Леонтий Аникеевич Серверов: другие произведения.

Воин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 5.30*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты умер, но твоя жизнь не закончилась. Теперь ты - попаданец, один из тех, о ком ты когда-то читал, но... навыков прогрессорства - ноль, умений выживать - не наблюдается, память о прошлой жизни - отрывочна и ведет лишь к приступам головной боли. Ты даже имя свое не помнишь, только ник из любимой игрушки. Выживай теперь... герой.

  
Глава 1. Нищий
   Первые ощущения - боль. Везде. Оглушающая, всепоглощающая боль. Вокруг - темно, слышится какой-то гул. Наконец начинаю получать сигналы от тела, и я обнаруживаю себя лежа в позе эмбриона, на какой-то подстилке. Попытка открыть глаза привела к очередной вспышке боли, а гул оформился в более понятный мужской голос:
   - Эй, малек! Ты живой там?
   В ответ удалось разве что помычать.
   - Выжил-таки, не окочурился! Давай, вставай!
   'Что за...' - пронеслась мысль. Голова дико болела, мутило. Попытка встать принесла новую порцию тошноты, но пересилив себя, я встал.
   - Голова у тебя каменная, не иначе! Бревном приложило, а ты еще и встать умудрился! Везунчик! - продолжал разоряться какой-то мужик. На нем были обычные штаны и рубашка из полотна, в меру грязные. Рядом шла стройка, и сейчас, мужики навалились на канат, утягивая бревно наверх. Видимо, им меня и приложило. Местность была вообще незнакомая, я не знал этих людей, понятия не имел, как здесь оказался, и мало того, я... не помнил себя. Кто я? Отойдя в сторонку, бросил взгляд на себя. Такие же, как у того мужика, холщовые рубашка и штаны. Достаточно потрепанные, на груди потеки крови, натекшие из раны на голове, везде куча прорех и, видимо, они не от старости. Что же, мать его, произошло? Меня начала накрывать паника. Я огляделся. Вокруг сновали воины, упакованные с ног до головы в сине-белые доспехи. Постоянно подвозили раненых, вокруг царила нездоровая суета и отборный армейский мат.
   - Ладно, пойди пока, отдохни. За простой нам не платят, придешь в себя - возвращайся к работе! - Мужик отвернулся, схватился за канат, закряхтев от натуги, помогая поднимать груз, а я, отойдя на несколько шагов в сторону, замер в ступоре.
   - В сторону! - Закричал мне какой-то усатый воин. - Чего стал столбом посреди дороги!
   Меня бесцеремонно оттолкнули, и мимо прошагал небольшой отряд.
   - Скажите, а где я? - сказал, и не узнал свой голос. Он был слегка высок. Е-мое! Мне нужно зеркало или хотя бы лужа!
   В ответ один из воинов покрутил пальцем у виска:
   - Борейская Тундра. Ты в Нордсколе. Некисло ты забухал, работяга! - и он насмешливо заржал.
   'Чего? Какой ещё Нордскол?' Отряд прошагал мимо, и затерялся среди таких же снующих везде людей и нелюдей. Все чем-то занимались, и протискиваясь через толпу, меня то и дело толкали, пинали, и материли почем зря. Выйдя, наконец, на пристань, я присвистнул, узнав обводы корабля, и тут до меня начало доходить. Нордскол? Что за Норд... М-мать! Вспышка головной боли бьет по глазам, и я, сжав руками виски, согнувшись, сглатываю появившуюся во рту кровь. С каждой новой мыслью появляется ощущение, как будто в голову забивают гвозди. Географическая карта. Сколько раз я глядел на нее во время своих виртуальных путешествий! Вымышленные герои, сюжет и история... В памяти мелькнула фигура в кресле, согнувшаяся за монитором компьютера, мелькнула - и пропала. Пришло понимание, что та фигура - я. Азерот. Я - в Азероте. Разогнувшись, массируя пальцами виски, я уже осмотрелся уже более осмысленным взглядом. Нордскол, значит. Вон виднеется Крепость Отваги, а вот и недостроенное здание, где меня приложило бревном. Вот это номер! Его что, так и не достроили? Тогда какой сейчас год? Я огляделся. Стреляли пушки, сверху виднелись крупные точки... Нетопыри? Здесь до сих пор идет бой? Я отошел подальше от суеты, и чуть спустившись вниз, обнаружил таверну, и прислонился к стене. Вокруг сновали вооруженные люди и нелюди, но людей все-таки было больше. Хотя, хрен тут разберешь, они все в шлемах все равно, что на одно лицо, как клоны, только рост разный. Хотя нет, вон дварф прошел, щит за спиной, за поясом - короткий топор. А там стоит группа эльфов, судя по экипировке - кожаная броня, колчаны и луки за спинами - стрелки, видимо, готовятся к выходу... Стоп. Почему одновременно происходящее для меня настолько реально, и в то же время - нет? Я ведь не отсюда? Я ничего не понимаю! Что я здесь делаю? Почему каждое воспоминание дается такой болью, а прошлая жизнь - пелена мрака? Я поднял руки и посмотрел на свои ладони: грязные, в мозолях - значит, работал. Кто я? Я должен вспомнить. Должен... Из носа потекла кровь, я медленно сполз по стене на землю, голова запрокинулась, глаза закрылись, и меня накрыла темнота...
  
  
***
  
   - Так-так-так. Кто это тут у нас?
   Существо женского пола, с кудрявыми волосами, уложенными в художественном беспорядке а-ля 'Воронье гнездо или взрыв на макаронной фабрике', смотрело на меня поверх стекол огромных, круглых очков. Она восседала за неимоверно огромным столом с кипой бумаг, за которыми монитор компьютера еле виднелся. Я огляделся, непонимающим взглядом окидывая серую пелену, посреди которой был стол с женщиной.
   - Что... Кто Вы? Где я? И что здесь происходит?
   - Хм, молодой человек! Хватит тут изображать непонимание. Знаете, сколько таких тут за час проходит? А мне всех обслужи, и каждому помоги! Не делайте мне нервы, а? - недовольно изрекла женщина. Сцепив руки в замок и положив на них подбородок, она уставилась на экран монитора и монотонно забормотала:
   - Так... мужчина, не был, не состоял, не привлекался... погиб в результате несчастного случая на заправочной станции...
   - Что-что? Как - погиб? - невежливо прервал я тетку.
   - Молча. От идиота, решившего покурить в машине. Пьяного идиота. - Произнесла она, не отрывая глаз от монитора. - Вспоминай.
   Я кивнул. Перед глазами быстро пробежала картинка: вот, вечерком решив заправить свой пепелац, заруливаю на заправку, и оплатив, возвращаюсь к машине. Вот к соседней подъехал еще один страждущий, водитель идет к кассе, из его машины вываливается нетвердо держащийся на ногах персонаж и прикуривает. затем - все, как в Матрице: расширяющиеся глаза персонала заправки, открывающиеся рты, и все тонет в ослепляющем взрыве...
   - Ну? Вспомнил? - поинтересовалась тетка.
   - Да.
   - Теперь далее. Поскольку жизнь у тебя была скучноватой, недолгой, минусов в карму ты особо набрать не успел, умер и то по глупости, хоть и не своей, у тебя есть мир на выбор, где ты можешь переродиться. Сразу предупреждаю: обратно нельзя. Не во что. Там даже опознавать нечего.
   Ощутив неимоверную тяжесть, захотелось завыть...
   - Присесть можно?
   - А тебе есть на чем сидеть? - ехидно поинтересовалась работница кадров потустороннего мира. Нет, ну, а как ее еще назвать?
  Я попытался шевельнуть рукой, ногой, головой, наконец! И тут ощутил... Вместо человеческого тела - сгусток какой-то, синий, переливающийся. М-да, сидеть и вправду не на чем. Нечем.
   - Выбирать будем или нет? Или мне за тебя выбирать?
   - Как-то быстро все... Что предлагаете? - Хоть известие и слегка подкосило, однако, мозг айтишника уже начал работать.
   - Есть средневековье. Нет? Хм. Есть аналог твоего настоящего, только другой, но так же скучно. Ха! Еще бы ты туда хотел. Есть мир будущего: бластеры-шмастеры, лазеры и прочая, освоение космоса. Ага, задумался! И есть еще мир меча и магии. О! Вижу искорку интереса!
   Видимо, она могла читать что-то в том блестящем шаре энергии, которым я был.
   -Так, значит, мир меча и магии... Что тут у нас... Так, есть запрос. Координаты - определены. Время - определено. В путь, смертный!
   Если бы у меня было человеческое тело, то я бы являл собой превосходный образчик картины - 'Существо человеческое, состояние полного обалдения вплоть до изумления'. Появилось ощущение падения, стол с теткой схлопнулся в точку и исчез. Только и успел услышать вдогонку:
   - Следующий!
  
  
***
  
   Реальность нахлынула на меня, как будто ведром ледяной воды обдали. Значит, я умер, там, в другом мире, и теперь жить предстоит тут. Но почему я в мире онлайн-игры? Или это все - иллюзия, а я сейчас лежу в палате на больничной койке, и добренькие санитары пичкают меня уколами? Но, если это все реальность, то тогда... Тогда я попал. Что теперь? Куда мне идти? И самое главное, а как... как, твою мать, меня зовут! В голове отрывками носятся мысли. Я - в чужом теле, последнее более-менее четкое воспоминание - это взрыв, та тетка, и... все. Память предыдущего носителя - напрочь отсутствует, видимо, удар бревна не прошел бесследно. Так, стоп, она же сказала - переродится, а я, выходит, вселился? Ошибочка у них вышла. Одержимый попаданцем получился м-мать. Из горла вырвался истеричный, булькающий смех. Хорошо хоть, знание языка осталось, и то хлеб. Так, а что я умею? Закрыв глаза, начал вспоминать. Вспоминалось тяжело, каждое усилие сопровождалось вспышками боли, кровь толчками шла из носа, и кажеться, даже из ушей, но мне надо было понять... Перед глазами галопом неслась мешанина картинок. Там я был сисадмином. Но владение компьютерной техникой здесь не катит, от слова совсем. Отпадает. Хобби? Ну так, с паяльником любил возиться. Что-то типа инженерии в Варкрафте. Однако, Азерот - это больше мир стимпанка, значит, тоже мимо. Что может подойти здесь? В том мире мне нравилось готовить, на первое время - самое то, но провести все время поваром - не вариант ни разу, так что - в актив, но не в приоритет, не более. Мастерить любил, из дерева и железа, но на уровне любителя-криворучки. Способности к языкам, и... все? М-да. Не густо. Чем мне тут еще заниматься? Капусту выращивать? Ага, для таких же, как я, козлов... Я открыл глаза. Во рту было солоно от крови, меня стошнило: голова гудела, как колокол, и напрочь отказывалась соображать, перед глазами вместо окружающего мира были какие-то пятна... Нет, все, больше я такие эксперименты проводить не буду. Дожидаясь, пока взгляд прояснится, тихо сидел, стонал, и с виду напоминал душевнобольного. Как бы еще куда не упрятали...
  
   - На стену! Все на стену, к пушкам! Во-о-о-зду-у-ух! - раздался чей-то рев, и воины, сновавшие впереди, куда-то побежали.
   'Перво-наперво - нахер отсюда, потом думать будешь. А то первый же день в новом мире может стать последним', - думал я. Боль, загнавшая острые коготки в мой череп, решила призадуматься, и пока что лениво ковырялась в районе затылка. Раз это Крепость Отваги, тут должен быть корабль, курсирующий между материками. Как там его... 'Бесстрашный'? 'Отважный'? Насрать. Надо пробраться на него и валить. Что в карманах? Я похлопал себя по бокам: а нет их. И вообще у меня ничего нет, кроме того, что на мне надето. Осторожно поднявшись, я поплелся от таверны к пристани. Рабочие побросали работу, и бежали от стен. Впереди зазвонил колокол, и я понял: если сейчас не попаду на корабль, то тут и останусь, значит, надо спешить.
   - Гото-о-о-о-всь! - Послышалось впереди.
   Рявкнули пушки со стен, в ответ - раздался дикий вой сверху. Я ускорился как мог, и доковылял до ступенек как раз, когда матросы уже убирали канаты. Влившись в ручеек, я вошел на палубу, и только сейчас сообразил, что заплатить за проезд у меня нечем, но отплывавших никто не проверял. Меня лишь смерили презрительным взглядом, но ни о чем не спросили, поэтому я тихо забился в уголок, стараясь не отсвечивать и никому не мешать.
   - Отчаливай! - прозвучала команда сверху. Звякнул корабельный колокол, и корабль тяжело начал набирать ход.
  
   Вот так и началось мое путешествие в Восточные Королевства, а так же у меня появилось время, когда спешить никуда не нужно, можно спокойно подумать. И только теперь накатило... Как это правильно в психологии называется? Забыл. Там стадии есть. Ну, неважно... Меня в привычном мире больше нет. Я попал в фентезийный мир, где теперь надо выживать. Мысли в голове скакали, путались, мешались, прям как тараканы на кухне ночью, когда неожиданно свет включишь. Назад - нельзя. А хочу? Сейчас вот, вприпрыжку побежал. В животе заурчало, и я понял, что дико голоден. Вокруг - море, корабль плыл, мерно покачиваясь, рядом на палубе расположился разношерстный народ, люди и нелюди вперемешку. Денег за проезд никто не требовал, и сидя тихонько в своем углу, мне оставалось только наблюдать.
   - Здорово! - послышался хриплый бас, и рядом со мной плюхнулся сначала объемистый рюкзак, а потом и его обладатель: кряжистый дварф. Его рыжие борода и усы были заплетенными в две косы, он был без доспехов, однако, его одежда явно выгодно отличалась от моей: добротная белая шелковая рубашка, кожаные штаны, заправленные в кожаные же сапоги.
   - Не возражаешь, если я уже сел?
   Все, что мне оставалось - только хмыкнуть, пожать плечами, и опять смотреть на палубу. Дварф порылся в рюкзаке, достал окорок, кусок хлеба и принялся все это смачно уплетать, чавкая и роняя крошки. У меня в животе опять предательски заурчало.
   - Голодный? Эк тебя потрепало. Держи!
   С этими словами дварф соорудил гигантский бутерброд и протянул мне. Я ошарашенно посмотрел на эту мини-башню в его лапе.
   - На, говорю, бля!
  Голод пересилил смущение, и некоторое время из нашего угла раздавалось только сосредоточенное сопение и чавканье.
   - Пивка хошь? - обратился ко мне опять дварф.
   Набив желудок и разомлев от исполинского бутерброда по-дварфийски, мне уже было все равно.
   - А давай.
   Дварф полез в мешок, и выудил оттуда большую флягу. Открыл крышку, понюхал, хлебнул, и, довольно крякнув, протянул мне. Пиво и пиво, подумал я, и неосмотрительно сделал большой глоток... Огненная струя, пролетев по глотке, расплескалась в желудке лавовым озером. Казалось, что это не пиво, а какой-то зверь с клыками и когтями, и сейчас он ворочался у меня в желудке, и некоторое время я не то, что говорить - вздохнуть не мог.
   - Что это? - еле смог прохрипеть я дварфу.
   - Стальгорнское светлое, бля, а не та муть, что подают в ваших клоповниках, - довольно сказал дварф, и забрав у меня флягу, сделал новый глоток.
   - Что покрепче я бы тебе не дал. Такой молодой организм, как твой, пшеничная снесет нахуй, - пробурчал тот, и хлебнул еще.
   - Меня Эратран зовут. Будем? - протянул мне дварф свою лапищу.
   Я завис. Как меня зовут? Боль напомнила о себе, пошевелившись в районе лба. Из глаз чуть не брызнули слезы, я моргнул.
   - Стрибьорн. - Против воли вырвалось из меня. - Стриб.
   - Ну, за знакомство, Стриб, - с этими словами, дварф хлебнул из фляги и предложил мне. Я осторожно помотал головой, и дварф, пожав плечами, оперся на рюкзак. Некоторое время мы сидели тихо. Я был сыт, слегка пьян, и пока можно было просто наслаждаться отдыхом: думать не хотелось вообще, в голове было пусто. Мой неожиданный товарищ оказался непоседой: он постоянно ерзал, тихо матерился в усы, время от времени прихлебывая из фляги, предлагая и мне, но я отказывался: чувствуя, что лишний глоток сделает из меня недвижимость. Наконец, Эратран не выдержал:
   - А чего ты такой потрепанный, словно тебя кошки в подворотне всю ночь драли? А барахло где? Проебал?
   - Потерял.
   - Хе, - хмыкнул дварф. - Я так и сказал. И что теперь?
   - Не знаю. Доплыву, буду думать.
   - А есть чем? Мозги хоть на месте? - ухмыльнулся бородатый.
   Я промолчал, меня больше в этот момент занимало то, что за имя я назвал. Я крутил его и так, и эдак, но память молчала.
   - Лады, плыть на этом корыте долго, так что советую поспать. Будет день, будет пища, - с этими словами мой бородатый попутчик откинулся на фальшборт и вскоре захрапел.
   Стрибьорн. Откуда я взял это имя? Почему оно пришло мне в голову? Меня так звали раньше? От вопросов голова, казалось, готова была лопнуть, но я вспомнил: это был мой игровой ник, там, в прошлой жизни. 'Хех, задрот-неудачник, ник в игрушке помнит, а настоящее имя - нет', - криво ухмыляясь, думал я, вытирая пошедшую носом кровь. Попытка вспомнить принесла новую вспышку боли, меня повело, тошнота усилилась, и я решил больше не рисковать: имя есть, и ладно: видимо, здесь придется все начинать с нуля. Что странно, так это то, что навыки вспоминались как само собой разумеющееся. А вот предыдущая жизнь... Я не помнил ни страны, откуда родом, ни то, остался ли у меня кто-нибудь там: ничего. Кто я? Темнота накрыла вдруг резко, разом. Как меня зовут? Темнота, боль, стук сердца. Потом стих и он... Очнулся я, лежа в небольшой луже крови, и матрос пинал меня ногой.
   - Эй! Эй, ты че, сдох?
   Судорожно вздохнув ртом воздух и сжимая одной рукой многострадальную голову, мне удалось принять вертикальное положение. Хорошо хоть, набок упал, если б на спину - все, захлебнулся. Выпросив у матерящегося матроса воды и тряпку, вытер ей лицо и протер кровавое пятно рядом. Хотел было вернуть, но матрос, выдав многоэтажную конструкцию по поводу сношения меня, тряпки, демонов и кого-то еще, приказал выбросить ее за борт, что я и сделал. Пережитые события, потеря памяти, слабость, головная боль, тошнота... Мозг захотел перезагрузки, и глаза сами собой закрылись, и я уснул. Так закончился день, прошла ночь, а на следующее утро меня разбудил меня дварф, хлопнув по плечу:
   - Ха! Ну и горазд ты спать, бля! Вставай, причаливаем.
   Протерев глаза спросонья, я повернулся к борту и от удивления раскрыл рот. Да, в игре Штормград был великолепен, однако он не шел ни в какое сравнение с тем чудом, которое открылось мне с левого борта 'Бесстрашного'.
   - Офигеть! - прошептал я.
   - Охуеть, так будет точнее, - поправил меня Эратран. - Столица!
   Корабль замедлял ход, народ на палубе засуетился, собирая баулы, разношерстную толпу из воинов и людей матросы шустро рассредоточили для устойчивости, и причалил. Дождавшись, пока пассажиры схлынут на пристань, мы с дварфом вышли последними.
   - Ну, ладно, будь! Авось свидимся еще.
   С этими словами он хлопнул меня по спине своей ручищей, и вскоре его рюкзак затерялся среди толпы, сошедшей на берег. Вздохнув, я отправился в сторону города. Предстояло самое нелегкое: найти какую-то работу, еду и ночлег в незнакомом городе, в котором всем было на меня наплевать.
  
   Город встретил меня неприветливо. Он оглушал покруче метро в час пик. Везде были люди, с семьями и без, впечатление, что я попал в огромный, бесконечный цыганский табор. Меня толкали, ругали, один раз даже прицепилась стража, но обнаружив, что взять с меня нечего - отстала. Я бродил уже не первый час по Штормграду, и все было тщетно: таких бедолаг, как я, было полно, очередь к потенциальным работодателям выстраивалась огромная, все на всех орали, возникали спонтанные драки, в которые несколько раз приходилось вмешиваться страже. Они раздавали зуботычины не разбираясь, кто прав, а кто виноват, и уводили куда-то самых буйных. Всюду была грязь, стояла дикая вонь, народ, расположившись вдоль стен со своими пожитками, там же и гадил. 'Так дело не пойдет. Может, учеником куда устроится?', - подумал я. Кстати, где я сейчас? Похоже, что заблудился: вроде, Старый квартал, а может, и торговый: из-за неимоверного количества беженцев не разобрать. 'Помнится, в игре можно было спросить стражу. Хотя, то ж игра, а как тут будет?' - думал я, выискивая глазами воинов в доспехах. Искомые обнаружились, подпирая стену возле арки и я, подойдя на безопасное расстояние, робко спросил:
   - Уважаемые, а не подскажете...
   - Пшел вон. - Процедил сквозь зубы один.
   - Понаехало уродов. - Сплюнул второй.
   - Мне всего лишь...
   Один из стражников сделал два шага, удара я даже не увидел: настолько он был быстр. Я упал на мостовую, силясь вздохнуть. Второй, так и не отлепившийся от стены, показал ударившему меня вытянутый большой палец. Тот хмыкнул:
   - Знай свое место, червь.
   Только теперь я осознал свою ошибку: патрульные, ходившие по городу, были одеты беднее этих, стоявших тут. Те же бело-синие латы, однако плюмажи на шлемах, богато украшенные рукояти мечей, начищенные до блеска кирасы выдавали благородных. Через арку, возле которой они стояли, я выходить не рискнул, держась за грудь, обошел их по широкой дуге, и выйдя через небольшой проем в стене, вышел к каналу. Знание игровой карты города не помогло ни разу: здесь все было иначе. Поймав за рукав такого же, как я сам, бедолагу, спросил:
   - Где квартал ремесленников, знаешь?
   Тот в ответ ткнул пальцем вправо, на другой берег канала, выдернул рукав, и скривившись, ушел по своим делам. Теоретически, за моей спиной был старый квартал, а арка, где стояли благородные, видать вел к замку. Несколько раз вдохнув-выдохнув, успокаиваясь, я побрел туда, где может быть, мне улыбнется удача. Не улыбнулась, зато по полной оторвалась реальность, грубо ткнув мордой в грязь...
   - Пошел нахрен! - невежливо отшил меня гном.
   - У меня есть кое-какие...
   - Нахрен вали! - голос гнома сорвала на визг, он схватил с верстака большой гаечный ключ и замахнулся.
   Дернув рукой, и сжав зубы, я вышел из инженерной мастерской: гном слушать меня даже не захотел. Везде, куда бы я ни ткнулся, мастера либо требовали денег за обучение, и узнав, что у меня их нет, прогоняли. На несмелое блеяние, что могу отработать - гнали чуть ли не пинками. Многие, как вот этот гном, прогоняли сразу, ученики никому были не нужны, или их просто достали.
   Помыкавшись до заката, я понял: в столице мне ничего не светило, а поскольку работы не было, то и жрать тоже было нечего. Не полагаясь на память, где расспрашивая, где подслушивая, я узнал, что народ бежал от вторжения Легиона, надеясь, что стены города их защитят. Наивные... Какой же сейчас год? Я остановился у одной небольшой группы, и прислушался: обсуждали покушение на молодого короля. 'Легион, покушение. Значит, сейчас примерно 30 год, выходит', - мелькнула и пропала мысль. Я скривился, ожидая приступ, но голова лишь тихо гудела, боли не было: видимо, все, что может мне как-то пригодится здесь, я могу вспомнить относительно легко. А вот все остальное - нет. Побродив еще немного, я узнал, что в округе творилось то же самое, что и в городе, и работу можно было даже и не искать. 'Штормград. Жемчужина городов Альянса, бля', - думал я, бродя кривыми улочками. 'Так. Если мне не отшибает память, то на выходе из Шторма должно быть Златоземье', - мелькнула мысль. 'Что если пойти туда?' Жрать хотелось неимоверно. Сгущались сумерки, и успев проскочить до закрытия ворот, я отправился по дороге в сторону, как мне помнилось, маленького поселка.
  Чтобы заглушить чувство голода, я думал. Когда-то давно, в прошлой жизни, практически во всех книгах про попаданцев авторы ставили рояли за каждым кустом, задаривая героя легендарными вещами, красотки вешались им на шею, а легендарные маги и воины просто так обучали секретным приемам. Все, о чем приходилось беспокоиться героям - это идти бить всяких злобных гадов. А что делать мне? С первого дня до сих пор я думаю лишь о том, как бы поесть, а из плюшек я вынес лишь синяки да ссадины, полученные от таких же бедолаг. Одно утешало: хоть язык знаю, не нужно объясняться жестами. Так я шел, и думал. Голодный желудок урчал, уставшее тело неимоверно болело и требовало отдыха, а мысли роились очень уж не радостные...
   - Оп-па, смотри, кто к нам идет, а? Эй, фраерок, а ну-ка греби сюда!
   Голос раздался неожиданно, и я испуганно присел, глядя как из-за кустов выходит тройка бородатых разбойников. Засаленные волосы, замызганная одежда, ничем не отличающаяся от моей, в руках палки, а у одного из них, видимо, главаря, был нож.
   - Не боись, не обидим! - скаля зубы, сказал один.
   - Гони монеты, и свободен как ветер! - произнес один из них.
   - Нет у меня ничего, - пробурчал я, пятясь назад, стараясь, чтобы они меня не окружили. Но просчитался: сзади вдруг чьи-то руки крепко взяли за плечи.
   - Да ладно? Кентуха, а если найдем? - Второй, зло скалясь, резко прыгнул ко мне и приставил нож к горлу.
   Все, финиш... У них был еще и четвертый, который меня сейчас крепко держал, дыша чесноком в ухо, пока сноровистые руки шарили в моих лохмотьях.
   - Ты глянь, и правда пустой, - стоявший сзади разбойник меня отпустил. Главарь, недолго думая, ощерился, убрал нож от моего горла, и коротко размахнувшись, врезал под дых.
   - Х-х-хыыы... - Я скрючился на дороге, загребая пальцами пыль, пытаясь вздохнуть.
   - Ну хоть не поживимся, так позабавимся, бля.
   Главарь сплюнул, и четверка заработала ногами. Все, что мне оставалось - лишь пытаться закрыть чувствительные места, свернувшись клубочком...
   - Шухер, стража! - крикнул один. Бить перестали, послышался топот: грабители сделали ноги.
   Я полежал немного, осторожно распрямился, доковылял до дерева и сел, прислонившись к нему спиной. На дороге показались факелы, со стороны города шел патруль стражи: видимо, их-то и испугались мои мучители. Пройдя мимо, они не обратили на меня никакого внимания. Тихонько, постанывая и охая, я встал и поплелся за ними, посчитав, что так безопаснее.
   Шли мы недолго, вскоре показались огни маленькой деревушки. Я доковылял до колодца, вытащил ведро и наконец попытался при свете факела разглядеть себя. В городе почему-то мне это в голову даже не пришло. Светло-русые волосы висели немытыми космами, их цвет угадывался лишь приблизительно. Вгляделся в лицо, и ахнул: на вид мне было лет шестнадцать-восемнадцать. 'Фигасе омолодился!' - подумал я. Сполоснув руки, умывшись и напившись, направился в сторону таверны. Однако тут меня ждал облом: пара стражников, стоявших возле входа, меня туда не пустила.
   - Вали отсюда, убогий, - снизошел до ответа один из них.
   - Попрошайкам не подают.
   - Я не просить, я работа... Ых! - договорить мне не дали.
   Стражник просто двинул меня щитом, отталкивая и сбивая на землю.
  Я тяжело поднялся, вытер кровь из разбитой губы и носа, и поплелся искать укромный угол, где можно было отдохнуть. Боль от пережитых побоев и обида на весь мир заставила на время забыть о голодном желудке, и, завалившись под огромным деревом, я забылся тяжелым, беспокойным сном.
  
  
Глава 2. Патрульный
  
   Рассветное солнце осветило мужскую фигуру в лохмотьях, жмущуюся к дереву и трясущуюся от холода. Ближе к утру прошел небольшой дождь, разбудив меня и хорошо намочив. Промокший, голодный и злой, я размышлял о превратностях судьбы и пытался решить, что делать. Во-первых, что значили те странные слова? Что значит - 'Есть запрос?' Кому-то надо, чтобы в этом мире, похожим на игру, практически ее копию, но со своими условностями, появился человек из другого мира? Зачем, каково его - теперь уже мое - предназначение? Так ничего и не надумав, махнул на это рукой: авось, само решится. Надо было решать вопросы понасущнее, такие, как еда и ночлег. По сути, обычная жизнь мне не светила, значит, оставалось одно: вербовочный пункт или что-то вроде, а там - как карта ляжет. Кое-как приведя себя в порядок, я подошел к стражникам у таверны, и собравшись с духом, сказал:
   - Доброе утро, служивые! Я бы хотел стать как вы, стражником.
  Облаченные в бело-синие латы воины не ответили. Один презрительно сплюнул, второй сделал вид, что меня нет. Вздохнув, я развернулся и пошел к своему дереву.
   - Мы стражники. Ты слышал, Колин? Мы - стражники! Нас оскорбили сейчас, да?
   - Я так не думаю.
   Я обернулся. Один из стоявших у таверны воинов потихоньку себя накручивал: видимо. Ему было скучно.
   - Нет, ну ты послушай, а? Нас - и в стражники записали! - заржал он.
   - Крестьянин, что с него возьмешь, - меланхолично пожал плечами второй.
   - Эй, ты! Сиволапое отродье плуга и сохи! Мы - патрульные, понял? Внешний патруль Штормграда! - и с этими словами воин вытянулся и стукнул себя в грудь кулаком правой руки.
   - Я хочу быть таким же, - твердо сказал я.
   - Слышь, Колин, он хочет быть таким. Как мы, а? Каково? - Снова расхохотался весельчак.
   - Уймись Стал, - скривился Колин. - Тут недалеко наши казармы. Сходи, спроси десятника Ланса. У него как раз недобор новичков. Заберет с руками.
   - Что, вот так просто? - спросил я.
   - Ничего сложного. Приходишь, находишь, говоришь что новобранец в патруль, дальше его заботы.
   - Спасибо, господа патрульные!
   Я вытянулся и отдал честь так, как до этого сделал веселящийся воин, и пошел к дороге: дожидаться патруля, чтобы избежать повторения вчерашней встречи с разбойниками, Нет, я понимаю, утро, а не вечер, но все-таки...
  
   - Ну ты зверь. Ты чего его к Лансу отправил? - шепотом спросил Стал, глядя в спину уходящему оборванцу.
   - Потому что, - пожал тот плечами и отвернулся.
   - Он с ним и недели не выдержит, сбежит. Если вообще живой останется.
   - Его проблемы. Если не выдержит - значит, нечего ему в патруле делать.
  
   Описывать дорогу не стоит. Применив прежнюю тактику - идти с патрулем, добрался до долины без происшествий. Первое впечатление: "Епт, песочница!" Было грубо разбито мордой об реальность: Вместо часовни, слабеньких орков и гоблинов с волками, передо мной раскинулся палаточный лагерь с парой бараков по бокам, и большим плацем в центре. Непередаваемое амбре дыма, вонючих носков и еды с яростью атаковало мой нос.
   - Куда? - схватила меня за плечо чья-то рука в латной рукавице.
   - Новобранец, к Лансу! - корчась от боли в зажатом стальными тисками плече, простонал я.
   - А, мясо. - Тиски разжались. - Тебе туда. Палец в латной перчатке ткнул пальцем в сторону отдельно стоящих пяти палаток, а мысок стального сапога придал ускорение.
   - Уррод... - тихонько прошипел я, и потирая ушибленный зад, поплелся в указанную сторону. Довольный собой латник только гыгыкнул мне вослед, видимо, не расслышав.
   - Стой, кто идет? - рявкнуло из-за палатки, едва я к ней приблизился.
   - Рекрут. К Лансу я.
   - Жди. Сейчас сержанта позову. - строго ответили оттуда же, откуда и в первый раз.
   Ждал я недолго: послышался мат, и из-за той же палатки вышел седогривый бугай, в латном доспехе, без шлема. Видимо, это и был тот самый сержант.
   - Чего тебе, оборванец? - рявкнул он.
   - Я хочу стать патрульным. Меня к вам отправили из Златоземья.
   - У кого-то хорошее чувство юмора, - пробурчал Ланс. - Свежее мясо, значит... Драться умеешь, мясо?
   - Нет. - Драться я действительно не умел. Да и не приходилось. А уж на фоне тех, кому приходилось изо дня в день выживать, можно считать, я младенец.
   - Значит, научим. Служить год будешь, в моем десятке, а то у меня как раз недобор. Идем, оформлю.
   Дойдя до казармы в стиле 'баракко', Ланс завел меня в комнатушку, сам оставшись снаружи.
   - Кого там принесло? - услышал я вместо "Здравствуйте". В полумраке комнаты за столом сидел мускулистый усатый мужик, в распахнутой рубашке, и изображал великую занятость, а именно - ковырялся в зубах зубочисткой.
   - Я в патруль, к Лансу в десяток. Новобранец, - устало сказал я, наученный Лансом.
   Усатый ненадолго замер, а потом достал из ящика стола лист бумаги и хлопнул им об стол.
   - Новобранец, значит? Сядь, - указал он пальцем на стул напротив.
   Я подошел и аккуратно сел, стараясь на него не смотреть.
   - Значит так. Патруль внешнего периметра города - один год. Продлить можно на тот же срок. Наказание за побег из патруля - рудники.
   Выдавая эту тираду, он не отнимал руки поверх бумаги.
   Я сидел, воткнув взгляд в стену, и напряженно думал. Стоит ли оно того? Хотя, если отказаться - выбор невелик: умереть от голода, или влачить жалкое существование нищего, или еще хуже: стать разбойником. Ни одно из этих возможностей меня не прельщало.
   - Я согласен быть патрульным, - и со вздохом добавил: Кормить там будут?
   Вербовщик открыл и закрыл рот, цыкнул зубом:
   - Ну и дурак. Да, кормить будут. Писать и читать умеешь?
   - Не знаю. - Я посмотрел ему в глаза. Ну реально, не знаю, блин, умею ли я.
   Усатый двинул бумагу по столу, отнял руку.
   - Так проверь.
   Перевернув лист, все что я понял - это где ставить подпись: все буквы, написанные на листе для меня были чем-то вроде китайской грамоты.
   - Подписывать чем? - поднял я глаза.
   Вербовщик протянул мне стило и хитро ухмыльнулся. Ну что же, поставим подпись позаковыристей, лишь бы было непонятно.
  Отдав бумагу и стило обратно, я расслабленно вздохнул: назад пути уже не было. Мужик, поковырявшись в столе, достал еще один лист.
   - Ланса нашел?
   - Да, за дверями стоит, меня ждет.
   - Тогда почему ты еще здесь? - Мужик махнул рукой в сторону двери. - Он когда ждет, то нервничает, а потом начинает злиться, и поверь мне, лучше тебе его не злить.
  
   Так я попал в местный аналог армии. В принципе, особо ничего нового для меня не было, кроме вооружения. Так - те же приколы младшего комсостава, те же запуганные солдаты-призывники, только антураж другой. Быстро получив комплект одежды, меня вогнало в ступор выданное мне оружие...
   - Это что, господин сержант?
   Я недоуменно рассматривал выданный мне комплект... ну, скажем, вооружения.
   - Это твой щит и меч, недоумок. Ты что думал, тебе боевое дадут сразу? Вы же мясо! Порубите друг друга, а мне отвечать?
   М-да. Если это щит и меч, тогда я рыцарь серебряного авангарда, мля. Щит напоминал крышку от бочки, с привязанными веревками для руки. Меч же был обыкновенной железной палкой, кое-как проклепанной с обоих сторон, и меч напоминал разве что издали и ночью. Эдакий плоский дрын с деревянной рукояткой.
   - Ну, что стал? Вперед, построение скоро!
   Так и началась моя служба в рядах доблестных, мать их ети, войск Штормграда. В одном вербовщик не соврал: кормили здесь действительно хорошо.
   Первая неделя пролетела быстро. Молодой организм, не приученный к большим нагрузкам, быстро выматывался, и вечером, после бесконечной муштры и физподготовки, я валился на кровать и спал практически без сновидений. Мы отрабатывали построение, сомкнув наши крышки и пытаясь делать уколы пародией на мечи, бегали с мешками за плечами по несколько километров вокруг лагеря, тренируя выносливость. Уставали страшно, начиная тренироваться с утра и заканчивая поздним вечером, деля перерыв лишь на завтрак, обед и ужин. Первые дни неимоверно болело все тело, казалось, болели даже кости, в спаррингах мы наставляли друг другу синяки и шишки, и это возымело эффект: к началу описываемых событий наши тела окрепли, наросли мышцы и при построениях мы уже не напоминали стадо орангутангов и могли изобразить шеренгу. На третью неделю я очнулся в кровати посреди ночи и понял, что не могу уснуть. Таращился, как сова, в потолок и моргал глазами. Поворочавшись, махнул на сон рукой, зашел в оружейку, надел свою сбрую и вышел на улицу к манекенам.
   'Стойка. Подшаг, удар щитом, укол, удар, отход, стойка. Еще раз. Подшаг, удар, укол, мах мечом, защитная позиция. Еще раз'. Я бессмысленно повторял те упражнения, что давал нам Ланс каждый день, доводя до автоматизма, выходя по ночам на улицу.
   - Чего не спишь? - раздалось глухое ворчание.
   Я отпрыгнул и закрылся щитом.
   - Ха! Смотрю, наука даром не проходит? - довольно рыкнула тень под бараком.
   Голос тени подозрительно напоминал голос нашего сержанта.
   - Тренируюсь, господин сержант! - на всякий случай молодцевато гаркнул я.
   - Не ори, народ перебудишь, - поморщился отклеившийся от стены Ланс.
   Подойдя ближе, он критически осмотрел меня с ног до головы. Наученный горьким опытом предыдущих дней, из защитной стойки я не выходил.
   - Хм. Похоже, из тебя будет толк, хоть до кого-то начало доходить, - довольно проворчал он.
   - А теперь, раз ты не спишь, разомнемся...
   'Разминались' мы так теперь если и не каждую ночь, то через одну точно, по паре-тройке часов. Кроме того, эта зверюга увеличила мне нагрузку вдвое, по сравнению с тем, что было. Я охал, стонал, первые несколько дней готов был заснуть на ходу, но затем втянулся, и не раз замечал на себе оценивающий взгляд нашего сержанта.
  
   Два месяца спустя мы стояли на плацу, построившись без оружия, и ждали. Впереди строя стоял наш сержант и какой-то незнакомый воин с нашивками лейтенанта.
   - Ты кого мне привел? - прошипел незнакомый офицер.
   - Пополнение, господин лейтенант! - сержант стоял перед ним навытяжку.
   - И ты предлагаешь мне выбирать из этого сброда? - капитан повернулся к нашему строю и презрительно его оглядел. Шагая вдоль первой шеренги, он презрительно ронял:
   - И ты вот это - называешь воином? - удар латной перчатки в грудь одного из солдат, и того складывает пополам. - Или вот это? - указующий перст вонзился в живот другому, и солдат рухнул, пытаясь вздохнуть и свернувшись калачиком. - Они сразу побегут, увидев врага! - он развернулся, и его закованные в сталь ноги высекли искры из брусчатки плаца.
   - Я отправлю вам лучших, господин лейтенант! - вытянувшийся в струнку сержант буравил взглядом наш строй, и он не предвещал ничего хорошего.
   - Через час лучшие из этих обезьян должны быть готовы. Если они там все полягут или сбегут - это будет твой залет. Ты меня понял? - офицер остановился напротив сержанта.
   - Да, господин лейтенант!
   - Выполняй. - С этими словами он хлопнул сержанта по плечу, и ушел.
   - Так, недоноски, - рявкнул сержант, подходя к строю. - Я называю имена, вы выходите!
   Среди списка, который он зачитал, я с удивлением услышал и свое имя. Интересно, куда это нас отправляют?
  
   Нам выдали средней паршивости кольчуги, шлемы, больше похожие на ведра с дырками для глаз, щиты - улучшенную версию той же крышки от бочки, только оббитые кусками железа, и мечи, больше похожие на короткие, кое-как заточенные дубины.
   - Строиться на плацу. Боевую задачу там же и поставлю. Марш, марш!
  Все действия должны были выполняться бегом, и отобранная десятка, громыхая, как телега с металлоломом, снова выстроилась.
   - Значит так, выкормыши скверны. У нас тут завелись гноллы, терроризируя округу и собирая дань с местных лесорубов. У них есть главный, называет себя Душителем, и его мы будем брать. Живым! Остальное стадо, что он собрал - без вожака само разбежится. Всем все ясно? - сержант вещал, прохаживаясь перед нами.
   - Да, господин сержант! - слаженно рявкнули мы.
   - Кто побежит - того лично зарублю, - сержант остановился и топнул ногой. - После этого выхода, те, кто выживет - будут ходить на такие зачистки регулярно. Тренировки никто не отменял! Вы все еще мясо! - продолжил прохаживаться сержант. - Вопросы?
  Вопросов ни у кого не было...
  
   Выйдя через час, после Златоземья мы построились в цепь, и начали планомерно уничтожать прямоходящих псов. Помогало лишь то, что собраться в стаю гноллы не успели, и численный перевес составлял по двое-трое наших на одного пса. Мы просто и без затей забивали его дрынами, и двигались дальше. Из-за брызг крови на кольчугах и мечах наша десятка внушала даже некий страх гноллам, и все было почти хорошо, пока не начали встречаться их маги. Вот тогда-то начались первые потери.
   Двигаясь как обычно, цепью, мы услышали из-за куста неразборчивый лай и рычание, и в ту же секунду в голову правого от меня солдата прилетел сгусток тьмы, и его голова взорвалась вместе с шлемом... Тело рухнуло, и забилось в конвульсиях.
   - Здесь колдун! Уничтожить, быстро! - скомандовал сержант. Он легко увернулся от такого же сгустка, пущенного в его сторону. - Шевелитесь, уродцы!
   Шок первых секунд. Только что рядом был товарищ, и вот его уже нет. Ноги сами понесли в сторону куста, из горла раздалось - нет, не боевой клич, какое-то клокотание. Вылетев с другой стороны куста, я увидел скалящегося гнолла, на посохе которого, похожего на корявую палку - формировался новый сгусток. Я махнул мечом, пес отвлекся на меня, заслонившись своей палкой, и сгусток погас. В этот миг послышалось тявканье, и ко мне выскочили еще пара гноллов. Выставив вперед свои копья, они, подвывая. ринулись ко мне, защищая своего колдуна. "Срать-перемать, это что, конец?" - мелькнуло в голове.
   - Стриб, он твой! Остальные - поддержку на шкуры! - раздался ободряющий рев сержанта.
   Ко мне на подмогу выбежали наши бойцы, двух копьеносцев снесли в один миг, изрубив просто и без затей. Я же, махая мечом как дубиной, сломал сначала посох геоманта, ударил щитом по его голове, и уже оглушенного, на волне адреналина, изрубил.
   - Все, все, воин, тормози. - Сержант перехватил мою руку, останавливая. Кровавая пелена с глаз спала, я тяжело дышал, глядя на то, что осталось после геоманта. Потом меня вырвало.
   - Выдвигаемся. Еще ничего не закончилось, - Ланс махнул рукой, показывая вперед.
   Через пять минут пал еще один из нас, словив в грудь сразу два сгустка из-за дерева. Еще одного, левофлангового, сунувшегося в шалаш, насадили на копья сразу трое гнолллов. Не дойдя до цели, мы уже потеряли троих, и сержант был мрачнее тучи, тихо матерясь. Через полчаса мы вышли на полянку. Там, возле костра, стоял особенно здоровенный гнолл с двуручным мечом, в компании с двумя геомантами.
   "А вот теперь - пиздец". Мелькнула мысль.
   - Главарь - мой! Остальные - делите их колдунов!
   Мы рванули каждый к своему гноллу. Эти, однако, были намного умнее: в одного из тех, кто бежал рядом со мной, влетел шар заклинания. Не найдя ничего умнее, он закрылся щитом, в кровавых брызгах лишившись и руки, и щита. Следом ему в грудь влетело заклинание от второго колдуна, оставив там сквозную дыру. У другого воина, бежавшего на второго геоманта, не выдержали нервы, и он, развернувшись, рванул обратно. Не пройдя и двух шагов, получил в спину два сгустка, которые его ускорили и буквально разорвали. Еще один наш, вырвавшись вперед и что-то нечленораздельно крича, неосмотрительно пробежал мимо здоровенного гнолла, и Душитель просто и без затей срубил ему голову одним ударом...
   Дальше все было как в тумане. Вырвавшись вперед, я бежал зигзагом, а в голове билась только одна мысль: "Назад - нельзя". Налетев на своего геоманта, я одним сильным замахом выбил у него из лап посох, которым он закрывался, вторым - разворотил ему голову. Развернувшись, увидел, как Душитель, отмахиваясь своим здоровенным двуручником, рычит, тесня сержанта. Двое, расправившиеся со своим геомантом, стоят растерявшись, не зная, что дальше делать. Мой напарник, добежав, пинал тушу убитого мной гнолла и явно был в неадеквате, про меч в руке он, казалось, забыл. Потом его взгляд обрел на миг осмысленное выражение, он увидел здоровенную псину и рванул к нему, подняв руку с мечом высоко для удара. Душитель же, видимо заметив новую опасность, в этот момент отбил мечом выпад сержанта, пнул его ногой, от чего тот отступил на пару шагов, и молниеносно развернувшись, насадил крикуна на свой двуручник, как шашлык на шампур. Крик захлебнулся, Душитель выдернул из груди воина меч, слегка крутнувшись на месте, и тут же сделал подшаг к сержанту. Я не нашел ничего лучше, как безмолвно подбежать к главарю гноллов и упал к нему под ноги. Тот, делая шаг назад, перецепившись через меня, упал. Выкатившись из-под туши, и отбросив в сторону мешающийся щит, я ударил мечом по руке, практически ее отрубив.
   - Живым! Сказано брать живым! - раздался крик Ланса. Отпрыгнув от зажавшего обрубок руки гнолла, я обессиленно опустился на траву. Адреналин уходил из крови, оставляя лишь неимоверную усталость и отупение.
   Душитель, рыча и скуля от боли, перетягивал себе кисть жгутом, кинутым ему сержантом. Я сидел, уставившись в одну точку, практически не моргая. Еще двух воинов, оставшихся в живых, рвало недалеко рядом в кустах.
   - Молодец. - Хлопнул меня по плечу сержант. - Два геоманта чисто твои. Да и с Душителем ты здорово помог. Будет с тебя толк. А вы чего стояли, обезьяньи выкидыши? Ни на что не годные куски дерьма! - сержант сплюнул, и достал веревку.
   Все, что я мог - лишь помычать. Поднявшись на ноги, и шатаясь, как пьяный, я с ненавистью глядел на Душителя, понимая, что первый день вылазки мог стать для меня последним, и я так же, как те семеро, мог лежать сейчас в траве. Связав главаря гноллов, мы двинулись обратно, но, не дойдя до Златоземья, к нам выехал конный отряд латников со знакомым лейтенантом во главе.
   - Стой! - рявкнул сержант. - Задача выполнена, господин лейтенант! Сопровождаем заключенного в...
   - Дальше мы поведем его сами. - Прервал офицер доклад. - Возвращайтесь в расположение.
   - Но, господин... - начал было сержант.
   - Я сказал! Дальше мы сами! - рявкнул лейтенант, и подал знак двоим из латников.
   Те, приблизившись, бесцеремонно растолкали нас лошадьми, и отобрав концы веревок, процессия двинулась в сторону Штормграда.
   - Вот же мразь... - невидящим взглядом посмотрев им вслед, тихо выдохнул сержант. - Ладно, сочтемся еще. Двинули.
   Весь оставшийся кусок дня нас не трогали. Сослуживцы со страхом смотрели в нашу сторону, и старались лишний раз не подходить. В столовой, дополнительно к еде, мы получили по бутылю местного вина, и напившись в хлам, вырубились прямо в казарме, едва успев доползти до коек. Утром, на построении, мы узнали, что ночью из расположения дезертировали пятеро. Нам показали их тела, висевшие на виселице в назидание оставшимся. На следующий день дезертировали еще трое, и одному удалось уйти. Остальных - просто зарубили. Из всего набора, а это сотня новобранцев, через три месяца осталось чуть больше восьми десятков.
   Та пара, которая выжила вместе со мной, оказалась в числе первых дезертиров. Так что из того десятка, выходившего на первое патрулирование, остался лишь я один. Ту дерьмовую кольчугу, а так же щит с мечом заменили на плохонькие сине-белые латы, потертый каплевидный щит и выдали более-менее приличный прямой одноручник. Понимая, что от всего этого теперь будет зависеть моя жизнь, я выделял все свободное время и деньги на содержание оружия и брони в состоянии, близком к идеальному. Меч я каждый вечер точил и правил, и через пару недель им можно было порезаться. Сержант, глядя на то, как я ухаживаю за оружием и броней, только глухо бурчал что-то в усы, и снова увеличил мне нагрузку. Вскоре ко мне присоединились четверо бойцов, так же прошедших боевое крещение, правда, с обычными разбойниками, и так же укомплектованных, и мы начали ходить в патрули, курсируя между Златоземьем и Штормградом или двигаясь вдоль каменных стен столицы. С напарниками я не знакомился, смысла не видел: через два дня, обходя стену, мы наткнулись на крупный отряд разбойников, и в стычке с ними потеряли троих. Тел разбойников потом насчитали двенадцать, но облегчения это не приносило: я с оставшимся в живых напарником еле доползли до казарм. Досталось нам изрядно, отлеживаться в лазарете пришлось долго: ни жрецов, ни друидов новобранцам не полагалось, так как текучка была неимоверная. За следующий месяц нас в строю осталось лишь чуть меньше полусотни. Остальные погибли, кто добивая разрозненные стаи гноллов, кто ловя разбойников... Сержант шипел и плевался, кляня нас на чем свет стоит. Нас латали, а в особо тяжелых случаях просто добивали. Еще через месяц осталось всего два десятка. Итого, за почти четыре месяца, сотня пришедших уменьшилась впятеро: кто дезертировал, кого убили... Оставшиеся более-менее притерлись друг к другу. Я же продолжал оставаться одиночкой, ни на кого не надеясь, ни с кем не знакомясь. Изредка меня пытались разговорить сослуживцы, только я в разговоры не вступал, предпочитая отмалчиваться. Так мало-помалу все и отстали, обозвав меня Одиночкой.
  
   Прошло несколько месяцев. Срок моей службы уже подходил к концу, и я все чаще задумывался о том, чем заняться дальше. По всему выходило, что надо было продлевать контракт. Другого выхода я не видел. Сидя у караульного костра, я изредка подкидывал в него ветки, правил меч и слушал ночь.
   Сначала я еще пытался провести параллели с тем Азеротом, который я помнил, играя. Потом забил: общего было только название. Что совпадало - это, как насмешка, путь героя человеческого рода, начиная с песочницы. В остальном на канон можно было наплевать.
   - Стриб, надо поговорить.
  Ланс тихо подошел ко мне, и опустился рядом. Я отложил тряпку и точило, придирчиво осмотрел лезвие и засунул его в ножны.
   - О тебе в отряде судачат, что ты ни с кем дружбы не завел. Нос воротишь, мол.
   - О чем с ними говорить? - я повернулся к сержанту. - Они нежить, сегодня один, завтра другой в могилу отправятся. Я их запоминать не успеваю. Они жить не хотят. - Я бросил ветку в костер, возле которого сидел.
   - А ты? - сержант смотрел мне прямо в глаза.
   - Пытаюсь. - Отведя взгляд, я сгорбился, обнял руками колени и уставился на огонь.
   - А если не пытаться?
   Я посмотрел на Ланса. Он молча крутил ветку в руках, стараясь не смотреть на меня.
   - Тогда не стоит и жить, ты не находишь, господин сержант?
   - Не ерничай, умник. Как закончится срок, не продлевай его.
   - А жить мне на что? - хмыкнул я.
   - За это не переживай, - сказал, вставая, Ланс. - Без работы не останешься.
   Вдруг тишину и сонный гул лагеря нарушил топот копыт и заполошный крик:
   - Тревога! Тревога! Заключенные пытаются сбежать из тюрьмы! Тревога! - Топот развернулся, и кричавший поскакал обратно.
   - Подразделение, подъе-е-ем! - Зычно проорал сержант, вскочив на ноги.
   Тишину как ветром сдуло, народ выскакивал из палаток, матерясь и облачаясь на ходу. Я же, поскольку практически и спал в латах, только подтянул ремни, закинул на спину щит, прицепил к поясу лежавшие рядом ножны с мечом и отправился к уже выстраивавшейся колонне.
  
   Возле входа в тюрьму ярко горели факелы, собравшаяся стража с магами стояла полукругом, глядя на дверь. Наши две десятки, едва подойдя, были встречены жутким матом на мотив "где нас так долго носило", и вперед выступил один из магов.
   - Там лейтенант, с чиновником из магистрата. Они были на допросе, сейчас что с ними - неизвестно. Вы зайдете, и сделаете все, что сможете, чтобы они целыми выбрались обратно. Потом уничтожите заключенных. Это понятно? - Он высокомерно посмотрел на нас, и повторил:
   - Господина лейтенанта и чиновника. Живыми и невредимыми наверх. Вам ясно, смертники?
   - Да, господин маг! - С ненавистью глядя на этого высокомерного ублюдка в синей мантии, проорали мы.
   - Если ясно, какого хрена вы еще здесь?
   Два воина, стоявших возле двери, дождались, пока первая шеренга станет на изготовку, и рывком распахнули двери.
   - Пошел, пошел, пошел!
   И мы двойками начали нырять в зево туннеля, ведущего в тюремные катакомбы...
  
  
Глава 3. Тюрьма Штормграда
  
   Мы медленно, не спеша, спускались вниз по лестнице, двойками, выставив вперед щиты. Я шел сразу за Лансом.
   - Кто там сидит, знаешь? - Обратился я шепотом к напарнику.
   - Говорят, мастер-убийца, элементаль и Душитель, которого вы поймали. Ну и так, мелочи разной еще нахватали до кучи. - Так же тихо ответил он.
   Я выдал про себя матерную тираду, из которой приличными были лишь междометия и союзы, и покрепче сжал в руке меч. Сегодня мне поможет только то, что вдолбили за эти месяцы инструктора и сержант.
   - Если выживем сегодня, - выдохнул идущий спереди воин, - я проставляюсь.
   - Будем. - Шепнул другой.
   - Прекратили разговоры! - злой шепот сержанта раздался сзади, прерывая невольную беседу.
   Со стен чадили факелы, роняя отблески на стены, заставляя тени двигаться в дерганом ритме. Потеки влаги от их света казались кровавыми, а крик, раздавшийся впереди, заставил нас разом остановиться. Мы замерли, вглядываясь вперед до рези в глазах, пытаясь понять - что там. Сержант знаками показал нам разделиться и двигаться вдоль стен. Впереди был виден перекресток. С боков появились решетки, ведущие в камеры, и все они были открыты нараспашку. В некоторых из них лежали трупы, некоторые были подвешены на цепях к стенам. В воздухе стоял кислый привкус крови и выпущенных внутренностей. Напряжение росло, бойцы от увиденного были взвинчены, пару стошнило. Снова раздался вопль справа-спереди, воин, идущий с той стороны, тоже заорал и несколько раз быстро воткнул меч в тело, попытавшееся вылезти из камеры. Оно тянуло за собой кишки из распоротого живота.
   - По сторонам смотрите, идиоты. И не орите. - Сквозь зубы тихо процедил сержант, пинком отбрасывая обратно в камеру труп бывшего заключенного. Впереди опять раздался крик, и судя по дальнейшим звукам, там кого-то ели. На фоне хруста костей, на одной ноте завыла женщина, и мы стали двигаться еще медленнее. Тут один из воинов, идущий впереди меня, засунув меч подмышку, снял с себя шлем.
   - Черт, душно, ничего не видно, - пробормотал он.
   - Одень обратно, идиот! - послышался злой шепот сержанта.
   - Так ведь ни... - на горле его появился красный росчерк, воин забулькал, с шеи потек ручеек крови ему за шиворот и он свалился безжизненным кулем.
   Сквозь забрало я почувствовал дуновение ветерка, и тут факелы начали тухнуть один за другим.
   - Темный! Твою же... - опять бульканье, и второй, уронив меч и зажав рукой шею, пал замертво.
   Я успел провалится в открытый зев камеры, закрывшись наглухо щитом и пытаясь что-то разглядеть сквозь дым и чад еще оставшихся факелов. Послышался тихий хохот, и лязг доспехов возвестил о том, что мы лишились еще одного.
   - Строй! Сбить строй! - надсадно орал сержант.
   Да щазз. Кажется, мы нашли мастера-убийцу, хотя, скорее, он нашел нас. Нервы, напряженные до предела, уловили размытое движение слева, и я махнул туда щитом, но зацепил лишь воздух, снова раздался хохот.
   - Ну что, консерва? Поиграем? - вкрадчиво зашептала темнота камеры, и мимо опять прошелестел ветерок. Правое бедро ожгло болью, я, пытаясь просчитать направление движения, ткнул мечом вперед и не прогадал: послышался вскрик, и на несколько мгновений проявилось тело в мятом костюме.
   - Ш-ш-ш-ш-ш, ты за это заплатишь, консерва! - обернулся тот. Облизнув губы языком, он наклонил голову, и метнувшись вперед-влево, вылетая из камеры, вскрыл горло от уха до уха сунувшемуся туда было соратнику. Далеко не улетел: раздалось хеканье сержанта, и темный, неловко качнувшись, упал на одно колено, зажимая бок.
   - Я убью вас всех-х-х-х! - Зло вскинул голову он, и горящих факелов осталось всего двое.
   - Рубите! Не стойте! - заорал сержант, снося ему голову, и в следующую минуту от вампира остались лишь ошметки плоти. Стены, и сами бойцы, стоявшие рядом, были замызганы кровью с головы до ног и тяжело дышали: каждый старался ударить хоть по одному разу.
   - Зажечь факелы! Построились вдоль стен! Что же вы дохнете, как мухи, м-мать... - зло прохрипел сержант. - Стриб, живой?
   Я вышел и камеры, прихрамывая.
   - Да, вроде. Бедро только задел, урод.
   - Бинтуйся, мы прикроем. - Сержант настороженно следил за проходом впереди. Он был темным, и лишь далеко впереди был виден свет. Воины торопливо зажигали потушенные факелы, рассредотачиваясь по стенам, и тьма неохотно отступала. Хромая, я дошел до сержанта и тронул его за плечо.
   -Что, воин? - обернулся ко мне тот.
   - Господин сержант, там ведь элементаль, так?
   - Да, и?
   - Нам его мечами бить, только смешить. - Я облизнул губы. - И, небось, големы в прислужниках у него. Только оружие затупим.
   Сержант задумался, и заинтересовано глянул на меня.
   - Дело говоришь. Есть что предложить?
   - Я стражу нигде не видел, значит, они в караулке. У них дубинки должны быть, ну или что-нибудь дробящее, так? И ведра с питьевой водой там стоять должны, если еще заключенные туда не добрались.
   Ланс идею понял, быстро отправив несколько бойцов в караулку, находившуюся в самом начале. Те вернулись зеленого цвета, приказ выполнив лишь частично: дубинок они нашли всего две, а в ведрах было больше крови, чем воды.
   - Нам ее не пить. - Посмотрев в ведра, сплюнул сержант. - А дубья что, больше не нашли?
   - Все было разломано, господин сержант, - трясясь, ответил один боец.
   - Ч-то н-аш-ли, и т-т-о х-х-хорр-ошо. - Заикаясь, ответил второй.
   - Бесполезные обезьяны. - Прокомментировал сержант. - Стриб! Одна дубинка твоя, вторая - моя. Ведра дайте в середину строя. Пошли, пошли! - Он замахал рукой, показывая вперед, и бойцы, напряженные до предела, двинулись. Сам он шел первым по правой стороне, меня поставив во главе слева. Дойдя до перекрестка, он подал знак остановится.
   - Хоть бы эту дуру заткнули. - Пробормотал кто-то сзади. Как будто услышав его, вой, который так и тянула женщина, прерываясь на вздохах, вдруг закончился всхлипом, и наступила тишина.
   - Эй! Эй! Стража! Вы же стража? - послышался торопливый шепот спереди.
   Мы с сержантом переглянулись, он знаками показал на следующую камеру с моей стороны. Решетка была закрыта, в ее прутья вцепился хорошо одетый мужчина. судя по всему это и был тот чинуша из магистрата, о котором говорил маг. Я осторожно двинулся вперед, и увидел внутри кучку людей. Среди них выделялась жрица, в достаточно потрепанной робе, которая когда-то была снежно-белой, став грязной и помятой. Ее светлые волосы, некогда ухоженные, были в беспорядке. Она стояла, привалившись к стене и плакала, закрыв лицо руками. По камере из конца в конец ходил старый знакомый, лейтенант, сцепив руки за спиной в замок, а в дальнем левом углу на цепях висел заключенный, в одних подштанниках, безучастный ко всему. Голова его бессильно свисала, с коротко остриженной макушки текла кровь на избитое тело. Казалось, живого места на нем не было.
   - Солдат! - резко повернулся к нам лейтенант и подошел к решетке. - О, и сержант здесь! Вы... - его прервал хорошо одетый мужчина:
   - Вы должны немедленно вывести нас отсюда! Слышите? Немедленно! Я приказываю!
   Я посмотрел на сержанта, тот кивнул.
   - Путь сзади свободен. Выходите, - я посторонился.
   - Нет, вы не поняли! Вы обязаны нас сопроводить!
   - Господин...- начал было лейтенант.
   - Без имен! - опять прервал его чиновник.
   - Вы из магистрата? Где остальные? - спросил я, дернув подбородком в его сторону.
   - Да. Остальные мертвы. Довольно вопросов! - чинуша подбоченился. - Подчиняйтесь приказу!
   - Мирт, Декс, сопроводите господ и даму к выходу. - Сержант указал пальцем на камеру.
   - Двоих не хватит! - взвизгнул чиновник.
   - Проход сзади очищен. - повторил сержант. - Двух достаточно. - И прошептал проходящим мимо него бойцам:
   - Ждите нас на улице. Не возвращайтесь, если не прикажут.
   Те кивнули, расслабляясь. Лейтенант, перед тем как выйти, вытащил меч из ножен, и повернувшись на каблуках, воткнул меч в живот заключенному, проворачивая и распарывая брюшину, вываливая внутренности. Закованный всхлипнул - и затих. Вытерев меч куском тряпки, лежавшей на замызганном чем-то бурым столе, который был рядом с трупом, лейтенант закинул меч в ножны и двинулся из камеры. Чиновник уже нервно притоптывал ногой и поторапливал бойцов, жрица тихо плакала, впав в ступор, не отнимая рук от лица.
   - Леди, прошу. - К ней приблизился сержант, протянул руку.
   - Не подходите! Я никуда не пойду! Оставьте меня! Оставьте меня! Оставьте...
   Она забилась в угол. Глаза ее были бешеные, руки она выставила перед собой, ладонями вперед, скрючив пальцы, как когти. Сержант, шагнувший было к ней, понял, что еще шаг - и она вцепится ему в глаза, невзирая на броню и оружие. Пожав плечами, он развернулся - двух бойцов и лейтенанта с чинушей уже не было видно, они ушли в сторону лестницы.
   - Если этот мудак не погонит их обратно, они выживут. - Сержант прошел мимо меня, остановившись.
   - Не лезь на рожон, Стриб. Понял? - тихо прошептал он.
   Я только кивнул.
   - Двинули.
   Сержант занял свою позицию напротив меня, с другой стороны стены, и осторожно заглянул за угол, знаками показал подойти. Весь коридор впереди был ярко освещен, а в дальней комнате, которой он заканчивался, виднелись сполохи пламени. Они менялись, хаотично передвигаясь, и казалось, огонь там двигался.
   - Там элементаль. - Зашептал сержант. - Готов?
   Я пожал плечами, хотя в латном доспехе это было не особо заметно, и кивнул. Взяв дубинки на изготовку, закрывшись щитами, мы вдвоем с сержантом крадучись вышли в коридор, за нами потянулись остальные. Жрица, оставшаяся сзади, снова завыла...
  В этот же момент из двух камер впереди выкатились черно-красные камни, закружились, взвились небольшим вихрем и собрались в два подобия человеческих фигур среднего роста. Жар от них исходил такой, что в коридоре сразу стало намного теплее, одежда под латами стала мокрой от пота.
   - Бей! Коротко выдохнул он. - Остальным - стоять!
   Бойцы, оставшиеся сзади, выстроили стену из щитов, укрывшись за ней, мы с сержантом бегом преодолели несколько шагов, отделявших нас от големов и обрушили на них дубинки. Жар, исходивший от раскаленных камней палил лицо, не защищенное шлемом, но мы, не обращая внимания, крушили дубинками оживший камень. После того, как големы рассыпались, мы глянули друг на друга: ресниц и бровей у нас не было, лица были красные.
   - И это только начало... - прошептал сержант. Снова выставив щиты, мы осторожно пошли вперед. За нами, тихо громыхая, двинулись остальные.
   По пути к комнате мы еще разбили еще три группы големов. В камерах, встреченных по пути, от бывших заключенных остались кучки праха. Наши лица полыхали, глаза слезились, до входа оставалось лишь несколько шагов. Сержант привлек мое внимание негромким шипением, и кивком указал на распахнутый проем. Подкравшись, мы стали по бокам, и сержант подозвал двух бойцов с ведрами.
   - Как войдем, выливайте на самого крупного. Понятно?
   Бойцы кивнули, подобравшись.
   - Ну, начали.
   Мы с сержантом скользнули внутрь, за нами, пригибаясь, вошли бойцы с ведрами, и тут мы узрели ад во плоти... В центре комнаты стоял огненный элементаль, ростом с человека. Сполохи от него гуляли по стенам, вокруг кружило не меньше десятка мелких големов, наподобие тех, что мы уже раздолбали в коридоре. Как только мы вошли, все это молча ринулось в нашу сторону.
   - Стриб, мелочь! Остальные - в щиты, проход перекрыть, стоять! - заорал сержант, работая дубинкой как заправский бейсболист. Один из воинов успел вылить всю жидкость из ведра в элементаля, и затем дико заорал, когда тот, сменив курс, слился с бойцом в жарких объятиях. Крик в один миг захлебнулся, латы вспыхнули, рассыпаясь на отдельные части, и от бойца остался лишь прах и куча железа, бывшего латами. Жар элементаля потускнел, однако продолжал гореть, заставляя волосы на голове скручиваться от высокой температуры.
   - Второй! Давай! - Крикнул сержант, разламывая очередного голема.
   Пот тек с меня ручьем, было нестерпимо жарко, и отступая от кучки камней, в которую превратился мой голем, я быстро бросил взгляд по сторонам. Второй боец не успел ничего, так же став кучкой пепла с металлоломом, жидкость в ведре исходила паром. Переложив дубинку в левую руку, державшую щит, я бросился к ведру, однако меня опередили: один из стоявших в проходе бойцов отбросил щит, в два прыжка добравшись до ведра, окатил оставшимся в нем ожившее пламя. Это было его последнее действие, элементаль обернулся к нему, слился в экстазе, однако, после двух ведер его жар спал сильнее, и умирал боец намного дольше, крича от нестерпимой боли. Мы с сержантом, добив ожившие камни, матерясь и прикрываясь щитами, втоптали остатки пламени в пол.
   - Еще трое... - Скрипнул зубами сержант.
   Мы стояли, тяжело дыша, лица горели. Дубинки превратились в обугленные деревяшки, и мы отбросили их: свою службу они сослужили.
   - Передохнем в коридоре, - бросил сержант, разворачиваясь к выходу. - Староват я для всего этого дерьма...
  
   Последнее крыло, открывшееся перед нами, было завалено трупами. Смрад немытых тел перебивала вонь от вывалившихся внутренностей, ноги скользили в лужах крови, оставшихся бойцов то и дело тошнило. Наш боевой дух, и так неимоверно низкий, скатился ниже плинтуса, и пробив пол, сейчас лежал в районе канализации. Продвигаясь вперед, нервно поглядывая по сторонам, мы осторожно шли вперед. Двери камер были закрыты, через решетки были видны лежавшие в них тела, залитые кровью. Спереди донесся чей-то крик, хруст костей, тявканье и скулеж. Внезапно приоткрытые двери, ведущие в комнату в конце коридора, распахнулись, оттуда выбежали пять человек и дико крича, рванули в нашу сторону. Мы закрылись щитами, выстроив стальную стену, и не напрасно: за выбежавшими людьми выскочили несколько гнолллов, повизгивая в азарте погони. Люди, увидев нас, начали кричать на бегу:
   - Спасите! Умоляем!
   Сержант лишь дернул уголком рта.
   - Заключенные! Назад! - проорал он.
   - Они нас убьют! Пожалуйста, помогите!
   - Назад, или вас убьем мы!
   Люди остановились, обреченно смотря в нашу сторону и дико озираясь. Гноллы их уже почти догнали.
   - Мерным шагом, в мечи, режем! - скомандовал сержант.
   Мы сдвинули щиты, оставив лишь узкий проход, став под углом и выставив их вперед.
   - Раз-Два, Раз-Два! - и мы глухо ступали, разгоняя стальную стену, ощетинившуюся мечами.
   - Бей!
   Гноллы, уже добежавшие к заключенным, споро протыкали их копьями. Двое, решившись, рванули в нашу сторону и были изрублены. Когда мы дошли до кучки ощетинившихся копьями гноллов, началось избиение: наша колонна разделилась, обтекая гноллов с двух сторон, сбивая щитами копья в стороны и разрубая плоть. Три удара сердца, и все, кто выбежал к нам в коридор, были мертвы. Из комнаты раздался глухой рык, и в проеме показался Душитель: обрубок правой лапы был замотан какой-то тряпкой, в левой он держал одноручник, доставшийся ему от какого-то бедолаги из стражников. Оскалившись, он еще раз рыкнул и прыжком ушел из дверного проема вглубь комнаты.
   - Берегись! - раздался крик сержанта.
   Из дверного проема вылетело три темных сгустка заклинаний. Даже не задумываясь, мы попадали на пол, пропуская их над собой, но начав подниматься, я увидел еще три, летящих в нас уже понизу. Рванув на четырех костях, я умудрился от них увернутся, однако двум не повезло: заклинания попали одному в голову, взорвав ее ошметками и разметав по коридору, второму в плечо, оторвав руку и отшвырнув на поднимавшихся товарищей.
   - В стороны, в стороны и внутрь, пошли, пошли, пошли! - заорал сержант и первым нырнул в проем.
   Забежав в комнату, мы увидели в ней частично обглоданные останки, разбросанные искореженные остатки доспехов, и скалящихся гноллов. Я увернулся от летящего бывшего сослуживца, убитого геомантом, и моему взору открылась неприглядная картина: в дальнем углу стояли колдуны, спереди неприступной скалой их закрывал Душитель, сойдясь в поединке с сержантом, не отступая ни на пядь. Гноллы из-за его спины беспрепятственно поливали нас заклинаниями. Из-за размеров комнаты маневра особо у нас не было, и вот следующие два бойца падают мне под ноги. Не останавливаясь, стальным поездом мы врезаемся в Душителя, опрокидывая его, втаптывая в пол, походя изрубив мечами. Сминаем колдунов, впечатывая их в стену, исступленно рубим в куски. Дикий крик и вой, сопровождавший нас все это время, прекращается. Тяжело дыша, я оглядываюсь, ища новую цель, и взгляд натыкается на своих, так же оглядывающихся, не верящих, что выжили, воинов.
  
   Вся зачистка заняла у нас не более получаса, хотя, казалось, прошла вся ночь. Смертельно уставшие, мы вышли из ворот Штормградской тюрьмы, оставив там больше половины товарищей. Двое из нас несли ослабевшего от потери крови сержанта: Душитель таки достал его, порезав бок. Я нес на руках потерявшую сознание жрицу. Все мы были закопчены, в бурых потеках крови, щурились на факелы, которые держали в руках стражники внутреннего города, и молчали.
   - Кто старший? Рапорт! - Послышался голос. Это был тот самый маг, который ставил нам задачу перед входом.
   Я, держа на руках женщину, глянул на сержанта. Тот висел, поддерживаемый с двух сторон. Еле подняв голову, он доложил:
   - Сбежавшие заключенные... уничтожены. Выжившие... сопровождены... наружу. Живых внутри... не осталось.
   Его голова опять опустилась. Стоявшие напротив нас расслабились, вложив оружие в ножны. Тут же раздались командные окрики, у меня забрали жрицу, толпа начала расходится.
   - Стриб. - Не поднимая головы, прохрипел сержант. - Донесите меня... лазарет в... Старом квартале. Сам веди... бойцов... в располож-ж-жение.
   Глухо бухнув правой рукой в район сердца, я сделал бойцам знак, подняв ладонь и покрутив пальцами в воздухе. Построившись, мы отправились тесными улочками в сторону старого квартала.
  
  
Глава 4. Повышая ставки
  
  Мы сидели в таверне Штормграда, и прихлебывая средней паршивости 'Столичное светлое', с сержантом и еще двумя бойцами из отряда - Гибом и Нехтом. После той памятной ночи всем выдали три дня увольнительных, мне - лычки сержанта и отдали под начало остаток вижившей десятки. Хотя, скорее, девятки...
   - Очередное мясо скоро придет. Видишь, какой процент выживаемости? Каждый десятый, в лучшем случае! - Ланс, отхлебнув из кружки, поморщился. - Ну и дрянь. Эй, хозяин! Есть что получше этой кислятины?
   - Да хрен с ним, с пивом. Слушай, Ланс. - Я поставил кубок на стол. - А вот стражники, которые столицу патрулируют, чем они занимаются?
   - А, эти... - он пренебрежительно махнул рукой. - типа 'Элита', вроде регуляров. Основная их задача - отбить нападение Орды на город, но поскольку такого уже давно не случалось, то максимум на что способны - это грозно хмурить брови, передвигаясь по улицам, да прекращать потасовки в тавернах. Как только что серьезное - обсираются.
   - А мы тогда кто? - нахмурился Гиб.
   - Хех. Мы затычка в бочке. - Ланс отхлебнул, крякнув. - Патруль за пределами городских стен, ловля разбойников, упокоение особо опасных... егери мы. Волки. Не даем падали расползтись.
   - Мы только в пределах Штормграда, или еще куда пошлют? - не унимался я.
   - Куда пошлют, но не дольше одного-двух дневных переходов, - махнул рукой Ланс.
   Теперь для меня было ясно: если проводить параллели с моим старым миром, то подразделение, куда я попал, было неким гибридом ППС и спецназа, с дикой текучкой кадров по причине высокой смертности.
   - Ланс, а в-войска? - Нехт уже допивал третью кружку, и его язык слегка заплетался.
   - А что войска? На передовой они, воюют, - пожал плечами тот. - Хозяин! Еда где? Мы долго ждать будем?
   Начали мы хорошо, затем нам принесли двух запеченных кабанчиков. Под такое мяско захотелось чего покрепче, и мы начали пробовать все, что имело градус... Последнее, что запомнилось, это когда Гиб, порядком нализавшись, предложил продолжить в другом месте. Потом провал.
  
   Ух, как же болит голова. Сколько я вчера выпил? Не помню... Так, оценка обстановки. Лежу на кровати, а не в канаве, уже хорошо. Раздет, еще лучше, значит, добрался сам или товарищи помогли. Открыл глаза: комната, сквозь ставни пробиваются солнечные лучи... Уже день? Глухо застонав, поднимаюсь. Ага, кровать... большая. Слева под одеялом что-то зашевелилась, и оттуда выглянула заспанная симпатичная мордашка. Стоп! Я - в постели с девушкой? Почему не помню? Или, жаль, что не помню... А может, лучше и не вспоминать? Было ли вообще что-то? Или я настолько был пьян, что опозорившись, уснул?
   - Доброе утро! - сонным голоском прощебетала девушка, поднимаясь и раскидывая руки, потягиваясь. Одеяло сползло с ее груди, открывая потрясающий вид на аппетитные округлости, на вид - размера третьего.
   - Доброе, - спрашивать, кто она и как я здесь оказался, я не стал.
   - Слушай, я так хорошо выспалась! Первый раз за все время! - и она заливисто расхохоталась.
   М-да, видимо и впрямь количество выпитого вчера спиртного перевесило основной мужской инстинкт. А может... И я потянул к ней свои клешни.
   - Э нет, мне на работу пора! - хихикнув, брюнетка увернулась, и стала одеваться. - В другой раз, красавчик!
   Подмигнув и послав мне воздушный поцелуй, девушка упорхнула, и я остался один. Да уж, красавчик. Видела бы она меня два дня назад. Морда - сплошной ожог, бровей и ресниц нет, волосы на голове спаялись в одно целое со шлемом, и его отдирали вместе с кожей. Сержант и добрая половина отряда тогда выглядела не лучше. Но за спасенную нами послушницу Верховная жрица Лорена нас восстановила. А то не только бы по барам, но и по бабам... Хм. Так, а где я собственно? Умывшись, я спустился вниз, и обнаружил огромный обеденный зал.
   - О, герой-любовник явился! - встретили меня дружным хохотом Ланс и Гиб.
   - А Нехт где? Мы же втроем пили? - спросил я, приглаживая мокрый ежик волос и смущенно улыбаясь.
   - А он к своей зазнобе пошел, сказал, недалеко живет, - ответил Ланс.
   - Так, стоп. Я вчера перестал что-то помнить после первой таверны.
   - Это потому, что ты пить - не умеешь. - Доверительно громко зашептал Гиб. Ланс хрюкнул.
   - А подробнее? - поинтересовался я, усаживаясь напротив побратимов.
   - А подробнее... - Ланс заржал, Гиб подхватил. Утирая слезы, мне рассказали в два голоса перипетии той ночи.
   Оказалось, что таверн на нашем пути оказалось четыре. Правда, одну можно уже не считать, так как мы ее разгромили, а стражников, прибежавших на шум, развесили по стенам вместо подсвечников. Мы пили все, что горит, а что не горело - поджигали и пили, закусывая тем, что выглядело более-менее съедобным.
   - В общем, весело было! - закончил Ланс. Гиб, тихо постанывая, лежал лицом в стол.
   - А брюнетка откуда? - поинтересовался я, глядя на этих комедиантов.
   - А, Люси! - хрюкнул Ланс.
   - Ыыыыыы! - донеслось со стороны Гиба.
   - Люси ты взвалил на плечо, сказал, войску необходима эта... психологическая разгрузка, и потащил наверх. Она, кстати, была не против! - Ланс конец предложения скомкал, расхохотавшись в голос.
   - Ыгы. Посетители приготовились слушать звуки страсти, а вместо этого услышали... - простонал Гиб.
   - Твой богатырский храп на несколько часов! - ухнул Ланс.
   - Ага, стены тряслись - только так! - выдавил из себя Гиб. - Фуух!
   - Клоуны, - буркнул я. - Морды вам помять, что-ли?
   - А здоровья хватит? - чуть прищурившись, спросил Ланс.
   - Найду, - мрачно пообещал я и присоединился к трапезе.
   Оба воина только хмыкнули. Брюнетка - теперь я уже знал, что ее зовут Люси, разносила еду посетителям, и нет-нет да бросала на меня насмешливый взгляд из-под челки. Надо будет еще раз сюда заглянуть. Только пить не буду.
   - Отметили, так отметили, - пробормотал я, чем вызвал очередную порцию смеха.
   Сегодня был последний день отдыха в городе, после которого нас опять ждали будни патруля.
  
   - Бойцы! Патрульные! - Вещал прохаживающийся перед строем капитан. - Два дня назад вышли в сторону Красногорья и не вернулись пятеро бойцов. За лесопилкой обнаружены плохо замаскированные следы боя, поисковой отряд ушел и тоже не вернулся. Ваша задача: выдвинутся в Приозерье, закрепиться там, и найти наших бойцов, ваших товарищей. Выдвигаетесь двумя десятками сразу после постановки задачи. Вопросы?
   - Господин капитан, а что, мы теперь регулярная армия? Мы же патрулируем только внешний периметр!
   Капитан, проходя вдоль выстроившихся шеренг, обернулся на спросившего. Мы стояли тремя отрядами, по десять человек в каждом, ну и три сержанта: Ланс, который после диких потерь среди новичков взмолился начальству и теперь ходил с нами; Гиб, который водил уже свой десяток, ну и я. Из старичков, тех, прошедших ад тюрьмы Штормграда, в живых осталось шестеро, включая меня, Гиба и Ланса. Остальные сгинули кто где, и вот теперь... Красногорье.
   - Ланс... - вкрадчиво произнес капитан. - Вы кем официально числитесь? Стражей Штормграда?
   - Да, господин капитан! - ответил бывший наставник, вытянувшись в струнку.
   - Нет! Рылом не вышли! - рявкнул капитан, подходя к нему. - Город патрулируют дворяне! А вы - сброд! Затычка в бочке! Куда пошлю, туда и пойдете! - проорал он последние слова ему в лицо.
   - Регулярная армия сейчас на Расколотых Островах. - Спокойнее произнес капитан, отвернувшись. - Все боеспособные части там, включая горных пехотинцев и лесных рейнджеров. А Седьмой легион там вообще с самого начала. Правда, осталось от него...
   Капитан заложил руки за спину, и пошел опять вдоль строя.
   - Значит так! - он остановился и пошел в другую сторону, - ваша задача: найти своих, привести домой, если будут живы. Если нет - принести доказательства. Вам все ясно?
   - Так точно, господин капитан! - слаженно рявкнул строй.
   - Командиры отрядов ко мне, за картами и сопроводительными документами. Разойдись!
  
   Выйдя из лагеря утром, мы бодрым темпом за три часа прошагали до лесопилки, и не успело полуденное солнце начать варить нас в собственном соку, как мы стали на привал возле дозорной башни в Красногорье.
   - Ланс, что думаешь? - спросил я. Читал я очень с трудом, поэтому в вопросах документации больше доверял старшему товарищу.
   - На орков похоже, - пробурчал тот. Мы сидели, сняв шлемы и отдыхая от перехода. До Приозерья, небольшого поселка, идти оставалось пару часов.
   - Орки? Здесь? - с нотками паники в голосе спросил какой-то воин.
   - А что им сделается? Они из Пылающих Степей лезут. Правда, уже меньше, чем раньше, сейчас только их малые отряды просачиваются.
   - А почему? - не унимался тот же солдат.
   - Их основной лагерь группа Браво взорвала, там только кратер и остался, - пояснил любопытному бойцу Ланс. - С сефорием шутить опасно. Да и Кишан их в Степях до сих пор гоняет, с полковником вместе. Ладно, - хлопнул он ладонями по коленям, поднимаясь. - Отдохнули? Одиночка, поднимай своих, - обратился он уже ко мне.
  
   Еще издали, подходя к большому мосту, мы заметили нездоровое оживление.
   - Сколько себя помню, у судьи постоянно какие-то проблемы, - хмыкнул Ланс. - Уж он просился его перевести, ни в какую: никто туда не хочет, слишком народ тут боевой.
   Подойдя к толпе, мы услышали выкрики:
   - Доколе!
   - Да сколько ж можно-то уже! Опять орки! Когда порядок корона наведет, а?
   - Люди опять пропадают, а он и ухом не ведет, старый хрен!
   При виде нас люди притихли. Один мужик, самый громкий, однако, продолжил:
   - О, явились - не запылились! Чего так долго ползли? Ноги заплетались? Али пиво в животах дойти мешало?
   Ланс, остановив отряд, махнув мне рукой, двинулся в сторону магистрата.
   - Сейчас тебе зубы во рту мешать будут, - рыкнул он, проходя мимо мужичка.
   - Что, латы одел, меч на пояс повесил - думаешь, страшный? - не унимался тот. - И не таких укорачивали, поду... от удара он скорчился, хватая ртом воздух: мне его речь порядком надоела.
   - Закрой рот, кишками воняет, - бросил я, идя следом за Лансом. Тот только головой покачал:
   - Зря ты его. Не трогай дерьмо - оно вонять не будет.
   Толпа, притихшая было, после моего удара загудела. Я скривился, спиной ощущая злобу людей, стоявших напротив входа в магистрат.
   - Господин судья? Судья Соломон!
   - Мировой судья. Да и пофигу на все мне уже, точно на пенсию пора. Я стар! - послышался голос из-за стола.
   - Не может быть! Ланс! - К нам приближался пожилой, подтянутый мужик в штатском. - Не верю своим глазам, старый волк снова вышел на охоту?
   - Тротман, рад тебя видеть, - поздоровался Ланс. - Не надо, - поднял он ладонь, едва подошедший открыл рот.
   - Как скажешь, - отозвался тот. - Сколько ты привел?
   - Два десятка со мной. Опять черные шалят? Кишан где?
   - Да все там же, в горах их гонять пытается, но это все равно, что носить воду в решете, - раздосадованно махнул рукой Тротман.
   - Разведка что-то нашла?
   - Нашла, - вздохнул полковник. - Вы своих бойцов ищете?
   Я навострил уши.
   - Да, - напрягся Ланс.
   - Ну, так мы их вам уже нашли, - посуровел полковник.
   - Где? - выдохнул Ланс.
   - В каньонах, в нескольких километрах отсюда.
  
   Ланс, глядя в поздорную трубу на раскинувшийся внизу небольшой орочий лагерь, тихо матерился сквозь зубы, почти рыча. Когда я тронул его за плечо, он передал оптику мне, и пришла материться уже моя очередь: на кольях, опоясывавших орочье становище, висело больше десятка человек. Один еще корчился, видимо, посажен был недавно. Сжав зубы, мы сползли вниз.
   - И что теперь? - лежа на спине, спросил я Ланса.
   - Выжечь тварей, - прорычал тот.
   - Как думаешь, там есть еще кто живой? - обратился я к разведчику, выданному нам полковником Тротманом.
   - Если и есть... То их жизнь хуже, чем смерть, - отвел глаза тот.
   - Стриб, спустись чуть ниже, вызови наших по гномкодеру.
   - Принял. - Я осторожно заскользил вниз.
   - Стрентон! - тем временем продолжал раздавать указания Ланс.
   - Я, - отозвался разведчик.
   - Сефориевые заряды остались? Или вообще взрывчатка?
   - Найдем, - кивнул тот.
   - Ищите. Как только наши подойдут, атакуем.
  
   Взрывчатку принес второй разведчик, вместе с отрядом. Кроме нее, каждый из наших бойцов нес минимум по три гранаты. Воины были хмуры, злы, рвались в бой прямо с марша, но Ланс не пустил:
   - Спокойно. Мы медленно спустимся с горы, и покроем все стадо, но надо, чтобы никто не сбежал. Гиббонс!
   - Я.
   - Берешь пятерку бойцов, и перекроешь дорогу в Степи. На рожон не лезть, увидите зеленозадых - сначала забросайте гранатами.
   - Ясно, - стукнул себя в грудь кулаком тот.
   - Не геройствуйте там, - махнул рукой Ланс, и их отряд бодро запылил в сторону дороги.
   - Стрентон, пещеры поблизости есть? Где эти твари могут запрятаться?
   - Пещера есть одна, но там проход от Приозерья, они туда не суются. Однако лучше тот путь перекрыть, - проверяя снаряжение, ответил разведчик.
   - Слышали? Бери себе четырех бойцов, перекройте тропу. Сколько вам надо времени, чтобы дойти?
   - Полчаса.
   - Отлично, - отметил Ланс, доставая из кармана хронометр. - Ждем полчаса, а потом мы тут немного пошумим, - добавил он со зловещей ухмылкой. Воины, глядя на него, оскалились в ответ.
  
   Знаете, что хуже и страшнее всего? Нет, не сам бой. Ожидание схватки. План был прост: тихо подойти как можно ближе, если орки рванут к нам кучей - забросать гранатами, потом в мечи и добить остальных, кто поумнее. Соотношение сторон один к трем убавило градус героизма с идиотизмом, и мы, идя цепью, подняв щиты, держали гранаты наготове. Орки, увидев нас, взвыли, из-за импровизированной ограды сначала вылетели стрелы. Воткнувшись в щиты, следом за ними вылетела и ватага - десяток варгов с наездниками. Издавая воинственные кличи, зеленокожие быстро сокращали расстоняие.
   - Готовсь! - коротко приказал Ланс. - Бросай!
   Гранаты полетели почти одновременно, но при броске мы раскрылись, чем орки не замедлили воспользоваться: от влетевших в нас стрел трое закрыться не успели. От поднявшегося впереди грохота заложило уши, взметнулась пыль, раздался скулеж и вой посеченных осколками гранат орков и животных.
   - Вперед, вперед! - надсадно орал Ланс, махая рукой в сторону лагеря.
   Выдвинув щиты вперед, мы легкой трусцой двинулись к выбегавшим к нам зеленокожим, и дождавшись, пока их наберется достаточно, снова бросили гранаты. Вой усилился, мы дошли до недобитков, и выхватили мечи, добивая орков на ходу. Из-за частокола летели стрелы, одна из них чиркнула мне по шлему, рядом идущий воин споткнулся: стрела пробила голень, и дальше он уже шел хромая, отставая от общей группы.
   - В мечи! Бей уродов! - проорал новую команду Ланс, как только мы дошли до кольев.
   Шелест стали, вылетающей из ножен, и редкие лучники, не успевшие вовремя удрать, обагряют своей кровью глинистую почву Красногорья. От остальных мы видим лишь спины.
   - Не расходится! Арбалетчики!
   Двое из наших, закинув щиты за спины, снимают с пояса арбалеты, взводят их, приседают колено - и болты влетают убегающим в спины.
   - Цепью, вперед! В щиты!
   Мы строимся, и идем частой гребенкой. Шалашей орки особо не строили, видимо, не собирались здесь закреплятся, но это облегчает нам задачу: спрятаться зеленокожим негде.
   - Трое ушло в горы, к Стрентону. Остальные все тут, - докладывал я командиру несколько минут спустя.
   - Они их там и положат. Разведка у Тротмана не пальцем деланная, - отмахнулся Ланс. Потери?
   - Трое убитых, четверо раненых.
   - Ясно. - Сжал зубы Ланс. - Снимайте людей с кольев, отнесем их в Приозерье...
  
   Наш отряд в поселке встречали молча. В полной тишине мы отнесли свой страшный груз к магистрату. Латы, сваленные в кучу и заваленные орочьим дерьмом, мы забирать не стали, искали только жетоны. Найдя, собрали их в сумку, соорудили из палок импровизированные носилки, чтобы унести тела. Живых мы там не нашли, и стащив тела орков и варгов в кучу посреди их лагеря, подорвали заложенную предварительно по периметру взрывчатку. Чтоб даже следа не осталось.
  
   - Ланс, ты говорил, чтобы я не продлевал контракт, и вот я тут, сижу, денег почти нет, жить негде. Что дальше?
   Мы сидели в казарме. Срок моей службы вышел, и сдав вооружение и броню, я ощущал себя практически голым. Худая сумка, в которой были все мои пожитки - пара комплектов сменной одежды, мыло и несколько сухпайков - лежала рядом.
   - Ты не боишься боя. - Утвердительно сказал Ланс.
   - Ты не прав, боюсь...
   - Подожди. Есть кое-какая работа. Я к тебе приглядывался все это время, ты подаешь надежду как хороший рубака, мне такие нужны. - Ланс вздохнул, собираясь с мыслями.
   - В общем. Как ты смотришь на то, чтобы поработать на королевскую разведку, с возможностью дальнейшей службы?
   - Ты имеешь в виду ШРУ*?
   Ланс пристально на меня посмотрел, потом утердительно кивнул.
   - Да.
   Я обхватил голову, сжал ладонями виски. Плыть по течению? Судьба сама подсовывает шанс, упускать не стоит, в голове как назло вертится фраза 'В этот мир есть запрос'.
   - Согласен. Что от меня требуется?
  
  
***
   Элиана, рейнджер Ясеневого леса, ночная эльфийка
  
   Ночная эльфийка тяжело дышала, привалившись к здоровенному стволу дерева. Ее лицо и кожаная броня были залиты кровью, правой рукой она зажимала рваную рану на левом плече. Одна стрела торчала из левого бедра. Глухо застонав сквозь зубы, она отломила от нее большую часть, оставив торчать обломок, откинула обессиленно голову к стволу. Послышался звук рога. Эльфийка досадливо поморщилась, прикинув расстояние: по лесу ее убийцы настигнут не ранее, чем через двадцать минут, время еще есть. Вытащив из поясного кармашка упаковку бинтов она рванула завязки, и принялась перетягивать жгутом бедро, чуть выше того места, откуда торчал обломок...
   Бежать, бежать, не можешь - ползи, зубами выгрызи жизнь сегодня, чтобы потом, когда отрядный друид тебя вылечит, ты смогла отомстить завтра. А пока - беги, охотница. Беги, лесной рейнджер, потерявшая питомца, оставившая свою любимицу Илурэ на растерзание оркам. Она выиграла тебе время, не потеряй его зря...
   Элиана кулем свалилась под кустом, дальше идти она не могла. За спиной осталась дорожка из капель крови на листьях, земле, изломанной кривой указывая путь орочьему отряду, гнавшему ее как зверя последний час. Убегать уже не было сил, и эльфийка, достав из ножен на бедре кинжал, доползла до ближайшего лесного исполина, встала, привалившись к нему спиной, и стала ждать: осталось уже недолго. В памяти возникали картинки сожженной заставы, и лицо мастера, который выпихнул их, молодых следопытов, с черного хода и приказал уходить. Пламя, взметнувшееся, казалось, до небес, ознаменовавшее конец Приюта в Ночных Лесах, она увидела сидя на высокой ветке, до рези в глазах вглядываясь в сторону оставшихся. Из приюта их вышло пятеро, стандартная звезда следопытов-рейнджеров, а сейчас... Сейчас она осталась одна. Совсем чуть-чуть не хватило дойти до Астранаара, хотя, и там сейчас, скорее всего, идет бой.
   Послышался треск кустов, и на полянку, где была эльфийка, вылетел орк. Стукнув себя несколько раз по груди кулаком, он рыкнул, и покрутив в руке топором, осторожно пошел к девушке: устроенные ловушки и бой, который дала звезда, приучил их не лезть напролом. Вот он гортанно крикнул что-то, скоре всего дав знать своим, что беглянка найдена, и остановился. Буравя эльфийку взглядом, орк начал осматриваться. Следов, кроме тех, что она оставила, не было. Орк хмыкнул, перехватил покрепче топор, взяв его в обе руки и занеся над правым плечом, начал приближаться приставным шагом, левым боком к ней. Зашипев от прострелившей левую ногу боли, охотница сделала шаг вперед, оставив себе немного для маневра. Для этого, последнего боя, ей хватит: хотя бы одного она с собой заберет. Взяв кинжал обратным хватом, слегка пригнувшись, она не спускала с врага глаз. Ближе. Ближе. Еще ближе. И вот орк прыгнул. Охотница попыталась поднырнуть под его топор, достать кинжалом, но ее левая нога, почти утратившая подвижность, подвернулась. Орк в прыжке повернул топор обухом, и ударил снизу вверх, ломая ей ребра и впечатывая в ствол дерева. Силившаяся вздохнуть, остатками сознания она увидела выходивших из кустов на полянку орков, и все, что осталось у нее в голове - это сожаление, что отомстить она так и не смогла.
   Эльфийка лежала без движения под деревом, где ее бросили орки. Добивать они ее не стали, даже оставили кинжал, но воспользоваться им сил не было. Жизнь медленно, по капле, покидала ее, уже образовав небольшую лужицу, не успевавшую впитываться в землю. Уже затухающим взглядом она увидела, как на полянку, крадучись, вышел эльф крови. Он был в латных доспехах, его пшеничного цвета волосы рассыпались по плечам. Увидев умирающую, он пошевелил бровями, подошел к ней, постоял, затем присел и положил руку ей на грудь. Его ладонь на мгновение осветилась, эльфийка, тихонько застонав, потеряла сознание. Эльф удовлетворенно кивнул, взвалил охотницу на плечо и сгинул в чаще. Он не заметил, как поясной ремень с кармашками, лопнувший от удара орка, свалился с его добычи и упал на землю.
  
***
  
   Отряд из тридцати трех людей и десятка дварфов, горных пехотинцев, приданных им для усиления, шел по лесу в направлении Астранаара. Высадка в бухте прошла не без происшествий, но без потерь: Дварфы, не мудрствуя лукаво, расстреляли с палубы пытавшихся штурмовать корабль наг, орки на Заставе Зорамтар со стороны моря нас вообще не ждали, и мы свалились им как снег на голову.
   - Смотри. - Ланс показал пальцем на забор из острых кольев, ограждающий заставу. - Они заняты нагами. Если мы ударим вот здесь, - его палец чуть сместился, - то они окажутся меж двух огней. Дождемся, когда и те и другие ослабнут. Дварфы дадут залп, и мы войдем. Ну, а дальше... - И Ланс ухмыльнулся.
   Так мы и поступили. Наги сломили сопротивление орков в проходе частокола, и оставляя свои чешуйчатые тела, устремились внутрь. Следом, поднявшись из-за камней, не торопясь двинулись и мы. В середине строя шли латники, по флангам нас прикрывали стрелки дварфов. Не встречая сопротивления, разделились в самом лагере, дошли до дальнего края, добивая раненых, и увидели, как остатки орков, сгрудившись возле крайнего строения, дают последний бой нагам.
   - Бой! - крикнул Ланс, и мы влетели в спины нагам. Первыми пали их маги, центурионам ломали трезубцы, били в спины. Мы не жалели никого. Перед строением остались лишь пять орочьих воинов, уже сильно раненых, еле держащихся на ногах, но все ще опасных. Ланс, вытерев лезвие меча тряпицей, довольно осклабился.
   - Пленных не брать, - бросил он. Орки вскинули топоры, желаю продать свою жизнь подороже, но у Ланса были другие планы.
   - Стрелки! - крикнул он. Орки обреченно зарычали: шансов у них не было.
   - Целься! - дварфы, выйдя вперед, вскинули ружья.
   - Огонь! - слитный залп ружей отбросил орков назад, оросив землю кровью.
   - Вот теперь порядок. - Хлопнул он ладонями.
   Позвав двоих, первых попавшихся латников, он указал на вход.
   - Проверить и доложить.
   Появившиеся через пару минут воины вытащили сундук и брякнули его перед Лансом.
   - Там было только это, господин лейтенант!
   Мы заинтересованно сгрудились вокруг сундука, гадая, что же там может быть. Он был окован железом, спереди, под большим амбарным замком, краснел знак Орды. Ланс, оглядевшись, направился к павшему орку, подхватил с земли лежавший рядом с ним топор, примерился, и единым ударом сбил замок. В сундуке что-то звякнуло.
   - Ага! - воины заулыбались, перешептываясь.
   Ланс тем временем ударом ноги откинул крышку, и нашим взглядам предстало золото, с несколькими свитками наверху. В сундуке, наскидку, было около тысячи золотых: на эту сумму весь наш отряд мог не просыхать пару месяцев. Ланс аккуратно взял свитки и захлопнул крышку.
   - М-м-м? - промычал я вопросительно. Гиб не менее удивленно глядел на командира, а среди солдат начал нарастать гул. Особо он был громким со стороны бородачей.
   - И куда вы его денете? - обернувшись к воинам, сжимая свитки в руке, громко сказал Ланс.
   - Да уж найдем, куда! - раздался крик. Его поддержали одобрительными возгласами.
   - И вы его вот прям тут, без драки, поделите?
   Гул стих, бойцы начали переглядываться.
   - Я вот что предлагаю. - Он поставил ногу на крышку сундука.
   - Мы его сейчас несем на заставу Мейстры, что в трех часах пути отсюда. Там отдохнем и поделим золото. Куда вы его будете распихивать - не мое дело, но чтобы все были боеспособны! Нам еще в Астранаар идти.
   Воины слитно ухнули, грохнув кулаком в левую часть груди, и деловито засуетились, собирая трофеи по лагерю.
   - Слишком не нагружайтесь! Не превращайтесь во вьючных ослов! - крикнул им вслед Ланс.
  
   Через полчаса отряд покидал полностью разграбленную орочью заставу. Все найденное оружие мы прикопали в прибрежной полосе, закидав камнями, а мелочь, что хранилась в орочьих кошелях, осела теперь в наших. Первая легкая победа вскружила голову, и народ шел, перешучиваясь, а зря. Суровая действительность, в виде орочьей засады, заставила нас умыться кровью.
   - Ор-х-х... - Гиб, начавший было что-то говорить, захрипел, закатил глаза и свалился: одна стрела вошла ему в горло, вторая - в глаз. Я дернулся, и моя смерть просвистела мимо.
   - Заса-а-да! - Проорал чей-то голос с нотками паники.
   Я упал на землю. Вокруг свистели стрелы, раздавался хрип и стон раненых и убитых, загромыхали ружья дварфов. Быстро оценив обстановку, я поднялся на ноги и рванул к кустам, в ту сторону, откуда летели стрелы. Одна чиркнула по шлему, вторая воткнулась в щит, которым я прикрылся. Срубив ее мечом, я ввалился в кусты. Орк, стоявший за ними, не успел выхватить топор, и выставив щит вперед, я рывком сблизился с ним, таранным ударом опрокинув противника на землю. Одним ударом разрубил лук, которым он прикрылся, вторым - воткнул меч ему в рот, разбивая зубы, давя начавшийся крик. Сделав шаг, стал сбоку, делаю полуоборот и взмахом меча перерезаю ему шею. Краем глаза замечаю еще одного орка, целящегося в меня из лука, пригибаюсь, и стрела уходит выше. Прыгаю к нему, но сбоку из кустов вылетает один из наших бойцов, всаживает меч орку в бок, вспарывая живот. Быстро переглянувшись, мы идем дальше, чистить лучников, в то время как на дороге слышен шум боя: там шла рукопашная.
  
   Зарубив своего противника, седогривый воин бросил быстрый взгляд по сторонам, и увиденное заставило его горестно взвыть: орков было много, на каждого из его отряда приходилось по двое-трое зеленорожих. Стрелы, выпущенные почти в упор, проредили большую часть, остальное довершали орочьи топоры, и положение грозило стать катастрофой... Он достал специальный нож, короткими, экономными движениями перерезал ремни, которые крепили доспехи к телу. Вот упали наплечники, нагрудник, сорваны с рук латные перчатки... Этот необычный 'стриптиз' не остался незамеченным нападающими, и к нему устремились сразу два орка. Воин криво усмехнулся, и пригнувшись, быстро срезал поножи. Сорвав с себя латные сапоги и бросив их в подбегающих противников, он запрокинул голову к небу и из его горла вырвался человеческий крик, быстро переросший в звериный рев. Его нос начал вытягиваться, появились звериные уши, туловище неимоверно быстро меняло форму, разрывая те остатки одежды, что на нем еще были. Еще миг - и перед опешившими орками предстал пепельного окраса ворген, и он был очень зол...
  
   Добив с неожиданным напарником последнего лучника, мы услышали с поляны звериный рев и не сговариваясь, рванули на подмогу. Увиденное заставило нас замереть: светло-серая молния металась между орками, которые бестолково махали топорами и пытались по ней попасть. Рык, брызги крови на траве и кустах, остатки отряда добивают уцелевших зеленорожих... Похоже, что мы успели к концу избиения. Здоровенный пепельный красавец ворген, перемахнув через голову очередного орка, одним движением лапы свернул ему шею и рявкнул:
   - Где лазили, бля?
   - Л... Ланс? Ты? - я неверящим взглядом смотрел на оборотня.
   - Вопр-р-р-осы - потом! - зарычал тот.
   - Лучники - все. - Коротко доложился я.
   - Добивайте. - Коротко приказал ворген, взмахнув лапой.
   - Есть. - Коротко кивнули мы.
   Пленных на этой поляне никто не оставлял.
  
***
  
   Ярко горели свечи, освещая каменный алтарь в одной из пещер. На алтаре лежала ночная эльфийка, одетая лишь в нижнее белье, грязное и бурое от потеков крови. Ее дыхание было еле заметным, грудь вздымалась почти неразличимо. На нее стояли и смотрели два эльфа крови, один - одетый в уже знакомый латный доспех, второй был в просторном балахоне, руки держал сцепленными в замок перед грудью, его пальцы сжимались и разжимались: он заметно нервничал.
   - Так-так. Отличный экземпляр для ритуала. Немного помят, правда, но ничего, ничего... Где ты, говоришь, ее нашел? - повернулся эльф в балахоне к латнику.
   - После драки с орками, под деревом. Она - то, что тебе нужно, Аэторн. - Чуть покачиваясь на носках, и положив руку на навершие меча, ответил тот.
   - Ага, хорошо-хорошо. Сам подлечил, Маэ'дри? - Аэторн не отрывал взгляда от эльфийки.
   - Да, лишь чуть, чтоб не сдохла по дороге. - Латник слегка похлопал рукой по оголовью меча. - Когда начнешь?
   - Скоро, скоро. Необходимо хорошо подготовится, сам знаешь, спешка нужна только при ловле блох! - Аэторн нервно хохотнул, и, взяв с пола пещеры веревки начал споро привязывать эльфийку к кольцам на алтаре.
  
  ----------
  Примечания к главе.
  *ШРУ - Штормградское Разведывательное Управление, по сути - королевская разведка.
  
  
Глава 5. Кнут и пряник
  
   - Нет, Ланс, ну я все понимаю, но... бля! Почему о том, что ты - не совсем человек, я узнаю только сейчас?
   Два дня спустя того боя мы сидели в эльфийской таверне, постепенно надираясь местным вином. От нас осталось едва ли больше десятка. Горные пехотинцы полегли все, выкошенные орочьими лучниками, из командования остались только я и Ланс, и острое ощущение безнадеги, обнявшись вместе с хмелем, гуляло в голове.
   - А что бы это поменяло? - Лэнс, невозмутимо пожав плечами под кожаной курткой, приложился к своей кружке.
   - Кто ты, Ланс? - спросил я его в лоб.
   - Тебе не все ли равно? - прищурился он.
   - Нет. - Я пьяно помотал головой. - Я считаю тебя другом. Мне не все равно, кто ты. - Язык уже заплетался.
   - Узнаешь в свое время. Я не хочу пока ничего говорить, - отвернулся он.
   - Ну и как хочешь! Пойду, освежусь.
   Я встал, и слегка пошатываясь, побрел наружу.
   - Будь осторожен. Хоть ушастые часовых поставили, стрелу они не остановят. - Послышалось напутственное ворчание сзади. Я лишь рукой махнул.
   Выйдя на берег озера, я лег на траву, раскинув руки. Еще немного времени, вырванного зубами от судьбы, еще несколько дней, выигранных в кости у смерти. Сколько еще мне будет везти? Осмотрев орочьи трупы, Лэнс сказал, что это был их молодняк. То есть, нарвись мы на матерых воинов, живым с той полянки не ушел бы никто. Повезло...
   Послышался шорох, и следом - низкое рычание. Осторожно подняв голову, я увидел, что из кустов к озеру, где я лежал, вышла черная пантера. Ее бока запали, она тяжело дышала, глаза светились голубоватым светом. Луна безразлично освещала ее раны и зеленого цвета татуировки на боках и лапах. Мысли в голове понеслись вскачь.
   - Друид? Я свой. - Медленно и осторожно произнес я.
   Кошка вперила в меня свой взгляд и зашипела, хвост хлестал из стороны в сторону. Осторожно встав, я повернул к ней открытые ладони.
   - Видишь? Я без оружия. Я не враг, я друг.
   Продолжая говорить и стараясь не смотреть кошке в глаза, я замер. Пантера начала ко мне приближаться, шаг за шагом, останавливаясь после каждого, принюхиваясь, и периодически шипя. Дойдя до меня, обнюхала правую ладонь, ее шерсть вдруг улеглась, и она просто стала, покачиваясь, опустив голову и ни на что не реагируя. Шипеть, правда, перестала. Повинуясь какому-то наитию, я осторожно положил руку ей между ушей и легонько погладил. Повинуясь какому-то наитию, старался думать только о хорошем, представляя себе в глазах полянку с цветами. Пантера вздохнула, расслабилась и, вскинув голову, вдруг рухнула оземь, и только вздымающиеся бока показывали, что она просто уснула.
   - Не может быть!
   От звука раздавшегося голоса я вздрогнул, и повернул голову: сзади стояли трое последователей Элуны, в зеленых одеяниях друидов. Один из них отделился и приблизился к пантере.
   - Спонтанная, не до конца проведенная инициация... Что же с тобой случилось, девочка?
   Друид опустился на колени возле кошки, положил ладонь ей на голову и закрыл глаза.
   - Эли... Элиана... Илурэ... Элиурэ. Так значит... - раздался его тихий шепот через некоторое время.
   Друид открыл глаза, встал, и посмотрел на меня.
   - Та, кто к тебе пришел... уже не Кал'Дорай. Ни памяти, ни сознания. Мы ее забираем.
   Затем он повернулся к остальным друидам, и приказал:
   - Делаем портал на Изумрудную поляну. Надо понять, что с ней произошло.
   Еще один друид взмахнул рукой, формируя зеленый овал, двое взяли пантеру на руки, вошли в появившийся портал, и спустя несколько секунд только примятая кошкой трава напоминала о недавнем событии.
  
***
  
   - Я понимаю тебя, Нориастраз. Однако, неудавшаяся инициация этой Кал'Дорай меня смущает. Помоги разобраться, так не должно быть!
   Друид заметно нервничал, размахивая руками и прохаживаясь перед невозмутимым эльфом крови. Нориастраз, один из Хранителей Времени, уже битый час втолковывал друиду о недопустимости вмешательства во временные потоки.
   - Да не будем мы ни во что вмешиваться! Просто покажи, что с ней произошло за последние несколько часов!
   Друид остановился и просительно посмотрел на Нориастраза. Тот невозмутимо пожал плечами, и вздохнув, сдался.
   - Хорошо. Самому интересно.
   Нориастраз нахмурился, выставил ладноь вперед, чуть слышно что-то прошептал, и перед ними замерцало размытое изображение. Вот оно сфокусировалось, и друид с драконом заинтересованно уставились на картинку, на которой было видно алтарь с привязанной на нем и разрисованной рунами жертвой и двух Син'Дорай, стоящих у нее в изголовье и творящих сложное заклинание...
  
***
  
   После бурного возлияния и впечатленный сценой с пантерой и друидами, я проспал весь день. Проснувшись лишь ближе к вечеру и спустившись в общий зал таверны, я увидел сидящего за столом Ланса. Напротив него сидел какой-то мужик в черной кожаной броне и дварф, упакованный с ног до головы в кольчугу, с накидкой горных пехотинцев. Ланс, увидев меня, помахал рукой, подзывая, но не успел я толком подойти, как из-под стола выметнулась черной молнией пантера и замерла возле меня.
   - Знакомься: Элиурэ. По крайней мере, так ее называют друиды Поляны. Полуразумная пантера, - представил ее кожаный. Пантера, постояв немного, ткнулась мне лбом в колено и отошла. Как только я сел рядом с Лэнсом, кошка улеглась рядом со мной и прикрыла глаза.
   - Хм, я смотрю, вы знакомы. - задумчиво сказал человек и прищурился.
   - Боудрик, и все же, что понадобилось королевской разведке от простых вояк? - Ланс сжал руки в кулаки и опустил на стол.
   - Это ты простой вояка? - хмыкнул Боудрик. - Ну да ладно. Друиды попросили о помощи. В здешнем лесу объявились два знакомых тебе Син'Дорай. Эта вот киса, что разлеглась у ноги твоего протеже - результат их последнего недавнего... ритуала. - Начал рассказывать Боудрик.
   - А что же по горячим следам не нашли? - рассеянно спросил я, рассматривая пантеру. Кошка как кошка. Татуировки только странные.
   - Нашли. И облажались, - махнул рукой глава королевской разведки.
   - Обосрались они, говори прямо. Нашли пещеру, алтарь, дохера крови на полу и вонь от ритуала. - Оборвал его дварф.
   - Эратран, помолчи. Язвительные комментарии потом добавишь. - Боудрик нахмурился. - О чем это я... Ах да. Они попросили у одного из Хранителей Времени показать прошедшие события. Из них стало ясно, что вот эта эльфийка, кстати, бывший рейнджер, все им испортила. Очнулась раньше срока, уже превратившись в кошку сорвала путы и изрядно потрепав одного из экспериментаторов, сбежала. А по дороге наткнулась на тебя, и чем-то ты ей понравился. Память у нее напрочь отшибло, в голове было лишь два имени, которые она крутила на все лады... Вот и все.
   Выслушав всю эту тираду, я не сразу обратил внимание на произнесенное разведчиком имя. Но потом в мозгу словно молния пронеслась.
   - Эратран... матерящийся дварф, плывший черти-когда из Крепости Отваги в Штормград... это ты, да?
   - Э, а ты кто, бля? - Недоуменно уставился на меня дварф.
   - Да-да, точно, это ты! Еще хотел секирой научиться махать, не? Спасибо что накормил тогда. - Теперь я точно узнал эту бородатую табуретку.
   - А зачем лучшему стрелку 'Сынов Камня' махать секирой? - удивленно спросил Ланс.
   - Проехали. - Каркнул дварф. - Я тебя тоже узнал. Это ты тот оборвыш, что-ли? Из одной жопы в другую влез, как я посмотрю.
   - Ну, проехали, так проехали. - Я пожал плечами. И тут внезапно ощутил тяжесть: пантера, тихо поднявшись, села сбоку и положила свою башку мне на колени. Я не нашел ничего умнее, как начать гладить ее голову, и вскоре возле моего бока завелся небольшой трактор.
   - Так. С объектом я смотрю, вы поладили. Почему вы, тут все просто: мне нужны были те, кто умудрится выжить где угодно. Тебя, Ланс, и вот этого бородача я знаю давно, ну, а про Стрибьорна ты мне рассказать уже успел. В общем, так! - Боудрик Грей легонько хлопнул ладонями по столу. - Вы теперь агенты ШРУ. Вот приказ, вот назначения. Здесь - координаты места проведения ритуала, и все доклады следопытов. - С этими словами на стол легли несколько свитков и карта. - Ознакомьтесь. И кстати, сюда прибыл элитный отряд рыцарей смерти - 'Воздаятели', они очистят лес от орков. Ланс, молчать! - Поднял руку шеф ШРУ. - Хватит тебе сидеть простым воином, разведчики бывшими не бывают.
   Боудрик встал из-за стола и вышел на улицу.
   Буквально сразу, как он вышел, в зал зашел друид и осторожно уселся рядом с нами. Достав из складок одеяния книгу, он положил ее на стол, и произнес:
   - Мне было поручено передать вам отчеты. Здесь краткое описание, и я готов ответить на все ваши вопросы.
   - Это краткое? А какое тогда полное? - Эратран схватил книгу и начал ее листать.
   - А вы хотите ознакомиться со всеми материалами за двести лет? - озадаченно спросил друид. - Это сто тридцать два тома, которые...
   - Нахуй-нахуй! - Дварф со захлопнул фолиант и кинул его на стол.
   Ланс протянул руку, постучал по нему указательным пальцем и двинул ко мне.
   Я нерешительно взял книгу, и начал читать. Это была выдержка из архивов, в которых описывались обнаруженные друидами места проведения ритуалов с перечнем найденных улик.
   - Хм. Мне вот что интересно. - Пробормотал я, читая подшивку по диагонали. - Неужели за двести лет такие многомудрые эльфы как вы, не смогли их найти и привлекли нас?
   - Если вы думаете, что мы не пытались - глубоко ошибаетесь. - Надменно произнес друид и нахмурился. - Ни одна из поисковых групп не вернулась.
   - А мы тут чем такие особенные? - Я оторвал взгляд от страниц и глянул на эльфа. Ланс улыбался, оперевшись на стол одной рукой, и легонько отстукивал пальцами по столешнице какую-то мелодию.
   - У них прокол первый раз за все время: результат их 'эксперимента' выжил, и сейчас перед нами. Рассказать, правда, ничего не может. - Отвел взгляд эльф.
   - Ну? Догадался? Или тугодум? - подал голос дварф, скрестив на груди руки.
   - Мы - наживка? - мелькнула в голове догадка.
   - Бинго, блядь! - всплеснул руками дварф.
   Эльф виновато отвел взгляд, а потом с вызовом посмотрел на нас.
   - Вас рекомендовали как тех, кто выживает в сложных ситуациях!
   - Короче, может вылезти из любой жопы. - Стукнул кулаком по столу дварф.
   Вернувшийся Боудрик подвел к нашему столу гнома.
   - Знакомьтесь, наш инженер Тадеуш Стамеска.
   - Привееет! - замахало лапкой нечто чуть выше моего колена.
   Я недоуменно смотрел на маленькое, слегка покачивающееся существо, обвешанное гаджетами с ног до головы. На голове у гнома были здоровенные очки с антенной, на запястьях - здоровенные браслеты, на тщедушном тельце был жилет с неимоверной кучей кармашков, из которых что-то торчало. Все это перемигивалось, пищало, жужжало и казалось, вот-вот взорвется.
   - Что желаем? Гранаты, визоры, крутые пушки, тачки на прокачку?
   - Снайперки есть? буркнул дварф.
   - А как же! Вот Варлок-9000, экспериментальная модель, с крутейшей оптикой от Цайса Керлинга! Большой калибр для больших мальчиков, элекка прошибает навылет! Ну, почти... - начал перечислять гном.
   Дварф неимоверно оживился, тут же взяв в оборот Тадеуша, а я переглянулся с Лансом.
   - Для вас троих это еще не все сюрпризы. Пойдем на улицу. - Ухмыльнулся Боудрик, глядя на дварфа. Тот с горящими глазами расспрашивал гнома о винтовке и, удивительное дело, даже не матерился. Мы вышли следом за главой ШРУ, и нашим взорам предстали три коричневых грифона.
   - Это ваши. - Махнул рукой Боудрик.
   Я с опаской подошел на огромному крылатому чудовищу. В реальности он был еще красивее, чем я его помнил в игре, и оставлял ощущение мощи, скорости и... дикое желание полетать! Я провел рукой по жестковатым перьям, с опаской легонько почесал повернувшуюся ко мне лобастую орлиную голову. Грифон переступил с лапы на лапу и закатив глаза, толкнул легонько клювом: еще, мол. Я стоял, почесывал и поглаживал голову этого чуда природы и глупо улыбался.
   - Нравится?
   Я настолько погрузился в себя, что не сразу расслышал вопрос Грея.
   - Очень. Только есть нюанс. - Я вынырнул из грез полета, и посмотрел на Элиурэ. Пантера, вышедшая вслед за мной, к грифону не пошла, усевшись неподалеку и сверкая голубыми глазищами.
   - Ну что, Эли, полетаем?
   У большой кошки глаза стали размером с чайные блюдца. Осторожно, пятясь задом, отойдя на несколько шагов она быстро развернулась и прыжками скрылась за углом таверны.
   - У вас переноска для котов есть? - Задумчиво произнес я, глядя ей вслед.
   - Переноска? - недоуменно переспросил Боудрик.
   - Ну, как Вы предлагаете мне летать вместе с хвостатой? - повернулся я к главному разведчику.
   - Эм... - произнес тот и завис. Сбоку раздался дикий ржач Ланса, который уже кормил своего грифона чем-то вкусным, наблюдая всю сцену со стороны.
   - Это охуенно! Да! - раздался из таверны рев дварфа, который вывел разведчика из ступора.
   - Мы что-нибудь придумаем. - Наконец произнес он. - Может, пока сам покатаешься?
   В спину ткнулся клюв, грифон требовал внимания.
   - Да! А чем его кормить? - Я возобновил гладить и чесать своего нового питомца, который, совсем обнаглев, лег, слегка расслабил крылья и закрыв глаза, ушел в нирвану.
   - Фрукты, овощи. Мясом тоже не брезгует, но только свежим. - Хлопнул меня по полечу подошедший Ланс.
   Я ласкал грифона, одной рукой почесывая и поглаживая его голову, другой - ворошил мягкие перышки на груди. Крылатое существо блаженствовало, подняв клюв, и от полноты чувств сжимало и разжимало когти на лапах, скребя ими землю.
   - Вы удивительно умеете ладить с животными, как я посмотрю. Не зря Элиурэ выбрала Вас. Вы, случайно, не Повелитель Зверей?
   Услышав знакомый голос, я замер и поднял голову. На меня смотрел тот эльф друид, которого я встретил ночью, и который приказал забрать пантеру. Грифон, приоткрыв один глаз, аккуратно взял клювом мою руку и подтащил к своей груди. Весь его вид выражал только одно: 'Еще!'. Друид хмыкнул.
   - А что Вас так удивило? - Глядя на мой ошарашенный вид произнес он. - Эмпатия. Звери чувствуют, как к ним относятся, и реагируют. Меня зовут Митранель.
   Я встал, и протянул руку для рукопожатия.
   - Стрибьорн, можно Стриб.
   Послышался тихий недовольный клекот, грифон лбом ткнул меня в ногу, затем требовательно подергал клювом за рукав.
   - Вы не отвлекайтесь, молодой человек, - усмехнулся Митранель. - Рекомендацию лучше, чем зверь, не даст никто. Кстати, в голове у вашей хвостатой подруги я ощутил симпатию к Вам. Именно это повлияло на решение собрания привлечь вашу компанию. Ну, не буду отвлекать. - Друид развернулся, сделал шаг. - А по поводу Повелителя Зверей подумайте. - Сказал он еле слышно и наконец, ушел.
   - Пошли, еще наиграешься со своим пернатым, - проворчал Ланс. - Надо тактику продумать, как ловить будем этих 'экспериментаторов'.
   - А что там думать, нах? Засаду устроим, я их перестреляю со своей малы-ы-ышкой! - На выходе их таверны стоял абсолютно счастливый дварф в обнимку с новой игрушкой. Винтовка была больше него, но стрелка это ни разу смущало: его глаза светились от счастья.
   - Я тебя никому не отдам, моя пре-е-елесть! - Приговаривал он, гладя оружие. - Ты посмотри, какой длинный ствол! Дальность - закачаешься! А какое у нее удобное ложе... А самое главное - это калибр!
   - Ну, завелся... - простонал Ланс.
   - Тактику и стратегию оставляю за вами. Мне пора лететь, если будет что нужно - Митранель и остальные вам помогут. Удачи! - Боудрик махнул рукой, свистнул. Откуда-то сверху к нему спикировал белоснежный грифон, разведчик вскочил на него, гикнул и взмыл в небо.
   - Задачи поставил, можно и свалить. - Проследил за ним Ланс. - Пошли. Думать будем.
  
***
  
   В огромной комнате, на самом верху крепости Кром'Тар царил хаос. Книги и свитки, ранее лежавшие в идеальном порядке в книжных шкафах вдоль стен, были большей частью рассыпаны по полу. Алхимический стол был завален разнообразными травами, в перегонном кубе что-то бурлило, в воздухе витал стойкий запах ванили с корицей.
   - Как? Ну вот как мы могли так опростоволоситься? - Аэторн сидел в кресле, обхватив руками голову и качался из стороны в сторону.
   - Досадный промах. - Стоявший у окна высокий эльф в латах, Маэ'дри, казалось, был сама невозмутимость.
   - Двести! Двести лет ни единого промаха! - взвыл Аэторн.
   Он вскочил с кресла и заметался по комнате.
   - И ведь почти получилось... Я же все верно рассчитал! Ты хорошо закрепил ее руки? - Остановившись, спросил он напарника.
   - Как всегда. - Пожал плечами тот, не отрываясь от вида из окна.
   - Еще бы чуть-чуть... Если бы ты меня не утащил оттуда, я бы...
   - Если бы я тебя оттуда не унес, то еще чуть-чуть, и она свернула бы тебе шею! - Прорычал Маэ'дри: спокойствие и невозмутимость его покинули. Сжав руку в кулак, он повернулся к замолчавшему магу, алхимику и компаньону, с которым дружил с самого детства.
   - Скорее всего, мы где-то ошиблись с рисунком татуировки, что дало ей больше силы и пробудило раньше, чем закончилась инициация. - Он потер подбородок.
   - Я об этом думал уже. Что еще мы упускаем? - Аэторн наконец успокоился, и начал загибать пальцы. - Количество и состав зелья были идеально рассчитаны, заклинание составляли мы вдвоем, несколько раз перепроверили. Руны рисовал лично ты. Что я забыл? - Закончив перечислять, эльфийский ученый вопросительно глянул на Маэ'дри. В их тандеме именно он был мозгом, рассчитывая эксперименты и направляя одержимого наукой Аэторна.
   - Просчитать силовые потоки ты забыл, с поправкой на ее состояние и силу духа. Я тоже хорош, обрадовался хорошему экземпляру, - нахмурился Маэ'дри.
   - Так! - Хлопнул в ладоши ученый. - Сбежавшую подопытную надо поймать. Пошлем пятерку ловцов, пусть приведут беглянку. Здесь мы ее спокойно исследуем. Это прорыв! Надо все заново пересчитать и перепроверить, первый удачный эксперимент! - его речь становилась все более бессвязной, он стал сыпать кучей алхимических и магических терминов, и бросился к доске возле алхимического стола, исписанной формулами, и стал ее осматривать, что-то стирая, что-то дописывая. Маэ'дри вздохнул и вышел, оставив друга за расчетами.
  
***
  
   Прошло уже несколько дней с момента отбытия Боудрика. Прочитав оставленные им отчеты, мы решили пока не заморачиваться и устроить ловушку. План был прост, как угол дома: приманкой служили мы с пантерой, Ланс и Эратран стали моей группой прикрытия, две звезды эльфийских рейнджеров - группой усиления, выданной нам друидами. Ловить решили между Астранааром и Башней Звездной Пыли, подальше от основных событий: элитная сотня рыцарей смерти под предводительством симпатичной рыжей майора Лины Селкис, прибывшая на костяных драконах, густым гребешком причесала местность, и по слухам, уже штурмовала орочьи заставы в районе лесопилки. Оставшихся в живых воинов кораблем отправили назад в расположение патруля.
  
   День клонился к вечеру, тени от деревьев медленно ползли по земле, тихо щебетали птицы высоко в ветвях, а мы с пантерой играли. Как можно играть с большой кошкой? Да так же, как и с маленькой: я ее щекотал, почесывал, киса умильно щурилась, легонько прихватывая мою руку зубами и нежилась. Нам обоим было очень хорошо, а учитывая то, что я - жуткий кошатник, а тут под рукой такой великолепный экземпляр котэ - я с ней отдыхал душой. Внезапно глаза пантеры прищурились, она взвилась вверх и в сторону, повалила меня, и припала к земле. Посмотрев на кису, увиденное заставило меня замереть: припавшая на все четыре лапы, Элиурэ глухо ворчала, уши ее были прижаты к голове, а в зубах она держала эльфийскую стрелу. Дальше события понеслись вскачь: рядом с моей головой вонзилась еще одна вестница смерти, раздался звериный рев, с одного из деревьев вниз спрыгнул закованный в зеленые эльфийский доспехи ворген и бросился в заросли. На поляну выбежали два эльфа крови с растянутой сетью, с другой стороны - еще два, и начали приближаться к пантере. Меня они пока игнорировали. Послышался рявк, кто-то закричал. Издалека донесся гулкий хлопок, похожий на далекий удар грома, и голова одного из эльфов разлетелась, как спелый арбуз, разбрызгав кровь и мозги по траве. Эльфы остановились, крутя головами, послышался новый хлопок - и еще один из нападавших лишился головы. Из кустов выбрался ворген, и скачками понесся к двум оставшимся. Я вскочил, выхватил меч и решил принять посильное участие, но оставшаяся пара Син'Дорай, видя, что нападение провалилось и оставшись в меньшинстве, самообладания не потеряли. Растянув сеть, они бросили ее на воргена, замысловато крутанув кистями, и Ланс, как раз в это время совершавший очередной скачок, со всего маху влетел в нее и вниз рухнул опутанный клубок. Эльфы слитно выхватили парные кривые клинки и обернулись мою сторону. Прыжок пантеры к одному из них, еще один слабый удар грома, и моя хвостатая подруга валит на землю обезглавленное тело. Мы же сошлись с оставшимся эльфом в рукопашной, и с первых же мгновений я понял: дело дрянь, жить мне осталось несколько секунд. Эльф экономными движениями отбил все мои потуги его достать, хитрым финтом выбил из рук меч и уже замахивался для финального удара, когда черная молния прыгнула ему на спину, сбив на землю. Избежав смерти, я снял с пояса одну из гномьих гранат - светошумовую, прошептал: 'Прости, Эли' кинул в сторону клубка, в который превратились эльф и пантера.
  
   Несколько подсвечников бесстрастно освещали пустой подвал. С потолка спускалась цепь, к которой за руки был подвешен эльф крови. Одетый в одни лишь подштанники, он был порядком избит, один глаз заплыл, левое ухо было сломано. Перед ним стоял и разминал пальцы Ланс. Я, присев на стол с разнообразными, зловещего вида инструментами, наблюдал за экзекуцией вместе с Тадеушем. Гном откровенно скучал.
   - Ну! Кто твои хозяева? Где они? - рявкнул Ланс.
   Эльф прикрыл глаза.
   - Отвечай, мясо!
   Удар. Еще удар. Голова эльфа моталась из стороны в сторону, Ланс пробил ему двойку в корпус.
   - Я так долго развлекаться могу. - Проникновенно пропел-провыл ему в ухо мой друг и командир, и коротко, без замаха ткнул сжатыми пальцами в печень. Привязанный глухо застонал.
   - Кончай, Ланс. Этот ушастый ничего не скажет. - Держа в руках винтовку, в подвал спустился Эратран.
   - Может, попробуем мои методы? - оживился гном. - У меня есть чуууудесная сыворотка! Алхимическая вытяжка из...
   - Нихуя не выйдет. - Отрезал дварф. - Это 'Терновник'. Не так ли, мразь? - Эратран аккуратно приставил винтовку к стене и подошел к эльфу.
   - Вы его знаки различия видели? Это бля, те еще отморозки. У них иммунитет к ядам, а разные 'вытяжки' у них вместо пойла. - Дварф сплюнул. - Он ее вылакает и еще попросит.
   - Тогда! - поднял палец вверх гном.
   - Побои они тоже терпеть могут. Булавки под ногти, щипцы - бесполезно. - Отрезал головой Ланс. Он стоял, покачиваясь на пятках, и плотоядно глядя на пленного.
   - Фи, как грубо! Терморектальный криптоанализ! - с воодушевлением провозгласил гном. Его глаза горели, лапки просительно сложились перед грудью. Несмотря на всю серьезность ситуации, я хрюкнул.
   - Темро кряка... чё? - Недоуменно распахнул глаза дварф.
   Услышав мудреный термин, Ланс заинтересованно обернулся к гному.
   - Паяльник он ему в жопу предлагает засунуть. - Хмыкнул я.
   Дварф с Лансом, переглянувшись, уважительно закивали, гном закатил глаза и обиженно просопел:
   - Вот вам, рубакам, все бы опошлить. Ведь есть же НАУЧНЫЕ ТЕРМИНЫ! - Затем, подавшись вперед, добавил:
   - Но вы, уважаемый, аааааабсолютно правы!
   Эльф, задергавшись, загремел цепями, привлекая внимание:
   - Маэ'дри. Того, кто нам ставит задачи, зовут Маэ'дри.
  
   Мы сидели в таверне Астранаара. Эратран, сидя в обнимку с винтовкой, мечтательно прикрыв глаза, ушел в астрал; гном заперся в своей комнате, пообещав подготовить нас ко всему, включая Армагеддон, так что за столом сидели только я и Ланс.
   - Так... - проворчал Ланс, постукивая пальцами по столу. - С эльфом разобрались, теперь с тобой.
   Он встал, подошел ко мне, и вдруг, оскалившись, схватил меня за грудки и без всяких усилий рывком выдернул из-за стола.
   - Ты! Отрыжка огра! Какого хрена полез на эльфа?
   Вися в воздухе, болтая ногами, я мог только просипеть:
   - Помочь...
   - Сдохнуть! - рявкнул мне в лицо Ланс.
   - Срать-перемать, - согласился дварф, не открывая глаз и не выпуская из рук винтовку.
   Бросив меня обратно на лавку, Ланс грохнул кулаком по столу.
   - Порекомендовал друга, называется. Не успел стать стажером, как был убит в первом же задании! Ты чем думал вообще?
   - Головой...
   - Жопой!
   Одновременно сказали мы с Эратраном.
   - Эра. Ты там прицел не сбил? - рыкнул в сторону дварфа Ланс. Брошенная реплика не осталась без внимания, дварф распахнул глаза и обеспокоенно начал рассматривать оптику, а друг и командир повернулся ко мне.
   - Эти товарищи натасканы ловить зверей и спятивших оборотней. Ты им - на один взмах меча.
   - Но ты же с ними сражался...
   - Я - другое дело! - Отрезал Ланс. - Ты мой боевой опыт не ровняй со своим. Тридцать лет на передовой, из которых восемь - в разведке.
   - И почему ты еще сержант? Ну ладно, капитана дали...
   - Не твое дело! - отрезал Ланс и отвернулся.
   - Полковник он. Бывший. - Хмыкнул Эратран, но наткнувшись на бешеный взгляд Ланса замолк и снова уткнулся в винтовку.
   - Эра! Я последний раз предупреждаю. Еще слово, и твоя пушка станет твоей последней и единственной любовницей на всю оставшуюся жизнь, - процедил сквозь зубы Ланс.
   Я сидел с отпавшей челюстью. Побратим открывался с совершенно новой стороны, преподнося сюрприз за сюрпризом, а новая информация вообще вогнала в ступор. Ланс очень не любил о себе рассказывать, и даже будучи пьяным в стельку на разговоры 'по душам' его не тянуло.
   - Ланс. - Наконец отмер я.
   - Что? - рявкнул тот, стоя ко мне спиной.
   - Научи. По настоящему, а не так, как в патруле.
   - Тебя учить, только калечить, - хмыкнул дварф.
   Ланс развернулся, и прищурившись, осмотрел меня с головы до ног. Подумал, что-то прикинул в уме, и кивнул:
   - Пойдем.
   - Куда?
   - Учить тебя буду. - Многообещающе ухмыльнулся друг, и пальцем поманил за собой: - Идем-идем.
   - Охуеть-не встать! Ланс будет учить! - Послышался комментарий дварфа. Обернувшись, я увидел нашего снайпера, с отвисшей челюстью глядящего нам вслед. Он настолько обалдел, что даже не матернулся. Елки, похоже, я попал...
   Уже позже, сидя со своим зверьем, я понял его хитрый замысел. Да, он меня учил, но... своеобразно. И после его 'науки' я понял и ощутил каждую кость и мышцу своего тела: болело абсолютно ВСЁ!
   - Мудак он, Эли. - Жаловался я пантере. Огромная кошка, подставив пузо для глажки и почесываний, согласно мявкнула, грифон, щелкнув клювом, тыкался клювом мне в плечо, требуя лакомства, а я... сидел и дулся.
   - Мог бы и объяснить, я ж не дурак? Нет, сделал все по-своему. - Скормив пернатому яблоко, я вздохнул.
   Не было никакой науки, как таковой. Ланс, взяв два деревянных дрына, меня просто избил, под едкие матерные комментарии Эратрана и хохот собравшихся.
   - А дварф... Ух, как я ненавижу эту бородатую табуретку с веслом! - я поморщился, пантера, муркнув, подставила для ласки другой бок. Дварф, как только мы с Лансом вышли во внутренний двор таверны, не долго думая, собрал всех, кого смог найти. Он даже гнома вытащил из своей каморки. Когда мы встали в стойки, двор заполнился под завязку, оставив 'учителю' и 'ученику' лишь небольшой пятачок.
   - Учитель... Мучитель он! - продолжал бурчать я. - Грифон, прихватив клювом мой рукав, потянул его в направлении сумки, где лежало угощение. Скормив ему очередное яблоко из сумки, я продолжил вспоминать...
  
   - Так, базу ты знаешь, повторять не будем. - Слегка помахивая полутораметровой палкой в руке, задумчиво сказал Ланс.
   - Значит, будем вколачивать в тебя связки похитрее, из 'секретной техники разведчиков'. Готов?
   Я, стоя в классической верхней стойке, держа меч двумя руками, сосредоточенно кивнул.
   - Хорошо. Начали.
   Ланс широко улыбнулся, сделал ко мне подшаг, и в следующий миг я уже летел на землю. Мой 'меч', свистнув напоследок, грохнулся в ограждение.
   - Это что было? - Спросил я потирая скулу после удара. Рука, державшая оружие, не слушалась совсем.
   - Выбивание меча с зубами. - Ланс махнул рукой. - Оружие взял, и на исходную!
   Избиение продолжалось часа два. За это время я дико и соображалка напрочь отключилась. Ланс, гоняя меня по площадке, как нашкодившего кота, даже не запыхался, а дварф... Дварф был звездой.
   - Вот этот прием называется 'Полет врага кверху жопой'. О, а вот этот - 'Обними меня забор'. Эй, Стриб! Заниматься сексом надо с бабой, а не с кучей дров!
   Каждый комментарий сопровождался смехом зрителей, а я краснел, злился и очередной раз кубарем летел на землю.
   - На сегодня хватит. - Прокрутив палку, смахивая несуществующую кровь, ко мне подошел Ланс.
   Я сидел на земле, баюкая правую руку - ей доставалось больше всего, и не мог даже встать: дико болели ноги, им тоже сегодня досталось. Народ потянулся со двора, тихо переговариваясь, дварф тихонько слинял еще раньше, поняв, что шоу окончено. Видимо, опять обнимается с оружием...
   - Иди, отдохни. Тадеуш! Ты все подготовил?
   - Да, пол... Ой! Почти все готово, как ты и просил! - замахал руками гном. Еще немного осталось!
   - Что подготовил? К чему? - тяжело поднявшись, спросил я.
   - Сегодня пойдем брать заказчика. Я и Эратран.
   - Почему без меня? - я настолько устал, что даже не смог обидеться.
   - Иди с кошаком поиграй. Вы свое дело сделали, гуляйте. - Ланс, отдав хозяину таверны свой дрын, вошел внутрь, а до меня только начало доходить.
   - Ну и урод же ты, Ланс. - Прошептал я ему в спину. Сделав из меня отбивную, Ланс преследовал несколько целей: проучить меня за тот случай на поляне, и жестко дал понять, что с собой они меня не возьмут: в таком состоянии я мог передвигаться лишь ползком, и то недалеко. Я даже стоял с трудом!
  
   Кряхтя как столетний старец и шипя от боли, я улегся на спину рядом со своим зоопарком.
   - Хоть вы меня понимаете, а?
   Пантера, непрерывно мурча, положила голову мне на грудь, и задремала. Грифон, ухватив клювом мешок с яблоками, подтащил его к себе и прижав лапой, ел прямо из него. Совет Ланса - побыть со зверями, был очень в тему: я успокоился, и даже тело не так болело. Вздохнув, и еще немного пообижавшись для порядка, я уснул, пропустив уход товарищей.
  
Глава 6. Все кувырком
  
   Утром ни Ланс, ни Эратран не вернулись, и осторожно расспрашивая, я узнал, что не вернулись и две эльфийские звезды их группы поддержки. Пантера, увязавшаяся со мной, шла с унылым видом, как бы намекая, что не помешало бы и поесть, поэтому, послонявшись бесцельно по поселку, решил ждать вестей на сытый желудок. В таверне, заказав еды себе и хвостатой, я принес из комнаты отчеты и углубился в чтение, оторвавшись лишь лишь поздним вечером. В принципе, зря я это не сделал раньше, чтиво вышло интересным...
   Жили-были и с детства дружили два эльфа. Один был помешан на колбах и банках, второму больше нравилось махать мечом, а в перерывах между тренировками копаться в библиотеке: он увлекался Старшими Рунами. Уже став взрослее, задумались, почему это дальние родственники могут оборачиваться зверями, а они нет? Ну и попробовали совместить. Молодой воин и начинающий маг объединили силы, нашли, как им тогда показалось, простое решение и начали вовсю экспериментировать. О том, что в Луносвете начала падать преступность, сначала списали на стражу, но потом, когда начали пропадать и обычные горожане - забеспокоились. Прошло пять лет, за которые в Луносвете и окрестностях с разной периодичностью пропало более ста горожан, не считая преступников: те ночью вообще боялись нос высунуть. Выяснить, в чем дело, помог случай. Один из воров, сам (!) придя в караулку, попросился в самую дальнюю и глухую камеру (!) только бы его не достали 'Два демона, разрисованные кровью'. Как потом следовало из допроса, он возвращался ночью через базар с подружкой. Из темного переулка к ним вышли двое, напугали, дали по голове воришке, а подружку забрали с собой. Больше он ничего не помнил. Связав одно с другим, стража начала скрупулезно прочесывать город, и в одну ночь им почти повезло: 'демоны' едва не попались в расставленную ловушку. Чуть позже нашли их каморку и часть записей, которые заставили даже видавших виды эльфов поседеть. Следуя записям, недалеко от Тропы Мертвых, была обнаружена огромная могила, в которой, по приблизительным подсчетам, лежало более двухсот их соотечественников. Масштабы и трудолюбие поражали... После приведения всей стражи в повышенную боевую, пропажи прекратились, чтобы через два десятка лет Оргриммар затрясся от новости: в Волоке, в одном из подвалов, орк, расширяя подвал, оставшийся от предыдущих владельцев, наткнулся на могилу. В останках идентифицировали тауренов, количеством в небольшое стойбище... Затем был период затишья, и начались уже эльфийские отчеты, в основном от друидов: у них начали пропадать форпосты по всему Калимдору. Поиски ничего не давали до тех пор, пока примерно через полсотни лет один неугомонный дварф в поисках археологических находок не наткнулся на одну любопытную пещеру. Говорят, до нее дварф был молод и весел, но когда поисковая группа Лиги Исследователей нашла его, он абсолютно седым и заикающимся. В пещере было множество клеток, в которых лежали останки тауренов, ночных и кровавых эльфов, а неподалеку обнаружилось огромное кладбище. Эти истории объединяло несколько фактов: все найденные трупы имели неестественные трансформации тела, вызывающие омерзение. Вторым шли полустертые руны, такие же, которые нашли в приснопамятной каморке Луносвета, колбы и остатки алхимических ингредиентов. В Оргриммаре домик с подвалом снимали два эльфа крови, носившие маски, слухи и донесения ночных эльфов говорили так же о двух подозрительных эльфах, которых периодически замечали около друидских форпостов. Дело запахло жареным, группа, оставленная в засаде в пещере, назад не вернулась. Не вернулись и те, кто пошли за ними. Наконец, ночные эльфы, собрав достаточно сильный отряд, пришли на место и... ничего не нашли. Ни первые две группы, ни улик: только пепел. Отчаявшись, последователи Элуны обратились к королю Вариану с просьбой помочь, и дело было передано в ШРУ. За последние десять лет таинственных эльфов удалось засечь еще несколько раз, последний - буквально несколько лет назад, но без успеха: были найдены только места проведения ритуалов, обезображенные тела, а самих эльфов поймать не удалось. Читая отчеты разведки, глаз зацепился за одно и то же имя: Ланселло Серый. Каждый раз именно он вел группы, и не смог их поймать...
  
   Увлекшись чтением, не заметил, как наступила ночь. Пантеры не было: видимо, не дождавшись от хозяина вкусняшек, ушла сама добывать себе пропитание. Я встал, хрустя костями и разминаясь на ходу вышел на улицу. Сумерки тихо опускались на Астранаар, спокойно переговаривались проходящие мимо часовые. Я кивнул знакомому жрецу, и собирался было пройтись, как спокойствие взорвали приближающиеся крики. С возрастающим беспокойством я наблюдал, как к таверне приближается толпа взволнованных Кал'Дорай. Они окружали кого-то. Плохое предчувствие кольнуло в груди, и я пошел на встречу. Приблизившись, увидел странную процессию: двое израненных эльфов несли носилки, с которых свешивалась волосатая пепельная лапа, с кончиков ее когтей капала кровь. Рядом ковылял дварф, его лицо было в крови, клоки опаленной бороды сбились в колтун, он сильно хромал. За его плечо держался и еле шел еще один эльф, половина лица его была обмотана каким-то тряпьем. Бросившись к носилкам, я увидел Ланса. Его шерсть была опалена, многочисленные, кое-как забинтованные раны пропитались кровью, дыхание - тяжелым и прерывистым. Он был в очень тяжелом состоянии, но жив!
   - Эра! Что случилось? - повернулся я к дварфу.
   - Пиздец подкрался незаметно, - ответил тот, тяжело отдуваясь.
   - Хм... Пошли, не тормози. Потом расскажешь. - Я перекинул через плечо руку эльфа, который опирался на Эратрана, и мы побрели к казарме рейнджеров.
  
   Уже позже, через несколько часов, когда я сидел у постели Ланса, ко мне тихо подошел дварф. Посопев, он буркнул:
   - Табуретку неси.
   Вид у него был гораздо получше: друиды со жрецами залечили его раны, коротко подстригли бороду, но до полного выздоровления было еще далеко.
   - С новой стрижкой тебя. - Поднимаясь со стула, попытался пошутить я, и тут же сложился пополам от мощного удара в живот:
   - Ща как уебу больно!
   - А это что было? - силясь вздохнуть, спросил я.
   - Заклинание уменьшения! - зло рявкнул дварф, и мощным хуком справа отправил меня в нокаут...
   Пришел в себя я на полу. Эратран сидел на моем месте, болтая ногой.
   - Очнулся? Еще раз пизданешь про бороду, голову оторву. Понял?
   - Понял. - Кивнул я.
   Я обошел сидящего дварфа и протянул ему руку.
   - Прости. Мир?
   Эратран посмотрел на меня, скривился, но руку протянул.
   - Что у вас случилось? - Найдя комфорт для пятой точки - еще одну табуретку, я уселся напротив.
   - Уже говорил. Повторить? - дварф посмотрел на Ланса, потмо на меня.
   - А подробнее? Вы его нашли?
   - Он сам нас нашел. - Поморщился дварф. - Умная ушастая сволочь. Мы туда очень скрытно подошли, раньше оговоренного времени. И как он понял, что мы его ждем...
  
   Рейнджеры разошлись, широким полумесяцем охватывая кусочек леса. Ворген Ланс, в тех же эльфийских доспехах для оборотней, неслышно крался, прячась в тенях деревьев. Перепившись алхимических зелий, подготовленных для него Тадеушем, он сейчас был невероятно быстр и силен, а его реакции могли позавидовать змеи. Эратран неспешно шел в километре позади, выбирая место для стрельбы. Подсказать нужную высоту и расстояние должны были пара разведчиков, заранее ушедших вперед. В общем, построение напоминало натянутый лук, в котором ворген был наконечником стрелы, Эратран - ее оперением, а движущиеся рейнджеры - плечами, и позволяло охватывать достаточно большую территорию при прочесывании. Группа была настороже, и готова отразить любую опасность, но не в этот раз.
   Идущий по центру эльф, следящий за спинами двух товарищей не заметил тонкую паутинку, свисавшую с ветки. Миг - и она обвилась вокруг его шеи, сдавливая, гася крик, с ветки повыше спустилась еще одна, толщиной с веревку для белья и захлестнув пояс бедолаги, утащила на дерево. Следующую пару сдернуло в кусты. Легкий треск веток, шелест листьев - и опять тишина. Идущие спереди остановились, обернувшись - стали оглядываться, и не обнаружив идущую сзади тройку, коротко проухали совой тревогу. Лес был тих, лишь едва слышно перекликались птицы в ветвях деревьев, да шелестел легкий ветерок. Из кроны одного из гигантов начали лететь стрелы. Одна, две, три... рейнджеры падали один за другим, спереди донесся вой Ланса: он вступил в бой.
   - Еб твою, что там у них? - еле слышно пробурчал дварф себе в бороду и вскинув винтовку, стал всматриваться вперед и вверх. Темп его движения сильно замедлился, прежде чем сделать шаг, он внимательно осматривал через оптический прицел каждое дерево, каждый куст. Одна из веток впереди привлекла его внимание, и он всмотрелся. Грохнул выстрел, и кулем на землю упал эльф в маскировочном костюме. Подойдя поближе, дварф пошевелил его ногой, и хмыкнул:
   - 'Терновник'. 'Паук', блять.
   Вскинув винтовку на плечо, Эратран пошел вперед, удвоив осторожность. Он воевал уже очень давно, служба носила его по всем уголкам Азерота и Запределья, Нордскола и Дренора. После убийства Архимонда он получил увольнение по выслуге лет и осел в Нордсколе, но ненадолго: неуемная жажда путешествий и природное любопытство погнали дварфа в столицу, где его и нашел Боудрик. В прошлом 'Сыны Камня' неоднократно выполняли заказы для ШРУ. Один из заказов был прикрытие Андуина Ринна в Пандарии, после которого часть подразделения так и осталась лежать, кто в Нефритовом Лесу, кто в Вечноцветущем Доле: справиться с Ша удалось не всем. Вторжение Легиона застало его в Грозовой Гряде, но пока туда дошли вести, уже все почти закончилось. Говорят, что когда Эратран узнал про нашествие демонов, и про то, что он все пропустил, уши вяли даже у каменных земельников... Врут, наверное.
   Глухо ухнуло, послышался звериный рев, полный боли. Дварф, у которого и так нервы были натянуты как струна, остановился, вскинул винтовку и стал ощупывать взглядом пространство впереди. Бежать он даже не думал: верный путь к могиле. Ухнуло еще раз, послышался треск разряда.
   'Магический бой? Что там происходит?' мелькнуло в мозгу. Интуиция завопила дурным голосом, и в тот же миг огненный шар отшвырнул его в сторону.
  
   Ланс тяжело дышал, сплевавая кровью и с ненавистью глядел на двух эльфийских магов. Они подходили не спеша, с превосходством глядя лежавшего изломанной куклой воргена, и ухмылялись.
   - Что, псина, добегалась? - произнес один, поигрывая посохом.
   Сил ответить не было. В нем торчало две стрелы, одна была в груди и пробила легкое. Дико болел ожог от огненного шара, задевшего бок: увернутся он не успел. Без помощи жить Лансу оставалось очень недолго, и ворген уже раздумывал, как бы покончить с собой: он знал, какими изобретательными были Син'Дорай, пытая пленников.
   - Сейчас мы-х-х... Из груди мага вылез кончик острия, крутнулся, скрежетнув костями и спрятался. Маг зашатался, изо рта выплеснулась кровь, и он упал. Второй успел отпрыгнуть в сторону, развернулся, вскинул посох - и никого не увидел. Ланс хрипло захохотал, кашляя и отплевываясь, а вышедший из теней рейнджер, перерезав горло магу, рухнул на одно колено рядом с ним.
   - Все... Это все... Нас ждали... - он встал, и пошатываясь, побрел к Лансу.
   - Кто еще.? - не договорив, прохрипел тот.
   - Я один.
   Последний из оставшихся разведчиков тяжело упал рядом с воргеном, не сдержав стона.
   - Потерпи... Отдышусь - помогу.
   Они нашли еще двух живых, и после перевязок, накачавшись по брови зельями, двинулись в обратную сторону, подобрав Эратрана.
  
   - В общем, пиздец. Но большей части 'Терновника' тоже пиздец, я считаю. - Закончил дварф.
   - Что-то узнали? - я обнаружил себя стоящим, с крепко сжатыми кулаками.
   - Да, узнали. Они в Когтистых горах засели. Нашли карту у одного хрена, там отмечена крепость зеленожопых.
   - Надо туда, рока еще не поздно.
   - Ха! Топорыга. Ты, чтоль, туда пойдешь? - вскинул остатки бороды дварф.
   - А что, просто сидеть? - я повернулся и подошел к перебинтованному Лансу, и тут его глаза открылись, а звериная лапа схватила меня за руку.
   - Не-е-е-е... Лез-з-зь... Туда... Понял? - Прохрипел он. - Убью... Найди... Ры...царей... Скажи... майору... пол-к-к-оквник Ланселло... Просит... сам - не ходи... - Лапа разжалась, глаза закрылись, Ланс опять погрузился в забытье: фраза отняла у него все силы.
   - Полковник Ланселло Серый. - Я сжал зубы. - Хорошо.
   Развернувшись, я пошел к выходу.
   - Куда, бля? - рявкнуло за спиной.
   - Рыцарей Смерти искать. Я пойду с ними. - Не оборачиваясь, и не останавливаясь произнес я, двигаясь к выходу.
   - Никуда ты не пойдешь. - Сзади заскрипела табуретка, раздалось сердитое сопение и пыхтение.
   - А ты останови. - С этими словами я закрыл дверь, и с той стороны в нее что-то грохнуло: наверное, то была брошенная дварфом несчастная табуретка.
  
***
  
   На большом столе было распластано тело. Прежде оно принадлежало ночному эльфу, но сейчас это была скорее выпотрошенная туша. Неподалеку стоял еще один стол, на котором стояли банки. В них плавали внутренние органы бедолаги. Над телом стоял эльф крови. Повязанный на нем фартук был весь в крови, эльф, подняв руки, читал какое-то заклинание, и вокруг его кистей крутились темно-зеленые искры, бросая причудливые тени на стены. Дочитав, эльф опустил руки, и искры, сорвавшись с его кистей, впитались в тело. Схватив мензурку с зеленой жижей, эльф вылил ее в распоротую грудину, распределяя равномерно по всей длине раны. Затем он начал вытаскивать органы из банок и прилаживать их на место, помогая себе магией. За этим занятием его и застал ворвавшийся в лабораторию Маэ'дри.
   - Бросай его. Мы уходим. Он обошел комнату по кругу, силясь выбрать нужное, и сдался.
   - Нееее могууууу. Наааадо заааакончить. - Задумчиво пропел-простонал Аэторн. Он как раз возвращал на место сердце, и сейчас занимался кровеносными сосудами.
   - Нет времени. Нас вскрыли, мы уходим.
   - Никудаааа я не пойдуууууу. - Подошло время легких. Зелье, вылитое ранее, слегка пузырилось и окутывало внутренности.
   Маэ'дри, рассматривавший какую-то книгу на полке, бросил ее на пол я рявкнул:
   - Ты не понял? Нас вскрыли. Местоположение известно! Скоро здесь будут полчища ночных, и ШРУ в придачу!
   - Мне надоееееело. - Легкие заняли свое место, жижа начала заползать и на них.
   - Брось его. Это не то, к чему мы стремимся. - Маэ'дри попробовал было перехватить руку эльфа, но тот неожиданно легко увернулся и зашипел:
   - Не мешшшшшшай!
   - Это - шлак! Не то! Двести лет псу под хвост пошло, в прямом смысле! 'Терновник' уничтожен! Очнись! Нам пора бежать! - Маэ'дри уже кричал.
   - Приготовим им сюрприз. Пусть идут. А мы посмоооотрим, - вернулся к работе маг.
   - Ты... Ты... - воин не нашелся, что сказать, махнул рукой и вышел.
  
***
  
   - Стой! Стой, тебе говорят, хуй ты здоровенный! Стой, а то догоню и уебу!
   Я шел по поселку в сторону таверны. Там обычно отдыхали после патрулей эльфийские звезды, можно было узнать последние новости, и в частности, где сейчас обретается Лина Селкис с ее сотней 'Воздаятелей'. За мной пыхтел ковыляя, жутко матерясь и грозя всевозможными карами Эратран.
   - Догони сначала. - Пробормотал я себе под нос, ускоряя шаг. Погладив ластившуюся ко мне пантеру, зашел в таверну и сразу увидел отдыхавших там ночных.
   - Элун'Адоре, Калдорей. - Почтительно поприветствовал я их.
   - Ишну'Ала, человек. Что привело тебя к нам? - из-за стола поднялся их старший, и слегка склонив голову, вопросительно уставился на меня.
   - Вы не знаете, где последний раз видели рыцарей Смерти?
   - Знаю. Они чистили лесопилку, - кивнул эльф. - Это было день назад, они либо еще там, или движутся в сторону Азшары.
   - Спасибо. - Коротко поклонившись, я двинулся на выход. В голове вихрем носились мысли, как можно быстро добраться до места, и кроме грифона ничего на ум не приходило: на лошади я за год ездить так и не научился.
   В дверном проеме уже стоял запыхавшийся дварф, и его вид ничего хорошего мне не сулил: огромные кулаки. больше похожие на две кувалды, были направлены в мою сторону.
   - А ну иди-ка сюда.
   Пантера у ноги угрожающе зашипела, шесть на загривке вздыбилась.
   - Кошака убери нахуй, и снимай штаны: я тебе ща морду бить буду.
   - Эра, я пойду сам. Ты ранен, тебе нужен отдых. - я остановился, не дойдя нескольких шагов, и с опаской глядел на разозленного дварфа.
   - Если сгинешь, мне Ланс яйца оторвет.
   - А если я никуда не пойду, то те, за которыми он гонялся, уйдут! Опять уйдут, понимаешь?
   - А ты, говна кусок, понимаешь, почему он больше не полковник, а? Почему он ушел из разведки? Бумаги начитался, а? Сто мурлоков тебе в жопу! - заорал дварф. - Он из всех вылазок один приходил, никто не выживал! Там ловушек на квадратный метр в их логовах понатыкано, как дерьма в пещере огров! Он заебался своих терять, ты это хоть понимаешь?
   Я набычился, стоя перед ним. Хоть и прекрасно понимал, что захоти дварф - я отсюда не выйду.
   Эратран опустил кулаки, сгорбился, и тяжело вздохнул.
   - Нихуя ты не понимаешь. Вали. Сгинь еще и ты.
   Он посторонился, давая пройти. Я стоял, не веря.
   - Вали, сказал, что не ясно?
   - Я вообще и не собирался к ним лезть... - начал я.
   - Не пиздела б твоя рожа, не имела б синяков, - буркнул дварф.
  
   Выйдя на улицу, я выдохнул. До последнего ожидал, что Эратран меня не выпустит, нокаутировав чем-нибудь поувесистее, но пронесло. Осталось только сесть на грифона, долететь до лесопилки, и там найти майора. А дварф был прав: я действительно хотел пойти с рыцарями, и закончить то, что не смог Ланс, и подходя к стойлу с грифоном, я напряженно думал, и только сейчас кусочки мозаики начали выстраиваться в одно целое. Полковник Ланселло Серый, он же Ланс, несколько раз водил группы на поиск кровавых во всех смыслах эльфов. Каждый раз его группа либо приходила ни с чем, либо приходил лишь он сам, в конце-концов он подал рапорт об уходе, перейдя в лагерь тренировки новобранцев патруля в чине сержанта. Вопросы зачем, почему и как - это скорее к Боудрику, без него вряд-ли обошлось. Однако, судя по оговоркам и недомолвкам, звание он сохранил, как скорее всего, и место в ШРУ, но это уже мелочи. Теперь Ясеневый Лес. Появление здесь нашего отряда, а затем и сотни 'Воздаятелей' однозначно связано с исчезновениями тут эльфов, со схожим почерком. Именно поэтому Ланс был отправлен сюда. Мы были лишь прикрытием для полковника, а рыцари - ударная сила, которую, чтобы не застаивалась и не нервировала часовых, отправили чистить орочьи заставы. Хотя, возникал вопрос, зачем Ланс, при имеющейся силовой группе поддержки, в очередной раз полез на рожон? Что и кому он хотел доказать? Это я уже додумывал, пока смотритель седлал моего грифона. Я погладил трущуюся у ног пантеру, попросил накормить, и с опаской влез в высокое седло. Грифон заклекотал, поднял клюв, и вдруг, подпрыгнув, взмахнул крыльями и взлетел.
   Изо всех сил держась за поводья, я с восторгом и ужасом смотрел на удаляющуюся землю, уменьшающиеся фигурки эльфов, и потянув поводья, направил своего питомца в нужную сторону. Меня переполнял адреналин: я летел! Грифон, мерно взмахивая крыльями и поджав лапы, понес меня в сторону лесопилки. Там были те, кто должен окончательно разобраться с проблемой кровавых эльфов, за спинами которых раскинулся огромный некрополь из разных рас.
   Уже на подлете я заметил густые клубы дыма, дающие мне ориентир. Подлетев поближе - понял: горели многочисленные остовы големов, лежавшие где кучами, где поодиночке. 'Воздаятели' обнаружились в Заставе Расщепленного дерева, полностью очищенной от орков. От них остались лишь строения. Аккуратно приземлив своего грифона возле бывшего входа, я спрыгнул с седла и от избытка чувств обнял его голову: те непередаваемые ощущения, которые я испытал, были сродни полету на дельтаплане или прыжку с парашютом, о которых я так мечтал в предыдущей жизни. И которые, к сожалению, так и не смог осуществить...
   - Стоять. Кто идет? - Ко мне одновременно шагнули два рыцаря, с ног до головы закованные в иссиня-черные латы.
   - Передайте майору, прибыл сержант Стриб с донесением от полковника Ланселло Серого: мы обнаружили тех, кого искали.
   Рыцари переглянулись, один из них приказал мне оставаться на месте, после чего ушел внутрь частокола. Ждал я недолго: майор появилась достаточно быстро, и тут же взяла с места в карьер:
   - Где полковник?
   - Он с отрядом попали в засаду, но уничтожили 'Терновник'. Полагают, что весь. Сейчас на лечении. - Быстро ответил я.
   - Разведданные? - Она требовательно протянула руку.
   - Вот. - Я передал ей карту, полученную в ходе рейда.
   - Так-так. Предположительно - Крепость Кром'Тар, значит... - свернув карту, майор топнула ногой. - Все, боец. Свободен. - И тут же прокричала внутрь заставы:
   - Воздаятели! Готовность один, приоритет красный! На взлет!
   - Майор... Разрешите лететь с вами. - Робко подал голос я.
   - Послушай меня, птенчик. - С издевкой в голосе проговорила Лина. У меня нет желания возится с таким недоученным теплокровным, как ты. Донесение передал? Свободен! - С этими словами майор громко свистнула, и в тот же миг воздух загудел: к заставе отовсюду слетались костяные драконы рыцарей, и не прошло и пяти минут, как элитная сотня на своих суповых наборах улетела в закат.
   - Ну что, Ветер... Ты не против, если я назову тебя Ветер? - сказал я своему грифону. Тот откровенно балдел, закрыв глаза, пока я чесал его голову, и явно был не против. - Полетели догонять. Не дали поучаствовать, так хоть поглазеем.
   Как только я вскочил в седло грифон оторвался от земли, и я, заорав от избытка чувств что-то радостно-матерное, отправился вслед за рыцарями.
  
  
Глава 7. Логово вивисекторов
  
  - Передать по цепочке: ордер 'Утюг', первая десятка на разведку. - Майор быстро раздавала указания, и отряд за ней формировался девять полумесяцев, по десять драконов в каждом. Тактика была проста, как угол дома: полумесяц, обнаружив противника, снижался, заливая дыханием драконов территорию, и разлетался в разные стороны, собираясь позади строя, формируя новый. И так следующий, следующий... После прохода последней десятки ничего живого на земле практически не оставалось. Однако, не понадобилось: вернувшаяся разведка доложила, что во дворе крепости живых или неживых существ не обнаружено.
   - Значит, они все внутри... Или там уже никого нет. - Задумчиво пробормотала майор.
   Рыцари, сохраняя порядок, подлетали к орочьей крепости. Ни на воротах, ни на стенах никого не было, башни со стрелометами были пусты, а ворота - распахнуты. Зависшие впереди-сверху рыцари разглядывали антураж, и негромко переговаривались.
   - Не нравится мне это, Лина. Пахнет ловушкой. - Один из рыцарей, слева от майора, глядя на молчаливую крепость, покачал головой. - Не хватает только 'Добро пожаловать'.
   Майор была, как всегда, в середине строя первой десятки. Ее рыжими волосами играл ветер: она на дух не переносила шлемы, предпочитая широкий обзор, впрочем, не позволяя того же подчиненным. Поднеся к глазам подзорную трубу, она начала всматриваться.
   - Движения впереди нет, Хелль. Пройдем вхолостую, 'Пар' не включаем, может и вспугнем кого.
   Сняв с пояса рог, она коротко протрубила условный сигнал и ряды рыцарей начали пролетать над двором крепости. Пролетая, драконы не испускали ледяное дыхание, это и называлось - 'не включать пар', выглядя больше акцией устрашения. Однако, на эту уловку никто не попался: крепость по прежнему сохраняла тишину и безмолвие, создавая видимость покинутой. Лина, нахмурившись, протрубила короткий приказ, и драконы начали снижение.
   Рыцари, зайдя во двор, крутили головами во все стороны.
   - Интересно, где хозяева этого сарая? Ни следов боя, ни трупов, как-то совсем все чисто... - проговорил тихо один.
   - Не переживай, мы их найдем. В клетках. - Так же тихо ответил ему второй.
   - Две десятки - двор. Одна - стены и башни. Две десятки - воздух. Остальные - готовность ноль! Входим! - приказала майор, и оставшийся отряд, ощетинившись мечами и топорами, втянулся в внутрь. Двадцать рыцарей, выйдя за ворота, вскочили на драконов и разлетелись по округе, остальные разошлись по местам внутри крепостного двора. Прошло пять минут... Десять... И ворота крепости с треском захлопнулись, отрезая вошедших от оставшихся. Несколько бойцов кинулись открывать ворота, но те, сделанные из массивных досок и окованные железом, даже не шелохнулись: ловушка захлопнулась. Отряд, скрытно передвигавшийся внутри шел, не встречая сопротивления: внутри не было никого.
   - Живых на первом этаже нет. - Доложился наконец рыцарь крови. Эти рыцари имели уникальную особенность: они могли обнаруживать теплокровных существ. - Обнаружен спуск в подвал, множественные цели.
   Майор стояла, глядя на рыцаря, и хмурилась. Ее глаза, светившиеся ровным, синим светом, стали темнее.
   - Две десятки! Спуск - под охрану. Один из кровавых - с ними. Остальные - наверх!
   Ворота крепости закрылись в то время, как отряд из оставшихся двадцати пяти рыцарей поднялся до входа на второй этаж, и в тот же миг оставшийся внизу с рыцарями эльф крови прошептал:
   - Живые. Пятеро. Идут к нам снизу, быстро. Очень быстро. Закройте дверь! Я не знаю, что может так быстро двигаться! - Последнюю фразу он уже тихо проорал. Снизу уже доносился тихий шелест, когда рыцари начали закрывать тяжелую дверь, ведущую в подвал. Они почти успели... Снизу раздался вой, пробравший до костей даже частично живых, и не до конца закрытая дверь распахнулась от мощного удара, отшвырнув от нее воинов.
   - Круг, круг! Формируем круг! - надсадно заорал один из них. Из дверей вынеслись несколько теней, в свете факелов свернули когти, и один из рыцарей упал. Еще одна тварь, выпрыгивая из подвала, получила топором в грудь, согнулась, но заревев, крутанулась волчком, выдернув оружие из рук ударившего ее рыцаря, и выдернув топор из себя с противным хрустом, перехватила за рукоять, неимоверно быстрым и мощным движением развалила воина на две половинки, после чего запрокинула голову вверх, снова заревев. Еще одна тварь, подскочив к оглушенному дверью, двумя размашистыми движениями когтей вскрыла его доспех как некачественную консервную банку.
   - Это воргены! - Воскликнул один. Рыцари уже сформировали круг, и стояли сейчас, нервно поглядывая на тварей. Те их разглядывать не стали, порскнули в стороны, сливаясь с тенями.
   - Это неправильные воргены. - Возразил ему другой. - Они по потолку бегают!
   - Сверху! - раздался крик, и в центр круга с потолка прыгнула тварь. Крутясь и шипя, она замахала длинными лапами, вооруженными когтями; те проходили сквозь латы как через бумагу. Ее рубили, кололи, но казалось, на раны ей плевать: прежде чем от нее остались лишь куски плоти, она успела забрать с собой двоих.
   - Слева! Справа! Бо-о-о-й!
   Не успели рыцари изрубить первую тварь, прыгнувшую в центр круга с потолка, как к ним свалилась вторая, а еще с двух сторон уже неслись оставшиеся четыре. Упал еще один из рыцарей: тварь, прежде чем сдохнуть, сорвала его лицо вместе со шлемом. Еще одна тварь взвилась в прыжке, пытаясь перепрыгнуть через строй, но рыцарь крови, вскинув руку в ее сторону, сжал пальцы в кулак и повернул его. Тварь захлебнулась криком и упала на землю уже трупом. Еще две споткнулись на бегу, и покатились, воя от боли: шерсть с них слезала клочьями, кожа быстро покрывалась струпьями и гнила на глазах, обнажая кости. Пятая тварь, которую задело лишь по касательной заклятием из магии крови рыцаря, скуля и воя нырнула обратно в подвал. Пришедшие в себя рыцари захлопнули дверь и задвинули на место огромный засов.
   Редко чему удивлявшиеся воины обступили изрубленные останки.
   - Это что... Такое было? - Запнувшись произнес один.
   - Когда-то... Когда-то ЭТО было воргеном. Сейчас же... - Брезгливо скривившись, тронул носком латного сапога другой. - Сколько их еще там, Ирналь?
   - Одна цель, вне зоны. К нам шло пять. - Отозвался рыцарь крови.
   - Что же там у Селкис, если к нам пришла такая делегация... - задумчиво произнес третий.
  
   Войдя на второй этаж, рейд во главе с рыжим майором остановился. Стоило им зайти внутрь, как двери сзади них захлопнулись, запечатав выход. Рыцари озирались, и увиденное их поразило: на стенах висели выпотрошенные останки орков, некоторые были замотаны в паутину. Под ногами захлюпало: приглядевшись, они увидели что идут по щиколотку в крови. Вокруг был огромный зал, с трудом освещаемый факелами, и дальние углы его терялись в темноте.
   - А вот и бывшие хозяева. Нашлись, и искать долго не пришлось... Убиты сравнительно недавно. - Один из рыцарей пошевелил кончиком меча орочьи останки.
   - Значит, здесь есть тот, кто их ест. - Голубой свет в глазах Лины практически потух, став едва видимым: майор была в бешенстве. - Заперли, значит выпускать не планируют. Вывод один: нас тут ждали. Она покачала головой, прищурилась.
   - Одри! Что видишь?
   Один из рыцарей снял шлем, оказавшись молоденькой эльфийкой крови. Она сосредоточилась, глаза ее сузились.
   - Впереди одна большая, яркая цель, неподвижна. Есть мелкие, мутные возле нее, около десятка, положительно - при смерти.
   - Ясно. Идем глянем, что эти живодеры тут оставили.
   Рыцари рассыпались цепью, осторожно двигаясь вперед. Впереди уже можно было различить нечто темное, высотой метра под три, оно конвульсивно дергалось, издавая при этом какие-то булькающие и хлюпающие звуки. Раздался хруст, и следом за ним - недовольное ворчание. Сгусток кинул что-то себе за спину, прямо в сторону подбирающихся рыцарей. Странный снаряд, пролетев пару десятков метров, шлепнулся перед их ногами: это была орочья рука, уже порядком обглоданная. Подойдя ближе, они обнаружили двух орков: один из них еще шевелился, слабо скребя ногтями по полу и видимо, пытаясь уползти. Второй безвольной куклой валялся перед чудовищем, служа трапезой. Тварь тоже открылась во всей красе, стоя к воинам задом. Селкис подняла руку и знаком изобразила сигналы: 'Тихо', 'Назад'. Рыцари разворачивались и медленно отступили на исходную к двери.
   - Арахнид. Что с ним могли сделать эти вивисекторы - вопрос, но мимо него надо пройти. Предложения? - Шепотом спросила она сгрудившихся вокруг нее бойцов.
   - Что бы там ни было, но броски паутиной и плевки ядом исключать нельзя.
   - Это стандарт, для них слишком мелко.
   - Тогда я бы добавил магию.
   - Не забывайте про передние лапы. Мы их не видели.
   - Ясно то, что ничего не ясно. Пока в бой не вступим - не поймем, а потому действуем не спеша и без геройства. - Майор прекратила обсуждения. - Учитывать будем все, и даже невозможное, с них станется. Тактика - арахнид-маг. Строимся, и вперед. Поменяв порядок, рыцари снова двинулись к стоявшему посреди зала монстру, становясь полукольцом. Как только цель стала в радиусе действия заклинаний, майор подняла сжатый кулак вверх.
   - Одри. Ирбис. Неарин.
   Названные рыцари вышли чуть вперед, эльфийка крови вытянула руку в сторону монстра и стала сжимать ее в кулак. Два других рыцаря рисовали руны в воздухе, они налились зеленым. Дальше они одновременно послали их вперед раскрытыми ладонями, а эльфийка окончательно сжала кулак. Арахнид застонал, наклонившись вперед, а затем развернулся, и их взорам предстал обнаженный обезображенный торс ночнорожденной на огромном паучьем теле. Кроме обычных рук она имела еще пару костяных сегментированных шипов по бокам, на одном из них болтались остатки орка; глаза ее белыми бельмами слепо таращились в сторону рыцарей. Внезапно костяной шип распрямился, недоеденное тело упало ей под ноги. Эльфийка вытянула тело к ним и издала высокий, переходящий в ультразвук крик. От него воины роняли оружие, зажимали уши и падали на пол, испытывая невыносимую головную боль. Арахнида, прекратив вопль, выпрямила спину, развела руки в стороны, и в тот же миг из-за спины выстрелили несколько костяных щупалец, обвив ее голый торс как доспехи, после чего она рывком перенеслась к упавшим.
   Майор вставала, качая головой. Перед глазами была белая муть, голова раскалывалась на части, ее шатало. Рядом пытались встать рыцари ее отряда, у кого-то даже получалось. Они промаргивались, поднимали оружие и пытались изобразить строй. Арахнида этим моментом пользовалась на всю катушку: подходя к еще лежащим или пытающимся встать рыцарям быстро их убивала, насквозь протыкая передней парой острых как копья щупалец, при этом не издавая ни звука. Майор помотала головой, постучала себя ладонью по уху, добившись лишь звона, и спокойно констатировала: 'Я оглохла'. Она помогла подняться одному из рыцарей, потом другому. Ее штормило, последствия крика никак не проходили. 'Это навсегда?' - мелькнула мысль. Воины что-то пытались говорить, но для нее это выглядело лишь как разевание ртов, словно все вокруг превратились в рыб. 'Нильс. Сефирон. Джиссей'. Бесстрастно отмечал потери ее мозг. 'Селина. Аманда. Корвус. Ирбис'. В ее состоянии она была способна только на это. Звуки стали возвращаться. Сначала - как через вату, потом чуть громче. 'Мелинда. Одри'. Эльфийка крови, пытаясь подняться, ухитрилась увернуться от шипа, и оно пробило ей плечо, а не грудь. Арахнида подняла ее на уровень груди, рассматривая словно диковинное насекомое, и в этот момент Одри, вися на щупальце, рыча от дикой боли и не имея сил и возможности для размаха воткнула меч ей в глаз. И еще раз. И еще. Арахнида взвыла, подтянула эльфийку к себе поближе, и перехватив ее руками разорвала пополам... Звук вернулся резко, как будто кто-то хлопнул в ладоши. Майор стояла вместе с остатками рыцарей, с ненавистью глядя на тварь. Та глянула на их строй, склонила голову чуть набок, потянулась торсом к ним.
   - Вместе, вдруг! - рявкнула Лина.
   Пришедшие в себя воины разбежались быстрее тараканов, и вопль чудовища достал их лишь отголоском, оставив звон в ушах и легкое головокружение, и вскинув оружие, помчались в сторону арахниды.
   - Нечисть, кровь зеро! - проорала она новую команду, и воины, перестав на бегу забрасывать арахниду заклятьями, встретили ее рунической сталью и закипел бой. Один из рыцарей, добежавший первым до левой задней ноги, вскинул меч, руны на нем сверкнули белизной, и рыцарь с оттяжкой рубанул по конечности, которая сразу же покрылась льдом. Следующий добежавший рыцарь поднял свой топор и не останавливаясь, прыгнул, ударив со всего маху. От удара лед раскололся, топор увяз, арахнида слегка просела и издав короткий вопль закрутилась волчком, пытаясь достать нахала. Ей ударили в другой бок, тем же способом, пытаясь лишить подвижности, рубя опорные конечности. Отчаявшись, и уже непрестанно шипя от боли, тварь, скрутив торс влево, направила ладонь в одного из рыцарей. Сверкнуло, мелькнул темно-красный сгусток и через миг впитался в ее цель. Рыцарь зашатался, его плоть превратилась в желе, и на пол упали лишь доспехи. В этом момент арахна завалилась на правый бок: воинам удалось серьезно повредить три из четырех конечностей. Селкис воспользовалась моментом и воткнула меч ей в живот, чуть пониже пупка, там где торс эльфийки соединялся с гигантской паучьей платформой. Арахнида, коротко взвыв, ударила передним щупальцем ей в бок, заставив упасть на колено. От второй конечности майор успела отклониться, но нога, согнутая в колене, оказалась пришпилена к полу. 'Это конец'. Отстраненно подумала она, глядя, как расходятся в стороны боковые щупальца чудовища. Еще миг - и они с дикой силой сойдутся в районе ее головы. Торс паучихи чуть прогнулся назад, голова слегка запрокинулась, приоткрывая шею. 'Может...' мелькнула мысль. Повинуясь ей, она вскинула руку, направив пальцы в сторону на миг мелькнувшей полоски плоти и резко сжала кулак, дернув его вниз. Эффект был неожиданным: боковые щупальца, уже готовые ринутся к голове жертвы, слегка подбросило вверх и они бессильно опали. Тварь вскинула руки к шее, силясь вздохнуть, тут же забыв о майоре, теперь ее задачей было хоть немного протолкнуть воздух в легкие. Пятясь задом, заваливаясь на правую сторону, арахнида пыталась сбежать. Сквозь гаснущее от боли сознание Селкис наблюдала, как один из воинов вскинул свой двуручник вверх, и руны нем полыхнули сиреневой вспышкой. От меча потянулось множество нитей к лежавшим вокруг трупам, напитывая их темной силой. Прошло несколько секунд, нити впитались в тела и пропали. Но вот дрогнула рука одного из них, еще одного... Их глаза открывались, они вставали, и утробно рыча шли к поднявшему их рыцарю. Тот, повернувшись в сторону пытавшегося удрать чудовища указал на нее пальцем, и вся орава оживших мертвецов, мгновенно ускорившись, облепили почти не сопротивлявшуюся арахниду, и через несколько долгих, томительных секунд она упала. 'Вот теперь - все', - мелькнула мысль в голове Лины, и к ней пришла темнота.
  
   - Майор. Майор, очнись. Лина, очнись. - Слова доносились, словно издалека. Выплывать из забытья не хотелось, но сознание, упорно цепляясь за жизнь, вытащило себя на поверхность. Ее тряс и бил по щекам один из рыцарей.
   - Хватит. - Прохрипела она. Шевелится было больно, бок и нога горели огнем. - Сколько?
   - Минут десять. - Ответил один из рыцарей, отводя взгляд.
   - Ты знаешь, о чем я. Сколько? - настойчиво повторила майор.
   - Восемь. - Ответил, не глядя ей в глаза, тот же рыцарь. И, предваряя следующий ее вопрос, добавил: - В строю.
   Она прикрыла глаза. Эта операция обходилась ей слишком дорого, она никогда не теряла столько людей за раз. Да что там говорить, она вообще редко когда кого теряла! Попытавшись повернуться со спины на бок, глухо охнула от прострелившей боли, но собрав волю в кулак, ухватилась за предложенные руки и ноги, встала.
   - Что с тварью?
   - Мои добили. - Сказал воин с двуручником. - Я их потом отпустил.
   - Дальше смотрели?
   - Третий этаж, последний. Наверху засели эльфы, предположительно недобитый 'Терновник', количество пока неизвестно. - ответил один из рыцарей.
   - Двери на второй? - уточнила майор.
   - Все так же закрыты. Нам только вперед. Снизу пытались к нам пробиться, безуспешно. - Ответил другой.
   Лина опять закрыла глаза. Очень хотелось опять провалиться в забытье, но миссия была еще не закончена. Повиснув на плече рыцаря, обхватив того за шею, она с трудом подняла голову и приказала:
   - Чума, Проказа - вперед. Убить всех.
  
***
  
   За дверью раздавались крики и звон стали. Аэторн, сделав последние стежки и зашив тело распластанного на столе эльфа. устало разогнул спину и довольно хлопнул в ладоши. Маэ'дри, ходивший по комнате и ожидая, пока маг закончит, в раздражении ходил по комнате: сосредоточиться и спокойно ждать он так и не смог.
   - Мы сами себя тут заперли. - Отшвырнув в сторону книгу, которую он пытался читать, воскликнул воин. - Это мышеловка для нас, а не для них!
   - Расслабся. - Аэторн, достав банку с зельем и кисточку, принялся наносить руны на прикованного.
   - Расслабиться? Какого демона! Они уже здесь, и это не эльфы и не ШРУ, тут кто-то другой!
   В дверь глухо бухнуло.
   - Им никогда не открыть дверей, пока я того не захочу. Еще полчаса, и...
   - Нахрен! Они прошли всех! - зло прервал Аэторна воин. - Ничего не помогло: ни Тени, ни твоя хваленая арахнида! И я, кажеться, догадываюсь, кого к нам занесло в гости.
   - Ну-ка, ну-ка? - Аэторн уже разрисовал рунами ноги, и сейчас аккуратно выводил их на туловище.
   - Элитная гвардия. Только они могли пройти так далеко.
   Послышался снова глухой удар в дверь, словно подтверждая его слова.
   - Подожди, вот я закончу, и мое новое творение пробьет нам дорогу. - Промурлыкал Аэторн.
   - Я не собираюсь ждать. Ты давно уже забыл, ради чего мы затеяли все это, и я не хочу больше в этом учавствовать: меня воротит от твоих экспериментов.
   - Потерпи еще немного...
   - Я не собираюсь больше терпеть! - зорал больным медведем Маэ'дри. Выхватив из ножен меч, он произнес нараспев:
   - Ас'На-Э'Ли-Ра'Ди!
   - Остановиь, безумец! Что ты творишь! - закричал в отчаянии Аэторн, но было уже поздно: дверь распахнулась. На пороге стояли два рыцаря смерти. Один из них направил переливающийся темно-зелеными рунами клинок в сторону Маэ'дри, и тот замер. Пот лил с него градом, рука, державшая меч, задрожала.
   - Хасс! - Крикнул второй, совершая рукой хватательное движение в сторону Аэторна, и невидимая сила подтащила его прямо к рыцарю. Тот поймал мага свободной рукой на подлете за плечо, придержал и коротко хекнул. Из спины, пробив робу. показалось лезвие меча. Покрутившись там, оно исчезло, и рыцарь отпустил мага, и на пол упало уже мертвое тело.
   - Ы-ы-ы-ы-ы-а-а-А-А-А! - смог выдавить из себя Маэ'дри, его тело дрожало, пот пропитал одежду под доспехом и заливал глаза. Выронив меч, он приложил к себе засветившиеся руки, но сделать ничего не успел: второй рыцарь, подойдя, вонзил засветившийся зелеными рунами клинок ему в сердце. Провернул, чтобы наверняка, и резко выдернул. Равнодушно посмотрев на упавшее тело, он обратился к первому:
   - С этими ублюдками покончено. Пошли, Чума, доложим, что задание выполнено.
   Спустившись, они обнаружили, что отряд пополнился: после того, как убили мага, все двери сразу открылись, и сидевшие внизу, оставив пять бойцов для охраны подвала, поднялись наверх. Майор сидела внизу лестницы, привалившись спиной к стене. Выслушав Чуму и Проказу, она устало усмехнулась.
   - Это головы? - кивнула она на мешки в руках рыцарей. Те согалсно кивнули.
   - Хорошо. Седлаем драконов и в Штормград, отчитываться. Пусть высылают сюда группу зачистки, сжечь дотла это вертеп. Зовите подмогу, заберем павших.
  
***
  
   Душный, темный подвал был заполнен звуками. Что-то тихо скреблось, стонало, в дальнем конце стоял треск и хруст: там кто-то кого-то ел. Над всеми этими звуками господствовала неимоверная вонь немытых тел, разложения и смеси террошишек и сквернопли. Вдоль стен длинными рядами стояли клетки. Кое-где стальные, но большей частью крепкие деревянные клетки содержали в себе необычных узников: здесь были и представители почти всех рас с разной степенью мутации тел; уже мутировавшие особи довольно отталкивающей наружности, а так же пленники, до которых у кровавых эльфов пока не дошли руки. Большинство из них были забыты создателями, как бесперспективные, и они или еще загибались, или большей частью передохли: кто от голода, кто закончил свою жизнь неудачника в утробе более успешных собратьев. Один из таких 'удачливых', который несколько минут назад с воем пробежал и забился в дальний угол, уже отошел от боли в боку и лапе и сейчас насыщался соседом. Прошло время, чавк и хруст утих. В углу одной из деревянных клеток зашевелилась куча лохмотьев. Грязные, худые руки достали кусок веревки, обернули его вокруг одного из деревянных столбов и стали тереть. След от предыдущих пропилов был замазан грязью, и она легко отстала, показав, что усилия узника были не напрасны, но далеки от завершения: толстый деревянный прут, толщиной в мужскую руку, был пропилен едва ли на четверть. Узник иногда замирал, если ему чудился особо громкий звук, вжимаясь в пол клетки, и стараясь даже не дышать, но через время успокаивался и продолжал пилить, иногда вздрагивая.
  
***
  
   Приземлившись неподалеку от крепости, в одной из высоких точек, я наблюдал за ней в подзорную трубу. Вот рыцари на драконах, патрулировавшие воздух, снизились, создав хоровод. Подлетели еще драконы, на них запрыгивали воины, им подавали длинные свернутые мешки, которые они ложили поперек седла. Два рыцаря вынесли на плечах майора, усадили на дракона. Послышался заунывнй вой рога, и вся костяная эскадрилья, поднявшись в воздух, улетела.
   - Ну что, Ветерок? Посмотрим, чем дело закончилось? - спросил я грифона, складывая подзорную трубу. Судя по тому, что рыцари улетели - дело свое они сделали, ну, а мне осталось только убедится в том и рассказать Лансу.
   Грифон со мной на спине короткими скачками подбежал к краю скалы и ухнул вниз, расправил крылья и полетел к крепости Кром'Тар. В это время тело, оставленное на столе в комнате на третьем этаже и проигнорированное рыцарями, сделало хриплый, судорожный вдох.
  
   Двери крепости были закрыты. Стоя перед ними, я ловил некислый мандраж, не решаясь их открыть. Я пытался себя успокоить тем, что раз рыцари улетели - значит, там ничего нет.
   'А трупы, которые они увезли?' - закралась предательская мыслишка.
   'Раз увезли, значит, было время их забрать, нет?' - пришла на ум другая.
   Я вздохнул, и переступил с ноги на ногу. Жутко хотелось зайти внутрь, и в то же время я понимал, что сую голову в пасть черному дракону.
   'Я хочу знать, что там. Или не хочу?'
   'Умирать ты не хочешь. Боишься'.
   'Еще бы не боялся!'
   Я боролся с собой, не решаясь, гипнотизируя огромное кольцо.
   'Ты вооружен, это раз. Рыцари не могли свалить, не зачистив это гнездо, это два. Кроме того, тут могут быть плюшки. Это три.'
   Я уже не в первый раз, стоя перед дверью, проверил свое снаряжение. Меч, щит, пара светошумовых гранат, выцыганенных у Тадеуша еще в момент 'ловли на живца' и последующего урока от Ланса. Бинты с заживляющим зельем: от смертельной раны не вылечат, но кровь остановят, и рану обезболят.
   'Если ты там умрешь - назад дороги не будет.' - больше дельных мыслей не было: видимо, мое здравомыслие, почитав последнюю фразу напутственной, решило умыть руки.
   - Вот мне еще шизофрении не хватало и разговоров самим с собой, - тихо пробормотал я. - Соберись, тряпка! - с этими словами, я ухватился за кольцо и потянул дверь на себя.
  
   Комната на самом верху башни напоминала мечту библиотекаря и алхимика: книги в полках и шкафах, развешанные на потолке и стенах пучки редких растений, стоявшие на стеллажах бутылки и колбы, небольшой алхимический стол с перегонным кубом и системой реторт. Картину портил массивный стол, на котором дергалось прикованное к нему цепями тело эльфа, разрисованное по грудь причудливой вязью рун, да два безголовых трупа, один в робе и фартуке, второй - в доспехах, лежавшие в лужах собственной крови. Она уже начала пропитывать часть книг и свитков, которые в беспорядке лежали на полу. Тело, прикованное к столу в комнате, оставило бесплодные попытки освободится. Аэторн учел свои ошибки и на этот раз усилил оковы и стол рунами. Кроме того, возможность сделать хоть что-то останавливала незавершенность рунной вязи, делая из бывшего эльфа достаточно тупое, но сильное и хитрое существо. И оно приняло единственно верное решение: раз нельзя освободиться, значит, надо беречь силы и спать.
  
   В холле крепости царил полумрак. Несколько факелов чадили на стенах, гоняя причудливые тени, распаляя воображение. Собрав волю в кулак, я перекинул щит со спины в левую руку, снял один из факелов и крадучись пошел вперед. Первый этаж встретил меня полной тишиной, и тишина эта была страшнее всего.
   'Не расслабляться.'
   Крутя головой, я заметил бурые пятна на полу.
   'Кровь? Грязь?'
   Отпечаток большой ладони на огромном столбе, под ним - большое пятно, от него куда-то в сторону - широкая полоса. Сомнений больше не осталось: здесь была бойня. Обойдя весь первый этаж, обнаружил остатки чего-то, напоминающее кресло, с черепами на спинке и подлокотниках, большая часть из которых лежала на полу.
   'Трон полководца? Или кто там у орков... Не помню.'
   Боковой ход выводил в зал средних размеров, в его дальнем углу была дверь, закрытая на засов. Ближе к центру лежали останки, опознать которые было трудновато: воняющая мешанина из шерсти и жижи, и свежие бурые пятна. Под ногой чавкнуло. Подсветив факелом, я начал осторожно пятится, пока не вышел обратно в основной зал и перевел дух. От вони в предыдущей комнате мутило, и начала кружиться голова.
   'А вот тот бой был совсем недавно, а дверь скорее всего, в подвал'. Еще немного побродив, я обнаружил лестницу, ведущую на второй этаж.
   'Вниз или вверх?'
   Я остановился в нерешительности. В принципе, во всех злодейских фильмах и книгах, которые я читал или смотрел, злодеи предпочитали работать неподалеку от своих подопытных, предпочитая запрятаться поглубже. А с другой стороны, реальность могла сильно отличаться от написанной, кроме того, не забываем о потенциальных охранниках плюшек. Рыцари банально могли выполнить лишь основную задачу, а второстепенные оставить на потом.
   'Вниз... или все-таки, вверх?'
   Я остановился в нерешительности. Интуиция, в народе называемая жопной чуйкой, вопила благим матом, требуя убираться отсюда.
   - Раз пришел, надо идти до конца. Потом себя корить будешь, что поддался страху. - Прошептал я тихонько.
   ''Потом' может и не быть' - проскочила ехидная мысль.
   Я решил бросить монетку: если выпадет король - пойду вниз, герб Штормграда - вверх. Повесив факел в пустой крепеж на стене, я порылся в кошельке, достал кругляш и легонько подбросил. Золотая капля, сверкнув, опустилась в подставленную ладонь и исчезла в кулаке. Резко выдохнув, разжал кулак: король. Сняв со стены факел, я двинулся к уже обнаруженной двери с засовом.
  
   Легкий скрежет заставил руки, перетиравшие деревянный прут, замереть. Чуткое ухо уловило легкий скрежет дверных плетей, ладони быстро утянули веревку обратно в лохмотья, и затерев свежий надпил грязью, исчезли. Звуки стали тише, узники этой странной тюрьмы, те, кто еще мог что-то соображать, помнили о пережитых мучениях и боли. Раздались легкие, осторожные шаги, и колеблющийся свет факела осветил фигуру в сине-белых латах. Фигура остановилась, посветила вокруг факелом, заставив пленника прикрыть веки. Он вгляделся в пришельца. Это был молодой воин, его лицо кривилось, он дышал ртом через раз, сплевывая, лицо кривилось в гримасе отвращения. Покрутив головой по сторонам, воин что-то тихо пробормотал и развернулся, собираясь уходить. Сквозь тихий вой и стоны ухо различило тихий скрежет когтей, и повинуясь какому-то наитию, он вложил все свои невеликие силы в один-единственный крик и потерял сознание.
  
   Вонь в верхнем зале не шла ни в какое сравнение с тем, что творилось внизу. Она сбивала с ног, выворачивала желудок, вызывая дикую головную боль. Я уже не раз пожалел, что сунулся сюда. Увиденное ввергло меня в шок, заставив скривиться от омерзения: везде, куда доставал свет от факела, были клетки с дикими, гротескными существами. Я медленно шел, готовясь в любой момент повернуть назад, а взгляд то и дело натыкался на агонизирующие тела... Внезапно одно из тел, огромная рогатая туша всхрапнула, заставив замереть в ужасе. Я уставился на таурена за толстыми прутьями, точнее, в то, что от него осталось: снизу до половины у него был змеиный хвост. Мутация изломала его тело до неузнаваемости, оставив страшные раны, причудливо вывернув руки. Существо приподняло голову и смотрело на меня единственным глазом, из горла вырвался какой-то хрип. Вытянув то, что осталось от руки, оно попыталось приподняться и рухнуло обратно на пол. Я сделал шаг вбок, подальше, и тут бывший таурен открыл глаз, кашлянул, выплюнув кровавый сгусток, и прохрипел-прорычал, коверкая всеобщий, однако, я его понял.
   -Ч-ч-чел-льовек-х... Убгей... Минья...
   Я попятился, не отрывая взгляда от полутаурена-полузмеи, а тот хрипел мне вслед:
   - Убгей... Убгей... Минья...
   Страх давно уже плотно сковал мое сердце холодными, ледяными пальцами. Стоны, хрипы и скрежет вокруг и вонь заставили меня потерять направление выхода. Я заблудился. Озираясь во все стороны, я видел вокруг лишь оживший кошмар, и резкий окрик заставил меня забросить факел на крышу одной из клеток и выхватить меч: хрипло, надсадно из соседней клетки раздалось - 'Берегись!'
  
   В подвальном помещении раздавался шум и гам, скрежет когтей по металлу и надсадное, хриплое дыхание. Куча лохмотьев, придя в сознание, увидела, как в проходе воин в сине-белых доспехах пытается защититься от черного чудовища. Спасало его лишь то, что наседавшая на него тварь была насытившейся, передвигалась не слишком быстро, и кроме того, кренилась на один бок. Иссушенная и перекрученная рука твари была неподвижна, это мешало ей попадать, и давало воину возможность не попасть под жуткие когти. Удавалось, правда, не всегда: левое плечо его было рассечено, кровь стекала по латному предплечью, и ему было все тяжелее удерживать щит. Шлем валялся где-то в стороне, и левая же часть головы воина представляла собой одну большую рану. Тварь махнула лапой, воин неудачно подставил щит, и когти махнувшей лапой твари сняли верхнюю часть щита, чудом не оставив воина без кисти. Тот, матернувшись, рубанул мечом завалившуюся тварь по бедру и разорвал дистанцию. Пока та выла, он сбросил остатки щита с предплечья, рванул что-то с пояса и метнул в сторону чудовища со словами 'Накося-выкуси'. Вспышка, дикий вой, раздавшийся вокруг от нестерпимого света, затем последующий хлопок по ушам отправил его сознание в небытие.
  
   Я стоял, тяжело дыша, возле остатков твари, тряся головой: от вспышки я отвернулся, уши уберечь не удалось, и я чувствовал, как по шее, уже с двух сторон, течет что-то теплое и липкое. Скорее всего, творение местного инженера повредило мне барабанные перепонки. Бросив гранату, ослепленную и оглушенную тварь я нашинковал мечом, и теперь боролся с желанием опустошить желудок. По крайней мере, одно было хорошо: я больше не слышал звуков этого кошмарного места. Уловив краем глаза шевеление в клетке справа, держа меч наготове, я осторожно, боком приблизился: в ней корчилось неимоверно грязное тело в обрывках одежды, прижимая руки к ушам. Меня потряхивало, адреналин из крови еще не выветрился, и взгляд, бегая по сторонам, фиксировал детали. Торс и конечности - не тронутые мутациями, гноящиеся раны на теле говорили о перенесенных пытках. Длинные волосы грязными лохмами прилипли к плечам, и длинные уши... Эльф? Тело перестало дергаться, застыло, лишь вздрагивая: да, эльф. Передо мной лежало истощенное, израненное тело представителя Син'Дорай. Ко мне сначала несмело, а затем все быстрее начал возвращаться слух, какофония из стона, скрежета и воя заполонила подвал, и я понял, что больше не выдержу. Не отдавая себе отчета, я несколькими ударами меча разрубил веревки, ногой отбросил покосившуюся дверь и вошел в клетку. Постоял, потряс головой, стараясь отрешиться от звуков, затем взвалил тщедушное тело узника на здоровое плечо и побрел искать выход.
  
   Закатное солнце осветило пустую крепость. Из ее ворот вышел воин. Он шел, сутулясь под грузом тела на спине, его меч в правой руке острием волочился по земле, оставляя неровную кривую. Воин остановился, осторожно сгрузил тело со спины и рухнул рядом. Его тело скрутил кашель, он долго отплевывался и все не мог надышаться чистым воздухом. Возле него опустился грифон, постоял перебирая лапами. Воин, стоя на карачках, поднял свою ношу, перекинул через седло, с трудом залез сам и спустя время его питомец скрылся из глаз. Он уже не видел, как с другой стороны к крепости летит стая драконов. Стая распалась, закружила, затем драконы выпустили струи ярко-белого пламени и крепость утонула в огне. И уж тем более он не мог слышать дикий вой, раздавшийся с верхнего этажа крепости. Вой, впрочем, быстро захлебнулся, и до участников доносился только всеочищающий рев пламени.
  
  
Глава 8. Спонтанный концерт, неожиданный учитель
  
   С момента, как вместо крепости осталась лишь выжженная земля, прошла неделя. За это время произошло несколько событий: во-первых, в Астранаар прибыл огромный отряд из Тельдрассила, и ночные эльфы быстро кинулись наводить порядок в своем священном лесу. С ними была особо твердолобая группа высокорожденных, которые потребовали в кратчайшие сроки убраться вон всем, кто не носил длинные уши и не почитал Элуну. Во-вторых, прибыли трое агентов ШРУ, которых очень заинтересовал мой рассказ, а особенно - спасенный эльф. Она поглазели на него, попытались разговорить, и особо не преуспев, улетели. Буквально на следующий день принесло начальство в лице Боудрика. Он, запершись в комнате с ушастым, выходил оттуда только поесть и перекинуться парой словечек с Лансом и Эратраном. Еду он носил эльфу сам, никого к нему не пуская. В-третьих, Ланс, узнав, что я таки сунулся в крепость, пришел в бешенство, и от немедленной расправы его останавливали только мои раны. Оказывается, мне крупно повезло: Тень плохо переносит свет и была кем-то ранена до меня. Расспросив о том, что я видел, Ланс глухо буркнул: 'Заклятье крови', и пообещал, что второй урок не за горами. Эратран только потирал руки, предвкушая новый аттракцион под названием 'Пни Стриба посильнее'.
  
   В комнате, раскрашенной нежно-зеленым цветом, царил полумрак, хотя день давно вступил в свои права: ее постоялец отвык от ярких, солнечных лучей. Худое тело эльфа, укрытое мягкой шкурой, вытянувшись на кровати, пыталось насладится покоем, впервые за долгие месяцы. Не удавалось. Напротив кровати сидел, облокотившись на спинку стула, человек и задавал вопросы. Вопросы были неудобны, отвечать не хотелось, но в его состоянии выбора не было: королевской разведке были необходимы ответы. Говорил эльф трудом, слегка заикаясь.
   - Подытожим. Ты утверждаешь, что пошел погулять, тебя ударили по голове и очнулся ты уже в клетке, так?
   - Д-да.
   - Опять же, ты утверждаешь, что пробыл там несколько недель, хотя твой вид говорит об обратном.
   - Я д-д-делал з-з-зарубк-к-ки.
   - Угу. Зарубки, значит. Интересно чем, зубами? Но ближе к делу. Ты так же утверждаешь, что ты обычный, ничем не примечательный законопослушный житель Луносвета?
   - Им-м-менно. - Обозначил кивок эльф.
   - Угу. А что такой ничем не примечательный, весь из себя 'законопослушный' представитель Син'Дорай делал в Фераласе?
   - В-в-вы м-меня с к-к-ем-то п-путаете.
   Вместо ответа Боудрик протянул эльфу лист бумаги, отчеркнув пальцем нужное. Дождавшись, пока тот дочитает, глава разведки убрал лист.
   - Так что?
   - Г-г-гулял. - Эльф пожал плечами.
   - Угу, гулял. Возле Забытого Города, от которого ты и не вернулся, не так-ли?
   Допрашиваемый закатил глаза.
   - М-м-места т-т-там кр-к-красивые.
   - Красивые, значит. А почему на твоем теле не обнаружено следов мутаций? По крайней мере, видимых? - изогнул бровь Боудрик, сменив тему.
   - Н-н-не знаю. В-в-видимо я б-б-был им н-н-неинтересен.
   - Неинтересен, ага. Несколько недель был им неинтересен. По ТВОИМ словам. - Сделал ударение на слове разведчик.
   Эльф никак не отреагировал. Разведчик встал, подошел к лежавшей на столе сумке, достал из нее папку, и вытянув из нее несколько листов, снова уселся напротив эльфа.
   - Итак. Тебя я выслушал, фантазию оценил. Не хочешь теперь послушать мою историю?
   Эльф пожал плечами, и изобразил легкий интерес. Боудрик слегка потасовал листы, исписанные убористым почерком, кашлянул и начал.
   - Итак, несколько лет назад дварфы закатили грандиозную пьянку: к ним вернулась Чаша Горных Королей. Нашедшего достойно наградили, королева отпустила шпильку в адрес Лиги Исследователей, так как принес Чашу эльф. Память не всколыхнулась, нет?
   Эльф поджал губы и легонько покачал головой.
   - Хм, хорошо, дальше. - Боудрик поменял листы местами, поводил пальцем и продолжил. - Ага, вот. Необычные шевеления у троллей. Племя Зан'Далар получило в свои руки интересное оружие, а именно - свежескованный меч Зин'Рок. По легенде, это меч Свежевателя Душ, за которым может однажды придти его хозяин. Тролли оказались умными, созвали совет, на который позвали ученых и Орды, и Альянса. Ученые мужи, наслушавшись легенд и окосев от дыма курительных трубок, власть перепились тролльей бормотухи, и довольные, разъехались. Решения они не приняли. Тролли, почесав маковку, меч от греха снова расколотили на части, и дальнейшая его судьба неизвестна.
   - З-з-забавные у В-в-вас сведения.
   - Это еще не все! Я много чего могу перечислить, однако есть еще более забавный случай. Интересно? - Боудрик поднял глаза от бумаги.
   - П-п-прошу. - Эльф слегка шевельнул кистью, лежавшей поверх шкуры.
   - Итак, бал в Штормграде, дату опустим. Одну дренейку, светскую львицу, славящуюся своей эпатажностью и довольно странными выходками, попытался соблазнить один эльф. Но не тут-то было: дама публично его высмеяла, ехидно прокомментировав телосложение, родословную, и тонко пройдясь по постельным возможностям. Эльф, будучи достаточно хорошо воспитан, даме ничего не сказал, и покраснев от кончиков ушей, тихонько сбежал. В принципе, история никого бы не заинтересовала, но она имела продолжение. - Боудрик бросил короткий взгляд на лежавшего. - Через некоторое время, Кель'Дорай устраивали празднества, подробности - опустим. Среди приглашенных оказалась и наша дренейка. И надо же такому случиться, что в ее любимом магазине оказалось роскошное платье, как гласила табличка - 'Последний писк моды ночнорожденных', и уж конечно она не могла пройти мимо такого. А вот на самих празднествах ее ждал сюрприз: платье кричащей расцветки оказалось по сути ночным пеньюаром, вышедшим из моды тысячи лет назад, и над дренейкой не смеялся только ленивый. Разъяренная рогатая порвала платье на куски, и судя по всему у эльфов ее увидят очень нескоро. Но! - И тут Боудрик воздел указательный палец вверх. Приглашенные после эксперты как один заявили, что порванный пеньюар является раритетом: такое, по слухам носила сама королева Азшара, и возраст у него соответствующий. Разведчик, наклонившись, положил листы на пол, и уставился в глаза лежавшему.
   - Ну что? Мне продолжать, или хватит? Про твои исследования в области инженерного дела, вроде четырехколесного средства передвижения на базе анжинерского чоппера? Как ты там его назвал? - Боудрик пощелкал пальцами. - Ква-дро-цикл, кажется. Ну?
   Эльф не ответил, сохраняя невозмутимый вид, однако его выдавало частое, неровное дыхание.
   - Что от тебя хотели эти живодеры?
   Боудрик сжал пальцы в кулак.
   - Ты им должен был что-то достать и не достал? Или не сделал?
   Эльф молчал, стараясь ничем не выдавать волнение. Глава разведки начал постукивать кулаком по спинке стула, на котором сидел.
   - Они получили, что хотели?
   Стук стал сильнее. Эльф не отвечал.
   - Ты им был для чего-то нужен, нутром чую. Не может быть, чтобы обычный пленник протянул у них почти целый год, не став химерой!
   - Я... не... - эльфу не хватало воздуха.
   - Что они от тебя хотели... Ирьян?
   Эльф вздрогнул. Боудрик саданул ни в чем не повинный стул кулаком со всей силы, и встал.
  
   В таверне было многолюдно. Хотя, применительно к месту, правильнее было бы сказать - многоэльфно. Стоял легкий гул, возле стойки один из звезднорожденных играл на местном струнном инструменте что-то лирическое. Пока Ланс и Эратран насыщались, я сидел, тихонько потягивая вино из кружки, и наблюдал за бардом. 'На гитару слегка похоже, струн по крайней мере столько же', - отметил расслабившийся после съеденного и выпитого мозг. 'Чуть вытянутый гриф, заужена дека, ладов - примерно пятнадцать', - продолжал замечать я: мы сидели почти рядом. До того как... я попал сюда, у меня была гитара. Обычная, шестиструнка, на которой я играл почти каждый вечер. От воспоминаний руки чуть вскинулись, пальцы левой руки заныли фантомной болью от прижима струн...
   Игравший эльф посмотрел на меня, доиграл мелодию и с улыбкой сказал:
   - Может, уважаемый воин сыграет нам что-нибудь?
   - Не вздумай. - Раздался шепот Ланса. - Он тебя провоцирует.
   - Ну же? - эльф, продолжая улыбаться, сделал приглашающий жест.
   К нашему столику, где сидели я, Ланс и Эратран, нетвердой походкой подошел Кель'Дорей.
   - Не их кривыми пальцами что-то играть на ситаре, - произнес он заплетающимся языком, видимо, успев хорошо заложить за воротник.
   Эратран открыл было рот, но получив под столом тычок от Ланса, резко его захлопнул и мрачно уставился в тарелку.
   - Сиди. - Одними губами произнес Ланс.
   - Берите, я же вижу, вы хотите сыграть! - улыбка ночнорожденного превратилась в оскал.
   Я встал, подошел к ушастому барду и взял инструмент у него из рук. Тот, уступив мне место, стал рядом, наблюдая, как я перебираю струны, вслушиваясь в звук. Высокорожденный у нашего стола отпустил довольно грубую колкость в мою сторону, пройдясь по музыкальным особенностям людей, и зал ответил ему смехом. Ланс начал глухо ворчать, Эратран шипел как раскаленная сковородка: видимо, получил еще один тычок. Улыбка стоявшего рядом эльфа стала презрительной, и в конце-концов происходящее меня взбесило.
   - Уважаемый, возможно ли перестроить инструмент под себя? Я привык к другому строю.
   Эльф, разрешающе махнул рукой.
   - Порвешь струны - ты покойник. - Не переставая улыбаться, тихо сквозь зубы прошипел он.
   Я вздохнул, отрешился от всего. 'Eddy Ate Dynamyte, Good Bye Eddy'*, - сразу же пришло в голову. Не отвлекаясь на гомон в зале, я настраивал гитару методом пятого лада*. Гомон усиливался. Закончив, я бросил взгляд в зал и выпустил воздух сквозь сжатые зубы: эльфы смеялись, показывали на меня пальцами, а лицо стоявшего рядом барда превратилось в каменную маску: больше он не улыбался. 'Тебе конец' - недвусмысленно читалось в глазах Ланса и Эратрана.
  
   - Ты мне вот что скажи: как бывший легионер смог попасться в ловушку? - Допрос зашел в тупик, и Боудрик сменил тактику, стараясь сломить Ирьяна, топчась по самой больной мозоли: эльфийскому самолюбию.
   - Т-т-так ведь б-б-бывший же. - Пожал плечами тот.
   Грей, сжал до боли кулаки, подошел и низко наклонился над постелью. Встретившись с лежавшим глазами, он тихо прошептал:
   - А лучший ученик Горта - тоже бывший?
   - К-капитана Горта! - вылетело у Ирьяна, и он тут же скривился, словно наевшись лимона. - Отк-куда вы...
   - Один знакомый гоблин нашептал, - прищурил глаз Боудрик, и резко выпрямился.
   - З-знаете, к-какой стиль б-боя с-самый лучший при пр-превосходящей с-силе прот-тивника? - эльф глядел на него широко распахнутыми глазами, в них играли бесенята.
   - И какой же? - нахмурился разведчик.
   - Бег! - выдохнул Ирьян, и хрипло засмеялся. - В-впрочем, он мне не п-помог.
   - Что. Ты. Им. Был. Должен? - Отчеканил Боудрик.
   Ответы эльфа его бесили, и уже очередной раз он с трудом взял себя в руки: Ирьян травил анекдоты, иногда нес откровенную чушь, и, казалось, наслаждался.
  
   Закрыв глаза, я взял несколько аккордов, прислушиваясь к звуку. Гомон притих, эльфы начали прислушиваться. Рассердившись сам на себя, я глубоко вдохнул, медленно выпустил воздух, сжав гриф руками, снимая дрожь. Пальцы привычно легли на лады, и в притихшей таверне поплыли первые звуки вступления 'Лестницы в небо'. Мне дико повезло: слух с переносом никуда не пропал. Я часто пел, давно, еще ТОГДА. Что же теперь у меня с голосом? Сначала тихо и несмело, а затем, поняв, что все идет нормально, я запел, подражая Роберту Планту*: 'There's a lady who's sure All that glitters is gold And she's buying a stairway to heaven.' - пел я, наблюдая, как глаза побратимов все больше напоминают мышку в кустах. После первого куплета в зале стояла абсолютная тишина. 'In a tree by the brook There's a songbird who sings, Sometimes all of our thoughts are misgiven' - я старался изо всех сил, понимая, чем может грозить провал.
  
   - Почему ты не хочешь ответить прямо? - разведчик ходил взад-вперед по комнате. - Почему из тебя надо вытаскивать все клещами? Неужели нужны пытки? Отвечай! Что от тебя хотели эти два кровавых выкидыша! - Под конец он уже почти орал.
   Эльф, лежа на кровати, к чему-то прислушивался.
  
   Подвыпивший высокорожденный тихо сел за наш стол на мое место, стараясь не издавать ни звука; ушастый бард, наблюдая за мной из-под полуприкрытых век, шевелил пальцами, но я этого уже не видел: здесь и сейчас был только инструмент и музыка. Струнный перебор и бой меняли друг друга, но вскоре песня подошла к завершению: 'When all are one and one is all To be a rock and not to roll. And she's buying a stairway to heaven.' - допел я и поднял глаза. Ответом мне была оглушительная тишина, и множество широко раскрытых глаз. Справа раздалось тихое покашливание, и слегка хриплый голос барда произнес:
   - Я прошу прощения... Не мог бы уважаемый музыкант сыграть что-нибудь еще? Хоть язык мне и не знаком...
   Эльфы зашевелились, одобрительно кивая и переговариваясь, шум слился в одно-единственное слово: 'Еще!', и я почувствовал, что успокаиваюсь. Усмехнувшись, тронул первую струну раз, другой, и в сразу снова затихшем зале зазвучало вступление 'Nothing else matters'*
  
   - Я в последний раз спрашиваю, пока еще вежливо. Потом спрашивать буду не я, а королевский дознаватель в Цитадели Штормграда! - Боудрик грохнул кулаком по столу.
   - П-п-подождите. В-вы можете по-м-молчать? В-внизу поют. Я х-х-хочу послушать. П-пожалуйста! - Ирьян просительно сложил ладони. Боудрик только махнул рукой, сел на стул, и затих: снизу раздавались необычные звуки ситары: эльфы так не играли. Люди, впрочем тоже. И вообще он ни разу не слышал, чтобы кто-то так играл. 'Life is ours, we live it our way All these words I don't just say And nothing else matters' выводил чей-то голос на незнакомом языке. Подивившись острому слуху эльфа, он приоткрыл дверь, и с удивлением узнал голос молодого воина, с которым возился Ланс, и который, собственно, вытащил Ирьяна.
  
   Я нашел благодарную публику в виде ночнорожденных, и даже Эратран кивал головой в такт на припеве. ТОГДА я играл только для себя, дома и тихонько, сейчас же - было фактически первое выступление. Бенефис. 'Forever trusting who we are No, nothing else matters' - допел я, и отзвук последнего аккорда повис в воздухе.
  
   - Если В-в-вы познак-к-комите меня с м-м-музыкантом, я с-сдам вам св-вой т-т-тайник с артеф-ф-фактами, - задумчиво произнес лежавший и скосил взгляд на Боудрика.
   - Не интересует.
   - А если... В-вы побещаете, что не огран-ничите своб-боду, д-документ-тально... Я скажу то, ч-что Вы так х-х-хотите знать... Б-без обмана. Слово г-гвардейца.
   При этих словах Боудрик отвернулся, как бы раздумывая, но глаза его горели торжеством.
  
   Проснулся я утром в своей кровати, в обнимку с ситарой. Вчерашний концерт, в конце которого бард подарил мне свой инструмент закончился грандиозной попойкой, но несмотря на количество выпитого - голова была ясной. 'Хоть раздеться догадался', - мелькнула мысль: спал я в одних штанах. От неудобного положения все тело затекло и жутко хотелось пить, кончиков пальцев левой руки я практически не чувствовал: с непривычки они сильно болели. Зашипев от боли в затекших суставах, я сел на кровати, поставил ситару на пол и обхватил голову руками. Вчера я прошелся по самому краешку, мне даже думать не хотелось, что могло произойти, если бы навыки игры на гитаре остались в прошлом, вместе со слухом и голосом: посмешище на весь Астранаар. Ладно Ланс и Эратран, не они выступали, а мне потом до отплытия можно было из комнаты не выходить... Я ухмыльнулся: по крайней мере, эльфы понимают толк в рок-балладах. 'Любовь' Def Leppard, которой я завершил вчерашнюю ночь, они восприняли на ура... От воспоминаний меня отвлек стук.
   'Кого это там принесло?' - повернул я голову в сторону двери. 'Сделаю вид, что еще сплю'.
   Стук повторился, теперь он был настойчивей.
   'Ланс и Эра, наверное. Морду бить будут, и возможно, ногами', - хмыкнул я и пошел открывать.
   На пороге стоял Боудрик Грей, и слегка хмурился. Руки он держал сцепленными за спиной, и слегка покачивался на пятках.
   - Проснулся, король вечеринок? - спросил он, приподняв бровь. - Приводи себя в порядок, пойдешь со мной.
   Остатки сна слетели с меня быстрее первого снега. Он зашел в комнату следом за мной, и пока я умывался и искал чистую рубашку, он успел заглянуть в мой мешок, осмотреть доспехи, под конец тронув струны ситары.
   - Пантера твоя вернулась.
   Я замер: Элиурэ пропала в тот день, когда я отправился в крепость. Я искал ее, звал, но без толку: видимо, звериные инстинкты оказались сильнее. Пропажа настолько меня расстроила, что я поддался на подначки ночных эльфов и в итоге устроил шоу... Я застрял в рукавах рубашки:
   - Где она?
   - Сидела утром внизу, еду клянчила. Ее уже давно покормили, как закончим - встретитесь. Она тебе кое-что принесла. - Боудрик снова провел пальцем по струнам ситары.
   - Почему мне? - спросил я, заправляя рубашку в штаны.
   - Потому что она шипела и плевалась на всех, кто тянул руку к ее добыче. Готов? - оглядел он меня.
   - Почти. - Что она принесла? - Решив не заморачиваться с расчесыванием, волосы я скрепил в хвост.
   - Кожаный ремень следопыта. Пошли, музыкант, - хмыкнул он.
   - Доспехи одевать? - я сделал шаг в сторону своего металлолома.
   - Не требуется. Оружие тоже не нужно, - добавил он, увидев, как я тянусь к мечу. - Идем.
   Мы поднялись по винтовой лестнице на третий этаж, и подошли к закрытой двери.
   - Помнишь эльфа, которого ты вытащил?
   Я кивнул.
   - Будет очень хорошо, если вы подружитесь.
   С этими словами Боудрик достал из кармана ключ, открыл им дверь и мы вошли.
  
   Небогатое убранство комнаты состояло лишь из стола в углу, стула и кровати. Круглый оконный проем заслоняла худая мужская фигура, длинные черные волосы которого рассыпались по плечам и спине. Услышав скрип двери мужчина обернулся, и солнечный свет мелькнул на длинных ушах, выглядывавших из прически. Я, прикинув примерно рост, и сравнив в уме с ночными, понял: это был Син'Дорай. Собрав все свои невеликие познания в Талассийском, боясь ошибиться, я произнес, слегка поклонившись:
   - Бал'а даш, маланорэ.*
   Эльф слегка нахмурился, хмыкнул. Взгляд его карих глаз скользил по мне, оценивая. Я, в свою очередь. рассматривал его и внезапно мне пришло озарение: даже сейчас, болезненно худой, пошатывающийся эльф сможет разделаться с десятком таких как я.
   - Сину а'манорэ... Теро'шан*. - Наконец произнес тот, слегка улыбнувшись.
   Стоявший у стены Боудрик вздрогнул.
   Эльф тем временем добавил на всеобщем, слегка заикаясь:
   - Над твоим п-произношением надо бы п-поработать... М-меня зовут Ирьян Утренний С-сумрак. Значит, это ты в-вернул мне свет С-солнца?
   Он сделал несколько шагов мне навстречу. Я оглянулся на Боудрика, но тот переместился в дальний угол, скрестил руки на груди, и лишь внимательный взгляд выдавал заинтересованность. Я кивнул.
   - А вчерашняя м-музыка. Тоже т-ты?
   Я слегка пожал плечами.
   - Да.
   Эльф снова хмыкнул, подошел почти вплотную, затем обошел кругом, став чуть сбоку.
   - Ситарой ты в-владеешь лучше, чем меч-чом.
   - Мне повезло. - Я скосил глаз в сторону эльфа: он стоял ко мне вполоборота, его взгляд был прикован к окну.
   - Многие н-недооценивают удачу, считая ее г-глупой и непредсказ-зуемой, но они ошиб-баются. В тот д-день она улыбнулась д-дважды. Она улыб-бнулась тебе - ты ост-тался жив, и м-мне - ты решил выт-тащить узника, и я снова м-могу видеть св-вет.
   Он медленно, немного раскачиваясь, подошел к окну, оперся на подоконник, и солнечный свет снова окутал его.
   - С-скажи. - Спросил он, не оборачиваясь. - Те п-песни, что ты пел... С-сможешь еще?
   Удивленный поведением эльфа, я смог только кивнуть:
   - Да. И знаю больше. А... зачем тебе?
   Последняя фраза заставила эльфа вскинуть голову.
   - Б-больше? - эльф сжал руки в кулаки. - Они... помогают забыть... - его качнуло.
   - Ты слишком рано встал, Ирьян. - Боудрик отклеился от стены, подхватил эльфа и уложил обратно на кровать, махнув мне рукой: - Иди, там кошка твоя вся извелась уже. После поговорим.
   Я вышел, и уже не слышал, как Ирьян, впадая в забытье тихо прошептал:
   - Вендел'о эрану...*
  
  ----------
  Примечания к главе.
  * 'Eddy Ate Dynamyte, Good Bye Eddy' - или EADGBE (Эдди съел динамит - прощай, Эдди) - стандартная настройка шестиструнной гитары (Ми-Ля-Ре-Соль-Си-Ми).
  * На слух. Настраивается первая струна, остальные - прижимая пятый лад (третья прижимается на четвертом ладу).
  * 'Stairway to heaven' - известный хит группы Led Zeppelin, написанный ими в далеком 1977г.
  * Роберт Плант - солист группы Led Zeppelin.
  * Еще один хит, но уже другой знаменитой рок-группы 'Metallica'
  * Приветствую, путник (талассийск.)
  * Рад встрече... ученик. (талассийск.)
  * Помоги мне забыть (талассийск.)
  
  
Глава 9. Философствующий воин
  
   Небольшой двухэтажный домик в Старом квартале Штормграда, часто пустовавший, принял новых жильцов. Мало кто знал, что это здание принадлежало королевской разведке, и в нем размещались или только агенты, либо полезные люди. Так же мало кто знал, что за домиком было постоянное круглосуточное наблюдение. Последние месяцы домик пустовал, но вот две недели назад в нем поселилось двое: эльф крови и человек.
   Тихий треск дров в камине успокаивал, создавая уют в комнате. Немного уюта так же добавляли развешанные на стенах и разложенные по полу шкуры; несколько свечей, горевших в подставках на стене, разгоняли вечерние сумерки. Я сидел и бездумно пялился в листок, лежавший передо мной на столе. Возможно, это и было красиво, а так же как-то звучало, но смысл мне был совершенно неясен.
  
   Eressë Tol-Eressëassë,
   Lillassëa lótessë pella,
   Ar escë liscëo, ar lassë
   I hessa hlapula menello.
  
   Arinya lossë or lord' airë
   Fifíruva wilyassë hiswa,
   Ar tiruvalyë olor airë
   Enyalien i vanwa iswa.
  
   Ar erumessë hiruvalyë
   I metya harma sa haryalyë:
   I hesin yénion, alassë -
   Eressë Tol-Eressëassë.*
  
   - Как успехи в изучении Старшей Речи? - раздалось над ухом.
   - Никак, Шан'дор.*
   - А ты не думал, что это может быть просто древние стихи, забава? - хмыкнул Ирьян, отходя. - Там было еще много разных записей, даже дневник девушки-рейнджера.
   - Ага, в котором я ничего не понял, потому что не знаю Дарнасского. Зато ты с удовольствием читал, - пробурчал я.
   - Ну, надо же было чем-то заняться, пока мы переплывали море, - пожал плечами эльф.
   Да, мы остались вдвоем. Боудрик, который, как оказалось, тоже слушал мой концерт у ночнорожденных, после разговора с Ирьяном накинулся на меня не хуже бультерьера. Его интересовало абсолютно все: что за язык, на котором я пел, и необычный строй гитары, и откуда я знаю Талассийский... Я мямлил, неубедительно соврал, что все придумал сам, а на языке Син'Дорай знаю лишь пару предложений, да и то не уверен в их переводе, и к концу разговора понял, что ни разу его не убедил. В конце разведчик сообщил мне новость: Ланс и Эратран отправляются на Расколотые Острова, для помощи Седьмому Легиону. Я там был абсолютно не нужен, да и просто бесполезен, поэтому буду сидеть в резерве, и помогать эльфу выздоравливать и налаживать 'дружественные отношения'. Как сказал Боудрик, прищурившись, 'Интересно увидеть сплав техники легионеров Син'Дорай и Кор'Кронских гвардейцев'. Когда я, удивившись, спросил, откуда я это узнаю, он удивленно поднял бровь: 'Ну, не меня же назвали Теро'шан'.
   Дни шли за днями. Эльф, получив через Боудрика 'вездеход' из королевской канцелярии, постоянно днем куда-то пропадал, приходя лишь поздним вечером. Результатом его вылазок стали несколько книг, на некоторых из них я даже видел штамп библиотеки Штормграда, какие-то свитки со схемами, во внутреннем дворике появились новые манекены: те, которые были там ранее, Ирьян выбросил. Да, он меня учил, но очень своеобразно...
   - Сколько раз ты сегодня повторил тот удар, который я тебе показал? - спросил он как бы невзначай.
   - Восемьсот тридцать пять раз, Шан'дор.
   - А должен был - тысячу. Завтра сделаешь столько же, тогда покажу новый.
   Вот так и шло мое обучение. Стыдно сказать, но за все дни, что мы с ним провели, я научился лишь... пяти ударам и одной стойке. Смешно и мало? Попробуйте сами помахать двуручным или одноручным железным ломом, будучи при этом одетом в полный латный доспех конного рыцаря, и вы меня поймете. Первые два удара я разучивал неделю, а стойку Ирьян критиковал до сих пор. Пытаться же обмануть эльфа было так же бесполезно, как рисовать палкой на воде.
   - Да, Шан'дор, - покорно ответил я, вздохнув.
   - Кстати, я знаю перевод. И кажется, знаю место, которое он описывает, - неожиданно проговорил Ирьян.
   - И что нам это дает? - с интересом проговорил я.
   - Пока что ничего. Отдыхай.
   Ирьян поворошил угли в камине, заставляя огонь разгореться сильнее, и уселся в стоящее рядом кресло.
   - Твою рухлядь пора заменить. Сдай доспехи и меч, на них больно смотреть, - услышал я, поднимаясь наверх.
   Дождавшись ухода ученика, эльф достал из сумки свернутую в рулон подробную карту мира, и развернул ее на столе, придавив по углам; затем, держа в одной руке листок со стихотворением, он начал сверяться с картой после каждого четверостишия, делая на ней какие-то, только ему одному понятные отметки.
  
   - Раз, два, три, и-и-взмах! Четы... Заново. Взмах должен быть из нижней кварты. И-Раз! Два! Три! Стоп. Кисть повернута неправильно, острие смотрит не в ту сторону. Заново!
   Новая неделя началось с нового типа тренировок: Ирьян учил меня связывать изученные удары в связки. Сначала по два, потом по три, а теперь я пытался сделать четыре. Не получалось. Здоровенные громоздкие доспехи оттягивали плечи и сковывали движения, тяжелый железный прут, который мой учитель где-то раздобыл летел вкривь и вкось - балансом в нем и не пахло, и щит. О, этот щит... Когда-то, еще будучи зеленым патрульным, у меня была крышка от бочки вместо щита. Теперь на левой руке у меня красовалась старая деревянная садовая калитка. Со всем этим снаряжением по тренировочной площадке я передвигался с грацией старого кодо, лязгая и скрипя сочленениями доспеха. Ирьян же хотел не только добиться от меня правильного выполнения связок, он хотел еще, чтобы это было красиво! Эстет хренов.
   - Быстро и плавно двигаться в этой груде металлолома нереально!
   - Мы сами придумываем себе проблемы, преграды, комплексы и рамки. Разум - твой самый главный враг*, - глубокомысленно заметил эльф.
   - Ф-философ, понимаешь... - прошипел я тихонько.
   - Поговори у меня! Движение плавнее, поворот кистью, корпус с легким наклоном. Еще! Раз, два, три... четыре! Ну, почти получилось. Заново!
  
   Когда я в первый раз увидел, что выгружает из повозки Ирьян, я думал, что вот ЭТО - будет вместо манекена. Как же я ошибался... На резонное замечание, что в этом я буду двигаться, как беременная черепаха, эльф твердо заявил, что я ей уже являюсь. Затем кратко расписал, какие мышцы мне нужно тренировать и емко обрисовал, где и в каком месте он видел человеческую технику владения мечом. На первых же занятиях мы быстро выяснили, что парные клинки - не для меня.
   - Ты не обоерукий боец. Левая рука не развивалась, действует в отрыве от правой, тратить время на ее развитие - расточительно. Двуручник или полуторник для атаки, щит и меч - для защиты, вот твой предел, - глубокомысленно заметил Ирьян. Я в это время сидел на земле, держась за голову: выполняя самые простые удары, умудрился пару раз заехать себе железякой. Шлем защитил, но голова все равно гудела, а на лбу намечалась серьезных размеров шишка.
   - Прими стойку. Ну, примерно да, так. Локоть чуть выше, правую опорную вперед, чуть согнись вперед... Чуть согнись, а не сутулься! Перед тобой враг. Чтобы его победить, нанеси тысячу ударов так, как я тебе показал, - произнес Ирьян, указывая на вкопанный в землю посреди площадки деревянный столб.
   Я с удивлением посмотрел на эльфа.
   - Тысячу?
   - А что тебя удивляет, Теро'шан? Бойся не того, кто знает десять тысяч ударов, а того, кто знает один, но повторял его десять тысяч раз! Тебе пока хватит тысячи, закреплять будешь в бою.
  
   Как только у меня получалось не сбиваться, эльф менял порядок ударов.
   - Ты должен быть непредсказуемым. Если враг сможет тебя прочитать - считай, проиграл: он собьет с ритма, запутает и сразит. Освободи свой мозг, стань бестелесным, бесформенным - как вода. Представь, что наливаешь воду в чашку - она стала чашкой, нальешь ее в чайник - она станет чайником. Вода может течь, может стелиться, может капать или разбиваться - будь водой.
   Я пыхтел и потел, эльф либо сидел с книгой в тени, наблюдая за мной краем глаза, или ходил, вот как сейчас, заложив руки за спину, и философствовал в своей обычной манере.
   - Неважно, как медленно ты продвигаешься, главное, что ты не останавливаешься. Не забывай правильно дышать!
  
   В упорных тренировках прошло два месяца. Денег, полученных в самой первой вылазке из орочьего сундука, хватало с избытком, особых трат у нас не было: эльф довольствовался малым, а я был не привередлив. Походы по барам и борделям с целью 'напиться и забыться' эльф особо не приветствовал, хотя и не запрещал, тонко подметив:
   - Если у тебя остаются вечером силы на женщин и выпивку, значит, ты был недостаточно усерден, как ученик, а я недостаточно упорен, как учитель. Свое ты еще наверстаешь, а пока - работай. Он был прав: после дня работы по его методике, вечером я мог только слабо шевелится. Кроме того, как только он замечал, что я начинаю двигаться быстрее и привык к весу - он утяжелял доспехи чем только мог. Судя по виду - это были куски металла со свалки возле кузницы, отбракованные мастерами. Я пыхтел, стонал, тихо матерился под нос, но терпел.
   - На сегодня достаточно. - Закрыл книгу эльф. - Солнце уже почти село, и ты мне обещал сыграть 'Вчера' и 'Пусть будет так'. Кстати, завтра пойдем выбирать тебе доспехи и оружие, с мастером я уже договорился.
   Песнями и игрой на ситаре обычно заканчивалась едва ли не каждая тренировка, а устал я или нет - это моего ушастого мучителя не интересовало.
   'Ну наконец-то', - думал я, плескаясь в большой бочке с водой. Последний месяц Ирьян кормил меня 'завтраками', все обещая наконец новую экипировку, взамен сданной на склад старой, и вот все-таки 'завтра' пришло. Время показало, что зря я радовался.
  
   После утренней тренировки эльф повел меня куда-то вглубь Старого квартала.
   - Нам же в Ремесленный надо, разве нет? - поежился я.
   - Тебе ширпортеб нужен? - невозмутимо отозвался эльф, ныряя в подворотню.
   - Да нет... Мля!
   Я остановился. Ирьяна нигде не было видно, зато впереди стоял здоровенный обормот, поигрывая дубиной.
   - Ты смотри, какая муха попалась к нам в паутину, а? - ощерился тот, что спереди.
   - Ага, гыыыы. У мухи есть денежки? - послышалось сзади.
   Бросив короткий взгляд назад, обнаружил, что выход перекрыт еще двумя, и они приближались. Я напрягся. Ладно, не пальцем деланный, что мне какие-то бандиты? Но оружия в руках нет... Что же делать?
   - Освободи свой разум. - послышался голос Ирьяна откуда-то сверху. Какого...?
   Я скользнул к переднему, уклонился от взмаха дубиной и двинул ему в челюсть. Чуть не получил удар в печень, бандит взмахнул дубинкой и я отскочил, потирая ушибленное плечо. Отсутствие доспехов сыграло со мной злую шутку: в них я мог не боятся повреждений, а без них - это было больно. А еще это ощущение легкости...
   - Не думай, чувствуй! - где он спрятался?
   - Твой длинноухий друг тебе не поможет, гыгы. - Оскалился передний, сокращая дистанцию и занося дубину для удара...
   Стойка. Уворот. Три коротких удара из связки, используя кулак вместо меча, прогнутся - свист дубинки сзади. Пируэтом уйти от ножа третьего, двойка в корпус. Отскочить. Передний бандит уже лежал, скорчившись, второй, согнувшись, пытался вздохнуть, третий приближается. Без привычного веса двигаться было как-то ну очень легко, словно порхаешь. Сделав шаг вбок, подобрал дубину, которую выронил первый, прыжок, отбить удар дубинки, один удар из связки, второй... не потребовался. Готов. Отшагнув в сторону, бью дубинкой по затылку поднимавшегося первого бандита, и мы с носителем ножа остаемся один на один. Он нервничает, это видно по тому, как он судорожно сглатывает; пора заканчивать. Стойка, проход в два шага, удар... Он неловко подставляет руку, и я слышу, как хрустит кость под дубинкой. Следующим ударом его отбрасывает к стене дома, я перехватываю свое оружие, держа перед собой на манер копья, прыжок вперед - и я слышу хруст ребер. Бандит харкает кровью, и я понимаю - этот тоже не жилец. Делаю шаг назад, держу дубинку в защитной позиции, оглядываю подворотню - нет, пусто, враги кончились. Со стороны улицы раздаются аплодисменты - Ирьян уже там, он стоит, улыбаясь, пока я подхожу к нему.
   - А ты не безнадежен.
   - Угу, а пропущенный удар - случайность, да? - спросил я, потирая плечо.
   - Не ошибается только тот, кто ничего не делает, - снова начал умничать эльф.
   И тут меня понесло: видимо, адреналин еще не до конца выветрился. Я сложил ладони перед грудью, и слегка поклонился.
   - О великий учитель, снизойди к недостойному своему ученику! - плел я. - Уже давно бьюсь над одной задачей, и никак не могу ее постичь, но я уверен, что мой мудрый Шан'дор сможет мне помочь!
   Все время, пока я нес эту околесицу, брови Ирьяна ползли вверх.
   - И что же ты хочешь узнать, о мой многословный ученик? - наконец выдавил он.
   - Как сделать хлопок одной ладонью? - прищурился я.
   Ирьян вытаращился на меня, но вскоре его лицо просветлело, легкая улыбка тронула губы, и в следующий миг я уже летел на землю от удара ладони в лоб.
   - Я ответил на твой вопрос, мой глупый Теро'шан? - спросил он, все так же усмехаясь.
   - Более чем. - Проворчал я, поднимаясь и отряхиваясь. Больше я Ирьяна решил не разыгрывать.
   - Тогда пойдем, мы потеряли слишком много времени: ты долго возился с этими наа*.
   Пройдя улицами Старого квартала, мы свернули к домику возле городской стены. Рядом с домом, под навесом, стояла кузня. В ней, голый по пояс, стоял и что-то ковал седой дварф. Из одежды на нем были только кожаные штаны, да фартук на торсе.
   - Доброго дня, уважаемый. - Поздоровался Ирьян с дварфом.
   - И тебе не хворать, - не отрываясь от работы пробурчал тот. - Зачем пришел?
   - Мне нужны доспехи, щит и два меча для этого Сэррар*.
   - Медь, железо или бронза? - дварф опустил заготовку - судя по форме, будущий меч в корыто, и жидкость в нем зашипела, пузырясь.
   - Торий.
   Дварф поперхнулся, повернулся к Ирьяну.
   - Может, сразу из оскверненного железа? Или саронита, э?
   - Мы заплатим, сколько потребуется.
   - Я не работаю с торием. - Дварф достал из корыта заготовку, и кинул ее в горн.
   - Уважаемые мастера Орадин и Данн утверждали обратное, - гнул свое эльф.
   Услышав имена, дварф скривился и сплюнул.
   - Ну так и идите к ним, чего ко мне приперлись? - он повернулся, следя, как разгорается стальная пластина, проворачивая ее клещами.
   - Вы единственный, кто умеет работать с ториевой рудой.
   - Да с чего вы взяли, что я умею с ней работать? И мало того, буду вам что-то делать? - в сердцах топнул ногой кузнец.
   - То есть, уважаемый мастер отказывается? - прищурился Ирьян.
   - Именно. Можете валить, откуда пришли. - Пробурчал дварф.
   - Тогда я передам Торину, что он все-таки превзошел своего дядю, - ухмыльнулся эльф, и повернулся ко мне. - Пойдем.
   - Стой, эльф! - послышался грозный окрик.
   Мы обернулись. Дварф, забыв про заготовку, стоял, сжимая в руке щипцы.
   - Торин - жив? - его фигура была напряжена, казалось, он готов был бросится на нас.
   - А что ему сделается? - пожал плечами Ирьян. - Он остепенился, осел у пандаренов. Видел я его, правда, год назад, но ветер странствий его уже не несет по миру.
   Кузнец вздохнул, повернулся к горну. Заготовка в нем раскалилась докрасна, но видно было, что интерес к ней у дварфа пропал.
   - Час подождите. Доделаю работу - начнем снимать мерки.
   Через некоторое время в кузне снова раздавались мерные удары молота, а мы с учителем сидели на бочках неподалеку, наслаждаясь осенним погожим днем.
  
  ----------
  Примечания к главе.
  *Одиночество на одиноком острове
  За многолиственной весной
  И шелестом тростника, и листьев
  Сухих, летящих с неба.
  
  Поутру - снег над спящим морем
  Растает в туманном воздухе,
  И ты увидишь священную мечту,
  Напоминающую об утраченном знании.
  
  И в пустыне ты найдешь
  Последнее сокровище, что есть у тебя:
  Зиму долгих лет, счастье -
  Одиночество на одиноком острове.
   примечание автора. (предположительно квенья, стырено в интернете на http://quivie.4bb.ru/viewtopic.php?id=47 у пользователя под ником Arwen. Так как записи на Старшей Речи, праязыке эльфов, были мной не обнаружены, пришлось импровизировать)
  * Учитель (талассийск.)
  * Во время учебы Ирьян цитирует Брюса Ли.
  * наа - враг, враги (талассийск.)
  * Воин (талассийск.)
  
  
Глава 10. Три девицы, не считая хранителя магии
  
  Сьюзи Хорни, человек, чернокнижница, адепт
  
   Небольшая комнатушка под самой крышей одного из двухэтажных домиков Штормграда освещалась лишь парой свечей, стоявших на столе возле стены. Слева от него был маленький, старый диванчик, кое-как заправленный. Посередине комнаты красовалась недорисованная пентаграмма. Еще несколько пентаграмм были нарисованы на стенах, одна - на двери. За самим же столом, заваленном книгами, сидела девушка. Курносый нос, зеленые глаза, круглое миловидное лицо, обрамленное неровно подстриженными черными волосами, а так же бронзовый медальон на шее с изображением раскрытой книги с пятилучевой звездой выдавал в ней адептку чернокнижия. Рукава черной рубашки с еле угадывающимися узорами, как и ее пальцы, листавшие книгу, были заляпаны краской. Ноги, одетые в темно-синие бриджи, обутые в легкие домашние тапочки, нетерпеливо постукивали по полу: она читала, водя пальчиком по строчкам и слегка хмурясь.
   - Так... Это понятно, это я знаю... Это вода, пропустим... Интересно, а Крейн придет завтра за занятия? Прервавшись, она мечтательно закатила глаза, и прикусила губку. Парень, с которым она училась, ей был симпатичен. 'А вот если... Так, нет, занятия!'
   Помотав головой и прогнав зарождавшиеся фантазии, она снова склонилась над книгой. Название ее, прописанное мелким шрифтом сверху на каждой странице гласило: 'Чернокнижие для посвященных первой ступени'. Чуть ниже, было приписано название главы: 'Призыв малого беса'.
   - Руны малого призыва, порядок... ага, ясно, тут должно быть так... - продолжала бормотать она.
   'У Крейна такие сильные руки. Вот если бы...' - от мелькнувшей мысли девушка аж зажмурилась, улыбаясь. Хлопнув ладонями по столу, она взяла кисточку, баночку с краской и встав, подошла к пентаграмме на полу. Опустившись возле нее на колени, молодая чернокнижница начала дорисовывать линии, рисуя необходимые руны возле кончиков лучей. 'А как он на меня смотрит! И ведь цветы вчера принес.'
   - Р-р-р-р. Не отвлекаться. - Сердито сказала сама на себе девушка, и помотав головой, продолжила рисовать.
   'А вот если бы мы остались наедине, в комнате. Ты только представь себе! Свечи, легкий полумрак, только ты и он...' - ее кисточка замерла, не дорисовав руну.
   - Да! Только я и он! При свечах! Пентаграмму рисуем, блин! Призыва! Малого! Беса! - Шепотом прокричала девушка со злостью. Закончив, она встала, и стала критически оглядывать результат.
   'А кровать-то у тебя не заправлена, да и в комнате бардак. Приглашать парня в такое - себя не уважать.' - опять отвлекла ее мысль.
   - А-а-а-а-а! Да когда это закончиться! - девушка сжала пальцы в кулачки, и сердито топнула ножкой.
   'Когда ты злишься, то похожа на маленького, рассерженного котенка. Крейн тебе как-то об этом говорил, помнишь?' Девушка фыркнула, расслабилась, протянула руки к пентаграмме и коротким речитативом рявкнула формулу. В центре пентаграммы заклубился красный дым. 'Почему красный? Он должен быть зеленым!' - мелькнула паническая мысль. В следующий миг все мысли из ее головы выверились напрочь, а глаза вытаращились: в пентаграмме стоял полностью обнаженный мужчина.
   - А... Э... - едва смогла выдавить из себя она, замерев. Несколько секунд они таращились друг на друга, пока из-за спины мужчины не показался хвост с сердечком на конце. Он вильнул - и спрятался. Молодая чернокнижница со сдавленным писком спиной назад прыгнула в кровать и замоталась в одеяло: на маленького, зеленого уродца с большими ушами, изображенного в книге, этот появившийся экземпляр был не похож ни разу, зато на инкуба - вполне.
   'У кого чего болит...' - мелькнула насмешливая мысль.
   - Госпожа меня боится? - послышался тихий, приятный мужской баритон. - Не стоит. Я не причиню вреда молодой госпоже. Медленно, осторожно девушка выпуталась из-под одеяла и воззрилась на призванного. Он как раз присел возле ее диванчика, и их глаза встретились.
   - А... а ч-что ты м-можешь с-сделать? - пролепетала она.
   'Еще более глупый вопрос не могла ему задать? Это же инкуб, девочка!' - прозвучало в голове наставительно, и почему-то голосом наставника Декарда.
   - Все, что госпожа пожелает. - Ответил инкуб.
   Собравшись с духом, она стала всмотрелась в его глаза. Они были угольно-черными, практически без зрачков, и только золотистые искорки вспыхивали в глубине. Она почувствовала, что ее вот-вот утянет туда... И противится эту нет никакого желания, даже интересно. 'Красивый мужчина. Ну и что, что демон? Зато лишь вы вдвоем. Только ты и он, все как ты хотела. Ну, почти...' - мелькнуло в голове.
   - Слушаюсь и повинуюсь. - Изобразил поклон инкуб, и скользнул к ней.
   - Ты это... Ох! Чего делаешь?.. Я не... Да... Ах! Да хрен с ним...
   Молодая чернокнижница в сладкой истоме прикрыла глаза, и вскоре весь мир перестал для нее существовать. На столе лежала забытая ей книга. В самом низу, мелким шрифтом была сноска, которую она так и не удосужилась прочитать. В ней говорилось следующее: 'Призывающий беса адепт должен быть зело аккуратен, не отвлекаясь на посторонние мысли и деяния, ибо ошибка малая в написании рун магических к результатам непредсказуемым привести может'.
   Несколько часов спустя, когда ночь давно уже вступила в свои права, молодая чернокнижница снова сидела на диванчике. Прическа ее была в полном беспордяке, она была одета лишь в рубашку, почему-то задом наперед. Простынь была полностью перекручена, подушка - изгрызена, а одеяло валялось у противоположной стены. Закинув ногу на ногу, подперев кулачком подбородок, она смотрела на новопризванное существо и хмурилась.
   - И что теперь не так я сделала? - задумчиво сказала она, глядя на переливающееся глубоким темно-синим цветом существо. - Ладно, инкуб. Это понятно. Ты-то каким боком здесь?
   'Сделать хотел утюг, а получил козу...' - ни к селу, ни к городу мелькнуло у нее в голове. Существо бездны ей не ответило, безучастно глядя на нее двумя подобиями глаз. Девушка встала, и осторожно, чтобы не задеть, бочком протиснулась мимо лучей и надписей на полу. Наклонившись над книгой, она выразительно прочитала:
   - 'Мелкий бес, есмь существо зело вредное, но полезное начинающему чернокнижнику, ибо советы дает, волшбу творить помогая'. - Разогнувшись, она повернулась в сторону призванного.
   - Ты вот на него - совершенно не похож!
   Скороговоркой прошептав нужное заклятье, она хлопнула в ладоши - и существо исчезло, оставив после себя лишь легкий запах сероводорода.
   - Ф-ф-фу-у-уу, мерзость! - замахав руками, девушка открыла маленькое окошко мансарды, но это мало помогло, и накинув на плечи курточку, она вышла.
  
   - Что-то я явно не так делаю. Знать бы только, что! - в сердцах топнула ногой чернокнижница.
   - Госпожа сердится? Но я ведь не сделала ничего плохого! Или, госпожа хочет, чтобы я была плохой девочкой? - томным голосом проворковала суккуба. Да. 'Мелкий бес, существо зело вредное, но полезное' опять не получился. Вместо него в середине пентаграммы, в розовом пламени появилась соблазнительная рогатая демоница. Из одежды у нее были лишь длинные, волнистые распущенные волосы, кокетливо прикрывающие грудь.
   - Нет! Госпожа ничего не желает! Госпожа сегодня весь вечер лажает! - взвигнула адептка. - Вали к третьегодкам!
   Развеяв суккубу, девушка рухнула на кровать и разревелась. Наплакавшись всласть, она встала и снова села за книгу.
   - Так! - все еще всхлипывая, пробормотала она сама себе. - Соберись!
   Хрустнув пальцами, она покрасневшими от слез глазами, снова вгляделась в строки, и тут ее взгляд упал на сноску внизу страницы.
   - Да ладно?
   Она взяла фолиант, встала напротив пентаграммы и поглядывая попеременно то в книгу, то на пол, начала сличать нарисованное. 'Умная мысля приходит опосля?' - мелькнула ехидная мысль.
   - Ну я и ду-у-ура... - протянула она несколько минут спустя.
   Книга вернулась на стол, девушка, схватив кисточку и баночку, принялась исправлять помарки.
   - Так! - через некоторое время сказала она, потирая ладошки. - Ну, приступим! Она вытянула в сторону пентаграммы руки и зажмурилась. Постояв так немного, она опустила руки и выдохнула.
  'А вдруг опять что-то не то выйдет?' - испуганной мышкой прошмыгнула в голове паническая мысль.
   - Я еще раз проверю! - девушка снова взяла в руки книгу, и стала сличать рисунки.
  
   Уже тихо занимался рассвет, а девушка все так же не решалась начать ритуал призыва. Пентаграмма была проверена и перепроверена десять раз, каждый лучик, каждая руна были тщательно вырисованы.
   'Не наелась, не налижешься. Или делай, или стирай все и иди спать', - устало прошагала мысль.
   Девушка зевнула, кокетливо прикрыв рот ладошкой: ночь выдалась на удивление бурной... во всех смыслах.
   - Эх, была-не была! - она снова вытянула руки к рисунку на полу, и, быстро проговорив формулу вызова, зажмурилась.
   - Эй! Ты! Дылда! Я к тебе обращаюсь! Ты меня призвала, чель? - послышался чуть хриплый, противный голос.
   Девушка несмело открыла один глаз, и увидела маленькое зеленое ушастое чудо, попеременно подпрыгивающее то на одной, то на другой лапке. Ее глаза широко распахнулись, а взгляд метнулся в сторону раскрытой книги: да, рисунки совпадали!
   - Че зенки свои пыришь? Беса никогда не видела, чель? - проскрипел мелкий.
   Но чернокнижница его уже не слышала. Дикий вопль разорвал рассветную хмарь, перебудив весь дом:
   - Урр-р-р-рра-а-а-аа! По-о-о-оолучило-о-о-ось!
  
  Жу Сюи, пандарен, жрица
  
   Рыжее пушистое существо в белой мантии, сидящее за столиком, уставленным колбами, пробирками и коробочками с порошками, откровенно скучало, подперев лапкой мордочку. При ближайшем рассмотрении сего существа можно было увидеть маленькие, аккуратные ушки, слегка закругленные сверху; носик, в обрамлении небольших, но пышных усов, и хитрющие, слегка прищуренные желтовато-карие глаза. Все это выдавало в существе пандаренку. Перед ней стоял и мялся стражник Штормграда, держа шлем в руках и не зная, куда его деть.
   'Рожай уже'.
   - Ну... В общем это. Жар у меня, значит. И кашель донимает. Кости ломит, сил нет. Нет ли чего, пушистая? - выдавил он наконец из себя.
   Пандаренка, терпеливо слушая монолог и участливо кивая головой, на слове 'пушистая' остановилась. Глаза ее еще больше сощурились, оставив лишь узкие щелочки, а спокойно лежавшая на столе лапа начала постукивать коготками по столешнице.
   'Ну, я тебе дам сейчас пушистую'.
   Ее взгляд метнулся по столу, выискивая нужное, лапа молнией выхватила порошок и, быстро смешав порошок с водой в пропорциях, чуть больших чем надо, она протянула получившееся стражнику.
   - На вот, выпей. - И дождавшись, пока тот опорожнит склянку, протянула на лапе пару таблеток. - И вот этим закуси. Жар пройдет.
   - Спасибо тебе, Жу! - слегка поклонившись, ответил стражник. - Да хранит тебя Свет!
   Пандаренка выразительно постучала когем по столешнице, и стражник, рассыпавшись в извинениях, положил на стол несколько медных монет.
   - Угу-угу, иди давай, - махая лапой, отправила его на выход пандаренка.
   - Жар тебе таблетка снимет, а вот кашлянуть ты в ближайшие пару-тройку часов точно бояться будешь. - Тихонько проворчала она ему в спину.
   - Следующий!
  
   Ребенок, родившийся в семье монахов, имел очень неуемный характер. Не успев вырасти, она часто влипала в истории, втягивая своих сверстников, и родители, обычно спокойные, только качали головами: 'И в кого она такая?' Не проходило и дня, чтобы малышня, под предводительством Жу Сюи не устраивала каверзы. Вообще-то, изначально ее звали по другому, но родители, посовещавшись, решили оставить именно это, в переводе с языка пандаренов означающее - Заноза-в-лапе. Со временем ее изначальное имя все забыли, а после последней выходки в уже зрелом возрасте, когда она умудрилась вывести из себя даже старого наставника, иначе как 'Заноза-в-заднице' ее никто не называл. Острая на язык, скорая на расправу, она никогда не задумывалась над последствиями, за что и поплатилась: когда на остров приплыла ненадолго миссия жрецов Света, ее родители, не сговариваясь, решили отдать ее им в послушницы. 'Может, ума хоть наберется', думали монахи. Не набралась. Зато в сражениях на Расколотых Островах, куда молодую Жу отправили через полгода, частично выбили дурь. Но, как оказалось, не всю: когда однажды молодой солдат отпустил сальную шуточку в ее сторону во время перевязки ноги, она его перебинтовала всего. Целиком. Повязав сверху красивый бантик. Солдат, оказавшийся сыном какого-то высокого чина, наябедничал своему папаше, и пандаренку, прошедшую сквозь сражения, ветерана Штормхейма и Азсуны, отправили с передовой обратно, с отметкой в личном деле - 'Не может отличить ногу от туловища'. В миссии Света посмеялись, но отметка, несмотря на заслуги, не давала ей возможности работать где-то больше, чем аптека или... лагерь патрульных Штормграда, где она сейчас и находилась.
  
   'Эх, опять бы туда... Или на Аргус. Но не отправят же, сволочи.' - думала она, перебинтовывая руку очередному воину. 'А тот пандарен, наверно, уже улетел. Как там его... А Хыз? Ах Зы? Нет, А Хы Зы, вроде', - мечтательно улыбаясь, смешивала она микстуру другому. Воин, думая, что она улыбается ему, улыбнулся в ответ, и моментально хорошее настроение Жу улетучилось как дым.
   - Так, а ну стоп. Рот открой, язык покажи. Скажи а-а-а... Ясно. Штаны снял, на кушетку. Да не совсем снимай, а приспусти! И на живот ложись, а не на спину!
   Дождавшись, пока смущающийся мужик ляжет, она осмотрела полки. 'Что там у тебя было, несчастный? Голова болела? Так, сейчас ты про нее забудешь!' Схватив шприц, она смешала нужные жидкости, и хищно улыбаясь, подошла к пациенту. Тот, увидев улыбку Жу, слегка взбледнул, но к чести сказать, с кушетки не сдвинулся. А зря.
   'Улыбаться мне ты точно перестанешь надолго, я гарантирую это!' - с этой мыслью она вогнала ему в мягкое место практически всю иглу, и начала медленно нажимать на поршень. Мужик тихонько застонал, сжав зубы, и как только экзекуция окончилась, он, натянув штаны и держась за полупопие, ускакал в закат, тихонько подвывая.
   - На сегодня еще болезные есть? - встопорщив усы, поинтересовалась Жу. Ответом ей была тишина. - Нет? Ну вот и славно, - добавила она про себя тихонько.
   Выжить в тех боях Жу помогли природная ловкость и отличные способности к целительной магии. Однако, от мстительности папаши упакованного сыночка это не уберегло, и старшая жрица заблокировала ей способности. 'Пока уму-разуму не научишься', сказала она. В случае с Жу это было прозвучало как приговор, и все, что она могла теперь - лишь смешивать порошки, давать микстуры и ставить уколы, что ее неимоверно бесило. Ну, а отыгрывалась она на пациентах. Достав из баночки ароматный чай, она поставила воду на огонь и принялась ждать. Сегодня к ней с жалобами больше никто приходить не рискнул.
  
  Мелинда, ночная эльфийка, маг льда
  
   День был давно в разгаре, но на тренировочной площадке магов почти никого не было. Ну как, почти... напротив нескольких манекенов, расположенных в ряд на расстоянии десяти метров друг от друга, стояла ночная эльфийка. Обтягивающие синие штаны, темно-синяя курточка и синий же плащ говорили о том, что она - маг льда. Длиннющая серебристого цвета коса, которую она обычно носила, перекинув через плечо наперед, сейчас висела сзади, и когда ее хозяйка делала пасс рукой, болталась и похлопывала по попе. Эльфу это слегка подбешивало, и хотя внешне она оставалась спокойной, ее выдавал абсолютно белый свет, струящийся из ее глаз. Когда она была в духе, этот цвет был нежно-голубого цвета, как безоблачное небо летом. Белый же цвет говорил о том, что эльфийка была в бешенстве.
   - Мелинда! Сконцентрируйся. - Послышался усиленный магией голос наставника. Зная свою подопечную, он стоял от нее как можно дальше. - Движение кистью должно быть ровным и плавным, пальцы - сжаты так, как я тебя учил. Ну же!
   Эльфийка с ненавистью посмотрела на манекен. Она сегодня разучивала 'Ледяное копье', прозванное в народе 'сосулькой'. Его прелесть была в том, что на это заклинание собирать энергию не требовалось, а получавшиеся полуметровые ледяные копья можно было метать с любой руки на ходу.
   - Давай пока с места. Начали!
   'Сосулька слева, сосулька справа. Сосулька слева, сосулька справа... Как же скучно... Как там мой чоппер? Надо шестеренку одну проверить, и еще инженер в гараже говорил...'
   - Мелинда!
   - А? Что? - подскочила та.
   Стоявшего впереди манекена не существовало. Вместо него сейчас на землю медленно опускалась белесая взвесь, а вокруг эльфийки широким кольцом сейчас была площадка, покрытая льдом.
   - Опять замечталась? Переходи к следующему!
   Магичка топнула в сердцах ногой, прошипела формулу и ее фигура размазалась в воздухе, чтобы через миг соткаться в стороне, напротив следующего манекена.
   - Не спеши. Не отвлекайся. Думай о том, что делаешь, а не бей сырой силой!
   - Против лома нет приема, - пробурчала та.
  
   В магическую школу ее отдали родители тогда, когда обнаружился ее воистину огромный магический потенциал. Проявлялся он сначала безобидно: маленькая эльфийка, сжав не понравившуюся игрушку, превращала ее в кусок льда. Если она сердилась, была расстроена или ее наказывали - температура вокруг малышки могла мгновенно упасть до низкой, и находится возле нее без шубы значило рисковать замерзнуть. При этом просить ее держать себя в руках было бесполезно: контролировать силу льда, таящуюся в ней, маленькая Кал'дорей не могла. Родители, сами, в общем-то, сильные маги льда, относились к этому философски, потихоньку начав тренировать дочку, но выбросы ее сырой силы стали чаще, сильнее, и к ее шестнадцатилетию стали вообще не управляемы. К тому времени они жили уже за городом, в небольшом уединенном домике на берегу реки. И именно в этот ее день рождения вечером к ним в дверь постучался эльф-полукровка. Назвавшись Кейлеком, он был с почтением принят родителями и они втроем, запершись в комнате, долго о чем-то говорили. Оставаться ночевать Кейлек отказался, от угощения - тоже, а перед уходом положил Мелинде ладонь на голову. Постояв так, он повернулся к родителям:
   - Спонтанность я ограничил, но ее мощь никуда не делась. Не передумали возвращаться?
   Ее отец покачал головой, а мать лишь смущенно улыбнулась.
   - Тогда отправьте ее в столицу. Я поговорю с одним магистром, он научит ее контролировать... свой дар.
   - Вы не останетесь,. - начала мать, и осеклась.
   - Без титулов, пожалуйста. - Прищурился Кейлек. - Нет, я должен как можно скорее вернутся в Даларан. Ее будущий учитель - Магинор Дюма. Я его предупрежу, он будет знать.
   Родители и Кейлек попрощались друг с другом, слегка поклонившись, и странный гость ушел. Но перед уходом он сказал очень странные слова, которые вот уже два года не давали ей покоя: Остановившись у двери, и взявшись за ее ручку, таинственный гость бросил:
   - Как ни пытайтесь, вам не скрыть ее природу от нее самой.
   Затем, открыв дверь, вышел, и больше она его не видела. Родители, сколько она их не расспрашивала, только отмалчивались, а отец еще и хмурился.
  
   - МЕЛИНДА! - рык магистра заставил ее подпрыгнуть.
   - Сколько можно тебе говорить! НЕ ОТВЛЕКАЙСЯ!
   - Упс. - Тихонько шепнула та: от манекена, в который она бросала заклинания, остались лишь воспоминания.
   - Я твоим родителям счет выставлю! - бесился сзади магистр. - Восьмой манекен, и это только за сегодня!
   Мелинда, снова переместившись, бросила взгляд в сторону. Из двенадцати манекенов для тренировок стоять остались лишь трое.
   - Тренируем ледяную стрелу и бросок копья. Начали!
   Мелинда перетекла в классическую стойку мага, и отодвигая руку вниз и чуть вбок, начала собирать энергию для Ледяной стрелы. Ее тело при этом, с кончиков пальцев ног до самой шеи начал покрывать иней. Бросок заклинания, и тут же следом мах кистью - и девятый по счету манекен перестал существовать.
   - МЕ-ЛИН-ДА! - послышался вопль раненого бизона. - Меньше силы! Два манекена осталось!
   'Меньше силы, меньше силы... Сконцентрируйся, думай, что делаешь... Фи! НА-ДО-Е-ЛО!'
   Вечером, выйдя из ворот дома мага, она сладко потянулась.
   - Двенадцать противников уничтожено! - махнула она сжатым кулачком. - Военачальник доволен... Хотя и обещал оторвать уши. Но! - и она подняла указательный пальчик вверх. - Уши - со мной. - Тем же пальцем она, словно не веря, потрогала сначала одно ухо, потом другое. - Чоппер - тоже!, - добавила она, направляясь к стоявшему у ворот мотоциклу. - А значит - что? Что пора! КАТАТЬСЯ! - Закончив этот монолог, Мелинда вскочила на мотоцикл, завела его, дала газу, и тот, взревев не хуже разбуженного медведя, унес свою хозяйку куда-то в сторону порта. В том месте, где она стояла, трава слегка прижухла, и на ее стеблях блестел иней.
  
   Магинор Дюма стоял перед проекцией хранителя магии, и как обычно, рассказывал ему свои наблюдения.
   - Кейлек, твоя печать истончается. Еще немного, и моя подопечная станет неуправляемой.
   Проекция Калесгоса, выглядевшего как обычно в форме эльфа-полукровки, нахмурилась.
   - Как скоро это произойдет?
   Магинор пожал плечами.
   - Неделя. Может месяц, может два, сказать сложно. У нее все чаще случаются спонтанные выбросы, стоит ей лишь чуть отвлечься. Я думаю, пришло время забрать ее в цитадель. Более того, я настаиваю: как только печать исчезнет, стоит Мелинде потерять над собой контроль - и вокруг нее воцариться вечный холод. Со смертельным для нее исходом.
   - С Катариной общался?
   Маг засунул руки в карманы и слегка покачался на пятках.
   - Да, она говорит, что ей не хватает терпения и усидчивости. Прогресс, конечно, есть, но занятие начертанием - не панацея, а лишь отсрочка неизбежного.
   Кейлек поджал губы.
   - Значит, время пришло. Я свяжусь с ее родителями, сам объясню ситуацию. Ничего пока не предпринимай.
   - Да, Хранитель.
   Наставник Мелинды слегка поклонился проекции, и движением руки разорвал связь.
  
   Эльфийка, мать Мелинды, стояла, сжав перед грудью кулаки и просительно смотрела на проекцию Кейлека.
   - Хранитель! Мы понимаем твои опасения, но, может, есть другой путь? Если ты снова наложишь на нее печать, это сдержит выброс сил!
   - Это невозможно, Лирейна. Ее сила очень возросла за последние пять лет, и если я попробую обновить печать, это может повредить ее астральное тело и мозг. Пришло время. Расскажите ей все, я пока сделаю необходимые приготовления.
   Отец Мелинды, высокий статный эльф, сжал руками лицо и потер виски.
   - Но ведь должен быть другой способ, - сказал он тихо.
   - Тэрин, ты же сам магистр, и прекрасно знаешь, что его нет. То, что я предлагаю...
   - Ты предлагаешь запереть ее в Аметистовой крепости, поместив в стазис! Как преступницу! - выкрикнула Лирейна, топнув ногой.
   - Ведь есть другой способ, Кейлек. И ты об этом знаешь. - Тэрин отнял руки от лица, и посмотрел на проекцию Хранителя.
   - Ты имеешь в виду Посох? - прищурился тот. - Невозможно.
   - Но почему? - чуть не сорвалась в визг эльфийка.
   - Рагнарос пал пять лет назад, Лирейна. И вряд-ли сейчас отыщется синий дракон, готовый отдать свою сущность посоху. Кроме того, создание заготовки потребует времени, которого у вас нет.
   - А тот маг, который им владел? - слегка наклонив голову, спросил Тэрин.
   - Пропал два года назад. Кроме того, даже если его найти, я сомневаюсь, что он решит добровольно с ним расстаться.
   - Мы все-таки попытаемся. - Эльф обнял плачущую жену, и с вызовом посмотрел на Хранителя.
   - И как вы это видите? - сложил руки на груди Кейлек.
   - Мы отправимся на поиски. Наймем отряд, и...
   - Чтобы искать иголку в стоге сена? - прервал его Кейлек. - Время неумолимо идет вперед, а поиски могут затянутся неизвестно на сколько.
   - Можно отправить Мелинду с ними. Когда они найдут мага, им... - несмело начала эльфийка.
   - Лирейна! Ты понимаешь, что говоришь? - вскричал Хранитель. - Кто же будет настолько безумным, чтобы находится все время рядом с ледяной бомбой массового поражения, которая неизвестно когда рванет?
   - Искателей приключений достаточно. А нам - есть что им предложить, - успокаивающе гладя жену по голове, задумчиво проговорил Тэрин.
   Кейлек пождал губы, повернул голову в сторону. Покивав, словно выслушав кого-то, он повернулся к Тэрину и Лирейне:
   - Хорошо, уговорили. Кирин-Тор отправит к вам наблюдателя, магистра тайной магии. Вам необходимо найти отряд безумцев, который будет искать посох и сопровождать Мелинду, срок - неделя. Если у вас ничего не выйдет - он заберет ее в Даларан. Если получится - будет сопровождающим, но как только печать исчезнет - телепортирует в стазисную камеру.
   Не успела пропасть проекция Хранителя магии, как Лирейна разрыдалась на плече мужа. Тэрин, крепко обняв жену, смотрел в то место, где еще секунду назад находился Кейлек. Взгляд его был пустым.
  
  
Глава 11. Отряд самоубийц
  
   На пороге таверны стояла, и притоптывала ножкой девушка, явно кого-то ожидая. Ее слегка неровно подстриженные черные волосы, черная рубашка с черными же штанами, подчеркивающие ладную фигурку, притягивали взгляд, но изображение на медальоне, который располагался как раз в ложбинке грудей, ясно давало понять: 'Чернокнижница. Знакомится на свой страх и риск'. Поэтому трое молодых людей, стоявших неподалеку и тоже кого-то ожидавших, к ней подходить опасалась. Девушка, немного постояв, вдруг хлопнула себя ладонью по лбу, осмотрелась, и опрометью бросилась через дорогу, исчезнув между домами. Парни понимающе заулыбались, но при виде возвращающейся чернокнижницы снова сделали каменные лица. Девушка, вернувшись на свой пост, стала пристально их разглядывать. Парни немного приосанились, но и только. Вскоре послышался рев мотора, и из-за поворота выскочил чоппер. Брюнетка улыбнулась, приветственно замахала рукой, и вскоре возле нее уже стояла улыбающаяся среброволосая эльфийка, с длинной косой.
   - Привет, Сью! Давно ждешь? Пошли внутрь, я готова съесть мамонта!
   - Мелька, опаздываешь! - пробурчала та.
   Парни, сначала воодушевились, но потом, поняв, что девушки знакомы, слегка приуныли. Но один из них, самый смелый, все-таки решился. Подойдя к смеющимся девушкам, уже собиравшимся заходить в таверну, он сказал, обращаясь к среброволосой:
   - О прелестная девица, чей взгляд пленяет...
   - Короче. - оборвала его та, посверкивая льдистым цветом глаз.
   - Твой стан заполо...
   - Еще короче. - Снова оборвала едва начавшийся словесный поток магичка.
   Парень вздохнул, и видимо решился на рывок.
   - Может займемся любовью?
   - Хорошо. Согласна. - кивнула та.
   Глаза у парня загорелись, он открыл было рот, но эльфийка не закончила.
   - Безответная устроит? - ответила ушастая, и подхватив хохочущую подругу под локоть, исчезла за дверями, оставив парня снаружи. Челюсть он закрыть забыл, а через мгновение на улице раздавалось ржание его приятелей. Слегка похлопав по плечу неудавшегося любовника, компания зашла в те же двери. Если бы они знали, что случится в скором времени, они бежали бы оттуда без оглядки...
  
   В таверне, кроме двух подруг и трех парней занявших два столика, было еще несколько человек. Парни, заказав пива, переговаривались, ожидая закуску. Хозяин, хорошо знающий их вкусы, уже нес им их любимый пирог с ягодами.
   - Ну вот, значит. Рисую я эту пентаграмму, а мысли у меня... ну, в общем... - говорила Сью полушепотом, слегка наклонившись к Мелинде.
   - Знаю я. - Хмыкнула та, уплетая пирог. - У тебя всегда мысли об одном.
   Сью вспыхнула.
   - Ну, подумаешь, иногда не получается!
   - Ага, ага. - Понимающе улыбнулась Мелинда. - 'Иногда не получается'. Особенно с проклятиями тебе не везло.
   - А это ты откуда узнала? - девушка густо покраснела.
   - Да вся академия тогда гудела. Демизетта в лицах описывала, чему она учила, и какое проклятие в итоге ты наложила. Парня тогда несколько дней никто в башне не видел. Так что там с пентаграммой? - эльфийка, подложив руку под голову, смаковала кусочек пирога.
   - Инкуб у меня появился, вместо беса. - Пробурчала Сью.
   - Ха! - не удержалась Мелинда. - Так я и поверила. Эй! Хозяин! Молока принеси, будь добр!
   - Не хочешь, не верь. - Обиделась подруга, и уткнулась в свою чашку.
   Некоторое время они просто ели, отдыхая после дня учебы. Сью, в отличие от Мелинды, училась с группой таких же начинающих чернокнижников, но они довольно часто пересекались у мадам Катарины - учителя начертания. У быстро вспыхивающей Мелинды чертить руны не получалось, она злилась, из-за этого ее свитки превращались в куски льда. Сью же была спокойной, вдумчивой, и хоть иногда результат начерченных ею свитков был непредсказуем, каллиграфией она владела куда лучше эльфийки. На почве науки начертания они и сошлись, потом - подружились, и вот уже без малого год они вместе ужинали после занятий. Сью освобождалась намного раньше, шла в их любимую таверну недалеко от порта, и там держала столик, пока ушастая магичка сражалась с манекенами.
   - И вот, я потом еще суккубу... Меля? - Сью, краснея, и слегка запинаясь, дошла до середины рассказа, и вдруг заметила необычный вид подруги. Эльфийка замерла, не донеся до рта кусок с пирогом, другая рука, уже схватившая и поднявшая стакан с молоком, тоже зависла в воздухе. Сью пощелкала пальцами возле ее лица - реакции не было. Послышался легкий хруст, и когда она взглянула на его источник - стакан в руке эльфийки, ее глаза расширились от ужаса.
   - Бегите! - Крикнула Сью во всю мощь редким посетителям и хозяину.
   Молоко в стакане, сначала покрывшееся ледяной коркой, вдруг сразу и мгновенно замерзло. Глаза Мелинды стали абсолютно белыми, по полу, столу начал ползти иней, сначала несмело, потом все быстрее.
   - Да бегите же! - Заорала она благим матом. Глянув еще раз на подругу, она увидела сгустившуюся вокруг нее ледяную взвесь. Редкие посетители и хозяин переглянулись. Парни, глянув на эльфийку, рванули к выходу, забыв про пиво. Звон лопнувшего стакана в ее руке слился с воплем чернокнижницы, которая рявкнув 'Альттаб!' исчезла, и тут же раздался громкий треск.
  
   - Так вот, если исходить из того, что это стихотворение не просто пустышка, а намек на карту, то нам нужно посетить как минимум два острова.
   - Угу, а если это просто творчество какого-нибудь древнего эльфа?
   - Тогда мы хорошо проведем время, путешествуя, не так ли?
   - Да ты оптимист, учитель.
   После снятия мерок мастером кузнецом, мы с Ирьяном решили немного пройтись. Я прекрасно понимал, чем мне грозит такая вот передышка от занятий, но тем не менее... Когда еще может выдастся свободная минутка?
   - Ничего плохого в этом не вижу, ученик.
   Эльф шел, засунув руки в карманы, и наслаждался легкой прохладой.
   - Если в стакан налить воды до половины, то он будет наполовину пуст или наполовину полон? - хитро прищурившись, спросил я эльфа.
   На этом вопросе Ирьян завис, и мы шли некоторое время молча.
   - Я думаю, что...
   Его ответ прервал хлопок от вылетевших стекол первого этажа в здании напротив, повеяло морозной стужей, на улице стало холодно. Мы с Ирьяном, едва услышав звук, хлопнулись на землю, и сейчас, лежа, дикими глазами смотрели на ледяной шип, торчавший из окна бывшей таверны.
   - Охуеть... - выдохнул я.
   - Не то слово, - протянул мой учитель, и тут же отвесил мне подзатыльник.
   - Ай! Понял я, понял, - проворчал я, потирая ушибленное, и этот миг из узкого прохода между домами выбежала девушка в черном. Глянув на лед, торчавший из окна, она, лишь слегка притормозив на пороге, дико закричала:
   - МЕЛИНДА!
   И рванула внутрь. Мы с Ирьяном переглянулись.
   - Ты что-нибудь понял? - спросил он меня.
   - Магия. - Пожал плечами я. - Надо помочь. Туда девушка побежала.
   - Ты идиот?
   - Не пойму, как связано одно с другим.
   - Там, - эльф указал пальцем на таверну, - только что произошел магический взрыв. Она, та девушка, тоже магичка. Куда ты собрался?
   В этот момент из дверного проема спиной вперед показалась давешняя девушка в черном. Ее одежда и волосы были покрыты изморозью, она натужно пыхтя, кого-то тащила, держа под руки.
   - Меля... Мелька... горе ты мое... подруга, держись...
   Выбравшись на крыльцо, она обернулась, и увидев нас, закричала:
   - Помогите!
   Эльф демонстративно сложил руки на груди, я дернулся было, но, поймав его насмешливый взгляд, остановился.
   - Пожалуйста! Я одна ее не вытащу!
   Девушка попыталась рывком выдернуть свою ношу через порог, но неудачно: видимо, что-то мешало. Я плюнул, повернулся, и в два прыжка подскочив к ней, увидел ее ношу. Это была эльфийка в синем. Ее глаза были закрыты, из носа и уголка губ шла кровь. Подхватив эльфу у черненькой, и взяв ее на руки, поразился, насколько же она была... ледяной.
   - Осторожней, пожалуйста. - Всхлипнула брюнетка.
   Положив эльфийку на траву, я почувствовал, что не ощущаю рук. Посмотрев на них, меня пробрала дрожь пуще царившего вокруг эльфийки холода: везде, где касалось ее тело, был лед.
   - Что с ней? - цокая зубами, спросил я брюнетку.
   - Выброс чистой магической силы. Льда, если быть точнее. - Раздался голос моего учителя.
   - Спасибо, кэп! - вырвалось у меня. - То, что случилось ТАМ - я понял, а что с НЕЙ?
   - Она без сознания. - Послышался тихий шепот. - Ее надо в башню.
   - Не... кх-кх... надо.
   Вздрогнув, я глянул вниз: эльфийка пришла в себя.
   - Ты кхто? - прохрипела она, и глянула на меня. Ее глаза светились ясным синим цветом, таким, какой обычно бывает у летнего неба, и я рухнул в них, утонув там весь, без остатка.
  
   Через пару часов мы подошли к небольшому двухэтажному домику на берегу реки, что граничила с Сумеречным лесом. Я катил мотоцикл, Ирьян шел рядом, а впереди с независимым видом шагали две магички, о чем-то тихо переговариваясь. Спасенная, прокашлявшись и немного поцокав зубами от холода, хотела было уехать на мотоцикле, но Сью ее отговорила. Она же уговорила эльфийку принять нас с Ирьяном в качестве провожатых. Когда та начала протестовать, Сью молча показала ей на таверну. Мелинда, впечатлившись, шагнула было внутрь, и чуть не упала в обморок. Я, поймав блондинку на пороге, вывел ее на улицу и заглянул сам. Ирьян был прав: я идиот и еще очень многого не знаю об этом мире... Весь зал был полностью покрыт льдом. Особо фактурно выделялись ледяные статуи: хозяина, замершего за стойкой; трех парней, с раскрытыми в крике ртами, успевших лишь выйти из-за стола и застывших в порыве; да еще двух, мужчину и женщину, не успевших сделать вообще ничего. Они так и застыли, глядя в одну сторону. Проследив за их взглядами, обнаружился эпицентр ледяного армагеддона, там был особо густой иней. Долго задерживаться я там не стал, и выскочил наружу, отогреваться. На усах и в бороде висели сосульки, и взъерошив, по обыкновению волосы, рука осталась мокрой от изморози...
   - Знаешь, ученик, влипать в неприятности - это твоя уникальная способность. - Задумчиво сказал Ирьян.
   - Угу, а еще помогать эльфам. Блин, как она его таскает? Он же тяжелый! - Буркнул я.
   Ирьян только хмыкнул, и ничего не сказал.
   - Мы пришли! Чопик тут оставь. - Обернулась эльфийка. - В общем, спасибо, тра-ля-ля и все такое, но порядочным девушкам уже пора спать, поэтому...
   - Ты хоть чаем их напои. Да и рано еще спать. - Взяв Мелинду за руку тихо проговорила Сью.
   Дверь домика открылась, и на пороге появился ночной эльф. Вид у него был усталым, но увидев Ирьяна, он сразу же нахмурился и подобрался.
   - Кто такие?
   - Мастер Тэрин, вы только не сердитесь, пожалуйста! Это Стриб и Ирьян, они нам помогли дойти. Мелинда... - Сью запнулась.
   - Выброс? - севшим голосом спросил эльф.
   - Да. В таверне... - опустив глаза подтвердила Сью.
   - И много там...?
   - Шестеро. - Ответил я.
   Эльф прислонился с двери. Из дома послышался всхлип.
   - Заходите. - Тэрин сделал приглашающий жест.
   - Отец, вообще-то, они уже уходят...
   - Я тебя не спрашивал. - Не глядя на Мелинду, бросил эльф.
   - Да мы, пожалуй, пойдем, не будем беспокоить уважаемого мастера. - Отозвался Ирьян.
   - Я сказал: заходите. - Уже настойчивей махнул рукой эльф.
   Переглянувшись, мы зашли внутрь. Уютная прихожая, с камином напротив входа. Слева - лестница на второй этаж, стандартная планировка. На диванчике, справа, сидела эльфийка, и плакала. Увидев нас, она промокнула глаза платочком и настороженно уставилась на Ирьяна.
   - Дорогой, кто это?
   - Они... Стали свидетелями. Лирейна. Наша дочь... убила людей. - устало сказал Тэрин.
   Эльфийка подобралась.
   - Кейлек был прав... Времени у нас почти не осталось... - прошептала она.
   - Для чего не осталось? - Мелинда осталась стоять в дверях.
   - Садитесь. - Махнул рукой хозяин. - Ну, где-нибудь. Нам предстоит долгий разговор.
  
   - Сначала я задам вопрос. - Эльф смотрел прямо мне в глаза. Когда его взгляд попадал на Ирьяна, он слегка кривился, и в конечном итоге решил говорить со мной.
   - Чем вы зарабатываете на жизнь? Кто вы?
   - Мечом. - Серьезно ответил я. Ну не рассказывать же ему о том, что я - агент в заморозке? Спящий, типа. И судя по всему, надолго.
   - Так вы - наемники? - раздался хриплый голос эльфийки.
   Ирьян изобразил пальцами нечто замысловатое, я кивнул:
   - Можно и так сказать.
   Эльф вздохнул, посмотрел на дочь. Та сидела, будто стержень проглотив, как примерная ученица: до нее уже дошел ужас содеянного.
   - Начну издалека. - Снова вздохнул эльф. - Мы с Лирйной - моей женой - маги, из Кирин-тора. Уже давно вместе. Поженились двадцать два года назад. Думали, что все будет хорошо и беззаботно, но... не сложилось. Через месяц нас, как магистров льда, позвал с собой Ронин, штурмовать цитадель Громового Молота. Один из орочьих кланов, а именно Драконьей Утробы, использовал древний артефакт, известный как Душа Демона, чтобы управлять Королевой Драконов Алекстразой, и ее драконами. С Королевой Драконов в качестве заложника, они создали армию, и хотели завоевать Азерот. Планируя направить свои силы и могущественных красных драконов против Альянса, они надеялись воссоединить Орду и продолжить завоевание Азерота. - Тэрин остановился.
   - Мы им этого сделать не дали. - Отозвалась его жена.
   - Да, не дали... много тогда погибло драконов, и... нас осталась лишь горстка из тех, кто с ним пошел. Но свое дело мы сделали: артефакт был уничтожен, а орочий маг Некрос, который все затеял, был убит.
   - Как это относится ко мне? - спросила Мелинда. - И при чем здесь они? - Ее руки, лежавшие на коленях, сжались в кулаки. - Ведь тогда тот маг, что приходил...
   - Помолчи. - Прервал ее Тэйрин. - Я не закончил. Так вот, если вы не знаете, то когда умирает дракон, даже не аспект, то это не проходит для мира бесследно. Остаточные эманации, которые он при этом испускает, могут привести к последствиям. В случае же смерти аспекта, может даже возникнуть небольшой катаклизм. Возле нас их погибло достаточно... - эльф снова запнулся.
   - И это повлияло на плод. - Выдохнула Лирейна. - Мы тогда не знали, даже не подозревали, что во мне зарождается новая жизнь... ты, Мелинда.
   - Частицы умирающих драконов повлияли на развитие не сформировавшегося ребенка. - Продолжил Тэйрин.
   - Когда у нас родилась дочь с аномальными способностями к магии льда, мы провели исследования. Эманации смерти драконов повлияли на ее геном, изменив и многократно усилив способности, данные ей природой. Когда она была маленькой - это было не так заметно, но чем старше она становилась, тем чаще становились спонтанные выбросы голой силы. В ее случае, с ее же предрасположенностью, это была магия льда.
   - Маги Кирин-Тора предлагали изучить ее, и изолировать, чтобы она не подвергла опасности жителей города. - продолжила Лирейна. Мы разругались с ними, сказали, что сами в силах позаботится о дочери, и ушли сюда.
   - А пять лет назад нас навестил Калесгос, нынешний Хранитель магии. Он поставил печать, ограничивающую ее выбросы, но сказал, что это мало поможет. - Закончил Тэйрин.
   - И что теперь? - раздалось тихонько из угла, в котором была Сью.
   - Почему... почему вы все это время молчали? - сказала ровным голосом Мелинда. Цвет ее глаз сменился с нежно-голубого на ярко-белый, губы были крепко сжаты: она еле сдерживалась.
   - Мы считали, что у нас есть время. Что мы сможем найти средство, которое тебе поможет, уравновесит. К сожалению, твой магический потенциал слишком велик для тебя. Его сдерживает лишь печать, и она... истончается. - Тэйрин отвел взгляд от дочери, и опустил голову.
   - И... И что произойдет, когда она исчезнет? - Процедила Мелинда.
   Ответом ей было молчание.
   - Скорее всего, тебя не станет.
   От голоса Ирьяна эльфы вздрогнули.
   - А судя по тому, что я видел, хоть я и не маг, но понимаю, что вокруг тебя живого тоже ничего не будет. Это не отменяет вопрос: при чем тут мы?
   Глаза Мелинды стали темнеть, казалось, в них медленно таял лед.
   - Есть возможность ей помочь. Нам нужны достаточно отчаянный отряд, который сможет найти и привести Мелинду к Посоху.
   - К Посоху? - повернулся я к Ирьяну.
   - Уважаемый мастер Тэйрин имеет в виду легендарный посох Гнева Дракона, вечного покоя Таресгосы. Я прав?
   Тэйрин кивнул.
   - Ну, если учесть, что о нем уже давно ничего не было слышно, то думаю, что его хозяин где-то сгинул. И как этот посох поможет вашей дочери?
   - Син'Дорай прав. - Кивнул Тэйрин. - Маг, владевший этим посохом, пропал два года назад. Сущность Таресгосы, заключенная в этом посохе, может пробудить геном Мелинды... Превратив ее в дракона.
   - Тем самым увеличив ее потенциал и раздвинув границы ментального тела. - Кивнул Ирьян.
   - А вы достаточно сведущи об этом, я смотрю? - вскинула на него взгляд Лирейна.
   - Я любознателен. Так все-таки, при чем тут мы? - Ирьян сложил руки на груди, и прислонился спиной к стене.
   - Мы хотим нанять вас. У нас достаточно сжаты сроки, и время терять нельзя.
   - Поэтому вы готовы взять первых попавшихся с улицы? - удивленно спросил Ирьян.
   - Мы готовы просить помощи у кого угодно. - Мертвым голосом прошептала Лирейна.
  
   - Нет, я решительно не понимаю, за что мне такое наказание. У всех ученики, как ученики, но только моему в равной степени достались одновременно слабоумие и отвага!
   Мы возвращались в город. Ирьян, обычно спокойный и философствующий, сейчас кипел от негодования.
   - Да, мастер Тэйрин. Не извольте беспокоиться, мастер Тэйрин. Мы все сделаем! - передразнивая меня, елейным голосом произнес он. - Как и самое главное где мы будем искать мага, который видимо, не хочет быть найденным? А если он сгинул давно?
   - Тебя никто не заставлял идти с нами. - Буркнул я.
   - Да? Неужели? - эльф остановился, и обернулся ко мне. Он был очень зол.
   - Послушай меня, о мой глупый ученик! После того, как ты вытащил меня из крепости, а я взялся тебя учить, мы с тобой идем одной дорогой. Ану белорэ дела'на, ученик. И все авантюры, в которые ты ввязываешься, это и моя головная боль тоже. Запомни! - Он развернулся и опять зашагал в сторону столицы.
   - Нет, ну подумать только! Нестабильная волшебница, чернокнижница-первогодка, воин-недоучка и его учитель! Превосходно!
   Он шел, разглагольствуя и жестикулируя, а меня, что называетсья, 'осенило': 'маг, чернокнижник, два воина'. Я встал, как вкопанный. Шестеренки вставали на место со скрипом, вроде их давно не смазывали. 'Маг, чернокнижник, два воина. Чего-то не хватает'.
   - Ирьян. - Позвал я негромко.
   'Два бойца ближнего боя, два - дальнего. Ну, же, блин!'
   - И жили они быстро, ярко, но недолго. - Он меня явно не слышал.
   - Ирьян! - повысил громкость я.
   'Танк и три бойца. Тугодум. Кого не хватает?'
   - На протяжении веков конечный удел героев был такой же, как и у обычных людей. Все они умерли и постепенно стёрлись из памяти. Мы не совсем обычные люди, мы - отважные идиоты, а до героев нам вообще далеко. Нас забудут, как только мы выйдем за эти демоновы ворота!
   - ИРЬЯН! - в конце-концов рявкнул я.
   - ДА!
   - Нам нужен лекарь.
   - Что... Кто? - мне наконец-то удалось его удивить.
   - Лекарь. Тот, кто будет нас лечить в бою. Жрец или паладин, без разницы, но жрец - лучше. - Словно малому ребенку объяснил я.
   Ирьян пожевал губами.
   - Это мне понятно. Но кто может быть настолько больной на голову, чтобы пойти с нами?
  
   Обычно спокойная, Верховная жрица Лорена была в ярости.
   - Жу! Сколько воинов к тебе обратились сегодня?
   Пандаренка, приложив палец к губам, сделала вид, что задумалась.
   - М-м-м... Никто, все здоровы. - И добавила тихо: - Были.
   - А вчера? - Белея от ярости, спросила Лорена.
   - М-м-м... кажеться, трое. Или четверо? Не помню. - Она пожала плечами.
   - А сколько было позавчера, в твой первый день?
   Это заставило Жу задуматься, и прикусить коготь на лапке.
   - Не помню. Много! - улыбнувшись, выкрутилась она.
   - Двадцать восемь человек. Двадцать восемь, Жу! И все они нажаловались на тебя начальнику патруля, а тот - сделал выговор мне. МНЕ! Тебе хоть немного стыдно?
   Маленькая пандаренка, стоявшая перед ней, казалось не испытывала ни малейших угрызений совести. Более того, она кажеться даже не знала, что это такое.
   - Но я же их всех вылечила? - решила закосить под дурочку Жу.
   - Вылечила? - взвыла Лорена. - Это так теперь называется? Вылечила! Кашель и жар - слабительным! Простую головную боль от похмелья - сильнейшим обезболивающим! И это - только последние случаи! Я не буду здесь перечислять все то, что случилось позавчера! - под конец Верховная уже кричала.
   - Ну так вы же мне способности заблокировали, вот и лечила, чем могла. - С виноватым видом развела руками пандаренка.
   - Да если тебе еще и целительную магию вернуть, ты весь патруль небоеспособным сделаешь! - задохнулась от бешенства Лорена.
   - Кхм-Кхм. Я прошу прощения, что так поздно, Верховная, но нам нужна Ваша помощь. - Послышался мужской голос от входа.
   - Кого там еще принесло... Ой! Что привело вас сюда, странники? - Начала было, но быстро поправилась Верховная.
   - Нам в отряд нужен лекарь, достаточно квалифицированный и готовый ко всему. - опередил я открывшего было рот Ирьяна.
   Тот постоял немного с открытой челюстью, потом со стуком вернул ее на место. Верховная жрица поджала губы.
   - С какой целью поход? И почему это не может подождать до утра?
   - Мы немного торопимся, задание довольно щекотливое, да и время поджимает. - Подал голос мой учитель.
   - Я не могу разбрасываться послушниками направо и налево, тем более, не зная цели похода.
   - Вы знаете семейство Лесного Ветра? - спросил я.
   - Да, знаю. - Уже спокойно ответила жрица. - Что с ними?
   - Их дочери нужна помощь, они наняли нас. В отряд нужен лекарь. Возможно, его услуги не понадобятся, но лучше с ним, чем без него.
   Верховная жрица постояла немного, задумавшись, потом покачала головой.
   - К сожалению, у меня нет сейчас никого свободного.
   - Жаль... Тогда нам придется идти к паладинам.
   Пандаренка фыркнула.
   - Что смешного, Жу? - Спросила ее Лорейн.
   - Так они же поголовно больны. - Хихикнула та.
   - И чем же? - подняла бровь Лорена.
   - Арзелитом головного мозга.
   - Чем-чем? - глаза Верховной жрицы, казалось, вылезли на лоб.
   - Арзелитом. Болячка такая, в основном у паладинов. Поражает нервные клетки, влияя на поведение, - невинно хлопая глазками, ответила пандаренка.
   - И в чем это выражается? - заинтересовался я.
   - Да так. В героическом самоубийстве об толпу врагов, желательно с разбега, издавая воинственный клич, что-то вроде 'Во имя Света!'. Смертность - сто из ста. Не лечиться. - объяснила Жу, пожав плечиком.
   Верховная. слушая эту чушь, потеряла дар речи. Открывая и закрывая рот, как рыба, она наконец выдохнула:
   - Ну все, послушница. Ты допрыгалась!
   - Да я же что? Я ничего! Вон, отважный воин заинтересовался, я пояснила. - развела руками жрица.
   - Прошу прощения Верховная. У вас точно никого нет? - спросил я, с трудом пряча улыбку: пандаренка начала мне нравится, и с каждой минутой все больше.
   - Господа! У меня совершенно точно сейчас нет никого, кто бы вам подошел. Я абсолютно уверена, что...
   - Жу Сюи. Позывной - 'Рыжая Вредина'. Ветеран Расколотых Островов. Награды за кампании в Штормхейме и Азсуне. Уволена по причине... Эм. Хм. 'Не может отличить ногу от туловища'. Что это за бред?
   Пандаренка виновато покрутила носком по полу, стрельнув глазами в сторону Ирьяна. Тот, пока Верховная была занята, тихо проскользнул к столу и всмотрелся в раскрытую папку.
   - Жу Сюи - это ты, верно? - указал пальцем он на плюшевую.
   - Ну я, да.
   - Она наказана, и никуда не пойдет.
   - Оклад - два золотых в день. И в церковь - десять, сразу. - Брякнул я.
   Верховная прищурилась. У пандаренки, стоявшей немного в стороне от нее, блеснули глаза.
   - Я понимаю вас, но... она же вас не лечить будет, а калечить!
   - Ух ты, - раздалось от стола. - А жрица-то боевая! Как ты пятерых высших демонов прибить умудрилась?
   - Не знаааю. - Протянула та. - Сами приползли и убились. - В ее глазах прыгали бесенята.
   - Пять золотых в день. И двадцать - в казну церкви.
   - Сто! - вырвалось у Верховной.
   И начался торг.
  
  
Глава 12. Поиски мага
  
  Рыцарь смерти стоял на пригорке и смотрел, как пошли прахом все потуги восстановления Андорала. Воины альянса еще пытались сдержать натиск мертвых, но их было слишком много.
  - Пора уходить, Горан. Мы не удержим город.
  Маг, стоявший рядом с ним, стиснул зубы.
  - Тассариан! Первый раз я сбежал, когда был слаб. Второго раза не будет.
  - Я понимаю тебя, однако, мы даже не успеем забрать павших. Если задержимся еще хоть немного, пополним армию Плети.
  Маг, до боли сжав кулаки, смотрел, как полчища нежити валом накатывались на установленные баррикады. Пока что их удавалось сдерживать, но издалека уже виднелись остроконечные колпаки личей. Еще немного, и...
  - Забирай людей. Отводи их к Гробнице Утера.
  - А ты?
  - Я постою здесь.
  - Не делай того, о чем потом даже не сможешь пожалеть, Горан.
  - За меня не волнуйся. Уводи людей. Тассариан, пожав плечами, поднес к губам рог, и над умирающим городом пронесся тоскливый вой. Протрубив, он спустился с пригорка, вскочил на костяного коня, и галопом поскакал к мосту. Маг остался на пригорке. Он смотрел, как его родной город снова заполняли полчища мертвых. Все, что он сделал оказалось тщетно. Победа над верховными личами, срыв планов Сильваны... ничего не помогло. Он стоял, и смотрел, как маги, смешавшись с воинами, телепортировали их за мост, подальше от участи, которая была хуже смерти. Он стоял, и смотрел, а в глазах его пылал огонь сгоравших домов.
  
  Мы с Ирьяном медленно шли по улице к дому. Мой учитель был задумчив, и непривычно собран: от его обычной насмешливости не осталось и следа.
  - Отряд собран, что дальше?
  - Дело за малым: найти мага, и понять, куда он пропал. Ну и припасы в поход собрать, - беззаботно ответил я.
  - То есть, ты считаешь, что найти мага, который может прыгать по континентам, и мало того, не хочет, чтобы его нашли, будет парой пустяков? - поднял бровь Ирьян.
  - Я не думаю, что за носителем легендарного посоха с сущностью дракона, к тому же, убившего Рагнароса, никто не наблюдал, - отмахнулся я от него. - По крайней мере, тот же Кирин-Тор должен был отслеживать его перемещения.
  - Хранитель магии довольно ясно выразился: его местонахождение неизвестно, - скептически поджал губы эльф.
  - Давай так. Завтра соберемся, и все обсудим.
  
  Утро встретило нас дождем, и настроение у всех собравшихся было под стать погоде. Ирьян, отправив женскую часть отряда на закупку провианта и алхимии, утащил меня в подвал готовить гранаты, и в итоге мы полностью были готовы после обеда.
  - Нам осталось лишь закупить одежду в дорогу, броню и оружие, - задумчиво сказал мой учитель, осматривая упакованные рюкзаки.
  - Денег почти не осталось, - пожал плечами я.
  - За тебя мы заплатили, - отмахнулся Ирьян.
  - А ты? - скептически поднял я бровь.
  - Я кое-что оставил на хранение одному моему хорошему знакомому, - прищурил тот глаз.
  - Такому же прожжённому авантюристу как ты? - хмыкнула пандаренка.
  Она решила пожить у нас, пока мы не отправимся: дом все равно был большой, а занимали мы лишь две комнаты. Эльфийка с подружкой отправились к родителям, узнавать новости: ее отец, Тэйрин, рано утром ушел порталом в Даларан, на встречу с Хранителем.
  - Нет. Хотя как знать, - ухмыльнулся эльф.
  - И как же зовут твоего знакомого? - поинтересовалась Жу.
  - Харрисон Джонс.
  Плюшевая широко раскрыла глаза, затем, разом поскучнев, пожала плечами и уткнулась в книгу.
  
  Вечером под окнами взревел мотор, и в дом ворвалась Мелинда.
  - Эй, собираемся!
  - Куда? - удивленно спросил Ирьян.
  - Отец вернулся. Вы отправляетесь в Даларан, - сложила руки на груди та.
  - И как мы туда попадем? - недоуменно спросил я.
  - Порталом, - вытаращилась на меня эльфийка.
  - Мы все идем? - сонным голосом спросила Жу. В ожидании новостей, она, недолго думая, заснула на диване, и сейчас хлопала глазами, пытаясь проморгаться.
  - Нет. Только эти двое, - указала Мелинда пальцем на меня и Ирьяна.
  - В общем, либо я везу одного, либо вы оба топаете пешком. Выбирайте. Мы с эльфом переглянулись.
  - Дойдем сами.
  - Вот и ладненько, вот и чудненько, - эльфийка, подпрыгнув несколько раз, сорвалась с места, и через минуту рев мотора стих, удаляясь.
  - Что-то она какая-то перевозбужденная, - покачал головой Ирьян.
  - Мне без разницы, - пожала плечами Жу. - Идите, я еще посплю.
  Зевнув, жрица без зазрений совести стащила со спинки кресла плед Ирьяна и отправилась наверх, в свою комнату. Эльф, глядя на это, сначала открыл рот, потом махнул рукой.
  - Она неисправима, - ответил он на мой незаданный вопрос.
  
  Дом Мелинды встретил нас спокойствием. Тэйрин, едва только увидев меня и учителя, задал лишь один вопрос:
  - Не передумали?
  Я отрицательно покачал головой.
  - Тогда отправляемся, - с этими словами он открыл дверь, ведущую на задний двор.
  - А я? - послышался сзади вопрос эльфийки.
  - Ты остаешься дома, - бросил Тэйрин, не оборачиваясь.
  - Но... - начала было Мелинда.
  - Не обсуждается, - отрубил эльф.
  Выйдя на середину площадки, он зашептал что-то речитативом, поднимая озарившиеся мягким светом руки снизу вверх, и через минуту перед нами был колеблющийся овал, по периметру которого пробегали яркие всполохи.
  - Как зайдете, сразу несколько шагов в сторону, - проинструктировал нас маг.
  - Ну, кто первый?
  - А разве не Вы первый? - удивленно спросил я.
  - Когда я зайду, портал за мной закроется, поэтому я пойду последним. Ну?
  Ирьян, пожав плечами, шагнул в марево и пропал. Меня же колотила дрожь.
  - Твой друг оказался смелее, - процедил Тэйрин. - Я начинаю сомневаться, что у вас что-то вообще получится.
  Набрав полную грудь воздуха, я крепко зажмурился и сделал шаг. Буквально сразу же меня схватили за рукав и дернули в сторону: выдохнув, я наконец раскрыл глаза и увидел, что это был Ирьян.
  - Первый раз?
  - Угу, - кивнул я. - Мы что, уже в Даларане?
  - Да, - послышался сухой ответ Тэйрина. - Добро пожаловать в город магов.
  Я ошалело оглядывался по сторонам: Мы были на небольшой, круглой площадке, видимо, предназначенной для телепортов. Вокруг сновало куча народа, люди и нелюди были вооружены и собраны, стоял гул, как в огромном улье. Впереди виднелись колонны, а дальше и выше них - розово-фиолетовые купола. Выше всех вздымалась вдалеке огромная башня. Боль, пронзив раскаленной спицей мозг, исчезла, оставив после себя название: 'Площадка Краса' . Мы пошли вперед, протискиваясь через толпу.
  - Почему здесь так много воинов? - спросил я, с трудом увернувшись от шипастого наплечника какого-то орка.
  - Война, - коротко ответил эльф и показал пальцем куда-то вверх и в сторону. Проследив за его взглядом, я увидел огромный зелено-синий планетоид, висящий в небе. 'Аргус '. Название пришло вместе с новой вспышкой боли, заставившей меня покачнуться.
  - С тобой все нормально? - обеспокоенно спросил Ирьян, когда мы выбрались из толпы.
  Я неуверенно кивнул, поморщившись.
  - Ты какой-то бледный.
  - Голова болит. Ничего, пройдет, - отмахнулся я.
  Ирьян нахмурился, но ничего не ответил. Следуя за Тэйрином по улице, мы подошли к двери. Маг поднял руку, замер на секунду в нерешительности, а затем постучал. Дверь открылась, за ней стоял человек в фиолетовых одеждах.
  - Хранитель ждет вас, - человек, легко кивнув нам, сделал шаг в сторону, и мы вошли.
  
  - Так значит, это вас нашел Тэйрин?
  Светло-русый мужчина, одетый в синие штаны и белую рубашку, отвернулся от стола и подошел к нам.
  - И что же подвигло вас на такую авантюру?
  Он сложил руки на груди.
  - Гормоны моего ученика, - буркнул Ирьян, стараясь не смотреть в сторону Кейлека.
  - Так-так-так, кого я вижу! Мастер-мечник собственной персоной? - оживился тот. Интересно, куда же ты делся после Нексуса ?
  - Так, путешествовал, - неубедительно ответил Ирьян.
  - А это кто? Твой ученик? - поднял брови Хранитель.
  Ирьян кивнул. Кейлек улыбнулся и хлопнул в ладоши:
  - Поздравляю, Тэйрин! У твоей дочери есть шанс.
  Услышав это, впервые за прошедшие дни лицо мага тронула неуверенная улыбка.
  - Не буду отнимать у вас время. Вот то, что нам известно о владельце.
  Кейлек протянул нам несколько листов, исписанных ровным, убористым почерком.
  - Здесь - деньги на дорогу, это меньшее, что я могу сделать для вас, - кивнул он на кошель.
  - А вот это - свитки защиты от магии, - указал он на небольшую сумку.
  - Использовать их просто: сломал печать соответствующего цвета - получил защиту на час: красный - огонь, синий - вода, белый - воздух, черный - магия смерти.
  - А от хаоса? - брякнул я.
  - От хаоса, молодой человек, защиты не существует, - менторским тоном произнес встречавший нас маг.
  - Калесгос, мы, пожалуй, пойдем, - твердо сказал Ирьян.
  - Я так понимаю, больше тебе нечего нам сказать?
  - Торопитесь? Понимаю, - кивнул тот. - Надеюсь, вы понимаете, на что идете и трезво оцениваете свои силы. И да, познакомьтесь с вашим сопровождающим: мессир Дюран.
  Маг, встречавший нас, и сейчас стоявший у стены, изобразил легкий поклон.
  - Я вот хотел спросить... Если можно, - несмело начал я.
  - Да, слушаю? - посмотрел на меня заинтересованно Хранитель магии.
  - Вы можете определить, есть у кого-то способности к магии, или нет? - выдохнул я.
  - Могу. Хочешь узнать, можешь ли ты быть магом? - дернул головой Кейлек.
  - Если это возможно, и не займет у Вас время, - я дико волновался.
  - Нет, это быстро и просто.
  Хранитель подошел ко мне, положил ладонь на лоб и закрыл глаза. Постояв так некоторое время, он немного побледнел. Убрал руку, пристально на меня посмотрел:
  - Кто ты?
  Я промолчал.
  - Идем со мной. Вы - ждите здесь.
  Мы вышли в соседнюю комнату, и Кейлек, закрыв дверь, указал мне на кресло. Сам он остался стоять, опустив руки, поза его выражала напряжение.
  - Я повторю вопрос. Кто ты?
  Я, усевшись в мягкое глубокое кресло, пожал плечами.
  - Человек. Зовут Стрибьорн.
  - Я смог прочитать твою память сроком не больше года, дальше - тьма. Ты не демон, это я бы распознал сразу. Повторяю вопрос: кто ты?
  Вокруг кистей хранителя закружились символы, он явно к чему-то готовился, и мне стало страшно.
  - Меня приложило по голове бревном на стройке, - мысли лихорадочно скакали.
  - Потерянную от удара память можно восстановить. Ты же - как будто родился на свет год с лишним назад! Отвечай на мой вопрос!
  Вокруг кистей Хранителя появился темно-синий свет, символы непрерывно кружились. Он слегка повернул ладони в мою сторону, и отставил назад правую ногу.
  - Я... Думаю, что из другого мира, - решился я.
  Кейлек смотрел на меня, прищурившись.
  - Какого?
  - Не знаю. Не помню. Я погиб там, и возродился здесь, это все, - решил я выдать полуправду. - Единственное, что знаю - магии у нас не было, для нашего мира это была лишь сказка. И раса - только одна, люди.
  - Ты говоришь правду, - немного помолчав, ответил Хранитель. Он расслабился, символы погасли, и он подошел ближе.
  - Что-нибудь вспомнить можешь?
  Я отрицательно покачал головой:
  - Нет. Все попытки заканчиваются сильной головной болью.
  Кейлек вздохнул.
  - Что ж. Лучшим выходом было бы тебя изолировать и исследовать. Я хочу знать больше, поэтому, как закончишь - я вызову тебя в Даларан, и мы продолжим наш разговор. Береги свою голову.
  - Как Вам будет угодно, - сказал я, вставая.
  
  Прощание было скомкано. Ирьян выглядел натянутой пружиной, Тэйрин был внешне расслаблен, но его выдавали глаза. Маг, наш будущий сопровождающий, не сводил с меня взгляда.
  - Все хорошо, - махнул рукой Хранитель. - Этот молодой человек крайне меня заинтересовал, не более того.
  Мы кивнули друг другу.
  - Когда вы собираетесь выходить? - задал вопрос он.
  - Через три дня, когда будет готова броня и оружие моему ученику, - с нажимом произнес Ирьян.
  - Хорошо. Через три дня мессир Дюран прибудет в Штормград, и будет ждать вас возле магической башни. Не буду вас задерживать, - махнул рукой Кейлек в сторону двери.
  Тэйрин и Ирьян вышли первыми. Когда я уже ступил на порог, Хранитель тихо спросил:
  - Кто еще знает?
  - Никто, - так же тихо ответил ему я.
  Кейлек слегка кивнул.
  - Ответ на твой вопрос - нет.
  Я удивленно посмотрел на Хранителя.
  - У тебя нет ни малейших способностей к магии, по крайней мере тех, о которых я знаю, - отрицательно покачал он головой и закрыл за мной дверь.
  
  - О чем с тобой разговаривал Калесгос? - спросил меня Тэйрин, едва мы отошли на несколько шагов.
  Я запнулся, остановился.
  - Это наш с ним секрет, - я постарался придать голосу твердости.
  - Я редко когда видел его таким взволнованным. Это как-то помешает вашей миссии? - он смотрел на меня сосредоточенно.
  - Нет, - покачал я головой. - Просто он хочет видеть меня опять, когда все закончится.
  - Если бы Кейлек заподозрил хоть что-то, - поддержал меня Ирьян, - мы вряд ли бы вышли из его дома.
  Тэйрин махнул рукой, сгорбился.
  - Идем к порталам. Нам надо возвращаться в столицу.
  Пройдя несколько кварталов, мы вышли на центральную площадь.
  - Еще немного, и мы... Ирьян? - Тэйрин с удивлением смотрел на отставшего эльфа крови. Тот замер, уставившись в одну точку, и казалось, даже не моргал.
  - Идите, я догоню, - его голова дернулась.
  Проследив за его взглядом, я увидел трех рыцарей Смерти, неспешно идущих по другой стороне улицы. По бокам были стальные монстры, за плечами которых виднелись рукояти двуручных мечей, центральная же фигура была старой знакомой: майором Линой Селкис.
  - Ирьян? - позвал я его.
  - Позже, - резко ответил он, и двинулся навстречу рыцарям.
  Я не понимал, что вообще происходит. Отмахнувшись от Тэйрина, я попросил его немного подождать, и уставился на происходящее.
  
  - Лина, - позвал тот негромко. В шуме улицы она его не услышала, и казалось, даже не замечала.
  - Лина! - Ирьян пересек дорогу, но путь ему заступили два латника:
  - Кто ты, и что хочешь от Ледяной Девы?
  - Отбой, - жестко проговорила майор. - Я сама могу за себя ответить.
  Рыцари молча отступили в стороны. Стоявший неподалеку маг в накидке Кирин-Тора, внимательно смотревший за порядком на улице, подошел ближе, объявив громко и четко:
  - В городе магов поединки или беспорядки запрещены. Если вы хотите...
  - Проблем не будет, - прервал его Ирьян. - Просто встретил старую... знакомую, которую давно не видел.
  Все его внимание было поглощено так же неподвижно замершей Лине.
  - Двенадцать. Двенадцать лет, Ирьян, - наконец тихо произнесла она. - Мы не виделись с той самой битвы .
  - Я думал, ты мертва, Плеть убила тебя, и... - эльф запнулся.
  - С того момента ничего не изменилось, - отвела глаза Лина.
  - Но ведь ты передо мной...
  - Я нежить, Ирьян, - вскинула голову майор. - Это лишь оболочка. Мое сердце давно не бьется, легкие - не дышат. Все, чем я отличаюсь от Отрекшегося - лишь то, что не вылезала из могилы.
  - Это неважно, - помотал головой Ирьян.
  - Нет, это важно. Я больше не принадлежу себе. Прощай, Ирьян, - она кивнула рыцарям, и те заняли свои места по бокам.
  - Лина! - крикнул в спину удаляющимся рыцарям Ирьян. - Мы сможем встретиться... снова?
  Лина и сопровождавшие ее рыцари остановились.
  - Кто знает. Кто знает...
  Они уже давно скрылись за поворотом, а Ирьян стоял и смотрел им вслед. Я тихо подошел и встал рядом.
  - Вы сражались вместе?
  - Мы встречались, - задумчиво ответил он. - До того, как пал Лордаэрон и Кель'Талас. Я умудрился выжить, а вот ей... не повезло.
  
  - Думаешь, он ушел туда? - прищурив глаз, спросил Ирьян.
  Мы сидели за нашим столом в Штормграде, и пытались разобраться с началом поисков.
  - Больше некуда. Вот смотри, здесь написано: молодой маг, место рождения - Андорал. Второй - отчет Ашлама Неутомимого и Верховной жрицы Макдонелл, из Лагеря Промозглого Ветра, в котором говорится, что в атаке на тот же город, а так же попытке восстановления участвовал уроженец тех мест, сильный маг огня. А третий гласит, что маг Горан, герой, убивший Рагнароса, получил посох, превратился в дракона и повисев недолго над столицей, улетел. Имя везде одинаковое. Думаю, он пошел на все это лишь чтобы очистить место, где он родился, - я отложил последний лист обратно на стол.
  - Тогда почему больше сведений нет?
  - Вот тут загадка, - развел я руки.
  - А я вот что думаю, - Ирьян поднялся с кресла, и заложив руки за спину, зашагал по комнате.
  - Этот Горан или сгинул в Андорале, или сбежал оттуда, не справившись. Кроме того, меня смущает, как ему удалось убить Повелителя Огня, пусть даже с помощью Стражей Хиджала. Ирьян остановился, и начал постукивать себя указательным пальцем по лбу.
  - Здесь что-то не сходится, и я не могу понять, что...
  а хлопотами незаметно пролетело несколько дней. Мы успели забрать заказ от мастера, и теперь я щеголял в темно-синих латах. Ирьян, проведав Харрисона Джонса, забрал свою экипировку, и на следующее утро мы решили отправляться.
  Приехавшие Сью и Мелинда, кроме припасов в дорогу и денег, которые им собрали родители Мелинды, привезли проверяющего мага. Попытка его расспросить разбилась о стену высокомерия: сложив руки на груди, и смотря на нас свысока, он процедил:
  - Моя задача - нейтрализовать остаточный выброс магии вот этой эльфийки, - указав подбородком на Мелинду, - вовремя заключив ее в стазисную камеру Аметистовой Крепости.
  Скривившись, он продолжил:
  - Ваше... предприятие считаю бессмысленной тратой моего времени.
  Больше он в наших сборах участия не принимал, сидя в кресле и читая книгу.
  Уже на выходе из дома нас встретил неприметный человек, и передал записку со словами:
  - Мессир Боудрик очень сожалеет, что не смог проводить вас лично, и просил передать вот это.
  Озадаченный, я раскрыл записку, и по мере того, как читал, у меня все больше краснели уши.
  - Ну, что там? - хмыкнул Ирьян.
  - Тут... в общем. Глава разведки матерно интересуется, с какого перепугу мы влезли в эту авантюру, не посоветовавшись с ним и не спросив разрешения, не стесняясь в выражениях, желает нам удачи, - ответил я.
  - И это все, на что способен глава разведки? - буркнула Жу из-под капюшона.
  - Нет. Тут в приписке указано, что исходя из шума в Андорале того времени, маг мог отправится в Некроситет, - задумчиво произнес я, складывая листок и пряча его в карман.
  - Как бы то ни было, нам все равно придется заглянуть в захваченный мертвыми город, - пожал плечами мой наставник.
  - Учитель, что за сделку он упоминает? - спросил я эльфа.
  - А точнее? - насторожился он.
  - Он говорит, что сделка состоялась, условия ты выполнил и теперь свободен, - процитировал я почти дословно.
  Ирьян усмехнулся и расправил плечи:
  - Это касается только меня и его. Нам пора.
  
  Сев в подземный поезд, построенный гномами, через несколько часов мы вышли в Квартале Механиков Стальгорна. Ветерка и пантеру мне пришлось оставить у смотрителя стойл в Штормграде: у остальных средств передвижения не было, а маг, когда его спросили о постройке портала в столицы дварфов, лишь презрительно хмыкнул. Мелинда всю дорогу была подозрительно молчалива, и Сью, пытавшаяся ее растормошить, особо не преуспела. Стальгорн не впечатлил: здоровенный город, наполненный низкими переходами, имел лишь один огромный зал с гигантской кузницей в центре, оглушал грохотом. Ирьян, как бывавший здесь, провел нас окольными путями к таверне.
  - Что мы забыли в этой дыре? - морщась от шума, спросила Жу.
  - Нам предстоит переход в Дун Альгаз через Южный проход. Ты собираешься идти на ночь глядя? - удивленно спросил ее Ирьян.
  - Ничего я не собираюсь. Мне здесь не нравится, - проворчала пандаренка.
  Сняв комнаты, в зал спустились только я с Ирьяном и Сью: маги предпочли заказать еду в номер. Мелинда же отказалась от еды совсем.
  - Что с ней? - спросил я чернокнижницу.
  Мы сидели в общем зале, лениво потягивая местное пиво. Сью задумчиво водила пальцем по краю совей кружки.
  - Она боится, - бросила та быстрый взгляд из-под ресниц.
  - Ну, это понятно, что...
  - Ничего тебе не понятно! Она даже спать боится! - стукнула кулачком по столу Сью. Затем, успокоившись, продолжила:
  - У нее и раньше были срывы, если замечтается, но не такие мощные. У меня уже рефлекс выработался, - она грустно усмехнулась, - если с Мелей куда идешь - поставь точку переноса. Людей она убила в первый раз.
  После этой фразы она надолго замолчала. Разговор не клеился, и мы отправились спать. Рано утром, наняв талбуков, мы пересекли горы и заночевали в Тельсамаре. Словоохотливый дварф, смотритель грифонов, любезно нам рассказал, что грифонов лучше всего взять на станции Альгаз, а еще лучше - в Дун Модре, и долететь до Ветреного Пика, откуда до Чумных Земель будет лишь несколько часов ходу через горы. Так мы и поступили, и спустя четыре дня стояли у Гробницы Утера.
  
  
Глава 13. Город мертвых
  
  - В Андорал можете не идти, он полностью заражен, - сказал нам Верховный жрец Тель'Данис.
  - Может, Вам что-нибудь известно о Горане? Он был здесь? - тихо спросила Мелинда. За время путешествия у нее под глазами залегли черные круги, от усталости и недосыпания ее пошатывало.
  - Горан? Это не тот ли маг, что два года назад пытался очистить город? - послышался голос. К нам подходил рыжий воин в латном доспехе, один глаз у него был закрыт черной повязкой.
  - А Вы...
  - Лорд Максвелл Тиросс, к Вашим услугам, господа... и дамы, - слегка поклонился тот.
  - Какими судьбами к нам?
  - Мы ищем обладателя легендарного посоха, и полагаем, что он мог быть здесь, - ответил я.
  - Город под контролем Плети, и я не могу позволить вам войти туда, при всем моем к вам уважении, - развел руки в стороны лорд.
  - Ознакомьтесь, пожалуйста, - я протянул ему письма с печатями от Боудрика и Калесгоса. Если кратко описать их содержание, то оно сводилось к тому, что податель этих писем может лезть куда хочет, и за сохранность своей задницы отвечает сам. Лорд Максвелл, ознакомившись, вернул мне их обратно:
  - Если вам так угодно пополнить собой ряды нежити, кто я такой, чтобы препятствовать? О судьбе мага нам не ведомо.
  - Все, что мы знаем, так это то, что он вошел в город, - пожал плечами Тель'Данис.
  - И не преуспел? - спросил я.
  - Как видите, - махнул рукой в сторону Андорала.
  В компании Верховного жреца и Максвелла мы поднялись на небольшой холм. Справа, на острове, расположилось знаменитое здание Некроситета, а внизу, под нами, блестела вода канала, отделявшего нежить от нас. По городу, щеголявшему остовами сгоревших домов и кратерами от взрывов, бесцельно шатались полусгнившие скелеты и зомби. Медленно паря над землей проплыли три огромных скелета, окутанных плотным синим туманом.
  - Личи, - указал пальцем на них лорд. - Архиличей не видно, они почти не выходят из подземелий.
  - И сколько их там? - сдвинув брови спросил Ирьян.
  - Обычных мы насчитали около двух десятков, и то считаем, что ошиблись. Высших мы видели всего троих, но полагаем, что это не все, - пожал плечами лорд. - Про остальных даже не спрашивайте, то, что на улице - лишь малая их часть, - выставил он ладони вперед. Мертвых было много. Очень много. Попытавшись на глаз прикинуть их число по группам, я сбился на третьей сотне. Остальные подавленно молчали: пройти улицами города в поисках остатков мага было не просто невозможно, а невыполнимо в принципе.
  - Значит, нам нужно туда, - протянул Ирьян.
  - Эй, ушастый! Ты точно уверен, что это необходимо? Я что-то не заметила, чтобы в Андорале кипела жизнь, - фыркнула Жу.
  - Да, мохнатая, именно, - оскалился Ирьян.
  - Кто... Что! Я - мохнатая? Да я...
  - Тихо! Жу, Ирьян, сейчас не время, - стал я между вспыхнувшей жрицей и учителем.
  - А ну-ка отвали, а не то...
  - Жу, ты хочешь обратно? - стоя спиной к жрице, спросил я.
  За спиной раздалось сердитое сопение.
  - Мы идем в город, - твердо сказал я, и отошел в сторону.
  - Я прошу прощения, уважаемые, однако, я не рекомендую вам идти на закате. Если вы хотите вернуться, а я полагаю, что хотите, то лучшее время - рассвет. Мосты хорошо охраняются, но у нежити нет интереса к этой земле. Переночуете в лагере, здесь, недалеко, а как солнце взойдет - идите, посоветовал нам благородный.
  - Спасибо Лорд Максвелл, мы, пожалуй, так и поступим, - поклонился я в ответ.
  - До заката еще есть время, - раздался тихий голос Мелинды.
  - Мы не пройдем, - отрицательно покачал головой Ирьян. - Разве ты не видишь?
  Эльфийка стояла, раздувая ноздри, и молчала. Ее глаза лихорадочно блестели, она то сжимала, то разжимала кулаки, но, в конце-концов, сдалась.
  - Утром и до полудня мертвые почти не активны, на улицах их мало и вы сможете пройти, если будете вести себя тихо, - обронил Тель'Данис. - Ближе к вечеру они выползают, торчат на улицах, и поход превратится в бесконечный бой. Исходя из того, что вас всего шесть, а их число почти бесконечно...
  - Пять, - послышалось со спины.
  Про мага-сопровождающего почти все забыли.
  - А Вы разве не с ними? - удивился Максвелл.
  - Нет. В мои планы изощренное самоубийство не входит, - высокомерно произнес маг и отвернулся.
  Лорд дернул бровью, затем повернулся к нам.
  - Так вот, с утра вы сможете пройти почти незаметно. Но решать не мне.
  - Пойдем утром, - твердо произнес я.
  - Тогда позвольте проводить вас, - с легким поклоном сказал лорд.
  - Такой вежливый, аж тошно, - встопорщив усы, тихо проворчала Жу.
  - Дворянин, да еще и офицер, не может быть другим, - с придыханием сказала Сью.
  - Ну-ну. Ты не видела их на фронте, девочка, - фыркнула пандаренка.
  - Тоже мне, старушка нашлась, - не осталась в долгу чернокнижница.
  - Я тебе сейчас дам старушку, - прищурилась плюшевая, подняв лапу.
  - Жу! Все разборки - потом! - тихо рявкнул я.
  Идти оказалось недолго, примерно полчаса неспешным шагом. Лагерь Промозглого Ветра состоял из пары домов и нескольких палаток. На ночь Максвелл нас определил в дома, но Ирьян вдруг попросился в палатку. Лорд лишь пожал плечами, дивясь эльфийской причуде, но отдал необходимые распоряжения.
  Ночью, перед походом, мне не спалось. Нас определили в разные комнаты, кроме Мелинды и Сью: последняя следила за сном подруги. Одевшись, я вышел на улицу, кивнул проходящему мимо солдату.
  - Не спится? - вернул мне кивок тот.
  Я неопределённо пожал плечами и улыбнулся.
  - Ваш товарищ тоже не спит, тренируется за казармой, - указал он рукой в сторону длинного, бревенчатого здания.
  - Спасибо... - протянул я. За все время, что мы провели в Штормграде, я ни разу не видел, чтобы Ирьян брал в руки оружие. Мы даже спарринги не проводили. Заинтригованный, я осторожно заглянул за угол, и увидел... танец. Меч, длинный полуторник, казалось, порхал вокруг эльфа, то падая на плечо, то взлетая с предплечья, описывая замысловатые фигуры. Я замер, забыв даже, как дышать. Прошло долгих десяток секунд, и вдруг нога эльфа подвернулась, танец сбился, и он рухнул на колено, тяжело дыша. Я наконец смог разглядеть своего учителя: Ирьян был одет в легкую кольчугу, с синеватым отливом. На ногах - кожаные штаны со стальными наколенниками, сапоги из твердой кожи, подбиты металлом. Длинные волосы он стянул в хвост, оплел их цепочкой, перехватив по всей длине кольцами, а сам кончик скрывал небольшое лезвие, в виде полумесяца. Издав глухой рык, он рывком поднялся на ноги, меч, серебристым росчерком взвившись над его головой, описал дугу и эльф продолжил танцевать. Меч тихо подпевал его движениям, рассекая воздух, и вдруг, при очередном па, рука Ирьяна безвольно повисла, он зашипел, меч с легким звоном упал на землю. Выдав заковыристую фразу на талассийском, Ирьян выпрямился и, запрокинув голову, закрыл глаза. Впечатленный увиденным, я тихонько, вернулся ко входу в здание. Теперь мне стало все ясно: Ирьян не смог полностью восстановится после плена, да и времени прошло маловато. 'Если он сейчас такой, то что будет, когда он вернется в форму?' Эта мысль сверлила меня все время, пока я укладывался спать. Против такого, как он, у меня нет ни единого шанса...
  
  Едва забрезжил рассвет, мы начали собираться. Я полностью упаковался в свой новый доспех, за спину повесил крепкий щит из того же металла, что и латы, за пояс сунул широкий прямой меч. Ирьян был в той же экипировке, что и ночью, и судя по его виду, спать он не ложился вообще. Девушки, спасаясь от рассветной сырости и прохлады, закутались в плащи. Пройдя к первой баррикаде на мосту, я увидел, что мессир Дюран, наш сопровождающий, остался стоять.
  - Значит, ты с нами не пойдешь? - притоптывая ногой, спросил я его.
  - Нет.
  - Ты понимаешь, что если мы попадем в передрягу, ты единственный, кто сможет нас вытащить? - я начал закипать.
  - А какой мне смысл вас оттуда вытаскивать? - поднял бровь маг. - Будет проще, если вы там и сгинете: я перестану терять свое время, и вернусь к своим прямым обязанностям, - презрительно глядя на меня, продолжил он.
  - И что ты доложишь Хранителю магии? Что ты не справился с заданием? - скептически произнес Ирьян.
  - Моя задача - предотвратить локальный выброс сырой магии, нейтрализовав носителя, а не рисковать головой ради идиотской затеи, заранее обреченной на провал, - холодно пояснил маг. - И она будет выполнена в любом случае.
  - Ах ты своло-о-олочь, - протянул я, хватаясь за рукоять меча.
  - Ты слишком дерзок, юнец, - процедил маг, и его ладони озарились огнем зарождающегося заклинания.
  Краем глаза я заметил Ирьяна. Он зашел магу за спинуи отрицательно качал головой: 'Не сейчас', прочитал я по губам. Убрав руку с оружия, я плюнул и отвернулся. Маг, погасив не до конца сформировавшееся заклинание, хмыкнул.
  - Я буду следить за вами сверху. Если только я увижу намек на срыв... - не договорив, он сжал кулак. Криво ухмыльнувшись, вытащил и расстелил на земле ковер, и тот, завибрировав, слегка приподнялся в воздухе. Маг, разместившись на нем со всем комфортом, легко взмыл вверх. Ирьян подошел ко мне, и тихо сказал:
  - Не совершай необдуманных поступков. Сейчас не время и не место.
  - Знаешь, учитель, я понимаю одно, - ответил я ему задумчиво.
  - И что же?
  - Мелинде нельзя колдовать. Вообще. Иначе этот хмырь сразу ее упакует.
  - Вот тут ты прав.
  - А если от него избавится? - тихо прошипела Жу.
  - Дюран из тюремщиков Аметистовой Крепости, поэтому в бой не полезет, а в прямом столкновении он опасен. Но только тогда, когда готов к бою, - Ирьян, прищурив глаз, смотрел вверх, туда, где на летучем ковре сидел маг.
  - Вы что, серьезно решили убить наблюдателя Кирин-Тора? - испуганно прошептала Сью. - Нет, вы что, на самом деле решили...
  - Ничего мы еще не решили, - оборвал я ее лепет. - Идем. Город ждет.
  
  Часовые, стоявшие по обеим сторонам моста, предупрежденные Максвеллом, молча пропустили нас, и через несколько минут мы вышли к первому, более-менее уцелевшему дому. Как ни странно, это была таверна. 'Внутрь, тихо', - знаком показал мне Ирьян. Я снял щит из-за спины, вытащил меч из ножен, и слегка пригнувшись, двинулся вперед.
  - Не колдовать, - едва слышно сказал Ирьян. Он, поставив девушек в центр, сам стал спиной к нам, напряженно оглядывая улицу, уходящую к центру города. Там пока было тихо и пусто. Я шагнул в темный дверной проем и тут же сделал еще один шаг в сторону, чтобы не загораживать свет. Остановился, промаргиваясь, пытаясь рассмотреть еще окутанный сумраком большой зал. Паутина свисала с потолка, перевернутые и разбитые стулья и скамейки лежали на полу в беспорядке. Вдалеке виднелась стойка, за которой когда-то стоял хозяин, дальше за ней виднелся темный проем двери, видимо, ведущий в бывшую кухню; по полу были разбросаны кучи какого-то тряпья. Над всем этим местом царила вонь.
  - М-м-м-ы-э-э-м-м-м? - Раздалось над левым ухом.
  Едва сдержав рвущийся из груди крик, я двинул щитом в сторону звука.
  - М-м-м-м! - недовольно промычал ударенный зомби, и шатнулся в мою сторону, замахиваясь лапой.
  Я встретил его мечом, ударив наискосок, на выдохе. Меч, пройдя от ключицы через грудную клетку, в ней и застрял. Зомби, завалившись назад от удара, рывком выпрямился. Задавив нахлынувший приступ паники, я пнул его ногой, меч, заскрежетав по костям, нехотя вылез, и перехватив рукоять оружия поудобнее, скрутив торс, я одним ударом снес ему голову. Послышался шорох, и, глянув в сторону бывшего зала, я почувствовал, как волосы шевелятся на голове: кучи тряпья распрямлялись, охая, мыча. Сколько же их тут? Один, два... семь? Я похолодел. Когда они все проснутся, то... Я подскочил к одному из просыпавшихся, который ворочался на полу, сильным замахом ударил по шее, отсекая голову. Второй стоял на карачках, стараясь подняться. Минус голова. Третий. Четвертый уже стоял, покачиваясь на пятках. 'Не успеваю... '- мелькнула мысль. Подпрыгиваю, бью мечом наотмашь, голова, стукнув об лавку, улетает в угол. Еще три. Едва успеваю встретить щитом рванувшего ко мне зомби, отталкиваю его. Ногой в грудь отбрасываю второго, ступня проваливается, дробя гнилые кости, и я застываю в нелепой позе, с задранной правой ногой. Мгновением позже, приняв решение, валюсь на спину, увлекая за собой застрявшего; поджав левую ногу, использую ее как пружину и бью, отправляя зомби в полет, перекатившись, грохочу доспехами по полу. Оставшаяся пара живых трупов уже вполне себе бодрячком, расставив широко руки, кидаются ко мне. Уворачиваюсь, отходу в сторону и за спину одному, бью, голова скачет по полу. С пола поднимается вражина с дырой в груди, промахнувшийся зомби взвывает и захлебывается: влетевший Ирьян снимает ему голову, и я добиваю оставшегося. Дыхание тяжелое, пот холодной струйкой стекает за шиворот. Скосив глаза, замечаю, как в углу тошнит Сью. Мелинда стоит зеленого цвета, но пока держится, зажав рукой рот; Жу кривится, но молчит: она видела и не такое, хотя ее чувствительный нюх наверняка сейчас страдает.
  - Цел? - еле слышно спрашивает Ирьян. Его взгляд мечется между темным проемом, ведущим на кухню и подъемом на второй, жилой этаж.
  - Вроде, - так же, на выдохе, отвечаю ему. Знаками он показывает мне, что пойдет вниз, мне показывает, чтобы я шел наверх. Делаю большие глаза, перехватываю меч левой рукой, и, согнув правую в локте, показываю ему универсальный жест.
  -Хрен тебе, - шиплю сквозь зубы.
  Сверху слышится стон, и следом - шорох ног по полу. Ирьян кривится, машет рукой, и я, кивнув, становлюсь сбоку от перил так, чтобы меня не было видно сверху. Девушки собираются кучкой и отходят к стойке, Ирьян легонько хлопает меня по плечу. Выставив щит вперед и отведя меч для удара, осторожно ставлю ногу на первую ступеньку, держась края досок: так меньше скрипит. Шаг, другой... Со второго этажа снова слышен протяжный стон, затем - вздох, закончившийся всхлипом. Я замер. Сглотнув, продолжаю подниматься. Нервы напряжены, что происходит сверху - мне не видно, лестница слишком крута. Я тщательно выбирал, куда ставить ногу, стараясь как можно меньше шуметь, но раздавшийся на улице пронзительный визг заставил меня сбиться с шага, я пошатнулся, задев перила. Те скрипнули, сверху выглянула уродливая голова, вся в потеках жижи, с огромными глазами. Следом показалось и все туловище: оно было коротким, приземистым, с длинными руками, увенчанными длинными когтями. Издав звук, нечто среднее между кваканьем и хрюком, существо бросилось на меня сверху. Я успел лишь закрыться щитом, крутизна лестницы и вес прыгнувшего сыграли свою роль: мы в обнимку покатились вниз, грохоча, как сцепившиеся вагонетки. То, что сверху выглянули еще несколько голов, я уже не видел.
  
  
***
  Мессир Дюран, зависнув в сотне метров над городом, наблюдал. Дождавшись, пока группа наемников вместе с эльфийкой зашли в таверну, он усмехнулся, спустился ниже. Найдя группу мертвых, он достал из сумки заранее припасенный кусок мяса, и бросил рядом с ними. Выждав, пока ходячие съедят неожиданный подарок, он бросил следующий - чуть дальше. Потом еще. По дороге к ним присоединялись все новые и новые трупы, и вскоре он достиг цели, подведя толпу нежити совсем близко к бывшей таверне. Дело было за малым. Приземлившись на крышу бывшей ратуши, он высмотрел одному ему известный ориентир, и мягко слевитировал на землю. Тихо прошептал заклинание, символы закружились вокруг его головы и пропали; Дюран, кивнув сам себе, поднял камень и кинул его в оконный проем. Послышался протяжный женский стон, маг прищурился. В окне мелькнула черно-серая тень. С протянутой ладони мага в нее сорвалось несколько магических стрел, и в тот же миг его тело растворилось, уйдя в Астральный скачок, исчезая, чтобы появится в другом месте, ближе к толпе мертвых. Раздался новый стон, громче предыдущего, и из дома медленно выплыла баньши. Маг пустил в нее новую порцию стрел, баньши, увидев своего обидчика, испустила дикий вопль и поплыла к нему, набирая скорость. Дюран оскалился, и исчез, уйдя в Астральный сдвиг. Проскользнув невидимкой за угол, он проявился, снова разложил свой коврик и рывком взлетел вверх.
  - А теперь... будем наслаждаться шоу, - пробормотал он, устраиваясь удобнее.
  
  
***
  Уже не сдерживаясь, дико закричали Сью и Мелинда. Я катался в обнимку с вурдалаком, пытаясь сбросить его с себя; Ирьян, пропустив наш катавшийся клубок, успел разрубить в полете одного, но к нему уже спешили еще трое. Ирьяну становилось худо: против четверых, с полуторным мечом особо не помашешь. Из подвала тем временем послышались глухие удары.
  Жу, оттолкнув себе спину обоих перепуганных магичек, зашипела, ее тело приподнялось над землей, наливаясь светом; она вскинула руки и разом опустила, целясь в сторону катавшегося по полу клубка из вурдалака и человека. В тело нежити ударил яркий протуберанец, его скрутило, сжигая, раздался визг, и я наконец, смог освободится. Щит лежал под лестницей, я шарил взглядом по полу, ища меч. Жу, опустившись на землю, снова начала наливаться светом, приподнимаясь над землей; я, найдя меч и щит, сбил одного из вурдалаков, который, определив более приоритетную цель, уже примеривался прыгнуть к жрице. Еще один протуберанец, и новый вурдалак сожжен. Я бью мечом по лапе тянущегося к спине Ирьяна вурдалака, отрубая ее, эльф разваливает оставшегося на два неровных куска, я добиваю своего, и в этот момент в двери врываются первые зомби с улицы. Толкаясь в проеме, они застревают, некоторое время болтая конечностями. Глухие удары из подвала становятся все ближе: что-то поднимается. Жу, налившись светом, пускает несколько протуберанцев в сторону дверного проема, и он временно очищается. Я смотрю на учителя. Ирьян легко ранен, по его левому предплечью течет кровь, он хмурится.
  - Стриб, что-то тяжелое идет снизу. Мне там не развернутся, - показывает он на кухонный проем. Я займусь теми, кто лезет с улицы, не пущу их сюда, нижний - твой.
  Я кивнул.
  - Ты ранен.
  Ирьян, не ответив, скользнул к дверному проему на улицу, и первый же сунувшийся туда зомби лишился головы. Жу стояла в центре бывшего зала, ее кисти мягко светились. Встретившись со мной взглядом, она фыркнула и вдруг улыбнулась. Раздался треск, грохот, и я увидел, как перила, ведущие вниз, в подвал, взлетели вверх, вместе с куском пола, расколотые на куски. Снизу показалась уродливая голова, она поднималась, и следом я увидел туловище, сшитое неумелым портным. Вот урод поднялся весь. Я с омерзением разглядывал раздувшийся живот, скрепленный скобами, потеки коричневой жижи, сочащейся изо рта. Голову пронзила боль, вместе с ней пришло название: 'Поганище'. Жу, глянув в его сторону, округлила глаза и встопорщила усы, заворчав. Ирьян на входе изображал из себя мясорубку, пока успешно отражая поползновения нежити на дверь, но было ясно: если они полезут в окна, нам придет полный и безоговорочный пиздец.
  - Сам справишься? - рыкнула мне жрица.
  Я кивнул. Поганище, примерно двух метров ростом, взревело, и, раскрутив цепь, выбросило в мою сторону крюк. Я принял его на щит, от силы удара едва не упал на спину. Предплечье сразу отсушило, рука стала плохо слушаться. Жу, закатив глаза, снова приподнялась над полом, и Ирьяна, которому у двери уже приходилось туго, начали освещать вспышки целительного света. Поганище, тяжело ступая, развалило дверной проем, проломив его молотом, торчавшим вместо кисти правой руки, и завозилось, разваливая стойку. Страх и ярость смешались в кучу, адреналин ударил мне в голову, я подскочил, и стал резать жесткую кожу чудовища. В этот момент случилось две вещи: с улицы раздался дикий вопль, так напугавший меня в прошлый раз, и в бой вступила Мелинда.
  
  'Страшно. Мне страшно. Мертвые лезут. Воины - сражаются с нежитью. Стриб со щитом, пытается резать сшитого из лоскутов монстра и что-то кричит. Сью, забившаяся в угол, мелко дрожит. Жу - лечит Ирьяна, который не пускает немертвых в дверь. Они - сражаются. Что делаю я? Почему я стою, не в силах пошевелится? Что это? Надо... Надо что-то делать. Стоп. Я же маг!' Вопль с улицы окончательно смел мысли, как сильный ручей.
  - Моро-о-оженка! - Завопила во всю мощь своих легких эльфийка, и прищурившись, бросила ледяным копьем - сосулькой в оконный проем, где показалась голова заглянувшего туда зомби. Голова испарилась, брызнув остатками гнилых мозгов, но взамен показалась следующая, а за ним - и лапы: товарищ погибшего решил узнать, кто там бросается. Продолжая вопить всякую чушь, Мелинда швыряла с двух рук копья-сосульки, держа под контролем оба оконных проема, и в ее глазах все больше и больше разгорался белый огонь безумия.
  
  Свою неповоротливость поганище компенсировало невероятной силой. Я наскакивал на него, стараясь, чтобы эта здоровенная туша не отвлекалась ни на что, пытаясь не выпустить его из угла. Из нескольких ран, которые удалось ему нанести, сочилась зеленоватая слизь, но и только. По крайней мере, ни на расстреливающую в окнах нежить, ни на лечившую Ирьяна жрицу он не отвлекался, и то хорошо.
  - Стриб! Мы тут. Долго не. Продержимся! - проорал Ирьян между ударами. - Тут! Баньши! Р-ра! - он пнул ногой живого мертвеца, в двери уже было целое столпотворение.
  - Раз ледышка, два ледышка, семь! - Послышался безумный голос эльфийки. Я сжал зубы. Пот лил градом, проклятое поганище никак не давало к себе приблизиться: оно махало молотом, любой удар грозил переломом.
  - Стриб, - рыкнула Жу. - Я ускорю. Пробей выход.
  Удивленный ее словами, я едва не пропустил удар молота.
  - Ты сошла с ума! - взвизгнула Сью. Мы не пройдем через... это!
  - Еще. Можем. Успеть! - выдохнул Ирьян. Держа меч двумя руками, он крутил мельницы и восьмерки. По вздувшимся мышцам рук, держался он лишь на магии жрицы. - Промедлим... Не уйдем!
  На улице послышался треск разряда.
  - Лич! - Взвыл Ирьян. - Быстрее!
  - На три, - простонала Жу.
  - Вы все сумасшедшие! - прошептала Сью. - И я... тоже. - Откинув капюшон, она подняла ладонь, и на ней засветилось черное пламя. Полюбовавшись на него с мгновение, она толчком кисти послала его в поганище, и то мгновенно скорчилось, взревев от боли.
  - Не нравится? Это предварительные ласки! - оскалилась чернокнижница.
  - Три! - взвыла Жу. Я ощутил во всем теле необычную легкость. Движения ускорились на порядок, и увернувшись от беспорядочно махавшего молотом лоскутного монстра, я повернулся в сторону двери и начал бег. Выставив щит вперед, прижал к себе руку, и набрав приличную скорость, пролетел мимо отскочившего Ирьяна, врезался в пробку на входе, разбросав ее, и понесся дальше, делая просеку. Куда бежать - я даже не думал, путь назад был один: к мосту, и прочь из города!
  - За ним, - махнул рукой Ирьян.
  Жрица, подхватив полы одеяний, рванула по пробитой мной дороге среди мертвецов; Ирьян, подскочив к эльфийке, ударил ее по щеке:
  - Уходим, живо! - и схватив ее за руку, потащил прочь; Сью вылетела следом.
  
  Я бежал первым. Эффект от заклинания жрицы спал, принеся усталость и тяжесть во всем теле, но мы неслись к мосту, что было мочи. За нами, завывая, бежала толпа мертвецов. Дико кричала баньши, усиливая нежить, подстегивая их; из таверны выбралось поганище, и переваливаясь, присоединилось к погоне. Сразу за толпой летел лич. На мосту нас уже встречали, оставив узкий проход, и как только мы в него влетели, маги тут же наглухо запечатали баррикаду.
  
  
Глава 14. Некроситет
  
  - Массовыми! Бей! - проорал латник и махнул рукой в сторону бегущей нежити. Маги, налившись синим светом, забормотали заклинания, взмахнули руками - и на врагов обрушился ледяной ливень. Сосульки, летевшие с неба, пробивали тела, срезали конечности, оставляя лишь истерзанные ошметки, но их все равно было слишком много. Мелинда, глядя на буйство магии, хохотала, и не могла остановиться. Все ее попытки что-то наколдовать самой пресекала Сью, хватая за руки; Ирьян, которому вконец надоела истерика, подошел и ткнул пальцем куда-то в районе шеи. Подхватив потерявшую сознание девушку, он усадил ее возле каких-то ящиков, стоявших неподалеку.
  - Вы что, всего лишь половину города привели? - прорычал, оскалившись, воин. - Почему не всех сразу? - И, повернувшись к магам, крикнул: - Не подпускать их к баррикаде! Дождавшись, когда толпа нежити подойдет еще чуть ближе, маги сформировали перед собой огромные ледяные сферы, и запустили в их сторону, снова обрушили ледяной дождь. Лич, стоя в отдалении, казалось, наблюдал; рядом с ним толкалось уже три поганища, переминаясь с ноги на ногу, и глухо ворча. Увидев, что атака провалилась, они развернулись, отправились в сторону города, и вскоре затерялись в переплетении улиц.
  - Умные, сволочи, - сплюнул латник.
  Все это время мы стояли в отдалении, наблюдая, готовые прийти на помощь, буде таковая потребуется, но обошлось.
  - Прогулялись? Понравилось? - криво ухмыльнулся нам латник.
  Мы лишь скривились, и, понурые, отправились в лагерь. Вылазка в город не принесла ничего, кроме моральной и физической усталости, да ощущения того, что в этот раз проблем избежать удалось.
  
  - Итак, разбор полетов, - прищурилась Жу, едва мы собрались в одной комнате.
  - Жу, отвянь, - отмахнулся я.
  - Э нет, давайте поговорим! - встопорщила усы та. - Мне неимоверно интересно, откуда взялось столько ходячих! Стриб, ты ведь не шумел особо, а улица была пуста?
  - Ну... да, - согласился я.
  - У меня только один ответ. - Ирьян стоял к нам спиной, скрестив руки на груди и смотря в стену. - Дюран.
  - Это лишь предположение, мы не можем знать наверняка, - шепотом сказала Сью.
  - Другого ответа нет, - Ирьян пожал плечами, и повернулся лицом. Вокруг глаз его запали круги, он выглядел сильно уставшим. - Его не было с нами, а местному гарнизону нет смысла нам вредить.
  - И что теперь? - растерянно сказала Мелинда. Она уже пришла в себя, и сейчас тихо сидела на кровати, сложив руки на коленях.
  - В город нам хода нет. Да и не найдем мы там ничего. Зря только сунулись, - зло сказал я.
  - А говорил - пойдем, пойдем, - ехидно протянула жрица, подражая моему голосу.
  В дверь постучали, и после разрешения войти, к нам зашел лорд Максвелл.
  - Все живы? - оглядел он нашу компанию. - Вот что я вам скажу. Я разговаривал с Макдонелл. Она советует сходить в Университет Некромантии, там могут знать, куда делся тот, кого вы ищете.
  - Куда-куда? - удивленно переспросил я.
  - Ну, это место еще известно как Некроситет. Но у меня к вам будет вопрос... - он замолчал.
  - Некроситет? Вы предлагаете нам снова сунуть голову в пасть Плети? - зашипела Жу.
  - Спокойнее, молодая леди. Это место давно не принадлежит Плети, а успешно с ней борется с того самого момента, как одна особа, которая...
  - Лилиан Восс, - прохрипел я, прервав лорда. Боль, пришедшая вместе с воспоминанием, была невыносима, воткнувшись спицей в глаз.
  - Именно. Так вот, она, с помощью Тассариана и нескольких воинов, очистила это место. Молодой человек, с вами все в порядке?
  Я корчился от боли. Перед глазами мелькали картинки, каждая их смена вызывала новую вспышку: группа героев, спускающаяся все глубже, сражаясь с полчищами измененных, мутантов, скелетов и прочей нечисти...
  - Вроде, - неуверенно ответил я, вытирая пошедшую из носа кровь.
  - Вы уверены? - донесся до меня заботливый голос Максвелла.
  - Не совсем, но почти, - отмахнулся я от него. - Прошу, продолжайте.
  - Так вот, вопрос такой... Насколько вы благоразумны и терпимы?
  - Терпимы к чему? - поджал губы Ирьян. - Может, хватит загадок?
  - Дело в том, что в Некроситете обосновались Отрекшиеся.
  
  После бурного обсуждения, мы все равно сошлись в одном: кто бы там ни был, они могут что-то знать, а значит, туда надо идти. На вопли Жу о том, что мол, хрен редьки не слаще, Ирьян лишь усмехался, я был задумчив, а Сью с Мелиндой настороженно сидели и молчали. Приняв решение, девушки разошлись, а мы с Ирьяном остались одни.
  - Учитель. Ты идиот?
  Эльф, лежа но моей кровати, только вопросительно поднял бровь:
  - Обоснуй.
  - Какого... демона ты поперся в поход, еще не восстановившись? - я был зол, и не скрывал этого.
  - А ты? - Ирьян закинул руки за голову, и устроился поудобнее. За мной он наблюдал, скосив один глаз, и насмешливо улыбаясь.
  - Со мной и так все ясно! - рубанул я воздух рукой. - А вот ты длительный бой не выдержишь! Сегодня, если бы не Жу... И почему ты не возмущаешься? - остановился я.
  - А смысл? - учитель закрыл глаза, и закинул ногу на ногу.
  Я не нашелся с ответом, и просто стоял и тупил некоторое время, пока не понял, что Ирьян нагло уснул.
  
  Вход в Некроситет был закрыт. Не в том смысле, что ворота в бывшее поместье Баровых были закрыты, а в том, что там стояла упакованная в латы нежить с оружием наголо и злобно скалилась. За латниками виднелись маги, навершия их посохов светились - они были готовы к атаке. Молчали они, молчали и мы.
  - И... что теперь? На наши бумажки им плевать, - тихо спросил я Ирьяна.
  Учитель не ответил. Постояв, он дернул ремень, и меч, который он носил за спиной, оказался у него в руках. Спокойно, не делая резких движений, он подошел к подобравшейся нежити и протянул им оружие.
  - А ушастый не дурак, - прохрипел один из них. Нежить не двигалась, сверля нас глазами. На Ирьяна они даже не глядели.
  - Что он делает... - раздался испуганный писк Сью.
  Я, сжав зубы, решившись, снял с креплений щит, отстегнул ножны с мечом, и вложив его в ручки щита, так же, спокойно, не торопясь, подошел к Отрекшимся: теперь я знал, что это были они. Разумная нежить.
  - Теплокровного тоже тупым не назовешь, - прохрипел тот же голос. - А что ваши маги?
  - У них нет оружия, - деланно-безразлично произнес Ирьян.
  Глаза нежити вспыхнули, они заворчали, переглядываясь, вкладывая оружие в ножны. Магия на посохах превратилась в едва тлеющие угольки темной магии.
  - Что вы забыли в Некроситете?
  - Мы ищем мага, Горана. Он приходил сюда? - твердо произнес я. Было жутко, но иного выхода я не видел: или мы с ними договоримся, или уйдем, несолоно хлебавши.
  - А если и был, вам что за печаль? - насмешливо прохрипел один из воинов.
  - Мы ищем его.
  - Ищите, - махнул рукой Отрекшийся в ту сторону, откуда мы пришли. - Его здесь нет.
  - Может, вы скажете, что ему было здесь нужно? - не сдавался я.
  - А может, вам тоже пора уходить?
  - Скажите, вам знакомо имя Кристоф Уокер? Или капитан Горт? - вмешался Ирьян.
  - Если и знакомо, то что это меняет? - Отрекшийся, видимо, начал злится, его рука, с облезлой кожей легла на рукоять меча.
  - Я ученик Горта. Не раз бывал в Подгороде, - гнул свое эльф.
  - Вы, эльфы крови, везде без мыла пролезете, - просипел Отрекшийся. - Почему мы должны отвечать вам, вот главный вопрос.
  - Карл! Достаточно. Кто вы, и что вам здесь нужно? - послышался женский, с хрипотцой голос. К нам шла еще одна нежить, в латах, с длинными руническими клинками, висевшими на поясе. В глазах ее плясало фиолетовое пламя.
  - Мисс Лилиан, - произнес я сквозь зубы от боли, прострелившей висок.
  - Мы встречались?
  'Ты не поверишь', - насмешливо мелькнуло в голове. Вслух же сказал другое.
  - Нет, но наслышан, - кивнул я. - Вы сражаетесь с Плетью. Насколько я понимаю, маг Горан, приходивший сюда, имел схожую цель. Мы ищем его, чтобы поговорить.
  
  Лилиан Восс, бывшая дочь Бенедикта Восса, сейчас же - нежить, люто ненавидящая Алый Орден, убившая отца, обрекшего ее на смерть, уничтожающая Плеть везде, где только можно. Она же должна быть в Дреноре, вроде, меч там какой-то искала... Мда, все страньше и страньше. Хотя, это же было в игре. Когда-нибудь меня это добьет... Мысли прыгали и скакали, путались. Некроситет, ужасающее место обучения некромантов Плети, находился в руинах Дворца Баровых, возвышающегося над городом Каэр Дарроу, и в свое время был широко известен в кругах тех, кто хотел обрести власть над смертью. Маг приходил сюда. Отрекшиеся, понимая, что силы примерно равны - пропустили его, давая возможность попасть в библиотеку: Горана интересовали лишь книги, оставшиеся от бывшего ректора, темного магистра Гандлинга. Мы спускались вниз, проходя мимо глазевших на нас Отрекшихся. Знакомые места. Каждое воспоминание сопровождалось спазмами, сдавливающими мозг все туже. Вот Зал Иллюзий, где преподавала в свое время Джандис Барова; Зал Проклятых, Зал Тайн. Лилиан вела нас длинными переходами, через бывшие лектории, и с каждой пройденной комнатой или коридором, боль усиливалась, становясь уже просто невыносимой, и в Зале Призыва меня настиг первый сильный приступ, я упал на колени, корчась от боли посреди средних размеров комнаты.
  - Что с ним? - прохрипела мастер-убийца, останавливаясь.
  Вдоль стен, в выкопанных ямах, лежали кости, а у меня перед глазами проносилось видение: вот в центре, из них собирается огромный кадавр, вместо рук - здоровенные не то косы, не то серпы, его окружает темный огонь...
  - Громоклин... - простонал я.
  - Да, он пал здесь. Ты об этом откуда знаешь? - Лилиан настороженно смотрела на меня, глаза ее вспыхивали. - Что с тобой происходит, человек?
  Я не ответил. Кровь стучала в висках, перед глазами - марево.
  - Стрибьорн? Приди в себя, ученик! - Ирьян тормошит меня за плечо, слышен испуганный голос Сью, шипит жрица.
  - У него иногда бывают приступы, - извиняющимся голосом говорит мой учитель. - Это пройдет.
  Я наконец встал, пошатываясь; вид у меня был, наверное, не лучше, чем у нежити. Судя по напряженному виду Лилиан, она ему не очень-то поверила, поэтому пришлось сочинять на ходу:
  - Я иногда... вижу... прошлое, - запинаясь, начал я, - когда попадаю в места, где что-то происходило. Не обращайте внимания, - я постарался придать голосу беспечности, но судя по выражениям на лицах и одной морде, выглядело это очень неубедительно. Тем не менее, огонь в глазах убийцы слегка пригас, она побуравила меня взглядом, потом отвернулась.
  - Нам ниже. Гандлинг жил на последнем ярусе, там же и сдох, - пробурчала она.
  
  - Он провел здесь двое суток, потом ушел, - открыла Лилиан дверь в комнату бывшего ректора. Внутри был стол, на нем лежало несколько книг. Одна была открыта.
  - После него мы сюда не заходили, чем он занимался - не интересовались, - продолжала она. - Комната в вашем распоряжении, однако, задерживаться не советую. Назад дорогу найдете?
  - Я не думаю, что мы настолько задержимся, - задумчиво пробормотал Ирьян. - Стриб, посмотри.
  Я подошел. Голова еще гудела, но это не помешало мне разглядеть текст. Это были заметки ректора, и заголовок записи гласил: Стратхольм. В нем описывалась история заражения города, детально расписан рецепт смеси, которым были пропитаны припасы, отравлена вода. Текст был во многих местах подчеркнут, а в конце, другим почерком, была свежая запись: 'Город, где все началось, все должно и закончится'.
  
  
Глава 15. Дорога на восток
  
  Выйдя из пахнувших тленом склепов, я задрал вверх голову, закрыл глаза, и некоторое время просто стоял, наслаждаясь свежим воздухом.
  - Стриб, - послышался тихий голос Ирьяна. - Откуда ты знаешь то, что вроде бы, знать не должен?
  Я открыл глаза, посмотрел на встревоженного учителя. Рядом стояли девушки, они так же пытливо смотрели на меня.
  - Ты знаешь тех, кого никогда не видел, ориентируешься на местности, где никогда не бывал. Ты играешь музыку, которую никто не знает, поешь на языке, о котором никто никогда не слышал! Кто ты, Стриб? - под конец речи Ирьян запнулся.
  Что им сказать? Что я - существо не из их мира? А по большому-то счету, почему я делаю из этого секрет? Жителей Азерота вряд-ли чем-то можно удивить, у них, вон, аж две расы инопланетян проживают на планете, и ничего. Да и сами они тоже, можно сказать, космические путешественники, но это если я ничего не путаю, и основные события совпадают хотя бы больше чем наполовину. С другой стороны, Кейлек-Калесгос, со своим интересом. Может, не стоит пока раскрывать все карты? Врать не хочется, особенно Ирьяну...
  - И почему так насторожился Хранитель магии? - словно читая мои мысли, продолжал допытываться Ирьян.
  - Можно пока не отвечать на твои вопросы? - вздохнул я, и медленно побрел к мосту, в сторону Гробницы Утера.
  - Можешь не отвечать, это твое право, - пожал плечами Ирьян.
  Спиной я ощущал всю непередаваемую гамму чувств от моих спутников, от негодования до недоверия, но пока не знал, как с этим поступить и что с этим делать.
  - У меня более насущный вопрос, - раздалось ворчание жрицы. - Куда подевался маг?
  - Мессир Дюран не появлялся с самого утра, как мы ушли в город, - пожала плечами Сью.
  - Может, он дожидается нас в лагере? - отмахнулся я. Как позже оказалось, я ошибся: мессир Дюран в Лагере, пока нас не было, не объявлялся. Не появился он и ближе к вечеру. Пришлось констатировать факт: наш соглядатай куда-то исчез. А после ужина нам всем предстоял еще один неприятный разговор...
  
  Мы сидели за столом в большом зале, предназначенном для трапез охранников моста. Ужин уже закончился, и как только мы с Ирьяном озвучили следующий пункт назначения, как начался балаган.
  - Стратхольм? Нет, вы окончательно сошли с ума, - ворчала Жу.
  Сью тоже не верила в возможность похода:
  - Мы не пройдем там, никак. Это безумие! - она ходила, махала руками, и поминутно поглядывала на Мелинду. Та сидела за столом, молчала, только переводила взгляд с меня на Ирьяна. Лорд Максвелл, присутствовавший при разговоре, тоже качал головой:
  - Единственный путь отсюда - через Андорал. Вы можете, конечно, вернутся на Ветренный Пик, сесть на грифонов и долететь до Часовни Последней Надежды, но оставить их там будет негде. Да и потом, до Стратхольма вам придется идти пешком.
  - Почему? - недоверчиво спросил я.
  - Часовня практически заброшена, там только малый гарнизон Серебряного Авангарда, охраняющий останки рыцарей Света от мутантов, и все, - повернулся ко мне Максвелл. - Есть еще несколько башен по дороге, но там так же нет стойл, и кормить грифонов вам будет нечем.
  - А как же припасы для воинов? - задал вопрос Ирьян.
  - Караван, - развел руками лорд.
  - Значит, только пешком, - констатировал я.
  - Если вы пройдете через город, то выйдете на тракт, и можете зайти на фермы. Вдруг вам повезет, и продовольствие вот-вот отправят, - посоветовал лорд. - С ним обычно идет большой отряд для защиты. В противном случае, вам придется самим идти по зараженной земле, от башни к башне, где возможность нападения мутантов и нежити крайне высока.
  Я сидел, обхватив голову руками. Мне все больше и больше казалось, что вся наша затея обречена на провал, но тогда можно было и вообще ничего не начинать. Ирьян был настроен скептически, что не скрывал: он не верил, что нам удастся пройти через Андорал, и уж тем более добраться до легендарного города. Сью заламывала руки, взывала к благоразумию, и предлагала подумать. Мелинда перебралась из-за стола в уголок, и сидела там с мрачным видом. В обсуждении она не участвовала. Чем больше я думал, как нам пройти, и как нам искать непонятно что, тем больше болела голова.
  - Давайте зададим себе один простой вопрос, - сказал я, закрыв ладонями лицо.
  - Какой способ самоубийства мы выберем? - язвительно прорычала Жу.
  - Нет. Что мы должны искать в Стратхольме. А самое главное - где, - я отнял руки от лица и хлопнул ладонями об стол.
  - Это верно. В Андорале мы сунулись в первое попавшееся здание, и чуть там не остались, - заметил Ирьян.
  - Мое мнение что-нибудь значит? - рыкнула Жу.
  - Если оно поможет нам в поисках - излагай, - согласился я.
  - Что мы должны найти? - задала провокационный вопрос Жу, и победно сложила лапы на груди. - А самое главное, где мы должны искать?
  -Я думаю, что в каждый дом заходить смысла не имеет, - потер подбородок Ирьян.
  - Вам там будет тяжко, - покачал головой Максвелл. - Второй по величине город Лордерона, там проживало почти двадцати пять тысяч человек. Нами овладело уныние. Я прекрасно видел, что ни Ирьян, ни Жу, которые были наиболее опытными в отряде, не видели возможности пробраться в главную твердыню Плети. Да еще и эта миссия 'Найди то, не знаю что, которое неизвестно где'. Я напряженно думал, и начал рассуждать вслух.
  - Кто знает, из скольких частей состоит город? - спросил я, глядя в одну точку перед собой.
  Все замолчали, глядя на меня.
  - Что вы имеете в виду, молодой человек? - поинтересовался Максвелл.
  - Насколько мне известно, в свое время Стратхольм был поделен между Алым Орденом и Плетью, - от боли в висках я начал цедить сквозь зубы. - Орден вел Бальназар, а у Плети был... кажется, его звали барон... Ривендер, - я сжал ладонями виски. От спазмов глаза, казалось, были готовы лопнуть, во рту стало солоно от крови.
  - Согласно последним данным, которые я знаю от Серебряного Рассвета, они попытались туда пройти большим отрядом, но все, чего они смогли добиться - это разрушить зиккураты, отравляющие город, - распахнул широко глаза лорд. - Везде, по всему городу была нежить, они проверили вход через Главные и Боковые Врата. У Вас, молодой человек, слегка неверная информация. А Орден, занявший цитадель Крестоносцев, вел паладин Сайдан Датрохан, но уж никак не тот, о ком вы говорите.
  - Из этого отряда кто-нибудь остался в живых? - Ирьян обошел стол, и пристально глядел на меня исподлобья.
  - Да, - кивнул головой Максвелл. - Леонид Бартоломей Чтимый.
  - Стрибьорн, - бросил Ирьян.
  - Да, учитель? - в мозгу стучали молоточки, спазмы следовали один за другим. Накатывала тошнота и слабость, соображал я уже с трудом.
  - У тебя красные глаза, и из носа идет кровь.
  
  Обеспокоившиеся моим состоянием спутники обсуждение свернули. Итогом его стало то, что мы дойдем до Часовни, узнаем там последние новости, и тогда будем решать, что делать дальше. Выходить решили на рассвете, когда нежить малоактивна, и был какой-то шанс проскочить через окраину на тракт, но жители Андорала решили внести свои коррективы...
  - Они здесь с ночи, не уходят, - махнул рукой воин. Воины и маги, охранявшие баррикады, были уставшими и невыспавшимися.
  Мы поглядели на встречавшую нас делегацию: пять поганищ и два лича стояли в окружении толпы скелетов и зомби, которым, казалось, не было числа.
  - Приперлись после полуночи, и не уходят до сих пор, - продолжил тот же воин.
  - А на другом мосту? - спросил его Ирьян.
  - Сходите, посмотрите, - пожал плечами тот.
  Но прохода не было и там. Мы решили попробовать пройти завтра, но через три дня окончательно стало ясно: нежить надежно заперла нас в Лагере. Людям был необходим отдых, нежити же ни сон, ни еда были не нужны. Они стояли там сутками, нервируя посты: воины каждую секунду ожидали нападения, но его не было. Мертвые просто стояли.
  
  На второй день меня поймала Сью. Я прохаживался по лагерю, дурея от скуки, тренируясь время от времени, и сейчас отдыхал.
  - Стриб, скажи, а ты будущее видишь?
  - С чего ты взяла?
  - Ну, там, в Некроситете, ты сказал, что видишь прошлое, вот я и подумала... - Сью покраснела.
  - Нет, - хмыкнул я. - Будущего не вижу, и что произойдет дальше - не скажу, просто не знаю. А тебе зачем?
  Сью не ответила,
  - Я тебе объясню зачем, - фыркнула подошедшая жрица. - Она все сравнивает тебя и эльфа, загибает пальцы, и я готова поставить посох Верховной против дырявого медяка за то, что она выбирает, кого затащить в постель первым. Верно, Сью? - нарочито громко спросила она.
  - И вовсе нет! - пискнула та покраснев настолько, что у нее, казалось, горели даже уши.
  - Что-то я не пойму, как одно к другому прилепить - поднял бровь я.
  - А что тут понимать? Вдруг ты ее себя с ней видишь, а тут она, вся такая из себя красивая, а? - поддела чернокнижницу Жу.
  Сью, пискнув что-то невразумительное, убежала. Я с укоризной посмотрел на плюшевую:
  - Зачем ты с ней так?
  - Скучно, - пожала плечами та. - Хоть какое-то развлечение. Одна киснет, другая в поиске, вы с эльфом железки из рук не выпускаете. Что бедному пандарену делать? Ткнув меня лапой в бок, жрица пошла в трапезную, а я - дальше тренироваться...
  
  -Хей! Ий-а!
  Мечи высекли искры, мы с Ирьяном отскочили друг от друга. Эльф бил нарочито медленно, чтобы я успевал парировать, или уклонятся, постепенно ускоряя темп, и к концу второго часа спарринга я был мокрый, как мышь. Заканчивался третий день нашего вынужденного заточения, и эльф решил разминаться со мной.
  - Уже лучше, ученик. Уже лучше. Еще раз, и на сегодня все.
  Ирьян стал в стойку, взяв меч двумя руками; затем, закрутив лезвие, сблизился, и провел связку. Моей задачей было парировать его удары, не используя щит или уклоняясь, мы были в легкой одежде, а из брони на нас были лишь наручи. Мечи столкнулись, Ирьян чуть нажал и приблизил свое лицо к моему.
  - Когда ты ей скажешь?
  - Что и кому? - тяжело дыша спросил я его. Разорвал дистанцию, припал в низкой стойке, затем прыгнул, целя в шею: ранить Ирьяна я даже не опасался, для меня это было все равно, что поймать ветер. Учитель, уйдя от удара пируэтом, подбил мне ногу, и приблизил острие меча к шее, удержав на земле:
  - Мелинде. Она ведь тебе нравится?
  - С чего ты взял?
  Кончик меча чуть дернулся, я махнул левой рукой, отбивая наручем лезвие и, прокатившись по земле, встал.
  - С того, что по тебе это видно. Как ты на нее смотришь, как себя ведешь, - усмехнулся Ирьян и атаковал.
  - Я. Не. Влюбился! - выдыхал я после каждого отбитого удара.
  - Ну да, ну да, - эльф, казалось издевался. Хитрым финтом выбив из руки оружие, он прижал меня к стене, направив меч в лицо.
  - Тебе напомнить, как мы решились на эту авантюру?
  Я поднял руки, сдаваясь; Ирьян отступил на шаг и отсалютовал мне мечом.
  - Я не умею ухаживать, - вздохнул я.
  - И не надо. Прояви внимание, - пожал плечами эльф.
  - Тебе легко говорить, - пробурчал я. - Мне проще в лоб сказать. Кроме того, ей сейчас не до этого.
  - Как хочешь, - пожал плечами Ирьян. - На твоем месте, я бы не тянул кота за хвост. Закинув меч за спину, он пошел в казарму, насвистывая, оставив меня в раздумьях.
  
  - Пришло время признать, что миссия провалилась. Нам не пройти.
  На горизонте краснело небо, знаменуя четвертый рассвет нашего затянувшегося путешествия. Ирьян стоял, сложив руки на груди, а мы сгрудились за ним, с ненавистью глядя на стоявшую, и глазевшую нежить; нас разделял лишь мост, и несколько метров перед ним. Я подошел к Ирьяну, и стал рядом.
  - Есть еще варианты? - угрюмо спросил его я.
  - Это ты мне скажи, - тряхнул головой Ирьян.
  - Почему я?
  Эльф не ответил, неопределенно пожал плечами, и пошел в сторону лагеря. За ним следом потянулись девушки, а я остался на мосту, и смотрел в сторонуусловно мертвого заслона.
  - Ну, и как попытки убить врага взглядом? Успешны? - раздался за спиной ехидный голос Жу.
  - Хочешь что-то предложить, предлагай.
  - Ну уж нет, это ты у нас лидер, твоя задача - вести нас вперед, моя - лечить последствия, - криво ухмыльнулась жрица. - Кроме того, ты мне платишь по дням, так что меня все устраивает. Можешь и дальше ждать хорошей погоды.
  Жу, позевывая, ушла, а я пытался понять, как нам выбраться. Идти напролом - верная смерть. Нежить - это не люди, которые будут перебрасывать войска, в случае атаки, на более угрожающие направления. Судя по количеству, их вполне хватит остановить нас на обоих мостах. Идти в обход... не вариант. Через леса Тирисфаля нам не пройти: там территория Отрекшихся, которая ревностно охраняется, да и обход займет немало времени. Воздух... животных гробить нам никто не даст. Остался лишь один вариант, и предстояло выяснить, насколько он реален. Учителя я нашел за казармой. Он тренировался, уже не скрываясь, его сила и выносливость значительно возросли, по сравнению с тем, что я видел раньше.
  - Ирьян, есть идея.
  Эльф сделал проход с мечом, завершив серию размашистых движений, и с интересом уставился на меня.
  - Излагай.
  - Надо собрать всех, а еще - нам нужен Максвелл с картой.
  Ирьян изогнул бровь, но вложил меч в ножны:
  - Лорд был в трапезной. Если не ошибаюсь, они сейчас завтракают, так что собирать никого не надо. Не скажешь, что надумал?
  - Вода.
  Заметив удивленный взгляд Ирьяна, добавил:
  - Объясню потом, вдруг не выйдет. Сначала карту увидеть надо.
  
  Озадаченный лорд Максвелл разложил карту на столе и удивленно воззрился на меня, ожидая объяснений. Остальные тоже смотрели непонимающими взглядами, пока я рассматривал низ Чумных земель, и реку, кольцом огибавшую Некроситет.
  - Лорд Максвелл, - сказал я, не отрывая взгляд от карты, - как давно вы последний раз были на том берегу?
  - Месяц назад, с инспекцией по башням, - чуть наклонил голову тот.
  - А на фермах? - продолжал уточнять я. - Меня интересуют вот эти две, - я ткнул пальцем на Удел Страданий и Пустошь Гаррона. Судя по карте, между ними была выемка, похожая на небольшую бухточку.
  Лорд задумался, потирая подбородок.
  - Я точно не скажу, но берег там должен быть пологим, - наконец выдал он.
  - Ты предлагаешь... - осенило Ирьяна.
  - Именно, - кивну я. - Скажите, у вас есть лодка, способная вместить пятерых? У вас же было когда-то сообщение с Южнобережьем, верно?
  - Сесть тут, у Гробницы Утера, и высадится поближе к мосту... - повел пальцем Ирьян. - А ведь может сработать!
  - Лодка есть, - отмер лорд.
  Все загалдели, и тут Жу задала один простой вопрос. Она стояла, уперев лапы в бока, и всем видом выражала недовольство.
  - Эй, умники! А скажите мне, какого демона мы тут сидели столько времени, если давно могли уплыть?
  - Стрибьорн, Ирьян, мы тут уже четыре дня. Почему вы додумались до такого простого решения только сегодня? - поддержала ее Мелинда.
  Поднялся гвалт. Девушки обвиняли нас в слабоумии и недальновидности. Остановил это Максвелл Тиросс.
  - Позвольте, я объясню, - поднял руку лорд. - Стрибьорн, Вы абсолютно правы, ранее мы ходили вниз по реке. Однако, четыре года назад, Катаклизм навсегда закрыл для нас этот путь, ибо предгорья Хилсбрада, и само Южнобережье заняты Отрекшимися. Так что лодка все эти четыре года стоит без дела, и в каком она состоянии, мне неизвестно.
  Спор затих как по волшебству.
  - А кто смотрит за причалом и лодкой? - поинтересовался Ирьян.
  - Это лучше узнать у Чистосердой или Ашлама, - покачал головой Максвелл.
  
  Как оказалось позже, нам неимоверно повезло. Узнав, что нам надо, Командир Ашлам Неутомимый указал нам на одного из воинов. Тот, будучи до призыва сыном рыбака, ухаживал за лодкой в свободное от дежурства время, и на ней можно было отправляться в любой момент.
  - Мне вот что интересно, - пробормотал Ирьян. - Почему ей не пользуются? Ведь можно не ходить через Андорал, а перевозить припасы по реке?
  - К сожалению, - покачал головой лорд, - окраины города в рассветные часы пусты, а количество припасов для гарнизона, расположенного здесь, требуется достаточно много. Гораздо проще тихо пройти туда и обратно, чем делать несколько ходок лодкой. Всего действует лишь две фермы, поле Джанис и ферма Далсона. Почва в Уделе Страданий - заражена, там нельзя ничего выращивать, и она очень близко к Андоралу, туда часто забредает нежить. Пустошь Гаррона - слишком скудна.
  - Ясно. Давайте еще раз проверим маршрут, - попросил я.
  - Вот, смотрите, - лорд снова разложил карту. - Первый привал вы сможете сделать в Башне Королевской Стражи, в поместье Маррисов лучше не идти, хоть оно и давно заброшено. Далее, Башня Защиты Света, вы как раз будете там до заката. Леонид, о котором я говорил, обычно коротает дни в Часовне, но до темноты вы дойти к ней не успеете. Даже днем на западе опасно, ночь же - верная смерть. Из Часовни ведет дорога к Восточной, и перед самым Чумным Лесом - Башня Северного Перевала. Лорд прервался. Мы слушали его молча, с мрачной решимостью. Он глянул на нас, и продолжил: - Чумной Лес. Что там сейчас - не знает никто. Его пытались очистить, но это все равно, что вылить из ведра чистую воду в нечистоты. Есть Башня Чумного Леса, и там уже давно никого нет. Боюсь, что нет и башни, или ее облюбовали мертвецы. Лучше выходить из Северного Перевала утром, и идти сразу в город: если Лес вас пропустит, то достигните ворот до полудня. - Максвелл помолчал. - Дай Свет, чтобы Вам не пришлось туда идти...
  
  Положив наши сумки в лодку, мы попрощались с лордом Максвеллом, и, оттолкнувшись веслами от пристани, отплыли. На веслах сидели я и Ирьян, девушки смотрели вперед. И тут мой учитель, поглядывавший на берег реки, занятый нежитью, остановился и достал подзорную трубу.
  - Что-то интересное? - проворчала Жу. Ирьян, поглядев в сторону моста, хмыкнул, и передал трубу мне:
  - Глянь.
  Я направил окуляр, и от удивления открыл рот, глянул еще раз, не поверив своим глазам. Жу, рыкнув, выхватила трубу у меня из рук и начала вглядываться сама.
  - Что там такого интересного? - процедила Мелинда.
  - Нежить, - проворчала с удивлением Жу.
  - Понятно что нежить, и что! - Мелинда чуть привстала, потянувшись за трубой. Жу отмахнулась, от нее, как от надоедливой мухи, но затем передала трубу, растерянно сказав:
  - Они... уходят.
  
  Проплыв мимо мрачных, нависших надо водой скал Каэр Дарроу, мы высадились в маленьком заливе. Там нас встретил человек, назвавшийся Турманом Грантом, и согласился присмотреть за лодкой в наше отсутствие: мы собирались вернуться тем же путем, что и пришли. Накинув сумки на плечи, мы двинулись в сторону моста, разделявшего запад и восток этих некогда процветавших земель королевства Лордаэрон. Тракт, некогда оживленный, сейчас был пуст: прошло более десяти лет, как между Андоралом и Стратхольмом, жемчужиной Лордаэрона, существовало оживленное движение. Сейчас нас провожали лишь вороны.
  Движение мы распределили просто: впереди шел я, как имевший щит; посредине шли волшебницы, и замыкал шествие Ирьян, готовый отразить нападение сзади. Через час, когда мы пересекли мост, картина, открывшаяся перед глазами, заставила нас замереть: живого здесь ничего не осталось. Перекрученная трава, проплешинами покрывала голую, темно-красную землю; от деревьев остались лишь остовы, перекрученные, почерневшие, мертвые. Дорога убегала вдаль, впереди виднелись холмы - судя по всему, там когда-то было поместье Маррисов, о котором нам говорил лорд.
  - Теперь идем тихо, - донесся голос Ирьяна. - Смотрите во все стороны, Чума изменила не только людей.
  Мы сбавили ход, крутя головами. Солнце уже давно перевалило за середину, когда из-за холмов, ведущих в бывшее поместье, раздался хриплый, переливчатый вой, закончившийся демоническим хохотом. Сью пискнула, и на ее ладонях зажегся темный огонь. Она неотрывно смотрела на холмы, и была близка к панике. Мелинда прошептала короткое заклинание, взмахнув руками, и стоять возле нее было невозможно: земля покрылась инеем, казалось, замерзало даже дыхание, но ее же это нисколько не беспокоило. Жрица, внешне расслабленная, повернула кисти вперед, и их окутывало едва заметное свечение.
  - Чумные собаки. Не останавливаемся, ходу! - Бросил Ирьян.
  Вдалеке уже виднелась первая башня, но дойти мы до нее не успели: на вершине холма показалась уродливая морда пса. Он задрал нос вверх и мы снова услышали тот самый вой, закончившийся хохотом. Закончив зов, тот ринулся в нашу сторону.
  - Всего одна? - презрительно заметила Мелинда.
  - Стриб, встречай, - Ирьян встал чуть сбоку, чтобы иметь максимальный обзор во все стороны.
  - Испугались какой-то... - Мелинда поперхнулась фразой.
  За первой собакой мчалось еще с десяток таких же образин, их лапы светились зеленым цветом, кожа была красно-коричневая. Они бежали, хрипло визжа на ходу. Я вгляделся...
  - С них что, сняли кожу? - я встал лицом к ним, выставил щит и приготовился встречать гостей.
  - Чума, - коротко ответил Ирьян.
  Пса, бежавшего первым, я принял на щит, и одним ударом меча сломал позвоночник. Отбросил хрипящего мутанта ногой, сделал два шага вперед, снова закрывшись щитом. Мимо просвистело, и два пса покатились по земле, скуля и рыча: в них торчали длинные сосульки. Еще одного окутало дымом, кожа слезала с него лохмотьями, но он продолжал бежать в мою сторону. Стая разделилась, двое побежали в сторону Ирьяна и одновременно прыгнули, целясь в горло; эльф увернулся, словно танцуя, двумя взмахами меча разрубая псин. Еще две сосульки, и еще два пса приколоты к земле, как бабочки у энтомолога. Они сучили лапами, дико завывали, но с места не двинулись. Провелькнула длинная тень, и один из оставшихся псов молча ткнулся носом в землю, оставшихся зарубили мы с Ирьяном.
  - Тоже мне, собачек испугались, - встопорщила шерсть Жу. - И чего, спрашивается...
  Ее прервал вой, раздавшийся со стороны тех же холмов. Еще один - справа, и третий, многоголосый, спереди.
  - Бежим! - рявкнули Ирьян, и мы припустили в сторону башни. Нас провожал собачий хор, они перекликались, и со страху нам казалось, что вой идет со всех сторон.
  - Башня! Там! - тяжело дыша, на ходу просипела Сью.
  - Береги дыхание, бегом, бегом!
  К башне мы приблизились, ведя за собой две стаи. Встречать нас никто не вышел, место казалось давно брошенным.
  - Станешь в проходе, будем меняться. Главное, чтобы за спину не зашли, - крикнул мне на ходу Ирьян. Но плану не суждено было осуществиться: едва мы начали подниматься по небольшому пандусу, как с вершины башни сорвался огненный шар размером с футбольный мяч и рухнул посреди стаи. Раздался визг, скулеж, больше похожий ни хрип; следом за первым в стаю влетел второй, затем третий шар. Остатки псов, кто смог, разбежались в разные стороны. Мы замерли, стоя напротив каменного проема, ведущего внутрь башни, и не решались войти. Вскоре раздались шаги, и к нам вышел воин в светло-серых доспехах. На груди его была черная накидка с изображением белого круга, и восьми лучей. Оглядев нас, он покачал головй и сложил руки на груди:
  - Нечасто в чумных землях можно встретить путешественников. Будем знакомы: я - Карлин Редпат.
  - Урк Габаз мое имя, - послышалось слева, и из-за поворота показался орк.
  Я не ответил, смотря в одну-единственную точку, слева от входа.
  - Стриб? Ученик, с тобой все нормально? - озабоченно спросил Ирьян.
  - Хроми, - скрипнул я.
  - Что? Кто...
  Глаза сдавило спазмом, виски скрутило болью.
  - Здесь... Не хватает... Хроми... - прохрипел я, и мое сознание погрузилось во тьму.
Оценка: 5.30*16  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"