Вейцель Леонид Иосифович: другие произведения.

Тайна головы Скифа часть 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Часть V

  
  
   На заброшенном полустанке в лесах угрюмов царило оживление. Стоял поезд, сброшенный под откос Редькой Гунном и восстановленный солдатами императора Августа. Он был захвачен как боевой трофей. И император планировал на этом транспорте въехать в Коктебель и выскочить на перрон на белом коне Буцефале. На полустанке кипела жизнь: угрюмы торговали, а гвардейцы Августа меняли трофеи на семечки, сыр, графины крепкого самогона, украшения из древесной коры и яркие цветастые большие платки.
   По углам слышался игривый визг угрюмок, кокетничающих с гвардейцами. Играли гармонь и балалайка, а вдалеке слышались звуки трубы и даже рояля.
   Император из своего шатра взирал на весь этот базар. Эта область империи, резко отличавшаяся от столицы Коктебеля и его окрестностей, была ему незнакома. Поэтому Август с большим интересом изучал местный быт и нравы.
   Курк в поклоне приблизился к императору Августу:
   - Король, разрешите вас поздравить с триумфом.
   - А, это ты, Курк... Как твой купленный титул индийского принца? Неохота поменять на какую-нибудь безделушку?
   - Я, ваше императорское величество, всегда ценил ваше чувство юмора. Но я тут совсем по другому вопросу. Не могли бы вы разрешить нам, партизанам, вон в том разрушенном бараке устроить тризну по нашему славному герою графу Арвиду, отдавшему жизнь в борьбе за империю и славный город Коктебель? Он и его холопы отчаянно сражались у Дундама, пытаясь разгромить войска Редьки Гунна и изгнать захватчика с наших исконных земель.
   - Ну, что же, героям надо воздать по заслугам за их подвиги, - император Август расправил плечи и встал с походного трона. - Не правда ли, Сен Жук?
   Только сейчас Курк заметил, что в углу шатра сидел Сен Жук. Он пил кофе и раскладывал пасьянс, не обращая на Курка никакого внимания.
   - Император, ваше слово - закон. Героям надо воздать по заслугам, - ответил Сен Жук и добавил: - А также барону Фабиану Фиванскому. В Коктебеле его будут допрашивать лучшие сыщики контрразведки. И он им должен будет дать разъяснение, почему оставил позиции и куда пропал во время атаки.
   - Непременно, я все передам барону, - Курк склонился в реверансе.
   - Справляй, Курк, тризну, только знай: мы тут долго не останемся. Коктебель ждем триумфа. Завтра утром мы уходим из славных лесов угрюмов домой, - сказал Август и повернулся к своему министру: - Сен Жук, что ты там все один сидишь? Дай в дурака что ли порубимся?
   - С превеликом удовольствием, император.
   Гвардейцы, охрана императора, опустили перед носом Курка полог шатра и преградили путь винтовками со штыками. Курк понял, что это конец аудиенции. Смиренно, в реверансе, пятясь задом, он удалился.
   На полустанке, в заброшенном зале ожиданий, головорезы графа Арвида зажгли факелы и расставили длинные столы. Эскадрон, отправленный бароном Фабианом Фиванским на разведку, вернулся и доложил, что Редька ушел за границу, по дороге бросив пушки, разбитые телеги и награбленное добро угрюмов. Туда сразу же помчались, загоняя своих пони, три деревни угрюмов.
   Разведчики привезли Курку ящик, на котором было написано: "Граф Арвид. Личный багаж". В нем лежали изорванный фрак графа, трость и помятый цилиндр.
   Курк погладил трость и примерил цилиндр. В этом наряде граф хотел получить нобелевскую премию.
   "Ну, что, может это и к лучшему, что он наконец-то погиб в бою... - рассуждал Курк. - Теперь я стал директором этого преступного синдиката. Надо думать, что делать дальше".
   Курк посмотрел на улицу - была уже ночь. Он махнул рукой Модесто, чтобы тот начинал ритуал поминовения героя сопротивления графа Арвида.
   Столы бандитов ломились от богатой закуски, купленной и обменянной у угрюмов. На столе стояли бутыли с темным, похожим на мыльную воду самогоном.
   Курк собственноручно внес портрет графа Арвида и поставил его возле лакированного закрытого гроба, за крышкой которого, прикрывшись цветами и венками, сидел барон Фабиан Фиванский и от всей души рыдал по своему приятелю графу Арвиду.
   Курк взобрался на мини трибуну, сколоченную на скорую руку головорезами. Подняв руку, он попросил тишины и, задумавшись, туманно посмотрел в притихший зал.
   - Друзья, мы собрались по трагическому поводу. В неравной борьбе с зомби погиб граф Арвид. Он заменил вам отца и мать, он стал вашим духовным лидером, придав новый смысл вашему жалкому существованию, дав вам новую религию. Религию удачных людей. Но безжалостные зомби разодрали его в этой забытой деревушке у крепости Дундам. Помню, как-то граф Арвид сказал мне: "Ты Курк, индийский принц, - моя правая рука и левая нога. Ты гениальный малый! Что бы я без тебя в своей жизни делал!"
   После этих слов Курк выдержал долгую паузу. Из его глаз лились слезы. Бандиты как по команде вытащили громадные белые платки, также вытирая слезы и громко сморкаясь.
   Плакали все. Бывший кассир бандит Роже. Одноногий бандит Равиго, ногу ему откусила акула в аквариуме, когда он там работал. Плакал стокилограммовый бугай Деде Сардина. Одетый во все красное Кровавый Боб и одетый в поношенный фрак лорд Ха-Ха из Талды-Кургана в пенсне, с пулеметными лентами на груди. На поясе у него висели лимонка, пистолет и нож. Громче всех выводил трели бандит Тарелли. Его успокаивал, гладя по голове, одетый в форму швейцара бандит по кличке Батя.
   Граф Арвид молча взирал с портрета. Он романтично вглядывался в глубь зала.
   - Ну, братья, поднимем чарки за душу графа! - остановил этот поток слез Курк.
   Бандиты молча подняли бокалы, кружки, чашки, залпом выпили и сели за стол закусить. И тут начались рассказы о том, каким классным парнем был граф Арвид. И пошло, и поехало! Бутыли самогона сменяли друг друга, как порции.
   Пир протекал шумно. Здание ходило ходуном, стены и окна дрожали. Гвардия императора с удивлением взирала на эту тризну. Король Август, сидя в шатре с Сен Жуком, тоже удивлённо смотрел на горящий всеми огнями барак, бывший зал ожиданий. Шум от него нёсся такой, как будто там собрали всю дикую стаю бандерлогов из зоопарка Коктебеля.
   Бандиты танцевали, били стаканы об пол, бутылки об свои головы, а потом об головы друг друга, танцевали, боролись и даже дошли до соревнований по армрестлингу. Пироги угрюмов летали по всему залу, веселье было в полном разгаре. Курк, сидя в кресле, благосклонно смотрел на эти шалости. И думал о своем будущем, о том, как он применит потенциал этой банды в мирной жизни.
   Как раз в самый завораживающий момент, когда бандиты собирались поднять на стуле Курка и провозгласить его своим новым признанным главарем, за дверьми зала раздался дикий крик. Такой пронзительный, что все бандиты разом остановились и застыли в страхе глядя на дверь.
   Это был поток самых отборных ругательств. Дверь с шумом отворилась, и в зал вошел обмотанный зелеными водорослями и облепленный грязью человек. С его головы спрыгнула лягушка, а с рук капала мерзкая болотная тина. Но это был не кто иной как граф Арвид собственной персоной.
   Бандиты перестали громко чавкать, перемалывая своими челюстями жареных цыплят. Они перестали пить самогон и есть пироги угрюмов. В зале воцарилась мертвая тишина.
   - По кому проходят эти поминки? Я надеюсь, по моему дружку Курку?.. - сказал граф Арвид, продвигаясь к главе стола через строй головорезов.
   - Граф, это вы? Не может быть!.. - выскочил ему навстречу барон Фабиан Фиванский.
   - Барон, вы всегда задаете дурацкие вопросы! Дайте лучше что-то выпить.
   - Это он!.. - зашептали бандиты. - Он собственной персоной. Не погиб отец родной!..
   Барон поднес графу чарку с самогоном.
   - С благополучным возвращением с того света, граф!
   - Это что? Шампунь? Ну да ладно! За ваше здоровье, головорезы! Мои ящеры юрского периода! - он потрепал по толстой щеке Деде Сардину, измазав его грязью, и одним махом выпил содержимое.
   - Ну что затихли? Радуйтесь, я жив!..
   И дикий радостный рев пьяных глоток потряс округу.
   С удвоенной энергией бандиты принялись плясать и веселиться. Появились ведра с водой и мыло. Графа отмыли, переодели в сухую одежду. Теперь он восседал во главе стола рядом со своим портретом и вкушал прелести угрюмовской пищи.
   - Скажу тебе, Курк, честно... правда, ты не рад меня видеть... чертовски приятно жить, пить вино, вкушать яства... и смотреть на твою кислую рожу!.. И на рожу вот этого барана барона Фиванского! - Что, Курк, хотел использовать мою корпорацию в своих гнусных целях типа фирма гробокопателей? Вот тебе, нюхай! - и граф скрутил смачную фигу и подсунул Курку под нос, не забыв на фигу плюнуть.
   - Но как вам это удалось, граф? Мы думали, вас разодрали в клочья дикие зомби... Что произошло? - с подобострастием спросил его секретарь Модесто.
   - Я уплыл от них по течению. Шесть часов сидел в каком-то болоте. Сидел и мерз, весь голенький. Как скандинавский тролль. А одежду пришлось выбросить на берег, чтобы повести зомби по ложному следу.
   Граф с аппетитом чавкал жареными цыплятами и пил самогон угрюмов.
   - Ну, Курк, ну молодец! Одно ты умеешь делать - организовывать похоронные процессии. Может, это точно твое призвание. Эй, жулики, шире улыбку, золото атлантов от нас не уйдет!
   - За золото атлантов. За лучшую жизнь! - подняв бокалы, кричали головорезы и, выпив, решительно разбивали их о головы друг друга.
  
   Они гуляли до утра. А утром, уставшие, хмельные, они погрузились в последний вагон эшелона императора Августа. И пока поезд их вез в Коктебель, они спали вповалку со счастливой улыбкой на губах. Их руководитель граф Арвид жив и он их поведет к светлому будущему! А по дороге к этому будущему можно чуток и поспать. Не спали только трое.
   Граф Арвид, пытающийся придумать новую аферу, которая принесет ему много денег. Барон Фабиан Фиванский, пишущий объяснительные для императора Августа, нервно рвущий и комкающий бумагу. Ошметки этой бумаги падали на головы громко спящих головорезов. И конечно не спал Курк, принц индийский, ворочаясь с боку на бок. Он окончательно решил порвать с графом Арвидом. Но он также хотел и отомстить ему за все унижения, но не знал, как это сделать.
   Вот так они и ехали в Коктебель. Каждый думал о своем под мерный убаюкиващий ход поезда.
  
   Туз, в черных очках, с маленькой французской бородкой, одетый в костюм индейца прерий, стоял на полустанке и ждал поезд императора. Писарь из главного штаба был подкуплен за полмешка золота и в точности передал мутантам маршрут, по которому будет продвигаться поезд императора, указав в каком вагоне эшелона будет спать Август. У мутантов было достаточно времени, чтобы подготовить покушение. Туз все просчитал, спланировал и дал операции романтическое название - Рухнувший дуб. Длинные волосы Туза были зачесаны назад, ковбойская шляпа скрывала его хищный нос-клюв, сапоги с каблуками нервно выбивали такт. Поезд императора Августа подходил к полустанку. Рядом с Тузом дремал Арбакль, продавец хот-догов. Балабос в панаме с тележкой для мороженого и холодных соков сновал туда-обратно. Поезд приближался. Монтариф, прикрывший боеприпас своим пончо, мрачно курил сигару, дымя наперегонки со старым паровозом. Мутант Винт готовил мину для подрыва рельс с двух сторон. Нужно было отрезать пути отступления для Августа.
   - Сделай дело быстро, и будем спать спокойно! - сказал Туз.
   - Разве мы сможем убить императора? С ним едет целая его армия! - засомневался Балабос.
   - Не создавай панику, Балабос! - и Туз ударил рядом с ухом Балабоса кулаком, согнув железный столб. Столб, согнувшись, упал на макушку головы Арбакля, но Арбакль не проснулся, продолжая и дальше безмятежно дремать на полустанке. Ветер катил по полю колючие кусты.
   Поезд, громко скрипя колесами, остановился на полустанке в часе езды от Коктебеля.
   - Горячие сосиски, хот доги! - кричал проснувшийся Арбакль.
   Его целью было как можно больше отвлечь на себя внимание.
   С поезда на полустанок посыпались солдаты охраны императора.
   - Пирожки, пирожки, горячие пирожки!
   - Хот доги, собачьи сосиски! - закричал Арбакль, отдав на съедение солдатам бесплатную закуску, что сразу создало затор на перроне. А сам, сняв фартук, вместе с другими мутантами проскользнул в поезд сквозь сбежавший за пирожками караул.
   Мутанты проникли в поезд и быстро двинулись в сторону вагона императора.
   - Балабос, Арбакль, вот вагон Августа! - остановил их Туз. - Где Азиз?
   - Он на крыше, - прикурил от динамитной шашки Монтариф.
   - Туз! - голова Азиза свесилась с крыши поезда, и пурпурный плащ развевался, как накидка супермена. - Я, кажется, нашел его вагон, но там никого нет.
   - Очень хорошо, он придет туда, и мы возьмем его тепленького. Шах и мат получит император Август. Мутанты, вперед, мы в шаге от победы! - скомандовал Туз, и вся бригада диверсантов влетела в императорский вагон.
   - Чтоб только мы сами не получили от него мат! - бурчал Балабос.
   Послышались шаги по коридору и звук посоха.
   - Это он идет, император Август. Всем рассредоточиться! - приказал Туз, и мутанты попрятались, кто где мог, внутри большого вагона.
   Сен Жук, держа в руках посох, постучался в купе императора.
   - Император Август, можно к вам?
   Дверь была не заперта, и в комнате царил бардак. Вещи Августа были разбросаны. Сен Жук почувствовал неладное. Держа посох, как шпагу, он медленно вошел в купе.
   И тут дверцы шкафа открылись, и оттуда шагнул Арбакль, одетый в мундир императора, с пистолетами в двух руках.
   - Пришла твоя смерть, король Август!
   Но Сен Жук, сделав выпад, произвел посохом два удара в солнечное сплетение Арбакля и в его лоб, и Арбакль, громко падая, повалил шкаф.
   В этот момент с окна в купе прыгнул Монтариф и, стреляя по всему, что движется, обстрелял вагон. Азиз Балабос с гранатами столкнулись в дверях. Гранаты покатились в тамбур и в конце вагона раздался взрыв.
   Сен Жук сидел в углу, сдирая с головы душистый белый парик. Он старался спрятаться так, чтоб ни осколки, ни пули не могли в него попасть. На перроне после взрывов началась беготня, клацали ружейные затворы. Из вагона императора повалил белый дым. И солдаты-гвардейцы бросились на выручку своему королю.
   - В чем дело, Сен Жук. Сен Жук, вы где ? Откуда такой дым? Сен Жук, отзовитесь! Вы живы? Солдаты сюда быстро! - кричал император.
   Август, разгоряченный после утренней пробежки, вытирал полотенцем лицо. Во время покушения его не было в поезде, он бегал по перрону, но, услышав взрыв и увидев дым, он поспешил вернуться к себе в вагон. Он знал, что там остался Сен Жук.
   И тут с потолка перед ним прыгнул Туз, держа в руках пистолеты.
   - В чем дело, ковбой? - удивился этой неожиданной встрече Август.
   - Молись, пришла твоя смерть.
   Август сложил руки у груди для молитвы и двумя своими кулачищами врезал Тузу по шее.
   Туз выбил окно вагона и вылетел на полустанок.
   Со всех сторон к поезду неслись солдаты вооруженной охраны императора. Увидев фигуры гражданских, убегающих от поезда по крыше и по перрону, солдаты и гвардейцы императора открыли огонь на поражение. Но никого не поразили.
   - Что случилось, граф? - спросил проснувшийся от шума Курк.
   Граф Арвид невозмутимо раскладывал пасьянс.
   - Наверное, было покушение на Августа.
   - Вы так равнодушно об этом говорите! - возмутился барон Фабиан Фиванский.
   - Барон, кто хочет занять трон после Августа? Не вы ли случайно? Так почему вас так расстроит эта случайная смерть короля?..
   - Срочно ко мне начальника охраны его императорской особы! - истерично размахивая париком, орал Сен Жук. - Как мутанты могли проникнуть в охраняемый поезд?
   - Не имею чести знать! - орал, приложив руку к каске, усатый полковник.
   - Я знаю, как! - кричал Сен Жук. - Охрана полетела доставать себе бесплатные хот-доги. Что расслабились? Думаете, война уже закончилась, если мы в часе езды от Коктебеля?! Быстро вызвать мне по воздуху консультантов по безопасности первых лиц государства.
   - Будет исполнено, господин министр! - и полковник побежал связываться с Коктебелем.
   Консультанты из элитного охранного агентства сидели в апартаментах императора в полусгоревшем вагоне.
   - Император Август, мы проверили данные отчетов и пришли к выводу об особой ценности вашей особы.
   - Я в этом не сомневаюсь. Это все, к чему вы пришли?
   - По статистике, выданной нам компьютером, вероятность вашего похищения и убийства очень высока. Девиз нашего охранного агентства гласит: "Ваше спасение в ваших же руках". Мы предлагаем вам интенсивную тренировку по стрельбе и рукопашному бою. В нее также входит бег с препятствиями. Мы также предоставим вам за умеренную плату пуленепробиваемые костюмы, парики, останавливающие осколки гранат, и уникальный боевой галстук. Легким движением руки вы раскрываете его, и он превращается в боевой нож. Уроки фехтования на ножах мы предоставим вам бесплатно.
   - Спасибо, господа, но я лучший фехтовальщик Коктебеля. Сен Жук, почему вы молчите? Сколько мне все это будет стоить?
   Сен Жук скорбно вздохнул.
   - Вы что хотите оставить меня без денег, но при параде?
   - Ничего не поделаешь, император. Но зато мы уже в столице империи. Коктебель ждет вас с цветами и музыкой. Красные дорожки расстелены по всему периметру вокзала. И ваш конь Буцефал гарцует и ждет не дождется ступить копытом на землю нашего города.
   - После триумфа я хочу поспать, Сен Жук.
   - Боюсь, вряд ли получится. Сторожевые корабли в космосе доложили о прибытии цивилизации кузнечиков.
   - Что, той самой, местонахождение которой расшифровал профессор Лемониус по изображениям на саркофаге мертвого скифа?
   - Да, мой император, той самой. Думаю, второй раз они будут более дружественны к нам, чем в первый. Оружие Мак-Мак агенты Штольца и Акулова не доставили. Так что будем надеяться, что прием пройдет нормально. Иначе мы сами их пригласили на свои головы.
   - Сен Жук, не будь пессимистом. Ты же мне говорил, что агентам известно местонахождение секретного мощного оружия.
   - Да, мой император, они нашли место. Но не само оружие.
   - Ладно, не волнуйся, мой друг. Мы подпишем с кузнечиками первый межпланетный договор о сотрудничестве. И станем, обретя мощного союзника, самой сильной империей на земле.
   - Аминь, мой император.
  
   Космическая станция Коктебеля сверкала огнями.
   - Открывайте двери! - громко крикнул профессор Лемониус, расчесывая маленькой щеточкой усы и бороду. Робот Соня достала пудреницу и припудрила лицо. Почетный караул работников таможни расстилал красные ковровые дорожки. Взвод автоматчиков крепил штыки к ружьям. А чиновники из министерства внутренних дел подкреплялись фляжками виски и жевали орехи. У выхода из карантинного отсека гордо заиграла шотландская волынка и запели трубы. Железные двери карантина медленно раскрылись. И взорам миллионов землян благодаря экранам телевизоров во всей красе предстала делегация кузнечиков. Кузнечики стояли стройными рядами, чуть покачиваясь на ногах зеленого цвета. Одеты они были в красочные просторные одежды. На поясе у каждого висел нож.
   - Какое поразительное сходство с людьми! - зашептал профессор Лемониус.
   - Но они не люди все-таки! Невооруженным глазом можно заметить различия, - сказала робот Соня.
   - Ты лучше посмотри, как я выгляжу! На меня смотрит полмира, хотелось бы выглядеть достойно, - поправил свой костюм-тройку Лемониус и, не снимая черных очков, вышел жать лапы кузнечикам.
   - Приветствую вас, дружественные инопланетяне!
   Чирикающим голосом кузнечик на человеческом языке произнес:
   - Я - Скич, главный посол нашей великой цивилизации. Мы прибыли к вам с мирными целями и дружбой. Разрешите мне передать посольскую грамоту вашему царю.
   Главный посол Скич сел на колено и передал посольскую грамоту в руки профессора Лемониуса. За послом на одно колено села вся делегация.
   - Вставайте, господа кузнечики, вставайте! Грамоту я принял! - Лемониус помахал журналистам рукой.
   В воздухе Коктебеля парили платформы со зрителями. Вокруг платформ носились белые патрульные корабли с личной гвардией императора. Кузнечики вышли к народу. Народ их встретил музыкой, бутербродами, горой пирожных и маленькими заботливо украшенными стогами из сена и незнакомой зеленой травки. Заиграла медленная приятная музыка, и профессор Лемониус показал кузнечикам горы угощений. Министры правительства полезли обниматься с послами цивилизации кузнечиков, чокались бокалами и пели песни.
   Сено кузнечикам понравилось. Они уплетали его за обе щеки. К бутербродам они даже не притронулись, от газировки морщились, а пирожные кузнечикам очень даже пришлись по душе. К концу банкета подали суфле из шампанского и сладкое вино.
   - Почему в честь наших гостей нет салюта? - удивлялись два министра - Кейслер и Шмейер.
   Захмелевший гвардейский полковник в красном мундире с серебряным аксельбантом дал команду:
   - Гвардия, салют!..
   Со всех сторон бабахнуло, и на кузнечиков сверху посыпались цветы. Кузнечики резво вытащили из-за поясов кривые ножи и ощетинились железом, как дикие дикобразы.
   - Это цветы, цветы! - кричали им земляне, жители Коктебеля.
   Улыбки людей, горы пирожных, и стога зеленой сочной травы на столах успокоили кузнечиков.
   - Я гений, - бубнил себе под нос Лемониус. - Как же мне это удалось? Главное - пустить в дело весь накопленный багаж знаний...
   Летучая гондола погрузила захмелевших послов в свои объятия. В роли гида выступал Лемониус.
   - Посмотрите на наш мегаполис, столицу чудес! Дома, вырубленные в скалах, большие торговые центры! Набережная - это большой кусок китайской стены, а вокруг - море иллюзия. Тонкий золотой шпиль - это башня космической связи. А вот здание, похожее на большую застывшую каплю воды, - это храм всех пришельцев, тут чужеземцы молятся своим богам.
   К Лемониусу подбежал пилот:
   - Профессор, мы вошли в грозовую тучу рекламы.
   - Как!.. - заорал Лемониус, схватившись за голову. - Быстро меняйте курс.
   - Она налетела неожиданно, мы уже в ней!
   В воздухе появились люди, они бежали по небу и обращались к пролетающим мимо.
   - Не подавайте им руки! - кричал профессор Лемониус. - Не реагируйте на них! Это рекламные вирусы. Не дотрагивайтесь до них, они будут преследовать вас повсюду, даже в кровати и ванне, и единственный способ от них избавиться - купить товар, который они рекламируют. Это современные вирусы потребителя. Если наше человечество погибнет, так это будет от рекламного вируса!..
  
   В Коктебеле оракул Шакран развернулся во всю. Переживший катастрофу в Мазде, бежавший от Редьки Гунна, он с Чуром и птеродактилем обосновался в городе. Они начали вести кружки самореализации и духовного роста.
   По городу были расклеены афиши выступлений оракула.
   Шакран давал лекции и научные консультации о колдовстве.
   Темы лекций были такие:
   Зачем вы держите фигу в кармане?
   Какие услуги может оказать личный демон.
   Почему демоны могут быть опасней домовых.
   Как вызвать и успокоить стихию.
   Учу снятию порчи и сглаза совершенно бесплатно.
   Народ так и повалил на курсы Шакрана.
   - Я не просто читаю вам доклады, - говорил своей аудитории оракул Шакран. - Я основываюсь на серьезных научных трудах антропологов и фольклористов.
   Публика, правда, попадалась разная.
   - Представляете, - говорил Шакран, - хвала и хула имеют одну и туже магическую силу.
   - Я не понимаю, как это может быть, - кричал кто-то из зала.
   - Если вы не знаете, молчите в тряпочку.
   - А что вы посоветуете от сглаза, если плеваться и стучать по дереву не помогает? - спрашивали слушатели.
   - Ну это же очень просто. Сложите фигу в кармане и пожелайте глазливому громко: "Жаба тебе в рот!" И этот ваш противник сразу же начнет кашлять и давиться. Вот вам и показатель магической силы.
   Шакран открыл курсы по изучению чакр и назвал свое бунгало - бывший склад консервного завода - гуманитарным институтом. Люди в помещение набились битком.
   - Садитесь на маленькие табуретки, - предлагал всем Кархан.
   - Чур, веди сюда ящера с копилкой!
   Злобный летающий ящер держал в своей пасти железную копилку, и зрители бросали туда деньги.
   - Чакра в переводе с санскрита - это колесо. Чакр всего семь, и каждая выполняет свою роль. Чур, если все заплатили, уводи ящера. Зажигаем пол, будем чистить чакры, дорогие мои жители Коктебеля.
   От костров и факелов сделалось смрадно и жарко. Вдруг в бунгало влетели юноши, играющие в барабан и бубны. Слабонервные начали глотать валидол, но никто не уходил.
   И тут на сцене появился Шакран. Он поднял руку, и публика затихла. Он был одет во все черное. На голове у него был римский шлем, отклеить который так и не удалось. Голова при этом словно витала в воздухе.
   - Что это за время такое пришло, время, в котором мы живем?! Сокращения на работе. Задержки в зарплате. Инфляция и большие кредиты. "Что будет завтра?" спрашиваете вы себя. Как жить? И что делать? Кризис в нашем мире. И мы те, кто первыми от этого страдают. Страдает наша психика. Вы в депрессии, вы в состоянии стресса. И как с этим бороться? Жертвуйте в мое консервное бунгало, в мой гуманитарный институт, и я скажу, как с этим бороться.
   - Чур, выводи юношей с копилками. Выноси товар, Чур! - подавал команды Шакран.
   - Покупайте мой чудо-бальзам. Пейте мой чудо-напиток, антикризисный квас. Два стакана утром и два стакана вечером. И я открою вам тайну.
   Народ замолчал.
   И Шакран, понизив голос, зашептал со сцены.
   - Кризиса нет... - Народ ахнул в свете дымящихся факелов. - Он сидит у вас в голове, этот кризис, но достаньте его из головы и выкиньте, как ненужную вещь. - И Шакран сквозь темноту протянул руки, его пальцы зашевелились, как щупальца кальмара. - Вот он, я нащупал в ваших головах кризис. Я нашел его. Какой он мелкий и гадкий, обросший паутиной! Смотрите на огонь, дышите глубже. Вот я его вытаскиваю и кидаю в огонь. -На полу вспыхнуло большое пламя. - Вы видите, вы дышите свободно, ваш кризис сгорел в огне! А теперь все вместе со мной! Кризиса нет. Я вышиб из вас энергетическую пробку. Вы стали счастливы. А за счастье и хорошее настроение надо платить. Кладите свои денежки вот в эти копилки. Не жадничайте, люди!
   И Шакран спрыгнул вниз, в публику. Народ пошел за ним, началась давка, быстро переросшая в драку.
   Шакран успел отбежать в сторону к кулисам.
   - До чего же они венозные, Чур! И как им нужен кислород! Что у нас сегодня за улов?
   - Не густо! - Чур тащил на себе тяжелую копилку.
   - Чур, не забудь покормить ящера свиной отбивной!
   На этом представлении присутствовал Туз.
   Во время драки, в которую вовлеклись все зрители, он захотел поговорить с Карханом, и незаметно пробрался в вагончик, где жил Кархан за территорией бунгало.
   Ящер грозно зашипел при виде Туза, но взмахом руки Туз успокоил его. Монтариф и Балабос шли за Тузом как тени.
   У вагончика в свете прожекторов оракул Шакран давал интервью телевидению.
   - Мои экстрасенсорные способности раскрылись случайно. Меня смертельно укусил в нос ядовитый комар. И в процессе болезни я вдруг начал видеть картины будущего и прошлого. А потом я резко выздоровел и пошел на поправку.
   - Так, может, этот комар был разносчиком вируса нильской малярии? - задала вопрос девушка-журналист.
   - Нет, это был особый комар. Это комар открыл мне истинный путь. За последних пять лет я прочитал триста богословских трудов, огромное количество диссертаций и убедился, что все они принуждают нас к выводам, которые нужны им. Они говорят нам: вы заблуждаетесь. А я говорю им: мне не нужна мораль и этика. Я хочу свободы нашего сознания.
   - Почему вы так уверены в своем учении? - спросила журналистка.
   - Это же очевидно! - без сомнения ответил оракул Шакран. - Потому что оно правильное.
   В темноте перед Шакраном предстал Туз. Тут же к своему оракулу подскочил Чур и еще несколько парней с тяжелыми дубинами.
   - Постой, Чур, это пришли со мной поговорить. Чего тебе надо, Туз?
   - Откуда ты знаешь, как меня зовут? - удивился Туз.
   - Я не просто мошенник, собирающий деньги, я обладаю магической силой, которую использую на собственное благо. И вы, мутанты, хотите вашу силу использовать только на свое благо. Значит, мы с тобой где-то схожи.
   - Я пришел заключить с тобой союз, Шакран. Я ищу силы изменить власть. Построить новый мир. Присоединяйся к нашим подпольным бригадам. Вместе мы перевернем Коктебель сверху вниз! - Туз с надеждой ждал реакции Шакрана на предложение о совместной борьбе.
   - Туз, мой тебе совет. Я не играю в ваши игры. Мой тебе совет: уволь своих боевиков. Набери ребят из провинции и начни, как я, собирать деньги. И сними свои черные очки, Туз, ты в них ничего не видишь.
   - Тебя послушаешь, Шакран, так даже мне хочется таблетки глотать. Что за отрицательные прогнозы ты говоришь людям? Как будто мы живем в последние дни...
   - Будут изменения, Туз. И другой жизни тут не будет. И даже не климат этому будет виной.
   - Вот, Шакран, от твоих мыслей я хочу жрать валидол килограммами!
   - Не смотри так узко на мою идею. Это один из способов заработать деньги, дав людям что-то новое. Вливайся, Туз, в мои ряды, и я научу тебя, как обеспечить себе жизнь из храма консервных банок.
   - А может, ты с нами пойдешь, Шакран?
   - Нет, Туз, с вами денег не заработаешь, а только в тюрьму сядешь и по-быстрому. Извини меня, мутант, мне надо спать, набираться сил. Завтра опять представления и работа с паствой.
   С этими словами Шакран в окружении Чура и других охранников удалился к себе в вагончик.
   К себе в штаб Туз возвращался в плохом настроении. За ним шли Балабос и Монтариф.
   - Какая же мерзкая жаба этот Шакран! И оскал у него звериный! Своим враньем он пользу людям точно не принесет, - сделал вслух свое заключение мутант Туз.
  
   Просидев целый день в засаде в торговом центре в пирамиде Хеопса, сыщики решили снять наблюдение. Один из информаторов передал им, что Туз и его банда должны крутиться в этом центре, чтобы закупить маскарадные костюмы для одного из своих дел.
   - Штольц, заскочим в буфет, а то я проголодался. Сделаем по-быстрому пару пончиков с мясом и чайник жасминного чая.
   В кафе под названием "Буфет" народу было немного. Но за одним из столиков сидели двое. Это были мутанты Туз и Балабос.
   - Туз, я устал. Я намерен завязать. Все эти погони, перестрелки... Всю жизнь свою молодую я провел в подполье. Здоровье у меня уже не то. Хочу пожить как человек. Меня уже не хватит на этот последний рывок к светлому будущему.
   - Балабос, это саботаж, - зашипел ему на ухо Туз.
   Сыщики не ожидали, что в этом кафе они встретят тех, на кого охотились в соседнем помещении.
   - Акулов, смотри, - дернул его за рукав рубахи Штольц, - вот именно тот, кого мы ищем.
   - Да, на ловца и зверь бежит, Айвен. Сейчас мы их быстренько оприходуем. Долго же я ждал этого момента истины!
   Держа в карманах заряженные револьверы, они медленно окружали мутантов.
   - Атас!.. - зашипел Туз. - На наш след напали легавые!
   Сыщики с двух сторон подошли к столику, за которым сидели мутанты.
   Балабос поднял голову и грустно посмотрел на сыщиков.
   - Вы меня арестовываете?
   - Сначала кое-что спросим, - предупредил Балабоса Штольц.
   - Я сразу вам скажу, что ничего не знаю, - быстро ответил им Балабос.
   - В наших лабораториях и не таким, как ты, языки развязывали. Туз, предупреждаю: не дергаться.
   Акулов вытащил наручники и застыл. Его тело налилось свинцовой тяжестью.
   - Штольц, что это?
   - Это гипноз, Акулов. Держись! - зашипел Штольц. Он весь напрягся, стараясь порвать невидимые путы. От усилий на его лбу выступили капли пота.
   Балабос сидел неподвижно, высунув наружу язык.
   И тут за столом, где сидели два мутанта, появились две мухи.
   - Акулов, стреляй, не дай ему улететь!
   Официант кафе, не понял, что произошло. Он видел только двух типов, корчащихся с оружием и наручниками в руках. А клиентов, которые должны были заплатить, и след простыл. И только две большие гигантские мухи сидели на столе. Официант включил сигнализацию, вызывая полицию. Противно зазвенел звонок. Полицию бежала в кафе ловить преступников. Люди в панике побежали из кафе. А официант открыл окно и полотенцем прогнал со стола двух больших мух.
   - Ух, какие здоровые, величиной с птицу. Не иначе, как мутанты! - сказал официант и был недалеко от истины.
   А мухи с быстротой молнии ринулись в окно, улетая на свободу.
   Сыщики, вытащив револьверы, стреляли в жужжащих мух.
   Люди легли на пол. А полиция и охрана торгового центра налетела на Штольца и Акулова, скрутила им руки и отобрала пистолеты.
   - Вот, гады, ушли! - грохнул кулаком по столу Акулов.
   - Акулов, от нас еще никто не уходил. Ребята, полегче! Контразведка Коктебеля. Удостоверение в левом кармане брюк, - сказал Штольц полицейским и охранникам.
   Недоразумение на этот раз было улажено. Сыщики контрразведки жали руки полиции и охране, благодаря официанта за бдительность. Но чувство недосказанности у сыщиков все равно присутствовало.
  
   Во дворце императора готовились к праздничному балу в честь победы на захватчиком Редькой Гунном и в честь делегации кузнечиков. Граф Арвид решил сам отпраздновать свою сделку с Редькой Гунном. Для этого он приехал в казино, чтобы чуток поиграть. С помощью барона Фиванского он отправил на базы Редьки в лесах угрюмов танки и еще несколько тонн вооружения. А барон все это списал как потери в войне.
   - Кто будет считать, пока раны еще не зализаны! - уверял его граф Арвид, поглаживая орден, полученный за партизанскую войну.
   Редька не обманул, прислав на счет графа Арвида из другой страны денежный перевод. Конечно, это было меньше, чем танки стоили на самом деле. Но граф был рад. При том сегодня утром он получил письмо от некого А. А в конверте - такие фотки с Ойкуменой и пиратом Карханом, ну просто пальчики оближешь! Их только и печатай на первых страницах желтой прессы. "Да, - думал граф, разглядывая фотографии, - не теряли люди время в лесах угрюмов, отдыхали по полной!"
   Зал казино играл огнями. От такого блеска граф даже зажмурился.
   - Какие люди! Граф, а я уже и не думал встретить вас!
   Граф Арвид разлепил глаза. Перед ним стоял владелец казино оракул Шакран. На голове его блестел бессменный головной убор - шлем римского воина.
   - Граф, вы помните тот незабываемый вечер в лагере Редьки Гунна?
   - Тихо вы, оракул, зачем так кричать! Не забывайте, я герой сопротивления. Это с моей помощью враг отступил за пределы империи. Вот вас я точно не ожидал тут увидеть. Вы же вроде бы занимаетесь развитием духовного роста?
   - И духовного, мой уважаемый граф Арвид, и материального! - игриво хлопнул его по плечу оракул Шакран. - Одно другому не помеха. Жалко, я вам не погадал на ваше будущее. А Редьке я сказал, что он будет императором. И вроде бы я не ошибся.
   - Оракул давайте не будем вспоминать темные стороны прошлой жизни! - граф Арвид решил избавиться от оракула Шакрана. - А где бывший хозяин казино?
   - Теперь он у меня в пастве - адепт новой религии. И все имущество он передал нам вместе с чужими долгами. Чур, принеси долговую книгу, там я видел имя нашего многоуважаемого графа.
   Чур притащил здоровую книгу и раскрыл ее перед оракулом. Оракул, послюнявив палец, полистал страницы и склонившись над книгой столкнулся лбом с графом Арвидом, так же внимательно изучавшим долговые списки.
   - За вами должок, граф! - ткнул пальцем в строку с большой суммой оракул Шакран.
   - Я человек чести! Если должен, то верну, оракул. И давайте закрывать эту книгу.
   Граф свистнул и махнул рукой. От стойки бара нехотя оторвались Курк, вальяжно пьющий кофе, и барон Фабиан Фиванский, уплетающий за обе щеки огромный бутерброд.
   - Мы еще можем отыграться, оракул. Курк, готовь деньги, барон, доставайте брильянты. Сегодня ночью будет большая игра.
   - Хотите я вам погадаю, выиграете вы сегодня или нет? - участливо спросил его оракул.
   - Идите в баню, оракул Шакран! Не портите людям настроение.
   - Граф, вы не боитесь, что мы проиграем? - лепетал, снимая бриллиантовые запонки, барон.
   - Я играю в карты с самого детства, барон. Я не люблю работать. В моей семье вот уже пятьсот лет никто не работал. А чтобы жить красиво, пришлось овладеть ремеслом шулера. Это тяжелая работа, барон! По пять-шесть часов в день тренировки. Сейчас сыграем в покер для разминки, а потом королева казино - рулетка! Не дрейфь, барон Фиванский! Я знаком с дилерами, они даже немного подкуплены мной и моим обаянием.
   - Граф, но я слышал другое. Кто играет в казино, тот проигрывает! - настаивал на своем Курк.
   - Курк, проигрывают только профаны, но не жулики. Так, покер отменяется! Рулетка, вот она - вершина мастерства.
   - Граф, но как мы будем играть?! Везде охрана и камеры слежения, -не унимался Курк.
   - Курк, отвлеки дилера, я подменю шарик одним незаметным движением руки.
   - Граф, поскорее бы вы выиграли! Какое это приятное чувство - бежать с охапкой денег, пока их у тебя не отобрали... - мечтал барон Фиванский.
   За столом кипели страсти. Люди возбужденно кричали, нервно тусуя фишки и кидая их на зеленое сукно. Вокруг графа фишки вырастали в причудливые пирамиды, а потом таяли. В высокие башни и опять мельчали.
   Курк нервно сопел над ухом графа, жадно глотая дешевое виски.
   - Граф, надо срывать банк и бежать, пока вы не проиграли свои последние штаны.
   - Курк, не торопи события. Шарик мы уже подменили. Теперь я жду, пока у крупье не соберется астрономическая сумма. И тогда...
   - Что тогда, граф?.. - в истерике завыл Курк.
   - В носок моего ботинка встроен микропроцессор. На нужной мне цифре этот шарик затормозит. И это все легким нажатием моего большого пальца ноги. И тогда мы сорвем банк и делаем ноги.
   Наконец на столе оказалась приличная сумма.
   - Курк, как ты оцениваешь эту крутую гору фишек? - указал на нее пальцем граф как полководец перед битвой.
   - В пару миллионов, граф.
   У графа жадно заблестели глаза, и он аккуратно поставил фишки в центр. Крупье крутанул шарик и десятки глаз были прикованы к этому бегу.
   - Ну же, граф, ну же... Не тяните! - стонал барон Фиванский, забыв о голоде и жажде.
   Граф незаметно нажал пальцем на процессор, замедляющий бег шарика. И шарик закрутился в лунке нужной ему цифры.
   - Ура! - заорал Курк и в азарте прыгнул на ботинок графа. В ботинке что-то хрустнуло. Шарик, словно ракета, вылетел из лунки и приземлился в другом месте, на другой цифре.
   - Идиот! - только и смог выдавить из себя граф Арвид.
   Еще минуту назад он был на вершине успеха, предвкушая как будет кутить на свои миллионы. Лихие застолья, цыганский хор, тройки лошадей, девицы из оперетты... А сейчас его голова уткнулась в сукно игрального стола.
   - Спасибо, граф Арвид. Казино всегда радо видеть таких гостей. У вас была отличная игра. В следующий раз вам повезет больше. Половину долга я вам списал, половину вы отыграли. Приходите еще, мы будем очень рады вас видеть.
   Хозяин казино, оракул Шакран в белом греческом хитоне увешанном бриллиантами, пожал графу Арвиду руку, сверкая начищенным шлемом римского воина.
   - Такси за наш счет. Куда вам?
   - Во дворец, - прошептал граф. Он вцепился зубами в бутылку с виски и отхлебывал из нее маленькими глотками.
   - Жаль, что меня туда не пригласили, но ничего. Придет время - свидимся с царской семьей! - пообещал Шакран.
  
   В огромном саду дворца императора Августа давали бал в честь инопланетян. Полиция Коктебеля с трудом удерживала толпу, чтобы она не повалила чугунные ограды, ограждающие сад. Далеко не всех желающих мог вместить в себя императорский сад. Тут и там в ограде показывались кузнечики, и народ проявлял свой восторг, отчаянно крича и жестикулируя, зовя их к себе. А кто-то и громко ругался, показывая кузнечикам средний палец правой руки. Вспышки софитов слепили инопланетян. Люди в толпе от напряжения падали в обморок. И доктора Коктебеля с разноцветными нимбами вокруг голов оказывали им первую помощь.
   На балу на маскараде Ойкумена не сводила глаз с высокого бородатого пирата в черных сапогах, в брюках из черного атласа и в белой шелковой рубашке, с саблей на боку.
   Принцесса подошла к нему.
   - Я поражаюсь, Кархан, как вы смогли пройти все посты без приглашения да еще и нарядились в костюм пирата. Вы решили над ними посмеяться, Кархан! И что это у вас за такая комичная борода! А, я вспоминаю: один из ваших пиратов стащил сундучок с гримом из повозки бродячих комедиантов!..
   - Принцесса, любовь моя, прошу вас, не говорите так громко, нас могут услышать. Я знаю, ваша семья не одобряет нашу связь. Перед тем, как они выкинут меня из дворца, я хотел бы насладиться вами. Я вас люблю. Еще с той первой минуты, когда встретил у разбитой яхты. Но я же пират. Думал так: чувство пройдет, пуля просвистит и сердце устоит. Но вижу, не все так просто...
   - Пойдемте, Кархан, отсюда, - взяла его за руку Ойкумена. - Я тоже вас люблю, хотя приличия этикета и не дают мне полностью высказать свои чувства. Пойдемте, я хочу остаться с вами наедине, пока все заняты общением с инопланетянами. Может, и у меня больше не будет возможности сказать, как сильно я вас люблю.
   Ойкумена и Кархан скрылись в палатах дворца.
   Император Август мило беседовал с генералами-кузнечиками, за ним все время следовал, не отступая, верный Сен Жук.
   - Сен Жук, прошу тебя, проследи, чтоб наш министр здравоохранения не лез целоваться к инопланетной делегации, - шептал ему на ухо император Август. - Вон посмотри, как он плотоядно утирает губки платком. В прошлый раз он обцеловал всю семью нашего соседа северного короля. И даже его лошадь и их домашнего кота.
   - Не беспокойтесь, Август, я за всем прослежу, - склонился в реверансе Сен Жук.
   Император встретился на балу со своей женой королевой Викторией.
   - Милый, - сказала она ему, - как интересно беседовать с этими инопланетянами!
   - Отец! - крикнула ему принцесса Ойкумена. - А эти кузнечики, оказывается, понимают толк в траве!
   Август пристально посмотрел на жену и дочь.
   - Дорогой, почему ты на меня так смотришь? - спросила Виктория.
   - Любуюсь тобой. Главное, что ты красива, как бутон розы.
   - Ойкумена, все личные впечатления позже, за семейным чаепитием. А сейчас я жду сюрприза от этих инопланетян. Они обещали удивить меня.
   Заиграла музыка, зазвенели фанфары, кузнечики-офицеры по команде выстроились в каре. Их командиры и главы делегации встали впереди перед троном императора.
   Император уселся на трон. Рядом с ним стоял его верный министр, лучезарный Сен Жук.
   И вперед из каре вышли главы делегации инопланетян - три кузнечика, одетые в одежды цвета изумруда, - Главный посол Скич, главный маршал Форс Рур и главный советник Тах Пур.
   Скич присел на одно колено перед императором.
   - Забудем о наших древних недоразумениях. Великий вселенский Бог привел вас к тому, что вы смогли расшифровать наши послания на саркофаге предков и найти нас среди звезд. И даже если в начале у нас с вами не получился контакт, наша зеленая планета заинтересована в дружбе с вами, с голубой планетой. Притом у вас поразительно сочные сорта трав. Мы хотели бы скрепить наш военный союз вот этим подарком! - И Скич вытащил из больших карманов своей одежды продолговатый предмет, красиво украшенную железную палочку черного цвета, набалдашник которой был украшен головой богомола. - Это наш маршальский жезл. Владеющий этим жезлом сможет призвать одну из наших армий, патрулирующих космос, к вам на помощь. Нажимая вот на эти кнопки, вы сможете подать нашим воинам команду атаковать противника. И наши воины в любом из указанных вами мест разобьют вашего врага в пух и прах.
   Посол Скич положил жезл в красивую резную шкатулку, украшенную зелеными ящерками.
   - От всего сердца спасибо! - сказал император Август.
   И личная охрана Августа унесла шкатулку подальше от посторонних глаз.
   Во дворце начался пир, а в парке салют. Вино и шампанское лилось рекой.
  
   А тем временем в своем новом бункере Туз подготавливал покушение.
   - Арбакль, примерь на себя этот летательный аппарат, минидельтаплан. Ты будешь нашей священной жертвой. Нашим бараном. Твой вес уже готов для лучшей траектории. Сейчас ты со своими крылышками ворвешься на банкет к императору и устроишь там фейерверк.
   - Азиз, блюдо для нашего барана готово.
   Мутанты подкатили большую пушку.
   - Арбакль, заходи внутрь! - Туз собственноручно открыл отсек в пушке, предназначенный для запуска этого снаряда. - Итак, мутанты, не знаю, почему, но меня охватывает странное воодушевление. Наш камикадзе готов. Твой багаж способен разрушить целый дворец. О, патрон всех толстых мальчиков, для тебя наступил сладкий момент славы. Прекрати жрать в эту торжественную минуту! - Туз сегодня был красноречив как никогда. - Ну что же, мутанты, наше оружие возмездия готово, и вот этим убойным снарядом мы подкосим трухлявое дерево царской династии. Установим новый мир и порядок мутантов. Все. Аминь.
   - Босс Туз, я хочу вам что-то сказать, - никак не хотел влезать в пушку Арбакль.
   - Ну говори уже. Последнее желание нельзя не исполнить! - обратился к мутантам Туз.
   - К моему возвращению приготовьте мне хороший обед! - сладко улыбнулся Арбакль.
   - Непременно! - Туз силой затолкнул Арбакля в жерло пушки и, громко хлопнув, закрыл за ним дверь.
   - Азиз, запустишь снаряд через полчаса. Мы тогда уже будем на месте преступления и, если не будет осечки, доведем революцию до конца. После взрыва дворца берем телецентр, радиоцентр и центр управления полетами.
   - А вокзалы, Туз? Что делать с вокзалами и почтой? - спросил его Балабос.
   - Границу, Балабос, оставь открытой. Кто хочет бежать, пусть бежит. Кто не с нами, тот пусть валит.
   Группа Туза незаметно пробралась в императорский сад и попала прямо на бал, смешавшись с теми счастливчиками, кто получил приглашение.
   В этот самый момент воздушные гондолы грузили охмелевших от сладкого сиропа кузнечиков и с резким звуком стартовали в открытый космос, чтобы высадить их на их станции.
   Пока зрители Коктебеля, задрав головы, провожали инопланетян в открытый космос, группа Туза сливалась с окружающей средой.
   Туз скакал на одной ноге, вторую он мастерски подвязал. Он пробирался сквозь толпу, жалобно играя на шарманке и эпатируя публику своим видом. Черный фрак на голом теле, цветной галстук на шее, доходящий Тузу до пупа, и большой черный цилиндр, лихо сидящий на затылке.
   Рядом прошел патруль полиции, подозрительно косясь на Туза. Туз сильнее закрутил ручку шарманки и запел фальшивым дурным голоском.
  
   Милые дами и господа!
   Киндер и вундеркиндер!
   Я спою вам свои песни,
   а вы не стесняйтесь - побольше лести!
  
   И осмотрев людей, собравшихся вокруг него, он запел:
  
   Вот начну я с милой дамы -
  
   - и Туз указал на нее пальцем. Дама была не первой свежести, подправленная пластическими операциями, одетая в красное платье. Нарисованные брови, красные губы и ярко-синие тени вокруг глаз. Под руку она держала молодого самца в майке, показывающего всем свою мощную мускулатуру. В общем, пара была довольна собой, получила билеты на бал и вышла себя показать и на других посмотреть.
  
   Вот начну я с милой дамы.
   Дама мне годится в мамы!
   Молодой альфонс, что с нею
   Не замедлит ее время.
  
   - Нахал!.. - зашипела дама, скрываясь в толпе, которая залилась диким смехом, криком и свистом.
   Но патрули полиции крутились все ближе и ближе. Туз чувствовал: что-то тут не так.
  
   Штольц и Акулов несли дежурство во дворце. Перед этим они установили на площади дворца и в саду множество камер слежения, как явных, так и замаскированных. И сотни оптических глаз, подключенных к главному компьютеру, изучали каждую подозрительную личность, снующую вокруг императора и кабинета министров.
   Когда Туз бежал, применив гипноз, Штольц подобрал пару пуговиц, валявшихся на месте побега Туза и Балабоса.
   Задав параметры этих пуговиц компьютеру, Штольц и Акулов напряженно всматривались в толпы людей, выискивая переодетых мутантов. И тут компьютер забил тревогу: он опознал пуговицу, заданную ему Штольцем.
   Камеры автоматически навелись на объекты, увеличивая изображения. Один из вычисленных мутантов был Балабос. Его Штольц и Акулов узнали быстро. А второй - какой-то одноногий шарманщик. Наведя на него оптический глаз как можно ближе, Штольц и Акулов закричали от радости.
   Это был Туз. Шарманщиком, поющим обидные куплеты, был Туз. И сейчас он находился на территории дворца, то есть почти у них в руках.
   Тотчас была дана команда полицейским патрулям аккуратно перекрыть периметр и без лишнего шума взять Туза и Балабоса.
   - Не создавая шума, попытаться нащупать и других членов банды! - кричал в рацию Теофраст Акулов.
   И вот камеры слежения вычислили Балабоса, шагающего с рекламой горячих хот-догов, и Монтарифа, одетого в костюм факира.
   Штольц и Акулов отдали приказ группе захвата взять Балабоса, а остальных держать под колпаком. Первая тройка группы ринулась ловить Балабоса. Но Балабос почувствовал опасность и решил бежать.
   Туз же непринужденно крутил ручку шарманки и пел песни.
  
   Я спою вам свои песни.
   Больше шума, больше лести!
   Звук монеты сладок уху!
   Вы в карман к себе залезьте,
   Чтоб Тузу наполнить брюхо.
  
   Увидав конкурента, поющего рядом с ним, Туз и про него спел куплет.
  
   Вот артист, певец, коллега.
   У него во взоре нега.
   Грим, прическа, взгляд туманный -
   Жалко парень бесталанный!
  
   У Балабоса сдали нервы. Он бежал изо всех сил, расталкивая людей в толпе.
   Увидев это, Туз посмотрел на часы. Оставалась пара минут до запуска камикадзе Арбакля, который положит конец династии императора Августа. И чтоб не выдать себя, Туз запел.
   Что ты делаешь тут, Балабос?
  
   И Балабос, чтоб не нарушить конспирацию, запел в ответ:
  
   Я от слежки бегу, о мой босс.
  
   И Туз яростнее закрутил ручкой шарманки.
  
   Ну тогда уходи ты отсюда,
   Генетически вредное чудо.
  
   Туз понял, что больше медлить нельзя. Он вытащил рацию, спрятанную в рукаве.
   - Азиз, ты слышишь меня, азиз? Запускай барана!
   - О, мой Туз! Я вас понял. Запускаю посылку с крылышками! - зашипел в рации голос Азиза.
   Азиз постучал в жерло пушки. Арбакль спал, громко храпя.
   "Ну, может, это и к лучшему", - подумал Азиз.
   Азиз нажал на рычаг пусковой установки, и Арбакль, продолжая храпеть, с шумом вылетел в открытое небо.
   Крылья раскрылись сами по себе, и Арбакль полетел в направлении дворца. Он открыл глаза.
   - Красиво летит! - восхитился его полетом Азиз. - Сокол, ну просто орел!
  
   Во дворце играла музыка, был слышен звон бокалов, люди с аппетитом жевали и танцевали. Делегация кузнечиков с помпой была провожена в большой космос, и Сен Жук наконец-то мог насладиться едой. Положив себе в тарелку всякой вкусной еды, он мечтал о том, как предастся обжорству.
   Но не тут-то было! К Сен Жуку подошли граф Арвид и Курк.
   - Приятного вам аппетита, Сен Жук. Как вы поживаете?
   Сен Жук огорченно посмотрел на этих мошенников. Еда была очень вкусной, но эти двое своим появлением испортили ему аппетит.
   - Что вам надо, граф? Ближе к делу.
   - О, Сен Жук! Мы знаем, что некоторые должности во дворце проходят через ваши руки. У нас с моим другом Курком временные неприятности: мы в пух и прах проигрались в казино. И хотелось бы, чтоб вы нас назначили на какую-нибудь денежную должность. А за нами не постоит. Вы не забывайте, что я герой сопротивления, храбрый защитник Дундама. Через него Редька Гунн бежал из наших мест. Ох, и потрепали мы его перья в нашей партизанской войне! И потом... мой отряд головорезов - он же не у дел! Так я их держу, а что будет, если они выйдут на улицу и начнут грабить мирных граждан Коктебеля?!..
   - Вы шантажируете меня, граф, угрожая беспорядками! - разозлился Сен Жук.
   - Ничуть нет, друг мой, я ведь не за себя прошу, а за своего племянника! - и граф Арвид крепко хлопнул Курка по спине. - Мальчик очень способный, из благородного рода индийских принцев, у нас и диплом имеется. А недавно он пережил душевную травму: Ойкумена отказала ему в сватовстве. Как насчет моральной компенсации?
   - У меня свободных вакансий при дворце нет, граф Арвид. Да и ваш титул, извините меня, не такой уж и большой при дворе. Вот если бы вы были герцогом! Но для этого надо вместе с императором пару раз сходить в штыковую атаку.
   Лисья улыбка медленно сползла с лица графа, и он зло посмотрел на Сен Жука.
   - Мы, наверное, не к тому обратились. Пойдем, Курк, мой мальчик! В жизни есть люди повесомей, чем разные придворные!
   - Что будем делать, граф? - спросил Курк.
   - Не плачь, Курк. У меня есть компромат на принцессу. Один добрый человек по имени А. прислал мне домой пухлый конверт. Хотел я по-хорошему, но не получается. Там на фотографиях наша красотка запечатлена в обнимку с Карханом. Вот это будет номер. А вот и Август! Смотри, Курк, и учись.
   В низком реверансе граф Арвид подлез к императору.
   - О мой король неба! Можно вас на конфиденциальный разговор?
   - Граф Арвид, перестаньте кривляться! Чего вы хотите?
   - Вот, мой император, один доброжелатель прислал мне конверт с этими фотографиями.
   - Сейчас не время смотреть ваши фотографии, граф! Я на балу.
   - Это не мои фотографии, Август. Это фотографии вашей дочери Ойкумены. А в обмен на них я бы хотел получить один из денежных постов.
   - Хватит шантажировать, давайте сюда эти ваши фотографии. - Август вырвал из рук Арвида конверт, раскрыл его и побагровел.
   - Сен Жук, идите быстро сюда, позовите императрицу! Скажите, граф Арвид, кроме вас их кто-то еще видел?
   - Нет, только я, мой император.
   - Хорошо, значит, об этом позоре знает узкий круг лиц. Идите граф Арвид, я вас позову. Вы свободны.
   Граф Арвид налег на закуску и выпивку. Он почувствовал вдруг зверский аппетит.
   - Ну как было, граф? - спросил Курк. - После такого компромата император сделает все, чтоб замять скандал, - ухмыльнулся граф Арвид. - Такие фотографии! Ойкумена в обнаженном виде с этим Карханом. Спасибо доброжелателю А. или доброжелательнице. От фотографий пахло духами. Скорее это была женщина. Ревнивая чертовка! Как же она мне помогла! - И только граф Арвид налил себе водки и бросил зеленую маслину в рот, как тяжелая рука легла на его плечо.
   - Граф Арвид, контрразведка Коктебеля, лучше не оборачиваться! - Граф подавился маслиной, закашлялся и влил себе в рот стакан водки. А чувство внутри у него было нехорошее. - Пройдемте с нами! - услышал он голос. Перед ним стояли Штольц и Теофраст Акулов.
   - Что уже с вещами, на выход?
   - Не юродствуй! - предупредил его Акулов. - Пока мы с тобой лишь мирно поговорим.
   - А где мой дружок, Курк? - Граф посмотрел сквозь танцующие пары. Ноги Курка мелькали среди бальных дамских платьев. Курк бежал на другую стороны залы.
   - Слинял уже подельник!
   Штольц и Акулов провели графа Арвида по коридору в одну из боковых комнат.
   - Граф, вы подозреваетесь в шпионаже. Вы не раз продавали информацию и оружие врагу Коктебеля Редьке Гунну, - предъявил ему обвинение Айвен Штольц.
   - Штольц, вы узко мыслите. У вас примитивная схема выявления шпионов. Второгодник, хулиган, вор, бандит и, значит, шпион? А почему вы не задержите оракула Шакрана? Он тоже, на мой взгляд, мутная личность.
   - Всему свое время. Надо будет, возьмем и Шакрана! - положил тяжелую руку на плечо графа Теофраст Акулов.
   - А вы не думали, Штольц, что меня просто оклеветали?
   - Нет, не думаю. У нас есть сведения, что, вернувшись сейчас в Коктебель, вы переслали ему партию танков, вертолеты и передвижные крепости.
   - Да я партизан! - возмутился граф Арвид. - У меня и орден есть.
   - В лесах угрюмов вы искали оружие Мак-Мак, и очень хорошо, что не нашли! - сказал Штольц.
   - Да, я был в двух шагах от разгадки тайны! - вдруг проговорился граф. - Ну хорошо. Допустим, я передал Редьке Гунну оружие. Скажу вам по секрету: это я выполнял тайное задание правительства. Насколько оно секретно, даже вы не знаете. И я пью сейчас за нашу победу.
   - Все это неубедительно, граф. Ой, как неубедительно! - усмехнулся Акулов.
   - Послушайте, Штольц, вы, наверное, с детства мечтали поймать шпиона. Но я вас огорчу: я не ношу черных очков, и я не шпион! - возмущался граф.
   - Вот фотографии, сделанные нашими людьми, где вы пируете с Редькой Гунном. Помните тот пир в шатре, где вы ему показали мифическое оружие атлантов, ту кофемолку Гальмонта?
   Граф Арвид побледнел.
   - Я близорук. Я без очков плохо вижу. Сейчас выйду, найду очки и все скажу, что я о вас думаю.
   - Сидеть! - рявкнул на него Акулов.
   - Но арестовываем мы вас за другие фотографии, которые передал вам некто А. На них в неподобающем виде запечатлена наша принцесса Ойкумена. Вам инкриминируется шантаж и вымогательство. А шпионаж мы вам добавим, - пообещал ему Айвен Штольц.
   - Ой, у меня закрутило в животе. Я схожу в туалет, вы не против, майор Штольц? Вы же культурный человек! - Граф Арвид встал и, хлопнув дверью, побежал по лестницам дворца.
   Акулов встал, было, чтобы пойти за графом.
   - Не дергайся, Акулов, дворец оцеплен! Он от нас не убежит! Пусть этот смердячий лис выдаст нам своих подельников! - остановил Акулова Штольц.
  
   В соседней комнате при закрытых дверях проходило разбирательство. Все императорское семейство и Сен Жук были в сборе. Август нашел свою дочь Ойкумену и выложил ей на стол снимки.
   - Принцесса, как вы объясните эти фотографии?
   - Отец, я люблю его! - Ойкумена гордо подняла голову, не сводя глаз с отца.
   - Ну что, дочь, браво! Выходи за него замуж и теряй трон.
   Август с досадой вырвал из рук Клеопатры фотографии, на которые она смотрела широко раскрытыми глазами.
   - Клеопатра, скажи спасибо сестре, ты получила трон почти без борьбы.
   - Сен Жук! - обратилась императрица к первому министру и ближайшему помощнику императора. - Учитывая среднее состояние моего ума, я ничего не могу понять, что сейчас происходит...
   - Принцесса Ойкумена теряет трон, а мы теряем великую императрицу.
   - Главное, чтоб дочка была счастлива. Если ей с ним хорошо... Да и на фотографиях они хорошо смотрятся. Он ничего, мужественное лицо и очень фотогеничен.
   - Сен Жук, найдите мне этого Кархана! Я хочу с ним лично переговорить! - рявкнул император Август, прекращая словесный поток своей жены.
  
   В одном из переходов дворца бегущий Курк встретил жующего барона в мундире и с наградами. Барон Фабиан Фиванский жевал сэндвич.
   - Барон, нам надо серьезно переговорить. Я видел, как контрразведка взяла графа Арвида.
   - Он нас может оговорить. Он еще тот мерзавец, - зарычал барон. - Что делать, я пойду сдаваться!.. - схватился он за голову. - Может, из-за нашего родства император меня помилует...
   - Я думаю, наоборот, мой дорогой барон. Ваша голова первая слетит с плеч! - обнадежил его Курк.
   - Курк, ты где? - По коридору бежал граф Арвид.
   - Барон, спрячьтесь тут за бочку с огурцами!
   Граф Арвид налетел на Курка, стоящего у стола с закуской.
   - Курк, я ухожу тайными ходами к Редьке Гунну. Оставляю тебе этот приход и паству. В назначенный час открой ворота для армии наемников, а я уж сюда пришлю мужичков с ледорубами! Контрразведка идет за мной по пятам. Но ничего, на прощанье я прихвачу с собой маршальский жезл кузнечиков. Я видел, куда его понесла охрана. Неудобно как-то идти к Редьке с пустыми руками. Охрану я напою и оглушу.
   Граф содрал с кресла чехол. Скрутив из него кулек, он положил в него большой серебряный канделябр. Затем он открыл столик императора и высыпал туда же дорогие сигары.
   - Итак, все готово к побегу! - и граф остервенело посмотрел по сторонам.
   - Вы оставляете меня и вашего компаньона барона? - нарочито громко спросил его Курк.
   - Барон - это гнусная личность! Свиные бегающие глазки на жирном лице сластолюбца. Если его схватит контрразведка, не велика потеря. Он же побывал на всех помойках Коктебеля, скомпрометировал себя много раз. Я же вытаскивал его из портовых борделей и платил журналистам желтой прессы, чтоб не не упоминали в прессе его имя. У него же на лице один большой шрам от порока. Как-то на досуге я листал книгу и вдруг увидел портрет нашего барона во всю страницу. Ну, думаю, старина Фабиан, неужели ты стал писателем? А книга-то оказалась медицинским справочником! А под портретом барона мелкими буквами было написано: пациент, страдающий слабоумием. Курк, рассчитывай на себя, держись мой мальчик! Я приду сюда с войском Редьки Гунна и сяду на трон, а ты будешь моим ближайшим помощником. На тебя вся надежда. Открой ворота и жди. Мы тебя найдем. А сейчас все готово к похищению жезла. Канделябр - для оглушения, сигары - чтоб собаки не пошли по следу, ну и бутылка шампанского - на удачу. Адью! - И граф Арвид скрылся в коридоре дворца.
   - Барон, выходите, вы все слышали? - позвал Фабиана Курк.
   Весь красный от злости, из-за бочки вылез барон. Он даже перестал жевать.
   - Я отомщу, я не имею слов! Подлец, негодяй, мерзавец! Я вызову его на дуэль. Я убью его!..
   - Барон, - остановил его Курк, - у меня есть для вас хороший план. Ну украдите сигнальный жезл кузнечиков, и мы сами будем править империей, нам не нужен будет никто. Только прошу вас, барон, не надевайте черных очков, чтоб нас не приняли за шпионов.
  
   Сирена воздушной тревоги пронзительно крича прервала веселье. Ко дворцу на полной скорости летел неопознанный объект - мужик с крыльями.
   Было уже поздно поднимать в воздух летательные аппараты. Зенитных орудий в саду не было. Дворец оказался беззащитным перед этой воздушной атакой с земли. Публику охватила растерянность. Народ, гости, гвардейцы императора - все застыли, уставившись на приближающийся летательный аппарат.
   И тут Ойкумена натянула тугую тетиву лука, лежавшего у нее в комнате, стрела со свистом пробила крыло Арбакля, и он чуть было не упал вниз. И тогда Ойкумена начала пускать в приближающего мутанта стрелу за стрелой. А за ней начали палить в воздух и гвардейцы, охрана императора, пытаясь сбить летучий объект. Стрелы отскакивали от Арбакля, как мячи. Азиз постарался, надев на Арбакля бронированный корсет. А вот крылья дельтоплана были продырявлены, и Арбакль начал падать вниз.
   Гости в панике метались по дворцу. Те, кто был в саду, застыли, следя за этим воздушным боем, в котором человек-муха пытается выжать из аппарата все, чтобы приземлиться во дворце, а принцесса Ойкумена стрелами сбивает его на землю.
   Арбакль хотел во дворец. Он хотел приземлиться и выпить вина, закусив его сладким фуршетом. Но пробитые крылья гнули его к земле. Прямо под ним был фонтан с глубоким бассейном. Заряд бомбы на спине начал противно гудеть. О том, что это бомба, Арбакль не знал. "Да и так дойду!" - подумал Арбакль и, отстегнув от себя бомбу, свалился с ней в бассейн, но тотчас же выплыл наружу.
   - Я иду к вам, мои сладкие булочки! - пел Арбакль, вылезая из бассейна.
   Но тут раздался сильный взрыв, могучая волна подхватила Арбакля и бросила его вверх, а потом в сторону.
   В парке началась паника. Люди бежали, ломая ограды и сбивая кордоны патрулей.
   Вся операция Штольца и Акулова по поимке банды Туза пошла насмарку. Группа Туза, воспользовавшись паникой, организована ушла.
   А Арбакль, унесенный силой взрыва, чуть не утонул в заросшем тиной пруду. Барахтаясь в нем, как болотная черепаха, он выбрался наружу и с поломанным пропеллером, оставляя за собой мокрые следы, пошел по направлению к штабу мутантов. В городе гудели сирены. Был объявлен комендантский час.
  
   После очередного покушения император Август лечил нервы можжевеловой водкой в окружении жены и Сен Жука, когда по телевизору передали новости.
   Необыкновенной силы торнадо полностью разрушил древний город Мазд. Ученые, выехавшие на раскопки города, обнаружили занесенное песком большое кладбище динозавров. По их мнению, метеоритный дождь и газы неизвестных химических составов стали причиной смерти гигантских животных и местных жителей.
   И тут по телевизору показали нового модного оракула империи Шакрана, построившего храм из консервных банок. Он сидел рядом с главным прислужником Чуром. На голове Шакрана был шлем, а за его спиной на травке пасся птеродактиль. Шакран, весь в черном, с длинным посохом, вещал.
   - Тяжелые времена настали для Коктебеля и для всей империи. Ураганы и смерч снесли южный город Мазд. Злой наемник Редька Гунн атаковал наши границы. Наступает конец света. Это признаки апокалипсиса, бегите, спасайтесь. Приходите все ко мне. Но конец близок. Он у ваших ног. Вы его привели под вашу музыку по дорожке, выложенной гламурными журналами. Вы возвели новых поп-идолов и поклоняетесь им. А гонцы апокалипсиса уже тут. Я, Шакран, открыт для вас. Надо смыть позор кровью и обрести первозданную чистоту.
   - Этот оракул, как микроб, своей заразой проедает мозг людей! - возмутился император Август. - Его надо как можно быстро ликвидировать.
   - Дорогой, тебе нельзя так волноваться! - сказала императрица Виктория и, достав из кармана серебряный колокольчик, зазвонила им. - Это стиль фэн шуй. Тебе это поможет. - Август смотрел на жену, потеряв дар речи. - Я только очищаю этим звуком твое внутреннее пространство.
   - Мой император, я что-то придумаю! - пообещал Сен Жук и выключил телевизор.
  
   - У меня есть идея, как нам ликвидировать банду Туза, - сказал Штольц.
   - Ну и какая же? - поинтересовался Акулов.
   - Он сейчас один. Редька Гунн с ним связь потерял. С графом Арвидом они поругались. Магического оружия Туз не имеет. А ему это очень надо. Именно оружие мы ему и забросим как наживку.
  
   В сыром бункере под землей рядом с теплотрассой прятался отряд мутантов. Туз сидел за большим деревянным столом и большой ложкой лопал суп харчо. Рядом сидел Балабос грустно обняв бутыль с тростниковой водкой. Поодаль Монтариф чистил свои серебряные наганы. А Арбакль, сидевший напротив Туза, жадным голодным взглядом следил, как суп харчо исчезает из тарелки Туза.
   - О, мой босс! Можно и мне попробовать ложечку твоей чудесной похлебки? - взмолился Арбакль.
   - Арбакль, ты на диете. Жертвенного барана из тебя не вышло. Теперь мы будем делать из тебя супербойца. Монтариф, он кросс сегодня бегал?
   Монтариф посмотрел в чистое дуло револьвера на свет.
   - Туз, разве от меня убежишь? А вот от моих пуль он бегал.
   И тут в комнату бункера вбежал Азиз. Теплая капля с трубы капнула ему на нос.
   Азиз согнулся в поклоне и приветствиях.
   - О, доблестный и великолепный, сияющий и сверкающий мутант Туз!
   - Короче, Азиз, в чем дело?
   - Тебе пришло письмо с Марса.
   - Откуда?..
   Все мутанты, находившиеся в комнате, привстали от неожиданности. Все, кроме Арбакля, жадно набросившегося на суп харчо, так беспечно оставленный его хозяином.
   - Читай же, что они пишут! - приказал Туз.
   Азиз развернул сложенный пополам лист. С чувством и расстановкой он зачитал:
   "О, Туз великолепный, до нашей красной планеты дошли слухи о твоих подвигах. Марс для жизни непригоден, и мы хотели бы переселиться в Коктебель. Для нашей успешной акции мы хотим взять тебя в союзники.
   Завтра ночью мы высаживаемся в вашем лесу у разрушенного дуба. В двенадцать ноль-ноль наша тарелка с разведчиками приземлится и передаст тебе марсианское оружие. Нам надо, чтоб ты удерживал плацдарм до подхода наших основных сил. Если операция пройдет успешно, ты будешь нашим министром по земным делам.
   Пришли нам твое согласие на этот адрес".
   - Ура! закричал Туз. - Мы спасены. С новым марсианским оружием мы захватим в это мегаполисе власть. Азиз, пиши: "К встрече готовы. Ваш козырной Туз".
   - У меня к тебе вопрос, Туз. Зачем марсианам жить в Коктебеле? - заговорил Балабос.
   - А где же им еще жить? - удивился Туз. - Все хотят в Коктебель - и марсиане и Редька Гунн.
   - Надеюсь, мы найдем с ними общий язык, - пессимистично зевнул Балабос. - А то еще не хватало вести партизанскую войну против марсиан! И так из подполья не вылазим.
  
   Ночью Туз Балабос и Монтариф стояли у разрушенного дуба и с надеждой смотрели на небо.
   В засаде сидели Азиз, мутант Винт с пулеметом и Арбакль, от нервов громко жующий батон.
   - Вот они прилетят, а что мы им скажем? - вслух размышлял Балабос.
   - Главное, чтоб прилетели с оружием а там найдем, что сказать.
   С шумом рассекая деревья, на лужайке приземлялась тарелка.
   Двери открылись и оттуда вышли два марсианина в черных шлемах, закрывающих лицо. Один из них был внушительной комплекции.
   - Тю, а я думал, они маленькие, зеленые и с рожками! - разочаровался Монтариф.
   - Наверное, в дороге один из них подрос, - успокоил его Балабос.
   Марсиане махнули рукой мутантам.
   И Туз расцвел в улыбке и в ответ сказал по-английски:
   - Хелло!..
   А почему Туз заговорил по-английски, Балабос не понял.
   - Так международный же язык, тупица! - успокоил его Туз.
   Марсиане не спеша выкатили ящик к мутантам и, не подходя, жестами показали, чтоб они его открыли.
   Туз вдруг почувствовал неладное. Что-то кольнуло его в сердце, а интуиция его никогда не обманывала.
   - А ну-ка, Балабос, пойди открой ящичек! - ласково приказал Туз, а сам достал из кармана пистолет. - Покажи мне этот образец их оружия.
   Как только Балабос начал подходить к ящику, крышка его откинулась и оттуда вылетела сеть, опутав Балабоса по рукам и ногам.
   - Атас! - заорал Балабос.
   Марсиане откинули шлемы. Это были Штольц и Акулов. Завязалась перестрелка. Из тарелки выбежал спецназ, стараясь перекрыть территорию по периметру. Туз что было сил побежал в лес. Акулов преследовал его, наводя на него какой-то странный прибор.
   - На этот раз ты от меня не уйдешь! - шептал Акулов, ломая своим телом кустарник и ветки.
   Туз, как юла, выкручивался и уходил от пуль, мерзко скаля свои мелкие зубы. Впереди было болото. Надув себя, Туз решил в состоянии шара перелететь через трясину, но тело его не слушалось, и он побежал по болоту, искусственно стараясь уменьшить свой вес, но на третьем шагу поскользнулся и, угодив в жидкую вязкую трясину, стал медленно погружаться в нее.
   Акулов выскочил перед Тузом. Туз начал стрелять по сыщику, но Акулов успел уйти в сторону, кувыркнувшись и спрятавшись за листвой. Акулов навел на Туза свой странный автомат. Туз тем временем погружался все глубже и глубже.
   - Помогите, - заорал Туз, - помогите!..
   И тут какая-то сила подняла его из болота. Эта сила тащила его за спину по грязи. Сила оказалась магнитной пушкой. Зацепившись за подкову на спине Туза, она схватила его мертвой хваткой и не давала вырваться.
   На крик через заросли пробрался Штольц.
   - Акулов, ты чего Туза мордой по грязи возишь? Мы теряем важный источник информации!
   - Подождите, Штольц, пусть он дерьма как следует наглотается! Он пальнул в меня, когда был по пояс в этом болоте.
   Туз, потерявший надежду, что его спасут, отчаянно завопил, уходя с открытым ртом под воду. Как только его голова скрылась, Акулов нажал на магнитную пушку. Сила притяжения вновь подняла Туза на воздух и что есть силы припечатала в броске об землю.
   - Ну наконец то! - сказал Штольц. - Контрразведка Коктебеля. Мы вас арестовываем, Туз. Ваше право молчать, но молчать я вам не советую.
   Туз открыл глаза, отплевываясь грязью и слюной. Кривя свои мелкие зубки, он улыбался контрразведке.
   - А я думаю, что это мне пятый день подряд кровавые волкодавы по ночам снятся! А это вы по моим следам шли.
   - Волкодавы - это хорошо! Это, говорят, к верным надежным друзьям. Хуже, когда вообще ничего не снится, - обрадовал его Теофраст Акулов.
   К месту задержания подъехал тюремный фургон с решетками на окнах. Туза и Балабоса посадили туда, а Монтариф смог уйти от погони с другими подельниками.
   Но по его следам уже были посланы розыскные псы и группы захвата.
   Не теряя времени, Штольц и Акулов приступили в тюремном фургоне к допросу Туза.
   - Садись, Туз, чувствуй себя как дома! Зачем тебя стоять и на нас злобиться? В ногах все равно правды нет, - приветливо начал Штольц.
   Туз плюхнулся со всего размаха на табурет, поигрывая холодными браслетами.
   - Правды, Штольц, нет нигде, где бы вы ее ни искали. А за что вы меня, собственно, арестовали? Я гулял тут по полю, вдруг, вижу, бегут тут какие-то люди с оружием, я испугался и побежал.
   - Ты стрелял, Туз, и это зафиксировано! - взревел Теофраст.
   - Но так ведь это самооборона! А вы меня в болото, как дикого зверя, загнали, я там чуть не утоп, а сейчас требуете от меня правды!
   Штольц придвинулся к Тузу и проникновенно заглянул ему в глаза.
   - А вы, Туз, интересный человек...
   - Я мутант, Штольц. Можете мне так в глаза не заглядывать. На гипноз я не поддамся, на мутантов гипноз не действует.
   Туз посмотрел на Акулова.
   - Я слышал, у вас появилось много новых сотрудников, списанных с марсианского фронта. Что, не справляетесь, Штольц? - ехидно заметил Туз. - То ли еще будет.
   - Ты, Туз, хочешь меня вывести из себя, хочешь, чтобы я контроль над своими эмоциями потерял? Выбираешь тактику для разговора, прощупываешь нас. Но ты ведь сам искал с нами встречи, - сказал Теофраст Акулов.
   - Я? Когда? - удивился Туз.
   - Когда устраивал боевую сходку мутантов, когда пытался взорвать дворец императора Августа, когда покушался на его жизнь и, наконец, когда пытался пробить брешь в наших стенах для Редьки Гунна, злейшего врага Коктебеля.
   - Так это не я, это кто-то другой.
   - А я тебе, Туз, хотел предложить дружбу, - и Штольц потеребил его по плечу.
   - Мне?
   - Да, Туз, хотел тебе предложить дружбу. Зачем нам друг с другом воевать? Мы же можем общаться и помогать один другому. Вот ты думаешь, Редька - твой друг, а Август - твой враг. А ведь на самом деле все наоборот.
   - Не пудри мне мозги, майор!
   - Если ты, Туз, смиришь свою дурную привычку вредить людям и используешь свой талант нам на благо, ты думаешь, власти Коктебеля отторгнут тебя? Да они будут за тебя держаться руками и ногами! Мы же можем прийти к компромиссу. Подумай об этом на досуге. Нам нужны твои таланты, а тебе нужны верные союзники. Время все расставит по местам и покажет, кто твой друг, а кто твой враг.
   В это время пришло срочное сообщение: Штольца и Акулова вызывал к себе император Август.
   - Езжайте!- Штольц помахал рукой тюремному фургону, и фургон в сопровождении охраны поехал по лесной дороге.
   Как только фургон выехал из леса, раздались мощные взрывы. Эти были гранаты, которые кидал Азиз. Шоковые гранаты с яростным шумом и яркими вспышками парализовали людей, и птицы падали замертво с веток.
   Монтариф взломал дверь фургона.
   - Туз, Балабос, вылезайте!
   - Где Арбакль и Винт? - спросил Туз, избавляясь от браслетов.
   - Сидят у дирижабля и ждут сигнала, чтобы подняться. Надо сделать тарабарский сигнал. Я не умею его подавать, - смутился Монтариф.
   Туз застыл на месте, подняв маленький хищный клюв-нос вверх. Он открыл рот, и оттуда выплыли фиолетовые буквы, поднимающиеся в воздух и лопающиеся, как мыльные пузыри.
   - Смотри, Туз подал нам тарабарский сигнал. Вперед! - скомандовал Винт, подымая дирижабль и ведя его на сигнал.
   - Он на свободе! - хлопал в ладоши Арбакль. Значит, будет пирушка по поводу его освобождения!
   Дирижабль приземлился на поле, и все мутанты забрались в гондолу.
   - Откуда транспорт? - удивился Туз.
   - Взяли напрокат у одного фермера, он с помощью этого дирижабля поля удобряет, - ухмыльнулся Арбакль.
   - Куда, босс, путь держать? - спросил Винт, сидевший за штурвалом.
   - Куда? К Редьке Гунну. Тут нам делать нечего. В Коктебеле наша песенка спета.
   И дирижабль направился к стене опоясывавшей Коктебель. И только мутанты прошли стену, как на горизонте появились ракеты.
   - Жми, Винт, жми, газуй, выпускай пар!
   - Туз, я делаю все, что могу.
   Ракеты приближались к шару с гелием, и тогда Туз отдал команду.
   - Руби канаты, гондолы руби!
   Гондолу закачало в воздухе, как лист, а ракеты, поразив горячий воздушный шар, взорвались в воздухе.
   - Мы падаем? - спросил Арбакль.
   - Спасайся, кто может! - закричал Балабос.
   Гондола, падая, крушила и валила за собой деревья. Страшный удар заставил гондолу замереть на месте.
   Застряв в ветвях деревьев, они повисли головами вниз.
   Туз первым сполз по громадному дереву на землю и запрыгал, разминая ноги.
   - Да, земля без нашего присутствия одичала... - изрек он.
   - Так вот ты какая, земля, мать человечества! - воскликнул Балабос.
   Туз с грустью посмотрел на стены и башни мегаполиса.
   - Я сделал все, что мог, и, кажется, вышло неплохо, - сказал Туз.
   - Туз нам надевать боевые доспехи? - Винт показал на баулы, набитые военной амуницией.
   - Молодец, Винт! Мутанты, берите пример с нашего стального Винта!
   - Я на оружие марсиан не полагался, - оправдывался Винт. Все свое ношу с собой. Оно ведь земное, родное...
   Туз достал саблю, надел бронированную легкую кирасу на грудь, за пояс заткнул два пистолета и развернул мятый простреленный в нескольких местах желтый флаг мутантов.
   - Держи, Балабос, тебе выпала великая честь быть знаменосцем у первого короля мутантов!
   Туз подумал, надел черные очки, зачесал длинные волосы назад.
   - Мутанты, равняйсь! Смирно! - скомандовал Туз. - Арбакль, чудо природы, подтяни живот! Я устал уже повторять, что нас ждут великие дела. По направлению к лагерю Редьки Гунна шагом марш! Мой спутниковый компас показывает сущий пустяк -каких-нибудь сто километров.
   Они продирались через густой лес, дикие поля, шли по узким тропинкам или бездорожью.
   - Он уже заждался, наш союзничек! И я, как и обещал, открою ему ворота в светлое будущее. Но войдут туда не все, войдут туда только избранные! - говорил своим бойцам Туз.
   Пройдя свой маршрут, мутанты вышли к главному лагерю Редьки Гунна.
   За лесом, на большом поле, горели костры, стояли шатры. То и дело прилетали и улетали летучие корабли, привозя новых солдат и контейнеры с оружием.
   Из военного лагеря слышен был крик, звон оружия. Ветер приносил беглецам запахи пива и жареного бараньего мяса.
   Мутантов встретил вооруженный патруль армии Редьки Гунна и под усиленным конвоем отвел в лагерь.
  
   Возле командирского шатра во главе громадной свиты их встретил Редька Гунн, восседавший на троне.
   - Туз, что это за команда с тобой?
   - Мои верные люди. Я привел их сюда в соответствии с нашим планом.
   - Туз, ты мне обещал армию, диверсию в городе и открытые ворота в Коктебель. А на самом деле пришел с кучкой инвалидов, а потом будешь требовать долю в империи. Я ничего ни с кем делить не буду, Туз. У меня армия, а кто у тебя? Забудь о нашем договоре в таверне. Все достанется победителю мне.
   И свита громко рукоплескала Редьке Гунну. "Браво!" - кричал генерал адъютант Крембо.
   - Граф, посылайте ультиматум в Коктебель! - приказал Редька Гунн.
   Из толпы вышел одетый в яркий пестрый наряд граф Арвид.
   - Сейчас, мой маршал, я напишу этим презренным, чтобы они сдались без боя.
   Граф наклонился и зашептал на ухо Тузу:
   - Ты меня обманул, сказав, что убил Кархана. Я тебе это, Туз, не прощу. Готовься, моя месть будет страшна.
   - А что на вас за мундир? Я что-то плохо стал видеть, - прищурив глаза, спросил Туз.
   - Генерала армии повстанцев. И запомни: от моей мести тебя ничто не спасет, Туз. Иди, помолись на ночь.
   - Собака лает, а караван идет, - ответил ему Туз.
   - Займи, Туз, с твоим отребьем какую-нибудь крайнюю палатку, - милостиво разрешил ему Редька. - А мне надо отработать генеральный план нападения на Коктебель. С каждым часом ко мне прибывают все новые и новые армии. Мои железные колесницы разобьют стены Коктебеля в пыль. Граф Арвид, ваше тайное оружие готово?
   - О, мой маршал, оно здесь.
   И граф Арвид показал всем черную палочку фокусника с белым набалдашником. Внутри были встроены кнопки с цифрами.
   - С этим оружием инопланетной цивилизации вы захватите город почти без боя. Коктебель не готов к войне.
   Свита, шумя доспехами, удалилась. Граф Арвид зло посмотрел в сторону Туза.
   - Понятно, - прошипел Туз, - вы, граф Арвид, и этого дурака смогли обвести вокруг пальца. Что это за пульт от телевизора, который вы выдаете за мощное оружие?
   - Молчи, зашипел граф Арвид, брызгая слюной. - Молчи, генетическое отребье. Твои часы в этой жизни уже сочтены.
   И граф Арвид быстро побежал за свитой Редьки Гунна.
   - По-моему, слова майора Штольца начинают сбываться, -проговорил вслух мутант Туз.
   - Азиз, свой шатер мы ставим отдельно на окраине лагеря. Если что, так мы быстрее отсюда сбежим. Да и безопасней так.
   - Винт, Арбакль, Балабос! С наемниками ухо держать востро! Я чувствую, они успеют перерезать горло друг другу, не начав битвы. Ну что ж, посмотрим, что у них получится.
  
   Вечером адъютант Редьки Гунна подошел к шатру Туза.
   - Мой господин приглашает всю вашу братию к нему на званный ужин в шатер. Стиль одежды - парадный! - объявил адъютант и удалился.
   - Всем оставаться на месте! - приказал Туз. - Не люблю я эти званые ужины, чувствует мой мутантский нюх, что задумал что-то Редька Гунн.
   Большой шатер Редьки Гунна был полон гостей, в нем веселились и пили. А потом Туз услышал звон битвы. В шатре лилась кровь и хрипели перерезанные глотки. Главари банд были уничтожены вместе со своими помощниками в шатре Редьки Гунна. Теперь Редька действительно стал единым главнокомандующим этой большой армии.
   - Стража, вынести этих! - указал Редька Гунн на тела бывших соратников, вытирая об шатер окровавленную саблю. - Бросьте их в ров за лагерем.
   Туз сидел у входа в свой шатер, смотрел на звезды и думал: "Ну вот и псы уже делят добычу. Их глотки свистят, как флейты".
   - Туз, ты за нас не боишься? - спросил его Балабос.
   - Сейчас нет. Теперь у Редьки Гунна много работы, ему надо уговорить наемных солдат подчиниться ему. Назначить новых вожаков и генералов. Чтобы новые служили ему преданно, он пообещает им много золота, и эти псы быстро согласятся. И вот до их полного согласия нам и надо отсюда бежать.
  
   На следующий день в Коктебеле в прямом эфире по телевизору выступил император Август.
   - Народ Коктебеля, я призываю вас не слушать этого лжепророка оракула Шакрана. Такие оракулы тщеславны и самолюбивы. Они поучают и наставляют, их не волнует, что своим советом они могут нанести человеку непоправимый вред. Они так мастерски врут и играют свои роли, что те, кто их слушает, проникаются к этим микробам все большим доверием. Этим лжепророкам нужен успех у вас, им надо произвести на вас впечатление и подчинить ваши умы себе. Они будут завлекать вас изо всех сил, чтоб вы их слушали. В конце они вас обманут и убегут. В отношении Шакрана я возбудил уголовное дело за подстрекательство к перевороту и мошенничество.
   Август вернулся во дворец довольный своей речью. Но тут его ошеломила очередная новость.
   - Император! Маршальский жезл кузнечиков пропал! - доложил взволнованный Сен Жук.
   - Что?.. Этого не может быть!
   - Кто-то его выкрал из шкатулки. Вчера, во время нападения на дворец.
   - И вся мощь инопланетного оружия находится теперь в чьих-то руках?
   - Получается так.
   - Вызвать немедленно совет обороны, - приказал Август, - кабинет министров и депутатов парламента. И подключите немедленно к розыску ваших двух офицеров контрразведки Штольца и Акулова. На вид они толковые ребята.
  
   В большом тронном зале дворца во главе с императором заседал совет обороны вместе со всеми приглашенными. В красной папке императору Августу подали доклад о военной мощи армии кузнечиков.
   На титульном листе стояла надпись: доклад подготовил профессор Лемониус.
   В зале повисло молчание. Император Август раскрыл доклад и громко начал зачитывать его.
   - По своей биологической структуре этот вариант человекоподобной цивилизации кузнечиков тяготеет к насекомым, подобно тому, как наша цивилизация тяготеет к млекопитающим и особенно приматам. Кузнечики очень талантливы в сферах музыки и живописи, но другая сторона этой уникальной цивилизации - ее патологическая агрессивность. История этой цивилизации насчитывает примерно девять миллионов земных лет, и все это время различные виды кузнечиков вели войны, сражаясь за свое выживание.
   - Ну точно, как мы, люди! - заметил император Август.
   Цивилизация кузнечиков пережила пять массовых катаклизмов. Во всех выжила и сумела не только сохранить свои знания, ничего не утеряв, но еще и приумножить их, ускорив прогресс. Солдаты цивилизации кузнечиков готовятся по особой программе. С самого детства их отбирают в специальные военные интернаты. Солдат армии кузнечиков имеет пять глаз.
   По залу прошелестел шепот, слышны были тяжелые вздохи.
   - Зачем им пять глаз? - шептались члены кабинета правительства.
   - Чтобы видеть противника с пяти сторон, - отвечали депутаты парламента.
   - Чтобы подолгу не спать, - говорили представители граждан мегаполиса Коктебель.
   Сен Жук зазвонил серебряным колокольчиком.
   - Господа, я призываю вас к тишине. Дайте императору дочитать доклад до конца, иначе мы не поймем, что нам угрожает. Император продолжил чтение.
   - Штурмовые полки армии кузнечиков имеют крылья, что повышает их мобильность и способность молниеносно захватывать населенные объекты. Также в армии кузнечиков есть отряды, обладающие удивительной прыгучестью. Это отряды диверсантов, они используются для захвата укрепленных пунктов. В высоту диверсанты-кузнечики допрыгивают до сорока метров, в длину - до восьмидесяти.
   - Наши стены выше, чем способность этих диверсантов! - кричал депутат.
   - Будем держать круговую оборону, запрем все ворота, нацелим пушки в небо, зарядим гаубицы! - предлагали министры.
   - Укрепим энергетический колпак, они не смогут с первой атаки взять наш мегаполис! - говорили военные.
   - Армия кузнечиков обладает тяжелыми танками-жуками. Кузнечики использовали ресурсы природы и вывели в своих военных лабораториях совершенное биологическое оружие жук-танк. В длину жук-танк имеет двадцать метров, стреляет огнем и ядовитой жидкостью, прожигающей многие искусственные преграды. Жук-танк также имеет модификацию летучего жука-штурмовика и жука-тарана, пробивающего преграды своим собственным телом.
   Но самое удивительное в этой цивилизации и ее армии - это необыкновенная живучесть пятиглазых солдат. В истории войн цивилизации кузнечиков имели место факты, когда огромная армия обезглавленных и фактически убитых солдат могла пройти маршем и воевать с противником в течение девяти земных дней, нанося противнику тяжелейший урон в живой силе и технике. И только по истечении этих девяти дней пятиглазые солдаты-кузнечики навсегда прощались с жизнью.
   Вот вам и весь доклад о военной мощи этой дружественной нам цивилизации, - подытожил император Август. - Что будем делать, господа придворные министры, депутаты и представители народа Коктебеля?
   В зале повисла гробовая тишина.
   - В течение девяти дней эти трупы еще сражались!.. - начали шептаться депутаты парламента.
   - Эти солдаты - зомби! Надо немедленно капитулировать, так мы сможем сохранить мегаполис и свои жизни! - кричали министры узкого и широкого кабинетов правительства.
   - Надо бежать, бежать прямо сейчас! - завопил один из представителей народа мегаполиса.
   - Спасайся, кто может! - закричал другой представитель народа Коктебеля.
   В зале поднялся невообразимый шум. Министры дрались с депутатами, депутаты - с народными представителями. Кто-то пытался первым пробраться к двери. Всеми овладела только одна мысль: бежать, спасти свою жизнь и свои семьи. "Бежать, бежать, бежать!" - кричали их головы, кричали вслух на весь императорский дворец.
   - Ты посмотри, Сен Жук, - показал Август на перепуганных чиновников и придворных, - и этот сброд ты хочешь назвать народом? В этом мегаполисе не осталось ни одного героя.
   Император Август выхватил свою саблю, с силой вонзил ее в дубовый стол и громко, как лев в пещере, заорал:
   - Если вы не заткнетесь, я первый, кто оторвет вам голову, не дожидаясь армии кузнечиков. Поймите своими бараньими мозгами: кто владеет жезлом, тот воспользуется возможностью и передаст координаты для уничтожения. Но он не дурак! Если он хочет править, он выберет определенные места, стратегические, ключевые, а мы тем временем организуем оборону и с помощью профессора Лемониуса свяжемся с планетой кузнечиков и объясним, что сигнал ложный. Поэтому повода для паники нет. - После этих слов императора профессор Лемониус утвердительно закивал головой. - Мы организуем оборону и продержимся столько, сколько позволит нам Бог! Если мы минимально себя не защитим, то нас просто уничтожат, - подытожил император Август. Подданные императора стыдливо молчали, боясь взглянуть на Августа. - Мы дадим достойный отпор армии врага и будем держаться до тех пор, пока ошибка не прояснится. Но я обещаю, что тот, кто украл жезл, будет казнен! И я найду тех, кто помогал ему выкрасть жезл из моего дворца. И даже если это будут самые близкие мне люди, они тоже будут казнены. Биться до конца - это наш единственный шанс выжить.
   - Слава императору Августу! - закричали придворные министры, чиновники и представители народа, громко хлопая в ладоши.
   - Сен Жук, пиши приказ о переведении армии на боевую готовность и создании народного ополчения.
   - Кузен барон Фабиан Фиванский, что вы так бледны? Готовьтесь в бой! - Август дружески похлопал кузена по плечу.
   За дверью послышался страшный шум. Предчувствуя недоброе, все замолчали. Двери отворились, и в залу, ковыляя, вбежал израненный пыльный солдат.
   - Император, император...
   - Я здесь! - отозвался Август и подхватил солдата.
   - Император, армия Редьки Гунна атаковала нашу границу и идет к стенам мегаполиса. Их много, император, очень много... - успел сказать солдат и потерял сознание. Каска слетела с его головы, гулко ударилась о пол и покатилась по мраморному полу...
   В который раз присутствующие на совещании притихли.
   - Вот так дела! За стенами на нас идет армия Редьки Гунна, а сверху нас будут атаковать кузнечики!.. - Август посмотрел на собравшихся. - У кого есть какие-то идеи?
   Собрание граждан Коктебеля молчало.
   - Я вас освобождаю. Идите по домам, - сказал император Август.
   Охрана дворца открыла двери, выпустив заседавших. Солдата по приказу Августа положили на носилки и понесли в лазарет.
   - Скажите врачам, чтобы хорошо лечили его! Я лично проверю. Это храбрый воин, один из немногих кто честно выполнил свой долг, - крикнул вдогонку Август.
  
   - Вы представляете, император, Редька Гунн прислал нам ультиматум! - размахивал бумагой Сен Жук. - Я даже вижу по стилю письма, кто это писал. Граф Арвид! Это его стиль - угрожать запугивать и обманывать.
   - Графа Арвида - на кол! Его подельника Курка поймать и допросить. Будет упираться - отрубить голову! - приказал Август. - Сен Жук, я попробую выйти пока с моими гвардейцами и дать сражение. Нам надо выиграть время, чтобы собрать армию и ополчение.
   - Но почему вы, мой император?
   - Мой долг - спасти империю. Если не я это сделаю, то кто?
   - Император, я поеду с вами.
   - Нет, Сен Жук ты должен остаться при Ойкумене. Она - молодой политик, ей нужен мудрый советник.
   В коридоре они увидели дрожащего как осиновый лист барона Фабиана Фиванского. Он пытался позвонить по мобильному, но не было связи.
   - Барон Фабиан, кузен, собирай гвардию мы едем решать судьбу Коктебеля и всей империи!
   - Зачем нам торопиться, мой император? Наши границы плотно прикрыты, стены Коктебеля неприступны. Они не смогут прорваться. К нам в город наемники не войдут!
   - Но разведка говорит, что есть вероятность прорыва, - вмешался Сен Жук.
   - Ну, может, маленькая группа. Но крупные соединения они просто не пройдут! - барон бил себя в грудь, доказывая правоту своих слов.
   - Барон, каждое ваше слово - лишнее, - заметил Август. - Живо в казармы, готовить солдат к походу. Если что не так, я вас просто расстреляю.
   - Есть! - заорал дрожащий от страха барон и выбежал из дворца.
  
   Тяжелые времена наступили для Коктебеля. В городе началась паника. Жители были в смятении, не зная куда бежать.
   Перед походом император Август ходил по дворцу.
   - Отец, что тебя вынуждает идти на войну? Пошли генералов, а мы займемся обороной. Даже строительством баррикад! -Ойкумена обняла отца и ласково посмотрела ему в глаза.
   - Долг, Ойкумена. Правитель - это тот, кто обязан служить своему народом. Помнишь старую колыбельную песню, которую я тебе пел в детстве?
   И Август, обняв свою дочь, запел.
  
   Славный ясеневый лук
   В руки мы свои возьмем
   Бранный острый славный меч
   К бедрам прикрепим своим.
   Утром будем сторожить
   Будем вечером стоять
   Мы на страже во дворце
   Государя охранять.
   Больше нет таких людей
   Кроме нас,
   Сможет предано,
   Как мы.
  
   (Перевод А. Глускиной)
  
   Император решил атаковать противника неожиданно и молниеносно в лесах угрюмов. Его солдаты знали эти леса и уже били в них Редьку Гунна. "И на этот раз тоже разобьют!" - говорил всем Август.
   Спускаясь по ступенькам, он надевал доспехи и отдавал последние распоряжения Сен Жуку и придворным.
   - У меня никогда не было сомнения, что свою корону буду защищать я сам. Мы первые должны нанести удар по Редьке Гунну. Приведите к присяге всех, кто еще не успел сбежать. Пусть они дадут присягу на верность родине, а не императору. Вместо меня наместником остается Ойкумена. Она справится, а ты, Сен Жук, будь ей верным советником. Мой план таков: надо нащупать мозговой центр в массе этой громадной армии и ударить по нему, ликвидировав главного зачинщика Редьку Гунна. Для этой операции моей гвардии будет достаточно, а потом начнем переговоры и с остальными. Кого-то подкупим а кого-то уничтожим.
  
   Весь Коктебель провожал гвардию в бой. Люди сыпали на головы усатых гвардейцев, выходивших из ворот Коктебеля, цветы, кто-то провожал их плачем, а кто-то играл им музыку.
   Пройдя быстрым маршем целый день, разведка императора Августа с помощью угрюмов нашла лагерь Редьки Гунна. И император Август назначил на утро бой.
   Перед боем конь императора Августа Буцефал взволновался, словно пытаясь отговорить императора участвовать в бою. В палатке Август еще раз объяснял командирам полков задачу атаки. Напасть неожиданно на штаб захватчиков. Постараться нанести как можно больший урон противнику. Если будет возможность, захватить в плен Редьку Гунна. Посеять панику в рядах противника и организованно отступить до подхода их главных сил на помощь штабу.
   - Барон, вы все поняли? Главный резерв предназначен для сокрушительного удара по противнику. По моему сигналу вы вступите в бой, барон Фиванский. Вам ясно?
   - Может, как-то избежим кровопролития? Договоримся с ними по-мирному, - пытался ускользнуть от боя барон Фиванский.
   В лесу угрюмов стояла мрачная тишина. Птицы перестали петь, предчувствуя кровавую битву.
   - Барон, нельзя договориться с человеком, который желает тебя убить. Наша задача разбить и ликвидировать Редьку сейчас, это наш последний шанс. Разбить его сейчас, пока он не собрал вокруг себя большие силы. Пока его силы в марше и идут разными колоннами. Господа, я отпускаю вас, идите поспите перед атакой на рассвете. Хотя какой тут сон...
   Командиры уходили к своим солдатам, чтобы подготовить их к битве.
  
   Как только первые лучи солнца осветили лес, гвардия императора в серебряных доспехах встала в широкий фрунт. Зазвенели фанфары, забили барабаны, поднялись флаги и штандарты. Кавалерия достала пики и обнажила сабли, а пехота сверкала на солнце стальными штыками. Но в лагере Редьки Гунна уже бежали воины, запрыгивая на боевые колесницы, строясь в боевые порядки.
   Двадцать тысяч отборных головорезов, псов войны, предчувствовали запах скорой победы, они рвались в бой, скуля и воя. И вожак стаи Редька Гунн надрывал глотку, размахивая саблей и пинками подгоняя своих солдат занять оборону лагеря.
   - Гвардия вперед! - скомандовал император Август.
   И конница лавой с пиками наперевес влетела в лагерь Редьки Гунна, круша и сбивая все на своем пути.
   Гвардейцы вклинились в черную тучу противника. Император искал Редьку Гунна в гуще боя, чтоб снести ему голову с плеч. Но к Редьке на помощь подходили все новые и новые отряды, а силы армии императора таяли.
   И тогда, подняв серебряный рожок, Август протрубил, зовя резерв. Но черный лес, в котором прятался резервный отряд, молчал. Гвардейцы с надеждой на подмогу с удвоенной силой врубились в ряды наемников. И тогда Август второй раз затрубил в рог, призывая резерв. И на этот раз черный лес ответил молчанием. А противника, бегущего на запах крови, становилось все больше и больше.
   И третий раз протрубил Август в серебряный рог, прося о подмоге. И тогда его конь Буцефал упал в гущу врага и черная туча врагов поглотила Августа.
   Резерв не подошел. Барон Фабиан Фиванский бежал. А резерв, приведенный им в другое место, кружил, пока старший офицер не вышел на поле боя и не увидел побоище с другой стороны поляны.
   Он видел, как Редька Гунн ходил с кровавым мечом по полю битвы и добивал гвардейцев. С быстротой молнии его меч рубил головы.
   - К счастью, не я буду отвечать за пролитую кровь! - кричал Редька Гунн. - Время было такое. Время кровавое.
   Офицер резерва понял, что поздно уже кому-то помогать.
   И тогда резерв в спешном порядке отступил.
   Редька Гунн наткнулся на белого коня Буцефала и занес над ним свой меч. И вдруг возглас Редьки заставил вздрогнуть всех, кто находился поблизости.
   - А вот это интересно! Генерал Крембо, быстрее сюда! Гюльгасан, телохранитель, неси цепи!
   Старая испытанная гвардия императора, первый и второй гренадерские полки, славившиеся штыковым боем и сабельным ударом, погибли в рукопашной схватке почти до последнего. Только единицы, уцелев, скакали в Коктебель, чтоб сказать, что император погиб и резерв не пришел на помощь. А резерв с опущенными от стыда головами тихо, без песен, с поникшими знаменами вошел в Коктебель. И вид гвардейцев резерва был печален. Старший офицер резерва доложил Ойкумене, как было дело, и во дворце поднялся плач. Траур по погибшему императору Августу. И все жители Коктебеля залились в слезах о погибших в этом бою.
   В Коктебеле царили паника и хаос. Известие о гибели императора Августа подкосило королеву Викторию, и ее младшая дочь Клеопатра находилась все время рядом с ней.
   Ойкумена пыталась править империей с советником Сен Жуком. Тронный зал был пуст, многих министров не хватало, половина депутатов сбежала. Только последние гвардейцы преданно несли службу, да старый робот-мажордом Паласиас, скрепя на шарнирах, вытирал пыль. Дворец опустел, не было ни слуг, ни гостей.
   - Что нового случилось в Коктебеле, Сен Жук? - встретила Ойкумена преданного министра в тронном зале.
   - Мои вам соболезнования, принцесса, я знаю, как вам тяжело сейчас принимать решения. Ваш отец, наш император Август, погиб на поле боя.
   - Сейчас не время, Сен Жук, предаваться трауру, надо спасать империю. - Ойкумена упрямо сжала губы. - Траур мы сделаем потом, когда победим. А мы победим, это точно.
   - Паника в городе, принцесса. Боярин Шампанский сбежал со свитой. Чиновник Виллюров быстро подал в отставку и скрылся с половиной королевской казны в неизвестном направлении. Министр транспорта Рогов не отвечает на телефоны. Графья Тулузовы эмигрировали. Герцоги Бурбонские...
   - Хватит! У меня такое впечатление, что эти крысы бегут с корабля, хотя корабль еще можно спасти. Какие у вас идеи, милый Сен Жук?
   - Никаких, моя принцесса! Надо искать союзников и обещать полцарства в подарок и вашу руку.
   - Союзников я тоже думала найти и даже нашла.
   - Кого?
   - Капитана Кархана.
   - Не может быть! Но он ведь пират. Разве можно ему доверять?
   - Он хороший воин и хороший человек, я в этом уверена, я это знаю. Надо попросить его, чтоб он сформировал ополчение и наладил оборону города.
   В это время мажордом Паласиас ввел в залу офицеров контрразведки Штольца и Акулова.
   - Принцесса Ойкумена, министр Сен Жук, у нас есть сведения, что маршальский жезл кузнечиков находится в руках барона Фиванского и его дружка Курка. Часовые, стоявшие в день покушения мутантов на дворец, опознали его, - сказал Акулов. -Он был не один, с ним во время покушения был и Курк, подельник графа Арвида. Его мы тоже нигде найти не можем.
   - Государственная измена, господа! Член правящей семьи, родственник императора барон Фиванский сбежал из дворца в гражданской одежде и украл маршальский жезл армии кузнечиков. Я ожидал от него чего угодно, но только не этого! - негодовал Сен Жук.
   - Как жаль! - вскрикнула принцесса. - Как жаль, что я не отрубила Курку голову на этом дурацком поединке. Сколько проблем я могла бы предотвратить!
   - Просим вашего разрешения на арест вашего родственника барона Фабиана Фиванского! - обратился к Ойкумене Штольц.
   - С этого момента он не мой родственник, майор Штольц. У вас развязаны руки. При задержании вы можете его пристрелить. А нет, так я сама вот этими руками отрублю ему голову! Но сначала их надо срочно найти и изъять то, что принадлежит моей семье - маршальский жезл армии кузнечиков. С его помощью мы в пух и прах разобьем захватчика Редьку Гунна.
  
   В информационную сеть вышла команда Штольца.
   "Срочно разыскивается государственный изменник барон Фабиан Фиванский. Приметы: среднего роста, лысоват, внешность слащавая, внимательный и коварно-замкнутый".
   - Майор Штольц, что вы думаете о кандидатуре капитана Кархана на пост руководителя обороны Коктебеля и организатора ополчения? - Ойкумена выжидательно смотрела на Штольца.
   Штольц взял минуту на раздумье.
   - Принцесса Ойкумена, я думаю, что Кархан сейчас самый подходящий человек на этот пост.
   Ойкумена встала с трона.
   - Я поеду к нему на переговоры. Майор Штольц, в какой гостинице Коктебеля вы их разместили?
   - В той, которая находится рядом с краеведческим музеем Коктебеля. Меня так попросил Кархан.
   - Седлай коней, Паласиас, мы едем.
   Принцесса Ойкумена и Сен Жук в окружении гвардейцев ехали по направлению к гостинице, где жили пираты. Навстречу им шли жители, бегущие в порт, чтобы сесть на корабли и покинуть город. Те, кто оставались, строили баррикады и громко приветствовали принцессу.
   - Это невозможно, это самоубийство, он возьмет вас в заложники! - возмущался Сен Жук. - Нельзя же ему полностью так слепо доверять.
   - Но когда он не знал, что я принцесса, он же не взял меня в заложники. И в конце концов, я надеюсь на его порядочность. А если нет, - Ойкумена положила руку на эфес сабли, - я смогу за себя постоять.
  
   Пираты безмятежно проводили дни в гостинице, зализывая раны после угрюмских лесов.
   Кархан, боцман Бимс, Амила и Синяя Борода делили денежные банкноты, выданные им Штольцем в качестве вознаграждения за нахождение места Мак-Мак.
   - Не знаю, что со всем этим делать, - сказал Кархан. - Сейчас война, эти бумаги просто обесценились.
   - На твоем месте я бы взяла золотом, - сказала Амила. - А сейчас действительно всю эту бумагу можно бросить в печь. Мы свидетели последних дней империи. На твоем месте, Кархан, я бы уже подыскивала запасные пути для отхода. Может, напоследок грабанем государственный банк Коктебеля?
   - Я - за! - крикнул Нельсон Сатана.
   - И я! - крикнули Ночной Ангел и Ушбон.
   - А я против! - сказал Кархан. - Он и в прошлый раз был пуст, а сейчас тем более. Наверное, министры бежали со всей казной в соседние южные страны.
   Звук рога заставил пиратов встрепенуться и выглянуть в окна.
   - Не верю своим глазам! Ой, мамочки, сама принцесса пожаловала к нам в гости! - вскрикнул юнга Левентик.
   - Дай полюбоваться на дамочку! - пират Шверт взял подзорную трубу и навел на резкость.
   - Что за фокусы, Шверт, у тебя отличное зрение. Дай и мне посмотреть! - боцман Бимс вырвал из рук Шверта подзорную трубу. - Братцы, у меня мираж, к нам прилетела моя муза! Она сидит на боевом коне с колчаном стрел за спиной, а рядом с ней какой-то мужичок в белом парике. Ну просто произведение искусства! Аполлон Бельведерский отдыхает! - восторгался боцман Бимс.
   Ночной Ангел тоже выглянул наружу Так это же Сен Жук!
   - Эй Ойкумена как поживаете? - махнул он ей рукой.
   - Я хочу говорить с капитаном Карханом! - крикнула Ойкумена. Рядом с нею стоял советник Сен Жук.
   - Принцесса, я сейчас выйду к вам навстречу!
   Кархан привел себя в более или менее нормальный вид и выбежал из здания.
   Амила Брюс, до этого спокойная и выдержанная, схватила со стены старинное ружье и, чертыхаясь, зло заталкивала в дуло свинцовые патроны.
   - Сейчас мы посмотрим, кто кого. Военное время, смена власти, никто меня судить не будет. Может, даже орден дадут и в звании повысят.
   - Амила, не дури! - схватился за ствол ружья боцман Бимс.
   - Оставь меня! - словно дикая пантера огрызнулась Амила на боцмана.
   - Интересная диспозиция! - констатировал доктор Буртик. Он устроился поудобнее, закинув ногу на ногу и скрестив тонкие гибкие руки на груди. - Я подожду, чтобы узнать, кому понадобится моя первая помощь, а кому уже ничего не понадобится.
   - Отдай ружье, тебе говорят! - боцман Бимс вырвал из ее рук ружье. - Синяя Борода, держи свою любовь, пока она не испортила тебе медовый месяц.
   Амбал Синяя Борода был уже тут как тут и крепко держал за руки Амилу, извивающуюся как змея и скулящую от ревности.
  
   Кархан и Ойкумена обнялись на улице. Сен Жук, смущаясь, потупил глаза, а пираты вылезли из окон, стараясь не упустить ни один жест.
   - Чему обязан вашим визитом, моя принцесса?
   - Вы мне нужны, Кархан! Империя в опасности.
   - Когда империя в порядке, я не нужен никому.
   - Когда я спасу свой народ, я тоже буду не нужна никому.
   - И тогда, может, принцесса, мы понадобимся друг другу? - с надеждой спросил ее Кархан.
   - Я отказалась от трона и после этой битвы хочу жить с тобой на пляжах, где деревня индейцев гуанчи. Плескаться в море и слушать легенды вечером у костра.
   - Ну тогда чего мы ждем? Где те ополченцы, из которых я должен создать армию вперед? Они станут у руля власти, а ты наконец-то будешь свободна от твоих благородных оков.
   Кархан свистнул и пираты поняли, что капитан затеял новую авантюру и что пора собираться в новый поход. Выйдя на крыльцо гостиницы, они обступили Кархана плотным кольцом.
   - Братва, право выбора за вами. Вы можете остаться тут, а можете пойти со мной. Наша задача на данном этапе создать армию ополчения и укрепить город для длительной осады.
   - Капитан, лучше весело умирать, чем мертвым жить, - сказал боцман Бимс. - Поэтому я иду с вами.
   - Притом мы верим в вашу счастливую звезду и выйдем живыми из передряги! - начал собирать свои вещи юнга Левентик.
   - Амила, мы остаемся! - дернул ее за рукав Синяя Борода.
   - Ну уж нет, если дело запахло деньгами, я тут не останусь. Эта принцесса, наверное, пообещала хорошее вознаграждение.
   - О чем разговор, Амила! - крикнул Нельсон Сатана. - Я чувствую запах денег.
   Его поддержали Йоркшир и француз Маменькин Сынок.
   Сев на лошадей, пираты двинулись по Коктебелю в сторону дворца. Там они решили создать штаб сопротивления.
   Люди смотрели на них и чувствовали, что вот это их последняя надежда. От пиратов и Ойкумены исходила внутренняя сила и казалось, что только они и знают, что надо делать.
   Кархан собирал на огромной площади добровольцев. Пираты раздавали им оружие и записывали в отряды.
   К Кархану потянулись разбитые части гвардейцев. И постепенно в городе начала формироваться новая армия.
  
   Курк сидел в родовом замке барона Фабиана Фиванского и наслаждался тишиной. Его окружали вооруженные до зубов головорезы графа Арвида. Курк взял командование на себя. Но вместо того, чтоб взрывать стены Коктебеля, он быстро занял укрепленную позицию - дом барона Фиванского.
   Сам Курк был одет в римскую тогу. На ногах у него сверкали сандалии, украшенные бриллиантами. Пальцы были унизаны золотыми кольцами. Лицо Курка была напудрено и натерто румянами, на губах - красная помада.
   Барон Фиванский выглядел неважно. Он плохо спал, его мундир вяло звенел медалями уже не существующей империи, так он по крайней мере думал. Он уже не хотел трона Коктебеля, он хотел личной безопасности.
   - Ну что с вами, барон? Взгляните лучше на меня: мой ястребиный профиль указывает во мне династию императоров. Я новый Нерон Коктебеля. Смотрите, какой у вас дворец в стиле рококо набитый шкурами животных и антиквариатом. Неплохая резиденция для нового короля.
   - И кто же этот король, позвольте узнать, Курк?
   - Это я, барон Фиванский, я. Откройте пошире глаза.
   - А кто эти люди, спящие в моих комнатах? На моих коврах, в моих охотничьих угодьях?
   - Это мой двор: аристократы чиновники и биржевые маклеры. В такое смутное время они потеряли надежду на старую власть и примкнули к гибкому побегу новой династии - Курку, первому правителю Коктебеля.
   - Но королю нужна армия, а у вас одни головорезы, обноски графа Арвида.
   - Неправда! Вот что у меня есть! - Курк вытащил из кармана халата жезл кузнечиков. - Вот я чем владею - армией инопланетян! По мановению моей руки я поведу свою армию в бой!
   - Ну так поведите и хватит болтать. Одно я про вас могу сказать: воровать вещи вас граф Арвид научил! - и барон, откупорив бутылку с вином, выпил добрый глоток.
   - Ну хорошо, барон, это не я, это вы захотели увидеть всю мою мощь. - Курк плюхнулся в старинное кресло барона, крутя в руках этот маршальский жезл и нажимая на кнопки. - Я подам команду боевой саранче, чтобы она атаковала мегаполис Коктебель. И в честь своего триумфа этот ваш зал я назову королевским тронным залом Курка первого.
   Курк отчаянно начал нажимать на кнопки жезла.
   - Что-то никакого эффекта от ваших манипуляций, Курк! - хохотнул барон.
   - Не Курк, а принц индийский Луи. Я попрошу вас, барон, не забываться, когда говорите с королем. Вот тут внизу я установлю родовой королевский склеп. Вы же не хотите стать первой жертвой моих репрессий!?
   Над замком зазвенели какие-то странные звуки и гости да и сам Курк посмотрели на небо: атмосферу прорезали сотни железных капсул. С каждой минутой их становилось все больше и больше, они напоминали крупный град. Капсулы, словно орехи, раскалывались, ударяясь о землю. И оттуда на землю - о, ужас! - выползала бронированная саранча.
   - Ну что, барон, вы поняли, кто владеет настоящим могуществом?
   Придворные бурно зааплодировали Курку, а небритый барон взял в руку бутылку вина.
   - Смотрите, Курк, чтобы они первым не атаковали вас с вашими обезьяньими манипуляциями.
   - Барон, убирайтесь прочь с моих глаз, вы представляете собой жалкое зрелище!
   Барон вышел во двор и с бутылкой вина плюхнулся в разноцветную гондолу, мирно качающуюся на поверхности большого бассейна.
   - Я отрекаюсь от трона, - бубнил он себе под нос. - Я ничего не хочу.
   - Какие подсвечники в этом замке! Замечательная декорация для заката империи! - сказал Курк, и придворные опять ему зааплодировали. - Но какая плохая организация! Скоро мне принесут присягу правители многих стран, и вы, мои придворные, станете большими министрами.
  
   Железные капсулы разбивались о землю, а оттуда вылезали бронированные жуки. Капсулы ударялись об землю с режущим ухо трубным звуком.
   Некоторые из жуков сразу бросались в атаку, нападая на железные машины и роботов. Люди в панике бежали от этих пришельцев, прячась и глядя, как жуки крошат все на своем пути. Но многие из пришельцев застывали на месте в железных когортах, грозно озираясь по сторонам, и осматривали землян, шипя и стрекоча усами из-под доспехов. В Коктебеле бронированная саранча, передвигаясь группами, заняла стратегические перекрестки дорог. Их зеленые разведгруппы скакали по улицам и занимали мосты и просторные офисы. Жители Коктебеля оказались осажденными в собственном городе. Испуганные люди, закрытые в своих квартирах, не знали, куда бежать. В городе опять возникла паника.
   Оракул Шакран давал свои сеансы в институте духовного роста, сложенном из консервных банок на складе рыбного завода. Людей в его пастве становилось все меньше. И сборы с представлений были уже не те.
   Попрыгав с барабаном вокруг костра и протрубив пару раз в медную трубу, Шакран остановился и вытер пот. Очень чесался череп, но он так и не смог разгадать секрет клея римлян. Пришлось почесать голову о столб. Раздались гулкие звуки железа по железу. Зрители это восприняли как должное и наградили Шакрана аплодисментами.
   - А теперь вы можете дарить мне ваши подношения.
   Граждане Коктебеля сложили у ног Шакрана картошку, морковку, тухлые пирожки и старую банку засахаренного варенья. А один старичок поставил перед Шакраном бутыль белого пенистого самогона.
   - Это что? - ткнул пальцем в бутыль Шакран.
   - Кумыс с водкой, кислое молоко, - сказал зритель.
   - Что, мало? - смутился старичок. - Ну вот примите от чистого сердца клюшку и шайбу, вы, наверное, хоккей любите.
   - Чур, веди сюда собак, гони их всех прочь.
   Черные мастифы вышли из темной комнаты вместе с дохлым чуром.
   "Оракул обиделся!" - понеслось в толпе, и люди быстро разбежалась в стороны.
   - Вот незадача, забыл им сказать, чтобы купили мои пакетики с солью. Заморский порошок называется.
   - Чур, а чего ты так вырядился? Заплечный мешок... грозный вид у тебя такой.
   - Ухожу я от вас, оракул.
   - Вот тебе! Куда?
   - Я уже зовусь не Чур, а Фамагуста, мощный маг, сын венецианского купца. Вот я себе и собак достал для большего уважения. Звери из преисподней, щенки цербера.
   - И это все, чему ты у меня смог научиться?
   - Ну почему, я еще знатный некромант, умеющий говорить с мертвецами.
   - Чур в лучшем случае ты закончишь свою карьеру мага торговлей пряностями, а в худшем тебя убьют те, кого ты попытаешься так глупо обмануть.
   - Интересно, почему это меня убьют, а не вас.
   - Потому что я хоть что-то смыслю в магии, а ты ничего. Твоя жизнь связана со мной. Если бы ты учил астрологию, ты бы умел читать звезды. Если я умру, умрешь и ты.
   И тут крик пронесся по улицам.
   - Саранча! Воины кузнечиков - они уже тут!
   - Бежим посмотрим! - приказал Шакран.
   На середине улицы, выстроившись в каре, стрекоча усами, стояла бронированная саранча. Вокруг собрался народ смотреть на этих ужасающих жуков.
   Но саранча только клекотала и никуда не двигалась.
   Оракул Шакран простер руки к напуганным гражданам.
   - Я говорил вам, что власть прогнила, что в небе скачут гонцы апокалипсиса! Вот они тут перед вами и единственное спасение - принести в жертву им эту развратную власть.
   Капсулы приземлялись в город одна за другой.
   И пятый ангел вострубил, и увидел я звезду, падшую с неба на землю.
   - Вот они, эти звезды, эти посланники небес за грехи наши! -завывал Шакран перед народом Коктебеля.
   Кузнечики боевыми порядками выходили из капсул, заполняя собой всю площадь и соседние улицы.
   - И из дыма вышла саранча на землю! Сбылись древние пророчества, сбылись откровения Иоанна Богослова! - не унимался Шакран. А народ, словно зачарованный, плотнее и плотнее обступал его.
   "...из дыма вышла саранча на землю и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы... По виду своему саранча была подобна коням приготовленным на войну: и на головах у нее как бы венцы, похожие на золотые лица же ее - как лица человеческие...
   На ней были брони как бы брони железные, и шум от крыльев ее - как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну: у ней были хвосты, как у скорпионов, и в хвостах ее были жала: власть же ее была - вредить людям..."
   - Принесем в жертву, братья и сестры мои, власть прогнившую, чтоб избежать гибели.
   - Принесем, оракул, спаси нас! - кричал, ища спасения у Шакрана, народ Коктебеля, собравшийся на площади.
   Солдаты-кузнечики, закованные в броню, остановились, выжидая дальнейших команд: руки и ноги их были покрыты железными шипами. Солдаты, оглядываясь вокруг, начали менять свою окраску, сливаясь с окружающей местностью.
   Коронный удар кузнечиков был такой: острым оружием насквозь пробить шею, чтобы потом подкинуть противника и пробить острием оружия еще раз. Но железные отряды замерли на месте только тихо стрекоча. Войска саранчи стояли в ожидании дальнейших команд.
   - Вот оно, Чур! Это наш звездный час! - теребил его за плечи Шакран. - Империя рушится. Нужно не упустить момент и забрать к себе половину народа. Нам нужен новый храм. И новые адепты нашей религии. Надо действовать.
  
   Во дворце Ойкумена держала военный совет. В тронном зале она сидела на троне. Рядом с ней по левую руку стоял Сен Жук. Перед ней стояли Кархан, профессор Лемониус, майор Штольц и Акулов.
   - Нас атаковала саранча, - доложил майор Штольц. - Она беспрестанно высаживается в новых кварталах города и на всем пространстве империи. Пока эта бронированная саранча не атаковала наши позиции.
   - А если они нападут, мы сможем отбить атаку? - спросила Ойкумена.
   - Принцесса, народное ополчение с ними не справится, - сказал Кархан. - И даже регулярная армия не сможет их победить. Хотя мне их поведение непонятно. Они занимают узловые перекрестки и стоят, как будто ждут дальнейшие команды.
   - Мне кажется, - сказал профессор Лемониус, что они ждут последующих команд, а их нет.
   - Что же их сможет сокрушить? - спросила Ойкумена.
   Только оружие Мак Мак, - сказал Штольц.
   В тронном зале повисла напряженная тишина.
   - Без магического оружия атлантов мы не сможем спасти империю, - сказал Айвен Штольц. - Оно нам не просто нужно, а необходимо для выживания. Мощь этого оружия мы, как в старые добрые времена, обратим против инопланетных пришельцев и против захватчика Редьки Гунна и его армии. Без оружия Мак-Мак мы только сможем продлить агонию империи, но ее мы не спасем.
   - Эх! - крикнул Кархан, - была не была. Ойкумена я пойду в леса угрюмов и принесу это оружие.
   - Но в лесах угрюмов стоит саранча! Как вы проберетесь туда Кархан?
   - Может по воздуху? - предложил Кархан.
   - Исключено, воздух полностью контролирует саранча, -сказал Акулов. - Пробираться надо только по земле и то в глубокой маскировке..
   - Но если саранча на нас нападет, мы не отобьемся простым оружием.
   - Я решу эту проблему! - профессор Лемониус погладил бородку. - Я просчитывал этот вариант на тот случай, если нас атакует эта цивилизация кузнечиков, и создал целый арсенал боевых средств против саранчи. Весь арсенал я предоставлю в ваше распоряжение, капитан Кархан.
   - А я пойду с вами, Кархан! - сказала Ойкумена.
   - Исключено! - завопил Сен Жук. - Принцесса вы нужны своему народу тут. Без вас начнется катастрофическая паника. И мы уже ничем ее не остановим.
   - Профессор Лемониус, как нам лучше добраться до места хранения Мак-Мака, этой Черной скалы, которую угрюмы называют Зуб дракона? - спросил Кархан.
   - Я думаю, капитан, если мы снарядим два быстрых катера и поплывем по реке, маскируясь и проскакивая опасные места, то наши шансы добраться до Черной скалы, где спрятано оружие, будут достаточно велики.
   Штольц записал в свой блокнот снаряжение, необходимое для экспедиции.
   - Через два часа я достану вам катера и все необходимое. И вы сможете, пройдя по реке посты саранчи, добраться до скалы Зуба дракона.
   На этом военный совет перестал совещаться и каждый пошел выполнять намеченное дело.
  
   В порту Коктебеля в закрытом ангаре пираты собирались в поход. Пираты собирали амуницию и боеприпасы. За Карханом бегал профессор Лемониус.
   - Капитан Кархан, возьмите с собой баллончики с аэрозолем, так вы собьете этих насекомых со следа. Они вас не смогут почувствовать. Побольше гранат, начиненных ядом ДДТ. Я их сам начинял долгими бессонными ночами.
   - Нам это поможет? - спросил профессора Кархан.
   - Не совсем. Такая защита недолговечна. На некоторое время она их отпугнет, а потом они вас атакуют вдвойне.
   - А я слышал, что помидоры отбивают запах у насекомых! - крикнул проходящий мимо юнга Левентик.
   - Возьмите с собой побольше травы сирени с полынью и можжевельником, - посоветовал профессор Лемониус.
   Штольц сверял с Карханом маршрут реки по карте, а профессор, теребя бородку, давал свои зоологические советы по борьбе с насекомыми. К ним подошел Теофраст Акулов.
   - Отряд будет укомплектован не полностью, - доложил Теофраст. - С ними не пойдет ветеринар: его укусил крокодил, когда ветеринар вкалывал ему снотворное, а других желающих я не нашел.
   - Так что, они пойдут против отрядов кузнечиков без ветеринара, зоолога и биолога? - рассердился Штольц.
   Профессор Лемониус был свидетелем этого разговора.
   - Майор Штольц, дайте мне оружие, - потребовал профессор, - я хочу парабеллум или вальтер.
   - Зачем оно вам, профессор Лемониус?
   - Я иду в поход за оружием Мак-Мак вместе с Карханом и его пиратами.
   - Вы? - удивился Штольц.
   - Я не могу их оставить одних против такой древней цивилазции. Я нужен им. Соня, собирайте наши вещи. Я принял решение. Я буду у них в штате вместо ветеринара. В конце концов я их сюда привел, этих кузнечиков, я и помогу им отсюда уйти. Вытравлю эту саранчу на хрен. Жаль, что прогресс всегда дается человечеству дорогой ценой. А дорогая цена - это наши человеческие жизни.
   Штольц задумался, глядя на пиратов, собирающих амуницию, на Кархана, изучающего маршрут, на Лемониуса и его секретаря-робота Соню и на небо. Оттуда спускались все новые и новые капсулы саранчи.
   - Хорошо, профессор, говорите ваши размеры, я достану вам ботинки и камуфляжный костюм с каской. И в довесок вы получите парабеллум и вальтер.
  
   Через час пираты забирались в катера. Перед отходом Кархан и Штольц еще раз сверили маршрут и план действий.
   - Запомни, Кархан, оружие Мак-Мак ни в коем случае не должно попасть в руки Редьки Гунна, даже если последнего из вас пригвоздит саранча своим жалом к земле.
   - Штольц, не волнуйтесь вы так! Бог не выдаст - свинья не съест. Лучше следите за порядком во вверенном вам мегаполисе. А оружие я спрячу надежно, главное - найти его. Скалу-то мы знаем, а где оно в этой скале никто мне про это ничего не сказал.
   Пираты с Лемониусом в каске и в камуфляжном костюме и роботом Соней сидели в катере.
   - Вот, профессор, вы летали в космос на заре советской космонавтики... - начал издалека юнга Левентик.
   - И к чему вы ведете, юнга?
   - Вы мне перед опасным заданием ответьте честно на простой вопрос. Секс на орбите был?
   Профессор Лемониус снял каску с головы, поправил беретик, кашлянул в кулак и встал с места.
   - Ответственно заявляю: никакого секса на орбите не было. - Профессор Лемониус сел. - Да, юнга, секса не было и быть не могло.
   Пираты лопнули от смеха, боцман Бимс и ночной ангел аж плакали.
   - Вы мне не верите? - обратился Лемониус к Ушбону и Шверту. - У нас даже тритоны по разным клеткам сидели. Ну, конечно, со мной летали женщины-ученые. Многие из них были очень даже привлекательные. Но у нас и в мыслях ничего такого не было. Мы занимались наукой. Да, наукой, а не сексом. Хотя, конечно, ничто человеческое нам было не чуждо. Мы скучали по женщинам, по дому и семье. И когда совсем было невмоготу, мы брали в руки гитары и сочиняли песни. Эксперименты по разведению живых организмов были. Не скрою. Нам удалось вывести в космосе десять поколений мушек дрозофил.
   - А может, это не кузнечики, а ваши мухи выросли, размножились, поумнели и атакуют нас? - хитро прищурился юнга, грызя леденец.
   - Нет, юнга, это совсем другая цивилизация.
   Два боевых катера эребус и терор с пиратами на борту вышли с морской базы Коктебеля. И на всех парах помчались по реке Паганьке в стороны скалы Зуб дракона. По берегам Паганьки стояли железные когорты кузнечиков. Ощетинившись железными шипами, они тихо клекотали и грозно шипя и стрекоча провожали взглядом корабли.
  
   Армия Редьки Гунна шла маршем по лесам угрюмов. Двигались они в форме ромба. Впереди - корпус генерала Понсе, сверкающего пенсне в золотой оправе. По бокам - генералы Виль де Буа и граф Плюклер, в середине - корпус Редьки Гунна. А замыкал шествие корпус Крембо, и с ним в обозе ехал граф Арвид, размахивая своей волшебной палочкой и травя байки с поварами и конюхами.
   Редька занял позиции у крепости Дундам и в честь победы над Августом закатил пир горой. Наемники праздновали победу. Они сидели в доспехах гвардейцев, пили из касок самогон и мечтали, как они будут грабить Коктебель. А в шатре Редьки Гунна пир шел особенно шумно и весело.
   - Сейчас у меня много наемников и перед тем, как они разбегутся, надо немедленно захватить Коктебель! - кричал Редька своему помощнику Крембо.
   - Крембо, мой генерал-адъютант, помнишь, как мы бежали через эту крепость, разбитые и теснимые полчищами Августа? А сейчас мы - победители и пируем здесь на костях солдат империи!
   - Я подымаю кубок за вас, мой маршал! - поднял вверх большой рог с вином Крембо. - Но хочу вам сказать, что Коктебель не так легко взять приступом. Его окружает высокая неприступная стена, крепкие башни. Сильная огневая защита. И даже армия у них есть. Наши лазутчики сообщили, что армию им создал капитан Кархан.
   - Опять этот Кархан! - вскочил со своего трона Редька. - Да кто он такой? Я сам сдеру с него шкуру и положу как коврик перед своей кроватью. Я буду вытирать об него ноги и днем, и вечером. Стойкие воины, ты говоришь. Сейчас ты увидишь одного из таких воинов. Гюльгасан, привези этого сюда. Сейчас вы, уважаемые генералы Виль де Буа, генарал Понсе и граф Плюклер, сейчас вы увидите.
   Граф Арвид держал под мышкой свою волшебную палочку и не особо слушал бахвальство Редьки Гунна. Он действительно в ту ночь не смог найти жезл кузнечиков. Но зато нашел реквизит фокусника и старый пульт от телевизора. И надев костюм факира, приехал в лагерь Редьки Гунна как шаман. Так он себя и назвал - шаман.
   Редька не поверил ему, и графу Арвиду пришлось провести пасы руками перед небом и понажимать на кнопки пульта при свидетелях. Не известно, на что надеялся граф Арвид. Ибо Редька был готов кинуть его в костер. Когда вдруг на небе появилось множество точек, падающих на горизонте.
   И разведка Редьки, приблизившаяся к одной из этих капсул, увидела застывших в каре ощетинившихся боевых жуков. Грозно стрекочущих и бросающих по всем направлениям хищные взгляды.
   Все поверили, что это граф Арвид вызвал инопланетную цивилизацию на помощь Редьке. И Редька сразу же зачислил графа Арвида в свой штаб на должность шамана по стратегии.
   И тут солдаты Редьки во главе с Гюльгасаном ввезли в шатер клетку, а в ней пирующие увидели прикованного цепью императора Августа.
   - Вот он, наш поверженный враг, - тыкал в него пальцем Редька. - Завтра утром мы казним его перед всей армией. И это резко повысит боевой дух моих солдат.
   Август оглядел всех ненавидящем взглядом и вдруг зарычал, как лев, пытаясь порвать цепи и выломать прутья клетки.
   Пирующие в шатре чуть вздрогнули, а потом от страха начали кидать в клетку, где стоял прикованный Август, объедки с едой, стаканы, кружки и тарелки. Они были похожи на стаю испуганных бандерлогов, увидевших перед собой питона.
   - Увезите его! - закричал Редька. - Я завтра собственной рукой отрублю тебе голову, а пока спокойной ночи. Увезите эту историческую рухлядь.
   И императора Августа, словно дикого зверя, увезли вместе с клеткой из шатра Редьки.
   - Крембо, тащи тазик с мороженым! - командовал Редька Гунн. - Мне надо подсластить свое настроение. А потом танцы под гармошку и барабаны. Танцуют все.
   - Крембо, а где мутант Туз? Уцелел ли он после моей ночи длинных ножей, когда головы конкурентов летели как кочаны капусты?
   - Маршал Редька, мне кажется, Туз сошел с ума: он целыми днями сидит на поляне и считает звезды.
   - Сошел с ума? Тем лучше. Где музыканты? Музыку!
   В шатре Редьки зазвучала музыка и хмельные генералы принялись танцевать вокруг трона Редьки Гунна и даже подымать его вместе с троном вверх.
   Граф Арвид ночью незаметно подкрался к клетке, где сидел закованный в цепь император Август.
   - Что, Август, сидишь? Видишь, как колесо фортуны повернулось к тебе задом, а ко мне передом? А сколько я от тебя испытал унижений и оскорблений? Сколько плевков я получил с твоей стороны! Но завтра утром моя месть восторжествует. Ты не умрешь легко, я тебе обещаю! Я сам возьму топор и буду тебя убивать медленно, растягивая удовольствие.
   Август попытался допрыгнуть до графа Арвида и руками, просунутыми через решетку, сдавить, сжать его горло, удавить. Но цепь была слишком короткой.
   Граф Арвид испуганно отскочил в сторону, а потом, увидев, что Август ему не опасен, заблеял дурным голосом.
   - Что, не дотянешься? Я тут, ну давай, давай еще одно усилие...
   - Подожди, подлец! - пообещал ему Август. - Я постараюсь, чтоб мы вместе отправились на тот свет.
  
   Смена караула. Из темноты закричали солдаты, подошедшие к клетке, где находился император Август.
   Один из солдат грозно рявкнул на графа Арвида.
   - Что ты тут делаешь, мошенник? Плети захотел? - и солдат с удовольствием огрел плетью спину графа Арвид.
   Граф Арвид перегнулся от боли
   - Да как ты смеешь?!.. - блестели злостью глаза графа.
   - Убирайся, предатель, никогда не жаловал таких подлецов! - и тот же солдат вытащил саблю с намерением опустить ее на голову графа.
   - Ну подожди, я доложу о тебе Редьке Гунну. Как твое имя?
   - Зут мое имя. И вали отсюда!
   Граф Арвид обиженно скрылся в темноте.
   - Император! - тихо позвал солдат Зут. - Император Август!
   Август посмотрел на этого солдата и вдруг лицо у солдата поплыло. И перед Августом предстал Туз.
   - Я где-то тебя видел. Не ты ли покушался на меня в поезде? Это ты был ковбой?
   - Было дело! - Туз руками ломал замки и сбивал цепь с Августа. Это был я, но это уже не я.
   - Выходите, император, нас ждут великие дела. В прошлой жизни мы были врагами. Но, знаете, сначала я был революционером, а теперь стал консерватором. Я за реформы, но только без крови и переворотов.
   Август выпрыгнул из клетки на траву и стал ходить, разминая затекшие ноги, массируя руки освобожденные от тяжелых цепей.
   - Тихо вы, не шумите, - предупредил его Туз.
   Вокруг клетки лежала убитая охрана, а мутанты, принявшие форму наемников, переходили в обычное свое состояние.
   - Я думаю, в будущем мы могли бы пригодиться друг другу. Вы знаете, Август, жизнь - великий учитель, иногда она силой открывает крепко зажмуренные глаза и закрытые уши. А сейчас, Август, нам надо бежать из этого адского места.
   - Да поможет нам бог! - сказал император Август.
   И, тихо сняв постовых, мутанты вместе с Августом ушли в темноту леса.
  
   Граф Арвид ворвался в шатер к Редьке Гунну. Редька хмуро сидел на троне, рядом с ним стоял адъютант Крембо.
   - Мой маршал, один из твоих солдат, охраняющих клетку с Августом, нагрубил старшему по званию. Прикажи отрубить ему голову. Его зовут Зут. А то никакой дисциплины в нашем войске не будет.
   - Дисциплина, говоришь? - Редька поднял налитые в бешенстве кровью глаза на графа Арвида.
   Арвид попятился.
   - Пардон, я кажется не вовремя! - забормотал он, но личный телохранитель Редьки Гульгасан вытащил кривой нож и преградил графу дорогу к выходу из шатра.
   - Скажи мне, граф, - продолжил Редька, - ты владеешь жезлом инопланетной цивилизации и сказал мне, что они наши союзники. Но объясни, почему эти жуки атаковали мои передовые отряды? Они их разорвали в клочья. Их коронный приём - быстрый удар жала в горло, бросок вверх и второй удар в воздухе. Половина корпуса генерала Понсе разбита. А у меня каждый солдат на счету, даже такой никчемный, как ты.
   - Я ни в чем не виноват, Редька! - завопил граф Арвид. - Вы же сами прекрасно знаете, что мне можно верить.
   - Или ты изменник, граф, или предатель, выбирай одно из двух! Почему эта саранча атаковала мою армию? - кричал Редька, размахивая саблей.
   "Может, это жезл забарахлил?" Перед глазами графа Арвида дрожала волшебная палочка.
   - Мой генерал, генералиссимус, не волнуйтесь, я все исправлю! Ночи спать не буду а починю.
   "А может, ты их лапами хочешь убить меня?" - закралась мысль в голову Редьки Гунна, и он ее выразил вслух.
   - Нет, это ошибка, Редька, нет. Я верен только тебе, клянусь! Наверное, были помехи, магнитные бури...
   Граф Арвид рухнул на колени перед Редькой Гунном.
   - Саранча неправильно поняла приказ, но я все исправлю. А если не веришь, вот бери жезл и командуй, веди саранчу в бой за собой.
   - Допустим. В бою ты докажешь мне свою преданность. А сейчас постарайся исправить свою ошибку, почини этот жезл и дай команду саранче разбить стены Коктебеля, - закончил разговор Редька.
   В шатер вошел конвой, и солдаты Редьки потащили графа в отдельную палатку, поставив у входа двух часовых.
   - Эй, солдатики, выпустите меня в туалет! - попросил их граф Арвид.
   - Сиди там, пес! Не велено тебя никуда выпускать.
   - Да не бойтесь вы. Я не убегу.
   - Не велено с тобой разговаривать. Чини свой жезл. Чтоб эти летучие гады и нас не разорвали в клочья, как наших товарищей. А если что, тебе первому выпустим кишки! - предупредили его солдаты.
   Граф Арвид знал, что когда-нибудь его трюк с жезлом раскроется, но не думал, что так быстро. Он даже не предполагал что кто-то воспользуется им и даст приказ саранче захватить Коктебель.
   "Неужели Курк? - закралось подозрение в голове графа Арвида. - Неужели именно Курк нажимает на кнопки, приказывая саранче идти в бой?"
   Граф выхватил из кармана мобильный телефон и истерично начал пальцем тыкать по кнопкам, набирая номера Курка и барона Фиванского.
   Но железный голос автоответчика констатировал: "Абонент временно недоступен. Перезвоните попозже. Абонент временно не доступен".
   "Что делать? - лихорадочно думал граф. - Как выиграть время и спасти свою жизнь?"
  
   А в это время кортеж с королевой Викторией и наследницей трона принцессой Клеопатрой пробирался по заброшенным улицам Коктебеля среди хаоса оставленных повозок, спешащих куда-то людей и боевых отрядов саранчи, стоящих в каре и злобно шипящих на людей.
   В этот трагический для империи момент Виктория думала о том, как выглядеть самой красивой вдовой империи. И для выбора соответствующего гардероба она уговорила младшую дочь Клеопатру выехать из дворца, хотя Ойкумена и говорила матери, чтоб из дворца ни ногой. Но императрица Виктория обманула охрану и, выскочив с малым конвоем, поехала примерять траурные платья.
   - Нет, это просто невозможно! - возмущалась королева Виктория. - Они в этом магазине дали мне примерить какое-то бальное платье времен царя гороха, расшитое бисером и драгоценными камнями. Но платье-то изъели мыши и моль!.. И вообще, оно отстало от моды. Такие наряды не то что никто не носит, а просто никто не шьет. А эта гнусная сиреневая шляпка с искусственными цветочками для пожилой женщины! А я еще молода и даже недурна собой! Зачем мне уродовать свою внешность этой сиреневой шляпкой? Не правда ли, мое дитя?..
   - Да, матушка. Но лучше бы нам было все-таки остаться во дворце. Мне неудобно перед Ойкуменой. Она нас просила никуда не выезжать, потому что наш дворец - это единственная надежная крепость на сегодняшний момент.
   - Клео, о чем ты говоришь! Мне надо надеть подходящий наряд, в стране траур. Твой отец и мой муж бедный Август погиб на полях сражений. А мы что, будем бегать в роскошных вызывающих нарядах? Какой конфуз! Что о нас подумает народ, соседи? А как взвинтил цены этот хозяин магазина! Никакой совести нет у человека. У людей горе, а он мне говорит про инфляцию и девальвацию денег. А как он тебе хотел спихнуть старый джинсовый костюм и в подарок костюм деда Мороза! Что с людьми делает война, они просто озверели...
   - Ты права, моя дорогая мамочка! - поддерживала это мирное щебетание принцесса Клеопатра, а сама напряженно смотрела по сторонам в окна автомобиля.
   Подозрительные личности в хитонах и с дубинами возникали на всем пути продвижения кортежа, свистели и размахивали руками.
   И вдруг со свистом и рыком эти мужички в хитонах напали на охрану. Они сбросили всадников с лошадей. Между охраной и нападавшими завязалась горячая схватка. Слышен был вой, текла кровь, с треском ломались кости проломленных черепов. Гвардейцев было меньше, силы были не равны. Кому-то из гвардейцев удалось проскочить сквозь бешеную толпу нападавших, а остальная охрана осталась лежать на земле, отправив на тот свет немало нападавших. Дверь автомобиля, стекла - все было разбито бейсбольными битами и железными булавами.
   Императрицу Викторию и Клеопатру силой вытащили из машины и грубо заткнули им рты.
   - Не портить товар! - приказывал хлипкий юнец с большой копной нечесаных волос.
   - Это кто тут говорит? - взревел бородатый мужичок, пьяный от крови с кровавой дубиной в руках.
   - Это я говорю, Чур, ученик оракула и великий маг Фамагуста, сын венецианского купца. Ты, я вижу, мужик, от крови опьянел? Я тебе быстро кровопускание сделаю. Со мной не спорить, я второй после Шакрана маг!
   - Верно он говорит, мы его знаем... - бормотали мужики с дубинами и топорами.
   - Товар не портить, ибо оракулу они нужны для жертвоприношения. А порченый продукт кузнечики не примут. Так что, ребятушки, взвалили их на плечи и аккуратно царскую семью тащим в зиккурат.
   И мужики в грязных хитонах, бородатые, с дубинами и бейсбольными битами, поволокли императрицу с принцессой Клеопатрой и скрылись в грязных улочках Коктебеля, направляясь к зиккурату. Там, на вершине зиккурата, оракул разместил свою паству, развел огонь и соорудил алтарь для жертвоприношения.
   - Побольше дровишек в огонь, побольше дыма. Пусть инопланетяне обратят на нас внимание! - кричал слугам оракул Шакран. - Бейте в барабаны, трубите в трубы, зовите с небес саранчу! - кричал Шакран музыкантам своей паствы. - И вы, адепты, молитесь, - обратился он к народу, столпившемуся с пожитками и скарбом вокруг этой высокой пирамиды. - Молитесь, потому что, когда саранча вся сойдет на землю, это место они не тронут.
   Чур предстал перед Шакраном и поклонился ему в пояс.
   - Твое задание выполнили, владыко. Царская семья томится в одном из подвалов зиккурата под строгой охраной.
   - Молодец, Чур. Смотреть за ними надо в оба глаза. Саранче понравятся принесенные в жертву две девки царского рода. Пойду в народ, поговорю с ним.
   Оракул Шакран перед выходом к народу порылся в карманах своего хитона, вытащил помаду и накрасил губы.
   Чур удивленно глядел на своего оракула.
   - Не удивляйся, Чур. Это грим, сценический грим. У меня сейчас серьезная ответственная роль, я должен выглядеть молодым и красивым. Сегодня я буду самим собой, это будет триумф.
  
   Мутанты во главе с Тузом и императором Августом пробирались сквозь леса угрюмов в сторону Коктебеля.
   Туз умело обходил все ловушки и засады угрюмов.
   Пару раз отравленные стрелы ловушек угрюмов пролетали возле уха Августа, но мутант Арбакль зубами перехватывал их и жевательным движением ломал.
   - Как вы хорошо разбираетесь в этих лесных тропинках! - похвалил мутантов Август.
   - Мы рождены в подполье, приходилось учиться и учиться, чтобы выжить, - ответил ему Балабос.
   - Балабос, хватить болтать, лучше залезь на дерево и посмотри, есть ли за нами погоня Редьки Гунна.
   Балабос на мгновение превратился в сороку и взлетел вверх на верхушку дерева. Осмотрев местность, он плавно опустился вниз и стал опять человеком.
   - Кажись, оторвались от них, Туз.
   В ту ночь в лагере поднялась тревога, и Редька Гунн послал пятьсот человек во главе с адъютантом Крембо в погоню за мутантами и императором. Несколько раз мутанты дрались на поляне с конными отрядами Редьки Гунна, но всегда быстро ускользали, быстро преодолевая непроходимые завалы и заметая следы, пуская преследователей по ложному следу.
   Теперь все в отряде Туза вздохнули свободно.
   - Дойду до Коктебеля и сразу дам приказ проложить по лесам угрюмов большой асфальтированный тракт. А то это никуда не годится: у нас корабли в космос летают мы на Марсе колонии строим, а дороги у нас все в колдобинах. Да, ничего в моей стране не изменилось, ни дураки, ни дороги! - вздохнул император Август.
   У ног императора Августа и Туза грохнулась большая белая сова. Поменяв форму, эта птица стала Арбаклем.
   - Босс, за лесом свободная дорога на Коктебель, без патрулей и засад.
   - Молодец, Арбакль, не даром мы кормили тебя двойной порцией тушенки.
   - И почему вы, мутант Туз, решили меня освободить? - спросил его Август.
   - А меня нюх, мой друг Август, никогда не подводил. Я только там, в лагере, понял что будущее за вами, а не за этим гнусным поработителем Редькой. Он будет властвовать и порабощать, а народом надо уметь править.
   - Придем в Коктебель, и я подписываю указ о равенстве в правах между мутантами и людьми. А тебе, Туз, я дам право сидеть в моем присутствии и включу в правительственный кабинет.
   - Ура! - закричал Балабос. - Конец войне, выходим из подполья!
   - А я уйду на пенсию после этой революционной борьбы и буду разводить пчел.
   За лесом возле дороги послышался рев. Мутанты осторожно раздвинули листву и увидели необычных рогатых пятнистых животных.
   - Это кто - инопланетяне? - спросил Арбакль.
   Животные с недоумением смотрели на пришельцев.
   - Это носороги, - решил Туз.
   - Носороги такими пятнистыми не бывают, - сказал Винт.
   В это время одно из животных протяжно замычало.
   И тут Август стукнул себя по лбу.
   - Я вспомнил, это коровы!
   - Так мы дома! - заорал Балабос.
   И тут на дороге показались телеги, и мутанты побежали к ним навстречу.
   - Стоять! Что за телеги? - остановил рукой движение Август.
   - Отец родной, - закричал сидящий в первой телеге вождь Дункаль, - отец родной, а мы думали, вы погибли! В Коктебеле по вам траур...
   - Вот Дункаль, герой партизанской войны, - представил Дункаля мутантам Август. - А это мутанты, лучший спецназ Коктебеля. А вы куда, угрюмы, путь держите?
   - Консервированные головы солдат Редьки Гунна в меду везем. Хотели на ярмарке продать да тут на нас саранча пошла. Все движение застопорилось, люди в чащобы бегут молиться, судного дня ждут, апокалипсиса.
   - Апокалипсис отменяется, Дункаль. Собирай ополчение, будем бить Редьку, а за ним и саранчу, как наши предки били.
   - Ой, приятно слышать это от вас, ваше величество! Мы же, угрюмы, народ покладистый, нам надо цель дать, а мы ее достигнем. Садитесь, ваше величество, на подводы, мы вас по нехоженым тропинкам вмиг до Коктебеля домчим. А тут слух про вас пошел что вы погибли. А вы живы. Значит, жить долго будете.
   И обоз угрюмов по ухабам да по кочкам быстро помчался к городу Коктебелю.
  
   По узкому руслу речки Поганки пираты плыли на боевых катерах к скале под названием Зуб дракона. Лица у пиратов были суровы. Взгляд был натренирован так, чтобы стадо гиппопотамов при их виде меняло свой курс на обратный.
   Но пираты старались шутить как можно больше и ржали без остановки.
   - Почему вы так дико смеетесь? - спросил их профессор Лемониус.
   - Лучше умереть с соленой шуткой и грубым ругательством на губах, чем с постной рожей, - ответил профессору Кархан.
   И пираты грубо шутили и громко смеялись, чтобы скрыть нервное возбуждение.
   - Кархан, я читал предсказания Нострадамуса: полчища зверей идут на нас плотной тучей. Это он о саранче писал. Что, действительно наступил конец света? - поинтересовался Лемониус.
   - Не думаю, профессор.
   Лемониус внимательно смотрел по сторонам, не приближается ли к ним бронированная саранча. А потом вздохнул и схватился за сердце. Достал из кармана таблетку валидола и сунул себе в рот.
   Кархан оценивающе оглядел профессора.
   - Давно это у вас, профессор, проблемы со здоровьем?
   - Давно, капитан Кархан. Но вы не беспокойтесь. Пусть это вам не мешает вести поход.
   - Зачем же вы согласились пойти с нами?
   - Так вы же без меня пропали. Да и не все ли равно, где умирать - в своем кабинете или на поле боя. На поле боя даже как-то героически.
   Профессор вытащил из кармана железную банку монпансье.
   - Братишки, кушайте конфетки. Вы еще в таком возрасте, когда не стыдно грызть леденцы. У меня для саранчи припасен подарок: я сделал макет разведчика этой армии. С моторчиком. Не хотите ли примерить на ком-то из своих?
   - Запросто, - отозвался Кархан. - Боцман Бимс, определите на глазок, кому бы подошел этот костюм нашего друга насекомого.
   - Капитан я думаю, только Ночному Ангелу этот костюм подойдет. И имя у него летучее.
   - Эй, Ночной Ангел, надевай амуницию, будешь у нас в воздухе летать! - приказал Кархан.
   И Ночной Ангел, надев костюм, взлетел в воздух. Двигаясь перед кораблями, он осматривал устье реки.
   - Какая скорость у этого костюма? - спросил Кархан.
   - Такая же, как и у саранчи, капитан Кархан. Тридцать три километра в час. Жаль, что не смог я утяжелить костюм боевым арсеналом. Он тогда вообще не поднялся бы в воздух.
   Катера шли дальше по мутной воде, заходя в леса угрюмов. А впереди, ломая кусты и ветки над рекой, летел Ночной Ангел.
   - Эй, братишка, камыш не погни! - подбадривали его пираты.
   Ночной Ангел сделал круг над катерами. Это был условный сигнал: дорога свободна.
   А профессор Лемониус тем временем вместе с роботом Соней доставал из ящиков свои домашние заготовки - головы жуков, искусные муляжи. Так он маскировал катера Эребус и Терор. Издалека даже трудно было понять, манекены это или настоящие кузнечики сидят в лодках, плывущих по реке Поганке.
   - Пока мы плывем, вы, профессор, могли бы дать моим бойцам лекцию о противнике, с которым мы вступим в бой, - попросил его Кархан.
   - О, с удовольствием! Я буду говорить в этот микрофончик. Попрошу вытащить блокноты и ручки. У кого есть ноутбук - очень хорошо.
   - Профессор, это не студенты, это пираты. Они не делают домашних заданий, - напомнил Лемониусу Кархан.
   - О, прошу прощения. Я хочу вам поведать об этой удивительной цивилизации. Я начал заниматься ею давно, пытаясь разгадать шифр саркофага скифа. Но перейдем к армии. Армия боевой саранчи состоит из пятидесяти тысяч особей. В бой их ведет вождь. В основном, это особи мужского пола, среди них даже есть сыновья вождя. Но есть также и дочери, этакие амазонки. Есть и старые девы.
   - Девственницы, что ли? Мне непонятна ваша формулировка, профессор, - подал голос пират Шверт.
   - Ну все, нам конец, если старая дева атакует нас! Да еще и девственница! Живыми мы от этой особи не уйдем! - закричал юнга Левентик.
   Пираты весело заржали.
   - Природа затруднит продвижение этой армии. Саранча может тонуть в воде. Шум птиц помешает им ориентироваться. Представляете, у них на планете нету птиц. Вождь, потерявший свою армию, кончает жизнь самоубийством.
   - Профессор, на горизонте показалась пара фигур. Кто-то к нам летит! - стоявший на вахте Ушбон передал бинокль Кархану.
   - Дайте мне бинокль, капитан! - нервно потребовал профессор Лемониус. - Надо определить положение позвоночника и положение головы относительно туловища.
   - С вами, профессор, не поспоришь, - заметил боцман Бимс.
   - Со мной и не надо спорить. По положению головы мы можем определить подвид боевых насекомых, их психологию и поведение. Органика, капитан Кархан, великая наука, я по ней написал свою первую докторскую. В далекие годы юности... Тогда солнце светило ярче и грело сильнее. Я тогда высоко держал свою голову.
   Лемониус вдруг начал бледнеть и искать в кармане валидол.
   - Это отряд боевой саранчи, лучшие бойцы зеленой планеты. Смотри, как они красиво летят...
   - Сейчас будут красиво падать, - погладил дуло пушки боцман Бимс.
   А братья Ушбон и Шверт заскрипели зубами и вытащили ножи. Только юнга Левентик слегка побледнел.
   Одна из особей подлетела к парящему в воздухе Ночному Ангелу и громко затрещала крыльями.
   - Капитан, что делать? - услышали в катерах по рации испуганный голос Ночного Ангела.
   - Главное, не волнуйся, - попытался успокоить его Кархан.
   Катера шли на полном ходу, не сбавляя скорости и над ними кружила тройка саранчи, взявшая в кольцо ночного ангела.
   - Они ему говорят знаками, чтоб он дал знать о себе, - объяснил Лемониус.
   - Что делать, профессор? - спросил Кархан.
   - Не знаю... Но если он им не покажет условный знак или сигнал, то его горло пробьет жало одного из них. Отдайте приказ, чтоб ваш Ночной Ангел садился на корабль.
   Боцман взял рацию.
   - Алле, Ночной Ангел иди на базу. Прием.
   - Боцман, тебя понял. Прием. Иду на базу.
   Боевая саранча, а точнее, три особи начали кружить вокруг него, не давая уйти из круга.
   - Шверт, Ушбон, сядьте у пушки. Амила и Синяя Борода, возьмите другую пушку! - приказал Кархан.
   - Давно пора пострелять, - ворчал Синяя борода. - А то как будто нас и нету на этом корабле.
   - Помолчи, Синяя Борода, возьми лучше прицел в одного из жуков! - отдал приказ Кархан, наблюдая за воздушной потасовкой в бинокль.
   Нельсон Сатана, Йоркшир и Француз Маменькин Сынок зарядили ружья.
   - Профессор, крупнокалиберный заряд жука возьмет?
   - Не знаю, сэр Нельсон, но попробуйте. Для наших насекомых я приготовил сюрпризы - припарки из горчичного масла.
   - Капитан, что делать, я вижу их жала! - закричал в рацию Ночной Ангел.
   - Пираты со всех орудий огонь! - приказал Кархан, и пушка Ушбона и Шверта ходила вверх и вниз. - Целиться по траекторию полета жука, но чуть опережая.
   Ушбон и Шверт выполнили выстрел, заряд пробил броню одного из жуков, и он камнем полетел в воду.
   Два других на бреющем полете пошли атаковать катера, забыв о Ночном Ангеле.
   - У этих бойцов психология зависит от наклона головы. Мозговое кровообращение. Они летят, низко опустив головы, как бараны, атакующие цель. Они летят, чтобы напасть на нас! - в панике закричал профессор Лемониус. - Это не удивительно. Пираты огонь со всех орудий!
   Пираты забили из всех орудий. Одного из жуков они сумели подбить в крыло. И тот, выпустив ядовитую струю, свалился за борт, а вот второй из этой пары, выпустив ядовитую жидкость, ушел, скрывшись за горизонтом.
   Ночной Ангел сел на катер, сорвав с себя костюм.
   - Капитан надо уходить! - заорал он.
   - А вот сейчас ты, Ночной Ангел, открыл в себе стратега. Успокойся! - Кархан протянул Ночному Ангелу флягу с виски.
   Ночной Ангел с жадностью опустошил всю флягу, после чего затих.
   - Нам осталось еще чуть-чуть по реке, и мы быстро выйдем к Зубу дракона, - бодро сказал Кархан.
   Но тут за поворотом реки на них налетела целая эскадрилья жуков - минимум пятнадцать. Они обдали Эребус и Терор ядовитой жидкостью. С пяток особей высадились на борта катеров, и началась бешеная рукопашная схватка - сабли и гранаты с ядом ддт против бронированных доспехов саранчи. Две особи смогли пробить борт Эребуса, и вода начала заполнять катер. Кархан, Ушбон и Шверт смогли добить одну особь. Профессор Лемониус и робот Соня стреляли из ружей с грибком энтомофтора, обезвредив еще двоих. Боцман Бимс и юнга Левентик гранатами ддт закидали одного из бойцов саранчи. А доктор Буртик смог мастерски отрубить голову одному из жуков, пока его держали Ночной Ангел и Йоркшир. Француз, Амила, Синяя Борода и Нельсон били из пулеметов и пушек по атакующей с неба саранче.
   Бой неожиданно затих. Саранча улетела, а Эребус все больше погружался в воду. Кархан отдал приказ швартоваться у берега и вытаскивать амуницию и боеприпасы на сушу. Катера причалили, уткнувшись носом в илистый берег.
   - И быстро в темпе вальса разгружаем наши припасы! - командовал Кархан, бросая здоровый тюк на землю.
   - Ой, братва, я видел что-то по веткам прыгало! - испуганно озирался по сторонам Ночной Ангел.
   - Прикрывай горло, идиот, чтоб его не пробило острое жало саранчи! - посоветовал боцман Бимс. - Капитан, мы все с собой не унесем.
   - Что не унесем, то заминируем. Профессор, у вас были какие-то бомбы с горчичным маслом и яд ддт.
   - Так точно, капитан, вот в этом ящике, - отозвался профессор Лемониус.
   Пираты быстро строили ловушку, подвесив бомбы на бикфордов шнур, как гирлянды на елку.
   А у профессора было какое то странное предчувствие серьезной опасности, и он попросил Соню, своего робота-секретаршу, проверить эфир.
   Тут-то Соня и услышала в эфире сухой стрекот саранчи, передающих информацию о противнике на реке.
   Переведя их пение, Соня отдала лист переговоров профессору Лемониусу. Тот снова схватился за сердце и потянулся к валидолу.
   - Капитан Кархан, по нашему следу вышла пятая армия бронированной саранчи.
   - И что это означает, профессор?
   - Капитан, боевая саранча, обнаружила нас и теперь они неотступно пойдут по нашему запаху. Надо побыстрее скрыться в лесу. И сбить наш запах! - профессор Лемониус был очень взволнован.
   Кархан быстро собрал отряд.
   - Пираты, слушайте мою команду! - От его голоса все подтянулись, даже берет на голове профессора и его борода стала клинышком по стойке смирно. - Мы будем продвигаться к Черной скале Зуб дракона, используя ландшафт местности. Поэтому предлагаю всем быстро замаскироваться, срубив ветки и камыш.
   Пираты принялись рубить ветки и камыш и маскироваться с помощью грязи.
   - Вот сейчас другое дело, - сказал Кархан, - мы все так залеплены камышом и грязью, что из нас можно сделать мини огород. До цели нам всего каких-то пять километров. Так что мы уже почти дошли! - и тут после слов Кархана они услышали в воздухе сухое стрекотание, словно кто-то водил иголкой по бумаге. Это летел отряд боевой саранчи в тридцать особей.
   Пираты притаились. Саранча, покружив и осмотрев берег, полетела дальше.
   - Это особые части, я видел их розовые и голубые крылья, видел их ятаганы. Этими ятаганами они кромсают врага, - испуганно сказал Лемониус.
   - Ой, профессор, я вас умоляю, хватит уже нас пугать! - ответил ему Кархан.
   Пираты двигались по лесу, стараясь не шуметь. То справа, то слева они слышали сухое стрекотание. Осталось перейти поле, а там по запаху уже ощущалось море. Там должна была стоять скала.
   Пираты залегли, внимательно осматривая местность, и тут из леса строем в поле вышли с десяток особей саранчи. И строем медленно они начали пожирать траву.
   - Смотри, как жрут нашу траву! - тыкал на них пальцем юнга Левентик. - Как на халяву, ты посмотри!
   - На халяву и уксус сладкий, - сказал пират Шверт.
   - Нет, братва, мне травы не жалко. Но мне за коров родных обидно, - шептал Левентик. - Так скоро нашим коровам и жрать будет нечего. Смотри, как этот розовый и голубой жрут и шевелят своими усами, вынюхивают, небось что-то! - не унимался Левентик. Боцман, дай я в них пальну из пушки с этим грибным ядом.
   - Отставить, Левентик, не положено. Знал бы ты, что такое бишкекский плацкарт. Там точно вот так жрали все, что только было возможно: арбузы, дыни, семечки, и все валялось на полу! - вспомнил свою молодость боцман Бимс.
   Тут саранча, захлопав крыльями, вмиг улетела в сторону моря. А Кархан повел свой отряд вокруг поля и вот уже начали появляться очертания Зуба дракона. И до скалы с одной ее частью, заросшей лесом, осталось каких-то триста метров. Но Кархан не решался отбросить маскировку и пойти прямо к ней.
   Тогда профессор Лемониус подошел к Кархану.
   - Капитан, вы знаете, мне кажется, что этот спецотряд саранчи где-то рядом. Мне так и кажется, что они надо мной стрекочат своими крылышками: тру-ту-ту, тру-ру-ру. И вот еще везде пережеванная жвачка из травы. И вот эта зеленая мерзкая слизь - продукт их жизнедеятельности. Тут где-то их среда обитания.
   - У вас, профессор, налицо легкое нарушение психики, - сказал Кархан. Мы уже почти у цели. А вас может спасти только алкоголь.
   - Боцман, у нас есть вино?
   - Только сидр, капитан.
   - Налейте профессору кружку сидра.
   Боцман ударил ладонью о донышко бутылки пробка выскочила, и сидр шумной пеной полился на траву.
   И тут с веток деревьев на землю начала прыгать саранча.
   - Полундра, пли! - заорал Кархан.
   Пираты, став в круг, начали отбиваться от саранчи, размахивающей ятаганами и бьющей ядовитым жалом. У парочки из особей жало застряло в древесной кроне, и пираты, воспользовавшись этим, отрубили им сначала хвосты, а потом и головы. Но лучше всего помогали горчично-масляные бомбы, яды ддт и пули, начиненные порами грибов. После них особь падала лапками кверху, и ее добивали саблями. Кольцо пиратов было прорвано, и весь бой было хаотичным и быстрым.
   Отбиваясь от саранчи, пираты бежали по направлению к скале Зуб дракона. Черная скала была вся изъедена черными дырами пещер. Тут, за валунами, они быстро соорудили огневой рубеж и дали залп по жукам с ятаганами.
   Жуки остановились, а горчичные бомбы отогнали саранчу обратно в лес. Оставив на зеленой траве пару трупов, в агонии машущих лапами.
   - Ну вот мы и на месте, - сказал Кархан, оглядывая галереи пещер, ведущие неизвестно куда. Черная скала хранила молчание и не собиралась выдавать тайну, в какой из ее пещер спрятано оружие Мак-Мак.
   Кархан боялся, что его спросят, а что дальше. Потому что он не знал, что дальше.
   - Профессор, что там у жуков? Что они о нас говорят? - спросил Кархан профессора, пока пираты вытирались от камуфляжа и сбрасывали с себя тяжелые мешки, набитые боеприпасами.
   - Соня, что говорят о нас? - обратился Лемониус к роботу.
   Соня вытянула руки, используя их как антены.
   - Они стягивают основные силы в наш квадрат, точнее, сюда, к скале Зуб дракона.
   - Срочно исследовать пещеры, - приказал Кархан. - Разобьемся по два человека. Обвяжите себя веревками. Место сбора вот тут, у этой стрелы, этого стального гарпуна.
   И Кархан, взяв стальной гарпун, молотком вбил его в каменное основание пещеры.
   Пираты бродили по галереям скалы, тщетно пытаясь найти хоть какой-то намек или символ. Но скала либо молчала, либо смеялась над ними коротким эхом.
   Тогда Кархан сел на камень и задумался.
   - Саранча! Нас окружает саранча! - крикнул юнга Левентик, оставленный в дозоре.
   - Братва, баррикадируем входы и выходы! - приказал Кархан. - Мы не уйдем отсюда, пока я не найду это оружие Мак-Мак.
   Пираты принялись за работу - выставляли деревянные и пластиковые щиты от ядовитых жал, развешивали по галереям зеркала, ставили манекены и готовили бомбы, изготовленные профессором Лемониусом с горчичным маслом и ядом ддт.
   - Боцман, я не хочу умирать, у меня жена и дочь в Чебоксарах!.. - упал на широкую грудь боцмана юнга Левентик.
   - Левентик, возьми себя в руки, - отвесил боцман Бимс юнге Левентику звонкий подзатыльник. - Мы ведь пираты, мы молодцы.
   - Что делают насекомые? - спросил робота Соню Кархан.
   - Кружат вокруг скалы, выведывают входы и выходы, - сказала Соня.
   - Танцуют, значит.
   Саранча кружила вокруг скалы, громко хлопая крыльями и издавая пронзительные клекочущие звуки.
   - Это эхалоты, так они пытаются создать карту расположения пещер и галерей, - объяснил Лемониус Кархану эти движения.
   - Ну и что же они медлят? - спросил Кархан.
   - Мы им приготовили ловушки - зеркала и манекены, это сбивает их с толку. Они думают, что внутри тоже обитает саранча.
   - Значит, они не такие умные, как мы думали про инопланетян! - Кархан ставил канистры с бензином и нефтью вдоль галерей. - Если они пробьют баррикаду, получат фейерверки в свою честь. Мы подпалим им крылышки! - шутил Кархан.
   Пираты ставили ловушки, натягивая стрелы гарпунов, ножи и кинжалы.
   - Саранча все прибывает и прибывает, - докладывала робот-секретарша Соня .
   - Вот посмотрите, капитан Кархан, - Лемониус протянул бинокль Кархану, - к ним прилетели их вожди. У вождей окраска более яркая, чем у рядовых солдат.
   - Профессор, я извиняюсь, у меня сейчас нет желания любоваться прикладной зоологией. Вы проверили свой боезапас?
   - Может вы и правы, Кархан, - смутился профессор.
   Саранча плотным слоем окружила скалу Зуб дракона.
   - Ну и что же они медлят, почему не нападают? - чуть нервничал Кархан.
   - Не могу понять, капитан Кархан, - оправдывался профессор Лемониус.
   - Ладно, мы им поможем, - сказал Кархан, на шее у которого висел свисток от корабля солнечного ветра, подарок Ганера.
   Кархан поднес свисток ко рту и засвистел. Стаи летучих мышей и птиц поднялись в воздух. И вдруг сама скала задрожала.
   Этого было достаточно, чтобы саранча с диким клекотом влетела в пещеры Зуба дракона. Кархан ловко их спровоцировал, маневр удался.
   Саранча провела атаку на скалу. Они летели на таран, стараясь пробить своей головой забарикадированные входы в пещеру. Кому-то из воинов это удалось и, тяжело хлопая своими крыльями, они влетели в галерею пещер скалы.
   - Полундра! - орали пираты, стреляя по летающим жукам.
   - Они провели на нас черепно-мозговую атаку! - орал в пылу боя юнга Левентик.
   - Жалко, что у них нет сотрясения мозга! - сокрушался боцман Бимс.
   - Так на них же броня! - вмешался в перепалку и перестрелку Лемониус.
   - Очень ценное замечание, профессор, - ответил боцман Бимс, стреляя по саранче.
   Професор Лемониус и робот Соня заряжали ружья и подавали пиратам, истратившим свой боезапас.
   В одной из галерей разгорелся жаркий бой. Саранча падала штабелями, натыкаясь на ловушки, а пираты, перебегая из пещеры в пещеру, били их из винтовок и кидали гранаты с ядом и горчичным маслом. Бешеный от паров ядов жук ударил по шлему Синей Бороды своей мощной лапой так, что пират Синяя Борода отлетел в сторону. Но Нельсон Сатана пробил тело жука стальным гарпуном.
   - Прости, старик, не мы, так ты нас. Так уж лучше мы, - прочитал Нельсон короткую молитву.
   В другую пещеру, где сидели Амила и Француз Маменькин Сынок, залетел жук и закричал по-земному:
   - Здорово, мужики!
   Жук сразу же получил мощный заряд горчичного масла. И с помощью электронного переводчика произнес фразу.
   - Меня тошнит. Разве это жизнь? - И сдох лапками кверху.
   И в такой момент профессор Лемониус предавался воспоминаниям.
   - Помню, тридцать один год тому назад был точно такой же сухой и довольно теплый день. Прекрасный был день. Мы с моим другом-художником гуляли по Коктебелю. Нам было весело, мы были молоды, я пил красное вино... Горячая кровь текла в моих жилах и тянула на приключения... Скажите, Кархан, а вы обратили внимание на этот знак на стене в соседней пещере? Я его разглядел при вспышке разряда от ружья. Глаз. Странный символ на стене... Такие глаза я видел только на стенах буддийских и индийских монастырей. И что бы значил глаз с точки зрения теории информации? Помню, мой друг-художник прочитал мне целую лекцию об истории этих глаз и как их рисуют - и на футболках, и на книжках...
   Кархан был ошеломлен: символ глаза - это не просто так. Вот она находка, нить в этой немой пещере. Его так и порывало вскочить и осмотреть этот рисунок. Но тут к ним по галерее вбежали боцман Бимс и юнга Левентик. А за ними здоровенный самец саранчи, усатый, с большим острым жалом, стрекочущий.
   Преградив дорогу Левентику и отбросив его в сторону лапой, он пристально взглянул юнге в глаза и приготовил свое жало.
   - Ты знаешь, брат, я не вкусный и к тому же я боюсь за твое здоровье. Лучше бы ты с нами не связывался, это у многих вызывает головные боли, - лепетал Левентик, пытаясь отговорить врага от убийства и отползая к стенке.
   В это время профессор Лемониус подкинул гранату в руки Кархану.
   Гранаты были сделаны по особому рецепту профессора: секретный химический состав, начиненный горчичным маслом и еще какими-то химикатами. От дыма этого состава жуки падали и сходили с ума.
   Кархан метнул гранату в саранчу. Раздался взрыв, и особь, корчась, свалилась на пол, пробивая своим жалом камни.
   - Мерси, профессор! - крикнул Лемониусу благодарный юнга. - Профессор, вы спасли мне жизнь! - Левентик кинулся его обнимать. - У меня же в Чебоксарах жена и дочь!
   Тут в воздухе зазвучало громкое сухое стрекотание и саранча разлетелась в стороны, вылетая наружу из пещер Черной скалы.
   Пираты собирались вокруг Кархана.
   - Какие наши потери, боцман Бимс?
   - Капитан, потерь пока нет, но они нас здорово потрепали, разбив все наши ловушки и разворошив баррикады. Второй такой атаки нам не выдержать.
   - Соня, что они говорят? - спросил робота Кархан.
   - Они стягивают сюда дополнительные силы. И не понимают, откуда взялся этот очаг сопротивления, - закрыв глаза робот точно передавала все, о чем говорили между собой главные силы саранчи.
   - А сколько у них солдат?
   - В этой эскадре два миллиона, - доложила Соня Кархану
   - Боже, нам надо работать не покладая рук! - пошутил боцман Бимс, но никто из пиратов не засмеялся.
   - Капитан, может, тихо уйдем? Глупо воевать против двух миллионов, - предложил Синяя Борода. .
   Кархан молчал и смотрел на Амилу.
   Амила тоже молчала, чертя саблей на полу пещеры крестики и нолики.
   Молчали и все пираты.
   - Пираты! - воскликнул профессор Лемониус. - Я знал человека, который мог подстрелить муху, это был меткий стрелок. Но теперь я знаю смельчаков, сбивших на землю целую армию бронированной саранчи. Пираты, вы смелые люди!
   - Капитан, они делают передислокацию. - К ним подошли откуда-то громадные жуки, - доложил наблюдающий за происходящим доктор Буртик.
   Робот Соня вытащила опять свои руки и подняла их вверх, как антенны.
   - Капитан, - произнесла робот Соня, - у них какие-то проблемы со связью. Источник, указывающий, куда им нападать, пропал. Саранча в растерянности.
   - Они сейчас в замешательстве! - воодушевился Кархан. - Надо нам воспользоваться этой заминкой. Профессор, что вы мне говорили про глаз? Где вы его видели?
   - Пойдемте, капитан Кархан, я вам покажу. Поразительно, но точно такой же рисовал мой друг-художник из буддистских монастырей.
   Потерев ладонью стену, закопченную кострами, Кархан увидел странный глаз.
   - Видите, тут копоть стен. Многие пастухи в этой пещере останавливались на ночлег, когда пасли свои стада. Поэтому мы сразу ничего не заметили, - сказал профессор Лемониус.
   Кархан стал напротив знака и задумался. Потом он взял в руки свисток и засвистел.
   И скала задрожала.
   - Нас что, атакуют? - заволновались пираты.
   Но вокруг было пусто. Дозорные доктор Буртик и Француз Маменькин Сынок никакого передвижения саранчи не увидели.
   "Вибрация! " - осенило Кархана. В этот момент и профессор крикнул:
   - Кархан, тонкий звук разбудил скалу!
   Кархан подул сильнее в свисток. Камни задрожали и разошлись. Перед Карханом в и его пиратами открылся вход в подземелье. Громадный камень, скрывающий вход, легко поднялся.
   "Это ж надо, - подумал Кархан, - сколько пастухов мечтали найти тут несметные сокровища, а они всегда были рядом, за их спиной!"
   Они вошли вовнутрь, светя себе фонариками. Но внутри прохода темени не было. Наоборот, непонятные светильники освещали проходы. По дороге стояло семь больших амфор. А стены были разрисованы многочисленными иероглифами.
   - Осторожнее, не заденьте эти кувшины! - предупредил Кархан.
   - Это стражи сокровищ, такие же, как в музее Коктебеля, а может, даже и страшнее. Черные молосские псы с красными языками. В древнем Вавилоне и Ассирии они охотились на львов и быков и даже травили слонов, - начал рассказывать профессор Лемониус.
   В глубине комнаты странным огнем светилась сфера. Большой хрустальный шар, горящий холодным неоновым светом.
   - Вот это и есть Мак-Мак, - указал на него рукой Кархан, - великое оружие атлантов, укрытое от человечества.
   Кархан положил на шар руку, и шар задрожал.
   Кархан встал на каменную тумбу и положил на шар две свои руки. И вдруг вверху стены в пещере начали раскрываться, как купол планетария или лепестки цветка, и шар вместе с каменной тумбой и Карханом поднялся в воздух.
   Вылетев из скалы, Кархан завис на высоте птичьего полёта в воздухе. Со всех сторон скалу окружила армия саранчи, этих особей тут были тысячи, а может, и миллионы. Особей, по ошибке прилетевших на Землю и получивших команду атаковать. Саранча заполонила собой все небо. Сквозь железные доспехи они смотрели на Кархана и непонятно клекотали.
   Кархан вспомнил слова Ганера, что только усилием воли он сможет заставить сферу работать.
   И давая мысленные приказы, чтоб шар уничтожил всю саранчу, он крепко сжал сферу ладонями с обеих сторон. От напряжения у него полился пот со лба.
   Командование саранчи почувствовало опасность, но было уже поздно. Тонкий звук начал исходить из шара, усиливаясь и усиливаясь. Первые ряды саранчи, приготовившиеся пробить тело Кархана своими ятаганами и жалами, начали просто вспыхивать и загораться, падая вниз. На землю падали уже лишь доспехи, наполненные пеплом.
   Все небо зажглось странным огнем. Саранча горела в воздухе. В ее рядах возникла паника. Огненные шары саранчи, крутясь и вертясь в воздухе, с шумом падали на землю.
   Кархан вспоминал, чему учил его Ганер в вонючем зиндане Мазда. Желание плюс воля человека, направленные в эту сферу, заводят тонкую энергию, уничтожающую сто боевых слонов и одну дохлую крысу...
   - Сдохните, гады! - шептал Кархан оружию Мак-Мак.
   И волны звука, импульс за импульсом, распространялись по небу, и саранча, горя в огне, падала на землю. Энергия звука, не трогая доспехи, сжигала тела саранчи и, падая на землю, они становились пеплом. Небо загорелось. И это горящее небо видели и в Коктебеле, и на просторах всей империи.
   Саранча начала бежать, беспорядочно отступать, улетать.
   Всё вокруг Черной скалы Зуб дракона - поле, деревья, трава -покрылось пеплом.
   Когда же небо очистилось от саранчи, Кархан мысленно приказал сфере опуститься вниз.
   Устало вытирая пот со лба, он увидел интересную картину. Пираты набивали себе карманы и походные рюкзаки драгоценностями и диковинными камнями. А профессор Лемониус ходил среди экспонатов и восторгался достижениями древней цивилизации.
   - Какое открытие для науки, сколько нового мы сможем отсюда почерпнуть! - охал и ахал профессор Лемониус.
   - Надо уходить отсюда! - крикнул Кархан. - Сейчас пещеру затопит вода.
   Ему никто не поверил. Купол скалы опять сомкнулся над их головами.
   Но пиратам, охваченным алчностью, было не до сказок о воде. Ни один из них не остановился.
   Синяя Борода и Амила набивали карманы золотом и изумрудами. От них не отставали и другие.
   Кархан нажал под хрустальной сферой на рычажок, про который ему поведал в Мазде алхимик Ганер, и не спеша вышел из туннеля. В хранилище атлантов начала прибывать вода. Да и сама скала, медленно покачиваясь, уходила под воду, погружалась в море.
   Кархан вышел из этого хранилища, ничего не взяв.
   За ним ринулись боцман Бимс, профессор Лемониус и другие. Самыми последними уходили по колено в воде Синяя Борода Амила и Нельсон Сатана, тащившие один тяжелый мешок на троих.
   Кархан стал возле скалы, наблюдая, как Зуб дракона уходит под воду. Рядом сидели пираты, хвастаясь тем, что они успели ухватить из клада атлантов.
   И даже робот Соня держала за плечами тяжелый рюкзак с драгоценностями.
   - Что и вы, Соня, тоже набрали золота и брильянтов? - удивился Кархан.
   - А что, нам, роботам, человеческое ничуть не чуждо. Правда, это не все для меня, кое-что для профессора и музея. Вы же понимаете, профессор Лемониус - такой непрактичный!
   А на поле битвы выехал на телеге вождь дункаль с угрюмами собирать трофеи.
   - Привет тебе, бравый капитан. Диковинно все так - доспехи странные и пепла много. Хороший урожай дадут эти поля! А мы в леса ушли, к Судному дню уже приготовились. В баньке попарились, одежду чистую надели, самогона выпили. И тут видим, саранча небо заполонила, а потом огонь небесный, и она вспыхивает, горит и падает вниз, как горящие камни. Ой, посмотри скала сама под воду уходит! Кому скажешь - не поверят.
   Дункаль был возбужден от увиденного, от обилия железа и боевых трофеев, оставленных саранчой.
   - Божье пламя сожгло нечисть! Ангелы в небе появились. Все ведь от Бога, Кархан! Сгорели захватчики инопланетные в геенне огненной. Сейчас своих позову, пусть лопатами пепел в телеги накидывают. И для соседних сел угрюмов удобрение будет.
   - Капитан! - профессор Лемониус бежал по берегу, размахивая руками. - Соня услышала сигнал sos. Саранча требует спасения и быстрой эвакуации. Они разбиты. На их эскадре сменилось три маршала. Мы уничтожили их пять армий. У них паника. Они собирают сейчас по всей Земле остатки разбитой армии и быстро отходят в глубины космоса, возвращаясь на свою планету. Вашими руками сегодня действительно вершится история, капитан Кархан, как в те далекие времена, когда скиф разбил их в первый раз. Ваша энергия смогла завести это оружие Мак-Мак. Кархан, вы великий человек! Надеюсь, правительство не обойдет вас наградами! - не переставал сыпать комплиментами Лемониус.
  
   Прибыв на подводе угрюмов в Коктебель, Август с мутантами и Тузом направился во дворец. На перекрестках все еще стояли закованные в броню особи саранчи. А слух о том, что разбили инопланетян катился быстрее, чем капсулы инопланетян, собирающие солдат и улетающие в небо.
   - Куда бежим, граждане Коктебеля? - спросил у пробегающих людей мутант Туз.
   - Оракул Шакран будет приносит в жертву на вершине своего нового храма, нашего старого зиккурата королеву Викторию и ее дочь Клеопатру.
   - Как это - казнить мою семью?!.. - взревел Август.
   И вдруг народ увидел, что это Август в окружении вооруженной свиты прибыл в Коктебель и ходит среди саранчи, не боясь ничего.
   - Император, это вы?.. Вы живы? - кричали ошеломленные жители Коктебеля, не веря своим глазам. К нему тянули руки, трогали его одежды, чтобы удостовериться, что это он, император, а не какая-нибудь бездомная компьютерная ходячая голограмма.
   - Жив и не собираюсь умирать! Берите дома ваше старинное оружие и подходите к дворцу. Там я буду собирать ополчение, -говорил всем император Август.
   Потрясенные прохожие побежали по городу, крича:
   - Август жив! Он вернулся! Все на дворцовую площадь!
   - Туз, нам надо спешить, - сказал Август и что есть сил побежал к зиккурату. За ним ринулись мутанты.
   Территория вокруг зиккурата была оцеплена гвардией и ополчением, сформированным Карханом.
   Во главе стояли Ойкумена, Сен Жук, Штольц и Акулов.
   - Принцесса, невозможно незаметно пробраться к Шакрану, - доложил Штольц. - Прежде чем мы доберемся до него, он сумеет покончить с вашей матерью и сестрой.
   - Что же делать? Стоять и смотреть?!.. - кусала от досады губы Ойкумена.
   - От выкупа он тоже отказался, - зло сплюнул Сен Жук. - Переговоры с нами вести не хочет. Чтоб ему эта магия в горле стала.
   За спинами Ойкумены и Сен Жука зашумел народ.
   - В чем дело, Сен Жук? Проверьте, что случилось.
   - Все только и говорят о горящем небе и разбитой саранче, -ответил Сен Жук.
   - У него получилось! - радовались Штольц и Теофраст Акулов. - Значит, Кархан нашел оружие и смог его запустить!
   Капсулы с кузнечиками в спешном порядке подымались в воздух, освобождая от своего присутствия территорию города.
   Но толпа не утихала, она кричала все больше и больше.
   - Ну что же они так ревут там? - не понимала Ойкумена.
   Сен Жук повернулся и обомлел: толпа расступалась перед высоким крепким мужчиной с непокорной гривой волос.
   - Принцесса, я не верю своим глазам: это он, наш отец родной, император Август! Живой и невредимый! Он жив!..
   - Вы с ума сошли, Сен Жук! - Ойкумена повернулась и застыла. Сквозь толпу действительно шагал ее отец в окружении вооруженной свиты мутантов.
   - Штольц, вы посмотрите, кто его охраняет! - воскликнул Акулов.
   - Вижу, Теофраст! Мутант Туз и его бригада.
   - Это значит, Айвен, что теперь преследовать будут нас!
   - Я не думаю, Акулов. Думаю, что нам повезло дважды. Удачная разработка Кархана и блестящая вербовка Туза.
   - Я не верю своим глазам!.. - повторял Акулов.
  
   Август обнял свою дочь.
   - Ну, как, Ойкумена, власть? Тяжелая ноша?
   - Отец!.. - только и могла выдавить из себя сдерживающая слезы радости Ойкумена.
   - Знаю, все знаю. Сен Жук, старина!.. - и Август крепко помял министра Сен Жука.
   - Полковник Штольц и капитан Теофраст Акулов, доложите мне обстановку! Не удивляйтесь, с сегодняшнего дня вы повышены в звании за усердную верную службу, - объявил им Август. - Что, смотрите на мою охрану мутантов? Они оказались неплохие ребята.
  
   На вершине зиккурата горел огонь, били барабаны. Паства Шакрана и его последователи были готовы принести в жертву королеву и ее дочь Клеопатру. Над вершиной зиккурата беспокойно летала саранча.
   - Скажите, Туз, а вот ваши ребята могут принять вид этой боевой саранчи? - спросил император Август.
   - Мы можем принять эту форму, но только на очень короткое время - три, максимум пять минут. Больше наш энергоресурс не выдержит.
   - Полковник Штольц, Сен Жук, у меня есть план, - сказал Август.
  
   На вершине зиккурата ученики Шакрана и его адепты завершали дикую пляску.
   - Я ваш новый наместник на земле! - размахивая посохом, кричал Шакран с римским шлемом на голове кружащей в небе саранче. - Идите сюда и возьмите эти королевские подарки. И каждую неделю я буду давать вам человеческое мясо. Я буду давать для вас новые жертвы, и вы дадите мне власть.
   Шакран ждал делегацию генералов саранчи, но ее все не было и не было, зато летучие корабли с саранчой начали подыматься в воздух.
   - Что бы это значило, оракул, небо вдалеке горело, а сейчас саранча летит вверх? - спросил Чур.
   - Летят наверх докладывать их главным правителям о нас.
   - Но так много времени... - сомневался Чур.
   - Что ж ты думаешь, Чур, у них нет бюрократии? Решают, думают, пишут донесения и жуют траву. Скоро они прибудут к нам. И мы станем царями Коктебеля!
   И тут отряд боевой саранчи прорезал пространство и организовано в виде треугольника полетел к вершине зиккурата.
   - Они летят, они приняли наши жертвы! - закричал Шакран.
   И барабаны перестали бить. Паства упала на колени.
   А дочь и мать сильнее прижались друг к другу.
   Саранча приземлилась на вершине пирамиды прямо у большого костра, возле которого к столбу были привязаны королева Виктория и принцесса Клеопатра.
   - Берите их, берите! Только сделайте меня вашим наместником! - кричал им оракул, падая на колени. А за ним упали на колени и Чур, и все его братство.
   И тут из рядов саранчи вышел Август с саблей.
   - Я же сказал тебе, лжепророк, убирайся вон из моего города! Микроб!..
   И не успел ошарашенный Шакран сказать что-либо в ответ, как сабля, выхваченная из ножен, снесла ему голову. Голова в римском шлеме гулко, как пустая кастрюля, покатилась вниз по ступенькам зиккурата.
   Чур, подкравшись сзади, вогнал кинжал в спину Туза.
   - Идиот, у меня же там подкова висит на счастье! - отреагировал Туз. - И взмахом сабли отрубил голову великого мага Фамагусты Чура. И она как мяч покатилась по ступеням зиккурата.
   Ойкумена бросилась отвязывать мать и сестру, а Штольц, Акулов и Сен Жук добивали последних учеников Шакрана.
   Всех их несли изменившие форму мутанты на вершину зиккурата. Мутанты начали терять обличье саранчи превращаясь опять в обычных людей - Балабоса, Азиза, Арбакля и Монтарифа. А народ, взбешенный последователями Шакрана, влетел на зиккурат и перебил всю его паству и поклонников.
   И за всей этой битвой они не заметили, как саранча, оставив важные перекрестки и стратегически места, поднялась в небо и улетела.
   Народ охватило небывалое воодушевление.
   Император Август жив! Он шел по улице с женой и дочерьми. Его окружали и охраняли Штольц, Акулов, Сен Жук, Туз и его мутанты. Народ тянул к Августу руки и молил о спасении.
   Уверенная походка императора, его спасенная семья давали надежду на спасение и другим. Верилось, что жизнь скоро вернется к своему старому доброму порядку без войн и страха.
   Остатки гвардии перед дворцом склонили перед ним знамена. Отряды ополчения дали салют.
   Коктебель со всеми его окрестностями по непонятной людям причине очистился от саранчи.
   Август на дворцовой площади перед народом произнес речь.
   - Собирайтесь, жители Коктебеля! Мы идем защищать наш город и наши семьи от врага. И мы победим!
   Народ кричал "ура", воодушевление и надежда на скорую победу охватили всех жителей Коктебеля.
  
   Курк вместе с Модесто ходил по поместью барона Фиванского и проверял посты. Маршальский жезл кузнечиков он держал как скипетр и не выпускал из рук.
   - Модесто, мне как молодому новому императору нужна королева. Я тут присмотрел одну дочь макаронного магната. Ее отец - крупный фабрикант изготовитель макарон и лапши. И у его дочери даже платье и шляпка сделаны из макарон высшего качества. Да, Модесто, развесь по замку гирлянды. Вечером я женюсь! Праздник, музыка, вино! Невеста в длинном платье из лапши будет смеяться от счастья с букетом роз.
   - Ну что, Модесто, посты стоят, молодец, но что-то жарковато сегодня. Слуга, холодного шампанского!
   К Курку подошел ушастый официант, одетый во все белое.
   - Мой дорогой, что за странный наряд на тебе? Это была ваша парадная форма в поместье барона.
   - Нет, принц Курк, я просто приготовился встретить худшее.
   - Что это значит?
   - Видите ли вы, я читаю по кофе. И вчера, посмотрев на вашу чашку с остатками кофе, я увидел, что вас ждет смерть.
   Курк подавился холодным шампанским, закашлялся, а Модесто и другие головорезы навострили уши.
   - Что ты такое говоришь, жалкий официантишка! - возмутился Курк.
   - Хотите - верьте, хотите - нет, - спокойно ответил ушастый официант, осторожно забрал бокал из рук Курка и спокойно удалился.
   - Утроить посты, Модесто. Утроить, а мне надо пойти успокоить нервы. Скоро ко мне придет делегация из Коктебеля с ключами от города.
   Когда Курк удалился, головорезы вместе с Модесто понимающе переглянулись. Они были людьми очень суеверными, потому и были до сих пор живы. И каждый, посмотрев на другого, задумался о своей судьбе.
  
   Тем временем Штольц и Акулов, наблюдая за родовым замком барона Фиванского, аккуратно готовили спецназ для штурма.
   У Акулова уже давно чесались руки вогнать пули и в барона Фабиана Фиванского, и в Курка. А главное, взять обратно этот маршальский жезл.
   Курк был весь на нервах. Слова этого ушастого официанта глубоко встревожили его. И он начал успокаивать себя спиртным.
   Ему почудилась тень за колонной.
   - Сдавайся! - заорал Курк и пальнул в пустую залу, вогнав пули в мраморные колонны.
   А после этого, крепко прижав к себе маршальский жезл и револьвер, пошел спать.
  
   Барон Фиванский решил напоследок перед концом мира, апокалипсисом, напакостить Курку и, тихо подкравшись, спер у спящего Курка этот маршальский жезл кузнечиков.
   Сначала барон бил жезл о камни, стараясь его поломать. Потом он прыгал на него и со всей силы бросал о землю, а потом, вспомнив что это электроника, опустил его в воду. Тут и застал его дикий крик Курка.
   - Модесто, где мой жезл? Быстро обыскать всех!
   Курк - в тоге, напомаженный, с револьвером в руках - бегал по территории замка барона. И тут они все увидели хмельного барона в гондоле. В одной руке он держал бутылку вина, а в другой - разбитый маршальский жезл кузнечиков. Голова богомола, венчавшая жезл, безвольно свисала на тонких серебрянных нитках вниз.
   - Ты что наделал, предатель! - закричал Курк. - Я разжалую тебя в рядовые и расстреляю. - И Курк схватил барона Фабиана Фиванского за погоны.
   Барон со всей силы залепил ему оплеуху.
   - Не ты мне давал погоны, не тебе их и снимать! - Черная туча заслонила солнце. Это отряд саранчи летел в неизвестном направлении. - Вон бегут твои бойцы, и ты побежишь!
   - Нет, куда же, все можно исправить!.. - и Курк истерично жал на кнопки. Но туча летучих жуков не слушала его команд. Они погружались в железные капсулы и взмывали вверх.
   - Все, кончилась твоя власть! Теперь править балом буду я! - кричал барон.
   И в этом момент противно завыла сирена. У ворот раздался взрыв, и в замок влетели люди с автоматами и в черных масках, спецназ контрразведки. Завязалась перестрелка. Головорезы с Модесто, отстреливаясь, бежали в разные стороны. Через некоторое время все затихло. Спецназ зачищал территорию, фильтруя живых и мертвых.
   Штольц нашел настоящий жезл с оторванной головой богомола в руках у Курка, лежавшего на краю бассейна. Кто-то стрелял ему в спину. Подошедший Акулов увидел, что в гондоле, мирно качавшейся на воде, в куче пустых бутылок лежал барон Фабиан Фиванский с пулей во лбу.
   - Мне кажется, Акулов, мы приближаемся к развязке этой истории.
   - Дожить бы до победы... - мечтательно сказал Акулов.
  
   Лагерь Редьки Гунна. Звон оружия и ржание коней. Всюду видны боевые колесницы, пушки и танки. Толпы воинов, пришедшие со всех сторон света, нанятые за золото, пришедшие по убеждениям или просто любители приключений и негодяи, готовились атаковать Коктебель.
   "Вот они - непобедимая армада..." - думал, глядя на свою армию, Редька Гунн. Он сидел в шатре, на троне, среди шкур, а вокруг него, потакая его капризам, бегал адъютант Крембо.
   В это время в шатер влетел личный телохранитель Редьки Гюльгасан.
   - Редька, эти небесные жуки, саранча, исчезли. Путь на Коктебель свободен.
   - Медлить нельзя! - вскочил с трона Редька Гунн. - Крембо зови генералов. Да прикажи солдатам, чтоб они приковали цепью этого мошенника графа Арвида к моей колеснице. Теперь он нам не нужен, но пусть хоть послужит для меня живым щитом от стрел.
   - Слушаюсь, мой маршал!
   Редька Гунн вышел из своего шатра и обратился к армии наемников.
   - Смотрите, вдалеке нас ждут стены Коктебеля. За ними сверкают золото и серебро. Кто их добудет, тот забудет про бедность. И никогда не будет побираться и клянчить деньги у товарищей!
   Наемники трясли оружием, размахивали знаменами и кричали:
   - Веди нас, вождь Редька Гунн! Веди нас в бой! Кто побежит с поля боя, пусть считает себя мертвецом. Мы добудем себе эти богатства, мы станем лордами и пэрами!
   - Август проиграет. Завтра мы войдем в Коктебель. Но на этот раз я его не пощажу. Мы захватим Коктебель и будем править всем миром! - сказал Редька Гунн своим генералам.
   И войска железными колоннами пошли быстрым маршем на город Коктебель.
  
   В это же самое время на дворцовой площади в Коктебеле Август проводил смотр армии и ополчению. Своей армией Август остался доволен.
   - Отличная работа, капитан! - похлопал он по плечу Кархана. - У вас большой талант военачальника и организатора. Я не пойму, зачем вы ушли в пираты.
   - Не мог найти применение своему таланту, император.
   - Да, бездарей у меня на постах в империи хватает. Но зато и одним талантливым человеком будет больше.
   Армия стояла, сверкая доспехами и звеня оружием.
   - Народ мой, граждане мегаполиса Коктебеля! - обратился к ним император Август. Я ничего вам не обещаю, кроме крови, тяжкого труда на поле брани, слез и пота. Мы идем на войну.
   Перед императором развивались знамена гвардейцев и бойцов народного ополчения.
   А за его спиной стояли Ойкумена, Сен Жук, капитан Кархан, майор Штольц, ставший полковником, и Акулов, получивший звание капитана.
   - Кархан, почему вы не доставили в Коктебель оружие Мак-Мак? - спросил Кархана Штольц.
   - Я не мог, Штольц. Пещеру, где оно хранилось, затопила вода.
   - Оставьте, полковник, это оружие для потомков! - вмешался император. - С Редькой Гунном мы справимся собственными силами без магического оружия атлантов.
   - Это армия! Господин Кархан, вы создали армию, она великолепна! - восхищался император.
   Ополченцы, одетые в доспехи цвета меди, стояли ровными стройными рядами.
   - Если бы Господь захотел воевать, ему не нужно было бы искать лучшую армию. Ни один враг не устоит перед нашим блеском и мужеством. С нами правда и поэтому мы победим! - сказал армии и народу император Август.
   - Ура, - кричали ополченцы, - ура императору, ура Кархану, ура мегаполису Коктебелю! Враг не пройдет!
   - Мы должны и можем победить врага, потому что это он пришел к нам с мечом, - продолжал император. - Мы не будем прятаться за высокими стенами нашего города. Мы их встретим в чистом поле и там разобьем. Нам не надо чудо-оружие атлантов Мак-Мак и другие магические штучки. Вы, мой народ, вы и есть чудо-оружие! Самое лучшее оружие против врага. Все как один мы возьмем отцовские мечи и дедовские кинжалы и защитим наш очаг, наш кров, наших близких!
   - Веди нас, император! - кричал народ Коктебеля. - Веди нас в бой.
   И войско ровными рядами прямо с дворцовой площади пошло на фронт.
   Они маршировали по улицам Коктебеля, стройными колонами выходя из города на битву. Среди воинов шли пираты Кархана, изрядно уставшие от бесконечных битв.
   - Красиво идем! - восторгался юнга Левентик. - Жаль, что я не смотрю на все это как зритель.
   - Эй, боцман Бимс, а Бог есть? - спросил Ушбон.
   - Не твое это дело, Ушбон, наше дело воевать.
   - Если Бог есть, он должен сделать так, чтобы эта война была последней. Надоело мне рисковать своей шкурой. Хочу мирной жизни, - вслух сказал Ушбон, и все пираты с ним молчаливо согласились. Даже такой любитель острых ощущений, как Кархан.
   В бой шел отряд мутантов, предчувствуя, что эта последняя битва в их суровой жизни. В бой ехала на коне принцесса Ойкумена с колчаном стрел за спиной и саблей на поясе. Она вела в бой отряд амазонок. В бой шли Айвен Штольц и Теофраст Акулов, обвешанные пулеметными лентами. Они шли с полком морской пехоты. Армия верила, что с ними правда, а значит, они победят.
   Две армии встретились на поле, на марше, в месте, названном когда-то Долиной дев. До войны это был хороший курорт, где стояли домики в лесу и люди весело проводили время.
   Передовые отряды двух армий, Августа и Редьки Гунна, сразу вступили в бой, стреляя и рубясь друг с другом.
   Армии начали развертываться, укрепляя фланги и центр, посылая засадные полки и ставя резервы.
   Солдаты Редьки Гунна весело шли в атаку на позиции окопавшихся солдат Августа. Генерал Виль де Буа вел своих головорезов. Обнажив сабли, держа в руках пистолеты, они шли с сигаретами в зубах, подстегивая себя боевыми кличами.
   Август сдерживал Буцефала, нервно гарцующего перед схваткой.
   - Не стрелять! Пусть подойдут поближе! Поближе их надо подпустить. Стрелять только по моей команде! - отдавал команды император передовым полкам.
   Сен Жук находился рядом с Августом, высматривая в рядах противника Редьку Гунна, чтобы сразу с особым эскадроном вклиниться в ряды врага и убить зачинщика этой войны.
   Противник был в каких-то сто метрах от переднего строя армии императора Августа.
   Боцман Бимс поглаживал свой автомат. Кархан крутил в руке саблю, разминая кисть. Амила проверяла пистолеты.
   - Кархан, перед боем я хочу тебе сказать... - Кархан застыл слушая Амилу. - Прости меня за все. Может, после этой битвы мы уже с тобой никогда не увидимся.
   - Постой, Амила...
   - Не перебивай меня, Кархан. После этой битвы мы уже не увидимся никогда. Я тебя любила, но вместе с тобой я быть не могу. Прости и живи, как умеешь. А я буду жить, как умею я. Будь счастлив.
   - И ты будь счастлива, Амила.
   Черная туча закрыла солнце Ударил гром, засверкали молнии, и холодный смерч опрокинул на армию Редьки Гунна громадные ледяные глыбы и громадные горячие камни-метеориты. Враг застыл, не понимая, что происходит.
   Чудо было в том, что одну сторону завалил небесный град, а сторону Августа он даже и не тронул.
   Солдаты Редьки чуть приуныли. Они первыми понесли урон от небесной бомбардировки.
   - Наемники, по кружке шнапса и в бой! Трубите, трубы! Бейте, барабаны! Штандарты кверху! - ревел Редька Гунн, скача на черном коне с саблей наголо. - Вперед за мной!.. - и Редька Гунн повел лавину в бой.
   - Огневой залп! В атаку! - громко встряхнув своим окриком армию, скомандовал император Август.
   И словно железная цепь, воины в доспехах медного цвета пришли в движение, стряхнув страх и завыв от ярости.
   Армия Августа подняла знамена, затрубила в трубы, пришпорила коней и, ударив тяжелым огнем, понеслась в атаку, сметая все на своем пути. И две армии сшиблись в бою, два всадника, один на черном коне, другой на белом, врезались один в другого и завертелись в схватке.
   Сеча была знатная, рубка была страшная, с обеих сторон летели стоны и проклятия, ни одна линия не могла прорвать другую, обе бились насмерть
   Шаг за шагом жители Коктебеля теснили врага вглубь, ломая строй неприятеля. Но головорезы просто так не сдавали своих позиций, они, словно дикие псы, цеплялись за каждую возможность сопротивления и, где было возможно, с удвоенной силой атаковали жителей Коктебеля.
   И тут зазвенел серебряный горн. Это император Август подал сигнал. И с тыла ударили ядовитые стрелы угрюмов. Союз угрюмских племен, одетых в доспехи боевой саранчи, быстро подкосил тыловые части армии Редьки Гунна, среди которых началась паника.
   - Куда?!.. Стоять! - кричал Редька Гунн, размахивая знаменем, но его запряженная колесница куда-то понеслась, таща за собой графа Арвида. Адъютант Крембо пропал в горячей сече, а Гюльгасан ударил кривым ножом в спину Редьки и в спешке отступления срывал с него золотые украшения. Армия Редьки Гунна начала бежать с поля боя, а конница императора Августа бросилась в преследование. Резерв Августа возвращал свой долг, в ярости преследуя врага и рубя головорезов что есть сил, мстя за гибель своих товарищей и за поруганную честь полка.
   - Мы победили! - скакали всадники императора Августа по полю. Санитары ходили и собирали раненых.
   Кархан добивал врагов. Рядом с ним стояли боцман Бимс и юнга Левентик, вытирая кровь. Доктор Буртик помогал санитарам и перевязывал раненых. "Пришло время для мира, для спокойной жизни..."- думал доктор Буртик. Он достал свирель и заиграл, приветствуя победу и новую мирную жизнь.
   - Амила, ты где? Амила! - амбал Синяя Борода бежал по полю. Весь в крови, с окровавленной саблей, он пытался найти Амилу, живую или мертвую.
   - Я тут... - раздался ее слабый голос. Она лежала среди распоротых погибших коней и воинов.
   Израненная Амила пыталась подняться. Сил у нее не было. Она вытерла грязной тряпкой кровь со своего лица. Увидев Кархана, добивающего в поле врагов, она попыталась поправить свои волосы.
   "А вдруг он посмотрит на меня? - думала Амила. - Я женщина, я должна выглядеть прилично".
   К Кархану подскочила на коне амазонка Ойкумена, и пираты обступили их, закрывая от чужих.
   А к Амиле подбежал амбал Синяя Борода с фляжкой воды.
   - Синяя Борода, у тебя с собой маленькое зеркальце есть?
   Синяя Борода поднял ее на руки и, стараясь спрятать слезы, утирал рукавом лицо.
   - Амила, ну откуда зеркальце у пирата?
   - Посмотри на меня, как у меня лицо, как я выгляжу?..
   В этот момент к ним подъехал на трофейной колеснице Нельсон Сатана.
   - Амила, я думаю нам надо уходить из этого дела. Мы достаточно набрали золота для мирной жизни.
   - Тогда помогите мне сесть! - приказала Амила.
   Амила еще раз окинула взглядом поле боя. Увидела Кархана, стоявшего в окружении своих пиратов. Посмотрела на Ойкумену, подъехавшею к Кархану. На войска Коктебеля и ополчения. И тут Кархан обернулся и нашел взглядом Амилу.
   Амила смотрела на Кархана, а он смотрел на нее.
   Они поняли, что прощаются.
   И в его взгляде она прочитала: "Желаю тебе всего хорошего".
   Она приложила два пальца к губам и медленно их опустила.
   Это был их условный знак когда-то в далекие времена. Этот знак означал: целую и люблю.
   Нельсон Сатана погнал колесницу. Амила вместе с Синей Бородой и Нельсоном скрылась в облаке пыли.
   Кархана обступили император Август и Сен Жук, Штольц и Акулов. И Ойкумена, повисшая от счастья на его шее и радостно его целующая.
   Отовсюду слышны были восторженные крики: "Победа, победа, победа!.."
  
   Вечером горели погребальные костры. Коктебель провожал павших.
   Рано утром люди словно впервые взглянули на небо. Оно было прекрасным и синим, как море. И народ праздновал победу. В Коктебеле началась новая жизнь. Люди пили вино, танцевали и радовались, что победили и остались живы.
  

Конец

  

114

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"