Вейцель Леонид Иосифович: другие произведения.

часть 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


ЧАСТЬ III

  
   За толстыми стенами каменного здания министерства безопасности под строгим оком часовых проходил перекрестный допрос.
   Майор контрразведки Айвен Штольц и Теофраст Акулов допрашивали графа Арвида и его ученика Курка.
   Арвид и Курк сидели спиной к спине посредине большой светлой комнаты, а вокруг них перемещались сыщики, задавая вопросы с самых неожиданных углов.
   - Граф, что вы делали ночью в музее Коктебеля? - спросил Штольц.
   - Я оставляю это вопрос без комментариев.
   - Курк, нам все известно, хватит отпираться! - сделал грозное лицо Теофраст.
   - Извините, лейтенант Акулов, я больше так не буду. Клянусь, этого больше не повторится, - оправдывался Курк.
   - Хватит клясться, мой мальчик, еще никому не запрещалось любоваться ночью произведениями искусства, - через плечо обратился к нему граф. - А как мы там оказались? Да очень просто: двери были открыты, вот мы и вошли.
   - Граф Арвид, про вас ходят слухи, что под вывеской продажи антиквариата вы реализуете краденый товар и занимаетесь контрабандой.
   - Майор Штольц, сделаю чистосердечное признание.
   - Ну наконец-то! - Штольц и Акулов переглянулись между собой.
   Граф Арвид встал со стула, поправил костюм и, как лектор студентам, начал поучать:
   - Занятие антиквариатом не приносит прибыли. Одни убытки. Высокая арендная плата за помещение. Товар штучный. И поймите, майор, мне невыгодно скупать ворованный товар. Это же пахнет тюрьмой. Да и мои моральные принципы не позволяют. Если бы вы знали, майор, сколько заманчивых предложений в этом бизнесе делали мне разные скользкие типы, обитающие во дворце, причем один из них имеет титул барона! Но я ни в чем помогать вам не буду. Копайте на меня компромат. Ищите сами. Но не верьте, если меня оклевещут. Врагов у меня много. Закон должен быть суров, но справедлив.
   Граф Арвид оглянулся по сторонам, ожидая аплодисментов.
   - Вам еще что-то объяснить, майор?
   Штольц и Акулов хмуро молчали.
   - Лучше бы вы делом занимались - ловили бандитов, - съязвил Арвид. Если ваш трехчасовой допрос окончен, мы можем идти?
   - Идите, - спокойно ответил Штольц. - Вот вам пропуск на выход из здания. Идите с богом, граф.
   - Спасибо, и вам того же.
   Арвид и Курк бегом выбежали из здания контрразведки. Сверху через окно за ними наблюдали сыщики.
   - Ну что вы, Айвен, скажете про этих двух типчиков? - спросил Акулов.
   - Скажу вам, Теофраст, что за ними надо установить скрытое наблюдение, причем круглосуточное.
  
   У кованой ограды на выходе из особняка контрразведки граф столкнулся с бароном Фабианом Фиванским.
   - Граф, что вы тут делаете?
   - А вы, барон?
   - Гуляю, дышу воздухом, я же все-таки военный. Вас что, арестовали? - барон с испуганно втянул голову в плечи, стараясь казаться меньше, чем есть на самом деле.
   - Нет, только маленько потрепали вопросами меня и Курка.
   - Боже, что же будет?! Они придут и за мной! - и барон воровато огляделся по сторонам.
   - Барон, я думаю, пришло время для чая. Давайте зайдем в кофейню. Я угощаю.
   - Кафе находилось в старинном парке. За круглым столом сидели мошенники граф Арвид, его ученик Курк и барон Фабиан Фиванский.
   У Курка было плохое настроение. Он интуитивно ощущал, что опасность, как грозовые тучи, сгущается над его головой. Курк молчал, подперев голову рукой и вяло ковыряя вилкой торт, до чая даже не дотронулся.
   Граф, в военном френче цвета хаки и белых перчатках налил себе чай из самовара. Смакуя индийский чай и кушая варенье из блюдца, он закинул ногу на ногу. Публика весело жевала под звуки музыки и ножей и вилок, они подпевали модные хиты сезона, пили вино и наслаждались солнечными ваннами.
   - Я тут подумал, барон, насчет нашего друга Курка и решил, что его надо пустить в денежный оборот.
   Граф выдержал паузу, вставил в глаз монокль и оглядел присутствующих. Барон с румяными щеками, с белой накрахмаленной салфеткой на шее жевал чебуреки, как хомяк. Курк апатично пил красное вино, процеживая его сквозь зубы. Зачерпнув ложкой варенье из блюдца, Арвид сказал:
   - Курка надо женить.
   - Я не хочу жениться!
   - А кто тебя спрашивать будет? - пренебрежительно скривил губы граф. - Эй, гарсон! - крикнул он ушастому официанту.
   Официант готов был принять заказ и подбежал, угодливо улыбаясь.
   - Что желаете?
   - Еще блюдце с вареньем и счет. Барон, я вижу по вашему аппетиту, что вас в ваших казармах не кормят. Но вы не у меня на довольствии, умерьте пыл. А то с таким аппетитом вы меня разорите.
   - Хорошая идея, граф, - барон громко чавкал сочным чебуреком, запивая красным вином.
   - Вы, надеюсь, хорошо меня слышали, барон? Мы женим Курка. На богатой невесте, - Арвид вытер рот салфеткой.
   - Отлично, - барон принялся пальцами вылавливать из тарелки большой золотистый чебурек. Женитьба, свадьба - это хорошо. Я надеюсь, что там так же хорошо готовят, как и в этом кафе. Черт побери, я не хочу отсюда никуда уходить!
   - После долгих поисков я наконец-то выбрал для моего племянника невесту - принцессу Ойкумену. Барон, вы меня хорошо слышите?
   Глаза Фабиана Фиванского округлились, чебурек рухнул в чашку графа, брызги полетели в сторону Курка.
   - Но, граф, вы же понимаете, у нее в женихах ходят только одни принцы. Если кандидат на ее руку не будет принцем, нас даже не подпустят ко дворцу. Мы станем посмешищем для двора, а мне надо беречь свою репутацию.
   - Не надо так волноваться, барон! До этого, мой румяный мальчик, вы с вашим аппетитом чуть не съели меня, - презрительно скривил губы граф Арвид.
   Граф Арсений Виденеев порылся в карманах пиджака.
   - Вот диплом на имя индийского принца Курка, махараджи бомбейского. На последние кровные купил на черном рынке.
   Диплом выглядел красиво: весь расписанный большими слонами и королевскими коронами.
   - Я не хочу... - слабо запротестовал Курк.
   - Другой титул ты пока не заработал. К диплому бесплатно прилагался костюм индийского махараджи. Иди в гардероб, возьми у швейцара мой пакет с белыми слониками и примеряй на себя новую биографию. Поедем свататься к Ойкумене.
   - Но вас же не пропустят во дворец! У вас, граф, плохая репутация, а ваш племянник - сомнительная личность, - упирался Фабиан Фиванский, тряся орденами и прячась за вазон фикуса.
   - На это, мой друг, существуете вы. Трубите всем, что принц индийский Курк, махараджа бомбейский, прибыл в Коктебель. Вам поверят. И нам откроют двери. Ваша репутация еще не запятнана, лишь на вашем мундире жирные пятна от чебуреков.
  
   Скоро все газеты Коктебеля пестрели заголовками:
   "К нам прибыл индийский принц, махараджа Бомбея Курк Капур".
  
   Граф Арвид, индийский принц Курк и барон Фабиан Фиванский находились во дворце и ждали аудиенции с императором Августом и принцессой Ойкуменой. Курк был невесел. Одевшись в костюм индийского махараджи, он приготовился к худшему.
   Мажордом Паласиас невозмутимо смотрел на Курка.
   - Как вы думаете, Паласиас, она ожидает меня с нетерпением? - Курк достал из кармана камзола пудреницу и побелил себе лицо. На удивленный взгляд Паласиаса Курк заметил: - Индийский принц, махараджа Бомбея Курк Капур, должен выглядеть достойно.
   Мажордом робот Паласиас согласно кивнул головой, а про себя подумал: "Какой же ты урод глянцевый!"
   Ойкумена вышла к Курку сама. Она была в доспехах и на ходу пристегивала к поясу короткий меч.
   - Вы хотите стать моим мужем, принц Курк Капур?
   Курк склонился в раболепном реверансе.
   - В наше время женщина не только управляет государством, но и сражается на поле боя наравне с мужчинами. Вы владеете каким-нибудь видом оружия?
   Курк застыл, вся его фигура вытянулась, приняв форму восклицательного знака, а потом согнулась в вопросительном. Он не знал, что ответить.
   - Вы подумайте, принц Курк Капур, может, вы владеете бумерангом, но стесняетесь признаться? А пока заполните анкеты на супружескую совместимость.
   Паласиас вручил Курку толстую пачку листов.
   - Вы свободны, принц. Можете заполнять анкетные данные, - и Ойкумена развернулась, чтобы уйти.
   - Я летел к вам на золотой колеснице, Ойкумена! - Курк грохнулся на колени перед принцессой. - Солнце мне говорило о вас, ветер мне шептал о вас, звезды мне пели о вас!
   - Стоп! - остановила его принцесса. - Звезды - это хорошо. Паласиас, позовите придворного астролога. Пусть проверит, подходим ли мы друг другу по гороскопу. Все, принц, аудиенция окончена, жду вас вечером в доспехах на поединок.
   - Какой еще поединок? - от удивления Курк забыл подняться с колен.
   - Принц, мой будущий муж должен хорошо владеть мечом, чтобы вести войска в бой, защищая интересы трона. И самый лучший экзамен - это поединок. Человек в бою раскрывается, как на ладони. Адью! Жду вас вечером на арене. Оружие за вами. Пришлите ко мне ваших секундантов, мы обговорим правила поединка, - и Ойкумена скрылась в залах дворца.
   Курк сломя голову бежал по коридорам. На одном из поворотов его остановил граф Арвид.
   - Стоп, махараджа Бомбея. Ну, как прошла аудиенция с принцессой?
   - Катастрофа, граф! Сегодня вечером она меня убьет! - затрясся всем телом Курк.
   - Не закатывай истерик! Это тебе не тузы по карманам прятать! Что-нибудь придумаем: наденешь кольчугу под рубаху. Куда делась твое мастерство в охмурении молоденьких девушек? Держись, Курк, ты, главное, влюби ее в себя.
   - Если только останусь жив, граф! - истерично завизжал Курк.
   - Есть у меня один старый гвардеец - капитан Кайцо. Он владеет несколькими приемами фехтования. Сейчас отправляйся к нему и возьми пару уроков. Скажи, что от меня.
   Граф Арвид с бароном Фиванским стояли в светлой галерее дворца, обсуждая свой план. Галерея была уставлена всевозможными растениями, и придворные коротали в ней время, ожидая намеченных церемоний.
   И тут во дворце появился Сен Жук. Он был чем-то взволнован и спешил в покои принцессы Ойкумены. Его белый парик развевался на ходу, как военный стяг. На поклоны придворных он не отвечал.
   Граф Арвид, завидев министра безопасности, нарочно повернулся к нему спиной.
   - Не к добру это, что Сен Жук во дворце. Барон, хватит вам жевать листья фикуса. Вас что в казармах не кормят?
   - Это от нервов, граф.
   - Идите и проследите за Сен Жуком. Но только аккуратно, чтоб он вас не заметил. Чует мое сердце, не к добру это его появление здесь.
   Сен Жук, дойдя до комнаты Ойкумены, постучал в дверь.
   - Кто там?
   - Принцесса Ойкумена, министр Сен Жук собственной персоной у ваших дверей. Дело чрезвычайной важности.
   - Ну, так войдите, Сен Жук, я готовлю доспехи к бою. Министр вошел, плотно прикрыв за собой дверь. Барон постарался как можно тише пробраться к двери. Подкравшись, он прислонил ухо к замочной скважине.
   - У меня есть талантливый сыщик - майор Штольц, - сказал Сен Жук. - Он сотрудник контрразведки. На мой запрос об индийском принце Курке Капуре вот какую информацию он мне дал.
   Барон услышал шум листов и больше ничего. Его ухо затекло, на коже отпечаталась замочная скважина. Ноги тоже затекли, заболела спина. Он был готов уже оставить затею, как вдруг услышал голос Ойкумены:
   - Сен Жук, так что получается? Они аферисты? Этот Курк - ученик и подельник графа Арвида? Нашего дальнего родственника, изгнанного из дворца? Ну, спасибо барону Фиванскому, удружил родственничек!
   - Прикажите его арестовать и допросить, - вежливо попросил Сен Жук.
   Барон покрылся потом и одновременно с этим задрожал, стуча зубами. Голова начала нервно дергаться, мешая уху подслушивать разговор.
   - Надо нам, Сен Жук, не дать этому происшествию огласки. И, с другой стороны, надо как следует проучить этих мошенников. И этого Курка индийского принца.
   - Вы что-то потеряли, барон? - строгий голос мажордома Паласиаса застал барона на коленях у дверей Ойкумены.
   - Медаль ищу. Упала, закатилась, наверное, куда-то под дверь. Но ты не волнуйся так, друг Паласиас, медалью больше, медалью меньше... Главное - звезды на погонах.
   Барон боком двигался вдоль стены коридора, стараясь как можно быстрее скрыться от мажордома. В этот момент двери покоев Ойкумены открылись, и послышался голос принцессы:
   - Я покажу этому "прынцу" всю мощь моего гнева! Он узнает, что такое обманутая женщина!
   - Проучите его, принцесса. Я в вас не сомневаюсь, а за мной дело не постоит. Все газеты будут знать их подноготную.
   Приветливо похлопав по плечу мажордома Паласиаса, барон поспешил к выходу.
  
   Граф Арвид сидя как на иголках ждал Фабиана Фавианского на скамье под елью. Наконец он увидел барона:
   - Ну, где вы так долго пропадали? Что-нибудь случилось?
   - Я ненадолго задержался в будуаре. У вас, граф, от нервов ложная тревога.
   - Так значит, все в порядке? А у меня было предчувствие, что что-то должно случиться. Нюх старого шулера меня редко подводил.
   - Я вас уверяю, граф, если бы что-то было, я бы сразу вам сказал.
   - Я полагаю, барон, что вы правы. Посмотрим, как пройдет поединок. Надеюсь, Курк выучил пару приемов у капитана Кайцо. Если бы не я, барон, Курк так бы и сгинул в притонах Коктебеля.
  
   Вечер наступил незаметно. Придворные собрались на поединок, предвкушая захватывающее зрелище.
   - Арена готова, мой друг Паласиас! - император Август сел на трон в сопровождении жены, младшей дочери Клеопатры и гвардейцев-телохранителей.
   Робот, шаркая ногами, услужливо кланялся, стараясь угодить императору и его семейству.
   Трубадуры затрубили в трубы, герольды прокричали титулы принцессы Ойкумены и Курка Капура, принца индийского, махараджи Бомбея, и под аплодисменты на арену вышли бойцы.
   Курк, облаченный в халат поверх доспехов, вышел на бой с трясущимся сердцем. Его сопровождали два секунданта: граф Арвид, поспешно снявший с доспехов Курка халат и вытирающий полотенцем пот с его лица, и барон Фабиан Фиванский с ведерком льда.
   - Мужайся, Курк. Представь, что ты во дворце среди прекрасных дам, - шептал ему на ухо граф.
   Когда противники расселись по углам, на арену выехал мажордом Паласиас:
   - Именем императора Августа я объявляю приказ всем присутствующим: когда начнется бой, соблюдайте тишину, воздержитесь от чихания и кашля. Под угрозой сурового наказания запрещено вмешиваться в ход поединка. А сейчас пусть противники поклянутся, что в бою не будут использовать магию.
   - Клянусь, что на доспехах и оружии нет никаких колдовских чар, - произнесла Ойкумена.
   То же самое повторил и Курк.
   Придворные и приглашенная во дворец публика почтительно молчала. Только в дальних углах с восторгом шептались молодые пажи.
   - Как интересно посмотреть, как две благородные персоны будут резать друг друга! - хихикали пажи, отвешивая друг другу подзатыльники.
   Август махнул рукой трубачам. Те пропели начало боя.
   Противник, не спеша, вышли на середину арены.
   Ойкумена, схватив меч, прозванный "бастард", быстро подлетела к закованному в доспехи Курку.
   Курк поднял длинный меч и направил его в сторону груди Ойкумены, держа противника на дистанции, как учил капитан Кайцо.
   - Я тебе покажу, ведьма, приемы которые, мне поведал капитан Кайцо... Ты только подойди поближе, - шептал сквозь забрало Курк.
   Ойкумена ринулась вперед и атаковала Курка мечом в корпус. Тот зашатался, чуть не потеряв равновесие.
   Август нервно мял в своих руках шляпу, чтобы, если понадобится, подбросить ее вверх и остановить бой - его не оставляла такая шальная мысль. Отец очень волновался за дочь.
   Словно ястреб, налетела Ойкумена на Курка, нанося ему колющие и рубящие удары. Звуки боя разлетались по всей зале. Курк отбивался, как мог, махая мечом, как дровосек топором. В этот момент он уже ненавидел принцессу и всю их династию. Он бил по воздуху, пытаясь разрубить Ойкумену пополам. Та подпрыгнула вверх и ударила плашмя мечом по шлему Курка, норовя его оглушить.
   Прием удался. Курк сделал пару колющих ударов, атаковав воздух.
   - Не там, Курк, обернитесь. Я думаю, с вас, принц индийский Курк Капур, на сегодня будет достаточно! - крикнула из-за его спины Ойкумена.
   - Я разделаюсь с тобой! - прорычал Курк.
   Наскочив на принцессу, он принялся наносить рубящие удары вниз. Ойкумена успела ловко уйти.
   - Ну, если вам мало, попробуйте отразить вот эти удары!
   Круговой удар в голову, укол в грудь и оглушающий удар меча по шлему, после которого Курк поплелся рубить воздух в другую сторону.
   - Не там! Обернитесь, Курк. Вы так закованы в доспехи, что вас ничем не пронять. Обернитесь, мне не хочется проткнуть ваши доспехи сзади. Говорят, что вы храбрец, я хочу проверить это лично.
   Курк, злобно зарычав, поднял свой меч, чтобы обрушить его на голову Ойкумене. Та, отбив атаку, отскочила в сторону.
   - Вы так храбры, Курк, из-за стальных доспехов. Ну и дерзкий же вы человек! Но почему вы так злобно рычите и так плохо обо мне думаете?
   - Я о вас прекрасно думать не могу! - выдохнул со злостью Курк, опустив свой меч, как дровосек, в то место, где раньше стояла принцесса.
   - Ну, хорошо! - Ойкумена, унаследовавшая силу от отца, схватила Курка за руку.
   Схватив крепко Курка за руку, закованную в доспехи, она со всего размаха ударила его в стопу. Курк с грохотом полетел на пол, меч вылетел из его рук и поехал путешествовать по полу.
   Август подбросил шляпу вверх и остановил бой. Мажордом Паласиас выехал на середину арены.
   - Император решил что с него довольно зрелища этого жалкого жениха. Император решил, что ничего официального не было. И приезд индийского принца в Коктебель следует расценивать как карнавальную шутку.
   Придворные, как по команде, согнулись в низком реверансе и разошлись по дворцу. Арена опустела.
   Граф Арвид и барон Фиванский утащили оглушенного Курка с арены за ноги. Барон снял с него шлем и побрызгал на лицо водой. Курк очнулся.
   - Барон, скажите: где я? Я жив?
   - Живой, гад. Лучше бы ты сдох там, на арене. О мои деньги, выброшенные на ветер! - брызгая слюной, зло зашипел граф Арвид.
   - Если я жив, так что ж вы тут стоите! Несите меня скорее к врачу!
   - Сейчас же. Барон, закажите экипаж. Едем домой. Он получит от меня пару спиртовых компрессов и десяток тумаков.
  
   В доме графа Арвида царила мрачная тишина.
   Курк сидел, закутанный в клетчатый плед, и грел руки над железным самоваром. Вокруг него валялись газеты и журналы - светская хроника и желтая бульварная пресса.
   - Граф, вы только посмотрите, что эти борзописцы обо мне напишут! Светская хроника:
   "Современная поучительная история о похождении индийского принца Курка Капура, больше известного как скупщик краденого Курк.
   Вчера во дворце императора Августа состоялся поединок между Ойкуменой и Курком, назвавшим себя принцем индийским, махараджей Бомбея. Курк, отнюдь того не желая, вылетел из дворца головой вперед. Пролетев ограждения арены, он с головой окунулся в гущу простого народа. Курк, купивший на рынке фальшивый титул, ест с рук еще большего мошенника графа Арвида. Недавно они были пойманы с поличным в ограблении музея Коктебеля и сдали властям благородного пирата Кархана. Мерзавцы, выброшенные на свалку, пытаются выдать себя за благородных людей. А на прощание им скажу, что, зная характер пирата Кархана, этим мошенникам наказания не избежать. И барон Фиванский, так же, как и Курк с графом Арвидом, не избежит наказания".
   Курк в бешенстве скомкал газету и бросил ее на пол.
   - Граф, мы должны на это как-то отреагировать - тут задета наша честь. Нас обвинили и опозорили. Надо подать на них в суд или подослать наемных убийц.
   Граф лежал на диване и читал книгу. Курк ему сегодня смертельно надоел. Граф взял плед, укрылся и перед сном назидательно прочитал ему нотацию.
   - Курк, надо деньги делать, а не слушать разной болтовни. Кархан за его грехи болтается где-нибудь на рее. Ты помнишь, как Штольц и его помощник Теофраст переглянулись, когда я упомянул имя этого пирата? Мы помогли властям поймать такого злодея. И вместо унизительного допроса нам скоро выдадут орден. Я поговорю об этом с бароном Фиванским. Я получу орден, а ты - медаль.
   Курк поднялся, нервно одернув фрак:
   - Хорошо, граф, я отомщу за себя сам. Месть моя будет страшна.
   - Иди мсти, а я пока вздремну, уже ночь на дворе. И граф, повернувшись на диване предков, сладко захрапел.
  
   Когда граф Арвид проснулся, стояла полная луна. Вдруг по дому проскользнула тень.
   - Кто тут?! - вскрикнул граф и, схватив со стены отделанную серебром и золотом двустволку, направил ее на темную фигуру.
   - Граф, не создавайте панику. У нас гость - мутант Туз. - Курк зажег лампу.
   Туз, одетый в черный плащ, склонился перед графом в глубоком реверансе.
   - Курк, зачем ты пригласил меня сюда?
   - Я хочу мести. Я хочу быть отмщенным.
   - Мы - подпольная бригада, и местью не занимаемся.
   Граф Арвид ехидно засмеялся в углу залы. Туз зашуршал плащом, собравшись уходить.
   - Ты не дослушал до конца, Туз. Этот человек - принцесса Ойкумена.
   - Принцесса? - мутант заморгал. - У меня вообще-то принцип на женщин не нападать. Но если речь идет о принцессе Ойкумене, то это меняет дело.
   - Она вышла на яхте в море у побережья Коктебеля. Вот тебе маршрут яхты, состав охраны и позывные радиостанции.
   - О, это нам очень поможет в борьбе с ненавистным режимом! - Туз засунул бумаги в карманы. Армия Редьки Гунна только и ждет моего сигнала для атаки на Коктебель.
   Граф Арвид поперхнулся бокалом вина.
   - Как, Редька Гунн скоро будет здесь?
   - Да. Вы его знаете, граф?
   - Да так, шапочное знакомство.
   - Он пару раз откладывал штурм Коктебеля. В последний раз - из-за мошенника-торговца оружием. Он продал Редьке вооружение из исторического музея. Вы случайно, граф, с этим мошенником не знакомы?
   - Нет, я даже о нем и не слышал.
   - Пока не рассвело, мне надо уходить, граф. Адью, Курк. Меня не провожать и встречи со мной не искать - я в подполье. Как только выполню ваш заказ, я сам с вами свяжусь.
   Балабос поджидал Туза у выхода из дома:
   - Что от нас хотят эти генетические отбросы?
   - Они хотят, чтобы мы за них выполнили всю грязную работу.
   - Туз, надо с ними ухо держать востро.
   - Мы возьмем их заказ - он нам только на руку. Они, сами того не зная, стали нашими союзниками.
   За их спинами треснула ветка, и мутанты выхватили пистолеты, пристально вглядываясь в южную ночь.
   - Коты, наверное, балуют, - успокоил Туз Балабоса.
   - Нервы у меня на пределе. Так и кажется, что за нами по следам следуют шпики Штольца.
   - Нервы надо беречь. В глубокой конспирации надо построить шалаши в речном заливе.
   - А что это будет за дело?
   - Мокрое дело, Балабос, придется нам немного поплавать. Сейчас ни слова - мы трансформируемся.
   И через несколько секунд две черные летучие мыши - мутанты Туз и Балабос - пролетели над улицей, где жил граф Арвид.
  
   Утром Курка разбудил шум. По дому сновали вооруженные мужики, клацающие оружием и бряцающие доспехами.
   - Граф, доброе утро! Что у нас происходит? Это грабеж?
   - Вчера, Курк, я наткнулся на желтую прессу, где было написано про нас. Но рядом была статья профессора Лемониуса о сокровищах атлантов и оружии Мак-Мак. Всю ночь я размышлял об этом оружии. Зачем мне иметь дело с Редькой Гунном? Правителем мира станет тот, кто завладеет этим Мак-Маком. Надо самим найти оружие и стать самой сильной армией в мире. Вот почитай вырезки из газет: "Мифы и реальность о могущественной цивилизации атлантов"; "Оружие атлантов Мак-Мак это реальность"; "Саркофаг скифа из краеведческого музея Коктебеля заговорил". За стенами нашего города спрятано много золота и секретное оружие атлантов. Оно может уничтожать целые армии. Это страшное оружие издает разрушающие вибрации. Если установить его на летучий корабль, оно может превратить в пепел сто боевых слонов, закованную в стальную броню дивизию роботов, и еще хватит мощности, чтоб испепелить одну дохлую крысу. О, это оружие мне начинает нравиться! - зарычал граф. - Я один не могу отыскать этот клад. В газетах пишут - он охраняется демонами.
   - Вы что, хотите чтоб, мы воевали с духами? - Курк достал из кармана амулет и поцеловал его.
   Граф посмотрел внимательно на амулет - это была Куринная лапка.
   - Мы станем сильными и никому не будем должны денег. Наоборот, нам будут платить! - с восторгом говорил граф Арвид. - Бояться, уважать и платить. А Редька Гунн - это ошибка прошлого. Мы с ним больше дела не имеем - запомни, Курк. Вот, читай, что этот трухлый фолиант профессор Нестор Лемониус обнаружил в саркофаге:
  
   "Правителем мира станет тот,
   Кто разгадает тайну головы вождя.
   Его деяния переживут его время,
   И после смерти своей он будет внушать врагам страх".
  
   - Ты ощутил мощь этих слов? Прочувствуй их, посмакуй на слух. Поэтому я решил организовать хорошо вооруженную банду. И назову ее "Атлантическая экспедиция". У меня был старый приятель - сицилийский бандит Модесто. Я позвонил ему, и он привел своих друзей - костяк моей банды для поиска оружия "Мак-Мак". Модесто! - крикнул граф. - Пойди сюда, дружище, предстань пред нами.
   Белые двери залы раскрылись, и в нее вошел Модесто - среднего роста, смуглый и кучерявый, с круглым смышленым лицом и большими черными глазами. Бандит был в белой рубахе с желтым канареечным галстуком, черных штанах и блестяще начищенных ботинках. За поясом - два старинных пистолета.
   - К вашим услугам, граф. А это ваш ученик Курк. Индийский принц Капур. Наслышаны про него из газет, - Модесто изобразил корявый реверанс. - Граф, хотите увидеть вашу армию? Новобранцы прибыли. Ожидают вас за дверью с нетерпением.
   - Веди их сюда.
   Модесто поклонился и вышел.
   - Граф, давайте лучше откроем бюро похоронных услуг! - схватил его за руку Курк.
   - Ты плебей, Курк, - Арвид снял со стены старинное ружье. - Вот оно, благородное оружие моих предков. С этим оружием в руках они завоевали свой титул и создали нашу страну, пока злостные интриганы не забрали у них трон. Правителем мира станет тот, у кого в руках сильное оружие. А ты знаешь, сколько раз по ночам мне снился мой трон? И этот слюнявый барон Фабиан Фиванский, протягивающий к нему свои руки. Трон должен принадлежать истинному хозяину - мне, а не Августу и этой штабной крысе барону Фиванскому. Ты думаешь, как я его поймал на крючок? Предложил этому сластолюбцу трон. Я пообещал ему деньги, если он достанет списанное оружие. И это оружие мы и продали Редьке Гунну. В конце концов, он растратил полковую кассу, и мне пришлось прикрыть его проступок из наших денег, Курк. А ты знаешь, что дворяне за такое скотство вызывают подлеца на дуэль? Офицерскую дуэль чести.
   В это время Модесто ввел в зал к графу разношерстную толпу головорезов. Лицо графа растаяло в улыбке.
   - Какие злодейские рожи! Чезаре Ломброзо гордился бы вами! Каждое такое лицо он бы посчитал за честь представить в своей книге. Ну же, прелестные создания, назовите мне свои имена.
   Бандиты стали в шеренгу, и граф обходил строй, как генерал на параде.
   - Вот ты - кто? - ткнул он пальцем в грудь одного из бандитов.
   - Рожэ я, граф. Раньше работал кассиром в большом супермаркете. Взял все деньги и сбежал с кассой. Кассу тоже продал.
   - А я Деде-сардина. - Бандит был килограмм под сто тридцать, одни мышцы. Волосатый, бородатый, лысый бугай. - Бывший военный. Уволился в запас - не платили зарплату.
   - Одноногий бандит Равиго. У меня вторая нога деревянная, но я из нее метко стреляю. Он поднял протез, и оттуда вылетела пуля, сбив голову со статуи.
   - Поосторожней, Равиго, это антиквариат. Но стреляешь ты метко, - похвалил граф.
   - Разрешите представиться, граф, я Кровавый Боб. Люблю цивилизацию и вкусную еду по невысокой цене.
   Следующим в шеренге стоял бандит в поношенном фраке с порванным цилиндром на голове и моноклем в руках.
   - Лорд Хаха, - представился он.
   - Как в моей банде кто-то еще, кроме меня, может быть аристократом и лордом? Ты откуда, братан?
   - Из Талды-Кургана.
   - Хочешь заработать у меня целое состояние?
   - А это сколько?
   - Три килограмма золота тебя устроит для полного счастья?
   - Вполне, граф.
   - А я - Тарелли. Так меня прозвала мама. Я быстрее всех бегаю стометровку. Спринтер.
   - Молодец, нам такие быстрые нужны. Но если меня обманешь, далеко от меня не убежишь.
   - Так точно, граф Арвид!
   Граф подошел к здоровому мужику. Его блестящая форма, увешанная бирюльками, звенела как новогодняя елка.
   - Я бывший швейцар, работал в отеле. Меня зовут Батя Бугай.
   - Сколько у вас в банде можно будет заработать, граф? - спросил бандит Кержак.
   - По миллиону на человека, но только при условии, что новичок, получив пару раз по ребрам, не слиняет с кровавых разборок. Вот ты, какая у тебя квалификация? - граф ткнул пальцем в большой живот одного из головорезов по имени Гельфик.
   - Я - профессиональный едок. В прошлом году выиграл чемпионат по поеданию куриных крылышек. Быстрее всех слопал пять килограмм. Мне обещали, что в вашей банде я не умру с голода.
   Граф смилостивился над бандитами.
   - Ладно, заполните контракт. Один из параграфов такой: я хочу стать членом вашей банды, потому что в этом смысл моей жизни.
   Головорезы, пыхтя, склонили свои головы над контрактами.
   - А сейчас, достопочтенные головорезы, я даже не побоюсь этого слова - сыновья! - граф Арвид даже прослезился и достал белый платок из нагрудного кармана. - Ведь мы же одна семья! Я попрошу вас запомнить эту торжественную минуту. Вы вступаете в мою преступную корпорацию, по-народному - банда. И с этого дня вы не просто жулики, вы приобретаете титул отъявленных мерзавцев. А быть мерзавцем в наше время не каждому дано. Хорошему человеку жить труднее. Когда мы приблизимся к нашей заветной цели и отыщем сокровище атлантов, о котором так много пишут в газетах, и завладеем оружием Мак-Мак, только тогда мы станем другими. Мы станем богатыми и публика будет рыдать от зависти к нам, нежности и умиления. Потому что когда ты богат, люди вдруг перестают видеть твои недостатки. И оценивают только твои достоинства. После моей пронзительной речи, господа головорезы, я хочу аплодисментов.
   И бандиты громко захлопали в ладоши.
   - Ловко у вас, граф, получается призвать этих головорезов под свои знамена, - с завистью признался ему Курк.
   - Я даю им новую религию. Я даю им последний шанс на жизнь успешных людей, - и, обратившись к Модесто, Арвид приказал: - Собери потом этот сброд, и пусть они выполнят кросс и стрельбу в тире. Надо их быстрее обкатать и пустить в дело. К тому, будет упрямиться, я разрешаю применить физическую силу - железные трости и кулаки. Да, Модесто, дай объявление в газету: "Компания "Граф Арвид и сыновья" готова предоставить всем желающим свои услуги". Деньги перечисли по прейскуранту. Охрана. Выбивание долгов. Устранение конкурентов.
   - Будет исполнено, граф.
   Модесто, засвистев в свисток, оторвал шайку от заполнения контракта и вывел головорезов во двор дома Арвида стрелять и бегать.
   - Граф, когда мы будем обедать? - поинтересовался Курк, успевший переодеться в новый костюм и надеть на голову длинный цилиндр.
   - О, мой дорогой принц, в этом наряде ты обманчиво выглядишь настоящим джентльменом.
   - Вы опять издеваетесь надо мной, я не могу выносить ваш надменный тон и пренебрежительное отношение.
   - Терпи, Курк, пока ты живешь в моем доме и ешь с моего стола.
   - Модесто, пусть они после стрельбы пройдутся по лавкам моих конкурентов и хорошенько их потрясут.
   - Но там может быть вооруженная охрана...
   - Моим головорезам нужна обстановка, приближенная к реальным боевым действиям. Пусть чуток постреляют, им не привыкать. Посмотрим их в деле. И скажи им: пусть каждый пороется на своем чердаке, называемом мозгами, и приведет ко мне еще по одному другу.
   - Слушаюсь, сир, - поклонился Модесто.
   Он выдал бандитам оружие и боеприпасы, после чего они строем отправились на задание.
   В дом влетел, гремя шпорами и звеня медалями, барон Фабиан Фиванский. Он весь вспотел и покраснел, его уши горели алым цветом, щеки тряслись.
   - Кархан жив! Он возвращается в Коктебель, чтобы нам отомстить!
   Граф зарядил ружье предков и приставил его к груди барона.
   - Откуда у тебя эта информация?
   - Знакомый офицер связи из контрразведки мне рассказал. Южный город Мазд снесло метеоритным дождем. Там проводились секретные испытания сверхмощного оружия с использованием магии. Весь штаб срочно созван на секретное совещание. И майор Штольц докладывал, что единственный, кто там выжил, это Кархан.
   - Что там делал Кархан?
   - Я не знаю. Граф, я не могу стоять под дулом оружия.
   - Ты военный, тебе не привыкать.
   - В общем, он бежал со своей бандой на корабле. Спутники-шпионы зафиксировали его уже на полпути в Коктебель. Он послал радиограмму в контрразведку к майору Штольцу, договариваясь о месте встречи.
   Курк, до этого испуганно молчавший, заголосил:
   - Граф, его надо уничтожить, иначе он нас всех убьет! - в истерике он закусил зубами цилиндр. - Надо найти Туза, пусть он уничтожит этого Кархана.
   - Не слишком ли много работы для одного мутанта? Я сомневаюсь, господа: а справится ли он с Карханом?
   - Как, мутант Туз, находящийся в розыске, - ваш компаньон? - удивился барон.
   - Вы тоже наш компаньон, барон. Но вы пока не находитесь в розыске. Так что мой вам совет: берегите репутацию смолоду.
  
   В кабинет к Штольцу зашел Акулов.
   - Айвен, получена радиограмма от Кархана. Его корабль "Солнечный ветер" должен прибыть в Коктебель меньше чем через сутки. Про Ганера в радиограмме ни слова. Также я достал досье на его попутчиков, Амилу и Сатану-Нельсона. Вот, майор, ознакомьтесь, - Акулов положил досье на стол Штольца.
  
   "Досье на Амилу Брюс, капитана корабля "Райская жемчужина"
   Первая женщина-командир ракетного крейсера. Капитан первого ранга. В боевых операциях показала себя талантливым, храбрым командиром.
   Исключена из имперского флота за хамское отношение к подчиненным и сквернословие. Унижала офицеров в присутствии нижних чинов. Провозила контрабанду. Дебоширила в портах и участвовала в пьяных потасовках.
   Принудила военный оркестр играть на одной из ее вечеринок. Заставляла солдат строить ее загородный дом, а также куховарить и выгуливать ее собак.
   Происходит из семьи потомственных контрабандистов".
   Внизу была приписка:
   "Эти качества характера позорят звание офицера империи. И на флоте таким не место".
  
   Прочитав досье, Штольц обратился к Акулову:
   - А не пообедать ли нам, Теофраст? Мне кажется, мы заработались. Я знаю на вокзале Коктебеля замечательное кафе где продают вкусные жареные пирожки. Румяные, с пылу и жару.
   - Это не из этих, где полпирожка съешь, а мяса все нет и нет?
   - Теофраст, ты мне друг, но истина дороже. Пойдем вкусим пищи богов и ты поймешь, как ошибался, - хлопнул его по плечу Штольц.
   Сыщики контрразведки стояли на вокзале Коктебеля. Вокруг кипела вокзальная жизнь. В воздухе пахло жареными пирожками и сиренью. Граждане шумно прощались. Целовались, ругались и плакали. Паровозы протяжно гудели, как корабли, отбывающие в дальние страны.
   - Поторапливайтесь! - торопили пассажиров проводники, стоя на ступеньках вагонов.
   - Ну, это же надо! Не успел я войти в купе, а у меня уже какая-то сволочь украла чемоданы! - жаловался проводнику один из пассажиров.
   - Если есть центры сосредоточения зла, то это вот эти дорожные перекрестки, - развивал свою теорию Айвен Штольц. - Тут вы увидите самых криминальных типов. Тут вы можете тренировать интуицию. Попытайтесь найти вот в этой шумной толпе авантюристов, убийц, аферистов и просто воров. Вокзал - лучшее место для начинающего опера-сыщика и контрразведчика. За чашкой чая, пытаясь разгадать физиономию, ты тренируешь наблюдательность, логику и интуицию.
   В ряду чебуречных ярким неоновым светом светилось кафе пирожков. Оно манило своим запахом уставших путников. В кафе стекался народ, сошедший с прибывших поездов.
   - Пойдемте скорее, Теофраст. Я ужасно не люблю стоять в очереди, - поторопил Акулова Штольц.
   Но на запах горячих пирожков уже наперегонки по перрону бежали бабка с авоськой, разгонявшая вокруг себя толпу палкой, наглый лысый громила в спортивном костюме и крашенная блондинка в мини юбке и на высоких каблуках. Рикши - новые такси Коктебеля - летали возле поездов, агрессивно зазывая клиентов. Африканские студенты, стоявшие в очереди у касс для билетов, успели разжечь большой костер и, уютно усевшись вокруг него, забили в барабаны.
   У входа в кафе Штольца и Акулова грубо оттолкнули охранники, пропустив без очереди типа, украшенного разноцветными татуировками.
   - Это кто? - спросил Штольц у сутулого официанта убирающего столы.
   - Это крупный бизнесмен, - подобострастно ответил официант.
   - Может применить силу и вернуть бизнесмена в начало очереди? - у Акулова чесались кулаки.
   Официант испуганно посмотрел на него.
   - Пока не стоит, - Штольц схватил Акулова за руку. - Не надо портить отдых. Мы пришли сюда, чтобы вкусно пообедать и потренировать интуицию. Купить тарелку пирожков и кувшин компота.
   Они уселись за столик рядом с киоском, торгующим ножами, кинжалами и рогами для питья вина. Рядом с киоском была выложена мозаикой карта империи, под которой крутился среди ног приезжих голодный кот. В соседних суши-баре и интернет-кафе толпился народ.
   - Теофраст, взгляните вон на того юркого типа, - указал кивком головы Штольц. - Что вы про него можете сказать?
   Теофраст Бомбаст Акулов прищурился:
   - А что, подозрительный типчик. Смотрите, Штольц, как он двинулся за грузовой тележкой с чемоданами прибывших пассажиров.
   Штольц втянул носом воздух:
   - Чувствую, тут что-то нечисто. У меня нюх на это. Теофраст, пойдем проследим за этим субъектом.
   Акулов и Штольц двинулись, за типом который сел на хвост тележки с чемоданами. И как только тип вытащил два чемодана и зашел с ними в темный угол, на него накинулась контрразведка.
   - Караул! грабят! - завопил тип.
   Со всех сторон к Штольцу и Акулову подбежали полицейские.
   - Как они быстро кинулись к нему на помощь! - удивлялся Теофраст. Если бы все так в нашей империи кидались по первому зову, мы бы искоренили преступность!
   - Они давно уже хотели применить силу! - кричал сутулый официант, обслуживший без очереди бизнесмена и его свиту.
   - Спокойно, контрразведка Москвы, - холодно сказал Штольц и показал магнитное удостоверение.
   Полицейские вытянулась по стойке смирно.
   - Нам нужна тихая комната, охрана и чтоб все было совершенно секретно.
   В комнате на компьютере Акулов прогнал по базе данных фоторобот задержанного.
   Опасный преступник, взломщик сейфов по кличке Доцент.
   - О, какие люди! Я вижу знакомое лицо в толпе мелькает, - радовался Айвен Штольц. - И вот я думаю: где я его видел - в театре или в тюрьме?
   - Вот ты, Доцент, и попался, - сухо констатировал Штольц и пристально посмотрел в глаза задержанному.
   - Это не я.
   - А кто? Мы тебя поймали, когда ты держал целый ящик мобильных телефонов.
   - Штольц, он подтвердил свою квалификацию тащить чемоданы прямо с вокзала. Что и говорить - высший пилотаж.
   - Ну, а зачем тебе, Доцент, теннисная ракетка и фотоаппарат? - спросил Штольц.
   - Ну, как зачем, начальник, я же на курорт приехал. В столицу нашей империи.
   - Будем с тобой предельно честны, Доцент. Твоя кража зафиксирована на видеокамеры. Если ты не хочешь пойти прямиком на каторгу, выкладывай чистосердечное признание. А закон будет к тебе суров и справедлив. Ну, как ты, Доцент, докатился до такой жизни? Чемоданы воруешь с вокзала... Ты же медвежатник, взломщик сейфов высшей квалификации, - пожурил вора Штольц, незаметно подмигнув Теофрасту.
   Скупая слеза потекла по щекам задержанного.
   - Ладно, начальник, твоя взяла. Пиши чистосердечное признание. Во всем виноваты эти гады термиты. Ненавижу насекомых.
   Высморкавшись в рукав черного фрака, Доцент поведал свой рассказ.
   - Поместил я в индийский банк валюту, ценные бумаги, золотишко. Банк мной был проверен - ни один взломщик не возьмет. Через годик прихожу проверить свои сбережения, а там вместо моего золота - куча мусора. Термиты все сожрали и даже золото испортили - оно потеряло свой блеск. Начальник, я убит горем. Я не знаю, что делать. Это были мои сбережения на старость. А банк сказал, что несет ответственность за содержимое сейфов если они взломаны. Никакой компенсации не положено, говорят, сам виноват - мы предупреждали о проблеме с термитами. Ну, я этот банк еще возьму. А тут звонит мне один бродяга Гальмонт, как будто унюхал, что я в тяжелом положении. Говорит, приезжай, Доцент, в Коктебель. Есть одно дело. Клад - сокровища атлантов и оружие Мак-Мак. Надо только сейф взять с картой. А на карте указано, где эти сокровища лежат, и Мак-Мак спрятан.
   Штольц и Акулов переглянулись.
   - Я приехал в Коктебель. Оделся во фрак, как настоящий вор. В кармане нож - по-другому я на деловые встречи не хожу. А тут мимо пробегал, решил на вокзал заглянуть, взять пару чемоданов для солидности. Тут вы меня и взяли.
   - Где договорились встретиться?
   - В одной из гостиниц Коктебеля, где проходит съезд трихологов.
   - Кого?
   - Ну, врачи, которые лечат от облысения. Так мы сможем на этом слете лысых опознать друг друга. Условились, что у меня должна быть рыжая большая шевелюра. Я же до севера рыжим был, а потом в районе вечной мерзлоты облысел. Думал вот парик на встречу надеть.
   Штольц позвал в комнату начальника полиции вокзала:
   - Он теперь ваш, оформляйте на него дело.
   - Начальник, а чистосердечное? Как с ним?
   - По почте пришлю, не бойся. Вместо каторги устроим тебя на море в замок Иф вместе с Монте Кристо.
   - Это кто такой? В законе? Не слышал о нем...
   - Будет время познакомиться.
   И контрразведчики вышли из комнаты.
   - Штольц, я чувствую, что мы подходим к разгадке, зачем этим наемникам нужна была голова скифа. Дайте мне разработать эту операцию. Я вместо Доцента пойду на встречу с Гальмонтом.
   - Так ты же не рыжий.
   - Я волосы ради такого дела покрашу. Дайте добро на внедрение в эту глубоко законспирированную банду. Может они нас и на след Туза тоже выведут.
   - Ладно, Теофраст, Тузом ты меня подкупил. Действуй, но времени у тебя в обрез. Узнай, связан этот Гальмонт с оружием атлантов или не связан. Мы ждем Кархана. После его информации поймем. Стоит ли нам дальше искать Мак-Мак или это все-таки легенда.
   Акулов начал записывать в блокнот вопросы для выяснения:
   В какой из гостиниц происходил этот слет лысых трихологов?
   Кто такой Гальмонт?
   Зачем этому Гальмонту нужен череп скифа?
  
   Утром горячее солнце согрело Коктебель.
   Теофраст Бомбаст Акулов, сбривший бороду и усы и ставший огненно-рыжим, с чемоданом брел по набережной, смотря на гостиницы, словно белые вершины гор, возвышающиеся над морем.
   Везде он получал короткий сухой ответ, как звук пощечины: "Мест нет". Наконец он добрался до той заветной гостиницы, где и должна была состояться встреча между Доцентом и Гальмонтом.
   - У вас места есть? - изобразив на лице удивление от обилия лысых мужчин, спросил он у младшего менеджера, стоявшего у дельпака.
   Тот оглядел Акулова с ног до головы, потом пристально посмотрел на шевелюру:
   - У нас нет мест.
   - Ну, это же надо! Курорт и нет мест! У вас курорт или я не знаю что?! - зарычал на менеджера Акулов.
   - Вы, гражданин, не входите в наш пакет скидок. Очень сожалею.
   - Это я о вас сожалею. Что для Доцента у вас нет мест! - нарочито громко, на все лобби гостиницы, заорал Теофраст.
   И тут на него прыгнул маленький сморщенный тип.
   - Извини, Доцент, друг, не узнал. Так давно не виделись после вечной мерзлоты!
   Маленькими ручками, похожими на паучьи лапки, он обвил Акулова.
   - Извините я с вами знаком?
   - Конечно, Доцент. Тебе что, память всю отморозило? Мы вместе с тобой на нарах парились. Это же я - Гальмонт.
   Глазки Гальмонта забегали, лицо выгнулось в гармошку из морщин:
   - Тот самый Доцент! Легенда воровского мира, лучший медвежатник империи! Но потом поговорим. Робот отведет тебя ко мне. Сейчас извини - спешу на работу.
   - А где ты работаешь, брателло?
   - Открыл маленький антикварный магазин. Торгую древностями. Вечером увидимся, Доцент. Мы теперь вместе - команда.
   Акулов босиком шел по белому рыхлому песку, за ним тащил чемодан потеющий робот. Они подошли к бунгало. Домик при их приближении загорелся разноцветными огнями, заиграл музыкой и гостеприимно распахнул двери.
   Теофраст только хотел перешагнуть порог, как робот вежливо остановил его и достал две запотевшие бутылки холодного пива.
   - Да я не пью на задании, - запротестовал Акулов.
   - Это традиция, - железно произнес робот.
   Акулов залпом выпил первую бутылку, проливая капли холодной янтарной влаги на белый песок. Чуть отдышавшись, он хотел зайти в дом, но робот откупорил вторую бутылку.
   - Это для тебя железный парень на чай.
   - Премного благодарен, - робот засверкал разноцветными лампочками, как новогодняя елка.
   Залпом выпив пиво, он навеселе поехал по пляжу, крутя восьмерки, вертя руками и распевая песни.
   "Это же надо - робот-алкоголик", - подумал Акулов, заходя в бунгало, упал на кровать и заснул богатырским сном.
  
   Тем временем Айвен Штольц решил навестить старого знакомого профессора Нестора Лемониуса. Они встретились в кабинете профессора в музее.
   - Что, майор, тайна головы скифа вам покоя не дает? Не оправдывайтесь, и мне тоже. Ночами не сплю, голову ломаю. Зачем этим грабителям понадобилась голова вождя скифов? И как она может привести их к сокровищам атлантов? Своими глазами я видел этих черных псов, потомков Цербера, пса ада охраняющих покой мертвецов. Отрицать это видение не буду. А вот объяснить не могу. Наука в моем лице еще не может дать исчерпывающий ответ. Я думал, что саркофаг вождя скифов хранит только одну тайну. А их тут много, этих тайн. Господи, как многогранен наш мир!
   - Профессор, я подумал, что кража в вашем музее этого загадочного черепа произошла не просто так. Почти наверняка этих бандитов навел кто-то из ваших. Или сотрудник музея, или охранник. Тот, кто, может, работал тут или до сих пор работает. Знаете ли вы что-нибудь о человеке по имени Гальмонт? Вот его фотографии.
   - Штольц показал фотографии, сделанные Теофрастом Акуловым при их встрече в гостинице.
   - Гальмонт... Что-то смутно припоминаю. А, Гальмонт! Вот это мышиное лицо. Да, был у нас в штате музея это маргинальный субъект. Не только сторожил тут. Жил тут. Среди экспонатов древнего мира. Кстати, любил он спать рядом с саркофагом вождя скифов. А вокруг, знаете, стояли десять амфор. Их музею подарили морские археологи, мои ученики. И все время от этого Гальмонта вином или спиртом тянет. Вечно он под хмельком. Пьянь. Откуда, я думаю, он себе выпивку в музей приносит? А оказывается, он дырочки маленькие в амфорах проделал и через соломинку вино посасывал. В амфорах вино было. Мне его пьянство надоело. Да еще он мне угрожал, что колдун, что порчу наведет на музей. Напугать меня пытался. Выкинул я его, после того как он одну из амфор разбил полностью. Только черепки от нее и остались. Я ему сказал: "Голубчик, я долго терпел ваше пьянство. Ваше свинское поведение. Но вандализма в своем музее я не потерплю. Выйдите вон!" Я выкинул его из музея. А потом оказалось, что он воровал из хранилищ экспонаты и продавал на черном рынке. Очень мерзкий тип.
  
   Когда Акулов проснулся, за его окном кто-то ходил. Он вытащил из кармана пистолет и осторожно открыл дверь. На пороге стоял, почесывая свою рыжую бородку, Гальмонт.
   - Доцент, ну ты и мастер спать! Уже ночь на дворе, пошли ко мне в дом, выпьем вина поговорим о деле.
   Дом Гальмонта давно требовал ремонта. Стены были ободраны, мебель стояла хаотично, на полу были разбросаны газеты и валялись свитки манускриптов.
  
   Через открытое окно с моря дул приятный ветерок. Гальмонт разложил на столе нехитрую закуску.
   - Садись, Доцент, ешь, угощайся, чем бог послал. Выпьем за лучшую жизнь, яхты и вечеринки. Хочешь, можешь в душ сходить. Горячую воду отключили уже как месяц. Но ничего, сейчас лето, можешь и под холодной помыться. Главное, что мы с тобой в деле.
   Гальмонт взял бутылку шампанского и, кряхтя и тужась, попытался открыть пробку. Пробка с треском вылетела из бутылки, и в комнате неожиданно погас свет. Коктебель погрузился во тьму. Гальмонт зажег старинные канделябры и в жалкой лачуге появился слабый свет.
   - Ты кем работаешь, Гальмонт?
   - Раньше работал ночным сторожем в музее. Потом - магом и колдуном-алхимиком. А потом я получил срок. Сидел в северных краях. Когда освободился, от безнадеги подался в армию повстанцев Редьки Гунна. А сейчас я здесь. Решил круто изменить свою жизнь. Ты садись, у меня тут есть запасная бутылка хереса. Шампанское пролилось все на пол и в мой ботинок.
   Когда они выпили по стакану хереса, Гальмонт крякнул, его нос покраснел, а вокруг глаз проступила сетка морщин.
   - Профессия сторожа имеет свои нюансы. Вон видишь, там, в углу, стоит голова Медузы Горгоны. Да ты не смотри ей прямо в глаза - голова заболит. Между прочим, подлинник. Я ее сам унес из музея, когда там работал. Ну что, еще по стаканчику?
   Гальмонт дрожащей рукой разлил херес по стаканам, они чокнулись. Закусили яблоками.
   - Ты, Доцент, убери стакан от лица Вакха.
   Теофраст увидел за шкафом статую Вакха.
   - Вакху лучше бутылку вина не показывать а то во сне придет. Не даст спать. Угрожать будет и уговаривать, чтоб ты ему рюмочку поднес. С греческими богами надо общаться осторожно. Вот сатира видишь? Веришь, я видел одного живого, когда начал заниматься магией. Пей еще, Доцент, для храбрости - мы завтра идем на дело.
   - Есть у меня один человечек, - продолжил Гальмонт, - у него старинная карта, на ней указано, где спрятаны клады. И клад атлантов тоже. Мы с тобой прямо к нему и подойдем. Карта у него спрятана в сейфе. Скажем ему, что ты журналист. Если вдруг тип откажется давать карту, ты знаешь, что надо делать, - Гальмонт со всей силы всадил вилку в луковицу. - Тебе же это не впервой - людей насаживать на пику. А потом сейф в его доме вскроем.
   - Слушай, Гальмонт, а что вот это за череп рядом с тобой все время? На человеческий вроде бы похож...
   Гальмонт погладил череп по голове:
   - Редкий музейный экспонат. Это самый лучший череп во всей империи... У него самая лучшая форма во всем Коктебеле и уникальная белизна. Это череп вождя скифов, и он всегда со мной уже много лет. Вот только карту достанем, я возьму свои документы и - за границу.
   - А что за документы?
   - Вот, посмотри, Доцент, старый паспорт - тут написано Гальмонт Джузеппе, а вот тут старый пергамент - Гальмонт Бальзамино или вот свиток - Гальмонт Бельмонте. Я для себя подготовил тропу - уйду на запад. Документы подлинные, взял из музея. Только чуть подтер и имя свое вставил.
   - Ну, все, т-с-с,- Гальмонт приложил палец к губам. - Пора спать, завтра нас ждут великие дела.
   Ночью Теофраст Акулов плохо спал. Было жарко, снились хрустальные черепа, громко смеющиеся ему в лицо, и револьвер под подушкой не давал покоя голове.
   Утром Гальмонт без стука ввалился к Акулову в комнату.
   - Ну, доцент, ты готов? - спросил он, любовно сдувая с его одежды пыль.
   - Всегда готов! - отдал честь Теофраст Акулов.
   Гальмонт взял мобильный телефон и быстренько набрал номер.
   - Алле! Привет, музейный экспонат. Это я, Гальмонт, ты что, от древности вообще оглох? Ушки надо кефирчиком по утрам прочищать. Готовься, мы идем смотреть раритет.
   На другом конце провода находился тот, кто владел старинной картой. Это был барон Ампир, и прожил он так долго потому, что был последним вампиром в роду.
   Шаркающей походкой подошел вампир барон Ампир к старинному зеркалу, увешанному по бокам серебряными пыльными канделябрами, и в радостной улыбке оголил свой беззубый рот с двумя белыми древними клыками. Эти клыки были последними напоминаниями о когда-то бурной вампирской молодости. Два последних родовых зуба для прокусывания сладких кровеносных артерий на шеях жертв. Вампир Ампир чистил эти два клыка специальной кисточкой, как археолог, осторожно смахивая с них пыль. Любовно погладив клыки, блестящие в темноте, словно слоновые бивни, Ампир восхитился ими - блестят, как алмазы в короне императора Августа.
   Дом вампира Ампира был построен три столетия тому назад. Дом был очень древним, как и род его хозяина. Один из воинственных предков Ампира вампир Белла воздвиг для себя башню высотой в восемьдесят метров и великолепно украсил ее кровавым резным камнем, а над темными крепкими дверьми Белла установил фамильный герб - черное чудовище несет в руках бледную красавицу-девушку с золотыми косами.
   Внутри, за темными дубовыми дверьми, обитыми железной чеканкой, представляющей из себя морды оскаленных чудищ, были готические залы, на стенах которых висели портреты родственников Ампира, его знаменитых предков и картины, изображающие их батальные сцены - многие предки Ампира служили в армии Коктебеля.
   Только как зов крови мог объяснить это стремление к войне Ампир, сам долгое время работающий консультантом в исторических музеях, археологических экспедициях и музеях живописи.
   В двери постучали.
   - Меня нет, я умер! - крикнул Ампир через дверь.
   Постучали еще раз, более настойчиво.
   - Я же сказал - я умер!
   - Барон, это мы - Доцент и Гальмонт. Мы тебе звонили утром, назначали встречу.
   Ампир, подлетев к дверям, широко их раскрыл.
   - Так бы сразу и сказали, - его глаза пытливо оглядели пришельцев. - Чем могу быть вам полезен, господа?
   Ампир широчайшим жестом предложил им сесть за маленький резной столик в кресла с кривыми лакированными ножками.
   - Сегодня у меня выпал один из последних зубов, остались только два старых благородных клыка.
   - Мы тебе принесли подарок - бренди и кубинского рома. Хочешь выпить бренди? - предложил Гальмонт.
   Ампир налил бренди в большой серебряный кубок.
   - Все время думаю бросить пить, но не могу - выпивка заменяет мне кровь. Сейчас напьюсь и опять воспарю в воспоминания. Ах, зачем нужна такая долгая жизнь, если ты в конце остаешься без зубов... Вот вывешу объявление на двери "Прием окончен ". Только вы его мне напишите, а то у меня от возраста руки дрожат.
   - Слушай, Ампир, я тебя уважаю. Но мы пришли к тебе по делу. Мой приятель - доцент. Ему так интересно посмотреть твою древнюю карту, запрятанную в сейфе. Покажи, будь человеком, - попросил Гальмонт.
   - А зачем вам эта карта, господа? - Ампир смаковал напиток из бокала.
   - Я вижу, Гальмонт, что клиент не созрел. - Акулов вытащил из карманов брюк две бутылки красного вина, ребром ладони сбил у них горлышки, нашел под столом большую серебряную посудину и, вылив в нее содержимое бутылок, поднес Ампиру. - Пей, дружище, повышает настроение. Ничего, что я этот тазик тебе предлагаю?
   Ампир окунул туда свою голову, и губы его покраснели.
   - Это вообще-то ночной горшок, мой прелестный незнакомец. Но вино потрясающее - кабарне совиньон.
   - Нам нужна твоя карта, потому что на ней указан путь ко сокровищам атлантов, - сказал Ампиру Гальмонт.
   - Сокровища добра никому не приносят, кроме их владельцев...
   Ампир прикончил ночной горшок с вином. После этого его мозг прояснился, и вены, пульсирующие на шеях у гостей, затрепетали как-то по-особому.
   Ампир встал принюхался:
   - Чувствую, человеческим духом пахнет. - И, громко зашипев, приподнялся над столом. - Нет мочи ждать, крови хочу. Я от этого вина совсем потерял голову.
   Акулов и Гальмонт вскочили со своих мест. Гальмонт пытался успокоить Акулова.
   - Ты только все воспринимай спокойно. На курсах по оказанию первой помощи мы подробно изучали психопатов, и я этого сразу вычислил.
   Ампир, оскалив рот и шипя, старался приблизиться к искателям карты.
   - Ну, точно, как в медицинской энциклопедии. Краснеющее лицо, раздувающиеся вены, рот меняет цвет, округляются глаза. У него глаза и так, как чайные блюдца. Вот еще, у него белеют пальцы, - сказал Гальмонт.
   - Это у меня малокровие, но сейчас я его восполню вашей теплой кровушкой! - и вампир попытался в прыжке взлететь.
   Взлет у него не получился, и он сбил шкаф, стулья и стол. Гальмонт ринулся к выходу, но споткнулся о стул, пролетел через всю комнату, зарылся в макулатуру, вынырнул из нее и был окончательно остановлен персидским ковром на стене. Теофраст приготовился к атаке барона Ампира, который кружил вокруг Акулова, ища слабое место в его обороне, чтобы взлететь и вонзить в его шею свои клыки.
   Зашипев, вампир взлетел и ринулся на Акулова. Тот схватил ночной горшок, из которого барон до этого хлебал вино, и что есть силы двинул ему по клыкам.
   Ампир полетел в обратную сторону. От сильного удара Теофраста он влетел в антикварный шкаф, который рухнул на него, развалившись на щепки.
   Акулов подскочил к барону Ампиру и крепко связал его толстой веревкой.
   - Ты жив, Доцент? - из-под обломков мебели вылез Гальмонт.
   - А куда я денусь?
   - А карта где? Где сейф?! - завизжал Гальмонт, угрожающе размахивая перед связанным бароном Ампиром руками.
   Теофраст своей пятерней схватил мышиную морду Гальмонта:
   - Ты чего, сволочь, не сказал, что он кровью питается?
   - Я не знал, Доцент. Ошибка вышла. Я не знал. Вот он сейф! Отпусти! - визжал Гальмонт.
   За упавшим шкафом стоял железный сейф.
   Теофраст оглядел помещение и увидел здоровенный молот для рыцарских боев.
   - Вот этот инструмент - то, что надо.
   - Постой! - Гальмонт повис на его молоте. - Соседи услышат, прибегут.
   - Ты посмотри вокруг, какие толстые стены. Кто услышит? Ну, Гальмонт, ты уйдешь или я тебя вместе с сейфом в лепешку превращу?
   - Конечно доцент. Профессионалам дорога.
   Теофрасту понадобилось с десяток ударов, чтоб дверь сейфа открылась и оттуда выпала кипа бумаг и старых газет. Гальмонт ринулся копаться в этом хламе, быстро, как паучьими лапками, перебирая его.
   - Вот она! Я нашел! - закричал он. - Схема подземелий и тоннелей Коктебеля. А на ней черепа нарисованы. Ну молодец, Доцент, ну ты мастер!
   Тем временем Ампир перегрыз клыками веревки и, надув щеки, большими прыжками побежал вглубь дома.
   - Вампир ампир сбежал, надо уходить, - сказал Теофраст. - Может он побежал подмогу звать, таких же вампиров дохлых, как и он сам. Не думал, что они существуют в наше время.
   Гальмонт и Акулов, быстро выйдя из дома Ампира, нырнули в узкие улочки Старого Коктебеля.
   На телефон Акулова пришло текстовое сообщение. Гальмонт вопросительно посмотрел на него.
   На экране своего мобильника Теофраст прочитал: "Срочно явись в штаб. Штольц". Быстро сообразив, как избавиться от Гальмонта, Акулов разыграл сцену.
   - Ты давай, Гальмонт, собирай рюкзак, смотри маршрут по карте. А меня тут зазноба позвала, надо срочно ехать. Пишет, бросай все приезжай. Любовь, понимаешь? Так что жди, через день-другой подойду.
   Гальмонт смотрел вслед уходящему Акулову. "Эх, Доцент... Любовь. Не понимаю я этого слова. Вот любовь к деньгам - это я понимаю. Будут деньги, будет и любовь. Придется мне за кладом идти одному. Так всегда - если ты не сделаешь, никто за тебя это не сделает". И Гальмонт принял решение за сокровищами атлантов идти самому. В конце концов, подумал он, одному достанется все, ни с кем делиться не придется. И Гальмонт заспешил домой собирать рюкзак.
  
   Диверсионный отряд Редьки Гунна скрытно подошел к Коктебелю. Наблюдательный пункт они установили на высокой горе, в трех километрах от города. Коктебель в ночи сиял огнями и рекламой. Редька Гунн вытащил из кармана подзорную трубу. Рядом с ним на муле сидел фельдфебель Крембо, смотря на город в мощный бинокль.
   - Да, Коктебель мы с наскока не возьмем, - сокрушался Редька. - Слишком высокие и крепкие стены. Начнем его бомбить и ждать подхода основных сил. Слушай, Крембо, а почему до сих пор в фельдфебелях ходишь?
   - Так это мое звание, после того как я вышел в запас.
   - Пиши приказ по армии повстанцев. С сегодняшнего дня ты у нас получаешь звание генерала-адъютанта от инфантерии. Приказ раздать всем солдатам нашей армии. Что знали, что ты уже адъютант Редьки Гунна.
   А в это время внизу, в лесах, солдаты штрафного полка Редьки Гунна устанавливали для обстрела Коктебеля реактивную установку с гордым названием "гладиолус".
   - Крембо, хватит тебе прохлаждаться в обозе. Займись делом.
   - Всегда готов, мой маршал Редька Гунн.
   - Надо установить ракетную установку как можно более скрытно в этой рощице и бить по городу до тех пор, пока они не выкинут белый флаг.
   - Какое великое место для славных руин!.. - вздохнул Крембо. - Эти руины запишут мое имя в мировую историю.
   Адъютант Крембо собрал передовой отряд.
   - Слушай меня сюда, повстанцы. Вы остаетесь охранять автономную передвижную установку с ракетами, оснащенную высокочувствительными радарами. Она предназначена для обстрела городов. Установка может одновременно вести стрельбу по двум целям и отслеживать еще сорок восемь. Итак, Малюта, Редька тебя оставляет здесь за главного, - Крембо проверил ракеты и лазерную наводку. - Ты помнишь, ты должен загладить свою вину. За то, что убежал с Олоне на эту гиблую авантюру. Ты и твои дружки, Гюльгасан и Кость, должны воевать вдвойне лучше.
   - Не беспокойтесь, я тут самый главный, потому что у меня самый большой пистолет. Я наведу тут порядок, - пообещал Малюта.
   Крембо перебил его:
   - Ты тут самый грозный, поэтому мы верим в тебя. Ты наведешь порядок. И чтоб ни одна птица не пролетела тут. Любое подозрительное движение, и ты стреляешь на поражение. Не выдай себя раньше времени, мы организовываем блокаду Коктебеля. Твоя задача - в час икс обстрелять город, посеять панику, не дать противнику сформировать крупные силы. И ждать подхода наших войск. Также к тебе на станцию должен прибыть отряд мутантов Туза. Сигнал о присоединении мы ему уже подали.
   Редька дал команду к скрытому отходу.
   - Тихо, адъютант, разведка засекла крупный отряд улан в окрестностях. Надо их увести от станции как можно дальше. Уходим без шума и пыли.
   Всадники на конях и телеги с пехотой затрусили по лесной дороге, отходя как можно дальше от ракетной установки "гладиолус".
   - Вас понял, генерал-адъютант крембо! - кричал ему вслед Малюта. - Буду стрелять по всем - и по птицам, и по мышам. Никто у меня тут не проскочит и не пройдет. Наемники Редьки Гунна стоят насмерть.
   - По крупным птицам надо стрелять, я же слышал, а по мелким не стреляй, - вмешался солдат Кость.
   Он был угловат, бледен и очень худ. Поэтому и получил эту кличку.
   - Да что ты понимаешь? Командир тут я. Иди работай, натри ракете хвост. Чтоб лучше летела. Так, молодцы, быстро взяли лопаты и соорудили опорный оборонительный пункт. Чтоб вам было не скучно, я вам спою арию.
   Наемники взялись за инструменты и засуетились вокруг ракетной установки.
   В полночь Редька Гунн наткнулся на конный патруль Коктебеля.
   - Стоять! Кто такие? - закричали уланы.
   - Сейчас вы узнаете, кто такие! - зашипел Редька Гунн, вытаскивая из-за пояса пистолеты. Сейчас все узнают, кто я такой!
   В лесу началась стрельба и запахло порохом.
  
   Ночью Сен Жук вошел в покои императора Августа.
   - Август, вставайте.
   - Что случилось? Война?
   - Яхта принцессы Ойкумены, успев подать сигнал SOS, исчезла с радаров. Наш флот не смог установить с ней связь. Когда пришли на место, откуда был подан сигнал, там было пусто.
   - Черт! Что делать? - император Август был очень взволнован.
   - Император, у меня есть на примете один сыщик - Штольц. Майор контрразведки, он меня часто выручал. Человек надежный, проверенный лично мной. Надо его подключить к розыску принцессы.
   - Зовите его сюда немедленно! - приказал Август.
   Штольца и Акулова срочно вызвали во дворец.
   - Император Август, офицеры контразведки Айвен Штольц и Теофраст Акулов прибыли в ваше распоряжение.
   Август сидел за большим полированным столом. На столе стояли астролябия и глобус. За спиной на всю комнату - громадный книжный шкаф.
   Август, не спеша, приступил к делу. Видно было, что ему тяжело говорить. Его грозное лицо застыло, стараясь не выдать эмоции.
   - Сегодня ночью яхта принцессы Ойкумены исчезла с наших радаров. Они успели подать, сигнал SOS, и на подмогу им выплыл отряд боевых пловцов. Прибыв на место бедствия, они ничего не нашли. Не нашли ни яхту, ни тела погибших. Яхта как будто испарилась. А вместе с ней испарились и люди. Это же не бермудский треугольник, черт подери!
   Август грозно сидел, поджав губы. Сен Жук в белом парике стоял за спиной императора.
   - Мой преданный министр Сен Жук сказал, что только на вас можно положиться в этом деле. Вы сможете провести расследование без шума, не привлекая к этому лишнего внимания. А главное, вы найдите мне мою дочь Ойкумену. Лучше - живой и здоровой.
   - Император, я сделаю все, что в моих силах, - пообещал Штольц.
   - Приступайте к расследованию немедленно, сегодня же ночью! - приказал император и встал, повернувшись к Штольцу и Акулову спиной.
   Сыщики поняли, что аудиенция окончена, отдали честь и молча исчезли.
  
   "Солнечный ветер", корабль Кархана, приближался к Коктебелю. Пираты радовались, как дети. Даже появилась иллюзия дружбы между двумя соперничающими экипажами. Кархан проверял маршрут по карте, Левентик держал штурвал. Амила и Синяя Борода все время о чем-то шептались на палубе. Ушбон и Шверт точили ножи, Ночной Ангел ел, а Сатана Нельсон и боцман Бимс рассказывали друг другу пиратские байки - оба были старыми морскими волками.
   Тут на корабле завыла сирена.
   - Капитан, радар засек неприятельский форт, - доложил Кархану юнга Левентик.
   Пираты вытащили из карманов подзорные трубы и бинокли, рассматривая это неожиданное препятствие.
   Командир этого форта, наемник Малюта пил кофе, пел итальянские арии и чистил свой пистолет. Эту его идиллию нарушил вой волков.
   - Эй, что это за нарушение устава? Кто там воет на посту?! - грозно крикнул Малюта в сторону солдат.
   В кабину пусковой установки прибежал Кость:
   - Караул, Малюта, на горизонте крупная цель - корабль. Дай я выстрелю один разочек! - и нажал на кнопку пуска ракет.
   Ракеты с визгом взлетели к цели.
   - Капитан, ракеты с правого борта! - крикнул Ушбон Кархану.
   - Ракеты с левого борта! - заорал Шверт.
   - Братва, полундра! - крикнул Кархан и, оттолкнув юнгу Левентика от штурвала, сам стал управлять кораблем.
   Ракеты ударили в корабль. Одна из них разорвался над головой пиратов. Осколок с размером в пиратский абордажный нож пролетел возле лба Кархана, задев волосы Левентика, срезав бороду Синей Бороды, и вознился в обшивку корабля.
   - Идем на таран! Братва, готовьтесь к абордажу! - отдал команду Кархан.
   Корабль, как громадная птица, запутавшись в ветках деревьев ,рухнул на станцию "гладиолуса" примяв собой фортификационные сооружения.
   Пираты, злые, все в дыму и гари, выскочили из горящего корабля и ринулись на солдат Редьки Гунна.
   Завязалась кровавая драка. Вокруг был огонь и дым, и непонятно было, где свой, а где чужой. Тут кто-то из наемников закричал: "Малюту убили!" Солдаты из армии повстанцев Редьки Гунна принялись беспорядочно отступать.
   Кархан ринулся в лес преследовать врагов. Он успел зарубить двоих, когда его отрезвил визг пули, промчавшейся над головой. Другая пуля ударилась рядом, подняв фонтанчик песка. Кархан выхватил саблю и, пригнувшись, побежал на звук выстрелов.
   За песчаной дюной, завалившись на бок, на берегу лежала белая красивая яхта. Человек в черном костюме, вынырнув из песков, выстрелил в сторону Кархана, но промахнулся. Пират прыгнул на стрелявшего и зарубил его двумя ударами сабли.
   Люди в черной одежде и масках атаковали яхту. Но, увидев Кархана, с диким криком побежали в его сторону.
   Кархан достал два револьвера, проверил боезапас.
   "Двенадцать патронов, а противников семеро, - сказал он себе. - Тебе следует успокоиться и плавно спускать курок". Подпустив нападавших поближе, он расстрелял свой боезапас, убив четверых. Остальных взяли на себя Ушбон, Шверт и боцман Бимс. В пылу драки капитан не заметил, как появились его пираты и добили остальных врагов.
   - Как вы меня нашли тут? - спросил их Кархан.
   - Мы услышали выстрелы. Поняли, что это вы, и бросились на помощь, - ответил боцман Бимс.
   - Что произошло? - спросил Ушбон.
   - Кто это? - указал на тела в черной одежде Шверт.
   - Они атаковали вот эту яхту, - Кархан махнул саблей в сторону белой яхты.
   Пираты полукругом подходили к яхте, когда из нее вылетела стрела арбалета и воткнулась возле ноги Кархана в песок.
   - Так мало того, что мы его спасли от черных бандитов! Тот, кто находится в яхте, еще и грубиян! - зло зарычал Ушбон. - Надо его проучить.
   - Подожди Ушбон, - Кархан поднял руку, остановив пиратов намеревавшихся штурмовать яхту.
   - Послушай, незнакомец, мы не собираемся на тебя нападать или причинять тебе зло. Мы убили твоих врагов, а значит, стали твоими друзьями. Я по закону гостеприимства хотел бы тебя пригласить на обед. Надо отметить этот день, потому что и ты, и я остались живы.
   На яхте ничего не произошло, не отворилось ни одно окно, и не стукнула ни одна дверь. Вдруг Кархана осенило.
   - А если ты женщина, я клянусь, мы не обидим тебя. И ни я, ни моя команда не причинят тебе вреда. Меня зовут Кархан, я пират и контрабандист, но джентльмен. И никогда не нарушаю своего слова.
   На яхте продолжали молчать.
   - Капитан, может тот, кто внутри, глухой или немой? Давайте я ему знаками покажу, что мы от него хотим.
   - А если он слепой, как он тебя увидит? - сказал Ночной Ангел.
   - Слепой так метко стрелять не может. А по стреле, вошедшей рядом с ногой нашего капитана, я могу сделать умозаключение, что это стреляла женщина, потому что стрела из арбалета.
   На борту яхты появилась фигура женщины. Девушка, держа в руках арбалет, ловко спрыгнула на берег. Гордо держа голову, полная достоинства, она подошла к Кархану.
   - Я - Ойкумена.
   Капитан Кархан отдал ей честь, а пираты склонились в корявых реверансах.
  
   За столом пировали боцман Бимс, Ночной Ангел, перевязанный бинтами, братья-головорезы Ушбон и Шверт, Амила ее телохранитель и тайный воздыхатель Синяя Борода, Сатана Нельсон и юнга Левентик.
   Боцман Бимс поднял железную кружку наполненную вином:
   - Эх, прокисшая мурена, каких то пару миль не дотянули до Коктебеля! Братва, подымем бокалы за удачный бой!
   Пираты подняли кружки, громко чокаясь.
   - Все пропьем! - кричали они. - Но честь не опозорим!
   Ночной Ангел притащил большой капустный пирог, приготовленный им в одном из котлов солдат Редьки Гунна.
   - Братва, от меня жена ушла. Написала в письме, что никакой у нее с пиратом личной жизни не будет. Продала мебель, забрала дочку и уехала в Чебоксар, - Левентик тяжело вздохнул.
  
   - Братва, пить аккуратно не нажираться до состояния медузных стелек, - объявил боцман Бимс. - Нам еще ночью в дозор заступать.
   - И почему она от меня сбежала, не понимаю. Гвоздь в стенку вбить - пожалуйста. С рейса вернулся - полные сумки золота. Она из парикмахерских не вылезала, педикюр и маникюр. Дочь дома мини-зоопарк сделала - я ей специально футбольное поле соседней школы отвел.
   - А меня как-то раз тоже в школу пригласили по ошибке, - боцман Бимс почесал затылок. - Поделиться с молодым поколением накопленным опытом. Что потом было? - вспоминал он, качая головой. - Левентик, а ну повернись в профиль и анфас, - боцман Бимс, как художник, прищурил взгляд, оценивающе посмотрев на юнгу. - Ну, точно, я так и думал: ты на меня в молодости похож.
   Боцман Бимс достал из кармана старую замусоленную фотографию.
   - Вот, братва, вылитый я. Молод и красив, юн и безгреховен. Вглядитесь в эти благородные черты. Я и Левентик - одно лицо.
   Ночной Ангел осторожно, чтоб не потревожить раны, взял фотографию, повертел ее в руках. На обороте было написано: "Граф Шадерло де Амбуа. Дарю себя своей возлюбленной Жизель".
   - Ты, боцман, лучше на дату посмотри на этой фотографии. Ты с какого корабля ее спер? Этой фотографии лет двести как минимум, граф Шадерло.
   Ночной Ангел разразился громким диким смехом, за ним, держась за животы, заржали другие пираты и даже доктор Буртик похихикивал, закрывая рот белыми перчатками.
   - Баста, братва, закрыли тему, - боцман сконфуженно спрятал фотографию в карман брюк.
   Пираты запели пиратские песни, стуча ножами и кружками. Их отрезвило ржание коней. Синяя Борода посмотрел на дорогу:
   - К нам скачет отряд пятнадцать сабель. Это разъезд противника или его подмога.
   - Боцман Бимс, свистать всех наверх! - крикнул Кархан.
   Пираты схватились за оружие. Всадники как будто что-то почувствовали и не приблизились к костру, за которым пировали пираты.
   - Эй, Малюта, у вас все в порядке? - крикнул один из конного отряда. Эй, кто там на посту?
   - Эй, кто там на дороге? - крикнул Кархан.
   - Армия повстанцев Редьки Гунна. Корпус генерала Грюнсборо.
   - Пираты Кархана. Братва, огонь! - скомандовал Кархан.
   Пули пиратов свалили трех всадников. Остальные пришпорили коней и скрылись в темноте.
   Эта ночь в лесу была шумной. Пираты ели жареного кабана, пили вино, ящик с которым они нашли в разбитом форте и танцевали.
   - Весела ваша пиратская жизнь! - смеялась Ойкумена.
   - Мы тяжело работаем, поэтому и весело живем, - сказал Кархан.
   Мрачный уфимец Салават варил пунш, грог и горячий глинтвейн и угощал пиратов коктейлями.
   - Я, капитан, как только дойдем до Коктебеля, в бизнес пойду. С вами очень рискованно дела вести. В кои веки повезло мне из Мазда уехать в Коктебель. Так посадка очень жесткой вышла. Ну, да ладно, хорошо, что живы остались, - и Салават продолжил наполнять пиратам кружки.
   Костер догорал. Пираты спали. Синяя Борода - рядом с Амилой, охраняя свою адмиральшу, Йоркшир и Сатана Нельсон - в обнимку, остальные как будто упали в пьяной пляске.
   Утром сквозь густой туман Кархан услышал ржание коней.
   - Боцман Бимс!
   - Я тут, капитан.
   - Кто на вахте?
   - Я - единственный, все спят мертвецким сном.
   - Будите людей, где-то рядом есть еще люди.
   Пираты, наспех сварив кофе в большом котле, доели остатки жареного кабана и вышли на узкую тропу сквозь лес. Ржание коней стало ближе, сквозь поредевший под утренним солнцем туман пираты увидели кибитки, поставленные квадратом, внутри которого паслись кони.
   - Эй, кто там внутри? - крикнул, будя утренний лес, Кархан.
   Люди, потревоженные криком, выскочили из кибиток с криками: "Разбойники! Нас окружили разбойники!" Они в страхе прижимали к груди свой скудный скарб.
   Кархан влетел в центр лагеря кибиток и пару раз пальнул в воздух, чтобы заставить людей замолчать.
   - Кто тут главный?
   Из толпы вышел старик, закутанный в длинное одеяло.
   - Я старый актер по прозвищу Лир. Мы - бродячие актеры, зарабатываем на хлеб, играя пьесы великих.
   -Я капитан Кархан, мы тоже бродячие актеры, но играем роли, написанные жизнью. Могли бы мы присоединиться к вашему табору, чтоб дойти до Коктебеля?
  
   Кибитки, скрипя колесами, ехали по лесной дороге. Кархан сидел рядом с папашей Лиром. Режиссер бродячего театра все время смотрел на пиратов:
   - Можете надеть на себя старинную одежду.
   Кархан подал знак пиратам, чтобы они перевоплощались, надевая на себя доспехи и одежду прошедших веков.
   - Никогда у меня в театре не было столько грозных статистов, как в этих гастролях.
   - Эх, папаша, вся жизнь - театр, а люди в ней - актеры. Так сказал великий Шекспир. А все-таки колесо - великое изобретение! А самый лучший транспорт - это кибитка. Лежишь на одеялах, смотришь сквозь дырявую крышу на белые мерцающие звезды и думаешь.
   - Я, благородный незнакомец, предпочитаю кареты. В них спать удобнее. Рессоры в каретах лучше, а внутри все обито мягким покрытием.
  
   Айвен Штольц сидел в тенистой беседке, смотря на карте, где яхта принцессы Ойкумены подала последний сигнал, и думая, куда, если она не ушла на дно, ее могло отнести течением.
   Акулов сел рядом с Штольцем за стол, под которым лежал большой черный пес, опустив розовый длинный язык в стакан с пивом.
   - Штольц, вы решили угостить пивом приблудного пса?
   Пес поднял голову и сказал, прерывая свою фразу, гавканьем.
   - Ты тоже лейтенант мог бы меня угостить стаканчиком пива.
   - Он что, говорит? Кто это?
   - Один из моих лучших агентов-осведомителей, мутант по кличке Черный Пес.
   - Ну, лейтенант, не стой в раздумье, давай угощение! - гавкнул агент.
   - Ты что, пить будешь?
   - Я когда в этой форме, то предпочитаю пиво с привкусом и запахом говядины.
   - А ты, агент, не боишься пьяницей стать?
   - Не дрейфь, лейтенант Акулов, пиво мое - безалкогольное. Я целый день по Коктебелю бегаю, информацию для вас вынюхиваю. Даже собака заслужила свой глоток пива.
   Черный Пес принялся лакать пиво, поставленное ему Акуловым.
   - Ну, что нового, Теофраст?
   Акулов, не спеша, выпил бокал пива и ответил:
   - Я был у ясновидящей, по тому адресу, что вы мне сказали. Эта женщина впечатляет. Она не смогла установить местонахождение принцессы, но сказала точно, что та жива и находится в надежных руках.
   - Это все, что она сказала?
   - Все.
   - Всегда речи ясновидящих такие расплывчатые. Пойди пойми их истинный смысл. Но что принцесса Ойкумена жива, это уже победа. Черный Пес, за тобой хвоста не было?
   - Если не считать моего собственного хвоста, то нет. Своим соседям сказал, что на охоту уехал, а сам в шкуре пса кручусь целый день.
   Черный Пес завалился на бок и, подняв голову, вяло продолжал разговор.
   - Думаю, нападение на яхту дело рук Туза. Крутился, вынюхивал, наших ребят-мутантов из района тоже к делу привлек. Меня приглашали, но я отказался, сказал, что и так на подозрении у контрразведки. Те и отстали. Наши местные ребята - любители, они не виноваты, что они - мутанты. Не всем на их жизненном пути попался такой умный человек, как майор Штольц.
   - Все, Черный Пес, ты исчерпал свой лимит лести. Ближе к делу.
   - А я и так по делу говорю. Туз обратился к нашим ребятам, они обещали ему помочь. Но они для него - пушечное мясо. А Туз - настоящий террорист- профессионал. В своей природной форме человека он никогда не смог бы подойти к яхте. Значит, он форму менял на звериную. Мутанты не могут долго жить в другом виде. Нет на это ресурсов. В какого зверя он превратился перед тем, как идти на дело, я не знаю. Но вам надо ухо держать востро. Этот Туз еще наделает вам неприятностей.
   Черный Пес встал с земли:
   - Я пойду, попробую еще что-нибудь выведать. На связь с вами выйду сам.
   - А мы пойдем просмотрим криминальную хронику.
  
   Штольц с Акуловым пришли к начальнику полиции Коктебеля господину У в тот момент, когда он ел рисовую лапшу с грибами и пил красное вино. Господин У смотрел на синее небо Коктебеля, парусники, стоявшие в порту, и был доволен жизнью.
   Этот черноволосый, безбородый и очень упитанный мужчина, был одет в мундир генерала полиции с серебряными эполетами и аксельбантами. Его вид был впечатляющ. Журналисты придумали ему этот образ - воплощение нерушимой стены закона.
   - Чем могу быть полезен, господа?
   - Нас прислал министр безопасности Сен Жук по делу о яхте и принцессе, - негромко ответил Штольц.
   Генерал У резко вскочил, опрокинув тарелку с лапшой себе на колени.
   - К вашим услугам! Предоставлю вам всю посильную помощь: людей, оружие, транспорт, секретные материалы. И даже поставлю на довольствие.
   - Спасибо, генерал. Я майор Айвен Штольц. Этот рыжий гигант с бакенбардами - лейтенант Теофраст Акулов. У меня к вам пару вопросов.
   - Задавайте, майор. Задавайте.
   - Происходило у вас что-нибудь странное в последние несколько дней? - Штольц пытливо смотрел на начальника полиции.
   - Мы понимаем, что недосмотрели. Нам доверили такое важное дело - жизнь принцессы Ойкумены. Но мы исправимся, учтем все ошибки. А что вас, собственно, интересует?
   - Необычное поведение животных.
   - Ой, какой тяжелый вопрос вы задали, майор! У нас тут в Коктебеле и округе столько животных бродит! И антилопы, и жирафы, и тигры и даже львы. Местная организация любителей животных во главе с братьями Шу построила в Коктебеле большое сафари. Они свой первый капитал заработали на продаже свинины. Поэтому у нас в Коктебеле столько диких кабанов и водится. Можно сказать, леса - вотчина братьев-бизнесменов Шу.
   - Ходят слухи, что в нашем городе орудует опасная шайка Туза. Это профессиональный подпольщик, террорист. Мечтает создать новую расу людей-мутантов, а человечество пустить на генетический материал.
   Начальник полиции Коктебеля вспотел представив, себя в виде жирных бараньих котлет, съеденных им сегодня на обед. Включив микрофон внутренней связи он командным голосом обратился к сотрудникам полиции:
   - Через пять минут чтоб у меня на столе лежали все переданные нам сводки о флоре и, как его, фауне!
   На его дисплей начала поступать информация.
   - "Хозяин зоопарка вынужден срочно продать сотню крокодилов, потому что им грозит смерть от недоедания".
   - Это не то читайте, дальше, генерал У.
   - Данные по падеже зверей. "За последнее время в окрестностях Коктебеля погибло девять львов, три волка, два оленя и один верблюд".
   - Это нам тоже не подходит.
   - А вот еще тут: "Группа из двенадцати страусов погибла от холода".
   - Нет, это не то.
   - А вот донесение пограничного катера: "Группа морских львов проплыла очень близко от их борта". И рыбаки вот донесли, что морские львы, порвав сети, уплыли в неизвестном направлении.
   - Вот это то, что нам нужно, господин У. Вы молодец. Сейчас давайте отметим на карте, где заметили эту группу, и вычислим, откуда примерно они могли выходить. И еще: вот это фотография Туза, распространите ее среди ваших сотрудников. И объявите по Коктебелю план "перехват", идет охота на мутанта Туза.
   - Майор Штольц, почему вы выбрали именно эту сводку? - поинтересовался Акулов.
   - В науке зоология морские львы известны как миролюбивые животные. Вес морского льва - 450 кг, нападают они в редких случаях, только когда им грозит серьезная опасность. В основном, они предпочитают уплыть. Природа наградила морских львов хорошим слухом. Они могут погружаться на глубину до трехсот метров. Морские львы - отличные бойцы. Теперь, Акулов, вообразите: если бы вы были мутантом умеющим менять форму, и вам надо было совершить диверсию в море, в кого бы вы перевоплотились?
   - В кита, - выбрал начальник полиции У.
   - В акулу, - предложил Акулов.
   - Вот и неправильно. Идеальней всего перевоплотиться в морского льва.
   - Да, черт подери, вы в чем-то правы, Штольц. Не в медузу же мне превращаться, если я иду на диверсию.
   Штольц и Акулов засели в кабинете раскрыв карту и вычисляя радиус поиска пропавшей яхты.
   - От вашего агента Черного Пса еще не было никаких известий?
   - Пока ничего. А что у вас, Теофраст? Есть идеи?
   Сильный стук в дверь прервал сыщиков.
   - Майор Штольц! - кричал начальник полиции У. - Мы нашли мы нашли их! Майор Штольц, мы нашли выжившего охранника с яхты принцессы Ойкумены. Его течением прибило к берегу.
  
   В темной комнате на стуле сидел молодой черноволосый парень в изорванной форме морского офицера. Он был бледен.
   В комнату вошли сыщики и начальник полиции господин У.
   - Я майор Штольц. Мой помощник лейтенант Теофраст Акулов. Начальника полиции генерала У вы уже знаете. Расскажите, что произошло в ту злостную ночь, когда ваша яхта внезапно пропала с радаров.
   Морской офицер нервно сломал пальцами тонкую сигарету. Сделав глоток кофе из белого стаканчика, стоявшего на столе, он начал рассказ:
   - Я закончил свою вахту, но решил задержаться на палубе. Не хотелось идти спать. Море было спокойным, ну, я ждал встречи с фрейлиной принцессы. И тут громадные морские львы запрыгнули на яхту. Они быстро скинули в море охрану, заступившую на смену. Я поднял тревогу, завыла сигнализация. Компьютер успел передать сигнал SOS. Морской лев прыгнул на меня, примял, потом выбросил за борт. Другой укусил за ногу фрейлину, встречи с которой я так долго добивался, и тоже ее сбросил за борт. Было видно, что они спешили. И мне казалось, что эти животные кого-то ищут.
   По тревоге была вызвана команда морских пловцов из пятнадцати человек. Может эта команда и помешала нападавшим довершить свое дело. Морские львы перехватили эту группу по дороге и дали ей бой, не подпуская к яхте. И тут на яхте произошел взрыв. Ее начало быстро уносить в неизвестном направлении.
   - Вы видели, что произошло с принцессой Ойкуменой?
   - Нет. Но, по-моему, она еще оставалась в каюте.
   - А когда вы ее видели в последний раз?
   - Перед своей вахтой они садились обедать.
   - Что было необычного в этих морских львах?
   - Я не зоолог. Но я видел этот бой своими глазами. Морские львы, встретив отряд боевых пловцов, срывали с аквалангистов дыхательные аппараты и выталкивали их на поверхность. А на поверхности поражали пловцов дротиками с ядом.
   - Это почерк Туза.
   - Вы окажете нам неоценимую услугу, если полетите с патрульным самолетом на место, где на вас напали. И оттуда поможете нашей группе вести поиск.
   Офицер согласно кивнул головой и одним глотком допил кофе.
  
   Господин У с кипой бумаг в руке бежал по коридору полицейского участка, расталкивая и сбивая на ходу сотрудников.
   - Майор Штольц! - остановил сыщика в коридоре начальник полиции.
   Тут наш эксперт написал, что морские львы могли атаковать яхту из-за того, что съели отравленную рыбу. Или рыбу вместе с приправой, зараженной токсичными водорослями.
   Штольц переглянулся с Акуловым, и они засмеялись.
   - Расскажите эти сказки этому выжившему охраннику. Посмотрим, куда он вас пошлет после этого, к какому эксперту.
   - Он уже три часа как вылетел с нашей поисковой группой. А вот они и звонят, - в ухе господина У торчал телефон-наушник.
   - Алло. Да. Что? Вы обнаружили яхту? Они обнаружили яхту.
   На миг Штольцу показалось, что время остановилось. Сейчас скажут, что Ойкумену нашли. И можно все оставить и пойти спать.
   - А принцесса Ойкумена, она там? Как яхта пуста? Вы никого не нашли там? - удивился начальник полиции. - Только следы боя и трупы?
   - Ее там нет, представляете? Полно трупов мутантов и других солдат. Нашли разбитую ракетную станцию. Ой, сколько еще дел! И за что это мне? Я же спокойно хлебал лапшу с грибами в своем кабинете. Давал интервью журналистам, а тут такое ЧП. Пойду подкреплюсь, на нервной почве у меня высокий сахар. Вы не присоединитесь? - спросил сыщиков господин У.
   Контрразведчики молчали.
   - Оставляю вас в гордом одиночестве, - и У скрылся в коридоре.
   - Ракетную станцию?! - Штольц быстро схватил мобильный и послал текстовое сообщение:
   "Срочно. В генеральный штаб Коктебеля. Привести войска в боевую готовность и усилить патрулирование территории".
   - Что вы думаете по этому поводу, Акулов? Давайте кинем пару вариантов. Допустим, мутанты Туза похитили принцессу Ойкумену и держат ее где-то тут. Тело ее не нашли, значит, она жива.
   - Надо брать Туза. Или кого-то из его команды. Схватим и допросим. Вколем сыворотку правды, - сказал Теофраст.
   - Для этого выкурим их из подполья наружу. В нашей лаборатории. Разработали новый галлюциногенный вирус. Кодовое название - "синяя стрела". Мутанты его могут подцепить через интернет-сеть. Для людей он безопасен. Его отличительные признаки - синий дым и синий мох. Мы его запустим, и будем ожидать банду Туза на поверхности.
   - Я думаю, на этот раз он от нас не уйдет.
   На экране мобильной связи появился император Август.
   Штольц и Акулов встали по стойке смирно, втянув животы.
   - Майор Штольц, что у вас нового по поиску моей дочери?
   - Одна новость - утешительная: ваша дочь жива. Нашли ее разбитую яхту на берегу моря. Другая - не очень: мы до сих пор не можем понять, где ее искать. Но для этого у нас разработан план. И вот еще что: Редька Гунн скрытно подошел к Коктебелю с диверсионным отрядом. Он намеревался обстрелять наш город, но ему кто-то помешал. Следы разбитой ракетной станции нашли недалеко от выброшенной на берег королевской яхты.
   В кабинет Августа вошел адъютант штаба:
   - Император, срочная депеша!
   Август вслух прочитал депешу:
   "Войска Редьки Гунна, обойдя защитную стену, вошли на территорию империи и движутся маршем на Коктебель".
   - Час от часу не легче. Сен Жук, надо срочно их встретить у Коктебеля и разбить. Я собираю армию и выхожу в поход. Майор Штольц и лейтенант Акулов, продолжайте поиск и постоянно держите меня в курсе - даже во время боевых действий. Господа, то, что вы сейчас услышали, останется в строгой тайне. Это приказ, - сказал Август.
   Экран мобильной связи потух.
  
   В Коктебеле запахло порохом, и город, сам того не ожидая, погрузился в войну. По тревоге были подняты все вооруженные силы - от курсантов военных училищ до народного ополчения.
   Август в доспехах гремя шпорами шел по дворцу.
   - Август, что случилось? Почему вы ходите в этой военной форме? - императрица Виктория, встревоженная шумом, вышла из спальных покоев.
   - Ничего страшного, Виктория, я ухожу на войну. Очередная война в истории нашей империи. Скоро будете знать о моей победе.
   - Что с Ойкуменой?
   - Ее ищут. Ясновидящая сказала, что она жива и находится в надежных руках.
   - Ну, на все то воля божья.
   - Будем уповать на бога, жена, а сами не плошать. Я пошел, меня ждет гвардия. Надо встретить противника в лесах угрюмов, чтоб он не успел дойти до стен нашего города.
   Ряды всадников в блестящих на солнце доспехах покидали дворец. Во главе войска уезжал грозный Август. Кони били подковами по булыжной мостовой, стяги гордо реяли под небом Коктебеля. Императрица Виктория и принцесса Клеопатра долго смотрели вслед уходящим войскам.
   После успешной диверсии на яхте Туза охватила эйфория. Собрав свое боевое ядро, мутанты незаметно двигались на свою базу, в бункер, устроенный на месте промышленной зоны.
   - Туз, эти "зеленые" мутанты смогут довести дело до конца? - спросил Монтариф.
   - Яхту мы взорвали. Думаю, вряд ли после такого взрыва кто-нибудь там остался жив. От такого взрыва люди испаряются. К тому же динамит готовил Азиз. А он мастер диверсий.
   - У меня вызывает сомнения молодежь: уж больно резво, нацепив на себя костюмы воинов ночи, они помчались преследовать яхту. Словно стая шакалов.
   - Подожди, Монтариф, - остановил его Туз. - У меня больно кольнуло сердце, да и на спине заныла подкова, подарок контрразведки. Всем залечь! - Туз махнул рукой своему отряду.
   Балабос, Арабакль и Азиз рухнули в траву как подкошенные. Тузу показалось, что удавка опасности больно сдавило ему горло.
   - Мутанты, у меня такое чувство, что в бункере нас ждет засада. Смотрите у меня в оба - на подозрительное движение стрелять сразу и бежать.
   Сигнализация прохода сработала, как обычно. Мутанты вошли внутрь бункера, и их сразу поразил синий мох на стенах. Бункер был покрыт синей плесенью и мхом.
   - Ничего руками не трогать! - приказал туз. - Надеть противогазы!
   Их боевой товарищ, программист Хак Щупальце весь синий сидел у компьютера. Его длинные пальцы застряли в клавиатуре.
   - Эй, Хак, - позвал Туз, и кинул в него банкой тушенки.
   Банка попала в спину Хаку и он рассыпался на мелкие кусочки, как трухлявый пень.
   - Что это?! - в ужасе крикнул Балабос.
   - Новый вид биологического оружия. Они пытаются разгадать геном нашей клетки. Компьютерный вирус. Штольц отследил наш почтовый ящик и прислал нам посылку, а в ней вирус. Братва, уходим осторожно, без шума и пыли. Если один из вас подцепил тут заразу, пусть сразу скажет, иначе моя месть будет страшна, - предупредил Туз.
   Со всеми предосторожностями они вышил из бункера.
   - Гори ты синим пламенем! - Туз взорвал свою штаб-квартиру.
   Столб огня, взметнувшийся над бункером, был синего цвета.
   - Мутанты, я хочу произнести речь. Ненавистный нам режим нанес сокрушительный удар по нашему движению. Мы лишились друга, мы лишились дома. Но это не сломало нас. Нет. Сейчас мы идем на соединение с армией повстанцев Редьки Гунна, они подали нам сигнал. И вместе мы разнесем это осиное гнездо империализма! Идем на север.
   Банда Туза старалась незаметно пробраться к городской стене, где был заранее подготовлен для них проход. Но раз за разом от прямой дороги их отсекали отряды улан. Они ставили на дорогах блок посты и проверяли всех прохожих.
   Наконец Туз с отрядом добрался до заповедника Коктебеля, тут они сделали привал. Балабос лежал на траве, раскинув руки, и жевал стебель травы.
   - Спасибо тебе, Туз, что вывез нас на природу.
   - Я думаю, что этот заповедник - неплохое место, тут нас искать не будут, - оправдывался туз.
   Из разведки вернулся Монтариф.
   - Туз, заповедник обложен по периметру. Солдаты готовятся к прочесу местности. По-моему, Айвен Штольц решил за нас серьезно взяться.
   Монтариф проверил боезапас в револьверах:
   - Патронов негусто, но без боя я не сдамся.
   На спине Туза больно заныла подкова.
   - Ты извини меня, Туз, ты знаешь, я не паникер. Но наша песенка спета... - грустно сказал Монтариф и пристально посмотрел на солнце.
   - Мы кто? Мы - лучший диверсионный отряд мутантов! Азиз, Балабос Монтариф, соберитесь! - Туз вскочил с травы. - Винт, дай подзатыльник Арбаклю, чтоб хоть в этот момент трагический момент он прекратил жрать. У меня есть план, не отчаивайтесь. У меня гениальный план.
   В кустах раздался лай и показался вилявший хвостом черный пес.
   - Пошел отсюда! - Винт кинул в пса камнем, и тот с визгом умчался, будя спящих под кустами кабанов.
   - Кто это был, Винт? - спросил Туз.
   - Приблудный пес.
   - Ты уверен? Я знал одного мутанта, умеющего принимать форму пса. И цвет его как раз был черный.
   Арбакль смачно жевал булку с маслом, тяжело дыша животом:
   - Босс, все мутанты Коктебеля, кроме нас, давно ликвидированы, благодаря вашем чуткому руководству. А с приблудными псами я делиться обедами не согласен. Мы тут не армия спасения.
   Арбакль кинул камень в заросли акаций. Вскочили и испуганно убежали, ломая кусты, кабаны.
   - Я пойду на разведку, мутанты. Обещаю, план уже созрел в моей голове. Мне надо его только доработать, - старался поднять боевой дух в своих соратниках Туз.
   Туз тихо шел по парку-заповеднику Коктебеля. Когда два часа назад он увидел, как тропинку из Коктебеля перекрыл пост улан и только выводок свиней резко проскочил между ног их коней и ушел через стену в леса угрюмов, ему пришли в голову идея. А когда Арбакль кинул камень, испугав диких кабанов, в голове у Туза созрел план. Все стало на свои места, это было просто и гениально.
   Туз откусил листик дуба, чуть пожевал желудь и тут его руки, ноги и голова, начали перевоплощаться. Через минуту, сидя на зеленой траве, Туз завизжал, как молодой поросенок, звонко и резво. Сонные кабаны встревожено подняли головы. Из-за кустов на них выполз Кабаконг с горящими глазами. Король диких свиней Коктебеля Туз умел мастерски перевоплотиться в это животное.
   - Я видел сон, кабаны, - хрюкнул Туз. - Ко мне во сне пришел повелитель небес нефритовый император. - Туз грозно захрипел, брызжа слюной. - Император захотел увидеть наши подвиги. Долгое время мы терпели от людей пренебрежение. Они охотились за нами, дрессировали нас, заставляли гулять на поводке. И по команде притаскивать этим двуногим трюфеля. Мы были у них ценным источником мяса и зрелищ. А взамен какими обидными словами они награждали наш род: гусь свинье не товарищ, напился до поросячьего визга. Пришло время, кабаны, изменить положение свиньи в обществе. Мы должны стать господствующим классом в этом городе.
   - Что ты хочешь? Говори, - рычали, ощетинив клыки, кабаны.
   - Предлагаю сделать глубокий свинячий рейд в Коктебель и разрушить его нашими клыками до основания. Или победа, или из нас сделают свиную отбивную.
   - Не каждая свинья сможет добежать до Коктебеля, - засомневались кабаны.
   Туз вдруг почувствовал, как сила перевоплощения ускользает от него.
   - Вперед, кабаны, вперед, на Коктебель! - завизжал Туз-Кабаконг и ринулся в кусты.
   Дикие свиньи с визгом понеслись к Коктебелю.
   Мутанты терпеливо ждали возвращения Туза. Когда он пришел, Балабос встретил его истерикой.
   - Туз, что делать?! - Балабос сидел в кустах и трясся от ужаса. - Ты поднял мятеж свиней, а я не умею перевоплощаться в это животное. Эти свиньи нас тут загрызут.
   - Все просто, Балабос, прикрепи к голове маленькие свиные ушки и пятачок, к туловищу - хвостик, и свинья примет тебя за своего. Собирайтесь, мы без проблем уйдем из Коктебеля - все силы Штольц бросит на подавление этих свиных сосисок. И поэтому ослабит облаву.
  
   В комнату к Штольцу и Акулову через окно ворвался грязный пес. Он прыгнул на карту поиска Ойкумены, оставив на ней черные следы от лап и пару блох.
   - Черный Пес, что, проголодался, бродяга? Теофраст, откройте агенту банку тушенки.
   - Я обнаружил Туза! - Черный Пес высунул алый язык, пытаясь отдышаться. - Он со своей бандой сейчас находится в заповеднике Коктебеля. Там, где территория Кабаконга. Майор, по-моему, это шанс взять их всех вместе.
   - Ты, прав Черный Пес. Нельзя медлить, когда удача бежит к охотнику.
   Штольц позвонил господину У:
   - Перекройте квадрат в заповеднике Коктебеля, в вотчине Кабаконга. Стяните туда все свободные силы, не занятые в обороне города. Я с подкреплением выезжаю.
   Штольц проверил револьверы, а Акулов схватил большое крупнокалиберное ружье.
   - Теофраст, зачем крупный калибр? Мы же на задержание едем.
   - Так кто знает, какой зверь нам попадется по дороге.
   Колонна машин выехала из полицейского участка в сторону заповедника в то время, когда за деревьями в баре громко проходил съезд охотников на диких кабанов. Они произносили громкие тосты, пели песни о героических подвигах и рассказывали охотничьи истории, в том числе, о короле диких кабанов, шастающих в лесах Коктебеля, кабана по кличке Кабаконг.
   Тем временем кабаны, перестав бояться отстрела в этом сезоне, смело гуляли по территории парка. Они громко хрюкали и пожирали засохшие желуди или, напившись вина, спали пузом кверху, громким храпом распугивая туристов.
   Штольц и Акулов с грузовиком солдат подъехали к месту, где агент Черный Пес видел мутантов Туза. Погода стояла летняя, солнечная. Люди сидели в кафе, море приятно шумело, а зелень радовала глаз.
   Вдруг на дорогу выскочил размахивающий пистолетом начальник полиции господин У и перекрыл движение.
   - Капитан Штольц, мятеж!
   - Что за мятеж?
   - Кабаны взбунтовались! Сбили посты уланов с заповедника, разогнали всех туристов и движутся организованным клином в направлении города. А ведет их самый главный кабан Кабаконг. Я не знаю, что с ними произошло. Ведь охотники их даже не отстреливали.
   - Это дело рук Туза. Его почерк, - сказал Теофраст.
   - Господин У, собирайте ополчение из туристов и охотников! Кольцо охраны вокруг заповедника не снимайте! - приказал Штольц. - Надо не выпустить их из леса. Перебесятся, вернутся обратно. Но если они прорвутся в город, то больших потерь нам не избежать.
   Дикие свиньи с визгом неслись по парку, обнажив зубы и клыки. Кабаны атаковали гуляющих, сбивая их с ног своими телами, кусали туристов за руки и ноги. Отдыхающие в панике убегали, отбиваясь от кабанов всем, что попадалось под руку. Через час бульвары и скверы опустели, оставив свиней победителями на поле боя.
   К месту скопления свиней собирались полицейские броневики, вопя сиренами.
   Настоящий Кабаконг, до этого мирно дремавший под кустом, но в миг ставший настоящим свиным героем, громко хрюкнул. Кабаны стали клином. Во главе клина стоял, свирепо ковыряя землю, громадный свин Кабаконг.
   Заповедник города Коктебеля и центральный парк были захвачены свиньями, но некоторые участки леса еще оставались в руках людей Штольца, упорно их защищающих.
   В одном из таких уголков Штольц организовал линию обороны и разбил полевой лагерь с пунктом наблюдения, палатками и полевой кухней. Господин У, спрятавшись в листве, осторожно смотрел в бинокль на Кабаконга.
   - Боже, Штольц, никогда я раньше не видел таких громадных лесных кабанов. Это какие-то мутанты, не свиньи, а динозавры.
   - Стройте заграждения! Ставьте старые грузовики и машины на пути их свиного рыла! Мы разобьем их клин и рассеем удар! - командовал линией обороны майор Штольц. - Господин У, перекройте с вашими людьми соседнюю улицу, чтоб Кабаконг со своим свиным стадом не смог уйти.
   - Будет сделано, майор! - господин У, отдав честь, сел в джип и повез колонну перекрывать движение на соседнем участке.
   Грузовики, старые танки и броневики под командованием У попытались отсечь стадо кабанов от дороги и оттеснить его в парк. Но клин свиней с визгом атаковал колонну. Смяв танки, и повалив на землю броневики, кабаны прорвали заслон.
   Начальника полиции прикрывал Теофраст Акулов, стреляя по кабанам из пулемета. Вертолеты, низко летая над землей, давали возможность отойти тем, кто выжил при этой лобовой атаке.
   Клуб охотников был поднят по тревоге. Они образовали огневой заслон и приготовили засаду. Штольц командовал заслоном и бил по кабанам из снайперской винтовки.
   Кабаконг, почувствовав опасность, повел свою армию другой дорогой, избежав ловушки Штольца.
   Охотники-одиночки, одетые в камуфляжную форму, собирались в бригады. На них были навешаны приборы ночного видения, бинокли, динамитные шашки, в руках они держали охотничьи винтовки.
   Некоторые из охотников были очень возбуждены после боя и, перебивая друг друга, делились впечатлениями. Были слышны обрывки из разговоров:
   "Если ты думаешь, что кабан - это дикая свинья, то ошибаешься. Кабан - это медведь гризли. В него лучше попасть с первого раза, иначе он тебя убьет первым. Это противник с коварным нравом".
   "Как до сих пор правительство Коктебеля не взяло проблему диких кабанов под свой контроль?"
   "Первые свиньи пришли в наши леса вместе с испанскими конкистадорами. А сейчас эта свинья стала опасного вида кабаном".
   "Мы будем использовать хитроумные капканы и отравленные приманки".
   Прибежали разведчики и доложили, что кабаны уже рыщут в близлежащем районе Коктебеля.
   В добровольческом войске возникла паника. И тогда слово взял Штольц. Надо было поднять боевой дух его солдат.
   - Эти животные фактически уже давно захватили Коктебель, - начал майор. - Запомните, дикие свиньи умны. Они быстро распознают любую попытку заманить их в ловушку.
   Под сидевшим на дереве наблюдателем подломилась ветка и он сполз вниз с большим биноклем в руках:
   - Кабаны зашли на поле для гольфа.
   - Сколько их? - спросил Штольц.
   - Около десятка сто сорока килограммовых клыкастых танков, - ответил наблюдатель.
   - Запомните это поле бойцы! На нем мы их и остановим, тут им конец! За нами - дома Коктебеля! Вперед и сделаем из этих кабанов свиные сосиски!
   - Ура! - закричали солдаты, охотники, полицейские, уланы и просто добровольцы, взявшие винтовки и ставшие защищать стены своих домов.
   - Смотрите сюда, - раскрыв карту в зеленой палатке, Штольц объяснял свой план Акулову, господину У и командирам групп. - Будем атаковать их с двух сторон - с воздуха и с земли. С воздуха выйдут ударные вертолеты. Акулов ты полетишь с ними. А наша бригада пойдет с земли. Кабаны попадут, в конце концов, в нашу ловушку и рассеются в лабиринте старых машин. В каждой из машин будут сидеть снайперы и вести огонь по свиньям. Запомните: главная ваша цель - это Кабаконг. Уничтожив его, мы погасим этот мятеж. А потом разберемся и с мутантами, - прошипел майор, сломав карандаш. - Бойцы, охотники, берите побольше патронов и динамита. И запомните: если не мы, то свиньи захватят город, - закончил свою речь Штольц.
  
   Банда Туза тихо передвигалась по лесу в сторону прохода в стене Коктебеля. Там, за стеной, начинались леса угрюмов.
   - Туз, зачем мы оставили оружие и шастаем по этим лесам с деревянными палками за спиной? - Монтариф был возмущен до глубины души, свои серебряные револьверы и старое пончо он не оставил.
   - Когда будешь главарем банды, поймешь, что нам оружие не нужно, мы сами как оружие.
   - А что? Хорошо... Вон совы ухают, природа... - вздохнул Балабос.
   Арбаклю, чтоб не задерживал движение частыми перекусами, они связали руки. Его на привязи вел Азиз.
   - Стоять! Не двигаться! - послышался окрик в ночи, и из-за дерева вышли два замаскированных под кусты полицейских.
   - Кто такие? Документы! - они осветили фонариками лица мутантов.
   - Спортсмены, - не растерялся Туз.
   - Какие спортсмены? Что это у вас за палки?
   - Мы занимаемся боевым искусством кунг-фу.
   - Что это такое? - спросил один наряженный куст у другого.
   - Может, это террор. Зови начальника, пусть он разберется.
   - Никому не двигаться!
   Ломая кусты, к месту задержания прибежал офицер улан, с ним еще десяток солдат.
   - Кто такие?
   - Спортсмены. Занимаемся мы кунг-фу, это бой на шестах.
   Офицер задумался:
   - Ну, покажите что-нибудь.
   - Попали, - тихо прошептал Монтариф, незаметно вытаскивая серебряные пистолеты.
   - А может, у них в этих палках ножи спрятаны?- предположил один из солдат. - Они на кнопочку нажмут, и в нас лезвия и полетят.
   Солдаты и два куста полицейских передернули затворы автоматов.
   - Господа полицейские и солдаты! - взмолился Туз, падая на колени. - Я знаю, у нас в империи нет статьи, наказывающей за ношение палок. Вот дайте мне вашу сабельку, и я покажу искусство жесткого цигуна.
   - Ну, дайте ему саблю, - приказал офицер улан.
   Туз упер рукоятку сабли в землю, сел в позицию всадника и горлом, опершись на острие клинка, начал гнуть саблю.
   - Вот это да! - солдаты и полицейские захлопали в ладоши.
   И это последнее, что они помнили. И когда писали рапорты о том, что тогда с ними произошло, они натыкались на эту неприступную стену в памяти.
   Банда Туза поспешно уходила через заслон, поставленный Штольцем, в леса угрюмов.
   - Молодец, Туз. Как это у тебя получилось?
   - Я должен сказать тебе, Монтариф, что люди зря платят налоги на охрану порядка.
   За их спинами грянул салют, и город опять расцветился огнями.
   - Что у них произошло? Еще одна революция? - язвительно усмехнулся мутант Туз. - Эти свиные сосиски отстояли свои права?
   На самом деле Коктебель праздновал подавление свиного бунта. И все благодаря одному простому парню из клуба охотников. В тяжелом бою на гольфовом поле силам майора Штольца удалось остановить и рассеять войско кабанов. Кабаны разметали линию обороны, сделанную из старых машин и броневиков, но, загнанные в ловушку Штольца, понесли большие потери. Их вожак, громадный Кабаконг, пропал, стадо разбежалось кто куда. Штольц послал патрульные бригады для отстрела остатков кабанов и установления местонахождения логова Кабаконга.
   И вот удача! "Вася Корвет подстрелил Кабаконга, дикого кабана весом в полтонны!" - кричали выжившие охотники, радостно целуясь и обнимаясь. Многие из них были ранены.
   Телевидение приехало снимать охотника-героя, одетого в костюм цвета хаки и кирзовые сапоги, с тирольском шляпой на голове.
   - Скажите, - спросили его корреспонденты, - как вас зовут и как вам это удалось?
   - Я - Василий Корвет, работаю на рыбозаводе. Мое хобби - подводная охота, ну, и уток пострелять люблю. Я пошел в разведку, потому что друзья сказали, что меня ищет жена. Я, честно говоря, пошел в добровольцы потому, что решил отдохнуть от жены. А то она меня пилит и пилит, как бензопила. Ей показалось, что я принес домой не всю зарплату. Ну, чего греха таить... Кое-что оставил себе на пиво.
   Была поставлена боевая задача: выяснить, где находятся основные силы кабанов и их вожак Кабаконг. Надо было, как объяснил майор Штольц, не дать им перегруппироваться и нанести новый удар. Ну, и завалить главного кабана. Майор сказал, убьешь Кабаконга - конец мятежу.
   Я почему в разведку пошел? Я думал, эта дура за мной за линию фронта не пойдет. Побоится, будет у телевизора сериалы смотреть. А друзья по рации передали. Вася, крепись, она пошла по твоему следу. Ну, я весь и насторожился. Я же не боксер, кому охота по голове деревянной скалкой получить из-за кустов!
   Когда я сидел в засаде, определяя остатки сил кабанов, услышал подозрительный шум. Он доносился из кустов с правой стороны от меня. Вдруг огромная ветка, упавшая с дерева, оглушила меня. Я сидел под дубом и почувствовал, будто мне на голову рухнул старый шкаф. Аж искры из глаз пошли. Тут из кустов засветились желтые глаза. Я понял - это не жена. А я - лучший охотник, у меня отличная винтовка, отменная реакция. И тут я увидел, что это реальный кабан. С мордой больше, чем у экрана телевизора. Этот Кабаконг ринулся на меня, но я метко вогнал две пули ему между глаз. Он упал, прорыв носом длинную борозду.
   Сейчас этот Кабаконг висит у нас в клубе охотников рылом вниз. А в гольф-клубе обещали мой портрет повесить на доску почета.
  
   Утром Штольц и Акулов обследовали место прохода Туза через стену Коктебеля в леса угрюмов.
   - Значит, и на этот раз ушел, гад. Как они ювелирно проделали лаз в стене! Одним словом, мутанты...
   - Но как они прошли через посты? - удивлялся Теофраст.
   - Я думаю, с помощью гипноза. Туз, наверное, приказал солдатам смотреть ему в глаза. Потому что никто не помнит, что с ними произошло. Это старый трюк. У него какая-то была уловка, чтоб создать вокруг себя интерес. Так он собрал вокруг себя наших людей. Чтоб этот трюк сработал, ему должны помогать как минимум два человека. По команде Туза его сообщники в определенном ритме произнесли одну и ту же фразу: "Смотрите мне в глаза. Не сопротивляйтесь. Мы уходим". Мозг у солдат сработал, как у подопытных кроликов. Отключился, чтоб защититься от информационной перегрузки. В таком состоянии они бессознательно выполнили просьбу мутантов.
   Начальник полиции У стоял и слушал Штольца с открытым ртом.
   - Господин Штольц, так оно все и было. Наша камера слежения зафиксировала все происходящее, но мы не понимали, что именно это было.
   - Генерал У, ну почему ваши люди сбежались на представление этого Туза? Если был ясный приказ секретам - не оставлять своих мест? - строго спросил Айвен Штольц.
   - Я у них это спрошу. Я выясню, что тут было. Я у них добьюсь истины даже под гипнозом, я узнаю всю правду! - горячился начальник полиции.
   - Успокойтесь, Туз уже давно проскочил наше кольцо, - умерил его пыл Штольц.
  
   Туз сверился с картой. Где-то неподалеку должна находиться замаскированная ракетная установка "гладиолус".
   Диверсионная станция Редьки Гунна на запросы Туза не отвечали.
   - Какая-то подозрительная тишина на этой волне радиоэфира. Азиз, ты послал Редьке Гунну сообщение, чтобы он проверил, что с его форпостом? - спросил Туз и обратился к мутантам: - Не грустить! Мы идем на воссоединении с армией Редьки Гунна. Скоро мы сюда вернемся на белом коне. Может не все смогут увидеть эту новую эру. Может кто-то погибнет при штурме Коктебеля. Но помните, братья, мы никого не забудем!
   - Туз, а может останемся в Коктебеле и поищем клад атлантов и это оружие Мак-Мак? - предложил Балабос.
   - О чем ты говоришь?
   - Да вот, в газетах пишут: "Ограбление краеведческого музея Коктебеля было неудачной попыткой отыскать магическое оружие атлантов Мак-Мак", - Азиз протянул Тузу старую газету.
   - Все это бред, мутанты! Не верьте ни единому слову из того, что пишут в газетах! - разгорячился Туз.
   Вдруг зазвонил его мобильный телефон. Монтариф посмотрел на номер:
   - Это домашний номер графа Арвида
   Туз прислушался к своей интуиции. А интуиция ему говорила, что лучше на этот звонок не отвечать. "Ладно, была не была", - решил Туз и ответил. В телефоне зазвучал голос графа.
   - Туз, это я, граф Арвид. Вы где?
   - Не кричите вы так, я в лесу.
   - Туз, примите от нас заказ. Надо ликвидировать объект по имени Кархан. Григорий Кархан, капитан пиратской шхуны. Эту услугу мы вам оплатим вдвойне и золотом. Хочу вас поздравить с успешным выполнением задания. Коктебель наполнился слухами о пропажи принцессы. Надеюсь, вы так же хорошо справитесь с Карханом.
   - Граф надо прекращать разговор, чтоб нас не засекли, - сказал Туз, скрываясь в папоротниках.
   - Конечно, фотографии я высылаю вам по телефону! - кричал в лесу радостный голос графа.
   Балабос пристально посмотрел на лица, присланные на телефон Туза.
   - Туз у них лица настоящих головорезов. Ты уверен, что это наш заказ?
   - Нет, не уверен. Может граф прислал нам эти лица по ошибке.
   Из-за кустов бесшумно появился Монтариф:
   - Тихо! Возле нас крупные силы противника!
   - Откуда они взялись? - недоумевал Туз.
   Из леса появилась вооруженная процессия. Туз взял бинокль и полез сквозь траву в сторону проселочной дороги. Наведя на процессию бинокль, он напряженно вглядывался в лица ее участников.
   - Не пойму, наши они или не наши, Редьки или Августа... - ворчал себе под нос Туз. - Форма на них не относится ни к одной армии мира.
   Мимо него двигалась вереница кибиток, в которых сидели небритые вооруженные мужики с хмурыми лицами, а также женщины и дети. Одеты они были так, как будто сошли со сцены оперетты.
   Туз, как улитка, пополз обратно к своей группе.
   - Всем молчать! - предупредил он мутантов. - Кто пикнет, я собственноручно оторву ему голову вот этими революционными руками!
   - Какими? Эволюционными? - не расслышал Балабос, но крепкая рука Монтарифа прикрыла ему рот.
   Вооруженный отряд прошел мимо.
   - Кто это были?
   - Сам не знаю. Но лучше не рисковать. Одежда на них непонятная. Мундиры и не мундиры, доспехи и не доспехи.
   - Туз, там, в лесу, я унюхал запах боя, - среди загоравших на солнце мутантов появился Монтариф.
   - Как им только не лень в этот солнечный день играть со смертью... - пропел Туз. - Ну, пойдем, посмотрим на этот генетический отброс, кто там с кем сражался. Мутанты, идти тихо, чтоб ни одна ветка под ногами не хрустнула.
   - Трофеи будем брать? - поинтересовался Балабос.
   Туз презрительно взглянул на него, отбив желание задавать вопросы.
   Мутанты неслышно подкрались к полю битвы. Рядом с вырытыми окопами на одной из стен форта лежал рухнувший с неба корабль. Везде валялись убитые. Мутанты пару раз спотыкались о них. У разбитой пушки они увидели целый курган из тел.
   - Пить... - прошептал один раненый.
   Туз подошел к нему и влил в его сухие губы глоток воды:
   - Что тут было?
   - Нас атаковал с неба Кархан.
   - Кархан?- насторожился Туз. - Я не ослышался? Где он?
   Наемник махнул рукой в сторону груды тел.
   - Кто вас атаковал? - еще раз спросил его Туз.
   - Они спустились с неба. Их было много, и они кричали о капитане Кархане...
   Солдат умер на руках у Туза. Тот осторожно положил его тело на землю, прикрыв ветками дерева, срезанными для камуфляжа.
   "Информация о слабых местах обороны Коктебеля у меня есть. Но кому ее передать? Тут никого не осталось в живых. Вместо опорного пункта одни руины", - думал Туз, ходя по выгоревшей земле.
   - Мутанты, стройся. Возвращаемся в Коктебель.
   - Но наш бункер обнаружен и уничтожен... - зароптали мутанты.
   - Будем искать другое место для подпольной работы.
   Азиз задумчиво ходил среди погибших.
   - Азиз, ты это о чем думаешь?
   - О, великий Туз. Как это ни кощунственно, но я думаю, что в следующем году с этого поля можно будет собрать отличный урожай.
   Стаи воронов летели к полю битвы.
   - Ну что, мои соратники, я хочу вам сказать: мы лишние на этом поле боя. Собирайте вещи, возвращаемся в наше логово, в Коктебель, - сказал главарь мутантов.
   - Для новой базы нам нужны деньги.
   - У меня есть план, где нам раздобыть деньги, - обрадовал соратников Туз.
   - Ура! - закричал Арбакль, игравший пушечными ядрами, и одно из них, подброшенное им в воздух, упало на ногу Туза.
   Раздался взрыв. Когда облако дыма рассеялось, оказалось, что Туз остался жив. Одежда на нем была разорвана, из ноги сочилась кровь. Верные соратники подбежали к своему вождю, и Туз упал на руки Балабосу и Монтарифу. В этот момент Азиз их сфотографировал.
   - Ну, чудо природы, и почему я тебя терплю, сам не понимаю, - сквозь зубы процедил Туз.
   - Эскюзьмуа босс, случайно, - и Арбакль присел в корявом реверансе.
  
   В доме графа Арвида собирались обедать. За белым столом, помимо самого графа, сидели Курк и барон Фабиан Фиванский.
   Арвид был в хорошем настроении. У него появились деньги. У него появились слуги. Его компания "Арвид и сыновья" успешно работала в сфере выбивания долгов. Должников оказалось так много, что деньги потекли рекой.
   В дверях появился секретарь Модесто:
   - Граф, к вам на аудиенцию проситься мутант Туз.
   - Конечно, просите его сюда немедленно.
   - Черт подери! Мы пообедаем сегодня, граф? - барон нервно жевал накрахмаленную салфетку.
   - Вас что, в казарме не кормят? Вечно вы голодный ходите.
   В комнату, опираясь на трость, вошел Туз. Нога у него была в гипсе.
   - Граф, это была кровавая битва! - мутант рухнул на монгольский степной трон, представлявший из себя что-то вроде табуретки. - Да, задали мы жару Кархану и его ребятам! Несите шампанское, этот бой надо воспеть в балладах!
   - Как было, Туз? - Курк был рад что, кто-то отомстил за его порванное ухо.
   - Скажу вам честно, это было нелегко, - Туз вытащил из-за пояса нож и с треском вонзил его в стол. Ручка ножа и лезвие были покрыты запекшейся кровью.
   - Вы видите кровь на ноже? Это кровь вашего врага Кархана. Я ранил этого пирата в грудь, но он не сдавался. Тогда я вогнал ему клинок в бедро, а потом и в ягодицу. Кровь вокруг лилась рекой - по траве и даже по листьям деревьев. Много людей полегло с обеих сторон. Но, в конце концов, его пираты бежали в лес, как испуганные зайцы. Кархан умер на орудийном лафете, покрытом конскими попонами в куче врагов и друзей. Почему, граф, я не вижу на столах шампанского?
   Курк радостно вскочил и стал открывать бутылку шампанского. Раздался выстрел - пробка пролетела над головой Туза.
   Выпив веселый напиток, Туз грохнул бокал об пол:
   - На счастье, граф, на счастье. Какой у вас красивый дом! Как дворец! Но ближе к делу. Я пришел за наградой.
   - Курк, выпиши ему чек.
   - Ескюзьмуа, я чеки не беру. Только золотыми монетами или слитками. Предупреждаю, что за дверьми этого замка меня ждут мои люди.
   Граф позвонил в колокольчик, и Модесто с двумя головорезами внесли в комнату два мешка золота. По сигналу Туза вошли Балабос и Монтариф, погрузили тяжелые мешки в тележку.
   - Все, граф. Адью, ариведерчи, доброй ночи! Спите со спокойной совестью - ваш враг вас больше не потревожит. Недаром говорят, месть - холодное блюдо. Кстати, у вас отличное шампанское.
   - Туз, а что у вас с ногой?
   - Ничего серьезного, граф. Бандитская пуля. За меня можете не волноваться. Я парень из стали. Надеюсь, граф, что золото настоящее.
   - Синьор Туз, вы меня недооцениваете.
   - Ну, наконец-то мы пообедаем, - и барон Фиванский вонзил вилку в салат.
   Тут двери опять открылись, и Модесто ввел в зал тройку головорезов.
   - В чем дело, коллеги? - недовольно спросил Арвид.
   - Командор, один из местных торговцев по имени Гальмонт отказался нам платить, и мы хотели размазать его по стене. Он нам пригрозил, что владеет черной магией, а потом достал из кармана металлическую кофемолку и, крутанув ручкой, выстрелил в нас мощным световым лучом. Луч срезал листву за нашими спинами. От такой огневой атаки нам пришлось отступить.
   - Убегать от какого-то торгаша, барыги, пугающего моих головорезов пукалкой?! Вы должны бояться меня! Это я тут верховный маг и жрец! - взревел от бешенства Арвид. - Идите и надерите ему как следует задницу! И запомните: бояться вы должны меня!
   - Браво, граф, я смотрю на вас и любуюсь! - барон похлопал в ладоши. - Мой дорогой индийский принц, налейте вот этого вина из графина. Пока у графа есть деньги, надо успеть погулять за его счет, - и барон игриво подмигнул Курку.
  
   Пираты въехали в Коктебель, когда в городе праздновали победу. По улицам бегали мальчишки в масках Кабаконга, ужасно рыча и пугая туристов. Охотники приобрели на время почет и уважение, и не было пивной, где бы отряду охотников не поставили за счет заведения бочку пива. Портреты Васи Корвета украшали все уголки Коктебеля. Город весело горел разноцветными огнями, вино лилось рекой.
   По тротуарам ходили длинноволосые люди. То ли это были туристы, то ли местные жители. Они предпочитали ходить босиком и были одеты в самые необычные костюмы прошедших эпох. Пираты своими нарядами не привлекли к себе внимание.
   У кибитки папаши Лира Кархан собрал команду:
   - Пираты, нам надо двигать на встречу с майором Штольцем. Предлагаю ради ознакомления с городом сначала посетить краеведческий музей Коктебеля. А потом и остальные достопримечательности - пивные и дома терпимости.
   - А дальше что? - спросила Амила. - Куда мы, капитан Кархан, двинем дальше? Из Мазда ты нас вывел - большое тебе спасибо. Но куда мы дальше будем держать путь?
   - И что вы в этом музее забыли? - спросил Йоркшир.
   - Нам обещали подарить корабль, - серьезно ответил Кархан.
   - Это что, какая-нибудь ржавая шхуна? Музейный экспонат? - усмехнулся Йоркшир.
   Пираты Амилы заржали, пираты Кархана схватились за клинки.
   - Братва, ваше дело. Вам решать, идете вы с нами или нет. Но если вы готовы присоединиться к моей команде, будьте добры подписать пиратский договор. Боцман Бимс составит его быстро.
   - Мы подумаем, - пообещала Амила, и ее пираты, развернувшись, скрылись в улочках Коктебеля.
   - Пока, капитан, желаю успеха! - попрощался Салават. - Пойду я укрощать зеленого змия, - и, закинув на спину котомку, отправился вслед за ними.
   За его спиной расцвел салют, а в ночных кабаках громко звенели бокалы.
   Ойкумена, накинув широкую накидку, укрывшую ее с ног до головы, шла вместе с Карханом и Ночным Ангелом по фееричному Коктебелю. Толпа на улице была так интересна, что Ойкумена часто теряла Кархана из виду. Люди, на праздник доставшие из шкафов карнавальные костюмы, были одеты в экзотические формы никогда не существующих армий, пышные шляпы с плюмажем, мундиры адмиралов, блестящие золотом и серебряными эполетами, медные каски и пурпурные плащи с белыми хитонами, оранжевые тоги буддийских монахов и голубые драные джинсы.
   Обитатели Коктебеля сидели в тени деревьев, читая мантры и стихи, прыгали через костер, водили хороводы, пели песни под гитары. Везде стоял невообразимый шум, все друг другу улыбались, и Ойкумена улыбалась всем в ответ, играя на свирели и выделывая на ходу невиданные па.
   - Какой прекрасный город! - восторгалась она.
   Мимо проезжал паланкин из красной бахромы, сидевшая в нем дама в венецианской маске послала Кархану воздушный поцелуй.
   - Кархан, оставь меня тут. Я отсюда никуда не хочу идти. Этот город полон любви, я хочу любви! - взмолилась Ойкумена.
  
   Граф Арвид заканчивал праздничный обед, когда в отблесках салюта в честь победы над кабанами увидел в окно своих головорезов, несущих на носилках товарищей. Он выскочил во двор:
   - Что произошло?!
   - Это все Гальмонт и его рыжий друг Доцент. Пришли мы к нему, как вы велели, и сказали: "Граф Арвид прислал нас к тебе, Гальмонт. И велит наполнить наши карманы хорошей денежной суммой. Потому что граф хочет повеселиться со своими ребятами. А отказывать ему тебе не стоит". Тогда Гальмонт крикнул Доцента, сказав, что пришли ребята и требуют денег. И вот выходит этот Доцент, такой здоровенный, рыжий, и как начал бить нас своими железными кулаками! Хватал нас за одежду, пару раз кидал в пыль. И все время приговаривал: "Разве я мальчик, чтоб со мной так можно было шутить? Я с самого детства никому ничего не должен". Граф, мы отбивались от него, как могли, - оправдывался Рожэ.
   - За ним был численный перевес, - заскулил бандит Тарелли. - Он извалял нас в грязи, мы еле от него убежали.
   - И еще, граф: он грозил нам магией и страшным оружием атлантов Мак-Мак.
   Арвид впал в бешенство, его глаза гневно заблестели:
   - Он что, надо мной издевается?! Модесто, собрать всех головорезов до последнего хромого калеки. Я сам из этого Гальмонта вытрясу душу!
   - Слушаюсь, сир!
   Банда была собрана по тревоге и вооружена.
   - Вперед, орлы! - скомандовал граф Арвид и ринулся к дому Гальмонта.
   В это время Гальмонт собирал рюкзак. С величайшей осторожностью он положил туда череп скифа, карту и еще пару магических приборов.
   Арвид, Курк, барон Фиванский и банда головорезов вошли в дом Гальмонта.
   - Граф это и есть тот Гальмонт, но без рыжего друга, - сказал Рожэ.
   Арвид подскочил к Гальмонту и треснул его своей тростью по голове. Тот даже не успел пикнуть.
   - Знай, Гальмонт, я граф Арвид и со мной не шутят! А теперь говори все, что тебе известно про сокровище атлантов и оружие Мак-Мак. И не испытывай мое терпение!
   - Я ничего не знаю. Кто вы?
   Граф отвесил Гальмонту пару звонких пощечин.
   - Я хочу знать все о тайне головы скифа и сокровищах атлантов. Где их найти? Быстро!
   - Эй, Модесто, начинайте обыск квартиры.
   - Если вы меня будете бить, я вам ничего не скажу, - сказал Гальмонт.
   - Когда над твоим ухом начнут свистеть пули, ты быстро изменишь свое мнение, - пообещал ему граф.
   В рот Гальмонту затолкали грязную тряпку, чтобы он не смог позвать на помощь. Барон связал ему ноги, граф - руки. Курк расстелил ковер, и они закатали в него своего пленника.
   - Смотрите, как надо работать, - указал Модесто бандитам.
   Граф Арвид, Курк и барон, положив ковер с Гальмонтом на плечи, потащили его по оживленной улице.
   - А что это у вас ковер так извивается и звуки издает? - поинтересовался попавшийся им по дороге ушастый официант.
   - Музыкальный у нас ковер, парень. Отойди с дороги! - отпихнул его Арвид.
   - Стойте! - закричал официант. - Я позову полицию, может вы этот ковер украли!
   Барон достал из кармана пистолет и послал вслед ушастому официанту пару пуль.
   - Барон не переусердствуйте. Коктебелю еще нужны официанты, - схватил его за руку граф Арвид. - Если вы не любите оставлять чаевые, это еще не значит, что надо стрелять в работников общепита. Модесто, мне нужно тихое место для допроса.
   - Есть такое место граф. Разрушенное поместье Орловых.
   - Веди нас туда самой короткой дорогой.
  
   Вечером в музее Коктебеля было полно народу. Профессор Лемониус выставил новую коллекцию экспонатов, назвав ее эксклюзивной экспозицией, а жители города после осады кабанов жаждали развлечений и знаний.
   Офицеры контрразведки стояли напротив входа и пристально вглядывались в толпу, пытаясь найти Кархана.
   - Извините, вы - майор Штольц?
   Штольц повернулся и обомлел. На такую удачу он не рассчитывал никогда. Перед ним, сняв накидку, стояла принцесса Ойкумена, живая и здоровая.
   - Принцесса, это вы? - почти шепотом заговорил Штольц.
   - Откуда вы меня знаете?
   - Да мы только и делаем, что ищем вас и вашу яхту. Разрешите представиться - майор контрразведки Айвен Штольц.
   - Майор, я посылаю сообщение Сен Жуку, что принцесса нашлась.
   - Конечно, Теофраст, без промедления.
   - Принцесса, разрешите представиться - лейтенант Акулов.
   - Как вы выжили в этой атаке мутантов?
   - Меня спас Кархан. Мутанты перебили всю мою охрану. У них была взрывчатка какой-то необычной мощности. Яхту подбросило в воздух от взрыва и несло, пока она не упала на песок.
   - Тихо, принцесса, подробности вы расскажите дома, во дворце. А где Кархан?
   - Он и его команда празднуют возвращение из Мазда. Пьют лимонад и водку и веселятся, совсем как дети.
   - Я здесь, майор. Вы меня ждали, и я пришел, - за их спиной появился Кархан. - Ойкумена, ваши бутерброды съел ночной ангел. Мы прошли в буфет через черный вход, как грузчики.
   - Кархан, вы наконец-то приехали! Вы привезли алхимика Ганера? - с надеждой спросил Штольц.
   - Нет. Алхимик остался там, в Мазде.
   - Что вы тут делаете, молодые люди? - пред ними предстал профессор Нестор Лемониус. - Пришли меня навестить, майор Штольц? Как благородно с вашей стороны. Поддержать науку в этот варварский век. Вы видели мою новую экспозицию? - И тут его глаза широко раскрылись. - Принцесса Ойкумена, это вы?
   - Тихо, профессор, - Теофраст Акулов нежно обнял профессора за плечи и прикрыл ему рот.
   - Где ваш кабинет? Давайте быстро ведите нас туда! - приказал майор Штольц.
   - Конечно. Ради такой гостьи... Я не верю своим глазам! Меня посетила сама принцесса!
   - Так вы - принцесса?- спросил Ойкумену Кархан.
   - Да.
   - Очень приятно. А я и не знал. Знал, конечно, что вы аристократка. Но что мне придется ночевать в лесу с принцессой?!
   Они зашли в кабинет Нестора Лемониуса.
   - Привет тебе, врач Ганер, - махнул портрету рукой Кархан. - А ведь он с тех времен совсем не изменился.
   - Вы его видели? Он жив? - майору Штольцу не терпелось узнать.
   - Я видел алхимика, как вас. И даже сидел с ним в тюрьме, в одной камере. Но привезти его не смог. Он погиб спасая то, что осталось от Мазда. Мак-Мак существует. Но найти его можно только с помощью черепа вождя. Это ключ. Как это сделать, я не знаю.
   Тут Кархан слукавил. Но он очень хорошо помнил, что сделали магические скрижали с Маздом. И крепко выучил уроки Ганера - человек не должен соваться в магию.
   - Череп лучше уничтожить, чтобы оружием атлантов никто не смог завладеть. Это последний совет Ганера, - сказал он.
   - Профессор, череп скифа у вас? - спросил Штольц.
   - Конечно. Лежит в моем столе, - профессор Лемониус достал череп и положил его на стол.
   - Я у вас этот череп конфискую.
   - Какой ценный экспонат! Дайте мне на него взглянуть в последний раз!
   Нестор Лемониус бережно взял череп в руки:
   - Постойте, господа, это не мой череп! Это не мой экспонат. Я на каждом из своих экспонатов ставлю код, каждый из них застрахован. Мы даже делаем компьютерные каталоги. А на этом черепе нет ни кода, ни микрочипа слежения.
   - А чей тогда череп у вас в руках? - Теофраст Акулов заметно занервничал.
   - Какое это имеет значение? Где подлинник?! Где голова вождя скифов?! - взревел Лемониус.
   - Профессор, у вас пропал экспонат, и вы даже не произвели инвентаризацию? - строго спросил Штольц.
   - Провели, но, наверное, охватили не весь фонд. А может кто-то просто украл. Мы недавно сделали систему слежения: устанавливаем микрочип и по аппарату, похожему на простой мобильник, можем определить местонахождение экспоната.
   - И где же он сейчас находится? - поинтересовался Акулов.
   - Вот, посмотрите, он движется в сторону поместья Орловых, - Нестор Лемониус показал присутствующим маленький аппарат, на экране которого в лабиринте улиц двигалась красная точка. - Ну а чей же это череп у меня в руке? - задал сам себе вопрос профессор.
   Теофраст Акулов достал из кармана портативный сканер, похожий на ручку:
   - Это портативный патологоанатом. Если субъект был в нашей базе данных, этот маленький компьютер построит перед нами его трехмерную голограмму. - Акулов провел ручкой по черепу. - Сейчас будет результат.
   В воздухе повисло трехмерное изображение бандита Олоне.
   - Вот что вы держали в своем столе, профессор.
   Лемониус посмотрел на аппарат:
   - Смотрите, точка застыла в поместье Орловых.
   В это время телефон Штольца зазвонил. Майор ответил и, взяв лист бумаги, быстро в общих чертах нарисовал карту Коктебеля и поставил в дальнем углу точку:
   - Агент Ушастый заметил графа Арвида и его подельников, несущих Гальмонта в сторону бывшего дворца Орловых. Профессор Лемониус, как представитель власти и официальное лицо я этот ваш аппарат отслеживания экспонатов изымаю. Кархан, возьми этот прибор, вот тебе адрес и карта, где мой агент засек шайку графа, и достань мне этот череп. Я его уничтожу, и уже никто не сможет завладеть этим магическим оружием. Ни один подлец!
   Кархан открыл двери кабинета профессора и свистнул.
   - Братва, полундра! За мной!
   И из буфета с продавщицами на шеях потянулась команда Кархана. Ночной Ангел поспешно засовывал в карманы бутерброды, Левентик - пирожные, а боцман Бимс - бутылку лимонада.
   - Постойте, Кархан, мне надо вам кое-что сказать, - Ойкумена схватила его за руку.
   Тут в кабинет влетел Сен Жук в сопровождении дворцовой свиты.
   - Моя дорогая, вы нашлись! Как я рад! А как будут рады ваш отец, ваша матушка и ваша сестра! - и он в слезах по-бабски полез обниматься с принцессой.
   Сен Жук полностью овладел вниманием Ойкумены, и Кархан быстро исчез из кабинета профессора Нестора Лемониуса.
  
   Граф Арвид с кучкой бандитов забежал в старое разрушенное здание. О его былом великолепии говорили мраморные колонны, расписные потолки и арки, украшенные белой лепкой.
   - Запирайте двери, если они тут есть. Курк, приготовь большой топор, - распоряжался граф.
   Связанного по рукам и ногам Гальмонта вытащили из ковра.
   - Гальмонт, у тебя осталась всего лишь минута, чтоб рассказать мне правду.
   - Я ничего не помню. А вас я узнал. Вы граф Арвид, профессиональный мошенник и рецидивист.
   - Хорошо, чтоб растрясти твой склероз, у нас есть отличное средство, - пообещал граф.
   - Модесто, головорезы, тащите сюда пороховую бочку. У клиента временный склероз.
   Гальмонта посадили на пороховую бочку и подожгли длинный фитиль. Он почувствовал, что бочка нагревается. Внутри нее что-то бурлило, и горячие пары жгли кожу так, что невозможно было сидеть.
   - Снимите меня отсюда! Я все скажу! - завизжал Гальмонт.
   Бандиты Роже и Гельфик сняли его за шкирку с бочки. Он завертел головой, высматривая лазейки для побега.
   - Ну, или ты говоришь мне, или твоя тайна умрет вместе с тобой, - и граф Арвид занес над головой Гальмонта большой топор.
   В этот момент дверь с грохотом отлетела, и в комнату ворвалась ватага пиратов во главе с Карханом.
   - Граф, и ты тут? Да еще и взялся за топор, подлый предатель! А где Курк и барон? Не прячьтесь, трусы, я с вами сведу счет по-джентельменски! - крикнул Кархан, выхватывая из кармана наган.
   - Что же вы стоите! Стреляйте в них! - заорал Арвид и бросил в Кархана топор.
   - У меня такое чувство, граф, что ты задержался на этом свете ненадолго, - увернувшись от топора, Кархан бросился в бой.
   Пираты набросились на головорезов Арвида. Боцман Бимс достал из кармана недопитую бутылку лимонада и раскроил одному из бандитов графа голову. Граф на четвереньках полз к выходу, пули свистели над его головой, древко сломанной алебарды больно ушибло ему поясницу. Тут граф сильно стукнулся о чью-то голову. Он в бешенстве вскочил и принялся душить противника.
   - Граф, это я, - прохрипел тот.
   Пелена ярости спала с глаз графа, и он увидел, что душит Курка.
   - Курк, что ты тут делаешь? Почему не сражаешься вместе со всеми?
   - Я делаю то же, что и вы. Спасаю свою жизнь.
   Нож пролетел над их головами и воткнулся в деревянную обшивку стены.
   - Граф, что же мы стоим? Надо бежать!
   - Граф, что делать? Кархан жив. Его банда тут. Надо бежать! - подполз с другой стороны к Арвиду барон Фиванский.
   Барон вдруг дико рассмеялся, слёзы выступили у него на глазах.
   Гальмонт шарил руками по полу, пытаясь найти крышку люка.
   - Вот он, рычажок, маленький рычажок... Граф Орлов, любитель сюрпризов, любил незаметно исчезать на балу через этот железный люк... - шептал он себе под нос.
   - Гальмонт, стоять на месте! - крикнул ему граф Арвид, наведя на него пистолет. - Не испытывай мое терпение!
   Гальмонт хитро обвел взглядом сражающихся:
   - Я ухожу!
   Железная крышка люка со скрипом отлетела вверх, и Гальмонт прыгнул внутрь.
   - За ним! - зарычал граф. - Он от меня так просто не уйдет! Курк, отвесь барону пару пощечин, прекрати его истерику. Модесто, задержи этих пиратов, а мне надо быстро допросить этого слизняка. Я всего лишь в шаге от сокровищ, и они от меня не уйдут!
   - Будет сделано, босс! - Модесто отдал честь и открыл со своими головорезами огонь по пиратам.
   На улице и в разрушенном доме на фоне праздничного фейерверка гремела канонада боя. Когда патроны у оставшихся в живых бандитов графа иссякли, они, оказавшиеся без вожака, бежали с поля боя. На месте битвы наступила тишина.
   Кархан вытер нож и саблю о рубаху убитого им головореза из банды графа Арвида и с пистолетом в руке пошел по старинному полу, любуясь узорами на стенах.
   - Боцман Бимс, подсчитайте наши потери.
   - Протухшая мурена! - чтобы крышка люка не захлопнулась, боцман Бимс вогнал в люк железный кол. - Капитан, нам с этим мошенником надо кончать раз и навсегда. Или мы достаем этот череп или приносим Штольцу черепа графа Арвида и его подельников. Третьего не дано.
   - Ты прав, боцман. Свяжись со Штольцем и Акуловым. Пусть они укажут нам новые координаты поиска.
   На приборе Лемониуса сигнал исчез, наверное, его глушил тоннель.
   Из темного подземелья Гальмонт выбежал на шумную площадь. Свет фонарей ослепил его. Рядом был слышен шум поездов. Гальмонт все рассчитал правильно: тоннель вывел его к железнодорожному вокзалу. Там сесть на московский скорый и все, бежать из Коктебеля. Карта у него есть, череп скифа есть, деньги тоже. А в Москве он организует экспедицию, и тогда они уж точно найдут сокровища атлантов.
   Гальмонт, не спеша, шел по перрону. Он не заметил, что за его спиной неуклюже крались три фигуры. Раздались выстрелы. Расталкивая толпу, Гальмонт побежал к московскому поезду. За ним, как стая волков, загоняющих дичь, бежали Курк, граф Арвид и барон Фиванский.
   - Курк, давай хватай его, ты же молодой! - крикнул граф, перепрыгивая через торговку пирожками. - Вперед, барон, покажите вашу меткую стрельбу это вам не по официантам стрелять!
   Барон, обгоняя графа, угодил ногой в корзину с сырыми яйцами и помидорами. Арвид остановился у будки с мороженым, опер руки с пистолетом на рекламный щит и, затаив дыхание, плавно нажал на курок. Гальмонта рухнул на кожаный чемодан одного из отъезжающих.
   - Он убит! - завопили в толпе.
   Люди в испуге стали разбегаться. В конце перрона послышались свистки полицейских.
   - Чтоб он ни говорил, не верьте ему - он в бреду! - граф Арвид сквозь толпу пробирался к Гальмонту.
   - Отдай рюкзак, Гальмонт, ты свое уже отбегал! - и граф вырвал из мертвых рук Гальмонта его вещмешок.
   Отряд спецназа во главе со Штольцем и Акуловым оцепил вокзал и начал прочесывание местности.
   - Перекрыть все входы и выходы! Подозрительных лиц задерживать и допрашивать! - отдавал приказы Теофраст Акулов.
   - Граф, смотрите контрразведка пришла по наши души! - указал на офицеров Курк.
   - Уходим, Курк! Барон, атас! И отряхнитесь наконец от яичной скорлупы. Нам нельзя оставлять следы.
   Тройка мошенников, стараясь выбраться из оцепления, побежала между поездами, проползая под вагонами.
   - Вот, смотрите, транспорт! - Граф указал на железнодорожную дрезину, и они забрались на нее. - Давай, соколики, жми на газ.
   - Поедем, красотка, кататься! Давно я тебя поджидал... - запел граф, разгоняя дрезину.
   И дрезина по странной железнодорожной ветке, проскочив железнодорожный вокзал, проехала подземным ходом и вылетела за стену Коктебеля в леса угрюмов.
  
   Штольц и Акулов подошли к трупу Гальмонта.
   - Акулов, это он? Тот, кто знал тайну черепа вождя скифов? - спросил Штольц, брезгливо рассматривая мертвое тело.
   - Да. Знал он или не знал - это уже никто не проверит. Простить себе не могу, что он мне все время этим экспонатом в глаза тыкал, а я его не умыкнул.
   - Но черепа при нем не обнаружили.
   - У него еще была карта.
   - Карту тоже не нашли. Пора нам с этой историей заканчивать, - сказал Штольц.
   - Спутник, отслеживающий череп скифа, показал, что экспонат движется в леса угрюмов - будем посылать за ним Кархана или спецназ?
   - Пока ключ существует есть опасность, что кто-нибудь откроет эту дверь. Я, Акулов, за то чтоб послать за черепом Кархана.
   - Вы ему доверяете?
   - Пока да. А спецназ неизвестно выживет ли там, я уже не говорю про то, найдут ли они череп или оружие Мак-Мак. А вот Кархан и эти его псы выживут и задание выполнят.
   - Будь по-вашему, майор, я доверяю вашему инстинкту.
  
   Этой же ночь на плацу в школе контрразведки при свете прожекторов шла подготовка к новой экспедиции Кархана. Штольц прохаживался перед командой Кархана:
   - Господа пираты, уважаемы джентльмены удачи! Я обещаю, что это последний раз, когда я к вам обращаюсь с просьбой. Мне нужно, чтоб вы отправились в леса угрюмов. Мы знаем, что это опасная местность, населенная дикими племенами нами не изведенная. Но спутник, показал что тот, кто похитил череп вождя скифов, везет его туда. Мы не знаем, кому Гальмонт передал этот череп. Но это не так важно. Главное, что если этот череп является ключом к сокровищам атлантов и мощному оружию Мак-Мак, то я хочу иметь его у себя. В своем секретном хранилище. Поэтому четко ставлю цель: привезти череп скифа или уничтожить его на месте. Нельзя допустить, чтобы он остался в чужих руках. Кроме корабля, который я вам обещал, каждый из вас получит надел земли, дом и кругленькую сумму на счету в банке. Решайте! На задание идут только добровольцы.
   Пираты вопросительно смотрели на Кархана.
   - Братва, я иду за черепом. Скажу вам честно, я обещал. Но скажу вам еще больше: я видел, как магические скрижали, попав в руки идиотов, смели с лица земли целый город. И алхимик Ганеру ценой своей жизни предотвратил планетарную катастрофу. Братва, я иду в леса угрюмов, зная, что могу оттуда не вернутся. Как написано было на нашем корабле: "один из тысячи познает умом и сердцем, зачем он здесь".
   - Эх, была не была! - ухнул боцман Бимс. - Наверное, не судьба мне умереть своей смертью на кровати в кругу жарких любовниц. Я с тобой, капитан!
   - Капитан, жена подождет, а дочке в Чебоксар я сувенир у угрюмов куплю и вышлю по почте. Она будет только рада новым подаркам, - сказал юнга Левентик.
   - Капитан, люблю разочаровываться по жизни. Я такой вот чудак. Я с вами! - и доктор Буртик мило улыбнулся.
   - Мы с тобой, капитан! - сказали братья Ушбон и Шверт.
   - А я что, рыжий? Я один тут не останусь, - присоединился к ним Ночной Ангел.
   - Значит, боекомплект и сухой паек на весь экипаж, майор Штольц! - весело крикнул Кархан.
   Майор пустил в небо белую ракету, и из ангара на плац выехал броневик-амфибия, новая модель. Люк на башне отодвинулся, и оттуда показалась принцесса Ойкумена:
   - Капитан, садитесь надо ехать.
   - Ойкумена, что вы здесь делаете? Вам нельзя с нами ехать. Вам лучше остаться тут. Стрелы угрюмов пробивают толстые кольчуги, и от их ядов бывают галлюцинации.
   - Я императорская особа, и мне самой решать, что для меня лучше, а что нет!
   Штольц отвел Кархана в сторону:
   - Она едет с тобой. Глаз с нее не спускай. Иначе сначала полетит твоя голова, потом моя и Теофраста, а потом и министра Сен Жука. А по-другому ее отец император не согласился отпустить ее с тобой в поход. Умеет же она уговаривать! - и Штольц хлопнул капитана пиратов по плечу.
   - Братва, всем на броню! Едем! - приказал Кархан.
   Пираты забрались на броневик.
   - Извините, Ойкумена, подвиньтесь, пожалуйста. Я знаю, что вы благородных кровей, но дайте мне, старому волку боцману Бимсу, порулить этой амфибией.
   - А потом и мне, - влез юнга Левентик, надевая на себя шлем танкиста.
   - Отчаливаем! - сказал Кархан и махнул рукой.
   Броневик, пустив облако едкого дыма, скрылся с плаца школы контрразведки в темноте южной ночи.
   Через несколько минут за вокзалом раздался мощный взрыв.
   - Штольц, мне на мобильный пришло оперативное сообщение: взорвали банк Коктебеля, - Теофраст показал сводку.
   - Не может быть! Ну и ночка у нас! Кто же это мог банк Коктебеля взорвать? Опять начальник полиции У что-то упустил.
   Броневик-амфибия с пиратами ехал по улице, когда ему навстречу выбежали отстреливающиеся от улан пираты Амилы. Увидев Кархана и других пиратов, сидящих на броне, они замахали руками.
   - Братва, стой, братва! - крикнул Нельсон Сатана. - Возьмите на борт.
   - Подпиши пиратский договор, что обязуешься выполнять все мои распоряжения и поступаешь на год под мое командование, - ответил Кархан.
   - Это шантаж! - отстреливаясь от улан, запротестовала Амила.
   - Левентик, дай газу, мы уходим, - приказал Кархан.
   - Стой, стой! Я подпишу! - Нельсон Сатана на бегу поставил крестик на договоре, протянутом ему боцманом Бимсом, и крепкие руки пиратов затащили его на борт броневика.
   - Подождите! И я подпишу! - заорал Йоркшир-Потрошитель, за ним Маменькин Сынок.
   - Предатели! - Амила отбила атаку двух улан, Синяя Борода опрокинул всадника вместе с конем на пыльную землю. - Кархан, давай договор, мы тоже подпишем! - крикнули Амила и ее телохранитель Синяя Борода.
   - Ушбон, дай из пулемета очередь по уланам - только по верху, никого не убей, - распорядился Кархан.
   Уланы, споткнувшись о пулеметный огонь, придержали коней и скрылись за углом одного из домов.
   Когда вся команда Амилы сидела в броневике, Левентик, поменявший за рулем боцмана Бимса, дал газ и пираты выехали за стену города, разбив на своем пути терминал таможни. Броневик летел по старой римской дороге в сторону лесов угрюмов.
  
   Акулов, остановив военный джип, возле вокзала и выскочив из машины, схватил под узды лошадь улана:
   - Слушай солдат, что это в городе за пальба?
   - Отпусти коня, гражданский, а то зарублю! - грозно ответил улан.
   Акулов показал удостоверение контрразведки.
   - Знатный мандат! - солдат сразу присмирел. - Жулики тут залетные пытались банк Коктебеля взорвать. Банк-то взорвали а золота там уже давно как нет.
   - А где золото?
   - Все ушло на подавление мятежа кабанов и оснащение армии императора против Редьки Гунна, - ответил улан.
   Запел горн. Улан, услышав команду сбора, ускакал.
   К Теофрасту подошел Штольц.
   - Штольц, вы хотите спасти мир от катастрофы, а завтра нам могут не заплатить зарплату. В банке Коктебеля нет золота.
   - Теофраст, в наше время золото давно уже потеряло свой блеск и многое не решает в нашем мире. Лучше смотрите на звездное небо над головой. Оно такое прекрасное!
   И пока офицеры контрразведки смотрели в небо, спутник-шпион передавал Кархану маршрут черепа скифов.
  

86

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"