   Программа говорила: даже если ты не понимаешь людей, все равно мило улыбайся. Главная цель робота - во всем пытаться походить на человека и даже стараться быть лучше. Поэтому Соня, растянув силиконовые мышцы лица, мило улыбалась.
   - Профессор, может быть, вы объясните нам, случайным зрителям вашего торжества, в чем, собственно, дело? - спросил Штольц. - Мы так заинтригованы, по какому поводу банкет?
   Профессор Лемониус, сильно разгоряченный вином, приблизил губы к уху Штольца:
   - Штольц, дайте сюда ваше ухо.
   - Уже даю, профессор, - склонился в его сторону Штольц.
   - Я расшифровал рисунки саркофага вождя скифов. Иероглифы были схожи с египетскими. Мы нашли цивилизацию, которая в древности пыталась установить контакт со скифами. Это инопланетная раса насекомых, чем-то похожих на наших кузнечиков. Скифы просто разбили инопланетян в пух и прах. Первая попытка палеоконтакта провалилась. До сих пор нам непонятно, как они это сделали.
   Видите ли, цивилизация кузнечиков в технологическом плане опережала скифов на много лет. На этот раз мы послали кузнечикам сигнал. И они летят к нам! Министр иностранных дел сказал мне, что скоро они будут у нас, в Коктебеле, и мы подпишем с ними договор о мире. И двухстороннее соглашение о союзе и военной помощи. Наши имена войдут в историю отечественной космонавтики! Мировой! Всемирной галактической!
   Профессор возбужденно закусил чебуреком и, чавкая, зашептал на ухо Штольцу:
   - Айвен, я уже решил: выйду на пенсию и начну писать мемуары!
  
   Пираты подошли к музею с парадного входа.
   - Кархан, посмотри, тут открыты двери! - воскликнул боцман Бимс. - И свет горит, а внутри разносится музыка.
   - Отлично. Нам даже не придется пилить решетки на окнах. Ушбон, Шверт, взять с собой этих аферистов!
   Двери открылись без особого труда. Пираты вошли внутрь музея.
   - Это же надо, даже сигнализация не сработала! - радовался юнга Левентик. - А где тут брошюрка с информацией о музее?
   Левентик взял брошюрку краеведческого музея с указанными маршрутами и экспонатами.
   - Капитан, а вот и усыпальница скифа, нам надо идти через греческий зал.
   Пираты гурьбой ринулись через греческий зал, сшибая древние коринфские колоны.
   Ушбон и Шверт потащили за собой скованную одной цепью троицу мошенников. Ночной Ангел с большой алебардой, украшенной страусиными перьями, замыкал это шествие.
   - Граф, что будет? Боюсь, мы из этого музея на своих ногах не выйдем, - всхлипнул Курк.
   - Ты плебей, Курк. Не дрейфь. Фортуна еще повернется к нам лицом, - смело ответил граф Аврид.
   Барон так дрожал от страха, что его широкая лента на мундире красно-белого цвета звенела наградами, как новогодняя елка.
   С другой стороны музея по коридору шла банда Олоне. Тишину передвижения нарушила потасовка. Трое били одного.
   Олоне выхватил из-за пояса пистолет:
   - Что происходит? Это что, бунт?
   Три солдата жестоко били ногами Гальмонта, ударами катая его из угла в угол по паркетному полу музея. Это были Гюльгасан, жилистый, кривоногий, с большими висячими усами на смуглом лице, Кость, худой, длинный, с лысой маленькой головой и злыми глазами, и свирепый косматый коренастый Малюта с большой золотой цепью на шее.
   - Олоне, Гальмонт все время пугает нас духами, которые якобы, охраняют этого скифа, - пожаловался Малюта.
   - Они тут, Олоне! - отряхивая пыль с одежды, кричал Гальмонт. - Они следят за каждым нашим шагом. Тут даже статуи могут говорить. Я прочитал в этом музее все надписи и одна из них говорила что "смерть раскинет свои крылья над теми кто нарушит покой вождя".
   Залепите ему рот, чтоб он не выдал нас своими криком, - приказал Олоне. - Если верить звонку графа, то мы уже у цели, - и Олоне указал рукой на сверкающий под лампами стеклянный колпак.
  
   В середине зала под стеклянным колпаком стоял белый каменный саркофаг. Внутри него лежал скелет. Голову покойника украшала золотая диадема. Над скелетом висел матерчатый балдахин на серебряных колышках, украшенных литыми золотыми фигурками быка и крылатых львов. Вокруг белого каменного саркофага вождя скифов беспорядочно лежали золотые сосуды, кубки, подносы, железный меч, золотые ножны, большая серебряная чаша и ваза. Рядом стояла повозка скифов, а вокруг стояли деревянные ящики. Археологи прозвали эти ящики "охраной" вождя. Никто не знал, для чего они предназначены, а когда раскрыли один из ящиков, оттуда высыпалась черная пыль. Но археологи, а с ними и профессор Нестор Лемониус настойчиво утверждали, что это личная охрана вождя. Слуги, сопровождающие своего господина в царство мертвых.
   Вдруг в музее погас свет. В коридоре послышался крик профессора Лемониуса:
   - Это возмутительно! Я выражу им свое негодование! Мы живем в варварском обществе. Имя этой эпохе - неовандализм. Они плюют на пол музея, выключают свет. Мы соскребаем с пола тонны жевательных резинок. В это безбожное время музей взял на себя роль храма. А тут, во время моего банкета, выключают свет! Это возмутительно! Я выражу этим грабителям свое негодование.
   Свет включился так же быстро, как и погас.
   - Полундра! - гаркнул боцман Бимс.
   Пираты, пройдя греческий зал, подходили к саркофагу когда на другой стороне зала из темноты появилась банда Олоне.
   - Духи-охранники скифа! - закричал Гюльгасан, в ужасе указывая на пиратов Кархана и испуганно пятясь в угол.
   - Для духов они слишком хорошо выглядят. Взять их на мушку! - гаркнул Олоне.
   Банда Олоне нацелила ружья на пиратов. Кархан засунул два пальца в рот и лихо свистнул.
   Тут же вся команда пиратов вытащила ножи и пистолеты и встала в круг плечом к плечу. Они по многолетнему опыту знали, что пришло время драться.
   Противники дырявили взглядом друг друга, когда раздался голос графа Арвида.
   - Олоне, что ты тут делаешь? Я же тебе сказал ждать нас у входа в музей!
   Троица мошенников стояла между двух вооруженных групп на линии огня. Голова барона блестела от пота, как мокрый биллиардный шар.
   - Граф, мне кажется, нам надо бежать! - запыхтел барон.
   - Куда? - злобно захихикал Курк. - Может, выпьем перед смертью сладкого ликера? - и Курк рукой в белой перчатке опрокинул бутылку в рот.
   - Эх, Курк, опять эти бабские наливки, - вздохнул граф.
   - Сейчас я сам заберу этот череп и разберусь со всеми вами, - заявил Олоне.
   Генерал армии Редьки Гунна разбил саблей стеклянную витрину экспоната. Просунув руку, он воткнул два пальца в глазницы черепа вождя скифов и поднял его верх:
   - Какой интересный экземпляр. Много черепов я повидал на своем веку. Интересно, можно ли из него сделать чашу для крови?
   - Так ты, Гальмонт, говоришь, что этот череп укажет мне дорогу к сокровищам атлантов и оружию Мак-Мак? - повернувшись к Гальмонту, спросил Олоне.
   Он держал череп в вытянутой руке, разглядывая его и восхищаясь его белизной.
   И тут в музее раздался страшный вой. Протяжный вой, от которого волосы становились дыбом и кровь застывала в жилах. Вой, от которого всем присутствующим захотелось убежать, и только страх приковал их к месту.
   Внезапно крышки ящиков взлетели в воздух. Из ящиков вертикально вверх всплывали черные облака. Через несколько секунды они превратились в громадных черных псов, каждый размером с теленка с горящими глазами. Псы парили над незваными гостями, из их пастей изрыгался огонь. Вид этих псов был ужасен.
   - Олонэ, скорее! Стреляй в этих исчадий ада! - завизжал Гальмонт, - а иначе они убьют нас гипнозом. Сожрут живьем!
   - Воины! Дайте залп картечи по этим призракам ночи! - закричал Олоне, пересиливая страх.
   - Эй, пираты! - зарычал Кархан. - Удача с нами. Мы бывали и в худших передрягах. Готовьте ваши руки к рукопашной, а крысы пусть уходят с корабля. Они уже нас предали однажды, - и он презрительно посмотрел в сторону тройки мошенников, заманивших их сюда.
   И тут псы ринулись на Олоне и в считанные секунды сожрали его живьем, только скелет человека еще постоял пару секунд, а потом рассыпался. Его череп упал в саркофаг.
   Псы оглядели присутствующих, в их взглядах читалась смерть. С яростным воем они набросились на ночных гостей.
   - На абордаж! - крикнул Кархан и в ярости пальнул из револьвера в псов.
   В зале началась перестрелка. Стреляли все, стреляли во все, что двигалось. Экспонаты с шумом падали с витрин. Гулко валились на пол тела убитых. А этих черных псов, казалось, не брала ни пуля, ни клинок. Их разорванные тела опять соединялись воедино, и они с оскаленными мордами кидались на людей.
   - Боже мой! - шептал побелевшими губами барон Фиванский. - Это скандал!
   Выхватив из рук юнги Левентика боевой топор, Кархан принялся крушить черных псов, летающих над ними.
   - Какие мерзкие, верткие гады! - вскричал он.
   Шальная пуля сбила цилиндр с головы графа Арвида. Граф присел, в шоке щупая свой череп. Он подумал, что лишился головы.
   - Курк, мой мальчик! Пили цепь, идиот! Быстрее, или в этой заварушке мы точно лишимся голов! - заорал он.
   В музее кипел бой. Слышался хруст костей. Стоял запах крови и пороха.
   Краем глаза Кархан заметил, как с постамента спрыгнули два музейных экспоната, медведь и рыцарь, и принялись бить чудищ, рубя им когтистые лапы и клыкастые головы.
   Псы неистово кружились вокруг испуганных людей. Они хватали своих жертв и пожирали кусок за куском, обгладывая кожу и мясо.
   - Братва, надо уходить! - скомандовал Кархан.
   В этот момент черный пес с большой тупой мордой, оскалив острые зубы, налетел на капитана, стараясь прокусить ему шею. Кархан ловко увернулся от его клыков, схватил винтовку и, не целясь, выстрелил. Пуля пролетела мимо летающего стража, но пробила алюминиевые жалюзи на одном из окон музея, и тонкий луч восходящего солнца упал на пол. Страж саркофага снова бросился на Кархана, но, налетев на солнечный луч, дико завизжал и рассыпался на части.
   "Так вот из какого теста вы сделаны!" - быстро смекнул Кархан.
   - Братва, бей по окнам! Они боятся солнца. Впускай дневной свет! - приказал Кархан.
   Пираты не заставили себя долго ждать. Они принялись бить по окнам, впуская в музей утреннюю зарю.
   - Вандалы! - вопил лежавший на полу Нестор Лемониус. - Вы разнесете музей на части!
   Драгоценное тело профессора железной хваткой прикрывала робот Соня. Незаменимая секретарша оказалась еще и телохранителем по совместительству.
   Над небом Коктебеля поднималась солнце. Его первые лучи пронзали музей, как шпаги, под которыми страшные чудища превращались в песок и пепел. Бой был окончен, когда последний страж саркофага был сожжен. От них остались лишь горстки песка и пепла. Пол музея был устлан костями наемников. Чудища сожрали их с потрохами.
   В этот момент вооруженные солдаты захватили музей, перекрыв все ходы и выходы. Они собирали кости изглоданных наемников и складывали их в большие пластиковые пакеты с надписью "контрразведка".
   - Пиратов Кархана не трогать, - приказал группе захвата майор Штольц, переодетый в рыцаря.
   Вооруженная толпа в масках и касках ослабило кольцо вокруг пиратов, и в центр круга вошли Рыцарь и медведь. Они подошли к Кархану.
   Рыцарь поднял забрало:
   - Капитан Кархан, я майор контрразведки Коктебеля Айвен Штольц, а это мой помощник Теофраст Бомбаст Акулов. От имени императора Августа выражаю вам благодарность. Я прошу вас, Кархан, следовать за мной.
   - Еще чего! Наш капитан никуда не пойдет! - закричали пираты и схватились за оружие.
   - Господа, это не арест. Всего лишь деловое предложение, - обратился к ним Штольц.
   - Братва, давайте выслушаем этого господина, а потом решим, что будем делать, - предложил Кархан.
   Лемониус бросился к саркофагу:
   - Он цел или нет?!
   - Профессор, произведите опись вещей, - попросил Штольц.
   - Я, конечно, слышал разное про официанта-клептомана и его мамашу-вандала, которая с перепугу порезала картины музея и выбросила в реку скульптуры. Но чтоб такое! Чтоб так разнести храм культуры! - продолжал возмущаться профессор.
   Штольц, Акулов и Кархан вошли в большой кабинет.
   - Тут мы сможем побеседовать.
   - Айвен, я сброшу с себя эту ненавистную шкуру, у меня вся кожа зудит, - и Акулов содрал с себя липкую от крови шкуру медведя.
   - Капитан Кархан. Вы и ваша команда лихо расправились с этими стражами. У вас есть необходимый боевой опыт, - начал издалека майор Штольц.
   В кабинет постучали, и робот Соня внесла на подносе три чашки кофе и графин водки.
   - Давайте выпьем, господа. Водка - для снятия стресса, а кофе - для сил и концентрации мысли. Кархан, у меня есть к вам одно деликатное предложение. Мне нужно чтобы вы нашли древнее оружие Атлантов - Мак-Мак.
   Кархан удивленно посмотрел на Штольца:
   - Что такое Мак-Мак?
   - Сейчас я вам все объясню, - сказал Штольц, не спеша снимая доспехи рыцаря.
   - Все началось тогда, когда провалилась вся моя агентурная сеть. В самой южной точки империи есть город Мазд. Ко мне начали поступать сводки о рекордном сборе хлопка и о небывалых урожаях урюка. Я сразу понял, что мне посылают ДЕЗУ. То есть дезинформацию. "Где я допустил ошибку?" - терзала меня мысль и не давала спать по ночам. Из секретных архивов я собрал всю информацию о южной провинции империи, древнем городе Мазд. Вот что я обнаружил.
   Губернатором провинции и военным комендантом Мазда является князь Тавр. Князь был сослан туда за растрату полковой казны. Но предательства он, по моим сведениям, не совершал.
   Быть может, именно в менталитете местных жителей, заключен провал моей агентурной сети. Быть может, я чего-то не предусмотрел в подготовке агентов.
   Копаясь в архивах, я нашел старинную книгу под названием "Труды Бабура". Бабур записывал фольклор и легенды этой провинции и самого города Мазд. В его знаменитой книге город Мазд упоминается как место, полное всякой благодати. Гранаты и урюк в нем обильны и хороши. В книге я натыкаюсь на одну из легенд Бабура.
   В легенде было сказано, что в 36 году до нашей эры западнее реки Яксарт произошло маленькое военное столкновение. Римский легион из армии Антония, пройдя Персию, вошел в город Согд и к востоку от реки Окс столкнулся с китайской армией. У римского легиона не было никакого шанса удержать восточную границу Азии и утвердить свое присутствие против огромной кавалерии китайского императора. Но в обозе с римлянами находился римский гражданин по имени Ганер. Ганер был врач, грек по национальности, родившийся в Египте. В его ящике была очень интересная вещица: по форме шар, а из какого материала он был изготовлен, неизвестно. Во время боя он вытащил шар наружу и держал его в руках. Этот шар и есть оружие, называемое им Мак-Мак. Шар смел ураганом китайскую конницу, испепелил китайскую артиллерию, сжег индийских слонов, и одну любимую крысу императора У-ди.
   Китайцы в панике бросились бежать, а римляне не могли их преследовать, так как не имели собственной кавалерии.
   Римляне занялись укреплением крепости, но китайцы, пораженные мощностью оружия Мак-Мак, так и не решились повторно атаковать ее.
   Как римляне, так и китайцы написали в своих летописях, что столкнулись с варварами.
   В летописи Бабура присутствовал литературный портрет врача римской армии, грека Ганера.
   - И знаете, что я сделал? - спросил Штольц Кархана. - Я внес его описание в наш компьютер. Принтер выдал мне гору отпечатанных листов. Среди них было много пейзажей Египта, пески, верблюды, кочевники, фараоны, архитектура и живопись. Я уже собирался выбросить весь этот хлам, когда мой взгляд упал на копию одной фрески.
   Я внимательно осмотрел старинную картину. С фрески храма Сераписа на меня смотрело лицо Ганера, стоявшего среди учеников Зосимы из Панополиса.
   Я не верил собственным глазам. Снова и снова я повторял его словесный портрет, сравнивая с изображением на фреске. Ошибки быть не могло. Это был врач Ганер, грек, родившийся в Египте. Так вот, Кархан, взгляните на это лицо и запомните его хорошенько (опиши).
   Кархан внимательно посмотрел на портрет, проговаривая про себя устное описание.
   Возраст 35-40 лет. Лицо широкое, глаза большие. Нос прямой, тонкий. Губы толстые. Носит черную бороду и усы. Борода широкая густая. Длинные спутанные волосы спадают до самых плеч. Взгляд спокойный с хитринкой.
   - Храм Сераписа, храм жизни и смерти, был разрушен фанатиками в 391 году нашей эры, - продолжил Штольц после короткой паузы. Разглядывая свиту Альберта Великого, я отыскал изображение Ганера. В старинных книгах упоминалось, что он участвовал в опытах монаха францисканца Роджера Бэкона и вместе с Раймондом Лулия делал эликсир бессмертия. Было сказано, что Ганер с Арнольдом де Вилланова бежали от рук инквизиции, так как обвинялись в связях с нечистой силой. С Василием Валентином Ганер писал трактат "Двенадцать ключей к философии". Вместе с Парацельсом он состоял в ордене розенкрейцеров.
   - И как же это ему удалось так долго прожить? - пошутил Кархан.
   - А знаете ли вы, что двести лет тому назад этот музей был жилым домом? Тут пели, танцевали, закатывали пиры, проводили балы. О кургане, спрятанном в саду дома, никто и не знал. Потом хозяин дома умер и завещал дом в качестве музея городу Коктебелю, даже подарив денежный фонд на его содержание. А знаете ли вы, как звали хозяина этого дома? Посмотрите, его портрет висит за вашей спиной. Это старый знакомый доктор Ганер.
   Кархан обернулся - за его спиной висел портрет ученого.
   Ну и что? Седобородый старец с большим лбом и крупными черными глазищами. Он о чем-то задумался, глядит вдаль.
   - Прочитайте, Кархан, что написано под портретом.
   - Химик Ганер, - приблизившись, громко прочитал вслух Кархан. - Это кто, тот же самый человек? А может его потомок. Но он совсем по-другому выглядит. Видно, мужичок за тысячу лет заметно постарел.
   - За две тысячи лет, капитан Кархан, - уточнил Штольц.
   - Так это, получается, его дом? Но он же умер. Или он до сих пор жив? А разве возможно жить так долго? - задумался вслух Кархан.
   - Получается, что жив и до сих пор живет. Только искусно прячется, - ответил майор Штольц. - Кстати, Ганер красиво обставил свою смерть. Я проводил эксгумацию трупа нашего покойника. Тело в могиле не его. Я даже достал рубахи с его пятнами крови из этого музея. Я знаю его ДНК. И с абсолютной уверенностью заявляю: хозяин этого дома химик Ганер жив и прячется в городе Мазде, где уничтожена вся сеть моих осведомителей. И только он сможет объяснить мне, зачем понадобился череп вождя скифов этой банде и где он прячет это мифическое оружие атлантов Мак-Мак. А в том, что они искали сверхмощное оружие, у меня никого сомнения нет. Вот только непонятно, зачем им нужен череп скифа.
   - Штольц, скажите честно, зачем вам это оружие? - тихо спросил Кархан.
   - Видишь ли, капитан, наш мир в хаосе, - немного подумав, начал Штольц. - Вокруг войны, болезни, смерть, а Коктебель стоит. Если Редька Гунн первым завладеет таким мощным оружием, то конец нам и конец цивилизации. Мы опять будем думать не о душе, а о животе. Мы будем думать, как выжить. Жаль, если наш мир погибнет, даже столь несовершенный. И вдвойне жаль, если он погибнет от наших собственных рук. Так много усилий прикладывалось, чтобы что-то создать, и так быстро это все может быть разрушено. Найди этого врача, Ганера. Пусть он скажет, что за тайну хранит череп, и где это оружие Мак-Мак. Мы должны первыми добраться до него! Я видел, как ты бился со стражами у саркофага, и понял, что только такой человек сможет найти Ганера и оружие Мак-Мак.
   - Майор, а может вместо Кархана лучше спецназ пошлем? - вмешался молчавший до этого Акулов.
   - Да постой ты, Акулов, спецназ там не выживет!
   - Майор! Перед тем как дать вам окончательный ответ, мне надо поговорить с командой. Дайте мне пять минут.
   Штольц молча кивнул, и Кархан вышел к пиратам.
   - Братва! - начал он. - Кто пойдет со мной спасать мир?
   Пираты Кархана изумленно взирали на своего капитана. Первым заговорил доктор Буртик, хитро спросив:
   - Капитан Кархан, а это действительно нужно миру, чтоб мы его спасли?
   - Доктор, на это раз - да.
   - Тогда я еду с вами.
   - И я, - крикнул юнга Левентик.
   - И я, - присоединился к ним боцман Бимс.
   Ночной Ангел утвердительно кивнул, усиленно пережевывая пирожок.
   - Я не верю многим, - произнес Ушбон . - Но тебе, Кархан, я верю. И если даже разочаруюсь в тебе, я никогда тебя не предам. Мы с братом едем с тобой.
   - Да, - подтвердил Шверт.
   Кархан пригласил пиратов в кабинет Штольца.
   - Майор, - торжественно сказал Кархан. - Давайте ваши координаты. Мы готовы.
   Штольц повесил карты на стену и включил компьютер.
   - Нам удалось проследить цепочку перемещений Ганера за последние сто лет, - начал он. - Все следы нашего алхимика обрываются в городе Мазд. Опять этот Мазд... - задумчиво пробурчал он, как бы говоря сам с собой.
   - Город Мазд, - Штольц словно очнулся от сна и продолжил свои объяснения. Он ткнул пальцем в карту, и в комнате возникло трехмерное изображение восточного города. - Город Мазд - это южные ворота нашей российской империи. Это древний город, затерянный в песках. Он населен многочисленными племенами. Жители соседних кварталов относятся к разным народам и не понимают языка соседей. Единственный язык общения между ними - это русский. В последние десятилетия мы поддерживали с этим городом только воздушную связь. У него есть одна странная особенность: все засланные нами на поиски врача Ганера агенты пропали без следа. Просто исчезли. Теперь, Кархан, настала ваша очередь попытать счастье в этом городе. Устав алхимиков гласит, что алхимик должен быть молчалив и никому не сообщать результаты своих опытов, жить подальше от людей. Пожалуйста, воспользуйтесь этой информацией при поисках Ганера. Я подготовлю для коменданта города необходимые документы, чтобы он вас принял по-королевски.
   В зале, где покоился саркофаг, раздался дикий шум. Сыщики и Кархан вышли посмотреть, что случилось. Профессор Лемониус, жонглируя беретиком и черными очками, дико плясал, выбрасывая замысловатые коленца.
   - Я - гений! - орал он. - Я - дважды гений!
   - Профессор, в чем дело? Можете объяснить, по какому поводу эта ваша тарантелла? - спросил Штольц.
   - Профессор выглядит так, как будто он получил двойную порцию яда тарантула, - на ухо Штольцу съязвил Акулов.
   - Я - гений! - ликовал профессор. - Ваша кровавая бойня разрушила музей, но помогла мне сделать величайшее открытие. В саркофаге я нашел вот эту дощечку, а на ней надпись на греческом и египетском языках. Вот что она гласит:
  
   Правителем мира станет тот,
   Кто разгадает тайну головы вождя.
   Его деяния переживут его время,
   И после смерти своей он будет внушать врагам страх.
  
   Лемониус выдержал паузу и продолжил:
   - Эта надпись претендует на мировое открытие. Я уже вижу газетные заголовки: "Саркофаг заговорил"; "Тайна саркофага раскрыта"; "Профессор Нестор Лемониус - новый нобелевский лауреат"!
  
   - По коням, - скомандовал Штольц, - через три часа будем на аэродроме, туда привезут необходимое оборудование. Вам нужно, что-то особенное, Кархан?
   - Нам нужно побольше стволов и патронов, - попросил боцман Бимс.
   - Кархан, вам надлежит передавать мне любую относящуюся к делу информацию, - Штольц весело подмигнул Кархану.
   Акулов отвел Штольца в сторону:
   - Айвен, может, все-таки, спецназ пошлем для подстраховки?
   - Теофраст, я доверяю Кархану, а спецназ, поверь мне, там не справится.
   - Ну, Айвен, тебе видней, - мрачно сказал Акулов. - Только знай, у меня насчет этого города Мазда дурные предчувствия.
  
   По древним руинам бежали (если бежали при чем тут самолет?) два мутанта, о учил полярную ночь.ный снег. сь полярная ночь..ы Туз и Балабос.
   Их летательный аппарат развалился перед самой землей, и посадка оказалось твердой. Они приземлились на гору кирпичей, подняв при этом завесу пыли. Аппарат разбился в щепки, а мутанты выжили. Туз несся в грязных лохмотьях, на его шее развевался красный шарф. За ним, хромая и еле поспевая, тащился Балабос.
   Они добрались до разрушенного здания, возле которого сидя спал громадный толстяк, громко храпя на всю округу.
   - Мы спасены! - закричал Балабос и с разбегу попытался перепрыгнуть через толстяка в скрытый проход, но ударился головой об прозрачную стену.
   - Пароль, - потребовала железным голосом робота электронная система охраны.
   - Ты помнишь пароль? - спросил Туз Балабоса.
   - У меня короткая память, - с отчаянием ответил Балабос.
   - Кто бы сомневался, - зло пробормотал Туз.
   Вокруг Туза и Балабоса зажглись красные обжигающие лучи, и голос сигнализации равнодушно произнес:
   - В течение минуты объекты, не назвавшие пароля, будут ликвидированы.
   - Арбакль, проснись, - зарычал Туз на громадного толстяка, стража врат мутантов. Ты умрешь вместе с нами, во сне.
   - Хорошая смерть! Я бы от такой не отказался, - всхлипнул Балабос.
   Страж ворот Арбакль продолжал безмятежно храпеть.
   - Балабос, возьми толстую палку и дай по голове этому патрону толстых мальчиков, - скомандовал Туз. - Иначе система охраны нас всех тут перестреляет. Я чувствую на своей шкуре их горячие лазерные прицелы.
   Балабос осторожно коснулся толстым суком живота Арбакля. Тот засмеялся во сне и захрапел еще громче.
   - Балабос, сильнее ткни его палкой! У нас нет времени! - рявкнул Туз.
   - Туз, я боюсь, что он меня ударит, - прохныкал Балабос.
   - Дай сюда! - Туз выхватил палку из рук Балабоса и в прыжке огрел ею по голове спящего Арбакля.
   Палка сломалась пополам, не произведя никакого эффекта.
   - Может взять кирпич... - предложил Балабос.
   Арбакль тупо раскрыл глаза, медленно приходя в себя после сладкого сна.
   - Что это было? - он почесал голову. - Шишки что ли?
   Увидев разъяренного, ободранного Туза, держащего в своих руках поломанную палку, толстяк Арбакль быстро встал с места.
   - Босс, не надо больше бить по голове. Я уже проснулся.
   - Открывай скорее дверь, чудо природы, и отключи систему охраны! - заорал на него Туз.
   - Сейчас босс, сейчас, - Арбакль достал пульт управления и металлический голос, отсчитывающий последние секунды до ликвидации, затих.
   - Открывай скорее двери! - продолжал орать Туз.
   Арбакль с интересом рассматривал Туза.
   - О, босс, это действительно вы! - еще немного сомневаясь, сказал он. - А что это у вас такое на спине?
   - Бандитская пуля, дурак! Открывай пещеру, тебе говорят.
   Двери шахты, ведущей вниз, наконец открылись и Туз с Балабосом ринулись вниз по темным коридорам. Они спешили в подземный город мутантов.
   По дороге Туз схватил микрофон, встроенный в стену бункера, и заорал что было мочи:
   - Тревога!
   В одном из коридоров Туз повстречал мутанта-программиста по имени Хак.
   - Хак! - заорал Туз. - Утри сопли или это ты компьютерный вирус подхватил?
   - Туз, а в Интернете написано, что тебя убили! - удивился Хак.
   Туз повернулся по направлению к Хаку. Его маленький острый нос, как клюв птицы, хищно вздернулся вверх. Оскал мелких зубов ощетинился. Он схватил мокрое полотенце, лежащее на ближайшем стуле, и обвязал его вокруг тела.
   - Меня убить невозможно! - процедил он. - В меня генетически заложена крепость духа. Это была ловушка! Нас с Балабосам чуть не отправили в лучший мир. Тот самый, в котором нет людей - то есть рай для мутантов.
   - Туз, после такой ораторской речи я действительно верю, что это точно ты. Что ты правду живой, а не беспризорная компьютерная голограмма, - улыбнулся Хак. - Но что с вами случилось? - тут же затараторил он. - Интернет полон твоих фотографий. Есть даже такие красивые, хоть бери и прямо в брачные агентства посылай.
   Туз горько усмехнулся.
   - Собрались мы на выставке народного творчества, обсудить план дальнейших действий, - начал он свой рассказ. - На этом благородном собрании присутствовали многие уважаемые мутанты Коктебеля. Я вышел на трибуну и изложил наши идеи: "Настал решительный момент. Империя слаба. Мутанты - в борьбу за свободу! Надо быть полными идиотами, чтобы не взять власть из дрожащих рук императора Августа в свои собственные руки".
   Хак закрыл глаза и представил, как это было.
   - Туз, а где доказательства, что империя слаба? - раздались голоса из зала.
   - За стенами Коктебеля собирается большое войско Редьки Гунна. Пришло время, когда мы запустим историю по новому витку, и начнется золотой век мутантов. Великие дела быстро не делаются. Сделаем наше существование легитимным, и Коктебель станет родиной для мутантов всей земли. Мы создадим новую расу и назовем ее гордо "Табула раса"!
   Мой ответ понравился мутантам, и они отчаянно зааплодировали.
   - Ребятам захотелось поесть после горячих дебатов, - голос Туза опустил размечтавшегося Хака на землю. - Мы позвонили в ближайшее кафе и заказали еды. Минут через десять дверь медленно открылась и в амбар, где мы заседали, заваленный разным сельскохозяйственным хламом, вкатилась тележка, а за ней вошел официант. Его лицо ничем особенным не отличалось, но вот уши были поразительно большими. Тележка была заставлена бутербродами и чашками с чаем и кофе.
   - Горячая закуска и прохладительные напитки, - дрожащим голосом пропел официант, и его уши затряслись, как спелые ветки магнолий.
   Мутанты с одобрительным гулом и оружием наперевес побежали к тележке.
   - Это кто? - шепотом спросил я у Балабоса, - мутант?
   - Нет, не мутант. Это человек, сочувствующий нашему движению. Это я его пригласил, но боялся, что ты не одобришь, - признался Балабос.
   - Поразительный экземпляр. Надо взять его с собой в наше светлое будущее.
   - Туз, значит, я так и запишу в протоколе - взять этого официанта с собой в светлое будущее, - высунув язык, Балабос начал писать.
   И тут, как гром среди ясного неба, нас накрыла разведка Коктебеля.
   На этой ноте Туз в легком сарказме слегка скривил губы, сверкая (там был кто-то еще кроме Хака?) мелкими желтыми зубками. При этом узкие щелочки его глаз пробегали по мутантам, как пулеметные прицелы, целясь в упор и изучая каждого из них. Его группа с большим вниманием слушала.
   - Они как-то пронюхали про нас. Это дело рук предателей! Кругом одни предатели! - процедил Туз и, сжав кулаки, ненавидящим взглядом оглядел железные стены бункера.
   Хак пригляделся и увидел что-то у Туза на спине.
   - А что это у тебя на спине, подкова что ли? - спросил он.
   Туз повернул голову, и попытался скосить глаза назад:
   - Я уходил от погони и прыгал между газонокосилками, сеялками и комбайнами. За мной следом, не отставая, бежал громадный сыщик. Я забежал в какой-то сарай, заваленный всяким хламом. Он показался мне надежным убежищем. Я решил переждать здесь погоню и тихо слинять. Если бы я только знал, что будет дальше! Громадный сыщик, который гнался за мной, влетел в сарай. В тот момент было так тихо, что можно было услышать писк комара. Но тут я не выдержал и чихнул. Тотчас заряд дроби полетел в мою сторону. Мое тело словно обожгло, меня как будто пронзило молнией. Я упал. "Кажется, меня убили", - было последнее, что я подумал. Но оказалось, что я упал в объятия Балабоса.
   - Балабос, нам надо бежать, Балабос! - заорал я ему и мы дали спринт во всю нашу мутантскую прыть.
   Пробежав всю эту сельскохозяйственную выставку, мы запрыгнули в проезжавший мимо грузовик и спрятались в початках кукурузы. Но спину сильно жгло. Я думал, что это рана от бандитской пули, но оказалось, что это подкова, подарок контрразведки Коктебеля и, в частности, этого громадного сыщика.
   Мы спаслись, спрятавшись в шалаше, стоявшем в заливе, а потом незаметно добрались в наш штаб. Я тысячу раз оглядывался назад, боясь, что мы приведем с собой хвост.
   Закончив свой рассказ, Туз открыл шкаф с одеждой и, достав оттуда ярко-желтую рубаху, черные штаны, красный шарф и лакированные белые туфли стал одеваться.
   - Ну как? - закончив, спросил он Хака. - Я одет по последней моде Коктебеля!
   - Хак, а где Монтариф? Где мой спец по диверсиям? - спросил Туз.
   Из угла комнаты незаметно появился Монтариф (почему выплыл?). На нем была большая широкополая шляпа, на поясе весели два серебряных нагана, а из сапога торчала рукоятка ножа.
   - Туз, оружие возмездия готово. Мы создали бомбу, - спокойно доложил он.
   - Молодец, Монтариф - Туз, сразу повеселев, хлопнул его по плечу. - А где наш рабочий мул, Арбакль?
   - Я видел его в столовой, - сообщил Монтариф. - Он подкрепляется.
   - Арбакль, живо сюда, - скомандовал Туз.
   Арбакль влетел в комнату, пробив своим пузом железную перегородку, которая находилась рядом с Хаком. В руках он держал кусок колбасы и буханку хлеба.
   - Звали, босс? - он торопливо жевал, давясь пищей.
   - Арбакль, - Туз взглянул на него с укоризной. - Хватит жрать!
   - Босс, я набираюсь сил для долгой борьбы с ненавистной нам династией. Вы же сами сказали.
   - Арбакль, твой час скоро пробьет! - торжественно произнес Туз. - Мы подорвем дворец императора! А где этот оболтус Балабос?
   - Сидит в столовой в обнимку с бутылкой тростниковой водки и клянет судьбу за то, что родился мутантом, - не прекращая жевать, ответил Арбакль.
   В темной комнате центра управления повисло молчание. Мутанты задумались. Тишину нарушило пиликанье компьютера. Пришло электронное послание.
   Хак включил программу-дешифровщик. По экрану побежали символы.
   "Редька Гунн хочет встретиться с мутантом Тузом", - гласило послание.
   Туз вскочил с места.
   - Меня везде ищут, а он хочет встретиться? - заорал он. - Какая неслыханная наглость с его стороны! Но если я не встречусь с ним, он подумает, что я слаб, и будет искать себе другого союзника. Нет. Такой момент упускать нельзя. Быть или не быть. Надо пойти на встречу с ним.
   Туз задумался. Мутанты его боевой группы смотрели на него. Балабос, мутант с головой, похожей на большую тыкву, и Винт, боевик, получивший эту кличку за железный характер, затаив дыхание, ждали решения Туза.
   - Хак, - приказал Туз, - быстро пиши ответ: "К встрече всегда готов. Приду с цветами".
   Он скрестил руки на груди:
   - Мутанты, слушай меня. На встречу с Редькой Гунном пойдут трое: Монтариф, Балабос и я. А где, черт возьми, Азиз? Почему я не вижу Азиза? Где наш алхимик?
   - Я здесь, Туз, - послышался голос и в комнате появился Азиз, одетый в пурпурный плащ.
   Волосы на его голове были заплетены в косу и отливали фиолетовым оттенком. В косу была вплетена золотая нить. Тонкие брови Азиза сияли, как два полумесяца. В ухе сияла жемчужина.
   - Алхимик или просто химик к вашим услугам, - склонился в приветствии Азиз. - Что угодно Тузу, будущему повелителю мира?
   - Азиз, прошу тебя, без восточных метафор, - нервно сказал Туз. - Бомба готова? Мне Монтариф правильно доложил?
   - О, мой великолепный Туз! Смесь для адской бомбы почти завершена. Еще только пару капель и твое оружие возмездия будет готово к тому, чтобы разнести дворец императора в щепки.
   - Это приятное известие, - на лице Туза появилась довольная улыбка. - Азиз, ты останься в штабе и хорошенько вычисли траекторию полета бомбы.
   - О, мой великолепный Туз! - Азиз раскланялся в реверансах. - Положись на твоего преданного соратника Азиза. Я долгое время был почетным председателем тайного общества розенкрейцеров и неоднократно говорил с камнем мудрости.
   - Хватит, Азиз! - Туз нетерпеливо махнул рукой. - Монтариф и Балабос, мы идем. Из шахты будем выходить поодиночке.
   Внезапно Хак, мутант-программист, азартно барабанивший по клавиатуре компьютера, громко заорал:
   - Туз! Я нашел этого сыщика в базе данных министерства безопасности! Пришлось взломать базу, но сыщика я нашел!
   На экране компьютера появилось досье на Теофраста Акулова.
   - Итак, по нашим последним данным сыщику контрразведки Коктебеля майору Айвену Штольцу дали в помощники десантника Теофраста Бомбаста Акулова, демобилизованного из-за контузии, - доложил Хак.
   - Видите, кого они посылают воевать против нас, - хмыкнул Туз. - Больных и психов. Это еще одно доказательство того, что люди как популяция вымирают. Мы, мутанты, новая, более приспособленная раса, займем место людей в эволюционной цепочке. Никакие природные катаклизмы нас не сломят.
   В этот миг наверху, за железной дверью бункера, раздался подозрительный треск и шорох.
   Туз молниеносно вытащил пистолет из кобуры, висевшей рядом с его сердцем, и направил его на дверь. Мутанты последовали его примеру, клацая затворами пистолетов.
   Туз на цыпочках приблизился к двери и прислушался.
   - Отставить ребята, мне показалось, что там кто-то есть. Наверное, кролики резвятся на лужайке. После таких погонь мне везде мерещатся агенты типа этого Бомбаста. Нервы ни к черту. Выйду из подполья, поеду в Сочи, на вечную ссылку.
   Туз назначил встречу Редьке Гунну в таверне с романтическим названием "Падрэ энд Фигили", что в переводе с одного древнего языка означало "Отец и Семья". Не известно, впечатлило ли это название кровожадного Редьку Гунна, но Туз, любитель ритуалов, придавал таким названиям значение. В двенадцать ночи, как только пробили куранты Коктебеля, к входу таверны подошли подозрительные личности. Гремя оружием и доспехами, они постоянно оглядывались по сторонам. Наконец один из них взялся за железное кольцо и три раза постучал в двери условным сигналом. Двери распахнулись, озарив темный переулок ярко-желтым светом.
   У входа, на страже, стояли Монтариф, Балабос и напросившийся на банкет Винт.
   - Клянусь своим другом Олонэ, это то место, где нам назначена встреча, - сказал незнакомец.
   - Если вы есть Редька Гунн то это то самое место, - Балабос, в прошлом учитель пения, музыки и танцев, склонился в реверансе.
   Отобрав у наемников сабли и ятаганы, мутанты милостиво разрешили им оставить за поясом пистолеты и ножи. Балабос подал бокалы с красным вином и апельсиновыми дольками. Но увидев, что бокалы для таких мужественных мужей будут малы, он принес им еще пять кувшинов с вином. Пока наемники после диких лесов наслаждались цивилизацией, пили красное вино и грели ноги у очага, Балабос сновал между ними и красной театральной кулисой, разделявшей залу на две комнаты.
   - Все уже здесь? - спросил он Редьку Гунна.
   - Мы давно уже все здесь, - вскочил с места предводитель наемников, выпивший пятый кувшин красного холодного вина.
   Балабос снова забежал за красную занавесь и вышел оттуда весь преисполненный гордости.
   - Входите, дон Туз ваш ждет.
   В это время жалобно запела мандолина, и красный занавес медленно раскрылся. Бандиты, вышедшие из дикого леса, увидели большой деревянный стул, похожий на трон, на котором восседал в одежде из пурпурной тоги с оливковым венком на голове мутант Туз.
   Пред лицом Туза предстали вождь Редька Гунн и его помощник фельдфебель по имени Крембо. Редька Гунн был похож на свирепого клыкастого кабана. У него была крупная голова с выступающим мощным лбом. Под маленьким, но толстым носом были натянуты тонкие ниточки губ.
   Стоявший рядом фельдфебель Крембо тоже не блистал красотой. Он смахивал на тупого пуделя. За Крембо стояли пять здоровых детин, вооруженных с ног до головы, не блещущих интеллектом, зато наделенных отвагой и храбростью. Делегации встретились на нейтральной территории. Воцарилось молчание. Хотя хищный клюв Туза уже был воинственно вздернут в направлении этих двух главарей, он сохранял длинную, театральную, паузу, и не хотел первым начинать разговор.
   Молчание решил нарушить Редька Гунн, подтолкнув плечом Крембо на середину зала.
   - Фельдфебель, вы же закончили военное училище и вас, я полагаю, обучали этикету, - прорычал он. - Введите меня в это благородное общество, представьте этому господину.
   Крембо неловко подскочил к высокому трону, на котором восседал Туз. Тот вяло протянул свою правую руку для поцелуя. Но Крембо обеими своими ручищами сжал руку Туза, который от боли чуть не вылетел из своего временного трона. Мутант Монтариф незаметно обнажил клинок кинжала.
   Неуклюже присев, фельдфебель сделал корявый реверанс.
   - О, Сеньор Карапузио... - начал он.
   Туз удивленно вытянул лицо.
   Крембо стукнул себя по лбу:
   - Эскюзмуа, сеньор Тузерино, рад познакомить вас с вождем повстанцев Редькой Гунном и мной, его верным помощником.
   Туз понял, что с этикетом надо заканчивать. Он ловко спрыгнул с трона и, подойдя прямо к Редьке Гунну, обнял его, как родного брата.
   - Зовите меня просто и коротко Туз, - сказал он. - Садитесь к столу переговоров, господа.
   Туз указал на деревянный стол, стоящий в углу залы:
   - Извиняюсь, что не могу указать вам должного приема. Мы в подполье.
   - Понимаю вас, господин Туз. Я сам простой солдат, не привыкший к роскоши и комфорту, - отозвался Редька Гунн.
   - Вы, наверное, устали с дороги. Длинные канализационные тоннели Коктебеля не созданы для увеселительных прогулок.
   - Не говорите... - вздохнул Редька Гунн.
   Туз сел во главе стола, напротив уселся Редька Гунн. По бокам расселись мутанты и наемники.
   - Что за дела привели вас к нам, скромным мутантам Коктебеля? - спросил Туз у Редьки Гунна.
   Редька постучал пальцами по каменной кладке здания:
   - Стены вашего мегаполиса неприступны.
   - Что, неужели великий воин Редька Гунн нуждается в нашей помощи? - с притворным удивлением спросил Туз.
   - Наемники - народ ненадежный, - вздохнул Редька Гунн. - Сегодня они воюют, а завтра, если плохо кормят или им становится холодно, бегут в теплые страны залечивать раны. Для успешной операции мне нужны люди внутри города.
   - В чем состоит ваш план? - Туз склонился в его сторону.
   - Займитесь диверсией, - тихо ответил Редька. - Сделайте брешь в стене Коктебеля, и я войду в город. Взрыв стены будет сигналом к моей атаке. Посейте панику и, если получиться, ликвидируйте руководящий состав города. Ликвидируйте всю семейку императора Августа. И тогда я войду в город на белом коне.
   Туз криво улыбнулся. Он сидел спиной к большому камину и жар от очага раскалял подкову на его спине, подарок лейтенанта Акулова.
   - Мне что-то жарко здесь, - обмахиваясь салфеткой, Туз жестом показал Монтарифу, чтобы тот открыл окно.
   Балабос, правильно понявший причину, по которой Тузу стало жарко, вылил за шиворот того кувшин холодного вина. Со спины Туза пошел густой пар.
   Туз зло посмотрел на Балабоса.
   - Спасибо тебе, друг Балабос, - прошипел он.
   "Мутанты... Кто их знает, что они делают со своими телами", - подумал Редька Гунн, стараясь ничему не удивляться.
   - Я хочу, чтобы вы помогли мне как можно быстрее захватить Коктебель, - твердо сказал он.
   - Захватить-то мы вам поможем, - ответил Туз, вытирая спину салфеткой. - Но как нам сохранить наши головы после диверсии? Агенты контрразведки - очень прыткие ребята. Как бы нам до вашей победы остаться в живых?
   - Я все продумал, Туз, - Редька снова склонился вперед. - Сразу после диверсии ваш отряд перейдет ко мне в лагерь. Я вас прикрою массированным артобстрелом. Я получил новое оружие. Но это большая тайна. Я говорю это только вам и никому больше. У нас есть суперсовременная, мощная ракетно-артиллерийская батарея.
   В раздумье Туз постучал пальцами по деревянному столу.
   - Я так полагаю, что мы заключаем военный союз, - в итоге ответил он.
   - О, конечно, дорогой Туз.
   - Тогда я хочу, чтобы мы сейчас поделили сферы влияния.
   - Поделим город пополам, - предложил Редька Гунн. - Но, чур, королевский дворец мне.
   - Я согласен! - Туз налил стакан вина и встал из-за стола, за ним последовали все остальные. - Я хочу выпить за наш военный союз. Сейчас мы стоим на руинах старой жизни. Скоро в этом городе никого не будет интересовать жизнь кучки людей. Они достаточно испортили воздух и окружающую среду. Они были подобно термитам, которые сами съели свой дом. - Туз зашевелил короткими пальцами, изображая щупальца. - На данный момент их культура и образ жизни в упадке, а на свет выходят новые личности, герои, новая раса - мутанты. Ну, конечно, и вы, солдаты удачи.
   - Я только добавлю как воин, - зарычал Редька Гунн. - В этой войне будет пролито много крови. Мы создадим историю! За нашу победу! - закричал он, подняв кувшин с вином.
   - За нашу победу! - выдержав паузу, ответил Туз и подмигнул своим мутантам.
   И заговорщики, громко чокнувшись, выпили, при этом каждый желал победы себе самому.

53

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"